Скачать fb2
Война 08.08.08. Принуждение Грузии к миру

Война 08.08.08. Принуждение Грузии к миру

Аннотация

    Книга посвящена отношениям России с республиками Южного Кавказа и войне Грузии с Южной Осетией и Абхазией. В книге рассматриваются истоки грузино-осетинского и грузино-абхазского конфликтов, группировки российских войск на Кавказском направлении. Автор рассматривает также российско-грузинские, российско-осетинские и российско-абхазские отношения в преддверии войны, стратегию и тактику противников в ходе кампании, их сильные и слабые стороны, анализирует боевые операции сухопутных подразделений, ВВД, ВВС и ПВО. Дана оценка признанию Россией Южной Осетии и Абхазии.
    Книга предназначена для историков, военных специалистов, дипломатов и всех, кто интересуется проблемами современного международного развития.


Цыганок А. Д ВОЙНА 08.08.08

    В книге использованы фотографии Артема Дубинина

Аббревиатуры, используемые в тексте

    БПЛА (БЛА) — беспилотный летательный аппарат
    БРДМ — боевая разведывательно-дозорная машина
    БМР (БРМ) — боевая машина разведывательная
    БТР — бронетранспортер
    ВДВ — воздушно-десантные войска
    ВТА — военно-транспортная авиация
    ГОУ ГШ — главное оперативное управление генерального штаба
    ГУАМ — группа государств — Грузия, Узбекистан, Азербайджан, Молдавия
    ДОВСЕ — Договор об обычных вооруженных силах в Европе
    ЗУ — зенитная установка
    ЗУР — зенитная управляемая ракета
    ЗСУ-23–4 — счетверенная зенитная артиллерийская 23-мм установка.
    ЗРК С-125 — Зенитный ракетный комплекс «Печора»
    ЗРК — зенитно-ракетный комплекс Ил-76 — транспортный самолет
    ИАП — истребительно-авиационный полк
    РТР — радиотехническая разведка
    КОСПАС — САПСАД — спутниковая система международного поиска и спасения
    КСМП (СНГ) — коллективные силы по поддержанию мира СНГ
    МООННГ — Миссии ООН по наблюдению в Грузии
    MT-ЛB — многоцелевой тягач лёгкий бронированный
    МТ-12 «Рапира» — 100-мм противотанковая пушка
    НАТО — североатлантический блок
    НГШ — начальник Генерального штаба
    НУРС — неуправляемый ракетный снаряд
    ОДКБ — организация договора о коллективной безопасности
    ОБСЕ — организация по безопасности и сотрудничеству в Европе
    ООН — Организация Объединенных Наций
    ОМСП — отдельный мотострелковый полк
    ОМОН — отряд милиции особого назначения
    ПВО — противовоздушная оборона
    ПТУР — противотанковая управляемая ракета
    ПТРК — противотанковый ракетный комплекс
    РПГ — ручной противотанковый гранатомет
    РПК — ручной пулемет Калашникова
    РСЗО — реактивная система залпового огня
    РЭБ — радиоэлектронная борьба
    PЛC — радиолокационная станция РХЗ — радиационная и химическая защита
    РУ ГШ — разведывательное управление Генерального штаба
    СКВО — Северо-Кавказский военный округ
    СБ ООН — Совет Безопасности
    ООН СПГ — станковый противотанковый гранатомет
    КСПМ — Коллективные силы по поддержанию мира
    ССПМ — Смешанные силы по поддержанию мира
    СПН ГРУ — спецназначения Главного разведывательного управления
    ШОС — Шанхайская Организация Сотрудничества
    GPS — спутниковая система навигации
    IMET — обучение и подготовка иностранных специалистов
    FMA — Финансирование закупок ВВТ иностранными государствами
    К FOR — международные силы под руководством НАТО
    GTEP — Грузинская программа обучения и оснащения
    CSSOP — Georgia Sustainment and Stability Operations Program — Грузинская программа операций по поддержке и стабилизации
    SIPRI — Стокгольмский международный институт исследования проблем мира
    IISS — Международный институт стратегических исследований в Лондоне
    GIG — Global Information Grid — глобальная информационная сеть.

Введение

    Каждый военный конфликт и каждая масштабная война имеет огромное значение для развития военной науки. Феномен войны как один из инструментов политической борьбы занимает особое место в гуманитарных науках. Этим объясняется интерес аналитического сообщества к причинам, породившим грузино-осетинскую войну 2008 г. и к возникшим в ее ходе и после окончания проблемам. Интенсивность и продолжительность боевых действий, объем задействованных сил и средств позволяют констатировать, что война 2008 г. резко изменила не только ситуацию на Кавказе, но и по-иному расставила приоритеты сил в Европе; мир стал по-другому смотреть на Россию, и для этого есть все основания. Впервые мы анализируем конфликт как военное противоборство на постсоветской территории, участником которого стала современная высокотехнологичная грузинская армия, подготовленная специалистами НАТО для ночного «блицкрига». Согласно двум программам Пентагона «Обучи и оснасти» и «Обеспечение операций стабильности», более 5 тыс. грузинских военнослужащих прошли натовскую переподготовку. По программе «Обеспечение операций стабильности» американские инструкторы подготовили еще 3 тыс. грузинских солдат для участия в миротворческих операциях и Иране.
    Впервые грузинская регулярная армия провела весь набор боевых операций на собственной территории, в своих границах, против собственного народа, против вооруженных сил, укомплектованных на 70 % добровольцами. Впервые грузинские военные воевали, прислушиваясь к мнению Вашингтона и не обращая внимания на мнение России и части Европейского сообщества. Впервые российский миротворческий контингент был преднамеренно атакован регулярными войсками Грузии. Впервые Россия поступила без оглядки на Европу и США, выступив на защиту осетинского народа, и не допустила его геноцид со стороны Грузии.
    Война Грузии с Южной Осетией и Абхазией стала полигоном для проверки теоретических положений натовской современной военной мысли, а также испытания в реальных условиях технологических наработок в области вооружений, использования беспилотных летательных аппаратов, совершенствования тактики действий специальных и бронетанковых частей, оснащенных новым оружием. Сегодня уже ясно, что технологическое измерение грузино-осетинской войны отводит ей особое место в полемологии,[1] в том числе и таком важном ее разделе, как исследование новых форм вооруженных конфликтов. В этом смысле подготовка Грузии к войне и боевые действия грузинской армии против осетинских вооруженных сил, а в последующем — против российских вооруженных сил, представляют уникальный материал для анализа планирования, организации и практического осуществления мероприятий оперативного обеспечения локальных войн. Выявились как положительные моменты, так и недостатки планирования, стратегии и тактики действий сухопутных войск, ВВС и ВМС Грузии и России, были представлены все элементы развертывания вооруженных сил Грузии с мирного на военное положение. По разным данным, для обеспечения военного успеха на осетинском фронте в грузинскую армию было призвано около 10 тыс. резервистов, скомпонованы резервные формирования, проведены наземные и специальные операции. Воюющие стороны продемонстрировали свое мастерство в реальной информационной и психологической войнах.
    В ходе «Операции по принуждению Грузии к миру» обе стороны провели полномасштабные воздушные и наземные бои и полномасштабную информационную войну. Война Грузии на Южном Кавказе стала испытательным полигоном для проверки в реальных боевых условиях теоретических положений натовской военной мысли и новых технологических наработок в области вооружений, совершенствования тактики вооруженных сил, оснащенных новым оружием, создания воздушных, морских и наземных группировок. Уроки войны и сделанные выводы, практика принятия решений, стратегии и тактики имеют исключительно важное значение для совершенствования российской армии.
    Войну 2008 г. нельзя отнести к конфликтам малого масштаба. По некоторым данным, в ней с обеих сторон участвовали 20–30 тыс. человек, большое число бронетанковой и авиационной техники, корабли и катера ВМС Грузии, Абхазии и России, значительные силы артиллерии и ракетного оружия, современные противотанковые средства и другая техника. Военные действия, включая авиационные удары, ракетные обстрелы, охватили всю территорию Грузии, а морская группировка Черноморского флота прикрывала высадку морского десанта в Очемчири. В то же время действия сухопутных войск имели ограниченный пространственный размах: на фронте Южной Осетии — около 100 км протяженности и от 10 до 30 км в глубину, на территории Абхазии — Кодорское ущелье глубиной 25–30 км.
    События в Южной Осетии стали проверкой на прочность концепции национальной безопасности России. Судить о том, каков результат этой проверки, пока сложно. С военной точки зрения, это успешная операция, поскольку основная задача — выбить противника из Южной Осетии и Кодорского ущелья — была решена. От грузинских войск освобождена 12-километровая зона контроля. Цель настоящей книги — рассмотреть полномасштабную войну с позиций и российской, и натовской военной теории как столкновение разноформатных участников: регулярной армии Грузии, боевых сил Южной Осетии и Абхазии, совместных действий российской армии и ополченцев Южной Осетии и Абхазии против грузинской армии.
    Автор книги — руководитель Центра военного прогнозирования Института политического и военного анализа, доцент факультета мировой политики МГУ — не ставил перед собой цель дать полный и развернутый анализ подготовки и планирования операций, всестороннего боевого и материального обеспечения боевых действий воевавших сторон. Данный труд содержит только факты, опубликованные в открытой печати. Они позволяют выйти на уровень геополитических оценок и зафиксировать новые концептуальные моменты, важные для полемологии и реального обеспечения оборонной безопасности.

Глава 1
Истоки грузино-осетинского и грузино-абхазского конфликтов

1.1. Военно-стратегическая ситуация на кавказско-черноморском направлении к началу войны
    В границах территории Большого Кавказа находятся большая часть Черного и Каспийского морей, восемь государств: Российская Федерация, Армения, Азербайджан, Грузия, Туркмения, Казахстан, Турция, Иран — все они члены ООН. Два государства — Абхазия и Южная Осетия признаны двумя государствами, Нагорно-Карабахская республика не признана мировым сообществом. Три признанных и три непризнанных мировым сообществом государства Южного Кавказа имеют нерешенные и «замороженные» конфликты и территориальные претензии друг к другу. На Южную Осетию и Абхазию по-прежнему претендует Грузия. В патовой ситуации (ни войны, ни мира) остаются Армения и Азербайджан. Без подписания мирного соглашения сохраняется перемирие в районе Карабахского конфликта, в состоянии которого замерли Армения, Азербайджан и Нагорно-Карабахская Республика.
    Два государства — Турция и Иран непосредственно граничат с нестабильным Ираком, постоянно находящимся на грани гражданской войны. Два государства — Иран и Туркмения имеют общую границу с наркопроизводящим Афганистаном, где восемь лет ведется американо-натовская операция против движения «Талибан» и структур Аль-Каиды. Государства региона являются членами различных блоков и международных структур. Турция — член НАТО, Грузия и Азербайджан находятся на пути к членству в альянсе. Постсоветские страны Грузия и Азербайджан — одновременно и члены СНГ, и члены ГУАМ, а Россия, Казахстан, Армения — члены ОДКБ и ШОС. Все страны располагают огромными запасами вооружений и армиями, имеющими боевой опыт, что представляет значительную опасность для всего Кавказско-Каспийского региона. На Кавказе и Каспии сосредоточена самая крупная группировка войск в Евразии.
    Характерной чертой развития военно-политической обстановки является активизация деятельности государств южнее России, прежде всего Турции, Саудовской Аравии, Пакистана, направленной на усиление своего присутствия на Кавказе и Центральной Азии. Причем для достижения своих целей основная ставка делается на пантюркизм и исламский фактор. Но фоне этого Иран, обладающий достаточно высоким экономическим и военным потенциалом, также активизирует усилия по расширению своего влияния в регионе.
    Планы и предложения Минской группы ОБСЕ по нормализации Карабахского конфликта не находят поддержки ни в Баку, ни в Ереване, ни в Степанакерте. Отсутствие прогресса в переговорном процессе Карабахского конфликта под эгидой Минской группы ОБСЕ в формате 2,5, где не учитывается мнение непризнанной Нагорно-Карабахской Республики, соответственно, не позволяет подписать мирный договор между Азербайджаном и Арменией. Происходит отказ от рекомендаций Дортмундской конференции о достижении мирного урегулирования Карабахского конфликта по принципу («step by step») «шаг за шагом» и поэтапном изменении логики мирного процесса, нуждающегося в изменении отношений между конфликтующими сторонами. Неменьшее воздействие на пространство безопасности на всем Кавказе (Северном и Южном) оказывают нерешаемые проблемы масс армянских, абхазских, азербайджанских, грузинских, дагестанских, ингушских, русских, турок-месхетинцев, южноосетинских, чеченских беженцев.
    Не уменьшают уровень безопасности в регионе ни смена политических элит в Грузии, ни создание в противовес России ГУАМ, ни попытки направить энергопотоки в обход России, ни стремление любой ценой вступить в НАТО. Обострению ситуации способствуют и осложнившиеся после грузиноосетинской войны российско-грузинские отношения, и выход Грузии из СНГ.
    В этом пространстве действуют в различных направлениях структуры ЕС, НАТО ЕврАзЭс, ОДКБ и ШОС. На Кавказе сталкиваются интересы США, России и Китая, транснациональных энергетических и транспортных компаний Запада и Востока. Существует много проблем, касающихся раздела Каспия, связанных с разными подходами России, Азербайджана, Казахстана, Туркмении и Ирана к разделу морского дна и водного пространства, милитаризации акватории моря, морского судоходства, транспортировки энергоресурсов. Между каспийскими государствами есть и экономические, и военнополитические, и географические противоречия. Вмешательство «международного сообщества» как в формате США, так и в формате НАТО усложнит эти противоречия. Не следует преуменьшать и влияние проблем, возникающих между Россией, Азербайджаном и Ираном по разделу Каспия, а также по транспортировке углеводородов и «замороженности» транспортного коридора «Север-Юг» и «Запад-Восток».
    Грузия настаивает на проведении совместных военно-морских учений НАТО «Активные усилия» из Средиземного моря в восточную часть Черного моря, где уже проводится операция «Блексифор», чему активно сопротивляются Турция и Россия. Есть проблема с организацией военно-морской базы США в Румынии, поскольку Турция не дает согласия на ввод дополнительных сил флота НАТО в Черное море. Мотивация НАТО внешне привлекательна: «обмен информацией на горизонтальном уровне» и «оказание помощи России по взаимодействию в проведении такого рода операций». Резонно спросить: какие еще цели планирует НАТО для увеличения военного присутствия на Черном море? Получив согласие на размещение военно-морской базы в Румынии, НАТО, видимо, на перспективу, запланировало «временное присутствие в Крыму» и, вероятно, еще одну базу в Батуми. Тем самым будет установлен контроль за поставками энергоресурсов из Средней Азии и Кавказа морским путем. Проблемным становится дальнейшее пребывание натовских солдат в Афганистане, где все явственнее проявляется угроза военного противостояния Афганистана и Пакистана, а также возможен вывод войск коалиционной группировки НАТО. Проведение этой миротворческой операции НАТО зависит от ее обеспечения с использованием территорий Азербайджана, Грузии и стран Средней Азии в качестве аэродромов подскока. Количество аэродромов для бесперебойного снабжения сил НАТО становится все более важным фактором на фоне уменьшения количества натовских аэродромов в Средней Азии.
    Головной болью для государств Большого Кавказа, и в первую очередь для Турции и Ирана, в ближайшие один — три года станет предполагаемый уход США из Ирака, не исключающий его дробления и создания курдской автономии. Во многом это зависит от того, каким путем и какими способами и силами коалиционная группировка в Ираке будет решать задачи, как долго продлится операция по выводу сил коалиции и не будут ли перенесены силовые действия на территорию Ирана, что значительно усложнит ситуацию в этом регионе.
    Каковы основные угрозы для национальной безопасности России на Кавказе? Одна из них — деятельность США и НАТО, направленная на то, чтобы закрепиться на Южном Кавказе, в том числе у северных границ Ирана. Таким образом, территория Южного Кавказа может стать одним из плацдармов для новой войны против Ирана, что противоречит российским национальным интересам. Появление здесь под разными прикрытиями натовских (турецких, британских, американских) военнослужащих вызывает у России вполне обоснованную настороженность. Каспий, являясь внутренним морем, по существу озером, всегда был территорией и зоной влияния России. Выход НАТО в Каспийский регион открывает прямой путь к индустриальному Уралу и Западной Сибири.
    Возможное ухудшение обстановки вокруг Ирана требует достаточных военных сил и средств. В СМИ просочилось несколько вариантов «умиротворения иранской атомной программы». Решение России по Ирану основано на понимании того, что война в непосредственной близости от ее границ грозит не только случайным падением крылатых ракет на территории соседних государств, как это было в прошедшей иракской войне, но и возможным радиоактивным заражением местности, сравнимым с Чернобыльской катастрофой.
    Не меньшую опасность для России представляет наличие на ее границах нежизнеспособных государств. Из них наибольшая угроза для России исходит из Грузии, националистическое руководство которой не признает права меньшинств на самоопределение, не способно самостоятельно существовать без иностранной помощи и решать созданные им же территориальные проблемы, не имеет рычагов влияния на коррупцию, процветающую в условиях «договорного правосудия». Грузия стала на Южном Кавказе испытательным полигоном для проверки в боевых условиях натовской военной мысли и технологических наработок в области вооружений, совершенствования тактики воинских частей, оснащенных новым оружием, создания воздушных, морских и наземных группировок. Война Грузии против Южной Осетии и Абхазии может рассматриваться как начало нового витка, выражаясь компьютерным термином, перезагрузки конфликта. Это позволяет оценивать ее как новый тип войн, вспыхнувших на постсоветском пространстве после первого передела СССР, и начало второго передела — изменения «status guo» путем перерастания цветной революции по американскому (натовскому) сценарию. Возможно, что в ближайшей перспективе подготовка войск по такому образцу будет применена для Азербайджана и Украины.
1.2. Следует ли Абхазии и Южной Осетии признавать Грузию
    Из Тбилиси постоянно слышится: «Россия должна», «Россия обязана», но вариантов, устраивающих все стороны, вовлеченные в конфликт, на сегодняшний день не существует и в ближайшее время не предвидится. Тупиковая ситуация, в которой оказалась Россия, признав после распада СССР территориальную целостность Грузии в тех границах, в которых она в тот момент находилась, требует новых подходов. В планах грузинского руководства четко просматривается силовой вариант принуждения Абхазии и Южной Осетии к вхождению в Грузию. Вместе с тем в правительстве Грузии нет единства по этому вопросу. Разговоры президента Грузии Саакашвили «о мирном характере действий» в отношении Абхазии и Южной Осетии опровергает государственный министр по вопросам реинтеграции Теймураз Якобошвили, угрожая России «военными мерами». Примеры тому — организация провокаций, наращивание грузинской группировки войск в Кодорском ущелье, неисполнение документов Совета Безопасности ООН, игнорирование миссии ООН по наблюдению в Грузии и миротворческих сил СНГ.
    Россия вынуждена адекватно отвечать на недружественные вызовы Грузии. Ссылки на то, что Грузия может стать в будущем для России верным и надежным другом, к сожалению, не подтверждаются практикой межгосударственных отношений двух стран на протяжении последних восемнадцати лет. Москве необходимо пересмотреть свою политику на Кавказе и четко сориентировать на нее участвующие стороны и мировое сообщество. Необходимо внести ясность, на каких условиях Российская Федерация признает Грузию в ее нынешних границах. Здесь возможны четыре варианта. Первый: дезавуировать ранее подписанные «подарочные» документы о признании Грузии в нынешних границах. Второй: начать переговоры с Грузией о создании федеративного государства, в которое на приемлемых для них условиях могли бы войти Южная Осетия и Абхазия. Третий: поддержание тупикового status guo. Четвертый: признать с учетом Косовского прецедента государственную независимость Абхазии и Южной Осетии. Рассмотрим эти варианты.
    Первый вариант. Отозвать подписи Российской Федерации на всех документах, признающих существующие границы Второй Грузинской Республики, и денонсировать ранее подписанные соглашения. Опубликовать в международных и российских СМИ юридические документы, связанные с правовой оценкой грузино-осетинского и грузино-абхазского конфликтов, а также всех документов, раскрывающих межгосударственные отношения сторон.
    Что это за документы?
    * О вхождении Осетии в состав Российской империи в 1774 г. «Высочайший манифест от 1801 г. о присоединении Грузии к России», в соответствии с которым Грузия утратила свою государственность. На приложенной к Манифесту карте четко определены границы Грузии: Карталиния в составе Горийского, Дорийского, Душедского уездов и Кахетия в составе Телавского и Сигнахского уездов.
    * Грамота от 17 февраля 1810 г. о покровительстве Российской империи над Абхазским княжеством, имеющим свою территорию и «автономное управление» (действовала до 1864 г.). С 1864 по 1917 г. Абхазия («Сухумский военный отдел», «Сухумский округ») была подчинена царской администрации на Кавказе.
    * О разделе Осетии в 1917 г. на Северную в составе Горской республики и Южную в составе Грузии.
    * Соглашение от 9 февраля 1918 г. между Национальным Советом Грузии и Абхазским Народным Советом, один из пунктов которого устанавливал границы Абхазии как суверенного государства в пределах от реки Ингур на юге до реки Мзымта на севере.
    В документах об объединении нескольких княжеств в Грузинскую Демократическую республику от 26 мая 1918 г. вопрос о границах Абхазии не ставился.
    С 31 марта 1921 г. до февраля 1922 г. Абхазия была независима как от Советской России, так и от Советской Грузии. До 1931 г. Абхазия являлась «договорной» республикой — Абхазской ССР, однако затем под нажимом Сталина преобразована в Абхазскую АССР и 19 февраля 1931 г. включена в состав Грузинской ССР.
    * На основе нормы действующего закона «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР» были приняты «Декларация от 20 августа 1990 г. о провозглашении Юго-Осетинской Советской Демократической Республики», «Декларация Верховного Совета Абхазской АССР от 25 августа 1990 г. о государственном суверенитете Абхазии» и Постановление о правовых гарантиях защиты государственности Абхазии.
    * Решение Верховного Совета Абхазии об отмене конституции 1978 г. и переходе к конституции 1925 г., согласно которой Абхазия является субъектом международного права.
    Следующий шаг — обоснование отсутствия юридического права Грузии на спорные территории, временно аннексированные и оккупированные. Развал Российской империи привел к тому, что Грузия и Абхазия провозгласили свою независимость самостоятельно, независимо друг от друга. Временное правительство сразу же создало Особый закавказский комитет, преобразованный в Закавказскую Демократическую Федеративную Республику — ЗДФР. На территории Сухумского округа в марте 1917 г. было создано Временное правительство, а 8 ноября 1917 г. в Сухумском округе избран Абхазский Народный Совет — как государственный орган, независимый от Грузии.
    Ссылка Грузии на договор с РСФСР от 7 мая 1920 г., в соответствии с которым Грузия присоединяла территорию Абхазии без ее согласия, не имеет юридической силы (Грузия присвоила территорию другого государства не на основе добровольной уступки, а на основе сговора с третьей стороной). Договор между Россией и Грузией от 7 мая 1920 г. должен быть пересмотрен: из него следует исключить пункты, касающиеся территории суверенной Абхазии.
    Развал СССР повторно вынудил Абхазию и Южную Осетию объявить о независимости и выходе из Советского Союза, поскольку в территориально-политическом отношении СССР стал преемником Российской империи. Признавая этот факт, Грузия при выходе из СССР аннулировала Георгиевский договор 1783 г. и Манифест 1800 г. об упразднении Картли-Кахетинского царства. В соответствии с международным правом Грузия могла стать самостоятельным государственным образованием только с той территорией, с какой она вошла в свое время в Российскую империю. Имеются в виду территория бывшей Карталинии и территория бывшей Кахетии.
    Напомним, что с 1918 по 1921 г. Абхазия была оккупирована германо-грузинскими войсками. Остальные семнадцать лет она существовала физически и фактически вне грузинского правового поля.
    На протяжении двух последних столетий Абхазия является органической частью российского геополитического пространства и остается таковой в правовом (законодательство на российской основе, северокавказская символика), информационном (радио, телевидение, пресса на русском языке), образовательном (преподавание на русском языке, абхазская письменность на основе русской графики, учебники из России), туристическом (российский рубль, российский потребитель), культурном (специалисты обучаются в России, двуязычный театр), научном (научно-исследовательские учреждения в рамках Российской Академии наук), религиозном (отправление христианских и мусульманских обрядов) отношениях.
    Дезавуирования ранее подписанных с Россией, Грузией соглашений требует также ситуация с российским Черноморским флотом. Можно предположить, что Украина не допустит продления срока аренды для базирования российского Черноморского флота и не исключено, что меньше чем через десятилетие его придется перебазировать на побережье Краснодарского края или на арендованную базу в Тартусе (Сирия). В такой ситуации крайне важно, чтобы близлежащая акватория контролировалась дружественным, а не враждебным государством.
    Исправить ошибку, допущенную в отношении Абхазии и Южной Осетии восемнадцать лет назад, Россия может либо признанием их независимыми, либо содействием присоединению к России или объявлению над ними протектората. Такие действия со стороны России отвечают как национальным интересам РФ, так и интересам подавляющего большинства граждан, проживающих в Абхазии и Южной Осетии.
    Второй вариант. Признание Российской Федерацией Грузии в существующих границах возможно только при условии, что Абхазия и Южная Осетия получат максимум автономии. Что касается Абхазии, то на ее территории не должны дислоцироваться ни войска Грузии, ни войска третьих государств.
    Модель территориально-государственного устройства Грузии на основе политических реалий и международного опыта — слияния принципов регионализма и федерализма («Об особом статусе Абхазии в государстве Грузия») предлагает группа политиков: Константин Кублашвили, Арчил Гегешидзе, Ивлиан Хаиндрава, Пата Закреишвили, Томас Флайнер (Фрейбург, Швейцария) и Александр Бланкенагель (Университет Гумбольдта, Германия). Модель учитывает исторически и юридически сложившуюся исключительность Абхазии на фоне культурно-исторических и географических особенностей других регионов Грузии. Проект детально рассматривает особый политико-правовой статус Абхазии в государстве Грузия и все вытекающие из этого статуса права и обязанности. Сформулирован конкретный перечень особых полномочий Абхазии, предложены дополнительные гарантии развития и защищенности абхазского народа. План был не реализован.
    Следовательно, в грузинском обществе наряду с воинствующими Михаилом Саакашвили и Теймуразом Якобошвили есть вполне трезвые головы, которые признают допущенные правителями ошибки и пытаются установить диалог с бывшими автономиями, чтобы решить конфликт на приемлемых для обеих сторон условиях.
    Третий вариант. «Замороженные в холодильнике межгосударственные отношения» не выгодны никому. Надежды Тбилиси на то, что силовое решение конфликтов всей своей мощью поддержат США и НАТО, лишены оснований. Единственный выход из сложившейся ситуации — компромиссное решение, учитывающее интересы Грузии, Абхазии, Южной Осетии и России.
    Четвертый вариант. Признание, исходя из Косовского прецедента, государственной независимости Абхазии и Южной Осетии, без вхождения в настоящий момент Абхазии в состав Российской Федерации в связи с Олимпийскими играми в Сочи в 2014 г. К сожалению, после грузино-осетинской войны именно этот план и был реализован.
1.3. Истоки грузино-осетинского и грузино-абхазского конфликтов
    В процессе распада СССР на территориях некоторых республик стали возникать конфликты, в том числе межэтнические и межнациональные, нередко перераставшие в вооруженные столкновения. Этому способствовали политические факторы, социальная нестабильность, духовные и нравственные противоречия в обществе.
    На Северном Кавказе периодически возникающая в разных территориальных образованиях нестабильность порождается многими причинами. Это — и полиэтничность, и поликонфессиональность (ислам, православие, иудаизм, буддизм), и нерешенные проблемы репрессированных народов, и определение границ без учета исторически установившихся территорий проживания, и проблемы взаимоотношений коренных малочисленных народов и национальных меньшинств с основным населением. Большое значение имеют также наличие и влияние национальных, транснациональных, трансрегиональных партий, движений, общественно-политических организаций, придерживающихся порой прямо противоположной ориентации, существование нескольких «центров влияния», способствующих развитию сепаратизма.[2]
    Грузино-осетинский конфликт — типичный пример этнического конфликта, вызванного стремлением национального меньшинства, являющегося или считающего себя дискриминированным, реализовать свое право на самоопределение. Для понимания характера и предыстории грузино-осетинского конфликта важно отметить, что в период Гражданской войны и в первые годы Советской власти осетины в массе своей поддержали большевиков, тогда как грузинское население выступало за независимость и в основном не приняло коммунистические установки. Грузинские войска во время существования независимой Грузии неоднократно подавляли выступления осетин. Грузинский народ, как и правительство, поддержал предложение о необходимости очищения территории от югоосетинского народа, который мог угрожать их территориальной целостности.
    Летом 1920 г. грузинские войска начали чистку в южноосетинских поселениях. Практически все население Южной Осетии было истреблено (в основном женщины и дети). Меньшевистское правительство поставило цель: полное уничтожение осетинского этноса, грузинские военные вырезали население полностью, не щадя никого, убивая вооруженных и безоружных людей. Можно сказать, что это националистические идеи. Что позднее было признано геноцидом против осетинского народа.
    Для изгнания выживших осетин была создана правительственная комиссия. Власти Грузии показали, что такая политика будет вестись в отношении любого этноса, проживающего на территории Грузии. Это была государственная политика. Правительственная газета «Эртоба» писала: «Наша республика выселяет осетин туда, куда они стремились, — в социалистический рай».[3]
    Потери и убытки Южной Осетии при разгроме ее меньшевиками в 1920 г. выразились в следующих цифрах:
    1. Убито: мужчин — 387, женщин — 172, детей — 110. Итого 669 душ.
    2. Умерло во время бегства и эмиграции: мужчин — 1206, женщин — 1203, детей — 1734.
    Итого 4143 душ.
    Всего погибло 4812 человек (по другим данным — 5279 человек).
    3. Изнасиловано женщин — 62 случая.
    4. Сожжено — 4227 жилых и хозяйственных построек на сумму — 1 268 034 руб.
    5. Увезено вещей и инвентаря из 1268 домов на сумму — 190 200 руб.
    6. Сожжено общественных зданий (школ и др.) — 30 на сумму —15 000 руб.
    7. Угнано крупного рогатого скота 19 764 головы на сумму — 988 200 руб., мелкого скота — 46 428 голов на сумму — 234 140 руб.
    8. Пропало крупного рогатого скота 4077 голов на сумму — 234 140 руб., мелкого рогатого скота на сумму — 32 653 руб.
    9. Продано за бесценок крупного рогатого скота 6527 голов на сумму — 177 100 руб., мелкого — 6263 голов на сумму — 31 315 руб.
    10. Погиб урожай в 1920 г. на сумму — 167 706 руб.
    Всего понесено убытков в сумму — 331 7506 руб.
    Количество погибших осетин в 1920 г. составило 6–8 % от всего населения Южной Осетии.
    Столкновения продолжались вплоть до ввода Красной армии на территорию Грузии. 8 июня 1920 г. Южная Осетия объявила об установлении советской власти на ее территории. Осетины смогли вернуться на свою прежнюю родину после вступления Грузии в СССР в 1921 г.
    После установления советской власти в Закавказье Москва пошла на включение части осетинской территории в состав Грузии, убивая этим двух зайцев. С одной стороны, в Грузии оказывалась группа населения, практически полностью лояльная Центру и целиком зависящая от него. С другой — удовлетворялись претензии грузинского руководства на территории, которые оно считало исконно грузинскими землями.
    Особенностью ситуации в Южной Осетии является численное доминирование осетинского населения. В связи с этим здесь отсутствовал такой фактор как опасность для коренного населения превратиться в этническое меньшинство. Однако на фоне стабильной этнической структуры менялся статус этнических групп и возможность их доступа к властным институтам и источникам дохода. Этот процесс выражался в тенденции к преобладанию грузин во властных структурах, торговле и образовании. В итоге осетины стали ощущать дискриминацию и потребность исправить положение путем воссоединения с северными соотечественниками. Напряженность в Южной Осетии и Северной Осетии стала ощущаться в 80-е гг. Начались выступления, перерастающие иногда в беспорядки, с требованием выхода Юго-Осетинской автономной области из состава Грузии и воссоединения ее с Северной Осетией.
    Истоки современного грузино-осетинского конфликта лежат в событиях конца 1980-х гг., когда в Грузии активизировалось движение за независимость от союзного центра. Одновременно усилилось ущемление права национальных меньшинств — Абхазии и Южной Осетии на автономию. Радикальные действия грузинского руководства, прежде всего Звиада Гамсахурдиа, и слабость центрального руководства СССР привели к резкому обострению отношений между грузинами и этническими меньшинствами, уже тогда выдвигавшими требования повысить статус их самостоятельности.
    В конце восьмидесятых в Грузии объявили программу «О демографическом оздоровлении нации». В 1988 г. профессор Кванчилашвили предложил ограничить рождаемость у негрузинских этносов. Другой «ученый», Чкаанава, предлагал выселять негрузин, имеющих более двух детей в семье.[4] Непосредственным началом грузино-югоосетинского конфликта послужил лозунг тогдашнего президента Грузии Звиада Гамсахурдиа «Грузия для грузин, осетины — вон из Грузии!», попытавшегося осуществить его на практике.
    Именно тогда была утверждена идеологема об искусственности Юго-Осетинской автономной области и самого понятия «Южная Осетия»: «В истории не существовало “Южной Осетии” ни как географической, ни как политической реальности».[5]
    Уже летом 1989 г. у населения Южной Осетии стало формироваться убеждение, что его положение в ставшей независимой Грузии заведомо будет ухудшаться. Это подтверждалось ростом преступлений против осетин после прихода к власти Гамсахурдиа. Руководство Южной Осетии приняло решение повысить ее статус, объявив автономную область автономной республикой. В это же время Верховный Совет Грузии лишил Южную Осетию статуса автономной области.
    Союзное руководство использовало осетинскую проблему для давления на Тбилиси, но не было готово к тому, чтобы решать ее радикально, дабы не потерять важный инструмент воздействия на грузинские власти и не создавать прецедент изменения границ, который может спровоцировать подобные процессы на Северном Кавказе и в других регионах бывшего СССР.
    В 1989 г. Юго-Осетинская автономная область провозгласила себя автономной республикой, а спустя год объявила о своём суверенитете. В ответ на эти действия Верховный Совет Грузии 10 декабря 1990 г. упраздняет Юго-Осетинскую автономию и производит раздел ее территории на четыре административных района Грузии.
    Право выхода союзной республики из состава СССР было установлено ст. 72 Конституции СССР. В соответствии со ст. 85 и 87 Конституции СССР в Грузинской ССР состояли Абхазская и Аджарская АССР и Юго-Осетинская автономная область. В 1990 г. в соответствии с законом СССР «О порядке разрешения вопросов, связанных с выходом союзной республики из Союза ССР», предоставляющим право автономным образованиям «самостоятельно решать вопрос о выходе из СССР в составе выходящей республики или о пребывании в составе СССР», Исполком народных депутатов Южной Осетии принял Постановление о том, что в случае выхода Грузии из состава СССР на территории Южной Осетии будут по-прежнему действовать законы СССР. Основное положения этого закона:
    Статья 3. В союзной республике, имеющей в своем составе автономные республики, автономные области и автономные округа, референдум проводится отдельно по каждой автономии. За народами автономных республик и автономных образований сохраняется право на самостоятельное решение вопроса о пребывании в Союзе ССР или в выходящей союзной республике, а также на постановку вопроса о своем государственноправовом статусе. В союзной республике, на территории которой имеются места компактного проживания национальных групп, составляющих большинство населения данной местности, при определении итогов референдума результаты голосования по этим местностям учитываются отдельно.
    Статья 6. Решение о выходе союзной республики из СССР считается принятым посредством референдума, если за него проголосовало не менее двух третей граждан СССР, постоянно проживающих на территории республики к моменту постановки вопроса о ее выходе из СССР и имеющих право голоса согласно законодательству Союза ССР. Итоги референдума рассматривает Верховный Совет союзной республики. В союзной республике, имеющей в своем составе автономные республики, автономные области, автономные округа или места компактного проживания национальных групп, упомянутых в части 3 настоящего Закона, итоги референдума рассматриваются Верховным Советом союзной республики совместно с Верховным Советом автономной республики и соответствующими Советами народных депутатов.
    Статья 7. Верховный Совет союзной республики представляет Верховному Совету СССР итоги референдума. Верховный Совет союзной республики, имеющей в своем составе автономные республики, автономные образования или места компактного проживания национальных групп, упомянутых в части второй статьи 3 настоящего Закона, представляет в Верховный Совет СССР итоги референдума по каждой автономной республике, по каждому автономному образованию или месту компактного проживания национальных групп с выводами и предложениями соответствующих органов государственной власти. Если будет установлено, что референдум проведен в соответствии с законом, Верховный Совет СССР выносит вопрос на рассмотрение Съезда народных депутатов СССР. В случае нарушения закона при проведении референдума Верховный Совет СССР назначает в трехмесячный срок повторный референдум по республике, либо по ее части, либо по автономному образованию, либо по месту компактного проживания национальных групп, упомянутых в части второй статьи 3 настоящего Закона.
    Статья 9. Итоги референдума в союзной республике по вопросу о выходе из СССР, а также мнения высших органов государственной власти автономных областей и округов по этому поводу рассматривает Съезд народных депутатов СССР. По представлению Верховного Совета СССР, согласованному с Верховным Советом выходящей республики, Съезд народных депутатов СССР устанавливает переходный период, не превышающий пяти лет, в течение которого должны быть решены вопросы, возникающие в связи с выходом республики из СССР.
    В переходный период на территории выходящей республики сохраняют свое действие Конституция СССР и законы СССР.
    Статья 13. Выходящая республика обязана соблюдать общепризнанные принципы и нормы международного права, а также права и свободы человека, закрепленные в международных договорах, участником которых является СССР.
    Статья 14. В переходный период Совет Министров СССР, органы государственного управления союзных и автономных республик, автономных образований совместно с правительством выходящей республики рассматривают и разрешают вопросы собственности и материально финансовых расчетов. Во взаимоотношениях между выходящей республикой, с одной стороны, и Союзом ССР, а также иными союзными республиками, автономными республиками, автономными образованиями и национальными группами, упомянутыми в части второй статьи 3 настоящего Закона, с другой стороны, в течение переходного периода должны быть решены следующие вопросы: 1) определена судьба находящихся на территории республики объектов общесоюзной собственности (предприятий и комплексов базовых отраслей промышленности, космических исследований, энергетики, связи, морского, железнодорожного и воздушного транспорта, линий связи, магистральных трубопроводов, имущества Вооруженных сил СССР, оборонных и других объектов), а также собственности общесоюзных общественных организаций; 2) урегулированы финансово-кредитные расчеты выходящей республики с Союзом ССР, взаимоотношения банков; 3) урегулированы имущественные и финансово-кредитные отношения данной республики с другими союзными республиками, а также с автономными республиками, автономными образованиями; 4) определен порядок выполнения предприятиями и организациями выходящей республики ранее взятых на себя договорных обязательств по отношению к предприятиям и организациям, расположенным на территории других союзных республик, а также автономных республик и автономных образований; 5) определен правовой статус и формы расчетов совместных предприятий или филиалов предприятий, организованных на базе общесоюзной собственности или собственности других союзных республик, а также автономных республик и автономных образований; 6) согласован порядок расчетов с другими государствами и международными организациями по кредитам и займам, полученным для сооружения объектов на территории выходящей республики или для удовлетворения потребностей этой республики и ее населения, а также по соответствующей части кредитов и займов, израсходованных на осуществление общесоюзных закупок и программ, которыми пользовалась выходящая республика;
    7) согласован статус территорий, не принадлежавших выходящей республике на момент ее вступления в состав СССР;
    8) согласован статус территорий, на которых компактно проживают национальные группы, упомянутые в части второй статьи 3 настоящего Закона, с учетом результатов их волеизъявления на референдуме; 9) обеспечены гарантии содержания исторических и культурных памятников и мест захоронений на территории выходящей республики; 10) разрешены иные вопросы, требующие взаимного урегулирования.
    Статья 20. По окончании переходного периода или при досрочном урегулировании вопросов, предусмотренных настоящим Законом, Верховный Совет СССР созывает Съезд народных депутатов СССР для принятия решения, подтверждающего завершение процесса по согласованию интересов и удовлетворению претензий выходящей республики, с одной стороны, и Союза ССР, союзных республик, а также автономных республик, автономных образований и национальных групп, упомянутых в части второй статьи 3 настоящего Закона, с другой стороны. С момента принятия такого решения Съездом народных депутатов СССР выход союзной республики из СССР считается состоявшимся, а народные депутаты СССР от вышедшей республики утрачивают свои полномочия. Съезд народных депутатов СССР вносит соответствующие изменения в Конституцию СССР. В Законе предусмотрены все условия для получения суверенитета каждой союзной или автономной республикой. Следовательно, выход Грузии 9 апреля 1991 г. из СССР не означает, что Южная Осетия по действующему законодательству в обязательном порядке должна была оставаться в ее составе. В Южной Осетии начались вооружённые столкновения между противостоящими сторонами.
    Шестого января 1991 г. Цхинвали был захвачен несколькими тысячами грузинских полицейских и национал-экстремистов. К вечеру того же дня началась вооруженная борьба горожан против захватчиков. После двадцатидневных боев город был освобожден, и боевые действия переместились в районы провозглашенной Республики Южная Осетия. Они приобрели особенно жестокий характер весной-летом 1992 г., когда в Цхинвале под ракетно-артиллерийскими обстрелами ежедневно погибали и были покалечены десятки людей. Грузинская сторона широко использовала террористические акты. Двадцать шестого марта 1991 г. было совершено нападение на село Тлиакан Цхинвальского района. В то время грузинские формирования не ставили себе задачу захвата села.
    Численное превосходство было на стороне грузинских формирований. Сдерживающее влияние на грузин оказывало лишь присутствие в Южной Осетии двух полков Советской армии — инженерно-саперного и вертолетного. Усилилось давление на осетин, проживающих в других районах Грузии. Отношения между грузинами и осетинами настолько ухудшились, что идею отделения Южной Осетии от Грузии, которую до начала 1991 г. разделяла лишь часть осетинской общины в Грузии, нашла поддержку у подавляющего большинства осетинского населения. С этого момента теряют доверие те югоосетинские политики, которые продолжают отстаивать концепцию «органической связи осетин» с Грузией.
    19 января 1992 г в Южной Осетии состоялся референдум по вопросу о государственной независимости и (или) воссоединении с Северной Осетией. Большинство поддержало это предложение.
    Весной 1992 г. после затишья, вызванного государственным переворотом и гражданской войной в Грузии, военные действия в Южной Осетии возобновились. Под давлением России Грузия начала переговоры с Южной Осетией, в результате которых 24 июня 1992 г. было подписано Дагомысское соглашение о принципах урегулирования конфликта. Оно предусматривало создание Смешанной контрольной комиссии (СКК) из представителей четырёх сторон — Грузии, Южной Осетии, России и Северной Осетии.
    14 июля 1992 г. в зону конфликта для разъединения противоборствующих сторон были введены Смешанные силы по поддержанию мира (ССПМ) в составе трёх батальонов — российского, грузинского и осетинского. В Цхинвали была размещена Миссия наблюдателей от ОБСЕ.
    После 1992 г. Южная Осетия была фактически независимым государством — со своей конституцией, принятой в 1993 г. и своей государственной символикой. Новое грузинское руководство — Э. Шеварднадзе, Т. Китовани и Д. Иоселиани весной 1992 г. спровоцировало военные действия в Южной Осетии.
    Причин тому несколько. Прежде всего, Э. Шеварднадзе практически продолжил радикально-шовинистическую политику 3. Гамсахурдия, рассчитывая компенсировать экономическую разруху и падение жизненного уровня народа Грузии борьбой с сепаратистами и восстановлением территориальной целостности страны. Нельзя исключать, однако, что Шеварднадзе был заинтересован также в том, чтобы вывести из столицы хотя бы часть вооруженных формирований, подчинявшихся его тогдашним соратникам, а по существу соперникам — Иоселиани и Китовани. Власти Грузии, продолжая называть Южную Осетию «Цхинвальским регионом», активных действий по установлению контроля над ней не предпринимали.
    Дагомысское соглашение о принципах урегулирования грузино-осетинского конфликта, заключенное 24 июня 1992 г., выполнено лишь частично. 9 июля 1992 г. в зону конфликта были введены миротворческие силы, состоящие из российского, грузинского и североосетинского батальонов (последний финансируется правительством Российской Федерации). Вооруженные столкновения прекратились, и была создана Смешанная контрольная комиссия.
    Конфликтная ситуация в Южной Осетии фактически заморожена, как это давно произошло в Приднестровье. Редкие контакты грузинской и осетинской сторон не дают положительных результатов. Южная Осетия до сих пор находится в грузинской экономической и транспортной блокаде. Снабжение и связи с внешним миром она осуществляет через Владикавказ. Наибольшую сложность представляет решение проблемы возвращения в свои дома осетинских беженцев, проживавших в грузинских районах. Несовместимы позиции сторон в отношении политического и юридического статусов Южной Осетии. Грузия не допускает любого нарушения своей территориальной целостности, Южная Осетия категорически не приемлет никакого контроля со стороны Тбилиси. Народ Южной Осетии отвергает возможность любого компромисса с грузинским руководством.
    Летом 1995 г. был сделан первый шаг в урегулировании конфликта, когда состоялся визит президента Северной Осетии А. Галазова и тогдашнего российского министра по делам национальностей Н. Егорова в Тбилиси. 10 октября 1995 г. состоялась встреча представителей Российской Федерации, Северной Осетии, Грузии и ОБСЕ, на которой была достигнута договоренность об аннулировании решений грузинского парламента о лишении Южной Осетии статуса автономной области и отмене ее выхода из состава Грузии. 17 апреля 1996 г. представители Грузии, Южной Осетии, Северной Осетии, Российской Федерации и ОБСЕ парафировали Меморандум о мерах по обеспечению безопасности и укреплению взаимного доверия между сторонами грузино-осетинского конфликта.
    Меморандум — это первый документ, подписанный всеми сторонами конфликта, подтверждающий их намерение решить его мирными средствами. Однако в нем повторяются положения Соглашения 1992 г. и фиксируется уже существующая практика (сотрудничество правоохранительных органов), а также лишь декларируются определенные намерения. В нем нет даже намека на то, как конкретно решать вопрос о статусе Южной Осетии (в преамбуле документа говорится как о территориальной целостности государств, так и о праве народов на самоопределение).
    1 июня 2002 г. после принятия в Российской Федерации нового закона о гражданстве, предоставляющего право бывшим гражданам СССР, оставшимся без гражданства после распада Советского Союза, обменять советские паспорта на российские, началась массовая выдача российских паспортов жителям Южной Осетии и Абхазии.
    В 2004 г., после того как новый президент Грузии Михаил Саакашвили объявил курс на восстановление ее территориальной целостности, в зоне конфликта снова обострилась ситуация и усилилась напряженность.
    В августе 2004 г. дело дошло до кровопролитных столкновений. Грузинские войска безуспешно пытались установить контроль над стратегическими высотами вокруг Цхинвали, но, потеряв несколько десятков человек, были отведены.
    12 ноября 2006 г. в Южной Осетии были одновременно проведены парламентские выборы и референдум о независимости на территории, контролируемой властями Южной Осетии (здесь победил Э. Кокойты и большинство участников референдума высказалось за независимость) и выборы на территории, контролируемой грузинскими властями, в том числе среди беженцев из Осетии, находящихся на территории собственно Грузии (здесь победил Д. Санакоев). Каждая из сторон признала свои выборы демократичными и отражающими волю народа, а выборы противоположной стороны — сфальсифицированными. Оба победителя принесли присягу народу Южной Осетии, претендовали на власть на всей территории Южной Осетии и обвиняли друг друга в коллаборационизме — с Россией и Грузией соответственно.
    По сообщению некоторых российских источников, ещё в 2006 г. в Грузии существовал план под кодовым названием «Бросок тигра», который предполагал до 1 мая 2006 г. принудить Россию, при поддержке США и ОБСЕ, вывести своих миротворцев из Южной Осетии. Под предлогом локализации района конфликта и обеспечения безопасности грузинского населения предполагалось создать группировку грузинских войск на границе с Южной Осетией.
    В 2007 г. Саакашвили потребовал вывести российские войска из Грузии. Самой крупной базой была Ахалкалаки. Войска были выведены досрочно — 15 ноября 2007 г., хотя планировался их вывод в течение 2008 г. Российские миротворцы, действующие по мандату СНГ, остались в Абхазии и по Дагомысским соглашениям — в Южной Осетии.
    Грузия стала резко наращивать вооружения, стремясь вступить в НАТО. В бюджете Грузии на 2008 г. были запланированы расходы Министерства обороны, составляющие четвертую часть всех годовых доходов. Одним из последних документов ООН перед грузино-осетинской войной был доклад Генерального секретаря о положении в Абхазии и Грузии. Но по-разному оценили его в Москве и Тбилиси.
    Напряжённость между грузинами и абхазами появилась в конце 1980-х гг. Она была вызвана призывами грузинских националистических группировок к независимости от СССР. Руководство Абхазии, напротив, хотело бы остаться в составе СССР, особенно после того, как в 1989 г. в Тбилиси прошли массовые демонстрации с требованием отменить абхазскую автономию. В августе 1992 г. в Абхазию под предлогом освобождения захваченного звиадистами вице-премьера правительства Грузии А. Кавсадзе, а также для охраны железной дороги и других важных объектов были введены грузинские войска, что послужило началом вооруженного грузино-абхазского конфликта. Его военная фаза закончилась в сентябре 1993 г., когда грузинские войска были вынуждены полностью покинуть Абхазию.
    Война сделала абхазский вопрос главным в политической повестке дня Грузии и стала важнейшим препятствием для развития российско-грузинских отношений. Российская Федерация с самого начала прилагала активные усилия к мирному политическому урегулированию конфликта. В Москве, спустя две недели с момента начала конфликта — 3 сентября 1992 г., было достигнуто первое Соглашение о прекращении огня и невозобновлении боевых действий. Сторонами Соглашения были Россия и Грузия, при участии представителей Абхазии.
    14 марта 1993 г. при посредничестве России между Грузией и Абхазией было подписано Соглашение о невозобновлении боевых действий и неприменении силы друг против друга. Однако через два дня, 16 марта, на Сухуми со стороны Грузии была осуществлена крупномасштабная атака с участием авиации.
    В период боевых действий было принято несколько так называемых джентльменских, а также официальных соглашений. С рядом заявлений и резолюций выступил Совет Безопасности ООН. Но они систематически нарушались. 23 июля 1993 г. между противоборствующими сторонами было заключено перемирие. Россия выступила гарантом выполнения абхазской и грузинской сторонами соглашения по разоружению и мирному выходу из кризисной ситуации. 14 мая 1994 г. в Москве между грузинской и абхазской сторонами при посредничестве России было подписано Соглашение о прекращении огня и разъединении сил. На основе этого документа и последующего решения Совета глав государств СНГ в зоне конфликта с 23 июня 1994 г. размещены Коллективные силы СНГ по поддержанию мира, представленные российскими военнослужащими, в задачу которых входило поддержание режима невозобновления огня. Россия обеспечивала их финансирование и материально-техническую поддержку. Одновременно Совет Безопасности ООН учредил Миссию ООН по наблюдению в Грузии (МООННГ). Также была образована Группа друзей Генерального секретаря ООН по Грузии (ГДГ), куда Россия вошла вместе с Великобританией, Германией, Францией и США.
    С 1994 г. грузино-абхазский конфликт перешел в формат переговорного процесса между противоборствующими сторонами при участии РФ и международных структур о статусе Абхазии. Он затрагивал и решение проблемы возвращения грузинских беженцев в места их прежнего проживания. Грузинское руководство утверждало, что Москва является участником конфликта, а не честным посредником, обвиняло Россию в попустительстве сепаратистскому режиму и вмешательстве во внутренние дела суверенного государства Грузия. Абхазия, со своей стороны, ставила под сомнение беспристрастность ООН и западных членов Группы друзей Генерального Секретаря. В 1997 г. был создан Координационный совет грузинской и абхазской сторон под председательством Специального представителя Генерального секретаря ООН по Грузии. Стороны встречались в рамках Женевского процесса по установлению мира, под председательством ООН, при посредничестве России. Однако всякий раз, когда значимые продвижения становились реальными, они срывались из-за обострения ситуации в зоне конфликта. Работа Координационного совета была приостановлена в 2001 г. и возобновилась только после пятилетнего перерыва — 15 мая 2006 г. В 1990-х гг. Россия стремилась остановить боевые действия, но не могла способствовать заключению соглашения по статусу Абхазии в связи с событиями в Чечне, чтобы не создавать прецедент для нестабильности на Северном Кавказе.
    В 2004 г. к власти в Грузии пришел Михаил Саакашвили. Вступая в должность Президента, он заявил, что «будет защищать Конституцию страны, заботиться о безопасности и благополучии каждого ее гражданина». Отметив, что Грузия ориентирована на европейские ценности и интеграцию в европейские структуры, Саакашвили сказал, что стране нужны и хорошие отношения с Россией.[6]
    Стороны начали движение к урегулированию ситуации в конфликтных зонах. Положительную оценку со стороны России получило сотрудничество между пограничными силами в районе Панкисского ущелья и прилегающей к нему территории РФ. Фактически в первый же год правления Саакашвили панкисская проблема, существовавшая между Грузией и Россией, была закрыта.
    Михаил Саакашвили одной из главных своих задач считал восстановление территориальной целостности грузинского государства. Претендуя на роль «собирателя грузинских земель», он неоднократно обещал использовать «любые средства» для возвращения под суверенитет Тбилиси «мятежных автономий».[7] Тбилиси удалось подчинить Аджарию. Саакашвили решил не останавливаться на достигнутом и заодно призвать к порядку Абхазию и Южную Осетию. В результате резко обострилась ситуация в зонах конфликтов. Ни Цхинвал, ни Сухум вернуть под юрисдикцию Тбилиси не удалось, что, по мнению грузинского президента, не произошло по вине России. Президент Грузии начал делать резкие заявления, обвиняя Россию в попустительстве сепаратистским устремлениям властей Абхазии и Южной Осетии, де-факто аннексии их территории путем предоставления пенсий и паспортов жителям этих республик, финансовой поддержки и обучения военных, инвестиций в экономику.
    В ответ президент России В.В. Путин в августе 2004 г. заявил, что «Россия готова внести свой посильный вклад в урегулирование и восстановление территориальной целостности Грузии, но не собирается брать на себя несвойственные функции и выступать на одной стороне. Мы готовы сыграть роль посредника и гаранта договорённостей, которые могут быть достигнуты, если будет добрая воля».[8]
    В августе 2006 г. грузинские подразделения заняли верхнюю часть Кодорского ущелья. 26 сентября 2006 г. президент Грузии Михаил Саакашвили объявил, что этот регион Абхазии, контролируемый ныне грузинским правительством, будет именоваться Верхней Абхазией и что с 27 сентября там начнет функционировать правительство Абхазской автономии, до этого работавшее в Тбилиси. Абхазские власти не признали «правительства в изгнании» и были категорически против его присутствия в Кодорском ущелье. Абхазия отказалась продолжать переговоры с Тбилиси, пока Грузия не выведет войска из Кодори. 18 октября 2006 г. Народное собрание Абхазии обратилось к российскому руководству с просьбой признать независимость республики и установить между двумя государствами ассоциированные отношения. Со своей стороны, российское руководство неоднократно заявляло о безусловном признании территориальной целостности Грузии, неотъемлемой частью которой является Абхазия.
    6 марта 2008 г. Москва объявила, что Россия вышла из режима запрета торгово-экономических и финансовых связей с Абхазией.
    28 марта 2008 г. в Центре стратегических исследований в Тбилиси президент Грузии призвал власти Абхазии немедленно сесть за стол переговоров и обсудить два предложения грузинской стороны: создание свободных экономических зон в Очамчири и Гали и модель интеграции в Грузию, включающую «практически неограниченную автономию, широкий федерализм и очень серьезное представительство в центральных органах Грузии». Он также добавил, что Россия должна быть непременно подключена к этому процессу, но не как непосредственный участник грузино-абхазского конфликта, а как посредник в его разрешении. Свои предложения Абхазии Михаил Саакашвили озвучил накануне саммита НАТО в Бухаресте; это позволяет сделать вывод, что его основными адресатами были страны Евросоюза, от которых зависит принятие положительного для Грузии решения.
    16 апреля 2008 г. президент России Владимир Путин поручил правительству РФ оказать конкретную поддержку Абхазии и Южной Осетии во взаимодействии с фактическими органами власти Абхазии и Южной Осетии, включая организацию сотрудничества в торгово-экономической, социальной, научно-технической областях, в сфере информации, культуры и образования, в том числе с привлечением российских регионов. Российское руководство заявило, что данные действия обусловлены заботой о своих гражданах.
1.4. Российская кавказская группировка войск
    На Кавказе сосредоточена самая крупная по плотности в Евразии группировка войск. Это обусловлено, в частности, тем, что в ближайшие годы у России появится проблема с обеспечением безопасности Черноморского флота в связи с перспективой его перебазирования из Севастополя в Новороссийск. Россия вынуждена иметь в этом исключительно важном для своих национальных интересов регионе военный округ, в зону ответственности которого входят 13 субъектов Российской Федерации, где проживает около 22 млн человек. На территории восьми регионов дислоцируются соединения 58-й армии, 4-й армии ВВС и 51-го корпуса ПВО, три отдельных железнодорожных бригады. От ВДВ в регионе размещены 7-я воздушно-десантная дивизия, 247-й десантно-штурмовой полк, 108-й парашютно-десантный полк, артиллерийский полк, инженерно-саперный батальон, отдельная военно-транспортная эскадрилья.
    В составе 58 армии:
    19-я мотострелковая дивизия, 693-й мотострелковый полк (Зарамаг), 292-й самоходно-артиллерийский полк, 481-й зенитный ракетный полк, 141-й отдельный танковый батальон, 239-й отдельный разведывательный батальон, 1493-й отдельный инженерно-сапёрный батальон, 344-й отдельный ремонтно-восстановительный батальон, 1429-й отдельный противотанковый артиллерийский дивизион, 1077-й отдельный батальон радиоэлектронной борьбы. В Прохладном базируется 135-й мотострелковый полк, 1415-й отдельный реактивный артиллерийский дивизион. В Моздоке базируется 429-й отдельный реактивный артиллерийский дивизион, в Троицком — 503-й мотострелковый полк.
    В дивизии: 11 240 человек, 120 Т-72,330 БТР/БМП, 72 2СЗ «Акация» (СУ-152), 4 установки «Ураган», 12 установок «Град».
    42-я гвардейская Евпаторийская Краснознамённая мотострелковая дивизия: 70-й гвардейский мотострелковый полк (Шали), 71-й гвардейский мотострелковый полк (Ханкала), 72-й гвардейский мотострелковый полк (Калиновская), 291-й мотострелковый полк (Борзой), 50-й гвардейский самоходный артиллерийский полк (Шали), инженерно-сапёрный батальон, отдельный батальон РЭБ, батальон материального обеспечения, отдельный разведывательный батальон «Восток», отдельный разведывательный батальон «Запад».
    Штатная численность дивизии: 18 тыс. человек, вооружение 130 танков, 350 МТ-ЛБ, 200 БМП/БТР, 100 артиллерийских систем, пять МТУ.
    33-я отдельная горная мотострелковая бригада (Ботлих), 34-я отдельная горная мотострелковая бригада (Зеленчукская), 131-я отдельная мотострелковая бригада (Майкоп), 136-я гвардейская отдельная мотострелковая бригада (Буйнакск), 205-я отдельная мотострелковая бригада (Буденновск), 135-й отдельный мотострелковый полк, 67-я зенитно-ракетная бригада, бригада оперативно-тактических ракет, 97-й отдельный батальон радиоэлектронной борьбы (РЭБ) (Владикавказ).
    Личный состав 58-й армии — около 70 тыс. человек. В арсенале армии 69 танков, почти 2 тыс. БМП и БТР, 125 миномётов и орудия, 190 установок «Град» и 450 зенитных систем.
    В Ростове-на-Дону: 4-я армия ВВС и ПВО,[9]1-я Гвардейская Сталинградская Свирская смешанная дивизия, 368-й штурмовой авиаполк (Буденновск), 461-й штурмовой авиаполк (Краснодар), 960-й штурмовой авиаполк (Приморско-Ахтарск), 559-й бомбардировочный авиаполк (Морозовск), 959-й бомбардировочный авиаполк (Ейск).
    В составе 51-го корпуса ПВО (Ростов-на-Дону): 3-й Гвардейский истребительный авиаполк (Крымск), 19-й Гвардейский истребительный авиаполк (Миллерово), 31-й Гвардейский Никопольский истребительный авиаполк (Зерноград), 1536-й зенитный ракетный полк (Ростов-на-Дону), 1537-й Кубанский зенитный ракетный полк (Новороссийск).
    7-я радиотехническая бригада (Ростов-на-Дону), 100-я радиотехническая бригада (Астрахань), 32-й радиотехнический полк (Волгоград), 11-й разведывательный полк (Мариновка).
    55-й отдельный вертолетный полк боевой и управления (Кореновск), 325-й отдельный транспортно-боевой вертолетный полк (Егорлыкская), 48-й отдельный вертолетный полк боевой и управления (Буденновск), отдельный вертолетный полк (Ханкала), 229-я авиабаза (Ростов-на-Дону), авиабаза (Ханкала), авиабаза (Моздок).
    42-й отдельный полк связи (Ростов-на-Дону), 250-й центр специальной и физической подготовки (Зерноград).
    В Севастополе дислоцируются[10] пятьдесят кораблей Черноморского флота России, штаб ЧФ, 30-я дивизия надводных кораблей, 11-я бригада противолодочных кораблей, 197-я бригада десантных кораблей, 112-я бригада разведывательных кораблей, 41-я бригада ракетных катеров, 68-я бригада кораблей охраны водного района, 9-я бригада судов обеспечения, 37-я бригада спасательных судов, 63-я бригада ремонтируемых кораблей, 81-й полк морской пехоты, 17-й арсенал ВМФ РФ. В Крыму находятся 854-й отдельный береговой ракетный полк, 13-й и 91-й судоремонтные заводы, 1096-й зенитно-ракетный полк, 130-й центр радиоэлектронной разведки, 300-й отдельный батальон охраны, 1472-й военно-медицинский клинический госпиталь, 115-я комендатура охраны и обеспечения. В Каче базируются 917-й смешанный авиаполк, 872-й отдельный противолодочный вертолетный полк, 859-й учебный центр морской авиации, отдельный батальон связи и радиотехнического обеспечения. В Гвардейском — 43-я отдельная морская штурмовая авиаэскадрилья. В Отрадном размещен 219-й отдельный полк радиоэлектронной борьбы. От сил ВМФ (Черноморского Флота) на кавказском побережье в Новороссийске дислоцируются 184-я бригада кораблей охраны водного района, два отдельных береговых ракетных полка — 40-й и 951-й, 47-й отдельный морской инженерный батальон и 382-й отдельный батальон морской пехоты. От Каспийской флотилии на кавказском побережье дислоцируются в Каспийске 106-я бригада кораблей охраны водного района, 327-й гвардейский дивизион надводных кораблей, 242-й дивизион десантных кораблей, 77-я отдельная бригада морской пехоты, база хранения экранопланов, 530-я отдельная рота радиоэлектронной борьбы. В северной части Каспия (Золотой Затон) дислоцируются 73-я бригада кораблей охраны водного района, 249-й дивизион ракетных кораблей. В Николо-Комаровке — 198-й дивизион тральщиков, дивизион спасательных судов. В Астрочоне 847-й отдельный береговой ракетный дивизион, 119-я комендатура охраны и обороны.
    Морские части пограничных войск представлены в регионе бригадой пограничных сторожевых кораблей. На Северном Кавказе действуют специальные и разведывательные части: от ГРУ ГШ МО РФ две отдельные бригады специального назначения (около 4500 человек личного состава). Отдельные отряды дислоцируются в Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Ингушетии и Дагестане. Общая численность спецназа Внутренних войск насчитывает около 10 тыс. человек. Аналогичная ситуация и с ВДВ.
    Железнодорожные войска: 76-й железнодорожный корпус (Волгоград) в составе 37-й отдельной железнодорожной бригады (Невинномысск), 39-й отдельной железнодорожной бригады (Краснодар), отдельной железнодорожной бригады (Анапа). Личного состава 45 тыс. человек, 5 тыс. гражданских лиц.
    От Министерства внутренних дел РФ 462 700 человек, плюс 89 200 гражданских лиц. От Внутренних войск 186 300 человек, 5200 гражданских лиц.
    В общей сложности на юге страны сосредоточена группировка численностью около 200 тыс. человек, без учета Внутренних войск. Практически каждый второй из 186 тыс. военнослужащих ВВ МВД РФ служит на Северном Кавказе. Из пяти дивизий оперативного назначения (ДОН) Внутренних войск МВД РФ четыре развернуты именно здесь: 2 ДОН в Краснодаре (1923 человека, 34 БМП); 54 ДОН в Пятигорске; 99 ДОН в Ростове-на-Дону (1983 человека, 33 БМП, четыре БМД-1, 1 Д-30); 100 ДОН в Новочеркасске (6400 человек, 69 Т-62, 18 Д-30, 101 БМП).
    Кроме того, шесть бригад оперативного назначения находятся в Курском районе Ставропольского края (прямо на границе с 4P), в Ростовской области (Калач-на-Дону), Кабардино-Балкарии (Нальчик), в Дагестане (Махачкала), во Владикавказе.
    Пограничные части ФСБ в Северо-Кавказском округе: 165 тыс. человек, из них 19 400 гражданских лиц, 17 пограничных отрядов. На вооружении пограничных частей 700 БТР/БМП, 20 установок «Град», 100 кораблей (типов 97П, 1135.1, 745, 1241.2, 1208, 205Р, 10 410, 1248), 600 катеров (типа 1496, РМ376, П1415, 1400, 371 У), 70 самолетов (15 Ан-72П, Ан-24/36/72, Ил-76, Ту-134), 200 вертолетов (Ми-8, Ми-24, Ка-27ПС).
    В соответствии с Договором об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) Россия имеет свои военные базы в Армении, объект на территории Азербайджана. В Армении (Гюмри) расположены 102-я военная база, бывшая 127-я мотострелковая дивизия),[11]123-й мотострелковый полк (Ереван), 124-я, 128-я мотострелковые полки и 992-й артиллерийский полк, 988-й зенитно-ракетный полк, 116-й отдельный танковый батальон (Гюмри), 1552-й отдельный батальон материального обеспечения, отдельный 628-й (выведенный из Грузии) батальон связи, 772-й разведывательный батальон. В Эрибуни 3624-я авиабаза из 4 армии ВВС и ПВО (18 истребителей Миг-29), 700-й пункт наведения авиации. В Азербайджане (Габала) отдельный радиотехнический узел (РО-7, объект 754) «Дарьял-У», системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН) и контроля космического пространства (СККП).

ГЛАВА 2. Группировка войск на грузинском направлении

2.1. Группировка войск в Грузии к началу войны
    В последние годы неуклонно увеличивалась численность армии Грузии. Парламент Грузии 14 сентября 2007 г. принял очередной закон об увеличении численности Вооруженных сил в 2008 г. с 28 тыс. до 32 тыс. человек. Следует отметить, что закон «О численности Вооруженных сил Грузии» принимается ежегодно. 15 июля 2008 г. парламент Грузии утвердил очередную поправку в закон о численности ВС, увеличив ее с 32 до 37 тыс. человек. Параллельно шел процесс профессионализации, цель которого — перевод до 90 % личного состава на контрактную основу.
    Вооружённые силы Грузии состоят из Сухопутных войск (СВ), Военно-воздушных сил (ВВС) и Противовоздушной обороны (ПВО), Военно-морских сил (ВМС), а также Национальной гвардии.
    Общая численность составляет 29 902 человека, в том числе 23 тыс. в Министерстве обороны и около 7 тыс. в Министерстве внутренних дел. Кроме того, в Департаменте охраны границы числится 6703 человека, в ВМС — от 1500 до 2300, в ВВС — 1300. Численность Национальной гвардии — 2300 человек. Мобилизационные возможности Грузии составляют резерв около 100 тыс. человек. Количество обученных резервистов должно составить в 2007 г. двадцать батальонов. Официальная численность 19 411 офицеров, капралов и рядовых; 6843 призывника, 618 человек гражданского персонала.[12]
    В Сухопутные войска входят 5 бригад, отдельная бригада специального назначения, отдельная артиллерийская бригада.
    1-я пехотная бригада, место дислокации: населенный пункт Вазиани (около Тбилиси) командование и штаб (60 человек), штабная рота (108 человек), два БМП-2, 11-й Телавский батальон лёгкой пехоты (591 человек), 13-й Шавнабадский батальон лёгкой пехоты (591 человек), 16-й Сачхерский горнострелковый батальон, батальон «Коммандос» и смешанный танковый батальон (380 человек, 30 танков, 15 БМЛ-2). Артиллерийский дивизион (271 человек, 18 пушек Д-30, 8120-мм минометов и четыре ЭСУ-23–4(«Шилка»). Батальон тылового обеспечения (288 человек). Разведывательная рота (101 человек, восемь БТР-80), инженерная рота (96 человек), рота связи (88 человек, три БТР-80).[13] Всего 2,5–3 тыс. человек.
    В 2002–2004 гг. бригада прошла обучение по американской программе GTEP — «Грузинская программа обучения и оснащения». В рамках программы GTEP под руководством американских военных советников и специалистов были сформированы и подготовлены по методике армии США 4 пехотных батальона грузинской армии. Программа, на которую было выделено 64 млн долл. из средств американских налогоплательщиков, имела официальную цель помочь Грузии в борьбе с международными террористами на ее территории, в частности с базами чеченских экстремистов в Панкисском ущелье на границе с Россией. В 2005 г. по американской программе GSSOP — «Грузинская программа операций по поддержке и стабилизации», рассчитанной на один год и являющейся как бы продолжением формально завершенной в 2004 г. «Грузинской программы обучения и оснащения» (GTEP), принимала участие в действиях против Южной Осетии. В 2003, 2005 и 2008 гг. прошла «обкатку» в Ираке.
    2-я мотопехотная бригада (Сенаки и Батуми): командование и штаб (60 человек), штабная рота (108 человек), 21-й батальон легкой пехоты (591 человек), 22-й батальон легкой пехоты (591 человек), 23-й батальон легкой пехоты (591 человек), смешанный механизированный батальон (380 человек, 30 Т-72, 17 БМП-1/2, артдивизион (371 человек, 18 Д-30, 8120-мм минометов и 4 ЗСУ-23–4 «Шилка», батальон тылового обеспечения МТО (288 человек), разведывательная рота (101 человек, восемь БТР-70/80), инженерная рота (96 человек), рота связи (88 человек, З БТР-60). В 2005 г. прошли обучение по американской программе GSSOP, в 2005–2006 гг. — «обкатку» в Ираке.
    3-я пехотная бригада (Кутаиси): командование и штаб (60 человек), штабная рота (108 человек, два БМП-2), 31-й батальон легкой пехоты (591 человек); 32-й батальон легкой пехоты (591 человек), 33-й батальон легкой пехоты (591 человек), смешанный механизированный батальон (380 человек, 30 Т-72, 15 БМП-2), артиллерийский дивизион (371 человек, 18 Д-30, 8120-мм минометов и 4 ЗСУ-23–4 «Шилка»), батальон тылового обеспечения — МТО (288 человек), разведывательная рота (101 человек, 8 БТР-80), инженерная рота (96 человек), рота связи (88 человек, 2 БТР-80). Всего: 3265 человек. В 2006 г. бригада прошла обучение по американской программе GSSOP II, 32-й батальон в 2007 г. находился в составе миротворческого контингента в Косово.
    4-я пехотная бригада (Тбилиси и Мухоровани): командование и штаб (60 человек), штабная рота (108 человек, два БМП-2), 41-й батальон легкой пехоты (591 человек), 42-й батальон легкой пехоты (591 человек), 43-й батальон легкой пехоты (591 человек), смешанный механизированный батальон (380 человек, 30 Т-72, 15 БМП-1/2), артиллерийский дивизион (371 человек, три СУ-23–4 из бывших военнослужащих внутренних войск. Всего 3265 человек. Укомплектованы два пехотных и один механизированный батальоны (около 1,5 тыс. человек).
    5-я пехотная бригада. Предположительное место дислокации Сенаки.
    Отдельная бригада специального назначения, место дислокации населенный пункт Коджори (около Тбилиси). Реально укомплектован один, так называемый «Иракский» батальон центра конфликтов малой интенсивности (миротворцы), созданный на базе Коджорского батальона быстрого реагирования (400 человек).
    Реально существующий и наиболее боеспособный спецназ: два батальона спецназа (общая численность до 500 человек) и разведывательная рота. Из его личного состава формируются диверсионные группы МВД в Южной Осетии и Абхазии.
    Отдельная артиллерийская бригада (Гори): командование и штаб, штабная батарея, 4 артдивизиона, противотанковый батальон (дивизион). Вооружение: З 15 2-мм пушки A3 6 «Гиацинт-Б», 11 152-мм гаубиц 2А6 «Мста-Б», 40 100-мм противотанковых пушек МТ-12 «Рапира», 44 САУ различных модификаций (6203-мм САУ 2 С7 «Пион», 1152-мм САУ, 2 С19 «Мста-С», 24 152-мм САУ SPH-77 «Dana», 13 152-мм САУ, 2 СЗ «Акация»), 16 122-мм РСЗО БМ-21 «Град» и 6122-мм РСЗО RM-70, 4160-мм РСЗО LAR- 160, 4 РСЗО 262-мм М-87 Orkah, 12 128-мм РСЗО М63 Plame, 3 РСЗО «Смерч», 330 МТ-ЛБ, 15 У-23–2. До 1200 человек личного состава.
    Отдельный танковый батальон (Гори): командование и штаб, штабная рота, две бронетанковые роты (200 человек, 50 Т-72) и одна механизированная рота (120 человек и семнадцать БМП-2), артдивизион (60 человек и 12 120-мм минометов).
    От отдельного батальона радиоэлектронной разведки (Кобулети): рота радиоэлектронной разведки. Задачи — оперативная и тактическая радиоэлектронная разведка.
    Инженерная бригада (Гори): штаб и штабная рота, 3 инженерные роты. Вооружение: 2 инженерные машины разграждения (ИМР); 2 путеукладчика БАТ-2; 5 мостоукладчиков МТУ-20, 3 мостоукладчика МТ-55А, 100 переносных зарядов разминирования для прокладки проходов в противотанковых минных полях H-PEMBS, 50 переносных зарядов разминирования для создания проходов в противопехотных минных полях L-PEMBS.
    Отдельный медицинский батальон (Сагурамо).
    От отдельного дивизиона ПВО (Кутаиси): 2 батареи ЗРК «Оса-АКМ».
    Батальон военной полиции (Тбилиси): командование и штаб, штабная рота, 3 роты (150 человек в каждой, 25 БТР-80). Общая численность — 501 человек.
    Национальная гвардия.
    Пехотные батальоны формируемой Горийской кадрированной бригады (до 3 батальонов по 500 человек — активный резерв), 1-я кадрированная бригада (Коджори): 6 батальонов пехоты (до 3 тыс. человек) и артиллерийский дивизион.
    На вооружении Сухопутных войск Грузии 205 танков (40 Т-55АМ, 39 Т-72Б1, 75 Т-72М, 51 Т-72 AB. По планам Минобороны все 165 единиц проходят модернизацию до уровня Т-72 SIM-1.
    231 ББМ (60 БМП-1, 66 БМП-2, 5 БРДМ-1, 40 БТР-80, 20 МТ-ЛБ, 40 «Кобра»), 373 единицы различных артиллерийских систем калибра более 100-мм: 3152-мм пушки 2А36 «Гиацинт-Б», 11 152-мм гаубиц 2А65 «Мста-Б», 67 122-мм гаубиц Д-30, 62 САУ (6203-мм САУ 2С7 «Пион», 1152-мм САУ 2С19 «Мста-С», 26 чешских 152-мм СА «Дана», 13 152-мм САУ 2СЗ «Акация», 35 122-мм САУ 2С1 «Гвоздика», 6100-мм буксируемых пушек МТ12, 16 РСЗО БМ-21 «Град» и 6 РСЗО RM-70, 4262-мм М-87 РСЗО «Оркан», 4122-мм 160 РСЗО Лар-60, 12 128-мм М-91 РСЗО «Пламен», 6120-мм миномётов 2С12 (2Б11), 20 120-мм миномётов М-120, 25 чешских 120-мм миномётов PRAM, 150 82-мм миномётов 37М, 2 °СПГ-9, 320 ПТРК (9К14/9К11 «Малютка», 9К111«ФАГОТ», 9К113 «Конкурс»).
    В составе ВВС 6 эскадрилий. 2 ударные: Су-12 и смешанная Ми-8/Ми-17, Ми-24. 2 транспортные (Ми-8 и UH-1H):
    1 учебная, 1 — беспилотных самолетов разведчиков (БГТЛА — Hermes 450). На вооружении авиации Грузии 5 штурмовиков СУ-25Т (производство СССР), 5 СУ-25 Scorpion (производство СССР, модернизирован в Грузии израильской компанией «Eibit system»), 2 истребителя МиГ-21 (производство СССР), 10 легких штурмовиков L-159 ALCA (Advanced Light Combat Aircraft, производство Чехии.[14]
    На вооружении грузинских ВВС 25–27 боевых вертолётов, из них 3 вертолета Ми-24 (производство СССР), 6 вертолетов «Ирокез» (производство США), 3–4 транспортных вертолета Ми-6 (производство СССР), 13–14 транспортных вертолета Ми-8, Ми-14 (производство СССР).[15]
    В системе ПВО 7 зенитно-ракетных комплексов (ЗРК) С-125 («Нева») (СССР), 35 зенитно-ракетных комплекса (ЗРК) «Стрела-10» различных модификаций (производство СССР), зенитные самоходные установки ЗСУ-2344 «Шилка» (производство СССР), зенитные установки ЗУ-23–2 (производство СССР), переносные зенитно-ракетные комплексы (ПЗРК) «Игла» и «Стрела» (производство СССР),[16] ПЗРК «Стингер» американского производства.
    На вооружении грузинских ВМС числится: скоростные пограничные катера, более известные как «Гриф», в количестве 5, 2 больших десантных корабля; ракетный катер «Диоскурия»; «Тбилиси»; артиллерийский катер «Батуми», «Ахмета»; 5 сторожевых катеров («Иверия», «Местиа», «Кутаиси», «Цхалтубо», «Гали»), 3 малых 3,5-тонных катера типа «Аист», 2 малых десантных корабля проекта 106К «Гурия», 2 десантных катера проекта 1176 MDK-01 и MDK-02, большие гидрографические катера DHK-81 и К-82, вспомогательные судна «Псоу».[17]
    Береговая охрана: патрульный корабль Р-22 «Аети» — бывший германский базовый тральщик М 1085 Minden типа Lindau, переоборудованный в 1992–1993 гг. из среднего рыболовного сейнера патрульный корабль Р-101 «Кодори», сторожевой катер Р-21 «Георгий Торели», сторожевые катера проекта 1400М — восемь единиц с номерами Р-102, Р-104, Р-203, Р-207, два сторожевых катера типа Point, переданные США из Береговой охраны в состав грузинской БО — «Цотне Дадиани» и «Генерал Мазниашвили», два малых 11 — титонных катера типа Dountless: Р-106 (бывший Р-208) и Р-209, построенных по грузинскому заказу американской фирмой SeaArk Marine, 9 малых патрульных катеров типа «Аист» (проект 1398) Р-0111, Р-0116, Р-0212, Р-702, Р-703.
    В составе береговой артиллерии в дивизионе береговой обороны 27 100-мм орудий береговой обороны, в бригаде морской пехоты 10 боевых машин пехоты, 2 бронированные машины и 1 реактивная система залпового огня БМ-21 «Град».
    В признанном Тбилиси альтернативном правительстве Южной Осетии (Санакоева) к началу войны вооруженные отряды насчитывают 2000–2700 человек, в том числе в созданном в мае 2008 г. отряде спецназа около трехсот человек. Всего на территории альтернативного правительства Южной Осетии и в приграничных районах Грузии был обустроен 21 пост МВД Грузии, с окопами полного профиля, железобетонными стаканами-дзотами, по стандартам НАТО.[18] В селах южнее Цхинвала (Никози и Эргнети) располагаются спецназ Грузинского МВД, командный пункт, механизированная рота «миротворческого» батальона и артиллерия.
2.2. Грузинская группировка в Кодорском ущелье к началу войны
    Кодорское ущелье, о котором так много говорят и пишут в последнее время, находится на территории Абхазии. Это высокогорная часть Абхазии, где проживает часть этнически близкого грузинам народа — сванов. От южной части Кодорского ущелья открывается прямая дорога на Мерхеули и Сухуми. В средней части ущелья у сел Лата и Кодори расположены посты российских миротворцев. В северной части ущелья, между Абхазским и Кодорским хребтами, проходит дорога через Клухорский перевал (на границе между Россией и Грузией) на Теберду и Карачаевск. Перевал открыт в летнее время с июля по октябрь. Ущелье фактически не контролировалось правительством Сухуми и практически не зависело от Тбилиси. Но теоретически относилось к Грузии, участие которой в жизнедеятельности кодорцев заключалось в вывозе больных на вертолете. При этом был изобретен оригинальный способ вызова вертолета: после того как сваны выстрелами разбивали изоляторы ЛЭП «Кавсиони», подающей электроэнергию из России в Грузию, в Западной Грузии наступала кромешная тьма, и власти вынуждены были посылать вертолеты с ремонтными бригадами и на обратном пути забирать больных из Кодори.
    Зачистка Кодорского ущелья, называемая в официальных выступлениях грузинских высших должностных лиц полицейской операцией, на самом деле таковой не являлась. По созданию военно-политического плацдарма на неподотчетной территории вблизи непризнанной республики Абхазия, по целям (преднамеренное нарушение международных договоров: Московского соглашения 1994 г. о ненахождении войсковых частей грузинской армии в Кодорском ущелье и рекомендаций Совета Безопасности ООН), по существу проведенных действий (марш в высокогорье, преодоление только что открывшегося перевала через Кодорский хребет на высоте 2741 м по бездорожью, при одновременной высадке части сил вертолетным способом, прорыв с боем в ущелье у села Сакени) и по количеству привлекаемых войск (от 1500 до 3000 военнослужащих сухопутных войск, 6 вертолетов ВВС Грузии и внутренних войск), при личном руководстве созданной группировки министром обороны и министром внутренних дел — ее следует называть военно-полицейской операцией по захвату Грузией ранее бывших виртуальных территорий. Проблема непокорных сванов была «высосана из пальца». Руководство Грузии до последнего момента не обращало внимания на 4 тыс. своих «подданных», проживающих за Кодорским хребтом.
    В условиях информационной блокады со стороны властей Грузии (при отключенной мобильной связи) грузинские войска произвели зачистку, установили контроль над четырьмя селами Северной Сванетии: Сакени, Омаришара, Марцхена-Генцвиши, Квемо-Чхалта и овладели северной частью Кодорского ущелья глубиной 25–30 км «освобожденной от криминала территории».
    Так называемая полицейская операция по наведению конституционного порядка в забытом богом ущелье, о местонахождении которого знает не всякий житель Грузии, не говоря о россиянах, и дала пищу для всякого рода сравнений и аналогий. Выбор времени операции странно совпадает с открытием сезона выдавливания российских миротворцев из Грузии и одновременно с открытием Клухорского перевала, ведущего со стороны Грузии к Кодорскому ущелью, по которому с середины июля до середины октября осуществляется движение большегрузных машин. Грузия и ранее настаивала на контроле над перевалом, поскольку грузы из России проходили под контролем хозяина Кодорского ущелья, который видимо, вышел из подчинения. Кроме того, это был выигрышный момент для начавшейся президентской пропагандистской кампании президента Грузии в преддверии будущих выборов. Лучшего пропагандистского факта, чем победоносная маленькая война против горского бандита, которым, по существу, являлся все время Квициани, могла поднять рейтинг в своей стране и одновременно позволяла заявить на международном уровне о «вмешательстве северного соседа», который якобы вооружает этого горского бандита.
    Введение войсковой группировки преследовало несколько политических и военных целей. Во-первых, фактически вернуть в правовое поле хотя бы небольшую часть Абхазии, вернуть туда «Абхазское правительство в изгнании» и создать прецедент двух правительств: одно в Сухуми, непризнанное Грузией и мировым сообществом, и другое, признаваемое Тбилиси. Сфабриковать подтверждения о притязаниях непризнанного государства Абхазия «на исконные грузинские земли» и получить основания для апелляции к мировому сообществу о незаконности действий Сухуми и Кремля. Одновременно помешать проведению возможного референдума, по аналогии с Черногорией, итоги которого, вероятнее всего, будут пророссийскими. Попутно обострить обстановку у собственных границ преднамеренным вводом, в нарушение ранее подписанных договоренностей, войсковых частей Грузии в Кодорское ущелье — для привлечения внимания международного сообщества.
    К числу военных целей можно отнести создание важного в стратегическом плане для Грузии военного плацдарма в Северной Сванетии, который формально находится в конфликтной зоне под контролем 2 тыс. российских миротворцев и 100 военных наблюдателей ООН. Географическое положение этого региона таково, что тот, кто контролирует эту территорию, естественно, будет влиять на ситуацию. Следующая цель — задержать в ущелье на неопределенное время группировку войск, необходимую для поимки «преступника Квициани». Еще одна цель — создать постоянно действующую военную базу, позволяющую под видом подвоза гуманитарных грузов для «освобожденных от преступной группировки Квициани сванских сел» поддерживать жизнедеятельность военно-полицейской группы, создать укрепления и запасы для проведения операций и действий. Не исключено, что наличие в ущелье в составе подразделений лиц не грузинской национальности говорит о возможных провокациях, аналогичных тем, которые были организованны грузинскими спецслужбами для отряда Гелаева. Подтверждением тому является явно завышенный состав грузинской военно-полицейской группировки. Количество военнослужащих в группировке, по данным поста миротворцев, расположенного севернее Джвари, на входе в Кодорское ущелье со стороны Грузии, составляет от 1,5 до 2 тыс. человек, что примерно в 4 раза превосходит число взрослого мужского населения, проживающего во всей Сванетии.
    Ситуация в Кодорском ущелье вынудила российское руководство усилить охрану государственной границы на Карачаевско-Тебердинском направлении, привести в готовность часть войск, предназначенных для усиления действий миротворческого контингента, высказать обеспокоенность неправомочными действиями грузинского руководства. В частности, министр иностранных дел РФ заявил, что грузинская сторона последовательно саботирует все механизмы, созданные для урегулирования этих конфликтов, в том числе подписание документов о неприменении силы и невозобновлении боевых действий.
    К началу войны правительство Абхазии в изгнании в Кодорском ущелье (Верхняя Абхазия) с 10 апреля 2007 г. имеют около 300 полицейских, бывших военнослужащих грузинских внутренних войск.
2.3. Подготовка грузинской армии, закупка вооружения и боевой техники
    В 2002–2004 гг. Пентагон выделил Грузии около 64 млн долл. в рамках программы «Обучение и оснащение» — на подготовку личного состава 1 — й пехотной бригады численностью около 2,5 тыс. человек и еще 100 млн долл. в 2005–2006 гг. в рамках программы «Операции по сохранению стабильности» (подготовка, дооснащение и довооружение 2-й и 3-й пехотных бригад). В 2006–2008 гг. США выделили Грузии на программу «Предоставление военной помощи на военные нужды иностранным государствам» безвозвратные кредиты на общую сумму 30,6 млн долл. и еще 10 млн на подготовку к вступлению в НАТО.[19] Вышколенные ранее американскими специалистами грузинские инструкторы занимались тем временем с личным составом 4-й и 5-й пехотных бригад, а также с резервистами.
    В рамках двух других программ — «Финансирование закупок ВВТ иностранными государствами» (FMA) и «Обучение и подготовка иностранных специалистов» (IMET) — правительство США, начиная с 2005 г., ежегодно выделяло Грузии по 11,9 и 1,4 млн долл. соответственно. Кроме того, в течение 2006–2008 гг. Вашингтон предоставил Тбилиси безвозвратные кредиты на военные нужды на общую сумму 30,6 млн долл., а еще 10 млн долл. — в рамках «подготовки к вступлению в НАТО». На 2009 г. Госдепартамент США запросил для Грузии 11 млн долл безвозвратных кредитов.
    Отдельно 2 млн долл. было выделено Пентагоном в рамках американо-грузинского соглашения на подготовку с помощью американских инструкторов (армейский спецназ и морские пехотинцы) 4 батальонов и 1 отдельной разведывательной роты ВС Грузии — как было заявлено, по программе борьбы с терроризмом.
    Инструкторы прибыли в Грузию в марте 2002 г. и в течение 2 лет подготовили личный состав 111-го Телавского и 113-го Шавнабадского батальонов легкой пехоты для действий в условиях горно-лесистой местности, на морском побережье и ведения боя в условиях населенных пунктов, 116-го Сачхерского горно-пехотного батальона и батальона «коммандос», дислоцирующегося в Вазиани. Каждый батальон насчитывал по 560 солдат, капралов и офицеров, имел по 1 механизированной роте численностью 160–180 человек и 12–15 танков Т-72 в каждой.
    Американцы готовили в Грузии также отдельную бригаду специального назначения, расположенную в Коджори (близ грузинской столицы) для участия в миротворческих и контртеррористических операциях в Афганистане и Ираке. Все указанные подразделения, по оценкам западных экспертов, за годы интенсивной подготовки стали действительно воинскими формированиями современного типа, полностью соответствующими стандартам вооруженных сил стран НАТО.
    В марте 2002 г. тогдашний заместитель министра обороны Грузии Гела Бежуашвили особо подчеркивал, что военные специалисты из американского военного ведомства не только подготовят грузинские силы антитеррора, но и заложат основы новой, профессиональной армии республики.
    При содействии США прошла и реорганизация органов высшего военного управления Грузии. В конце 2007 г., например, вместо Генерального штаба национальных вооруженных сил был образован, на североамериканский манер, Объединенный штаб ВС.[20] Должности командующих отдельными видами ВС были упразднены, а вместо них появились 6 начальников департаментов: кадров, разведки, оперативного, тыла, планов и политики. Кроме того — начальников управления, контроля, связи и компьютерных систем, а также военной подготовки и образования.
    Кстати, ранее подготовка офицеров для вооруженных сил осуществлялась в России, но после того как Москва за это «выставила счет» Тбилиси на сумму около 700 тыс. долл., грузинское военно-политическое руководство переориентировалось на страны Запада, которые предложили готовить грузинских военных специалистов бесплатно. В качестве партнеров в области военного и военно-технического сотрудничества были выбраны, по словам Бежуашвили, Великобритания, Германия, Греция, Израиль, Китай, Турция, Украина и другие государства. Грузинской армии оказывали помощь до 150 американских военных советников и инструкторов из отставных военных, включая генералов, до 200 израильских инструкторов и значительное число украинских и прочих специалистов.[21]
    По настоянию Вашингтона, грузинские военные активно проходили подготовку и перенимали передовой западный опыт в рамках натовской программы «Партнерство во имя мира». К этой программе привлекались, впрочем, и другие страны, в том числе Россия.
    Одним из первых мероприятий, на которых грузинские военные на практике закрепляли знания, переданные им американскими инструкторами, были учения под кодовым наименованием «Коджори-2002», состоявшиеся с 7 по 30 марта 2002 г. Основная их цель — отработка взаимодействия подразделений и совершенствование индивидуальной подготовки солдат и офицеров. К маневрам, проводившимся на территории базы подготовки в Тетрицкаройском районе — в 30 км южнее Тбилиси, — были привлечены отдельный батальон «коммандос», 200 солдат и офицеров Коджорской бригады спецназначения, 3 контртеррористических подразделения МВД Грузии и другие, более мелкие подразделения. Руководство учениями было возложено на штаб частей спецназначения ВС Грузии, а непосредственное наблюдение осуществляли министр обороны страны генерал Давид Тевзадзе и начальник Главного штаба ВС Грузии Джонни Пирцхалаишвили.
    Примечательно, что американские военнослужащие принимали участие не только в учениях Грузинских вооруженных сил, но и в неудавшейся операции по захвату Цхинвала летом 2004 г.: как выяснили вездесущие западные журналисты (что было подтверждено и рядом независимых экспертов), в объединенном штабе грузинской войсковой группировки тогда находились 11 сотрудников ЦРУ и офицеров сухопутных войск США. В составе подразделения армейской авиации действовали 2 экипажа американских вертолетчиков, занимавшихся ведением разведки, доставкой военнослужащих и грузов в ночное время. А в рядах боевых подразделений оказались 25 американских военных советников.
    Кроме американских инструкторов, наиболее квалифицированную помощь в подготовке личного состава грузинской армии оказали израильтяне. Правда, в основном эти задачи решали не действующие, а отставные военные ЦАХАЛа.
    Объемы поставок вооружения и боеприпасов, предоставляемых Грузии Западом, трудно назвать отвечающими интересам мирного времени — только за последние два года из арсеналов стран НАТО в Грузию было доставлено 175 боевых танков, (еще 31 машина была продана грузинам украинскими военными). НАТО и союзники увеличили число бронемашин в грузинской армии на 186 единиц. «Клуб друзей Грузии» не забыл и о других видах вооружения — число только пушек и минометов, проданных Тбилиси как странами НАТО, так и их вассалами, превышает 300 стволов. Отдельного упоминания заслуживают реактивные системы залпового огня RM-70, обрушившие в минувшие выходные на мирные кварталы Цхинвали и окрестные села снаряды, которые грузинские военные получили из Чехии. За последние годы военный бюджет Грузии вырос в 30 раз — теперь мы видим, куда пошли эти деньги.
    Грузинская армия располагает более чем 160 танками Т-72 и Т-55.В грузинском варианте модернизации T-72-SIM-1 оснащены GPS, системой опознавания, тепловизором, что позволяет вести бой в темное время суток и в сложных метеоусловиях.
    В ПВО грузинской армии — две РЛС обнаружения воздушных целей 36Д6М, 4 модернизированные с помощью украинских фирм РЛС П-18, комплекс пассивного обнаружения «Кольчуга», 3 батареи ЗРК «Оса-АКМ», 2 дивизиона комплексов С-125М.
    Важнейшую роль в становлении грузинских вооруженных сил в последние годы, безусловно, сыграли США — на основе положений Договора о сотрудничестве в военной сфере между Вашингтоном и Тбилиси. В его рамках, в частности, была утверждена и запущена достаточно амбициозная комплексная программа формирования и всесторонней подготовки профессиональной армии Грузии.
    Пентагон взял на себя не только поставку различных вооружений и военной техники, но и обучение личного состава подразделений и частей всех видов и родов войск ВС республики. Планами первого этапа, рассчитанного на период 2002–2004 гг., предусматривалась базовая подготовка грузинских солдат, унтер-офицеров и офицеров. Минобороны Грузии при этом настояло на том, что контракт на военную службу в «обновленных» вооруженных силах смогут подписать только те, кто пройдет организованный американцами тренинг.
    Что касается собственно военных поставок, то Вашингтон сразу же подарил Тбилиси 10 многоцелевых вертолетов «Ирокез», а также 1000 комплектов военной одежды и партию миноискателей на сумму 1 млн 600 тыс. долл. В числе американских поставок — 2 патрульных катера типа «Пойнт» с базы хранения Береговой охраны США, постройки 1960-х гг. (Р-210 «Цотне Дадиани» и Р-211 «Генерал Мазниашвили») и запчасти к ним, 230 единиц автомобильной техники различного назначения, включая 15 автомобилей «Хаммер», 101 радиостанцию, технические средства поиска и разминирования взрывных устройств, аппаратуру для обнаружения скрытых камер и подслушивающих систем, автоматические карабины М4 (принят на вооружение ВС Грузии в качестве основного образца личного стрелкового оружия военнослужащих в январе 2008 г.), пулеметы М60 и прочее. В соответствии с двусторонними договоренностями США планируют передать Грузии 15 многоцелевых вертолетов S-70A «Блэк Хок», причем 7 из них будут поставлены в Грузию в 2010 г., 8 — в 2011 году.
    Израиль поставил Грузии по 23 беспилотных летательных аппарата «Гермес-450» и «Скайларк», 100 переносных зарядов разминирования для прокладки проходов в противотанковых минных полях H-PEMBS, 50 переносных зарядов разминирования для прокладки проходов в противопехотных минных полях L-PEMBS, 500 комплектов маскировочных сетей.[22] Планируется поставить танки и бронетранспортеры, автомобили «Суфа», стрелковое оружие и средства радио-электронной разведки.
    Израильские компании передали Грузии также компьютеризированную систему сбора и распределения информации, выдачи целеуказания комплексам оружия и управления войсками, сопряженную с бортовыми системами беспилотников, к которым «подключили» приобретенные за рубежом 155-мм самоходные гаубицы с дальностью стрельбы до 40 км. В соответствии с необходимостью подгонять вооружение к требованиям НАТО часть грузинских танков Т-72 была модернизирована израильской компанией «Элбит Системз» до уровня T-72-SIM-1. Она же занималась модернизацией штурмовиков Су-25, тогда как другие фирмы еврейского государства поставили Грузии приборы ночного видения, различные оптические и ИК-прицелы и прочее. Израильские автоматические винтовки TAR-21 «Тавор» (разработчик и производитель — компания IMI) являлись штатным стрелковым оружием подразделений грузинского спецназа.
    Буквально накануне наступления на Цхинвал официальный Тель-Авив после долгих препирательств наложил вето на продажу Тбилиси двух сотен танков «Меркава». Инициаторами экспорта вооружений в Грузию израильские СМИ называли бывшего мэра Тель-Авива Рони Мило и его брата Шломо Мило — бывшего генерального директора оружейной компании ТА АС.
    В интервью представителям израильских СМИ Михаил Саакашвили, отвечая на вопрос корреспондента газеты «Маарив» о роли военных инструкторов Израиля в подготовке грузинской армии, отметил, в частности: «Израиль внес свой небольшой вклад в огромные усилия, предпринятые Грузией, и эти усилия принесли свои плоды, поскольку нам удалось уничтожить 50 русских танков, 19 самолетов и 2 вертолета».
    Основную нагрузку по оказанию помощи в подготовке грузинских военных взяла на себя израильская компания «Обороняющий щит» (Defensive Shield), созданная Галем Гиршем — бывшим бригадным генералом израильской армии, командовавшим 91-й Галилейской дивизией. Данная компания, получившая от Минобороны Израиля все необходимые разрешения, специализируется на предоставлении отечественным и иностранным заказчикам услуг по промышленному и военно-промышленному анализу потенциала заказчика и его противника, по подготовке личного состава различных подразделений и по управлению кадрами.
    Как утверждает израильская газета Yedioth Ahronoth, компания «Defensive Shield» в 2007 г. подписала с Тбилиси комплексное соглашение на проведение работ по анализу организационной структуры и боевого потенциала ВС Грузии, выявлению их потребностей и слабых мест, определению наиболее важных направлений строительства. Есть данные, что компания обязалась подготовить для Минобороны Грузии стратегическую программу действий, включающую, среди прочего, подробные рекомендации по реорганизации, в первую очередь, сухопутных войск, определению списка наиболее необходимых закупок ВВТ, различных материалов. Причины такого тесного взаимодействия вызвали определенные вопросы у корреспондентов газеты, и они предположили, что соглашение — результат личной договоренности высших израильских военных и министра обороны Грузии Давида Кезерашвили — еврея по национальности, ранее полтора года проживавшего в Израиле. К аналогичным работам в Грузии была привлечена и другая израильская частная компания — «Глобал Си-Эс-Ти», принадлежащая бригадному генералу запаса Исраэлю Зиву.
    Первая группа грузинских офицеров была подготовлена израильскими военспецами в апреле 2008 г. — их выпуск состоялся в Центре горнострелковой подготовки вблизи Кутаиси. На церемонии присутствовал лично Михаил Саакашвили, отметивший, в частности, что «грузинских офицеров готовили израильские специалисты, среди которых было несколько генералов и высокопоставленных офицеров».
    Цикл обучения на «израильских» курсах — девять месяцев, из 150 отобранных в 2007 г. в группу грузинских офицеров полный курс подготовки смогли пройти лишь 54. Они-то и стали элитной частью грузинского офицерского корпуса, людьми, которые, по словам Саакашвили, «внесут свой вклад как в дело безопасности Грузии, так и в процесс международной безопасности».
    По словам грузинского министра обороны Давида Керерашвили, в апреле 2008 г. в Грузии в общей сложности находилось не менее двухсот израильских инструкторов. И если хотя бы часть из них была действующими офицерами ЦАХАЛа — это уже совершенно меняет дело. А вот что ответила министр иностранных дел Израиля, осенью 2008 г. вероятный кандидат на пост премьер-министра страны, Ципора Ливни, в интервью изданию IzRus 11 августа 2008 г.: «Нет четкой политики — продавать или не продавать. Нет такого решения. Сообщения СМИ не соответствуют действительности. Каждый отдельный случай рассматривается “индивидуально”. Решение же зависит от многих факторов: об оружии какого назначения идет речь — оборонного или наступательного, о каком его количестве и т. д.».[23]
    Один из инструкторов, бывший офицер израильского спецназа, в интервью изданию «Гаарец» от 11 августа 2008 г. указывал, что на работу в качестве инструктора в Грузии его рекомендовали бывшие командиры. «Относительно зарплат в Израиле это были очень хорошие деньги», — отметил он. По его словам, израильские инструкторы были распределены по нескольким грузинским базам, а руководители двух компаний периодически приезжали проверить, как идет обучение. При этом бывший спецназовец твердо заявил, что программа тренировок была утверждена Министерством обороны Израиля. «Нам не разрешали обучать их тому, что в ЦАХАЛе считается секретным. В основном это касается маскировки и антитеррористической деятельности. Мы учили их основам антипартизанской борьбы и боевым действиям в условиях городской застройки», — сообщил бывший инструктор журналисту «Гаареца».
    Впрочем, ряд израильских специалистов, принимавших участие в разных программах подготовки грузинских военных, оценивают саму подготовку и обучаемых офицеров, капралов и солдат достаточно скептически. Так, например, в интервью израильской онлайн-газете «Ynet» один из инструкторов определил уровень подготовки грузинских военных как «низкий» — даже после прохождения ими курса занятий нанявшей его компании «Обороняющий щит». «По израильским стандартам, ценность этих солдат близка к нулю, офицеров я оцениваю ниже среднего», — подчеркнул инструктор, назвавшийся именем Томер. Он также заявил о вопиющих фактах нарушения секретности, допускаемых сотрудниками компании в корыстных целях: подготовить как можно больше грузинских военных в одном проекте и быстрее запустить другой проект. Это свидетельствует о том, что вместе с американцами грузинскую армию готовили израильтяне. Те и другие тренировали её личный состав и поставляли ей современную боевую технику. Между Грузией и Израилем был подписан контракт стоимостью 65 млн долл. на поставку Грузии 7 тыс. современных штурмовых винтовок T.A.R. 21 (Tavor). До начала боевых действий в Грузию поступило 1300 этих винтовок.[24]
    Вторым по значимости партнером Грузии в области военнотехнического сотрудничества являлась Турция, которая в период с 1997 по 2006 г. предоставила грузинским силовым ведомствам финансовую помощь на сумму около 45 млн долл., а также 2,65 млн долл. на приобретение систем ПВО. В Турции было закуплены 2,5 тыс. автоматов МР5А1(к), 1,5 тыс. штурмовых винтовок G3A3/A4. Турция предоставила Грузии 60 бронетранспортеров RN-94, 2 вертолета UH-1 «Ирокез», 500 гранатометов Т-40, 4 тыс. 122-мм реактивных снарядов, 20 тыс. 155-мм снарядов, более 21 тыс. патронов 12,7x99 мм и 320 тыс. пистолетных патронов 9x19 мм на сумму 169,5 тыс. долл., большое количество ручных гранат, противопехотных и минометных мин, патрульный катер «Кутаиси», оборудование связи и навигации, радиотехническое оборудование, 7 комплектов спутниковой системы навигации GPS, партию автомобилей «Лендровер», «Ман», оборудование связи и навигации, 10 комплектов легкого водолазного снаряжения, другое военное имущество и снаряжение на общую сумму 730 тыс. долл. Кроме того, планируется поставить до 100 ББМ, 50 ПЗРК «Анза-2» пакистанского производства, катера типа «Кылыч-2», патрульные катера различного водоизмещения (от 40 до 150 т), ракетные катера типа «Доган», 2 тральщика и 2 десантных корабля, систему раннего предупреждения о воздушном нападении и управления зенитными средствами «Скайвотчер», 20 миноискателей TV/PSS-12, 20 миноискателей TV/MD, 8 автоматов МР5 MTS А6 (в комплект каждого входят 5 магазинов и лазерный прицел) на сумму 126,4 тыс. евро., 61 комплект зарядов разминирования, 1800 РПГ М-72, 2 тыс. подствольных гранатометов, 10 млн патронов калибра 5,45, 160 пистолетов-пулеметов МР5АЗ, 25 тыс. комплектов снаряжения.
    От Болгарии Грузия получила 14 120-мм минометов, 12 зенитных установок ЗУ-2Э-2М, 4 ЗСУ-23–4 «Шилка», 500 ракет к ПЗРК «Игла», 150 ПТРК «Конкурс», «Корнет» и 1,5 тыс. ракет к ним, 300 РПГ-7, 4 самолета Су-25, малые десантные корабли «Гурия» и «Атия», партию боеприпасов общим весом более 650 т. Сюда вошли около 1 млн патронов к легкому стрелковому оружию, 578 выстрелов к 82-мм миномету, 70 выстрелов к 120-мм миномету и 1100 ручных гранат. Ожидается также поставка 250 ракет к ПТРК «Фактория», 50 тыс. снарядов к 122-мм гаубицам Д-30 и другой продукции военного назначения общим весом до 220 т.[25] Венгрия тоже не осталась в стороне и поставила Грузии 66 БТРов, 1000 автоматов АМД-65, 44 пулемета ПКМ, 600 выстрелов к 82-мм минометам, 5 тысяч дымовых гранат и большое количество боеприпасов калибра 7,62x39 мм. От Греции Грузия получила ракетный катер «Диоскурия» (типа «Комбатан-2» французской постройки, оснащенный ПКР «Экзосет»), сторожевые катера «Иверия» и «Местия», 3 тыс. комплектов обмундирования, 10 радиопередатчиков RACAL ORN-4720 и 60 минометов на общую сумму более 184 тыс. евро. Планируется поставить 2 корвета и ракетный катер типа «Комбатан-2». Греция взяла на себя также работы по сооружению коммуникационных систем на ряде военных баз Грузии. От Латвии и Литвы Грузия получила радиооборудование и 14 тыс. автоматов Калашникова.
    На этом фоне военная помощь, полученная Грузией от Франции, выглядит менее скромной. Франции поставила в Грузию РЛС. Подписан контракт для очередной партия вооружения в виде 4 самолетов «Мираж» 2000, 48 ЗРК «Мистраль», 28 мобильных комплексов ATLAS, оснащенных ЗРК САМП/Т с ракетами «Астер-30», и 2 корветов типа «Говинд». Францияпредоставила также военную полевую форму и современные средства связи. А в октябре 2006 г. Париж подписал с Тбилиси соглашение о сотрудничестве в военной сфере — в его рамках французские военные взялись за подготовку горнострелковых подразделений СВ Грузии на территории учебного центра в Сачхерском районе, также построенного на деньги Франции. Великобритания оборудовала для грузинских офицеров специальные лингафонные кабинеты.
    Чешские оружейники продали грузинам 120 танков Т-54 (Т-55), 55 танков Т-72, 24 152-мм самоходные гаубицы SPH-77 «Дана» на колесном шасси, 36 122-мм гаубиц Д-30, 25 120-мм минометов М-75, 6 реактивных систем залпового огня 122-мм РСЗО RM-70, 200 ПЗРК «Стрела-2М», боеприпасы к перечисленным образцам вооружения и военной техники. Только в 2004 г. военные склады Грузии пополнились 3,5 млн патронов калибра 7,62 мм. В 2007 г. первый заместитель министра обороны Чехии Мартин Бартак сообщал в одном из интервью местным СМИ, что Прага и Тбилиси ведут активные переговоры по поставке 9 самолетов L-159.
    От Боснии и Герцеговины Грузия получила 45 120-мм минометов М75, 25 82-мм минометов М69А и 500 262-мм реактивных снарядов к РСЗО М-87 «Оркан». Не осталась в стороне и Сербия. Эта балканская страна предоставила Грузии 20 млн патронов 7,62x39 мм, 370 пистолетов, 50 помповых ружей, 3570 пиропатронов, 90 122-мм дымовых снарядов SMOKE М-60, 1 000 125-мм кумулятивных снарядов НЕАТ-Т М-8Р1, 1,69 тысячи 125-мм бронебойных подкалиберных снарядов APFSDS-T М-88, 1000 основных зарядов М-80 для 60-мм мин HEM-J3T, 30 тыс. основных зарядов М-45РЗ для 82-мм мин НЕМ-68Р1Т, 15 тыс. сигнальных мин SHORT CARTRIDGE ILLUMINATING.
    Киев передал Тбилиси различные ВТС для нескольких пехотных батальонов. Военно-техническое сотрудничество между Украиной и Грузией осуществляется согласно подписанному в марте 2005 г. между Госкомпанией «Укрспецэкспорт» и Министерством обороны Грузии соглашению, которое было заключено на основе личной договоренности между Виктором Ющенко и Михаилом Саакашвили и предусматривает, в частности, подготовку офицеров грузинских ВС в украинских военных вузах, создание танкоремонтного завода на территории Грузии, а также непосредственно поставку различной военной техники и вооружения (ВВТ). У Украины Грузия приобрела 31 танк Т-72, 20 БТР-80, сорок БМП-2, 12 самоходных гаубиц «Акация», 10 самолетов Л-29, 9 вертолетов Ми-24, 2 Ми-8МТ, 2 Ми-4, комплекс РТР «Кольчуга-М», запасные части для вертолетов, 2 РЛС 36Д6М, 2 инженерные машины заграждения ИМР-2,2 путепрокладчика БАТ-2. Киев успел поставить Тбилиси радиолокационные комплексы 36Д6М, 4 зенитных ракетных комплекса «Оса-АКМ», 4 боевых катера советской и украинской постройки (проектов 205П, 206МР и 306).
    Весной 2008 г., по данным Минобороны России, украинские госкомпании планировали отправить в Грузию еще 25 БТР-80, 20 БМП-2, 6 ЗРК «Бук» (судя по тому, что именно этими ЗРК были сбиты российские самолеты, поставка состоялась), 50 ПЗРК семейства «Игла» и около 400 ракет к ним. Добавим к этому 10 боевых вертолетов, 300 снайперских винтовок СВД, 10 тыс. автоматов АК-74, 1000 РПГ-7В, 60 млн патронов 5,45x39, 30 млн патронов 7,62x39, 5 тыс. выстрелов к РПГ-7В, противотанковые мины — 25 т, противопехотные мины — 70 т, 100 двигателей для танков Т-55.[26] В первой половине 2008 г. автомобильный завод в Кременчуге поставил в Грузию полторы сотни армейских большегрузных автомобилей КрАЗ-6510, также засветившихся в ходе конфликта. Причем львиную долю этих поставок оплачивали за Грузию американцы.
    В 2007 г. на предприятиях Украины были модернизированы танки 1 — й пехотной бригады ВС Грузии, которая входила в группировку войск, ударивших по Цхинвалу. Впрочем, украинские «танковых дел мастера» ремонтировали и модернизировали также боевые машины пехоты — отметки о прохождении ими капремонта были обнаружены в формулярах 2007 и даже 2008 гг.
    Особо можно отметить немецкие автоматические винтовки G36, найденные на складах ВС Грузии в количестве 230 штук. Согласно внутреннему германскому законодательству, они запрещены к экспорту в зоны вооруженных конфликтов. Но здесь возникает двойственность ситуации в отношении Южной Осетии и Абхазии: по мнению военно-политического руководства большинства стран НАТО, никакого вооруженного конфликта там нет — имеет место восстановление территориальной целостности Грузии и «ликвидация» неких «незаконных» вооруженных, проще говоря «бандитских», формирований. Эту позицию руководства Германии подтвердила канцлер ФРГ Ангела Меркель в ходе визита в РФ и Грузию сразу же после завершения активной фазы операции российских миротворцев и приданных им сил. Так что вряд ли стоит ожидать какого-то «разбора полетов» в Берлине в отношении тех, кто снабдил этим стрелковым оружием грузинских военных. Германия передала Тбилиси — тоже безвозмездно — 120 армейских автомобилей различных типов, радиостанции и сухие пайки.
    Достаточно сложно проследить все поставки военной техники для вооруженных сил Грузии, тем более что они часто шли через подставных лиц, фиктивные компании и не отражались ни в каких официальных документах, следовательно, не подавались в Регистр ООН по обычным вооружениям (подача данных в этот Регистр — дело сугубо добровольное). Однако, опираясь на данные этого самого Регистра ООН, можно уверенно утверждать, что только в период с 2001/2002 по 2005 г. Тбилиси получил из разных источников 60 боевых танков (Т-72 и Т-55), 97 боевых бронированных машин (в том числе 52 БМП-2 и 30 БТР-80), 95 самоходных и буксируемых артсистем (в том числе 36 гаубиц калибров 122 и 152 мм), 6 РСЗО, около 100 тыс. единиц стрелкового оружия, 4 учебно-боевых самолета, 12 штурмовиков Су-25,4 истребителя МиГ-23, 8 вертолетов Ми-8 и Ми-24, ракетный катер, 2 малых десантных корабля и более 60 млн единиц различных боеприпасов.
    Четыре штурмовика Су-25 грузинские генералы приобрели у Македонии: в 2001 г. она получила эти машины от Украины, но в 2004 г. под давлением США согласилась продать за границу. Македонские «грачи» пополнили парк грузинских ВВС, которые уже располагали к тому времени 7 Су-25 и одним Су-25КМ «Скорпион» (последний прошел модернизацию по программе «Скорпион», разработанной специалистами израильской компании «Элбит Системз»). Китай передал Грузии, судя по всему, тоже безвозмездно, 60 тыс. метров камуфлированной ткани.
2.4. Состав и вооружение Южной Осетии и Абхазии перед началом боевых действий, вооруженные силы Южной Осетии
    К началу войны вооруженные силы Южной Осетии составляли около 3000 военнослужащих и порядка 15 тыс. резервистов.[27]
    Вооружение Южной Осетии. 87 танков: 75 Т- 72 и 12 Т-55. 120 орудий и минометов: 42 самоходных артиллерийских гаубицы 122-мм «Гвоздика» и 155-мм «Акация», 13 122-мм гаубиц Д-30, 40 120-мм и 82-мм минометов. 23 реактивные системы залпового огня БМ-21 «Град» и несколько подвижных, на автомобильной базе, направляющих блоков НУРС С-5 и С-8, 180 единиц бронетанковой техники, в том числе 80 боевых машин пехоты БМП-1 и БМП, 85 бронетранспортеров БТР-70 и БТР-80.
    В составе зенитные средства: 100-мм зенитные пушки КС-19, ЗСУ-2344 «Шилка», переносные зенитно-ракетные комплексы ПЗРК «Игла».
    Четыре вертолета Ми-8.
    Подразделения Министерства внутренних дел Южной Осетии насчитывают около 1100 человек, 200 из них числятся в ОМОНе. В составе Комитета государственной безопасности Южной Осетии есть подразделение по борьбе с терроризмом.
    Половина Вооруженных сил Южной Осетии находится в повышенной боевой готовности к отражению провокаций со стороны армии и внутренних войск Грузии.
    Вооруженные силы Абхазии к началу осетинской войны организационно состоят из трех групп войск (Центральной, Восточной, Западной), ВВС и ВМС. Численность вооруженных формирований, по различным данным, колеблется от четырех с половиной тысяч до десяти тысяч человек. Численность резерва порядка двадцати восьми тысяч человек.
    На вооружении абхазской армии насчитывается 60 танков (из которых две трети составляют танки Т-72), 85 орудий и минометов, в том числе 152-мм гаубицы и САУ, 116 единиц бронетанковой техники.
    На вооружении ВВС имеется 2 Су-27, 1 Миг-23, 5 Су-25, 3 учебно-транспортных самолета L-39, 1 Ан-2,1 Як-52,1 Ми-8, 1 Ми-2.
    В трех дивизионах морских катеров (Сухуми, Очамчира, Пицунда) насчитывается 21 морской катер типа «Гриф», в бригаде морской пехоты 12 бронетранспортеров и боевых машин пехоты, реактивная система залпового огня БМ-21 «Град», в дивизионе береговой обороны 27 100-мм орудий береговой обороны.
    Треть подразделений армии находится в повышенной боевой готовности к возможным отражениям высадки морских и воздушных десантов, в первую очередь на приморском направлении.
2.5. Структура организация миссии ООН по наблюдению в Грузии — МООННГ
    Деятельность Миссии ООН по наблюдению в Грузии учреждена 24 августа 1993 г. для проверки выполнения резолюции Совета Безопасности о Соглашении по прекращению огня между Грузией и Абхазией. Для этой цели была создана Группа военных наблюдателей численностью первоначально 88 человек. Когда первоначальный мандат МООННГ утратил свою силу в связи с возобновлением боевых действий в Абхазии в сентябре 1993 г., Совет Безопасности предоставил Миссии временный мандат. После подписания в мае 1994 г. грузинской и абхазской сторонами Соглашения о прекращении огня и разъединении сил Совет Безопасности в своей резолюции от 27 июля 1994 г. увеличил, с введением в зону конфликта миротворческих сил СНГ, численность МООННГ до 136 военных наблюдателей. Структура МООННГ: Зугдидский сектор на трех постах, Галльский сектор на трех постах, штаб в Сухуми, офис в Тбилиси.
    В состав МООННГ входит также Отделение по правам человека, созданное в декабре 1996 г. в соответствии с резолюцией 1077 Совета Безопасности ООН. Оно укомплектовано на совместной основе персоналом ОБСЕ и Управления Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по правам человека (УВКПЧ). Отделение является частью МООННГ и через главу Миссии представляет доклад Верховному комиссару по правам человека. Одним из последних документов ООН перед грузино-осетинской войной был Доклад Генерального секретаря о положении в Абхазии, Грузия. Москва и Тбилиси оценили доклад по-разному.
2.6. Миротворческий контингент в Южной Осетии и в зоне Абхазии
    В соответствии с ранее достигнутыми четырехсторонними международными договоренностями от 24 июля 1992 г. — Дагомысским соглашением о принципах урегулирования грузиноосетинского конфликта — начали действовать совместные миротворческие силы в составе грузинского, российского и югоосетинского батальонов по 500 человек каждый. В составе российского батальона, согласно договоренностям, подписанным 8 июля 1992 г. российской и грузинской сторонами, должны быть два вертолета МИ-8.
    С 21 июля 1994 г. во исполнение резолюции Совета Безопасности ООН в зоне грузино-осетинского конфликта были размещены Коллективные силы СНГ по поддержанию мира. В состав этих сил вошли 5 батальонов и 2 роты численностью 1752 человека. На вооружении сил СНГ были 94 боевые машины пехоты, 16 орудий, 158 автомобилей, три вертолета. Их личный состав был усилен подразделениями боевого назначения российских войск. В их числе — рота чеченского батальона «Восток» 42-й мотострелковой дивизии, до 80 единиц пехоты, 2 боевые машины типа БМП-2 и 3 тягача МТЛБ, примерно 70 бойцов 10-й бригады спецназначения российского Генерального штаба. Российские посты в селах Мегврикиси, Эредви, Фриси, Ванати, Цвериахо, Квернети, Арцеви, Тамарашени и Кехви. Позиции вокруг высоты Сарабуки держала рота чеченского разведывательного батальона «Восток». Грузинский батальон насчитывал 500–600 человек и имел до 25 единиц бронетехники, 15 БРДМ и 6 МТЛБ. Местом расположения грузинских миротворцев были села Верхний Никози, Авневи, Эредви, Ачабети, ущелье Большой Лиахвы.
    Осетинский миротворческий батальон «Алания» перед конфликтом насчитывал около 600 военнослужащих. В распоряжении батальона были 20 бронетранспортеров БТР-80 и 22 боевые машины пехоты БМП-2. Большую часть личного состава представляли жители цхинвалского региона, и в случае возобновления конфликта батальон переходил в подчинение вооруженных формирований президента Кокойты. «Алания» держала позиции у осетинских сел: Цинагари, Гугути, Осфриси, Монастери, Фроне и Цнелиси. Огневые позиции были обустроены также на высотах у сел Кохати, Телиани, Дидмуха, Диди Гупта, Убиати, Осфриси, Красные земли, Громи, Дмениси, Сатихари. Миротворцы несут службу в двух зонах безопасности Коллективных сил по поддержанию мира «Север» и «Юг», на 22 постах и 4 контрольнопропускных пунктах. В зоне контроля КСМП патрулирование осуществляется 29 мобильными группами. Еженедельно военнослужащие, совместно с наблюдателями МООННГ, патрулируют Кодорское ущелье — воздушный мониторинг его верхней части.
    Зона безопасности протяженностью 85 км расположена как с Абхазской, так и с грузинской стороны. Общая ее протяженность около 24 км. Для сравнения: буферная зона в 1999 г. в Косово (KFOR), под командованием НАТО, составила один — полтора километра.[28] Только за первые десять лет службы миротворцы обезвредили более 3000 взрывчатых веществ, изъяли более 200 единиц стрелкового оружия и более 50 тыс. боеприпасов различного вида. За время конфликта погибло более 97 миротворцев, ранения получили более 250 миротворцев.
    В первое время после начала миротворческой операции наметилась тенденция к нормализации грузино-абхазских отношений. Из 230 тыс. беженцев более трети (до 70 тыс.) вернулись в Галльский район, на места постоянного проживания. Однако после попытки Грузии военно-силовым путем установить контроль на территории Гальского района, в мае 1998 г., вновь стала нарастать напряженность, участились военные провокации против российских миротворцев и миссии МООННГ.
    Ситуация вокруг миротворцев Коллективных сил по поддержанию мира СНГ в зоне грузино-абхазского конфликта продолжает оставаться на пике напряженности. Командование КСПМ в последнее время не раз информировало глав государств СНГ о том, что в зоне конфликта активизировались силы, препятствующие нормальной деятельности миротворцев. Для обеспечения их безопасности в зонах конфликтов (в том числе и грузино-абхазского) увеличилось количество сил, ранее выделенных для государств СНГ. Состав российского воинского контингента был увеличен до 2900 человек. Дополнительно введен один батальон — 557 человек, 4 машины управления Р-145 «Чайка» (на базе БТР-60), 39 ББМ (БТР-70/80; БМП-1/2; БРДМ-2), 44 автомобиля, 9 артиллерийских систем (82-мм миномёты 2Б14 «Поднос» и 2Б9 «Василёк»).

ГЛАВА 3. грузино-российские отношения

3.1. Грузино-российские отношения накануне войны
    Дипломатические отношения между Российской Федерацией и Грузией установились 1 июля 1992 г. Их договорноправовая база составляет около 100 документов, охватывающих основные направления сотрудничества в политической, экономической, военной, культурной и гуманитарной сферах. Договор между Российской Федерацией и Республикой Грузия о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве, подписанный 3 февраля 1994 г., не был ратифицирован Россией; позже было принято решение о подготовке нового договора. Застопорилась работа над текстом двустороннего «рамочного» договора, в котором должны были найти отражение приоритетные направления взаимодействия с учетом национальных интересов двух государств: урегулирование конфликтов, делимитация границ, создание совместного антитеррористического центра, упрощение визового режима. Осложняющим в двусторонних отношениях обстоятельством являются нерешенные грузиноабхазский и грузино-осетинский конфликты.
    По существу, весь комплекс двусторонних связей с Россией, и шире — СНГ, Тбилиси рассматривал, прежде всего, в интересах получения односторонних выгод в процессе восстановления суверенитета своей территории. Тбилиси постоянно выражал недовольство действиями российских миротворцев, пытаясь возложить на них не свойственные им функции по принуждению Абхазии к принятию выдвигаемых Грузией условий урегулирования. Грузия проводила политику последовательного вытеснения российских Вооруженных сил, максимального сокращения не только военного, но и политического присутствия России в регионе. Грузия обвиняла и продолжает обвинять Россию в пристрастности и требует вывода российского миротворческого контингента, считая, что его присутствие является дестабилизирующим фактором. Кремль не раз заявлял о недопущении военного решения абхазского и югоосетинского конфликтов, тем более что почти все жители этих республик являются гражданами Российской Федерации. Из всех стран СНГ именно Грузия поддерживает наиболее тесные отношения с США и объявила о своих намерениях вступить в НАТО. В 1997 г. парламент Грузии принял «Концепцию укрепления стабильности общественной жизни, государственного суверенитета и безопасности, восстановления территориальной целостности Грузии». В этом документе конструктивная роль европейских институтов противопоставлялась «имперской» политике РФ. В 1999 г. грузинский президент Э. Шеварднадзе провозгласил европейское направление грузинской внешней политики как приоритетное. В начале 1999 г. Грузия была принята в Совет Европы, несмотря на неурегулированность двух межэтнических конфликтов.[29]
    Требование грузинского руководства вывести российские базы с территории Грузии, согласно Стамбульским соглашениям 1999 г. — одна из наиболее острых проблем российско-грузинских отношений. В 2005 г. было заключено соглашение о порядке вывода российских военных баз. В ноябре 2007 г. Россия досрочно завершила полный вывод войск из Грузии. Российские военные базы в Грузии играли стабилизирующую роль в закавказском регионе. Посол Грузии при ООН Реваз Адамия обвинил Россию в геноциде и этнических чистках в Абхазии. По словам дипломата, в грузино-абхазском вооруженном конфликте российские войска принимали активное участие на стороне абхазских сил, поскольку 300 тыс. грузин были вынуждены покинуть регион, а 10 тыс. погибли во время военных действий. Это заявление дипломата было сделано после того, как в ходе консультаций между постоянными членами Совета Безопасности ООН Россия отказалась поддержать «план Бодена», предусматривающий федерализацию Грузии и начало переговоров между Тбилиси и Сухумом о разграничении предметов ведения и конституционных полномочий.
    15 февраля 2006 г. парламент Грузии принял постановление, в котором обвинил Россию в аннексии грузинской территории и поручил правительству пересмотреть Дагомысские соглашения 1992 г., предусматривающие создание смешанной контрольной комиссии по урегулированию югоосетинского конфликта и ввод российских миротворцев в зону конфликта. Передать в международные организации материалы, доказывающие невыполнение российскими миротворческими силами взятых на себя обязательств и разработать новый мандат для замены российских военных миротворческим контингентом из других стран. За проект постановления проголосовали все 179 депутатов грузинского парламента.[30]
    В конце марта 2006 г. отношения между Грузией и Россией осложнились «винным скандалом» — запретом, введенным Россией на импорт грузинских вин. В середине июля 2006 г. парламент Грузии принял резолюцию, требующую вывода российских миротворческих сил из Абхазии и Южной Осетии. Министерство иностранных дел РФ выразило сомнение в том, что Тбилиси намерено мирным путем разрешать конфликтную ситуацию в Абхазии и Южной Осетии, подчеркнув, что российские миротворцы являются гарантами невозобновления там боевых действий.
    Осенью 2006 г. произошло самое серьёзное обострение отношений между Грузией и Россией, вызванное «шпионским скандалом». Грузинские спецслужбы задержали 27 сентября 2006 г. нескольких российских военнослужащих, проходивших службу в Группе российских войск в Закавказье, по подозрению в шпионской деятельности. По словам главы МВД Грузии Вано Мерабишвили, «задержанные вели разведывательную деятельность на территории Грузии и планировали осуществить провокации». Еще один российский офицер, сотрудник ГРУ, как заявил министр, «в настоящее время скрывается в штабе Группы российских войск в Закавказье (ГРВЗ), территория которого пользуется дипломатической неприкосновенностью».[31]
    В ответ Посольство РФ в Тбилиси прекратило прием заявлений граждан Грузии на получение российских виз, из Грузии в Москву для консультаций был отозван посол РФ. Россия провела эвакуацию семей сотрудников посольства и военнослужащих и перевела российские войска в Грузии на усиленное положение. Министерство транспорта Российской Федерации заявило о приостановлении авиационного, автомобильного, морского и железнодорожного сообщения с Грузией. Министерство связи и массовых коммуникаций РФ прекратило доставку почты в Грузию, включая почтовые переводы. Российские власти начали выборочную депортацию грузинских граждан.
    На консультативном заседании Совбеза ООН по Грузии, состоявшегося по просьбе России, Москва заявила о том, что Тбилиси целенаправленно нагнетает «напряженность в зоне грузино-абхазского конфликта путем ряда провокационных действий, которые достигли своей кульминации в последние сутки и привели к аресту нескольких российских военнослужащих».[32] А 2 октября 2006 г. представители ОБСЕ передали задержанных российских военнослужащих представителям России на взлетной полосе аэропорта Тбилиси.
    Весной 2008 г. над Абхазией было сбито 6 грузинских беспилотных самолётов-разведчиков (20 апреля, 4 мая — 2 БПЛА, 8 мая, 12 мая — 2 БПЛА). Грузия обвинила в этом Россию. 10 июля 2008 г. Грузия отозвала своего посла в РФ в связи с появлением российских самолётов над территорией Южной Осетии. В конце июля — начале августа происходила эскалация грузино-югоосетинского конфликта. Регулярно шли перестрелки и огневые налеты разной степени интенсивности. Мирные жители Южной Осетии в массовом порядке стали покидать зону конфликта. 8 августа 2008 г. Грузия начала боевые действия в зоне грузино-осетинского конфликта. Грузия предприняла попытку навязать Южной Осетии силовое решение конфликта, вызвав этим российское вмешательство.
3.2. Российско-абхазские и российско-осетинские отношения накануне войны
    7 марта 2008 г. парламент Абхазии направил в Госдуму России обращение с предложением рассмотреть вопрос о признании Республики Абхазия как независимого, суверенного государства. 21 марта 2008 г. Государственная дума РФ обратилась к федеральному правительству и президенту с просьбой рассмотреть возможности юридического признания Абхазии и Южной Осетии. Российские депутаты определили следующие условия, позволяющие это сделать: вступление Грузии в НАТО и ее военно-политическая агрессия против де-факто государств Южного Кавказа. В свою очередь, в конце марта Михаил Саакашвили предложил Абхазии неограниченную автономию в составе Грузии, полный федерализм, гарантии безопасного и мирного развития в рамках единого государства и широкое представительство в центральных органах власти Грузии. И если обращение Госдумы России было воспринято в Абхазии «на ура», то в ответ на предложение М. Саакашвили президент Республики Сергей Багапш заявил, что ни о какой автономии в составе Грузии и речи быть не может.
    2–4 апреля 2008 г. в Бухаресте прошел очередной саммит НАТО, на котором обсуждалось присоединение Грузии и Украины к «Плану действия по членству» (Membership Action Plan-MAP). Хотя итоговое коммюнике и зафиксировало североатлантические перспективы Грузии, фактически она «пролетела» мимо МАР. Было принято решение перенести этот вопрос на декабрьский саммит НАТО. В целом, саммит продемонстрировал, что далеко не все на Западе желают членства Грузии в НАТО. Между тем, яростное стремление Грузии поскорее присоединиться к Альянсу вызвало обеспокоенность в российских политических кругах.
    16 апреля Владимир Путин, будучи тогда Президентом РФ, дал поручение правительству России урегулировать отношения с Абхазией и Южной Осетией. В. Путин поставил задачу разработать меры по оказанию предметной помощи населению непризнанных республик, взаимодействовать с фактическими органами власти Абхазии и Южной Осетии и открыть в Сухуми и Цхинвали свои представительства. Был установлен перечень признаваемых в России документов, выдаваемых физическим лицам фактическими органами власти Абхазии и Южной Осетии. Федеральным органам исполнительной власти поручалось оказывать Абхазии и Южной Осетии правовую помощь по гражданским, семейным и уголовным делам. Этому шагу предшествовал отказ России от действовавших в отношении Абхазии экономических санкций. Это вызвало резкую реакцию Тбилиси. На следующий день Министерство иностранных дел Грузии обратилось к мировому сообществу с призывом отреагировать на действия России. Грузия обвинила Россию в фактической аннексии Абхазии и Южной Осетии.
    Ситуацию обострил эпизод со сбитым 20 апреля над Абхазией грузинским самолетом-разведчиком. Власти Абхазии утверждают, что это сделали абхазские ВВС, а грузинская сторона обвиняет в этом российский МиГ, что категорически опровергает командование ВВС России. Михаил Саакашвили заявил, что Россия осуществляет бомбардировку грузинской территории.[33] Уничтожение в абхазском небе грузинского самолета-разведчика, по оценке ряда экспертов, довело ситуацию до предвоенной. Москва, Сухум и Цхинвал обвинили грузинскую сторону в значительных армейских перемещениях, концентрации живой силы и техники вблизи административной границы с Абхазией, что «является доказательством готовности Тбилиси развязать войну». Спецпредставитель МИД РФ Валерий Кеняйкин заявил, что в случае начала грузинской стороной конфликта в Абхазии и Южной Осетии Россия применит «военные методы» для защиты проживающих там соотечественников. Это подтвердил и спикер Совета Федерации Сергей Миронов. 26 апреля в Черкесске прошел экстренный съезд ветеранов-добровольцев абхазской войны, в итоговой резолюции которого говорилось о том, что «в случае попыток с грузинской стороны силой установить контроль над Абхазией добровольцы вновь придут на помощь братскому народу».[34]
    29 апреля в Брюсселе состоялось заседание Совета НАТО в формате «26 плюс 1» (члены НАТО и Грузия), посвященное ситуации в грузинских зонах конфликтов и действиям России в отношении Абхазии и Южной Осетии. Заседание было созвано по просьбе Грузии, руководство которой обеспокоилось увеличением числа миротворцев в зоне грузино-абхазского конфликта. Глава российского внешнеполитического ведомства Сергей Лавров заявил, что увеличение численности российских миротворцев в Абхазии является не более чем заполнением имеющейся квоты. Увеличение численности российского миротворческого контингента в регионе, по словам С. Лаврова, связано с тем, что со стороны Тбилиси «звучат заявления и происходят действия», вызывающие опасения возможной провокации.
    Москва призвала Тбилиси вернуть ситуацию в рамки переговорного механизма.
    4 мая 2008 г. над территорией непризнанной республики силами ПВО Абхазии были уничтожены два грузинских беспилотных летательных аппарата (БПЛА). Минобороны Абхазии заявило о дислокации уже 7,5 тыс. грузинских военных на границе с Грузией.[35] Заместитель главы Министерства обороны Абхазии Г. Купалба сообщил журналистам, что по данным оборонного ведомства республики, Грузия готовится к военному удару по Абхазии. МИД Грузии парировал: данная информация является еще одной провокацией России, которая ставит целью «информационнопропагандистское обеспечение российской военной интервенции». В свою очередь, МИД России, комментируя очередной «самолетный инцидент», возложил на Грузию ответственность за нагнетание напряженности в зоне грузино-абхазского конфликта.
    30 мая 2008 г. в Абхазию были введены подразделения российских железнодорожных войск.[36] Официальной целью этой акции явилось восстановление разрушенных участков железной дороги. Подобные действия были продиктованы чисто экономическими намерениями оказать гуманитарную помощь Абхазии, причем Российское Министерство обороны акцентировало внимание на том, что военные железнодорожники вошли в Абхазию без дополнительного вооружения. МИД Грузии вызвал посла России В. Коваленко для вручения ему очередной ноты протеста. Стоит отметить, что к тому моменту это была уже 38-я нота России со стороны грузинского руководства. Ввиду напряженной ситуации на своих границах Абхазия в конце июня официально объявила о закрытии границы с Грузией. Решение об этом должно было вступить в силу 1 июля.
    1–2 июля в Батуми под эгидой ГУАМ состоялась встреча грузинского президента М. Саакашвили с президентами Азербайджана, Грузии, Украины, Польши и Литвы. Главная тема прошедшего саммита «ГУАМ — интеграция Восточной Европы» — членство Грузии и Украины в НАТО. На встрече обсуждалась также перспектива продления до польского порта Гданьск нефтепровода Одесса — Броды — Полоцк, по которому нефть из Центральной Азии идет через Одессу в Северную Европу, минуя российскую территорию.
    К лету 2008 г. накалилась обстановка в Южной Осетии. 3 июля неизвестные обстреляли машину Д. Санакоева — главу так называемого «альтернативного», а по сути прогрузинского правительства Южной Осетии. Власти республики расценили это как провокацию и повод для того, чтобы напасть на Цхинвал. В июле снова начались обстрелы югоосетинской столицы грузинской стороной. 8 июля в воздухе над территорией республики появились российские самолеты. По версии МИДа России, это было сделано для того, чтобы воспрепятствовать «развитию ситуации по силовому сценарию». Дипломатические отношения между Россией и Грузией оказались на грани разрыва, что не могло не вызвать обеспокоенности и в Абхазии. Руководство обеих республик было уверено, что в скором времени Грузия начнет новый виток войны. Абхазия даже обратилась к мировому сообществу с призывом принять «адекватные меры по пресечению угрозы терроризма, исходящего из Грузии». 7 июля 2008 г. было распространено обращение к странам Большой восьмерки, Совбезу ООН, ОБСЕ, а также странам-членам Группы друзей Генсека ООН по Грузии. На грузино-абхазской границе к тому времени произошло, по меньшей мере, до десяти взрывов.[37]
    Грузия четко встала на путь интеграции в НАТО и Европейский Союз. Существование на грузинской границе территориального образования в виде Южной Осетии сильно затрудняло получение Грузией Плана действий для членства в этих организациях. С 2006 г. Грузия встала на путь милитаризации. Военный бюджет государства в 2008 г. составил 1 млрд долл.[38]
3.3. Подготовка к вооруженному столкновению
    15 июля начались грузино-американские военные маневры «Немедленный ответ-2008» (Immediate Respons-2008), в которых приняли участие около 1425 американских десантников и морских пехотинцев, 600 солдат 4-й пехотной бригады Грузии и по 10 офицеров из Украины и Азербайджана. Маневры проводились под эгидой Европейского командования Вооруженных сил США. Главная их задача заключалась в отработке вопросов «взятия под контроль проблемной территории и проведения там операции по стабилизации и осуществлению безопасности».
    День в день с грузино-американскими учениями по другую сторону Главного Кавказского хребта начались маневры «Кавказ-2008» под руководством командующего Северо-Кавказским военным округом (СКВО) генерал-полковника Сергея Макарова. В российских маневрах участвовали около 8000 человек, главным образом части 58-й армии, 76-й (Псковской) дивизии ВДВ. Были задействованы подразделения ВВС и ПВО, ВДВ Псковской дивизии, силы Черноморского флота и Каспийской флотилии, привлечено около 700 боевых машин и более 30 самолетов и вертолетов. Техника была заправлена и снаряжена всем необходимым. В ходе маневров осуществлялась разведка маршрутов. Часть подразделений передислоцирована ближе к границе и пополнена амуницией. Отрабатывались также вопросы эвакуации мирного населения из зоны конфликта. Командующий СКВО генерал-полковник С. Макаров заявил, что основной упор делался на «вопросы взаимодействия частей и соединений во время специальных операций по принуждению к миру в зонах вооруженных конфликтов». Под понятием «зоны вооруженных конфликтов», конечно же, следовало в первую очередь подразумевать Южную Осетию и Абхазию. Российское руководство полагало, что сам факт демонстрации силы окажет сдерживающее влияние на Саакашвили. Однако надежды на это не оправдались. Учения Северо-Кавказского военного округа давали определенное представление о количестве вооружения и характере действий российских военных сил в случае конфликта. По окончании маневров 58-я армия, принимавшая в них непосредственное участие, осталась в состоянии боевой готовности. Сделано это было потому, что войска Грузии после грузино-американских маневров были отведены не в казармы, а двинулись в сторону Южной Осетии. В Гори была оставлена 2-я артиллерийская бригада.
    9 июля 2008 г. в зону конфликта вторглись четыре бомбардировщика СУ-24М РФ. Министр иностранных дел России открыто заявил, что это было сделано с целью «остудить горячие головы молодого руководства Грузии». 11 июля 2008 г. командующий Северо-Кавказским военным округом Сергей Макаров признал, что в случае, если Грузия начнет военные действия против Абхазии или Южной Осетии, российские войска войдут на ее территорию. Маневры отрабатывали способы оказания помощи миротворцам в Южной Осетии. После завершения учений «Кавказ-2008» 76-я дивизия ВДВ вернулась в район своей постоянной дислокации, однако уже 8 августа в 8.00 была поднята по тревоге. Закончились российские и грузино-американские учения также практически синхронно — 30 и 31 июля соответственно.
    К 30 июля стало предельно ясно, что «разморозка» как грузино-абхазского, так и грузино-осетинского конфликтов уже произошла, и теперь силового способа их решения уже не избежать. С конца июля между югоосетинскими и грузинскими войсками велись перестрелки. Жители Южной Осетии в массовом порядке стали покидать зону конфликта. По данным организации «Мемориал» до начала военных действий республику успело покинуть около 17 тыс. человек.
    Вечером 7 августа обе стороны договорились о прекращении огня.
    Тревогу у российского командования вызвало внезапное исчезновение со своих постов грузинских миротворцев. Исчезли также и наблюдатели от ОБСЕ.
    То, что война неизбежна, было понятно до ее начала — и тем, кто непосредственно включен в конфликт, и не включенным сторонам, в том числе международному сообществу. Вечером 6 августа учебный центр Крцаниси покинули американские офицеры, тренировавшие грузинские соединения. Их эвакуировали из Грузии самолетами. Покинули Министерство обороны Грузии также военные советники и инструкторы. Об этом, вероятно, было известно приближенному к власти заместителю помощника Госсекретаря США Мэтью Брайза. 7 августа, невзирая на не раз декларированную позицию, что урегулировать конфликт можно только мирным путем, со стороны международного содружества не было зафиксировано ни одного слова ни о сдерживании возможной агрессии, ни о противодействии возобновлению конфликта.
3.4. соотношение сил воюющих сторон
    Южная Осетия в момент нападения на Цхинвал могла противопоставить грузинской стороне значительно меньшие силы. Армия Южной Осетии в первые часы нападения утратила единое управлении и фактически оказалась разрезанной на две части. Ее большая часть — до 6 тыс. человек с техникой и артиллерией[39] (в соответствии с требованиями международных законов о зоне безопасности при осуществлении миротворческих функций) была сосредоточена в районе Джавы, и лишь небольшая группа была представлена гарнизоном Цхинвали, состоявшем из батальона ОМОНа, личного состава ГОВД и отрядов ополчения. Это позволило руководству Южной Осетии сохранить основной боевой потенциал своих Вооруженных сил. Из Джавы осетинские отряды имели возможность нанести деблокирующий удар (что впоследствии и сделали) и вести манёвренную войну за свою территорию. Защищали Южную Осетию 2,5–3 тыс. человек, т. е. 8 батальонов, растянувшихся на 80 км вдоль административной границы.[40] После мобилизации резервистов это число могло было доведено до 16 тыс.
    Когда 8 августа 2008 г. в зону грузино-осетинского конфликта, где имели право находиться только российские, грузинские и югооосетинские миротворческие силы и сотрудники местных правоохранительных органов, Грузия перебросила подразделения сухопутных войск с тяжёлой военной техникой, находящаяся там миссия ОБСЕ объявила это «грубейшим нарушением ранее подписанных соглашений». Спустя несколько часов после достижения договоренности о начале переговоров и клятвенного обещания Саакашвили не открывать огонь, Грузия начала штурм Цхинвала.
    В момент нападения грузинские военнослужащие имели 12-кратное численное превосходство над силами миротворцев. На югоосетинском направлении со стороны Грузии в операции участвовали до 15 тыс. военнослужащих Министерства обороны, до 5 тыс. личного состава МВД и до 30 тыс. резервистов, 600 единиц техники (танки, бронемашины «Кобра», пикапы «Toyota Hilux» и др.). Одновременно Кодори защищали до 500 служащих МВД и до 2,5 тысячи из Министерства обороны.[41] На вооружении имелось более 20 танков Т-55, около 100 БТР и БРДМ, до 20 артиллерийских орудий, 6 РСЗО БМ-21 «Град», неизвестное количество переносных ЗРК «Игла» и «Стрела».

ГЛАВА 4
«Блицкриг» грузинской армии

4.1. Оперативная маскировка грузинской армии
    Предварительный анализ имеющейся информации показал, что Грузия самое серьезное внимание уделила оперативной маскировке и на ее основе строила свои оперативные планы: наращивание вооружения, непосредственную подготовку к вторжению, сокрытие масштабов и сроков стратегической перегруппировки, обеспечение внезапности первого удара.
    Дезинформационные мероприятия насчитывали несколько этапов.
    Первый этап — наращивание вооружения. Те документы, которые Грузия представляла о состояние своего вооружения, были явно занижены.
    Второй этап (до 24 апреля 2008 г.) — непосредственная подготовка к вторжению грузинских войск в Южную Осетию. Введение руководства Южной Осетии и Абхазии в заблуждение относительно сроков операции, обеспечение внезапности первого удара и действий в наземной фазе операции. Командование грузинской армии постаралось обеспечить всестороннюю внезапность «блицкрига». С этой целью Тбилиси предпринял ряд шагов, усыпивших бдительность миротворцев и правительство Южной Осетии. Тбилиси навязывал разведке и специальным службам заведомо ложное представление о своих намерениях. Важные дезинформационные мероприятия были осуществлены в конце апреля, первой половине мая 2008 г. и в июне в момент интенсивного наращивания войсковых тренировок. В тот период через все каналы грузинских СМИ Тбилиси афишировал полеты БЛПА над территорией Абхазии, что вынуждало ее командование держать треть личного состава в повышенной боевой готовности, ожидая удара с моря.
    Можно предположить (а для этого имеются все основания), что США, преследуя свои цели, умышленно подыгрывали Тбилиси, настраивая Грузию на «военный лад» с помощью космических средств фотосъемки, якобы подтверждавших, что российские войска «продолжают концентрироваться в Северной Осетии». Дезинформация на границе Россия — Грузия, осуществленная американцами, увенчалась успехом. Саакашвили поверил, что войска России готовятся к наступательной операции и в ответ отдал приказ на «блицкриг».
    Третий этап, связанный с проведением сторонами комплекса мер по обоюдной дезинформации, охватывает период с начала до 7 августа 2008 г. В это время скрывались масштабы и сроки стратегической перегруппировки в зону непосредственно примыкающей к Южной Осетии трех бригад в первом эшелоне, Тайно были осуществлен вывезены из грузинских сел женщины, дети и старики, мужчины вступили в национальную гвардию и в грузинскую армию.
    Пытаясь оправдать свое намерение разрешить возникший кризис военным путем, представители Грузии на самом высоком уровне постоянно дезинформировали мировое общественное мнение относительно степени угрозы вторжения России на ее территорию. Столь же преувеличенными были заявления о возможности нападения со стороны Абхазии.
    Основной акцент в оперативной маскировке отводился обеспечению внезапности первого удара. Поэтому были введены строгие меры по сохранению в тайне информации о планируемых действиях. Резко ограничивался круг лиц, привлекаемых к планированию операции. Детали операции были известны только узкому кругу лиц в правительстве Грузии. Личному составу запрещалось общаться по телефону с родными и близкими. Организовано прослушивание телефонных переговоров личного состава с членами семей, чтобы предотвратить утечку информации о сроках операции.
    С началом проведения операции грузинское командование широко распространяло заведомо ложные сведения. Саакашвили, приняв уже решение о вторжении в Южную Осетию, продолжал утверждать, что грузинские и югоосетинские миротворцы намереваются провести 8 августа в Цхинвали переговоры по мирному урегулированию конфликта.
    Чтобы достичь стратегической и тактической внезапности операции, президент Грузии Саакашвили объявил по телевизору 7 августа в 20:00 о прекращении огня и неприменении грузинскими войсками оружия. «Давайте прекратим эскалацию и начнем переговоры — прямые, многосторонние, какие угодно! — сказал он. — Давайте дадим шанс миру и диалогу». В то же время, по сообщениям немецкого журнала «Spiegel», уже к утру 7 августа грузинская сторона сосредоточила на границе с Южной Осетией около 12 тыс. человек и 75 танков возле Гори.[42]
    Уже зная, что проведение первого массированного ракетноавиационного удара грузинские войска планировали нанести в 23:30 7 августа, грузинские миротворцы во главе со спецпредставителем Саакашвили по урегулированию конфликтов Т. Якобашвили прибыли в штаб Смешанной миротворческой группы и приступили к переговорам с командующим группы генералом М. Кулахметовым. Они разошлись уже ближе к ночи, договорившись продолжить переговоры на следующий день в 13:00. Так или иначе, но ночное вторжение грузинской армии на территорию Южной Осетии явилось «полной неожиданностью» для югоосетинского и абхазского руководства.
    Грузинское руководство дезориентировало югоосетинское и абхазское правительства и настолько притупило их бдительность, что ни тот, ни другой руководитель не объявил о мобилизации, и часть танков и БМП не заняли заранее созданных позиций.
    В заключение следует отметить, что на протяжении всего конфликта, особенно в его «боевой стадии», средства массовой информации Запада безудержно преувеличивали достоинства оружия и военной техники, состоящих на вооружении грузинских сил.
    Первые комментарии в грузинской и западной прессе по поводу результатов «блицкрига», в ходе которого в течение 14 часов наносились удары по Цхинвалу, отличались беспрецедентным психологическим давлением на жителей Южной Осетии, создавая впечатление полного разгрома и ее Вооруженных сил, и миротворцев. На самом же деле, несмотря на подавляющие преимущества авиации и артиллерии, решительного успеха в первый день добиться не удалось.
    Таким образом, военные действия на Кавказе, в том числе дезинформационные мероприятия как их важнейшая часть, наглядно продемонстрировали ту роль, которую могут играть средства массовой информации как в сохранении тайны планов, так и во введении в заблуждение противника, навязывании ему своей воли, а также в дезориентации мировой общественности.
4.2. Цели и задачи грузинской армии в проведении операции «Чистое поле»
    1. Основополагающая цель: «наведение конституционного порядка» на территории Южной Осетии, позволяющего присоединить территорию входящих в земли Шида-Кантри, без изменения конституции. Затем навести «конституционный порядок» в Абхазии. Показать «вероломство России» как участника грузино-осетинского конфликта.
    2. Военная цель: разгромить «сепаратистские силы» Южной Осетии и одновременно нейтрализовать миротворческие силы России, в последующем прекратить их движение по Рокскому перевалу, проверить эффективность концепции США и НАТО, касающуюся ведения боевых действий в горных условиях.
    3. Политическая цель: вытеснить с территории Южной Осетии людей, отказывающихся от вхождения в состав Грузии, немедленно начать переговоры о вступлении Грузии в НАТО и вернуть грузинских беженцев в Осетию.
    4. Геополитическая цель: уменьшить влияние России на государства Южного Кавказа, предоставить аэродромы подскока для авиации США и Израиля для возможных боевых действий против Ирака.
    5. Техническая цель: провести массовые испытания в реальных боевых условиях модернизированного вооружения, практически испытать «центры организации огня», созданные с помощью израильских военных, которые должны в реальном масштабе времени координировать нанесение ударов ВВС и артиллерии в интересах пехоты и танков с использованием CPS.
    6. События в Южной Осетии показывают, что агрессия грузинской армии осуществляется по тщательно разработанному плану, помешать реализации которого может лишь решительный отпор России. План операции по захвату Южной Осетии был разработан Пентагоном еще 13 лет назад и впервые обкатан на непризнанной Республике Сербская Краина (РСК), существовавшей на территории нынешней Хорватии с 1991 по 1995 гг. В результате происшедших тогда событий погибли тысячи мирных жителей. Российских граждан, живущих в Южной Осетии, без вмешательства Москвы ждет та же участь. В свое время консультантами при хорватском генштабе в период с 1993 по 1995 г. являлись отставные генералы армии США — Джон Гелвин и Корл Вуно, да еще несколько высокопоставленных некогда «военных пенсионеров».
    7. Операция «Чистое поле» против Южной Осетии была разработана Грузией совместно с сотрудниками компании Military Professional Resources Incorporates (MPRI) — именно той, которая, заключив контракт с администрацией Саакашвили, занималась все эти годы подготовкой военных операций и переподготовкой личного состава грузинских Вооруженных сил. Благодаря данным космической, воздушной, радиолокационной разведки США командование Грузии располагало значительной информацией о структуре, возможностях и вариантах действий Вооруженных сил Южной Осетии и России. Грузинская армия была построена исключительно для наступления «блицкрига». Все учения последних лет — «Огненный кулак», «Броня» — это проигрыш модели учений по захвату Южной Осетии и Абхазии. Окончательная тренировка трех грузинских бригад, проведенная 24 апреля 2008 г. заместителем министра обороны Баку Кутелия, была репетицией предстоящего наступления. Именно на той тренировке планировалось создать шесть ударных групп для нанесения удара.
    Территория Южной Осетии хорошо подходит для «блицкрига». Шансы на успех у Грузии были очень велики. Территория Южной Осетии отдалена от России Двалетским хребтом. Поставка вооружения из России возможна только через Рокский тоннель. Прежде всего, военный потенциал Грузии и Южной Осетии несопоставим — грузинская армия хорошо оснащена техникой (танками, тяжелой артиллерией, установками залпового огня) и прошла подготовку у американских инструкторов, тогда как осетинские Вооруженные силы представляют собой, по сути дела, ополчение. Кроме того, местоположение Цхинвала, окруженного высотами, контролируемыми грузинскими войсками, не способствует долговременной обороне.[43]
    Грузинские войска получили приказ целенаправленно истреблять мирных жителей. Таким, видимо, образом Саакашвили рассчитывал раз и навсегда решить проблему осетинского сепаратизма. Это подтверждается тем, что после ввода российских войск в Южную Осетию, а затем в Грузию мировые СМИ заполнила информация о «жертвах среди мирного населения Грузии» (зачастую фальсифицированная), при этом практически ничего не говорилось о сотнях осетин, погибших в Цхинвале. Похожие методики «решения» национального вопроса были весьма популярны у «борцов за независимость» нынешних самых прогрессивных, по мнению Запада, постсоветских государств — Эстонии, Латвии, Литвы, Украины, сегодня активно популяризирующих и мифологизирующих крайне националистические настроения в своих странах.[44]
    У Саакашвили были хорошие шансы на успех боевых действий против Южной Осетии и его долгосрочное политическое закрепление благодаря поддержке НАТО и с помощью физического устранения осетин. Таким образом, логика грузинского военного вторжения (ее моральный аспект оставим в стороне) была практически безупречной. Грузии нужна территория Южной Осетии. Если нет ее населения — некому помешать плану захвата плодородной осетинской земли.
    Однако российской разведке удалось заполучить настоящий приказ о начале боевых действий. По заявлению грузинской парламентской комиссии, этот текст приказа «не был найден». Грузинская сторона утверждает, что приказ частям отдан не после 23:35, а на сутки ранее — 7 августа в 05:15 07 августа 2008 г. Более того, Международная комиссия по расследованию обстоятельств августовского конфликта на Кавказе получила данные, позволяющие усомниться в версии президента Грузии Михаила Саакашвили о причинах войны в Южной Осетии в августе 2008 г. Как сообщает немецкое издание «Шпигель онлайн», внимание экспертов, в частности, привлекло высказывание грузинского генерала Мамуки Курашвили, который еще 7 августа 2008 г. объявил о том, что Грузия приняла решение «восстановить конституционный порядок во всем регионе». Высказывание Курашвили практически дословно повторяет приказ по Вооруженным силам Грузии, который перехватили российские спецслужбы и передали комиссии.[45] Очевидно, что президент Грузии Михаил Саакашвили не отражал «российскую агрессию», о чем он не перестает говорить по сей день, а планировал наступательную войну.
4.3. Реальный боевой приказ грузинского верховного главнокомандующего
    Приказ Грузинского командования о начале боевых действий против Южной Осетии.
    7 августа 2008 года.
    (Перевод с грузинского языка) http: //www.compromat.ru/ page_23 643.htm
    Отписано: Начальнику штаба Подпись 07.08.08.
    Секретно. Экз. № 4. Штаб 4 пехотной бригады. Вазиани.
    05.15 07 августа 2008 г. Предварительный приказ № 02 Карта № 1:50 000, К-38–64-А, К-38–90-Б, К-38–64-В, К-38–64-Г. Издание 1987 г. Время местное.
    1. Обстановка. Без изменения (см. Предварительный приказ № 01).
    А. Силы противника. Без изменения (см. Предварительный приказ № 01).
    Б. Собственные силы. Без изменения (см. Предварительный приказ № 01).
    Задача вышестоящего командира. Оперативной группировке осуществить боевую операцию в регионе Самачабло (Южная Осетия) и в течение 72 часов разгромить противника. Восстановить юрисдикцию Грузии в регионе.
    Замысел вышестоящего командира:
    — быстрое осуществление боевых действий;
    — уменьшение риска уничтожения гражданского населения и его имущества;
    — уничтожение сил противника точечными ударами;
    — оборона собственных сил
    Г. Приданные подразделения. Не имеются.
    Регистрационный штамп 7.08.2008.
    2. Задача. Подразделения 4-й пехотной бригады переводятся в состояние боевой готовности на месте дислокации не позднее 11:00 7 августа 2008 г., чтобы осуществить поддержку оперативной группировки.
    3. Выполнение. Замысел командира:
    — быстрое осуществление боевых действий;
    — уменьшение риска уничтожения гражданского населения и его имущества;
    — уничтожение сил противника точечными ударами;
    — оборона собственных сил;
    — осуществление наступательных и оборонительных операций в районе действий;
    — защита безопасности городской функциональности; Конечный результат:
    — выявление антисепаратистских сил в регионе;
    — установление мирной и безопасной среды в регионе. Общие границы 4-й бригады (координаты по кодировочной карте):
    На севере: к. 858 864; к. 056 868.
    На востоке: к. 056 868; к. 112 732.
    На юге: к. 112 732; к. 977 690; к. 951 682; к. 868 709.
    На западе: к 868 709.
    Внутренние границы 4 бригады.
    41 пехотный батальон:
    На севере: к. 858 864; к. 935 865.
    На востоке: к. 935 865; к. 977 690.
    На юге: к. 977 690; к. 948 681; 878 708.
    На западе: к 878 708; к. 858 864.
    42 пехотный батальон:
    На севере: к. 935 865; к. 973 867.
    На востоке: к. 973 867; к. 025 748; к. 046 718.
    На юге: к. 046 718; к. 977 690.
    На западе: к 977 690; к. 935 865.
    43 пехотный батальон:
    На севере: к. 9 738 674; к. 056 868.
    На востоке: к. 056 868; к. 112 732.
    На юге: к. 112 732; к. 046 718.
    (PIR)
    1. Средства/методы/режимы, используя которые антисепаратистские силы могут дестабилизировать безопасность в регионе.
    2. Где происходит непосредственное противостояние сил.
    3. Кто поддерживает антисепаратистские силы?
    4. Где расположены лагеря и укрытия антисепаратистских сил.
    5. Где у них размещены основные огневые средства.
    6. Численность и используемые средства противника.
    7. Где и когда различные группиров ки противника проведут наступления на наши силы.
    8. Влиятельные персоны (лидеры) в районе операции.
    Риски:
    — существование в регион Самачабло российских миротворческих баз предполагает возникновение риска провокаций в случае открытия по ним огня;
    — опасность того, что при перемещении гражданского населения и беженцев, среди них могут оказаться члены сепаратистских группировок, которые будут дестабилизировать обстановку в тылу.
    Поручения маневренным подразделениям:
    — маневренным подразделениям (41, 42 и 43 батальоны) подготовить разведывательные взводы для проведения тактических разведывательных операций в своих зонах ответственности;
    — маневренным подразделениям провести тренировки операций наступления и обороны (наступление в населенных пунктах, проникновения в здания, обыск, нападение и захват).
    Подразделениям поддержки бригады (б/танковый батальон; артиллерийский дивизион; батальон обеспечения и отдельные роты) — перейти в полную боевую готовность для поддержки маневренных подразделений и быть в готовности к маршу в район сбора бригады кв. 0259.
    Мероприятия по безопасности:
    — на марше соблюдать расстояния безопасности;
    — подразделения при перемещениях обеспечивают защиту флангов и тыла собственными силами.
    3. Выполнение.
    A) Концепция операции.
    В этой операции важно на месте дислокации придти в быструю боевую готовность, чтобы осуществить комбинированную поддержку оперативной группировке, которая обеспечит стабильность в районе Цхинвала; бригада осуществит быстрый спектр операций маневренными подразделениями.
    Б) поручение маневренным подразделениям.
    Пехотный батальон. Подразделения привести в боевую готовность не позже 11:00 2008 г., на месте дислокации бригады для выхода и осуществления поддержки оперативной группировки.
    В районе действий проведение операции стабильности, атаки и обороны.
    B) поручение подразделениям поддержки.
    Артиллерийским дивизиям поручение: быть готовым к осуществлению операции.
    Г) разведка(100 чел.).
    Поручение.
    Разведывательные войска (100 чел.): в районе операции начать разведывательные операции 7 августа с 05:00 в районе сбора бригады.
    Д) Координационные инструкции.
    1. Приказ вступит в силу с момента его написания.
    2. Требования командира важной информации:
    — приведение подразделений в подготовку для осуществления задач;
    — вооруженное обеспечение по стандартам.
    3. Правило защиты ведения боя.
    4. Подразделения действуют координируюсь с бригадой.
    4. Материально-техническое обеспечение.
    Обеспечение бригады осуществляется силами батальонов.
    Приоритет дается следующим классам 1,3,5,8 и вводным.
    5. Управление и связь осуществляется по стандарту проведения оперативных процедур.
    Без изменения (см. Предварительный приказ № 01).
    Командир 4 пехотной бригады.
    Майор (подпись) Г. Каландадзе.
    На обороте:
    №_
    Отпечатано: 7 (семь) экземпляров.
    Экз. № 1—16 161.
    Экз. № 2—16 162.
    Экз. № 3—16 163.
    Экз. № 4—16 164.
    Экз. № 5—16 165.
    Экз. № 6—16 166.
    Экз. № 7—16 167.
4.4. Замысел грузинской армии в операции «Чистое поле»
    За основу проведения операции «Чистое поле» были взяты уроки ближневосточных войн Израиля, опыт афганской и иракской войн. В основу плана военной операции[46] против Южной Осетии было положено одновременное нанесение двух сходящихся ударов по Цхинвалу. Главный удар намечалось нанести на Горийском направлении — с глубоким полуохватом Цхинвала с востока в направлении Авневи-Хетагурово с целью рассечь оборону армии Южной Осетии, с выходом в район Тамараше-ни. Другой удар — с Карельского направления — с полуохватом Цхинвала с северо-запада в направлении Эредви-Тлиакана и с внутренним охватом границ Цхинвала со всех сторон. Окруженную Цхинвальскую группировку планировалось удержать ударами авиации и РСЗО. Артиллерийские удары должны, по замыслу Грузинского руководства, максимально ее ослабить, дезорганизовать и вынудить Цхинвал к сдаче.
    В первом эшелоне планировались действия III и IV мпбр, во втором эшелоне — I мпбр при поддержке артбригады и реактивного дивизиона, отдельного танкового батальона, центра радиоэлектронной борьбы, ВВС.
    III мпбр на рассвете, к 06:00 выходит на исходные позиции к проходу у населенного пункта Эредви. Основной задачей III бригады должны стать захват Кохати-Сарабуки-Дмениси, затем взятие высоты Тлиакани и, атакуя, переход к селу Диди Гупта, где присоединиться к IV бригаде.
    Батальоны IV бригады сосредотачиваются в Карельском районе у села Шотацкаро, населенного пункта Агара, III бригада — у начала трассы Гори-Цхинвали, у населенного пункта Каралети, один батальон V бригады — у населенного пункта Каралети, части II бригады — у населенного пункта Игоети. Батумский батальон морской пехоты — у населенного пункта Сакашети, части МВД — в Гори и Каралети, на базах управления по особым поручениям. Горийский отдельный танковый батальон — на подходах к населенному пункту Авневи. Группировка из 500 человек департамента конституционной безопасности Министерства внутренних дел Грузии — у подступов Они, Сачхерский горный батальон — у подступов к селу Переви. С 16:00 до 17:00 артиллерия занимает боевые позиции у населенного пункта Тирдзниси.[47]
    Однако политическое руководство не согласилось с военными. Вариант обхода Цхинвали они отвергли и потребовали планировать атаку в направлении Цхинвала. Главной целью для грузинского руководства было восстановить власть Санакоева над Цхинвалом. Это и стало главной стратегической ошибкой грузинского президента. Вместо того чтобы продвигаться к Джаве и Рокскому перевалу, обходя узлы сопротивления, грузины увязли в населенных пунктах на второстепенном направлении. Подтвердилась неоднократно повторяющаяся история: когда политики вмешиваются в планирование военной операции — жди беды. Так и получилось.
    В целом на югоосетинском направлении находилось до 15 тыс. военнослужащих Министерства обороны, до 5 тыс. человек личного состава МВД и до 30 тыс. резервистов. Одновременно Кодори защищали до 500 служащих МВД и до 2,5 тыс. военнослужащих Министерства обороны.[48] Основная ставка в стратегии грузинской армии против югоосетинской и российской армий была сделана на достижение максимального огня за короткий промежуток времени. На первом этапе вторжения в Южную Осетию большая роль отводилась массированному поражению противника ракетно-артиллерийским огнем, корректируемым с помощью беспилотных летательных аппаратов (БПЛА), и ударам авиации.
    Планировалось, что за 72 часа армия Грузии овладеет Цхинвалом, Джавой и захватит Рокский туннель, за 4–5 дней возьмет под контроль 75 % территории Южной Осетии, после чего перенесет усилия на Абхазское направление, одновременно высадит морской и воздушный десанты в Горском районе Абхазии и, наращивая силы, захватит к исходу первых суток Сухуми.
4.5. Стратегия и тактика грузинской армии: сильные и слабые стороны
    Процесс принятия Грузией решения о массированном применении армии против собственного народа президентом, министром обороны, начальником Генштаба (с узким кругом доверенных лиц, руководством МВД, мэром города Тбилиси) — скандален. Не только потому, что решение не обосновано политическими целями, но и потому, что принималось оно намеренно к началу Олимпийских игр. Выбрав в качестве даты нападения на Южную Осетию ночь на 8 августа, Грузия сделала вызов не только России, но и Китаю — стране-хозяйке XXIX Олимпийских игр. В грузинском государстве не оказалось ни одного института, который решился бы противостоять этому решению, не хватило мужества перечить президенту.
    При принятии решения не были рассмотрены вопросы, связанные с отражением российской контратаки — возможностью стратегического развертывания вооруженных сил, подготовкой территорий к военным действиям, эвакуации населения в случае необходимости, управлением и руководством сложившейся ситуации.
    Причины такого поведения главы грузинского государства объяснил экс-министр обороны Грузии Гия Каркарашвили. По его сведениям это Кондолиза Райс настояла на том, что Россия не сможет и не посмеет вторгнуться в Грузию. Грузинские войска перед нападением на Южную Осетию готовились к отправке в Ирак, чтобы усилить связи с Западом, вместо того, чтобы готовиться к защите Грузии. Грузинскую армию численностью 20 тыс. человек, создание которой обошлось в 2 млрд долл., готовили американские инструкторы. Все офицеры, начиная с командиров батальонов, прошли обучение в военных академиях НАТО.
    Стратегия и тактика грузинской армии базировались на оперативной маскировке, хорошем знании местности большей частью офицеров, прошедших ротацию в миротворческом батальоне, использовании израильских БПЛА «Гермес-450» со спутниковым наведением на цель, 4-РЗСО 262-мм М-87 «Оркан», поражении артиллерийских батарей и использовании GPS, «центров организация огня», авиационной и артиллерийской поддержке войск, которые в реальном масштабе времени координировали удары ВВС и артиллерии.
    В подготовке грузинской армии основное внимание уделялось ночным операциям. В этом было ее преимущество по сравнению с российскими войсками. Грузинские танки T-72-SIM-1 при посредничестве Израиля прошли серьезную модернизацию, включая GPS, тепловизоры, систему опознавания «свой-чужой», наращивание брони. Грузинские войска имели мощную радиолокационную и радиоразведку, высокую насыщенность средствами связи, спутниковой навигации, приборами ночного видения сухопутных частей, «пятую колонну Санакоева».
    Тактика пехотных бригад основывалась на способах действий ударных групп, в состав которых входили штурмовые группы и отдельные снайперско-диверсионные группы спецназа МВД Грузии «Гиа Гулуа», «Омега» и «Блуждающие рейнджеры». Планировалось, что каждая группа включает две мотострелковые роты, танковый взвод, саперное отделение. В задачу «Блуждающих рейнджеров» входили ведение разведки, минирование дорог в тылу югоосетинских войск, диверсии на коммуникациях и узлах связи.
    Генштаб Грузии учитывал одновременную поддержку подразделений национальной гвардии «Лиахвского коридора» в селах Ачабети, Кехви, Курта, Хейти, Тамарашени и грузинские гарнизоны сел Аневи, Ередви, Нули, Прис. Предусматривался огонь с тыла батальона грузинских миротворцев (из состава коджорской бригады спецназа).
    Села грузинского анклава были превращены в мощный укрепрайон, из которого обстреливалась столица Южной Осетии. Грузинские села окружают город практически с трех сторон: с юга — Никози, с востока — Эредви и грузинская часть села Прис, с севера — четыре грузинских села: Тамарашени, Ачабети, Курта и Кехви, куда были введены военные подразделенияи тяжелая техника. Мирные жители были вывезены из этих сел еще с 1 по 5 августа. 95 автобусов пришли по дороге в Грузию. Это означало не просто эвакуацию, а тотальный вывоз гражданского населения. Его внезапное исчезновение за три дня до боевых действий по захвату Цхинвали не прошло незамеченным и свидетельствовало о том, что Грузия заранее подготовилась к нападению на Осетию.
    К противодействию российской авиации в районах нанесения удара были подготовлены самолеты грузинских ВВС Су-25 и Л-29 с использованием пушечного вооружения, бомб свободного падения, НУРС и ракет «воздух — воздух» Р-60 с инфракрасными (ИК) головками самонаведения; зенитные ракетные комплексы С-125, развернутые в районах Тбилиси, Марнеули, Поти, а также дислоцированные в районах наиболее важных государственных и промышленных объектов и транспортных коммуникаций ЗРК «Бук», ПЗРК «Стрела-2,-3», «Игла», 57-мм орудия зенитной артиллерии С-60, 23-мм ЗСУ типа «Шилка» и ЗУ-23–2 в тактической глубине, а также по маршруту полета с господствующих высот.
    РЛС Грузии в районе Гори, подаренная американцами, контролировала всю территорию Кавказа. Благодаря преимущественной радиолокации, радиоразведке и пеленгации Грузия отслеживала все сотовые телефоны в зоне конфликта и наносила по ним поражение огнем. Радиолокационное обнаружение, оповещение и управление боевыми действиями сил и средств ПВО Грузии осуществлялось органами боевого управления и стационарными радиолокационными постами по информации от РЛС 36Д6, П-37, 5Н87, П-18,19Ж6, ПРВ-9, -11, -13, ASR-12, а также различных РЛС французского производства в районах Поти, Копитнари, Гори, Тбилиси, Марнеули. Грузия получила от американцев систему раннего предупреждения о воздушном нападении и управления зенитными средствами «Скайвотчер», которая была интегрирована в систему получения информации от американских средств слежения.
    Грузинская ПВО не нуждалась в использовании собственных радаров, а получала информацию из сторонних источников, недоступных для уничтожения.
    К сильным сторонам системы ПВО Грузии можно было отнести высокую мобильность средств ПВО и ее эшелонирование (наличие ЗРК малой дальности и ближнего действия, ПЗРК, ЗА). Наличие профессионально подготовленных боевых расчетов ЗРК «Бук-М», «Оса-АКМ» (уже в ходе военных действий отмечались грамотная организация и умелое тактическое применение средств ПВО Грузии). Несовпадение частотного диапазона РЭС ЗРК Грузии советского производства с рабочим диапазоном ГСН УР «Воздух-РЛС» российской авиации (существующие литеры ГСН в основном предназначены для работы по частотам РЭС ПВО НАТО, а не по своим средствам). Наличие в ЗРК «Оса-АКМ» оптического канала наведения ракет, а также отсутствие у российских самолетов штатных средств РЭБ индивидуальной и групповой защиты в рабочем диапазоне частот этого ЗРК. Наличие пассивной системы оповещения и целеуказания от средств РТР украинского («Кольчуга») и американского («СкайНет») производства. Для выявления противостоящей группировки войск широко использовались средства радиотехнической разведки, беспилотные летательные аппараты типа «Гермес».
    В условиях превосходства российской авиации грузинская ПВО применила тактику, подобную той, которую югославы использовали в защите от налетов натовской авиации: временное очаговое включение средств ПВО, организация засад на предполагаемых маршрутах полетов российской авиации мобильными зенитными системами «Тор-Ml» и «Бук». При этом тактика применения ЗРК малой и средней дальности предусматривала работу из засад, попеременно с включением РЭС наведения ракет непосредственно на дальней границе зоны обнаружения, автоматизированное управление в группировках ПВО, целеуказание от комплексов радиотехнической разведки и PЛC управления воздушным движением. Противопоставить этой тактике что-либо сложно.
    Другой важный фактор — эффективность грузинской самоходной артиллерии. Самоходные гаубицы чешского и советского производства грузинские военные умело использовали, хорошо маскировали, быстро меняли огневые позиции, что позволяло избежать обнаружения их российской воздушной разведкой. В ходе наземных боев грузинская артиллерия, авиация в течение 14 часов вели огонь на поражение, разрушив около 70 % зданий в Цхинвали. Обстрелы были сравнимы с действиями американской артиллерии и реактивных систем залпового огня во Вьетнаме, Югославии и Ираке. Следует отдать должное грузинской артиллерии, которая до 13 августа отражала наступление российских войск. Следует отметить наличие великолепно подготовленных топографических карт и снимков из космоса Цхинвали и территории Южной Осетии, найденных у артиллерийских наводчиков. Для управления боевыми действиями использовались проводные линии связи, радиостанции, работающие в защищенном режиме передачи информации, средства связи и передачи данных гражданского назначения.
    Отметим слабые стороны стратегии и тактики грузинской армии. К концу суток 8 августа военно-политическое командование Грузии совершенно потеряло стратегическую инициативу из-за отсутствия единого руководства. Каждой бригадой командовали два чиновника в погонах — заместитель министра обороны и заместитель министра МВД. Естественно, было потеряно взаимодействие сначала между батальонами и ротами, затем между другими действующими в наступлении соединениями. Смешались личные составы тех и других подразделений.
    Выявилась слабая натренированность созданных с помощью израильских военных «центров организации огня». Реактивные системы залпового огня (РСЗО) «Град» могут бить только по площадям, и не годятся для нанесения точечных ударов и бесполезны для целеуказания. Большая часть танков T-72-SIM-1 действовала во втором эшелоне, поскольку грузинское командование берегло «усовершенствованные танки».
    На боевых действиях сказалось полное отсутствие связи в 41, 42,43-м батальонах. В частности, в 43-м батальоне до обеда 8 августа у них не имелось никакой информации о том, что делается в Цхинвали и Гори. Из-за слабого тылового обеспечения, отсутствия фляжек для воды 42-й мотопехотный батальон укрывался от сильной жары (+40) в дубовой роще. В котле «дубовой рощи» штурмовые самолеты России разбомбили весь состав 42-го батальона и танки и экипажи Горийскош отдельного танкового батальона на пересечении дороги Тбети и въезда в Цхинвали. При этом батальон потерял 22 убитых, раненые были оставлены на месте. Командиры сбежали с поля боя на автомобилях. Они забрали с собой тех солдат, которые смогли сесть в машины, а оставшиеся без транспорта видели своими глазами, как их бросали.
    Реально имело место не наступление грузинских войск на Цхинвал, а хаотичный вход в город. Грузинские войска при действии в городских условиях полностью потеряли взаимодействие и показали полную неготовность закрепиться на рубежах, оказались не в состоянии вести контактные бои с противником. Основным недостатком была полная потеря связи и взаимодействия. В подразделениях были заметны хаос и неорганизованность. Части не знали, какие на них были возложены задачи и что надо было делать в последующем. Подразделения так перемешались между собой, что не могли разобраться ни в обстановке, ни в том, кто командир и чьего приказа надо было ждать. По опросам парламентской комиссии, никто из опрошенных военных не знает сегодня названия тех улиц, где находился или выполнял задания.
    Грузинская артиллерия была сконцентрирована в районе Гори и на господствующих высотах вокруг Цхинвала. Но артиллерийские позиции вокруг Цхинвала в инженерном отношении были подготовлены исключительно плохо, боеприпасы лежали штабелями недалеко от орудий и РСЗО.
    Правительство Грузии, по-видимому, не было готово к тому, что на ее нападение на Южную Осетию Россия ответит контрударом, в том числе возможной бомбардировкой территории агрессора.
    Слабой стороной системы ПВО Грузии была низкая помехозащищенность ЗРК «Бук-Ml», «Оса-АКМ», которая не позволяет им вести боевые действия в условиях активных и пассивных помех, а также относительно низкие пространственные характеристики зоны поражения ЗРК «Оса-АКМ» (дальность до 10 км, высота до 5 км).[49]
    Не была создана комендантская служба силовых структур — Министерства обороны и МВД. В результате на въезде в Цхинвал образовалась пробка: там встретились потоки людей, стремящихся попасть в город, и тех, кто спешил его покинуть. Причиной затора стало также сосредоточение на небольшом участке слишком большого количества живой силы и военной техники (танки, бронемашины «Кобра», пикапы «Toyota Hilux»).
    К основным недостаткам грузинской стратегии следует отнести неподготовленность оборонительных позиций и рубежей на территории Грузии. Отступлению и арьергардным боям грузинская армия не была обучена. Личный состав не умеет пользоваться приобретенной за рубежом современной техникой для создания инженерно-траншейных оборонительных сооружений. В ротах и батальонах не было навыков оборонительного боя и боя в окружении. Поэтому при отходе на грузинскую территорию войска были деморализованы. Их отступление превратилось в беспорядочный побег. Не была даже предпринята попытка задержать продвижение противника, чтобы вывезти мирных жителей. Кроме того, если бы горные дороги были перекрыты небольшими заслонами и инженерными заграждениями, то российские десантники не ездили бы свободно по Грузии спустя трое суток после начала войны.
    Сбор резервистов для формирования батальонов осуществлялся на территориях бригад Вазиани, Гори, Кутаиси и Сенаки. Уже к 08:00 в день начала операции начался поэтапный вывоз резервистов из Вазиани в Гори. Качество резервистов в разы уступает контрактникам. Резервистам выдали оружие, которое они впервые увидели и поэтому не умели с ним обращаться. Резервисты гибли в большом количестве, часть из них разбежалась, после чего их перестали отправлять на фронт. До 5 тыс. грузинских резервистов не хотели воевать.[50]
    Отрицательное влияние на грузинскую армию и внутренние войска оказало участие армейских подразделений в полицейских операциях против оппозиции, за что рядовые и командиры получили денежное вознаграждение. Однако приобретенные в разгоне демонстрантов тактические приемы и методы оказались неэффективными при столкновении с хорошо обученными и вооруженными югоосетинскими бойцами.
    Главная же причина неудачных боевых действий грузинских сил — исключительно слабое моральное состояние личного состава. Грузинская армия психологически не была готова к войне и, естественно, к потерям. Она быстро отступила под натиском российских подразделений, оставляя базы, вооружение. Истерия, начавшаяся в полдень 9 августа, приобрела характер массовой. Батальоны в панике стали распадаться. Командование объединенным штабом и руководство бригад не могло собрать их в полном составе. Из-за отсутствия связи полностью были потеряны управление и контакты. Военнослужащие одного батальона получали преувеличенную информацию об оставшихся в живых в другом батальоне. Часть военнослужащих отказалась продолжить участие в боевых действиях и стала добровольно сдавать грузинскому командованию оружие. Командованию с большим трудом удавалось собрать треть боевого состава. Многие бойцы отказывались выполнять приказ.[51]
2.6. Грузинская версия начала и хода войны
    Принципиально важное значение имеет оценка политической ситуации накануне войны. Грузинская версия широко представлена на Западе благодаря многочисленным англоязычным интервью Михаила Саакашвили. Грузинский президент и его министр обороны Давид Кезерашвили, экс-министр обороны Гия Каркарашвили, разумеется, утверждали, что первой свои войска в Южную Осетию ввела Россия, а Грузия начала военные действия лишь в ответ на российскую агрессию.
    По мнению грузинского руководства, югоосетинский миротворческий батальон использовал территории осетинских сел Хетагурово, Тбети, Фриси, Монастери, Сарабуки, Гуджабаур для устройства огневых точек и таким образом пытался скрыть незаконно устроенные позиции. Огонь из этих точек наиболее интенсивно велся с 1 июля по 7 августа 2008 г. С 20 июля югоосетинские части начали систематическую бомбардировку постов грузинских миротворцев из 82-мм и 120-мм гранатометов. По информации Министерства обороны Грузии, югоосетинский миротворческий батальон в 00 часов 7 августа открыл огонь в направлении Сарабуки из крупнокалиберного автоматического оружия, после чего последовал ответный огонь артиллерии. Двухсторонняя стрельба с небольшими паузами длилась до 6 часов утра. На рассвете 7 августа в ущелье Фроне в направлении Нули вновь был открыт огонь, и в течение почти двух часов длилась двусторонняя перестрелка. Одновременно наблюдалось передвижение небольших колонн грузовых автомобилей и бронетехники на дороге Дзари-Цхинвали по направлению Цхинвали и Хетагурово, Хетагурово — Тбети — Цхинвали.[52] Утром 7 августа с целью приостановить эскалацию в Грузию приехал посол по особым делам России Юрий Попов, с которым встретился государственный министр по вопросам реинтеграции Темур Якобашвили. По информации МВД: «К 11 часам 7 августа сепаратисты возобновили атаку из Хетагурово по направлению сел Нули-Авневи. Были ранены 3 военнослужащих грузинского миротворческого батальона. Грузинские миротворцы открыли ответный огонь». Однако, по данным Министерства обороны, 7 августа уже в 14:00 югоосетинская артиллерия открыла огонь по находившейся на территории Южной Осетии грузинской деревне Арневи, погибли два миротворца. Югоосетинский артобстрел продолжался несколько часов. Грузины в ответ огня не открывали.
    7 августа в 14 часов под огнем цхинвальских формирований оказались башня перед постом миротворцев и база миротворческих сил в селе Никози. Стреляли с близлежащих к селу Авневи высот из села Тбети. Противник повредил боевую машину пехоты БМП-2. Экипаж получил контузии и ожоги.
    Были ранены пять солдат, среди них двое тяжело. Позднее оба скончались. Эту информацию Саакашвили получает в 14:00. Одновременно, по версии властей, была получена информация из департамента разведки о том, что 7 августа, примерно к 14:30 был приведен в боевую готовность Северокавказский военный округ РФ, получивший приказ переместиться к российско-грузинской государственной границе.
    В 14:30 грузинские военные покинули объединенный штаб смешанных миротворческих сил и выехали из Цхинвали.
    В 15:00 русские, так же как и грузины, сняли личный состав своих постов миротворческих сил у села Кехви и вывезли по направлению Джавы.
    В то время, когда Якобашвили направлялся в Тбилиси, по информации грузинской стороны, с 14 часов из населенного пункта Хетагурово шла массовая бомбежка сел Нули и Авневи. В 15:17 7 августа было решено против назойливого огня противника задействовать артиллерию.
    В ответ с 15:45 до 16:15 грузинские военные соединения открывают артиллерийский и танковый огонь по Хетагурово и юго-восточному направлению Цхинвали. Бомбежки с осетинской стороны по направлению Авневи длятся с 16:30 до 17:30. В Авневи гибнут два грузинских военнослужащих-миротворца. По грузинской информации, ответный огонь был открыт по направлению села Хетагурово, позже последовало постепенное ослабление огня противника и затем его подавление полностью. Для «остановки безумия» президент Грузии сделал окончательный шаг. «Михаил Саакашвили заявил, что в 19:00 беседовал с командующим смешанными силами по поддержанию мира в зоне грузино-осетинского конфликта (ССПМ), генерал-майором Кулахметовым по телефону, и последний предложил односторонне прекратить огонь с грузинской стороны, чтобы затем воздействовать уже на Цхинвали для прекращения огня» (цитируется из материалов парламентской комиссии). После этого 7 августа к 19:00 с грузинской стороны огонь прекращен, и по «ИнтерпрессНьюс» распространилось заявление Темура Якобашвили, в котором говорилось, что госминистр вновь выражал готовность к встрече, но министр по особым делам Южной Осетии Борис Чочиев в Цхинвали не отвечал. В 19:33 распространился устный приказ президента Михаила Саакашвили: «Ни одного выстрела с грузинской стороны, полный мораторий!» В 19:36 в телевизионном обращении Саакашвили заявил: «Мы не должны допустить войны между грузинами и осетинами. Призываю осетинскую сторону прекратить огонь, не вынуждать нас открыть ответный огонь. Завтра в Цхинвали назначены переговоры Якобашвили и Чочиева». Однако к вечеру, по словам Кезерашвили, терпение президента Саакашвили лопнуло, и он отдал приказ на выдвижение тяжелой техники, в том числе танков, 203-мм САУ и 122-мм гаубиц, в сторону Южной Осетии. Это, утверждает Саакашвили, была всего лишь демонстрация силы, а не подготовка к вторжению. Действительно, грузинские войска двигались по дорогам совершенно открыто, и картинки выдвигавшихся колонн грузинской армии в тот день неоднократно демонстрировались по мировым каналам. Этот момент был зафиксирован и дипломатами-наблюдателями ОБСЕ. В Цхинвали наблюдатели ОБСЕ покинули город вечером 6 августа и фиксировали передвижение грузинских военных колонн с тяжелой техникой.[53]
    В 19.00, когда грузинские части продолжали двигаться в сторону Южной Осетии, Саакашвили выступил по национальному телевидению и объявил об одностороннем прекращении огня. По словам Кезерашвили, в 22.00 югоосетинская артиллерия обстреляла грузинские деревни Сарабуки и Корта, где находилась штаб-квартира Дмитрия Санакоева — главы прогрузинской администрации Южной Осетии.
    Вскоре после этого, уверяет Саакашвили, он получил сведения о концентрации российских войск у северного портала Рокского туннеля. По его словам, он тут же стал лихорадочно звонить западным дипломатам и руководителям НАТО с информацией о российских приготовлениях к вторжению в Грузию.
    В 23.00 президент Грузии получил первые сообщения о том, что российские войска вошли в Рокский туннель и продвигаются на юг. В 23.50 поступило подтверждение, что российские танки появились на территории Южной Осетии.
    После этого, утверждает Саакашвили, ему ничего не оставалось делать, кроме как открыть артиллерийский огонь с целью уничтожения моста в Диди Гупта и обстрела дороги у Рокского туннеля, чтобы не допускать дальнейшего перемещения российских войск. «Поступить иначе, — пафосно восклицает грузинский президент, — означало бы потерю Грузией своего суверенитета! У меня просто не осталось выбора[54]».
    В 24.00 одновременно был открыт огонь в сторону Рокского туннеля, по правительственным зданиям в Цхинвали и деревням вокруг города. По словам Саакашвили, он запретил обстреливать гражданское население, и этот приказ строго выполнялся. В первом часу ночи, сообщает Кезерашвили, грузинская артиллерия нанесла удар по бронетанковой колонне, состоявшей из более чем ста российских танков и БТР в районе Джавы, что задержало ее продвижение на полтора часа.
    В два часа ночи в пятницу 8 августа, продолжает Кезерашвили, грузинские войска выдвинулись к окраинам Цхинвали, а в 10.00 4,5 тыс. грузинских пехотинцев вступили в город, однако спустя два часа отступили под сильным огнем российской артиллерии и авиации. Именно в результате этих российских ударов и был разрушен Цхинвали, так как грузинские солдаты находились рядом с домами, где проживали мирные жители. Через три часа, т. е. примерно в 15:00 8 августа грузинские войска опять вошли в город и вновь попали под артиллерийский огонь и удары с воздуха. Значительных прямых столкновений с российскими войсками в тот день не было. В 23:00 грузинские части снова были выведены из Цхинвали.
    В третий раз грузины вошли в Цхинвали в субботу 9 августа и на этот раз, говорит Кезерашвили, они, уже измотанные, подверглись сильным атакам русских, продолжавших получать свежие подкрепления. «Силы были неравны, — утверждает Кезерашвили, — так как у меня было 9 тыс. солдат (реально 15 тыс. военнослужащих министерства обороны, до 5 тыс. служащих личного состава МВД и до 30 тыс. резервистов), а у русских насчитывалось уже 15–20 тыс.[55] Поэтому в воскресенье 10 августа я отдал приказ войскам отступать в сторону Гори».
    Саакашвили также описывает действия грузинских войск как оборонительные: «Мы держались два дня, а на третий день через Рокский туннель вошли еще пятьсот единиц бронетехники.[56] Поэтому во избежание уничтожения грузинской армии я отдал приказ об отступлении. Через час после заявления Буша по поводу действий России ее войска остановили свое продвижение на Тбилиси».[57] Саакашвили также утверждает, что еще ранее, до ввода войск в полночь с 7 на 8 августа, Россия скрытно сосредоточила крупные войсковые силы в районе Джавы. И после их обнаружения грузинской авиацией на рассвете 8 августа ему стало ясно, что Россия никогда не смогла бы сосредоточить такую крупную группировку за те несколько часов, которые прошли после полуночи 8 августа, когда он узнал о вторжении в районе Рокского туннеля. При этом Михаил Саакашвили обрушился с критикой на западные спецслужбы за то, что они не сумели отследить эту концентрацию российских войск и их проход через туннель.
    Грузинский руководитель выразил уверенность в том, что американцы сообщили бы ему, если бы вовремя обнаружили приготовления русских. Насколько можно понять из его слов, американцы объяснили свое упущение тем, что их разведывательные спутники были направлены в это время в сторону Ирака и не покрывали территорию Грузии. К тому же район Рокского туннеля был скрыт облаками. Характерно, что, приводя многочисленные детали о действиях своих войск в Южной Осетии, ни Саакашвили, ни Кезерашвили даже не упомянули обстрел российских миротворцев грузинами.
    Приведенные утверждения категорически опровергают российские политики и военные. Приказ, подписанный Саакашвили в 5:15 7 августа 2008 г., дает основания предполагать, что руководители Грузинского государства вводят в заблуждение мировую и грузинскую общественность.
    Да и западные эксперты начинают относиться к ним все более скептически. От этого зависит многое, в том числе и убедительность распространенной на Западе версии о несоразмерности российской реакции или, наоборот, о ее недостаточной силе и необходимости «добить врага в его собственной берлоге», как требуют многие горячие головы.
4.7. Ход боевых действий
    7 августа. У Гори репортёрами «Рейтер» замечена колонна из 30 автобусов и 7 грузовиков с грузинскими солдатами. 14:00 — армия Грузии приведена в готовность № 1. К 15:00 из зоны конфликта выведены грузинские миротворцы. Войска выполнили приказ Саакашвили от 7 августа 2008 г. «О сдерживании возможной российской военной агрессии», отданный Генштабу ВС Грузии. Военные колонны из разных регионов страны стягивались и скапливались у административной границы Цхинвальского региона. Движение войск началось после приказа президента. Первые отряды прибыли в 15:30, и скапливание продолжалось до 23:00. 9:32 — М. Саакашвили выступает с телеобращением, в котором объявляет об одностороннем прекращении огня Грузией. 20:00 — в селе Никози сосредоточена группировка грузинских войск. 22:30 — за два часа по дороге из Тбилиси в Гори проследовало 600 единиц техники. 22:30 — по дороге из Тбилиси в Гори проследовал кортеж из 12 автомашин с «мигалками». 23:35 — по телефону спецсвязи передан приказ М. Саакашвили о начале военных действий. 23:36 — начало обстрела Цхинвали.
    8 августа. Грузинская операция с громким названием «Цминда Вели» («Чистое Поле») началась с мощной артиллерийской подготовки в целях уничтожения и подавления пунктов управления войсками и оружием, средств ПВО, а также фортификационных сооружений, противотанковых средств, живой силы и огневых средств на оборонительных позициях южноосетинских войск в районах Цхинвал, Хетагурово, Зар, Прис, Сарабук, Дменис и Тлиакан.
    Огневым ударам в первую очередь подверглись позиции осетинских войск в первом и втором эшелонах обороны, наблюдательные посты российских и североосетинских миротворцев, пункты управления войсками и оружием, районы расположения правительственных зданий, мест дислокации силовых структур Южной Осетии, пункта постоянной дислокации российского миротворческого батальона и штаба ССПМ в г. Цхинвали. К выполнению задач артиллерийской подготовки привлекались артиллеристы бригады и артиллеристы подразделения пехотных бригад. Внезапный и массированный артобстрел позволил грузинской армии практически уничтожить первый эшелон обороны осетинской армии. В 0:42 командующий грузинскими миротворцами Мамука Курашвили заявил, что в связи с тем, что осетинская сторона не пожелала мира и диалога, грузинская сторона приняла решение «о восстановлении конституционного порядка» в зоне конфликта, и призвал российских миротворцев, дислоцированных в зоне конфликта, не вмешиваться в ситуацию. Командующий смешанными силами по поддержанию мира в зоне грузино-осетинского конфликта (ССПМ), генерал-майор Кулахметов ночью созвал экстренный брифинг, на котором заявил, что грузинская сторона фактически объявила Южной Осетии войну. Кулахметов признал, что несколько минут назад с ним связался представитель грузинской стороны и напрямую объявил о том, что Грузия начинает бить прямой наводкой по столице — Цхинвали.
    1:00 — начинаются полёты грузинской военной авиации с базы у Тбилиси. 1:00 — начался двухчасовой обстрел села Рустау и окрестных сёл.
    2:30 — миротворцы из Южного лагеря наблюдают сосредоточение грузинских войск в районе села Никози. С переходом к активным действиям по военным каналам и по оперативной связи ФСБ начала поступать информация о вторжении грузинских войск на территорию Южной Осетии.
    При организация обороны Цхинвали предварительно были подобраны здания, в которых были подготовлены позиции сопротивления. В основном, очаги сопротивления были подготовлены в центральных районах Цхинвали. Помимо этого, у осетинской стороны имелись очаги сопротивления на контролируемых грузинскими частями дорогах (от Никози к Тбети и на перекрестке у въезда в Цхинвали).
    В Цхинвали при поддержке артиллерии вторглась 4-я бригада, усиленная отдельным танковым батальоном. Тем не менее, надо отметить просчёты в подготовке города к обороне — практически столица Южной Осетии оказалась не готовой к отражению штурма. Южная Осетия в момент нападения могла противопоставить грузинской стороне значительно меньшие силы.
    Вокруг Цхинвали были расположены миротворческие части, но, по утверждению, обозревателя журнала «Русский Newsweek» О. Джемаля, единственным боеспособным подразделением у них была прикомандированная весной рота чеченского спецназа из батальона «Восток», занимавшая позиции на горе Паук. С миротворческим штабом у батальонов сообщения не было — грузинские войска ночью разбомбили узел связи. В городе также имелись несколько сотен осетинских ополченцев и милиция Цхинвала. В распоряжении их было около 40 устаревших танков «Т-72» (остальные находились во дворах ополченцев и в районе Джавы) и примерно 100 артиллерийских единиц, в том числе установки залпового огня «Град» и минометы. Приходилось организовывать оборону, имея лишь такие силы. Боевая техника в большинстве своем находилась в тыловой Джаве. Основные же подразделения российской 58-й армии в тот момент были расположены за Рокским тоннелем, который является главным путем, связывающим Россию и Южную Осетию.
    Если окружающие город высоты были подготовлены в инженерном отношении, то сам город не был подготовлен ни к обороне (кроме первой линии траншей на южной окраине города), ни к массированным артиллерийским ударам. Не была проведена полная эвакуация гражданского населения. Гарнизон города оборонялся хаотически. В критические минуты противостояния, когда грузинские подразделения и штурмовые группы взяли под контроль основные улицы и перекрестки города, около трехсот защитников Цхинвали стали жечь технику противника из РПГ и уничтожать живую силу противника, что моментально деморализовало рассчитывавших на быструю победу военных Грузии.
    Используя эффект внезапности и свои подразделения миротворческих сил на высотах вокруг Цхинвали под прикрытием огня артиллерии на высотах, грузины попытались взять город. Но именно это решение стало стратегической ошибкой грузинского командования. Вместо того чтобы продвигаться к Джаве и Рокскому перевалу, обходя узлы сопротивления, грузины увязли в бою на второстепенном направлении в населенных пунктах. Более того, подготовка по американскому образцу сыграла злую шутку с грузинским военным и политическим руководством. Американская тактическая схема уменьшения собственных потерь, при которой любое сопротивление подавляется огнем артиллерии и авиации, привела к ударам по жилым кварталам Цхинвали. Вызывая артиллерийскую поддержку для подавления одиночного стрелка и получая ее, грузинские войска тем самым били по мирному населению.
    Эти удары, в свою очередь, позволили российским СМИ уже наутро говорить о геноциде осетинского населения, транслируя кадры разрушенных зданий. Тому, что грузинская армия использовала артиллерию для непосредственной поддержки наступающей пехоты, российские миротворцы из 135-го полка 19-й мотострелковой дивизии обязаны столь малыми потерями — 12 человек. Не была решена грузинами проблема Рокского тоннеля и Транскама (вернее, им не дали вывести их из строя). Словом, грузины нарушили все основополагающие принципы «блицкрига», который сами же и планировали. В итоге ими было потеряно время, а по Транскаму пошли части 58-й армии и добровольцы.
    С 03:00 по 04:30 8 августа у кладбища Земо-Никози, на бывшей территории аэродрома вертолетного полка, начальные позиции заняли входящие в группировку «Никози» силы военизированных сил МВД, спецотряда объединенного штаба и группировки «Никози» батальона Батумской морской пехоты. Задачей группировки «Никози» было: осуществить наступление со стороны верхнего Никози, выйти на улицу Героев вдоль железнодорожной линии, занять правительственные здания (откуда огневые точки противника вели обстрел) и установить полный контроль над городом. Основную силу группировки составляли отряды спецназначения МВД Тбилиси и регионов: элитарный отряд спецназначения Шавнабада; «Антитеррористический» спецотряд; управление по охране трубопроводов (в ведении МВД); подразделения первого и третьего управления Главного управления по особым делам; части Кахетско-го, Мцхета-Мтианетского, Квемо-Картлийского, Горийского и других региональных отделов того же Главного управления; батальон Батумской морской пехоты; бригада спецназначения объединенного штаба министерства обороны и др.[58] Частями МВД Грузии командовал заместитель министра внутренних дел Шалва Джанашвили. К 06:00 вооруженные силы Грузии начали атаку с запада на Хетагурово, перешли в наступление и с северо-востока, по направлению Сарабуки-Дмениси.[59] Уже ночью (ок. 4:30) начались бои в самом Цхинвали, в город вошли батальоны 4-й пехотной бригады армии Грузии и подразделения СпН МВД Грузии, при поддержке танков и авиации. К 5:00 грузинские подразделения заняли 6 селений в Цхинвальском регионе: Мугути, Дмениси, Окуна, Дидмуха, Акут и Кохати и вели бой за Хетагурово. Ночные и утренние бои 8 августа носили спорадический характер, однако даже такое сопротивление наносило серьезные потери атакующим. С утра авиация Грузии нанесла бомбово-штурмовые удары по позициям и инфраструктуре осетинских войск в районе Гуфта и южного портала Рокского туннеля. Отмечается крайняя жестокость грузинских военных по отношению к мирному населению. Уже с самого начала военной операции они начали массовое уничтожение населения занятых осетинских населенных пунктов. По свидетельству очевидцев, грузинские снайперы с окружающих Цхинвали высот расстреливали население города. Грузинские солдаты, вошедшие в город, забрасывали гранатами подвалы, где пряталось мирное население, танки давили людей и расстреливали здания.
    Аналогично грузины поступали и по отношению к российским миротворцам. Находящиеся на границе наблюдательные пункты миротворческих сил и штаб в Цхинвали в первые часы подверглись массированному артиллерийскому уцару. На занятых наблюдательных пунктах MC грузинскими солдатами добивались оставшиеся в живых миротворцы. «Россия должна действовать немедленно, чтобы восстановить спокойствие в грузинском регионе Южная Осетия, так как вспыхнувшее там насилие при подстрекательстве, как представляется, южно-осетинских повстанцев, является смертельной угрозой для региональной безопасности», — говорится в распространенном в Вашингтоне к этому времени заявлении главы комитета сената США Байдена. В 7:12 грузинские СМИ сообщили о начале призыва резервистов.
    В 8:40 абхазские части приступили к занятию оборонительного рубежа по своей границе с Грузией.
    Примерно в 9:00 8-го августа военно-политическое руководство РФ приняло решение начать миротворческую операцию по принуждению Грузии к миру.
    С 09:30 Россия нанесла бомбовый удар по военным аэродромам и взлетным полосам Вазиани, Марнеули, Копитнари. В 10:09 собранный по инициативе России Совбез ООН отказался принять предложение России и осудить использование силы в грузино-осетинском конфликте. Совет Безопасности ООН лишь выразил беспокойство по поводу роста напряженности в зоне конфликта. Грузинские войска показали полную неготовность закрепиться на рубежах в городе, вести контактные бои с противником в городских условиях. В 10:00 начался штурм Цхинвали грузинской армией с двух направлений. С первого направления грузинские боевые отряды вышли по «переезду» из Никози по железнодорожному пути на улицу Героев, заняли также прилегающую улицу Октябрьская. Штурмовые группы III оперативного управления по особым делам по Исаакиевской улице вышли на улицу Сталина. Элитарные группы спецотряда заняли территорию перед цхинвальской гостиницей, но основной состав все же расположился на улице Героев. По второму направлению Горийский бронетанковый батальон, пройдя через Тбети, вошел в Цхинвали с запада, занял боевые позиции на пересечении улиц Московской и Привокзальной. Вторая колонна заняла позицию с Тбетского поворота на пересечении улицы Героев с Исаакиевской. 42-й батальон, пройдя Тбети, расположился у западных подступов Цхинвали (на пересечении путей Никози — Тбети) у еловой рощи.[60] В 10:58 официальный Тбилиси призвал Россию к вмешательству в конфликт с целью воздействия на правительство сепаратистского режима и прекращения сопротивления. По словам министра по реинтеграции Грузии Темура Якобашвили, российская сторона «должна вмешаться, как настоящий миротворец, и она может это сделать. Сопротивление бессмысленно. Оно ведет только к большим жертвам и к большим разрушениям». В 11:10 президент Грузии Михаил Саакашвили в ходе обращения к нации рассказал о своем видении ситуации в зоне конфликта и объявил о всеобщей мобилизации резервистов. Около 11:00 на территорию Южной Осетии через Рокский тоннель вошли российские войска. К часу дня грузинские войска практически полностью заняли Цхинвали, частью сил до 2-х пб прорвавшись на северную окраину города. Маленькая армия Южной Осетии оказалось разрезанной надвое — 500 солдат в составе миротворцев в столице и три батальона в Джаве. Тем не менее, они смогли остановить превосходящие силы грузин. Примерно к этому же времени в город прорвались две роты спецназа Южной Осетии, вооруженные противотанковым оружием. Они начали жечь грузинские танки и уничтожать пехоту противника. Из Джавы (от южного портала Рокского тоннеля до Джавы 45 км), первые российские танки пришли в этот поселок около восьми утра 8 августа, уже после бомбардировки Джавы и района Гуфтинского моста грузинскими самолетами. Имеющиеся у Запада разведывательные данные подтверждают наличие мотострелкового подразделения на охране северного входа в тоннель. По предположениям американских представителей, это подразделение могло выдвинуться для охраны всего тоннеля либо ночью 7-го, либо утром 8 августа.
    Основная штурмовая группировка грузинской армии преодолела препятствие у входа в Цхинвали (подразумевается переход через рельсы, так называемый «переезд») и к 12:00 заняла улицы Октябрьская и Исаакиевская, чем фактически смогла взять под контроль южную и юго-западную части города. Танковый батальон в Цхинвали вошел с улицы Заводской и по три танка расположился на улицах Вокзальная и Московская, а также на пересечении улиц Героев и Исаакиевской. Некоторые спецотряды МВД до улицы Сталинской прошли через Исаакиевскую.
    8 августа, к 12:00 противник приостановил продвижение грузинских подразделений в центр Цхинвали. В ответ для подавления огневых точек использовали самоходную 152-мм гаубицу «Дана». Расположенная в Цхинвали, от улицы Героев до Исаакиевской, 3–4-тысячная грузинская группировка из-за многочисленности не могла быстро двигаться.
    Западные подступы к городу контролировал 42-й батальон. Улица Героев была переполнена грузинскими подразделениями. Более конкретно, к 12:00 грузинские военные были расположены примерно на 30–40 % территории Цхинвали, а ареал их огневого контроля достигал 70 % территории Цхинвали. Около 14:00 грузинские войска начали отход из города. С 14:00 до 15:00 спецгруппы министерства внутренних дел и обороны полностью покинули Цхинвали и вошли в район сосредоточения в Никози. Причем некоторые наблюдатели отмечают, что выход грузинских войск был массовым. Грузинское правительство объявило о прекращении стрельбы и предоставлении гуманитарного коридора с 15:00 до 18:00 для того чтобы мирное население смогло покинуть Цхинвали. В результате решительных действий командования 58-й армии в течение суток 8-го августа удалось ввести на территорию Южной Осетии и развернуть на ТВД две батальонные тактические группы. Совместными усилиями подразделений российских и осетинских войск была организована надёжная оборона Рокского тоннеля и района Джавы, что явилось одним из ключевых моментов операции. В районе тоннеля и Зарской дороги было ликвидировано несколько грузинских диверсионных групп. ВВС Северо-Кавказского военного округа (4-я армия ВВС и ПВО) приступили к выполнению разведывательных полетов в районе конфликта и объектов военной инфраструктуры Грузии и нанесению бомбо-штурмовых ударов в интересах поддержки войск по позициям грузинских подразделений в районе г. Гори.
    Само участие грузинской авиации на начальном этапе агрессии значительно осложнило ситуацию, поскольку наш миротворческий контингент своей авиацией не располагал. В связи с этим российские войска вынуждены были усиливать и наращивать свой контингент, чтобы завоевать господство в воздухе.
    Ни у президента, ни у силовиков не было никакой возможности контролировать ход боевых действий. Бойцы перемещались по городу, полагаясь на интуицию, — шли туда, откуда была слышна самая сильная канонада. К чему готовилось руководство республики? Предполагались два сценария. Первый — спецоперация с попыткой захвата ключевых объектов города. Второй — ввод крупных танковых подразделений. Никто не думал, что перед атакой город будут 18 часов обрабатывать массированными бомбардировками с воздуха, артиллерией и «градом». 8 августа сразу после завершения бомбардировки и обстрела в Цхинвали со стороны уже разоренного села Хетагурово вошли первые 25 танков, за которыми следовали около 30 машин с пехотой. Завязались ожесточенные уличные бои. Полностью взять Цхинвали грузинам не удалось. Вообще абсурдно было говорить, что город или какая-то его часть контролировались грузинской или осетинской стороной. Грузинские танки и пехота были в разных частях города и везде встречали отпор. По словам югоосетинских бойцов, по танкам приходилось делать 3–4 выстрела из противотанкового гранатомета. Только тогда их удавалось вывести из строя. Первый танк был уничтожен майором спецразведки Амираном Багаевым и его подчиненным, капитаном Азаматом Джиоевым. Оба они погибли в том первом столкновении с грузинскими танками. С отходом грузинских войск из Цхинвали к его северной части вышла российская артиллерия и вместе со штурмовиками Су-25 нанесла артиллерийские и бомбовые удары по позициям грузин. Огонь российских танков, удары Су-25 и артиллерийская дуэль заставили грузин отступать из города, неся большие потери в живой силе и технике. К 15 часам передовые танковые роты, подавив сопротивление, блокировали район Тамарашени с северо-востока. Изначально существовал жёсткий приказ — российским подразделениям в город и сёла не входить до того, как они будут зачищены южноосетинскими подразделениями. Есть предположение, что российские войска не планировали прямых столкновений с грузинской армией, считая факт ввода войск достаточным для прекращения агрессии, отвода грузинских войск от линии боевого соприкосновения и прекращения боевых действий в зоне конфликта. Этим объясняется и отвод грузинских войск из города после получения данных о вводе российских войск через туннель. Однако дальнейшие нерешительные действия российской армии по нанесению авиационных ударов по грузинским формированиям и замедленные темпы продвижения батальонных тактических групп в зону боевых действий (есть информация, согласно которой у значительной части ВВТ российской армии после прохода Джавы кончилось горючее, так как после учений техника была недозаправлена, и затрачено несколько часов на ее дозаправку), создали у грузинского руководства иллюзию слабости введенной группировки, нерешительности политического руководства и командования российской армии и породили уверенность в ее разгроме, что и привело к продолжению попыток штурма города. По данным аналитиков Центра анализа стратегий и технологий, в течение 8 августа на территорию Южной Осетии вошли три батальонные тактические группы из состава 429-го и 503-го мотострелковых полков 19-й мотострелковой дивизии и 135-го отдельного мотострелкового полка 58-й армии Северо-Кавказского военного округа.[61] Они развернулись в боевые порядки в нескольких десятках километров от Цхинвали и к исходу дня очистили объездную дорогу, несколько высот, господствующих над осетинской столицей, и вышли к западной окраине города. Грузинские подразделения не раз входили в Цхинвали и выбивались свежими российскими силами. В отсутствие связи и реального понимания положения дел ходили панические слухи о том, что российские войска не смогут остановить грузинское наступление. Оснащение элитных грузинских сил производило впечатление.
    Население Диди Лиахви знало, что от 16:00 до 17:00 одним из первых без боя город покинул спецназ Дмитрия Санакоева, за ним последовали грузинские миротворцы и полиция.
    С 16:00 российская авиация наносит удары по объектам военной инфраструктуры Грузии. Бомбардировке подвергнуты военно-воздушные базы в Марнеули и Болниси.
    Только вечером 8 августа активно начала действовать российская авиация. Она нанесла удары по ряду военных баз и авиабаз грузинской армии — в Марнеули, Гори, Мцхете и Сенаки, а также по позициям грузинских ПВО. Среди первых целей оказалась и тренировочная авиабаза в Вазиани. Там не было ни одного грузинского самолета, зато были расквартированы американские военные консультанты и специалисты. Именно с базы в Вазиани осуществлялось руководство недавними беспрецедентными по масштабам грузино-американскими учениями «Немедленный ответ». По мнению всех военных экспертов, российская авиация подключилась очень поздно. Она приступила к бомбардировкам лишь после того, как в столкновения с грузинами вступили наши сухопутные части. Почему командующий СКВО, посылая в бой сухопутные части, не отдал немедленного приказа начать воздушную бомбардировку позиций грузинской артиллерии и военной инфраструктуры? Почему мы позволили грузинской армии более полусуток безнаказанно утюжить Южную Осетию, хотя наши танки уже были в пути и, значит, вмешательство России в конфликт было делом решенным? «Выручать наших миротворцев ВВС должны были бы сразу после начала конфликта, а не на следующий день. Кроме того, почему-то в небе так и не появились наши истребители, а грузинские «Су» беспрепятственно летали над Цхинвалом даже тогда, когда там уже находились российские войска», — вторит ему член Совета по внешней и оборонной политике Виталий Шлыков.
    Несмотря на подавляющее превосходство грузин в живой силе и огневой мощи, неподготовленность города к обороне и малочисленность его защитников, гарнизон Цхинвали и российские миротворцы оказали ожесточённое сопротивление, нанеся противнику в уличных боях значительные потери: было подбито до 10 танков Т-72 и уничтожено большое количество живой силы противника, сбито 2 штурмовика Су-25 ВВС Грузии. Еще 2 танка Т-72, БМП-2 и БТР «Кобра», были захвачены. Батальонные тактические группы 19-й мотострелковой дивизии очистили объездную дорогу и высоты в районе Зарской дороги на Рокский тоннель. Танки начали обстрел грузинских войск в городе. В 16:58 министр иностранных дел Грузии Эка Ткешелашвили призвала зарубежные страны оказать давление на Москву, дабы прекратить «прямую военную агрессию» на грузинской территории. Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров напомнил, что Грузия еще утром в пятницу призывала Россию выступить в роли миротворца. «Мы это и делаем», — сказал Лавров. К 17:00 в югоосетинской столице оставались отдельные очаги сопротивления, в основном это были потерявшиеся бойцы и отколовшиеся мелкие группы, которые периодически поддерживала грузинская артиллерия. В это же время на северную окраину города вошли первые подразделения российской армии. Подход к месту боевых действий подразделений армии Южной Осетии, добровольцев и (к исходу 8 августа) группировки 58-ой армии в составе двух усиленных батальонных тактических групп 19-й гвардейской мотострелковой дивизии позволил значительно усилить гарнизон Цхинвали и обеспечить развёртывание на ТВД основной группировки российских войск, привлечённых к миротворческой операции по принуждению Грузии к миру. Неплохое взаимодействие отмечалось также во время деблокирования и очистки Цхинвали. Отдельно необходимо сказать о действиях батальона чеченского спецназа ГРУ Генштаба ВС РФ «Восток». Подразделение действовало на улицах города, успешно выбивая и нейтрализуя группы противника, включая спецназ и корректировщиков огня. Ямадаевцы, вооруженные «Шмелями» и РПГ, были готовы нанести урон танковым подразделениям МО Грузии, но грузины уже не были способны в третий раз бросить крупные силы в город.
    К 18:00 8 августа в зоне конфликта появилась Сенакская II бригада. Их задачей был контроль именно западного направления, что подразумевало оказание помощи в обеспечении безопасности Кодорского ущелья в случае необходимости. Поздней ночью 8 августа II бригаду подняли по тревоге и устным приказом определили задачу о входе в зону конфликта.
    К 19:00 вечера ущелье Диди Лиахви полностью было покинуто всеми грузинскими вооруженными подразделениями.
    К 20:00 подавленные и деморализованные части МВД и безопасности были вынуждены отступить к Никози. Усталость, жажда, невнятные приказы и бессмысленные передвижения (стоит отметить, что с 06:00 по 20:00 спецотряды МВД 5 раз вводили и выводили из Цхинвали). Российские части приступили к уничтожению грузинских войск на высотах вокруг города, подавлению грузинской артиллерии, уничтожению бронетехники и блокированию грузинских сёл. Российская артиллерийская группировка имела ограниченные задачи. К примеру, системы залпового огня выпускали в одном залпе не более четырех снарядов. Такая деликатность получила объяснение опасением получить жертвы среди мирного населения, причем не только осетинского, но и грузинского. Вероятнее всего, невысокая интенсивность артиллерийского огня объяснялась отсутствием разведывательных данных (координат) целей для стрельбы, поскольку оптическая разведка артиллерийских подразделений в условиях закрытой местности малоэффективна, а другие средства разведки (звукометрическая, радиолокационная, воздушная) не применялись ввиду их отсутствия в частях. В общей сложности на 8 августа группировка российских войск в Южной Осетии состояла из 4 тыс. человек, более 100 единиц бронетехники, ее поддерживали не менее 100 единиц ствольной артиллерии и более 20 систем залпового огня, из которых половина — тяжелые системы типа «Смерч» и «Ураган».
    К вечеру российская армия и ополченцы приступили к ликвидации остатков грузинских подразделений в городе. Завязались позиционные бои на северной окраине города и прилегающих с запада высотах, продолжилась артиллерийская контрбатарейная борьба. Цхинвали продолжали обрабатывать танками, артиллерией, авиабомбами. В окрестностях шли ожесточенные бои. В какой-то момент грузинские войска покинули город, но затем предприняли довольно успешную танковую контратаку, чему способствовала и относительная медлительность развертывания российских войск.
    К 22:00 Российские войска взяли Цхинвали под полный контроль.
    9 августа.
    Положение грузинских войск к утру 9 августа. Часть подразделений переведена к Гори и Шотацкаро, другая часть расположилась в Земо Никози. Передовая боевая линия проходила с юго-запада (слева от церкви Земо Никози) на километровом фронте. С направления Хетагурово — Знаури IV бригада (кроме 43-го батальона) полностью выведена сначала в район сосредоточения у

Положение конфликтующих сторон до началп грузинско-осетинской войны






В окрестностях Гори 9 августа 2008. Фото Артема Драбкина

Блок-пост миротворцев

В окрестностях Гори 10 августа 2008. Фото Артема Драбкина