Скачать fb2
Горькая любовь князя Серебряного

Горькая любовь князя Серебряного

Аннотация

    Киноповесть, ставшая основой исторического фильма «Царь Иван Грозный», о мотивам повести А. Толстого «Князь Серебряный». Царствование Ивана Грозного — это время славы, роскоши и жестокости, время, когда все понятия извращались, низость называлась добродетелью, а предательство входило в закон. Но даже тогда были люди, подобные князю Серебряному или Морозову. "Они шли прямой дорогой, не боясь ни опалы, ни смерти; и жизнь их не прошла даром, ибо ничего на свете не пропадет, и каждое дело, и каждое слово, и каждая мысль вырастает как дерево».


Валентин Ежов, Наталья Готовцева, Павел Которобай Горькая любовь князя Серебряного

Киноповесть

    Посреди широкой снежной дороги, уходящей от Москвы в даль к синему лесу, стоял царский обоз. Сам царь, Иван Васильевич Грозный, сидел в широких, расписных, с узорчатой резьбой, санях, в меховом тулупе, накинутом на плечи.
    Позади него из таких же саней сверкала черными глазами его пятнадцатилетняя жена, черкесская княжна Темрюковна. Дальше тянулись почти до города остальные возки. Впереди и вокруг царских саней гарцевали на конях люди из его близкой свиты. Среди них были Малюта Скуратов, Василий Грязной, молоденький красавец Федор Басманов, князь Афанасий Вяземский. Все в раззолоченных кафтанах, отделанных дорогими мехами.
    Задумчиво опустивший голову царь вдруг услышал голос:
    «Слышь, Ивашко! Не искушай Христа и Пресущественную Троицу нашу!.. Воротись домой, Ивашко! Не гневи Бога».
    Царь поднял голову и увидел стоящего перед ним блаженного Василия. Босые ноги юродивого погрузились по щиколотку в снег. На раскрытой груди его и поверх рубища висели на цепях большой крест и тяжелые вериги. Он продолжал, глядя в очи царя:
    — Ты царь!.. Твоя должность — печалиться о животе людишек твоих. Воротись, Ивашко!
    Царь, притворно вздохнув, кротко ответил:
    — Поздно, Вася. Я решил схиму принять. И чин у меня теперь совсем малый будет: простой игумен, а они — братия. — Царь указал на всадников.
    Вася повернулся к всадникам, поднял свою здоровенную клюку и потряс ею.
    — У-у-у!.. Кромешники!.. Тьфу на вас! — Грязной, будучи всегда вполпьяна, испуганно посмотрел на блаженного и спрятался за спину Малюты. А тот кривился улыбкой. Вася снова повернулся к царю.
    — Не видишь ты ничего, Ивашко, а я вижу!.. Вижу! — Он склонился ближе к царю, пристально поглядел ему в лицо, перевел взгляд на усы, бороду.
    Царь, скрывая испуг, начал отстраняться.
    — Вижу, — прошептал блаженный. — Не пройдет и месяца, и Господь подаст первый знак. — Он уставил палец к пышным холеным усам царя, медленно перевел на густую бороду. — Облезут наголь твои усы и борода!.. Попомни, Ивашко, — первый знак!
    Юродивый повернулся и побежал по снежной целине в сторону окраинных домов. Над домами, над рощей за ними виднелись причудливые главки храма Покрова Пресвятой Богоматери, который после смерти блаженного Васи народ будет звать его именем. Он будет похоронен под сводами этого храма.
    Царь, нахмурившись, ощупал бороду и усы, ткнул посохом возницу. Сани тронулись.
    Стоявший по обочинам московский народ повалился на колени. Понеслись вопли:
    — Не бросай нас, батюшка!
    — Вернись, Иване!
    — Государь, не оставляй!
    Царь приподнялся, ответил:
    — Не осуждай, люд московский!.. Поклонись боярам своим. Черной изменой да подлостью извели они царя твоего! Нету моченьки боле! Отрекаюсь!.. От всего отрекаюсь! Ухожу в обитель свою! Буду Бога молить за вас и за Русь святую!
    — Не уходи, государь!
    — Не бросай сирот своих! — неслось с обочин.
    Сани понеслись быстрее. Царь, опустившись на ковры, склонился к своему молодому советнику, к своему любимцу Борису Годунову. Тихо сказал:
    — Видит Бог, Борис, голову положу, а изведу вражье племя! Не прощу боярам обиды.
    — На все воля твоя, государь, — ответил Годунов, тихо улыбнувшись.

    Молодой князь Никита Романович Серебряный, весь в дорожной грязи, скакал впереди небольшого отряда ратников. Много дней прошло, как покинули они Литву.
    Скакал, загоняя коней, теряя по дороге отставших. Спешил так, как только может спешить человек к самой желанной цели своей жизни.
    Сразу за ним, стараясь не отставать, скакал, нахлестывая лошадь, его старый слуга и стремянный Михеич.
    Заросшая дорога шла через дикие поляны, перелески, рощи.
    Князь свободно сидел в седле, глядя только вперед, думал о своем. В который раз в его ушах звучал ласковый девичий голос: «Не бойся ничего. Тебя не убьют, князь. Я буду молиться за тебя». И перед газами его вставали картины прошлого.
    Масляничное гулянье в Москве. Все звуки покрывает веселый перезвон сорока сороков московских церквей.
    С высокой горы мчатся санки, в которых сидит молодой князь Никитка Серебряный, а позади прильнула к нему шестнадцатилетняя боярская дочь Елена Плещеева-Очина, уже сейчас обещающая быть одной из первых московских красавиц. Длинные косы ее выпущены поверх шубки и метут накатанный снежный склон. Громко смеется Никитка. Сани опрокидываются, и они с Еленой вываливаются в снег. Серебряный не спешит подниматься, ищет губы лежащей в снегу Елены… Потом перед его мысленным взором предстал праздник Троицы на Москве. Все украшено зеленью, и снова над городом веселый колокольный перезвон…
    Никита с Еленой на качелях. Ей семнадцать. Качели висят на длинных веревках меж высоченных дубов. В веревки вплетены разноцветные ленты, а сами качели представляют из себя расписную гондолу с головами сказочных чудовищ по носу и корме. Высоко взлетают Никита и Елена, высоко взлетают ее косы, а ветер задирает ее платье, оголяя стройные полные ноги девушки. Никита не может оторвать глаз от этих ног. Кружится голова у Елены. Никита останавливает качели и вынимает из гондолы Елену, несет ее через рощу, по берегу Москвы-реки. Девушка прижимается щекой к его щеке.
    И еще одна картина встала перед ним. У ворот дома Елены в боевом снаряжении стоит он, Никита Серебряный, держит под уздцы заседланного в поход белого коня. Елена смотрит в грустные глаза князя и ласково говорит: «Я дождусь тебя. Не бьйея ничего. Тебя нё убьют, князь, я буду молиться за тебя». Она обнимает его и подставляет губы… Но тут князя разбудил голос его стремянного Михеича: «Нет сил боле, князь!.. Вели отдохнуть».
    Князь Серебряный, тряхнув головой, придержал коня. Посмотрел в умоляющие глаза поравнявшегося с ним Михеича. Тот продолжал:
    — От самой Литвы коней, почитай, не расседлывали!
    — А далеко ль еще до Москвы? — спросил князь.
    — Эхва!.. Ты седни уже разов пять спрошал. До Москвы еще ехать и ехать. А загоним коней — пеши и вовсе не дойдем!
    Серебряный оглядел высокие деревья глухого леса, подъехавших ратников.
    — Выедем на луг, расседлаем.
    Он тронул коня, и вскоре его отряд, миновав лес, вырвался на луг. Неподалеку виднелось небольшое село.
    В селе Медведевке, стоявшем при дороге на Москву, к небольшой церквушке с двух сторон приближалась свадебная процессия. По одной дороге шагали дружки жениха, парни с расшитыми полотенцами через плечи. Жених, богатырского вида увалень, сиял от счастья во все свое широкое рябоватое лицо.
    Другой тропинкой вели невесту. С веснушками по переносью и пухлыми малиновыми губами, она шла, опустив ресницы.
    Звонко раздавался между обрядовым пением девичий смех и дружный гогот парней.
    Свадьба подошла к церковному крыльцу.
    Следуя обряду, священник соединил руки молодых, накрыл епитрахилью, повел невесту с женихом в церковь.
    — А-а-а!!! — вдруг дико заверещала одна из девиц, оглянувшись.
    Опричники наехали как тати. Монашеские скуфейки, черные рясы и сапоги, черные кони все в черной сбруе, у седел — собачьи головы и метлы. Только один, скакавший впереди, чернобородый детина был в красном кафтане и рысьей шапке.
    Парни и девки кинулись врассыпную.
    Невеста обомлела от ужаса.
    Священник поднял над головой напрестольный крест, пытаясь возразить, но его загнали в церковь и заперли засовом.
    Невеста испуганно озиралась по сторонам. Жених молчал, разинув рот.
    — Эй, тюха!.. Ты что ль жених-то? — прищурился чернобородый, перегнувшись в седле.
    Парень почесал затылок.
    — Чаво?
    — Чаво! Чаво! — опричник спрыгнул с коня, осклабился. — Ай, девка! — подмигнул он невесте. — Ярочка, конопатая! Подь сюда, кому говорю!
    Еще двое спешились, подхватили невесту под руки.
    — Митя, чего они? Митенька! — закричала она. — Митя-а-а!
    — Пусти! — опомнился наконец жених. — Отдай! Не трожь!.. А то осерчаю!
    — От, пенек! — захохотала опричная братия. — Сам Матвей Хомяк с ним породниться желает, а он не рад.
    Парень засучил рукава, плюнул в могучие кулаки и врезал одному так, что тот, отлетев к церковному крыльцу, хряснулся о ступени и затих.
    Но тут ременная плеть со свинцовым грузилом, одним, ударом которой охотники просекают голову волку, сбила парня с ног.
    — Люди добрые!.. Что же это? — вопила невеста. — О-ой, о-ой, о-о-оо-оой!!!
    Чернобородый тащил ее в церковный сарай у погоста. Двое помогали ему.
    Митька так и остался лежать возле церковного крыльца.
    В полумраке сарая, по углам, грудилась, церковная утварь. К стенам были прислонены могильные кресты, заступы. У повозки, на клочьях сена, была распята невеста Митьки. Двое держали ее. Один — за руки. Другой — за ноги. Девка уже не визжала, а только тоненько скулила;
    — Дяденьки, отпустите… Дяденьки! Чернобородый, скинув кафтан, склонился над ней и одним движением своей здоровенной лапы разодрал ей одежду от горла до подола. Обнажились крепкие груди, крутой живот и толстые ляжки девицы. Хомяк, торопливо развязав ширинку, повалился на нее. Девка вновь завизжала.
    Хомяк закрыл ей ладонью рот и тут же отдернул руку.
    — Кусается, стерьва! — заржал державший руки.
    — Нужно уметь кошечку греть; чтобы она не царапалась! — хохотнул другой.
    Хомяк сорвал со своей головы рысью шапку и заткнул ею рот девицы.
    Князь Серебряный в окружении своих ратников стоял на краю леса. Скрытые кустами, все молча смотрели на село, раскинутое внизу. Это была Медведевка. Оттуда доносились истошные крики.
    Там метались всадники в черных одеждах.
    — Кто же это может быть? — спросил Серебряный.
    — Разбойные люди, видать, — сказал Михеич. — Ишь, злодей, скотину хочет срубить! — кивнул он на всадника с саблей в руке, гнавшегося за коровой.
    — С того краю лес близко подходит. Подъедем тайно и ударим.
    — Их же вдвое против нас, князь! — сказал Михеич.
    Серебряный ничего не ответил ему.

    В Москве, в церкви, молилась Елена. В храме народу не было, только лики святых, освещенные лампадами, внимали тихому голосу.
    — Услыши меня, мать Пресвятая Богородица! Услышь молитву мою!.. Спаси и помилуй раба божьего, воина Никиту! Спаси его от меча, от пули и от стрелы спаси.
    Первая московская красавица, двадцатилетняя Елена Дмитриевна, молилась Божьей матери.
    — Пресвятая Богородица! — шептала она. — Изнемогает душа моя, истомилось сердце в ожидании… Молю — не оставь меня, беззащитную. Сотвори так, чтобы скорее вернулся он — свет очей моих.
    — Я не помешал твоей молитве, Елена? — услышала она голос.
    Высокий, чернокудрый, к ней подходил князь Афанасий Иванович Вяземский. Глаза его выражали безнадежное отчаяние. Он шагнул вперед и встал напротив Елены. Она отвернулась.
    — Что ж ты отворачиваешься, Елена Дмитриевна? Что ты делаешь со мной?! — с яростной горечью спросил Вяземский.
    Поднявшись с колен, Елена хотела уйти, но Вяземский заступил дорогу.
    — Пойми, Елена, я не могу без тебя! Не могу вымолить себе покою! Что ты глаза отводишь?
    — Оставь, князь, ради Христа не надо, не унижай себя! — побелев лицом, прошептала Елена.
    И она быстро пошла из церкви.
    Вяземский рухнул на холодные плиты. На его глазах заблестели слезы.
    — Господи! Где ты?! — воззвал он. — Я не могу жить! У меня тут, — прижал руку к сердцу, — у меня тут что-то такое, что не дает мне жить… Я умру, если она не станет моею! Помоги мне, Господи!
    Свечи, слегка потрескивая, оплывали.
    Около церкви холопы Вяземского ожидали хозяина. Увидев торопливо вышедшую из церкви Елену, опричники оживились, послышались реплики:
    — Ишь ты!.. Обратно нос задрала!
    — И чего бабе надо? Отчего наш князь ей не глянется?
    — Оттого!.. Упрашивает, ублажает…
    — Во, во! Взял бы за косы, да отволок в кусты!
    — Это — да! Это б… Сама его под венец потащила!
    — Князья!.. Слабы они на эти дела! — прозвучало с презрением.
    — Да не-е… — стал пояснять один. — Другую может и отволок бы. А ейный отец, что под Казанью убили, царский окольничий был!
    — Ого! Потому, знать, и спесивая.
    — Да-а, сирота, а спесивая!
    Мрачный Вяземский, выйдя из церкви, молча взмыл в седло, пустил скакуна в опор. Холопы поспешили за своим хозяином.
    Разорившие свадьбу опричники с гиканьем метались по Медведевке.
    Красный кафтан Хомяка огнем горел на солнце.
    — Шерстить всех подряд!.. Хватать девок, ребята! Ничью кровь не жалеть!
    Крестьяне убегали, кто куда мог. В поле, в рожь, в лес.
    Нагнав старика, один из молодых опричников поставил поперек коня.
    — Ты, старый хрен! Здесь девки были, бабы!.. Куда все попрятались?
    Мужик кланялся молча, будто язык отнялся.
    — На березу его! — закричал Хомяк. — Любит молчать, так пусть на березе молчит!
    Один из всадников встал в седле во весь рост, перекинул через березовый сук веревку.
    Несколько всадников сошли с коней, схватили мужика.
    — Батюшки, отпустите, родимые! Не губите! — завопил тот.
    — Ага! Развязал язык, старый хрыч! Да поздно! В другой раз не будешь шутить. На сук его!
    Опричники потащили мужика к березе, накинули на шею петлю, схватились за веревку, чтоб подтянуть наверх мужика. В эту минуту из проулка вылетели всадники Серебряного. Их было вполовину меньше, но нападение совершилось так быстро и неожиданно, что они в один миг опрокинули опричников.
    Князь рукоятью сабли сшиб наземь Хомяка, спрыгнул с коня.
    Придавил ему грудь коленом и стиснул горло.
    — Кто ты, мошенник? — спросил князь.
    — А ты кто? — отвечал опричник, хрипя и сверкая глазами.
    Князь приставил ему пистолетное дуло ко лбу.
    — Отвечай, окаянный! Застрелю!
    — Я тебе первый кровь пущу! — зло сплюнул Хомяк, не показывая боязни.
    Курок пистоли щелкнул, но кремень осекся, и опричник остался жив.
    Князь посмотрел вокруг себя. Несколько опричников лежали на земле, других вязали княжеские люди.
    — Скрутите и этого! — сказал князь, поднимаясь.
    — Смотри, батюшка! — Михеич показал пук тонких и крепких веревок с петлями на конце. — Какие они удавки возят с собою!
    Тут ратники подвели к князю двух лошадей, на которых сидели два человека, связанные и прикрученные к седлам.
    Один — старик с седой головой и длинной бородой, другой — черноглазый молодец, лет тридцати.
    — Что за люди? — спросил князь.
    — Нашли за огородами, и охрана приставлена.
    — Отвяжите их!
    Освобожденные пленники, потягивая онемелые руки, остались посмотреть, что будет с побежденными.
    — Слушайте, кромешники! — князь подошел к связанным опричникам. — Говорите, кто вы такие?
    — Что, у тебя глаза лопнули, что ли? — отвечал один из них, кивая на метлу и собачью голову, притороченные к седлу. — Известно кто! Царские люди!
    — Как вы смеете называться царскими людьми? — вскричал Серебряный. — Говорите правду!
    — Да ты, видно, с неба свалился, — сказал с усмешкой Хомяк, — что никогда опричников не видал!
    — Вот что, — наклонился князь к нему.-/Если не скажешь, кто ты, как Бог свят, велю тебя повесить!
    Тот гордо выпрямился.
    — Я — Матвей Хомяк! — отвечал он бесстрашно. — Стремянный Григория Лукьяновича Скуратова-Бельского. Служу верно моему господину и царю нашему… Может, ты и про Малюту Скуратова не слыхал? — Он усмехнулся. — А теперь скажи и ты, как тебя называть, величать, каким именем помянуть, когда мы тебе шею свернем?
    Князь взорвался.
    — Ты!.. Ты на царя клеветать?!.. Всех повесить! — приказал он ратникам.
    Те стали быстро накидывать опричникам петли на шеи.
    Тут младший из двоих, которых князь велел отвязать от седел, подошел к нему.
    — Слышь, боярин, не вели вешать этих чертей, отпусти их. И этого беса, Хомяка, отпусти. Не их жаль, а тебя, боярин.
    Князь с удивлением посмотрел на незнакомца.
    — Ты-то зачем за них вступаешься? — спросил Серебряный.
    — Конечно, боярин, кабы не ты, висеть бы нам вместо их! А то и с живых кожу содрали бы! И все же поверь мне — отпусти их, жалеть не будешь. — Черные глаза глядели твердо и проницательно. — Ты, видно, давно на Москве не бывал, а там теперь не то, что прежде, не те времена.
    Князя, вероятно, не убедил бы незнакомец, но гнев его успел простыть.
    — Скрутите их покрепче и отведите к ближнему старосте! — приказал Серебряный старшему ратнику с товарищами. — Пусть он предаст их правосудию!.. А нас на царской дороге нагоните! — добавил он.
    — Власть твоя, — сказал незнакомец. — Только староста их тут же развяжет.
    Михеич слушал все молча, почесывая за ухом.
    — Батюшка боярин, — сказал он, — Уж коли ты их от петли помиловал, то дозволь, перед отправкой-то, влепить им по полсотенке плетей, чтоб вперед помнили, тетка их подкурятина!
    Молчание князя было принято за согласие.
    Несмотря ни на угрозы, ни набешенство Хомяка, ратники приступили к делу. Стянув со связанных пленников порты и уложив на землю, дружно начали всыпать им горяченьких.
    Лежащий возле церкви жених Митька очухался. Он мотал большой башкой, вытирая рукавом натекшую на глаза кровь. Поднялся на ноги. Покачиваясь, утвердился, оглядел все вокруг.
    Из раскрытых ворот сарая донесся стон. Митька, пошатываясь, пошел к воротам сарая.
    Невеста лежала с задранным подолом у повозки. Белели ее полные ноги.
    Митька стоял в проеме ворот, вглядывался в полутьму.
    Невеста его, открыв глаза, глядела на него не узнавая. Вдруг тихо заскулила:
    — Дяденьки, отпустите!.. Больно!
    Митька, открыв рот, испуганно смотрел на нее.
    — Что ты? Это ж я, Митька… Ты что? — он подошел к невесте, стал гладить волосы.
    Глаза ее стали более осмысленными. Она отшатнулась и завыла громко.
    — Уйди-и!.. У-у-у!
    Широкая, ободранная рожа Митьки сморщилась, и он осел наземь.
    Порка подошла к концу.
    — Это самое питательное дело, — сказал Михеич, подходя с довольным видом к князю. — Оно вроде и безобидно, а все ж памятно будет.
    Ратники привязывали осилами одного к другому опричников.
    — Как приеду на Москву, обо всем доложу царю! — пообещал Серебряный, садясь в седло.
    — Боярин, — вновь подошел к нему черноглазый незнакомец. — Уж если ты едешь с одним стремянным, то дозволь и мне с товарищем к тебе примкнуться. Вместе все веселее будет!
    Князь не возражал. Тучи надвинулись на солнце. Никита Серебряный с Михеичем и новыми товарищами поскакал дальше. Кони в опор несли седоков…
    Елена медленно шла вдоль частокола, за которым виднелся сад. Послышался стук копыт, и перед ней снова очутился князь Вяземский.
    — Я ведь своего добьюсь, Елена, попомни мои слова! — соскочил он с седла. — Я ведь, Елена, страшен! Хочешь, прямо сейчас увезу? Без церкви, без венца!
    — Не губи меня, князь! — перепугалась Елена. — Легко обижать сироту!
    — Я теперь не князь, я кровавый бес, опричник!.. Я меч царев! — темнея зрачками, надвигался на нее Вяземский. — Я — проклятие, сошедшее с небес! Мне остановить себя — умереть!
    — Ты в себе ли, Афанасий Иваныч?
    — Думаешь, я помешался?… Мне нечем жить, не для чего жить мне, Елена, без тебя!
    Она отшатнулась, попятилась вдоль забора. Обронив с головы ленту, провалилась спиною в чью-то незапертую калитку.
    Захлопнула калитку и задвинула дубовый брус засова.
    — Елена! — Вяземский обрушился на дверь. — Елена! Его опричники, набравшись храбрости, взяли Вяземского за плечи.
    Один хотел поднять с земли ленту Елены.
    — Не смей! — зверея от гнева, Вяземский поднял плеть. — Холоп!
    Удар пришелся по лицу. Опричника шатнуло, он едва устоял на ногах. В беспамятстве князь еще и еще перекрестил его плетью.
    Опричники подхватили избитого под руки, уводя от греха.
    — Меня?… Меня-то за что?! — размазывая по роже кровь, выкрикивал холоп.
    Подняв ленту, князь снова забарабанил в дверь.
    — Елена! — в голосе его были и мольба, и ярость, — Отвори, Елена!
    Из глубины сада послышался хриплый лай сторожевых псов.
    — Прочь! Пошли прочь! — раздался голос — Собаками затравлю!
    Охваченная ужасом, Елена едва держалась на ногах.
    — Не откроешь? — страшно, почти срывая голос, прокричал Вяземский. — Не откроешь, Елена? Ну, так знай! Государь Иван Васильевич обещал сам посватать меня к тебе!.. Жди теперь, Елена, царских сватов! Завтра же, с утра жди!
    Почти разорвав удилами губы коня, Вяземский рванул с места, безжалостно увеча стременем бока скакуна.
    Перед Еленой, прислонившейся спиной к запертой на засов калитке, стоял боярин Морозов. Дородный, седоволосый, Дружина Андреевич смотрел на нее из-под нависших бровей.
    — Как ты очутилась тут, у меня в саду, Елена Дмитриевна? — спросил он строго.
    — Позор!.. Стыд!.. Господи, какой стыд! — губы Елены не слушались.
    — Так это к тебе грозился князь Вяземский заслать царских сватов?
    Елена стояла, вздрагивая, на губах ни кровинки.
    — Никогда! Нет и нет!.. Нет!
    — Он тебя приневолить хочет? — глаза Морозова потемнели. — Эк оно пакостливо! Пойдем в мой дом, дитятко, я тебя в обиду не дам!
    Приобняв, он повел Елену через темнеющий сад.
    — Эй, нечесаный! — поднявшись на стременах, закричал из-за забора опричник. — Припас на себя веревку?
    — Больно зажился, старый сыч! — крикнул другой.
    Но боярин не обратил внимания на их ругательства. Он откинул свою седую и очень длинную гриву волос — знак царевой опалы — и повел Елену к себе в терем.
    В горнице Елена присела на край лавки, выпрямилась. Боярин смотрел на нее с участием.
    –. Да-а… — с глубокой горечью протянул он. — Царским сватам не откажешь — могут и на веревку посадить.
    — Что это? — подняла голову Елена.
    — И вымолвить — страх, какую они теперь муку придумали, кромешники! Самому Малюте на зависть… Натянут веревку промеж столбов, а на нее — девушку верхом… И возят, несчастную, за ноги, пока кровью не изойдет. — Морозов вздохнул, отвернулся.
    В глазах Елены полыхал ужас Сжав виски, она прошептала:
    — Значит мне одно остается — в омут головой. Морозов повернулся к ней.
    — Полно, дитятко, люди знают, что из-за тебя Вяземский и пошел в опричники, погубил душу свою. Правда ли ты его так не любишь? Ведь в силе и красоте ему не откажешь!.. А сердце девичье — воск! Стерпится — слюбится.
    — Никогда! — Глаза Елены наполнились слезами. — Скорее сойду в могилу! Я перед иконой поклялась, — прошептала она.
    Боярин смотрел на нее проницательным взглядом.
    — Елена Дмитриевна, — сказал он, помолчав. — Есть средство спасти тебя. Послушай. Я стар, но еще крепок. Я люблю тебя, как дочь свою… Я был в дружбе с твоими покойными родителями. Поразмысли, Елена, согласна ли ты выйти за меня?
    Елена увидела рядом красивое, с чуть сведенными бровями, серьезное лицо боярина Морозова. Слезы навернулись у нее на глазах. Закрыв лицо руками, она склонила голову.
    — Подумай хорошенько, — продолжал Морозов. — Нынче же и обвенчаемся в моей домовой церкви. Завтра будет поздно!
    Поздним вечером жарко горели свечи в домовой церкви. Перед богатым иконостасом стоял священник.
    Напротив него — Елена в подвенечном платье и рядом с ней, осанисто выпрямившийся, боярин Морозов.
    — Отвечай, раб божий Дружина, — торжественнее вопрошает священник, — согласен ли ты взять в жены рабу божью Елену?
    — Согласен, — ответил Морозов.
    — Венчается раба божья Елена рабу божьему Дружине!.. Отвечай, раба божья Елена, — согласна ли ты взять в мужья раба божьего Дружину?
    — Согласна, — прошептала Елена, стоящая со склоненной головой.
    Священник перекрестил их, надел им на пальцы обручальные кольца, провозгласил:
    — Целуйтесь!
    Елена, побледнев, со страхом взглянула на своего мужа. Тот склонился к ее губам, нежно поцеловал.
    После венчания Елену проводили на ее половину просторного боярского дома. Отныне ей предстояло жить в этих богатых хоромах.
    В большой светлице по лавкам были грудами навалены женские наряды. Высокая роскошная кровать занимала чуть ли не половину помещения. Вокруг Елены, безучастно стоявшей посреди опочивальни, крутились сенные девушки, Паша и Дуняша. Они наряжали боярыню. Озорная Паша без умолку тараторила:
    — То ли еще будет, боярыня!.. Эти-то наряды, пока ты венчалась, привезли. Наш Дружина Андреич хотя и крут маленько, а на подарки уж как горазд! — Дуняша подала ей богатый кокошник с жемчужными наклонами. Паша приложила его к голове Елены. — Ой чудо, боярыня! Помереть можно за такой кокошник! А уж как личит он боярыне!
    — Подарю тебе такой, Пашенька, когда выйдешь замуж, — сказала грустная Елена, и слезы покатились из ее глаз.
    — Ну, ну, боярыня! — снова зачастила Паша. — Я, чай, все невесты плачут под первую-то ночь, й все ж не надо огорчать нашего боярина.
    — Будет с меня примерять, девушки, — сдерживая слезы, сказала Елена. — Битый час наряжаете.
    — А чтоб Дружина Андреич язык проглотил, когда ты сойдешь к ужину!.. Дуняш, к этим сапожкам нужен другой летник! Подай вон тот. — Дуняша поднесла к ним платье с широкими кисейными рукавами и алмазные зарукавники к нему. Паша, быстро разув Елену и оставив ее в одних только сафьяновых сапожках, блестящих золотой нашивкой, стала надевать на нее нижнюю рубашку, приговаривая:- А какие грудки у нашей боярыни!.. А ноженьки! Ну, чистый сахар! Глянь, Дуняша! Я, чай, на всей Москве таких не сыскать!
    Как ни горько было Елене сейчас, но она, польщенная, зарделась.
    — Полно, Пашенька, стыд какой!
    — И какой стыд, когда чистая правда, боярыня! — продолжала свое Паша, одновременно одевая Елену. — Вот уж повезло нашему боярину на старости лет!.. Только ты не думай, боярыня, что он и впрямь такой старый. Он еще и другого молодого за пояс заткнет! Ты бы его в бане поглядела — богатырь, право слово, богатырь! А уж как ловок на нашу сестру! Пока мы его парим да ополаскиваем, он, почитай, нас всех перещупает! — она быстро захлопнула ладонью рот, но глаза ее озорно смеялись.
    — Паша! — нахмурилась Елена.
    — Ну, что плетет?… Что плетет! — всплеснула руками Дуняша. — Не верь ей, боярыня!
    — Прости, боярыня! Пошутила я, — поклонилась Елене Паша и, повернувшись к кровати, сказала:- А уж какое чудо — постель! Век бы с такой постели не слезала!
    Оглядела постель и Дуняша.
    — Я, чай, боязно на такую постель и всходить, — сказала она.
    — А на овин тебе не боязно с нашим ключником! — засмеялась Паша.
    — И что плетет!.. Что плетет! — снова всплеснула руками Дуняша.
    Дверь открылась, и в светлицу ступил Морозов. Он чуть повел глазами, и обе девки, кланяясь ему на ходу, быстро убежали.
    Дружина Андреевич подошел к Елене, взял ее за обе руки, приблизил к себе.
    — Здравствуй, моя жена перед людьми и Богом! — торжественно выговорил он. — Пусть теперь попробует кто-нибудь обидеть тебя!
    — Спасибо, Дружина Андреич, — вздохнув, сказали Елена.
    — Но и ты поклянись тоже. Клянись, что не обесчестишь ты седой головы моей!
    — Клянусь, — прошептала Елена.
    Морозов рывком обнял ее, жадно и страстно приник к ее губам. Елена, простонав, с трудом освободила губы. Задыхаясь, жалобно попросила:
    — Дружина Андреич, молю тебя, повремени немного… Дай мне привыкнуть.
    Морозов нахмурился, но быстро превозмог себя, улыбнулся.
    — Так и быть, немного повременю, — ласково провел рукой по ее голове. — Я понимаю тебя.

    Четверо всадников ехали лесом. Серебряный и Михеич впереди, а их новые товарищи чуть поотстав от них. Один из спутников затянул песню, другой стал подтягивать.
    Михеич подъехал к князю.
    — Боярин, — сказал он. — Я слышал, как эти двое промеж себя поговаривали… черт знает, — все, кажись, по-русски, а ничего понять нельзя. Опасаюсь, уж не лихие ли люди?
    — Да, я, чай, уже недалеко до Москвы! — отвечал князь.
    — Эх, батюшка, я понимаю — одно у тебя на уме. Оно, конечно, Елена Дмитриевна славная девица, а и шею-то торопиться в хомут совать в твои годы…
    Пронзительный свист прервал Михеича.
    — Берегись, боярин! — закричал он.
    Сильный удар обрушился на князя, свалил его с седла.
    Из-за кривого дуба выпрыгнули несколько человек. Двое схватили Серебряного, двое других навалились на Михеича.
    — Вот мошенники! Ведь подвели же, окаянные! — завопил Михеич.
    — Кто такие? — спросил грубый голос
    — Бабушкино веретено в дедушкином лапте, — ответил старший из спутников князя.
    — Не тряси яблони! — сказал черноглазый и выехал вперед.
    Руки нападавших тотчас отпустили схваченых, и неизвестные люди исчезли за кривым дубом.
    — Что ж, боярин, — сказал молодой, помогая князю подняться. — Говорил я тебе, что вчетвером веселее!
    — Уж такое веселье, тетка твоя подкурятина! — в сердцах заметил Михеич.
    — Теперь только до мельницы добраться — там и ночлег, и корм лошадям найдешь, — продолжал, подсаживая князя в седло, молодой. — Дотудова дай тебя проводить, а там и простимся.
    Четверо всадников тронулись дальше. Михеич снова склонился к Серебряному.
    — И угораздило же их, окаянных, тащить нас на мельницу.
    — Да что тебе там, худо что ли?
    — Худо, что там мельник.
    — Что ж с того, что он мельник?
    — Как что?… Разве ты не знаешь, князь, что нет мельника, которому бы нечистый не приходился сродни? Али ты думаешь, он сумеет без нечистого плотину насыпать? Да черта с два!
    — Слыхал я про это, — ответил князь, — Да только теперь не время разбирать, бери, что Бог послал.
    Вскоре они добрались до места. Месяц взошел на небо. Развалившаяся мельница и шумящее колесо были озарены его блеском.
    Молодой строго наказывал старику-мельнику:
    — Чтоб боярин всем был доволен! Понял? И не морочь. Мы ведь друг друга знаем.
    Мельник, что-то ворча, повел приезжих в комору, стоявшую недалеко от мельницы.
    Серебряному помогли прилечь на мешки с мукой.
    Пока мельник разжигал лучину, спутники князя прощались с ним.
    Молодой поклонился Серебряному.
    — Не поминай лихом, боярин!.. И еще прими мой совет: никому на Москве не хвались, что отодрал, как Сидорову козу, слугу Малюты Скуратова.
    — Спасибо за услугу! А если когда встретимся, не забуду я, что долг платежом красен, — сказал Серебряный.
    — Не тебе, а нам помнить услугу, князь. С того света вытащил, — поклонился Серебряному старший.
    — Прощайте, молодцы! Может, имя свое скажете?
    — У нас имя не одно, — отвечал молодой. — Вот я покамест, Ванюха Перстень, а там, может, и другой прозвание найдется.
    — А где ж отыскать вас, не ровен час? — спросил Михеич.
    — Спроси у ветра, — усмехнулся Перстень.
    — Тьфу, тетка твоя подкурятина! Что за народа! Словно вьюны какие.
    — Ладно, старичина, — отвечал Перстень, удаляясь. — Если за чем понадобимся, приходи к тому кривому дубу!.. А не найдешь меня там — спроси у мельника. Он скажет, как отыскать Ванюху Перстня!
    Они вышли.
    — Уж больно увертливы, — покачал головой Михеич. — Да и народ-то плечистый, не хуже Хомяка. А как; ты думаешь, боярин, что за человек этот Матвей Хомяк?
    — Я думаю, разбойник, — отвечал Серебряный, засыпая.
    — И я то же думаю. А этот Ванюха Перстень?
    — Я думаю, тоже разбойник.
    — И я так думаю, — зевнул Михеич. — А тебе как покажется, боярин, который разбойник будет почище, Хомяк или Перстень?
    Серебряный не ответил. Измученный скачкой, он сразу уснул, как убитый.
    Вдруг раздался конский топот, и повелительный голос закричал под самой мельницей:
    — Эй, колдун!
    Видно, новый приезжий не привык дожидаться.
    — Эй, колдун, выходи, не то в куски изрублю! — закричал он еще громче.
    — Тише, князь, тише, — мельник уже спешил к гостю.
    Михеич увидел через щель коморы, как приезжий привязывал лошадь к дереву. Оглянувшись на князя, тихо пошел к выходу.
    — Колдун, помоги мне! — зарыдал вдруг князь и повалился подошедшему мельнику в ноги. — Озолочу! Пойду в кабалу к тебе!
    Мельник отшатнулся в страхе.
    — Князь, боярин!.. Опомнись!
    — Помоги! — вскочив, Вяземский схватил мельника и стал трясти. — Одолела меня любовь, змея лютая!
    Мельник со страхом слушал князя. Он опасался его оуйного нрава.
    — Добро, князь! — старик оглянулся на мельничное колесо, освещенное месяцем. — Что увижу, то и скажу, — пообещал он дрожащим голосом.
    Укрывшись за кустами, Михеич в испуге следил за происходящим.
    Мельник и князь подошли к мельничному колесу. Все было тихо. Только колесо продолжало шуметь и вертеться. Сова завывала порой в гуще леса.
    — А есть ли у тебя, боярин, какая вещица от нее? — спросил старик.
    — Вот.
    Князь показал голубую ленту.
    — Брось под колесо! Князь бросил.
    Старик прилег к земле и стал шептать какие-то слова. Князь смотрел под колесо.
    Вода как будто меняла оттенки, то искрилась, то снова темнела.
    — Что видишь, князь? — спросил старик.
    — Вижу… будто жемчуг сыплется.
    — Будешь ты богат, князь, всех на Руси богаче! — Вяземский только вздохнул с безразличием. — Смотри еще!
    — Вижу сабли… Трутся одна о другую, крест на крест!
    — Будут тебя все как огня боятся!
    Вяземский усмехнулся.
    — Меня и так все боятся, — сказал он. — Теперь вода помутилась. А вот стала краснеть. Что это значит?
    Мельник молчал.
    — Что это значит, старик?
    — Довольно, князь, долго смотреть не годится, пойдем!
    — Словно кровь брызжет! — Казалось, князь сам понял свое видение. — Мне больно!.. — застонал он. — Ох, больно!
    Мельник хотел оттащить князя.
    — Пойдем, князь, будет с тебя!
    — Постой! — Вяземский оттолкнул мельника. — Постой. Вижу ее!.. Ее!
    — Одну?
    — Нет, не одну! Их двое… С ней русый молодец только лица не видно… Они целуются! Анафема! Будь ты проклят, колдун, будь проклят, проклят!
    Мельник опустил глаза и молчал.
    — Что ты меня морочишь? — поднявшись, князь топнул ногой. — Лучше бы тебе на свет не родиться, леший. Еще не выдумано, не придумано такой казни, какую я найду тебе!
    Князь бросил мельнику горсть денег, оторвал от дерева узду своего коня, вскочил в седло, и застучали по лесу конские копыта.
    Михеич вернулся в комору, подошел к Серебряному.
    — Вставай, княже! — тронул спящего стремянный.-: Не впору нам тут оставаться.
    Князь открыл глаза.
    — Ты что?
    . — Плохо дело! Я говорил — нечистый родня этому мельнику, — зашептал он. — Гость сюда приезжал тайный… Чего-то шабашили под водяным колесом. Надо ехать, батюшка!

    Где-то в дальнем болоте кричал дергач. Лес наполнился туманом. Близился рассвет. Солнце клонилось к закату. Два всадника показались на берегу Москва-реки.
    Купола церквей, колокольни отражались в воде.
    Впереди, возле уличной рогатины, толпились люди. Их вороные кони в черной сбруе стояли рядом. К каждому седлу было привязано по метле и собачьей голове.
    — Михеич, — позвал Серебряный. — Видишь?
    — Вижу, князь. Заварили мы кашу.
    Серебряный нахмурился.
    — Поди, открой рогатину!
    — Эй, добрые люди, господа честные! — закричал Михеич, подъезжая к опричникам. — Отомкните рогатку!
    — Кто такие?
    — Не боись, свои! Православные! — отвечал Михеич.
    — А мы уж в штаны наложили со страху. Ух! Прямо черт с хвостом! И откуда такой взялся?
    — Мы с моим боярином из литовской земли едем!
    — Не брешешь? Продай коня!
    — Что ты? В уме ли?
    — А конь-то, видать, краденый! — подошел еще один из опричников. — Так и есть, гляди! — ткнул он концом плети. — Не клейменый конь! Без тавра!.. Слазь с коня-то!
    — Да?! А это видёл? — забыл осторожность Михеич. — Молокосос!
    — Чего?! А ну, долой с коня, старый пес!.. В плети его!
    — Назад! — подскакал Серебряный к опричникам. — Кто хоть пальцем тронет — голову развалю! — схватился он за саблю.
    Опричники, привыкшие к безнаказанности, на секунду удивились.
    Потом, загалдев, тоже рванули сабли.
    И не сдобровать бы молодому князю, если бы в это время не послышался вблизи голос, поющий псалом, и не остановил опричников как будто волшебством. Все оглянулись в сторону, откуда раздался голос.
    По улице шел человек лет сорока, в одной полотняной рубахе. На груди его звенели железные кресты и вериги, а в руках были деревянные четки. Это был Вася.
    — Блажен муж иже не иде на совет нечестивых!.. — пел он.
    Увидев Серебряного, блаженный прервал свое пение, подошел к нему.
    — Ты, ты, — сказал он. — Зачем ты здесь между нами!.. Микитка, Микитка! — покачал он головой. — Куда ты заехал?
    — Разве ты знаешь меня, божий человек? — удивился Серебряный.
    — Ты мне брат! — ответил юродивый. — Я сразу узнал тебя. Ты такой же блаженный, как и я. И ума у тебя не боле мово, а то бы сюда не приехал. Я все твое сердце вижу. У тебя там чисто, чисто, одна голая правда. Мы с тобой оба юродивые! А эти, — продолжал он, указывая на вооруженную толпу, — эти нам не родня! У-у-у!
    — Вася, — сказал молоденький опричник. — Не хочешь ли чего? Может, тебе денег дать?
    — Нет, нет, нет! — отвечал блаженный. — От тебя ничего не хочу!.. От Дружинки возьму, этот наш! Этот праведник! Вона он, — юродивый указал на большой дом, из ворот которого в это время вышел Морозов. — Только голова у него непоклонная! У, какая непоклонная! А скоро, поклонится, скоро поклонится, да уж и не подымется! — Вася пошел в сторону Морозова, затянув опять свой псалом.
    Опричники почтительно освободили дорогу, расступились перед блаженным.
    — Князь, — окликнул Серебряного Морозов, — здравствуй, князь!
    Радость осветила лицо Серебряного. Он поехал навстречу Морозову.
    — Здравствуй, боярин, Дружина Андреевич!
    — Признал? А то многие меня теперь и признавать перестали, — сказал Морозов, широко отворяя ворота. — Прошу пожаловать в дом.
    Слуги боярина, радушно кланяясь, встречали гостей. Юродивый скрылся в глубине сада, продолжая петь псалом, а хозяин повел гостя по дорожке среди тенистых лип.
    — А блаженный-то наш, Василий, подлинно божий человек, — сказал Морозов. — Не тебя одного он по имени угадал. Он всякого словно насквозь видит. Его и царь боится!.. Побольше бы таких святых людей, так и не померк бы огонь духовный!..
    Они вошли в дом. Морозов усадил князя на дубовую лавку.
    — А ведь помню я тебя, Никитушка, когда ты еще босиком бегал!.. Эй, кто там! — крикнул он. Выглянула сенная девка. — Скажи жене, что у нас гость дорогой, князь Никита Романыч-Серебряный, чтоб сошла попотчевать. — Морозов тоже присел. — Спасибо, Никитушка, что зашел, не обидел старика опального! — Он указал на свои длинные волосы.
    — Вижу, боярин, и глазам своим не верю! Ты — и под опалою!
    Морозов вздохнул.
    В своей светелке Елена бросилась к Паше, своей сенной девушке. Потом скинула кокошник, запястья, голубой летник. Замоталась, запуталась в рубахе.
    — Пашенька, Пашенька, дай самое что ни есть лучшее! — попросила Елена. — И зеркало подай!
    — Да что с тобой, боярыня! — захохотала та. — Отчего ты вдруг так мельтешишься?
    — Не вдруг, Пашенька, не вдруг!
    — А-а, боярыня, кажись, я угадала! — лукаво посмотрела девушка, — Я хоть и краешком глаза, а разглядела его.
    — Кого?
    — Да гостя нашего. Как его?… Князя Серебряного. Вот уж и впрямь серебряный, а может и золотой! Уж так пригож, так пригож! Я перед таким ни в жисть бы не устояла!
    — Замолчи! — ревниво оборвала ее Елена, распустила волосы. — Лучше заплети мне косу.
    — Что ты, боярыня!
    — Заплети, Пашенька!
    — Боже сохрани! Заплести тебе косу по-девичьи! Грех какой! Я этого на душу не возьму! Нет, боярыня, тебе теперь всю жисть кокошник носить! — тараторила девка, подавая кокошник с жемчужными наклонами.
    Князь Серебряный и боярин Морозов говорили о своем.
    Лицо Морозова было мрачно.
    — Ох, и трудное настало время, Никита Романович. Прогневали мы, видно, Бога! — вздохнул боярин. — Начал вдруг наш государь Иван Васильевич всех подозревать. Начал толковать про измены, про заговоры… А той зимой созвал он земский собор — бояр, духовенство. Стукнул посохом и объявил: Я царь и государь всея Руси по Божьему велению, а не по мятежному человеческому хотению. Царь-де может делать все, что захочет, и чтобы ни от митрополита, ни от властей не было ему впредь никакой докуки. И для того, мол, завожу себе опасную стражу, опричных людей любого звания, хоть бы и самого низкого. Будут они опорой моей власти… Беру их на свой особый обиход, даю им землю и жалованье. С того дня и пошло! Набрал он опричную братию, а сам принял звание игумена. И стал защищать свое самодержавство. Бить направо и налево… По одному только слову ложного доноса отправляют невинного человека в застенок, к Малюте, на страшные пытки… А потом, одна за другой казни. И кого же казнят?… Лучших людей! Что день'.- то кровь. Боль выразилась на лице Серебряного.
    — Боярин! — встал он с места. — Если бы мне кто другой сказал это, я назвал бы его клеветником!
    — Никита Романыч, стар я клеветать, и на кого? На царя нашего?
    — Прости, боярин. Может, в этом не царь виноват, а; наушники его? Может, обошли царя?
    — Ох, князь! — Морозов впервые улыбнулся. — Видать, сатана нашептывает… Выпросил у Бога светлую Россию, сатана, да и омывает кровью мученической.
    Серебряный перекрестился.
    — Что ты, боярин? Разве царь не от Бога?
    — Вестимо, от Бога. — Морозов тяжко вздохнул. — Временами государь наш как будто приходит в себя. И кается, и молится, и плачет, приказывает панихиды по убитым… Потом напоит свою братию, начнет плясать. В другой раз велел изрубить слона.
    Какого слона? — удивился Серебряный.
    — Ему в подарок прислали из Персии, от шаха. А слон не захотел встать перед ним на колени — казнили и слона.
    Серебряный нахмурился.

    Елена была почти готова.
    — Хватит укручивать, Пашенька, — торопила она. — Будет с меня!
    Девушка надела ей на голову жемчужный кокошник.
    — Так-то лучше, боярыня. Ни дать ни взять святая икона в окладе! А то с распущенными-то волосами, ну прямо русалка лесная!
    — А ты боишься русалок, Пашенька?
    — Как их не бояться? Приманят и защекотят до смерти, или любовью иссушат. Одного сама знаю — жену, детей бросил. Только раз увидел русалку, а так тосковал, что вскоре и помер.
    Елена посмотрела на нее.
    — Пашенька, — сказала она, помолчав. — А в Литве есть русалки?
    — В Литве-то?… Там русалок гибель, — тараторила девушка. — Там их самая родина.
    Морозов и его гость сидели в глубокой задумчивости…
    Серебряный поднял голову.
    — Как же вы согласились на это? — сказал он. — Смотрите, как Русь гибнет, и молчите?
    — Я-то, князь, не молчал, — отвечал Морозов с достоинством. — Оттого и хожу под опалой. А при царе кто теперь? Все подлые страдники, холуи, бери хоть любого: Басмановы, отец и сын, уж не знаю, который будет гнуснее!.. Малюта Скуратов. Этот — мясник, зверь, весь кровью забрызган… Васька Грязной — ему любое паскудное дело нипочем! Бориска Годунов — тот отца и мать продаст, да еще и детей даст впридачу, лишь бы повыше взобраться… Один только и есть там высокого рода, князь Афанасий Вяземский. Опозорил он и себя, и нас всех, окаянный! Ну да что про него!
    Морозов махнул рукой.
    Скрипнула дверь. Тихо и плавно вошла Елена с подносом в руках. На подносе были кубки с винами.
    Серебряный встал. Он увидел жемчужный кокошник и побледнел.
    — Князь, — сказал Морозов. — Это моя хозяйка, Елена Дмитриевна! Люби и жалуй ее!
    Елена, не поднимая глаз, низко поклонилась Серебряному. Князь ответил поклоном и осушил кубок.
    Елена не взглянула на Серебряного. Длинные ресницы ее были опущены. Только руки дрожали, и кубки на подносе позванивали.
    — Будь веселее, Оленушка! — сказал Морозов. — Улыбнись скорей! Никита Романыч нам, почитай, родной. Его отец и я были словно братья, значит и жена моя ему не чужая. Да и то сказать, вы и росли вместе!
    Елена стояла, не в силах поднять глаз.
    — Прости, боярин, надо спешить, — засобирался вдруг Серебряный, — Я еще и дома не был, а завтра мне чуть свет к царю.
    — Что ты, князь? Теперь уж смерклось, а тебе с лишком сто верст ехать!
    — Как? Разве царь не в Кремле? ~
    — Нет, князь. Прогневали мы Господа. Бросил нас государь, уехал жить в Александрову Слободу.
    — Коли так, тем паче надо спешить!
    — Не езди, князь, в слободу! Видит Бог, не снести тебе головы! — Морозов посмотрел на князя с грустным участием;1- Слыхал я про твои подвиги в литовской земле. Бился ты храбро, а вот в остальном… Слишком ты прям и в делах, и в словах. — Серебряный смутился. — Сейчас такие не в чести. Попадешь под гнев царский и пропал ты, князь. С головой пропал. Не езди.
    — Что будет, то будет! — ответил Серебряный, вставая.
    Ноги под Еленой подкосились, и она опустилась на скамью.
    — Что с тобой, Елена? — склонился над ней Морозов.
    — Я нездорова, — пролепетала она. Морозов посмотрел на жену.
    — Испугалась за князя, так и ноги не держат. Ступай, Елена, к себе! Отдохни.
    Обернувшись к Серебряному, Морозов пошел проводить его до коня.
    У ворот Михеич разговаривал со своим новым знакомым, слугою боярина.
    — …Ты мне вот что скажи, — шептал Михеич. — На кой ляд они эти метла да песьи головы к седлам приторачивают?…
    — А это значится — они так обозначают, — степенно ответил его собеседник.
    — Да что обозначают-то?
    — А это значится — они про Русь обозначают.
    — Тьфу!.. Ну, а что? Что обозначают?
    — Как что? Значится выметаем, мол, и грызем.
    — Ага. Понял. Как выметаем — не знаю, а грызут они лихо — сам видал.
    Морозов обнял у ворот князя.
    — Да будет над тобой благословение божие! — сказал он. — Вернешся невредим, навести меня.
    Ночь была ветреной и темной. Шумели в саду деревья.
    Проезжая вдоль частокола, Серебряный увидел, как мелькнуло белое платье Елены. Он остановил коня.
    — Князь, — позвала Елена негромко. — Сохрани тебя Бог ехать в слободу… Ты едешь на смерть!
    — Елена Дмитриевна! — в отчаянии произнес Серебряный. — Не в бреду ли я? Ты замужем!
    — Выслушай меня, Никита Романович, — прошептала она.
    — Нечего мне слушать, я все понял! — голос князя зазвенел. — Не трать речей понапрасну! Прости, боярыня!
    Он рванул коня на дыбы, поворачивая его.
    — Никита Романыч! — вскричала Елена. — Молю тебя Христом Богом и Пречистою Его Матерью, выслушай меня! Убей меня после, но сперва выслушай!
    Серебряный остановился.
    — Я тебе все объясню. У меня не было спасения!.. В одном виновата — не достало сил наложить на себя руки, чем выйти за другого. Ты не можешь меня любить, князь… Но обещай, что не проклянешь меня, что простишь вину мою.
    Князь слушал, нахмуря брови, молчал.
    — Никита Романыч, — боязливо попросила Елена, — ради Христа, вымолви хоть словечко!
    Князь взглянул в ее, полные страха и отчаяния, глаза.
    — Боярыня, — помолчав, сказал он, и голос его дрогнул, — видно, на то была воля Божья. Я не могу… Я не кляну тебя — нет — не кляну. Видит Бог, я… Я по-прежнему люблю тебя!
    Елена вскрикнула и взлетела на дерновую скамью, примыкавшую к частоколу с ее стороны. Князь приподнялся на стременах, схватившись за колья ограды. Уста их соединились. Долго длился их поцелуй. Князь чувствовал, что он теряет решительность.
    — Прости, Елена, не сулил мне Бог счастья, не мне ты досталась. Прости, я должен ехать.
    — Князь, они тебя замучат! — зарыдала Елена. — Что ж, теперь и мне достанет сил извести себя… Видит Бог, я не переживу тебя, Никита Романыч!
    — Мне нельзя не ехать, — сказал князь решительно, хоть сердце его надрывалось. — Не могу хорониться один от царя моего, когда лучшие люди гибнут. Прости, Елена. Бог милостив, авось мы еще увидимся!
    Не найдя в доме Елены, Морозов спустился с крыльца в сад. До него донеслись невнятные голоса.
    Он свернул во тьму липовой аллеи, идущей вдоль ограды. Услышал плач Елены. Она что-то говорила, но шум ветра в высоких липах мешал разобрать слова. Он подошел ближе, и в темноте обозначилось белое платье его жены, стоящей на дерновой скамье. Морозов шагнул еще, и то, что он услышал, заставило его окаменеть.
    — …Я люблю тебя больше жизни!.. — звучал сквозь рыдания страстный голос Елены. — Больше свету божьего! Я никого, кроме тебя, не люблю и любить не буду!
    Оглушенный Морозов стоял, прислонившись спиной к липе. Мимо него быстро прошла заплаканная Елена, не заметив мужа. За оградой раздался топот коня.
    Опомнившись, Морозов вскочил на скамью.
    Во тьме таял смутный силуэт всадника.
    — Кто же это? — мучительно морщась, прошептал боярин. — Афонька Вяземский?… Федька Басманов?… Нет, не может быть!
    В своей светлице боярыня готовилась раздеться, но склонила голову на плечо и забылась.
    Поднявшись по лестнице, Морозов, переодетый в ночное одеяние, остановился у дверного порога. Нависшие брови его были грозно сдвинуты. За дверью глухо возник крик и сдавленные рыдания Елены.
    Она срывала с себя одежду, швыряя кокошник, белую ферязь. Рванула, рассыпая, бусы.
    Боярин тихонько толкнул дверь и увидел, что она стояла нагая. Распущенные волосы упали ей на плечи, на спину.
    Бросившись на приготовленную ко сну постель, она повернула к двери голову и замерла. Вскрикнув, попыталась прикрыться.
    Увидев устремленные на него, полные страха, глаза Елены, Морозов постарался улыбнуться, чтобы жена пока не догадалась ни о чем.
    Он тихо закрыл дверь. Не отрывая взгляда от прелестей молодой жены, подошел к постели, хрипло сказал:
    — Я думаю, женушка… пора тебе и разделить со мной ложе.
    Он упал на Елену, крепко сжал ее в объятиях. Елена, не вымолвив и слова, покорно отдалась ему. Только горькие слезы обильно бежали по ее лицу.

    В Александровской Слободе еще не рассвело, а с колокольни церкви Божией Матери уже разносились радостные звуки благовеста.
    Это царь Иоанн с сыном, царевичем Иваном, звонили в колокола, созывая на утреннюю молитву.
    Из лестничной дыры показалась рыжая голова Малюты Скуратова. Отдуваясь, он поднялся наверх и присоединился к звонившим. Отзвонив, царь опустился с колокольни и вошел в церковь.
    В храме мерцали свечи. С десяток опричников — братия в монашеских скуфейках и черных рясах — пели стихиры.
    Царь Иван задавал тон.
    — Бог — Господь, и явися нам…
    Распевщики истово подхватывали песнопение. Особо радели Федор Басманов и Василий Грязной. Вяземский стал ближе к басам — Борису Годунову, Малюте Скуратову, Алексею Басманову.
    Лицо царя было приветливым, но проницательные глаза подмечали и опухшую с похмелья рожу Грязного и потухший взор Вяземского.
    Но и сам царь, Иван Васильевич, внешне разительно переменился за прошедшее время. Он постарел, щеки его как-то ввалились и одновременно обвисли. Орлиный нос стал круче, а на челе появились морщины. Цвет лица был нездоровый, а борода и усы повылезли, торчали отдельными волосками, клочьями. Сбылось пророчество блаженного Васи.
    Слова молитвы возносились под темный свод церковного купола.
    Владыко издали сделал царю поклон.
    Царь, опустившись на колени, стал истово класть земные поклоны.
    — Господи!.. Господи!.. Господи!
    Кровавые знаки, напечатленные на его высоком челе прежними земными поклонами, яснее обозначились от новых ударов об пол. Возводя очи к иконостасу, царь горячо упрашивал Бога:
    — Господи наш!.. Пусть будет тишина на Святой Руси! Господи, дай мне побороть измену и непокорство! Благослови меня окончить дело великого Поту… Сравнять сильных со слабыми, чтобы не было, Господи, на Руси одного выше другого… Чтобы все были в равенстве!.. И чтоб только я один, Господи, стоял над всеми, аки дуб во чистом поле!
    Он поднялся, подошел к Владыке и, смиренно сложив; руки, опустил взор.
    — Благослови нас, Владыко! — попросил Иоанн.
    В мантии, панагии и белом куколе, Владыко глядел на него, не шевелясь. И не дал царю благословение.
    — Твои нечестивцы невинную кровь проливают. Творят беззакония, бесчинствуют, — произнес он. — И ты губишь душу свою. Много в тебе нераскаянной злобы и ненависти.
    — Молчи, отец святой! — прервал Иоанн, сдерживая гнев. — Одно тебе говорю, только молчи. Молчи и благослови нас!
    — Молчание наше на душу грех налагает, — возразил Владыко. — Кровь пролитая взывает к небу.
    — Кто ты, Владыко, чтобы судить царя? — прошептал Иоанн.
    — Я пастырь стада Христова! Мое священное право печаловаться.
    — О ком печаловаться? — с досадой произнес Иоанн. — Боярство ищет мне зла, восстало на меня! Я думал найти в тебе опору, сподвижника, чтобы карать измену.
    — Только милость — опора царя! Всякая кара есть насилие.
    — А узда человеку?
    — Нужна не узда, а вера, не кнут, а милосердие, — отвечал Владыко.
    — Нужна власть! — строго сказал царь.
    — Только вера собирает народ!
    — И власть! Лишь несмысленные скоты, гады и птицы пребывают в безвластии! Человецы же в безвластии жить не могут и всякому властителю от, Бога дано право карать!
    — Человека нужно учить и миловать, а не карать! Наставлять советом, словом… Хлеб от крови не растет гуще! Ты даже можешь хотеть добра, может быть, ты и хочешь его… *
    — Владыко! Не прекословь, а благослови! Чтобы не постиг тебя гнев мой.
    — Нет! — отрезал Владыко.
    — Нам ли противишься? — царь усмехнулся, — Что ж, испытаем твердость твою! Видно, мягок я с вами!.. — глаза царя вспыхнули яростным, жутким огнем. — Отлучаю!!! Отлучаю от службы и от сана, аки недостойного благодати Божией!
    Владыко стоял, пошатываясь. Он не понимал еще толком, что произошло.
    Царь повернулся и вышел из церкви, кивнул на ходу приземистому рыжему «монаху» Малюте.
    Опричный хор продолжал распевы.
    Малюта Скуратов, скрывая глаза под черным шлыком, прошел мимо непокорного пастыря, низко поклонился ему и вышел вслед за царем. И все остальные опричники, отвешивая такие же поклоны Владыке, покинули церковь.
    Святой отец смотрел им вслед.
    Владыко, выйдя из церкви, приблизился к своей карете. Место кучера на ней занимал монах в черном. Капюшон его был опущен на глаза. Владыко с удивлением посмотрел на него. Тут же дверца кареты открылась и чья-то могучая рука втащила пастыря во внутрь.
    Монах в черном тронул коней. Владыко увидел, что в карете напротив него сидел Малюта.
    — Пожалуй в мои хоромы, Владыко! — сказал он. — Теперь я тебя начну причащать!
    — Не кощунствуй, раб! — строго ответил тот.
    Малюта усмехнулся, покачал головой.
    — Удивил ты царя, отче Филипп. Такого еще не бывало на Руси!

    Над лощинкой повис густой утренний туман.
    Ратники Серебряного, которые накануне отправляли к старосте связанных опричников, ехали едва видимые в сером тумане.
    Заблудившись, они тревожно переговаривались.
    — Дальше-то куда?… Так и будем лесами плутать?
    — Струхнули, вот и приблудили, — отозвался второй. — Надо бы по царской дороге ехать!
    — Нет уж! По царской — могли догнать! — поежился третий.
    — Не могли! Чай, не зря мы их пороли. С их задницами теперича на конь неделю не сядешь!
    — Да, братцы, как староста этому Хомяку в ноги повалился, да начал распутывать, я сразу скумекал, что надо деру!
    — Еще б тебе не скумекать. Ты ж его самолично: порол. Хомяк бы тебя первого на сук!
    — А что?… Если у этих опричников такая власть —. они ж нас и на Москве изловить могут!
    — Не-е, наш князь в обиду не даст. Все замолчали, задумались.
    — Эх! — снова заговорил один. — Сейчас бы щед пожирней, да печку погорячей!
    — И бабу повеселей! — добавил другой.
    — Дорога! — закричал передовой. — Дорога, торная! Радостно гомоня, ратники выехали на дорогу, двинулись по ней сквозь осевший несколько туман.
    — Ну, слава Богу! — перекрестился передовой. — Теперь живы!
    И тут послышался короткий свист. Оперенная стрела тонко дрожала, впившись в горло передового.
    Ратник с недоуменным выражением лица боком валился с коня.
    Татарский разъезд появился в рваных клочьях тумана.
    В остроконечных шапках, злые и подобранные, они оттягивали на скаку тугие тетивы луков.
    Их кони легко, как волки, вышедшие на добычу, бежали с холма, смыкая облавное кольцо.
    Ратники заметались. Еще несколько стрел просвистели в воздухе.
    Один бестолково рванул повод, конь его прыжком прянул в сторону, ударился в бег.
    Но татарский аркан упал ратнику на плечи, вырвав из седла, поволок по земле.
    На оставшегося на дороге набросились сразу двое.
    Обороняясь клинком от кривых татарских сабель, он ловко отбивал удары, раз и два, и три.
    Кони плясали, закидывая хрипящие морды, истекая пеной…
    Остервенясь, бросая коня вперед, ратник яростно рубился, пока над головой не просвистел аркан.
    Чудом не запутавшись в стремени, он вскочил на нога, обрубил аркан, бросился было к коню.
    Но тут же охнул, споткнулся — стрела попала в живот.
    Татарин, пленивший беглого, издал дикий горловой крик. Присев на кривых ногах, он выставил колено.
    — Здрасстуй, урусут!..
    Двое других завалили пленника спиной на колено, стали сгибать пополам.
    Позвонки хрустнули. Из черной глотки несчастного вырвался вопль.
    Зорко озираясь, татары стаскивали за ноги убитых, собирали добычу. Потом быстро поскакали прочь.
    Въехав на вершину бугра, Серебряный остановил коня.
    Вдали, в обрывках тумана исчезал среди пологих холмов татарский разъезд.
    — Татарва! По шапкам видать! — Михеич подъехал к Серебряному.
    Тут же несколько стрел просвистели в воздухе.
    Серебряный поднял скакуна, бросил его в галоп. Доскакав до места бойни, Серебряный и Михеич слезли с седел.
    — Наши мужики-то!.. — узнав своих людей, переглянувшись, смущенно отвели глаза.
    — Ободрали до нага! — шепнул Михеич. — Господи, надо ж так изгаляться! — перекрестился он.
    Лошади храпели, почуяв мертвецов. Серебряный с невыносимой болью в глазах смотрел на замученных ратников.
    — Хребты ломали! — заглядывая в неживые глаза, сказал Михеич.
    — Тьфу! Все еще таганского обычая держатся… А крест-то, глянь, не тронули.
    — Медный — потому и не взяли.
    В стороне, в высокой траве, лежал еще один ратник.
    Он был раздет до нага, живот и ноги его были залиты кровью — причинное место мужика было начисто отхвачено ножом.
    — Всю войну отвоевали, а здесь… дома… — Серебряный склонил голову. — Надо бы похоронить как-то.
    — Да, не воронам кидать! — Михеич достал тесак, — Тут и прикопаем, а потом, с родными, честь-честью захороним.
    Молча, сопя, он стал рыть яму.
    Серебряный, собравшийся было тоже спешиться, взглянул вдаль и заметил, как четверо татарских всадников, отделившись от общей группы, поскакали куда-то в сторону, пересекли дорогу и скрылись за бугром.
    — Обожди меня! Я сейчас! — бросил он Михеичу и погнал коня в сторону скрывшейся четверки, наперерез.
    — Стой, батюшка! Стой!.. Нельзя одному! — закричал ему вслед Михеич, размахивая руками.
    Серебряный не оглядывался, шпорил коня, огибая бугор.
    Вдоль обрывистого берега реки, крича что-то по-своему, скаля зубы и подгоняя своих маленьких лошадок пронзительным визгом, мчались четверо степняков.
    Серебряный, вывернувшись из-за холма, бросил своего могучего белого коня на них.
    Степняки, не ожидая нападения, не успели воспользоваться своим главным оружием — луками.
    Только один из них успел пустить тяжелую стрелу, но она, ударив в грудь князя, не пробила его кольчугу.
    Серебряный врезался во врагов и, крутясь, как черт, начал рубить саблей направо и налево.
    Свалил одного, другого… Третий сопротивлялся отчаянно, но и его свалил с коня князь.
    Четвертый татарин, пустившись наутек, с разбега скакнул с высокого обрыва в реку.
    Серебряный, подскакав к обрыву, тоже решил было броситься с конем в воду, но передумал.
    Вернувшись к месту боя, он поднял из травы татарский лук, колчан со стрелами.
    Снова подъехал к обрыву.
    Татарин, держась за луку седла, уплывал на противоположный берег.
    Князь подождал, когда он выбрался из воды и вскочил на коня.
    Натянув тетиву, Серебряный прицелился… Стрела, свистнув, вонзилась татарину между лопаток.
    Тот скакал еще какое-то время со стрелой в спине, а затем, медленно заваливаясь назад, рухнул в траву.
    Серебряный, отшвырнув лук, поднял коня на дыбы, развернул его.
    В Александровой Слободе перед крыльцом царского дворца все шумело, пело, гудело. Играли гусли, волынка, балалайка.
    По двору прохаживались опричники, некоторые в расшитых кафтанах, остальные в черных монашеских рясах.
    Нищие калеки тянули руки за милостыней.
    Матвей Хомяк остановил Малюту Скуратова и стал шептать ему что-то на ухо. Брови Малюты полезли на лоб.
    …Серебряный и Михеич подъезжали к Александровой Слободе.
    На заставе князь снял свою саблю и передал ее начальному человеку воинской стражи. Михеича так же разоружили. Передавая саблю, Серебряный с волнением осмотрелся вокруг. Взгляд его задержался на деревянных срубах с плахами, на виселицах, стоящих в стороне.
    Опричник, заметив, как смотрит князь, усмехнулся.
    — Это наши качели, боярин. Видно, они приглянулись тебе, что ты с них глаз не сводишь!
    Серебряный ничего не ответил.
    Несколько опричников, мускулистых, оголенных по пояс, вкапывали столбы, сооружали новые помосты для казней.
    …В палатах собрались все близкие царю люди: сын его, юный царевич Иван, Борис Годунов, Афанасий Вяземский, Василий Грязной, Малюта Скуратов, старший Басманов.
    На столах стояли в изобилии яства и вина. Тут были и блюда холодного мяса, и соленые огурцы, жареные павлины с распущенными хвостами в виде опахала, и исполинские осетры с разверстыми пастями.
    Мамка царя, старуха Онуфриевна, стуча клюкой, прошла мимо Грязного.
    — Ишь, Васька, глаза-то налил с утра! Винищем-то разит! — она стукнула Василия костяшками пальцев в лоб. — Весь род ваш, Грязных, пьяницы.
    Царевич Иван и Васюк Грязной пили много, ели мало.
    Царевич, тыкая вилкой в большого осетра, говорил:
    — Царь миру глава, а Владыко лукавый и трусливый. Батюшка правильно его… в застенок!
    — Сильный всегда прав! — икнул Грязной. — И ты, царевич, прав!
    Вяземский тоже пил, только вино его не брало. Нахмурившись, он порол ножом скатерть.
    Царь сидел за отдельным столом. Он пил и ел мало.
    Рядом с ним сидела его пятнадцатилетняя жена, царица Темрюковна. Она сидела, поджав под себя ноги, худая, гибкая. Огромные черкесские глаза ее, под сдвинутыми бровями, дико и неприязненно оглядывали всех. На щеках ее горел чахоточный румянец. Она все время сухо покашливала. Царь никак не реагировал на это и вообще не обращал на нее внимания.
    Из-за широкой расписной печи, словно из-за театральных кулис, выскочила на свободное пространство перед царским столом необыкновенной красоты девица в сарафане, длинные локоны мягких белокурых волос падали ей на плечи. На стройных ногах ее были красные, как у царя, раззолоченные сапожки.
    Держа в одной руке личину (маску), а другую уперев в бок, девица, потешно изгибаясь, начала танцевать. Подпевала себе:
Я по сеням шла, по новым шла»
Подняла шубку соболиную,
Чтоб моя шубка не прошумела,
Чтоб мои пуговки не прозвякнули…

    Девица подняла «шубку», высоко вскидывая ноги. Царь заулыбался. Остальные громко заржали. Только Темрюковна с превеликой злобою смотрела на нее.
    Онуфревна, едва завидев девицу, стукнула клюкой:
    — Тьфу, срамники! — и, что-то бормоча дальше, вышла из палаты.
    Дело в том, что эта танцующая девица была вовсе и не девица, а юный Федька Басманов.
    Кривляясь, он продолжал выделывать коленца, ублажая царя и всех остальных.
    — Молодца, Федора! — сказал царь и, налив вина, протянул кубок Басманову.
    Тот, подбежав, осушил его, опустился перед царем на колени.
    Иван Васильевич милостиво смотрел на него.
    — Уж как я люблю тебя, государь-батюшка, кажется, жить без тебя не могу! — со слезами говорил Федор Басманов. Потерся щекой о ногу царя.
    Иван Васильевич провел пальцем по девичьи длинным шелковистым волосам Федора, по его бровям, по пухлым губам.
    — Чего ты вздыхаешь, как красная девица? — шепнул ласково царь.
    Басманов, как бы стесняясь, заслонил лицо маской — «личиной».
    — Ужо ты мне одному спляшешь, — сказал ему на ухо царь. ^.
    И тут же Темрюковна, освободив из-под себя ногу, с ненавистью ткнула ею Федьку в грудь.
    Тот опрокинулся на пол. Все снова заржали.
    — Маруська! — строго прикрикнул на царицу Иван Васильевич и, поглядев в ее бешеные глаза, рассмеялся.
    В это время в палаты ворвался Малюта Скуратов. За ним показался Матвей Хомяк с повязанной толовой.
    — Государь! — вскричал Малюта. — Измена! Бунт на твою царскую милость!
    При слове «измена» царь вздрогнул, глаза его засверкали, и он совершенно переменился.
    — Поди, Федор! — приказал он Басманову. — Скажи Терешке, чтоб был наготове, — повернулся к Малюте. — Говори!
    Федька Басманов побежал за печку и, через некоторое время выйдя оттуда переодетым, выбежал из палат.
    Малюта бухнулся на колени, Хомяк тоже.
    — Государь, — продолжал Малюта. — Какой-то боярин напал на наших людей. Смотри, как изувечили!.. — он указал на замаранную кровью повязку Хомяка.
    Ропот негодования пронесся среди опричников.
    — На кого ты просишь? — спокойным голосом спросил царь. — Назови того боярина.
    — На кого прошу и сам не ведаю, надежа-государь, — скривился, чуть не плача, Хомяк. — Не сказал он мне, собака, своего роду-племени. Хотел нас всех перевесить, да видать перепугался. Велел лишь плетьми побить! — Хомяк сделал вид, что приспускает портки.
    Рассказ казался невероятным.
    — Быть того не может, — усомнился царь. — Чтоб средь бела дня напасть на царевых людей!
    Недоверчивый ропот пробежал между опричниками.
    — Готов на правде своей крест целовать! — Хомяк поправил на голове своей кровавую повязку.
    — И вы дались, как бабы!.. Право, смеху достойно! — царь пронзил опричника орлиным оком. — Если не назовешь того боярина, не сдобровать тебе!
    …Приезжие спешились и привязали лошадей к столбам.
    Никита Серебряный огляделся по сторонам, ища кому бы доложить о своем прибытии.
    Выйдя на крыльцо, Федор Басманов увидел Серебряного и Михеича, окинул их надменным взглядом, подозвал двоих товарищей. Усмехнувшись, что-то шепнул им. Те, заржав, быстро побежали за угол.
    Серебряный уже двинулся было к крыльцу, как меж людей, которые толпились около дворца, поднялось волнение. Толпа отхлынула прямо на князя и чуть не сбила его с ног. Даже калеки-нищие, вдруг мгновенно исцелившись, разбежались кто куда.
    Князь удивился, но вскоре понял причину общего испуга.
    Огромный медведь скоком преследовал народ. В одно мгновение двор опустел, и князь остался один.
    Царь наблюдал через окно за тем, что творилось во дворе. Хомяк также взглянул в окно и обомлел, увидев Серебряного.
    — Надежа-государь! — вскричал он. — Вон тот боярин, что напал на нас. Вот он!
    — Никитка Серебряный?… Мой посольский человек? — царь нахмурился. — А ты часом не рехнулся?
    — Голову кладу, государь! Можешь казнить!.
    — Что стоит твоя голова! — усмехнулся царь, наблюдая как медведь приближался к Серебряному. — Что ж, видно Бог вас сейчас и рассудит.
    Темрюковна, приникнув к окну, алчно смотрела во двор, притопывая ногой от нетерпения.
    Серебряный стоял глаз на глаз с медведем. Медведь, прижав уши к затылку, подвигался к нему, загребая лапами.
    Князь сделал движение, чтобы выхватить саблю. Но сабли не было!
    Глядевший с крыльца Федор Басманов громко засмеялся.
    Один удар медведя свалил князя на землю, другой своротил бы ему череп. Но, к удивлению своему, князь не получил второго удара. Он почуял, что его обдала струя теплой крови.
    — Вставай, боярин! — сказал кто-то, подавая ему руку.
    Князь встал и увидел своего спасителя. Это был опричник, лет семнадцати. В руке он держал окровавленную саблю. У его ног лежал медведь с разрубленной головой.
    В палатах Темрюковна от досады и разочарования стукнула кулачком по подоконнику.
    Царь, усмехнувшись, посмотрел на Малюту.
    — Ловок твой сынок, Григорий Лукьяныч. Всю забаву нам порушил!
    Малюта побледнел.
    Во дворе Серебряный не успел даже спросить имени избавителя, как тот удалился.
    Михеич подбежал к князю, полой кафтана стал обтирать с него медвежью кровь, зашептал на ухо:
    — Ну, батюшка, Никита Романыч, набрался же я страху! А ведь все это затеял вон тот, что с крыльца смотрит, — указал он глазами на Федора Басманова.
    К Серебряному, нагло ухмыляясь, подошел Хомяк.
    — Боярин, царь-батюшка Иван Васильевич, зовет тебя!
    Князь Серебряный пошел за ним во дворец. В палатах Федор Басманов подбежал к царю и шепнул ему что-то на ухо.
    — Никита! — царь медленно выговаривал каждое слово. — Подойди сюда, становись к ответу. Знаешь ли ты этого человека? — Иоанн указал на Хомяка.
    — Знаю, государь.
    — Нападал ты на него со товарищи?
    — Человек этот со товарищи сам напал на деревню…
    — Надежа-государь, — Хомяк прервал князя — не слушай боярина, а прикажи пытать нас обоих накрепко, чтобы правду узнать. Я смерти не боюсь, боюсь кривды!
    Серебряный презрительно взглянул на Хомяка.
    — Государь, — сказал он. — Я не запираюсь в своем деле. Я напал на этого человека.
    — Довольно! — загремел Иоанн. — Допрос окончен. Братия, — обратился он к своим любимцам, — говорите, что заслужил себе боярин князь Никита? Говорите, что думает каждый!
    — Смерть! — ответил царевич.
    — Смерть! — повторили за ним остальные.
    — Так пусть же примет он смерть! — сказал Иоанн хладнокровно.
    — Человеки, возьмите его!
    Серебряный молча поклонился Иоанну. Его тотчас окружили и вывели из палаты.
    — Братия! — царь торжественно обратился к опричникам. — Прав ли суд мой?
    — Прав, прав, — раздалось отовсюду. — Прав!
    — Не прав! — прозвучал один голос.
    — Кто говорит, что не прав мой суд? — спросил Иоанн, стараясь придать чертам своим спокойное выражение. — Пусть выйдет сюда!
    Сын Малюты выступил вперед и стоял почтительно перед Иоанном. Семнадцатилетний Максим Скуратов и был тот самый опричник, который спас Серебряного от медведя.
    — Так это ты, Максимушка, охаиваешь суд мой, — сказал царь, с недоброй улыбкой посматривая то на отца, то на сына. — Говори, почему суд мой тебе не по сердцу?
    — Потому, государь, что не выслушал ты Серебряного, не дал ему очиститься перед тобою!
    — Не слушай его, государь! — закричал Малюта. — Сын пьян, ты видишь, он пьян! Не слушай его!
    — Малюта врет! Максим не пил ни вина, ни меду. Я знаю, — злобно сказал царевич. — Он гнушается! Ему не по сердцу служить в опричниках!
    Малюта с тяжелой ненавистью взглянул на царевича.
    — Вот ка-ак? — протянул царь. — Куда ж мне теперь, убогому, податься, раз такие богатыри не хотят мне служить?
    Борис Годунов, между тем, незаметно вышел из палат.
    Царский палач Терешка, в алой рубахе и красных сапогах, стоял на перепачканном кровью помосте, опираясь на рукоять широкого блестящего топора.
    Двое опричников привычно содрали с Серебряного кафтан, отстегнули ворот рубахи, начали связывать ему руки.
    Серебряный тихо отстранил их, выпрямился и, обратив взор на церковный купол с крестом, широко перекрестился, попросил:
    — Господь наш, Иисус Хдистос, прими мою душу! После этого спокойно дал связать себе руки.
    — Сразу видно молодца! — скалясь, одобрительно сказал Терешка, — Иной дрожит, слезьми обливается, а иной и вовсе сапоги лижет.
    У помоста с плахой уже собиралась толпа, а на возвышении, предназначенном для знатных зрителей, на царском кресле оказалась Темрюковна.
    Она сидела, поджав под себя ноги, вцепившись руками в подлокотники кресел. Подавшись вперед, не отрывая от плахи взгляда своих огромных глаз.
    Терешка, продолжая балагурить, указал Серебряному на плаху.
    — А теперича преклони… преклони свои ноженьки, боярин, перед моим-то престолом!
    Опричники протянули было руки к князю, чтобы пригнуть его, но он, сердито повернув плечами, сам опустился на колени. Положил голову на плаху.
    — На бочок, на бочок маленько, — поправил голову князя Терешка.
    — А подбородочек оттяни, чтоб не попортить рожу-то.
    Терешка, потоптавшись, утвердился косолапыми ногами возле плахи.
    — Эх и повезло тебе, князь, — самая легкая казнь досталась! А у меня и рука — тоже легкая!.. Отхвачу тебе кочерыжку — и не почуешь, только спасибо скажешь!
    Опричники весело ржали над его шутками. Терешка поплевал на руки, перекрестился, взметнул вверх сверкнувший на солнце топор.
    — Стой! — раздался громкий голос. — Погоди, Тереша!
    Палач повернул голову — по крутой лестнице на помост поднимался Борис Годунов. Терешка опустил топор.
    — Повремени до срока. Я дам тебе знать!
    Серебряный быстро поднялся, взглянул на Годунова, но тот уже спустился вниз.
    Птицей слетев с кресла, царица Темрюковна преградила Годунову путь, заговорила гортанно:
    — Какая чорта твою принесла, Бориса! — и дальше заклекотала по-своему.
    — Прости, матушка-царица, — поклонился Годунов. — Еще наглядишься.
    Снова что-то проклекотав, царица повернулась к помосту:
    — Тирожка, делай!.. Я царица, а Годунова нет! Делай, Тирожка!
    Она вдруг задохнувшись, зашлась надрывным кашлем. Согнулась пополам, приложила ко рту платок. Тот весь окрасился кровью.
    — Эх, царица! — Годунов подхватил ее сухонькое тело на руки и, почти бегом, понес во дворец.
    На эшафоте Терешка говорил Серебряному:
    — Хорошая примета, боярин! Из-под топора уйти — долго жить! Однако ж как царь повелит. Ино дело Годунов, ино — царь-батюшка!
    Годунов внес царицу во дворец. В сенях он столкнулся с царевой мамкой.
    — Онуфревна, опять у царицы кровь горлом! — запыхавшись, сказал он. Опустил Темрюковну на ноги, придерживая за плечи. Та покачивалась с платком у рта.
    Онуфриевна нахмурилась.
    — Вольно ж ей было с постели-то вставать. На ладан дышит, а все на казни не наглядится, басурманка! Тьфу! Нашел себе жену Ваня. Будто на Руси красных-то невест мало. Пойдем, горемычная! — перехватила царицу из рук Годунова Онуфевна, повела в глубь дворца. — Напою тебя медом малиновым с травками да собачьим сальцем натру… Не жилица ты, нет, не жилица.
    Годунов шел к царским палатам, слыша затихающий голос Онуфревны.
    Малюта валялся в ногах царя.
    — Батюшка, государь Иван Васильевич! — рыдал он, хватаясь за полы царской одежды. — Отпусти Максиму вину его! А уж если казнить кого, так вели меня, не давай я, дурак, напиваться сыну допьяна!
    — Не за что казнить ни тебя, ни сына твоего! — засмеялся царь. — Максим прав. Я поторопился. Помню я Никитку еще до Литовской войны. Я всегда любил его. И он меня. Это вы, окаянные, — обратился царь к притихшим опричникам, — это вы всегда подбиваете меня кровь проливать! Что стоите, звери! Бегите, остановите казнь! Только нет, и не ходите! Поздно! Я чаю, уже слетела с него голова! Вы все заплатите за кровь его!
    — Не поздно, государь, — сказал Годунов, возвращаясь в палату. — Я велел подождать казнить Серебряного. Я знаю, ты милостив. Иной раз и присудишь, и простишь виновного.
    Черты Годунова являли смесь проницательности и обдуманного смирения.
    — Борис, — лицо Иоанна прояснилось. — Подойди сюда. Ты один знаешь мое сердце. Ты один ведаешь, что я кровь проливаю не ради потехи, а чтоб измену вывести.
    Годунов наклонился. Царь поцеловал его в голову.
    — И ты, Максим, подойди сюда, я тебя к руке пожалую.
    Максим поклонился до земли и поцеловал царскую руку.
    Ввели Серебряного со связанными руками. Глаза Максима вспыхнули радостью, и он улыбнулся Никцте Романычу.
    Это не укрылось от Малюты.
    Князь был без кафтана, ворот рубахи отстегнут. За князем вошел палач Терешка.
    — Подойди сюда, князь! — сказал Иоанн. — Не прогневайся. Исторопились было над тобой. Казнить человека всегда успеешь, а слетит голова, не приставишь. Спасибо Борису. Без него отправили б тебя на тот свет. Поведай-ка, за что ты напал на него? — кивнул царь на Хомяка.
    — За то, государь, что сам он напал на деревню и стал людей резать!
    — А кабы знал ты, что они мои слуги, побил бы ты их тогда? — царь пристально посмотрел на Серебряного.
    — Побил бы, государь, — сказал тот простодушно. — Не поверил бы я, что они по твоему указу душегубствуют!
    — Добрый твой ответ, Никита!.. Ты да Борис, вы одни познали меня. Другие называют меня кровопийцею, а не ведают того, что, проливая кровь, я заливаюсь слезами! Кровь видят все, она красная, а слезы бесцветно падают мне на душу, как смола горячая, проедают, прожигают ее насквозь по все дни! — Царь при этих словах поднял взор свой с видом глубокой горести. Отпускаю тебе вину твою, Никита. Развяжите ему руки! Убирайся, Терешка, ты нам не надобен… Или нет, погоди маленько!
    Иоанн обратился к Хомяку.
    — Отвечай, — сказал он грозно, — что вы там учинили в Медведевке?
    Хомяк почесал затылок.
    — Потравились маленько мужиками! Нечего греха таить, — отвечал он полухитро, полудерзко. — Ведь деревня-то, государь, опальника твово, боярина Морозова!
    Грозное выражение Иоанна смягчилось. Он усмехнулся.
    — Что ж, лис двухвостый, — сказал он. — Пожалуй, и тебя прощу. Убирайся, Терешка, видно уж день такой выпал!
    Среди присутствующих пробежал шепот. Только Вяземский все резал ножом скатерть, да Грязной продолжал пить, стараясь не показываться на глаза.
    — Но ты не думай, что я начал вам, боярам, мироволить! — произнес царь строго и поглядел на князя Серебряного. — А теперь поведай нам, Что творится в Литве и с Литвою? Договорная не подписана? — спросил он, будто ничего не зная.
    — Виноват, государь. Ни мира, ни ряда заключить не удалось.
    — Чего так? Не пошли на уступки?
    — Я вел дело без изворотов, по совести. А меня все норовили лукавством обойти. Я так королевским советникам и сказал, вы-де вьюны да оглядчики! Так не пойдет! Не вытерпел, да и порвал договор.
    Все переглянулись.
    — Ретивый, — мрачно сказал. Малюта Скуратов.
    — Посмех и позорище. Тебе вместо посольской науки только мечом махать да бить литовцев! — засмеялся Басманов.
    — Видит Бог, они сами того хотят, потому и отвергли мое посольство, — сказал царь.
    — Прости, государь, — подал голос Серебряный. — Сейчас хорошо на татар двинуться. Уж и округ Москвы рыщут, гоняются за добычей.
    — Знаю, — Царь уперся в него взглядом, — Они у меня стоят костью в горле.
    — Приказывай! — развернул плечи Серебряный.
    — И прикажу! — с угрозой произнес царь, — Прикажу, — повторил он тише. — После… Когда надо будет. Некстати сейчас мне возиться с ордою. Хватит с нас Казани и Астрахани. И войско большое нужно. — Царь покивал головой. — Прост ты, Никитка. Запомни — я и помиловал тебя сегодня за твою простоту. Только знай, что если будет на тебе какая новая вина, я взыщу с тебя и старую. Тогда уж не жди прощения!
    — Государь! — сказал Серебряный, — Жизнь моя в руке твоей.
    — Целуй мне на том крест! — сказал важно Иоанн и, приподымая висевший у него на груди большой узорный крест, подал его Серебряному.
    Перекрестившись, Серебряный приложился к кресту.
    — Ступайте все, — приказал царь. — Кажный по своему делу!
    Все стали расходиться. Только Вяземский, и до того не обращавший никакого внимания на происходящее, остался на месте.
    — Что, Афоня, долго ли тебе кручиниться? Не узнаю моего оружничьего, — полуласково, полунасмешливо окликнул его царь. — Аль вконец заела тебя любовь — змея лютая?
    Афанасий не ответил, только повел бровью.
    — Не горюй! Гляди кречетом! Завтра пошлю к ней сватов… Будет тебе хомут на шею!
    — Поздно. Она уже вышла, — опустил голову Вяземский. — За боярина Морозова.
    — Как? За опальника моего? — удивился царь. — Да он ей в отцы годится!
    — Все теперь пропало, — с болью сказал Вяземский, махнул рукой.
    — Тебя послушать — так ложись и помирай! — царь пристально посмотрел на него. — Вот что. Ступай-ка нынче на Москву, к боярину Дружине Морозов ву, скажи, что я-де прислал тебя снять с него опалу. Да возьми, — прибавил он значительно, — возьми с собой поболе опричников для почету, и Федора Басманова с Васьком Грязным. Да и Хомяк, чаю, лишним не будет!
    Вяземский пристально посмотрел на царя и низко поклонился ему, а когда выпрямился — глаза его радостно сверкали.
    Борис Годунов проводил Серебряного до коновязи.
    — Борис Федорыч, — Серебряный оглянулся. — Вот ты один из самых близких людей царю, а сам не опричник. Так?
    Годунов улыбнулся.
    — Так.
    — А царь все равно любит тебя больше всех. Вот ты бы и сказал царю честно про опричнину. Ведь своих-то убивать да зорить — значит загубить и себя, и всю Русь с собой вместе! Поведай же ему правду!
    Годунов усмехнулся.
    — Правду сказать не долго, да говорить-то надо умеючи. А стал бы я перечить царю, давно бы меня здесь не было. А не было б меня здесь, кто бы тебя от плахи спас?
    — Что дело, то дело! Борис Федорыч, дай Бог тебе здоровья, пропал бы я без тебя! А скажи мне еще, если не тайна, с какой первой заслуги тебя царь приблизил к себе?
    Годунов помолчал, как бы не решаясь, потом тряхнул головой, улыбнулся.
    — Что ж, тебе можно… Был я тогда совсем в незнатной должности. Приставлен был к саадаку. Возил за царем лук да колчан со стрелами. Случилось раз, что на царской охоте оказался ханский посол Девлет-мурза. Ну и затеял он из лука стрелять. А дело-то было уж после обеда и много ковшей прошло кругом стола. Девлет-мурза что ни пустит стрелу, так и всадит ее в татарскую шапку, что поставили на шесте, ступней в ста от царской ставки… — Он задумался, вспоминая прошлое:
    …Царь Иван Васильевич в своем прежнем обличье, с густой бородой и усами, стоит на лугу в окружении своей свиты.
    Видно, что он крепко пьян.
    Здоровенный, бритый наголо, Девлет-мурза всаживает одну за другой стрелы в лисью татарскую шапку, висящую на шесте.
    Царь Иван ревниво наблюдает за ним, затем громко приказывает:
    — Подайте мне мой лук! И я не хуже татарина попаду!
    Девлет-мурза повернулся к царю, обрадованно улыбнулся.
    — Попади, Бачка-царь!.. Моя пошла тысяча лошадей гаун. А твоя что пошла?
    — Идет город Рязань! — качнулся царь. — Борис, подай мой лук!
    Молодой Борис Годунов бросился со всех ног к коновязи.
    Вскочил на коня с богатым, отделанным золотом и каменьями саадаком (чехлом-налучником), и тут все увидели, как конь вдруг забился, поднялся на дыбы и помчался вскачь к ближнему перелеску, скрылся в нем.
    Все переглянулись, а через некоторое время конь прискакал обратно, остановился перед царем.
    На коне сидел Борис, весь ободранный, с поцарапанным лицом. Колчан же и налучье изорваны, лук сломан пополам, а стрелы потеряны.
    Борис спрыгнул с коня, повалился в ноги царю.
    — Вели казнить, государь, виноват! Не смог удержать коня, не сохранил твоего саадака!
    Царь сердито нахмурился, но глаза его уж малость протрезвели. Он пристально поглядел на Бориса, сказал:
    — Не быть же более тебе, неучу, при моем саадаке! — повернулся к Девлет-мурзе. — А из чужого лука стрелять не стану!
    …Борис Годунов, стоя у коновязи, улыбался, глядя на Серебряного, заключив свой рассказ.
    — Да-а, — протянул Серебряный. — Выручил ты царя!
    — А ты, небось, сразу бы подал царю лук? — хитро досмотрел на него Годунов.
    — Подал бы! — махнул рукой Серебряный и засмеялся. Вскочил на коня. — Прощай, Борис Федорыч! Ней забуду твою услугу!
    — Прощай, Никита Романыч! Меня уже, я чаю, царь ждет.
    Серебряный, пришпорив коня, поскакал восвояси.

    В огромных палатах — длинные ряды полок с книгами.
    На широком столе — также лежат большие фолианты в обложках из тисненой кожи с золотыми и серебряными застежками.
    Царь расхаживал вдоль полок, бормотал неразборчиво, напевал на церковный манер. Присаживался к столу, что-то записывал и вновь начинал ходить, напевать на разные голоса.
    Вошел Годунов.
    — Борис! — царь склонился над столом, собирая листки. Протянул их Годунову. — Вот. Сложил яj червь ничтожный, стих во славу Божью, на величье нашей святой Руси! И на голоса разложил. Перебели и раздай братии во главе с регентом.
    Годунов вчитался в церковные вирши на первой странице и с восхищением поглядел на царя.
    — Государь! Не перестану удивляться, сколь щедро одарил тебя во всем Господь!
    Царь был польщен:
    — Будем во храме величать нашу державу во имя Иисуса Христа и Пресущественной Троицы. Теперь к делу. — Царь посмотрел в глаза Годунова, — Я ведь знаю, о чем ты думаешь: ты мыслишь о том, что Никитка Серебряный прав, когда меня на крымского хана стремит.
    — Я первый тебе об этом сказал, государь.
    — Борис, ты не прав!.. Что мне Литва, и поштр мне ее скудные земли! Своих пока не заселить. Но Литва — это замок на вратах моря!.. Собьем замок — и откроются нам земли богатые, торговля щедрая. И еще Литва — г-это крепость супротив ливонских псов-рыцарей. Немецкие-то пчелы зело до русского меда охочи!
    — Мудры твои речи» государь, — поклонился Годунов. — Прости мое недоумие.
    — Кому ж и заботиться: о Руси, как не мне, единственному самодержцу ее!
    — Истинно так, государь.
    — А Вдадыко коварный дерзнул возвыситься надо мной, поучать меня, Я царь или не царь? Говори!
    — Ты царь и великий князь всея Руси! — поклонился Годунов.
    — То-то же им! — погрозил кому-то Иоанн. — Ступай, Борис. Я здесь один побуду.
    — Государь, там царица… совсем плоха.
    — Скорей бы Бог прибрал, — махнул рукой Грозный. — Обошли меня с этой дикой княжной! Уж так опостылела, сухогрудая. Поверишь, я к ней в постель, почитай, полгода не хаживал.

    Максим пришел в тюрьму говорить с отцом. Он ждал наверху, а палач Терешка спустился в подвал, откуда доносился голос Малюты.
    Владыко был в рубище, с босыми ногами, закованными в колодки.
    Малюта растягивал его на цепях, зло говорил:
    — Ты у меня взвоешь, пастух нечестивый, взвоешь!
    Но Владыко молчал. Он только с горьким сожалением смотрел на Малюту.
    — Врешь! — все сильнее растягивал цепи Малюта. — Ты у меня подашь голос! — зверел палач.
    Трещали кости старца, но он молчал.
    Терешка шепнул что-то на ухо Малюте. Тот очумело посмотрел на Терешку, оставил Владыку на цепях и полез наверх.
    Здесь ждал его Максим.
    — Батюшка, — сказал Максим. — Мне нужно переговорить с тобою.
    — О чем? — спросил Малюта, невольно оборачивая взгляд.
    — Я завтра еду, — продолжал Максим. — Прости, 6атюшка!
    — Куда?
    — Куда глаза глядят, земля не клином сошлась.
    — Ты с ума спятил?
    — Мне давно тяжело с вами, батюшка. А теперь… — продолжал Максим, — как услышал сегодня Серебряного, стало мне воистину ясно — не на вашей стороне правда!
    — Так вот кто тебя с толку сбил! — вскричал Малюта. — Попадется он мне в руки — не скорой смертью издохнет, собака.
    — Господь сохранит его! — сказал Максим, делая крестное знамение. — Не попустит он тебе все доброе на Руси погубить!
    Малюта хотел закричать на сына, но невольное уважение сковывало его злобу.
    — Максимушка! — сказал он заискивающе. — Твое слово понравилось сегодня царю. Посмотри, коли ты теперь в гору не пойдешь!
    Максим бросился в ноги Малюте.
    — Батюшка! Не по силам мне эту одежду носить! Слышать вой да плач по все дни. Невтерпеж видеть, что отец мой…
    Максим остановился.
    — Ну? — сказал Малюта.
    — Что отец мой — палач!
    Но Малюта не смутился. Оглядевшись, он схватил сына за руку и выволок на улицу.
    — Слушай, молокосос, — лицо его исказилось злобой. — Не отпущу я тебя никуда! Не уймешься, завтра же заставлю своими руками злодеев царских казнить. Авось, когда сам окровавишься, перестанешь отцом гнушаться! А уж до твоего Серебряного я доберусь!
    В это время компания молодых опричников проскакала мимо тюрьмы. Здесь были царевич Иоанн, Вяземский, Грязной, Басманов.
    Увидев Малюту, Басманов огрел плетью коня. Жеребец прянул с храпом в густую лужу, кидая грязь.
    Комья грязи обдали Скуратова. Малюта всею ладонью стал стирать грязь с лица и одежды.
    — Да что ты грязь-то стираешь? Добро на ком другом, а на тебе незаметно! — смеясь, крикнул царевич.
    Федор Басманов добавил:
    — К чистому нечистое не пристанет!
    Малдэта с тяжелой ненавистью посмотрел им вслед и прошептал:
    — Добро. Дайте срок, государи, дайте срок. Максим с жалостью смотрел на отца.
    Взглянув на сына, Малюта со всей силы хватил кованой дверью и скрылся в тюрьме.
    К вечеру Максим собрался в дорогу. Он вывел из стойла любимого коня.
    Большая цепная собака, прикованная у входа, вылезла и стала рваться к нему.
    Максим погладил собаку, а она положила ему свои черные лапы на плечи и стала лизать его лицо.
    — Прощай, Буян, — сказал Максим. — Служи верно матушке. — Он с глубоким вздохом взглянул на окно дома. — Кроме нее нет у меня никого на свете.
    Сын Малюты вскочил в седло и ускакал от дома. Буян рванулся раз, другой и, сорвавшись с цепи, бросился за молодым хозяином.
    Серебряный с Михеичем подскакали к усадьбе боярина Морозова. В саду, за оградой, порывы ветра раскачивали вершины деревьев.
    Тускло светилось окошко в светлице Елены. Она еще не ложилась.
    Черные от грязи и пыли Серебряный с Михеичем спешились у ворот. К ним подбежали слуги.
    — Повремени, братец. Не давай ему сразу воды, — сказал Серебряный слуге, подавая ему повод коня.
    — Понимаем, боярин, — с достоинством ответил слуга. Елена раскрыла окошко, услышала фырканье лошадей и знакомый голос. Сердце ее сжалось.
    Князь Серебряный вошел в дом.
    Дружина Морозов сидел за дубовым столом, рука лежала на разогнутой книге. Увидев молодого князя, он поздоровался с ним, изо всех сил стараясь казаться радушным. Он не хотел показать виду, что подозревает Серебряного, а тот был задумчив.
    Морозов улыбнулся.
    — Рад видеть живого! Как там, в Слободе?
    Серебряный поднял глаза.
    — Не узнать царя. Постарел. Борода и усы почти вылезли. Что с ним сталось? И царь, и не царь. И непонятно, и грозно!
    — Грозен, грозен! — кивнул Морозов. — Ну, поздравляю со счастливым возвратом! Не думал.
    — Как сам-то, Дружина Андреич? Здоров ли? — спросил Серебряный.
    — А ничего! Читаю вот, — Морозов перелистал книгу, облаченную бархатом. — Священное писание. Читаю о неверных женах, — он слабо улыбнулся. — Вот: «Если человек прелюбодействует с мужней женой, смертию да умрут прелюбодей и прелюбодейца»… Аль не читал? Смотри сюда! — старик поднял книгу, на всякий случаи: приглядываясь к Серебряному.
    Но тут послышались звон бубна и топот копыт.
    По улице, мимо частокола проскакало несколько всадников. Впереди — Василий Грязной, за ним Афанасий Вяземский, Басманов, позади — Хомяк и другие опричники.
    Не протрезвев окончательно и в дороге, Грязной лупил рукоятью плети в кожаный бубен. Все остановились у ворот морозовского дома.
    — Князь Афанасий Иваныч Вяземский! — почтительно сказал слуга, появляясь перед Дружиной Андреевичем.
    — Вяземский ко мне? — изумился Морозов. — Что он, рехнулся? Ступай, скажи, что опричников я не знаю и дел с ними не веду! Ступай! — закричал он и топнул ногой.
    Слуга колебался.
    — Князь говорит, что послан от самого государя. С царским указом.
    — От государя?… Он тебе сказал — от государя?! — опешил Морозов. — Настежь ворота!
    Из окна Елена со страхом смотрела, как распахнулись ворота и въехали опричники с Вяземским впереди.
    Сопровождавшие князя, сойдя с коней, задержались у ворот.
    — Нынче наше от нас не уйдет! — сплюнул Хомяк, проверяя подпругу.
    — Крови бы не было, — пробормотал стремянный Вяземского.
    — Дурак! — отозвался Хомяк, глянув исподлобья.
    Басманов, Грязной и Вяземский остановились в дверях, глядя на Морозова и Серебряного.
    Вид Басманова являл смесь лукавств, надменности и беспечной удали.
    Грязной, нетрезво покачиваясь, брякнул бубном.
    — Боярин Дружина! — объявил Вяземский, заложив руку за кушак. — Царь и великий князь Всея Руси Иван Васильевич слагает с тебя гнев свой, сымает с головы твоей свою царскую опалу, и быть тебе, боярину Дружине, по-прежнему в его, великого государя, милости!
    Морозов поднялся. Он был бледен. Сивые волосы пали ему на глаза.
    — Господа опричники! — хрипло произнес он. — Прошу вашей милости отпраздновать сегодняшний день. Будем пировать до утра!
    Вяземский приосанился, погладил бороду.
    — А где же хозяйка? — спросил он, тряхнув кудрями, — Без хозяйки и мед не сладок!
    Гости одобрительно зашумели.
    — Без хозяйки не пью! — рявкнул Грязной.
    — Просим пожаловать хозяйку, — жеманно протянул Басманов.
    Князь Никита Романович Серебряный стоял в стороне.
    Морозов поочередно взглянул на каждого из прибывших, и новое подозрение охватило его. Кто же из них его возможный оскорбитель, кто из них был в саду?
    — Садитесь за стол, дорогие гости! — пригласил он, все пристальней вглядываясь в каждого из гостей. — А я пойду за хозяйкой. — Он вышел.
    Вскоре, вереницей, появились слуги, быстро накрыли на стол.
    Басманов подошел к зеркалу, вделанному в печь, стал расчесывать волосы.
    — Жаль, — сказал он, — сегодня не поспеем в баню. А завтра, князь, милости просим, увидишь мои хороводы: девки все на подбор, а парни — старшему восемнадцати не будет.
    Говоря это, Басманов сильно картавил. Серебряный не знал, что и отвечать.
    — Выходит, то все правда, что про тебя говорят, — сказал он.
    — А что про меня говорят?
    — А то говорят, что ты перед царем, прости Господи, с голою задницей пляшешь!
    Краска бросилась в лицо Басманова.
    — А что ж, — усмехнулся он, принимая беспечный вид. — Если и в самом деле пляшу? Да и кого ему найти кроме меня? — с бесстыдной наглостью продолжал Басманов. — Видал ты такие брови? Ну, чем не собольи?… А волосы-то? Тронь, князь, пощупай, ведь шелк, право, ну шелк!
    — Вижу, — усмехнулся Серебряный. Басманов, прищурясь, продолжал:
    — А ты думаешь, Никита Романыч, мне, бедному, весело, что по царской милости они меня уже не Федором, а Федорой кличут, — указал он на Вяземского и Грязного. — Служишь царю, служишь, ублажаешь, как только можешь, а он вдруг возьмет да и посадит тебя на кол!
    — Я, чаю, тебе это в одно удовольствие, Федор Алексеич! — мрачно заметил молчавший до того Вяземский.
    Грязной заржал и украдкой хватил чарку. Серебряный думал о своем и больше ничего не слышал.
    Тем временем опричники по одному расходились вдоль садовой ограды, подбирая сухой хворост.
    Укрывшись за стволом старой липы, Михеич услышал хмельные голоса.
    — Смотри, Хомяк, а только ребята злы. Кого хошь теперича разнесут, — сказал один из опричников.
    — Князь не велит ни жечь, ни грабить, — добавил другой.
    — Князь князем, а я сам по себе. А ежели мне хочется погулять! — куражась, ответил Хомяк.
    Почуяв неладное, Михеич прошел к забору с калиткой, ощупал дубовый брус засова.
    Елена явилась гостям в богатом сарафане. Она держала в руках золотой поднос с одною только чаркой. Гости встали. За женой вошел Морозов с обрезанными кругом волосами — признак освобождения от опалы.
    — Теперь, дорогие гости, прошу уважить мой дом, принять из рук хозяйки чарку, — торжественно обратился к гостям Морозов. — И по старинному обычаю поцеловать жену мою!.. Дмитриевна, становись и отдавай поцелуи каждому поочередно.
    Он устроил «поцелуйный обряд» лишь для того, чтобы по глазам жены, по ее поведению понять, кто же из присутствующих мог поцеловать той ночью его жену.
    — По обычаю ты, боярин, первый должен поцеловать ее. А уж потом и мы! — зашумели гости. — Целуй первый!
    Елена с трепетом стала возле печи. Глаза ее встретились с глазами мужа. Тот низко поклонился. Поцеловал. Пристально посмотрел на нее.
    Со свойственной женскому сердцу сметливостью она отгадала его мысли.
    — Князь, подходи! — сказал Морозов Вяземскому. Елена прикоснулась к чарке губами, а Вяземский осушил ее до дна. Глаза Афанасия Ивановича вспыхнули страстью.
    Но на лице Елены не отразилось ничего.
    Положив земной поклон, Вяземский поцеловал ее. Поцелуй затянулся, и она отвернулась с приметною досадой.
    От Серебряного не скрылось пристальное внимание, с каким Морозов всматривался в жену и в подходившего к ней очередного гостя.
    Василий Грязной облизнул губы перед тем, как поцеловать Елену, а после поцелуя хватанул еще чарку и утерся рукавом. Брякнув бубном, вышел за дверь.
    Дружина Андреевич ничего не мог прочесть на лице жены.
    — Подходите, гости дорогие, прошу вас! — он снова наполнил чарку.
    Басманов откинул свои шелковые волосы, улыбнувшись, подошел к Елене и расцеловал ее в обе щеки, еще раз улыбнулся и чмокнул в губы.
    Морозов снова наполнил чарку, и Серебряный двинулся к Елене.
    Муж не спускал с нее глаз.
    Под тяжелым взглядом Морозова Серебряный поцеловал Елену.
    Когда губы их соприкоснулись, она задрожала и ноги под нею подкосились.
    — Я нездорова… — пролепетала она. — Отпусти меня, Дружина Андреич… Ноги не держат меня.
    Морозов подхватил Елену.
    — Эх! — сказал он. — Вот женское-то здоровье! Для нее в новинку обряд, так ноги и не держат! Да ничего, пройдет. Эка невидаль!
    Поддерживая Елену, Морозов повел ее в светлицу.
    — Прошу вас, государи, — обернулся он. — Обождите меня здесь.
    В сгустившейся темноте опричники окружали дом со всех сторон.
    Кто-то присвистнул по-особенному. Ему тут же ответили. В доме брякнул бубен Грязного. Приблизясь к Басманову, Вяземский сказал ему на ухо:
    — Ну? За дело?
    — Тише! — моргнул тот, кивнув на Серебряного. — Если этот услышит, будет большой шум.
    — Тогда он у меня первый получит! — Вяземский схватился за нож.
    Они посмотрели на Серебряного.
    Тот думал о своем, не обращая на них внимания. В светелке Елены Морозов вынул из-под опашня длинную пистолю.
    — Зачем ты не сказала мне, что любишь его?
    — Господи!.. Дружина Андреич, пожалей меня! — умоляла Елена. — Будь милостив!
    — Вы что ж, думали, я дам себя одурачить? — он грозно повернулся к жене, в глазах его была холодная решительность, — Ужели этот молокосос думал, что ему сойдет с рук? Что я не сумею наказать его?
    — Ты что?… Дружина Андреич? — Елена с ужасом взглянула на мужа, на пистолет, закрыла лицо руками.
    Морозов усмехнулся.
    — Не дрожи. Тебя я не убью. Возьми свечу, иди за мной. — Он взвел курок и подошел к двери. Елена не двигалась. — Свети мне! — прошептал Морозов.
    В эту минуту со двора донесся громкий шум. Ночь взорвалась хриплым лаем сторожевых псов, криками, руганью. Пронзительно заржал конь.
    Морозов замер. Елена упала на колени.
    — Меня, меня убей! — просияла она в отчаянии. — Я одна виновата, убей меня! Я не хочу, я не могу пережить его! Раньше меня убей! Я обманула тебя!
    Морозов со страхом смотрел на свою жену. В этот миг снизу раздался крик:
    — Измена!.. Предательство! Остерегись, Дружина Андреич!
    То был голос Серебряного. Узнав его, Елена бросилась к двери.
    Морозов оттолкнул жену, задвинул запор и укрепил дверь на железный крюк.
    На лестнице послышался стук сабель. Шум во дворе усиливался.
    Сторожевые псы, сорвавшиеся с цепи, ринулись было на опричников.
    И тут же темными комами мяса покатились по двору, оставляя за собой кровавый след.
    Повсюду метались тени людей.
    Раздвигая столпившихся на крыльце, опричники тащили бревно.
    — Отворяй!! — орали они, вышибая припертую дверь, — не то всех передушим!
    — Запалю-у-у-у! — размахивая горящей головней, истошно вопил Хомяк. С ревом, все разметая, толпа ворвалась в ночное тепло дома.
    На лестнице, ведущей наверх в светлицу, дрались на саблях два князя — Серебряный и Вяземский. Дрались не на жизнь, а на смерть. Несколько ударов нанес Серебряный Вяземскому. Кровь алыми лепестками выступила на белом кафтане.
    Борьба, проклятия, громкие крики и падения заполнили лестничный пролет. Шла яростная драка.
    На помощь Вяземскому спешило все больше его людей. Тонкая и крепкая веревка с петлей на конце захлестнула Серебряного и сбросила его со ступеней, открыв Вяземскому дуть.
    Дверь светлицы затрещала от ударов. И одновременно дом осветился пламенем пожара.
    — Боярин! — кричал Вяземский. — Отопри, не то весь дом раскидаю по бревнам!
    — Не верю, князь! — отвечал Морозов. — Еще не видано на Руси, чтобы гость бесчестил хозяина! Вспомни, кто ты, Афанасий Иванович!
    — Опричник я! Была у меня честь, да вся вышла!.. Отопри! — повторил князь, напирая на дверь, — Всю Москву пущу на дым, а Елену добуду! Не тебе, старику, ей владеть!
    Дверь с треском повалилась, и Вяземский явился на пороге, озаренный пожаром, с переломанной саблей в руке. Белая атласная одежда его была истерзана, по ней струилась кровь.
    — Отдай добром! — заревел он.
    Морозов выстрелил в Вяземского почти в упор, но рука изменила ему. Пуля ударилась в косяк.
    Князь бросился на Морозова. От удара рукоятью сабли Морозов упал навзничь почти рядом с Еленой, лежавшей без сознания на полу.
    Вяземский наклонился к ней, подхватил на руки и понес вниз по лестнице, метя ступени ее распущенной косой.
    У ворот дожидались кони. Сидя в седлах, Грязной и Басманов молча глядели, как пламя обхватило дом Морозова. Оттуда несся разноголосый вой и треск. Опричники, озверев, разносили все в щепы.
    Они увидели, как Вяземский поднял Елену на коня, как сам, цепляясь за гриву, влез в седло.
    Басманов заерзал в седле, указал на них Грязному.
    Раненый Вяземский поскакал со двора вместе с полумертвой боярыней. Голова его моталась из стороны в сторону.
    — Куда он? — спросил Басманов Грязного.
    — В свою рязанскую вотчину. Куда ж еще!
    — Не доедет… Что ж, пора и нам, а?
    — Выпить бы. Осьмой день пью. Помру, если не приму.
    Кто-то подхватил сенную девку Пашу под мышки, поволок в сад. Двое, суетливо, мешая друг другу, кинулись ему помогать.
    Тем временем Михеич, поддерживая Морозова, провел его через калитку к берегу Москвы-реки. Морозов молчал, потерянно водя головой, едва справляясь с собою. Дойдя до воды, Михеич стал валиться под тяжестью боярина.
    Тогда тот, собрав последние силы, сам влез в смоляную лодку, а Михеич оттолкнул ее от берега.
    На воде растопленным золотом играли огненные отсветы пожара.
    Во дворе сваливали в кучу награбленную утварь, одежду. Хомяк, упиваясь видом всепожирающего огня, потирал руки.
    — Ай, весело!.. Вот пир так пир!
    Слуга Морозова лежал с пробитой головой. Над ним наклонился молоденький опричник, глядел на черную лужу вокруг лица.
    — Ты что ль убил? — Хомяк тряхнул его за ворот.
    — Не, тесак омочил только, — отозвался опричник и тупо посмотрел на Хомяка. — Еще дышит! Вишь, пузыри пускает.
    — Бить надо до смерти! — сказал Хомяк. — Боярин-то его где?
    — Убег, — пролепетал опричник. — Увезли по реке. Догнать?
    — Черт с ним! Не до него теперь!
    — Где князь?… Князь где? — подбежал к Хомяку стремянный Вяземского.
    — А пес его знает, где твой князь! — ответил тот, оглядываясь.
    Опричники делили добычу. Хомяк двинулся к ним.
    — Где князь?! — догнав его, снова завопил стремянный. Хомяк хрястнул его между глаз.
    — Раззява! Харю б тебе своротить! На конь! Скачи за ним!
    Стремянный заверещал и бросился через двор к Басманову и Грязному.
    — Хомяк! — прибежал другой опричник, — Что велишь делать с Серебряным?
    — Веди сюда!
    Серебряного привели связанным, с огромным синяком под глазом.
    Хомяк усмехнулся.
    — Я говорил, что нельзя тебе верить! Уж я бы вас всех князей да бояр… — он зло сплюнул.
    Серебряный незаметно распутывал узы на руках. Хомяк отставил ногу, стал спрашивать с настойчивостью пьяного:
    — Говори, как на исповеди. С кем задумал измену? С кем хотел пойти на царя? Кому душу продал?
    И тут, в полутьме, нежданно-негаданно Хомяк получил страшный удар в глаз и тотчас еще удар ногою под низ живота. Хомяк завопил, упал. Согнувшись, покатился по земле.
    Серебряный бешено рвался из рук опричников, которые сзади накинулись на него, пригнули, повалили на землю, надели на руки цепь.
    — Крестом клянусь, попомнишь ты у меня! — хрипел Серебряный..
    — Порешить? — спросил молодой опричник у скорченного Хомяка.
    — Ни-ни!.. Не трогать, — со стоном ответил тот. — Мы его милость к слободе отвезем, с почетом! Вы все видели, как он князя Афанасья Иваныча саблей рубил?
    — Видели, видели!
    — А как наших крошил?
    — Видели! Он пятерых завалил!
    — А будете в том крест целовать перед государем?
    — Будем, будем!
    Хомяк подошел вплотную к князю и, затягивая цепь на руках, прошептал:
    — Припомню я тебе твои плети!
    Серебряный плюнул ему в лицо. Хомяк криво улыбнулся, утер рожу рукавом.
    — А за это самолично пару ремешков из твоей спины вырежу.
    Вяземский увозил Елену по лесной дороге.
    Она открыла глаза, почувствовала, что лежит на хребте коня, и что ее держат сильные руки. Раны Вяземского стали причинять ему нестерпимую боль.
    — Боярыня! — сказал он, останавливая коня. — Мои холопы отстали. Надо обождать!
    Елена немного приходила в себя. Вяземский снял ее с коня.
    — Я тебе страшен? — шептал он. — Не кляни меня, Елена Дмитриевна! Видно, тебе на роду написано, чтобы ты мне досталась!
    — Князь! Если нет в тебе совести, — взмолилась Елена, — вспомни хоть стыд.
    — Нет у меня стыда! Я все отдал за тебя, Елена Дмитриевна! Все сжег!
    — Вспомни суд Божий! — дрожа от ужаса молила Елена.
    — Поздно, боярыня!
    Сжимая ее в объятиях, Вяземский молил:
    — Елена, я истекаю кровью, я скоро умру…; Полюби меня, полюби хоть на час… Чтоб не даром отдал я душу Сатане! Елена!
    Она кричала, и билась, и плакала, заливаясь ненавистными слезами, затем разом обмякла, перестала сопротивляться.
    Князь овладел ею и тут же силы изменили ему. Он разжал объятия, откинулся на землю, замер, закрыл глаза.
    Елена долго смотрела на лежащего рядом с ней князя. Он не дышал, не шевелился.
    Елена отползла от недвижного тела.
    Конь Вяземского стоял поодаль. Наклонив голову, он тихо ржал, призывая хозяина.
    Елена поднялась, оправила порванное платье, пошатываясь, пошла в лес. Цепляясь за сучья, она пробиралась через чащу, ветви хлестали ее по лицу.
    Услышав отдаленный, однообразный шум мельничного колеса, она пошла на этот шум, ускорив шаги.
    Конь князя навострил уши и заржал громче. Послышались людские голоса.
    — Конь-то вроде его!
    — Тогда и хозяин тут, если конь не ушел!
    Басманов, Грязной и стремянный Вяземского разом увидели бесчувственного князя. Стремянный подошел, приложил ухо князю к груди.
    — Дышит еще!..
    — Все равно помрет, — поморщился Басманов. — Если не остановить кровь, истечет до капли!
    — Да тут колдун живет. Близко… На мельнице, — сказал стремянный. — Он уймет кровь.
    — Едем! — качнулся в седле Грязной. — И баклажка вина у него найдется, раз колдун! — он тряхнул бубном. — Осьмой день пью, не похмелюсь — помру тоже.
    Обессилив, Елена упала на траву. Мельничное колесо вертелось перед нею, отражая, луну.
    Седая голова наклонилась над Еленой.
    — Дедушка, дедушка! — застонала она. — Укрой меня! Ради Пречистой Богородицы, укрой!
    — Господь с тобою, боярыня! — завздыхал старик. — Как мне укрыть тебя?
    — Вот мое ожерелье! Возьми его!
    — Ох, ох, ох! — глаза мельника заблестели. Он взял жемчужное ожерелье, но тут в лесу послышался конский топот.
    — Не выдавай меня, дедушка! — взмолилась Елена. Мельник поспешно повел ее в комору и запер за нею дверь.
    На поляне показались Басманов, Грязной. Стремянный придерживал князя, лежащего на хребте коня. Мельник вышел им навстречу.
    — Эй ты, хрен, иди сюда! — позвал Грязной, — Вишь, как кровь бежит. Можешь унять?
    — А вот посмотрим, родимые! — отвечал мельник. — Эх, батюшки-светы! Да кто ж это так секанул-то его?
    — Ну! — сказал Грязной. — Не уймешь — дух из; тебя вышибем!.. А уймешь — наградим.
    — Оно, пожалуй, можно б унять, — напугался старик.:
    — Тащи сначала вина! — велел Грязной. — А то, тоже помру!
    — Вижу, вижу, боярин… Худо тебе — осьмой день пьешь! — старик засеменил к мельнице.
    — Точно осьмой! Он и впрямь колдун! — Грязной обалдело посмотрел на Басманова.
    Елена увидела через щель, как Вяземского перенесли к стене коморы, уложили буквально рядом с ней, только с другой стороны стены. Она старалась не дышать, чтобы не выдать себя.
    Вяземский лежал, сцепив зубы, перекатывая горячую голову.
    — Елена!.. Елена!.. Выдь ко мне!.. — застонал он. Елена сжалась в комок.
    — Ну, иди! Спасенье мое, любовь! Иди, прикажи!.. И я умру!
    Оглушенная словами насильника, Елена не видела, как мельник принес Грязному вина.
    — Отойдите, родимые, дело глаза боится! — попросил старик.
    Опричники отошли, Грязной приложился к баклаге.
    Мельник нагнулся над князем, положил ему руку на голову и стал шептать заклинания.
    По мере того, как он шептал, кровь текла медленнее и с последним словом совсем перестала течь.
    Потом старик достал что-то зашитое в тряпицу и повесил мешочек на шею князю.
    Вяземский вздохнул, но не открыл глаз.
    — Подойдите, отцы родные, — сказал мельник. — Унялась руда, будет жив князь.
    Опричники обступили князя.
    Глаза старика сделались неподвижны. Начав морочить, он продолжал как будто прислушиваться к шуму колеса.
    — Ходит, ходит колесо кругом, что было высоко, то будет низко, что было низко, будет высоко… Наточен топор, наряжен палач, потечет теплая кровь… Слетят головы с плеч, много голов на кольях торчит.
    — Чьи головы на кольях торчат? — спросил испуганный Басманов шепотом.
    Мельник, казалось, уже ничего не слышал. Только губы шевелились.
    Басманов отвел старика в сторону.
    — На! — сказал он, доставая кошель. — На, колдун проклятый! Поворожи и мне, чтоб удача всегда была!
    — Изволь, батюшка, изволь. Для твоей милости ничего не пожалею! — мельник откуда-то вынул еще мешочек. — Знаю, люб ты царю!
    — Откуда знаешь? — испугался Басманов.
    — Я много чего знаю, — зашептал мельник. — Ты мешочек-то на шею повесь! Только не сымай с себя и святой водой не кропись — против нее наговорное слово не властно.
    — Добро, — перебил Басманов. — Помни — не будет мне удачи, повешу как собаку!
    — Ты деда не тронь! — подошел Грязной уже совершенно пьяный. — Ты чего у него отнял?… Верни!
    — Пойди, ополоснись! — оттеснил его Басманов. — Мерещится тебе.
    — Погоди! — Грязной уцепился за Басманова. — Думаешь, я пьян?… Да, пьян! Пьян!.. А почему? Бог всех нас проклял! Мы… мы скоро будем резать брат брата, как Каин Авеля. Мы все сами себя зарежем!
    Басманов вырвал наконец бархатные обшлага, оттолкнул Грязного.
    Тот пошел к коморе и вдруг увидел в траве сережку. Она блеснула алмазным камнем.
    Грязной, качнувшись, упал на траву и схватил сережку, поднес к налитым хмелем глазам, понюхал и зажал в кулаке. С трудом поднялся и, раскинув длинные руки, прижался лбом к стене коморы, застыл в напряжении. Никто ничего не заметил.
    — Эй, ты! — Грязной обернулся к стремянному, свирепо поводя белками. — Клади его на попону. Пеленай! — кивнул он на князя. Вяземский все еще был в; обмороке. — Едем!
    Елена, ни жива ни мертва, услышала, как застучали копыта. Глянула в щель.
    От мельницы отъезжали всадники, увозя с собой завернутого в попону князя Вяземского.
    Крутилось, отсвечивая под луной, мельничное кодесо.

    Мокрые стены тюрьмы были покрыты плесенью. Князь Серебряный, скованный по рукам и ногам, ожидал смерти.
    — У меня с его милостью особые счеты! — протяжно-вкрадчивым голосом сказал Малюта. — Укороти его цепи, Терешка, — велел он подручному.
    Тот воткнул смоляной светоч в кольцо, подтянул руки Серебряного к самой стене.
    — И к допросу-то приступить робость берет! Кровь-то, вишь, говорят, не одинаковая у нас в жилах течет… — Малюта стал на колени и поклонился в землю Серебряному. — Дозволь, батюшка князь, перед допросом, для смелости-то, на твою боярскую кровь посмотреть! А потом, — продолжал он, возвышая голос, — потом дозволь мне из княжеской спины твоей ремней выкроить! Дозволь мне, смрадному рабу, вельможным мясом твоим собачек моих накормить!
    Голос Малюты поднялся до визга.
    Дверь темницы заскрипела, и вошел Борис Годунов.
    — Прочь! — заревел Малюта.
    — Опомнись, Григорий Лукьянович! — ответил спокойно Годунов. — Эдак делать не годится. Ты отвечаешь за него государю!
    — Прочь! — Малюта ничего уже не помнил. Он вцепился в Годунова и старался опрокинуть его. — Я скажу государю, что ты стоишь за изменника! — хрипел, задыхался Малюта.
    — А я скажу, что ты хотел убить его своими руками, как ты задушил Владыку, — оттолкнул Годунов Малюту. — Казнь назначена на завтра!
    — Я уж придумаю такую казнь, что самого себя удивлю, — сдаваясь, пообещал Малюта.
    Серебряный повернулся, гремя цепью.
    — Спасибо тебе, Борис Федорович, что ты посетил меня, — сказал он. — Теперь и умереть будет легче!
    — Я пришел от государя, — Годунов посмотрел на Малюту. — Государь велел снять с него цепи и накормить.
    Малюта пришел в себя и бросился из темницы. Серебряный почувствовал, что ему отпускают цепи.
    — Не отчаивайся, князь! — шепнул ему на ухо Годунов. — Главное — выиграть время.

    На широкой поляне, окруженной непроходимым лесом, лежало и сидело множество людей разных возрастов, в разных одеждах. Иные в сермягах, иные в зипунах, а кто в лохмотьях. Вооружены были кто бердышами, кто саблей, кто кистенем. На кострах варили кашу.
    Стреноженные кони паслись поодаль, у кривого дуба. Туман жался к земле. Высокий голос пропел тихо, нащупывая напев:
— Не поеду я на святую Русь.
Я с тобой, дитя, не расстануся…

    Ему отозвался другой голос, повторил громче, в лад. Дюжий молодой парень черпал из котла кашу. Лядащий мужичонка нетерпеливо приставал к нему:
    — Ну, а дальше… дальше-то что было, Митьк?
    — А ничаво. Снасильничали и все, — сдавленно произнес бывший жених Митька. — Она с того немного умом-то тронулась, а после… того… — Митька запнулся и замолк.
    — Ну?! — почти выкрикнул мужичонка.
    — Удавилась она… На сушилах, где холсты сушат, — нехотя отвечал парень. — Не уберег. Так и похоронили. Зарыли. Отпевать-то грех.
    — Тебе, Митька, на другой жениться надо! — сказал, глядя в сторону, рыжий.
    — Сам жанись!
    Складный строй уже поднял песню строгими голосами.
— Не поеду я на святу-у-ю Русь,
Я с тобой, дитя, не расста-а-нуся-а!

    У черной и закоптевшей избушки Ванюха Перстень показал Михеичу на опрокинутый пень.
    — Садись! С чем пришел, говори!
    — С плохим! — ответил Михеич, садясь.
    — К нам с хорошим не ходят! — отозвался Перстень, сверкнув ослепительной белизны зубами.
    Михеич поник, сгорбившись, уронив руки на колени.
    В стороне дедушка Коршун лежал на попоне, помешивая уголья чеканом-топориком на длинной рукоятке. Коршун был тем вторым, кого в селе Медведевка освободил Серебряный вместе с Ванюхой Перстнем.
    Тут шел свой разговор.
    — … На ровном от татарина не ускачешь, — говорил Коршун. — Кони у них резвы, страсть! И из луков садят — на скаку в птицу попадают.
    — А топором? — спросил подошедший сюда Мишук, мужичонка, что разговаривал с Митькой. — Врезать промеж глаз!
    — Врежь, если подпустит, а тебя-то татарин одной ладонью прихлопнет! — сказал рыжий.
    — Что-о?! — взвился Мишук, — Хер ему! Подумаешь, лук — жилка да палка! Топор все одно лучше!
    — Но, но! — сердито одернул кудлатый мужик, — Татарский лук не всякий и натянуть может. Привычка нужна. А татарин четыре дни не жрать может, а все равно натянет!
    — А счас и поглядим, — поднялся Рыжий:- У атамана в избе есть — от убитого татарина остался! — он побежал в избушку Перстня.
    В сторонке Михеич что-то рассказывал Перстню, размахивая рукой — как бы показывая удары саблей.
    Прибегал рыжий с огромным татарским луком. Кудлатый взял его, подтянул покрепче тетиву и протянул Мишку:
    — На, натяни!
    Мишук взял лук. Напыжился — и совсем немного оттянул тетиву. Напыжился еще раз — то же самое.
    — Вот те жилка да палка! — усмехнулся кудлатый. Мишук лег на спину, уперся ногой и все равно растянул лук только наполовину. Все засмеялись.
    — Дай-ка! — рыжий отнял у него лук, потянул — результат был чуть лучше. — Да-а… И впрямь привычка нужна. Жилу эту и порвать нельзя!
    Стали пробовать, и другие, а рыжий крикнул Митьке, все еще уплетавшему у костра кашу:
    — Митьк, а Митьк!
    — Чаво? — повернул голову тот.
    — Подь сюда!
    Митька поднялся, подошел.
    — Ты четыре дни не жрать можешь?
    — Не-е.
    Рыжий взял у молодого парня лук, дал Митьке.
    — Потяни!
    — А для чо?
    — Тяни, говорю!
    Митька слегка потянул тетиву — лук круто согнулся.
    — Еще тяни!
    Митька потянул сильнее, лук согнулся совсем, тетива лопнула, сломалась и дуга дерева. Все заржали. Кудлатый качал головой. Митька повертел в руках остатки лука, выбросил в кусты.
    — Не-е, — сказал он, — мой посошок удобнея! — И он достал из-за дерева огромную дубину с набалдашником — величиной с собачью голову.
    Перстень поднял голову, посмотрел на понуро молчавшего уже Михеича, закончившего свой рассказ.
    — Помочь-то князю я готов. Только как и чем помочь? Ведь князь-то в тюрьме?
    — В тюрьме, батюшка, — сокрушался Михеич. — А завтра ему карачун!
    — В тюрьме, что на площади? У Малюты? — Михеич кивнул. — И ключи у него?
    — У него. А к ночи он их царю относит. А царь, бают, их под подушку кладет.
    Перстень развел руками:
    — Под подушку?… Тогда какой тут бес твоему князю поможет? Ну говори сам: какой бес ему поможет?
    Михеич глубоко вздохнул:
    — Стало, и мне не жить на белом свете!..
    Перстень помолчал, раздумывая.
    — Пока поживи, старичина, — поднялся он. — Поезжай на мельницу. Залетела туда жар-птица. Отвезешь ее к царю Далмату! — подмигнул Перстень.
    — Какая птица? — не мог толком понять Михеич. Но Перстень не ответил ему, пошел в избушку.

    Одно окно в царской опочивальне было открыто. Царь молился, стоя на коленях перед малым иконостасом.
    Пот стекал с его лица, и на лбу снова резко обозначились кровавые знаки от ударов о пол.
    — Господи! — вглядывался он в пронзительный лик Христа. — Ты дал мне власть и волю похотеньям моим, ты возвысил меня над прочими… Господи, видишь ли ты смирение мое, и скудоту мою, и страсть перед тобою, Господи! Внемлишь ли ты покаянию моему? Отзовись! — Царь Иван прикоснулся лбом к полу, замер. — Господи Боже! Пусть я смраден! Ввергни дух мой в геену огненную! Но изреки слово жалости! Отзовись! — прошептал он, роняя слезы и перекатывая воспаленный лоб по холодному полу. — Господи! Не отринь, но спаси, молю тя, великий и грозный! Изреки, спасешь ли ты, не накажешь десницей своей?
    — Накажет! — раздалось под сводами.
    Судорога пробежала по лицу царя, и все поплыло перед ним. Он поднял глаза на Спасителя, а увидел свою мамку, Онуфревну. Она неслышно вошла в опочивальню и встала перед ним, опираясь костлявою рукой на клюку.
    — Что? — сказала мамка дребезжащим голосом. — Молишься? Молись, молись, Ваня! Много тебе еще отмаливаться!
    — Полно, Онуфревна, — тяжко застонал царь, вставая. — Сама не знаешь, что говоришь!
    — Не знаю?… Я все знаю! Чего брови-то хмуришь? Захворал, что ли? — сказала Онуфревна, смягчая голос — Вишь, какой у тебя озноб. Ты бы лег, одеялом прикрылся. И чтой-то у тебя за постель, право! Доски голые. Ведь это хорошо монаху, а ты не монах какой!
    Иван не отвечал. Он к чему-то прислушивался.
    — Онуфревна!.. Мамка! — вскрикнул он вдруг с испугом. — Кто там ходит в сенях?
    — Да твой рыжий пес, Гришка Скуратов, — отвечала старуха, отворяя дверь. — Вишь, как напугал, проклятый!
    — Лукьяныч! — обрадовался царь любимцу. — Добро пожаловать, откуда?
    — Из тюрьмы, государь, ключи принес!
    — Что ж, Лукьяныч, винится Серебряный?
    — Да уж повинится, у меня не откашляется! Возьми; ключи-то. — Малюта положил ключи под подушку и покосился$7
    — Ключи! — проворчала старуха. — Уж припекут тебя на том свете раскаленными ключами, сатана ты, этакой! Будешь, Гришка, лизать сковороды горячие, проклятый, в смоле кипеть, помяни мое слово!
    Малюта отшатнулся от грозящей старухи с поднятой клюкой.
    Но Иоанн ободрил любимца.
    — Не слушай ее, Лукьяныч, — сказал он. — Это все бабьи толки. А ты ступай себе, старая дура, оставь нас!
    — Старая дура? — глаза Онуфревны засверкали. — Я старая дура? Вспомянете вы меня на том свете! Все твои поплечники, Ваня, все примут мзду свою, еще в этой жизни!.. И Грязной, и Басманов, и Вяземский — каждому воздастся по делам его! А этот, — она ткнула клюкою в Малюту, — этот не примет мзды своей. По его делам нет и муки на земле! Его мука на дне адовом, там ему и место готово! И тебе есть там место, Ваня… Великое, теплое место!
    Иоанн был бледен. Малюта не говорил ни слова. Через раскрытое окно с подворья донеслось веселое пение.
    — Что там за человеки убогие? — подойдя к окну, спросил царь.
    — Слепые, — ответил Малюта. — Народ потешают.
    — Сказочники, что ли?
    Перед крыльцом царского терема двое слепых развлекали собравшийся вокруг народ. Их рыжий вожатый бренчал на балалайке.
— …Мы люди веселые, исходили деревни и села.
Пришли из Мурома в слободу, бить баклуши,
Добрых людей тешить, кого на лошадь подсадить,
Кого спешить.

    Старик хотел было сплясать, но ноги у него запутались. Он схватил за руку молодого, и они оба свалились наземь.
    — Дурень! — закричал один опричник. — Аль не видишь ничего перед собой!
    — Сам ты дурень! — отвечал старик, выкатив на опричника белки свои, — Где мне видеть, коли глаз нетути. А у тебя без двух четыре, так видишь ты и дале и шире!
    — Веселые люди! — хохотали вокруг. — Видно, не здешние.
    Хомяк, поглядывая, как слепые щупают землю высокими палками, что-то припоминал.
    Мигнув на сторону, рыжий балалаечник нагнулся к Перстню.
    — С какого конца петуха пускать? — спросил он, перебирая лады.
    — Вон с того! — отвечал Перстень, поднимаясь. Рыжий песенник щелкнул по животу балалайки и отошел.
    — Позови убогих ко мне, — велел Иван Васильевич Малюте.
    — Да ты их, Ваня, знаешь ли? — спросила Онуфревна. — А что?
    — Да полно, слепые ли они?
    — Как? — сказал Иоанн, и подозрение мигом им овладело.
    — Чуется мне — недобрые люди, а почему чуется, не спрашивай.
    Малюта посмотрел со страхом на мамку.
    — Чего смотришь? — сказала Онуфревна. — Ты только безвинных губишь, а лихого человека распознать — чутья-то у тебя на это не хватает, рыжий пес!
    — Государь, — прищурился Малюта, — дозволь мне попытать этих людей.
    — Не нужно, — сказал Иоанн. — Я их сам попытаю. Подай мне кольчугу, да ступай, зови.
    Малюта вышел на крыльцо, перемигнулся с Хомяком.
    — Эй, вы, веселые люди, хватит кувыркаться! — ухмыльнулся он. — Войдите во дворец, царь сказок хочет послушать!
    Поверх кольчуги царь одел черный стихарь. С видом усталости лег на постель.
    — Онуфревна, подай сюда посох. Теперь пусть войдут! — сказал он.
    — Войдите, убогие, — сказала мамка. — Царь велел!
    Перстень и Коршун вошли, осторожно передвигая ноги и щупая вокруг себя руками… Лампады слабо освещали иконостас. Онуфревна вышла, а Малюта с Хомяком притаились за дверью.
    — Здравствуйте, слепые, — сказал царь, вглядываясь в черты разбойников, — муромские калашники, вертячие бобы. Какие же вы знаете сказки? — зевнул он.
    — Всякие знаем, батюшка царь, какие твоя милость послушать соизволит.
    — Добро. Начинай любую. Авось я, слушая вас, сосну! Малюта приложил ухо к двери.
    — Где-то я уже видел эти кудластые рожи! — вспоминал Хомяк.
    Тем временем в Слободе рыжий песенник расставлял людей, готовя пожар.
    Мишук, Кудлатый и еще один разбойник по кличке Решето пробежали в проулок.
    Перстень, продолжая нараспев сказку, покосился на Иоанна. Царь лежал с сомкнутыми глазами, издавая легкое храпение. Грозный, казалось, почивал.
    — …И сказал Христос Бог, когда возноасился на небо: даю вам, говорит, гору золотую, реку медвяную, сады-винограды. Будьте сыты да пьяны, но пусть каждый возделает ниву свою! Пахарь пусть пашет и сбирает плоды земные. Воин пусть охраняет землю, жена любит мужа, а муж блюдет и печалует жену. Дети малые чтят родителей, а народ чтит государя, а он примером своим наставляет и учит добру…
    Перстень откашлялся, наступая неприметно на ногу Коршуна.
    Глаза царя были закрыты, дыхание ровно.
    Снаружи вдоль тюремной стены осторожно пробирались рыжий балалаечник и Митька. Позади семенил тщедушный Мишук.
    — Кого несет? — остановил их часовой.
    — Иди ты, знаешь, куды не знаешь! Они хотели пройти мимо.
    Часовой собрался заорать, но рыжий хватил его кистенем, и он свалился, не пикнув.
    — …И тут возговорил Николай Угодник… — продолжал сказывать Перстень.
    Он увидел в окно дальнее зарево и тронул Коршуна локтем. Тот подался к Ивану Васильевичу, протянул руку к царскому изголовью.
    В это время царь внезапно открыл глаза. Коршун отдернул руку, но было поздно.
    Взор его встретился со взором Иоанна.
    Царь длинным острозаточенным посохом ударил Коршуна в грудь. Разбойник схватился за посох, закачался и упал.
    — Люди! — закричал царь, выдергивая острие из груди Коршуна.
    Опричники ворвались, как ярые псы.
    Малюта бросился на Перстня, но тот с необычайной ловкостью ударил его кулаком под ложечку, вышиб ногою оконницу и выскочил в сад.
    — Хватайте его! Оцепите все! — взревел Малюта, согнувшись от боли и держась обеими руками за живот, — Хомяк!..
    — Пошли вон! — рявкнул царь. — Вон!
    Сквозь разбитое окно виден был пожар. Вдали гудел набатный колокол. В опочивальне остался только юный царевич. Он стоял у окна, разглядывая замаранный кровью посох отца. Любовно, полой кафтана, отер кровь с него, потрогал пальцем острый стальной конец. Потом, поджав тонкие губы, вскинул подбородок, выпрямил спину и стукнул посохом о пол.
    Опершись о стену, царь Иван Грозный смотрел на царевича.
    Видел, как бьется на виске сына синяя жилка.
    Во дворце Слободы, пользуясь общим смятением, Перстень перелез через забор и побежал к тюрьме. Позади слышался топот множества ног. Весь народ повалил на пожар. Где-то взвывали псы, слышался истошный вопль, крики и ругань. Около тюрьмы почти никого не было. Осторожно пробираясь вдоль тюремной стены, Перстень споткнулся обо что-то мягкое.
    — Этот не встанет! — шепнул, подходя к нему, рыжий балалаечник. — Давай ключи!
    — Нет ключей! — отвечал отрывисто Перстень. Заметив взъерошенного Мишука, он выдохнул. — Собирай ребят. Уносим ноги!
    — А старик где?
    — Нету старика! Все из Слободы, слышишь? — прикрикнул Перстень на Мишука. — Что ты стоишь?
    — Тише! Это кто?
    — Я! — отвечал Митька, отделяясь от стены.
    — Убирайся, дурень!
    — А князь-то? — спросил Митька.
    — Все пропало! Дедушку схватили, ключей не добыли!
    — А нешто тюрьма на запоре?
    — Как не на запоре! Кто отпер?
    — А я! Испробовал, крепка ли дверь. Понапер на нее, а она, как была, так с заклепами и соскочи с петлей!
    — Ай да дурень! — воскликнул радостно Перстень. — Ах, губошлеп ты эдакий! — Перстень приобнял Митьку. — Иди за мной! — приказал он ему. — А ты, балалайка, здесь погоди. Если что, свистни!
    — Дураками свет стоит! — дернулся рыжий. — Даром я, что ли, сюда пришел? Пойду на пожар. Где горит — там и добро!
    Перстень вошел в тюрьму. За ним ввалился и Митька.
    На полу лежал убитый часовой.
    За первой дверью были еще две двери, но и те быстро подались от богатырского натиска Митьки.
    — Князь! — сказал Перстень, входя в темницу. — Вставай!
    — Кто ты? — спросил Серебряный.
    — Потом узнаешь. Вставай, князь! Время дорого. Вставай, я выведу тебя!
    — Не могу! — сказал мрачно Серебряный. — Я дал слово!
    — Князь! — вскричал гневно Перстень. — Потешаешься ты надо мной? Для тебя я зажег слободу, погубил своего лучшего товарища, а ты?… Завтра тебе казнь!
    — Не могу! — повторил решительно Никита Романович. — Я крест царю целовал.
    — Некогда толковать с тобой, — стиснул зубы Перстень. — Митька, хватай его!
    Митька вырвал из стены скобы с цепями, 'загреб Никиту Романовича в охапку и, как малого ребенка, вынес из тюрьмы.
    Неподалеку от светлой березовой рощи стоял монастырь. Стены монастырской обители опускались по скату горы, покрытой орешником. Золотые кресты горели в синеве неба.
    С другой стороны монастыря, из-за поворота, показались двое всадников.
    Елена остановила коня.
    — Спасибо, дядюшка, что проводил меня, — сказала она.
    Михеич с опаской посмотрел на кресты.
    — Это девичий монастырь, — продолжала Елена. — Там знакомая мне игуменья.
    Михеич стал ее отговаривать.
    — Куда ж ты?… А Никита Романович? Не век же ему горе в тюрьме отбывать!
    — Я там недельку обожду, Богу помолюсь, — отвернувшись, Елена заплакала. — Укреплюсь духом. А если Господь поможет, скажешь князю, где искать меня.
    Большая проселочная дорога шла через леса и перелески Рязанской земли. По дороге не спеша ехал сбежавший из дома Максим, сын Малюты Скуратова. Кукушка в лесу обещала ему долгую жизнь.
    Косматый Буян лаял и прыгал вокруг него и радовался, что удалось ему сорваться с цепи.
    Буян вдруг поднял морду на ветер и замахал хвостом. Максим увидел покачнувшуюся на сторону избушку.
    В низеньком окне светился огонь. Внутри слышался однообразный напев.
    Максим подъехал к окну.
    Он увидел всю внутренность бедного жилья. Женщина качала люльку и потихоньку пела. У ног ее сидели еще двое детей. Женщина, почуяв чужого, оробела, но вышла.
    Увидя опричника, совсем напугалась.
    — Далеко ль до рязанской дороги? — спросил Максим.
    — Да это она и есть. Рязанская-то, — кланяясь и заикаясь от страха, отвечала женщина. — Да не езди по ней, родимый ты наш, не езди. Уж больно стали шалить на дороге. Вот вчера целый обоз с вином ограбили. А теперь еще, говорят, татары обратно проявились. Знать опять нам по лесам да болотам бегать, коровушку прятать. Отымут — помрем с голоду!
    Максим поглядел на хозяйку. Бледную, хворую. Из люльки донесся крик, другие дети ползали у порога.
    — Вот/…- сказал он и высыпал горсть золотых бабе в ладони.
    — Возьми, добрая женщина, а мне их не надо.
    — Батюшка, родимый, кто ты? — хозяйка повалилась ему в ноги. — За кого нам Богу молиться?
    — Помолитесь за Малюту Скуратова, — ответил Мак¬сим.
    Хозяйка в страхе перекрестилась. Максим тронул коня, поскакал дальше.
    — Вернись, родимый, послушай мово слова! — голос женщины дрожал. — Не сдобровать тебе ночью на этой дороге!
    Буян прыгал вокруг коня и весело смотрел на Максима.
    На поляне пылали костры, вокруг которых сидели разбойники Ванюхи Перстня. Рядом стояли винные бочки с выбитыми днами. Чарки и берестяные черпала ходили из рук в руки. Ограбив обоз с вином, они пили уже второй день. Многие уже еле держались на ногах.
    — Эх, — говорил один, — что-то с нашим дедушкой теперь?
    — Вестимо что! — отвечал другой. — Рвут его с дыбов!
    — Все одно не выдаст старый черт, хоть на клочья разорви.
    — А атаман-то хорош! Сам небось цел, а старика-то выдал!
    — Да разве это атаман, чтобы своих даром губить из-за какого-то князя!
    — Да они с князем-то в дружбе!
    — А что, может; он нарочно выдал Коршуна! Глухой ропот пробежал меж опьяненных разбойников.
    — Долой Перстня! На осину его!
    — На осину! На осину!
    — Пусть князь над нами верховодит! А не согласен — и князя на осину!
    — Хотим князя!
    — Где князь?
    — Князь! — кричали голоса. — Тебе зовут, выходи!
    В избушке князь и Перстень прислушивались к этим выкрикам.
    — Напились, вражьи дети! Теперь их сам черт не уймет, — сказал Перстень. — Нечего делать, князь, выйди к ним. Ввалятся в курень, хуже будет!
    — Добро же! — сказал князь, выходя из избушки. Перстень вышел следом.
    — Ага! — закричали разбойники. — Вылез!
    — На осину его!
    — Что вы, братцы, — сказал Перстень. — Чего вы горла-то дерете? Идите, проспитесь!
    — Ты что нам указываешь! — захрипел один. — Ты больше нам не атаман!
    — Дураки! — сказал Перстень. — Да разве я держусь вашего атаманства? Поставьте над собой кого знаете, у вот вам атаманский чекан! Эка честь!
    Громкие крики заглушили голос Перстня.
    — Смотрите, смотрите! — раздалось в толпе. — Опричника поймали!.. Опричника ведут!
    Из глубины леса несколько людей вели с собой связанного Максима. Один разбойник стал петь «Лапушки». Рыжий песенник схватил балалайку. Оба пьяно семенили ногами и, кривляясь, подталкивали Максима к костру.
    — Уж коли эти пустились, — сказал Перстень Серебряному, — они не просто убьют опричника, а замучат медленною смертью, я знаю обоих.
    Максима подвели к костру. Рыжий песенник схватил его за ворот.
    — Развяжите мне руки! — сказал Максим. — Не могу перекреститься!
    Кривоногий мужик — Решето — ударом ножа разрезал веревки.
    — Крестись, да недолго!
    Максим помолился, и рыжий стал привязывать его к жердям.
    Тут Серебряный выступил вперед.
    — Подай мне атаманский чекан! — сказал он Перстню и подошел прямо к рыжему песеннику.
    . — Отвязывай опричника! — сказал он.
    — Да ты что? — удивился рыжий. — За него что ль стоишь? Смотри, у самого крепка ль голова?
    — Не рассуждай, когда я приказываю! — вскричал князь.
    И, взмахнув чеканом, он разрубил ему череп. Рыжий повадился, не пикнув.
    — Отвязывай! Ты! — приказал князь Решету, подняв чекан над его головой.
    Решето взглянул на князя и поспешил отвязать Максима.
    — Сохрани вас Бог тронуть его хоть пальцем.
    Твердый голос Серебряного и неожиданная решительность сильно подействовали на разбойников; Из толпы донесся негромкий возглас:
    — Истинно атаман!
    Трудно было бы положение Серебряного. Бог знает, куда бы еще качнуло пьяную орду, если бы не случилось еще одно событие. К костру подвели связанного детину в полосатом кафтане.
    — Да это татарин! — закричала толпа. — Ай да Митька!
    — Татарин, — повторил Митька, — ядреный!.. Насилу справился.
    — Да где ты его повязал?
    — А на рязанской дороге. — Митька бросил на землю копье, саадак и копье пленного. — Там их прорва.
    — Иди ты! — сказал кто-то из толпы.
    — Сяло спалили… церкву ограбили. — Митька развязал мешок и вынул кусок ризы, богатую дарохранительницу, две-три панагии да золотой крест. — Во! У няво отнял.
    — Все дерут, окаянные! — закричала толпа. — Да как их, проклятых земля держит!
    Серебряный воспользовался негодованием разбойников.
    Оттуда неслось громкое ржанье коней, визг и крики давимых людей.
    Серебряный поднял саблю, и две сотни разбойников, дружно взревев, бросились на врагов, скрылись в ночи, за стеной огня.
    Теснимые с одной стороны пожаром, с другой — дружиной Серебряного, враги не успели опомниться и кинулись к топким берегам речки, где многие утонули. Другие погибли в огне или задохлись в дыму. Испуганные табуны с самого начала бросились на стан, переломали кибитки и привели татар в такое смятение, что они давили друг друга. Одна часть успела прорваться через огонь и рассеялась в беспорядке по степи. Другая, собранная с трудом самим ширинским мурзою Шихма-том, переплыла через речку и ускакала в луга.
    Ранним утром Серебряный и Максим объезжали поле битвы. Татары были разбиты наголову, прижатые к реке, к болоту. Их тела, раздавленные собственными конями, порубленные разбойниками, густо устилали помятую траву. Из разбойников же убито было немного. После битвы все сидели в стороне у костра. Негромкая удалая песня доносилась оттуда.
    — А славно мы бились, правда, Никита Романыч? — говорил счастливый и возбужденный Максим, придерживая коня.
    — Славно, славно, Максим! Только нельзя, как ты, очертя голову в сечу бросаться! Вон вся рубаха в крови.
    — То вражья кровь! — Максим весело посмотрел на свою рубаху. — А на мне и царапины нет — твой крест сберег меня!
    Едва он это промолвил, как притаившийся в камышах раненый татарин выполз на берег, натянул лук и пустил стрелу в Максима.
    Угодила стрела в грудь Максима, под самое сердце. Закачался Максим на седле, ухватился за конскую гриву. Поволок его конь по чисту полю.
    Серебряный догнал его коня, поймал за узду, спрыгнул на землю и высвободил Максима из стремени.
    — Максим, Максим! — позвал он, опустившись на колени и приподнимая голову юноши. — Открой же очи, Максим!
    Максим открыл затуманенные глаза.
    — Прости, названный брат мой… Жаль, мало мы побыли вместе. Отвези матери последний поклон… Скажи, что я умер, ее поминая.
    — Скажу, Максим! Все скажу, брат мой! — прижал губы к его челу Серебряный, — Может, есть у тебя еще кто на сердце, скажи, не стыдись.
    — Никого у меня больше нет… Кроме родины моей, святой Руси! Подними мне голову, дай последний раз взглянуть окрест.
    Серебряный приподнял Максима. Тот обвел очами поле, озаренное поднимающимся солнцем, прошептал:
    — Как хочется жить… Господи, прими мою душу! — и глаза его навсегда закрылись.
    Государева мамка Онуфревна сидела на скамье, нагнувшись над клюкой, и смотрела на всех безжизненными глазами..
    — Князь, а с ворами повелся! — кривил губы Басманов. — С висельниками! Разбойничий воевода.
    Иван Васильевич перебирал четки..
    — Околдовал он их, что ли? Додумался перешибить ширинского мурзу Шихмата! Что скажешь на это? — спросил он Годунова.
    — Без них, пожалуй, татары на самую бы Рязань пошли, — отвечал Годунов осторожно. — Вот кабы не ждать их в гости и ударить бы на Крым всеми полками разом!
    — Опять за свое! — перебил Иоанн. — Мои враги не одни татары. Займись лучше своим литовским послом! — добавил он раздраженно.
    — Государь, — сказал Годунов, сделав над собой усилие. — Может, тебе Никиту Серебряного вписать в опричнину? Таких-то слуг бы тебе!
    Царь положил голову на плечо Годунова, провожая его к двери, проговорил без своей обычной насмешливости:
    — Доставь его в Слободу. А я увижу, что с ним делать, казнить или миловать. Больно много за ним вины!
    — Да полно тебе вины-то его высчитывать! — сказала сердито Онуфревна. — Вместо чтоб пожаловать его, что он басурманов разбил, церковь Христову отстоял!
    — Молчи, старуха! — сказал беззлобно Иоанн. — Не твое бабье дело указывать мне! Оставь-ка нас лучше одних, с Федорой.
    Безжизненные глаза мамки вспыхнули.
    — Тьфу, страмник! Еретик бессовестный! — старуха застучала клюкою, уходя.
    Царь схватил Басманова за душегрейку, приблизил к себе.
    — Говори, Федора, чем мне Серебряного пожаловать?
    — Опальника-то твоего? — сказал Басманов. — Да чем же, коли не виселицей?
    — Больно он хорошо татар рубит, — похвалил царь.
    — Вот-вот! — с обидой посмотрел на царя Басманов. — Их-то ты всех жалуешь! И Годунова, и Малюту, а теперь и Серебряного. А мне от тебя хоть бы какую милость. Спасибо — и то не услышишь. — Он решил поиграть. — Надежа — государь! Что ж, коли больше не люб я тебе, отпусти меня совсем!
    Царь помолчал, понял его игру и принял.
    — Так и быть, — сказал он с притворною горестью. — Хоть и тошно мне будет без тебя, сироте одинокому, и дела-то государственные, пожалуй, замутятся, да уж нечего делать, промаюся как-нибудь моим слабым разумом. Ступай себе, Федя, на все четыре стороны!
    Басманов не ожидал такого ответа. Он растерялся, а затем глаза его вспыхнули злобой.
    — Спасибо тебе, государь, — сказал он. — Спасибо, что выгоняешь слугу твоего, как негодного пса! Пусть же другие в бабьем летнике перед тобою попляшут. Много грехов взял я на душу на службе твоей, одного греха не взял, колдовства не взял на душу!
    — Колдовства? — удивился царь. — Да кто же здесь колдует?
    — А хоть бы твой Вяземский! Зачем он по ночам ездит в лес, на мельницу к колдуну? Зачем, если не для того, чтоб извести твою царскую милость?
    Царь пристально посмотрел на него, задумался. В опочивальню тихо вошел Скуратов.
    — Государь, боярин Морозов челом бьет, чтобы допустил ты его.
    — Морозов? — удивился царь. — Живуч, старый пес! Что он хочет?
    — В обиде он на Афоньку Вяземского за то, что дом сожгли и насильно жену увезли.
    Царь взглянул на Басманова испытующе.
    — Ступай, Федора, передай обоим — и Морозову, и Вяземскому — пусть выходят на честный бой. Судятся судом Божьим. Кому Бог даст одоление, тот будет чист и передо мною, а кто не вынесет боя, тот, хотя бы и жив остался, тут же примет казнь от рук палача! В Божьем суде не сила бережет, а правое дело!
    Басманов ушел.
    — Гриша, — царь ласково посмотрел на Малюту, — Федька на Вяземского показал, мол, ездил тот на мельницу колдовать и замышляет что-то против моего здравия.
    — Оба они хороши! — нахмурился Малюта. — А сам-то Федька зачем туда ездил? Зачем сам-то такой же гайтан на шее прячет? Васюк Грязной своими глазами видел.
    Царь перекрестился.
    — Пока молчи обо всем, — велел он Малюте. — Я это дело разберу.
    Вся площадь в Александровой Слободе была заполнена народом. Место царя было на дощатом помосте, покрытом червленым сукном.
    Перстень подталкивал вперед Митьку, а тот, выставив дюжее плечо свое, раздвигал толпу. Новая одежда и шапки, надвинутые до глаз, делали их неузнаваемыми.
    Басманов был приставлен вести поединок.
    — Царь едет! Царь едет! — кричали все, волнуясь и снимая шапки.
    Окруженный множеством опричников Иван Васильевич подъехал верхом к месту поединка, слез с коня, взошед по ступеням помоста и, поклонившись народу, опустился на кресла с видом человека, готовящегося смотреть на занимательное зрелище.
    Позади и около него разместились стоя царедворцы.
    В то же время на всех слободских церквах зазвонили колокола, и с двух противоположных концов въехали во внутренность цепи Вяземский и Морозов, оба в боевых нарядах. На Морозове был дощатый доспех, то есть стальные бахтерцы из наборных блях, наведенных через ряд серебром. Наручи, рукавицы и поножи блестел*! серебряными разводами. Голову покрывал высокий ший шак с серебром и чернью, а из-под венца его падала на плечи боярина кольчатая бармица, скрещенная на груди и укрепленная круглыми серебряными бляхами. У бедра его висел на узорном поясе, застегнутом крюком, широкий прямой тесак. К правой стороны седла привещей был концом вниз золоченый шастопер, оружие и знак достоинства, в былые годы неразлучный с боярином в его славных, битвах, но ныне, по тяжести своей, вряд ли кому по руке.
    Под Морозовым был грудастый черно-пегий конь с подпалинами. Его покрывал бархатный малиновый чалдар, весь в серебряных бляхах. От кованого налобника падали по сторонам малиновые шелковые кисти, перевитые серебряными нитками, а из-под шеи до самой груди висела такая же кисть, больше и гуще первых, называвшаяся наузом. Узда и поводья состояли из серебряных цепей с плоскими вырезными звеньями неравной величины.
    Мерно шел конь, подымая косматые ноги в серебряных наколенниках, согнувши толстую шею, и когда Дружина Андреевич остановил его саженях в пяти от своего противника, он стал трясти густою волнистою гривою, достававшею до самой земли, грызть удила и нетерпеливо рыть песок сильным копытом.
    Вооружение Вяземского было гораздо легче. Еще страдая от недавних ран, он предпочел легкую кольчугу. Ее ожерелье, подол и зарукавья горели дорогими каменьями. Вместо шишака на князе была ерихонка, то есть низкий, изящно выгнутый шлем, имевший на венце и ушах золотую насечку, а на тулье высокий сноп из дрожащих золотых проволок, густо усыпанных во всю длину их рубиновыми искрами. Сквозь полку шлема проходила отвесно железная золоченая стрела, предохранявшая лицо от поперечных ударов; но Вяземский, из удальства, не спустил стрелы, а напротив, поднял ее так, что бледное лицо его и темная борода оставались совершено открытыми. На поясе, плотно стянутом пряжкой поверх кольчуги и украшенном разными привесками, звенцами и бряцальцами, висела кривая сабля, вся в дорогих каменьях, та самая, которую когда-то заговорил мельник и на которую теперь твердо надеялся Вяземский. Из-под нарядного подола кольчуги виднелась белая шелковая рубаха с золотым шитьем, падавшая на штаны жаркого цвета, всунутые в зеленые сафьяновые сапоги. Их узорные голенища натянуты были до колен и перехватывались под сгибом и у щиколоток жемчужной тесьмой.
    Конь Афанасия Ивановича, золотисто-буланый аргамак, был весь увешан, от головы до хвоста, гремучими цепями из дутых серебряных бубенчиков. На вороненом налобнике горели в золотых гнездах крупные яхонты. Сухие черные ноги горского скакуна не были вовсе подкованы, но на каждой из них, под бабкой, звенело по одному серебряному бубенчику.
    Аргамак сделал скачок и остановился как вкопанный. Ни один волос его черной гривы не двигался. Налитые кровью глаза косились по сторонам.
    В это время раздался голос бирючей;
    — Православные люди! — кричали они в разные концы площади, — зачинается судный бой промеж оружничего царского, князя Афанасья Иваныча Вяземского, и боярина Дружины Андреича Морозова. Тягаются они в бесчестии своем в бою, и увечье, и в увозе боярыни Морозовой! Православные люди! Молитесь Пресвятой Троице, дабы даровала она одоление правой стороне!
    Площадь затихла. Все зрители стали креститься. Басманов подошел к царю и проговорил с низким поклоном:
    — Прикажешь ли, государь, зачинаться бою?
    — Зачинайте! — сказал Иоанн. Басманов подал знак. Противники вынули оружие.
    По другому знаку надлежало им скакать друг на друга, но, к изумлению всех, Вяземский закачался на седле и выпустил из рук поводья. Он свалился бы на землю, если б поручник и стряпчий не подбежали и не помогли ему сойти с коня. Подоспевшие конюхи успели схватить аргамака под уздцы.
    Видя, что князь сошел с коня, Морозов также слез с своего черно-пегого и отдал его конюхам.
    Стряпчий Морозова подал ему большой кожаный щит: с медными бляхами, приготовленный на случай пешего боя.
    Стряпчий Вяземского поднес ему также щит, вороненый, с золотою насечкой и золотою бахромой.
    Но Афанасий Иванович не имел силы вздеть его на руку. Ноги под ним подкосились, и он упал бы вторично, если б его не подхватили.
    — Что с тобой, князь? — спросил Басманов.
    — Сымите с меня бронь! — проговорил Вяземский, задыхаясь. — Корень душит меня! Сымите бронь!
    Он разорвал ожерелье кольчуги и сдернул с шеи гайтан, на котором висела шелковая ладанка. Отбросил ладанку в сторону.
    Басманов незаметно подобрал ладанку и положил ее к ногам царя, торжествующе взглянув на него.
    Морозов стоял над Вяземским с голым тесаком.
    — Сдавайся, пес! Сознавайся в своем окаянстве!
    — Нет! — сказал Афанасий Иванович. — Рано мне сдаваться! Я поставлю за себя бойца, и тогда увидим, чья будет правда! Государь, — Вяземский повернулся в сторону царя. — Раны мои открылись, видишь, как кровь из-под кольчуги бежит! Дозволь, государь, бирюч кликнуть, охотника вызвать, чтобы заместо меня стал!
    — Вели кричать бирюч, — разрешил царь, — авось кто поудалее тебя найдется! А не выйдет никто, Морозов будет чист, а тебя отдадут палачам!
    Тогда и Морозов подошел к царю.
    — Государь, разреши и мне бирюч кричать. Не пристало боярину Морозову с, вяземским наймитом биться!
    Как ни желал Иоанн погубить Морозова; но просьба его была слишком справедлива.
    — Кричи и ты бирюч! — сказал он гневно. В это время через оцепление перелез Хомяк.
    — Я заместо Вяземского! — и он прошелся вдоль цепи, махая саблей и посмеиваясь над зрителями. — Выходи, кто смел! Много вас ворон собралось, но нет ни одного ясного сокола! Кто хочет со мной померяться?
    — А я! — раздался неожиданно голос парня.
    Митька, увидев Хомяка, узнал его.
    — Ты кто? — спросил Басманов.
    — Я-то? Я Митька! — Он очутился внутри ограды и, казалось, сам был удивлен своей смелости.
    — Спасибо тебе, молодец! — сказал Морозов парню. — Спасибо, что хочешь за правду постоять. А я уж тебя своей милостью не оставлю, отблагодарю.
    Морозов протянул Митьке свою саблю.
    — Не, — отказался от сабли Митька. — Мне бы дубину.
    — Дать ему оглоблю, — сказал царь, заранее потешаясь ожидающим его зрелищем. — А ты бейся саблей, — разрешил он Хомяку.
    — Ну ты! Становись, что ли! — произнес Митька решительно.
    — Я те научу нявест насильничать!
    Митька поднял над головой оглоблю и начал крутить ее, подступал к Хомяку скоком. Тщетно Хомяк старался улучить мгновение, чтобы достать Митьку саблей. Ему оставалось только поспешно сторониться или увертываться от оглобли.
    — Я те научу нявест насильничать! — раз от разу повторял Митька.
    Вдруг раздался глухой удар, и Хомяк, пораженный в бок, отлетел на несколько сажен и грянул замертво оземь, раскинувши руки.
    Площадь огласилась радостным криком.
    В общей суматохе Перстень подобрался к Митьке и, дернувшего за полу, сказал шепотом:
    — Иди, дурень, за мной! Уноси свою голову!
    И оба исчезли в толпе.
    — Боярин Морозов, — сказал торжественно Иоанн, вставая со своего места. — Ты Божьим судом очистился предо мною. Не уезжай из Слободы до моего приказа. Афоня, — царь повернулся к Вяземскому. — Тебе ведомо, что я твердо держусь моего слова. Боец твой не устоял, Афоня!
    — Что ж, — ответил Вяземский, — вели мне голову рубить, государь!
    — Только голову рубить? — странно улыбаясь, произнес царь. — А не мало ли? Это что? — он показал ладанку, страшно глядя в очи Вяземского. — Раб лукавый! Ты в смрадном сердце своем аки аспид задумал погубить меня, чернокнижием хотел извести, раб лукавый!
    На лицах окружающих проявился ужас. Один Малюта смотрел безучастно. Лицо Басманова выражало злобное торжество.
    Вяземский как-то отрешенно посмотрел на царя, сказал спокойно:
    — Надежа православный царь, то все неправда, а правда одна — не по любви я тебе служил и честь свою боярскую поганил, а с горя-горького. А жизнь мне давно опротивела.
    Вяземский отвернулся.
    — Отведите его! — сказал царь. — Я положу ему казнь по заслугам его. А колдуна отыскать, привести в Слободу и допросить пристрастно! Велика злоба дьявола, князя мира сего, — продолжал Иоанн, подняв очи к небу. — Он, подобно льву рыкающему, ходит вокруг, ищуще пожрать мя, и даже в синклите моем находит усердных слуг себе. Но я уповаю на милость Божию и, с помощью Господа, не дам укорениться измене на Руси.
    Иоанн сошел с помоста и, сев на коня, отправился ко дворцу, окруженный безмолвной толпою опричников. Малюта подошел к Вяземскому с веревкой в руках.
    — Не взыщи, князь! — сказал он с усмешкой, скручивая ему руки назад. — Наше дело холопское!
    В царской опочивальне, кроме постели с голыми досками, на которой царь усмирял плоть, была еще и другая постель, устланная мягкими мехами и пуховиками.
    Сейчас царь возлежал на ней, ласково поглядывая на своих любимцев. Здесь были все, кроме Бориса Годунова. Остановил взор на Грязном, который явно мучался с великого перебора.
    — Подыхаешь, Вася? — усмехнулся царь. — Кравчий, подать ему братину романеи, аль венгерского!
    Федор Басманов подошел к ставцу, налил огромную братину вина. Взял ее обеими руками и, поклонившись, подал Грязному. Тот, поклонившись царю, одним духом опорожнил полуведерную братину, перевел дыхание.
    — От нынешнего дни будешь пить токмо с моего дозволения, — сказал ему царь.
    Грязной в испуге выпучил глаза.
    — Воля твоя, государь, — прошептал он. — Лучше вели казнить.
    Царь засмеялся, погрозил ему пальцем. Начал новую речь:
    — Помню, встретил я тут, во время объезда по моим весям, потешных людишек. Медведь с ними был. Уж так ловко плясал, что я со смеху покатился. А потом окажись в той медвежьей-то шкуре мужик! — Царь пристально посмотрел на Федора Басманова. — А вот ты, Федя, мог бы в медвежьей шкуре сплясать, меня потешить?
    Федор не без дерзости взглянул в очи царя.
    — В чем я, государь, для тебя не плясал! Как только не потешал. Да вот ты-то совсем не желаешь меня пожаловать.
    — А чем же тебе пожаловать, Федя?
    — А хоша бы оружничным своим заместо Афоньки Вяземского.
    — Оружничий должность высокая, Федя.
    — А я что ль не достоин, государь?
    — Отчего же. Может, ты и поболе чего достоин.
    Грязной и другие опричники с ревностью смотрели на Басманова. В это время дверь открылась, и в опочивальне появился Малюта.
    — Войди, Лукьяныч! — сказал приветливо царь. — С какой вестью тебя Бог принес?
    Выражение лица Малюты было таинственно, и в нем проглядывала злобная радость. Переглянувшись с царем и покосившись на Федора Басманова, он стал креститься на образа.
    — Откуда ты? — спросил Иоанн, подмигнув неприметно Скуратову.
    — Из тюрьмы, государь, колдуна пытал.
    — Ну, что же? — спросил царь и бросил беглый взгляд на Басманова.
    — Бормотал поначалу, не разобрать что. А когда стали мы ему вертлюги ломать, сознался: «Езживал, дескать, ко мне не один Вяземский, а и Федор Алексеич Басманов, корень-де взял у меня и носит тот корень на шее. — Басманов побледнел. — А как стали мы прижигать ему подошвы, так и показал он, что хотел тем корнем Федька твое государское здоровье испортить.
    Иоанн пристально посмотрел на Федора Басманова, который зашатался под этим взглядом.
    — Батюшка-царь! — сказал он. — Охота тебе слушать, что мельник говорит! Кабы я знался с ним, стал бы я на него показывать?
    — А вот и увидим. Расстегни-ка свой кафтан, посмотрим, что у тебя на шее?
    — Нет у меня ничего кроме креста да образов, государь.
    — Расстегни кафтан! — повторил Иван Васильевич.
    Басманов судорожно отстегнул верхние пуговицы.
    — Изволь, — Басманов шагнул к Иоанну и подал цепь с образами.
    Но царь, кроме цепи, успел заметить еще шелковый гайтан на шее Басманова. Полусидевший на постели, он поднялся вперед.
    — А это что? — он рванул ворот рубахи и содрал с шеи Басманова гайтан с ладанкой.
    — Это, — проговорил Басманов, делая над собой последнее отчаянное усилие, — это, государь… материнское благословение.
    — Посмотрим благословение! — царь передал ладанку Грязному. — Распори ее, Васюк!
    Грязной распорол ножом оболочку и высыпал что-то на маленький столик у постели царя.
    Все с любопытством нагнулись и увидели какие-то корешки, перемешанные с лягушачьими костями.
    — Этим благословила тебя мать? — спросил насмешливо царь. — А жабьи кости зачем? — Иоанн наслаждался отчаянием Басманова.
    — Про кости я ничего не ведал, государь, видит Бог, не ведал!
    Иван Васильевич обратился к Малюте:
    — Говоришь, колдун показал — Федька-то затем к нему ездил, чтоб испортить меня?
    — Так, государь! — Малюта скривил рот, радуясь беде давнишнего врага своего.
    — Ну что ж, Федюша, — сказал с усмешкой царь, — надо и тебя с колдуном оком к оку поставить, а то говорят: царь одних земских пытает, а опричников своих бережет. Отведай же и ты ласковых рук Григория Лукьяныча.
    Басманов повалился Иоанну в ноги.
    — Солнышко мое красное! — вскричал он. — Светик мой, государь, не губи меня, солнышко мое, месяц ты мой! Соколик, горностаек!.. Вспомни, как я служил тебе, как от воли твоей ни в чем не отказывался!
    Иоанн отвернулся.
    — Батюшка! — Басманов в отчаянье бросился к своему отцу. — Упроси государя, чтобы даровал жизнь холопу своему! Пусть наденут на меня уж не сарафан, а дурацкое платье! Я рад его царской милости шутом служить! Умоли!
    Но отцу Федора были равно чужды и родственное чувство, и сострадание. Он боялся участием к сыну навлечь опалу на самого себя.
    — Прочь, — сказал он, отталкивая сына, — прочь, нечестивец! Кто к государю не мыслит, тот мне не сын!
    Федор Басманов сокрушенно покрутил головой, зло сказал:
    — Поспешил… поспешил от сына отречься, батюшка. Смотри, под пыткой-то мне и на тебя достанет что показать..
    — Врет! — упал на колени и старший Басманов. — Не верь ему, государь! Все врет!
    Царь усмехнулся, кивнул Малюте:
    — Правда, что яблочко от яблони недалеко падает. Займись обоими, Григорий Лукьяныч.
    Федор Басманов в отчаянии обвел кругом умоляющим взором, но везде встретил враждебные или устрашенные лица. Он понял, что терять ему более нечего, и к нему возвратилась его решимость.
    — Надежа-государь! — сказал он дерзко, тряхнув головою, чтобы оправить свои растрепанные кудри. — Иду я по твоему указу на муку и смерть. Дай же мне сказать тебе последнее спасибо за все твои ласки! А грехи-то у меня с тобой одни! Как поведут казнить меня, я все до одного расскажу перед народом! Пусть он услышит мою исповедь!
    Царь покачал головой.
    — Эх, Федора, вот и сказалась твоя бабья-то натура. Пошто пугаешь меня убогого, недостойного, многогрешного?
    Царь повел головой, и опричники, схватив обоих Басмановых, выволокли их за дверь.
    Царь сошел с постели, перекрестился на образа.
    — Ты зришь, Господи, сколькими я окружен и явными и скрытыми врагами! — Повернулся ко всем. — А теперь к делу. Я, чай, приемная палата полна людишек!
    Он облачился в золотую парчу. Взял в руки свой узорный посох и величественно вскинул голову.

    Перстень поднял шапку, прощаясь с окружившими его и князя Серебряного разбойниками.
    — Ребятушки!.. Настал мне час расстаться с вами. Иду опять на Волгу, к дружку своему, Ермаку Тимофеевичу. Не поминайте лихом, коли я в чем сгрубил перед вами.
    Перстень поклонился в пояс разбойникам.
    — Атаман! — заговорила в один$7
    — Идите с князем, ребятушки. Вы вашим дело с ворогом искупили вину свою перед царем! А князь не оставит вас!. |
    — Добрые молодцы, — обратился к разбойникам Cеребряный. — Я дал царю слово не уходить от суда его. Теперь должен понести государю мою голову. Хотите ли идти со мною?
    — А простит он нас? — спросил Решето.
    — Это в Божьей воле. Не хочу вас обманывать. Что›: ж, давайте делиться: кто со мной — останься при мне, а кто нет — отойди в сторонку.
    Разбойники загудели. Часть их, во главе с Решетом, начала отходить от Серебряного.
    Пока они делились, князь спросил Перстня:
    — А ты ни за что не пойдешь со мною?
    — Нет, князь, я не то, что другие. Меня царь не простит, не таковы мои провинности!
    — Жаль! — Серебряный крепко обнял Перстня.
    — А где ж зазнобушка твоя, князь? — спросил тот.
    Серебряный сник.
    — Жду, пока Михеич подаст весть. Может, он в Слободе объявиться.
    — Обожди здесь с недельку, боярин. Авось царь покрепче подзабудет вину свою!
    Серебряный кивнул.
    — Ты прав… Прости, атаман, и все ж жаль мне тебя, что идешь на Волгу. Не таким бы тебе делом заниматься!
    — Кто знает, князь! Иван Кольцо сам себе дорогу избрал.
    — Почему Кольцо? Ты же Перстень!
    — Это здесь я Перстень, а на Волге я Кольцо. Бог не без милости, авось еще и услышишь про Ермака Тимофеича и Ивана Кольцо, князь! Авось и не всегда буду тем, что теперь!
    И Перстень сверкнул своими черными глазами и белозубой улыбкой.

    На высоком троне восседал Иван Васильевич Грозный. В полном царском облачении, опираясь на посох. Здесь же в палате толпились и его опричники.
    Годунов, стоявший рядом, почтительно склонившись к нему, объявил по реестру:
    — Литовские послы прибыли, государь! Бьют челом и хотят предстать пред твои светлые очи!
    — Так уж сразу и предстать, — усмехнулся царь. — А сколько они моего посольского человека, Никитку Серебряного, морочили! Пусть обождут, а ты, Борис, веди с ними разговоры, да не спеши! Надеюсь, тебя они, не охмурят?
    — Думаю, не охмурят. — Годунов тонко улыбнулся.
    — Кто там дальше?
    — Рязанский воевода.
    — Зови.
    Борис Годунов дал знак, двери открылись, и в приемную палату ступил воевода. Подойдя к креслу царя, он отдал земной поклон.
    Между тем, неподалеку от маленькой часовни, под открытым навесом, двое опричников во главе с Малютой Скуратовым занимались необычным делом. Они зашивали в огромную медвежью шкуру Федьку Басманова.
    Делая стежки огромной иголкой вдоль разрезанной на животе медвежьей шкуры, Малюта говорил:
    — Мягкая шкура, свежая, кровушкой попахивает. — Федор Басманов со страхом смотрел на него из-под медвежьей головы. — Спляшешь перед царем, потешишь, авось, помилует!
    — День и ночь плясать буду! — хрипло говорил Федька. — Не обижайся на меня, Григорий Лукьяныч! Замолви словечко перед царем.
    — Замолвлю! — отвечал Малюта, затягивая швы. В палате Годунов склонился к трону царя.
    — Кто еще? — спросил Иоанн.
    — Торговые людишки от Москвы. Старшины черные сотен и слобод.
    — Зови!
    В палату вошли торговые люди. Старший из иих держал в руках огромное золотое блюдо, на которое были хлеб и соль.
    Подойдя к креслу царя, все бухнулись на колен, ударились лбами о пол.
    Царь милостиво отщипнул от каравая. Обмакнув в соль, положил кусочек в рот.
    — Чего вы просите, аршинники? — весело посмотрел на их затылки Грозный.
    — Батюшка, государь наш, пришли мы плакаться твоей милости! Будь нам заступником! Разоряют нас совсем твои служивые, весь доход забирают в казну! И еще совсем заедают с женами и дочерьми!
    — Вишь, дурачье! — рассмеялся царь, обращаясь к; Годунову. — Они б хотели и жен, и товар при себе одних держать! А чем мои молодцы пробавляться будут? — подмигнул он опричникам. — Да чего вы расхныкались, — сказал старшинам. — Ступайте себе домой! Обещаю подумать про вашу печаль!
    — Отец ты наш, дай Бог тебе многие лета! — закричали торговые люди.
    В это время в палату вошел Малюта и, пройдя к царю, чего-то прошептал ему на ухо.
    Царь кивнул головой, поднялся и пошел к выходным дверям.
    Царь и все его близкие стояли на крыльце, том самом, с которого когда-то Федор Басманов наблюдал за нападавшим на Серебряного медведем.
    А теперь сам Федор, зашитый в медвежью шкуру, плясал перед крыльцом, напевая себе в такт, кривляясь и кувыркаясь, чтобы изо всех сил угодить царю.
    Опричники громко смеялись. Царь же смотрел на пляшущего медведя с легким пренебрежением. Затем кивнул Малюте, и тот сделал жест рукой куда-то в сторону.
    И тотчас же во двор ворвалась свора огромных свирепых псов. Рыча, они набросились на „медведя“.
    Тот бросился было бежать, но свора тотчас нагнала его, и „медведь“, рухнув на землю, исчез под кучей свирепых животных. Раздался нечеловеческий вопль и тут же оборвался.
    Псы в клочья рвали „медведя“, кровь залила землю. Царь перекрестился и, повернувшись, исчез во дворце.
    На другое утро к Морозову, который по воле царя остался в Слободе, явились два стольника с приглашением к царскому столу.
    Когда Дружина Андреевич приехал во дворец, палаты уже были полны опричников, столы накрыты, слуги в богатых одеждах готовили закуску.
    Зазвонили дворцовые колокола, затрубили трубы, и Иван Васильевич с благосклонным, приветливым лицом вошел в палату в сопровождении чудовского архимандрита Левкия, Василия Грязного, Бориса Годунова и Малюты Скуратова.
    Приняв и отдав поклоны, он сел за свой прибор, и все за столом его разместились по чинам. Осталось одно пустое место, ниже Годунова.
    — Садись, боярин Дружина! — сказал ласково царь, указывая на пустое место.
    Лицо Морозова побагровело.
    — Государь, — ответил он. — Стар я, государь, перенимать новые обычаи. Наложи опять опалу на меня, прогони от очей твоих — а ниже Годунова не сяду!
    Все в изумлении переглянулись. Но царь, казалось, ожидал этого ответа. Выражение лица его осталось спокойным.
    — Борис, — сказал он Годунову, — должно быть, уж я и в домишке моем не хозяин! Придется мне, убогому, забрать свою рухлядишку и бежать с людишками моими куда-нибудь подале! Прогонят они меня отсюда, калику перехожего, как от Москвы прогнали!
    — Государь, — сказал смиренно Годунов, желая выручить Морозова. — Старые люди крепко держатся старого обычая, и ты не гневись на боярина. Коль дозволишь, государь, я сяду ниже Морозова; за твоим столом все места хороши!
    Он сделал движение, как бы готовясь встать, но Иоанн удержал его взглядом.
    — Да, — продолжал спокойно Иоанн, — боярин пот длинно стар, но разум его молод не по летам. Больно он любит шутить. Я тоже люблю шутить. Но с того дня, как умер мой шут Ногтев, некому потешать меня. Дружине, я вижу, это ремесло по сердцу; я же обещал не оставить его моею милостью, а потому жалую его моим первым шутом. Подать сюда кафтан Ногтева и надеть.
    Морозов стоял как пораженный громом. Багровое лицо его побледнело, кровь хлынула к сердцу.
    Он стоял молча, вперив в Иоанна неподвижный вопрошающий взор, как бы ожидая, что он одумается и возьмет назад свое слово. Но Василий Грязной, по знаку царя, встал из-за стола и подошел к Дружине Андреевичу, держа в руках пестрый кафтан, полупарчовый, полусермяжный, со множеством заплат, бубенчиков и колокольцев.
    — Надевай, боярин! — сказал Грязной, — великий государь жалует тебя этим кафтаном с плеча бывшего шута своего Ногтева!
    — Прочь! — воскликнул Морозов, отталкивая Грязного, — не смей, пес, касаться боярина Морозова, предкам которого твои предки в псарях и в холопах служили!
    И, обращаясь к Иоанну, он произнес дрожащим от негодования голосом:
    — Государь, возьми назад свое слово! Вели меня смерти предать! В голове моей ты волен, но в чести моей неволен никто!
    Иван Васильевич посмотрел на опричников.
    — Правду я говорил, что Дружина любит шутить? Слыхали — я не волен его кафтаном пожаловать!
    — Государь! — продолжал Морозов. — Именем Господа Бога молю тебя, возьми свое слово назад!.. Много ран получил я, много крови пролил на службе батюшки твоего и на твоей, государь, когда я с князьями Одоевским и Мстиславским прогнал от Оки крымского царевича и татарский набег от Москвы отворотил! Когда в малолетстве твоем я матушку твою от Шуйских и Вельских спасал!
    — Довольно болтать! — сказал грозно Иоанн. — Вы! — обратился он к опричникам. — Помогите ему. Он привык, чтоб ему прислуживали!
    В один миг опричники сорвали с Морозова верхнюю одежду и напялили на него кафтан с колокольцами.
    Морозов молча смотрел, как опричники со смехом поправляли и одергивали на нем кафтан.
    — А шапку-то позабыли? — сказал Грязной, надевая на Морозова пестрый колпак, и, отступив назад, он поклонился ему до пола. — Дружина Андреич! — сказал он. — Бьем тебе челом на новой должности! Потешай нас!
    Тогда Морозов поднял голову и обвел глазами собрание.
    — Добро! — сказал он громко и твердо. — Принимаю новую царскую милость.
    Морозов сделал повелительный знак, и опричники невольно посторонились.
    Гремя колокольцами, боярин подошел к столу и опустился на скамью, напротив Иоанна, с такой величественной осанкой, как будто на нем была царская риза.
    — Как же мне потешать тебя, государь? — спросил он, положив локти на стол и глядя прямо в очи царя. — Мудрен ты стал на потехи, ничем не удивишь тебя! Каких шуток не перешучено на Руси с тех пор, как ты государишь! Потешался ты, когда еще был отроком, и конем давил народ на улицах. Но то было ребяческое веселье… А дальше ты начал знаменитых людей в монахи постригать, а жен и дочерей их себе на потеху позорить. И это тебе прискучило. Давай и над церковью Христовой поглумимся. Вот и набрал ты всякой голи кабацкой, всякой скаредной сволочи! — обвел он рукой присутствующих, — Нарядил их в рясы монашеские… И стали вы днем людей резать, а ночью акафисты петь, кровью обрызганые.
    Опричники вскочили со своих мест, чтоб броситься на Морозова. Царь удержал их знаком.
    — И еще для потехи твоей скажу: пока ты со своей опричниной пляшешь да кровью упиваешся, наступят на тебя с заката Сигизмунд да Литва, надрут с полуночи немцы, а с полудня и восхода подымится хан, нахлынет орда на Москву, и не будет воевод вроде меня и остальных отстаивать святыню Господню! Запылают храмы Божий с мощами святителей. И будешь ты, царь всея Руси, в ноги кланятся хану й, стоя на коленях, стремя его целовать!
    — Дозволь, государь, ему глотку заткнуть! — выхватил нож Грязной.
    — Не смей! Дай его милости до конца договорить, — прошептал царь.
    Морозов гордо повел очами.
    — Государь! Новый шут твой перед тобою. Слушай его последнюю шутку! Пока ты жив, уста народа русского запечатаны страхом. Но минует твое зверское царенье, и останется на земле лишь память дел твоих, и перейдет твое имя от потомков к потомкам на вечное проклятие, доколе не настанет страшный суд Господень! И тогда все сотни и тысячи избиенных тобою, все сонмы мужей и жен, младенцев и старцев, все, кого ты погубил и замучил, предстанут перед тобой и потребуют обратно честь свою.
    Морозов замолчал и, бросив презрительный взор на царских любимцев, повернулся к ним спиною и медленно удалился.
    — Прикажешь сейчас порешить его, государь? — спросил Малюта.
    — Нет! В тюрьму! — произнес Иоанн, переводя дыхание. — Беречь его! Кормить его! Не пытать. Чтоб не издох до времени!
    После отъезда литовских послов царь назначил день общей торжественной казни. Он решил устроить эту казнь в Москве, приказав согнать на нее весь московский люд.
    На большой торговой площади, внутри Китай-города, было поставлено множество виселиц. Среди них стояло несколько срубов с плахами. Немного подале висел на перекладине между столбов огромный железный котел. С другой стороны срубов торчал одинокий столб с приделанными к нему цепями, а вокруг столба работники навалили костер. Разные неизвестные орудия виднелись между виселицами и возбуждали в толпе боязливые догадки, от которых сердце заранее сжималось.
    Наконец роковое утро настало, и в небе послышалось громкое карканье ворон, которые, чуя близкую кровь, слетались отовсюду в Китай-город, кружились стаями над площадью и унизывали черными рядами церковные кресты, гребни домов и самые виселицы.
    Тишину прервал отдаленный звон бубен и тулумбасов, который медленно приближался к площади. Показалась толпа конных опричников, по пяти в ряд. Впереди ехали бубенщики, чтобы разгонять народ и очищать дорогу государю.
    За опричниками ехал сам царь Иван Васильевич, верхом, в большом наряде, с колчаном у седла, с золоченым луком за спиною. Венец его шишака был украшен демсусом, то есть изображением на финифти Спасителя, а по сторонам Богородицы, Иоанна Предтечи и разных святых. Черпак под ним блистал дорогими каменьями, а на шее у вороного коня болталась собачья голова.
    Позади царя ехала толпа ближайших царедворцев, по три в ряд. За ними шло триста с лишком человек, осужденных на смерть. Скованные цепями, изнуренные пыткой, они с трудом передвигали ноги.
    Шествие заключал многочисленный отряд конницы Когда поезд въехал в Китай-город и все войско, спешившись, разместилось у виселицы, Иоанн, не сходя с коня, осмотрел забитую народом площадь и сказал:
    — Люди московские! Вы узрите ныне казни и мучения. Караю злодеев, которые хотели предать врагам государство! Плачуще, предаю телеса их терзанию, яко аз есмь судия, поставленный Господом судить народы мои!
    Между тем костры под котлами и столбами запылали, а на срубы поднялись палачи.
    Первым вывели боярина Дружину Андреевича Морозова.
    Иоанн, в порыве раздражения, обрек было его на самые страшные муки, но вследствие общей любви москвитян к боярину он осудил его на менее жестокую смерть.
    Морозов взошел на сруб, перекрестился.
    — Ведаю себя чистым перед Богом и перед государем, — ответствовал он спокойно, — передаю душу мою Господу Иисусу Христу! Вдове же моей прощаю, и вольно ей выйти за кого захочет!
    С этими словами Морозов еще раз перекрестился и опустил голову на плаху.
    Раздался глухой удар, голова Дружины Андреевича покатилась, кровь его обагрила доски помоста.
    Палачи схватили Вяземского, который от пыток почти не стоял на ногах. В глазах его читалась отрешенность, смешанная с презрением ко всему. Его подвели к большому котлу, в котором уже закипала вода. Костер тем временем разгорелся.
    Старого мельника втащили на этот костер и приковали к столбу. Мельник ничего не замечал вокруг. Углубленный в самого себя, он бормотал что-то себе под нос и с видом помешательства приплясывал на костре, гремя цепями.
    — Шикалу! Ликалу! — говорил он. — Слетались вороны на богатый пир. Подымайся, ветер, от мельницы! Кулла! Кулла! Разметай костер, загаси огонь!
    И в самом деле ветер поднялся над площадью, он раздул подложенный под колдуна хворост, и пламя, вырвавшись сквозь сухие дрова, охватило мельника.
    И в эту минуту над площадью раздались голоса:
    — Блаженный идет! Смотрите! Смотрите! Блаженный идет!
    Площадь затихла. Казни приостановились. Гремя веригами и железными крестами, блаженный пробирался сквозь толпу и шел прямо на Иоанна. Против обыкновения, судорога подергивала эти улыбающиеся уста, как будто с кротостью боролось другое, непривычное чувство.
    — Ивашко! Ивашко! — кричал блаженный издалека. — Ивашко! Меня-то забыл! Посмотри на блаженного, — он подошел к царю, встал напротив. — Что ж не велишь казнить блаженного? Чем Вася хуже других?
    — Бог с тобой! — сказал царь, достал горсть золотых. — На, Вася, помолись за меня!
    Блаженный подставил обе руки, но, тотчас же отдернул их, и деньги посыпались на землю.
    — Ай, ай! Жжется! — закричал он, дуя на пальцы. — Зачем ты деньги в огне раскалил? Зачем в адовом огне раскалил?.
    — Ступай, Вася! Оставь нас, тебе здесь не место!
    — Нет! Мое место здесь, с мучениками! Дай и мне мученический венчик! За что обижаешь меня? — юродивый вдруг засмеялся и стал пальцем показывать на Ивана. — Смотрите, смотрите! У него рога на лбу! У тебя козлиные рога выросли! И голова-то твоя стала песья!
    — Прочь, сумасшедший! — закричал царь и, выхватив копье из рук ближайшего опричника, он замахнулся на юродивого.
    Крик негодования раздался в толпе.
    — Не тронь его! Не тронь блаженного! — крики неслись по всей площади.
    Царь сделал усилие над собой и переломил свою волю. И с пеной у рта, с сверкающими очами, с поднятым копьем, он стиснул коня ногами, налетел вскачь на толпу осужденных и пронзил первого попавшего ему под руку. На бледном лице Иоанна показался румянец, на лбу надулись синие жилы.

    Над лесом шумел ветер. Смеркалось.
    Вокруг еле тлевшего костра сидели разбойники. Звучала заунывная песня; Она вплеталась в тревожный шум ветра..
    Серебряный сидел в стороне, на сухой валежине. Он был погружен в свои невеселые думы.
    — Эй, эй!.. Смотри! Кто там? Кто? — закричали голоса, — Князь, никак твой стремянный!
    Серебряный поднял голову.
    Лесную поляну пересекал на коне Михеич. Старик был бледен, седло под ним съехало. Князь встал ему навстречу.
    — Батюшка, Никита Романыч! — скатившись с коня и задыхаясь, заговорил Михеич, — Уж где я тебя не искал, и у кривого дуба, и на мельнице.
    — Где она?! — перебил князь.
    — А мельницы уж нет, и колдуна нет — одни головешки остались.
    — Все знаю! Что случилось с Еленой Дмитриевной? Говори! Что?
    — Не кори меня, — сказал мрачно Михеич. — Нечего было делать, проводил ее, батюшка, в девичий монастырь. Там и оставил. — Серебряный замер. — Я, говорит, там с недельку обожду.
    Серебряный хотел что-то сказать и не мог.
    — Да ты не опасайся, что она подстриглась! Сил, говорит, наберусь.
    — Едем! — решительно сказал Серебряный. — Далеко монастырь?
    — Верст сорок будет, да куда ж на ночь-то.
    — Едем, Михеич. Передохни и поедем! Окружившие их разбойники мрачно молчали. Один сказал:
    — Бросаешь нас, князь? Все зашумели.
    Серебряный остановил их жестом.
    — Мое слово крепко! — обратился он ко всем, — Я скоро обернусь! Беда у меня, братья, — тихо добавил он с болью и тоской. — Как вернусь, все вместе пойдем бить челом царю. Государь милостив, он нас простит!

    После казни царь вновь уехал в Александрову Слободу. Вечером он сидел один в своей опочивальне.
    — Зверь ты этакий, — с такими словами вошла его мамка Онуфревна, — как тебя еще земля держит, зверя плотоядного? Кровью от тебя пахнет, душегубец! — Иоанн ничего не ответил. — Погоди, погоди! Разразится гром Божий над теремом твоим, выжжет он всю твою нечистую слободу! И тебя убьет, окаянного!
    Слова Онуфревны проняли его насквозь лихорадочной дрожью. Он сел на постель. Зубы его застучали.
    — Ступай, Онуфревна, ступай, — Иоанн взглянул на мамку неприветливо.
    — Что ты меня гнать вздумал. А ты на долготерпение-то Божие слишком не рассчитывай. На тебя и у самого у Господа терпения не станет. А Сатана-то обрадуется и войдет в тебя! — Старуха, 0 медленно передвигая ноги, удалилась.
    Вдруг что-то застучало в окно. Иван Васильевич вздрогнул/ Он к чему-то прислушивался.
    Молния за окном осветила всю палату. Страшный удар грома потряс опочивальню.
    Иван вскочил на лежанку, встал на нее ногами, прижался спиной к расписанным изразцам, стараясь раствориться в них.
    Половицы приподнялись, и из-под них выглянула чья-то окровавленная голова. А потом показался и весь призрак, это был Вяземский.
    — Здрав буди, Иване! — раздался глухой голос. Царь хотел закричать, но не смог. Удары грома следовали один за другим. В трепетных, зловещих отблесках молний за Вяземские показался Федька Басманов в женском летнике, за Федькой вылез колдун. Они затеяли вокруг лежанки странный, фантастический танец. Наконец, из-под полы медленно вышел боярин Морозов, за его спиной стояли призраки, все в верной одежде..
    Морозов протянул к Ивану Васильевичу руки, и все мертвецы закружились вокруг Иоанна.
    — Иване, Иване! На суд, на суд! Настал последний час!
    Иван громко закричал. Спальники вбежали в опочивальню. Царь, обессиленный, повалился к ним на руки.
    — Последний час, — захрипел царь. — Последний час! Все в церковь! Все за мной!
    Опричники, одетые в шлыки и черные рясы, несли смоляные факелы. Огни образовывали длинную цепь, и шествие потянулось змеею. Ветер раздувал рясы. Черное небо раскалывалось ослепительными крестами молний, отражающихся на белых стенах храма.
    Впереди шел царь, одетый иноком, бил себя в грудь и взывал, громко рыдая:
    — Боже, помилуй мя, грешнего! Помилуй мя, смрадного пса! Помилуй мою скверную голову! Упокой, Господи, души побитых мною безвинно!
    У преддверия храма Иоанн упал в изнеможении.
    Среди ночи раздалось пение нескольких сот голосов, и далеко слышны были звон колокольный и протяжные псалмы.
    И тут ударил гром такой силы, что все замерли оглушенные. Небо разверзлось от ослепительного света, ударившего молниями в землю. Отовсюду понеслись крики ужаса, вопли людей…
    И слобода, все ее дома, церкви — все запылало разом, подожженное небесным огнем.
    Малюта Скуратов и другие опричники подхватили царя.
    Вскоре вереница карет вырвалась из Александровой Слободы на московскую дорогу.

    Серебряный и Михеич скакали, не жалея ни себя, ни коней. Лес начал, редеть, показались монастырские стены. Подъехав к ним, всадники сошли с коней и постучались.
    Прошло несколько минут, послышалось бряцание ключей.
    — Слава Господу Иисусу Христу! — сказал тихо Михеич.
    — Во веки веков, аминь! — отвечала сестра-вратница, отворяя калитку. — Кого вам надобно, государи?
    — Доложи игуменье, что князь Никита Романыч Серебряный приехал… к боярыне Морозовой.
    Вратница окинула боязливым взглядом Серебряного, отступила назад и захлопнула за собой калитку.
    Через некоторое время вновь послышались шаги вратницы.
    — Не взыщите, государи, — сказала она сквозь калитку, — теперь игуменье нельзя принять вас; приходите лучше завтра, после заутрени!
    — Я не могу ждать! — вскричал Серебряный и, ударив ногой в калитку, он вышиб запоры и вошел в ограду.
    Перед ним стояла игуменья.
    — Во имя Христа-спасителя, — сказала она дрожащим голосом, — остановитесь! Я знаю, зачем ты пришел… Нет более боярыни Елены Морозовой, а есть теперь только сестра Евдокия.
    Серебряный пошатнулся, с ужасом посмотрел на Михеича.
    — Честная мать! — закричал князь. — Пусти меня к сестре Евдокии! Дай на один миг увидеть ее! Дай мне только проститься с ней!
    — Проститься? — повторила игуменья. — Ты в самом деле хочешь только проститься?
    — Пусти меня к боярыне, честная мать, лусти меня к ней! — все повторял и повторял князь.
    Игуменья успокоилась и посмотрела на него с участием.
    — Ступай за мною, боярин, мимо усыпальницы; ее келья в самом саду.
    Игуменья повела князя через сад к одинокой келье, густо обсаженной шиповником и жимолостью. Там, на скамье, перед входом, сидела Елена в черной одежде и в покрывале. Косые лучи заходящего солнца ударяли в нее сквозь густые клены. Она подняла голову, узнала игуменью и встала, но, увидев внезапно Серебряного, вскрикнула, схватилась за сердце и в изнеможении опустилась на скамью.
    — Не пугайся, дитятко! — сказала ей ласково игуменья и пошла в боковую аллею, оставив их наедине.
    Елена не могла отвечать. Она только дрожала и, будто в испуге, смотрела на князя. Долго оба молчали.
    — Вот, — проговорил наконец Серебряный, — вот как нам пришлось свидеться!
    — Нам нельзя было свидеться иначе!.. — сказала едва внятно Елена.
    — Зачем не подождала ты меня, Елена Дмитриевна? — сказал Серебряный.
    — Если б я подождала тебя, — прошептала она, — у меня недостало бы силы… ты не пустил бы меня… Довольно и так греха на мне, Никита Романыч.
    Настало опять молчание.
    — Елена Дитриевна! — сказал он прерывающимся от волнения голосом. — Я навсегда прощаюсь с тобой, навсегда, Елена Дмитриевна… Дай же мне в последний раз взглянуть на тебя… дай на твои очи в последний раз посмотреть… Откинь свое покрывало, Елена!
    Елена исхудалою рукой подняла черную ткань, закрывавшую верхнюю часть ее лица, и князь увидел ее тихие глаза, и встретил знакомый взор, отуманенный бессонными ночами и душевным страданием.
    — Прости, Елена! — вскричал он, падая ниц и кланяясь — ей в ноги. — Прости навсегда! Дай Господь забыть мне, что могли мы быть счастливы!
    — Нет, Никита Романыч, — сказала грустно Елена, — счастья нам не было написано. Кровь Дружины Андреи-ча была бы между счастьем и нами. Я погрешила против него, я виновница его смерти! Нет, Никита Романыч, мы не могли быть счастливы. Да и кто теперь счастлив?
    — Да, — повторил Серебряный, — кто теперь счастлив! Не милостив Господь ко святой Руси; а все же не думал я, что нам заживо придется разлучиться навеки!
    — Не навеки, Никита Романыч, — улыбнулась грустно Елена, — а только здесь, в этой жизни.
    — Зачем, — сказал с мрачным видом Серебряный, — зачем не сложил я голову в битве! Зачем не казнил меня царь! Что мне теперь осталось на свете?
    — Неси крест свой, Никита Романыч, как я мой крест несу. Твоя доля легче моей. Ты можешь отстаивать родину, а мне остается только молиться за тебя и оплакивать грех мой!
    — Какая родина?! Где наша родина?! — вскричал Серебряный. — От кого нам ее отстаивать? Не татары, а царь губит родину! Мысли мои помешались, Елена Дмитриевна… Ты одна еще поддерживала мой разум, теперь все передо мной потемнело; не вижу боле, где ложь, где правда. Все доброе гибнет, все злое одолевает!
    Серебряный опустил голову.
    — Неси крест свой! — повторила Елена. — А я не перестану молиться за тебя!
    Она обняла его как брата и поцеловала три раза.
    — Прости! — опустив на лицо покрывало, она, в свою очередь, низко поклонилась ему и удалилась.
    Стали звонить к вечерне. Серебряный долго глядел на удаляющуюся Елену… Потом поднялся. Молча сел на коня.
    Молча поехал с Михеичем обратным путем по густому лесу.

    Курились дымом обугленные развалины на месте сгоревшей Слободы. Головешки, пепел покрывали землю.
    Князь Серебряный, подъехав к пепелищу, услышал голос блаженного Василия:
    — … Яко огнь попаляяй дубравы, яко пламень пожи-гаяй горы, тако поженеши я бурею твоею, и гневом твоим смятеши я… Страшнаго дне пришествия твоего ужасаюся, Христе, — и, неумытнаго, судилища бояся, Господи, ужасаюся и трепещу…
    Не понукаемый хозяином конь нерешительно ступил на покрытую пеплом землю.
    Великая боль и горе стояли в глазах князя Серебряного.
    По пепелищу бродили погорельцы, слышались причитания.
    А один косматый мужик, вдруг вскинул руки и, обратив лицо свое к небу, возопил:
    — Господи!.. Господи!.. Господи наш, Иисусе Христе. Пошто ты отвернулся от святой Руси! Обрати, Господи, свой лик на нас сирых, нищих, убогих! Не дай нам погибнуть, Господи!.. Господи!.. Господи!
    Серебряный, вздохнув, спросил у плачущего блаженного:
    — Что, Вася… Неужто не будет счастья людям на Руси?
    — Не будет… — ответил ему блаженный, — Пока не поймут челов еки, что не злом живы они, а также милосердием своим!
    Серебряный медленно тронул коня… Блаженный посмотрел вслед князю, поднял руку и осенил Серебряного крестным знамением.
Top.Mail.Ru