Скачать fb2
Выгодная партия

Выгодная партия

Аннотация

    Можно ли простить любимому человеку предательство? Кристина Уайт неожиданно узнает, что ее жених Гленн Маккейн, всегда такой чуткий и любящий, добрый и сильный — словом, идеал настоящего мужчины, — лжет ей. Кристина терзается подозрениями, мысленно уже видя рядом с ним длинноногую блондинку, но дело оказывается совсем не в сопернице. Вскоре она узнает правду, которая оказывается для нее не менее шокирующей, и решает порвать с ним. Однако жизнь выдвигает свои аргументы в споре о том, что есть счастье. И так ли уж незыблемы те кажущиеся непреодолимыми преграды, которые мешают соединиться двум любящим сердцам?..


Стейси Кортис Выгодная партия

*

    — Эй, красавчик, не желаешь ли немного развлечься?
    Высокий молодой мужчина в темно-синем костюме проводил равнодушным взглядом весело подмигнувших ему двух женщин, в которых без труда можно было узнать представительниц древнейшей профессии. Прислонившись спиной к серому «кадиллаку», припаркованному неподалеку от шумного ресторана, Гленн Маккейн задумчиво смотрел на ночное небо.
    Ему нужно перестроить свою жизнь и наладить отношения с Кристиной. Правда, она об этом даже не подозревает. И привыкла всему верить, что бы он ни говорил. Если он куда-то поехал, значит, так надо, у него ведь ответственная работа в авиакомпании. Предполагающая частые командировки, причем не только на территории Штатов.
    Прошлый раз он наверняка посеял в ее душе сомнения, когда, сказав, что отправляется в Монреаль на важные переговоры с представителями «Эйр Канада», вернулся оттуда через неделю с южным загаром! Неудивительно, ведь в Колумбии, где он был на самом деле, солнце после сезона дождей палило нещадно и никакие джунгли не могли спасти его кожу от характерного смуглого оттенка. Слава Богу, операция по освобождению немецких биологов, захваченных партизанами, прошла успешно и Маккейн, проведя день в Картахене, с легким сердцем вылетел на родину. Его объяснения, что из Монреаля пришлось срочно слетать в Сан-Паулу для участия в открытии нового грузового терминала местного аэропорта, получились довольно туманными. Но Кристина лишь улыбнулась в ответ, не допуская, видимо, даже мысли о том, что Гленн говорит ей неправду.
    Маккейн сунул руку в карман пиджака и вынул пачку «Бонда». Встряхнув, он вытащил зубами сигарету. Щелкнув серебристой зажигалкой, он закурил и глубоко затянулся.
    С минуты на минуту к нему в машину сядет информатор и сообщит то, чего не только он сам, но и весь спецотдел ждут уже давно: где и когда должна состояться встреча Донелли со своими «коллегами» из южных штатов.
    Гангстер уже давно нигде не появлялся, видимо выжидая, пока утихнет громкий скандал по поводу его сенсационного освобождения из-под стражи. В последний момент оборвалась единственная ниточка: самый главный свидетель его очередной крупной финансовой махинации в день вызова в суд погиб при загадочных обстоятельствах. Выпорхнув на свободу, Донелли залег на дно, понимая, что не на шутку разозлил полицию и ФБР и те начнут за ним охотиться с удвоенным энтузиазмом.
    Маккейн нетерпеливо посмотрел на часы. Странно, информатор опаздывает на четверть часа!
    В этот момент в машине запищала рация. Если ему звонят сейчас, значит, произошло что-то из ряда вон выходящее. Быстро сев в «кадиллак» и взяв пульт, Маккейн назвал позывной и угрюмо выслушал сводку дежурного. И сразу почувствовал, как спина покрывается потом.
    Труп, обнаруженный полицейским патрулем у моста в двух милях отсюда, судя по описанию, мог принадлежать только одному человеку…
    Ему больше некуда спешить. Информатор мертв, и Донелли, видимо, опять ускользнул от него. Хватит ли у него сил достать негодяя, погубившего не одну жизнь?
    Маккейн тяжело вздохнул. А Кристина? Искренне любящая и безгранично доверяющая ему женщина? Нужно что-то делать и со своей личной жизнью. Свадьба уже не за горами, но постоянно что-то недоговаривать, а порой и открыто лгать Кристине он не сможет. Это выше его сил. Чем позднее откроется горькая правда, тем труднее ей будет понять его. Понять и простить.

1

    — Не может быть… — дрогнувшим голосом проговорила Кристина Уайт.
    Линда О'Брайен, или Лин, ее лучшая подруга, оторвала взгляд от тарелки. Ее взгляд выражал искреннее сочувствие.
    — Мне жаль, Кристи, но прошлой ночью я видела Гленна на Бил-стрит.
    — Он же собирался лететь в Детройт… — Кристина отодвинула от себя почти нетронутое блюдо с салатом. Никто никогда не мог обвинить Лин в легкомыслии. Если она сказала, что видела Гленна в центре Мемфиса, значит, так оно и есть. — А что он там делал?
    — В общем-то, ничего. Просто стоял у своей машины.
    Может, он раньше вернулся? Или на вечер у него была запланирована деловая встреча? Последнее время такие встречи происходят у него довольно часто.
    — С ним кто-то был? — нахмурилась Кристина.
    — Нет, но он наблюдал за толпой и то и дело поглядывал на часы. — Лин повертела вилкой. — Как будто кого-то ждал.
    Кого-то. Но уж точно не ее! Сколько раз Кристина мысленно спрашивала себя, что же он все-таки в ней нашел. Ведь именно ей он сделал предложение. Некоторые стороны характера Гленна она знала весьма поверхностно. Она пыталась успокоить себя, что это не имеет никакого значения. Он окружил ее такой заботой, демонстрировал такую искреннюю привязанность и любовь и был всегда верен. В последнем она была уверена.
    Кристина отпила минеральной воды из высокого стакана.
    — Думаешь, он мог там встречаться с женщиной? — тихо спросила она.
    — Не исключено. Хотя кто знает…
    — Думаешь, он тебя провоцировал, желая обмануть? — Кристина прищурилась.
    — Да нет, вряд ли. Хотя это было бы заманчиво!
    — Будь серьезной.
    Убрав улыбку с лица, Лин наклонила набок голову и коснулась локона длинных вьющихся волос подруги.
    — Не переживай так, Кристи, с твоей внешностью тебе нечего бояться. Разве ему нужна другая?
    Кристина поняла, что Лин угадала ход ее мыслей.
    — Лучше бы он ждал там кого-нибудь вроде тебя, — вздохнула Кристина.
    — Черт возьми, Кристи, мы с тобой все-таки мало выпили для такого печального повода! — Лин нахмурилась, взглянув на свой бокал. — Только без обид. Твой Гленн слишком уступчив для меня. Мускулистый, привлекательный, не спорю. Но строгий костюм, голубая рубашка и темный галстук — это не для меня, подружка!
    Хорошо, что ты не видела это тело без костюма, рубашки и галстука, подумала Кристина.
    — А мне нравятся уступчивые. Не вижу в этом ничего плохого.
    — Это потому, что ты выросла в свободной среде и тебе не преподавали манеры по двадцать четыре часа в сутки.
    Кристине не хотелось касаться любой темы, связанной с матерью Лин. Эта пожилая дама заставляла ее ощущать себя, словно мышь возле пасти змеи.
    Но, слава Богу, Лин приободрилась и, заправив локон своих белокурых волос за ухо, подняла голову.
    — Раз уж разговор зашел о родственниках, тебе не мешает вспомнить, как Гленн выдержал суровый экзамен в глазах твоего семейства. Любой, кому это удалось, ни за что не захотел бы тебя бросить и втюрился бы в тебя по уши.
    — Точно.
    Отец, брат и сестра Кристины служили в полиции. Ее бедная мать погибла от рук досрочно освобожденного убийцы, жаждавшего отомстить отцу за то, что в свое время оказался за решеткой.
    Без матери Кристина чувствовала себя очень одиноко, и ей, в отличие от других членов семьи, не хотелось иметь дело с людьми из преступной среды. Ее призванием стала бухгалтерия, а отнюдь не обеспечение правопорядка. Цифры не лгут, цифры имеют смысл… цифры не умирают.
    — Так каков наш план? — спросила Лин, и ее голубые глаза блеснули в предвкушении событий.
    — Какой еще план? Я просто спрошу, что он делал вчера вечером на Бил-стрит и почему не позвонил мне.
    Лин нервно забарабанила по столу своими длинными пальцами с безупречным маникюром.
    — Неужели? — прищурилась она. — Лучше напрямую спроси Гленна, почему он солгал. Ведь он с кем-то там встречался.
    — Да ты что? — вспыхнула Кристина. — Думаешь, мне следует попытаться уличить его во лжи?
    — Ты же поймала его с поличным, разве не так?
    — Я не знаю, что сказать ему при встрече.
    — «Где, черт побери, ты шлялся вчера вечером, лживый ублюдок!» Вот что надо сказать.
    — Будь благоразумна, Лин…
    — Но почему?
    Кристина потерла виски, не находя объяснения.
    — Раз у тебя нет плана, то будем руководствоваться моим.
    Кристина инстинктивно замотала головой. Нет! Любой план, придуманный Лин, будет слишком рискованным. Но подруга не обратила на ее протесты ни малейшего внимания.
    — Думаю, нам нужно проследить за ним.
    — Нет!
    Если Лин и удивил ее краткий ответ, она не показала вида.
    — У тебя есть право знать, что происходит, — продолжала она.
    — Я просто спрошу у него.
    — А если он станет отпираться?
    — Тогда я… — Кристина запнулась, перехватив пытливый взгляд подруги.
    — Ладно тебе, Кристи! Мы постараемся провернуть это незаметно. Устроим себе небольшое приключение, как когда-то в колледже. У меня в магазинчике на этот случай припасена неплохая маскировка.
    Магазинчик назывался «Бабушкины штучки». И его полноправной хозяйкой была Лин. Вначале Кристина была уверена, что подруга, использовав унаследованные от внезапно умершего дяди средства, открыла магазин по продаже белья, костюмов и вечерних платьев в стиле ретро, чтобы отдалиться от своей не в меру консервативной семьи. Но магазин продержался без малого десять лет и снискал расположение весьма респектабельных людей. Сюда приходили с целью отыскать какой-нибудь сногсшибательный наряд, чтобы с его помощью завоевать сердце будущего спутника или спутницы жизни.
    — Нет уж, никакой маскировки, — твердо ответила Кристи, и ей понравился собственный уверенный тон. — Никакого преследования, никаких шпионских штучек.
    — Но почему же? — удивилась Линда. — Ты же вправе знать истину!
    Кристина вспомнила, что еще утром была блаженно счастлива и оживленно строила планы по замужеству, а теперь подруга предлагает ей шпионить за своим возлюбленным.
    — Подумай хорошенько, — напирала Лин. — Помни, с моим планом ты сможешь быстро докопаться до истины.
    — Знаю, но…
    — Ну вот! На ловца и зверь бежит. — Лин откинулась на бархатную спинку сиденья.
    Кристине не нужно было оглядываться, чтобы понять, кто входит в ресторан, но она все-таки оглянулась и увидела, что метрдотель указывает Гленну на их столик.
    Сильное мускулистое тело Гленна было облачено в дорогой темно-синий костюм. Его красивое породистое лицо и уверенная походка немедленно привлекли любопытные взгляды.
    — Будь сильной, — шепнула Лин. — Я здесь, с тобой.
    — Добрый день, детка.
    Кристина скрепя сердце подставила ему щеку для поцелуя. Губы Гленна коснулись ее кожи всего на долю секунды.
    — Я скучал по тебе, — тихо проговорил Гленн.
    Как всегда, изумление от его прикосновения и голоса грохотом отдалось у нее в животе, колени задрожали, и она была рада, что сидит, так как наверняка не смогла бы сохранить равновесие. Гленн приподнял ее подбородок большим пальцем, и его взгляд встретился с глазами Кристины.
    — Ты выглядишь уставшей, дорогая. Плохо спала в мое отсутствие?
    — Со мной все хорошо, — тихо ответила она.
    Но он продолжал сверлить ее взглядом, словно раздумывая, принимать такой ответ или нет. Видимо, решив не упорствовать, он перенес взгляд на подругу Кристины.
    — Привет, Лин. Рад видеть, что ты сумела убедить Кристи выбраться на обед в город.
    Он так невозмутим, подумала Кристина, наблюдая за тем, как Гленн расстегнул пиджак, проскользнул к ним в кабинку и сел рядом. Неужели он настолько хладнокровен, чтобы лгать ей? Она завертела в руках салфеткой и подвинула тарелку с крабовым салатом ближе к Гленну.
    — Ты голоден, дорогой?
    Гленн посмотрел на тарелку, потом на нее.
    — Нет, но, вижу, ты тоже едва притронулась к еде.
    — Ешь, пожалуйста.
    — Отлично. Мы поделимся с тобой. — С этими словами Гленн развернул салфетку и бросил себе на колени, потом уколол вилкой кусочек краба и поднес к губам Кристины.
    Зная, что спорить с ним бесполезно, Кристина послушно раскрыла рот. Их бедра соприкоснулись, что напомнило ей о сладостных объятиях, ласковых нашептываниях и других эротических моментах их свиданий. Она проглотила кусочек краба, даже не ощутив его вкуса.
    — Как дела, Лин?
    — Полно работы, особенно сейчас. Все готовятся к лету и словно с цепи сорвались.
    — А у нас в «Пан-Американ» наблюдается спад. Сказывается конкуренция других авиакомпаний. Такова печальная статистика последнего времени.
    Лин покачала головой.
    — Сейчас мои клиенты весьма настроены на покупки, — заметила она. — Кстати, с одним из них я встречалась вчера вечером. Здесь, на Бил-стрит.
    Кристина могла поклясться, что Гленн слегка вздрогнул. Она затаила дыхание в ожидании его реакции на слова Лин.
    В этот момент официант принес им кофе, и Кристина отпила немного, опять не ощутив никакого вкуса.
    Под столом Лин незаметно толкнула Кристину ногой.
    — Как в Детройте? — с усилием спросила Кристина.
    Гленн улыбнулся, обнажив ровные белые зубы.
    — Дьявольский холод для этого времени года. Похоже, они там напрочь забыли, что на дворе уже май.
    — Твой самолет не задержался? — как бы невзначай спросила Лин с напряженной улыбкой на лице, в то время как сердце Кристины готово было выскочить из груди. — Ты ведь вылетел сегодня утром?
    — Да. Слава Богу, взлет и посадка прошли довольно гладко. Я ведь торопился к своей Кристине…
    Итак, подозрения Лин подтверждаются, с отвращением поняла Кристина. Нет, я все-таки имею право знать истину! Мне нужно выяснить, что происходит с моим возлюбленным.
    Гленн наклонился к ней.
    — К сожалению, нам придется изменить планы на сегодня, — тихо сказал он. — У меня непредвиденная деловая встреча.
    Снова ложь? Чем же он на самом деле занимается? И с кем?
    — Правда? — разочарованно спросила Кристина. — Но ты ведь только что вернулся. А мне так хотелось пойти в этот новый ресторан вместе с тобой. Его владелец — один из наших клиентов, это его первая попытка начать серьезный бизнес. Ему нужна поддержка.
    — Я знаю, — озабоченно кивнул Гленн и, подвинувшись еще ближе, почти вплотную прижал Кристину к спинке сиденья.
    Вся во власти до боли знакомого пряного аромата, Кристина едва совладала с собой, чтобы не обнять Гленна. Он все-таки сводит ее с ума.
    — На следующей неделе я обязательно подстроюсь под тебя, обещаю, — сказал Гленн. — Сегодняшнюю встречу никак нельзя ни отменить, ни перенести. Я никуда не уеду, буду здесь, в городе, надо только заехать в один отель.
    — Гм. — Кристина взглянула на Лин, но та пила кофе, демонстрируя абсолютное равнодушие к разговору. — Что же это за отель?
    — «Мариотт».
    — Отличный выбор. Оттуда открывается потрясающий вид на реку и…
    — Неужели ты собираешься сделать мне сюрприз и явиться в мой номер… — Гленн сделал паузу, и на лице его заиграла дьявольская ухмылка.
    Ошарашенная таким выводом, Кристина вскинула голову.
    Гленн наклонился к ней, поцеловал в губы, и по ее жилам стало медленно растекаться тепло.
    — Если бы это случилось, то ты наверняка шокировала бы менеджера нашего отдела, с которым у меня назначена встреча.
    Кристина отчаянно боролась с его магнетизмом — его мужской аромат, его теплое дыхание сводили с ума. Странно, но она не могла припомнить, чтобы раньше Гленну назначали деловые встречи в отелях. Но как ловко он вывернулся, чтобы удержать ее от нежелательного визита в отель! До сегодняшнего дня ей и в голову не могло прийти проявлять интерес и тем более проверять, с кем Гленн встречается на своих бесчисленных деловых свиданиях. Но он солгал ей. Ей требуется время, чтобы понять, что делать дальше.
    — Можем сегодня хорошо развлечься. Не так ли, Кристи?
    Бодрый голос Лин оторвал Кристину от печальных мыслей.
    — Я рад, что подруга составит тебе компанию. — Серебристые глаза Гленна сверкнули весельем.
    — О да! — отозвалась Лин. — Мы любим побродить по злачным местам на Бил-стрит.
    Кристина с напряжением изучала лицо Гленна, пытаясь разглядеть на нем хоть малейший отпечаток неискренности, лукавства или откровенной лжи. Но она ощутила лишь тепло и чувство сексуального голода, предметом которого является она сама. Гленн обладает особым даром. Он умеет заставить ее почувствовать, что на свете для него не существует никаких женщин, кроме нее. Может, у нее просто развилась склонность к преувеличению? И это заставило ее поверить в то, что она все-таки влюблена? Но как можно любить человека, которого по-настоящему не знаешь?
    Она с усилием изобразила на лице улыбку.
    — Мне нужно идти. — Гленн обвил рукой шею Кристины, притянув ее к себе. — Не забывай обо мне.
    Он легко коснулся ее щеки губами, после чего выскользнул из кабинки. Кристина прикусила нижнюю губу. Ей хотелось, с одной стороны, чтобы Гленн страстно обнял ее своими сильными руками, а с другой — задушить его.
    — Итак, — произнесла Лин, подняв на нее лукавый взгляд. — Встретимся у моего магазина в половине пятого?
    — Определенно.

    Гленн Маккейн зашел в бар просторного холла в отеле «Хилтон». Бросив торопливый взгляд на свой «Ролекс», он нашел свободное место возле стойки и заказал себе виски. Достав из внутреннего кармана зажигалку, он закурил и взял бокал с напитком, протянутый услужливым барменом.
    В его бизнесе, как он сам мог не раз убедиться, имидж играет первостепенную роль. Имидж и голова на плечах. Эти две составляющие суть залог успеха. И помогают выжить.
    Осторожно осматривая холл в поисках нужного ему человека, Гленн старательно отгонял мысли о Кристине. Но горечь от недавнего разговора с ней все-таки оставалась.
    Ему очень не хотелось лгать ей, и с каждым днем чувство отвращения к этой лжи все усиливается. Он понимал, что заигрался, зашел слишком далеко и теперь разрыв с любимой женщиной может стать лишь вопросом времени.
    Но пока что он не может раскрыть ей правду. Не только ради своей, но прежде всего ради ее безопасности. Нет, Кристина конечно же не будет в восторге от мысли, что все это время была влюблена в человека, с которым никогда не сможет связать свою жизнь. В полицейского. Не в патрульного копа, разумеется. А в тайного агента ФБР.
    Гленн хмуро улыбнулся. Нет, он все-таки рискует потерять ее. А это совершенно недопустимо.
    То, что он фактически сделал ей предложение, означает, что он лишился рассудка и переступил опасную черту. Жена и вообще семья сделают его уязвимым, лишат в нужный момент необходимой твердости и расчетливости. Но он отчаянно цеплялся за возможность такой жизни с Кристиной.
    Чуть ли не каждый день он думал о том, чтобы выйти в отставку. Каждый раз вынужден был расставаться со своей возлюбленной. Каждый раз лгал. Вот только закончит это дело и…
    Гленн отбросил мысли, сделал очередной глоток, и спиртное неприятно обожгло ему горло. Он ненавидел виски, но требования имиджа нужно соблюдать. Надо сосредоточиться и не допустить ни одной ошибки. Сегодня. В эту самую минуту. Ничего, скоро он сумеет Кристине все толком объяснить.
    Наконец ему удалось обнаружить цель своего визита. Парень — почти мальчишка, на вид не более двадцати трех лет — великолепно разбирается в технике. Выпускник престижнейшего Массачусетского технологического института. Состоятельные родители, отличное воспитание. Он мог бы многого добиться в этой жизни — сделать блестящую карьеру, зарабатывать деньги, которые ему, Гленну, даже не снились. Он мог бы обзавестись со временем красивым особняком в зеленой пригородной зоне и наслаждаться бы жизнью… Но вместо этого Эрик Райт решил применить свой недюжинный талант для подделки государственной валюты.
    Гленн покачал головой и указательным пальцем поманил к себе молодого человека.
    Эрик Райт, пугливо озираясь, подошел к стойке и присел рядом с Гленном.
    — Мистер Омеро? — дрожащим голосом спросил он.
    Гленн кивнул в сторону бара.
    — Выпьешь чего-нибудь?
    — Ух! — Райт покосился на бокал Гленна. — Да, с удовольствием. То же, что и вы.
    Усмехнувшись про себя, Гленн сделал заказ. Впрочем, стоит ли пытаться выведать нужную информацию, угощая гостя легким пивом?
    Учитывая его загар — результат недавней командировки в Колумбию, — можно без труда сойти за американца итальянского или испанского происхождения.
    — Я принес образцы, — шепнул Райт, протянув руку к застежке кейса, который держал в руках.
    — Не здесь! — сквозь зубы раздраженно процедил Гленн.
    Эрик испуганно положил кейс на колени.
    Хотя Гленну не терпелось поскорее заполучить матрицы для печати фальшивок и образцы банкнот, чтобы потом надеть на парня наручники, он знал, что этот парень всего лишь звено в преступной цепи. Райт никогда сам не организовал бы такой сделки. Нужно добраться до его хозяина — Алессандро Донелли. ФБР идет по его следам уже без малого десять лет.
    Бармен поставил на стойку напиток, и Райт второпях сделал большой глоток. Но тут же стал задыхаться и кашлять. Лишь через минуту он смог попросить воды.
    Гленн заказал воду и еще одну порцию виски для себя. Сегодня ему предстоит нелегкий и очень долгий вечер.

2

    Отстегнув ремень безопасности и повернув зеркальце к себе, Кристина критически осмотрела свой маскировочный наряд. Она понимала, что подругу такие приключения с переодеванием увлекают больше всего в жизни.
    Даже родной отец не узнал бы ее в таком виде. Черный парик с завитушками полностью закрыл ее темно-рыжие волосы. На веки она наложила дымчатые тени, а глаза, которые благодаря цветным контактным линзам изменили цвет с карего на зеленый, обвела черным карандашом. Дубильный крем и бронзовая пудра сделали кожу золотисто-смуглой. От ярко-красной помады ее губы сделались слегка припухлыми, что придало им большую чувственность, а плотно облегающий брючный костюм сделал ее формы — усиленные подушечками в бюстгальтере — слишком заметными и чересчур сексуальными. Она чувствовала себя немного не в своей тарелке.
    — Думаю, нам стоило пойти другим путем и надеть униформу обслуживающего персонала, — сказала она Лин.
    — Я ни за что не надену на ноги эту ужасную ортопедическую обувь, — отрезала подруга.
    — Но наш нынешний прикид слишком… откровенен.
    — Может быть, нам повезет, — усмехнулась Лин. — Успокойся. В гостиницах полным-полно туристов. Мы запросто смешаемся с толпой.
    — У меня из головы не выходит, что Гленн может мне лгать, — пробормотала Кристина.
    Проведя большую часть послеобеденного времени в подготовке к этой авантюре, они приехали к отелю «Мариотт» и теперь внимательно осматривали парковку, надеясь отыскать автомобиль Гленна. С бьющимся сердцем и усиливающейся головной болью они стали объезжать другие парковки, расположенные на территории гостиничного комплекса. И наконец обнаружили его. У здания «Хилтона».
    — Наверное, у Гленна здесь назначена встреча, а сам он остановился в «Мариотте», — предположила Кристина.
    — Не убедительно, — закатила глаза Лин. — Зачем он тогда переставил машину? Ведь отели расположены практически напротив друг друга, их разделяет лишь улица.
    — Я просто пытаюсь найти ошибку в своих предчувствиях. Мне не хочется верить, что он… Нет, я должна все увидеть сама.
    — Верно! — подмигнула Лин.
    Мысль о Гленне в обществе стройной блондинки стрелой пронеслась в голове Кристины. Она представила, как он прижимается к ней, целует в шею — О Боже, он так искусен в этом деле! — и что-то похотливо шепчет ей на ухо, а та отводит назад голову и смеется.
    — Эй! Ну-ка прекрати фантазировать! — воскликнула Лин, словно читая ее мысли. Она отошла от машины, поправила юбку, и золотые браслеты на ее руках весело зазвенели. — Ладно, красотка, шагай за мной.
    Кристина, вспомнив что-то, остановилась.
    — Подожди, Лин. Нам же нужно придумать себе имена.
    — Точно! — Лин хлопнула в ладоши. — Итак… пусть меня будут звать Изабель.
    — Похоже на имя какой-нибудь стриптизерши.
    — Но мне нравится! — фыркнула Лин.
    — А как насчет меня? — спросила Кристина.
    Лин смерила ее долгим оценивающим взглядом.
    — Тебе подойдет какое-нибудь экзотическое имя со средиземноморским акцентом. Например, Мелисса Эрнандес? Каково?
    — Отлично.
    Прежде чем направиться к лифту, они прошмыгнули через автостоянку. Кристина чувствовала, что ее сердце стучит, словно грузовой поезд по рельсам. Что, если она увидит Гленна? Что, если обнаружит его в баре рядом с другой женщиной? Ударится в слезы и убежит? Даст пощечину?
    Может, у него есть вполне логическое объяснение для того, чтобы говорить ей неправду. Может, он просто перепутал гостиницы. Хотя не очень-то в это верится.
    Путь от парковки до холла, казалось, занял целую вечность, но наконец-то они добрались до вращающейся стеклянной двери. Войдя в помещение, Лин так быстро заработала бедрами, что один из проходящих мимо посыльных зазевался на нее и, споткнувшись, упал на свою тележку.
    Кристина, прыснув, толкнула подругу в бок.
    — Ты когда-нибудь остановишься? Нельзя, чтобы на нас обращали внимание.
    — Да, нам лучше смешаться с толпой.
    — Мне кажется, мы делаем большую ошибку, — сказала Кристина, и на душе у нее стало тревожно.
    Лин подвела ее к стойке с телефонами.
    — Если сегодня я тебя разочарую, завтра ты будешь меня ненавидеть, — сказала" она и, взяв трубку, вручила ее Кристине. — Кроме того, это ведь так захватывает.
    — Куда мне звонить? — растерянно спросила Кристи.
    — Попроси оператора соединить тебя с номером Гленна.
    — Чем я могу вам помочь? — услышала Кристина в трубке вежливый голос.
    — Номер Гленна Маккейна, пожалуйста.
    — Понял Вас, мисс… простите, но карточки с таким именем у нас не значится.
    — Спасибо, — буркнула Кристина и повесила трубку.
    Лин улыбнулась и бегло осмотрела холл. Здесь царило шумное веселье и не было ни одного свободного места. Когда они с Кристиной в безуспешных поисках дошли до барной стойки, двое молодых людей галантно уступили им свои кресла. Пристроившись рядом, они угостили их напитками; Лин достался коктейль с мартини, а Кристи — бокал сухого красного вина. Пока Лин вела оживленную болтовню, Кристина напряженно искала глазами Гленна.
    В голове проносились безумные объяснения, которыми она пыталась себя утешить. Например, парковка у «Мариотта» была заполнена до отказа и поэтому Гленн вынужден был поставить машину здесь. Или в последнюю минуту коллега перенес место встречи из «Мариотта» именно сюда. Или Гленн все-таки встретился с клиентом здесь, а лишь потом отправился в «Мариотт». Но насколько ей хотелось верить в эти отговорки, настолько здравый смысл заставлял усомниться, а воображение рисовало куда более мрачный сценарий. Разве последнее время Гленн не выглядел каким-то сдержанным и холодным? Отрешенным? А когда он уезжал в Нью-Йорк две недели назад, то был ли там на самом деле? А ездил ли он вообще в Детройт, раз вернулся оттуда так рано?
    Хотя Кристина никак не могла назвать его бесчестным человеком, она всегда ощущала в нем какую-то темную, внушающую опасение сторону.
    Не обнаружив за полчаса никаких признаков Гленна и уже поддавшись панике, она легонько подтолкнула локтем подругу.
    — Пойдем.
    — Ах да, — встрепенулась Лин. — Что ж, пора отчаливать, парни, — пробормотала она, соскальзывая с табурета. — Даст Бог, увидимся где-нибудь в центре.
    — Идем же, Изабель, — торопила Кристина свою подругу.
    Глаза Лин на секунду сузились, после чего она направилась прочь от барной стойки к выходу.
    У коридорного они узнали, что на десятом этаже имеется тихий бар с пианино, и сразу же устремились к лифту.
    — Я могла бы работать в секретном ведомстве, — мечтательно проговорила Лин, рассматривая свое лицо в зеркальце открытой пудреницы.
    — Надо было идти в ФБР, — грустно посоветовала Кристина, следя за меняющимися цифрами этажей.
    Двери распахнулись, и Лин с Кристиной выскочили наружу. Стойка администратора располагалась у самого входа в бар.
    Лин подошла к администратору и сказала, что они с подругой хотели бы выбрать место где-нибудь подальше от центра зала. Он проводил их через все помещение к небольшому столику рядом с огромным, от пола до потолка, окном, откуда открывался великолепный вид на Миссисипи. Но Кристине сейчас было не до красот природы.
    Официант в белой накрахмаленной рубашке с бабочкой и черном атласном жилете принял от них заказ — диетическую колу для Кристины и мартини — для Лин. Повертев в руках меню напитков, Кристина тайком осмотрела зал. Лишь когда улыбающийся молодой официант поставил перед ней бокал с холодной колой и она перехватила его взгляд, в котором читалось откровенное мужское восхищение, Кристина вспомнила о своем маскировочном наряде. Ведь она теперь Мелисса Эрнандес — экзотическая испанская красавица. Этот образ был так далек от ее истинной сути тихой и спокойной девушки, что она даже хихикнула.
    Официант удалился, и Кристина внимательно осмотрела помещение. Посетители, облаченные в вечерние платья и костюмы, тихо разговаривали под негромкие звуки фортепиано.
    — Вряд ли мы встретим его, — вдруг заключила Лин, вытянув шею и быстро осмотревшись.
    — Я тоже склоняюсь к этому выводу, — кивнула Кристи.
    Вдруг один из мужчин на противоположном конце помещения повернулся и поднес к губам бокал с янтарным напитком. На его запястье что-то сверкнуло. Под темным пиджаком различались широкие плечи. Движения были плавными и уверенными. Он что-то сказал и кивнул молодому спутнику, сидевшему с ним за одним столиком.
    Гленн!
    Сердце Кристины отчаянно забилось, а во рту стало сухо.
    — Он здесь, — шепнула Кристина подруге.
    — Где? — вскинула голову Лин.
    — Слева от барной стойки, за столиком.
    — Но он выглядит как-то слишком молодо…
    — Да не этот, а тот, что рядом с ним!
    — У него же…
    — Волосы завязаны в хвост, я знаю.
    — Но у него во рту сигарета. Он курит, Кристи!
    Кристина это тоже заметила. Все ее тело разом онемело.
    — А я, признаться, ожидала увидеть рядом с Гленном стройную блондинку, — с некоторым разочарованием протянула Лин.
    Кристина наблюдала, как Гленн барабанит пальцами по столу. Он почему-то нахмурился и покачал головой. Та изысканная гладкость и лоск, которые она привыкла наблюдать ежедневно и ассоциировать с Гленном, теперь сменились темной и тревожной шероховатостью. Как будто обаятельный мужчина, которого она хорошо знала, с которым жила, куда-то исчез, а его место занял этот внушающий опасение незнакомец.
    Значит, не женщина, а мужчина, но при этом они встречаются тайком? Первоначальное мгновенное облегчение сменилось смятением, беспокойством и гневом. Что, черт побери, здесь происходит?!

3

    Гленн тем временем пристально разглядывал потенциального фальшивомонетчика.
    — Так где же он, Райт? — лениво спросил он.
    Райт глотнул, и его кадык задрожал.
    — Сказал, что будет здесь, — ответил он, торопливо оглядываясь. — Но мне показалось, что он не был слишком доволен.
    Гленн сдержал готовое сорваться с языка ядовитое замечание. Ему нужно беречь нервы и быть во всеоружии при встрече с Донелли. В этот тихий бар они перешли после того, как Райт позвонил своему боссу и тот сказал, что явится именно сюда.
    В ожидании появления Донелли Гленн повернулся, но в очередной раз увидел лишь таких же, как он, посетителей, лениво потягивающих виски или вино.
    А потом он заметил ее. За угловым столиком сидела экзотическая брюнетка с пышным бюстом и длинными вьющимися волосами. Сначала он подумал, что это проститутка. Но, наблюдая, как она поднимает бокала к своим полным накрашенным губам, он увидел в ее движениях изящество, не присущее «ночным бабочкам».
    Наверное, какая-нибудь богатая иностранка, которая зашла сюда немного развлечься, решил он. Хотя что-то в поведении этой женщины и ее подруги показалось ему знакомым. Темноволосая красавица взглянула на него, потом отвернулась, и Гленн был этому рад. Он не мог позволить себе привлекать внимание к собственной персоне.
    Гленн облегченно вздохнул, заметив краем глаза, что обе женщины встали, чтобы удалиться. Они положили деньги на столик, но после некоторого совещания блондинка направилась к выходу, а экзотическая красавица… прямиком к нему!
    — Дьявол, — пробормотал Гленн, отпив из бокала и тупо глядя на приближающуюся женщину.
    Шесть долгих месяцев он работал над этим делом, а сейчас его готова погубить какая-то смазливая искательница приключений.
    Сначала он уловил аромат ее духов. Пикантный и загадочный, он взволновал его сильнее, чем он рассчитывал.
    — Гленн? — вдруг произнесла незнакомка, подойдя поближе.
    Шокированный Гленн непроизвольно вздрогнул и пристально посмотрел на нее. Глаза брюнетки излучали изумрудный блеск, а облегающий костюм подчеркивал соблазнительные формы тела. Он нигде раньше не встречал ее, но все-таки что-то в этой женщине показалось ему знакомым. Может быть, абрис лица? Или его выражение? Ее губы задрожали, выдавая раздражение.
    — Что ты здесь делаешь?
    Затылок продолжал ныть, но Гленн все-таки вспомнил о своей роли. Он улыбнулся.
    — Выпей со мной, красотка. Садись.
    Райт заерзал. Гленн знал, что творится у этого парня на душе. Его боссу это не понравится. Именно это он хотел сказать.
    — Райт, тебя разве не учили хорошим манерам? — повысил голос Гленн. — Уступи место даме!
    Райт торопливо пересел на другой стул, а незнакомка заняла его место.
    — Что пьем? — спросил Гленн.
    — А что у тебя? — кивнула женщина на его бокал.
    — Виски.
    Ее взгляд встретился с взглядом Гленна.
    — Мне тоже подойдет, — вдруг загадочно улыбнулась она.
    Снова виски? Что творится с людьми сегодня вечером? На этот вопрос Гленн не знал ответа. Он сделал заказ, не спуская с нее глаз. Что-то здесь не то. Он вдруг начал опасаться, что выдал себя. Вдруг его прощупывает Донелли через одну из своих помощниц? Гленн извлек из внутреннего кармана пачку сигарет и предложил ей.
    — Нет уж, спасибо, — с пренебрежением отказалась она.
    Он закурил и, наклонившись к ней, тихо, чтобы только она одна могла расслышать, спросил:
    — Итак, а теперь не скажете ли вы мне, леди, откуда вы меня знаете?
    В ее глазах сверкнула злость.
    — Как же быстро ты забыл о нашей последней ночи. Секс получился что надо, хотя было заметно, что даже там ты куда-то торопился! — почти прорычала она ему на ухо.
    На этот раз ее голос изменился — стал другим, не таким хриплым, как до этого. И он тут же узнал его. Он знал его давно и очень хорошо.
    На некоторое время Гленн онемел. Откинувшись на спинку стула, он пристально разглядывал свою невесту.
    — Не может быть, — наконец едва слышно пробормотал он.
    — Еще как может, — многозначительно ответила она, опустив глаза и выпятив грудь.
    Гленн проследил за ее взглядом — между восхитительных выпуклостей, которые он так любил ласкать и целовать, красовался кулон с сапфиром, подаренный им на день рождения. Его взгляд молнией метнулся к ее лицу.
    — Кристи…
    Но Кристина успела приставить палец к его губам.
    — Здравствуйте, мистер Омеро.
    Гленн обернулся. Позади Райта стоял высокий, стройный мужчина с серебристыми волосами; он выглядел скорее как управляющий какого-нибудь банка, а не гангстер, но Гленн легко узнал в нем руководителя преступной группы.
    Несколько бесцеремонно спихнув Кристину со стула, Гленн жестом пригласил незнакомца присесть.
    — Мистер?..
    — Донелли, — после некоторой паузы мягко ответил тот и сел, смерив холодным взглядом Кристину.
    — Что будете пить? — Гленн с трудом смог придать голосу спокойствие.
    — Шотландское виски. Без содовой, — ответил Донелли и кивнул в сторону недоумевающей Кристины. — Признаться, не знал, что у нас назначено двойное свидание. Хотя не похоже, чтобы Райт ухаживал за дамой.
    Гленн натянуто улыбнулся.
    — Верно, ведь эта дама моя, — сказал он. — И к тому же она очень дорого стоит.
    Гангстер хмыкнул, а Кристина едва сдержала ярость. Гленн незаметно дернул ее за руку, и она, осекшись, опустилась на стоящий рядом свободный стул. В ее глазах, обычно спокойных, теперь горел зеленоватый огонь.
    Чувство вины и страх за нее лишь усилили его решимость. Одной рукой он нежно прикоснулся к подбородку Кристины, а второй вытащил из кармана пиджака ключ.
    — Отправляйся в мой номер, детка, — мягко, но настойчиво проговорил он. — Немного позже я присоединюсь к тебе. — Прильнув на несколько секунд губами к ее щеке, он едва слышно прошептал: — Пожалуйста. Я потом все объясню. Уходи.
    Но тут Донелли хлопнул его по плечу.
    — Пусть остается с нами, — надменно проговорил он. — Красивая женщина всегда желанное дополнение к мужской компании. — И он отвесил Кристине галантный поклон.
    Гленн недовольно покосился на него.
    — Не любите делиться, Омеро? — прищурился Донелли и залпом осушил свой бокал. Когда он посмотрел на Кристину, глаза его заблестели. — Я старше вас и мог бы кое-чему научить.
    Собрав в кулак все свое самообладание, Гленн неотступно смотрел на него, взвешивая возможные последствия вторжения Кристины в секретный и до сих пор недоступный мир его работы.
    — Она может доставить нам неприятности. Мы ведь с ней договорились, что она останется в номере.
    — А я, знаете ли, обожаю неприятности, — издевательски произнес Донелли.
    Гленн недоуменно поднял бровь, как будто переваривая его слова. Кристина подняла руку — ему показалось, чтобы ударить его, — и он на всякий случай перехватил ее и поцеловал у запястья.
    — Ладно, пусть остается, раз вы настаиваете. Она у меня замечательная девушка.
    Кристина попыталась убрать руку, но хватка Гленна была крепкой.
    Донелли откинул голову и хрипло рассмеялся.
    — Похоже, мы сработаемся с вами, Фернандо.
    Гленн мог поздравить себя с тем, что прошел первый тест.
    Донелли заказал себе еще одну порцию виски, а Гленн тем временем незаметно провел рукой по волосам Кристины, нащупав у затылка край парика. Он не мог не восхищаться ее сообразительностью. Хватило же у нее мозгов так загримироваться и отыскать его! Он понял, что во время обеда у нее, видимо, родились какие-то подозрения на его счет, но никогда бы не подумал, что она решится на такой поступок. Вспомнив о ее подруге, Гленн сразу понял, что виновником этой затеи могла быть только Лин. Но, надо признать, они отлично загримировались. Одурачили его, ветерана секретной службы. Кристине удалось не только изменить свою внешность, но даже поведение. От этой мысли Гленну сделалось не по себе.
    Сидящая сейчас рядом с ним отчаянная темноволосая красавица так разительно отличалась от его милой, элегантной невесты, что Гленн ощутил небывалое возбуждение.
    Он обнял Кристину одной рукой. Надо будет увезти ее отсюда. Куда-нибудь в безопасное место. Прочь от той грязи, с которой приходится иметь дело ему.
    — Не волнуйся, детка. Ты же знаешь, я просто хотел пошутить, — попытался Гленн успокоить ее и чмокнул ее в губы.
    Но ее рот остался холодным, а нижняя губа вздрагивала.
    О дьявол! — подумал Гленн, когда увидел, что глаза Кристины наполнились слезами.
    — Держись, — прошептал он. — Просто играй дальше, Кристи. Ты сможешь. Пожалуйста. Мы здесь в большой опасности.
    Кристина шмыгнула носом и едва заметно кивнула. Черт бы его побрал! Ему не следовало вовлекать любимую женщину в эту рискованную игру.
    — Как насчет шампанского, детка? — спросил Гленн, и, не дожидаясь ответа, забарабанил пальцами по столику, подозвав официанта.
    — Принесите бутылку шампанского, — приказал Донелли официанту. — Райту оно тоже нравится. — И он легонько подтолкнул своего напарника. — Правильно, юноша?
    Райт ухватился за край столика, как будто боялся упасть со стула. Было видно, что он основательно захмелел от порции виски.
    Официант откупорил бутылку и разлил в два бокала.
    — Для меня это слишком сладко, — поморщился Донелли.
    — Я предпочитаю «Джонни Уокер», — сказал Гленн.
    — Уважаю, — одобрительно кивнул Донелли и откашлялся. — Предлагаю тост. — Все подняли бокалы и посмотрели на него. — За наш успех!
    Гленн заметил, что Кристина сразу осушила полбокала. А она ведь вообще пьет очень редко. Потом она допила остаток и протянула руку с пустым бокалом. Официант вновь наполнил его, и Гленн приоткрыл рот от удивления.
    Но тут вмешался Донелли.
    — Райт, поди-ка присядь вместе с дамой, — сказал он. — Омеро, вы ведь нам так и не представили свою спутницу.
    — Ее зовут…
    — Мелисса, — опередила его Кристина.
    — Очарован вами, — произнес Донелли и поцеловал ее руку у запястья.
    Слезы в глазах Кристины сменились мечтательным взглядом.
    — Вы восхитительны, — почти шепотом проговорил Донелли, отпустив ее руку. — Райт, займи-ка даму разговором, пока мы с Гленном кое-что обсудим.
    Райт подскочил как ошпаренный и подвинул свой стул поближе к Кристине.
    Гленн понятия не имел, о чем такая женщина, как Кристина, сможет говорить с выпускником Массачусетского технологического института — человеком, который специализируется на взламывании электронных сейфов и занимается изготовлением фальшивых матриц для печатания поддельных денежных купюр. Он услышал, что Райт не растерялся и сделал его невесте комплимент по поводу ее сногсшибательного наряда. Подделка валюты и мода довольно интересное сочетание, подумал Гленн.
    — Почему бы нам не встретиться позже и не обсудить все за ужином? — предложил он Донелли. Возможно, эта просьба прозвучала слишком настойчиво и недвусмысленно, но присутствие Кристины заставляло напрягаться каждый его мускул. Нельзя позволить этим людям даже прикоснуться к ней.
    — Чтобы заодно и отметить нашу сделку? — произнес Донелли, постучав пальцем по пустому бокалу. Он вдруг сразу показался Гленну именно тем проницательным и безжалостным гангстером, каким он всегда его представлял. — Если, конечно, она состоится.
    — Конечно, — ответил Гленн. Он был уверен, что сделка с Донелли лишь вопрос времени, поскольку, как ему показалось, он успешно прошел начальную проверку. Надо только увести отсюда Кристину. — Но Мелисса не слишком любит вечеринки и шумные компании. Я отведу ее в номер.
    Донелли наклонился и подал знак Райту. Гленн обернулся и увидел, что тот послушно наполняет бокал его невесты.
    — А мне кажется, что ей хорошо с нами, — холодно заметил Донелли.
    — Мистер Донелли не любит, когда его разочаровывают, — важно заявил Райт.
    Донелли надменно улыбнулся.
    — Вот именно. Скажи мистеру Омеро, что происходит с теми, кто меня разочаровывает.
    Райт судорожно глотнул и нервно огляделся.
    — Они умирают, — проговорил он вполголоса.
    Кристина выронила из рук бокал, который Райт успел ловко подхватить. Она уставилась на Гленна, и ее глаза расширились от ужаса. А Донелли непринужденно рассмеялся.
    — Что ж, в таком случае Мелисса с удовольствием присоединится к нам на ужине, — с трудом заставил себя выговорить Гленн, хотя у него не было ни малейшего намерения втягивать Кристину в детали сделки с Алессандро Донелли.
    После этого Донелли заговорил о проценте, который желал бы получить, если позволит Гленну «вложить деньги» в обсуждаемую сделку. Гленн незаметно включил крохотный диктофон, когда вытаскивал из кармана пачку сигарет. Хотя услышать слишком много информации от Донелли он особенно не рассчитывал. Гангстер был весьма осторожен и использовал в своей речи самые обычные, безобидные выражения, никогда не произнося таких слов, как «деньги» или «матрицы». Задачей расследования Гленна было выяснить место, где будет происходить печатание фальшивых купюр, и проследить за Донелли, чтобы потом можно было получить законный ордер на обыск его логова и на арест всех членов банды.
    Кристина, которой Райт что-то рассказывал, вдруг откинула голову и хихикнула. Гленн украдкой взглянул на Донелли, следя за его реакцией, но лицо гангстера было непроницаемо. Ожидание слишком затянулось и становилось невыносимым.
    — Когда начнем? — спросил он Донелли.
    — Скоро, — уклончиво ответил тот. — В настоящее время я проворачиваю несколько важных дел…
    Азартные игры? Наркотики? Проституция?
    — Понимаю вас, — лениво произнес он вслух.
    — Знаете, я очень привередлив, когда речь идет о бизнесе.
    — Конечно, — ответил Гленн, встретив недобрый взгляд Донелли.
    — О вас мне кое-что известно, — продолжал Донелли. — И я склоняюсь к тому, чтобы заключить эту сделку. Только не вздумайте надуть меня. — Он немного помолчал. — Как справедливо заметил Райт, я могу быть… очень неуживчивым. И кое-кому ужиться со мной так и не удалось. В буквальном смысле…
    Почувствовав в его словах плохо скрытую угрозу, Гленн стиснул бокал. Голова раскалывалась, но не от алкоголя. Большую часть спиртного он подливал Райту.
    — Мы отлично подойдем друг другу, — проговорил Гленн, опустошив бокал.
    Донелли поднялся.
    — Вы с дамой можете пока пойти освежиться, — почти скомандовал он. — Через час я жду вас в холле.
    Гленн вытащил сигарету: в этот момент его нервы действительно требовалось успокоить.
    — Хорошо, — ответил он.
    — Отметим встречу, — сказал Донелли, похлопав его по плечу. — Я знаю один отличный итальянский ресторан. Поедем туда на моем лимузине. — Он широко улыбнулся Кристине. — Увидимся за обедом, Мелисса.
    Гленн, замерев от неожиданности, наблюдал, как расширились ее черные зрачки, после чего она, подняв руку, потрепала Донелли по щеке.
    — Конечно, дорогой, — томно проговорила она и, взяв другой рукой бокал, допила шампанское.
    Гленн судорожно глотал воздух и проклинал все на свете. Она зашла слишком далеко. Как она посмела?!
    Но Донелли этот жест понравился. Улыбнувшись, он поцеловал ее руку. Гленн заметил, что взгляд гангстера задержался на Кристине дольше обычного.
    — Через час, — повторил он и бросил: — Райт, идем со мной.
    С невольно стиснутыми кулаками Гленн провожал их взглядом, а потом повернулся к Кристине.
    — Пойдем.
    Она поставила бокал на стол и легко вскочила со стула.
    — Конечно, Гленн, — сказала она и прищурилась. — Вот так вечерок сегодня выдался!
    Она была не настолько пьяна, чтобы не окрасить свои слова изрядной порцией сарказма. Восхищаясь ее находчивостью, Гленн бросил на столик несколько десятидолларовых банкнот. Вообще-то удивительно, как ему пока удалось сохранить отношения с единственной настоящей женщиной в его жизни.
    Одолеваемая смутным страхом и неистовой яростью, Кристина стояла за спиной у Гленна, пока тот отпирал дверь номера. Кивнув Кристине, он пропустил ее первой.
    Она окинула быстрым взглядом элегантную гостиную и, отметив, что здесь нет кровати, поняла: Гленн снял в «Мариотте» двухкомнатный номер. Шикарные апартаменты для двухдневного пребывания!
    Сдержав подступившие слезы, Кристина подошла к широкому окну, занимающему полстены в гостиной. Прислонившись к холодному стеклу, она посмотрела на мигающие внизу огни. Начавшийся вечер казался ей сном. Кошмарным сном. Слава Богу, у нее хватило ума — возможно, это было предчувствие — упросить подругу покинуть бар. Ей хотелось без свидетелей взглянуть Гленну в глаза.
    — Мне надо позвонить Лин. Она ждет внизу, в холле.
    Гленн положил руку ей на плечо.
    — Послушай, я…
    — Не прикасайся ко мне! — отдернула плечо Кристина.
    Гленн медленно убрал руку.
    — Хорошо, тогда я провожу тебя, — ответил Гленн. — Пожалуйста, забирай Линду и поскорее уходи отсюда.
    Только сначала ей нужно задать ему несколько вопросов. Как же она могла быть настолько слепой, чтобы не замечать, что с Гленном творится что-то неладное. Он наверняка ввязался в какую-то грязную игру и скрывал это от нее. А этот ужасный Донелли с колючим, пронизывающим до костей взглядом! Неужели это его коллега?! Опасения о неверности Гленна казались слишком безобидными по сравнению с той реальностью, которая сегодня открылась ей. И эта реальность могла оказаться намного хуже и опаснее.
    От выпитого спиртного она начала ощущать тошноту.
    — Кто ты такой, Гленн? — тихо спросила Кристина.
    Он тяжело вздохнул, и Кристина почувствовала, что он отошел от нее. Она повернулась. Гленн подошел к стеклянному столику в центре гостиной. Ее переполняли гнев и слепая ярость от ощущения, что ее нагло предали. Она с трудом могла сохранить спокойствие. Но нужно дать Гленну возможность оправдаться. Хотя особого смысла она в этом не видела.
    Гленн наконец пристально посмотрел на нее. Их взгляды встретились. Кристине хотелось вскрикнуть.
    — Что, черт побери, здесь происходит? — потребовала она.
    — Я не тот, за кого себя выдавал, — начал он. — Я спецагент отдела финансовых преступлений ФБР.
    Сердце Кристины подпрыгнуло.
    — Ты… тоже из полиции? — переспросила она.
    Гленн на время скрылся в спальне, а несколько секунд спустя вернулся оттуда с эмблемой в руках. На ней было выбито: «Глены У. Маккейн. ФБР».
    — А что означает буква «У» в обозначении твоего имени?
    — Уэлдон, — выдохнул Гленн. — Это имя моего отца, как ты, вероятно, догадываешься. — Он помолчал несколько секунд. — Понимаешь, мой отец одновременно и мой начальник.
    Раньше Гленн рассказывал, что его отец с матерью после ухода на пенсию поселились в тихом городке в Алабаме, став совладельцами гольф-клуба. Интересно, было ли хоть что-нибудь реальным в их совместной жизни? Гленн — полицейский. Федеральный коп, но это мало чего меняет. Кристина бессильно опустилась в кресло. Гленн присел на корточки рядом.
    — Вижу, как ты расстроена, дорогая. Я не узнаю тебя. Ты была весьма несдержанна.
    — Ты сам заслужил это, — ответила Кристина. — Не думаю, что смогу поверить тебе.
    Гленн вздрогнул.
    — Ты хочешь сказать, что у нас не будет все, как раньше?
    Она промолчала, с грустью осознавая, что изменилась за один-единственный день. Она пыталась переосмыслить то, что ей пришлось увидеть и узнать сегодня. Получается, что ее Гленн вовсе не торговый представитель авиакомпании. Он не заключал сделок по грузоперевозкам. Кристина мысленно представила себе, что идеальный мужчина, которого она знала и любила, который жил с ней и в котором она не могла усомниться ни на секунду, вдруг покинет ее, а его место займет, к примеру, тот неприятный незнакомец из бара. Донелли.
    А вдруг так и случится? У нее даже перехватило дыхание. Когда она поднялась, руки Гленна обвили ее талию, и все разом изменилось. Кристина вспомнила ночи, полные страсти и любви, ей стали чудиться ласковые слова, которые Гленн обычно нашептывал ей на ухо. Лишь одно умелое прикосновение его рук — и она сразу теряла рассудок. Волны наслаждения начинали накатывать на нее, принося с собой новые сладостные ощущения. При этой мысли у нее сладко сдавило живот, внизу стало тепло и это тепло растекалось по всему ее телу. Ей так хотелось вновь испытать это чувство.
    Но окружающий мир странным образом изменился, он перевернулся с ног на голову. И источником боли стал не кто иной, как Гленн. Как бы сильно ей ни хотелось оказаться в его объятиях, Кристина все-таки сумела сдержать себя.
    — Прости, что втянул тебя в эти неприятности, Кристи.
    — Ты называешь это неприятностями?
    Его руки начали поглаживать ей спину.
    — Ты же понимаешь, что я не мог раньше сказать тебе об этом!
    Кристина отступила на шаг.
    — Не понимаю, — сказала она. — Я могу понять, что ты не мог открыться мне в самом начале, но потом, когда мы… стали близки. Мы ведь собирались с тобой пожениться, Гленн!
    — Собирались? — переспросил он и замер.
    Кристина вдруг поняла, что их отношения она сама уже поместила в прошлое.
    — А кто такие Райт и этот мерзкий тип Донелли?
    — Я не могу тебе раскрыть…
    Она ткнула пальцем в его грудь.
    — Вот что, тебе лучше все мне рассказать, парень. Я не уйду отсюда, пока не узнаю, что происходит! Ведь поневоле я оказалась в самом центре событий.
    Гленн вздрогнул.
    — Я занимаюсь расследованием мошеннической деятельности, связанной с подделкой валюты. Алессандро Донелли — главарь бандитской группировки.
    — А Райт?
    — Эрик Райт — это, по сути, его мозг, — ответил Гленн.
    — Ты шутишь?! — с недоумением воскликнула Кристина.
    — Отнюдь. Это высококлассный инженер, который считает, что преступления принесут ему деньги.
    Кристина с отвращением покачала головой.
    Гленн подошел к барной стойке из черного мрамора и налил себе мартини.
    — Выпьешь чего-нибудь? — спросил он.
    — Нет, — ответила Кристина и потерла себе виски. — Хотя… Пожалуй, я не откажусь от кофе. — Опустившись на диван, она вздохнула. — А кто такой Фернандо Омеро?
    — Как тебе сказать? — Гленн развел руками. — На мой взгляд, не очень честный, но состоятельный бизнесмен, который хочет вложить в гангстерский проект большую сумму, чтобы потом извлечь прибыль, — ответил Гленн. Наполнив чайник водой, он подошел к Кристине и сел рядом.
    Кристина посмотрела на свои руки, пытаясь унять дрожь в пальцах, а потом подняла голову и встретила серьезный взгляд Гленна. Она много раз говорила ему, что крайне негативно относится к семьям, в которых один или несколько членов служат в полиции. Возможно, она также когда-то говорила, что никогда не свяжет свою жизнь с полицейским.
    Гленн растерянно вертел в руках бокал. В этот момент внимание Кристины снова привлек хвост на его голове. Если говорить начистоту — а ей в этот момент требовалась хотя бы частичка правды, — этот «конский хвост» очень ей понравился. Обнаружив в поведении жениха какую-то тайну, которая, вероятнее всего, определяет его истинный характер, Кристина почувствовала, что Гленн в каком-то смысле стал для нее еще более соблазнительным. Только она боялась себе в этом признаться и тем более произнести вслух.
    Обычно он носил традиционную короткую стрижку. Ей вдруг стало интересно, как Гленну удалось прикрепить «конский хвост» к своей голове. А еще безумно хотелось погрузить свои пальцы его шелковистые волосы, погладить их…
    Она даже машинально протянула руку.
    — Это не настоящие волосы.
    Кристина испуганно отдернула руку, смущенная тем, что Гленн перехватил ее пристальный взгляд. Она едва не коснулась его. Как все-таки мало она знает этого человека! А ведь он уже успел сделать ей предложение. Хотя после этого продолжал лгать. Выходит, в нем не было ничего настоящего. Даже волос.
    — Что? — переспросила она, как будто не получила ответа на свое любопытство.
    — Я имею в виду «конский хвост», — сказал Гленн. — Это просто кусок волос, вплетенный сзади. — Бокал он поставил на стол, а потом протянул руку и намотал на палец один из ее черных локонов. — У тебя тоже парик, не так ли?
    — Конечно, — кивнула Кристина. — Кроме того, у тебя коричневые контактные линзы, чтобы изменить цвет глаз.
    Он улыбнулся.
    — А у тебя зеленые. Уверен, это идея Лин… Наверное, ты заподозрила что-то неладное за обедом…
    Кристина на секунду сжала губы. Ясно, что Гленн давно обо всем догадался.
    — Она видела тебя на Бил-стрит вчера вечером. Думаю, в этом все дело.
    — Какая разница? — Он покачал головой. — Я договаривался о встрече с Райтом. — Протянув руку, он погладил Кристину по щеке, в его глазах читалась нежность. — Мне очень жаль.
    Подушечкой большого пальца Гленн погладил ее подбородок, и все ее тело пронизали искры возбуждения.
    — Смуглый макияж неплохо дополняет твой облик, — заметил Гленн, и в его взгляде мелькнуло желание. В этом Кристина не могла ошибиться. — Если бы я тебя не узнал…
    Что тогда? Ей хотелось спросить. Что бы он тогда с ней сделал? Наверное, уговорил бы подняться к нему в номер, где уже стояло наготове шампанское? Не стоит утруждаться предположениями о том, что произошло бы потом…
    Его взгляд скользнул по ее одежде, задержавшись на глубоком вырезе.
    — Я поначалу спутал тебя с иностранной туристкой. Здесь много европейцев, желающих приятно провести время. — Гленн сделал шаг навстречу, но она отпрянула от него. — Кристина, я вовсе не хотел… — Не собирался лгать тебе? Не хотел причинять тебе боль? Гленн понимал, что поступает нечестно по отношению к будущей жене, но все объяснения откладывал на неопределенное время. Боясь признаться себе, что момент истины все равно наступит, но произойдет это как всегда неожиданно.
    Монотонную тишину нарушил звук закипевшего чайника.
    — Пойду приготовлю кофе, — сказал Гленн.
    Он насыпал в турку несколько ложечек молотого кофе, залил кипятком и поставил на медленный огонь. Когда к краю подступила густая пена, он снял турку с электроплиты и осторожно разлил по чашкам. Насыпая в чашку Кристины песок, Гленн прокручивал в голове разные планы. Он понимал, что после встречи с Донелли она должна исчезнуть отсюда и больше никогда не попадаться ему на глаза. Он не позволит этому подонку касаться Кристи своими грязными лапами. Донелли, конечно, рассвирепеет, когда поймет, что Кристина не пришла. Ничего, он как-нибудь вывернется. Но для этого необходимо сохранить их отношения, их любовь, чтобы было из-за чего рисковать.
    Когда он нес ей кофе, то мысленно расставил приоритеты так: во-первых, ее безопасность; во-вторых, разобраться с Донелли; их отношения он поставил на третье место.
    — Тебе нужно поскорее снять с себя это, Кристи, — сказал он, передавая ей чашку с дымящимся ароматным напитком.
    — Не торопись, дорогой, — отхлебнув немного, ответила она.
    Никакого секса. Только не сейчас. Гленн даже поморщился, когда до него дошла реальность происходящего. Кристина никогда не отказывала ему в близости, но сейчас ее безопасность куда важнее. Ему следует действовать не как мужчине, а как полицейскому.
    — Я имел в виду твой наряд. — С этими словами Гленн вышел в спальню и вернулся оттуда с шортами и джинсовой рубашкой. — Надень, пожалуйста. Если кто-нибудь из головорезов Донелли обнаружит нас, то тебя не узнают.
    Неохотно кивнув, Кристина направилась в спальню. Потом остановилась.
    — А как поступит Донелли, если меня не будет вместе с тобой в холле?
    Гленн пожал плечами, хотя никогда не слышал, чтобы неуловимого Донелли называли милосердным. В отделе говорили, будто он собственноручно отрезал ножом палец одному из подельников, когда тот поднес ему не ту марку виски.
    — Думаю, переживет, никуда не денется, — вслух сказал он.
    — Ладно тебе, Гленн! — прищурилась Кристина. — Ты ведь слышал, что сказал Райт? Он убьет тебя.
    — Я скажу, что мы повздорили и ты порвала со мной.
    Кристина нахмурилась.
    — А не будет ли это выглядеть так, будто ты не умеешь контролировать свою женщину?
    — Но я вовсе не хочу тебя контролировать!
    Она вздохнула и подошла к нему. Нет, в этом наряде она обладает каким-то особым очарованием! На лбу у Гленна выступил пот.
    — Знаю, что не хочешь, но ты же намерен убедить бандитов, что я в твоей полной власти?! А иначе они тебя в грош ставить не будут и быстро раскусят. Если ты не справился с женщиной, то как они могут довериться тебе в серьезном деле?
    Гленн раздраженно воскликнул:
    — Откуда ты знаешь, как поведут себя гангстеры? Тебе известны их правила?
    Кристина укоризненно посмотрела на него.
    — Дорогой, ты ведь знаешь, что всю свою сознательную жизнь я прожила среди полицейских.
    Интересно, кто сейчас стоит перед ним? Эта женщина совсем не похожа на его прежнюю Кристину. Застенчивую и ласковую, краснеющую от смущения, когда он шептал ей на ухо слова любви, любительницу балета и симфонической музыки.
    Но когда он посмотрел на ее длинные темные волосы, смуглую кожу и глаза, излучающие решимость, то напомнил себе, что после сегодняшнего дня все резко изменилось.
    — Со мной будет все в порядке, Кристи. Я справлюсь.
    На ее лице промелькнула тень тревоги.
    — А что, если нет? Если не получится?
    — Ты все-таки беспокоишься обо мне, Кристи?
    Она сперва ничего не ответила, и Гленн поймал себя на желании, чтобы она с рыданиями бросилась к нему на грудь. Ему хотелось, чтобы она переживала за него. Но вместе с тем эта минутная слабость может погубить их…
    — Думаю, да, — почти шепотом проговорила Кристина.
    Подушечкой большого пальца Гленн провел по ее шее.
    — Что ж… я польщен.
    Ее глаза сверкнули.
    — На самом деле мне следовало бы бросить тебя на съедение этому Донелли, — проговорила она с досадой. Ее взгляд блуждал по его лицу — наверняка в поисках ее мужчины, того самого, с которым она прожила целый год и которого, как ей казалось, больше не существует.
    Мы собирались пожениться. Эти слова не выходили у Гленна из головы. Но переспрашивать об этом у Кристины было бы эгоистичным. Нет, он должен отыскать способ удержать ее.
    — Но я не могу, — продолжала Кристина. Бросив шорты с рубашкой на диван, она присела и залпом выпила остывший кофе. — Я впуталась в это дело и в общем-то сама подвергла тебя опасности.
    После всего того, что он наделал, она теперь хочет прийти ему на помощь? Его сердце радостно подпрыгнуло.
    — Все же ступай домой, — сказал он, пересилив себя.
    Но Кристина упрямо покачала головой.
    — Нет, этот тип все-таки убьет тебя.
    Донелли и в самом деле может прийти в голову расправиться с ним. Однако Гленн не новичок в этих делах и в состоянии кого угодно убедить, что он пока не торопится на тот свет.
    — Ты здесь мне ничем не поможешь.
    — Но Донелли ожидает увидеть меня. Это одно из негласных условий твоей с ним сделки.
    — Ничего, переживет, — буркнул Гленн.
    Кристина от негодования даже топнула ногой.
    — Скажи, отчего ты так упрямишься, Гленн Маккейн? Я ведь сейчас очень нужна тебе.
    Конечно, нужна. Только в другом смысле. Он не может подвергать Кристину риску. Поэтому пришлось произнести то, что едва ли могло ей понравиться:
    — Нет, не нужна.
    Та Кристина, которую он знал раньше, опустила бы голову и удалилась. Произнесенные слова обидели и потрясли бы ее до глубины души, но она никогда не стала бы спорить. Но нынешняя Кристина поступила вопреки его ожиданиям.
    — Нет, нужна! — крикнула она. — Ты не понимаешь, что Донелли в обществе женщины будет менее осмотрителен. Я смогу отвлечь его.
    Гленн не сомневался, что Кристине противны любые знаки внимания со стороны такого типа, как Донелли. К тому же он не ограничится простой улыбкой и поцелуем ручки. А Гленн чувствовал, что, если только негодяй перейдет грань вежливого ухаживания, он не справится с собой.
    — На такое задание я пустил бы только опытного агента, но никак не тебя, — категорически возразил Гленн.
    Кристина со стуком опустила чашку на столик.
    — Черт бы тебя побрал, Маккейн!
    Пусть проклинает его сколько ей вздумается, но зато будет в безопасности. Гленн взял Кристину за руку.
    — Пойдем, я провожу тебя, — тихо сказал он, снял с нее парик и бросил на диван.
    Увидев естественные, темно-рыжие волосы, собранные сзади в узел, он немного успокоился. Под всем этим экзотическим южным гримом скрывалась его Кристина. Очевидно, стресс выбил ее из колеи. Вот почему она, повинуясь первому порыву, предложила свою помощь. На самом деле она так далека от всякого рода интриг и опасностей. И много раз говорила ему об этом.
    — Что бы сейчас ни происходило между нами, я не позволю бандитам просто так убить тебя, — твердо заявила Кристина, пытаясь вырвать руку из цепких пальцев Гленна. — Черт побери, Маккейн, я ведь больше, чем кто-либо, понимаю, что такое месть. И никуда не уйду.
    Но он силой потащил ее к двери.
    — Еще как уйдешь.
    — Мы должны встретиться с Донелли в холле… — Кристина посмотрела на часы — То есть уже через двадцать минут. Так или иначе, но я явлюсь на эту встречу. Но, если ты не придешь, я уверена, что и сама управлюсь. Ведь гражданским лицам тоже разрешено задерживать преступников?
    Гленн замер и пристально посмотрел на нее.
    — Черт бы тебя побрал, Кристина!
    Она улыбнулась и хитро подмигнула ему.
    — Я была уверена, что ты согласишься!

    Кристина дотронулась до выреза на костюме. Если бы она нагнулась еще пониже…
    — Перестань суетиться, — резко проговорил Гленн, сосредоточив взгляд на закрытых дверях лифта. — Ты должна вести себя как женщина, которую хотят все мужчины в радиусе мили.
    — Я и сама знаю, как себя вести. Вспомни, я ведь сумела одурачить тебя, не так ли?
    Скулы Гленна дернулись. Он сурово посмотрел на нее.
    — Но ведь на меня сейчас никто не смотрит, — удивилась Кристина. — Я ведь всегда смогу подстроиться, если что.
    — Никто, за исключением охранника в конце коридора. — С этими словами он озабоченно посмотрел на Кристину, и взгляд его стал серьезным. — Никогда не выходи из образа. Всегда найдется какой-нибудь сторонний наблюдатель.
    Плечи Кристины дернулись. Наверное, он прав. Как же ей не хватает Лин в качестве поддержки. Но она упросила подругу уйти домой.
    — Отлично, — фыркнула она, избегая проницательного взгляда Гленна.
    Ей было досадно, что Гленн не слишком полагается на ее способности. Конечно, она не обучалась такой работе, у нее нет ни малейшего опыта, а от ее поведения сейчас зависит не только его жизнь, но и ее собственная…
    Нахмурившись, Кристина поняла, почему Гленн так беспокоится. Ведь она обыкновенный бухгалтер. С чего она вдруг решила, что сможет перевоплотиться в Мату Хари?
    В этот момент лифт остановился и двери раскрылись. Гленн положил ей руку на талию и подтолкнул вперед. Соблюдая его рекомендации, она неторопливо пошла, грациозно покачивая бедрами.
    — У тебя отлично получается, — через несколько секунд прошептал он ей на ухо.
    Его присутствие успокаивало ее. Она, конечно, больше не доверяет Гленну Маккейну как мужчине, но полностью полагается на него как на полицейского. Кристина кивнула и выдавила из себя улыбку.
    — Твоя удивительная походка просто сводит меня с ума, Мелисса, — прошептал Гленн низким и обольстительным голосом.
    Сердце Кристины затрепетало, и она ощутила, что уверенности у нее значительно прибавилось.
    «Красотка», «детка», повторяла она про себя, по мере того как высокие каблуки ее туфель стучали по мраморному полу холла. Она держала голову высоко и полностью сосредоточилась на походке, пока Гленн, идущий в двух шагах впереди, вел ее мимо группы весело болтающих туристов. Она так увлеклась вхождением в образ, что не заметила опасности, грозящей обернуться настоящей катастрофой.
    Из-за одной из пальм, установленных в огромные горшки, вынырнула Лин.
    — Эй, привет, — тихо сказала она и, схватив Кристину за руку, утащила за пальму.
    Испуганно озираясь, Кристина отдернула руку.
    — Я ведь сказала, чтобы ты отправлялась домой, Линда!
    Голубые глаза Лин сузились, и она покачала головой, на которой красовался белокурый короткий парик.
    — Нет, я не брошу тебя одну с этим типом.
    Кристина обожала свою подругу, но времени бороться с ее врожденным упрямством абсолютно не было.
    Подошел Гленн.
    — Послушай, Лин, у нас с Кристиной здесь одно важное дело. И некоторое время нам не нужны никакие сопровождающие.
    Кристина тихо выругалась. Окинув взглядом холл, она боялась обнаружить Донелли и Райта. Если они заметят Лин…
    — Немедленно уходи отсюда, Линда, — твердо сказал Гленн, и глаза его сверкнули.
    Кристина толкнула его локтем.
    — Ради Бога, только не таким тоном, Гленн, — попросила она и взяла подругу за руку. — Лин, со мной все отлично, не волнуйся. С Гленном я в полной безопасности. Просто нам… нужно кое-что проверить.
    — Проверить, куда подевалась блондинка? — подняла бровь Лин.
    Ах да, ведь Лин думает, что все дело в измене Гленна. И что он развлекается на стороне. Черт побери! Если даже она расскажет Лин, что ее опасения ни на чем не основаны, та все равно не успокоится. И наверняка подумает, что Гленн просто решил пустить пыль в глаза.
    — О, пожалуйста, Кристи, даже не пытайся!
    — Подруга, со мной все в порядке, — заговорила Кристи. — Правда. Мне нужно, чтобы сейчас ты пошла домой. После выходных я все тебе объясню.
    Лин раскрыла рот, чтобы, как обычно, начать спорить, но тут же закрыла его, перехватив взгляд Кристины.
    — Не знаю, что вы оба тут задумали, — сказала она наконец. — И вряд ли мне это понравится, но по крайней мере я вижу, что он не держит тебя в заложниках.
    — В заложниках? — заморгала Кристина. — Он никогда бы не… — Но Кристина призналась себе в том, что теперь уже не может говорить о Гленне как о человеке, который «не мог бы», «не посмел бы». Его ложь по отношению к ней, его служба в полиции, которую он тщательно скрывал, — все внушало тревогу. В то же время объяснять это сейчас, в фойе отеля «Хилтон», когда вот-вот появится Донелли с напарником, не представляется возможным.
    — Я позвоню тебе в понедельник, — пообещала она Лин.
    Взгляд Линды скользнул на Гленна. В глазах мелькнуло подозрение, но она обняла Кристину и отошла.
    — Жду до десяти утра, в противном случае подниму на ноги всю полицию города.
    Черт побери! Ей надо было сообщить о своих планах отцу. Если тот решит отыскать ее и нигде не найдет, то…
    — Хорошо, до десяти, — кивнула она Лин, и та удалилась.
    — По крайней мере, теперь я знаю, кто научил тебя такой сексуальной походке, — услышала она сзади тихий голос Гленна.
    Кристина локтем стукнула его в живот.
    …Десять минут спустя Кристина сидела в холле у барной стойки, потягивая шампанское. Гленн сидел рядом и, украдкой посматривая на посетителей, делал вид, что развлекает ее.
    Неужели теперь так и будет? Кристина покачала головой. Неужели ей отныне придется ломать себе голову над тем, где находится Гленн, куда он уехал и когда вернется? С кем он проводит время? Нет, после этих выходных ее отношения с Гленном будут прекращены. Она не хочет иметь с ним ничего общего. Она надеялась со временем обзавестись семьей. Иметь нормальный дом. Родить детей. Она не желает проводить дни и ночи в тревожном ожидании мужа, который встречается в злачных местах с бандитами и может в любой момент поплатиться жизнью за малейшую оплошность.
    И в то же самое время ее сердце вздрагивает от непонятного возбуждения. Разве балансовые отчеты и другая рутина ее работы когда-нибудь вызывали у нее такое электризующее возбуждение? Нет, никогда. Надо же, ей уже почти нравится быть шпионкой.
    Кристина соскочила со стула, подошла к телефонной кабинке рядом с баром и, вставив в щель монетку, начала набирать номер телефона. Ей нужно позвонить отцу. В этот момент чья-то рука легла на снятую трубку. Испуганно оглянувшись, Кристина увидела Гленна.
    — Кому ты звонишь? — спросил он и, не дожидаясь ответа и глядя ей прямо в глаза, отобрал телефонную трубку и повесил ее на место.
    — Мне нужно позвонить отцу, — упрямо сказала Кристина. — Отдай!
    — Только не вздумай сболтнуть лишнее. Иначе можешь все испортить. Подключать городскую полицию еще рано.
    Кристина отвела взгляд и задумалась. Может, он прав. Скоропалительные решения сейчас могут лишь навредить им.
    Набрав номер, она услышала записанный на автоответчик голос отца, который просил оставить сообщение. Дождавшись гудка, Кристина быстро сообщила, что они с Гленном уезжают за город на уикенд и что она сообщит телефон их мотеля на случай, если отец надумает ей позвонить.
    — Не нужно сообщать никаких телефонов, — сказал Гленн, беря бокал со стойки. — Ты ведь уже дала о себе знать, и этого вполне достаточно. Отец не будет беспокоиться.
    Кристина вздохнула и молча кивнула Гленну. Все-таки трудно за одну ночь полностью изменить свои чувства по отношению к этому человеку. А может, для этого не хватит и целой жизни…
    Она сделала глоток шампанского. Чувствуя себя трезвее монахини, Кристина понимала, что на самом деле это ощущение очень обманчиво.
    — Где они? — спросила она.
    Очевидно, Гленну не нужно было объяснять, кого именно она имела в виду.
    — Похоже, задерживаются, — ответил он. — Причем намеренно. Так что веди себя естественно.
    Он лениво положил обе руки перед собой, а Кристина развернулась и, оперевшись спиной о стойку бара, принялась изучать публику, сидящую за столиками. Может быть, Гленн сидит спиной к публике, чтобы внушить доверие бандитам, если те наблюдают за ним.
    — Вообще-то это вполне распространенный трюк. Они хотят, чтобы я их ждал. — Он пожал широкими плечами. — Все это — часть той жизни, которую ты до сих пор не знала. Часть моей работы. Когда ты притворяешься спокойным и хладнокровным, есть шанс, что тебя посчитают своим.
    — Тебе не нужно притворяться хладнокровным.
    — Полагаю, это комплимент? — тихо проговорил Гленн.
    — Не привыкай, я не собираюсь тебя баловать.
    — Все еще сердишься?
    — Не то слово! — Она смягчила свои слова улыбкой.
    Вскоре она увидела тех, кого они с Гленном напряженно ожидали. Донелли и Райт вышли из лифта. Босс с поднятой головой гордо шествовал впереди, а подручный семенил немного поодаль. Со стороны Донелли выглядел как преуспевающий бизнесмен.
    — Они здесь, — едва слышно сказал ей Гленн.
    Кристина открыла рот от удивления.
    — Но ведь ты сидишь спиной к залу! Как тебе…
    — Но ты так сдавила мне локоть, несравненная Мелисса!..
    Кристина посмотрела на свою руку, а потом медленно убрала ее. Сердце ее отчаянно билось.
    — Прости.
    — Все будет хорошо, — успокоил он ее. — Просто улыбайся и как можно реже вступай в разговор.
    — Ну и ну, как же у меня это получится? Мне ведь так хочется обсудить с господином Райтом последние технические достижения.
    — Слушай, милая, у тебя сегодня слишком развязан язык. — Гленн положил руку ей на запястье. — Держи рот на замке. Говорить буду я.
    — Вот и мистер Омеро со своей несравненной Мелиссой, — вкрадчиво произнес Донелли, так что Гленн слегка вздрогнул.
    Кристина приветливо улыбнулась, а Гленн бросил на стойку двадцатидолларовую банкноту и поднялся.
    — Мой лимузин ждет нас у входа, — сказал Донелли и протянул Кристине руку, задержав ледяной взгляд на ее вздымающейся груди.
    Кристина, сверкнув глазами в ответ, бесстыдно прижалась к Гленну, и они вместе направились к выходу. Влажный воздух ударил ей в лицо, словно мокрое полотенце, и на груди и спине сразу выступили капельки пота. Ночная прохлада, а также вид сверкающего, но внушающего непонятный страх черного лимузина вызвали у Кристины легкий приступ тошноты.
    Когда они садились в роскошный салон, Гленн не снял руки с ее талии. Осязаемое присутствие Гленна добавляло ей уверенности, хотя она терялась в догадках, что бы он предпринял, если бы Донелли вдруг решил пристрелить их, а потом утопить где-нибудь в канализации.
    Может, стоит для начала открыть багажник и проверить, не лежит ли там мешок сухого цемента?
    Когда лимузин тронулся, Донелли откинул крышку портативного бара и налил себе и Гленну виски. Кристина вспомнила, сколько было выпито раньше, и внутренне содрогнулось. Обычно Гленн употреблял крайне мало алкоголя.
    Гангстер заговорил с Маккейном о фондовом рынке, а Кристина отвернулась к окну и стала наблюдать за мелькающими огнями неоновых вывесок и уличных фонарей.
    — Прекрасное имя Мелисса, — мечтательно проговорил вдруг Райт, улыбаясь ей. — Должно быть, итальянское?
    Кристина отвлеклась от своих мыслей и кивнула.
    — Так звали мою бабушку.
    Ее бабушка действительно жила в Италии, а Гленн предупреждал, что, когда дело касается личных вопросов, нужно придерживаться максимально достоверной информации. Ведь у бандитов всегда будет время и возможность завести на нее целое досье. Еще раньше он забрал у нее чековую книжку и водительское удостоверение, засунув их в потайной кармашек своего кейса.
    — Жаль только, что мне самой в Италии бывать не доводилось.
    — А вы попросите мистера Омеро взять вас туда как-нибудь, — посоветовал Райт. — Насколько я понимаю, он там частый гость.
    Что это? Вежливый комплимент? Или просто тонкий намек на то, что они следят за каждым шагом Гленна.
    — Я так и сделаю, — пообещала Кристина.
    Райт отвернулся и стал смотреть в окошко.
    — А как насчет ваших родителей? — как бы невзначай спросил он. — Они у вас тоже итальянцы?
    Очевидно, ему дали задание ненавязчиво выяснить как можно больше про даму — пока неизвестного для гангстеров участника этой большой игры. То есть ее. По спине Кристины потекли струйки пота.
    — Мать была итальянкой, а вот отец испанец. Из Андалусии.
    — Вы говорите, была? — повернулся к ней Райт.
    В животе что-то кольнуло, и так случалось всегда, когда Кристина вспоминала о гибели матери.
    — Она умерла несколько лет назад, — тихо ответила она.
    Было очевидно, что Гленн прислушивается к их разговору, не забывая о своем собственном. Он похлопал ее по руке.
    — Рынок драгоценных металлов никогда не иссякнет. Мелисса, кстати, может в этом убедиться.
    Донелли разразился хриплым смехом. Кристина покраснела, но с этого момента Донелли с Гленном включили ее в свой разговор и Райту пришлось поневоле прекратить расспросы.
    На протяжении всего ужина она сидела между Гленном и Донелли и каждый прилагал усилия, чтобы очаровать ее. Гленн легонько хлопал по запястью. Донелли незаметно опускал ладонь на ее колено и строил глазки.
    Она ощущала себя костью, которую вырывали друг у друга два грозных бладхаунда.
    Донелли заказал себе стейк с печеным картофелем, к которому с аппетитом приступил, как только допил виски. К тому времени, когда принесли десерт, взгляды мужчин сделались стеклянными. От Кристины не ускользнула тревога, мелькнувшая в глазах Гленна. Ревность?
    Но, когда он прикоснулся к ее запястью, его пальцы были нежными и теплыми… Он был искренне встревожен… Искренне? О, ей не стоит тешить себя пустыми иллюзиями! Сейчас ей требуется только хладнокровие и уверенность.
    Наконец Донелли завел речь о теме, которая уже давно висела в воздухе.
    — Итак, Омеро, как вы смотрите на то, чтобы поучаствовать в моем проекте?
    Почувствовав себя в привычной стихии, Гленн откинулся в кресле.
    — Я слышал, вы хотите привлечь новых инвесторов.
    — Верно, — хрипло ответил Донелли. — Не так давно один из них выбыл из строя. Так что имеется вакансия.
    Выбыл из строя? Что это значит? Внутри у Кристины все похолодело. Ей хотелось схватить Гленна за руку и броситься прочь из ресторана. Что он может делать в этом змеином гнезде? Кому-то, конечно, нужно противостоять преступникам, но почему в самое пекло должен лезть именно он?
    А ее отец, почему он тоже выбрал для себя этот нелегкий путь? Разве не проще было бы жить и работать спокойно, как нормальные люди?
    Кристина с трудом отвлеклась от назойливых мыслей и сосредоточилась на ответе Гленна.
    — У меня есть кое-какой капитал, и мне не хотелось бы, чтобы эти деньги лежали без дела. В целом предлагаемый вами проект мне по душе, однако должен признаться, что Райт пока не посвятил меня в детали.
    Донелли бросил на стол салфетку.
    — Естественно, он ведь понимает, насколько я осмотрителен в выборе партнеров. Если вы, Омеро, ждете от меня нечто вроде квартального бизнес-плана, как это принято в больших компаниях, то вас ждет разочарование.
    Гленн коротко кивнул. Небрежные манеры, прическа и весь облик придавали Гленну вид опытного игрока, со стороны он даже внушал некоторое опасение.
    — Процесс уже запущен. Работа будет продолжаться три месяца. Самое главное — быстро добиться успеха и при этом избежать проблем с полицией. Райт уже довел до ума все необходимые технические детали, — продолжал Донелли. — Вместе со своими людьми я буду заниматься вопросами распространения. Естественно, в деле у меня инвестирован и собственный капитал, но я предпочитаю диверсификацию, поэтому ваша наличность будет весьма кстати.
    Гленн улыбнулся, но в этой улыбке было очень мало от ее привычного обаяния.
    — Сколько мне нужно инвестировать?
    Последующие полчаса двое мужчин провели, обсуждая чисто финансовые вопросы и процедуры обмена информацией. Голова Кристины закружилась, потом глухо застучало в висках, но она изо всех сил пыталась не упустить нить разговора Маккейна и Донелли. Когда сидящий рядом Эрик Райт неожиданно завел речь о последних веяниях в обувной моде, она презрительно усмехнулась. Если мистер технический гений решил, что сможет разговорами о щеголеватых этикетках и новостях из мира пляжных сандалет отвлечь ее внимание, то это только потому, что он просто незнаком с ее гардеробом.
    Тем не менее, прислушиваясь к разговору Гленна с Донелли, Кристина не забывала о своей роли в этом фарсе и не без труда вспоминала кое-какие новости, вычитанные из журналов мод. Вообще, она сделала вывод, что шпионская работа очень изнурительна.

4

    Гленн с Кристиной возвращались в отель на такси. Угрюмо посматривая в окошко машины, Гленн вспоминал отца. Который вдобавок еще был и его боссом. Странные отношения отца и сына, связанных иерархией служебного подчинения. Они работали в одном ведомстве. Начальник и подчиненный. Отец и сын.
    У Кристины ситуация была несколько иной. Ей хотелось, чтобы отец понимал ее, а она сама, наоборот, старалась не вникать в то, что делал он. Относилась к числу исключительно законопослушных граждан: платила налоги, заслышав сзади полицейскую сирену, перестраивала автомобиль в правый ряд или прижималась к обочине, искренне сочувствовала борьбе за справедливость и торжество закона. И вместе с тем с пренебрежением относилась к отцовской работе. А еще очень скорбела по своей матери… И ненавидела отца за ту жизнь, которая принесла ей боль.
    Этот конфликт чувств сразу пленил Гленна, и он влюбился в Кристину с первой минуты их знакомства. Словно в наказание за его собственный выбор жизненного пути. Или все-таки в утешение?
    Его мать тоже покинула их, правда не так трагично, как мать Кристины. Она ушла по собственной воле. Отказалась жить с человеком, который фанатично был предан своему делу. И с сыном, которого она родила. В течение десяти лет она пыталась ужиться с ним, но так и не смирилась с тем, что приходилось с замиранием сердца ждать телефонного звонка или сообщения о гибели или исчезновении мужа. Поэтому ее в общем-то трудно было в чем-то винить. Отец мог быть холодным и безжалостным. Вряд ли он подходил нежной и мягкой женщине, привыкшей к сельской жизни. Сын был копией отца, что лишь подстегнуло уход матери.
    Итак, она ушла. Отец не мог заменить ему мать. Да, он справлялся о его успеваемости в школе, следил за тем, чтобы сын держался подальше от наркотиков и алкоголя, возил его на бейсбольные матчи, позволял иметь подружек и развлекаться. Однако Гленн никогда по-настоящему не ощутил, что у него есть отец, что он рядом, не почувствовал эмоциональной или интеллектуальной связи с ним.
    Так продолжалось до тех пор, пока в возрасте пятнадцати лет Гленн не застал отца надевающим голубые контактные линзы…
    Именно тогда он стал догадываться о его настоящей работе. Мальчика поразило то доверие, которое оказал тогда ему отец. Поделившись с сыном секретами шпионского мастерства, Уэлдон Кроули одновременно начал растить себе смену. И теперь его сын может с гордостью сказать, что другим агентам в отделе очень далеко до его уровня.
    Лишь в последний год, с тех пор как в его жизни появилась Кристина, Гленн начал подвергать сомнению свои способности. Отец изменил фамилию сына, чтобы никто не мог догадаться об их родстве. Он научил его лгать, научил быть тем, кем на самом деле он не был.
    Кристина захлопнула дверь гостиничного номера.
    — Я зашла сюда с тобой только для того, чтобы…
    Гленн приложил ладонь к ее губам.
    — Жучки, — тихо проговорил он одними губами. — Донелли может услышать нас.
    О Господи! — подумала Кристина. Лучше бы в ванной они нашли таракана!
    Она коротко кивнула, и Гленн убрал руку. Скрестив руки на груди, она наблюдала, как он вытащил из кейса маленький приборчик, а потом медленно прошел с ним по всей комнате.
    Гленн обнаружил три жучка — два в гостиной и один в ванной. Он подкинул на ладони крошечные предметы и протянул Кристине.
    — Теперь можно поговорить, — облегченно произнес он.
    — А им не покажется подозрительным, что их аппаратура не работает? — логично предположила она.
    — Ничего, зато будут знать, что я не какой-нибудь простак.
    Когда он спрятал жучки в свой кейс, Кристина глубоко вздохнула.
    Гленн с размаху бросился на диван.
    — Тебе нужно немного поспать, дорогая, — тихо предложил он. — Завтра нам предстоит трудный день.
    — Ну уж нет! — Схватив Гленна за руку, она потянула за нее, чтобы заставить его сесть. — Мы поговорим сейчас.
    Гленн резко подался вперед, Кристина оказалась в его объятиях. Его глаза неистово сверкнули, а дыхание стало горячим и прерывистым. Словно она разбудила спящего леопарда.
    — Тебе не стоит отталкивать меня сейчас, Кристи.
    Сердце ее глухо стукнуло, но, как ни странно, она не испугалась. Она ощутила возбуждение.
    — Несколько часов я наблюдал, как эти два идиота восхищались тобой, трогали своими мерзкими руками и вообще вели себя так, что мне хотелось прикончить их на месте…
    Оказывается, Гленн ревнует ее! Это открытие вызвало у нее приятный трепет.
    — И все это время, — продолжал Маккейн, — ты должна была играть роль ласковой и доступной подружки — нежно смотреть на меня, прикасаться, целовать. — Он тяжело вздохнул. — А мне приходится лишь ловить твой аромат… Пойми, ты два с половиной часа находилась всего в нескольких сантиметрах от меня. Поэтому я был на грани.
    Расширенными от удивления глазами Кристина взглянула на его измученное лицо. И сердце — та его часть, которая, как ей казалось, всегда будет на стороне Гленна, — сжалось.
    Освободив руку, она медленно, словно в первый раз, провела ладонью по его шершавой щеке.
    — Знаешь, я давно подозревала, что у тебя есть другая жизнь, — шепотом произнесла Кристина. — И сегодня вечером я лишь убедилась в этом. Оказывается, все это время ты мне лгал. Я устала от лжи. Но ты мне нужен, нужен весь без остатка. — Она схватила его за руку. — Мне нужен спокойный и беззаботный мужчина — такой, которого я имела раньше. Я устала от того, что ты оберегаешь меня неизвестно от кого, а заодно и вводишь в заблуждение.
    — А мне показалось, что ты не испытываешь ко мне никакого влечения.
    — Я… — Кристина осеклась на полуслове. Нет, просто помогаю выпутаться из трудной ситуации. А потом, когда все кончится, я помашу тебе ручкой и скажу: «Прощай, Фернандо Омеро». Кристина вдруг почувствовалась, что у нее иссякли силы. Она вовсе не испытывает желания разбираться в мотивах поведения Гленна. Она сыта этим по горло. — Извини, я собираюсь принять ванну и лечь спать, — сказала она. — Постарайся сделать так, чтобы я не пропустила завтрак. — С этими словами она удалилась в ванную. Последнее, что увидела перед собой, было хмурое и озадаченное лицо Гленна.
    Лишь через пару часов после того, как Кристина отправилась спать, Гленн сам лег на диван, швырнув под голову подушку. А потом тихо выругался.
    Он ведь мужчина. Нормальный мужчина, которому секс необходим как воздух. А эта женщина — единственный луч света в его сумрачной жизни.
    Пришлось долго простоять под холодным душем, чтобы остыть от внезапно охватившего его желания. Необходимо обуздать эту неудержимую сторону своего характера и напомнить себе, что сейчас нужно полностью сосредоточиться на деле и на их с Кристиной безопасности, а не на сексе.
    Во время ужина ему удалось выведать у гангстеров очень ценную информацию. В разговоре Донелли постоянно ссылался на свою базу — некий склад или помещение, где производятся банкноты. Гленн понял, что это должно быть где-то поблизости, возможно в центре Мемфиса. То есть у всех на виду. Люди приходят на Бил-стрит в любое время дня и ночи. Ни у кого не возникнет ни малейшего подозрения, что среди бела дня здесь может твориться что-то незаконное под самым носом у властей.
    У отца Гленна были кое-какие связи в отделе нравов, и, кроме того, он лично знал нескольких окружных судей. Если бы он только смог раздобыть ордер на обыск этого сомнительного заведения! Тогда останется лишь выждать момент, чтобы поймать Донелли с поличным, — и дело будет блестяще завершено.
    А Кристина… Тогда она сможет навсегда уйти из его жизни.
    Великолепно. После этого его жизнь потеряет всякий смысл.

    — Гленн, я хочу разойтись!
    Гленн замер с куском яичницы, уже поднесенным ко рту.
    — Не понял?
    Сидящая напротив Кристина с невозмутимостью священника на воскресной мессе сняла с пальца обручальное кольцо и аккуратно положила его на стол.
    — Мне хочется аннулировать нашу помолвку.
    Ошеломленный этим заявлением, Гленн медленно опустил вилку. Казалось, он не в силах оторвать взгляд от крупного сверкающего бриллианта с маленькими изумрудами по краям.
    — Но почему? — с трудом спросил он.
    Кристина сделала глубокий вдох.
    — Видимо, ты все-таки неправильно меня понял или, может, я что-то не так объяснила, — сказала она. — При Донелли я делаю вид, что я твоя женщина, но, когда мы одни, я не хочу, не желаю… никаких физических контактов. Знаю, это трудно, но считаю, что это все же лучший выход в создавшихся обстоятельствах.
    Внутри у Гленна все похолодело.
    — Каких еще обстоятельствах?
    — Я остаюсь здесь и помогаю тебе, но, как только Донелли окажется за решеткой… я бы хотела, чтобы ты забрал вещи и уехал из моего дома.
    Он вскинул голову, перехватив взгляд Кристины. Как же она может так хладнокровно разбивать его жизнь и оставаться равнодушной?
    — Прости, Гленн. Просто я не могу связывать свою жизнь с полицейским.
    — А что, если бы я не был полицейским?
    — Но ты ведь полицейский! — недоверчиво усмехнулась она.
    — Что, если я выйду в отставку и займусь чем-нибудь другим?
    Ее глаза ненадолго расширились, но она покачала головой.
    — Я вовсе не прошу тебя это делать.
    Его работа составляет неотъемлемую часть его натуры, но при этом он прекрасно понимал, что потеря Кристины может убить его.
    Она положила ладонь на его руку.
    — Мне очень жаль, Гленн. Скажи, ты расстроен или, наоборот, испытываешь облегчение?
    — Какое там еще облегчение! — проскрежетал он.
    — Пойми, для такого, как ты, я отнюдь не идеальная пара.
    — Для такого, как я! — с горечью повторил он.
    — Ты знаешь, что я имею в виду, — проговорила она. — Ты ведь такой изысканный, уверенный в себе, эффектный, в общем непревзойденный. В твои объятия бросится любая женщина.
    — Но мне нужна только ты!
    Хотя в глазах Кристины ненадолго зажглись искорки, но это признание, похоже, было не в силах поколебать ее.
    — Почему же? — покосилась на него она. — Мы ведь с тобой полные противоположности. После вчерашнего вечера это стало более чем очевидно.
    — Противоположности обычно тянутся друг к другу, — возразил Гленн, хотя ответ показался ему банальным.
    Почему он не может облечь свои чувства в слова? Вероятно, он просто забыл, как это делается. С отцом крайне редко удавалось поговорить по душам. А мать… Несмотря на то что он три года после ухода матери писал ей бесчисленные письма, где объяснял, как он в ней нуждается и как надеется на ее возвращение, она так и не вернулась.
    — Пауза слишком затянулась. — Кристина поднялась из-за стола.
    Гленн подошел к ней.
    — Черт возьми, да я сам не знаю, почему так происходит, но я ведь говорю от чистого сердца. — Он протянул к ней руку, но Кристина отпрянула. — Нам хорошо вместе.
    — Я не принадлежу тебе, Маккейн.
    Стук в дверь заставил обоих вздрогнуть.
    — Иди в спальню, — быстро проговорил он, вытаскивая из выдвижного ящика пистолет. Увидев, что Кристина не послушалась, он тихо выругался, а потом подскочил к двери и заглянул в глазок.
    Черт побери! Может, он уже слишком устал от Донелли? Он сам позволил Кристине отвлечь его от дел, обременив себя переживаниями интимного характера, вместо того чтобы думать о том, что сейчас поважнее всего, — как остаться в живых. И о том, что может сулить неожиданный звонок в дверь.
    Гленн встал сбоку от двери, прислонившись спиной к стене. Сняв оружие с предохранителя, он поставил указательный палец на спусковой крючок.
    — Кто там? — спросил он и весь напрягся.
    — Обслуживание номеров.
    Гленн без труда понял, что это ложь.
    — Горничная уже была здесь, — громко сказал он.
    — Черт, Гленн, пусти меня! Это я, Лин.
    Узнав голос подруги Кристины, Гленн выругался и открыл дверь. Схватив Линду за руку, он с силой затащил ее внутрь, а потом снова поставил пистолет на предохранитель и спрятал сзади за поясом, так что та ничего не заметила.
    Лин сегодня выглядела вполне привычно. Вместо облегающего наряда на ней было надето светло-зеленое платье, и на голове отсутствовал вчерашний парик. Напряженный взгляд голубых глаз был нацелен прямо на него.
    — Я пришла к Кристине.
    Гленн тяжело опустился на диван, спрятав оружие под подушку. Кристина, выйдя к подруге, мельком посмотрела на него.
    — Заходи, Лин, хочешь кофе?
    — Спасибо, я уже выпила целых три кружки, — ответила Лин.
    — Тогда твое раздражение объяснимо. А как насчет завтрака? Мы с Кристиной уже перекусили. — Гленн откинул голову на спинку дивана и прикрыл глаза, стараясь не прислушиваться к их разговору. У него просто заканчивалось терпение.
    Гленн понимал, что Лин не верит подруге, и на это есть основания. Ведь толком врать она не умеет. Хотя она неплохо держалась в компании Донелли и Райта. Держалась? Она просто рисовалась перед ними. Гленн ни на минуту не сомневался, что Донелли не на шутку увлекся его «Мелиссой», и это заставило его забыть об осторожности и раскрыть мнимому Омеро немало ценной информации. Они с Кристиной могли бы составить сильную команду… Но ему хотелось, чтобы она была подальше от Донелли и его подручного.
    А самое большое желание Кристины, как оказалось, состоит в том, чтобы как можно дальше находиться от него, Гленна Маккейна. Ему непременно нужно заставить ее передумать. Он не может так просто потерять Кристину. Ему необходимы ее смех, ее нежное очарование. И ее ум. А также ее непревзойденное тело…
    Он ведь мог бы оставить службу. Выйти в отставку. Он все чаще думал об этом последние месяцы. Размышлял о том, что нужно вернуться к нормальной жизни и создать для себя что-то постоянное и прочное. В этом дерьме он провел больше десяти лет…
    Как же он поступит? Откроет магазинчик по продаже канцтоваров? Займется строительством? Можно ли так легко расстаться с любимым делом, которому отдал лучшие годы? И если он так поступит, а Кристина вернется к нему, то не возненавидит ли он потом ее за все?
    — Гленн, ты что, заснул? — неожиданно спросила Кристина.
    — Нет, — ответил он, не открывая глаз.
    — Ты слушаешь, о чем мы говорим?
    — Да. Лин хочет забрать тебя с собой. Думает, что я плохо с тобой обращаюсь. Ты уверяешь ее, что мы устроили себе романтический уикенд и будет лучше, если Лин поедет домой…
    Гленн почувствовал, что рядом с ним кто-то сел. Очень близко. Кристина. От нее исходил восхитительный аромат, и тепло ее тела передалось ему. Нервы были натянуты до предела, и Гленну даже пришло в голову, что надо похитить ее и увезти отсюда подальше. Похитить и держать взаперти до тех пор, пока она не передумает и не решит вновь жить с ним, как раньше. Мысль о брошенном на стол обручальном кольце была просто невыносимой.
    — Думаю, нам нужно все рассказать ей, — шепнула ему на ухо Кристина. — Лин никуда не собирается уходить.
    Гленн наконец открыл глаза и взглянул на нее. Как больно смотреть на эту женщину, зная, что он почти потерял ее!
    — Что рассказать? — недоуменно спросил он.
    — Я не думаю, что иначе мы сможем от нее избавиться.
    — Сможем. Через полчаса я могу подослать к ее магазину нескольких федеральных агентов, которые проверят, не торгуют ли там запрещенными товарами. И в порядке ли бухгалтерия.
    Глаза Кристины сверкнули.
    — Ты просто хочешь сменить тему разговора. Если мы все расскажем Лин, она уйдет. Ты представляешь, что случится, если она неожиданно появится, когда мы вновь окажемся в компании твоих гангстеров?
    Гленн вдруг осознал перемены, произошедшие с Кристиной за последние сутки. Раньше она никогда бы так энергично не спорила с ним. Он и представить себе не мог, что будет обсуждать с ней детали своей работы.
    Сказав, что хочет расстаться с ним, Кристина все-таки не уходит, даже несмотря на то что рядом находится верная подруга, готовая прийти на помощь. Если она ни в грош его не ставит, то почему сейчас помогает? Неизвестно, как бы повел себя Донелли, не пойди Кристина на ужин. Гангстер вполне мог сорвать на нем свое раздражение. Я должен отправить ее вместе с Лин. И она будет в безопасности. Но тогда я ее точно потеряю, думал Гленн. Он подозревал, что как только Кристина переступит порог и выйдет за дверь, то уже никогда не вернется к нему. Эгоистично? Без сомнения. Но он никогда и не выдавал себя за святого.
    — Никто, кроме моего отца и еще нескольких высокопоставленных чинов в отделе, не знает, кто я такой на самом деле, Кристи, — проговорил он вслух. — Поэтому не жди, что я за какие-нибудь два дня расскажу о себе сразу двум женщинам.
    — Ты хотел сказать, что с Кристи у тебя романтический уикенд? — неожиданно вмешалась Лин. — А это что такое? С ехидной улыбкой на лице она подняла со столика обручальное кольцо.
    Кристина напряженно прокручивала в голове возможные отговорки, в то же время пытаясь все повернуть так, чтобы повторно это кольцо уже не надевать. Она приняла решение и очень боялась проявить слабость, хотя в присутствии Гленна это почти невозможно. Прошлой ночью она даже сняла и спрятала подальше подаренное Гленном сапфировое ожерелье.
    К счастью, ее находчивый любовник — бывший любовник, строго напомнила она себе — пришел ей на выручку.
    Шагнув к Лин, Гленн взял из ее рук кольцо и спрятал к себе в карман.
    — За последние несколько недель Кристи немного похудела, и теперь кольцо уже не так плотно сидит на пальце, — не моргнув глазом объяснил он. — Вот почему я предложил отдать его уменьшить. — Его брови поползли вверх. — А ты, Лин, похоже, собиралась сделать из мухи слона, не так ли? — Он подошел к Кристине, поднял пальцем ее подбородок и поцеловал. Во взгляде его мелькнули озорные огоньки: видимо, ему самому нравилось это представление.
    Почувствовав вкус его губ, Кристина не могла не признаться, что сильно истосковалась по его поцелуям.
    Гленн прервал поцелуй и провел большим пальцем по ее нижней губе. В его взгляде читалось желание.
    — Пойду приму душ, дорогая, — хрипло проговорил он. — А потом мы отправимся с тобой по магазинам.
    Кристина недоверчиво покосилась на него, а Гленн повернулся и вышел из комнаты. Он был в черной футболке и голубых джинсах. Покопавшись в памяти, Кристина пришла к выводу, что в такой одежде видела его крайне редко. Неудивительно, ведь теперь она имеет дело с Фернандо Омеро. Грубым и безжалостным бандитом. Кристина даже вздрогнула от этой мысли.
    — Ты скажешь мне, наконец, что за дьявольщина здесь у вас происходит? — Лин стояла посреди комнаты и сердито смотрела на нее.
    — Лин, не начинай все снова, — взмолилась Кристина. — Пожалуйста!
    — За какими это покупками вы собрались? — недоверчиво спросила подруга.
    Устав от бесконечных споров, Кристина бессильно опустилась в кресло около столика.
    — Мне нужно кое-что из одежды, — объяснила она. — Ты же знаешь, что я с собой ничего не захватила, кроме нашего маскарадного наряда.
    Лин нагнулась к подруге.
    — Так съезди домой. Ведь ты живешь всего в пяти милях отсюда!
    — Лин, ведь Гленн, о чем ты превосходно осведомлена, не настолько беден, чтобы мы задумывались о таких пустяках. Он сказал, что проще сходить в ближайший магазин одежды, чем тратить время на поездку домой. Зачем мне с ним спорить?
    — Ага! Но меня-то ты не проведешь. Я поняла, что вы с ним что-то задумали. Насколько я знаю, ты терпеть не можешь ходить по магазинам!
    — Послушай, Лин, — шепотом сказала Кристина, встретив настороженный взгляд подруги. — Мне очень жаль. Сейчас я не могу тебе ничего рассказать. Знай только, что я вынуждена остаться здесь на выходные вместе с Гленном. Но даже в понедельник я, вероятно, еще не смогу тебе все объяснить.
    — Мы ведь с тобой близкие подруги, Кристи, — с упреком проговорила Линда. — С пятилетнего возраста.
    — Знаю, — буркнула Кристина, ее душили слезы.
    Она бы с радостью поделилась новостями с подругой, но опасалась, что это может навредить Гленну. Хотя она знала, что может довериться Лин как самой себе, все же нельзя поступаться доверием Гленна. В данный момент оно важнее. Лин, несомненно, рассердится, но ее гнев быстро пройдет. Во всяком случае, этого времени как раз хватит на то, чтобы обойтись без нее в выходные. Кристине не хотелось втягивать подругу в дело, в котором и она сама теперь участвует без прежнего энтузиазма.
    — Ладно, раз ты так решила… — Лин повернулась к двери.
    — Просто сейчас так нужно, подруга, — сказала Кристина, с сочувствием глядя ей вслед.
    Несколько минут спустя в комнату вошел Гленн.
    — А где Лин? — спросил он, удивленно оглядываясь.
    — Ушла, — с трудом выговорила Кристина, по ее щекам катились слезы.
    — Кристи, ты плачешь! — Гленн склонился над ней, а потом встал на колени и обнял. Кристина обхватила его за шею и уже с трудом сдерживала рыдания. Гленн поцеловал ее в лоб. — Все хорошо, детка. Ты просто перенервничала. Не расстраивайся. Я ведь с тобой.
    — А я говорила, что не прикоснусь к тебе…
    — Ничего, на этот раз мы сделаем исключение.
    Кристина вскрикнула. Она чувствовала, что у нее может случиться нервный срыв.
    — О, Лин. Она с ума сойдет из-за меня.
    Гленн крепче прижал ее к себе.
    — Не беспокойся, она переживет.
    Может, так оно и будет. Когда все закончится, она сможет вновь завоевать расположение Лин, но при этом из ее жизни уйдет Гленн. Прошлой ночью она была уверена, что приняла верное решение, но сегодня утром, глядя в его серебристые глаза, потемневшие от боли, ее начали мучить сомнения.
    Но ведь Гленн не дал ей уверенности и гарантий, в которых она так нуждается. Ей хотелось от него заверений в вечной любви, хотелось, чтобы он пообещал, что сделает все, лишь бы удержать ее.
    Но что потом, Кристи? Он ведь так и останется полицейским. Даже если устроится на любую другую работу.
    Кристина вытерла слезы воротником своего халата.
    — Мое лицо, наверное, выглядит, как помидор.
    Он улыбнулся.
    — Ты выглядишь потрясающе. Как всегда.
    — Мне кажется, Гленн, что я разваливаюсь на части.
    — Рад это слышать, — ответил он. — Тогда оставь для меня хотя бы кусочек.
    Глаза Кристины расширились.
    — Я на самом деле нужна тебе?
    — Еще сомневаешься! — присвистнул Гленн. — Прошлой ночью ты была просто великолепна. В ресторане, — добавил он, видимо выделяя этот факт на фоне того, что произошло в гостинице.
    — Ты думаешь, я помогла тебе?
    — Мне позарез нужно было как-то отвлечь Донелли, лишить его осторожности, — сказал он. — Ты пришлась весьма кстати. — Он поднялся и вытащил из-под подушки пистолет. — Думаю, его бдительность немного ослабла и мне удалось выудить из него кое-какую важную информацию.
    Кристина прошла вместе с ним через всю комнату, отметив про себя, что он успел переодеться в черную шелковую рубашку и черные брюки.
    — Что за информация? — спросила Кристина, чтобы отвлечься.
    — Кое-что важное, именно то, что мне давно хотелось прояснить, — неопределенно ответил он, засунув пистолет в кейс и вытащив оттуда маленький револьвер, который исчез в кобуре над лодыжкой.
    — Что именно?
    — Послушай, Кристи, к чему тебе подробности?
    Но она преградила ему путь.
    — Что ты выведал у Донелли?
    — Но я не могу…
    — Если в этом деле участвую я, то я должна знать то же, что и ты.
    Гленн вздохнул.
    — Я почти уверен, что центр его операций расположен именно здесь, в самом Мемфисе.
    И это он считает крупной удачей? Кристина фыркнула.
    Должно быть, Гленн прочитал сомнение на ее лице.
    — Райт приехал сюда всего пару дней назад, а Донелли — вчера. До этого я отследил его в Картахене, а еще раньше…
    — Да постой же ты! Ты ведь уехал отсюда пять дней назад. Значит, ты был в Картахене, а не в Детройте?
    Он внимательно посмотрел на Кристину.
    — На этот вопрос я отказываюсь отвечать.
    — Вот как. А я-то подумала, что кожа у тебя и впрямь такая смуглая. Ха!
    — Но я не проводил целые дни на пляже. Разве что…
    Кристина почувствовала, что у нее подскочило давление.
    — Разве что?..
    — За исключением всего нескольких часов, когда выдавал себя за официанта у бассейна.
    — Ах вон оно что, официант у бассейна, — протянула Кристина и, скрестив на груди руки, ехидно посмотрела на него. — Что ж, официант у бассейна… должен усердно трудиться. Бегать туда-сюда с напитками. Беседовать с отдыхающими. С красотками в бикини…
    — Ты просто ревнуешь, — усмехнулся Гленн.
    Кристина шагнула ближе. Их разделяло всего несколько сантиметров. Она даже ощутила аромат его одеколона.
    — Нет, не ревную.
    — Ревнуешь. В ревности ты так прелестна…
    Кристину бесило, что она беспомощно стоит перед ним в махровом халате и без следа макияжа на лице, в то время как он в своем костюме выглядит таким сексуальным, таким изысканным.
    — Я хочу быть равной в этой игре, — упрямо сказала она. — И если уж я рискую ради тебя, то требую к себе уважения. Не желаю, чтобы ко мне относились как к слабой, ни на что не способной женщине. — Она уже забыла, что четверть часа проплакала в его объятиях. — Я хочу знать, что происходит.
    — В гневе ты чертовски сексуальна, Кристи.
    — Правда? Ты тоже неплохо выглядишь.

5

    — Итак, милая, ты думаешь, мы сможем отыскать магазинчик Джея?
    После обсуждения с Гленном подробностей дела, которыми тому все-таки пришлось поделиться, они решили прикинуться иностранными туристами. И заодно заниматься поисками базы гангстеров.
    — Посмотрим, детка.
    Кристина поджала ноги — в салоне такси было тесновато. Гленн повернулся к окну. Он понял, что если еще ненадолго задержит взгляд на ее прелестных ногах, то будет уже не в силах выйти из машины. Он всегда считал ноги Кристины соблазнительными, но теперь, когда на голове у нее красуется экстравагантный парик, а контактные линзы изменили цвет глаз на изумрудно-зеленый, Гленн готов поклясться, что почти влюбился в экзотическую Мелиссу. Его разум слегка помутился. Влечение усиливалось, готовое вылиться в неконтролируемый всплеск эмоций.
    Никакого физического контакта? Как вообще можно выполнить это драконовское требование! Конечно, если она коснется его первой…
    Когда такси медленно въехало на Бил-стрит, Кристина наклонилась к Гленну.
    — Где ты раздобыл мне этот наряд?
    Поскольку на ней был только махровый халат перед тем, как он сбегал в магазин, чтобы купить косметику, бронзовую пудру, крем для загара и кое-что из одежды, то Гленн просто не понимал, на что ей жаловаться. Но потом он снова взглянул на ее мини-юбку и красную блузку, идеально повторяющие ее соблазнительные формы, и пришел к выводу, что он немного увлекся…
    — В этом магазине продаются футболки, ручки «Паркер», маски и акваланги, спортивное снаряжение… В общем, одежды там было очень мало. Поверь мне, это лучшее, что можно было подобрать.
    — Но разве нужно было покупать все такое короткое и обтягивающее?
    Нет, конечно, но в купленных им вещах Кристина действительно выглядит потрясающе.
    — Дорогая, ведь я профессионал. И ты должна выглядеть как моя женщина. Чтобы комар носа не подточил.
    — Профессиональный негодяй, — пробормотала Кристина и отвернулась к окну.
    Наклонившись, Гленн прошептал ей на ухо:
    — Негодяй, которому хочется оказаться между твоих восхитительных длинных ног больше, чем сделать очередной вдох.
    Кристина замерла от неожиданности, а потом, повернув голову, строго посмотрела на Гленна.
    — Мы же с тобой договорились…
    — Нет, это было твое предложение, — улыбнулся он. — Лично я ни о чем не договаривался.
    Настороженный взгляд Кристины блуждал по его лицу, но в ее глазах Гленн все-таки заметил огонек страсти.
    — Будь благоразумен.
    — Ни за что.
    В этот момент такси затормозило. Гленн расплатился с водителем и вышел. Протянув руку Кристине и ощутив ее теплую ладонь, он помог ей выйти из машины. И сразу отпустил ее руку, как только Кристина оказалась рядом с ним. Он притворился, что соблюдает ее правила. Хотя бы ненадолго.
    Миновав церковь, они вышли на оживленную улицу и смешались с толпой студентов и служащих, вышедших в обеденный перерыв перекусить в близлежащих кафе.
    — В этих туфлях я переломаю себе ноги, — пожаловалась Кристина.
    Гленн посмотрел на ее черные туфли на шпильках, в которых Кристина осторожно ступала, стараясь не попасть в трещины на асфальте.
    — Ладно, тогда начнем с обуви.
    Гленн замедлил шаг, чтобы Кристине было легче идти с ним в ногу. Одновременно он внимательно изучал здания по обеим сторонам тротуара, пытаясь разглядеть в них малейшие признаки, указывающие на логово Донелли. Печать поддельных купюр с матриц требует специального оборудования. У Гленна была информация, что Донелли сосредоточил в своих руках матрицы не только стодолларовых, но и более мелких купюр, что, конечно, усложняет задачу отслеживания фальшивых денег.
    В самом начале, когда на юге страны в нескольких крупных магазинах обнаружили первые фальшивые деньги, Донелли еще не был под подозрением. Но полгода назад, когда первые ниточки расследования потянулись именно к нему, Гленн Маккейн получил задание внедриться в преступную организацию. Несколько месяцев он шел за Донелли по следу, но полученной информации было крайне мало и, самое главное, было неясно, откуда у гангстера взялись оригинальные матрицы.
    Но, когда Гленн узнал об участии в деле Райта, все стало на свои места.
    На данный момент Гленн должен был выяснить источник поступления фальшивых денег. Вызывали подозрение пять участков с офисами и складами, которыми владела одна из подставных компаний Донелли. Скорее всего, гангстер отмывал отпечатанную «продукцию» закупками и последующей продажей мебели, строительных материалов и бытовой электроники. Гленну было поручено проверить два подозрительных участка в районе, в то время как другим агентам — оставшиеся три.
    Приближалось лето, и в город начали прибывать туристы, их число росло с каждой неделей. Время выбрано подходящее: летом можно наилучшим образом проверить, как рынок проглотит новую партию фальшивых купюр. Поскольку в ночном разговоре с Гленном гангстер обмолвился, что операция длится уже около трех месяцев, то, видимо, временем сбора настоящего урожая действительно должно стать лето.
    Но каков все-таки генеральный план Донелли? Как он собирается сделать большие деньги? Вряд ли сунется в дорогие ювелирные магазины и начнет закупать драгоценности на миллионы фальшивых долларов. Слишком очевидно и рискованно для такого опытного гангстера.
    — Тебе не кажется, что нам нужно взяться за руки?
    Гленн с недоумением посмотрел на Кристину.
    — За руки, говоришь?
    Она сверкнула глазами и подкинула пальцем один из своих черных локонов, тем самым напомнив Гленну о том, как здорово она вжилась в роль экзотической красотки.
    — Ведь предполагается, что мы… должны быть вместе.
    — Так ты хочешь взять меня за руку… э-э… Мелисса?
    Хотя Гленн поклялся бы, что Кристина готова скорее отвесить ему пощечину, она тем не менее схватила его за руку и потащила в обувной магазин.
    — Мне нужны туфли, — быстро проговорила она.
    Десять минут спустя — Гленн даже удивился такой быстроте — на ее ногах красовались удобные сандалеты на плоской подошве, а кошелек ее спутника похудел при этом на добрых полсотни долларов.
    Как ты думаешь, откуда лучше начать поиски магазинчика Джея? — равнодушно спросила Кристина, когда они остановились на переполненном людьми тротуаре.
    — У меня есть парочка идей.
    Кристина взяла Гленна под руку, и вместе они дошли до перекрестка, где перешли на другую сторону улицы. Гленн старался не обращать внимания на то, как при ходьбе Кристина иногда касалась грудью его руки. Он пытался не замечать умопомрачительного аромата ее кожи и не поглядывать искоса на ее восхитительное лицо, на котором, благодаря умелому макияжу, доминирующее положение занимали огромные выразительные глаза.
    Да, с прискорбием отмечал про себя Гленн, он проиграл по всем показателям. Ему следует полностью сосредоточиться на задании. Отыскать злополучное логово и быть начеку на тот случай, если Донелли направит по их следу парочку своих головорезов. Ему нужно быть наготове, ведь другие агенты, наблюдающие за Донелли или Райтом, могут в любой момент сообщить что-нибудь важное.
    Ему нужна Кристина. Гленн судорожно глотнул, поборов в себе волну желания.
    — Еще полквартала, — тихо предупредил он ее. — Но запомни: мы не останавливаясь проходим мимо, а потом повторяем свой маневр.
    Ему пока надо лишь выяснить, какие строения располагаются рядом с подозрительным участком, — это может пригодиться в будущем. Кроме того, ни в коем случае нельзя давать Донелли повод заподозрить, что Фернандо Омеро что-то здесь вынюхивает.
    — Как заманчиво! — обрадовалась Кристина.
    Табличку с нужным номером дома они увидели на углу маленького магазина с грязной витриной и отслаивающейся краской на деревянной раме. Над входной дверью висел старый, плачевного вида рождественский венок, а на вывеске сохранился кусок фразы: «…годные игрушки». Очевидно, магазин рождественских и новогодних игрушек ушел в небытие уже довольно давно. Слева располагался какой-то обветшалый магазинчик хлопчатобумажных изделий, а справа — бросающийся в глаза ювелирный салон.
    Гленн потянул Кристину к витрине ювелирного магазина.
    — Как тебе вон то ожерелье, детка? — громко сказал он, указывая пальцем на усыпанное бриллиантами украшение за стеклом.
    Глаза Кристины широко раскрылись.
    — О, дорогой, мне так нравится!
    Гленн подхватил ее за локоть и ободряюще сжал.
    — Давай примерим.
    В магазине к ним вышел из-за прилавка одетый с иголочки и весьма учтивый пожилой хозяин, который представился мистером Николсоном. Кристина спокойно вступила в разговор, восхищенно вздыхая над сверкающими драгоценностями, аккуратно разложенными под стеклом, предоставив Гленну, который делал вид, что интересуется хрустальными вазами и фарфоровыми статуэтками, возможность побродить по салону.
    Гленн отметил, что салон оборудован охранной системой. Он обратил также внимание на вторую дверь, которая была открыта и вела в небольшое хранилище. Боковое окно выходило в небольшой переулок. Там был припаркован серый «Вольво», и Гленн на всякий случай запомнил его номерной знак.
    Почтенный мистер Николсон, владелец этого маленького уютного магазинчика с качественным подбором товаров, вряд ли имеет понятие, что рядом с ним арендует помещение отъявленный бандит.
    Приблизившись к Кристине сзади, Гленн обнял ее за талию.
    — Выбрала для себя что-нибудь, детка?
    На черном бархате были разложены дорогие украшения. Одно из них — кулон с крупным бриллиантом, окруженным небольшими изумрудами, на золотой оригинального плетения цепочке — сразу приглянулось Гленну. Как оно подходит к обручальному кольцу Кристины!
    — Даме понравился кулон, — вежливо произнес Николсон. — Думаю, ей он к лицу. — Он указал на украшение с большим бриллиантом и изумрудами. — Как замечательно он сочетается с ее глазами, не так ли?
    С бьющимся сердцем Гленн посмотрел на Кристину. И перехватил ее пронизывающий взгляд.
    — Да, пожалуй.
    Николсон улыбнулся, предвкушая выгодную сделку.
    — Не желает ли дама примерить?
    Гленн подвел Кристину поближе к прилавку и приподнял ее волосы, убрав их с шеи. Хозяин магазина нагнулся, чтобы застегнуть цепочку, но в этот момент Кристина отшатнулась и покачала головой.
    — Я… передумала, — неожиданно проговорила она. — У меня и так полно украшений. Кулон станет бесполезной игрушкой, и я скоро забуду о нем. — С этими словами она лениво посмотрела на Гленна. — Может быть, пойдем?
    — Конечно, — отозвался Гленн и, стараясь не выдать своих чувств, добавил: — Выходи на улицу, я сейчас догоню тебя.
    Через несколько секунд, когда Кристина покинула салон, он обратился к мистеру Николсону:
    — Я зайду к вам немного позже. Вижу, что кулон ей все-таки понравился.
    Заметно оживившись, хозяин магазина молча кивнул.
    Гленн вышел из салона и быстрым шагом направился дальше по улице, опередив Кристину. Она догнала его и, подхватив под руку, повернула к себе лицом.
    — Прости меня. Я, наверное, чуть все не провалила?
    — Забудь об этом.
    Он высвободил руку и зашагал по тротуару. Гленн знал, что ведет себя как идиот, но в данный момент ему трудно было собраться с мыслями. Если Кристина готова пустить под откос его чувства, демонстративно сняв с пальца обручальное кольцо и отказаться от кулона, то, возможно, не стоит ей мешать? Может быть, он просто рожден быть несчастным. По уши окунувшись в работу, он начисто забыл о личной жизни. Но в противном случае на карьере надо ставить крест.
    Ему чертовски захотелось виски.
    Каким-то образом у него хватило самообладания отыскать дорогу к их следующей цели. Умышленно пройдя мимо дома под номером 56 — цветочного магазина, — он остановился через два дома, у номера 60 — магазинчика по продаже дамского белья.
    — Зайдем сюда, — предложил Гленн и толкнул дверь.
    Кристина покосилась на вывеску и, слегка присвистнув, шагнула внутрь.
    Перед тем как войти, Гленн незаметно оглянулся и заметил, как в цветочный магазин вошел какой-то плотный лысоватый мужчина. Его лицо показалось ему знакомым, определенно он где-то видел этого человека.
    Точно, на фотографии! Это один из прихвостней Донелли. Тихо выругавшись и надеясь, что остался незамеченным, Гленн проскользнул вслед за Кристиной.
    Чего здесь только нет! Вычурные бюстгальтеры, трусики, колготки и любая мелочь для… уличной проститутки. Разумеется, клиентами такого магазина вполне могли быть тихие и вполне благопристойные парочки, желающие разнообразить свою интимную жизнь. Гленн, конечно, не возражал бы, если бы на семейном ужине Кристина появилась в красных кружевных трусиках и полупрозрачном бюстгальтере.
    В этот момент она ткнула его пальцем в спину.
    — А что мы здесь будем покупать? — тихо спросила она.
    Он обернулся, и на лице его заиграла ехидная улыбка.
    — Здравствуйте, — приветствовал их продавец, видимо китаец или вьетнамец по национальности. — Могу ли я чем-то помочь, мистер? — И он с приветливой улыбкой уставился на Кристину.
    Взглянув в окно и заметив, что лысый громила вышел из цветочного магазина и направляется в их сторону, Гленн прошелся вдоль ряда и наугад снял с вешалок несколько предметов.
    — Моя спутница примерит вот это.
    — О нет, Гленн!
    — Тише, нас могут засечь, — прошептал он ей на ухо и кивнул в сторону улицы. А потом обхватил ее за талию и прижал к себе. — Где тут у вас примерочная?
    Все еще улыбаясь, продавец указал налево от себя.
    Гленн направился в указанном направлении, потянув за собой удивленную Кристину.
    — Нет-нет, сэр, — вдруг встревожился китаец и засеменил за ними. — Туда можно только даме.
    Гленн помахал перед ним дамским бельем.
    — Я ее портной, дурачина! Мне нужно видеть, как эти штучки будут сидеть на ней. — И он подтолкнул Кристину к примерочной, вход в которую закрывала розовая штора…
    — Как насчет вот этой штучки? — с этими словами Гленн помахал перед ее лицом кружевным бюстгальтером.
    Кристина в ужасе закрыла руками грудь. Ничуть не смутившись, Гленн протянул ей белье. Вряд ли подручный Донелли заметил его или — если даже заметил — заподозрил что-нибудь неладное, но им ведь все равно нужно вести себя так, как будто они обычные покупатели. А предложить Кристине обнажить свое тело было для него своего рода бонусом.
    — Надень, пожалуйста, — попросил он и шепотом добавил: — Так нужно.
    Кристина с отвращением вздохнула и нехотя взяла комплект.
    — Отвернись! — сказала она и сурово пригрозила ему пальцем.
    В примерочной было тесно вдвоем, и Кристине пришлось пару раз опереться о плечо Гленна. Тот ощутил легкую дрожь, услышав звуки расстегивающейся молнии, падающей на пол одежды, шуршание ткани по коже и тихое, но слегка затрудненное дыхание Кристины.
    Гленн с трудом сдерживал возбуждение, охватывающее все его тело. Он был уверен, что умеет контролировать свои эмоции. До встречи с Кристиной тело и разум находились в его полном подчинении. Но именно она неизменно делала его слабым и беспомощным, вселяла трепет, и такое положение дел смущало, раздражало и одновременно нравилось ему.
    — Кажется, все, — наконец объявила Кристина.
    Гленн повернулся. Его взгляд вначале коснулся ее черных вьющихся волос, спадающих на плечи, потом переместился на загорелую грудь. Ее едва прикрывал клочок розовой атласной ткани, отделанный кружевом и поддерживаемый тонкой бретелькой через плечо. Полоса атласной ткани пересекала живот, а потом, ниже пупка, ее фактура сделалась полупрозрачной, и становилось очевидным, что черные волосы на голове у девушки выглядят как-то неестественно. Гленн невольно задержал на этом месте свой восхищенный взгляд.
    — Что скажешь, дорогой? — нарочито громко произнесла Кристина, улыбнувшись и вызывающе выставив вперед бедро.
    — Я… гм… — Гленн засунул руки в карманы и стиснул кулаки. Его влекло к ней и хотелось обнять. — Просто великолепно. Хотя… кажется, цвет не слишком тебе идет. — Он уже представлял себе, как прижимается к ее шелковистой коже и мягким волосам. — Как насчет черного белья? Я захватил кое-что из образцов.
    Проворчав, Кристина сорвала с крючка новый гарнитур. Гленн послушно отвернулся, и процесс переодевания начался заново.
    Черное бикини было из хлопка и без бретелек. Посередине живота имелся крупный вырез. Через тонкую ткань проступали набухшие соски. О дьявол!
    — Повернись, пожалуйста, — попросил Гленн, стараясь выглядеть пассивным и придирчивым созерцателем, а не разгоряченным любовником.
    Кристина повернулась к нему спиной, и Гленн почувствовал, что уже основательно вспотел.
    — Наверное, это белье больше мне подходит, дорогой? — Кристина вновь повернулась к нему, но улыбка на ее лице выглядела неестественно.
    Либо она была возбуждена не меньше, чем он, либо ей просто хотелось залепить ему пощечину.
    — Наверное, лучше всего будет смотреться серебристый, — хрипло, но достаточно громко проговорил Гленн.
    Кристина угрожающе фыркнула, но потом с опаской посмотрела ему через плечо. Китаец наверняка прислушивается к их лишь на первый взгляд невинной болтовне. Гленн снова отвернулся, не понимая, зачем в очередной раз подвергает себя такой пытке. Подручного Донелли наверняка и след давно простыл, да он и не собирался заходить в этот магазинчик. Так что можно быть уверенным, что в помещении за розовой ширмой и в радиусе двух кварталов все спокойно. А внутри примерочной… Кристина, наверное, решила, что он извращенец.
    Серебристое бикини было атласным, отделанным блестками, но в нем груди Кристины были поджаты и приподняты вверх так, что почти обнажались соски. Нижняя часть представляла собой трусики, тоже атласные, которые плотно облегали ягодицы.
    — Повернись.
    Он успел перехватить ее взгляд и увидел, что зрачки расширены, а щеки покрылись румянцем. Значит, она все-таки возбуждена. Ладно, может, это никак не способствует выполнению его задания, но зато поможет осуществить другой план, интимного характера. Не связанный с работой. У Кристины потрясающее тело, но она никогда не разгуливала перед ним в сексуальном белье — этого отнюдь не требовалось, чтобы привлечь его внимание. Обычно она одевалась элегантно и достаточно консервативно. Но почему-то этот дешевый и откровенный наряд был ей к лицу. Наверное, участие в запутанной и рискованной игре возбуждает ее не меньше, чем Гленна. Или, может, она уже вжилась в роль гадкой девчонки?
    — Повернись же, Кристи, — повторил Гленн, выглянув из-за спины и на этот раз встретившись с ней взглядом.
    Посмотрев на него, она тут же опустила глаза.
    Сзади серебристые трусики переходили в тонкую полоску, врезающуюся между ягодиц. Гленн протянул руку, но Кристина легонько шлепнула по ней ладонью.
    — Наверное, это белье сидит на мне лучше всех, милый?
    Гленн выпрямился.
    — Без сомнений, — согласился он.
    Они замерли, безмолвно глядя друг на друга. Он, полностью одетый, а она — словно одна из «пташек» в каталоге проституток на Беверли-Хиллз. Он, излучающий желание и пребывающий на грани отчаяния. Она… Гленн понял, что он так и не узнает, если не попробует. Протянув руки, он рванул ее к себе, едва сдержав стон, когда она послушно прильнула к нему.
    — Ты мне нужна, Кристи, — тихо прошептал он ей на ухо.
    Кристина плотно прижалась к нему ягодицами.
    — Гленн, я же…
    Прежде чем она могла что-либо возразить или поразмышлять, стоит ли это делать, он поцеловал ее. Его язык с наслаждением проник в ее рот, чувствуя себя там как дома. Одной рукой Гленн погладил ее шею, нащупав конец парика, а потом слегка наклонил Кристине голову, чтобы поцелуй получился более глубоким и страстным. Ему хотелось показать, как много в нем накопилось неразделенной страсти и вся эта страсть и нежность предназначается ей одной. Другой рукой он плотно обхватил Кристину за талию, и ощущение ее обнаженной кожи под ладонью вызвало бурный всплеск новых эмоций. С тихим стоном он прижал ее к стенке примерочной. Дерево скрипнуло, и Кристина испуганно приоткрыла глаза. Ее руки опустились на талию Гленна.
    Тут он вспомнил про свой ремень. Осторожно обхватив ладонями ее щеки, он прижался к ее бедрам, чтобы она могла ощутить его напряжение и мужскую силу. Это еще сильнее возбудило его.
    Кристина быстро вытащила рубашку из брюк и, просунув под нее руки, принялась поглаживать его грудь. Задыхаясь от волнения, Гленн целовал ее щеки.
    — Кристи, — возбужденно шептал он, с наслаждением вдыхая ее аромат.
    Смогут ли они когда-нибудь снова достичь такой близости? Сегодня ему удалось, потому что они невольно оказались в таком интимном месте, а опасность быть замеченными не позволяла держаться на расстоянии.
    — Присядь, — почти выдохнула Кристина.
    Он тут же повернул ее и усадил на крохотную скамеечку у стенки, а сам встал на колени и вновь прижался к ней. Но она отпрянула. Когда их взгляды встретились, Гленн заметил, что ее глаза сверкают от возбуждения.
    — Мне нужно, чтобы сел ты, — повторила она.
    Он послушно присел рядом, обняв ее за талию и боясь отпускать. Она легко соскочила вниз, встав на колени прямо между его ног.
    Все мысли улетели куда-то прочь и растворились, когда их взгляды встретились.
    Гленн с замиранием сердца наблюдал, как Кристина уверенно расстегнула ремень на брюках и вытащила его из петель. Она сейчас была для него воплощением мечты, но он никак не ожидал, что все произойдет именно здесь!
    Откинув голову назад, он почувствовал, как ладонь Кристины коснулась твердой и возбужденной части его тела. Схватившись руками за скамейку, он мысленно торопил кульминационный момент. Она всегда очень легко возбуждала его, но после волнений и стрессов последних суток тело Гленна жаждало расслабления. Мышцы были до боли напряжены.
    Ладонь Кристины соскользнула к основанию его члена, и вскоре верхней его частью он ощутил ее влажный язык.
    Гленн с трудом поборол новую, еще более сильную волну возбуждения. Он покрепче стиснул зубы, чтобы не издать стон. Трудно поверить, но сейчас у его ног была Кристина. Его Кристина. Ловкие и уверенные движения ее языка пронзали его тело молниями, ее горячий, влажный рот, казалось, поглотил его целиком. Гленн отчаянно, но тщетно пытался сохранить над собой контроль.
    Он не закрыл глаза, ибо не мог пропустить прекрасное зрелище: густую копну черных волос своей волшебницы-невесты, склонившейся над его бедрами и доставляющей ему неземное удовольствие. Кристина умудрилась погрузить кончик языка в тонкую прорезь его органа, и Гленн уже не в силах был сдержать стон. Он понятия не имел, сколько сможет еще продержаться. Такую пытку он готов был терпеть хоть всю жизнь…
    Оргазм настиг Гленна до того, как он успел сделать очередной вдох. Он резко откинул назад голову, ощутив внутри себя взрыв и постепенную разрядку. Ему хотелось навсегда запечатлеть в памяти каждое мгновение интимных минут и не бояться, что это мгновение может стать последним.
    Гленн содрогнулся от пронизывающих тело импульсов наслаждения. Сердце отчаянно забилось. Судорожно глотнув воздух, Гленн попытался обрести равновесие, но мир вокруг отчаянно закружился и он, прикрыв глаза, беспомощно облокотился о стену.
    Спустя минуту, когда оба были не в силах проронить ни слова, Кристина подняла голову.
    Они обменялись улыбками, после чего Гленн наклонился вперед и нежно поцеловал ее.
    — У меня нет слов, — тихо сказал он.
    На ее щеках играл румянец.
    — Я… ох, я никогда не делала этого раньше…
    Гленн заключил ее в объятия.
    — Ты была просто великолепна.
    — Зато я плохо выполняю собственные обещания, — с легким упреком произнесла Кристина, искоса посмотрев на него.
    — Ничего, — усмехнулся он. — Мне тоже иногда приходится нарушать установленные правила.
    Протянув руку, Кристина намотала на указательный палец часть хвоста волос на затылке у Гленна. Казалось, она не торопится одеваться.
    — Как ты думаешь, — начала она, и Гленн предположил, что речь идет об их париках и прочих элементах маскировочного грима, — это нас сильно меняет?
    Сам он, занимаясь долгие годы шпионской деятельностью, не раз задавался этим вопросом. Иногда даже не мог точно припомнить, где заканчивается ложь и начинается реальная жизнь. Развращает ли он Кристину? Сознательно ли меняет ее как человека? Вряд ли ему хочется этого, но он не может отрицать, что обожает эту властную и безрассудную женщину, в которую она вдруг так внезапно превратилась.
    — А ты считаешь, что изменилась? — спросил он, разочарованный своими мыслями.
    — Да, — быстро ответила Кристина, по-прежнему сжимая пучок его волос и разглаживая их. Потом их взгляды встретились. — Теперь ты мне не внушаешь прежнего страха.
    Гленн ощутил, что от этих слов у него похолодело внутри.
    — О каком страхе ты говоришь?
    — Понимаешь, ты ведь мог бы соблазнить любую женщину…
    Он прижал указательный палец к ее губам.
    — Не говори больше этого, — прошептал он. — Черт возьми… — Он запнулся, вовремя вспомнив, что нельзя произносить ее настоящее имя. — Ты самая лучшая и самая чистая женщина в моей жизни. Я не хочу и никогда не захочу никого, кроме тебя. Запомни: никого!
    — Тогда зачем же ты обманывал меня?
    Гленн на секунду закрыл глаза, поскольку трудно было видеть боль и упрек в глазах любимой женщины.
    — Я пытался защитить тебя.
    — Ты когда-нибудь признался бы мне? — прищурилась она.
    Об этом он как-то не задумывался. Он был настолько уверен, что сможет и дальше вести двойную жизнь…
    — Не знаю.
    Сердито глядя на него, Кристина поджала губы.
    — Сделай мне любезность, дорогой, — тихо попросила она.
    — Постараюсь. Какую?
    — Отныне — никакой лжи. С этого дня, что бы ни случилось, ты будешь говорить мне только правду.
    При его работе давать такое обещание — дело недопустимое. Он не имеет права поступиться долгом. Не может каждый раз докладывать Кристине, где находится, куда намерен поехать или что собирается делать. Но вместе с тем он понимал, что она бросает ему вызов, испытывает его. То есть или она, или его работа. Что же все-таки для него важнее?
    Она приперла его к стенке, и это ему не нравилось. Он конечно же не знал, сумеет ли сдержать обещание, но тем не менее дал его.
    — Хорошо, — сказал он. — Отныне между нами только правда.
    Кристина притянула его к себе.
    — Спасибо, — искренне поблагодарила она.
    — Простите, мистер? — послышался из зала голос китайца.
    Гленн вздохнул. Ну вот. Реальность никогда не даст о себе забыть.
    — Вы готовы сделать покупку? — продолжил продавец.
    Гленн застегнул брюки и поднялся, чувствуя некоторую слабость в коленях. Кристина быстро переоделась.
    Как ни странно, но ему показалось, будто они вместе проделали долгий путь. Хотя понятия не имели, куда он их приведет.

6

    Гленн купил серебристое бикини. Когда он протянул продавцу пару двадцаток, китаец поочередно поднес их к свету, а потом даже извлек откуда-то лупу и тоже внимательно изучил. Эта процедура вымотала Гленну все нервы.
    — Какие-то проблемы, приятель? — нетерпеливо спросил он.
    — Дело в том, что один мой дальний родственник работает в крупном универмаге в центре города, — сообщил он. — Вчера вечером я заходил к нему. Знаете, что он мне показал? — Он многозначительно подмигнул. — С десяток фальшивых купюр разного достоинства… На восемьсот долларов, не меньше.
    Взгляд Гленна сделался неподвижным.
    …Со скамейки в парке Кристина наблюдала, как Гленн взволнованно разговаривает с кем-то из телефонной будки, расположенной в нескольких шагах от нее. Сказать, что он был раздражен, означает не сказать ровным счетом ничего.
    Кристина понятия не имела, с кем он говорит — наверное, тоже какой-нибудь агент. Разумно ли вести такой разговор в столь людном месте, на глазах у туристов и разного рода зевак, наблюдающих и фотографирующих окрестности.
    Боже мой, как легко у него меняется настроение. Раньше она такого в нем не замечала. С ней Гленн Маккейн всегда вел себя спокойно и уверенно. Вот еще одна из его темных сторон, подумала Кристина.
    Поначалу ей хотелось окончательно порвать с Гленном, но она чувствовала в себе растущую нерешительность. Логически, отрешившись от каких бы то ни было эмоций, она понимала, что не может больше оставаться с этим человеком. Но ее тело… ему трудно приказать! А сердце? Оно просто разрывается на части. Кристина устало вздохнула.
    Повесив трубку на рычаг, Гленн что-то пробормотал, постоял немного, потом вышел из будки и направился к ней.
    — Давай пройдемся вдоль реки, — предложил он, подойдя.
    Он выглядел усталым, и Кристина без лишних слов поднялась со скамейки и взяла его за руку.
    — С кем ты говорил? — спросила она, когда они вместе подошли к прибрежной зоне.
    Гленн глубоко вздохнул и покосился в ее сторону.
    — Со своим отцом, — тихо ответил он.
    Кристина замедлила шаг. Его отец… Который одновременно является и его начальником. Каким-то образом на фоне своих личных проблем она совсем упустила из виду, в каком затруднительном положении находится Гленн.
    — Понимаешь, — начал Гленн, — в выручке одного из магазинов по продаже бытовой техники обнаружили много фальшивых купюр — три стодолларовые и семь-восемь двадцатидолларовых. Управляющий вызвал полицию. За дело взялся какой-то новобранец, который полночи совершенно самостоятельно и беспрепятственно допрашивал персонал и копался в документах. Теперь этот недотепа с чистой совестью может выставить себя героем в глазах федералов. — Он порылся в карманах. — Полный идиот.
    — Ты думаешь, за всей этой историей стоит Донелли? — спросила Кристина.
    — Я не настолько наивен, чтобы предположить, будто это простое совпадение.
    Кристина нахмурилась.
    — То есть бандиты купили что-нибудь из бытовой техники — пылесос или холодильник?
    — Наверное, — кивнул он. — Я уверен, что кто-то из них захотел отмыть эти деньги через магазин. Через несколько дней они вернутся и под каким-нибудь предлогом возвратят покупку. — Он закатил глаза. — И им, естественно, возместят ее полную стоимость. Нормальными, неподдельными деньгами. Так очень простым путем будет заработана приличная сумма.
    — Но… — Кристина запнулась, немного смутившись. — Ведь можно легко попасться. Скажем, покупателя мог запомнить кто-нибудь из продавцов…
    Гленн взглянул на нее, и в его глазах мелькнуло одобрение.
    — Молодец, Мелисса! Быстро соображаешь.
    Они продолжали идти в толпе людей, а слева от них величаво катила свои воды Миссисипи. Прохладный бриз заставил Кристину слегка съежиться, и она подхватила Гленна под руку.
    — Но, дорогой, для такой работы у Донелли, наверное, есть и другие подручные, кроме Райта?
    — Естественно. У него большая команда. Одни печатают деньги, другие пакуют и развозят их.
    — Мне кажется, — прищурилась Кристина и нагнулась к нему поближе, — что кто бы ни совершал эту покупку, о которой ты мне рассказал, вряд ли этот смельчак действовал по указанию Донелли. Просто у него зачесались руки, он украл немного отпечатанных денег и решил, что сможет подзаработать.
    Гленн обнял Кристину за талию, и на его лице заиграла улыбка.
    — Представь, мне в голову пришла точно такая же мысль… Знаешь, из тебя получился бы неплохой детектив.
    Обрадовавшись, Кристина чмокнула его в щеку и спросила:
    — А что еще тебе сказал… отец?
    — Он тоже считает, что обнаруженная фальшивая валюта вышла из логова Донелли. Кроме того, отец думает, что гангстер планирует куда более крупное дело, чем незатейливые покупки в магазинах. И еще… — Гленн почесал затылок. — Он просто в ярости, что я вовлек тебя в это дело. Пригрозил, что отстранит меня.
    Кристина от неожиданности остановилась и посмотрела на него расширенными глазами.
    — Отстранит тебя? — воскликнула она. — Но это нелепость какая-то! — Чувствуя свою вину за свалившиеся на его плечи проблемы, она не могла поверить, что отец Гленна может быть так суров с сыном. Ведь Гленн единственный, кто может добраться до Донелли. — Ты ведь работал над этим делом целых полгода. Сегодня нам кое-что удалось: мы выследили возле магазинчика дамского белья одного из подручных Донелли. Значит, что-то здесь нечисто, что-то происходит именно в этом районе. У Донелли здесь какая-то недвижимость. Кстати, ты не знаешь, какая именно?
    Гленн взял Кристину за руку и отвел ее немного в сторону от дорожки, чтобы она не мешала проходить людям.
    — Думаю, цветочный магазин, — тихо сказал он ей.
    — Но ведь это всего лишь ширма, не так ли? — предположила Кристина, и глаза ее загорелись.
    — Скорее всего.
    — В любом случае… — она взмахнула руками, проникаясь духом увлекательного расследования, — нам не мешало бы заглянуть внутрь этой цветочной лавки. Что, если я отвлеку продавца, а ты тем временем…
    — Нет уж, спасибо, — отмахнулся Гленн. — Я сам управлюсь. Это слишком опасно.
    Кристина хотела было заспорить, но удержалась, поняв, что этим ничего не добьется. Поэтому она задумалась над тем, как без лишней нервотрепки добиться того, чтобы Гленн взял ее с собой.
    — Гм, — равнодушно хмыкнула она. — А если подтвердится, что именно там находится оборудование для производства фальшивых денег, тогда остается лишь выяснить, каким образом Донелли собирается сорвать с их помощью большой куш. Он ведь не будет рисковать, делая покупки в универмагах. Тогда… куда можно пойти, оставить кучу денег, а через некоторое время забрать их оттуда, не привлекая к себе внимания? — Едва последние слова слетели с ее уст, как она замерла и посмотрела в сторону реки, на катера, стоявшие у берега. — В казино! — вырвалось у нее. Довольная своим выводом, она даже присвистнула. — Наверняка он в сговоре с хозяевами игорного заведения. Может, ему даже принадлежит половина этих превосходных катеров. — Она кивнула в сторону воды. — Точно! Через казино Донелли может прокачивать тысячи и десятки тысяч фальшивой наличности.
    — Ты умница, — похвалил ее Гленн. — Только, пожалуйста, говори потише. Кругом ведь люди. А вообще-то ты права. Донелли, на мой взгляд, вполне предсказуем и не должен обмануть наших ожиданий.
    — Думаю, мы на правильном пути, — воодушевленно, но на сей раз вполголоса проговорила Кристина. Может, через неделю мы закроем это дело, Донелли упакуют в одну из федеральных тюрем, а тебя похвалит сам президент страны. Посмотрим тогда, что скажет твой разлюбезный папочка!
    Неожиданно Гленн повернулся к ней и обхватил ладонями ее лицо.
    — Знаешь, когда ты так говоришь, у меня создается впечатление, что ты заботишься обо мне.
    Кристина отвела взгляд. Он слишком проницателен, и сейчас ей очень трудно думать о решении, которое она сама приняла и обещала выполнить в недалеком будущем.
    — Конечно, — ответила она и усмехнулась, чтобы прогнать прочь свои тревоги. — Кстати, а мне полагается какая-нибудь награда?
    Гленн погладил ее по щеке большим пальцем.
    — Посмотрим сначала, что у нас получится.
    Нежность в сочетании с радостью в его глазах вызвали у Кристины вздох облечения. Вот здесь, перед ней, стоит тот самый мужчина, которого она всегда любила и чье самое легкое прикосновение заставляет ее трепетать. Она находится во власти его светлых и темных сторон, одинаково подавляющих и возбуждающих ее.
    Когда Гленн нагнулся к ней и поцеловал, Кристина обняла его и прижалась всем телом.
    — Нам надо возвращаться, — тихо проговорил он, когда вновь посмотрел ей в глаза.
    Снова в роскошные апартаменты? Нет, это плохая идея.
    Схватив его за руку, Кристина огляделась и решительно потянула его по направлению к Бил-стрит.
    — Извини, милый, но ты ведь обещал поводить меня по магазинам, — упрямо напомнила она.
    Лицо Гленна засветилось от счастья.

    Переступив порог, Кристина устало опустила на пол сумки.
    — Ох, ну и денек сегодня выдался! — проговорила она.
    Гленн, услышав ее непривычно бодрый голос, приподнял брови и, многозначительно улыбнувшись, бросил бумажник и ключ от номера на столик в прихожей.
    Кристина прошла в гостиную, а потом хитро улыбнулась ему.
    — Ты сегодня был таким щедрым, дорогой, — вкрадчиво проговорила она и послала ему воздушный поцелуй.
    Гленн приблизился к ней, а потом неожиданно приложил ко лбу ладонь.
    — Что ты делаешь? — спросила Кристина, слегка нахмурившись.
    — Кажется, у меня температура, — ответил он.
    — А как насчет… Ну, ты понимаешь… — Кристина замешкалась, а потом неслышно произнесла одними губами: — Жучков?
    — Не беспокойся! Я позаботился, чтобы один из моих людей из числа обслуживающего персонала все проверил в номере, пока мы будем отсутствовать.
    — У тебя есть свои люди в отеле? — До сегодняшнего дня ей казалось, что всю операцию проводит один лишь Гленн, но теперь многое прояснилось. Одни агенты проверяют недвижимость, принадлежащую Донелли, другие следят за ним и за Райтом. Все разложено по полочкам. И всем процессом руководит отец Гленна. Который очень строго относится к сыну, обвинил его в том, что тот все запутал, и грозил отстранить от операции. Из-за нее, между прочим. Кристина опустилась на диван. — Скажи, почему тогда эти люди не проверили номер вчера? — спросила она.
    — А тебе не кажется, что уборка помещения в десять вечера выглядела бы несколько странно? — усмехнулся он.
    — Ах да, — вспыхнула Кристина. — Ты прав.
    Она сняла свои новые сандалеты и стала разминать затекшие пальцы.
    Неудивительно, что, когда Гленн возвращался с работы, он обычно любил прилечь на диван. Работа полицейского изрядно выматывала его.
    — Мне нужно немного поработать, — сказал Гленн и, чмокнув Кристину в щеку, как он делал бесчисленное число раз у них дома, удалился в спальню. Кристина наблюдала, как он уселся и, достав из кейса какие-то бумаги, начал перебирать их.
    Несмотря на некоторое напряжение, которое ощущалось во время их совместного похода по магазинам, настроение у Кристины было приподнятым. Прохаживаясь перед Гленном в дорогих сексуальных нарядах, она ощущала непривычную свободу. Раньше она не чувствовала так собственное тело и не понимала, какой эффект производит оно на мужчин. Когда в магазине она мерила мини-юбку, то с внутренним ликованием смотрела на завороженное лицо Гленна.
    Пришлось купить кое-что несколько вызывающее, чтобы во время посещений казино не выглядеть белой вороной. Брючный костюм с кружевной отделкой. Сейчас, отдыхая на диване, она вспоминала лицо Гленна, когда она, надев его, вышла из примерочной. Его глаза загорелись и одобрительно смерили ее с головы до ног. Брюки плотно обтягивали ее ноги и бедра, немного расширяясь книзу. У блузы был широкий вырез, почти обнажающий плечи. Грудь была едва прикрыта, а через прозрачную кружевную ткань просвечивал живот. Под костюм она выбрала модельные туфли на высокой шпильке. Подойдя к овальному зеркалу в примерочной, Кристина решила, что теперь соответствует легенде и выглядит как женщина, которая полностью принадлежит Фернандо Омеро. Преуспевающему банкиру-инвестору…
    Кристина выпрямилась и села, посмотрев через комнату на Гленна, склонившегося над документами.
    — Знаешь, что я подумала? — вдруг сказала она, словно вспоминая о чем-то важном. — Видимо, зря мы потратили столько на эти чертовы туфли. Это все мои капризы. Ты ведь не можешь покупать мне такие туфли на зарплату полицейского!
    Гленн оторвал взгляд от бумаг и посмотрел на нее через плечо. Некоторое время он не произносил ни звука, и Кристина испугалась, что рассердила его. Но потом он насмешливо улыбнулся.
    — Просто я тебе не говорил, что ныне покойные дедушка с бабушкой завещали мне немного денег, — объяснил он.
    — Но зачем же тратить их на туфли?
    — Они оставили мне три миллиона, Кристи…
    — О Боже… — округлив глаза, она бессильно откинула голову назад. Потом снова выпрямилась. — Ты не врешь, Гленн? Три миллиона долларов?!
    Он лишь усмехнулся, а потом снова опустил голову, углубившись в свои размышления и расчеты.
    Посидев еще немного, Кристина решила, что сейчас самое время принять душ. Похолоднее.
    Спустя четверть часа, завернувшись в белое махровое полотенце, она вышла из ванной и увидела, что Гленн уже ждет ее в гостиной.
    — Думаю, нам снова нужно заняться конспирацией и разыграть из себя беспечных влюбленных, — сказала он, посмотрев на нее.
    — Куда мы пойдем? — спросила Кристина, чувствуя, что вряд ли будет в состоянии пройти пешком несколько кварталов.
    — Как насчет бассейна при отеле?
    Она улыбнулась.
    — Тогда, может, мне достать солнцезащитный крем?
    Растянувшись рядом на раскладном кресле у самой кромки бассейна, Гленн, пользуясь тем, что надел солнцезащитные очки, восхищенно поглядывал на ее тело и пытался понять, что у нее на уме.
    Кристине явно не по душе суровая и порой даже жестокая тактика его отца. Он даже не сказал ей, что отец грозился не только отстранить его от данного расследования, но и вообще выгнать из отдела. Старик строго придерживается разного рода инструкций и предписаний, а непослушный сын, которого он по собственной инициативе включил в свою команду, постоянно вставляет ему палки в колеса. Это был давний конфликт, который, как представлялось Гленну, так и не будет до конца улажен, и он уже давно примирился с реальностью.
    Но отношения с Кристиной заставили его признать, что перепалки с отцом могут серьезно повлиять на его жизнь. Воспитанный сдержанным, иногда даже суровым человеком, он привык к одиночеству и не готов к проявлению нежных чувств. Гленн понимал, что Кристине требуется от него гораздо больше в эмоциональном отношении. Но порой он попросту не знал, как облечь свои чувства в слова.
    Единственная женщина, которую он любил — его мать, — не осталась с ним, когда он открыл ей свою душу. Что, если Кристина все-таки отвергнет его? Любит она его или нет, но разве она сама не заявила ему утром, что не желает мириться с тем, что он полицейский?
    В этот момент Кристина положила руку на его обнаженное бедро, и Гленн едва не подпрыгнул от неожиданности.
    — Милый… — она осеклась, наклонив голову, чтобы лучше видеть, — ты никуда не собираешься?
    Он взял ее за руку и поцеловал ладонь.
    — Пока нет.
    Поскольку на ней тоже были черные очки, Гленн не мог определить ее реакцию на свое прикосновение, но надеялся, что ее сердце бьется так же часто, как и его. Притворяться флиртующим с Кристи тоже входит в разработанный им план.
    — Мне захотелось еще немного воды, — утомленно проговорила она. — Иначе я просто сгорю.
    Он медленно провел пальцем по ее загорелой ноге.
    — Ты вся блестишь. Это так сексуально.
    — Это всего лишь пот, — усмехнулась она.
    — Мне кажется, тебе нужно еще намазаться кремом.
    Она взглянула на него поверх очков.
    — Хорошо бы, только отыщется ли доброволец, который помог бы мне растереть его по телу? — прищурилась она.
    Гленн рассмеялся и погладил ее бедро. Потом неохотно поднялся. Проходя мимо столиков и раскладных кресел по направлению к бару, он воспользовался случаем, чтобы еще раз понаблюдать за парочкой громил из банды Донелли. Они сидели, покуривая сигары, за столиком в тени широкого раскладного зонта. На парнях были разноцветные гавайские рубашки, светлые шорты и шлепанцы. Ноги у них были совсем белыми, нетронутыми солнцем, и оба производили впечатление туристов, только что приехавших откуда-нибудь из Северной Дакоты. Собственно, на это они и рассчитывают, понял Гленн.
    Слева сидел толстяк, которого он заметил, когда тот выходил из цветочного магазина. Позднее Гленн выяснил, что это один из рядовых громил в банде по имени Винсент. Хорошо, что сегодня он принял решение побыть на виду. Бандиты ничего не заподозрят, а он приблизится к своей цели. Донелли доложат, что он шлялся с подружкой по магазинам, потом отдыхал у бассейна, а позднее, под самый вечер, отправился попытать счастья в казино. Все это вполне соответствует его имиджу и, как он рассчитывал, должно успокоить нервы тем, кто слишком разволновался по поводу непредсказуемого появления Кристины в баре прошлой ночью.
    Купив в баре бутылку минеральной воды, Гленн направился обратно к тому месту, где лежала Кристина. Подойдя поближе, он вновь испытал волнение при виде ее стройных загорелых ног и груди, едва прикрытой тонкими полосками материи.
    Нагнувшись, он нежно поцеловал ее и вручил долгожданную бутылку.
    — Могу ли я еще чем-нибудь быть тебе полезен? — галантно спросил он, опустившись в свое кресло и откинув спинку.
    Кристина провела рукой по его голой груди, а ее взгляд бесцельно бродил по всему его телу.
    Ему было приятно, и его рука непроизвольно потянулась вперед, и он погладил ее шею и плечо.
    — Полегче, — попросила Кристина.
    Он приподнял бровь.
    — Прости, я не то хотела сказать, — спохватилась Кристина и поджала губы. — Я всего лишь притворяюсь твоей любовницей.
    — Притворяешься? — возмущенно прошипел Гленн. — Не понял? А я вот совсем не притворяюсь. И хочу тебя, между прочим!
    Она судорожно глотнула и огляделась.
    — Я тоже, только…
    Гленн вновь нагнулся и прижался к ней губами.
    — Оставим это на потом, — тихо сказал он и вновь опустился в кресло. Если ему нужно и дальше так притворяться, то он будет счастлив делать это всю оставшуюся жизнь.
    Но спустя еще полчаса ласковых поглаживаний и поцелуев Гленн готов был кричать. Любое прикосновение ее рук или намек на улыбку вызывал у него эрекцию, и он не мог даже встать и пройтись вдоль бассейна, чтобы хоть как-то расслабиться.
    — Мне нужно сменить положение, — заявила Кристина, опуская спинку своего кресла и переворачиваясь на живот.
    Слава Богу! Если бы он увидел, как еще одна капелька пота стекает в ложбинку между ее восхитительных грудей, то неизвестно, чем бы это кончилось.
    Кристина достала из пакета бутылочку с солнцезащитным кремом и протянула Гленну.
    — Разотри мне спину, пожалуйста.
    Гленн перевел взгляд с бутылочки на ее голую смуглую спину, едва прикрытую лоскутком бикини. И почувствовал, что долго так ему не продержаться.
    Она нетерпеливо помахала бутылочкой.
    — Ну же, Гленн!
    Он аккуратно взял крем и пересел на ее кресло. Случайно коснувшись бедром ее тела, он судорожно глотнул. Выдавив немного крема ей на спину, он облизал пересохшие губы и поставил бутылочку на кафельный пол. Чертова работа…
    Медленно растирая ее плечи, он едва сдерживал стон. Согретая солнцем и увлажненная выступившим потом, ее кожа была на ощупь словно шелк.
    Кристина поежилась от удовольствия. Лицо Гленна начал заливать пот. Он старательно растирал крем вдоль позвоночника, потом круговыми движениями — по всей спине, чувствуя при этом, как дыхание Кристины участилось. Когда его пальцы достигли трусиков, Гленн почувствовал неудержимое желание просунуть пальцы под них… Дыхание его замерло. Осознавая, что кроме гангстеров за ними могут невольно наблюдать десятки Людей, он с трудом сдержал свой порыв.
    Кристина лежала неподвижно как статуя, ухватившись руками за край кресла. Суставы ее пальцев побелели.
    Улыбаясь, он переместил пальцы на блестящую ткань купального костюма. Потом выдавил крем на ее ноги и принялся энергично растирать их, постепенно замедляя движения. Когда его пальцы случайно оказывались возле самой промежности, Гленн чувствовал, как дергается ее тело, как будто прося большего. Она возбуждена, просто боится выдать это.
    Он наклонился и осторожно смахнул волосы с ее шеи.
    — Тебе приятно, дорогая? — тихо спросил он.
    — Ты меня с ума сводишь, — бессильно прошептала Кристина.
    — Я рад, что не одинок в своих ощущениях, — удовлетворенно проговорил он в ответ. — Он нежно поцеловал ее за ухом, одновременно рукой поглаживая спину.
    — Гленн, пожалуйста, не надо…
    Да, он слишком увлекся. И вообще, они засиделись у бассейна, решил Гленн. Если он сейчас же не отведет ее в номер, не уложит в постель и не разденет, то…
    — Черт!
    Кристина напряглась.
    Гленн, замерев, неотступно наблюдал за официанткой, подошедшей с подносом к пожилой паре, отдыхающей неподалеку.
    — У нас проблемы, — процедил сквозь зубы Гленн. — Посмотри-ка на ту официантку!
    Кристина подняла голову, рассеянно озираясь. Он молча кивнул ей в нужную сторону.
    — Это никакая не официантка, а твоя вездесущая Лин!
    Облаченная в светлый парик и платье официантки, Линда преспокойно беседовала с пожилой парой.
    Сладостное напряжение и предчувствие скорой интимной развязки уступили место горькой досаде. В одну секунду настроение было испорчено.
    — Что это она себе вообразила?! — прошипела Кристина. Она готова была растерзать подругу на мелкие кусочки.
    — Создает нам проблемы, это для нее вполне привычное состояние, — пожал плечами Гленн.
    — Откуда у нее униформа официантки?
    — Мне лень даже выяснять это, — холодно ответил он, похлопав ее по ноге. — Пошли. Нам нужно исчезнуть, пока она ничего не натворила.
    Гленн обмотал пояс полотенцем и взял в руки пакет.
    Как он может оставаться таким спокойным? Кристина чувствовала, что сердце готово выпрыгнуть из ее груди прямо на кафельный пол перед бассейном. Раньше он сказал ей, что люди Донелли где-то неподалеку, только не уточнил, где именно. И она была рада этому, потому что не хотела, чтобы бандиты перехватили ее пристальный взгляд. Но теперь оказалось, что ее лучшая подруга — бывшая лучшая подруга — может в одну секунду раскрыть их и испортить все дело.
    Гленн обнимал ее за талию, когда они удалялись от бассейна, направляясь к входу в отель. Кристина подыгрывала ему, то и дело кокетливо поглядывая и улыбаясь. Красивые мускулы, загорелая кожа, черные волосы и уверенная походка — все это сливалось в единый неотразимый имидж ее спутника.
    Желание, пульсирующее в ее теле и скрывающееся за внешним поддельным спокойствием, с нетерпением ожидало возможности вырваться наружу.
    Когда они остановились возле лифта, знакомый голос откуда-то сзади произнес:
    — Я все равно слежу за вами.

7

    Слава Богу, в холле было безлюдно, но кто знает, когда могут появиться подручные Донелли?
    — Убирайся, — тихо проговорила Кристина.
    — Вы двое что-то скрываете от меня.
    — Разве это возможно, когда ты у нас на хвосте? — завелась Кристина.
    Лин, грациозно покачивая бедрами, прошла мимо них.
    — Я не могу вас бросить на произвол судьбы.
    Вздыхая по поводу ее досадной настойчивости, Кристина все же не могла удержаться от улыбки. Нет, все-таки более верной подруги ей не найти.
    Когда двери лифта раскрылись, Кристина тихо сказала:
    — Она думает, что оберегает меня.
    — Пускай, но только пусть держится подальше, — ответил Гленн. Он был раздражен. Но его нельзя винить. Лин ведь может сорвать им операцию.
    Молчание стало невыносимым. Кристина прикусила губу, не зная, как вновь настроить Гленна на романтический лад. Если им предстоит провести ночь в казино, то по крайней мере ей хотелось притвориться, что у них свидание, и наслаждаться его вниманием и обществом.
    Бросив сердитый взгляд на удаляющуюся Лин, Гленн пропустил Кристину первой, а сам зашел следом.
    — Прости, Гленн, она не хотела…
    Но в этот момент горячий рот Гленна впился в ее губы. Когда лифт проехал немного, он хладнокровно надавил на кнопку «Стоп».
    Кристина обвила руками шею Гленна, прижавшись грудью к его теплой обнаженной груди. О Боже, как хорошо с ним! Гленн продолжал ее целовать, и у Кристины не осталось сомнений, что ему удалось подавить свою досаду по отношению к Лин и сосредоточиться на желании, охватившем его у бассейна.
    Их языки сплелись. Подхватив в ладонь пучок ее волос, Гленн словно удерживал Кристину от возможного бегства. Хотя куда ей деваться в кабине лифта! К тому же она не имела ни малейшего намерения удаляться от него. Все свое желание и неудовлетворенность последних часов Кристина вложила в этот поцелуй. Пусть, думала она, им овладеет лишь одно желание — быть с ней, пусть он считает ее единственной ценностью в своей жизни.
    Неожиданно Гленн отпрянул и, тяжело дыша, посмотрел на нее. В солнцезащитных очках он казался каким-то необычным, даже опасным. Ее сердце отчаянно забилось, а кровь начала судорожно пульсировать. Желая увидеть глаза, она сняла с него очки. В его глазах мелькнул огонек сожаления.
    Она прижалась к нему губами, рукой удерживая его за шею.
    — Разве ты не понимаешь, как я тебя хочу сейчас? — прошептала она одними губами.
    Гленн заключил ее в объятия.
    — У меня есть идея, — сказал он и прижал ее бедра к себе. — Вот так-то лучше.
    Пытаясь совладать с участившимся дыханием, Кристина выгнула тело. Большими пальцами он подцепил ее трусики и потянул вниз. Кристина, отвернув край полотенца, ухватилась за плавательные шорты Гленна и нащупала ту часть его тела, которая приобрела твердость… Он откинул голову и закрыл глаза.
    Неодолимая страсть овладела ею и зажгла огонь во всем теле. У нее задрожали руки. Гленн опустил голову, и их взгляды встретились.
    Перед ней стоял ее прежний любовник, и все-таки… это был не он. Две разные ипостаси одного и того же человека. Может быть, и сама жизнь не так проста, как она себе ее представляла. Гленн превзошел ее ожидания. Она превзошла ее собственные ожидания. И любовь… она оказалась глубже, сложнее и разнообразнее.
    Гленн неистово целовал ее, слегка приподняв и прижав ее к стене. А через несколько секунд он глубоко вошел в нее…
    Кристина судорожно глотала воздух. Она чувствовала голод, отчаянную необходимость отдаваться Гленну до полного удовлетворения своего желания.
    Гленн приподнимал и вновь опускал ее, а она, крепко обхватив его за шею и обвив ногами бедра, отталкивалась спиной от стены. Его сила и хладнокровие еще сильнее возбуждали ее. С тех пор как он впервые дотронулся до ее тела у бассейна, она пульсировала на грани наслаждения, а теперь совсем немного движений — и она уже извивалась и взлетала все выше и выше, к заманчивой и сладостной вершине.
    — Гленн, — простонала она, когда он нажал посильнее и его движения участились, словно он попал на гребень приливной волны.
    На пике наслаждения ее дыхание замерло. Удовольствие растеклось по телу волшебными волнами, тело затрепетало в конвульсиях. Она уронила голову на его плечо, а он дернулся в последний раз, тоже отдаваясь охватившему его оргазму…
    Войдя в номер, Гленн прислонился к стене, а Кристина опустилась на диван. Его глаза светились от счастья.
    — Мы с тобой опять не смогли добраться до постели…
    Ее дыхание участилось, и она, словно захмелев, откинула голову. Парик на ее голове съехал набок, но на лице играла улыбка.
    Гленн медленно снял с Кристины парик, и ее по плечам рассыпались собственные темно-рыжие кудри. Он почувствовал, что растерял былое хладнокровие и уверенность в себе, но ему было все равно. Он ведь сделал ее счастливой, на ее лице он снова видел улыбку, а на щеках — румянец. Он не даст ей уйти от него. Неважно, что придется для этого сделать.
    Гленн обнял Кристину, а потом подхватил на руки и отнес в спальню. До похода в казино оставалось несколько часов, и ему не хотелось терять ни минуты. Он нежно поцеловал ее в щеку и положил на постель.
    — Хочешь чего-нибудь?
    Сонно улыбаясь, она протянула руку к его груди.
    — А что ты мне предлагаешь?
    Он взял ее за руку и прижался к ней губами.
    — Что-нибудь выпить… для начала. А позднее — все, что только пожелаешь.
    Она поцеловала его в шею, и его сердце забилось сильнее.
    — Да, в глотке совсем пересохло.
    Гленн неохотно оставил ее, чтобы взять из холодильника бутылку минеральной воды. Жажда ее дальнейших прикосновений поглотила его целиком, и впервые в жизни ему захотелось отбросить прочь всякие мысли о работе и о служебном долге. Он готов был прямо сейчас позвонить отцу и послать его к черту со всеми его правилами и условностями.
    Когда они возьмут Донелли, появится другой гангстер, который займет его место. Но эта мысль ему не понравилась, и он отбросил ее. Все-таки надо довести операцию до конца. До того, как Донелли окажется за решеткой, он ни в чем не может быть уверен. Но и потерять честь он также не имеет права.
    Когда он возвратился в спальню, Кристина лежала на боку, абсолютно обнаженная.
    Он замер в проходе, пораженный ее откровенной красотой. Когда она улыбнулась и поманила его пальцем, он подошел, держа перед собой бутылку и отчаянно стараясь обуздать охватившее его желание. Кристина приподнялась на локте и выпила воды. Она выглядела уверенной и очень сексуальной. Такое необычное для прежней Кристины сочетание дурманило его сильнее, чем вино. Его постоянный обман обидел ее, но история, в которую он потом втянул ее, судя по всему, сделала ее сильнее. Раньше он считал, что доминирующей чертой в ее характере была тихая скромность, но Кристина раскрылась перед ним совершенно в новом свете: как смелая и хладнокровная женщина. Такой она заинтриговала его еще больше. Он словно заново влюбился в нее.
    Кончиком пальца Гленн нежно провел по ее телу от плеча до изгиба талии, а потом от бедра до голени.
    — Ты прекрасна, — хрипло прошептал он.
    Кристина моргнула, а потом в ее глазах мелькнуло лукавство.
    — Да? — притворно удивилась она. — Ты тоже мужчина хоть куда. — Она потянула за резинку его шортов. — Но ты не находишь, что на тебе слишком много одежды…
    Гленн опустился на колени возле кровати, взял из рук Кристины бутылку с водой и поставил ее на пол.
    — Что у тебя на уме, Кристи?
    Она вытянула руки и взъерошила ему волосы.
    — Заниматься любовью до потери сознания, — ответила она.
    Он смахнул волосы с ее лба и поцеловал в шею, с наслаждением вдыхая пикантный, чувственный аромат духов, смешанный с нежным и очень женственным запахом ее тела. Его губы, еще раз нежно коснувшись ее шеи, двинулись вниз, пока не достигли волнующих выпуклостей. Языком он стал совершать круговые движения, обводя сначала один сосок, потом второй. С каждым прикосновением ее дыхание учащалось. Когда Гленн полностью взял в рот один из сосков, Кристина инстинктивно выгнула спину, слабо застонав.
    Неторопливый темп их ласок и приглушенный свет в комнате живо напомнили Гленну о уикенде, который они с Кристиной провели в недорогом высокогорном отеле на севере Монтаны. Два дня они почти не покидали номер, разве только чтобы час-другой побродить по окрестным лесным тропинкам. Тихая музыка, медленные танцы, вино и секс — вот, что было главным в те дни, и, по сравнению со всей остальной жизнью, особенно на фоне рискованной работы, такое времяпрепровождение показалось ему тогда поистине райским.
    Лаская языком груди Кристины, Гленн опустил руку на ее живот и, нежно поглаживая, постепенно вел ее все дальше и дальше, к заветному холмику между ног. Он медленно погрузил палец в горячую влажную глубину и начал ритмично водить им взад-вперед. Кристина раскрыла рот и, задыхаясь, уцепилась руками за покрывало. Его собственное тело напряглось от волнения, но он не в силах был оторвать от Кристины восхищенный взгляд.
    Потом Гленн вспомнил о шампанском. В горах Монтаны они пили шампанское после обеда, но оно, как правило, не достигало желудков. Ему захотелось напомнить Кристине о том романтическом времени.
    — Я вернусь через минуту, — сказал он, поцеловав ее живот.
    — Что такое? — удивленно спросила она, подняв голову и провожая его взглядом.
    С бьющимся сердцем Гленн подбежал к холодильнику и вытащил бутылку шампанского. По пути в спальню он с ловкостью опытного официанта откупорил ее. Глаза Кристины расширились от изумления. Гленн отпил немного прямо из бутылки, а потом протянул ее Кристине. Она поднесла бутылку к губам, не спуская с него удивленного взгляда. Но когда он забрал бутылку и брызнул ей на живот шампанское, она затаила дыхание и в ее глазах мелькнула догадка.
    Он растер жидкость по ее животу, а потом стал слизывать пузырьки с кожи. Кристина стонала от наслаждения, закинув голову и погрузив пальцы в волосы Гленна. Улыбаясь, он водил языком вокруг пупка, постепенно расширяя круг, и вскоре коснулся в одной точке груди, а в другой — низа живота. Он налил сюда еще немного шампанского, и бедра Кристины оторвались от постели, безмолвно моля о большем.
    Гленн приподнялся и, легонько укусив Кристину за ухо, налил шампанского ей на грудь. Ее тело дернулось в сладостной конвульсии.
    — Гленн, ради Бога…
    Он подставил ладонь, на которую попало несколько капель шампанского, стекающего с ее груди.
    — Как мне нравится этот звук! — восхищенно прошептал он.
    Кристина вновь упала на постель. Облизывая ее соски, он довел каждый из них до волнующей упругости. Лаская ее тело, он боялся пропустить хотя бы маленький участок. Каждый сантиметр ее шелковистой кожи требовал его неустанной заботы и внимания. Кристина дергалась и стонала. Гленн едва сдерживал себя, чтобы не перейти к решающей фазе.
    В какой-то момент, поняв, что умрет от изнеможения, если не проникнет в ее тело, он быстро стянул с себя шорты с плавками и швырнул их на пол. Устроившись между бедер Кристины, он потер своим изнывающим от возбуждения органом о ее промежность, и она послушно обвила ногами его талию. Ее глаза были широко раскрыты и смотрели прямо на него. Приподнявшись, Гленн резким движением вошел в нее. Ее тепло обволокло его, и он стиснул зубы, чтобы не закричать. Потом он начал двигаться. Сначала плавно и медленно, чтобы контролировать свое тело и не дать наслаждению вырваться из-под контроля и захлестнуть его раньше времени. Сначала удовольствие должна получить женщина. В идеальном случае — они оба.
    Его бедра опускались и поднимались, и постепенно темп движений возрастал. Вскоре Гленн уже не в силах был контролировать свое состояние. Оргазм шел за ним по пятам и теперь настиг и поглотил целиком. Их взгляды встретились, пальцы Кристины сдавили его плечи, а живот приподнялся. На его лице играла изможденная улыбка человека, ненадолго воспарившего на небеса. Задыхаясь, он дернулся и бессильно уронил голову на грудь Кристины.
    Через несколько минут она похлопала его плечу.
    — Лучше бы ты захватил еще одну бутылку, дорогой, — усмехнулась она. — Поскольку теперь настает моя очередь.
    …Еще не остыв от последнего оргазма, Кристина водила пальцем круги по влажной и липкой груди Гленна.
    — Нужно принять душ, — проговорила она и потерла икры ног. — Не помню, чтобы раньше шампанское было таким липким.
    Кристина прикрыла глаза. Она понятия не имела, что делает в постели с мужчиной, с которым еще утром обещала порвать. Вероятно, она совершает большую ошибку. Но сейчас ей не хотелось думать о последствиях.
    Когда реальность больно кольнет ее, мир фантазий перестанет существовать сам собой.
    Отбросив бессвязные мысли, Кристина обвила ногой бедро Гленна. Она с наслаждением вдохнула аромат одеколона, смешанный с теплом его кожи. Она могла бы пролежать в таком положении еще час или больше.
    — Тебе видны оттуда часы? — спросил Гленн.
    Ах да, вот она реальность. Кристина взглянула на часы над кроватью.
    — Семь сорок пять, — ответила она.
    — Сколько тебе нужно времени, чтобы одеться?
    Она вздохнула, с тоской думая, что наслаждению пришел конец.
    — Ты имеешь в виду, снова натянуть парик и накраситься? — переспросила она. — Около часа, наверное.
    Гленн легонько похлопал ее по обнаженному бедру.
    — Все, дорогая, время игр закончилось, — сказал он, слезая с кровати. Пройдя через комнату, он вытащил из комода джинсы и надел их. — Мне нужно позвонить. А ты бегом в душ.
    Перевернувшись на живот, Кристина сосредоточенно разглядывала его красивый мужественный профиль.
    — А с каких пор ты перешел на джинсы? — спросила она.
    Гленн повернулся, прислонившись к косяку двери.
    — Я всегда… — начал он, но осекся и отвел взгляд. — Хотя, пожалуй, ты права: джинсы не совсем подходящий наряд.
    В ее груди возникла тупая боль. Кристина начала ненавидеть действительность.
    — Кто ты такой, Гленн?
    Их взгляды встретились. Без сомнения, в его темно-карих глазах промелькнули боль и сожаление.
    — Если бы я сам знал, — растерянно ответил он и ушел в другую комнату.
    Нет, все-таки мужчины — это такая заноза в заднице, решила она, ковыляя в ванную. Она натерлась губкой, тщательно все смыла, а потом долго стояла обнаженная перед зеркалом, накладывая макияж.
    Мужчины. Эгоистичные, со своими тайнами и самомнением. От них только головная боль и разочарование. А ее угораздило из всей этой массы выбрать себе полицейского. Боже мой! Приверженца истины, — защитника справедливости. Готового для этого пожертвовать собой.
    Как только с макияжем было покончено, Кристина вышла из ванной и взяла с дивана парик, заметив, что Гленн сидит, перебирая бумаги. Она с отвращением отметила, что парик отлично сел на место, так что не понадобилось его долго поправлять. Почему ее настоящие волосы не могут так выглядеть?
    Водрузив парик, она облачилась в свой сексапильный костюм, потом надела изящные туфли на шпильках и почувствовала, что с каким-то странным волнением ждет предстоящей ночи.
    Два дня назад Кристина была абсолютно счастлива, равнодушно сводя кредит с дебетом. Однако теперь она превратилась в Мелиссу — девушку, словно сошедшую со страниц «Плейбоя». Две стороны одной и той же женщины? Темная и светлая?
    — Ужин готов, детка, — объявил ей Гленн.
    Кристина поправила волосы и сморщила лоб. Нет, на пустой желудок все-таки не стоит предаваться напряженным раздумьям. Лицемерка ли она? Имеет ли она право осуждать Гленна, если сама с удовольствием участвует в его работе? Признание этого факта доставило ей неудобство.
    Когда она вошла в спальню, Гленн снял серебристую крышку с тарелки с горячим блюдом. Взглянув на нее, он замер, не в силах отвести восхищенных глаз.
    Кристина не могла скрыть радость по поводу того, что производит такое благоприятное впечатление.
    — Ты просто восхитительна, — не удержался Гленн, учтиво помогая ей усесться за столик.
    Разгладив волосы, он поцеловал ее шею. Кристина вздрогнула и заставила себя посмотреть на тарелку. Итальянские спагетти в креветочном соусе. Ну как же, ведь он типичный итальянец, синьор Омеро! Кристина одобрительно подняла вверх большой палец. Гленн обошел вокруг стола и уселся напротив. Все еще с голым торсом.
    Кристина вздохнула и погрузила вилку в макароны. Еда была такой замечательной, что она, изрядно проголодавшись, едва смогла побороть соблазн наброситься на нее на глазах у пристально наблюдающего за ней Гленна.

8

    — Какие у нас планы на вечер? — спросила она, покончив со спагетти.
    — Тебе нужно держаться поближе ко мне, постоянно улыбаться и поменьше говорить.
    — Гленн, но я должна тебе помогать!
    — Ты и так помогаешь.
    — Нет, я имею в виду настоящую помощь. Так же, как я догадалась, каким образом Донелли отмывает деньги.
    — Мы только думаем, что он так делает, — поправил ее он. — Но вполне можем ошибаться.
    Кристина скрестила на груди руки.
    — Но ты ведь так не считаешь, дорогой.
    — Нет, — вздохнув, он бросил салфетку на стол. — Кристи, милая моя, пойми, это очень опасно. Оставь криминальную работу для профессионалов.
    — Милая, говоришь? — тихо повторила она и, облокотившись на стол, уставилась на него. — А теперь послушай меня. У меня в руках такие же факты, как и у тебя, и я пришла к тем же выводам, что и ты, и, кстати, столь же быстро. Ты занимаешься этим уже десять лет. А в моем распоряжении были… — она взглянула на часы, — сутки, не больше. Это разве не говорит о том, какую помощь могу тебе оказать я?
    Его глаза зажглись желанием.
    — Я, кажется, не говорил тебе, как сексуальна ты в гневе?
    — Говорил, — отмахнулась она. — Так что мне делать сегодня вечером в казино?
    Он встал и прошелся по комнате.
    — Давай так. Я приму участие в игре, а ты внимательно наблюдай. Особое внимание обращай на людей, подходящих к окошку, чтобы купить фишки или обменять их на деньги. Может, кто-нибудь подходит слишком часто? Много ли времени тратит кассир на то, чтобы отсчитать наличные? Если так, что за люди околачиваются у окошка во время таких сделок? Вероятно, фальшивые деньги не будут передаваться в руки случайных лиц. Возможно, это будет один из бандитов. Какой-нибудь отчаянный, который не будет слишком внимательно осматривать наличность во время передачи.
    — Откуда Донелли знает, кому он передает деньги? Взять хотя бы нас с тобой.
    — Он и не знает. Но помни: даже профессионал не может полностью замаскироваться. Все зависит от его проницательности, расчетливых движений и осторожности в высказываниях. — Он помолчал немного. — У меня для тебя кое-что есть.
    Сердце Кристины радостно забилось. Они ведь были вместе целый день. Если это подарок, то когда он успел? Она с удивлением наблюдала, как он вышел из комнаты.
    Через минуту Гленн вернулся, держа в руках небольшую прямоугольную коробочку.
    Украшения? — мелькнуло в голове у Кристины. Она замерла, а руки ее задрожали. Жест Гленна был романтическим, импульсивным и очень приятным. Но ей не хотелось думать о будущем, которое пока зияло пустотой. И не хотелось открывать эту коробочку. Но, чувствуя подступившие к горлу слезы, она все-таки подняла крышку.
    На подушечке из черного бархата лежал кулон с бриллиантом в окружении изумрудов, который она примеряла в ювелирном салоне. Тот самый, что подходит к ее обручальному кольцу.
    В душе она искренне обрадовалась, но… ведь больше не собирается надевать обручальное кольцо и напоминать себе о реальности, которая стоит стольких переживаний.
    Кристина выдержала пристальный взгляд Гленна.
    — Оно прекрасно, но я не могу принять…
    Тот без лишних слов вытащил кулон, поднес к ее шее и застегнул.
    — Можешь, можешь, — сказал он. — И хочешь. — Он расправил цепочку, потом отошел на шаг. — Не забывай, это часть маскировки. Он, конечно, слишком броский. Но зато идеально соответствует твоему образу.
    Кристина молча посмотрела в его лицо и почувствовала себя несчастной.
    Избегая ее взгляда, Гленн тоскливо смотрел на сверкающий кулон у нее на шее.
    Ей не нужны его подарки. И сам он не нужен.
    — Приму душ, — коротко бросил он и устремился в ванную.
    Ничего не изменилось. Она отдала ему тело, но не душу. А он-то мечтал, что на ее пальце вновь засверкает обручальное кольцо. Неважно, сколько раз он доводил ее до пика блаженства и сколько наговорил комплиментов.
    Гленн стоял под душем, и сильная струя вода била его по плечам.
    Может быть, он и сам уже стал частью бандитского мира. По крайней мере, здесь нет никаких противоречий. Его никогда не мучили сомнения о том, как действовать в той или иной ситуации. Он никогда не стоял перед выбором — поступиться своей карьерой или репутацией, и такое положение дел вполне его устраивало. Гангстеры не вызывали боль в сердце и не выворачивали его душу наизнанку.
    Но ведь она просто женщина. В ушах уже звенел скептический смех его коллег. Надо же, самого Гленна Маккейна сделали полным идиотом! Просто невообразимо. Ведь на свете полно женщин, и подавляющее большинство из них гораздо проще. Ему не нужна обязательно только эта женщина…
    Отчего-то сдавило горло, и Гленн стукнул кулаком по кафельной стене. Он ведь влюблен в нее. По уши — так, что не может представить себе дальнейшую жизнь без ее любви.

    Не может быть, что она по-прежнему любит его.
    Кристина сидела в казино рядом с Гленном, притворяясь, что наблюдает за игрой, а в голове у нее царил полный хаос. Гленн лгал ей — постоянно, ежедневно. Сама его работа таит в себе неопределенность и опасность.
    С тех пор как он надел на нее кулон, они почти не разговаривали. Но это, пожалуй, к лучшему.
    Положив дымящуюся сигарету на край пепельницы, Гленн посмотрел в свои карты. Как минимум девять взяток. Отлично. Здесь ему пока что везет, и он может сорвать неплохой куш, в то время как потерял то единственное в жизни, что действительно имеет значение. Злая ирония вызвала у него горькую усмешку.
    Собрав в кучку несколько фишек, он равнодушно огляделся, обратив внимание на рулетку, столики для игры в покер и кости. В этом, третьем по счету казино он тоже пока не заметил ничего подозрительного. Никого из подручных Донелли. Только туристы и завсегдатаи. Несмотря на свой опыт, он не смог обнаружить ни одного карточного шулера.
    Единственный заслуживающий внимания эпизод произошел с час назад, когда пара из Техаса выиграла крупную сумму в рулетку. Лысый администратор провел их к кассе и лично проследил за выплатой. Выигравший был достаточно молод, — на вид не более сорока лет — блондин, довольно симпатичный и безупречно одетый. Но что-то в его приветливой улыбке насторожило Гленна. Создавалось впечатление, что он очень старается и ведет себя уж чересчур учтиво.
    Комбинация карт у Гленна, как и ожидалось, получилась выигрышной. Под одобрительные и завистливые восклицания он положил в ладонь Кристины кучку новых фишек.
    — Почему бы тебе не сходить в кассу, дорогая?
    Поставив бокал с шампанским, она выдавила из себя подобие улыбки. Гленн понимал, что ей вовсе не до смеха.
    — Как скажешь, милый, — тихо ответила Кристина.
    Неужели его подарок мог так сильно расстроить ее? Этот немой вопрос звенел в голове Гленна, пока он провожал взглядом удаляющуюся Кристину. Конечно, дело не столько в кулоне, сколько в том смысле, который он вложил в свой подарок. Боже, как же здорово она выглядит в этом облегающем наряде!
    Когда он вновь сосредоточился на игре, сбоку к Кристине пристроился тот самый лысоватый администратор, которого Гленн заметил раньше. Он разом насторожился, но решил не вмешиваться. Видимо, подобный эскорт входит в политику заведения — чтобы защитить клиентов от возможных карманников и держать под контролем крупные выплаты. Но когда вновь сдали карты, Гленн никак не мог унять дрожь в пальцах.
    Администратор наклонился к Кристине, когда она что-то ему ответила, а потом рассмеялся.
    Гленн сказал «пас», ни на секунду не упуская из виду Кристину и администратора. В его поведении было определенно что-то знакомое. Если только негодяй наклонится еще ближе к ней, он очень сильно рискует…
    — Эй, ловкач, твое слово! — похлопал его по плечу сосед в ковбойской шляпе.
    Гленн неохотно вернулся к игре, с неприязнью обнаружив, что зря пасовал с такими картами: никто не взял на себя игру, а распасы не сулили ничего хорошего. В этом кону он окажется в проигрыше. Обернувшись, он заметил, что Кристина и администратор подошли к одному из окошек для выдачи наличных.
    С его места он видел и кассира — молодую привлекательную женщину. Администратор жестом пригласил Кристину сдать фишки в кассу, которые та просунула через щель внизу. Кассирша быстро взяла и пересчитала фишки, потом исчезла куда-то и через минуту снова появилась в окошечке с деньгами в руках. Все это время администратор стоял рядом, лениво облокотившись о стену и разговаривая о чем-то с Кристиной.
    Мерзавец, наверное, флиртует с ней!
    Пока отсчитывалась наличность, Гленн, стиснув зубы, с трудом сдерживал себя. Потом деньги вложили в конверт, который Кристина переложила в свою сумочку. Администратор услужливо проводил ее к столику, за которым сидел Гленн.
    — Если я еще чем-нибудь смогу вам помочь, мадам, дайте мне знать, — сказал он, едва удостоив Гленна взглядом.
    Когда Кристина уселась, Гленн положил ладонь на ее руку.
    — Я уже успел соскучиться по тебе, детка, — тихо произнес он. — Давай уйдем отсюда после этой партии.
    — Мне, кстати, тоже хочется подышать свежим воздухом.
    «Свежий воздух». Это был сигнал о том, что им нужно поговорить наедине. Гленн обнял Кристину, и вместе они направились к выходу. Прижимая к себе, он повел ее по верхней палубе к поручням, рассчитывая, что издали они выглядят как влюбленная парочка.
    Вытащив серебряный портсигар, Гленн закурил, выдыхая дым в сторону шумевшей внизу воды.
    — Тебе обязательно нужно курить? — озабоченно спросила она.
    — Да, — коротко ответил Гленн, одной рукой продолжая обнимать Кристину, а другой — ухватившись за поручень. — Что ты заметила?
    — Так вот, — быстро проговорила Кристина. — Когда мы с администратором прошли к окошечку, кассирша пересчитала мои фишки, как и в других казино, но потом открыла сейф, стоящий на полу, и выдала мне наличность оттуда.
    Он вспомнил, что лицо кассирши ненадолго исчезало из окошка.
    — Она выдала тебе крупными купюрами, не так ли? А может, ей просто не хотелось опустошать кассу.
    — Не думаю. — Кристина покачала головой. — Пожилая леди передо мной объявила во всеуслышание, что выиграла пятьсот долларов, и кассирша достала деньги из выдвижного ящика. А чтобы добраться до сейфа, ей пришлось опуститься на колени. Если бы она сделала так в случае со старухой, я бы заметила.
    Гленн одобрил про себя наблюдательность Кристины. Ее бухгалтерское образование наверняка помогает ей. Он стряхнул пепел с сигареты.
    — А сопровождал ли администратор пожилую леди?
    — Нет, — уверенно ответила Кристина. — Я только видела, как он приклеился к парочке из Техаса.
    — А кассирша… — напрягся Гленн, — Она в тот раз взяла деньги из кассы?
    — Нет, — улыбнулась Кристина. — Она исчезла из окошка на несколько секунд. Выходит, я кое-что нащупала, не так ли?
    — Похоже, — ответил он. — Администратор, видимо, тоже под стать. В его поведении или внешности было что-нибудь необычное?
    Зеленые глаза Кристины блеснули в лунном свете.
    — Вообще-то да, — ответила она. — Это трудно заметить, до тех пор пока он широко не улыбнется. Почти вся нижняя челюсть у него состоит из золотых зубов.
    Гленн едва не подпрыгнул.
    — Ты знаешь этого типа, не так ли, Гленн? — насторожилась Кристина.
    — Это племянник Донелли.
    — Ты шутишь? — Кристина широко раскрыла глаза.
    — Нет. На последней фотографии у него темно-каштановые волосы, усы и козлиная бородка.
    — Они отмывают деньги через казино! — сказала она и принялась рыться у себя в сумочке. — А где деньги?
    — Они у меня, не волнуйся, Кристи. — Он выпрямился и обеими руками обнял Кристину за талию. — Нам ведь нужно разыгрывать из себя любовников… — Гленн нагнул голову и прижался к ней губами. От знакомого, но не ставшего менее сладостным ощущения в его венах забил адреналин. Их языки сплелись.
    Дыхание Кристины участилось, и она отвечала пылко и искренне, то и дело издавая слабый стон.
    Когда Гленн слегка отпрянул, чтобы отдышаться, все его тело напряглось, а сердце бешено колотилось в груди.
    — Пойдем проверим, что там происходит, — сказала Кристина, взяв его за руку.
    Когда они медленно шли по палубе, то наткнулись на мужчину, неожиданно выскочившего из боковой двери. Гленн узнал в нем ковбоя, своего соседа по преферансу.
    За столом он показался ему очень высоким, но сейчас, в полный рост, он был не выше Гленна. Закатанные рукава его джинсовой рубашки обнажали мускулистые руки.
    — А ты здорово играешь в преферанс, парень, — приветливо проговорил ковбой, наклонив голову набок.
    Почувствовав некоторую тревогу, Гленн коротко кивнул, но при этом напрягся и сжал руку Кристины.
    Улыбаясь, ковбой протянул руку, которую Гленн пожал, не отпуская Кристину.
    — Меня зовут Майкл Рейни, — хрипло добавил новый знакомый. — А ты, кажется, Гленн? Сдается мне, у нас с тобой есть один общий приятель. Его зовут Кевин Монро.
    — Ах да, старина Кевин, — с облегчением произнес Гленн, в душе проклиная отца. Тот сказал, что пошлет агента приглядывать за Кристиной, в то время как сам Гленн займется «цветочным» заведением Донелли. Отец сказал сыну, что тот знаком с этим агентом. Однако Гленн никогда раньше не видел Майкла. У него не возникло сомнений, что это один из агентов, ведь Кевин — одно из имен его отца, а Монро — девичья фамилия матери. — Может, выпьем чего-нибудь?
    — Я буду виски, — согласился ковбой.
    Когда они втроем направились к бару, Гленн воспользовался короткой передышкой, чтобы мысленно похвалить агента Рейни за столь непринужденную манеру поведения и легкий, не внушающий подозрений со стороны выход с ним на связь. Его отца можно критиковать за многое, но только не за отбор первоклассных агентов.
    Кристина сдавила ему руку, и он, посмотрев на нее, заметил в ее глазах беспокойство.
    — Хочешь шампанского, детка?
    — Конечно, — слабо улыбнувшись, ответила она.
    — Отлично, — кивнул он и поцеловал ее в щеку. — Майкл — близкий товарищ моего отца.
    Их взгляды встретились, и она коротко кивнула.
    Когда они сели за полукруглую стойку бара, Гленн представил Майклу свою спутницу. У него не было сомнений в том, что отец уже проинформировал его о Кристине, их отношениях с сыном и бурных событиях этого уикенда. Но ему хотелось, чтобы она прониклась к Майклу доверием. Хотя бы потому, что ему предстоит на время оставить их наедине.
    Изучая внешность Майкла Рейни, Кристина удивлялась, где же тот мог прятать свой пистолет.
    Потягивая шампанское, она все больше раздражалась от мысли, что ее дурачат и ставят в неловкое положение. Гленн все-таки слишком хорошо знает ее. Он покинул ее на глазах у всех, убедившись, что бармен и другие клиенты слышали, как он довольно громко сказал, что ему нужно сбегать в отель и забрать кое-какие бумаги. И еще: не согласится ли Майкл поухаживать это время за его дамой? Она могла бы вспылить и выбежать за ним из казино, поставив под угрозу всю операцию. Но расчет был верен: она никогда бы так не поступила и не подвергла бы опасности еще и агента Рейни.
    Только Гленн, пожалуй, не догадывался, что его уход заметил кое-кто другой — Линда. Блондинка устремилась за ним словно юркая кошка. Что, если кто-нибудь из людей Донелли тоже увидел ее? Что, если она помешает Гленну? От этих мыслей Кристине стало нехорошо.
    В приглушенном разговоре с Майклом она пыталась убедить его, что Гленну грозит опасность. Ей непременно нужно добраться до своей подруги. И предупредить Гленна. Но упрямый ковбой просто улыбнулся и заверил, что все будет хорошо. А потом предложил еще шампанского.
    Она была на грани. Готова была выбраться из казино — с ковбоем или без него — и, прежде чем их всех убьют, отыскать подругу и экс-жениха, который наверняка рыщет где-то рядом с логовом Донелли.
    — Какой у тебя изумительный кулон, Мелисса, — восхищенно проговорил Майкл.
    Ей не хотелось вспоминать о боли и гневе в глазах Гленна, когда она отказывалась принять его подарок. Она напряженно думала о том, как удрать отсюда и оставить агента Рейни в дураках. Достанется ему потом от начальства.
    Но удобного случая не представлялось. Кристина бросила взгляд на дверь, мысленно рассчитав расстояние и свои шансы убежать от длинноногого ковбоя.
    — Даже не пытайся, — догадавшись, низким голосом предупредил тот.
    От волнения Кристина сдавила ножку своего бокала с шампанским. Черт бы его побрал! Этот мускулистый парень не такой простофиля, как ей показалось вначале.
    — Понятия не имею, о чем ты говоришь, — лениво проговорила она, смахнув волосы с плеч.
    Отпив немного виски, Майкл медленно огляделся.
    — Гленн знает что делает. Не нужно о нем беспокоиться.
    — Я и не беспокоюсь, — ответила Кристина.
    Она беспокоилась прежде всего о том, что сама не участвует в деле. А ей хотелось быть именно там, в центре событий. А что, если Лин все испортила и один из подручных Донелли заметил слежку?
    От волнения Кристина сдавила руку Майкла — но с таким же успехом можно было сдавливать металлическую трубу — и возбужденно прошептала:
    — Но разве нельзя с ним как-нибудь связаться и предупредить?
    Майкл молча покачал головой.
    — Пойдем за ним, — взмолилась она. — Я знаю, куда он направился. Ему нужна помощь. Моя подруга…
    — Нет, — отрезал Майкл и откинул свою ковбойскую шляпу назад, так что Кристина наконец смогла увидеть его глаза. Они были голубыми и очень живыми, в них сквозили одновременно твердость и сочувствие. — Он сам заметит ее. Он профессионал, почти легенда в нашей организации.
    Кристина почувствовала гордость.
    — Легенда, говоришь? — переспросила она.
    — В самом деле. — Майкл похлопал ее по руке. — Кроме того, ты должна понять, что нам нужно выполнять приказ.
    — А вы всегда их выполняете?
    — Естественно.
    Кристина очень сильно усомнилась в этом, но сейчас ей было не до расспросов. Потягивая виски, Майкл заговорил о тонкостях преферанса, в котором она вообще ничего не смыслила, и потому почти не слушала его. Однако, притворившись, что ей интересно, она то и дело кивала, что, возможно, создавало нужное впечатление для сторонних наблюдателей.
    Конечно, бегство далеко не лучшая идея. Она представила, как несется к выходу, стуча высокими каблуками, а потом ее своей длинной и мускулистой рукой хватает сзади агент Рейни, и поморщилась.
    В этот момент какая-то женщина, проходя мимо, выронила на пол свои фишки. Майкл внимательно посмотрел на нее, а Кристина соскочила со своего места, чтобы помочь ей.
    — Спасибо, — смущенно поблагодарила она Кристину и, наклонившись к Майклу, одарила его сонной улыбкой. Не было сомнений, что она приняла внутрь слишком много спиртного.
    В то время как Рейни пытался удержать незнакомку на ногах, Кристина вновь уселась на свое место, взяла бокал и притворилась, что пьет шампанское, но потом незаметно вылила содержимое в стоявший рядом цветочный горшок.
    Заметив, что ее бокал пуст, бармен наполнил его до краев. Кристина устало вздохнула.
    — Итак, — произнесла она, — ты говоришь, что неплохо играешь в преферанс?
    Освободившись от захмелевшей незнакомки, которую увела подруга, Майкл обернулся к Кристине и начал рассказывать об одном казино в Вегасе, где в одном кону выиграл сразу пять тысяч. Кристина слушала, то и дело оборачиваясь к стойке, чтобы отлить часть шампанского в горшок.
    Осушив таким образом пару бокалов за десять минут и заказав третий, она вызвала неодобрительный взгляд Рейни.
    — Тебе следовало бы остановиться, — посоветовал он.
    В ответ Кристина опустошила сразу полбокала. В голове зашумело. Если так пойдет дальше, то она не сможет держаться на ногах. Она ухватилась за стойку.
    — Думаю, меня тошнит, — произнесла она четверть часа спустя, схватившись за живот.
    — Я ведь говорил тебе, — с досадой вздохнул Майкл.
    — Мне нужно в дамскую комнату.
    Майкл поднялся, протягивая руку. Кристина надеялась, что в туалете найдется какой-нибудь дополнительный выход.
    — Я подожду здесь, — сказал Майкл, когда они дошли до дамской комнаты.
    Шатаясь для пущего эффекта, она открыла дверь и вошла внутрь. Итак, ей предстоит улизнуть от федерального агента. Что бы на это сказал ее отец?
    Как только за ней захлопнулась дверь, Кристина выпрямилась и осмотрелась. Две женщины красили губы перед зеркалом. Проскользнув мимо них, она прошла к кабинкам. У задней стены было небольшое окошко. Кристина стиснула кулаки.
    Окошко находилось на высоте полутора метров от пола и было очень маленьким. Да, вряд ли в него можно протиснуться, подумала она. Но попробовать нужно. Ухватившись за кафельный выступ и встав на унитаз, она подтянулась. Через окошко виднелось усеянное звездами ночное небо и поручень на палубе. С бьющимся сердцем Кристина открыла защелку и приподняла раму. Снаружи ее лицо обдувал прохладный бриз. Вот она, свобода! Скоро я доберусь до Гленна и Линды. Спрыгнув на пол, она сняла туфли, взяла их в руку, встала на унитаз, потом забралась на подоконник и просунула одну ногу наружу. Сердце отчаянно билось. Она уже почти выбралась наружу.
    — Кого здесь зовут Мелиссой? — позвал кто-то из соседнего помещения.
    И, прежде чем она среагировала, женщина, задавшая вопрос, заметила ее и из ее уст вырвалось удивленное восклицание. Кристина обернулась и увидела внизу пожилую даму в красном платье, которая пристально разглядывала ее.
    — Вы и есть Мелисса? — немного настороженно проговорила она.
    Кристина хотела было вообще ничего не отвечать и просто выскользнуть в окошко. Но, если женщина расскажет, что Мелисса удрала через окошко, Майкл в два счета доберется до нее. А ей позарез нужно отыскать Гленна и Линду.
    Кристина посмотрела на женщину. Голубые глаза незнакомки светились тревогой. Может, все-таки удастся склонить эту женщину на свою сторону? Прикусив губу, Кристина притворилась испуганной.
    — Вас послал сюда Майкл, не так ли? — спросила она.
    — Высокий мужчина в ковбойской шляпе попросил меня зайти сюда и поискать вас, ответила дама. — Ему показалось, что вам нехорошо…
    — Да, это мой друг, но, понимаете… он дурно со мной обращается. Иногда даже бьет.
    Пожилая дама раскрыла от удивления рот, и в ее взгляде промелькнуло сочувствие.
    — О, милочка моя! Как мне помочь вам? Может, вызвать полицию? Поверить не могу… Он показался мне таким симпатичным и учтивым.
    — Майкл умеет произвести впечатление. — Кристина покачала головой. — Но, когда напьется, он…
    — Ничего больше не говори мне, девочка, — сказала женщина. — Я все-таки позову кого-нибудь на помощь.
    — Не стоит, — перебила ее Кристина. — Мне нужно всего пару минут, чтобы выбраться отсюда. Из квартиры, которую мы снимаем, я уже вывезла свои вещи. И сегодня же уеду к своей матери.
    — Ты славная девушка, — улыбнулась незнакомка. — У меня у самой три дочери, они уже взрослые и подарили мне четырех внучат. Могу показать их фотографии…
    — Как-нибудь в другой раз, — сказала Кристина, покрепче цепляясь за подоконник. — Пожалуйста, скажите ему, что меня действительно тошнит и что скоро все будет в порядке. И попросите принести немного воды со льдом.
    — Ты уверена, что я больше ничем не смогу тебе помочь? — спросила женщина. — Хочешь, я дам тебе немного денег?
    — Нет, спасибо, — отказалась Кристина. Ей неловко было обманывать эту милую леди, но желание увидеть Гленна было сильнее. Он в опасности. Как же он мог бросить ее в такой ответственный момент! — Просто задержите его. — И, прежде чем незнакомка что-нибудь ответила, Кристина нагнулась и пролезла через окошко. Босиком она ступила на палубу, с опаской огляделась и надела туфли. Чувствуя, как колотится сердце и дрожат колени, она побежала по трапу вниз, боясь услышать за спиной оклик Майкла. Но ничего так и не услышала. И никто не пытался помешать ей.
    Ее охватило необычайное волнение. Все-таки у нее получилось. Надо же, Кристина Уайт, обыкновенный бухгалтер, тихая симпатичная девушка, смогла обвести вокруг пальца одного агента секретной службы и сейчас направляется на поиски другого. А Майклу Рейни достанется за то, что он упустил ее.

9

    Почувствовав под ногами асфальт, Кристина улыбнулась и, заметив такси, взмахнула рукой.
    Заплатив водителю, Кристина вышла на углу Гроув-роуд и Бил-стрит. Она снова начала нервничать, былая уверенность потихоньку покидала ее. Нигде не было никаких признаков Лин. Удалось ли ей вообще проследить за Гленном?
    Улица не выглядела пустынной: приветливо сверкали огни ресторанов, у витрин магазинов проходили люди. Район Бил-стрит славился тем, что в одном месте мог располагаться шикарный ресторан, а совсем рядом, за углом, — какой-нибудь паршивый стриптиз-клуб или ряд дешевых лавок. Там торговали наркотиками и могли запросто ограбить.
    Она зашла в ресторан и, подозвав официантку, описала ей внешность Лин. Но тщетно. Никто ее здесь не видел. Неужели подруга и в самом деле проследила Гленна до самого цветочного магазинчика? Оставался лишь один способ выяснить это.
    Протиснувшись сквозь толпу на выходе из ресторана, она, слегка пошатываясь, пошла по тротуару. Если кто-нибудь спросит ее, она прикинется иногородней и скажет, что заблудилась. Легенда простая и не вызывающая подозрений.
    Кристина шла за какой-то молодой парочкой, поглядывая на неоновые вывески. Бросив настороженный взгляд на номер дома, она поняла, что до цветочного магазина остается совсем немного. Кристина замедлила шаг, а потом остановилась возле витрины небольшого антикварного салона, делая вид, что рассматривает картину за стеклом. Сердце ее отчаянно билось. Возле затемненных окон цветочного магазина мелькнула чья-то тень. Она задаст Лин такую трепку, что…
    В этот момент чья-то ладонь накрыла ее рот, а сильные руки потащили в темный переулок между зданиями. Кристина пыталась вскрикнуть, но, поняв, что это не получится, что есть силы ударила локтем назад.
    — Наверняка ты целилась пониже, детка, — прошептал на ухо знакомый голос, отчего колени у нее подкосились.
    — Гленн, ты напугал меня до смерти!
    Он по-прежнему не отпускал ее. Когда они оказались в тускло освещенном дворике позади здания, Гленн развернул Кристину к себе лицом.
    — Что это ты здесь делаешь?
    Кристина прижалась к груди Гленна, пытаясь успокоиться.
    — Помогаю тебе, — ответила она. — Господи, разве нужно было меня так хватать?! — Она посмотрела ему в глаза. И встретила неподвижный взгляд, в котором не чувствовалось волнения. — Похоже, ты не слишком-то удивлен!
    — Я знал, что ты появишься здесь.
    Странно. Даже Лин не знала об этом. И все-таки…
    — А Лин?
    — Я довольно быстро засек ее. Посадил в такси и приказал Майклу проследить, чтобы она доехала до дома.
    Как же он все-таки узнал о ее появлении?
    — Ты позвонил в бар Майклу!
    — Естественно, — кивнул Гленн. — Хотя о твоем бегстве я узнал даже раньше него.
    Кристина поморщилась, осознавая, что что-то упустила, но все-таки не понимая, в чем ее ошибка.
    Гленн протянул руку и погладил ее кулон.
    — По крайней мере я поступил правильно, что не сказал тебе сразу, иначе это украшение наверняка уже покоилось бы на дне Миссисипи.
    — Может, все-таки перестанешь говорить загадками и скажешь мне, что, черт побери, ты имеешь в виду?
    Постучав пальцем по кулончику, свисающему с цепочки, Гленн приподнял его и усмехнулся.
    — Сюда вмонтировано небольшое подслушивающее устройство.
    — Так ты подслушивал меня? — растерянно спросила Кристина.
    — Я беспокоился и даже предчувствовал, что ты можешь выйти из-под контроля и задумать побег, и, хотя шансов удрать было немного, тебе это удалось. Предчувствие меня не обмануло. Если бы еще я предвидел, что за мной начнет следить твоя подруга! Скажи еще спасибо, что не наткнулась на каких-нибудь грабителей или наркоманов. Их в это время здесь немало.
    А она-то, глупая, думала, что улизнула от Майкла. А Гленн прекрасно знал, где она была все это время. Ей хотелось помочь ему, показать, что она владеет ситуацией.
    — Тебе повезло, что я добрался до тебя раньше Майкла, — продолжил Гленн. — Он не слишком-то обрадован твоими проделками. Когда я позвонил ему, он рассказал, что пожилая женщина, с которой ты говорила в туалете, ударила его своей сумочкой, а потом вызвала полицию. Он едва унес ноги.
    — Ты сам виноват. — Кристина чувствовала себя оскорбленной. — Если бы ты не оставил меня с ним, мне не пришлось бы прибегать к крайним мерам.
    Гленн засунул руки в карманы и вздохнул.
    — Тебе здесь не место, Кристи. А следил я за тобой потому… что боялся за тебя. — Гленн крепко обнял ее и поцеловал в лоб. — Я ведь люблю тебя, Кристи, и ты, поверь, напугала меня до смерти. О чем ты думала, когда шла сюда?
    — Что? — Она ухватилась за его рубашку. — Что ты сказал?
    В его глазах появилось смущение. Он замер, очевидно осознав, что произнес. Обхватив ладонями ее лицо, он посмотрел на нее так, что сердце ее дрогнуло.
    — Я люблю тебя, Кристи, — тихо повторил Маккейн. — И хочу остаток жизни провести с тобой.
    — Правда? — вырвалось у нее.
    — Я ведь нечасто произносил такие слова…
    — Вообще не произносил. Никогда. — Ее голос окреп, когда она вспомнила о мучивших ее сомнениях. — Когда я говорю, что люблю тебя, после того как мы занимались сексом, ты целуешь меня в лоб. Словно успокаиваешь. Я никогда не была уверенной в твоих истинных чувствах. О любви ты всегда говорил очень невнятно. Как будто избегая этой темы.
    — Но почему мы затеяли такой серьезный разговор возле бандитского логова? — растерянно улыбнулся Гленн.
    Но она закрыла ему рот ладонью.
    — Нет-нет, не надо! Скажи мне, черт побери! Кто я для тебя, неужели всего лишь половой партнер?
    Отодвинув от себя Кристину, Гленн отвернулся и в сердцах что-то пробормотал. А потом сгоряча рубанул рукой воздух. Посмотрел в усыпанное звездами ночное небо, потом — на нее. В его темных глазах читалась решимость.
    — Да, я люблю тебя, — тихо повторил он. — В моем положении это даже неразумно. Честно признаться, я и сам с трудом понимаю это. — Он глубоко вздохнул. — Когда мать оставила нас, отец уверял меня, что она нам больше не нужна. И что мы сможем спокойно прожить вдвоем. Я думал иначе. Я писал ей письма, в которых просил, умолял вернуться. Признавался, как сильно я люблю и как тоскую по ней. — Его голос дрогнул. — Но она так ни разу и не ответила.
    Господи, как же она жалеет его! Оказывается, он тоже по-своему раним. То, что он все-таки поделился с ней своими сокровенными тайнами, наполнило ее глаза слезами.
    — И я поклялся, что никогда больше не стану посвящать себя другой женщине, — почти выкрикнул он. — Но потом… потом появилась ты. И я сразу обо всем забыл. — Он сунул руки в карманы, продолжая смотреть на Кристину. — Это даже больше чем любовь. Ты нужна мне ежеминутно. Без тебя мое существование лишено всякого смысла.
    — Гленн, я… — проговорила она, обвив руками его шею. Ощущение его сильного тела, его рук, державших ее так, будто они никогда больше не выпустят ее, придало ей уверенности в будущем. Может быть, им все-таки удастся преодолеть разногласия? И она сможет найти место в его мире, а он — в ее? — Гленн, я люблю тебя. Я просто…
    — Прекрати, — перебил он ее, приложив к губам ладонь.
    — Знаю, нам еще многое нужно сделать, — не послушалась она. — И неизвестно, чем закончится эта операция. Но я представить себе не могу жизнь без…
    — Кристи, закрой рот!
    Она с упреком посмотрела на него.
    — Эй, ведь у тебя было время, чтобы излить свою душу. А теперь моя очередь!
    — Послушай, у нас мало времени, — нетерпеливо перебил ее Гленн. — Нужно проникнуть в этот чертов магазин и найти доказательства того, за чем мы охотимся. — Он схватил ее за руку. — Пошли.
    Они вышли из переулка. В мгновение ока Гленн открыл замок цветочного магазина и проник внутрь. Несколько минут Кристина напряженно ждала, пока он осторожно ходил, осматривая помещение. Он открыл небольшую дверцу слева от входа. Она вела в хранилище. На металлических стеллажах и на полу стояли большие картонные коробки и деревянные ящики.
    Когда Гленн прикоснулся к одной из коробок на стеллаже, снаружи послышались приближающиеся голоса. Испуганно оглянувшись, Кристина увидела, что с витриной поравнялись две тени. Гленн указал в угол.
    — Быстро, за коробки! — шепнул он и закрыл дверь в подсобку.
    Через секунду он присоединился к ней, и они принялись с напряжением вслушиваться в звуки снаружи, чувствуя, как бешено колотятся их сердца.
    Что это за скрип? Наверное, ключ поворачивается в замке!
    — А та девчонка в клубе ничего, приятель! — произнес один из вошедших.
    Кристина почти перестала дышать. Почему она не осталась в казино вместе с Майклом?
    Гленн поцеловал ее в висок.
    — Все нормально, — прошептал он, и его теплое дыхание явственно подтверждало, что пока еще они живы. — И, кстати, ты действительно очень хороша в постели.
    Кристина пригнулась еще ниже, когда услышала, что двое мужчин вошли во внешнее помещение. Интересно, какие слова выбьют на надгробии ее могилы?
    Гленн достал пистолет, потом извлек откуда-то еще один и вручил его Кристине.
    — На всякий случай, — прошептал он.
    Сморщив нос, она растерянно взяла оружие.
    — На какой еще такой случай? — с опаской переспросила она. — Я понятия не имею, как с ним обращаться.
    Гленн бросил взгляд в сторону двери.
    — Как же ты росла в доме, где полным-полно полицейских, и даже не научилась стрелять?!
    — Из принципа.
    — Все просто: наводишь оружие на плохого парня и нажимаешь на спусковой крючок. Плохой парень падает. Справишься?
    Она даже не знала, что ответить.
    Гленн прислушался к тому, что происходит за дверью. Но до него доносилось лишь приглушенное бормотание и шуршание по полу. Наверное, те двое перетаскивают коробку или ящик? Сколько еще эти парни пробудут здесь? Перед тем как появилась Кристина, у него хватило времени лишь на то, чтобы проверить помещения в основной части здания. Он только приступил к запертой двери за прилавком, когда жучок просигнализировал о ее неминуемом приходе.
    Может, ему следовало объяснить ей, почему он предпочитает проводить операцию в одиночку. Нет, он все-таки не создан для брака и из него не получится тот человек, который нужен Кристине. Но, несмотря на бурные события последних двух дней, невзирая на его ложь и ошибки, она все-таки любит его. С точки зрения циника — а он считал себя на три четверти циником, — ему не верилось, что этого достаточно.
    Кто-то надавил на ручку, и послышался скрип открываемой двери.
    — Разве нам нужна эта коробка? — раздался хриплый голос.
    Гленн напрягся и пригнул голову, прячась за ящиками. Указательный палец правой руки лег на спусковой крючок. Позади себя он слышал тихое дыхание Кристины. Держись, детка, мысленно прошептал он.
    — Эй, Гонсало, может, надо захватить обе коробки?
    — Давай, только живее! — отозвался напарник.
    Гленн задумался, прокручивая в голове десятки имен из картотеки. Дверь скрипнула сильнее, и в подсобке раздались шаркающие звуки шагов. Гленн затаил дыхание и приготовился к худшему.
    Слава Богу, вошедший не стал зажигать свет, видимо полагаясь на то, что хорошо помнил, где лежит интересующий его груз. Шарканье прекратилось. Напарник Гонсало остановился перед металлическим стеллажом, потом послышалось кряхтение, как будто он поднял что-то тяжелое. Снова раздались шаркающие шаги, которые постепенно затихли. Потом все повторилось: человек, видимо, пришел за второй коробкой. Когда он зажег маленький фонарик, у Гленна вся спина покрылась потом. Подняв груз, оказавшийся тяжелее первого, мужчина тяжелой поступью направился к выходу и, открыв дверь в основное помещение, выключил фонарик. Подсобка вновь погрузилась в спасительную темноту. Раздался щелчок — и дверь закрылась.
    Гленн нащупал руку Кристины, удивившись, какая она холодная, и издал легкий вздох облегчения. Им действительно повезло. Но вместе с тем он понимал, что они еще отнюдь не в безопасности. Самое главное сейчас — не поддаться панике. Однако годы службы научили его контролировать это чувство.
    Немного успокоившись, Гленн вдруг подумал, что Кристина может служить для него дополнительным источником силы. Ведь сейчас она — его напарник. Ни больше, ни меньше. Очень долгое время он действовал в подобных случаях в одиночку. Теперь это было даже чем-то вроде облегчения — знать о том, что он может полностью кому-то доверять. А ей он должен доверять. Тогда почему он не верит в их брак? Ведь брак — это отношения мужчины и женщины, которые имеют в своей основе доверие.
    — Наш вундеркинд сказал, что завтра они ему понадобятся, — проговорил тот, которого звали Гонсало.
    Вундеркинд? Мозг Гленна лихорадочно заработал. Скорее всего, бандит имеет в виду Эрика Райта. Или, может, племянника Донелли?
    Кто-то отпер другую дверь — ту, которая находится за прилавком. Или все-таки боковую, ведущую в проулок?
    — Что происходит? — шепнула ему на ухо взволнованная Кристина.
    Тепло ее дыхания и близость тела мешали ему полностью сосредоточиться на слежке, а непроглядная темнота лишь усиливала его возбуждение.
    — Они собираются что-то передвинуть, — едва слышно ответил он. — Или погрузить в багажник автомобиля.
    Прошло несколько томительных минут ожидания. Снова послышалось шарканье. Какая-то дверь открылась, потом с шумом захлопнулась.
    Гленн расправил плечи. Суставы затекли, поэтому он сменил позу. Кристина сдавила ему руку, потом отпустила, как будто чувствуя, что ему необходимо подвигаться.
    — Не пойму, зачем эта внезапная суматоха, — вдруг сказал тот, которого звали Гонсало.
    — Босс, похоже, чем-то взволнован, — отозвался его напарник.
    Итак, остается выяснить, отчего бандиты засуетились. Донелли запустил руку во многие сферы преступного бизнеса. Но сейчас, учитывая последние наблюдения в казино и тревожные сообщения о поддельных купюрах, обнаруженных в магазине бытовой техники, скорее всего речь идет об операции с фальшивыми деньгами. Нужно не только засечь и взять под контроль фальшивые деньги, но и доказать, что Донелли имеет к ним самое прямое отношение. Что это его рук дело. Но будет ли достаточно? Изворотливый Донелли не раз ускользал от правосудия: то вдруг таинственным способом погибал или исчезал нужный свидетель, то куда-то пропадали с трудом добытые доказательства. Если он сумеет прижать Донелли, то станет настоящим героем. Хотя сейчас главную для себя задачу Гленн видел в том, чтобы уберечь от беды Кристину.

10

    Хлопнула входная дверь, щелкнул замок, и все стихло. Но Гленн не спешил успокаиваться. Он подождал, прислушиваясь к тишине и ловя каждый звук, будь то смех или приглушенный разговор редких прохожих. Кристина прижалась к нему, как бы успокаивая своим присутствием.
    Когда тишина продлилась не менее пяти минут, Гленн повернулся к Кристине, поцеловал в щеку, а потом вытащил из кармана маленький фонарик. Включив его, он осветил ее лицо.
    — Мне нужно осмотреться, а времени для этого не так много. Посидишь здесь?
    — Нет уж, — решительно сказала она, ухватившись за рукав его рубашки. — Попробуй только потерять меня снова!
    — Знаешь, — улыбнулся Гленн, — в тебе за этот уикенд проснулась какая-то скрытая агрессия.
    — Возможно, раньше не было повода…
    — Ты просто невероятна, — с восхищением сказал Гленн, вспомнив о страстном сексе в гостинице.
    — Я уже почти привыкла к таким словам, — ответила Кристина.
    — И, пожалуйста, не отвыкай, — обрадовался Гленн и поцеловал ее. — Но мне все-таки нужно идти.
    — Мне тоже, — упрямо сказала Кристина. — Я буду помогать тебе. Кстати, зачем все-таки приходили сюда эти парни? Я думала, у нас будет не меньше часа на поиски.
    — Один из наших агентов следит за Донелли, — объяснил Гленн. — Мне казалось, что все его ближайшие подручные тоже прикрыты. Но, как видишь, эти двое появились совершенно неожиданно.
    — Будем надеяться, что они не вернутся. — Гленн встал и помог подняться Кристине. Потом зажег свет. — Нам надо выяснить, что они так торопились забрать отсюда.
    Подойдя к стеллажам, он обратил внимание, что на третьей снизу полке отсутствует пара коробок. Гленн поднял оставшуюся, которая оказалась довольно тяжелой: не менее пятнадцати килограммов. Он осторожно опустил коробку на пол. Когда он открыл створки, сердце его заколотилось.
    — Бумага! — удивленно воскликнула Кристина.
    Осторожно взявшись за самый край, чтобы не оставить отпечатков пальцев, Гленн вытянул один лист. Потом потер его большим пальцем и присвистнул.
    — Это специальный вид бумаги, — заметил он, многозначительно подмигнув ей.
    Кристина возбужденно хлопнула его по руке.
    — Но ведь за это можно арестовать Донелли!
    Ему очень не хотелось разочаровывать ее.
    — Понимаешь, Кристи, за последние полгода я мог арестовать этого типа раз десять. Нам выпала большая удача. Можно без проблем повесить на Донелли это заведение со всеми его запасами незаконной продукции, но нам этого недостаточно. Мне нужно отыскать само печатающее устройство и те самые зеленые чернила, которые, между прочим, почти невозможно получить в бытовых условиях.
    — И ты думаешь, все это спрятано где-нибудь поблизости?
    — Есть лишь один способ выяснить это, — ответил Гленн и, положив лист бумаги в коробку, поставил ее на прежнее место.
    — Ты не заберешь с собой даже образец? — удивилась Кристина.
    — Я вернусь сюда с ордером на обыск, — объяснил Гленн. — А теперь нам пора уходить.
    Выключив свет и прислушавшись к звукам за дверью, он повернул ручку. Войдя в основное помещение, Гленн сунул пистолет за пояс и вытащил связку отмычек. Потом подошел к маленькой двери за прилавком. В считанные секунды справившись с замком, он проник внутрь и, вооружившись фонариком, осмотрел маленькую комнатку. В углу стоял стол, заваленный кипами бумаг, рядом с ним — шкаф с множеством папок. В другом углу Гленн увидел небольшой холодильник. Никаких коробок, подобных тем, которые они с Кристиной обнаружили в подсобке, здесь не было.
    — Включи, пожалуйста, свет, — попросил он ее.
    Черт возьми! Он был уверен, что бандиты перенесут коробки именно сюда. Единственная дверь, через которую они могли исчезнуть, ведет в проулок, но зачем было нести их туда, если первоначально подручные Донелли проникли в цветочный магазин через парадный вход.
    — Может быть, за этой стенкой есть потайная комната? — усмехнулась Кристина и, подойдя к противоположной стене, провела рукой по деревянным панелям.
    — Кристи, мы ведь не герои детектива! — Гленн принялся просматривать папки. И не нашел ровным счетом ничего. В раздражении он громко выругался.
    — Боже, ведь я почти забыла, — спохватилась она. — Что ты сделал с теми деньгами из казино?
    — Ничего. Они по-прежнему у меня в кармане, — ответил Гленн. — А что?
    — Они ведь поддельные?
    — Скорее всего…
    — Вот тебе еще доказательство. Плюс эта бумага в коробках…
    — Деньги дали мне возможность получить ордер на обыск казино, — покачал головой Гленн. Он порылся в карманах. — Но для начала нужно выявить связь этого заведения с казино.
    Кристина, скрестив руки на груди, прислонилась спиной к деревянным панелям и задумалась.
    — Все-таки твой детективный бизнес разочаровал меня…
    То были последние слова, которые она успела произнести: в этот момент стена проломилась, и она, слабо вскрикнув, провалилась куда-то в темноту…
    Кристина беспомощно заморгала, увидев, что лежит навзничь в узком слабо освещенном проходе.
    Гленн подскочил к ней. Его глаза излучали крайнее беспокойство.
    — Кристи, поговори со мной, прошу тебя. С тобой все в порядке? Ты можешь двигаться?
    — Да, — слабо отозвалась она и пошевелила руками, потом ногами. — А что случилось?
    Гленн помог ей приподняться и сесть.
    — Видимо, ты оказалась права. И все действительно произошло, как в детективном романе.
    Кристина осмотрела участок стены, через который она провалилась, обнаружив, что это была дверь на шарнирах. С другой стороны она увидела, к своему удивлению, винтовую лестницу, которая уходила куда-то наверх и заканчивалась металлической площадкой и какой-то дверцей.
    — Что это, потайная лестница? — спросила она.
    — Мне всегда нравились сообразительные девушки, — похвалил ее Гленн и помог встать на ноги.
    — Это комплимент? — улыбнулась Кристина.
    — Именно, — кивнул он, погладив ее по щеке.
    Кристина отряхнула брюки от пыли, с сожалением отметив, что в одном месте зацепилась ими за что-то острое.
    — Так, ты думаешь, мы достигли цели? — спросила она, когда Гленн закрыл дверь и стало темно.
    Он включил фонарик и подтолкнул ее к винтовой лестнице.
    — Во всяком случае, я сомневаюсь, чтобы мы нашли там коллекцию высохших мумий.
    Поставив ногу на первую ступеньку, Кристина с опаской посмотрела наверх.
    — Судя по всему, там никого нет, — успокоил ее Гленн, но на всякий случай вытащил из-за пояса револьвер. Потом он взглянул на нее. — Если не хочешь, можешь возвращаться в гостиницу.
    Она повесила сумочку на плечо и отбросила прочь свои страхи.
    — Нет уж, я с тобой.
    Гленн начал медленно подниматься по металлическим ступенькам. Кристина осторожно ступала следом, боясь, что тонкие каблуки застрянут в дырочках на сетке. Наверху, возле двери, ее сердце отчаянно забилось от предчувствия опасности.
    Гленн приложил ухо к двери, прислушавшись, а потом внимательно осмотрел дверную коробку, присел на колено и принялся перебирать отмычки. Кристина затаила дыхание.
    Вскоре он поднялся.
    — Если вдруг сработает сигнализация, беги отсюда как можно быстрее.
    Она молча кивнула. Гленн вставил отмычку, покрутил ее немного, потом осторожно надавил на ручку и толкнул дверь. Та поддалась с легким скрипом. Слава Богу, не раздалось ни звука. С револьвером в руке Гленн переступил порог. Посветив перед собой фонариком, он подозвал Кристину. Оказалось, что они вышли на узкую металлическую площадку, которая огибала какое-то помещение. Нащупав выключатель, Гленн включил свет. Они увидели перед собой большую комнату с бетонными стенами, которая была завалена всевозможными коробками и деревянными ящиками. Далеко в углу стояли какие-то скульптуры, с виду античные, а рядом с ними, возле самой стены, — несколько картин. Скорее всего, они попали в заднюю часть художественного салона, здание которого примыкало к цветочному магазину. Правда, никаких признаков разыскиваемого ими оборудования или хотя бы коробок с бумагой для печатания денег они не обнаружили. Сверху раздавался негромкий треск ламп дневного света. Гленн молча указал ей револьвером на ведущие вниз ступеньки. Кристина начала осторожно спускаться. Когда они оказались на твердом полу, Гленн снова взял ее за руку, и вместе они начали продвигаться между рядами ящиков. Гленн то и дело поднимал голову, поглядывая на дверь.
    Обогнув ящики, они неожиданно наткнулись на то, что искали. С полдюжины раскладных столов были расставлены в ряд, а на них лежали какие-то чертежи. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что на них изображено. Тем более что рядом, в большой картонной коробке, были аккуратно сложены листы с недавно отпечатанными, но еще не разрезанными двадцатидолларовыми купюрами. Печатающее устройство, довольно громоздкое на вид, стояло немного поодаль.
    Увидев на столе телефон, Гленн поднял трубку и, услышав непрерывный гудок, весело подмигнул Кристине. Значит, у них есть возможность позвонить! Набрав нужный номер, он приглушенно заговорил с кем-то.
    — Мне немедленно нужен ордер на обыск, сэр, — расслышала Кристина.
    Гленн еще несколько минут подробно описывал их находки, то и дело поглядывая на часы. Вид у него был серьезным и сосредоточенным. В этот момент он почему-то показался Кристине еще более сексуальным.
    Как она может отпустить его? Прожив в семье полицейских всю свою жизнь, Кристина понимала его напористость, неукротимую энергию и преданность своему делу. Нет, она не может заставить его измениться и даже не будет просить его об этом. Теперь, когда она осознала настоящую опасность его работы, она будет только сильнее переживать за него. И нормальной жизни у них не получится. Ведь любая подобная операция может закончиться в любой момент трагически.
    А что, если его переведут в другое место, например назначат в охрану президента? И будет Гленн проводить дни и ночи в строгом костюме с автоматом под пиджаком. А она будет каждый раз вздрагивать от телефонного звонка, ожидая беды.
    Кристина вздрогнула.
    Он ведь любит тебя, а ты… Как и его отец, ты с пренебрежением относишься к его чувствам. Как его мать, ты бросаешь его.
    Кристина тяжело опустилась на корточки, прижавшись спиной к большому деревянному ящику. Как же ей все-таки быть?
    Эти грустные мысли уберегли ее от беды.
    — Вот как, мистер Омеро, — произнес чей-то очень знакомый голос. — Или мне лучше называть вас агент Омеро?
    Выглянув из-за угла, Кристина затаила дыхание, когда увидела, как за спиной Гленна появился Донелли с большим пистолетом в руке. Когда Гленн, поняв в чем дело, осторожно положил трубку, Кристина отпрянула назад, тупо глядя на стену перед собой и напряженно прислушиваясь. Она понятия не имела о том, знает ли Гленн, что бандит пока ее не заметил, но никакого знака подать ему не могла.
    Затаив дыхание, она осторожно поползла к другому углу ящика. Заметив узкую щель, разделявшую его с соседним, она посмотрела в нее и в этот момент услышала голос Донелли.
    — Я догадывался, что что-то не так и что вам нельзя до конца доверять, — засмеялся он. — И мне пришло в голову, что вы захотите украсть мою идею. — Он покачал головой. — Ордер на обыск…
    — Сейчас здесь будет слишком много полицейских, Донелли, — сказал Гленн, стоя боком к гангстеру и пряча руку с пистолетом. — Тебе нужно уносить ноги.
    — Очень скоро я так и сделаю, — непринужденно ответил тот. — Копам вряд ли удастся сейчас найти для меня судью, который подпишет ваш чертов ордер на обыск, и у меня будет предостаточно времени, чтобы убрать улики. — Он засмеялся. — Но для начала я, естественно, убью вас.
    Кристина прикусила язык, чтобы не закричать от ужаса. В этот момент откуда-то появились двое громил, которых раньше она не увидела. Один из них вырвал у Гленна револьвер, а другой мясистой рукой схватил его за предплечье.
    — Мы как раз входили в художественный салон, — словно объясняя, сказал Донелли. — Представьте наше удивление, когда вдруг не сработала сигнализация.
    Черт возьми! Они не рассчитали, что Донелли может нагрянуть так быстро! У них просто не хватило времени. В одиночку Гленн наверняка сделал бы все намного быстрее.
    Но именно она отыскала потайную дверь. И этим помогла ему. Только теперь ей нужно сохранять спокойствие.
    — Не думаю, ребята, что этот детектив доставит нам неприятности, — сказал Донелли. — Сейчас я покончу с ним. Позовите Райта и приступайте к уничтожению оборудования.
    Громила, стоявший справа от Гленна, положил его револьвер на стол, после чего оба вышли.
    — Да, действительно очень жаль, — проговорил Донелли, хладнокровно поднимая пистолет и прицеливаясь. — Ты ведь мне даже понравился.
    Сердце Кристины подпрыгнуло. Ей непременно нужно что-то сделать! Судорожно пошарив в сумочке, она нащупала маленький револьвер, который дал ей Гленн. Схватив его, она прицелилась в Донелли.
    В этот момент со стороны Гленна из-за контейнера вышел Эрик Райт.
    — Сэр, я… О Боже! — воскликнул тот и, упав на пол, закрыл голову руками.
    — Поднимайся, идиот! — выругался Донелли.
    Райт с опаской поднял голову.
    — Да, сэр. Конечно. — Он вскочил на ноги. — Я не ожидал…
    — Заткнись!
    — Слушаюсь, сэр, — растерянно ответил Райт.
    В этот момент с быстротой молнии Гленн схватил Райта за горло и одним рывком поставил перед собой.
    — Ну что, Донелли, ситуация, похоже, изменилась!
    Кристина улыбнулась. Все-таки Гленн нашел способ исправить ситуацию. И снова ее контролирует.
    Но хриплый смех Донелли оборвал ее радостные мысли.
    — У меня нет любимчиков, Омеро, — усмехнулся он. — Всех без исключения можно пустить в расход. — С этими словами он хладнокровно нажал на спуск.
    Раздался выстрел, и тело Райта дернулось. Из его груди брызнула кровь, и он медленно осел на пол. Гленн прогнулся, а потом опустился на колено.
    Нет, только не это! Кристина затрясла головой. Из ее глаз брызнули слезы. Она увидела кровь везде: на лице и шее Гленна, на его груди, на руке. Ранен ли он? Чья это кровь?
    Очевидно, Донелли решил больше не испытывать судьбу. Медленно шагнув вперед, он снова поднял оружие.
    Кристина не знала, какая часть ее мозга лихорадочно заработала в эту секунду. Защитный инстинкт? Скрытая сила, которая, по утверждению ее отца, сидит в каждом из Уайтов? Или просто желание отомстить? Но она не дрогнула и, прицелившись, нажала на спусковой крючок.
    Гленн инстинктивно пригнулся, когда раздался второй выстрел. Он сразу понял, что пуля вылетела не из пистолета Донелли. Его глаза расширились от удивления, когда он увидел, что лицо гангстера исказила гримаса боли и он, схватившись за бедро, рухнул на пол.
    Потом откуда-то из-за контейнеров выскочила Кристина. В руке ее блеснул револьвер.
    — Эй ты, мерзкая тварь, брось пушку, пока я окончательно не вышибла тебе мозги! — яростно крикнула она.
    Донелли, корчась от боли, выпустил из рук оружие и перевернулся на спину. Теперь он обеими руками ухватился за раненое бедро, и было видно, как через его пальцы сочится кровь.
    Не успела Кристина схватить брошенный гангстером пистолет, как скрипнула дверь и в помещение ворвались двое подручных Донелли, видимо услышав перестрелку.
    Превозмогая боль в раненом плече, Гленн одним прыжком добрался до своего револьвера. Прозвучали два выстрела. Громилы попадали на пол как подкошенные.
    С пистолетами в обеих руках к ним подошла Кристина.
    — О Боже, Гленн…
    — Не бойся, Кристи, теперь им уже некуда спешить, — успокоил он ее, хотя понимал, что она на грани шока. Зря он втянул ее в это грязное дело!
    — С тобой все в порядке? — бросилась к нему Кристина.
    — Задето плечо, — хрипло проговорил Гленн. — Райт оказался слишком худощав… А в остальном нормально. — Он забрал у нее пистолет Донелли. Потом нагнулся над Райтом. Грудь парня была в крови, но пульс еще прощупывался.
    — Неважные у него дела, — озабоченно проговорила Кристина, когда подошла поближе.
    — Пожалуй, — согласился Гленн. — А ты молодец, хорошо стреляешь, напарница. Если бы не ты, Донелли наверняка прикончил бы меня.
    — Не знаю, что придало мне силы, — смутилась Кристина. — Я ведь никогда раньше не стреляла из револьвера. А сейчас… у меня голова кругом идет, я просто разрываюсь на части.
    — Все будет хорошо, — успокоил ее Гленн, похлопав по плечу. — Надо только поторопить ребят. — Он поморщился. — Послушай, там на столе телефон… Нажми кнопку повторного набора. С него я звонил своему шефу…
    Кристина приложила к его щеке ладонь.
    — Черт побери, Гленн, ты бледный как смерть! — воскликнула она. — Не двигайся, а то потеряешь много крови.
    Гленн повернул голову и увидел, что Донелли пытается отползти подальше.
    — Ну-ка стой! — крикнул он.
    — Ты же не станешь стрелять мне в спину, — хрипло ответил гангстер, не останавливаясь. — Отдел внутренней безопасности замучает тебя потом допросами. Можешь сесть за решетку.
    Ну и черт с ней, с карьерой, подумал Гленн. Ради Кристины он готов сейчас на что угодно.
    — Зато я не полицейский, — вмешалась Кристина. — И запросто выстрелю тебе в спину, можешь не сомневаться.
    Остановившись, гангстер обернулся и с ненавистью посмотрел на нее.
    — Я еще доберусь до тебя, — прошипел он. — И отомщу за это унижение.
    — Можешь прислать мне на Рождество открытку из федеральной тюрьмы, — зло усмехнулась Кристина.
    Отодвинув коробку, она сняла трубку и нажала кнопку повторного набора. После двух гудков послышался хриплый мужской голос.
    — Кто это? — спросила Кристина, но тут же поняла, что задала нелепый вопрос. — Познакомимся позже, Уэлдон… Мне срочно нужна «скорая помощь» и пара полицейских нарядов.
    — Сумасшедшая! — прохрипел Донелли, и на лице его выступил пот. — Здесь ведь миллионы долларов! Вы могли бы обеспечить себя на всю жизнь…
    Но она не обратила на его слова никакого внимания, продолжая говорить с отцом Гленна.
    — Ваш сын ранен в плечо, — взволнованно, но отчетливо сказала она. — Он в сознании, но все равно нужна помощь. И еще у нас здесь два трупа и двое раненых. Один тяжело ранен в грудь, другой — в бедро… Да-да, все ранения огнестрельные…
    По лицу Гленна текли крупные капли пота. В голове все перепуталось. Рука почти онемела, но он напряженно слушал Кристину, боясь пропустить хоть слово. Заодно нужно было поглядывать за Донелли.
    Отец прекрасно знает, кто с ним говорит, ведь Гленн описал ему Кристину. Но как тихую и скромную девушку! Теперь отец, видимо, просто шокирован услышанным.
    — Как вы не понимаете, Уэлдон, у меня нет времени объяснять вам! — почти крикнула в трубку Кристина и, посмотрев на Гленна, многозначительно закатила глаза. — Не проще ли оторвать свою задницу от кресла и приехать сюда! Вы без труда узнаете, в какую больницу нас отвезут. — Раздраженно бросив трубку, она тихо выругалась. — Твой папочка просто невыносим! — в сердцах воскликнула она. — И вдобавок упрям как осел.
    Гленн с трудом улыбнулся. Кристина, горестно взглянув на него, вздохнула и снова стала набирать номер.
    — Девять-один-один, — объяснила она. Она не сомневалась, что отец Гленна без промедления свяжется с местными властями и медиками, но ждать сейчас было хуже всего. — Пожалуйста, срочно пришлите «скорую помощь» и наряд полиции, — взволнованно, но четко проговорила Кристина в трубку и назвала адрес. Потом объяснила оператору подробности происшествия, не забыв подчеркнуть, что ранен офицер спецслужбы. — Хорошо, я не буду вешать трубку.
    Положив трубку рядом с телефоном на стол, она склонилась над Гленном и провела рукой по его волосам. Она была очень обеспокоена его состоянием, но свое беспокойство сумела скрыть, понимая, что сейчас это мало чему поможет.
    — Держись, Гленн, — тихо сказала она.
    — Стараюсь, — хрипло ответил он, превозмогая боль. Здоровую руку он положил на колено, не забывая держать под прицелом сидевшего в десятке шагов от него Донелли.
    Взгляд у гангстера по-прежнему был злобным, но лицо сделалось бледным, а возле раненой ноги собралась лужица крови.
    — Я люблю тебя, — проговорила Кристина, поцеловав Гленна.
    Его сердце подпрыгнуло от радости. Он посмотрел в ее глаза, стараясь разглядеть в них что-нибудь новое, ранее ему неведомое. Но в них была печаль. Он вздохнул.
    Откашлявшись, Кристина взяла в руку телефонную трубку. Прошла минута или две, в течение которых никто не произнес ни слова. Кристина, видимо, ждала, пока оператор сообщит ей какую-то важную информацию или спросит еще что-нибудь для записи в журнале регистрации происшествий, а Гленн все это время грустно размышлял о будущем.
    Он понимал, что расследование, над которым он работал, подходит к концу. Пару дней назад Кристина недвусмысленно заявила, что ему нужно будет вывезти свои вещи из ее дома. Его заверения в любви она считала пустой риторикой, и они ничего не изменили. Ожидал ли он такого исхода? Глупо отрицать это.
    Где-то вдалеке послышался вой сирен. Гленн чувствовал, что слабеет и теряет сознание. Рука, державшая пистолет, дрогнула. Ему хотелось прилечь хотя бы на минутку. Казалось, это придаст немного сил. Он смутно слышал, как Кристина говорит о чем-то с оператором. Внезапно он ощутил спиной холодный бетонный пол. Сверху появилось обеспокоенное лицо Кристины.
    — Гленн, что с тобой?
    Собрав все силы, он протянул руку и окровавленными пальцами дотронулся до ее парика. Чувствуя, что силы покидают его, он хотел увидеть перед собой настоящую Кристину, без парика и грима. Хотя бы на секунду. Она стянула с головы парик и вытащила заколки, скрепляющие волосы на затылке. Рыжие локоны окружили ее лицо, и она прижалась к нему губами.
    — С тобой все будет хорошо, — тихо сказала она. — И я никогда не брошу тебя. Ну же, Гленн! Не засыпай у меня на руках, — воскликнула Кристина, хлопая его по щекам.
    Ее душили слезы, и она с трудом сдерживала себя, чтобы не разрыдаться. Весь рукав Гленна пропитался кровью, а никаких подручных средств под рукой не было.
    Вой сирен становился все ближе. Кристина бросила взгляд на Донелли и заметила, что тот отполз еще дальше, видимо пытаясь незаметно выбраться. У нее уже давно кончилось терпение, и, подняв револьвер, она выстрелила не целясь. Пуля пробила один из ящиков прямо над головой у гангстера. Тот испуганно пригнул голову.
    — Не вздумай улизнуть, мерзкая тварь, — пригрозила ему она.
    Донелли послушно сел, облокотившись о ящик, видимо обескураженный своим жалким состоянием.
    — И попроси копов, чтобы получше охраняли тебя, — добавила Кристина. — Потому что если только с ним что-нибудь случится, — она кивнула на Гленна, — то я сама тебя отыщу. И никакие стены и решетки тебя уже не спасут.
    — Совсем спятила, — пробормотал Донелли.
    В этот момент дверь наверху распахнулась.
    — Полиция! Всем оставаться на своих местах!
    — Сюда! — что есть силы крикнула Кристина, не отпуская руку Гленна.
    До этой секунды время текло так невыносимо медленно, что, казалось, им не дождаться, когда же придет помощь. А теперь все происходило с удивительной быстротой. Помещение моментально заполнилось полицейскими, подоспели врачи и санитары с раскладными носилками. Она даже заметила нескольких пожарных со шлангами и топориками в руках.
    Все оружие, в том числе и револьвер, который она сжимала в руке, пришлось сдать. В этот момент она почувствовала небольшое облегчение. И в груди затеплилась надежда, что все будет хорошо. Кристина отошла в сторону, дав возможность врачам оказать помощь Гленну и перебинтовать его плечо. Когда его несли на носилках, она шла следом. У тротуара уже собралась толпа зевак. Она забралась в машину «скорой помощи», поближе к носилкам, и никто не препятствовал ей. Из глаз текли слезы, но Кристина все-таки старалась сохранять спокойствие. Это просто шок, твердила она себе.
    Когда они ехали по пустынным улицам, она попросила водителя «скорой» набрать один номер. Наклонившись вперед, чтобы ей хватило провода, она услышала на другом конце линии суровый мужской голос.
    Судорожно глотнув, она проговорила:
    — Отец, мне срочно нужна твоя помощь.

11

    Кристина размяла онемевшую спину и снова уселась в зеленое пластиковое кресло в комнате ожидания. Перед ней с озабоченными лицами стояли два врача, которые привезли Гленна в центральную городскую больницу. С одним из них она училась в школе, а другой был приятелем ее брата: по воскресеньям они по полдня пропадали в бильярдной.
    — Ты уверена, что не хочешь кофе? — спросил Фрэнки, приятель ее брата.
    — Нет, спасибо, — ответила она.
    — Скажи, а тот парень… это за него ты выходишь замуж?
    Кристина растерянно взглянула на палец, на котором совсем недавно красовалось обручальное кольцо. Прикусив губу, она смущенно кивнула. Она никому ничего не рассказывала про Гленна, разве что только назвала его имя дежурной медсестре в регистратуре. Она решила, что чем меньше она сообщит, тем лучше. Но как быть с секретами, которые доверил ей Гленн?
    Вдруг на ее плечо легла чья-то рука.
    — Кристина?
    Она повернула голову и увидела перед собой обеспокоенное лицо отца. Вскочив, она обняла его, прижавшись щекой к его шее и вдохнув знакомый аромат одеколона.
    — Как он? — спросил отец, слегка взъерошив волосы дочери.
    — Гленн в хирургическом отделении, — ответила она и кивнула на двух молодых врачей. — Говорят, что рана не опасна.
    Ее отец много времени провел в коридорах больниц, ожидая доброй вести от врачей, борющихся за спасение раненого коллеги.
    — Что все-таки с вами произошло? — тихо спросил Кристину отец. Она подняла голову и встретила пристальный взгляд таких же, как у нее, карих глаз. И эти до боли знакомые глаза сузились. — И, скажи на милость, что на тебе за наряд?
    Кристина крепко сжала его руку.
    — Давай выйдем на улицу. Мне нужно подышать, — сказала она.
    Когда они проходили по коридору, отец пропустил ее вперед и Кристина чувствовала, что он критически оценивает ее со стороны — туго облегающий и порванный в нескольких местах костюм, поддельный загар и толстый слой макияжа. Все это не могло не смутить человека, который знает свою дочь с совершенно другой стороны. Нужно рассказать ему про Донелли, хотя она была уверена, что по полицейским каналам кое-какая информация уже дошла до него. Но поскольку местной полиции она не сообщила ничего, а лишь указала на преступников, то сейчас ее мучили сомнения.
    Впрочем, стоит ли переживать? Да, сейчас предстоит нарушить кое-какие правила. Гленна это явно не обрадует, хотя он, наверное, поймет. Его начальству это понравится еще меньше.
    Выйдя через главный вход на улицу, Кристина прошла к невысокой кирпичной стене, примыкавшей к отделению неотложной помощи. Она вдруг вспомнила свое детство, когда именно здесь они вместе с отцом и братьями сидели и ждали обнадеживающих вестей из больницы. Думали, что их мать выживет. Но их ожидания оказались напрасными. Она молила Бога о том, чтобы сейчас это не повторилось.
    — Ты специально привела меня на это место? — догадавшись, спросил ее отец.
    — Вряд ли, — рассеянно ответила Кристина, взглянув на серебряный полумесяц луны. — Просто так получилось.
    — Так ты собираешься объяснить мне, почему десяток федеральных спецагентов, несколько полицейских нарядов, три пожарных расчета обнаружили тебя вместе с твоим женихом в логове Алессандро Донелли?
    Да, конечно же ее отец, мистер Прямолинейность, в своем репертуаре. Мысль вызвала у нее улыбку.
    — Гм. Что-то вроде этого. — Она принялась рассказывать, начав с подозрений ее подруги Линды за обедом два дня назад и закончив перестрелкой с Донелли и его подручными. Она старалась представить себя по возможности в более или менее выгодном свете, поскольку знала наверняка, что отец придет в ярость, узнав, как она, не имея ни капли опыта, сунула нос в секретное расследование, которое находилось вне компетенции местной полиции!
    Когда она закончила, отец схватил ее за руку.
    — Знаешь, Кристи, теперь мне дышится намного легче. Я часто склонялся к мысли, что ты похожа скорее на приемную дочь, а не на родную и что ты ничего от меня не унаследовала.
    — Папочка! — радостно воскликнула Кристина, и глаза ее блеснули.
    — А еще не могу тебе выразить, как я был раздражен, узнав, что ты едва не стала жертвой опаснейшего бандита! Ради Бога, ты же не полицейский, Кристина!
    Дьявол, то же самое она не раз про себя повторяла. Но ей почему-то стало смешно. А как только Кристина начала смеяться, то остановиться уже была не в силах. В глубине души она понимала, что это истерика, ответная реакция на все пережитое.
    Отец протянул ей платок.
    — Черт возьми, Кристи, ведь я мог обучить тебя обращаться с пистолетом! И тогда бы ты в два счета управилась с Донелли. Целиться-то надо в середину тела…
    Кристина закатила глаза. Сейчас ее отец очень похож на Гленна. Но она не призналась, что целилась именно в середину тела и лишь случайно угодила в ногу мерзавца.
    — Ты, наверное, злишься на Гленна? — спросила она, вглядываясь в лицо отца. — Ведь он долгие месяцы не говорил мне правду и все запутал.
    — Послушай, дочь, — наставительным тоном проговорил отец, — это его работа. Я, конечно, расстроен, что Гленн причинил тебе боль. Ему следовало как-то иначе построить ваши отношения, и он услышит от меня это сразу, как только мы увидимся. Можешь мне поверить. Но ты не должна винить его за то, что он не посвящал тебя в детали своей работы.
    — О нет, еще как должна, — упрямо возразила Кристина. — Я не могу выйти за него замуж. Такая жизнь меня не устраивает.
    — Но ты же любишь его!
    — Люблю, — после некоторых колебаний ответила она.
    — Ты очень похожа на свою мать…
    Несколько секунд оба молчали.
    — Знаешь, сколько ночей я не спал, обвиняя себя в ее гибели?
    Подобный разговор происходил между ними не впервые, но сейчас у Кристины не было ни малейшего намерения бередить старые раны.
    — Без вас, моих детей, — продолжал отец, — я бы просто сломался. Спился бы или сошел с ума. Она была всей моей жизнью. — Его голос перешел на шепот. Он откашлялся. — Но она всегда верила в меня и в то, чем я занимался. — Он повернул голову, и Кристина увидела, что его глаза заблестели. — Джилл была бы разочарована, если бы я сдался.
    — Папа, я не имела в виду…
    Он поцеловал ее в лоб.
    — Знаю, детка, знаю, — ответил он. — Я просто хочу, чтобы ты поняла, прежде чем примешь решение, о котором можешь потом жалеть всю свою жизнь. — Отец взял Кристину за плечи, очевидно борясь с собственными переживаниями. — Чувство вины от потери Джилл было невыносимым. Иногда я его до сих пор ощущаю. Но я всегда знал: я не могу допустить, чтобы зло праздновало победу. Сейчас то же самое происходит и с тобой, дочь. Ты позволяешь ложным страхам отвлечь тебя от того, к кому привязана всей душой. Ты знаешь — я буду тебя любить в любом случае, но я все же надеюсь, что ты хорошенько подумаешь, прежде тем сделаешь выбор.
    Откровенные слова отца заставили Кристину иначе посмотреть на вещи и понять, что она страшная эгоистка. Она знала, что не может требовать от Гленна измениться, но он все равно готов ради нее пожертвовать карьерой. Задумалась ли она хоть раз, как это будет для него тяжело?
    Он доверился ей. Поверил в нее, в ее способности. Он смотрел на нее не только как на любовницу, но и как на надежного партнера в жизни. За два дня она открыла в себе способности, о существовании которых и не подозревала. Или которые никогда не проявились бы без его участия, без его безграничной, страстной любви.
    Ее мать одобрила бы кандидатуру Гленна, подумала в этот момент Кристина. И теперь она должна убедить его в том, что действительно любит его, независимо от того, чем он занимается и чем зарабатывает на жизнь.
    — Наверное, ты прав, — тихо проговорила она и опустила глаза. — Я погорячилась.
    Отец молча обнял ее за талию, и вместе они направились к отделению неотложной помощи.
    В этот момент на эстакаду въехала полицейская машина, и из нее выскочили Диллон, брат Кристины, ее сестра Синди, а с заднего сиденья — Майкл Рейни и Линда. Женщины побежали к Кристине и, прежде чем та сообразила что к чему, стали засыпать ее вопросами.
    — Что происходит? Как дела у Гленна? Что ты делала на складе у бандитов? Ты с ума сошла! Что это на тебе надето?
    Синди обхватила сестру за плечи и внимательно посмотрела ей в лицо.
    — Твои глаза, — удивилась она. — Зачем тебе эти контактные линзы?!
    — Слишком долго рассказывать, Синди.
    Линда взволнованно смотрела на нее. Когда Кристина увидела на лице ее всегда невозмутимой подруги слезы, сердце ее сжалось.
    — Его подстрелили из-за меня, — глотая слезы, бормотала Линда. — Это я во всем виновата. Ты ведь говорила, чтобы я ехала домой, а я…
    — Успокойся, Лин, тебе не в чем себя винить, — проговорила Кристина, одной рукой обняв свою подругу, а другой — сестру. — Я понятия не имела, чем это все закончится.
    — Но как ты оказалась замешанной в этом деле? — недоумевала сестра.
    — Не сейчас, Синди… — Но Кристина понимала, что за ни за что не сможет успокоить сестру, если та настроена что-нибудь выведать. Тем более в присутствии Линды. — Вот что, — заявила она. — Идите-ка все вперед, а мне нужно перекинуться парой слов с Майклом.
    Упоминание о ковбое вызвало на лице Линды ехидную улыбку.
    — Гм. Здоровяк в джинсах! А он, кстати, неплохо целуется…
    — Что?! — изумилась Кристина. — Ты целовалась с Майклом?
    — Он сказал, — скривила губы Линда, — что это единственный способ заставить меня замолчать. — Она подмигнула. — Ладно, мы пошли, увидимся в приемной или в палате.
    Значит, она даже не дала ему пощечину. Как такое могло случиться?! На ее подругу Лин это совсем не похоже!
    Замедлив шаг и остановившись, Майкл прислонился к стене, рядом с входной дверью. Его глаз не было видно из-за низко надвинутой ковбойской шляпы.
    — Ты ее когда-нибудь снимаешь? — спросила Кристина, раздосадованная тем, что не может видеть его лицо и, значит, не знает, переживает ли Рейни по поводу ее самовольного бегства.
    — Редко, — коротко бросил тот.
    Вздрогнув от его холодного тона, она поняла, что может сразу же перейти к делу.
    — Послушай, Майкл, прости меня за вчерашнее. У тебя, наверное, будут теперь проблемы с начальством?
    — Как сказать… Во всяком случае о повышении в ближайшее время придется забыть.
    Она боялась этого. Может быть, стоит позднее переговорить обо всем с отцом Гленна?
    — Да… Знаешь, я…
    — Вот что я тебе скажу, — перебил ее он. — Вы с Линдой очень подходите друг другу. В том смысле, что от вас можно ждать одних только неприятностей. Поэтому в вашей компании надо быть начеку. Даже виски толком не выпьешь!
    Интересно, как они с Лин все-таки дошли до поцелуя? Надо выяснить. Подхватив Майкла под локоть, она зашла в приемную отделения неотложной помощи.
    — Как-нибудь я расскажу тебе о Лин, — пообещала она.
    Приход полицейских и неугомонной Линды сделал свое дело. Сообщения из операционной о состоянии Гленна поступали каждые четверть часа. Его жизни ничто не угрожало, хотя рана в плече отнюдь не была пустяковой. Главное, что не задеты жизненно важные нервы.
    Кристина не могла не думать о том, как это ранение отразится на его дальнейшей работе. Если возникнут осложнения для здоровья, то не придется ли уходить в отставку? Получит ли она то, чего желала, теперь, когда осознала, насколько эгоистичными были ее желания? Чувство вины и растущее беспокойство не давали ей покоя.
    Тут она заметила высокого пожилого мужчину с черными с проседью волосами в дорогом темном костюме. Он сидел в кресле за углом, вне поля зрения всей их группы.
    Кристина едва не вскрикнула, когда заметила удивительное сходство его лица с лицом Гленна. Вот так ее Гленн будет выглядеть лет через тридцать.
    Как быстро его отец добрался сюда из Вашингтона!
    — Уэлдон Кроули, — представился мужчина и протянул ей руку. Потом улыбнулся — улыбка была такой же завораживающей и уверенной, как и у его сына. — Полагаю, это с вами мы разговаривали недавно по телефону.
    Кристина растерянно пожала его руку, не зная, что ответить. Она ожидала, что будет ненавидеть его или по крайней мере сочтет его нудным и неинтересным. Слава Богу, ее сестра перехватила инициативу и быстро всех представила.
    Наконец в коридор вышел врач в голубом халате. Хотя вид у него был усталый, он все же улыбнулся.
    — Не волнуйтесь, — сказал он. — Мистер Маккейн чувствует себя хорошо. Рана не опасна, и через месяц он полностью поправится. Кстати, скоро он проснется.
    Глаза Кристины сделались влажными, она молча обнялась со своей семьей, а потом подошла к отцу Гленна. Когда она обняла его, тот поначалу удивился и замер, но потом, расчувствовавшись, прошептал:
    — Спасибо тебе, что позаботилась о моем сыне.
    Кристина кивнула и заморгала, стараясь смахнуть навернувшиеся слезы. В этот момент к врачу подошла медсестра и что-то шепнула. Врач повернулся к Кристине.
    — Это вы Кристина? — спросил он. — Наш пациент спрашивает вас. Пойдемте скорее.
    Она бросилась вслед за медсестрой и врачом, но, вдруг вспомнив что-то, обернулась.
    — Хотите пойти со мной, Уэлдон?
    Наградив ее благодарным взглядом, отец Гленна присоединился к девушке, и вместе они направились по коридору к лифту. Когда лифт остановился на нужном этаже, Кристина дотронулась до руки врача.
    — Знаете, доктор; сегодня выдалась слишком длинная ночь, и, похоже, я так и не нашла времени, чтобы поблагодарить вас.
    — Ничего, мы всего лишь сделали свою работу, — ответил врач и пропустил Кристину и Уэлдона вперед. — Через пару дней ваш жених может отправляться домой. Правда, придется походить на перевязку.
    — Кстати, как насчет остальных раненых? Вам что-нибудь известно о них? — вдруг вспомнила Кристина.
    Хотя она всей душой ненавидела и презирала Донелли за те беды, которые он причинил ей и многим другим людям, ей все-таки не хотелось, чтобы его смерть была на ее совести. А бедняга Эрик Райт! Она чувствовала, что этот тщедушный парень избрал неверный путь в жизни только потому, что из-за собственного слабоволия не понял своего истинного предназначения.
    — К сожалению, их оперирует другая бригада, — ответил врач, разводя руками. — Так что я вам пока ничего сказать не могу.
    — Ничего, я успел навести справки, — вмешался Уэлдон Кроули. — Двое телохранителей убиты. Райт до сих пор в хирургическом отделении, но он, похоже, сумеет выкарабкаться. Донелли точно будет жить. Причем очень долго, но довольно безрадостно — в одной из федеральных тюрем на северо-западе.
    Врач не спросил, каким образом отцу пациента известно больше о происходящем в больнице, чем ему самому. Кристина поняла, что он уже не раз имел дело с полицией и спецслужбами и знал, что не на все вопросы в этих случаях можно получить ответ. Поэтому лучше их вообще не задавать.
    В конце коридора врач подошел к палате справа и надавил на ручку двери.
    — Поговорите с ним. Это поможет ему перенести боль после анестезии. И дайте мне знать, если вам что-нибудь понадобится.
    — Спасибо, — поблагодарила Кристина и пожала ему руку.
    Врач удалился, а Уэлдон с Кристиной вошли в палату. Увидев лежащего на койке бледного и неподвижного Гленна, она затаила дыхание. Его правое плечо было туго перебинтовано.
    — Не пугайся, Кристина, — успокоил ее Уэлдон и подтолкнул к больничной койке.
    Судорожно глотнув, она опустилась на стул и дотронулась до руки Гленна.
    — Гленн? — позвала она, превозмогая дрожь. — Мы здесь с твоим отцом. Мы так рады, что ты поправишься. — Теплой ладонью она начала поглаживать его руку.
    — Открой глаза, сынок, — неожиданно попросил отец, и в его голосе послышались командные нотки.
    К ее удивлению, ресницы Гленна дрогнули, а потом глаза раскрылись. Их взгляды тут же встретились, но, когда Гленн заметил отца, глаза его расширились от удивления и ужаса. Он открыл рот, но не произнес ни звука.
    — Не нужно ничего говорить, — прошептала Кристина, приподнявшись, чтобы погладить его волосы.
    Но взгляд его глаз был красноречивее любых слов. Утешение. Счастье. Любовь. Кристина не могла поверить, что совсем недавно хотела отвергнуть все это. Как она только могла?!
    Глаза Гленна вновь закрылись.
    — Гленн? — позвала Кристина и растерянно посмотрела на Кроули. — Но ведь врач сказал, что он проснется!
    — Это произойдет не сразу, — успокоил ее Кроули. Он присел на стул рядом и потрепал ее по плечу. — Послушай, Кристина, почему бы тебе не отдохнуть? Сон тебе не помешает. А я разбужу тебя, как только мой сын проснется.
    Она согласно кивнула. Раз Гленн знает, что она рядом, у нее есть немного времени, чтобы слегка вздремнуть. Едва она положила голову на край кровати, как в палату вошла медсестра.
    — Мисс Уайт, извините. Я принесла кое-какие личные вещи мистера Маккейна. — С этими словами она вручила Кристине пластиковый пакет. — А вот это я обнаружила у него в кармане. — И она протянула девушке кольцо с бриллиантом. — Знаете, оно могло потеряться, поэтому я решила передать его лично в руки.
    Сдерживая слезы счастья, Кристина сжала ладонь и поблагодарила медсестру. Когда та ушла, Кристина обратила полный нежности взгляд на лицо Гленна. Она наклонилась и поцеловала его в щеку. Потом надела кольцо и несколько минут любовалась им. Закрыв глаза, она улыбнулась счастливой улыбкой.

    Гленн отчаянно боролся с оконной рамой.
    — Черт, застряло, — с досадой бормотал он.
    Стоявший у приставной лестницы Майкл Рейни поправил съехавшую назад ковбойскую шляпу.
    — Неужели нельзя войти в дом через парадную дверь? — проворчал он, бросая недовольный взгляд наверх.
    — Я же говорил тебе, — сказал Гленн, когда спустился. — Мне хочется сделать Кристине сюрприз.
    — Знаешь, после того как я помог тебе сбежать из больницы, Кроули точно поджарит мою бедную задницу.
    — Не бойся, я замолвлю за тебя словечко, — подмигнул Гленн. — Полезай-ка наверх. У тебя сил побольше, а у меня к тому же болит плечо. Попробуй поднять раму.
    — Меня точно уволят, — проворчал Майкл, но все-таки послушался и стал взбираться наверх.
    Гленн наблюдал, как его новый друг пытается проникнуть в спальню Кристины, удивляясь, как он мог пытаться сделать это сам, если у него практически не действует правая рука. К тому же он рисковал разбудить ее брата, который, как ему было известно, спит где-то на кушетке в нижнем этаже.
    Майкл Рейни спустился вниз и спрыгнул на траву рядом с Гленном.
    — Все готово, Дон Жуан, — усмехнулся он и вытянул руку вверх, как бы приглашая друга наверх. — Я все-таки не понимаю, почему это не могло подождать хотя бы до завтра.
    После того что случилось за эти дни, Гленн уже не мог ждать решающего момента. По его мнению, будущее теперь в его руках. Судя по словам его отца и отца Кристины, она покинула больницу с обручальным кольцом на левой руке. Если только это не добрый знак, то на его карьере сыщика можно ставить крест. Гленн понятия не имел о том, что переменилось за последние несколько часов, но настроился выяснить это, не откладывая в долгий ящик.
    Взобравшись по лестнице, он здоровой рукой поднял раму повыше и остановился, раздумывая, как лучше пролезть в окошко.
    — Даже не мечтай об этом, приятель!
    Гленн замер, и сердце его бешено забилось. Медленно подняв голову, он увидел перед собой Кристину в длинной ночной рубашке с пистолетом руках. Ствол оружия был направлен прямо ему в голову.
    — Гленн, это ты?! Что ты здесь делаешь? — узнав его, удивилась Кристина и подскочила к окну.
    — Ты еще спрашиваешь! Когда я проснулся там, в больнице, то рассчитывал увидеть тебя рядом…
    Ухватившись за ее руку, он перелез через подоконник.
    — Твой отец сказал мне, что ты проспишь всю ночь, — объяснила Кристина. — Он настоял на том, что мне нужно непременно поехать домой и отдохнуть. Его вообще можно хоть в чем-нибудь переубедить?
    Он вспомнил о том, как они с отцом обсуждали их помолвку с Кристиной, и ответил:
    — Мне это удалось лишь однажды.
    — Услышав шорох, я подумала, что это лезет кто-нибудь из громил Донелли, — сказала Кристина. — А как тебе удалось сбежать из больницы? Врач сказал, что пару дней тебе нужно там пробыть.
    — Мне помог Майкл Рейни.
    — Вон оно что! Новый дружок. — Выглянув из окна, она помахала Рейни рукой. — Эй, ковбой, убери-ка отсюда лестницу, пока кто-нибудь не вызвал полицию.
    Широко улыбнувшись, Майкл приложил руку к шляпе. Кристина закрыла оконную раму и повернулась, поставив оружие на предохранитель.
    — Это же мой пистолет, — удивился Гленн, подумав, что несколько дней назад не мог бы даже и представить себе такую картину.
    А ведь она всерьез была настроена отразить нападение непрошеных гостей!
    — Его дал мне твой отец, когда выпроводил меня из больницы, — объяснила Кристина.
    Она скрестила руки на груди, и Гленн увидел, как на одном из пальцев блеснуло кольцо. Она все-таки носит его. Значит, его надежды воплощаются в жизнь.
    — Кстати, внизу спит мой брат, — продолжала Кристина. — Тебе повезло, что тебя вообще не пристрелили.
    Он ласково погладил ее по щеке, довольный тем, что может быть рядом, дотронуться до нее и вдохнуть аромат ее кожи.
    Неожиданно она обвила руками его шею, стараясь не касаться раненого плеча.
    — Гленн, ты напугал меня до смерти!
    — Я? — рассмеялся тот. — Разве можно испугать человека, который не побоялся, рискуя жизнью, стрелять в самого отъявленного бандита! — Он поцеловал ее в висок. — Все-таки в будущем давай не будем работать в паре.
    Черт! Он выбрал неудачное слово. У них ведь теперь есть будущее, не так ли?
    Кристина внимательно посмотрела ему в глаза.
    — Быть твоей напарницей было потрясающим испытанием, но я всё же привыкла больше к своим отчетам и балансам. Так что отныне тебе предстоит спасать мир в одиночку.
    — Неужели?! — не поверил Гленн.
    — К тому же обещаю тебе свою полную поддержку и любовь, — тихо добавила Кристина и поцеловала его в губы. — Мне никогда не следовало просить тебя о каком-то выборе и ставить условия. Благословляю тот день, когда мы с тобой встретились. Ты делаешь мою жизнь особенной, и мне не хочется, чтобы ты что-нибудь в ней менял.
    Он взглянул в ее искренние глаза, полные любви и нежности.
    — Я сделаю для тебя все, что ты захочешь, родная, — с чувством произнес он. — И, будь я кто угодно — финансист, фермер или полицейский, как сейчас, — я бы ни за что не позволил тебе уйти. Но все равно спасибо, что приняла меня.
    — В этом мне помог мой отец, — улыбнулась Кристина.
    — Гм… — Глаза Гленна засветились. — Знаешь, я как-то даже не ожидал. Это здорово, что он все-таки верит в меня и в наше с тобой будущее.
    — Кстати, твой папочка тоже не такой уж бездушный и строгий, — заметила Кристина и прищурилась. — Я его себе представляла совсем другим. А теперь могу сказать, что он у тебя просто замечательный. Кроме того, он наверняка должен пользоваться успехом у женщин. Он такой интересный…
    — Да неужели? — изумился Гленн. — Мой отец?!
    — А что тебя удивляет?
    — Да нет, просто я никогда… — замялся он и понял, что многие годы видел в отце лишь своего начальника. Причем строгого и взыскательного.
    — Кстати, почему у вас разные фамилии? — спросила Кристина, чмокнув его в щеку.
    — Все очень просто, — объяснил Гленн. — Когда меня приняли на службу в отдел, я взял фамилию одного из родственников по материнской линии. У отца довольно высокая должность, и мы с ним решили, что не стоит афишировать, что мы с ним родственники. К тому же это было в интересах дела.
    Гленн поднял руку Кристины. Обручальное кольцо, которое он собственноручно надел ей на палец, снова сияло на своем законном месте, и ему стало так легко и хорошо, что хотелось петь от радости. Подняв голову, он посмотрел на свою невесту и подумал, что она восхитительна.
    — А что ты скажешь насчет моей фамилии? — спросил он. — Согласна ли ты взять ее себе после свадьбы?
    Глаза Кристины наполнились слезами, и она с чувством сжала его руку.
    — Сделаю это с большой радостью и желанием, мой дорогой!
    Услышав это, Гленн выпрямился.
    — Вот и отлично, — сказал он. — Тогда давай сбежим от всех. Прямо сейчас.
    Кристина раскрыла рот от удивления.
    — Сбежим? — растерянно повторила она. — Но куда? И потом… тебе ведь нужно возвращаться в больницу. Тебе необходим покой и отдых!
    — Вот там и отдохнем, — возбужденно заговорил Гленн. — Мне положен двухмесячный отпуск. — Здоровой рукой он обхватил ее за талию и начал кружиться в воображаемом танце. А потом подвел к окну. — Так что у меня будет масса времени, чтобы полностью восстановить силы. Как насчет какого-нибудь маленького острова в Карибском море? Теплый песок, голубая лагуна, кокосы, гамак и бунгало среди пальм?
    — Да ты с ума сошел, милый! Не можем же мы бежать туда прямо сейчас, посреди ночи?!
    Гленн выглянул наружу, чтобы убедиться, что Майкл до сих пор находится на своем посту и не послушался Кристину. Если бы он ушел, их бегство вряд ли удалось бы. Но ковбой стоял возле лестницы, временами озираясь по сторонам и прислушиваясь к посторонним звукам. Заметив Гленна, он помахал ему рукой.
    — Так тебе не по душе Карибы? — равнодушно повторил Гленн. Он знал, что Кристина окажет некоторое сопротивление, но только потому, что она его любит и заботится о нем. Он пребывал в таком состоянии, когда уже ничего не хочется откладывать на потом. — Мы могли бы поехать куда-нибудь еще. Просто я выбрал место, где нам не потребуется надевать на себя слишком много одежды…
    Кристина издала стон, а потом прижалась к его губам.
    — Глупый, мы же можем снять с себя все прямо сейчас. И для этого нет нужды устремляться в такую даль.
    Гленн скептически посмотрел на постель в углу комнаты. Соблазнительно, подумал он, но без прежней романтики. И, не говоря ни слова, начал вылезать в окно на лестницу. Кристина, охнув, бросилась за ним, пытаясь образумить.
    — Но твой отец просил меня все подробно ему рассказать о нашем приключении!
    — Ничего, через пару дней мы позвоним ему, — усмехнулся Гленн и ласково посмотрел на Кристину. Но потом его глаза загорелись нетерпением и он протянул ей руку. — Ты идешь?
    И она без колебаний вложила руку в его теплую ладонь.
    — Разве можно переубедить такого упрямца? Ты ведь мой будущий муж… По правде говоря, я готова с тобой убежать хоть на край света!

    — И после этого я должна называть ее подругой?! — Линда О'Брайен притворилась оскорбленной, хотя не могла скрыть радости при виде Кристины. Едва узнав о том, что Кристина с Гленном наконец вернулись в Мемфис, она тут же примчалась, не дав подруге даже отдохнуть с дороги. — Полтора месяца ни строчки и даже ни звука!
    — Ты ведь не злишься на меня, Лин? — робко спросила Кристина. — Знаешь, когда мы уехали, Гленн решил, что нужно отрешиться от всего мира и посвятить это время друг другу. Ни на что не отвлекаясь и забыв обо всем, что нас окружало раньше.
    — Я тебя понимаю, подружка, — смахнув слезу, проговорила Линда. — После ваших приключений нужно было как следует расслабиться.
    — И, знаешь, нам повезло, — увлеченно рассказывала Кристина. — Мы прилетели на Пуэрто-Рико. На следующий день перебрались на Виргинские острова. А потом из Род-Тауна Гленн отвез меня на катере на маленький остров, где, кроме нас с ним, было еще несколько пар, с которыми мы почти не встречались. Целыми днями мы бродили под пальмами, ели настоящие кокосы, слушали пение птиц и звуки моря. Оно было на редкость спокойным и умиротворяющим. Днем Гленн готовил экзотический обед с мясом крабов и фруктами и варил восхитительный кофе. Он ухаживал за мной, как мальчишка! Восхищенно смотрел в глаза, что-то увлеченно рассказывал, и во всем его поведении читалась искренняя любовь. А я, глядя на него, радовалась жизни и судьбе, проклиная себя в душе за то, что не понимала его и даже хотела расстаться. Вечерняя прохлада в бунгало так здорово расслабляла нас, что не хотелось ни думать, ни переживать, ни расстраиваться… Будто жизнь замерла, и никто из нас не чувствовал времени. Так могло продолжаться вечно.
    — Но любовью-то вы, надеюсь, там занимались? — повела бровью Линда.
    — Ты, как всегда, в своем репертуаре, подружка, — усмехнулась Кристина. — Естественно…
    — Кстати, ты не забыла, — вспомнила Линда, — что через два месяца свадьба? Это не так много, как может показаться. Нам нужно хорошенько подготовиться…
    — Через два месяца? — переспросила Кристина и прикусила губу. — Лучше бы ее сыграть через месяц, а может быть, и раньше, а то…
    — А то — что? — удивилась Линда и прищурилась. — Неужели?..
    Кристина смущенно кивнула.
    — Так это здорово! — воскликнула Линда. — Господи, как я все-таки рада за тебя! — Она ненадолго задумалась. — Тогда вот что. Даю тебе день на то, чтобы ты перевела дух после своего отдыха. А потом — за дело! Нам нужно заказать тебе лучшее платье. Не смотри на меня так! Именно лучшее! Нужно подобрать и купить красивое нижнее белье. В общем столько всего… Но главное, заодно мы можем выбрать и кое-что для будущего малыша! Да, да! И попробуй догадаться с трех раз, кто будет его любимой крестной!
Top.Mail.Ru