Скачать fb2
Остров

Остров

Аннотация

    Гарри решает жениться на Джинни в отдаленном и уединенном месте. Скромное торжество в кругу семьи и ближайших друзей оборачивается трагедией.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Северус Снейп, Гермиона Грейнджер, Рон Уизли, Гарри Поттер, Драко Малфой
    Детектив/ / || гет || R
    Размер: миди || Глав: 7
    Предупреждения: Смерть второстепенного героя, ООС, AU
    Начало: 18.11.10 || Последнее обновление: 18.11.10


Остров

Глава 1

    — Чья это была идея? – недовольным шепотом спросила Гермиона у Джинни пока–еще–Уизли.
    — На меня не смотри, – так же тихо ответила ее подруга, поправляя на плече с виду весьма компактную, но тяжелую сумку. – Мне бы такое даже в голову не пришло. Это идея Гарри. Он пожелал оказаться как можно дальше от магической прессы.
    — В магловском мире есть масса мест, достаточно удаленных от магической прессы, – проворчала Гермиона, переступая через корягу. – Необязательно забираться на остров у черта на куличках.
    — Могло быть хуже, – Джинни безразлично пожала плечами.
    — Например?
    — Например, мы могли бы и добираться сюда магловским способом, а не через портал.
    — А портал отсюда у нас есть? – тревожно поинтересовалась Гермиона, оглядываясь по сторонам. Портал доставил их на самую высокую и открытую площадку небольшого острова – самое безопасное место для прибытия. С него открывался прекрасный вид на океан, который окружал небольшой клочок земли со всех сторон на сколько хватало глаз.
    — Мы не так далеко от большой земли, как кажется, – успокоила ее Джинни. – Когда придет время возвращаться домой, мы просто аппарируем в порт, из которого отправились сюда.
    — Каминной сети, надо полагать, здесь нет? – без особой надежды в голосе уточнила Гермиона.
    — Нет, – улыбнулась Джинни. – Только аппарация.
    В этот момент идущие впереди многочисленные Уизли и их немногочисленные гости остановились перед большим двухэтажным особняком, который и был целью их небольшой пешей прогулки. Дом выглядел заброшенным, и как все заброшенные дома вызывал бессознательное чувство тревоги. Было что‑то неправильное в засыпанном сухими листьями крыльце, облупившейся местами штукатурке, непомерно разросшемся плюще, который полз по стенам на крышу, местами закрывая мутные окна, плотно опутывая светлые колонны террасы.
    — Как красиво, – с легким акцентом протянула Флер.
    — Работы непочатый край, – с плохо скрываемым удовольствием констатировала Молли Уизли, предвкушая полномасштабную уборку. – А времени так мало.
    — Мы все успеем, миссис Уизли, – заверил ее Гарри. Он подошел к своей будущей жене и обнял ее за плечи. – Тебе нравится? – с легкой тревогой поинтересовался он.
    — Мне все равно где выходить за тебя замуж, – улыбнулась та. – Лишь бы тебе было здесь удобно.
    — Это, конечно, очень мило, но время близится к обеду, а комнату каждый себе сам будет готовить, – холодно проинформировал Драко Малфой. – Так что рекомендую поторопиться, – и первым направился ко входу.
    — Да, это не похоже на Хилтон, – манерно протянула Лаванда уже–не–Браун, сморщив носик. – И как меня угораздило здесь оказаться? – плавно покачивая бедрами, она последовала за Малфоем.
    — Я вот тоже думаю, как ее угораздило? – в полголоса спросила Джинни у Гарри.
    — Рон попросил, – чуть слышно признался тот. – Сказал, что случайно столкнулся с ней и сдуру позвал, – добавил он, провожая взглядом друга, который вместе с братьями шел вслед за Лавандой. – Наверное, хотел насолить Гермионе за то, что она его бросила.
    — Я не в восторге от этой идеи, – еще тише заявила Джинни.
    — Мне тоже больше нравилось, когда они были вместе, – согласился Гарри.
    — Я не об этом, а о том, что Гермиона моя подруга, и мне не хочется, чтобы кто‑то портил ей эти выходные.
    — Мне тоже не хочется. Кстати, твоя подруга не рассказывала тебе, почему вдруг полгода назад она собрала свои вещи и ушла от моего друга без объяснений? Они были вместе со школы…
    — Нет, она не говорила со мной об этом, – в тоне Джинни слышалась досада. – Но эта ужасно короткая стрижка у нее как раз с тех пор. Что‑то твой друг – мой брат – не договаривает…
    Гермиона, стоявшая слишком близко к сладкой парочке, невольно слышала все, о чем те говорили, и ей это совершенно не нравилось. Поэтому еще на обсуждении причин приглашения миссис Уоррингтон, в девичестве Браун, она незаметно оставила подругу на попечение жениха, а сама направилась к дому вслед за остальными Уизли, по пути нагнав высокого худощавого мужчину в черной мантии, которого меньше всего ожидала увидеть на этом почти семейном торжестве.
    — Только не говорите, что Гарри попросил вас быть его шафером, – не здороваясь, тихо сказала она, едва поравнялась с ним.
    — Не уверен, что подобное развитие событий возможно в какой‑либо из реальностей, – едким тоном ответил уже–не–профессор Снейп.
    — А в какой из реальностей вообще возможно ваше присутствие на его свадьбе?
    — В одной из альтернативных, – усмехнувшись, сказал Снейп. – Я сам не верю, что нахожусь здесь.
    — Империус? – предположила Гермиона.
    — Вполне возможно, – он снова усмехнулся, но на этот раз более натянуто. – Почему вы со мной разговариваете? – с плохо скрываемым любопытством спросил Снейп.
    — Это запрещено? – удивилась все–еще–Грейнджер.
    — У меня было такое подозрение, – признался Снейп. – Вы первая, кто сказал мне больше двух слов, которые требуют приличия.
    Гермиона не успела ему ответить: они уже вошли в дом и поднялись вместе с остальными на второй этаж, где Драко Малфой показывал, кто какую комнату должен занять.
    — Малфой, почему ты вообще распоряжаешься здесь? – раздраженно спросил Рон, когда ему досталась самая дальняя и, как он предполагал, самая маленькая комната.
    — Потому что это мой дом и мой остров, – невозмутимо сообщил Драко, после чего скрылся за дверью своей комнаты.
    — Обед в три, прошу никого не опаздывать. Флер, Джинни, через десять минут жду вас на кухне, ваши кавалеры займутся комнатами и без вас, – безапелляционно заявила миссис Уизли, пресекая все возможные выяснения отношений.
    — Мы с вами соседи, – с улыбкой сказала Гермиона: комната Снейпа оказалась сразу за ее. – Если не с кем будет поговорить, заходите, – великодушно предложила она и, не дожидаясь ответа, скрылась в своей спальне.
    ***
    На обед все собрались вовремя. Только Перси пришлось приглашать дважды: он захватил с собой несколько рабочих бумаг и, погрузившись в их чтение, не услышал общего приглашения миссис Уизли. Компания уселась за большим столом в просторной обеденной зале. Мистер и миссис Уизли на правах старших заняли места друг против друга в обоих концах стола. По правую руку от мистера Уизли расположились все молодые Уизли: Чарли, Рон, Билл и Флер, Джинни, Перси и Джордж. На противоположной стороне стола разместились гости: Гарри, Лаванда, Драко, Снейп, Гермиона и пожилой волшебник мистер Коллинз, который должен был проводить церемонию бракосочетания. Мистер Коллинз оказался рядом с миссис Уизли, старавшейся во всем ему угодить. Гермиона не дожидаясь, пока ее посадят, самовольно села между Коллинзом и Снейпом, чтобы случайно не оказаться плечом к плечу с Лавандой. Сама миссис Уорингтон заняла место напротив Рона и тому это, по всей очевидности, крайне льстило.
    Несмотря на почти походные условия и экстремально короткие сроки приготовления, обед был выше всяких похвал. Непринужденная беседа завязалась мгновенно, что было неудивительно: почти все за столом были связаны если не родственными, то близкими дружескими узами. Лишь Малфой и Снейп не участвовали в разговоре, предпочитая обмениваться короткими, едва различимыми фразами друг с другом.
    Ближе к десерту Рон решил все‑таки поднять так взволновавшую его ранее тему. Откинувшись на спинку стула, он обратился к Гарри:
    — Я только так и не понял, что там Малфой сказал про то, что этот дом и остров якобы его?
    — Не якобы, а так оно и есть, – чуть смутившись, признался Гарри и посмотрел на Драко. – Я как‑то сказал, что хотел бы устроить тихую свадьбу вдали от репортеров, а он предложил мне этот остров.
    — Когда вы успели стать друзьями? – недовольно спросил Рон, нахмурившись. – Где был я в этот момент?
    — Не все в этой жизни делается по дружбе, – привычно растягивая слова, ответил Малфой. – Тебе, как гриффиндорцу, трудно будет это понять, но мотивы и интересы у людей бывают самые разные.
    — Например? – с вызовом поинтересовался Рон.
    — Дипломатические… – предложил Драко и тут же был перебит Снейпом:
    — Политические.
    — Интерес шкурный обыкновенный, – неожиданно поддержала Гермиона.
    — Делаешь успехи, Грейнджер, – Драко отсалютовал ей бокалом вина.
    — А откуда у тебя остров в такой глуши? – поинтересовалась Джинни, торопясь направить беседу в более мирное русло. – Зачем вы его купили?
    — Обычное вложение семейного капитала, – отмахнулся Малфой. – На тот момент остров и вся недвижимость на нем стоили сущие гроши. Раньше тут была гостиница для отдыхающих. Предыдущие хозяева, которым земля, недвижимость и бизнес достались по наследству, торопились продать все и выручить хоть какие‑то средства. Маглы, – с легким налетом презрения констатировал он в конце.
    — Почему вдруг им потребовалось продавать бизнес? – заинтересовался Перси. – Надеюсь, никто не накладывал на них Империус? Ты знаешь, сейчас экономические махинации прошлых лет можно в любой момент опротестовать в пользу Министерства.
    — Не дождешься, – Драко презрительно усмехнулся. – Все было кристально чисто с нашей стороны. Мы лишь вовремя узнали о продаже и, в отличие от маглов, не страдали предрассудками.
    — Какого рода предрассудками? – заинтересовалась Лаванда. – Здесь произошла какая‑то скандальная история?
    — О да, скандал был знатный, – Малфой снова усмехнулся, на этот раз довольно. Он окинул быстрым взглядом всех присутствующих и начал рассказывать: – Лет десять назад это место было довольно популярным для маглов, любящих отдохнуть вдали от их цивилизации. Почему‑то сами свои мобильники, телевизоры и интернеты они выключить не в состоянии, поэтому платят большие деньги за то, чтобы оказаться там, где всего этого нет.
    Этот дом прежним хозяевам служил гостиницей. Всем заправляла семейная пара. Не знаю, как они справлялись вдвоем без магии и домовиков, наверное, гостей не бывало слишком много. Раз в сутки на остров приходила лодка с большой земли со свежими продуктами и почтой. Вот и вся связь с миром.
    Один раз здесь собралась компания из восьми человек. Не знаю, были ли они все вместе или каждый приехал сам по себе. Случился шторм, и лодка не могла прийти в течение трех дней. А когда она пришла, то никто не вышел ее встречать. Хозяину лодки это показалось странным, да и денег кто‑то должен был ему заплатить за привезенные товары, вот он и пошел искать, куда все подевались.
    — Нашел? – насмешливо поинтересовался Чарли.
    — Всех он не нашел, ему хватило четверых, после чего он сбежал и вызвал магловских авроров.
    — Полицейских, – машинально поправила Гермиона.
    — Именно, – подтвердил Драко. – Те нашли остальных. Все были мертвы. Все десять человек убиты с разной степенью жестокости.
    — И кто же их убил? – затаив дыхание, спросила Джинни.
    — А никто так и не знает, – Малфой пожал плечами. – На острове никого больше не было. Эти… полицейские прочесали здесь все, благо места не так много и спрятаться особо негде. Никого не нашли. Покинуть остров можно было только вплавь, но ни один человек не смог бы доплыть до земли – слишком далеко. Дело так и осталось тайной для маглов, а место стало пользоваться дурной славой. Наследники старались продать остров и дом, но никто не хотел его покупать. В результате цена его вместе с домом и мебелью опустилась до стоимости небольшого домика в предместьях Лондона. Тогда‑то мы его и купили. Рано или поздно трагедия забудется, и он снова станет стоить огромных денег, тогда мы его и продадим.
    — Малфои всегда умели вести дела, – проворчал мистер Уизли.
    Драко только пожал плечами, дескать, любой волшебник с мозгами и деньгами поступил бы на их месте так же.
    Компания притихла. Каждый то ли строил догадки о том, кто мог убить тех людей, то ли думал о том, насколько это место подходит для свадьбы. Гарри шепнул Джинни, что он не знал этой истории, а та ответила, что все в порядке. У Гермионы внезапно пропал аппетит, и она отставила вазочку с мороженым. Миссис Уизли хмурилась, а мистер Коллинз что‑то быстро говорил ей успокаивающим тоном.
    — Хорошо, – внезапно сказал Снейп. – Захватывающая история у этого острова есть. Как насчет того, чем здесь можно заняться? Все‑таки тут будут похоронены два с половиной дня моей жизни, которая никогда не повторится. Хотелось бы сделать это с наименьшими потерями.
    — Развлечений здесь не так много, – признался Драко. – В доме есть весьма приличная по размеру библиотека, но, увы, магловская, – он извиняющимся жестом пожал плечами. – На западной стороне острова, за рощей, есть небольшая бухточка и песчаный пляж. Ну и мы поддерживаем в порядке винный погреб, там есть интересные вещи. Это, пожалуй, все.
    — Полагаю, уж нам‑то найдется, чем заняться, – тоном истинного страдальца протянул Джордж, посмотрев на братьев. – Я прав, мама?
    — Не сомневайтесь в этом, сэр. Здесь полно работы, всем желающим занятие найдется.
    — Надеюсь, хотя бы в уборке и подготовке свадьбы гостям не обязательно участвовать? – с легким ужасом в голосе уточнила Лаванда.
    — Только по желанию, – холодно ответила Молли. – Заставлять никого не будем.
    — Мы могли бы немного позагорать и искупаться, – предложила Гермиона Джинни и Флер. – Всего на часок, а потом мы все вместе вам поможем, – торопливо добавила она, когда обе девушки вопросительно посмотрели на Молли. Та великодушно кивнула, чем вызвала широкие улыбки на лицах всех троих.
    — Драко, может быть, после обеда вы покажете мистеру Коллинзу библиотеку? – предложила миссис Уизли максимально вежливо. Вежливость, конечно, была ради пожилого волшебника, а не ради молодого Малфоя.
    — С удовольствием, – галантно ответил Драко. – И винный погреб тоже. Северус, присоединишься к нам? – предложил он Снейпу.
    — Нет, спасибо, я лучше прогуляюсь, – ответил Снейп.
    — Я хотел с вами поговорить, – тихо сказал Гарри.
    — Раз так, ищите меня в роще, – не глядя на него, ответил Северус и решительно встал. – Благодарю, Молли, обед был великолепен. Артур, – он слегка поклонился главе семьи, после чего резко повернулся, привычно взметнув полы мантии, и удалился.
    Это послужило остальным гостям сигналом расходиться. Мужчины семьи Уизли остались принимать распоряжения Молли. Гарри тоже хотел поучаствовать, но его великодушно освободили от этой участи, напомнив, что он хотел поговорить со Снейпом. Драко куда‑то увел мистера Коллинза, а Гермиона, Флер и Джинни, договорившись встретиться через пятнадцать минут в холле, разошлись по своим комнатам.
    ***
    Бухточка в западной части острова вместе с небольшим песчаным пляжем оказалась маленьким кусочком рая. Такой мелкий и мягкий песок обычно можно было найти на хороших курортах, вода оказалась чистой и благодаря небольшой глубине довольно теплой. Мягкое вечернее солнце приятно грело кожу.
    И единственным, что нарушало гармонию момента для Гермионы, была Лаванда, которая почему‑то решила, что на нее предложение искупаться и позагорать тоже распространяется. К счастью, были моменты, когда миссис Уоррингтон отправлялась плавать, тогда подруги все же оказывались на пляже втроем.
    — Какая жуткая история, – сказала Флер, вернувшись очередной раз на берег и укладываясь на полотенце между загорающими Джинни и Гермионой. – На твоем месте я ни за что не стала бы выходить здесь замуж.
    — Ты выходила замуж во время войны с Сама–знаешь–кем, – парировала Джинни. – Да, неприятно знать, что здесь когда‑то кого‑то убили, но если задуматься, то большинство мест в этом мире когда‑нибудь да были местами преступлений. Лучше не думать об этом.
    — Все равно у меня до сих пор волосы дыбом встают, когда я представляю себе этих несчастных маглов. Оказаться в ловушке на острове, на который приехали отдохнуть – как ужасно! Не хотела бы я оказаться в такой ситуации.
    — Мы здесь всего на два с половиной дня, – Гермиона старалась быть рациональной, хотя история, рассказанная Драко, тоже произвела на нее неизгладимое впечатление. – Сегодня готовимся, завтра они женятся, в воскресенье уже вернемся по домам.
    — Эти люди тоже провели здесь всего три дня, – напомнила Флер, ежась под порывом внезапного ветра.
    — Они не умели аппарировать, – все так же спокойно ответила Джинни. А мы можем вернуться домой в любой момент.
    Флер хотела сказать что‑то еще, но не успела: на берег выбежал излучающий серебристое сияние горностай и голосом Артура Уизли сказал:
    — Джинни, Флер, мама начинает ругаться: вы обещали вернуться через час, а прошло уже полтора. Пора готовить ужин, а еще только половина дома приведена в порядок. Возвращайтесь скорее.
    После этого патронус растворился в воздухе, а Джинни и Флер торопливо засобирались. Гермиона собиралась пойти с ними, но Джинни остановила ее:
    — Нехорошо так бросать Лаванду. Дождись, пока она выйдет, скажи, что мы ушли помогать с ужином. Когда она не проявит желание помочь нам, тогда оставишь ее тут одну. Хорошо?
    Гермиона покорно кивнула, но все равно оделась, чтобы не проводить потом с Лавандой лишнее время наедине.
    Джинни и Флер давно исчезли из виду, когда миссис Уоррингтон наконец соизволила появиться из морской пены, подобно древнегреческой богине Афродите. Как и было уговорено, Гермиона сказала ей, что остальные пошли помогать по дому, и предложила присоединиться.
    — Ну уж нет, я приехала сюда отдыхать, – возмутилась та и грациозно опустилась на свое полотенце, подставляя идеальное тело солнечным лучам. – Уизли и так очень много, они вполне справятся с подготовкой такой небольшой свадьбы. – Она закрыла глаза и довольно улыбнулась. – То ли дело была моя свадьба. Ты просто представить себе не можешь. О ней даже писали в Ведьмополитене.
    — На вкус и цвет, ты же знаешь, – стараясь быть вежливой, ответила Гермиона. – Не всем нравится шумиха и бессмысленная роскошь.
    — Просто они слишком долго тянули с этим, вот запал и прошел, – тоном знатока возразила Лаванда. – Зачем ждали столько лет? Ведь еще после школы было понятно, что будут вместе. Сразу бы и женились.
    — Может быть, они сначала хотели закончить образование? Разобраться с работой? – насмешливо предложила Гермиона. – Стать самостоятельными и полноценными личностями и вступить в совместную жизнь осознанно, а не так, как будто это первый и последний шанс, – добавила она, намекая на раннее и весьма поспешное замужество Лаванды.
    Однако та намека либо не поняла, либо сделала вид, что не понимает. Она лишь приоткрыла один глаз и высокомерно посмотрела на Гермиону.
    — Да, я слышала, что незамужние волшебницы так себя утешают. Ты, наверное, тоже хотела выйти замуж за Рона, став самостоятельной и полноценной личностью? И каков результат? А ведь с твоим происхождением Рон был для тебя лучшей возможной партией.
    Гермиона не нашла, что ответить на это. Решив больше не быть вежливой, она, не прощаясь, направилась в сторону небольшой полоски леса, которая отделяла пляж от дома. Лаванда закрыла глаз и, расплывшись в самодовольной улыбке, продолжила нежиться на солнышке.
    Однако очень скоро ее уединение было нарушено. Почувствовав, что на нее упала тень, Лаванда приоткрыла глаза.
    — Между прочим, ты мне солнце загораживаешь, – недовольно сказала она тому, кто встал над ней, и снова закрыла глаза.
    Как оказалось, навсегда.

Глава 2

    Когда Гермиона подходила к дому, кровь в ее жилах еще кипела после общения с Лавандой. Просто невероятно, как один человек может так выводить из себя глупой болтовней! Все еще негодуя и не замечая ничего на своем пути, на крыльце Гермиона почти влетела в Рона, который как раз выходил из дома.
    — Эй, аккуратней, – с неловкой улыбкой пожурил ее Рон. Казалось, ему было неудобно вдруг оказаться с ней наедине. – Куда ты так спешишь?
    — Хотела помочь девочкам с ужином, – по старой привычке отличницы тут же ответила Гермиона, из‑за чего разозлилась на саму себя: она не обязана перед ним отчитываться. – А ты куда? – требовательно поинтересовалась она, чтобы уровнять позиции.
    — А я как раз хотел сбежать, – признался Рон. – Мама просто с ума сходит с этой свадьбой. Гарри хотелось как можно меньше суеты, но для этого ему нужно было оставить на большой земле и ее тоже, а не только репортеров.
    Гермиона непроизвольно хихикнула, но улыбка тут же пропала с ее лица, когда Рон как бы между прочим задал следующий вопрос:
    — А Лаванду ты не видела? Вы вроде вместе уходили…
    — Лаванда осталась загорать и отдыхать, – холодно ответила Гермиона, торопясь обогнуть Рона и скрыться в доме. – Поищи на пляже.
    — Хорошо, спасибо, – немного растерянно ответил Рон уже в пустоту, после чего пожал плечами и направился в бухту.
    Ему пришлось немного поплутать по лесу, из‑за чего он вышел к морю немного не там, где рассчитывал, но у воды он сориентировался и пошел по берегу к пляжу. Чем ближе он подходил, тем больше убеждался в том, что Лаванды там не было. Во–первых, ее нигде не было видно, во–вторых, у самой кромки воды возвышалась мрачная фигура бывшего профессора зельеварения, ЗОТИ и недолгого директора Хогвартса. Несмотря на теплую погоду, Снейп был закутан в свою традиционную черную мантию. Рон сбился с шага и уже хотел повернуть в другую сторону, но любопытство взяло вверх: ему стало очень интересно, что такого Снейп рассматривает у себя под ногами, стоя почти у самой воды.
    — Нашли какой‑то редкий ингредиент для зелий? – нарочито непринужденно спросил Уизли, подходя к Снейпу.
    Северус медленно повернул голову в его сторону и одарил презрительным взглядом, не удостоив ответом. Однако со времен школы прошло уже достаточно времени, чтобы Рон перестал бояться таких взглядов и тушеваться под ними.
    — Что вы там рассматриваете?
    — На такой вопрос не имеет смысл давать ответ: у вас уже было время самому посмотреть, а раз вы спрашиваете, значит, не видите. Уже и не увидите. Вы и к запахам не столь чувствительны.
    Рон почувствовал легкий приступ раздражения. Зачем только Гарри пригласил сюда этого человека? Как он был невыносим, так и остался, пережитая кома ничуть его не изменила.
    — Вообще‑то я не ожидал вас здесь встретить, – немного резче, чем хотел, сказал Рон.
    — Почему? Я же сказал, что пойду прогуляться, а остров не такой уж большой, места для прогулки не так много.
    — Я думал, вы разговариваете с Гарри.
    — Разговор был очень коротким, – Снейп усмехнулся. – Ваш друг пока не дорос до полноценного общения, я полагаю.
    Рон разозлился еще больше, но предпочел не хамить. Ему все же хотелось найти Лаванду, а если Снейп ее видел, то его ответ может пригодиться.
    — Я ищу Лаванду, она должна была быть здесь, – как можно более будничным тоном сказал Уизли, демонстративно глядя в сторону, как будто был не слишком заинтересован в ответе. – Вы ее не видели?
    — Миссис Уоррингтон? – переспросил Снейп, сделав акцент на «миссис» и гаденько улыбнувшись. От этой улыбки у Рона во рту пересохло. Все знает, старый гад. – Нет, я ее не видел. Когда я пришел, здесь уже никого не было.
    — Ладно, возможно, мы с ней разминулись, – Рон все еще старался выглядеть незаинтересованным.
    Не прощаясь, он повернулся и пошел прочь. Снейп проводил его настороженным взглядом, а потом снова посмотрел себе под ноги. Очередная волна, накатившись на берег, почти коснулась его ботинок и смыла последние следы крови с песка.
    Северус поднял взгляд к горизонту и снова втянул чуткими ноздрями воздух. Тот пах водорослями и морской солью. Едва уловимый запах смерти уже тоже исчез.
    ***
    Идея сбежать от домашней работы под руководством своей матери одновременно с Роном посетила одного из его братьев – Перси. Решив, что уборка – не самое лучшее занятие для такого серьезного государственного мужа, как он, Перси сослался на необходимость работать и решил укрыться от посторонних глаз в библиотеке.
    К его разочарованию, там оказалось занято: Драко Малфой уже уселся в самом удобном кресле с какой‑то толстой книжкой и только начатой пыльной бутылкой вина. И то, и другое свидетельствовало о том, что уходить в ближайшее время он не собирался.
    Перси не успел скрыть свою досаду, поэтому Драко нарочито вежливо поинтересовался:
    — В чем дело, Уизли? На тебя посмотреть, так ты как будто только что съел лимон.
    — Просто все время забываю, что ты тоже здесь, – Перси вздернул подбородок.
    — А где же мне еще быть? Это же мой дом, – Драко улыбнулся и пригубил вино.
    — Можно подумать, это твой единственный дом, – недовольно проворчал Перси. – Если тебе так приспичило выслужиться перед Гарри, мог бы просто дать ему порт–ключ и остаться с семьей.
    — Поверь мне, Перси, я не испытываю никакого удовольствия от вашей дружной рыжеволосой компании. Мне Уизли и в Министерстве хватает, – выдержка, которую Драко культивировал в себе последние годы, дала трещину и эти слова прозвучали резче, чем он хотел. – И я, конечно, знаю много более приятных способов провести выходные.
    — Так что же ты сюда приперся тогда? – наглый тон Драко начал раздражать Перси. Его вообще раздражало, что невзирая ни на что, Малфои не пошли ко дну после падения Волдеморта.
    — Раз приперся, значит, надо было, – холодно отрезал Драко, утыкаясь в книгу и давая тем самым понять, что разговор окончен.
    — Не иначе как ради удовольствия побыть хозяином хоть где‑то, – едко прокомментировал Перси, желая оставить последнее слово за собой. – Ты, должно быть, очень соскучился по этому, да?
    И не дожидаясь ответа, он покинул библиотеку. Драко еще несколько секунд сидел, не шевелясь, делая вид, что читает книгу, а потом швырнул ее на низкий столик рядом с креслом. Массивный том с громким стуком ударился о столешницу, а молодой Малфой залпом осушил содержимое своего бокала. Однако ни первое, ни второе действие не успокоили его. Чтобы вернуть себе самообладание, он до боли стиснул челюсти и кулаки… Тонкое стекло бокала хрустнуло, резкая боль пронзила ладонь, мгновенно отрезвляя.
    Драко удивленно уставился на ладонь, из порезов на которой обильно потекла кровь. Некоторое время Малфой почему‑то просто смотрел на кровь, думая о чем‑то, и только спустя почти минуту достал палочку и произнес заклинание.
    — Ты у меня еще попляшешь, Перси Уизли, – зло прошептал Драко. – Ты у меня еще кровью умоешься.
    С этими словами он пулей вылетел из библиотеки.
    ***
    — Гермиона, где ты ходишь? – Джинни так неожиданно налетела на подругу, левитирующую перед собой несколько бутылок с вином, что та чуть не уронила их все. – Мама уже рвет и мечет.
    — Она же сама послала меня в подвал за вином к ужину, – перепуганно отчиталась Грейнджер, аккуратно опуская бутылки на разделочный стол. – Я там чуть ноги себе не переломала, пока спускалась, да и легко ли найти нужное в чужом подвале?
    — А как же Ассио, отличница ты наша? – поддела Джинни, торопливо стирая пыль с бутылок подвернувшимся под руку полотенцем.
    — Ага, так и представляю себе это: «Ассио красное полусладкое», – говорю я, и в меня летит дюжина бутылок, – Гермиона страдальчески закатила глаза.
    — Ладно, проехали, – отмахнулась Джинни, ловко хватая четыре бутылки одновременно. – Пойдем, поставим их на обеденный стол, – скомандовала она, предоставив Гермионе взять оставшееся вино. – Вроде, с ужином мы успеваем, уборку, можно считать, закончили, а украсить дом успеем утром.
    В столовой, куда девушки принесли бутылки, кипела жизнь. Казалось, здесь собрались все мужчины семьи Уизли. Судя по голодному блеску в глазах, их привлек божественный запах тушеного с пряностями мяса. Мистер Коллинз тоже топтался неподалеку, но, скорее всего, считал, что без приглашения приближаться к столу невежливо. Гарри с Роном о чем‑то оживленно спорили, хотя оба выглядели немного отвлеченными, как будто каждый при этом думал о своем и пытался это скрыть.
    — Гарри, милый, сделай одолжение, позови всех ужинать, – обратилась к нему миссис Уизли. Она уже успела подобреть, внимая авансовые комплименты ее стряпне от многочисленных голодных сыновей.
    Поттер без лишней стеснительности вышел в холл, приставил палочку к горлу, безмолвно произнеся заклинание «Сонорус», и громогласно объявил:
    — Все, кто проголодался, приглашаются на ужин. Просьба поторопиться: еда пахнет так аппетитно, что опоздавшим может не достаться.
    Подобное приглашение вызвало смех у тех, кто уже собрался в столовой, и теперь торопливо рассаживался по своим местам. У Снейпа, спустившегося со второго этажа, оно предсказуемо вызвало только еще одну недовольную гримасу, а у Драко, пришедшего из библиотеки, холодную вежливую улыбку.
    Когда все пришедшие расселись и начали нагружать тарелки, Джордж заметил, что некоторые действительно опаздывают.
    — Готов поспорить, что эта занудная задница опять делает вид, что поглощен своими государственными делами и не слышит приглашения, – насмешливо предположил он, глядя на пустующий стул Перси. – Давайте не будем его звать и посмотрим, как скоро голод пересилит тщеславие?
    — Кстати, а Лаванда где? – на отсутствие миссис Уоррингтон обратила внимание Флер и вопросительно посмотрела на Гермиону.
    — Она оставалась купаться, когда я ушла помогать вам, – Грейнджер пожала плечами. – Но не думаю, что она до сих пор на пляже и не слышала приглашения: уже стемнело. Рон, ты должен был ее видеть.
    — Нет, с пляжа она ушла еще до того, как я туда добрался, – признался Рон, уши его при этом слегка покраснели. – Снейп, вы точно ее не видели? – спросил он, чтобы отвлечь внимание от себя.
    — Думаете, что я вам соврал или пошутил, когда вы задали мне этот вопрос первый раз? – сварливо отозвался Северус. – Я ее не встретил.
    — Джинни, будь добра, позови все‑таки своего брата к столу, – мягко попросил Артур Уизли. – И загляни заодно к миссис Уоррингтон. Может быть, она уснула и не слышала, как всех звали?
    — Да, конечно, – Джинни с готовностью подскочила со своего места и стремительной походкой направилась к центральной лестнице.
    — Должен заметить, миссис Уизли, мясо выше всяких похвал, – между тем вставил мистер Коллинз, чем вызвал на щеках хозяйки вечера легкий румянец. – Никогда не ел ничего вкуснее. Что это за потрясающий аромат? Что его дает?
    — Прованские травы, – поспешно ответила Флер, не дав миссис Уизли и рта раскрыть. – Так готовят мясо в семье Делакур.
    Пока Коллинз обсуждал секреты кулинарного мастерства с Молли и Флер, Снейп, сидевший рядом с Гермионой, заметил, что та ничего не ест, и тихо шепнул ей:
    — Прованские травы не вызывают у вас восторга, мисс Грейнджер?
    — У меня не вызывает восторга миссис Уоррингтон, – призналась Гермиона так же тихо. – Если она спит, то пусть и спала бы себе, я бы хоть поела нормально. Впрочем, может, мне повезет и окажется, что она утонула? – она сопроводила свои слова грустной улыбкой, чтобы Снейп случайно не воспринял их буквально. С него станется.
    Северус хотел что‑то на это сказать, но его отвлек Чарли Уизли, который неожиданно обратился к Драко, сидевшему напротив:
    — Малфой, что у тебя на рукаве? Уже успел залезть рукой в соус? – насмешливо поинтересовался Чарли, но голос его при этом звучал довольно доброжелательно.
    Драко удивленно посмотрел на белоснежную манжету, запачканную запекшейся кровью. Лица нескольких Уизли, сидевших поблизости и сумевших разглядеть пятна на ткани, медленно переменились, когда они поняли, в чем на самом деле испачкался Малфой. Никто не успел как‑либо прокомментировать свое наблюдение, потому что со второго этажа внезапно донесся истошный вопль Джинни.
    Никто не помнил, кто с какой скоростью прореагировал на этот крик, но Гарри оказался у лестницы первым. Взбежав по ступенькам, он как раз успел поймать в объятия обезумевшую от страха невесту. Та заливалась слезами и ничего не могла толком объяснить, только все показывала куда‑то и, заикаясь, шептала:
    — Там… там… там…
    — Милая, что случилось? – спрашивал Гарри, стараясь ее успокоить. – Что? Где?
    — Перси… – с трудом выдавила Джинни и, обвив шею Гарри руками, уткнулась ему в плечо и громко зарыдала.
    Билл, Чарли и их отец, услышав имя Перси, тут же кинулись к его комнате и распахнули дверь. Все трое как вкопанные в ужасе замерли на пороге.
    — Что там? – срывающимся голосом требовательно спросила Молли. Она уже понимала, что случилось что‑то страшное, и не могла заставить себя пойти и посмотреть самой.
    Артур, словно не слыша вопроса, медленно попятился назад, уперся спиной в противоположную стену и медленно осел на пол. Билл мгновенно кинулся к нему, приводить в чувства, а Чарли ловко перехватил мать, которая, не выдержав, все же рвалась увидеть все собственными глазами.
    — Не надо, не смотри, – хрипло увещевал он, когда она потребовала пропустить ее к Перси. – Мы ему уже ничем не поможем. Он мертв… Не надо смотреть на это…
    Услышав слово «мертв», миссис Уизли расплакалась. Флер ахнула и шагнула вперед, но Рон, стоявший рядом с ней, остановил ее и медленно покачал головой. Флер оскорбленно отдернула руку и все же пошла вперед, к Молли и Чарли, чтобы помочь последнему увести мать вниз, на первый этаж. Гарри, подхватив Джинни на руки, уже унес ее подальше от страшной комнаты. Рон и Джордж, поборов паралич, помогли Биллу с Артуром.
    Когда все Уизли покинули коридор, Снейп, Драко и мистер Коллинз подошли к комнате Перси и заглянули внутрь. Пожилой волшебник тут же ахнул и попятился, после чего поспешно ретировался, сказав, что внизу может понадобиться его помощь.
    Гермиона не хотела смотреть, но почему‑то ноги сами приблизили ее к дверному проему, в котором все еще стояли Драко и Снейп. Бывший профессор посторонился, одновременно с этим повернувшись к ней, чтобы поддержать, если Гермионе вдруг станет плохо от зрелища.
    Но Грейнджер не потеряла сознания, не заплакала, не закричала и не бросилась бежать. Лишь кровь отхлынула от ее лица, до этого алые губы побелели, а глаза непроизвольно расширились от ужаса.
    Кровь. Кровь, казалось, была повсюду. Ею была залита вся некогда белоснежная постель, следы брызг виднелись на стенах, на мебели, на занавесках. Перси сидел на кровати, вытянув вперед длинные ноги и запрокинув голову назад. Остекленевшие глаза бездушно пялились в потолок. На горле зияла огромная глубокая рана, из‑за которой казалось, что голова не просто запрокинута, а сейчас отвалится. Вместо правой руки было кровавое месиво, а в левой безжизненные пальцы как будто бы держали стопку бумаг.
    — Пойдемте, Грейнджер, хватит любоваться, – голос Снейпа прозвучал грубо, но рука, которой он приобнял Гермиону за плечи и подтолкнул в сторону лестницы, была осторожной, мягкой, отчасти даже заботливой.
    Только теперь Гермиона осознала, что Драко куда‑то пропал и у входа в комнату они со Снейпом стоят вдвоем. Северус решительно закрыл дверь, страшная картина исчезла, и с Грейнджер моментально спало оцепенение. Повинуясь настойчивой руке, она медленно двинулась к лестнице на негнущихся ногах.

Глава 3

    В гостиной пахло успокоительными зельями, которые оказались в достатке у Снейпа. От этого запаха внутренности Гермионы скручивались в тугой узел. Все подавленно молчали, лишь с пугающей периодичностью по очереди всхлипывали миссис Уизли, Флер и Джинни. Лица всех Уизли были бледными, на них читались неверие и растерянность.
    Мистер Коллинз сокрушенно вздыхал, сидя в кресле и мелкими глотками поглощая воду с разведенными успокоительными каплями. Драко с мрачным видом стоял у камина с полным бокалом огневиски. Вторым за последние пять минут.
    И только Снейп сидел с отсутствующим, невозмутимым видом, как будто ничего не произошло. Он незаметно оглядывал всех присутствующих, как будто пытался прочитать на их лицах что‑то очень важное, но при этом не привлечь к себе внимание слишком очевидным любопытством.
    — Я аппарирую в Лондон, – тихо сказал Гарри, осторожно освобождаясь из объятий Джинни. Рядом с ней тут же села Гермиона, обняв за плечи. – Сообщу в аврорат о случившемся, приведу кого‑нибудь. И попрошу разрешения на порт–ключ отсюда. Думаю, многим из нас не стоит сейчас аппарировать самостоятельно, лучше воспользоваться порталом.
    С этими словами он машинально сунул руки в карманы брюк и замер посреди комнаты. После пары секунд, в течение которых ничего не происходило, Драко едко поинтересовался:
    — Уснул, что ли?
    — Нет, – растерянно ответил Гарри. – Просто не могу аппарировать.
    — В каком смысле не можешь? – не понял Рон, тревожно сновавший вдоль дивана. От такого заявления друга он даже невольно остановился.
    — В прямом, – огрызнулся Гарри. – Пытаюсь аппарировать, но ничего не происходит. Драко, на остров наложены антиаппарационные чары?
    — Нет, зачем они мне? Да и если бы были, я бы их уже снял, – голос Малфоя звучал встревоженно. Он помолчал пару мгновений, а потом подтвердил: – Да, у меня тоже не получается.
    Присутствующие удивленно переглянулись. Билл, Чарли, Джордж и Рон по очереди выпрямились во весь рост и замерли, сосредотачиваясь на необходимости переместиться хотя бы в порт, но ни у одного из них это не получилось.
    — Что происходит? – испуганно спросила Флер, переводя взгляд с одного молодого человека на другого.
    — Они не могут аппарировать, – пояснил Снейп, привлекая к себе всеобщее внимание.
    — А вы не выглядите удивленным, – заметил Рон, агрессивно прищурившись. – Ваши штучки?
    — Я не удивлен только потому, что уже пытался аппарировать, пока вы тут все глотали успокоительное, – признался Снейп. – И у меня тоже ничего не вышло.
    — Кто‑то не хочет, чтобы мы покинули этот остров, – еле слышно произнесла Джинни. – Но кто?
    — Хороший вопрос, – похвалил Снейп. – С двенадцатью возможными вариантами ответа.
    — Двенадцатью? – переспросил Коллинз. – Почему именно двенадцатью?
    — О, это очень простая задачка, – Снейп хищно улыбнулся. – Нас в этой комнате тринадцать человек. Один из нас убил мистера… Перси и наложил на остров антиаппарационные чары, чтобы мы не могли ни вызвать помощь, ни выбраться отсюда.
    — Себя вы, надо полагать, исключаете, да? Поэтому двенадцать вариантов, – раздраженно прокомментировал Рон.
    — Естественно, – спокойно ответил Снейп.
    — Ну так если хотите знать, – повышая голос с каждым словом, сообщил Рон, – то у меня вариантов ответа всего один и этот вариант – вы!
    — О, спасибо, – искренне поблагодарил Драко. Рон посмотрел на него удивленно, а потом смущенно поправился:
    — Хорошо, два варианта. А еще более вероятно то, что вы вдвоем заодно!
    — Рон, давай не будем делать преждевременных выводов, – осадил друга Гарри. – Я не верю, что кто‑либо в этой комнате мог сделать это с Перси.
    — Но на острове больше никого нет, Поттер, – напомнил Снейп. – Только мы. Так что если только вы не подозреваете жестокое самоубийство…
    — Постойте, – перебил Драко бывшего декана, – здесь не все, кто прибыл на остров, верно? Одного человека не хватает.
    — Лаванда, – помертвевшими губами произнес Рон.
    — Лаванда не могла, – возразила Джинни. – Она ни готовить, ни убирать не хотела, чтобы руки не запачкать и маникюр не испортить, она бы не сделала… такое, – ее передернуло от воспоминания, а из глаз снова потекли слезы.
    — Но она куда‑то же пропала, – напомнил Чарли. – Ты проверяла ее комнату? – уточнил он у сестры.
    — Да, я сначала к ней постучалась, – прерывающимся шепотом ответила та.
    — Полагаю, миссис Уоррингтон постигла та же участь, что и вашего брата, – мрачно сообщил Снейп.
    — Откуда вы можете это знать? – снова набросился на него Рон.
    — Сегодня днем вы спросили, что я рассматриваю на песке, – напомнил Северус. – Я рассматривал то, что было похоже на пятна крови, их уже смывало водой, но я успел их заметить.
    При упоминании пятен крови несколько взглядов обратилось к Драко и его манжете. Малфой вскинул руки в защитном жесте, пальцы его при этом мелко дрожали:
    — Не надо на меня так смотреть! Я просто поранил руку!
    — Это какое‑то безумие, – прошептала Гермиона, потирая виски. – Как в романе Агаты Кристи.
    — Чьем? – не понял Билл. Как и многие присутствующие, он был не силен в магловской литературе.
    — Есть такой роман «Десять негритят», – бесцветным голосом проинформировал Гарри. – Маньяк заманил на остров девять человек, убил их одного за другим, а потом и себя… Что? – под дюжиной удивленных взглядов Поттер неуютно поежился. – Я кино смотрел.
    — Это ведь похоже на то, что Драко рассказывал нам за обедом, – напомнила Флер. – Десять человек были убиты за три дня, а кто убийца так и не выяснили. Не зря маглы избегали этого места, – она с укором посмотрела на Малфоя.
    — Все, с меня хватит, – Драко раздраженно швырнул свой бокал в камин, отчего огонь на мгновение полыхнул сильнее. – Если вам хочется обвинять меня во всех смертных грехах, то я пошел, не буду вам мешать.
    Он зашагал к выходу, но по пути был вынужден пройти мимо кресла Снейпа, а тот вскочил и схватил Драко за руку, пытаясь задержать:
    — Не глупи. Кто бы это ни был, самое разумное – держаться вместе. Нельзя оставаться одному.
    — Я обойдусь без твоих указаний, – процедил Драко, вырвал руку и почти бегом покинул гостиную. В тишине было слышно, как он, громко топая, взлетел по лестнице на второй этаж, на несколько секунд замешкался на верхней площадке, а потом все же решительно протопал по коридору и скрылся в одной из комнат, громко хлопнув дверью.
    — Пожалуй, я вас на время тоже оставлю, – мягко сказал мистер Коллинз, выбираясь из кресла. – Мне нужно немного прогуляться и подышать свежим воздухом, иначе я не усну сегодня.
    — Отличная идея, давайте все пойдем прогуляемся, лучше по одиночке, чтобы нас легче было убить, – на этот раз Снейп действительно разозлился.
    — Молодой человек, мне уже семьдесят пять, я не боюсь убийц, – он хитро улыбнулся. – И потом, если это один из нас, а вы все остаетесь дома, то мне на улице ничего не грозит.
    — Не уходите далеко, ладно? – попросила Гермиона. – И не задерживайтесь.
    Коллинз кивнул и медленно зашаркал к выходу. Снейп только покачал головой.
    — И что мы будем теперь делать? – Флер озвучила вопрос, мучавший всех. – Ждать, пока нас хватятся и пришлют сюда авроров? У нас даже лодки нет, мы магловским способом отсюда убраться не в состоянии. И неужели мы все это время должны будем просидеть здесь всей толпой?
    — Не обязательно, – Снейп скрестил руки на груди и снова усмехнулся. – Можем разойтись по комнатам и запереться там. Лучше по одному или компаниями от трех человек, чтобы случайно не оказаться наедине с убийцей.
    — А у вас все продуманно, – презрительно прокомментировала Джинни. – Долго готовились?
    — Я просто умею выживать, – отрезал Снейп. – Это очень просто, если перестать рефлексировать и заставить себя думать.
    — У Перси была сова, – неожиданно сказал Гарри. – Он ведь планировал работать между делом и взял ее на всякий случай, если вдруг придется отправить бумаги в Лондон. Мы можем отправить письмо в аврорат.
    — Она, наверное, все еще у него в комнате, – мертвым голосом предположила Гермиона. – Кто‑то должен за ней сходить.
    Присутствующие переглянулись, но все промолчали. В конце концов, Снейп вызвался идти.
    — Меня все равно его смерть никак не трогает. К тому же надо бы наложить на комнату какие‑нибудь консервирующие чары, чтобы… – он замешкался, заметив выразительный взгляд Грейнджер, – оставить все в нетронутом виде к прибытию авроров, – быстро нашелся Северус.
    — Я пойду с вами, – вызвался Гарри.
    — Не доверяете? – Снейп прищурился, скривив рот в очередной усмешке.
    — Я тоже пойду с вами, – поспешно сказала Гермиона, не дав Гарри ответить. – Чтобы никто из вас случайно не оказался наедине с убийцей, – процитировала она Снейпа, чем лишила его возможности ерничать.
    Все трое насторожено направились к лестнице, медленно поднялись по ступенькам и прошли по коридору. У двери в комнату Перси они остановились, мысленно беря себя в руки. Даже Снейп, у которого не было причин оплакивать погибшего, колебался. Все‑таки не каждый день приходится смотреть на труп человека, с которым несколько часов назад обедал за одним столом. Особенно если труп в таком состоянии.
    Запах крови ударил в нос, и Северус недовольно поморщился. Иногда чуткое обоняние – это так неудобно! Поттер и Грейнджер, вошедшие за ним, не скривились так, потому что не чувствуют этот омерзительный запах так, как он.
    Клетку с птицей они обнаружили сразу: бедная сова испуганно билась о железные прутья, издавая довольно громкие гортанные звуки. Гарри осторожно прошел по комнате, стараясь ничего не задеть, и взял клетку.
    Снейп вытащил палочку и посмотрел на Поттера, который стремительно бледнел с каждой секундой пребывания рядом с мертвецом.
    — Шел бы ты вниз, Поттер, – посоветовал Северус. – Пока не свалился. Оба идите, я наложу заклятие и сразу вернусь.
    — Ты иди, Гарри, а я останусь и помогу, – предложила Гермиона.
    — Может, мне лучше подождать в коридоре? – голос немного подводил Поттера, срываясь на хрипоту, и этим выдавал его состояние.
    — Иди, ничего со мной не случится, – отмахнулась Грейнджер.
    Гарри немного поколебался, но потом, видимо, решил, что подруге действительно ничего не угрожает, и торопливо ретировался.
    Дождавшись, когда шаги в коридоре стихнут, Снейп поинтересовался:
    — А вы, значит, не боитесь оказаться наедине с убийцей?
    — Не думаю, что вы убийца, – парировала Гермиона, доставая свою палочку. – Это было бы слишком просто. Убийцей должен быть тот, на кого меньше всего думаешь, – она нерешительно улыбнулась.
    — И на кого вы меньше всего думаете?
    — Трудно сказать, – девушка смутилась. – Начинаешь выбирать, кто бы из них точно никогда… и сразу получается, что ты думаешь именно на этого человека, а тогда он уже не подходит под описание того, на кого меньше всего думаешь… – она запнулась, запутавшись в собственной мысли.
    — Вы забыли один важный момент: мы не в детективном романе. Убийца тот, у кого есть мотив и возможность. Поэтому ответьте мне на один вопрос: у вас были основания желать смерти Перси Уизли?
    — Что? – Гермиона задохнулась от возмущения, а потом на ее лице появилось удивление: – Так вы все‑таки не думаете, что Лаванду тоже убили?
    — Нет, ее точно убили. Но то, что у вас были причины желать смерти ей, я не сомневаюсь. Вы сами сказали мне об этом за ужином.
    — Мерлин, – простонала Гермиона. – Она меня раздражала, да. И я сказала это в сердцах. Это не значит, что я ее убила.
    — Но вы были последней, кто видел ее живой, не так ли? – Снейп подозрительно сощурился.
    — Когда я уходила с пляжа, Лаванда была жива и прекрасно себя чувствовала, – отрезала Гермиона.
    — Ладно, – неожиданно легко сдался Снейп и отвернулся от нее. – Давайте уже наложим эти чары и уйдем отсюда.
    — Вы главное с мантией аккуратнее: на заденьте полами что‑нибудь, – вредным тоном посоветовала Гермиона. Сама она была одета по–магловски в джинсы и тонкую блузку.
    Снейп проигнорировал ее замечание. Вместе они начали накладывать чары, останавливая процесс разложения трупа, припечатывая каждую деталь интерьера к своему месту, заставляя замереть занавески, останавливая любое движение воздуха в комнате. Когда они закончили, комната стала похожа на остановленный кадр.
    — Идемте, дышать здесь скоро станет нечем, – напомнил Снейп и первым заторопился к выходу.
    В коридоре он сразу направился к своей комнате, а Гермиона замерла на месте, нерешительно глядя на свою дверь. Северус заметил это и тихо чертыхнулся: Грейнджер жила в соседней с Перси комнате. Не очень приятно спать, зная, что у тебя за стенкой труп. Особенно если ты этот труп только что видела.
    — Может быть, внизу еще не все разошлись, – тихо предположил он. – Уверен, ваша подруга позволит вам переночевать с ними. Не думаю, что она или ее жених настроены на любовные игры этой ночью.
    Гермиона покачала головой.
    — Не хочу, – почти шепотом ответила Гермиона. – Семейное горе так подавляет, когда не можешь его толком разделить. А у вас есть огневиски? – неожиданно спросила она. – Не хочу спускаться за ним вниз.
    Снейп заметил, что девушку мелко трясет от озноба и, тяжело вздохнув, распахнул дверь своей комнаты, приглашая войти. Гермиона бесстрашно шагнула внутрь, и Северус запер за ними дверь.
    Конечно, у него был огневиски. Он никогда бы не поехал проводить выходные в такой компании без большой бутылки своего любимого сорта. Только стакан в комнате был один, второй пришлось наколдовать.
    Грейнджер сразу сделала большой глоток и закашлялась, зато на ее щеки мгновенно вернулся румянец, сведенные плечи расслабились и она обмякла в кресле, в котором сидела. Снейп наблюдал за ней поверх своего бокала и который раз удивлялся ее гриффиндорской безрассудности. Если бы он позволял себе так расслабляться в компании потенциального противника, он бы столько не прожил.
    Впрочем, может быть, у нее откуда‑то взялась склонность к суициду? Насколько он знал, с этим рыжим недоразумением она рассталась, выдающейся карьеры в министерстве пока не сделала. Может быть, она переживает какой‑нибудь возрастной кризис?
    Был еще вариант «хочет секса без обязательств», но Снейп отмел его как несостоятельный: Грейнджер просто не выпить столько, чтобы он показался ей достаточно привлекательным.
    — Согрелись? – спросил он, прикончив свою порцию.
    — Внутри как будто пожар горит, а пальцы все равно мерзнут, – призналась Гермиона. Она посмотрела на него, и в ее глазах было нечто похожее на вопрос или ожидание. – Как вы думаете, это может быть Драко? А… Гарри?
    — Членов семьи и мистера Коллинза вы исключаете?
    — Коллинз слишком стар, а Уизли… Не верю, что кто‑то мог сделать такое с братом… и тем более с сыном. Остаются Драко, Гарри, вы и я.
    — Поттер чуть сознание там не потерял, – вспомнил Снейп. – Драко… Если это он, то я буду крайне разочарован его подходом. Яд все‑таки и удобнее, и проще, и эстетичней. Что касается вас, то я не вижу мотива. Чтобы сделать такое с Перси, его надо было сильно ненавидеть, а вы редко пересекались, насколько я понимаю.
    — Иногда виделись в министерстве и на семейных праздниках, пока меня туда приглашали, – подтвердила Гермиона. – Так кого подозреваете вы?
    — Я никого не исключаю, так оно верней, – отозвался Снейп глухо. – Это мог быть и один из его братьев, и эта малышка Флер, и вы, и Поттер, и Драко, и даже Коллинз. Надо смотреть, у кого была возможность.
    Гермиона кивнула, задумчиво посмотрела на свой пустой стакан, а потом на Снейпа.
    — Налейте еще, – попросила она.
    — По–моему, вам хватит, – отказал Снейп.
    — Я еще не согрелась и не успокоилась, – возразила Гермиона.
    — Если хотите напиться – идите вниз и опустошайте малфоевские запасы, – отрезал Снейп, поднимаясь со своего места. – А то поутру потом найдут ваш бездыханный труп, а мне отвечать.
    — Вы же понимаете, – Гермиона тоже вскочила с кресла, – что мне просто не хочется никуда идти! Не хочется идти в свою комнату, где за стенкой лежит труп, не хочется идти вниз, где рыдает толпа родственников и возможно сидит убийца.
    — Я с вами нянчиться не нанимался, – едко отозвался Снейп, слегка ошарашенный. Ему показалось или она действительно только что сказала, что хочет остаться здесь?
    — Значит, я в вас все‑таки ошиблась, – горько прокомментировала Гермиона, поставила на тумбочку стакан и медленно поплелась к двери.
    Повинуясь мимолетному порыву, Снейп шагнул вслед за ней, догнав у самой двери, не дав ее открыть, и замерев у Гермионы за спиной. Грейнджер оказалась зажата между ним и дверью, пойманная в кольцо рук. Она испуганно замерла, но не повернулась к нему, предоставляя возможность дышать ей в коротко стриженный затылок.
    — Впрочем, – чуть хрипло пробормотал Северус, решив все‑таки проверить невозможный вариант. В крайнем случае, получит пощечину. Не самое страшное в жизни. – Я знаю еще один способ согреться, не напиваясь до беспамятства, – он наклонился ниже, коснувшись носом коротких волосков на шее, обдав кожу горячим дыханием. – Только для него вам придется раздеться, – и чтобы не оставлять у Гермионы никаких сомнений в сути его предложения, он положил правую ладонь на ее обтянутое тонкой джинсовой тканью бедро.
    Она стояла, не шевелясь, молчала и только тяжело дышала. Обдумывает едкий ответ? Прикидывает, как бы побольней ударить? Оценивает правомерность применения Авада Кедавра в подобной ситуации?
    Оказалось, что ни то, ни другое, ни третье. Руки Грейнджер поднялись к груди. Снейп, напрягся, ожидая подвоха, но потом понял, что Гермиона не готовит удар, а всего лишь медленно, но уверенно расстегивает пуговицы на блузке. Она делала это молча, так и не поворачиваясь к нему.
    Покончив с пуговицами, она шевельнула плечами, освобождаясь от одежды. Легкая ткань скользнула по ее телу и упала к ногам. Северус удивленно приподнял брови, но не двинулся с места. Лишь коснулся губами обнажившейся кожи на плече, потом попробовал ее на вкус языком. То ли от возбуждения, то ли от выпитого огневиски голова его слегка закружилась.
    Когда он услышал характерный звук, с которым расстегивается молния, а ткань под его правой ладонью задвигалась, Северуса бросило в жар. Грейнджер не шутила. Снейп оторвался от ее плеча и увидел, что джинсы уже лежат у ее ног, а сама Гермиона стоит в одном нижнем белье. Впрочем, оно тоже долго не задержалось на ней: быстрым умелым движением она завела руки за спину и расстегнула бюстгальтер, мгновенно скинув его к куче остальной одежды. Следом пришла и очередь трусиков, которые были столь малы, что по большому счету ничему не помешали бы.
    Северус тяжело сглотнул и отступил на шаг назад. Гермиона как будто только этого и ждала, чтобы наконец повернуться к нему. В полумраке комнаты, освещаемой лишь парой ламп, ее кожа казалась призрачно белой, только лицо пылало. Обнаженная грудь быстро поднималась и опускалась от тяжелого, прерывистого дыхания.
    — Ну а ты чего же? – хрипло и чуть насмешливо спросила она. – Предпочитаешь заниматься этим в одежде?
    ***
    Примерно в то же время Драко Малфой выглянул в коридор, удостоверился, что там никого нет, и тенью скользнул к одной из дверей. Присев рядом с ней на корточки, он быстро протолкнул в щель обрывок пергамента, тихо и стремительно вернулся к себе и на совесть запечатал дверь заклятьем.
    В записке, которую он просунул под дверь, значилось: «Я знаю, зачем тебе все это. Надо поговорить. В полдень на чердаке».

Глава 4

    Утром оказалось, что никто не захотел ночевать в открытой со всех сторон гостиной, предпочтя защиту своих спален. После одиннадцати часов пленники острова, гонимые голодом, начали по очереди стекаться в кухню. Каждый завтракал тем, что смог найти. Миссис Уизли была совсем плоха и не вставала с постели, никто другой организованной готовкой заниматься не хотел. Флер лишь заварила чай и сварила кофе на всех, а Билл собрал поднос с едой для своих родителей, чтобы отнести им в комнату.
    Гермиона проскользнула в дверь, стараясь привлекать к себе как можно меньше внимания. Она быстро налила себе полную чашку кофе и отрезала большой кусок хлеба, после чего села в углу, забравшись на стул вместе с ногами. Она все еще была смущена тем фактом, что проснулась сегодня в постели Снейпа. На ее счастье тот утром был немногословен и скрылся в ванной до того, как она открыла глаза, дав ей возможность ускользнуть из комнаты не прощаясь.
    — Привет, – тихо поздоровалась Джинни, подтащив стул к тому месту, где Гермиона запивала хлеб черным кофе.
    Грейнджер молча кивнула и сочувственно посмотрела на подругу.
    — Как ты?
    — Никак, – мрачно ответила та. – Серьезно. Ничего не чувствую. Как во сне. Кажется, что вот–вот проснусь, но почему‑то этого не происходит.
    — Это от зелья, – вздохнув, предположила Гермиона. – Ты вчера выпила слишком много успокоительного. Оно все еще притупляет чувства.
    — Тогда надо будет попросить у Снейпа еще, – по губам Джинни скользнула печальная улыбка.
    — Не советовал бы я вам пить его зелья, – буркнул Рон, сидевший за столом, спиной к ним. Он меланхолично жевал кусок мяса, оставшегося с прерванного ужина. – Не ровен час, отравит. Мерлином клянусь, все это его рук дело.
    — Вы даете опрометчивые клятвы, мистер Уизли, – Снейп вошел в кухню уверенной походкой. На фоне остальных присутствующих, которые выглядели крайне подавлено, он смотрелся инородным телом.
    — Больше некому, – Рон вздернул подбородок и прищурил глаза, давая понять, что готов ответить за свои слова. – Даже хлюпик Малфой не годен на такое. А других экс–Пожирателей Смерти среди нас нет.
    — Вы упускаете одно важное обстоятельство, – спокойно парировал Снейп, наливая себе кофе. – Даже два, если задуматься. Во–первых, Пожиратели Смерти были агрессивной магической группировкой. Да, они пытали и убивали, но делали это с помощью магии, а не резали ножами. В данном случае мы имеем вполне магловскую манеру убивать.
    — А во–вторых? – угрюмо поинтересовался Джордж. Он в качестве завтрака пил пустой чай и даже не садился за стол, предпочитая подпирать спиной стену.
    — Во–вторых, я предал Пожирателей Смерти еще во время первой войны, о чем вам всем хорошо известно, – напомнил Снейп, делая глоток кофе.
    — Так вы считаете, что убийца – маглорожденный? – с вызовом поинтересовалась Гермиона, хмуро глядя на Северуса исподлобья.
    — Маглорожденный, – он невозмутимо кивнул ей, – или полукровка, – добавил он, поклонившись остальным, – или воспитывался маглами, – он выразительно посмотрел на Гарри, – или восхищается их образом жизни, – Снейп поискал глазами Артура, но не нашел, поскольку тот не отходил от жены. – Или тот, кто достаточно расчетлив, чтобы свалить все на маглов, – Северус перевел взгляд на Драко.
    Малфой презрительно фыркнул и вместе с чашкой, не говоря ни слова, мгновенно зашагал к выходу. В дверях он бросил через плечо мимолетный взгляд на оставшихся, как будто ждал, что кто‑то может пойти следом, но никто даже не дернулся с места.
    — Кто‑нибудь знает, Коллинз вчера вернулся со своей вечерней прогулки? – поинтересовался Снейп как ни в чем не бывало.
    — Да, я его видел, – ответил Чарли.
    — Когда нам ждать авроров? – нетерпеливо спросила Флер, обращаясь к Гарри.
    — Мы только вчера вечером отправили сову, – Поттер виновато пожал плечами, как будто сову отправили поздно исключительно из‑за него. – Не думаю, что она могла добраться так быстро. Мы далеко от Лондона.
    — И что же нам пока делать? – Флер обхватила себя руками, как будто пыталась согреться. – Сидеть и бояться друг друга?
    — Как вариант, – насмешливо подтвердил Снейп.
    — Или можем попытаться сами вычислить убийцу, – предложил Гарри. – Мы с Роном авроры и можем начать расследование до прибытия остальных.
    — Если не считать того, что убийцей может оказаться один из вас, то да, – все тем же язвительным тоном отозвался Снейп.
    — Погиб мой брат! – прикрикнул Рон, стукнув кулаком по столу.
    — Со времен Каина и Авеля братские узы не являются достоверным оправданием, – невозмутимо заметил Северус.
    Рон вскочил с места, собираясь то ли проклясть Снейпа, то ли просто кинуться с кулаками, но Гарри его остановил.
    — Формально он прав, дружище, успокойся.
    — Не успокаивай меня, – Рон сбросил руку друга с плеча. – Я не собираюсь спокойно слушать обвинения в свой адрес.
    — Нам только сейчас драки или дуэли не хватает, – Поттер предпринял еще одну попытку урезонить его.
    — Драки не будет, – буркнул Рон. – Я видел, в гостиной вчера осталось довольно много огневиски.
    — Не надо, Рон, – тихо попросила Джинни, но ее брат только презрительно скривился.
    — По–твоему, лучше глотать его отраву? – спросил он, кивнув в сторону Снейпа. – Нет, я пас. Огденовское производство мне ближе и милее.
    Сказав это, он зашагал к выходу. Едва за ним захлопнулась дверь, как настенные часы в кухне тихо звякнули.
    — Полдень, – устало констатировала Гермиона.
    — Что же вы считаете достоверным оправданием? – спросил Джордж у Снейпа, возвращаясь к прерванной теме.
    — Алиби, – сообщил Снейп так, словно говорил с неразумными детьми, которые не знают ответы на элементарные вопросы. – У кого‑нибудь есть убедительное алиби на время убийств миссис Уоррингтон и мистера Перси?
    — Мы не знаем, когда их убили, – сказала Гермиона, качая головой. – Мы даже точно не знаем, что Лаванду убили. Вы якобы видели следы крови на песке, но кто поручится, что вы не врете? А если и не врете, то это еще не значит, что ее убили. Может быть, следы Лаванда оставила сама, чтобы так думали, чтобы ее считали мертвой. Смерть – это ведь убедительное алиби?
    — Туше, мисс Грейнджер, – Снейп уважительно поклонился девушке, при этом в его глазах промелькнуло неподдельное восхищение, смешанное с гордостью. Впрочем, и то, и другое смогла заметить лишь сама Гермиона и только потому, что одна она знала о том, что было между ними этой ночью. – Однако я буду придерживаться мнения о том, что миссис Уоррингтон мертва. Я видел кровь, но для инсценировки собственной смерти этого было маловато: кровь быстро смыло водой, ее мог вообще никто не увидеть, если бы я в тот момент не пришел на пляж. Вы вольны верить мне или нет.
    — Для равновесия позиций, я вам не буду верить, – задумчиво отозвался Чарли.
    — Вы будете считать, что она жива и убила вашего брата? – уточнил Снейп.
    — Нет, я буду считать, что вы не видели никакой крови, вы просто ее убили, а потом убили моего брата. Насколько я понимаю, алиби на оба убийства у вас нет?
    Снейп задумался, а потом кивнул.
    — Вы правы. В предположительное время первой смерти я гулял в одиночестве, во время второй был у себя в комнате. Опять же один. Надо, наверное, завести себе пару и таскать ее за собой повсюду на случай еще одного убийства, – добавил Северус, мельком глянув в сторону Гермионы. Та отчаянно покраснела, но этого никто не заметил.
    — Тогда получается, что во время обоих убийств вы были поблизости от мест их совершения, – сделал вывод Чарли. – Возможно, Рон встретил вас на пляже сразу после того, как вы разделались с Лавандой.
    — Возможно, – подтвердил Снейп. – А возможно, он сам убил Лаванду, избавился от тела, а потом вернулся на пляж, чтобы убедиться в том, что не оставил следов, но встретил меня.
    — По крайней мере, мы в тот момент были дома, наводили порядок, – заметил Билл, который незаметно вернулся на кухню.
    — Вы все время видели друг друга? – уточнил Снейп. – Или были моменты, когда кто‑то из вас оставался один?
    Уизли задумались, пытаясь восстановить события.
    — Когда мы вернулись с пляжа, я и Джинни все время были на кухне с миссис Уизли, – обрадованно сказала Флер. – Никто из нас троих не мог убить Лаванду, мы были заняты ужином. Гермиона тоже присоединилась к нам, но чуть позже.
    — А у меня нет алиби, – признал Гарри удрученно. – Я разговаривал с вами, потом пошел в дом, хотел помочь с уборкой, но миссис Уизли сказала, чтобы я отдыхал. Я пошел к себе и оставшееся время был в комнате. Никто меня не видел.
    — А что делали вы, Гермиона? – спросил Снейп, повернувшись к Грейнджер.
    — Я… – она нахмурилась, восстанавливая в памяти события. – Когда девочки ушли, я осталась ждать Лаванду…
    — Зачем вы это сделали? Почему не ушли с остальными? – тут же перебил Снейп.
    — Я ее попросила, – с вызовом в голосе вмешалась Джинни. – Мне казалось невежливым бросать Лаванду.
    — Что было дальше? – спросил Снейп, кивнув в знак понимания.
    — Лаванда вылезла из воды, я ей сказала, что нас позвали готовить ужин. Ей не хотелось делать что‑либо полезное, поэтому она осталась на пляже, а я пошла к дому. Столкнулась на крыльце с Роном. Он как раз искал Лаванду. Я отправила его на пляж, – Гермиона наморщила лоб. – Потом я зашла в комнату, бросила там полотенце, переоделась и пошла помогать с ужином…
    Было видно, что Снейп собирается спросить что‑то еще, но мистер Коллинз, ворвавшийся в кухню, не дал ему этого сделать. Он выглядел испуганным и сразу привлек к себе внимание всех.
    — Что случилось? – встревоженно спросил Гарри.
    — Там… на чердаке, – слегка заикаясь, начал Коллинз, – мистер Малфой… разговаривает…
    — Мистер Малфой время от времени это делает, – подтвердил Снейп. – Что в этом ужасного?
    — Мне показалось, он говорил… с убийцей, – почти прошептал Коллинз.
    — Что? – в один голос воскликнули Джинни и Гермиона, вскакивая со своих стульев.
    Коллинз испуганно дернулся, заметив их. Потом перевел взгляд на Флер и нахмурился. В этот же момент Гарри со всех ног бросился к выходу, зацепив по дороге Коллинза и потащив за собой. Уизли последовали за ним, Снейп и Гермиона шли последними. Гарри на ходу уточнял у Коллинза, где тот услышал разговор.
    На втором этаже пришлось потратить пару минут на поиск входа на чердак. Оказалось, что в потолке открывался люк, из которого опускалась складная лестница. Когда проход был открыт, все на мгновение замерли и прислушались: сверху не доносилось ни звука.
    — Чего вы ждете, Поттер? – спросил Снейп. На удивленный взгляд Гарри он пояснил: – Кто из нас двоих аврор?
    Поттер достал волшебную палочку и осторожно поднялся по лестнице. Снейп последовал за ним. Билл, Чарли и Джордж не отставали. Последними поднялись Гермиона и Джинни. Флер и Коллинз остались внизу.
    Когда Джинни, поднимавшаяся последней, ступила на чердак, мужчины уже опустили палочки и не выглядели настороженными. Взгляды всех присутствующих были обращены к одной стене, которой сначала не было видно за их спинами. Когда же Джинни наконец удалось увидеть то, на что смотрели остальные, она непроизвольно вскрикнула.
    С расстояния в несколько шагов в полутьме чердака было трудно понять, чем именно Драко пришпилило к стене, но поза, в которой его зафиксировали, была явно не случайной: с раскинутыми под прямыми углами руками он казался распятым на кресте. Что‑то держало его в районе талии, поэтому ноги были прямыми, плотно прижатыми к стене, а плечи и голова свисали вперед, из‑за чего лица не было видно: ниспадающие волосы его закрывали.
    Сначала никто не двигался, но потом Снейп шагнул вперед, медленно приблизился к своему бывшему ученику и протянул к нему руку, пытаясь нащупать пульс. Не преуспев в этом, он нагнулся, чтобы заглянуть в лицо Драко.
    И тут же испуганно отшатнулся, инстинктивно зажав рот рукой на мгновение, как будто попытался удержать рвотный позыв. Впрочем, секунду спустя он уже взял себя в руки.
    — Что? – спросил Гарри. Голос его звучал непривычно.
    — Глаза, – зло прошипел Снейп. – Мерзавец забрал его глаза.
    ***
    — О, Мерлин, – сдавленно произнесла Гермиона и бросилась к выходу. Было слышно, как она спрыгнула с лестницы, как Коллинз и Флер о чем‑то спросили ее, а потом послышался хлопок двери.
    Остальные не могли пошевелиться. Страшная картина притягивала к себе их взгляды, как магнит.
    — Это безумие, – прошептала Джинни. – Кто из нас может быть настолько безумен, чтобы совершить такое?
    — Надо расспросить Коллинза, – неуверенно сказал Поттер, пытаясь собрать разбегающиеся мысли. – Узнать, что тот слышал.
    — В этот раз все намного проще, – сказал Снейп.
    — Да, – подтвердил Чарли. – В этот раз мы точнее знаем, когда произошло убийство.
    Сказав это, он пошел к выходу. Остальные потянулись за ним. Снейп уходил последним. Пока все спускались, он наложил на Драко и на предметы вокруг него те же чары, что до этого накладывал в комнате Перси Уизли. Когда на чердаке не осталось никого, кроме него, Северус тихо сказал, глядя на мертвого молодого человека:
    — Прости, Драко. Мне очень жаль, что так вышло.
    Потом спустился к остальным и предложил всем вместе пройти в гостиную на первом этаже. Никто не стал возражать. Снейп задержался еще ненадолго, чтобы проверить Гермиону.
    — Грейнджер! – позвал он, открыв дверь в ее комнату. Однако внутри было пусто. Прислушавшись, Северус понял, что в ванной течет вода. Понимающе кивнув, Снейп вышел из комнаты и закрыл за собой дверь. Его самого чуть не вывернуло наизнанку в первый момент, когда он увидел Драко, а уж он много на своем веку повидал.
    В гостиной собрались почти все, кто еще оставался жив. Отсутствовали лишь старшие Уизли, Гермиона и Билл, который пошел проверить родителей и сообщить им последние новости. Рон Уизли, от которого за несколько шагов разило алкоголем, выглядел на удивление трезвым. Он с сожалением взирал на полупустую бутылку огневиски.
    — Дементор меня забери, теперь придется начинать сначала, – раздосадованно прокомментировал он.
    Когда Снейп вошел, Поттер как раз говорил Коллинзу:
    — Постарайтесь не волноваться и вспомнить все, что вы слышали.
    — Я… я не знаю, – Коллинз трясся как осиновый лист и тяжело дышал.
    Северус извлек из внутреннего кармана мантии пузырек с зельем и протянул пожилому волшебнику. Это была последняя порция успокоительного, которую Снейп привез на остров.
    — Почему вы решили, что Драко говорит с убийцей? – спросил Северус, стараясь, чтобы его голос звучал ровно.
    — Он… Я слышал, как он сказал: «Ты собираешься всех нас убить?». Я поэтому и начал прислушиваться. Сначала подумал, что у мистера Малфоя сдали нервы и он говорит сам с собой.
    — Но что‑то заставило вас передумать, – подсказал Гарри.
    — Да, ему ответили. Ему ответили: «Только тех, кого необходимо», – Коллинз закрыл глаза и потер лоб, вспоминая.
    — Вы слышали голос убийцы? Вы узнали его? – Рон взволнованно подался вперед, отставив бутылку в сторону.
    — Я… Не знаю, не уверен… может быть, – мялся Коллинз. Он выглядел напуганным и растерянным. – Мне показалось… показалось, что говорила… женщина.
    — Но Флер, Джинни и Гермиона были с нами на кухне, – возразил Чарли.
    — Я же говорю, что не уверен, – виновато пробормотал Коллинз. – Тогда мне так показалось, но потом я увидел мисс Грейнджер, мисс Джинни и мисс Флер и теперь не уверен. Ведь, право, не могла же быть это миссис Уизли! Она разбита гибелью Перси, а больше некому.
    — Есть еще Лаванда, – Рон подскочил с места. – Это не могла быть Лаванда?
    — Миссис Уоррингтон мертва, Уизли, смиритесь с этим, – раздраженно осадил его Снейп.
    — Не смирюсь, пока не увижу ее тело, – огрызнулся Рон. – Не собираюсь верить вам на слово.
    — Это не лишено смысла, – поддержал друга Гарри. – Мы все были в кухне после того, как ушел Драко и до того, как пришел Коллинз. Только мистер и миссис Уизли были у себя в комнате
    — Ну почему же, – возразил Снейп. – Билл пришел позже, Рональд ушел раньше…
    — Эй, я все это время сидел здесь! – прикрикнул Рон. – Я даже не слышал, что что‑то случилось, пока все не пришли сюда.
    — Внезапно оглохли? – удивился Снейп.
    — Нет, – Рон смутился. – Кажется, виски поначалу хорошо пошло, и я задремал. Я полночи глаз не сомкнул, конечно, меня сморило сразу, – добавил он быстро, оправдываясь.
    — Значит, когда убили Драко, четверо находились не с остальными: мистер и миссис Уизли, Рон и мистер Коллинз, – задумчиво проговорил Гарри. – Сюда же добавим Лаванду, потому что мы не можем быть уверены в ее смерти. Я думаю, мистера и миссис Уизли можно исключить из списка подозреваемых.
    — Пожалуй, с этим даже я согласен, – тихо признал Снейп. – И Молли, и Артур могут быть опасными людьми, но никто из них не причинит вред своему ребенку. Это единственное, в чем я уверен.
    — К тому же они все время были в комнате, вдвоем, – добавил дошедший до гостиной Билл с порога.
    — Остаетесь вы с Коллинзом, – сказал Снейп Рону, глядя на него с подозрением.
    — Я никого не убивал, – снова закипая, процедил Рон. – И мы договорились, что Лаванда может быть жива. К тому же Коллинз слышал женский голос.
    — Верно, – подтвердил Снейп. – Если он вообще что‑то слышал, а не убил Драко сам и не пришел к нам потом в качестве свидетеля.
    — Я слишком стар для такого, молодой человек, – с укором сказал Коллинз.
    — Давайте не будем обвинять друг друга, – устало предложил Гарри. – Мистер Коллинз, вы еще что‑нибудь слышали? Он… или она вроде сказал: «Только тех, кого необходимо». Необходимо для чего?
    Коллинз пожал плечами и покачал головой, но потом его лицо переменилось, и он радостно воскликнул:
    — Вспомнил! Последнее что я слышал, это как мистер Малфой спросил: «Все дело в Зелье Всевластия?». После этого я поторопился к вам.
    — Зелье Всевластия? – хором переспросили Билл, Чарли и Джордж.
    Снейп со стоном опустился в кресло.

Глава 5

    — Зелье Всевластия? – с сомнением повторил Гарри.
    — Зелье, я так и думал, – фыркнул Рон, выразительно посмотрев на Снейпа. – Где замешано зелье, там замешан и зельевар.
    — Что это за зелье? – поинтересовался Билл.
    — Это не зелье, – проворчал Снейп. – Это миф. Что‑то вроде Священного Грааля для зельеваров. Просто легенда, – он покачал головой.
    — Может, поделитесь с нами легендой? – предложил Рон. Тон у него все еще был торжествующий.
    — Действительно, Снейп, расскажите, в чем суть, – попросил Чарли.
    — Среди зельеваров существует легенда о зелье Всевластия, – покорно заговорил Снейп, понимая, что от него не отстанут. – Это зелье способно принести тому, кто его сварил, неограниченную власть над окружающими. Тот, кого зельевар угостит им, в дальнейшем начинает действовать в его интересах.
    — Это как Империус? – не понял Гарри.
    — Нет. Империус подчиняет человека сторонней воле. Наложив это заклятие, можно заставить кого‑то сделать что‑то нужное тебе. Однако это будет конкретное действие, которое придумал ты, – Снейп вздохнул, снова покачал головой каким‑то своим мыслям. – Зелье Всевластия по легенде действует иначе. Человек сам понимает, что ему нужно делать, чтобы защищать твои интересы. Напои этим зельем богача – он вложит свои деньги в любой твой проект. Напои им министра магии – он примет любой закон, какой тебе нужен, или сделает тебя самого министром. Дай его женщине, которую ты хочешь, – и она больше никогда не взглянет на других мужчин. Результат зависит от того, кому ты дашь зелье.
    — А если напоить им всех волшебников? – уточнил Джордж.
    — Они примут тебя как своего единственного властелина, – мрачно ответил Снейп. – Потому оно и зовется зельем Всевластия. К счастью, оно не существует.
    — Не бывает дыма без огня, – возразил Гарри. – Есть название, есть принцип действия, значит, есть и зелье.
    — По легенде, – подчеркнул Северус, – оно существовало. Было когда‑то создано одним Мастером. Но прежде чем он успел им воспользоваться, тогдашние власти уничтожили его записи и само зелье, а Мастера казнили.
    — И что, никто не прикарманил себе рецептик? – засомневался Рон. – Все такие честные были?
    — Я вообще сомневаюсь, что это когда‑либо было на самом деле, – устало сказал Снейп. – Думаю, с веками история была приукрашена. Едва ли зелье действительно обладало такой силой.
    — Но почему тогда Драко мог о нем заговорить? – поинтересовался Гарри. – Не просто так ведь он вспомнил о нем. Особенно, если зелье – миф.
    Снейп колебался некоторое время, а потом все же сказал:
    — Все по той же легенде, основой зелья становятся… четыре человека, убитые зельеваром лично. Не с помощью магии или яда, а собственноручно. Эта часть легенды может объяснить, почему Перси и Драко были убиты… так… – он неожиданно замолчал, а потом стукнул себя ладонью по лбу. – Ну конечно! Я все думал, почему у Перси была так изуродована рука.
    — И почему? – машинально спросила Джинни. Ее глаза расширились от ужаса.
    — Кость, – коротко ответил Снейп. – Думаю, была извлечена кость. Никто точно не знает, как должны быть использованы тела жертв. Предполагают, что за основу зелья берется кровь, а также добавляются плоть, кость и волос… Поэтому у Драко забрали… глаза. Хм, странный выбор плоти…
    — Как это все ужасно, – прошептала побледневшая Флер.
    — Какой‑то кровавый бред, – проворчал Рон. – Каннибализм и шизофрения, – его передернуло.
    — Предания старины глубокой, – Снейп вздохнул. – Может быть, тот Мастер был просто болен и желал убивать, а уж потом придумал себе основание в виде создания очень могущественного зелья. В любом случае, рецепта не существует, есть только ворох сомнительных предположений. Если кто‑то убивает ради создания этого зелья, то его старания напрасны.
    — Либо вы просто пудрите нам мозги, – Рон подозрительно прищурился. – Пытаетесь убедить нас, что не верите в существование этого зелья, а на самом деле приехали сюда только для того, чтобы собрать ингредиенты.
    — Ну что ж, по крайней мере, теперь понятно, почему меня сюда пригласили, – спокойно сказал Снейп, посмотрев на Гарри. – Для отвода глаз, да? Когда есть я, кого еще можно заподозрить?
    — Нет, – Поттер отчаянно замотал головой, – поверьте, я не для этого вас пригласил. Я не знал, что так выйдет.
    — Но ведь это была твоя идея: поехать сюда, – неожиданно сказала Джинни, чем несказанно удивила всех присутствующих.
    — Нет, – опять возразил Гарри, в его голосе слышалось возмущение. – Остров предложил Драко.
    — Но Драко явно не мог планировать убийств, раз он среди жертв, – Джинни повысила голос. – А ты с самого начала твердил, что хочешь поехать в какое‑нибудь труднодоступное уединенное место, – она обвела рукой комнату, при этом стало заметно, что она мелко дрожит. – И вот мы здесь. Ни связи с внешним миром, ни возможности убраться отсюда – как ты хотел!
    — Я не хотел, чтобы репортеры устроили из этого цирк, вот и все! – прикрикнул Гарри. – Я не собираюсь варить никакое зелье, Снейп может подтвердить, что я в этом полный профан.
    — Вообще‑то, – вмешался Северус, – я скорее поверю в то, что это дело рук профана, чем хорошего зельевара. Только невежа может понадеяться на это зелье.
    — Ну конечно, что же еще вы можете сказать! – воскликнул Рон. – Хотите навязать нам эту позицию, чтобы мы исключили вас?
    — Перестаньте, пожалуйста, – попросила Флер, хватаясь за голову. – Не надо кричать!
    — Да, давайте поговорим о чем‑нибудь более конструктивном, – предложил Билл. – Если мы предполагаем, что убийца хочет сварить зелье, то ему нужна еще одна жертва, так? – Снейп согласно кивнул и Билл продолжил: – Значит, еще одному из нас грозит опасность.
    — Завтра наверняка прибудут авроры, – напомнил Чарли. – Нам осталось продержаться сутки или около того.
    — Кто бы это ни был, троих из нас он убил за меньший промежуток времени, – напомнил Снейп. – У него есть все шансы.
    — Да, но двое погибли еще до того, как мы узнали об опасности, а третий сам полез на рожон, – заявил Рон. – Если мы будем осторожны, если будем начеку, то у него ничего не выйдет. Нам нужен план.
    — Лично мне нужен отдых, – сказал Снейп, поднимаясь из кресла. – От вас всех.
    — Вы же сами говорили, что не стоит ходить поодиночке, – ровный голос Джинни говорил о том, что она уже справилась с истерикой и взяла себя в руки.
    — А теперь я думаю, что лучший вариант – отсидеться в своей комнате до прибытия авроров.
    ***
    Поднявшись на второй этаж, Снейп не пошел к себе. Все сказанное внизу было лишь поводом избавиться от назойливой компании. Он снова постучался к Грейнджер. На этот раз она сразу откликнулась и открыла ему дверь.
    — Что тебе нужно? – резковато поинтересовалась Гермиона. Выглядела она неважно: худая, бледная, дерганная. Непривычная короткая стрижка делала ее похожей на подростка.
    — Хотел уточнить, все ли с тобой в порядке, – признался Снейп. – Ты так быстро нас покинула и так опрометчиво осталась одна. Сейчас это могло стоить тебе жизни.
    — Ты вроде не хотел со мной нянчиться, – Гермиона печально усмехнулась.
    — Не хотел, – подтвердил Северус. – Но потом мне очень понравилось тебя утешать.
    Она покраснела, а глаза ее при этом блеснули. Грейнджер сделала шаг в сторону, пропуская его в комнату, потом закрыла за ним дверь и заперла заклятием.
    — Не хочу тебя расстраивать, но сейчас мне не нужно утешение, – сказала она, садясь на кровать.
    — Отрадно слышать, – чуть ехидно заметил Снейп, садясь рядом с ней.
    — Какие новости? – спросила Гермиона почти светским тоном.
    — Пока больше никого не убили, насколько нам известно, – в тон ей ответил Северус. – Коллинз утверждает, что слышал, как Драко говорил с убийцей о зелье Всевластия.
    Гермиона нахмурилась, а потом неуверенно сказала:
    — Это же легенда.
    — Я знаю, – согласился Снейп. – Возможно, убийца этого не знает.
    — Странно тогда, что он вообще о нем знает, – Грейнджер продолжала хмуриться. Снейпу пришло в голову, что в такие моменты она выглядит… мило. – Зелье Всевластия не входит в школьную программу.
    — Трудно сказать, – Северус пожал плечами. – Внизу никто не подал вида, что когда‑либо слышал о нем раньше.
    — Странно, – повторила Гермиона. – Рон точно должен был знать.
    — Откуда?
    — Я ведь писала по этому зелью исследование, – призналась Грейнджер со вздохом. – Пыталась проанализировать все слухи с научной точки зрения. Мы тогда еще… были вместе, и я часто говорила о своей работе, – она снова погрустнела. – Впрочем, я всегда подозревала, что он меня не слушает в такие моменты.
    — А почему я ничего не слышал об этом исследовании? – удивился Снейп, подозрительно покосившись на нее.
    — Потому что, – она пожала плечами, – оно так и не было опубликовано. Министерство сочло его «потенциально опасным», хотя, видит Мерлин, рецепт я там не вывела, просто оценила, что может быть правдой, а что – точно вымысел.
    — Неудивительно, – Снейп презрительно фыркнул, – все известные мне министерские чиновники никогда не получали на Зельях больше чем «удовлетворительно».
    — Уверена, на других предметах они получали не больше, – поддакнула Грейнджер, улыбнувшись на этот раз довольно весело.
    — Из‑за чего вы расстались? – неожиданно спросил Снейп.
    — С Роном? – зачем‑то уточнила Гермиона, хотя больше ни с кем она не расставалась. – Он не уделял мне внимания, – неуверенно сказала она. – Не понимал. Однажды мне это просто надоело.
    — Но вы не ссорились? Ты его не обижала, он тебя не обижал?
    — Я только что сказала, что он не понимал и не замечал меня, – оскорбленно напомнила Гермиона. – По–твоему, это не обидно?
    — Обидно, – согласился Снейп мрачно, покивав каким‑то своим мыслям.
    Гермиона вдруг откинулась назад и улеглась поперек кровати, уставившись в белоснежный потолок.
    — Зачем я только приехала сюда? – пробормотала она. – Не хотела же, даже повод более или менее правдоподобный придумала.
    — Ты собиралась пропустить свадьбу лучших друзей? – не поверил Северус, полуобернувшись к ней. – Вы же всегда были не разлей вода.
    — Так было раньше, пока я была с Роном. А потом я от него ушла, и все изменилось, – призналась Гермиона. – Нам трудно было находиться рядом, поэтому с Гарри и Джинни нам приходилось встречаться по очереди. Рон был им ближе: одному – лучший друг, другой – брат. Мне чаще приходилось самоустраняться. Так что за последние полгода мы отдалились.
    — И что же тебя заставило приехать в таком случае?
    — Джинни, – Гермиона продолжала смотреть в потолок. – Не знаю, какую цель она преследовала. Может быть, надеялась, что мы с Роном помиримся. Или просто соскучилась по мне. Если бы я только знала, что здесь такое начнется…
    — Ничего, скоро все закончится, – уверенно пообещал Снейп.
    — Откуда ты можешь это знать? – настороженно поинтересовалась Гермиона.
    — Для зелья нужны четыре жертвы, три уже есть. Осталась одна, – спокойно пояснил Северус, а потом наклонился к ней, чтобы поцеловать.
    Гермиону его движение застало врасплох, она не сразу отреагировала, зато когда первое удивление прошло, ее реакция оказалась довольно бурной.
    — Знаешь… по поводу утешения, – прошептала она, уже стягивая с него сюртук вместе с мантией, – может быть, мне нужно хотя бы немного сочувствия…
    ***
    Мистер Коллинз проводил церемонии уже много лет. Он побывал на несчетном количестве свадеб и похорон, но еще ни разу в его практике ни одна свадьба не оборачивалась потенциальными похоронами. Говоря, что не боится смерти в свои семьдесят пять лет, он немного лукавил: Коллинз боялся ее, как и все люди. Однако в то же время, как и все люди, он был уверен, что с ним ничего подобного не произойдет. Только не с ним.
    С самого начала убийства выглядели как сведение личных счетов. Лаванда Уоррингтон, которую явно что‑то связывало с Рональдом Уизли. Перси Уизли, который не был всеобщим любимчиком в семье и выделялся на фоне своих братьев. Драко Малфой, который нес на себе тяжесть преступлений отца. Жестокость убийств, увечья, наносившиеся жертвам, говорили о ненависти убийцы.
    Мистер Коллинз был склонен верить Северусу Снейпу, утверждавшему, что зелье не существует. Но в отличие от Снейпа, он полагал, что убийца знает об этом и использует легенду просто как оправдание собственной жестокости.
    Исходя из всего этого, он был уверен, что с ним ничего не случится. Ведь никому из присутствующих на острове он не сделал ничего плохого. Его не за что ненавидеть. И не за что убивать.
    Поэтому около пяти вечера он отправился на свою обычную вечернюю прогулку, без которой не мог уснуть.
    На крыльце дома Коллинз неожиданно для себя обнаружил мисс Грейнджер, которая куталась в простую темную мантию, сидя на ступеньках, и задумчиво смотрела вдаль. Услышав шаги у себя за спиной, она вздрогнула и резко обернулась, инстинктивно потянувшись в карман мантии.
    — А, это вы, мистер Коллинз, – выдохнула она облегченно, увидев его. Ее плечи расслабились, а рука отпустила волшебную палочку.
    — Да, не беспокойтесь, – он вежливо поклонился ей. – Я лишь хочу прогуляться.
    — Может быть, не стоит? – Гермиона озабоченно наморщила лоб. – Не лучшая идея – бродить по острову в одиночестве.
    — О, я не буду бродить по острову, – заверил ее Коллинз. – Лишь обойду вокруг дома, подышу свежим воздухом. Не о чем беспокоиться.
    — Лучше бы вы подышали свежим воздухом у окна своей спальни, – пробормотала Гермиона. – Или вот как я: сидя на крыльце.
    — Тогда я нарушу ваше уединение, мисс, – заметил Коллинз. – Мне кажется, это вам сейчас некстати.
    — О своей нелегкой жизни я могу подумать и в другой раз, – сказала Гермиона, пододвигаясь в сторону и предлагая ему сесть рядом.
    Однако Коллинз был уверен в своей безопасности и отказался.
    — Всего один кружок вокруг дома, – сказал он с улыбкой и сошел с крыльца.
    Прежние хозяева особняка, по всей видимости, любили зелень. Плющом были увиты все внешние стены дома, в пяти шагах от них росли многочисленные кустарники, а за домой был разбит полноценный сад, который за последние годы одичал, но не потерял своего очарования.
    Коллинз наслаждался вечерним воздухом, наполненным ароматами цветов и морской свежестью. Он даже не сразу заметил, что в кустах сирени темнел чей‑то силуэт. Лишь подойдя довольно близко, он вдруг вздрогнул и отступил назад, неуверенно улыбнувшись.
    — Не ожидал встретить вас здесь, – признался Коллинз смущенно.
    Ответа не последовало. Лишь взмах палочки, сопровождавшийся молчаливым проклятием. Мистер Коллинз почувствовал резкую боль и охнул, но не смог закричать. Из рассеченного горла и исполосованной груди хлынула кровь, окрашивая одежду в темно–бурый цвет.
    Пожилой волшебник упал на колени, а потом рухнул лицом в землю.
    Как и все люди, он ошибался.
    ***
    В одном мистер Коллинз был прав: Гермионе Грейнджер нужно было побыть в одиночестве и подумать о своей жизни. Точнее о ее неожиданном, резком повороте – Снейпе.
    Он не был ни молод, ни красив, ни богат, ни успешен. В нем не было ничего, что могло бы привлечь ее или какую‑либо другую женщину: ни шарма, ни обаяния, ни умения себя держать. Он был неприятным собеседником и скучным любовником. Единственным неоспоримым достоинством можно было назвать его ум, но не так уж много это значило для совместной жизни или хотя бы совместного времяпровождения.
    И если она все это прекрасно понимает, то почему же ей так не хочется, чтобы этот случайный роман оборвался так же быстро и внезапно, как начался? Гермиона знала, что не влюблена в Снейпа, но чем‑то он ее, безусловно, привлекал. Возможно, теми честностью и прямолинейностью, с которыми он предложил ей свою постель в первый раз. Не говорил красивых фраз, не клялся в вечной любви. Не врал.
    На этот раз она так задумалась, что не услышала, как к ней подошел еще один человек. Гермиона заметила его только тогда, когда он окликнул ее по имени.
    — Рон? – удивилась Грейнджер. – Ты тоже собрался погулять? – спросила она, многозначительно посмотрев на его куртку.
    — Не совсем, – буркнул тот, засунув руки в карманы и рассеянно оглянувшись по сторонам. – Хочу поискать Лаванду.
    — С ума сошел? – не поверила Гермиона.
    — Нет, я просто подумал, – затараторил Рон, оправдываясь, – что она не вернулась в пятницу, а мы даже не попытались ее найти. Из‑за Перси все как‑то закрутилось, а еще Снейп со своими утверждениями… А вдруг она жива? Может быть, ей нужна помощь. Мы даже не попытались… Не по–людски это как‑то, – тихо закончил он, понимая, что начинает повторяться.
    — Не ходи один, – попросила Гермиона. – Это опасно.
    — Хочешь, пойдем со мной, – предложил Рон. – Если не боишься, конечно, – он выжидающе посмотрел на нее. – Снейп пытается повесить все на меня, но я клянусь тебе: я тут ни при чем. Я не тронул бы ни Лаванду, ни брата, на даже этого хорька.
    Гермиона колебалась не дольше пяти секунд. Потом она встала, плотнее закуталась в мантию и уверенно спустилась с лестницы.
    — Я не боюсь, – сказала она и улыбнулась Рону.
    Гриффиндорец всегда остается гриффиндорцем.

Глава 6

    Сначала Снейп услышал короткий пронзительный вскрик, потом из коридора донеслись звуки голосов и топанье ног, а затем в его дверь настойчиво постучали. Северус даже головы не повернул: как полусидел на кровати, подложив под спину подушки, так и остался в этой позе. Только поднес стакан к губам и сделал небольшой глоток огневиски.
    Однако за дверью не собирались сдаваться. Стук повторился, став еще более настойчивым.
    — Снейп, вы там? – послышался голос Билла Уизли. – Хотя бы отзовитесь.
    Северус вздохнул и посмотрел на дверь с ненавистью. Ничего хорошего эта суета не сулила. Наверняка нашли очередной остывающий труп. Если бы не смутная тревога за Гермиону, он бы даже откликаться не стал. Хотя девчонка и пообещала, что будет сидеть в комнате, это еще ничего не значило. Поэтому Снейп с сожалением поставил стакан на прикроватную тумбочку и пошел к двери, забыв о том, что сюртук и мантия остались лежать в кресле.
    — В чем дело? – грубо спросил он, распахнув дверь.
    — Флер кажется, что под нашими окнами лежит тело, – сообщил Билл. – Я проверяю, кого нет в комнате. Гарри и мои братья пошли смотреть кто там. Флер я попросил остаться с Джинни.
    — Кто не откликнулся на стук в дверь? – спросил Снейп, уже размашисто шагая к лестнице.
    — Коллинз, Рон и Гермиона.
    — Гермиона? – Северус сбился с шага, а потом почти побежал.
    К приходу Снейпа и Билла, Гарри, Джордж и Чарли уже успели перевернуть тело и поверхностно осмотреть повреждения.
    — Все его прогулки, – мрачно сказал Джордж, глядя на мертвого Коллинза.
    — Что должны были забрать на этот раз? – спросил Чарли у Снейпа, склонившегося над телом.
    — Зависит от того, что взяли у миссис Уоррингтон, – ответил тот, разглядывая глубокий тонкий порез на шее. – Но этого человека убили не ради зелья, – осторожно предположил он.
    — Вы тоже заметили, да? – напряженно поинтересовался Гарри, глядя на Снейпа с нарастающим подозрением.
    — Как я мог не заметить? – огрызнулся тот, поднимая взгляд на Поттера. – Я придумал это заклинание.
    — Вот именно, – подтвердил Гарри, сжимая в кармане волшебную палочку.
    — О, брось, Поттер, – Северус скривился. – Не я один его знаю. Помнится, ты его однажды использовал против Драко. Уверен, вся ваша четверка знает, что такое Сектумсемпра.
    — За нашу четверку я спокоен, – холодно парировал Гарри.
    — Очень наивно с твоей стороны, – насмешливо прокомментировал Снейп. – Особенно теперь, когда Коллинз мертв.
    — А что это меняет? – спросил Билл, который внимательно прислушивался к их разговору.
    — Во время убийства Драко мы все были на кухне, кроме Коллинза, тебя, твоих родителей и твоего брата Рональда, – ответил ему Снейп. – По крайней мере, если считать, что Коллинз сказал правду. Пока он был жив, правдивость его слов была для меня под вопросом. Он мог сам убить Драко, а потом прибежать к нам и притвориться свидетелем.
    — Но раз он мертв, то это значит, что он не убивал Драко и говорил нам правду, – возбужденно констатировал Чарли.
    — Вот именно, – подтвердил Снейп, выпрямляясь. Гарри последовал его примеру. – Мистера и миссис Уизли мы уже исключили. Остаются двое.
    — Эй, – возмутился Билл, – я отсутствовал на кухне ровно столько времени, сколько нужно было, чтобы отнести родителям еду. Я пробыл у них не больше пяти минут. Когда бы я успел кого‑то убить?
    — Никто из нас не засекал, сколько ты отсутствовал, – возразил Гарри, хмурясь. – Но никто и не видел, что Рон все время был в гостиной и пил, – удрученно добавил он.
    — Его там не было, – растерянно сообщил Билл. – Когда я возвращался на кухню, то проходил мимо гостиной. Там никого не было.
    — Ты уверен в этом? – строго спросил Снейп. – Гостиная не так уж хорошо просматривается, если просто проходить мимо.
    — Я услышал шум и заглянул, – пояснил Билл. – Там никого не было. Я еще решил, что нервы сдают, раз мне шорохи мерещиться стали.
    — То, что Рона не было в гостиной, еще ничего не доказывает, – упрямо возразил Гарри. – Он говорил, что вырубился. Может быть, кто‑то наложил на него Империус и заставил отправиться на встречу с Драко, убить того, а сам убийца в это время сидел вместе с нами на кухне, рассуждал об алиби, – Поттер выразительно посмотрел на Снейпа.
    — Ваше желание выгородить друга крайне похвально, – язвительно отозвался тот. – Но версия не выдерживает никакой критики. Коллинз утверждал, что Драко говорил с убийцей, что тот отвечал ему. Если Рональд находился под действием заклятия, то он не мог бы отвечать про зелье Всевластия. И потом, в легенде говорится о том, что все четыре человека должны быть убиты зельеваром лично. Никаких посредников.
    — Послушайте, я не верю, что Рон замешан в этом, – сказал Джордж, – но давайте найдем его и спросим. Посмотрим, как он отреагирует на слова Билла.
    ***
    Ничего не подозревающие о том, что было найдено еще одно тело, Рон и Гермиона последовательно прочесали небольшой лесок, отделявший особняк от берега, и в конце концов вышли на тот самый пляж, где Гермиона последний раз видела Лаванду.
    — Что дальше? – удрученно спросил Рон.
    — Можем, пройти вдоль берега, – предложила Гермиона. – Остров не такой уж большой, успеем до темноты.
    — Наверное, все это бессмысленно, а я просто идиот, – проворчал Рон, засунув руки в карманы брюк и зло пнув обломок какой‑то ветки.
    — Она была тебе дорога? – тихо спросила Гермиона.
    — В смысле? – напрягся Рон.
    — Я хочу сказать, не просто же так ты ее сюда пригласил, – пояснила Грейнджер, глядя на океан. – Вас что‑то связывало?
    — Да нет…
    Рука нащупала в кармане кинжал, уже отнявший жизни трех человек и теперь лежавший в ожидании следующего убийства. С каждой секундой промедления он становился все тяжелее.
    ***
    Вернувшись на второй этаж, Северус первым делом постучался к Гермионе и, не дождавшись ответа, распахнул дверь. В комнате было пусто. На всякий случай он проверил и ванну, но там тоже никого не оказалось. В коридоре тем временем стало шумно: Флер и Джинни присоединились к остальным.
    — Ну что? – спросил Снейп, выйдя из комнаты Гермионы.
    — Не отзывается, – доложил Билл.
    — В другой ситуации я бы так не поступил, – пробормотал Гарри, открывая дверь в комнату друга заклинанием.
    Рона, конечно, там не было. Снейп окинул презрительным взглядом беспорядок, абсолютно позабыв о том, что в его комнате сейчас не намного лучше. Пока Поттер просил Джорджа и Чарли обойти дом и поискать Рона в других местах, Снейп бегло осмотрел ящики письменного стола и прикроватную тумбочку.
    — Грейнджер тоже поищите, – попросил Северус рассеянно, скользя взглядом по комнате. – Ее тоже нет на месте.
    — Хорошо, – бросил Чарли, уже скрываясь из виду.
    — Мы ведь не планировали проводить обыск, – с укором сказал Гарри Снейпу.
    — Да, конечно, – ответил он, – а дверь вы вскрыли просто на всякий случай.
    — Что вы хотите найти? – спросила Джинни.
    — Когда найду – узнаю, – сказал Снейп, останавливая взгляд на дорожном сундуке. – Поттер, не поможешь мне? – с издевкой поинтересовался Северус, кивая на сундук.
    Гарри тяжело вздохнул и направил палочку на замок. Когда крышка поднялась вверх, Снейп заклинанием вытряхнул все содержимое сундука на пол, молча проигнорировав возмущенное восклицание Джинни. Среди изрядно помятой одежды все сразу заметили то, что никак не ожидали увидеть в вещах Рона: тетради в потрепанных обложках. Одну взял Снейп, вторую – Поттер.
    — Похоже на почерк Гермионы, – сказал Гарри. – Какой‑то конспект или…
    — Черновик, – констатировал Северус. – Черновик ее исследования зелья Всевластия.
    — Гермиона проводила исследование этого зелья? – удивился Гарри.
    — Ты не знал об этом?
    — Нет, а вы откуда знаете?
    — Она сама мне сказала, – признался Снейп. – Министерство запретило его издавать, сочтя опасным.
    — И почему эти черновики теперь лежат в вещах Рона? – все еще не желая верить в худшее, спросил Гарри.
    ***
    — Ты хотя бы любил ее? – в голосе Гермионы звучало отчаяние.
    — Чего? – возмутился Рон. – Гермиона, мы с ней расстались еще в шестом классе, ты забыла? Она замужем!
    — Хватит врать, – устало попросила Грейнджер, опускаясь на песок. – У тебя был роман с ней, еще когда мы были вместе.
    Рон открыл рот, чтобы возразить, но Гермиона, сидевшая к нему спиной, как раз добавила:
    — Я видела вас.
    Так ничего и не сказав, Рон закрыл рот. Теперь стало понятно, почему Гермиона тогда так неожиданно собрала свои вещи и ушла от него.
    Рукоятка жгла пальцы, как будто кто‑то незаметно нагревал кинжал. Казалось, еще немного – и на коже останутся следы ожогов, она покроется отвратительными волдырями и покраснеет. Тянуть дальше было нельзя. Пора решаться и заканчивать с этим.
    ***
    — Ты действительно идиот или прикидываешь? – разозлился Снейп. Он потряс тетрадкой, которую держал в руке, перед глазами Гарри. – Твой дружок уверял, что ничего не знает об этом зелье и вообще первый раз о нем слышит!
    Пока Снейп кричал на Поттера, Флер обратила внимание на скомканный кусок пергамента, валявшийся на полу среди прочих вещей. Возможно, он привлек ее внимание, потому что был похож на скомканную в порыве гнева записку. Она подняла его и развернула.
    — Гарри! – позвала Флер, прочитав записку. Когда Поттер обернулся к ней, она протянула пергамент ему.
    Гарри взял его в руки и прочитал вслух:
    — «Я знаю, зачем тебе все это. Надо поговорить. В полдень на чердаке».
    — Полдень, – испуганно прошептала Джинни.
    — Как раз тогда, когда убили Драко, – напомнил Билл. – И убили его как раз на чердаке.
    — Их нигде нет, – хором сообщили влетевшие в комнату Чарли и Джордж.
    Снейп торжествующе посмотрел на Поттера.
    — Твой друг – убийца, – безжалостно заявил он. – И сейчас он, возможно, убивает твою подругу.
    ***
    — Я даже не знаю, что сказать, – пробормотал Рон, растерянно почесав затылок.
    — Поздно уже что‑либо говорить, – все тем же уставшим тоном сказала Гермиона. – Лучше объясни мне, почему ты никому не сказал, что знаешь про зелье Всевластия? Ты ведь знал, что я им занималась.
    — Знал, – Рон не стал отпираться. – Но мне не хотелось подставлять ни тебя, ни себя. Снейп и без того прицепился ко мне, потому что я не был с вами на кухне, когда убили Драко. Мне не хотелось, чтобы кто‑то еще всерьез заподозрил меня.
    — Нет, Рон, – Гермиона покачала головой, – тебя никто и никогда всерьез не заподозрил бы.
    Кинжал, наконец, был извлечен из кармана. Лучи закатного солнца отразились от его гладкого лезвия. Как все просто – даже не верится! Все так удачно сложилось, совсем как в первый раз. Вечер, пляж, убийца и жертва. Где все началось, там все и закончится.
    ***
    — Гермиона!
    — Рон! Гермиона!
    — Грейнджер!
    — Роооон! Гермиоооона!
    Чтобы сэкономить время на поиски, волшебники решили разделиться: Билл и Флер отправились к северному берегу, Чарли и Джинни к южному, Джордж пошел на восток, а Снейп и Гарри – на запад. Они кричали, надеясь, что кто‑нибудь отзовется. И для того, чтобы сообщить о своем приближении и таким образом предотвратить еще одну трагедию. Ни того, ни другого они не добились.
    Своих друзей Гарри увидел еще издалека, не успев даже выйти из леса. Он тут же отправил патронуса за остальными, а потом побежал к берегу, где в двух шагах друг от друга лежали Рон и Гермиона. Снейп не отставал.
    Гермиона лежала на спине, ее глаза были закрыты. Первое, что бросалось в глаза, был глубокий порез, шедший через всю правую щеку. Кровь из него еще активно текла, заливая шею. Других повреждений не было видно, но руки тоже оказались перепачканы кровью.
    Рон лежал лицом вниз, придавив весом своего тела правую руку, которая казалось неестественно вывернутой. Песок рядом с ним уже окрасился темно–бурым цветом.
    Поскольку Снейп сразу склонился над Гермионой, проводя палочкой над ее телом, Гарри опустился на колено рядом с Роном и перевернул того на спину. Он даже не стал проверять магией, жив ли его друг: у него из груди торчал кинжал, вошедший почти по самую рукоятку. Пальцы, сжимавшие ее, уже ослабли, а приоткрытые глаза смотрели в никуда.
    — Я не хотела, – услышал он тихий голос Гермионы, за которым последовал всхлип.
    Гарри оторвал взгляд от мертвых глаз лучшего друга и посмотрел на нее. Гермиона сидела на песке, опираясь на Снейпа, который неожиданно для Поттера подставил ей свое плечо и обнимал одной рукой, как будто хотел убедиться, что она не потеряет опору и не упадет. Он наспех залечил ее порез, от которого остался некрасивый шрам. Хороший колдомедик решит эту проблему.
    — Он пытался ударить меня кинжалом сзади, – объяснила Гермиона. Голос подводил ее, но она все равно торопливо говорила: – Но я как раз услышала ваши голоса и обернулась. Он не ожидал этого, но не остановился. Он тоже слышал, что вы приближаетесь… Я так и не поняла, как это вышло, но я не хотела его убивать… Просто толкнула его… Неудачно… – она заплакала, уткнувшись лицом Снейпу в плечо.

Эпилог

    Жизнь медленно возвращалась в свою привычную колею.
    После смерти Рона антиаппарационные чары на острове пали, поэтому Гарри смог благополучно аппарировать в Лондон, вернуться с коллегами из аврората, медиками Святого Мунго и портключом. Его не дождался только Снейп, предпочтя исчезнуть самостоятельно. С Гермионой он даже не попрощался.
    Миссис Уизли доставили в больницу и только там сообщили о гибели еще одного сына. Зелья смогли поддержать ее сердце и разум, но колдомедики предупредили семью, что после всех потрясений она еще не скоро придет в себя.
    Гарри и Джинни отложили свою свадьбу на неопределенный срок.
    Билл, Флер и Чарли задержались дома до похорон, которые должны были состояться после расследования Аврората. Гарри позаботился о том, чтобы оно было быстрым. Уже в среду тела Перси, Рона, Драко и мистера Коллинза были выданы семьям. Тело Лаванды пока не было найдено.
    Гермиона провела в больнице Св. Мунго целые сутки. За это время ее успели избавить от шрама и накачать успокоительными зельями. Целитель провел с ней беседу и заверил, что ей больше нечего бояться, что все ее страхи должны остаться на том острове, и ей стоит постараться забыть о случившемся. Гермиона кивала и соглашалась, неуверенно улыбалась и заверяла, что с ней все будет в порядке, но так и не смогла ни разу уснуть ни в больнице, ни дома. Бодрящее зелье помогало держаться на ногах.
    Накануне похорон, когда тело Рона и Перси перевезли из Аврората в ритуальное бюро, она незаметно проникла туда. Рон и Перси лежали в разных комнатах, оба были подготовлены к церемонии, которая должна была состояться на рассвете. Тело Перси Гермиону не интересовало. Она пришла к Рону.
    В комнате было темно и страшно, однако желание использовать Люмос Гермиона раздавила в зародыше: не хватало только случайно привлечь чье‑нибудь внимание. Света луны и звезд, проникавшего через окно, было достаточно, чтобы видеть стол, на котором покоилось тело Рона, а тени по углам можно было игнорировать.
    Добравшись до стола, Гермиона на мгновение замерла, глядя на бледное спокойное лицо, обрамленное рыжими волосами. Мертвые так похожи на спящих, что когда смотришь на них, сердце начинает биться быстрее и приходится напоминать себе, что человека уже не вернуть.
    Сбросив оцепенение, Гермиона потянулась к волосам Рона, осторожно коснулась их, погладила, пропустила сквозь пальцы. И снова замерла.
    С левой стороны от лица волос не хватало. Глазам не было этого видно, Гермиона даже была уверена, что дело не в плохом освещении, а в том, что место, с которого под корень была срезана довольно объемная прядь, сверху прикрыли другими прядями.
    Темнота справа от нее вдруг зашевелилась, ожила и подступила ближе. По спине пробежал холодок.
    — Знал, что вы придете, – сказала темнота голосом Снейпа. – Это ищите?
    Он протянул к ней руку с раскрытой ладонью, на которой лежала рыжая прядь, перетянутая тонкой лентой. Гермиона с трудом сглотнула, но не смогла пошевелиться. Северус тихо рассмеялся.
    — Кровь. Кость. Плоть. И волос, – отрывисто произнес он. – Рональд Уизли не был убийцей.
    — Не был, – тихо повторила Гермиона.
    — Все оказалось так просто, даже не верится, – сказал Снейп, убрав прядь волос в карман мантии.
    — Если все так просто, то почему мы с тобой сейчас здесь разговариваем?
    — Потому что мне интересны детали. Мне ясна общая картина произошедшего на острове, – Снейп склонил голову на бок, наблюдая за ее лицом, которое он видел только в профиль. А как хотелось бы сейчас увидеть ее глаза. – Но я хочу знать все наверняка. И самое главное, я хочу понять: почему? Почему они?
    Ее губы растянулись в довольной улыбке. Гермиона повернулась, чтобы посмотреть на него. На ее лице был триумф, а в глазах – сумасшествие. Это пугало и возбуждало одновременно.
    — Потому что они это заслужили, – сказала Грейнджер. – Кроме Коллинза и Драко, пожалуй, этих мне пришлось убить. Я знала, что ты догадаешься рано или поздно.
    — И ты хотела этого, – уверенно добавил Северус. – Что за удовольствие: разыгрываешь такую комбинацию, а никто тебе не рукоплещет. Я готов поаплодировать, если ты объяснишь мне кое‑что.
    — Как я дошла до жизни такой? – предположила Гермиона. Снейп молча кивнул. – Все довольно банально. Когда однажды ты попадаешь в сказку, она кажется тебе такой прекрасной, такой правильной, такой волшебной – таким казался мне мир магии, в который я попала в одиннадцать лет. Все было идеально до тех пор, пока я не поняла, что это не мой мир.
    Этот мир принадлежит потомственным волшебникам. Чистокровным. Когда мы боролись против Волдеморта, я была молода и наивна, думала, что победив его, мы победим предрассудки, несправедливость, двойные стандарты. Я ошибалась. Предрассудки, несправедливость и двойные стандарты были до Волдеморта и остались после него. Они в крови всех потомственных волшебников.
    Правда открылась мне уже после школы, после академии. Волшебный мир столь же уродлив и примитивен, сколь и магловский. Такие как я, такие как ты всегда будут на его окраине. Несколько лет после академии я наблюдала, как чистокровные волшебники вокруг меня делали стремительные карьеры. Бездарные ничтожества, списывавшие у меня на контрольных, получавшие средние оценки, становились моими начальниками, получали власть. Это нечестно.
    — И ты решила восстановить справедливость? – Снейп казался разочарованным.
    — Нет, я решила смириться, – призналась Гермиона виновато. – Я решила, что буду работать, буду доказывать себе и остальным, что лучше них, как я всегда это делала. Я взялась за исследование, которое привлекало многих, но которое почему‑то до сих пор не было проведено. Мне казалось, что основательная научная работа по одной из самых захватывающих и самых табуированных тем зельеварения откроет передо мной новые горизонты. Я потратила много сил и много времени на это исследование. Из‑за него я стала мало уделять внимание нашим с Роном отношениям. Он казался мне таким надежным, таким постоянным, – она грустно вздохнула. – Я была уверена, что он всегда будет со мной.
    — Но что‑то пошло не так, – подсказал Снейп, когда Гермиона вдруг замолчала, задумавшись.
    — Министерство наложило запрет на публикацию моего исследования, – жестко отчеканила Грейнджер. Ее лицо стало суровым. – И кто наложил? Перси! Этот напыщенный индюк, бездарный, безмозглый братец Рона, сделавший карьеру благодаря чистокровному происхождению и льстивому языку!
    Сказать, что я была шокирована этим, значит не сказать ничего. Мне словно почву из‑под ног выбили, но это было еще только полбеды. Естественно я стала искать утешения у Рона. Для этого я попыталась найти самого Рона. И нашла… – ее губы задрожали, а голос сорвался. Обида, пережитая в тот момент, когда она увидела своего «почти мужа» с другой женщиной, нахлынула с новой силой. Гермиона даже забыла, что мужчина, причинивший ей эту боль, сейчас лежал мертвый перед ней.
    — Я не стала устраивать сцен, – продолжила она. – Просто собралась и ушла. Сняла отдельную квартиру и просидела там целую неделю, думая, как мне жить дальше. Первым моим желанием – каюсь! – было оставить волшебный мир и попытаться найти себя в магловском. Но какая‑то часть меня жаждала совсем другого…
    — Мести? – предположил Северус.
    — Справедливости, – поправила Гермиона. – Все получилось случайно. Я сидела у себя на кухне, пила холодный кофе, бездумно пялилась перед собой. На столе валялся какой‑то журнал с гороскопом. Глаза сами нашли предсказание для Рыб, – она заметила непонимание на лице Снейпа и пояснила: – День рождения Рона – первое марта. Я смотрела на гороскоп и думала о людях, которые перевернули мою жизнь с ног на голову: Роне, Лаванде и Перси. Я вспомнила, что Перси по гороскопу Лев. Я не знала, когда день рождения у Лаванды, и желание узнать это стало моим первым шагом из депрессии. Когда я узнала, что она Дева, я забыла о том, что хотела уйти в магловский мир.
    — Я не понимаю, – признался Снейп.
    — Потому что вы не читали мое исследование, – Гермиона снова улыбнулась той жутковатой сумасшедшей улыбкой. – Я целую главу посвятила анализу выбора жертв для зелья. Почему четыре? Если задуматься, то от человека можно взять не только кровь, кость, плоть и волос. Есть еще лимфа, хрящи, сухожилия. Да и «плоть» – весьма неточное понятие. Что это? Жировая ткань? Мышечная? С кожей или без? Тогда я пришла к выводу, что количество жертв связано с чем‑то другим.
    — Четыре стихии, – понимающе протянул Снейп. – Рыбы – это водная стихия, Лев – огненная, а Дева представитель земной стихии.
    — Да, представляешь, оказалось, что все трое прекрасно подходят для зелья. Но мне нужен был четвертый.
    — Драко Близнецы, – вздохнул Снейп. – Воздушная стихия. Но почему именно он?
    — Потому что именно он случайно попался мне на крючок, – призналась Гермиона. – Я проводила обычную проверку финансовых операций и нашла нарушения. Потянула за ниточку и распутала клубок махинаций, которые проворачивал Драко. Я обратила внимание на его день рождения и поняла, что он мог бы стать четвертым компонентом зелья. Тогда у меня еще не было четкого плана, но я не стала сдавать Драко. Все подтверждающие документы я скрыла.
    Ты должен меня понять. Тогда я еще не относилась серьезно к затее убить Рона, Лаванду и Перси ради зелья. Я не думала, что мне представится возможность. Ведь начни я просто убивать их, меня могли бы вычислить. Наверняка бы нашлись те, кто знал о романе Рона и Лаванды. Меня бы заподозрили и рано или поздно поймали. Нужно было организовать эти убийства так, чтобы подумали на кого‑то другого и серьезного расследования проводить не стали.
    — И тут Поттер решил организовать свадьбу на острове, да? – перебил Северус. – Очень удобно.
    — Не совсем, – довольно возразила Гермиона. – Гарри лишь поделился со мной идеей организовать свадьбу в уединенном месте. Проверяя дела Малфоя, я ознакомилась со списком их имущества. Остров с усадьбой в этом списке был. И тогда настало время разыграть карту с компроматом.
    Должна отдать Драко должное. Он все понял быстро, лишних вопросов задавать не стал. Условия обмена показались ему приемлемыми: он приглашает Гарри на остров и приезжает на церемонию сам, а я после свадьбы отдаю ему все документы. Не знаю, что он там вообразил себе относительно моих мотивов. Наверное, он не ожидал от меня никакого подвоха. Ему, конечно, не нравилось быть припертым к стенке, но он изобразил покорность. Ведь попади эти документы к кому‑нибудь вроде Перси, тот бы вцепился в Малфоев мертвой хваткой и пустил бы их по миру.
    — Присутствие на острове миссис Уоррингтон тоже ты организовала? – поинтересовался Снейп. Рассказ Гермионы увлекал его все больше.
    — Нет. Тут я положилась на судьбу, – лицо Гермионы посерьёзнело. – Я была уверена, что Рон не упустит шанса покувыркаться со своей подружкой на безопасном расстоянии от ее мужа. Но если бы он не пригласил ее…
    — Ты бы его простила и отказалась от своей затеи?
    — Не знаю, может быть, – она задумалась. – Да, когда я оказалась на острове, я еще не знала точно, хватит ли у меня решимости и мужества исполнить задуманное.
    Впрочем, Лаванда быстро избавила меня от колебаний. Видел бы ты ее… Сколько самодовольства, чувства превосходства надо мной. Все, чего эта тупая сука добилась в своей жизни, – это удачное замужество, но вела она себя так, как будто совершила все величайшие открытия в жизни человечества… Она даже не удивилась, когда увидела меня снова, хотя перед этим я сделала вид, что ушла. Она посмотрела на меня, как на ничтожество, сказала, что я ей солнце загораживаю. Наверное, думала, что я вернулась, чтобы не оставлять последнее слово за ней. По–моему, она даже не поняла, что умерла… Идиотка… Я взяла ее кровь, а тело левитировала подальше в океан. Надеюсь, ее сожрали рыбы. На все у меня ушло минуты три.
    После этого я уже не могла отступиться от своей задумки. Мне нужно было торопиться: когда исчезновение Лаванды заметили бы, добраться до остальных целей стало бы сложнее. К счастью, Перси решил скрыться от уборки. Я услышала, как он сказал это Чарли. Миссис Уизли как раз хотела отправить кого‑нибудь в подвал за вином, и я вызвалась добровольцем. Но пошла я не в подвал, а наверх, в комнату Перси. Оглушила заклинанием, как только он вошел. Убила, извлекла кость из руки, отнесла ее к себе в комнату, а потом спустилась в подвал и взяла несколько бутылок вина наугад. Я знала, что до дегустации вин дело не дойдет и никто не обратит внимание на то, что я принесла не те бутылки.
    На этом мое везение временно закончилось. Оказалось, что Драко поднялся наверх вслед за Перси и проник в мою комнату в поисках документов, которыми я его шантажировала. Не знаю, что заставило его вдруг начать действовать. Документы он не нашел, я ведь не брала их с собой на всякий случай. Зато он нашел мои черновики и флакон с кровью. А когда я зашла в комнату, чтобы спрятать кость, он еще был там, прятался в ванной.
    Естественно он сложил два и два, получил четыре, но выдать меня побоялся, потому что не смог вернуть себе документы. Он назначил мне встречу на чердаке и не оставил мне выбора. Мне пришлось убить его, хотя в моем плане ему отводилась другая роль. Я собиралась подставить его и убить последним, якобы защищаясь.
    — Но ты же была с нами на кухне, когда Драко убивали, – возразил Снейп. – Как?
    Гермиона молча засунула руку в карман и вытащила оттуда хроноворот.
    — Они ведь все были уничтожены… – Снейп казался удивленным.
    — О, пожалуйста! – разочарованно воскликнула Гермиона. – От тебя я такого не ожидала. Нельзя уничтожить то, что однажды было придумано. Я смогла восстановить рецепт зелья Всевластия, неужели я не смогла бы сделать себе хроноворот?
    Я отправилась на встречу с Драко, но мне снова не повезло. Оказалось, что Коллинз слышал, как мы говорили на чердаке и побежал звать на помощь. Я как раз закончила с Малфоем, когда услышала топот всей честной компании. К счастью, с хроноворотом я не расставалась, отправилась назад, в половину двенадцатого. В то время, когда я уже вернулась из твоей комнаты в свою, но еще не отправилась на чердак. Тогда‑то я и пошла на кухню. Когда я увидела, что Рон ушел в гостиную как раз перед полуднем, а Билл вернулся туда через несколько минут, я поняла, что это мой шанс. Когда мы все вместе обнаружили Драко, я сделала вид, что меня тошнит, и сбежала к себе в комнату. Там я вернулась назад в без пяти минут полдень. В то время одна я уже была на чердаке, а вторая сидела на кухне. Я спустилась вниз, в гостиную, наслала на Рона сонное заклинание, наложила дезиллюминационные чары на него и на себя и привлекла внимание проходящего мимо Билла. Тот заглянул в комнату, но никого не увидел. Рано или поздно это всплыло бы, получилось бы, что Рон соврал.
    Флер и Коллинз не поднимались на чердак, поэтому мне пришлось прятаться, пока все не спустились в гостиную к Рону. Только после этого я смогла вернуться к себе. Я взяла свои черновики, записку Драко и подкинула все это Рону. Снова вернулась в свою спальню. У меня голова шла кругом, поэтому я не присоединилась к вам, мне нужно было время, чтобы прийти в себя. А заодно решить, что делать с новой проблемой – Коллинзом.
    Он узнал меня по голосу. Я поняла это по его глазам, когда он увидел меня на кухне. Тогда он не сказал этого, но рано или поздно мог поделиться с кем‑то этой информацией. Поэтому когда ты ушел к себе, я спустилась вниз. Я знала, что он всегда гуляет вечером, поэтому стала ждать его на крыльце. Он появился довольно скоро, перекинулся со мной парой фраз, сказал, что обойдет вокруг дома. Я выждала пару минут, а потом пошла ему навстречу. Там были весьма уютные кусты сирени. Много листвы, которая скрывала бы меня от случайного наблюдателя из окна. Коллинз удивился, увидев меня, ведь, по его мнению, я осталась на крыльце. Я убила его твоим заклинанием, а потом вернулась на крыльцо.
    Мне нужно было немного времени, чтобы подготовить следующий шаг, но тут вышел Рон. Он решил поискать Лаванду. Я поняла, что мне снова начало везти, и пошла с ним. Ну а там уже все было просто: сначала я порезала себя, а потом заколола его. Он был так удивлен… даже немного растерян. Это оказалось проще, чем я думала…
    Гермиона замолчала и тяжело вздохнула. Потом с любопытством посмотрела на Снейпа.
    — Теперь твоя очередь. Как ты догадался? Где я прокололась?
    — Ты прокололась сразу, – охотно ответил Северус. – Когда мы все прибыли на остров и шли к дому, ты заговорила со мной. Потом ты села со мной за ужином, а после того, как мы нашли тело Перси, и вовсе не желала отлипать от меня. Будь я моложе и романтичнее, предположил бы, что ты в меня влюбилась, но, скорее всего, ты просто не знала о том, что Гарри пригласил меня. Я стал для тебя сюрпризом, а потому был опасен. Ты хотела быть ближе ко мне, чтобы меня было проще контролировать.
    Ты играла со мной. Когда отсутствие Лаванды заметили, вслух понадеялась на то, что та утонула. Конечно, разве убийца станет бросаться такими заявлениями? Услышав про зелье Всевластия, сразу же сообщила о своем исследовании, заодно подкинув мне сомнений насчет Рональда. И при этом постоянно отвлекала своим прекрасным телом, – он усмехнулся. – Должен сказать, твой план удался, хотя ставка на меня сыграла иначе. Я понял, что ты убийца, но решил подыграть тебе, поведя всех по ложному следу.
    — Зачем? – настороженно спросила Гермиона.
    — Хотел, чтобы у тебя все получилось.
    Глаза Гермионы удивленно расширились. До этого она стояла к Снейпу боком, поворачивая иногда лицо в его сторону, но теперь она повернулась к нему всем корпусом и посмотрела с игривой улыбкой.
    — Неужели влюбился сам?
    — Любовь – слишком сильное слово, – рассмеялся Северус, – для такого человека, как я. Но секс был хорош. И ты мне нравишься. Теперь, когда ты стала плохой, даже больше, чем когда‑либо.
    — Я не плохая! – возмутилась Гермиона. – Я тебе не Волдеморт, я делаю это во имя…
    – …Всеобщего блага, я понимаю, – с издевкой перебил Снейп. – Ты хочешь изменить мир, сделать его более справедливым. Это похвально. Но та часть плана, в которой ты получаешь неограниченную власть над волшебниками, нравится мне больше всего.
    — Рада за тебя, – холодно ответила Гермиона. – Но зачем мне ты? Сварив зелье, я смогу заполучить любого мужчину. Молодого, красивого, богатого, влиятельного…
    — Да ради Мерлина, играй в свои игрушки сколько душе угодно, – спокойно отозвался Северус, а потом шагнул к ней, обнял за талию, чтобы она не смогла отстраниться, и приблизил свое лицо к ее лицу. – Но только с любым из них ты всегда будешь помнить, что они даже в сторону твою смотреть не хотели без зелья. Ты женщина, а значит, для тебя всегда это будет иметь значение. И я всегда буду единственным, кто захотел быть с тобой по своей воле. Этим я буду лучше любого из них. А потом, не забывай, я лучший зельевар в этой стране. Сейчас твой рецепт зелья Всевластия – всего лишь теория. Не первая, как ты знаешь. При реализации могут возникнуть проблемы. Я могу пригодиться.
    Гермиона все еще смотрела на него с сомнением. С одной стороны, оставлять Снейпа в живых теперь, когда он все знает, было опасно. С другой – если бы он хотел сдать ее, то уже сделал бы это. Идея связать свою жизнь с ним не вызывала у нее должного восторга, но при этом что‑то в ней так и тянулось к нему. Быть может, это тьма, разраставшаяся в ее душе, узнала его тьму и теперь стремилась к ней. Быть может, у них гораздо больше общего, чем ей казалось, и они будут очень счастливы вместе.
    — Убедил, – с улыбкой обронила Грейнджер и потянулась к его губам.
    Снейп прижал ее к себе. Его не смущал труп, лежавший перед ними. Сейчас было гораздо важнее то, что она согласилась разделить с ним свой будущий триумф. Северус не сомневался в том, что вместе они смогут сварить зелье и напоить им всех волшебников. Гермиона будет управлять ими, а он будет управлять Гермионой. Они будут очень счастливы до тех самых пор, пока безумие и черная магия не разрушат полностью ее психику.
    А когда это случится, он избавится от нее.
Top.Mail.Ru