Скачать fb2
Ночные желания

Ночные желания

Аннотация

    У графа Рейна есть богатство и титул, однако нет наследника… Мадлен Эллис — само очарование, она будет идеальной матерью и женой! Но мог ли Рейн, искушенный в любви и разочаровавшийся в ней, предположить, какой дьяволицей окажется этот ангел в постели? Откровенность и чувственность юной супруги поражают его воображение, но влюбленной женщине этого мало: она хочет завладеть его сердцем…


Николь Джордан Ночные желания

Глава первая

    Жаль, что тебя нет рядом, чтобы дать мне совет, маман. Ты никогда мне не говорила, что поцелуй мужчины может быть таким волнующим, а от одного лишь объятия женщина способна потерять голову. Это стало для меня потрясающим открытием!
    Окрестности Лондона; сентябрь 1817
    — Надо же, какое невезение, черт возьми, — проворчала Мадлен Эллис, глядя из окна своего номера на тускло освещенный конюшенный двор. — Сначала колесо, а теперь еще и лорд Эккерби. Ее сердце замерло: положение ухудшалось. Достаточно было и того, что у дилижанса, на котором она ехала в Лондон, отвалилось колесо прямо во время проливного дождя. Из-за этого пришлось остаться на ночь здесь, в часе езды от цели путешествия, что истощало и без того скудные ее финансы. А тут еще и распутный барон Эккерби каким-то образом напал на ее след.
    Мадлен едва улеглась, как шум экипажа барона, въехавшего на мощеный двор почтовой станции местечка Дрейк, поднял ее с постели. В свете фонаря девушке была видна элегантно одетая фигура, а властный голос его светлости доносился из помещения, куда он заходил отдать распоряжение о смене лошадей.
    Когда его взгляд скользнул вверх, Мадлен нырнула за портьеру, чтобы остаться незамеченной.
    — Это уж слишком, — процедила она сквозь сжатые зубы.
    Долгие годы лорд Эккерби лишь намекал на желание сделать ее своей любовницей, но в последнее время его навязчивые ухаживания стали отвратительно явными, а попытки его избежать — тщетными.
    Мадлен вздрогнула при мысли, что настойчивый развратник найдет ее здесь. Трудно было представить, что Эккерби настолько безнравственный человек, чтобы силой ее домогаться, и все же она была так беззащитна, в одной ночной сорочке и босоногая… К сожалению, ее одежда осталась в чемодане, пристегнутом сзади к дилижансу, а плащ промок и испачкался под ливнем. Едва ли у нее было время натянуть свои грязные полуботинки. Несомненно, барон сейчас спросит у хозяина постоялого двора, не проезжала ли тут сегодня леди среднего роста с каштановыми волосами в коричнево-сером платье. И будет направлен вверх по лестнице в ее комнату. Боже упаси!
    Мадлен решительно расправила плечи. После недавней смерти работодательницы и побега брата ей не на кого было рассчитывать, кроме себя. «Так что глупо стоять столбом, лучше хоть что-нибудь предпринять». Мадлен Эллис, дочь солдата, была воспитана в духе самостоятельности и решительности.
    — Он считает меня беззащитной, маман, но он увидит, что это не так! — добавила Мадлен, пытаясь отыскать в потемках свой ридикюль.
    У нее была довольно странная привычка говорить с давно умершей матерью-француженкой в поисках совета. Жаклин Эллис покоилась ныне в могиле, ее унесла малярия в ту зиму, когда Мадлен исполнилось тринадцать лет. То был самый печальный день в ее жизни. И она продолжала разговаривать с покойной матерью, как будто бы дорогая маман все еще была с ней.
    Несчастья продолжали преследовать Мадлен: через пять лет был убит на войне ее отец. А единственный оставшийся из родни младший брат Джерард тайно сбежал в Шотландию со своей возлюбленной.
    Мадлен почувствовала себя лучше, нащупав в сумочке свой маленький однозарядный пистолет. Теперь она уже не была похожа на мышь, беспомощно ожидающую нападения хищника.
    «Хоть ты и дочь солдата, но нет ничего постыдного в отступлении, если преимущество не на твоей стороне», — напомнила себе Мадлен. Папа говорил, что бегство при таких обстоятельствах совсем не трусость, а благоразумие.
    Убедившись, что пистолет заряжен, девушка выглянула наружу. В тусклом свете стенного фонаря она увидела, что коридор пуст.
    Мадлен выскользнула из комнаты и, тихо прикрыв дверь, прокралась в конец коридора, направляясь в глубь гостиницы. Огибая угол в поисках убежища, она услышала смех и хриплые мужские голоса, доносящиеся из бара.
    К своей радости, девушка увидела распахнутую дверь, ведущую в гостиную. Огонь гостеприимно потрескивал в камине, а лампа неярко освещала ближнюю часть комнаты.
    Шаги, раздавшиеся на лестнице позади нее, заставили Мадлен скользнуть внутрь и затаиться за дверью с пистолетом наготове.
    Настойчивости барону прибавила случившаяся три недели назад смерть пожилой аристократки, вспыльчивой, но добродушной дамы, у которой Мадлен прослужила долгое время в должности компаньонки. Теперь она направлялась в Лондон, в агентство по трудоустройству, так как остро нуждалась в средствах к существованию. Сторонница настоящей любви, она помогла брату и его невесте бежать в Шотландию, отдав им все свои сбережения.
    Положение полного безденежья было очень тягостно и ставило в зависимость от богатого и властного лорда, считавшего себя хозяином всего и вся в окрестностях города Челмсфорд графства Эссекс. Мадлен не сомневалась: причиной его вожделения была ее непокорность. Иначе зачем бы он преследовал ее — не бог весть какую красавицу, засидевшуюся в девках, — если не с целью одержать очередную победу?
    Очевидно, непреклонное сопротивление только разжигало в бароне желание соблазнить ее. Наглость Эккерби была поразительна: не прошло и двух часов с того времени, как тело ее покойной работодательницы опустили в могилу, а он уже сделал свое оскорбительное предложение!
    Происхождение Мадлен также оборачивалось против нее. В обществе, где ей приходилось жить, политические эмигранты из Франции были, как правило, бедны и беззащитны перед произволом английских аристократов и мелкопоместной знати. И хотя она только наполовину француженка — отец ее был капитаном британской армии и блестящим разведчиком, служившим под командованием генерала Веллингтона, — это не мешало похотливому лорду Эккерби добиваться ее расположения.
    И теперь девушку, полуодетую и босую, пробирал озноб. Надо бы завернуться в одеяло, чтобы унять дрожь. Даже с пистолетом в руках она чувствовала уязвимость и бессилие, обычно несвойственные ей и вызывающие в ней презрение. Сердце ее заходилось при мысли о том, чем барон мог объяснить свое преследование хозяину гостиницы.
    Вдруг холодок пробежал у нее по спине. Кажется, она ошибалась, полагая, что в комнате никого нет: за спиной почувствовалось чье-то присутствие. В следующее мгновение сильные мужские пальцы сомкнулись на ее запястье. Она попыталась развернуться, но в туже секунду незнакомец захватил пистолет и резким движением поставил ее лицом к себе. Стальные объятия лишили Мадлен возможности даже шелохнуться.
    Оглушенная, она уставилась на своего захватчика. Высокий рост, иссиня-черные волосы, атлетическое сложение. Мадлен явно ощутила угрозу, сквозившую во всем его облике. В то же время его мужская притягательность вскружила ей голову: сила, чеканные черты лица, черные стрелы бровей и синие глаза с темным ободком ресниц…
    Глаза, которые в одно мгновенье пронзили и погубили.
    — О Боже, маман… что делать?
    Нет ответа. Вот оно как: из огня да в полымя.
    В горле пересохло. Хватит ли у нее сил закричать?
* * *
    Рейн Кеньен, граф Хэвиленд, много чего повидал за свою долгую службу в британской разведке, но и ему не каждый день встречались дамы, одетые только в ночную рубашку и размахивающие пистолетом. Сжимая все крепче незваную гостью, Рейн подумал, что еще минуту назад сетовал на то, какой скучной стала его жизнь в последнее время. Сейчас он не стал церемониться, поскольку сам был безоружен. К тому же в прошлый раз женщина с пистолетом перед ним оказалась французской разведчицей, собирающейся его пристрелить. Поэтому, когда полуодетая незнакомка проникла в его номер, где он ожидал прибытия своего родственника, инстинкт самосохранения вкупе с хорошей реакцией сделали свое дело.
    Но, разоружив ее, он тут же оказался во власти совсем иных чувств, вызванных манящим теплом ее тела, приятным запахом кожи и широко открытыми серыми глазами, в которых ясно читалась растерянность.
    «Проклятие», — подумал Рейн, расслабившись. Было чертовски глупо хотеть женщину, которая, видимо, затевала убийство. В то же время вряд ли она охотилась на него — от шпионских дел он давно отошел.
    К тому же ее испуганный вид заставил усомниться в том, что перед ним профессиональный убийца.
    — П-прошу прощения, — произнесла девушка, запинаясь. — Я думала, номер свободен.
    Немного ослабив хватку, Рейн все же не отпускал ее, по-прежнему крепко удерживая пистолет.
    — Я подержу его, если вы не возражаете, — сказал он, заметив, что незнакомка с надеждой смотрит на оружие.
    — Я бы не применила его против вас.
    — Тогда зачем он вам?
    Она напряглась, услышав шаги в коридоре.
    — Пожалуйста, — прошептала она умоляюще, силясь взглянуть на дверь через плечо, — не выдавайте меня.
    Очевидно, шедший по коридору человек был причиной ее беспокойства.
    — Надеюсь, вы простите мне, — вдруг добавила она, поворачивая к нему лицо, — просьбу поцеловать меня. — И незнакомка обхватила шею графа руками и впилась в его губы.
    За десяток лет службы Ее Величеству Рейн никогда не бывал застигнут врасплох вот так. Ее пухлые губы явились совершенным сюрпризом, от которого его пронзило острое удовольствие.
    Эти уста, как и все тело, были теплыми и налитыми соком молодости, и он опять пошел на поводу у инстинкта, не в силах сдерживать нахлынувшее желание.
    Поцелуй оказался неожиданно сладостным и возбуждающим. Не колеблясь, Рейн усилил наслаждение, раздвинув губы девушки своим жаждущим языком. Поначалу она воспротивилась его инициативе, но вскоре уступила, возможно, ослабев после пережитых потрясений. Он мог бы продолжать этот поцелуй и далее, если бы грубый мужской голос не нарушил интимности:
    — Что, черт возьми, это значит?
    К неудовольствию Рейна, женщина вздрогнула и вырвалась. Она трепетала, лицо ее залилось краской, когда незнакомка обернулась к вошедшему, но нельзя было не восхититься хладнокровием, с которым она произнесла:
    — Лорд Эккерби? Что вам здесь нужно?
    Очевидно, она была знакома с высоким рыжеватым господином, сверлящим ее пристальным взглядом.
    — А, вот вы где, Мадлен. Я слышал, что вы уехали из Челмсфорда в поисках работы, и собирался отвезти вас в Лондон.
    — Это мило с вашей стороны, милорд, но я не нуждаюсь в вашей помощи.
    — Безусловно. Но сейчас у вас нет средств для путешествия.
    Она решительно приподняла подбородок.
    — Справлюсь и без вашей помощи. Кроме того, видите ли, я занята в данный момент. Надеюсь, даже вы способны понять, что мешать свиданию может только дурно воспитанный человек.
    Это слегка смутило господина, но ненадолго.
    — Вы полагаете, я поверил, что вы явились сюда на свидание с любовником? — спросил он скептически.
    — Думайте, как вам угодно, милорд, — ответила она любезно.
    Рейн быстро сообразил, что цель ее игры — защититься от преследователя. Что ж, он не прочь играть роль любовника дальше. Граф обнял девушку за талию и привлек к себе.
    — Ну, Эккерби? Леди не нуждается в вашем обществе, нужно уважать ее желания.
    Лицо барона потемнело, он метнул взгляд на Рейна.
    — Вы-то кто такой, черт вас побери?
    — Я Хэвиленд.
    — Граф Хэвиленд? — переспросил тот, очевидно, начиная понимать, с кем имеет дело.
    — Да.
    Громкий титул Рейна осадил Эккерби. Бросить вызов могущественному графу, способному постоять и за себя, и за мисс Эллис, не то же самое, что преследовать беззащитную женщину.
    — Вы вмешиваетесь не в свое дело, сэр, — наконец резко заявил Эккерби.
    — Вовсе нет, — спокойно парировала Мадлен, — это ваши претензии, милорд, безосновательны.
    — Я проделал немалый путь ради вас, Мадлен. Ваше благополучие — вот что меня беспокоит, — сказал Эккерби примирительно.
    — Да неужели? — ее тон стал ледяным. — С трудом верится, что мое благополучие является основной причиной вашего преследования. Так или иначе, я вам неоднократно заявляла, что ваше предложение меня не интересует. Теперь-то, надеюсь, вам понятно почему. У меня уже есть покровитель.
    Рейн отметил ее полное самообладание, но все же счел необходимым вмешаться.
    — Полагаю, Эккерби, теперь вам лучше удалиться, не дожидаясь моей помощи.
    Такое обращение привело барона в ярость. Его испепеляющий взгляд сперва уперся в Рейна, а затем в Мадлен.
    — Забираю свои последние слова обратно, — обратился он к ней, повернулся на каблуках и горделиво удалился.
    Все это время Мадлен держала себя в руках, но после ухода лорда ее охватила нервная дрожь.
    — Спасибо, что не выдали, — пролепетала она, поворачиваясь к Рейну. — И извините за доставленные неудобства.
    — Ну что вы, какие неудобства, — ответил тот беспечно. — Мне было приятно играть роль вашего возлюбленного.
    Ее щеки порозовели.
    — Обычно я не целуюсь с первым встречным.
    Мадлен перевела взгляд на пистолет, который он по-прежнему держал в руке.
    — Вы вернете мне мое оружие?
    — Это зависит от ваших дальнейших намерений. Вы же понимаете, что ваше появление здесь с пистолетом вызвало у меня некоторый дискомфорт.
    Она усмехнулась.
    — Вам ничего не грозило. Мне нужно было защититься от его приставаний. У барона Эккерби… не совсем благородные намерения в отношении меня.
    — Да, я так и понял, — сказал Рейн. — И вы бы его застрелили?
    — Думаю, что нет, но лучше быть во всеоружии.
    — То есть он предложил вам стать его любовницей, и вы отказались?
    Она поморщилась.
    — Конечно, я отказалась. Я никогда не буду ничьей любовницей. Особенно того, чья самонадеянность выводит меня из себя. Тщеславие не позволяет ему примириться с моим отказом. Однако я недооценивала его. Вот уж не думала, что он пустится преследовать меня по пути в Лондон.
    Девушка с опаской покосилась на дверь.
    — Я еще немного здесь побуду, если вы не возражаете.
    — Ни в малейшей степени. Но вас, наверное, смущает уединение с незнакомцем.
    Она перевела взгляд на Рейна.
    — Я рискну, вы производите впечатление джентльмена.
    Мнение Рейна о ней было столь же высоким: и внешность, и манеры выдавали в ней истинную леди.
    Ему было понятно, почему барон домогался ее. Мадлен не являлась красавицей, более того, внешность ее была простовата, черты лица несколько мужеподобны, а кожа имела желтоватый цвет. Ее неопределенного оттенка серовато-каштановые волосы были стянуты сзади в безыскусную косицу. Но тело девушки… даже сквозь складки мешковатой ночной сорочки угадывались его налитые формы.
    Ее цветущая плоть чрезвычайно его притягивала…
    — Теперь вы могли бы меня и отпустить, — сказала Мадлен стесненным голосом, прерывая сладострастные размышления Рейна и заставляя вспомнить, что его рука все еще обвивает ее талию.
    Пришлось подчиниться, хотя ему этого и не хотелось.
    — По крайней мере, назовитесь, — видя ее колебания, он прибавил: — Должен же я знать, кого спасал.
    Она ухмыльнулась.
    — Так уж и спасали. Полагаю, мои действия тоже не были совсем незначительны.
    — Вижу, вы стали неблагодарны, когда опасность миновала.
    Ее выразительные серые глаза наполнились возмущением, и Рейн почувствовал себя необъяснимо заинтригованным. К сожалению, два года назад, после окончательного поражения Наполеона при Ватерлоо, все тревоги и опасности для него остались в прошлом вместе с потребностью государства в шпионах для борьбы с французским тираном, претендовавшим на мировое господство. Ему удавалось удерживаться на службе вплоть до Венского конгресса, на котором победители заново разделили Европу, перекроенную перед этим Бони. Но в конце концов Рейн был вынужден вернуться в Англию в прошлом году, когда умер отец, от которого он унаследовал графский титул.
    Пресная гражданская жизнь и необходимость поисков невесты наводили на него смертельную скуку. Перед этим, чтобы уважить свою бабушку, вдовствующую графиню, он провел неделю, показавшуюся ему нескончаемо долгой, на загородном приеме в Брайтоне. Он сопровождал леди Хэвиленд туда и намеревался доставить ее назад в Лондон. Но отчаянный призыв его дальнего родственника Фредди Лансфорда послужил удобным поводом сбежать раньше. Сейчас Рейн ожидал прибытия Фредди, и появление этой женщины явилось долгожданным развлечением на фоне бездеятельного образа его теперешней жизни.
    Однако у него не было больше повода удерживать ее пистолет. Получив его обратно, девушка с облегчением отступила от Рейна на шаг.
    — Благодарю, лорд Хэвиленд, не смею вас более беспокоить.
    — Вам не обязательно сейчас уходить, — сказал Рейн, касаясь ее руки. — Такой грубиян, как этот Эккерби, может все еще подкарауливать вас.
    — Он уже уехал… я надеюсь, — неуверенно ответила она. Обхватив себя руками, Мадлен дрожала — легкая сорочка плохо согревала.
    — Вы замерзли, — заметил он. — Идите поближе к камину.
    Его предложение, очевидно, показалось ей разумным, и после недолгих раздумий девушка кивнула.
    Поддерживая под руку, Рейн провел ее через гостиную к очагу, по пути взяв с дивана шинель и накинув ее на плечи Мадлен.
    — Спасибо, — слабым голосом произнесла она, закутываясь потеплее, а затем протянула руки к огню, отчего шинель соскользнула с ее плеч. Подхватив, Рейн вернул ее на место и попытался запахнуть лацканы на груди Мадлен. Но она взглядом остановила его заботливые ухаживания.
    Свет огня придавал золотистое сияние ее коже и играл в волосах янтарными отблесками. Но сильнее всего внимание Рейна притягивали ее губы. Алые и пухлые, они неодолимо влекли к себе.
    Он замер, ощущая поднимающиеся из глубин примитивные, животные позывы: жажду обладания, вожделение, похоть. Между ними проскочила искра взаимного влечения.
    Она ощутила то же, он был в этом уверен. От него не ускользнуло напряжение, вдруг возникшее в ее теле.
    Мадлен опять дрожала, но теперь уже не от холода, как ему показалось. Когда она, глубоко дыша, приоткрыла рот, Рейн не смог более сопротивляться желанию, несмотря на недавнее намерение быть джентльменом.
    И он подался навстречу новому поцелую.
    Мадлен слегка задохнулась от первого энергичного соприкосновения, его же дыхание участилось от сладкого ощущения ее трепещущих губ… Мягкие, влажные, шелковистые. Но все же, казалось, она была слишком ошеломлена происходящим, чтобы полностью отдаться искушению.
    Тогда он плотнее прильнул к ее губам, настойчивыми ласками склоняя ее к капитуляции.
    На этот раз натиск увенчался триумфом: ее язык уже охотнее ответил ему. Обхватив ладонью подбородок девушки, Рейн теперь в полную силу впивал ее уста.
    Она облегченно вздохнула в то мгновение, когда их языки сплелись в любовном танце. Ее многообещающая податливость пробудила в Рейне сладостное томление. Оно возрастало от осознания наготы ее тела, прикрытой только ночной сорочкой. Чем дольше длился поцелуй, тем более настойчиво Рейном овладевало вожделение. Оно неотвратимо толкало его сорвать тонкое одеяние Мадлен и изучить ее женственное тело досконально.
    Едва сдерживая себя, чтобы тут же не накинуться на девушку, Рейн ласкал тонкую кожу ее шеи над высоким воротом рубахи. Под пальцами он ощутил ее учащенный пульс, и когда она тихо простонала, его напряжение невыносимо обострилось. Графа охватило неодолимое желание завладеть ее полными грудями и продолжать разжигать в ней пожар страсти, но пока он не позволял себе продвинуться так далеко, а дал волю лишь своему воображению.
    И вот он мысленно обнажает ее пышные перси и пробует на вкус заострившиеся соски. Плавно опускает руки по спине вниз, к округлым ягодицам. Сдвигает вверх край сорочки, скользя пальцами по гладкой коже ее разомкнутых бедер.
    Она уже влажная и горячая и ждет его, он знает.
    Сокрушительной стрелой вожделение пронзило Рейна в ту секунду, когда он представил себе, как приподнимает ее и погружается в призывный жар, заключая свои бедра в кольцо ее ног.
    Однако пока что граф довольствовался ее ртом, целуя трепещущую в его объятиях молодую женщину. Но она уже также была пьяна от разгоравшейся между ними страсти…
    Теперь Мадлен сама придвинулась, прижимаясь к его груди и упираясь животом в его отвердевшую плоть. Обхватив ее бедра, Рейн еще плотнее привлек податливое мягкое тело к своему упругому торсу. Ему хотелось вцепиться в нее, завладеть ею, утонуть в ней…
    С последним проблеском осознания опасности, которую таила потеря контроля над происходящим, Рейн решительно обуздал свою страсть и заставил себя остановиться. Раскрывая объятия, он поднял голову. Ее глаза были закрыты; когда он подался назад, она слегка покачнулась.
    Рейн поддержал ее за плечи, ее веки дрожали. Выглядела девушка совершенно потрясенной.
    Поднимая глаза, она коснулась пальцами своих губ, будто бы чувствуя на них жжение.
    — Зачем вы меня опять поцеловали? — спросила она слабым, срывающимся шепотом.
    Он взглянул на нее и был зачарован: щеки залиты румянцем, полные изумления прекрасные глаза широко открыты, а припухшие влажные губы разомкнуты прерывистым дыханием.
    Невыносимое томление страсти напомнило о себе с новой силой.
    Беззвучно выругавшись, Рейн попытался взять себя в руки. Никогда еще поцелуй не производил на него такого мощного воздействия и никогда его мужской инстинкт не овладевал им так безраздельно.
    На ее вопрос нелегко было ответить. Почему он ее поцеловал? Да, черт побери, он не должен был пользоваться ее беззащитностью. Но в ту минуту благородство покинуло его.
    — А если я скажу, что слишком увлекся ролью вашего любовника? — его голос прозвучал менее твердо, чем хотелось бы.
    Девушка заморгала, будто бы силясь разобраться в своих чувствах. Затем ее глаза сузились.
    — Но вы мне не любовник.
    Она оправилась от замешательства, выпрямила плечи и крепче сжала свой пистолет, направляя его, впрочем, не в него.
    Рейн невольно усмехнулся: если она пустит в него пулю, то поделом. Своей разнузданной похотливостью он сейчас мало чем отличался от барона.
    — Вам нечего бояться, — сказал он как можно более непринужденно. — Впредь я вас не трону. В противном случае вы имеете полное право меня пристрелить.
    Сказано это было вполне серьезно. Рейн счел разумным застраховаться от дальнейшего искушения и, отступив, уселся на диван, закинув ногу на ногу. Сделал он это, впрочем, по большей части с тем, чтобы скрыть бугор, оттопыривающий его панталоны.
    — Позвольте представиться: Рейн Кеньен, граф Хэвиленд.
    Девушка вздрогнула: очевидно, его фамилия была ей знакома.
    — Кеньен? — переспросила она с легким удивлением.
    — Вы меня знаете?
    — Нет… но я полагаю, вы были знакомы с моим отцом, капитаном Дэвидом Эллисом.
    Теперь настал его черед вздрогнуть.
    — Вы его дочь Мадлен?
    — Да.
    Рейн оторопел. Дело приобретало совсем иной оборот: капитан Эллис был его боевым товарищем, однажды спасшим ему жизнь.
    Теперь Хэвиленд проклинал себя за этот поцелуй.

Глава вторая

    Я никак не ожидала помощи, маман, и я, конечно, благодарна.
    Но, как оказалось, лорд Хэвиленд может быть несносен.
    Немного ошарашенная, Мадлен с интересом разглядывала графа. Хэвиленд привел в полное смятение ее разум и чувства, и теперь ей было нелегко сосредоточиться. Губы Мадлен вздрагивали, ее то и дело бросало в жар. Амурная атака Рейна лишила ее рассудка. Впервые в жизни она познала радость поцелуя опытного любовника. Она была совершенно покорена грубой красотой этого джентльмена.
    Однако девушка осознавала, что это была не единственная причина ее внутреннего смущения. Раньше она никогда не чувствовала такого… страстного влечения к мужчине. Да, ее поразил тот ураган чувств, который он в ней вызвал.
    «Все же это не повод стоять тут проглотившей язык дурочкой», — возразила она себе.
    Мадлен откашлялась, стараясь овладеть собой.
    — Не знала, что вы получили графский титул, — сказала она наконец, делая попытку вернуть себе хладнокровие хотя бы внешне.
    — Графство я получил в прошлом году, — Рейн умолк, изучающе глядя на нее. — Мне бесконечно жаль, что ваш отец погиб. Он был замечательным человеком и прекрасным другом.
    Воспоминания об отце отвлекли мысли молодой женщины от опьяняющего поцелуя. Она даже слабо улыбнулась, несмотря на подкативший к горлу ком. Мадлен боготворила отца и безмерно горевала о его преждевременной смерти.
    — Вы тоже были ему хорошим другом, лорд Хэвиленд. Благодарю вас за то, что прислали нам его вещи вместе с последним письмом. Мне очень дороги эти напоминания о нем.
    — Это самое малое, что я мог сделать. Ваш отец однажды спас мне жизнь, вы знали это?
    — Нет, он никогда об этом не упоминал.
    Хэвиленд улыбнулся.
    — Да, тщеславие не было ему присуще. Правда, о вас с братом он часто говорил очень пылко.
    — А о вас он отзывался с большим уважением.
    Мадлен слышала о Рейне Кеньене также и от других людей из их тесного эмигрантского крута. Да что там, он был легендой — за время службы на его счету накопилось огромное число спасенных им жизней. Но будущий граф служил в дипломатическом корпусе Министерства иностранных дел, не по военному ведомству. Отец же ее подчинялся непосредственно Веллингтону и был всецело занят передвижениями вражеских войск и вопросами снабжения. Хэвиленд, напротив, управлял шпионской сетью, действующей в теневом мире государственных тайн, интриг и измен. Это была опасная игра в борьбе против французского владычества.
    Ее комплимент только усилил его раскаяние.
    — Мне крайне стыдно за произошедшее. Я никогда бы не поцеловал вас, если бы знал, что вы дочь капитана Эллиса.
    Что ж, Мадлен была рада, что Хэвиленд не знал, кто она. Иначе не было бы этого потрясающего поцелуя. Трудно было поверить, что ей когда-нибудь еще доведется испытать что-либо столь же волшебное. Мадлен поймала себя на том, что жадно смотрит на его губы, на этот чувственный порочный рот, от которого у нее перехватывало дыхание и слабели колени. Который заставлял ее отдаться во власть гибельной страсти.
    От этих мыслей у нее пересохло в горле.
    — Ну… благодарю вас за оказанную мне помощь, лорд Хэвиленд. Но мне пора идти.
    — Не торопитесь, мисс Эллис, — откликнулся граф, поднимаясь с дивана. — Расскажите, как вы оказались в такой затруднительной ситуации.
    Он был настолько высок, что это немного пугало Мадлен. У нее даже мелькнуло желание отступить, когда Рейн приближался к ней. Всем существом она чувствовала его опасность, однако, досадуя на свою беззащитность, осталась стоять на месте.
    — Вам более нет нужды участвовать в моих делах.
    — Но я бы хотел. Ведь я несу за вас определенную ответственность после всего, что сделал для меня ваш отец.
    Его настырность заставила Мадлен недовольно нахмуриться.
    — Вы нисколько не ответственны за меня.
    — Ну сделайте одолжение. Я сгораю от любопытства. Давайте присядем, и вы поведаете мне вашу историю.
    Мадлен колебалась, опять вспомнив о том, что босонога и почти не одета.
    — Мой наряд не позволяет мне вести беседу с джентльменом, — уклонилась она, запахивая на груди его шинель.
    Хэвиленд осклабился.
    — После нашего основательного поцелуя, думаю, мы вправе пренебречь светскими условностями, не правда ли?
    Блеснувшая в его синих глазах искорка юмора ей понравилась. Но за ней девушка увидела решимость не принимать никаких возражений с ее стороны, а это уже ей понравиться никак не могло. Однако понимая, что он ее не отпустит, пока не услышит рассказ, Мадлен уселась на противоположный от графа край дивана.
    Она не стала вдаваться в детали, перечислив лишь самые значительные события последнего времени.
    — Я работала компаньонкой у пожилой аристократки, но три недели назад она скончалась, не успев написать мне рекомендательное письмо. А без него мне придется лично обратиться в агентство по найму, для этого я еду в Лондон. Однако поломка дилижанса задержала меня здесь на ночь.
    — Что дало возможность барону Эккерби нагнать вас, — заметил граф.
    — Да, к сожалению, — Мадлен нахмурилась.
    Хэвиленд пристально посмотрел на нее.
    — Вы, кажется, не придаете большого значения опасности положения, в котором оказались.
    Она криво усмехнулась.
    — Было бы опасно, если бы я не была вооружена. Но я меткий стрелок, спасибо моему отцу, — девушка аккуратно положила пистолет на диван. — Надеюсь, полоса недавних неудач уже закончилась.
    — А что же ваш брат, — поинтересовался Хэвиленд, — разве он недостаточно взрослый, чтобы защитить вас?
    Мадлен немного растерялась от прямоты вопроса.
    — Достаточно взрослый, ему двадцать, он на четыре года младше меня. Но сейчас он занят более важными делами.
    — Что может быть важнее помощи сестре, оказавшейся в трудном положении?
    Она колебалась, стоит ли рассказывать про недавний побег брата с Линет Дюбонэ? Учитывая то, что родители невесты — виконт и виконтесса де Вассэ — еще ничего об этом не знали, Мадлен, наверное, не должна выдавать эту тайну. Аристократичные эмигранты были настроены резко против союза их единственной дочери и нетитулованного полуангличанина, чье богатство составляла лишь скромная ферма. Но Джерард был без ума от Линет, и Мадлен больше всего на свете желала ему счастья. Поэтому она отдала последнее, чтобы помочь им уехать в Гретна-Грин, в Шотландию, где они могли обвенчаться, несмотря на запрет.
    — Сейчас Джерард путешествует, — ответила она графу, — и он ничего не знал о том, что Эккерби станет меня преследовать. Да и я не знала. Впрочем, я рассчитываю на достойную должность и без помощи брата.
    — Какого рода должность вы хотите получить?
    — Я бы предпочла, — она охотно ответила, — такую же работу компаньонки… Хотя последний год я была преимущественно сиделкой. По большей части леди Тэлвин болела, и мне нужно было следить, чтобы она своевременно приняла лекарства, и проветривать ее комнату. Я старалась не дать ей впасть в отчаяние. Мы часто спорили, намного чаще, чем это принято между леди и ее служанкой. Это ее подбадривало, хоть и не могло вернуть гаснущие силы.
    Мадлен грустно улыбнулась, вспомнив капризную, но все же славную леди Тэлвин. Она скучала по своей пожилой хозяйке: вряд ли ей повезет найти другую, так же хорошо соответствующую ее собственному характеру.
    Хэвиленд задумался, нахмурив густые брови.
    — Другие вакансии вы не рассматриваете?
    Она взглянула на него, озадаченная его настойчивостью.
    — Пожалуй, могла бы работать гувернанткой. Я неплохо лажу с детьми. После смерти маман — мне было тогда тринадцать, — я воспитывала брата, в то время как отец большую часть года пропадал на службе.
    Девушка сдержанно улыбнулась.
    — Но, боюсь, я не подойду многим нанимателям из-за привычки говорить что думаю. Леди Тэлвин ценила мои колкие замечания, они не давали увянуть ее остроумию, как она сама говорила. Но не всем понравится такая откровенность в подчиненных. Особенно это касается знати.
    — И у вас нет никаких надежд на замужество?
    Она вздрогнула от грубой прямоты вопроса и недоуменно уставилась на графа.
    — Прошу прощения?
    — Вы могли бы выйти замуж и таким образом решить свои финансовые затруднения.
    — Для этого нужен подходящий кандидат, но джентльмены не склонны обращать внимание на стареющих дев без гроша за душой.
    Рейн нахмурился.
    — Без гроша? Я полагал, отец вас обеспечил.
    Мадлен почувствовала себя неуютно.
    — Полагаю, наш разговор становится слишком личным, не так ли, милорд?
    Хэвиленд смущенно улыбнулся.
    — Простите, мисс Эллис. Последний десяток лет я не так много времени проводил в светском обществе. Мои манеры далеки от идеальных. Честное слово, меня заботит только ваше благополучие. По крайней мере, вы можете не беспокоиться насчет Эккерби: я провожу вас в Лондон сразу же, как только закончу свои дела.
    Извинения графа успокоили Мадлен, но его заявление о сопровождении девушки в Лондон заставило ее брови подняться в изумлении.
    — Вы меня проводите?
    — Да, мой экипаж стоит в конюшне.
    — Я не могу ехать в Лондон с вами, лорд Хэвиленд. Хоть вы и были близки с моим отцом, но для меня вы практически незнакомец.
    — Нет, — ответил он непринужденно. — Хоть мы и не встречались раньше, но определенно не являемся незнакомцами.
    Его тон смягчился, теперь он не распоряжался, а убеждал и очаровывал.
    — Недавно вы назвали меня покровителем. Вы должны позволить мне побыть им еще немного.
    Мадлен вспыхнула, вспомнив свою дерзость.
    — Вы же знаете, я сказала это только с тем, чтобы охладить пыл барона Эккерби.
    — Что вы проделали великолепно. Но у меня нет ничего общего с этим нечестивцем. Можете верить мне, мисс Эллис. В моем предложении помощи нет ничего неприличного. Ваш отец спас мне жизнь, и я перед ним в неоплатном долгу.
    Мадлен не находила что сказать, понимая, что Хэвиленд со всей серьезностью взял на себя заботу о ее благополучии.
    А он продолжал, словно размышляя вслух.
    — Вы могли бы поселиться у меня, пока не найдете работу. У меня несколько домов: особняк в Лондоне, родовое поместье в Кенте, загородная вилла недалеко от Чизвика и другие владения. Но это все не годится, одинокой леди неприлично жить с холостяком. Разве что… вот, есть тихая гостиница в Лондоне, вполне подходящая для благородной дамы.
    — Боюсь, отель мне не по средствам. Я планировала недорого арендовать комнату.
    — Я буду счастлив оплатить ваши расходы.
    Мадлен решительно замотала головой.
    — Я не могу принять ваше пожертвование, лорд Хэвиленд.
    — Это ничуть не пожертвование. Рассматривайте это как мое запоздалое возвращение долга другу.
    — Лорд Хэвиленд, — сказала она, раздражаясь, — я всегда заботилась о себе сама и собираюсь это делать и впредь.
    — Вероятно, так оно до сих пор и было, но сейчас особые обстоятельства.
    Выпрямив спину, Мадлен медленно и четко, как будто бы он мог не расслышать ее слова, произнесла:
    — Уверяю вас, я справлюсь самостоятельно.
    — Охотно в это верю, но моя совесть не даст мне покоя, если я брошу вас на произвол судьбы.
    — Ваш душевный покой в данном случае не имеет никакого значения.
    Хэвиленд вскинул голову, улыбнувшись.
    — Вам никто не говорил, что чрезмерная независимость иногда вредит вам, мисс Эллис?
    Она независима, потому что вынуждена такой быть. Правда, он не дал ей этого сказать.
    — Меня восхищает ваше стремление быть самодостаточной, но это безрассудство — отвергать помощь, которую я искренне желаю вам оказать.
    Неожиданно для себя Мадлен не нашлась что ответить. Возможно, она действительно была безрассудной, отказываясь от его предложения. По правде говоря, доброта графа тронула ее едва не до слез. Девушке было привычнее хлопотать за других, чем ощущать заботу о себе. Но в то же время ей очень хотелось положиться на человека, излучающего такую силу.
    Однако несмотря на искушение, она не могла согласиться. Не столько из-за некорректности предложения, сколько от нежелания оказаться в долгу.
    — Благодарю, но я не могу принять вашу помощь.
    — Ну что ж, я все равно не отпущу вас в Лондон одну, — и, неожиданно меняя предмет разговора, граф спросил: — А как насчет преподавания?
    — А что насчет преподавания?
    — Мои соседки в Чизвике, три сестры благородной фамилии, недавно одна за другой вышли замуж. Сейчас они ищут себе замену для преподавания в принадлежащем им пансионе для благородных девиц. Думаю, вам это вполне подойдет. Вот что, вы переночуете у старшей сестры Арабеллы, леди Дэнверс. Я недавно с ней виделся — они с супругом были среди гостей на приеме в Брайтоне, но уехали в Чизвик даже раньше, чем я. Перед этим молодожены провели несколько недель в свадебном путешествии и теперь спешили к твоим домашним делам.
    — Вряд ли я могу позволить вам это сделать.
    Рейн запнулся.
    — Вы хотите сказать, преподавание вас не устраивает?
    — Совсем нет, работа учительницы мне по душе. Но я не могу заявиться к ним вот так, без приглашения.
    — Конечно, можете. Мое поручительство будет гарантией, что вас примут на должность. Уверяю вас, вы окажете леди Дэнверс любезность, взявшись обучать девиц благородным манерам.
    Он поднял руку, пресекая дальнейшие протесты Мадлен.
    — Я не намерен более спорить, мисс Эллис.
    — Вы всегда так авторитарны?
    — А вы всегда так упрямы?
    — Да!
    Улыбка заиграла в его красивых глазах.
    — Что ж, я убедился: вы действительно говорите что думаете.
    Она засмеялась, хотя и сама не знала, что может быть смешного в деспотичности этого аристократа по отношению к ней.
    Вероятно, полагая, что она все еще колеблется, Хэвиленд продолжал убеждать:
    — По крайней мере, обдумайте мое предложение, мисс Эллис. Пусть это немногое будет вкладом в погашение моего долга перед вашим отцом. К тому же недавно вы назвали меня джентльменом, и было бы совсем не по-джентльменски отдать вас на милость этому хаму.
    Пока Мадлен продолжала внутреннюю борьбу, Хэвиленд прибавил провокационно:
    — Вы ведь не откажетесь» только чтобы потешить вашу гордость? Моя помощь в получении вами доходного места не имеет ничего общего с благотворительностью.
    Да, Мадден признавала: гордыня — ее главный недостаток. Маман часто на него указывала. И гордость не позволяла ей принимать милостыню. Ища совета у матери, Мадлен закусила нижнюю губу.
    — Так что, согласны? — спросил Хэвиленд, изучая выражение ее лица.
    Мадлен коснулась виска. Ее голова закружилась от энергии, с которой граф взялся руководить ее жизнью. Если он представит девушку леди Дэнверс и порекомендует на должность преподавателя… что ж, это не так и плохо, если подумать.
    Еще один мужской голос, прервавший ее раздумья, заставил Мадлен вздрогнуть.
    — Надо же» не знал, что ты занят, дружище.
    Появление ^незнакомца заставило Мадлен вскочить на ноги, при этомлаигель графа сползла с одного плеча, демонстрируя ее ночную сорочку.
    Вошедший в комнату долговязый светловолосый джентльмен остановился, восхищенно разглядывая Мадлен.
    — Вижу, есть кому скрасить тебе эту дождливую ночь, Рейн, — сказал он с легкой завистью в голосе.
    Лицо Мадлен залилось краской. Она стала поправлять на себе шинель, в то время как Хэвиленд поднялся с дивана и, обращаясь к блондину, резко произнес:
    — Умерь свое воображение, ротозей. Мисс Эллис — леди. Просто ты застал ее при неблагоприятных обстоятельствах.
    И добавил более мягко, обращаясь к Мадлен:
    — Я прошу прощения за глупости, которые наговорил тут мой дальний родственник — достопочтенный мистер Фредди Лансфорд.
    Мистер Лансфорд скептически глянул на Мадлен, после чего галантно поклонился и расцвел очаровательной улыбкой.
    — О, простите, мисс Эллис. Мое воображение меня иногда подводит.
    Мадлен показалось, что он сказал это вполне искренне. Она слегка улыбнулась в ответ.
    — Да, конечно, мистер Лансфорд, я понимаю. Это я должна извиниться за то, что явилась помехой вашей встрече с лордом Хэвилендом.
    Но когда она подняла с дивана свой пистолет, голубые глаза Лансфорда округлились. Теперь настала очередь осклабиться Хэвиленду.
    — Лучше не зли мисс Эллис, Фредди.
    Лансфорд нервно сглотнул и дрогнувшим голосом произнес:
    — Вы же не собираетесь никого убивать, мэм?
    Мадлен выразительно взглянула на Хэвиленда.
    — Надеюсь, в этом уже нет необходимости, — любезно ответила она Фредди.
    В глазах Рейна все еще светилось веселье, когда он заговорил, обращаясь к своему родственнику:
    — Я помню о нашем деле, Фредди, но планы придется немного подкорректировать. Я должен доставить мисс Эллис в Чизвик, и желательно сделать это побыстрее.
    — Но у нас времени в обрез, Рейн, — взмолился Фредди до того, как Мадлен успела возразить.
    Хэвиленд поднял ладонь.
    — Мои извинения, старина, но дело мисс Эллис требует безотлагательного внимания. Я вернусь через несколько часов, или можешь ехать за нами и остаться на ночь в Ривервуде — тогда у нас будет достаточно времени, чтобы разобраться с твоей проблемой. В любом случае мы ничего не теряем, так как раньше утра все равно не сможем приступить к ее решению. Да и обсуждать это дело в присутствии леди ты, думаю, не склонен.
    Фредди собрался было что-то возразить, но немного подумав, вздохнул:
    — Идет, я поеду за вами. Но если я не утрясу это в течение недели, то моя песенка спета.
    — Понимаю. Обещаю, до этого дело не дойдет, и твою песенку мы будем слушать еще долго.
    Хэвиленд обернулся к Мадлен.
    — Возвращайтесь в свой номер и одевайтесь, мисс Эллис. А я тем временем оплачу ваш счет.
    Девушка возмущенно подняла брови.
    — Я думала, что достаточно ясно изложила свою позицию в отношении благотворительности.
    — А я думал, что мы договорились не спорить. Что у вас из багажа?
    Мадлен взглянула на него в изумлении, его же взгляд был невозмутим.
    — Что из багажа вы хотите взять с собой? — повторил он с твердой уверенностью человека, привыкшего добиваться своего.
    — Только небольшой саквояж. Мой чемодан, должно быть, все еще в дилижансе.
    — Я распоряжусь, чтобы его доставили в Чизвик.
    — Лорд Хэвиленд, — начала девушка, но Рейн мягко перебил ее:
    — Мне сопроводить вас в номер, мисс Эллис?
    Он был всецело занят организационными вопросами, не обращая внимания на ее растерянность. Это было в высшей степени возмутительно… И вместе с тем в сложившихся обстоятельствах содействие лорда было очень кстати. С ним она чувствовала себя надежней, чем до того, оказавшись в незнакомой гостинице почти без денег. Впрочем, она все еще колебалась.
    Прежде чем принять окончательное решение, Мадлен посмотрела на кузена Рейна. Мистер Лансфорд казался достаточно безобидным. Более того, своими милыми манерами он напоминал ей брата Джерарда. Девушку слегка приободрило известие, что Лансфорд поедет с ними в Чизвик. Ей не по душе была перспектива остаться наедине с графом — Мадлен живо вспомнились его сногсшибательные поцелуи. С другой стороны, он был надежным другом ее отца, и она тоже, безусловно, могла ему довериться.
    Сдаваясь, Мадлен вздохнула, в точности, как недавно Лансфорд.
    — Нет, милорд, мне не требуется ваше сопровождение.
    Хэвиленд одобрительно улыбнулся. От этой очаровательной улыбки у нее перехватило дыхание.
    — Хорошо. Мы будем ждать здесь и отправимся сразу же, как только вы будете готовы.
    Более ничего не говоря, Мадлен кивнула графу и сделала вежливый реверанс его родственнику, после чего поспешила в свой номер.
    Последним, что она услышала, выходя из комнаты Хэвиленда, были слова Лансфорда, шутливо жалующегося:
    — Ты, конечно, не мог удержаться от роли благородного рыцаря, Рейн, и ввязался помогать этой несчастной дамочке именно сейчас, когда твоя помощь так нужна мне?
    Хэвиленд ответил ему в той же шутливой манере:
    — Нет, не мог. И скажи спасибо, потому что мое рыцарство выгодно и тебе.
    — О да, спасибо…
    Она тоже благодарна лорду Хэвиленду, решила Мадлен, быстро шагая по коридору в свою комнату. Однако девушка понимала, что, вверяя свою судьбу милости властного аристократа, сопротивляться которому у нее не хватало силы воли, она вступала в опасную игру с огнем.
* * *
    Еще раз извинившись перед сникшим Фредди за непредвиденные обстоятельства, Рейн позвонил в колокольчик, и тут же примчался услужливый хозяин гостиницы. Граф расплатился по счетам и распорядился о доставке чемодана Мадлен в Ривервуд, что поблизости Чизвика, а также велел подавать свою карету. Просьбу не болтать лишнего он подкрепил щедрым вознаграждением. Управившись, Рейн устроился на диване, готовый выслушать скорбную повесть своего кузена.
    То, что он услышал, ничуть его не удивило: у Фредди был бурный роман с вдовой-француженкой по имени Соланж Совиль, и теперь она шантажировала его любовными письмами, которые этот повеса имел неосторожность ей писать.
    — Она хочет получить две тысячи фунтов, черт бы ее побрал, — жаловался Фредди. — Иначе вдова грозится пойти к моему отцу. Ты должен спасти меня, Рейн. Он не только лишит меня карманных денег, но и ушлет в глушь, в Йоркшир.
    И это были отнюдь не пустые угрозы, зная строгого отца Фредди. Если лорд Уэйнрайт проведает о беспутных эскападах своего сына, он, без сомнения, оставит его без пенни.
    Поэтому, получив от Фредди зов о помощи, Рейн без раздумий прервал свой визит вежливости в Брайтоне.
    Еще со времени обучения в Итоне Рейн защищал Фредди от нападок драчунов и довольно жестоких шуток, которыми мальчики имели обыкновение обмениваться друг с другом. Привычка покровительствовать Фредди сохранилась и в дальнейшем, в Оксфорде, а потом и в их взрослой жизни, отчасти потому, что у Рейна с детства была чрезвычайно развита тяга защищать слабых. Но также и из-за родственных уз, связывающих Фредди с семьей его покойной матери. Кроме того, говоря прямо, Фредди был милым, добродушным, иногда довольно забавным парнем и преданным другом. А его оптимизм и жизнерадостность служили противоядием смерти и отчаянию, которыми так изобиловала служба Рейна.
    Однако графу пришлось прервать свои уверения Фредди не бросить его в беде, так как на пороге появилась мисс Эллис. Она не заставила себя долго ждать, видимо, не желая стать причиной общей задержки, решил Рейн.
    Оглядывая ее невыразительный наряд, он нахмурился. Простой коричневый плащ и черный капор в сочетании с ее бледностью являли невзрачную картину. В затянутых в перчатки руках она держала небольшой саквояж и его шинель.
    Непонятно почему Рейн испытал чувство вины за ее бедственное материальное положение, хотя он, конечно же, не мог нести за это никакой ответственности. Но его стремление защищать нуждающихся распространилось и на нее. Кроме того, было делом чести позаботиться о дочери офицера, однажды спасшего ему жизнь, и, в конце концов, оградить ее от оскорбительных приставаний барона Эккерби.
    — Я готова, лорд Хэвиленд, — сказала она негромко и слегка задыхаясь.
    — Тогда в путь, — ответил Рейн, поднимаясь вместе с Фредди. И, надев шинель, которую ему вернула мисс Эллис, повел ее вниз, к ожидающей их карете. Шагнув в промозглую туманную ночь, она задрожала. Причина стала ему ясна, когда он положил руку ей на талию, направляя к своему экипажу.
    — Ваш плащ совершенно мокрый, — заметил он неодобрительно.
    — Да, днем я попала под проливной дождь.
    Рейн тут же отдал распоряжение кучеру разместить ее саквояж и достать дорожное одеяло, после чего подсадил ее в карету. Быстро согласовав с Фредди маршрут, он забрался внутрь и расположился напротив девушки.
    В свете лампы он видел, как она сняла свой промокший плащ и капор и завернулась в шерстяное одеяло.
    — Спасибо, — промолвила она, — это любезно с вашей стороны.
    Тем временем карета тронулась.
    — Нет необходимости все время благодарить меня, мисс Эллис, — сказал он довольно сухо.
    — Хорошо, больше не буду, — ответила она таким же тоном.
    Ее ответ напомнил Рейну, что перед ним не несчастная дамочка: наоборот, мисс Эллис обладала твердым и отважным характером — истинная дочь своего отца.
    — Почему черное? — спросил он, имея в виду ее шелковое платье.
    Карета мягко покачивалась на рессорах.
    — Я ношу траур по моей недавно усопшей хозяйке.
    Ее наряд вполне подходил гувернантке или компаньонке, подумал Рейн. Сейчас волосы Мадлен были заплетены в тугую косу на затылке, и локоны не скрадывали угловатости черт. Предельно строгую простоту ее внешнего вида все же несколько смягчали огромные серые глаза, а полные алые губы таили в себе порочную страсть.
    Рейн поерзал на своем месте, вспоминая вкус этих чувственных губ и ее жаркий отклик на его поцелуй. Трудно было поверить, что за этой бесцветной внешностью скрывавтсжтоль страстная натура.
    Чтобы отвлечь себя от того досадного вожделения, которое вызывала в нем мисс Эллис, Рейн решил посвятить предстоящий час поездки более близкому знакомству.
    — Ваша матушка была француженкой, насколько я знаю?
    Мягкая улыбка заиграла на ее губах.
    — Да, родители маман бежали из революционной Франции и осели в Челмсфорде, в Эссексе. Этот район густо заселен французскими эмигрантами. С моим будущим отцом она познакомилась во время его увольнения, и через две недели они поженились. Это была любовь с первого взгляда. Кроме того, они спешили, чтобы успеть до возвращения отца на службу.
    — Я слышал, ваш отец владел фермой?
    — Да, владел… Он унаследовал ее после умершего дядюшки. Потом она перешла во владение брата. Но хозяйство не очень велико и не приносит значительных прибылей. Я жила там до восемнадцати лет, пока не умер отец. Но потом решила искать другие источники средств к существованию, чтобы Джерард мог использовать доходы от фермы для оплаты учебы. А поместье леди Тэлвин всего в трех милях от нас.
    — Почему бы вам теперь не вернуться на вашу ферму?
    — Я могла бы, но Джерард… — она запнулась, как будто обдумывая, что сказать дальше.
    — Что Джерард?
    Девушка пожала плечами.
    — Ему нужно позаботиться о своем будущем, и я не хочу обременять его, так как могу самостоятельно обеспечивать свое существование.
    — Ах, ну конечно, — весело сказал Рейн, — ваша пресловутая независимость.
    Но Мадлен пресекла его веселье строгим взглядом, и он добавил:
    — Леди не так-то легко обустраивать свою жизнь в одиночку, поэтому я считаю, что замужество было бы наилучшим для вас решением.
    В ее глазах промелькнула насмешка.
    — Странно, что холостяк принимает такое горячее участие в моих матримониальных вопросах, лорд Хэвиленд.
    Да, действительно, матримониальные дела серьезно занимали графа в последнее время, ведь он пообещал бабушке остепениться и произвести на свет потомство.
    — Большинство женщин вашего возраста заинтересованы в замужестве, — сказал он, не давая разговору переместиться на обсуждение его персоны.
    — Работая компаньонкой, я почти не имела шансов повстречать достойного джентльмена. По крайней мере, ни одного такого, которого мне захотелось бы видеть в качестве супруга. Да и нелегко удачно выйти замуж, не обладая ни положением, ни состоянием. И не будучи к тому же красавицей.
    Очевидно, она трезво воспринимала и свою внешность, и свое положение. Мисс Эллис провела рукой в перчатке по одной из бархатных подушек, которыми были усыпаны сиденья кареты.
    — Признаться, я не привыкла к такой роскоши. Экипаж леди Тэлвин был почти что антикварным: в последние годы она крайне редко покидала дом.
    Рейн криво усмехнулся.
    — Это единственное преимущество принадлежности к обеспеченной семье. Моя бабка — богатая наследница.
    Мадлен наморщила лоб.
    — Простите за нескромный вопрос, но как мог отпрыск состоятельного аристократического рода докатиться до службы в Министерстве иностранных дел?
    — Хотите сказать, я паршивая овца в своем семействе?
    Он не стал упоминать случай, приключившийся с ним в детстве и полностью изменивший его дальнейшую жизнь. Тогда Рейн получил уникальный опыт пребывания среди криминальных элементов и обитателей лондонских трущоб, опыт, который очень пригодился ему в будущей профессии.
    — Ваша семья одобрила ваш выбор?
    — Ни в малейшей степени, — Рейн ухмыльнулся. — Шпионаж не очень-то уважаемая профессия.
    — Да, я знаю. Папа тоже едва ли считали джентльменом, хоть он и был офицером.
    — В моей семье предпочли сделать вид, что я где-то путешествую, предаваясь грехам молодости. Именно так бабушка объясняла всем мое частое отсутствие в Англии.
    — Так почему же вы выбрали именно эту стезю?
    — Признаться, я хотел изменить мир к лучшему, — честно ответил граф.
    Мадлен кивнула:
    — Да, таким же был и мой папа. И что же теперь? Полагаю, вы скучаете без работы, которой отдали так много?
    Рейн был приятно удивлен: похоже, она неплохо понимала его состояние. Нет, не то чтобы он сожалел об окончании войны. Напротив, Хэвиленд был чрезвычайно рад, что наконец прекратились кровопролитие и разрушение. Но ему не хватало насыщенной событиями шпионской службы с ее опасностями и авантюрами. Большую часть своей сознательной жизни он посвятил бескомпромиссной, ожесточенной борьбе с Наполеоном Бонапартом и теперь не находил, чем заполнить пустоту праздного существования. Он все еще не мог привыкнуть к безделью гражданского бытия и приспособиться к бессмысленным требованиям светского общества.
    — Да, скучаю, и очень, — наконец ответил он, — но я вынужден выполнять семейные обязательства. В прошлом году умер отец, намного раньше, чем можно было ожидать. У меня никогда не было желания быть графом, но это моя судьба, ведь я его единственный сын.
    Мадлен улыбнулась.
    — Полагаю, немного найдется джентльменов, рассуждающих подобным образом.
    — Да, пожалуй, вы правы, — согласился граф.
    — Хотела бы я родиться мужчиной, — задумчиво произнесла девушка. — Когда я была ребенком, я мечтала маршировать и сражаться с супостатом. Только с возрастом я поняла, как ужасна война.
    Ее голос стал тихим.
    — Отец редко рассказывал о войне, но в его глазах часто бывало выражение…
    — Ваш отец был невероятно отважным человеком, — сказал Рейн мягко.
    — Как он спас вам жизнь?
    — Ему доложили, что в местности, по которой мы продвигались, находится разведотряд неприятеля. Когда мы наткнулись на засаду, он быстро отреагировал, отпугнув мою лошадь в сторону в тот самый момент, когда раздался выстрел. Пуля вонзилась в дерево позади меня.
    — Я рада, что вы остались невредимы.
    Девушка замолчала, вероятно, предавшись раздумьям. А мысли Рейна из прошлого перенеслись в будущее.
    Он собирался жениться, чтобы выполнить долг, который налагал на него новый титул, и тем самым ублажить свою настойчивую бабку, так как их родовое поместье перейдет во владение его дяди, если граф не обзаведется наследником.
    Рейн не горел желанием расставаться с холостяцким образом жизни, но его бабуля имела на него огромное влияние. Мэри Кеньен, вдовствующая графиня Хэвиленд, растила его вместо умершей при родах матери и поэтому относилась к мальчику как к собственному сыну. Она утверждала, что дни ее сочтены, и вымогала у внука обещание жениться и произвести на свет наследника, пока она окончательно не угасла от болезни сердца. Впрочем, тяжесть последней графиня беспардонно преувеличивала.
    Рейн понимал, что бабушка манипулирует им, но это была единственная значительная просьба с ее стороны. И в его тридцать три действительно уже пора было обзавестись семьей.
    Так что он был не против приступить к поискам подходящей невесты. Однако, рассмотрев несколько кандидатур, граф с удивлением обнаружил, что ни одна из них его не привлекла.
    Рейн был вполне согласен на брак по расчету. После неудачного романа, который навсегда остудил его сердце, он не искал любви.
    Хэвиленд резко оборвал нить своих размышлений и, понимая, что пауза в их разговоре слишком затянулась, взглянул на шутницу.
    Повисшая тишина ее, кажется, нисколько не смущала. А Рейн высоко ценил в женщинах умение вовремя замолчать. Помимо привычки выражать мысли без обиняков, мисс Эллис также доставало и врожденного такта. Размышляя об этом, граф подумал, что эта девушка напоминает ему собственную гувернантку, которая тоже не стеснялась прямо высказывать свое мнение и не боялась наказывать его всякий раз, когда это было необходимо.
    Однако ему никогда не приходила в голову мысль уложить свою бывшую гувернантку в постель, чего не скажешь о его желаниях в отношении Мадлен Эллис.
    Вспомнив тепло и податливость ее женственного тела, Рейн сменил позу, чтобы отвлечься от мучительно^ сладостных мыслей. Возможно, она и не красавица, но ее роскошные формы и соблазнительные губы невероятно волновали его.
    Это было не свойственно ему и потому странно. Конечно, как и все мужчины, он питал слабость к женскому полу. В последний год, после возвращения с континента, Рейн удовлетворял свои потребности в кратковременных интрижках с представительницами околосветских кругов. Но он избегал излишнего сближения с партнершами, ибо это было чревато новыми предательствами.
    Немудрено, что и мисс Эллис граф принял за даму легкого поведения, когда этим вечером она полуодетой появилась в его номере. Но желание обладать ею не оставило Рейна и после того, как ошибочность его оценки стала очевидной.
    Да, он жаждет ее. Опасное желание, ведь она для него — запретный плод. Негоже вожделеть незамужнюю дочь друга, спасшего тебе жизнь. Вместо этого нужно оказать ей помощь и протекцию.
    Он пообещал себе никогда больше не дотрагиваться до нее, наступив на горло своим плотским желаниям.
    Но они еще о себе напомнят, Хэвиленд не сомневался. И это тоже весомая причина поселить мисс Эллис в Дэнверс-холле, а не в своем доме.
    Он мог бы, наверное, расположить ее в лондонском особняке своей бабушки, но Рейн знал, что леди Хэвиленд никогда не согласится принять у себя в качестве гостьи служанку, которая к тому же напомнит о недавней предосудительной карьере ее внука. Такую же реакцию Рейн предполагал и со стороны старшей сестры. А младшая сейчас находилась в Кенте, что слишком далеко от Чизвика.
    За этими размышлениями он потерял счет времени, а между тем экипаж уже замедлял ход. Выглянув в окно, Рейн увидел большие каменные колонны, обрамляющие въезд в поместье Дэнверс.
    — Мы почти приехали, — заметил он.
    Мисс Эллис вздрогнула и выпрямилась, глядя сконфуженно: мерные покачивания кареты убаюкали ее бдительность и она перестала держать осанку. Девушка надела капор и принялась завязывать тесемки.
    — Вы, кажется, назвали свое поместье в Чизвике «Ривервуд»? — сказала она, выглядывая в ночную тьму за окном.
    — Да. Мое имение примыкает к Темзе, как и Дэнверс-холл. Я поселился здесь только в прошлом году, стремясь к некоторому уединению. Бабушка обитает в графстве Кент, в Хэвиленд-парке, там же поблизости живут и сестры. Слишком много родственников, как по мне.
    — У вас есть сестры?
    — Две, одна старше меня, другая младше. У каждой по два сына в возрасте от четырех до двенадцати. Я люблю своих племянников, но они еще слишком малы, и их матери опасаются моего на них влияния.
    Мисс Эллис подняла бровь и насмешливо спросила:
    — Вы так опасны? Или ваши сестры растят из своих сыновей неженок?
    — Скорее второе.
    — Брат боготворил нашего отца. Ваши племянники, наверное, тоже вас обожают.
    Рейн не мог отрицать того, что мальчики относились к нему с большой симпатией и он отвечал им тем же. Племянники были ярким пятном в его однообразной нынешней жизни.
    Когда карета наконец остановилась перед особняком Дэнверс-холла, Рейн провел мисс Эллис вверх по ступеням парадного подъезда. На ней был капор, но промокший плащ она несла в руках, а ее шелковое платье не очень спасало от свежего ночного воздуха. Рейн подавил в себе порыв вновь накинуть ей на плечи свою шинель. Скоро они окажутся в тепле.
    Граф постучал, и через время им открыл дворецкий в ночном колпаке. Видимо, все домочадцы уже отправились ко сну.
    — Лорд Хэвиленд! — пожилой мужчина невозмутимо поклонился и пропустил их внутрь огромного холла.
    — Добрый вечер, Симпкин. Я хотел бы поговорить с лордом и леди Дэнверс.
    — К сожалению, они отсутствуют. Господа в Лондоне. Ожидаем их возвращения завтра утром.
    — Тогда я прошу вас оказать мне услугу. Это мисс Мадлен Эллис, друг семьи. Ей необходимо место для ночлега, и, естественно, она не может остановиться у меня. Так что я буду чрезвычайно обязан, если вы разместите ее на ночь.
    — Будет сделано, милорд, — ответил Симпкин, не моргнув и глазом, как будто в просьбе Рейна не содержалось ничего особенного.
    — Добро пожаловать в Дэнверс-холл, мисс Эллис, — добавил он, вежливо поклонившись. — Сейчас позову миссис Симпкин, она проведет вас в вашу комнату. Вы позволите взять ваш плащ и капор?
    Но мисс Эллис не спешила отдавать свои вещи, а на ее лице отразилась растерянность.
    — Мне нужно кое-что вам сказать, милорд, — тревожно прошептала она, обращаясь к Рейну.
    Когда они отошли немного в сторону, Мадлен окинула его взглядом, полным беспокойства.
    — Вы же не намереваетесь меня вот так бросить? — взволнованно спросила она.
    — Вы против того, чтобы остаться здесь?
    — Конечно, я против! Я не могу навязаться совершенно незнакомым людям, в то время как их даже нет дома.
    — Для соблюдения правил приличия вам лучше остаться тут. В Дэнверс-холле множество гостевых комнат.
    — Это не довод.
    — Вы хотите поехать ко мне?
    — Нет, — сказала она после недолгого колебания.
    — Тогда я навещу вас утром. Как только вернется леди Дэнверс, мы уладим вопрос с вашим трудоустройством.
    Во взгляде Мадлен читалась смесь гнева и разочарования, и, желая ее приободрить, Рейн сказал, улыбнувшись:
    — Я же не покидаю вас совсем, мисс Эллис. Я живу по соседству, всего-то в полумиле по прямой. Если вам нужна будет моя защита, то можете послать за мной лакея. Но я сомневаюсь, что дочь героя нуждается в опеке.
    Она прищурилась — это была провокация.
    В следующую секунду ее спина выпрямилась, как он того и ожидал. Мадлен принужденно улыбнулась.
    — Вы всегда используете шантаж для убеждения, лорд Хэвиленд?
    — Иногда приходится. Мистер и миссис Симпкин о вас позаботятся, не так ли, Симпкин? — прибавил он громче.
    — Конечно, позаботимся, милорд.
    — Вот и замечательно. Меня провожать не надо, Симпкин.
    Мадлен что-то пробормотала, но он уже возвращался к своему экипажу, довольный тем, что поступил правильно, взявшись покровительствовать мисс Эллис.
    Путь до Ривервуда занял совсем немного времени, а там его уже ждал Лансфорд. Фредди всегда чувствовал себя у Рейна как дома, особенно по отношению к спиртным напиткам, поэтому тот не удивился, найдя своего родственника развалившимся на диване и мрачно созерцающим бокал, наполненный вином.
    — Ну, чего нос повесил, — Рейн налил и себе, — сказал же, помогу.
    Фредди едва оторвал взгляд от бокала.
    — Это не «нос повесил» называется, это — бездонная пропасть отчаяния. Я бы на тебя посмотрел, если бы твое будущее оказалось в руках шантажиста, вымогающего две тысячи фунтов, которые еще найти надо.
    — Платить вдове Совиль ты не будешь.
    — Не буду?
    — Да, не будешь. Вместо этого мы изымем у нее твои письма, и ты сможешь их уничтожить. В противном случае она не прекратит шантаж» пока не высосет из тебя все соки.
    Фредди выпрямился.
    — И как ты намереваешься изъять у нее мои послания?
    — Пока у меня не было времени, но я обязательно придумаю. Успокойся, старина, и предоставь это дело мне.
    — Рейн, ей-богу, ты великолепен! Я знал, что ты не подведешь.
    Просветлев, Фредди залпом допил дорогой напиток, вздрогнув от его крепости.
    — Извини, дружище, что усомнился в тебе. Требования этой змеи совсем выбили меня из колеи. А ты был в Брайтоне, проводил смотрины юных невест по воле своей бабушки. А потом, когда мне наконец удалось с тобой встретиться, я нашел тебя в роли благородного рыцаря Круглого стола.
    Он опять вздрогнул. Протягивая Рейну свой пустой бокал, Фредди проникновенно посмотрел на него.
    — Не могу поверить, что ты взвалил на себя заботу об этой старой деве. Думаю, тебе это нужно меньше всего, если учесть, что скоро кое-кому и так придется надеть на себя семейные кандалы.
    — Напротив, предвижу развлечение, — ответил Рейн совершенно искренне.
    Да, в конце концов, он был рад хоть какой-то встряске. Последнее время граф нетерпеливо ждал чего-то подобного, и вот, за один вечер сразу два непредвиденных дела, которые ему предстоит уладить.
    Хэвиленд предвкушал радость действия. Действие — вот его стихия. Проблемы Фредди и заботы о благоустройстве мисс Эллис давали долгожданный выход его неизрасходованной энергии и обещали наполнить праздную жизнь смыслом.
    К тому же это было поводом отложить на время поиски невесты и не думать о том, что его драгоценная свобода вскоре должна смениться супружеством и отцовством.

Глава третья

    Ты знаешь, маман, я редко ропщу на судьбу, но известие о том, что лорд Хэвиленд ищет невесту, заставило меня сожалеть, что я не красавица.
    Пробудившись на следующее утро, Мадлен долго еще пребывала под впечатлением сладких снов: почти всю ночь ей грезились поцелуи Рейна Кеньена. Не желая отпускать от себя чарующие видения, она поднесла пальцы к губам, вспоминая ощущение пылкой нежности, даруемое его прикосновениями…
    Но холодный свет нового дня быстро развеял шлейф этих сладостных воспоминаний.
    Еще мгновение понадобилось, чтобы понять, где она находится: взору предстала роскошная гостевая спальня в Дэнверс-холле. Вчера лорд Хэвиленд бесцеремонно оставил ее здесь, но благодаря своим пленительным поцелуям он уже был прощен.
    Досадуя на себя за то, что предалась бесплодным мечтаниям, девушка вздохнула, стряхивая остатки ночных переживаний, и встала умываться и одеваться. Глупо было считать его поцелуи чем-то большим, нежели простой мужской инстинкт. Вчера вечером он принял ее за легкодоступную дамочку и действовал соответствующим образом.
    «А ты в ответ бесстыдно и страстно отдавалась его объятиям, словно какая-нибудь развратница».
    Мадлен покраснела от осознания порочности своего поведения, но все же не могла побороть в себе грусть, понимая, что больше никогда не испытает ничего столь же восхитительного. Хэвиленд пообещал, что это не повторится, а он был человеком слова… к ее величайшему сожалению.
    Покончив с нижним бельем, девушка посетовала, что ей нечего надеть, кроме безобразного черного платья.
    Но тут же подавила в себе эту мысль.
    — Знаю, маман, я не должна жаловаться на отсутствие красивой одежды, многие и этого не имеют.
    Ей также не следует дурно думать о графе Хэвиленде, даже если его властные манеры ее и раздражали. Она благодарна за его великодушную помощь, которая вчера вечером была ей так необходима. Стараниями графа ее дела, кажется, пошли на лад.
    Перспектива сменить профессию, став преподавателем в пансионе благородных девиц, очень привлекала ее. Это намного интереснее, чем быть на побегушках у вздорной престарелой хозяйки.
    Все же Мадлен очень удивляло, что Хэвиленд отложил свои срочные дела для сопровождения ее в Дэнверс-холл. По ее мнению, основанному на скудном опыте общения с аристократами, английская знать по большей части состояла из праздных эгоистов.
    — Признаться, маман, Хэвиленд произвел на меня глубокое впечатление. Разница между ним и бароном Эккерби огромна.
    Хэвиленд был не только более знатен, но и всю жизнь самостоятельно зарабатывал на хлеб опасной профессией, несмотря на то что его происхождение и состояние позволяли ему этого не делать. Не было высокомерия и в его отношении к ней, вынужденной добывать средства к существованию. И хотя она не хотела быть ему ничем обязанной, все же это очень хорошо, что у нее теперь появится работа и ее брат Джерард не будет обременен содержанием незамужней сестры.
    Мадлен захлестнула волна нежности при мысли о младшем брате. Женившись на своей возлюбленной, он обрел семейное счастье, и она не хотела быть ему помехой. Ее желание покровительствовать ему коренилось отчасти в том, что они росли без матери и большую часть года без отца, и кроме друг друга у них до сих пор никого не было.
    Больше всего Мадлен сожалела, что их мать умерла так рано. И печаль эта удваивалась тем, что папа, желая заглушить боль утраты, всецело отдавался работе.
    Родителей связывала крепкая любовь, и теперь Джерард тоже был на седьмом небе от счастья. Мадлен даже немного завидовала ему. Она всегда мечтала о любви, о муже, с которым будет наслаждаться семейными радостями и который подарит ей столь желанных детей.
    В своих самых сокровенных мечтах девушка представляла себя страстно и романтично влюбленной. Но в жизни у нее никогда не было ухажеров. Увы, причина была в ее внешней непривлекательности и отсутствии приданого, что усугублялось затворническим образом жизни ее нанимательницы. Тем не менее ей все-таки удалось привлечь ненужное внимание похотливого соседа.
    И все же она жаждала любви. Иногда так сильно, что это доходило до физической боли.
    Но разве есть смысл зацикливаться на том, чего у нее нет? Мадлен сурово осадила себя, собирая волосы в простой узел. Да к тому же у нее сейчас были более важные заботы. Дворецкий Дэнверс-холла и его супруга, миссис Симпкин, были чрезвычайно добры к ней, но Мадлен чувствовала себя очень неуютно в аристократическом поместье в отсутствие его хозяев.
    Она собиралась отправиться к графу Хэвиленду сразу же, как закончит утренний туалет. Вероятно, ее чемодан уже доставлен туда, и она сможет подобрать более подходящий наряд для собеседования с леди Дэнверс.
    — Иначе она сочтет меня старой каргой, маман, а мне нужно произвести на нее благоприятное впечатление, если я хочу получить это место.
    Мадлен нахмурилась, изучая свое отражение в овальном зеркальце. Она, впрочем, не обманывала себя: ее стремление быть более привлекательной имело и другие причины.
    Ей хотелось произвести впечатление на графа Хэвиленда не меньше, чем на леди Дэнверс.
    Что было совершенно бессмысленно. Мужчина его круга не мог иметь к ней романтического интереса, и ей не следовало питать каких-либо надежд.
    Положа руку на сердце, Хэвиленд как раз из тех, в кого. Мадлен смогла бы влюбиться. Его доброта, остроумие, благородство восхищали ее настолько же» насколько приводили в трепет его потрясающие поцелуи. При мысли о том, что скоро она опять его увидит, Мадлен бросило в дрожь.
    Она глубоко вздохнула, пытаясь взять себя в руки. Конечно, при свете дня граф не покажется ей таким уж неотразимо чарующим, как в полутемной комнате гостиничного номера. Но даже если все повторится, теперь она привела свои чувства в порядок и призвала на помощь здравый смысл, чтобы не дать вновь вскружить себе голову.
    В таком решительном настроении Мадлен наконец оставила зеркало и отправилась на поиски четы Симпкин.
* * *
    — Все же я волнуюсь, — проворчал Фредди, усаживаясь завтракать рядом с Рейном. — Боюсь, ты недооцениваешь срочности моего дела. Осталось совсем мало времени на то, чтобы не дать мадам Совиль выдать меня отцу.
    — Я вполне четко осознаю всю степень срочности, — ответил Рейн рассеянно, поскольку сейчас его внимание было поглощено изучением утренних газет.
    Но похоже, Фредди это не убедило.
    — Как же ты думаешь успеть до того, как она придет к отцу?
    Рейн взглянул на своего нетерпеливого кузена. Чтобы немного успокоить Фредди, он решил посвятить его в детали плана, который начал складываться в его голове.
    Хэвиленд отложил газету в сторону.
    — Я собираюсь посетить одно из ее знаменитых суаре[2], которые она устраивает в своем лондонском доме по вторникам.
    — Но до вторника еще четыре дня!
    — А крайний срок, который она тебе определила — среда. Обещаю, что к этому времени письма будут лежать у тебя на столе.
    — И как ты это провернешь? — спросил Фредди, отправляя в рот кусок вареного всмятку яйца, а вслед за ним щедрую порцию копченой рыбы. Нависшая угроза катастрофы, видимо, никак не повлияла на его здоровый аппетит.
    — Ты говорил, мадам Совиль держит корреспонденцию в шкатулке с драгоценностями?
    — Да, в своей спальне.
    — Значит, я обыщу ее спальню, пока она будет кем-нибудь занята.
    — Не думаю, что тебе будет легко провальсировать сначала в ее будуар, а потом обратно незамеченным. Как именно ты планируешь это сделать?
    — Давай оставим детали мне… — Рейн резко оборвал реплику, увидев в дверях столовой своего элегантного мажордома Брэмсли, а за его спиной — мисс Мадлен Эллис собственной персоной.
    Ее появление вызвало в нем неожиданный прилив радости, но он быстро заглушил это чувство, раздумывая над тем, как много она могла услышать. Рейн поднялся в вежливом приветствии в то время, как Брэмсли объявил о ее прибытии.
    Фредди тоже вскочил и, проглотив кусок, выпалил:
    — Мисс Эллис, а вас как сюда занесло?
    Она замерла на пороге, понимая, что своим появлением прервала разговор.
    — Вы уже завтракали? — спросил ее Рейн.
    — Нет еще, мне было неудобно обременять поваров Дэнверс-холла приготовлением завтрака для меня одной.
    — Так вы присоединитесь к нам?
    Посмотрев мельком на обоих джентльменов, она кивнула.
    — Я бы не отказалась.
    — Брэмсли, пожалуйста, обслужите мисс Эллис, — сказал Рейн, усаживая ее, после чего вернулся на свое место.
    Смущенный Фредди быстро вытер салфеткой рот и принялся извиняться.
    — Простите великодушно, мисс Эллис. Это уже второй раз, как я выставил себя полнейшим болваном.
    Она мягко улыбнулась.
    — Если и болван, то очень милый: По правде говоря, мистер Лансфорд, приятно встретить прямодушного джентльмена. В этом вы напоминаете моего младшего брата Джерарда.
    Фредди осклабился, явно успокоившись.
    — Вы шли пешком из Дэнверс-холла? — спросил он, пока мажордом наливал ей кофе и подносил угощение.
    — Да, тут ведь недалеко — не более полумили. Я люблю пешие прогулки. Дворецкий в Дэнверс-холле рассказал мне, как сюда добраться. Виды на реку великолепны, уже тут и там появляются осенние краски.
    Затем, обращаясь к Рейну, она понизила голос, чтобы Брэмсли не смог ее услышать.
    — У меня к вам серьезный разговор, милорд.
    Как только мажордом управился, граф отпустил его. Брэмсли служил у Рейна уже долгие годы, и ему можно было безоговорочно доверять, но если мисс Эллис хотела поговорить с ним без посторонних, то не было причин ей в этом отказывать.
    Девушка подождала, пока слуга удалится, и промолвила:
    — Мистер Лансфорд, похоже, овладел искусством извиняться в совершенстве. Пора бы вам у него поучиться, милорд.
    — Да? — он уставился на нее поверх чашки с кофе. — Я должен перед вами извиниться, мисс Эллис?
    — Вы и сами знаете, что должны — за то, что бросили меня в Дэнверс-холле. Хотя вы и объявили, что ваши светские манеры оставляют желать лучшего, вы не можете не понимать, что вопиюще бестактно навязываться в гости без предупреждения.
    Несмотря на то что сказано это было шутливым тоном, глаза Фредди округлились: ему еще не доводилось видеть, как отчитывают графа Хэвиленда.
    Для самого графа это тоже было в новинку.
    Рейн отхлебнул кофе, прежде чем ответить с нарочитой несерьезностью.
    — Леди Дэнверс уже привыкла к моим дремучим манерам. Так что вы можете возложить бремя ответственности на меня.
    Мисс Эллис тут же парировала:
    — Но от меня-то она будет ожидать хороших манер, раз я претендую на место преподавателя в ее пансионе. Поэтому мне бы не хотелось портить себе репутацию еще до встречи с хозяйкой.
    — Да, конечно. Но разве я не заработал очко, спасая вашу репутацию?
    Она любезно улыбнулась.
    — Безусловно, но от такого блистательного шпиона, как вы, можно было ожидать более тонкой работы.
    — Но у меня было слишком мало времени.
    — Довольно слабый аргумент, не так ли? — сказала она, глядя на него беспристрастно. Вынуждена констатировать — на этот раз вы не соответствовали своей хваленой репутации, лорд Хэвиленд.
    Рейн недоумевал, зачем она на него нападает? Впрочем, ее сияющие глаза говорили о том, что она получает от этого удовольствие.
    А Мадлен продолжила в том же духе:
    — Я постараюсь простить вас, милорд. Но, разумеется, я не могла остаться этим утром в Дэнверс-холле. Когда леди Дэнверс вернется домой, я попрошу вас представить меня ей по всем правилам этикета. А до того я собираюсь оставаться у вас, в конце концов, вы сами решили быть ответственным за меня.
    Рейн наклонил голову.
    — Да, решил, — согласился он, все более веселея, — и вы можете оставаться здесь столько, сколько захотите.
    — Благодарю.
    Мисс Эллис повернулась к Фредди, намазывая маслом кусок хлеба.
    — Пожалуй, это я должна перед вами извиниться, мистер Лансфорд. Я не хотела нарушать ваши планы вчера и вмешиваться в ваш с лордом Хэвилендом разговор сегодня. Прошу вас, продолжайте. Речь, кажется, шла о поиске писем в будуаре некой леди?
    Фредди чуть не подавился, в то время как Рейн едва удержался от смеха. Теперь он не сомневался: Мадлен мстит ему за то, что он бросил ее в Дэнверс-холле. И она, конечно же, подслушала их план и сделала какие-то выводы.
    В ответ на смущенный взгляд Фредди девушка сочувствующе улыбнулась.
    — Было нетрудно догадаться вчера, мистер Лансфорд, что у вас неприятности.
    — Можно и так сказать, — проговорил он угрюмо.
    — Полагаю, дело касается сердечных вопросов?
    — Ну… не совсем так.
    — А что же тогда?
    Рейн вмешался до того, как Фредди выболтал больше, чем нужно:
    — Остановись, приятель, язык твой — враг твой.
    Однако мисс Эллис не обратила на его замечание никакого внимания.
    — Я ни в коем случае не намерена влезать в чужие дела, мистер Лансфорд, но, может, я могу чем-то помочь? Мне бы хотелось отблагодарить лорда Хэвиленда за содействие моему трудоустройству, хотя я и не одобряю его деспотичных приемов.
    — Ну, — начал Фредди, — дело вот какое… эта самая дама, я не решусь назвать ее леди, владеет кое-какими письмами, которые я ей писал несколько месяцев тому назад. И мой отец оторвет мне голову, если я не верну их. Ему никогда не понять, как можно увлечься хорошеньким личиком, особенно французским. Старый дурак, — прибавил он вполголоса.
    Мисс Эллис изобразила на своем лице укор.
    — «Дурак»? Полагаю, вы не своего отца намеревались обозначить этим непочтительным словом?
    Фредди нахмурился. Потом, глядя на девушку, произнес:
    — А вы не из этих ли хватких дамочек, мисс Эллис?
    Она хохотнула.
    — Мой брат говорит, из этих. В основном, наверное, из-за того, что все это время мне приходилось вести наши дела. Но я вам сочувствую, мистер Лансфорд. Джерард тоже постоянно попадает впросак… И мне часто приходится его выручать.
    Фредди обернулся к Рейну.
    — Ей-богу, она мне нравится!
    — И вы мне, сэр, — сказала она добродушно. — И я готова помочь вам, чем смогу.
    Он просиял.
    — Мое положение настолько скверное, что я буду рад любой помощи.
    Рейн опять вмешался, не желая впутывать ее в это сомнительное дело.
    — В вашем содействии нет необходимости, мисс Эллис, — сказал он твердым тоном.
    — Вы хотите сказать, что я сую нос куда не следует? — ответила Мадлен, подняв брови.
    Рейн криво ухмыльнулся.
    — Вы чрезвычайно догадливы.
    — Что ж, но если вы передумаете…
    Нет, он не передумает, Рейн был уверен в этом, но ее острый ум произвел на него впечатление. Фредди сказал вчера совсем немного, но девушка легко сообразила, что к чему. Ее наблюдательность была не хуже, чем у женщин-агентов, с которыми граф сотрудничал во времена своей шпионской деятельности. И, кажется, она руководствовалась только лишь добротой, предлагая помощь.
    Фредди, видимо, счел, что она не заслужила такого резкого отказа, поэтому поспешил прибавить:
    — Спасибо, мисс Эллис, но Хэвиленд совершенно прав. Он прекрасно справится сам, и я нисколько не сомневаюсь, что он выручит меня из этой переделки. Поэтому я сразу к нему и обратился.
    Девушка весело взглянула на Рейна.
    — Лорд Хэвиленд, видимо, привык выручать. В этом, надо думать, причина готовности, с которой он пришел мне на помощь вчера вечером?
    — О да, — ответил Фредди. — Он спасает всех страждущих. Он не может не быть героем.
    — Да ну? — ее глаза лучились радостью. — Это восхитительно.
    Рейн видел, что Мадлен и Фредди было приятно дразнить его.
    — Точно, точно, — продолжал Фредди, — я всегда считал, что Рейн родился не в своем столетии. Он мог бы быть великолепным рыцарем Круглого стола при дворе короля Артура.
    — Я так и вижу его скачущим на белом коне, — согласилась она.
    Рейн не мог с этим поспорить. С детства он-вставал на защиту слабых и боролся с любой несправедливостью. И теперь это стремление не давало ему покоя, он искал себе достойное применение, но пока не находил к чему приложить свои незаурядные силы и способности.
    — Но геройства графа не показные, — заявил Фредди, стараясь быть справедливым. — Он много раз рисковал жизнью.
    Мисс Эллис стала серьезной и виновато взглянула на Рейна.
    — Не сомневаюсь в этом. Наши шутки, пожалуй, не очень уместны.
    Но Рейн предпочитал видеть ее смеющейся, нежели кающейся.
    — Я вовсе не святой.
    — Я так и не считаю. Но тем не менее вы более достойны похвалы, а не насмешек.
    — В таком случае не забудьте этого, когда в следующий раз захотите пройтись по моим недостаточно светским манерам. А сейчас ешьте завтрак, мисс Эллис, он остывает.
    Его слова были намеренной провокацией и возымели ожидаемый эффект. В глазах девушки опять промелькнула искра шутливости.
    — Да, милорд, — кротко промолвила она и принялась делать, что было велено.
    Ее покорность была наигранной, она обладала дерзким, бесстрашным характером и не боялась бросить вызов стоящим выше нее, Рейн уже знал это. И ему определенно нравился живой нрав мисс Мадлен Эллис.
    Более того, она обладала множеством других черт, которые импонировали Рейну. Ее глаза были еще прекрасней при свете дня — чистые, глубокие и сияющие. А губы… Рейн поймал себя на том, что завороженно смотрит на этот манящий рот, в то время как она откусывала от бутерброда.
    Теперь он жалел, что попробовал вкус ее губ. Если бы он не знал, как сладостно целовать эту женщину, сейчас бы его не одолевали неуместные плотские желания.
    Странно, эта похоть его самого удивляет. Перед внутренним взором Рейна опять проплыли вчерашние видения. Его взгляд скользнул к ее полной груди. Он мысленно снял с нее неказистое черное платье и одел во что-то мягкое и соблазнительное, шелковое, розового цвета… или лучше лилового, оттеняющего глубину ее чудесных глаз.
    По телу опять прокатилась волна мучительного томления. Но он не должен позволять этим запретным позывам овладеть собой.
    В любом случае, он был рад присутствию Мадлен. Если поначалу он взялся помогать ей только из чувства долга перед ее отцом, то теперь появился и другой мотив — в ее присутствии скуку как рукой снимало. Поэтому Хэвиленд решил во что бы то ни стало убедить Арабеллу Дэнверс принять Мадлен на работу в пансион.
    Ему очень хотелось, чтобы мисс Эллис осталась жить по соседству и внесла свежую струю в его вялое нынешнее существование.
* * *
    Мадлен очень желала быть принятой на преподавательскую работу, и неудивительно, что ко времени собеседования ее нервы были напряжены до предела. К счастью, чемодан девушки доставили в Ривервуд, и она сменила наряд на более подходящий: темно-синее кашемировое платье.
    По ее требованию граф Хэвиленд отослал леди Дэнверс письменное уведомление о предстоящей встрече, после чего они отправились с визитом в Дэнверс-холл. Прогулка в карете более соответствовала нормам этикета, чем пешие переходы по проселочным дорогам между двумя поместьями.
    Принимая их в гостиной своего дома, Арабелла проявила чрезвычайное дружелюбие и отмахнулась от благодарностей Мадлен за ночлег — Хэвиленд оказался прав на этот счет. Леди Дэнверс остро нуждалась в преподавателях для пансиона и была очень рада ее появлению.
    На вид графиня была ровесницей Мадлен, но, в отличие от последней, являла собой образец истинной красоты — высокая и элегантная, со светлыми волосами золотистого оттенка. Сразу стало ясно, что пансион для благородных девиц Фримантл — ее любимое детище.
    — Я и мои сестры под покровительством леди Фримантл основали пансион несколько лет назад. Здесь мы обучаем молодых девушек незнатного происхождения, как правильно вести себя в салонах высшего света.
    — Какие предметы у вас преподаются? — спросила Мадлен заинтересованно.
    — Большинство наших учениц получают начальное образование у своих частных гувернанток, а мы придаем их манерам окончательный лоск и изысканность, которые ожидаются от леди. В пансионе обучают правильной речи, умению вести беседу, изящным манерам поведения, искусству верховой езды. Кроме того, преподаются танцы и музицирование.
    Мадлен была немного обескуражена тем, что учебная программа пансиона значительно отличалась от той, которую она могла предположить. Но она промолчала, а леди Дэнверс продолжала рассказ:
    — До недавнего времени мы с сестрами обычно проводили по одному уроку в день, но в этом году все мы вышли замуж и теперь не можем уделять преподаванию прежнего внимания. А я, — прибавила она, улыбнувшись, — сейчас в положении, и весной у меня останется еще меньше времени для воспитанниц. Руководит ежедневными мероприятиями в нашем пансионе директриса, а недавно мы приняли в штат учительницу, которая будет вести большую часть занятий. Кроме того, мои подруги иногда проводят у нас уроки. Но при наличии двадцати семи учениц нам нужны новые преподавательские кадры, и мы будем рады вашему участию в работе.
    Мадлен наконец решила внести ясность.
    — Я не уверена, что моя квалификация соответствует вашим требованиям, леди Дэнверс. В детстве мне посчастливилось воспитываться у первоклассной гувернантки, которая обучила меня рисованию, искусству вышивки, истории, географии и даже азам бухгалтерского дела, так как мы жили на ферме и мне приходилось вести учет. Но я совершенно не музыкальна и имею зияющие пробелы знаний в области великосветских манер. И я, увы, никогда не была причастна к тем элитарным кругам, коим принадлежите вы, леди Дэнверс. Весь опыт общения с представителями бомонда для меня сводится к работе у недавно умершей леди Тэлвин, которая в последние годы не выезжала в свет из-за болезни.
    Леди Дэнверс улыбнулась.
    — Мисс Эллис, боюсь, вы ошибочно оценили мое общественное положение. До этого года мои сестры и я были полностью отвергнуты светом из-за скандального события, произошедшего в прошлом в нашем семействе. Не имея никакого состояния, мы вынуждены были зарабатывать себе на жизнь. К счастью, работа в пансионе дала нам средства к существованию и определенную независимость. Так что мы были избавлены от необходимости выходить замуж по расчету.
    — Ах вот как, — произнесла Мадлен. Признание графини ее успокоило, хотя и явилось полной неожиданностью. А стремление Арабеллы к независимости вызвало у Мадлен симпатию. Ее всегда злили рамки, в которые общество загоняло благородную девушку, а замужество исключительно ради денег вызывало в ней отвращение.
    — Не могу не отметить вашу обходительность и прекрасные манеры, мисс Эллис, — добавила леди Дэнверс, бросив выразительный взгляд на Хэвиленда, сидящего в кресле напротив них. Перехватив его, Мадлен подумала, что в своей записке, предшествующей их визиту в Дэнверс-холл, граф, наверное, все-таки упомянул о ее настойчивом требовании соблюсти этикет.
    — И если вы управлялись со своей больной хозяюшкой, то, думаю, найдете общий язык и с нашими ученицами.
    — Какие у меня будут обязанности?
    — Хэвиленд говорил, что вы хорошо владеете французским, поэтому основной вашей задачей будет преподавание французского языка и, как следствие, английского. По моему опыту, изучение иностранных языков улучшает также и знание родного. Главное, чтобы занятия были увлекательными. Ученицы, мисс Эллис, без ума от парижских мод. Так что, если вы добудете модные французские журналы, они будут вас боготворить.
    Мадлен позволила себе улыбнуться в ответ на шутливый тон графини.
    — Думаю, я справлюсь, леди Дэнверс. У меня немало знакомых в среде эмигрантов. На родине многие из них занимали высокое положение, до того как Революция отняла их титулы и имущество.
    — Ну вот и замечательно. Я с радостью приглашаю вас преподавать в нашем учебном заведении. Для начала предлагаю давать один урок в день. У вас будет хорошее жалованье, но пока вы приняты на испытательный срок. Хэвиленд за вас поручился, но так как ваша предыдущая работодательница не успела составить вам рекомендательное письмо, то вы, думаю, согласитесь, что мне необходимо навести о вас справки. Если вы предоставите мне список бывших соседей и других знакомых, то я незамедлительно с ними свяжусь. И если мое благоприятное впечатление подтвердится, мы примем вас на постоянную работу. А заодно и вы проверите, насколько преподавание придется вам по душе.
    Да, это было разумно и правильно, подумала Мадлен. На нее ляжет ответственность за воспитание двадцати семи молодых женщин, и леди Дэнверс должна быть уверена в высокой квалификации своих преподавателей.
    Мадлен, впрочем, не сомневалась, что ей удастся роль учительницы. После стольких лет ухода за прикованной к постели леди Тэлвин она рада была этому месту, сулящему много общения и умственной работы. А ее нежелание угодничать не будет тут большим недостатком. Действительно, из всех немногих доступных ей профессий преподавание подходит ей лучше всего.

    — Благодарю вас, миледи, — искренне сказала она, — я с большим удовольствием принимаю ваше предложение.
    — Замечательно. Но называйте меня Арабелла, пожалуйста. Если вы не против, то завтра я покажу вам наше хозяйство. По субботам занятия только до полудня, так что будет время познакомить вас с другими преподавателями и ученицами. Можно было бы и сегодня, но у нас вечером бал и нужно будет сделать все приготовления.
    — Меня это полностью устраивает, — сказала Мадлен, ценя то, что леди Дэнверс нашла возможность уделить ей время, несмотря на множество хлопот по организации бала.
    — Да, и вы должны остановиться здесь, в Дэнверс-холле, до тех пор, пока мы не уладим все детали относительно вашего трудоустройства, а тогда уже можете найти себе более подходящее жилье.
    Мадлен принялась было отказываться, не желая обременять гостеприимную графиню, но тут вмешался молчавший все это время граф Хэвиленд.
    — Вы можете рассматривать свое проживание здесь как часть вашей зарплаты, мисс Эллис, и вы окажете милость леди Дэнверс, если приступите к своим обязанностям незамедлительно.
    — Да, это так, — подтвердила графиня.
    Не желая прослыть неблагодарной, Мадлен не стала далее спорить.
    — Вы очень добры, леди Дэнверс.
    — Арабелла, прошу вас… и я, надеюсь, могу звать вас Мадлен.
    — Конечно… Арабелла.
    — Ах! — воскликнула графиня, — как же это я не подумала. Вы должны прийти на бал сегодня вечером! Вы познакомитесь с нашей директрисой и остальными учительницами, кроме моей самой младшей сестры Лили, она сейчас путешествует по Средиземноморью. А вторая моя младшая сестра Розлин недавно вернулась из свадебного путешествия и приедет на бал. Она будет рада видеть вас, лорд Хэвиленд.
    Она опять многозначительно посмотрела на Хэвиленда.
    — Сватовство может превратиться в непростую задачу, не правда ли, милорд?
    — Да уж, — сухо ответил тот.
    Не понимая этих недомолвок, Мадлен удивилась тому, как неуютно задвигался в своем кресле Хэвиленд.
    Ей тоже стало не по себе, но она хорошо осознавала, в чем причина. Приглашение на бал радовало ее намного меньше, чем предложение работать в пансионе. Мадлен совершенно не имела желания посещать этот танцевальный вечер. Она вовсе не тушевалась в обществе, хотя ее и воспринимали зачастую как старший обслуживающий персонал. Просто у нее не было подходящего для бала наряда. К тому же ее умение танцевать оставляло желать лучшего, и ей не хотелось продемонстрировать всем приглашенным свою неуклюжесть.
    — Вы так великодушны, Арабелла, но, боюсь, я должна отказаться. Я не совсем готова появляться в свете.
    — Что ж, как вам угодно. Но вы ведь будете, Хэвиленд, не так ли? — спросила графиня.
    Он явно колебался.
    — У меня сейчас гостит родственник, леди Дэнверс, и я бы не хотел бросать Яансфорда в Ривервуде предоставленным самому себе.
    — Мистер Фредерик Лансфорд? Мы будем рады видеть его у нас.
    — Тогда я принимаю приглашение от его имени, — ответил Рейн с недовольным видом. — Полагаю, мне будет не до развлечений.
    — Да, Розлин все подготовила как нельзя лучше.
    Арабелла повернулась к Мадлен, чтобы объяснить.
    — По просьбе графа я и мои сестры заняты поиском подходящей для него невесты. Розлин, правда, взяла на себя главную роль в этой затее. Мы уже подобрали несколько кандидатур, но нашего милорда пока ни одна из них не устроила.
    Мадлен выдавила из себя улыбку, скрывая смятение, что было довольно абсурдно. Чего это вдруг ее должно волновать известие, что сестры Лоринг помогают графу Хэвиленду в поисках невесты?
    «Потому что ты, как дурочка, только о нем и думаешь», — тут же возник в ее голове ответ.
    Она, конечно, не могла и надеяться на то, чтобы его заинтересовать, но на одно мгновение представила, как бы это было чудесно, если бы он воспринимал ее как возможную невесту. Если бы он ухаживал за ней на этом балу. Если бы он целовал ее и кроме нее никого не замечал…
    Она могла бы и дальше предаваться несбыточным мечтам, но, к счастью, Арабелла встала, прервав ее глупые фантазии.
    — А сейчас прошу меня извинить, я должна заняться приготовлениями к сегодняшнему вечеру, времени уже не так много. Прошу вас, Хэвиленд, чувствуйте себя как дома, — прибавила она после того, как граф и Мадлен вежливо поднялись. — Когда будете готовы, Мадлен, миссис Симпкин разместит вас в ваших апартаментах. И мы будем очень рады видеть вас сегодня на балу, если вы все же передумаете.
    Мадлен собиралась опять рассыпаться в благодарностях, но Хэвиленд ее опередил.
    — Я сделаю все, что в моих силах, чтобы убедить мисс Эллис присутствовать.
    Она тревожно взглянула на графа: похоже, он не собирался пока уезжать, и она боялась остаться с ним наедине, подозревая, что ему невозможно будет противостоять.
    И опасения девушки подтвердились. Как только Арабелла ушла, он сразу же принялся за дело.
    — Почему вы не хотите на бал?
    Мадлен решила быть правдивой.
    — Я не люблю показных мероприятий, на которых все друг друга тщательно изучают, сравнивают и оценивают. К тому же у меня нет бального платья.
    — Полагаю, леди Дэнверс с радостью дала бы вам напрокат одно из своих.
    Мадлен посмотрела на него с укором.
    — Это невозможно. Но даже если бы было по-другому, то у нас с ней неодинаковый размер.
    Рейн оценивающе оглядел ее. Она была ниже и полнее Арабеллы. И определенно более полногруда, но эти выводы нельзя было прочесть в его непроницаемом взгляде.
    — Платье можно переделать, — неожиданно предложил Хэвиленд.
    — Слишком мало времени осталось.
    — Это вопрос цены.
    — Цены, которую я не могу себе позволить.
    — Я предоставлю вам деньги авансом. Вернете из первого жалованья.
    Мадлен пристально посмотрела на него.
    — Вы же знаете, лорд Хэвиленд, я не приму от вас материальной помощи.
    — Ах да, ваша гордость опять поднимает голову.
    Девушка промолчала. Возможно, она и вправду излишне щепетильна, но такова уж ее натура. И, конечно, такому богатому и высокородному человеку, как Хэвиленд, не понять, почему ей неловко было бы просить платье взаймы.
    Впрочем, его реплика, думала Мадлен, была продиктована не только его толстокожестью, но и тем обстоятельством, что сам он ни во что не ставил общественную иерархию.
    — Дело не только в гордости, — ответила Мадлен твердо. — Я не могу взять платье у моей новой работодательницы и испортить его перешиванием.
    — Ну ладно, но независимо от того, во что вы будете одеты, я бы очень хотел видеть вас на балу, — сказал он и улыбнулся обворожительной ленивой улыбкой, неожиданно наполнившей девушку радостью. Хотя она точно знала, что он применил ее намеренно для скорейшей капитуляции Мадлен.
    — Ваши желания не повлияют на мое решение, милорд, — ответила она колючим тоном, изо всех сил сопротивляясь его очарованию.
    — Знаю, но вам стоит посетить бал и для себя: познакомитесь с новыми коллегами и соседями, вы же будете тут жить. А я сочту ваше присутствие одолжением. Мне нужен союзник.
    — Союзник?
    — Видите ли, я питаю стойкую антипатию к девицам на выданье. Полагаю, ими там будет кишмя кишеть, ибо слух о моем намерении жениться уже широко распространился.
    Хэвиленд хотел, чтобы она оградила его от жаждущих замужества красоток, которые будут обхаживать его на балу?
    Она не находила, что ответить.
    — Вы собираетесь в ближайшее время жениться?
    — Если моя бабушка проявит настойчивость, то да, — он печально улыбнулся. — Графиня мирилась с моим «шалопайством», так она это называла, пока государство нуждалось в моих услугах. Но она придает большое значение продолжению нашего рода и ждет от меня наследника.
    Мадлен не смогла бы объяснить причину слабости, которая охватила ее при этом известии. Не было никаких оснований волноваться по поводу предстоящего бракосочетания Хэвиленда, как и не было причин испытывать ревность к соискательницам его внимания. Но все же, осмысливая услышанное, она на минуту потеряла дар речи.
    Конечно, Рейну не составит труда сосватать любую понравившуюся ему девушку. Своим неотразимым обаянием он легко завоюет сердца самых блистательных красавиц высшего света. Это чувство опасности, которое испытываешь рядом с ним, в сочетании с его обольстительной улыбкой, безусловно, делает его предметом сокровенных мечтаний женщин… По крайней мере, ее сокровенных мечтаний. А когда Хэвиленд смотрит на нее таким пристальным, как вот сейчас, взглядом своих ярких синих глаз, она изнемогает от истомы.
    Мадлен с ужасом отметила, что ее охватывает безрассудная страсть, толкающая уступить его просьбам, хотя она отчаянно сопротивлялась этой глупой романтической покорности.
    А ведь она обязана графу за его великодушное отношение. И, наверное, ему и вправду нужен союзник на этом балу. И к тому же ей хотелось увидеть своих новых коллег и соседей.
    — Так вы будете сегодня на балу, мисс Эллис?
    И, пожалуй, сойдет лиловое креповое платье, лучшее в ее гардеробе.
    — Да, — наконец сдалась она, надеясь, что не пожалеет об этом решении и нелепость ее увлечения Хэвилендом не станет еще более очевидной на празднике, где она явно будет чужой.
    — Отлично, — сказал он, оживившись, будто бы знал о ее решении наперед и не сомневался в своих способностях убеждать.
    — С нетерпением жду сегодняшнего вечера. Распоряжусь, чтобы ваш чемодан доставили сюда. И, не раздумывая, посылайте за мной, если вам что-нибудь понадобится.
    Граф удалился с поклоном, оставив ее стоять в полной растерянности. Хэвиленд намеревался жениться, и она не в числе претенденток.
    Девушка коснулась висков: какая же она глупая! На что она надеялась? Что у нее общего с теми красотками, среди которых граф ищет себе будущую спутницу жизни?
    В отчаянии Мадлен сильно закусила нижнюю губу. Ей не часто приходилось жалеть о своей неяркой внешности. Вообще-то, она всегда полагала, что ум и характер важнее. Но сейчас, когда она встретила такого привлекательного Рейна Кеньена, ей очень захотелось быть красивой, модной и изысканной, как леди Дэнверс.
    Приданое тоже бы не помешало. Красота и богатство сделали бы ее достойной кандидатурой на роль невесты графа Хэвиленда.
    Направляясь к двери, Мадлен попыталась стряхнуть с себя это наваждение. Она никогда не смотрела на жизнь сквозь розовые очки. Она всегда была практична, разумна и бесстрастна. Она держала свои эмоции на коротком поводке и не давала им овладеть собой. Если в ней когда и шевелилась зависть к ее сверстницам, имеющим семьи и детей, то девушка тут же пресекала подобные чувства. Нет никакого смысла тосковать о том, чего у тебя никогда не будет. Это приносит лишь огорчение.
    И мечты о лорде Хэвиленде тоже ничего, кроме горечи, не принесут. Ей ли не знать, насколько недостижим он для нее?
    Но все же ей не удалось избавиться от своих навязчивых желаний. Мадлен покинула гостиную, намереваясь отвлечься от них заботами по обустройству на новом месте.

Глава четвертая

    Было забавно наблюдать, как все эти красавицы старались обратить на себя внимание лорда Хэвиленда, маман.
    Я бы никогда не стала вести себя так неприлично. Но я бы очень хотела, чтобы он смотрел на меня так же, как на обворожительную герцогиню Арден.
    Танцевальная зала в Дэнверс-холле сияла от мириада свечей, а роскошные наряды более чем сотни приглашенных добавляли блеска этому великолепию.
    Но Мадлен присутствие на балу, как она и опасалась, принесло лишь горькие разочарования. Она и так чувствовала себя чужой среди этой блистательной публики, а созерцание графа, танцующего с беспрерывно сменяющимися партнершами, и вовсе привело ее в полное уныние.
    Девушка тайком наблюдала за ним уже в течение получаса. Мадлен убеждала себя, что не прячется от него, хотя Рейну и правда не было ее видно за тропическими растениями в кадках. Просто ей не хотелось, чтобы граф видел ее в этом убогом, в сравнении с роскошными одеяниями присутствующих здесь дам, наряде. Ее креповое платье с высоким поясом и рукавами-буфами подошло бы для скромного второразрядного вечера, но совсем не годилось для этого собрания представителей голубых кровей.
    Все сливки общества, казалось, сегодня были здесь — Дэнверс-холл находился всего в пяти милях от лондонского района Мейфэр, средоточия столичных резиденций богачей. А сам Хэвиленд являл собой искушение во плоти, в элегантном черном сюртуке, щегольски повязанном белом галстуке, серебристом вышитом жилете и атласных бриджах.
    Его грубая мужская красота приковывала взоры всех присутствующих дам. На всю залу распространялась неодолимая харизма графа. Он щедро расточал очарование, хотя, как и предполагала Мадлен, немного сдерживал себя, чтобы не испугать юных красавиц всей мощью своей притягательности.
    «Волк в овечьей шкуре, маман», — подумала Мадлен, глядя, как граф доставляет очередную побежденную соискательницу к сопровождающей ее компаньонке. Обаяние Хэвиленда было неотразимым, губительным, что, наверное, существенно помогало ему в бывшей профессии.
    Бесстыдство, с которым претендентки предлагали себя графу, заставляло Мадлен внутренне негодовать. Она, правда, и сама едва ли могла сопротивляться его гипнозу. Ей, безусловно, никогда ранее не встречались подобные мужчины, особенно в ее замкнутой жизни в Эссексе.
    Мадлен, стиснув зубы, сожалела о своей невзрачности. Конечно, она не могла уподобиться этим легкомысленным девушкам, осаждающим графа. Увы, ее безрассудная любовь к нему не имела никаких шансов на взаимность.
    Как раз в эту минуту Хэвиленд начал кадриль с сестрой Арабеллы, Розлин, ставшей после замужества герцогиней Арден. Та оказалась редкостной красавицей — высокая, изящная, с утонченными чертами лица и светло-золотистыми волосами. Вдобавок к этому, как утверждала миссис Симпкин, она была умна и хорошо образованна.
    Глядя на графа, танцующего с прекрасной герцогиней, Мадлен испытала острый приступ ревности. Они весело смеялись, как давние друзья… или даже больше, чем друзья. Правда* со слов все той же миссис Симпкин, Розлин была глубоко влюблена в своего мужа и очень счастлива.
    Несомненно, герцогиня подберет для графа лучшую невесту. «Но ты, — напомнила себе Мадлен, — не имеешь никаких шансов».
    Сердце сжалось от этой мысли, как бы она ни пыталась высмеивать свою глупость. Нет, она не станет себя жалеть.
    Хотя Мадлен и не считала себя ниже всей этой публики, все же она, старая дева незнатного происхождения, вынужденная зарабатывать себе на жизнь, чувствовала свою чужеродность среди этой ослепительной толпы. Это касалось не только родословной и состояния, но и ее склонностей и предпочтений. Она всегда иронически относилась к светским стандартам поведения. И в те редкие моменты, когда девушка оказывалась в высшем обществе, ей часто приходилось прикусывать свой острый язык. А балы она считала пустой тратой времени и сейчас не знала, чем себя занять.
    В конце концов, не было никакой необходимости здесь присутствовать. Хэвиленд явно не нуждается в поддержке, о которой просил ее. Он вполне справляется сам.
    Мадлен уже направилась к двери, чтобы уйти отсюда, когда дружелюбный мужской голос произнес ее имя.
    Ее настроение мгновенно улучшилось при виде мистера Фредди Лансфорда, хотя, похоже, он выпалил первое, что пришло ему в голову.
    — Ну и чего это вы прячетесь за пальмами, мисс Эллис? Мы с Рейном с ног сбились вас искать.
    — Я не большая любительница балов, — честно ответила Мадлен. Ее сердце екнуло от известия, что граф ищет ее. Хотя она, конечно, не поверила, ведь он мог бы легко найти ее, если бы хотел.
    — Да я тоже, — сказал Фредди, слегка потянув за узел своего галстука, — одна морока. Нужно изображать обходительность, а я из-за своей неуклюжести постоянно оттаптываю дамам ноги, когда принимаюсь танцевать. А если не танцевать, тут и делать-то нечего.
    — Это верно, — пробормотала она в ответ. — А граф, видно, очень доволен, — не удержалась от замечания Мадлен, глядя, как Хэвиленд танцует с герцогиней.
    — Нет, это только игра, — заявил Фредди, — он бы никогда не ходил на балы, где эти цепкие девчонки дерутся за его благосклонность. Но бабушка крепко насела на него с женитьбой.
    — У него с герцогиней Арден, кажется, прекрасные отношения, — настаивала Мадлен.
    — Ну да, они же соседи. К тому же Рейн обхаживал ее до того, как она решила выйти замуж за герцога. Даже едва не стрелялся из-за нее.
    У Мадлен заныло в груди: герцог Арден отбил Розлин Лоринг у Хэвиленда?
    — И когда это произошло? — спросила она предательски слабым голосом.
    — Да этим летом… несколько месяцев назад. Ходили слухи, что Рейн сватался к ней, но безрезультатно.
    Интересно, подумала Мадлен, Хэвиленд все еще влюблен в прекрасную герцогиню? Скорее всего, да: если он даже предлагал ей замужество, значит, его чувства сильны.
    — Ну, теперь-то он стал послушным внуком, бабушка будет довольна, — добавил Фредди. — Его шпионскую карьеру, вы знаете, наверное, она считала позорным пятном на репутации семейства.
    — Да, могу представить.
    Она чуть поколебалась, прежде чем добавить:
    — Хэвиленд говорил, что бабушка подталкивает его жениться и ждет от него наследника.
    — О да, вдовствующая графиня Хэвиленд очень хочет, чтобы он сохранил за собой титул. И, видимо, своего добьется. Она утверждает, что дни ее сочтены. Если хотите знать, это шантаж чистой воды.
    — Лорд Хэвиленд в действительности не хочет жениться?
    — Не совсем так. Он больше избегает оков светского общества, а не супружества. Рейн терпеть не может фальшь бомонда. Но его бабушка такая же, как мой сноб-отец, только поколением старше. Она надеется, что удачная женитьба сделает из Рейна истинного аристократа. Леди Хэвиленд сильно ошибается, скажу я вам. Рейн не изменит характер, даже если и женится.
    Фредди не дал Мадлен времени ответить. Он изобразил недовольную гримасу и продолжил брюзжать:
    — Будь я на его месте, оттягивал бы до последнего конец своей свободы. Но Рейн делает наоборот. Он ведь мог и не приезжать сегодня сюда, пока графиня все еще гостит в Брайтоне, у своей близкой подруги леди Белдон. Леди Белдон — тетка лорда Дэнверса по материнской линии.
    Мадлен нахмурилась, пытаясь уяснить запутанные родственные связи, а Фредди тем временем воскликнул, деланно содрогнувшись:
    — Ужасно, марьяжные настроения прямо витают в воздухе!
    — Что вы имеете в виду?
    — Все три сестры Лоринг недавно вышли замуж. Младшая сестра лорда Дэнверса, леди Элеонора, была помолвлена с виконтом Рексхэмом на прошлой неделе. Вполне возможно, следующим будет Рейн.
    Мадлен опять стало грустно.
    — У него уже есть кто-нибудь на примете? — спросила она. Правда, услышать ответ ей не очень и хотелось.
    И на сердце стало намного легче, когда в ответ Фредди отрицательно покачал головой.
    — До сих пор он искал невесту в том кругу, который считает подходящим его бабка. Но он не там ищет. Я ему так сегодня и сказал.
    Вдруг Фредди внимательно посмотрел на Мадлен. Но она, удрученная мыслью о скорой женитьбе Хэвиленда, была погружена в раздумья о том, каких невест считает подходящими его бабушка.
    Мадлен Эллис не обладала ни красотой, ни состоянием, необходимыми, чтобы претендовать на роль жены графа. И к тому же она недостаточно изящна и женственна, хотя и имеет благородное происхождение. Ее мать умерла слишком рано, и отец воспитывал дочь, скорее, как сына. Поэтому Мадлен овладела многими чисто мужскими умениями, которые ей были интереснее развлечений, приличествующих юным леди. Но, к сожалению, в танцевальной зале от них нет никакой пользы.
    Почему все это так ее расстраивает? Каких-нибудь три дня назад она была вполне довольна своей судьбой. Возможно, разговоры о женитьбе Хэвиленда всколыхнули в ней желания, которые девушка в себе жестоко подавляла.
    Чтобы скрыть свое огорчение и отвлечься, Мадлен перевела разговор на проблемы Фредди.
    — Вы ведь тоже подверглись шантажу, мистер Лансфорд?
    Он понурил голову.
    — Да, Соланж Совиль. Вдова имеет определенный вес в литературных кругах. Я совершил ошибку, позволив себе увлечься ее смазливостью. Мой отец будет в ярости, если узнает, как низко я пал. Не столько из-за неприятия распутства, сколько из-за нелюбви к французам.
    Мадлен слабо улыбнулась. Это было обычным настроением среди английской знати, презиравшей народ, обезглавивший своего короля с королевой и еще бесчетное число аристократов только за то, что те имели несчастье ими быть.
    — Я наполовину француженка.
    — А по вам и не скажешь, — заявил Фредди без обиняков. — Мадам Совиль выглядит настоящей француженкой. Сейчас я понимаю, что все было несерьезно. Но отец вряд ли поверит, что я образумился.
    — Вы уже придумали, как выкрутиться из этой неприятной истории?
    — Во вторник вечером Рейн собирается посетить суаре мадам Совиль в Лондоне и выкрасть мои письма.
    Мадлен озадаченно на него взглянула.
    — Я слышала, письма Хранятся в ее спальне.
    — Так она заявила. Как бы то ни было, Рейн надеется их найти.
    — Может, я все же могу вам чем-то помочь?
    Фредди поднял бровь.
    — Чем, мисс Эллис?
    Глядя прямо ему в глаза, Мадлен ответила:
    — Я могла бы тоже отправиться на прием к мадам Совиль в качестве гостя или друга семьи Хэвиленда. Он бы занял хозяйку, а я тем временем обыскала бы комнаты. Женщине будет легче это сделать.
    Фредди не сразу переварил услышанное, а затем просветлел.
    — Это превосходная идея, мисс Эллис. Рейн, несомненно, мог бы воспользоваться вашей помощью. Он мастер маскироваться, но даже ему трудно будет остаться незамеченным в дамском будуаре. А вы, наполовину француженка, легко сойдете там за свою среди эмигрантов, которые в основном приходят к мадам Совиль, — Фредди замолчал. — Но Рейн вряд ли согласится взять вас с собой. Он любит все делать по-своему.
    — А вы попросите его, — сказала Мадлен. — Я бы очень хотела вам как-нибудь помочь.
    — Ей-богу, вы то что надо, мисс Эллис! — воскликнул Фредди, сияя.
    Девушка улыбнулась в ответ, но следующие слова ее озадачили.
    — Если ваша помощь увенчается успехом, вы будете вознаграждены.
    — Вознаграждена? — переспросила она, недоумевая.
    — Ну… денежное вознаграждение.
    Да, финансовое положение Мадлен было плачевным после того, как все свои сбережения она отдала брату. Но, ради всего святого, она не возьмет денег с Фредди Лансфорда.
    — Мне не нужно вознаграждения. Я только хочу уберечь вас от гнева отца и в какой-то мере вернуть долг Хэвиленду.
    Фредди удивленно посмотрел на нее. Затем пожал плечами:
    — Как хотите, мисс Эллис. Мне главное вырвать свои письма у этой чертовки.
    Он поклонился и энергично зашагал прочь, выглядя намного веселее, чем утром. А Мадлен опять почувствовала себя одинокой в переполненной людьми танцевальной зале.
    Она взглянула на Хэвиленда, завершившего кадриль с герцогиней Арден. Новая волна зависти накатила на девушку, а на сердце легла тяжесть.
    «Какой смысл здесь оставаться, маман, если это заставляет чувствовать себя такой жалкой», — подумала Мадлен, поворачиваясь к дверям, чтобы уйти.
    Можно отправиться к себе в спальню или найти в этом огромном особняке укромный уголок, чтобы предаться своей тоске без свидетелей.
    Я знаю, что ни одна из претенденток, которых я нашла для вас в прошлом месяце, вас не заинтересовала, — сказала красавица Розлин после окончания кадрили. — Но я возлагаю большие надежды на этот вечер. Тут присутствуют по крайней мере семь девушек, с которыми вам следует познакомиться.
    — С тремя из них я уже танцевал, — ответил Рейн.
    — И ни одна не заинтриговала вас?
    Рейн изобразил извиняющуюся улыбку.
    — Боюсь, что нет, ваша светлость. Но я благодарен за ваши старания.
    Герцогиня мило улыбнулась в ответ.
    — Возможно, при дальнейшем знакомстве они бы оказались интереснее. Впрочем, это не важно, я собираюсь найти вам идеальную невесту.
    Розлин сама могла бы стать для него идеальной женой, думал Рейн, провожая ее на место. Она блестяще воспитана, великодушна и наделена прочими добродетелями светской дамы. И прекрасно справится с ролью хозяйки на балу вроде этого — бабушка была бы ею чрезвычайно довольна* Но Розлин отклонила его предложение в пользу своего герцога.
    Она говорила» что хочет любви в браке, а Рейн не мог ей этого дать. Физически Розлин привлекала его, но он не питал к ней ничего, кроме восхищения и уважения. А вот герцог души в ней не чаял.
    Увы, Розлин значительно превосходила все кандидатуры, рассмотренные им в это лето. Он не мог представить себе остаток жизни с любой из этих бесцветных юных леди. Их неуклюжие попытки очаровать его вызывали желание отправить девонек назад за школьную парту — взрослеть.
    Рейн проводил Розлин к мужу и немного задержался поговорить с бывшим соперником. Удивительно, но ни один из них не затаил враждебности. Дрю Монкриф, дюк Арден, нравился Рейну своим тонким умом и ироничностью, которые в сочетании с изысканными аристократическими манерами делали его превосходной парой Розлин.
    Кстати, о тонком уме… Рейн обвел взглядом переполненную людьми залу в поисках мисс Эллис. Тут она, или ему придется подняться в ее спальню ц силой привести ее сюда? Он, не более, чем Мадлен, любил светские мероприятия, но все же намеревался помочь ей влиться в местное общество, представив новым соседям.
    Ему хотелось видеть Мадлен и по другой причине: он знал — она развеет одолевающую его скуку. Как раз в эту минуту из толпы вынырнул Фредди Лансфорд с весьма самодовольным видом.
    — Чему радуешься, приятель? — спросил Рейн, когда тот подошел к нему.
    — Мисс Эллис. Она молодец, умеет вернуть присутствие духа. Рейн уставился на него, удивляясь, как это она умудрилась расположить к себе его кузена.
    — Еще утром ты называл ее хваткой дамочкой.
    — О да, хваткая, но в хорошем смысле слова. Я рассказал ей о шантаже вдовы Совиль.
    Рейн все понял.
    — И она вытянула из тебя все детали, да?
    — Ну да. Мисс Эллис довольно умна.
    — Безусловно, — заметил граф иронично.
    — Она вызвалась помочь тебе выудить мои письма.
    — Да ну?
    — Она сказала, что женщине проще будет пробраться в логово вдовы, и я с ней согласен.
    Нахмурившись, Рейн покачал головой.
    — Ты забыл, она уже предлагала свою помощь, и я отказался. — Да, но это было до того, как она указала на преимущества женщины в этой ситуации. Ей будет легче, чем тебе, проникнуть в спальню вдовы незамеченной. Ты должен позволить ей помочь тебе, Рейн. К тому же она могла бы заработать.
    — Заработать?
    — Я предложил ей вознаграждение, если она будет участвовать. Как джентльмен я не могу отказаться от своих слов.
    Рейна охватил сильный приступ раздражения.
    — Я говорил тебе оставить это дело мне, Фредди.
    — Помню, но я подумал, что мисс Эллис подала хорошую идею, — продолжал он упрямо настаивать. — Даже если и так, я не имею желания подвергать ее риску, если что-нибудь не заладится.
    Этот аргумент наконец подействовал на Фредди.
    — Ладно, возможно, ты и прав.
    Рейн не стал подтверждать, что, конечно же, он прав. Фредди вовсе не был глупцом, просто не имел привычки продумывать дело в деталях. Хэвиленд, напротив, последний десяток лет занимался всесторонним анализом возможных последствий своих действий, балансируя между жизнью и смертью.
    Фредди вдруг засмеялся над самим собой:
    — Да, легко же я поддался ей, но мисс Эллис здорово умеет убеждать. Ее доводы кажутся совершенно логичными, по-мужски разумными.
    — Да уж, умеет, — согласился Рейн.
    — Жаль, ты не можешь выбрать ее, — добавил Фредди, как бы разговаривая сам с собой.
    — Выбрать для чего?
    Он задумчиво посмотрел на Рейна.
    — Для женитьбы. Если уж тебе нужно жениться, то она была бы для тебя прекрасным выбором.
    — Что-что? — граф пристально посмотрел на своего кузена. — Ты не пьян, Фредди?
    — Совсем нет. Мисс Эллис — подходящая кандидатура. Смелая к тому же… — Лансфорд прервал себя и потряс головой. — Не обращай внимания, это чертовски глупая мысль.
    Рейн стоял неподвижно, пряча чувства, которые вызвало в нем бесцеремонное предложение братца. Сперва он изумился этой идее, а потом она показалась ему довольно интересной.
    — Да нет, я с удовольствием выслушаю твои соображения на этот счет.
    — Ты будешь смеяться* — вымолвил Фредди смущенно.
    — Говорю тебе, не буду.
    — Ну, по правде говоря, мисс Эллис простовата для тебя, но с другой стороны… Ее недостаточную красоту можно рассматривать как достоинство. Она будет благодарна тебе, если ты возьмешь ее в жены и финансово обеспечишь. В ее возрасте у нее немного вариантов. Старым девам выбирать не приходится.
    У Рейна не было возможности вставить слово, так как Фредди увлеченно продолжал:
    — Скорее всего, она не будет жаловаться, если ты начнешь искать развлечений на стороне. А ее развитое тело позволит ей без труда родить тебе наследника, который так нужен твоей бабке.
    Рейну, конечно, не очень понравились циничные рассуждения кузена, но его определенно поразила сама мысль жениться на мисс Эллис.
    — И к тому же она, кажется, не из тех сентиментальных особ, которые будут надоедать тебе всякими глупыми проявлениями любви.
    Это серьезный довод в ее пользу, признал Рейн. В своем будущем браке он не оставлял места романтическим чувствам. Он не собирался эмоционально привязываться к жене и ле ждал этого от нее.
    — Где сейчас мисс Эллис?
    Глаза Фредди округлились.
    — Ты хочешь сказать, что всерьез относишься к моей идее?
    — Вполне. Где я могу ее найти?
    Фредди указал в дальний угол залы.
    — Только что она пряталась за пальмами, но сейчас я ее там не вижу.
    Может, она уже покинула бал? Тогда он пойдет ее искать. «Предложение, определенно, заслуживает внимания, но сперла, я должен с ней поговорить».
    Рейн направился к пальмам, оставив Фредди недоверчиво смотреть ему вслед.
* * *
    Его кузен ничего не упустил, скрупулезно перечисляя достоинства женитьбы на мисс Эллис, размышлял Рейн, пересекая залу вдоль и поперек в поисках Мадлен. Их брак решил бы сразу несколько задач: он выполнит свои обязательства перед семейством и к тому же вернет личный долг ее покойному отцу. Она, став графиней, более не будет вынуждена зарабатывать на пропитание и станет недосягаема для мерзавцев вроде этого барона Эккерби. И, естественно, он окажет финансовую протекцию ее младшему брату.
    Конечно, с точки зрения его бабушки, Мадлен не соответствовала требованиям, предъявляемым к его будущей жене. Она никогда не станет своей в высших слоях общества, в отличие, например, от Розлин Лоринг. Но он ждал от супруги совсем других качеств.
    Рейн признавал, что бесцветную внешность Мадлен вовсе не обязательно считать изъяном, ведь красота часто соседствует с внутренней пустотой и бездушностью. Он намного выше ценил остроту ума и наличие здравого смысла — как раз то, чем Мадлен обладала сполна. Кроме того, она была достаточно своенравна, чтобы не ощущать рядом с ней скуку.
    Этот довод, пожалуй, был главным среди прочих. Потому что ему нужна женщина, рядом с которой не будет скучно. Ее прямодушие и колючий характер будут всегда держать его в тонусе. Хэвиленду нравится вступать с ней в словесные перепалки» несмотря на ее чрезмерное стремление к независимости и обостренную гордость. Или, скорее, благодаря им.
    Еще одним немаловажным фактом, говорящим в пользу Мадлен, было то, что она знала о его прошлой профессии. Это давало ему возможность быть с ней открытым, не изображая из себя того, кем он в действительности не являлся.
    Ее природная запальчивость и даже упрямство ему тоже нравились. Короче говоря, он находил Мадлен Эллис намного более привлекательной и интересной, чем любую из тех безликих претенденток, с которыми он имел дело до сих пор. Ее общество доставляло ему значительно больше удовольствия. И, в конце концов, в отличие от прочих соискательниц, она вызывала в нем горячее желание уложить ее в постель.
    Мысль о Мадлен на его брачном ложе наполнила Рейна сладким предвкушением удовольствия. Он хотел видеть ее прекрасные глаза затуманенными страстью. Он не сомневался, что она с энтузиазмом ответит на его сексуальные инициативы и под его руководством станет пылкой и искушенной любовницей.
    При этом их любовь будет только лишь телесной. Мало вероятности, что он влюбится в нее по-настоящему, она и близко не была похожа на ту соблазнительную femme fatale, которая когда-то предала его.
    Измена научила Рейна быть осторожным и избегать любви, не давая чувствам овладеть собой. Он повзрослел и поумнел, и не желает испытать эту боль снова.
    И вообще, это очень хорошо, что Мадлен не красотка, в отличие от Камиль Жузе; едва ли потом окажется, что у нее был тайный любовник.
    Лет десять назад, когда Рейн только начал служить в разведке, он безоглядно полюбил прелестную французскую аристократку, которой, однако, от него нужны были только деньги и связи, чтобы переправить свою семью из Франции в Англию. Камиль использовала обольстительную красоту, чтобы достичь своих целей, а после этого призналась, что влюблена в другого и что у нее не было иного выбора для спасения семьи.
    Сейчас Хэвиленд уже не досадовал, что позволил одурачить себя как безусого юнца. Но и повторять подобную глупость не собирался.
    Рейн не особенно артачился, когда бабушка склоняла его жениться и обзавестись потомством, и вполне добровольно собирался вступить в брак по расчету, но только с тем условием, что сам выберет себе будущую супругу.
    Однако хочет ли он видеть в этом качестве Мадлен Эллис?
    Граф представил ее своей женой, вслушиваясь в свои ощущения. Пока она кажется ему наилучшим выбором. И если принять решение в ее пользу, то можно сразу прекратить дальнейшие поиски невесты.
    Но сможет ли он жить с этим бесповоротным решением?
    Посчитав, в конце концов, что да, Рейн вышел из танцевальной залы с намерением разыскать Мадлен Эллис и сделать ей предложение.

Глава пятая

    Не знаю, что меня больше шокирует, маман, — преследования Хэвиленда… или мое страстное желание поддаться его очарованию.
    Мадлен нашла себе убежище от захлестнувшего ее уныния в довольно необычном месте — в детской части дома.
    Большая комната, видимо, предназначена для уроков, судя по партам, детским книжкам и учебникам на полках. А рядом находились спальни, причем одна — для взрослого, вероятно для няни или гувернантки. Помещения недавно отремонтировали, а в одном из них стояла новая деревянная колыбель. Глядя на нее, Мадлен вспомнила, что Арабелла ожидает появления ребенка этой весной.
    Мадлен вернулась в классную комнату, поставила свечу на стол и растворила окно, чтобы впустить немного свежего воздуха. Было довольно прохладно, но душно из-за долго не открывавшихся окон.
    Комната напомнила девушке собственное детство, когда маман была еще жива. Какое это было прекрасное время… Мама учила их с Джерардом читать и считать, и находить на глобусе страны, где служил папа.
    Но ее родителей больше нет, а брат женился и начинает совершенно новую жизнь. И ей тоже нужно думать о своем будущем.
    Мадлен удобно устроилась у окна, куда струился мягкий лунный свет. Там внизу, за террасным парком, она знала, течет Темза. Запахи тоже напоминали дом — их ферма находится на берегу реки Челмер. Но снизу, из танцевальной залы снова донеслись звуки музыки, и это мгновенно разрушило иллюзию возвращения в родительский дом.
    Посещение бала было ошибкой: ничего, кроме расстройства, он не принес. Здесь, вдали от веселья, ей было легче не думать о том, что лучшая пора ее жизни уже проходит. Мадлен никогда не станет частью этого блистательного общества, изысканного и богатого.
    Да и не хотела она, по правде сказать. И не завидовала она кокетливым юным леди с их роскошными, дорогими платьями и модными прическами.
    Но все же, будь она среди них, Хэвиленд смотрел бы на нее иначе. Если бы у нее было элегантное платье и она могла бы позволить себе современную прическу…
    «Сейчас же прекрати», — строго отчитала себя Мадлен. Бесполезно горевать о своих стесненных обстоятельствах.
    Так же бесполезно мечтать о собственных детях, потому что она не приемлет замужества без любви. А найти мужа, любящего и любимого, в сложившихся обстоятельствах ей представлялось слишком уж маловероятным.
    — Я знаю, маман, если бы да кабы во рту выросли грибы… обойдусь как-нибудь и без грибов.
    — Так вот где вы прячетесь.
    Мадлен вздрогнула, услышав низкий голос Хэвиленда. Вскочив на ноги, она быстро обернулась к нему, невольно ахнув от восхищения.
    Глядя на его высокую мускулистую фигуру, воплощение мужественности, Мадлен подумала, что с появлением этого человека классная комната сразу стала казаться меньше. В руке он держал лампу и в ее золотистом свете выглядел невероятно притягательно. Белоснежный галстук так удачно контрастировал со смуглой кожей и волосами цвета воронова крыла.
    Он оглядел комнату и снова остановил взгляд своих прекрасных синих глаз на Мадлен.
    — Вы с кем-то разговаривали?
    Она вспыхнула. Ей не хотелось бы, чтобы кто-то знал, что она разговаривает с умершей матерью.
    — Я иногда думаю вслух, — промолвила девушка, найдя своей привычке приемлемое объяснение.
    Его, казалось, удовлетворил такой ответ. По крайней мере, он прекратил расспросы. Оставив свою лампу на столе рядом с ее свечой, Хэвиленд подошел ближе.
    Мадлен взглянула на него, и у нее перехватило дыхание.
    — Вы подвели меня, мисс Эллис. Я просил вас спасти меня от цепких девиц на выданье, а вы покинули беднягу на произвол судьбы.
    Это было сказано несерьезным, шутливым тоном. Но она не смогла ответить так же, от его близости ее остроумие улетучилось.
    — Вы не производили впечатление нуждающегося в помощи, — наконец выдавила Мадлен.
    — Но я нуждался, — сказал Рейн, кивая головой в сторону парт. — Детская? Любопытное вы выбрали место, чтобы спрятаться.
    Его случайное замечание кольнуло ее. Возможно, потому, что оно слишком близко подбиралось к ее потаенным мечтам.
    — Я не прячусь.
    — Да? А почему тогда вы здесь? Потому, что ваш наряд не соответствует последней моде? — спросил граф, оценивающе рассматривая ее лиловое платье. — Вы выглядите прекрасно, как по мне.
    Дыхание Мадлен сбилось от его пристального взгляда, но она заставила себя ответить.
    — Я уже говорила вам, что не люблю балов.
    — И я. Вообще не люблю мишуру и притворство высшего света. Вся эта легкомысленная праздность как пир во время чумы. Меня всегда поражало, насколько бомонд безразличен к той кровавой бойне, что происходит всего лишь по другую сторону Английского канала.
    Мадлен испытала прилив сочувствия Хэвиленду, на чью долю выпало так много войны и смертей.
    — Да и я не привыкла к праздности.
    — Конечно. Но вы не прислуга в этом доме, мисс Эллис. Вы гость, и это дает вам право развлекаться этим вечером.
    — Да, я знаю.
    Он ничего не сказал, продолжая изучать ее взглядом, как будто пытаясь увидеть что-то сокровенное.
    Время шло, и Мадлен начала чувствовать себя неуютно. Интересно, думала она, как он ее нашел? Да ведь он же профессиональный шпион!
    — А почему вы здесь, милорд? Вы должны ухаживать за своей будущей невестой.
    Он театрально поморщился.
    — Вот надо было вам напоминать!
    — Но вы сами говорили, что используете этот бал для поисков невесты.
    — Я полагал, что заслужил передышку. Но вы исчезли прежде, чем я смог пригласить вас на вальс.
    Этого она не ожидала.
    — Вы хотели пригласить меня на вальс?
    — Почему вас это удивляет? Вы намного более интересный партнер, чем те вертихвостки, с которыми я танцевал.
    Она смущенно глядела на него.
    — Я не танцую вальс, милорд.
    На его лице отобразилось любопытство.
    — Почему нет?
    — Не умею.
    — Это серьезный пробел в вашем образовании.
    Замечание графа задело ее.
    — Безусловно, но когда бы я могла научиться? Я работала компаньонкой, когда вальс пришел с континента, и у меня не было возможности нанять учителя танцев.
    И, смягчая тон, чтобы не быть такой сварливой, Мадлен добавила, улыбнувшись:
    — К тому же леди Тэлвин считала вальс вульгарным проявлением гедонизма.
    Хэвиленд посмотрел на нее чуть исподлобья.
    — Вы могли бы поиграть в вист. Там, в двух комнатах поставлены карточные столы для тех, кто не желает танцевать.
    Девушка покачала головой.
    — Это не очень уместно. Я отличный игрок в вист.
    Он недоверчиво улыбнулся.
    — Правда?
    — Я не хвастаюсь. Мы с леди Тэлвин много играли на воображаемые деньги, и она очень злилась, когда я поддавалась. Если я буду играть здесь, то, без сомнения, обыграю гостей леди Дэнверс, а это было бы неблагодарностью по отношению к ней.
    — Пожалуй, вы правы. Тогда, если вы не можете играть в карты, позвольте мне научить вас вальсу.
    — Здесь? — спросила она, вздрогнув.
    — А почему нет? Слушайте, даже музыка есть.
    Нежные звуки вальса действительно доносились сквозь открытое окно.
    — Давайте, — негромко сказал Хэвиленд. — Я вам сейчас покажу.
    Ее сердце бешено забилось, когда Рейн шагнул к ней вплотную. А когда он коснулся ее рук, затянутых в перчатки, она внутренне сжалась, будто боясь его прикосновений.
    Она, конечно, боялась не графа. Мадлен молча молилась, позволяя ему положить ее правую руку на свое плечо, а левую — сжать большой ладонью. Она боялась своей реакции.
    Ее обескураживало воздействие, которое Хэвиленд оказывал на нее. Ему достаточно было едва коснуться ее, и она сразу же лишилась самообладания. Девушка ощутила жар, исходящий от его тела, когда он положил ладонь ей на талию и придвинул ближе к себе.
    Но вместо того чтобы учить ее па, он оставался неподвижен. Рейн просто стоял, обняв ее и пристально глядя в глаза.
    Мадлен ждала, не в силах шелохнуться, а сердце заходилось у нее в груди. Она словно утонула в его сапфировых глазах. Его такое близкое физическое присутствие сминало ее чувства, а тело окутывалось его теплом.
    Ее взгляд скользнул ко рту графа, этому решительному чувственному рту, который подарил ей такое наслаждение вчера вечером… Боже, неужели это было только вчера?
    Непреодолимое желание поднималось в ее теле, требуя повторения того сокрушительного поцелуя. Жажда была такой настойчивой, что она впилась пальцами в его плечо, сминая ткань изысканного пиджака.
    — Нет, — прошептала она своей страсти. — Я не могу.
    В отчаянной попытке вернуть себе власть над чувствами она отпрянула от графа, освобождаясь из его объятий.
    — Я не хочу учиться вальсу или любому другому танцу, милорд.
    Ее решительные действия заставили графа отпустить Мадлен и разрушили чары, которыми он ее околдовал. Но, подаваясь назад, она забыла, что за спиной находится кресло, упершись в которое ее ноги подкосились в прямом смысле этого слова. Мадлен плюхнулась на мягкую подушку.
    Это падение сконфузило ее, но не так сильно, как пристальный взгляд Хэвиленда.
    Мадлен глубоко вздохнула, силясь овладеть собой. В висках у нее стучало, а голос срывался, когда она заговорила:
    — Пользуясь удобным случаем, хочу поговорить с вами, лорд Хэвиленд, о письмах Фредди Лансфорда.
    Внимательно посмотрев на нее, он уселся рядом.
    — Давайте поговорим.
    Мадлен сделала над собой усилие, чтобы не вскочить и не выбежать из комнаты. Но не такая уж она и слабачка.
    — Прошу, продолжайте, мисс Эллис. Я внимательно вас слушаю.
    В его голосе явно угадывалась ирония. Он вовсе не намерен был ее слушать. Но Мадлен все равно начала.
    — Я хочу помочь вернуть письма Фредди Лансфорда. Он вам не говорил об этом?
    — Да, он говорил, — сухо ответил Хэвиленд. — Так вы позволите мне сопровождать вас на суаре мадам Совиль во вторник вечером?
    — И как же, по-вашему, это поможет делу?
    — Это же очевидно. Мне как женщине легче будет проникнуть в спальню вдовы.
    — Не спорю, легче. Но я не хочу вмешивать вас в это дело.
    — Почему же?
    — Хотя бы потому, что если вас поймают, то обвинят в воровстве и упрячут в тюрьму.
    Но Мадлен заподозрила, что это только попытка напугать ее — Хэвиленд не допустил бы ее ареста.
    — Значит, я постараюсь, чтобы меня не поймали. Но даже если поймают, вы будете там и вмешаетесь.
    — Вас может опознать кто-нибудь из гостей вдовы, вы подумали об этом? И тогда конец вашей преподавательской карьере.
    Этого девушка не учла. Учитель не должен себя компрометировать, и ей нужно быть особенно осторожной, так как она находится на испытательном сроке. Но, с другой стороны, перед ней поставили задачу обучать французскому новаторским способом, чтобы максимально увлечь своих учениц.
    — У меня, будет официальная причина присутствовать на вечере, — рассуждала Мадлен вслух, — леди Дэнверс ее одобрит. Фредди говорил, что на суаре соберется много бежавших из Франции аристократов. И я могу объявить, что целью моего посещения является встреча с земляками матери, чтобы узнать от них о последних новостях и парижских модах. Мне это пригодится для моих уроков — такова идея Арабеллы.
    Хэвиленд недолго помолчал.
    — Это все не очень убедительно.
    — Так вы поедете один? — спросила она, теряя надежду.
    — Да, именно таков мой план.
    — Вы раньше бывали у мадам Совиль? Не будет ли подозрительным, что вы явились как раз тогда, когда она занимается шантажом вашего кузена?
    — Она, возможно, не знает о нашем родстве.
    — А если знает? Вы же не хотите спугнуть ее и дать ей возможность перепрятать письма?
    — У нее не будет времени это сделать.
    Мадлен собралась возразить, но он коснулся ее губ пальцами.
    — Поверьте мне, я справлюсь с мадам Совиль. И если бы мне нужна была помощь, я бы обратился к специалистам.
    Она отклонилась в сторону. Граф, видимо, думает, что этот интимный жест подавит в ней волю сопротивляться, и ей не следовало бы показывать свою слабость, отстраняясь от него. Но все же она решила не рисковать.
    — Я не сомневаюсь, — на этот раз ее тон стал сухим. — Видимо, от вашей предыдущей деятельности у вас осталось много знакомых такого рода.
    — Именно так.
    — И все же мое присутствие дало бы оправдание и вашему. Мадам Совиль не показалось бы это странным. Не пойму, почему бы вам не воспользоваться моей помощью.
    — Потому что я не хочу подвергать вас какому бы то ни было риску. Ваш отец осудил бы меня за это.
    — Мой отец тут ни при чем.
    — Он был бы рад моей заботе о вас.
    Мадлен подняла подбородок.
    — Мне не нравится, когда ко мне относятся как к хрупкой беспомощной дамочке, лорд Хэвиленд. Я не хрустальная.
    — Я никогда так и не думал.
    Недоверчиво фыркнув, Мадлен скрестила руки на груди, что, правда, привело к неожиданному результату: Хэвиленд перевел заинтригованный взгляд на ее декольте.
    Его глаза задержались там на мгновенье-другое, прежде чем он опять посмотрел ей в лицо.
    — Почему вы так упрямо настаиваете на том, чтобы пойти со мной?
    Мадлен выдержала паузу, не желая показать, как сильно ей хочется, чтобы он относился к ней как к равной. Это так унизительно — быть все время опекаемой. Она тоже хотела приносить пользу.
    — Потому что не люблю быть в долгу. Вы мне оказали щедрую услугу, поручившись за меня перед леди Дэнверс, и я бы хотела ответить вам добром на добро.
    — Вы окажете мне большую услугу, если не будете в это ввязываться.
    Он поднял руку, чтобы пресечь дальнейший спор.
    — Достаточно о письмах Фредди Лансфорда, мисс Эллис. Есть другое дело, которое я хотел бы обсудить.
    Мадлен возмутило его нежелание слушать ее, но она удержалась от протестов. Она не собирается сдаваться, просто будет умнее и пока оставит эту тему.
    — Хорошо. О чем вы хотели поговорить?
    — Я прошу вашей руки, мисс Эллис.
    Мадлен ошеломленно уставилась на него.
    — Согласны ли вы стать моей женой? — повторил Хэвиленд.
    Целая уйма противоречивых мыслей и чувств в один миг затопила ее сознание: недоверие, замешательство, эйфория, сомнение…
    Она сощурилась.
    — Вы подшутили надо мной, лорд Хэвиленд?
    — Ни в коем случае.
    — Нет, вы это, должно быть, несерьезно, — ее голос сорвался. — Вы хотите жениться на мне?
    На его лице не было и тени шутливости.
    — Уверяю вас, Мадлен, я абсолютно серьезен. Я хочу, чтобы вы стали моей женой и графиней.
    Да, он определенно не шутил, осознала сбитая с толку Мадлен. Вряд ли что-то могло ее потрясти больше, чем его предложение.
    Она открыла было рот, но, так и не найдя слов, закрыла его. В голове шумело.
    — Прошу вас, возьмите себя в руки, — сухо сказал Хэвиленд.
    В ответ Мадлен только смотрела на него во все глаза. Ей это не снится? Только что она жаловалась на недостаточное внимание с его стороны, а теперь он предлагает ей замужество?
    Она проглотила ком, пытаясь утихомирить бурю, бушующую в ее сердце.
    — Ваше предложение звучит совершенно неестественно, — выдавила она наконец.
    — В нем нет ничего неестественного. Мне нужна хорошо воспитанная жена, которая родит мне наследника. А вам нужен кто-нибудь, кто позаботится о вас. Этим браком мы убьем двух зайцев, как говорится.
    Ее сердце сжалось. Так вот в чем была причина его поразительного предложения. А вовсе не в симпатии, как ей хотелось верить.
    — Я против убийства зайцев, — сказала девушка, смутившись. — Почему люди желают смерти невинным существам…
    Он добродушно засмеялся.
    — Это же только фигура речи. Не уклоняйтесь от ответа. Вы выйдете за меня, Мадлен?
    Но она ответила вопросом на вопрос:
    — Почему вы делаете предложение мне? Вы можете выбирать из половины женского населения Англии.
    — Мне не нужна половина женского населения, мне нужны вы.
    — Почему?
    — Вы обладаете набором качеств, которые я хотел бы видеть в своей жене.
    — Назовите хоть одно.
    — Назову несколько. Я чувствую себя комфортно с вами, это для начала.
    Радость, которую Мадлен начала было испытывать, тут же улетучилась.
    — Комфорт — недостаточная основа для создания семьи.
    — Этого не так уж мало. Я не могу сказать ничего подобного о девчонках, которые до сих пор мне встречались. И вы не пытаетесь угождать мне, чтобы произвести благоприятное впечатление. Поверьте, я считаю это немалым достоинством.
    Мадлен, к счастью, уже оправилась от потрясения. Чем более разумными представали мотивы, движущие Хэвилендом, тем меньше она была склонна принять его предложение.
    — Я не верю, что вас покорили мои достоинства, — сказала она прямо. — Вы просто стремитесь погасить долг, который чувствуете перед моим отцом. Но вы его уже вернули, — если вообще были должны, — оказав мне помощь в трудоустройстве.
    Хэвиленд помедлил с ответом.
    — Да, я до сих пор чувствую себя должником вашего отца. Я обязан ему жизнью. Это долг, который я уже никогда не верну. Но я бы ни за что не руководствовался только этим в таком важном вопросе.
    — Я никогда не выйду замуж за человека, делающего предложение только из-за неуместного чувства долга.
    — И вы не должны отказываться только из-за неуместной гордыни.
    Признавая частичную правоту его замечания, Мадлен поджала губы.
    — Я не считаю мою гордость неуместной, — сказала она упрямо. — Вы рассматриваете меня как объект для милостыни.
    — Вы намеренно не хотите меня понять.
    — Я прекрасно вас поняла. Вы нуждаетесь в самке, которая произведет вам потомство.
    По лицу графа промелькнула тень раздражения.
    — Вы будете не только матерью моих детей, Мадлен, но и моей графиней. Со всеми привилегиями, которые влечет за собой титул.
    Мадлен вынуждена была признать справедливость его слов. Не было ли глупостью отказывать графу Хэвиленду? Ей делает предложение мужчина ее мечты, почему же она отвергает его?
    «Потому что не было речи о любви», — напомнила себе девушка. Ему нужен только наследник. И свое предложение он сделал бесстрастным, деловым тоном, а это и вправду уязвляло ее женскую гордость.
    Но с другой стороны, Хэвиленд мог дать ей детей, которых она так горячо желала. Сможет ли Мадлен отвергнуть столь заманчивое предложение? Еще каких-то пару дней назад она была бы счастлива иметь детей, но теперь ей хотелось большего, чем брак без любви, только ради потомства.
    «Я, наверное, сумасшедшая, если хочу большего, маман?»
    Вероятно, ей не стоит сразу отвергать такое соблазнительное предложение. Пожалуй, ей нужно время хорошенько все обдумать…
    Мадлен тряхнула головой, обуздывая свои разгулявшиеся мысли. Она опять ощутила твердую почву под ногами.
    — Я никогда не стремилась к титулам, лорд Хэвиленд. И я не жажду праздной жизни. По правде говоря, она претит мне, я привыкла зарабатывать на свое существование.
    — И я тоже. Это еще один довод в пользу того, что мы хорошо подходим друг другу.
    — Но есть множество доводов, что мы не подходим. Нас ждут частые ссоры и разногласия.
    — Меня это не беспокоит. Есть мужчины, которым нужны послушные жены, но я не из их числа.
    Граф мягко улыбнулся.
    — Смотрите на это как на сделку. Вы родите мне детей в обмен на материальное обеспечение.
    Ее нахмуренный лоб, наверное, выразил всю степень неприятия сказанного.
    — Это очень хладнокровный взгляд на супружество. Хэвиленд пожал могучими плечами.
    — У нас будет обычный брак по расчету. Не мы первые, не мы последние.
    — В вашей семье — возможно, но в моей так не принято.
    Мадлен продолжала, не давая ему времени ответить:
    — Вы можете выбрать любую леди, которая родит вам наследника, милорд. И даже, я слышала, уже выбрали. Фредди Яансфорд рассказывал мне, вы сватались к Розлин Лоринг этим летом?
    — У Фредди язык без костей, — сказал Хэвиленд, недовольно поморщившись.
    — Да, верно. Он говорил, что вы за ней ухаживали. Ходили слухи, что вы сделали ей предложение. Это правда?
    — Да.
    — Но она отказала? Почему?
    — Потому что между нами не было любви. Она, вообще-то, была безумно влюблена в Ардена.
    Хэвиленд сосредоточенно посмотрел на Мадлен.
    — В этом ваше перед ней преимущество — вы не влюблены в другого, так ведь?
    Тон его был поразительно твердым, почти требовательным, и это смутило Мадлен. Но она все же спокойно ответила:
    — Нет, не влюблена.
    — Тогда не вижу проблем.
    Она закатила глаза.
    — Проблема, милорд, в том, что я тоже не желаю вступать в брак без любви.
    Не дождавшись от Хэвиленда ответа, Мадлен перевела взор на него.
    — Я по-прежнему не верю, что вы хотите на мне жениться. Если это не милостыня, то вы просто сделали это предложение необдуманно.
    — Может быть. Я руководствовался интуицией, а она меня в последние годы не подводила.
    — Но в этом случае она вас подвела. Признайте, у вас ведь нет желания жениться на мне.
    Он усмехнулся.
    — Я признаю, что вы окажете мне неоценимую услугу, приняв мое предложение. Я смогу прекратить дальнейшие поиски, и мне не нужно будет более терпеть этих скучных и льстивых девиц на выданье.
    Она хохотнула.
    — Так вот в чем дело!
    — Ну, я пошутил.
    — А я нет.
    — Скажите, почему вы не хотите выйти за меня? — настаивал он.
    Мадлен вздрогнула. Не то чтобы она не хотела замуж за Хэвиленда. Совсем наоборот, он обещал ей будущее, о котором она не смела даже мечтать. Но, в то же время, в этом таилась огромная опасность. Слишком неравный брак — простая бедная девица не первой молодости и красивый харизматичный граф, отвергающий любовь, — ничего кроме несчастья и сердечной боли в таком союзе ее не ждет.
    Сама она уже была безумно влюблена в Хэвиленда. Мадлен никогда раньше не встречала мужчину, который бы возбуждал в ней такую страсть. Если бы она могла свободно выбирать из всех мужчин земли, она, ни секунды не раздумывая, выбрала бы его. Он был настоящий герой: отважный, сострадательный, великодушный, умный и такой очаровательный… С первой их встречи он пленил ее мысли и чувства.
    В этом-то и заключалось препятствие. Она слишком влюблена в него, чтобы примириться с отсутствием взаимности.
    Хэвиленд, заметив ее дрожь, закрыл окно, ожидая, когда девушка соберется с мыслями.
    Мадлен была благодарна за его предупредительность, хотя холод, обдававший ее сердце, исходил отнюдь не из открытого окна детской.
    Но когда она заговорила, ее тон уже был достаточно непринужденным.
    — Я идеалистка — хочу, чтобы в моей семье была любовь.
    — По моему опыту, любви придают слишком много значения, — сказал граф холодно.
    Да, ему, возможно, не нужны такие сантименты, как любовь. Но ей нужны, очень нужны!
    Она, конечно, понимала, что ей вряд ли выпадет счастье испытать то возвышенное чувство, которое связывало ее родителей. И была готова мириться с его отсутствием в своей жизни. И все же, если Мадлен выйдет замуж за Хэвиленда, это навсегда лишит ее даже слабой надежды на чистую, взаимную любовь. Она пока не могла решиться поставить крест на своей мечте.
    Но девушка не собиралась посвящать его в свои сокровенные переживания.
    — Вы должны также перечислить мои недостатки, — сказала она вместо этого. — Начнем с того, что я слишком невоздержанна в высказываниях.
    Рейн, похоже, был готов к такому повороту беседы.
    — Меня это не смущает. По правде сказать, мне ваша прямота так же по душе, как и ваша честность.
    Мадлен, действительно, была с ним откровенна, считая, что немного для него значит. Но теперь она ощущала неловкость.
    — И я для рас слишком некрасива, милорд. То, что вы делали предложение герцогине, только подтверждает это. Вы мужчина, и в супруге вам необходима женская привлекательность.
    — Вовсе не обязательно. Красота может стать причиной ревности и соперничества. Я намного выше ценю преданность.
    Хотя она понимала, что граф не вкладывал в эти слова пренебрежительного смысла, ее передернуло. Отведя взгляд, Мадлен сварливо проворчала:
    — Если вам нужна преданность, купите себе собаку.
    Граф не засмеялся и даже не улыбнулся, вопреки ее ожиданиям. Вместо этого он нежно взял ее за подбородок и заглянул в глаза.
    — Вы не очень высокого мнения о своей привлекательности, правда?
    Он, походке, читал ее мысли, и это лишало девушку присутствия духа.
    — Не вижу смысла заниматься самообманом.
    Взгляд Хэвиленда потеплел.
    — Возможно, вы и не являетесь сногсшибательной красоткой, но и дурнушкой вас не назовешь. А ваш живой нрав с лихвой восполняет все недостатки.
    Хэвиленд, видимо, пытался подбодрить Мадлен, но его слова жестоко ранили ее. Несмотря на то, что в них была одна лишь правда — она никогда не была и никогда не будет красавицей.
    Скрывая обиду, девушка ответила деланно беззаботным тоном:
    — А сейчас кто льстит?
    Но его ответ был серьезным:
    — Я бы никогда не стал оскорблять вас ложными похвалами, зная, что вы их так же не терпите, как и я.
    Она вздохнула.
    — Нет смысла продолжать этот разговор, лорд Хэвиленд. Я благодарна вам за ваше великодушное предложение, но вынуждена его отклонить.
    Он помолчал.
    — И вы не хотите даже обдумать его?
    — Нет.
    Она не позволит себе надеяться, ибо это принесет одни лишь разочарования.
    — Все же прошу вас поразмыслить над моим предложением, оно будет некоторое время в силе, и вам нет необходимости принимать решение прямо сейчас.
    — Пока вы не найдете кандидатуру, прельщающую вас больше, чем я, — пробормотала Мадлен, не в силах сдерживать переполнявшую ее горечь.
    Хэвиленд посмотрел ей прямо в глаза.
    — Ставлю вас в известность: меня прельщаете вы.
    — Правда, что ли? — ее скептицизм граничил с сарказмом.
    — Правда, — спокойно ответил он. — Вы не учли одно из главных ваших достоинств.
    — Какое?
    — У вас потрясающее тело.
    Ее сердце чуть не выпрыгнуло из груди. Она нечаянно встретилась с графом глазами.
    — Откуда вы это знаете?
    — А я видел вас в ночной рубашке, помните?
    — Но у меня очень закрытая рубашка.
    — Тогда скажу иначе. Я чувствовал вас в ночной рубашке.
    Мадлен не знала, радоваться ли такому комплименту. По крайней мере, Хэвиленд, казалось, был искренен.
    — Я бы все-таки предпочла, чтобы главным моим достоинством был мой разум, — наконец пробормотала она.
    Он улыбнулся своей ленивой, обворожительной улыбкой, которая всякий раз неизменно околдовывала ее.
    — Поверьте, ваш ум я также очень высоко ценю.
    Впрочем, она не настолько глупа, чтобы поверить, будто он хочет ее.
    Мадлен выпрямила спину, готовясь сопротивляться его обезоруживающей улыбке.
    — Причину вашей настойчивости, лорд Хэвиленд, я вижу в вашем нежелании примириться с тем, что я отказываю вам, богатому и красивому графу. Вы привыкли легко покорять женщин. Но легко покоряться не в моем характере.
    — Я бы очень удивился, если бы было иначе. И вы можете звать меня по имени… Рейном.
    Она напряглась от того, что он коснулся ее руки.
    — Я не желаю такого сближения с вами.
    — А я желаю. И обычно добиваюсь своего, милая Мадлен.
    Его взгляд потеплел от улыбки и еще от чего-то, чему она не могла подобрать названия. Ей показалось, что это… желание.
    Но она, наверное, ошиблась. Или не ошиблась, и он подделал такое выражение, чтобы сломить ее решимость противостоять его уговорам. Так или иначе, но этот прием был чрезвычайно действенным.
    Еще более действенным оказался его поцелуй, когда он поднес ее руку к губам и прижался к ее пальцам. Даже сквозь тонкую кожу перчатки она ощутила его тепло.
    — Я считаю вас необыкновенной женщиной, — тихо вымолвил граф. — И я очень сильно желаю вас.
    А Мадлен отчаянно желала вырвать свою руку и не находила в себе сил — она лишилась их от его легкого прикосновения. А когда другой рукой Рейн обнял девушку за плечи, ее часто стучавший в висках пульс зашелся бешеным галопом.
    — Вы не желаете меня, лорд Хэвиленд, — запротестовала она срывающимся голосом. — Вы просто пытаетесь склонить меня принять ваше предложение.
    — Конечно, я пытаюсь склонить.
    Он оставил руку Мадлен и легко провел тыльной стороной пальцев по ее щеке.
    — Желаю ли я вас? Думаю, мне нужно просто показать вам это.
    Она подалась назад, но это было бесполезно. Хэвиленд склонил голову и накрыл ее губы своими, обдавая жаром и захватывая ее рот в свое полное владение.
    Мадлен затрепетала, ощутив его пьянящий поцелуй… теплые, искусительные движения, медленное проникновение языка. Лаская ее собственный, сплетаясь с ним, он наполнял девушку желанием.
    Его дурманящие прикосновения быстро возбуждали ее, как он того и добивался. Встревоженная его успехом, Мадлен предприняла последнюю попытку сопротивления. Она уперлась ладонью в его грудь, ощутив под покровами дорогих одежд сталь мускулатуры.
    Неожиданно ее протест привел к тому, что Хэвиленд прекратил поцелуй, поднимая голову.
    — Этот поцелуй, — с трудом выговорила она, — только подтверждает, что вы мастер приводить женщин в трепет.
    — Я привел вас в трепет, дорогая?
    — Да, привели… черт вас побери!
    — Но ведь я только начал.
    Голос его звучал игриво, но в глазах пылала страсть.
    — Лорд Хэвиленд… вы не сможете меня соблазнить…
    — Смогу, любовь моя.
    Он обхватил ладонью ее затылок, касаясь пальцами чувствительной кожи шеи.
    — А теперь молчите и не мешайте мне целовать вас как следует.
    Он наклонил голову и прижал свои губы к ее рту плотнее, проникая все глубже. Ощутив обжигающий шквал наслаждения, обрушившийся на нее, Мадлен перестала дышать. Он пылко и ненасытно впивал ее, его язык выпрашивал, дразнил, овладевал.
    Этот потрясающий поцелуй длился целую вечность. Ее голова затуманилась блаженством. Мадлен лишь неясно осознавала, Что он обнял ее, а она судорожно впилась пальцами в его мощные плечи, удерживаясь, чтобы не утонуть в водовороте восхитительных ощущений, в который он ее погружал.
    И она заметила, что он расстегнул крючки платья у нее на спине, только когда граф завершил свой захватывающий дух поцелуй и поднял голову.
    — Ах, милая Мадлен, как же вы могли сомневаться в своих колдовских чарах?
    Оглушенная и задыхающаяся, она открыла глаза.
    — Как прекрасны ваши глаза, — прошептал он хрипло, глядя потемневшим от страсти взором ей в лицо.
    — И я никогда не видел таких манящих губ…
    Склонив голову, он легко коснулся ее губ своими.
    — И ваша грудь…
    Граф сдвинул лиловый креп лифа ее платья с плеч, обнажив нижнее белье. Прежде чем она смогла возмутиться его наглыми действиями, он потянул край корсета вниз, освобождая ее полные перси и выставляя напоказ ничем не прикрытые соски.
    Кожа Мадлен слегка зарумянилась под жарким взглядом Рейна, пожирающим ее нагое тело.
    — Ваша грудь необыкновенна, — прошептал он перед тем, как рука его последовала взгляду.
    Она почувствовала ласку его пальцев, скользнувших от шеи вниз к налитой плоти, и стыдливая дрожь пробежала по телу девушки, когда она поняла его намерение.
    Он обхватил ладонями ее груди, его прикосновения были шокирующе самоуверенными, неприкрыто собственническими.
    Мадлен задохнулась от остроты ощущения, пронзившего ее тело. Его большой палец круговыми движениями ласкал ее сосок, заставляя его твердеть от возбуждения. Затем, отклонив ее назад и поддерживая рукой, Рейн захватил его алчущим ртом.
    Мадлен шумно вздохнула и выгнулась на его руке, предоставляя языку графа полную власть ласкать, дразнить, играть. Ее тело отозвалось дрожью каждой клетки, каждого нерва, а в лоне, в самом средоточии ее женского существа, медленно разгорался пожар страсти.
    В следующее мгновение он оставил эту грудь, чтобы обратиться к другой, сперва осыпая ее поцелуями, а затем ласково овладевая соском. Орудуя губами и языком, он поочередно то покусывал, то успокаивал ее упругую, чувствительную плоть.
    Нежная настойчивость его искусительного рта вскоре заставила Мадлен трепетать от желания. Она уже не могла сопротивляться вожделению, которое он в ней разжег. Девушка всецело отдалась ласкам, приносящим жаркое наслаждение. Выгибаясь навстречу его ищущему рту, она погрузила пальцы в его волосы, притягивая голову графа ближе в отчаянной попытке утолить жажду, иссушавшую все ее существо.
    Неожиданно Хэвиленд оторвался от ее груди.
    — Проклятие, — пробормотал он еле слышно, — что это со мной?
    Он подался назад, глядя на нее так, будто только сейчас осознал, что уже наполовину раздел ее. Мадлен дрожала так сильно, что он должен был продолжать поддерживать ее рукой.
    Сквозь лихорадочное возбуждение она едва могла различить, что граф прекратил свои греховные ласки, но в следующее мгновение ее охватило острое осознание непристойности своего вида. Она, будто настоящая развратница, подставляла его взору вздымающуюся в прерывистом дыхании голую грудь, бесстыже раскинувшись на сиденье в полусорванных одеждах.
    Лицо ее запылало еще сильнее, когда он произнес:
    — Совсем голову потерял от ваших чар.
    Его голос звучал подавленно, он, видно, и вправду укорял себя за то, что потерял над собой контроль.
    — Или я остановлюсь, или забуду, что я джентльмен, и возьму вас здесь и сейчас.
    Неожиданно Мадлен ощутила разочарование, которое сменилось досадой на саму себя. Как же так — ее разочаровывает то, что Хэвиленд не стал совращать ее далее?
    Потрясенная, она села прямо, дрожащими руками стараясь вернуть корсет на место. Когда тот наконец скрыл ее грудь, Мадлен поспешно натянула на плечи платье, чтобы придать себе благопристойный вид. Но когда девушка собралась подняться с кресла, Хэвиленд остановил ее, взяв за плечо.
    — Позводьте мне помочь вам застегнуть платье. — Ей трудно, было бы сделать это самой, поэтому она покорно повернулась спиной и дала ему застегнуть крючки. Но как только он управился с последним, Мадлен отскочила на безопасное расстояние. Она стояла посреди комнаты, пытаясь выровнять свое бушующее дыхание и придать себе хоть какое-то подобие самообладания.
    Хэвиленд, к счастью, не последовал за ней, оставшись сидеть подле окна.
    Он молчал, и Мадлен обернулась взглянуть на него: граф был занят приведением в порядок бриджей, разглаживая подпертую изнутри ткань. При этом на его лице застыла гримаса страдания.
    Заметив ее взгляд, Рейн смущенно улыбнулся.
    — Если вы сомневались в своем очаровании, то вот вам подтверждение.
    Да, она явно возбуждала его, от чего ее щеки запылали еще жарче.
    — Так вы принимаете мое предложение? — спросил он, пользуясь моментом.
    Он шутит? Мадлен повернулась и уставилась на него. Он, правда, думает, что она так легко сдастся? Хэвиленд пытался соблазнить ее, пользуясь своей властью над ней, и тем самым склонить ее принять предложение. Но она не такая бесхребетная, как он думает.
    — Вам лучше вернуться на бал, милорд, пока вас не хватились, — сказала она бесстрастно.
    — Меня зовут Рейн.
    — Хорошо, Рейн. Вы соблаговолите уйти?
    — Да, но при одном условии.
    Она взглянула на него настороженно.
    — Что за условие?
    — Вы согласитесь хотя бы обдумать мое предложение.
    Внутри нее все взбунтовалось. Хэвиленд определенно мастер манипулировать людьми. Да, он не оставит попыток соблазнить ее до тех пор, пока она не уступит… или не сделает вид, что уступила.
    Скрывая раздражение, Мадлен наклонила голову и задумчиво на него посмотрела.
    — Возможно, я обдумаю ваше предложение. По крайней мере, прямо сейчас я его не отвергну. Но тогда с моей стороны тоже будет условие. Вы позволите мне сопровождать вас на прием к мадам Совиль и помочь Фредди.
    Взгляд Хэвиленда стал пристальным.
    — Фредди был прав, вы — хваткая дамочка.
    — Я этого никогда не отрицала, — заметила она любезно.
    Он слегка улыбнулся.
    — И вы истинная дочь своего отца, Мадлен. Но ваше условие трудно принять.
    — Это комплимент, лорд Хэвиленд. Вы можете обращаться ко мне «мисс Эллис».
    Так как он все еще не был склонен впутывать ее в это дело, она подытожила:
    — Вы возьмете меня с собой во вторник и позволите действовать. Кто знает, может, я стану хорошим сообщником. Как минимум, я могу отвлечь внимание мадам Совиль, пока вы будете обыскивать ее спальню. Взамен я обязуюсь тщательно обдумать ваше предложение выйти за вас замуж.
    — Хорошо, — сказал он наконец.
    — Значит, по рукам?
    — Да.
    Хэвиленд встал и медленно шагнул в ее сторону.
    — Но я требую еще один поцелуй — скрепить нашу сделку.
    — Нет!
    Мадлен выставила перед собой ладони, отступая назад, и он остановился в нерешительности.
    — Ни в коем случае!
    Она не позволит ему дотронуться до себя. Она все еще ощущала на губах жар его поцелуев, а в груди еще не угас трепет от его наглых ласк.
    — Лорд Хэвиленд, прошу вас, уходите, — повторила она более настойчиво. — Восторженные поклонницы жаждут вашего внимания.
    Он ухмыльнулся.
    — Безусловно, вы правы.
    Мадлен показалось, что он вполне доволен достигнутым успехом. Хэвиленд еще раз окинул ее красноречивым взглядом, прежде чем забрать свою лампу со стола и удалиться.
    Затаив дыхание, она смотрела на его стройную фигуру, пока он не скрылся за дверью. Волнение вновь овладело ею, она поднесла пальцы к охваченным жаром губам. Хэвиленд оставил ее возбужденной и разгоряченной. Но хуже было то, что она дала ему повод думать, будто бы своим нажимом он может заставить ее принять предложение.
    Было, несомненно, ошибкой оставлять этот вопрос нерешенным. И, пожалуй, промахом было добиваться его согласия принять ее помощь во вторник. Чем меньше у нее дел с Хэвилендом, тем лучше, так как в его присутствии способность девушки сопротивляться становится ничтожно малой.
    Она не должна ему уступать, какими бы обезоруживающими ни были его ласки. И как бы настойчиво чувственные инстинкты ни подталкивали ее сдаться в его власть.
    Капитуляция сделает ее сердце таким уязвимым. Но, кажется, ее решимость слишком запоздала, ибо, — Мадлен должна была себе в этом признаться, — она уже безнадежно в него влюблена.

Глава шестая

    Даже простое пребывание рядом с Хэвилендом возбуждает, маман, и это не сулит ничего хорошего моей решимости отвергнуть его предложение.
    «Ты не влюблена, — твердила себе Мадлен на протяжении следующих нескольких дней. — Невозможно влюбиться так скоро в человека, которого ты почти не знаешь».
    «Это очень даже возможно, дорогая, — настаивала маман в ответ. — Я влюбилась в твоего папа всего за пару дней».
    Мадлен старалась не замечать этих возражений. Какими бы ни были ее чувства к Хэвиленду, несомненно, правильнее отклонить его предложение.
    Это, конечно, совсем не значило, что она могла заставить себя не думать о нем днями напролет. А ночью чувства и вовсе захватывали ее в свою власть без остатка. Хэвиленд и раньше заполнял собой ее сны, а после бала они стали изматывающе реалистичными.
    Но, просыпаясь, Мадлен твердо знала, что он не станет ее мужем, если только она не хочет на всю жизнь связать себя союзом, похожим на деловой контракт.
    Однако с другой стороны, она признавала, что такое важное решение нельзя принимать в спешке, без тщательного всестороннего рассмотрения.
    Правда, текущие заботы частично отвлекали ее от этих сложных переживаний. Мадлен прилагала все силы, чтобы сосредоточиться на новых обязанностях преподавателя в пансионе для благородных девиц Фримантл. Попутно она обустраивалась в Дэнверс-холле — своем временном прибежище, где она останется до окончательного решения своей судьбы.
    Арабелла была чрезвычайно доброжелательна во время экскурсии по владениям пансиона, которую она устроила Мадлен в субботу утром. Прежде всего, они встретились с мисс Джейн Карузерс — элегантной дамой средних лет, заведующей ежедневным распорядком в учебном заведении, и недавно принятой на работу учительницей миссис Пенелопой Мелфорд — пожилой жизнерадостной вдовой.
    Обе дамы отнеслись к Мадлен весьма дружелюбно, причем Арабелла уверила ее, что и отсутствующая учительница также будет рада ее появлению в коллективе.
    Мадам Бланшард, моя добрая подруга, сейчас в отъезде, — сказала она. — Но я буду рада вас познакомить, как только она вернется. Я уверена, Тесс вам очень понравится.
    Во время обхода помещений и дворов пансиона, Арабелла постепенно посвящала Мадлен в установившиеся порядки.
    — Наша школа размещается на территории бывшего загородного поместья. Большая часть занятий проходит в здании главного особняка, но у нас есть и другой, чуть меньших размеров, зато представляющий собой типичный образец резиденций в лондонском районе Мейфэр: с большой гостиной и залой для балов. Кроме того, в нашем распоряжении находятся собственная конюшня и парк экипажей, а также дортуар для учениц, пребывающих здесь в течение всего учебного года, — таких у нас большинство. Поскольку отсюда недалеко до Лондона, мы посещаем театры и оперу, что способствует эстетическому воспитанию пансионерок и прививает им умение вести себя в обществе.
    — Вы говорили, ваша сестра Лили сейчас находится в свадебном путешествии? — спросила Мадлен.
    — Да, она будет отсутствовать еще две-три недели, так что Пенелопа Мелфорд пока взяла на себя ее обязанности. А вы, Мадлен, замените Розлин. Полагаю, она уже высказала вам свою благодарность на балу. Розлин настоящая учительница, хотя по ее внешнему виду, возможно, этого и не скажешь. Она очень не хотела оставлять своих воспитанниц, но правительственная служба ее супруга» герцога Ардена, требует их присутствия в Лондоне почти круглый год. Так что сестра не сможет больше преподавать, как бы ей того ни хотелось.
    Мадлен очень понравилось все, что она увидела, а когда они закончили и вернулись в главный особняк, ученицы уже позавтракали и начался класс миссис Мелфорд по искусству вести беседу.
    Вдова обладала врожденным шармом, который делал ее занятия чрезвычайно увлекательными. Мадлен постаралась не отстать от нее, когда по окончании урока Арабелла представила ее воспитанницам.
    Поначалу барышни проявили только лишь вежливое внимание, но когда им стало известно о французских корнях Мадлен, они с живейшим интересом засыпали ее разнообразными вопросами. Это было не только хорошим стартом во взаимоотношениях с ученицами, но и подсказывало Мадлен, какие методы использовать на занятиях, которые должны будут начаться в понедельник.
    По возвращении в Дэнверс-холл Мадлен посвятила остаток дня приготовлениям к первому уроку французского языка, что тут же выявило несовершенство справочной литературы, оказавшейся в ее распоряжении.
    В воскресенье она посетила службу в сельской церкви, после чего была приглашена на ленч к мисс Карузерс и миссис Мелфорд, за которым коллеги обсудили значение предстоящих занятий Мадлен.
    — Мы полагаем, мисс Эллис, — поясняла Джейн Карузерс, — что обучение правильному произношению иностранного языка помогает также улучшить качество родного, а хорошее владение английским дает молодым леди больше возможностей обустроить свою судьбу в высшем свете или, по крайней мере, избежать обвинений в необразованности и некультурности.
    — Да, я понимаю, — сказала Мадлен. — Совершенно с этим согласна. Но я надеюсь раздобыть учебник получше, чем тот, по которому сейчас занимаются ученицы.
    Мисс Карузерс кивнула.
    — Это хорошая мысль. Могу порекомендовать книжный магазин Хэтчарда в Лондоне. У них прекрасный выбор, пожалуй, лучший в городе. И, само собой разумеется, пансион профинансирует приобретение учебных пособий.
    Мадлен была очень рада познакомиться с новыми коллегами, но до конца дня она была предоставлена самой себе, так как лорд и леди Дэнверс уехали утром в Лондон. Время до чая она скоротала за написанием письма брату, в котором рассказала о неожиданных переменах в своей жизни, в частности, о новой работе.
    Однако несмотря на эти занятия, мысль о лорде Хэвиленде не шла у нее из головы. Мадлен не получала никаких известий ни о нем, ни о Фредди Лансфорде весь уик-энд и не знала, радоваться этому или огорчаться.
    После обеда все же от Рейна пришло короткое письмо, в котором он подтверждал свое согласие взять ее с собой к мадам Совиль во вторник вечером. Мадлен с посыльным передала графу записку: она просила перед суаре вдовы посетить магазин Хэтчарда, чтобы купить учебники для уроков французского в пансионе.
    Ее радовала предстоящая поездка в Лондон. До сих пор она вела довольно замкнутый образ жизни, воспитываясь на сельской ферме, а затем в течение долгих лет работая компаньонкой богатой отшельницы. Похищение писем из-под носа вдовы-шантажистки рисовалось Мадлен увлекательным приключением. Ей никогда раньше не доводилось участвовать в чем-либо подобном. А то, что ее партнером в этом предприятии будет Хэвиленд, легендарный шпион, обещало сделать авантюру незабываемой. Предвкушение этой поездки немного успокаивало ее нервозность по поводу завтрашнего первого урока.
    Правда, когда во второй половине дня в понедельник к ней явились оба джентльмена, ее нервы опять натянулись до предела. Мадлен с крайним неудовольствием отметила, что ее сердце дико забилось в ту самую секунду, как Хэвиленд вошел в комнату, где она, склонившись над картой Парижа, готовила свой следующий урок.
    И все же девушка не могла оторвать глаз от вошедшего графа, осознавая, что все это время жила ожиданием встречи с ним.
    «Я страдаю от тяжелейшей формы безрассудной любви, маман», — молча жаловалась Мадлен, приглашая посетителей усаживаться в кресла возле камина.
    Несмотря на твердую решимость преодолеть это наваждение, она не могла сосредоточиться на том, что говорит ей Фредди Лансфорд. А тот тараторил извинения за то, что не давал о себе знать, оправдываясь своим отъездом в Лондон.
    Когда Хэвиленд заговорил о том же, она отметила, что смотрит на его рот и вспоминает ощущения, которые испытывала от его поцелуев. А затем, глядя на его сильные руки, — их нежные прикосновения в ту ночь, в детской Дэнверс-холла…
    — Так что, мисс Эллис, — встрял Фредди, — вы уже сегодня преподавали?
    — Да, — Хэвиленд поддержал вопрос, — как прошел ваш первый урок французского?
    Вспыхнув, Мадлен спустилась с небес на землю.
    — Вроде бы неплохо. Мы совершали воображаемый визит к парижским модисткам. Завтра планирую включить в наш маршрут посещение исторических мест города.
    Хэвиленд поднял бровь.
    — А вы бывали в Париже?
    — Нет, но многие соотечественники матери возвращались туда в период Реставрации после поражения Наполеона, так что я слышала достаточно рассказов, чтобы ощутить дух города. К тому же, вы сами знаете, многие английские аристократы посетили Париж после окончания войны. Как следствие, местные модные магазины испытали сильное французское влияние. Я предполагаю направить этот интерес учениц в русло совершенствования грамматики и произношения.
    Как раз в это время появился Симпкин с подносом, уставленным чайными чашками. Как только он покинул помещение, Мадлен перевела разговор на то, что сейчас занимало ее больше всего.
    — Признаться, до того как я получила вашу депешу, лорд Хэвиленд, у меня оставались опасения, что вы перемените свое намерение взять меня с собой во вторник.
    — Нет, я счел ваши соображения резонными. У вас есть не вызывающий подозрений предлог для посещения салона мадам Совиль: встретиться и побеседовать с земляками для пользы ваших уроков. И цель моего присутствия там как сопровождающего вас лица будет выглядеть вполне правдоподобно.
    Легкая улыбка тронула губы Хэвиленда.
    — Кроме того, мисс Эллис, не забывайте, что у нас сделка. Я выполняю свои обязательства и жду от вас того же.
    Поморщив нос, Мадлен сказала:
    — Я не отказываюсь от своих обязательств.
    Фредди озадаченно переводил взгляд с Мадлен на графа и обратно, но Хэвиленд, не обращая на него внимания, принялся рассказывать, что недавний визит в Лондон имел целью уточнение некоторых деталей его плана.
    — Мне удалось встретиться со знакомыми мадам Совиль и выяснить программу предстоящего вторника. В семь часов состоится поэтический вечер, а по окончании — ужин.
    — Мы явимся без приглашения?
    — Да, чтобы о нашем визите вдова не знала заранее. Она не успеет перепрятать письма в том случае, если мое появление вызовет у нее какие-либо подозрения.
    — К которому часу я должна быть готова?
    — Я заеду за вами в три, и мы сразу отправимся в Лондон. Таким образом, у нас будет время посетить книжный магазин, о котором вы мне писали. А по пути обсудим детали нашего плана.
    — Мисс Эллис, вы получите хорошую премию, если все пройдет как надо, — ввернул Фредди.
    — В премии нет никакой необходимости, — ответила Мадлен.
    Возможность хоть частично отплатить Хэвиленду за его великодушную помощь была уже сама по себе достаточной наградой. А предприятие с похищением писем его кузена обещало внести разнообразие в ее довольно бедное событиями существование.
    Девушку, правда, несколько беспокоило то, что придется провести столько времени наедине с Хэвилендом, но в остальном она с удовольствием предвкушала завтрашнюю поездку.
* * *
    На следующий день Рейн появился точно в условленное время и, подсаживая Мадлен в карету, похвалил ее за пунктуальность.
    — Я боялась, что вы уедете без меня, если я не буду готова к трем, — ответила она, устраиваясь на мягком сиденье графского экипажа.
    — Это еще одно доказательство того, что мы хорошо подходим друг другу — мы оба ценим время.
    Она криво улыбнулась.
    — Я предполагала, что вы используете эту поездку, чтобы продолжить давить на меня. Только не думала, что начнете с первой минуты, милорд.
    — Меня зовут Рейн, не забыли?
    — Да… Рейн. У вас довольно странные требования к жене. Если вам так нужна пунктуальность, то не лучше ли нанять секретаря, который будет соблюдать ваше расписание с точностью до минуты?
    — У меня уже есть секретарь, ведущий дела в Палате лордов. Но, увы, он не в состоянии обеспечить меня наследником.
    Мадлен засмеялась.
    — Это, действительно, его серьезный недостаток.
    Рейн внимательно посмотрел на нее.
    — А как насчет вас, дорогая? Я до сих пор не знаю вашего отношения к детям.
    — Что вы имеете в виду? — спросила она недоуменно.
    — Хотите ли вы иметь детей?
    — Да, конечно, я хочу детей. Но только от любимого мужа, — ответила она без колебаний.
    — Я так и предполагал, — серьезно вымолвил Хэвиленд, не обращая внимания на ее уточняющую оговорку. — Об этом говорит готовность, с которой вы принялись за обучение девочек, да и ваша предыдущая работа по уходу за лежачей больной требовала от вас терпения и заботы.
    — Мы, кажется, собирались обсудить подробности вашего плана? — сказала Мадлен, явно пытаясь перевести разговор на другую тему.
    Рейн ухмыльнулся, понимая ее увертку, но все же ответил.
    — План в общих чертах прост. По прибытии в салон мадам Совиль я при первой же возможности проникну наверх, в ее комнаты, и обыщу их на предмет писем.
    — Но я по-прежнему уверена, что мне было бы легче проскользнуть в ее спальню незамеченной.
    — Возможно. Но я не хочу вас в это вмешивать.
    Мадлен насмешливо посмотрела на него.
    — А может, вы не хотите моего участия, потому что я женщина?
    — Не совсем так, — ответил Рейн.
    Он был не против привлечения к службе женщин-агентов, если они были достаточно подготовлены и могли хорошо справиться с поставленной задачей. Те из них, с кем он имел дело, были настоящими мастерами шпионажа, хладнокровными и безошибочно действующими.
    — Я не люблю привлекать к работе гражданских.
    — Гражданских?
    — Непрофессионалов.
    Мадлен насупилась.
    — Вы боитесь, что я недостаточно смелая.
    — Нет.
    Дело было совсем не в этом. Что касалось смелости, Мадлен стоила десятерых.
    — Я нисколько не подвергаю сомнению вашу отвагу, дорогая моя. Я, без преувеличения, был восхищен тем, как вы разобрались с бароном Эккерби. Просто вы не обладаете нужными навыками и опытом для подобной работы.
    Мадлен недоверчиво глянула на него.
    — А, может, вы осторожничаете потому, что я дочь вашего друга?
    Отчасти это было так. Он стремился оградить ее ото всех опасностей, в том числе и потому, что чувствовал за нее ответственность.
    — Согласитесь, ваш отец не одобрил бы того, что я вами рискую.
    — Возможно, что и одобрил бы. Папа всегда учил нас умению постоять за себя. Его больше огорчило бы, если б мы прятались за его спиной. К тому же риск не так уж и велик, правда ведь?
    Конечно, ее жизни ничего не угрожает. Если бы было иначе, он ни в коем случае не взял бы ее с собой. Ему доводилось терять агентов в свое время. Хотя Рейн никак не мог предотвратить их смерти, он до сих пор ощущал чувство вины. И эта вина увеличится тысячекратно, если он причинит хоть малейший вред дочери Дэвида Эллиса.
    — Я вам уже говорил, не хочу, чтобы вас обвинили в воровстве.
    — Все же я очень хотела бы принести пользу. К сожалению, у меня, в отличие от вас, почти не было возможности оказать кому-либо существенную помощь.
    Рейну было очень трудно устоять перед ее молящим взглядом.
    — Неужели вы не дадите мне никакой роли в этом деле?
    — Вам предстоит важная роль, дорогая. Вы будете все время присматривать за мадам Совиль. Если увидите, что она оставила гостей и собирается выйти из залы, вы должны будете занять ее. То же касается и любой подозрительной активности со стороны ее слуг. А если я задержусь наверху, вы должны будете создать какое-либо чрезвычайное происшествие.
    — Какого рода происшествие?
    Он пожал плечами.
    — Зависит от обстоятельств. Вы можете упасть в обморок. Или пролить вино на кого-нибудь из гостей. Или опрокинуть подсвечник. Там будет видно, что лучше подойдет ситуации. Импровизируйте.
    На лице Мадлен отразилось разочарование.
    — То есть моя задача — только привлечь к себе внимание, если потребуется?
    — Да, только это.
    — Хорошо, — неохотно согласилась она.
    Рейн твердо посмотрел на нее.
    — Я хочу, чтобы вы пообещали в точности следовать моим инструкциям, дорогая моя. В противном случае придется отменить всю эту затею.
    Мадлен некоторое время пребывала в нерешительности, затем в ее глазах мелькнул огонек веселья.
    — Конечно же, я обещаю, маэстро.
    В ответ на его вопросительный взгляд она заявила невинно:
    — Вы не разрешаете мне называть вас «милорд», и я подумала, что «маэстро» вас устроит.
    Он не знал, злиться ему или смеяться.
    — Сойдет просто «Рейн».
    Он достал из кармашка в двери кареты сложенный лист бумаги и протянул ей.
    — Фредди по памяти нарисовал план дома вдовы. Изучите его на тот случай, если все-таки вам придется пройти куда-либо дальше гостиной.
    — Вы к каждой операции так тщательно готовитесь? — спросила она с любопытством.
    — Более или менее. Когда жизнь зависит от мельчайших деталей, приходит понимание необходимости скрупулезного планирования. Но всегда остаются неучтенные факторы, которые могут полностью опрокинуть заготовленную схему, например, простое невезение. Поэтому нужно иметь запасные варианты действий на случай провала. А сейчас изучите план, начиная со спальни, дорогая.
    — Интересно, откуда Фредди так хорошо знает именно эту комнату, — пробурчала Мадлен шутливо, прежде чем заняться чертежом.
    Рейн наблюдал за ней все время, пока девушка была погружена в это занятие. Глядя, как она непроизвольно терзает свою пухлую нижнюю губу, граф вспомнил, как делал с ней то же самое в тот вечер на балу. Признаться, тогда он почти потерял власть над собой. Хэвиленд зашел намного дальше, чем собирался, но не было никаких сил сопротивляться чарам трепещущей в его объятиях женщины, ее затуманенным страстью глазам, ее обнаженной упоительной груди. Он вспомнил, как ласкал упругие соски пальцами, а потом ртом, жаждущим насытиться ею…
    Рейн кое-как подавил в себе жгучее желание наброситься на нее, хотя это было нелегко. Даже сейчас образ Мадлен, раскинувшейся перед ним в бесстыдной наготе, заставил его беспокойно задвигаться на своем сиденье.
    Ее отклик на его страстные действия распалял жажду Рейна уложить ее на брачное ложе, а ее отказ выйти за него только укреплял его в намерении склонить Мадлен принять его предложение.
    Графа, конечно, слегка удивило ее решительное «нет». Но после некоторого размышления он пришел к выводу, что это даже хорошо, что она не кинулась ему на шею сразу. Рейн любил решать трудные задачи, и женитьба на Мадлен была как раз одной из них.
    А до того он вынужден будет страдать от неудовлетворенного вожделения. Это тоже было причиной, по которой он не хотел брать ее с собой: она слишком отвлекала его.
    Но тем не менее Рейн был рад, что она поехала с ним. В течение вечера он сможет ненавязчиво поухаживать за Мадлен, не вызывая в ней протеста. Он покажет ей свой лондонский дом, дав ощутить удовольствие и комфорт, которые подарит ей титул графини. Ведь до сих пор в ее жизни ничего этого не было.
    И когда они завладеют письмами, он снова обратит все свое внимание на убеждение мисс Эллис стать его женой.
* * *
    Наблюдать за Мадлен в этот день было само по себе наслаждением. Сперва он повез ее в магазин Хэтчарда, где девушка нашла множество интересующей ее литературы. Особую радость вызвал в ней великолепный учебник французской грамматики, который оказался в продаже, и хозяин изъявил готовность связаться с издателем и заказать три десятка этих книжек для пансиона Фримантл.
    Выходя из магазина, Мадлен глубоко вздохнула.
    — Как чудесно иметь в своем распоряжении столько книг. Можно каждый день читать что-то новое, год за годом.
    — У меня прекрасная библиотека. Она вся к вашим услугам.
    Мадлен понимающе взглянула на него.
    — Этой приманкой вы продолжаете завлекать меня выйти за вас?
    — Отчасти, — улыбнулся Рейн.
    — Ваше предложение заманчиво, конечно, но с моим новым жалованьем я смогу записаться в библиотеку.
    — Тогда посмотрим, в силах ли я еще чем-нибудь заинтересовать вас…
    Продолжая ухаживания, Рейн повез Мадлен в близлежащую кондитерскую, где, невзирая на протесты, заказал для нее три различных сорта мороженого.
    — Это настоящий гедонизм, — пробормотала девушка, когда они усаживались за столик возле окна с видом на оживленную улицу. — Я много лет не ела мороженого, а теперь сразу такое изобилие!
    Рейн отметил, что разглядывать прохожих за окном ей доставляет не меньше удовольствия, чем есть сладкое. Под внешностью старой девы в Мадлен скрывалось изрядное жизнелюбие.
    Он дождался, когда она доест последнюю ложечку лакомства, и подал ей руку.
    — Теперь нужно идти, мы не можем опаздывать на суаре.
    Мадлен, вставая, озадаченно на него взглянула.
    — Я думала, у нас еще больше часа в запасе.
    — Прямо сейчас мы туда не отправимся. Сперва нужно заехать в мой лондонский дом, взять кое-какие мелочи.
    — Что за мелочи?
    — Мы заменим ваш плащ на кое-что другое и немного приукрасим это платье.
    — А что не так с моим платьем? — спросила Мадлен, горделиво поднимая подбородок.
    Он мельком глянул на ее лиловое креповое одеяние под темно-коричневым плащом.
    — С ним все так, — ответил он мягко. — Но чтобы гости мадам Совиль приняли вас за равную, вам нужно выглядеть соответствующе. Аристократы, которые там собираются, придают большую важность изысканности нарядов, из-за того, думаю, что отчаянно цепляются за тот роскошный образ жизни, который вели на родине, прежде чем Революция лишила их состояний и выгнала на чужбину. Кроме того, мне самому нужно сменить этот костюм на специальный, под которым можно будет спрятать пакет с письмами.
    Казалось, это объяснение ее удовлетворило. Они отправились в особняк Рейна на Бедфорд-авеню, и по пути Мадлен снова завела разговор о выбранной им профессии.
    — Все-таки довольно странно, что отпрыск графского рода стал агентом британской разведки. Как произошло, что вы приобщились к шпионажу?
    Рейн улыбнулся воспоминаниям.
    — Поверите ли, что моя карьера началась с украденной булки хлеба?
    — Неужели? Очень хочу услышать эту историю.
    Не находя причин делать из этого тайну, Рейн правдиво поведал ей, как началась его шпионская карьера.
    — В детстве, которое я провел в нашем загородном родовом поместье Хэвиленд-парк, мне не к чему было приложить свою кипучую энергию. Но на все лето взрослые уезжали в Лондон, где в это время собирался весь высший свет, а я часто сбегал от своих гувернеров и часами шатался по районам, значительно менее фешенебельным, чем Мейфэр. Однажды, мне тогда было одиннадцать, я встретил оборванца примерно моих лет, которого булочник поймал с поличным на воровстве хлеба. Его бы повесили или отправили на каторгу за такой, как я считал, незначительный проступок, и я отвлек внимание булочника, чтобы парень мог сбежать. Мы с ним быстро сдружились.
    Глаза Мадлен светились интересом.
    — Полагаю, в вашей семье были не в восторге от такого знакомства.
    Рейн кивнул, ухмыльнувшись.
    — Мои родственники мало интересовались, как я провожу свой досуг. Но когда они узнали, с какими подонками я якшаюсь, они пришли в ужас. Мой новый дружок обитал в самых неблагополучных трущобах Лондона. Не имея ни дома, ни семьи, он бродяжничал и подворовывал для пропитания. Я был потрясен, узнав, что люди могут жить в таких условиях, и дал ему денег на пищу и более или менее приличное жилье. Он был благодарен за возможность нормально поесть, но оседлая жизнь его совершенно не привлекала. После стольких лет, проведенных на улице, парень сторонился людей как дикий зверек.
    — И как же это-привело вас к шпионской деятельности?
    — Чтобы удовлетворить мое любопытство и жажду приключений, новый приятель ввел меня в общество опустившихся на самое дно, по своему интересных людей, и научил необходимым при его образе жизни умениям — воровать по мелочам, незаметно проникать в помещения, уходить от преследования — все это для меня было необычно и увлекательно. А я, в свою очередь, обучил его некоторым обязательным в приличном обществе вещам: правильной речи, чтению, стрельбе и фехтованию, верховой езде. В то время это было просто забавой, но позже, через годы, эти умения нам очень пригодились. Потом мы вместе работали в Министерстве иностранных дел и дослужились до высоких чинов.
    — Получается, вы спасли незнакомцу жизнь, а он за это изменил вашу собственную, — восхищенно произнесла Мадлен.
    — Да, и я благодарен судьбе, — признал Рейн. — Иначе стал бы я никчемным денди, не знающим, на что потратить свободное время, и постоянно попадал бы в неприятные ситуации, как Фредди. Если не хуже.
    — Это вряд ли, — прошептала Мадлен. — Вам суждено было другое. Вы — рыцарь без страха и упрека.
    Может, оно и так. Благодаря встрече с Уиллом Стоксом Хэвиленд впервые столкнулся с чудовищной нищетой, в которой прозябала большая часть жителей Лондона. Такой несправедливой долей они были обязаны лишь своему недостаточно благородному происхождению. Только тогда Рейн осознал, как ему повезло принадлежать к привилегированному классу. Но уже в одиннадцатилетнем возрасте ему стало ясно, что помощь нуждающимся — его долг.
    Вслух граф ничего не ответил, лишь слегка пожал плечами.
    — Что стало с вашим другом? — спросила Мадлен и добавила, увидев теплую улыбку на его лице: — Что смешного?
    — Ирония судьбы: он теперь работает на Боу-стрит, ловит воров.
    — Ищейка с Боу-стрит?
    — Да, и очень хороший специалист, так как не понаслышке знает воровское ремесло. Но что еще более забавно — он женился на дочери того булочника и у них двое сыновей возраста моих младших племянников.
    Весь остаток пути Мадлен не проронила ни слова, раздумывая над услышанным. Она оставалась молчаливой и когда они прибыли в дом графа на Бедфорд-авеню и были встречены в прихожей помощником Рейна Уолтерсом, который выполнял обязанности дворецкого, секретаря, камердинера и вообще был его правой рукой.
    Мадлен с большим любопытством рассматривала все, что попадалось ей на глаза, пока они шли сквозь большой дом Хэвиленда. Комнаты были обставлены мебелью, сделанной основательно и просто, скорее, для удобства, а не демонстрации достатка.
    Но брови девушки поднялись от удивления, когда они спустились по лестнице для прислуги в задней части дома. За кухнями находилась дверь в винный погреб, а за ним — большое помещение, представляющее собой нечто среднее между гардеробной и костюмерной в театре.
    — Никогда не задумывалась об этом раньше, — задумчиво сказала Мадлен. — А ведь шпионам нужны костюмы для различных ролей.
    — Да, иногда нужны. Но теперь комната не используется по назначению. Просто склад полезных в прошлом вещей.
    Уолтерс, как того и следовало ожидать, скрупулезно выполнил распоряжения графа.
    — Все необходимое для вашей сегодняшней роли лежит на столе, — сказал Рейн.
    Он наблюдал, как девушка восхищенно рассматривала приготовленные вещи: кружевную серебристую шаль, обруч с белыми страусиными перьями и пару серебряных гребней для волос.
    Рейн помог ей снять плащ и накинуть шаль, затем усадил за туалетный столик и принялся преображать прическу Мадлен по своему усмотрению.
    — Как вы овладели искусством перевоплощения? — спросила она, глядя на себя в небольшое овальное зеркальце.
    — Учился понемногу у разных актеров.
    Он не стал уточнять, что одна из них была его любовницей.
    Возвращая внимание Мадлен к предстоящему делу, Рейн посвятил ее в некоторые нюансы биографии вдовы, чтобы она лучше поняла, с кем будет иметь дело.
    — Мадам Совиль не является куртизанкой в привычном смысле слова, так как не предлагает услуги открыто. Но она была любовницей некоторых высокопоставленных лиц в правительстве. Я весьма удивился, когда узнал, что она опустилась до шантажа Фредди, а у него не хватило мозгов понять ее мотивы. Видимо, она в плачевном финансовом положении и хватается за любую возможность, чтобы поддерживать привычный расточительный образ жизни.
    — Что будете делать, если вас застанут за обыском ее личных апартаментов?
    — Меня не застанут.
    Она не стала оспаривать его уверенность.
    — Вы начнете поиски в спальне?
    — Да. Есть, конечно, вероятность, что вдова наврала Фредди, но я все же склоняюсь к мысли, что она действительно держит их там. Таким образом мадам подчеркивает скандальность его грешка, заставляя трепетать перед яростью отца, в которую тот придет, если все узнает.
    — Она сказала Фредди, что письма находятся у нее в шкатулке с драгоценностями?
    Рейн улыбнулся, оценив внимательность Мадлен к деталям.
    — Да, и очень похоже на правду, что шкатулка хранится в ее спальне.
    — А если шкатулка будет заперта, что вы тогда предпримете?
    — Взломаю замок.
    Рейн обратил ее внимание на небольшой кожаный мешочек, лежащий на столе.
    — Здесь набор специальных отмычек. Можете посмотреть.
    — И что будет дальше, после того, как вы найдете письма? — спросила Мадлен, с интересом изучая содержимое мешочка.
    — Заберу, а вместо них положу фальшивки.
    — Фальшивки? Зачем?
    — Возможно, в спальне не все письма и придется вернуться за остальными. Поэтому я не хочу, чтобы мадам Совиль сразу обнаружила пропажу.
    — Насколько это вероятно?
    — Вероятность невелика. Но мы узнаем это только тогда, когда Фредди их все просмотрит.
    Он указал ей на лежащую тут же, на столе, атласную сумочку с фальшивыми письмами.
    — На этот раз Фредди написал вполне невинные послания, без намеков на его страстную любовь к хорошенькой вдове. И если она решит предъявить их его отцу, то выставит себя на посмешище.
    Мадлен взвесила кипу писем на руке.
    — Надо же, каким плодовитым оказался Фредди, — сказала она весело.
    — Да, но он и вправду верил, что влюблен.
    В его ответе явно сквозила насмешка.
    — Вы полагаете, он не способен полюбить?
    — Нет, он способен. Но было глупостью позволить вдове себя одурманить.
    Мадлен внимательно посмотрела на него. Затем спросила:
    — И как вы собираетесь занести и вынести столько писем, не привлекая внимания?
    — Для таких случаев у меня есть особый пиджак с потайными карманами в подкладке.
    — Интересно, — она задумчиво поджала губы, — а куда бы я прятала письма, если бы мне пришлось проникнуть в спальню вдовы?
    — Вы могли бы положить их в свою сумочку или спрятать под юбками, — ответил Рейн, не в силах оторвать взгляд от ее пухлого рта.
    Она посмотрела ему в глаза.
    — Да, и как же?
    — Ту сумку, что вы держите, можно закрепить на бедре, пристегнув специальным зажимом к подвязке чулка.
    Мадлен выразительно взглянула на него, чуть склонив голову.
    — Вот видите, мне было бы удобнее выкрасть письма. Вам будет нелегко разместить такое количество бумаг в пиджаке, не вызвав ни у кого подозрений.
    Рейн осклабился.
    — Я все же попытаю счастья, любовь моя. Впрочем, если хотите, можете надеть эту сумку. Не исключено, что мне придется передать письма вам, чтобы избежать подозрений.
    — Да, пожалуй, надену.
    Ее лучистые глаза светились радостью, когда он закончил украшение ее прически. Оглядывая результат его трудов в зеркало, она с удивлением прошептала:
    — А я выгляжу прямо как завсегдатай литературных салонов.
    Мадлен перевела восхищенный взгляд на Рейна.
    — Вы действительно мастер в вопросах перевоплощения.
    — Это было моей профессией долгие годы.
    Он прохладно отреагировал на ее комплимент, потому что шпионская стезя научила его не вмешивать эмоции в работу.
    С твердым намерением и впредь не отходить от этого правила, он взял у Мадлен письма и отошел в сторону, чтобы надеть специальный пиджак, пока его опять не одолело желание целовать эти пленительные губы.

Глава седьмая

    Как трудно сопротивляться силе природы, маман. Все мои чувства наэлектризованы желанием отдаться ему.
    Этот чудесный день, проведенный вместе с Хэвилендом, заставил Мадлен усомниться в его равнодушном отношении к любви, но презрительные замечания по поводу ошибок его кузена все же подтвердили ее худшие подозрения.
    Мадлен не удалось хладнокровно обдумать его предложение по пути к мадам Совиль: от переполнявших сознание впечатлений дня ей было трудно сосредоточиться. Хэвиленд же выглядел совершенно невозмутимым, развалившись напротив нее в салоне кареты.
    Да и почему бы ему не быть спокойным? Он неустрашим, хладнокровен, привык прямо смотреть смерти в лицо, напомнила себе Мадлен. В то время как она не встречала ничего более опасного, чем норовистая корова, бодающая забор. Ну, кроме барона Эккерби, разве что…
    — Нет нужды бес покоиться, — прервал он ее сумбурные мысли.
    Это возмутительно! Он, кажется, видит ее насквозь.
    — Неужели вы совсем-совсем не нервничаете?
    Его легкая улыбка вызвала в ней волнение, никак не связанное с предстоящим делом.
    — Когда постоянно имеешь дело с опасностью, страх отступает.
    — Вы никогда ничего не боитесь? — спросила она удивленно.
    — Конечно» боюсь. Но я научился контролировать чувства. Это вопрос опыта и силы воли. Успокойтесь, дорогая. Не нужно вызывать подозрения мадам Совиль своим взволнованным видом.
    Безусловно, он прав. У них заготовлен хорошо продуманный план действий и несколько запасных вариантов на случай, если все пойдет не так. Потайная сумка была закреплена у нее под юбкой. Все должно получиться.
    И все же ее сердце забилось чаще, когда карета остановилась. Они прибыли на суаре вдовы Совиль.
    По крайней мере, начало складывалось удачно. В салоне уже было человек тридцать приглашенных, в основном джентльмены, но встречались среди них и леди. Мадам Совиль, по словам Рейна, не была безусловно принята в лондонский высший свет, и собрания поэтов, художников и политиков повышали ее самооценку.
    Вдова была дьявольски красива, с иссиня-черными волосами и белоснежной кожей, лишь слегка тронутой косметикой. Покрой ее платья подчеркивал роскошные формы, а глубокий вырез притягивал внимание к пышной груди.
    Неудивительно, что Фредди был сражен такой роковой женщиной, размышляла Мадлен, пока Рейн представлял ее вдове и извинялся за непрошеное вторжение.
    Мадам Совиль была удивлена и польщена тем, что сам граф Хэвиленд соблаговолил почтить своим вниманием ее салон.
    — Mais non, это вовсе не вторжение, милорд! — воскликнула она с придыханием. Ее акцент явно свидетельствовал о французском происхождении. — Своим визитом вы оказали мне большую честь.
    Очевидно, Мадлен заинтересовала ее в значительно меньшей степени. Окинув девушку оценивающим взглядом, мадам Совиль определенно сочла ее недостаточно элегантной, несмотря на аксессуары, позаимствованные у Рейна.
    Зато обнадеживало, что вдова, кажется, без подозрений восприняла объявленную причину ее присутствия — мисс Эллис хотела бы встретиться с земляками своей покойной матери и получить от них нужные сведения для своих уроков французского языка.
    — Ну конечно, милорд, — ворковала хозяйка салона, — я с удовольствием представлю вашу спутницу моим гостям сразу же после окончания чтений. И вы обязательно должны сесть рядом со мной. Я на этом настаиваю.
    Взяв Рейна под руку, она псовела его к переднему ряду стульев, не обращая внимания на других посетителей. После того, как мадам Совиль усадила графа, Мадлен расположилась по другую его руку.
    Хотя девушка и не забыла о цели своего пребывания здесь, ее уязвило то, что она оказалась как будто бы третьей лишней.
    А Рейн, отметила для себя Мадлен, безупречно играл свою роль. Он всецело овладел вниманием вдовы, улыбаясь ей обворожительной мужественной улыбкой, заставляющей дамские сердца биться учащенно.
    Мадлен стиснула зубы. Но это не от ревности, твердила она себе. А только из-за угрозы срыва их плана, если вдова не отвяжется от графа весь вечер.
* * *
    Чтобы у хозяйки не возникло даже малейших подозрений насчет истинной цели их визита, Рейн без устали развлекал ее своими неоднократно отработанными приемами вроде лести. Соблазнение служило важным инструментом в его шпионском арсенале, и он достиг в этом высочайшего мастерства.
    Прекрасная мадам Совиль также владела этим искусством if совершенстве, отметил про себя Рейн, когда ее шаль «случайно» соскользнула с плеч на пол между их стульями. Притворно ахнув, она схватилась за сердце, обращая его внимание на гладкую кожу своей сильно декольтированной груди.
    — Comment gauche de moi[6], не будете ли вы так любезны помочь мне, милорд? — попросила она, кокетливо глядя на графа сквозь длинные, подкрашенные тушью ресницы.
    — С огромным удовольствием, мадам, — ответил тот со столь же наигранной учтивостью.
    Пока Хэвиленд накидывал поднятую шаль ей на плечи, красотка отклонила голову в сторону, открывая ему вид на соблазнительную ложбинку. Она даже на мгновенье коснулась пальцами его руки, подталкивая ее поближе к своей груди.
    Но это была игра, правила которой Рейн знал досконально. Услужив даме, он слегка поклонился, обласкав своим теплым дыханием ее шею, отчего вдова еле заметно вздрогнула.
    — Негоже скрывать такую красоту, — промурлыкал граф, делая отчаянную попытку не сморщить нос от слишком густого аромата ее духов.
    Вдова коротко хохотнула и одарила его томной улыбкой, цель которой была, видимо, очаровать и взволновать его, однако Рейн нашел ее весьма отталкивающей.
    Он давно уже не верил в искренность обольстительно красивых женщин. Этот горький урок он усвоил много лет назад с Камиль Жузе. Недвусмысленные попытки французской мадам покорить его приводили к совершенно противоположным результатам.
    Рейн внутренне усмехнулся. Хотя он получал мало удовольствия от общества этой красавицы, но был рад скрестить шпаги с достойным противником.
    Поэтому, когда вдова многозначительным шепотом поблагодарила его, он любезно улыбнулся в ответ и поинтересовался ее мнением о приглашенных на этот вечер поэтах.
* * *
    Через час, когда чтения подошли к концу, гости стали собираться в группки для обмена впечатлениями. Но вдова по-прежнему не отходила от графа ни на шаг. Рейн уже раздумывал, как бы ему избавиться от ее назойливого внимания, но тут на помощь пришла Мадлен, обратившись к нему с просьбой:
    — Так хочется пить, лорд Хэвиленд. Не будете ли вы столь любезны принести что-нибудь освежающее?
    Он поблагодарил ее взглядом.
    — Конечно, мисс Эллис.
    Но вдова тут же вмешалась с возражением.
    — Для этих целей у меня есть слуги, мадемуазель Эллис. К тому же ужин а-ля фуршет будет подан совсем скоро.
    — Ах, лорд Хэвиленд не откажет мне в этой малости, — сказала она легкомысленно, становясь между ним и вдовой. — И я смогу наконец побеседовать с вами, мадам Совиль. Мне бы очень хотелось узнать, кто ваша модистка, чтобы рассказать моим ученицам. Ваше платье восхитительно и носит печать отменного вкуса и великолепного чувства стиля. Кроме того, вы обещали представить меня вашим гостям, вы не забыли?
    И взяв ее под руку, Мадлен увлекла вдову в сторону от Рейна.
    — И было бы очень мило познакомиться с вашими поэтами. Мой брат тоже пробовал перо в поэзии, но, боюсь, его опыты мало чего стоят…
    Рейн улыбнулся, когда щебечущий голос Мадлен стал неразличим среди общего шума. Он внутренне поблагодарил ее за своевременное вмешательство и покинул салон, отправляясь на поиски писем.
* * *
    По мере того как Мадлен тянула время, занимая внимание мадам Совиль, последняя все более выказывала раздражение ее непрошеным обществом. Но девушка не упускала инициативу и продолжала оживленно беседовать с француженкой. Между делом она бросала взгляд на большие напольные часы, мысленно поторапливая Рейна и стараясь ничем не выдать своей обеспокоенности.
    Когда, наконец, граф появился с двумя бокалами вина — для нее и вдовы — она почувствовала облегчение. А когда в ответ на ее вопрошающий взгляд он незаметно кивнул в знак того, что нашел письма, у нее гора свалилась с плеч.
    — Прошу прощения за то, что заставил ждать, леди, — его голос звучал елейно. — Повстречал давнего знакомого.
    Исполнение своей роли так вымотало Мадлен, что она была почти рада, когда граф вновь принялся ухаживать за мадам Совиль.
    Они вместе провели ужин, но когда Рейн объявил о намерении покинуть суаре сразу же после трапезы, вдова изобразила на лице крайнюю разочарованность.
    — Ну неужели вам необходимо уходить так рано, милорд?
    — Боюсь, что так. У мисс Эллис завтра утром урок, и я должен доставить ее в Чизвик. Нам предстоит долгий путь.
    Вдова бросила на Мадлен раздраженный взгляд, затем опять улыбнулась Рейну.
    — Всегда рада видеть вас у себя, лорд Хэвиленд. Вы — желанный гость в любое время.
    С поклоном он приложился к руке, протянутой вдовой для поцелуя.
    — Благодарю вас, мадам, с радостью буду ожидать нашей следующей встречи.
    Откланявшись, Рейн взял Мадлен под руку, и они покинули салон, направляясь к ожидавшему их экипажу.
* * *
    Мадлен заговорила только тогда, когда Рейн уселся напротив нее в карете.
    — Надо полагать, вы нашли письма?
    — Да, но на это потребовалось больше времени, чем я предполагал, — ответил он, в то время как экипаж тронулся. — Они действительно были заперты в шкатулке для драгоценностей, спрятанной в белье вдовы. Вы прекрасно справились с задачей, — добавил граф, одобрительно глядя на Мадлен.
    Ее щеки вспыхнули от похвалы.
    — Я с трудом дождалась вашего возвращения, нервы еле выдержали. Боюсь, я не гожусь для шпионской деятельности.
    — А я в вас не сомневался, дорогая, — сказал Рейн, улыбнувшись.
    — Такой лжи я еще никогда не слышала, — ответила она шутливо. — Вы ведь сначала не верили, что от меня может быть польза. Даже не хотели меня с собой брать.
    — Да, но не потому, что не верил в вашу смелость. Я беспокоился о вашем благополучии, эта совсем другое.
    Девушка тоже улыбнулась.
    — Хотела бы я видеть лицо вдовы Совиль, когда она обнаружит подлог.
    — Поверьте, при этом лучше быть подальше от разъяренной мадам — она вам глаза выцарапает, — ответил он серьезно.
    — Да, пожалуй, вы правы.
    — Что ж, будем надеяться, все письма у нас, — сказал граф, задергивая занавески на окнах кареты.
    Он снял свой пиджак, аккуратно вытащил из потайных карманов стопку бумаг и принялся их бегло осматривать.
    — Фредди должен сам проверить, но, похоже, здесь все его послания.
    Нагнувшись, Рейн спрятал письма в саквояж и оттуда же достал коричневый плащ Мадлен.
    — Вы, наверное, хотите переодеться.
    Но Мадлен вовсе не хотелось снимать чудесную серебристую шаль и милые аксессуары и снова надевать свой невзрачный плащ. И вообще, ей было грустно осознавать, что этот вечер подошел к концу. Правда, вернуться в Дэнверс-холл с украшениями Рейна в прическе девушке тоже не улыбалось.
    Она принялась снимать обруч, но не так легко было вытащить шпильки, укрепляющие все на своих местах.
    — Садитесь рядом, дорогая, я помогу вам привести себя в порядок, — сказал Рейн, видя ее неловкие попытки.
    Мгновение она пребывала в нерешительности, но затем все же повиновалась.
    — Мне, признаться, очень нравится, что вы без головного убора, — сказал он, вытаскивая из ее прически шпильки. — У вас такие замечательные волосы.
    Мадлен напряглась и от его лести, и от упоминания головных уборов. Она пока еще не решалась постоянно носить чепец, приличествующий старым девам. Это значило бы, что ее молодые годы безвозвратно прошли вместе с надеждами на любовь и замужество.
    К счастью, Рейн не стал развивать эту тему и дальше действовал молча. Мадлен чувствовала, как нежно он касается ее головы. Она постаралась держаться прямо, не давая этим приятным прикосновениям расслабить себя, но в покачивающейся карете это было тем более нелегко.
    Прошло несколько минут, прежде чем граф снял с нее обруч и гребни, приведя ее вид в подобающий для того, чтобы предстать перед обитателями Дэнверс-холла.
    — Порядок, — сказал Рейн, оглядывая девушку.
    — Спасибо, — прошептала она и отодвинулась от него.
    Он слегка улыбнулся, будто бы поняв причину ее покорности.
    — Но это же еще не все. Давайте сниму шаль.
    Забрав накидку, он упрятал ее в свой саквояж вместе с обручем и гребнями.
    Мадлен осталась в одном платье, но, как ни странно, по всему ее телу разлилось тепло. Причина этого, конечно, была в близости Рейна, в его изучающем взгляде.
    Только Мадлен собралась пересесть на свое место, как он задержал ее, легко дотронувшись до ее руки.
    — Мешочек для писем все еще у вас под юбкой, помните?
    У нее вдруг перехватило дыхание.
    — С этим я справлюсь сама, — едва вымолвила она.
    — Жаль, — ответил он мягко.
    Наклонясь вперед, Мадлен нащупала у себя под юбками мешочек и отстегнула его от подвязки. Затем сунула его в саквояж и расправила подол платья. Но и после этого Рейн не позволил ей вернуться на прежнее место.
    Вместо этого он нежно откинул ее на спинку сиденья и заглянул в лицо.
    Мадлен затаила дыхание, гадая, не воспользуется ли Хэвиленд их вынужденным уединением, чтобы склонить ее к капитуляции.
    Его слова тут же подтвердили ее опасения.
    — Но и это еще не все, милая, — прошептал граф. — Я хочу показать вам, почему вы должны тщательно рассмотреть мое предложение.
    Мадлен слабо покачала головой.
    — Я уже давала вам свое согласие это сделать.
    — Но я сомневаюсь в серьезности вашего обещания.
    Он нежно провел пальцем по ее губам, отчего по телу девушки рассыпались жгучие искорки. Затем Он наклонился к ней так близко, что она ощутила тепло его дыхания.
    Мадлен бросило вжар от осознания того, что граф собирается поцеловать ее. Она попыталась совладать со своим участившимся сердцебиением, подаваясь в сторону. Но когда он преодолел отделявшее их расстояние, она уже была не в состоянии пошевелиться.
    Рейн медленно облизал ее нижнюю губу, языком принуждая рот девушки открыться, и проник внутрь, лаская нежно и неспешно, отчего Мадлен окончательно обмякла. Нависнув над ней, граф целовал ее с томительной обстоятельностью, пока она не нашла в себе силы и не уперла ладони ему в грудь.
    — Я знаю, что вы задумали, — пожаловалась она срывающимся голосом, — опять будете подрывать мою обороноспособность.
    Он одарил ее той улыбкой, от которой таяло сердце.
    — Обязательно буду, о чем вас честно предупреждаю. Я не из тех, кто легко отступается.
    Ее не нужно предупреждать, она и так уже знает, каким Рейн бывает коварным. Боже мой, его прекрасное лицо совсем рядом, и нет никакой возможности сопротивляться этим искусительным губам. А ее чувства предательски подталкивают безраздельно отдаться в их власть.
    Все же Мадлен предприняла еще одну попытку отразить его натиск.
    — Я полагала, вы рыцарь и придаете большую важность благородству. Но совсем не по-рыцарски пытаться меня соблазнить.
    — А я делаю это для вашей пользы, дорогая. Я собираюсь выпустить наружу ту скрытую страсть, которая томит вас изнутри.
    — Какую еще скрытую страсть? — у нее пересохло во рту.
    — Вы хорошо знаете, о чем я говорю. Неудовлетворенный голод, снедающий вас, рвется наружу, ведь опасность подстегивает его, как афродизиак.
    Да, так и есть, Мадлен должна была признать это. Его сильнодействующие поцелуи вкупе с переживаниями этого вечера заставили ее тело дрожать от желания. Внутри кипели чувства, лишавшие ее рассудка, а ленивая улыбка Рейна обессиливала еще больше.
    — Позвольте, я покажу вам, какой станет страсть, когда вы будете моей женой, милая.
    Она не милая ему. Это не более, чем фигура речи… попытка подчинить ее волю своей и сломить ее сопротивление. Но от этого взгляда в висках стучало все сильнее. И, вне всякого сомнения, она хотела, чтобы он поцеловал ее еще раз. Безумно хотела.
    И когда он исполнил ее невысказанное желание, Мадлен замерла, позволяя его губам овладеть своими безраздельно. Эта атака имела еще более разрушительную силу, чем предыдущая. Нагло и горячо он насиловал ее губы.
    От этого нескончаемого поцелуя сердце бешено колотилось, а в голове оглушительно шумела кровь. Она потеряла всякое чувство времени и реальности, пока не ощутила, как его пальцы скользят по ее бедрам…
    Мадлен задохнулась, когда поняла, что он задрал подол ее платья и нижней сорочки.
    Хватая его за руку, она одновременно оторвалась от его губ, вмиг возвращаясь из сладостного забытья.
    — Что вы делаете? — возмутилась девушка.
    Граф взглянул ей в глаза.
    — Собираюсь продолжить с того места, на котором мы остановились на балу, Мадлен. Мне еще много вам надо показать.
    Дерзкий тон, которым это было сказано, помноженный на темный блеск желания в его глазах, убедили ее в тщетности протеста.
    И она не издала ни звука, когда он опустился перед ней на колени и стащил вниз ее подвязки и чулки. Невероятно, но она позволила ему проделать эти вольности и, более того, не остановила, когда он склонился и поцеловал голую кожу внутренней стороны ее правого колена и, двигаясь вверх, ласкал каждый сантиметр чувствительного тела на своем пути.
    Он задержался на отметине, оставленной застежкой, нежно пощипывая и поглаживая ее губами и языком. Мадлен слабо застонала от этой ласки, а Рейн продолжал свое продвижение. То, что он делал, было вопиющим, шокирующим развратом, но она полулежала, откинувшись на подушки сиденья, не находя в себе сил сопротивляться.
    Когда он сдвинул ее юбки еще выше, до самого пояса, обнажая все ее женские таинства, она непроизвольно развела бедра в стороны.
    Рейн шумно выдохнул, одобряя этот отклик, и, склонившись, втянул в себя аромат ее желания.
    Затем, как будто бы зная тело Мадлен лучше, чем она сама, он безошибочно нашел средоточие ее женской чувствительности, спрятанное под темными кудрями пухлой возвышенности, и принялся дразнить медленными, осторожными прикосновениями языка самую отзывчивую ее плоть.
    Ощущение, подобное разряду электричества, заставило тело Мадлен выгнуться в предельном напряжении. Она со стоном погрузила пальцы в его черные локоны, сминая их судорожным сжатием и не понимая, чего она хочет больше — оттолкнуть от себя его голову или удерживать этот развращающий язык там, где он находится.
    Но он все решил за нее, немного отклонившись назад, чтобы скомандовать:
    — Сиди смирно, милая, и дай мне наслаждаться ублажением тебя.
    Дрожащая Мадлен повиновалась. Она сползла еще ниже, в то время как Хэвиленд продолжил легкими толчками, согласуя их ритм с раскачивающимся экипажем, волновать ее сокровенный орган. И когда он проник языком глубже в потаенные складки, девушка негромко вскрикнула от невероятного жара, который он пробудил внутри нее. Яркая вспышка вожделения, родившаяся где-то глубоко внизу, разлилась по всему телу испепеляющей жаждой.
    Продолжая распалять Мадлен, Рейн раздвинул ее бедра еще шире и, взяв обнаженные ягодицы в ладони, приподнял ее, усиливая свои жгучие ласки. Энергичный натиск его языка сменялся убаюкивающими поцелуями теплых влажных губ. Мадлен всхлипывала, бессильно раскинувшись под ним и подставляясь его порочному рту, что деспотически распоряжался ее телом в надежде утолить эту яростную жажду. Но напряжение страсти все нарастало, пока наконец не разрешилось взрывом, сотрясающим все ее существо и заполнившим тело лихорадочным огнем.
    Оглушенная, Мадлен приходила в себя, хватая воздух ртом и ощущая в дрожащих конечностях удивительную слабость.
    Ничего не говоря, Рейн натянул на нее чулки и опустил юбки, после чего вернулся на свое сиденье с невозмутимым видом, как будто не доставил ей только что невообразимое удовольствие, подобного которому ей никогда в жизни испытывать не приходилось.
    Мадлен еще долго лежала, не владея ослабшим телом, раздавленная ураганом, который он в ней только что пробудил. Внимательно за ней наблюдая, граф убрал прядь волос с ее влажного виска.
    — Что же вы молчите? — спросил он тоном пытливым и заботливым одновременно.
    Она закрыла глаза и простонала.
    — Вас что-то беспокоит, любовь моя?
    О да, беспокоит. Он опять парализовал ее способность мыслить здраво.
    — Вы меня беспокоите, — выдохнула она, садясь прямо.
    Граф улыбнулся невероятно чувственной улыбкой.
    — А вы меня. Я безумно желаю вас, Мадлен.
    — Вы только желаете, чтобы все было по-вашему.
    — И это тоже. Но вы невероятно меня волнуете.
    Рейн взял ее руку и положил на вздыбившийся гульфик своих бриджей.
    — Удивительно, я так возбуждаюсь, всего лишь целуя вас. А слыша ваши стоны удовольствия, совсем теряю голову.
    Известие, что она возбуждает его так сильно, взволновало и встревожило Мадлен.
    — Удивительно то, что вы совершенно меня не слушаете. Я не выйду за вас, — сказала она, отдергивая свою дрожащую руку.
    — Однако вы меня так скомпрометировали, что теперь могли бы и выйти.
    — Я… скомпрометировала вас? — засмеялась Мадлен. — Вы меня силой принудили, лорд Хэвиленд.
    — Нет, конечно, — взяв ее за подбородок, он заглянул девушке в глаза. — Но я собираюсь назвать вас своей женой, дорогая. И вы могли бы любезно избавить меня от необходимости длительных ухаживаний.
    Она вздрогнула. Рейн привык добиваться того, что хочет, а в данном случае он хочет ее. Но это вовсе не значит, что она должна пойти у него на поводу.
    Он покачал головой, будто бы прочел ее мысли.
    — Вы не имеете права отказываться прямо сейчас. Я выполнил свою часть нашего соглашения, поэтому, я считаю, вы должны обдумывать свое решение, по крайней мере, неделю.
    Мадлен замолчала, размышляя, как же она сможет сопротивляться ему так долго. Однако, он прав, она должна честно выполнить свою часть сделки.
    — Хорошо, неделя.
    Но ее ответ все равно будет «нет», так поклялась она себе, впрочем, не совсем твердо. Даже если отказ заставит ее позже горько сожалеть. Мадлен слишком зависима от него эмоционально. Если они поженятся, он наверняка полностью завладеет ее сердцем, но никогда не ответит ей взаимностью.
    Не глядя на графа, девушка схватила плащ, лежащий рядом, и, поскольку единственным ее спасением было находиться на расстоянии от Рейна, пересела в противоположный от него угол кареты.
    — Буду благодарна, если вы останетесь на своем месте, — пробормотала она, натягивая плащ.
    — Как скажете, милая, — сказал он беззаботно. — Но я доволен тем, что привел вам свой аргумент.
    Да, это действительно веский аргумент, думала Мадлен в смятении. Сейчас она, все еще не отошедшая от страстного возбуждения, хотела большего.
    И, невзирая на решимость держаться от него как можно дальше, она, застегнув последний крючок на плаще и собираясь вернуться к своей размеренной жизни, уже понимала, что больше никогда не будет той, что прежде.

Глава восьмая

    Это попросту смешно, маман: два джентльмена стреляются из-за меня, простой, бедной девушки. В это трудно поверить.
    Попытки Мадлен забыть интимное приключение в карете Рейна потерпели сокрушительное фиаско отчасти из-за того, что она не была занята в пансионе в среду утром и несколько часов провела наедине со своими беспорядочными мыслями.
    Чтобы как-то отделаться от воспоминаний и израсходовать переполнявшую ее энергию, она отправилась в сад — нарезать свежих цветов для украшения Дэнверс-холла.
    Девушка еще не закончила это занятие, когда ее окликнул Фредди Лансфорд, шагающий к ней по засыпанной гравием садовой дорожке.
    — Доброе утро, мисс Эллис, — поприветствовал он ее весело. — Симпкин сказал, что я найду вас здесь.
    Сунув ножницы в корзину с цветами, она, улыбаясь, повернулась к нему поздороваться.
    — И вам доброго утра, мистер Лансфорд!
    — Вот, пришел пораньше, чтобы застать вас до начала занятий.
    — Мой урок сегодня ближе к полудню. У нас с ученицами запланирован совместный ленч — будем инсценировать обед в парижском отеле.
    — Понятно. Ну, я, собственно, хотел только отдать вам вот это.
    Принимая у него протянутую бумагу, она догадалась, что это чек. Но когда Мадлен увидела обозначенную в нем сумму, ее глаза округлились. Сто фунтов — у леди Тэлвин она получала столько за два года!
    — Это обещанное вознаграждение, — пояснил Лансфорд, когда Мадлен подняла на него глаза, полные удивления.
    — Но это слишком много.
    — Совсем нет. Вы спасли меня от ужасной катастрофы, и я хотел бы отблагодарить вас соответственно.
    — Вашей словесной благодарности вполне достаточно, — девушка попыталась вернуть ему чек, но Фредди отступил, замахав перед собой руками.
    — Рейн предупреждал меня, что вы будете отказываться, — сказал он, улыбаясь. — Но он тоже считает, что вы честно заработали эти деньги. Я буду ходить за вами по пятам, пока вы не примете их, а если надо будет, призову в помощь Рейна.
    Ввиду их численного превосходства она милостиво признала свое поражение.
    — Ну, раз так, то спасибо, — сказала она, смеясь. — Я пошлю эти деньги брату, они ему сейчас пригодятся.
    — Это ваше право, — заявил Фредди, оглядывая ее неопределенного фасона серое платье и черный жакет. — Вы могли бы купить себе пару хороших нарядов, мисс Эллис.
    Мадлен вспыхнула от явного неодобрения Лансфордом ее одежды, но спорить не стала и, сунув чек в карман юбки, перевела разговор в другое русло.
    — Так что, шантажу мадам Совиль положен конец?
    Фредди осклабился.
    — Ну, я надеюсь… По крайней мере, через пару-тройку дней все закончится. Я собираюсь написать ей о том, что не стану платить и что ей надо бы перечитать мои письма. Вдова будет сильно удивлена, обнаружив, что ее козыри исчезли волшебным образом.
    — Да уж, — согласилась Мадлен, улыбнувшись.
    — А сейчас позвольте откланяться, мисс Эллис. В Ривервуде меня ждет преобильный завтрак, а Рейн запретил мне есть, пока я не повидаю вас. Клянусь, я умираю от голода. За прошедшую неделю я едва был в состоянии проглотить хоть кусок… О, не будете ли вы так любезны присоединиться к нам, мисс Эллио? — прервал он свой монолог.
    Мадлен поспешила отказаться, не желая сейчас предстать перед Рейном.
    — Спасибо, я уже завтракала.
    — Ладно, раз так… Но если я могу отплатить услугой за услугу, которую вы мне оказали, то обращайтесь, не раздумывая.
    — Буду обращаться, мистер Лансфорд, — заверила она его, хотя ей было трудно представить себя нуждающейся в спасении от шантажиста.
    Галантно поклонившись, Фредди приподнял свою шляпу, а затем изящно развернулся и, что-то насвистывая, скрылся из виду.
    Продолжая улыбаться, Мадлен вернулась к своим садовым занятиям. Но скоро, к ее удивлению, появился Симпкин и объявил, что ее спрашивает еще один посетитель — барон Эккерби на этот раз, — и поинтересовался, соблаговолит ли она его принять?
    Мадлен ощутила холод внутри при упоминании имени своего титулованного преследователя.
    Прежде чем девушка успела ответить, что, конечно же, нет, она увидела рыжеволосого барона, направляющегося к ней собственной персоной. Даже издали она узнала эту высокую фигуру с осанкой повелителя. Очевидно, Эккерби был уверен, что она не изъявит желания его видеть, и решил не оставлять ей выбора, последовав за дворецким.
    Симпкин нахмурился от такого грубого нарушения этикета, а Мадлен все же смогла удержаться от проявления неприязни к барону.
    — Благодарю вас, Симпкин, я поговорю с его светлостью наедине.
    — Как скажете, мисс Эллис.
    Раздумывая о том, что могло понадобиться от нее барону, она подождала, когда дворецкий удалится, чтобы задать этот вопрос самому Эккерби.
    — А, вот вы где, милочка. Представьте себе, как я был удивлен, когда узнал, что вы поселились здесь. У вас, как у кошки, девять жизней.
    Девушка лукаво посмотрела на него.
    — Вы приехали сюда из Челмсфорда обсуждать кошек, милорд?
    — Нет, я приехал из Лондона, где пребывал последние несколько дней.
    Эккерби окинул взглядом роскошный террасный сад.
    — Хэвиленд неплохо вас устроил, как я погляжу.
    Услышав оскорбительный намек на ее любовную связь с Рейном, Мадлен приняла надменный вид.
    — Вы ошибаетесь, сэр. И клевещете на графа Хэвиленда, приписывая ему собственные распутные намерения. Он всего лишь друг моего покойного отца и оказывает мне услугу, помогая трудоустроиться здесь, в Чизвике, в пансионе, принадлежащем леди Дэнверс.
    Эккерби недоверчиво поднял бровь.
    — Правда? Вы меня успокоили.
    Ей была отвратительна эта ухмылка на его блудливом лице.
    — Меньше всего меня интересует ваше спокойствие, лорд Эккерби.
    Он поднял руку, будто бы предотвращая ее следующую колкость.
    — Я не хочу с вами ссориться, сударыня.
    — А чего же вы хотите? — спросила Мадлен, стараясь держать себя в руках.
    — Только лишь возмещения убытков.
    — Возмещения убытков? — ее изумлению не было предела. — В каком смысле?
    — Ваш брат, Мадлен, мерзавец и вор. Он выкрал у меня фамильную драгоценность, и я хочу немедленно получить ее назад.
    — Прошу прощения? — сказала она, уставившись на него.
    Джерард, конечно, иногда бывает шалопаем, подшучивая над друзьями и недругами, но он не способен на преступление. И уж тем более невероятно, чтобы он украл дорогую вещь у своего соседа.
    Мадлен искала на лице барона признаки того, что все это шутка, но тот был совершенно серьезен.
    — Я хочу, чтобы вы объяснили причины столь абсурдного обвинения, — наконец произнесла она.
    — Ничего абсурдного в моих словах нет. Ваш брат покинул город на прошлой неделе незадолго до вашего отъезда. Я обнаружил пропажу ожерелья де Вассэ на следующий день после того, как встретил вас в гостинице почтовой станции.
    Мадлен слышала про бесценное колье с бриллиантами и рубинами, которое раньше принадлежало виконту и виконтессе де Вассэ, родителям невесты Джерарда.
    — А почему вы уверены, что это сделал Джерард?
    — Один из его подельников раскололся, — ответил Эккерби. — Заметив отсутствие драгоценности, я допросил всех своих слуг. Горничная, под угрозой наказания, созналась, что ваш братец соблазнил ее и, получив таким образом доступ в мой дом, взломал сейф и похитил ожерелье.
    — Я не верю вам, — заявила она категорично.
    Джерард был без памяти влюблен в Линет и не стал бы развлекаться с горничными.
    — Придется поверить. Где мне найти вашего брата?
    Мадлен решила не открывать барону правды. То, что Джерард и его возлюбленная бежали в Шотландию, пока было тайной, и она не собиралась ее выдавать.
    — Я не знаю, где он сейчас.
    В общем, девушка не лгала. После возвращения из Шотландии Джерард и Линет планировали остановиться в доме ее кузена, в графстве Кент и написать родителям девушки письмо, поставив их перед свершившимся фактом своей женитьбы. Но Мадлен не знала наверняка, прибыли туда молодожены или еще нет. Хотя, даже владей она такой информацией, ни за что не выдала ее барону.
    — Тогда найдите его, — сказал Эккерби сухо, пытаясь по ее лицу определить, правду она говорит или нет. — Эллису будет «уже, если мне придется самому его разыскивать.
    И после паузы прибавил:
    — Если он вернет украденное незамедлительно, я буду к нему снисходителен: он отправится в тюрьму, а не на виселицу.
    Мадлен охватило волнение. Что, если барон прав, и брат действительно обокрал его и скрылся, чтобы избежать возмездия? Это украшение стоит целого состояния, но Джерарду оно могло понадобиться по другой причине: драгоценность была украдена у виконта и виконтессы, когда те бежали из Франции, спасаясь от гильотины.
    Она вздрогнула. Такое донкихотство вполне в духе ее брата. Не исключено, что ему показалось справедливым выкрасть ожерелье и вернуть его первоначальным владельцам.
    Однако, решив оставаться на стороне брата, девушка изобразила презрительный взгляд и сказала насмешливо:
    — У вас нет веских доказательств его вины, милорд. Только показания горничной, которые, как вы сами отметили, получены под давлением.
    — У меня будут все необходимые доказательства, когда я найду ожерелье у вашего братца. Обещаю вам, я достану его из-под земли и он будет повешен как преступник.
    Волнение сменилось страхом, когда Мадлен представила, что Джерарда могут лишить жизни. Если ожерелье у него, то он должен его вернуть, независимо от того, насколько благородными были побуждения им завладеть. Это значит, что ей нужно найти брата раньше, чем это сделает барон, и убедить в ошибочности его действий.
    Мадлен поморщилась, понимая, что нет смысла дальше считать обвинения Эккерби клеветой. Он, возможно, и низкий тип, но вряд ли проехал бы столько миль, чтобы делать голословные заявления. Твердая убежденность, звучащая в его словах, также заставляла Мадлен поверить ему.
    Пока девушка обдумывала, что ответить барону, в выражении его лица промелькнуло коварство.
    — Держу пари, вы не хотите, чтобы ваши новые друзья, — он махнул рукой в сторону дома, — узнали, что ваш братец — обычный вор. Это плохо скажется на вашей репутации и, скорее всего, будет стоить вам преподавательской карьеры.
    — И вы им расскажете? — спросила она настороженно.
    — Это зависит…
    — От чего?
    — От вашего самоотречения. Готовы ли вы пожертвовать собой для спасения брата?
    — Вы говорите загадками, лорд Эккерби, — ответила Мадлен.
    — Тогда скажу проще. Я готов закрыть глаза на преступление вашего брата в обмен на… определенные уступки с вашей стороны.
    Она точно знала, какие уступки он имел в виду. Мадлен поняла, чего ради он явился в Дэнверс-холл. Он все еще надеется уложить ее в постель! И сейчас, имея в руках такие козыри, он рассчитывает наконец добиться своего.
    Мадлен стиснула зубы. Теперь она догадывается, что чувствовал Фредди, когда его шантажировала бессовестная вдова. Эккерби прекрасно знал, что она не допустит казни Джерарда. Но она также не собиралась и сдаваться.
    — Я вам уже говорила, что никогда не стану вашей любовницей.
    — Даже ради спасения брата?
    — У вас ведь нет уверенности, что он виновен!
    — Он виновен, и в конце концов я это докажу. А пока вы ведь не хотите, чтобы новый работодатель узнал о злодеяниях вашего брата?
    — Ну, идите же, рассказывайте, — девушка решила блефовать.
    Эккерби сжал губы: ему явно не нравился такой оборот событий. По мере того как его лицо темнело от злости, Мадлен напала сомневаться в правильности своего поведения. Даже если Джерард совершенно не виновен, барон может скомпрометировать ее, обвинив брата публично. Она не хотела потерять новое место из-за скандала, который бросил бы тень и на нее.
    Девушке также не улыбалось, чтобы Рейн узнал о проступке ее брата. Граф может понять и даже оправдать человека, стащившего булку хлеба, чтобы не умереть с голоду, но он никогда не одобрит кражу наследственной драгоценности.
    В любом случае, она должна воспрепятствовать тому, чтобы барон прямо сейчас отправился к ее новому начальству. Мадлен тем временем попытается выяснить, при частей ли Джерард к этому преступлению. Если да, то ей придется вправить мозги своему непутевому братцу, прежде чем того арестуют, обнаружив у него чужую собственность.
    — Нет необходимости делиться своими подозрениями с кем бы то ни было здесь, в Чизвике, милорд, — сказала она как можно более примирительно. — Если вы ошиблись насчет Джерарда, то, ложно обвинив его, навредите собственной репутации. Если же ожерелье и вправду у него, то, обещаю вам, я смогу убедить брата вернуть его вам.
    — Боюсь, этого будет недостаточно.
    По глазам Эккерби было видно, что ему доставляет удовольствие играть с ней в кошки-мышки.
    — Возможно, нам удастся договориться, сударыня.
    — Каким образом? — спросила она осторожно.
    — Меня устроит поцелуй.
    Гнев и возмущение захлестнули Мадлен. Он опять пользуется ее беспомощным положением, как в тот момент, когда, не выждав и месяца после смерти ее хозяйки, бессовестно склонял девушку стать его любовницей.
    Она взглянула на его губы, и ее передернуло от мысли о поцелуе похотливого барона. Когда он шагнул в ее сторону, Мадлен решила, что, если потребуется, будет защищаться садовыми ножницами, которые держала в руке.
    Однако положение ее было незавидным, и это осознавали они оба.
    — Правильно ли я вас поняла, — сказала она, стараясь скрыть свое отвращение, — если я позволю вам поцеловать себя, вы дадите мне достаточно времени, чтобы поговорить с Джерардом и убедить его вернуть вам ожерелье, при условии, что оно у него? А вы, между тем, никого не посвятите в дело о пропаже драгоценности?
    — Да, это будет нашей маленькой тайной. Что ж, заключаем сделку?
    Она стояла, не решаясь сказать «да», несмотря на всю свою безмерную любовь к Джерарду, и мысленно произносила проклятия. Она, конечно, спасет своего бестолкового брата, но когда найдет его, то придушит за то, что он поставил ее в это безвыходное положение.
    Пока она пребывала в нерешительности, барон шагнул к ней навстречу и ухватил за плечи, принимая, очевидно, ее молчание за согласие. Мадлен едва успела выставить перед собой руки, как он уже склонился над ней, намереваясь поцеловать.
    Как она и ожидала, все ее существо воспротивилось этому омерзительному действу. Когда Эккерби силой просунул свой язык ей в рот, Мадлен чуть не стошнило. Она уперлась ладонями ему в грудь, стараясь оттолкнуть от себя, но он обхватил ее талию рукой, прижимая к себе еще крепче.
    Затем он попытался схватить ее за грудь, и это было уже слишком. Возмущенная до предела, она приглушенно закричала, делая отчаянную попытку освободиться из его объятий.
    А в следующее мгновение Мадлен услышала знакомый мужской голос, свирепо рычавший проклятия. Барон тут же отпустил ее, отчего девушка качнулась назад, едва удержавшись на ногах. Восстановив равновесие, она увидела, что Рейн, схватив Эккерби за ворот пальто, силой оттащил его от Мадлен.
    Прежде чем она смогла произнести хоть слово, Рейн развернул противника к себе и могучим ударом кулака в челюсть отправил его в нокдаун.
    Мадлен увидела страшную гримасу на лице Рейна, когда он, вцепившись в поверженного соперника, стал поднимать того на ноги, чтобы продолжить избивать.
    Вскрикнув, она ухватила Рейна за руку, изо всех сил стараясь ее удержать.
    — Прекратите, прошу вас. Не бейте его, — взмолилась она, делая попытку встать между ними.
    — Почему нет?
    — Вы его убьете.
    — Именно это я и намерен осуществить.
    Разъяренный вид его свидетельствовал о том, что он не шутит.
    — Рейн, пожалуйста! — повторила она более настойчиво.
    Мадлен была очень благодарна графу за то, что он прервал этот отвратительный поцелуй. Но, получив себе в помощь его сокрушительную ярость, придется объяснить ситуацию, а ей очень не хотелось бы рассказывать Рейну о преступных проделках своего брата. К тому же он рассвирепеет еще больше, если узнает о стремлении Эккерби шантажом склонить ее к любовной связи. Ей, конечно, было приятно видеть, что на барона обрушилось возмездие за его оскорбительные предложения, но все же смерти он не заслужил.
    Эккерби, однако, был явно взбешен от подобного унижения. Поваленный между кустов роз, он держался за свою разбитую челюсть и смотрел на Рейна глазами, полными гнева.
    — Как вы посмели ударить меня, вы… вы… кретин! Немедленно извинитесь!
    — Об этом можете только мечтать, — зло бросил граф. — Извиняться должны вы перед мисс Эллис за свое хамское поведение.
    — Еще чего, — начал Эккерби, но Рейн его оборвал:
    — Или вы просите у нее прощения, или объявляйте своих секундантов.
    — Выбираю второе, — выпалил барон.
    — Пистолеты, шпаги?
    — Пистолеты. С удовольствием всажу в вас пулю.
    — Это я вам с удовольствием преподам урок правильного обращения с женщинами.
    Мадлен созерцала происходящее, потеряв от потрясения дар речи. Рейн только что вызвал на дуэль барона, и тот принял вызов!
    — Нет! — крикнула она высоким слабым голосом, но ее уже никто не слушал.
    — Завтра на рассвете? — вопрос прозвучал скорее утвердительно.
    — Идет, — рявкнул Эккерби.
    — Здесь или в Лондоне?
    — Лондон. Мне так удобнее. Встретимся в обычном месте.
    Рейн резко кивнул.
    — Мой секундант свяжется с вашим для уточнения подробностей.
    На лице барона отразилась нерешительность, как будто он только сейчас осознал, во что впутался.
    Мадлен взглянула на Хэвиленда, испепеляющего взглядом своего недруга. Вид его был ужасен. Барон, видимо, подумал то же самое, но он не мог отступить, не потеряв при этом лица.
    — Хорошо, — проворчал Эккерби, с трудом поднимаясь на ноги. — Мой лондонский дом находится по адресу: площадь Портмэн, 7.
    Он явно растерял свою решительность, но высокомерие или обида не позволяли ему пойти на попятный.
    Но Мадлен могла наступить гордости на горло, чтобы просить его пересмотреть свое решение. Она должна успокоить его ярость, чтобы он не предпринял ничего против ее брата до тех пор, пока она сама не встретится с ним и все не выяснит.
    — Лорд Эккерби, — начала она молящим тоном. — Я сожалею об этом недоразумении, но вы ведь не хотите стреляться?
    Барон злобно взглянул на нее, отряхивая пятерней свое пальто.
    — Всего доброго, мисс Эллис. Когда все закончится, мы еще встретимся, обещаю вам.
    Не проронив более ни слова, он схватил свою шляпу, закатившуюся в цветочную клумбу, и горделиво зашагал прочь.
    Совершенно растерянная, Мадлен смотрела ему вслед, пока он не исчез из виду, а потом повернулась к Рейну.
    — Вы с ума сошли, зачем вы вызвали его на дуэль? — воскликнула она страдальчески.
    — Совсем нет. Просто пора научить мерзавца хорошим манерам.
    На его лице играли желваки.
    — Я сразу заподозрил худшее, когда Фредди сказал мне, что видел, как Эккерби прибыл в Дэнверс-холл. Я немедленно поспешил сюда. И, к счастью, успел.
    Краем сознания Мадлен отметила, что Рейн явился не со стороны дома, а от бокового входа, ведущего из Ривервуда. Его быстрое появление объясняется тем, что он шел сюда напрямик, а не вокруг, обходя парк.
    — Нет никакого счастья в том, — воскликнула Мадлен, — что в результате этой ссоры один из вас может умереть.
    Она глубоко вздохнула, овладевая собой.
    — Мне не нужно, чтобы вы разыгрывали из себя Дон Кихота. Я справилась бы с Эккерби самостоятельно.
    — Да, у вас это неплохо получилось, — заметил он язвительно.
    Мадлен ничего не ответила. Это ужасно, если он видел, как барон касался ее, но еще страшнее последствия, к которым приводят дуэли. Рейн может быть ранен или даже убит, но и в случае его успеха, поединок, наверное, повлечет за собой огромные неприятности.
    — Вы не думаете о том, что можете проиграть поединок?
    — Нет, — ответил он безапелляционно. — Я не проиграю.
    — А если выиграете? Вы как будто не знаете, что дуэли запрещены. Если вы убьете барона, вам придется бежать из страны, чтобы не быть арестованным.
    Его губы растянула улыбка.
    — Возможно, я его не убью, а только проделаю в нем приличную дыру.
    В отчаянии она опять повисла на руке Рейна.
    — Я не допущу кровопролития из-за меня!
    — Это не вам решать, милая, — сказал он, неспешно разжимая ее пальцы. — Прошу прощения, что опять побеспокоил ваше чувство независимости, но этот ублюдок больше никогда до вас не дотронется.
    После этих слов он развернулся и быстро пошел по направлению к дому, не дав ей времени что-либо ответить.
    Мадлен смотрела на него, обуреваемая желанием молиться и браниться одновременно. Как же получилось, что все так стремительно пошло кувырком?
    Она поднесла руку к виску от внезапно возникшей боли. Первым делом она должна любой ценой воспрепятствовать поединку, а потом найти своего безответственного брата и убедить вернуть имущество барона, прежде чем его схватят и приговорят к повешению.
    Приняв решение, Мадлен, подгоняемая осознанием срочности дела, поспешила к дому, бросив корзину с цветами в саду.
* * *
    По ее мнению, уговорить Эккерби отказаться от поединка было задачей не такой безнадежной, как склонить к тому же Рейна. Граф слишком упрям и бескомпромиссно настроен защищать ее во имя покойного отца. Он явно живет какими-то старинными понятиями о рыцарстве, заставляющими его покровительствовать слабым и беззащитным. И хотя какая-то ее часть радовалась этому, она все же вовсе не слабая. И совсем невыносима мысль, что он может из-за нее пострадать.
    Правда, Мадлен не могла просто поехать к барону в Лондон, так как у нее в одиннадцать урок и она должна еще подготовиться.
    Поэтому девушка принялась писать на его лондонский адрес, клянясь, что позаботится о том, чтобы драгоценность была ему возвращена, если он согласится воздержаться от поединка.
    При этом она пообещала, что поговорит с Хэвилендом и убедит последнего в ошибочности поспешного вызова.
    И она собиралась сдержать свое слово. Мадлен отправится к Рейну в Ривервуд сразу же по окончании занятий, надеясь, что, немного успокоившись, он будет более сговорчив. Она скажет ему, что сама разрешила Эккерби поцеловать себя, не раскрывая настоящей причины. Если он узнает о возмутительном предложении барона, то только еще больше рассвирепеет.
    Мадлен передернуло от мысли, что ей придется соврать ему, будто бы она добровольно целовала развратника, от которого ее тошнит. Но Рейн вряд ли отменит свой вызов, если только она не убедит его в том, что он неправильно истолковал объятия барона.
    Второе письмо она написала брату, требуя от него ответа, правда ли, что он похитил драгоценную вещь, и если да, то призывала одуматься и вернуть ожерелье хозяину. Мадлен прибавила, что в противном случае барон Эккерби намерен обойтись с ним со всей строгостью.
    В конверт с письмом она вложила чек, полученный ею от Фреда Лансфорда. Сто фунтов будут хорошим подспорьем Джерарду и Линет в их начинающейся семейной жизни, а, может, и позволят Джерарду купить своей невесте драгоценность, не запятнанную преступлением.
    Мадлен написала на конверте адрес кузена Линет в Мэйдстоуне, в графстве Кент. Если она не получит ответа на свое послание, то поедет туда сама и лично предстанет перед братом. Но ей не хотелось бы сейчас покидать Чизвик без крайней необходимости, ведь это могло уничтожить ее едва начавшуюся преподавательскую карьеру.
    Ее опасения за Джерарда несколько смягчала возможность в крайнем случае обратиться к Рейну. Но тогда придется рассказать ему всю правду о воровстве брата, что бросит тень на нее саму.
    Мадлен поджала губы, осознавая эгоистичность причин, которые заставляли ее держать эту неприглядную историю втайне от графа. Если сейчас Рейн считает ее достойной стать его женой, то вряд ли он захочет жениться на сестре вора, которому грозит тюремное заключение или смертная казнь. И он, скорее всего, никогда ее не полюбит, если ее скандальная репутация будет угрожать честному имени его многочисленного семейства.
    «Маман, я, наверное, не должна надеяться однажды завоевать его сердце?» — подумала Мадлен с тоской, запечатывая оба письма.
    Выгоняя из головы эти глупые мечты, она убрала письменные принадлежности и отправилась на поиски Симпкина.
    Пожилого дворецкого девушка обнаружила в танцевальной зале руководящим чисткой канделябров и заменой выгоревших свечей на новые.
    Когда она попросила его отправить письма как можно быстрее, тот охотно согласился.
    — Однако, мисс Эллис, — предложил Симпкин, — лорд Хэвиленд наверняка отправил бы их сам.
    Она покачала головой, слегка улыбнувшись. Она бы не хотела, чтобы Рейн знал об этих письмах.
    — Возможно, но я не желаю пользоваться добротой его светлости, он и так уже слишком много сделал для меня, — возразила она. — И очень желательно, чтобы эти послания были отправлены как можно скорее.
    Симпкин достал из кармана пиджака часы и, взглянув на них, сказал:
    — Я сам этим займусь. Если выйти прямо сейчас, то я успею на почтовую станцию как раз к прибытию почтового дилижанса.
    — Спасибо, Симпкин. Я высоко ценю вашу доброту, — сердечно поблагодарила Мадлен, после чего направилась наверх, чтобы сменить наряд для предстоящего урока.
    Правда, она понимала, что не сможет как следует сосредоточиться на преподавании из-за угрозы дуэли, нависшей над ней дамокловым мечом.
    Подходя к своей спальне, она опять покачала головой, на этот раз потрясенная невероятностью происходящего. Ей все еще было крайне трудно осознать, что два аристократа собираются из-за нее стреляться, и это после стольких лет, когда мужчины не обращали на нее никакого внимания. Это поистине было бы смешно, если бы не таило в себе такую опасность.
    Мадлен придется бороться с гложущим ее страхом те бесконечно долгие часы, которые предстояло пережить, прежде чем она попадет к Хэвиленду и сможет уговорить его отменить дуэль.
* * *
    Рейн сам удивлялся своей импульсивности, вызвав барона стреляться завтра на рассвете. Обычно он отличался не только уравновешенностью, но и особым хладнокровием во всем, что касалось женщин. Он никогда не позволял чувствам руководить собой в отношениях с дамами после того, как предательство Камиль нанесло ему глубокую сердечную рану.
    Вызов на дуэль — явно неразумный поступок, Рейн это признавал. И ему было трудно себе объяснить, почему его охватила такая ярость при виде того, как барон обнимал Мадлен Эллис. Любой другой списал бы такую реакцию на счет обычной мужской ревности.
    Но откуда взяться ревности в его случае? Для этого в отношения должны быть примешаны чувства иные, чем те, что вытекали из его дружбы и уважения к ее покойному отцу. Но он не испытывает к ней любовной привязанности.
    Нет, вероятно, его бурная реакция объясняется просто стремлением защищать слабый пол, а также инстинктом собственника, ведь она, возможно, станет его женой. Это и осознание того, что он несет моральную ответственность за ее благополучие, заставило графа защищать Мадлен от приставаний распутного барона.
    Но, к изумлению Рейна, девушка ни в малейшей степени не оценила его вмешательства. Даже более того — накинулась на него за то, что он вступился за нее.
    Однако, не сожалея о случившемся, он решительно приступил к необходимым для организации дуэли действиям. Начал с того, что написал человеку, которого просил быть его секундантом, и отправил лакея в Лондон доставить записку. Эккерби необходимо понять, что у Мадлен теперь есть защитник, и если он не принесет извинений, то будет проучен пистолетным выстрелом.
    Когда ему сообщили о прибытии Симпкина в Ривервуд, Хэвиленд испытал некоторую обеспокоенность. Рейн просил дворецкого приглядывать за Мадлен и срочно оповещать в том случае, если барон осмелится опять объявиться в Дэнверс-холле.
    — Надеюсь, Эккерби не возвращался надоедать мисс Эллис, — сказал Рейн, как только Симпкин вошел в его кабинет и коротко поклонился.
    На лице слуги обозначилась встревоженность.
    — Нет, милорд. Но, полагаю, вам лучше знать… вскоре после вашего отъезда мисс Эллис поручила мне отправить письмо барону Эккерби.
    — Сразу после моего отъезда? — спросил граф с обеспокоенным видом.
    — Да, милорд, и, кажется, ей было важно, чтобы корреспонденция была отправлена как можно быстрее. Я также отправил и второе письмо, адресованное мистеру Джерарду Эллису.
    — Ее брат, — пробормотал Рейн, погрузившись в глубокое раздумье.
    — Мне неприятно нарушать конфиденциальность ее просьбы, — пояснил Симпкин, — но вы просили приглядывать за Мадлен Эллис и ставить вас в известность о любых действиях барона Эккерби по отношению к ней. И после того, что вы мне о нем сообщили, признаюсь, меня беспокоит то, что она сочла необходимым ему написать.
    — Вы очень хорошо сделали, что рассказали мне это, Симпкин, — уверил его Рейн. — Дальше я буду действовать сам.
    Поблагодарив дворецкого, он отпустил его назад, а сам остался стоять, хмуро глядя в направлении Дэнверс-холла. Известие, что Мадлен написала Эккерби, вдруг взволновало его и возродило множество давно забытых чувств. Среди прочих, подозрительность и сомнения тревожили Рейна больше всего.
    Он искал и не находил причин, по которым Мадлен могла написать срочное послание человеку, которого, как она сама говорила, презирает.
    Какая-то догадка проскочила в его сознании, когда он вспомнил выражение ее лица после того, как ударил барона; ее глаза потемнели от злости. Тогда он приписал это возмущению поведением барона, принуждавшего ее к близости.
    Но, может, он все неправильно понял? Может, она разозлилась на Хэвиленда за то, что тот накинулся на ее любовника?
    Рейн взъерошил свои волосы пятерней, не в силах разобраться с чувствами. Он доверял Мадлен, потому что доверял ее отцу, но ведь, по сути, совершенно ее не знал. Не слишком ли легкомысленно поверил он в ее затруднительные обстоятельства?
    Что-то тут не так, он это определенно чувствовал. Выявлять предателей было его профессией, в конце концов. В какой-то момент Мадлен выглядела… виноватой. Как будто утаивала от него что-то важное.
    Граф пробурчал себе под нос проклятие. Он уже был в подобной ситуации — другая женщина скрывала от него горькую правду. И теперь внутренний голос кричал ему: история повторяется.
    Вопросы кружились в его сознании, особенно беспокоил главный: были ли отношения Мадлен с бароном Эккерби более близкими, чем она пыталась их ему представить?
    Он готов защищать ее от приставаний развратника, но нужна ли ей его защита? Или граф просто стал свидетелем размолвки между возлюбленными в тот вечер на постоялом дворе, когда впервые встретил ее и барона?
    И сегодня в саду Мадлен, возможно, обнимала его вполне добровольно. А когда мерзавец ласкал ее грудь, тот сдавленный крик был признаком удовольствия. Некоторым женщинам нравятся грубые ласки. Даже очень нравятся.
    Рейн сжал зубы. Нет, кажется, он зашел в своей подозрительности слишком далеко. То, что его однажды предали, еще не повод обвинять в обмане Мадлен.
    И все же она пыталась что-то от него утаить, это очевидно. И, в общем, ничего не было невозможного в том, что она пишет письма любовнику. Как тогда, в прошлом, когда обманщица, которую он полюбил, уже принадлежала другому.
    Конечно, не было причин считать Мадлен столь же порочной, как Камиль Жузе. Фредди говорил, что она собиралась отослать деньги, полученные в качестве вознаграждения, своему брату Джерарду, который в них нуждался больше нее. Камиль тоже стремилась помочь членам своей семьи бежать от опасности, нависшей над ними на родине, но на этом все сходство между этими двумя женщинами, возможно, заканчивается.
    Рейн решил не делать поспешных выводов. Наверное, есть какое-то логическое объяснение тому, что она написала одновременно барону и своему брату, и пока граф не должен ни в чем ее винить.
    Тем временем он все же постарается искоренить ростки нежного чувства к Мадлен, уже начавшие прорастать в его сердце. И преподаст Эккерби урок хороших манер и благородства, который тот не скоро забудет.
* * *
    Мадлен с трудом удавалось сохранять хотя бы видимость спокойствия во время занятий в пансионе. Она была слишком взволнована предстоящей дуэлью. Поэтому сразу же по окончании урока девушка отправилась в Ривервуд на двуколке, которую ей любезно предоставила Арабелла.
    К ее огорчению, Рейна не оказалось дома. По крайней мере, так сказал его мажордом Брэмсли. К тому же он отказался сообщить, где можно найти графа, хотя Мадлен подозревала, что он это хорошо знал.
    К счастью, Фредди все еще был в Ривервуде. Правда, он не выказал бурной радости, когда она появилась в бильярдной, где он играл партию сам с собой.
    — Скажите, где я могу найти Хэвиленда? — тут же спросила его Мадлен. — Брэмсли ничего мне не сказал, кроме того, что он отсутствует.
    — Час назад он уехал в Лондон, — неохотно ответил Фредди.
    — Черт побери, — пробормотала Мадлен, поджимая нижнюю губу. — Я надеялась застать его здесь и уговорить отменить эту дурацкую дуэль.
    — Он не может ее отменить, — возразил Фредди, глядя на нее несколько удивленно.
    — Почему?
    — Потому что это дело чести. Эккерби на этот раз зашел слишком далеко: Рейн не мог спокойно наблюдать, как этот хам бесчестит вас.
    — Но он не бесчестил меня, — она закатила глаза. — Все в действительности было не так.
    Фредди нахмурился.
    — Ну что ж, теперь уже слишком поздно.
    — Нет, не слишком. Я сейчас же поеду в Лондон и поговорю с Рейном.
    — Мисс Эллис, — начал Лансфорд поспешно, — вы не должны вмешиваться в это дело. Это просто не имеет смысла. Вы можете отговаривать его сколько угодно, это ничего не даст. Я его знаю. Он не изменит своего мнения, если уверен, что поступает правильно.
    Но Мадлен пропустила мимо ушей его взволнованную тираду.
    — Я полагаю, он намеревается переночевать в своем лондонском доме?
    Фредди поморщился от ее упрямства.
    — По крайней мере, он туда направлялся. Рейн собирался взять там пистолеты и встретиться со своим секундантом. А завтра утром ему нужно рано встать.
    Мадлен удивилась.
    — Он не попросил вас быть его секундантом?
    — Нет, — Лансфорд был смущен. — Он не хочет, чтобы меня ранили, если мне придется стать к барьеру вместо него, и к тому же я не очень метко стреляю.
    — Хоть о вашем благополучии он беспокоится, если свое ему безразлично, — заметила она горько. — И кто же будет его секундантом?
    — Он собирался просить Уилла Стокса.
    — А кто такой этот Уилл Стокс?
    — Давний друг Рейна. Они с детства знакомы и вместе служили в Министерстве иностранных дел.
    Стокс, должно быть, тот самый воришка, предположила Мадлен, но сейчас это не имело значения. Важно было остановить дуэль, пока никто никого не подстрелил.
    Однако Фредди, видимо, был прав. Разговор с Рейном, скорее всего, принесет мало пользы. Ей нужно предпринять что-то более действенное, чтобы заставить его признать ее правоту.
    — Вы знаете, где состоится дуэль? Эккерби говорил, что они встретятся в «обычном месте», и Рейн, похоже, понял, что имелось в виду.
    Фредди нахмурился.
    — Зачем вам это?
    — Надо, — и видя его нерешительность, девушка нетерпеливо прибавила: — Скажите мне. Я и сама могу найти их, но вы освободите меня от необходимости искать по всему Лондону. В любом случае я узнаю, где это.
    Он энергично запротестовал:
    — Мисс Эллис… Мадлен, вы не можете вмешиваться в дело чести джентльменов!
    — Поскольку я не джентльмен, на меня не распространяется их неписаный кодекс поведения.
    «Девушка была намерена предотвратить дуэль любой ценой, даже если придется убеждать их, угрожая оружием. У нее есть пистолет, и она не собирается подвергать Рейна риску быть раненным из-за нее или понести наказание за убийство Эккерби.
    Мадлен уставилась на Фредди взглядом, полным непоколебимой решимости, и тот в конце концов вздохнул с досадой.
    — Думаю, они имели в виду пустырь Рудли. Это место на окраине Лондона, где обычно происходят дуэли.
    — Спасибо, — сказала Мадлен, довольная тем, что ей не придется теперь тратить свое время на поиски. — В таком случае, не будете ли вы так любезны сопровождать меня туда завтра утром до рассвета?
    Звук, который издал Фредди, более всего был похож на визг.
    — Я ни в коем случае не буду вас туда сопровождать! Рейн убьет меня, если я осмелюсь на что-либо подобное.
    — А я убью вас, если откажетесь.
    Мадлен и сама поняла, что ее угроза прозвучала не очень убедительно, поэтому сменила тактику.
    — Вы говорили, — начала она более мягким тоном, — что если в ваших силах отплатить за услугу, которую я вам оказала, то я могу обращаться. Так вот, я обращаюсь к вам за помощью.
    — Мадлен, но это же нечестно!
    — Вы хотите сказать, что не собираетесь сдержать свое слово? — надавила она. — После всего, что вы тут говорили про честь джентльменов?
    Фредди вперил в нее сердитый взгляд.
    — Нет, я не хотел этого сказать.
    — Так вы отвезете меня туда?
    — Ладно, черт вас возьми, я отвезу вас. Но тогда вы должны будете объяснить Рейну, как вы заставили меня, иначе моя смерть будет на вашей совести.
    — Клянусь все ему рассказать и освободить вас от всякой ответственности, — пообещала Мадлен, чувствуя огромное облегчение. Теперь, по крайней мере, она может попытаться помешать дуэли.
    Правда, на сердце все еще оставалась тяжесть, ведь опасность для Рейна пока не миновала. Как не миновала и опасность для нее самой. Эта мысль испугала ее, ведь то, что она так переживала за него, только подтвердило ее опасения: Мадлен отчаянно его любила.

Глава девятая

    Это случилось, маман. Я предрешила свою судьбу, не знаю, к лучшему или худшему.
    — Я все же считаю, что это страшная ошибка, Мадлен, — жаловался Фредди, в то время как они ехали в предрассветной темноте в направлении Лондона.
    Коляска тряслась на дорожных выбоинах и скользила колесами в грязи, рывками продвигаясь в густом тумане. Мадлен, хватаясь за поручни, отвечала ему довольно рассеянно.
    — Я хорошо понимаю ваши переживания, Фредди. Вы мне это говорили уже десять раз.
    Пренебрегая этикетом, они быстро перешли на обращение друг к другу по имени, поскольку общая опасность сближает.
    Сейчас они рисковали вылететь из экипажа, если он сползет со скользкой дороги, что представлялось более чем вероятным. Пара серых лошадей с огромным усилием шагала по раскисшей дороге, увязая копытами в топкой густой жиже и забрасывая комьями грязи сидящих в коляске пассажиров.
    И хотя Фредди был несколько легкомысленным малым, кучером оказался отменным, и Мадлен положилась на него, поверив, что он доставит ее на пустырь Рудли вовремя.
    Они выехали из Чизвика задолго до рассвета, под накрапывающим дождем, который через время прекратился. Ее капор и плащ промокли до нитки и облипли грязью, та же участь постигла и вуаль, делавшую ее инкогнито.
    Но Мадлен не придавала этим неудобствам большого значения, сосредоточив внимание на дороге, силясь рассмотреть ее в окутывающем их тумане.
    Однако она не могла так легко отмахнуться от Фредди. Девушка уже относилась к нему почти как к брату, и в своем упрямстве он действительно был похож на Джерарда, когда тот пытался добиться своего.
    — Правда, вам не надо беспокоиться о Рейне, — повторил он уже в третий раз за последние пять минут. — Ему ничего не угрожает, ведь он отличный стрелок.
    — В свете его бывшей профессии это меня совсем не удивляет. Конечно, он умеет обращаться с пистолетом. Но и Эккерби слывет снайпером. И если кто-то из них будет ранен или убит этим утром… — Мадлен вздрогнула. — Я не смогу жить с осознанием вины в этом кровопролитии.
    Она плотнее закуталась в плащ, стараясь согреться. Но холод исходил скорее изнутри, а не от укрытой влажным туманом окружающей местности. Причина его была в страхе, который овладел ее сердцем.
    — Как медленно мы едем, — пробормотала она, чувствуя, как ее вновь охватывает тревога.
    Фредди недовольно фыркнул.
    — Если мы поедем быстрее, то приедем в ближайший кювет. А я не хочу почем зря калечить своих лошадей. У нас в запасе еще много времени, дуэль не начнется, пока полностью не рассветет. Нужно, чтобы противника было хорошо видно, как вы понимаете.
    Его язвительность натолкнула Мадлен на мысль, что она задела его своим замечанием.
    — Спасибо, что взялись меня отвезти, Фредди, — сказала она примирительно, стараясь успокоить его возмущение. И прибавила вполголоса: — Черт возьми, не могу поверить, что все это происходит наяву.
    — И я тоже, — поддержал Фредди. — Рейн — самый благоразумный человек среди моих знакомых, несмотря на его склонность к чрезмерному героизму. Хоть убей меня, не могу понять, что это на него нашло.
    Мадлен тоже не могла понять его непреклонного упрямства.
    — Да уж. Если он и выйдет из этой истории невредимым, то ему не избежать скандала даже в случае ранения Эккерби.
    Фредди немного помолчал, обдумывая сказанное, затем покачал головой.
    — Я думал об этом. Рейн будет стараться все сделать без особых последствий, хотя бы ради своей бабки. Леди Хэвиленд придет в ярости, если он запятнает доброе имя их семейства еще больше, чем делал это до сих пор.
    — Это не очень утешает, — мрачно отозвалась Мадлен.
    — Пожалуй, да. Но, прошу вас, не отвлекайте меня, если хотите, чтобы мы благополучно добрались до Лондона.
    Она не стала напоминать, что это именно он беспрерывно спорит с ней с того самого момента, как заехал за ней в Дэнверс-холл.
    Вместо этого Мадлен замолчала, пытаясь унять подступающую тошноту от гложущего ее страха и тряски экипажа.
    К тому моменту, когда Фредди остановил лошадей на краю зеленого луга, мгла немного рассеялась.
    У Мадлен опять отяжелело сердце, пока она вглядывалась в окутанную туманом даль. Было уже достаточно светло, чтобы различить несколько экипажей, прибывших сюда перед ними, и группку людей посреди поляны.
    — Вы же говорили, что они не начнут, пока полностью не рассветет! — воскликнула она взволнованно.
    Не дожидаясь ответа Фредди и его помощи, она выпрыгнула из коляски и поспешила к середине луга. Подол ее юбки тут же пропитался влагой от мокрой травы, затрудняя движение, но даже железные оковы не смогли бы ее сейчас удержать.
    Как она и ожидала, ее прибытие было встречено гробовым молчанием. В темном плаще, черном капоре и вуали у нее был вид скорбящей вдовы, но Рейн явно узнал ее, что было видно по его сердитому взгляду, и барон Эккерби, видимо, тоже.
    Не давая им времени опомниться, девушка решила воспользоваться эффектом неожиданности.
    — Доброе утро, джентльмены. Боюсь, вы зря встали в такую рань, ибо я настаиваю на отмене этого незаконного мероприятия.
    Она застала их за изучением содержимого двух футляров для пистолетов. Очевидно, в этот момент они были заняты проверкой исправности механизмов дорогого оружия тонкой работы. Рядом с Рейном стоял жилистый, с острыми чертами лица господин, одетый в простой темный костюм. Мадлен решила, что это его секундант, а пожилой мужчина, стоявший около Эккерби, видимо, оказывал ту же услугу барону.
    Губы Рейна неодобрительно сжались, в то время как его приятель, не смутившись, смотрел на незнакомку с веселым любопытством.
    Мадлен, правда, не находила ничего веселого в том, что взрослые мужчины собираются пустить друг в друга пулю, и была намерена помешать этому, даже если бы пришлось встать между дуэлянтами.
    Но сначала она должна была урезонить Рейна, который, казалось, совсем не в восторге от ее появления.
    — Какого черта вы тут делаете? — спросил он мрачно. — Вы же знаете, вас здесь быть не должно.
    — Позволю себе не согласиться, — ответила она хладнокровно, стараясь унять мелкую дрожь. — Поскольку вы стреляетесь из-за меня, я полагаю, что имею право высказать свое мнение на этот счет.
    — Вы ничего не можете сказать на этот счет, — сказал он таким суровым тоном, какого она еще никогда не слышала от него.
    — Но я все же скажу, — возразила Мадлен. — Я не желаю быть яблоком раздора. Если вы перестреляете друг друга, то впоследствии выплывет, что причиной вашей ссоры была я, и это бросит тень на мою репутацию. В общем, я не разрешаю вам стреляться.
    Не обращая внимания на ее заявление, Рейн посмотрел мимо нее на бредущего к ним с опущенной головой Фредди.
    — Лансфорд, будьте добры, уведите ее отсюда сейчас же.
    — Он этого не сделает, лорд Хэвиленд, — ответила она за того. — И я не уйду до тех пор, пока вы не прекратите эту нелепую ссору.
    Она встала между противоборствующими сторонами.
    — Предупреждаю, если вы хотите продолжить, то вам придется стрелять в меня.
    Лицо Рейна стала каменным.
    — Я буду вынужден силой вас отсюда убрать, дорогая.
    — Можете попробовать.
    Она достала свой заряженный пистолет из сумочки, которую держала в руках.
    — Вряд ли ваши помощники захотят искушать судьбу. Идите, отмеряйте шаги, джентльмены, и я обещаю, что выпущу пулю в того, кто первым из вас стрельнет.
    Как она и ожидала, ей никто не ответил. Очевидно, каждый из них обдумывал, насколько серьезными были ее намерения.
    — Мы оба, лорд Эккерби, знаем, что вчерашний инцидент был не более чем недоразумением, — начала она более уверенно, обращаясь к барону. — Я не сомневаюсь, что вы не намеревались быть столь… напористым. Но сейчас, после того, как у вас была возможность все спокойно взвесить, я вас спрашиваю: не желаете ли вы принести извинения, которых от вас требует лорд Хэвиленд?
    Эккерби уже явно отошел от того возмущенного состояния, в котором пребывал вчера утром в саду Дэнверс-холла. И Мадлен надеялась, что в сложившихся обстоятельствах он сможет пойти на перемирие без унижения собственного достоинства.
    Затаив дыхание, она нетерпеливо ждала. Эккерби взглянул на Рейна и затем, откашлявшись, начал:
    — Вероятно, я был слишком напорист. Если это так, то я приношу свои извинения, сударыня.
    — Таким образом, — поспешно вмешался Фредди, — честь и достоинство сохранены.
    В его голосе прозвучало облегчение, но она пока не ощущала того же оптимизма. Подняв вуаль ровно настолько, чтобы барон видел ее губы, она беззвучно сказала: «Спасибо, вы не пожалеете об этом». После чего продолжила громким голосом:
    — Конечно, я извиняю вас, милорд. Я очень рада, что мы уладили это маленькое недоразумение.
    Поворачиваясь к Рейну, Мадлен опустила вуаль.
    — Вы, очевидно, удовлетворены, лорд Хэвиленд, а если ваша уязвленная мужская гордость того требует, то можете выстрелить в воздух. Ведь так делается, когда конфликт разрешается приемлемым для обеих сторон образом?
    Мадлен говорила о традиции стрелять в воздух, с тем чтобы закончить дуэль без риска для участников получить ранение.
    Рейн хранил угрюмое молчание, сверля ее пристальным взглядом. А у Мадлен сердце тяжко билось в груди, пока он наконец не ответил:
    — Зачем тратить попусту хорошую пулю?
    У нее будто гора свалилась с плеч, и ноги едва не подкосились от внезапно навалившейся слабости. Но в следующее мгновение Рейн все испортил угрозой:
    — Заметьте, Эккерби, в следующий раз не будет никаких выстрелов в воздух, если вы осмелитесь к ней приблизиться.
    Едва возмущенный барон сделал шаг вперед, как Мадлен вмешалась и успокаивающе дотронулась до него рукой.
    — Спасибо за благоразумие, милорд. Сейчас, полагаю, вы бы хотели покинуть общество этих господ и вернуться домой.
    Эккерби стиснул зубы, затем обратился к своему секунданту:
    — Пойдемте, Ричардсон, нам здесь больше нечего делать.
    Развернувшись, он широким шагом направился к своему экипажу, а его помощник поспешил вслед за ним.
    Когда барон удалился на достаточное расстояние, приятель Рейна заговорил в первый раз за это утро:
    — Я очень доволен, что мои услуги тебе больше не нужны, Рейн, благодаря этой неустрашимой леди, — сказал он с затаенной веселостью. — Не будет ли слишком большой наглостью с моей стороны попросить тебя представить нас друг другу?
    — С удовольствием бы это сделал, Уилл, — отозвался тот сухо. — Но ты же видишь, неустрашимая леди желает остаться инкогнито. Может, когда-нибудь, при более благоприятных обстоятельствах.
    Человек, которого Мадлен посчитала Уиллом Стоксом, воспринял отказ весьма учтиво.
    — Хорошо, тогда позвольте откланяться. Если понадобится моя помощь в другой раз, я всегда к твоим услугам.
    — Спасибо тебе, что пришел сегодня.
    С легким поклоном секундант Хэвиленда направился к своему экипажу, оставив Мадлен наедине с Рейном и Фредди.
    — Нам с мистером Лансфордом тоже нужно уезжать, — пробормотала она, чувствуя себя крайне неуютно под пронзающим взглядом графа. — Он встал намного раньше, чем велит ему природа, и теперь должен отдохнуть.
    Однако ее аргумент явно не произвел на Рейна никакого впечатления.
    — Не так быстро, дорогая, — угрожающе протянул он.
    Мадлен на всякий случай отступила назад.
    — Фредди проводит меня домой.
    — Нет, не проводит. Мы с вами должны прямо сейчас кое-что обсудить. Фредди будет лучше в это не вмешиваться, — сказал граф, одарив кузена едким взглядом.
    Сказав это, он крепко взял ее за локоть и повел по направлению к своей карете.
    — Я не поеду с вами вдвоем, Рейн, — запротестовала Мадлен. — Я вам больше не верю, после того как в прошлый раз вы применили ко мне свои навыки соблазнения.
    — На этот счет можете не волноваться. Я только лишь хочу открутить вам голову без свидетелей.
    Эта угроза немного успокоила Мадлен. Она боялась оставаться с Рейном наедине из-за возможности повторения его домогательств, как было пару дней назад, но сейчас он был настроен явно не романтически. А это, полагала она, ее больше устраивает. Он сейчас был особенно опасен, но его злость пугала Мадлен намного меньше, чем его очарование, которому она совсем не способна сопротивляться.
    — Ваши слуги будут знать, если вы меня убьете, — заметила она кротко. — И Фредди тоже.
    — С Фредди я разберусь попозже.
    Когда они вышли на край луга, экипаж барона уже уехал и кабриолет Уилла Стокса тоже почти скрылся из виду.
    Однако Рейн, заметила Мадлен, направился не к своему экипажу, а повел ее дальше, к небольшой вязовой роще, скрываясь от глаз ожидающих его слуг.
    Только здесь он остановился и, развернув девушку к себе, откинул вуаль с ее лица.
    — Что, черт возьми, вы о себе возомнили, чтобы появиться на месте дуэли? — процедил Хэвиленд сквозь сжатые зубы.
    — Сперва скажите, какого черта вы устроили эту дуэль, — ответила она, решив ни в чем не уступать ему в словесных перепалках.
    Его глаза потемнели от ярости.
    — Вы испугались, что я застрелю Эккерби, не так ли, — сказал он утвердительным тоном.
    — Конечно, я испугалась! Я не хочу, чтобы у вас возникли проблемы, которые повлечет за собой убийство аристократа.
    Но Рейн остался глух к ее попытке убедить его разумным доводом.
    — Какого черта вы его так старательно защищаете? — настаивал он.
    — Я не защищаю его! — воскликнула Мадлен, а затем глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться. Кричать на Рейна не имело никакого смысла, поэтому она применила более действенную тактику.
    — Вместо того чтобы набрасываться на меня, милорд, вы должны бы поблагодарить за то, что я уберегла вас от скандала. И от гнева вашей бабушки тоже. Что бы сказала леди Хэвиленд, если бы вы нарушили свое обещание жениться из-за тюремного заключения или чего похуже?
    — Не надо вмешивать в это дело леди Хэвиленд!
    — Я полагаю, вам следовало бы учесть чувства вашей бабушки, прежде чем бросаться выяснять отношения с бароном Эккерби посредством пистолетов.
    Он продолжал сверлить ее уничтожающим взглядом.
    — Я по-прежнему хочу услышать, почему вы так печетесь о бароне Эккерби? — повторил он.
    — Я не пекусь о бароне, уверяю вас.
    — Тогда зачем вы писали ему?
    Вздрогнув от неожиданного вопроса, она уставилась на Рейна, гадая, откуда он может знать об этом письме. Но в следующее мгновение ее осенила догадка.
    — Вы что же, подрядили Симпкина шпионить за мной? — в ее голосе прозвучало изумление. — Это невероятно!
    — Я попросил его приглядывать за вами на тот случай, если Эккерби снова появится, и он счел вашу корреспонденцию к нему достаточным доводом, чтобы поставить меня в известность.
    Мадлен, стиснув зубы, проклинала себя. Конечно, Симпкин более лоялен к Хэвиленду, чем к ней, это нужно иметь в виду. Но рассказывать Рейну о том, что Эккерби шантажом пытается принудить ее стать его любовницей, было бы глупостью. Нет никакого сомнения в том, что он в этом случае предпримет. Поэтому она не стала раскрывать истинных причин.
    — Я написала барону, чтобы уговорить его отступиться от дуэли, так как сомневалась в возможности убедить вас отменить свой вызов.
    Это было абсолютной правдой, и лишь маленькую ее часть Мадлен утаила, как она считала, для общей пользы.
    — А ваш брат? Зачем вы написали и ему тоже?
    Мадлен на одно мгновение застыла в нерешительности, а затем вспомнила, что у нее есть прекрасное оправдание для этого письма.
    — Я хотела послать ему деньги, полученные от Фредди в качестве вознаграждения. Брату сейчас очень нужны средства, — сказала она, сочтя уместным и тут скрыть долю правды.
    Видя, что суровость Рейна нисколько не уменьшилась, Мадлен, усилием воли подавив свое собственное раздражение, рассудительно продолжала:
    — Я боялась за вас, Рейн, не за Эккерби. Ваша гибель не принесла бы мне радости.
    Она, затаив дыхание, ждала, возымеют ли действие ее слова. Когда, казалось, его напряжение немного смягчилось, Мадлен почувствовала огромное облегчение. Ей было очень неприятно ему лгать и вряд ли она дальше смогла бы увиливать, если бы он продолжил допрос о письмах.
    — Вне всякого сомнения, вы самая упрямая женщина, которая мне когда-либо встречалась, — сказал он наконец голосом значительно более мягким, чем раньше.
    Мадлен слегка улыбнулась.
    — А вы наиболее упрямый мужчина. Я же сказала вам вчера, что меня не нужно спасать, но вы пропустили мои слова мимо ушей.
    Она могла поклясться, что уголок его рта чуть дернулся.
    — Это вы пропустили мои слова мимо ушей раз десять, дорогая. Напомнить? Трудно вас защищать, когда вы намеренно ищете опасность.
    Мадлен позволила себе улыбнуться.
    — Вы хорошо защитили меня вчера, отправив барона Эккерби в розовые кусты. Но вызывать его было явно лишним.
    — Позволю себе не согласиться.
    Она сердито вздохнула от его несговорчивости.
    — Ваше отношение ко мне, милорд, как к хрупкой беззащитной даме, порожденное вашим чрезмерным рыцарством, очень утомляет. Вы, конечно, не можете не быть героем, но мне не нужна нянька.
    — Конечно, не нужна, — в его глазах наконец-то промелькнула искорка веселья. — Но как мне восстановить свое мужское достоинство, после того как я позволил даме вмешаться в дело, затрагивающее мою честь?
    — Не думаю, что ваше мужское достоинство так уж сильно пострадало, — ответила она язвительно.
    — Очень пострадало. И только вы можете возместить этот ущерб.
    Мадлен опять насторожилась, пытаясь понять смысл взгляда, которым он окидывал ее.
    — Что вы имеете в виду?
    — Я хочу получить ответ на мое предложение о замужестве.
    — Вряд ли сейчас подходящий случай обсуждать ваше предложение, — ответила она, делая шаг назад.
    — Не вижу никаких причин, чтобы откладывать это на потом, дорогая. Сейчас прекрасный случай подвести итоги, тем более в свете того, что вы обязаны мне за отмену дуэли.
    Этот вкрадчивый голос заставил ее нервы натянуться до предела, а его медленное приближение к ней усиливало эффект.
    Мадлен отступала до тех пор, пока он не припер ее спиной к стволу дерева. Ее сердце ухало в груди оттого, что он стоял тут рядом и смотрел на нее сверху вниз.
    — Теперь совершенно очевидно, — начал он ее увещевать, — что преследования Эккерби — еще один весомый довод в пользу принятия моего предложения. Барон не осмелится докучать вам, если вы станете моей графиней.
    — Он и так не осмелится после вашей угрозы пристрелить его.
    Рейн поднял руку и, взяв ее за подбородок, заглянул в глаза, отчего во рту у Мадлен тут же пересохло.
    — Вы не можете быть в этом уверены. Мой титул и имя обеспечат вам должную защиту, Мадлен.
    — Мне не нужна ваша защита, — сказала она взволнованно. — И я знаю, что в действительности вы не желаете на мне жениться.
    — Ничего вы не знаете. Если хотите, этот инцидент только подтвердил мои предчувствия на ваш счет. Вы смелая, бесстрашная и можете любого заставить с собой считаться. Вы женщина, которую я хотел бы видеть матерью моего наследника.
    От прямого взгляда его синих глаз сердце Мадлен бешено забилось. Она вспомнила вопрос Рейна, хочет ли она иметь детей. И его внимательное выражение, когда он ждал ее ответа, как будто от него многое зависело. А может, так и есть? Он хочет детей больше, чем жену.
    Девушка чувствовала уверенность, он будет прекрасным отцом их детям. Ему, наверное, будет намного легче полюбить их, чем ее. И в этом главное затруднение. Ему нужна только лишь самка, а ей нужна любовь…
    Он прервал эту обескураживающую мысль простым замечанием:
    — Когда я был в Лондоне, то достал для нас специальное разрешение на брак.
    Вздрогнув, Мадлен уставилась на него во все глаза.
    — Это возмутительная наглость с вашей стороны.
    — Вовсе нет. Я же предупреждал вас, что не намерен услышать в качестве ответа «нет».
    Поразительное своеволие, думала Мадлен с обеспокоенностью, в то время как он придвинулся к ней еще ближе. Рейн самый непреклонный мужчина, какой только когда-либо ей встречался, значительно непреклоннее, чем Эккерби. Но его намерения были хотя бы благородны.
    Она так погрузилась в свои мысли, что едва не пропустила его следующее заявление.
    — Церемонию можно провести сегодня после полудня.
    — Сегодня! Бы, наверное, шутите.
    — Вы же знаете, это не в моем стиле.
    Мадлен непокорно вздернула подбородок.
    — Я должна подчиниться только потому, что вы решили жениться на мне?
    Он едва улыбнулся.
    — Нет. Вы подчинитесь потому, что брак со мной — лучшее для вас будущее. В понедельник я проконсультировался с юристом и заказал подготовку документов о вашем вступлении во владение имуществом.
    Она замолчала, обдумывая услышанное. С практической точки зрения предполагаемое замужество делало ее финансово обеспеченной. И это давало большие возможности помочь брату, находящемуся в довольно стесненных обстоятельствах…
    Но нет, было бы абсурдом рассматривать брак с Рейном только в свете его состояния. Она ведь не гонится за деньгами.
    С другой стороны, его протекция сейчас пришлась бы весьма кстати. Источник ее беспокойства, барон Эккерби, шантажирующий Мадлен воровством брата, не оставит своих преследований, пользуясь ее бессилием противостоять аристократу с его положением и богатством. Но если она станет графиней, то уже не будет такой беспомощной, как прежде. Эккерби представлял угрозу Джерарду, за себя она, конечно, не боялась.
    Кроме того, ее путала перспектива провести всю жизнь в одиночестве. Мадлен отталкивала незавидная участь старых дев. Ей очень не хотелось бы подойти к концу своих дней старухой, сожалеющей о бессодержательности прожитой жизни. Она мечтала о радости материнства, о семье и любимом муже…
    Пока она стояла, погруженная в эти размышления, ладонь Рейна коснулась ее щеки. Она невольно уставилась на рот графа, а его большой палец уже ласкал ее нижнюю губу. И прежде чем девушка, занятая противоречивыми мыслями, предприняла что-либо, чтобы остановить его, он склонился над ней и поцеловал.
    От этой близости у нее перехватило дыхание. Черт бы его побрал, этот поцелуй был таким же потрясающим, как и предыдущие: полон огня и сладости, напора и нежности.
    Его губы были требовательными, а язык проник в жаркую глубь ее рта, напоминая Мадлен, как страстно она хотела вновь изведать его вкус, его прикосновение. И хотя девушка знала, что он намеревается использовать ее слабость, чтобы склонить к положительному ответу, дать отпор она уже была не в состоянии.
    А граф не спешил прекращать этот дивный поцелуй, который чем дальше, тем больше лишал ее воли. Мадлен беззвучно проклинала Рейна, хотя стон, который у нее вырвался, больше походил на выражение удовольствия, чем протеста. Ее упреки в адрес своей бесхребетности становились все менее убедительными, ведь его ласки обладали чудовищным возбуждающим воздействием. Но они были такими только благодаря его мастерству, сердце его при этом оставалось холодным. И, вероятно, останется таким навсегда.
    Однако несмотря на это, сопротивление девушки теряло силу. И если говорить правду, она безмерно хотела стать его женой…
    Осознавая, что внутренне уже сдалась, Мадлен издала стон разочарования. Неужели она и вправду готова дать согласие на его предложение выйти за него замуж?
    Хэвиленд ослабил свой поцелуй и немного подался назад, чтобы тихо спросить:
    — Что вы сказали?
    — Ничего. Просто проклинаю вас.
    Она почувствовала своими губами, что он улыбнулся.
    — Вы часто это делаете в последнее время.
    — А вы даете мне много поводов, — ответила она, вздыхая и уперев руки в его грудь. — Вы должны перестать меня целовать, Рейн. Я не могу думать, когда вы давите на мои чувства таким образом.
    — И в этом вся соль, милая, — но видя, что она совсем не склонна веселиться, сдался: — Ну, как хотите.
    Однако он не отпустил ее, а лишь стоял, легко обняв девушку и касаясь ее лба своим.
    — Что ж, любовь моя, мы сильно отвлеклись, — начал он мягким, убеждающим голосом, — говорите «да».
    Мадлен закрыла глаза, вдыхая его аромат. Желание согласиться было сильнее, чем любое из чувств, которые ей доводилось испытывать в жизни. Как бы яростно она с ним ни боролась и как бы строго ни напоминала себе о риске, которому себя подвергает, Мадлен хотела выйти замуж за Рейна.
    Она поддалась велению сердца? И отказывается от мечты о браке по любви, о муже, который ответит ей взаимностью? Да, возможно, ее сердце и разобьется, но все же это лучше, чем видеть, как Рейн женится на другой женщине. И не исключено, что когда-нибудь и он почувствует хотя бы малую часть того, что она чувствует уже сейчас.
    Мадлен мысленно встряхнула себя. Какой идиотизм предаваться подобным фантазиям! Но притягательность открывающихся перспектив, которые станут реальностью, если она только решится рискнуть, заглушала голос ее разума.
    — Если я и выйду за вас, — медленно произнесла девушка, — я не брошу преподавание в пансионе.
    Рейн замер, будто бы не ожидал такого ответа. Да она и сама не ожидала, если честно.
    «Я совсем сошла с ума, маман?»
    Удивительно, но он только лишь кивнул.
    — Я не возражаю, хотя это будет что-то новенькое — графиня, преподающая в школе.
    — Арабелла продолжает преподавание, как и ее сестры. И я намерена зарабатывать на жизнь самостоятельно.
    — Нет никакой необходимости это делать, дорогая. Вы не обязаны всю свою жизнь посвятить покорному прислуживанию.
    — Есть такая необходимость. Я не хочу висеть у вас на шее.
    — Вы и не будете. Взамен вы обеспечите меня наследником.
    Мадлен вздрогнула от боли, внезапно пронзившей ее сердце.
    Она собирается замуж по любви, но для Рейна это не более чем хладнокровна обдуманная сделка.
    — Да, я помню, вы говорили, что брак по расчету — все, что вам нужно, — тихо вымолвила она, горячо желая, чтобы он опроверг это.
    — Вы же понимаете преимущества подобного брака, Мадлен. Вы разумны, практичны и прекрасно знаете, что я не романтичного десятка.
    Да, конечно, она это знала. Любовь не фигурирует в их соглашении, Рейн дал ей это понять с самого начала. Девушка поджала губы, понимая: если она согласится на его условия, то никогда не сможет сказать ему, что он завладел ее сердцем. Хватит ли у нее сил держать это в тайне?
    Мадлен судорожно вздохнула, приняв решение.
    — Ну, ладно.
    — Что «ну, ладно»?
    — Я выйду за вас замуж.
    На его лице отразилось крайнее удивление. И совсем немного удовлетворение.
    — Хорошо, я все подготовлю ко второй половине дня.
    Она наморщила лоб от охватившего ее панического страха.
    — Ко второй половине дня — это слишком скоро.
    — Почему? Специальное разрешение дает нам право сочетаться браком в любое время и в любом месте. И священник в Чизвике дал мне согласие провести церемонию, когда мне будет угодно.
    — Вы так самоуверенны, не правда ли, лорд Хэвиленд? — сказала она, нахмурившись.
    Он ухмыльнулся.
    — Конечно. Это в вас я не был полностью уверен.
    — А разве ваша бабушка не захочет присутствовать на церемонии бракосочетания? — спросила Мадлен.
    Но Рейн тут же парировал:
    — Бабушка сейчас в Брайтоне. Я не хочу дожидаться ее возвращения в Лондон или прерывать ее приятное времяпрепровождение на загородном приеме у подруги.
    — Леди Хэвиленд не обрадуется, когда узнает, на ком вы женились.
    — Предоставьте мне это улаживать.
    — А что же ваши сестры?
    — Они обе сейчас в графстве Кент, слишком далеко отсюда, чтобы приехать вовремя.
    Мадлен подумала, что он, возможно, не хотел видеть своих сестер на церемонии по той же причине, что и бабку — они тоже могут не одобрить его женитьбу на ней.
    На лице Хэвиленда отразилось замешательство, а затем он сказал:
    — Наверное, вы хотели бы видеть при венчании своего брата.
    Конечно, она хотела бы. Но она не присутствовала при заключении его брака в Шотландии, а сейчас он не мог быть здесь.
    — Я не настаиваю на присутствии Джерарда, — ответила Мадлен. — Но к чему такая спешка?
    — Не хочу давать вам времени поменять решение.
    — Я не поменяю решение, — заверила она, хотя уже сейчас у нее возникли сомнения в его правильности.
    — Тогда церемония состоится в пять часов в Ривервуде. Я поговорю со священником об этом сразу же, как вернусь в Чизвик.
    Мадлен только сейчас вспомнила о своих обязанностях.
    — Мне тоже нужно срочно возвращаться. У меня в десять часов урок, и я должна готовиться к венчанию…
    Девушку вдруг охватило осознание происходящего. Она коснулась висков, ощутив головокружение от стремительно развивающихся событий. Она явилась сюда, чтобы предотвратить Дуэль, а закончилось все тем, что она дала согласие выйти замуж за Рейна.
    «О боже, маман, я обезумела».
    — Идемте, — сказал он, возвратив ее вуаль в прежнее положение и взяв ее под руку. — Фредди отвезет вас домой, а мне еще нужно вернуться в свой лондонский особняк.
    Она позволила Рейну проводить ее к коляске Фредди, который уже сидел там с вожжами в руках.
    Подсаживая ее, граф, должно быть, ощутил неуверенность невесты и сказал подбадривающе:
    — Увидимся в пять часов, дорогая. Я пришлю экипаж за вами в Дэнверс-холл без четверти пять, и если вы не будете готовы к этому времени, то приеду за вами лично.
    Мадлен не сомневалась, что он сделает все, что пообещал, поэтому ничего не ответила, расправляя свои юбки на сиденье коляски. Она также оставила без ответа недоуменный взгляд Фредди, а только попросила доставить ее домой как можно быстрее, пообещав все объяснить по пути.
    Сейчас ее больше всего занимала мысль о том, не совершила ли она непоправимую ошибку.
* * *
    Рейн покинул место дуэли с чувством глубокого удовлетворения. Поначалу появление Мадлен вызвало у него крайнее неудовольствие, но то, как все закончилось, извиняло ее безумное вмешательство.
    К сегодняшнему вечеру она станет его женой, а этой ночью он уложит ее в постель.
    Предвкушение наполняло его ликованием, пока экипаж пробирался по туманным улицам Мейфэра. А вспоминая возмущенную реакцию Мадлен на его вопросы, он ощущал безусловное облегчение.
    Она предоставила правдоподобное объяснение своему письму к Эккерби, достаточное, чтобы успокоить наихудшие подозрения Хэвиленда на ее счет. Она волновалась о нем, а не о бароне.
    Граф, конечно, слишком преувеличил, предполагая между ними любовную связь. А ее корреспонденция к брату не более чем забота любящей сестры, а вовсе не зловещий заговор против него.
    Женитьба на Мадлен, в самом деле, правильное решение, твердил он себе. Он наконец вернет долг ее отцу, а титул и положение сделают ее недосягаемой для домогательств Эккерби.
    А вот что касается его бабушки… Рейн знал — ему предстоит битва. Не было сомнений, что властная вдова Хэвиленд будет возражать против такого выбора. Поэтому он счел за благо позже оповестить ее о своем бракосочетании как о свершившемся факте, чтобы не провоцировать неприятную сцену. По крайней мере, бабушка должна быть довольна перспективой появления на свет правнука, который унаследует фамильный титул. В любом случае он не позволит престарелой графине повлиять на свое решение.
    К счастью, Мадлен сильно отличается от всех тех скучных девиц на выданье. И несмотря на вспыхнувший в нем гнев, Мадлен никогда еще не восхищала его так, как сегодня, появившись на пустыре и угрожая пристрелить обоих дуэлянтов, если они не покончат перемирием. Вспоминая это, Рейн не мог сдержать улыбку.
    Его высокое мнение о ее отваге укрепилось в это утро, когда она бросила вызов и ему, и его сопернику. И, несмотря на ее неброское одеяние, пострадавшее от непогоды, промокший капор и испачканный грязью плащ, в ней были отчетливо видны задатки блистательной графини.
    Он совсем не покривил душой, когда говорил ей, что хочет иметь детей от такой бесстрашной и решительной женщины, как она.
    Но вместе с тем он постарался, чтобы у нее не оставалось заблуждений насчет их взаимоотношений. Он не хотел, чтобы Мадлен питала необоснованные надежды на возникновение любви между ними. Во всем остальном, однако, он был уверен, что они очень хорошо подходят друг другу.
    Неожиданно его приятные размышления о будущем были прерваны, когда он подъехал к своему дому на Бедфорд-авеню. У крыльца стояла карета с гербом Дрю Монкрифа, герцога Ардена, а сам он, очевидно, имея серьезные основания нанести Рейну столь ранний визит и не застав его дома, спускался с крыльца особняка.
    Графом овладело любопытство. Он пошел навстречу высокому, элегантному светловолосому герцогу, встретившись с ним на полпути к подъезду.
    — Мне надо поговорить с вами с глазу на глаз, если вы не против, Хэвиленд, — сказал Арден после приветствия.
    Его тон был достаточно добродушен и никак не обнаруживал причины его посещения, но Рейн сразу же согласился и провел его внутрь. Он отдал свой промокший плащ и шляпу Уолтерсу, который забрал также и верхнюю одежду герцога, после чего они отправились в кабинет Рейна, где расположились в удобных кожаных креслах.
    — Благодаря моей причастности к делам государственной важности в последнее время, — начал посетитель, — я в курсе ваших усилий, направленных на поражение Наполеона и защиту отечества от множества опасностей. Я знаю, что Министерство иностранных дел прекратило финансирование ведомства по сбору разведданных, но я подозреваю, что ваши навыки могут оказаться бесценными во внутренних делах государства. Вы знали, что на принца-регента было совершено покушение в прошлом январе?
    — Да, я слышал об этом, — ответил Рейн.
    — Джордж, принц-регент Британии, едва не был убит. В настоящий момент его непопулярность продолжает быть причиной общественных беспорядков и мятежей.
    — Чем я могу быть полезен? — спросил Хэвиленд.
    — В последнее время циркулируют настораживающие слухи о новом готовящемся заговоре против регента. Я бы хотел поручить вам расследование этого дела. И ежели вы найдете эти слухи достоверными, то и предотвратить покушение, если это будет возможно.
    Рейн едва сдержал улыбку, ощущая новый прилив удовлетворения. Его настроение улучшилось: еще только на прошлой неделе он сетовал на скуку и отсутствие событий, которые всколыхнули бы однообразно-вялое течение его жизни. Расстройство планов шантажистки, дуэль, предстоящая женитьба на своенравной женщине, а теперь еще и перспектива раскрытия заговора против принца-регента и, возможно, предотвращение покушения на него избавляли графа от столь тягостного бездействия.
    Удивительно, что предложение Ардена поступило именно сейчас. Граф предвкушал схватку с новым неприятелем, в которой он сможет наконец применить все свое мастерство, приобретенное на былой службе.
    Но сначала у него венчание и первая брачная ночь. Нет, в постели с Мадлен он не предполагал никаких осложнений. Рейн с большим удовольствием ожидал ее приобщения к плотским утехам на супружеском ложе… и утоления своего мучительного голода, который возник в нем с той самой встречи на постоялом дворе, когда он впервые поцеловал ее и познал, какое страстное существо таится под столь заурядной внешностью.
    И его вполне устраивало, что занятость, которую повлечет за собой раскрытие заговора, дает ему прекрасный повод отлучаться из дому, когда они заживут семейной жизнью.
    — Я с большой радостью сделаю все, что в моих силах, — охотно согласился Рейн. — Предлагаю начать с того, что вы, ваша светлость, расскажете мне все, что вам известно об этом деле, с тем чтобы я мог понять, в каком направлении двигаться.

Глава десятая

    Очаровательно, чудесно, потрясающе, невероятно… в самом деле, маман, нет слов описать это.
    Как радикально изменилась ее жизнь всего за одну неделю, поражалась Мадлен, стоя в элегантной гостиной Дэнверс-холла.
    Еще недавно над ней нависала опасность навсегда остаться одинокой старой девой, а теперь ей предстояло вступить в законный брак с красивым аристократом и войти в мир богатства и привилегий, о котором она едва могла мечтать.
    Небольшой, но изобилующий громкими именами список приглашенных на обряд венчания был одним из признаков новой жизни. Кроме двух приятельниц из пансиона — Джейн Карузерс и Пенелопы Мелфорд — среди гостей также будут Арабелла и Марк Дэнверс, Розлин со своим мужем, герцогом Арденом, и достопочтенный Фредди Лансфорд.
    Мадлен ощущала себя слегка ошеломленной таким головокружительным поворотом судьбы. На ней было бледно-зеленое шелковое платье, взятое взаймы у Арабеллы и подогнанное под ее более полную фигуру и менее высокий рост.
    Самое невероятное заключалось в том, что девушка решилась отказаться от романтического идеала семейной жизни. Они с Рейном были почти посторонними людьми, решившими связать свои судьбы браком по расчету.
    Или, по крайней мере, расчет двигал им, в то время как ее побуждения были намного серьезнее.
    Присутствие рядом неотразимого жениха заставляло сердце Мадлен бешено биться в тревоге за свое будущее. Им с Рейном неоднократно доводилось бывать в опасных ситуациях, но гораздо более серьезную угрозу представляло замужество со столь малой надеждой на взаимное чувство.
    Она была влюблена в мужчину, которого интересовала только лишь в свете рождения ему наследника.
    Кроме того, Мадлен не забывала, что она не первая, кого граф выбрал себе в невесты. Прекрасная Розлин могла бы стоять на ее месте, если бы не вышла замуж за герцога.
    Девушку охватил острый приступ тоски. Отец почти боготворил ее мать, и Мадлен очень хотелось бы такого же преданного отношения к себе. Но сейчас она была готова довольствоваться намного меньшим. Она хотела, чтобы Рейн если и не обрел в их супружестве счастье, то хотя бы не пожалел о бесповоротном шаге, который ему предстояло совершить сегодня.
    Все произошло так быстро, что она едва успела это осознать. Рейн удостоил ее кратким поцелуем, скрепляя их союз. Потом на пару посыпались поздравления собравшихся гостей.
    Мадлен отвечала на пожелания с принужденной улыбкой до тех пор, пока Фредди с присущей ему прямолинейностью не развеселил ее по-настоящему.
    — Я, признаться, очень расстроен тем, что Рейн дал заковать себя в кандалы, — начал он, грустно качая головой. — Но если уж это было необходимо, то лучше вас, Мадлен, он бы не нашел.
    — Спасибо, полагаю, это комплимент, — новоиспеченная графиня с трудом сдерживалась, чтобы не засмеяться.
    — О, мое восхищение вами абсолютно искреннее, — уверял он горячо. — Вы и я точно бы друг другу не подошли, но вы с Рейном… вы созданы друг для друга. Ему нужна жена, которая не побоится гнуть свою линию, а вы, несомненно, такой и являетесь.
    В основном так оно и было, признала Мадлен про себя, за исключением предстоящей ночи, о чем Фредди тут же не преминул ей напомнить.
    — Я собираюсь уехать домой сразу же после ужина, — объявил он. — Так что вы останетесь в Ривервуде без посторонних. Я и так уже злоупотребил вашим гостеприимством.
    После церемонии всех ожидало небольшое праздничное застолье, и Мадлен решила упросить Фредди остаться, чтобы насколько возможно оттянуть неизбежное.
    За ужином она почти ничего не съела, зато поддерживала присутствие духа изрядным количеством вина. Несмотря на усилия выглядеть беззаботной, девушка все же тайком посматривала на мужа, сидящего во главе стола по левую руку от нее. Мадлен никак не удавалось прогнать мысли о предстоящем выполнении супружеских обязанностей, вызывавшие у нее нервную дрожь, которую она не в силах была унять.
    Физиологическая сторона дела ее не особенно волновала. Арабелла кое-что рассказала о том, чего ожидать: поначалу, не исключено, будет больно, но умелый любовник сможет сделать первый опыт настолько приятным, насколько это возможно. Она не сомневалась, что ввиду ее девственности Рейн проявит всю бережность и нежность, на какие он только способен.
    А волновало Мадлен то, что, вверяя Рейну свое тело, она становилась еще более беззащитной, чем была до сих пор.
    К счастью, Рейн взял на себя развлечение гостей и сам вел застольную беседу. Вряд ли две счастливые семейные пары обратили внимание на ее молчаливость.
    Мадлен не могла не заметить, какими довольными выглядели Арабелла и Розлин в присутствии своих мужей. Судя по разговорам и нежным взглядам, которыми они обменивались с супругами, обе дамы, несомненно, глубоко влюблены и их чувства абсолютно взаимны.
    Эти наблюдения усиливали грусть Мадлен, ведь ее собственное супружество не шло ни в какое сравнение с семейной идиллией сестер. И слишком уж быстро она обнаружила себя стоящей в холле рядом с мужем и прощающейся с их гостями.
    После того, как приглашенные разъехались, Рейн, взяв подсвечник, повел ее наверх. Мадлен без охоты следовала за ним.
    — Вы плохо себя чувствуете, милая? — спросил он, когда они поднялись на второй этаж, где, по всей видимости, находилась его спальня. — Вы и слова не проронили за ужином. Это на вас не похоже.
    — Со мной все в порядке, — солгала она.
    Когда, миновав длинный коридор, они вошли в роскошную спальню, ее нервное напряжение достигло предела.
    — Эти комнаты принадлежат вам, — объяснил Рейн. — Ваши чемодан и саквояж находятся в смежной гардеробной, а направо — ваша гостиная.
    Это был явно дамский будуар, оформленный в бледных оттенках голубого и розового. Оглядываясь с легким удивлением, Мадлен гадала, почему он не повел ее в собственные покои. Но, наверное, граф собирался провести ночь здесь.
    Она молча наблюдала за Рейном, затворившим дверь спальни на замок. Поставив подсвечник на стол, он прошел к очагу и поворошил дрова.
    — Я распорядился, чтобы разожгли камин, — заметил он. — Пока он не даст вам замерзнуть, а потом согревать вас буду я.
    У Мадлен пересохло во рту при мысли, что они будут лежать вместе обнаженными.
    Не дождавшись ответа, Хэвиленд спросил тем же игривым тоном:
    — Вы волнуетесь оттого, что испытаете наслаждение?
    Признаться, она волновалась, что не испытает. Он будет выполнять свой долг, зачиная наследника, а старательное выполнение обязанности — это совсем не то же самое, что ласки пылкого любовника.
    — Нет, — ответила она дрожащим голосом, — я не волнуюсь по поводу наслаждения.
    Рейн отложил в сторону кочергу и обернулся, внимательно глядя ей в глаза.
    — Не нужно меня бояться, Мадлен.
    — Вам легко говорить, с вами это было уже бесчетное множество раз.
    Он улыбнулся.
    — Не бесчетное, вы преувеличиваете мой амурный опыт. И я никогда не занимался любовью со своей женой.
    Пока она раздумывала над его словами, Рейн пересек комнату и, подойдя к ней вплотную, легко прикоснулся к ее голой шее.
    — Пришло время раздеться, милая.
    Она невольно напряглась.
    — Это обязательно? — спросила она сдавленно, ощущая на своей коже прикосновение его пальцев.
    — Может и не обязательно, но любовью приятней заниматься без одежды.
    Наверное, это так, но он ведь увидит все ее тело со всеми его недостатками.
    — Ваша застенчивость очень соблазнительна, — заметил граф, не получив от нее ответа.
    Она строго на него взглянула.
    — Я не собиралась быть соблазнительной.
    — Я знаю, — ответил он весело. Синие глаза смеялись и манили.
    Он поддразнивал ее для того, чтобы помочь расслабиться, поняла она. Но ее опасения были слишком сильны. Как такой прекрасный мужчина, как Рейн, может желать такую непривлекательную женщину, как она?
    — Я не ваш идеал, — пробормотала Мадлен. — И никогда им не стану.
    Лицо Рейна смягчилось.
    — Вы слишком придирчивы к себе, любовь моя. Я уже говорил вам, что считаю вас очень притягательной… и сейчас собираюсь вам это доказать.
    — Я была бы очень рада, если бы вы решили отложить это на потом.
    — А я не был бы рад, — ответил он, склонив голову. — Ну что же вы, где ваша пресловутая смелость? Еще только утром вы угрожали мне пистолетом. Вы ведь не могли вдруг стать такой жеманницей.
    Мадлен видела, что он провоцирует ее. А Хэвиленд нежно обхватил ее лицо ладонями и поцеловал в нос, чего она никак не ожидала.
    Ее сердце пропустило удар. Несмотря на сильное нервное напряжение, она немного оттаяла.
    — Мадлен, милая, — начал Рейн ласково, — я намерен сделать все от меня зависящее, чтобы ты получала удовольствие на супружеском ложе. И я постараюсь сделать твои переживания в эту ночь как можно менее болезненными. По правде говоря, я и сам немного нервничаю.
    — Я не верю вам, — сказала она, нахмурившись.
    — Клянусь, это правда. Семейная жизнь внове не только для тебя, но и для меня. Нужно время, чтобы освоиться.
    Мадлен внимательно посмотрела ему в глаза, пытаясь понять, что он чувствует. Но ей не много удалось там прочесть. Она увидела нежность и дружескую симпатию, может, даже привязанность. Но сейчас она не доверяла своим чувствам. Скорее всего, девушка видела лишь то, что отчаянно хотела увидеть.
    Тем не менее она позволила ему раздеть себя. Глупо было сопротивляться, ведь ясно, что он так или иначе намерен добиться своего.
    Граф расстегнул крючки ее платья и стал медленно раздевать жену. Вдруг его рука дернулась.
    Мадлен вскрикнула.
    — Простите, я должна была предупредить вас о булавках. Арабелла настояла, чтобы я взяла у нее это чудесное платье, но я не позволила ей испортить его безвозвратно, поэтому оно подогнано только булавками.
    Но Рейн, как ни странно, захохотал, вешая наряд на спинку стула.
    — Я всегда знал, что ты колючая, милая, и теперь получил этому подтверждение. Тебе не хватает таблички на шее: «Осторожно, опасная невеста».
    Представив нарисованную картину, Мадлен не сдержала улыбки. Она едва заметила, как граф опустился на колени и снял с нее туфли и чулки, а когда он поднял взгляд, она поймала себя на том, что любуется смешливыми морщинками вокруг его синих глаз.
    Когда он принялся снимать с нее корсет, у Мадлен перехватило дыхание.
    — Я попрошу Арабеллу помочь тебе дополнить гардероб, — сказал он, стаскивая с нее исподнее. — Никуда не годится, что моя графиня одета, как гувернантка.
    Он, видимо, сомневается в ее вкусе, но сейчас, когда сердце выпрыгивало из груди, она не в состоянии была сосредоточиться на таких приземленных материях, как одежда.
    Тем временем Рейн отбросил ее белье в сторону, и Мадлен осталась стоять перед ним абсолютно нагая. Мгновенье, которое ей показалось вечностью, он хранил полное молчание, жадно вбирая в себя ее образ.
    Она чувствовала себя такой беззащитной и уязвимой… Откровенный и оттого возбуждающий взгляд жег ее неприкрытое тело. Выражение его лица почти не оставляло сомнений: он страстно желает ее.
    — Я знал, что твое тело невероятно притягательно, — тихо сказал граф.
    Затем он подошел ближе и легко обнял ее голые плечи. Вновь удивляя ее, он подвел жену к псише, что располагалось в углу комнаты, и повернул ее лицом к своему отражению.
    Рейн стоял чуть позади, любуясь ее образом в зеркале.
    — Я же говорил, невероятно притягательно.
    Мадлен очень хотелось ему верить. Она страстно желала быть красивой и женственной и иметь все прочие достоинства, которыми не обладала.
    Не дожидаясь ее возражений, Рейн вытащил шпильки из тугого узла, в который были собраны волосы у нее на затылке, затем расправил локоны, свободно ниспадавшие на ее плечи и поблескивающие в свете огня.
    — Я мечтал сделать это с самой первой нашей встречи, — сказал он низким, чуть хриплым голосом. — Тебе нужно чаще ходить с распущенными волосами, милая. Так твои черты смотрятся значительно мягче.
    Мадлен вынуждена была согласиться. Неяркий свет спальни добавлял ей очарования. Пляшущие блики огня окрашивали пряди в золотистый цвет, а бледной коже придавали розоватый оттенок.
    — Вы забыли, — проговорила она, — что компаньонкам, равно как и учительницам, не позволено потворствовать своему тщеславию, чтобы не прослыть легкодоступными.
    — Верно. Но графиням позволено делать все, что им заблагорассудится, уединившись в своих спальнях… и они должны делать то, что нравится их мужьям.
    Мадлен подняла бровь, услышав это провокационное заявление.
    — Неужели угождение является необходимым требованием к вашей жене?
    Он хохотнул, легко вороша волосы у нее на виске.
    — Первым порывом было сказать «да», но я уже слишком хорошо тебя знаю, чтобы чего-либо требовать, милая Мадлен. И я верю, что ты исключительно по собственной воле будешь делать мне приятно.
    Девушка ощутила его жгучий взгляд на своей обнаженной груди, а в следующее мгновенье граф обнял ее сзади, не говоря ни слова.
    Мадлен наблюдала в зеркале, как он накрыл расставленными пальцами ее перси, а затем сомкнул, лаская отвердевшие соски, заставляя тело ответить разгорающимся в лоне желанием и дрожью наслаждения.
    Но самое сильное воздействие оказывал на нее взгляд Хэвиленда, от которого у девушки перехватывало дыхание. Под этим внимательным взглядом она и вправду впервые в жизни почувствовала себя красивой.
    В висках шумно пульсировала кровь. Но Мадлен все же постаралась овладеть выражением своего лица, боясь, что чувства, которые она сейчас переживала, станут слишком явными для Рейна. Глядя на него, ей было очень трудно утаивать крайнее возбуждение. И уж совсем невозможно было скрыть желание.
    Тело томилось в ожидании его прикосновений. Она вожделела объятий крепких рук Рейна, его поцелуев, его любви…
    Но вместо того чтобы удовлетворить ее жажду, он, казалось, намерен был продолжать мучения. Подняв ей волосы, граф поцеловал шею девушки, затем покрыл поцелуями каждый дюйм ее обнаженных плеч.
    Томительный жар разлился по жилам Мадлен, наполняя ее тело тяжестью, после того как Рейн запечатлел на ее плече последний короткий поцелуй. Когда он отступил назад, было непонятно, какое чувство в ней преобладало: разочарование оттого, что он перестал ее возбуждать или волнение в предвкушении следующего шага.
    Наверное, оба чувства в равной степени, подумала девушка, глядя, как граф снимает свой сюртук. Но когда он посмотрел ей в глаза, волнение перевесило.
    — Ты должна помочь мне раздеться, жена. Я хочу, чтобы ты хорошо изучила мое тело.
    Он не отводил глаз все время, пока она выполняла его распоряжение. Дрожащими пальцами Мадлен сняла с мужа жилет и галстук, затем сорочку. Рейн сел на стул, чтобы освободиться от туфлей и бриджей, а когда он предстал перед ней во всей своей восхитительной наготе, она только и могла, что молча смотреть и тяжело дышать.
    — Ты прекрасна, — тихо произнес он, нарушая торжественную тишину.
    — И ты тоже, — прошептала она правдиво и слегка растерянно.
    В самом деле, тело Рейна было великолепно. Неотразимо, искусительно прекрасно. Оно являло собой шесть с половиной футов физического совершенства.
    Его рафинированная мужественность почти пугала… ширина его плеч, могучая грудная клетка, мускулистая мощь бедер, невиданное ею прежде мужское естество… Мадлен голодными глазами пожирала его безупречную фигуру, на которой играли отблески золотистого света, наполняясь непреодолимым желанием подойти и прикоснуться к нему.
    Самоуверенно улыбнувшись, Рейн взял инициативу на себя.
    — Идем в постель, милая, — распорядился он, сбегая пальцами вниз по ее руке и взяв ее ладонь в свою.
    Он повел девушку к высокой кровати с балдахином, затем, откинув одеяла, лег на спину среди подушек, протягивая руку и приглашая ее присоединиться. Мадлен замерла в нерешительности, созерцая грацию его мощного тела и ощущая новый приступ нервозности.
    Рейн опять взял ее за руку и потянул к себе так, что Мадлен в итоге оказалась сидящей на коленях рядом с ним.
    — Жеманство запрещено, не забывай.
    Напомнив себе, что она дала супружескую клятву, Мадлен нашла силы вымолвить:
    — Что я должна делать?
    — Проведи руками по моему телу, пусть твои пальцы прогуляются по моей коже.
    Этому повелению она страстно желала подчиниться. Склонившись, Мадлен начала с его мускулистого торса.
    В нем столько мужественности, думала она, охватывая пальцами выпуклости развитых мышц на груди, ощущая под бархатной кожей упругую плоть. Ее собственная грудная клетка, казалось, слишком мала, чтобы вместить яростно бьющееся сердце, в то время как ладони скитались по телу Рейна. Жар и стальная твердость его гладких обнаженных членов, равно как и запах мужа, разогревали чувства Мадлен. Его теплая кожа слабо пахнет мускусом, открыла она для себя, продолжая исследования.
    Осмелившись, девушка сдвинулась ниже, к его крепкому животу, и еще ниже. Минуя лобок и налитую колонну мужской плоти, возвышающуюся над рощей черных кучерявых волос, она задержала руку на его бедре. Видя, что дальше она не продвинулась, Рейн снова взял ее ладонь и сомкнул пальцы девушки на своем толстом возбужденном органе. У Мадлен перехватило дыхание — настолько большим и твердым он казался в ее руке, а граф прижал ее ладонь крепче, поощряя продолжать.
    — Не останавливайся… мне не больно.
    Она с удивлением обнаружила, что на самой верхушке его член бархатисто-мягкий, а во всех остальных местах твердый и гладкий. А под ним — округлые выпуклости, на ощупь напоминающие кожицу спелой дыни.
    Мадлен подняла глаза и встретилась с ним взглядом, отчего щеки ее вспыхнули румянцем. Граф наблюдал за ее действиями, явно наслаждаясь изумлением, отразившимся на лице девушки.
    — Ты намного больше, чем я себе представляла, — призналась она.
    — А что ты представляла? — спросил он с любопытством.
    Она пожала плечами в растерянности.
    — Не знаю… Что-то значительно меньшее. Мне не с чем сравнить, кроме античных статуй, которые я видела. И не совсем понятно, как ты такой во мне поместишься.
    Его глаза наполнились дразнящей веселостью, а рука зарылась в ее волосы на затылке.
    — Обещаю тебе, милая, прекрасно помещусь, но сначала я должен тебя к этому подготовить.
    Он пригнул ее голову к себе и поцеловал. Его губы нежно и возбуждающе ласкали ее. И когда она охотно ответила ему, он потянул ее, укладывая на свое могучее тело.
    Тепло его обнаженной плоти отозвалось в ней таким же острым переживанием, как и вкус его губ. Мадлен закрыла глаза, наслаждаясь чувствами, наполнявшими ее существо… и в то же время ощущая опасность. Безумный вихрь эмоций, которые Рейн пробудил в ней, — томление, жажда, вожделение — сводили на нет все ее попытки воспротивиться ему.
    Мадлен не нашла в себе сил бороться с этим и тогда, когда он осторожно положил ее на спину и, обретя полную свободу действий, принялся обольщать. Он начал с поцелуев ее шеи, затем прошелся по ложбинке между грудей, потом по очереди обласкал каждый сосок, нежно покусывая, облизывая и посасывая.
    Рот его был горячим и сладострастным, когда он требовательно обратился к остальным частям ее тела, В конце концов руки Рейна тоже приняли участие в этом волшебном действе, обласкивая ее с тщательностью искушенного любовника, неспешно и подробно, как будто его главным удовольствием было ее наслаждение.
    Бедра девушки вздрогнули, когда граф нащупал ее женский бугорок и скользнул ниже, во влажные чувствительные складки. А когда он неспешно проник пальцем в ее пульсирующий орган, Мадлен выгнула спину от невыносимого напряжения.
    — Расслабься, — промурлыкал он.
    Но она не могла расслабиться. Его прикосновения отзывались в ней мучительным желанием. Его ласки воздействовали на нее сокрушительно, пронзая каждую часть ее тела сладостными конвульсиями.
    Но, казалось, он все еще не был удовлетворен результатом.
    — Дай мне свои губы, милая.
    Его голос, исполненный грубой чувственности, донесся до ее сознания сквозь окутавший ее сладостный туман, сливаясь с заполнявшими тело горячими волнами наслаждения.
    Отчаянно желая, чтобы он утолил голод, который пробудил в ней, Мадлен повиновалась, подняв свое лицо ему навстречу. Это было сильное и пылкое, захватывающее дух и будоражащее кровь соединение языков и губ. Когда она тихонько застонала от острого желания, он только усилил свой натиск, оставаясь все же нежным и внимательным.
    Мадлен радовалась его страстному рвению. В это чудесное мгновение она переживала осуществление своей потаенной мечты — Рейн хочет ее, любит ее…
    Запах его тела окружал ее, как и его нежность, когда граф накрыл ее тело своим. Новая, но странным образом близкая тяжесть согрела Мадлен… а потом его твердая плоть медленно-медленно вошла в нее.
    Заботливыми губами он принял ее вздох восхищения и усилил нажим, утешая ее губы невесомыми поцелуями. А когда Рейн полностью погрузился в ее лоно, всецело соединившись с ней, он замер.
    Мадлен учащенно дышала, постепенно привыкая к пронзившему ее непривычному и жесткому.
    Долгие мгновенья спустя он прекратил поцелуи и, приподняв голову, взглянул ей в лицо.
    — Ты в порядке?
    — Да… — правдиво ответила она, чувствуя, как давление становится меньше, по мере того как ее плоть вокруг него смягчается и тает. — Ты не причинил мне боли.
    Что-то очень надежное и вызывающее доверие промелькнуло в глубине синих глаз.
    — Хорошо, дальше будет только лучше, я обещаю.
    «Я верю тебе», — подумала Мадлен, глядя в сокрытое тенью прекрасное лицо.
    Тишина нарушалась только треском горящих поленьев и ее собственными неровными ударами сердца, а Рейн тем временем начал осторожно двигаться внутри нее. Приковав ее к подушке пристальным взглядом, он медленно отступал, чтобы опять пронзить… выходя и погружаясь в ее влажный жар в гипнотизирующем мерном ритме.
    От избытка наполнявших ее переживаний Мадлен ощутила подступающие к горлу всхлипывания. Никто никогда ее так не оберегал, так не вожделел. Она сама никогда не желала так сильно, как сейчас. Рейн заставил хотеть его больше, чем она хотела дышать.
    Такое невыносимое вожделение, такая сжигающая страсть слиться с ним воедино.
    Свет огня померк в ее глазах, тело охватила неодолимая дрожь. Она ощущала только Рейна, его жар, его запах, что заполнял ее жаждущую пустоту.
    Когда на Мадлен обрушилась волна оргазма, она закричала, а ее бедра судорожно содрогнулись в экстазе.
    Рейн пережил такой же неистовый взрыв несколькими мгновениями позже. Его тело замерло в мучительном напряжении, а затем сотряслось облегчающими толчками.
    Когда он наконец затих, Мадлен все еще продолжала пульсировать вокруг него, вздымая в неравномерном дыхании трепещущую грудь. А Рейн, глубоко вздохнув, слабо опустился на локти, пряча ее в собственническом объятии и зарываясь лицом в ароматный шелк ее волос.
    Прошло несколько долгих секунд, прежде чем он нашел силы поднять голову, и ему показалось, что Мадлен пребывала в такой же блаженной прострации. Когда он нежно прижал губы к ее влажному лбу, она медленно открыла глаза.
    От настороженности не осталось и следа, на лице девушки отражалась сердечность, а мягкий, удовлетворенный взгляд ее лучистых глаз очаровывал.
    — Должна заметить, — произнесла она чуть осипшим голосом, — ты выполнил свое обещание. Неудивительно, ты ведь такой искусный любовник.
    В глазах графа светилось удовольствие.
    — Я счастлив доставить тебе наслаждение, любовь моя.
    Осторожно выйдя из сладостных недр ее тела, Рейн откинулся на бок, а затем перекатился на спину, притягивая к себе Мадлен и укладывая ее голову на свое плечо.
    Изгибы ее женственного тела безупречно совпадали с линиями его твердого мускулистого торса, отметил он, вдыхая аромат жены. Она удовлетворенно вздохнула, и он подумал, что тоже сейчас совершенно доволен. Как чудесно чувствовать ее, лежащую вот так, рядом с собой.
    Правда, у него были причины и для беспокойства. Он еще никогда прежде не испытывал такого острого удовольствия с женщиной. Ни одна из дам не возбуждала его так сильно, как Мадлен.
    Опасное чувство, подумал Рейн, рассеянно лаская ее стройную шею, спрятанную под волосами. Не было ничего удивительного в том, что он ощущал настоятельную потребность оберегать Мадлен. Или в том, что он хотел оградить ее от опасностей, которые влекла за собой телесная притягательность. Или в том, что ее чувственная плоть неодолимо, мучительно его возбуждала. Он не ошибся, сразу распознав в ней страстную натуру. Ее пьянящее, невыразимо женственное тело было чистым искушением, потаенной мечтой любого мужчины. Его опять жгло желание заняться с ней любовью.
    Слегка повернув голову, Рейн посмотрел ей в лицо. По общепринятым стандартам, Мадлен не могла считаться не только красавицей, но даже просто симпатичной. Но сейчас, в золотистых отблесках огня, она была прекрасна. Страсть оставила на мягкой коже розовый румянец, огонь золотыми бликами плясал на гладких блестящих волосах — она выглядела здоровой и счастливой.
    Что-то первобытное шевельнулось глубоко в его чреслах, прежде чем вздрогнули и поднялись ее веки, и девушка встретилась с ним взглядом своих огромных серых глаз, наполненных сонной негой.
    Они в самом деле сияли.
    Рейн недовольно нахмурился, вспомнив, что Мадлен высказывала желание обрести в супружестве любовь. Если он не будет осторожен, она может слишком сильно в него влюбиться. Он не хотел давать ей повода надеяться, не хотел позволять ей думать, что однажды он мог бы почувствовать по отношению к ней что-либо большее, чем дружеское расположение.
    Граф давно уже никого не впускал в свое сердце и не намерен этого делать впредь.
    Но от робкой, ласковой улыбки, которой одарила его Мадлен, у Рейна вдруг необычайно защемило в груди. Эта непроизвольная реакция должна насторожить его, сказал он себе. Будет ошибкой допустить большую близость между ними. Уже сейчас их отношения стали непозволительно интимными.
    Нельзя было отрицать, что в те восхитительные минуты, когда он познал Мадлен как свою жену, давно дремавшие чувства и желания вдруг пробудились и заявили о себе со свежей силой. Слияние с ней на брачном ложе как будто заполнило наконец пустоту, живущую у него внутри уже так долго.
    Однако Рейн рассчитывал, что новая работа скорее даст ему все недостающее в последний год его жизни. Он уже прикинул в уме свои первые шаги и написал Уиллу Стоксу, чтобы заручиться его участием в этом деле. Вообще-то, граф собирался встретиться с бывшим коллегой завтра утром. Если и был человек, способный оказать ему действенную помощь в вычислении участников заговора против регента, то это был Уилл и никто иной.
    Рейн решил не посвящать Мадлен в детали своих планов, а ограничиться только сообщением, что неотложные дела требуют его внимания. Зная ее уже достаточно хорошо, он мог предположить, что Мадлен вызовется помогать ему, но он не желал впутывать ее в это дело и, тем более, рисковать ее благополучием.
    Хэвиленд удержался, чтобы не улыбнуться при этой мысли. Нет, Мадлен не та послушная жена, которая беспрекословно покорится его воле. Более того, он был почти уверен, что она таит в себе намного больше, чем можно было предположить.
    И Рейн по-прежнему был рад, что выбрал именно ее. Что касается их семейного будущего, то он вполне мог бы обещать ей верность. С тех пор, как он встретил ее, граф не глядел на других женщин и вряд ли взглянет в ближайшее время. Но все же он предусмотрел для них отдельные спальни, в которых супруги будут ночевать порознь. И, за исключением ночей, которые они будут проводить вместе, Рейн планировал вести тот же образ жизни, что и до женитьбы. Он собирался обуздать свою страсть по отношению к молодой жене, так как не хотел повторения трагической связи с Камиль Жузе.
    Мадлен, с ее живым умом и простодушным, веселым характером, была подлинным сокровищем, но он должен задавить в себе чрезмерную привязанность к ней, которую уже начинает чувствовать.
    Прервав размышления графа, Мадлен удивила его. Дотянувшись до руки мужа, она прижалась губами к внутренней стороне его ладони, опять заставив его сердце биться чаще.
    Рейн решил, что пора уходить. Сначала он собирался остаться до рассвета, пока не насытится ее телом и не поможет ей раскрепостить ту врожденную чувственность, которая, он знал наверняка, ждет случая, чтобы вырваться наружу. Кроме того, нужно было подумать и о зачатии наследника, но впереди еще будет много возможностей поработать над выполнением обещания, данного им бабушке.
    Высвободив свое плечо из-под головы Мадлен, граф сел на кровати. Поднявшись, он прошел к умывальнику и обтерся влажным полотенцем, а затем вернулся к Мадлен и проделал с ней то же самое.
    Румянец обнаружил ее стеснительность, так как с телом девушки, как и со своим, он обошелся энергично и без церемоний.
    Отнеся полотенце назад, он принялся натягивать бриджи, заметив при этом:
    — Рано утром у меня срочное дело, поэтому я покину тебя сейчас.
    Мадлен наблюдала, как он одевается, но, услышав его слова, тревожно подняла голову:
    — Ты не останешься со мной на ночь? — спросила она слегка смущенным, дрогнувшим голосом.
    — Не хочу нарушать твой сон, ведь мне нужно будет вставать на рассвете.
    Жена пристально смотрела на него своими огромными яркими глазами. Она выглядела почти… оскорбленной.
    Что ж, ничего не поделаешь, Рейн твердо решил и был намерен это решение выполнять. И нужно начинать прямо сейчас, так будет лучше — меньше страданий для них обоих в дальнейшем.
    — Не волнуйся, если от меня не будет вестей следующие несколько дней. Брэмсли позаботится о тебе в мое отсутствие, обращайся к нему с любыми просьбами.
    Рейн решил, что его мажордом может послужить и в качестве телохранителя Мадлен в том случае, если вдруг заявится барон Эккерби. Но, казалось, ей не очень по душе его забота о ее благополучии.
    Она по-прежнему молчала, глядя на него все тем же обиженным взглядом. Тогда он, собрав остатки своей одежды, подошел к кровати.
    Склонившись, граф прильнул к ее сладким горячим губам, подбадривая девушку последним коротким поцелуем. Затем натянул на нее одеяла, скрывая прекрасную наготу, чтобы поскорей обезопасить себя от соблазна остаться здесь, с нею. Потом повернулся и тихо вышел из спальни, все время ощущая на себе ее укоризненный взгляд.

Глава одиннадцатая

    Это ужасно, маман, я даже не могу удержать своего мужа на супружеском ложе в первую брачную ночь.
    Проснувшись на следующее утро, Мадлен еще некоторое время оставалась в постели, осмысливая свое теперешнее положение. Новая кровать, незнакомая нега, повысившаяся чувствительность кожи, особенно самой интимной части ее тела. И кровоточащая рана в сердце.
    От воспоминания о любовных ласках Рейна у нее защемило в груди. Брачная ночь была восхитительна как ничто прежде в ее жизни… пока он вдруг не покинул ее.
    Мадлен обняла подушку и зажмурила глаза от вновь нахлынувшей на нее грусти. Среди аристократов для супругов было обычным делом иметь отдельные спальни, но то, что ее муж сразу же после близости отправился к себе, было унизительным. И то, как поспешно он собрался в Лондон на следующее утро, едва попрощавшись с ней, тоже казалось ей не лучшим началом семейной жизни.
    Однако винить нужно только себя, подумала Мадлен, пытаясь отогнать навалившуюся тоску. Кто виноват, если она сама предалась несбыточным мечтам о том, что Рейн влюблен в нее, что он хочет создать с ней настоящую, полноценную семью. Это пустые грезы и не более того.
    Мадлен не стоило строить воздушные замки. Ей ли не знать, как жестока действительность.
    «Нужно было придать больше значения словам Рейна о том, что он не питает к тебе никаких чувств. Тогда тебе хватило бы благоразумия не соглашаться на его предложение так поспешно».
    Отбросив одеяла, Мадлен выпрыгнула из кровати, чтобы умыться и одеться. Она злилась, что позволила себе влюбиться в Рейна. И была решительно настроена искоренить ту болезненную потребность, которую он пробуждал в ней своими ласками.
    И все же когда девушка увидела белье, которое Рейн так соблазнительно снимал с нее вчера вечером, она испытала такое всеобъемлющее состояние покинутости, какое ей еще никогда не приходилось чувствовать. После чудесной ночи ей было особенно трудно бороться с неодолимым желанием не быть одинокой, быть кому-нибудь нужной.
    Но точно не Рейну, строго напомнила себе Мадлен. Если она рассчитывала, что вдобавок к руке он предложит ей еще и сердце, то она обречена на горькое разочарование.
    Собирая волосы в обычный узел, Мадлен вдруг вспомнила, что Рейн советовал носить их распущенными, чтобы ее простоватые черты выглядели мягче. На нее вновь накатило отступившее было отчаяние вместе с неудовлетворенностью своим внешним видом.
    Однако не было никакой пользы жаловаться на недостаток своей привлекательности, тем более что мужа, которому она хотела бы нравиться, все равно нет рядом. К тому же сетовать на судьбу было не в ее характере.
    Поэтому Мадлен, решительно стерев с лица остатки уныния, пообещала себе не раскисать. Сразу после завтрака она опять напишет брату. Дуэль и ее скоропалительное замужество на время вытеснили из головы тот факт, что Джерард находится в опасности, и теперь она с большим нетерпением ожидала от него вестей.
    А когда она управится с этим делом, то попросит Брэмсли показать ей весь дом и познакомить с прислугой.
    Во второй половине дня она наведается в пансион, хотя и Джейн, и Арабелла не ждут от нее сегодня проведения урока в связи с ее вчерашним венчанием.
    Она намеревалась занять все свое время делами, чтобы не думать о трагическом положении, в котором оказалась, выйдя замуж за Рейна, хотя и знала, что делать этого не следует.
* * *
    Поначалу все шло именно так, как Мадлен запланировала. Она позавтракала в одиночестве, после чего Брэмсли представил ее большинству слуг, а потом провел для нее экскурсию по дому.
    Мадлен немного боялась, что Брэмсли с осуждением отнесется к ее появлению здесь, но его поведение было чрезвычайно учтивым и обнаруживало готовность во всем ей услужить. С другой стороны, он никак не проявил и сожаления о том, что она осталась одна на следующий день после венчания. Наоборот, он вел себя так, как будто отсутствие хозяина было привычным делом.
    А для нее было очень странно услышать от Брэмсли в свой адрес «миледи». Она даже вздрогнула, когда он в первый раз обратился к ней, спускающейся по большой лестнице на первый этаж, с пожеланием доброго утра. А вспомнив, что она теперь леди Хэвиленд, Мадлен изобразила на лице улыбку.
    — И вам, Брэмсли, доброе утро.
    — Прошу прощения, миледи, — произнес он торжественно. — Я бы прислал к вам горничную, если бы знал, что вы встали так рано.
    В его тоне Мадлен не услышала намека на недовольство по поводу ее привычки, а только лишь сожаление, что не смог предугадать ее потребностей.
    — По правде говоря, я не испытываю нужды в горничной, поскольку не привыкла к посторонней помощи. Это у меня еще впереди.
    После этих слов Брэмсли, видимо, успокоился и с большой готовностью согласился показать ей дом по окончании завтрака.
    — Всенепременно, миледи. Лорд Хэвиленд распорядился, чтобы я сделал все возможное, чтобы вы ни в чем не нуждались, и я с удовольствием выполню любое ваше желание.
    Мадлен, конечно, была бы несравненно более рада, если бы Рейн сам сделал это для нее, но тут же отругала себя за эту мысль. Жена, собственнически вцепившаяся в мужа, вызывает только презрение.
    Экскурсия по дому заняла почти все утро. Количеством помещений Ривервуд значительно превосходил то имение, в котором она провела в качестве компаньонки предыдущие пять лет.
    Больше всего, вне всякого сомнения, ей понравилась особая комната на втором этаже.
    — Это ванная комната» миледи, — сообщил ей Брэмсли. — Его светлость лично разработал ее устройство и оснащение. Горячая вода подается в ванну по трубе из котельной, расположенной этажом ниже. Таким образом, может быть установлена постоянная температура воды и нет необходимости носить ведра из кухни.
    — Производит глубокое впечатление, — заметила Мадлен, глядя на огромную медную емкость и сложное переплетение труб. Какая же это изысканная роскошь — наслаждаться горячей ванной, когда только возникнет желание. — А лорд Хэвиленд принимал участие в дизайне каких-то других помещений в доме?
    — Да, миледи. Кухни и печи также модернизированы под его руководством. Но выбор мебели для главных комнат был предоставлен мне. Граф приобрел поместье у пожилого джентльмена, который переехал жить к своему сыну, и большая часть обстановки требовала обновления.
    Девушка предполагала, что Рейн купил Ривервуд, когда унаследовал титул, но ей было не совсем понятно, зачем ему понадобилось еще одно загородное имение, когда в его распоряжении уже было родовое поместье Хэвилендов в графстве Кент.
    — У вас прекрасный вкус, Брэмсли, — отметила Мадлен.
    — Благодарю вас, миледи.
    Мебель, по наблюдению Мадлен, была похожа на ту, что стояла в его лондонском доме, — достаточно изящная, но при этом удобная. Она подумала, что могла бы почувствовать себя здесь как дома, если бы была настоящей женой Рейна, а не всего лишь одной из сторон, заключивших контракт.
    Наиболее приспособленной для мужских потребностей комнатой в доме был его кабинет, облицованный полированными деревянными панелями и обставленный диванами и креслами мягкой кожи. Доминировал здесь элегантный рабочий стол.
    — Его светлость, находясь в Ривервуде, проводит большую часть времени в этом помещении, — сказал Брэмсли, отвечая на ее невысказанный вопрос.
    Мадлен заподозрила, что ей, вероятно, не разрешено появляться в этом мужском царстве, но она не будет пытаться проверить свою догадку на практике. Когда у нее возникнет потребность в написании писем, она воспользуется симпатичным письменным столом в гостиной.
    Под конец обхода Брэмсли опять проявил готовность принять ее в качестве хозяйки.
    — Несомненно, вы захотите что-нибудь изменить, миледи, — я постараюсь исполнить все ваши пожелания.
    Мадлен улыбнулась и покачала головой.
    — Пока у меня нет желания что-либо менять. Вы, безусловно, прекрасно содержали дом до сих пор, Брэмсли, и я буду рада, если вы продолжите делать это и впредь.
    Мажордом, поощренный похвалой, улыбнулся в ответ и спросил, чем он может служить. Отвечая на ее просьбу, он тотчас же прислал в покои Мадлен служанку, чтобы помочь распаковать ее небогатый гардероб и сменить наряд. Также Брэмсли распорядился, чтобы лакей был наготове и отвез ее в пансион, когда она закончит и спустится вниз.
    Мадлен почувствовала, что такая роскошь скоро совсем ее разбалует, и решила завтра же вернуться к самостоятельному образу жизни. А сегодня она позволит себе немного насладиться новым привилегированным положением.
    Когда девушка прибыла в пансион, Джейн Карузерс была весьма удивлена, но потом с пониманием закивала, услышав объяснение, что Хэвиленд уехал по делам в Лондон. Мадлен было приятно, что ученицы выразили радость по поводу ее визита, а также восхищение ее неожиданным превращением в графиню.
    А когда Мадлен вернулась в свой новый дом, то была удивлена сама. Как сообщил Брэмсли, бабушка Рейна, вдовствующая графиня Хэвиленд, ожидала ее в гостиной.
    Узнав об этом, Мадлен второпях сбросила капор, накидку и перчатки и поспешила по коридору, ведущему в гостиную.
    Войдя, она увидела седовласую аристократку, восседавшую в кресле возле камина, в котором потрескивали горящие дрова.
    Леди Хэвиленд, оставшаяся в верхней одежде, была старше, чем Мадлен себе представляла, но, тем не менее, выглядела вполне моложаво. Напряженная поза графини свидетельствовала о недовольстве, которым та была охвачена, а когда она повернула голову в сторону вошедшей Мадлен, в ее пронзающем взгляде безошибочно читалось крайнее неодобрение.
    Вдова не поднялась навстречу и не произнесла никаких приветствий. Вместо этого без малейшего намека на вежливость или хотя бы приличные манеры она сказала ледяным тоном:
    — Так это правда, что мой внук вчера обвенчался с вами, мисс Эллис?
    Обескураженная заносчивостью графини, Мадлен глубоко вздохнула, набираясь решимости, и шагнула в комнату. Ее светлость, судя по осанке, обладала стальной спиной и, видимо, такой же несгибаемой надменностью. Но так как она являлась престарелой родственницей Рейна, к ней нужно было относиться с должным уважением.
    Прежде чем Мадлен успела вымолвить слова вежливого приветствия, леди Хэвиленд вздрогнула от отвращения.
    — Моя подруга леди Перри, живущая неподалеку отсюда, в письме известила меня о вашем бракосочетании, однако, несмотря на достоверный источник, я не могу поверить в такое возмутительное происшествие. Тем не менее Брэмсли подтвердил, что это правда.
    Мадлен не сразу ответила, обдумывая в какой манере ей держаться с графиней. В отношениях со вздорной леди Тэлвин юмор неизменно помогал погасить вспышки гнева. Но эта дама была явно не расположена, чтобы ее развлекали шутками.
    — Да, это правда, — спокойно ответила Мадлен. — Я сожалею, что вы узнали о нашем венчании из косвенных источников, леди Хэвиленд. Подозреваю, вы были не очень довольны.
    — Довольна? Конечно, нет! То, что Хэвиленд женился бог знает на ком, даже не поставив меня в известность, выходит за любые рамки!
    — Вероятно, предполагая такую реакцию, он и не спешил сообщать вам.
    — Это непростительный поступок, — заявила графиня гневно. — Я гостила в загородном имении близ Брайтона, но как только узнала эту новость, сразу же поспешила сюда. В моем возрасте и с моим критическим состоянием сердца такая безумная скачка вполне может иметь летальный исход. И все для того, чтобы мои худшие подозрения подтвердились.
    Мадлен пыталась найти оправдания подобной грубости. Вполне естественно, что вдова возмущена, даже потрясена. Ведь если она привязана к своему внуку, то желает для него наилучшего будущего. Конечно, старуха хочет сохранить за их семейством титул. Но выбор Рейна резко противоречит тому, что она считает для него удачной партией.
    — Подобный брак не имеет права на существование, — констатировала графиня безапелляционно. — Вы не что иное, как худородная служанка.
    — Позволю себе не согласиться. Я — дочь джентльмена, — твердо возразила Мадлен.
    Леди Хэвиленд кинула в ее сторону уничтожающий взгляд.
    — Ваш отец был всего лишь солдатом.
    — Мой отец был офицером в штабе герцога Веллингтона.
    — Скажите, пожалуйста! Быть дочерью солдатни — слабый повод претендовать на титул графини Хэвиленд.
    От этого нарочитого принижения ее корней ладони Мадлен непроизвольно сжались в кулаки. Она могла бы упомянуть те жертвы, которые ее герой-отец приносил на службе отечеству — жизнь вдали от семьи на протяжении долгих лет, приезды домой на короткий срок увольнений, а потом возвращение на войну, где, отдавая всю свою жизнь благородному делу, он подвергался опасностям, о которых леди Хэвиленд не имела даже представления. Но девушка понимала, что любые усилия защитить отца нисколько не изменят мнения графини.
    — Ваше происхождение сомнительно во всех отношениях, — леди Хэвиленд продолжала клеймить ее тем же насмешливым тоном. — Ваша мать была француженкой.
    Она произнесла это слово так, будто выплюнула что-то мерзкое. На этом чаша терпения Мадлен наконец переполнилась.
    — Да, моя мать была француженкой, леди Хэвиленд. Но она могла похвастаться родовитыми предками как по материнской, так и по отцовской линии со времен Нормандского завоевания, когда ваши предки, скорее всего, были еще крестьянами, пашущими землю.
    — Дерзкая девчонка! Держите свой непутевый язык за зубами!
    Да, ее язык часто являлся причиной ее неприятностей, признала Мадлен. И поэтому она должна постараться сдерживаться перед лицом разъярившейся пожилой графини, если не хочет окончательно отвратить от себя бабушку Рейна.
    Мадлен изобразила учтивую улыбку.
    — Очевидно, вы считаете мое происхождение недостаточно подходящим для того, чтобы стать графиней, леди Хэвиленд. Но я не была рождена в нищете или в семье прислуги, и ваш внук счел мою родословную вполне удовлетворительной.
    Вдова подвергла ее новому испепеляющему взгляду.
    — Дело не только в вашей родословной. Посмотрите на себя, вы одеты практически в лохмотья.
    На ней было удобное повседневное платье, которое, безусловно, знавало лучшие времена, и она промолчала, так как возразить было нечего.
    — И что еще хуже, вы просто деревенщина. Имеете ли вы хоть малейшее представление о том, что ожидается от человека с социальным положением Хэвиленда? Какие манеры требуются от его графини?
    С большим усилием Мадлен удерживала себя в спокойном состоянии.
    — Сам Хэвиленд, кажется, не беспокоится о моих манерах. Если они устраивают его, миледи, то почему они не по душе вам?
    Бабушка Рейна неожиданно поднялась на ноги.
    — Я вижу, что нет никакого смысла продолжать эту дискуссию, поскольку вы настроены перечить мне. Но вам необходимо учесть, что без моей поддержки вы будете полностью отвергнуты обществом.
    — Это в самом деле строгое наказание, — пробурчала Мадлен.
    Лицо графини побагровело от ярости.
    — Уж не знаю, какими чарами вы заманили в свои сети джентльмена намного более высокородного, чем вы, но он явно одурманен настолько, что забыл о честном имени Хэвилендов. Вам не стыдно, девушка?
    — Вряд ли я теперь девушка.
    — Действительно. Вы не более чем старая дева, ищущая удачного замужества. Но не спешите радоваться, мисс Эллис, у меня для вас плохие новости. Вы не получите ни пенни моего состояния. Мой внук должен был унаследовать мои значительные капиталы, но я лишу его всего до тех пор, пока он не образумится.
    Эта угроза пришлась Мадлен не по душе, она едва сдержалась, чтобы не нахмуриться. Правда, ее опасения касались Рейна, а не ее самой. Она бы не хотела, чтобы граф лишился состояния из-за брака с ней.
    Леди Хэвиленд, однако, не дала ей ничего сказать, внезапно задав вопрос:
    — В газетах уже появилось сообщение о вашем бракосочетании?
    — Еще нет, насколько мне известно.
    На лице вдовствующей графини отразилось облегчение.
    — Тогда еще не слишком поздно.
    — Не слишком поздно для чего?
    — Для расторжения, естественно.
    Приступ страха пронзил Мадлен. Неужели бабушке Рейна удастся то, в чем она не преуспела? Она неоднократно пыталась убедить графа в неприемлемости такого союза, но, может, он прислушается к словам своей бабули, раз уж не обратил внимания на ее. Если Рейн станет требовать расторжения их брака сейчас…
    Но она решила не задерживаться на этих тревожных мыслях и, независимо подняв подбородок, произнесла холодным тоном:
    — Если вы так категорично не приемлете наш союз, леди Хэвиленд, то, полагаю, вам следует обсудить это с вашим внуком.
    — Обещаю вам, я это сделаю при первой же возможности.
    Стиснув зубы, Мадлен прошла через комнату к звонку.
    — Теперь, когда вы оскорбили меня всеми возможными способами, я попрошу Брэмсли проводить вас к экипажу.
    Трясясь от гнева из-за того что ее так бесцеремонно выпроваживают, леди Хэвиленд выпрямилась, вернув свою аристократичную осанку, и взглянула на Мадлен так, будто та была омерзительным насекомым. Более не проронив ни слова, вдова горделивой поступью покинула комнату, оставив трепещущую Мадлен в одиночестве переживать этот крайне неприятный разговор.
    Рейн вряд ли одобрит столь неприкрытую конфронтацию со своей бабкой. Правда, у нее не было другого выбора. Мадлен поджала губы, стремясь подавить в себе гнев. Но все же девушка никак не могла отмахнуться от обвинения леди Хэвиленд в том, что она якобы одурманила Рейна своими искусительными чарами. Смешно даже думать об этом. Никакими чарами она не обладает!
    И наряда, приличествующего графине, у нее тоже нет. Нахмурившись, она посмотрела на свое одеяние, которое высокомерная посетительница нашла столь предосудительным. Бесспорно, ее гордость была несколько уязвлена замечанием, будто бы она одета в отрепье. И если ей предстояло быть женой Рейна, то и одеваться она должна соответственно. Рейн пренебрегает обществом с его нелепыми условностями, но ей уже неоднократно довелось испытать осуждение, в частности от старухи, столь жестокосердно указавшей на ее недостатки.
    Задумчиво покусывая нижнюю губу, Мадлен пересекла комнату, подойдя к письменному столу с намерением написать записку Арабелле. Ей было неловко просить совета соседки на следующий день после венчания, тем самым афишируя тот факт, что ее муж намеренно покинул ее сразу же после первой брачной ночи.
    Но Рейн упоминал о том, что хотел бы привлечь Арабеллу к выбору нарядов, соответствующих роли графини. Очевидно, он сомневался в собственном вкусе Мадлен. К тому же, возможно, он опасался, что она сочтет его расходы милостыней и откажется их принять.
    Но Мадлен была достаточно горда, чтобы желать быть одетой достойно и не ударить в грязь лицом перед насмешливой бабушкой Рейна или любым другим недоброжелателем. Поэтому она намеревалась попросить Арабеллу представить ее своей модистке, с тем чтобы та сшила ей одно или два новых платья.
    Да, и она вполне могла выйти замуж по расчету — Мадлен мысленно привела аргумент в свою пользу, разыскивая в столе письменные принадлежности. В конце концов, многие женщины так поступают. Почему ей было не воспользоваться ситуацией с максимальной выгодой для себя? Даже если мечтам о взаимной любви не суждено сбыться, девушка осознанно сделала свой выбор и назад пути уже нет, как бы ее ни огорчало, что новоиспеченный муж сейчас не с ней.
* * *
    — Неудивительно, что ты взялся за это дело, — с улыбкой сказал Рейну Уилл Стокс. — Я говорил, что праздность тебе не подойдет. И ты никогда не сможешь оставаться спокойным, когда чья-то жизнь в опасности. Даже если эта жизнь принадлежит нашему злополучному регенту.
    — Мне нечего тебе возразить, — ответил Рейн.
    Действительно, на протяжении последнего года его одолевала невыносимая скука бездеятельного существования аристократа. А принц оказался никудышным правителем, вызвав гнев подданных непомерными растратами казны на свой роскошный образ жизни, хотя, конечно, этим он не заслуживал смерти.
    Рейн потратил большую часть дня, строя планы по раскрытию этого заговора. Сейчас они с Уиллом сидели в небольшом кабинете, распивая отличный портвейн, который Рейн недавно презентовал хозяину по случаю его назначения старшим агентом Боу-стрит.
    Сегодняшнее обсуждение напоминало их прошлую работу стой только разницей, что сейчас они занимались внутренними делами, а не шпионажем за рубежом. Их совместная деятельность длилась так долго, что они научились понимать друг друга буквально с полуслова. На долю Уилла приходилась, в основном, работа на местности, требующая незаметности, в чем он был большим мастером. В то время как Рейну с его выдающимся ростом и массивной фигурой это было довольно трудно, поэтому он обеспечивал разработку стратегии их операций.
    Шпионская деятельность подразумевала широкое использование интриг и обмана, в чем Рейн приобрел богатый опыт. Он быстро продвигался на верхние позиции в дипломатических службах, в конце концов получая наиболее важные задания. И в итоге, пять лет назад, по предложению секретаря Министерства иностранных дел герцога Каслри, Рейн сформировал команду высокопрофессиональных агентов, которую и возглавил.
    Хэвиленд лично руководил проведением операций, имея в подчинении двадцать агентов-мужчин и троих женщин. Они выведывали государственные тайны Франции, вербуя информаторов, за взятки получая секретные Данные, перехватывая курьеров и расшифровывая их корреспонденцию, отлавливая вражеских агентов по всему материку и осуществляя прочие мероприятия в том же роде.
    Но на этот раз ему предстояло расстроить планы заговорщиков, планирующих убийство принца-регента. Первое покушение на его жизнь было осуществлено около девяти месяцев назад, когда в окно кареты, в которой он возвращался с открытия Парламента, выпустили две пули. Но стрелявший ни тогда, ни потом схвачен не был. По сведениям, предоставленным герцогом Арденом, в южных графствах возникла секретная политическая организация, имеющая целью раздробить Британскую монархию. Два брата, по слухам, являлись лидерами этого тайного общества и сейчас сеяли рознь в лондонском обществе.
    Раньше в распоряжении Рейна имелась обширная сеть сотрудников, которых можно было привлечь для выполнения специфических поручений, но теперь многие из них, как и Стоке, нашли себе другую работу. Для осуществления этой операции он ангажировал Уилла, временно оторвав его от своих обязанностей на Боу-стрит, так же, как и нескольких других бывших коллег, на которых можно было положиться. По крайней мере, следующие две недели они будут следить за всеми подозреваемыми в заговоре и по возможности выявлять круг их знакомств.
    — Ну а как тебе твои брачные оковы? — спросил Уилл, неожиданно меняя предмет разговора. — Признаться, я был ошарашен твоим внезапным решением жениться.
    Рейн пожал плечами, удивляясь тому, что его приятель только сейчас решил обсудить его скоропалительное бракосочетание.
    — Вполне терпимо, — ответил он. — Пока еще рано о чем-то говорить, так как прошло меньше одного дня.
    — Я полагал, ты ищешь супругу совсем иного склада, — продолжал Уилл. — Твоя новая леди едва ли производит впечатление послушной жены.
    Рейн прыснул.
    — Послушной ее точно не назовешь.
    — Так зачем же ты на ней женился? Только потому, что твоя бабушка требует от тебя потомства?
    — Поэтому, и потому, что я обещал ее отцу позаботиться о Мадлен. Ты же знал Дэвида Эллиса. Она его дочь.
    — Ах вот оно что! — произнес Уилл понимающе. Он знал историю Рейна и капитана Эллиса и поэтому сразу понял главный мотив, побудивший Рейна выбрать в жены Мадлен.
    Отхлебнув портвейна, Уилл сказал, склонив голову:
    — А не лучше ли тебе сейчас быть с твоей новоиспеченной супругой? Когда я и моя Сэлли обвенчались, то первую неделю не вылезали из кровати. Собственно, нашего малыша Гарри мы именно тогда и сделали.
    По правде говоря, Рейну больше всего хотелось вернуться в Ривервуд и провести следующую неделю в постели с Мадлен. Но он запретил себе это. Лучше он будет держаться от нее подальше ближайшие несколько дней.
    — Я планирую пробыть здесь, в Лондоне, некоторое время и проследить, как движется наше расследование.
    Уилл добродушно покачал головой.
    — Ты всегда ставил работу превыше удовольствий.
    Действительно, удовольствие — это именно то слово, которое приходило ему на ум при мысли о его супружеском ложе, отметил для себя Рейн, ощутив нахлынувшие на него воспоминания о Мадлен. О прикосновениях ее шелковистой кожи, о мягкой податливой плоти, ищущей ласк его ладоней и губ.
    Неожиданно энергичная реакция его тела на эти видения только укрепила графа в решимости оставаться пока подальше от Мадлен.
    — Она, наверное, совсем не такая, как мадемуазель Жузе, раз ты решился жениться на ней, — заметил Уилл.
    Неприятное напоминание о его бывшей любовнице заставило Рейна крепко сжать зубы. Уилл был одним из немногих, кто знал о болезненной ране, оставленной ее предательством.
    Рейну было понятно, почему Камиль тогда с ним так поступила. Она горячо любила свою семью, а любовника — даже больше, и ее преданность им пересилила те чувства, которые она питала к Хэвиленду. Когда ее отец оказался в оппозиции к начальнику полиции Фуше и над всем ее семейством нависла угроза преследований, она, ничуть не колеблясь, соблазнила Рейна, чтобы тот помог им благополучно бежать в Англию. Он бы и без этого спас их, если бы она рассказала ему правду. Но Камиль влюбила его в себя прежде, чем он осознал ее обман.
    После этого Рейн удвоил рвение на службе, намереваясь с корнем вырвать свое глупое увлечение. Он ввязывался в наиболее опасные задания, сопряженные с максимальным риском для его жизни.
    Он больше никогда не видел Камиль, хотя знал, что после окончания войны она и ее семья вернулись во Францию. Но эти переживания его полностью изменили. И хотя Хэвиленд уже не испытывал той горечи, что прежде, и не стал циничным, а только лишь значительно более осторожным, все же он не хотел бы повторить ту же трагическую ошибку.
    Конечно, невозможно было избежать сравнения Камиль с его новой женой. Той он был нужен только из-за его состояния и связей; Мадлен же не интересовало ни то, ни другое, что являлось одной из главных причин, почему она его так привлекала. Она вообще во многих отношениях отличалась от мадемуазель Жузе.
    Она не была соблазнительницей, как Камиль. Граф не сомневался: ему не стоит волноваться о том, что Мадлен заведет себе любовника у него за спиной. По этой причине его вполне устраивала ее неброская внешность.
    Но, как и Камиль, Мадлен хотела помочь своему младшему брату. Однако, похоже, она не таила намерений, которые в будущем могли бы обернуться против него.
    Он слишком поспешно ее осудил, Рейн это охотно признавал. Его подозрения по поводу ее взаимоотношений с бароном Эккерби были безосновательны.
    Прерывая в этом месте размышления приятеля, Уилл поднял свой бокал, произнося тост:
    — Я верю, что ты познаешь семейное счастье, друг мой, как познал его я.
    В ответ Рейн осушил свой бокал длинным глотком. В его собственные планы не входило семейное счастье. Но он рассчитывал, что будет вполне удовлетворен тем соглашением, которое лежит в основе их семьи.
* * *
    Его оптимизму, однако, не суждено было продлиться долго. По возвращении в свой дом на Бедфорд-авеню Рейн обнаружил краткую записку от своей бабки, в которой та призывала его безотлагательно предстать перед ней в их фамильном особняке на площади Беркли. Во время чтения послания на его лице отобразилась язвительная ухмылка. Графа не удивило то, что леди Хэвиленд в городе, так как его нынешние осведомители работали столь же эффективно, как и когда-то его шпионская сеть.
    Предвидя неодобрение ею своей женитьбы, он не спешил исполнить волю вдовы. Вместо этого он занялся сменой наряда, облачившись в костюм для ужина в клубе Брукс, куда он намеревался отправиться после визита к леди Хэвиленд. Когда же он прибыл к дому своей бабушки, его продержали четверть часа в холле, прежде чем он был допущен наверх в ее спальню.
    Леди Хэвиленд возлежала на кровати в полумраке, с закрытыми глазами и влажным полотенцем на челе. Цвет ее лица тем не менее был вполне здоровым, без признаков бледности, присущей больному человеку, так что Рейн быстро освободился от угрызений совести. Сердце его бабули всегда ослабевало в те моменты, когда ей нужно было добиться от него послушания. Несомненно, так было и сейчас.
    Когда она наконец соизволила открыть глаза, он взял ее руку и осторожно поднес к губам.
    — Мне очень жаль, что ты себя так плохо чувствуешь и вынуждена оставаться в постели, бабушка, — произнёс он негромко.
    Она посмотрела на него взглядом, полным осуждения, и голос ее прозвучал соответственно:
    — Ты прекрасно знаешь, что причиной моего нездоровья являешься ты, мой мальчик.
    — Если твое сердце опять начало сдавать, то тебе не следовало ехать из Брайтона в одиночестве, милая бабушка, тем более что я собирался заехать за тобой в конце недели.
    — Я не могла ждать уик-энда, чтобы убедиться в твоем ужасном поступке. Как ты мог, Рейн? Женился на этой выскочке? Я не смогу теперь смотреть людям в глаза.
    Рейн с большим усилием подавил в себе желание ответить резко.
    — Я не думаю, что моя женитьба хоть в какой-то мере ухудшит твою блистательную репутацию, бабушка.
    Она выдернула свою руку из его ладоней.
    — Много ты понимаешь. Унижение, которому ты меня подверг, не единственная причина моего беспокойства. Сегодня днем я встречалась с твоей мисс Эллис, и она оказалась даже хуже, чем я могла себе представить.
    — Ты ездила в Ривервуд?
    — Да, конечно, ездила. Я должна была увидеть ее собственными глазами. Она была недопустимо груба и развязна.
    Рейн никак не проявил живого интереса, который вызвало у него это известие. Хотел бы он присутствовать при их конфликте и поддержать Мадлен, хотя, он был уверен, она могла достойно выдержать разговор даже с его несдержанной бабушкой. Именно потому, что Рейн опасался осуждения Мадлен своими родственниками, он и не стал посвящать их в свои планы предстоящей женитьбы.
    — Почему из всех ты выбрал именно ее? — строго спросила бабушка.
    На это у него был готовый ответ.
    — Потому что я убедился, что от любой из тех глупых барышень, с которыми я знакомился до этого, я сойду с ума за неделю.
    — Безусловно, ты совершил страшную ошибку, Рейн. Насколько хорошо ты знаешь эту женщину?
    — Достаточно хорошо. Ее отец был моим близким другом.
    Граф не стал открывать бабке, чем именно он обязан Дэвиду Эллису. Рейн предпочел, чтобы она считала этот выбор велением его собственного сердца и разума, дабы не давать вдове дополнительные козыри против него.
    — Мадлен мне прекрасно подходит, бабушка. Я горд тем, что она стала моей женой, думаю, и ты однажды отнесешься к ней так же. Но если даже этого не случится, я уверен, что ты примешь ее в нашу семью.
    В ответ леди Хэвиленд подняла руку и прижала ее к влажному полотенцу, лежащему на ее лбу, как будто напоминая ему о своем болезненном состоянии.
    — Я просто не могу ее принять, Рейн. И я не думаю, что когда-либо смогу простить тебя. Единственное, о чем я тебя просила, это достойно жениться, и теперь ты все испортил.
    — Я согласился жениться на благородной молодой женщине, которая родила бы мне наследника, и именно это я и сделал. Я выполнил свое обещание, дорогая бабушка.
    — Ничего подобного ты не выполнил!
    Рейн твердо выдержал яростный взгляд графини.
    — Неужели ты забыла, зачем изначально желала моей женитьбы? Ты беспокоилась, чтобы графский титул и состояние не перешли к дяде Кларенсу.
    — Конечно, я беспокоилась. Кларенс — картежник и мот, не заслуживающий графского титула. Но это не единственная причина, почему я хотела, чтобы ты остепенился. Я волнуюсь о твоем будущем, Рейн. А теперь я волнуюсь еще и о будущем твоих детей. Тебе, может быть, нет дела до чистоты кровей, текущих в жилах нашего рода, но я не хочу, чтобы мои правнуки носили клеймо французского происхождения.
    На скулах Рейна заходили желваки.
    — Я принял твое возражение к сведению, бабушка, но надеюсь, что теперь мы закончим этот разговор.
    — Тебе плевать на то, что я думаю?
    — Нет, не плевать. Но мы обсуждали все это раньше. Я готов выполнить твои пожелания до определенной степени, но ты не будешь руководить моей жизнью и диктовать, на ком мне жениться.
    На лице леди Хэвиленд отразилось еще большее негодование.
    — Мне нужно было ожидать подобной катастрофы. Ты всегда был упрямцем и бунтарем. А я так радовалась, когда ты пообещал бросить свои непутевые увлечения и взяться за ум!
    Рейн не стал рассказывать, что он и сейчас занят одним из тех «непутевых увлечений», которые она так порицает. Не стал он и давить на бабушку, чтобы та изменила отношение к Мадлен прямо сейчас. Вдове нужно немного времени, чтобы свыкнуться с крахом своих надежд, и Рейн предоставит ей такую возможность.
    Однако леди Хэвиленд, казалось, не собиралась отступать. С трудом сев на своей постели, она отбросила в сторону полотенце и умоляюще положила ладонь на его руку.
    — Еще не слишком поздно аннулировать твой брак, Рейн. Мы объявим, что ты запоздало, но все же одумался и осознал совершенную ошибку.
    Граф пристально посмотрел на нее, пытаясь понять, значит ли это, что она объявляет войну его жене? Если это так, то ей придется пересмотреть свои намерения.
    — Не будет никакого аннулирования, бабушка, — возразил он тоном, не принимающим возражений. — Тебе придется просто примириться с моим выбором.
    В глазах старухи читалась охватившая ее ярость.
    — Я никогда не примирюсь, — заявила она твердо.
    — Тогда мы навсегда останемся по разные стороны баррикад.
    Леди Хэвиленд продолжала сверлить его взглядом, преисполненным осуждения, затем, раздраженно фыркнув, убрала ладонь с его руки.
    — До этой минуты я и не подозревала, насколько ты бессердечен, Рейн. Сплетники уже распустили свои ядовитые языки. Их нападки я могла предположить, но от тебя удара не ожидала.
    — Не надо обращать внимания на сплетни.
    — Как будто это в моей власти, — язвительно заметила она. — Ты, по крайней мере, можешь не объявлять о своем бракосочетании в «Морнинг пост» и «Кроникл»? У меня нет желания стать всеобщим посмешищем.
    На это он согласен, решил Рейн, поскольку не хотел делать Мадлен объектом пристального внимания со стороны светского общества. Чем в большей тайне он сохранит свое супружество, тем легче будет Мадлен свыкнуться с новой ролью графини.
    — Ладно, я не буду давать объявлений в газеты.
    Она издевательски захохотала.
    — Пользы от этого, конечно, мало. Несомненно, слухи о твоей свадьбе уже разошлись. Невозможно долго утаивать такой масштабный скандал.
    — Не думаю, что это скандал, — ответил он сухо.
    — Именно скандал, — проворчала она. — И этим скандалом ты загонишь меня в гроб.
    Он уважительно поклонился.
    — Это было бы огромным несчастьем, дорогая бабушка, но я очень надеюсь, что ты еще всех нас переживешь. И в подкрепление своих слов я сейчас же вызову всех твоих докторов на консилиум.
    Некоторое время она пребывала в нерешительности, потом махнула рукой.
    — В этом нет необходимости. Я буду страдать в одиночестве, как всегда. А сейчас уходи прочь, коль ты так упрямо настроен меня огорчать.
    Рейн знал, что этим все и закончится — бабуля не любила осмотров врачей.
    — Как скажешь, бабушка.
    Ясно понимая, что она не прекратит противодействовать его браку, Рейн пересек комнату и вышел. На своей спине он ощущал тяжесть ее взгляда, испепеляющего гневом внука, будто заклятого врага.

Глава двенадцатая

    Я решила взять судьбу в свои руки, маман.
    Чтобы отослать письмо Джерарду, Мадлен самостоятельно поехала в Чизвик. После того что произошло с ее предыдущей корреспонденцией, она не хотела, чтобы слуги Рейна знали о ее переписке с братом.
    Когда девушка вернулась в Ривервуд, ее ждала записка от Арабеллы, в которой та предлагала завтра же отправиться в Лондон, чтобы посетить ее модистку и несколько магазинов. Она также посоветовала Мадлен составить список необходимых вещей.
    В письменном столе в гостиной, однако, не оказалось бумаги, так как она использовала последние листы на послания Арабелле и Джерарду. Не желая отрывать Брэмсли от своих обязанностей, она отправилась на поиски писчей бумаги сама. И начать решила с места, где вероятнее всего могло быть то, что она искала, — кабинета Рейна.
    Большинство ящиков его стола, как оказалось, были заперты, и только один, нижний слева, был открыт. Внутри девушка обнаружила тонкую пачку листов, исписанных размашистым почерком, принадлежащим, по-видимому, Рейну. Они содержали в себе список имен.
    Мадлен собиралась уже положить листки на место, когда ей в глаза бросилось подчеркнутое имя Розлин Лоринг. Заинтригованная, она пробежала глазами весь список. Тут было около сорока женских имен, и возле каждого Рейн сделал примечания.
    Похоже, это был перечень претенденток на роль его жены.
    Вздрогнув от своей догадки, Мадлен детально изучила весь список. Рейн сделал три дополнительные колонки для сопровождающей имена информации. Первая имела заголовок «Внеш.», что, как она поняла, обозначало особые приметы внешности, включая цвет волос, очевидно, чтобы как-то различать девушек между собой.
    Две другие колонки содержали в себе описание их умственных способностей, личностных качеств и черт характера. В графе «Ум» он присваивал претенденткам числовую оценку от 0 до 9, а в столбце «Лич./хар.» были описания: «живая», «застенчивая», «мила», «излишне болтлива», «скучна», «чрезвычайно скучна»…
    По крайней мере, половина невест была охарактеризована как скучные, очень скучные и тому подобное. Встречались и еще менее лестные оценки, такие как «жеманная», «подобострастная», «тщеславная» и даже «жадная».
    Острый укол ревности поразил Мадлен, когда она увидела, что Розлин Лоринг завоевала 9 очков в плане интеллектуальности, а в графе, резюмирующей черты характера, против ее имени значилось «пленительная» — наиболее высокая оценка во всем списке. Однако девушка заметила, что характеристика «прелестная» вообще отсутствовала на этих страницах.
    Мадлен в задумчивости поджала губы. Если это список достоинств и недостатков потенциальных невест Рейна, кандидатуры которых он рассмотрел и отверг, то она имеет основания для оптимизма, поскольку граф, видимо, ценил ум и хороший характер выше внешней красоты.
    — Могу ли я чем-нибудь помочь, миледи?
    Вздрогнув, Мадлен обернулась и увидела Брэмсли, который стоял в дверях кабинета и хмуро, с осуждением, смотрел на нее.
    — Я ищу писчую бумагу, — объяснила она поспешно.
    — Прошу прощения, миледи, я должен был сказать об этом раньше. Лорд Хэвиленд никому не разрешает притрагиваться к своему письменному столу. И вообще, я пока единственный, кому позволено входить в его кабинет.
    Чувствуя себя виноватой, Мадлен сунула списки в ящик и встала.
    — Извините, я не знала, что мне нельзя входить в его кабинет. Но впредь я, безусловно, не стану нарушать запрет.
    Неудивительно, что Рейн охранял свои дела от внимания посторонних, поскольку его профессия подразумевала секретность. Но она, пойманная с поличным, чувствовала себя женой Синей Бороды, хотя, конечно же, не шпионила.
    Брэмсли прервал ее размышления, избавляя от неловкости.
    — Я с радостью принесу вам бумагу, миледи.
    — Спасибо, — кротко ответила Мадлен.
    Покидая кабинет впереди мажордома, она видела, как он аккуратно закрыл дверь. Чтобы сменить предмет разговора, девушка заметила:
    — Мы с леди Дэнверс собираемся завтра в Лондон, чтобы посетить ее модистку. Если у вас есть какие-то поручения, то я могла бы их исполнить.
    Брэмсли секунду строго на нее смотрел, ясно давая понять, что она совершила недопустимое нарушение приличий.
    Мадлен грустно улыбнулась.
    — Видимо, мои привычки бывшей компаньонки не так легко вытравить. Мое предложение неуместно, правда? Конечно, в вашем распоряжении есть люди, которые выполнят при необходимости любые поручения.
    Его лицо немного смягчилось.
    — Безусловно, это так, миледи.
    — Полагаю, понадобится время, прежде чем я усвою, что требуется от графини, и я надеюсь, что вы будете терпеливы.
    — Конечно, миледи, — сказал мажордом, и на этот раз в его голосе прозвучала неподдельная теплота. — Но если вы намереваетесь посетить Лондон… мне также нужно было упомянуть это ранее: его светлость приказал мне поставить вас в известность о порядке финансирования, который он для вас подготовил. Все счета, полученные вами, должны быть отосланы в его лондонскую резиденцию, но он также предусмотрел выделение вам сумм на мелкие расходы. Что касается поместья, то всю бухгалтерию, в основном, веду я, но его светлость велел мне предоставить учетные книги и вам. Если пожелаете, миледи, я ознакомлю вас с ними после того, как доставлю вам писчую бумагу.
    Мадлен почувствовала себя странным образом удовлетворенной: Рейн не забыл, что она много лет вела отчетность на ферме Эллисов.
    — С удовольствием, Брэмсли. Принесите мне их, пожалуйста, в гостиную.
    — Как скажете, леди Хэвиленд.
    Мажордом почтительно поклонился и отправился выполнять ее распоряжения. Но пока она не спеша возвращалась в гостиную, ее мысли были заняты отнюдь не бухгалтерией. Ее гораздо больше занимали списки потенциальных невест, составленные Рейном.
    Имя Мадлен не значилось среди прочих кандидатур, но ей было интересно представить, как он мог бы ее охарактеризовать. Девушка полагала, что внешне едва ли может конкурировать с теми красотками, которые искали внимания Рейна, но, в конце концов, то, что она недостаточно смазлива, не такой уж большой недостаток.
    И все же будет правильным подчеркнуть свою привлекательность для него, насколько это возможно. Новые наряды, конечно, придутся кстати, но нужны и более эффективные методы.
    Хватит уже барахтаться в жалости к самой себе, решительно настроилась Мадлен. Она не будет беспомощной жертвой обстоятельств, сетующей на несправедливость судьбы. Раз уж она имела глупость влюбиться в Рейна и не в силах изменить своих чувств к нему, единственно правильной линией ее поведения будет попытаться изменить его чувства к ней. Или хотя бы сделать так, чтобы его желание лечь с ней в постель было продиктовано не только необходимостью выполнения супружеских обязанностей.
    Мадлен мрачно нахмурилась при этой мысли. Солдатская дочь, она была готова призвать подкрепление, но к кому она могла обратиться за такой специфической помощью? У нее нет сестер и никогда не было подруг, с которыми можно было бы обсудить подобные вопросы. А ее беседы с умершей матерью по сути были диалогом с самой собой. Девушка ощущала крайний недостаток опыта в общении с мужем, проявляющим к ней интерес только в связи с потомством, которое она должна ему дать.
    По крайней мере, Арабелла согласилась помочь ей в походах по модным магазинам. Мадлен размышляла, может ли она обратиться к своей соседке за советом, как ей привлечь внимание мужчины вроде Рейна. Безусловно, она никогда не сможет стать такой пленительной, как Розлин Лоринг, но хотя бы будет достаточно соблазнительной, чтобы удержать его в своей постели.
    И, в конце концов, у нее теперь есть преимущества, которые дает ей брак с Рейном, рассуждала Мадлен, настраиваясь на решительные действия. Пусть пока она и не способна разжечь в нем страсть, но у нее еще будет шанс стать для него настолько желанной, насколько ни одна другая претендентка не смогла.
* * *
    Мадлен со всей серьезностью отнеслась к идее изменить свое поведение по отношению к Рейну, и к тому времени, как на следующий день за ней заехала Арабелла, девушка была готова укротить свою гордость и просить соседку о помощи значительно более интимной, чем выбор новых платьев.
    Однако первые же слова, произнесенные Арабеллой, ее насторожили.
    — Я чрезвычайно рада проконсультировать вас в выборе одежды, но моя сестра Розлин имеет намного более тонкий вкус что до цветов и стилей. Я пригласила ее сопровождать нас в сегодняшней поездке — надеюсь, вы простите мое самоуправство.
    Мадлен была несколько обескуражена. Если с Арабеллой они почти уже стали добрыми приятельницами, то Розлин была для нее практически чужим человеком. Однако девушка не считала себя вправе оспаривать великодушное решение своей работодательницы.
    — Я бы не хотела навязываться ее светлости, — наконец произнесла Мадлен.
    — Ну что вы, ничего такого здесь нет. Розлин охотно вам поможет. И к тому же это будет выполнением обещания Хэвиленду. Мы пытались подобрать ему подходящую невесту, но так как он осуществил свой выбор самостоятельно, то теперь наши усилия сделать ваше вхождение в свет наиболее успешным представляются вполне уместными.
    — Ладно, если вы утверждаете, что она согласна…
    — Конечно, согласна, — уверила ее Арабелла. — Бомонд сгорает от любопытства увидеть новую графиню Хэвиленд, и герцогиня Розлин сможет лучше меня поспособствовать тому, чтобы вы предстали перед этим требовательным обществом в наиболее выгодном ракурсе. А что касается меня, — добавила она с улыбкой, — я хотела бы облегчить ваш путь в свет по эгоистическим причинам. Я чрезвычайно рада, что вы собираетесь продолжить преподавание в пансионе, Мадлен. Дело не только в том, что это избавляет меня от необходимости искать вам замену. Наши воспитанницы обожают вас и были бы очень расстроены, если бы вы уволились только потому, что вышли замуж за аристократа.
    Мадлен зарделась от такого комплимента.
    — Преподавать нашим ученицам для меня большое удовольствие.
    — Надеюсь, так будет и впредь. Но, думаю, сейчас вы бы хотели обсудить предстоящий поход за покупками.
    Арабелла взглянула на старомодную накидку Мадлен.
    — Вы определились, какую сумму собираетесь потратить?
    — Полагаю, ее размер не имеет значения, — ответила Мадлен.
    В дополнение к выделенным средствам на платья и другие крупные покупки Рейн выдал ей астрономическую сумму на мелкие приобретения. Сейчас в ее ридикюле лежали две сотни фунтов, отпущенные на различные аксессуары.
    Но Мадлен больше заботили не наряды. Глубоко вздохнув, она набралась решимости и рассказала Арабелле о своих трудностях, вызванных тем, что, выйдя замуж по расчету, она не имеет представления, как ей вести себя с новоиспеченным мужем.
    Арабелла понимающе кивнула и добродушно хохотнула.
    — Замужество в любом случае событие, заставляющее поволноваться, но такой брак, как у вас, меня, признаться, ставит в тупик. В общем, вы хотите услышать мое мнение о том, как действовать по отношению к мужу?
    — Да, и более того… — сказала Мадлен, запинаясь и подбирая нужные слова. — Дело в том, Арабелла, что мне не хватает женской привлекательности для такого мужчины, как Хэвиленд, и я подумала… возможно, вы могли бы мне посоветовать, как изменить его отношение ко мне. Видите ли, я хочу вызывать в нем желание, как настоящая, жена и, боюсь, чтобы достичь этого, недостаточно только улучшить мой гардероб. Лорд Дэнверс явно без ума от вас, и, осмелюсь вас об этом просить… может, вы согласитесь открыть мне некоторые ваши секреты.
    Арабелла задумчиво поджала губы.
    — Конечно, я согласна, но я знаю женщину, которая способна помочь вам намного лучше. Ее имя — Фанни Ирвин… Хотя я не уверена, представлять ли вас ей, не будет ли это для вас оскорбительным.
    — Почему это может быть оскорбительным?
    — Потому что моя знакомая — известная куртизанка. Фанни получила благородное воспитание, но покинула дом в шестнадцать лет в поисках счастья. Мы с ней знакомы еще с того времени, когда ходили под стол пешком. Мы были соседками и близкими подругами в Гемпшире и в детстве проводили много времени в совместных играх.
    Лицо Арабеллы осветилось доброй улыбкой.
    — Я и мои сестры не отвергли Фанни, хотя с точки зрения света это предосудительно, и вы, возможно, не захотите компрометировать себя подобными связями.
    Мадлен была слегка удивлена взаимоотношениями сестер Лоринг с известной куртизанкой, но она не имела возражений против знакомства с ней.
    — Я нисколько не против и буду рада любой помощи, которую она сможет мне оказать.
    — Уверяю вас, ее помощь сослужит вам добрую службу. Фанни много сделала для меня и сестер в плане нашего понимания мужчин вообще и собственных мужей в частности. Но мы не будем афишировать ваши консультации во избежание скандала.
    В сознании Мадлен промелькнул образ властной бабки Рейна, и она пробормотала слова согласия:
    — Да, это будет разумно, учитывая снобизм родни Хэвиленда.
    — Вы говорили, что он уехал по делам? — спросила Арабелла. — Сколько у нас времени до его возвращения?
    — Не могу сказать ничего определенного, — призналась Мадлен. — Моя беда в том и заключается — он не рассматривает меня как часть своей жизни и не считает нужным ставить в известность о своих планах.
    — Ладно, скоро мы это изменим, — сказала ее соседка уверенно. — Но этот день нам лучше провести в Лондоне. Пока мадам Руссо будет снимать с вас мерки, я пошлю весточку Фанни с просьбой принять нас во второй половине дня, если ей удастся выкроить время. А между делом мы можем посетить магазины. Не волнуйтесь, Мадлен. Розлин и я позаботимся о том, чтобы у вас были безупречные наряды, а Фанни возьмет на себя остальное. Мы трое сделаем так, что Хэвиленд не сможет остаться к вам равнодушным.
    Мадлен улыбнулась, ощутив надежду на лучшее впервые с той минуты, когда произносила клятву верности жениху. Бесцеремонное исчезновение Рейна в первую брачную ночь сильно расстроило ее, но сейчас ей казалось, что из этого можно извлечь некоторую выгоду. Она могла воспользоваться его отсутствием, чтобы за эти дни превратиться из куколки в бабочку. На это, естественно, понадобится время и некоторые усилия.
* * *
    Они заехали за Розлин по пути в салон модистки, и Арабелла за время недолгой поездки к мадам Руссо объяснила сестре, что они должны сделать. Вскоре Мадлен осознала, как ей повезло, что они взяли ее под свое крылышко.
    Их старания по ее превращению в стильную леди начались с обсуждения невероятно многочисленных деталей. Вместе они перебрали огромное количество фасонов и покроев, тканей и цветов, прежде чем остановились на наиболее подходящем. Выбор, сделанный сестрами совместно с мадам Руссо, был воплощением утонченности — прекрасный, со вкусом и изяществом скроенный туалет подчеркивал все достоинства фигуры Мадлен.
    Результат потряс ее, и она не раз вынуждена была бороться с комом в горле. У девушки никогда не было такого великолепного платья, она попросту запрещала себе хотеть что-либо подобное. Вся эта роскошь, внезапно ворвавшаяся в ее жизнь, более походила на сказку, нежели на реальность.
    Все утро было посвящено платьям и другим предметам одежды. После легкого ленча, проведенного с мадам Руссо, дамы отправились в другие магазины, которые обязательно нужно было посетить: в шляпный — за капорами и шляпками, в обувной — за туфлями и полуботинками. Так как до встречи с Фанни, назначенной на три часа, времени оставалось уже немного, Арабелла предложила в ближайшие дни приехать в Лондон снова, за теми мелочами, которые они не успели приобрести в этот раз: за бельем и корсетами, шелковыми чулками и подвязками, перчатками, веерами и украшениями.
    Уверенность Мадлен в действенности их затеи со временем увеличивалась, по большей части потому, что Арабелла и Розлин сами ничуть не сомневались в ее эффективности. Любезность и радушие Розлин особенно располагали к себе. Она была такой же чуткой и понимающей, как и Арабелла, и сердечно одобрила идею обратиться к их знаменитой подруге Фанни Ирвин. Отвечая откровенностью на откровенность, Розлин рассказала о своей личной жизни, после того как Мадлен поделилась с ней трудностями и надеждами, связанными с ее супружеством.
    — Прошлым летом, — доверительно призналась Розлин, — я просила Фанни помочь советом, как мне добиться любви одного джентльмена. Если вы хотите, чтобы Хэвиленд влюбился в вас, то никого лучше Фанни для этого не найдете.
    «Если вы хотите, чтобы Хэвиленд влюбился в вас…»
    От этой фразы у Мадлен перехватило дыхание. Она рассчитывала заставить Рейна желать ее, полагая, что и это достаточно трудная задача. Но теперь она уже осмелилась мечтать о том, чтобы завладеть его сердцем.
    «Нет, надо быть дурочкой, чтобы хотеть так много», — осадила себя Мадлен. Достаточно будет уже того, что Рейн возжелает обладать ее телом.
    Хотя чтобы достичь даже этого, мысленно прибавила она, стараясь обуздать свой непомерно разыгравшийся оптимизм, куртизанке придется поистине сотворить чудо.
* * *
    Однако прошло совсем немного времени, и у Мадлен появилась возможность убедиться, что Фанни Ирвин в самом деле была способна творить чудеса.
    Вскоре после прибытия в частную резиденцию куртизанки в тихом роскошном районе к северу от Гайд-парка, сестры оставили ее на попечение Фанни с обещанием заехать за Мадлен через два часа.
    — Дайте мне три часа, — сказала Фанни энергично, сознавая трудность задания, поставленного перед ней.
    Сопровождая посетительницу на второй этаж, Фанни прошла сквозь свою спальню в небольшой, хорошо освещенный будуар. Затем, сразу же приступая к делу, распорядилась, чтобы гостья сняла с себя накидку, платье и корсет.
    Мадлен чувствовала себя крайне неловко, раздевшись до нижнего белья, но Фанни явно не испытывала ни малейшего смущения. Наморщив лоб, куртизанка медленно обошла вокруг девушки, изучая ее тело, отмечая для себя все ее достоинства и недостатки.
    — Глаза, определенно, самый главный ваш козырь, — заявила она наконец.
    Мадлен не могла не согласиться. Глаза — единственное, что в ней признавали прекрасным.
    — Но у вас также очень привлекательная фигура, пышная и гибкая, как раз такая, о какой мечтают мужчины. Несомненно, ваш муж это замечает.
    От этих слов Мадлен вспыхнула, и Фанни подбадривающе улыбнулась.
    — Если уж я взялась давать вам советы, леди Хэвиленд, вам нужно с самого начала избавиться от застенчивости, так как нам предстоит коснуться намного более интимных подробностей, чтобы достичь положительного результата. Как я уже сказала, у вас роскошное тело, одно из тех, что особенно притягивают мужчин.
    Ее взгляд оторвался от пышной груди Мадлен и вернулся к ее лицу.
    — Ваши губы чрезмерно полны по нынешним канонам моды, но это, опять же, только вам на руку, ибо мужчины полагают, что, целуя их, они получат больше наслаждения. Разве ни один джентльмен не пытался сорвать поцелуй с ваших губ?
    — Раз или два, — признала Мадлен.
    В действительности барон Эккерби предпринимал такие попытки намного, чаще, но этот высокомерный развратник не мог считаться джентльменом, даже несмотря на свой высокородный титул.
    Фанни еще раз неспешно обошла вокруг Мадлен, затем усадила ее перед большим зеркалом и обратила внимание на маловыразительные каштановые волосы своей посетительницы.
    — Цвет вполне приемлемый, но стиль… вы всегда носите такой строгий пучок на затылке?
    — Да.
    Обычно она укладывала волосы в узел или заплетала в аккуратную косу.
    Фанни неодобрительно покачала головой, вытаскивая шпильки из локонов Мадлен.
    — Мужчинам обычно нравятся длинные волосы, поэтому мы не будем делать их короче, но нужно что-нибудь предпринять для смягчения черт лица… несколько завитых прядей на лбу и висках.
    Поскольку эта рекомендация в точности совпадала с тем, что говорил ей Рейн, девушка не стала возражать.
    — Потом мой парикмахер подстрижет вас и сделает укладку, а пока… думаю, наиболее быстрого эффекта мы добьемся, если немного выщиплем вам брови. Они чрезмерно густы и придают вашей внешности ненужную мужеподобность. Вы согласны со мной?
    — Да. — Мадлен разглядывала свои темные широкие брови, в то время как Фанни продолжала осмотр.
    — Цвет вашей кожи достаточно приятный, хотя имеет некоторый желтоватый оттенок. Применение косметики в разумных пределах пойдет вам на пользу. Немного румян на щеках и туши на ресницах выявят все преимущества вашего лица. И я научу вас некоторым хитростям, например, как сделать кожу белее… отвар ячменя, лимонный сок, ванны из молока. Но при этом…
    Фанни опять нахмурилась.
    — Вы можете приложить много стараний, чтобы улучшить свою внешнюю привлекательность для вашего мужа, но если вести речь о завоевании его преданности на длительный срок, то здесь внимание надо сосредоточить на поведении и поступках.
    Мадлен удивленно уставилась на нее. Было странно слышать от такой эффектной красавицы, как Фанни, что манера поведения важнее внешности.
    — Что именно вы подразумеваете под поведением и поступками?
    — Подождите тут, миледи….
    С этими словами Фанни вышла из комнаты. Вернувшись, она держала в руках небольшую книгу в кожаном переплете, которую вручила Мадлен.
    Книга носила название «Советы молодым девушкам по завоеванию мужа, написанные неизвестной леди», Взглянув вверх, Мадлен увидела, что вместо недавнего хмурого выражения лицо Фанни осветилось таинственной улыбкой.
    — Очень немногие люди знают, что эту книгу написала я, — сообщила женщина.
    — Вы та «неизвестная леди»?
    — Да. Это был мой первый опыт заработка за рамками моей нынешней профессии. И книга продается довольно неплохо. После этого я пробовала перо в написании готических романов, так как этот жанр более востребован и приносит больше прибыли. Я собираюсь покинуть полусвет, чтобы выйти замуж за респектабельного джентльмена, на которого уже положила глаз. И полагаю, что для меня будет лучше всего посвятить себя карьере романистки.
    Мадлен посмотрела на куртизанку с неподдельным восхищением и благодарностью. Девушке льстило, что Фанни настолько ей доверяла, что посвятила в свои сокровенные планы. Однако признание последней также принесло Мадлен облегчение впервые с того момента, как она сюда приехала.
    — Я с большим удовольствием послушала бы эту историю, мисс Ирвин, — сказала она воодушевленно. — Признаюсь, вы одна из наиболее поразительных женщин, которых мне доводилось встречать.
    Фанни засмеялась.
    — Я с радостью как-нибудь расскажу вам мою историю, миледи, но сейчас, мы должны сосредоточить внимание на вашей персоне. Почему бы нам не встретиться позже и не обсудить в подробностях эту книгу, когда вы ее прочтете?
    — Обязательно, — ответила Мадлен, быстро пролистывая пособие.
    — Тут есть много общей информации насчет взаимоотношений полов, но я думаю, с вами мне нужно коснуться этой темы более детально. Вы совершенно неопытны в искусстве соблазнения, правда?
    Мадлен застенчиво улыбнулась.
    — Боюсь, что так.
    — Хорошо, мы изменим это положение дел очень скоро. Наверное, вам стоит рассказать мне, как вы с лордом Хэвилендом пришли к заключению брака.
    И на этот раз уже Мадлен исповедалась в некоторых наиболее личных обстоятельствах жизни. Она рассказала о том, как они впервые встретились, и как Рейн чувствовал себя обязанным ее покойному отцу. Как он сделал ей предложение и преследовал до тех пор, пока она не дала своего согласия. И как он неожиданно покинул ее постель в их первую брачную ночь.
    — Я нахожу это унизительным, — негромко закончила девушка. — И чувствую ужасное разочарование.
    Фанни понимающе кивнула.
    — Очевидно, вы сдались слишком легко, так быстро приняв его предложение выйти замуж. Поверьте, такие мужчины, как ваш муж, любят борьбу, что подводит меня к следующему выводу. Вы не должны раскрывать ему того факта, что вы влюблены в него. Такая открытость сделает вас неинтересной для графа.
    Мадлен недоверчиво усмехнулась.
    — Вы хотите сказать, мне не следует подавать виду, что я считаю своего мужа самым замечательным мужчиной на свете?
    — Не совсем так, — ответила Фанни неожиданно серьезно. — Откровенное восхищение мужчиной — это хороший способ разжечь в нем еще большую страсть. Но я имела в виду, что вы не должны показывать мужу такой степени влюбленности, чтобы он ощущал свою власть над вами. Вам следует заставлять его сомневаться. Он должен все время стремиться завоевать вас. Поскольку Хэвиленд явно полагает, что вас уже не нужно соблазнять, вы должны будете соблазнить его.
    — Соблазнить его?
    — Да, но очень деликатно, конечно же. Нельзя давать ему понять, что вы добиваетесь его. Вам необходимо стать искусительницей, но так, чтобы граф не догадывался о ваших истинных намерениях.
    — Искусительницей? — переспросила Мадлен дрогнувшим голосом.
    — Не волнуйтесь, я научу вас, как это сделать.
    Фанни задумчиво наморщилась.
    — Что вы знаете о его личной жизни? Я ни разу не слышала о любовных связях Хэвиленда здесь, в Лондоне. Если у него и есть любовница, то он очень осторожен в своих отношениях.
    Мадлен застыла. Рейн говорил, что ему нужно быть в Лондоне по «делу», так он это назвал. Она надеялась, что именно так и было в действительности. Предположение, что у него здесь любовница, было слишком тяжелым для Мадлен.
    — Я не знаю, — сказала она.
    — Ладно, не важно. Если у него есть подруга, вы должны увлечь его настолько, чтобы он оставил ее и желал проводить время в постели только с вами. И к тому моменту, когда я закончу свой инструктаж, вы будете обладать достаточными знаниями, чтобы свести его с ума от вожделения. А страсть — это только первый шаг к тому, чтобы заставить мужчину полюбить вас безоглядно. Так что сейчас я приглашу мою костюмершу, и мы начнем.
    Через два часа Мадлен смотрела на себя в зеркало, с трудом веря своим глазам. Ее внешний вид совершенно изменился. Тонкие нити бровей, легкий розовый оттенок на щеках, вьющиеся пряди, мягко обрамляющие лицо, немного туши, подчеркивающей ее и без того выразительные серые глаза — все это вместе делало ее уже совсем не той невзрачной старой девой, которая недавно пришла к Фанни.
    Она выглядела почти… «симпатичной» — это слишком пресное определение. Но Мадлен и не стала красавицей в точном смысле этого слова. Пожалуй, неотразимой. Определенно, пленительной.
    Но еще более важным, чем внешняя метаморфоза, был откровенный и подробный курс обучения искусству любви, направленный на завоевание неприступного сердца графа.
    — Я потрясена, — сказала Мадлен прямодушно. — Как я смогу отблагодарить вас, Фанни?
    Куртизанка скромно улыбнулась.
    — Вам не нужно меня благодарить. Арабелла, Розлин и Лили неизменно поддерживают меня уже долгие годы, несмотря на опасность, которой они подвергают свое доброе имя. Полагаю, оказывая вам, их подруге, услугу, я хоть в небольшой мере возвращаю им добро, которое они для меня делают.
    — Может и так, но я все равно невыразимо благодарна вам за необычайную услугу, которую вы мне оказали.
    — Мы не закончили, — сказала Фанни с улыбкой. — Нам еще многое нужно обсудить, если вы действительно хотите стать искусительницей. При необходимости я могу приехать в Чизвик и встретиться с вами в Дэнверс-холле. Вы ведь предпочитаете, чтобы ваш муж ничего не узнал о ваших намерениях. И хотя вы сделали только первый шаг на пути к завоеванию его чувств, я считаю, что он получился уверенным и приблизил вас к тому, чтобы стать объектом мечтаний Хэвиленда.
    — Я тоже так думаю, — пробормотала Мадлен, изумленно рассматривая свой обновленный облик. Отражение, которое взирало на нее из зеркала, выглядело женщиной, вполне способной очаровать и удержать возле себя такого мужчину, как Рейн. И ей не терпелось испробовать вновь приобретенные знания на практике.
    Рейну, кажется, нравится инициатива, значит, она станет инициативной. И если Мадлен преуспеет на этом пути, то сможет превратить их семью в союз любящих людей, став соблазнительницей в их супружеской кровати.

Глава тринадцатая

    Я искренне надеюсь, что искусство, которому научила меня Фанни, приведет к успеху, маман.
    Решив, что уже прошло достаточно времени и он может без опаски возвращаться домой, Рейн написал молодой жене письмо, в котором оповещал о своем приезде во вторник днем. После их венчания прошла уже почти неделя.
    Однако когда он прибыл в Ривервуд, Брэмсли доложил ему, что леди Хэвиленд только что уехала в пансион Фримантл и пробудет там до конца дня.
    Рейн подавил в себе внезапно нахлынувшее разочарование, довольно странное, так как их раздельная жизнь — именно то, к чему он стремился в браке. Граф отправился в свой кабинет и сосредоточил внимание на делах поместья, скопившихся за время его отсутствия.
    Когда Мадлен наконец вернулась, то остановилась в дверях кабинета, глядя на Рейна, сидящего за своим столом.
    — Добро пожаловать домой, милорд, — произнесла она любезно, снимая перчатки и капор. — Надеюсь, ваши дела в Лондоне увенчались успехом.
    Рейн ощутил прилив удовольствия, услышав голос Мадлен и увидев ее впервые после их брачной ночи. Осознав, как сильно скучал по ней все это время, он, однако, рассердился на себя. А взглянув на жену, невольно залюбовался.
    Мадлен выглядела по-другому. На ней был ярко-синий короткий шерстяной жилет, надетый поверх бледно-голубого кашемирового платья, которое являло собой воплощение элегантности.
    — Это одно из твоих новых платьев? — вставая, спросил он, пытаясь уловить произошедшую в ее внешности перемену.
    — Да, мы с Арабеллой ходили по магазинам несколько раз за эту неделю.
    — Я знаю, Брэмсли мне сообщил.
    Мадлен внутренне слегка напряглась, но ее тон остался таким же мягким.
    — Неужто Брэмсли предоставляет тебе ежедневные отчеты о моих действиях?
    — Он делает регулярные отчеты по поводу всего, что происходит в поместье.
    — Понятно, тогда мне надо быть осторожнее, раз уж в этом доме столько шпионов, — сказала она, улыбнувшись.
    Рейн не мог сказать наверняка, шутит она или нет, а Мадлен сменила тему разговора, медленно повернувшись вокруг своей оси, демонстрируя новое платье.
    — Я благодарна Арабелле, за то что она помогла мне стать модной, но ты, возможно, пожалеешь о своей щедрости, когда увидишь счета. Я изрядно растратила средства, которые ты мне выделил.
    — Я уже видел счета и совсем не жалею о расходах.
    — По правде говоря, я тоже. Твоя бабушка, кажется, сочла мою прежнюю одежду лохмотьями, недостойными графини.
    Рейн пожал плечами.
    — Она и твои наряды унижала?
    — Среди прочего, — ее ответ прозвучал беспечно.
    Видя, что жена не переступает порога его кабинета, Рейн вышел из-за стола и пошел к ней навстречу.
    — Я сожалею, что тебе пришлось испытать на себе ее грубость, полагаю, это было крайне неприятно.
    — Да, это было не очень приятно, — согласилась Мадлен. — Но этого можно было ожидать. Я знала, что леди Хэвиленд никогда меня не одобрит. Я ведь тебя предупреждала об этом, помнишь?
    — Да, предупреждала. Но отношение моей бабушки никак не должно сказываться на нашем браке.
    — Однако мне по-прежнему искренне жаль, что я встала между вами, — негромко сказала Мадлен, и в ее голосе прозвучало подлинное раскаяние.
    Рейн покачал головой, остановившись перед ней.
    — Ты не должна ни в чем себя винить…
    Он замолчал. Ее прическа отличалась от прежней, и в лице тоже угадывались перемены.
    Но девушка прервала его мысли, прежде чем он успел сделать какое-либо замечание на этот счет.
    — Ты уже пил чай?
    — Еще нет, ждал тебя.
    Граф предполагал, что они вместе сядут за стол и он расспросит ее о событиях прошедшей недели.
    Мадлен печально улыбнулась.
    — Извини, что нарушила твои планы, но я уже пила чай с ученицами в пансионе. Попрошу Брэмсли сейчас же тебе все подать. А сейчас, милорд, прошу меня простить, я собираюсь Подняться наверх и принять ванну. Я уже успела полюбить твою великолепную ванную. О такой роскоши я не могла и мечтать.
    Рейн хотел было отчитать ее за обращение «милорд», но мысль о ее аппетитном теле, лежащем в ванне, совершенно сбила его с толку и вызвала прилив вожделения. А следующее замечание Мадлен разбудило в нем еще более острое желание.
    — Я приглашаю тебя принять ванну после меня. Это слишком расточительно — использовать столько горячей воды на одного, даже если можешь себе это позволить. Я закончу к тому времени, когда ты выпьешь чай.
    Повернувшись, она неспешно пошла по коридору в сторону холла.
    Рейн смотрел на удаляющуюся Мадлен, внимательно наблюдая за легкими покачиваниями ее бедер. Она только что позвала его присоединиться к ней в ванне? Или только лишь, экономя горячую воду, предложила ему помыться после нее?
    Так или иначе, но, вернувшись к своим делам, Рейн уже не мог думать ни о чем другом, кроме ее предложения. Через полчаса он оставил попытки сосредоточиться.
    Безусловно, присоединиться к своей супруге в ванной было бы неосмотрительно с его стороны, но и удержаться он не находил в себе сил.
* * *
    Мадлен лежала, откинувшись на покатую спинку грандиозной медной купели, считая проходящие минуты, тишина которых была заполнена только частыми ударами ее сердца. Обычно она предавалась наслаждению, которое доставлял телу приятный жар воды, но сейчас чувствовала напряжение от ожидания Рейна и неопределенности, придет ли он к ней.
    Она удивила его, в этом не было сомнений. Его глаза стали темными, когда, глядя на жену, граф пытался проникнуть в ее истинные намерения, — именно такую его реакцию и предполагала Фанни.
    До сих пор ее план, казалось, осуществляется с точностью до мелочей. Мадлен умышленно задержалась в пансионе намного дольше того часа, когда предполагалось возвращение Рейна домой, чтобы заставить его томиться в ожидании. Слишком услужливая и доступная женщина, как учила ее Фанни, меньше ценится мужчинами, поэтому было полезно держать его в некоторых сомнениях.
    У Мадлен не было полной уверенности в том, что ей хватит твердости, необходимой для проведения их кампании, даже после профессиональных советов мисс Ирвин, Прежде она никогда не выступала в роли роковой женщины. Но девушка подготовилась к первой попытке настолько тщательно, насколько могла, разложив льняные полотенца и куски душистого мыла, прежде чем раздеться и погрузиться в воду по плечи.
    Ее сердце тяжело билось в груди, когда наконец она услышала легкий стук в дверь и вслед за ним голос Рейна, нежно произнесший ее имя.
    — Можешь войти, — отозвалась она, садясь.
    Когда дверь открылась, впуская его, Мадлен потянулась за полотенцем и стеснительно прикрыла от его взгляда свой обнаженный бюст. Рейн, кажется, не подозревал о задуманном ею соблазнении, и она решила изображать невинность как можно дольше.
    — Я прошу прощения, за то что задержалась, — сказала она, когда он притворил за собой дверь ванной комнаты. — Но я еще не закончила купание. Теплая вода очень уж расслабляет. Ты не будешь против подождать немного?
    Она старалась казаться непринужденной, хотя головокружение от нервного напряжения граничило с обморочной слабостью. А выражение лица Рейна свидетельствовало о нехарактерной для него настороженности.
    — Я не возражаю, — сказал он, присаживаясь рядом на табурет.
    Мадлен тайком взглянула на него, надеясь, что выглядит достаточно смущенной от его присутствия.
    — Ты будешь за мной наблюдать?
    — Тебе не следует стесняться. Я уже видел твои сладостные прелести, помнишь?
    Видя ее нерешительность, он добавил шутливо:
    — Ты не помоешься как следует, держа в руках полотенце.
    — Верно.
    Она нервно засмеялась. Тут она оплошала, признала Мадлен с неудовольствием. Фанни обучала ее на протяжении многих часов, так что у нее есть все необходимые знания, чтобы стать femme fatale. Ей нужно только правильно их применить.
    — Ну хорошо, — пробормотала девушка, откладывая полотенце в сторону.
    Если сейчас ее целью было соблазнить Рейна, чтобы при этом он думал, что инициатива исходит от него, то ее уловка, кажется, сработала. Она ощутила его горячий взгляд на своей голой, блестящей от воды груди.
    Мадлен внутренне улыбнулась. Теперь, завладев его вниманием безраздельно, она решила идти дальше.
    Меняя позу, девушка приподнялась на коленях и через высокий край ванны дотянулась до корзины, стоящей на полу. Взяв кусок изысканного мыла, она вновь опустилась в воду, но только так, чтобы вода скрывала ее до уровня талии. Мадлен с неторопливой тщательностью принялась намыливать себе плечи, шею, а затем спустилась ниже, к впадине между обнаженных грудей.
    — Это, наверное, страшно дорогое мыло. Оно так деликатно отмывает кожу, как ни одно другое из тех, что я пробовала раньше. Оно французское, да?
    — Даже не знаю, — медленно ответил Рейн. — Брэмсли заведует приобретением всего необходимого в дом.
    Это ей показалось или его голос и вправду стал низким и хрипловатым? Она не смогла определить наверняка и тогда, когда он спросил дружелюбно:
    — Может, тебе помочь? Давай потру спину?
    Не желая показаться слишком податливой, она отказалась с лукавой улыбкой:
    — Спасибо, я справлюсь сама.
    Рейн продолжил внимательно следить за тем, как она моется, но очень скоро нарушил тишину замечанием:
    — Что-то в тебе изменилось, перемены коснулись не только твоих платьев.
    — Я последовала твоему совету и сделала модную прическу.
    Ее каштановые волосы были собраны и скручены в рыхлый узел на макушке, а множество мокрых локонов ниспадало на лицо.
    — Тебе так очень идет.
    Щеки Мадлен зарделись от этого комплимента, прибавив румянца к ее влажной от теплого воздуха коже.
    — Должна признать, что хорошо выглядеть очень приятно. Ты не можешь этого понять, поскольку всегда был красавцем.
    — Красавцем? — удивился Рейн, забавляясь этой новостью.
    — Для мужчины ты потрясающе красив.
    Она заметила легкую улыбку благодарности за ее похвалу.
    — А ты всегда была слишком неуверенной в своей внешности, дорогая.
    Это не совсем так, подумала Мадлен. До встречи с Рейном она вообще не задумывалась о том, насколько красива, потому что рядом не было мужчины, которого она хотела бы очаровать.
    — Тебе легко не думать о своей внешности. Ты никогда не страдал от недостатка привлекательности.
    — Ты тоже уже не являешься заурядной.
    — Спасибо, — сказала Мадлен, кое-как сумев придать своему голосу непринужденность и спрятать радость, которую в ней вызвали его слова. — Полагаю, ты тоже от этого выиграл. Раз ты находишь меня более привлекательной, тебе легче будет достичь своей цели.
    — Моей цели?
    — Рождения наследника. Ведь ты по этой причине женился на мне?
    — Отчасти.
    — Может, мы воспользуемся этой возможностью? Ты показал, что можно заниматься любовью в карете. Почему бы не попробовать сделать это в ванне?
    Его густые длинные ресницы наполовину прикрыли восхитительные синие глаза. Он изучающе смотрел на нее, пытаясь проникнуть в ее скрытые намерения.
    — На что ты намекаешь, Мадлен? — спросил он в конце концов. — Ты хочешь, чтобы я занялся с тобой любовью прямо здесь и сейчас?
    Она пожала нагими плечами.
    — Я только предложила. Думаю, нам долго еще не удастся зачать ребенка, если у нас будут отдельные спальни. Но я желаю исполнить свою часть соглашения, Рейн.
    Ожидая его ответа, Мадлен слышала шум своего пульса. Она действительно хотела родить Рейну ребенка, но в данный момент больше думала о том, чтобы разжечь в нем страсть.
    Ее голос стал низким и грудным.
    — Правда, я считаю своим долгом дарить тебе плотскую любовь.
    — Своим долгом, — повторил он бесстрастно.
    Она кокетливо взглянула на него.
    — Очень приятным долгом.
    Ее чувственный голос, казалось, произвел на него впечатление, и он улыбнулся своей томной пленительной улыбкой.
    — Я в твоем распоряжении, жена.
    — Почему же ты в таком случае все еще одет?
    Встав, Рейн подчинился, без лишних слов сбрасывая с себя одежду.
    Воспоминания о его обнаженном теле кружили ей голову, но сам Рейн во плоти не шел ни в какое сравнение с воспоминаниями. Мадлен затаила дыхание, глядя на его могучее мускулистое тело.
    Что-то в нем было первобытное, какая-то дикая мощь, не согласующаяся с образом аристократа, проводящего дни в безделье. Его огромная грудная клетка была покрыта панцирем тугих мышц, а бедра выглядели как у спортсмена-всадника, проводящего дни напролет в седле.
    Она все еще с трудом могла поверить, что этот невероятный мужчина — ее муж. И еще труднее было представить, что она вызывает в нем такое сильное желание, хотя он с самого начала повторял ей, что хочет ее. И вожделение его было очевидным, она убедилась в этом, опустив взгляд к темным густым зарослям, где возвышалось мощное свидетельство его возбуждения.
    Мадлен закусила губу, вспоминая ощущение от его члена, двигающегося у нее внутри и приносящего невообразимое наслаждение. Правда, на этот раз ее главной целью было его ублажение. От этой мысли дрожь пробежала по ее коже.
    Его движения были изящными и гибкими, когда он присоединился к ней. Мадлен отодвинулась, освобождая ему место, отчего вода волной ударилась о край, в то время как Рейн оперся спиной о более высокую заднюю стенку ванны.
    — Ну и что же у тебя на уме? — спросил он.
    Ощутив прилив жара от его мужественного хриплого голоса, Мадлен беззвучно выругалась, досадуя на себя. Ей следовало держать себя в руках, соблазняя его так, чтобы он при этом считал происходящее осуществлением своей собственной идеи.
    — Ты опытный любовник, — ответила она. — Предоставляю тебе право руководить.
    — Тогда иди сюда, — скомандовал он. — Ты слишком далеко от меня.
    Все еще находясь на коленях, Мадлен продвинулась вперед, разместившись между его разведенных ног. Рейн был настолько близко, что она чувствовала мускусный запах его кожи, смешанный со свежим ароматом мыла. Но все же граф, видимо, счел расстояние, разделявшее их, слишком большим и властно обхватил ее за талию. Затем он притянул девушку к себе, прижав к твердому торсу, а его налитая мужская плоть уперлась ей в живот.
    — Сегодня утром я брился, — заявил он, — но, боюсь, мои щеки слишком грубы для твоей нежной кожи.
    Она оглядела его мужественные черты, заметив тень отросшей щетины на щеках и подбородке, но отрицательно покачала головой.
    — Я не возражаю.
    — Хорошо, я как раз собираюсь тебя поцеловать.
    Он коснулся большим пальцем ее нижней губы, нежно лаская, затем наклонил голову. Его рот обдал ее греховным жаром, а губы мягким нажимом завладели ее устами. И неудивительно, что Мадлен полностью растворилась в его дурманящем поцелуе, смакуя его и упиваясь танцем их сплетающихся языков. Когда наконец он оставил ее рот в покое, она откинулась назад, опьяненная охватившим ее возбуждением.
    Мадлен отдышалась, напоминая себе, что она намеревалась соблазнять, а не быть соблазненной.
    — Ты должен позволить мне потереть тебя спину, — пробормотала она. — Разве это не обязанность жены?
    — Попозже. Сейчас у меня в планах кое-что другое.
    Взяв у нее кусок мыла, он намылил ладони и приложил их к ее плечам. Затем продвинулся чуть выше. Ее стройная шея выгнулась, когда он обхватил ее ладонью, задержавшись на учащенно пульсирующей артерии, поглаживая ее, прежде чем опять медленно соскользнуть вниз. Когда он кончиками пальцев коснулся нижней части грудей, ее соски тут же требовательно отвердели, и Рейн принялся нежно обхаживать их большим пальцем.
    Стон наслаждения вырвался из ее горла, но Рейн не позволил ей закрыть глаза.
    — Нет, смотри на меня.
    — Зачем? Что ты собираешься сделать?
    Его чувственная улыбка совершенно лишила ее воли.
    — Увидишь.
    Бросив мыло через край ванны в корзину, он обеими руками принялся ублажать груди Мадлен, поглаживая скользкими ладонями ее полную женственную плоть. Ее темно-розовые соски заострились, уі Рейн, легко пощипывая их пальцами, делал их еще более чувствительными и напряженными. И глядя, как он ее возбуждает, Мадлен распалялась еще сильнее. Она шумно дышала от жаркого томления, охватившего ее тело.
    Затем рука графа погрузилась в воду к темной растительности внизу ее живота. Девушку пронзило жгучее желание скорее отдаться ему, но она схватила его руку, не позволяя трогать себя там.
    — Рейн, дорогой, я хочу попросить тебя об одном одолжении.
    — О каком одолжении? — спросил он, с любопытством подняв бровь.
    — Может, наш брак и по расчету, но это ведь не повод отказываться от удовольствий, не так ли?
    — Да, я тебе говорил то же самое.
    — Но на данный момент получается, что наши отношения не очень равны.
    — Ну и?..
    Мадлен глубоко вздохнула.
    — Я тоже хочу научиться доставлять тебе наслаждение, ты поможешь мне в этом?
    Его наполовину прикрытые глаза взглянули на нее испытующе.
    — Ты уже доставляешь мне удовольствие, милая.
    — Но я могла бы намного больше. Ты выдающийся любовник, и я хочу быть достойной тебя. Научи меня, пожалуйста, секретам любовного мастерства.
    В его глазах блеснул огонек.
    — Ты серьезно? — спросил он.
    — Абсолютно.
    Когда граф встретился с ней взглядом, искра чего-то первобытного и властного проскочила между ними, отчего Мадлен ощутила в своем лоне новый приступ жгучего желания.
    — Как я могу доставить тебе наслаждение? — спросила она более настойчиво.
    — Есть множество способов возбудить мужчину.
    — Назови хоть один.
    — Можешь начать с прикосновений.
    Погрузив руки в воду, она провела пальцами по его плоскому, упругому прессу. Она почувствовала под ладонями рельефные мышцы его живота, а далее, опускаясь ниже, твердые, бархатистые выпуклости под его вздыбившимся мужским органом.
    — Так приятно?
    Он издал утвердительный звук, а его член при этом вздрогнул.
    — Мужчины от такого совершенно теряют разум.
    — А так? — спросила она, обхватывая его орган ладонями, чувствуя, как от ее прикосновения он приходит в еще большее напряжение.
    — Так тоже очень приятно, — согласился он чуть сдавленным голосом. — Поглаживания принесут еще большее наслаждение.
    Она так и сделала, нежно лаская его налитой упругий орган. Он вздрагивал в ее пальцах, и в ответ где-то глубоко внутри нее пробегала сладострастная дрожь. Затем Рейн опустил свои руки в воду, чтобы направить ее действия. Накрыв ее ладони своими, он стал ласкать свой член посредством ее сомкнутых на нем рук.
    К ее радости, лицо мужа потемнело от прилива крови, а дыхание участилось.
    — Я уверена, можно еще что-то сделать.
    — Не бойся экспериментировать, милая.
    Она внимательно посмотрела на него.
    — Думаю, мне стоит изучить твое тело губами.
    По жаркому отблеску в его глазах она прочла одобрение этой идеи.
    — Пожалуйста, сделай это.
    Не выпуская из рук его стержня, она склонилась и поцеловала его широкую грудь, слизывая с нее капельки влаги. Но эти ласки показались ей недостаточными.
    — Если ты поднимешься, у меня появится больше простора для творчества.
    — Хорошо, согласен.
    Рейн покорно поднялся на ноги, прислонясь к высокому покатому краю ванны ягодицами, а его мужское естество оказалось как раз напротив лица Мадлен. Вид у него был совершенно спокойным, хотя она чувствовала, что он не так расслаблен, как это могло показаться.
    И правда, его тело напряглось, когда она набрала в ладони воды и струйкой вылила на его туго эрегированный орган. Мадлен не смогла в точности припомнить, что, по рекомендации Фанни, она должна была делать на этой стадии, поэтому просто отдалась во власть интуиции. Проводя ладонями по его мощным бедрам снизу вверх, она склонилась ниже и прикоснулась губами к его фаллосу.
    Она слышала, как он шумно вдохнул в тот момент, когда она слизнула сверкающие капельки воды с наконечника его копья.
    Мадлен взглянула ему в лицо, игриво улыбаясь и поддразнивая.
    — Я собираюсь довести тебя до страстного безумия, Рейн, как мне этого достичь?
    — Думаю, ты на правильном пути.
    В его глазах не осталось ничего, кроме всепоглощающего сладострастия.
    — Так что мне теперь делать?
    — Почему бы тебе не продолжить использовать свой сладостный рот?
    Он оставался неподвижен, ухватившись руками за края ванны, предоставив ей искушать себя безраздельно. Возбуждение затопило Мадлен, наполняя вены пульсирующим огнем.
    Ее руки слегка дрожали, когда она запустила пальцы в кудрявые волосы на его лобке. Затем, жаждая его тепла и вкуса, и ощущения, наклонилась вперед и захватила губами его напряженный орган.
    Тело Рейна налилось стальной твердостью от первого прикосновения ее рта и оставалось таким в то время, как она принялась нежно исследовать его плоть языком. Когда Мадлен вновь подняла глаза, чтобы увидеть его реакцию, на лице графа застыла странная улыбка не то удовольствия, не то страдания.
    — Неплохо для первого раза.
    Эти слова подстегнули Мадлен, и она сосредоточила все свое внимание на разжигании в нем страсти, губами и языком прохаживаясь по его органу в разных направлениях, дразня, терзая и лаская.
    Рейн прорычал от наслаждения и еще крепче вцепился в края ванны. В ответ из горла Мадлен вырвался хриплый стон. Ее воодушевил его ответ на ласки, она возбуждалась от удовольствия, которое явно ему доставляла.
    — Боже, — проворчал он, когда она еще плотнее завладела его мужественной плотью, — и после этого ты говоришь, что не знаешь, как меня завести.
    — Ты прекрасный учитель.
    Он уже не был таким бесстрастно сдержанным, подумала она, торжествуя, когда он начал подаваться бедрами ей навстречу. Она просунула руки под его мускулистые ягодицы, упиваясь тем, как ритмично они твердеют в ее ладонях.
    — Больно? — спросила она, дразнясь и еще сильнее овладевая им.
    — Да, мне чудовищно больно, я вот-вот взорвусь…
    Как будто в подтверждение этих слов его бедра опять выгнулись.
    Обретая все большую уверенность в своих действиях, Мадлен продвинула его тугую плоть еще глубже в рот, продолжая свое эротическое истязание до тех пор, пока он вдруг не схватился за волосы девушки, останавливая ее.
    — Хватит мучений.
    Она взглянула ему в лицо, чтобы понять, действительно ли он хочет, чтобы она прекратила.
    Теперь, отметила Мадлен, в его сапфировых глазах не было ничего неопределенного. Его пылкий взгляд обжигал ее, она в ответ жадно смотрела на него, охваченная волнением от блеска его глаз. В них она читала желание — желание обладать ею.
    В это мгновение она чувствовала себя прекрасной. Прекрасной и всемогущей. Мадлен наслаждалась своей женской властью, которую ей впервые было дано испытать, растворяясь при этом в его невероятных глазах. Жар разливался по ее венам, наполняя все тело дрожью и слабостью.
    Она, должно быть, оказывала такое же воздействие на Рейна, который вдруг опустился в ванну. Вода заплескалась о края, когда он притянул ее в свои объятия. Сейчас они оба трепетали от пронзительного желания, магнитом притягивающего их друг к другу.
    Овладевая ситуацией, Рейн чуть расставил бедра и подтянул ее к себе, усаживая верхом на колени таким образом, что наиболее интимная часть ее тела прижалась к его вздыбленной вожделеющей плоти. Это прикосновение было потрясающе сладостным.
    — Мне всегда было интересно, что я почувствую, когда ты оседлаешь меня.
    Нарисовав перед собой эту возбуждающую картину, она ощутила еще большую слабость. У нее перехватило дыхание, когда Рейн медленно усадил ее ниже, раздвигая ноги Мадлен широко в стороны. Было похоже на то, как будто бы она сидит верхом на могучем жеребце, с той только разницей, что сейчас девушку пронзало его твердое древко. Ее тело обмякло, изможденное невыносимой любовной жаждой.
    Когда граф наконец полностью погрузился в нее, Мадлен всхлипнула от остроты ощущения, блаженством разлившегося по всему телу, но Рейн, казалось, был намерен усилить ее экстаз. Он грубо овладел ее ртом и, не переставая двигаться внутри ее лона, стал лихорадочно впивать ее уста.
    Это был требовательный поцелуй любовника, агрессивный и собственнический, но она отвечала на каждое движение его рта такими же энергичными ласками, вжимаясь в него своими ненасытными, алчущими губами.
    Ритм их скачки стремительно возрастал. Он снова и снова погружался и выходил из нее, приводя их бедра во взаимное движение. Трение мокрых скользких тел прибавляло ощущений, все жарче распаляя в них накал страсти. Мадлен, судорожно вдыхая воздух, неожиданно почувствовала потрясший ее взрыв наслаждения. Она забилась в объятиях Рейна, закричав от захлестнувшего ее экстаза. Ее конвульсивные сокращения сильно сжимали его орган, а все тело охватило пламя наивысшего удовольствия.
    Через мгновение, когда ее плоть все еще содрогалась вокруг него, Рейн тоже достиг пика. Затихающий крик ее оргазма смешался с его стонами.
    Когда они оба наконец затихли, Мадлен рухнула на его грудь. Ее сердце бешено колотилось в груди, трепещущей от судорожного дыхания. Она ощущала себя совершенно обессиленной и размякшей. Жар его страсти расплавил все ее тело.
    Рейн, видимо, находился в таком же изможденном состоянии. Он лежал, откинув голову на край ванны, и его дыхание было хриплым и неровным. Его руки безвольно продолжали обнимать ее плавающее в воде тело.
    Прошло, казалось, очень много времени, прежде чем он тихо засмеялся.
    — Я, надо признаться, не совсем так представлял себе это купание. Но, без сомнения, такого удовольствия от приема ванны я еще никогда не получал.
    Его мягкий смех усилил приятное тепло, наполнившее ее члены. Однако она по-прежнему не находила в себе сил для движения. Мадлен, по правде говоря, вообще сомневалась, что ее конечности когда-нибудь опять смогут служить ей, как прежде. Слившись с Рейном, она вновь ощутила ту потрясающую полноту чувств, но теперь не только телесную, но и душевную.
    В то же время ее охватила радость на грани эйфории. Неистовый отклик Рейна на ее эротические манипуляции вселил в нее небывалую уверенность в своих способностях, породив еще более смелые надежды. После такого невероятно страстного соития ей уже не казалось таким уж несбыточным их совместное счастливое будущее.
    Несмотря на то что чувства не фигурировали в их сделке, любовь Рейна — вот чего она хотела, о чем она мечтала. Ее счастье было невозможно без покорения его сердца.
    Конечно, она бы не осмелилась ему этого сказать, боясь, что он сразу же от нее отдалится. Но все же в ней уже зародилась надежда, что когда-нибудь Рейн станет испытывать потребность в ней не только из-за удовольствия, которое она ему может доставить, и не из-за детей, которых она мечтает ему родить, а из-за нее самой.
    Вспомнив о своем секретном плане, Мадлен шевельнулась в его объятиях и запечатлела легкий поцелуй на его голом плече.
    — Это был очень поучительный урок искусства любви, — промурлыкала она.
    — Ты оказалась способной ученицей, — ответил он слабым голосом.
    Подняв голову, чтобы взглянуть в его лицо, она обнаружила, что любимые глаза все еще закрыты, а на губах играет легкая улыбка, наполнившая ее желанием проникнуть в мысли супруга.
    В ее груди усиливалось волнение — опасный признак, как уже знала Мадлен. Ей следовало прекращать эту сладострастную игру прежде, чем она выдаст свои чувства.
    «Еще только минуту», — пообещала она себе, со вздохом удовлетворения укладываясь щекой на его выпуклое плечо.
    Рейн чувствовал себя таким же вялым, испытывая всеобъемлющее состояние насыщенности. Его совершенно очаровала неискушенная порочность Мадлен.
    Странно, что поначалу она казалась ему дурнушкой. Сейчас в ней не осталось ничего от невзрачной одинокой девушки, которой она представилась ему при первой встрече. Ее врожденная чувственность не просто возбуждала и волновала его — она как нельзя лучше соответствовала его сладострастной натуре. Он все еще ощущал на коже лихорадочный жар от ее близости, хотя остывающая вода охлаждала.
    Да, Рейн должен был признать, что его жена оказалась намного интересней, чем он рассчитывал, заключая с ней соглашение.
    Когда граф мысленно пришел к этому выводу, Мадлен, освободившись из его объятий, поднялась, опираясь на края ванны.
    С усилием разомкнув веки, он стал наблюдать, как она вылезала из воды, любуясь ее гибким пышным телом. Затем, вызвав его разочарование, она закуталась в длинное льняное полотенце, скрыв от глаз мужа свои прелестные формы.
    — Ты же не уйдешь сейчас, правда?
    В ответ она взглянула на него через плечо и одарила дразнящей улыбкой.
    — Но ты ведь можешь продолжить купание и без меня.
    Если бы он не должен был проявлять осторожность, то этот кокетливый, даже призывный взгляд заставил бы его действовать. Но он, хоть и с большим трудом, выдержал мучительное искушение встать и затащить Мадлен назад в ванну.
    Рейн нахмурился. За ее изменившимся поведением и внешним видом он не находил своей прежней невесты. Граф даже не был уверен, что ему по душе эта соблазнительная ипостась Мадлен. Пока он не находил никакой фальши в ее больших серых глазах, но его интуиция била тревогу.
    — Тебе не обязательно уходить, — сказал он ровным голосом.
    — Боюсь, я должна. Мне нужно одеться и приготовиться к сегодняшнему вечеру.
    — Сегодняшнему вечеру?
    — Я забыла тебе сказать… — произнесла она беззаботно. — Арабелла устраивает ужин для некоторых семей, проживающих по соседству. После застолья будут карты, и я собираюсь туда поехать. Но тебе не стоит обременять себя посещением. Я знаю, ты не любитель скучных формальных визитов.
    Рейн опять нахмурился. У Мадлен появились отдельные от него дела, и она, видимо, настроена жить самостоятельной жизнью. Но разве не этого он хотел?
    — Я хочу поехать, — ответил он. — Мое присутствие облегчит тебе адаптацию в обществе.
    — Тогда я пошлю в Дэнверс-холл записку, чтобы они ожидали и тебя.
    Вытершись, Мадлен накинула в высшей степени изящный пеньюар салатного шелка, распахнувшийся, когда она неспешно подошла к нему и, склонившись, запечатлела невесомый поцелуй на его губах. Страстный огонь пронесся по его телу, прежде чем она запахнулась, вновь спрятав от его жадного взора свое аппетитное тело. Затем, собрав одежду, девушка покинула ванную, тихонько затворив за собой дверь.
    Через какое-то время Рейн поймал себя на том, что замер, уставившись на дверь. Его определенно поразила произошедшая в ней перемена. Проявившаяся чувственность Мадлен ему нравилась, равно как и ее смелая инициативность, и все же при этом он был обеспокоен. Из его опыта следовало, что женщина, занимающаяся соблазнением, может оказаться лживой и опасной. Камиль, по крайней мере, соблазнила его для своей собственной выгоды…
    Возможно, Рейн опять преувеличивал, точно так же, как тогда, когда заподозрил Мадлен в любовной связи с бароном Эккерби. Он вполне четко осознавал, что его недоверие порождено изменой Камиль. И неосознанно начал искать признаки предательства также и в поведении своей жены.
    Однако даже если в ее помыслах ничего такого не было, надо было признать, что граф постепенно становится слишком привязан к своей очаровательной супруге.
    С этого момента он должен быть осторожнее. Приняв решение, Рейн потянулся за мылом.

Глава четырнадцатая

    Рейн заставляет женщину отчаянно желать его поцелуев, маман, но я надеюсь заставить его желать меня. К сожалению, несмотря на все мои усилия, он, кажется, чрезвычайно тверд и невосприимчив.
    Перемена, произошедшая с Мадлен, была совершенно очевидна для Рейна. Во время их ужина в Дэнверс-холле на ней было изумительное вечернее платье из оливковой тафты, поверху отделанное белыми брюссельскими кружевами. Ее прическа была значительно более женственная, чем раньше: в локонах поблескивали нити мелкого жемчуга и изумруды.
    Черты Мадлен сейчас казались более изящными и утонченными. Рейн правдиво признался себе, что его жена выглядит почти красавицей в этом модном, изысканном образе. Наблюдая за ее поведением с другими гостями, он сделал вывод, что она вполне готова принять новую для нее роль графини.
    Немудрено, что Рейн во все время ужина боролся с притягивающим воздействием, которое она на него оказывала. Не было никаких сомнений в том, что новая Мадлен намного симпатичнее той непривлекательной старой девы, на которой он женился на прошлой неделе. И хотя ее внешность была для него не так важна, как ум и живой характер, он ничего не мог поделать с потрясением, которое произвела случившаяся с ней перемена. Рейн ощущал, что его намерение сохранять между ними дистанцию становится, помимо его воли, все менее твердым, решимость все слабеет, и это его настораживало.
    Его непреклонность совсем пошатнулась, когда они вернулись домой в Ривервуд и отправились спать. Мадлен, вместе с раскрепощенной чувственностью, обрела также и уверенность в своей женской притягательности. Когда Рейн провожал ее наверх к дверям спальни, она остановилась на секунду и посмотрела в его глаза.
    Поймав ее лучистый взгляд, граф прочел в нем одновременно и призыв, и вопрос. Рейн тут же вспомнил, какой пылкой и любвеобильной она была в его объятиях всего несколько часов назад. Он все еще ощущал тугое сжатие ее плоти вокруг своей во время того яростного оргазма.
    Вспоминая ее вкус, тепло, фактуру ее кожи, Рейн почувствовал мощный приступ похоти, охвативший его существо — что, возможно, она как раз и намеревалась в нем вызвать. По выражению лица Мадлен он понял, что она догадывается о его грезах. Ее губы растянулись в той же кокетливо-дразнящей улыбке, которую он видел сегодня днем во время их страстного свидания.
    Он на несколько мгновений остановил взгляд на ее пухлых, сочных губах… но тут же принудил себя очнуться от этого наваждения. Ему непреодолимо хотелось проследовать за Мадлен в ее спальню и всю ночь напролет насиловать ее. Он отчаянно желал опять оказаться внутри нее. Но все же граф оставил ее возле дверей, решительно намереваясь ограничить свои супружеские визиты, несмотря на то что сам же объявил о желании получить наследника.
    Рейн уже слишком нуждался в Мадлен. Пока он не найдет возможности бывать с ней, быть внутри нее и при этом не допускать ее внутрь себя, по крайней мере глубже, чем она уже проникла, он воздержится от близости с ней.
    Как он и ожидал, ему не удалось заснуть в эту ночь. Рейн так и не смог отогнать от себя видения Мадлен, сливающейся с ним в акте любви. На следующее утро он встал раздраженным и неотдохнувшим. Ясно было, что он хочет ее до умопомрачения. Но почему ему не удается отгородиться от нее эмоционально, хотя он поклялся себе не испытывать по отношению к ней ничего большего, нежели плотская страсть, — постичь было значительно труднее.
    Его мучения не прекратились и за завтраком, когда он увидел супругу, свежую и обворожительную в утреннем платье кремового муслина. Рейн с трудом сдерживался, чтобы не схватить ее в объятия и не расцеловать эти манящие губы и влекущее к себе тело.
    Поэтому он был весьма благодарен незначительному происшествию, заставившему его вновь насторожиться. За столом у них завязалась доброжелательная беседа о гостях, с которыми Мадлен познакомилась вчера вечером в Дэнверс-холле. Рейн только что похвалил ее светские успехи, и тут девушка нечаянно проговорилась.
    — По правде говоря, — заметила она, хохотнув, — я пытаюсь стать похожей на Розлин Монкриф. Я знаю, ты ею восхищаешься. Как ты охарактеризовал ее, «пленительная»? И очень высоко оценил ее интеллект.
    Девушку пронзил жесткий взгляд Рейна. Был только один способ узнать, как он оценил Розлин: обыскать письменный стол в его кабинете.
    — Откуда ты узнала о моем восхищении Розлин? — спросил он спокойно.
    Мадлен внезапно вздрогнула. Она виновато посмотрела на него, а он ждал, признается ли она во всем откровенно или начнет лгать, пытаясь выкрутиться из неловкой ситуации, в которую сама себя завела.
    После неловкой паузы она решила все же честно рассказать о своем проступке.
    — На днях я случайно увидела твой список предполагаемых невест.
    Рейн посмотрел на нее долгим строгим взглядом, и Мадлен добавила искренне:
    — Я не шпионила, просто искала в твоем столе писчую бумагу. Один ящик был не заперт, и когда я наткнулась на лист с дамскими именами, мое любопытство подтолкнуло меня прочесть твои замечания о них.
    Рейн продолжал молчать, и тогда она положила свою ладонь на его руку.
    — Прости меня, Рейн, я не собиралась совать свой нос в твои дела. Больше это не повторится, обещаю, — сказала она извиняющимся тоном.
    Ее вид был вполне невинным, но и тогда, в прошлом, его обмануло молящее выражение симпатичного личика. Он решил, что в этом случае все разрешилось благополучно, но все же факт, что Мадлен рылась в его бумагах, выискивая сведения о его личной жизни; опять поставил Хэвиленда перед вопросом: можно ли верить ее слову?
    А через два дня случился очередной инцидент, на этот раз более серьезный, еще сильнее подогревший подозрительность Рейна. Тот день уже близился к вечеру, когда он застал Мадлен за попыткой подслушать его разговор.
    После возвращения в Ривервуд Рейн получил несколько донесений из Лондона, связанных с делом разоблачения заговора. Отдав курьеру кое-какие распоряжения и уже выпроваживая его, граф столкнулся с Мадлен, замешкавшейся под дверью его кабинета.
    Она мило улыбнулась, произнося какое-то подобие извинения.
    — А я как раз раздумывала, стучаться или нет. Не хотела нарушать твою конфиденциальность.
    Рейн не знал, верить ли ему в это объяснение или нет, но в любом случае он не хотел обсуждать это при посторонних. Поэтому граф кивнул курьеру, давая понять, что тот может идти.
    Когда они остались вдвоем, Мадлен бросила на него взгляд из-под ресниц.
    — Ты опять не вышел к чаю. Я хотела пригласить тебя разделить трапезу со мной.
    У него не было причин отказываться от ее предложения, и он проследовал за ней в гостиную, где прислуга накрыла для них столик.
    Наливая ему чай, Мадлен заметила беззаботным тоном:
    — А я не знала, что ты все еще занимаешься шпионскими делами.
    Почему ты думаешь, что я все еще занимаюсь? — уклончиво спросил он.
    Она лукаво на него посмотрела.
    — Видя, как в твой кабинет в любое время дня и ночи приходят и уходят подозрительные личности, нетрудно догадаться.
    — И ты полагаешь, что мои посетители имеют какое-то отношение к шпионажу?
    — Да. В них есть какая-то озабоченность… серьезность, которой не бывает в людях, занимающихся обычными делами. Они не похожи на просителей или нахлебников, ищущих твоей милости — а таких у тебя, без сомнения, великое множество, учитывая твое блистательное положение и огромное состояние.
    — Почему это заинтересовало тебя именно сейчас, дорогая? — Рейн опять уклонился от прямого ответа.
    Мадлен удивленно подняла брови.
    — А почему нет? Разве я не могу поинтересоваться, чему посвящает свое время мой муж? Разве мое любопытство неуместно, даже если у нас с тобой всего лишь брак по расчету?
    Вероятно, оно вполне уместно, решил Рейн, но ее подчеркнутый интерес вселял в него обеспокоенность. Он хотел прекратить этот разговор, но девушка продолжала упорствовать:
    — Я думала, ты оставил карьеру разведчика, но не удивлюсь, если ты решил продолжать подобную деятельность. Ты посвятил жизнь решению сложных и опасных задач, тебя не удовлетворит пресная жизнь аристократа.
    Рейн по-прежнему хранил молчание, и она добавила с поддразнивающей улыбкой:
    — Думаю, люди твоей профессии не могут просто так сойти со сцены, особенно специалисты такого уровня, как ты.
    Если жена пытается лестью добиться от него желаемого результата, то ей придется понять, что к таким уловкам он совершенно невосприимчив.
    — Я пока еще не определился, чему посвятить свое будущее, — ответил он в конце концов.
    И это было правдой. В 1814 году, после первого отречения Наполеона от престола, товарищ Рейна Уилл Стоке обратился к работе по поимке воров и других преступников и предлагал Хэвиленду тоже стать ищейкой. Но ловля воров для Боу-стрит совсем не так привлекательна, как смертельно опасное противостояние с французскими агентами, требовавшее от него предельного напряжения способностей.
    А вот дело, в котором он принял участие сейчас, давало некоторый намек на то, чем он мог бы заняться в дальнейшем. Разоблачение заговоров в высших британских кругах могло вылечить его от скуки, которую навевала бездеятельность, и заполнить пустоту, образовавшуюся после его увольнения из иностранной разведки.
    Мадлен внимательно на него смотрела, отхлебывая чай:
    — Когда ты определишься, сообщи мне, пожалуйста.
    — Непременно.
    Но она, казалось, не удовлетворилась этим.
    Прошу тебя, ответь мне хотя бы на этот вопрос. Насколько опасны дела, с которыми ты связан, несут ли они угрозу твоей жизни?
    — Нет, тебе не нужно волноваться на этот счет.
    Его ответ, видимо, оставил Мадлен недовольной, судя по разочарованности, промелькнувшей в ее глазах. Но Рейн не был склонен обсуждать с ней смертельную опасность, нависшую над принцем-регентом. Даже если оставить мотивы, побуждающие ее расспрашивать, в стороне, он не хотел вмешивать ее в свои дела. Дилетанты могут испортить даже самый блестящий план, поэтому от них его надо держать в тайне. А Мадлен, можно в этом не сомневаться, наверняка начнет проситься помогать.
    Рейн покачал головой. Если ему нужна была кроткая, послушная жена, не лезущая в его дела, ему не следовало жениться на Мадлен. Возможно, он и ошибся, выбрав ее. У нее живой острый ум. Если она захочет разузнать его секреты, то имеет для этого прекрасные условия, поскольку граф все время у нее на виду. В последние несколько дней его занимала мысль, продиктован ли ее интерес простым женским любопытством или является признаком чего-то недоброго.
    В любом случае, он чувствовал какой-то подвох, что-то было не так. Мадлен явно хотела чего-то от него добиться, он только не мог понять, чего именно.
    Не исключено, что он попросту ищет повод, чтобы оттолкнуть ее, размышлял Рейн, хотя все же приобретенный высокой ценой опыт диктовал ему доверять интуиции. Эту привычку Хэвиленд выработал за долгие годы, имея дело с секретностью, ложью и предательством, и она его никогда не подводила.
    И даже если чутье изменило ему на этот раз, подслушивание его разговоров с посетителями вряд ли было хорошим способом добиться доверия мужа, так же как и пристрастные расспросы Мадлен о его будущей работе в шпионском цеху.
* * *
    Со своей стороны, Мадлен вовсе не удивилась тому, что Рейн определенную часть своей жизни стремится оставить за пределами ее внимания, несмотря на то что она теперь его жена. Старые привычки так просто не искоренить, к тому же она и сама имела секреты, в которые не собиралась посвящать Рейна.
    Она заметила, как изучающе он смотрел на нее, стараясь проникнуть в ее помыслы, когда Мадлен всего лишь поинтересовалась его планами на будущее. Осторожная натура графа, возможно, была одной из причин, по которой он не спешил открывать ей все свои тайны.
    Между тем, она не собиралась чрезмерно совать нос в его дела. Фанни советовала ей проявлять живой интерес к занятиям мужа, и в этом Мадлен действительно не нужно было притворяться. Ей просто хотелось знать, чем он занят сейчас и чем собирается заняться в дальнейшем. И конечно, ее беспокоило его благополучие и безопасность, если он опять вернулся к работе, связанной со шпионской деятельностью.
    Но более всего девушке хотелось бы знать, почему сейчас его внимание занято не ею, а чем-то другим и что ей необходимо предпринять для корректировки своего плана по соблазнению мужа.
    Она понимала, что на завоевание Рейна ей понадобится определенное время. И тем не менее досадовала на медленное продвижение на этом пути. Как же так может быть, что она буквально переполнена чувствами, а он остается при этом почти бесстрастным? Простое пребывание рядом с ним уже лишает ее силы воли. Она жаждет его с почти физической болью. И что еще важней, она страстно хочет занять его сердце.
    Фанни уверена, что действуя ее методами, можно будет сломить сопротивление даже такого своевольного мужчины, как Рейн, но теперь Мадлен уже сомневалась в их эффективности.
    К тому же она начинала все больше беспокоиться насчет своего брата, так как от него до сих пор ничего не было слышно. Девушка даже не знала, приехал ли он вместе со своей молодой женой в Мэйдстоун в графстве Кент, где живет кузен Линет Дюбонэ, Клод.
    По крайней мере, проблемы Фредди Лансфорда были окончательно решены. Мадлен получила от него короткое, написанное трудночитаемыми каракулями письмо, в котором тот сообщал ей, что вдова Совиль в ярости, но он уже вне досягаемости шантажистки и по-прежнему пользуется добрым расположением своего отца.
    Также ей повезло приобрести себе еще одного друга и союзника. Тесс Бланшард, вторая преподавательница с неполной занятостью в пансионе Фримантл, вернулась домой в Чизвик, проведя предыдущие две недели в гостях в Брайтоне.
    Тесс была сногсшибательной красавицей с роскошными волосами цвета воронова крыла и осанкой, однозначно свидетельствующей о ее благородном происхождении. Она, как оказалось, была младше Мадлен, ей, как и Розлин, было двадцать два. Ее безупречные черты лица и такая же совершенная фигура вызвали в сердце девушки безотчетный приступ зависти. Но улыбка ее была воплощением добросердечия, когда Мадлен впервые встретилась с ней в пансионе в перерыве между занятиями.
    — Обращайтесь ко мне, пожалуйста, каждый раз, когда я могу чем-нибудь вам помочь, леди Хэвиленд, — сказала сразу же Тесс. — Я у вас в долгу, поскольку вы взяли на себя мои обязанности, пока я отсутствовала.
    — Рада была оказать вам услугу, — ответила Мадлен, поддаваясь ее обаянию. — Но я бы предпочла, чтобы вы звали меня Мадлен. Я совершенно не привыкла к официальному обращению.
    — Хорошо, — охотно согласилась та. — Тогда и вы зовите меня Тесс. Как я уже говорила, я очень благодарна вам за то, что вы меня подменяли, и я смогла провести время со своим братом Дэймоном, лордом Рексхэмом, Дэймон недавно женился на младшей сестре лорда Дэнверса Элеоноре, а я единственная, кто остался у него из ближайших родственников.
    — Да, я слышала. Арабелла и Джейн мне много о вас рассказывали.
    Мадлен знала по большей части о благотворительности, которой Тесс посвящала всю свою жизнь после того, как мужчина, с которым она была обручена, погиб в битве при Ватерлоо два года тому назад.
    — Ваши усилия на ниве благотворительности вызывают восхищение.
    Тесс тепло улыбнулась.
    — Лорд Хэвиленд в прошлом тоже делал щедрые взносы, а теперь, когда вы стали его женой, я, возможно, смогу и вас вовлечь в эту деятельность, пользуясь вашим положением графини. Титулованные особы обычно более склонны к участию в благотворительных сборах.
    — Да, конечно. Я с радостью присоединюсь к вашей деятельности.
    Тесс замолчала, глядя на нее серьезно.
    — Арабелла говорила мне, что Фанни Ирвин давала вам советы. Пожалуйста, не беспокойтесь, — поспешно сказала она, видя, что Мадлен смутилась от ее слов. — Арабелла не выдала вашу тайну. Просто таким образом она пыталась склонить меня обратиться к Фанни для решения моей собственной проблемы.
    — Вашей проблемы? — спросила Мадлен с интересом.
    — Моего незамужнего положения, — Тесс грустно хохотнула. — Арабелла так полна семейным счастьем, что желает и мне его обрести. Я знакома с Фанни уже несколько лет, но никогда не думала привлекать ее к решению своих сердечных вопросов. А вы молодец, Мадлен.
    — Это была идея Арабеллы, — призналась девушка.
    Тесс понизила голос до заговорщицкого шепота.
    — Извините меня за, возможно, слишком нескромный вопрос: принесли ли вам пользу рекомендации Фанни?
    — Пока еще слишком рано делать выводы, — правдиво ответила Мадлен. — Но я все еще питаю большие надежды. И, несомненно, Фанни безмерно увеличила мою веру в собственные силы, что не так уж мало, если учесть, насколько наивна я была в вопросах взаимоотношений с противоположным полом до замужества.
    — Спасибо вам, — сказала Тесс искренне. — Мой траур уже закончился, и я намереваюсь теперь заняться обустройством своей личной жизни, так что привлечение Фанни в качестве консультанта мне представляется удачной мыслью.
    Поскольку к ним присоединилась Джейн Карузерс, девушки не смогли продолжить этот разговор, но Мадлен теперь не терпелось поближе познакомиться со своей интересной коллегой.
    Совсем по-иному Мадлен вынуждена была вести себя с родственницами Рейна. Для нее явилось полной неожиданностью появление в Ривервуде обеих его сестер.
    Они приехали посмотреть на нее и оценить, чего она стоит, так предположила Мадлен. К ее сожалению, Рейн опять отсутствовал, еще утром уехав по делам в Лондон.
    По пути в гостиную, куда Брэмсли провел дам ожидать ее выхода, Мадлен пыталась припомнить все, что она смогла узнать о них за прошедшую неделю замужества. Пенелопа была старше Рейна на два года, а Дафна примерно на столько же младше. Обе сестры были замужем за баронетами, что давало Пенелопе право называться леди Тьюксбери, а Дафне — леди Ливермор.
    Женщины были достаточно красивы, отметила Мадлен, входя в гостиную, обе брюнетки с синими глазами, как и их брат, но гораздо ниже ростом. Сестры напряженно выпрямились на стульях, как будто бы присели ненадолго и вскоре собирались встать. И с первого же взгляда они показались Мадлен такими же высокомерными и деспотичными, как и вдовствующая графиня Хэвиленд.
    Казалось, что Пенелопа и Дафна также не имели склонности отнестись к ней более сердечно, чем их бабушка. Судя по произнесенному ими сухому приветствию, та не смягчила своей неприязни по отношению к Мадлен, подумала девушка с холодеющим сердцем. Видимо, она по-прежнему считалась недостаточно хорошей, чтобы быть принятой в семью Хэвиленд.
    Однако ее улыбка была дружелюбной, а тон вежливым, когда она заговорила с ними, выражая свою радость по поводу прибытия сестер в Ривервуд и их знакомства.
    На ее вопрос, не желают ли они подкрепиться, Пенелопа ответила поспешно:
    — Спасибо, не нужно. Мы не останемся здесь надолго. Мы только лишь хотели увидеть, что за женщину выбрал себе в жены наш брат.
    И после недолгого замешательства прибавила:
    — Должна признаться, вы нас удивили.
    — О, правда?
    — Во-первых, вы значительно старше, чем ожидалось.
    Мадлен постаралась удержаться от ответа, чтобы не сказать что-нибудь колкое.
    — Мы полагали, что Хэвиленд понимает ответственность, которую несет перед добрым именем нашего семейства, но мы ошибались.
    После нее заговорила Дафна.
    — Это еще и потому, что Рейн вообще не собирался жениться, и мы не думали, что он когда-нибудь сдастся, несмотря на все усилия нашей бабушки убедить его в необходимости этого шага. Мы с Пенелопой вышли замуж вскоре после того, как были выведены в свет, как и подобает юным леди, а Рейн все эти годы сопротивлялся женитьбе.
    — У меня не было выхода в свет, — заметила Мадлен. — Поэтому раньше я не имела возможности повстречать достойного джентльмена.
    Выражение лица Пенелопы выражало явную насмешку.
    — Да, мы слышали. Говорят, вы работали компаньонкой.
    — В самом деле, работала.
    — По крайней мере, мы рады удостовериться, что вы не безнадежны. Мы опасались, что вы окажетесь совсем уж за рамками приличия, — сказала Пенелопа, оглядывая изысканное платье Мадлен. — Бабушка уверяла нас, что у вас чудовищный вкус. Но платье, которое на вас сейчас, превосходно.
    — Леди Дэнверс помогала мне его выбрать, — сказала Мадлен, полагая, что упоминание этого имени произведет впечатление на сестер.
    Но Пенелопа пропустила мимо ушей прозвучавшее имя титулованной соседки Мадлен.
    — Вы совершили серьезную ошибку, становясь в оппозицию к нашей бабушке. Вы нажили себе непримиримого врага в ее лице.
    — Определенно, я к этому не стремилась.
    — Она намерена делать вид, будто бы вас не существует вовсе.
    — Лучше уж сразу умереть, — еле слышно пробормотала Мадлен.
    Пенелопа уставилась на нее испепеляющим взглядом.
    — Думаю, вы просто не понимаете, что вас ожидает. Высший свет вас отвергнет. Вас не примут ни в одном приличном доме. Скажите честно, вы получили хоть одно приглашение со дня вашего венчания, кроме как от ваших провинциальных соседей?
    Мадлен почувствовала, как ее охватывает гнев, но усилием воли придала себе спокойный вид, чтобы не показать раздражения.
    — Едва ли можно назвать провинциальными графиню Дэнверс и герцогиню Арден, — ответила она любезно. — Я горда назвать обеих дам своими подругами.
    — Пенни, она права, — вмешалась Дафна.
    — Помолчи, Дафна, — сказала ей старшая сестра и вновь обратилась к Мадлен:
    — Если вы и привлекаете к себе внимание, то только потому, что людям интересно увидеть, кто же наконец стал графиней Хэвиленд.
    — Может и так, — согласилась она. — Но сказать по правде, меня все это не сильно беспокоит. К тому же, до сих пор всей корреспонденцией занимался Рейн, и я не могу знать, от кого приходили приглашения.
    Язвительность Пенелопы усилилась.
    — Я вполне могу допустить, что он их выбросил, с Рейна станется. Он всегда пренебрегал правилами приличия.
    Мадлен прохладно ей улыбнулась.
    — Да, его больше заботят такие несущественные вопросы, как избавление мира от тирана.
    Дафна глядела на нее со всевозрастающим удивлением.
    — Вы такая резкая и откровенная, как бабушка вас и описывала.
    Улыбка Мадлен стала скептической.
    — Полагаю, выражения, в которых описала меня леди Хэвиленд, были значительно крепче.
    — Вас что же, совсем не беспокоит, что вы разгневали ее? — спросила Дафна с любопытством.
    — Меня беспокоит, чтобы у моего мужа не было осложнений из-за меня, — ответила девушка серьезно. — Я не собираюсь вставать между ним и членами его семьи. Но я также не в состоянии изменить свое происхождение и свою родословную.
    Она бросила взгляд на Пенелопу.
    — Как вам, должно быть, известно, я получила благородное воспитание и знаю как правильно пользоваться ножом и вилкой, среди всего прочего.
    Пенелопа ответила ей новым вызовом.
    — Но сможете ли вы быть хозяйкой обеда, даваемого в честь дипломата, или провести бал на четыреста приглашенных?
    — Сейчас нет, но я способная ученица, и у меня есть достаточно великодушные друзья, которые научат меня всему, что необходимо.
    Она не стала говорить о том, что они, сестры Рейна, как раз и могли бы помочь ей освоиться в среде бомонда, не будь такими высокомерными.
    — Полагаю, вы, в общем, подойдете Рейну, — сказала Дафна задумчиво.
    Мадлен слегка удивилась. Вероятно, младшая сестра графа была настроена все же чуть более дружелюбно, чем старшая.
    — Почему вы так думаете?
    — Потому что вы не побоялись конфронтации. Рейн такой же, значит, вы составите ему хорошую пару.
    Она улыбнулась очаровательной улыбкой, в которой едва угадывалась ее шаловливая натура.
    — Имя Рейну дал наш отец, оно происходит от древнескандинавского «Рейнор». Вы это знали?
    — Нет, не знала.
    — Это означает «божественный воин». Папа хотел стать специалистом по древнегреческому, а между тем занимался еще и Древней Скандинавией.
    — Дафна, прошу тебя, не распускай язык, — скомандовала сестра.
    Однако Дафна не подчинилась приказу.
    — Мы с Пенни, правда, дали нашим детям простые, традиционные английские имена. Ее мальчиков зовут Майкл и Питер, а моих — Френсис и Генри.
    — Дафна, хватит уже, — потребовала Пенелопа более настойчиво.
    — Как я поняла, у каждой из вас по двое сыновей, — сказала Мадлен, не обращая внимания на трения, возникшие между сестрами.
    — Да, — резко вымолвила Пенелопа, но Дафна еще более оттаяла, позволив себе даже засмеяться.
    — Поверьте, леди Хэвиленд, вам лучше не касаться обсуждения моих детей, если только вы не собираетесь потратить на это целый день.
    — Похоже, вы очень привязаны к ним.
    — Безусловно, и Пенни тоже, если говорить правду…
    Резко прерывая сестру, Пенелопа заявила, одарив Мадлен надменным взглядом:
    — Говоря о наших сыновьях, мы, собственно, подошли к причине нашего визита.
    — Да, и в чем же дело? — спросила Мадлен вежливо.
    — Мы надеемся, — начала Пенелопа, сперва испытывая некоторую неловкость, — что вы не станете причиной раскола в нашей семье, который невозможно будет преодолеть.
    — Да, — поддержала ее Дафна. — Будет несправедливо по отношению к Рейну, если бабушка отречется от него. Но это будет еще более несправедливым по отношению к нашим сыновьям. Хотя мы были бы рады унаследовать все ее огромное состояние, но наши сыновья тогда не смогут видеться со своим дядей Рейном, а они души в нем не чают.
    Мадлен недовольно нахмурилась.
    — Вы позволяете своей бабушке полностью распоряжаться вашими жизнями?
    Дафна сморщила нос.
    Боюсь, что так. Видите ли, бабушка держит в своих руках все финансовые рычаги, а мы бы очень не хотели, чтобы наши сыновья лишились законно причитающегося им наследства, поэтому вынуждены плясать под ее дудку.
    Мадлен помолчала, прежде чем ответить.
    — Так чего же вы хотите от меня?
    — Ну… — Дафна замялась. — Я не думаю, что с этим вообще что-то можно поделать. Даже если вы найдете возможность извиниться перед бабушкой за свою дерзость, я очень сомневаюсь, что ваше покаяние поможет решить проблему.
    — Ваш приезд сюда инициировала ваша бабушка?
    — Нет, она ничего не знает. Но Рейн, в конце концов, наш брат, и мы обеспокоены его благополучием так же, как и судьбой наших сыновей. И к тому же нам хотелось увидеть, кого он выбрал себе в жены.
    — Странно, что леди Хэвиленд не запретила вам этого сделать.
    — О нет, она запретила. Бабушка чрезвычайно расстроилась, когда узнала, на ком женился ее любимый внук. Буквально пришла в ярость. И очень прогневалась на вас за то, как вы с ней разговаривали.
    — Полагаю, я была с ней недостаточно почтительна.
    — Несомненно, это так, — вмешалась в разговор Пенелопа, поднимаясь на ноги. — Пойдем, Дафна, больше нам не о чем говорить.
    — Да, нам, кажется, пора, — согласилась та. — Мы и так задержались дольше, чем на положенные пятнадцать минут.
    Мадлен подумала, что это достаточно абсурдно — проделать долгий путь из Лондона, чтобы так быстро уехать, но им, надо полагать, не хотелось, чтобы она восприняла их визит как дружеский, хотя они и были теперь ее золовками.
    — Всего доброго, — сказала Пенелопа все тем же официальным тоном, подтверждая предположение Мадлен.
    Она целеустремленно направилась к двери гостиной, а Дафна тем временем произнесла громким шепотом, обращаясь к Мадлен:
    — По правде, говоря, Пенни не хотела приезжать к вам, пока я не убедила ее, сказав, что поеду хоть с ней, хоть без нее. Она страшно не любит подчиняться моим требованиям.
    Дафна последовала за своей сестрой, как вдруг остановилась.
    — Да, кстати, Рейн уже передал вам драгоценности Хэвилендов?
    Этот вопрос застал Мадлен врасплох, так как ничего подобного она не ожидала.
    — Нет, еще нет.
    — Попросите его сделать это. Хотя едва ли справедливо, что они достанутся вам, — добавила она простодушно, — поскольку мы с Пен имеем на них больше прав. Но драгоценности наследуются вместе с титулом. Это также одна из причин, по которой бабушка так прогневалась на вас. Ей очень уж не хочется их потерять.
    — Она может держать их при себе столько, сколько пожелает.
    Дафна уставилась на нее.
    — Вы значительно более щедры, чем я могла бы быть на вашем месте.
    Мадлен внезапно осенила догадка.
    — А вы не знаете, где хранятся драгоценности? В банке? Или здесь, в сейфе, или в лондонском доме Рейна?
    — Думаю, что в банке, — ответила та, улыбнувшись. И добавила извиняющимся тоном: — Мне лучше поспешить. Пенни очень сердится, когда что-нибудь выходит не по ее. В точности, как бабушка.
    — Что ж, спасибо за визит. Была рада с вами познакомиться.
    — И я тоже. Мне очень жаль, что наша встреча произошла при столь неблагоприятных обстоятельствах.
    — И мне жаль, — искренне сказала Мадлен.
    Дафна своим очарованием очень походила на Рейна, в то время как Пенелопа более напоминала их бабушку. Мадлен, конечно, не предполагала, что они станут близкими подругами, по крайней мере, до тех пор, пока леди Хэвиленд оказывает на них такое всеобъемлющее влияние. Но ей бы очень хотелось узнать Дафну получше. И она точно не хотела бы стать причиной взаимоотчуждения Рейна и его сестер.
* * *
    Когда в этот же день ближе к вечеру Рейн вернулся домой, то сразу же прошел в свой кабинет. Мадлен постучала к нему в дверь, как только узнала о его приезде.
    — Твои сестры сегодня приезжали сюда, — сказала она, входя в комнату.
    Во взгляде Рейна, как ей показалось, светилось дружелюбие, когда он пригласил жену присесть на диван.
    — Надеюсь, они обошлись с тобой более почтительно, нежели моя бабушка?
    — Немногим более. Дафна с течением времени стала чуть приветливее.
    — Чего они хотели?
    — Полагаю, оценить меня. По крайней мере, они одобрили мое платье, — иронично ответила Мадлен.
    Рейн окинул взглядом ее изысканный наряд.
    — В таком одеянии ты вполне сойдешь за свою в их великосветских кругах.
    Почему-то ей показалось, что его замечание не является комплиментом. Нахмурившись, Мадлен постаралась перевести разговор на другую тему.
    — Похоже, у вас с сестрами хорошие отношения. Вы очень близки?
    Рейн пожал плечами.
    — Я привязан к ним, но не могу сказать, что мы очень уж близки. Пенелопа — властолюбивая женщина, безжалостно держит своего мужа под каблуком. Она как две капли воды похожа на нашу бабушку. Дафна вселяет больше надежд. Она склонна к театральности, но достаточно умна. Обе целиком и полностью принадлежат обществу, до которого, как ты знаешь, мне нет никакого дела. Уже хорошо, что они достаточно разумны в отношении своих сыновей, хотя я не могу одобрить того, как они балуют мальчиков. Жаль, сестры не привезли сюда моих племянников.
    — Да, я бы с радостью с ними познакомилась, — согласилась Мадлен.
    Она чуть помолчала, прежде чем добавить:
    — Дафна сказала, что леди Хэвиленд теперь оставит все свое сказочное состояние твоим сестрам из-за того, что ты женился на мне.
    Рейн посмотрел на нее безо всякого выражения.
    — Бабушка вправе распорядиться своим состоянием так, как посчитает нужным.
    — Конечно же, она вправе, но я бы не хотела, чтобы ты пострадал из-за меня, Рейн.
    — Ты очень заботлива, дорогая, — сказал он, проникновенно глядя на нее.
    — Я бы хотела сделать что-нибудь, что могло бы смягчить отношение твоей бабушки ко мне, — сказала она с искренним сожалением.
    — Не принимай это близко к сердцу.
    Мадлен грустно улыбнулась.
    — Я не могу не волноваться на этот счет. Дафна также сказала, что фамильные драгоценности обычно переходят по наследству графиням Хэвиленд.
    На одно мгновение черты лица Рейна заострились.
    — Это упрек за мою невнимательность? Ты хочешь, чтобы я распорядился привезти украшения, чтобы ты могла их носить?
    — Нет, совсем наоборот. Я вовсе не хочу усиливать враждебность твоей бабушки, лишая ее того, что она считает принадлежащим ей по праву.
    — Поскольку драгоценности передаются по наследству, ты имеешь полное право на них претендовать.
    Мадлен пожала плечами.
    — Я никогда не носила дорогих украшений и не имею желания делать это теперь. Я не испытываю потребности в том, чего у меня никогда не было.
    Рейн достаточно долго смотрел на нее, как будто пытаясь определить, насколько правдивы ее слова. Мадлен начала чувствовать неловкость под его испытующим взглядом.
    — Поскольку тебе нужно распорядиться, чтобы их привезли, значит ли это, что они хранятся в Лондоне? — спросила она, с целью переключить его внимание на другой предмет.
    — Да, — ответил он после секундного замешательства.
    — Но у тебя же есть сейф здесь, в кабинете?
    — Почему ты спрашиваешь?
    В действительности, она хотела знать, насколько трудно было Джерарду похитить ожерелье барона Эккерби из его сейфа. Но Рейну она сказать об этом не могла.
    — Ну, мне просто интересно. Должно же у тебя быть место для хранения важных документов.
    — Да, у меня есть сейф.
    — И как он запирается? Встроенным замком или висячим?
    Он опять посмотрел на нее тем же пронизывающим взглядом.
    — Замковый механизм является частью сейфа, а ключ я держу в безопасном месте. К чему все эти вопросы, дорогая? Ты хочешь поместить что-либо на хранение?
    — Нет, просто интересно.
    Мадлен решила, что будет разумнее сменить тему разговора.
    — Ну хорошо, не буду больше тебя отвлекать. Но я подумала… Может, нам сегодня вечером вместе поужинать?
    — Я как раз и собирался поужинать с тобой, — ответил Рейн прохладно.
    — Нет, я имела в виду… в моей комнате.
    Мадлен снова ощутила на себе его пристальный взгляд.
    — Что ты задумала?
    Мадлен ощутила на своих щеках разгорающийся румянец. Ей было неудобно так прямо предлагать ему свидание, тем более, что он никак не проявлял встречной готовности. Но если граф собирается и дальше игнорировать ее, то она придумает какой-нибудь окольный способ его спровоцировать.
    — Я хочу поужинать с тобой в моей гостиной. Ты сделаешь мне такое одолжение?
    На мгновение его взгляд задержался на ее груди, а затем Рейн вновь посмотрел ей в глаза.
    — Хорошо, — сказал он ничего не выражающим голосом.
    Мадлен сочла его безынициативность плохим признаком. Ей оставалось надеяться на то, что задуманное ею для этого вечера придется ему по вкусу.
* * *
    К тому моменту, когда Мадлен наконец покинула его кабинет, тревога Рейна возросла многократно. Ее интерес к состоянию его бабушки и фамильным драгоценностям Хэвилендов вновь всколыхнул его утихшую было обеспокоенность. А расспросы Мадлен о сейфе только подливали масла в огонь.
    В голове графа крутилось множество разрозненных, полуоформленных мыслей. Рейн встал из-за стола и подошел к окну, задумчиво глядя на свое поместье. Может, его подозрения по отношению к Мадлен и не были безосновательны. Ведь он доверял жене только на том основании, что они с покойным Эллисом были близкими друзьями, но лично ее Хэвиленд не так уж хорошо и знал. Надо было признать, что его сомнения в ней усиливались день ото дня.
    Рейн перебрал в уме все ее подозрительные поступки. Первое обвинение было самым серьезным: Мадлен, похоже, пытается его соблазнить, делая это почти в точности так же, как его бывшая любовница. Правда, причины такого поведения ему пока не ясны.
    Могла ли она быть движима финансовыми интересами? Рейн затруднялся сказать наверняка. Девушка заявила, что не стремится заполучить фамильные драгоценности Хэвилендов для себя лично, но насколько он может верить ее словам? Мадлен явно не возражала против существенной траты на новые наряды, правда, эти покупки он инициировал сам.
    И потом, это виноватое выражение на ее лице, когда на днях она проговорилась о своем проступке. Мадлен не признала того, что намеренно рылась в его столе, а в качестве причины своего присутствия в кабинете назвала поиски писчей бумаги. Но что она искала в действительности? Ключ от его сейфа? Зачем? Может, она думала, что он хранит драгоценности здесь, в Ривервуде?
    Рейн сжал зубы, пытаясь привести в порядок нестройный хор мыслей, тревожно звучащий в его голове. Но намного мучительнее были противоречия, разрывающие его сердце. И по мере того как он бился над решением этих вопросов, в нем все больше созревал ответ, казавшийся ему правдоподобным: причина странных поступков Мадлен — ее брат Джерард.
    Как она сама сказала, денежное вознаграждение за помощь Фредди она отослала брату. Таким образом, вероятно, он по-прежнему испытывает потребность в деньгах.
    В самом деле, если Мадлен стремится спасти брата от финансового краха, то, размышлял Рейн, ее неожиданное согласие на его предложение замужества обретает вполне разумное объяснение.
    Возможно ли, что она вышла за него исключительно ради богатства? Если так, то ему некого в этом винить, кроме себя. Он сам вовлек мисс Эллис в эту авантюру, не ослабляя усилий, пока не достиг своей цели.
    Рейн запустил пятерню в свои волосы. Может, она просто дурачила его с самого начала. Мадлен утверждает, что безразлична к его состоянию, но в действительности она может быть такой же хищной, как когда-то была Камиль.
    Под воздействием этой гнетущей догадки Рейн смотрел в окно невидящими глазами, испытывая дежавю. Камиль отчаянно нуждалась в его деньгах, чтобы выручить свою семью, и по этой причине притворялась, будто отвечает взаимностью на его любовь. Сопоставление поведения этих двух женщин напрашивалось само собой. Используя графа для достижения своих целей, Мадлен, вполне возможно, ставила интересы своего семейства на первое место, как это делала его предыдущая возлюбленная. Не исключено, что его жена так же пойдет на предательство во имя спасения своего брата.
    Нуждалась ли она настолько, чтобы вынашивать какие-либо корыстные планы против него? Возможно ли, что она в сговоре с бароном Эккерби? Мадлен тайно писала ему, а затем уверяла, что ее единственной целью являлось упросить его отменить свой вызов. Но не было ли еще каких-нибудь причин?
    Впрочем, чем бы ни руководствовалась Мадлен, все больше накапливалось фактов, свидетельствующих против нее. Поступки, которым она давала вполне невинное объяснение, теперь представлялись ему исполненными зловещего смысла.
    Рейн твердил себе, что это не должно сильно беспокоить его, но странная боль, сжимающая сердце, не отступала.
    Признавая это, он тихо выругался. Граф зарекался никогда более не повторять своей ошибки, но теперь явно было уже слишком поздно. Мадлен значила для него намного больше, чем он бы хотел.
    Так что же ему теперь делать? Первым делом, безусловно, нужно выяснить мотивы ее поступков. Можно создать искусственную ситуацию для проверки ее преданности. Если она так интересуется содержимым его сейфа, то можно подсказать ей, где находится ключ, и посмотреть, проглотит ли она наживку. Для выяснения ее намерений подойдет даже откровенная ложь. Ему не следует чувствовать себя виноватым, поскольку поведение самой Мадлен никак не назовешь прямодушным. Нужно будет хорошо обдумать, как это все получше устроить.
    Что касается сегодняшнего вечера, то совершенно ясно, что она опять собирается его соблазнять. Он намеревался временно воздержаться от супружеской близости с Мадлен, но приступ животной похоти был таким острым и труднопреодолимым, что он поддался ему и согласился разделить с ней ужин в ее апартаментах.
    На щеках Рейна заиграли желваки. Ей опять, скорее всего, удастся завлечь его в свою постель, но чем больше она старается завладеть его чувствами, тем более недоверчивым он становится.
    И если Мадлен надеется достичь своих таинственных целей с помощью женских чар, то скоро она поймет, что это игра с огнем.

Глава пятнадцатая

    Мои действия, направленные на завоевание сердца Рейна, похоже, не приносят успеха, маман, несмотря на все мои старания.
    Мадлен уделила много внимания следующему акту соблазнения Рейна, на этот раз в гостиной, смежной с ее спальней. По распоряжению девушки стол и два кресла были поставлены напротив камина; рядом располагался маленький столик, на котором кроме графина с вином и двух бокалов пока ничего не было. Ужин должны будут подать позже, так как сначала она была намерена применить свой план по разжиганию в муже любовного пыла.
    В эту ночь она страстно желала стать любовницей, о которой он мечтал. На ней был шелковый пеньюар розового цвета, который она надела, следуя рекомендациям Фанни Ирвин. Это был женственный и романтичный наряд, в котором Мадлен чувствовала себя неотразимой, притягательной, преисполненной силы завоевать такого мужчину, как Рейн. И все же холодок пробежал у нее по коже, когда раздался негромкий стук в дверь ее гостиной.
    Она впустила его, закрыв дверь позади Рейна. Он был одет по-домашнему: красный парчовый халат, под которым виднелись панталоны, и мягкие туфли.
    Также Мадлен отметила едва уловимое напряжение в его осанке, оглядывая его с целью определить, какое она произвела на него впечатление. Это было не очень хорошее начало, учитывая, что девушка собиралась доставить ему незабываемое удовольствие. За окнами стемнело и шел осенний дождь, но здесь было тепло, в очаге уютно потрескивали дрова. Свет камина и тускло горевшей лампы создавали в комнате интимный полумрак.
    Поставив бокал на стол, она вытащила из прически шпильки. Рейн, не отрываясь, смотрел, как ее волосы тяжелой шелковой массой упали вниз, скрывая локонами ее грудь.
    — На тебе слишком много одежды, — сказала Мадлен низким, грудным голосом. — Сейчас я это исправлю.
    — Поступай, как считаешь нужным.
    Его настороженное безразличие уже начинало раздражать ее. Тем не менее, потянувшись, она игриво поцеловала графа, задержавшись на его губах, пока развязывала пояс роскошного халата и распахивала полы. Затем девушка ловко скинула его с мощных плеч Рейна, обнажая широкую грудь мужа.
    Подаваясь еще ближе, Мадлен поднялась на цыпочки и провела языком по его ушной раковине, прижимаясь к нему животом. Она ощутила у него под панталонами быстро твердеющую от ее прикосновения плоть.
    По крайней мере, его физическое возбуждение не вызывало сомнений. К тому моменту, когда она закончила его раздевать, во взгляде Рейна читалась жажда обладания ею, а черты заострились от томительного ожидания.
    Опустившись на колени, Мадлен сняла со ступней графа домашние туфли и стала расстегивать на нем панталоны, после чего стянула их вниз, скользя по его сильным ногам. Когда она вновь поднялась, у нее перехватило дыхание от великолепия его превосходного тела, сотканного из упругих мышц, и мужской вздыбленной плоти, действующей на Мадлен завораживающе.
    Он был возбужден и не делал из этого тайны.
    Мадлен ощутила влажный жар у себя между бедер. Она вызвала в нем желание, и сознание этого возбуждало, в свою очередь, ее.
    — Что теперь? — спросил он.
    В его словах прозвучало легкое поддразнивание, но она не стала тушеваться.
    — Сейчас я покажу тебе, чему научилась, — пообещала она.
    Подталкивая его ладонью в обнаженную грудь, она направила графа к креслу, стоящему позади него. Когда он сел, подчиняясь ее жесту, она опустилась между его разведенных в стороны бедер. Его нагое мужественное тело наполняло ее жгучим желанием ласкать его руками и ртом, и она намеревалась утолить свою жажду без промедления.
    Рейн лениво откинулся назад, а она, удивляя его, окунула два пальца в вино и провела ими по его груди, оставляя влажный, прохладный след на теплой коже.
    — Похоже, в тебе есть скрытая порочность, — прокомментировал он ее действия уже чуть хриплым голосом.
    Мадлен улыбнулась мягкой, соблазнительной улыбкой.
    — Я всего лишь пытаюсь не отставать от тебя, дорогой. Твоя порочность была видна с первой же нашей встречи.
    Вновь обмакнув пальцы в вино, она провела извилистую тропинку вниз по его мускулистому животу. Теперь глаза Рейна выражали другое чувство. Проблески ленивого желания в их синей глубине сменились горящим вожделением.
    Желая заставить его полностью утратить самообладание, она прошлась по отяжелевшим округлостям под его эрегированным органом, медленно поглаживая мягкую кожу. Затем, поднявшись выше, обхватила пальцами его возбужденный член, прижимая ладонь к твердой плоти. Толстый и длинный, он наливался в ее руке, явно приходя во все большее напряжение.
    — Ты не должен шевелиться, — приказала она, кокетливо улыбнувшись.
    Еще раз намочив пальцы, она, глядя ему прямо в глаза, провела ими по наконечнику его копья, увлажняя его вином.
    От этого на его лице напряглись мышцы, что удовлетворенно отметила Мадлен. Но и она тоже стремительно возбуждалась. Девушка знала, что Рейн видит ее возрастающее волнение, которое учащенным пульсом билось в ее жилах.
    Затем она склонилась над ним, слизывая языком сладкое вино с его тугой плоти, заставляя его шумно дышать. Его жаркий, пьянящий вкус ударил ей в голову, доводя до предельного возбуждения.
    Продолжая удерживать его твердый член ладонью, она плотно обхватила его губами. Когда он застонал от наслаждения, она сильнее сжала его ртом, упиваясь чувством власти, которую ее прикосновения имели над Рейном.
    Мышцы его бедер страшно напряглись от сладких мучений, которые она ему причиняла, он начал легонько двигаться у нее во рту, инстинктивно приподнимаясь и опускаясь в кресле, но Мадлен это сразу же пресекла.
    — Не шевелись, — скомандовала она хриплым голосом. — А то я прекращу.
    Он подчинился, хотя, девушка подозревала, ему стоило немалых усилий преодолеть себя в то время, как она продолжала свои эротические манипуляции. Пальцы графа сжимали подлокотники мертвой хваткой, а Мадлен продолжала распалять его, согласованно орудуя ртом и руками, лаская, сжимая и облизывая, ни на секунду не прекращая своих сладостных истязаний.
    В конце концов он вскрикнул и схватил ее за волосы, принуждая поднять голову.
    — Достаточно, ведьма.
    Он смотрел на нее сверху вниз, и глаза его были полны томительного желания. Мадлен знала, что ее собственные глаза выражают жажду и мольбу, и она смотрела прямо в лицо этому великолепному мужчине, заставляющему ее сердце и душу разрываться от боли.
    Их взаимная похоть наэлектризовала атмосферу, в то время как Рейн опустил взгляд с ее влажных губ на голую грудь, к соскам, которые в напряжении ожидали его прикосновений.
    — Иди сюда, — потребовал он.
    Не давая ей времени отказаться, он схватил ее за плечи и потянул ее вверх, усаживая верхом к себе на колени. Но Мадлен и не собиралась сопротивляться, повинуясь сильному позыву глубоко внутри себя. Ее тело сгорало от потребности полного слияния. Она сходила с ума от вожделения.
    Наслаждение, жажда, потребность — все вместе толкало ее навстречу графу. Она расслабилась, готовясь оседлать его орудие, но, к ее удивлению, Рейн остановил ее.
    — Нет, — пресек он ее настойчивые попытки добиться желаемого. — Медленно… Слегка касайся верхушки… раздразни его. А потом без предупреждения погрузи в себя.
    Не спуская с него глаз, Мадлен немного опустилась, едва касаясь своим влажным, разгоряченным лоном его твердого толстого члена. Ей доставляло наслаждение видеть вспыхнувшее пламя в его глазах.
    С трудом сдерживаясь, чтобы не поддаться страстному желанию полностью им овладеть, она слегка терлась о самый кончик его эрегированного фаллоса, дразня его нежными прикосновениями своей жаркой плоти. Разжигая в нем все большее желание, она выгнула спину, подставляя ему грудь и дотрагиваясь отвердевшими сосками до его губ.
    Трудность положения, однако, состояла в том, что ее смелые действия возбуждали ее не меньше, чем его.
    Рейн, должно быть, уловил лихорадочную жажду в ее взгляде, и, просунув руку между их телами, обхватил ее снизу ладонью, лаская сокровенные складки.
    Ее нервы натянулись до предела.
    — Хочешь меня? — выдавил он.
    Да, она хочет его. Она безумно хочет ощутить его внутри себя, горячего и шелковисто-гладкого. Она уже изнемогала от потребности в нем, истекая соками.
    — И что же ты собираешься делать?
    Более не дожидаясь приглашений, она опустилась, насаживаясь на его древко, пронзая им свою податливую плоть. Потрясающее ощущение его твердого тела, туго охваченного ее мягкой, скользкой пещерой, с новой силой обожгло Мадлен острым наслаждением, и Рейна, очевидно, тоже. Она задохнулась, полностью вобрав его в свои женские недра. Она ощутила дрожь, охватившую графа, и осознание своей власти над ним возросло в ней еще более, равно как и ее возбуждение.
    Он мучительно стиснул зубы от невероятного напряжения, сжав ладонями ягодицы Мадлен. Но уже через секунду он приподнял ее и опрокинул на спину так, чтобы иметь возможность проникать в нее еще глубже.
    А затем, вызвав в ней замешательство, вдруг порывисто вдохнул и сдавил ее бедра, удерживая от всякого движения.
    — Так у тебя слишком много свободы действий.
    Дотянувшись до бокала с вином, он отодвинул его подальше, освобождая место на столе. Удивляя девушку еще больше, он завел ладони под ее ягодицы, поддерживая, и встал вместе с ней. Потом, развернувшись, посадил ее на край стола рядом с бокалом.
    Мадлен крепко ухватилась за него, не в состоянии поверить, что он может выйти из нее сейчас, когда ее тело так нуждается в нем.
    К счастью, граф этого не сделал. Его член продолжал оставаться глубоко погруженным в ее лоно.
    — Ляг на спину, — распорядился он.
    Он собирается любить ее на столе, восторженно подумала Мадлен.
    Она повиновалась, правда, Рейн должен был помочь ей, поскольку ее тело трепетало от переживаемых ощущений.
    Мадлен лежала перед ним, широко раздвинув бедра, а он смотрел на нее, пронзив твердой пульсирующей плотью. Его взгляд обжигал ее кожу почти так же, как если бы он ласкал ее горячими губами, жарким дыханием. Затем, взяв за руку, он засунул ее указательный палец себе в рот, посасывая его и продолжая бесстыже пожирать ее взглядом. Мадлен ахнула, когда муж начал обласкивать все ее пальцы один за другим. Эти необычные ощущения вместе с его оценивающим взглядом и твердым горячим стержнем, который она чувствовала в своей глубине, заставили трепетать ее лоно еще сильнее. Новые переживания были настолько сильны, что она едва выдерживала их энергичный наплыв.
    Однако через считанные секунды Рейн переменил тактику. Отпустив ее руку, он положил свои ладони ей под мышки, а большими пальцами принялся поглаживать ее груди снизу вверх, вызывая в Мадлен фейерверк ощущений.
    Когда он ухватил ее сосок своими жаждущими губами, она с силой сжала зубы.
    — Ты собираешься замучить меня?
    Его улыбка произвела на нее пьянящее воздействие, как и всегда.
    — О да, так же, как ты мучаешь меня.
    Вдруг, вызвав ее изумление, он вышел из нее, хотя и остался тут же, между ее разведенных в стороны бедер. Мадлен едва не закричала от разочарования, но Рейн пока не думал заканчивать свою сладострастную игру. Он опустил указательный палец в вино, а затем провел им по ее губам и ниже, по шее. Она сдавленно вздохнула от сладкой прохлады хмельной жидкости. Потом, вновь окунув палец в бокал, граф прошелся им ниже, к ее животу, рисуя на коже замысловатые узоры, после чего вернулся наверх, к вздрагивающим обнаженным грудям.
    — Рейн, пожалуйста…
    — Замолчи, дорогая. Меня бесполезно упрашивать.
    Говоря это, он намочил вином ее тугие соски, скользкими пальцами вминая их внутрь, вызывая в персях Мадлен сладостную боль, массируя и раздразнивая налитую плоть.
    «Опасен. О, этот мужчина очень опасен», — подумала оцепеневшая Мадлен, закрыв глаза.
    А потом он неожиданно остановился. Мадлен распахнула полные непонимания глаза.
    — Ты должна подставить мне свою грудь, чтобы я мог пососать ее.
    — Рейн… — взмолилась она.
    — Давай, милая, или я все прекращаю.
    Она не смогла бы перенести этого. Она вожделела его поцелуев на своей коже, на своих разгоряченных грудях. Она хотела его поцелуев… везде.
    Прикусив губу, Мадлен подняла руки и развратно обхватила ладонями умащенные вином перси.
    — Теперь поиграй со своими сосками. Представь, что твои руки — это мои руки.
    Она ущипнула себя за твердые кончики, в точности так, как это делал Рейн.
    — Развратная женщина, — сказал он с одобрением. — Это очень возбуждает.
    В самом деле, она развратная женщина. Она ощущала себя первобытной, похотливой, стопроцентной самкой.
    Но Рейн все еще не выполнял обещанного — не целовал ее соски. Вместо этого он рыскал своим жарким взглядом вверх-вниз по ее телу. Затем он медленно склонил голову к ее животу и слизнул капли вина, которые оставил на ее коже.
    Граф не торопился, как будто бы ему хотелось насладиться покоем, в котором пребывало ее тело. Его язык ласкал ее с умопомрачительной нежностью, мастерски выписывая на коже девушки будоражащие фигуры, раздразнивая сводящими с ума страстными прикосновениями. Мадлен дрожала от наслаждения чистейшим развратом. Затем, в конце концов, он все же продвинулся вверх, к ее груди.
    Она приглушенно вскрикнула, когда горячий рот захватил ее набухший сосок, энергично облизывая и посасывая. Долгие секунды он расточал свои пылкие ласки здесь, прежде чем перейти к другой груди и проделать с ней те же безжалостно-нежные действия, заставляя Мадлен всхлипывать и непроизвольно выгибаться навстречу его истязающему рту.
    — Голодна? — подзадоривая, спросил он ее шепотом. — Я — да, но мне нужна не еда. Твое наслаждение — вот чем я хочу насытиться.
    Одарив последним поцелуем каждый из ее изнывающих сосков, он поднял голову. Обеими руками граф раздвинул ее ноги еще шире, раскрывая нежное тело девушки навстречу новому удовольствию, и медленно провел ладонями по внутренним сторонам бедер от колен вверх.
    Почувствовав его пальцы, скользящие по ее коже, Мадлен застонала. Бедра непроизвольно задвигались, охваченные огнем похоти, от которого хотелось кричать. По сладострастному блеску в глазах Рейна она догадывалась, что сейчас произойдет.
    — Не шевелись, — приказал он. — Твое тело охвачено нетерпением, но я запрещаю тебе шевелиться.
    Как же она могла оставаться недвижимой, если он привел ее в такое исступление?
    Опять намочив пальцы вином, граф обвел треугольник темных кудрей внизу ее живота, затем окропил ее губы, увлажняя набухшую томящуюся плоть сладкой жидкостью.
    Невероятным усилием Мадлен заставила себя лежать неподвижно, созерцая, как ее соблазняют, как дикое вожделение, сжигающее ее изнутри, разливается темной, тягучей массой по ее венам, в то время как он сжимает ладонью ее нежную, намокшую, блестящую интимную плоть.
    А затем он снова остановился. Лениво проводя по ее телу взглядом своих сияющих глаз, он дьявольски улыбнулся.
    — Потрогай, милая, себя между ног. Ради меня.
    Покорно исполняя его распоряжение, она развела бедра еще шире и погрузила пальцы в сочащуюся влагу между своих складок.
    — Ты уже готова принять меня? — спросил Рейн низким, чувственным голосом.
    — Да, — выдохнула она. — Более чем готова.
    Мадлен ощущала, что ее женское средоточие истекает жидким огнем. Все ее существо было охвачено жарким пламенем. Когда его ладонь вновь охватила ее прелести, она с трудом нашла в себе силы, чтобы не застонать.
    Держа свою руку неподвижно, Рейн заглянул ей в глаза. Воздух, казалось, искрился от сексуального напряжения, связавшего их, когда он еще крепче прижал свою руку.
    — Я хочу везде попробовать тебя на вкус.
    Он склонился над ней, вдыхая влажный горячий аромат ее тела, затем прижал губы к ее ущелью, касаясь языком сокровенного входа.
    — Ты такая сладкая и опьяняющая.
    Мадлен громко застонала от невыносимого голода, разрывающего ее на части.
    — Хорошо, ты уже достаточно горячая, — заметил он сластолюбиво. — Как раз такую тебя я и хочу.
    Сейчас его руки сжимали ее ягодицы, язык слизывал любовную влагу, источаемую ее алчущей глубиной, а губы высасывали соки из ее пульсирующего бутона. Ее охватила дрожь, в то время как он упивался ею. А когда его язык проник в жаркую, трепещущую тесноту ее лона, Мадлен чуть не подскочила на столе. Ободренный ее непроизвольным откликом на его действия, Рейн усилил натиск, выжимая из супруги беспрерывные стоны.
    Он терзал ее, мучительно медленно пронзая языком, которым орудовал ошеломляюще виртуозно. Задыхаясь, Мадлен похотливо изгибалась от жажды всецело ему отдаться, впиваясь пальцами в его волосы.
    — То, что нужно. Я хочу тебя такую, извивающуюся и голодную.
    — Рейн, умоляю…
    Она с изумлением услышала собственную мольбу. Но он только опустился ниже, касаясь своей вздыбленной плотью ее тела, а губами плотно прижался к ее рту, смакуя издаваемые ею крики, задыхающиеся стоны.
    Наконец он смягчился.
    — Почему бы мне не позволить тебе кончить сейчас? — пробормотал он, с новой силой возобновляя натиск своего страстно ласкающего рта.
    Мадлен закричала, испытывая дикий оргазм, сотрясший ее тело огненным ураганом предельного напряжения, сменяющегося опустошающим облегчением.
    Обессиленная, она лежала, раскинувшись, а Рейн продолжал нежно целовать ее между бедер, принимая губами затихающие толчки ее экстаза.
    — У тебя вид женщины, которая только что испытала полное удовлетворение, — заметил Рейн довольным тоном.
    — Ты волшебник, — тихо вымолвила она, открывая глаза.
    Легкая усмешка на губах графа говорила о его мужской самоуверенности.
    — Нет, всего лишь опытный сластолюбец. — Он взял руку Мадлен и провел ее пальцами по своему твердому гладкому члену. — Но я устал, доставляя тебе наслаждение. Теперь твоя очередь.
    Не дожидаясь второго приглашения, Мадлен подалась к нему навстречу. Ее жажда отдаться в его власть была так же сильна, как и желание принести ему наслаждение. Широко раздвинув ноги, приглашая его в себя, она испустила негромкий стон, когда он погрузил свой твердый стержень в горячую пещеру ее тела. Когда граф начал двигаться внутри нее, она крепко обхватила ногами его бедра. Его мощные толчки гипнотизировали размеренным ритмом, а взгляд стал жестким от похоти.
    Наконец напряжение Рейна приблизилось к апогею, но и с ней происходило то же самое. Кровь бешено стучала в голове, она судорожно сжимала его своими ногами, а из горла вырывались рыдания.
    — Мадлен… — выдохнул он сквозь стиснутые зубы.
    Его голос охрип от того же вихря чувств, который сейчас пронзал и ее, лицо исказилось мукой обострившегося до предела желания.
    То, как он прорычал ее имя, опять подстегнуло чувства Мадлен. Она вновь была охвачена пламенем страсти, зная, что развязка вот-вот наступит. Ее охватила агония, сладостная и мучительная агония. И Рейн, по всей видимости, испытывал то же самое…
    Все его мышцы пришли в крайнее напряжение, дрожа от надвигающейся кульминации, он неистово боролся с самим собой, отвоевывая мгновения сладкой муки. И когда она впилась пальцами ему в спину, самоконтроль наконец изменил ему, и тело Рейна содрогнулось в яростных конвульсиях.
    Он извергся внутри нее, выдыхая свой безумный стон прямо ей в лицо. Следуя движениям его тела, Мадлен ощутила все до последнего пульсирующие сокращения его бурного оргазма, прежде чем самой взорваться спазмами, сотрясающими тело еще и еще.
    Когда все закончилось, он рухнул на нее, уткнувшись лицом в ее плечо. Она слышала его шумное неровное дыхание.
    Он не покидал ее трепещущего тела до тех пор, пока восхитительные волны экстаза не утихли окончательно. Затем граф с трудом поднялся, помогая и ей сесть на столе.
    — Полагаю, теперь Брэмсли может подавать нам ужин. Я чертовски проголодался. Занятия любовью всегда пробуждают во мне волчий аппетит.
    Все еще находясь в тумане любовного переживания, Мадлен поразилась приземленности его слов. Как он может быть таким циничным?
    Когда Рейн снял ее со стола, ставя на ноги, она вцепилась в его плечи, чтобы не упасть, поскольку колени подкашивались от слабости. Но, заглядывая в глаза мужа, Мадлен поняла, что не ошиблась по поводу его отчужденности. Он намеренно отталкивал ее.
    Было ясно, что в своих попытках соблазнить графа девушке не удалось затронуть чувствительные струны его души. Пожалуй, сейчас тот был даже более отдален от нее, чем в их первую брачную ночь. В его прикосновениях было много страстного огня, но нежность, которой он одарил ее тогда, теперь отсутствовала.
    Тупая боль сжала сердце Мадлен. Рейн — потрясающий любовник, он щедро отдавал ей свое тело, но не чувства. Его эмоциональная сдержанность при плотской любвеобильности только подчеркивала пролегающую между ними пропасть.
    Волна иного мучительного желания захлестнула Мадлен. Ей отчаянно хотелось чего-то большего, чем просто телесное наслаждение, разделяемое с Рейном. Она даже испугалась силы своей жажды. И ей нельзя рассказывать о ней мужу, так как это может только еще больше отдалить их друг от друга.
    Чувствуя себя глубоко уязвленной, Мадлен нетвердой походкой подошла к своему лежащему на полу пеньюару. Подняв, она завернулась в него, пряча не только свою наготу, но и душевную ранимость.
    Потом девушка все же нашла в себе силы улыбнуться Рейну, в намерении скрыть, какую жестокую боль он причинил ей своей холодностью.
    — Наверное, теперь нам лучше будет поужинать внизу, — сказала она нарочито беззаботным тоном. — Мы же не хотим давать прислуге основания подозревать нас в непристойном использовании этого стола. Сейчас я пойду одеваться и спущусь в столовую через полчаса, тебя это устроит?
    — Да, вполне.
    Заклиная себя не показывать рану, которую он нанес ей своим безразличием, Мадлен направилась в спальню.
    Рейн провожал ее глазами, разрываясь между чувством вины и облегчением. Ему понадобилось предельное напряжение воли, чтобы устоять перед попытками Мадлен его приворожить. Но когда она улыбнулась ему своей чарующей улыбкой, он пропал. Занимаясь с ней любовью, он чувствовал, как ее теплота, ее слабость затягивают его все глубже и глубже. Он пронзал ее, пока не утонул в ней.
    Стиснув зубы, Рейн принялся поспешно одеваться. Он проигрывал эту битву с самим собой, несмотря на память о предыдущем предательстве, подстегивающую его волю к сопротивлению. Ему бы следовало бескомпромиссно обуздывать свою похоть.
    Хэвиленд рывком натянул свои панталоны, еще раз перечисляя самому себе причины, по которым ему нужно быть начеку в отношениях с Мадлен. Жена не подмешала ему в бренди наркотики, как сделала однажды женщина-шпион, но она соблазняла его с такой предприимчивостью, которая была недоступна даже Камиль.
    Накинув на плечи халат, Рейн решительным шагом покинул комнату. Мадлен загоняла его в ловушку грубой похоти, но сейчас для него было самое время вырваться на свободу. С этого вечера он начнет плести свою собственную сеть, попав в которую она раскроет свои подлинные намерения.

Глава шестнадцатая

    Вдвойне мучительно видеть, маман, что осуществление моих самых сокровенных желаний под угрозой из-за моего собственного брата.
    Во время ужина Мадлен старательно изображала беспечность, которую в действительности вовсе не чувствовала. Рейн держался с той же прохладной отчужденностью, что и прежде. В его поведении не было ни близости, ни нежности, ни шутливости, ни дружеского подтрунивания, которыми были отмечены их взаимоотношения до венчания.
    Поэтому, когда граф заявил о своем намерении провести следующие несколько дней в Лондоне, Мадлен не знала, чего в ее реакции было больше: разочарования или облегчения. По крайней мере, во время его отсутствия она сможет подвести итоги своих действий, которые, казалось, перестали приносить результаты. Также нужно будет встретиться с Фанни и сестрами Лоринг для внесения изменений в их план и консультации.
    Неожиданно муж сообщил ей, где именно в его кабинете расположен сейф: он был встроен в стену и прикрыт картиной Джорджа Стаббса, изображающей породистого гнедого скакуна. Также Рейн сказал, что ключ от него обычно хранится в шкатулке, которая спрятана в его спальне, в шкафу. Уходя, он сухо пожелал ей спокойной ночи и поцеловал, едва коснувшись ее губ, после чего Мадлен в состоянии уныния отправилась готовиться ко сну.
    Когда она встала на следующее утро, Рейн уже уехал из Ривервуда. Подавленная и плохо отдохнувшая, девушка поспешила в пансион, чтобы успеть к началу занятий. А когда она вернулась домой вскоре после полудня, ее ожидало письмо.
    Сердце забилось чаще, когда она увидела знакомый небрежный почерк. Джерард наконец ответил ей.
    Отдав Брэмсли верхнюю одежду, Мадлен направилась наверх, чтобы, уединившись в спальне, прочесть послание без посторонних.
    Распечатав конверт, она обратила внимание, что письмо написано особенно неразборчивым, торопливым почерком, как будто брат писал его в крайней спешке.
    «Маман, мы ведь выучили Джерарда писать хорошо, намного лучше, чем в этом письме», — подумала она, пытаясь разобрать слова в начале записки. Чем дальше она продвигалась, тем сильнее сжималось ее сердце.
    «Дорогая сестрица!
    Я должен тебе признаться, что ты совершенно права в своих предположениях. Прежде чем уехать, я действительно похитил у барона Эккерби ожерелье де Вассэ, но только с тем, чтобы вернуть его родителям Линет, которые являются его владельцами по праву. Драгоценности виконта и виконтессы были украдены вскоре после того, как они бежали в Англию, спасаясь от ужасов революции. Ожерелье оказалось в незаконном владении предыдущего барона Эккерби, а потом перешло по наследству нынешнему. И я не собираюсь его возвращать.
    Проблема в том, что два дня назад барон побывал на ферме с тремя своими прихвостнями и в поисках драгоценности перерыл там все вверх дном. Ничего не найдя, мерзавцы решились на подлость: они избили миссис Добсон, чтобы силой вытянуть из нее сведения о моем местонахождении. Старушка, преданная душа, меня не выдала, но я думаю, это только вопрос времени, и Эккерби в конце концов меня найдет».
    Мадлен вскрикнула, узнав, что их милая, заботливая экономка пострадала от головорезов барона. Прижав ладонь к губам, она продолжила читать.
    «Родители моей невесты знают, что мы нашли пристанище в доме ее кузена Клода в Мэйдстоуне. На прошлой неделе Линет оповестила их в письме о том, что она в полном порядке и счастлива. Но поскольку ответа от них не получила, то опасается, что родители отреклись от нее из-за венчания со мной, как мы и предполагали. Я только боюсь, что они выдадут нас Эккерби, если он к ним заявится».
    Мадлен покачала головой, приходя в беспокойство от мысли, какой переполох случится в доме де Вассэ, если туда нагрянет Эккерби со своими бандитами. Родители Линет, должно быть, чрезвычайно огорчены, что их единственная дочь сбежала с английским фермером, неважно, джентльменом или нет. Они, возможно, настолько сердиты на Джерарда, что поведают барону, где он скрывается.
    «Я узнал о происходящем только сегодня утром от миссис Добсон, которая нашла возможность предупредить меня. Я не могу допустить, чтобы Эккерби нашел нас, поэтому нам придется покинуть дом Клода и перебраться куда-нибудь поблизости».
    Придя в неописуемый ужас, Мадлен бессильно опустилась на стул.
    «Джерард, глупый мальчик, что же ты наделал? Барон Эккерби не оставит попыток вернуть свою собственность, не останавливаясь даже перед насилием».
    «У меня есть еще одна последняя просьба к тебе, милая сестрица. В дополнение к тому чеку, что ты недавно прислала, мне нужно еще двести фунтов, чтобы покинуть страну. Я думаю уехать с Линет во Францию, где Эккерби не обладает той властью, что здесь, если он решится меня там преследовать.
    К слову, я очень рад был узнать, что ты вышла замуж. Поздравляю и желаю счастливой семейной жизни. И поскольку ты теперь графиня, то, наверное, сможешь уговорить своего мужа дать тебе денег взаймы. Я уверен, для Хэвиленда это не проблема — состоянию его бабушки позавидовал бы сам Крез. Со временем я верну долг, клянусь тебе».
    Мадлен схватилась за голову, ощутив приступ тупой боли. Неужели Джерард и вправду полагает, что она выпросит у Рейна деньги, чтобы они могли улизнуть из страны с украденной драгоценностью? Видимо, так и есть, судя по следующему абзацу его письма.
    «Поскольку, опасаясь быть обнаруженным, сам приехать к тебе не могу, я буду признателен, если ты переправишь чек Бену Пиллингу, хозяину постоялого двора «Синий-кабан» в Мэйдстоуне, а тот передаст его мне. Я заеду за ним в среду в час дня. Если к этому времени твое письмо еще не придет, я буду приходить туда ежедневно в это же время на протяжении недели. Но чем дольше ты задержишься с отправкой, тем большая опасность будет нам угрожать. Правда, я не сомневаюсь, что ты не подведешь, дорогая моя сестра.
    Твой преданный брат Джерард».
    Мадлен сжала письмо в руке. Страх за брата и возмущение его поведением боролись в ней в эту минуту. Если его схватят с бесценным украшением, ему грозит либо тюрьма, либо каторга, а то и виселица. Не говоря уже об увечьях, которые он может получить при встрече с приспешниками барона. Эккерби, понятно, жаждет возмездия. Поэтому даже если бы ей и удалось убедить Джерарда немедленно вернуть похищенное, это, возможно, уже ничего не изменит.
    — Как он мог, маман? — пробормотала Мадлен, пытаясь подавить охватившую ее панику. — Невозможно поверить, что Джерард накликал такую беду своей глупостью. Достаточно уже того, что миссис Добсон избита подельниками барона Эккерби, рыскающими в поисках ожерелья.
    «Я знаю, дорогая, — в сознании Мадлен прозвучал ответ ее матери. — Но Джерард всегда был романтичным. Наверное, у него такое понимание справедливости».
    — Или так он пытается выслужиться перед родителями невесты, — ответила девушка еле слышно.
    Стремясь совладать с приступом страха, она шептала проклятия вперемешку с мольбой о спасении своего незадачливого брата. Впрочем, от молитв, скорее всего, будет мало пользы. Также не будет толку, если она кинется на кровать и громко зарыдает, что ей сейчас очень хотелось сделать. Все это не спасет ее сумасбродного братца от трудностей, в которые он сам себя втравил. Девушка не могла справиться со своим отчаянием, как ни старалась.
    «Так что же делать, маман?»
    Но ответа матери, к сожалению, не последовало.
    «Я должна спасти Джерарда, хотя он и сам виноват. Я ведь клятвенно обещала тебе приглядывать за ним, и я обязана держать свое слово».
    «Да, конечно, ты должна, моя дорогая. Нельзя допустить, чтобы он пострадал».
    Вскочив на ноги, Мадлен принялась шагами мерить свою спальню. Почти всю свою жизнь она защищала младшего брата, нянчилась с ним и воспитывала. Она поддержала его недавний побег с невестой, так как желала ему счастья. Родители Линет никогда не дали бы дочери разрешения выйти замуж за Джерарда. Несомненно, он надеялся на то, что, вернув виконту и виконтессе ожерелье, завоюет их расположение. Но если в результате он окажется в тюрьме или на том свете, то уже не будет иметь никакого значения, как они к нему относятся.
    Поэтому, решила Мадлен, ей необходимо самой поехать в Мэйдстоун и постараться забрать у Джерарда ожерелье, после чего передать его барону Эккерби. Если драгоценность обнаружится в ее, а не брата, владении, то новое положение и титул защитят девушку от скандала. И Рейн, безусловно, вступится, если…
    Мадлен вдруг опешила.
    О боже, Рейн!
    Что будет, если он узнает о преступлении Джерарда? Если обществу станет обо всем известно? Вдовствующая графиня Хэвиленд и так негодует на внука за выбор жены, а что она скажет, если узнает, что ее брат — преступник?
    Нет, решила Мадлен, вновь охваченная паническим страхом. Она не может вовлечь Рейна в эту скандальную историю, запятнав чистую репутацию его семейства. Это отдалит бабушку от него еще больше. Она должна сама уладить проблему, стараясь не предать огласке предосудительный поступок брата.</