Скачать fb2
Самоубийца, который решил жить долго

Самоубийца, который решил жить долго


    Самоубийца, который решил жить долго

    Маленькая тюрьма на зоне, именовавшаяся помещением камерного типа, куда под Новый год, по оперативно-режимным соображениям, кум(*начальник оперчасти — жарг.) закрыл злостного нарушителя режима содержания по кличке Суицид, насчитывала всего шесть камер и находилась в полуподвальном крыле административного здания колонии строгого режима. Для кума так было спокойнее. В личном деле у Су стояли красная и чёрная полосы, означавшие: склонен к побегу и к самоубийству, и такой неспокойный зек был на зоне персоной нон-грата. На счету у Суицида был всего один удачный побег из следственного изолятора и несколько попыток свести счеты с жизнью. К счастью, неудачных.

    Когда-то, очень давно, Суициду пришлось провести около года в Матросской Тишине, где было мало еды и свежего воздуха. Но очень много свободного времени и книг. В этой московской тюрьме находилась самая старая тюремная библиотека и Суициду попадались уникальные экземпляры с дореволюционными штампами и буквами «ять». Но беда была в том, что он сидел в экспертизной камере, в ожидании обследования, где мало ценилась литература и, в следствии этого, большинство книг были в плачевном состоянии. Обложки были затерты временем и людьми так, что нельзя было прочитать название и автора. Корешки растрёпаны, а самое главное, не хватало страниц. Большинство сокамерников не были большими книголюбами и использовали книжные страницы не по прямому назначению, указывать которое было бы сложно с точки зрения ценителя литературы.
    Попавший в руки потрёпанный томик Суицид внимательно осматривал, тюремным клейстером, предназначенным для изготовления игральных карт, ремонтировал переплет, а дальше, по своему обыкновению, шел на прямое преступление. Он перечитывал книгу несколько раз, вживался в роль автора, дописывал недостающие страницы от руки на тетрадных листах, и вклеивал вместо недостающих. Если он читал эту книгу раньше и помнил содержание, то придерживался официальной версии. Незнакомые произведения реставрировал на свой страх и риск. Вряд ли у него получалось лучше, чем у классиков, но сокамерникам нравилось его творчество. Когда ему пришлось дописывать «Мартина Идена», Суицид долго не мог войти в образ Джека Лондона и неверно описал самоубийство главного героя. Перечитав, остался недоволен, вырвал вклеенные страницы и переписал заново. На следующий день его не устроил и этот вариант. За неделю это произошло несколько раз и стало почти навязчивой идеей. Выручил Суицида розовощекий, жизнерадостный актер Владимир Долинский, привлекавшийся за какие-то валютные махинации. Суицид хорошо помнил его по фильму «Барон Мюнхаузен», где Долинский играл священника. Но, видимо, плохо вжился в образ и нарушил одну из десяти заповедей «Не укради».
     Не суши голову, старик, - сказал он Суициду на прогулке. - Мартин Иден утонул.
     Можешь поподробней? - попросил Суицид, - для меня это очень важно. Постоянно об этом думаю и не нахожу себе места. Не могу понять кто виноват в его смерти.
    Долинский сбил пепел сигареты, и немного подумав, сообщил:
     Мартин Иден ночью прыгнул за борт корабля который шел в океане. Он держался на воде настолько долго, насколько ему хватило сил. Но участь его была предрешена. И виновным в его смерти был Джек Лондон.
    После прогулки тюремный библиотекарь открыл кормушку и прокричал:
     Смена книг.
    «Странный человек был этот Джек Лондон,» - подумал Суицид и со смешанным чувством расстался с «Мартином Иденом».

    С того времени он больше никогда не дописывал чужие книги. Решив, что, может быть, когда-то настанет и его час. Суицид стал пристально изучать биографии писателей, взявших на душу смертный грех самоубийства, полагая что в каждом литературном герое есть частица судьбы автора.
    Самыми яркими были Ромен Гари, Эрнест Хемингуэй и Антуан де Сент Экзюпери. У этих разных людей было много общего. Все они любили женщин, были военными летчиками и выдающимися писателями. Судьба наградила их талантом и они были ее баловнями. И, тем не менее, свели счеты с жизнью самостоятельно. Суицид не мог понять почему американец Хемингуэй, автор жизнеутверждающего произведения «Старик и море», застрелился на Кубе из ружья? Почему красавец русско-еврейский француз Гари́, дипломат и близкий друг генерала де Голя, написавший роман «Вся жизнь впереди», оделся в парадную форму, а чтобы кровь не испачкала орден Почетного легиона, натянул на голову купальную шапочку и выстрелил себе в висок? Почему француз Экзюпери вылетел в последний полет над Средиземным морем и сознательно прошел точку невозврата, с таким расчетом чтобы вернуться на аэродром не хватило горючего? Были ли знакомы эти люди между собой? И, быть может, это какой-то чудовищный сговор или мистификация? Или просто совпадение. Хотя, такая смерть Экзюпери — это свойственный Суициду плагиат, его предположение, которое невозможно ни подтвердить, ни опровергнуть.
    С некоторой долей вероятности можно было допустить, что Экзюпери пошел тем же путем, что и Мартин Иден. Они оба выбрали себе могилу на морском дне. Разница была лишь в том, что один из них рассчитал, что рано или поздно закончатся силы, а другой точно знал, что для спасенья не хватит топлива. Это туманное умозаключение давало возможность предположить, что Джек Лондон, написав автобиографическое произведение «Мартин Иден», тоже думал о преждевременной смерти, и между ним и Экзюпери можно провести параллель.
    По своей сути Суицид был жизнелюбом, но ему очень не хотелось доживать век свой до глубокой старости и видеть, как некогда упругое, сильное и гибкое тело превращается в развалину. При тщательном анализе, он пришёл к выводу, что самоубийство и побег - суть одно и тоже. Только в очень высокой степени. Именно этот последний побег дает абсолютную независимость.
    «В жизни каждого человека рано или поздно наступает момент, когда нужно перестать просить Господа о долголетии. Иначе, когда-то, прийдется просить об обратном», - думал он.

    Помещение камерного типа раньше называлось бараком усиленного режима, в сокращении БУР. Но какому-то чиновнику из тюремной системы название показалось неблагозвучным и эта предпоследняя карательная инстанция, за которой маячила только крытая тюрьма, стала именоваться помещением камерного типа. На этом прогрессивное волеизъявление высокого тюремного начальства иссякло и в ПКТ Верхневартавской колонии строгого режима все осталось по-прежнему. Та же летняя духота, и холод зимой, та же скудная пайка, и те же два безликих прапорщика в каптерке на входе в узкий тюремный коридор. Этих вертухаев никто и никогда не называл по фамилии. Зеки прилепили им прозвища Суета и Маята. Псевдонимы настолько точно отражали их сущность, что даже сослуживцы не называли их иначе. Правда, бывало, что коллеги в слове Суета меняли первую букву и получалось не совсем благозвучно и цензурно, но еще более образно и убедительно. Низкорослые, кривоногие Суета и Маята, были похожи друг на друга, как голодные дни в штрафном изоляторе и были воплощением тюремного однообразия.
    В подчинении прапорщиков числился косоглазый Нижне-Тагильский татарин, по кличке Небалютись, отбывающий срок за двойное заказное убийство. Татарин был шнырем*(дневальный — жарг.) и в его прямые обязанности входила уборка коридора, каптерки и подсобных помещений. А самое главное, он «сидел» на черпаке. Шнырь Небалютись три раза в день, с двумя бачками в руках, ходил на лагерный пищеблок за чаем и кашей, и доставлял продукты в каптерку. Первыми пробу снимали Суета и Маята. После них трамбовал Небалютись. Все, что оставалось шнырь ставил на тележку, катил ее по коридору и раздавал зекам. Каша была сварена на воде и ее полагалось по одному черпаку на брата. Зеков это не устраивало и они срывали злость на шныре.
     Не коси черпак, косоглазый чертила из Нижнего Тагила, - кричали через кормушку постояльцы и требовали добавки, на что следовал ответ:
     Не балуйтись.
    Татарин произносил это словосочетание быстро и слитно, отчего и получил свою кличку.
   
    Суицид краем уха уловил стук приближающейся шныревской тачанки, прислонил голову к кормушке и, как гончая, потянул носом запах перловки. Его камера находилась в самом конце коридора и Небалютись подруливал к ней в самую последнюю очередь. В этом было свое преимущество и глубоки лагерный смысл взаимовыручки родственных душ. Шнырь и Суицид были в своем роде коллеги. Они оба мотали срок за заказное убийство. Поэтому, движимый профессиональной арестантской солидарностью, Небалютись начисто выскребал черпаком бачок и насыпал Суициду полную миску перловки.

    В этот раз случилось непредвиденное. Щелкнул дверной замок. В вместо кормушки настежь открылась дверь камеры и на пороге, с ключем в руке, показался, никем не жданный, Суета. У Суицида сразу же испортилось настроение. С прапорщиком у него с самого начала не заладились отношения. Дотошный Суета, зорким глазом матерого вертухая, заметил, что на Суициде две пары нательного белья. А, по режиму содержания, в ПТК полагалась только одна. Вторая пара шерстяного белья досталась Суициду по наследству от, освобождающегося из ПКТ по концу срока, Витьки Лепешки и здорово выручала. Дело в том, что после шести утра Суета и Маята пристёгивали шконки(*нары — прим.авт.) к стене, а матрас, подушку и одеяло забирал в каптерку Небалютись. И до отбоя Суициду приходилось топтаться по камере. А, при наличии второго белья, можно было, не опасаясь простудится, вытянутся во весь рост на полу, прислонившись к трубе отопления, и сладко дремать. Но неугомонный Суета отшманал*(отнял при обыске — жарг.) вторую пару и Суицид затаил на него глухую обиду.
    Суета сделал несколько жевательных движений, зычно отрыгнул, поковырялся спичкой в зубах и, не вынимая ее изо рта, процедил:
     Руки за спину. На выход.
     Я обед прозеваю, гражданин прапорщик. Это нарушение режима содержания, - возмутился Суицид.
    Вертухай пожевал спичку, движением губ ловко перегнал ее из угла в угол и недовольно проворчал:
     Пообедаешь, когда вернешься, - проворчал Суета. - Шнырь оставит тебе твою порцию. А сейчас вперед по колидору. В следственном кабинете тебя большое начальство требуют.

    Суицид остановился на пороге следственной камеры и скороговоркой выпалил фамилию, имя и отчество. Сидевший за столом, тучный человек среднего роста и возраста, одетый в темный костюм с галстуком пахнул дорогой туалетной водой и чем-то неуловимым напоминал Павла Ивановича Чичикова. Он не дал договорить, указал Суициду на привинченный к полу табурет и, обращаясь к маячившему в дверном проеме Суете, отчеканил:
     Свободен. В коридоре не болтайся. Я его сам приведу.
    Суету как ветром сдуло.
    Толстяку понадобилась доля секунды что-бы сменить выражение лица с начальственно-пренебрежительного на внимательно-доброжелательное.
    Он приветливо улыбнулся, и глядя Суициду в переносицу, тихо произнес:
     Теперь вместо Волкова буду я. Разговаривай спокойно, прослушку я сам отключил.
    Новый знакомый, окинув Суицида внимательным взгядом, добавил:
     А ты похудел за эти шесть лет. Видать, на Лубянке кормежка получше, - усмехнулся он. - А как твоя правая рука? Береги указательный палец.
     С рукой все нормально, - не задумываясь ответил Суицид, сжимая и разжимая пальцы правой руки, - а похудел потому что я уже месяц в ПКТ, а там, вообще почти не кормят.
    Су никогда не был на Лубянке, а шесть лет назад был на свободе. То, что произошла какая-то ошибка и столичный гость принимает его за кого-то другого, он понял мгновенно. В считанные секунды, взвесив все за и против, нужно было решить, оставить ли Чичикова в приятном неведении или прояснить ситуацию и вовремя выйти из игры. Терять ему было нечего. «А что если это подарок судьбы?» - подумал Суицид.
     А Волков почему не приехал? - спросил он у собеседника.
     Его уже нет. Неделю не дотянул до пенсии. Земля ему пухом.
     Да, - согласно кивнул головой Суицид, - душевный был человек. А про себя подумал - «Одним гадом стало меньше».
    Оба надолго замолчали, отдавая дань уважения безвременно усопшему.
     Ну, а теперь к делу, - прервал паузу Чичиков, достал из папки фотографию и положил перед Суицидом. - Этот зек может стать нежелательным свидетелем при пересмотре дела нефтегазового олигарха. В свое время был губернатором, а после отставки руководил одной из дочерних компаний. Привлекался по первому процессу, но чудом проскочил за недоказанностью. А его руководителей упаковали на долго. Но они никак не успокоятся.
     А за что же он сейчас отбывает? - поинтересовался Суицид.
     Вдобавок ко всему, этот барбос еще и моральный урод, - усмехнулся Чичиков, - у него восемь лет срока за педофилию.
     Вот так номер, чтоб он помер, - хмыкнул Суицид, - так ему же место на пятой бригаде, среди петухов.
     Так оно и есть, - гость порылся в бумагах, - экс-губернатор в бригаде опущенных, и судя по оперативным сводкам, ему живётся не сладко, опера ему включили пресс. После ПКТ пару недель поваляешься на санчасти, а потом тебя переведут в пятую бригаду. Поближе к нашему аморальному подопечному.
     Я бы рад, но блатные меня не поймут. Век не отмоешься, - начал потихоньку включать заднюю передачу Суицид. - Никто руки не подаст.
     Определись, ты с нами или с блатными, - в голосе Чичикова впервые прозвучал металл. - Войдешь к нему в доверие и вместе уйдете в побег. А по дороге он исчезнет. Сам решишь как, тебя не учить. Но работа должна быть филигранная. Этим делом заинтересовались на самом верху.
    Суицид понимающе кивнул и подумал «Кажеться, я сел не в свои сани. После очередного этапа на республиканскую больницу, весть о том, что я на петушатне разлетится по всему краю и мне труба».
     Через месяц суд, - продолжал Чичиков, - и пересмотр дела. Эта пешка может превратиться в слона и наломать дров.
   
    Когда Суицид вернулся в помещение камерного типа, то увидел на столе полную миску перловки, а рядом завернутое в пластиковый пакет шерстяное бельё. Он нехотя ковырнул ложкой перловку, развернул пакет с бельём, и вспомнив, как Суета и Маята силой сдирали с него кальсоны и рубашку, развернул пакет. При внимательном рассмотрении он обнаружил разорванный шов под мышкой рубахи.
    После нескольких ударов в дверь кормушка открылась и в камеру заглянул озадаченный Суета. Суицид протянул через отверстие кормушки пакет с бельем, и тоном, не терпящим возражений, приказал:
     Постирай, погладь и заштопай. К утру чтобы все было готово.
    Вслед за бельем он подал миску с кашей и добавил:
     Как управишься, посыплешь кашу моим завтрашним сахаром и перекусишь. Это, чтобы у тебя было легче на душе.
    И, немного помолчав, добавил:
     Свободен.

    Суицид не испытывал большого восторга от предстоящего перевода из ПКТ на санчасть. Хотя, с точки зрения «физики», Чичиков решил, как нельзя, кстати. На больничной диете перед набегом можно было быстро восстановится и набрать вес. В дороге силы могли пригодиться. Но дело в том, что у него, с некоторых пор, были натянутые отношения с начальницей санчасти и Су не ждал ничего хорошего от их встречи. Не хотелось вспоминать, но когда Суета и Маята потребовали сдать на склад вторую пару белья, он отказался наотрез и показал руку выше локтя.
     Со шкурой сдерем, - пообещал Маята и побежал за подмогой в штрафной изолятор.
    Вчетвером вертухаи кое-как содрали с Суицида злополучное белье, уложили на пол и, во избежание осложнений, закатали бунтовщика в смирительную рубашку, туго завязав длинные рукава узлом на груди. Суета полил прорезиненную рубашку водой и глянул на часы.
     Одиннадцать ноль пять, - засек он время. - Через три часа пригласим врача, проверим твое самочувствие и решим, что делать дальше.
    Через час рубашка стала высыхать, сжиматься, сдавливая грудь и перекрывая кислород. Казалось, что все тело зажали в огромные тиски и потихоньку затягивали винт.
    В начале пятого дверь приоткрылась и, цокая по бетонному полу подковками хромовых сапог, в камеру вошла начальница санчасти. Суицид и раньше издалека наблюдал за этой пышногрудой блондинкой, но так близко, и в таком ракурсе видел её впервые. Медичка остановилась возле лежачего на спине Суицида так близко, что он не мог не заглянуть под ее форменную юбку. И к своему ужасу он обнаружил что на ней полностью и всецело отсутствует нижнее белье.
    Постояв около минуты, она наклонилась, демонстрируя пышные формы, нащупала на горле Суицида пульсирующую вену и, глядя на секундную стрелку часов, сосчитала пульс.
     Пульс в допустимой норме, - сделала она заключение, обращаясь к Суете, - можете оставить его в рубашке до вечерней проверки.
    То определение, которое она услышала от Суицида в свой адрес, никогда и ни под каким соусом не мог себе позволить английский джентльмен.
     Сучка голозадая, - прохрипел Суицид.
     Нет, я ошиблась, - поправилась врач. - Оставить в рубашке до утра.

    При поступлении в санчасть, вопреки ожиданиям, начальница отнеслась к Суициду доброжелательно.
     А, старый знакомый, - она окинула его оценивающим взглядом, и добавила, - надеюсь, что у нас вы будете вести себя вежливее.
    Су в витиеватой форме принес свои извенения и хотел было поцеловать ее руку, но вовремя передумал.
     Вы будете лежать в инфекционном изоляторе. Это единственная одноместная палата в медчасти. Я просматривала ваше личное дело и считаю, что вы не совсем здоровы психически, хотя отклонение незначительное. Такие заболевания здесь не лечат. Наша задача поправить ваше физическое состояние и это в наших силах. С сегодняшнего дня вам назначена диета шесть «Б» и общеукрепляющий курс медикаментов. Думаю, что через несколько недель вы будете в форме.
     Я буду у вас в неоплатном долгу, - поблагодарил Су и хотел добавить какой-то тонкий комплимент, но почему-то ничего не лезло в голову.
     Не стоит благодарности. Это наша работа, - опередила его медичка. И вот еще что. Вы к нам поступили с подозрением на желтуху. Так, что по коридору не расхаживать. И с персоналом не общаться. Все необходимое будете получать через заключенного-фельдшера. В современной медицине он разбирается не очень и медицинского образования у него нет. Но для вас может быть полезен. Фельдшер человек своеобразный и знает много, чего не знаем мы. Все его зовут Шукун. Он эвенк по национальности и до срока был шаманом в отдаленном селении. Шукун уже срок досиживает. Когда-то давно он накурился грибов, вошел в транс и застрелил начальника геологической разведки. Сказал, что духи приказали. А вообще, он человек ведающий и нашего начальника колонии лечит от запоев. Так, что вам может быть полезен. А еще Шукун твердит, что видит прошлое и будущеее.

    За две недели, которые Суицид провалялся в инфекционном изоляторе, он сдружился с плосколицым, коротконогим Шукуном. Курение в санчасти было запрещено категорически, не говоря уже о чае. Фельдшер был единственным звеном, связывающим Суицида с лагерем и потихоньку таскал сигареты и чай.
    Заварить чифир не было возможности, по этому Суицид и шаман, закрывшись в изоляторе, жевали чай в сухую и, проглотив слюну, напитанную кофеином, подолгу молча курили.

    В последний вечер Шукун принес в спичечном коробке какое-то зелье, свернул самокрутку, несколько раз глубоко затянулся и протянул «козью ножку» Суициду.
     На, бачка, курни и сиди тихо-тихо. Я буду с духами разговаривать.
    Су, послюнявил палец и помазал на самокрутке то место, которое выгорало быстрее и затянулся. Тело стало тяжелым и невесомым одновременно, а сознание улетело куда-то в другое измерение. Шукун слегка толкнул его в плечо и вывел из этого состояния.
     А, ты бачка, счастливый, умирал много-много раз, но жить, однако, будешь долго-долго.
    Шаман забрал у Суицида самокрутку, докурил до «пятки» и добавил:
     Я скоро освобождаюсь, однако, возьмёшь адрес. Захочешь, приезжай. Будешь у нас жить. Я тебя много-много научу. С духами разговаривать у тебя получится. Ты мало-мало сумасшедший, однако.

    Суицид лежал на верхней наре и смотрел, как помещение пятой бригады наполнялось самой разнообразной арестантской обиженной публикой. Среди них были молодые и пожившие, одетые в телогрейки и робы, поношенные ватники и черные милюстиновые костюмы, в стоптанных валенках и начищенных ботинках. Но всех их объединял прямоугольник на левой груди, в котором красовалась надпись: «Пятый отряд, пятьдесят пятая бригада». Это был, своего рода, отпечаток темных сил. С сегодняшнего дня такой же штамп украшал робу и телогрейку Суицида. По сути, это было моральное самоубийство и его тюремная судьба превращалась в пытку. Теперь он принадлежал к касте неприкасаемых. Ни один уважающий себя зек не имел права поздороваться с ним за руку, взять у него сигарету или спичку. На всех зонах существовал, так называемый, принцип контакта. Любой предмет, к которому прикоснулся обитатель бригады опущенных, по зековским правилам, считался законтаченым и подлежал уничтожению. Нарушение каралось строго и неукоснительно. Вплоть до перевода в бригаду отверженных.
    Среди этой разношёрстной публики только половина была нетрадиционной ориентации. Некоторые были опущены в следственном изоляторе за доносы и крысятничество. Другие — за не совсем благовидные статьи, вроде садизма, педофилии и изнасилования малолетних. Но были и откровенно голубые, которым все было нипочём. Они себя чувствовали, как рыба в воде.
    В столовой пятая бригада ела за отдельным столом. На выходе в промзону шла последней и последняя возвращалась. И даже видавшие виды, матерые вертухаи, подчинялись неписаным лагерным правилам, при личном досмотре, не хотели к ним прикасаться, а только заставляли расстегнуться и вывернуть карманы.
   
    Суицид перевернулся на бок и наблюдал, как мешковатый, небритый неопрятный мужик неопределённого возраста доставал из, служившей ему сумкой, наволочки консервные банки, кульки с конфетами, сухарями, маргарином и белым хлебом и складывал это богатство в стоявшую в проходе тумбочку. Сверху Суицид не мог четко рассмотреть лицо этого человека, но он был уверен, что это тот, кто ему нужен.
    У мужика была характерная особенность. Лысая голова напоминала продолговатую тыкву. Макушка и лобная часть имели утолщение, над ушами были едва заметные впадины, а лысина была цвета перезревшей тыквы. Украшением физиономии был темно лиловый синяк под глазом. Пока Суицид изучал цвет его лысины,Губернатор нарезал белый хлеб, намазал его маргарином, сверху дополнил толстым слоем яблочного джема, откусил большой кусок и, пережёвывая ушёл в каптерку. Вернулся он минут через десять и поставил на тумбочку кружку с дымящимся густым и крепким чаем.
     Я сегодня поймал чифириста, запишите меня в СВП*(совет воспитания порядка — прим. автора), - продекламировал сверху Суицид. - Привет чифиристам и гомосексуалистам.
    Тыквенная голова внимательно взглянул на Суицида и хрипло произнес:
     В этом месте и на это время ваша прибаутка не актуальна. Я не гомосексуалист и здесь нахожусь случайно. А чай продают в ларьке и вас никто никуда не запишет. Спускайтесь и давайте перекусим, чем Бог послал.
    Предложение не пришлось повторять дважды.

    В морозный воскресный день на расчищенном, окружённом снежными терриконами, плацу, в ожидании начальника войскового наряда, производившего утреннюю проверку, уныло топталась пятая бригада. Суицид и Губернатор сиротливо стояли в последней пятерке.
    Пересчет начался минут сорок назад и должен был вот-вот подойти к концу. Как и положено, обиженных считали в последнюю очередь и им дольше всех приходилось топтаться на морозе. Зеки притопывали, били ногой об ногу, пытались хоть как-то согреться и в душе проклинали медлительного НВН-а. Но настроение у всех было приподнятое. После проверки в лагерном клубе крутили их любимый фильм «В джазе только девушки». И они чувствовали себя в центре внимания.
    Со скрипом отворилась калитка локального сектора и к бригаде, поблескивая начищенными хромовыми сапогами, быстрым шагом направился потянутый розовощекий лейтинант.
     Подравнять пятерки, - скомандовал горилоподобный золотозубый зек-бригадир, и доложил проверяющему:
     В бригаде номер пятьдесят пять сорок шесть человек.
    Лейтенант быстро пересчитал зеков и махнул рукой.
     Можете разойтись.
    Бригадир сразу же перехватил инициативу.
     Через десять минут строем идем в клуб. На уборку лагерных туалетов остается последняя пятерка.
    Бугор пальцем величаво указал на Суицида и сверкнул золотыми фиксами.
     Ты за старшого. Параши должны сиять и пахнуть. Я проверю лично.
    По бригаде прокатился громкий смех. Опущенные, все как один, с интересом посмотрели на новичка Суицида и стали весело обсуждать его назначение на такой завидный государственный пост.
    Тыквоголовый Губернатор засопел от возмущения, покрутил головой в разные стороны, тем самым выражая несогласие.
     Я четвертое воскресенье остаюсь на хозработы. Это несправедливо. Я буду жаловаться начальнику отряда, - проворчал педофил, задыхаясь от возмущения, и почему-то прикрыл ладонью подбитый глаз.
    Стоявший в первой пятерке толстозадый кореш бригадира по кличке Лисий Хвост моментально отреагировал на жалобу педофила.
     Все претензии принимаются после отбоя. Но не забывайте, что если счастье вам лезет сзади, не отталкивайте ногой.
    Бригадир огромной пятерней одобрительно хлопнул приятеля чуть пониже спины.
     Ну, что вы куры, раскудахтались, - негромко поинтересовался Суицид. - Забыли свой насест?
     А это что еще за гусь? - возмущено кивнул в сторону Суицида бригадир.
     К тебе, бугор, идет счастье спереди, - недобро ухмыльнулся Суицид, направляясь к бригадиру. - Прошу всех запомнить, когда я иду — все расступаются.
    Су растолкал поломавших пятерки, сгрудившихся зеков и в плотную приблизился к бригадиру. Привыкший к беспрекословному подчинению, бугор от удивления открыл золотозубый рот и, почуяв неладное, попятился было назад, но Су захватив его двумя руками за ворот бушлата, ударил коленом в пах, а когда противник согнулся от боли, Суицид дернул его на себя и встретил ударом головы в переносицу. Бугор, как-то боком, неуклюже раскинув в стороны руки завалился на плац. Переносица у него провалилась, а белый снег вокруг головы окрасился красной рябью.
     На уборку параши остается первая пятерка. - Суицид вплотную подошел к ошалевшему Хвосту. - Расслабь булки, дырявый. На этот раз тебя пронесло. Назначаю тебя смотрящим параши. До конца твоего вонючего, позорного срока.
    Суицид несколько раз ударил пытавшегося подняться бригадира ногой в живот и ребром ботинка наступил на горло и приказал Хвосту:
     Возьми пару человек покрупнее и волоките бугра на санчасть. Сегодня выходной, и если лепилу(*врач — лагерный жаргон) там не застанете, сбегай на первый отряд и спроси Шукуна. Он на воле шаманом был, а сейчас на зоне фельдшером срок досиживает. Он быстро бугра на ноги поставит. А то вы без него оборзеете вкрай. Скажи Шукуну, что я просил. Вечером зайду и отблагодарю. А остальных прошу всех запомнить. Когда я иду, все расступаются. Так было, есть и будет.
    И, указывая на тыквенного педофила, добавил:
     Это мой друг. Если кто-то прикоснется к нему хотя бы мизинцем, я обеспечу тому путевку на инвалидную зону с первой группой инвалидности. А первую группу получают только лежачие больные.
    Су зачерпнул горсть снега, тщательно вытер попавшие на ботинок капли бригадирской крови и обращаясь к губернатору, тихо произнес:
     А к тебе, майн френд, у меня серьезный разговор. Побакланим, когда куры улягутся.

    После отбоя, ближе к полуночи, Суицид растолкал Губернатора и отвел в курилку. Протянув педофилу пачку сигарет, он тихо пропел:
     Закури, ты друг мой, закури
    А потом чифирку завари.
    Мне сегодня бежать до зари.
    Так давай же мой друг закури.
    Тыквенная голова непонимающе потер лысину, откашлялся и спросил:
     Заварить чаю?
     Я уже заварил, - ответил Су. - Пусть запарится.
    Он указал на обвернутую полотенцем алюминиевую кружку.
     Хлопнем по пару глотков на прощанье и расход по мастям и областям.
     Как расход? - встревожился педофил. - Тебя на другую зону переводят?
     У них дождешься, - усмехнулся Су. - Я сам себя перевожу. Только мне пора не на другую зону, а на свободу. Надоела жизнь собачья. А впереди еще пятнадцать январей. Лучше рискнуть и быть вольным, чем среди этих курей чалиться. Ну, а застрелят, значит не судьба.
     А как же я? - забеспокоился Тыквенная голова. - Я же тут пропаду.
     Я тебя за тем и разбудил. Если свободу любишь, цепляйся мне на хвост. У меня уже все на мази. К утру будем далеко. На наш фарт метель и снег нам в подмогу.
    Су сделал два больших глотка, затянулся сигаретой и спросил:
     У тебя на воле как с деньгами? Есть в тайничке что-нибудь на черный день? Или ты такой же пусто-порожний, как и я?
    Губернатор радостно улыбнулся.
     Имеется столько, что тебе и не снилось. И не только в электронном варианте, но и наличкой зеленой. Вытащи меня из этого ада. В долгу не останусь. Не то удавлюсь.
     Самоубийство - это тоже побег. Но, в этом случае, мера преждевременная. Но, ты правильно мыслишь, тут тебе не место. Они тебя рано или поздно продырявят. Их сорок, а ты один на льдине.
    Су протянул педофилу кружку.
     На, хапни горячего и выполняй все что я скажу беспрекословно.
    Губернатор согласно кивнул головой и большими глотками осушил кружку до дна.
     Возьмёшь в раздевалке четыре телогрейки, - продолжил Суицид. - Уложишь по две на наши нары и с изгибами укутаешь одеялом. Чтобы до подъема нас не кинулись. Как управишься, мигом во двор. Я буду ждать тебя в углу локального сектора, у угловой вышки. И прихвати из тумбочки пакет с халвой, так нам будет веселей в дороге. Когда будем бежать, повторяй про себя: «Это сладкое слово — халва» и уже завтра мы ковырнем твой тайник и будем стоять выше Яшки Косого. А он был авторитет серьёзный и с большими деньгами. Братва его уважала.

    Снегопад усиливался, видимость была минимальной и только два прожектора с угловой вышки, бившие вдоль заваленного снегом предзонника, слегка разгоняли темноту и давали возможность ориентироваться в пространстве.
    Су откопал из сугроба вещмешок, быстро переоделся в белый комбинезон с капюшоном и жестом приказал сделать тоже самое напарнику, выросшему из темноты. Тыквенная Голова согласно кивнул, подошел в плотную и протянул Суициду пакет с халвой.
     Молодец, - похвалил Су. - Быстро натягивай комбинезон и одевай рюкзак, в нем наша гражданская сменка. Как управишься, ползи за мной.
    Су упал в снег и пополз вдоль контрольно-следовой полосы, отделенной от зоны несколькими рядами колючей проволоки.
    Сзади натужно сопел Губернатор.
    Он дернул Су за ногу и поравнявшись, прошептал:
     Кажется, мы ползем не в тут сторону. Впереди, за забором промзона.
     Все нормально, - ответил Су. - Пойдем через промзону. Это самый длинный и трудный путь, но нас там никто не ждет. По ночам промзона пустует и охраняется слабее.
     Это все равно, что чесать левое ухо правой рукой. Так нам придётся дважды миновать ограждение и чурка с вышки может застукать. Я возвращаюсь, - прошипел Губернатор.
    Су обхватил его за шею и кольнул заточенным трёхгранным напильником в грудь.
     Ползи рядом, псятина троекуровская. Тебе назад дороги нет.

    Уткнувшись головой в колючую проволоку, Су достал кусачки и перекусив несколько звеньев, сделал в заборе узкий проход.
     Лезь первым, - подтолкнул он напарника. - Я за тобой. И постараюсь поставить проволоку на место.

    Промзона встретила беглецов неприветливо. Слепые окна пустующих цехов смотрели враждебно и подозрительно, а цеха напоминали заброшенные склепы.
     Сворачивай к тарному цеху, - скомандовал Су. - Прихватим по паре ящиков.

    Поравнявшись с бетонным забором, Су прислонил ящики к ограждению, подтянулся и, обдирая руки в кровь, перекусил нижний ряд колючки и спрыгнул обратно.
     Вперед, - скомандовал он педофилу. - За забором воля или смерть, что почти одно и тоже.

    Когда беглецы оказались в трех километрах от лагеря, Су достал пакет с халвой, откусил большой кусок, прожевал вместе со снегом и протянул напарнику.
     Это сладкое слово — свобода, оно слаже самой сладкой халвы, - выдохнул он. - Воистину, кто не был лишен свободы, тот не знает ей цены. Быстро переодеваемся и в путь. Дорога каждая минута.

    Эпилог

    Полтора года после побега все складывалось удачно. Получив от Губернатора обещанный гонорар, Суицид сделал полный набор документов, осел в заштатном городке и больше года занимался плаванием. Хотелось понять, что почувствовал Мартин Иден в свои последние минуты. Почти ежедневные тренировки дали неожиданный и противоположный результат. Су и думать забыл о самоубийстве. Тело стало сильным, упругим, гибким, как в молодости и пропала седина. Казалось, что таймер в его организме включил обратный отсчет. Он с удовольствием заметил, что когда проплывал пятикилометровую дистанцию, ему вслед с интересом смотрели молодые пловчихи. Су со средней скоростью проплывал не меньше ста бассейнов в день, добавляя дистанцию и не чувствуя усталости.
    «Если так пойдет, я через пол года смогу переплыть ла Манш, - подумал он. - А на обратном пути можно будет ограбить банк в Германии. Надо только подтянуть немецкий».
    Открывающиеся возможности радовали душу и мысли о самоубийстве уходили куда-то далеко в будущее.
    «Думаю, что самомокруху нужно перенести на сто первый год жизни. И ни на день раньше», - сказал он сам себе.

    Когда стопка губернаторской зелени пошла на убыль, Су зашевелился и начал искать работу. И тут, как из под земли, вынырнул Витька Лепешка и сделал заманчивое предложение, от которого нельзя было отказаться.
    На следующий день они отправились в загородный дом к заказчику. С этого момента все и закрутилось не в ту сторону. Вместо заказчика их встретила оперативная группа и небо им показалось с овчинку. Через сутки старший группы отвел Суицида и Лепешку в подвал и вручил каждому по листу бумаги.
     Двое мне не нужны. В город я повезу только одного. Того, кто больше напишет явок с повинной. Второго зачистим при попытке к бегству. Вас разведут по отдельным комнатам и время пошло.
    За свою беспокойную и не совсем праведную жизнь Суицид побывал во многих передрягах, но ни разу не попадался на такую мякину и ему уже давно так не доставалось. Разбитая голова ныла тупой саднящей болью и казалось, что этому не будет конца. Распухшими пальцами левой руки он пошатал зубы и подумал: «Если буду жить, я верну себе старую кличку «Левша», с ней мне жилось веселей. А «Суицид» мне что-то не на фарт».

    С трудом удерживая разбитыми пальцами ручку, он нарисовал на белом листе рисунок, который не решился бы напечатать самый откровенный порножурнал.
    «Будем считать что это одна из форм суицида», - подумал Су.
   
    Через час оперативник забрал рисунок и, не проронив ни слова, ушел.
    «Зря я занимался плаваньем. Видать, не плыть мне через ла Манш», - подумал Су и задремал.
    Минут через десять он пришёл в себя от звука открывающейся двери и воспринял происходящее как продолжение сна. На пороге стоял тыквоголовый губернатор.
     Рад видеть тебя без петли на шее, - ухмыльнулся он и протянул Суициду руку. - Пошли потолкуем. Ты к нам в разработку попал случайно, но назад тебе дороги нет. На прежнюю зону возвращаться не резон. Там твое место на петушатне, ближе к параше. И блатные тебя не поймут. Но именно такой ты нам ты нужен. Я выведу тебя на такую цель, что предыдущий гонорар покажется тебе дорожной пылью. Работа предстоит ответственная и выполнить ее нужно на самом высоком уровне. Тебя внедрят на зону, где отбывает срок нефтяной олигарх, а дальше все как в прошлый раз. Только с летальным исходом. Считай, что со мной была репетиция. Задача во много раз сложнее. Этого на петушатню не загонишь. За ним весь мир наблюдает. Поэтому и остановили выбор на тебе. Пригодится твой лагерная смекалка и фантазия. Не вздумай дать маху. Считай, что это госзаказ. Этот человек личный враг Альфа-самца.

    Теперь Суицид до конца понял,что произошла ошибка и, тогда на зоне его приняли за кого-то другого, но решили использовать как расходный материал в грязной ирге. Понял, что ему уготовили роль пешки в длительной многоходовой комбинации, и встреча с Витькой Лепешко, Чичиковым и Губернатором — это звенья одной цепи. Все стало на свои места. Его технично вывели из лагеря, снабдили деньгами на первое время и держали под колпаком. А теперь, по их плану, настал его час.
    «Мягко стелешь, - улыбнулся про себя Су. - Ну, ничего. Я от бабушки ушел и от дедушки ушел. И от тебя, сука комитетская, тоже уйду. И тогда посмотрим, чей козырь старше. При самом неудачном раскладе, у меня есть шанс, которым воспользовался Мартин Иден. Махну рукой, уйду в свой последний побег и уплыву в путь невозвратный. Но предварительно напишу рассказ под названием «Самоубийца, который мечтал прожить долго.»

    P.S. Упражняясь в изучении немецкого языка, в газете «Die Zeit», автор наткнулся на интервью немецкого летчика, сбившего в последние дни войны самолет, которым управлял Антуан де Сент Экзюпери.
    «Если создатель «Маленького принца» не был самоубийцей, - подумал автор, - то необходимо признать, что первоначальная концепция этого рассказа была неверной. Жизнь прекрасна во всех ее проявлениях.»

    С пожеланием волчьего аппетита и бесконечно долгой жизни.
    Всегда искренне Ваш граф Ал. Войнов.
Top.Mail.Ru