Скачать fb2
Жених поневоле

Жених поневоле

Аннотация

    Бэт уже исполнилось тридцать четыре года, а у нее нет ни мужа, ни любовника. Она мечтает о ребенке. Но где и как найти достойного отца для будущего беби?! Бэт вспоминает о своем лучшем друге Джеке. Ее план великолепен, однако как его претворить в жизнь?..


Кристин Морган Жених поневоле

ГЛАВА ПЕРВАЯ

    Тридцатичетырехлетней Бэтими Траган предстояло найти отца для ее будущего ребенка. Но не просто случайного мужчину с улицы. Нет. Ни за что! Ее ребенку первый встречный не подойдет!
    Им должен стать кто-то, кого она хорошо знает и кто ей симпатичен. Кто-то, кто согласится вступить с ней в фиктивный брак и сделает все как следует, чтобы все выглядело пристойно, по старинке, как у настоящих, любящих супругов. В конечном счете, она считала себя женщиной традиционных взглядов и, несмотря на страстное желание иметь ребенка, не могла просто воспользоваться банком спермы. Это перечеркнуло бы все, что она когда-либо для себя планировала. Сначала нужно выйти замуж, а уж потом забеременеть.
    Но мистер Совершенство разрушал ее планы, не желая появляться в ее жизни, и Бэт решила, что пора взять дело в свои руки. У ее матери климакс начался в 37 лет. Вдруг, и с Бэт произойдет то же самое. Она понимала, что время против нее и надо спешить. Сколько можно ждать принца! При мысли о посещении лаборатории банка спермы Бэт передернуло. Но ей повезло, ей не нужно туда идти. У нее есть Джек Кинкейд — самый близкий и самый лучший друг на свете.
    Без сомнения, он по всем статьям подходит на роль отца: красив, умен, остроумен, у него хорошая наследственность. К тому же Бэт была уверена в том, что имеет на Джека определенное влияние и он наверняка согласится с ее доводами.
    Обдумывая последствия такого шага, Бэт все больше и больше убеждалась в том, что идея выйти замуж за лучшего друга и родить от него ребенка — верна.
    Джек, конечно, даже и не предполагал о той важной роли, которую отвела ему Бэт в своих планах на будущее. Он как раз вернулся из деловой поездки и, ничего не подозревая, собирался заглянуть к ней вечерком на ужин.
    Тогда-то она все ему и расскажет, решила Бэт. Вот небось удивится! Если не сказать большего. Впрочем, Бэт и сама порядком струхнула и теперь хотела, чтобы момент их объяснения поскорее остался позади. Бэт очень боялась реакции Джека. Ей вовсе не хотелось рисковать их дружбой. Уже много лет он рядом и стал ей совершенно необходим. Они познакомились в первом классе. Во время игры на перемене Бэт порвала красивое новое платьице, подаренное ей на день рождения. А Джек поделился с ней конфетой, чтобы утешить. В тот день они и подружились. И теперь мысль о том, что их отношения могут испортиться, причиняла Бэт невыносимую боль.
    Но, с другой стороны, почему что-то должно измениться?
    Она так все тщательно продумала. Как и всегда, до самых мелочей. Хотя, по словам Джека, именно это ее иногда и подводило.
    Однако на этот раз она особенно постаралась и, казалось, предусмотрела все случайности. Их брак будет недолгим, и у них не окажется времени ни на то, чтобы поссориться, ни на то, чтобы неожиданно влюбиться друг в друга. Она прекрасно знала, что случается, если нечто подобное происходит между друзьями. Хороший пример — ее собственные родители. Женитьба разрушила их теплые отношения. Более того, они возненавидели друг друга и в конце концов развелись. Нет уж, спасибо, это не для нее и не для Джека. Их дружба значит для нее слишком много.
    Все должно пройти четко и быстро. Свадьба — развод. Главное, не оставлять времени на то, чтобы влюбиться. Такова суть ее плана. Сколько времени понадобится такому сильному парню, как Джек, для того, чтобы сделать ей ребенка? Месяца два? Возможно, меньше. Она внутренне содрогнулась. Как только она узнает, что забеременела, они разведутся и станут жить как раньше. Джек опять превратится в беззаботного холостяка, а у нее родится ребенок. Идеальный план! Безупречный. По крайней мере так думала Бэт.
    Карен, ее близкая подруга, была другого мнения.
    Когда она приехала к ней в гости и узнала обо всем, то посмотрела на Бэт как на сумасшедшую.
    — Бэт, да ты что! Джек никогда не согласится на это. Никогда в жизни. Даже ради тебя.
    — Я знаю, это звучит немного дико, — смущенно кивнула Бэт, раздумывая о том, все ли ее друзья — включая Джека — так же отзовутся о ее плане. Как сильно бьется сердце! Ведь Джек ее последняя надежда! Он единственный мужчина, которого она могла попросить стать отцом ее ребенка. А если он скажет «нет»…
    В действительности же он был единственным, кого она хотела бы видеть отцом ребенка. Они очень похожи и давно знают друг друга.
    Бэт покачала головой, удивляясь собственному волнению. Что-то нервы расшатались! А тут еще Карен со своими упреками.
    — Я все же спрошу у него, — решительно заявила Бэт и поставила в холодильник только что приготовленный зеленый салат.
    — Хорошо! Дело твое! — воскликнула Карен. — Но потом не говори, что я тебя не предупреждала.
    — Да, ты сделала все, что могла, — отрезала Бэт.
    — Джек не тот человек. Он никогда на это не пойдет, — монотонно твердила Карен.
    — Он может согласиться.
    — Только не наш Джек. Он ни за что не захочет жениться. Уж ты-то это должна знать.
    — Я знаю. Но надеюсь, смогу его уговорить.
    — Да, должна признать, — заметила Карен небрежно, — если кто-нибудь и способен уговорить его совершить что-нибудь безрассудное, то это, без сомнения, только ты. Он выслушает все, что ты ему скажешь. — И, усмехнувшись, продолжила: — Со всеми остальными он вовсе не так сговорчив.
    — Карен, ты забываешь! Мы с Джеком дружим с детства. Конечно же, он всегда внимателен ко мне, — Бэт хитро улыбнулась, — но он всегда сам знает, что для него лучше.
    — О да, я слышала эту старую историю, — сказала Карен, махнув рукой. — О том, как вы подружились в первом классе. Но несмотря на то, что ты говоришь, я пришла к выводу, что в ваших отношениях есть нечто большее, чем вы можете открыто признать.
    — Ты не права, — возразила Бэт, — мы с Джеком открыто признаем, что наша дружба — особенная!
    — Вот именно! — ехидно подтвердила Карен, состроив двусмысленную гримасу.
    Бэт нахмурилась. Неужели так трудно понять, что у них с Джеком просто дружба и никакого секса. О Боже, и это конец двадцатого века! Да в наше время есть множество мужчин и женщин, союз которых не имеет ничего общего с совместным времяпрепровождением в постели. Пора проснуться и понять, что времена-то изменились. Бэт гордилась тем, что она и Джек — часть этих перемен. Их знакомым следует расширить свои ограниченные представления об отношениях между полами.
    — Послушай, Карен, — сказала Бэт через секунду, — если ты думаешь, что между мной и Джеком существует нечто большее, чем обыкновенная дружба, то как быть с маленькой записной книжкой?
    Карен пожала плечами.
    — А что?
    — Ну почему Джек всегда ее носит с собой? И почему меня это не беспокоит?
    Карен снова пожала плечами:
    — Это выше моего понимания. По-моему, у вас все не как у людей.
    Она замолчала и задумчиво посмотрела на Бэт.
    — Кстати, раз уж ты заговорила о черной книжке Джека… ты когда-нибудь видела, чтобы он ею пользовался?
    — Конечно же, да. Сто раз, — ответила Бэт без малейшего колебания.
    Затем, подумав минуту, она нахмурилась. А видела ли она? Ну конечно же, видела, ответила она себе через мгновение. Просто сейчас не могла вспомнить, когда именно. Если бы у нее было время, она бы обязательно вспомнила. Но сейчас, когда Карен на нее давит, разве вспомнишь!
    — Карен, я не хочу это обсуждать. Скоро придет Джек. Поэтому давай закроем тему.
    — Конечно, — ответила Карен холодно.
    Глубоко вздохнув, Бэт попыталась улыбнуться:
    — Спасибо.
    Обрадовавшись, что Карен хотя бы ненадолго оставила ее в покое, Бэт засуетилась на кухне, обдумывая, что еще надо успеть сделать до прихода Джека. Ей так хотелось, чтобы вечер прошел успешно. Она купила любимое вино Джека, приготовила его любимые блюда и положила поближе кассету с его любимым Брайаном Адамсом. Она сделала все, что от нее зависело. Не важно, кто что думает, ее план действительно хороший. Возможно, он сработает. Он обязательно сработает.
    Теперь дело за Джеком.
    Все надежды и мечты Бэт зависели от ее способности убедить Джека помочь ей. Он ее еще никогда не подводил. Никогда. Несомненно, если кто-нибудь и мог ей помочь, то только Джек.
    Бэт поставила вазу со свежими весенними цветами в центре накрытого стола, затем отступила назад и оценивающе взглянула на букет.
    Стоявшая рядом Карен покачала головой:
    — Бедный парень. Сам того не ведая, отправится прямиком в ловушку.
    Не обращая внимания на комментарии подруги, Бэт, нахмурившись, еще раз оглядела стол.
    — Как ты думаешь, все готово?
    Карен пожала плечами.
    — По-моему, хорошо бы еще почистить кухонную раковину.
    Сдвинув брови, Бэт посмотрела на подругу.
    — Если честно, Карен, ты действительно думаешь, что Джек не согласится?
    На секунду Карен задумалась, затем на ее лице появилась успокаивающая улыбка.
    — Послушай, дорогуша, не обращай на меня внимания. Я вела себя как старая ворчунья. Если тебе это действительно нужно, то добивайся этого.
    — О Карен, — Бэт схватила подругу за руку, — спасибо за понимание.
    Карен улыбнулась еще доброжелательней.
    — Иногда, Бэт, тебя действительно трудно понять, но я стараюсь. В любом случае ты можешь относиться ко всему, что я говорю, скептически. Когда Джек придет, тебе нужно просто состроить ему глазки, — и она изобразила, как это делается, — тогда он тебе сразу уступит. Я замечала много раз: когда ты так делаешь, он всегда с тобой соглашается.
    — Правда? — спросила Бэт, и ее глаза расширились от удивления. — Никогда не замечала.
    — Конечно же, ты не замечала. Ты вбила себе в голову, что вы друзья, не больше.
    Бэт с упреком взглянула на подругу:
    — Карен…
    — Все, все. Я замолкаю. Я немного подумала и поняла, что ты права. Джек будет идеальным отцом для твоего ребенка.
    Бэт глубоко вздохнула:
    — Ну видишь, как все просто.
    — Я меняю свое мнение только в надежде, что твой план позволит хотя бы одному из вас понять правду, — продолжила Карен, — а то вы так и останетесь всю жизнь просто друзьями.
    — В сущности, это именно то, что мы собираемся сделать, — заявила Бэт.
    Вдруг Карен взглянула на часы.
    — О Боже, ты знаешь, сколько сейчас времени? Мне пора бежать. Бэт, не забудь, завтра я устраиваю вечеринку. И напомни об этом Джеку, ладно?
    — Хорошо, — ответила Бэт.
    Карен резко повернулась и направилась к двери.
    — Химчистка закрывается через пятнадцать минут; если я не успею забрать свои вещи, мне завтра будет нечего надеть, — сказала она, взяв свою кожаную сумку с кухонной стойки.
    Мысленно продолжая спорить с Карен, Бэт проводила подругу до дверей.
    Вдруг Бэт показалось очень важным, чтобы Карен поняла: этот план ничего не менял в их с Джеком отношениях. Ей совсем не хотелось, чтобы Карен ее неправильно поняла и сплетни распространились бы среди их общих знакомых со скоростью лесного пожара.
    — Послушай, Карен, — сказала Бэт, — я не хочу, чтобы ты что-то придумывала о нас с Джеком. Ведь ничего не изменилось. Джек и я — друзья. Кроме того, — добавила она, — ты моя лучшая подруга. Ни при каких обстоятельствах я не буду рисковать нашими с Джеком отношениями. Даже если у меня будет письменная гарантия, что они только улучшатся. Честно говоря, я сомневаюсь, что они смогут улучшиться. Хорошо, если они останутся такими, как сейчас. Кроме того, есть опасность вообще все разрушить. Так случилось с моими родителями, помнишь? Свадьба уничтожила их дружбу. В конце концов они разлюбили друг друга. — Бэт чуть приподняла подбородок. — Проблема в том, что некоторые люди отказываются признать, что мы с Джеком никогда не допустим, чтобы такое случилось с нами. Если я в кого-нибудь влюблюсь, это будет не Джек, ты уж мне поверь. А что касается Джека, он утверждает, что вообще никогда никого не полюбит. И это, Карен, так и есть.
    — Знаешь что, Бэт, — сказала Карен, глядя на подругу, — в жизни не бывает гарантий. И не имеет значения, сколько мер предосторожности ты примешь, рано или поздно вмешается роковая случайность. Судьба все решит.
    — Нет, — не согласилась Бэтими, негодующе покачав головой, — я сама все решу!
    Карен нахмурилась и, повернувшись к двери, проговорила:
    — Ладно, дорогуша, мне пора бежать. Несмотря на мои предостережения, я сегодня буду держать за тебя кулачки, чтобы все вышло по-твоему. Постарайся убедить Джека, и я уверена, у тебя все получится. Ты всегда выигрываешь.
    С этими словами Карен вышла и захлопнула за собой дверь.
    После разговора с подругой в душе Бэт возникло неприятное чувство. Она не понимала, как Карен может так ошибаться насчет ее с Джеком отношений? И вообще, почему кто-то сомневается в их дружбе? Она на секунду остановилась и сделала глубокий, спокойный вдох. Сейчас у нее были дела поважнее. Последние приготовления перед ответственной встречей. Нужно еще раз взглянуть на себя в зеркало. Слишком многое поставлено на карту, нельзя упустить ни малейшей детали. Чем тщательней она все продумает, тем лучше будут результаты. В это она верила всем сердцем.
    Но в действительности у нее был скрытый мотив, побуждающий повертеться перед зеркалом. По совету Карен Бэт решила потренироваться в искусстве строить глазки. Кто знает, сколько, усилий ей придется приложить, чтобы уговорить Джека? Возможно, ей это поможет, хотя она и сомневалась в таких дешевых средствах.
    В одном Бэт была уверена: в отсутствии романтических чувств между ней и Джеком. Хотя, конечно, она не могла не отметить его мужскую привлекательность: самоуверенную сексуальную улыбку, густые русые волосы, голубые глаза и великолепную фигуру. Но это ничего не значит! Мало кто из женщин мог спокойно пройти мимо обаятельного Джека, тем более услышав его неотразимый голос, такой глубокий и волнующий.
    Кроме того, Джек был интересным собеседником.
    Его ирландские корни находились в гармонии с французской культурой, широко распространенной в южной Луизиане. Джек и Бэт были очень похожи. Они оба радовались жизни. Им нравилась одна и та же музыка, еда, одни и те же люди. Они действительно были лучшими друзьями.
    Но когда кто-либо пытался доказать, что их отношения нечто большее, чем дружба, Бэт всерьез начинала беспокоиться и иногда не могла заснуть из-за этого. Джек был ей очень дорог, и она не могла позволить себе влюбиться в него, чтобы не потерять навсегда.

    Джек Кинкейд был рад возвращению домой. Ему, конечно, нравилось путешествовать, но всегда было так приятно оказаться снова дома и расслабиться в компании друзей.
    Этот вечер он собирался провести у Бэт. Когда он позвонил ей, чтобы сообщить о своем приезде, она тут же пригласила его на ужин. Джеку очень хотелось увидеть Бэт. Когда он находился далеко от дома, больше всего он скучал именно по Бэт. Этому были свои причины. С Бэт ему не нужно было думать о своих словах, не надо было притворяться, будто у него есть ответы на все вопросы. Бэт была таким человеком, который мог заставить его осознать всю правду о самом себе. Он был самим собой, и ему было легко в ее компании. Если честно, ни об одной женщине в мире он не мог бы сказать подобное.
    Ему повезло, у него есть такая подруга, как Бэт. Джек был доволен своим образом жизни, и ему хотелось, чтобы и Бэт была довольна своей судьбой. Но увы! Он чувствовал ее недовольство. Ах, если бы наконец появился мужчина ее мечты, чтобы она могла выйти замуж и забеременеть — она всегда так хотела ребенка! Жаль, что с ней всегда происходит совсем не то, что она планирует. И самое худшее то, что он бессилен ей помочь. Это обязанность Матушки-Природы — привлечь к Бэт нужного мужчину. Он может лишь предложить свое плечо, чтобы Бэт могла выплакаться и поведать ему про свои горести. Если бы он мог дать Бэт то, что она хотела!
    Несомненно, его подруга могла бы стать лучшей мамочкой, какую только может пожелать малыш.
    С такими мыслями Джек остановился перед домом Бэт. Увидев на веранде свет, манящий, как дружеское приветствие, Джек вышел из машины. С улыбкой на лице он решительно направился к двери.
    Он не видел Бэт две долгие недели и тосковал в разлуке по лучшей подруге в мире. Иногда ему казалось, он нуждается в Бэт больше, чем в пище.
    Когда Джек подъехал, Бэт находилась в гостиной. Через высокое окно рядом с дверью она наблюдала за ним. На Джеке были джинсы и матросская рубашка. Он выглядел великолепно, впрочем, как и всегда.
    Ее сердце учащенно забилось. И так было каждый раз, когда она наблюдала за Джеком.
    Ее гипнотизировало движение его бедер. Иногда казалось, ее сердце бьется в такт движению его ног. Но она редко позволяла себе размышлять о своих ощущениях. Обычно она не обращала на них внимания.
    Когда Джек подошел к веранде, Бэт открыла дверь и порывисто бросилась к нему. Он заключил ее в свои крепкие объятия.
    Бэт давно поняла, что крепкие дружеские объятия были для них самым безопасным способом выражения чувств. Но этим крепким объятиям не хватало… страсти.
    — Ну, как поживает моя любимая девочка? — спросил Джек, прижимая ее к себе. — Знаешь, я понимаю, что наконец дома, только когда чувствую запах твоих духов.
    Бэт так рада была видеть его, что громко и весело расхохоталась, когда Джек обнял ее. Вдруг в душе у нее что-то дрогнуло. Конечно же, это от радости встречи с Джеком. И ни от чего больше. Ради Бога, ведь Джек был ее другом.
    Не обращая внимания на свои ощущения, она обняла его за шею и прижалась к нему изо всех сил. Легкий мускусный запах его одеколона был так же знаком ей, как и запах собственных духов. На мгновение сочетание этих двух запахов опьянило ее.
    Тело Джека было таким сильным… таким крепким. Он обнял ее за талию. Бэт внезапно успокоилась. Теперь все пойдет согласно ее плану. Она была в этом уверена.
    — Я приготовила твои любимые блюда, — весело сказала Бэт. Он улыбнулся ей в ответ. Ему очень шла улыбка. А его губы, несомненно, созданы для поцелуев.
    — По какому поводу ужин? — спросил Джек. — Я забыл о каком-нибудь празднике или что-то еще?
    — Нет, — ответила Бэт, восхищаясь тем, как хорошо она все придумала.
    Материнство было у нее почти в кармане. Все, что ей оставалось сделать, — это убедить Джека в том, как нужна ей его помощь.
    Бэт широко улыбнулась:
    — Нет никакой важной причины. Мне просто захотелось сделать этот вечер особенным. У меня есть бутылочка твоего любимого вина, — добавила она.
    — Да? — сказал он, странно взглянув на Бэт. Его улыбка стала напряженной. — Бэт, ты опять что-то задумала?
    Она широко открыла глаза:
    — Что задумала?
    Он прищурился:
    — Ты знаешь что.
    — Нет, не знаю.
    — Тогда ты, очевидно, забыла, как в прошлый раз я пришел и обнаружил, что ты приготовила мои любимые блюда, вроде бы просто так, чтобы меня побаловать. Но у тебя были на то другие причины. Ты предложила мои услуги в качестве судьи в конкурсе по дегустации пирогов, помнишь? А ты помнишь, какой катастрофой это обернулось?
    Бэт спокойно улыбнулась.
    — А теперь послушай, Джек, этот женский клуб с самого начала мечтал иметь такого судью, как ты. Ты очаровал всех женщин. И не было никакой катастрофы, пока ты сам ее не выдумал.
    — Я? — сказал он скептически, тыча себе в грудь пальцем. — Я не сделал ничего плохого. Просто выбрал победителя. Разве это не то, что обязан делать судья на конкурсе? Как я мог предвидеть то, что все эти маленькие пожилые леди так разозлятся на меня, когда я объявлю победителя?! Я же не знал, что та женщина выиграла конкурс в прошлом году.
    — Джек, всем этим женщинам лет по семьдесят, а может, по восемьдесят. Большинство из них уже прабабушки. Они совсем безобидны и, уж конечно, не собирались съедать тебя заживо.
    — Ну, тебе сейчас очень легко рассуждать. Они же не тебя сверлили своими ядовитыми взглядами. Теперь, если я встречу кого-нибудь из них в супермаркете, они со мной даже и не поздороваются.
    Несмотря на то, что Бэт с напряжением думала о предстоящем серьезном разговоре, она все же посмеялась над воспоминаниями Джека. Слава Богу, что она была с ним тогда на конкурсе. Иначе он бы очень сильно расстроился. Теперь он никогда в жизни не будет оценивать кулинарные способности женщин.
    — И все же это было не так уж плохо, Джек.
    Он подбоченился.
    — Послушай, я, конечно, очень уважаю пожилых леди, но прошу, скажи, ты ведь не предложила им мои услуги еще раз?
    — Нет, Джек, — произнесла Бэт немного раздраженно. В конце концов, она предложила бизнес-клубу пожилых дам услуги Джека только потому, что он хотел активнее участвовать в общественной жизни. И что бы он сейчас ни говорил, благодаря этому он стал примерным гражданином. — Ничего подобного. Хотя в этом году председатель комитета лишь случайно не попросил меня найти судью для конкурса.
    Казалось, это замечание проскользнуло мимо ушей Джека.
    — Хорошо, — сказал он, — если это не очередной конкурс, тогда что же?
    Удивленная его сговорчивостью и в то же время стараясь скрыть свое напряжение, Бэт на мгновение замолчала, собираясь с силами для осторожного ответа.
    — Мы можем обсудить это после ужина, — наконец продолжила она.
    Джек с сомнением прищурился.
    — Я так не думаю. Мне кажется, ты хочешь обсудить что-то очень серьезное!
    Бэт откашлялась.
    — Послушай, это не так уж важно. Это вовсе не то, о чем думаешь ты, — сказала она, надеясь отложить разговор хоть на какое-то время.
    Сейчас она еще не готова рассказать ему обо всем. У них впереди целый вечер, и они должны вначале приятно провести время. Если ей повезет, то Джек захочет ей помочь. Но если она поспешит и раскроет свои карты сейчас, только Богу известно, что может случиться.
    Ей нравилось придерживаться задуманного ею плана. Это придавало ей уверенность.
    Бэт подняла глаза и увидела, что Джек хмурится.
    — Честно, Бэт, — сказал он, — я не знаю, что и думать. Ты не больна?
    — Нет, — ответила она, отрицательно качнув головой.
    — У тебя какие-то проблемы?
    — Нет, конечно же, нет.
    — Ну, это уже лучше, — проговорил Джек, затем опять сдвинул брови, — послушай, что бы это ни было, это не может быть таким уж плохим. Я здесь, и я могу тебе помочь.
    Глаза Бэт наполнились слезами.
    — О, Джек, я знала, что могу рассчитывать на тебя.
    Обняв Бэт за плечи, Джек посмотрел ей в глаза.
    — Конечно, ты можешь на меня рассчитывать, — он ободряюще улыбнулся, — поэтому прекрати волноваться. Все будет хорошо.
    Бэт постаралась выдавить из себя улыбку, зная, что Джек ждет от нее именно этого.
    — Да, кажется, все налаживается, — сказала она, вдруг ощутив, что не в силах справиться с неожиданно нахлынувшими на нее чувствами.
    Она любила этого парня больше всех на свете. Тогда почему ее сердце должно молчать? Она прижалась к Джеку и позволила себе некоторое время наслаждаться его близостью.
    — А это благодаря тебе, Джек, — ответила Бэт, выразительно взглянув на него и улыбнувшись так весело, как могла.
    — Видишь, — неожиданно подбодрил ее Джек, легонько касаясь ее подбородка, — твой Рыцарь в Сверкающих Доспехах уже здесь. Он только одет не так, как ты представляла.
    Бэт была воодушевлена его словами, но тут же напомнила себе, что ничего такого между ними не должно быть. Джек не мог быть ее Рыцарем в Сверкающих Доспехах. Он был ее лучшим другом. Твердо решив это, она отбросила все беспокойные мысли и заставила себя беззаботно рассмеяться.
    — Да, правда, — сказала она, поддразнивая его.
    Широко улыбаясь, он оглянулся, будто высматривая кого-то.
    — Ну, я больше не вижу никого, годного для этой работы. Думаю, я — все, что у тебя есть, по крайней мере, сейчас. Знаешь старую поговорку? — спросил он, улыбаясь. — «Беднякам не приходится выбирать».
    Бэт было приятно, что Джек пытается развеселить ее, но вдруг ее смех затих — она вспомнила о своем плане.
    — О, Джек, на самом деле ничего забавного нет. Как раз сейчас мне нужна твоя помощь.
    Джек моментально притих.
    — Слушай, Бэт, — сказал он, покачав головой, — я не могу больше этого выносить. Я хочу знать, что случилось.
    Бэт вздрогнула. Вот и пришло ее время.
    — Джек, я хочу ребенка.

ГЛАВА ВТОРАЯ

    Бэт растерялась. Теперь, когда все, что она запланировала, развалилось, она не знала, как начать. Вся ее блестящая стратегическая подготовка теперь не могла ей помочь. Бэт чувствовала, что потеряла уверенность в себе, у нее даже закололо в животе.
    Она жадно вдохнула, как будто ей не хватало кислорода, напряженно обдумывая: как попроще объяснить своему лучшему другу, что она хочет и что он должен рискнуть своим будущим ради нее?
    В этот момент она даже удивилась, что могла вести себя так эгоистично, как не дозволено никому. Но через секунду мысль о том, что у нее никогда не будет своего ребенка, заставила Бэт забыть обо всем, она была уже по-прежнему готова сделать все что угодно, лишь бы ее мечта осуществилась.
    О Боже, вправе ли она просить Джека об этом огромном одолжении?
    Но ведь, если он не захочет, все, что ему надо сделать, — только сказать «нет». И она смирится. Ей придется.
    Глубоко вздохнув, Бэт мысленно приготовилась к предстоящему «сражению».
    — Джек, ты, конечно, знаешь, я всегда говорила, что хочу иметь ребенка.
    Джек нерешительно улыбнулся.
    — Конечно, — сказал он, — ты об этом всю жизнь мечтаешь. А что?
    — Мои годы уходят безвозвратно, а эта мечта все еще остается мечтой. Поэтому я решила взять все в свои руки. — Глубоко вздохнув, она продолжила: — У меня есть потрясающий план.
    Джек закатил глаза.
    — О нет! Еще один из твоих планов! Готов поспорить, я тоже фигурирую в нем, да?
    Его резкость ошеломила Бэт, но она, взяв себя в руки, подтвердила:
    — Да. Можно и так сказать.
    — Я это знал! — воскликнул он. — Как только я переступил порог твоего дома, то сразу же понял: ты меня во что-то вовлекаешь! И что же на этот раз? — спросил он.
    Казалось, он гордился собой, ведь в ее «новой игре» он был теперь на шаг впереди нее.
    Бэт не могла винить его за скептическое отношение к ее замыслам. За многие годы их знакомства Джек много раз попадал впросак из-за сумасшедших идей его подруги. Когда-то она появилась на свидании Джека с его девушкой, потому что ее собственное сорвалось в последний момент из-за какого-то пустяка. Как-то раз она уговорила Джека позволить ей отправиться с ним и двумя другими ребятами в поход на лодках. Она чуть не утопила их всех — так в то время говорил Джек. Все, что она сделала, — всего лишь нечаянно столкнула одного парнишку в воду, но ведь его благополучно втащили обратно в лодку. Этот мальчик давно ее простил. Потом Джек тоже ее простил.
    Однако все эти выходки меркли по сравнению с тем, что она задумала сейчас.
    — На этот раз все по-другому, Джек, правда.
    Он развел руками и нетерпеливо взглянул на Бэт.
    — Хорошо, Бэт, я заглатываю приманку. Что именно значит это «совсем по-другому»?
    Любого смутили бы дерзкие манеры Джека, но не Бэт. На самом деле она поймала себя на том, что следит за каждым движением молодого мужчины и любуется его руками. Ладони — широкие, пальцы — длинные и худые, а ногти аккуратно подстрижены. Видя это, она почти не сомневалась: эти руки были сильными и в то же время нежными… когда он занимался любовью с женщиной. Бэт втайне надеялась, что у ее Рыцаря в Сверкающих Доспехах будут такие же руки, как у Джека.
    Она глубоко вздохнула, перевела дух и сказала:
    — Я хочу забеременеть.
    — Забеременеть? — повторил он ошеломленно, но через секунду ухмыльнулся: — Ты шутишь, да?
    — Нет, — ответила она.
    На его лице отразились все обуревавшие его чувства: недоверие, удивление, даже шок.
    — Черт побери, Бэт, и когда ты все это решила?
    — Пару недель назад. После того, как ты уехал.
    — Почему ты мне это не сказала на следующий день, когда я позвонил?
    Не глядя Джеку в глаза, Бэт пожала плечами.
    — Ты находился за океаном, во Франции. Казалось, было неподходящее время.
    Он запустил пальцы в волосы.
    — Все это так внезапно, тебе не кажется? Ради Бога, Бэт, ты ведь даже не замужем.
    — Я знаю, — ответила Бэт. — Но я собираюсь это исправить. Джек, дело в том, что я твердо решила осуществить свой план, понравится он тебе или нет. Я не могу больше сидеть и ждать, пока кто-то позаботится обо мне. Я сама должна позаботиться о себе, сейчас, пока еще не поздно.
    — Хорошо. Я понимаю, что ты изменила свое отношение к жизни. Мы все иногда так поступаем. Но некоторые вещи не приходят сразу, их надо дожидаться. Это естественно.
    — Нет ничего естественного в том, что мои мечты не осуществляются. И поскольку речь зашла о времени: мое время быстро уходит. Знаю, я говорила тебе об этом и раньше, но если, со мной произойдет то же самое, что с мамой и бабушкой, то климакс у меня начнется рано, поэтому все, что у меня, возможно, осталось, — два или три года. Я не могу позволить этим годам пройти бесполезно, необходимо что-то изменить.
    Джек отошел назад и пристально посмотрел на нее.
    — Послушай, — сказал он, — я, как и ты, очень хочу, чтобы парень твоей мечты наконец-то появился в твоей жизни. Я уверен, что очень скоро он обязательно появится. Кто знает, может быть, он сейчас как раз за углом…
    Бэт иронически поджала губы.
    — Да ладно, Джек, ты, как и я, знаешь, что он вообще вряд ли когда-нибудь появится. А даже если он и появится, уже будет поздно заводить собственного ребенка. Я не допущу, чтобы так случилось. Вот почему ты и фигурируешь в моем плане, Джек.
    Джек еще немного отошел назад.
    — Я? — спросил он, не понимая. — А, до меня дошло, — через мгновение сказал он. — Тебе нужно, чтобы я нашел банк спермы, которому можно доверять. — Он утвердительно кивнул. — Не беспокойся. Я возьму это на себя. Если ты действительно хочешь осуществить свой план, это самое меньшее, чем я могу тебе помочь. Бэт проглотила комок в горле.
    — Джек, не совсем так, я не собираюсь использовать банк спермы.
    Некоторое время он размышлял, затем изумленно усмехнулся и в конце концов сказал:
    — Я не понимаю, Бэт. Как тогда ты собираешься забеременеть?
    Ее сердце забилось в предвкушении признания.
    — С помощью старого проверенного способа.
    Улыбка Джека стала шире.
    — О чем именно ты говоришь?
    — Я говорю, что хочу забеременеть, переспав с парнем. Конечно, нам с ним сначала придется пожениться.
    — Что? — сказал Джек, поводя плечами.
    Прежде чем он мог что-нибудь еще сказать, Бэт поспешно продолжила:
    — И когда дело будет сделано, мы с ним разведемся. Звучит великолепно, не так ли?
    — Ты хочешь сказать, звучит дико! — воскликнул Джек, переведя дух. — Бэт, ты сошла с ума?
    Бэт облизала губы. Она предвидела, что будет трудно.
    — Знаю, звучит дико. Карен мне уже об этом заявила. Но, честно говоря, мне все это необходимо.
    — Да, Карен права, — сказал он. — Ты не можешь сделать нечто подобное.
    — А почему бы и нет?
    — Потому что… ну… потому что это на тебя совсем не похоже.
    — Знаешь что, — воскликнула она, подбоченясь, — может, я устала быть собой! Может, я хочу быть другой. Может, я хочу быть кем-то, кто желает воспользоваться шансом и получить то, что хочет.
    Приблизившись, Джек обнял ее за плечи.
    — Послушай, дорогая, я думаю, все, что ты говоришь, конечно, замечательно. Но обязательно ли тебе делать такой решительный шаг — первый раз в жизни?
    У Бэт задрожала нижняя губа.
    — Я не думаю, что ты поймешь, — сказала она, и слезы брызнули у нее из глаз.
    На самом деле Бэт ждала, что он поймет. И теперь силилась побороть свое разочарование.
    — Эй, что с тобой? — спросил Джек, притягивая ее к себе.
    Он был так силен, так надежен — в данный момент ей нужно было именно это. Почему же он не понимает? Особенно теперь, когда знает абсолютно все.
    Крепко обняв Бэт, Джек взглянул на нее и сказал:
    — Есть ли причина для слез? Послушай, прости, если я сказал что-то, что тебя расстроило. Я просто немного встревожен. Не каждый день ты говоришь мне, что хочешь выйти замуж и забеременеть, все практически на одном дыхании. Дай мне хотя бы мгновение, чтобы осознать все это.
    Бэт изо всех сил прижалась к его телу, наслаждаясь теплом и ощущением надежности. Он был ее защитой. На его плече она могла и всплакнуть. Он знал ее так хорошо, как никто в мире.
    Несмотря на свое желание так и стоять, прижавшись к Джеку, Бэт все же вытерла слезы и отступила назад. Теперь она смотрела ему прямо в глаза.
    — Джек, мне действительно понадобится твоя помощь в этом деле. Я не могу осуществить его одна.
    — Эй, — сказал он, пристально глядя ей в глаза. — Ты же знаешь, ты всегда можешь на меня рассчитывать. Я твой лучший друг, помнишь это? Разве мы не всегда помогаем друг другу?
    Она кивнула.
    — Что я могу сделать, чтобы помочь тебе? — спросил он напрямик, желая подойти сразу к сути дела.
    Бэт снова облизнула губы.
    — Видишь ли, Джек, — сказала она, — все действительно довольно просто. Мне нужно, чтобы ты на мне женился. Мне нужно забеременеть.
    Он широко улыбнулся, но уже через секунду его улыбка исчезла. Мрачным голосом он спросил:
    — Ты ведь шутишь, да?
    Она покачала головой.
    — Нет, не шучу. Все это время я и пыталась сказать тебе… Мне нужно, чтобы ты стал отцом моего ребенка.
    Джек в изумлении не сводил с нее взгляда.
    — Послушай, — поспешно продолжила она, — прежде чем ты ответишь, позволь кое-что сказать. Я больше никому не смогу доверить такое дело. Что бы ни случилось, я знаю: с тобой я буду в безопасности, Джек.
    — Ты ведь не всерьез? — спросил он.
    — Напротив, — ответила Бэт.
    — В таком случае я тебе кое-что скажу. Если ты думаешь, что я подхожу для такой работенки, то ты просто сошла с ума.
    — Я знаю, что прошу многого…
    Отступив назад, Джек взглянул на нее и с иронией в голосе произнес:
    — Как тонко подмечено! Повтори еще разок!
    — Хотя мы лучшие друзья, у меня все же хватило наглости поставить тебя в затруднительное положение.
    — Еще бы!
    — Знаешь, ты прав, — произнесла она ледяным тоном. — Мне надо было попросить кого-нибудь другого, невзирая на последствия.
    — Подожди минутку, — сказал он, выпрямившись. — Я этого не говорил.
    Он провел рукой по волосам, затем задумался.
    — Черт побери, Бэт, ты вообще-то понимаешь, о чем меня просишь?
    — Да, думаю, да, — ответила она спокойно, но сердце ее стучало как сумасшедшее. — Послушай, это всего лишь на некоторое время.
    Джек покачал головой.
    — Но я не понимаю. Мы много лет были друзьями. Ты ведь всегда говорила…
    — Я знаю, что я говорила. И я не изменила своего мнения на этот счет, — ответила она, скрестив руки на груди и чувствуя биение сердца. — Все, чего я хочу, — чтобы мы поженились только на такой срок, какой мне понадобится, чтобы забеременеть.
    И снова Джек стоял, уставившись на нее.
    — Другими словами, Бэт, поскольку это теперь служит твоим целям, ты решила заняться со мной сексом. Честно говоря, я уж и не надеялся, что нечто подобное может между нами произойти.
    Глаза Бэт вдруг наполнились слезами. Она поняла, что где-то в глубине души надеется: Джек все же не будет сопротивляться. Он ответит «да», и на этом все закончится. Но она так и не знала, хватит ли у нее сил и настойчивости, чтобы убедить этого закоренелого холостяка стать, пусть даже ненадолго, ее мужем, а потом и отцом ее будущего ребенка.
    Она отвернулась от Джека и взяла салфетку, чтобы промокнуть глаза. Но нет, ей это не понадобится. Удивительно, но она вновь обрела самообладание.
    Тут Джек подошел к ней сзади и положил руки ей на плечи.
    — Бэт, я должен быть совершенно уверен в том, что все правильно понял, прежде чем ответить. Ты хочешь, чтобы я… то есть мы занялись сексом ради единственной цели — твоей беременности, да?
    Почувствовав, что это ее последний шанс, Бэт повернула к Джеку лицо:
    — О, Джек, это как раз то, что я имею в виду. И как только я забеременею, мы разведемся, обещаю, и все вернется на свои места. У меня будет мой малыш, а ты снова обретешь свободу.
    Джек нахмурился.
    — Послушай, Бэт, если бы я вдруг согласился с твоей безумной идеей, тогда зачем нужно заключать фиктивный брак, за которым последует неизбежный развод? Почему бы не сделать все проще? Лечь вместе в постель, не дожидаясь первой брачной ночи. Как другие парочки?
    Бэт не сводила с него глаз, как будто ждала, что он и сам догадается. Но очевидно, Джек не понимал ее так хорошо, как ей казалось. Она глубоко вздохнула и произнесла:
    — Если кто-то так делает, это не значит, что и я последую их примеру. Я никого не осуждаю, но я не могу иметь незаконнорожденного ребенка. Это против моих принципов.
    — Полагаю, ты права. Но разве ты не понимаешь, что я тоже не могу пойти против себя и стать отцом? Так уж вышло, что я холостяк, и я не хочу ничего менять. А уж ответственность за жену и ребенка меня просто пугает.
    — Я знаю, — быстро ответила Бэт, — но в этом-то вся и задумка. Я буду родителем этого ребенка, а не ты. Ты будешь, ну… тем, кем ты всегда был для меня. Ты будешь его лучшим другом.
    Джек, скрестив руки на груди, молча размышлял. Бэт знала, что он обдумывал ее слова. Интересно, каким будет результат? Переведя дух, она затаила дыхание и стала ждать.
    Нечто странное происходит между двумя людьми, когда на их давно установившиеся отношения оказывают давление новые неожиданные обстоятельства. Вот о чем думала Бэт, пока Джек хранил молчание. Бэт может получить многое, если Джек согласится, но она также может много потерять, если не будет осторожна.
    Но она будет осмотрительна, пообещала Бэт самой себе. Если он согласится стать отцом ее ребенка, она будет очень, очень осторожна. В этом она была уверена.
    — Послушай, — сказала она, — если ты чувствуешь, что не сможешь, я пойму. Правда пойму.
    Протяжно, раздраженно присвистнув, Джек взъерошил волосы. Внутри него все закипало, сомнение словно сжигало его. Бэт была единственным человеком, способным вывернуть его душу наизнанку.
    Он не хотел быть отцом ее ребенка, но в то же время не хотел, чтобы кто-то другой выполнил эту обязанность. Внезапно он понял, он не может вынести и мысли о том, что Бэт очутится в постели с каким-то другим парнем, только чтобы забеременеть. О нет. Ни за что. Он не мог позволить ничему подобному случиться. Только не с его Бэт.
    Он никогда не отказывал ей в помощи — вот в чем заключалась проблема. Что бы ни случилось, он, в общем, давал Бэт все, что она хотела. Почему? Потому что это делало его счастливым. Но до сегодняшнего дня она не просила ни о чем подобном, несомненно, ей нелегко было это сделать.
    Глубоко вздохнув, Джек покачал головой. Конечно, если быть до конца честным перед самим собой, придется признать: идея провести ночь с Бэт соблазнительна. Хотя Бэт и была его лучшей подругой, Джек не мог не замечать, что она очень привлекательная женщина. В конце концов, он нормальный, здоровый мужчина. К счастью, он всегда мог контролировать свои фантазии. Бэт доверяла ему как другу, он не хотел разрушать это доверие. Ни при каких обстоятельствах.
    Ей всегда хотелось иметь ребенка. Для нее это было самым важным, но не для него. На самом деле он не хотел ни за кого быть ответственным. Даже чтобы угодить Бэт. Поэтому, вероятно, безопасности ради следует сказать, что если он согласится (хотя вряд ли такое произойдет), то ребенок будет только ее, она права.
    Конечно же, если бы он согласился, он всегда был бы рядом, чтобы помочь, поддержать, при решении трудных вопросов, которые всегда встают перед родителями. Ведь он — ее лучший друг. Время от времени ей нужен будет кто-то, на кого можно положиться. И если она или ребенок когда-нибудь будут в чем-то нуждаться, все, что им нужно сделать, — попросить Джека.
    Окинув Бэт беспокойным взглядом, он сказал:
    — А ты думала, что будет с нами, если я все же решусь помочь тебе?
    У Бэт забилось сердце.
    — Что ты имеешь в виду?
    — С нами! С тобой и мной! Мы же были близкими друзьями долгое время. Как изменятся наши отношения?
    Она нахмурилась.
    — А почему они вообще должны меняться?
    Он пожал плечами.
    — Не знаю. Мне так кажется.
    Бэт самодовольно взглянула на него:
    — Они не изменятся. Я распланировала все так, что мы будем женаты недолго и это ни на что не повлияет. Я подсчитала, что смогу забеременеть за два месяца.
    — О, неужели? — сказал он недоверчиво.
    Осознав, что все складывается в ее пользу, Бэт почувствовала сильное волнение: в крови бушевал адреналин.
    — Я совершенно здорова. Ты тоже. Мне кажется, тебе не понадобится много времени, чтобы сделать мне ребенка.
    В удивлении отступив назад, Джек усмехнулся смущенно, но самоуверенно.
    — Вот, значит, как?
    Бэт засияла, окрыленная надеждой.
    — Да. Только два месяца. За это время я забеременею.
    — Ты уверена в этом?
    — Да!
    Джек пристально смотрел в ее глаза.
    — Ты все уже просчитала, не так ли?
    — До мелочей, — гордо произнесла она. — Я знала, что для сохранения наших отношений мы должны установить определенные правила.
    Джек покачал головой.
    — Ты вечно со своими чертовыми правилами, Бэт. Когда-нибудь эти самые правила приведут тебя к ужасным результатам.
    Она медленно вздохнула.
    — Твои слова не означают ли, что ты хочешь мне помочь, Джек?
    Он недоверчиво взглянул на нее.
    — Ты правда думаешь, что это единственный способ?
    — Да, — сказала она, сдерживая бурный прилив эмоций.
    Джек потер виски кончиками пальцев, покачнулся на пятках — казалось, его раздумывание будет длиться вечно. Наконец, тяжело вздохнув, он нехотя проговорил:
    — Какого черта… Все равно: даже сопротивляясь, я обречен на поражение. Кроме того, если это то, что тебе очень нужно, если ты уверена, что будешь счастлива, тогда парочка месяцев, вычеркнутых из моей жизни, ничего не значит. Ты бы для меня то же самое сделала.
    — О, Джек, — сказала Бэт, борясь с нахлынувшими слезами. — Ты уверен?
    — Нет… да.
    Она смотрела на него, не отрывая взгляда. В ее глазах светилось счастье.
    — Да, я уверен, — сказал он наконец и, несмотря на волнение, растущее в глубине души, попытался улыбнуться.
    — О, Джек, я даже не знаю, что сказать. Большое спасибо тебе.
    Бэт больше не могла сдерживать в себе радость. Она обняла Джека за шею и поцеловала его прямо в губы. Просто потому, что была счастлива и хотела, чтобы он это знал.
    Внезапно этот поцелуй резко изменил свой характер и оказался чем-то большим, чем простой поцелуйчик в знак благодарности. На какое-то мгновение Бэт показалось, что земля закачалась под ее ногами.
    Он захватил ее губы своими. На вкус это было… ну, как Джек. Она всегда знала, что будет так. Джек оказался горячим и сексуальным. Понимание того, что они делают, леденило ее кровь. Он приоткрыл рот, и ей казалось, он безмолвно просит ее сделать то же самое.
    Это уже не было поцелуем двух друзей! Этот поцелуй словно манил их куда-то. Куда-то далеко, куда им нельзя было заходить. Наперекор правилам, установленным Бэт. Ей следует сейчас же остановиться. У нее нет выбора. Слишком многое на кону.
    Резко отшатнувшись назад, Бэт попыталась сохранить равновесие.
    — Я… я не знаю, почему сделала это, — проговорила она, запинаясь.
    Джек одарил ее палящим взглядом, пронзившим Бэт насквозь. Затем застонал, притянул Бэт к своему сильному, твердому телу и мгновение спустя снова страстно прижал свои губы к ее губам.
    На этот раз, когда земля снова ушла из-под ног, Бэт точно знала, что происходит между ними, но не стала сопротивляться, а прильнула к Джеку еще ближе и молила, чтобы этот момент продлился. Потому что не сомневалась, что возненавидит себя, когда все закончится.
    То, что происходило между ними сейчас, не было ею запланировано. Но, поскольку ситуация уже вышла из-под контроля, Бэт не видела причины, мешающей наслаждаться этими мгновениями. Несомненно, в первый и последний раз она позволила их с Джеком отношениям зайти так далеко. Ради Бога, он же был ее лучшим другом. Она чувствовала себя виноватой.
    Все произошло по воле рока. И в то же время случившееся было незабываемо прекрасно. А если это не так, тогда почему она прижималась всем телом к Джеку, как будто хотела стать его частичкой?
    Судьбе она не могла противостоять. Но сейчас была не властна и над своими чувствами…

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

    К сожалению, Бэт не могла остановить то, что происходило между ней и Джеком. Да и Джек явно не собирался прекращать целовать ее. Он, как и она, находился во власти сладостного мучительного желания. Поцелуй Джека становился все более возбуждающим, и Бэт невольно застонала. Ее слабый ответ на поцелуй, казалось, разжег страсть Джека еще сильнее. Бэт попыталась освободиться от рук Джека, но вскоре поняла, что ее попытки вырваться тщетны. Объятия Джека были такими крепкими, что ее ничтожных усилий оказалось недостаточно, и она все еще оставалась в его власти.
    Положение с каждой секундой становилось все серьезнее и серьезнее.
    В конце концов Бэт сдалась и, нежно обвив руками шею Джека, сделала то, чего, ей казалось, хотел от нее Джек, — приоткрыла рот.
    И через мгновение без малейшего предупреждения Джек отпустил ее. Удивленная, Бэт отступила назад.
    — Почему ты меня так целовал? — спросила она.
    Глубоко вздохнув, он пожал плечами.
    — Но ты первая поцеловала меня. А я просто подыграл тебе.
    — Я тебя не так поцеловала.
    — Это неправда.
    — Ну, я не хотела этого, — пробормотала она, словно оправдываясь.
    Честно говоря, она еще никогда в жизни не целовала мужчину так, как она поцеловала Джека. Обычно, когда дело касалось таких вещей, она становилась старомодной ханжой, страдала синдромом старой девы. Но разве сегодня она повела себя благоразумно? О нет! Она позволила себе потерять голову, как наивная, мечтающая о любви школьница. А как прекрасно смог выкрутиться ее хороший друг Джек! Как выкрутился бы любой мужчина! Пытаясь переложить всю вину на нее. Ей-Богу, это не ее вина. В любом случае не полностью ее вина. Она же не заставляла Джека целовать ее. Она сделала свой выбор, он — свой.
    — Послушай, Джек, — сказала она, — я просто хотела выразить тебе свою благодарность.
    Не глядя на Бэт, он взъерошил волосы.
    — Да, своеобразная благодарность, Бэт, — сказал он, — тебе следовало хранить ее в запечатанной бутылке, как смертоносный яд.
    Бэт вспыхнула. Обычно она всегда остроумно отвечала на подобные замечания своего друга и этим ставила его на место. Но сейчас она будто язык проглотила и, опустив глаза, сказала:
    — Знаешь, я больше никогда себе такого не позволю.
    — Хорошо, Бэт, — ответил он. — Только еще одно…
    Она подняла глаза.
    — Да?..
    Он посмотрел на нее с решительным видом.
    — Честно говоря, хотелось бы знать, кто научил тебя так целоваться, — проговорил он.
    Бэт замерла, не сводя с него глаз.
    — Ты же слышала, что я сказал. Это был сумасшедший поцелуй. Где ты научилась так целоваться?
    — Я… я не понимаю, что ты имеешь в виду, — ответила она.
    — Перестань, Бэт, — протяжно произнес он глубоким голосом, полным томления. — Женщины твоего типа так не целуют мужчин.
    — Моего типа? Ладно, и что все это значит? — спросила она возмущенно.
    — Послушай своего старого приятеля Джека, — покровительственно посоветовал он, обняв ее за плечи и притянув к себе. — Женщины, имеющие строгие моральные принципы, ну, как ты, при первом поцелуе с мужчинами так не открывают рот.
    — О, — сказала Бэт, — разве я открывала рот?
    — Да, — сказал он, и в его глазах сверкнула живая искорка. — Это совершенно точно. — Он все еще держал ее за плечи. — Просто скажи мне, кто был тот парень, который научил тебя так целоваться? По правде сказать, Бэт, я никогда и не думал, что у тебя могло быть что-то серьезное хоть с одним из тех парней, которые приходили к тебе на свидание.
    Бэт нахмурилась, пытаясь уловить смысл сказанного. Что Джеку-то до этого? Никто ее не учил так целоваться. Она почувствовала, что Джек хочет, чтобы она открыла рот, ну она и открыла.
    Кроме того, какое он имел право лезть в ее личную жизнь?! Они могут быть хорошими друзьями — и все.
    — Я не собираюсь отвечать на этот вопрос, Джек. Он слишком личный.
    Тут настала очередь Джека, замерев, уставиться на нее. Он подбоченился.
    — Вот, значит, как, — сказал он, глядя на нее прищурив глаза. — Просто, чтобы ты знала, я всегда думал: мы делимся всем, даже личным.
    — Не всем, Джек, есть некоторые моменты, слишком интимные, чтобы делиться с кем-то. Всегда существовали определенные темы, которых мы с тобой избегали.
    Он продолжал смотреть на нее, разинув рот.
    — Я этого не знал. Не могла бы ты привести пример?
    — А… да… конечно, — сказала Бэт, замолчав на минутку, чтобы собраться с мыслями. — Хорошо, у меня есть один пример, — произнесла она, торжествующе взглянув на Джека. — Твоя маленькая черная книжечка. Та, что ты все время с собой носишь. Я никогда не спрашивала тебя об именах в ней. — Она пожала плечами. — Я всегда думала, что это не мое дело.
    — Моя черная книжечка… — повторил он удивленно. — Черт побери, Бэт, я же не знал, что тебе хотелось что-то узнать про нее. Так что именно?
    Измученная бесконечной чередой вопросов, Бэт тяжело вздохнула. Конечно, она хотела что-нибудь узнать о тех женщинах, чьи имена Джек записывал в свою адресную книжку. Иногда книжка Джека ее очень интриговала, но у нее хватило ума ни о чем не спрашивать, о чем-то она догадывалась и сама. Кроме того, Джек никогда не рассказывал о своих победах и поражениях на любовном фронте. Теперь, кажется, у нее появился шанс узнать правду.
    — Почему ты всегда носишь с собой эту записную книжку? — спросила она с деланным равнодушием.
    Джек засмеялся, затем поднял руки вверх, будто сдавался.
    — Больше не ношу, — сказал он. — Ну давай, проверь сама.
    Ни за что, подумала Бэт, но все же ее взгляд невольно заскользил по фигуре Джека, изучая каждый сантиметр его стройного мускулистого тела.
    Это оказалось серьезной ошибкой. Осмотр Джексона Кинкейда вызывал неуправляемую реакцию у любой нормальной женщины — реакцию, которой даже она, его лучшая подруга, не могла воспротивиться. Внезапно внутри у Бэт что-то дрогнуло, и горячая волна крови понеслась потоком по венам на рекордной скорости. Бэт почувствовала такой жар, будто ее охватил огонь. А вдруг Джек действительно хотел, чтобы она его обыскала? Ну, можешь и не мечтать об этом!
    О Боже, если она сейчас дотронется до Джека, она просто растает.
    Проведя языком по нижней губе, она, приложив усилие, улыбнулась.
    — Послушай, Джек, мне не нужно это проверять. Если ты говоришь, что больше не носишь с собой черную книжечку, я тебе верю. Вопрос исчерпан.
    Но только не для Джека. Он не обратил внимания на ее ответ: твердо стоял, расставив ноги, откинув плечи назад и все еще держа руки над головой.
    — Нет уж, обыщи меня, — сказал он. — Я хочу, чтобы ты это сделала. Хочу, чтобы ты сама убедилась: я — чист.
    Обыскать его! У Бэт пересохло в горле.
    — Мне не нужно обыскивать тебя, Джек. Я тебе верю.
    — Знаю. Но все равно хочу, чтобы ты меня обыскала.
    — Но я не хочу.
    — Почему нет? — сказал он, вопросительно взглянув на Бэт.
    Бэт почувствовала биение сердца, его пульсация отдавалась в горле.
    — Почему у меня должна быть какая-то причина для отказа? Разве я не могу просто сказать, что не хочу?
    — Нет, — ответил он. — Если у тебя нет причины, тебе придется меня обыскать, Бэт. Таковы правила этой игры.
    — Кто установил такие правила?
    — Я установил, — ответил Джек.
    Как же ей выпутаться из этой ситуации? — растерялась Бэт. Если она не сделает так, как хочет он, ей придется объяснить причину отказа. Она ведь не могла сообщить ему единственную причину: если она дотронется сейчас до него, то, кажется, что-то в ней изменится навсегда. Но она не сможет объяснить ему это никакими словами. Несмотря на хорошие отношения, которые сохранялись у них многие годы, он может подумать, что она начинает в него влюбляться.
    Чертов Джек, он поставил ее в затруднительное положение. Ей казалось, она стояла босая на горячих углях. Честно говоря, Джек сейчас представлялся ей в образе дьявола, искушающего ее. Ей хотелось убежать, но она не осмеливалась и шевельнуться.
    — Ну, чего же ты ждешь? — спросил Джек.
    Бэт тяжело вздохнула.
    — Хорошо, Джек. Ты выиграл.
    На его лице появилась широкая манящая ухмылка. Такая улыбочка окончательно разрушила бы самообладание Бэт, не будь она его лучшей подругой, и никем больше. В данный момент хладнокровие — ее единственный козырь. Внутри нее вдруг словно что-то оборвалось — уже знакомое ощущение! Не нужно обращать внимания.
    Задыхаясь, Бэт приблизилась к Джеку и стала слегка похлопывать его по бокам, начиная, конечно же, от подмышек, — она видела: так делают полицейские. Раз уж она согласилась это проделать, все должно быть сделано правильно.
    Все шло относительно спокойно до тех пор, пока она не нащупала нижнее белье Джека под джинсами. Тут руки Бэт затряслись, на теле выступила испарина и силы оставили ее.
    Хорошо, сказала она себе. Игра зашла слишком далеко. Бэт медленно выпрямилась и увидела, что Джек ухмыляется, явно догадываясь об ее замешательстве.
    Как это на него похоже: он наслаждается тем, что поставил ее в неловкое положение. Он частенько поддразнивал Бэт за ее старомодность. И с радостью мог воспользоваться любой возможностью, чтобы доказать, что Бэт несовременна.
    — Видишь, — сказал он через мгновение, — все так, как я тебе говорил. У меня нет с собой этой черной книжечки.
    Преодолевая волнение, Бэт пожала плечами. Если Джек спокоен, то и она постарается ничем не выдать своего смущения.
    — Я, в общем, об этом не сильно беспокоюсь, — сказала она. — Это Карен думает, что для тебя та книжечка имеет большое значение.
    Откинув голову назад, Джек громко рассмеялся.
    — И ты ей веришь?
    — Ну… нет… я этого не говорила, — возмутилась Бэт.
    — Тогда зачем ты меня обыскивала?
    Бэт не сводила с него глаз.
    — Потому что ты хотел этого.
    — Это доказало мою правоту, не так ли?
    — Ну… да, но…
    Он улыбнулся.
    — Теперь, когда мы все уладили, давай вернемся к другому.
    Бэт нахмурилась.
    — К чему другому?
    Улыбка Джека стала еще шире.
    — К вопросу о том, где ты так научилась целоваться. Ты мне так и не ответила.
    — Ах, это, — проговорила Бэт недовольно. Она отрицательно покачала головой. Было ясно, Джек не отстанет, пока она не ответит. — Ладно, Джек, раз уж тебе так нужен ответ, я тебе отвечу. Обычно, когда я целуюсь с парнем в первый раз, я никогда не открываю рот. Но сегодня я так сделала только потому, что мне показалось, ты этого хотел. В конце концов, если я не могу довериться тебе, подарив какой-то простой поцелуйчик, тогда кому я могу довериться?
    — Не простой поцелуйчик, — решительно и разгоряченно возразил Джек.
    Бэт тяжело вздохнула, признавая свое поражение.
    — Ну, может, и так, хотя для меня он не имел большого значения. Послушай, Джек, я не могу поверить, что мы позволим одному поцелую так на нас повлиять. Честно говоря, я думала, что мы, как настоящие друзья, сможем быть выше всего этого.
    Джек довольно долго смотрел вдаль. Затем он обернулся, и на его лице возникло слабое подобие улыбки.
    — Я могу быть выше этого. Только не знаю, смогу ли я это забыть. Но ради нашей дружбы я отодвину это воспоминание на задний план.
    — Вот и хорошо, — ответила Бэт с облегчением. — Давай!
    Она знала, между ними что-то произошло. Только она не знала, что именно. Откровенно говоря, ей и не хотелось ничего знать.
    — Позже нам придется к этому вернуться, — произнес Джек с теплотой в голосе, — если ты хочешь получить ребенка.
    Бэт покраснела.
    — О… да.
    Затем они с Джеком приступили к ужину. Они решили, что Бэт организует все так, чтобы пожениться как можно скорее. И Джек отправился домой, пообещав завтра вечером заехать за Бэт, чтобы вместе поехать на вечеринку к Карен. На вечеринке можно будет рассказать друзьям о своих планах.

    В эту ночь Бэт легла спать, хваля себя за то, что все так хорошо организовала. Все шло по ее плану.
    Ее дружба с Джеком была долгой… крепкой… надежной. Такая дружба могла вынести многое.
    Джек проехал по городу к своему дому в надежде лечь и сразу же уснуть. Он все еще плохо чувствовал себя из-за разницы во времени после недавнего путешествия за границу. Но теперь к физическим страданиям прибавились и душевные. Он переживал из-за Бэт. Сейчас он слишком устал, чтобы об этом думать. Вот завтра он попытается осмыслить, в какую переделку попал. В данный момент ему хотелось только одного — немного отдохнуть.
    Но как только он добрался до дома и залез в постель, он понял, что заснуть не удастся. И все из-за Бэт! Она не выходила у него из головы. Кто мог знать, что Бэт надумает такое. Он — отец ее ребенка?!
    Но он ее друг, она слишком много для него значит, поэтому он сделает все возможное, чтобы Бэт получила то, о чем мечтает.
    С такими мыслями Джек перевернулся на другой бок и снова попытался заснуть. Но когда на горизонте показались первые лучики утреннего солнца, Джек все еще бодрствовал.
    На следующее утро Бэт проснулась счастливая и полная уверенности в будущем. Ее мысли были сосредоточены на деталях предстоящей женитьбы. Надо было найти мирового судью, который бы согласился оформить их брак тотчас же. Получить разрешение на брак. И, кроме того, купить платье. Так много вещей, о которых надо позаботиться.
    Бэт позвонила в свою фирму по продаже недвижимости и предупредила секретаршу, что сегодня опоздает. Покончив с подготовкой к свадьбе, Бэт занялась продажей дома, владельцы которого только что подписали договор с ее агентством. Бэт и не заметила, как пролетел целый день. Пришло время готовиться к вечеринке.
    Ровно в шесть вечера к ее дому подъехал Джек на своем красно-белом «шевроле» пятьдесят седьмой модели с откидным верхом. Несколько лет назад он купил эту машину и с помощью одного своего друга отремонтировал. Ездил Джек на ней не часто, только при хорошей погоде, когда можно было опустить верх. Обычно он ездил на спортивном автомобиле. Но Бэт нравилось, что на летние вечеринки он приезжал на «шевроле».
    Джек, одетый в джинсы и зеленую водолазку, выпрыгнул из машины.
    — Тяжелый день в офисе? — спросила Бэт, увидев его нахмуренные брови и отрешенное выражение лица.
    Они подошли к машине. Усадив Бэт на переднее сиденье и закрыв за ней дверцу, Джек сердито фыркнул, затем обошел автомобиль, сел на свое место и только тогда ответил:
    — Можно и так сказать. Президент компании решил, что нам нужно реорганизовать наши действия по продаже товара за границей.
    — Звучит грозно, — ответила Бэт.
    Держа руки на руле, Джек взглянул на Бэт.
    — Эта новая рекламная кампания совсем не то, чего я с нетерпением жду, — сказал он. — Сегодня, например, в полдень я должен был выйти по делам, но меня задержали на собрании.
    — Джек, тебе бы следовало позвонить мне! — воскликнула Бэт. — Я бы выполнила поручение за тебя.
    — Да, знаю, — сказал он. — Но я и без того от тебя слишком сильно завишу.
    Раньше он без зазрения совести использовал ее для выполнения множества мелких поручений. Почему же сейчас он отказался? — удивилась Бэт. Видимо, все изменилось со вчерашнего вечера.
    И тут все сомнения и отрицательные эмоции, касающиеся ее просьбы, всколыхнулись и пошатнули ее уверенность в себе. Она видела только одну-единственную причину резкого изменения поведения Джека. Он все обдумал. Вчера вечером она слишком много у него попросила. И сейчас Джек пытается дать ей это понять.
    А вдруг она все разрушила между ними?
    Оттолкнула его и он больше не захочет быть ее другом? Что ей делать, если это случится?
    Глаза девушки наполнились горячими, обжигающими слезами. Бэт не хотела, чтобы Джек заметил ее слезы, поэтому смотрела прямо перед собой и молилась: пусть ветер, обдувающий ее лицо, высушит их. Ей следовало бы знать: просить Джека стать отцом ее ребенка — это уж слишком! Любой здравомыслящий человек мог бы понять, что так не поступают. Но не она, о нет! Она довела их отношения до критической точки. Какой позор — она сама разрушила все лучшее в своей жизни!
    Остаток пути они не проронили ни слова.
    Когда они добрались до места назначения, Джек припарковал машину у обочины перед домом Карен и заглушил мотор.
    — Эй, — сказал он, облокотившись на спинку сиденья, и в шутку ласково сжал шею Бэт, — ты на меня из-за чего-то дуешься? — Ухмыляясь, он подался чуть вперед в ожидании ответа.
    Даже не взглянув на него, Бэт смотрела вдаль.
    — Джек, почему ты сегодня не позвонил мне и не попросил выполнить за тебя поручение?
    — Что? — спросил он озадаченно, как будто не понимал, о чем она говорила, но потом, казалось, все быстро вспомнил. — Я же уже говорил тебе. Ты была сегодня занята. Ты сама сказала мне об этом вчера вечером.
    — Не так уж я была и занята, — возразила она.
    Он пожал плечами.
    — Откуда я мог знать.
    — Если бы ты позвонил и спросил, ты бы узнал.
    — Бэт, что с тобой? — спросил он, нахмурившись. — Ты злишься на меня, потому что я тебе сегодня не позвонил? Да, из-за этого?
    Бэт скрестила руки на груди.
    — Конечно же, нет. Кроме того, я на тебя не злюсь. Я просто считаю, что ты должен был мне позвонить и попросить помочь. Честно говоря, я думаю, у тебя была причина, чтобы это не сделать.
    Джек нахмурился.
    — Знаешь, что я думаю? — начал он. — Я думаю, что дело не во мне, а в тебе. Думаю, ты сомневаешься, стоит ли использовать меня в качестве отца твоего ребенка, и просто не знаешь, как об этом сказать.
    Бэт от удивления раскрыла рот.
    — Но это абсурд, — проговорила она, не веря своим ушам. — Кроме того, я уже думала о других возможных кандидатах — поверь мне, это так — и не смогла найти никого другого. Ты можешь мне кого-нибудь предложить?
    У ошеломленного Джека не было никакого предложения. Он вообще не был готов к подобному разговору и начал его только потому, что Бэт странно вела себя. Но раз уж она задала ему вопрос, он решил все же поискать достойный ответ и решить проблему. Он ведь хотел сбросить с себя этот груз, не так ли? Конечно же, да. Ему не нужны лишние хлопоты.
    — Так… как насчет того нового парня? — спросил он небрежно. Но в следующую секунду почувствовал, как заколотилось его сердце в ожидании ее слов. А если она подумает, что тот, кого предложит Джек, сможет стать достойным кандидатом? Что тогда?
    Бэт нахмурилась.
    — Какой новый парень?
    — Тот, которого ты недавно наняла в свое агентство.
    — Аллен Смит? — спросила она, удивленно взглянув на Джека.
    — Да, — ответил Джек, — он.
    — Почему ты о нем вдруг подумал?
    Джек пожал плечами.
    — Не знаю. Может, потому, что он недавно приехал в наш город.
    — Но он женат, Джек, у него двое детей, — холодно проговорила Бэт.
    — О, а я и не знал. Ну, тогда как насчет Джеймса?
    — Джеймса? Какого Джеймса?
    — Ну знаешь, тот парень, который недавно переехал на твою улицу. Он ведь не женат, да?
    — Я даже не знаю его фамилии.
    — Ты можешь узнать, — ответил Джек.
    Бэт окинула его измученным взглядом.
    — Ладно, — сказал Джек уклончиво, — значит, тебе не нравятся мои предложения. А что ты думаешь о Джордже Стиллсе? Он, кажется, довольно хороший парень. И ты его давно знаешь.
    — Он храпит.
    Джек тотчас выпрямился и широко раскрыл глаза.
    — А ты откуда знаешь?
    Бэт хитро улыбнулась.
    — В прошлом месяце я продала его подружке белый дом на Оак-стрит, и она случайно упомянула, что Джордж храпит.
    Джек облегченно вздохнул. К своему большому удивлению, он обнаружил, что после такого ответа на душе стало легче. Невероятно — он просто счастлив слышать, что у Джорджа Стиллса есть подружка и что эта подружка — не Бэт.
    — Ладно, сдаюсь, — сказал он. — Думаю, ты права. У тебя нет возможности отказаться от моей кандидатуры.
    В этот момент он снова почувствовал, что счастлив. Но не стал говорить об этом Бэт. Зная Бэт как свои пять пальцев, он понимал: она подумает, что он переступает границу дозволенного (чего он, конечно, не делал), и вычеркнет Джека из своего плана.
    Да, если Бэт собирается завести ребенка, то отцом будет только он, Джек. Потому что тогда он может быть уверен: и Бэт, и ребенок будут под надежной защитой.
    В этот момент из подъехавшей сзади машины вышли двое их друзей и приблизились к автомобилю Джека.
    — Эй вы, двое, вы всю ночь собираетесь просидеть в машине? — весело спросил один из них.
    — Мы уже идем, — ответил Джек, помогая Бэт выйти из машины, и они последовали за своими друзьями на вечеринку, которая была уже в разгаре.
    Джек знал, он не имеет права испытывать к Бэт такие чувства. Но не мог удержаться. Ему казалось, он заботится о Бэт уже очень давно, практически с самого детства, вот и сейчас он чувствовал, что несет за нее ответственность. Об этом он никому никогда не говорил. Это было что-то очень личное. Что-то, чем он гордился.
    Они приблизились к калитке, ведущей на задний двор Карен.
    — Знаешь что? — кокетливо обратился Джек к Бэт.
    — Что? — взглянула на него Бэт.
    — Тебе повезло. Я не храплю.
    — Я знаю, — ответила она, улыбнувшись.
    Джек внутренне напрягся. Это обязательство, которое он берет по отношению к Бэт, вряд ли навредит им. О сексе он пока запрещал себе думать.
    Но когда он все же задумается об этом, да поможет им Господь…

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

    Оставив Джека болтать с приятелем, Бэт стала разыскивать в толпе свою подругу.
    Наконец Бэт увидела поклонника Карен, переворачивавшего бургеры, лежащие на решетке, и поспешила к нему.
    — Привет, Эл! Где Карен? — спросила Бэт.
    — Понятия не имею! — сказал он громко, чтобы его услышали, несмотря на оглушительное потрескивание подгоравших бургеров. — Последний раз я ее видел, когда она брала лед для напитков.
    Бэт улыбнулась.
    — Ладно. Я ее найду.
    Через некоторое время Бэт увидела подругу у накрытого стола: Карен насыпала в миску картофельные чипсы.
    — Привет, Карен, — подойдя к подруге, сказала Бэт.
    Карен повернулась к ней.
    — О, Бэт, как хорошо, что ты наконец здесь. Я тебя ждала. Что произошло вчера вечером? Как у тебя дела с Джеком?
    Бэт лучезарно улыбнулась.
    — Он согласился.
    — Значит, ты его все же уговорила, — весело сказала Карен. — Я так и знала. Мои поздравления! Я ни на минуту не сомневалась, что у тебя все получится.
    — Я все еще не могу поверить! — воскликнула Бэт, всплеснув руками. — Иногда мне кажется, что надо ущипнуть себя, чтобы проверить, не сплю ли я. Я как параноик: мне снова и снова кажется, что Джек передумает.
    — Нет. Этого не произойдет, — сказала Карен решительно. — Только не Джек. Он знает, что если он тебе не поможет, то это сделает кто-нибудь другой. А Джек не допустит, чтобы такое произошло. Ведь он-то в состоянии тебе помочь.
    Бэт решила пропустить мимо ушей замечание подруги и сказала:
    — Раз уж у тебя сегодня вечеринка, мы с Джеком решили рассказать всем о наших планах.
    Карен пожала плечами.
    — Ну… это не обязательно, — сказала она.
    — Почему? — спросила Бэт.
    Карен, не отрываясь от своего занятия, проговорила:
    — Потому что они уже все знают.
    — Что ты имеешь в виду? — спросила Бэт удивленно. — Откуда они могли все узнать? Я никому, кроме тебя, ни о чем не рассказывала.
    — Послушай, они все знают, и оставим это, хорошо?
    — Но откуда?
    — Я им рассказала.
    От удивления у Бэт открылся рот.
    — Что ты сделала?! — воскликнула она.
    — Послушай, вы с Джеком запаздывали, а мне хотелось поскорей объявить всем новость. И я не выдержала. Извини. Я должна была сдержаться и дождаться вас, но не смогла. Я сказала только Мелбе, а она разболтала всем.
    — Карен, как ты могла такое сделать?
    Карен пожала плечами.
    — Эй, послушай, наверное, я тебе даже помогла. Теперь тебе не придется стоять перед всеми, пытаясь им что-то объяснить.
    Она повернулась и пошла к другому концу стола.
    Бэт последовала за ней.
    — Но что было бы, если бы Джек отказал мне?
    Карен снова пожала плечами.
    — Об этом я не подумала. Но я знала, что Джек не откажет. Я правда извиняюсь. Знаю, что должна была молчать и позволить именно тебе объявить обо всем. Как бы мне хотелось вернуть свои слова назад, но увы!
    — Не могу в это поверить, — сказала Бэт, опустившись на стоящую рядом деревянную табуретку, и попыталась привести свои мысли в порядок.
    Карен подошла к ней.
    — Знаю, что ты на меня сейчас сердишься, и не могу винить тебя за это. А хочешь узнать, как большинство наших друзей отозвалось о твоих планах?
    Бэт оживилась.
    — Ну да… конечно.
    — Значит, так, — начала Карен, становясь серьезней, — сначала все были ошеломлены, узнав, что ты собираешься выйти замуж за Джека и потом использовать его как донора спермы для будущего ребенка. Но, когда я стала все объяснять, они задумались и вспомнили, как ты всегда хотела завести своего собственного ребенка. Потом некоторые из них начали говорить, что Джек очень подходит для роли отца. Честно говоря, меня их реакция поразила. Хотя все знают, какие вы близкие друзья…
    В этот самый момент Карен позвали, на кухне срочно понадобилась ее помощь. Продолжая думать о словах подруги, Бэт в некотором замешательстве поднялась с табуретки.
    Ей не пришлось долго разыскивать Джека: едва она вышла к гостям, как он сам бросился к ней.
    — Бэт, все на этой вечеринке знают, что мы собираемся пожениться, — воскликнул он.
    — Да, — ответила Бэт, глядя на него.
    — Но как это получилось? — спросил он удивленно.
    — Это моя вина. Вчера днем, когда Карен пришла ко мне, я сказала ей, о чем хочу тебя попросить. Карен решила рассказать Мелбе, а Мелба рассказала всем.
    Джек ухмыльнулся.
    — А знаешь, только что какая-то девушка, с которой я даже незнаком, подошла ко мне и спросила, правда ли, что я буду твоим донором спермы? И у нее хватило наглости спросить, как это ты решилась выбрать меня.
    Бэт почувствовала, что кровь отхлынула от ее лица.
    — О Боже, — сказала она, — все вышло из-под контроля.
    — Послушай, — сказал Джек, — почему бы нам не облегчить себе жизнь? Давай прямо сейчас уйдем отсюда, пока это еще возможно. Завтра мы позвоним нашим друзьям и расскажем о наших планах.
    По мнению Бэт, это была прекрасная идея.
    — Я готова. Что ты предлагаешь?
    Он взглянул на ночное небо.
    — Раз уж сегодня такой замечательный вечер, как насчет поездки за город? — спросил он.
    — О, Джек, — Бэт радостно улыбнулась, и ее лицо вспыхнуло, — это звучит заманчиво.
    Он торжественно улыбнулся в ответ.
    — Я знал, что тебе понравится.
    — Только захвачу свою сумку.
    — Я подожду тебя у боковой калитки. Мы начнем наше путешествие оттуда, — ответил он.
    — Сначала мне нужно найти Карен и объяснить ей, что мы уже уходим.
    — Предоставь это мне. А ты иди и забери свою сумочку, чтобы мы поскорее могли сбежать.
    — Вернусь через минуту, — пообещала Бэт и поспешила в дом.
    Через минуту они уже стояли с Джеком у боковой калитки.
    — Ты нашел Карен?
    — Да.
    — Наш уход расстроил ее?
    — Кажется, нет. Думаю, она нас поняла.
    — Джек, раз уж мы едем за город, давай поедем к озеру Уилиби. Я там очень давно не была.
    Озеро Уилиби, мысленно повторил Джек, и сердце его дрогнуло. Казалось, прошло много времени с тех пор, как он последний раз думал об этом местечке. И еще больше с тех пор, как они с Бэт были там вместе.
    Озеро Уилиби. Одно из самых ярких воспоминаний. В этом небольшом озере старик Уилиби застал его и Бэт, плавающих голышом. Сколько им тогда было лет? Десять? Или одиннадцать? Джек не мог сейчас вспомнить. Но все остальное он хорошо помнил.
    Однажды жарким летним днем они приехали туда на велосипедах. Идея купаться голышом пришла им в головы только потому, что надо было как-нибудь спастись от палящей жары. Купальных принадлежностей у них не было, а одежду мочить Бэт не хотела, потому что за это ее могла отругать мама. Они были еще совсем детьми, и купаться голыми ничего для них не значило. Поэтому, не задумываясь, они разделись и прыгнули в прохладную воду. Через некоторое время появился старик Уилиби и разразился нравоучительной речью, а после добавил, что он уже позвонил их родителям и рассказал, чем занимаются их драгоценные.
    Его родители появились первыми, и он получил хорошую взбучку, не говоря уже о целом ряде предупреждений по поводу того, что с ним может случиться, если он опять совершит подобную глупость.
    Затем примчались перепуганные родители Бэт. Они тоже наказали дочь, лишив ее прогулок на целых два месяца. Но это еще не все! Они сделали все возможное, чтобы Бэт почувствовала, как ужасно то, чем она занималась.
    Тот факт, что они были еще детьми, казалось, не имел ни малейшего значения для ее родителей и для старика Уилиби. Вскоре после этого родители Бэт расстались навсегда, и теперь Джек вспомнил, что та история и развод родителей сильно повлияли на Бэт. Она изменилась и долгое время держала всех и даже его, Джека, на расстоянии. Он ее не винил. Возможно, он повел бы себя так же в такой ситуации.
    Озеро Уилиби. Оно хранило множество их воспоминаний — и хороших, и плохих. Хотя, наверное, даже Бэт с этим согласится, в основном хороших. В любом случае это прекрасное место для того, что задумал Джек.
    Несомненно, он рад провести остаток вечера вдвоем с Бэт. Ему хотелось сидеть где-нибудь, все равно где, рядом с Бэт, близко-близко. Они будут не одиноки вдвоем, с ними будут их надежды и мечты.
    Они выехали за город; их волосы раздувал теплый вечерний ветер. Луна была полная и яркая, время от времени в небе вспыхивали новые и новые звезды.
    Вскоре Джек свернул с шоссе и проехал по узкой дорожке через лесок к озеру. Оно сверкало в лунном свете, будто ожидая их. Таким они его и запомнили.
    — О, Джек, оно не изменилось, — сказала Бэт внезапно охрипшим голосом.
    — Да, правда, — подтвердил Джек. Через секунду он открыл дверцу машины и вышел. Оглянувшись на Бэт, он сказал:
    — Пойдем, чего ты ждешь? Давай посмотрим, какая вода.
    — Какая вода? — изумленно переспросила она. — Джек, ты же не собираешься…
    Но Бэт замолчала, так и не договорив, потому что Джек уже ушел вперед и явно не слушал ее.
    Она открыла дверцу машины, вышла и попыталась догнать Джека, но в конце концов сдалась и пошла своим обычным шагом. Она была рада тому, что решила сюда приехать. Ощущения… запахи… все напоминало старые добрые времена.
    Ну, почти все. Некоторые вещи изменились. Например, они с Джеком уже не были детьми.
    — Посмотри туда, — сказал Джек, показывая на высокое дерево у берега почти на другой стороне озера. — Помнишь старую виноградную лозу, на которой мы качались? Интересно, она все еще там?
    — Нет, конечно, — ответила Бэт.
    Джек тем временем поспешил к дереву, чтобы проверить самому. Яркая луна освещала ему путь.
    Прежде чем Бэт собралась с мыслями и последовала за Джеком, он был уже у дерева и выдергивал что-то, напоминающее виноградную лозу. Вряд ли это была та самая лоза. Ведь с тех пор прошло двадцать с чем-то лет. Но Бэт и не собиралась разубеждать Джека. Казалось, мысль, что это та самая лоза, с которой они играли в детстве, доставляла ему радость. Хотя кто знает, может, лоза та самая…
    Бэт сложила ладони рупором и приставила ко рту.
    — Ты испачкаешься с ног до головы, — предупредила она.
    Джек перестал дергать лозу и, переключив внимание на дерево, начал его тщательно осматривать.
    — Что ты там ищешь?! — прокричала Бэт. Некоторое время он не отвечал. Затем вдруг развернулся и помахал ей.
    — Иди сюда, Бэт, ты только посмотри! — закричал он.
    — Что там такое? — спросила она.
    Джек снова помахал ей.
    — Иди сюда!
    Джек не собирался сообщать о своей находке, он хотел, чтобы Бэт сама это увидела.
    Переведя дыхание, Бэт медленно пошла вдоль берега к Джеку, внимательно глядя под ноги. Но через несколько секунд стало ясно, что такими темпами Бэт еще долго придется идти до дерева, и Джек в нетерпении поспешил к ней. Подойдя ближе, он сказал:
    — Закрой глаза.
    — Что?
    — Просто делай, как я говорю: закрой глаза.
    Она безразлично пожала плечами и закрыла глаза.
    — Надеюсь, это будет что-то хорошее, Джек.
    — Конечно, — ответил он, взяв Бэт за руку и направляясь к дереву. — Просто иди за мной.
    — Постараюсь, — сказана она ледяным тоном. — Но лучше бы ты шел помедленнее.
    — Только не подглядывай, — предупредил он.
    Он смеется, подумала Бэт. Как будто у нее была возможность еще и подглядывать. Хорошо бы на ногах удержаться!
    — Ты слишком быстро идешь! — воскликнула она.
    Джек замедлил шаг.
    — Спасибо, — поблагодарила она с иронией.
    — Ну вот, теперь можешь открыть глаза, — сказал он через несколько минут.
    Бэт открыла глаза, но увидела только ствол дерева. И вдруг она заметила!
    — Помнишь, когда мы это сделали? — спросил он, показывая на ствол.
    Джек провел пальцами по едва заметной надписи. Там были вырезаны слова: «Джек и Бэт».
    Ее сердце забилось. Конечно же, она помнила.
    Джек повернулся к озеру.
    — Знаешь, о чем я думаю? — спросил он. — Я думаю, нам не помешает искупаться.
    Сердце Бэт дрогнуло, и она нервно рассмеялась.
    — Нет, только не мне.
    Джек повернулся к ней, улыбаясь.
    — Почему нет? Вода выглядит прекрасно. Держу пари, она прохладная.
    Бэт скрестила руки на груди.
    — Мне безразлична температура. Я просто не хочу. Только не сегодня.
    — Приведи мне хоть одну причину твоего отказа.
    — На это есть миллион причин, а самая главная — у меня нет купальника.
    — Разве нам нужны купальные принадлежности?
    Бэт знала, что он это скажет. Приняв ее молчание за согласие, Джек начал расстегивать ремень.
    — Что ты делаешь? — поинтересовалась Бэт, опасаясь, что он осуществит задуманное, несмотря на ее возражения.
    — Раздеваюсь, — ответил он. — Давай, Бэт. Не трусь! Прыгай со мной.
    Да, прыгни! Никогда в своей жизни она не сделает этого… снова. Первый и последний раз она купалась голышом. С представителем противоположного пола — с Джеком, в этом самом озере. Ей было десять лет, и тогда все закончилось катастрофой. Конечно, времена изменились. Она выросла, и Джек тоже. Но кто сможет убедить ее, что на этот раз купание голышом не обернется новой катастрофой? Бэт была почти уверена, что так оно и будет.
    Джек рывком стащил с себя водолазку и бросил ее на землю.
    У Бэт перехватило дыхание. Она, замерев, смотрела на него, на то, как легко он раздевался прямо перед ней. Конечно, она уже видела его по пояс голым и раньше. И не один раз. Но сейчас ей вдруг показалось, что она видит его раздетым впервые.
    Его кожа блестела в лунном свете. Хуже всего было то, что тени делали его полуголый торс еще более привлекательным… еще более опасным… еще более манящим.
    Она нервно сглотнула. Ее взгляд заскользил вниз по его телу, уделяя особое внимание мускулам на его груди и животе. Редкие светло-коричневые кудрявые волосы покрывали середину его груди. Конечно, она могла бы и отвернуться, но не сделала этого, в глубине души чувствуя, что ей очень нравится все, что она видит. Ужасно нравится.
    И, ощутив легкое головокружение, Бэт пыталась решить, что делать дальше. Ее пульс все учащался. Тогда она отвела взгляд от Джека и посмотрела на водоем Уилиби, пытаясь собраться с мыслями, и вдруг поняла, что ей очень хочется раздеться и искупаться.
    Конечно, только по старой памяти.
    Или, может, чтобы доказать что-то. Когда она в детстве купалась голышом с Джеком, она не делала ничего плохого и теперь была готова доказать это себе и Джеку. И, если будет необходимо, всему миру.
    А сможет ли она?
    Конечно, сможет.
    Мгновенно приняв решение — такой смелости Бэт сама от себя и не ожидала, — она начала расстегивать пуговицы на блузке. Затем взглянула на улыбающегося Джека и мгновение спустя тоже улыбнулась.

ГЛАВА ПЯТАЯ

    Бэт старалась отогнать прочь все тревожившие ее мысли и, затаив дыхание, медленно начала расстегивать пуговицы на шелковой блузке. Джек наблюдал за ней, на губах у него все еще блуждала улыбка. Бэт неудержимо приближалась к роковой черте, за которой нет дороги назад. Пока еще у нее был шанс все изменить, но раз уж она приняла решение, то ей ничего не оставалось, как продолжать расстегивать пуговицы.
    Расстегнув последнюю, она подняла глаза на Джека и, встретившись с ним взглядом, улыбнулась. Ее блузка заскользила вниз по плечам и упала на землю.
    Она услышала, как Джек глубоко вздохнул. Улыбка, так долго блуждавшая на его лице, исчезла.
    — Да, на это стоит взглянуть! — почтительно произнес он. В его глазах появилось какое-то незнакомое выражение. Он смотрел на нее не как друг, а как мужчина. Бэт никогда его еще не видела таким.
    Неожиданно она осмелела, почувствовала уверенность в себе и, протянув руку, провела кончиками пальцев по его груди, ощущая его напряженное тело, кожу… упругие мускулы. Девушку бросило в жар.
    — Да, на тебя тоже стоит посмотреть! — сказала она хриплым голосом.
    Джек перекинул ее длинные волосы за плечи, затем медленно провел руками по ее плечам, по рукам. От прикосновений по телу Бэт пробежала дрожь, и лямки бюстгальтера съехали вниз.
    — Мы не должны этого делать, Джек, — прошептала она. — Мы оба знаем, что это опасно.
    — Тогда что же мы должны делать? — спросил Джек; глаза его блестели, а голос звучал как бархатный.
    Бэт поняла, что если она и ответит ему, то ее слова не будут иметь никакого значения. Поэтому она промолчала, чувствуя непреодолимое желание забыть обо всем и наслаждаться этим вечером. Но она попыталась взять себя в руки. Ее план не должен нарушаться, это необходимо для сохранения их с Джеком отношений.
    — Давай оденемся, — сказала Бэт и стала разыскивать свою блузку.
    Но Джек схватил ее за плечи, и ей пришлось снова взглянуть на него.
    — Не сейчас, Бэт, — попросил он.
    Их глаза встретились. Бэт опять вздрогнула.
    — Я боюсь, Джек, — призналась она.
    — Не бойся, — успокаивал он. — Я никогда не причиню тебе боли. Никогда в жизни.
    — Нет, ты не понимаешь. Это разрушит нашу дружбу.
    — Не бойся, — повторил Джек. — У меня все под контролем. Все в порядке.
    Возможно, с ним было все в порядке, но не с ней. Почему же она не остановит это сумасшествие… это… это безумие?
    — Я хочу увидеть твое тело, — проговорил он низким голосом. — Я очень долго ждал, чтобы увидеть тебя такой.
    — Держу пари, еще до половой зрелости, — пошутила Бэт, пытаясь разрядить напряженность момента.
    Но Джек не рассмеялся.
    Ситуация становилась серьезной. Слишком серьезной. Она не знала, как остановить то, что происходило между ними. В то же время она не хотела это останавливать. Все было так захватывающе… весело… возбуждающе.
    Кроме того, раз Джек уверен, что ситуация под контролем… Ведь они еще не переступили границу. И он никогда раньше ее не подводил. Поэтому она не видела причины не доверять Джеку. В конце концов, он — ее самый дорогой друг на свете. Если она не может доверять ему, то кому вообще она может доверять?
    Джек подался вперед и едва ощутимо поцеловал ее в губы, затем вновь отошел. Указательным пальцем он провел по краю ее бюстгальтера, дав Бэт понять, что ее узенький розовато-лиловый атласный бюстгальтер выглядит очень возбуждающе.
    Если бы она знала, что сегодня вечером вот так просто будет перед ним раздеваться, она надела бы что-нибудь поскромнее. Но ведь она не могла предвидеть, что этим вечером будет догола раздеваться перед своим лучшим другом. Все случилось так неожиданно. Без сомнения, завтра она будет за это себя ненавидеть.
    Удивленная своей неспособностью противостоять Джеку и тому, что творилось в ее теле и душе, Бэт стояла тихо и молча следила за движениями Джека. Он протянул руку и легко расстегнул переднюю застежку ее бюстгальтера.
    Внезапно Бэт оказалась по пояс голой. Слава Богу, что на улице стояла жара, а не страшный холод. Ее соски затвердели.
    О, дьявол, она с трудом могла дышать. Ей казалось, она умрет от столь сильного возбуждения.
    — Бэт, — произнес Джек хриплым нерешительным голосом.
    Через мгновение он начал поглаживать большим пальцем ее упругую левую грудь, затем медленно, возбуждающе, будто дразня, провел по ее телу кончиками пальцев вниз до талии, касаясь сосков ее полной груди.
    Просунув палец под ремень ее джинсов, он притянул Бэт поближе к себе.
    — Я никогда не думал, что ты такая красивая, — сказал он.
    Бэт дрожала, но она еще никогда в жизни не чувствовала себя так чудесно, как сейчас. Его пылающий взгляд обжигал ее страстью, ее тело отзывалось на эту страсть. Она слышала порывистое дыхание Джека и знала, что он борется с переполняющими его чувствами. Но ей хотелось, чтобы его чувства победили и он продолжал дотрагиваться до нее. И никогда не останавливался.
    С силой прижав Бэт к себе, Джек начал целовать девушку: шею, ухо и, наконец, губы — и начал так пылко их целовать, что у Бэт перехватило дыхание.
    Бэт обняла Джека за шею, он застонал. Его язык оказался у нее во рту, и у Бэт появилось чувство, будто ее тело наливается горячей жидкостью, она изнывала от огня, сжигавшего ее изнутри.
    И тут до них донесся шум приближающегося автомобиля. Они тотчас же отскочили друг от друга. На берегу озера появилась патрульная машина шерифа, с мелькающими синими огнями.
    Бэт подумала, что их с Джеком ждут большие неприятности. Не такие, как в первый раз, когда их застал старик Уилиби. Теперь все могло завершиться крупным скандалом, о котором бы узнал весь город.
    Не сразу сообразив, что делать, она схватила свою блузку, протянутую ей Джеком, и надела ее. Джек мгновенно натянул водолазку.
    Патрульная машина подъехала ближе. Полицейский погасил огни и приоткрыл окно.
    В лицо Джека ударил свет фонарика.
    — Эй, дружище, ты что, не видел знаков, когда сворачивал с шоссе? Теперь сюда вход запрещен — новые владельцы и все такое. Нарушать владения не разрешается.
    Джек развел руками.
    — По правде сказать, офицер, я ничего не заметил. Понимаете, когда мы были детьми, мы, бывало, часто приходили на озеро, и сегодня мы вдруг решили сюда снова приехать. Извините. Мы не хотели нарушать закон.
    — Ладно, — начал полицейский, переводя фонарь на Бэт, — я вижу, что здесь все в порядке. Можете уезжать.
    — Спасибо, офицер, — ответил Джек.
    Полицейский закрыл окно, развернул машину и поехал обратно по дорожке по направлению к шоссе.
    Нервы Бэт были изрядно потрепаны, если не сказать больше.
    Мало того, что она необузданно набросилась на Джека, практически умоляя его соблазнить ее. И вдруг — полиция, которая помешала ей совершить самую серьезную в жизни ошибку. О Боже, о чем она раньше думала?
    Она знала одно: им с Джеком надо было как можно быстрее отсюда убираться. Но не только из-за приказа полицейского. Были и другие важные причины.
    Она застегнула блузку и уже была готова идти, но Джек схватил ее за руки.
    — Помедленней, Бэт. Полицейский уехал и вряд ли опять сюда вернется. У нас есть уйма времени, чтобы спокойно одеться и уехать.
    Бэт была настолько взвинчена, что почти не слышала слов Джека. Она высвободила руки и почти бегом направилась к машине.
    — Подожди, Бэт, — окликнул ее Джек.
    Она обернулась и посмотрела на него.
    — Ты ничего не забыла? — спросил он многозначительно.
    Бэт нахмурилась.
    Он наклонился и поднял с земли то, о чем говорил. Ее бюстгальтер.
    Нахмурившись, Бэт подошла к Джеку и попыталась забрать свою вещь.
    — Нет, — сказал он, — раз я снял с тебя бюстгальтер, я и надену его на тебя.
    И не мечтай, подумала Бэт. Вот еще! Да уже и незачем его надевать. Ведь она в блузке.
    — Ты отвезешь меня прямо домой, Джек, поэтому о бюстгальтере не беспокойся.
    — Нет уж, Бэт, — возразил он. — Если я не позабочусь, то кто сделает это? Тебе, я вижу, все равно. Я снял с тебя бюстгальтер. Я все исправлю. Помогу тебе надеть его.
    И начал расстегивать пуговицы на ее блузке. Те самые пуговицы, которые она только что застегнула.
    — Подожди-ка минутку, Джек, — попросила она.
    Но это было безуспешной попыткой. Джек не остановился.
    — Веди себя хорошо, Бэт. Это не займет у меня и минуты.
    Веди себя хорошо, уж конечно! Она смотрела на Джека, решая, следует ли ей продолжать с ним спорить.
    Однако, не успев что-либо предпринять, она почувствовала, что опять обнажена до пояса. Все произошло так быстро. Джеку хорошо давалось раздевание Бэт. Даже слишком хорошо.
    — Ты очень красива, Бэт, — произнес он. У Бэт перехватило дыхание. Как это ни смешно, но она опять ощущала тепло в теле и приятное покалывание кожи. Неожиданно в ее сердце закрались сомнение и страх. Ужасный, тяжелый страх, который предупреждал: нельзя заходить так далеко, позволять их влечению вновь выходить из-под контроля!
    Должно быть, эти тревожные мысли отразились на ее лице, потому что Джек вдруг замер. Затем, тяжело вздохнув, быстро справился со своим дыханием.
    — Ну вот. Видишь, я же тебе говорил, — сказал он. — Я могу дотронуться до тебя и все еще оставаться твоим лучшим другом.
    Бэт облегченно вздохнула.
    — Ты смотри, Джек, только не соверши ужасную глупость — не влюбись в меня. Это все разрушит.
    — Я? — сказал он, покачав головой, словно полностью отрицая возможность такого исхода. — Влюбиться в тебя? Такое никогда не произойдет.
    Затем он откашлялся.
    — Ты сама-то в меня не влюбись, — добавил он, застегивая последнюю пуговицу на ее блузке, и, расправив ее воротничок, улыбнулся как ни в чем не бывало.
    Огромное облегчение — видеть своего старого друга Джека таким, как всегда.
    — Не беспокойся, — ответила Бэт. — Я не такая уж дурочка.
    — Видишь, — сказал он, одаривая ее своей пленительной улыбкой. — Я же тебе говорил, с нами будет все в порядке. Ты должна научиться мне доверять, Бэт.
    — Я же тебе доверяю, Джек. Я тебе доверяю на сто процентов.
    Он наклонился и чмокнул ее в нос.
    — Тогда давай отсюда убираться, пока полицейский не вернулся, чтобы проверить, подчинились ли мы закону.
    Некоторое время спустя они уже были на пути к городу. Вся эта история с поцелуями осталась позади. Они преодолели еще одно препятствие.
    Когда Бэт наконец добралась до кровати, она поняла, что полностью удовлетворена. Ее план сработает.
    Ночью ее разбудил телефонный звонок. У нее не было сил подняться. К тому же она не имела ни малейшего представления о том, кто ей мог так поздно звонить. Наверное, кто-нибудь из ее родителей.
    — Алло.
    — Бэт?..
    Она откашлялась.
    — Да.
    — Теперь ты больше на себя похожа, — засмеялся он.
    — Джек… Джек, это ты? — Бэт заставила себя окончательно проснуться и приподнялась на локте.
    — Да, — ответил он, — кто же, кроме меня и твоих родителей, может звонить в три часа ночи, чтобы поболтать?
    — Ты хочешь поговорить?
    — Угу.
    Она зевнула и сказала:
    — О Боже! О чем же?
    — Все равно о чем. Я не могу заснуть. Я думал, ты мне составишь компанию.
    Она простонала:
    — О чем мы можем говорить в три часа ночи?
    — О чем угодно, — предложил он, будто ожидая, что она тут же начнет развивать какую-нибудь тему.
    Но ее мозг еще не совсем проснулся. Когда стало очевидным, что Бэт не в состоянии что-либо произнести, он прошептал:
    — Бэт, ты спишь обнаженной?
    Бэт откинулась на спину и громко рассмеялась.
    — С чего бы тебе вдруг захотелось это узнать?
    — Эй, я просто пытаюсь завести разговор.
    — Нет. Я никогда не сплю обнаженной.
    — Но ты бы так делала, если бы рядом с тобой был любовник, да?
    Ей вдруг стало трудно дышать. Она не ожидала таких вопросов, да к тому же по телефону в три часа ночи.
    — Джек, с тобой все в порядке?
    — Не совсем, — сказал он. — Я не могу забыть, что произошло между нами на озере Уилиби. Я закрываю глаза и вижу тебя, такую красивую, перед собой. Я всю ночь глаз не сомкнул.
    На этот раз Бэт действительно начала задыхаться. Еще в самом начале разговора у нее появилось предчувствие: звонок Джека связан с тем, что произошло на озере Уилиби.
    — То, что произошло между нами на озере Уилиби, было ошибкой, Джек. Мы оба это знаем. Я благодарна полицейскому за его появление.
    — Ладно, если ты можешь так легко все забыть, то приезжай ко мне и попытайся втолковать это моему либидо.
    — Просто не думай об этом, — посоветовала она, пытаясь сохранить контроль над собой.
    — Ладно, Бэт, ты и сама понимаешь, не думать — не так уж просто.
    А понимала ли она? Конечно, понимала. Ей самой с трудом удалось уснуть. Воспоминания о том, что случилось вечером у озера, не давали ей покоя.
    Она глубоко вздохнула.
    — Хорошо, Джек, я понимаю, что это не так уж легко. Но сейчас лучше забыть. Мы сможем вспомнить об этих чувствах, когда…
    — … когда попробуем сделать ребенка, — продолжил он с теплотой в голосе.
    Затем настала пауза. Через некоторое время Джек застонал:
    — Ты мне даже не помогаешь с этим справляться!
    — Я делаю все возможное, — произнесла она со вздохом.
    Ясно, Джек не имеет ни малейшего представления, с каким трудом достигла Бэт своего спокойствия. У нее ведь тоже есть чувства. Чувства, о которых она сейчас не хотела задумываться. Еще не время. У нее и без того много проблем.
    — Джек, — сказала она, — я думаю, надо повесить трубку, пока разговор не зашел слишком далеко. Постарайся уснуть, хорошо? Спокойной ночи.
    — Бэт, подожди! — воскликнул он. — Послушай, я хотел еще кое о чем поговорить.
    — Не сейчас, Джек.
    — Это не займет и пяти минут.
    Она тяжело вздохнула.
    Он почувствовал, что ее терпение на исходе. А так оно и было. Но она не повесила трубку. Она ждала.
    — Один мой коллега приезжает завтра на пару дней для встреч в офисе, — сказал Джек через мгновение. — Мой босс попросил меня пригласить этого сотрудника завтра вечером на ужин. И я подумал, не сможешь ли ты к нам присоединиться? Малоун давно хочет с тобой познакомиться. Ну, что скажешь? Придешь?
    — С чего это он хочет со мной познакомиться?
    — Наверное, потому, что я много о тебе рассказывал.
    — О!
    — Ты пойдешь?
    — Думаю, да. Если тебе так хочется, — ответила она.
    — Прекрасно. Тогда завтра я тебе позвоню и расскажу все подробнее. Бэт, вот еще что. Последуй моему совету. Время от времени спи обнаженной. Все равно тебе скоро придется это делать.
    И он повесил трубку.

    Когда на следующее утро Бэт проснулась, то с удивлением заметила, что совсем голая. Но тут же с улыбкой вспомнила: после ночного разговора с Джеком она вдруг решила последовать его совету и хоть раз поспать обнаженной. Теперь, медленно проведя руками вниз по бокам и по бедрам, почувствовав мягкость своей кожи, Бэт потянулась и зевнула. Как хорошо она выспалась! Она ощущала себя отдохнувшей и готовой начать новый день. Бэт вылезла из кровати и стала собираться на работу.
    В это утро она самая первая пришла в офис. Ее ждала напряженная работа, да еще надо было позаботиться о некоторых деталях предстоящей свадьбы. Она уже нашла мирового судью, который согласился сочетать их браком в субботу, и решила, что светлый шелковый костюм, висевший у нее в шкафу, идеально подойдет для церемонии. Она надевала его только один раз, в прошлом году на крещение ребенка кузины Джека. Почему бы ей не надеть этот костюм снова, на этот раз на собственную свадьбу? А что же с волосами?.. Она еще не знала, какую сделать прическу, но до субботы надеялась что-нибудь придумать, с помощью Карен. Нужно еще не забыть купить шампанское. Сегодня вечером необходимо встретиться с пекарем, чтобы посмотреть, что он может предложить из свадебных тортов.
    Этим утром Бэт сообщила своим сотрудникам приятную новость, естественно не вдаваясь в подробности. После вчерашнего вечера у Карен она поняла, что нельзя рассказывать о личной жизни слишком много. Трое ее друзей, вчерашних гостей Карен, и сама Карен звонили Бэт утром на работу, желая выяснить, что же на самом деле происходит между Бэт и Джеком, и ей пришлось повторять одну и ту же историю снова и снова.
    К счастью, практически весь день у Бэт были встречи вне офиса, а то бы она так и просидела у телефона. Когда она в пять вечера наконец вернулась на работу, на столе ее ждала записка от Джека, в которой сообщалось, что он заедет за ней около семи вечера и они отправятся на ужин.
    Черт, подумала Бэт. Она совсем забыла об ужине. Что теперь делать? На 6.30 назначена встреча с пекарем! Бэт решила, что если постарается, то успеет на обе встречи. Кроме того, Джек упоминал название ресторана, в котором намечался ужин, и она, уладив все с пекарем, сможет присоединиться к компании Джека.
    Она взглянула на часы. Шестой час. Позвонила Джеку на работу. В офисе его не было. Тогда Бэт позвонила Джеку домой и оставила там на автоответчике краткое сообщение об изменениях в своих планах на сегодняшний вечер. Затем поспешила домой, быстренько приняла душ, сделала прическу и надела одно из своих самых нарядных платьев. Черное, прямое, с глубоким разрезом на спине, оно как раз подходило для ресторана.
    Придя к пекарю, Бэт первым делом объяснила ему, почему она так нарядилась.
    Пекарь и его жена все правильно поняли. Однако разговор о свадебном торте занял довольно много времени, и, когда Бэт выбежала из пекарни, было уже семь пятнадцать. Она, прыгнув в свою машину, поспешила к ресторану, надеясь, что ее опоздание не нарушит ничьих планов.
    Но когда Бэт припарковала свою машину, то заметила, что машины Джека на стоянке не видно. Решив не тратить время на поиски, но немного озабоченная отсутствием автомобиля, она вошла в ресторан и, подойдя к официантке, осведомилась, где заказанный ими столик.
    — Ваш столик на троих, — сказала официантка.
    — Да, это верно, — ответила Бэт, улыбаясь.
    — Вы прибыли второй. Джентльмен уже ждет. Позвольте проводить вас к вашему столику, мэм, — учтиво проговорила официантка.
    Будучи уверенной, что за столиком ее уже ждет Джек, Бэт подумала: может, его коллега вообще не придет на ужин, но, окидывая взглядом зал, Джека не увидела.
    — Сюда, мэм.
    Бэт последовала за официанткой, ожидая наконец встретить своего друга, но вместо него за столиком сидел какой-то темноволосый необычайной красоты мужчина.
    — Тут, должно быть, какая-то ошибка, — сказала Бэт, колеблясь.
    Джентльмен быстро поднялся.
    — А… вы, должно быть, Бэт. Я Франко Малоун, коллега Джека. Рад наконец-то встретиться с вами, — сказал он, поцеловав ей руку. — Джек о вас так много рассказывал!
    — Неужели? — сказала Бэт, чувствуя неловкость оттого, что этот… этот обаятельный мужчина уже многое знал о ней. Франко. Какое подходящее имя для такого отличного во всех отношениях парня. — Рада с вами познакомиться, — сказала Бэт, запинаясь.
    Он все еще держал ее руку.
    — Мне тоже приятно.
    Затем он выдвинул стул, стоявший рядом с ним.
    — Пожалуйста, присаживайтесь, моя дорогая, и мы подождем нашего друга Джека.
    Она села, но ей казалось, что она не сидит на стуле, а просто висит в воздухе. Франко Малоун превзошел все ее ожидания. Бэт беспокоило, не стерлась ли ее красная помада и выглядят ли ее губы так привлекательно, как обещала реклама на упаковке помады.
    И все же, взяв себя в руки, она спросила:
    — Где Джек? Он ведь уже должен был прийти.
    — Джек?.. — произнес он так, будто это имя было ему совершенно незнакомо.
    Бэт подумала: возможно, Франко иностранец. Она заметила его едва уловимый акцент.
    — Ах да, Джек… — проговорил красавец. — Ну, Джек сказал мне, что у него какое-то очень важное дело и, возможно, он опоздает. Но не волнуйтесь, моя дорогая Бэт, — продолжил он с улыбкой, — обещаю, что буду развлекать вас до прихода нашего Джека.
    Бэт на мгновение нахмурилась: опоздание не входило в привычки Джека, но тут же улыбнулась Франко.
    — Я позволил себе заказать бутылочку вина. Вам налить? — спросил тот.
    — Да, спасибо, — ответила она. — Не откажусь.
    Франко наполнил вином ее бокал.
    — За Джека, за то, что он наконец-то представил мне свою прекрасную подругу Бэт, — мягко произнес он.
    Бэт покраснела от удовольствия. Но эти слова немного смутили ее. Ведь она видела Франко впервые в жизни. Честно говоря, от некоторой напряженности в его взгляде ей становилось не по себе.
    — За Джека, — сказала она. — За самого лучшего друга, какого только можно пожелать.
    Они пригубили вино.
    — Я рад, что Джек твой друг, — проговорил Франко секунду спустя, наклонившись к ней. — Он может быть твоим другом. А я бы предпочел быть кем-нибудь другим, если ты понимаешь, что я имею в виду.
    О Господи, подумала Бэт, чуть не подавившись. Ей следовало бы знать, что такие красавцы, как Франко, часто небезупречны. Ведь она уже не раз убеждалась в этом.
    Она нахмурилась. Где же Джек? Он ей так сейчас нужен! Он уже должен был прийти.
    Когда он явится, Бэт отведет его в сторонку и выскажет все, что о нем думает. Как он мог оставить ее одну — развлекать его коллегу!
    Этот парень очарователен, привлекателен, но…
    Но этого недостаточно.
    Как только Джек придет, она ему все выскажет.
    — Ты не хотела бы потанцевать? — спросил Франко.
    Какая удача, насмешливо подумала Бэт. Перед нею Принц Само Очарование. Да, Франко великолепен: красив, галантен, обходителен, но он не Джек. Что-то было в этом парне, что начинало ее тревожить. Казалось, он уверен, что знает Бэт лучше, чем она сама знает себя. И это ее пугало. В одном она была совершенно уверена: ему нельзя доверять так, как она доверяет Джеку.
    Но раз уж Джек попросил ее поужинать с его коллегой, у нее найдется достаточно терпения, чтобы оставаться здесь и выносить компанию этого человека. Всего лишь один короткий вечер. Джек сделал бы для нее то же самое.
    Без малейшего сомнения.
    Черт побери, где же Джек?

ГЛАВА ШЕСТАЯ

    Бэт взглянула на Франко и улыбнулась. В его взгляде светилась уверенность. И Бэт почувствовала, что танец с ним будет ошибкой.
    Раз он много о ней слышал, конечно, от Джека, то знает, что Бэт обожает танцевать. Как она сможет ему отказать безо всякой причины? А в данный момент она не могла придумать ни одной подходящей. Переведя дыхание, она протянула ему руку.
    — Полагаю, один танец не повредит, — сказала она.
    Он улыбнулся. В следующее мгновение они оказались на танцплощадке. Да, этого она и боялась: то, что должно быть обычным вальсом, оказалось весьма напряженным занятием. Но не потому, что она не успевала за Франко. Здесь не было проблем. Дело в том, что она не могла примириться с положением его рук. Они находились не там, где надо. Но он был очень осторожен в своих попытках: Бэт видела, что никто не замечает ее затруднительного положения. И если она устроит ему сцену, то будет глупо выглядеть.
    Наконец-то танец закончился. Они направились к столику. Бэт только скрежетала зубами, вместо того чтобы сказать Франко, что о нем думает, чувствуя, что он понимает причину ее гробового молчания. Никогда больше она не совершит такой ошибки и не будет с ним танцевать. Подумать только! Всего пять минут назад она считала его Принцем Само Очарование.
    Очевидно, ей надо набираться опыта, чтобы не судить о мужчинах по первому впечатлению. Поглощенная мыслями о Франко и своей наивности, Бэт, только приблизившись к столику, заметила прибытие Джека.
    Слава Богу, он появился, подумала она. Она была так рада его видеть, что не заметила его озабоченности.
    — Замечательно, что ты наконец пришел, — сказала она с облегчением.
    — Я могу сказать то же самое о тебе, — ответил он, и в его голосе появились резкие нотки.
    Бэт нахмурилась.
    — Что ты имеешь в виду? И почему ты так опоздал?
    В этот момент к столику подошел Франко.
    — Джек, мой мальчик, — заговорил он, — вижу, ты наконец вернулся.
    Вернулся? — подумала Бэт. Что бы это значило?
    Но внимание Джека было так поглощено разговором с Бэт, что он даже не ответил своему коллеге. Джек не сводил взгляда с Бэт.
    — Разве ты не получила мое послание?
    — Получила, но…
    — Я заехал за тобой в семь. Но тебя не было дома, и я ждал тебя.
    — Долго?
    — Довольно долго. Я пытался звонить тебе по сотовому телефону, но ты не отвечала. Ты его, очевидно, отключила.
    — Я тоже звонила тебе сегодня по сотовому, но не получила ответа.
    — Почему тебя не было дома, когда я звонил? — спросил он.
    — Я оставила тебе сообщение на автоответчике. Разве ты его не получил?
    — Нет, не получил, — ответил Джек с сарказмом в голосе. — Меня не было дома весь день.
    Чтобы разрядить обстановку, Франко пододвинул Бэт стул, и она, не задумываясь, присела, бросив «спасибо» через плечо, потому что в данный момент ее интересовал только Джек. Затем продолжила:
    — Ну, тогда все ясно. Мы разминулись. Извини, Джек.
    Ее извинение не произвело на Джека никакого впечатления. Он усмехнулся.
    — Разве Франко не сказал тебе, что я привез его сюда и потом около семи поехал за тобой?
    Бэт взглянула на Франко, на лице которого появилось выражение полной невинности.
    — Нет, он сказал, что у тебя какое-то важное дело. Я была уверена, что ты получил мое сообщение и поехал по своим делам.
    — Джек, мой мальчик, — влез в разговор Франко, — не будем вдаваться в детали. Раз уж мы наконец-то собрались, давайте хорошо проведем этот вечер. Кроме того, хочу сказать, что ты был прав. Бэт прелесть. Я очень рад, что она сегодня здесь вместе с нами.
    Да уж, конечно, подумала Бэт, вспомнив, что ей пришлось выдержать во время танца с Франко. Она трусиха. Но раз Джек здесь, все изменится в лучшую сторону. Хоть остаток вечера не окажется катастрофой. Единственное, чего ей хотелось, — остаться наедине с Джеком и выяснить недоразумение, возникшее между ними. Обычно он не дулся из-за таких мелочей. Возможно, что-то случилось у него на работе или он в таком настроении из-за ее плана. Раздумывая о причинах беспокойства Джека, Бэт решила про себя, что не будет сообщать ему мнение, которое она составила о Франко. В конце концов, Джеку, а не Бэт придется работать с этим парнем. Кроме того, она была почти уверена, что Франко почувствовал ее негативное отношение к себе, а это самое главное.
    Ее размышления прервал официант, подошедший принять их заказ. Франко, просмотрев меню и сделав выбор, извинился и ненадолго удалился.
    — Еще один трудный день в офисе, Джек? — спросила Бэт в надежде заставить его рассказать о своих проблемах.
    — Не то чтобы очень, — ответил он, не глядя на нее, и пригубил вино.
    Бэт притворилась, будто не заметила его холодности.
    — Джек, что с тобой? Ты устал, потому что не выспался этой ночью? — спросила она, вдруг вспомнив его ночной звонок и то, что Джек уговорил ее спать раздетой.
    — Нет, я не устал, — ответил Джек уныло.
    Кажется, разговор ничем не закончится, подумала Бэт.
    Что же происходит с ее другом? Если бы она не знала его так хорошо, она бы подумала, что он сердит на нее. Но с чего бы ему сердиться на нее из-за какого-то недоразумения? Нет, это на Джека не похоже.
    Подавшись вперед, Бэт с улыбкой взяла его за руку.
    — Спасибо, что пригласил меня сегодня поужинать с тобой и Франко. Ты же знаешь, как мне здесь всегда нравилась музыка!
    — Да, когда я пришел, мне показалось, ты веселилась на танцплощадке на полную катушку.
    Ошеломленная грубостью его замечания, Бэт, выпрямившись, не сводила с Джека глаз. Как мог он сказать такое! Ей с трудом верилось, что он мог такое сказать.
    — Тебе показалось?
    — Да, — сказал он с иронией в голосе и поставил бокал на столик, — да, так мне показалось.
    Он откинулся на стуле, продолжая смотреть прямо перед собой.
    Джек считает, что она наслаждалась танцем с Франко? Бэт запаниковала. Что за нелепое, необоснованное утверждение!
    Конечно, посторонним могло показаться, что танец Бэт и Франко имел интимный характер. Но Джек — ее лучший друг. Он ведь знает ее как облупленную!
    Однако уже через мгновение Бэт решила: раз Джеку хочется верить, что она наслаждалась танцем с его дорогим, любимым коллегой, пусть думает что угодно. Она больше не будет его переубеждать. Ей хотелось отправиться домой и забыть об этом вечере, который быстро превратился в кошмар. Она схватила свою сумочку.
    — Послушай, Джек, я себя не очень хорошо чувствую, поэтому пойду домой. Передай Франко мои извинения.
    Она поднялась, чтобы уйти. Джек тоже встал.
    — Ты не можешь сейчас уйти, — сказал он, — мы еще не поели.
    — У меня болит живот. Не думаю, что смогу что-нибудь съесть.
    Вдруг появился Франко.
    — В чем проблема? — спросил он удивленно.
    — Бэт себя не очень хорошо чувствует, — ответил Джек. — Думаю, я отвезу ее домой.
    — Я сама могу поехать домой, — ответила Бэт, с трудом сдерживаясь.
    Меньше всего ей хотелось, чтобы Джек или Франко поняли, что они оба, каждый, конечно, по-своему, расстроили ее. Но особенно постарался Джек. Как он мог подумать, что она наслаждалась приставаниями Франко?!
    Джек схватил ее за руку, будто намеревался все же проводить.
    Но тогда Франко схватил ее за другую руку и улыбнулся.
    — Моя дорогая, если вы себя плохо чувствуете, вы не должны одна ехать домой, — сказал он. — Почту за честь проводить вас. Вам не будет одиноко в пути, и Джеку удобнее. Он знает, я сумею позаботиться о том, чтобы вы приехали домой в целости и сохранности.
    Джек сжал руку Бэт еще крепче.
    — Все нормально, Франко. Я привык заботиться о Бэт, когда ей нездоровится. Я отвезу ее домой.
    Франко улыбнулся.
    — Но зачем же портить вечер, Джек, мой мальчик? Ты только что приехал. Кроме того, я вернусь сюда на такси, чтобы вновь присоединиться к тебе, если, конечно, Бэт не захочет, чтобы я остался с ней до конца этого вечера. В таком случае…
    — Забудь об этом, Франко, — прервал его Джек. — Бэт едет со мной, это решено.
    — Послушайте, мне не так уж плохо, — вставила Бэт в надежде, что они оба поймут, как смешно ведут себя. — Я сама могу о себе позаботиться.
    — Моя дорогая Бэт… — начал Франко.
    Но Джек оборвал его.
    — Послушай, Франко, мне кажется, ты суешь нос не в свое дело, — сказал он раздраженно. — Бэт моя подруга. Так что отстань.
    Затем Джек перевел взгляд на Бэт.
    — Пойдем. Я отвезу тебя домой.
    Бэт почувствовала глубокую усталость, осознав, что в этот вечер ею манипулировали слишком часто. Она освободила обе руки и отступила назад.
    — Я поеду домой одна, — ответила она. — У меня есть своя машина, и водить я умею. Извините, если нарушила ваши планы на вечер, но думаю, что вы еще приятно проведете время. Франко, была рада познакомиться. Джек, поговорим завтра. А теперь спокойной ночи, джентльмены!
    С этими словами Бэт развернулась и вышла из ресторана. Возле машины ее догнал Джек.
    — Подожди, Бэт, — сказал он, задыхаясь, и схватил ее за руку, когда она попыталась открыть дверцу машины. — Что-то здесь нечисто. Ты никогда раньше не уезжала с ужина, даже если неважно себя чувствовала. Что происходит?
    — Не хочу говорить об этом сейчас, — ответила она, даже не взглянув на Джека.
    Она была очень обижена, и не без причины.
    — Нет уж, давай поговорим.
    — Ни за что, Джек. Сейчас я просто хочу поехать домой, лечь спать и забыть об этом вечере.
    Взяв подругу за руку, он развернул ее к себе лицом.
    — Твое замечание подсказывает мне: что-то не так! Я хочу знать, что случилось.
    — Неужели? — спросила она надменно. — Может, ты хочешь остаться при своих догадках? Ты сегодня преуспел в предположениях.
    Джек нахмурился.
    — Что ты имеешь в виду?
    — Франко Малоун. Тебе показалось, я наслаждалась, танцуя с ним.
    — А разве это не так?
    Бэт глубоко вздохнула, чтобы успокоиться.
    — Честно говоря, нет.
    — Нет? Насколько я могу судить, большинству женщин он нравится.
    — Значит, я не принадлежу к этому большинству. Он, конечно же, великолепен. Очень привлекателен, но…
    — Ты считаешь его привлекательным? — спросил Джек.
    — Ну… да. Сперва он показался мне прекрасным во всех отношениях, но позже я поняла, что он думает только о себе. Я, конечно, могла бы пересилить себя и дождаться конца вечера… Он просто один из тех эгоистов, с которыми женщинам приходится время от времени иметь дело. Но расстроил меня именно ты.
    — Я? Но что я сделал? — Джек не сводил взгляда с Бэт.
    — Ты приравнял меня к тем особам женского пола, которые при виде Франко теряют голову, и потом даже не дал мне оправдаться.
    — Послушай, извини меня, — смущенно произнес он. — По сути, я и не задумывался об этом. Просто я увидел, как он тебя обнял, и мне показалось…
    — Ты ошибся, — отрезала Бэт.
    — Он хотел поехать с тобой домой, — сказал Джек.
    — Разве я ему позволила? — горячо возразила Бэт.
    Он невесело усмехнулся, поняв нелепость своих предположений.
    — Нет, ты не позволила.
    — Спасибо, что наконец-то признал хоть этот факт, — сказала она.
    — Я знал, что так может случиться, но я, честное слово, не хотел тебя обидеть. Этот парень действительно волк в овечьей шкуре.
    — Мы уже не в школе, Джек. Теперь я большая девочка и сама могу о себе позаботиться. — Так говорила она сейчас, хотя на танцплощадке рядом с Франко думала совсем по-другому. Там она была в состоянии, близком к панике, и молилась, чтобы Джек пришел и спас ее. — Давай забудем случившееся, — продолжила она, поправляя ему галстук с вновь обретенной уверенностью в себе, в нем и в. их дружбе. В уголках ее губ появилась чуть заметная улыбка. — Я очень устала. Мне надо пораньше лечь спать. А ты возвращайся в ресторан к Франко и хорошенько развлекись.
    Бэт вдруг подумала о женщинах, сидящих в ресторанах и жаждущих мужского внимания, которые только и ждут появления такого красивого, замечательного парня, как Джек. От этой неожиданной мысли у Бэт закололо в животе. Очень странно. Ей стало не по себе, когда она представила, что Джек будет танцевать с этими женщинами.
    — Только не засиживайся допоздна, — сказала она наставительно, а ее сердце охватил страх, — у тебя, по-видимому, завтра будет тяжелый день.
    — Да, в точности так. Думаю, я только съем заказанное и сразу поеду домой. А если Франко не захочет пока возвращаться в отель, он сможет позже взять такси.
    — Замечательная идея, — сказала она, улыбаясь.
    Конечно, этих слов оказалось недостаточно, чтобы прогнать странные мысли, бродившие в ее голове, но ответ Джека немного успокоил ее.
    Джек ей улыбнулся.
    — Послушай, время так быстро пролетело, я даже не успел сказать тебе, что ты сегодня выглядишь великолепно, — сказал он, оглядывая Бэт.
    Огненная волна прошла по телу девушки, ее щеки запылали, она почувствовала нарастающее возбуждение.
    — Правда?
    — Сделай мне одолжение, — медленно проговорил он, глядя ей в глаза, — надень это в следующий раз, когда мы с тобой отправимся на ужин.
    — Ладно, — сказала она.
    Честно говоря, в этот момент она была готова сделать для него все что угодно.
    Он подался вперед и осторожно поцеловал ее в губы.
    — Зачем ты это сделал? — спросила она.
    — Не знаю, — ответил он. — Мне просто очень захотелось это сделать. Послушай, я, возможно, позвоню тебе сегодня, как только приеду. Просто узнать, как ты себя чувствуешь.
    Ее сердце затрепетало.
    — Я чувствую себя хорошо, Джек. Правда, все нормально.
    — Знаю, но я тебе все равно позвоню. Ты не против?
    Бэт вспомнила его ночной звонок и улыбнулась.
    — Нет, конечно, я не против.
    По взгляду и улыбке Джека можно было понять, что он тоже вспомнил свой звонок.
    Они попрощались, и Бэт села в машину. Уже в пути она поняла, что ждет не дождется звонка Джека. Дело было не в том, что она не хотела оставлять Джека в компании распутного Франко Малоуна, нет. Бэт попросту уже скучала по Джеку.
    Но Джек так и не позвонил.

    Утром она не знала, то ли ей беспокоиться, то ли злиться: она всю ночь ждала телефонного звонка и не сомкнула глаз. Вот уже вторую ночь подряд она не высыпалась из-за Джека. Скоро это войдет в привычку.
    Бэт, конечно, понимала, что у нее нет права сердиться на него. То, что он не позвонил, в действительности ничего не значило. Ему даже не надо было объясняться перед ней. Дела обстояли следующим образом: Джек свободный мужчина и может делать все, что ему заблагорассудится. В конце концов, он же не собственность Бэт. Она ему не жена, никто. По крайней мере в данный момент. Но мысль о том, что Джек вернулся домой из ресторана с какой-нибудь женщиной и она бессильна что-либо сделать, сводила Бэт с ума.
    Без особого энтузиазма она вылезла из кровати, заварила кофе и выпила две чашки.
    Вдруг зазвонил телефон. Она как на крыльях устремилась к нему.
    — Алло.
    — Бэт…
    — Джек! Где ты?
    Она не могла говорить спокойно. Джек колебался.
    — Долгая история, Бэт. Послушай, у тебя есть свежий кофе?
    Она взглянула на стоявший на столе кофейник с горячим, только что сваренным напитком.
    — Да… конечно.
    — Не возражаешь, если я зайду? Мне надо выпить чашечку кофе.
    — Джек, что случилось?
    — Объясню все, когда приду. Можно мне приехать?
    — Да, конечно.
    — Я буду через десять минут.
    — Хорошо.
    Она уже собиралась повесить трубку, как вдруг Джек сказал:
    — Вот еще, Бэт…
    Она опять прижала трубку к уху.
    — Да, Джек.
    — Прости, что не позвонил тебе. Я… я не смог.
    — Ничего, — ответила Бэт, казалось, пульс бился где-то в горле. — В котором часу ты вернулся?
    — Честно говоря, я вообще не возвращался, — сказал он. — Об этом я и хотел с тобой поговорить.
    У Бэт внутри все оборвалось.
    Теперь она поняла, почему всю ночь не могла уснуть — ее мучила ревность. Джек познакомился с кем-то, пока они с Франко были в ресторане. Это, наверное, необыкновенная женщина, раз Джек даже ночью не вернулся домой. Бэт всегда опасалась, что нечто подобное может произойти.
    Теперь Джек хотел прийти и рассказать своей лучшей, своей давней подруге Бэт обо всем. О, как ей «повезло»!
    Ну да, она всегда знала, что этот день наступит рано или поздно. Но почему это должно произойти именно сейчас, когда у нее совсем другие планы по отношению к Джеку?
    Интересно, что он собирается делать с другой женщиной, если женится на Бэт? Он хоть на мгновение задумывался об этом?
    Но ведь счастье Джека так же важно для Бэт, как ее собственное. Если он наконец-то встретил ту, которая смогла пленить его сердце, Бэт будет за него рада. Даже если разрушатся ее планы. Даже если ей придется молча страдать. Размышляя таким образом, она, сделав над собой усилие, улыбнулась.
    — Ладно, поспеши. Мне так хочется узнать, что же с тобой случилось.
    — Ты очень удивишься, Бэт, ты не поверишь.
    — Готова поспорить, поверю, — сказала она, и у нее закололо в животе.
    Она была уверена, что все уже и так знает. Только бы ее сердце успокоилось.
    Джек появился через 12 минут 37 секунд. В ужасном виде. На нем не было пиджака и галстука, его белая рубашка выглядела так, будто он в ней спал, — это подтверждало подозрения Бэт. Он был небрит и казался измученным.
    — О Боже, Джек, что с тобой случилось? — спросила Бэт.
    — Можно я воспользуюсь твоей ванной?
    — Э… конечно.
    Он направился в ванную и закрыл за собой дверь. Когда через некоторое время он снова появился, рукава его рубашки были закатаны, а волосы мокрые.
    Она уже налила ему кофе. Джек сел за стол и отпил глоток. Бэт молча ждала, ей очень хотелось услышать рассказ о произошедшем, но в то же время она боялась… Сейчас он все расскажет…
    Наконец он посмотрел на подругу.
    — Знаешь, почему я тебе не позвонил?
    У Бэт от страха свело живот.
    — Ну, ты же сказал, что не приезжал домой.
    — Верно. Но ты знаешь, почему?
    Бэт изо всех сил старалась сдерживаться.
    — Могу предположить, что вы с Франко прекрасно провели время.
    Он усмехнулся.
    — Да, конечно, просто прекрасно. Мы прекрасно провели время в городской тюрьме.
    Бэт не сводила с него глаз.
    — Вас арестовали?
    — Меня — нет, — сказал он, отхлебнув кофе. — Арестовали Франко и еще одного парня.
    — Какого парня?
    — Парня, который ударил Франко, после того как тот пристал к его жене.
    — Ты шутишь?
    — Франко нанес ему ответный удар, и в следующую секунду их выкинули из ресторана. Они отправились на стоянку — и началось! В конце концов я их разнял, но было уже поздно. Приехала полиция и обоих арестовала. Мне пришлось поехать в участок в качестве свидетеля и дать показания. Оказалось, у Франко с собой не было удостоверения личности. Вызвали нашего босса, и теперь у Франко проблемы с работой. Говорю тебе, это было ужасно, Бэт. Я очень рад, что ты вовремя уехала домой.
    — Ой… — сказала Бэт с облегчением, ее опасения не оправдались.
    Джек явно и глаз не сомкнул в эту ночь. Но самое важное — у него не было романтической ночи, проведенной в объятиях женщины.
    — А где сейчас Франко? — спросила она.
    — Он все еще в тюрьме.
    — О, Джек, бедняжка, — сказала она, взяв его за руки. — Только подумать, ты всю ночь провел в городской тюрьме в роли няньки взрослого мужчины, который попал в беду по собственной глупости. Ты хоть чуть-чуть поспал?
    — Нет. Но после всех этих неприятностей с Франко босс дал мне выходной.
    Джек кинул взгляд в направлении ее спальни.
    — Кстати, мне бы сейчас не помешало лечь в твою кровать и уснуть.
    — Ты имеешь в виду здесь? В моем доме?
    Он пожал плечами.
    — Я сказал это просто так, Бэт. Я ничего не имел в виду.
    — Ну… — сказала она, ненадолго задумавшись, — в общем, неплохая идея. Знаешь, тебе вряд ли удастся уснуть у себя дома. Как только твои коллеги узнают, что случилось с тобой и Франко, они обязательно будут тебе звонить или, еще лучше, заявятся к тебе, чтобы узнать подробности. К сожалению, всем нравятся скабрезные истории. Я все равно скоро уезжаю на работу. Поставь свою машину в мой гараж, чтобы никто не узнал, что ты здесь. И дом полностью в твоем распоряжении целый день.
    Джек задумался.
    — Знаешь, это неплохая идея.
    — Это великолепная идея, — сказала Бэт, пожав ему руку, затем встала из-за стола и направилась к спальне. Обернувшись, она добавила: — Иди поставь машину в гараж. А мне уже надо собираться. Если что, я в душе, скоро выйду. — И она пошла по коридору.
    Джек встал из-за стола и посмотрел ей вслед. Как он любит эту девушку! Но не так, как мужчина любит женщину, мгновенно поправил он себя. А как лучшую подругу. Ее доброе отношение к нему залечивало все его раны.
    Мысль о том, что он один проведет день в ее доме, будет спать в ее мягкой постели, на ее сладко пахнущей подушке, улучшила настроение Джека.
    Поставив пустую чашку в раковину, Джек вышел из дома, чтобы загнать машину в гараж.
    Интуиция подсказывала ему, что у него и Бэт впереди множество проблем, но он не видел пути назад.
    Честно говоря, он уже не хотел ничего менять.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

    Через пять минут Бэт закончила принимать душ. Она вытерлась и, обернув мокрые волосы полотенцем, надела голубой хлопковый халат.
    Она считала, что идея оставить Джека у себя дома, чтобы он хорошенько отдохнул, была великолепной. Как хорошо, что ей в голову пришла такая мысль! Вдруг Бэт сообразила: перед тем как пойти в душ, нужно было все приготовить в комнате для гостей, чтобы Джек мог уже лечь спать. Но раз она не подумала об этом раньше, ей оставалось только надеяться, что Джек не уснет на кухонном столе, ожидая ее.
    Подвязав халат поясом, Бэт вышла из ванной. Она собиралась пойти прямо на кухню, но, заглянув в свою спальню, увидела, что Джек устроился там, прямо поперек ее кровати. Бэт, застыв на месте, уставилась на Джека.
    Он спал. Пока Бэт была в душе, он уснул. Джек спал крепко, дыхание его было глубоким и спокойным. Все время, пока она разглядывала его, он даже не шевельнулся.
    Джек лежал на спине, раскинув руки, ноги его свисали с кровати, а ступни стояли на полу. Очевидно, поджидая Бэт, он прилег на кровать и сразу же отключился.
    И что же теперь с ним делать, недоумевала Бэт. Перенести его в другую комнату она не могла. Сил не хватит. Кроме того, если даже и попытаться, Джек проснется. Бедняга, последние двадцать четыре часа он не сомкнул глаз. Не говоря уже о том, что Джек до сих пор не совсем пришел в себя после смены часовых поясов.
    Но ведь это ее собственный дом. Она может разрешить Джеку спать там, где он хочет. Если он поспит в ее постели, ничего плохого не случится. Ее же не будет дома, пока он спит.
    Вдруг она вспомнила о его ботинках. Вот что она могла бы сделать — снять с него ботинки. Подойдя ближе, Бэт опустилась на колени и сняла с его ноги блестящий черный кожаный ботинок, затем черный носок и то же самое проделала со вторым ботинком и носком.
    Теперь на душе у Бэт стало легче. Она поднялась с пола и улыбнулась себе.
    Затем взгляд ее заскользил по спящему. Ее снова осенило: его ремень. Надо расстегнуть его ремень. Так Джеку будет легче дышать, и он лучше отдохнет. Бэт наклонилась над спящим, опершись на одну руку, другой она пыталась расстегнуть ремень. Наконец застежка поддалась, и ремень ослаб.
    Выпрямившись и облегченно вздохнув, она решила, что теперь Джеку намного удобнее. Ей уже пора идти на работу. Сегодня у нее ранняя встреча по поводу продажи дома. Парочка, которая хотела купить дом, пожелала встретиться с Бэт в 8.45. Меньше чем через два часа.
    Бэт уже повернулась, чтобы идти в ванную сушить волосы, как вдруг взгляд ее упал на босые ноги Джека. Вдруг простудится, ведь у нее в доме весь день работала система подачи в комнаты холодного воздуха.
    Бэт стояла, задумчиво уставившись на ноги Джека, не зная, надеть ли ему опять носки.
    После долгих размышлений она приняла совсем другое решение, более правильное по ее мнению. Надо защитить от холода не только его ноги, но и все тело. Джека нужно накрыть одеялом. Но как же это сделать? Как Бэт сможет накрыть его, ведь он лежит сверху на одеяле, к тому же на Джеке брюки и рубашка. Ему будет очень неудобно спать в одежде под одеялом, да и одежда помнется еще сильнее. Но удастся ли ей раздеть его и накрыть одеялом?
    Начну с брюк, решила она.
    Затем вдруг подумала, что сначала лучше снять рубашку. Бэт наклонилась над спящим другом и, учащенно дыша, начала очень осторожно расстегивать пуговицы на его рубашке. В ее памяти возник тот вечер, два дня назад, когда они гуляли возле озера Уилиби и оба разделись до пояса. Сглотнув, она расстегнула последнюю пуговичку и распахнула его рубашку. У нее перехватило дыхание. О Боже, как красив Джек!
    Не удержавшись, она тихонько провела кончиками пальцев по его гладкой коже, чувствуя упругость мускулов, плоский живот, твердые соски. Его пупок был виден над брюками, и Бэт вдруг овладело странное желание поцеловать его.
    Девушка даже вспотела от напряжения, осознав, как близка к тому, чтобы перейти грань дозволенного. Не верилось, что ей в голову могли прийти такие позорные, непристойные мысли. О Боже, о чем она думает?
    Вспомнив о приличиях, Бэт сосредоточила все внимание на выполнении своей задачи и принялась поспешно расстегивать брюки. Добравшись до молнии, Бэт медленно потянула ее вниз.
    Вдруг Джек схватил Бэт за запястье.
    Вздрогнув от неожиданности, Бэт подняла глаза на Джека. Он в свою очередь уставился на нее.
    — Черт побери, что ты делаешь?
    — Я… э… укладываю тебя в постель.
    Он поморгал и снова уставился на нее. Бэт опустила глаза. О Боже, ей удалось его раздеть почти догола! Как ей повезло, что Джек ее лучший друг. Иначе он бы превратно истолковал ее действия.
    — Я… э… пыталась раздеть тебя, не разбудив, и хотела потом накрыть одеялом. — Она нахмурилась. — Кажется, сваляла дурака, да?
    Джеку потребовалось несколько минут, чтобы понять ее объяснения. Но наконец он улыбнулся, затем осторожно переместил Бэт в то положение, в котором только что застал ее. Теперь она опять сидела на нем сверху, ноги ее, согнутые в коленях, располагались по обеим сторонам его тела.
    — Вот так, — сказал он довольно.
    Она сидела у него на животе. Горячая обнаженная кожа на горячей обнаженной коже — от такой близости у нее захватило дух. Затем Джек развязал ее пояс и распахнул халат — Бэт была совершенно обнаженной. У нее перехватило дыхание.
    — О нет, Джек, нам не следует этого делать.
    — Мне не следовало ловить тебя, когда ты меня раздевала. Но я это сделал.
    Он протянул руку и погладил ее грудь. Бэт казалось, сейчас она взорвется от переполняющих ее тело ощущений.
    — Это безрассудно, Джек, — сказала она, задыхаясь.
    — Знаю, — ответил он низким хриплым голосом и, притянув Бэт к себе, жадно поцеловал ее грудь. — Неужели ты правда хочешь, чтобы я сейчас остановился? — спросил он, глядя ей в глаза.
    Бэт терзали сомнения. Конечно, ей не хотелось, чтобы он останавливался. Ни за что. Его прикосновения сводили ее с ума. Но, если она его не остановит, будут серьезные последствия. Такие последствия, с которыми они завтра не смогут спокойно жить. Это касалось не только секса, они оба все понимали.
    С одной стороны, им необходимо сейчас быть вместе. Невозможно справиться с желанием, пожирающим душу. Но, с другой стороны, несомненно, это было табу для нее… для них, для их дружбы.
    Бэт была права. Это безрассудство.
    Вдруг Джек перевернулся, и Бэт оказалась под ним. Он начал целовать ее грудь, шею, губы, лаская ее тело языком и губами. Он потерся щекой об ее грудь. Так грубо… сексуально.
    — Джек… пожалуйста… подожди… — проговорила она, теряя над собой контроль. — Мне нельзя опаздывать на работу.
    — Я могу сделать так, что ты забеременеешь прямо сейчас, — прошептал он ей на ухо. — Только подумай, Бэт. Все, что тебе надо сделать, сказать одно слово.
    Его рука заскользила по внутренней стороне ее бедра, и Бэт задрожала от сладостного наслаждения.
    — Но мы же еще не поженились, — услышала она свой голос.
    Джек замер, затем посмотрел ей в глаза так, как смотрит настоящий, дорогой, верный друг.
    — Неужели свидетельство о браке так много для тебя значит?
    Бэт знала, что ей нужно ответить. Но частичка ее души сопротивлялась.
    — Да.
    — Если ты решишься нарушить свои принципы, потом будешь сожалеть?
    — Мы говорим о том, что происходит между нами сейчас? — спросила она, широко открыв глаза.
    — Да, — ответил он хриплым голосом. — Мы говорим о том, что происходит сейчас.
    Она отвернулась от Джека. Ей надо было спокойно подумать, его требовательный взгляд мешал ей. Затем она кивнула.
    — Да, наверное, да.
    На долю секунды он замер, затем произнес:
    — Ладно. Это все решает. Подождем.
    Затем поднялся, и обнаженное тело Бэт обдала волна холодного, свежего воздуха. Джек взглянул на девушку и проговорил:
    — Не могу поверить, что я так сказал.
    Наконец он смирился и улыбнулся.
    — Уходи, Бэт! Иди на работу, пока я не передумал и снова не затащил тебя в постель. Знаю, ты не сможешь спокойно жить, если мы поступим опрометчиво. Кроме того, — продолжил он, улыбнувшись, и у Бэт полегчало на душе, — по-моему, ты сказала, что я здесь могу хорошенько отдохнуть. Где же те тишина и спокойствие, которые ты мне обещала?
    Бэт завязала халат и посмотрела на Джека.
    — Послушай, если ты хочешь сказать, что все произошло по моей вине…
    Он поднял руки, чтобы успокоить ее.
    — Я этого не говорил. Но ты помнишь, кто кого стал раздевать? — спросил он самодовольно.
    Бэт села на кровати.
    — Я тебя не раздевала; если и раздевала, то не для того, о чем ты подумал.
    Джек подошел ближе, приподнял ее подбородок и посмотрел ей в лицо. Потом улыбнулся.
    — Я знаю, зачем ты меня раздевала, Бэт. И спасибо за заботу.
    Джек смотрел на нее так пристально, что Бэт не нашлась, что ответить.
    — Знаешь, что я думаю? — продолжил он. — Думаю, нам надо поскорее пожениться. Чем быстрее, тем лучше. Тебе нужно забеременеть, и все в наших отношениях встанет на свои места.
    Бэт все еще не отошла от того, что произошло между ними несколько минут назад, поэтому была не в силах трезво оценить его слова. Она поняла одно: Джек прав. Нужно что-то менять в их нынешних отношениях.
    — Я тебе еще не говорила, я нашла мирового судью, который может поженить нас в субботу.
    — Прекрасно, — ответил Джек. — Как раз вовремя.
    Бэт так же, как и Джек, была уверена в том, что свадьба должна состояться как можно скорее. Да, они уже зашли слишком далеко с тех пор, как Бэт попросила его о помощи. Поэтому, возможно, брак на время являлся единственным способом для решения всех возникающих проблем.
    Они оба знали, что ей нужно от Джека. И, естественно, тут уж без секса не обойтись.
    Тем временем Джек как ни в чем не бывало снял брюки, стянул рубашку и, взбив подушку, забрался под одеяло.
    — Спокойной ночи, — сказал он. — Увидимся, когда ты придешь с работы. Да, кстати, принеси что-нибудь поесть, желательно из китайской кухни. Очень хочется жареного риса.
    Затем улегся поудобней и закрыл глаза.
    Все опять в полном порядке, подумала Бэт.
    Теперь кажется, что все так и должно быть: ее лучший друг спит в ее кровати, просто чтобы отдохнуть. А что же на самом деле? Всего несколько минут назад Джек вызвал у Бэт такие сильные чувства, что она едва не уступила своему желанию. Но, раз он спокойно спит, значит, неожиданное проявление чувств Бэт не изменило их отношений.

    Когда в девятом часу наконец приехала в офис, она позвонила Карен, чтобы узнать, сможет ли та быть свидетельницей на их с Джеком свадьбе. Конечно, Карен обрадовалась, как Бэт и ожидала. Покончив с личными делами, Бэт отправилась на деловую встречу, невольно вспоминая события сегодняшнего утра. Но рабочий день был тяжелым и насыщенным, так что уже к пяти часам ей казалось, что все произошедшее в спальне — только сон.
    По дороге с работы домой она купила китайской еды.
    Машина Джека все еще стояла у нее в гараже. Бэт вошла в дом через заднюю дверь и зажгла на кухне свет. В доме царила тишина. Бэт направилась в спальню и увидела, что Джек по-прежнему спит в ее кровати. Стараясь не шуметь, она подошла к шкафу, достала оттуда трусики и рубашку, затем зашла в ванную и поплотней закрыла за собой дверь, чтобы не разбудить Джека.
    Но когда она вышла, Джек лежал на спине с открытыми глазами. Он, очевидно, ждал Бэт.
    — Привет, — сказал он низким голосом. — Только что пришла?
    — Да, недавно, — спокойно ответила она, вешая в шкаф свой деловой костюм и пообещав себе, что не взглянет на Джека, как бы ей этого ни хотелось. При обычных обстоятельствах, увидев Джека Кинкейда лежащим на ее кровати, она осталась бы равнодушной. Но теперь ее сердце билось так сильно, что ни о каких обычных обстоятельствах и речи быть не могло. Сегодня утром она чуть не забралась в постель к своему лучшему другу. Нет, теперь она не позволит себе неосторожных действий. На кон поставлено слишком многое.
    Джек зажег лампу, и внезапная вспышка света привлекла внимание Бэт, она невольно оглянулась и увидела Джека, сидевшего в кровати. Как много усилий требуется для того, чтобы контролировать себя, подумала Бэт. Одеяло, которое покрывало Джека полностью, когда она вошла в комнату, теперь соскользнуло. Его обнаженный торс привлекал к себе внимание. У Бэт что-то дрогнуло внутри, и она тут же напомнила себе, что пора идти на кухню ужинать.
    Джек откинул одеяло и, свесив ноги с кровати, широко зевнул, потянулся и признался:
    — Знаешь, я спал, как младенец.
    Бэт наблюдала за ним, не отводя глаз, не осознавая, что какая-то распутная часть ее души будто впитывала каждое его движение.
    Джек же начал подпрыгивать на краю постели, словно проверяя ее на прочность.
    — Скажу тебе честно, — произнес он, — когда придет время, я собираюсь насладиться этим матрасом.
    Скрестив руки на груди, Бэт наблюдала, как Джек испытывает пружины. Она понимала, к чему он клонит, но не хотела заглатывать приманку.
    — Я принесла китайской еды, — сообщила она, направляя разговор в другое русло. — Кстати, я очень проголодалась. Пойдем ужинать.
    В одном она была уверена: то, что сильно волновало ее, совершенно не беспокоило Джека. Возможно, именно поэтому они были отличными друзьями.
    Надев брюки, Джек помог Бэт убрать кровать, потом отправился в душ, а Бэт пошла на кухню, чтобы накрыть на стол.
    Через несколько минут Джек вернулся и они сели ужинать.
    — Мне вчера приснился сон, — сказал он, накладывая себе в тарелку жареного риса. — Мне приснилось, что наступила суббота и у нас роскошная свадьба.
    — В отношении субботы верно, — проговорила Бэт, обмакивая рулет с яйцом в кисло-сладкий соус.
    — Думаю, нам надо устроить пышную свадьбу и пригласить всех друзей, — предложил он, опустив вилку на стол. — Ты ведь всегда хотела именно такую свадьбу, не так ли?
    — Спустись на землю, Джек, суббота через пять дней. Нет времени, чтобы спланировать такую свадьбу. Кроме того, кому это надо? Ты не успеешь и глазом моргнуть, как мы разведемся.
    Джек подался вперед.
    — Поэтому-то мы как раз и должны устроить такую свадьбу. Раз все очень быстро закончится, думаю, нам надо хорошенько повеселиться. Ну разве это так трудно — приготовить все к празднику, где соберутся люди, которые нам дороги и которые будут рады нас поздравить!
    Бэт молча смотрела на Джека. Очевидно, Джек в таких делах не разбирался.
    — Послушай, — продолжал он, — мы можем все устроить у тебя на заднем дворе. Кузен Мэтта организует закуску. Джун, кажется, играет на органе и поет в церковном хоре? Она могла бы сыграть свадебный марш. У нас будет море шампанского. Вечеринка получится шумная.
    — Ну не знаю… — сказала Бэт нерешительно.
    — Давай, Бэт. Пусть это будет веселая вечеринка.
    — А как насчет родителей? — спросила Бэт, немного подумав и придя к выводу, что идея Джека не так уж плоха. — Если мы пригласим друзей, разве мы не должны и родителей пригласить?
    Джек нахмурился.
    — И нам придется им все объяснять. Да, на это нужно будет потратить как минимум неделю, а у нас всего пять дней до свадьбы.
    — Ты прав, думаю, родителей приглашать не стоит.
    — Список гостей должен включать только самых близких друзей, — продолжал Джек, — наши приятели поймут нас.
    Бэт улыбнулась.
    — Согласна.
    — Хорошо. Тогда я отвечаю за еду, шампанское и музыку.
    — А я закажу торт побольше, я уже заказала для нас с тобой маленький торт, — сказала Бэт. — Займусь украшением дома. А Карен будет моей подружкой — надеюсь, она мне со всем поможет.
    — Моим шафером будет Чак.
    — Вот и хорошо, — заключила Бэт, — кажется, мы уже все спланировали.
    — Видишь, — добавил Джек, — я же говорил тебе, что это не так уж трудно.
    Бэт улыбнулась.
    — Приятно осознавать, что, когда мир сходит с ума, я могу, Джек, положиться на тебя.
    — Эй, — отозвался он весело, — а на что же еще настоящие друзья?
    Правда, на что же еще, подумала Бэт, глядя на Джека с гордостью, ведь он ее лучший друг.
    У них с Джеком действительно крепкая дружба, и Бэт сделала все возможное, чтобы эта дружба не разрушилась.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

    Бэт с трудом верилось, что сегодня день ее свадьбы и что через несколько часов они с Джеком станут мужем и женой.
    В предыдущие пять дней велись лихорадочные приготовления. Когда Бэт и Джек решили устроить роскошную свадьбу, они наивно полагали, что не упустят ни одной детали и все пойдет само собой. Но они ошиблись. Ничего само собой не делалось. Возникали проблемы и с поставщиками провизии, и с пекарем, и с фотографом. Все шло невпопад, в четверг они даже чуть было не отменили запланированное мероприятие.
    Но тут друзья предложили свою помощь, и через три дня все было готово для пышного торжества. Казалось, эта свадьба должна быть знаменательным событием. Бэт даже купила себе свадебное платье — длинное, белое, кружевное — вместо того костюма, который думала надеть раньше. По настоянию друзей Джек и Бэт взяли на работе несколько выходных дней, чтобы провести короткий медовый месяц в Новом Орлеане. Бэт надеялась всей душой, что к концу медового месяца она забеременеет, но уговаривала себя сейчас об этом не беспокоиться, повторяя, что всему свое время.
    Действительно, проблем и без того хватало. Только пару часу назад они вспомнили, что в этой сумасшедшей спешке совершенно забыли о кольцах, и Джек поехал их покупать. Но по словам Карен, которая очень серьезно исполняла роль подружки невесты, все шло по плану, и она в который раз проскользнула в спальню Бэт, чтобы уверить ее, что все нормально, Джек не опоздает и они начнут церемонию, как только он приедет.
    Вскоре подруга объявила: Джек только что звонил из ювелирного магазина, он уже нашел подходящие кольца и возвращается домой, и Бэт облегченно вздохнула. Ей было все равно, подойдут ли им кольца, но Джек относился к обручальным кольцам с особым вниманием, а если Джек принял решение, отговаривать его бесполезно.
    Она не видела Джека со вчерашнего дня и говорила с ним за это время только один раз. Их друзья позаботились, чтобы Бэт и Джек следовали старой традиции, по которой в день свадьбы жених не должен видеть невесту до начала церемонии. Карен и еще несколько подруг устроили из-за этого обычая кутерьму: они прятали Бэт весь день в спальне, заявляя, что так надо. Вообще они вели себя так, будто верили, что готовящийся брак — на всю жизнь, хотя знали правду. Тем не менее они веселились, помогая Бэт в свадебных приготовлениях, и ей нравилось их отношение к торжеству. Джек, казалось, тоже был доволен всем происходящим, так что день складывался удачно.
    Кстати, в последнюю минуту Джек и Бэт передумали и все же пригласили родителей, и Карен сообщила, что родители уже сидят на заднем дворе и ждут начала церемонии.
    Вдруг дверь спальни вновь приоткрылась.
    — Он уже здесь, — сказала Карен.
    — Джек? — спросила Бэт, и сердце ее заколотилось.
    — Да. Бэт, ваши обручальные кольца очень красивые.
    — Правда? — спросила Бэт, чувствуя себя опьяненной радостным возбуждением.
    Карен ворвалась в комнату и крепко обняла подругу.
    — Я так рада за тебя, что сейчас расплачусь, — призналась она, вытирая слезы.
    — Как Джек выглядит? — спросила Бэт, глубоко вздохнув, хотя и не сомневалась, что он в своем черном смокинге был бы прекрасным женихом для любой самой притязательной невесты.
    — Он очень красив, но немного нервничает, — сказала Карен, — все еще промокая платком глаза.
    — Неужели?
    — Совсем немножко. А как ты?
    — Волнуюсь, конечно, но в общем в порядке, — ответила Бэт.
    — Меня сюда прислали проверить, готова ли ты к церемонии? Ну так как? А?
    — Думаю, да, — проговорила Бэт. Внезапно ею овладела тревога, и, пытаясь ее развеять, она решила в последний раз перед церемонией напомнить Карен, ради чего все это затеяно, и схватила подругу за руку, чтобы ее остановить.
    — Ты же знаешь, это все только на время.
    — Да, конечно, знаю, — отмахнулась от нее Карен, продолжая суетиться вокруг невесты, поправляя ей платье и фату.
    Бэт облизала губы.
    — Карен, послушай меня. Ты и глазом не успеешь моргнуть, как мы с Джеком разведемся, и все будет по-прежнему. Хочу, чтобы ты об этом помнила, хорошо?
    — Хорошо, — равнодушно ответила Карен.
    Наконец она закончила с нарядом и, взглянув на подругу, улыбнулась ей так беспечно, что Бэт поняла — Карен не слышала ни единого слова.
    — Готова ли ты к самому торжественному моменту твоей жизни? — спросила Карен.
    У Бэт перехватило дыхание. Была ли она к этому готова? Конечно, да.
    — Да, — сказала она.
    — Тогда пойду и скажу всем, что можно начинать, — заявила Карен и выбежала из комнаты.
    Через некоторое время в дверь постучал, а затем вошел отец Бэт. Объявив дочери, что она прекрасно выглядит, он предложил ей руку.
    — Все тебя ждут.
    Бэт услышала, как заиграл орган — сигнал к появлению невесты. Глубоко вздохнув, она взяла отца под руку, и он повел ее на задний двор, где ее с нетерпением ожидали родственники, друзья и сам жених.
    Вот она идет по направлению к Джеку, проходя мимо рядов раскладных стульев, на которых сидели приглашенные. В центре, под аркой, украшенной белыми атласными лентами и увитой плющом, стоит мировой судья. Слева Бэт увидела свою мать, та плакала, справа — родителей Джека, его мать тоже промокала глаза. Затем Бэт заметила Карен. Слава Богу, хоть ее подружка улыбалась.
    Вдруг она встретилась взглядом с Джеком.
    Он смотрел на нее и заразительно, искренне улыбался. Ему ничего не надо было говорить, по его взгляду Бэт догадалась, что для него она самая красивая невеста в мире. Она шла к нему словно сквозь туман, понимая, что скоро праздник завершится и они с Джеком останутся вдвоем.
    На ее губах появилась очаровательная улыбка, Бэт казалось, сейчас она затанцует от радости. Она чувствовала себя счастливой… довольной… умиротворенной. Как будто знала наверняка, что поступает правильно. В конце концов, Джек действительно идеально подходит для роли отца ее будущего ребенка.
    Когда Бэт и ее отец дошли до конца прохода, отец поцеловал ее в щеку и передал Джеку. Момент оказался настолько волнующим, что к глазам Бэт подступили слезы.
    — Теперь ты моя, — прошептал Джек шутливо. — И ты выглядишь так великолепно, что я тебя никогда не отпущу.
    — У тебя нет выбора, — ответила Бэт, взглянув на него. Ее сердце билось как сумасшедшее. — Тебе придется, таковы правила.
    — Но я не всегда соблюдаю правила, — сказал он, в его глазах мелькали озорные огоньки.
    — Но я-то всегда им следую, — заявила Бэт.
    Джек рассмеялся.
    Взявшись за руки, они повернулись к мировому судье, и церемония началась. Карен оказалась права, высоко оценив обручальные кольца. Они были золотые, с отделкой и выглядели роскошно. Джек знал, что покупать.
    Жених и невеста по очереди выполнили обряд, и их объявили мужем и женой. Джек обнял Бэт и поцеловал ее таким страстным и долгим поцелуем, что все присутствующие громко и весело зааплодировали. По взгляду Джека Бэт поняла, что он не совсем хорошо осознавал, что делает, словно хотел что-то доказать Бэт. Затем он отпустил свою невесту и улыбнулся.
    — Вот это поцелуй! — сказала Карен. — У вас все в порядке?
    — Все хорошо, — отозвалась Бэт неуверенным тоном.
    Она взяла себя в руки и, улыбаясь, приветствовала родственников и друзей, которые подходили к ним, похлопывали Джека по спине и поздравляли молодоженов.
    Вопросительно подняв брови, Карен наклонилась к уху Бэт.
    — Ты уверена, что еще не беременна? О, это был необычный поцелуй!
    Бэт знала, нет смысла что-то отрицать. Да, поцелуй Джека был действительно необычен, умопомрачителен: она прочувствовала его всем своим существом, об этом говорили ее дрожащие колени и кружившаяся голова. Бэт недоумевала: что случилось с Джеком? Он, похоже, вошел в свою роль и ведет себя так, словно все происходящее — правда. Словно их брачный союз — на всю жизнь.
    Их брак ненадолго, и Джек это прекрасно знает. Вероятно, он просто очень хорошо играет роль ее жениха.
    Самое главное — необходимо выйти из игры лучшими друзьями.
    Пока все хорошо.
    Теперь надо заняться следующей частью плана, которая напрямую связана с сексом. Скоро станет ясно, смогут ли они сохранить свою дружбу после новых отношений. Но все это позже.
    Сейчас им с Джеком предстоит пережить прием гостей, затем двухчасовое путешествие в лимузине в Новый Орлеан. И веселье действительно началось.
    Вскоре они с Джеком разрезали свадебный пирог, а фотограф снимал молодоженов и гостей. Джек говорил о том, что позже Бэт будет с радостью показывать эти фотографии своему ребенку, с чем Бэт соглашалась.
    Через некоторое время молодоженам сообщили, что нанятый лимузин уже ждет, и они пошли в спальню, чтобы переодеться в дорожную одежду. Несмотря на то что их время от времени отвлекали, они быстро переоделись, не придавая особого значения тому, что раздевались сейчас друг перед другом, делая это автоматически, не задумываясь.
    Спустя некоторое время, нагруженные багажом, парой бутылок шампанского и несколькими сандвичами, они сели на заднее сиденье белого лимузина. Как полагается по старинной традиции, родители и друзья обсыпали молодоженов зерном. Потом наконец-то дверцу лимузина закрыли, Бэт с Джеком, вдруг оставшись наедине, помахали на прощанье провожающим, и лимузин тронулся с места. После церемонии Бэт чувствовала себя усталой, но настроение у нее было отличное. Она откинулась на спинку сиденья и глубоко вздохнула.
    Улыбающийся Джек с хлопком открыл первую бутылку шампанского и наполнил бокалы.
    — За долгий и счастливый период супружества, — произнес он, и они сдвинули бокалы.
    Сначала Бэт улыбнулась. Но когда поняла весь смысл сказанного, рот раскрыла от удивления.
    — Не налегай на шампанское, — заявил он, взяв у нее бокал и совершенно не обратив внимания на выражение ее лица. — Я хочу, чтобы в отеле рядом со мной была женщина в полном рассудке.
    — Джек, ради Бога…
    Он взял ее руку.
    — Эй, а ты, оказывается, нервничаешь. У тебя пальцы как лед.
    Теперь, когда свадебная суматоха и прием гостей остались позади, она думала только о том, что ее ожидало в Новом Орлеане. А ожидал ее медовый месяц. Все происходило строго по плану, все делалось ради одной-единственной цели, но именно это сковывало Бэт и заставляло нервничать. Она находилась в полном смятении.
    Бэт подняла глаза и встретилась взглядом с Джеком, на его лице появилась заразительная улыбка, и Бэт почувствовала некоторое облегчение.
    — Бэт, не волнуйся так сильно. Ты со всем справишься.
    У Бэт перехватило дыхание.
    — Знаю. Я так рада, Джек, что ты здесь, со мной.
    Он весело рассмеялся.
    — А тебя не беспокоит, — спросил он, обняв ее за плечи, — что я планирую быть рядом до конца нашего совместного пути?
    Ей действительно была нужна в первую очередь его помощь. Следующая часть плана — один из самых сложных моментов. Вроде бы все шло, как надо, но Бэт чувствовала: она делает что-то не так.
    — Послушай, — сказал Джек, — давай пока забудем о секс-части нашего плана и будем наслаждаться поездкой. У нас же медовый месяц. Разве часто в нашей жизни такое случается? В моей жизни это первый и последний раз. Когда мы покончим с твоим планом, я опять буду холостяком.
    — Что ж, неплохо, тебе повезло, — поддержала его Бэт, взяв из его рук свой бокал шампанского.
    И все-таки в глубине души Бэт не могла согласиться с тем, что Джек когда-нибудь будет принадлежать другой женщине. Джек только ее друг. А в данный момент еще и муж. Она отдала Джеку пустой бокал, удобно устроилась рядом с ним и положила голову ему на плечо.
    — Хочешь спать? — спросил он, нежно взглянув на нее.
    — Немного устала.
    Он взял ее за подбородок и нежно поцеловал в губы.
    — Тогда закрой глаза и отдохни немножко.
    — Думаю, я так и сделаю, — пробормотала она, закрывая глаза, и тут же уснула.
    Джек посмотрел на нее и понимающе улыбнулся: сейчас Бэт выспится и тогда ему не придется нести ее на руках в номер новоорлеанской гостиницы.
    Изо всех сил он старался сдерживать свои желания. Мы уже скоро приедем, говорил он себе в надежде укротить все возрастающую страсть.
    Джек ждал этого всю жизнь.
    Как повезло Бэт, что она заснула, иначе Джек овладел бы ею прямо здесь и сейчас. Каким же он был бы ей другом после этого?! Вдруг его озарило: а ведь теперь-то он не просто ее друг. Он ее муж.

    Услышав свое имя, Бэт открыла глаза.
    — Бэт… — снова повторил Джек. — Мы приехали. Пора просыпаться.
    — Просыпаться? — Бэт выпрямилась на сиденье. Широко открытыми глазами она смотрела на улицу. За окном было темно, только фонари светили впереди и виднелось несколько неоновых знаков. Все говорило ей о том, что они прибыли к месту назначения. Во всем мире не было такого города, как Новый Орлеан, похожего на огромный коктейль, в котором старые традиции смешались с новыми, сверхъестественное — с будничным, и это придавало облику города оттенок нереальности.
    Она выбралась из лимузина на тротуар Эспленейд-стрит и направилась в вестибюль маленького отеля, расположенного неподалеку от французского квартала. Джек шел с ней рядом, показывая служащему отеля, куда поставить их багаж.
    Молоденькая креолка за стойкой беспрестанно хихикала, регистрируя молодоженов, и Бэт снова осознала весь ужас ситуации: скоро они с Джеком лягут в постель вместе. Она нервно размышляла: у кого из них окажется достаточно храбрости, чтобы сделать первый решающий шаг?
    По виду Джека нельзя было подумать, что он волновался из-за того, что ожидало их, он был абсолютно спокоен.
    — Мы с женой надеемся, она забеременеет к тому времени, как мы соберемся отсюда уезжать. Через два дня.
    Затем Джек перевел взгляд на Бэт, и на лице у него появилась озорная улыбка.
    — Мы хотим увеличить численность нашей семьи, не так ли, дорогая? — добавил он весело, ласково сжав ее плечо.
    Да, конечно, подумала Бэт.
    — Я дам вам номер для новобрачных! — воскликнула девушка-администратор. — Вам повезло. Этот номер очень часто заказывают.
    Она быстро записала что-то напротив их имен, затем взглянула на них и довольно улыбнулась.
    — Говорят, если жених и невеста остановятся в этом номере в свою первую брачную ночь, то на следующее утро невеста обязательно забеременеет. Так было здесь всегда.
    — Загадывать нельзя, — испуганно возразил Джек.
    По спине Бэт пробежала холодок. Уж она-то надеялась на скорую беременность.
    Администратор вручила ключ от номера служащему, стоящему рядом с ней, и окинула Бэт и Джека понимающим взглядом.
    — Следуйте за Бэйнсом наверх. Он вас проводит в номер.
    Номер для новобрачных оказался одной из самых романтических спален, которые Бэт когда-либо видела. Она была украшена кружевными оборками белого и голубого цвета с добавлением розового. Над кроватью возвышался полог, по обеим сторонам которого спускались занавеси. Постельное белье — стопроцентный хлопок — было накрахмалено, выглажено и аккуратно сложено; наволочки и покрывала отделаны баттенбургским кружевом.
    В ванной комнате стояла большая ванна, над которой располагалась полка, уставленная пузырьками и коробочками с ароматами былых времен: мыло с запахом сирени, жимолости, гардении. На стенах висели картины с изображением магнолий и одна с видом сада. Бэт казалось, что этот номер как нельзя больше подходил для создания детей. Она не знала, чем закончится пребывание в гостинице, но уже была рада, что находится с Джеком именно здесь, в этом номере.
    — Я достану немного льда, чтобы охладить последнюю бутылку шампанского, — сообщил Джек.
    — Мне так хочется принять расслабляющую ванну, — проговорила Бэт, завершая осмотр ванной комнаты.
    — Я тебе помогу заколоть волосы, — предложил он.
    — Но я думала, ты идешь вниз за льдом, — она удивленно взглянула на Джека.
    — Да, сейчас иду, только сначала заколю твои волосы.
    Когда они были детьми, Джек, бывало, причесывал ее длинные волосы, но Бэт выросла, подстриглась покороче, и теперь Джек не причесывал ее так часто. Честно говоря, она даже не могла вспомнить, когда он это делал в последний раз. Возможно, несколько лет назад. Удивительно, но Бэт было лестно сознавать, что ему приятно возиться с ее волосами. Она вытащила гребни, которые всегда использовала, когда принимала ванну, и дала их Джеку, затем, сев на табуретку, стала наблюдать в зеркало, стоявшее перед ней, как Джек осторожно закалывал каждую прядь ее волос. Бэт не могла не отметить: Джек строен и высок. Красив… и сексуален. Куда же она смотрела все эти годы? Он действительно великолепен. И теперь, когда она это оценила, она слегка пристыдила себя за то, что восхищалась внешностью Франко Малоуна.
    Наконец Джек закончил свое дело, но, прежде чем отпустить жену, положил ей руку на плечи, наклонился и легонько поцеловал ее в шею.
    — Спасибо, Джек, — сказала она, рассматривая в зеркало свою новую прическу.
    Когда она почувствовала страстное прикосновение его губ, внутри у нее что-то дрогнуло. Джек взглянул на нее, и их глаза встретились.
    До свадьбы Бэт старалась не задумываться о том, что придет время и ее лучший друг будет заниматься с ней любовью. Но время пришло, и все ее сомнения по поводу того, кто сделает первый шаг, исчезли. Поведение Джека свидетельствовало о том, что он уже занял руководящее место, место водителя. А она просто его пассажирка, которая отправляется в поездку. Бэт такая роль как раз подходила. Все равно у Джека это получится лучше, чем у нее.
    — Я скоро вернусь, — сказал он низким голосом.
    У Бэт участился пульс, пока она смотрела, как Джек повернулся и вышел, закрыв за собой дверь. Даже после его ухода ей понадобилось некоторое время, чтобы обрести спокойствие. Она встала и включила воду, а потом вышла из ванной, чтобы достать из чемодана коротенький шелковый белый халат и белье, которые Карен уговорила ее купить два дня назад для брачной ночи.
    Сегодня ее брачная ночь наступила.
    Вернувшись в ванную, Бэт добавила жидкость из декоративной баночки в струящуюся воду, и воздух наполнился ароматом гардении. Сбросив одежду, Бэт ступила в теплую воду, и ее тело исчезло под слоем пены.
    Через некоторое время дверь ванной открылась, и появился Джек с двумя полными бокалами.
    — Ледяное шампанское. Воспоминание о доме, — он подошел к Бэт и протянул ей бокал. — Я охладил бутылку, которую мы привезли из дома, — добавил он.
    Не поднимаясь из густого слоя пены, покрывающей ее обнаженное тело, Бэт сделала глоток из бокала, затем опять опустила голову на край ванны. Несколько прядей ее темных волос выбилось из прически, и теперь они лежали на ее обнаженной мокрой шее. Атмосфера в ванной была приятная… уютная… соблазнительная.
    — Мм… — застонала она. — Вот это жизнь, да?
    Вдруг Джек взял у нее бокал и поставил на деревянную табуретку. Бэт, открыв глаза, увидела, что Джек уже снял пиджак и закатывал рукава рубашки.
    — Что ты делаешь? — спросила она, и ее сердце бешено забилось.
    Опустившись на колени перед ванной, в которой, скрываясь под пеной, лежала обнаженная Бэт, Джек улыбнулся.
    — Я помогу тебе помыться, — сказал он.
    Это предложение показалось Бэт столь заманчивым и возбуждающим, что по ее телу прокатилась волна жара. Теплая вода… окружающая ее мыльная пена… крепкий аромат гардений… выпитое охлажденное шампанское… сильно запотевшее зеркало в ванной — от всего этого у нее возникло пьянящее ощущение легкости.
    Джек, взяв кусочек мыла, который выбрала Бэт, начал намыливать свои ладони.
    — Сядь ровно, Бэт, чтобы я смог намылить тебе спину, — попросил он.
    Но ведь это значит, что ей придется оголить грудь?
    Бэт задумалась только на мгновение, но затем выпрямилась.
    Пузырьки пены медленно заскользили по ее округлой груди. Она взглянула на Джека. Он с улыбкой наблюдал за движением пузырьков. Его глаза загорелись, и Бэт уже догадывалась, к чему это их приведет. Пути назад уже не было. Но ей и не хотелось ничего менять. Это же часть ее плана.
    Его руки, мыльные и скользкие, творили с напряженными мускулами ее плеч и шеи что-то невообразимое. Большими пальцами он проводил вверх и вниз, затем делал круговые движения. Бэт закрыла глаза, чтобы насладиться этими мгновениями, и ей совсем не хотелось открывать их. Ей казалось, что она попала в рай.
    Вскоре его руки, соскользнув с ее плеч, добрались до груди. Джек начал так же нежно, с любовью массировать ее груди. Это было слишком, чересчур возбуждающе. Но вот его пальцы заскользили по ее телу вниз и принялись ласкать ее потаенное местечко.
    — О, Джек, — простонала она, — думаю, сейчас тебе лучше остановиться.
    — Бэт, дорогая, — медленно проговорил он, наклонившись, чтобы поцеловать ее, — я только начал, — и, легко приподняв ее, отнес в самую романтическую на свете спальню и положил на самую мягкую постель.
    — Джек, что ты делаешь? — спросила она.
    У нее перехватило дыхание: по взгляду Джека она поняла, что он собирается делать дальше.
    За несколько секунд он сбросил всю свою одежду и, оказавшись совершенно голым, сказал, глядя на нее потемневшими от страсти глазами:
    — Бэт, не думаешь ли ты, что пора прекратить задавать вопросы?
    Спустя мгновение Бэт, затаив дыхание, почувствовала, что он опустился на нее сверху.
    — Но Джек… — она ощутила, как его обнаженное тело прильнуло к ее телу. Ее сердце начало бешено биться.
    Их губы слились в долгом, медленном поцелуе. Потом Джек посмотрел ей в глаза.
    — О чем ты меня хочешь спросить, Бэт?
    — Я… я… э… просто хотела кое-что узнать. Сейчас это только игра? Или ты планируешь продолжить?
    — Ты же хочешь ребенка, да? — спросил он, словно Бэт нуждалась в напоминании.
    — Да.
    — Тогда как ты сама думаешь?
    — Я… э… я думаю, мы это продолжим.
    — Думаю, ты права, — ответил он.
    И тогда ее лучший друг снова поцеловал ее, на этот раз более страстно. Ее охватило безумное желание. Его руки творили с ней чудеса, он дал Бэт то, чего она больше всего хотела. Он дал ей шанс забеременеть: ведь ей всегда так хотелось своего собственного ребенка.
    — Спасибо, Джек, — прошептала она несколькими часами позже, перед тем как уснуть в его руках; это, казалось, происходило уже в двадцатый раз. Джек так часто будил ее этой ночью, чтобы снова и снова заниматься с ней любовью, что Бэт была совершенно измучена сладостной агонией.
    Он сжал ее в своих объятиях и нежно поцеловал в висок.
    — Мне было очень приятно, — медленно проговорил он таким низким и страстным голосом, что, хотя ее тело уже пресытилось, дрожь вновь пробежала по ее спине. Джек поудобней устроился рядом с женой, и вскоре они оба, утомленные и удовлетворенные, погрузились в глубокий сон.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

    Когда на следующее утро Бэт проснулась, в постели она лежала одна. Ее первой мыслью была мысль о еде.
    Из ванной доносился шум воды, видимо, Джек принимал душ.
    Лежа обнаженной под одеялом, Бэт зевнула, потянулась и вспомнила, как прошла ее брачная ночь. Она и не подозревала, что секс с лучшим другом может быть таким чудесным, таким захватывающим. Без сомнения, если она еще не забеременела, ей надо обратиться к врачу. Тогда у нее явно что-то не в порядке.
    Но придется подождать по крайней мере две недели, прежде чем можно будет узнать результат.
    А пока Бэт не собиралась тратить впустую ни одного дня своего замужества. Не было никаких гарантий, что она уже ждет ребенка. Поэтому заниматься сексом с мужем при каждой возможности — это ее цель, если не сказать обязанность.
    Ведь верно?
    Верно.
    По ее мнению, в данный момент ей представлялась прекрасная возможность. Во-первых, они одни, им никто не мешает. Во-вторых, сейчас их медовый месяц. И, конечно же, Джек знает, почему она это делает, и не будет обвинять ее в непристойном поведении. Ведь он тоже хочет успешно завершить свою миссию.
    Откинув одеяло. Бэт ступила на пол и, бесшумно подойдя к двери ванной, прижалась ухом, чтобы проверить, действительно ли ее муж в душе. Вроде бы да.
    Она повернула ручку, дверь открылась, и Бэт заглянула в ванную. Да, Джек, окруженный паром, поднимавшимся от горячей воды, мылся в душевой кабине.
    Бэт проскользнула внутрь и, прокравшись на цыпочках к душу, отдернула занавеску. От неожиданности Джек вздрогнул и резко обернулся.
    — Эй, что ты делаешь? — спросил он, когда она зашла к нему.
    Поставив руки на пояс, Бэт посмотрела на него с раздражением.
    — Джек, — сказала она, — не думаешь ли ты, что надо прекратить задавать вопросы?
    На секунду он задумался, но потом на его лице появилась улыбка.
    — Ты права, — ответил он и задернул штору.
    Так Бэт получила урок занятий любовью в ванной комнате, и она запомнила его надолго. Вряд ли такое можно забыть! Да она и не хотела забывать.
    К полудню они решили, что больше не в состоянии пытать себя голодом, и отправились на поиски пищи. Одевшись, они прошли по Декатер-стрит и наткнулись на маленькое придорожное кафе. Два последующих часа они завтракали, пили чай со льдом и отдыхали, наблюдая за потоком туристов.
    Остаток дня молодожены посвятили прогулкам. Гуляли по берегу Миссисипи, в галерее на Ройал-стрит купили картину, очень понравившуюся Бэт, чем подбодрили начинающего художника, выставлявшего свои работы в Джексон-сквере. Затем они побывали в соборе Сан-Луи, посидели в баре Пэтог О’Брайна на Сан-Питер-стрит и отправились за покупками на Риверуок. Бэт купила себе туфли, а Джек выбрал бейсболку. По пути в отель они зашли в кафе дю Монде выпить чашечку кофе.
    Когда они вернулись в отель, у Бэт от усталости ныли ноги, и Джек предложил сделать ей массаж. За это, по его просьбе сняв с себя всю одежду, Бэт помассировала ему спину. Потом он перевернулся на спину и сделал массаж Бэт. После этого она поняла, что теперь вряд ли сможет невинно массировать Джека.
    Бэт ненадолго ушла в ванную, а когда вернулась, то, к удивлению своему, обнаружила, что Джек уснул. Честно говоря, она была этому даже рада. Ей самой нужен отдых, и она, уютно устроившись, легла на кровать рядом с мужем.
    Ей было приятно осознавать, что ее лучший друг очень близко. От этого все, что Бэт делала, чтобы осуществить свою мечту, казалось разумным, хотя она понимала: на самом деле разумного здесь мало. Но спасает доброе отношение к ней Джека. Когда все в ее жизни теряет смысл, выручает их дружба. Взять, к примеру, их медовый месяц. Их чувства уже вышли из-под контроля. Сколько раз они занимались любовью? Бэт сбилась со счета! Разве не смешно, что такое случилось с кем-то, кто всегда четко запоминает все происходящее в жизни? Конечно, смешно. Но…
    Но ведь она с Джеком, значит, все нормально. Только поэтому Бэт твердо верила, что все будет хорошо. Когда их браку придет конец, у нее будет ребеночек.
    Она в этом уверена. У нее будет ребенок Джека.
    Она знала, Джек не хотел, чтобы она постоянно контролировала их отношения. И она, пообещав ему и себе, что не будет, собиралась сдержать обещание. Но иногда все же позволяла себе анализировать ситуацию.
    Им нечего беспокоиться! Она вряд ли когда-нибудь отнесется с сентиментальной чувствительностью к тому, что сейчас происходит между ними. Потому что знает, к каким неприятностям это приведет. Джек сделал ей огромное одолжение. Они оба знали, что их свадьба — просто деловое соглашение между двумя хорошими друзьями. Ни больше ни меньше. Да, деловое соглашение — единственная гарантия того, что их дружба не разрушится. Бэт все спланировала.
    Прошло некоторое время. Бэт стало скучно, и она начала рассматривать лицо Джека. Они дружат так долго, что некоторые вещи в отношении Джека Бэт принимала как само собой разумеющееся…
    Вскоре, соскучившись, она вытянула из подушки перышко и стала будить мужа, легонько водя перышком по его носу. Тот не просыпался, а только застонал и перевернулся на бок. Бэт улыбнулась. Как забавно! И снова поводила перышком, но на этот раз по губам. В ответ он только зашевелил ими.
    Бэт расхрабрилась и, наклонившись к Джеку, целовала его, пока он не проснулся, и Бэт поняла, что сейчас последует расплата за то, что она его будила. Они вновь занялись любовью.
    Частые любовные игры уже входили в их привычку. Хотя Бэт знала, рано или поздно эту привычку придется бросить.
    Но теперь ей не хотелось об этом думать.
    Она хотела думать только о том, как прекрасно они с Джеком проводят время, занимаясь сексом. Она даже и не представляла, что все может быть так замечательно.
    Конечно, она знала, что Джек — самая подходящая кандидатура на роль отца ее ребенка. Только его самого надо было в этом убедить. Хотя сейчас кажется, что он уже давно в этом убежден.
    Джек творил с ее телом нечто невообразимое, Бэт вскоре потеряла способность разумно мыслить. Она стонала, вздыхала, молила, а Джек вновь и вновь выполнял то, чего она так жаждала.
    В конце концов пиццу им доставили прямо в номер, потому что они были не силах идти куда-нибудь.
    Однако это была приятная усталость.
    А впереди их ждал еще целый день в номере для молодоженов.
    Интересно, какими еще способами можно заняться любовью в этом номере? — подумала Бэт. Поскорей бы узнать! Ей казалось, что раньше она была не в меру целомудренной девушкой, но теперь все изменилось.
    Ночью они крепко спали и проснулись, только когда взошло солнце. Весь день молодожены провели в постели, занимаясь любовью. Ведь это был последний день их медового месяца, и у них была общая, очень важная задача — зачать ребенка, — которую они изо всех сил старались выполнить.
    Но все же этот день близился к концу; уже пора было упаковывать вещи, нанимать машину и возвращаться домой.
    По пути домой они решили, что будет удобнее, если Джек переедет к Бэт на время их супружества.
    В дом Бэт они прибыли еще до полуночи, распаковали вещи, затем занялись любовью в душе. Они знали: все это скоро закончится, но пока еще есть в запасе пара месяцев. У них еще много времени, чтобы насладиться друг другом.

    На следующее утро они проснулись оттого, что рядом с кроватью Бэт зазвонил телефон, и тут же оба поняли, что не услышали будильник и проспали. Выпрыгнув из кровати, они в страшной спешке начали одеваться и, как ни странно, были готовы к выходу одновременно. В гараже Джек вдруг остановил Бэт у переднего крыла автомобиля.
    — Прости меня за это утро, — сказал он. — Я попытаюсь тебе все возместить.
    — Что ты имеешь в виду? — спросила она, улыбаясь и думая: как замечательно вот так вместе выходить на работу. Возможно, большинство женатых парочек Америки поступают так каждый будний день. Муж уходит на свою работу. Жена — на свою. Дети, конечно, если они есть, идут в школу или в детский сад. Бэт нравился размеренный темп семейной жизни.
    Как красив Джек в своем деловом костюме! Бэт гордилась тем, что он ее друг… ее муж.
    По крайней мере сейчас Бэт радовалась каждому мигу их совместной жизни, особенно вспоминая свои чувства, когда их обнаженные тела впервые соприкоснулись в постели и у нее что-то дрогнуло внутри. Их постоянные занятия любовью в последние два дня совершенно истощили Бэт. Благодаря Джеку ее душа парила где-то в облаках; Бэт узнала свободу, независимость от повседневных забот и ощутила, наконец, полноту жизни. Но иногда, забывая об осторожности, она вела себя так, как любая влюбленная женщина. Хотя, конечно, она не была влюблена. Ради Бога, только не в Джека. Она и не должна была влюбиться. Она его любила, но только как друга, это большая разница.
    Только почему-то ее душа парила где-то в облаках. Такого с ней раньше никогда не случалось. Она всегда думала, что это чувство может возникнуть лишь у влюбленного человека. Очевидно, она была не права: видимо, было достаточно ее симпатии и дружеского отношения к Джеку.
    Разве нет? Она и Джек всецело преданы друг другу. Им не нужно сходить друг от друга с ума. Их отношения и без этого прекрасны, а дружба крепка и надежна, как скала.
    Джек подошел ближе, будто хотел что-то прошептать ей на ухо.
    — Я не сделал сегодня утром того, что должен был сделать, — сказал он. — Но обещаю, такое больше не повторится.
    Поцеловав ее в губы, Джек сел в свою машину, стоявшую у Бэт в гараже со дня их свадьбы, и уехал.
    Бэт проводила его взглядом, ее сердце бешено колотилось. Она ни капельки не сомневалась, что Джек сдержит свое обещание, а потом вдруг поняла, что ждет этого.

    Казалось, уже в сотый раз за утро у Бэт в офисе звонил телефон. Она взглянула на часы, стоявшие на столе. Без пяти двенадцать. Затем посмотрела в свой ежедневник, чтобы удостовериться в том, что ее обеденный перерыв свободен от встреч. Все оказалось в порядке. Утром она была так занята, что теперь ей нужен часовой перерыв. Она подняла трубку.
    — Алло.
    — Бэт, это Джек. Какие у тебя планы на обеденный перерыв?
    — На обеденный перерыв?.. Я все утро была так занята, что не нашлось времени, чтобы подумать об обеде.
    — Отлично. Тогда через десять минут встретимся дома, — сказал он.
    — Дома? Но у нас дома вряд ли есть, что поесть.
    — Об этом не беспокойся. Я куплю по дороге какой-нибудь китайской еды. А ты просто поезжай домой, Бэт. Ладно?
    По голосу Джека Бэт догадалась, что он планировал для них не только обед, и у нее перехватило дыхание.
    — Хорошо. Я приеду.
    Повесив трубку, Бэт не стала терять ни минуты и, взяв сумочку, вышла из офиса.
    Минут через пятнадцать она доехала до дома. Джек появился почти сразу же, и, пока она возилась с ключами, пытаясь открыть дверь дома, он подошел к ней сзади и начал вытаскивать шпильки из ее волос. И хотя он молчал, Бэт сразу поняла, что у него на уме…
    Как только они вошли в дом, Джек тут же швырнул пакет с китайской едой на кухонный стол, обернулся и так посмотрел на Бэт, что ей стало не по себе.
    — Это безумие, Джек, — сказала она, задыхаясь. — Мы же просто друзья.
    — Знаю, — ответил он, но его горящий взгляд говорил совсем о другом.
    Джек хотел ее.
    — Я думал о тебе все утро, — сказал он хрипло.
    — Я тоже только о тебе и думала, — призналась Бэт. — Что мы будем делать, Джек? Мне кажется, мы преступили все границы.
    — Нет, — ответил он, покачав головой, — все границы мы еще не преступили. Пока еще нет.
    — Но как ты можешь быть уверен? — спросила Бэт.
    Джек отступил назад и развел руками.
    — Послушай, я бы мог прекратить все прямо сейчас, если бы захотел, — сказал он. — А ты?
    — Ну… да, конечно, — проговорила Бэт, заикаясь; своим вопросом он застал ее врасплох. — Если бы захотела.
    — Теперь видишь, — сказал он, — мы еще не преступили грань.
    — Я не так в этом уверена, Джек, — ответила она нерешительно.
    — Ну а я уверен, — заявил он.
    Джек уже снял пиджак и кинул его небрежно на стойку. Теперь он снимал галстук и расстегивал пуговицы на рубашке.
    Бэт положила сумочку на стойку рядом с пиджаком Джека и выскользнула из своих туфель-лодочек. Она приняла решение. По крайней мере сейчас она поверит Джеку.
    — Проголодалась? — спросил он, с обольстительной улыбкой направляя ее к спальне.
    — Просто умираю, — ответила она. Каждая клеточка ее тела трепетала в предвкушении блаженства.
    Тут глаза Джека прямо-таки загорелись.
    — Повернись, — скомандовал он. — Я расстегну твое платье.
    Бэт подчинилась. В следующую секунду ее платье уже лежало на полу.
    Он обнял Бэт и поцеловал в губы, она осознала, что хочет Джека до безумия.
    Они дошли до ее кровати, и он овладел Бэт неистово и страстно. Оба знали, что у них не так много времени. Ей хотелось его любви, и Джек стремился удовлетворить ее желание.
    К сожалению, у них уже не оставалось времени, чтобы поваляться в постели и отдохнуть после изнуряющего любовного поединка, поэтому они оделись, пообедали и разъехались каждый на свою работу.
    К концу рабочего дня Бэт почувствовала, что ей очень хочется очутиться снова дома, с Джеком… обнимать его… заниматься с ним любовью. Она немного беспокоилась о том, куда же все это их приведет, не потеряют ли они контроль над собой и в конце концов не разрушат ли свою дружбу. Но сейчас ей не хотелось думать о мрачном, хотя в этот вечер ей все равно не удалось избежать разочарования: Джек вернулся домой поздно. Она заметила на его лбу глубокие морщинки и поняла: что-то случилось.
    — Плохие новости, — сказал он. — Это связано с моей работой. Малоуна понизили в должности. А это значит, мне придется занять его место и поехать за границу раньше, чем я предполагал. Мне надо ехать уже завтра. Меня не будет дома по меньшей мере две недели.
    — Две недели? — воскликнула Бэт, у нее дрогнуло сердце. — Но это же очень долго!
    — Знаю, — сказал он и, увидев в ее глазах слезы, заключил ее в объятия. — Но у меня нет выбора. Надо ехать.
    Бэт кивнула. В конце концов, это же его работа. Конечно, ему надо ехать. Но ей не хотелось его отпускать.
    — Может, эта поездка к лучшему, — проговорил он. — Надо смотреть на вещи трезво. Мы же не планировали, что близкие отношения будут между нами всегда. И нам обоим надо об этом помнить.
    Конечно, он прав. Она с ним полностью согласна.
    Вдруг Джек поднял ее подбородок и взглянул ей в глаза.
    — Бэт, я хочу, чтобы ты мне кое-что обещала. Если в мое отсутствие ты заподозришь, что беременна, пожалуйста, ничего не выясняй до моего приезда.
    — О, Джек, обещаю, не буду, — сказала она, спрятав лицо у него на груди.
    Ей так хотелось поехать с Джеком. Двухнедельная разлука казалась ей вечностью. Но она не может поехать. У нее свое агентство, своя работа. Действительно, критический момент в ее жизни!
    Их занятия любовью этой ночью были неистовыми и страстными. Казалось, им хотелось получить такое удовлетворение, чтобы его хватило на время разлуки.

    На следующий день Бэт отвезла Джека в аэропорт. Она поцеловала его на прощанье и с трудом сдерживалась, пока Джек не поднялся на борт самолета. Но, как только Бэт увидела, что самолет начинает взлетать, она прижалась лбом к стеклянной стене, и слезы покатились по ее щекам.
    Уже сейчас ей очень не хватало Джека.
    Кое-как Бэт пережила эти две недели. Джек ей часто звонил, говорил, что скучает и ждет возвращения домой; она отвечала, что считает дни до его приезда. Она очень скучала по Джеку и не могла дождаться, когда же он наконец вернется.
    Тем более что у нее была задержка и ей не терпелось рассказать об этом Джеку! Вдруг она беременна!
    О Боже, Джек… Если она беременна, то это означает… Ей тяжело об этом думать. Только не сейчас. Она по нему скучает…
    Вечером Джек позвонил ей из Лондона и сказал, что будет дома к концу следующего дня.
    Бэт казалось, что день тянулся медленно-медленно. Она сходила только в местный супермаркет, потом сразу поехала домой и стала ждать возвращения Джека. Ей не хотелось, чтобы он приехал без нее.
    Наступил вечер, но Джек не появлялся, Бэт была как на иголках. Лишь около полуночи она услышала, как у нее дома остановилась машина. Не успел водитель выйти из машины, чтобы выгрузить багаж, как Бэт уже бежала по тротуару навстречу Джеку, и бросилась ему в объятия.
    Джек прижал ее к себе.
    — Боже, как я по тебе скучал, — сказал он и поцеловал ее в губы.
    — Мне тоже тебя не хватало, — ответила Бэт, задыхаясь.
    Как радостно сознавать, что он наконец-то дома!
    Он взял багаж, и они вместе вошли в дом. Бэт закрыла дверь, затем, взяв Джека за руку, повела его в спальню.
    — Что такое? — спросил он с улыбкой.
    — Тебе к возвращению подарок, — произнесла она.
    Не сказав ни слова, он улыбнулся и последовал за Бэт. Одежду они снимали по дороге и дошли до спальни уже раздетыми, а там занялись любовью так энергично, что их двухнедельная разлука вполне окупилась.
    Когда их пыл немного иссяк, Бэт вспомнила, что хотела сказать Джеку кое-что очень важное. Откладывать не имеет смысла, это ничего не изменит. С одной стороны, она чувствовала радость, что ее план удался, но с другой — ей хотелось расплакаться. А она не могла себе этого позволить. Слишком многое поставлено на карту.
    — Джек, — она обернулась к нему и ласково погладила ладонью его обнаженную грудь.
    Джек лежал на спине с закрытыми глазами.
    — Хм? — произнес он, не пошевелившись.
    — Я должна тебе кое-что сказать.
    — Я уже думал, ты никогда не решишься, — заметил он.
    — Как ты догадался, что я собираюсь что-то сказать?
    — Я знаю тебя, Бэт.
    — Думаю, я беременна, Джек.
    На мгновение воцарилась мертвая тишина. Бэт была уверена, что слышит стук своего сердца. Затем он проговорил:
    — Ну, это хорошо, не так ли?
    — Да, это замечательно.
    — Ты, должно быть, очень счастлива.
    — Да, это так.
    — Тогда я счастлив вместе с тобой.
    Но почему-то Джек не выглядел счастливым. Так казалось Бэт. За время разговора он не пошевелился, а только открыл глаза и уставился в потолок.
    — Ну, правда, — начала она, запинаясь, — я не совсем уверена, я сегодня утром купила тест, но еще не делала, ждала твоего возвращения. Помнишь, ты просил дождаться тебя и ничего не предпринимать?
    — Помню, — сказал он, но в его голосе не было энтузиазма.
    Как ей хотелось, чтобы он хотя бы улыбнулся! Хоть как-то показал бы, что рад. Нет, его лицо оставалось каменным. Разве он не понимал, что обижает ее таким отношением? Она нахмурилась.
    — Джек, что-то не так? — взглянув на него, спросила Бэт.
    — Нет, — ответил он, — все в порядке. Видимо, я просто не рассчитывал, что ты так быстро забеременеешь.
    — Я тоже не думала, что это случится так быстро. Но ведь мы времени зря не теряли, — сказала она весело, в надежде заставить Джека улыбнуться.
    Пусть он улыбнется. Или скажет что-нибудь, подбодрит ее. Сейчас она очень сильно в нем нуждалась. Почему он этого не понимает?
    Но он так и не улыбнулся и вообще ничего не сказал. Бэт с трудом сдерживала слезы. Нет, Джек не увидит, как она плачет. Ни единой слезинки. В конце концов, у нее же есть гордость!
    Она проглотила комок в горле.
    — Джек, сегодня вечером, перед тем как лечь спать, я хочу сделать тест на беременность, если ты не против.
    — Не мне решать, Бэт, — сказал он. — Тебе решать. Ты ведь всегда сама решаешь, что делать дальше.
    Она нахмурилась. Ничего подобного! Сегодня она только пыталась узнать, что его тревожит.
    Глубоко вздохнув, она села на кровати.
    — Ты не рад за меня? — спросила она, задумчиво посмотрев на него.
    Он лежал, положив руки под голову и неотрывно глядя в потолок, будто Бэт вовсе здесь не было.
    — Если ты этого хотела, то рад.
    Она пожала плечами.
    — Конечно. Я всегда хотела иметь своего собственного ребенка.
    Встав с кровати, она посмотрела на Джека.
    — Послушай, я понимаю, что ты устал и все такое, но хочу попросить тебя еще об одном одолжении.
    Через некоторое время он наконец посмотрел в ее сторону. Бэт стало дурно, но она решила идти до конца.
    — Я хочу, чтобы ты был рядом, когда я буду выполнять тест. Цвет должен измениться, ну ты знаешь. Я читала инструкцию, это не займет много времени.
    После долгой паузы, от которой настроение Бэт не улучшилось, Джек тяжело вздохнул.
    — Да, конечно, почему бы и нет, — сказал он.
    Затем повернулся и одним легким движением выскочил из постели.
    Стоя перед ним обнаженной, Бэт вдруг почувствовала себя уязвимой и, схватив халат, накинула его на себя. Бэт не могла понять, почему ею овладели такие чувства. Но в любом случае она должна быть настороже. Самым ужасным для нее сейчас сознание того, что она должна быть осторожна с тем человеком, которому доверяла всем сердцем.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

    Беременна!
    Тест показал, что Бэт беременна.
    Джеку стало не по себе. Он не мог поверить, что это уже случилось. Так быстро! Он был с Бэт всего лишь две недели. Такой короткий срок. Он рассчитывал провести больше времени с Бэт. Черт, она уже беременна.
    — Нам надо решить, какого адвоката нанять для развода, — сказала она.
    — Что?.. — проговорил Джек, пытаясь собраться с мыслями.
    Он думал о том, как ему будет недоставать близости с ней, а она уже планировала их развод. Последние две недели никак не изменили ее планы. Теперь у нее будет ребенок, но это тоже не заставило ее изменить решение. Как глупо надеяться, что она передумает! Она любила его, но только как друга.
    Размечтался, Кинкейд, сказал он себе. Ты не ее Рыцарь в Сверкающих Доспехах и никогда им не будешь. Ты ее лучший друг. А в жизни Бэт эти две роли просто не пересекаются. Он должен быть счастлив: хоть что-то получил!
    Кроме того, ему никогда не хотелось быть женатым человеком, да еще с ребенком. Он холостяк по своей природе.
    — Послушай, — сказал он, — я устал и не хочу сегодня обсуждать, где нам найти адвоката. Давай пойдем спать.
    — Хорошо, — сказала Бэт.
    По выражению ее лица Джек понял, что она не знает, как воспринимать отсутствие всякой реакции с его стороны. А Бэт действительно беспокоилась. Выключив настольную лампу, стоящую рядом с кроватью, она спросила:
    — Джек, с тобой все в порядке?
    — Да, все нормально, Бэт. Я просто устал, — ответил он.
    — У тебя, конечно, есть причины быть усталым, — сказала она. — Надеюсь, утром тебе будет лучше.
    — Я в этом уверен, — сказал он. — Спокойной ночи.
    — Спокойной ночи.
    Джек собирался повернуться на бок и уснуть, но вдруг подумал о том, как недолго ему осталось держать Бэт в объятиях. И тогда он притянул ее к себе близко-близко. Они уснули, обнимая друг друга.

    На следующее утро — это было воскресенье — Бэт проснулась поздно, Джек еще крепко спал. Чтобы его не потревожить, она поплотнее закрыла за собой дверь спальни и пошла на кухню варить кофе.
    Кроме того, ей надо было многое обдумать в полном одиночестве.
    Она беременна! Бэт с трудом могла в это поверить. Она ждет ребенка! Это самое прекрасное, что может быть в жизни! Но ей все же было немного грустно. Она не знала почему… Грусть не входила в ее план.
    Раз — два. Четко и быстро. Не оставляя времени на то, чтобы влюбиться. Она все правильно организовала и в точности придерживалась плана. Колебаться нельзя, сомнения приведут к ошибочным действиям. Были моменты, когда она ощущала необъяснимую напряженность в их с Джеком отношениях. Эта напряженность волновала, ее нельзя было не замечать. Теперь, когда она беременна, пришло время покончить с их брачным союзом, чтобы наконец вернуться к прежней жизни.
    Джек проснулся днем. Он встал, принял душ, поужинал и посмотрел телевизор. А потом, около девяти, объявил, что опять пойдет спать. Теперь Бэт стало совершенно ясно: его что-то беспокоит, и это связано с ее беременностью. Его отношение к ней резко изменилось, после того как тест оказался положительным, и Бэт полагала, что знает, о чем думает Джек. Теперь, когда она забеременела, он собирался действовать и дальше по ее плану. Он готов получить назад свою свободу.
    Ну, он это заслужил. Это самое меньшее, что она может для него сделать, после того, как он помог ей.
    Тогда почему в душе ее разлад, что-то внутри нее восстает против развода, а ведь самая трудная часть плана уже выполнена.
    Мгновение спустя она призналась себе, что просто жадничает. И Бэт знала, что так нельзя обращаться с дружбой, которую она лелеяла. Джек заслужил свободу и должен ее получить. Ему не придется выпрашивать свободу у Бэт. Он ее лучший друг, и она его слишком сильно любит, чтобы давить на него. Она будет держать свои чувства под контролем, и Джек получит то, чего ждет. Бэт позаботится обо всем.
    Посмотрев ночные новости, Бэт отправилась в спальню и очень удивилась, увидев, что Джек еще не заснул. Неожиданно он повернулся к ней и протянул руку. Хотя он даже и не попытался объяснить свое странное поведение накануне, она с радостью прижалась к нему, и они занялись любовью. Он все же ее муж… ее любовник… ее лучший друг… ее мир. Этой ночью они занимались любовью дважды и в конце концов уснули.
    На следующее утро их разбудил звонок будильника. Джек не сказал ни слова ни о ее беременности, ни о том, что хочет скорей получить свободу. Но ему и не придется ни о чем просить. Она знала, как действовать.
    Когда он снова к ней прикоснулся и их взгляды встретились, она ему подчинилась — отдала свое тело, свою душу. Потому что знала — это в последний раз. Уже вечером они будут официально разведены. А сейчас — последние, горько-сладкие моменты их близости, такое больше не повторится.

    После долгого рабочего дня Джек стоял у своего стола и разглядывал новый рекламный проспект своей фирмы. Проспект еще не был завершен, но Джек видел, что все идеи удачны. Боссу тоже понравится. Джек был рад, что работа отвлекает его от мыслей о личной жизни. Потому что, честно говоря, его личная жизнь была разбита. Теперь, когда Бэт забеременела, он понимал, что она больше не нуждается в его услугах и разведется с ним. Ему следовало бы радоваться, но, увы, он чувствовал себя несчастным.
    Действительно, он зашел слишком далеко. Он по-настоящему влюбился в Бэт.
    В сущности, он сознавал, что всегда был в нее влюблен. Но понял это только в последние две недели.
    Неожиданно позвонила секретарша.
    — Что еще, Пэм? — спросил он.
    — На третьей линии — Бэт.
    Джеку стало не по себе.
    — Спасибо.
    Он нажал кнопку, чтобы включить третью линию.
    — Алло.
    — Джек, это Бэт. Послушай, я в офисе Джерома Хаита. Это адвокат, которого я наняла для бракоразводного процесса. Ему надо узнать…
    — Ты где? — перебил ее Джек, у него перехватило дыхание.
    Воцарилось долгое, пугающее молчание. Наконец Бэт сказала:
    — Я… я в офисе нашего адвоката. Я же тебе говорила, что собираюсь нанять адвоката, чтобы начать бракоразводный процесс.
    Джек потерял дар речи. Он не мог поверить, что все это происходит.
    — Уже? — спросил он, и сердце его бешено забилось.
    — Ну, Джек, я беременна. По какой же причине нужно что-то откладывать? — спросила Бэт.
    По какой причине?
    По той причине, что он ее муж, черт побери. Отец ее ребенка. Она не может использовать его только для того, чтобы забеременеть, и потом так просто его отстранить. У него тоже есть права. Она не избавится от него так легко.
    Честно говоря, с него хватит. Он всегда позволял поступать, как ей заблагорассудится, потому что боялся: если этого не сделает, потеряет Бэт. Теперь его очередь решать, как надо действовать, и первое, что он сделает, — разберется в своих отношениях с Бэт. Ему надоело лгать самому себе. Возможно, Бэт не захочет его слушать. Но он любым способом заставит ее все выслушать. Если она все же не захочет, чтобы он оставался ее мужем, ему придется заново учиться жить, жить без нее. Но по крайней мере он будет честен с ней и, конечно же, с собой. Возможно, у него есть шанс убедить Бэт. Кроме того, он в долгу перед их ребенком.
    Его ребенок. Этот вопрос они с Бэт тоже должны обсудить. Джек теперь не просто ее лучший друг. Он отец ребенка и станет настоящим отцом для малыша. Конечно, он не собирался использовать свое положение, чтобы убедить Бэт, что они принадлежат друг другу; хотя, может, это ему и понадобится. Джек был в таком состоянии, что мог прибегнуть и к шантажу.
    — Бэт, — сказал он, пытаясь сохранить спокойствие, — не смей подписывать никакие бумаги, пока я не приеду.
    — Но… Джек, тебе не обязательно приезжать.
    — Какого черта! Я приеду. Это и моя жизнь тоже, — ответил он.
    Джек повесил трубку, прежде чем Бэт успела возразить. Затем быстро нашел адрес адвоката Хаита и вихрем вылетел из офиса. Когда он прибыл туда, секретарша сообщила, что мистер Хаит и миссис Кинкейд его ждут.
    Как только Джек вошел в кабинет адвоката, Джером Хаит поднялся с места и представился, а затем предложил Джеку сесть рядом с Бэт.
    Но Джек пришел не для того, чтобы сидеть и слушать разглагольствования о законах бракоразводного процесса в штате Луизиана. Он приехал поговорить с женой и сделает это немедленно.
    Глядя на Бэт, он поставил руки на пояс и обратился к адвокату:
    — Послушайте, Хаит, моя просьба, может вам показаться странной, особенно при таких обстоятельствах, но, вы знаете, между нами с женой возникло непонимание. Поэтому я бы хотел поговорить с ней наедине.
    Джек осмотрел помещение.
    — Есть ли здесь место, где мы могли бы поговорить наедине?
    — Э… да, — сказал адвокат, очевидно взволнованный просьбой Джека. — Вот та дверь ведет в мою личную комнату отдыха. Но я не хочу никаких проблем.
    — Все будет нормально, — сказал Джек, кивая. — Разве моя жена ничего не объяснила? Мы всю жизнь были лучшими друзьями. Поэтому-то и разводимся. Мы хотим остаться друзьями, — сказал он с оттенком сарказма.
    — Понимаю, — проговорил адвокат, и его глаза округлились. Он нервно откашлялся и сел за стол.
    — Пойдем, — сказал Джек, приглашая жену в комнату отдыха.
    — Джек… — нерешительно начала Бэт, когда он взял ее за руку и направился к двери. — Что происходит?
    — Нам надо поговорить, — сказал он, — наедине.
    Чтобы поспеть за Джеком, Бэт чуть ли не бежала. Она оглянулась на адвоката и попыталась улыбнуться, будто все шло должным образом, но по выражению лица Хаита поняла, что тот изумлен до крайности. Наверное, мало кто из клиентов желал воспользоваться его комнатой отдыха, чтобы посовещаться наедине.
    Бэт была поражена агрессивным, если не сказать деспотичным, поведением Джека. Ей было нелегко сдерживать свои чувства при оформлении развода. Неужели так необходимо приезжать и тащить ее в какую-то комнату, чтобы рассказать, как необходима ему свобода, — она и сама все прекрасно понимает.
    Через секунду они уже были у нужной двери. Джек вошел первым, потянув за собой Бэт, затем плотно закрыл дверь.
    — Что? Что случилось? — спросила она, глядя на него смущенно.
    Она делает все ради него, ради них, ради их дружбы. Тогда почему он смотрит на нее так, будто она только что дала ему пощечину?
    — Ты что это делаешь? — спросил он разъяренно.
    — Ч-что ты имеешь в виду? — проговорила Бэт, запинаясь, сердце ее бешено застучало. — Я начинаю бракоразводный процесс. Разве ты этого не хочешь?
    Джек взъерошил себе волосы.
    — Да, конечно, хочу, но…
    Вдруг вспомнив, что всегда соглашался со всем, что бы ни сказала Бэт по поводу их дружбы, он замолчал и, взяв ее за плечи, заглянул ей в глаза.
    — Нет, Бэт. Честно говоря, я не хочу, чтобы ты начинала бракоразводный процесс.
    — Вообще-то, — сказала она, нервно сглотнув, — я тоже собиралась отложить его на время, но потом решила, что это будет несправедливо по отношению к тебе.
    — Ко мне? — повторил Джек недоверчиво.
    Сдерживая слезы, Бэт кивнула. В этот момент она сделала поразительное открытие. Она поняла, что каким-то образом все же преступила ту границу, которую сама установила, чтобы защитить их дружбу. И теперь она в Джека влюблена. Осознание этого было пугающим и заставило ее внутренне содрогнуться.
    — Ты выполнил свою часть договора, Джек, а теперь я должна выполнить свою. Ты заслужил свободу, и я хочу вернуть ее тебе.
    — Ты делаешь это для меня? — спросил Джек недоверчиво и сдвинул брови.
    — И ради нашей дружбы. Ты мне очень нужен, Джек. Ты был прав, — сказала она, и помимо воли ее глаза наполнились слезами. — Ты мой Рыцарь в Сверкающих Доспехах. Но, даже если я не могу забыть о своих чувствах, мне нужно учитывать твои желания. Я же знаю, ты не хочешь быть женатым человеком, да еще с ребенком. И я понимаю: если попытаюсь тебе это навязать, наша дружба разрушится. А ты мне нужен.
    Джек глубоко вздохнул. Наконец-то он все понял, и его сердце радостно дрогнуло. О Боже, Бэт тоже влюблена в него! Теперь-то у них не должно быть никаких проблем. Но все же проблемы были — из-за сильного желания Бэт сохранить дружбу и ее боязни все потерять. Как же ему убедить Бэт в том, что ее мечта о браке и детях стала его мечтой тоже? Он не сможет сделать это здесь, в офисе адвоката. Им надо где-нибудь уединиться. Где-то, где он сможет напомнить ей, как им хорошо вместе. И не только как друзьям. Как любовникам.
    — Пойдем, — сказал он секунду спустя, взяв ее за руку. — Нам надо серьезно поговорить. То, что я планирую, нельзя сделать здесь.
    — Куда мы идем? — спросила она удивленно.
    — Домой, — ответил он, внимательно глядя в ее глаза.
    У Бэт снова появились слезы.
    — О Джек, — расплакалась она, — прости, что я все это затеяла. Мы были так счастливы, когда были просто друзьями. Но потом я все перевернула с ног на голову, попросив тебя стать отцом моего ребенка. Теперь все разрушено, и это моя вина.
    — Ничего не разрушено, Бэт, — сказал он, взяв ее за плечи. — Мы любим друг друга. Это же не конец света. Для нас это только начало. Нам же хорошо вдвоем. Мы хорошие друзья… и мы также отличные любовники. Многие пары отдали бы все, чтобы у них были такие отношения, как у нас. Мы можем начать все сначала, Бэт, ты и я. Но ты должна дать нам шанс.
    — Ты меня любишь?
    — Конечно, — ответил он. — Разве ты этого не замечаешь?
    По лицу Бэт ручьями катились горячие слезы.
    — Я тоже не хочу, чтобы все так быстро закончилось. Но боюсь, если не остановиться сейчас, то в конце концов можно тебя потерять навсегда. И это будет ужасно, Джек.
    Джек осторожно смахнул слезинки с ее лица, затем приподнял ее подбородок и посмотрел ей в глаза.
    — Бэт, дорогая, разве ты не понимаешь? Тебе не надо бояться. Послушай, мы столько пережили вместе, и ты меня еще не потеряла. Я же никогда не исчезну, не брошу мою лучшую подругу. Дай нам шанс, Бэт. Жизнь не дает гарантий, но я тебе вот что скажу. Последние две недели открыли мне глаза. Я хочу быть с нашим ребенком и с тобой. Обещаю, всю жизнь я буду любить тебя и нашего малыша всем сердцем, как я люблю тебя сейчас. Вот то, что я хотел сказать.
    Этого было достаточно. Джеку можно доверять. Никому другому она так не верила, как Джеку.
    Приняв решение, против которого она раньше так яростно боролась, Бэт глубоко вздохнула.
    — Джек, я влюбилась в тебя до потери сознания, — сказала она, и глаза ее расширились и округлились, будто Бэт испугалась своей откровенности. И все же она это сказала, потому что это правда. — Я так сильно тебя люблю, что иногда меня это даже пугает.
    Он обнял Бэт и прижал к себе.
    — Знаю, — сказал он внезапно охрипшим голосом. — Иногда то, что я чувствую по отношению к тебе, меня тоже пугает.
    Вдруг она отступила и взглянула на него.
    — А если с нами случится то же, что и с моими родителями, и мы все разрушим? — спросила она.
    — А если нет? — сказал он, глядя ей в глаза. — По-моему, мы влюблены друг в друга давно, и все же ничего не разрушилось. Кроме того, это же не жизнь твоих родителей, Бэт. Это твоя собственная жизнь. Тебе решать, как ее прожить.
    Она понимала, что Джек прав. Он всегда знал, что для нее лучше. Она могла на него рассчитывать.
    Бэт подняла глаза, и их взгляды встретились.
    Он для нее все.
    Она доверчиво улыбнулась Джеку.
    Он улыбнулся в ответ.
    Затем он открыл дверь, и они вышли из комнаты. Адвокат их ждал и, откашлявшись, спросил:
    — Ну а теперь, когда вы все выяснили, мы можем продолжать оформление развода?
    — По правде говоря, — ответил Джек, взяв сумочку Бэт со стула, — мы с женой все обсудили и решили, что развода не хотим. Извините, что отняли у вас время. Вы нам очень помогли.
    Джек, объясняясь с мистером Хаитом, в то же время подталкивал Бэт к выходу, и они через несколько мгновений покинули офис адвоката. Тот не сказал им ни слова, а только смотрел на них и улыбался.
    Они поехали к Бэт. Теперь это был их дом. Дом Джека они решили продать.
    Заключив друг друга в объятия и занявшись любовью пылко и страстно, молодожены поняли, что будут вместе всегда.
    — Я так люблю тебя, Джек, — прошептала Бэт и прижалась к нему.
    — Доверяй мне, Бэт, — ответил тот, — у тебя теперь мое сердце… моя душа… моя преданность. Ты для меня воздух, которым я дышу. Обещаю, всю свою жизнь буду рядом с тобой.
    Бэт в этом ни капельки не сомневалась.
    В конце концов, Джек ее самый преданный, самый надежный друг во всем огромном мире.
    Он всегда был и будет рядом.
    Наконец-то ее мечта осуществлялась!
Top.Mail.Ru