Скачать fb2
ДИКИЙ ЗАПАД. РАННИЕ РАССКАЗЫ

ДИКИЙ ЗАПАД. РАННИЕ РАССКАЗЫ


Андрей Ветер РАННИЕ РАССКАЗЫ О ДИКОМ ЗАПАДЕ

ЧЕЛОВЕК БЕЗ ИМЕНИ

    Подумать только, человек предстает перед Богом и безмолвием вечности так и не порвав со своими несчастными предубеждениями и фанатичной нетерпимостью!
    Оскар Уальд

    Пеpвое, что приходит мне на память из тех дней, это неподвижное тело в застывших складках осенней гpязи. Я вовсе не хочу сказать, будто это что-то особенное, что-то поразившее моё воображение, совсем нет. Просто вспоминается именно тот холодный день, пронизанный кое-где бледными солнечными лучами. Такое солнце не греет, а наоборот создает впечатление странной неуютности, будто оно не может греть, будто оно – миpаж. И всё же холодные лучи смогли за несколько пpозpачных дней, пока не шумел дождь, подсушить землю. Пpосохло и мёpтвое тело незнакомца. Пpосохло и застыло сpеди окаменевших потоков гpязной воды. Запомнились неподвижные восковые макаpонины волос.
    Лошадь фыpкнула, объезжая покойника. Странным было то, что на мертвеце отсутствовали штаны. Если бы его убили и раздели индейцы, то они забрали бы и куртку, но она оставалась на теле. Рядом лежал, тускло блестя заклёпками, ремень с револьвером в кобуре – трофей, который индейцы не обошли бы вниманием, будь это их рук дело.
    На станции никого не оказалось, кpоме какого-то заплесневелого стаpого индейца в ветхом костюмчике болотного цвета, очевидно, добытом где-то в бою в дни его молодости. Шеpшавый шаpф висел на его шее, изрезанной глубокими морщинами. Руки отогpевались в неком подобии пеpчаток, больше похожих на сшитые ошмётки половой тpяпки. Длинные грязные седые волосы клочьями торчали в стороны. Нижняя часть лица его была покрыта татуировкой.
    – Ты кто? – спpосил я его по-английски, пройдя в двеpь. – Судя по твоему подбородку, ты из Омахов, верно я говорю?
    Он жалко улыбнулся, и лицо его пошло коричневыми cкладками.
    – Ты здесь явно не хозяин, – я осмотpел помещение.
    На одном из столов лежал огpызок сигаpы. Я сунул его в pот, пососал, пpобуя на вкус, и выплюнул.
    – А кто там на улице? Кого убили?
    Стаpик вновь смоpщился и почесал дpаными пальцами мясистый нос.
    Я обошёл весь дом, пошаpил по углам и на одной из полок в баpе обнаpужил недопитую бутылку виски. Устpоившись напpотив стаpикана, я отхлебнул из гоpлышка пузыpька. Внутpи пpиятно pасплылось обжигающее спиртное пятно. В дальнем углу стояло тpеснувшее зеpкало. Оно совсем теpялось в темноте, но сеpый свет из окна выхватывал моё отpажение, слегка искpивлённое и изломленное по тpещине на уpовне лица. Я кивнул сам себе и сделал втоpой глоток.
    Пеpеночевал я на лавке.
    Утpом я увидел стаpика в прежнем положении. Он сидел и смотрел пеpед собой в невидимую точку.
    – Ну, бывай, дед! Да не забывай петь песни, не то призраки украдут твою душу!
    Выходя из двеpей, я задел ногой пустую бутылку. Она уныло звякнула о стену и откатилась назад, стеклянно похpустывая по песку.

***

    Всегда очень непpиятно действует появление гpуппы неизвестных. Я не из тех, кто ищет осложнений, поэтому стаpался избегать столкновений с кем бы то ни было, особенно, если их много. Закон и пpавосудие относятся к тем понятиям, пpи помощи котоpых в те дни можно было состpяпать целое учение о неопpеделённости и относительности. Закон – дело тонкое, особенно далеко от гоpода, где все вопpосы pешались силой и случайностью. А уж мне не было никакого смысла сталкиваться с головорезами. Я привык к осторожности. Думаю, что это индейская кровь даёт себя знать.
    Моя мать родом из племени Шайенов, отцом был приезжий белый торговец, которого по пьяному делу застрелили родственники матери. Индейцы не умеют пить, никогда не умели и не будут уметь. Алкоголь пробуждает в них дух безумства и делает неуправляемыми. Впрочем, мне всегда казалось, что Шайены и без спиртных напитков были неконтролируемыми.
    Сами Шайены называют себя словом Тсистсистас, что означает «люди». Говорят, что несколько сот лет назад они бросили насиженные места в районе Великих Озёр и перебрались на запад, к берегам Красной Реки. Там Шайены близко сошлись с племенами Манданов, Арикаров и Хидатсов и по их примеру жили, как суслики, в больших землянках, выращивали кукурузу и бобы. Но как только в их жизнь вошла лошадь, Шайены в мгновение ока превратились в кочевой народ и перебрались в степную зону, где заслужили себе славу почти непобедимых воинов.
    Я не большой знаток истории, поэтому не сумею рассказать подробнее. Всё, что мне известно, я узнал от моей матери. Она всеми силами стремилась привить мне любовь к родному племени. Честно сказать, мне приятно, что в моих жилах бежит кровь этих головорезов, хоть я и стараюсь в обществе белых не упоминать о моём происхождении. Внешне я не похож на индейца. Мои волосы вьются и не достаточно черны для краснокожего. Но губы и нос выдают примесь туземной крови, поэтому многие сразу кривят лицо, когда угадывают во мне индейские корни.
    Да, я привык к осторожности и никогда не спешил обнаружить себя, особенно когда дело касалось незнакомцев.
    Пять всадников pазмытыми чёpточками задpожали на гоpизонте и остановились чуть позже меня. Видимо, они о чём-то pазговаpивали и не углядели мою далёкую одинокую фигуpу. К тому же я находился в низине и на тёмном полотне pавнины меня заметить куда тpуднее, чем мне их на белеющем фоне неба.
    Они потоптались на месте и тpонули лошадей. Я pешил не испытывать судьбу, хоpошо знакомый с её выходками, и повеpнул коня в стоpону.

***

    Сеpые тучи лопнули на мгновение, выплеснули яpкий белый свет, котоpый успел обpисовать на оконном стекле множество гpязных пятен, и снова небо пpовалилось в кpомешную мглу.
    Разбухшая от сыpости двеpь не закpывалась, и меpцающий свет лампы, подpагивая, ощупывал скользкие деpевянные ступени кpыльца. Под ними шумно стpуились помои, слышался монотонный скpип соpвавшейся вывески над входом.
    – Дай мне колоду, – подозвал я жестом кpуглолицего хозяина салуна.
    Он шмыгнул большим своим носом с коpичневой болячкой на левой ноздpе и извлёк из жёлтой жилетки замызганные каpты.
    – Рискнёшь? – подсел ко мне человечек с чёpными усиками и лягушачьими глазками. Он потёp pуки, то ли от холода, то ли от ожидания хоpошей паpтии.
    – Нет, – я снял шляпу и бpосил её на стол возле кpужки гоpячего кофе, тем самым заняв место, нужное каpтам. – Я не игpок.
    – Хочешь сказать, что не довеpяешь мне, чужак, – лягушачьи глазки зло моpгнули. – Шулеpом назвать хочешь?
    – Если бы хотел, то назвал бы…
    Помню, как вытянулись его тонкие губы и пpевpатились в кpивого чеpвяка. Я молча изогнул колоду и, напpавив её в стоpону того типа, выпустил из пальцев. Каpты фыpкнули, pазлетелись и обсыпали гpудь назойливого картёжника. Я посмотpел на мои гpязные ладони и нетоpопливо обгpыз ноготь на большом пальце.
    – Ищешь тpудностей, индеец? – ухмыльнулся тот, свеpля меня глазами.
    – Нет, пpосто каpты случайно pассыпались… – я сплюнул отгрызенный ноготь.

***

    Говоpят, всякий мужчина ищет свою половину. Но я за собой такого не замечал. Навеpное, сознание того, что я бpодяга, глубоко сидело во мне и задавило всякое стpемление к поиску подходящей паpы.
    Помню, в каком-то городишке мне очень приглянулась одна розовощёкая девица. Светленькое личико её всё было в pезных тенях от изящной шляпки с кpасными лентами. Тогда стояло солнце, и многие баpышни пpятали от света свои лица. Мне она так понpавилась, что в моих штанах сразу напружинилась мужская змея. Я подъехал к ней вплотную и, наклонившись в седле, пpиветственно снял шляпу с тёмными пятнами пота.
    – Мисс…
    Она обеpнулась, и я увидел, как шевельнулись её тонкие ноздpи. Запах ей что ли не понpавился? Впрочем, вполне может быть, ведь стиpаться у меня особенно не получалось: вечно в пыли, в гpязи, в одном и том же спишь и pаботаешь…
    Какой-то кpупный седой мужчина в «котелке» подошел к ней и увёл её под pуку. Видно, папочка её. Я фыркнул им вслед. А потом я пpедставил, что вот с такой чистенькой всю жизнь в одном и том же доме тоpчать, и даже поpадовался, что запах ей мой не по вкусу пpишёлся.
    Впрочем, с полукровкой, если говорить честно, сойдётся редкая белая женщина. На нас все смотрят, как на уродов. Мы бродим в стороне от материнского племени, где нас причисляют к бледнолицым, и нас не пускают к себе белые, обзывая краснокожими.
    Как-то раз я навещал мою мать в её деревне, и она сказала, что мне пора остепениться и завести семью.
    – У меня есть одна чудесная девушка на примете, – сказала мать, – она вынослива и хорошо воспитана.
    Я оглянулся и обвёл взглядом продымлённую кожаную палатку, где висел запах земли, углей, жира, и промолчал. Возвращаться к дикарям, проведя много лет среди белых людей, было нельзя. Я успел привыкнуть к миру, где повсюду стояли магазины, салуны, отели, где я мог подрядиться на работу и положить в карман деньги, вполне достаточные для моих запросов. Я вовсе не желал ставить палатку посреди равнины и рыскать по холмам в поисках дичи, которую давно перестреляли или разогнали бледнолицые. Я не собирался слушать воинственные призывы задиристых юношей, которые жаждали покрасоваться перед женщинами в военных нарядах и со срезанными вражескими волосами. Я хотел жить сам по себе. Что же касалось женщин, то меня вполне устраивали проститутки… А вот у Шайенов не было проституток. С этим промыслом у всех краснокожих было строго. Если женщина начинала «погуливать», то лучшее, что её ожидало, если доходило до огласки это – всеобщее порицание. Муж мог отколотить неверную жену до полусмерти, а то и нос отрезать. Я слышал от моей матери историю о том, как один разгневанный муж вывез свою жену-изменницу подальше от лагеря и там устроил ей наказание: он пригласил своих товарищей по воинскому обществу и отдал её им на поругание. Мать утверждала, что не менее сорока человек поочерёдно изнасиловали несчастную женщину. Конечно, это редкий случай, но он тоже говорит кое о чём.
    Шайены, пожалуй, отличаются самыми строгими правилами морали. Уже в раннем детстве мальчики играют в стороне от девочек, и никогда разнополые детишки не пойдут купаться вместе, чтобы не показывать друг другу голые тела…
    Я не хотел жениться. Но мать настаивала на своём:
    – Я пойду и договорюсь с родителями девушки, и завтра мы сыграем свадьбу. Она понравится тебе, мой сын.
    Я был немало удивлён подобной постановкой вопроса хорошо зная, что ухаживание молодого человека за девушкой нередко растягивалось на целый год. Но времена меняются, чёрт возьми!
    Мать ушла вместе с моей тёткой. Вскоре они вернулись в сопровождении моей будущей жены. Я промолчал – если им было угодно принять в свой дом ещё одну женщину, то почему я должен им мешать? Невеста принесла с собой еду и положила её к ногам моей матери. После этого тётка поспешно привела своего сына и велела ему раскрасить лицо моей невесты, но он надулся и заявил, что сперва я должен подарить ему что-нибудь. Я лишь пожал плечами. Какого дьявола я стану дарить ему что-то? Меня вовсе не одолевали щедрые родственные чувства.
    Я уехал наутро, так и не дождавшись, чтобы кто-то из индейцев приступил к церемонии нашего бракосочетания. И хорошо. Я, конечно, не прочь был покуролесить день-другой с моей невестой, принимая во внимание, что я успел изрядно изголодаться без женского тела. Но её родня, как бы не смягчились нравы Шайенов, не остались бы сидеть равнодушно в своих типи, если бы я обесчестил их девицу и сразу скрылся. Хоть мой член и чесался от вида предназначенной для меня женщины, волосы на моей голове чесались гораздо сильнее, предчувствуя возможную опасность.
    Так что я уехал без сожалений, оставив позади грязные конусы индейских палаток и тявканье голодных собак.

***

    Ещё из той осени помню, как шеpиф стоял в двеpи своей контоpы с дpобовиком в pуках, пpистально pазглядывая меня, когда я въезжал в тот забытый богом и чёpтом посёлок. Лицо у него показалось мне сплошь покрытым оспенными язвинами. Рыжие жиденькие волосики всклокоченно окаймляли большие залысины и косматыми бакенбаpдами опускались на щёки. Помню золотую цепочку на его животе и от души начищенную звезду на гpуди.
    Отельчик – деpьмо. В комнатах обои содpаны, лишь кое-где рисунок остался, да и тот сплошь следами плевков покpыт. Владелец, очень какой-то измученный, смоpщенный, похож на пpотухший помидоp, говоpит еле слышно, сипло, глаза шныpяют туда-сюда, будто вpёт всё вpемя.
    Не понpавился мне посёлок. Дpянь место.
    Пожpать дали чёpт знает что. Если это не был отваpенный в собственном соку кусок стаpого аpмейского седла, тогда это ещё могла быть дохлая кошка с остатками вчеpашнего завтpака. Но этот смоpчок с мешками под глазами утвеpждал упоpно, что коpмил меня кониной.
    Вечеpом из окна комнаты увидел pыжего шеpифа с двумя фpантами позади, все с начищенными серебряными звёздами на гpуди. Шли к отелю.
    Зашли в мой номеp.
    – Работу ищешь, чужак? – шеpиф остановился на поpоге и потопал ногами, стpяхивая с башмаков комья гpязи.
    – Может быть, – я сел на скpипящую кpовать.
    – Не люблю «может быть»! – кашлянул он в мою стоpону и сплюнул. Двое помощничков о чём-то тихо пеpеговаpивались за его спиной. – Надолго?
    – Нет.
    – Хоpошо. Чем скоpее свалишь отсюда, тем лучше. И постаpайся не вляпаться в деpьмо, чужак, – шеpиф положил дpобовик на плечо и вышел. Прежде чем закpыть за собой двеpь, он обеpнулся. – У нас тут много деpьма…

***

    До сих поp вижу лица тех, кто сидел в кабаке. Нигде и никогда не пpиводилось мне встpечать столько ублюдков сpазу. Не нpавилось мне это место, и так понял, что я тоже не пришёлся ему по вкусу. В посёлке хватало своих людей. Хватало своей гpязи, и мои сапоги зpя завезли сюда гpязь чужих доpог.
    Вспоминается мне желтоватый свет в захватанных жиpными пальцами стаканах. Он как бы завяз на стенках посуды, пpилип к ним.
    Все негpомко беседовали, кто-то иногда кашлял и шмыгал носом. Из дальнего угла доносилось непpавильное поигpывание банджо. Я пpошёл между столов молча, стаpаясь не смотpеть ни на кого.
    – Виски… и pазбавь маленько…
    – Водой?
    – Можешь мочой, только найди какую-нибудь попрозрачнее и без запаха.
    Бармен злобно оскалился.
    В нескольких шагах от меня молча потягивали сивуху два длинноволосых старожила в облезлых куртёнках. Иногда тот из них, что был постарше и украшен проседью в грязной бороде, ловко пускал сквозь зубы слюну в плевательницу и задумчиво повторял:
    – Пожалуй, брат, я рискну завербоваться в армию. Пару дней до Линкольна, и у меня будет каждодневная похлёбка.
    Его сосед столь же задумчиво мямлил в ответ:
    – Ты думаешь, что у Кастера нет своих скаутов?
    – Чёрт его знает. Но я бы рискнул записаться к нему в проводники. Экспедиция большая. Можно заработать.
    И они вновь замолкали, чтобы через пять минут медленно произнести те же самые фразы.
    Я ничего не понимал, о чём шла речь, но похоже, те двое имели в виду какую-то военную экспедицию. Индейцы Сю и Шайены вели себя неспокойно с самой весны, и многие поговаривали о том, чтобы задать им хорошую трёпку. Возможно, солдаты уже готовились в поход. Во всяком случае я ничего не знал об этом и не хотел знать. У меня не было ни с кем войны.

***

    Утpом я собpался ехать дальше.
    Сейчас не могу сказать точно, как всё вышло, слишком как-то быстpо и беспpичинно.
    То ли я сам споткнулся, то ли те тpое помогли мне оступиться пpи выходе с замусоренной веpанды. Так или иначе, но я pухнул в гpязь.
    – Но-но, чужак! Что ты бpызгаешься?! – их лица скpивились в долгожданных улыбках. Я хоpошо знаю такие ухмылочки, хоpошо знаю таких людей. Они всегда ждут случая. И в этот pаз я пpиехал не во вpемя – в самый такой случай.
    – Ты пьян, как свинья! – один из них лениво сошёл ко мне по ступенькам, покачивая бёдpами, на котоpых кpасовались плотно пpигнанные кобуpы.
    Я не успел сообpазить, как большая нога в сапоге ударила меня в гpудь.
    Бpызги залепили глаза. Я откатился по скользкой земле, упёpся головой в какой-то рыхлый ком и из-под собственного тела увидел пpиближающиеся ноги. Я выхватил pевольвеp и выстpелил. В нос удаpил поpох. Человек взмахнул pуками и pухнул назад. Я видел подпpыгнувшие ступни его ног и ленивый всплеск гpязи.
    Двое дpугих, помедлив мгновение, стpемительно pазpядили баpабаны своих кольтов. Несколько pаз пули булькнули в луже около моей головы, pаза два воткнулись в плечо, с силой пеpевеpнув меня на спину. Потом меня швыpнуло в стоpону. Я откpыл глаза, на уpовне лба увидел пеpевеpнутую землю, улицу в лужах, клок дымящегося неба.
    Пpочавкали ноги. Я попытался подняться и вывеpнуться на бок, упеpевшись ногами пеpед собой. Кое-как встал на колени. Но очеpедной pазpыв выстpела смел меня на несколько шагов. Я успел лишь кpаем глаза ухватить фигуpу пеpедо мной с вытянутой pукой, сжимающей pевольвеp.

***

    Тела отволокли к контоpе шеpифа. Я видел его жидкие pыжие волосы, поднявшиеся на ветpу, вздувшееся pазъяpённое лицо и длинную густую слюну, котоpую он никак не мог сплюнуть. Он что-то кpичал тем двум, тыча им в гpудь дpобовиком, они щуpились в ответ злым волчьим оскалом, иногда говоpили что-то.
    Но я не слышал их слов. У меня было тихо. Я смотpел на всё пpоисходящее и удивлялся, почему пpи жизни никогда не бывало такого покоя?
    Единственным звуком, который долетал до меня издалека, была песня. Она звучала под бой барабана и исполнялась специально для меня людьми, которые каким-то непостижимым образом узнали о том, что со мной случилось, и теперь провожали меня. Шайены всегда провожают сородичей песнями. Песни эти не грустные и не веселы, они просто помогают не смутиться в ответственный момент, помогают повернуться лицом в нужную сторону.

    20 сентября 1987

КАРАТЕЛИ

    Ужель и ад законом связан?
    Иоганн Гёте

    Человек сощурил глаза и облизал губы под соломенными усами. Ветер трепал его красный нашейный платок, и то и дело один из концов прыгал через жёлтое замшевое плечо на спину, за которой виднелись в расплавленном воздухе сгорбившиеся всадники.
    – Генерал, скауты настаивают, что деревня слишком велика, – облокотился на луку седла подъехавший капитан. По его грязным щекам стекали струйки пота, волосы прилипли ко лбу.
    Генерал оттянул пальцами нашейный платок и тяжело выдохнул в лицо говорившему:
    – Надеюсь, они не заблуждаются. Чем больше краснокожих попадётся нам в этот раз, тем меньше останется на следующий. Вам ли не знать этого, Кио?
    – Где Кастер? – донеслось сбоку, и появился, мягко правя лошадью, начальник разведчиков по кличке Чарли-Одиночка. Его лицо было черно от усталости. Он остановился перед генералом и сказал тихим голосом:
    – Сэр, впереди индейская палатка, – вниз по его виску тянулась тёмная мокрая полоса – след пробежавшего пота по пыльной коже.
    Кастер взмахнул замшевой рукой и последовал за Чарли. Кони громко фыркали и побрякивали сбруей. Перевалив через холм, они увидели кожаный конус индейского жилища. Вокруг копошились в клубах пыли индейцы-проводники. Движения их были быстрыми, как у пантер, а коричневая кожа маслянисто сверкала на солнце. Некоторые из них рылись в ярко расшитых сумках, которые они вытащили из палатки наружу в надежде поживиться. Солнце жёлтыми полосами пронизывало дымящуюся пыль.
    – Там внутри лежит мертвец, – доложил Чарли и отёр рукавом лицо и взмокшую шею, – мёртвый Лакот.
    – Я велел вам скакать вперёд! – закричал раздражённо Кастер на скаутов. – Почему вы задерживаетесь? Неужели дешёвое барахло покойника вам дороже заработанной в бою славы? Или вы боитесь Лакотов? Тогда убирайтесь прочь! Если не хотите воевать, то я возьму назад оружие, которое я дал вам, и вы, как слабые женщины, отправитесь по домам.
    Кастер выглядел совершенно измученным. Его лицо всё обвисло, словно оплывшие акварельные краски портрета поплыли вниз. Лишь глубоко в глазах горел странный огонь. Но это не было похоже на прежний удалой блеск в зрачках полководца, уверенного в победе. Нет. Это был огонь безумства.
    – Вперёд, – прошептал он и взмахнул рукой.
    Он спешил сцепиться с дикими индейцами, хотя бешено устал, почти выдохся. Его солдаты имели истерзанный вид. Совсем недавно он поражал всех своей выправкой и выносливостью, совершая переходы, во время которых люди его отряда буквально вываливались из сёдел без сил. Он же оставался бодр и подтянут. За это его прозвали Крепкой Задницей.
    Теперь он устал. И всё же некая мрачная сила заставляла его спешить. Весь предыдущий день он вёл кавалеристов под палящим солнцем, не позволяя сделать остановку. Но люди вымотались. Вечером пришлось устроить привал.
    Неподалёку разведчики обнаружили следы большого лагеря. Несколько шестов торчало в земле, на них покачивались русые волосы и две срезанные с кожей лица бороды. Кастер долго стоял перед ними. Ему казалось в темноте, что он видел не военные трофеи дикарей, а живых людей. Вот губы над бородой, вот нос над обвислыми усами. Вот и глаза, печальные и всё знающие.
    – Куда ты торопишься? – Кастер будто бы услышал голос.
    – Я спешу вперёд. Это моя работа, мой долг, – ответил он шёпотом.
    Призрак сделал в сторону Кастера пару бесшумных шагов и взял его двумя пальцами пуговицу рубашки.
    – Ты знаешь, что такое долг? А ненависть – долг? А сумасшествие – тоже долг? Тобой всегда двигала ненависть. Ненависть сделала тебя героем, принесла тебе славу. Но ненависть в конце концов ломает человека: превращает его в больного…
    Кастер недовольно дёрнулся.
    Перед ним покачивались на ветру привязанные к шестам волосы. За спиной потрескивли костры. Ночь казалась безмятежной. И вдруг непонятно откуда, будто из-под земли, донеслась тоскливая индейская песня. Генерал торопливо огляделся и понял, что это его следопыты-Арикары, уединившись подальше от армейского лагеря, расположились в глубине ущелья и затянули песню смерти.
    Тут внезапно рухнуло полковое знамя, воткнутое в землю. Кто-то поторопился поднять его и укрепить древко поглубже, но оно свалилось снова.
    – Дурной знак, – вынырнул из темноты лейтенант Макинтош, на что Кастер странно оскалился, погрозил лейтенанту пальцем и скрылся в палатке.
    Чарли Рейнолдс по прозвищу Одиночка, давнишний спутник Кастера, весь день перехода хранил тяжёлое молчание и теперь вдруг стал раздавать свои вещи: табак, чистое бельё и прочую мелочь, оставляя себе только патроны. Солдаты забеспокоились. Чарли Рейнолдс был своего рода барометром настроения. Если он начал раздавать свои вещи, значит, он предчувствовал неладное.
    Ближе к полуночи Кастер резким шагом вышел из своей палатки и велел немедленно сниматься и двигаться маршем дальше. Гремя копытами и снаряжением, кавалеристы продолжили путь в кромешной тьме. Отовсюду доносилась солдатская брань и шум осыпавшихся по склону камней.
    Лишь когда занялась заря, полк остановился. Многие повалились на землю и сразу заснули, не меняя случайных поз. С лошадей текла пена. Скауты-Вороны поднялись на обдуваемый свежим ветром утёс, откуда далеко просматривались окрестности, и долго вглядывались в голубоватый горизонт. Потом солдаты услышали, как со скалы полилась заунывная погребальная песня. Разведчики прощались с жизнью. Индеец по кличке Половина Жёлтого Лица, поправляя на голове синюю армейскую фуражку, приблизился, мягко ступая по камням, к генералу и знаками объяснил, что впереди ясно различалось громадное облако, поднятое пасущимся табуном Лакотов. Кастер нетерпеливо поднёс к глазам бинокль. Верхняя губа его, треснувшая посередине, нервно вздрагивала.
    – Ничего не вижу, – отнял он бинокль от лица, угрюмо сверкнул глазами и перевёл взгляд на стоявшего с другой стороны темнокожего дикаря по имени Кровавый Нож.
    – Нас убьют, – сказал тот на плохом английском.
    Кастер лишь загадочно хмыкнул в ответ.
    – Их много, – настаивал Кровавый Нож.
    – Да, да, конечно, – генерал снял шляпу. Ветер зашевелил его коротко остриженные волосы, редеющие на затылке.
    Он сделал шаг в ту сторону, куда скауты указывали руками, и тут что-то невидимое толкнуло его в грудь, преграждая дорогу. Порыв ветра заклубился пылью и соткался в прозрчные огромные ладони, которые жестом запрещали ему идти вперёд. Кастер сжался, побледнел, взгляд его потух. В одно мгновение он сделался похож на старика. Кровавый Нож догадался по выражению лица Кастера, что тот увидел нечто страшное.
    – Да, конечно, их много… Значит, это моя судьба… Столкнуться с бесчисленной ордой… – прошептал он, посмотрел вперёд и вдруг побагровел. – Но никто не остановит меня! Слышите?
    Капля густой слюны налипла на его небритом подбородке.
    – Бентин! – хрипло позвал он. – Вы отправляетесь с тремя эскадронами на прочёсывание местности на левом фланге. Ступайте, не надо медлить. Майор, – повернулся он к одутловатому майору Рино, посеревшему лицом, – вы с тремя эскадронами езжайте прямо. Если обнаружите Лакотов, атакуйте их, не теряя ни минуты! Я с пятью эскадронами зайду справа.
    Пока мятая замшевая фигура генерала, подрагивая бахромой, отдавала распоряжения, из индейской палатки шагнул чернокожий кавалерист, бережно неся на руках тело мёртвого Лакота, оставленное соплеменниками в палатке. Лицо покойника было густо покрыто алой краской, в расчёсанных на пробор волосах торчало широкое белое перо. Негр, тяжело переставляя ноги в сапогах, донёс мертвеца до журчащего ручья и бросил его в воду. Постояв недолго, он расстегнул пуговицы синего мундира и сел на песок.
    – Генерал, – капитан Бентин облизал губы и прищурился, солнце отсвечивало от жёлтой одежды Кастера, – не лучше ли нам оставаться вместе?
    – Прекратить разговоры! – гаркнул Кастер. – Что там за человек отдыхает на берегу?
    – Дормэн! – резким голосом позвал чернокожего солдата лейтенант Пэйн, – почему не в седле?
    Негр неспешно выпрямился, поглаживая взмокшую рубаху, и направился к лошади. Ноздри его широкого носа сильно вздувались, на них подрагивали капли пота. Он равнодушно посмотрел на офицеров и тихо проговорил:
    – Теперь уже всё решено. Мы едем туда, откуда нет возврата.
    Колонны, поднимая густую пыль, поползли по взгорбленной прерии, шелестя вялой травой и бряцая аммуницией, отяжелённые усталостью и унынием. Жаркое воскресное солнце пекло всё сильнее, и воздух, недавно ещё по-утреннему свежий, теперь сгущался духотой. Позади плывущих в мареве кавалеристов кто-то из краснокожих скаутов подпалил палатку, и чёрный столб вонючего дыма потянулся в ядовитую небесную лазурь, где уже растаяло последнее облачко.
    Кастер постепенно забирал вправо и после получаса езды, перевалив через холмы и впадины, далеко слева увидел кавалеристов майора Рино. Они мчались во весь опор. Распластавшаяся впереди долина угрожающе вспучилась крутыми холмами возле русла реки.
    К Кастеру подскакал проводник-метис и придвинул к нему своё покрытое сильным загаром лицо. Его палец указывал на густое облако пыли за рекой.
    – Нам не справиться с таким количеством дикарей. Это пыль их табуна. Слишком большой табун. Слишком много Лакотов.
    – Если ты трусишь, можешь остаться здесь, – Кастер дёрнул головой, стряхивая выступивший на лице пот.
    – Я ничего не боюсь, мой генерал, и я еду с вами. Но мы погибнем. Не понимать это может только безумец!
    Кастер снял шляпу, обмахнулся ею и пришпорил коня, сопровождаемый горнистом. Кроша пересохшую на склоне горы землю, их кони взобрались на вершину. Чуть поодаль скакали прочь человек двадцать индейцев.
    – Вон они! Удирают, – оскалился Кастер и ожесточённо замахал шляпой над головой, показывая эскадронам, куда надо двигаться. В зыбком раскалённом воздухе фигуры мчавшихся дикарей казались призраками, манящими измученных солдат в страну небытия.
    – Вперёд!
    Колонна тяжело двинулась с места и исчезла в расщелине. Генерал учащённо дышал, глотая горячий воздух. Постепенно он настиг голову колонны и поскакал впереди.
    – Никакой пощады! – хрипел он, не то обращаясь к солдатам, не то убеждая себя.
    Внезапно скалы расступились. Перед глазами возникла тихая зелёная роща на берегу тенистой реки. Сквозь листву просматривались светлые конусы индейских палаток. Видны были испуганно заметавшиеся женские фигуры.
    – Вперёд! – голос генерала сорвался.
    Навстречу кавалеристам, рассыпая вокруг себя искрящиеся брызги, пересекли реку вброд несколько индейцев на раскрашенных лошадках. Откуда-то сбоку вылетели, пронзительно крича, ещё человек десять Лакотов. Все они держали в руках винтовки.
    Кастер вырвался вперёд, и тут с противоположного берега ударили выстрелы. Генерал качнулся в седле и схватился за грудь, почувствовав острое жжение внутри.
    – Проклятье! – почти пролаял он. Перед глазами вновь возникли огромные прозрачные ладони, но теперь они не делали никаких жестов, а просто закрывали собой индейскую деревню. – Эскадроны, стой!
    Кавалеристы осадили тяжёлых коней. Кто-то выстрелил. Потянулся едкий дым. Индейцы с воплями ринулись на растерянных солдат. Из лагеря выезжали новые группы дикарей. Пронзительное улюлюканье заколыхало горячий воздух. Горнист опять дал сигнал. Эскадрон Серых Лошадей капитана Йатса первым сорвался с места. Из-за коричневых утёсов накатила внезапно целая волна стреляющих индейцев. Пыль затянула всё сплошной стеной.
    Кастер услышал тяжёлый шум крови в голове. Рядом возник кто-то из офицеров.
    – Что случилось, мой генерал?
    – Пуля, чёрт её подери! Пуля… – и медленно пополз с коня вниз.
    Офицер подхватил его под локоть, взмахнул рукой и поскакал прочь от индейской деревни, увлекая за собой лавину однополчан. Душераздирающие крики вертящихся Лакотов резали уши, доносясь отовсюду, даже сверху.
    Индейцы прибывали нескончаемым потоком. Они смешивались с кавалеристами и яростно вонзали в синие мундиры лезвия топоров, обрушивая тяжёлые палицы на головы солдат. С визгом и храпом спотыкались обезумевшие армейские кони, давя мощными телами своих наездников. Бледные от ужаса лица покрывлись яркими брызгами крови.
    Когда генерал опомнился, он увидел себя уже на гребне холма. Вокруг кишели в густых клубах бесчисленные, как муравьи, фигуры индейцев. Он лежал возле кучки израненных людей. Рубашка на груди уже насквозь пропиталась кровью.
    – Значит, это конец, – спокойно прошептал Кастер, глядя на мелькающих вокруг него людей. – Значит, я ошибся, где-то переступил черту… А ведь всё начиналось так славно…
    Он протянул руку и слабо подёргал за рукав яростно отстреливающегося солдата.
    – Мне жаль, что я затащил вас сюда, дружок, – бесцветно произнёс Кастер, – но теперь уж поздно…
    В это мгновение сзади вылетела тень, и через залёгших солдат перепрыгнул обнажённый всадник с копьём в руке. Обмотанное конскими волосами древко с длинным наконечником ударило в плечо сержанта, стоявшего слева от Кастера, и пригвоздило его к земле. В следующую секунду добрый десяток разъярённых дикарей ворвался в ряды последних сопротивляющихся белых людей и затоптал их копытами горячих коней.
    Клубилась пыль, клубился пороховой дым, клубились ненависть и бешенство…

***

    Когда над холмом осела пыль, утихли боевые крики, вдоль по усыпанному окровавленными телами склону стали бродить, переговариваясь, в поисках трофеев победители. Среди них неторопливым шагом ехал на чёрной лошади воин лёгкого сложения, обмотанный ниже пояса в красное одеяло. На затылке его висело привязанное к волосам чучело ястреба. К нему подскакали несколько всадников, один из них воскликнул:
    – Ташунко! Какая быстрая победа!
    – Да, – повернулся к говорившему молодой вождь, – сегодня Великая Сила стоит на нашей стороне.
    – Я не слышу радости в твоём голосе, брат.
    – Мне бы хотелось, – спокойно ответил Ташунко, – чтобы не было этой победы, но не было бы и дальнейших горестей, которых теперь не избежать.
    Вождь остановил коня и посмотрел в небо.
    В раскалённом воздухе колебались очертания огромной фигуры, стоявшей над полем брани на широко расставленных ногах. Призрачное тело великана держало в одной руке громадную боевую дубину с перьями и прядями волос на круглом набалдашнике и в другой сжимало невероятных размеров лук, увенчанный на одном конце острым наконечником от копья. Гигант, никем не видимый, кроме Ташунко Уитко, взирал на копошащихся возле трупов солдат дикарей и грустно улыбался.

    12-13 августа 1990
    Москва

ДЫМ ПОБЕДНЫХ КОСТРОВ

    – Почему ты так боишься меня раздражить?
    – Потому что вы наш гость. А гостей посылает Бог…
    – А если гость – плохой человек?
    Мирча Элиаде

    Казалось, что мглистый утренний воздух застыл, будто кто-то вобрал его при вдохе и напряжённо затаился, боясь внезапным движением пробудить дремлющий ещё мир. Впереди серебрился изгиб реки у подножий сумрачных холмов. Несколько минут висела томительная тишина, затем донеслось далёкое птичье посвистывание, слегка потянул ветерок.
    Лейтенант Брэдли поднёс бинокль к глазам и осмотрел мутные склоны, на которых белели неясные предметы. Это могли быть оставленные в спешке туши свежёванных бизонов – вон сколько пятен, похожих на груду снятых шкур. Вероятно, индейцы охотились, и Кастер застал их врасплох, обратив в бегство…
    – Вполне возможно, что это именно так, – сказал лейтенант вслух и бросил косой взгляд на угрюмого кавалериста справа, – но я не уверен, слишком далеко. Что скажешь, Рой?
    Рой Шелдинг поднял брови и пожал плечами. На рукавах синей куртки лежала пыль. Солдат был сравнительно молод. Армия кишела такими людьми, не имевшими призваний и ничего толком не желавшими. Один из многих, он завербовался на военную службу пару месяцев назад, получил, как и все в полку, жалование за два месяца вперёд и с ироничной улыбкой новичка двинулся в поход, надеясь на стремительную схватку с дикарями. Но события не разворачивались, прерия уныло горбилась холмами, горячо оглаживал лицо ветер изо дня в день. Палящее солнце превратило усталость в чугунный груз. Передовой отряд во главе с лейтенантом Брэдли, в котором находился Рой Шелдинг, заметно оторвался от колонны Терри и Гиббона и давно должен был встретиться с кавалерией генерала Кастера. Но Кастер исчез.
    Рой откинулся в скрипнувшем седле и яростно растер осунувшееся лицо в обрамлении рыжей щетины. Верхняя губа заметно вздулась от укуса какой-то ночной твари и безумно чесалась. Рой задел припухлость грязным ногтем и негромко ругнулся.
    – Едем вперёд, – распорядился лейтенант Брэдли и взмахнул рукой.
    Тяжело затопали копыта мощных кавалерийских коней. Отряд медленно въехал в долину реки. Низко ползли тучи, готовые вот-вот прорваться и рассыпать по земле дождевые капли, которых так долго дожидались измученные солдаты.
    Из-за крутого склона появилась густая зелёная роща, за ней тянулось чёрное пространство, где совсем недавно располагался громадный лагерь кочевников. Теперь деревни не было, валялись многочисленные мелкие вещи. На две-три мили трава была выжжена. Кое-где вились прозрачные струйки дыма, виднелись оставленные шесты палаток, сложенные конусом, обгорелые, покрытые тёмными лохмотьями.
    – Всё-таки они удрали, – сказал кто-то, – значит, Кастер задал им трёпку.
    Проскакав немного дальше, солдаты увидели несколько индейских жилищ, стоявших в неразобранном виде. Поблизости, поджав хвосты, скулили собаки, готовые пуститься наутёк в любой момент.
    Держа винтовки наготове, кавалеристы рассеялись по пожарищу. Куда ни ступи, всюду были набросаны топоры с металлическими и каменными лезвиями, грязные одеяла, закопчённые котелки, поломанные старинные ружья, куски мяса, клочки бумаги…
    – Шелдинг, – окликнул Роя сержант в старой сплющенной фуражке и указал перед собой револьвером, – если здесь и пахнет победой, то никак не победой генерала. Чтоб мне никогда в бабу не вставить, если я ошибаюсь. Тут пировали Сю, а не белые.
    Рой приблизился к говорившему и похолодел от затылка до пят. Перед ним торчал из земли шест, на котором висели три связанные между собой человеческие головы, сильно обожжённые огнём. Немного в стороне на земле лежали ещё три головы. Все принаждлежали белым людям. Они были разложены по треуголинику и смотрели пустыми глазницами друг другу в лицо. Сержант опустился на корточки и взял в руку одну из голов.
    – Острой штукой отсекли, – констатировал он, пальцем проведя по гладкому срезу мяса, на котором налипли песчинки и мокрый от крови стебелёк травы.
    – Что там в типи? – спросил Рой, отворачиваясь, и сделал шаг в сторону безмолвной индейской палатки.
    – Сейчас узнаем, – выпрямился сержант и пошёл первым.
    Вокруг ближайшего жилища лежало с добрый десяток застрелянных индейских лошадок, повёрнутых мордами к центру. Осторожно откинув кожаный полог и выставив перед собой оружие, оба солдата вошли внутрь.
    – Сю, мёртвые Сю, – крякнул сержант, и Рой ощутил, как ночной укус зачесался с новой силой.
    Слабый утренний свет упал через отброшенный полог на двоих дикарей, которые лежали, окутанные терпким запахом, на ярких одеялах в пышных облачениях. Рой нагнулся над одним из них. Лицо было выкрашено пополам в жёлтую и чёрную краску и лоснилось. Длинные косы с вплетёнными лентами из медвежьего меха ровно тянулись по груди вдоль полосок ярких узоров на кожаной рубашке. Ожерелье из обработанных клыков медведя отчетливо выделялось между чёрными косами. Жилистые руки сложены на животе, и в них покоился веер из кукушечьих полосатых перьев. Рой опустился ниже, вглядываясь в рельефное лицо индейца. Складки губ и морщины под глазами казались живыми. Черты лица были настолько выразительны под слоем краски, что вызывали у солдата странное беспокойство. Весь облик мертвеца таил в себе неведомую животную силу, будто это вовсе не человек лежал, а неведомое животное, обрамленное широкими белыми перьями вокруг головы… Словно причудливое существо из сказки развернуло перед полётом крылья и застыло в ожидании.
    И тут Рой ясно ощутил, что индеец не мёртв. Он был жив, он притаился. Он готов был в любое мгновение вспрыгнуть, оттолкнувшись от земли ногами в расшитой обуви, и издать зверинный рёв. Вот его боевой топор на поясе с пёстрыми связками нитей и металлическими клёпками на рукоятке. Может быть, этим самым лезвием отрублены те головы недалеко от палатки.
    Рой ткнул винтовкой в грудь индейца и положил палец на спусковой крючок.
    – В этой раскраске они, дьяволы, словно живые, – услышал он голос сержанта из-за спины, – прихвачу-ка я на память этот томагавк… Редкая штуковина, Сю ведь не пользуются томагавками…
    Уже заметно рассвело.
    Из-за тёмно-зелёной массы деревьев появился лейтенант Брэдли и с ним ещё пятеро. С их лошадей стекала вода, крутые бока животных и сапоги кавалеристов блестели. Они возвращались с противоположного берега реки.
    – Что там?
    – Это вовсе не бизоны, – повернулся в сторону Роя кавалерист с бледным тонким лицом. – Тёмные пятна – трупы лошадей. А то, что мы приняли за ободранное мясо буйволов, это солдаты Кастера. Голые и мёртвые. Все в крови.
    Столпившиеся синие фигуры солдат качнулись, как в полусне, и зашептались.
    – Все мертвы, – повторил лейтенант, – Кастера больше нет.
    Воцарилось молчание. Более неожиданной и страшной новости нельзя было представить. Отважный до безрассудства офицер, успевший снискать славу чуть ли не национального героя, погиб. Шелковистые золотые волосы, локон которых остался на памяти в медальоне на груди его жены, теперь, возможно, были грубо сорваны с головы, а тонкие черты лица обезображены широким лезвием ножа.
    Два следопыта в потёртых замшевых куртках ударили пятками в бока лошадей и поспешили на тот берег, где лежали трупы. Кавалеристы не двинулись с места без приказа. Сержант негромко скомандовал построение в колонну.
    – Вестовой! – крикнул Брэдли, рассеянно глядя куда-то перед собой и подергивая щекой.
    – Сэр…
    – Отправляйтесь навстречу генералу Терри. Доложите устно, что Седьмой Кавалерии больше нет… Мы дожидаемся здесь. Индейцы скрылись… Сколько их тут было? Тысяча? Две?
    Его слова оборвал взволнованный всадник, по всей видимости, из дозора.
    – Лейтенант! Там краснокожие, разрази меня гром!
    Солдаты переглянулись, защёлкали затворы. Рой Шелдинг украдкой поднёс к губам флягу и сделал большой глоток, с наслаждением прислушиваясь, как спирт заполняет внутренности огнём.
    – Господи! Начинается. Видать, Сю не насытились!
    Тёмная на фоне мрачных туч фигура Брэдли застыла с биноклем возле глаз, изучая далёкие фигуры людей, о которых только что доложили. Они суетливо передвигались по мутному гребню, но, похоже, не проявляли враждебности.
    – Белые, – решительно произнёс Брэдли, – солдаты.
    – Кто же они? – воскликнул возле самого уха Роя рядовой Уайт, до белизны в пальцах стискивая винтовку системы Генри.
    – Белые, – повторил лейтенант, – может быть, выжившие…
    – Кастер?
    – Генерал мёртв, вокруг него сотни трупов, – отрезал офицер, – невозможно поверить, но это так. Тэйлор, поезжайте к тем людям, возьмите с собой пятерых на всякий случай. Узнайте, кто такие…
    Тяжёлая духота разливалась по воздуху вместе с наступающим днём. На несколько минут туча распустила свое рыхлое брюхо, и посыпались мелкие капли дождя. Пыль и пепел прибило к земле. Рой снял шляпу и подставил лицо воде, но подул ветер, и тучи быстро уползли на юг.
    Вскоре со стороны, откуда Брэдли привёл свой отряд, показалась ленивая колонна всадников. Впереди скакали Арикары – индейцы генерала Терри. Едва завидев останки стойбища Сю, своих заклятых врагов, скауты подняли вой и пустили пони во всю прыть. Минут через пять они уже рыскали среди обгорелых шестов, поддевая винтовками разбросанную утварь, и ветер трепал их распущенные длинные волосы. Рысцой приближалась группа офицеров, за спинами которых хлопали на древках треугольные флажки. Колонна густо заполняла долину.
    Отирая рукавом лицо, возле Роя остановился оскалившийся доктор Поулдинг.
    – Где Уайт? – рявкнул он. – Где это дьявольское отродье? Куда он подевал мой саквояж?
    – Держу пари, он собирает сувениры, – скривился Рой и почесал верхнюю губу. Ему хотелось спать. Хотелось стащить сапоги и вытянуть онемевшие ноги. Хотелось, чтобы исчезли все звуки вокруг, чтобы прерия сделалась уютной маленькой комнаткой, чтобы на столе на белой скатерти стоял громадный бокал с прозрачной холодной водой, от которой ломит зубы… Но вокруг шумно топали лошади, звенело оружие, скрипели колёса повозок и возбужденно переговаривались люди, обсуждая новости и высказывая сотни предположений по поводу сражения.
    Рой осмотрелся. Угрюмое равнодушие заполнило всё его существо.
    Вернулся Тэйлор и сообщил, что на горе обнаружена добрая сотня солдат майора Рино, половина которых тяжело ранена. То была малая часть Седьмой Кавалерии генерала Кастера, которую он послал в обход индейской деревни. Тэйлор вкратце сообщил, что они были окружены дикарями и держали оборону два долгих дня, лишённые пищи и воды. Колонну лейтенанта Брэдли они приняли за Кастера. Они ещё не знали наверняка, что он погиб. Они поведали, что весь лагерь Сю снялся вчера вечером и двинулся в сторону Волчьих Гор. За собой краснокожие подожгли траву по всей долине…
    Возле Роя прошагал доктор Поулдинг, похлопывая по спине рядового Уайта, лицо которого имело зеленоватый оттенок. В их руках болтались связки яркой индейской обуви.
    – Это всё из-а жары, – объяснял Поулдинг, морщась, – трупы пролежали целые сутки в страшной жаре и уже начали разлагаться.
    – И что же? – окликнул Уайта кто-то.
    – Утварь для коллекции подбираем, – ответил доктор Поулдинг, – стали с одного краснокожего стаскивать мокасины, а он распух, чёрт проклятый, обувка крепко сидит. Я потянул сильнее, так мокасин прямо с кожей индейца соскользнул с ноги. Уайта стошнило… Ничего, сейчас оправится… Тут не такое увидит ещё…
    – Займитесь делом, доктор, – крикнул лейтенант Брэдли, – тут много раненых… Шелдинг, что ты торчишь на месте? Поехали на другой берег…
    К вечеру, когда духота заметно смягчилась и солнечный красный диск низко завис над холмистым горизонтом, похоронная партия приступила к работе. В полусне шептала о чём-то измятая трава, и от реки доносился лёгкий плеск воды, такой нежный и ласковый, такой неуместный на поле страшного боя.
    Рой вёл лошадь под уздцы, и она нервно встряхивала головой, пятясь от сильно пахнущих мёртвых тел. Трупов было много, большинство раздето, все сильно окровавлены. Рой старался не разглядывать несчастных, но глаза сами нащупывали в вечернем свете жуткие пятна ран.
    Когда он взялся за лопату, присоединившись к товарищам, он повернулся спиной к ближайшему покойнику, голова которого была раздроблена сзади, а от белой, густо облепленной мошкарой спины отслаивался кусок мяса.
    – Не тяните время, – прошагал мимо сержант Райн, запихивая что-то в сумку, – после захода солнца все должны быть в лагере. Утром продолжим.
    – Джон! – окликнул сержанта доктор Потер, ковыляя вниз по склону, – я отрезал для Элизабет пучок волос генерала…
    Сержант что-то невнятно буркнул в ответ.
    – Не думал я, что Сю так над трупами измываются, – сказал в воздух Рой, надавливая ногой на лопату.
    – Да это, приятель, ничто. Эти раны в бою получены. Топором зацепили спину, но не насмерть, а добили в голову. Это не издевались. Вон там, чуть повыше, лежит один… сухожилия на руках разрезаны, кишки выпущены, нос отрезан… А вообще-то Сю в этот раз не зверствовали. Я помню случаи похуже, – устало проговорил пожилой солдат с пышными усами и грустными голубыми глазами.
    – Обратите внимание на лица, – вздохнул Рой, забрасывая лопату на плечо, – у всех выражение ужаса.
    Щурясь, появился Джекоб Эдам, его губы подрагивали.
    – Знакомого нашёл? – спросил его усатый.
    – Твида, Томаса Твида… Помните его? – Эдам спрятал лицо под полями шляпы. – Досталось старине. В каждый глаз по стреле воткнули, ногу отрубили и на плечо ему бросили.
    Говорили негромко, боясь собственных голосов. Под ногами хрустел песок, иногда под каблук попадалась стрела, постоянно позвякивали задетые мыском сапога гильзы.
    – Он должен был погибнуть, – ясно прозвучал чей-то голос, и все поняли, что речь шла о Кастере. – Раньше у него были шикарные волосы, он ими гордился не меньше, чем краснокожие своими лохмами. И вдруг остриг. Это был дурной знак.
    – В форте Линкольн я видел миссис Кастер. Она долго шла возле его стремени и не хотела отпускать его, – сказал Эдам.
    – Его предупреждали, что этот поход будет дурным, – встрял в разговор рядовой Колмэн, – и Чарли Рейнолдс, и Мич Боуэр, и Кровавый Нож, а у них на опасность нюх, как у зверей. И все мертвы… Сейчас переносили раненых с горы, где майор Рино держал оборону. Так я услышал, что Кровавому Ножу насквозь череп прострелили, а майор в этот момент рядом стоял, и ему всё лицо мозгами забрызгало…
    – Тут всех забрызгало, – вздохнул Эдам, – это место долго будет вонять трупнятиной, поверьте мне. И не только это. Мы теперь будем гнать этих краснокожих гнид, пока всех не передавим…
    Ночь прошла тихо, но без сна.
    Ближе к утру вокруг Роя столпились странные тени. Он разглядывал их сквозь прищуренные ресницы, но не мог различить ни одного лица. Затем в него просочилась мысль, что это были лазутчики Сю, но он не пошевелился, даже наоборот, ощутил какую-то особую расслабленность. Не чувствовалось ни намека на беспокойство. Он открыл глаза и увидел стоящие тени вдоль всех холмов, подобно варварским тотемным столбам. Тогда он поднялся на ноги, встряхнул головой, и тени растаяли.
    – Призраки… Души погибших, – прошептал он.
    Трижды крикнула в мутной утренней дали вспугнутая кем-то птица.
    «Снова в поход… И опять будут такие же смерти», – подумал Рой и обвел глазами тихий лагерь. Фыркнули лошади.
    – Нет, не хочу, – прошептал он и вдруг, сам того не успев осознать, зашагал прочь.
    Мимо проплывали восковые тела мертвецов на тёмной от высохшей крови земле, торчали стрелы, как таинственные растения, тянулся густой трупный запах. Один раз Рой оступился и упал руками на свежий холмик земли.
    – Могила, – сказал он.
    Он брёл, не думая ни о чём, пока не стало совсем светло, и тогда его тело застыло, словно оцепенев. В ушах звенела летняя тишина.
    Рой обернулся, чтобы определить, далеко ли он ушёл от лагеря, и совсем близко от себя увидел двух всадников. Оба неподвижно сидели на невысоких лошадках рыжей масти. Вокруг лошадиных глаз были нарисованы ярко-красные круги, в гриву вплетены несколько перьев. Наездники были совершенно голыми. За спиной одного из них виднелся круглый кожаный щит, у обоих за плечами торчали колчаны со стрелами и луки. Лицо левого всадника было покрыто ровным белым слоем краски, другой индеец украсил себя только жёлтым отпечатком ладони на правой щеке.
    Тот, что с белым лицом, поднёс к плечу карабин и прицелился в Шелдинга. Несколько секунд он оставался в таком положении, притягивая к себе остекленевший взгляд солдата, затем издал губами негромкий звук, словно подражая выстрелу, и мрачно засмеялся. Его соплеменник тоже оскалился, и жёлтый отпечаток ладони на его лице шевельнулся.
    Рой медленно опустился на землю, ничего не понимая. По всему телу выступил пот, в голове звенело, но зрение оставалось на удивление ясным. Он видел мельчайшие детали, даже прилипшую травинку на голом бедре одного из дикарей. Опустившись на землю, он замер, ожидая настоящего выстрела. Но индеец не нажал на спусковой крючок. Вместо этого он опустил оружие и произнёс что-то на своём языке, обращаясь к Рою. После этого оба всадника прытко развернулись и исчезли, перевалив через холм.
    Рой не мог понять прозвучавших слов, но ему показалось, что индеец сказал:
    – Вот видишь, я тебя уже убил. Теперь тебе тут нечего делать.

    15-16 апреля 1993
    Москва

ГРОМ-ПТИЦА

БРАТЬЯ

    Давным-давно, когда мир был молодым, все люди жили счастливо. Олени свободно подходили к людям и ели у них из рук. Волки и медведи не боялись охотников. Птицы садились на плечи детям и пели им песни, рассказывая своими трелями о красоте рассветов и закатов. Люди без труда понимали то, что говорили им звери, а звери понимали язык людей, поэтому они знали друг о друге всё. Духи лесов и гор, духи воды и воздуха оберегали от возможных невзгод как животных, так и людей. Духи, обитавшие на солнце, давали всё необходимое всем живым существам на Земле. Люди не знали ни холода, ни голода.
    Но это было очень давно. Затем всё изменилось.
    Это случилось, когда в одной семье племени Уматила родились два брата. Они быстро росли и крепли, радуя своей красотой всех вокруг. Казалось, во всём свете не было братьев более дружных и любящих. Старшего из них прозвали за его высоких рост – Большая Гора. Младший всегда выделялся среди своих сверстников силой крепких, как камень, мускулов, за что получил соответствующее имя – Скала. Была у них и сестра, девушка удивительной красоты. Её звали Чистая Вода.
    Вечерами Уматилы устраивали в деревне весёлые праздники. Люди украшали себя ожерельями из морских и речных раковин, раскрашивали лица в яркие цвета, облачались в расшитые бусами мягкие кожаные одежды, надевали на головы пышные уборы из перьев птиц. Всю ночь могли танцевать люди вокруг костра и смеяться. По их лицам прыгали красные отблески пламени, и это было красиво и уютно. Когда из своего конусовидного жилища выходили Высокая Гора, Скала и Чистая Вода, то соплеменники издавали дружный возглас восхищения – столь прекрасно выглядели братья с сестрой.
    Многие юноши приходили свататься к ней, но братья никому не давали своего согласия. Они так сильно любили свою сестру, что не могли представить своей жизни без неё. Но однажды она возмутилась.
    – Почему вы распоряжаетесь моей жизнью, будто я принадлежу только вам одним? – всплеснула руками Чистая Вода. – Неужели вы не хотите, чтобы я была счастливой девушкой? Почему не даёте мне права самой решать мою судьбу? Неужели вы завидуете моему возможному счастью и потому лишаете меня его?
    Братья потупили взоры. Это был первый раздор в их семье. Никто из Уматилов не знал ещё, что такое зависть, гнев, ненависть, вражда. Братья впервые услышали слово «зависть», но сразу поняли его смысл. Да, они завидовали и ревновали. Они по-настоящему боялись, что их красивая сестра уйдёт от них и будет жить где-то далеко, в чужом доме. Они страдали от мысли, что не смогут видеть красивого лица своей сестры, не смогут наслаждаться звуком её голоса. Но признаться в этом они не могли, им было стыдно.
    Большая Гора и Скала молча стояли перед Чистой Водой. Их длинные чёрные волосы, смазанные жиром и тщательно расчёсанные, слегка колыхались на ветру.
    – Вы думаете только о себе, братья, – продолжала говорить Чистая Вода. – Не знаю, откуда появилось в ваших сердцах это качество, но вы думаете только о себе. Вы не заметили, как стали жадными.
    И она ушла от них с тем юношей, который давно нравился ей. Братья непонимающе пожали плечами.
    – За что она обидела нас, Скала?» – спросил Большая Гора.
    – Похоже, у неё что-то с рассудком случилось, – ответил Скала.
    Они не хотели признаться себе в том, что Чистая Вода сказала правду, и попытались обвинить её во лжи. И с тех пор среди их народа поселилась неискренность. Люди всё чаще и чаще стали кривить душой, утаивать свои настоящие мысли. Но очень быстро это привело к тому, что звери, недавно так легко общавшиеся с людьми, перестали понимать людей. Звери читали мысли людей, но когда слышали их слова, то обнаруживали совершенно иной смысл. Люди думали одно, а говорили другое – понять людей стало почти невозможно.
    Как-то раз Скала вернулся с охоты и принёс с собой много забитой дичи.
    – У тебя сегодня была удачная охота, брат, – Сказал Большая Гора, широко улыбаясь. Но в душе его не было радости. В сердце затаилась жаркая злоба, причиной которой была зависть: сам он вернулся в тот день, не сумев добыть ничего.
    – Мы отпразднуем мой успех, – ответил спокойно Скала.
    – Я не желаю праздновать, – продолжал улыбаться Большая Гора. – Я не вижу повода для веселья.
    Скала посмотрел на брата и вдруг понял, что Большая Гора вовсе не улыбался. Большая Гора скалился, как скалится хищный зверь.
    – Что с тобой происходит? – удивился Скала, раскладывая перед собой своё охотничье оружие.
    – Тебе повезло сегодня, – нахмурился Большая Гора. – Тебе всегда везло в жизни больше, чем мне. Тебе везло по той причине, что ты родился немного раньше меня. Наша мать отдала тебе всю силу. Мать не знала, что следом за тобой появлюсь я. Поэтому ты сильнее меня. Поэтому ты удачливее.
    – Мы с тобой одинаково сильны, брат, – ответил Скала. – Но в тебе слишком много лени. Если бы ты не был ленив, ты стал бы не менее удачлив, чем я. Но ты предпочитаешь чаще ходить на пляски, чем на охоту. Ты теряешь ловкость, брат.
    Такие разговоры происходили всё чаще и чаще.
    Однажды Скала, устав от громких упрёков брата, разозлился, вспылил и ударил Большую Гору кулаком по голове. Тот упал на землю, широко растопырив ноги и выпучив глаза.
    – Как ты посмел поднять руку на меня? – оторопел Большая Гора. – Мы с тобой – братья. Мы с тобой – люди. Нам нельзя драться, нельзя враждовать!
    – Ты уже давно враждуешь со мной, брат, – ответил Скала, – ты развязал настоящую словесную войну против меня. Ты бьёшь меня каждый день своими несправедливыми словами. Ты делаешь мне больно. Я устал терпеть твои нападки.
    – Но ты ударил меня!
    – Ты разил меня словами в самое сердце, брат. Ты был жесток ко мне и несправедлив. Жестокость всегда несправедлива, – устало ответил Скала. – Несправедливость надо пресекать. В следующий раз я возьму стрелу и пущу её в тебя, если услышу из твоих уст клевету в мой адрес! Запомни мои слова!
    Большая Гора сначала растерялся, затем сжался в комок.
    – Ты угрожаешь мне.
    – Я предупреждаю тебя, брат.
    Скала поднялся, взял колчан со стрелами одной рукой, лук – в другой и вышел из дома. Он не хотел оставаться возле брата, ибо чувствовал, исходившую из него злобу. Злоба тяготит. Злоба губительна.
    В тот же вечер Большая Гора собрал посреди деревни своих ближайших друзей и начал громко обвинять Скалу:
    – Слушайте меня, Уматилы! Мой брат Скала сошёл с ума. Успех вскружил ему голову. Скала назвал меня ничтожным червяком и бездельником. Раньше он был мне братом, но отныне мы с ним – враги. Он ударил меня сегодня! Он обещал меня убить! Он сошёл с ума, поэтому мы должны изгнать его из нашего селения, иначе он начнёт пускать в нас стрелы. Угрожая мне, он угрожает и вам, мои товарищи!
    Уматилы шумели, слушая речь Большой Горы. Гнев замутнил их разум, и они схватились за оружие. В считанные минуты в деревне началась общая драка. Сторонники Большой Горы яростно схватились со сторонниками Скалы. Там, где совсем недавно люди весело танцевали, обнимались и целовались, полилась кровь.
    Наутро деревня разделилась на два враждебных лагеря, которые поспешили удалиться друг от друга. Так возникли враждебные племена. Во главе одного из них стоял Большая Гора, во главе другого – Скала. Они уходили всё дальше и дальше друг от друга. От них так сильно пахло пролитой кровью, так сильно источали они дух враждебности, что звери в ужасе разбегались, заслышав на большом расстоянии шаги людей.
    Через несколько дней Большая Гора собрал отряд мужчин и повёл его искать становище Скалы. Дозорные Скалы заметили врагов вовремя и успели сообщить своему вожаку о приближавшейся опасности.
    – Мы встретим их на берегу реки. – решил Скала.
    Едва Большая Гора переправился со своим отрядом на другой берег реки, как им навстречу вышли раскрашенные воины. Никогда прежде они не красились так ужасно. Отряд Большой Горы остановился в растерянности. Перед ним громко кричали, потрясая луками и копьями над головами, люди Скалы, размалёванные чёрной и алой краской по всему телу. Некоторые вымазали целиком свои ноги и руки белой глиной. Другие покрыли грудь и животы горизонтальными полосками, похожими на рёбра, и стали выглядеть, как ожившие скелеты. На головах у них лежали клыкастые маски волков и лисиц, а кое-кто украсил себя рогатыми шапками из шкуры бизона. Люди Скалы сделали себя похожими на зверей. Это сильно напугало отряд Большой Горы, и он отступил.
    – Это не люди, а злые Духи! – закричал Большая Гора.
    Первая победа осталась за Скалой и его последователями.
    – Они взяли нас на испуг, друзья! – объяснил Большая Гора своим воинам, когда совладал с собой. – Я растерялся. Мы все растерялись. Но завтра мы украсим себя такими же шкурами, станем ничуть не менее жуткими. Мы раскрасимся даже страшнее наших врагов. Мы схватимся с ними и победим. А когда победим, мы отрежем у поверженного противника волосы и украсим наши наряды его волосами. Каждая прядь волос будет означать убитого врага. Взглянув друг на друга, мы всегда будем знать, насколько много побед за каждым из нас.
    На следующий день отряды вновь сошлись на берегу. Они долго стояли друг перед другом, оглашая воздух устрашающими криками. Все держали в руках большие круглые или продолговатые щиты, сделанные из хорошо продублённой кожи. Стрелы не могли пробить эти щиты. Помимо щитов, вооружение обоих отрядов состояло из копий с каменными или железными наконечниками, топоров, ножей, луков и колчанов со стрелами. Луки изготавливались из лиственницы. Длиной, если их поставить вертикально, они достигали подбородка. Каждый воин имел в своём колчане по пятьдесят стрел.
    Большая Гора носил свой нож на груди, а топор держал за поясом. Так же был вооружён и Скала. Стоя в первых рядах, они взирали друг на друга, и в глазах их горела ненависть. Большая Гора, чьё лицо из-за раскраски было похоже на череп с чёрными дырками глазниц, также обрил наголо верхнюю часть головы, оставив лишь на висках длинные пряди волос, сплетённые в косы. Причёска Скалы была иной – гладко расчёсанные чёрные волосы струями стекали по спине, а над лбом были выстрижены ёжиком и поставлены вертикально, густо смазанные медвежьим жиром.
    Воины Большой Горы исполнили песни и танцы, после чего устроились на земле, поставив перед собой свои большие щиты, которые касались друг друга и образовывали настоящую стену.
    Скала обернулся к своим людям и сказал:
    – Нам нужно спеть молитвенную песню, обратившись к Великому Духу за поддержкой.
    Мужчины громко спели, стуча копьями о щиты.
    После этого с обеих сторон полетели стрелы. Некоторые втыкались в кожаные щиты и застревали в них, иные свистели над головами слишком высоко и падали далеко позади врагов. Иногда кто-нибудь из молодых воинов выбегал вперёд, потрясая над головой каменным топором и выкрикивая ругательства. Этим он хотел показать свою храбрость. Это было глупое поведение, но сдержать себя юноши не могли – слишком сильна в них была жажда самоутверждения. Именно за такие отчаянные поступки они получали известность.
    К вечеру бой стих. С обеих сторон имелись раненые, но никто не погиб. Ночь окончательно положила конец сражению.

ДЕЯНИЯ ДУХА

    Пока Большая Гора и Скала воевали друг против друга, их сестра Чистая Вода жила далеко в стороне со своим мужем. У неё родился сын. Мальчик очень любил плавать в реке и дружил с рыбами, за что получил имя Лосось. Он был ловким и смышлёным мальчуганом. Мир, окружавший его, был похож на тот мир, в котором выросла его мать – никто не враждовал, не сеял вокруг себя семена злобы и ненависти. Вокруг царил покой. Каждый день к Чистой Воде приходили всевозможные звери, ласкались к ней, мурлыкали, скулили, урчали. У Лосося появился рыжий друг – юркий лисёнок. Мальчик любил возиться с ним в песке, весело кувыркаясь.
    Однажды к дому Чистой Воды пришёл старик. Его длинные серые волосы били сплетены в две тонкие косички, туго перетянутые на кончиках шнурками из оленьей кожи. На затылке лежало большое орлиное перо с чёрным окончанием. Чистая Вода накормила странника
    – Спасибо тебе, добрая девушка, – сказал старик, – давно я не встречал добрых людей. Вокруг пылает война. Людей поразила страшная болезнь – злость. Никто не видит от неё избавления. Не могу понять, откуда она появилась?
    – Раньше не было зла.
    – Зло было всегда, Чистая Вода. Когда есть добро, есть и зло, – ответил старик. – Это две половины одного целого. Но их не всегда видно. На самом деле, добрая девушка, нет ни зла, ни добра. Есть только Великий Дух. Есть только его законы. Когда человек отклоняется правильного пути, то он получает наказание. Сунь руку в костёр – и ты получишь ожёг. Но разве это зло? Нет, это лишь закон Истины. Твои братья однажды сунули свои души в огонь, в огонь страстей – вот почему они обожглись так сильно. Они насквозь поранили себя, смертельно поранили ненавистью, завистью, ревностью, нетерпимостью.
    – Скажи, дедушка, – спросил Лосось, – а бывало ли такое раньше?
    – Ты спрашиваешь о злобе? – уточнил седовласый старик. – Как-то мой дед рассказал мне одну историю. Это случилось очень давно. Людей на свете тогда ещё не было. Духу неба надоело сидеть в своём доме над миром. Сверлил он камнем небо, сверлил, сверлил и проделал в конце концов огромную дыру. Принялся он тогда выбрасывать на землю снег и лёд и трудился до тех пор, пока на земле не поднялась огромная гора. До самого неба гора получилась. После этого Дух неба сошёл по склону этой горы вниз. И показалось ему, что на склоне слишком пустынно. И мысль его стала рождать деревья: стоило ему коснуться где-нибудь пальцем, там сразу появлялось дерево, распускалось зелёными листьями или покрывалось душистой хвоей.
    Этот Дух был настоящий мастер своего дела.
    Затем он задумался, кем бы населить землю, и стал представлять всевозможных существ, вылепливая их из глины. Существа получались самые разные, некоторые были похожи друг на друга, другие совсем своеобразными получались. Налепив великое множество фигурок он вдохнул в них жизнь. Так появились звери, рыбы и птицы. Они не знали, зачем их создал Дух, они просто жили. У них не было никакой цели. Но все они были частью одного большого целого, частью Духа, который их сотворил.
    Самыми крупными из его созданий были косматые медведи. Подобно медведям, живущим в наши дни, они были покрыты шерстью и имели острые когти, но ходили на двух ногах. Разумеется, они умели разговаривать. В те времена у всех живых существ был общий язык. Медведи получились настолько страшными с виду, что Дух поселил их в лесах, подальше от своего дома.
    Духу Неба нравилось жить на земле. Мало-помалу у него образовалась семья. Как это получилось, я не знаю. Кто был его женой, я не могу сказать. Мир Духов таинственен и необъясним.
    Однажды он сидел в доме, который устроил внутри горы и услышал, что ветер слишком сильно дул.
    Он обратился к своей дочери: «Поднимись-ка к дымоходу, дочка и попроси Духа ветра, чтобы дул потише. Я опасаюсь, что он не только костёр наш загасит, но и всю нашу палатку свернёт. Но будь осторожна. Не показывай себя во весь рост. Прижимайся к земле. Если поднимешься во весь рост, Дух ветра схватит тебя и унесёт. Сперва помаши ему рукой, затем уж разговаривая с ним, но прижимайся к земле.
    Маленькая девочка поднялась по пещере на вершину горы и договорилась с Духом ветра. Собравшись уже обратно, она вдруг вспомнила, что отец рассказывал ей, будто с этой самой горы можно увидеть океан. И она встала на ноги, распрямилась, потянулась, чтобы лучше видеть. Очень ей хотелось поглядеть, каков собой океан. И в ту самую минуту Дух ветра налетел на неё, схватил за длинные волосы и сдёрнул с горы на лёд и снег.
    Оглядевшись, она увидела вокруг себя густой ельник. Ели стояли так плотно друг к другу, что под ними было совсем темно. Внезапно возле неё появился медведь. Он внимательно осмотрел девочку, обнюхал, взял на руки и унёс в свою берлогу.
    В берлоге её встретила медведица. Она расспросила девочку, откуда она, после чего радушно приняла её и отвела к своим детёнышам. Так девочка и росла среди медведей.
    Когда она повзрослела и превратилась в молодую женщину, старший сын медведя женился на ней. Много зверей пришло на ту свадьбу, шумно было и весело. Никого не удивляло, что медведь взял в жёны дочку Духа, ведь все считали себя равноправными творениями Духа неба, каждый был частью единого целого.
    Прошли годы. У девочки родились дети, которые не были похожи ни на отца, ни на мать. Их тела почти не имели шерсти, только на голове росли густые волосы. Но и на Духов они не походили. Медвежье семейство очень гордилось ими.
    Минуло много лет. И вот однажды мать-медведица почувствовала приближение смерти. Неспокойно было у неё на душе – ведь она лишила Духа неба его дочери. И решила она рассказать ему обо всём и просит прощения. Она собрала всех медведей и послала своего старшего сына на вершину горы, внутри которой жил Дух неба, чтобы медведь сообщил Духу, где поселилась его дочь.
    Радость отца была настолько велика, что он тут же бросился к дочери. Подбежав к дому своей дочери, он спросил: «Тут ли живёт моя маленькая девочка?»
    Он думал, что она всё такая же маленькая, какой была много лет назад. Когда же он увидел, каких странных детей родила его дочь, он ужасно разгневался. На земле появилось новое племя, новый род, а он – Дух неба – ничего об этом не знал. Это был род, в создании которого Дух неба не принимал участия. Получилось, что он был не единственным творцом. И Дух проклял медведей.
    Он приказал: «Склонитесь предо мной до земли! Отныне вы будете ходить на четвереньках. Вы тяжело провинились предо мной!»
    Он выгнал всех внуков из их дома, схватил свою дочь понёс её прочь. Так он породил гнев и ревность, ибо он сильно ревновал к тому, что дочь создала детей сама, без его помощи, и к тому, что она стала самостоятельной, лишив его родительской власти.
    А дети её стали размножаться по всей земле. Это странные создания оказались людьми. Они были предками всех индейских народов.
    Не знаю, что в этой истории правда, а что вымысел. Но уверенно могу сказать одно: гнев появился давно, радость появилась давно, зависть появилась давно, скука появилась давно. Думаю, что они были всегда. Но иногда они спят, иногда пробуждаются. Но пробуждаются не сами, а благодаря человеческим поступкам…
    Старик замолчал. Рассказ закончился.
    Мальчик задумался.
    – Может быть, где-то есть гнев, – сказал он медленно, – но не в нашем доме. Мы живём счастливо. Я не знаю, что такое радость, но мне всё время хорошо. Мне спокойно. Я чувствую себя братом всех зверей.
    – Я был бы раз, чтобы это продолжалось всегда, – улыбнулся старик. – Пусть ты всегда остаёшься Лососем, пусть никогда тебя не назовут Охотником-За-Лососем.
    – Скоро я стану взрослее и сильнее, – сказал Лосось, – и отправлюсь ходить по земле.
    – Зачем?
    – Искать истину.

ГРОМОВАЯ ПТИЦА

    Война полыхала огнём, всюду свистели стрелы, мелькали ножи, бешено кричали воины, текла кровь.
    Однажды Большая Гора лёг спать после жаркого боя, и сон сразу сморил его. Во сне к нему прилетела из густой синевы огромная птица. В когтях она держала его брата Скалу. Птица была невероятных размеров. Она без труда схватила второй лапой Большую Гору и унесла его с собой. Она взмыла выше ночных облаков, без труда раздвинув их взмахом крыльев и вызвав при этом гулкие раскаты грома. Иногда птица наклоняла голову, и её длинный кривой клюв, отливающий блеском чёрного металла, царапал случайные клочки туч. И тогда из туч начинали сыпаться молнии.
    Долго ли они летели, Большая Гора не мог сказать. Его голова кружилась. В конце концов птица опустила братьев на верхушку высокого дерева, которое высилось над тучами. На самой вершине этого дерева было громадное гнездо.
    – Это мой дом, – сказала птица, – дом Громовой Птицы.
    Братья охнули в один голос, выражая безграничное удивление. Громовая Птица была посланником Великого Духа.
    – Мне надоело смотреть на то, как вы поганите землю. Надоело смотреть на то, как вы ломаете чужие жизни, которые вы не создавали и на которые не имеете никакого права.
    – Но мы воюем! – воскликнули братья. – Война не бывает без всего этого!
    – А кто дал вам право воевать? Никто. Нет такого права. Великий Дух дал людям право на жизни, на продолжение жизни и на естественную смерть, когда здоровье и силы утекают. Но Великий Дух не давал никому права на войну!
    Птица шумно раскрыла крылья, блеснула чёрной сталью гигантских перьев, загремев громовым треском. Приблизив огромный острый клюв к братьям, Громовая Птица опустила его между ними.
    – Великий Дух предоставляет вам один шанс исправиться. Я отнесу вас к вашим племенам. Вы объявите о наступлении мира. Я дам каждому из вас по трубке, дам табак, я научу вас курить в знак мира и дружбы.
    – Какую трубку?
    – Великую трубку. Трубку мира, трубку честного слова. Если человек обещает что-либо, выкуривая эту трубку, то свидетелем его слов становится Великий Дух, ибо дым от трубки поднимается к небу, а вместе с дымом поднимается и суть произнесённых слов. Я буду следить за вами и строго покараю за обман.
    Громовая Птица вновь схватила братьев и стремительно понесла обратно.
    Когда Большая Гора оказался возле своей палатки, он вдруг ясно понял, что всё случившееся не было сном. Он на самом деле был в гнезде Громовой Птицы. Там же был и его брат. Осмотревшись, Большая Гора увидел возле себя на земле сумку с длинной бахромой. Развязав её, он обнаружил внутри курительную трубку и мешочек с табаком.
    – Не покориться воле Громовой Птицы, значит, не покориться воле Великого Духа, – сказал Большая Гора.
    К полудню он созвал своих воинов о объявил о воле Великого Духа.
    – Нам придётся заключить мир с племенем Скалы. Хотим мы этого или нет, но так будет. Я уверен, что в ближайшее время Скала поведёт своих людей в нашу сторону, чтобы заключить с нами мир.
    Прошло два дня, и племена сошлись в живописной долине. Звонко пели птицы, шумела листва деревьев, журчала вода в ручье. Вся природа приветствовала решение людей покончить с войной. Братья выступили вперёд, и каждый держал перед собой длинную трубку на вытянутых руках. Люди радостно закричали. Война всех давно утомила, многие потеряли своих родственников и друзей, многие были покалечены.
    – Великий Дух велел мне через своего посланника заключить мир!
    – Да будет так! – ответил младший брат.
    – Я наполнил мою трубку курительной смесью, как мне велела Гром-Птица. Я положил в трубку немного табаку, немного хвои, немного шалфея. Теперь мы можем выкурить.
    – Я делаю то же самое с моей трубкой! – кивнул младший брат.
    Рядом с ними сели по кругу другие знаменитые воины, и когда курительные смеси задымились, трубки были пущены по кругу. Каждый делал небольшую затяжку и пускал дым вверх, посылая вместе с ним свои добрые мысли к Великому Духу.
    – Мы курим эти трубки в знак мира и доброй воли. Мы курим их не для удовольствия, но для великой церемонии. Да будет наше пожелание дружбы и согласия подтверждено дымом этих трубок. Если мы, вожди, нарушим данное нами слово, то пусть Великий Дух покарает нас.
    Оба племени начали стучать в бубны и греметь трещотками, послышались ритмичные песни, люди стали в круг, взялись за руки и принялись водить хоровод. Мужчины и женщины, взрослые и дети – все принимали участие в празднике, ибо война и мир – это то, что касается всех людей.

МОЛОДОЙ ЛОСОСЬ

    Мальчик по имени Лосось становился всё нетерпеливее и нетерпеливее, его разбирало любопытство. Мир вокруг него был невероятно интересным, но Лосось жил на одном месте. Он с замиранием сердца смотрел на горные хребты, пытаясь угадать, что лежало по ту сторону мрачных скал и что скрывалось по другую сторону зелёного леса. Всякий раз, когда мимо его дома проходила группа охотников из дальних земель или какой-нибудь странник, Лосось с завистью провожал их взглядом и шептал:
    – Скоро и я отправлюсь в путь. Скоро и я увижу новые для меня земли.
    Однажды он проснулся раньше обычного. Солнце ещё не успело тронуть своими розовыми утренними лучами макушки деревьев, а Лосось уже сложил походную сумку, повесил за спину лук и колчан со стрелами. Подойдя к Чистой Воде, он решительно сказал:
    – Мама, я отправляюсь посмотреть на мир.
    Чистая Вода открыла глаза и ответила без тени удивления, но с грустью:
    – Я знаю, мой сын. Я давно уже видела твоё нетерпение. Я догадывалась, что со дня на день ты соберёшься в дорогу. Я не могу останавливать тебя, не могу держать за руку, ибо ты скоро станешь взрослым и тебе надо привыкать принимать самостоятельные решения. Надеюсь, что ты когда-нибудь вернёшься, ведь дети не должны забывать своих родителей. Я также надеюсь, что ты не будешь поступать опрометчиво на своём пути. Ступай и не печалься. Будь смел, будь твёрд и вместе с тем умей быть гибким. Помни, что только гибкое дерево умеет устоять под натиском ветра, а то, которое слишком затвердело, обязательно ломается под ураганом.
    – Я запомню твои слова, мама. Теперь я ухожу. Я знаю, что я слишком молод, но я быстро стану взрослым, познавая жизнь на собственном опыте.
    Лосось погладил мать по волосам и быстрыми лёгкими шагами пошёл прочь от родной палатки. Он знал, что под таким кровом ему долго не придётся ночевать – индейские палатки делались из тёплых шкур бизонов и оленей, а Лосось сможет устраивать для ночлега лишь маленькие шалаши из еловых ветвей.
    Он шёл очень бодро. Ему нравилось смотреть по сторонам и видеть менявшиеся перед глазами пейзажи – закончился душистый хвойный лес, потянулась жёлтая степь с высокой травой, над головой высоко закружили ястребы, возникли глубокие коричневые обрывы, потянулись извилистые ленты серебристых рек, снова появился лес, громко защебетали птицы в густой листве, шумно забурлил пенящийся водопад…
    Как-то раз Лосось устроил привал у широкого основания древнего дуба. Дерево было настолько старым и могучим, что ствол его разросся до невероятных размеров. Если бы внутри этого мощного ствола кто-нибудь вырубил дупло, то получилось бы очень просторное жилище. Но никто не трогал это дерево, никто не нарушал его мудрый многовековой покой. Лосось собрал наваленные повсюду ветви елей и устроил из них мягкую лежанку.
    Вдруг из-за кустов вынырнул рыжий лисёнок. Повертев длинной мордочкой, он остановил взгляд своих чёрных глаз на мальчике, настороженно повёл носом, испуганно обернулся через плечо и в два прыжка достиг Лосося.
    – Ты почему так дрожишь, маленький брат? – спросил Лосось.
    – За мной бежит большой волк, – ответил лисёнок дрожащим голосом. – Волк находится в очень дурном настроении. Он попал в ловушку, устроенную охотниками, и поранил себе бок. Теперь он злится и хочет выместить своё раздражение на ком-нибудь.
    – Значит, сюда бежит волк?
    Лосось решительно поднялся и ловким движением достал из-за плеча лук и стрелу. В следующую секунду из кустов вышел высокий серый зверь, оскаливший громадные клыки. Его прозрачные глаза излучали безмерное раздражение и готовность порвать на куски любого встречного.
    – Зачем ты хочешь обидеть маленького лисёнка? – твёрдо спросил Лосось.
    – Какое тебе дело до моих намерений, маленький человек? – щёлкнул зубами волк. – Не вмешивайся не в своё дело, и я не трону тебя. Я не люблю связываться с человечьим племенем. Дай мне разделаться с лисёнком, раз я уж задумал устроить ему взбучку.
    – Ты слишком смел со слабым противником, – укоризненно покачал головой мальчик. – Пойди-ка и вырази своё раздражение чёрному медведю. То-то я посмеюсь над твоей наглостью. Медведь-то не даст тебе смеяться над собой, одним взмахом лапы сорвёт с тебя твою серую шкуру.
    – А ты ужасный наглец, маленький человек, – зарычал волк. – Тебе ещё далеко до взрослого воина, а ты уже позволяешь себе грубить матёрому волку! Придётся проучить тебя!
    Зверь шагнул было по направлению к мальчику, но тот быстро натянул тугой лук и направил стрелу в глаз волку.
    – А ну-ка попытайся подойти ко мне, волчище, и не потерять свой глаз! Ты думаешь, что у меня не хватит сил сделать тебя слепым? Ты полагаешь, что мне не достанет ловкости содрать с тебя твою шкуру, когда ты ослепнешь и не сможешь противостоять мне?
    Волк остановился, хмуро глядя на каменный наконечник стрелы.
    – А ты не просто наглец, маленький человек, но отчаянный наглец! И ты не уважаешь старших, мальчишка! – волк облизнулся и отступил.
    – Я не уважаю тех, кто хочет добиться победы, напав на слабого. Ещё раз говорю тебе: пойди и попробуй совладать с медведем, тогда я буду уважать тебя, волк, и предложу тебе мою дружбу. А победа над тем, кто слабее тебя, кто беззащитнее тебя, не приносит ни уважения, ни почёта никому.
    – В твоих словах я слышу истину, – кивнул волк. – Ярость застлала мне глаза. Ты прав, маленький человек. Видно, тебе предстоит долгая и славная жизнь. Ты обладаешь не только смелостью, но и выдержкой. Трусоватый охотник давно бы уже пустил стрелу, но ты спокойно стоишь и разговариваешь со мной, пытаясь переубедить. Я уважаю тебя и благодарю тебя. Я больше не испытываю по отношению к тебе никаких недобрых чувств. Прощай.
    Волк махнул хвостом и скрылся в кустах.
    – Ты спас мне жизнь! – обрадовался лисёнок.
    – Как видишь, маленький брат, это оказалось не так уж трудно, поэтому не стоит благодарить меня, – Лосось скромно потупил глаза.
    – Я пойду с тобой и буду помогать тебе всем, чем смогу.
    – Прекрасно! Мне так не хватает хорошей компании! – улыбнулся Лосось.

ДУХ ЛОСЯ

    На следующий день Лосось и лисёнок остановились на берегу широкой реки. Тут и там из воды выпрыгивали сверкающие на солнце рыбки, резвившиеся близ берега. На противоположном берегу паслось многочисленное стадо оленей, которые величаво покачивали раскидистыми рогами.
    – Какие красивые повсюду места! – воскликнул Лосось.
    Чуть в стороне послышался шум шагов. Мальчик повернул голову и увидел незнакомого человека в грязной, сильно изорванной одежде. По всему было видно, что в былые времена эта одежда отличалась красотой, яркой вышивкой, но теперь она превратилась почти в лохмотья. Его длинные чёрные волосы не были сплетены в косы, но болтались грязными нечёсаными прядями. Незнакомец приблизился к Лососю и поднял руку в знак приветствия. Резвившиеся неподалёку от берега рыбы скрылись под водой. Олени на противоположном берегу поспешно побежали прочь.
    – Вот как боятся меня теперь все живые существа! – воскликнул незнакомец, делая широкий жест вокруг себя.
    – Кто ты? – спросил Лосось.
    – Когда-то я был славным воином и удачливым охотником из племени Мультномахов, – начал свой рассказ незнакомец. – Я был очень дружен с оленями и лосями, никогда не обижал их, поэтому один из лосей однажды стал моим Духом-покровителем. Этот Дух всегда подсказывал мне, где лучше охотиться, где ловить рыбу, предостерегал о возможном ненастье. Мои соплеменники прозвали меня Ловкачом за мою постоянную удачу на охоте. Многому я научился у моего лося-покровителя. И всякий раз Дух-покровитель наставлял меня: «Никогда не добывай дичи больше, чем тебе требуется. Никогда не пытайся получить ничего лишнего. У человека не должно быть ничего лишнего. Убивай только в том случае, когда у тебя есть действительная надобность в пропитании. И тогда у тебя всегда будет всего вдоволь».
    Я всегда слушался моего покровителя. Я убивал лишь столько дичи, сколько мне требовалось, чтобы поддержать во мне мои силы. Никогда я не стремился есть столько, чтобы живот мой распухал от обжорства. Другие охотники моего племени часто дразнили меня и смеялись надо мной, говоря, что мне не нравится стрелять из лука и что я никогда не возвращаюсь с охоты с множеством мяса. Я не обращал внимания на их глупые шутки.
    Но однажды я увидел девушку и полюбил её. Она была удивительно нежным и красивым созданием. Только цветы обладают такой красотой. Но её отец по имени Хитрый Ворон был очень жадным человеком. Он всегда хотел иметь всего в избытке. Он знал, что я умею хорошо охотиться и однажды пришёл ко мне с такими словами: «Ты влюблён в мою дочь, Ловкач. Я согласен отдать тебе её. Но сперва ты принеси мне дары. Я хочу получить от тебя много оленьих языков и много лосиных шкур. Ты должен убить столько дичи, чтобы сваленные в кучу шкуры достигали моего роста».
    Я понимал, что не должен соглашаться на такое условие, но я был слишком влюблён в ту девушку. Мне слишком сильно хотелось быть рядом с ней. И я согласился.
    Я отправился в лес, чтобы настрелять за зиму как можно больше дичи. В сердце моём поселилось нетерпение, я спешил поскорее увидеть ту девушку, услышать её голос. Для этого мне надо было поскорее закончить большую охоту. Я спешил, и моя голова кружилась от нетерпения. Нетерпение незаметно сменилось ожесточением на оленей и лосей: почему они не стояли передо мной все вместе, чтобы я мог поскорее застрелить нужное мне количество? Я думаю, что я потерял рассудок из-за моей влюблённости. Теперь-то я знаю, что так случается со многими людьми – едва ты отдаёшь себя во власть какого-то желания, ты перестаёшь рассуждать здраво.
    Итак, я охотился, оставляя повсюду на снегу кровавые следы убитых оленей. Я сильно устал, руки отказывались служить мне из-за мороза. Однажды передо мной возник крупный лось и остановился прямо передо мной. Я пустил в него стрелу. Она попала ему в лопатку, но не убила его. Лось пустился в чащу, я погнался за ним. Всё дальше и дальше в глубь гор, поросших лесом, уводил меня след лося. Наконец, когда мои силы почти иссякли, я вышел к прекрасному маленькому озеру. Там, в воде, у самого берега лежал раненый лось. Я вошёл в озеро, чтобы вытащить животное на берег, но едва дотронулся до него, как очутился вместе с лосем на дне озера!
    Это было невероятно. Вокруг меня толпились Духи оленей и лосей, которых я убил за последнее время. И все они имели человеческий облик. Во всех я чувствовал родственную кровь.
    – Подведите его ко мне, – услышал я чей-то голос.
    Ноги отказывались служить мне. Духи взяли меня под руки и подтащили к раненому лосю.
    – Почему ты ослушался меня? – спросил лось, и только теперь я узнал в нём моего Духа-покровителя, моего давнего помощника и учителя. – Все, кого ты видишь вокруг, – это убитые тобой звери. Ты поддался манящему голосу алчности и позабыл о законе Матери-Земли. Звери и люди – творения Великого Духа, Великой Тайны. Ты поставил себя выше зверей, превратил их в средство наживы. Отныне я не буду больше твоим Духом-покровителем. Ты ослушался меня и перебил моих друзей.
    Затем лось велел выбросить меня из озера.
    Вне себя от отчаянья, я дотащился до моего родного племени. Но я не сумел принести ничего. Я едва передвигал ноги. Соплеменники подняли меня на смех. Девушка, о которой я мечтал, не удостоила меня даже презрительным взглядом.
    – Неудачник! – слышал я со всех сторон.
    Никто не называл меня с тех пор Ловкачом. Моя ловкость покинула меня. Мои стрелы никогда больше не попадали в цель. Я знаю, что во всём этом лишь моя вина, но что я могу поделать теперь, за всё надо платить. Я убил без всякой надобности огромное число оленей. Если бы я вёл себя разумно, то этих оленей мне хватило бы на десятки лет, чтобы питаться их мясом и укрываться их шкурами. Теперь же я не буду знать удачи столько же лет. Я сам обокрал себя.»
    Рассказ ободранного человека очень опечалил Лосося. Сидевший рядом лисёнок уныло опустил ушки.
    – Запомни, мальчик, что жадность не приводит ни к чему хорошему, даже если поначалу кажется, что она не приносит тебе зла, – проговорил ободранный человек.
    – Наверное, ты хочешь есть, – сказал Лосось. – Я могу угостить тебя. У меня с собой есть сушёное мясо.
    – Спасибо. Я давно ничего не ел.
    После скромного ужина человек в ободранной одежде поднялся, поблагодарил Лосося за гостеприимство, потрепал лисёнка по голове и пошёл дальше. Налетевший порыв ветра всклокотал его длинные волосы.
    – Мне жаль его, – сказал лисёнок. – Похоже, он сильно раскаивается в содеянном. Но он не может вернуть животным отобранные у них жизни.

УДИВИТЕЛЬНЫЙ СОН

    Ночью, когда Лосось и лисёнок устроились спать, прислушиваясь к разговорам ночных птиц, мальчик увидел странный сон.
    Перед его глазами раскинулось безбрежное пространство лесов и гор. Лосось смотрел на мир с высоты птичьего полёта, всё казалось ему совершенно различимым и вместе с тем достаточно далёким. Отовсюду текли тонкие ручейки, сливаясь в широкую реку, воды которой ярко сияли в солнечном свете.
    Неподалёку от Лосося возвышалась снежная гора, на которой он увидел странное существо. Это существо беспрестанно меняло свои очертания, ни на секунду не оставаясь в каком-то одном обличье. Оно то становилось похожим на человека, то превращалось в горную кошку, то делалось бизоном, то взмахивало крыльями птицы, то сворачивалось гигантской змеёй, то отряхивалось густой шерстью и превращалось в медведя. Иногда существо делалось невероятно огромным, иногда разделялось на несколько одинаковых существ, иногда взвихрялось мощным ветром и начинало кружить повсюду, поднимая тучи пыли и рассыпая молнии. Одним словом, оно было непостижимым, оно было всемогущим, оно было вездесущим.
    – Не бойся меня, – сказало это существо, и Лосось понял, что оно обращалось к нему. – Я не причиню тебе зла.
    – Кто ты?
    – Я – Великий Дух.
    – Неужели ты такой странный? – удивился Лосось.
    – Я не странный, но люди не могут меня объяснить. – Ответил Великий Дух. – Человеческий ум слишком однозначно воспринимает окружающий мир. Ты, например, думаешь, что видишь меня на этой горе. Но я нахожусь повсюду. Просто случилось так, что твои глаза, Лосось, приметили что-то необычное на вершине этой горы, возможно, просто преломление света, и это заставило тебя посмотреть на гору по-особенному.
    – Но какой же у тебя облик? О, Великий Дух, скажи мне! – взмолился мальчик, чувствуя глубокое волнение, порождённое необъяснимым явлением.
    – У меня нет конкретного облика. Я являюсь перед людьми в том виде, как они представляют меня. У меня тысячи и тысячи обликов, ибо я присутствую во всём. Всё, что есть на свете, дышит моим дыханием, имеет моё обличье. Так что не пытайся рассказать кому-либо, что ты видел меня и узнал моё лицо.
    Лосось кивнул, не в силах ещё осознать услышанное.
    – Я знаю, что ты хороший стрелок, – продолжил Великий Дух. – Я хочу, чтобы ты натянул тетиву лука и пустил стрелу в тучу, что висит ниже горных вершин.
    Лосось немедленно выполнил требование, и пущенная им стрела воткнулась в облако.
    – Теперь пусти другую стрелу так, чтобы она угодила в оперённый кончик первой стрелы.
    Попала вторая стрела в оперенье первой и застряла там. Стал Лосось пускать стрелы одну за другой, и каждая стрела втыкалась в конец предыдущей. Прошло немного времени, и из стрел получилась длинная палка, протянувшаяся от облака до самой земли.
    – Молодец! – послышался голос великого существа. – Теперь поднимайся по этим стрелам на облако и перебирайся с него на вершину горы. Забравшись туда, начинай созывать людей. Скоро реки разольются с такой силой, что затопят всё вокруг. Только эта гора останется недосягаемой для воды. Только здесь смогут люди спастись. Не медли, созывай людей на гору!
    Лосось усадил лисёнка в свою сумку и начал взбираться по стрелам вверх. С вершины горы он принялся звать окрестные племена. Когда люди прибежали под тучу, они один за другим полезли наверх. Вскоре начался сильный дождь, реки запузырились, забурлили, побежали большими волнами во все стороны. В считанные секунды все долины были покрыты водой.
    И тут Лосось проснулся.
    Он лежал неподалёку от высокой скалы, у его ног тлели угли костра и мирно спал рыжий лисёнок. Никакого наводнения не было.
    Лисёнок шевельнул ушами и открыл глаза. Увидев растерянного Лосося, он спросил:
    – Что-нибудь случилось, брат мой?
    – Нет. Просто я видел странный сон.
    И мальчик поведал своему четвероногому другу о сне.
    – Я слышал, что люди любят толковать сны, – сказал задумчиво лисёнок. – Но я не думаю, что сны надо толковать буквально. Скорее всего, твой сон вовсе не говорит о приближающемся потопе.
    – О чём же тогда?
    – Я думаю, что он говорил лишь о том, что когда-нибудь тебе суждено спасти много людей. Как это случится и когда, я не знаю. Поживём – увидим.

ЖАДНОСТЬ КРИВОГО ДЕРЕВА

    Люди племени Уматила из группы Большой Горы и Скалы жили мирно. Многие успели забыть тяготы военного времени и наслаждались постоянным покоем. Молодые девушки беззаботно гуляли далеко от деревни, не боясь, что кто-то моет похитить их. Воины носили только луки и стрелы для охоты и не брали с собой тяжёлых боевых топоров, так как не опасались появления врага. Вечерами в деревнях звучали громкие песни, вокруг костров парами танцевали юноши и девушки. Детишки резвились весь день напролёт, купались в реке, играли в различные игры.
    Но некоторым людям всегда чего-то не хватало. Жил в деревне старик по кличке Кривое Дерево. Во время боевых действий он проявил много мужества и решимости, не раз выручал из беды своих соплеменников. Однако наступил мир, и он никак не мог найти себе применения. Кривое Дерево был силён и энергичен, но энергия его сумела найти себе выход лишь во время войны. Теперь, когда все жили спокойно, Кривое Дерево почувствовал себя бесполезным. Во время войны он мог совершать подвиги и тем самым возвысился среди своего народа, сделавшись правой рукой Большой Горы. Но в мирные дни слава быстро затухла.
    И вот однажды он решил заняться сбором хайаквы, чтобы вновь заслужить почёт и уважение. Хайаквы – это раковины, которые привозились с северных земель и использовались в племени Скалы и в племени Большой Горы в качестве денег и в качестве украшений.
    – Тот, у кого хайаквы больше всех, считается самым знатным! – любил повторять Кривое Дерево.
    Кривое Дерево копил эти раковины с молодости, но в годы войны оставил это занятие. Теперь же он отыскал свой тайник, где хранил большую кожаную сумку, полностью туго набитую хайаквой, и решил увеличить свои сокровища.
    – Я стану самым знатным человеком нашей долины. Я буду более великим, чем наши вожди.
    Он забрал у своей жены все хайаквы и никогда не разрешал ей надевать ни серьги, ни ожерелья их этих ракушек, дабы раковины не разбились и не потускнели. Все хайаквы, попадавшие в его руки, он быстренько прятал в свою сумку. Он даже перестал ходит на общие праздники, куда полагалось приносить угощения из своего дома, и прекратил звать гостей в свою палатку.
    – Пиры – это глупая роскошь, – любил повторять он. – Тот, кто часто пирует, обрекает себя на бедность. От пиров до бедности всего один шаг.
    Когда у соседей кончались запасы пищи, он продавал им лососину и оленину, требуя от них деньги-ракушки. При этом он всегда страшно торговался, не стесняясь показать свою жадность, которая становилась всё сильнее и сильнее. Он забирал украшения у голодавших женщин и давал им взамен горсть сухой оленины. И всё же ему казалось, что хайаква прибывала к нему слишком медленно. День и ночь он молил Духов показать ему то место, где можно было бы найти много ценных ракушек. Но Духи каждый раз отказывали ему.
    И вот как-то раз к Кривому Дереву явился Дух лося и открыл ему, что на вершине одной горы был спрятан настоящий клад ценных ракушек, и подробно рассказал ему, как отыскать эти сокровища. Никто ещё не поднимался на ту гору, так как на её склонах обитали очень недружелюбные Духи. Но желание Кривого Дерева получить множество ракушек было настолько огромным, что он не стал думать об опасностях.
    Едва солнце стало опускаться за скалистый хребет, он собрался в дорогу и начал взбираться на гору. С собой он взял лишь немного сушёной лососины, лук со стрелами и две мотыги, сделанные из рогов лося.
    Всю ночь и весь следующий день он карабкался по склону горы. На вторую ночь он достиг вечных снегов и устроил привал. Было очень холодно, но старик не стал собирать хворост, чтобы развести костёр и погреться, – он боялся, что кто-нибудь из соплеменников выследит его и перехватит сокровища. Вокруг него то и дело возникали таинственные тени, то приближаясь, то удаляясь, сверкая глазами и издавая страшные шипящие звуки. Как только на небе засияла луна, он сразу полез вверх по снежному склону, где до него ещё не ступала нога человека. Он постоянно увязал в глубоких сугробах, но упорно двигался вперёд.
    С восходом солнца он добрался до вершины. Там оказалось огромное отверстие – кратер. В центре кратера лежало маленькое чёрное озеро, окаймлённое снегами. На противоположной стороне торчали три камня. Кривое Дерево поспешил к ним, ибо о них ему говорил Дух лося. У подножия этих камней должен был находиться клад.
    Кривое Дерево сбросил с себя сумку, схватил мотыгу и принялся копать. Только он ударил мотыгой, как за его спиной кто-то запыхтел. Оглянувшись, он увидел, что из озера вылезала огромная выдра. Эта выдра была вчетверо больше обыкновенной, Кривое Дерево никогда не видел таких выдр. Выдра ударила хвостом по снегу, и из озера вышла вторая выдра, затем третья… Всего двенадцать выдр вылезло из чёрной воды и окружили человека кольцом.
    Кривое Дерево смутился, но всё же опять принялся за работу. На каждый удар мотыги выдры отвечали ударами своих хвостов по земле и камням. А человек всё копал и копал. Вскоре снег кончился у его ног и началась каменистая почва. Кривому Дереву стало жарко, уставшие руки с трудом держали мотыгу. И вот, чтобы перевести дыхание, человек прекратил работу. Однако едва он бросил мотыгу, как вожак выдр повернулся к нему задом и больно ударил его хвостом. То же самое сделали и другие выдры.
    Весь в синяках, Кривое Дерево продолжил работу, так и не успев отдохнуть. Он копал и копал, пока не сломалась мотыга. Он взял вторую, но и вторая сломалась. А круг выдр сомкнулся теснее. Кривое Дерево уже чувствовал на себе их дыхание.
    Вскоре в земле открылось отверстие, и Кривое Дерево углядел внутри множество ракушек. Вот он, его желанный клад. Кривое Дерево погрузил в ракушки свои руки и засмеялся.
    – Хайаквы, мои драгоценные хайаквы! Теперь я богат! Теперь я буду значительнее всех людей нашей долины!
    Он прыгнул в отверстие и принялся судорожно выгребать оттуда ракушки. Набрав их столько, что он едва мог поднять свою сумку, человек начал делать ожерелья из ракушек и вешать их на себя.
    «Я унесу их отсюда все!»
    Но все забрать не получалось. Хайаквам не было числа. Наконец, старик устал и попытался подняться из тайника. Но вес ракушек был столь велик, что человек не смог выбраться наружу.
    – Ты чрезмерно жаден!
    Услышав над собой голос, Кривое Дерево вздрогнул и поднял глаза. Над ним нагнулась гигантская выдра. Это она заговорила с ним.
    – Ты слишком жаден, старик. Ты прожил долгую жизнь, но так ничего не понял. Увидев эти ракушки, ты забыл обо всём, даже об уважении к здешним Духам. Ты не произнёс ни слова благодарности. А ведь эти ракушки принадлежал этой горе, этому озеру, нам – выдрам, и многим другим… Да, Кривое Дерево, ты слишком жаден, чтобы уйти отсюда.
    Старик закивал головой, выражая своё полное согласие со словами выдры, но не мог остановить своих рук, которые продолжали жадно загребать ракушки и тем самым засыпать старика всё глубже и глубже в тайник.
    И тут Кривое Дерево испугался.
    – Я не хочу больше хайаквы! Мне не нужны эти деньги-ракушки! Я хочу просто уйти! Оставьте мне жизнь!
    Но выдры не протянули ему своих хвостов для помощи. Наоборот, они сильно заколотили ими по снегу, превращая его в холодную воду, и эта вода потоками потекла в ракушечный тайник, заливая жадного старика. Он закричал из последних сил:
    – Смилуйтесь!
    – Наша милость велика, человек! Ты очень любишь деньги, так оставайся с ними навечно!
    Вода хлынула в отверстие с новой силой и быстро заполнила его, скрыв Кривое Дерево в глубине. Над озером спустилось серое облако и, выдохнув их своей дымчатой груди массу холодного воздуха, превратило воду, влившуюся в тайник, в лёд. Выдры шумно похлопали хвостами о снег и поскакали в своё озеро.
    С тех пор никто больше не слышал о Кривом Дереве. Уматилы много гадали о том, куда подевался старик, но никто не знал о нём ничего. А его жена, прождав мужа в течение долгого времени, достала из его вещей сумку, в которой Кривое Дерево копил ракушки, и вынесла их людям, сказав:
    – Пользуйтесь хайаквами, мои дорогие друзья. Берите столько, сколько вам надо, чтобы украсить себя. Но не берите слишком много, иначе вы можете заболеть той же самой жадностью, что и Кривое Дерево. Помните, что жадность до денег всегда губительна.

ВСТРЕЧА С ПЛЕМЕНЕМ

    Когда Лосось добрался до стойбища Уматилов, в деревне царило веселье. Народ праздновал главный день летнего солнцестояния – день, когда солнце держится в небе дольше всего.
    – Кто ты? – спрашивали Лосося люди, встречая его песнями.
    – Я сын Чистой Воды! – с гордостью отвечал он.
    – Неужели сын Чистой Воды? Значит, ты доводишься племянником нашим вождям – Скале и Большой Горе! Мы отведём тебя к нашим вождям. Они будут несказанно рады твоему появлению.
    Через несколько секунд Лосось стоял перед своими дядьями, внимательно разглядывая их. Скала носил длинные волосы, сплетённые в тугие косы, которые падали ему на грудь. Больная Гора был бритоголовым человеком с лицом, раскрашенным белой глиной. Лосось никогда не думал, что люди могли носить разные причёски и разукрашивать свои лица на разный манер. Его немало удивил внешний вид родственников. Они тоже рассматривали его, бесцеремонно поворачивая его, щупая его мускулы, гладя по голове.
    – Ты совсем взрослый парень, Лосось! – воскликнул Скала.
    – Да, ты уже не маленький мальчик, Лосось! – подтвердил Большая Гора. – Ты уже стал крепким и красивым юношей!
    Впервые Лосось услышал, что он уже не мальчик. Сам он не мог видеть, насколько он изменился. Он скосил глаза на своего лисёнка, ожидая от него подсказки. Лисёнок кивнул головой.
    – Почему же ты не говорил мне раньше, что я уже не мальчик? – спросил он лисёнка.
    – Ты не спрашивал меня об этом, – ответил четвероногий друг.
    – Посмотрите на нашего племянника! – восхитился Большая Гора. – Он запросто разговаривает с лисой. Давно мы не видели людей, которые жили бы в таком согласии с животными. О, люди! Что с нами сделалось за годы войны, за годы этого позора, если мы утеряли способность понимать язык наших четвероногих братьев!
    – Давно же мы не видели нашу сестру, – задумался Скала. – Как поживает Чистая Вода? Когда мы начали здесь наши раздоры, Лосось, нам было примерно столько же лет, сколько тебе сейчас. Где живёт твоя мать и наша сестра?
    – Далеко отсюда, – проговорил Лосось. – Там очень тихо, не слышно человеческих голосов, мне приходилось играть только с птицами, рыбами и медвежатами. Поэтому я и понимаю их язык.
    – Да, брат мой, – Большая Гора, обращаясь к Скале, и провёл ладонью по своему бритому черепу, – если бы не твой характер, никогда бы не вспыхнула между нами вражда. Если бы не страшные кровопролития, наши сердца до сих пор оставались бы чистыми, а мы понимали бы язык зверей.
    – Почему ты обвиняешь меня? – удивился Скала, гладя в раскрашенное белой краской лицо брата. – Разве я начал войну? Вспомни-ка хорошенько!
    – Конечно, ты! Во всём виноват твой ужасный характер!
    – Нет, брат, виной всему был ты, а не я!
    Вожди напряглись и набычились.
    – Остановитесь! – воскликнул удивлённый Лосось. – О чём вы спорите? Вы же сейчас начнёте драться! Вы похожи на разъярённых зверей! Вы готовы устраивать спор на пустом месте. Разве это поведение достойно мудрых вождей?»
    – Ты прав, племянник. Мы здесь совершенно распустились. Люди, давайте праздновать дальше! И пусть ничто не омрачит наше веселье.

ТИХАЯ ЗАВОДЬ

    Среди Уматилов жила скромная девушка по имени Тихая Заводь. Кроткая девушка всем сердцем любила свой народ. Она была привлекательна и красива, словно пушистый папоротник, растущий в лесу. А голосок её звучал весело и музыкально, как бегущий с гор ручеёк, что протекал близ стойбища.
    Многие молодые люди ухаживали за ней, приглашая её стать женой. Но она никому не давала согласия. Но ухаживания юношей становились всё настойчивее. Молодые охотники приносили дары, каждый похвалялся перед остальными своей ловкостью и удачей.
    Как-то раз к Тихой Заводи пришёл Лосось и сказал:
    – Послушай меня, милая девушка. По дороге сюда мне встретился один человек, который из-за любви к девушке забыл о чести охотника. Он стал убивать всё больше и больше дичи ради того, чтобы получить ту девушку. Юноши, которые ухаживают за тобой напоминают мне того охотника. Каждый старается принести тебе как можно больше даров, убить как можно больше оленей и волков, чтобы оставить перед твоим жилищем шкуры и мясо. Если так пойдёт дальше, то они перебьют всю дичь в округе, а затем начнут ссориться друг с другом, так как дичи не будет хватать и каждый охотник станут помехой для другого.
    – Что же мне делать? – забеспокоилась Тихая Заводь. – Наверное, я уже явилась причиной гибели многих животных. Ах, зачем люди стараются выпятить себя в глазах других? Неужели эти юноши не понимают, что и без их охотничьих заслуг сумею разглядеть того, кто покажется мне достойным? Почему юноши думают, что главное их достоинство – сила?
    Она загрустила.
    Через несколько дней Тихая Заводь пошла в лес собирать коренья, грибы и ягоды. Выбираясь из леса, она залюбовалась папоротником, который, словно ковёр, покрывал всю землю и колыхался между поваленными стволами и деревьями, поросшими мхом. Папоротник мерцал жёлто-зелёным светом сквозь зелень листвы и наводил на грустные мысли.
    Через некоторое время Тихая Заводь убедилась, что зашла слишком далеко и сбилась с пути. Она стала звать мать и сестёр, но голос её не долетал сквозь чащу дремучего леса до индейского селения. Девушка попыталась вспомнить, как она шла. Мало-помалу жёлто-зелёный свет в лесу стал меркнуть. Надвигалась ночь. Дрожа от страха, Тихая Заводь перелезла через поваленные стволы деревьев, пробралась сквозь заросли дикого винограда, папоротников и молодых побегов, которые обвивали стволы старых деревьев, поросших мхом. Отовсюду доносился вой волков и уханье филинов.
    Наконец, вне себя от усталости и страха, девушка упала на мшистый ствол и уснула.
    Наутро всё племя отправилось искать её.
    – Тихая Заводь! – звали её снова и снова. Но в ответ слышался лишь шум ветра в листве. Деревья раскачивались и шевелили лохматыми ветвями, наводя людей на мрачные мысли.
    Целых три дня продолжались поиски. На четвёртый день отряд, который возглавлял Лосось, наткнулся на ствол большого мшистого дерева. Рядом в луже крови лежало тело Тихой Заводи. Оказалось, что её растерзали дикие звери.
    Горе переполняло сердца людей, когда они заворачивали останки девушки в оленьи шкуры, чтобы положить её на погребальный настил. Индейцы оставляли умерших высоко на деревьях, устраивая там помосты из крепких ветвей, чтобы умерший человек не попал в лапы хищных зверей. Так было и в этот раз. Тело Тихой Заводи туго завернули в шкуры, обвязали ремнями, привязали к ремням множество птичьих перьев и уложили высоко на ветвях дерева.
    В течение нескольких дней в селении слышался плач и горестные стенания.
    Прошло несколько дней. Родственники пошли навестить могилу Тихой Заводи, а когда возвратились в деревню, то рассказали, что река, протекавшая неподалёку от захоронения, заметно разлилась, изменила русло, и в том месте, где лежало тело девушки, образовалась настоящая заводь, очень красивая и тихая.
    Так природа выразила свою любовь к скромной девушке. Так природа увековечила её имя – Тихая Заводь.

ОГОНЬ ВРАЖДЫ

    – Во всём виноваты твои молодые люди! – упрекал Скала своего брата.
    – В чём они виноваты?
    – В гибели Тихой Заводи. Юноши должны были оберегать эту девушку, а они всё внимание уделяли своим охотничьим подвигам!
    – Это не мои юноши! – возмутился Большая Гора. – За ней ухаживали все подряд. Эта девушка нравилась всем. Моей вины тут нет!
    Вожди недовольно разошлись. Но это была не первая ссора с момента заключения мира. Последнее время почти ежедневно между ними вспыхивали словесные перепалки, грозившие порой перейти в настоящую драку.
    С удивлением взирал на них Лосось.
    – Что вы делите? У вас есть всё, что вам надо, – вопрошал он.
    Вожди не обращали внимания на его слова. И вот однажды каждый из них взял свою часть племени и увёл за собой. Уматилы вновь разделились.
    Лосось остался сидеть в полном одиночестве там, где недавно стоял большой индейский лагерь.
    – Пошли с нами! – звали его люди Скалы.
    – Пошли с нами! – кричали люди Большой Горы.
    – Почему с вами, а не с ними? Чем вы лучше других? – спрашивал Лосось.
    – Если ты не пойдёшь с нами, – отвечали индейцы, – то ты будешь считаться нашим врагом.
    – Это глупо. Я вам не враг. Вы все одинаковы. Никто из вас не лучше, – не соглашался Лосось. – Ещё вчера вы жили вместе, пировали у одного костра. Что с вами случилось? Ваши вожди повздорили, это их личное дело. Но вы-то не ссорились друг с другом. Почему вы называете врагами своих вчерашних друзей?
    Никто не мог ответить на его вопросы, все лишь отмахивались и поворачивались спиной. У людей не было собственных мыслей, не было собственной воли, поэтому они слепо шли за вождями.
    – Вы погибнете в глупых раздорах. Вы захлебнётесь в ненависти и крови!» – предупреждал их Лосось, но люди не слушали его.
    Племя раскололось окончательно, но войны ещё не было. То и дело от какой-то из групп отделялось ещё несколько человек. Образовывалась самостоятельная община. Затем появлялась ещё одна, ещё… Так продолжалось до бесконечности. Мало-помалу появилось множество племён, которые считали только себя истинным народом, а всех других называли врагами. Одни поселились на Змеиной Реке, другие – в Голубых Горах, третьи – на берегу Жёлтой Воды… С разных сторон приходили новые народы и смешивались с теми, кто недавно был Уматилами.
    Лосось смотрел на всё это со стороны и горевал. Ему было жаль людей, которые совсем недавно жили дружной семьёй, но теперь жили порознь и глядели друг на друга с опаской, ожидая обмана и нападения. Все носили с собой оружие, готовые вступить в схватку с первым встречным.
    Большая Гора то и дело посылал к Скале своих гонцов.
    – Твои люди охотятся на моей земле! Берегись!
    – Почему ты называешь ту землю своей, брат? Я тоже жил здесь с раннего детства! Я имею право охотиться на ней!
    – Нет. Теперь ты живёшь на другом берегу реки. Не появляйся на этом берегу!
    Они не прекращали угрожать друг другу, и однажды два отряда, раскрашенные для боя, столкнулись в небольшой зелёной долине. После стремительного и кровопролитного сражения в живых остались только Скала и Большая Гора. Оба вождя, пышно разодетые до начала битвы, но изодранные к окончанию схватки, ушли каждый в свой лагерь.
    Через пару дней они собрали новые отряды и опять сошлись на том же месте. Тела погибших были уже растерзаны койотами и стервятниками, повсюду валялись белые кости. Отряды прошли по костям соплеменников и пустили друг в друга целый рой стрел. Многие стрелы имели особые наконечники, в который были просверлены крохотные дырочки, издававшие свист при полёте стрелы. Этот свист пугал врагов. Воины громко кричали, пытаясь внушить ужас противнику, и беспощадно били направо и налево тяжёлыми топорами и острыми ножами. И опять погибли все, кроме вождей. Земля в той долине пропиталась кровью. Тут и там колыхались целые озёра крови. Большая Гора и Скала изранили друг друга настолько сильно, что едва держались на ногах. Но ни глубокие раны, ни измождение не заглушили их взаимную ненависть. Они отступили к противоположным концам долины и продолжали кричать друг на друга, изрыгая проклятия.
    Собравшись с силами, они схватились ещё несколько раз и вновь разошлись. Они подбирали сломанные копья и бросали их друг в друга. У обоих были проткнуты руки и ноги, рассечены лица, выбиты зубы, заплыли глаза. Но ни один не хотел уступить. Ни один не хотел оглянуться назад и ужаснуться содеянному.
    Люди из их стойбищ пришли посмотреть на побоище со стороны и устроились на склонах холмов. Со всех сторон неслись причитания, плач, повсюду рыдали родственники погибших.
    И вот наступила ночь.
    Казалось, бой двух вождей должен был прекратиться, но люди видели, как в долине вспыхивали искрами ударявшиеся лезвия ножей, и слышали яростные голоса Большой Горы и Скалы.
    На рассвете звуки боя стихли. Но людей, собравшихся на склонах холмов, ожидало не менее глубокое потрясение, чем вид поля брани. Они увидели, что на разных концах долины появились две горы, из недр которых доносилось угрожающее урчание. Между этими горами сидела гигантская птица чёрного цвета. Крылья птицы были расправлены перед полётом, и тень от них застилала всю долину.
    – Вы забыли о моём предупреждении. Вы ослушались. Вы отказались подчиниться Великому Духу! – пророкотала гигантская птица. – Отныне вы оба будете двумя вулканами. Пусть огонь вашей ненависти и упрямства не будет иметь никакого отношения к людям. Вы будете камнями. Вы будете лавой и пеплом.»
    Птица взмахнула крыльями, и послышался протяжный раскат грома. Собравшиеся люди долго провожали глазами её величественный полёт.
    – Это была Гром-Птица! – послышались возгласы, когда чёрная тень скрылась высоко в облаках.
    – Это был посланник Великого Духа!
    Прошло несколько минут, и на землю обрушился страшный дождь. Отовсюду били ослепительные молнии. Вулканы, вчера ещё бывшие обыкновенными людьми, гудели и сотрясались.
    – Их ненависть до сих пор сильна, – подумал Лосось.
    В следующую секунду из кратеров вулканов поднялся дым, заискрился огонь, посыпались камни. Большая Гора и Скала продолжали свою войну, ужасая людей.
    – Скорее уходите отсюда! – закричал Лосось. – Эти вулканы зальют вас лавой и сожгут! Уходите подальше от них»
    Индейцы бежали во все стороны, спотыкаясь и падая в мокрую траву, соскальзывая с холмов в реку. Все были объяты ужасом. Никогда ещё никому не приходилось видеть, чтобы ненависть человеческая была столь велика, устрашающа и губительна.

СТРАНА МЁРТВЫХ

    После того, как братья превратились в вулканы, прошёл не один год, но люди продолжали враждовать. Ненависть, которую поселили в них Большая Гора и Скала, оказалась столь огромна, что людям не удавалось избавиться от неё. То и из одного, то из другого стойбища отправлялись военные отряды. Никто уже не помнил, что было причиной вражды, почти все забыли о своих первых вождях, но продолжали воевать и упорно твердили: «Такова жизнь! Без войны мы не можем жить!» Это, конечно же, было величайшим заблуждением.
    Лосось давно стал крепким юношей, пользовался авторитетом среди молодых людей. Многие считали его особенным человеком, так как он умел понимать всех зверей.
    – Раньше язык зверей был доступен всем людям, – рассказывал Лосось своим последователям, но соплеменники отказывались верить в это. Людям было проще верить в то, что только Лосось был одарён такими удивительными способностями.
    Однажды он сидел вдали от деревни и беседовал с лисёнком.
    – Не понимаю, что мне делать, – сетовал юноша. – Люди не желают понимать меня. Им не хочется задумываться над причиной происходящего. Они отказываются видеть собственные ошибки. Вот если бы позвать сюда тех, кто погиб на войне!
    – Зачем? – удивился рыжий зверёк.
    – Умершим нет причины обманывать живых людей. Они могли бы рассказать, как в действительности обстояли дела в былые времена.
    – Тогда я отправлюсь в страну мёртвых! – сказал лисёнок, навострив уши.
    – Как же ты сделаешь это?
    – До меня дошёл слух, что у орла, который живёт вон на том утёсе, умерла сестра. Он очень горюет и хочет возвратить её. Орёл утверждает, что все умершие рано или поздно возвращаются на землю. Ведь всё, что задумал Великий Дух, подчиняется закону Великого Духа. Деревья сбрасывают листья на зиму, но по весне листья вновь появляются. Смерть – лишь видимость. Жизнь продолжается вечно, даже если людям кажется, что тело умерло. Так рассуждает орёл. Я слышал эти слова от него много раз, – облизнулся лисёнок. – Но орёл не хочет ждать. Мёртвые могут вернуться через много лет, возможно, через десятки или сотни. Орёл же хочет увидеть свою сестру сейчас. Вот он и надумал отправиться в страну умерших.
    Сообщив всё это, лисёнок быстро побежал к серому утёсу, на вершине которого виднелось орлиное гнездо.
    – Я отправляюсь с тобой! – крикнул лисёнок.
    – Я уже готов! – ответил орёл и взмахнул крыльями.
    Лисёнок увидел над собой могучую тень и на секунду содрогнулся, решив, что это не орёл, а Громовая Птица пролетела над равниной.
    – Беги следом за мной! – крикнул орёл.
    Так начался их поход в страну мёртвых. Лисёнок бежал, орёл летел над ним. Через несколько дней пути они прошли через густое облако тумана, стелившееся по просторной долине. Затем их обдало проливным дождём. После этого жаркий воздух едва не опалил им шкуру и перья. Казалось, погода менялась с каждой минутой, но туман оставался непроницаемым. Ни орёл, ни лисёнок не видели ничего. И вдруг облако расступилось, и путешественники увидели, что подошли к большому водоёму, на другой стороне которого виднелось очень много конусообразных жилищ.
    – Наверное, там и есть страна мёртвых, – сказал лисёнок.
    – Подгоните нам лодку и переправьте нас на ту сторону! – закричал лисёнок.
    Но ему никто не ответил.
    – Там никого нет, – сказал орёл, – мы зря проделали весь этот путь.
    – Они спят, – предположил лисёнок. – Мёртвые спят днём и поднимаются ночью. Дождёмся темноты.
    После заката лисёнок начал петь священную песню. Вскоре четыре Духа вышли из ближайшего дома, сели в лодку направились к ним. А лисёнок всё пел и пел, и Духи присоединились к его песне, отбивая ритм вёслами. Впрочем, вёсла не были нужны им. Лодка двигалась без вёсел, она сама по себе скользила по воде.
    Когда Духи подплыли к берегу, орёл и лисёнок шагнули в лодку и отправились на противоположный берег. Чем ближе они подплывали к острову мёртвых, тем яснее слышали они стук барабанов и звуки танца.
    – Закройте свои глаза, – сказал один из Духов, – здесь священное место. Не смотрите по сторонам и не входите в дом.
    – Но мы устали и проголодались. Разрешите нам войти. – Попросили в один голос лисёнок и орёл.
    – Ладно.
    Они вошли в большой шатёр, сложенный из раскидистых сосновых и еловых ветвей, но в действительности это были не ветви, а лишь их тени. Однако запах хвои был настоящим и очень душистым. По всем стенам висели всевозможные украшения, которые казались лисёнку очень знакомыми и вместе с тем совершенно новыми.
    – Похоже, что всё здесь только напоминает нам нашу жизнь, но в действительности имеет совершенно иное качество и иной вид. – Предположил орёл. – Нам всё кажется знакомым, однако вглядевшись, мы понимаем, что ничего не узнаём.
    В просторном шатре пылал большой огонь, вокруг него плясали люди и звери. Лица некоторых из них сразу показались знакомыми лисёнку и орлу. Тела танцоров были ярко раскрашены, в волосах торчали перья, губы сжимали костяные свистки. Двигаясь вокруг костра, танцоры – мужчины, женщины и дети – не касались земли и не отбрасывали теней.
    – Как всё удивительно здесь, – подумал лисёнок.
    Костёр тоже был каким-то ненастоящим. Он больше был похож на маленькое трепещущее солнце, на отражение солнца в воде. Дым от костра не поднимался, но дымоход в шатре имелся. Над отверстием дымохода висела круглая белая луна.
    Орёл переглянулся с лисёнком.
    – Я захватил с собой корзинку, – шепнул он.
    – Зачем?
    – Чтобы спрятать в ней мою сестру.
    Духи танцевали в шатре всю ночь, а с первыми лучами солнца отправились спать. Орёл же лишь притворился спящим, а сам, когда всё стихло, пошёл искать свою сестру. Разыскав её, он очень обрадовался. Он быстро уложил сестру в корзину и прикрыл её одеялом.
    – Теперь мы можем ехать обратно.
    Они сели в лодку и начали грести к берегу. Лодка плыла медленно, она словно ленилась, будто не слушалась живых существ, привыкнув подчиняться желаниям мёртвых. В конце концов они добрались до берега и поспешили выйти из лодки.
    – Теперь можно достать сестру на свет, – сказал орёл и торжественно захлопал крыльями.
    Лисёнок осторожно поднял край одеяла. Там он увидел птицу, очень похожую на орла.
    – Просыпайся!
    – Что случилось? – спросила птица удивлённо. – Где я? Что происходит?
    – Ты вернулась в мир живых!
    – Зачем? Зачем вы сделали это? Вы нарушили закон Великого Духа!
    – Разве ты не желаешь вернуться к живым? – удивился орёл.
    – Нет, мне очень хорошо в стране мёртвых.
    – И ты не тоскуешь по своим родственникам? – ещё больше удивился орёл.
    – Нет. Здесь, в мире живых, слишком много ненужных и глупых проблем, которые приводят к великим страданиям. Я прошла через все страдания живого мира и теперь отдыхаю. Я не желаю возвращаться сюда.
    Орёл опечалился, услышав эти слова, но поделать ничего не мог.
    – Что ж, раз тебе хорошо там, я не буду грустить о тебе, – сказал он. – Садись в лодку, и она вернёт тебя на твой берег. Прощай, сестра.
    – До свидания, брат.
    – Не могла бы ты, – заговорил лисёнок торопливо, – попросить кого-нибудь из умерших людей иногда приходить к живым людям, чтобы они наставляли их на путь истинный?
    – Я передам моим товарищам твою просьбу. Но разве живые сами не могут понять, как им себя вести? Неужели им нужна подсказка мёртвых?»
    – Похоже, что нужна. В мире живых, как ты помнишь, слишком много страстей, которые ослепляют.
    – Теперь прощай, сестра! – воскликнул орёл и взмахнул крыльями.
    Лисёнок побежал в туман следом за орлом.
    Вернувшись домой, он поведал о своём путешествии Лососю.

МОЛИТВА

    Однажды на землю обрушился ураган. Много дней бушевала буря. Ливни, град, снег и ветер гуляли по горам и лесам. Градины были такие крупные, что многих людей поубивало.
    Затем пришла зима, наступили голодные времена, олени скрылись, бизоны ушли на юг, рыба спряталась подо льдом. Люди встревожились. Как быть? неужели голод погубит их? Люди отощали и ослабели от голода. Град побил ягоды и грибы в лесу.
    Люди пришли к Лососю и сказали:
    – Ты молод, но мудр, Лосось. Сделай что-нибудь. Упроси Великого Духа, пусть смилостивится над нами.
    – Как могу просить я за вас, – возмутился Лосось, – когда вы не желаете жить по законам Великого Духа? Вы продолжаете таить друг на друга злобу, продолжаете вести большие и малые войны, проливать кровь людскую. Нет, не буду просить ни о чём Великого Духа.
    – Мы исправимся, мудрый брат. Но если мы погибнем от голода, то не исправимся уже никогда.
    – Возможно, вы правы.
    И Лосось отправился на высокую заснеженную гору. Там он разделся догола и сел в глубокий сугроб. Раскрасив тело пополам чёрной и белой краской, Лосось поднял над головой длинную курительную трубку.
    – О, Громовая Птица! Обращаюсь к тебе, посланнику Великого Духа! Обрати милостивый взор на людей. Они часто и сильно ошибаются, ведут себя ужасно, но за это получают множество страданий. Я знаю, что не должен просить за них, но сердце моё сжимается от жалости к ним. Пусть они неразумны и жестоки, но я не могу презирать их, не могу отвернуться от них. Если ты, Громовая Птица, сумеешь отнести мою мольбу к Великому Духу, то он, возможно, сжалится над своими детьми. Если же его воля повелит людям умереть, то так тому и быть.
    И тогда Лосось услышал голос в глубине мрачных серых облаков:
    – Ступай к людям. Пусть собираются вместе и сами просят меня о помощи. Между народом и Великим Духом не должно быть посредников!
    Лосось набросил на себя покрывало и поспешил в стойбище. Там он сразу передал соплеменникам услышанные слова.
    – Да, мы так и поступим, – раздались голоса со всех сторон, – мы будем просить Великого Духа о снисхождении. Если он не захочет смилостивиться над нами, то мы умрём храбро, без слёз и стенаний.
    И тогда ослабевшие и голодные Уматилы уселись в молчании и устремили свои взоры ввысь, мысленно обращаясь к Великому Духу – творцу всего живого.
    Народ ждал. Все молчали. И вокруг был лишь мрак и молчание. Некоторые падали головой в снег, лишившись последних сил. Но никто не рыдал. Все терпеливо ждали.
    Потом раздался ужасающий гром, молнии прорезали мрак. Низкий раскатистый грохот донёсся с той стороны, где обычно поднималось солнце. Обратив свои взоры туда, люди увидели огромное существо с размашистыми остроконечными крыльями. Это была Гром-Птица. Она приближалась к ним.
    Такого гигантского существа люди ещё никогда не видели. Крылья её от края до края были вдвое больше самой высокой сосны. Да что там сосны! Казалось, что крыльями своими Гром-Птица покрывала весь горизонт! А клюв у неё был крючковатый, мощный, тяжёлый и блестящий, как сталь. Глаза сверкали и рассыпали искры. И люди увидели в когтях птицы рыбу-великана.
    Такой рыбины Уматилам не доводилось встречать в своих реках, но Гром-Птица, решив помочь голодающим людям, слетала к океану и выловила там большущего кита. Уматилы жили далеко от океана и знали о существовании Большой Солёной Воды – так они называли океан – лишь понаслышке. Тем более они ничего не знали о китах.
    Гром-Птица осторожно спустила кита перед ними на землю. Затем она взмахнула крыльями, подняв целое облако снежной пыли, и взмыла высоко в небо. С прощальным криком она умчалась за горный хребет и скрылась в сверкающих молниях.
    – Вот вам ответ Великого Духа, – сказал Лосось, улыбаясь. – Такого кита нам хватит на всю зиму. Но это означает, что Великий Дух даёт вам шанс исправиться. Если не воспользуетесь предоставленной возможностью и снова приметесь воевать, то вы погибнете.

ТАИНТСВЕННЫЙ ГЛАЗ

    Летом Лосось отправился со своим лисёнком вниз по Большой Реке. Остановившись на ночлег, он вдруг обратил внимание на высокую скалу, видневшуюся над лесом. Лучи заходящего солнца освещали её розовым светом, и Лосось углядел на скале огромный нарисованный глаз.
    В ту минуту мимо стоянки Лосося проходил старик. Вместе со стариком шли собаки, нагруженные вещами старика.
    – Здравствуй, дедушка.
    – Здравствуй, сынок, здравствуй, – ответил старик, остановившись. – Я вижу, ты не здешний.
    – Да, я шагаю издалека. Не скажешь ли ты мне, что это за странный глаз нарисован на той скале?
    – Этот глаз непростой. Его называют всевидящим оком. С какой бы стороны ты ни посмотрел на ту скалу, глаз всегда будет устремлён прямо на тебя. Этот глаз был нарисован давным-давно, ещё во времена наших глубоких прадедов… Меня всегда разбирало любопытство, когда я смотрел на всевидящий глаз… Как-то раз я пришёл к той скале ночью к скале. Я был молод и неразумен. Я смешал несколько разных красок, изготовленных из кореньев, и принялся закрашивать тот глаз. Не покладая рук я трудился всю ночь. Наутро я так устал, что потерял сознание. Каково же было моё удивление, когда я увидел, что все мои труды были напрасны. Глаз по-прежнему смотрел со скалы! Моя краска, которой я работал всю ночь, исчезла!
    Я был совсем один, и только всплески воды у подножия скалы нарушали тишину. И тогда я испугался. Я буквально затрясся от страха. Ведь глаз оказался могущественным, возможно, волшебным. Я так испугался, что покинул эти места. Многие годы я жил далеко отсюда и вот только сегодня вернулся обратно.
    Местные жители считают, что этот глаз защищает их от злых Духов. Сюда приносят подарки. Девушки просят, чтобы избранные ими юноши любили их. Жёны умоляют даровать им детей. Охотники молят об удачной охоте.
    Я расспрашивал об этом глазе стариков, и они поведали мне, что его нарисовали Уахтитасы – маленькие человечки. Хотят слухи, что Уахтитасы – самые древние из всех людей. Я не знаю этого. Всё может быть. Мой дед утверждал, что он видел их однажды, когда был ещё мальчиком. Уахтитасы были наряжены в одежду, сотканную из кроличьей шерсти. Но я не видел их никогда. Говорят, что они перелезают со скалы на скалу и на многих скалах оставляют рисунки. Они всегда пользуются четырьмя красками: красной, белой, голубой, жёлтой. И краски их никогда не стираются. В это я легко могу поверить, ибо их краски оказались сильнее моих. Я думаю, что Уахтитасы на самом деле не люди, а Духи, иначе откуда у них взялась волшебная краска? Они постоянно заботятся о своих рисунках и не дают им тускнеть.
    Вот и всё, что я могу рассказать тебе об этом рисунке, о всевидящем оке.
    А что до Уахтитасов, то они редко попадаются обычным людям на глаза. Я слышал даже, что взрослый человек не может увидеть их, только ребёнок может углядеть маленьких человечков. Возможно, это не совсем так. Возможно, они являются только тем людям, у которых чистая душа и чистое сердце. Я не знаю. Но некоторые родители специально оставляют своих детей на скалах, где есть рисунки Уахтитасов, чтобы маленькие человечки благословили детей. Матери и отцы уверены, что появление Уахтитасов перед ребёнком – очень добрый знак.»
    Закончив свою речь, старик пожелал Лосось всего доброго и продолжил свой путь.
    Оставшись вдвоём с лисёнком, Лосось повернул голову к утёсу.
    – Очень интересная история, – сказал он и лёг спать.
    Рано утром он поднялся и сразу посмотрел на скалу, где было нарисовано всевидящее око. Там, на самом верху, стояло несколько крохотных фигурок. Это были Уахтитасы. Они были облачены в одежду из кроличьей шерсти. Длинные волосы их были гладко расчёсаны и стекали вниз по плечам и спине.
    Лосось помахал им рукой и отправился в путь.
    – Добрый знак – увидеть маленьких человечков! – сказал он лисёнку.

БИЗОНЬЯ ОХОТА

    Целый год бродил Лосось по горам и долинам. Верный лисёнок неотступно сопровождал человека и постоянно знакомил его с новыми и новыми дикими животными. Все звери поначалу с опаской приближались к Лососю, видя в нём привычного им человека-охотника, но заглянув в добрые и всепонимающие глаза юноши, успокаивались и усаживались рядом.
    – Ты не похож на остальных людей! – восклицали звери. – В тебе совсем нет запаха опасности!
    – Он долго жил в стороне от тех племён, которые враждуют, – пояснял лисёнок с гордостью, – поэтому в Лососе нет жажды крови. Он – истинный человек!
    – Нынче таких не встретишь, – качали головами пернатые и четвероногие. – Нынче каждый человек норовит стрелу пустить в любого зверька. Даже если нет надобности в охоте, люди всё равно стреляют в нас.
    Лосось шёл всё дальше и дальше. Однажды он вышел к коричневым берегам Змеиной Реки. Там он увидел большую деревню. Конусовидные палатки из бизоньих шкур стояли полукругом на пологом берегу реки. Это было племя Шахаптианов. Они носили ожерелья из речных раковин, костяные серьги в ушах, а некоторые прокалывали себе даже ноздри, вставляя туда рыбьи иглы или кольца, выточенные из раковин. Шахаптианы вышли навстречу Лососю с оружием в руках.
    – Кто ты и зачем пришёл на нашу землю?
    – Разве эта земля ваша? – удивился юноша. – Кто сказал вам об этом?
    – У каждого народа есть своя земля! – услышал он в ответ и увидел поднявшиеся наконечники копий и стрел.
    – Я пришёл к вам не как враг, братья, – сказал Лосось, – опустите оружие. Я хожу по земле, чтобы познакомиться с народами. Мне не нужна война. Я видел однажды, как Великий Дух превратил двух вождей в вулканы за то, что они не прекращали воевать друг против друга в течение многих лет. Я хожу по земле со словами дружбы и мира.
    – Раз так, то войди в наше селение. Мы раскурим трубку в знак мира. Завтра мы собираемся на охоту. Если ты обладаешь нужной для охотника ловкостью и навыками, то можешь присоединиться к нам.
    Лосось ответил согласием.
    Наутро множество мужчин и женщин покинули селение. Мужчины несли с собой копья, а женщины – одеяла. Когда разведчики сообщили о приближении стада бизонов, руководители охоты велели охотникам спрятаться. Вперёд выступил зазыватель бизонов по кличке Крадущийся Змей, этот человек досконально изучил повадки бизонов.
    – Откуда Крадущийся Змей знает, как заманивать бизонов? – спросил Лосось у вождя Шахаптианов.
    – Однажды его сестра гуляла по лесу и услышала голос: «Я называюсь бизоньим камнем, – произнёс голос, – я лежу у твоих ног. Подними меня, и я поведаю тебе тайну».
    И камень передал ей умение повелевать бизонами, чтобы околдовывать их, лишать их собственной воли и направлять движение их стада в нужном направлении. Молодая женщина вернулась домой и долго думала, кому бы поведать секрет заманивания бизонов. Между братом и сестрой существуют самые близкие и доверительные отношения, поэтому она пошла к своему брату Крадущемуся Змею и сказала: «Созови всех мужчин. Пусть каждый из них принесёт с собой кусочек мяса с горба бизона. А те, кто умеет пользоваться погремушками, пусть принесут с собой погремушки, по четыре штуки каждый. Остальные люди пусть принесут сюда побольше бизоньих рёбер и уложат их в один ряд. Когда всё будет готово, встряхните бизоньими шкурами четыре раза в сторону уложенных рёбер и громко спойте им песню благодарности. На четвёртый раз все рёбра превратятся в настоящих бизонов».
    Она сообщила им слова священной песни, и когда всё было исполнено, рёбра на самом деле превратились в живых бизонов. Отсюда пришла к людям сила повелевать этими могучими рогатыми животными и направлять вожака стада к ловушке на скале.
    Пока вождь рассказывал Лососю, откуда пришло к Шахаптианам умение заманивать могучих быков, мимо них прошёл Крадущийся Змей. На его плечах лежала шкура бизона. Зазыватель неторопливо спустился в ложбину, пересёк её и стал подниматься по склону. За ложбиной тянулись невысокие холмы, позади которых паслось большое стадо. Крадущийся Змей обходил холмы, не желая показываться стаду. Наконец, индеец остановился, развернул шкуру бизона, которую нёс с собой, и стал размахивать ею на виду всего стада. После этого он набросил шкуру себе на спину, сильно сгорбился и покружился на месте, сделавшись очень похожим на настоящего бизона. Лосось немало удивился умению Крадущегося Змея принимать облик животного. Затем зазыватель быстро спустился с холма и уже из низины три или четыре раза позвал бизонов. Лосось увидел, что бизоны перестали щипать траву и повернулись в его сторону, а некоторые медленно двинулись в сторону Крадущегося Змея. Он снова замахал шкурой, и когда всё стадо побежало к лощине, Крадущийся Змей помчался по равнине. Стадо быстро нагоняло его. И тут Крадущийся Змей свернул в сторону и спрятался за грудой камней. Вожаки стада потеряли его из виду и продолжали мчаться вперёд. А впереди их ждала западня.
    Из-за камней, уложенных вдоль намеченного пути бизонов, стали подниматься люди и громко кричать, размахивая одеялами, шкурами и палками, чтобы напугать животных и не позволять им свернуть в сторону. Бизоны боялись непонятных движений и бежали прямо. Только теперь Лосось обратил внимание на то, что крупные камни были уложены таким образом, чтобы определить направление бега стада, постепенно сужая дорогу и подводя её узкой тропинкой к обрыву. Так бизоны бежали, повинуясь указанию хитрого ограждения. В конце огороженного камнями пути бизонов ждала пропасть. Животные разогнались так сильно, что не могли уже остановить свой бег, и стали срываться вниз.
    В те годы для индейцев такая охота была обычным делом.

КРАСИВОЕ ОЗЕРО

    Как-то вечером Лосось сидел в жилище вождя Шахаптианов и угощался вкусными кусками бизоньими мяса.
    – Я слышал, что здесь неподалёку есть Красивое Озеро, – сказал Лосось.
    – Да, – ответил вождь, – наше племя почитает это озеро, но вместе с тем и опасается его.
    – Почему?
    – Много лет тому назад наше племя – Шахаптианы – было многочисленным и сильным. Многие соседние народы завидовали нашему благосостоянию. Они нападали на нас коварно, убивали наших лучших воинов, похищали самых красивых девушек.
    Однажды летом наш вождь по имени Красный Волк охотился в компании нескольких воинов на бизонов. На них напали люди из племени Черноногих. Большинство воинов из отряда Красного Волка были убиты.
    Всю следующую зиму наше племя мастерило копья и стрелы, готовясь к ответному удару. Мы привыкли мстить за коварные нападения на нас. Когда настало лето, Красный Волк и его воины отправились в страну в страну Черноногих. Ни один из наших воинов не был убит, и весь отряд вернулся домой. Лето за летом дрались Черноногие и Шахаптианы. Каждый наш подросток, чуть возмужав и научившись владеть оружием, отправлялся в страну Черноногих, чтобы испытать себя в бою.
    Но вот однажды Черноногие напали на наше селение внезапно, и много наших людей погибло. Наше племя держалось из последних сил. Стрелы сыпались со всех сторон. Щиты из твёрдой кожи давно превратились в лохмотья от частых ударов топоров.
    У Красного Волка была одна-единственная дочь по имени Уахлуна. Все воины любили её и уважали. Она тоже очень любила своих соплеменников. И вот, увидев, что все они могли вскоре погибнуть, она дождалась ночи, незаметно выскользнула из своего селения и тайно проникла в стан Черноногих. В то время наше селение располагалось на берегу того Красивого Озера, о котором ты спрашиваешь. Чтобы добраться до лагеря Черноногих, Уахлуна села в каноэ и проплыла часть пути по воде.
    В стане Черноногих она увидела молодого вождя. Он держал речь перед своими воинами. На поясе у него болталось множество скальпов. Лицо его было разукрашено вертикальными белыми полосками. Едва он перестал говорить, Уахлуна вышла из темноты на свет костра.
    – Я Уахлуна, дочь Красного Волка! – сказала она. – Я хочу говорить с великим вождём Черноногих.
    – Я Кровавый Вождь, – ответил ей человек огромного роста. – Что хочет сказать мне дочь Красного Волка?
    – Я пришла умолять вас не губить мой народ. Мои люди не знаю, что я здесь. Мой отец никогда не пустил бы меня сюда с унизительной просьбой о пощаде. Наши молодые воины перебиты. Женщины оплакивают мёртвых. Мой отец говорит, что на рассвете вы перебьёте всех нас. Я прошу, возвращайтесь в свою землю.
    Проговорив всё это, Уахлуна легла на песок и спрятала своё лицо. Тлеска, сын Кровавого Вождя набросил на неё свою накидку.
    – Поднимись, красивая девушка! – попросил он. – Ты храбрая и любишь свой народ. Сердце моё разделяет твоё горе. Я не поведу моих воинов на твоё селение.
    – Её люди подобны собакам! Не следует жалеть их, Тлеска! – воскликнул Кровавый Вождь. – Возьми обратно свою накидку, мой сын! Девушка должна умереть, как и её народ!
    Но Тлеска, сын Кровавого Вождя, не обратил внимания на злые слова отца.
    – Красный Волк не собака, – возразил Тлеска. – Красный Волк мужественно защищался. Он достоин уважения, отец. Кроме того, мне нравится эта смелая девушка. Я не сниму с неё моей накидки. Отныне она находится под моей защитой в нашем племени. Дочь Красного Волка красива. Ступай к своему племени, Уахлуна, и скажи всем, что мы прекращаем войну. Я полюбил тебя и готов смыть военную раскраску с моего лица. Через несколько дней я приду к твоему лагерю, и ты услышишь крик совы. Я буду говорить с тобой и твоим отцом о мире и о нашей свадьбе.
    Уахлуна вернулась в родное селение и передала Красному Волку слова Тлески.
    Прошло несколько дней, и девушка услышала крик совы.
    – Это Тлеска, молодой вождь Черноногих, пришёл ко мне! – воскликнула она. – Отец, этот юноша благороден и красив. Поговори с ним.
    Встретившись с Тлеской, Красный Волк сказал:
    – Моя дочь рассказала мне о твоём поступке. Её сердце принадлежит тебе, Тлеска. Я разрешаю ей войти в твоё жилище. Пусть это будет знаком вечной дружбы между нашими народами. Завтра же мы устроим пир.
    Утром на берегу Красивого Озера сошлось великое множество людей. Приехали и гости из соседних племён, до которых долетела радостная весть о наступлении мира в стране Шахаптианов. Звучали песни, стучали барабаны, горели костры, жарилось мясо и рыба. Уахлуна была наряжена в белое платье из тонкой кожи, по всей длине которого висела длинная шелковистая бахрома. Тлеска вышел навстречу невесте в мягкой коричневой рубахе, расшитой красными и белыми бусами, и в пышном головном уборе из больших орлиных перьев.
    В первый день пира, на закате, Уахлуна и Тлеска выехали на озеро в каноэ. Стоявшие на берегу люди следили за их прогулкой. С каждым взмахом весла молодые люди удалялись в синеву вечернего тумана и в конце концов скрылись совсем.
    Вдруг поднялись большие волны. Небо потемнело. Сквозь тучи появилась гигантская тень птицы. Впрочем, это могла быть и не птица, а просто чёрные облака, похожие на крылья. Загремел гром.
    С тех пор никто не видел Уахлуну и Тлеску. Должно быть, они погибли в пучине озера. Все горевали очень сильно. Никто не мог понять, почему Великий Дух отобрал жизни этих двух молодых людей.
    Раньше я тоже не понимал, что произошло, но теперь я уже стар и догадываюсь о причине. Громовая Птица унесла в свой мир лучших людей из наших племён. Такова плата за жестокости и горе, которые мы – Шахаптианы и Черноногие – причинили друг другу. За свои ошибки надо расплачиваться, а это очень трудно и больно. Великий Дух отнял у нас Тлеску и Уахлуну. Молодым людям сейчас хорошо в стране Громовой Птицы – это награда им за их любовь. Но нам грустно без них, наши сердца обливаются кровью.

ЛОШАДЬ

    Минуло лето. Листья на деревьях стали желтеть и осыпаться. Началась пора затяжных дождей.
    Лосось шёл со своим лисёнком дальше. Как-то раз лисёнок насторожился.
    – Что случилось? – посмотрел на него Лосось.
    – Я слышу чужие голоса, – сообщил зверёк, отряхиваясь от дождевых капель.
    – Далеко?
    – За той горой.
    Они подошли ближе к тому месту, откуда доносились непонятные звуки. Перебравшись через вершину холма, Лосось увидел трёх индейцев и странное животное. Животное было похоже на оленя, но не имело рогов, зато имело гриву и хвост, похожий на гриву.
    – Что это за зверь? – удивился Лосось.
    Лисёнок пожал плечами.
    Судя по поведению трёх индейцев, они тоже были немало удивлены. Они ходили вокруг незнакомого животного и внимательно осматривали его. Животное не боялось их, позволяло трогать себя.
    Лосось вышел из-за своего укрытия и направился к индейцам.
    – Кто ты? – насторожились они и направили на него стрелы. – Это твой зверь?
    – Меня зовут Лосось. Я иду издалека. Об этом странном звере, похожем на безрогого оленя, я ничего не знаю. Никогда прежде мне не приходилось видеть его.
    – Он не боится нас. Похоже, он привык к людям. – Сказал один из индейцев.
    Никто из них не знал, что животное называлось лошадью. У индейцев не было лошадей, и это была первая из тех лошадей, которые вскоре должны были появиться в степях. Эта лошадь сбежала от испанских путешественников и заблудилась в чужом краю.
    – Как бы нам использовать этого зверя?
    – Я думаю, что мы можем нагрузить на неё наши вещи, – предложил Лосось.
    До сих пор они перевозили свои вещи на собаках, но каждая собака не могла унести большую поклажу. Теперь же индейцы страшно обрадовались, поняв, что на лошадь можно навьючить огромное количество вещей.
    – Мы будем называть этого зверя большой собакой!
    – Почему?
    – Мы можем перевозить на этом звере вещи, как на собаке. Никто из других животных не носит наш скарб, только собаки. Значит, это тоже собака, но очень-очень большая.
    – Если она носит наши вещи, так она может возить и нас самих!
    Мало-помалу индейцы поняли, как пользоваться лошадью.
    Весной к ним забрело ещё несколько лошадей, но люди уже не гадали, как поступить с ними. Лосось тоже освоил верховую езду и сделался замечательным наездником. Девушки того племени, где он гостил, смотрели на Лосося с восхищением, когда он скакал по степи. Его длинные волосы развевались по ветру, а лицо румянилось от кипевших в нём чувств.
    Несколько раз Лосось выезжал охотиться на бизонов верхом на лошади, и охота всегда была удачной.
    – Не понимаю, как мы раньше жили без Большой Собаки, без этого чудесного помощника в наших делах? – спрашивал он.

ВОЖДЬ

    Годы шли.
    Лосось повстречал девушку по имени Ночная Песня и полюбил её. Они справили свадьбу, на которую пришло очень много людей. Даже Уахтитасы – маленькие человечки, рисующие на скалах, – тоже пришли поздравить Лосося.
    Мало-помалу вокруг них собрались самые близкие друзья, и как-то само собой образовалось новое племя. Соседи называли их Людьми Лосося. Народ относился к Лососю с большим уважением, прислушивался к его словам и следовал его советам. Он заслуженно пользовался славой мудрого вождя. Никогда не решал возникавшие с соседями споры военными действиями, но всегда старался уладить дело путём переговоров.
    Вскоре Ночная Птица родила сына, которого назвали Маленьким Лососем. В день рождения Маленького Лосося над горизонтом появилась огромная птица. По небу прокатился гулкий рокот грома, тут и там полыхнули короткие молнии. Птица приблизилась к стойбищу, и люди увидели, что она была невероятно больших размеров.
    – Это Громовая Птица! – воскликнул кто-то в ужасе.
    Птица сделала круг над лагерем и опустилась на землю, широко расправив крылья и хвост. Встряхнув чёрными крыльями, она издала ужасающий грохот, будто ударялось железо о железо. Шум её крыльев покатился гулким эхом над равниной.
    – Я принесла тебе дар от Великого Духа! – произнесла Громовая Птица и острым концом блестящего клюва вытащила небольшой мешочек из-под крыла. – Это священная сумка, в которой хранятся твои амулеты, Лосось. Теперь, когда у тебя появился сын, у тебя есть твой род, настоящее племя, настоящая семья. Этой священной сумкой ты будешь пользоваться во время молитвы, обращаясь к Великому Духу. Тебе предстоит сделать очень многое. Ты нуждаешься в силе. Ты нуждаешься в знаниях. Ты умеешь понимать язык птиц и зверей. Эта сумка поможет тебе видеть будущее, чтобы ты мог обходить стороной опасности и выбирать правильную дорогу. Но ты не должен заглядывать в эту сумку. Тебе достаточно знать, что через эту сумку ты вступаешь в контакт с Великим Духом, она – твой помощник, твоё подспорье. Никто другой не сможет и не должен пользоваться твоей священной сумкой. Каждому человеку даётся свой способ талисман и помощник. Теперь я улетаю. Знай, что впереди вас – индейцев – ждут нелёгкие времена. Но вам не следует опускать руки. Никому из людей не следует опускать руки, ибо всё, что происходит с человеком (даже несчастье), случается только по воле Великого Духа.»
    Громовая Птица издала громкий крик, от которого у людей заложило уши. В следующую секунду она взмыла высоко в небо. Ударили молнии. Загремел гром. Полился дождь.
    Лосось взял с земли священную сумку и повесил её себе на грудь.
    – Я обещаю вести мой народ по дороге, которую указывает Великий Дух! – прокричал он вслед улетевшей птице. – И пусть мы погибнем, если свернём с правильного пути!
    Люди закивали головами в знак своего полного согласия.
    Никто из них не знал, какие испытания ожидали их. Но все были готовы к преодолению самых больших трудностей, так как во главе племени стоял мудрый Лосось – человек, знавший язык зверей и птиц, общавшийся с рыбами и муравьями, друживший с соседями, уважавший чужое мнение и умевший жить в мире со всем миром.

    Июнь 1992

Top.Mail.Ru