Скачать fb2
Святой Крест

Святой Крест

Аннотация

    Роман «Святой Крест» — это четвертая и пока заключительная книга из серии о Коте Саладине. Предыдущие книги («Загадочный Замок», «Путешествие и Акру», «Легат Пелагий») также находятся на этом сайте. Первые две книги изданы и продаются в магазинах «Буквоед» и «Дом Книги» в С-Петербурге. Третья и четвертая книги еще не изданы, и я приглашаю потенциальных издателей присылать свои предложения по адресу: akavokin@yahoo.fr


Алексей Витальевич Кавокин Святой Крест

Глава 1

    — Любезнейший Кот, — сказал Робин, уютно закутавшись в плед и вытянув ноги к камину, — не кажется ли тебе, что в Средние века некоторые вещи умели делать гораздо лучше, чем сейчас?
    — По-моему, в Средние века практически все делали лучше, особенно мышеловки, — промурлыкал Кот, отхлебывая молоко из серебряного кубка. — Но ты наверно имел в виду что-то другое.
    — Да, — сказал Робин, — я имел в виду географические карты, — и он показал на огромную «Mapamundi», разложенную у них на столе. — Можно ли сравнить эту великолепную, подробную и прекрасную карту с любым современным атласом? Начнем с того, что для нашего удобства все надписи и изображения в верхней части карты повернуты вверх ногами. Таким образом, если разложить ее на столе и ходить вокруг, всегда будет удобно читать.
    — А главное, на этой карте есть, что читать! — подхватил Кот. — Какой современный атлас расскажет о землях Гога и Магога, к примеру? Не говоря уже о том, что нынешние географы знают лишь одну Индию, а на этой карте их целых три!
    — Зато в современном атласе есть множество совершенно ненужных частей света! — добавил Робин. — Вот, например, Америка, зачем она нам, спрашивается?
    — А все потому, — объяснил Кот, — что современная география опирается лишь на недостоверные данные спутниковой фотосъемки, неточные геодезические измерения и тому подобное. А картограф, составивший «Mapamundi», пользовался свидетельствами очевидцев: Марко Поло, Геродота, Синбада Морехода, наконец!
    — Вот поэтому, — подытожил Робин, — мы будем разыскивать Святой Крест при помощи этого шедевра средневековой мысли! Кстати, Котик, ты узнал что-нибудь новое о Султане Бейбарсе?
    — Только то, что знают все, — горестно признался Кот, — этот свирепый мамелюк занял египетский престол в результате кровавого переворота. Именно он спас исламский мир от уничтожения, положив конец завоеваниям монголов. И он нанес сокрушительное поражение христианам, захватив Антиохию и подступив под стены Акры. Там, не выдержав напряжения военных походов, он внезапно умер, оставив честь взятия Акры своему преемнику аль-Ашрафу. Прах грозного Султана покоится в величественном мавзолее в Каире.
    — Здесь кроется какая-то тайна! — воскликнул Робин. — Почему этот закаленный воин, человек с железным здоровьем, вдруг умирает накануне самой важной битвы, к которой он стремился всю свою жизнь? Сдается мне, здесь не обошлось без асассинов!
    — Невероятно! — возразил Кот. — Аламут уже лежал в руинах к этому времени. Безжалостные монголы истребили всех асассинов до единого, после того, как сын Чингис-Хана погиб от кинжала убийцы. Сам Старец Горы после встречи с Каганом в Каракоруме был убит — по крайней мере, так считают многие историки.
    — Неужели ни одного асассина не осталось в живых? — спросил Робин.
    — Ну, утверждать с точностью, что все они погибли, мы не можем, — сказал Кот с ученым видом, — но зачем было бы асассинам убивать именно того, кто положил конец монгольским завоеваниям?
    Не в силах найти ответ на этот вопрос, Робин и Кот склонились над картой, сосредоточенно сопя. Через всю огромную «Mapamundi» змеился Великий Шелковый путь. Вдоль него картограф изобразил верблюжьи караваны, крепости, минареты, дворцы и горные пики.
    — Можно ли вообразить, что путешествие по этой гигантской дороге от Багдада до Каракорума занимало всего две недели? — воскликнул Кот. — Можно ли представить, что приказы Кагана доставлялись в любой конец его огромной империи, от Тихого Океана до Черного моря, быстрее, чем если бы он отправлял их современной почтой?
    — Как ты думаешь, Котик, выдержала бы наша «Манна» путешествие по Великому Шелковому пути до Китая? — спросил Робин.
    — Сложно сказать… — задумался было Кот, но тут в дверь кто-то робко постучал.
    — Войдите! — сказал Кот раскатистым басом.
    В комнату вошла горничная с серебряным подносом, на котором лежал какой-то пакет с несколькими сургучными печатями.
    — Мсье Саладин, вам почта! — сказала она. Кот взял конверт и небрежным движением лапы отпустил горничную. Та выскользнула за дверь.
    — Так-так, — сказал Саладин, рассматривая конверт. — Тиара и два скрещенных ключа! Да это же печать Ватикана!
    — Что могло понадобиться от тебя Ватикану? — удивился Робин.
    — Сейчас узнаем! — сказал Кот и взломал печать.
    В конверте лежал листок гербовой бумаги, на котором было написано твердым, но несколько старомодным почерком:
    «Барону Коту Саладину, Загадочный замок, Корнуэлл, Соединенное Королевство.
    Барон,
    нам стало известно, что направление Ваших исследований в настоящее время привело Вас в область, представляющую исключительный интерес для Римской католической церкви. Убедительно просим Вас еженедельно информировать Канцелярию Святого престола о ходе Ваших поисков. Предлагаем Вам пользоваться для этой цели только заказными депешами Королевской почты и отправлять нам по одной депеше каждую пятницу в три часа пополудни. Наш адрес:
    Канцелярия его святейшества Папы Римского,
    10, виа делла Констеллационе, Ватикан.
    С совершеннейшим почтением,
Клирик Игнатий»
    Кот и Робин одновременно посмотрели на часы: было два часа пятнадцать минут.
    — Какой сегодня день? — спросил Саладин взволнованно.
    — Пятница! — торжественно сказал Робин.

    Трудно описать удивление и возмущение Тиана Обержина, когда на гонг к обеду в Малую столовую спустились только Бабушка и Робин.
    — Кот очень занят, — пояснил Робин, — он сможет спуститься только после трех.
    — В этом случае гибралтарское суфле погибнет, а перепела остынут и станут совершенно несъедобными! — горестно воскликнул повар.
    — Ничего, Коту надо худеть! — весело сказал Робин и зачерпнул ложкой розоватое суфле, из которого выглядывали кусочки морского ежа.
    Бабушка обеспокоенно покачала головой.
    — Может быть, я отнесу ему в кабинет пирожок с капустой? — спросила она.
    — Ни в коем случае! — возразил Робин. — Худеть так худеть!
    А несчастный Кот сидел за огромным дубовым столом в своем кабинете и задумчиво помешивал длинным гусиным пером в серебряной чернильнице. После долгих и мучительных размышлений, он составил следующее послание:
    «Его преподобию, клирику Игнатию,
    Канцелярия Ватикана.

    Святой отец,
    тяжка стезя научного работника. В поисках затерянных крупиц истины преданный своему делу исследователь иногда часами не ест и не пьет, страдает от холода и болезней, трудится от заката и до рассвета, забываясь беспокойным сном в часы, когда праздный люд садится за завтрак и намазывает хрустящие тосты вишневым вареньем. А когда после долгих лет упорного и самозабвенного труда пытливый ученый наконец проникнет в сокровенные глубины неизвестного, неотесанный обыватель не проронит и двух слов восхищения и благодарности, а лишь набросится на него с мелочными упреками и некомпетентной критикой. Вот так и Ваш покорный слуга, питаясь одними черствыми корками, днями и ночами перелистывает древние фолианты в надежде отыскать следы главной святыни христиан, пропавшей уже более семи столетий назад.
    От первого упоминания Святого Креста в хрониках императора Константина и до последних свидетельств Жуанвиля и Франциска Асизского проследил я путь этой славной реликвии. Святая Елена нашла ее в развалинах Иерусалима. Антиохийский и Александрийский патриархи, владыки Византийской империи долгие столетия хранили Крест, пока свирепые сарацины не захватили Иерусалим. Готтфрид Бульонский освободил Святой Город и, приняв титул Хранителя Гроба Господня, встал на защиту великой святыни. Несчастный король Гвидо в битве при Хаттине потерял Святой Крест, который достался султану Саладину. Ричард Львиное Сердце перед возвращением в Европу заключил с Саладином договор, по которому святыня должна была быть передана христианам в обмен на освобождение мусульманский пленников. Увы, жестокие и недальновидные христиане безжалостно истребили пленных сарацин, и Крест так и остался у Саладина. Грузинская царица Тамара предлагала за него Султану четыреста тысяч золотых дукатов, но Саладин не пожелал расстаться с Крестом. Позднее, надменный Легат Пелагий отказался передать сарацинам Дамиетту в обмен на Иерусалим и все утраченные реликвии. Император Фридрих пытался выкупить Крест у мусульман, но вскоре оставил эту затею: религиозные вопросы мало волновали императора.
    Где сарацины хранили эту драгоценную святыню? Жуанвиль полагает, что еще Саладин отправил Крест в числе прочих трофеев в Багдад, в сокровищицу халифа. В этом случае святыня могла быть сожжена при штурме дворца халифа монголами. Мы знаем, что последний халиф умер страшной смертью: его привязали к хвостам четырех диких лошадей, и он был разорван на части. Однако по слухам уже после падения Багдада Султан Бейбарс вновь предлагал Крест христианам в обмен на твердыню Акры. Христиане отказались отдать свой последний оплот в Святой земле. Султан Бейбарс умер, но участь Акры уже была предрешена: страшный штурм 1291 года, гибель Магистра тамплиеров, бегство короля, пожар и разрушение этого великолепного города были последними страницами эпохи Крестовых походов. Ни в одной из хроник, насколько мне известно, Святой Крест более не упоминался.
    Вы спросите, как могу я, скромный труженик науки, безвестный любитель древностей, надеяться обнаружить главную реликвию христиан? До последнего времени, в моем распоряжении было одно средство, которым обладает не всякий историк в наше время. Волшебный Охотничий Рожок позволял Вашему покорному слуге погружаться в Средневековье. Увы, теперь Рожка уж больше нет! Лишились мы и корабля, который мог бы доставить нас в Святую землю. В тоске брожу я по коридорам нашего замка. Мысли теснятся в моей голове, догадки сменяют одна другую, но принять окончательное решение о методе и направлении дальнейших поисков я пока не могу. Быть может, почтенные специалисты Ватиканской академии теологических наук помогут мне советом?
    Позвольте заверить Ваше преподобие в моем неизменном желании помочь Святой церкви вновь обрести утерянную реликвию!
    Искренне Ваш,
Барон Кот Саладин.»
    Кот засыпал пергамент песком, затем сдул его, свернул письмо в трубку, обвязал шелковой лентой, запечатал своей личной печатью с мечом и совой и позвонил в бронзовый колокольчик. Вошла горничная.
    — Отправьте это заказной депешей Королевской почты, и немедленно! — приказал он, отдал письмо горничной и с довольным видом выбежал из кабинета.
    — Дайте мне скорее морского ежа с перепелами! — крикнул Саладин, ворвавшись в столовую, где Робин и Бабушка доедали десерт.
    — Котик, — разве ты уже достаточно похудел? — удивился Робин.
    — Избыточно! — отозвался Кот, набрасываясь на еду.

    Ответ из Ватикана пришел через пять дней. Разломив печать с тиарой и скрещенными ключами, Кот вынул из конверта листок, на котором было всего четыре строчки:

    «Барону Коту Саладину.
    То, что спрятано в медальоне, укажет Вам направление поисков.
    С совершеннейшим почтением,
Клирик Игнатий.»
    Саладин озадаченно посмотрел на медальон, висевший на цепочке у него на шее.
    — Как же быть? — спросил он у Робина. — Старушка велела ни в коем случае не раскрывать медальон.
    — Вот мы и не будем его раскрывать! — решительно сказал Робин. — Этому Игнатию легко советовать, сидя в Ватикане. А вдруг там что-то опасное? Со старушкиными вещами надо обращаться осторожно!
    — Это верно, — согласился Кот, — но с другой стороны, сегодня среда, и через два дня я должен послать вторую депешу клирику Игнатию. Не могу же я написать, что ничего не делаю, сижу, сложа лапы, а медальон открыть боюсь?
    — Да кто он вообще такой, этот клирик Игнатий? — воскликнул Робин. — Откуда мы знаем, что у него на уме? Может, это переодетый Бумберг, который ищет новый способ захватить наш замок!
    — Возможно, — грустно сказал Кот, — но ведь если мы ничего не сделаем, то ничего и не произойдет. И вообще лучше жалеть о сделанном, чем о несделанном!
    — Не будем принимать скоропалительных решений! — предложил Робин. — Утро вечера мудренее, и до пятницы время еще есть. А пока что мы должны провести с Бабушкой занятие по математике!
    Кот что-то недовольно заворчал, но все же поплелся за Робином, который взял со стола линейку и транспортир, и отправился в Бабушкину архитектурную мастерскую в Западном крыле замка.
    Бабушка очень ответственно относилась к учебным занятиям, и регулярно давала Робину и Коту задачи по программе заочной физико-математической школы, которые те решали с переменным успехом, причем Кот уверял, что у него гуманитарный уклон и всячески увиливал от домашних заданий. На этот раз к началу урока Бабушка уже выписала на большой грифельной доске условие новой задачи:
    «Нищенствующий дервиш отправился из Дамаска в Иерусалим. В день он проходит 15 миль. Навстречу ему едет мулла на осле со скоростью 40 миль в день. Каково расстояние между двумя городами, если мулла, пустившийся в путь на два дня позже, встретит дервиша через неделю пути?»
    — Кто пойдет к доске? — спросила Бабушка.
    — Конечно Робин! — сказал Кот. — Я уже был у доски на прошлой неделе, к тому же у меня радикулит…
    — Но я уже знаю ответ! — воскликнул Робин. — Четыреста пятнадцать миль!
    — Очень хорошо, — сказала Бабушка, — Саладинчик, подойди к доске и запиши решение.
    Саладин закряхтел и, припадая на левую лапу, двинулся к доске.
    — Обозначим муллу за икс! — торжественно сказал он и написал на доске «икс».
    Бабушка горестно вздохнула.
    — Котик, мне кажется, сегодня ты несколько рассеян! — сказала она недовольным голосом.
    — Это так! — признался Кот. — И вот, что меня отвлекло от несложного арифметического расчета, которым вы занимаетесь: я подумал, если бы Иерусалиму угрожала опасность, куда, спрашивается, сарацины стали бы эвакууровать самые ценные сокровища? Конечно, в столицу соседнего эмирата, в город, который никогда не попадал под власть христиан, крепость, до которой можно было относительно легко и быстро добраться. Любой, посмотрев на «Mapamundi», поймет, что таким городом мог быть только Дамаск!
    — Котик, я понял! — вскричал Робин. — Как ты мудр! «Икс», который ты написал на доске — это Святой Крест!
    — Мне бы все-таки хотелось увидеть решение задачи, — попросила Бабушка.
    — Теперь это ничего не стоит! — заявил Кот. — Крест неделю везли на осле, и он проехал 280 миль, затем его девять дней несли пешком, что позволило преодолеть еще 135 миль. Сложив эти два числа, мы получим 415 миль, расстояние от Иерусалима до Дамаска!
    — Очень хорошо, обоим пятерки! — радостно сказала Бабушка. — Теперь запишите новую тему: площадь трапеции.
    Робин и Кот стали записывать, но все время перешептывались и обменивались многозначительными взглядами. Когда урок подошел к концу, они вскочили со своих стульев и ринулись в библиотеку, где была разложена на столе «Mapamundi».

Глава 2

    На следующее утро Робин проснулся в хорошем настроении. Он спрыгнул с кровати на медвежью шкуру, разложенную на полу, взял в руки гантели и стал делать гимнастические упражнения, напевая себе под нос:
— Заваливаясь тяжко на крыло,
Летит пиратский «боинг» к Пентагону, —
А значит, время действия пришло
Для тех, кто носит форму и погоны!

    Тут в его комнату ввалился грязный и всклокоченный Кот Саладин с медальоном на шее. Он подошел к чугунной штанге, сделал вид, что хочет поднять ее, но не поднял. Затем он издал протяжный вздох, забрался в кровать Робина, укрылся одеялом и сладко засопел.
    — Котуся, что это ты здесь разлегся? — спросил Робин.
    — Кости ломит после ночной охоты… — простонал Кот.
    — Разве ты был на охоте? — удивился Робин. — Мне казалось, что ты в последнее время не ешь мышей.
    — От мышей может развиться подагра! — заявил Кот. — Я ходил на охоту из спортивного интереса.
    — Ну и что, поймал кого-нибудь?
    — Нет, но пока я блуждал по подземным переходам, меня посетила одна мысль, — многозначительно произнес Саладин.
    — Какая же, Котуся? Что-то про Дамаск?
    — Не совсем. Мне пришла в голову мысль о вреде мытья!
    — О чем? — не понял Робин.
    — Вот почему человек Средневековья был гораздо здоровее современного человека? — спросил Кот, вылезая из-под одеяла и становясь в ораторскую позу. — Конечно же потому, что он реже мылся! Ежедневно принимая ванну, мы смываем с себя защитный слой, который организм вырабатывает в течение дня. Поэтому мы и не можем прожить без цитрамона, беллатаминала, антибиотиков, витаминов и тому подобных вредных лекарств. Заметь, что ни одно из них невозможно себе представить в средневековой аптеке. А почему? Потому что люди были здоровее!
    — Может быть, ты и прав, Котуся, — сказал Робин, который как раз собирался залезть в ванну. — Но ведь коты сами следили за своей чистотой, как в Средние века, так и сейчас.
    — Вот именно! И видел ли ты хоть одного Кота, принимающего цитрамон? — воскликнул Кот и, убедившись, что Робин удалился в ванную, снова залез под одеяло, закрыл глаза и блаженно затих.
    Сон сразу же овладел усталым Котом и, пока Робин плескался в ванне, Саладин успел посмотреть странное и ужасное сновидение. Ему приснился лагерь какого-то войска. Расседланные лошади щипали траву, копья и алебарды были составлены в пирамиды, светила луна, и, казалось, все спит в этом лагере. Но внимательный глаз Кота различил еле заметную тень, которая кралась между палатками, избегая пятен лунного света. Наконец, она приблизилась к большому красивому шатру, украшенному флагом с тремя золотыми леопардами, и, помедлив секунду или две, нырнула внутрь. Кот на мягких лапках подбежал к шатру и осторожно заглянул в дверь. Внутри тускло светила масляная лампа. Рыцарь могучего телосложения спал на шкуре леопарда. Тень куда-то исчезла.
    В следующее мгновение Кот вздрогнул: человек с черной бородой возник перед его глазами. Очевидно, он прятался в невидимом для Саладина углу шатра. В руке его блеснул длинный нож. «Это асассин!» — подумал Кот Саладин: «Но кого он хочет убить? И как скромный Кот может помешать этому преступлению?». Между тем асассин приблизился к рыцарю и занес над ним кинжал. От ужаса Саладин мог лишь жалобно мяукнуть. В тот же миг рыцарь быстрым движением перехватил руку с кинжалом. Асассин заскрипел зубами от боли. Второй рукой он хотел было схватить рыцаря за горло, но тот резко дернул его на себя, и оба противника, сцепившись, покатились по полу шатра. Кот, затаив дыхание, следил за схваткой. Асассин пытался высвободить правую руку с кинжалом, чтобы нанести роковой удар, но рыцарь сжимал его медвежьей хваткой. Чернобородый убийца рычал и вырывался. Несколько раз острие кинжала касалось плеча или груди рыцаря, оставляя кровоточащие порезы, но в конце концов силы оставили асассина. Рыцарь прижал его к земле и повернул кинжал острием к его сердцу. «Аллах акбар!» — прохрипел асассин и перестал бороться. Кинжал вошел по рукоятку в его грудь. Леопардовая шкура покраснела от брызнувшей крови…
    — Котуня, ты спишь? — спросил чисто вымытый Робин.
    Кот, который ворочался и стонал во сне, открыл глаза с ошалелым видом.
    — Кто это был? — воскликнул он.
    — Кто? — не понял Робин.
    — Рыцарь, который боролся с асассином! Мне приснился страшный сон: в шатре под флагом с тремя леопардами рыцарь боролся с асассином…
    — Английский флаг? — удивился Робин. — Это был не Ричард Львиное Сердце?
    — Нет, точно не он! — сказал Саладин. — Это был молодой человек, без бороды. Скорее всего принц…
    — Что-то мне это напоминает… — пробормотал Робин, — может быть, Эдуард Первый?
    — Правильно! — вскричал Кот. — Конечно, это он! Последний Крестовый поход, лагерь под Акрой, асассин вползает в палатку английского принца, — все сходится!
    — Эдуард обладал такой физической силой, что задушил асассина голыми руками, — подхватил Робин, — об этом пишут все историки!
    — Но кинжал злодея был отравлен, и принц Эдуард едва не умер от полученных в драке царапин. Сам султан Бейбарс присылал ему подарки и пожелания скорейшего выздоровления, — проговорил Кот. — Несмотря на то, что по мнению некоторых историков, именно Бейбарс подослал асассина в английский лагерь…
    — Интересно, — произнес Робин, — почему тебе приснился именно этот эпизод Последнего Крестового похода?
    — Да, — задумчиво произнес Кот. — Я даже не совсем уверен, что это был сон. По-моему, принц проснулся из-за моего мяуканья!
    Робин подумал, что Кот всегда несколько переоценивал свою роль в Истории. Но вслух он этого не сказал. Побеседовав еще минут пять, Робин и Кот вспомнили, что давно пора было спуститься к завтраку, и отправились в малую столовую.
    К своему удивлению, войдя в столовую, они не обнаружили там Бабушки. Тиан Обержин стоял за ее креслом и держал в руках блюдо копченой трески. Вид у него был недоумевающий.
    — Тиан, где же Бабушка? — спросил Робин.
    — Ума не могу приложить, мсье Робин! — ответил повар. — Обычно чуть свет ваша почтенная Бабушка спускается в хозяйственные помещения и начинает там хлопотать, но сегодня ее не видно!
    Часы, стоявшие в углу, тяжело пробили десять раз.
    — Уже десять! — встревожился Робин. — Что стряслось, нет ли обморока?
    Кот Саладин побледнел насколько позволяла его персиковая шерсть. Не сговариваясь, они с Робином быстрым шагом устремились в Западное крыло замка, где на втором этаже располагалась Бабушкина спальня. Робин постучал в дубовую дверь. Никакого ответа. Робин постучал еще раз и открыл дверь. Спальня была пуста!
    Бабушкина кровать была аккуратно застелена, никаких следов борьбы или беспорядка не было. Только дверца огромного шкафа из карельской березы была чуточку приоткрыта.
    — Одно из двух, — сказал Кот, — или Бабушка гуляет по замку или она спряталась в шкафу!
    — Проверим сначала шкаф! — решил Робин и настежь распахнул его дверцу.
    Из шкафа высыпалась груда коробок из-под обуви и шляп, старых чемоданов и шуб. Затем выкатилась ломаная коляска, в которой Робина возили в первый год его жизни. В коляске лежала шелковая подушечка, на которой спал Кот Саладин в детстве, и альбом черно-белых фотографий. Не обращая внимания на эти и другие столь же интересные предметы, Робин и Кот пробирались вглубь шкафа.
    — Бабушки здесь нет! — не очень уверенно сказал наконец Робин, чихая от пыли. — Мы скоро упремся в противоположную стену шкафа!
    — Что-то я не вижу этой противоположной стены! — недоверчиво проворчал Саладин. — По-моему, ее здесь просто нет!
    По-охотничьи прижав уши, он пробирался вперед. Робин далеко отстал, запутавшись в рваном гамаке, свисавшем с трехногого кресла. Лавируя между картинами в гипсовых рамах, пыльными коврами, ломаными газонокосилками и клюшками для крикета, Кот наконец выбрался в пустынный темный коридор и принюхался.
    — Кажется, я здесь никогда раньше не был! — сказал он сам себе. — Но где же наша Бабушка?
    Не успел он закончить, как медальон, висевший на его шее, засветился голубоватым светом и на крышке его появилось изображение Бабушки, тоже идущей по темному коридору.
    — Ну и ну! — только и мог проговорить Кот. Он обернулся в поисках Робина, который все еще не мог освободиться от гамака. Саладин двинулся было ему на помощь, но вдруг заметил, что изображение на крышке медальона делается тусклее. Он вернулся на прежнее место, и Бабушка на медальоне засияла ярче. Кот прошел еще несколько шагов в темноту. Медальон светился все сильнее. Он как будто приглашал Кота дальше в глубину подземелья. Кот послушно побежал вперед. Теперь медальон уже полыхал, как факел. В его свете перед Котом открывались залы с колоннами, лестницы, новые коридоры. Он бежал все дальше, повинуясь медальону. Иногда тот тускнел, и Кот сразу поворачивал в противоположную сторону. Наконец, в веселом сиянии медальона, на ступенях винтовой лестницы он увидел Бабушку.
    — Ну что ж ты будешь делать! — говорила она рассерженно, но увидев Кота радостно воскликнула:
    — Кот! Ну и ну! Откуда ты взялся?
    — Да так, обходил охотничьи угодия, — небрежно отозвался Саладин.
    — А я, представь себе, погналась за молью! — объяснила Бабушка. — Так эта злодейка заманила меня в какие-то катакомбы, а сама хвостиком махнула и улетела!
    — Ну что же, — сказал Кот, — раз все живы и здоровы, может быть мы пойдем завтракать? Робин, ты здесь?
    Но Робин не отзывался. Пожав плечами, Кот повел Бабушку назад сквозь залы и коридоры. Медальон светил по-прежнему, но беспокойным, неровным светом. То он разгорался, как огненный шар, то почти гас. В какой-то момент Коту показалось, что они идут совсем не туда, откуда пришли. Стало холоднее, по стенам побежали струйки воды, а под потолком начали мелькать тени летучих мышей.
    — Котик, куда мы идем? — заволновалась Бабушка.
    — Обычной кошачьей тропой, — успокоил ее Саладин.
    Наконец впереди блестнул свет, и откуда-то пахнуло дымом. Медальон стал гаснуть, но Кот и Бабушка уже хорошо различали дорогу. В каменной стене коридора перед ними ярко светился оконный проем. Подскочив к окну, Кот осторожно заглянул внутрь. Несколько факелов освещало богато убраную комнату. Жарко пылал камин, перед которым в креслах сидели двое. Один, с черной бородкой, в берете, нервно теребил золотую цепь, змеей сбегавшую на его голубой камзол из-под кружевного воротника. Другой, весь в черном, перебирал четки и что-то тихо, но настойчиво объяснял первому. Кот прислушался:
    — Ваше величество, позвольте мне повторить предостережение, которое исходит, поверьте, от преданного слуги, желающего лишь могущества и процветания своему повелителю!
    — Мое могущество и процветание не подлежит сомнению! — возразил его собеседник. — Кто, как не я, владеет морем? Кому, как не мне, подчинены Сицилия и Неаполь, Тунис и Акра? Константинополь и Венеция трясутся от страха, когда мои корабли заходят в Архипелаг! Меня любит Папа, ко мне благоволит даже Султан Бейбарс! Чего же еще тебе надо?
    — Ваше величество, Сицилия волнуется, Тунис неверен, Акра едва терпит вашего наместника, а Византия идет на вас войной. Увы, трон ваш не так крепок, как хотелось бы всем вашим верным подданным… К тому же, молва обвиняет вас в гибели вашего собственного брата, которого многие теперь называют Людовиком Святым!
    — Ты врешь, генуэзец! Людовик умер от чумы! Я ничем не мог ему помочь!
    — Это так, ваше величество, но толпа не может понять, отчего великое войско короля Людовика топталось бесславно на тунисском берегу, в то время, как Иерусалимское королевство истекало кровью и молило о помощи! Злые люди говорят, что это вы убедили брата избрать гибельное направление Крестового похода…
    — Люди вечно придумывают себе злодеев! Но к чему ты клонишь? Что ты хочешь мне предложить?
    — Ваше величество, вы могли бы доказать всему христианскому миру, что нет на земле более ревностного, чем вы, защитника нашей веры! Вы могли бы превзойти своего святого брата в благочестии, вы могли бы вернуть Святой Церкви ее самую дорогую реликвию!
    — Постой, — прервал его король, — не говоришь ли ты о дерзком предложении султана? Но оно будет отвергнуто Иерусалимским королевством! Как можно за кусок дерева отдать такой великолепный город, как Акра?
    — Воистину, ваше величество, вы добры и великодушны! — воскликнул генуэзец. — Другой король больше бы заботился о своем благе, чем о благе этого осиного гнезда, где каждый желает вам гибели, где тамплиеры, госпитальеры, венецианцы — все плетут против вас козни!
    — Но Папа никогда не простит мне капитуляции Акры! — возражал король.
    — Ваше величество, и не надо никакой капитуляции! — настаивал его собеседник. — Прикажите своим людям открыть ворота Святого Антония в полночь, когда войско султана обложит Акру, и дело будет сделано!
    — Какая низость! — воскликнул король.
    — Стоит вам изъявить свое согласие, ваше величество, и генуэзская галера за две недели домчит драгоценный груз из Александрии в Палермо! Не берусь описать ту радость, которая охватит всех детей Церкви, всех верных католиков, когда вы вернете им Святой…
    В этот момент дым от камина защекотал Коту ноздри, он зажмурился, чихнул и в испуге отскочил от окна.
    — Ну что там, Кисуня? — спросила Бабушка, которая мало что могла разглядеть из-за спины Кота и была больше обеспокоена сыростью и холодом коридора.
    — Ничего, всякие незначительные разговоры! — с независимым видом сказал Кот и добавил. — Так может быть, мы все-таки пойдем завтракать?
    Бабушка, которой казалось, что Саладин вел ее по подземелью именно завтракать, лишь сокрушенно вздохнула. Они вновь двинулись в путь.
    На этот раз медальон ровно и весело светил, и дорога показалась не такой трудной и запутанной. Миновав два больших зала, Бабушка и Кот повернули налево, поднялись по какой-то лестнице и, раскрыв маленькую дверцу, попали прямо на кухню к Тиану Обержину. Бедный повар чуть не упал в котел с супом от страха при их внезапном появлении.
    — А где Робин? — строго спросил его Кот.
    — Я здесь! — закричал Робин и бросился к ним. — Где вы пропадали?
    — Охотились за молью! — сконфуженно сказала Бабушка.
    — И выяснили, куда подевался Святой Крест! — добавил Кот.

Глава 3

    После завтрака Саладин пригласил Робина в свой кабинет и, расположившись в кресле за письменным столом, поведал ему об интересном путешествии по подземелью и удивительных свойствах медальона.
    — Представляю, что может случиться, если мы его откроем! — сказал задумчиво Робин, когда Кот закончил.
    — А я совершенно не представляю! — произнес Кот. — А между тем уже четверг, и завтра после обеда я должен отправить новое донесение клирику Игнатию!
    — Не нравится мне этот клирик… — вздохнул Робин. — А что если нам еще раз сходить в подземелье и посмотреть, что там происходит?
    — Единственная сложность в том, что вход находится в Бабушкиной спальне, а Бабушка как раз отправилась туда с каким-то кроссвордом, — сказал Кот.
    — Ничего! Можно войти через кухню! Ведь вы же оттуда вышли? — предложил Робин.
    — Ох-ох-ох, — недовольно сказал Саладин. — Давай пойдем туда через полчаса. Сейчас мне необходимо предаться углубленным размышлениям!
    — Хорошо, Котик, только не спи! — согласился Робин и вышел из кошачьего кабинета.
    Когда он вернулся туда полчаса спустя, Саладин лежал на диванчике, укрывшись шотландским пледом, и мирно посапывал.
    — Кот, вставай, пора идти! — недовольным голосом сказал Робин.
    — Я вовсе не спал! — заявил Саладин, открыв один глаз. — Я анализировал исторические факты, — и он снова закрыл этот глаз.
    — Ну и что, пришел ли ты к какому-нибудь выводу? — нетерпеливо спросил Робин.
    — Да, — ответил Кот, — я пришел к выводу, что мы с Бабушкой наблюдали беседу брата Людовика Святого, короля Сицилии Карла Анжуйского, с каким-то генуэзским купцом. Карл Анжуйский отнял Сицилию и Неаполь у несчастных потомков императора Фридриха Гогенштауфена, объявил себя королем Иерусалимским и даже стал претендовать на титул Латинского императора…
    — Очень хорошо, — сказал Робин, — теперь мы наконец пойдем в подземелье?
    Кот не спешил с ответом. Робин прошелся взад-вперед по его комнате и вдруг устышал чей-то храп. Не веря своим ушам, он повернулся к кровати. Кот опять спал!
    — Ленивый толстый Кот! — вскричал Робин. — Если ты не встанешь немедленно, я пойду один.
    Саладин, как ужаленный, вскочил с кровати.
    — Должен тебе заметить, — укоризненно сказал он Робину, — что грубая брань и жестокие оскорбления не заставят меня сделать ни шагу!
    — Значит, ты не идешь? — робко спросил Робин, который и сам понял, что перестарался с «толстым котом».
    — Напротив! — свирепо сказал Саладин. — Я иду, но не под твоим давлением, а как суверенная независимая личность!
    С этими словами он выскочил из комнаты и, размахивая хвостом, устремился на кухню. Не говоря ни слова, Робин и Кот проскользнули мимо Тиана Обержина, увлеченного варкой ухи, распахнули потайную дверцу и нырнули в подземелье.
    Сводчатые переходы показались Коту более сырыми и мрачными, чем в прошлый раз. Медальон больше не сиял, как факел, а едва светился красноватым огоньком.
    — Куда нам идти? — спросил Робин.
    — Мне кажется, что туда! — не очень уверенно ответил Кот и медленно двинулся в один из боковых коридоров. Летучие мыши шелестели над головами путешественников, а под ногами то и дело шныряли мыши обычные.
    — Брр, — фыркнул Робин, — Саладинчик, может ты их прогонишь? Кот ты все-таки или нет?
    — Сейчас некогда! — буркнул в ответ сердитый Кот.
    Пройдя в молчании несколько сумрачных залов и темных коридоров, путешественники заметили впереди светящуюся точку.
    «Это приемная Карла Анжуйского», — решил Кот и устремился вперед. Как и в прошлый раз, точка превратилась в освещенный оконный проем. Подбежав к нему, Робин и Кот заглянули внутрь. К удивлению Саладина, вместо уютной гостиной с камином, перед ними предстала внутренность какого-то обширного шатра. Пол его был устлан коврами, на которых то там, то сям валялись шелковые подушки. Горело несколько вонючих сальных ламп. Посреди шатра на небольшом возвышении сидел по-турецки сумрачный человек с плоским узкоглазым лицом. На голове его была маленькая шапочка-тюбетейка, расшитая золотыми нитями. Время от времени он подносил к губам чашу с чем-то вроде молока. Слева и справа от него стояли телохранители с обнаженными саблями в руках.
    — Что это такое? — удивился Робин.
    Кот хотел было ответить, что, по-его мнению, это шатер татарского хана, но в этот момент двери шатра распахнулись и двое воинов грубо впихнули внутрь совершенно удивительного человека. Кот даже зажмурился от сврекания драгоценных камней на его одежде. Это был, очевидно, богатый арабский шейх. Кот заключил это по его холеной черной бороде и белой шелковой чалме, украшенной изумрудами. На ногах шейха были сафьяновые туфли, расшитые жемчугом. Пояс его сверкал сапфирами и алмазами. Пальцы рук были унизаны драгоценными перстнями. При всем при этом человек выглядел смертельно испуганным. Войдя в шатер, он споткнулся о подушку и чуть не упал, но быстро поднялся, огладил свою бороду и с достоинством поклонился узкоглазому человеку.
    — Великий хан, — сказал он, — волей всемогущего аллаха, я тридцать седьмой Халиф Багдада и повелитель всех правоверных!
    Хан медленно отпил из своей чаши и спросил:
    — Почему городские ворота еще заперты?
    Два телохранителя подняли свои сабли и двинулись в сторону Халифа. Тот затрясся от страха.
    — Прежде чем отдать приказ о сдаче города, я бы хотел получить от вас обещание, что он не будет подвергнут грабежу и разрушению! — быстро заговорил он. — Мы готовы заплатить выкуп, равного которому не получал еще ни один завоеватель! У меня во дворце есть потайная комната, до потолка наполненная бесценными сокровищами! Мои предки шесть столетий копили и бережно хранили их. Я готов отдать их вам и вашим доблестным воинам!
    — Отрубите ему уши! — вдруг тихо приказал хан.
    — Стойте! Стойте! — в ужасе воскликнул Халиф. — Я отдам приказ открыть ворота! Дайте мне перо и пергамент!
    Хан кивнул. Слуга-китаец быстро внес столик с письменным прибором. Халиф дрожащей рукой написал несколько слов и передал свиток одному из телохранителей хана.
    — Ты пойдешь к воротам, — сказал хан телохранителю. — Из города никого не выпускать! Ты пойдешь вместе с ним, — велел он другому телохранителю, показывая на халифа. — Он покажет потайную комнату!
    Поклонившись, оба воина вышли, толкая перед собой несчастного Халифа. Когда завеса у выхода из шатра запахнулась за ними, хан хлопнул в ладоши. Вошел старый монгол с золотой табличкой на лбу. Хан приказал ему:
    — Город сжечь! Всех жителей истребить! Не трогайте только христиан!

    — Какой ужас! — прошептал Робин, когда они шли назад по коридору в красном свете медальона. — Эти варвары разрушат и сожгут такой прекрасный город!
    — Интересно другое, — заметил Кот, — хан Хулагу (а это был несомненно он) распорядился щадить христиан. Недаром Людовик Святой возлагал такие надежды на монголов, а армяне и грузины прислали по несколько тысяч воинов, чтобы помочь хану взять Багдад.
    — Но ведь потом монголы приняли ислам? — спросил Робин.
    — Да, большинство из них! — сказал Кот. — Но вначале они отдавали предпочтение христианству, женились на византийских принцессах и тому подобное…
    — Почему же потом они повернулись к другой религии?
    — Это одна из исторических загадок! — глубокомысленно произнес Кот.
    Некоторое время они шли молча.
    — Какое интересное у нас подземелье! — сказал наконец Робин. — Сколько в нем еще таких окон в разные исторические эпохи?
    — Не знаю! — отозвался Кот. — Мы могли бы назвать его «Историческое подземелье»!
    — Может лучше «Подвал времени»? — предложил Робин. — Неплохо бы снять его карту.
    — Боюсь, она окажется величиной с Mapamundi! — сказал Кот, которому начало казаться, что они идут куда-то не туда. Коридор уходил налево вверх и сужался.
    — Котик, как хорошо, что ты прекрасно видишь в темноте! — сказал Робин. — А то, по-моему, этот медальон уже совсем погас!
    И действительно, медальон, который всю дорогу мерцал, как уголек, совсем побледнел и был уже едва различим в лапе Кота.
    — Держись за мой хвост! — предложил Кот Робину, — тут пол неровный, можно споткнуться.
    Робин взял его за хвост и они стали пробираться дальше. Коридор вдруг стал спускаться так же резко, как до этого поднимался. Медальон совсем погас.
    — Не нравится мне это! — пробормотал Кот, принюхиваясь. — Пошли лучше назад!
    Он повернулся на месте. Робину, который держался за кошачий хвост, пришлось описать дугу.
    — Знаешь, Котик… — начал было он, но в этот момент споткнутся, выпустил хвост и полетел на землю.
    — С тобой все в порядке? — спросил Саладин оглядываясь. Он с ужасом заметил, что Робин упал на край какого-то черного провала.
    — Да! — бодро сказал Робин, встал на ноги и сделал шаг не в ту сторону.
    — Стой! — заорал Кот, но было уже поздно. С удивленным возгласом Робин полетел в пропасть. В ту же секунду медальон засиял в лапе Кота ярко-синим цветом, и на крышке появилось изображение летящего Робина. Оно удалялось, пока не исчезло где-то в дали.
    Ошарашенный Кот подошел к краю провала. Пропасть была настолько глубока, что ничего разглядеть ему не удалось.
    — Робин, где ты?! — заорал Кот что было сил. Эхо трижды повторило его слова. Робин не отвечал.
    — Во всяком случае, не было ни стука тела, ни криков, — утешал себя Кот. — Может, он летит себе и летит, как Алиса в Стране Чудес?
    Но на душе у Кота было неспокойно. Он представил себе, как вернется к Бабушке и расскажет ей, что произошло, и как потом непременно будет обморок, и как он, бедный Кот, останется один на один со всеми проблемами и наверно умрет от печали. «Нет!» — решил Кот: «Я ничего не скажу Бабушке, пока не отыщу Робина, а если он сломал ногу, то я привяжу его к своему хвосту и оттащу в больницу, а Бабушке скажу, что у него легкий насморк!»
    Затем Кот принялся думать, как ему спасать Робина. Он осмотрелся по сторонам. В неровных стенах коридора то и дело попадались небольшие ниши, в которых валялся всякий хлам: ржавые чайники, поломанные швабры, даже что-то вроде каменных топоров.
    — Вот уж действительно, подвал времени! — сказал себе Кот. — А нет ли тут хотя бы веревочной лестницы?
    Он внимательно осмотрел несколько ближайших ниш. Перепачкавшись грязью, Кот в конце концов извлек из одной из них старую бельевую веревку.
    — Выдержит она меня или нет? — рассуждал вслух Саладин. — Ладно, даже если не выдержит, я рискую только свалиться туда же, куда и Робин, а это в данной ситуации не такое уж плохое решение.
    Он привязал веревку к какому-то выступу в скале, бросил другой конец в пропасть, вцепился в веревку всеми четырьмя лапами, обвил ее хвостом и медленно заскользил вниз.
    — Вот тут-то я похудею! — думал Саладин, спустившись на несколько метров.
    — А что если веревка кончится? — подумал он еще через несколько метров.
    — Пора сделать привал! — сказал он сам себе, когда от края пропасти его отделяло уже добрых двадцать метров.
    Он нащупал выступ в стене и довольно удобно уселся на него. Переведя дыхание, Кот посмотрел вверх, но ничего интересного не увидел. Затем он посмотрел вниз и увидел несколько светящихся желтых точек.
    — Хищные звери! — подумал Кот, и сердце его сжалось.
    Затем он взглянул на медальон и обнаружил, что тот светится уже не синим, а угрожающе красным светом.
    — Ну вот, сигнал опасности! — пробормотал Кот. — Что же делать? Спускаться на съедение пещерным чудовищам или подниматься, бросив Робина в беде? Другой кот вскарабкался бы наверх, не медля ни минуты, но я, благородный барон Саладин, лучше погибну в когтях тигра, чем покину бедного Робина в трудную минуту!
    И храбрый Кот со слезами на глазах продолжил путь. Через пять или семь метров он убедился, что первая светящаяся точка вовсе не является глазом тигра, а скорее похожа на одно из тех окон, через которые он наблюдал сцены из прошлого. Спустившись пониже, Кот завис на уровне окна. Оно выходило прямо в море. Кот почувствовал запах водорослей, на него пахнуло соленым ветром. Совсем рядом с ним, над водой появился перископ какой-то подводной лодки.
    — Уж не наша ли это «Манна»? — подумал Кот. Но субмарина всплыла на поверхность, и Саладин разглядел номер «U52». На расстоянии в несколько кабельтовых Кот разглядел силуэт броненосца под английским флагом. Орудия броненосца поворачивались в сторону подводной лодки. Через мгновение лодка дала торпедный залп. Не дожидаясь, пока броненосец откроет ответный огонь, Кот соскользнул ниже по веревке.
    — Похоже на Первую мировую войну! — проворчал он и двинулся дальше. Несколькими метрами ниже располагалось другое окно. Заглянув в него, Кот обнаружил карре английских гренадер в медвежьих шапках, отражавших меткими залпами бешеную атаку французских кирасир.
    — Ватерлоо! — решил Кот и пополз еще дальше.
    В третьем окне герцог Мальборо командовал осадой Лилля, в четвертом рубили голову королю Карлу Первому. В метре от пятого по счету окна веревка кончилась.
    Кот висел и смотрел вниз, а там из глубины мерцали новые окна. Конца удивительному колодцу видно не было. Лапы Саладина нестерпимо ныли, хвост, казалось, вот-вот отвалится. О том, чтобы лезть вверх нечего было и думать. Кот с тоской поглядел на медальон. В беспокойном красном свете он увидел Робина, который сидел за столом и ел стерляжью уху с расстегаями.
    — Робин, где ты? — вскричал Кот. Ответа не было.
    Саладин почувствовал глубокую обиду: он страдает в бездонном колодце, спасая Робина, а Робин сидит себе и закусывает! И еще смеет называть его толстым и ленивым! Ничего, он еще пожалеет! Он пожалеет, когда узнает, что из-за него, черствого и бессердечного, оборвалась жизнь смелого и благородного, мудрого и проницательного, находчивого и изобретательного, стройного и элегантного Кота Саладина!
    Подумав все это, Кот глубоко вздохнул, зажмурился, разжал лапы и с жалобным мяуканьем полетел вниз в колодец.

Глава 4

    Кот летел и летел, ветер свистел в его ушах, хвост распушился сзади и выполнял функцию стабилизатора, а лапы были выставлены вперед, как шасси. Сначала он не решался открыть глаза, потом немного пришел в себя и решил осмотреться по сторонам. Колодец все так же уходил вниз, в черноту, и дна его не было видно. Слева и справа то и дело мелькали освещенные окна, но Кот не успевал разглядеть, что таится за ними. Временами Саладин пролетал сквозь облачко тумана, и ему становилось холодно. Раза два его обдало горячим дыханием пустыни. Из нескольких окон доносился оглушительный грохот и вылетал раскаленный вулканический пепел. Кот ежился от страха и летел дальше. В какой-то момент ему показалось, что полет его замедлился. Он даже смог разглядеть через одно из окон бронзовую статую шестиногого быка, как будто вышедшую из Ассирийских залов Британского музея. Затем тьма сгустилась, окна стали совсем редкими, в предпоследнем из них была лишь бесконечная водная гладь, а в последнем Кот с удивлением увидел тропический сад, как две капли воды похожий на сад Старца горы, в котором он однажды играл в шахматы.
    Колодец сузился и Кот едва не шмякнулся об одну из стенок. Маневрируя при помощи хвоста, он летел все медленнее и медленнее. Вдруг его обдали запахи чего-то съедобного, в глаза брызнул свет, и Саладин мягко приземлился на большую пуховую подушку.
    — Ну наконец-то! — послышался возглас Робина, а Бабушка, невесть откуда подскочившая к Коту со щеткой для пыли, принялась счищать с его шерсти сажу и копоть.
    — Что все это значит? — недовольно спросил Кот, уворачиваясь от щетки.
    — Котик, куда ты пропал? — спросил Робин. — Мы уже полчаса тебя ждем! Смотри, какую мягкую подушку я тебе подложил! А мне пришлось плюхнуться прямо в котел. Хорошо еще, что в нем ничего не варилось!
    Через полчаса Кот, как следует подкрепившись ухой с расстегаями, поведал Робину и Бабушке о своем героическом спуске в Колодец Времени. Робин, который пролетел все окна, не успев толком ничего рассмотреть, сокрушался о том, что не видел ни битвы при Ватерлоо, ни германской субмарины. Бабушка была крайне обеспокоена состоянием здоровья обоих путешественников, но Кот заверил ее, что кроме стертых лап и воспаленного хвоста, его ничто не беспокоит.
    Перевязка лап и установка компресса на несчастный хвост заняли остаток дня. За вечерним чаем Бабушка, Робин и Кот сидели усталые и сонные. Съев последнее пирожное с клубникой, Бабушка вдруг сказала:
    — Я же совсем забыла показать вам статью в сегодняшней «Корнуэлл таймс»!
    — А что в этой статье? — спросил Робин.
    — Сейчас принесу! — воскликнула Бабушка, вскочила со стула и с необыкновенной резвостью понеслась в свою спальню. Через минуту она уже шла назад, победоносно размахивая газетой.
    — Так-так, — проговорил Робин, расстилая ее поверх чайных чашек. — Кроссворд миссис Хадсон. Бабушка его уже решила. Передовая статья: наводнение в Эксмуте… Саддам Хуссейн бежал из-под ареста… Скачки в Дерби…
    — На третьей странице! — подсказала Бабушка.
    — Ага вижу! — нашел наконец Робин. — Исторические заметки: Асассины в Ирландии.
    — Очень интересно! Читай вслух! — потребовал Кот.
    И Робин прочел:
    «Об интересной археологической находке сообщил нашему корресподенту председатель Ирландского Католического общества любителей древностей профессор О'Доннел. При раскопках возле церкви Богородицы на Куальнге было обнаружено подземелье, весьма обширное и разветвленное. Это отнюдь не удивило археологов: Ирландия буквально пронизана многочисленными пещерами. Поразительно другое: в одном из подземных залов был найден скелет, по всей вероятности принадлежавший знаменитому графу Сен-Клера! Имя этого эксцентричного тамплиера связано с несколькими историческими загадками. Ему, в частности, приписывают плавание в Америку за сто лет до Колумба. Каждый может видеть и теперь на стенах часовни Рассела возле Эдинбурга изображение кукурузы, привезенной графом из Нового Света. Последняя экспедиция привела Сен-Клера в Ирландию, где его жизнь оборвалась при невыясненных обстоятельствах. Найденные археологами рядом со скелетом перстень тамплиера и меч с гравировкой „Comte St-Claire“ позволяют утверждать, что останки принадлежат именно графу. Самой удивительной находкой стал изогнутый кинжал с надписью „Волей аллаха несу я смерть неверным“ на арабском языке. Кинжал, несомненно оружие ассасина, застрял между четвертым и пятым ребрами левой стороны грудной клетки графа. Таким образом, получается, что через сто десять лет после уничтожения секты асассинов и через девяносто лет после роспуска ордена тамплиеров некий асассин убил одного из знаменитых тамплиеров в ирландском местечке Куальнге! Каковы мотивы этого загадочного убийства мы вряд ли когда-либо узнаем. В отделе средневековых убийств дублинского института криминологии нам сказали, что шансов отыскать правду в этом деле крайне мало. Редакция „Корнуэлл таймс“ просит заинтересованных читетелей присылать свои версии смерти графа Сен-Клера по адресу: 16, Мэри Тюдор стрит, Плимут».
    — Очень интересно! — сказал Кот. — Вы помните, что и Бумберг что-то делал в Ирландии? Кажется, там он встречался с неким старцем и оттуда привел своих волкодавов!
    — У нас в библиотеке я видел книгу под называнием, вроде бы, «Похищение быка из Куальнге», — сказал Робин. — Но я ее не читал.
    — Обязательно прочитай! — потребовал Кот. — И завтра же расскажи нам ее краткое содержание!
    — Ну вот, теперь пора чистить зубы и спать! — сказала Бабушка. — Не забудьте, что завтра с утра диктант!
    — Ох-ох, — отозвался Кот, — а завтра после обеда я должен отправить депешу клирику Игнатию.
    — Котик, только не открывай пожалуйста медальон! — попросил Робин.
    — Подождем до завтра! Утро вечера мудренее! — с важностью ответил Кот, вылез из-за стола и степенно удалился.
    Бабушка осталась хлопотать по хозяйству, а Робин, пожелав всем спокойной ночи, прошмыгнул в библиотеку, нашел на полке книгу «Похищение быка из Куальнге» и стал ее листать.

    На следующее утро Бабушка встала чуть свет и отправилась в библиотеку подбирать текст для диктанта. Какого же было ее удивление, когда в большом плюшевом кресле в главном зале библиотеки она обнаружила собственного внука Робина, который сладко спал, свернувшись калачиком. Бабушка накрыла его толстым пледом из шерсти ламы, взяла лежавшую рядом книгу и удалилась в свою архитектурную мастерскую.
    Кот проспал до десяти утра и проснулся совершенно разбитым. Ему снились безжалостные монголы, коварные асассины, шестиногие быки и граф Сен-Клер с кинжалом в груди. Проснувшись от ударов гонга в столовой, он медленно слез с кровати, надел цепочку с медальоном и поплелся завтракать. В дверях столовой он столкнулся с таким же заспанным Робином, которой шел из библиотеки.
    Бабушка уже сидела на своем месте и накладывала на тарелку творог.
    — Все ли готовы к диктанту? — спросила она.
    — Ох-ох-ох! — хором ответили Робин и Кот.
    После завтрака все торжественно отправились в архитектурную мастерскую, Робин и Кот раскрыли тетради, обмакнули перья в чернила и приготовились писать. Из всей книги ирландских саг, которую читал Робин, Бабушка сочла пригодным для диктанта лишь предисловие. Она уселась на высокий табурет и начала медленно читать:
    — «„Похищение быка из Куальнге“ — это сборник саг, взятых прежде всего из „Книги Бурой Коровы“ — наиболее цельного из дошедших до нас литературных произведений ирландских кельтов. Многочисленные, но неточные списки ее хранились в монастырских библиотеках Саламанки, Антверпена и Тулузы, однако оригинал до конца XIV века считался утраченным. Эта рукопись, пролежавшая не менее пятисот лет в подвале церкви Богородицы на Куальнге, была найдена и предана широкой огласке знаменитым исследователем древностей графом Сен-Клером. Вместе с найденной позднее „Книгой Красной Коровы“ рукопись Сен-Клера дает нам уникальное описание жизни ирландских королевств в дохристианскую эпоху. Каким образом ценнейшая рукопись попала в подвал церкви на Куальнге, и что еще хранилось в этом подвале, мы не знаем.»
    — Прекрасно! — сказал Кот, когда Бабушка закончила. — Очень интересный диктант!
    — Сколько по-твоему «е» в слове «библиотека»? — недовольно спросила у него Бабушка, проверявшая тетрадки.
    — Ну уж никак не больше трех! — ответил Кот и пустился наутек, весело помахивая хвостом. Робин, который выполнил работу без ошибок, последовал за ним.
    — Ну что же, Котик? — спросил он, когда они оказались вдвоем.
    — Сейчас будем открывать медальон! — торжественно ответил Кот.
    — Все-таки ты решился? — ахнул Робин.
    Кот утвердительно кивнул.
    — Давай тогда поднимемся на башню! — предложил Робин. — Мне кажется, на открытом воздухе будет менее опасно.
    Кот согласился. Они взяли с собой каминные щипцы и две пары кожаных перчаток и влезли на вершину донжона. Кот снял с шеи цепочку, зажал медальон в щипцах, а Робин, облачившись в перчатки, осторожно повернул рычажок на крышечке медальона. Крышка с легким щелчком окрылась.
    Робин и Кот ожидали, что грянет гром и замок провалится под землю. Но ничего не произошло. Солнце по-прежнему сияло, не было видно ни призраков, ни чудовищ. В медальоне лежала тоненькая свернутая в трубочку бумажка. Лапы Кота были заняты щипцами. Робин попробовал вынуть бумажку, но его руки в перчатках оказались неуклюжими, и она выскользнула. Ветер подхватил ее и понес. Кот, отбросив щипцы, бросился ловить невесомый клочок бумаги, прыгая по скользким черепицам крыши, но безуспешно. Записка, содержавшая, быть может, тайну медальона, кружилась по ветру, то поднимаясь, то опускаясь, пока наконец не скрылась за углом Западной башни.
    — Это ты виноват, неуклюжий тип! — набросился Кот на сконфуженного Робина.
    — Не сердись, Котик! — оправдывался Робин. — Смотри, зато здесь есть латинская надпись!
    В самом деле, на дне медальона было выгравировано «BALDVIN IV REX JERUSALIMI».
    — Балдуин Четвертый, прокаженный король! — воскликнул Кот. — Хорошо, что ты был в перчатках! Но от этой надписи нам никакого толка! Весь смысл был наверняка в записке…
    — Погляди, Котуся! — сказал вдруг Робин, показывая на горизонт. Присмотревшись, Саладин увидел в небе на западе какую-то то ли точку, то ли черточку, которая постепенно росла.
    — Ну подумаешь, что-то висит в воздухе! — буркнул он. — Пойду лучше искать бумажку. Она не могла далеко улететь!
    — А я схожу за биноклем! — сказал Робин, которому в точке над горизонтом почудилось что-то знакомое.
    Через десять минут он вернулся с морским биноклем. Но уже и невооруженным глазом можно было разглядеть, что к Загадочному замку приближается «Непобедимая Манна».

    Все высыпали на крышу. Вылез даже Тиан Обержин со сковородкой в руках. Горничные махали платочками. Бабушка стояла с обеспокоенным видом. Робин, сунув в карман медальон, разглядывал «Манну» в бинокль. Кот принес арбалет и приготовился оказать вооруженное сопротивление в случае, если на корабле возвращается Бумберг со своими волкодавами.
    «Манна» величественно подплыла к замку, сделала элегантный маневр и приземлилась перед самым подъемным мостом.
    — Закройте ворота! Поднимите мост! — скомандовал Кот горничным. В это время люк в рубке «Манны» открылся и наружу вылезли их собственные стражники в матросских костюмах.
    — Мистер Робин! Мистер Саладин! — закричали они. — Опасности нет! Злодеи сбежали! Мы привели вам корабль!
    Суровый Кот навел на них арбалет.
    — Руки над головой! — приказал он. — По-одному проходите в замок и ждите своей участи!
    Перепуганные стражники подняли руки и стали перебираться через подъемный мост. Робин и Кот спустились им навстречу. Бабушка хотела было подойти к «Манне», но Кот ее не пустил.
    — Сначала расспросим этих перебежчиков! — сказал он.
    Вместе с Робином они рассадили стражников по стульям в прихожей и приступили к допросу. Сбиваясь и несколько раз повторяя одно и то же, стражники рассказали, что после бегства из Загадочного замка вместе с Бумбергом и его помощниками им пришлось совершить кругосветное путешествие. Вначале они пересекли всю Европу и пронеслись над Стамбулом. Затем долго летали над горами, видели Тебриз и Тегеран, совершили короткую остановку у города Герат, снова перевалили через горы и спустились в цветущую Ферганскую долину. Ориентируясь по старым караванным тропам, долетели они до самой Великой Китайской стены. Проделав несколько сотен миль над стеной, Бумберг повернул на север и привел корабль к развалинам Каракорума. Проведя еще несколько дней в монгольских степях, он двинулся в Манчжурию, затем в Корею. Пролетев над Порт-Артуром, «Манна» пересекла Японское море и пронеслась над Японией. Не задержавшись для осмотра храмов Киото, свирепый Бумберг повел корабль через Тихий океан. Здесь «Манне» грозила гибель от страшного урагана, пережидать который пришлось глубоко под водой. Корабль плыл в стае китов, лавировал между рифами и причалил наконец к канадскому берегу возле Ванкувера. Перелет через Канаду плохо запомнился стражникам. Лишь водопад на реке Святого Лаврентия потряс их воображение. Зато переправу через Атлантический океан они до сих пор не могут вспомнить без ужаса. Главный винт погнуло ветром, рули высоты вышли из строя, при вынужденной посадке на воду дали трещину носовые преборки. Волкодавы выли от морской болезни, пресная вода кончилась, то и дело попадались айсберги, и усталый Бумберг только чудом избежал столкновения с одним из них, вовремя уйдя на глубину. Наконец показалась Исландия, где они смогли отдохнуть и пополнить запасы провизии. Но после этого их еще ждал почти столь же тяжелый перелет до порта Корк, где Бумберг получил какое-то важное письмо. На пристани Корка бывший дворецкий объявил стражникам, что скоро даст им свободу. На следующий день корабль совершил быстрый перелет к безымянному голому холму в центральной Ирландии. Возле полуразрушенной церкви в деревушке со странным названием («что-то вроде Кураги, но не Курага!» — сказал один из стражников), Бумберг со своей бандой выгрузился с корабля. Он оставил стражникам запас провизии на неделю и приказал убираться куда им вздумается. Тогда стражники взяли курс на Загадочный замок. И вот сегодня утром они наконец добрались до него, изнемогая от голода и усталости.
    Выслушав эту историю, Робин приказал Тиану Обержину накормить стражников, а сам, вместе с Котом и Бабушкой, решил подняться на борт «Манны».
    — Какой ужас! — сказала Бабушка, увидев, во что бандиты превратили их любимый корабль. Повсюду валялись клочья собачьей шерсти. Хрупкая мебель и вазы в кают-кампании были разбиты («Видимо при вынужденной посадке в Атлантике», — подумал Робин). Дорогие навигационные приборы, карты, оружие пропали. На пуховых подушках и одеялах виднелись следы собачьих лап. В камбузе стоял ящик, доверху набитый костями. Корабль обветшал, краска на бортах облупилась, палуба была грязной. В довершение ко всему, на стене в боевой рубке кто-то нарисовал чрезвычайно толстого кота в вице-адмиральской фуражке. Вид у него был очень торжественный, но несколько глуповатый.
    — Придется горничным провести здесь генеральную уборку! — сказал Робин.
    — И пусть сотрут со стены эту гадость! — потребовал Саладин, показывая на нарисованного кота.
    — А мы завтра же пригласим директора Королевской верфи и попросим его заняться ремонтом корабля! — сказал Робин. — Я и не предполагал, что наша «Манна» может выдержать кругосветное путешествие! — добавил он с гордостью.
    — А сейчас пора обедать! — завершил разговор Кот.
    В это время Тиан Обержин уже накрывал стол для торжественного обеда в Большой Столовой. Стражники приняли ванну и уселись в кресла пить пунш. Горничные сновали взад-вперед с тарелками и салфетками. Никто не заметил, как в открытое окно кухни влетела маленькая бумажка, с полувыцветшей надписью. Сквозняк покружил ее несколько секунд и опустил в вазу с фруктами, которую сразу же подхватила горничная и перенесла на обеденный стол.

Глава 5

    Давно уже Загадочный замок не видывал таких великолепных обедов! Обрадованные возвращением «Манны», его обитатели устроили настоящий праздник. Кот пришел в мантии, подбитой леопардовой шкурой. Робин и Бабушка притащили большую корзину, накрытую платком, и устроили лотерею. Стражники и горничные по очереди запускали руку в корзину и вытаскивали разные полезные подарки, вроде щеточек для усов, серебряных шпор, штопора в виде дракона и броши с гербом Англии. Тиан Обержин достал старый вертел времен Людовика Святого и торжественно насадил на него только что подстреленную косулю, а пока она жарилась в камине, подал пироги с зайчатиной, студень из бычьих хвостов и запеканку с брусникой. Стражники, наевшись и выпив вина, достали свои лютни и затянули песню Усталого Дервиша:
Мой рассохшийся костыль
Жалобно скрипит,
А ишак взбивает пыль
Топотом копыт,
По пустыне путь далек,
Отдохнуть пора:
Перед нами, как пирог,
Город Бухара!

Подайте горстку риса
Несчастному калеке!
Под сенью кипариса
Сомкнуть мне дайте веки!

Мой поломанный костыль
Горестно скрипит,
Льет слезу ишак на пыль
Со своих копыт.
Уж немало горьких чаш,
Мне поднес шайтан.
Вот в долине, как мираж,
Город Тегеран!

Подайте миску плова
Несчастному калеке!
На миг под вашим кровом
Сомкнуть мне дайте веки!

Опираясь на костыль,
Я бреду один,
Жаркий ветер носит пыль,
Веет меж седин.
Все мы превратимся в прах:
Нищий и эмир.
Ночь близка. Спаси Аллах:
Впереди Каир!

Где финики и вишни
Для нищего калеки?
Отплатит вам Всевышний!
А я усну навеки…

    Когда они закончили, Кот Саладин взглянул на часы и вздрогнул от ужаса: было два часа тридцать минут.
    — Скорее неси перо, бумагу и чернила! — зашептал он на ухо Робину. — Через полчаса депеша в Ватикан должна быть отправлена!
    Пока Робин бегал в кабинет за бумагой и чернилами, Кот ходил взад-вперед вдоль камина с самым сосредоточенным видом и обдумывал письмо хитроумному клирику. В это время обед продолжался: подали сладкое. Тиан Обержин испек в этот день трехэтажный торт «тиара» с черносливом, грецкими орехами, киви и йогуртом. Бабушка, которая очень любила сладкое, из скромности взяла себе самый маленький кусочек, быстро съела его и начала размышлять, не съесть ли ей еще один. Наконец, опять же из скромности, она решила больше торта не брать и вместо этого съесть яблочко. Пошарив в вазе с фруктами в поисках самого зеленого и невкусного яблока, Бабушка неожиданно наткнулась на какую-то бумажку. Она вынула ее, сняла очки, и, поднеся бумажку к самому носу, попыталась прочесть витиеватую надпись.
    — Celia Temporis… Что бы это значило? — спросила она.
    — Это означает «погреб времени», мадам, — ответил ей Тиан Обержин, который изучал когда-то латынь в Высшей Кулинарной школе в Париже.
    — Подвал времени! — вскричали одновременно Робин, входивший в зал с письменными принадлежностями в руках, и Кот, стоявший, скрестив лапы, у камина.
    Они бросились к Бабушке и выхватили бумажку из ее рук.
    — Это она! — вопил Робин. — Записка из медальона!
    — А значит, наш Подвал времени как-то связан с медальоном! — догадался Кот.
    — Но как? — недоумевал Робин. — Неужели старушка знала, что мы отправимся в Подвал, и вложила записку об этом в медальон?
    — Но записку кому? — недоумевал Кот.
    И тут Бабушка догадалась:
    — А может быть, этот Подвал времени возник только потому, что записку положили в медальон? — предположила она. — Может, иначе его и не было бы? Ведь никто раньше в него не попадал, хотя мы обследовали подземелье замка не раз!
    — Это легко проверить! — сказал Кот и побежал на кухню. Робин бросился за ним. Они быстро убедились, что потайная дверца в подземелье, через которую они ходили накануне, пропала без следа.
    — А теперь положим бумажку на место! — предложил Кот, снова свернул записку в трубочку, засунул ее в медальон и захлопнул крышку.
    — Смотри! — крикнул Робин. На стене медленно проступали контуры потайной дверцы.
    — Теперь я знаю, что написать клирику Игнатию, — прошептал Кот.
    Он быстро вернулся в обеденный зал, уселся за краешек стола, обмакнул перо в чернила и написал такое письмо:
    «Ваше преподобие,
    в соответствии с Вашим мудрым советом, я открыл медальон, извлек из него записку „Celia Temporis“ и собираюсь положить на ее место другую. Я подозреваю, что Святой Крест был передан Султаном Бейбарсом Карлу Анжуйскому и, возможно, находится сейчас на Сицилии, однако точных сведений об этом у меня пока нет. Мои асистенты заняты ремонтом корабля, который может нам понадобиться для поисков Креста.
    С совершеннейшим почтением,
    Глава археологической экспедиции
Доктор Кот Саладин.»
    — Котик, ты разве доктор? — спросил его Робин, который заглядывал через плечо.
    — Я подумал, что если я напишу «профессор», то клирик Игнатий сочтет меня недостаточно скромным, — пояснил Саладин.
    Депеша была немедленно вложена в конверт, и одна из горничных со всех ног помчалась на почту отправлять ее. Робин и Кот вернулись за обеденный стол и еще успели выпить по чашечке кофе с меренгами.
    После обеда все удалились на заслуженный отдых, только Бабушка и Тиан Обержин остались хлопотать. Робин и Кот устроились в креслах и предались неторопливой беседе.
    — А что ты собираешься написать на бумажке? — спросил Робин.
    — Надо подумать, — ответил Саладин, — к примеру, мы могли бы написать «Sanctus Crux».
    — То-есть Святой Крест? Прекрасная мысль! — обрадовался Робин. — Но ведь не появится же от этого в нашем замке Святой Крест?
    — Может быть, его станет видно через окно в Подвале времени, — предположил Кот, — и мы поймем, где он находится?
    — Ты хочешь использовать старую бумажку или изготовить новую? — поинтересовался Робин.
    — Думаю, новую! — сказал Кот. — На старой места нет, да и вид у нее совсем не магический. По-моему, это самая обыкновенная бумажка.
    — Прекрасно! — согласился Робин и добавил, — Интересно, что старушкин медальон принадлежал когда-то Прокаженому королю! Как ты думаешь, на нем нет микробов проказы?
    — Если и были, то сдохли за столько лет! — сказал Кот. — Микробы не живут так долго.
    — Когда был сделан этот медальон, Иерусалимское королевство было в зените своего могущества, — сказал Робин.
    — И Святой Крест был на своем законном месте, — проворчал Кот.
    Они посидели немного еще, глядя, как играют языки пламени в камине. Затем Робин поднялся.
    — Пойду читать книгу Бурой Коровы, — сказал он.
    — А я пойду проведаю Тиана Обержина, — отозвался Кот, — интересно, что там готовится на ужин?

    В это самое время Тиан Обержин сделал интересное открытие. Горничные и стражники только что притащили на кухню закопченные котелки и грязные сковородки с «Непобедимой Манны», и Тиан пытался определить размеры ущерба, нанесенного грабителями корабельному кухонному хозяйству. Посетовав на пропажу столового серебра и скатертей лионского шелка, повар обнаружил, что в инвентаре появилось нечто новое. Преступники оставили множество пустых бутылок и консервных банок, которые Тиан сразу же отправил в мусорное ведро. Но кроме этого, в ящике для ножей и вилок повар обнаружил незнакомый ему длинный и острый нож с костяной ручкой, по которой вилась непонятная арабская надпись.
    Когда Кот Саладин прискакал на кухню, Тиан Обержин первым делом показал ему этот кинжал и спросил, не следует ли отнести его в оружейную комнату. Кот с содроганием осмотрел нож.
    — Нечто подобное я уже видел во время нашего путешествия в Акру! — сказал он, вспомнив тот эпизод, когда сам чуть не стал жертвой асассина. — Интересно, что это написано на рукоятке? — добавил он, вглядываясь в арабскую вязь надписи.
    — Пойду, посмотрю в словаре! — решил наконец Кот и побежал в библиотеку. Там он первым делом увидел Робина с книгой Бурой Коровы.
    — Бумберг подкинул нам кинжал асассина! — сообщил ему Саладин и сунул под нос кинжал, — я иду за арабо-английским словарем!
    Робин потрогал лезвие кинжала. Оно было не особенно острым и в нескольких местах зазубрилось.
    — Мне кажется, асассин не стал бы доводить свое оружие до такого жалкого состояния! — сказал он.
    — Бумберг открывал им консервные банки на камбузе, — пояснил Кот, возившийся со словарем. — Смотри, я перевел! Надпись гласит: «Волей Аллаха несу я смерть неверным».
    — Такая же надпись была на кинжале, которым убили графа Сен-Клера! — воскликнул Робин.
    — Скорее всего, это обычный девиз для ножа асассина! — сказал Кот. — Но возможно, действительно, между Сен-Клером, Ирландией, Бумбергом и асассинами есть какая-то связь. Что там пишет Бурая Корова?
    — Кое-что очень интересное! — ответил Робин. — Вот послушай:

    «Один коннахтец по имени Галантин Дан обнаружил пропажу овечьего стада, пасшегося на склоне Куальнге. Обеспокоенный, он послал двадцать семь своих сыновей на поиски. Возле самой вершины холма сыновья его нашли черный провал. К нему сходились следы овец. Старший сын спустился в пещеру, куда вел провал, и разбудил спавшего там дракона. Дракон съел его, а затем вылез наружу и съел еще двадцать пять сыновей Дана. Только младший сын по имени Глас успел спрятаться за камень и остался невредим. Вечером вернулся он домой и сказал старому отцу: „Дракон съел всех моих братьев и снова ушел спать в пещеру!“ Галантин Дан опечалился и стал думать, как справиться с драконом. В этот момент в Коннахту пришел Кухулин. Старый Дан спросил его совета. Кухулин сказал: собери своих дочерей и пропитай их одежды ядом змеи Этаркумул, а затем пошли их к пещере дракона. И сделал Галантин Дан по совету Кухулина. Когда двадцать семь дочерей его взошли на склон Куальнге, дракон вылез из норы, привлеченный их запахом. Одну за другой он съел всех дочерей Дана, кроме младшей, которую звали Айлиль. Она спряталась за камнем и видела, как дракон сожрал всех ее сестер и издох от яда змеи Этаркумул. К вечеру Айлиль вернулась в деревню и рассказала о случившемся. Галантин Дан созвал пять раз по пятьсот гостей и устроил пир в честь победы над драконом из Куальнге, и бард Фиах сложил песнь во славу Кухулина, давшего мудрый совет.»

    — Очень увлекательная история! — сказал Кот. — Но какая нам от нее польза?
    — Очень большая! — воскликнул Робин. — Из нее следует, что в Куальнге есть пещера, о которой известно с глубокой древности. Наверно в ней и хранились рукописи, найденные Сен-Клером! А над пещерой потом была возведена церковь Богородицы.
    — Весьма возможно, — согласился Саладин. — Ну и что?
    — Да ну тебя, скучный Кот! — рассердился Робин. — Может и ничего! Однако почему-то эта пещера заинтересовала тамплиеров и асассинов! А ведь и тем и другим никакого дела не было до ирландских саг! Наверняка они искали что-то другое!
    — Святой Крест? — спросил Кот.
    — Ну, я не знаю… — протянул Робин. — Может, что-то другое. Каким образом Святой Крест мог оказаться в Ирландии?
    — Ответить на этот вопрос нам поможет медальон! — торжественно произнес Кот, взял кусочек бумаги, перо и написал готическими буквами: «Sanctus Crux». Затем Кот открыл медальон, вынул из него старую бумажку, положил на ее место новую и защелкнул крышку.
    — Пойдем, проверим, появилась ли снова волшебная дверь на кухне, — предложил Робин. Они отправились на кухню, тщательно осмотрели все стены, но двери не обнаружили.
    К вечеру все чувствовали себя настолько усталыми от бурных событий прошедшего дня, что за ужином сидели совсем недолго. Бабушка даже забеспокоилась, настолько сонными выглядели Робин и Кот. Когда Саладин начал дремать в своем кресле, Бабушка даже сделала попытку отнести его в кровать. Правда при первом ее прикосновении Кот подскочил, как ужаленный, заорал, что у кое-кого сейчас случится радикулит, и убежал в свою спальню сам, сердито размахивая хвостом.
    Вскоре и Робин пошел спать. Прежде чем ложиться, он сделал в своем дневнике такую запись:
Весь день возвращался я снова и снова
К загадочной повести Бурой Коровы,
Зачем поселился в пещере дракон?
Какие сокровища прятал там он?
Как жаль, что не можем своими глазами
Увидеть мы земли из кельтских сказаний.
Быть может, к зеленым ирландским холмам
Удастся когда-нибудь выбраться нам!

Глава 6

    «К концу XIII века Акра стала богатейшим портом Средиземноморья. По числу груженых товарами кораблей, ежедневно бросавших якорь в торговом порту, столица Иерусалимского королевства превзошла уже Константинополь, Брундизий и Александрию. В многочисленных лавках, окружавших бухту Акры, заезжий купец находил в изобилии шелка, ковры, пряности, слоновую кость, драгоценные камни и фарфор, — все то, что везли нетеропливые верблюжьи караваны по Великому Шелковому пути из Китая и Индии. Миланские доспехи, арбалеты из Толедо, серебряные кубки из Зальцбурга, мраморные статуи из Мореи обменивались здесь на бесчисленные сокровища Востока. Иерусалимское королевство было единственным христианским государством, чеканившим в то время золотую монету. Благочестивые паломники меняли в Акре дешевые серебрянные деньги на полновесные золотые дублоны с двойным иерусалимским крестом.
    Но богатое королевство кончалось в двадцати милях от ворот Акры. Миновав Сидонский замок под сумрачными взглядами тамплиеров, день и ночь дежуривших на стенах, путник попадал во владения султана Бейбарса, безжалостного и неутомимого воина, поставившего своей целью уничтожение христианства на Востоке. Город за городом, замок за замком продвигался Бейбарс, и вот уже Бейрут и Антиохия, Триполи и Аскалон разрушены и сожжены. Венецианский флот с моря, замки тамплиеров с суши до поры до времени преграждали путь сарацин к Акре. Но раздоры и междуусобица в маленьком Иерусалимском королевстве не могли укрыться от шпионов Султана. Борьба за власть между потомками Гвидо Лузиньяна и наследниками Фридриха Гогенштауфена, смертельная вражда между тамплиерами и тевтонцами, соперничество венецианцев и генуэзцев пробудили у хитроумного Бейбарса надежду захватить Акру без боя. Для этой цели он решил сделать ставку на нового претендента на Иерусалимский престол: опасного и непредсказумого Карла Анжуйского. Казалось, честолюбивый брат Людовика Святого, с бешеной скоростью строивший свою средиземноморскую империю, был готов пойти на тайный союз с сарацинским султаном. За помощь против Венеции и Лузиньянов, Бейбарс требовал у французского принца ключи от Акры!»
    Кот дочитал до этого места и довольно заурчал. Двухтомник «История Палестины для младших школьников» подтверждал его догадку. О Святом Кресте, правда, в книге не было ни слова, но Кот решил, что такое поверхностное издание просто не посчитало нужным обсуждать судьбу главной святыни христианства. Саладин сполз с кресла и подошел к столу, на котором была разложена Mapamundi. Водрузив на нос пенсне и вооружившись циркулем, он начал измерять какие-то расстояния, мурлыча себе под нос:
— Куда мы с киской держим путь,
Что вьется словно нить,
Рискуя в море утонуть
И горло простудить?

    — Ну что, Саладинчик, как твои успехи? — окрикнул его Робин, возвращавшийся из библиотеки с книгой Бурой Коровы под мышкой.
    — Успехи велики! — сказал Кот. — Я понял, как возник союз между Султаном Бейбарсом и генуэзцами.
    — Как же он возник? — спросил Робин, который до этого момента не подозревал о существовании такого союза.
    — Это совершенно очевидно! — назидательно сказал Кот. — Достаточно посмотреть на карту.
    Робин взглянул на карту, но очевидно ему не стало.
    — Котуся, будь добр, объясни как следует! — взмолился он.
    — Пожалуйста! — согласился Кот. — Как ты конечно помнишь, мы установили, что Святой Крест был отправлен сарацинами из Иерусалима в Дамаск.
    — Да-да, — вспомнил Робин, — ты говорил, что Дамаск — самое удобное место, крепость, никогда не попадавшая в руки христиан…
    — Совершенно верно! — подхватил Кот. — И естественно, когда Фридрих Гогенштауфен овладел Иерусалимом, Султан велел перевезти туда Крест. Но через двадцать лет под стены Дамаска подступили монголы. Хан Хулагу захватил Сирию!
    — Может быть, и Крест попал в руки монголов? — спросил Робин.
    — Это совершенно исключено! — убежденно воскликнул Кот. — Ведь с монголами шли армяне и грузины! Если бы такая святыня оказалась среди трофеев, об этом сразу же стало бы известно!
    — Значит, Крест был эвакууриван из Дамаска?
    — Конечно! Я убежден, что в тот момент, когда монголы и сарацины строили свои армии для решающей битвы, Крест уже покоился в какой-нибудь сокровищнице в Каире!
    — Может быть, — сказал Робин, — но причем же здесь генуэзцы?
    — А как ты перевезешь такое сокровище из Дамаска в Каир? — спросил его Кот.
    — Ну, например, через Иерусалим и Аскалон… — предложил Робин, глядя на карту.
    — Маловероятно! — возразил Кот. — Вся Палестина была полем сражения. И Бейбарс и монголы стремились заручиться поддержкой Иерусалимского королевства. Никто не знал, чем закончится война и чью сторону примут христиане! Неужели ты думаешь, что в такой опасной обстановке Султан распорядился бы везти Крест в Египет через Палестину?
    — Кажется, теперь я понимаю, что ты хочешь сказать! — произнес Робин. — Единственный надежный путь из Сирии в Египет лежал через море, а у Султана не было сильного флота!
    — Разумеется! — вскричал Кот. — И он нанял генуэзцев, которые за сто золотых динаров согласились бы отвезти Крест хоть в Японию! Вот смотри! — Саладин победно показал на карту. — Тортоза — сирийский порт и генуэзская крепость. Отсюда и только отсюда Святой Крест мог быть отправлен в Александрию!
    — Очень может быть, — кивнул Робин, — и ведь как раз в это время венецианцы изгнали генуэзцев из Акры. Вот те и решили в отместку заключить союз с Султаном и, при помощи Карла Анжуйского, помочь ему овладеть Акрой!
    — Скорее всего так и было, — подытожил Кот. — Но, к сожалению, это всего лишь предположение скромного историка, а не проверенный факт.
    Робин обошел вокруг стола.
    — А от медальона не было пользы? — спросил он.
    Кот покачал головой.
    — Пока никакой!
    — В «Бурой Корове» тоже ничего обнадеживающего, — горестно вздохнул Робин. — И «Манну» еще не починили. Что же мы будем делать?
    — Математику! — ответил Кот, поскольку именно в этот момент прозвучал сигнал гонга, призывающий их в бабушкину мастерскую для утренних занятий.

    Бабушка с самого утра пребывала в энергичном расположении духа. Она уже несколько раз поднималась на борт «Манны», разобрала целые кучи хлама, скопившегося в хозяйственных отсеках корабля, отправила все пододеяльники и наволочки в стирку и, наконец, вернулась в замок, чтобы дать гонг на математику.
    Когда Робин и Кот, кряхтя, заняли свои места в архитектурной мастерской, Бабушка торжественно сняла с полки растрепанный задачник, открыла его на заранее отмеченной странице и продиктовала:
    — Логическая задача «Чаепитие». Определить, кому принадлежит Святой Крест, если известно, что обладатель его принимал участие в Чаепитии и имел бороду, более короткую, чем борода того, кто выпил на две чашки больше, чем обладатель кинжала. Известно также, что Коран находился у того, кто выпил на две чашки чая меньше, чем тот, кто имеет бороду, более длинную, чем борода обладателя четок. Кинжал находился у того, кто выпил больше чая, чем имеющий бороду, уступающую в длине бороде обладателся Корана. Сосед принца Анжуйского не носил кинжал. Сосед Султана Бейбарса перебирал четки. Сосед Старца Горы имел самую короткую бороду.
    — Это все? — спросил Робин.
    — Во всяком случае, все, что поместилось на странице 566, - сказала Бабушка. — Но мне кажется, что задача на этом кончается.
    — Ну и ну! — воскликнул Кот. — Совершенно ничего не понятно! На мой взгляд, задача имеет три решения: либо Карл Анжуйский, либо Старец Горы, либо Султан Бейбарс.
    — Подожди, Котик, — медленно проговорил Робин, который сосредоточенно размышлял. — Давай рассуждать логически. Предположим, что Крест находится у Старца Горы. Могла ли его борода быть короче, чем у Принца? Маловероятно. Значит, она короче бороды Султана, который выпил на две чашки больше, чем обладатель кинжала. Кто может быть обладателем кинжала? Вероятно, Старец, он же глава асассинов, как он может без кинжала?
    — Прекрасно! — подхватил Кот. — И Коран находится у Старца, который выпил на две чашки меньше, чем Султан, борода которого длиннее бороды Принца, у которого есть четки! И с этим условием все в порядке! Кинжал, как мы решили, у Старца, значит он выпил больше чая, чем Принц, борода которого заведомо короче!
    — Я прекрасно представляю себе Принца с четками из черепов, слева от него Старец с кинжалом, Кораном и Крестом, а справа Султан, у которого ничего нет, но который пьет чай за троих! — радостно воскликнул Робин.
    — Теперь посмотрим на оставшиеся условия, — продолжал Кот. — Сосед принца Анжуйского не носил кинжал. Это, конечно, Султан. Сосед Султана Бейбарса перебирал четки. Это Принц. Сосед Старца Горы имел самую короткую бороду. Это тоже Принц! Задача решена!
    — Наш ответ: Крест принадлежит Султану! — сказал Робин и посмотрел на Бабушку. — А что написано в задачнике?
    — Ответа, к сожалению, нет! — сказала Бабушка. — В этом задачнике отсутствуют страницы с решениями задач.
    — А откуда он вообще взялся у нас? — удивился Кот.
    — Сама не знаю! — ответила Бабушка. — Вчера вечером обнаружила его на полке с математическими книгами, хотя никогда раньше его не замечала. Просто чудеса какие-то!
    Кот посмотрел на Робина, а Робин посмотрел на Кота. Одна и та же мысль пришла им в головы.
    — Медальон! — проговорил Робин.
    — Скорее всего! — подхватил Кот.
    Оба вскочили со своих мест, подбежали к Бабушке и стали лихорадочно листать старый задачник, пытаясь определить, нет ли в нем других полезных сведений. К сожалению, страницы ветхой книги были изгрызены мышами и залиты какой-то бурой жидкостью, вроде крови. То здесь, то там попадались обрывки задач, но ни одну из них невозможно было прочитать с начала до конца.
    Дело кончилось тем, что Бабушка поставила Робину и Коту пятерки, и они все вместе пошли обедать. За обедом Робин выглядел очень рассеянным, положил в борщ горчицу вместо сметаны и на вопрос Тиана Обержина, сколько ему положить котлет, ответил «минус четыре». Едва трапеза была завершена, Робин удалился в кабинет и начал чертить таблицы на листке бумаги. Когда сытый и сонный Кот лениво спросил его, что он делает, Робин ответил:
    — Пытаюсь понять, нет ли других решений. Мне что-то странно, что у Старца борода короче, чем у Султана.
    — Ну, это легко проверить! — отозвался Кот. — Допустим, Крест у Султана. Его борода короче бороды Старца, который выпил на две чашки больше, чем обладатель кинжала, а это, как мы думаем, сам Старец. Коран находится у Старца, а четки в виде черепов у Принца. Принц сидит в середине, пьет меньше всех чая и имеет самую короткую бороду… Все сходится!
    — Да, — мрачно сказал Робин. — Хуже того, Крест может быть и у Принца. Его борода короче бороды Султана, который выпил больше чая, чем Старец. Коран по-прежнему у Старца, а четки у Принца, который сидит в центре и пьет мало чая!
    — Ну вот, значит, я был прав! — обрадовался Кот. — Задача имеет три решения!
    — Что же в этом хорошего? — удивился Робин. — Таким образом, мы ничего нового не узнали по поводу местонахождения Креста!
    — Да, это обидно! — сказал Кот. — Может, там были еще условия?
    — Может быть, — грустно согласился Робин. — Но мы их никогда не узнаем!
    — Напишу-ка я обо всем этом клирику Игнатию! — предложил Кот. — Может, он что-то посоветует?
    Робин согласился с этим планом. Кот быстро написал записку клирику, отослал ее с горничной на почту и пошел спать. А Робин свернулся калачиком в кресле и углубился в «Книгу Бурой Коровы». На этот раз ему попалась новая сага про Кухулина.
    «Однажды король Ольстера пригласил Кухулина в гости и попросил его разрешить старый спор из-за двух коров бурой и красной масти. Коров этих король уступил в прошлом году друиду из Куальнге, который излечил его от бессонницы. Однако, едва их перегнали в Куальнге, король снова начал страдать бессонницей, и теперь хотел получить своих коров назад. В назначенный час король со свитой из пяти храбрых воинов и друид пришли на суд Кухулина. Друид хотел поразить собравшихся своим искусством, и превратил посох в змею. Кухулин однако вынул из кармана крупного ежа и тот загрыз змею, прежде чем друид успел превратить ее обратно в посох. Тогда все признали мудрость и могущество Кухулина, и он начал вершить суд. Прежде всего, он приказал привести обеих коров. Едва король увидел их, как его бессоница прекратилась, и он заснул крепким сном. Спал он семь дней и восемь ночей, а воины построили над тем местом, где он спал, навес из листьев папоротника, чтобы король не вымок под дождем. Пока король спал, Кухулин снял с обеих коров шкуры и как следует выдубил их. Из мяса же коров он сварил суп с чесноком, которого было так много, что хватило Кухулину, друидам и пяти воинам на все то время, что король спал. Когда король проснулся, Кухулин сказал: „Шкуру бурой коровы возьмет друид и сделает из нее книгу. Шкуру красной коровы возьмет король и так же сделает из нее книгу. Чтение книг убережет короля от бессоницы, а друид получит в награду за свой труд оба коровьих хвоста.“ Все прославили мудрость Кухулина, а бард Фиах сложил о нем сагу такой же длины, как тень от копья, воткнутого в землю вертикально, через два часа после рассвета в летний день.»
    Прошло еще три дня. На «Манне» полным ходом шел ремонт, и Робин уже предвкушал тот миг, когда вновь поднимется на капитанский мостик и даст команду «Отчаливай! Курс норд-норд-вест!» Кот тоже целые дни проводил в каретном сарае, переоборудованном в верфь. Он наблюдал за работой слесарей и механиков, временами давал ценные советы Директору Королевской Верфи, иногда даже сам брал в лапы дрель или сварочный аппарат. Однажды, на исходе дня, когда Саладин с увлечением затягивал разводным ключом гайки на форштевне корабля, к нему робко подошла горничная.
    — Господин барон, простите за беспокойство! — сказала она.
    — Что там еще? — спросил Кот и недовольно оглянулся.
    Горничная передала ему конверт с печатью Ватиканской канцелярии. Кот решительным движением сломал печать. Из конверта выпал листок пожелтевшей, ветхой бумаги. На нем было написано: «Старец Горы сидел слева от всех. Сосед Магистра Тамплиеров выпил больше чая, чем обладатели кинжала, четок и Корана вместе взятые. У Принца Анжуйского не было Корана, у Султана — кинжала.»
    — Прекрасно! — вскричал Кот. — Вот недостающие условия! Пойду, покажу их Робину.
    И он побежал со всех ног на поиски Робина. Через три четверти часа Робин и Кот нашли новое решение: слева сидел Старец, у которого были четки и который выпил три чашки чая. Рядом с ним сидел Магистр, который не пил чая и у которого был Крест. Вслед за ним сидел Принц с кинжалом. Он выпил одну чашку чая. А правее всех сидел Султан с Кораном. Он выпил пять чашек чая.
    — Но это значит, что Крест у Магистра! — воскликнул Саладин. — Как же это вяжется с нашими предыдущими теориями?

Глава 7

    Наконец, работы на верфи подошли к концу. Корабль вновь засиял чистотой и великолепием. Новые переборки в носовой части Бабушка обклеила обоями из цикла «Дама с единорогом», а на иллюминаторы она повесила занавески с портретами английских королей. Корабельные машины, винты, навигационные приборы, торпедные аппараты и встроенные арбалеты были приведены в идеальный порядок. Начальник Королевской верфи сам поднял корабль в воздух и, сделав изящный вираж, посадил его на лужайку перед подъемным мостом. Все в замке жили в ожидании нового путешествия, однако никто не знал, куда на этот раз решат двинуться адмирал с вице-адмиралом. А сами адмирал и вице-адмирал (Робин и Саладин) проводили все свободное время над Mapamundi, анализируя возможные варианты охоты за Крестом и прокладывая самые увлекательные маршруты для «Манны».
    Наконец, в четверг вечером, Кот и Робин пригласили Бабушку, Тиана Обержина и стражников собраться в кабинете Робина. Когда все уселись в мягких креслах, Кот, расхаживавший взад-вперед, как Эркюль Пуаро накануне раскрытия важного преступления, откашлялся и произнес речь.
    — Почтенная Бабушка и вы, джентльмены, — начал он. — Я расскажу вам о том, к какой гипотезе удалось прийти мне и Робину на основании многочисленных запутанных и противоречивых фактов, выяснившихся в последние недели. Речь пойдет об исчезновении Святого Креста и роли, которую сыграли в этом исчезновении разные исторические личности. Я призываю вас слушать внимательно и высказывать свои соображения, не перебивая, однако, докладчика. Наша версия не окончательна, ваши ценные замечания могут помочь подтвердить или опровергнуть ее.
    Вначале мы полагали, что Крест находится на Сицилии, вероятно в Палермо, где его мог спрятать Карл Анжуйский накануне Сицилийской вечери. Тайный союз между принцем Анжуйским, генуэзцами и Султаном Бейбарсом не вызывает сомнений. Коварный и вероломный принц, который не стесняясь использовал последний Крестовый поход для расширения своих владений, мечтал основать новую империю на Средиземном море. Получив благодаря Людовику Святому Сицилию и Тунис, он добился покровительства Папы и обявил себя Иерусалимским королем. Более того, он претендовал на корону Латинского императора и мечтал овладеть Константинополем. Однако на море ему противостоял могучий венецианский флот, а в Акре против него выступали тамплиеры и госпитальеры. В поисках сильного союзника Принц начал тайные переговоры с Султаном Бейбарсом, давно стремившимся овладеть Акрой и положить конец Иерусалимскому королевству. В обмен на ключи от Акры, Султан готов был отдать Принцу Святой Крест. Получив эту святыню, Принц сделался бы знаменитейшим рыцарем христианства и без труда сумел бы собрать армию, достаточную для победы над Венецией и покорения Византии. Нет сомнений, что Карл Анжуйский принял предложение Султана. Тем не менее, мы пришли к выводу, что Крест так и не был отправлен на Сицилию.
    Во-первых, если бы Принц получил Крест, он бы сразу объявил об этом, а он этого не сделал. Во-вторых, как известно, и Принц, и Султан внезапно умерли, не дожив до падения Акры. Карла Анжуйского зарезали во время Сицилийской вечери, Султан Бейбарс скончался от неизвестной болезни под стенами Акры. Следовательно, что-то или кто-то расстроил их сделку.
    Поняв это, мы решили распутывать историю с другого конца. Как вам известно, в Четырнадцатом веке знаменитый тамплиер граф Сен-Клер сделал несколько удивительных открытий в пещере под церковью Богородицы на Куальнге. В числе найденных им сокровищ — уникальная книга Бурой Коровы, памятник раннего средневековья. Что еще мог найти граф в пещере? Почему он стал жертвой асассина именно на месте своей находки? Мы предположили, что нашел он ничто иное, как Святой Крест. Очевидно, он увидел его, когда в первый раз спустился в пещеру. Однако Крест был слишком велик и тяжел, и граф не мог один поднять его на поверхность. Взяв с собой несколько старинных книг, граф отправился в деревню Куальнге, чтобы найти себе помощников. По всей видимости, неосторожный Сен-Клер проговорился о том, насколько ценное сокровище осталось в пещере. Мы можем только предположить, что помочь вынести Крест на поверхность вызвался некий иноземец. Коренные жители Куальнге ни за что не согласились бы приблизиться к пещере, о которой ходила дурная слава. Таинственный иноземец спустился вслед за графом в подземелье, в одном из залов которого лежал Крест. Именно возле Креста он вонзил в грудь несчастного Сен-Клера свой кинжал.
    К сожалению, все остальное окутано тайной. Мы представления не имеем о том, куда затем девался Крест. Но мы думаем, что побывав в подвали церкви Богородицы на Куальнге, сможем найти какие-либо следы, надписи или документы, которые прольют свет на эту тайну.
    Кот сделал паузу и окинул взором присутствующих.
    — Котик, а как же Святой Крест мог попасть в Ирландию? — спросила Бабушка.
    — Прекрасный вопрос! — воскликнул Саладин. — Именно об этом мы думали последние несколько дней. И только вчера вечером, вспомнив один из своих снов, я нашел ответ на него! Обратимся к истории исчезновения Креста. Как всем известно, ни один из историков не видел эту знаменитую реликвию после битвы при Хаттине. Большинство авторов сходится на том, что Крест попал в руки Саладину. Почему они так считают? Разумеется потому, что сам Саладин неоднократно упоминал Крест во время своих переговоров с Ричардом Львиное Сердце. Мы и сами считали это неоспоримой истиной вплоть до ближайшего времени.
    — Но решение логической задачи из бабушкиного задачника ясно указывало на то, что Крест попал к тамплиерам! — воскликнул Робин.
    — Вот именно! — поддержал его Кот. — Несомненно из секретных архивов тамплиеров узнал о Кресте и граф Сен-Клер! Мы не могли понять, кто из мусульманских владык мог передать эту ценнейшую реликвию своему главному врагу — Магистру тамплиеров. До сегодняшнего утра мы блуждали в тумане. Но сегодня Канцелярия Ватикана прислала мне по почте «Хроники Лузиньянов» неизвестного автора. И вот в этом редком литературном источнике на шестнадцатой странице Робин нашел такую историю:
    «Когда несметные полчища сарацин окружили Хаттинский холм, король Гвидо понял, что участь его войска решена. Перед тем, как повести своих рыцарей в последнюю безнадежную атаку, он приказал тамплиерам спрятать Святой Крест, чтобы он не достался врагу. На рассвете Крест был закопан в землю. Место, где он спрятан, тамплиеры хранят в строгой тайне.»
    — И тогда мы поняли, почему ни Саладин, ни Аль Камил, ни Бейбарс так и не отдали Крест христианам! И мы поняли, почему он не попал в руки монголам и не был отправлен на генуэзской галере в Египет, как мы считали раньше! Крест был спрятан на территории, которая больше никогда не вернулась под власть христиан. Несомненно, он пролежал под землей много лет. Тайна его местонахождения могла быть потеряна навсегда, ведь Саладин казнил всех тамплиеров, попавших в плен при Хаттине. И все же кто-то из рыцарей выжил и сохранил секрет!
    — А кто мог потом выкопать Крест? — с любопытством спросила Бабушка.
    — Конечно же тот, кто отвез его в Ирландию! — победоносно ответил Кот.
    — А кто отвез его в Ирландию?
    — Ну уж это совершенно элементарно! — воскликнул Кот. — Кто из героев Крестовых походов является одновременно покорителем Ирландии?
    Бабушка напрягла свою память и неуверенно предположила:
    — Может быть, Эдуард Первый?
    — Вот именно! Вот именно! — подхватил Кот. — Эдуард Первый, храбрый и безжалостный рыцарь, который голыми руками задушил ассасина в лагере под Акрой! Эдуард Первый, который стал крестоносцем по призыву престарелого Людовика Святого, но в отличие от него, двинулся не в Тунис, а в Акру. Этот король всегда знал, что ему надо, и шел прямо к цели! Он наверняка понял в Святой земле, что гибель Иерусалимского королевства — лишь вопрос времени. Он скорее всего узнал от тамплиеров, что Крест спрятан далеко за пределами владений христиан, на диком Хаттинском холме. Он и только он мог организовать рискованную экспедицию вглубь вражеской территории, спасти Крест и вывезти его в Англию! А затем именно он покорил Шотландию и Ирландию, разбил Уилльяма Уоллиса и прославил династию Плантагенетов!
    — Я только одного не понимаю, — сказала Бабушка, — почему же он не предал огласке находку Креста и не поместил его, например, в Вестминстерское аббатство?
    — Прекрасный вопрос! — похвалил ее Кот. — И ответ на него не так уж прост. Начнем с того, что единственный дошедший до нашего времени кусок Святого Креста хранится именно в Вестминстере! Король не мог оставить свою страну без защиты драгоценной реликвии, но по каким-то причинам он не решался объявить о находке Креста и даже спрятал его не в Англии, а в далекой ирландской пещере. Мы можем только предполагать, что к этому имели отношение две великие противоборствующие силы того времени — тамплиеры и ассасины! Ведь недаром короля пытались убить еще в Святой земле. И недаром, спустя шестьдесят лет, ассасин убил графа Сен-Клера в пещере, где лежал Крест. Мы надеемся пролить больше света на эту историю, когда сами спустимся в знаменитую пещеру Куальнге!
    После последней торжественной фразы кошачьей речи воцарилось молчание. Наконец его прервал Робин:
    — Итак, слушайте приказ Адмирала! — сказал он. — Всем собирать имущество для путешествия в Ирландию! Берите побольше зонтиков, плащей, а также керосиновых ламп и веревочных лестниц для спуска в пещеру. А главное, как следует вооружайтесь: ведь где-то возле Куальнге рыщет Бумберг со своими волкодавами!
    Стражники и горничные вскочили со своих стульев и забегали кто-куда. Тиан Обержин направился в кладовые собирать провизию. Одна Бабушка осталась на своем месте в глубокой задумчивости.
    — Котуся! — наконец произнесла она. — В твоей истории совершенно не ясна роль Султана Бейбарса. Если у него никогда не было Креста, то зачем он вел всю эту торговлю с принцем Анжуйским? Неужели он рассчитывал, что Принц откроет ему ворота Акры, даже не удостоверившись в том, что Крест действительно находится в руках Султана?
    — Думаю, именно так! — сказал Кот. — А впрочем, не знаю! Но интуиция подсказывает мне, что какая-то мрачная тайна связывала их всех вместе: Султана, Принца, короля Эдуарда Первого, Магистра Тамплиеров и Старца Горы. И все они, кроме Эдуарда Первого, умерли внезапной и загадочной смертью…
    Затем Кот и Робин умчались руководить сборами, а Бабушка осталась в кабинете Робина в глубокой задумчивости. Она перебирала в памяти все, что помнила о Святом Кресте и сопоставляла свои сведения с теорией Кота. Проблема была в том, что знания Бабушки относились к более ранней исторической эпохе. Как мы знаем, Бабушка, помимо решения кросвордов, увлекалась литературой на религиозные темы, и часто перечитывала «Деяния Апостолов», Блаженного Августина и Фому Аквинского. К сожалению, в этих источниках о Святом Кресте было сказано крайне мало. Бабушке вспомнилась лишь история о том, как святая Елена, откопав сразу три креста на горе Голгофа, решила проверить, какой из них святой, поднося их по очереди к некоему больному, который исцелился только после прикосновения к истинному Кресту…
    Вдруг внимание Бабушки привлекло какое-то едва заметное движение в комнате. Она вздрогнула и стала оглядываться по сторонам. Кабинет казался совершенно пустым. Тем не менее, Бабушка была уверена, что где-то совсем рядом с ней что-то шевелится. Она прислушалась, но никаких подозрительных звуков не услышала. Тогда она встала со своего кресла и прошлась по комнате. Все было как всегда. Над письменным столом висел портрет Ричарда Львиное Сердце, на столе лежала Mapamundi. Посреди карты красовался забытый Котом медальон. Бабушка было успокоилась, но тут взгляд ее упал на извивы Великого Шелкового пути. Длинная лента его змеилась по Mapamundi с востока на запад. И вдруг Бабушка заметила сначала в одном, а потом в нескольких местах Великого пути маленькие черные кляксочки, которые ползли, как муравьи, по огромной дороге, то замедляясь и останавливаясь, то ускоряясь.
    Бабушка сняла очки и склонилась над одной из кляксочек. Та как раз вытянулась в иголку и заскользила по Шелковому пути.
    — Это же караван! — воскликнула Бабушка.
    По карте двигался миниатюрный нарисованный верблюжий караван. Он заходил в города и исчезал, затем появлялся снова, то сокращаясь, то увеличиваясь в размерах. Вот он миновал Багдад, вот дополз до Дамаска. В Дамаске к нему присоединился еще один караван, шедший из Тегерана. Вместе они не торопясь двинулись дальше на запад и, наконец, добрались до конечного пункта своего пути, красавицы Акры. Едва караваны исчезли за ее стенами, как из порта Акры брызнули во все стороны корабли и побежали по Средиземному морю в Италию, Грецию, Египет, Испанию…
    Теперь Бабушка уже не могла оторваться от ожившей карты. Передвигаясь вслед за кораблями, она дошла до самого Гибралтара, где маленький флот был атакован алжирскими пиратами, поднялась в Испанию, где увидела армию Альмагебидов под стенами толедского Алькасара, заглянула во Францию, где траурная процессия с останками Людовика Святого, покрытыми флагом с лилиями, двигалась к аббатству Сен-Дени, и снова отправилась в Азию, где хан Хулагу сжигал город за городом.
    Хотя радикулит давал себя знать, и глаза ее болели от напряжения, Бабушка со все возрастающим интересом разглядывала маленькие фигурки, облачка дыма, шатры и осадные машины. Армии бороздили равнины Месопотамии, перекидывали мосты через Тигр и Евфрат, сжигали те же мосты, сталкивались друг с другом, расходились. Монголы наступали, арабы отходили все дальше и дальше на запад. Вот пал Багдад, вот Алеппо, а вот и Дамаск. И тут Бабушка увидела, как из ворот Каира в далеком Египте вышло грозное войско и двинулось навстречу монголам. А бесчисленная монгольская кавалерия покинула Дамаск и устремилась на юг, против нового врага. И вот, возле Хаттинского холма два войска столкнулись и началась битва. Деталей Бабушка разглядеть не могла, лишь по клубам пыли и блеску оружия она догадывалась, что сражение было ожесточенным. Одно показалось ей странным: пока шел бой, невдалеке стояла без движения группа всадников в белых плащах. Они, казалось, наблюдали за битвой, не вступаясь ни за одну из сторон. Бабушка не успела их как следует разглядеть, потому что сражение закончилось, разбитые монголы отступили, а доблестное египетское войско бросилось в погоню за ними. В это время маленький отряд странных всадников поднялся на Хаттинский холм. Рыцари спешились и начали что-то искать. Вокруг них двигались отряды мамелюков, но рыцари спокойно продолжали свою работу…
    — Бабушка! — позвал снизу Робин.
    Бабушка кряхтя распрямилась, надела очки и выбежала из кабинета, так и не увидев, что произошло потом.
    Пять минут спустя в кабинет ворвались Робин и Кот Саладин, узнавшие от Бабушки, что медальон лежит на Mapamundi, которая неожиданно ожила. К их разочарованию, большинство фигурок на карте уже стояло без движения. Хан Хулагу замер на пути в Золотую Орду, а Султан Бейбарс — у ворот Дамаска. У Хаттинского холма никого не было. Лишь одна маленькая черная точка торопливо завершала свой путь по Палестине. Наконец, она нырнула в палаточный лагерь под Акрой и исчезла.
    В этот день Робин записал в своем дневнике:
— Лежал ли ты в жарком песке под Хаттином,
И если ты был там, то кто тебя вынул?
Таишься ли ты в лабиринтах пещер?
Владеет ли тайной твоей тамплиер?
Быть может ты сгинул в стране асассинов
Иль брошен был кем-то в морскую пучину?
Немало на свете загадочных мест.
Куда же ты делся, таинственный Крест?

Глава 8

    Протрубили трубы, и «Непобедимая Манна» двинулась в новый поход. И по всему было видно, что ее экипаж готов к самым суровым испытаниям. Отлетев на небольшое расстояние от Замка, Робин провел испытание самонаводящихся бортовых арбалетов. У Тиана Обержина взяли жареную курицу и сбросили ее на парашюте. Затем Кот нажал пусковую кнопку, и двенадцать стрел пронзили бедное животное, прежде, чем оно успело коснуться земли. После этого было проведено учебное бомбометание. Робин и Кот по очереди швыряли за борт чугунные гири, пытаясь попасть в медный таз, специально для этой цели вынесенный горничными на лужайку. После того, как и тот и другой промазали по пять раз, было решено уменьшить высоту бомбометания до трех метров. С этой дистанции Робин поразил цель. От грохота Бабушка едва не упала в обморок, и на этом учения было решено прекратить. «Манна» легла на курс и вскоре развила скорость в тридцать пять узлов.
    На следующий день Тиан Обержин приготовил завтрак на военный лад: геркулесовая каша с чесноком и ромовый пуддинг. Как следует подкрепившись, Робин и Кот вышли на палубу. Под ними плескалось суровое и холодное Ирландское море. Подняв воротники мундиров, адмирал и вице-адмирал смотрели на волны и слушали крики чаек. Наконец вдали показались черные скалы над белой чертой прибоя.
    — Приветствую тебя, страна друидов и бардов, святого Патрика и Кухулина! — сказал Кот, поежился и спустился в кают-компанию.
    А Робин простоял еще полчаса на мостике, вглядываясь в приближающийся берег. В какой-то момент ему показалось, что на самом высоком из утесов стоит ирландский волкодав и смотрит на приближающуюся «Манну». Однако, когда корабль пролетел над утесом, его вершина была уже пуста. В конце концов Робин замерз, и у него заболело горло. Он почувствовал, что простужается, и спустился в кают-компанию. Затем, стараясь не попадаться на глаза Бабушке, Робин пошел в свою каюту за шерстяными носками. Надев их, он отправился на камбуз и выпил там чаю с малиной. За этим занятием его застала Бабушка, которая сразу же обо всем догадалась.
    В результате следующие полчаса Робин полоскал горло фурацилином, ставил себе градусник, принимал супрастин и антигриппин, грел нос синей лампой и заматывал голову пуховым платком — все, естественно, под руководством Бабушки. Когда все процедуры были закончены, Робина уложили на диван в кают-компании, закутали в три шотландских пледа, а Кот вызвался почитать ему вслух.
    — Хорошо, Котик, я как раз не дочитал последнюю главу «Бурой Коровы», — слабым голосом сказал Робин.
    Кот быстро сбегал за книжкой, устроился в кресле, надел пенсне, отыскал нужную страницу, прокашлялся и начал читать:
«Гибель Кухулина.
    Однажды десять королей встретились в трактире возле рыночной площади в Куальнге. Хозяин этого трактира, Фер Диад, подмешал в эль толченых мухоморов, возбуждающих мужество. Выпив первый боченок, короли завели беседу о своих военных подвигах. Король Корка сказал: „Одним копьем я могу проткнуть в бою десятерых сыновей Конхобара, даже если они наденут свои толстые куртки из войлока“. Король Улада сказал: „А я бы мог выдернуть сто волос из бороды великана Амаргина, да так, что тот бы не проснулся“. Тогда король Ольстера, который выпил больше всех, сказал: „А мне ничего не стоит убить на поединке Кухулина“. Все закричали, что он жалкий хвастунишка. Тогда король Ольстера встал из-за стола и попросил их подождать до завтрашнего утра. Короли согласились и велели Феру Диаду зажарить двух коз и прикатить еще боченок эля. Король Ольстера взял свой железный нож и отправился на поиски Кухулина. А Кухулин в это время стоял на перекрестке дорог возле горы Фуат и смотрел на звезды. Король издали заметил Кухулина и, чтобы обмануть его, притворился чужестранцем. Он вышел на перекресток и сказал громким голосом: „Феохар! Фурахар! Кас! Фот! Саксан!“ что в переводе означает: „Окажи мне гостеприимство, благородный муж!“ Кухулин не мог отказать гостю и пригласил его к себе домой. Дома он кормил и поил короля Ольстера, пока оба они не заснули. Утром король Ольстера проснулся первым и вспомнил, что обещал убить Кухулина. Слезы полились у него из глаз. Горько скорбя, воткнул он свой железный нож в сердце Кухулина, а затем надел на него доспехи и вложил в руки копье. Вынеся тело Кухулина из дома, король Ольстера и сам облачился в доспехи. Сделав это, он направился в трактир. „Где ты был?“ — спросили его короли. „Всю ночь я сражался с Кухулином, и вот теперь он мертв!“ — сказал король Ольстера. Фер Диад и все остальные выбежали из трактира и увидели мертвого Кухулина. Фер Диад залился слезами, а короли стали рвать на себе одежду. Затем они пошли готовить погребальный пир. Король Ольстера долго еще хвалился своей победой. Но через десять лет Айлиль узнала правду о поединке и рассказала ее всем ирландцам. Тогда бард Фиах сложил о короле Ольстера хулительную песню.»
    После чтения Робин впал в меланхолическую задумчивость. Он свернулся калачиком под одеялом и сказал Коту, что будет мерять температуру и слушать завывания ветра. Тогда Кот отправился на камбуз, чтобы выучиться у Тиана Обержина готовить ирландские кушанья.
    Повар как раз начал готовить рагу. Он крошил на разделочной доске тыкву и высыпал ее куски в чугунный котел, где уже тушилась баранина, залитая красным вином. Кот уселся рядом с Тианом и положил голову на лапы.
    — Не желаете ли баранью котлетку, мсье Саладин? — участливо осведомился повар.
    — Нет-нет, а впрочем, пожалуй… — рассеянно сказал Кот. — Это ирландский баран?
    — Свежайший! — ответил повар. — Мсье Бумберг прислал мне его сегодня утром на почтовом катере.
    — Бумберг?! — вскричал Кот. — Этот негодяй? Да он ведь отравит нас!
    Тиан Обержин побледнел, а затем сразу покраснел.
    — Не беспокойтесь, мсье Саладин, — сказал он. — Я уже попробовал некоторые части этого барана, точнее сказать, седло. Заверяю вас, оно безупречно, я не чувствую никаких признаков яда!
    — Допустим, но почему ты получаешь подарки от Бумберга? Ты что, поддерживаешь с ним отношения? — грозно спросил Кот.
    — Ах нет, нет! — простонал несчастный Тиан. — Просто мсье Бумберг состоит в том же клубе, что и я. Председатель нашего клуба недавно передал мне Рождественскую открытку от него… А раз уж мы собирались в Ирландию, в ответном письме я попросил его прислать мне на пробу знаменитой ирландской ягнятины. Вот он и прислал!
    — Чрезвычайно подозрительная история! — заявил Кот. — В каком это клубе вы состоите?
    — Клуб «Бэрримор», в него входят дворецкие всех благородных домов Великобритании и Ирландии, а также несколько видных представителей кулинарной сферы.
    — Так что же, Бумберг принялся за свое? Опять стал дворецким? — продолжал допрос Кот.
    — Нет! — ответил Тиан. — Совсем нет! Он поступил на службу в одно богатое поместье в должности Второго помощника главного повара.
    — Где находится это поместье? — вскричал Кот, хватая Тиана за фартук.
    — Точно не припомню, мсье Саладин, — ответил тот. — В названии есть странное слово, что-то вроде Кувальной…
    — Куальнге! — ахнул Кот.
    — Прекрасно, значит я не ошибся! — радостно подхватил Тиан.
    Кот так разволновался, что даже начал периодически подпрыгивать на месте.
    — А не припомнишь ли ты, милый Тиан, — спросил наконец он, — как звать владельца поместья, в котором теперь работает Бумберг?
    — Нет ничего проще! — ответил Тиан. — Его имя я сразу запомнил. Это граф Сен-Клер!
    Тут Кот едва не упал в обморок. Бабушка, которая как раз входила в дверь камбуза, озабоченно глядя на градусник, всплеснула руками.
    — И этот заболел! — воскликнула она.
    Но Кот уже вновь принял свой обычный невозмутимый вид.
    — Итак, получается, что мы летим в гости к графу Сен-Клеру, скелет которого недавно нашли археологи, а кормить нас там собирается отравитель Бумберг! — подытожил он.
    И как бы в подтверждение его словам откуда-то снизу, из рощи, над которой проплывала «Манна», раздался протяжный вой волкодава.
    — У Робина жар! — сообщила Бабушка. — Тридцать девять и три.
    — Какой ужас! — воскликнул Кот. — Надо сделать ему натирание из уксуса!
    — Нет, — сказала Бабушка, — надо вызвать ему врача, и немедленно.
    — Да, — согласился Кот, — хотя я не очень-то доверяю этим ирландским лекарям…
    Тем не менее он быстро взбежал по трапику в капитанскую рубку и приказал вахтенному:
    — Срочная посадка! Веди корабль в ближайшую деревню!
    Вахтенный откозырял. «Манна» резко пошла вниз. В столовой задребезжали чайные блюдца, книги съехали с полок. Кот увидел в иллюминаторы несколько черепичных крыш, шпиль какой-то церкви, ограду парка. «Манна» маневрировала, выбирая место для посадки. Наконец, место было найдено на поляне парка, откуда широкая аллея вела ко входу в старинный помещичий дом.
    Накинув китель, Кот вышел на палубу корабля. Вслед за ним выскочила Бабушка, завернувшаяся в клетчатый плед. Сумерки сгущались. Между деревьями висел туман, сквозь который едва пробивался свет из окон дома и иллюминаторов «Манны».
    — Красивый парк! — сказал Кот, втянув носом сырой воздух. — Ждите здесь, я сбегаю в дом, попрошу вызвать врача!
    С этими словами он осторожно спустился на землю и запрыгал по аллее по направлению к крыльцу дома. Через минуту Саладин вынырнул из тумана на огромном мраморном крыльце и чуть не сбил с ног величественного швейцара в ливрее, который предусмотрительно открывал ему дверь.
    Влетев в просторный холл с резным дубовым потолком, Кот осмотрелся по сторонам. Никого, кроме швейцара, видно не было.
    — Эй, любезный, — обратился тогда Кот к швейцару. — Я вице-адмирал Саладин, совершаю воздушную прогулку по Ирландии. На борту моего корабля имеется больной, которому нужна медицинская помощь. Потрудитесь вызвать врача, а лучше двух, да скажите им, чтоб поспешили!
    Швейцар поклонился и направился к телефону. Пока он набирал номер и разговаривал с докторами, Кот обошел холл и остался вполне доволен его убранством. По стенам были развешаны картины на исторические темы. В углу стояли рыцарские доспехи, а над камином висел внушительных размером герб с изображением кукурузы.
    — Причем тут кукуруза? — удивился про себя Кот.
    — Ваше превосходительство! — обратился к нему швейцар. — Доктора о'Фарилл и о'Харрилл прибудут с минуты на минуту. Пока их нет, не угодно ли будет вам и вашим спутникам выпить по чашке чаю?
    — Нет-нет, это лишнее, — махнул лапой Кот. — Я пойду на корабль, пришлите докторов туда.
    Он направился к двери.
    — Да кстати, — спросил он, выйдя на крыльцо, — как называется ваше поместье?
    — Сен-Клер-холл в Куальнге, — с поклоном отвечал привратник.
    Кот в ужасе отпрянул от него и стремглав помчался к кораблю.
    Пока Саладин разговаривал со швейцаром, Бабушка поджидала на мостике.
    — Добрый вечер, мадам! — вдруг обратился кто-то к ней. — Это вы вызывали врача?
    — Да-да, проходите пожалуйста! — засуетилась Бабушка.
    Два человека в черных пальто поднялись на борт «Манны».
    — Доктор о'Фарилл, — представился один из них.
    — Доктор о'Харилл, — назвал себя другой. — А где же больной?
    — Сюда пожалуйста, — сказала Бабушка, и повела их к каюте Робина.
    Когда Кот примчался назад к кораблю, оба доктора уже мыли руки в медном тазу, поданном Тианом Обержином в адмиральскую каюту.
    — Ловушка! Западня! — кричал Кот, поднимаясь на борт «Манны». — Сейчас нас разрежут на мелкие кусочки! Срочный подъем! Зарядить арбалеты!
    Однако вахтенный матрос, стоявший у штурвала, сообщил вице-адмиралу, что на борту находятся два врача, которые вряд ли захотят куда-то лететь. Саладин понял, что он опоздал.
    — Что же делать? — думал он. — Сейчас мы снова попадем в плен. Да еще таким глупым образом! Ну подожди, Бумберг, меня ты так просто не возьмешь!
    Решив дорого продать свою жизнь, Кот юркнул в люк и на мягких лапах прокрался в торпедный отсек. С трудом втиснувшись туда через узкое входное отверстие, он тщательно запер за собой дверь, приставил к ней ухо и начал слушать.
    К несчастью, торпедный отсек находился очень далеко от каюты Робина, и как Кот ни прислушивался, ему не удалось уловить ни звука. Разочарованно вздохнув, Саладин принялся от нечего делать рассматривать запыленный торпедный аппарат. Внезапно он обратил внимание на то, что несмотря на плотно запертую дверь, в отсеке не было темно. Откуда-то пробивался слабый свет. Кот стал искать его источник и вскоре понял, что свет выходит из кармана его собственного кителя. Запустив лапу в карман, он извлек оттуда медальон, крышка которого сияла желтым светом. В этом зловещем свете Кот уловил несколько силуэтов, проступивших на крышке медальона. Сначала изображение было размытым, затем стало четче. Кот увидел небольшую комнату с кроватью, возле которой толпились какие-то люди.
    — Это же каюта Робина! — сообразил Саладин.
    Он пригляделся и заметил самого Робина, лежавшего на кровати с вполне довольным видом. Рядом сидела Бабушка и держала в руке кружку с каким-то лекарством. Рядом с ней стояли два доктора в черных сюртуках. Один из них только что достал из саквояжа стетоскоп. Он велел Робину поднять рубашку и стал прослушивать его дыхание. В это время Тиан Обержин бережно передал другому доктору серебряную ложечку. Тот попросил Робина открыть рот, засунул туда ложечку и начал исследовать его горло. Закончив все эти измерения, доктора отошли в угол и начали о чем-то шептаться.
    — Консилиум! — подумал Кот, и у него замерло сердце.
    Пошептавшись минуты две, доктора принялись выписывать рецепты. Каждый из них исписал по листу бумаги. Оба торжественно вручили свои творения Бабушке. Бабушка взяла рецепты, попыталась их прочитать, видимо ничего не разобрала в мелком почерке докторов и села на стул с обморочным видом. Тогда доктора решили, что Бабушка тоже нуждается в их помощи. Один из них достал молоточек и принялся стучать ее по коленям, а другой в это время подносил ей к носу флакончик нашатыря. В результате Бабушка вскочила и, видимо, что-то закричала. Доктора испугались и стали пятиться к двери, раскланиваясь и недевая пальто.
    Кот уже было решил, что они сейчас уйдут, и он сможет покинуть свое убежище, как вдруг на пороге адмиральской каюты возникла еще одна фигура. Очевидно, ее появление произвело впечатление и на докторов, и на Бабушку с Робином. Кот смог разглядеть в медальоне только белый плащ и голову с лысиной. Бабушка разговаривала с новым посетителем, чрезвычайно вежливо улыбаясь, но Коту показалось, что вид у нее был сконфуженный. После недолгой беседы, все, кроме Робина, вышли из каюты. Кот посмотрел на Робина. К величайшему удивлению Саладина, едва все вышли, Робин соскочил с кровати, вынул из подмышки градусник и положил его на батарею центрального отопления. После этого он на цыпочках подкрался к двери и стал подглядывать в щелочку.
    И в ту же секунду загудели моторы и пришли в движения воздушные винты. «Манна» вздрогнула и вдруг плавно оторвалась от земли.
    — Что еще такое? — воскликнул Кот. Корабль явно куда-то двигался. Он летел низко над землей и совсем медленно. Через полминуты он снова опустился на землю и моторы замолчали. Кот услышал, как наверху хлопнула крышка люка.
    — Они ушли! — решил Саладин. Из осторожности он не стал вылезать из торпедного отсека, а решил немного выждать, наблюдая за обстановкой через медальон. Медальон по-прежнему показывал каюту Робина и самого Робина возле замочной сважины. Ничего интересного не происходило. Вдруг Робин вскочил, подбежал к батарее, снял с нее градусник и засунул его подмышку. Через мгновение он уже лежал в своей кровати так, как будто и не вставал с нее. Еще через мгновение в каюту вошла Бабушка. Вид у нее был еще более обморочный, чем раньше. Она несла кружку чая с малиной и тарелку затирухи с огурцом. У Кота потекли слюнки при виде вкусной затирухи (то-есть картофельного пюре, в котором размешан фарш из вареного мяса). Бабушка поставила тарелку и кружку на тумбочку рядом с кроватью и взяла у Робина градусник. Посмотрев на него, она схватилась за голову и выскочила в коридор. А хитрый Робин немедленно принялся поедать затируху с самым довольным видом.
    — Пора! — решил Кот и выскочил из своего убежища.

Глава 9

    Пробегая по коридору, ведущему к адмиральской каюте, он едва не столкнулся с Бабушкой, которая куда-то неслась, размахивая рецептами.
    — Ох-ох, — вежливо сказал Кот, намереваясь завязать разговор.
    — Кот, брысь! — свирепо сказала Бабушка. — Я иду в аптеку!
    И она помчалась дальше. Озадаченный таким обращением, Саладин продолжил свой путь и через несколько секунд оказался перед каютой Робина. Он постучал и открыл дверь. Робин лежал под одеялом и тихо стонал. Рядом стояла пустая тарелка из-под затирухи и пустая кружка из-под чая с вареньем.
    — Как ты себя чувствуешь? — спросил Кот.
    — Боюсь тебя огорчать, Котик, — ответил Робин слабым голосом, — но у меня сильный жар. Температура приближается к сорока. И как всегда бывает в таких случаях, я испытываю страшные боли во всех частях тела, головокружение, слабость и полное отсутствие аппетита!
    Кот прошелся взад-вперед по комнате, а затем вдруг гневно произнес:
    — Симулянт!
    — Тс-с, — зашипел Робин, — не так громко!
    Кот произнес более спокойно:
    — Можешь не притворяться, я знаю, что ты здоров, как буйвол!
    — Котик, конечно, я здоров, но об этом никто не должен знать! — шепотом сказал Робин.
    — Почему? — удивился Кот.
    — По плану операции «Ловушка для Бумберга»! — объяснил Робин.
    Кот посмотрел на него с интересом.
    — А в чем заключается этот план? — спросил он.
    — Я давно подозревал, что Бумберг поджидает нас в Куальнге! — сказал Робин. — Недаром он прислал нам корабль. Я уверен, что через своих шпионов он получил информацию о том, что мы готовим новую экспедицию.
    — Не через шпионов, а через Тиана Обержина! — заметил Кот. — Но не будем отвлекаться. Итак, ты об этом подозревал, и что же?
    — А то, — сказал Робин, — что мои подозрения переросли в уверенность, когда сегодня утром на одном из прибрежных утесов я заметил ирландского волкодава. И тогда я сказал себе: нас заманивают в ловушку. Мы делаем все в соответствии с дьявольским замыслом Бумберга!
    — Так почему же ты не скомандовал лечь на обратный курс?
    — Это означало бы отступить перед трудностями! — воскликнул Робин. — Мы не должны прерывать столь важную экспедицию из-за такой ничтожной личности, как Бумберг! Напротив, если он подстраивает нам ловушку, мы должны делать вид, что ни о чем не подозреваем! Он будет введен в заблуждение и попадется в западню, которую мы ему расставим!
    — Прекрасная мысль! — поддержал его Кот. — Но как ее осуществить?
    — При помощи моей болезни! — объяснил Робин. — Этот план пришел мне в голову из-за того, что от сырости у меня и в самом деле чуть-чуть заболело горло. Я решил разыграть страшную болезнь в тот самый момент, когда наш корабль приблизится к Куальнге. Таким образом, думал я, «Манна» совершит вынужденную посадку. И Бумберг будет убежден, что ему очень повезло: вместо вооруженного до зубов отряда готовых ко всему кладоискателей, перед ним предстанет толпа деморализованных стражников, Бабушка в обморочном виде и адмирал на одре болезни!
    — И что же он сделает? — спросил взволнованный Кот.
    — Отбросит всякую осторожность и ринется на пролом! — сказал Робин. — Сбросит нас со счетов и прямо пойдет к своей цели. В чем состоит его цель, я не знаю. Ясно, что нужен ему не корабль, ведь корабль у него уже был. Быть может, он все еще мечтает присвоить наш замок? Тогда он должен попытаться захватить нас в плен. Во всяком случае очень скоро мы узнаем, что он задумал.
    — Замечательно, но почему ты не рассказал обо всем этом нам? — воскликнул Кот.
    — А разве вы смогли бы так достоверно изобразить панику и разброд, вызванные моей болезнью? Разве Бабушка смогла бы принять такой подлинный обморочный вид? — отвечал Робин. — Нет, я не мог подвергать всю операцию риску, доверив вам свой секрет!
    — Ну хорошо, — согласился Кот. — Но что происходит сейчас? Где мы стоим, что за странный тип приходил к нам на корабль?
    — Этот тип — никто иной, как граф Сен-Клер! — ответил ему довольный Робин. — Он пришел засвидетельствовать нам свое почтение и сообщить, что мы раздавили большую клумбу с тюльпанами при посадке.
    — Так вот почему у Бабушки был такой сконфуженный вид! — догадался Кот.
    — Именно по-этому, — подтвердил Робин. — Но граф был очень любезен, предложил нам более удобное место парковки, уговорил Бабушку воспользоваться его личной аптекой и даже хотел пригласить на ужин, да мы отказались!
    — Чудесно! — проговорил Кот после недолгого молчания. — А теперь я сообщу тебе кое-что, чего ты не знаешь: Бумберг работает Вторым помощником главного повара в поместье Сен-Клера. Так что за ужином вас ждали бы большие сюрпризы.
    — Великолепно! — обрадовался Робин. — Я подозревал что-то в этом роде. Конечно, он хотел нас отравить! Но Бабушка отказалась идти в гости, пока у меня не пройдет жар. А он у меня еще продержится пару дней.
    — Ты хочешь, чтобы Бумбергу надоело ждать? — понял Кот.
    — Вот именно! — подтвердил Робин. — И однажды ночью Бумберг решит пробраться на корабль. Я уже предупредил об этом стражников. Они будут прятаться в засаде и подстерегать его. А если ему удастся пробраться мимо них и приблизиться к моей каюте, у меня есть в запасе сильное оружие.
    И он вытащил из-под одеяла металлический предмет в форме флейты.
    — Боже, что это такое? — удивился Кот.
    — Портативный пневматический арбалет! — пояснил Робин. — Стреляет шипами, вымоченными в сильном снотворном. Безотказно действует против ирландских волкодавов и назойливых дворецких!
    Кот не успел еще как следует восхититься арбалетом, когда за дверью послышались торопливые шаги. Робин перевел арбалет на боевой взвод и спрятал его под одеяло. Кот поправил на поясе кинжал.
    Дверь отворилась и вошла Бабушка.
    — Кот, немедленно кыш! — скомандовала она. — Не хватало еще, чтобы ты заразился.
    Саладин уже выходил из каюты, скромно опустив глазки, когда Бабушка вдруг сунула ему под нос два конверта.
    — Тебе почта! — сказала она и сразу же принялась распаковывать многочисленные лекарства, прописанные Робину.
    Кот вышел в коридор и осмотрел конверты. На сургучной печати одного из них была тиара со скрещенными ключами. «Это от клирика Игнатия!» — решил Кот и отложил письмо в сторону, потому что печать на другом конверте поразила его гораздо сильнее. На ней были изображены два всадника, скачущие на одной лошади. «Тамплиеры!» — прошептал Кот, сломал печать и вскрыл конверт.
    Из него выпал листок белоснежной бумаги с золотым обрезом. Почерк, которым было написано письмо, в первый момент показался Коту знакомым. Вот, что он прочитал:
    «Дорогой Кот, я только что побывал с визитом на Вашем корабле. К моему сожалению, Вы были заняты в торпедном отсеке, и я не смог лично передать Вам приглашение на ужин. Поскольку Ваш товарищ Робин страдает ангиной, а заботливая Бабушка не согласилась покинуть его, два других кресла за моим столом будут пустовать. Тем более ценным для меня будет Ваше присутствие. Жду с нетерпением возможности обсудить с Вами некоторые обстоятельства жизни и смерти Султана Бейбарса.
    Искренне Ваш,
Граф Сен-Клер.
    PS Ужин в Сен-Клер холле подают в семь часов тридцать минут.»
    Кот прошелся туда-сюда по коридору. На баке пробило три склянки, что означало семь часов вечера. Пока он собирался с мыслями, Бабушка дала Робину все лекарства и бросилась на камбуз заваривать багульник. Она пронеслась мимо Кота с огромной скоростью и скрылась за поворотом коридора. Тогда Кот вернулся в каюту Робина.
    — Этот граф Сен-Клер меня тоже приглашает на ужин! — объявил он.
    — Ни в коем случае не ходи! — сказал Робин. — Тебя там наверняка отравят.
    — Да, но он запечатал свой конверт печатью тамплиеров… — пробормотал Кот.
    — Ну и что? — возразил Робин. — Напиши ему вежливый отказ и запечатай нашей собственной печатью с совой и мечом.
    — Наверно, ты прав, — согласился Кот и отправился искать бумагу. Выйдя из каюты, он вспомнил о втором письме, переданном ему Бабушкой. «Чего опять хочет этот клирик?» — подумал Кот и, прислонившись к стенке, принялся читать. Клирик Игнатий прислал на этот раз отрывок из достаточно известной «Рукописи тамплиера из Тура». Кот недовольно поморщился: «Рукопись» была ему хорошо знакома, и он не ждал от нее ничего интересного. Вдруг он наткнулся взглядом на подстрочное примечание: «Текст, приведенный здесь, классифицирован как Секретный документ архива Ватикана. Копированию и печати не подлежит».
    — То-есть это кусок, которого нет в опубликованной рукописи, — прокомментировал Кот. — Посмотрим, о чем же тут говорится.
    И он прочитал следующее:
    «Летом 1187 года от Рождества Христова Орден понес тяжелые потери. Магистр и Маршал храма, сто шестьдесят два рыцаря и около шестисот оруженосцев попали в плен или были убиты во время сражения у Хаттина. Перед началом этой битвы Король Иерусалимский доверил тамплиерам главную святыню королевства, называть которую здесь я не буду. Магистр призвал к себе брата Лупуса и приказал ему найти для этой святыни надежное хранилище. Сделать это было нелегко, ибо верхушка Хаттинского холма пустынна и кроме двух оливковых рощ да старого колодца ничего на ней нет. Временем брат Лупус располагал весьма коротким: Король уже строил обессилевших рыцарей для последней попытки прорыва через войско сарацин, окружавших холм. Мне известно совершенно точно, что брат сумел выполнить поставленную перед ним задачу, хотя это заняло у него более часа. Когда он закончил, все остальные тамплиеры вместе с Королем и Магистром уже спустились с холма и вступили в бой с сарацинами. Каким образом брат Лупус спасся, мне неведомо. Быть может, он примкнул к отряду герцога Боэмунда Антиохийского. Герцог сумел прорваться и спасся от плена. Что делал этот брат впоследствии, мне не ведомо, но после гибели Ричарда Английского я видел его в Ирландии, где принял он титул эрла или графа. Звали его Лупус Сен-Клер.»
    Здесь Кот остановился, как громом пораженный. Все вдруг связалось в его голове. Граф Сен-Клер из Куальнге, открыватель Америки и тайный тамплиер! Его предок спрятал Святой Крест на Хаттинском холме. А его потомок ждет сейчас его, Кота Саладина, к ужину!
    — Робин, я должен идти! — вскричал Кот, врываясь назад в каюту. — Он знает все про Святой Крест! Он расскажет мне то, что иначе я никогда не узнаю!
    И несмотря на протесты Робина, Кот помчался в гардеробную выбирать фрак. Через несколько минут, уже во фраке и с гвоздикой в петлице, Кот снова наткнулся на Бабушку, несшую Робину настойку багульника.
    — Я иду на ужин к графу Сен-Клеру! — объявил он.
    — Вот и прекрасно! — буркнула Бабушка, не отрывая взгляда от полной до краев чаши с багульником.
    Кот махнул хвостом и запрыгал к выходу. В этот час над Куальнге опустились сумерки. Дневной свет, и так с трудом пробивавшийся сквозь дождь и туман, совсем померк, и в вековом парке стало особенно холодно и неуютно. К счастью, новая стоянка «Манны» располагалась гораздо ближе ко входу в дом, чем предыдущая. Кот, сопровождаемый стражником, несшим зонт, быстро добрался до парадной двери, которая приветливо распахнулась, едва он приблизился.
    На этот раз просторный вестибюль был ярко освещен множеством свечей, стоявших в нескольких серебряных канделябрах. Кот скинул на руки привратника свое норковое полупальто и остался во фраке и бабочке. Едва он успел распушить усы и принять светский вид, как из боковой двери в холл вышел упитанный пожилой человек в белом балахоне, напоминавшем сутану. На рукаве сутаны красовался маленький красный крест.
    — Добро пожаловать, Кот Саладин! — сказал он, улыбаясь. — Я граф Сен-Клер, владелец этого дома.
    Кот низко поклонился.
    — Благодарю вас за то, что вы приняли мое приглашение, — продолжал граф. — Надеюсь, вы не пожалеете о потраченном времени. Я собираюсь угостить вас ирландским рагу и побеседовать с вами о некоторых загадках Истории.
    Кот, который так и не попробовал рагу, которое готовил днем Тиан Обержин, сглотнул слюнки. Граф предложил ему сесть в кресло и отведать домашний аперитив: стакан молока с элем «килкенни» и жареные кукурузные зернышки. «Врядли он меня сразу отравит!» — решил голодный Кот и набросился на еду. Пока он глотал кукурузу и запивал ее молоком, граф смотрел на него пристально и с явным интересом.
    — Великолепные зернышки! — сказал Кот, съев последнее.
    — Рад, что они вам понравились, — сказал граф. — Это мой собственный рецепт, кукуруза, жареная в растительном масле, с солью и сухарями. Итак, мистер Саладин, скажите мне, что привело вас в Куальнге?
    — Ну разумеется, книга Бурой Коровы! — соврал Кот.
    — Нет, — покачал головой Сен-Клер, — не думаю, чтобы этот сборник языческих сказок мог заставить вас покинуть Загадочный замок!
    — Ну уж если вы хотите знать всю правду, — признался Кот, — то меня и моих спутников заинтересовало сообщение об археологической находке: в подземелье церкви Богородицы на Куальнге был обнаружен скелет графа Сен-Клера, вашего родственника, несомненно, рядом с которым валялся кинжал асассина!
    — Вот это уже ближе к истине! — ответил граф. — И уверен, вы задались вопросом: что именно разыскивал тот Сен-Клер в подземельи?
    — От вас ничто не укроется! — воскликнул Кот, поразившись догадливости графа. — Признаюсь, у нас возникло предположение, что старый граф Сен-Клер разыскивал одну христианскую святыню.
    — Уж не ту ли самую, которую король Гвидо так незадачливо потерял в битве при Хаттине? — спросил, улыбаясь, граф.
    «Да он просто читает мои мысли!» — ужаснулся Кот и подтвердил:
    — Именно ее.
    — Прекрасно! — воскликнул граф с очень довольным видом. — А теперь прошу к столу! — неожиданно сказал он.
    И они с Котом прошли в огромную столовую, именно такую, какой должна быть столовая в респектабельном поместье: с овальным столом, покрытым белоснежной скатертью, серебряными приборами, хрустальными бокалами и ореховыми стульями на гнутых ножках. Кот обратил внимание на тамплиерские кресты на черенках ножей.
    Первая перемена была рыбной. Слуги поставили перед графом и его гостем блюдо с роскошной жирной селедкой, проложенной кружочками лука, яйца, залитой маслом и сопровождаемой нежнейшим вареным картофелем.
    — Итак, вы ищете Святой Крест, — промолвил граф, когда они с Котом отпили по глотку даммас-гассака и принялись за еду. — А кто же по вашему завладел им после Хаттинского сражения?
    — У нас было несколько версий, — сказал Кот. — Очевидно, что в эпоху последнего Крестового похода Крест мог находиться в руках одного из пяти исторических персонажей.
    — И кто же эти пять? — заинтересовался граф.
    — Ну конечно же это Султан Бейбарс, Магистр тамплиеров, принц Карл Анжуйский, Старец Горы и, возможно, король Эдуард Первый, — ответил Саладин и отправил в рот еще кусочек селедки.
    — Великолепная пятерка! — согласился граф. — Именно она решала судьбу Иерусалимского королевства после смерти Людовика Святого. Вы мудро не включили в число претендентов Папу: ведь если бы Крест вернулся в руки церкви, об этом узнали бы все.
    — Разумеется, мы так и решили, — сказал польщенный Кот. — Однако выбрать из этих пяти чрезвычайно сложно…
    — Неужели? — рассмеялся граф. — Да вы только приглядитесь к ним получше, и вам все станет ясно! Давайте по порядку. Кого вы назвали первым? Султана Бейбарса? Это был выдающийся воин. Армянин по происхождению, разумеется. Вы не замечали, что многие выдающиеся полководцы были армянами?
    — Да, пожалуй, — согласился Кот. — Вот Суворов или маршал Мюрат…
    — Именно! — подхватил граф. — Кстати, мой друг, нет ли и в ваших жилах капельки армянской крови?
    — Что вы имеете в виду? — удивился Саладин. — Я же кот!
    — Ну может, ваша бабушка выросла на склонах Арагаца… — предположил Сен-Клер.
    — Это вполне возможно! — согласился Кот.
    — Так я и думал! — кивнул граф. — Итак, Бейбарс в ранней юности попал в плен к тюркам и был продан в рабство. Таким образом, он стал мамелюком, принял ислам и поступил на службу к султану Кутузу, которого собственноручно обезглавил во время государственного переворота 1260 года.
    — Да-да! — воскликнул Кот. — Он был исключительно жесток и кровожаден!
    — И при этом он был мудрым политиком! — продолжал граф. — Став султаном, он первым делом предоставил убежище племяннику последнего Багдадского халифа, убитого Монголами. Племянник получил титул халифа, но власть находилась в руках Бейбарса, который провозгласил себя защитником ислама, хранителем Мекки и Медины и предводителем священного джихада.
    — И это было в тот момент, когда исламу грозила смертельная опасность! — добавил Кот. — С востока надвигался хан Хулагу, а на западе собирал новый Крестовый поход Людовик Святой.
    — И в этой сложной ситуации Султан сумел выстоять и победить! — произнес граф. — Он провел девять победоносных кампаний против монголов и нанес поражение самому хану Хулагу, да не где-нибудь, а возле Хаттинского холма, где когда-то Саладин разгромил короля Гвидо! А после победы над монголами он обрушился на христиан и выиграл у них двадцать одно сражение!
    — Он захватил Антиохию! — вставил Кот.
    — И Триполис! — поддержал его граф. — Но главное, ему удалось разбить своих врагов по-одиночке и избежать войны на два фронта.
    — Как же он этого достиг? — насторожился Кот.
    — Султан очень тонко использовал мелочность и себялюбие своих противников. Он был слишком умен, чтобы предлагать мир великому Людовику Святому или неумолимому хану монголов. Он нашел слабое звено.
    — Карл Анжуйский? — робко предположил Кот.
    — Ну конечно! — вскричал граф. — Младший брат Людовика Святого готов был предать кого угодно, лишь бы получить корону. А Бейбарс предложил ему выгодную сделку: Принц уговаривает своего брата атаковать Тунис, а не Египет, а Султан, который в этот момент ведет тяжелую борьбу с монголами, смотрит сквозь пальцы на возникновение средиземноморской империи под властью Карла Анжуйского! Все складывается как нельзя лучше: Людовик Святой, которого боялись и уважали даже асассины, умирает в Тунисе, его брат получает Карфаген, при помощи Папы овладевает иерусалимским престолом и мгновенно заключает перемирие с Бейбарсом — на десять лет, десять дней и десять часов!
    — Мерзкий Принц! — сокрушенно покачал головой Кот.
    — И при этом глупый! — заметил граф. — Султан обвел его вокруг пальца. Говорят, он даже обещал Принцу Святой Крест!
    — Но не отдал его? — переспросил Кот.
    — Ну разумеется нет! Но нам пора заняться мясной переменой, — прервал его граф, видя, что слуги уже вносят благоухающее ирландское рагу.
    И тут Кот подпрыгнул на стуле. Он заметил, как за спинами слуг в столовую вошел Бумберг в белом колпаке и поварском фартуке. Он бросил на Кота один только взгляд и сразу скрылся за дверью. «Я попался! Рагу отравлено!» — подумал Кот, и его сердце ушло в пятки.

Глава 10

    Между тем граф Сен-Клер, как ни в чем не бывало, пожелал Коту приятной дегустации и принялся за свою порцию рагу. Дворецкий наполнил бокал графа красным мутон-ротшильдом, а Коту налил янтарного бульона, приправленного шамбертеном. Бедный Саладин сидел ни жив ни мертв, не решаясь попробовать опасное блюдо. Между тем граф продолжал разговор.
    — На мой взгляд, Креста у Бейбарса не было. Если бы он в самом деле обладал таким сокровищем, то зачем ему вообще было бы иметь дело с Принцем Анжуйским? С Крестом в руках он сумел бы договориться и с Людовиком Святым, и с Папой. Хитрый Бейбарс выдумал Крест, чтобы обмануть глупого Принца. И обманул бы наверняка, если б не две неожиданности.
    — К-какие две н-неожиданности? — заикаясь от страха проговорил Кот.
    — Ну как же? — удивился граф. — Сицилийская вечерня, на которой незадачливому Принцу кто-то воткнул кинжал в спину, и плотный ужин под стенами Акры, когда великий Султан отравился чем-то вроде этого рагу… А что вы не едите, любезный Кот?
    Но любезный Кот соскочил со стула и бормоча что-то вроде:
    — Ох-ох-ох, я только что вспомнил об одном совершенно неотложном деле, которое, к сожалению, не позволяет мне продолжить эту в высшей степени интересную беседу… — стал быстро пятиться к выходу.
    — Неужели вы уже уходите? — удивился граф. — Ну так я вас жду завтра к обеду!
    — Буду непременно! — крикнул Кот из дверей и стремглав помчался к «Непобедимой Манне». Бабочка его сбилась на бок, а норковое полупальто и вовсе осталось в гардеробной у графа.
    Примчавшись на «Манну» Саладин первым делом наткнулся на очень веселую Бабушку.
    — Представляешь, Кот, — сказала она, — эти ирландские лекарства оказали мгновенный эффект: температура тридцать шесть и шесть, горло не болит, Робин сидит веселый, читает, а главное, у него появился аппетит!
    — Вот-так чудо! — согласился Кот, тяжело дыша после пробежки.
    — Ну, конечно, ему надо будет еще провести в постели недельку-другую, пока организм не окрепнет, но я думаю, что кризис уже позади! — продолжала Бабушка.
    — Ну что ж, я очень рад, — сказал Кот.
    — Мы собираемся пить чай с ватрушками в кают-компании, — сообщила Бабушка.
    — Великолепно, я только схожу посмотрю, как выглядит Робин после исцеления, — закончил разговор Кот и направился к адмиральской каюте.
    Подойдя к двери каюты, Кот прислонил ухо к замочной скважине и услышал звук, похожий на щелканье затвора.
    — Убери арбалет, Робин, это я! — сказал Кот громко и толкнул дверь.
    Робин спрятал портативный арбалет под одеяло.
    — Почему ты решил вдруг поправиться? — строго спросил Кот.
    — Ну, я не мог так долго заставлять бедную Бабушку переживать, — ответил Робин, — и потом все уже видели меня больным, и слухи о моем печальном состоянии, наверно, дошли до Бумберга. Думаю, сегодня ночью он начнет действовать!
    — Я его только что видел, — объявил Кот.
    — Да? Ну и как он?
    — В поварском колпаке и фартуке. А так ничего особенного. Похудел немного.
    — Котик, ну расскажи все по порядку! — взмолился Робин. — Как прошел ужин? Что сказал граф?
    — Граф ничего существенного не сказал, кроме того, что, по его мнению, у Султана Бейбарса не было Святого Креста.
    — Но ведь мы так и думали! — воскликнул Робин.
    — Да, конечно! — сказал Кот. — Но не это меня волнует. А волнует меня вот что: я не могу понять, неужели этот граф Сен-Клер такой же злодей, как и Бумберг? И если да, то что он замышляет? А если нет, то не грозит ли ему опасность? Вдруг рагу было отравлено?
    — Ответ на все эти вопросы мы получим очень скоро, — оптимистично сказал Робин. — По моим прогнозам, сегодня ночью Бумберг попробует проникнуть на корабль, мы поймаем его в ловушку и как следует расспросим обо всех его злодейских планах.
    — Да-да! — беспокойно сказал Кот. — А где, по твоей диспозиции, должен находиться я?
    — Конечно же в адмиральской рубке, — сказал Робин. — Ты спрячешься в сундук из-под морских карт. Я уже провернул в его стенках дырки для наблюдения. На внутренней стороне крышки сундука расположен запасной пульт управления бортовыми арбалетами. Если они пойдут на штурм, пары залпов будет достаточно, чтобы Бумберг остался без волкодавов!
    — Очень хорошо, — сказал Кот. — А ты где будешь?
    — В своей каюте с арбалетом на готове. Что-то мне подсказывает, что Бумберг попробует пробраться именно туда.
    — А Бабушка?
    — Бабушка будет мирно спать! Зато стражникам я приказал вооружиться до зубов и занять позицию в кают-компании.
    — А Тиан Обержин?
    — Он забаррикадируется на камбузе!
    — Ох-ох-ох, — простонал Кот и отправился писать письмо клирику Игнатию. Он заперся в своей каюте и написал второпях и без всякого вдохновения:
    «Ваше преподобие,
    волей судьбы наш корабль совершил посадку в имении некоего графа Сен-Клера. Я не пришел пока к определенному мнению: то ли это благородный тамплиер, хранитель сокровенных тайн этого ордена, то ли граф — международный авантюрист, проходимец и прохиндей. Обнаружив прекрасное знание истории Крестовых походов, граф полностью поддержал мою версию о том, что Султан Бейбарс никогда не владел Святым Крестом. После завтрашней встречи с графом я намереваюсь спуститься в загадочные пещеры Куальнге. Разумеется, если некоторые недоброжелатели не помешают мне!
Искренне Ваш, Кот Саладин.»
    Кот запечатал письмо в конверт, вызвал вахтенного матроса, велел ему отослать депешу с утренней почтой и с чувством выполненного долга пошел подкреплять свои силы чаем с ватрушками.
    Тиан Обержин уже разливал чай в кают-компании.
    — Ну как, от Бумберга не было новостей? — спросил его Кот.
    — Мсье Бумберг прислал мне записку с приглашением на чай на кухню Сен-Клер-холла, — ответил Тиан. — Однако я отклонил его приглашение, сославшись на болезненное состояние мсье Робина.
    — Великолепно! — сказал Робин, войдя в кают-кампанию.
    Бабушка сразу бросилась укрывать его пледом и усаживать в самый безопасный с точки зрения сквозняков угол.
    — Интересно, а кто является председателем вашего клуба «Бэрримор»? — спросил Кот, проглотив огромный кусок ватрушки.
    — Дворецкий Премьер Министра, — ответил повар.
    — А почему не дворецкий Королевы? — удивился Робин.
    Однако Тиан Обержин не успел ответить на этот вопрос, потому что в кают-компании внезапно погас свет.
    — Что это такое? — вскричал Робин, пытаясь найти в кармане фонарик.
    — Пробки перегорели! — крикнул один из стражников. — Сейчас починим!
    Некоторое время все сидели в темноте. Наконец, Робин нашел и включил фонарик. Узкий луч света обежал комнату. Все были на месте: Бабушка, Кот, Тиан Обержин. И вдруг Робин обнаружил, что в комнате еще кто-то есть. В самом уютном кресле, которое обычно занимал Робин, но куда в этот раз Бабушка его не пустила, опасаясь сквозняка, сидела маленькая старушка и уплетала ватрушку, запивая ее чаем из блюдечка.
    — Миссис Литтлмаус! — воскликнул Робин.
    — Желает вам приятного аппетита! — весело отозвалась старушка. — Таким вкусным ватрушкам позавидовал бы сам Альфред Великий!
    — Но как вы попали к нам на корабль? — удивился Робин.
    — Я пришла по делу, — ответила старушка, — но никак не могла отказать себе в удовольствии немного подкрепиться, пока вы сидите в темноте.
    Стражники наконец заменили пробки, и большая лампа под потолком снова засветилась. Кот и Бабушка обменялись с миссис Литтлмаус вежливыми приветствиями, причем Кот даже позволил почесать себя за ухом.
    — А какое дело привело вас к нам? — спросил наконец Робин.
    — О, это совершенный пустяк! — воскликнула старушка. — И в то же время, это важное дело. Я хотела вас попросить передать маленький подарок моему старому приятелю, графу Сен-Клеру. Вот этот подарок.
    И старушка достала из своей сумочки маленький потрепанный кошелек, раскрыла его и вынула из него неожиданно большую серебряную монету.
    — Подойди сюда, киса, — сказала она Коту, который громко засопел, не одобряя обращения «киса», но все же вежливо подошел к старушке.
    — Завтра за обедом, — сказала миссис Литтлмаус, — ты должен передать эту монету графу. Пусть он положит ее в нагрудный карман своего сюртука.
    — Конечно, я так и сделаю, — ответил Кот, — однако сегодня граф был вовсе не в сюртуке, а в чем-то вроде мантии тамплиера…
    — И не забывай, — продолжала старушка, пропустив его замечание мимо ушей, — что открывать медальон может быть очень опасно. Очень интересно, конечно, но опасно!
    С этими словами она легко вскочила со своего кресла и, отвесив всем присутствующим поклон, выбежала из кают-компании. Озадаченные Кот и Робин двинулись было за ней, но старушки уже и след простыл.
    — А что, собственно, такого плохого случилось из-за того, что мы открыли медальон? — спросил Кот. — «Манна» вернулась, да и все. А ведь это хорошее событие!
    — Не нравится мне все это… — неопределенно произнес Робин.
    На этом чаепитие закончилось, Бабушка повела Робина полоскать горло, а Кот, сказав, что идет спать, проскользнул в адмиральскую рубку и залез в сундук из-под морских карт. С собой он взял только карманный фонарик Робина, старушкину монету и медальон. Уютно устроившись в сундуке, Кот включил фонарик и принялся разглядывать монету. На ней был изображен рыцарь с обнаженным мечом и короной на голове. Надпись по периметру монеты гласила «Rex Amalricus».
    — Король Амальрик, — сказал про себя Кот, — младший сын королевы Мелизинды. Интересно…
    Он повертел монету, но больше ничего заслуживающего внимания не обнаружил. Тогда Кот посмотрел на медальон.
    — А что в нем такого опасного? — удивился он. — Медальон как медальон, пока он нам только помогал. — И, сам не зная зачем, он открыл медальон. Бумажка с надписью «Sanctus Crux» лежала на своем месте. Кот закрыл медальон. Ничего не произошло.
    Посидев еще немного, Кот стал засыпать.
    Ему приснился цветущий сад, полный плодовых деревьев, ручьев, через которые были перекинуты легкие мостики, тенистых рощ и изящных беседок, оплетенных плющом и виноградом. По саду шел худой человек в черном пальто.
    — Это же Бумберг! — мысленно воскликнул Кот.
    Бумберг, казалось, искал что-то или кого-то. Наконец, заглянув в одну из беседок, он, видимо, заметил кого-то, кто был внутри нее. Бумберг вздрогнул, замер на месте, а затем низко поклонился.
    — Приветствую вас, о мудрейший из шейхов! — сказал он с подобием улыбки на губах. — Долго пришлось мне искать вас в этот раз!
    — Долго ищет тот, кто не знает, что искать! — раздался суровый старческий голос из глубины беседки.
    — Мы преодолели горы и пустыни! — продолжал Бумберг тоном упрека. — Несколько раз нам грозило кораблекрушение! Я разыскивал ваши следы в каждой степной крепости, в каждом караван-сарае… Если бы вы знали, какие опасности подстерегали нас в Багдаде и Мосуле! В небе над Пешаваром нас атаковал американский вертолет. Если б не мой старый испанский арбалет, нас бы уже не было в живых!
    — Тысячи правоверных теряют жизни на священной войне, — ответствовал Старец, — и приобретают то, что неизмеримо дороже жизни.
    — Это так, — согласился Бумберг. — Конечно это так, но победы не видно! Когда великий Султан Саладин овладел Священным городом, когда победоносные оттоманы захватили Константинополь, когда башни дьявольской империи рухнули сентябрьским утром, мы думали, что мечта Магомета сбывается, что еще немного и мир заживет под зеленым знаменем…
    — Истинный воин ценит поражение выше, чем победу, — назидательно сказал Старец. — Аллах узнает своих верных сынов тогда, когда чужеземцы входят в Багдад и Иерусалим.
    — Конечно, — отвечал Бумберг, — конечно, наши предки умели находить выход из безнадежных положений. Когда монголы захватили Багдад, а Иерусалим был в руках христиан, Султан Бейбарс сумел высоко поднять зеленое знамя и обратить вспять неверных…
    — Султан Бейбарс был отважным воином, — согласился Старец, — но он пошел против Исчезнувшего Имама. И он выпустил из рук Святой Крест!
    Кот навострил уши. Упоминание Креста произвело впечатление и на Бумберга.
    — Но где же теперь Святой Крест? — вскричал он. — Почему ни христиане, ни мусульмане не находят его следов?
    — Крест спрятан, — сказал Старец, — и тот, кто найдет его, окажет большую услугу Исчезнувшему Имаму. Если конечно поступит с находкой так, как подобает правоверному мусульманину.
    — Что вы имеете в виду? — спросил Бумберг. — Вряд ли сейчас кто-то отдаст за Святой Крест город или страну. Что должен сделать правоверный мусульманин с главным символом своих врагов? Неужели…
    И Бумберг замер, не решаясь закончить фразу.
    — Сжечь его! — громовым голосом произнес старец. — Сжечь, как сожжен был языческий храм в Эфесе! Как сгорела библиотека в Александрии! Сжечь до тла, и пепел развеять по ветру!
    — Если бы только вы дали мне знать, где следует искать его, — пробормотал Бумберг после небольшой паузы.
    — В лагере врага! — ответил Старец. — В лагере хитрого и умного врага, который на протяжении столетий был для нас опаснее, чем армии королей, чем проклятия Ватикана, чем эскадры авианосцев!
    — Я знаю, о ком идет речь! — воскликнул Бумберг. — Это рыцари Храма, тамплиеры! Они веками противостояли Исчезнувшему Имаму и его слугам. Но где мне искать их теперь? Загадочный замок захвачен этой странной семейкой…
    — Орден Храма имеет много замков. В тайны его проникнуть нелегко. Ищи на западе. Там, где солнце садится в океан. Ищи в Куальнге!
    У Кота перехватило дух: все сходится, Крест в Куальнге! Значит, он, Саладин, правильно все рассчитал! Значит, тамплиеры спрятали его там, куда не мог добраться ни Папа с его алчными инквизиторами, ни короли с их переменчивой дружбой. Только асассины, проникающие повсюду, могли раскрыть тайну Святого Креста…
    Кот так разволновался, что стал подпрыгивать на месте и размахивать хвостом.
    — Ой, сейчас я стукнусь о крышку сундука! — подумал он и посмотрел вверх.
    К своему ужасу, вместо темной крышки сундука он увидел над собой голубое небо и ветви какого-то тропического дерева.
    — Я сплю или нет? — спросил себя Саладин. — Вероятно, я сплю, поскольку если б я не спал, я сидел бы в сундуке. А так я нахожусь в саду рядом с Бумбергом. Но это конечно же сон, так что никакая опасность мне не грозит.
    И тут он почувствовал, что кто-то поднимает его вверх за шкирку.

Глава 11

    В это время Робин сидел в засаде в адмиральской каюте. Он погасил свет, чтобы нападающие думали, что он спит. На кровать вместо себя он положил сверток, сделанный из нескольких одеял и перевязанный поясом от халата («мумию»), а сам спрятался за кресло, поставил арбалет на боевой взвод и принялся ждать.
    Поначалу на корабле стояла полная тишина, только с камбуза долетали обрывки песенки, которую мурлыкал Тиан Обержин:
— Красавица Полли взяла курагу:
Пойду приготовлю для мужа рагу!
Немного морковки, бутылка вина
И ножка баранья, конечно, нужна.
Порежу я тыкву на много частей —
Вдруг муж пригласит к нам на ужин гостей?
Добавлю картошку и репчатый лук:
Пусть будет доволен мой милый супруг!
Но муж целый вечер сидит в кабачке
С огромною кружкой в огромной руке.
Ах, милая Полли, давай помогу
Тебе я доесть это чудо-рагу!

    Затем песенка стихла и только время от времени до Робина доносился чей-то раскатистый храп.
    — Интересно, кто это храпит? — спросил себя Робин. — Вроде на Бабушку не похоже, а все остальные должны стоять на своих постах, не смыкая глаз.
    Но храп только усилился. Робин некоторое время прислушивался к нему с беспокойством. Затем ему стало казаться, что между раскатов храпа он слышит подозрительные стуки, шаги, скрип и звуки борьбы. Он решил, что враги уже проникли на корабль и, застав стражников спящими, быстро покончили с ними.
    — Ничего! — утешал себя Робин. — Ведь есть еще Тиан Обержин на камбузе. У него там полный комплект топоров для рубки мяса, а также ножи, молотки и тому подобное. Его так просто им не взять!
    И тут он явственно услышал, как скрипит дверь камбуза. Робин затаил дыхание, представляя себе, как отважный Тиан готовится обрушить на врагов весь свой кухонный арсенал. Но в течение целой минуты никаких воинственных звуков не было. Только шаркали чьи-то шаги и скрипели двери. Наконец что-то звякнуло и упало на пол.
    — Бедный Тиан! — подумал Робин. — Они и с ним покончили. Но остается Кот, уж он-то не спит в адмиральской рубке. Если что, одним нажатием на кнопку он приведет в действие все бортовые арбалеты!
    И он стал слушать опять. Но на этот раз звуки вроде бы прекратились совсем. Только иногда Робину казалось, что он слышит шаги и сопение где-то вдалеке. И вдруг из адмиральской рубки раздался короткий жалобный мяв и стук чего-то вроде крышки сундука.
    — Боже правый, Котик! — испугался Робин. Ему очень хотелось бросить свой пост и бежать на выручку Кота, но он понимал, что враги только этого и ждут. Поэтому он только крепче сжал в руках арбалет и навел его на дверь своей каюты.
    Опять в течение минут десяти не было слышно ничего подозрительного. И вдруг Робин услышал шаги. Кто-то шел по коридору совсем близко. Шаги приблизились к его каюте и вдруг замолкли. И тут Робин, глаза которого давно привыкли к темноте, увидел, что ручка двери каюты медленно поворачивается. Робин задрожал, но решил хладнокровно ждать. Дверь тихо отворилась, и на пороге показался черный силуэт. Он неуверенно шагнул в комнату и склонился над адмиральской кроватью.
    — Пора! — решил Робин и нажал на спусковой крючок.
    Шип, смазанный снотворным, со свистом вылетел из ствола и вонзился в темную фигуру, которая охнула, зашаталась и осела на пол. С ликующим криком Робин вскочил и зажег свет. Перед ним на полу каюты в махровом халате и ночном чепце сидела Бабушка. На лице ее застыло выражение беспокойства. Глаза ее были закрыты, дыхание ровно и безмятежно. Бабушка спала.
    — Караул! — закричал испуганный Робин. — Бабушка спит!
    На крик прибежали заспанные стражники. Беглый осмотр показал, что шип застрял в ткани халата, лишь чуть-чуть поцарапав бабушкино плечо. Робин намедленно обработал царапину йодом, после чего стражники бережно перенесли Бабушку в ее каюту, уложили на кровать и накрыли одеялом.
    — Теперь она проспит часов восемь, — пояснил Робин, — а завтра проснется в прекрасном самочувствии. Но что же происходит на корабле?
    Он поднялся в камбуз. Тиан Обержин, дремавший на стуле в фартуке и с поварежкой в руках, подтвердил, что полчаса назад Бабушка заходила на кухню принимать беллатаминал. При этом она уронила чайную ложку, отчего он проснулся, но сразу же снова заснул. Больше он ничего не слышал.
    — Неужели все эти шумы произвела Бабушка? — подумал Робин и пошел в адмиральскую каюту.
    Осторожно окрыв дверь, он зажег свет и внимательно осмотрел помещение. Ничего подозрительного видно не было.
    — Кот, вылезай! — сказал тогда Робин, подойдя к сундуку. Никакого ответа не последовало.
    — Вот сонное создание! — воскликнул Робин и откинул крышку. К его удивлению сундук был пуст!

    Кот Саладин, обнаружив, что его поднимают куда-то кверху, жалобно мяукнул и застыл в ожидании развития событий. Чья-то сильная рука перенесла его через цветочные клумбы и журчащие ручейки, затем раскачала и швырнула в колючий куст. Кот зажмурился, пролетая мимо шипов и веток, сбил хвостом пару тропических плодов и наконец приземлился на все четыре лапы прямо в центре низкого маленького столика между коварным Бумбергом и Старцем Горы. Не удержавшись, Кот заскользил по гладкой поверхности, едва не свалился со стола, наконец сумел затормозить и остановился, мелко дрожа под строгим взглядом Старца.
    — Это же Кот Саладин! — воскликнул Бумберг, и глаза его свирепо заблестели.
    Старец молчал и не отводил взгляда от медальона, который болтался на котовой шее.
    — Простите, я не хотел вас беспокоить, — пролепетал Кот и попытался принять более светский вид.
    — Покажи мне эту вещь, — приказал Старец и протянул руку к медальону.
    — Простите, но это моя собственность, — сказал Кот, — к тому же открывать его опасно! — предупредил он.
    Но Старец не отводил от него требовательного взгляда, и Кот почувствовал, что сопротивляться бесполезно. Он снял с шеи медальон и протянул Старцу. Тот тщательно осмотрел медальон снаружи, затем открыл его, вынул записку и снова положил ее внутрь.
    — С этим медальоном ты можешь поднять из могилы старых Иерусалимских Королей, — сказал Старец, — и всех Султанов и Эмиров, погибших от яда и кинжала в Сирии и Египте! Ты можешь заново пережить кошмар последнего штурма Акры! Хочешь ты этого?
    — Право не знаю, — ответил Кот, — оживление мертвых не входило в мои планы, однако если бы я мог получить некоторые сведения об одной исторической реликвии, которую я разыскиваю в данный момент, небольшая экскурсия в прошлое не была бы лишней…
    — Ну что ж, — усмехнулся Старец, — тогда смотри!
    Он снова раскрыл медальон и бросил его на стол рядом с Котом. Мгновенно мраморная крышка стола стала прозрачной. Прямо под собой Кот увидел обширный зал какого-то подземелья. «Уж не наш ли это Celia Temporis?» — подумал он. По стенам плясали блики факелов. Слышались тяжелые шаги. Вот появились и люди: они шли медленно, сгибаясь под тяжелой ношей. Кот сначала не понял, что они несли. Это был странный формы предмет, завернутый в легкую золотистую ткань, что-то продолговатое, длиной метра четыре, очевидно, с перекладиной посередине. Приглядевшись, Саладин заметил, что двое из факельщиков сильно хромали, у одного на лице был кровоточащий шрам. Впереди шел угрюмый рыцарь в латах. Нагрудник его был искорежен, дыхание со свистом вырывалось из груди. И вдруг Кот увидел нечто такое, что заставило его вздрогнуть и ущипнуть себя: вслед за странной процессией с факелами бесшумно двигались, стараясь избегать освещенных мест, двое. И эти двое были Робин и он сам — Кот Саладин!
    — Этого же не может быть! — воскликнул Кот, но ни Старец, ни Бумберг не сказали ни слова, продолжая жадно смотреть на предмет, завернутый в белое знамя.
    «Что же это такое?» — подумал Кот и вдруг сообразил: «Ведь это не что иное, как Святой Крест!».
    В этот момент навстречу процессии из темноты вышел еще один человек в белой мантии тамплиера. Коту показалось, что он очень похож на графа Сен-Клера, только моложе лет на двадцать.
    — Кто вы такой? — вскричал рыцарь в измятом нагруднике, вынимая меч из ножен.
    — Рыцарь Храма, как и вы, — ответил граф Сен-Клер, если это был он. — Я знаю дорогу, следуйте за мной!
    — Куда, хотелось бы знать? — с горечью спросил рыцарь. — Мы блуждаем в темноте уже много часов…
    — Еще немного и мы выйдем на свет, — успокоил его Сен-Клер. — Не удивляйтесь, мы попадем в очень далекую западную страну. Мы попадем в Ирландию.
    — Мне все равно, — сказал рыцарь, и они пошли дальше.

    Кот поднял голову и посмотрел на Старца. Тот снова взял медальон, захлопнул его и протянул Коту.
    — Ты видел достаточно? — спросил он.
    — Да, спасибо! — пробормотал Кот. — Теперь мне надо только все как следует обдумать.
    — А ты видел достаточно? — обратился Старец к Бумбергу.
    — О да! — воскликнул тот. — Теперь я знаю, где искать!
    — Ступайте! — проговорил Старец. — Там, где заходит солнце, вы встретитесь снова.
    Кот соскочил со стола и ринулся к выходу из беседки. Бумберг помчался за ним, на ходу подобрав в траве увесистый булыжник.
    — Подлый дворецкий! — крикнул Кот и юркнул в кусты. Бумберг размахнулся и запустил камнем ему вслед. Кот шарахнулся в сторону, прижал уши, но проклятый булыжник отскочил от ствола пальмы и рикошетом угодил ему прямо в лоб. Искры посыпались из глаз бедного Саладина, он зашатался и упал без чувств.

    Обнаружив пропажу Саладина, Робин серьезно забеспокоился. Он стал думать, что, может быть, на корабль и в самом деле было совершено нападение, пока он так глупо сидел в засаде. Теперь, когда Бабушка спала, а Кот был неизвестно где, Робин почувствовал себя одиноким и беззащитным. Полагая, что адмирал должен, напротив, подавать пример выдержки и мужества, он обошел все посты, устроил стражникам разнос за разгильдяйство, похвалил Тиана Обержина, проверил пульс Бабушке и, наконец, снова вернулся в адмиральскую рубку. Было уже четыре часа утра. Робин вспомнил, что за всю ночь он ни разу не сомкнул глаз. Беспокойство о судьбе Кота и волнения последних часов подточили его силы. Робин сел в кресло и попытался бороться со сном. Минут пять он щипал себя за руки, за ноги и даже за нос, но в конце концов не выдержал, свернулся в кресле и сладко заснул.
    Ничего угрожающего или средневекового во сне он не увидел. Напротив, ему представилась самая мирная и безмятежная картина: травы, цветы, и среди них спящий Кот Саладин. Легкий ветерок шевелил кошачьи усы, бабочки и стрекозы порхали вокруг него. Наконец, Кот приоткрыл один глаз, поморщился и издал жалобный стон.
    — Что с ним такое? — подумал Робин. Стон повторился, но уже не во сне, а наяву. Робин проснулся и прислушался. Кто-то простонал в третий раз. Робин встал с кресла и прошелся по комнате, пытаясь определить, откуда шел звук. Не преуспев в этом, он начал наугад открывать дверцы шкафов и выдвигать ящики бюро. Наконец, он снова откинул крышку сундука из-под морских карт. К своему изумлению, в сундуке он обнаружил Кота Саладина, который лежал на спине, держался лапами за голову и имел чрезвычайно жалкий вид.
    — Котик! Откуда ты взялся? — воскликнул Робин.
    — Неси лед и уксус, — вместо ответа приказал ему Кот, — у меня сотрясение мозга!
    Перепуганный Робин помчался за аптечкой. Кот, который был не совсем уверен, есть ли у него на самом деле сотрясение мозга, начал вращать глазами. Он помнил, что при сотрясении глаза вращаться не должны. За этим занятием его застали Робин и Тиан Обержин, принесшие лед и примочки. Тиан взял Кота на руки и перетащил его в вице-адмиральскую каюту, а Робин смочил ему виски уксусом и положил на голову лед.
    — Наверно, у меня не очень сильное сотрясение мозга! — решил наконец Кот и попросил: — зажарьте-ка мне яичницу из пяти яиц, с салом и перцем!

Глава 12

    Под действием шипа со снотворным Бабушка крепко проспала до десяти часов утра. Ей приснился мрачный, воинственный сон. Она увидела зарево пожара, бегущих людей. Люди падали, настигнутые стрелами. Бесчисленные всадники с кривыми саблями кружили вокруг несчастных и поражали то одного, то другого. В бегущей толпе выделялась небольшая группа хорошо вооруженных всадников в белых плащах с красными крестами. Они то и дело разворачивали своих коней и обнажали мечи, пытаясь отогнать наседавшего неприятеля. Каждая их контратака под градом вражеских стрел продолжалась лишь несколько коротких минут. Арабские всадники окружали их, сбивали с седла одного или двух рыцарей, после чего остальные должны были спасаться бегством. Наконец, их осталось только трое, и старший из них в последний раз повернул коня навстречу врагам. Бабушка горестно вздохнула во сне, предвидя его гибель. Но в этот момент новый отряд христианских рыцарей под знаменем с двойным золотым крестом ударил во фланг сарацинской коннице. Не желая принимать бой, арабские наездники пришпорили своих коней и унеслись за горизонт.
    — Магистр, вы не ранены? — спросил рыцарь, на щите которого были изображены три лежащих леопарда, подъезжая к старшему из трех уцелевших рыцарей в белых плащах.
    — Я цел, но Сидонский замок потерян! — ответил тот. — Теперь Акра обречена. Через неделю Бейбарс овладеет городом, его ничто не остановит…
    — Принц Карл Анжуйский обещал нам помощь, — сказал его собеседник, — он написал мне, что десять галер с подкреплениями уже вышли из Мессины.
    — Принц никогда не поможет тем, кто не признает его Королем Иерусалимским! — горько сказал Магистр. — Принц ведет переговоры с Султаном. Принц предаст христиан Востока, как предал он своего брата! Спасти нас может только чудо, но чудес не бывает…
    И, как бы в подтверждение его словам, новый отряд сарацин осыпал стрелами отступавших христиан.
    — Быстро в город! — скомандовал рыцарь с леопардами на щите. — Все к воротам Святого Антония!
    Христиане поспешно отступили к стенам Акры. За ними неслись бесчисленные арабские всадники с кривыми саблями и луками за спиной.
    Бабушка решила было, что этим все и кончится, но вдруг на дороге, ведущей к Акре, появился еще один всадник. Он ехал, не торопясь, на прекрасной лошади, сбруя которой была усыпана изумрудами. Черная борода обрамляла смуглое лицо его. Следом за ним двигалась целая кавалькада телохранителей, визирей и слуг. «Это сам Бейбарс!» — догадалась Бабушка. На пути великого Султана вдруг неизвестно откуда возник нищенствующий дервиш. На нем были грязные лохмотья и черная засаленная чалма. Когда лошадь Султана поравнялась с ним, он внезапно схватил ее за поводья.
    — Что тебе надо? — грозно спросил его Бейбарс. Телохранители с обнаженными саблями приблизились к дервишу, готовые по первому сигналу своего повелителя разрубить его на части.
    — Отдай то, что ты поклялся отдать! — потребовал дервиш у Султана.
    Тот побледнел и ответил не сразу.
    — Что ты городишь? Иди своей дорогой!
    — Шайтан погубит твою душу! — отвечал дервиш. — Помни, самый великий султан не стоит и волоска бороды того, кто послал меня.
    — Что хочет тот, кто послал тебя? — спросил Бейбарс.
    — Ты должен отдать то, что поклялся отдать! — повторил свое требование дервиш.
    — Это невозможно! Только сумасшедший может вообразить такое! — вскричал Султан. — Я не давал никаких клятв! Ступай прочь!
    — Ты умрешь! — сквозь зубы процедил дервиш, отвернувшись с презрением. — И Эдуард Английский умрет вслед за тобой. А то, что ты продал ему, вернется к истинному Имаму!
    Он повернулся и пошел на восток по пыльной дороге. Султан еще несколько минут не двигался с места и ничего не говорил. С отрешенным видом он смотрел на пыль под копытами своей лошади. Наконец, он очнулся и приказал своей свите:
    — Догоните его и живьем снимите с него кожу!
    Телохранители пришпорили лошадей и помчались вслед за дервишем. Но тот уже смешался с пестрой толпой сарацин и пропал из виду.

    На этом месте Бабушка проснулась, посмотрела на часы и обнаружила, что проспала на три часа дольше, чем обычно. К счастью, никто этого не заметил: Кот и Робин тоже крепко спали в то утро. Возможно, они проспали бы до вечера, если бы не почтальон, который позвонил ровно в половине двенадцатого и сообщил, что желает вручить два срочных письма мистеру Саладину в собственные руки. Пришлось лохматому заспанному Коту вылезать из кровати и принимать почту. Как и в прошлый раз, одно из писем было от клирика Игнатия, другое — от графа Сен-Клера. Граф писал четким почерком:
    «Любезный Кот,
    надеюсь, Вы не забыли о данном Вами обещании отобедать сегодня в Сен-Клер-холле. Ваш визит придется особенно кстати, так как именно сегодня банковский дом Ломбардии должен передать мне наследство, хранившееся 600 лет в банковском сейфе в соответствии с завещанием того самого моего предка, скелет которого был недавно обнаружен археологами. Итак, жду Вас у себя в кабинете ровно в час пополудни.
    Ваш Лупус Сен-Клер»
    — Лупус? — повторил Кот. — Совсем как тот Сен-Клер, который был казначеем Ордена Храма…
    Обдумывая приглашение графа, он рассеянно вскрыл второй конверт. Из него вывалилась газетная вырезка.
    — Это из утренней «Корнуэлл таймс»! — определил Кот. — Сегодняшний номер. Интересно, что привлекло в нем внимание клирика Игнатия… Ага, кажется я понимаю…
    И Кот быстро пробежал глазами заметку под заголовком «Отголоски средневекового убийства».
    «В прошлом месяце наша газета сообщала об интересной находке, сделанной археологами-медивалистами в одной из обширных и малоизученных ирландских пещер возле местечка Куальнге. Ими был обнаружен скелет знаменитого средневекового путешественника, ученого и авантюриста графа Сен-Клера, который не скрывал своих связей с запрещенным Орденом тамплиеров. Граф, очевидно, был убит при помощи кинжала восточной работы. Кинжал, а также перстень с печатью тамплиеров были найдены рядом со скелетом. Специалисты по средневековой криминалистике сообщили нашему корреспонденту, что шансы установить мотивы убийства и найти преступника практически равны нулю, учитывая то, что легендарный граф жил и умер в XIV веке! Каково же было наше удивление, когда из источника, пожелавшего остаться анонимным, мы узнали, что граф Сен-Клер оставил наследство, которое сохранилось до сих пор. Глава Ломбардского Банкирского Дома подтвердил, что, в соответствии с завещанием графа, его наследство находилось в течение 666 лет в сокровищнице Дома. Недавно права на наследство предъявил один из далеких потомков графа, проживающий в Ирландии. После завершения обычных в таких случаях формальностей, сокровище будет передано наследнику. Наши читатели, конечно, хотят узнать, что же оставил своим далеким потомкам граф Сен-Клер? Пока это строгая тайна, которую свято оберегают банкиры Ломбардии. Сотрудники нашей редакции могут лишь предполагать, что речь идет о крупной исторической ценности. Тамплиерам приписывали обладание несметными сокровищами. Помимо разного рода драгоценных предметов, среди них может быть легендарная чаша Грааля, если таковая когда-либо существовала. Специалисты высказывают и другие догадки. Наследством графа может быть даже ящик кукурузы! Ведь именно это растение, как утверждается, он привез в Европу из своего американского путешествия. Подождем несколько дней. Вероятно, скоро мы станем свидетелями новой исторической сенсации!»
    Кот так разволновался, прочитав эту заметку, что сразу побежал будить Робина. Робин, который мечтал как следует выспаться, был вовсе не рад, когда Кот принялся стаскивать с него одеяло.
    — Что такое, Котуся, разве нельзя было обойтись без меня? — спросил он сонным голосом.
    — Я хотел с тобой посоветоваться, что бы нам положить на шестьсот шестьдесят шесть лет в Ломбардский Банк? — пояснил Кот.
    Робин что-то буркнул и хотел было снова погрузиться в сон, но тут Кот всунул ему в руку газетную вырезку и помахал перед носом письмом от графа Сен-Клера. Робин, наконец, проснулся и внимательно изучил оба документа.
    — Очень интересно! — сказал он. — Так ты думаешь, это Святой Крест?
    — Весьма возможно, — ответил Кот. — хотя 666 — число совсем не святое.
    — Ну, от тамплиеров можно ждать всяких экстравагантностей, — сказал Робин и задумался еще на минуту. Потом он попросил Кота — А покажи-ка мне, Котик, конверт, в котором пришла эта вырезка.
    — Пожалуйста! — сказал Кот, вынул конверт из кармана и передал его Робину. Тот вылез из кровати, достал из тумбочки лупу и принялся изучать этот конверт, поворачивая его то одной, то другой стороной. Затем от также внимательно изучил письмо Сен-Клера. Саладин нетерпеливо наблюдал за действиями Робина и никак не мог понять, что же именно тот разглядывает. Наконец, Робин отложил лупу и оба письма и торжественно объявил:
    — Котик, я совершил великое открытие!
    — Что такое? — удивился Кот.
    — Котик, тебе не приходило в голову, что почта, которой пользуется клирик Игнатий, должна быть необыкновенно быстрой? Иначе как вырезка из сегодняшней «Корнуэлл таймс» могла бы в течение утра домчаться из Ватикана в Ирландию?
    — В самом деле, — сказал Кот, — самолет из Рима в Дублин летит часа два с половиной, а ведь еще надо доехать до Куальнге. Наверно, почтальону пришлось побегать!
    — А у меня есть другое объяснение, — сказал Робин.
    — Какое? — спросил Кот с беспокойством.
    — Клирик Игнатий писал тебе вовсе не из Рима.
    — А откуда же?
    — Он писал тебе из Сен-Клер-холла в Куальнге!
    — Почему ты так думаешь? — не понял Кот.
    — Потому что я только что убедился, что граф Сен-Клер и клирик Игнатий — это один и тот же человек! Ты только посмотри, как написаны адреса на обоих конвертах!
    Тут Кот и сам заметил, что оба адреса написаны одинаковым почерком: твердым, но несколько старомодным, с элегантными утолщениями и искусно вырисованными заглавными буквами.
    — А как же печать Ватикана? — спросил он растерянно.
    — Боюсь, что наш граф изготовил ее сам, точно так же, как он вырезал свою собственную печать.
    — Значит, опять ловушка? — горестно вздохнул Кот.
    — Не знаю! — сказал Робин. — Но подозреваю, что графу что-то от тебя нужно. Весь вопрос в том, что именно?

    Отягченные такого рода раздумьями, Робин и Кот направились завтракать. Тиан Обержин уже раскладывал по тарелкам овсянку, а Бабушка перелистывала утреннюю газету с кроссвордом.
    — Мы выяснили, что Лупус Сен-Клер и клирик Игнатий — это одно лицо! — сообщил ей Робин.
    — И получается, что это граф писал мне письма и требовал от меня отчетов по поискам Креста! — жалобно сказал Кот. — По-моему, он очень коварно поступил, назвавшись чужим именем, да еще и прикинувшись духовным лицом!
    — Как забавно, — сказала Бабушка, — Игнатий и Лупус, Агнец и Волк! Ваш Сен-Клер придумал себе псевдоним со смыслом.
    — Вот именно! — подхватил Робин. — Волк в овечьей шкуре! Клирик, из под сутаны которого торчат шпоры и шпага! Совершенно ясно, что он подстроил нам ловушку. Вот только как узнать, действует ли он заодно с Бумбергом?
    — По всей видимости, узнавать опять придется мне! — сказал Кот. — Ведь он меня пригласил на вручение этого наследства.
    — Котик, ты не должен ходить! — закричал Робин. — Они съедят тебя живьем.
    — Возможно, — печально ответил Кот. — Но ведь вы не забудете бедного Саладина и будете иногда останавливаться взглядом на моем портрете в траурной рамке!
    Бабушка и Робин чуть не прослезились. Некоторое время все молча пережевывали овсянку, не в силах сказать ни слова. Наконец, Бабушка решительно заявила.
    — Кот, не переживай, мы пойдем все вместе!
    — Как это все вместе? Приглашали-то меня одного! — возразил Кот.
    — Ничего подобного! — ответила Бабушка. — Нас тоже приглашали еще вчера, но тогда Робин был болен и мы не смогли пойти, а сегодня мы считаем своим долгом засвидетельствовать почтение этому Лупусу!
    — Прекрасная мысль! — подхватил Робин. — А меня вы повезете в кресле на колесиках, чтобы они продолжали думать, что я страшно болен! — и сделал хитрый знак Коту.
    — Нет-нет, я не могу допустить, чтобы ваша жизнь подвергалась опасности! — вяло сопротивлялся Саладин, но Робин уже достал перо и чернила и писал записку графу Сен-Клеру.
    «Ваша светлость, — написал он, — в связи с предстоящим скорым отъездом мы с Бабушкой хотели бы засвидетельствовать Вам свое почтение и признательность. Поскольку состояние здоровья еще не позволяет мне ходить, я прибуду в Сен-Клер-холл в портшезе в тот час, на который Вы уже назначили аудиенцию моему другу и компаньону Коту Саладину.
С совершеннейшим почтением, Робин из Загадочного замка.»
    Он растопил на свечке немного сургуча и запечатал записку, затем вручил ее стражнику и приказал немедленно отнести в Сен-Клер-холл.
    До часа дня оставалось еще некоторое время, и каждый из наших путешественников решил провести его с максимальной пользой. Бабушка пошла собирать одежду, которая могла бы пригодиться им в гостях. На случай сквозняков и холода она взяла каждому по шарфу и теплому свитеру, затем надела пончо и пошла смотреть на себя в зеркало. Неудовлетворенная своим видом, Бабушка несколько раз переодевала пончо то на одну, то на другую сторону, наконец, измучившись, уселась в кресло и вновь взяла отложенный кроссворд.
    — Церковное проклятие из девяти букв, первая «и», последняя «т», — бормотала она. — Ясное дело, «интердикт»!
    В это время Робин оборудовал свое кресло уже подведшим его один раз пневматическим арбалетом, а также сунул под сиденье мешок толченого кайенского перца. «Лучше средства против волкодавов не бывает!» — думал он. Затем он завязал голову шерстяным платком, согрел на батарее градусник, сунул его себе подмышку поверх свитера, чтобы все видели, какая высокая у него тепература, и уселся в кресло.
    А Кот Саладин, нацепив фрак и крахмальную манишку, положил в один карман монету от миссис Литтлмаус, а в другой — медальон. «Не буду больше открывать его» — думал Кот. — «А то так вот откроешь, а тебя булыжником по голове!». От воспоминания о полученной накануне травме Кот впал в меланхолию и даже сочинил небольшое рондо:
— Лупите шваброю Кота,
Швыряйте камни, Бог свидетель,
Он сносит оскорбленья эти,
Не открывая даже рта,
Не дрогнув кончиком хвоста,
Душою тверд и взором светел.
Хлещите ж плеткой добродетель!
Лупите шваброю Кота!

    Наконец, пробило две склянки, и Робин скомандовал по громкой связи:
    — Всем выходить на позицию!
    Кот и Бабушка поднялись на палубу, туда же Тиан Обержин с большой осторожностью выкатил кресло с Робином, который издал такой жалобный стон, что Бабушка вздрогнула и пошла проверять, притворяется он или в самом деле страшно страдает. Робин успокоил ее, как мог, вся процессия спустилась по адмиральскому трапу на землю и двинулась ко входу в Сен-Клер-холл.
    Как случалось и прежде, швейцар уже ждал их у входа в дом. Он вежливо поклонился, помог Коту снять дождевой плащ и повесил его рядом с забытым накануне полупальто, взял пальто и куртки у остальных и снова вышел наружу. На этот раз вестибюль был совершенно пуст, лишь где-то в глубине дома слышались шаги и голоса слуг. Бабушка с интересом разглядывала картины и герб, а Робин, сидя в своем кресле на колесиках, тоже изо всех сил крутил головой по сторонам. Наконец, на галерее появился граф Сен-Клер в каком-то вытертом замшевом сюртуке и помахал им рукой.
    — Поднимайтесь сюда, пожалуйста! — сказал он и стал смотреть, как Кот и Тиан Обержин, кряхтя, тащат вверх по лестнице кресло с Робином.
    На галерее граф приветствовал всех гостей и проводил их в свой кабинет. Робин и Кот ожидали увидеть нечто вроде лаборатории алхимика, но, к своему удивлению и разочарованию, попали во вполне современного вида обширное помещение, заставленное стеллажами с тщательно пронумерованными папками, катушками кинопленки, справочниками и словарями. Вдоль стен стояли шкафы с книгами, большинство из которых имело совершенно несолидные бумажные обложки. Особое отвращение вызвал у Кота рабочий стол графа, на котором стояли компьютер, принтер и факс. Между тем, Сен-Клер, как ни в чем не бывало, предложил гостям стулья и объяснил:
    — Через десять минут должно прибыть наследство, о котором я писал сегодня утром любезному Коту, а пока не хотите ли выпить чаю?
    — О нет! — выпалил Саладин, опасливо взглянув на коробку с чайными пакетиками и фаянсовые кружки, разрисованные легкомысленными котиками. Не желая быть невежливым, он быстро добавил:
    — Мы как раз только что выпили чаю.
    — Как вам угодно, — ответил граф, улыбаясь, — а как здоровье уважаемого Робина?
    Бабушка хотела было ответить, что хорошо, но Кот многозначительно толкнул ее локтем, а Робин проговорил слабым голосом:
    — Благодарю, сегодня жар и лихорадка перешли в критическую фазу.
    Граф сочувственно кивнул. На минуту воцарилось тягостное молчание. Наконец, граф проговорил:
    — Я вижу, вас удивляет заурядный вид этого офиса? А между тем, на этих стеллажах хранится много того, что могло бы заинтересовать даже столь тонкого эксперта в области древностей, как Кот Саладин. Здесь есть все, что относится к Крестовым походам: от стенограммы речи Урбана Второго на Клермонском соборе до копии приказа султана Аль-Ашрафа о штурме Акры.
    — Вот как! — удивился Кот. — Значит в этих папках лежат средневековые документы?
    — Только копии! — воскликнул граф. — Это, если хотите, кабинет архивариуса, но не сам архив. Оригиналы я храню в другом помещении. Здесь собраны письма Бернара Клервосского и проповеди Франциска Ассизского, карты сражений и планы крепостей, родословные эмиров и каталоги монет…
    — Ах да! — вспомнил Кот. — Миссис Литтлмаус просила вам передать эту монету. Пожалуста положите ее в карман сюртука.
    — Миссис Литтлмаус? — переспросил граф. По лицу его пробежала тень беспокойства. Он взглянул на профиль короля Амальрика, вычеканенный на серебре, и спрятал монету в карман.
    В это мгновение в дверь кабинета просунулась голова Бумберга. Окинув ничего не выражающим взглядом Бабушку, Робина, Кота и Тиана Обержина, бывший дворецкий обратился к графу:
    — Они идут, ваша светлость!
    — Хорошо, ступай на кухню! — приказал ему граф. Бумберг нехотя удалился. — Сейчас принесут наследство, — объявил граф.
    Все замерли в ожидании.
    — Если это Крест, то он может не пройти в дверь! — шепнул Робин на ухо Коту.
    В этот момент дверь распахнулась и на пороге появились два человека в безукоризненных черных костюмах. Один из них держал в руках меленькую старинную шкатулку.
    — Значит, это не Крест! — разочарованно сказал Кот.
    — Лупус Игнациус Сен-Клер! — торжественно произнес один из вошедших. — Вы утверждаете, что являетесь единственным наследником графского дома Сен-Клеров.
    — Утверждаю, — ответил граф.
    — В доказательство своих прав вы предоставили копию метрической книги церкви Богородицы в Куальнге и копию Древа рода Сен-Клеров, заверенную Канцелярией Святого Престола.
    — Именно так, — подтвердил граф.
    — На основании представленных документов глава Банка Ломбардии признал ваши притязания на наследство Сен-Клеров обоснованными и, во исполнение завещания нашего клиента, умершего шестьсот шестьдесят шесть лет назад, принял решение передать вам этот ларец, в котором и находится предмет наследования.
    Граф поблагодарил и принял у представителя Банка Ломбардии шкатулку. Оба человека в черных костюмах поклонились и вышли.
    Шкатулка была водружена на рабочий стол графа.
    — Мы с Робином однажды уже имели дело с таким вот ларцом, — сообщил Кот. — И выяснилось, что его проще всего открыть при помощи кочерги.
    — Не стоит беспокоиться! — остановил его граф. — У меня есть ключ.
    — У вас есть ключ от ларчика, которому почти семьсот лет? — удивилась Бабушка.
    — Конечно! — беспечно ответил Сен-Клер. — Ключ достался мне от прадеда, ему — от его прадеда, и так далее.
    Он достал из кармана маленький ключик из темного металла, вставил его в замочную скважину и повернул.
    — Спорим, что там будет Святой Грааль! — шепнул Робин Коту.
    — А я думаю, кукуруза! — шепнул в ответ Кот.
    Граф Сен-Клер откинул крышку шкатулки. Внутри, на темном бархате лежал медальон. Граф вынул его и открыл. Изнутри выпала записка «Sanctus Crux».
    — Это же наш медальон! — заорал Кот.
    — Вы так думаете? — спросил Сен-Клер, улыбаясь.
    — Конечно! — Кот сунул лапу в карман. Карман был пуст. Он вывернул его наизнанку, но медальона там не было. — Караул! — закричал Кот. — У меня украли медальон!
    — Не волнуйтесь, — стал успокаивать его граф. — Этот медальон невозможно украсть. Да он и не был никогда вашим. Вы ведь просто получили его на время, не правда ли? А настоящий его владелец — король Балдуин Четвертый.
    — Прокаженный король, я знаю, — взволнованно отвечал Кот. — Но ведь он давно умер! Как медальон попал в вашу шкатулку?
    — Благодаря мне и благодаря вам, — ответил граф. — Если вы хотите узнать все по-порядку, наберитесь терпения, и я расскажу вам историю этой замечательной вещи.
    Видя, как миролюбиво настроен граф, Кот и Робин немного успокоились.
    — Будьте добры, расскажите нам эту историю, мы внимательно слушаем! — вежливо попросила Бабушка.
    Все снова расселись в кресла и приготовились слушать. Прежде чем граф успел начать, Кот снова заметил в дверном проеме физиономию Бумберга. Он вздрогнул, но поскольку граф уже заговорил, реагировать было поздно.

Глава 13

    — Двадцать лет назад, — рассказывал Сен-Клер, — я работал архивариусом в Краеведческом музее Куальнге. Целыми днями я классифицировал и переводил с древнеирландского старинные рукописи, а по выходным совершал увлекательные прогулки по зеленым холмам вокруг Куальнге. Именно тогда я впервые обнаружил пещеру, которая неоднократно упоминается в книге Бурой Коровы, и проложил к ней свою собственную потайную тропу.
    — И вы нашли там скелет? — нетерпеливо спросил Кот.
    — Нет, скелета там я, разумеется, не нашел. Пещера была абсолютно пуста, только закопченые стены и остатки кострища доказывали, что когда-то здесь уже бывали люди. Тем не менее, я полюбил ее, и часто проводил целые дни, лазая с фонариком по ее переходам и закоулкам. И вот однажды я попал в незнакомый проход. Он уводил меня все дальше и дальше вглубь скалы. Когда я хотел уже возвратиться, фонарик мой погас, и я оказался в темноте. Нечего и говорить, что я заблудился и не смог вернуться ко входу.
    — Какой ужас! — сказала Бабушка, вспомнив свои собственные недавние блуждания по подземным закоулкам.
    — Именно так я и подумал! — согласился с ней граф. — Много часов провел я, пробираясь в темноте по узким переходам и мрачным залам пещеры. И вдруг, когда я уже совсем отчаялся, за поворотом блеснул свет. Я ринулся туда, думая, что сейчас выберусь на знакомую зеленую лужайку. Но, к своему глубокому удивлению, я оказался под сводами какого-то дворцового зала. Через узкие окна в каменных стенах падал яркий солнечный свет. Стены были завешаны гобеленами, в камине горел огонь. Не успел я войти и оглядеться, как на середину зала выбежала маленькая, но очень энергичная старушка. Она осмотрела меня со всех сторон и сказала:
    «Боже, как ты исхудал в этой ужасной пещере! Но не бойся, дворцовый повар даст тебе целую баранью ногу и пирог с голубями!»
    «Спасибо, — отвечал я, — но могу ли я спросить у вас, куда я попал?»
    «А откуда ты шел, милый друг?» — спросила старушка.
    «Я вышел из Куальнге день или два назад».
    «Куальнге? Какое странное название… Впрочем что-то это мне напоминает… — сказала она. — Постой, не у вас ли жил Кухулин?»
    «Совершенно верно, но это было довольно давно,» — сказал я.
    «Давно? А мне кажется, это было вчера или позавчера, — ответила она. — Скажи, ты не боишься ассасинов?»
    Я подумал, что старушка не совсем в своем уме, но вежливо ответил:
    «Совсем не боюсь, сударыня».
    Она очень обрадовалась.
    «А хотел бы ты оказать помощь бедному королю Балдуину, который со дня на день готов отдать Богу свою душу?»
    «Почту за честь», — ответил я, недоумевая, чем же закончится этот допрос.
    «Тогда иди за мной!» — скомандовала старушка и понеслась с удивительной для ее возраста скоростью через анфиладу средневековых залов. Я двинулся за ней, пытаясь понять, что же это за удивительное место. В конце концов, мы попали в комнату, окна которой были плотно завешены темными гардинами. Посреди комнаты стояла большая кровать под балдахином. На ней, очевидно, лежал какой-то человек. Он был с ног до головы закутан в золотистую ткань, лицо было спрятано под маской, оставлявшей лишь узкие прорези для глаз.
    «Ваше величество, вот тот, кто нам нужен!» — обратилась к нему старушка.
    Фигура на кровати шевельнулась, будто разглядывая меня. Раздался низкий, но несколько надреснутый голос.
    «Кто он такой?»
    «Любопытный странник!» — охарактеризовала меня старушка — «Заблудился в Celia Temporis и вышел прямо к нам».
    «Зачем ему помогать нам?»
    «Он архивариус, — пояснила старушка, хотя я ничего не говорил ей о своей профессии. — Ему будет интересно поучаствовать в Истории.»
    «Ну что ж, пусть будет он, — сказал человек в маске. — Подойди сюда!» — скомандовал он мне. Я сделал несколько шагов в сторону кровати. «Стой, ближе не приближайся!» — остановил меня он. «Видишь ларец, который стоит в изголовье кровати?»
    «Вижу, ваше величество» — ответил я, догадываясь, что каким-то чудом попал к Прокаженному королю Балдуину Четвертому.
    «В нем ты найдешь мой медальон. Он поможет тебе отыскать путь в Celia Temporis. Наше королевство на краю гибели. Пока я жив, сарацины не решаются пересекать границы, но едва меня не станет, Иерусалим ждет катастрофа. В самый тяжелый час ты должен быть рядом со Святым Крестом. Спаси его от врага и укрой в Celia Temporis. За эту услугу ты получишь рыцарское достоинство и назовешь себя граф Сен-Клер. Если же ты изменишь делу Христа, ты умрешь.»
    Тут король закашлялся, и старушка потянула меня за рукав, давая понять, что аудиенция закончилась. Я взял ларец и вышел из спальни короля вслед за ней.
    Старушка привела меня на дворцовую кухню, где я немедленно получил баранью ногу и пирог с голубями. Пока я ел, старушка рассказывала мне о свойствах медальона.
    «Эта одна из тех маленьких вещиц, от которых можно ждать самых неожиданных сюрпризов» — весело говорила она, — «Стоит раскрыть его и сказать „Nusquam est qui ubique est“, как он перенесет тебя куда захочешь.»
    — А что это значит? — спросил Робин, который слушал, как зачарованный.
    — Кто везде, тот нигде, — перевел граф и продолжал свой рассказ. — «Медальон, — говорила старушка, — незаменим при путешествиях по подземельям. Он там знает все ходы и выходы. Не пробуй на него кричать, лучше пиши ему записки. Он кажется верным другом, но никогда не забывай, что он своенравен и может появляться и исчезать, когда ему вздумается. Одно он будет помнить всегда: единственный хозяин его — Король Иерусалимский. Если ты нарушишь приказ Короля, любезный архивариус, то медальон перестанет служить тебе и не выполнит ни одной твоей просьбы в течение шестисот шестидесяти шести лет!» «Кто же тот механик, что создал этот удивительный медальон?» — спросил я. «Ответ на этот вопрос хотели бы знать многие» — сказала старушка и вдруг заторопилась: «Ну что, ты наелся? Пойдем скорее!» Она подвела меня к маленькой незаметной дверце в стене кухни. «Почти каждая хорошая кухня имеет свою потайную дверь!» — сказала старушка, открыла дверцу и показала мне куда-то в темноту: «Куальнге в той стороне. Счастливого пути!» Старушка исчезла, оставив меня на пороге подземелья. Я подумал, что попал в странную историю и что благоразумнее всего было бы вернуть Королю медальон и вернуться восвояси. Но, пока я размышлял, шум и крики наполнили дворец. Толпа вооруженных стражников ворвалась на кухню, крича: «Король Балдуин умер! Да здравствует Король Гвидо!» Слуги наливали им вино, повара насаживали на вертела туши быков для поминального пира. Кто-то надавил на потайную дверцу плечом, и она захлопнулась. Открыть ее снаружи было невозможно. Постояв еще минуту в нерешительности, я двинулся в указанном старушкой направлении, и, стоило мне сделать несколько шагов, как медальон засиял в моей руке, указывая дорогу. К моей радости и удивлению, спустя всего полчаса мы вылезли через заросшую ежевикой прогалину на склон хорошо знакомого мне зеленого холма невдалеке от моего дома.
    Бабушка, Кот и Робин слушали эту историю с большим волнением. Им вспоминались их собственные прогулки с медальоном и опасные приключения в Celia Temporis. Пока граф рассказывал, горничная принесла корзинку с печеньем и вазу с фруктами. Кот боязливо покосился на всю эту еду и ни к чему не притронулся, но Бабушка, увлеченная рассказом, съела одно за другим четыре печенья. Между тем, граф продолжал:
    — Вернувшись домой, я занялся подготовкой экспедиции по спасению Святого Креста. Зная из многих источников о том, что эта знаменитая святыня была потеряна в битве при Хаттине, я достал подробнейшую карту Хаттинского холма, купил в антикварной лавке прочную кольчугу, шлем, легкий меч и плащ тамплиера. Вы спросите меня: почему тамплиера? Но ведь всем известно, что именно им, рыцарям Ордена Храма, Король Гвидо поручил защищать Святой Крест в битве при Хаттине. И, если кто-то спас или спрятал Крест во время катастрофического поражения христиан, то это мог быть только тамплиер. Не буду говорить вам сколько месяцев провел я в этом кабинете, изучая устав и организацию Ордена Храма, его историю, характеры Магистров, взаимоотношения со Святым Престолом и с королевскими дворами. Наконец, почувствовав себя совершенно готовым, я оделся в костюм тамплиера, подпоясался мечом, раскрыл медальон и сказал: «Nusquam est qui ubique est! Иерусалим, ворота Ирода Великого, третье июля 1187 года».
    Комната закружилась перед моими глазами, я почувствовал нечто вроде невесомости, несколько мгновений мне казалось, что я просто не существую. Я зажмурился от страха. Потом все остановилось, я вновь открыл глаза и увидел прямо перед собой проем огромных ворот. Ворота были открыты, но пройти сквозь них можно было, лишь миновав внушительный отряд стражников. Слева и справа от ворот возвышались круглые башни, сложенные из колоссальной величины каменных блоков. «Это ворота Иерусалима!» — понял я и сделал попытку войти внутрь.
    — Кто ты такой? — грубо окликнул меня капитан стражников. Он говорил по-французски с сильным южным акцентом.
    — Брат Лупус Игнациус, рыцарь Ордена Храма! — гордо ответил я.
    — Лупус Игнациус? — недоверчиво переспросил капитан. — А откуда ты прибыл, Лупус?
    — Из Акры, — соврал я. — Пропустите, у меня срочное дело к Магистру Ордена.
    — Эй ребята! — скомандовал капитан. — Проводите его к Магистру, но если выяснится, что он не брат-тамплиер, а шпион Саладина, приведите его обратно ко мне!
    Недобро усмехнувшись, он показал мне на верхушку Храмовой Горы, высившейся над городом:
    — Вам туда, сударь!
    Я пошел вверх по узкой улочке. Двое стражников увязались вслед за мной. Через полчаса мы уже были у ворот знаменитого Дома — главной квартиры тамплиеров и Иерусалиме. На мой стук ворота открыл строгого вида человек в белой мантии.
    — Немедленно проводите меня к Магистру! — сказал я. — У меня срочное дело!
    — Кто вы такой? — спросил он, разглядывая мою мантию, купленную у ирландского антиквара.
    — Брат Лупус Игнациус! — ответил я.
    Он достал толстую книгу в кожаном переплете и начал листать ее. Наконец, он объявил:
    — Брата с таким именем нет в списках Ордена!
    Я почувствовал, что два стражника за моей спиной готовы схватить меня.
    — Подождите! — крикнул я и вынул из кармана медальон. Он сверкнул на солнце так ярко, что стражники невольно отступили.
    — Хорошо, я провожу вас к Магистру! — сказал строгий привратник. Я победоносно взглянул на стражников и вошел в Дом. Привратник тщательно запер дверь и повел меня по длинным коридорам куда-то вглубь этого огромного сооружения. Через минуту мы подошли к еще одной тяжелой двери. Привратник постучал.
    — Войдите! — раздался голос. Мы вошли, и я оказался лицом к лицу с Магистром Ордена Храма. В руке у меня по-прежнему был медальон. Теперь он сиял холодным лунным светом. Магистр посмотрел на него, потом на меня и жестом отпустил привратника. Когда тот вышел, Магистр сказал:
    — Говорите!
    Я произнес заранее подготовленную короткую речь:
    — Сегодня Саладин перешел брод Святого Якова и осадил Тивериаду. Катастрофа неотвратима. Святой Крест не должен попасть к сарацинам. Я знаю, как надежно спрятать его!
    — Идите за мной, — приказал Магистр.
    Я был несколько озадачен лаконичностью его ответа, но покорно двинулся вслед за ним. Мы вышли во двор, прошли через какую-то галерею, потом через другой двор, затем Магистр открыл своим ключом дверь в стене какого-то внушительного здания с коринфскими колоннами, мы вошли внутрь, поднялись по винтовой лестнице и оказались в зале, где уже находились несколько богато одетых людей, которые о чем-то оживленно разговаривали, склонившись над картой Святой Земли.
    — Ваше величество! — обратился Магистр к высокому худому человеку в черном камзоле, который молча стоял в стороне от других. Все замолчали и посмотрели на нас.
    — Ваше величество, Саладин осадил Тивериаду, война началась! — сказал Магистр.
    — Я уже знаю, — тихо ответил Король Гвидо. — Город продержится два или три дня, там слабые стены. Мы должны идти им на помощь.
    — Ваше величество! — не выдержал я. — Этот поход приведет к самому страшному поражению, которое когда-либо постигало христиан. Вы и Магистр попадете в плен, Святой Крест будет потерян!
    — Кто он такой? — рассерженно закричали советники Короля. — Это безумец!
    — Я брат Лупус Игнациус, — продолжал я, — и я знаю будущее! — с этими словами я вынул из кармана медальон и показал его Королю.
    — Он говорит правду, — сказал Король, внимательно посмотрев на меня. — И тем не менее, завтра на рассвете мы выступим в этот поход. Таков наш долг.
    — Ваше величество, — вновь взял слово Магистр, — брат Лупус и я хотели просить вас о личной аудиенции.
    — Хорошо, — ответил Король. — Оставьте нас! — велел он придворным.
    Когда мы остались одни, Магистр сказал:
    — Вещь, которую держит в руках брат Лупус, обладает необычными свойствами.
    — Я знаю, — ответил Король.
    — Вам грозит гибель или плен, — продолжал Магистр. — Медальон покойного Короля мог бы помочь вам избежать их.
    — Нет, — ответил Гвидо, — я не нуждаюсь в такого рода помощи. Благодарю, Магистр.
    — Ваше величество, я не сомневался в вашем мужестве, — проговорил Магистр. — Но если вы не хотите спасти свою жизнь, надеюсь вы позволите спасти от врага главные сокровища королевства, и прежде всего Святой Крест?
    — Крест понесут впереди войска, — ответил Король. — Он поможет нашим воинам достойно встретить роковой час. Но когда сражение начнется и наша конница пойдет в атаку, вы сможете укрыть Крест от превратностей войны. Доверяю вам, Магистр, защиту этой великой святыни!
    — Благодарю, ваше величество! — поклонился Магистр. — Все будет так, как вы хотите.
    На этом наш разговор закончился. Король вернулся к своим советникам, обсуждавшим план завтрашнего похода. Магистр приказал мне быть завтра на рассвете в зале Капитула Ордена и ушел с крайне озабоченным видом. Ночь я провел в отведенной мне келье Дома почти без сна.
    На следующее утро в большом подземном зале в самом сердце Храмовой горы собрался Капитул ордена тамплиеров. Магистр представил меня братьям и объявил:
    — Я принял брата Лупуса в Иерусалимский Дом и возложил на него заботу о святынях королевства!
    Тамплиеры недовольно зашумели.
    — Кто он такой? — послышались возгласы. — Мы не знаем его!
    — Брат Лупус Игнациус выполняет приказ Короля и действует в соответствии с моей волей и Уставом Ордена Храма, — успокоил их Магистр. — Сегодня он вместе с нами выступит в поход, который для многих окажется последним. Вы должны выполнять любой его приказ, каким бы странным он вам ни показался!
    На этом Капитул завершился. Тамплиеры спешили. Через полчаса Орден выступал в поход. В Арсенале Маршал командовал выдачей оружия. Конюхи выводили из конюшен и седлали боевых коней. Оруженосцы помогали рыцарям надевать доспехи. Во всей этой суматохе я потерял из виду Магистра. Увлеченный общим движением, я надел кольчугу, взял оружие, сел на коня и выехал из ворот Дома.
    Иерусалим бурлил. Трубили трубы, повсюду маршировали отряды воинов. Жители с тревогой смотрели из окон на сбор войска. Все знали, Король ведет свою армию навстречу большой опасности. Вместе с другими братьями я приблизился к Церкви Гроба Господня. Оттуда пышная процессия во главе с Патриархом уже выносила Святой Крест. Тогда-то я впервые увидел его! Крест оказался не таким большим, как я ожидал. Дерево потемнело и высохло. Я запомнил следы от гвоздей и острое, наискось стесанное основание Креста, которым когда-то он был воткнут в землю на горе Голгофа.
    Тамплиеры окружили Крест. Он был водружен на телегу, покрытую золотой парчой. Две лошади, впряженные в телегу, сделали первые шаги. Поход начался!
    Граф Сен-Клер перевел дух и оглядел своих слушателей. Те, не отрываясь смотрели на него, увлеченные повествованием. Бабушка машинально ела печенье, которого осталось уже совсем мало. В дверях сгрудились слуги во главе с Бумбергом. вид у него был торжествующий. Граф сделал несколько глотков из большой чайной кружки с двумя нарисованными котиками и продолжил свой рассказ.
    — Все вы знаете печальные обстоятельства Хаттинского похода, — сказал он. — Неудачи преследовали наше войско с удивительным упорством. Июльская жара была непереносимой. Лошадей следовало напоить, но все колодцы по пути оказывались пересохшими. После полудня появились первые отряды сарацинской конницы. Они не решались нападать на нас, но посылали издали тучи стрел из своих коротких луков. Король несколько раз посылал конницу отогнать их, но это лишь утомило лошадей. Наши арбалетчики истратили немало стрел, но легкие арабские всадники на быстрых конях почти всегда уходили невредимыми. Телега с Крестом несколько раз застревала в песке. Войско было измучено до предела, когда перед закатом мы увидели в долине Тивериады лагерь Саладина, огромный, как Вавилон. Слоны, верблюды, бесчисленные шатры, осадные машины, — все было там. Король хотел было дать сигнал к атаке, но Магистр удержал его:
    — Лошади не выдержат галопа, ваше величество! — сказал он. — Войску нужен отдых и вода. Здесь рядом Хаттинский холм, там есть источник. Разобьем лагерь, переночуем и утром начнем сражение.
    — Магистр, сейчас мы еще могли бы победить, но завтра это будет невозможно! — возразил Король.
    — Армия обречена, атакует она сейчас или позже, — ответил Магистр. — Но на холме мы сможем укрыть от врага то, что дороже наших жизней!
    Король молча кивнул и отдал приказ становиться лагерем на Хаттинском холме. Рыцари спешивались, оруженосцы толпились возле единственного скудного источника воды, который быстро иссяк. Саладин, поняв наш план, окружил холм своей огромной армией и поджег кустарник на склонах. Всю ночь мы страдали от дыма и жажды. Все ждали рассвета, как избавления от мучительного ожидания. Пока остальные готовились к утреннему бою, я, восстановив в памяти карту холма, отыскал старый пересохший колодец, вырытый, кажется, еще во времена Иосифа и его братьев. Колодец уходил глубоко под землю. Я спустил в него факел на веревке, который осветил сухое глинистое дно. Затем я вынул медальон. Он засиял, словно звезда. Через несколько мгновений на его крышке проступил план подземелья, уходившего куда-то в даль. Приглядевшись, я обнаружил на плане наш колодец и себя самого. «Это то, что я искал!» — подумал я и направился к Магистру.
    — Здесь есть колодец, куда можно спрятать Крест! — сказал я ему. — С двумя помощниками я могу укрыть его в таком уголке подземелья, где ни один шпион его не найдет.
    — Хорошо! — ответил Магистр. — Вы двое, — приказал он в темноту, — следуйте за братом казначеем и выполняйте все его приказы.
    Я снова вернулся к колодцу со своими новыми помощниками. Один из них, к моему огорчению, оказался тем самым капитаном, который так грубо обращался со мной в момент моего появления в Иерусалиме. Второй был мрачным привратником Дома тамплиеров. «Ну и компания!» — подумал я.
    Ощущение общей для всех угрозы заставило нас работать быстро и слаженно. Мы расширили колодец, чтобы в него мог пройти Крест, повесили веревочную лестницу и спустили вниз запас факелов. В это время уже светало. Рыцари и лошади, задыхавшиеся в дыму, стали строиться для атаки. На вершине холма был водружен Крест. Никто не питал иллюзий относительно возможности легкой победы: сарацины занимали крепкую позицию за горящими кустами и рвом, прокопанным ими в течение ночи. В шесть часов утра Король выехал перед строем воинов.
    — Братья пилигримы! Благородные рыцари! Воины церкви и защитники Святой Земли! — сказал он. — Наш выбор прост, впереди нас ждет победа или смерть. Герцог Антиохийский поведет правый фланг, Магистр — левый. Я сам поведу центр армии. Не будем терять времени: вперед!
    Он пришпорил коня и помчался вниз по склону. Вслед за ним, шеренга за шеренгой, понеслись закованные в железо воины Иерусалимского королевства. Антиохийцы с копьями наперевес наступали справа от них. Тамплиеры в белых плащах с красными крестами грозной массой двигались на левом фланге. На мгновение я поверил, что эта прекрасная армия разгромит сарацин. Но уже через несколько минут стало ясно, что она обречена на разгром. Хитрый Саладин пропустил через свои ряды антиохийцев. Они промчались далеко в долину, а на незащищенный фланг Короля обрушилась конница мамелюков. Гвидо призвал на помощь тамплиеров, но они уже бились в окружении, сгрудившись вокруг мощного Магистра, орудовавшего двуручным мечом. Иерусалимские рыцари прорубили себе дорогу через горящий кустарник, но не смогли перейти ров. Лошадь короля споткнулась и упала. Десятки сарацин окружили его. Знамя с двойным Иерусалимским крестом исчезло.
    — Пора! — сказал я своим помощникам. Мы бережно подняли Крест и понесли его к колодцу. Обвязав Крест веревками, мы спустили его вниз, а затем спустились сами. Медлить было нельзя, передовые отряды сарацин уже поднимались к вершине холма, добивая раненых рыцарей и жадно ища добычу. Я вынул из кармана медальон, раскрыл его и сказал: «Nusquam est qui ubique est! Куальнге!».
    — Ага! — вдруг раздался ликующий крик Бумберга. — Значит Крест в Куальнге!

Глава 14

    Все вздрогнули от неожиданности. Пока граф рассказавал, а Робин, Бабушка, Тиан Обержин и даже бдительный Кот слушали, забыв обо всем, коварный Бумберг проник в кабинет графа и занял выгодную позицию за стеллажами. Справа и слева от него стояли доктора о'Фарилл и о'Харилл, у того и другого в руках были охотничьи ружья. Но, что самое страшное, в двери, выходившей в коридор, сидели и облизывались два огромных ирландских волкодава.
    — Что такое, Бумберг? — удивленно спросил граф. — Почему вы не на кухне?
    — Потому что пришел час моего торжества! — ответил Бумберг. — Сейчас ты, жалкий архивариус, отдашь мне Святой Крест, а не то от тебя и твоих гостей останутся одни косточки!
    Граф внимательно посмотрел на Второго помощника повара.
    — Ну что ж, — спокойно сказал он, — если ты так хочешь, получай!
    Он поднялся со своего кресла и, не торопясь, подошел к одному из высоких шкафов, стоявших вдоль стен кабинета. Под недоверчивым взглядом Бумберга, граф потянул на себя корешок книги, стоявшей на третьей сверху полке. Шкаф бесшумно повернулся вокруг невидимой оси, и открылся проход в небольшое помещение без окон. Посреди него на подставке, напоминавшей лестницу-стремянку, стоял Крест.
    Все ахнули. Кот соскочил со стула и обежал вокруг Креста. Все было как говорил граф: темное дерево, следы от гвоздей, косо стесанное основание. Кот даже различил несколько бурых пятнышек крови в середине Креста.
    — Неужели это он? — спросила пораженная Бабушка и потянулась за последней печенюшкой.
    — Вот именно, неужели? — грозно вскричал Бумберг. — А если это подделка? Этот Лупус Игнациус — мастер фальсификаций, я давно заметил! Чего стоит древо рода, заверенное Канцелярией Ватикана! А печать тамплиеров? Как ты докажешь, что это истинный Крест?
    — Нет ничего проще! — спокойно ответил граф Сен-Клер. — Вопрос об истинности Креста уже возникал. Полторы тысячи лет назад Святая Елена с легкостью разрешила его.
    — Да-да! — подтвердила Бабушка. — У нее был выбор между тремя крестами. Она велела поднести к каждому из них тяжело больного человека. Возле тех крестов, на которых были распяты разбойники, больной продолжал страдать, но когда его поднесли к истинному Кресту, он вскочил со своих насилок совершенно здоровым.
    — Прекрасно! — восликнул Бумберг, злобно улыбаясь. — Ну-ка, давайте сюда вашего мальчишку! — и он показал на Робина, по-прежнему сидевшего в кресле на колесиках и укрытого пледом.
    Тиан Обержин нерешительно взялся за спинку кресла.
    — Он ведь болен? — спросил Бумберг у двух докторов.
    — О да! — ответили они. — У мальчика был страшный жар, около сорока одного.
    — Но может быть, он уже поправился?
    — Это совершенно невозможно! — возразили доктора. — Мы прописали ему абсолютно бесполезные лекарства: от болезни Паркинсона и заворота кишок!
    — Какие злодеи! — ахнула Бабушка.
    — Великолепно! — просиял Бумберг. — Подтащите-ка нашего больного к Кресту!
    Тиан Обержин осторожно подкатил кресло с Робином к самому подножью Креста.
    — Ну, как ты себя чувствуешь? — нетерпеливо спросил у Робина Бумберг. Робин посмотрел на графа Сен-Клера: тот заметно побледнел. Тогда Робин глубоко вздохнул, тряхнул головой так, будто только что проснулся, сбросил с себя одеяло и легко соскочил на пол.
    — Чудо! — закричали все. — Он выздоровел!
    Робин несколько раз пробежался по комнате с самым здоровым видом.
    — Поставьте-ка ему градусник! — потребовал недоверчивый Бумберг. Но когда измерение показало, что у Робина ровно тридцать шесть и шесть, бывший дворецкий, наконец, признал, что Крест наверняка подлинный.
    — Всем слушать мою команду! — взревел он так громко, что стекла в окнах задрожали. — Вы, оставайтесь здесь и сидите смирно, — обратился он к графу и нашим путешественникам, — если что, мои собачки не оставят от вас ни клочка! А вы, — повернулся он к своим сообщникам-докторам, — возьмите эту деревяшку и вытащите ее на двор!
    О'Фарилл и о'Харилл боязливо подошли к Кресту, сняли его с постамента и потащили вниз по лестнице. Бумберг еще раз обвел всех присутсвующих свирепым взглядом и спустился вслед за ними. Двенадцать ирландских волкодавов расселись вдоль стен кабинета и начали выкусывать друг у друга блох, как ни в чем не бывало. Однако стоило Тиану Обержину сделать шаг к двери, как огромные псы оскалили клыки и угрожающе зарычали. Граф Сен-Клер подозвал Бабушку, Робина и Кота к окну. Во внутреннем дворе два доктора суетились вокруг Креста. У каждого из них в руках была канистра. Они поливали Крест какой-то прозрачной жидкостью. Когда они закончили, к Кресту подошел Бумберг и чиркнул спичкой. Мгновенно вспыхнуло пламя, да такое сильное, что бывший дворецкий едва успел отскочить.
    — Какой ужас! — воскликнула Бабушка. — Какое варварство!
    — Да, — согласился с ней граф, — целых полдня я сколачивал этот крест из старых балок, а тут раз — и его нет. Очень обидно!
    Костер полыхал еще полчаса. Все это время Бумберг простоял неподвижно, не отрывая взгляда от огня. Никто не знает, какие мысли роились в это время в его голове. А доктора о'Харилл и о'Фарилл кружились вокруг костра, подбрасывая щепки, и распевали хриплыми голосами мрачную песню:
— Король и Магистр, Эмир и Султан
И лучшие рыцари нескольких стран
Сошлись на рассвете в кровавом бою
В иссушенном солнцем пустынном краю.

А Крест возышался над ними во тьме,
Как черная птица на черном холме.
И вот уже нету в живых никого
Из тех, кто сражался во славу его.

Палач деревянный, иссохшая жердь,
Не ты ли послал их на верную смерть?
Но как бы ты ни был живуч и хитер,
Тебя ожидает сегодня костер!

Получат и мертвые славную весть:
Сегодня вершится великая месть:
И то, что вчера называли Святым,
Теперь превращается в пепел и дым!

    Между тем, Робин и все его спутники по-прежнему томились в плену в кабинете графа Сен-Клера. И все они, кроме Бабушки, уже очень проголодались. Тиан Обержин страдал больше всех. Ему не терпелось нанести визит своему коллеге — главному повару Сен-Клер-холла, и обсудить с ним план быстрого ланча. Но из-за того, что Второй помощник повара так легкомысленно отнесся к своим обязанностям, ланч отодвигался на неопределенное время. Кот вытащил было из-под сиденья кресла Робина мешок с толченым кайеннским перцем, но никак не мог решиться применить его сразу против двенадцати волкодавов.
    — А почему бы нам не воспользоваться медальоном? — спросил наконец голодный Робин. — Маленькое путешествие, и мы окажемся за столом в кают-кампании «Манны»!
    — Прекрасная мысль! — поддержал его граф. — Вставайте все рядом, сейчас я вас перемещу в пространстве!
    Все начали суетиться, занимая свои места. Как всегда, Бабушка собиралась дольше всех. В последний момент выяснилось, что она оставила свои очки на полке одного из стеллажей и теперь не могла вспомнить какого. Наконец, очки были найдены, граф открыл медальон и начал произносить заклинание: «Nusquam est qui…». Но не успел он закончить, как на пороге комнаты возник свирепый Бумберг.
    — Ни с места! — скомандовал он.
    Волкодавы глухо зарычали. Доктора о'Фарилл и о'Харилл, ворвавшиеся в комнату одновременно с Бумбергом, навели на графа Сен-Клера свои ружья. Тот застыл в нерешительности с медальоном в руке.
    — Дайте мне медальон! — зловеще улыбаясь, приказал Бумберг.
    — Ни за что! — крикнул было Кот, но граф, не говоря ни слова, сделал шаг, потом другой в сторону бывшего дворецкого, и наконец, протянул ему на ладони раскрытый медальон. Бумберг с хриплым хохотом схватил его, обвел взглядом своих докторов и волкодавов и произнес, смакуя каждое слово:
    — Nusquam est qui ubique est, Аламут!
    — Нет! — закричал Робин, который вдруг понял, что медальон, подаривший им такие увлекательные путешествия в Историю, сейчас исчезнет. Он выхватил из-под пледа, лежавшего на кресле с колесиками, свой пневматический арбалет и выстрелил в Бумбурга. Все произошло очень быстро, однако последующие мгновения тянулись, как в замедленной киносъемке. Шип, вылетевший из арбалета, медленно двигался к бывшему дворецкому. Два волкодава, широко разинув пасти, бросились на Робина. Бабушка, с совершенно неистовым видом ринулась наперерез волкодавам. Кот Саладин разорвал на две половинки мешок с кайеннским перцем, так что перечная пыль начала наполнять комнату, а граф Сен-Клер скрестил руки на груди с выражением полнейшего равнодушия. В следующую секунду Бумберг, и оба доктора, и все двенадцать волкодавов растворились в воздухе. Бабушка, Кот и Робин в течение какого-то времени не могли этого осознать и продолжали кричать и двигаться. Затем они принялись оглушительно чихать. Хуже всего пришлось Бабушке, которую Кот для профилактики обморока принялся обмахивать мешком из-под перца. Обморок был и вправду предотвращен, потому что бедная Бабушка чихнула с такой силой, что Кот отлетел в другой угол комнаты.
    — Спасайтесь! — закричал Робин и первым бросился вон из кабинета.
    За ним последовали чихавшие и стонавшие Кот и Бабушка. Они выскочили на галерею и остановились, держась за перила и стараясь перестать чихать. Вслед за ними вышел и невозмутимый граф Сен-Клер, который по дороге тщательно обследовал стену коридора напротив дверного проема, где недавно стоял Бумберг. Никаких следов арбалетного шипа он не обнаружил.
    — Простите меня великодушно, ваша светлость! — вдруг обратился к нему Тиан Обержин, вылезая откуда-то из-за стеллажей. — Не позволите ли вы мне посетить с познавательными целями вашу знаменитую кухню?
    — Конечно! — весело ответил граф. — И скажите моему повару, что ему придется нанять другого Второго помощника!

Глава 15

    Уже через десять минут все сидели за роскошным овальным столом в столовой графа, и слуги с несколько виноватым видом раскладывали по тарелкам кулебяку с камбалой и разливали в чашки бульон. По всему было видно, что Бумберг со своими волкодавами внушал графской прислуге гораздо больший страх, чем сам Сен-Клер, поэтому обед был подан с таким опозданием и только после того, как Бумберг благополучно исчез. Впрочем, наши путешественники, да и сам граф были настолько счастливы, что могут, наконец, спокойно поесть, что лакеям и горничным не досталось ни одного замечания.
    — Любезный граф! — сказал Кот, проглотив третий кусок кулебяки и запив его бульоном. — Нам следовало предупредить вас, что этот Бумберг — чрезвычайно темная и опасная личность.
    — Вот как? — удивился Сен-Клер. — Но ведь вы написали ему прекрасное рекомендательное письмо!
    — Я? Письмо? — не понял Кот.
    — Ну да, — настаивал граф. — Собственно благодаря ему я и принял Бумберга на работу. Вот посмотрите, — он выдвинул ящик бюро, стоявшего у стены в столовой, вынул оттуда листок и подал его Коту.
    — Ничего не понимаю! — воскликнул потрясенный Саладин. — Это гербовая бумага Загадочного замка, и здесь стоит моя подпись. Но я никогда такого не писал: «За долгие годы безупречной службы дворецкий Бумберг заслужил мою глубочайшую симпатию и уважение…» Что за чушь!
    — Значит, не я один пишу письма за других! — весело рассмеялся граф. — Ну что ж, это мне урок! Впредь буду внимательнее выбирать прислугу.
    — Граф Сен-Клер, — вступил в разговор Робин, — коварный и вероломный Бумберг прервал ваш рассказ о том, как вам удалось вывезти Святой Крест из Палестины. Может быть, вы теперь продолжите свое повествование? Нам всем не терпится узнать, что же было дальше!
    — С большим удовольствием выполняю вашу просьбу! — ответил граф. — Но имейте в виду, что с того момента, как я произнес заклинание в колодце на Хаттинском холме, в моей жизни произошло много весьма прискорбных событий, о которых я искренне сожалею. И все закончилось тем, что я потерял медальон!
    — А как же наследство из Ломбардского банка? — спросил Кот.
    — Мой ученый друг, — отвечал ему граф. — Неужели вы попались на эту детскую уловку? Я-то думал, вы сразу проверите год основания Ломбардского банка и убедитесь, что шестьсот шестьдесят шесть лет назад его просто не существовало!
    — Так значит вы нас опять обманули? — вскричал Кот Саладин. — Так же как с письмами клирика Игнатия?
    — И да, и нет! — ответил Сен-Клер. — Конечно, было бы некоторым преувеличением утверждать, что я оставил наследство сам себе и теперь решил его получить. Но именно шестьсот шестьдесят шесть лет назад я лишился медальона, и именно сегодня рассчитывал вновь получить его из ваших рук, точнее говоря, лап. К сожалению, неуклюжее вмешательство этого глупого Бумберга несколько спутало мои планы.
    — Простите граф, — сказал Робин с недовольным видом, — но из ваших слов напрашивается вывод, что вы попросту заманили нас в свой дом, чтобы отнять медальон!
    — Не судите меня так строго! — ничуть не смутился граф. — Примите, пожалуйста, во внимание, что медальон принадлежит не вам, и не мне, и даже не нашей общей знакомой миссис Литтлмаус. Он был, есть и будет собственностью Прокаженного Короля, и только его волю он исполняет, в конечном счете. И кроме того, я вовсе не заманивал вас в свой дом, а приглашал, как подобает джентльмену! Вы правы, я знал, что медальон у вас, и хотел получить его назад, но мне также хотелось, чтобы мы объединили свои усилия в поисках Святого Креста.
    — Как, разве он не у вас? — хором спросили Робин и Кот.
    — О, если бы он был у меня… — протянул граф и почему-то бросил недобрый взгляд на герб с изображением кукурузы, висевший над камином.
    — Объясните мне еще одно, — задал вопрос Кот. — Каким образом медальон исчез из моего кармана и оказался в шкатулке, которую якобы прислали из Ломбардского банка?
    — Это всего лишь одна из особенностей характера этого медальона, — сказал граф, — каждый месяц он возвращается в ларец своего Короля. Зачем он это делает, я не знаю, но стоит ларцу показаться рядом, как медальон перескакивает к нему внутрь.
    Бабушка поперхнулась, и все посмотрели на нее.
    — Я только хотела сказать, — робко проговорила Бабушка, — что мне показалось, что, когда ваш швейцар снимал с Кота пальто, он случайно что-то взял у него из кармана.
    — Возможно вы и правы, — невозмутимо ответил ей граф, — но я все-таки думаю, что медальон сам перенесся из кармана уважаемого Кота в ларец.
    — Как бы то ни было, — поспешил сменить опасную тему Робин, — граф обещал нам рассказать, что с ним случилось после битвы при Хаттине. Давайте же слушать!
    Граф окинул взором слуг, сервировавших десерт, погладил свою бороду и начал рассказ:
    — Итак, как только я произнес заклинание, мы втроем, то-есть сварливый капитан, угрюмый привратник и я, оказались в пещере Куальнге. Кстати, если после обеда у вас возникнет настроение прогуляться, я могу показать вам это место.
    — Конечно возникнет! — обрадовалась Бабушка, которая очень любила гулять после обеда.
    — Великолепно! — сказал граф. — Итак, по какой-то прихоти медальона, мы попали в ночь, снаружи шел дождь, и было довольно холодно.
    «Что это за адское место?» — спросил меня недовольный капитан.
    «С такой ношей, как у нас, в адское место попасть трудно» — ответил ему я и указал на Святой Крест, лежавший на земле и слегка светившийся.
    «Тем не менее, здесь крайне холодно, а только что было очень жарко, — вступил в разговор привратник-тамплиер. — Значит, мы проделали далекий путь. Магистр знает где мы?»
    «Боюсь, что нет» — честно признался я.
    «Где здесь ближайшее командорство тамплиеров?» — продолжал расспросы привратник.
    «Не знаю, — сказал я, — может быть в Дублине или Корке.»
    «Пойдемте! — неожиданно властным тоном сказал привратник. — Мы должны отнести Крест в командорство. Там он будет под надежной защитой.»
    «Зачем нам относить Крест в командорство? — взревел капитан. — Мой король защитит его лучше, чем банда храмовников! Уж если где и место Кресту, то в аббатстве Сен-Дени, а не в притоне тамплиеров!»
    «Вас послал сюда Магистр Ордена Храма! — закричал в ответ привратник. — Извольте исполнять его приказы.»
    «Магистр уж наверно убит или в плену! — презрительно ответил капитан. — Я служу Франции, а не тамплиерам. — Он отступил на шаг и вынул из ножен меч. — Советую не спорить со мной, а то как бы хуже не было!»
    Тогда привратник тоже выхватил меч и с угрожающим видом стал приближаться к капитану.
    «Стойте, что вы делаете?» — закричал я, но было уже поздно: они набросились друг на друга так, что искры полетели. Мне ничего не оставалось, как наблюдать за этим внезапным поединком.
    Вначале капитан, считая себя лучшим фехтовальщиком, яростно налетел на привратника, но тот хладнокровно отбил его натиск и сам перешел в наступление. Капитану пришлось пятиться назад, пока он не уперся спиной в скалу. В этот момент привратник выбил у него меч, который отлетел метров на пять в сторону.
    «Ваша взяла, — неожиданно миролюбиво произнес капитан. — Так и быть, оттащим его в командорство».
    Тамплиер, не говоря ни слова, убрал меч в ножны.
    «Итак, брат Лупус…» — повернул он голову ко мне. И это были его последние слова, потому что в этот самый момент капитан выхватил откуда-то из-за голенища кривой кинжал и вонзил его между ребер привратника. Тот упал замертво. Я с ужасом смотрел на рукоять кинжала. По ней вилась арабская вязь!
    «Асассин!» — в ужасе закричал я и, в свою очередь, обнажил меч. Капитан со смертельной злостью глядел на меня. Он был безоружен, ведь кинжал остался торчать меж ребер несчастного тамплиера.
    «Поднимите руки! Идите впереди меня!» — приказал я.
    «Слушаюсь, граф» — хрипло проговорил он, пристально глядя на мой меч.
    «Почему он назвал меня граф?» — удивился я и сам взглянул на свой меч. К моему огромному удивлению, на лезвии его возникла гравировка. Готические буквы складывались в «Comte St-Claire». «Так значит, Прокаженный Король не обманул!» — пронеслось у меня в голове, — «я спас Крест и стал графом!». Не буду скрывать, губы мои расплылись в довольной улыбке, столь неуместной в тот трагический час. Воспользовавшись тем, что я на секунду отвлекся, подлый капитан со страшной силой ударил меня по руке. Пальцы мои разжались и меч упал на пол пещеры.
    Я остался безоружным перед безжалостным асассином! Он был выше и сильнее меня. Сердце мое сжалось от страха, и я бросился бежать. Капитан помчался вслед за мной. Мы метались по темным коридорам пещеры, спотыкаясь и натыкаясь на стены. Один раз он схватил меня за плащ, но я вырвался, оставив клок ткани в его руке. Наконец он упал, и я оторвался от него на несколько шагов. В эту отчаянную секунду я раскрыл медальон и выпалил:
    «Nusquam est qui ubique est!» Тут надо было назвать место. Асассин уже вновь подбегал ко мне, а я никак не мог сообразить, куда мне надо. Наконец, когда его рука уже тянулась к моему горлу, я крикнул «Америка!». По-крайней мере это было далеко!

    — И так граф Сен-Клер попал в Америку! — воскликнул Кот.
    — И так состоялось ваше знаменитое путешествие, о котором столько спорили историки! — сказал Робин.
    — Да, — подтвердил граф, — именно так! А теперь, не позволите ли мне предложить вам глоток ирландского виски?
    Все поблагодарили и отказались.
    — Тогда, — спросил Сен-Клер, — не пойти ли нам прогуляться? Пока мы дойдем до пещеры, я успею рассказать вам конец этой истории.
    Все, кроме Тиана Обержина, который попросил позволения остаться побеседовать со своим ирландским коллегой, охотно приняли предложение графа. Поскольку погода, наконец, исправилась и показалось столь редкое в Куальнге голубое небо, прогулка обещала быть вполне приятной. Кот некоторое время колебался, что надеть: полупальто или дождевой плащ, и в конце концов остановил свой выбор на полупальто. Граф Сен-Клер взял с собой керосиновый фонарь «летучая мышь», Бабушка надела вязаные шапочки на себя и Робина, и все двинулись в путь. В начале прогулки путешественники пересекли по тенистой аллее роскошный парк поместья Сен-Клера, затем вышли через боковую калитку на склон холма и по узкой тропинке двинулись вверх.
    — Какой просторный, красивый парк! — восхищалась Бабушка.
    — Вы находите? — сказал польщенный граф. — Некоторые из деревьев я посадил шестьсот шестьдесят шесть лет назад!
    — Вы уже тогда были владельцем этого поместья? — спросил Робин.
    — Я получил его в дар. Видите ли, в те времена клочок земли в Ирландии стоил недорого. Этот парк я получил в обмен на кукурузный початок!
    — Вы и вправду привезли из Америки кукурузу? — удивился Робин.
    — Разумеется! — ответил граф. — Я собирался также доставить в Европу клубни картофеля и ягоды помидора. Но, к сожалению, мои планы остались нереализованы. Еще обиднее то, что кукуруза не прижилась в северном климате. Даже моя собственная плантация на краю парка пришла в упадок. В результате, единственным напоминанием о моих поездках в Новый Свет остался невзрачный барельеф в часовне Рассела возле головы Роберта Брюса. На мой взгляд, это несправедливо, особенно по сравнению со славой Колумба! Друзья мои, об американских путешествиях графа Сен-Клера можно написать дюжину увлекательных книг. Когда-нибудь я это сделаю. Но сейчас нам не стоит вдаваться в детали. Достаточно сказать, что это был один из самых спокойных и вместе с тем плодотворных этапов моей жизни.
    — А что же стало с Крестом? — нетерпеливо спросил Кот.
    — Именно этот вопрос мучал меня, когда я путешествовал в пампасах и залезал на пирамиды ацтеков. Не скрою, не сразу решился я вернуться в злосчастную пещеру, где был свидетелем мерзкого убийства. Кстати, вы, наверно, поняли, что из всего, что обнаружили в пещере нынешние археологи, моим был только меч с гравировкой. Остальные находки: перстень, скелет, кинжал, — имело отношение только к моим спутникам, тамплиеру и асассину.
    — Неужели это был настоящий асассин? — с интересом спросил Робин.
    — Думаю, да, — ответил граф, — или подручный французского Короля, которого Старец Горы использовал в своих целях. По-моему, это примерно одно и то же.
    — И все-таки, вам нетрудно было бы найти Крест, раз уж у вас был медальон, и вы умели им пользоваться! — сварливо сказал Кот. — Вы же могли побывать в любом историческом месте в любой исторический момент!
    — Видите ли, мой милый Саладин, — ответил ему граф улыбаясь, — теоретически это выглядит просто, но на практике я смог совершить еще только три путешествия в Историю, последнее из которых закончилось потерей медальона. Дело в том, что очень трудно заранее рассчитать, что и как будет происходить, когда отправляешься в прошлое. А отсюда высокий риск! И к тому же я очень скоро понял, что медальон не так безобиден, как кажется: он явно не хотел меня слушаться, когда ему казалось, что я поступаю не в полном соответствии с приказом Прокаженного Короля!
    Кот пожал плечами, явно не убежденный аргументами графа. Тот, впрочем, не обратил ни малейшего внимания на этот скептический жест.
    — Поставьте себя на мое место! — продолжал Сен-Клер. — Я совершил уже выдающийся подвиг и спас Святой Крест. Благодаря этому я получил графский титул. Не моя вина, что в темноте Магистру попались под руку не совсем те помощники, каких бы мне хотелось иметь, и уж тем более не моя вина, что один из них решил убить меня! Я прибыл на Североамериканский континент совершенно измученный и нуждался в отдыхе. К счастью, я смог быстро восстановить силы, благодаря здоровому климату и хорошему питанию. Я поселился около Куэрнаваки — города вечной весны, откуда совершил несколько познавательных прогулок. Я вступил в контакт с индейцами и наладил с ними хорошие отношения! Я, наконец, скопил немного золота, которое было бы мне необходимо при возвращении в Европу, ведь несмотря на титул, я оставался беден, как церковная крыса! И в разгар этой идиллической жизни я почувствовал, что медальон проявляет недовольство! Все чаще он начинал гореть зловещим красным свером. Все чаще на крышке его появлялся черный силуэт в копюшоне. Я чувствовал, что назревают неприятности, но никак не ожидал, что они настигнут меня во время экскурсии к Ниагарскому водопаду! Представьте себе: закрытая маской голова Прокаженного Короля возникла в крышке пламенеющего медальона. Он потребовал, чтобы я немедленно возвращался в Святую Землю и искал Святой Крест! Можете себе представить, в какое неудобное положение я попал!
    Граф посмотрел на Кота так, как будто ждал от него сочувствия или одобрения, но тот лишь сухо хмыкнул.
    — У меня не было ни оружия, ни денег, ни подходящей одежды, кроме старого тамплиерского плаща. Однако спорить с Королем было невозможно, — продолжал Сен-Клер. — Мне пришлось без всякой подготовки снова отправиться в Палестину. Проклятый медальон перенес меня туда в одно мгновение. Раз уж от поисков Креста мне было никак не уклониться, я решил искать его быстро и эффективно. Я рассуждал так: всем известно, что Султан Саладин обещал Ричарду Львиное Сердце передать Крест христианам в обмен на освобождение пленников. Ричард подписал договор, но не смог его выполнить, так как пленников казнили без его ведома по неизвестно чьему приказу. Был ли Крест у Саладина, или тот просто обманывал Ричарда? Я решил проверить это, отправившись на место переговоров двух великих полководцев. Я помнил, что переговоры велись в лагере под Яффой после неудачного похода Ричарда на Иерусалим, но я не помнил их точной даты! И ни одной книги не было у меня под рукой возле Ниагарского водопада. Наугад я сказал «Пятнадцатое сентября 1192 года» и ошибся на день! В результате, мерзкий медальон перенес меня прямо на поле боя, где я чуть не погиб под градом английский стрел и под копытами арабской конницы. Я видел, как маленькая армия Ричарда отбивала одну за другой атаки сарацин, как, наконец, к концу дня сарацины выдохлись, и Ричард во главе отряда всего лишь в сто пятьдесят всадников обратил в бегство шеститысячную армию врага. Меня потрясла мертвенная бледность бесстрашного короля, когда в разгар преследования неприятеля он остановил коня и повернул назад. Я знал, что Ричарда мучает лихорадка и что всю следующую неделю он проведет в своем шатре, сражаясь с болезнью. В плаще тамплиера я смог подойти почти в плотную к шатру короля, пользуясь исключительным разгильдяйством, царившим в его храбром войске. На следующее утро послы Саладина привезли подарки больному Ричарду: чашу снега с горы Хеврон и изумительные спелые груши. Через час прибыл сам Султан с небольшим отрядом телохранителей. Он один зашел в шатер короля и пробыл там два часа. Я подслушивал и подглядывал сквозь дырку в шатре.
    На этом месте Кот фыркнул, но Робин посмотрел на него укоризненно и попросил графа продолжать.
    — Не буду пересказывать вам всего их разговора, — сказал Сен-Клер. — Речь о Святом Кресте зашла лишь в конце. В обмен на мирный договор Султан предложил Ричарду Крест, но отказался уступить Иерусалим и крепости Галилеи. Ричард сказал: «Мои друзья, рыцари Ордена Храма, утверждают что Крест спрятан в месте известном лишь им одним». «Это неправда! — ответил Саладин. — Крест попал в руки нашим общим врагам, но я знаю, где он, и сумею получить его для вас, если договор будет подписан». «Слово Султана дороже алмаза, — сказал Ричард, — я верю вам и готов подписать мир».
    В этот момент один из телохранителей Султана обнаружил меня и замахнулся ятаганом. Я спасся при помощи медальона и, наконец, попал домой, в благославенную Куэрнаваку.
    — Что же это означало? — воскликнул Робин, слушавший графа с большим волнением. — Крест попал к асассинам?
    — Или к французам! — ответил Сен-Клер. — И те, и другие были, безусловно, врагами как Ричарда, так и Саладина. Не подлежало сомнению одно: несмотря на все мои усилия, Крест вернулся в Палестину.
    — Если хотите знать мое мнение, — произнес Кот с глубокомысленным видом, — то я вам его сообщу.
    — Конечно, мы хотим, Котик! — с мольбой в голосе сказал Робин.
    — Так вот, я убежден, что Крест вернулся в Святую Землю тем же путем, каким он был вывезен из нее, а именно по подземным переходам. Ваш капитан был связан с асассинами, а уж они разбирались в пещерах и катакомбах!
    — О проницательнейший из Котов! — воскликнул граф Сен-Клер. — Вот потому-то я и приглашал вас так настойчиво в Куальнге, что надеялся на исключительную аналитическую мощь вашего ума!
    Кот довольно заурчал и посмотрел на графа уже вполне добродушно.
    — Но скажите мне, ученый друг, — продолжал Сен-Клер, — что по вашему стало с Крестом потом?
    — Я думаю, в конце концов Крест попал к Султану Бейбарсу, а тот отдал его Эдуарду Английскому в обмен на нейтралитет христиан в войне с монголами! — тоном профессора истории сказал Кот.
    — Браво! И я так думал! — вскричал граф.
    — И вы так думали? — несколько разочарованно переспросил Кот.
    — Да! И поэтому в следующую экспедицию я отправился на корабль Эдуарда Первого, плывший из Акры назад в Англию.

Глава 16

    Беседуя таким образом, наши путешественники забирались все выше по тропинке, серпантином поднимавшейся по склону большого холма, у подножия которого виднелись черепичные крыши Куальнге и кроны деревьев графского парка. Вдруг из-за поворота открылся удивительный вид на старую романскую церковь. До сих пор ее скрывал от глаз отрог холма, но теперь она возникла перед взорами Кота и его спутников во всем своем великолепии: замшелые стены, кое-где прорезанные узкими окошками, похожими на крепостные бойницы, шатровая крыша, как у башни замка, массивные контрфорсы, высокое крыльцо с отполированными дождем ступенями.
    — Какая красота! — ахнула Бабушка.
    — Это, должно быть, церковь Богородицы на Куальнге? — предположил Кот.
    — Именно так! — подтвердил граф Сен-Клер. — Построена в двенадцатом веке на фундаменте, сохранившемся еще со времен Святого Патрика.
    — Великолепно! — восхищалась Бабушка. — Как она точно поставлена: словно выросла из макушки холма! И вот что удивительно: снизу ничего не видно, и вдруг за поворотом холма она поджидает тебя, огромная, мрачная, словно разбойник, а не церковь. Она и восхищает, и пугает одновременно.
    — Скажите, это правда, что вы нашли в подвалах этой церкви Книгу Бурой Коровы? — спросил Робин.
    — Конечно, нет! — рассмеялся граф Сен-Клер. — Книга существовала во многих списках. Ее копии хранились в Саламанке и Антверпене, например. Однако никто не обращал на них внимание. Оригинал вообще был утерян. Моя заслуга состояла в том, что я посетил Куальнге в год перед большим пожаром, который уничтожил всю приходскую библиотеку. Я позаботился о том, чтобы древние списки книг Бурой и Красной Коровы были перенесены в Сен-Клер-холл, а также нанял нескольких переписчиков, которые позволили мне разослать копии рукописей ученым мужам того времени. С этого момента книги Двух Коров приобрели широкую известность.
    — Вы поступили очень благородно! — сказал Кот.
    — А в качестве маленькой компенсации за все хлопоты, — подхватил граф, — я позволил себе дописать одну маленькую сагу, в подлинности которой теперь никто не сомневается!
    — Какую же это? — удивился Робин.
    — Ту, в которой говорится про сыновей и дочерей Галантина Дана.
    — То-есть историю про дракона и пещеру выдумали вы? — спросил потрясенный Кот. — А мы, прочитав ее, решили, что пещера Куальнге была известна еще во времена Кухулина.
    — И вы не ошиблись! — ответил граф. — Единственное, что не было известно, как мне кажется, это вот этот вход, — и он показал кончиком зонтика на ничем не примечательную заросль кустарника в ложбинке, вертикально прорезавшей склон.
    — Здесь есть вход? — недоверчиво спросил Кот, подойдя к заросли.
    — Прекраснейший вход, сами увидите! — воскликнул граф. — Именно сюда провалилась овца в моей саге, — и он раздвинул ветки кустов, так что стало видно черную дыру, уходившую под землю.
    Бабушка, которую не привлекала перспектива провалиться, уподобившись овце из саги Сен-Клера, сказала, что она подождет у входа, пока остальные будут лазить в пещеру.
    — В таком случае, сходите пока в церковь! — предложил ей граф. — Чтобы вам было не скучно ждать, если мы задержимся на несколько минут в пещере.
    На том и согласились. Бабушка подождала, пока все не спустятся в дыру, замаскированную кустарником, а потом, не торопясь, двинулась вверх по извилистой тропинке — ко входу в церковь Богородицы.
    — Как здесь темно! — сказал Робин, очутившись на дне грота.
    — Нужно кошачье зрение, — протянул Кот Саладин.
    — Опытные спелеологи всегда носят с собой фонарь! — сказал граф Сен-Клер, зажигая лампу «летучая мышь». На удивление, керосиновая лампа не коптила и давала ровный белый свет.
    Они прошли два десятка метров по туннелю с низким сводом, поросшим сталактитами, и попали в обширный зал, противоположный край которого терялся в темноте.
    — Вот там, — показал куда-то вверх и в сторону граф, — находится балкон, на который можно выйти из подвала церкви Богородицы. Археологам приходится спускаться с него по веревочной лестнице, а это очень неудобно, особенно с грузом. Мой путь гораздо комфортабельнее, если не считать начального этапа. Удивительно, что его до сих пор никто не обнаружил, кроме меня! Впрочем, может, кто-то его и обнаружил, но я об этом не знаю.
    — Так значит, это здесь нашли скелет? — спросил Робин.
    — Именно! Около восточной стены, там где сейчас натянута лента, — ответил Сен-Клер, показывая куда-то направо в темноту.
    — А по каким коридорам вы бегали с асассином? И где проход, который привел вас к Прокаженному Королю? — продолжал спрашивать Робин.
    — Все там! — неопределенно махнул рукой граф Сен-Клер и почему-то заторопился. — Ну, становится сыро, вас, наверно, утомило блуждание в потемках, подемте наверх!
    Робин хотел было сказать, что их вовсе не утомило никакое блуждание и что, напротив, они мечтают узнать побольше об этом подземельи, но Кот со значением наступил ему на ногу, и они покорно двинулись вслед за графом назад по проходу ведущему наружу. Не успели путешественники сделать и пяти шагов, как их ослепила вспышка света, и оглушил страшный грохот. Отпрянув назад, они увидели, что в стене каменного коридора прямо перед ними возникли очертания двери. Затем эта дверь отворилась, и из нее хлынул свет от нескольких факелов. Наконец, на пороге возникла зловещего вида фигура в глухом плаще с капюшоном.
    У Кота шерсть на хвосте стала дыбом. Робин втянул голову в плечи и инстинктивно спрятался за Кота, но потом подумал, что адмиралу так поступать не подобает, и сделал шаг вперед. Граф Сен-Клер, как и все, с ужасом смотрел на приближающуюся фигуру в капюшоне. Наконец, он взял себя в руки и попытался ободрить остальных:
    — Не бойтесь, это призрак!
    Голос графа дрожал. Он поклонился призраку и сделал знак Робину и Коту, чтобы они тоже поклонились.
    — В-ваше величество… — заикаясь проговорил Сен-Клер, — что заставило вас покинуть край покоя и блаженства и посетить это мрачное подземелье?

    В это время Бабушка вскарабкалась ко входу в церковь Богородицы и, прежде чем подняться по ступеням крыльца, еще раз окинула взглядом это величественное здание. Вблизи было видно, что время испещрило стены церкви выбоинами и выступами. То здесь, то там наружу выступали обтесанные барельефы, отбитые края мраморных плит, вмонтированных в фасад, ржавые крюки, на которые в незапамятные времена подвешивали то ли знамена, то ли головы врагов. Бабушка сравнила церковь со старым кораблем, борта которого поросли раковинами и водорослями. Было видно, что здание достраивалось и переделывалось. Старые узкие окна во многих местах были заложены кирпичом, зато в одной из боковых стен было прорублено огромное готическое окно с каменным переплетом. В соседстве с тяжеловесными романскими контрфорсами одну из стен подпирал изящный готический аркбутан, пригруженный двумя пинаклями. Одна из его арок была обломана.
    На лужайке перед входом в церковь лежало несколько надгробных плит. По всей видимости, они были очень старыми, надписи на многих из них стерлись. Самая большая плита с тамплиерским крестом лежала у подножия векового дуба — единственного дерева на плоской вершине холма Куальнге. На ней красовалась гордая надпись: «Граф Лупус Игнациус Сен-Клер, МCCLVI-MCCCXL. Мир праху его.»
    — Еще одна мистификация? — подумала Бабушка, обошла надгробье стороной и робко поднялась по ступеням церковного крыльца. Обветшалая дверь, укрепленная железными полосами, была полуоткрыта. Изнутри слышались звуки органа. С минуту Бабушка размышляла, удобно ли входить, но в конце концов решилась и боком протиснулась в дверную щель, больше всего опасаясь того, что дверь заскрипит и ее увидят.
    — Прошу вас, пожалуйста, не стесняйтесь, входите! — приветствовал ее чей-то веселый голос.

    В это время в подземельи, в точности под тем местом, где стояла Бабушка, разворачивалась драматическая сцена. При свете факелов, сливавшемся со светом «летучей мыши» графа Сен-Клера, призрак в надвинутом на глаза капюшоне и его слуги обступили трясущихся от страха Робина, Кота и графа Сен-Клера.
    — Презренный трус! — заговорил призрак низким и несколько надтреснутым голосом. — Изменник! Долго же ты не решался вернуться на место своего позора!
    — Ваше величество, — пытался оправдываться граф, — прошло столько лет, что даже если б я совершил тяжкое преступление, оно давно было бы прощено по всем законам! А я не совершал никакого преступления…
    — Ты предал дело, которому служил! — гремел призрак.
    — Это было не мое дело! — возразил граф. — Я архивариус, и я не желаю менять историю. Я ученый, оставьте меня в покое! Убивайте друг друга сами, воюйте, делайте все, что вам заблагорассудится, но я-то тут причем?
    — Ты мог бы спасти Иерусалимское королевство! Но ты не сделал этого!
    — Это неправда! — воскликнул граф, который в пылу спора становился все решительнее и тверже. — Ваше королевство было обречено. Оно само было, как Прокаженный король: оно могло вспоминать о подвигах, могло обвинять других, могло угрожать, но уже не было в состоянии ни держаться в седле, ни пробуждать любовь в сердцах христиан! Королевство должно было погибнуть и погибло, как погибли вы, ваше величество!
    — Ты продал тайну истинного Креста асассинам! — продолжал свои обвинения король.
    — Вовсе нет! — вскричал граф. — Для того, чтобы продать что-либо, надо по-крайней мере обладать им. А тайна истинного Креста мне не принадлежит и не принадлежала.
    — Если я могу вставить всего одно маленькое слово, — неожиданно встрял в разговор Кот, — то мне бы хотелось подтвердить, что Крест в настоящее время находится вовсе не в руках асассинов. Мне это совершенно точно известно!
    — Котик, откуда ты это знаешь? — шепнул ему на ухо Робин.
    — Медальон! — шепотом ответил Кот.
    — Судьба величайшей святыни христиан темна и трагична, — отвечал король. — Граф Сен-Клер имел все для того, чтобы спасти ее. Но он не сделал этого. В решающий момент он хладнокровно передал Крест асассинам, а сам, как ни в чем не бывало, занялся разведением кукурузы в своем поместье. Граф Сен-Клер — предатель. Преступление его не останется безнаказанным. Граф Сен-Клер умрет!
    При этих словах несчастный граф побледнел, затрясся и вжался в стену. Один из слуг короля-призрака поднял арбалет.
    — Сгинь сатана! — закричал Сен-Клер. — Привидение не может стрелять из арбалета!
    Зазвенела спущенная тетива. Тяжелая короткая стрела попала графу в грудь. Он зашатался и упал. Король задержался еще на секунду, вероятно, он смотрел из-под капюшона на Робина и Кота. Затем он и его свита повернулись и, один за другим, ушли в ту самую дверь в стене, из которой они только что появились. Дверь бесшумно закрылась за ними, и контуры ее слились с трещинами в скале. Робин и Кот остались вдвоем. Только лампа «летучая мышь» освещала тело графа Сен-Клера, распростертое на полу.

    Бабушка застыла в дверях церкви.
    — Ну проходите же, не бойтесь! — говорил ей кто-то. — Вы ведь хотите осмотреть церковь Богородицы? Вы не пожалеете! Это воистину необычный, замечательный памятник средневекового зодчества!
    Бабушка пошла на голос, заранее вежливо улыбаясь. Из-за круглой, толстой колонны, поддерживавшей главный неф, выскочил такой же круглый пожилой священник и бросился к ней навстречу.
    — Вы ведь впервые в наших местах? — спросил он Бабушку.
    — Да, — сказала она, — и мне здесь очень нравится. А ваша церковь просто поразительна. Как неожиданно, что на голой вершине холма, вдали от деревни, от домов, стоит не просто часовня, а огромная церковь, почти собор!
    — Вы очень наблюдательный человек! — похвалил Бабушку священник. — И это не единственная загадка! Но ее легко разрешить. Видите ли, в раннем средневековье на этом холме состоялся знаменитый поединок Святого Патрика с друидом. Вы, может быть, слышали об этой истории? Когда друид превратил свой посох в змею, а Святой Патрик сотворил ежа, который сразу съел эту змею.
    — Кажется, я что-то об этом слышала, — не очень уверенно сказала Бабушка. Ей казалось, что этот подвиг совершил Кухулин, но она не стала спорить.
    — Ну разумеется, слышали! — подхватил веселый священник. — И вот на холм стали стекаться паломники, потом была построена часовня, а в двенадцатом веке часовню разобрали и возвели это великолепное здание! Вы спросите, на какие деньги?
    Бабушка кивнула, хотя такой вопрос не приходил ей в голову.
    — Дело в том, что приход Куальнге получил большое пожертвование от Ордена тамплиеров! — рассказывал священник. — Но вот почему тамплиеры решили дать деньги на строительство этой церкви? Мы этого не знаем. И здесь кроется какая-то тайна, тем более, что впоследствии в этих местах жил и умер один из знаменитых тамплиеров, граф Лупус Сен-Клер! Вы видели его могилу?
    Бабушка снова кивнула.
    — Говорят, что с ней что-то нечисто! — продолжал словоохотливый священник. — Наш пономарь дважды видел, как в лунную ночь на могилу приходил призрак в черном капюшоне! А недавно я узнал, что, скорее всего, могила пуста — ведь скелет графа Сен-Клера был найден в подземелье под церковью!
    — Как интересно! — сказала Бабушка.
    — Если у вас есть немного времени, я вам покажу вход в подземелье! Но спуститься мы туда не сможем, это слишком опасно, к тому же нужна веревочная лестница.
    — Нет, вы знаете, — забеспокоилась Бабушка, — я должна уже идти, меня ждут!
    — Только на одну секунду я еще попрошу вашего внимания! — воскликнул священник. — Посмотрите на наше распятие. Ручаюсь, вы раньше не видели ничего подобного! — и он потащил бедную Бабушку в алтарную часть церкви, где высилось деревянное распятие весьма старинного вида.

    — Котик, может быть он еще жив? — воскликнул Робин, показывая на графа Сен-Клера.
    — Невероятно! — ответил Кот. — Я сам видел, как стрела попала ему в сердце!
    В это время граф пошевелился и застонал.
    — Он жив! — вскричал Робин.
    — Надо бежать за помощью, может, его еще можно спасти! — засуетился Кот.
    — Помогите мне лучше встать! — недовольным голосом сказал граф.
    — Как вы себя чувствуете? Куда вы ранены? — склонился над ним Робин.
    Вместо ответа граф полез в нагрудный карман своего пиджака и извлек оттуда серебряную монету с портретом короля Амальрика. В середине монеты появилась сильная вмятина.
    Кот подобрал отлетевшую стрелу. Наконечник ее затупился.
    — Что ж, подобные случаи знает история, — сказал Саладин. — Пуговица на мундире спасла жизнь Дантеса на дуэли с Пушкиным…
    Граф Сен-Клер, наконец, поднялся, опираясь на руку Робина.
    — Пойдемте из этого гиблого места! — сказал он и направился к выходу.

Глава 17

    Султан Бейбарс метался по залам своего каирского дворца. Вести, только что полученные им из Дамаска и Акры, были на редкость плохими. Два гонца, которые, загоняя лошадей, мчались пять дней, чтобы сообщить своему повелителю о надвигавшейся опасности, покорно ждали своей участи. Но, вопреки обыкновению, Султан не дал волю своему гневу. Положение было слишком серьезным. Он вызвал во дворец трех визирей, начальника стражи, командира мамелюков и муллу Каирской мечети. Это были ближайшие советники Бейбарса. Когда все они собрались в одном из обширных залов дворца, Султан сообщил им первую новость:
    — Хан Хулагу во главе тридцати тысяч всадников вышел из Дамаска через южные ворота.
    Советники выслушали молча. Командир мамелюков помедлил полминуты, а затем сказал:
    — Когда хан шел на Багдад, у него было шестьдесят тысяч всадников. Сейчас он в два раза слабее.
    — Да, но и у Халифа была великолепная армия в сто пятьдесят тысяч воинов! — возразил начальник стражи. — И она была разбита! А мы не сможем выставить в поле и двадцати тысяч.
    — Мы запремся в крепостях! — настаивал командир мамелюков. У нас есть Иерусалим и Цесарея, Крак и Аскалон!
    Султан, который слушал молча, отрицательно качнул головой:
    — Крепости не помогут! Монголы взяли Аламут и Алеппо. У нас нет укреплений, сравнимых с твердынями асассинов. К тому же, есть и вторая новость, еще хуже первой.
    — Какая? Какая? — послышались вопросы.
    — Иерусалимское королевство заключило союз с монголами. Христиане пропустят их через свои земли. Хан Хулагу за неделю сможет дойти до Нила…
    — Великий Султан, — спросил один из визирей. — Я не могу поверить своим ушам! Неужели Карл Анжуйский, носящий теперь Иерусалимскую корону, предал нас?
    — Карл Анжуйский не может напугать и новорожденного! — резко ответил Султан. — В Акре никто не слушает этого короля! Эдуард Английский, вот кто хочет нашей погибели. Он со своими рыцарями, с тамплиерами и госпитальерами пойдет на фланге армии Хулагу. Он отомстит за поражения Крестовых походов. Он принесет свое знамя в Каир!
    Эта новость потрясла советников Султана. Долгое время никто из них не решался сказать ни слова. Наконец, мулла Каирской мечети робко заговорил:
    — Да простит меня всемогущественный Султан, если я осмелюсь предложить ему принять одного нищенствующего дервиша, который, возможно, знает, как нам спасти правоверных от неминуемой гибели.
    — Дервиша? Да ты с ума сошел? — грозно посмотрел на него Бейбарс.
    — Он ждет величайшего из султанов во дворцовом саду, в беседке, увитой виноградом, — закончил мулла, стойко выдержав взгляд Султана.
    Бейбарс резко поднялся и, приказав советникам ждать его, вышел в боковую дверь.
    Воцарилась тишина — такая, что было слышно, как жужжат мухи в саду. Мулла поправил черную чалму на голове. Один из визирей пригладил свою бороду. Пронеслись пятнадцать минут. Наконец, раздались быстрые шаги, черные рабы у дверей подняли вверх ятаганы в знак приветствия, и в комнату ворвался Бейбарс. На этот раз он был весел и энергичен. Прямо с порога он крикнул:
    — Собрать всех мамелюков и всю магриббинскую конницу! Собрать лучников и копейщиков! Завтра на рассвете мы выступаем в поход!
    — Слушаю и повинуюсь! — сказал один из визирей и бросился исполнять его приказ. Вслед за ним вышел и командир мамелюков.
    — Ты, — обратился Султан ко второму визирю, — поскачешь в Акру. Ты должен встретиться с Эдуардом Английским и сказать ему, что если его союз с монголами не будет разорван, я велю сжечь Святой Крест на Масличной горе в Иерусалиме! Ты потребуешь от него, чтобы он отказал Хулагу в праве прохода через земли Королевства. Он согласится: кому хочется видеть монголов у себя в городе? Взамен ты пообещаешь ему, что Крест будет ждать его на том самом холме и в том самом колодце! Ступай!
    — Слушаю и повинуюсь! — воскликнул второй визирь и выбежал из комнаты. Султан, сверкая глазами, и кружась по комнате, как шайтан, подбежал к третьему визирю:
    — Ты отправишься в Палермо! — приказал Бейбарс. — Возьми самую быстроходную галеру в Дамиетте! Ты должен потребовать у Карла Анжуйского перемирия на десять лет, десять месяцев и десять дней. Скажи ему, что я сам позабочусь о том, чтобы его подданные соблюдали перемирие! Скажи еще, что я, не медля ни минуты, отдам Святой Крест Эдуарду Английскому, если Карл откажется от союза со мной. И вот еще что: пообещай ему Крест за ключи от Акры!
    И Султан хрипло расхохотался.
    — Слушаю и повинуюсь! — ответил третий визирь и тоже помчался исполнять волю Султана.
    — О великий Султан, — с долей беспокойства спросил тогда мулла. — Следует ли из твоих речей, что Крест, главная святыня христиан, оказался в твоей власти?
    — Именно так! — подтвердил Султан.
    — Могу ли я, недостойный, спросить моего господина, — продолжал мулла, — какую цену ему пришлось заплатить за это сокровище?
    — Я поклялся, — весело ответил Султан, — что после победы над монголами отдам Иерусалим в вечное владение секте асассинов!
    Все присутствующие онемели от ужаса. Султан, казалось, продолжал смеяться. Вдруг лицо его стало серьезным.
    — Начальник стражи! — позвал он. — С этого момента все ворота дворца должны быть закрыты. Никто не должен ни войти, ни выйти. Оставив крепкую стражу у ворот, ты возьмешь десять моих самых надежных телохранителей и обыщешь с ними сад. В беседке, увитой виноградом, или рядом с ней ты найдешь очень старого и почтенного человека. Борода у него как у алхимика, но одет он как дервиш. Что бы он ни сказал тебе, ты не должен слушать его. Я приказываю тебе обезглавить этого человека, и голову его принести мне!
    Мулла ахнул. Начальник стражи ответил:
    — Слушаю и повинуюсь! — и бросился выполнять приказ.
    — Никто и никогда не посмеет угрожать Султану Бейбарсу! — крикнул вслед ему неистовый Султан. Мулла лишь горестно покачал головой.

    Бубмерг проснулся, потому что муха уселась ему на нос и начала бегать взад-вперед. Он открыл сначала левый глаз, потом правый, потом отогнал муху. Он лежал в траве среди цветов, над его головой свешивалась ветвь яблони.
    — Уж не в раю ли я? — подумал Бумберг и приподнялся на локтях. Невдалеке он заметил унылую фигуру доктора о'Фарилла. Доктор стоял на берегу ручья и ел грушу.
    — Эй, о'Фарилл! — позвал Бумберг.
    Доктор подбежал к бывшему дворецкому.
    — Почему вы меня не разбудили? — спросил Бумберг.
    — Вас было невозможно разбудить! — оправдывался доктор. — Мы поливали вас водой из ручья и били по щекам — все без толку! Мы думали, у вас летаргический сон.
    — Вот горе-эскулапы! — выругался Бумберг, обнаруживший тем временем запекшуюся царапину у себя на груди и арбалетный шип, застрявший в одежде. — А где о'Харилл?
    — Пошел искать собак. Когда мы прилетели, они сначала бегали по саду с сумасшедшим лаем, а потом куда-то делись. Возможно, их увел с собой ваш знакомый.
    — Какой знакомый? — спросил Бумберг.
    — С бородой, в белом балахоне. Он тут смотритель, что ли…
    Бумберг плюнул от негодования и хотел было еще раз выругать обоих докторов, но вдруг вздрогнул от внезапной мысли: «Где медальон?»
    — А где медальон? — спросил он, шаря по сторонам.
    — Медальон? — удивился о'Фарилл. — Я не знаю.

    В это время Робин, Кот Саладин и граф Сен-Клер пробирались к выходу из пещеры. По дороге они обсуждали подарок миссис Литтлмаус — старинную монету, которая только что спасла жизнь графу. Граф не принимал участие в разговоре: он торопился вылезти наружу. По всей видимости, он все еще был изрядно напуган и потерял всякую охоту к приключениям. Между тем, Робин и Кот, которые, как и подобает опытным путешественникам, обращали внимание на все мелочи, не могли не задержаться возле скальной стенки, в которой всего несколько минут назад была дверь. Робин провел пальцем по трещинам, но так и не смог определить, где края двери. Саладин просто для верности надавил на бывшую дверь плечом, но она не поддалась.
    — Смотри! — сказал Робин, показывая на выступ в скале. — Похоже на дверную ручку!
    Кот потянул за выступ. К его огромному удивлению, дверь начала открываться вновь, легко и без скрипа.
    — Так вот откуда выходят призраки! — воскликнул Робин и позвал. — Граф! Смотрите, мы нашли кое-что интересное!
    Но граф Сен-Клер был уже наверху и ничего не слышал.
    — Котик, надо и нам идти! — сказал Робин. — Сейчас только посмотрим одним глазком, что там кроется.
    Он взял оставленную графом «летучую мышь» и вошел в дверь. Кот последовал за ним. Их взорам предстал длинный, уходящий куда-то вниз туннель. Вдалеке журчала вода. Воздух не был таким затхлым, как в первом зале: напротив, неизвестно откуда дул легкий ветерок.
    — Похоже, там еще один выход! — сказал Робин и сделал еще один шаг вперед.
    Этого ему делать не следовало! Отпущенная дверь, как и раньше, без скрипа поехала назад. Щель в скале становилась все уже. Кот хотел было сунуть туда лапу и остановить дверь, но побоялся. Раздался легкий щелчок и дверь исчезла, слившись с неровной поверхностью скалы.
    — Осторожно, Котуся, — произнес Робин, который поначалу совершенно не испугался. — Надо снова открыть эту странную дверь, а то как мы отсюда выберемся?
    Но как они ни старались, как ни давили на дверь, как ни выискивали всевозможные трещины, углубления, наросты скалы, как ни пытались тянуть, толкать или крутить, дверь стояла, как вкопанная.
    — Что же скажет Бабушка? — в ужасе спросил Кот, когда они поняли, что наружу им не выйти.

    А Бабушка в компании разговорчивого священника все еще рассматривала необыкновенное распятие в церкви Богородицы. Больше всего ее удивило несоответствие деревянной фигуры Христа и основы, креста, на котором она держалась. Деревянный Христос был явно новее. Его правильные черты и нарисованная масляной краской борода свидетельствовали о том, что ему никак не может быть больше двухсот лет. К тому же он был слишком мал: руки его едва доходили до середины перекладин креста.
    — Скажите, когда было сделано это распятие? — наконец спросила Бабушка у священника, который с большим удовольствием наблюдал за ней.
    — А вы как думаете? — лукаво спросил тот.
    — Мне кажется, что скульптура относится к девятнадцатому веку, а основа гораздо древнее.
    — Поразительно! Какая проницательность! — воскликнул священник. — Вы, наверно, искусствовед по профессии!
    Бабушка скромно опустила глаза.
    — Вы совершенно правы! — продолжал священник. — Фигура Христа была изготовлена в 1860 году. Скульптор немного не рассчитал размер. А с самим распятием связана одна мрачная легенда.
    Бабушка подумала, что ей пора идти, и слушать длинную легенду времени у нее нет. Но священник уже начал рассказывать.
    — Это случилось в глубоком Средневековье, по всей видимости, в конце тринадцатого века. В дождливую осеннюю ночь на склоне нашего холма произошло настоящее сражение. Две шайки бродяг или разбойников бились друг с другом не на жизнь, а на смерть. Впрочем, может быть, не все они были разбойниками. Предание гласит, что на некоторых из них были плащи тамплиеров. Во всяком случае, на рассвете священник церкви Богородицы обнаружил двенадцать бездыханных тел, лежащих на склоне холма. И между телами лежал вот этот крест. Никто не знает, откуда он взялся и почему эти люди убили друг друга. Священник похоронил всех погибших на церковном кладбище. А крест поначалу считали нечистым, ведь он был залит кровью! Однако потом его освятили и повесили здесь, в церкви. Говорят, он приносит исцеление страждущим. Вот у вас ничего не болит?
    — Кажется нет, — неуверенно сказала Бабушка. — Разве что радикулит…
    — Великолепно! — просиял священник. — Повернитесь-ка к распятию спиной.
    Бабушка очень смутилась, но все-таки повернулась на сто восемьдесят градусов.
    — Ну как, лучше? — спросил священник.
    — Вроде бы да, — удивленно сказала Бабушка. Спина действительно перестала болеть.
    — Ну-ка, пройдитесь! — потребовал священник.
    Бабушка прошлась по церкви взад-вперед.
    — Видите разницу! — воскликнул священник. — Если раньше вы ходили, как бы вам сказать, — он замялся, — ну, примерно, как Римский папа, то теперь у вас появилась идеально прямая осанка и походка стала легкой, как у балерины!
    — Большое вам спасибо! — сказала Бабушка. — Но мне в самом деле пора идти. Всего вам самого хорошего!
    Она наконец распрощалась со священником, вышла из церкви и своей новой походкой балерины устремилась вниз по склону холма. Возле куста, под которым скрывался вход в подземелье, ее уже поджидал граф Сен-Клер.
    — А где Робин и Кот? — спросила Бабушка.
    — Они еще что-то рассматривают внизу, — равнодушно сказал граф, ощупывая карман своего сюртука. — Скоро выйдут, наверное.

    Робин и Кот шли в это время по узкому подземному коридору, освещая себе дорогу «летучей мышью». Они удалялись все дальше и дальше от входа в пещеру. Чтобы справиться со страхом, они пели веселую пещерную песню:
— Однажды овечку похитил дракон,
Сожрать ее сразу хотел было он,
Но в недрах драконьей пещеры
Овечка злодею сказала: «Позор!
Ты мерзкий разбойник, бродяга и вор,
Твои безобразны манеры!»

Обиженный ящер ответил: «Мадам!
Возможно, что груб я, но честен и прям,
Хоть вас пригласил я на ужин
Немного внезапно, но надо учесть,
Что мне очень сильно хотелось вас съесть.
А голод — что может быть хуже?»

Овечка, подумав, промолвила: «Сэр,
Вы детям дурной подаете пример.
Ведь если начнут они тоже
Проглатывать все, что лежит на пути,
Они перестанут нормально расти
И вряд ли им кто-то поможет!»

Дракон облизнулся: «Убей меня Бог!
Я знаю, мадам, я плохой педагог,
Но в области гастрономии
Я кое-чему вас могу научить!»
Схватил он овцу и хотел проглотить,
Однако вмешалась стихия.

Скала затряслась, полыхнул небосклон.
Расстался с добычей злосчастный дракон,
Придавленный каменной грудой.
Ведь как бы ты ни был зубаст и когтист,
В конце побеждает всегда моралист,
Ханжа, лицемер и зануда!

    Пропев эту песню два раза, Робин и Кот дошли до конца туннеля, который заканчивался точно так же, как и начинался, — глухой стеной.

Глава 18

    Бумберг шел по берегу ручья, вертя головой по сторонам. Он был очень раздосадован тем, что из-за дурацкого сна растерял всех своих волкодавов, утратил медальон, да к тому же не смог встретиться со Старцем. В то же время, он чувствовал некоторую гордость: ведь ему удалось найти и сжечь Святой Крест! Кто другой смог бы так ловко устроиться поваром к последнему тамплиеру? Кто другой смог бы при помощи поддельного рекомендательного письма дать понять графу Сен-Клеру, что он знаком со знаменитым Котом Саладином? Верно, что граф уже слышал о Коте и его исторических изысканиях от старушки, заходившей как-то раз в гости, но именно он, Бумберг, навел графа на мысль заманить Кота в Куальнге и отнять у него медальон. Это он, вступив в клуб «Бэрримор», сумел наладить контакт с Тианом Обержином и получил у того ценную информацию о путешествии «Непобедимой Манны» в Ирландию. И наконец, именно он подслушал рассказ графа Сен-Клера о том, как тот увез Крест с Хаттинского холма в июльское утро 1187 года. Он захватил болтливого графа врасплох и заставил выдать Крест, спрятанный в потайной комнате его дома! А уж когда Бумберг вспомнил о том, как он сжег Крест во дворе Сен-Клер-холла, довольная улыбка триумфатора расплылась по его лицу.
    В этот момент он увидел беседку, точно такую, как та, в которой когда-то он беседовал со Старцем.
    — Одно из двух, — сказал себе Бумберг, — либо Старец уже там, либо он скоро туда придет!
    Рассудив таким образом, он осторожно заглянул в беседку и в самом деле обнаружил там Старца, как всегда сидевшего в высоком кресле из слоновой кости. На столе перед ним лежал раскрытый медальон. Крышка стола под медальоном была словно круглый стеклянный иллюминатор. Сквозь этот иллюминатор Старец внимательно смотрел на что-то. Бумберг бесшумно приблизился к нему и тоже заглянул.
    Он увидел улицу старинного города. Улица была вымощена булыжником, посередине ее проходила сточная канава. С правой стороны виднелась невысокая церковь, слева высилось огромное каменное здание с решетками на окнах. «Тюрьма?» — предположил Бумберг. На крыльце возле закрытых дверей этого здания четыре стражника играли в кости. Их командир, в кирасе и высоких замшевых сапогах, прохаживался по улице, словно ожидая кого-то. Временами он бросал неодобрительные взгляды на стражников, и цедил сквозь зубы: «Лентяи! Свиньи!» Бумберг уловил сильный гасконский акцент.
    — Уж не тот ли это капитан, о котором рассказывал граф Сен-Клер? — спросил себя он.
    В это время послышался стук копыт и на улицу влетел всадник на взмыленной лошади. Он был в зеленом камзоле, на котором красовались три лежащих леопарда, вышитых шелком.
    — Вам приказ от Ричарда Львиное Сердце! — крикнул он и вручил капитану свиток пергамента с сургучной печатью. Капитан развернул свиток, прочитал приказ и ответил гонцу:
    — Будет исполнено!
    Тот кивнул головой, пришпорил лошадь и умчался. Дождавшись, пока всадник скроется за углом, капитан повернулся к стражникам, наблюдавшим за всей сценой с крыльца, и громко сказал:
    — Король Англии Ричард Первый приказывает нам казнить всех сарацинских пленников!
    — Как казнить? Почему? — удивились стражники.
    — Без разговоров! Гоните пленников во двор и рубите им головы! — приказал капитан. Стражники, пожимая плечами и перешептываясь, поднялись и, открыв двери тюрьмы, направились внутрь. Капитан встал в дверях. Вид у него был взволнованный, рука лежала на рукояти меча. Через несколько минут из-за дверей тюрьмы стали раздаваться крики и стоны. Капитан плотно прикрыл двери, но это не помогало. В это на улице появился высокий рыцарь с рыжей бородой.
    — Кто вы такой? — неприветливо буркнул капитан, когда тот приблизился.
    — Лорд Норфолк. Что здесь происходит?
    — Ничего особенного.
    — Откуда крики?
    — Стражники выполняют приказ короля Ричарда!
    — Какой приказ? — спросил Норфолк.
    — Казнить пленников!
    — Что это значит? — вскричал изумленный лорд. — Покажите приказ!
    Капитан, усмехаясь, передал ему бумагу. Норфолк развернул ее и начал читать:
    — «Приказываю немедленно освободить пленников. Ричард»
    Лорд перевел взгляд на капитана и тихо произнес:
    — Измена!
    Это было его последнее слово. Капитан выхватил меч и всадил его по рукоятку в грудь Норфолка. Затем, не говоря ни слова, он открыл двери тюрьмы, затащил тело внутрь и снова вышел наружу. Крики и стоны из глубины тюрьмы стали еще громче. Капитан с сожалением посмотрел на свои сапоги, запачканные кровью. В это время с церковной паперти напротив входа в тюрьму поднялся нищий и, ковыляя, приблизился к крыльцу.
    — Пошел вон, попрошайка! — закричал на него капитан.
    — Исчезнувший Имам не хочет мира с христианами, — ответил нищий. — Но ты пролил невинную кровь правоверных. Аллах накажет тебя!
    — Ах вот ты кто! — сказал совсем другим голосом капитан. — Я сделал то, что вы хотели: сорвал мир между Ричардом и Саладином. Пойди и скажи своему Старцу, что, если завтра же он не заплатит мне тысячу динаров, то я передам Крест королю Франции. В конце концов, это мой король!
    Нищий повернулся и хотел было спуститься вниз по ступеням тюрьмы, но запутался в своих лохмотьях и свалился прямо под ноги капитану. Тот брезгливо поморщился. Кряхтя и вздыхая, нищий поднимался, цепляясь за одежду капитана. Вдруг что-то произошло, капитан охнул и тяжело осел на землю. Нищий мгновенно соскочил с крыльца, перебежал улицу и скрылся в щели между домами. Бумберг заметил, что из-под кирасы капитана течет кровь.
    Старец захлопнул медальон и посмотрел на Бумберга. Крышка стола снова стала непрозрачной.
    — Я сжег Святой Крест! — сказал Бумберг. — Он хранился в тайнике у графа Сен-Клера.
    Старец покачал головой.
    — Ты сжег крест. Но был ли это Святой Крест? — спросил он.
    — Ну разумеется! — воскликнул Бумберг. — Я проверил: этот Крест исцелил больного!
    — Истина невзрачна, а ложь многолика. Не ошибается лишь Всевышний. Скажи, зачем тебе эта вещь? — спросил Старец, показывая на медальон.
    — Чтобы путешествовать… Ну, я не знаю, — замялся Бумберг. — Он мог бы мне помочь добраться до сокровищ тамплиеров.
    — Этот медальон поможет тебе лишь расстаться с жизнью, — сурово сказал Старец. — Отдай его тому, от кого ты его получил.
    — Графу Сен-Клеру? — удивился Бумберг. — Но зачем? Он тамплиер, следовательно враг Исчезнувшего Имама.
    — Лупус Игнациус не враг и не друг. Отдай ему медальон и предоставь Лупуса судьбе его.
    — Хорошо, — несколько растерянно согласился Бумберг, — я только должен собрать собак и докторов…
    — Ты отправишься сейчас, а не то будет поздно! — властно приказал Старец. Он швырнул бывшему дворецкому медальон. Тот поймал его и приготовился было произносить заклинание, но Старец сам скомандовал громовым голосом:
    — Куальнге!

    Робин и Кот стояли и смотрели на стену. Лампа «летучая мышь» догорала: керосин был на исходе.
    — А между тем, — проговорил Кот, — мы знаем, что граф Сен-Клер, заблудившись в этой пещере, однажды вышел во дворец Прокаженного короля. И у него тогда не было никаких волшебных вещей.
    — Наверно, волшебство шло ему навстречу, — предположил Робин.
    — Может, нам вернуться и попробовать покричать в верхнем конце коридора? — спросил Кот. — Вдруг кто-нибудь придет на помощь — там же поверхность близко.
    — Надо было сразу кричать! — ответил Робин. — Сейчас у нас не хватит керосина и на половину пути назад.
    — Как бы не пропустить ужин… — горестно протянул Кот.
    — Раз уж у нас есть сейчас время, Котуся, — сказал Робин, простукивая стены туннеля в надежде найти замаскированную дверь, — то я бы хотел поделиться с тобой некоторыми соображениями по поводу истории Крестовых походов.
    — Очень интересно будет послушать! — грустно сказал голодный Кот, изучавший при свете «летучей мыши» рисунок щелей.
    — В последнее время, — начал Робин, — исторические факты начали раскладываться по полочкам у меня в голове, и теперь судьба Святого Креста уже не представляется мне такой загадочной. В частности, мне теперь кажется очевидным, что в течение столетия, прошедшего от битвы при Хаттине до падения Акры и окончательной победы сарацин, Крест был там, в Святой Земле! Конечно, его могли увозить и привозить, граф Сен-Клер спускал его в подземелье, за него боролись асассины и тамплиеры, все это так. Но я уверен, Крест все время был поблизости — и когда Саладин воевал с Ричардом Львиное Сердце, и когда Легат Пелагий вел войну в Египте, и когда Император Фридрих подписывал мир с Аль-Камилом, и когда Султан Бейбарс, одолев монголов, повернул свою армию на Акру. Мне кажется, что все эти сто лет — последние сто лет Крестовых походов, Крест оказывал незримое влияние на события. Он постоянно упоминался при переговорах, его искали, о нем спорили, наконец, именно Крест был символом сопротивления Иерусалимского королевства в последние годы, когда положение его стало совершенно безнадежным.
    — Возможно, ты и прав, — сказал Кот, — но мы, историки, привыкли верить фактам, а не эмоциональным рассуждениям.
    — Не ворчи, Котик, ты просто хочешь есть и потому такой противный! — сказал Робин. — Итак, обратимся к фактам. В июле 1187 года Саладин разгромил войско короля Гвидо при Хаттине. Крест был спрятан графом Сен-Клером в подземелье, но затем попал в руки некого французского капитана, связанного с асассинами. Что он мог сделать с таким сокровищем? Продать его! Какой еще прок капитану от Креста? И скорее всего он предложил Святой Крест своим друзьям — асассинам. Но хотели ли они платить ему? По-моему, не в характере Исчезнувшего Имама торговаться с проходимцами да еще из-за святыни другой религии. Вероятнее всего, капитан был убит, а Крест спрятан где-то в Святой Земле. Асассинам Крест был не нужен, но они могли использовать его, как разменную монету. Саладин, как известно, воевал с ними, а затем, опасаясь за свою жизнь, заключил нечто вроде пакта о ненападении. Асассины могли пообещать ему Крест за какие-то крупные уступки — новые крепости, например. Саладин не нашел применения Кресту и потому не получил его. Но предложение асассинов наверняка оставалось в силе и после смерти великого Султана. Поэтому вопрос о Кресте вставал и при Аль-Камиле, и при Бейбарсе. И вот Бейбарс, кажется мне, принял это роковое предложение. Он получил Крест, но не отдал асассинам то, что они хотели, и был за это отравлен.
    Тут «летучая мышь» погасла, и Робин прервал свою речь.
    — Ну что ж, — ответил Кот, который не испытывал неудобств от темноты, — твоя версия практически совпадает с моей. Как я говорил еще до нашего отъезда в Ирландию, нет никаких сомнений в том, что Бейбарс передал Крест Эдуарду Английскому, чтобы добиться от него нейтралитета в войне с монголами. Будучи вероломным по натуре, Султан повернул свою армию против самого Эдуарда, едва добился победы над ханом Хулагу. Однако я не думаю, чтобы ему удалось вернуть Крест, тем более, что и Эдуард вскоре уплыл в Англию, чтобы занять престол, освободившийся после смерти Генриха Третьего.
    — И мы опять возвращаемся к вопросу: увез ли Эдуард Крест с собой или оставил его в Акре? — подхватил Робин. — Очень жаль, что мы не успели расспросить графа Сен-Клера о его втором и третьем путешествиях в историю. Тем не менее, я практически убежден, что Крест остался в Иерусалимском королевстве.
    — Почему же? — спросил Кот.
    — По трем причинам. Первая: как мы знаем, в Вестминстере хранится небольшой кусок Креста. А зачем выставлять кусок, если есть целое? Вторая причина: граф Сен-Клер побывал на корабле Эдуарда. Если б Крест там был, то он знал бы, где он сейчас. А он, видимо, не знает. И наконец, третья причина, самая важная: как я уже говорил, Крест — символ Иерусалимского королевства. Немыслимо, чтобы жители королевства позволили вывезти его заграницу.
    В этот момент в стене туннеля открылась дверца, и из нее брызнул свет.
    — Ну наконец-то! — воскликнул Кот.
    Они с Робином подбежали к двери и сразу же отпрянули назад: из освещенного проема дул обжигающий ветер и летели искры.
    — Что это, пожар в подземелье? — удивился Робин.
    — Хорошо, что я взял дождевой плащ, а не норковое полупальто! — сказал Кот, как следует закутался в плащ и осторожно заглянул в дверной проем.
    — Там горит какой-то круглый объект, но можно пробежать мимо! — сообщил он через секунду. Тогда Робин тоже подошел к опасной двери. На расстоянии четырех шагов он увидел огненный шар, который крутился и разбрасывал искры. Они с Котом набрали в легкие побольше воздуха, зажмурились и пробежали мимо источника пламени. Едва они успели остановиться и отдышаться, как другой огненный шар со свистом обрушился на то место, где они только что стояли, разбился на две половины и залил все пространство на три метра вокруг горящей жидкостью.
    — Это же «греческий огонь»! — догадался Кот.
    — Точно! — согласился Робин. — И стреляют откуда-то оттуда, — и он махнул рукой в ту сторону, где небо полыхало над черными силуэтами крепостных стен.
    Осмотревшись, Робин и Кот обнаружили, что стоят у подножия огромной квадратной башни, сложенной из каменных блоков немыслимых размеров. Башня эта была частью замка, расположенного на высоком утесе у моря. Почти к самому подножию этого утеса спускался город. Было видно, что когда-то он был богатым и процветающим: в зареве пожара были видны фасады дворцов, шпиль величественного собора, круглая рыночная площадь, сады, парящие над морем, и, наконец, порт с многочисленными причалами. Однако все говорило о том, что этот город постигла самая тяжелая катастрофа, которая может случиться с городом: он горел. Очагов пожара было пять или шесть, и стена пламени быстро двигалась к морю. На задымленных улицах метались толпы людей. Некоторые из них были в полном вооружении, другие едва одеты. Кричали дети. Ржали лошади. Люди теснились в узких переулках и на лестницах, спускавшихся в порт. Там, в порту, шел настоящий бой за места на борту нескольких галер, стоявших у берега. Несчастные беженцы прыгали в воду, чтобы потом вскарабкаться на борт корабля. Разъяренные матросы отпихивали их веслами: галеры и так были перегружены.
    Вот прилетел еще один «греческий огонь» и разорвался прямо на палубе одной из них. Корабль тотчас же объяло пламя, люди стали спрыгивать с палубы в воду.
    — Котик, знаешь что это? — неуверенно сказал Робин. — По-моему, перед нами Акра, а за спиной у нас Замок Паломника…
    — Точно! — согласился Кот. — Видишь, там в далеке дворец Богаэддина Каракуша? Он сейчас загорится!
    И в самом деле, пламя перекинулось на здание дворца. Было видно, как несколько человек на крыше пытаются остановить пожар и сбить пламя, но через минуту двое из них упали, сраженные стрелами, а остальные разбежались.
    — Знаешь что, Котуня, — произнес Робин. — Хорошо бы нам где-то укрыться, ну хотя бы в замке. А то через четверть часа пожар доберется и до нас.
    Бросая беспокойные взгляды на горящую Акру, Робин и Кот двинулись вдоль стены Замка Паломника. Каменная громада Замка казалась им надежным убежищем от греческого огня и стрел, которые то и дело свистели в воздухе. Вскоре они вышли к воротам. Подъемный мост, отделявший замковую скалу от песчаной косы, выходившей к Акре, был опущен, но в воротах стояла стража — несколько воинов в белых плащах с крестами. Робин уже подумал было, что непросто будет им пробраться внутрь, как вдруг стражники вышли из ворот и побежали по мосту в сторону Акры. Воспользовавшись этим, Робин и Кот юркнули внутрь и, никем не замеченные, притаились под аркой ворот, пытаясь понять, что же заставило стражников покинуть свой пост.
    Вскоре они увидели движущуюся через мост небольшую процессию. Шесть воинов в белых плащах несли носилки, на которых кто-то лежал. Десять или двенадцать тамплиеров с обнаженными мечами шли по сторонам. Стражники широко раскрыли створки ворот и процессия быстрым шагом проследовала внутрь Замка. Кот успел уловить обрывок разговора между стражниками.
    — Он убит? — спросил один.
    — Ранен, но очень тяжело, — ответил другой.
    — Сейчас сюда хлынут беженцы из Акры. Может быть, поднять мост?
    — Не знаю, подождем приказа Магистра, если он еще жив.
    Робин, который чувствовал, что их вот-вот заметят, потянул Кота за полу плаща. Они перебежали огромный замковый двор и нырнули в открытую дверь на его противоположной стороне. Дверь привела их к узкой и темной винтовой лестнице. Путешественники стали карабкаться по ней: Кот на мягких лапах впереди, Робин позади. На верхней площадке лестницы они обнаружили две двери. Из-за одной слышались голоса. Кот прижался ухом к двери и услышал такой разговор:
    — …знаю, что мне осталось жить меньше часа.
    — Да, Магистр.
    — Может ли Замок обороняться?
    — Да, у нас хватит запасов на полгода. Если те, кто сейчас в Акре, сумеют вернуться в замок, мы сможем продержаться против целой армии. При условии, конечно, что сюда не хлынут беженцы.
    — Замок Паломника может принять две или три тысячи беженцев.
    — Но тогда он не сможет выдержать осаду!
    — Не важно, впустите толпу, накормите их. Если придут галеры с Кипра, отправьте туда сколько сможете людей. Попробуйте договориться с Султаном, чтобы он сохранил жизнь остальным в обмен на сдачу Замка.
    — Замок Паломника достанется сарацинам?
    — Да, но они не должны получить Святой Крест! В последний момент вы спуститесь через ту дыру на главной кухне.
    — Будет сделано, Магистр!
    — Все, ступайте. И пришлите мне священника!
    Кот услышал шаги, которые приближались к двери, у которой он подслушивал. Саладин пулей отскочил от двери, схватил Робин за руку и дернул ручку противоположной двери, которая, к счастью, оказалась незапертой. Не успели они закрыть ее за собой, как на лестничную площадку кто-то вышел. Торопливые шаги застучали по ступенькам лестницы и вскоре затихли внизу.
    Вздохнув с облегчением, Робин и Кот осмотрелись. На этот раз они оказались на маленькой смотровой площадке на верхушке донжона. Прямо над ними развевались два флага — белый, с двойным золотым крестом, и черно-белый. Внизу были видны замковый двор, надвратная башня и подъемный мост. Кот увидел, как по песчаной косе от Акры к замку движется обезумевшая толпа беженцев. Несчастные люди вязли в песке, падали, давили друг друга, поднимались и бежали вновь. Многие из них в ужасе оглядывались назад. Оттуда, из задымленных улиц Акры, уже вытекала лавина сарацинской кавалерии. Всадники с кривыми саблями приближались неумолимо, предавая смерти всех, кто попадался им на пути. Сопротивление врагу могли оказать лишь немногие. Короткие схватки, возникавшие то здесь, то там, неизбежно завершались быстрой победой сарацин. Их было слишком много, чтобы можно было мечтать остановить их.
    Наконец, толпа достигла Замка Паломника. Мост был спущен, ворота распахнуты настежь. Ищущие спасения люди хлынули в ворота. Река беженцев вливалась в замок, тамплиеры показывали им дорогу во внутренние помещения. Из каминных труб повалил дым, Кот почувствовал запах варящейся похлебки. Кладовые Замка были распахнуты. Голодные люди хватали висевшие там окорока, лежавшие на полках сыры, разбивали винные бочки.
    Между тем сарацины были уже близко. Последние счастливцы успели перебежать мост, уворачиваясь от сабель всадников. Несколько сарацин, увлекшись погоней, пронеслись через мост и ворвались было в Замок. Там на них обрушился град арбалетных стрел, ни один из всадников не смог спастись из западни. Заскрипел ворот, и мост начал подниматься. Разъяренные сарацины, видя, что в Замок им не попасть, обрушили свои сабли на тех несчастных, кто не смог добраться до этого последнего убежища христиан в Иерусалимском королевстве.
    — А что известно про дальнейшую судьбу Замка Паломника? — спросил Робин.
    — Султан аль-Ашраф пообещал сохранить жизнь беженцев, но, когда тамплиеры открыли ворота Замка, сарацины перебили их всех до единого, — грустно сказал Кот. — И боюсь, нам придется разделить их участь!

Глава 19

    Тиан Обержин пил чай в гостях у Главного повара Сен-Клер-холла. К чаю были поданы сконы, морковно-ореховый торт, черничное суфле с кардамоном, заварные пирожные с клубникой и корицей, и чизкэйк с кофейными зернами. Оба кулинара вспоминали молодость, проведенную ими в лучших кухнях Франции, обсуждали обстоятельства лишения ресторана «Жарден д'Эссанс» третьей звезды Мишленовского гида и другие светские новости. После второй чашки чая Тиан Обержин, наконец, решился затронуть деликатную тему.
    — Вы конечно знаете, дорогой коллега, — начал он с долей смущения, — что клуб «Бэрримор» в последнее время подвергался критике за излишний либерализм и нарушения процедуры приема новых членов.
    — Увы, да! — согласился Главный повар. — Именно таким образом дворецкий Ее Величества мотивировал свой отказ от членства в нашем клубе.
    — И, как это ни прискорбно, — продолжал Тиан, — примером преступного легкомыслия в вопросах приема в клуб служит история нашего с вами общего знакомого. Того, кто однажды пытался отравить одного из своих хозяев синильной кислотой, а другого ввел в заблуждение при помощи поддельного рекомендательного письма!
    — Дорогой Тиан, если вы имеете моего бывшего Второго помощника, то знайте, я полностью с вами согласен: Бумбергу не место в клубе «Бэрримор»!
    — Как я рад, — сказал Тиан Обержин, — что наши мнения по этому вопросу совпали! Не находите ли вы, что в данной ситуации долг повелевает нам обратиться к Председателю, к дворецким принцев Уэльского и Эдинбургского, а также к другим влиятельным членам клуба с предложением поставить на ближайшем заседании Совета вопрос об исключении мистера Бумберга.
    — Я сегодня же напишу им! — воскликнул Главный повар. — И клянусь, этому проходимцу больше не удастся получить место ни в одном из благородных домов Соединенного Королевства!
    В этот торжественный момент дверь кухни скрипнула, и перед взорами двух великих кулинаров возникла маленькая старушка с крохотным старомодным саквояжем в руках.
    — Ах, как я рада, — воскликнула она, всплеснув руками, — что мне пришла сегодня в голову мысль заглянуть на кухню Сен-Клер-холла! Что-то мне подсказывало, что здесь происходит нечто интересное!
    Главный повар и Тиан Обержин вскочили и поклонились. Тиан сейчас же пододвинул старушке кресло, а Главный повар налил ей чаю в высокую старинную чашку с причудливо выгнутой ручкой.
    — Благодарю, благодарю! — весело сказала старушка. — Вы будете еще более любезны, если угостите меня вот тем чудесным морковно-ореховым тортом. И, пожалуй, добавьте к нему парочку пирожных с клубникой и кусочек чизкэйка!
    Получив все это, старушка сделала большой глоток чая и сообщила:
    — Я совсем забыла вам сказать, что Бумберг, о котором вы только что беседовали, находится сейчас на склоне холма возле входа в пещеру Куальнге. Он вооружен, как Сорок разбойников, и ведет себя самым угрожающим образом по отношению к своим собеседникам, — старушка сделала паузу, чтобы проглотить кусок пирожного, — к своим собеседникам — вашему хозяину-графу и этой молоденькой Бабушке, прилетевшей из Англии.
    — О Боже! — ахнул Тиан Обержин.
    — Мы должны их спасти! — вскричал Главный повар. Оба кулинара сорвались со своих мест, схватили каждый по вертелу и выскочили из кухни.
    А старушка дождалась, пока они отбегут подальше, а затем достала из саквояжа старинный охотничий рожок и сыграла на нем ирландскую песенку:
Три короля решили съесть пирог,
Но как решить, кому какой кусок?
То поперек, то вдоль его деля,
Поссорились три глупых короля.
Хотя пирог был вкусный и большой,
Голодные, ушли они домой.
Тогда решили мышки им помочь.
Трудились на столе они всю ночь.
Когда пришли на утро короли,
То ни единой крошки не нашли!

    И не успел рожок доиграть, как откуда ни возьмись в пустых креслах, стоявших вокруг чайного стола, появились люди. Слева сидел Старец с длинной белой бородой и перебирал четки. Следующее кресло занимал Магистр тамплиеров в белой мантии с красным крестом. Справа от Магистра в небрежной позе расположился Принц Карл Анжуйский. У него была короткая черная бородка, а на поясе его висел кинжал в роскошных серебряных ножнах, усыпанных рубинами. За Принцем сидел Султан Бейбарс. В руках у него был Коран, но он обращал мало внимания на эту священную книгу. Быстро окинув взглядом остальных, он налил себе чашку чая и жадно выпил ее.
    — Я так рада, джентельмены, — сказала старушка приветливо, — что вы приняли мое приглашение и собрались за чашкой чая на гостеприимной кухне Сен-Клер-холла!
    Принц и Магистр поклонились, Султан сделал нетерпеливый жест, а Старец вообще никак не отреагировал на ее слова.
    — И прежде всего, позвольте мне предложить вам чаю с этим чудесным морковно-ореховым тортом! — продолжала старушка, улыбаясь.
    Султан, которого явно мучила жажда, охотно пододвинул старушке свою чашку. Принц и даже Старец тоже позволили налить себе чай. Только Магистр, который был мертвенно бледен и имел болезненный вид, поблагодарив, отказался.
    — Любезные господа! — сказала старушка, разложив торт по тарелочкам, — я попрошу каждого из вас ответить мне только на один вопрос. Я приготовила четыре простых вопроса. Все они продиктованы исключительно любопытством, поэтому можете отвечать безо всяких опасений! Мой первый вопрос адресован вам, любезный Принц!
    — Я к вашим услугам, королева Мелизинда! — вежливо ответил Принц.
    — Скажите мне, только откровенно, — с лукавым видом спросила старушка, — это вы подослали к Эдуарду, будущему королю Англии, асассина, который так неудачно пытался его зарезать в палаточном лагере под Акрой?
    — Мадам, — несколько смутившись ответил Карл Анжуйский, — я отвечаю утвердительно, но прошу вас позволить мне сделать небольшое пояснение.
    — Ну разумеется, дорогой Принц! Я слушаю вас, — сказала старушка.
    — Дело в том, что Эдуард Английский хозяйничал в моем королевстве, как у себя дома! Он расстраивал все мои планы! Я заключил перемирие с Султаном Бейбарсом — на десять лет, десять месяцев и десять дней. Я готовил новое, еще более далеко идущее соглашение с ним. Но мои собственные подданые в Иерусалимском королевстве не желали слушать меня! Зато они очень охотно подчинялись Эдуарду, который не выполнял мои приказы, вел какие-то темные дела с тамплиерами, через мою голову договаривался с Султаном и всем своим видом давал понять, что он ни в грош меня не ставит! А ведь в моих жилах течет благородная кровь Капетингов! Вот я и решил прибегнуть к старому оружию Капетингов, воспользоваться союзом, который заключил еще мой дед Филипп-Август.
    — Вы имеете в виду союз с асассинами? — уточнила старушка.
    — Да, именно так, — вздохнул Принц.
    — Благодарю вас, прекрасный Принц, — произнесла старушка. — Пожалуйста, попробуйте еще заварные пирожные, они просто чудесны! А я, если позволите, задам один маленький вопрос грозному Султану.
    — Что ж, спрашивайте! — буркнул Бейбарс, который осушил уже третью чашку чая.
    — Великий Султан, — спросила старушка, — зачем вам понадобилась заключать перемирие на десять лет, десять месяцев и десять дней с Иерусалимским королевством? Ведь, едва заключив его, вы обрушились на христиан с удесятеренной силой!
    — Глупый вопрос! — фыркнул Султан. — Когда судьба Ислама висела на волоске, я готов был заключить договор с самим Сатаной, если б только от этого была польза. Когда победа склонилась на нашу сторону и монголы были разбиты, договор снова мне помог: наступая на Акру, я боролся не с иерусалимским королем Карлом Анжуйским, моим большим другом, — тут Султан усмехнулся, — а с непокорным ему сбродом: всякими тамплиерами, госпитальерами, Эдуардом Английским, ну и так далее. Вы видите, меня нельзя обвинить в вероломстве — я выполняю договоры! Я даже отдал Эдуарду Английскому Святой Крест, как и обещал!
    — Я преклоняюсь перед честностью Султана, — сказала старушка с иронией в голосе. — Боюсь только, выполнить обещание, данное секте асассинов, вам помешали обстоятельства…
    — А вы бы хотели, чтобы я отдал Иерусалим этой шайке фанатиков? — крикнул Султан. — Вы представляете, во что тогда превратился бы великий город? Обещания, данные под угрозой смерти, не выполняют, если угроза отодвигается, не так ли?
    — Прекрасно, благодарю вас! — остановила его старушка и посмотрела на Старца. — Теперь ваш черед, о мудрый шейх. Скажите нам, не по вашему ли приказу были умерщвлены Султан Бейбарс и Принц Анжуйский?
    — Они были преданы смерти по воле Аллаха, — спокойно ответил Старец.
    — Могу ли я знать, почему Аллах был так жесток к ним? — настаивала старушка. — Ведь Султан Бейбарс спас Ислам от гибели, разбив хана Хулагу, а Принц Анжуйский не сделал ничего, чтобы помочь своему королевству отбить наступление Султана!
    — Аллах покарал Султана Бейбарса, ибо тот нарушил клятву, данную именем Всевышнего и пророка Магомета.
    — Клятву передать секте асассинов Иерусалим?
    — Да, — невозмутимо подтвердил Старец и сделал паузу. — Карл Анжуйский был слабым королем, — сказал он затем. — Он развращал сердца правоверных предложениями мира. Он хотел союза с исламскими владыками против Византии и Венеции. Презренные интриги его были противны воле Исчезнувшего Имама: он тормозил великое течение священной войны Христа и Магомета!
    — И тем не менее, вы помогли Принцу Анжуйскому, когда он замышлял убийство Эдуарда Первого?
    — Раздор среди христианских принцев выгоден делу Аллаха, — ответил Старец.
    — Большое спасибо! — сказала старушка. Старец откинулся на спинку кресла и больше не участвовал в разговоре.
    — Магистр! — старушка перевела взгляд на последнего из своих собеседников. — Вот и ваш вопрос: почему Орден Храма сделал такое щедрое пожертвование на строительство церкви Богородицы в Куальнге?
    — Ваше величество, — отвечал Магистр, — Орден Храма родился в Иерусалиме. Но вскоре воля Папы и подвижнический труд основателей Ордена сделали из него нечто вроде Всемирной Армии Церкви. Главные силы этой армии находились в Святой Земле — на переднем крае великого противостояния Христианства и Ислама. Но Всемирная Армия нуждалась и в тыловых базах и в надежных линиях сообщений. Когда Иерусалимское королевство под тяжелой рукой Прокаженного Короля достигло пика своего мощи, тамплиеры смогли воспользоваться одной волшебной вещью, которая вам, несомненно, знакома.
    — Да, — подтвердила старушка, — Король заплатил страшную цену, чтобы получить медальон. Мечтая о величии Иерусалимского королевства, он не щадил ни чужих жизней, ни своей собственной.
    — И даже умирая от проказы, Король наводил такой страх на своих врагов, что сам Саладин бежал с поля боя, завидев его носилки! — сказал Магистр. — И вот благодаря помощи Прокаженного Короля, мы открыли подземные пути, которые соединяли разные страны и даже разные эпохи. Один из таких путей вел в обширную пещеру в далекой западной стране, где мы надеялись укрыть от бдительных глаз наших врагов самые ценные секреты Ордена. Мы решили выстроить аббатство на Куальнге и сделать его своей Западной Цитаделью. Увы, этим планам не суждено было осуществиться. Смерть Прокаженного Короля и катастрофа под Хаттином сделали положение Святой Земли отчаянным. Ордену пришлось бросить все свои силы на борьбу за спасение Иерусалимского королевства. Строительство Западной Цитадели пришлось отложить. А через некоторое время выяснилось, что самые страшные из наших врагов, асассины, тоже проникли в тайну Celia Temporis и пробираются по подземным коридорам куда им заблагорассудится. Дальнейшее вы знаете: в 1291 году пала Акра, а двадцать лет спустя Орден Храма был уничтожен волей Французского Короля и послушного ему Папы…
    — Великолепно! — воскликнула старушка к удивлению Магистра, который не ждал такой реакции на свой печальный рассказ. — Любопытство мое удовлетворено, и я еще раз благодарю вас всех за это! А теперь я должна вас оставить наедине с черничным суфле и чизкэйком. У меня сегодня очень деловой день! Прощайте!
    Старушка вскочила со своего места, сделала изящный реверанс и исчезла.

Глава 20

    Робин и Кот прокладывали себе дорогу через толпу, заполнившую залы Замка Паломника. Повсюду шел буйный пир. Из подвалов замка одну за другой выкатили четыре бочки вина. Им сразу же выбили донья, и вино потекло рекой. Камины Замка жарко пылали. На вертелах жарились бычьи туши. Звенели кубки, стучали ложки, невесть откуда взявшиеся менестрели принялись распевать свои баллады. Среди всего этого шума и суматохи одни тамплиеры сохраняли скорбное молчаливое спокойствие. Магистр умер, и тело его было помещено в замковую часовню, где капеллан молился за упокой его души. Оруженосцы заняли позиции у бойниц, ожидая штурма. Рыцари собрались на последний Капитул в главном зале Замка. Что решил Капитул и был ли выбран новый Магистр, Робин и Кот не смогли узнать, так как в воздухе снова засвистели стрелы и вокруг них стали падать убитые и раненые люди.
    — Котик, может, мы все-таки попытаемся спастись? — предложил Робин.
    — Хорошая мысль, — сказал Кот, над головой только что пролетела сарацинская стрела. — Но в галерею, по которой мы пришли, уже не попасть. Надо искать тот ход, о котором говорил Магистр.
    Робин кивнул и они решили поискать главную кухню, откуда, по словам Магистра, можно было попасть в подземелье и выбраться из Замка Паломника. По привычке, Робин и Кот старались не попадаться на глаза тамплиерам. Впрочем скоро они поняли, что тем до них и дела нет: ведь Замок был переполнен посторонними. Сложнее было с ориентировкой: кухонь в Замке Паломника было несколько. В каждой из них сейчас толпы беженцев переворачивали столы, били бутылки, срывали со стен вертела и сковородки, орали песни и плясали. Искать ход в подземелье в этих условиях было нелегко. Робину досталось сковородкой по голове, а Коту кто-то наступил на хвост тяжелым кованым сапогом. Кот завопил, но это не помогло. Пришлось Робину отпихнуть изо всех сил обладателя сапога, чтобы несчастный Саладин мог снова очутиться на свободе.
    В это время ко рву Замка подъехал посланник Султана аль-Ашрафа и предложил перемирие. Тамплиеры опустили мост. Через опущенную решетку ворот несколько рыцарей начали переговоры с сарацинами. Быстро было заключено соглашение: Султан обещал сохранить жизнь всем, кто находился в Замке Паломника, если тамплиеры сдадут Замок без боя. Положившись на честное слово аль-Ашрафа, рыцари открыли ворота. Через мост, не торопясь, с саблями в ножнах проехал отряд сарацин.
    — Выходите! Вы в безопасности! — донеслись до недр замковых кухонь голоса тамплиеров. Большей частью беженцы не обратили никакого внимания на эти призывы и продолжали свой сумасшедший пир. Но наиболее трезвые и рассудительные стали подниматься со своих мест и выходить на замковый двор навстречу сарацинам, которые мирно привязывали к коновязи своих коней. «Война закончилась» — раздались голоса — «пора возвращаться к брошенным домам, в Акру». В это время через ворота въехал еще один отряд сарацин. Несколько тамплиеров вышли им навстречу безоружными. Вдруг сарацины выхватили сабли и набросились на них.
    — Измена! — только и успел крикнуть один из тамплиеров.
    И вспыхнул отчаянный бой. Все новые и новые толпы сарацин прорывались в Замок через настежь открытые ворота, несмотря на то, что с вершины надвратной башни на них опрокинули две бочки кипящей смолы. Тамплиеры осыпали арбалетными стрелами отряд сарацин, занявший двор. Рыцари, покинувшие зал Капитула, энергично атаковали врага, пытаясь выбить вероломных сарацин за ворота. Но в это время вся армия Султана пошла на штурм Замка Паломника. К стенам были приставлены лестницы, по которым вверх быстро поползли воины в белых чалмах.
    Во внутренних покоях Замка воцарилась паника. Люди метались, ища выхода. Некоторые пытались забаррикадироваться в обширных кладовых. Другие искали убежища в часовне. Третьи, не обращая ни на что внимания, продолжали пировать.
    Кот и Робин, перебегавшие из кухню в кухню, пытаясь найти подземный ход, обратили внимание на группу из шести или семи рыцарей в белых плащах. Тамплиеры вынесли из часовни какой-то крупный предмет, завернутый в золотую ткань. Орудуя рукоятями мечей, они расталкивали толпу и несли свою ношу все дальше через залы и коридоры. Не долго думая, Кот и Робин побежали за ними. Задевая ножнами о стены, рыцари спустили свой груз в одну из кухонь.
    — Мы здесь уже были! — шепнул Робин Коту.
    — Да, но ничего не нашли! — ответил Кот.
    Забившись под стол, усыпанный обглоданными костями и перевернутыми кубками, они продолжали наблюдать за действиями тамплиеров. Те первым делом выгнали из кухни обжор и пьяниц, уничтожавших запасы Замка. Затем рыцари потушили огонь в камине, вылив туда целый бочонок вина. Не обращая внимания на дым и чад, один из тамплиеров полез в камин. Раздался скрежет какого-то механизма и задняя стенка камина отъехала в сторону. Открылся черный проем. Первые два тамплиера прошли в подземелье. «Путь свободен!» — крикнул один из них. Остальные, бережно подняв предмет, завернутый в ткань, последовали за ними. Когда последний рыцарь исчез в черной дыре, Кот и Робин вылезли из-под стола и подошли к камину.
    — Прощай, Замок Паломника! — сказал Робин и шагнул в провал. Кот зажмурился и прыгнул вслед за ним.

    А Бабушка и граф Сен-Клер уже целую вечность ждали возле входа в подземелье. Бабушка несколько раз продиралась через колючий куст к черной дыре, уводившей под землю, и кричала:
    — Ро-о-обин! Ко-о-от! Са-ла-ди-и-ин!
    Граф пытался ее успокоить, говоря, что подземелье абсолютно безопасно, что он бывал там множество раз и почти всегда возвращался живым. Но Бабушка волновалась все сильнее. Она попросила графа подняться к церкви и спросить священника, не видел ли он пропавших путешественников. Граф покорно взобрался на вершину холма, задержался на секунду на могиле Лупуса Игнациуса Сен-Клера, горестно вздохнул и вошел в церковь. Священник сказал ему, что ничего не видел. Граф бросил взгляд на распятие, поблагодарил и спустился к Бабушке безо всяких утешительных новостей. Тогда Бабушка решила сама спуститься в подземелье. Единственным аргументом, который помог графу отговорить ее от этого предприятия, было отсутствие фонаря: «летучую мышь» унесли с собой Робин и Кот. Тогда Бабушка решила бежать в деревню за помощью и уже совсем было побежала, как вдруг кусты зашевелились и кто-то стал вылезать, ломая ветки, в сторону, противоположную той, где стояли они с графом.
    — Ну где же вы пропадали, разбойники? — вскричала Бабушка, обежала куст и лицом к лицу столкнулась с Бумбергом. Физиономия у него была исцарапана колючими ветками, в одной руке был медальон, а в другой — кинжал.
    Увидев кинжал, Бабушка совершенно рассвирепела.
    — Что вы сделали с Робином и Котом? — закричала она. — Куда вы их дели? Немедленно выпустите их!
    Бумберг, который не ожидал такого приема, несколько растерялся.
    — Оставьте меня! Я не знаю, где ваш Кот! — твердил он, пятясь назад по склону холма. Однако Бабушка не отставала.
    — Как это вы не знаете? — настаивала она. — Вы только что вылезли из подземелья, куда час назад спустились они!
    — Не вылезал я ни из какого подземелья! — пытался перекричать ее Бумберг. — Пустите меня, у меня есть важное дело к графу Сен-Клеру!
    — Никуда я вас не пущу! — бушевала Бабушка. — Вы обманываете нас! Держите его, граф!
    Граф наблюдал за этой сценой, скрестив руки. Держать бывшего Второго помощника своего Главного повара он категорически отказался. Неизвестно, чем бы закончился поединок отважной Бабушки и перепуганного Бумберга, если бы на поле боя не появился Тиан Обержин, вооруженный вертелом. Вслед за ним, задыхаясь, бежал и Главный повар Сен-Клер-холла.
    — Бросай оружие! — крикнул Тиан Бумбергу. — Не то насажу тебя на вертел!
    Бумберг покорно бросил на землю свой кинжал. Граф Сен-Клер поднял его и с интересом осмотрел.
    — Подделка… — разочарованно протянул он.
    Между тем, Бабушка продолжала требовать, чтобы Бумберг признался, куда он дел Робина и Кота. Несчастный бывший дворецкий уже не знал, что и сказать. На счастье, медальон в его руке вдруг засиял ровным розовым светом. Бабушка отвела свой гневный взор от смущенной физиономии Бумберга и взглянула на светящийся медальон. Какова же была ее радость, когда в крышке его она увидела Робина и Кота, живых и невредимых. Они шли, точнее крались на цыпочках по какому-то подземному коридору. Иногда они останавливались и замирали, а то вдруг пускались бежать. Бабушка, и оба повара, и Бумберг, и даже граф Сен-Клер сгрудились вокруг медальона и стали смотреть, что же будет дальше.
    А Робин и Кот бежали по туннелю, который становился то уже, то шире, поворачивал, разветвлялся и сливался с другими туннелями. Впереди двигался маленький отряд тамплиеров. Робин и Кот уже давно догадались, что рыцари несли не что иное, как Святой Крест, обернутый ради предосторожности в золотистый шелк. Рыцари освещали себе путь факелами. Красные блики плясали на стенах туннеля. Запах горящей смолы распространялся вокруг.
    — Куда же они идут? — шепотом спросил уставший Кот, когда им с Робином стало казаться, что они провели под землей уже целую вечность.
    — По-моему, они заблудились! — шепнул в ответ Робин.
    И вправду, тамплиеры чувствовали себя явно неуютно в подземном лабиринте. Карты у них не было, а коридоры часто пересекались, раздваивались и расходились в противоположные стороны. Каждый раз шедший впереди рыцарь в мятой кирасе указывал другим путь. Он шагал и шагал вперед, не снижая скорости, хотя видно было, что он очень устал: дышал он хрипло, и пот стекал по его лицу.
    Вдруг из-за поворота навстречу процессии вышел человек в белой мантии тамплиера. Робин и Кот, а также все те, кто наблюдал за ними в медальон, узнали в нем графа Сен-Клера. Однако, это был молодой Сен-Клер — быстрый, худой, энергичный.
    — Кто вы такой? — крикнул ему рыцарь в измятом нагруднике, вынимая меч из ножен.
    — Рыцарь Храма, как и вы, — ответил граф. — Я знаю дорогу, следуйте за мной!
    — Куда, хотелось бы знать? — с горечью спросил усталый рыцарь. — Мы блуждаем в темноте уже много часов…
    — Еще чуть-чуть и мы выйдем на свет, — успокоил его Сен-Клер. — Не удивляйтесь, мы попадем в очень далекую западную страну. Мы попадем в Ирландию.
    — Мне все равно, — сказал рыцарь и они пошли дальше.
    Старый граф Сен-Клер, тот, который смотрел в медальон за происходящим, нервно кашлянул.
    Коридор, по которому шли тамплиеры, сузился и пошел вверх. Молодой граф Сен-Клер, который шел теперь впереди процессии, вдруг остановился.
    — Здесь выход! — тихо сказал граф. — Ждите здесь, я поднимусь наверх, посмотрю, все ли в порядке.
    Он стал карабкаться по узкому лазу, круто уходившему вверх. Медальон неожиданно крупным планом показал графа: как он лезет, как над поверхностью земли появляются его голова, плечи… Внезапно несколько рук подхватили графа и с силой потянули вверх. В темноте блеснули лезвия кинжалов.
    — Не трогайте его, — сказал кто-то, — он нам не опасен.
    — Это тамплиер! — шепотом возразил другой голос. — смерть тамплиерам!
    — Граф, медальон при вас? — спросил первый.
    — Д-да… — ответил граф. Видно было, что ему очень страшно.
    — Тогда немедленно отправляйтесь в безопасное место. Здесь сейчас будет бой.
    — Это засада? — спросил Сен-Клер. — Что вы сделаете со Святым Крестом?
    — Граф, вы ведь не хотите менять историю? Будьте благоразумны. История должна идти своим чередом. Наблюдатель не должен становиться участником. Исчезайте, не то нам придется убить вас.
    — Хорошо, — согласился граф после короткого колебания. — Nusquam est qui ubique est! Кукурзная плантация Сен-Клер-холла! — сказал он и растаял в воздухе.
    В это мгновение из лаза, уходившего под землю, появилась голова рыцаря в искореженной кирасе. Исчезновение Сен-Клера на секунду отвлекло асассинов, и они чуть-чуть опоздали для того, чтобы захватить врасплох следовавшего за ним тамплиера. Рыцарь отбил мечом занесенный над ним кинжал, рывком поднял свое тело на поверхность земли и вскочил на ноги. На него набросились сразу трое, но он первым же выпадом убил одного из них и яростно бросился на двух других.
    — На помощь! Здесь засада! — кричал тамплиер, отбиваясь уже от пяти подбежавших врагов.
    Один из них зашел сзади и нанес ему коварный удар кинжалом в щель между кирасой и шлемом. Рыцарь зашатался и упал. В это время четверо его товарищей, выбравшись из подземелья, бросились на асассинов. Под их прикрытием последние два рыцаря вытащили наружу Святой Крест.
    — Только бы наши двое не вылезали! — воскликнула Бабушка, с ужасом наблюдавшая в медальон за кровопролитным сражением, развернувшимся вокруг Креста. Не успела она сказать это, как медальон показал ей высунувшиеся из подземного хода удивленную физиономию Робина и испуганную морду Кота. Бабушка схватилась за голову.
    Между тем, бой продолжался со все возрастающей яростью. Под прикрытием темноты, асассины атаковали тамплиеров неожиданно, набрасывались сзади, орудуя кривыми саблями и кинжалами. В ответ на это тамплиеры образовали подобие боевого порядка — шестеро полукругом, вокруг Креста. Этот порядок, казавшейся неприступным, продержался совсем недолго. Зазвенели арбалетные струны, и двое рыцарей упали, пронзенные стрелами. Двое других ринулись в темноту, чтобы отомстить невидимым арбалетчикам. Судя по раздавшимся вслед за этим крикам, их атака увенчалась успехом. Но в это же время три асассина, зайдя сзади, набросились на последнюю пару тамплиеров, оборонявших Крест. Один из них был сразу же убит ударом кривой сабли, другой сопротивлялся отчаянно и нанес двум асассинам страшные раны мечом. На помощь ему уже бежали два товарища. Но коварный асассин, лежавший без движения и казавшийся мертвым, вдруг вскочил и ударил сзади кинжалом одного из них. Другой обернулся и прикончил асассина ударом меча. В это время последний оставшийся в живых асассин одолел сражавшегося возле Креста тамплиера. Над грудой мертвых и умирающих воинов остались двое, еще способные стоять на ногах: тамплиер с окровавленным мечом и асассин с кривым кинжалом. Тяжело дыша, они смотрели друг на друга несколько мгновений. Затем тамплиер сделал несколько рубящих движений мечом, приближаясь к своему противнику. Тот попятился назад и оказался совсем рядом с выходом из подземелья, откуда выглядывали Робин и Кот.
    Бабушка, с замиранием сердца смотревшая в медальон, застонала от ужаса. Робин изо всех сил дернул асассина за ногу, и тот повалился на землю. Рыцарь-тамплиер занес меч и с силой вонзил его в грудь своему противнику. В этот самый момент асассин метнул кинжал, который вонзился в горло тамплиеру. Робин и Кот едва успели отскочить в сторону, когда смертельно раненый рыцарь обрушился на землю и покатился вниз по склону холма.
    — Какой ужас! — сказал Кот Саладин.
    — И в самом деле ужас! — ответил ему голос из темноты. — А теперь, мои дорогие, пора по домам!
    — Миссис Литтлмаус! — узнал Робин старушку, выходившую из тьмы, осторожно лавируя между разбросанными повсюду мертвыми телами.
    — Я хотела забрать вас пораньше, но засиделась за чаем! — пояснила старушка. — Поэтому вам пришлось поучаствовать в этой гадкой драке. Но вы же совсем не испугались, не правда ли?
    Старушка взяла Робина за руку, Кота за лапу, и все трое исчезли.

Глава 21

    — Имеет место обморочный вид! — сообщил Кот. Они с Робином вприпрыжку спускались по склону холма, оставив старушку далеко позади. Через несколько секунд они уже налетели на Бабушку и принялись делать ей антиобморочный массаж.
    Воцарилось праздничное оживление, все высказывали радость по поводу благополучного возвращения Робина и Кота. Кот сразу пожаловался, что у него долгие часы маковой росинки во рту не было, и граф Сен-Клер предложил поужинать всем вместе в Сен-Клер-холле. Вся компания, включая миссис Литтлмаус, согласилась, что это прекрасная мысль. Покинув наконец куст, под которым произошло столько исторических событий, они двинулись вниз по дорожке к видневшимся вдалеке воротам графской усадьбы. Никто и не заметил, что бывший дворецкий исчез. И только когда граф убирал в карман сюртука медальон и тот звякнул о старушкину серебряную монету, Бабушка удивленно спросила:
    — А где же Бумберг?
    — Как, здесь был Бумберг? — спросил Робин.
    — Да, он только что был здесь, — ответила Бабушка. — Это он принес медальон. Граф, вы не знаете, куда он подевался?
    — Не имею ни малейшего представления, мадам! — сказал граф, поклонился Бабушке, и стал спускаться по склону холма с очень деловым видом.
    Кот, который в другой момент наверняка высказал бы негодование по поводу того, что злодея Бумберга не сумели задержать, был в это время занят важной беседой со старушкой. Старушка шла позади всех, опираясь на невесть откуда взявшуюся трость с серебряной рукояткой.
    — Миссис Литтлмаус, — обратился к ней Кот. — Некоторые утверждают, что Историю не переделать. В частности, об этом говорил асассин, когда убеждал графа Сен-Клера бросить тамплиеров и отправляться восвояси. Но ведь иногда мы все-таки что-то меняем в Истории!
    — Что именно, моя курочка? — улыбаясь спросила его старушка.
    Кот поперхнулся, услышав обращение «курочка», но подавил свое возмущение и продолжил:
    — Вот, например, если бы Робин не дернул за ногу асассина, еще неизвестно, чем закончился бы бой на склоне холма. И если бы граф не привез из Америки кукурузу, ее изображение не появилось бы на стене часовни тамплиеров под Эдинбургом.
    — Видишь ли, Саладин, — ответила старушка, — История не существует без историков. Мы ведь узнаем о том или ином событии прошлого от кого-то. И этот кто-то, рассказывая нам об этом событии, неизбежно что-то добавит, что-то забудет, о чем-то скажет больше, о чем-то меньше. Даже переписчики делают в рукописях опечатки, сокращения, примечания. А серьезные ученые вроде Геродота или Тацита? Они являются творцами прошлого не в меньшей степени, чем Ксенофонт или Сципион Африканский! Чем крупнее историк, тем крупнее его вклад в Историю. Вкладом Платона была Атлантида, а вкладом графа Сен-Клера кукуруза из Америки. Вклад Робина более скромный, но тоже заметный: он дернул за ногу асассина. А ты, Кот, вовремя разбудил своим мяуканьем Эдуарда Английского. Может быть, он и без тебя проснулся бы, а может быть и нет.
    — Значит, можно менять Историю?
    — Ни в коем случае! — воскликнула старушка. — Тот, кто так поступает, не историк, а шарлатан! Горе тому, что пытается изменить течение Истории, заставить ее выйти из берегов или поменять свое русло! С Историей надо обращаться бережно, и тогда она сохранит следы, которые ты оставишь, путешествуя в прошлом. Вот ведь появились же у Моисея рога из-за ошибки переводчика — и теперь уже никто не может вообразить его без рогов. А может у него и вправду были рога?
    — Большое спасибо! — сказал Кот, которому старушкино объяснение показалось вполне логичным. — Теперь я должен расспросить графа Сен-Клера о его путешествиях! — и он помчался вперед, то и дело цепляя своим грязным дождевым плащом за камни и ветки.
    А старушка с удивительной легкостью догнала Бабушку, шедшую впереди.
    — Как ваш радикулит, дорогая? — осведомилась у нее старушка.
    — О, спасибо, миссис Литтлмаус, — вздрогнув ответила Бабушка. — Сегодня утром он был так себе, но сейчас совершенно прошел. Наверно, это благодаря прогулке?
    — Возможно, благодаря прогулке, — с загадочной интонацей ответила старушка, — а может быть?
    Она не закончила фразу, и Бабушка принялась размышлять: что же такое могло произойти с ее радикулитом? Может, ему помогло то, что она громко чихала, надышавшись кайеннского перца во время схватки с волкодавами? Или? И тут вдруг она вспомнила: церковь Богородицы! Кончено, ей стало легче, когда священник попросил ее повернуться спиной к тому странному распятию с древним крестом.
    — Неужели? — шепотом произнесла Бабушка, которая вдруг вспомнила рассказ связенника о том, как этот крест был найден.
    — Я очень-очень рада, что вы обо всем догадались! — похвалила Бабушку старушка. — Скажу по секрету, я знала, что вы догадаетесь рано или поздно. Скажите, вы собираетесь вызывать телевидение, писать Королеве и в Ватикан, приглашать экспертов Организации Объединенных наций и президента Буша?
    — Нет, — испугалась Бабушка, — а разве надо президента Буша?
    — Ни в коем случае, моя дорогая! — строго сказала ей старушка. — Я буду вам очень обязана, если вы не скажете о своем излечении от радикулита вообще никому.
    — Даже Робину? — спросила Бабушка.
    — Во всяком случае не раньше его совершеннолетия!
    — Хорошо, обещаю никому не говорить, — легко согласилась Бабушка.
    — Вот и чудесно! — воскликнула старушка. — А коли так, у меня есть для вас подарок.
    Она открыла свой саквояж и достала оттуда клубочек шерсти.
    — Спасибо! — сказала Бабушка, погладив клубочек. — Это наверно ангорская шерсть!
    — Вы можете иногда давать его поиграть вашему Коту! — сказала старушка. — Ведь с медальоном ему пришлось расстаться.
    Бабушка подумала, что Кот, конечно, уже большой и не будет играть с клубком шерсти, но вслух она этого не сказала.

    Тем временем, путешественники приблизились к дому. Граф Сен-Клер приказал сервировать торжественный ужин. Горничная Сен-Клер-холла побежала на «Манну» звать к столу стражников-матросов. Слуги забегали, оба повара отправились на кухню. Было решено, что Тиан Обержин приготовит десерт. Все это время Кот Саладин не отставал от графа, настаивая, чтобы тот рассказал им последнюю часть своей истории. Распорядившись по хозяйству, граф, наконец, сдался и предложил всем, желающим слушать его рассказ, собраться в гостиной.

    — Вы, конечно, помните, что, когда я удостоверился в том, что Крест вернулся в Святую Землю, я сделал единственно возможной вывод: Султан Бейбарс передал его Эдуарду Английскому в обмен на нейтралитет в войне с монголами. Поэтому, вернувшись из опасного и плохо подготовленного путешествия в лагерь Ричарда Львиное Сердце, я решил в следующий раз отправиться на корабль, который вез Эдуарда назад в Англию, и проверить, увез ли он с собой Крест в трюме этого корабля. Но всякому понятно, что пробраться на корабль короля Англии, да так, чтобы не возбудить подозрений, крайне трудно. Чтобы достичь своей цели, я придумал тонкий план, которым горжусь до сих пор.
    При помощи моих друзей-ацтеков я построил лодку — нечто среднее между яликом и пирогой. В эту лодку я сложил все свое имущество: мантию тамплиера, запас провизии, сундук с мексиканским серебром и так далее. Точно рассчитав маршрут корабля Эдуарда, я перенесся вместе с этой самодельной лодкой в Северное море, к мысу Финистер. Подняв английский флаг и прикинувшись потерпевшим кораблекрушение моряком, я дождался королевского корабля и был благополучно спасен его командой.
    Я правильно рассчитал: после долгого плавания король Эдуард был рад неожиданному развлечению, которым стало появление на борту его корабля выловленного из моря путешественника. Слуги короля обыскали меня, удостоверились, что карманы мои пусты, если не считать старого медальона, и подвели к Эдуарду Первому, сидевшему в кресле на корме корабля. На меня произвел сильное впечатление этот высокий и мрачный человек, однажды голыми руками задушивший асассина.
    — Кто ты такой? — недружелюбно спросил меня он.
    — Я граф Сен-Клер, смиренный рыцарь Ордена Храма.
    — Чем ты докажешь это?
    — Вот мантия тамплиера! — сказал я, показывая на свой потрепанный белый плащ.
    — Ты мог украсть ее!
    — Вот медальон Прокаженного Короля, я получил его от Магистра нашего Ордена в Акре! — соврал я.
    Король с интересом посмотрел на медальон и спросил меня с иронией в голосе:
    — Что же брат-тамплиер делал в открытом Океане, так далеко от Святой Земли?
    — По поручению Магистра, я совершил путешествие в далекие земли за Океаном. Увы, на обратной дороге мой корабль налетел на скалы, и все спутники мои погибли.
    — Я не верю в это! — оборвал меня король. — Никто еще не бывал за Океаном, а уж если и бывал, то не возвращался!
    — Я могу доказать, что был там, — спокойно ответил я, — прикажите осмотреть мой багаж. Вы найдете в нем плоды невиданных ни в Европе, ни в Азии растений!
    Недоверчивый король велел принести мои пожитки. Порывшись в мешке с припасами, я извлек на свет большой и красивый кукурузный початок. Вид его произвел впечатление и на короля, и на его свиту. Ведь никто из них раньше не видел кукурузы!
    — Годится ли твое растение в пищу? — спросил наконец король.
    — Да, ваше величество, — гордо ответил я. — Велите подать сковородку, склянку масла и горсть соли, и через десять минут я приготовлю вам одно из самых вкусных блюд, которые мне довелось попробовать за Океаном!
    Поскольку приближался час ланча, король удовлетворил мою просьбу, и вскоре я угостил его чудесными, жареными в масле кукурузными зернами с солью.
    — Не стану спорить, это изысканное лакомство! — сказал довольный король. — Скажи, кому принадлежат земли за Океаном?
    — До недавнего времени там обитали лишь дикари, незнакомые с христианской верой, — ответил я, — но вашему покорному слуге удалось убедить их стать христианами и присягнуть на верность вашему величеству! Я обещал в следующий раз привезти им частицу Святого Креста и портрет вашего величества.
    На этот раз моя наглая ложь принесла ожидаемые плоды. Король пригласил меня к своему столу и долго распрашивал о далеких землях. Я вручил ему ящик мексиканского серебра и пообещал привезти полные трюмы драгоценностей, если он поможет мне снарядить еще одну экспедицию. Не знаю, до конца ли поверил проницательный Эдуард моим рассказам, но без сомнения он пришел к выводу, что я могу быть ему полезен. В конце ужина он сказал мне:
    — Фрагмент Святого Креста ты должен просить у братьев своих, тамплиеров. Я обладаю лишь тонким срезом его, который поклялся пожертвовать Вестминстерскому аббатству. Портрет мой не нужен твоим туземцам. Купи в любой портовой лавке деревянную икону за два фартинга и скажи им, что это я!
    Я восхитился здравым смыслом короля Эдуарда. Коронованный скряга затем сказал:
    — Деньги на новую экспедицию тебе наверняка даст твой Орден. Я же, твой король, благодарю тебя за службу и благославляю на новые подвиги во имя Святой Церкви и Английского королевства!
    — Боже храни короля! — воскликнул я и поклонился.
    — Теперь ты можешь просить у меня награду, — сказал, наконец, король. — Только имей в виду, казна пуста и должности при моем дворе все заняты!
    — Ваше величество, — сказал я, — если я и смею о чем-то просить вас, то лишь о клочке земли возле родной моей деревни Куальнге, что в Ирландии.
    — В Ирландии? — расхохотался король, — Страна эта принадлежит английской короне со времен прадедов моих, но мало кто об этом сейчас помнит. Что ж, твоя просьба будет поводом напомнить ирландцам, что у них есть король! Дайте мне перо и чернила!
    Вот так и был подписан приказ о передаче мне в вечное пользование двух тысяч акров земли в Куальнге. С этого момента и по сей день Сен-Клер-холл принадлежит мне!

    Граф Сен-Клер посмотрел на восхищенные лица своих слушателей и довольно улыбнулся. В это время прозвонил гонг к ужину. Граф подал руку миссис Литтлмаус, а Робин — Бабушке. Коту не нашлось пары, он в одиночку прошел в столовую и уселся на свое привычное место за овальным столом. Ужин был приготовлен так великолепно, что сам Труа Гро, будь он в это время в Сен-Клер-холле, был бы поражен. Вначале одно за другим следовали рыбные закуски: морские гребешки сменяли устриц, лангусты чередовались с морскими ежами, а камчатский краб на серебряном блюде возвышался посреди всего этого изобилия, словно король, окруженный пышной свитой.
    После рыбных перемен принесли сорбет с лесными ягодами. Граф воспользовался паузой, предварявшей мясную часть ужина, чтобы закончить свою историю.
    — Вскоре после моего ужина с королем наш корабль бросил якорь в Эксмуте. Прежде чем спуститься на берег, король милостиво простился со мной.
    — Граф, — сказал мне он, — я надолго запомню вкус вашего заморского фрукта. Как вы назвали его?
    — Кукуруза, ваше величество! — ответил я.
    — Поместите ее на свой герб! — приказал король. — А чтоб потомки помнили того, кто первым пересек Океан, я попрошу Магистра тамплиеров украсить изображением кукурузы одну из ваших церквей или часовен!
    «Король умеет делать подарки, которые ничего ему не стоят!» — подумал я и поклонился. Едва расставшись с королем, я попросил медальон перенести меня в Куальнге. Будучи человеком благоразумным, я решил перепрыгнуть на шестьдесят лет вперед, в Четырнадцатый век, когда Ирландия уже не подвергала сомнению свою принадлежность к английской короне, а имя короля Эдуарда еще не забылось. Бумага, подписанная королем, возымела свое действие: я вступил во владение землей, начал строить усадьбу и сажать деревья в будущем парке. Еще оставшиеся в моем мешке кукурузные зерна я высыпал в землю в углу парка и, к моей неописуемой радости, ранней весной я увидел на этом месте первые ростки будущей кукурузной плантации!
    Часто вспоминается мне теперь то прекрасное время. Каменщики и плотники из деревни быстро возводили мой дом, я наблюдал за строительством, занимался парком, прокладывал дорожки и разрабатывал план водопровода… Увы, этому безмятежному периоду вскоре пришел конец. В одну осеннюю полночь медальон вновь засиял зловещим светом, и ко мне вновь явился Прокаженный Король. Как и прежде, он обвинил меня в пренебрежении к Святому делу и потребовал, чтобы я немедленно отправился в Прошлое. По его воле я спустился в Celia Temporis в ту самую ночь, когда пала Акра. Король сказал мне, что я вновь увижу Святой Крест и что я не должен допустить, чтобы он попал в кровавые руки асассинов.
    Шагая по узким и темным коридорам Подвала Времени, я вспоминал свою первую беседу с миссис Литтлмаус. Она тогда спросила меня: «Скажи, ты не боишься ассасинов?» А я ответил, не долго думая: «Совсем нет, сударыня!». О, как же я боялся асассинов теперь! Я шел и шел вперед, думая о том, что засада, а следовательно смерть, могут ждать меня уже за следующим поворотом. Затем я встретил тамплиеров, несших Крест. Что было дальше, вы знаете.
    Граф остановился и перевел дыхание.
    — Простите граф, но мы знаем не все! — сказал Робин. — Мы не знаем, что случилось с вами потом, после того, как вы исчезли с поля боя?
    — Это было просто ужасно! — простонал граф. — Я не хотел вам об этом говорить, но раз уж вы настаиваете, то скажу. С того самого момента, как я приказал медальону нести меня обратно, в самое мирное и спокойное место — на кукурузную плантацию Сен-Клер-холла — медальон стал жечь мою руку. К тому моменту, когда под ногами у меня возникла рыхлая земля кукурузной плантации, он уже горел, как уголь. Да какое там, как уголь! Он светился белым пламенем, раскаленный, словно доменная печь! Ладонь моя была обожжена до мяса и болела так, что я едва не терял сознание. Когда я разжал пальцы, медальон упал на кучу сухих листьев. Листья немедленно вспыхнули. Я пытался потушить пожар, но ветер быстро раздул его, и вскоре вся моя плантация пылала, как костер. Плоды моих трудов и усилий превратились в пепел! Через пятнадцать минут все было кончено, и в Сен-Клер-холле не осталось ни одного куста кукурузы.
    — Какой ужас! — покачала головой Бабушка, доедая сорбет. Всем остальным уже принесли мясную перемену: жаркое из серны, косули и ирландского кабана.
    — Вот именно! — похватил граф. — Но если вы думаете, что на этом месть медальона прекратилась, то вы серьезно ошибаетесь! Через час, когда я нашел его среди золы и пепла, он уже больше не пылал, как уголь. Напротив, он был холоден, как камень. Я сразу понял, что что-то не так, и решил проверить. «Nusquam est qui ubique est, перенеси меня в кабачок в соседнюю деревню!» — приказал я. Но ничего не случилось. Тогда я попросил медальон перенести меня в прошлое, во времена Кухулина, но он ничего не сделал. Я велел ему отправить меня в двухтысячный год — он снова ничего не сделал. Наконец, я попросил его перенести меня в спальню Прокаженного Короля — вот до чего дошло! — но и это не помогло. Медальон как умер.
    Мне стало страшно. «Неужели я так и останусь в Четырнадцатом веке?» — спросил я себя. «Неужели никогда не выберусь назад, туда, где летают самолеты и работает телевидение?». Ответа на эти вопросы я так и не получил.
    Подобрав бесполезный теперь медальон, я вернулся в дом. Если раньше новое поместье приносило мне только радость, то теперь все стало меня раздражать: камины вместо парового отопления, свечи вместо электрических ламп, лошади вместо автомобилей. Я забросил работы в усадьбе, прекратил сторительство оранжереи, забросил переписку с университетами Тулузы и Саламанки по поводу книги Бурой Коровы, перестал ходить в церковь и общаться с соседями. Целыми днями я метался из угла в угол в своем кабинете, как волк в клетке.
    Но судьба милосердна, и однажды вечером слуга сообщил мне, что меня желает видеть пожилая дама. Что-то подсказало мне, что эта встреча изменит мою судьбу. Спустившись в холл, я увидел миссис Литтлмаус!
    — Дорогой мой граф, — сказала старушка, которая слушала рассказы Сен-Клера с явным удовольствием, — люди никогда не бывают довольны тем, что у них есть. При электрическом свете они скучают по свечам, но стоит зажечь свечи — подавай назад электрическую лампочку! Я знала, что вы не захотите остаться в милом, спокойном Четырнадцатом веке!
    — И вы помогли мне выбраться из него, за что я вам всегда буду благодарен! — воскликнул граф. — Должен вам сказать, что миссис Литтлмаус перенесла меня в настоящее безо всяких усилий: она не произносила заклинаний и не открывала медальон! Она лишь коснулась моей руки, и мы уже были в Двадцатом веке!
    — С нами произошло то же самое! — подтвердил Робин.
    — Когда я спросил, как я могу отблагодарить мою спасительницу, миссис Литтлмаус попросила меня отдать ей медальон. Я с радостью избавился от этой адской машинки! Тем более, что я знал: не будет меня слушаться в течение шестисот шестидесяти шести лет с момента моего бегства от асассинов.
    — Но шестьсот шестьдесят шесть лет истекли сегодня! — сказал Кот.
    — Именно! — подхватил граф. — И не буду от вас скрывать: чем ближе был этот день, тем сильнее было мое искушение снова пустить в дело коварный медальон и совершить еще одно путешествие в прошлое! Я пытался разыскать миссис Литтлмаус, но поиски мои были безуспешны до тех пор, пока она сама не зашла ко мне на чай!
    — Благодарите вашего повара, граф! — прокомментировала старушка. — Слава о его сконах и морковном торте дошла и до моих ушей.
    — Дальше все ясно, — произнес Кот, — вы спросили у миссис Литтмаус, что стало с медальоном, и она сказала вам, что отдала его одному скромному коту.
    — О нет! — возразил граф. — Она сказала, что медальон теперь служит отважному и благородному путешественнику, глубокому знатоку Средневековья, знаменитому Коту Саладину!
    Кот не мог удержаться от довольного урчания.
    — Простите, граф, — вдруг вступила в разговор Бабушка. — Могу ли я задать вам один вопрос?
    — Я к вашим услугам, мадам! — галантно ответил граф.
    — На холме возле церкви я видела надгробный камень. На нем выбито ваше имя. Скажите, это вы его поставили?
    — Нет, это не я, — ответил граф.
    — А кто же? — хором спросили Робин и Кот.
    — Я не знаю, — сказал граф.
    — Но кому могло прийти в голову ставить вам надгробие, если вы живы? — не унимался Кот. — И не кажется ли вам, что это кощунство: сооружать на церковном кладбище поддельную могилу?
    — Я боюсь, что могила не поддельная, — грустно ответил граф.
    Робин и Кот озадаченно замолчали.
    — Значит вы считаете, что в одном из путешествий в прошлое… — произнес наконец Робин, — в одном из ваших будущих путешествий в прошлое, ваша жизнь могла оборваться?
    — Увы, — сказал граф.
    — И все-таки, вы хотите еще раз воспользоваться медальоном?
    — Конечно! Тем более, что это надгробие меня вполне устраивает: уж если где и быть похороненным, то на родном холме Куальнге, возле церкви Богородицы… Но не будем отвлекаться: нас ждет десерт, приготовленный прославленным Тианом Обержином!

Эпилог

    Ноябрь был на исходе, и вскоре Робину предстояло сдавать экзамены для поступления в колледж. Распрощавшись с графом Сен-Клером, гостеприимным Сен-Клер-холлом и миссис Литтлмаус, путешественники отправились в обратный путь. Весело поблескивая иллюминаторами, «Непобедимая Манна» плыла в сером небе над Ирландией. Пастухи выходили из своих хижин на склонах холмов и провожали ее взглядами. По лесной дороге, высоко подняв воротник черного пальто шагал бывший дворецкий Бумберг. Исключенный из клуба «Бэрримор», он решил поправить свои дела на Континенте и перебирался во Францию. «Манна» промелькнула над его головой и скрылась за деревьями.
    В кают-компании Бабушка вязала Коту носки из ангорской шерсти, подаренной миссис Литтлмаус. Маленький клубочек на ее коленях весело подпрыгивал в такт движениям спиц. Робин заметил, что чем дольше Бабушка вяжет, тем больше становится клубок, и пришел к выводу, что на носочки для него шерсти тоже должно хватить. Кот стоял у окна и любовался зелеными полями Ирландии. Когда корабль залетел за тучу и полей не стало видно, он повернулся спиной к окну и сказал ворчливо:
    — Чрезвычайно неудачное путешествие!
    — Почему, Котик? — спросил Робин.
    — Крест мы не нашли, медальон потеряли, ты болел, нас чуть не убили… Одна Бабушка вылечила радикулит! — пояснил Кот.
    — С Крестом действительно вышло неудачно, — согласился Робин. — Но мы сделали все, что могли, проследили его путь до конца! Граф Сен-Клер говорит, что, скорее всего, потом его просто пустили на дрова неграмотные пастухи, которые пасут свои стада на склонах Куальнге.
    — Не забывайте, что помимо потерь, у нас есть и приобретения! — сказала Бабушка. — Например, эта ангорская шерсть.
    — Все же вряд ли можно сравнивать клубочек шерсти и медальон! — возразил Робин.
    Но Кот неожиданно принял сторону Бабушки.
    — Я бы, пожалуй, не променял этот милый клубок на тот мерзкий медальон, — сказал он. — Я не говорю о том, что пришлось пережить бедному графу, но даже нам медальон все время показывал лишь кровопролитие и смертоубийство! Думаю, в нем отразился мрачный характер его хозяина — Прокаженного Короля! А клубок — это совсем другое дело!
    Кот потянулся, чтобы погладить лапой мягкую шерсть, но клубочек вдруг соскочил у Бабушки с колен и покатился под стол. Саладин прыгнул на него, как на мышь, но клубок катился все дальше, под стульями и шкафами. Урча и фыркая, Кот мчался за коварным клубком до самого камбуза, где наконец поймал его. Вернувшись с довольным видом в кают-компанию, он торжественно вручил Бабушке клубочек и произнес:
    — В это самое мгновение я принял стратегическое решение!
    — Какое же, Котик? — спросил Робин.
    — Я решил сменить профессию!
    — Котуся, а какая у тебя была до этого профессия?
    — До сегодняшнего дня я был известен как историк Средневековья и кладоискатель, — важно сказал Кот, — не говоря уже о моих обязанностях вице-адмирала. Но отныне я прекращаю заниматься историческими загадками! Жестокие персонажи прошлого не привлекают меня. Я решил заняться настоящим и употребить свои аналитические способности на благо современной цивилизации. Как только Робин пойдет в колледж, я открою новое дело. Скоро вы все услышите о частной детективной конторе барона Саладина!
    — Котик, ты станешь частным сыщиком? — удивился Робин.
    — Таким, какого не видывала История! — ответил Кот.
    Они летели все дальше. По Mapamundi, лежавшей в капитанской рубке на столе, из Ирландии в Англию ползла одинокая маленькая фигурка, изображавшая «Непобедимую Манну».
    Вечером Робин записал в своем дневнике:
В глубины пещер и во тьму подземелий,
Спускаться с Котом мы едва ли хотели,
Хоть многое спрятано там, в глубине,
В холодной, угрюмой, подземной стране.
Не пряничный дом и не камера пыток,
История — словно клубок старых ниток.
Разматывать стал его мудрый наш Кот:
Да только клубок все растет и растет.

КОНЕЦ
    8 марта 2005.
Top.Mail.Ru