Скачать fb2
Немного замужем

Немного замужем

Аннотация

    Хоть и обещала Агния Туманова своему возлюбленному – адвокату Даниилу – никогда больше не влезать ни в какие авантюры, но и в этот раз сдержать слово не получается. Ведь не могла же она отказать в помощи лучшей подруге Даше, которую обвиняют в ужасном преступлении. Даша, подрабатывая репетитором по английскому языку, пришла на урок к ученику Толику и обнаружила всех членов семьи Захаровых мертвыми. В мотивах убийства следствие не сомневается – пару дней назад родители мальчика выиграли в лотерею два слитка чистейшего золота. На бедную Дашу посыпались обвинения, якобы именно она прихватила ценные сокровища. Никто и верить не хочет, что молодая и красивая девушка не нуждается в чужом богатстве. Но у Даши есть козыри в рукаве и своя версия произошедшего. Она знает гораздо больше, чем рассказывает следователю и даже своей лучшей подруге...


Влада Ольховская Немного замужем

Пролог

    Потому что несправедливость полнейшая. Наказали ни за что, не выслушали, даже не подумали на его сторону стать. Родители! Сами всегда твердят, что нужно внимательно во всем разбираться, стараться быть справедливым. А как ведут себя?
    Толе очень хотелось пойти туда, к ним, и высказать все, что он думает, но мальчик бы никогда не осмелился. Потому что он слышал, что за стеной мама и папа и так устроили разборки между собой. Выясняют в спешном порядке, кто должен был ребенка воспитывать!
    Вообще-то, родители ссорились редко, но если уж это случалось, то шумели прилично. Ничего, потом помирятся, у них всегда так. Только в это самое потом его жалобы станут никому не нужны, вроде как после драки кулаками не машут и тому подобное.
    Ну и ладно, пережить можно. Он еще сам с этим толстяком разберется!
    Толя переоделся, хотел сходить на кухню, но не решился: если родители заметят, могут очередной выговор сделать, теперь уже в два голоса. Этого только не хватало! К тому же всего один урок назад он пообедал в гимназии, так что есть пока не хотелось.
    Зато покормить Чипса надо! Мальчик подошел к клетке и провел пальцем по прутьям. Почти сразу из деревянного домика показалась подвижная серая мордочка с сияющими глазами-бусинами. Толя невольно улыбнулся: Чиперсон всегда поднимал ему настроение.
    Рядом с клеткой стояла коробка корма, из которой мальчик набрал пригоршню и осторожно, чтобы не насорить вокруг, всыпал в кормушку. Чипс с любопытством обнюхал подношение и укоризненно уставился на хозяина. В блестящих бусинах ясно читалось: «Ну ты совсем жадюга!»
    – Будет еще яблоко, – пообещал Толя. – Но вечером, потому что сейчас я мимо них ходить не хочу. И вообще, мама сказала, что, если ты вырастешь еще больше, она из тебя шапку сделает, поэтому будь поосторожней!
    Чипс определенно предупреждению не внял, он со скучающим видом ушел обратно в домик.
    Толе хотелось поиграть в какую-нибудь стрелялку, чтобы успокоиться, но компьютер находился в зале, а там сейчас обстоятельства почище любого виртуального побоища!
    Поэтому время придется признать заведомо пропавшим и потратить его – страшно подумать! – с пользой. Уроков на завтра задали много, а вечером еще и Дашка явится, совсем не до них будет. Дашка, в принципе, это тоже уроки, но с ней хотя бы весело!
    Клетка с Чипсом занимала весь стол. Когда отец дарил ему этот двухэтажный шедевр из дерева и металла, был уговор, что на время уроков Толя будет освобождать рабочую поверхность. Но вот сам мальчик делать уроки за столом не любил, да и Чиперсона беспокоить не хотел. Зверек и так уже обиделся, что без яблока остался!
    Поэтому Толя разложил учебники и тетради на полу, сам улегся на живот рядом с ними и стал просматривать задания. В этом положении ему было удобней всего, ковер-то пушистый, мягкий, то, что надо! А за столом скучно, совсем как в гимназии.
    Толя уже начал записывать первое решение, когда запиликал дверной звонок. Обычно мальчик сам подходил к двери, спрашивал, кто там, а сейчас и с места не сдвинулся. Пусть все видят его немой протест. Сказали, что он наказан? Вот он и будет сидеть под арестом, но исключительно в своей комнате! Ну а то, что она самая близкая к двери, его не волнует.
    Некоторое время родители не реагировали, увлеченные, очевидно, своей ссорой, но звонок повторился. Толя только усмехнулся – пускай видят, как плохо, когда он наказан, и как много он делает по дому!
    В коридоре послышались тяжелые шаги отца, Толя всегда без труда узнавал их. Скрипнула входная дверь и снова захлопнулась.
    Мальчик услышал голос отца:
    – Ну, здорово! Какими судьбами? Вот уж не ожидал!
    Пришедший то ли ответил очень тихо, то ли не ответил вообще. Хотя второе вряд ли, судя по словам папы, пришел кто-то знакомый.
    Далее последовал странный звук, похожий на приглушенный крик, и глухой удар. Толя нахмурился: что они там уронили? Небось себе же на ногу!
    Мальчик приподнялся на локтях, размышляя, выйти посмотреть или нет. При чужих на него орать не станут, это точно, зато потом обязательно вспомнят!
    Однако очень скоро ему стало не до размышлений, потому что в щель под дверью начала просачиваться густая темно-красная жидкость. Банку варенья они, что ли, разбили? Вот мама ругаться будет!
    Нет, на варенье не похоже, на томатный сок – тоже. Да и запах какой-то странный, будто металлический. Толя осторожно коснулся пальцами странной лужи, уже догадываясь, что это, но отказываясь верить себе.
    А в следующую секунду дверь открылась…

Глава 1

    – Это чего же ты ожидал? – подозрительно прищурилась Агния. – Розовых стен, обилия плюшевых игрушек и стеклянных люстр?
    – Примерно этого… и кучу твоих фотографий. Хоть один прогноз оправдался!
    – Гад!
    Понятно, что он придуривается, так надо темы аккуратнее выбирать!
    Все началось с того, что Даниил, получивший возможность управлять верхней половиной своего тела и благодаря этому обретший относительную самостоятельность, возжелал вернуться в город. Загородный дом, где он провел все свое вынужденное заточение, ему уже опостылел, Даниил знал чуть ли не каждую трещинку в полу.
    К тому же частичное выздоровление подразумевало самостоятельное ведение многих дел, встречи с партнерами. Квартира в центре города для успешного адвоката являлась чуть ли не требованием делового этикета.
    Пентхаус в одном из престижных жилых комплексов он выбрал и приобрел сам, нанял дизайнера, призванного в кратчайшие сроки привести квартиру в околоидеальное состояние. А вот контактным лицом для дизайнера назначил Агнию, которой тоже предстояло тут жить.
    Не постоянно, конечно. Приглашение последовало после того, как Агния в очередной раз вляпалась в крайне неприятную историю, в ходе которой на пороге ее собственной квартиры убили человека. Соседи, не утруждая себя мыслительным процессом, обвинили в этом девушку, так что оставаться там стало невозможно.
    Агния решила не упрямиться и согласилась на проживание в «гостевой» комнате. Она и до этого много времени проводила в доме Даниила, у себя разве что ночевала. Так зачем идти на какой-то сомнительный принцип и тратить неслабые деньги на съемную квартиру в Москве? Это ведь не карамельку купить, это бездонная дыра, съедающая половину гонораров!
    Да, гонорары пошли хорошие, но это только последние пару месяцев, серьезных накоплений у Агнии не имелось. В модного фотографа она превратилась после того, как погибла работавшая с ней модель, Кристина Орлик. Подобные события всегда привлекают внимание!
    Но Агния, можно сказать, славу заслужила, ведь это ей удалось выяснить, что гибель Кристины была не несчастным случаем, а убийством. Правда, за знания она чуть жизнью не заплатила, но вовремя помог Даниил Вербицкий, с которым она познакомилась в процессе расследования.
    Она до сих пор не понимала, как ей удалось сблизиться с ехидным, жестким, обладающим не самой приятной репутацией адвокатом. Но получилось же! Причем общение с ним стало для Агнии настолько важным, что она без труда забыла о тяжелом расставании с первой большой любовью – редактором престижного журнала Артемом Лоевым. У Артема сейчас своя жизнь, у нее – своя, и видеться так же часто, как раньше, не получается.
    На момент их встречи Даниил был почти полностью парализован после автомобильной аварии, однако уже через месяц пережил сложнейшую операцию, вернувшую ему возможность контролировать верхнюю половину тела. В ходе операции его пыталась убить дальняя родственница, позарившаяся на солидное наследство, однако благодаря вмешательству Агнии ее удалось остановить.
    После операции Даниил отправился в Швейцарию на реабилитацию. Агния собиралась дождаться его в спокойной рутине повседневных дел, однако снова не повезло. Сначала погибла ее коллега, с которой они снимали студию, а потом и саму Агнию вместе с ее приятельницей Жин-Жин и еще четырьмя элитными моделями похитили.
    Цель похищения оказалась такой, что и в страшном сне не приснится: их сделали добычей в шоу охоты на людей. Причем охотились не пузатые, пресытившиеся иными развлечениями миллионеры, как это обычно показывают. В шоу под названием «Цирк» для этих целей создавались «животные» – люди, искалеченные духовно и физически.
    На том шоу одна модель погибла, еще одна пропала без вести, ее выкупил кто-то из зрителей, две получили серьезнейшие травмы и едва выжили. Похожая судьба ожидала бы Агнию и Жин-Жин, если бы на их сторону неожиданно не стал один из охотников, Белый Тигр. Он каким-то чудом вывел их с территории охоты и помог дождаться Вадима, начальника охраны Даниила, который давно и упорно искал девушку.
    Принимая во внимание свою патологическую невезучесть, Агния со дня на день ждала очередной неприятности, но ничего не происходило. Неделя, две, три, а все в порядке! За это время она успела проведать Даниила в Швейцарии, а потом добросовестно проследить за ремонтом квартиры.
    Жизнь шла спокойно и даже приятно. Чего грустить, если уже завтра Даниил будет здесь?! Следующую операцию назначили на конец октября, еще целых полтора месяца!
    Агния толком не знала, как охарактеризовать свои отношения с Даниилом. Поначалу это было общение без перспектив, поскольку она не знала, что исцеление для него возможно и реально. А потом… даже без операции все как-то закрутилось, и она стала замечать, что без него все сложнее.
    Сам Даниил вроде как ничего не менял напрямую, и относиться к ней по-другому не стал – и вот она уже живет в его квартире и даже имеет строгие указания обустроить гостевую комнату «под себя». Что из всего этого выйдет – Агния представить не могла, но ожидания были оптимистичные.
    – А между прочим, он сам попросил мои фотографии использовать! – гордо сообщила она.
    Чистая правда. Во время последнего телефонного разговора Даниил намекнул, что неплохо было бы «дать новую жизнь» тем ее фотографиям, что годами в альбомах пылились. Агния делала их для собственного удовольствия, а не для продажи, и поэтому особенно любила. Так что перспективу использовать старые снимки девушка восприняла с энтузиазмом.
    И очень хорошо получилось! А у Вадима просто вкуса нет…
    – Нисколько не сомневаюсь, что он попросил! – фыркнул Вадим. – Он у нас это так обычно делает. Ты вспомни, как он тебе рубины дарил!
    Ну да, такое не забывается… Дорогущий, уникальный подарок Даниил представил как ненужный мусор, который он стремился кому-нибудь сплавить. Агния не обижалась: такая уж у него манера, великоват мальчик, чтобы его перевоспитывать!
    Агния прошлась по просторной квартире, которую уже сегодня Маша, домработница Даниила, и группа поддержки в виде нанятых в агентстве уборщиц доведут до приличного состояния, и завтра встречать его будет не стыдно!
    Дизайн вообще вышел хороший. На общем фоне теплых приглушенных тонов выделялись разве что металлические поручни, прикрепленные ко всем стенам. Но это необходимость, они нужны Даниилу для перемещений, раз уж ему приходится рассчитывать в основном на руки.
    – Когда будем перевозить твои вещи? – поинтересовался Вадим.
    Судя по тону, идея проживания Агнии в одной квартире с Даниилом его уже не напрягала. А ведь раньше он совсем иначе относился к этому вопросу! Вадим был не просто начальником охраны, он в свое время взял Даниила на воспитание, не дал ему загнуться от наркотиков, чего так ждала добрая родня. С тех пор у них были скорее дружеские отношения, и все же периодически Вадиму приходилось вспоминать об опекунских обязанностях, когда его воспитанник творил откровенные глупости.
    Таковой он считал и Агнию, а потом свое мнение изменил. Что стало решающим фактором, девушка не знала, но радовалась, что ситуация нормализовалась. Иметь подобного друга приятно, врага – опасно.
    – А что, намекаешь, что ты мне поможешь с этим?
    – Если поедем сейчас – помогу, – отозвался Вадим. – Опыт показывает, что тебя лучше не оставлять лишний раз без присмотра. Ты даже если чемодан уронишь, в перестрелку с погоней на бульдозерах вовлечена будешь!
    – Да ладно, не настолько я непутевая!
    Вадим многозначительно промолчал. Агния обиделась:
    – Вот всегда ты так! Если и делаешь что-то хорошее, то в итоге все равно подвох где-нибудь находится! А вещи я сейчас перевозить не могу, у меня через час встреча назначена.
    – Это с кем же?
    Агния подумывала ответить «С тайным возлюбленным», но вовремя вмешался инстинкт самосохранения. Вадим, конечно, не без чувства юмора, но среагировать может так, что пояснить шутку она просто не успеет. Поэтому девушка сказала правду:
    – С Женькой… В смысле, с Жин-Жин. Мы с ней едем по магазинам.
    После истории с Цирком Агния и Жин-Жин стали общаться намного больше, причем не только по работе. У них оказалось столько общего, что девушки уже и сами удивлялись, как они раньше обходились простым «Привет» при встрече?
    Сегодняшняя поездка по магазинам тоже обещала стать особенной. Все прошедшие недели Белый Тигр, получивший новое, вполне человеческое имя Андрей, оставался в больнице. Врачи пытались исправить то, что сотворили с ним «мастера» из Цирка. Раны постепенно зажили, перелом руки тоже потихоньку срастался, а вот перемены во внешности, которые и делали его Тигром, оказались более долговечными. Заостренные зубы стоматологам удалось сделать обычными, и это было самое большое изменение. Татуировку в виде черных полосок, покрывающую все тело мужчины, пришлось оставить: у Андрея, как и у многих альбиносов, кожа отличалась повышенной чувствительностью, и сведение подобной татуировки неизбежно оставило бы шрам.
    Сам Андрей не сильно расстраивался по этому поводу, как и Жин-Жин, навещавшая его каждый день. Агния с удивлением обнаружила, что ее подруга, красавица-модель, постоянно окруженная толпами богатых и влиятельных поклонников, умудрилась влюбиться в бывшего охотника.
    Андрею предстояло отправиться в реабилитационный центр, чтобы с помощью психологов вернуться к нормальной жизни, но до отъезда оставалось еще недели полторы. Этот срок ему не обязательно было проводить в больнице, состояние заметно улучшилось, и Жин-Жин уговорила врачей отпустить его к ней.
    Вернувшись из центра, Андрей, вероятнее всего, начнет работать на Вадима и получит собственную квартиру, поэтому их с Жин-Жин нынешнее «соседство» являлось не более чем временной мерой. По крайней мере, так считали Агния и Вадим. Не факт, что Жин-Жин разделяла их мнение.
    – Поход по магазинам не подождет до более подходящего момента? – изумился Вадим. – Я, конечно, в этих ваших женских ритуалах не силен…
    – И слава богу, не хватало еще, чтобы ты женскими ритуалами увлекался! Нет, в чем-то ты прав, простой шопинг я могла бы и отменить или перенести, но тут дело особенное!
    – Надеюсь, не ракету класса «земля – воздух» закупаете? От тебя всего ожидать можно…
    – Нет, блин, недостающие детальки для сбора робокопа докупаем! – показательно надулась Агния, хотя на самом деле с трудом сдерживала улыбку. – Ты разве не помнишь, что завтра Женька официально похищает Андрея из больницы? Так вот, ему нужны вещи – одежда там, обувь, всякое! У него же ничего нет…
    – Несчастный, – сочувствующе покачал головой Вадим. – И я сейчас даже не про отсутствие гардероба говорю. Значит, так, дамы… Покупая ему ошейник с бубенчиками и комбинезончик с медвежьими ушками, не забудьте про основное! А то я вас знаю, вы натуры увлекающиеся и способны своими подарками ему окончательно психику поломать. А он мне в команду нужен!
    – Слушай, да не настолько мы дуры!
    – А насколько? – живо заинтересовался начальник охраны.
    – Вадим, не гадствуй! Мы с Жин-Жин не первый день на свете живем и не в женском монастыре воспитывались, знаем, что нужно!
    Агния произнесла это вполне уверенно, однако в глубине души она понятия не имела, что и где они будут закупать. Да и какая разница? Вряд ли Жин-Жин, порождение мира моды, реально ждет советов, ей гораздо нужнее рабочие руки!
    – Ну тогда перевози свои вещи сама, – с едва различимым злорадством заявил Вадим. – У меня свободное время только сейчас есть, вечером я занят.
    – Что, заставишь несчастную, хрупкую девушку тяжести таскать?
    – А нечего было несчастной девушке с хомячьим упорством вещи накапливать! Выкинь половину своего хлама, и тяжести таскать не придется.
    Мужчины! Что им хлам, то нормальным людям бусики!
    – Злой ты…
    – Всего лишь реалист, – Вадим сменил гнев на милость. – Я не смогу помочь – кто-нибудь другой поможет. Подгоню тебе Костика или Дениса, погрузят тебя, встретят, ночевать уже здесь будешь.
    – А с тем домом что будет?
    Агнию давно интересовал этот вопрос. Вероятнее всего, Даниил захочет продать его, если и правда с этим местом воспоминания плохие связаны. Но вот девушка как раз надеялась, что он домик оставит. Там они познакомились…
    – А я почем знаю? – пожал плечами Вадим. – Мой он, что ли? Данила пусть решает, это он себе гнезд навил, скворец недоделанный!
    – То есть он ничего пока не решил?
    – Вроде бы нет.
    Отлично! Значит, на его мнение можно будет повлиять.
    Близилось время встречи с Жин-Жин, поэтому Агния не стала задерживаться в квартире. Насмотрится еще! Теоретически это всего лишь временное пристанище, но в целом девушка и представить не могла, при каких обстоятельствах захочет съехать отсюда.
    Вместе с Вадимом они вышли из квартиры и направились к лифту. Все коридоры, лестничные пролеты и холлы в доме были светлые, с коврами и крупными растениями в причудливых горшках – тоже дизайнер поработал. Внизу сидела охрана, причем не вековая старушка, вооруженная лишь своими принципами, а два крепких парня. К тому же Агния успела заметить несколько любопытствующих глазков видеокамер.
    Крепость, а не дом!
    – Слушай, Вадим, а ты тоже будешь жить здесь?
    В последнее время она была полностью сосредоточена на ремонте, поэтому такими темами не озадачивалась. В загородном доме Вадим периодически жил, у него своя комната имелась, так ведь это не загородный дом! Агния точно знала, что своей квартиры у начальника охраны нет – не из-за отсутствия денег, просто он, привыкший жить один, не считал нужным обзаводиться недвижимостью.
    – В квартире Данилы, что ли? – уточнил Вадим.
    – Ну да…
    Всего в квартире было пять комнат: три спальни, распределенные между Даниилом, Агнией и Машей, кабинет Даниила и просторная гостиная. Места для Вадима вроде как и нет, но Агния, как и любой человек, чье детство прошло в условиях ограниченной жилплощади, прекрасно знала, что диван вообще-то раскладывается!
    Правда, Вадим, судя по хохоту, себя в роли бедного родственника не представлял.
    – Ага, конечно, буду там кладовку снимать! Как ты себе представляешь Данилу, живущего в коммуналке?
    Да уж, картинка из области «английская леди, раздувающая самовар сапогом». Даниил хоть и вырос в семье продажного адвоката, а замашками обладал аристократическими. Машу он поселил рядом с собой, потому что остро нуждался в ее помощи по дому, а не из теплых чувств. Что же касается Агнии, то тут практической необходимости не было, и это не могло не радовать девушку.
    Нет практической – есть духовная.
    Вадим, не дождавшись ответа, пояснил:
    – В чем-то ты, конечно, права, мне нет смысла отдаляться от него, я же этого придурка охранять должен! Но я не собираюсь спать на коврике в коридоре, староват уже для этого.
    «Староват» – это громко сказано. Агния не знала, сколько Вадиму лет, он ее в такие интимные подробности никогда не посвящал, но подозревала, что где-то в районе сорока. А учитывая, что начальник охраны поддерживал себя в отличной форме, ему и этого дать нельзя было.
    Кокетка, блин!
    – Я поселюсь по соседству, – продолжил Вадим. – Будешь ко мне за солью бегать!
    Э-э… по соседству – это в скворечнике? Потому что других вариантов Агния не видела. Дом, где купил квартиру Даниил, внешне мало напоминал стандартизированную коробку, это был скорее замок двадцать первого века с многочисленными сменами уровней, башнями и декоративными элементами. Вот и получалось, что квартира Даниила оказалась единственной на этаже – по крайней мере, в этой части дома.
    – Та-ак, смотрю, взгляд застыл от перегрузки мозга… Поясняю: я буду жить этажом ниже. Данила весь этаж под своих забрать хочет.
    – Как это? – от удивления Агния даже не стала придумывать ответную колкость.
    – Очередная мера безопасности. Соседи – люди важные, полезно ладить с теми, кто живет рядом с тобой. А если это свои, то вообще замечательно. Под вами в этом подъезде находятся три квартиры, одна трехкомнатная и две двухкомнатные. Данила выкупает все – своего рода капиталовложение.
    – Ни фига себе! – присвистнула Агния. – А у него денег хватит?
    По-дурацки звучит, но можно списать на шок.
    – Издеваешься? Он, конечно, не арабский шейх, но определенными средствами располагает. Этот хитрый хорек в стольких компаниях долю имеет, что даже я за всем следить не успеваю! Да и вообще, он эти деньги не теряет, недвижимость – штука хорошая.
    – А почему ты сам не можешь хотя бы одну квартиру купить?
    Девушка прекрасно понимала, что Вадим тоже отнюдь не бедный. Он мог сколько угодно изображать из себя громилу-дуболома, Агния уже достаточно долго общалась с ним, чтобы знать, что он не только охраной занимается. Понятно же, что большей части всего, что он знает, Даниила научил далеко не его папаша.
    Вадим, собственно, и не стал ссылаться на отсутствие денег, у него аргумент посильнее имелся:
    – А мне не надо! Жить там я, конечно, буду, это удобно, да и за вами, детишки, приглядывать должен! А покупать – нет.
    Справедливо.
    – Хорошо, а кому тогда еще две квартиры достанутся?
    – Одна – Андрею, у него другого жилья нет. Опять же, не в собственность, но постепенно отработает. Еще одна – тоже нашим людям. Так что ссориться с соседями не придется, не переживай!
    Можно подумать, она только из-за этого и переживала, ночами не спала!
    От продолжения разговора Агнию отвлек мобильный телефон, затрезвонивший где-то в глубинах рюкзака.
    – Что, подружка твоя жить без тебя не может? – полюбопытствовал Вадим.
    Ну, частично он прав, только думает не о той.
    – Это не Жин-Жин, – Агния невольно улыбнулась, глядя на высветившийся номер. – Это Дашка! Давно пора было ей прозвониться!
    Звонка от Даши долгое время – вплоть до появления Жин-Жин, являвшейся ее единственной близкой подругой, Агния не ожидала. Дашка почти все лето за границей провела, а теперь вот они обе работают много, и времени на «поболтать» не находится. Один раз созвонились всего с начала осени!
    Выходит, совесть у этой заразы все же проснулась…

Глава 2

    Просто во второй половине дня погода испортилась, пошел мелкий колючий дождик, а Даша, как назло, забыла зонтик дома. Так ей бы пришлось еще и стоять у дверей подъезда, дожидаясь, когда ее пустят, а нет кодового замка – нет и проблемы.
    Хотя в целом Даша на жизнь не жаловалась, ей нравилось то, что она делает. Не метания между подъездами, разумеется, это всего лишь неприятное приложение к обожаемой работе. Девушка очень любила общаться с детьми, ей всегда хотелось стать учительницей, но в школе она не задержалась: всего за год «выжили» коллеги, в стройную взяточную систему которых она не вписалась.
    Даша не отчаялась, она начала давать частные уроки английского языка. С владением нефтяной скважиной по доходности несравнимо, но на жизнь ей хватало. Даже откладывать чуть-чуть получалось! Правда, недавно она все свои накопления потратила на трехмесячную поездку в Англию, но она того стоила! И ничего, что в расплату за сказочное лето приходится теперь выслушивать упреки родителей и нытье бойфренда Ванюши. Никакие неприятности не отнимут у нее эти воспоминания!
    Даша вообще была оптимисткой, причем редкого «не наивного» типа. Она не просто верила, что все будет хорошо, но и изо всех сил старалась влиять на мир вокруг себя. Поэтому, вернувшись из Англии, она приступила к работе с утроенной силой: набрала новых учеников, устроилась по вечерам преподавать на курсах. Просто Ванюше не хватало денег на новую машину, и Даша собиралась помочь ему – сам-то возлюбленный оказался патологически не способен к накоплению.
    Учеников девушка любила больше, чем курсы. На частных занятиях имелась возможность наладить контакт, узнать человека, подружиться даже. Вот и теперь она торопилась в очень хорошую семью: там не только платили регулярно и без жалоб на финансовый кризис, но и чаем с плюшками периодически угощали. Между прочим, шикарный бонус! Потому что обычно Даше приходилось где-то час оставаться голодной, готовя ужин Ванюше. Просто разогревать еду из холодильника он не хотел, поскольку считал, что от микроволнового облучения развивается рак желудка. Как эта мысль залетела к нему в голову – Даша до сих пор понять не могла. Но мысль там обосновалась и выметаться не планировала.
    Девушка нажала на звонок, потом еще раз. Ответа не последовало. Как всегда, выясняют, кому дверь открывать! Поэтому и поломанный замок подъезда ее так воодушевил: Захаровы и к домофону доползали с той же скоростью. Нет, если бы дома был отец семейства, он бы сразу открыл, но он обычно возвращается поздно вечером, Даша всего пару раз с ним встречалась.
    Странно… Даже с учетом их обычной медлительности, хозяева что-то задерживаются! Даже движения никакого не слышно, хотя звонок, вроде бы, работает…
    – Эй! – Даша постучала по металлической двери. – Откройте! В подъезде, между прочим, сквозняк, а я мокрая как мышь!
    Ноль реакции. Они что, уснули там?!
    – Я не могу стоять здесь весь день! Эй!
    Она попробовала возмущенно дернуть ручку – и дверь приоткрылась.
    Такого Даша не ожидала и сразу же почувствовала себя неловко. Она была не из тех, кто в состоянии вломиться с чужой дом с веселыми песнями и толпой цыган. Конечно, Захаровы относились к ней хорошо, но не настолько хорошо!
    «А разве я виновата, что они дверь не запирают? – успокоила себя девушка. – Даже здорово, что это я обнаружила, а не кто-то другой! А то сколько пишут о ворах, которые на подобную забывчивость рассчитывают!»
    Однозначно, нужно заходить.
    – Здравствуйте, – Даша полностью открыла дверь. – У вас тут не…
    Она осеклась, слова как-то сами собой вылетели из головы. Потому что в прихожей лежал труп.
    Это был глава семейства, Вячеслав Захаров, узнать оказалось несложно. Мужчина замер в луже собственной крови, которая вытекала из глубоких ран на груди и шее. Остекленевшие глаза свидетельствовали, что проверять пульс уже бессмысленно.
    Даша не могла оторвать взгляда от мертвого тела. Ей казалось, что реальность вдруг сбилась и она попала на какой-то киносеанс. Теперь перед ней бутафорская кровь, щедро разлитая ассистентами режиссера, а это не человек, которого она знала лично, а всего лишь муляж.
    «Толик! – пронеслось в голове. – Он же здесь, он не должен увидеть папу таким!»
    – Толя! – крикнула девушка. – Толя, ты где?
    Она и мысли не допускала, что убийца еще может быть в квартире – или что Толя ее уже не слышит. Подобные вещи ассоциировались с миром детективов и триллеров. Это же обычная квартира, сейчас четыре часа вечера, убийство просто не имеет права происходить в таких условиях!
    Комната Толи располагалась ближе всего к выходу, но у ее дверей как раз лежало тело мужчины. Даше лишь чудом удалось обойти его, не коснувшись крови, и открыть дверь.
    Лучше бы она этого не делала! Потому что после того, что она увидела, мир стал каким-то двухмерным, а еще черным, белым и красным, другие цвета будто испарились. Даша в жизни столько крови не видела…
    Дальше память работала выборочно, да и сознание отключалось иногда, позволяя телу действовать на автопилоте. Вот она выбегает на лестничную клетку и звонит соседям. Сначала на нее ругаются, говорят, чтобы не кричала, но видят это… Милицию и «Скорую» уже вызывала не она, Дашу отвели куда-то, усадили на стул, оставили одну.
    Следующий просвет случился с приездом участкового и следователя. Девушка обнаружила, что сидит на кухне Захаровых, а на столе разложена посуда – судя по всему, Наталья, мама Толи, готовила обед. Но как она тогда оказалась в комнате сына? Умерла она там…
    Следователь тоже хотел это знать и спрашивал почему-то у Даши. А что она могла ответить?! Она пришла урок английского давать! Впрочем, даже то, что она знала, вспомнить удавалось с трудом, голову будто заполнил густой-густой туман.
    Следователь, видимо, понял это. Он оставил Дашу в покое и переключился на соседей. Те хоть и рыдали с причитаниями, а все же оставались адекватны.
    Да и Даша понемногу оттаивала. Ей вдруг стало очень страшно, не хотелось сидеть одной здесь. На кухне было чисто, но воздух пропах кровью, и девушку начало трясти, ей казалось, что монстр, совершивший это, еще где-то рядом…
    Ей не разрешили уйти, сказали, что нужны какие-то показания, и попросили подождать. А как ждать в таких условиях, после всего, что она видела?! Нет, только не одной!
    Трясущимися руками девушка достала из сумочки мобильный и набрала номер Ванюши. Близкий человек ей сейчас был нужен больше всего!
    Гудок, один, два… Создавалось впечатление, что телефон издевается над ней, заставляя дольше оставаться в обволакивающем ее со всех сторон, как болото, одиночестве.
    Наконец это прекратилось, в трубке раздался раздраженный голос:
    – Дашка, я просил не звонить мне, пока я на работе!
    – Ванечка, – она чувствовала, что слезы сдавливают горло. – Мне очень нужна твоя помощь…
    – Коть, я занят! У меня сейчас много дел, позже перезвони!
    – Ваня, это очень важно…
    – Все, бежать надо, целую в носик!
    – Подожди! – крикнула она, но бесполезно. Телефон хихикал короткими гудками.
    Даша не хотела сдаваться. Ваня просто не понял, не разобрался, иначе он бы ей не отказал! Да и кто бы мог подумать, что она оказалась в залитой кровью квартире, что ей так страшно? Да никто! Но он сейчас обязательно все поймет и приедет, нужно только объяснить как следует…
    Ванин телефон оказался отключен. Даша даже не поверила сразу, набрала номер еще раз. Бесполезно!
    Она плакала, и от этого становилось легче, но не сильно. Стены вмиг опустевшей квартиры давили на нее, пугали еще больше. Хоть бы кто-нибудь… Но кто? Ваня недоступен, маму с папой тревожить нельзя, у них и так здоровье слабое… Кто?
    Оставалась еще Агния. Дружили они давно, познакомились, когда вместе отдыхали в Сочи, и с тех пор расставались, только если были разделены расстоянием. Просто бывают такие люди, с которыми сразу, с самого начала общаться легко, и Агния как раз к таковым относилась, они с Дашей быстро нашли общий язык.
    Но допустимо ли втягивать подругу в такую историю? Да не важно уже! Даша чувствовала, что если еще хоть немного пробудет одна, то попросту выпрыгнет в окно, а этаж-то пятый!
    Агния, в отличие от Вани, ответила почти сразу:
    – Салют, Дазаяц! Чего хочешь? Денег не дам, сразу предупреждаю!
    Даже сейчас, после всего, что произошло, Даша невольно улыбнулась: опять она со своим Дазайцем! Ну и что, что у нее фамилия Зайцева, нечего всякие извращения придумывать!
    – Агния… ты не могла бы приехать?
    – Дашка, что случилось?
    Агния, видимо, почувствовала неладное, потому что тон ее изменился, из дурашливого стал обеспокоенным. А для Даши это стало последней каплей – почувствовав поддержку, пусть даже такую далекую, девушка разрыдалась и пересказала все, что с ней случилось и что она увидела.
    Агния выслушала и коротко ответила:
    – Поняла. Дашик, держись, мы скоро будем! Называй адрес.
    «Мы»? Что за «мы»? Хотя… кого бы Агния ни привела с собой, это будет хорошо. Чем больше сейчас в квартире живых людей, тем лучше.
    Время тянулось бесконечно долго. Успела прийти сестра Вячеслава Захарова, жившая неподалеку. С помощью предоставленной ею информации и рассказов соседок, в общем-то, выяснился и мотив.
    На прошлой неделе Захаровы выиграли в лотерею, причем не деньги. Им достались два полукилограммовых слитка золота, о чем Наталья тут же разболтала всем друзьям и знакомым, даже Даша была в курсе. Как раз вчера Захаровы собирались забрать награду и вроде как сделали это, причем, по рассказам сестры, они не планировали обращаться в банк, считая, что проще и безопаснее держать все в собственной квартире.
    Учитывая рассказ сестры, список возможных грабителей оказался внушительным. Судя по тому, что следов обыска в квартире не наблюдалось, преступление совершил кто-то, кто знал, где находится золото.
    Впрочем, сестра Вячеслава еще надеялась, что причина другая, и теперь копалась в полках, разыскивая драгоценные слитки. Ее даже участковый остановить не мог, сумел воспрепятствовать лишь обшариванию одежды мертвых.
    Даша не понимала этого: как можно думать о золоте, когда погибла целая семья?! И как можно убить трех человек ради каких-то железяк, пусть и дорогих. Да еще так жестоко! Толика-то за что?!
    Нет, понятно, за что. Если грабить пришел кто-то знакомый, Толя бы узнал его и опознал, не младенец. От свидетелей просто избавлялись, потому что убийство было быстрое, без лишней жестокости – так сказал следователь, а Даша случайно услышала. Но если эти раны – не жестокость, то что же тогда?!
    Бесчеловечно. Два слитка не стоят трех жизней, они ни одной жизни не стоят!
    Наконец появилась Агния. Участковый хотел задержать ее, утверждая, что тут «не проходной двор», но вместе с ней пришел какой-то мужчина, быстро решивший этот вопрос.
    – Дашка! – Агния подбежала к подруге. – Ты как?!
    Даша хотела ответить – и не смогла. Она и не представляла, что у нее столько слез, а они все лились, и казалось, что им не будет конца. Агния уже ни о чем не спрашивала, она сидела рядом и осторожно гладила Дашу по волосам, потом заставила выпить какое-то успокоительное, которое привезла с собой.
    Явилась сестра Вячеслава и потребовала обыскать Дашу – вдруг это она золото умыкнула, увидев, что хозяева мертвы и никто ей не помешает?!
    – Женщина, вы совсем с ума сошли?! – взвилась на ноги Агния. – Халат запахните и губу закатайте! Если вы на такое способны, то не надо всех обвинять!
    – Не надо, – всхлипнула Даша. – Пусть обыскивает, мне не жалко… Я ничего не брала!
    – И эту обыскать надо, – женщина мстительно уставилась на Агнию, хотя цветастый халат все же поправила. – Она тоже могла!
    – Ничего она не могла, – вмешался мужчина, приехавший с Агнией. – У вас, если на то пошло, было больше возможностей.
    – Да как вы смеете?! Я буду жаловаться!
    – Ради бога. Даже посоветую сразу в Гринпис, там для вас, выдр, отдельная программа есть! – фыркнула Агния.
    Даше не хотелось устраивать здесь скандал. Не из слабости характера, просто ей казалось, что это неуважительно по отношению к умершим. К сожалению, высказать все это она не могла: горло болело и сил не осталось.
    Девушка умоляюще посмотрела на единственного, кто обращал на нее внимание, – спутника Агнии. При ближайшем рассмотрении это оказался мужчина средних лет, подтянутый, с коротко остриженными русыми волосами. В целом, внешность непримечательная, если не считать светлых каре-зеленых глаз.
    «Похоже на глаза хищной птицы», – невольно отметила она.
    Мужчина ее понял. Он положил руку на плечо Агнии, призывая ее замолчать, а сам обратился к участковому:
    – Вы за женщиной проследите, у нее стресс. Как бы кто еще не пострадал!
    И участковый послушался! Он молча вывел буянящую родственницу в коридор.
    Даша невольно почувствовала уважение по отношению к мужчине. Кажется, Агния говорила, что сблизилась с каким-то очень влиятельным человеком, и это, должно быть, он. Повезло! Даше хотелось, чтобы в ее жизни тоже был кто-то настолько же сильный.
    – Дашик, мне кажется, тебе не нужно и дальше здесь оставаться, – мягко сказала Агния. – Поехали домой, а? Мы тебя отвезем!
    Даша кивнула, ей и самой не хотелось дышать металлически-кровавым воздухом…
    Людей в квартире уже было значительно больше, следователь кого-то вызвал. Судя по обрывкам фраз, которые услышала девушка, никакие варианты, кроме похищения золота, не рассматривались. Да и она сама понимала, что все очевидно, только поверить не могла.
    Тело в коридоре уже унесли, а в комнату Толи Даша и заглядывать не стала, этот ужас у нее и без того долго перед глазами стоять будет. Прочь отсюда!
    Однако уйти не получилось – уже на пороге она вспомнила нечто очень важное.
    – Подождите! А как же Чипс?
    – Кто? – нахмурилась Агния.
    – Ну Чиперсон, Чипс, питомец Толи! С ним что?
    Даша зверька прекрасно помнила, потому что всякого рода грызунов до безумия боялась, это было сродни фобии – как у Агнии с этим ее страхом прикосновений. Толя же очень любил полугодовалую шиншиллу, подаренную ему родителями, и с рук не спускал. Даже во время занятий!
    Вопрос услышала родственница и только презрительно поморщилась:
    – На помойку эту крысу! Я домой такую дрянь не потащу, у меня ребенок маленький!
    – Его нельзя на помойку, – растерялась Даша. – Он замерзнет! А еще коты съесть могут!
    – А мне-то что? Мне мой ребенок дороже!
    – Так отдайте другим родственникам!
    Сестра Вячеслава оставалась непреклонна:
    – Нет у них здесь других родственников, крысеныш никому не нужен! Хотите – вы забирайте, мне до лампочки!
    Даше было безумно жаль Чипса, но пересилить свой страх она не могла, как не могла и бросить шиншиллу на произвол судьбы. Толя любил зверька, это нечестно по отношению к нему!
    Она готовилась снова расплакаться, однако вмешалась Агния:
    – Не переживай, я заберу! Где этот Чипс вообще?
    – В комнате Толика, – едва слышно прошептала Даша. – Но я не могу… там же…
    – Вадим, ты не мог бы?…
    – Понял уже, – тяжело вздохнул мужчина. – Сейчас принесу вашу крысу!
    – Это шиншилла…
    – Мне, вообще-то, все равно.
    Он исчез в открытых дверях, а через минуту вернулся с большой железной клеткой. Чипса не было видно, но это как раз понятно, он всегда прятался в домике при посторонних.
    «Бедный, – подумала Даша. На глазах закипели новые слезы. – Совсем один остался!»
    Интересно, мог ли крохотный зверек понять, что произошло с его хозяином? Вряд ли, конечно, существо-то далеко не самое умное, не собака ведь и не кошка! Но все равно жалко…
    Они вышли из дома, у подъезда ждал дорогой джип. Вадим обустроил клетку в багажнике, заверив обеспокоившуюся Агнию, что «крыс» там не задохнется и не замерзнет, а девушки забрались на заднее сиденье.
    Даша чувствовала себя бесконечно уставшей, даже на разговоры сил не осталось. Ее не покидало ощущение, что запах крови приклеился к ней, пропитал волосы и одежду, и отмыть его будет непросто.
    Дома уже ждал Ваня – окна их квартиры горели. Вряд ли он приехал пораньше, у него просто рабочий день закончился. Даша заверила подругу и ее спутника, что с ней все будет в порядке, что любимый человек наверняка ее поддержит, поможет.
    В глубине души она знала, что на самом деле помочь ей способно только время. Ведь, что бы там ни напридумывали следователь с участковым, вся правда им не известна. Даша подозревала, что гибель целой семьи может быть связана с ней…

Глава 3

    Самым важным достижением с его стороны было, пожалуй, принятие нового имени. Раньше он на «Андрея» не реагировал вплоть до тех пор, пока к нему не подходили и не напоминали, что, собственно, его так зовут. Но Жин-Жин сумела убедить всех, включая его, что имя нужно.
    Ну а с человеческим именем вернулась и убежденность в своей человечности. То время, когда он считал себя животным, казалось теперь страшным сном, в который Андрей совсем не хотел возвращаться.
    Маленьким чудом для него стала и привязанность Жин-Жин. Он ожидал, что она уйдет, когда в его близости отпадет практическая необходимость, когда он перестанет быть нужным ей для выживания. А она осталась! Она очень часто приходила, а если ее отвлекала работа, звонила, и они говорили часами; такие разговоры помогали ему многое вспомнить.
    Поначалу Андрей испытывал шок, затем – страх, что она исчезнет, наигравшись в благородство. Но Женя оставалась рядом с ним изо дня в день, он слышал, как отчаянно она добивалась права забрать его к себе домой хотя бы на неделю.
    Андрей уже не старался найти объяснение ее привязанности, знал только, что она дает ему силы.
    В целом к человеческой жизни он адаптировался медленно. Думать стало легче, голова уже не болела, вернулись некоторые знания, однако ему тяжело было писать и читать, счет тоже давался с трудом. Проблемой обернулось и постоянное чувство настороженности: в Цирке оно не раз спасало ему жизнь, а сейчас превращалось в паранойю.
    Врачи убеждали его, что все поправимо и отчаиваться не нужно, лечение в реабилитационном центре поможет. Андрей выслушивал их с легким удивлением, он и не думал отступать – ведь она же не сдалась!
    Жин-Жин стала не единственным человеком, появившимся в его новой жизни. Важнейшим – да, но не единственным. К нему периодически заходил Вадим, человек, спасший его в лесу. Андрею нравилось говорить с ним, чувствовать себя равным, поэтому он уже принял предложение о работе.
    Частенько наведывалась и Агния, однако ее отношение было совсем иным, чем у Жин-Жин. Для Агнии он был не более чем другом, как, впрочем, и она для него.
    Андрея радовало, что он связан с другими людьми. Это делало его… настоящим, что ли.
    Сегодня Жин-Жин должна была забрать его в свою квартиру. Андрей не чувствовал себя униженным по этому поводу, ведь он сам дал согласие. Девушка его долго уговаривала, а потом десять раз спросила, не передумал ли он! А он уже знал, что она вроде как важная персона, знаменитость, видел ее фотографии в журналах. Данный факт лишь увеличивал его удивление: ну зачем он ей, если она без труда может найти нормального?
    В итоге Андрей отчаялся получить ответ. Пришлось поверить, что Женя как раз его нормальным и считает.
    – Ты готов? – Жин-Жин заглянула в палату. – Я, между прочим, все формальности уладить успела!
    Ему почти всегда хотелось улыбаться, глядя на нее – в прошлой жизни, еще в Цирке, такую случайную, не имеющую особой причины улыбку мог вызвать разве что очень хороший день или лучик солнца, добравшийся до их клеток. К тому же Женя выглядела сейчас забавно: собранные в хвосты кучерявые волосы напоминали два облака.
    Андрей не заставил ее ждать, он успел сменить больничную одежду на ту, что девушка принесла вчера. Его несколько напрягал тот факт, что Жин-Жин закупает для него все, но ни одного способа изменить ситуацию в его распоряжении пока не было. Даже если бы имелись деньги, – а Вадим предлагал ему аванс за будущие услуги, – Андрей все равно не рискнул бы пойти в магазин, большие собрания людей его раздражали чуть ли не до агрессии.
    Ничего, пребывание в реабилитационном центре поможет справиться с этим, должно помочь!
    – Не боишься забирать домой дикое животное? – усмехнулся он.
    К исправленным зубам он привыкал медленно, так же, как когда-то к клыкам. Впрочем, две пары боковых клыков ему все же оставили по его просьбе – для завершения образа.
    – Даже не знаю, – девушка кокетливо накрутила на пальчик выбившуюся из хвостика прядь. – Всегда хотела иметь ручного тигра!
    Андрею понравился ее взгляд… неделя обещает быть интересной! Когда они шли по коридору, Женя взяла его за руку. Андрей давно заметил, что она старается касаться его при любом удобном случае. Любопытно, это собственничество или нечто большее?
    Вадим, узнав о его планах на проживание в квартире Жин-Жин, посоветовал остерегаться «бабьего беспредела» и держаться подальше от всего розового и пахнущего фруктами. Андрей очень надеялся, что советы будущего начальника вообще не понадобятся.
    У Жин-Жин была красивая машина – небольшая, аккуратная, ярко-красного цвета. Она подходила девушке, но сам Андрей надеялся обзавестись чем-нибудь более солидным. Правда, для этого еще нужно научиться водить, но тут вопрос времени, ведь с техникой он уже управлялся неплохо.
    Садясь за руль, Женя предупредила:
    – Имей в виду: вожу я плохо. Поэтому поедем медленно! Вообще, нас хотела подвезти Агния, но у нее со вчерашнего дня какие-то сложности.
    – Надеюсь, ничего серьезного?
    – Честно говоря, сама не в курсе. Вчера мы должны были встретиться в городе, но в последний момент она все отменила. Сегодня, когда мы созванивались, сказала, что не может пока говорить. Только не факт, что это из-за проблем, просто сегодня ближе к вечеру приезжает ее обожаемый Дани, вот она и готовится!
    Дани – это, надо полагать, Даниил Вербицкий, непосредственный руководитель Вадима. С ним Андрею еще предстояло познакомиться, об этом человеке он почти ничего не знал.
    Женя жила на окраине города. Андрей успел получить некоторое представление о реалиях цивилизованного мира, поэтому мог сказать, что дом у нее хороший, но не элитный. Это удивляло: везде и всюду он слышал, что Жин-Жин – одна из самых дорогих и востребованных моделей.
    Девушка правильно поняла его немой вопрос:
    – Что, хоромы ожидал увидеть? А вот и нет! Хоромы мне предлагали, но в обмен на кольцо на безымянном пальце, так что я решила не менять себя на жилплощадь. Моя нынешняя квартира – именно моя, хотя кредит, честно скажу, еще выплачиваю. Или для тебя недостаточно круто?
    – В Цирке я жил в клетке размером пять шагов в длину.
    Жин-Жин тут же опустила взгляд:
    – Извини, что напомнила…
    Ее смущение было настолько потешным, что он едва сдержал смех. Но смеяться нельзя, а то она вообще под сидение забьется!
    Вместо этого Андрей наклонился к девушке и взял ее за руку.
    – Женя, успокойся. Тема Цирка не является для тебя запретной, ты можешь спрашивать у меня все, что угодно. Если я о чем-то не захочу вспоминать, я так и скажу тебе.
    Она только кивнула.
    Выходя из машины, Андрей накинул капюшон. Ветер его не беспокоил, просто он привык к тому, что его внешность приковывает внимание посторонних. Сам он относился к данному факту совершенно спокойно, а вот делать Жин-Жин объектом сплетен не хотел, она и так являлась им слишком часто.
    Андрей не первый раз ловил себя на том, что не винит Хозяев Цирка за то, что они сделали с ним, и даже по-своему благодарен. Если бы не их извращенные развлечения, он бы сейчас был робким, очкастым, больным насквозь ботаником… а может, вообще умер бы! Братцы себя редко сдерживали, избивая его. Да и потом, он бы даже не мечтал о том, чтобы хотя бы раз лично пообщаться с гламурной и недоступной Жин-Жин.
    Их встреча – достойная награда за все, что ему пришлось пережить.
    Квартира Жин-Жин отличалась идеальным порядком. Предметов там находилось много, одни стопки журналов и полки со всякими наградами чего стоили, но девушка умудрялась создавать общую видимость гармонии. Цвета были преимущественно светлые – желтый и золотистый, мебель новая, но вместе с тем в каком-то старом стиле, название которого Андрей не помнил. В воздухе застыл легкий фруктовый аромат, и зловещие предупреждения Вадима снова всплыли в памяти.
    Женя провела Андрея в большую комнату, судя по обстановке, гостиную.
    – Тебе придется пожить здесь, – сказала она. – У меня просто комнат всего две, но если тебе больше нравится спальня, можешь забрать ее…
    Да кем она вообще его считает, принцем голубых кровей?!
    – Меня все устраивает, правда!
    – Вот и супер. Я сейчас поесть приготовлю, а ты располагайся пока!
    Она упорхнула на кухню, оставив Андрея одного. Он только головой покачал: похоже, им еще долго привыкать друг к другу!
    Скучать ему не пришлось, потому что в комнате было на что посмотреть. Одну из стен почти полностью закрывали фотографии, с которых на него смотрела Женя в компании каких-то нарядных людей. Важных, если учитывать, что те же лица он видел во многих ее журналах. Да и как иначе, она же звездой считается!
    Андрею нравилось это – то, что она делает. Впервые он увидел Жин-Жин именно на фотографии, и уже тогда его привлек необычный взгляд девушки. Остальные по сравнению с ней были просто куклами, а за эту стоило побороться.
    Он прошел по комнате, выглянул в окно, рассмотрел награды. На одной из полок лежала черная записная книжка, а из нее выглядывал изрядно потрепанный листок – вероятно, его доставали и изучали очень часто.
    Андрей понимал, что лезть в чужие записи нехорошо, но слишком уж велик оказался соблазн. Да и вообще, любопытство – черта, присущая всем кошкам, а тигр тоже из кошачьих. Старые привычки быстро не забываются!
    Читал он медленно, по слогам, иначе не получалось, но и этого хватило, чтобы понять пару строк.
    Судя по всему, он наткнулся на руководство по общению с ним самим! А к кому еще могли относиться фразы «Не раздражать», «Не позволять расстраиваться», «Ни в коем случае не напоминать о прошлом», «Не допускать чрезмерную физическую активность»?
    Он не знал, обижаться или смеяться. Наверное, все-таки второе. Женя явно решилась записать эту глупость не от недостатка собственных мыслей, она просто боялась навредить ему. Поэтому и нервничает без причины!
    Если задуматься, ей сейчас чуть ли не тяжелее, чем ему. Врачи, вероятнее всего, ей все уши прожужжали, доказывая, что он чудовище, псих, считающий себя животным, и оставаться наедине с ним опасно. Однако она настояла на своем, вот и получила серию рекомендаций.
    «Надеюсь, она меня не боится, – подумал Андрей. – Хотя все поправимо».
    Когда Женя вернулась, он уже положил записную книжку на место и с независимым видом сидел на диване, делая вид, что поглощен рассматриванием журнала.
    – Все! – торжественно объявила она. – Сделала!
    Можно подумать, он еще не заметил! Андрей давно убедился, что обладает более острым обонянием по сравнению с обычными людьми – еще один «подарок» Цирка. Только теперь этот талант сыграл с ним злую шутку: в животе будто военный оркестр обосновался!
    Да еще и Жин-Жин расстаралась, устроила ему обед из трех блюд, и все явно сложные. Ее кулинарные шедевры не шли ни в какое сравнение с месивом, которое давали зверям в Цирке, и даже с больничной едой. Андрей в жизни ничего подобного не пробовал. До этого момента он и не предполагал, что от еды можно получать удовольствие.
    Женя не присоединилась к нему, наблюдала со стороны с мягкой полуулыбкой. Первое время Андрей вообще не обращал на это внимания, потом не выдержал:
    – Слушай, сама-то чего в стороне сидишь? Если из-за примеси цианида, то зря старалась, есть более простые способы убить меня!
    – Это какие же? – сердито надула губки девушка.
    – Прикажи. Что скажешь, то и сделаю: хоть в окно выпрыгну, хоть об стенку убьюсь.
    Шуткой это было лишь отчасти.
    – Дурак ты, – поежилась Жин-Жин. – Жуть такую говоришь! Я не ем, потому что мне нужно диеты придерживаться, норма работы такая!
    Дурацкая норма. У Жени и так было самое красивое тело из всех, что ему приходилось видеть. Но свое мнение он предпочел держать при себе, потому что чувствовал: оно может ее обидеть.
    А Андрей обид не хотел, он собирался избавиться ото льда между ними.
    – Женя… раз уж ты не ешь, займись делом, расскажи мне о себе.
    – Что рассказать?
    – Да все!
    Если задуматься, о ее прошлом он очень мало знал, в основном – о настоящем. Ему хотелось большего.
    – Тебе правда интересно? – изумилась Жин-Жин.
    – Иначе я бы не спросил. Это часть тебя, поэтому мне не только интересно, мне важно это услышать.
    Было заметно, что ей неловко, но отказать Женя не решилась: определенно повлияли наставления врачей. Первое время девушка говорила неуверенно, затем расслабилась, увидела, что он действительно слушает. Андрей узнал про ее детство в Саратове, про решение уехать в Москву, про первый, самый тяжелый год в столице, когда она была никому не нужна.
    У него когда-то тоже была такая жизнь – человеческая, обычная, – но он ее не помнил. Поэтому и довольствовался теперь чужими воспоминаниями.
    Когда Женя закончила, наступил вечер, они переместились в гостиную и вдвоем очень уютно уместились на небольшом диване: Андрей сидел, девушка полулежала, прижимаясь к нему. Атмосферу портили только странные ревущие звуки, доносящиеся сверху.
    Некоторое время Андрей терпел, надеясь, что все закончится само собой, но в итоге не выдержал:
    – Жень, что это за грохот?
    – Это одна стервоза сверху музыку врубила! – страдальчески поморщилась Жин-Жин. – Ненавижу ее! Она вообще одна живет, но каждый раз, когда мужика к себе приводит, всю ночь слушает этот кошмар! Видимо, без четко заданного ритма у ее неудачников ничего не получается!
    – Тебе это не нравится, – заметил он.
    – И это еще мягко сказано! Сколько я с ней скандалила – вспомнить страшно! Ну а что я ей могу сделать? На просьбы она не реагирует, угрожать мне нечем. Пробовала милицию вызывать – она дверь не открывает. Не буду же я просить друзей надавить на нее из-за такой ерунды! Неловко как-то…
    Не спать полночи – это ерунда? Маловероятно.
    Самому Андрею никакая музыка не могла помешать заснуть, но он видел, что Женю ситуация сильно расстраивает. Одной этой мысли оказалось достаточно, чтобы усыпленная лекарствами и тренингами тигриная половина подняла голову и оскалилась.
    Обижать ее никто не смеет!
    Андрей вышел на балкон; здесь музыка звучала сильнее. Он посмотрел наверх и неожиданно понял, что нужно делать. Может, это и неправильно с точки зрения нормального человека, но зачем отказываться от своих навыков, если они способны помочь?
    Андрей достал из кармана куртки тигриные перчатки с металлическими когтями – единственное, что осталось у него после Цирка. Их помог вернуть Вадим, который, как и сам Андрей, справедливо рассудил: есть ли смысл отказываться от оружия, которым Тигр владеет идеально?
    – Что ты задумал? – Женя смотрела на него с тревогой.
    – Пойду знакомиться с соседями!
    Он собирался перебраться через ограждение, но девушка решительно стала на пути:
    – Андрей, не надо, я тебя очень прошу! Она скоро выключит, она всегда выключает!
    – Я не собираюсь подстраиваться под нее.
    – Здесь же седьмой этаж! А у них восьмой!
    Ну и что? Высоты он никогда не боялся, свои силы оценивать умел и понимал, что ничем не рискует. Да, на руке у него все еще были повязки, перелом зажил не до конца. Но частично подвижность вернулась, и полный гипс сменили на эластичный бинт. И вообще, нагрузка не настолько тяжелая, чтобы даже сомневаться.
    Поэтому он наклонился к девушке, мягко поцеловал ее и прошептал на ухо:
    – Женя, не беспокойся за меня. Просто позволь мне сделать по-своему.
    Она надулась, всем своим видом показывая, что не разделяет его мнение, однако не мешала. Андрею ничего больше и не было нужно.
    Он перескочил через поручни и без труда начал подниматься по декоративной решетке, тянувшейся между этажами. Элементарно ведь! Он бы и по трубе подняться смог, если бы труба имела надежное крепление, но там уже появился бы риск. А кованая решетка – она же как лестница. Никакая страховка не нужна!
    Андрею даже удавалось беречь травмированную руку. Боли он не чувствовал, но осторожность не повредит.
    Расстояния между этажами оказались небольшие, и скоро он уже стоял на балконе квартиры соседей, здесь музыка просто грохотала. Задача неожиданно упростилась: дверь, несмотря на прохладную погоду, оставили открытой. Сначала Андрея это удивило, но, заглянув внутрь, он быстро понял причину.
    Хозяйка квартиры и ее комодоподобный гость закурили всю комнату. Сейчас парочка валялась на пушистом ковре в окружении многочисленных бычков. Судя по дурноватым лицам, любовники развлекались не простыми сигаретами.
    Андрей только усмехнулся: будет весело!
    Совершенно не таясь, он вошел в комнату, пересек ее и остановился возле магнитофона. Хозяйка и гость смотрели на него абсолютно непонимающими глазами. Еще бы! С балкона на восьмом этаже неожиданно появляется белесый мужик в черную полоску с когтями на руках! Да еще и клыки демонстрирует, ухмыляясь!
    Андрей между тем подцепил провод музыкального центра и выдернул его из розетки. На этом он не остановился, подрезал когтем основание, а потом с показательной легкостью порвал провод, лишив компанию музыки минимум на эту ночь.
    – Что уставились? Будете больше курить, к вам говорящая селедка придет и телевизор битой разобьет!
    С этим словами он спокойно вернулся на балкон и начал спускаться обратно. Вниз он мог смотреть сколько угодно, высота не вгоняла его в панику. Андрей воспринимал ее как расстояние, которое нужно знать, не больше.
    Одно лишь беспокоило его: как отреагирует Женя. Вдруг истолкует случившееся как агрессию? Вдруг испугается? Этого он точно не хотел!
    Поэтому на балкон Андрей вернулся с виноватым видом, готовясь слушать упреки. А вместо этого Женя втащила его в комнату и шикнула:
    – Ни слова! Сейчас они тебя высматривать будут!
    И точно, скоро сверху донеслось:
    – Где он?
    – Нету!
    – Да не было его!
    – Ну ты и козел!
    Далее последовала громкая ссора, после которой несколько раз хлопнула дверь и стало тихо.
    Андрей посмотрел на Женю и облегченно вздохнул: глаза девушки не были сердитыми, они светились каким-то наивным, чуть ли не детским восторгом.
    – Ну ты даешь! – восхищенно прошептала она, хотя необходимость таиться отпала. – Это же… супер! Я была уверена, что от нее спасет только переезд, а ты… у меня слов нет!
    Вот это хорошая реакция! Андрей поймал себя на мысли, что адаптация к нормальной жизни может оказаться не такой сложной, как он предполагал.

Глава 4

    Бесполезно. Шиншилла упорно игнорировала ее со вчерашнего дня. Девушка даже засомневалась, жив ли зверек вообще, однако попытка засунуть руку в деревянный домик привела к безболезненному, но ощутимому укусу.
    И Агнии становилось еще грустнее. Вся ситуация, если задуматься, была чудовищной: людей убили из-за двух кусков золота! Причем не просто пришли какие-то незнакомцы, это сделал кто-то из своих, кто-то, кто знал, где золото хранится.
    Такого жуткого предательства Агния просто не могла понять. Ты общаешься с человеком, доверяешь ему, а потом он решает, что твоя жизнь ничего не значит. Денежная стоимость этих слитков не такая уж большая. Стоило ли ради них превращаться в нелюдь?
    Сама Агния относила себя к людям нормально обеспеченным, но от богатства далеким. При этом ей и в голову не приходило зариться на деньги Даниила или еще кого-то из влиятельных знакомых. Их деньги – это их деньги, не хватало еще оскотиниваться из-за такой ерунды!
    Да и представителям погибшего семейства тоже следовало вести себя осторожней… Зачем хранить золото в доме, а тем более рассказывать всем об этом? Людей и за меньшие суммы убивали!
    Короче, жуть. Агния не была расстроена так же сильно, как Дашка, потому что в последние месяцы насмотрелась на разных представителей рода человеческого, но и ей стало не по себе в той квартире.
    Зато родственница погибших, похоже, о трауре и не задумывалась, все золото искала! Через собственного мертвого племянника скакала, лишь бы проверить каждый уголок! Мерзко…
    Агния была благодарна Вадиму за то, что поехал с ней. Без него бы так четко не получилось, она бы сама обязательно поддалась слезам и панике. Но от Вадима исходила спокойная уверенность, передававшаяся и девушке.
    А еще их поддержка очень понадобилась Дашке. Она вообще существо эмоциональное, а тут такое увидела – у кого угодно нервы сдадут! Она ведь знала эту семью, с мальчиком работала.
    Агния хотела остаться с подругой дольше, но Даша сама отказалась, потому что Ванечка, видите ли, не любит гостей. Почему сам Ванечка за ней не приехал, она так и не призналась. Вообще, Дашкин бойфренд вызывал у Агнии стойкое раздражение: судя по отзывам подруги, паразитирующее создание, очень удачно устраивающееся за чужой счет.
    В общем, вчерашнее настроение, чуть ли не праздничное, безвозвратно ушло. Агния старалась отвлечься, но все равно в итоге возвращалась к мыслям о предательстве и о том, как тяжело сейчас приходится Даше.
    Еще и шиншилла вылезать отказывается!
    В дверь ее комнаты постучали.
    – Агния, ты там не заснула? На часы смотреть надо для разнообразия!
    Часы тут как раз ни при чем, она и без того знала, что уже время отправляться в аэропорт. Только вчерашнее желание попасть туда как можно скорее тоже исчезло, девушке хотелось спрятаться ото всех.
    – Вадим, я не поеду.
    Начальник охраны открыл дверь, но входить в комнату не стал, остановился на пороге.
    – Ну и что это за фокусы?
    – А что, я обязана ехать? – разозлилась девушка. – Это вроде как плата за проживание?
    Он оказался сдержанней и эмоциям не поддался:
    – Не дури, ты прекрасно знаешь, что не обязана. Ты не обязана говорить со мной, с ним, можешь делать вид, что ты нас не знаешь, и все равно жить здесь. Но Маша сказала, что ты весь день удачно имитируешь грозовое облако. Мне кажется, тебе нужно отвлечься. Или ты боишься, что твоя крыса за это время устроит побег с диверсией?
    – Ну и кто из нас дурит? – старательно пряча улыбку, поинтересовалась она. – Ладно, поехали.
    Нет, все-таки многое изменилось с момента их знакомства. В первые месяцы Вадим ни за что не стал бы с ней так церемониться! Не хочешь? Ну и сиди дома, общайся с крысами!
    По идее, надо было бы устроить торжественные сборы с извлечением из нафталина чего-нибудь вроде нарядного платья, но на это у Агнии не нашлось ни настроения, ни времени, ни нафталина. Поэтому она в чем была, в том и поехала: в джинсах, свитере и меховой жилетке.
    То, что Вадим не ошибся, она поняла уже в дороге: с каждым метром, приближающим их к аэропорту, настроение поднималось. Да, плохо. Да, есть в мире твари в человеческом обличье. Но из-за них не стоит впадать в депрессию! Потом у нее сейчас все хорошо, причин радоваться жизни больше, чем грустить. Она Дани столько недель не видела! Изменился, наверное…
    Когда они выехали на окруженную лесом и полями дорогу, Агния решила, что отмалчиваться и дальше несолидно.
    – Вадим, я это… поблагодарить тебя хочу!
    – А то! – усмехнулся он. – Ты всегда сначала нарабатываешь причины, потом благодаришь!
    – Я не только за сегодняшнее, я и за вчерашнее.
    Агния прекрасно знала, что на вчерашний день у него были свои планы, но он их отменил, когда в ситуации разобрался.
    – Не парься, мелочь, я все успел. Тебя просто нельзя было оставлять одну! В итоге тебя бы в убийстве и обвинили!
    Не смешно, между прочим, обвиняли уже! И все же Агния решила не обижаться, он ведь не серьезно.
    Аэропорт замаячил перед ними шатром огней в тумане. Агния почувствовала, как сердце начало биться сильнее, как в детстве перед Новым годом. Никакие попытки обвинить себя в детсадовском поведении вернуть невозмутимость не помогали.
    Вадим заметил ее состояние:
    – Лампочки потуши! Ты же Данилу знаешь, если он поймет, что ты рада его видеть, обязательно гадость какую-нибудь ляпнет, он иначе не умеет.
    – Ну и пусть, переживу!
    Можно подумать, что она от него пылких признаний с цитатами из Шекспира ожидает!
    Они остановились не возле основного скопления машин, а на небольшой отдельной парковке. Там уже стоял микроавтобус с затемненными стеклами.
    – Это что за зверовозка? – удивилась Агния.
    – Верно подмечена суть, но в целом это для Данилы. Он, понимаешь ли, сейчас передвигается только на инвалидном кресле, а оно в нормальную машину не влезет. Я предлагал отвезти его на своей машине, а кресло в багажник укомплектовать, а в ответ получил, дословно: «Пардон, но романтичная перспектива висеть невестой у тебя на руках меня не прельщает!»
    Агния только фыркнула – чего и следовало ожидать от Даниила!
    Они прошли в какой-то зал, предназначавшийся, судя по всему, для VIP-гостей. Причина была очевидна: не стоило ожидать, что Даниил станет проходить все зоны контроля вместе с обычными пассажирами. Достаточно того, что он прилетел на коммерческом рейсе, ведь для доставки в Швейцарию пришлось нанимать специальный самолет!
    В зале Вадим удержал ее, хотя она порывалась идти дальше.
    – Стой, туда нельзя! Здесь ждать будем.
    – А может?…
    – Нет.
    – А если…
    – Даже не думай!
    – Злой ты…
    За полупрозрачными дверями было заметно движение, оттуда выходили люди в строгих костюмах и с безразличным видом направлялись к выходу. На девушку никто не обращал внимания, а ей казалось, что время превратилось в густой кисель, а она сама – в крайне недальновидную муху. Теперь она не могла повлиять на события, приходилось ждать, и это выводило из себя.
    А потом ожидание закончилось в одну секунду, потому что появился он. Даниил действительно изменился: набрал вес, избавившись от болезненной худобы, кожа приобрела ровный, пусть и слабый загар, и, что самое главное, появились движения! Агния привыкла, что эмоции он может выражать только словами и мимикой, а теперь двигался он вполне активно, и, хотя коляска сдерживала его, верхнюю половину тела он использовал свободно.
    Несмотря на все перемены, Агния без труда узнала его. Она намеревалась устроить очень приличную, даже прохладную встречу, – этот гад не звонил неделю! – но, увидев его, сдалась без боя. Она за долю секунды пересекла зал, чудом увернулась от охранников, пытавшихся задержать ее, и скоро уже прижималась к нему. Да, колени отбила, резко опускаясь, зато как эффектно получилось!
    – А если бы это был террорист, меня бы уже не было, – философски рассудил Даниил. – Поувольняю всех!
    – Не надо никого увольнять, – заметил Вадим, подходя к ним и пожимая руку своему непосредственному руководителю и бывшему воспитаннику. – Я твоя главная охрана, и я ее привел, так что все нормально. Хочешь, прикажу вывести?
    – С ума сошел? Она же потом и тебя, и меня задолбает страшной местью!
    – Сволочи вы оба! – оскорбилась Агния. – Я тут вся в эмоциях, а они глумятся!
    Девушка попыталась отстраниться, но Даниил не позволил. Тихо, чтобы слышала только она, он сказал:
    – Не скандаль. Мне нужно поддерживать репутацию тирана и деспота, справляюсь, как могу. Все, что я хочу тебе сказать, я скажу позже, не при них.
    Да ну? Это уже интригует! За все месяцы их знакомства Даниила никогда особо не тянуло на откровенность. Они нередко оставались наедине, но даже тогда он почти не позволял себе демонстрировать чувства.
    Агния поднялась, отряхнула джинсы и с независимым видом пошла рядом с ним. Охранники, сопровождавшие Даниила, и бровью не повели, но девушка не сомневалась, что сегодня вечером за пивом они ей все кости перемоют, она уже не раз заставала их за сплетнями, когда жила в загородном доме адвоката.
    Микроавтобус, подогнанный к аэропорту, внутри и правда был оборудован под коляску. Даниил мог заезжать туда самостоятельно, рядом располагались места для обычных пассажиров. Причем теперь охранники дипломатично разместились впереди, предоставив весь салон Даниилу и его спутнице. Вадим так вообще поехал на своей машине.
    Агния молчала: не потому что ей нечего было сказать, а чисто из мстительности. К тому же, определенное смущение после того резкого порыва все же имелось. Ну а что делать, если она соскучилась?
    Даниил, наверное, тоже, потому что долго он тишину выдерживать не смог:
    – Вадим мне звонил вчера вечером, рассказал, что случилось.
    – Вадим – базарная сплетница! – возмутилась Агния. – Зачем нужно было тебя беспокоить?! Лишь бы потрындеть!
    – Нет, не лишь бы потрындеть, мне важно знать такие вещи, – возразил он. – Да и оберегать меня от всего подряд не надо, не хрустальный! Мне гораздо хуже, когда я не знаю, где ты и что с тобой. Особенно если учитывать твою гениальную способность вляпываться в… неприятности по самые уши.
    Агния осознавала, что он верно говорит, но изо всех сил старалась сохранить свое право называться здравомыслящим человеком:
    – Да я никуда не вляпывалась, я просто Дашке помочь хотела!
    – Ага, а в прошлый раз ты хотела помочь Жин-Жин, и это привело тебя прямиком в Цирк! Я уважаю твое стремление поддержать других, но все-таки позволь подстраховывать тебя.
    Девушка кивнула; она была несколько разочарована. Это и все, что он хотел сказать наедине? Фу, неинтересно! Все-таки нет в адвокатах романтической нотки.
    Самым лучшим, что он сделал, стало осторожное прикосновение к ее руке: он провел пальцами по ребру ее ладони и улыбнулся. Это оказалось несколько неожиданно, и Агния отдернула руку.
    – Ты чего творишь?
    – Вспоминаю. Даже после месяца тренировок мне не верится, что я снова двигаюсь… и чувствую. Ты не поверишь, как быстро забываются ощущения от прикосновений!
    Агния не стала ничего отвечать, но руку вернула. Естественно, при этом она всем своим видом показывала, что делает ему одолжение.
    Обратно они добирались гораздо дольше, чем ехали туда, сказывались вечерние пробки. Агнию это не беспокоило, ведь теперь компания у нее была значительно приятней, чем Вадим! Нет, Вадим, конечно, неплохой, но разница огромна.
    Когда они добрались до дома, Даниил снова сумел покинуть машину без посторонней помощи. Все-таки Вадим правду сказал: видно, что он очень много тренировался. Да и коляска какая-то странная, колеса почти скрыты боковыми щитками, мобильны, и двигается она в первую очередь за счет бесшумного мотора.
    Как и следовало ожидать, Даниил стремился к максимальной доступной ему самостоятельности.
    Вадим проводил их до лифта, но подниматься вместе с ними не стал – заявил, что не собирается создавать массовость. Далеко все равно не уедет – он тоже перебрался в новую квартиру прямо под ними, это Маша еще утром сказала.
    – Мне нравится, как я теперь живу! – Даниил довольно огляделся по сторонам.
    Агния сначала не поняла, о чем он, потом догадалась: он здесь вообще ничего не видел! Квартиру купил, ознакомившись только с планами, ему тогда не до листания каталогов было.
    – Это ты еще до квартиры не доехал!
    – Там есть на что посмотреть?
    – А то!
    Девушка вышла из лифта первой и открыла дверь, пропуская Даниила внутрь. Она и сама теперь воспринимала это место по-другому: когда он вернулся, исчезло ощущение временного жилья. Теперь это… дом, наверное.
    Агния наблюдала за ним. Он, конечно же, никак не комментировал результат ее многодневных усилий, но девушка чувствовала, что ему нравится. Все-таки Вадим прав, змей у него хозяин, причем злостный! Неужели так сложно похвалить?!
    Сосредоточившись на нем, Агния некоторое время не замечала ничего необычного, а потом поняла: их никто не встречает. А вот это уже странно!
    – Машка! – крикнула она. – Ты что, заснула, что ли?
    – Не ори, – поморщился Даниил. – Ее все равно здесь нет, она у Вадима на передержке.
    – Она что, канарейка, чтобы ее на передержку отдавать? И почему вообще она у Вадима?
    – Потому что я попросил, – невозмутимо отозвался он.
    – Та-ак… развивай мысль, не делай тут театральные паузы! Зафига ты сплавил Машку?
    – Потому что тоже хочу кое-что показать тебе.
    Он направился вперед так, будто уже не раз бывал здесь. В этом Агния как раз не видела ничего необычного, достаточно изучить чертежи, чтобы ориентироваться в квартире. Ее больше интересовало другое: что происходит? Что Даниил уже успел провернуть за ее спиной?
    Когда они не свернули в гостиную, а направились дальше, девушка сообразила, куда он ведет ее. Из кухни имелся выход на открытую площадку, нечто среднее между балконом и террасой. Во время ремонта она хотела обустроить здесь еще одну комнату, но дизайнер резко воспротивился; теперь Агния понимала причину такой реакции. Даниил заранее что-то спланировал!
    Дверь туда была открыта, и еще из кухни девушка могла видеть мягкий золотистый свет, разлившийся по площадке. Когда она вышла, впечатление только усилилось.
    Почти вся терраса оказалась занята многочисленными крупными вазами с цветами. Тут были белые и багровые розы, желтые шарики хризантем, розоватые орхидеи. Среди ваз размещались светильники в виде свечей, а внизу со всех сторон раскинулся ночной город. Из-за этого создавалось впечатление, что импровизированный сад застыл в пространстве.
    – Это ты сделал? – восхищенно прошептала Агния, оглядываясь по сторонам. Тонкие запахи цветов сливались в один сложный аромат, от которого даже кружилась голова, но совсем чуть-чуть. Впрочем, подходить к краю девушка бы сейчас не решилась.
    – Я, скажем так, это организовал, – Даниил в кои-то веки изменил себе и говорил нормально, без иронии. – Ты не раз упоминала, что хочешь остаться в загородном доме, но я этого позволить не могу, мне нужно возвращаться к работе. Поэтому я решил перенести часть загородного дома сюда. Да и вообще, после того, что я услышал от Вадима вчера, мне очень хотелось тебя отвлечь. Не люблю, когда ты грустишь.
    – Ты же этого не видел!
    – А я заочно не люблю.
    Агния прошла по террасе, осторожно касаясь бархатных лепестков. Наконец она опустилась в одно из расставленных на террасе плетеных кресел – не потому что устала, просто чтобы их глаза были на одном уровне.
    – Дани… спасибо.
    – Подожди, это еще не все… Я действительно тебе хочу что-то важное сказать.
    Подобное его поведение слишком уж отличалось от того, к чему она привыкла, и девушке стало не по себе.
    – Слушай, ты меня уже пугаешь!
    – Не смейся. Дослушай. Мне и самому хочется все в прикол свести, потому что так было бы проще, но я не хочу проще. Надоело. До аварии я и подумать не мог, что меня заинтересует такая перспектива, как серьезные отношения. О том, что я захочу что-то подобное, и речи не шло. Честно скажу, я собирался скопировать пример моего отца и свести свою семью к ребенку, рожденному подходящей кандидаткой. Потом появилась ты.
    Агния ждала подвоха. Подвох всегда должен быть! Вот она расслабится, растечется розовой лужицей, а он ее раз – и булыжником иронии придавит. Но ожидание затягивалось, а он продолжал казаться серьезным… искренним.
    – Впервые о том, что у нас все могло бы получиться, я начал думать давно, но мне и в голову не приходило предлагать тебе что-то. Состояние не то было! Я, конечно, эгоист, но не до такой степени, чтобы привязывать тебя к себе, как к якорю. Когда стало известно об операции, я снова промолчал, я не знал, смогу ли выжить. Но это был реальный шанс на успех! Я хотел и хочу быть с тобой, но только нормальным, а не калекой, за которым тебе придется ухаживать.
    – С чего ты взял, что я вижу тебя так? – тихо спросила девушка.
    – Я вижу себя так, и мне достаточно. Я собирался поговорить с тобой после второй операции, но… не могу я больше, понимаешь! Ты мне не доверяешь до конца, вляпываешься во что-то, а я потом места себе не нахожу, зная, что мог это предотвратить! Я говорил с Гариком, и он сказал, что вероятность моего полного выздоровления очень высока. Вторая операция будет гораздо проще первой, шансы, что после нее я смогу ходить, примерно восемьдесят процентов.
    Агния понимала его уверенность: Георгий Саркисян, врач с мировым именем, был не из тех, кто станет обнадеживающе врать пациентам. Если он сказал восемьдесят, значит, восемьдесят.
    – В общем, ты поняла, к чему я веду, – продолжил Даниил. – Нам хорошо вместе, нам нравится быть вдвоем. Почему бы не попробовать эти… ну… отношения? Я сейчас многого еще не могу, так что если ты откажешься, я пойму – я сейчас не самая выгодная партия.
    Ну он и выражения подбирает! Да, романтические признания – определенно не сильная сторона Даниила. Это и объяснимо, ведь предыдущие его отношения с женщинами, если верить Маше, сводились к выяснению цены, которая устраивала бы обе стороны.
    И вместе с тем Агния понимала, что к словам придираться не стоит. Он и так личный рекорд установил – столько времени без единой колкости. Сейчас тоже явно волнуется, потому что поставил себя в уязвимое положение, дал возможность причинить себе боль.
    Только Агния не собиралась пользоваться этой возможностью.
    – Хорошо… Я, в отличие от тебя, практичность не продумываю и серьезные отношения как табу не воспринимаю. Я просто хочу остаться с тобой. По такому случаю я даже перестану впутываться в темные истории!
    Уже произнося это, она невольно подумала, что провоцировать судьбу не стоит… Хотя что может случиться?

Глава 5

    У Даши уже не осталось сил спорить с ним. Как назло, именно сегодня у Вани выпал выходной на работе и он весь день проводил дома. Поначалу Даша обрадовалась этому, потому что надеялась получить поддержку. Размечталась! Ванечка решил развлечь себя художественным нытьем.
    Наверно, чего-то такого и стоило ожидать, учитывая, что их отношения не были идеальными. Они познакомились полтора года назад, а год назад съехались. Сначала все вроде шло хорошо, и Ваня даже понравился ее родителям. Причем понравился он явно намеренно – в вечер знакомства он разве что из кожи не вылез, чтобы угодить им. Дашу это несколько раздражало, но девушка предпочитала думать, что он ведет себя так из-за любви к ней, а не из-за трехкомнатной квартиры ее родителей. Сам Ванюша жил в квартире дяди, который пока работал в Германии. Вернется дядя – снова придется искать жилье.
    В общем, отношения развивались неплохо, но постепенно Даша начала понимать, что человек все-таки не ее. Ваня терпеть не мог читать, из всех выставок его могла заинтересовать разве что экспозиция ««Плейбой» как важная составляющая культуры», университет он бросил на первом курсе. Так что общих тем для разговоров оставалось все меньше и меньше.
    С работой у Вани тоже не ладилось. Ценил он себя очень высоко, поэтому абы куда идти не хотел, даже если из продуктов в доме оставалась только пленка от колбасы. Если он и устраивался, то очень скоро либо сам уходил, либо его увольняли. Просто Ваня пребывал в полной и не замутненной сомнениями уверенности, что его мнение – единственное правильное, и в спорах быстро переходил на крик, в том числе и с начальством.
    Пару месяцев назад ему удалось устроиться в фирму, занимающуюся ремонтом компьютеров, и Ванюша этим страшно гордился. То, что вся его зарплата уходила на ремонт его же автомобиля и посиделки с друзьями, не мешало ему регулярно заявлять, что Даша «совсем гордость потеряла, раз бегает по квартирам, как прислуга». Ему было удобно не думать о том, что ее зарплата заполняет их холодильник и идет на коммунальные платежи.
    Даша трижды уходила – и трижды он возвращал ее. Метод у Ванюши был незатейливый: он являлся к ней с виноватым видом, обещал исправиться, а если это не помогало, угрожал покончить с собой. Девушке приходилось соглашаться, нести ответственность за чужую смерть она не желала. Да и потом ее родители Ванюшу обожали. Им было невдомек, что с ними он ведет себя гораздо приветливей, чем с их дочерью.
    Сегодня Ванюша превзошел сам себя. Он упрекал ее в том, что она ввязалась в какую-то криминальную историю, теперь у них могут возникнуть неприятности. А Даше и так было плохо, она всю ночь не спала, ей всюду мерещились кровавые потеки. Кое-как она заставила себя приготовить ему обед, да еще и выслушала критику за то, что «пельмени – это нифига не оригинально».
    – Сидела бы ты лучше дома! Что, денег нету?
    Это стало последней каплей. Мало того что у нее ни одной свободной минутки не осталось, так он еще и выпендривается!
    – Нет, представь себе, нету! Ты же и кушать хочешь, и машину новую! А где все это взять?
    Ванюша быстренько нацепил маску оскорбленного достоинства:
    – Вот только не надо меня моими мечтами попрекать! Поделился! Я сам на машину накоплю!
    Конечно! Он на куртку зимнюю накопить не мог, а еще на машину замахнулся!
    – Дело не в мечтах, а в жизни! Я не могу не работать, мы не в состоянии себе этого позволить! Думаешь, мне нравится по чужим домам ходить, не зная, кто и что меня там ждет?!
    – Дашка, у тебя всегда была одна и та же проблема, – снисходительно улыбнулся он. – Ты не умеешь признавать собственные ошибки! Сейчас ты чувствуешь, что сглупила, согласившись на частные уроки, но боишься признать это! Ты пойми: само по себе ничего не решится. Не нужно придумывать оправдания!
    Он попытался обнять ее, причем это не планировалось как жест поддержки. Даша прекрасно знала такие движения: Ваня решил, что пора напомнить ей, что она «его женщина». Вот только у самой Даши на это не было никакого настроения.
    Утешение ведь весьма сомнительное: и в лучшие периоды их отношений Ваня чаще причинял боль, чем удовольствие. Сначала она еще пыталась как-то намекать, потом говорила открытым текстом, однако он только смеялся. Ему и в голову не могло прийти, что она не шутит и его фирменные возвратно-поступательные движения могут кому-то не понравиться!
    – Не трогай меня!
    – Ну куда ты, глупенькая! – Глаза Вани уже масляно блестели, видимо, перешел в «активный режим». – Давай приласкаю!
    – Не надо меня ласкать! Ты лучше выслушай меня, пожалуйста, мне очень нужно с кем-то поговорить!
    – Потом поговорим, ночь на дворе! Давай делом займемся!
    – Ваня, не надо!
    Естественно, протест был проигнорирован. Он попытался прижать девушку к дивану, но Даше удалось вывернуться. Она выбежала в коридор, впопыхах натянула куртку и захлопнула за собой дверь.
    Некоторое время Даша стояла на лестнице, ожидая, что он поймет ошибку и захочет вернуть ее. Но нет, она только слышала, как щелкнул замок. Значит, и дорога назад тоже закрыта, потому что просить прощения она не собиралась!
    С собой у нее не оказалось ничего, кроме мобильного: Даша не имела привычки рассовывать деньги по карманам, а сумку она не взяла, не до того было. Да и потом, она ни в чем на данный момент не нуждалась, хотелось лишь пройтись по свежему воздуху и успокоиться. Чтобы эти проклятые слезы прекратили катиться по щекам!
    Если бы Ваня был способен выслушать ее, стало бы легче. Потому что ей хотелось хоть с кем-то поделиться причиной своего страха, не отпускавшего ее уже второй день.
    Для всех убийство семьи Захаровых оставалось очевидным ограблением, но не для нее. Потому что совсем недавно, незадолго до ее отъезда в Англию, погибла еще одна семья, которую Даша знала.
    Тогда она преподавала сыну знакомых, а по соседству жила очень приветливая семья – молодые родители и две пятилетние дочки. Даша часто сталкивалась с ними на лестничной клетке, здоровалась. А однажды, когда ее нерадивый ученик забыл о назначенном уроке, и девушка оказалась перед запертыми дверями, ее пригласили в гости, позволили отогреться.
    В мае та семья погибла, все четверо. Они, судя по тому, что ей удалось узнать, отравились газом – несчастный случай! Даша очень расстроилась, однако приняла общую версию, у нее не имелось оснований подозревать что-то другое.
    И вот теперь – пожалуйста! Убита целая семья, и это не несчастный случай. Правда, снова вроде как мотив очевиден, но Даша не могла заставить себя поверить в него. Она чувствовала, что что-то не так.
    К сожалению, никаких логических оснований у ее подозрений не было, поэтому и официальные заявления она писать не собиралась. У этих смертей ведь нет ничего общего, кроме того, что произошли они в одном районе. Но первый случай не считается убийством, дело тогда даже не возбуждали!
    Даша пыталась убедить себя, что придумывает лишнее, но страх не уходил. Ведь у этих смертей обнаружилась и еще одна связь – она! Вдруг это она несчастья приносит?!
    Ваня бы сказал, что это бред. Как и ее родители. Как и, наверно, Агния. Даша ни с кем не могла поделиться своими подозрениями, она очень боялась позора, но еще больше – того, что не ошиблась.
    Она понятия не имела, как быть.
    Скоро начался дождь, и довольно сильный, однако девушку это не волновало. Она долго, до полной усталости, бродила по ночным улицам. Даша почти случайно взглянула на уличные часы и обомлела: полночь почти! Значит, она уже часа два бродит…
    Девушка посмотрела на мобильный. Может, ей уже звонили, а она, погруженная в свои мысли, проворонила вызов? Но нет, Ваня до сих пор не озадачился.
    Ну и ладно, не очень-то и нужна его помощь! Даша решила пойти на принцип и тоже не возвращаться и набрала мамин номер. Отец, скорее всего, уже спит, а вот мама вряд ли, она всегда поздно ложится.
    Впрочем, судя по тону, родительница не сильно обрадовалась ее звонку:
    – Дарья, ты совсем с ума сошла?! На часы смотришь?
    – Мам, у меня тут неприятность…
    – Я знаю, мне Ваня звонил!
    Им он позвонил, а ей – нет?! Это уже слишком!
    – И что он сказал?
    – Рассказал, как вы поссорились. Он, конечно, сглупил, но ты тоже не права! Он мальчик молодой, а ты красивая девушка, его интерес к тебе понятен…
    Класс, он умудрился свести все к отказу от секса! Про все остальное умолчал, это наверняка. У него всегда был талант: озвучивать лишь ту информацию, которая ему выгодна.
    Увы, разоблачить ложь Даша не могла. Она не стала рассказывать родителям про произошедшее, потому что они бы сильно расстроились, а у папы еще и сердце больное. Она же тогда надеялась получить помощь от Вани!
    Ничего, придется справляться самой!
    – Мам, можно я у вас сегодня переночую? Мне очень надо!
    Однако ответ родительницы ее буквально добил:
    – Ни в коем случае! Я не дам тебе разрушить свое семейное счастье!
    – Что?…
    – Что слышала, милая моя. Мама знает, что для тебя лучше! Ваня – очень хороший мальчик, он тебя любит, и я не позволю тебе потерять его из-за каких-то капризов! А он на тебя сейчас сильно обижен, поэтому в твоих же интересах поскорее помириться, а то уйдет еще!
    – Мама…
    – Не перебивай! Понимаю, в тебе сейчас кипит задетая гордость, так подави ее! Женщина должна уметь делать это, если она хочет сохранить свое счастье! От чего сейчас столько разводов и расставаний? Из-за неумения уступать! Нет, я своего ребенка от этого уберегу. Сейчас ты будешь на меня злиться, но в будущем поблагодаришь, что я не позволила тебе совершить огромную глупость!
    Даша сама оборвала разговор, просто отключила телефон. Она прекрасно знала упрямство своей матери. Если та что-то вбила себе в голову, разубеждать бесполезно!
    Но почему она сходу стала на сторону Вани? Это же нечестно!
    Слезы, остановившиеся совсем недавно, вернулись, конкуренция дождя их не смущала. Девушка промокла, замерзла, устала, глаза жутко болели, а теперь еще и идти некуда! В другое время она бы еще позвонила Агнии, но не теперь, потому что полночные звонки не всякая дружба выдержит! Агния, может, и не отказала бы, но Даша не хотела рисковать. У нее и так близких людей осталось очень мало!
    Придется возвращаться к Ване, унижаться, просить прощения, лишь бы он впустил – свои-то ключи она не взяла! Но потом. Сейчас у нее не осталось на это душевных сил.
    Девушка устало опустилась на лавку и закрыла лицо руками. Может, она заслужила все, что творится теперь? Может, это что-то вроде наказания за несчастья, которые она приносит? Даша слишком устала, чтобы мыслить здраво, и поверить в мистику оказалось легче.
    На дороге в паре шагов от нее остановилась машина, девушка слышала мягкий шелест шин по асфальту. Такого поворота она не ожидала: не хватало еще, чтобы ее за проститутку приняли! И не важно, что на ней не мини и колготки в сеточку, а простое платье до колена. Кто еще будет сидеть в полночь у дороги?
    Даша даже не подняла взгляд, только сжалась еще больше. Если это нормальный человек, он задаст вопрос, и она прояснит недоразумение. Если же это какой-нибудь моральный урод… она вымоталась, бежать не сумеет, да и бежать-то некуда.
    Ей повезло – мужчина, подошедший к ней, задал вопрос. Но совсем не тот, что ожидала девушка:
    – Слушай, а ты не подружка Агнии часом?
    Она удивленно посмотрела вверх и увидела Вадима – вчерашнего спутника Агнии.
    – Да…
    – Радуйся, что у меня память хорошая, а у тебя куртка приметная. Пошли в машину, расскажешь, что с тобой произошло.
    Даша послушно последовала за ним, она была слишком удивлена, чтобы спорить или осторожничать. Правда, у дверцы она призналась:
    – Я мокрая вся, салон испачкаю…
    – Ничего, он не бумажный. Залезай давай!
    В машине оказалось тепло, работала печка. Да и вообще, джип являлся просто чудом космической техники по сравнению с подклеенной скотчем и подвязанной веревочками «Шкодой» Вани.
    – Выкладывай, что случилось.
    Даше было не очень удобно рассказывать такие вещи незнакомцу, и она попыталась отшутиться:
    – Да просто зонтик забыла, ерунда!
    – Ага. Ты просто забыла зонтик, поэтому сидишь в двенадцать ночи вдали от жилых домов с распухшими от слез глазами. Так бывает со всеми, кто забывает зонтик. Что ж, если у тебя все нормально, тогда извини, что отвлек, оставлю тебя здесь!
    Вот этого Даша хотела меньше всего! Возвращаться на холод после уютного тепла салона было бы сродни средневековой пытке. Да и вообще, Вадим стал первым, кто проявил хоть какую-то заботу о ней, и не только за весь вечер – за весь день!
    Поэтому девушка не выдержала и рассказала. Не все, конечно, про свой нелепый страх она не упоминала. Зато остальное – полностью. И про глупые претензии Вани, и про его вранье, и про реакцию матери. Даша не хотела жаловаться, она просто не могла остановиться. Даже робкая попытка разума намекнуть, что она многовато болтает, не помогла.
    Вадим молча выслушал ее, но ничего не сказал, только мотор завел; машина мягко сдвинулась с места. Да уж, это не «Шкода», которая перед стартом двадцать раз чихнет и подпрыгнет!
    Даша почувствовала себя спокойней. Теперь она не одна и скоро сможет поговорить с Агнией – Вадим же вроде как ее бойфренд или что-то типа того. Надо было сразу подруге звонить!
    – А вы почему так поздно ездите? – полюбопытствовала Даша, окончательно согревшись.
    – Работа такая. Один из наших офисов вскрыть пытались, мне пришлось лично разбираться. Везучая ты, если бы остановился кто другой, было бы плохо.
    – А я бы к другому в машину не села!
    – Подозреваю, что твоим мнением никто бы не поинтересовался.
    В глубине души Даша с ним согласилась, однако предпочитала не думать о том, что могло произойти. Страшно слишком! Вот только ее родню это, похоже, не очень беспокоило.
    – А мы Агнию не разбудим, если так поздно приедем?
    Даша спросила чисто из вежливости. Понятно же, что Агния не спит, если ее любимый человек с какими-то грабителями разбираться поехал!
    – А зачем нам ее будить? Пускай дрыхнет!
    – В смысле? – изумилась Даша. – Разве вы не вместе живете?
    – Еще чего не хватало! Раньше, бывало, ночевали вместе, теперь она отдельно живет. И не делай лицо закоренелой пуританки, под «ночевали» я имею в виду «находились в одном помещении». Что касается остального… Подозреваю, что за покушение на его возлюбленную шеф бы методом «ножницы» сделал из меня свою очаровательную ассистентку.
    Так он не бойфренд Агнии?! Спокойствие Даши разом улетучилось. Получается, она едет вместе с малознакомым мужчиной к нему домой, ночью, и никто не знает, где она!
    Попытка высмотреть у него на руке обручальное кольцо ни к чему не привела. Он еще и холостой! Класс!
    Вадим заметил ее реакцию:
    – Если ты думаешь, что я коварно воспользуюсь твоей беззащитностью, так вот нет, поэтому прекрати трястись.
    – Да я не…
    – Не нужно врать из вежливости, я и так все вижу. Можешь считать это профессиональной особенностью. Но, повторюсь, я для тебя безопасен. И не из-за моего благородства, просто ты сейчас больше похожа на мокрый ершик для унитаза, чем на женщину.
    Даша невольно покосилась в боковое зеркало и рассмеялась: сравнение оказалось очень точным, так что даже не обидно!
    Мужчина тоже улыбнулся:
    – Вот это правильная реакция пошла! Переночуешь у меня, свободные комнаты имеются. А утром решим, что с тобой делать.
    Даша только кивнула. Все равно ей больше некуда идти!

Глава 6

    Да и здесь, по большому счету, она являлась гостьей – до вчерашнего вечера. Потому что теперь комната ее, Даниил сам так сказал!
    Она, естественно, ожидала чего-то подобного, ведь требование делать гостевую комнату «под себя» – это очень понятный намек. Но Агния и представить не могла, что он объяснит все так, а не начнет придумывать что-то в своей манере.
    И не важно, что многое им пока недоступно. Она была вполне готова ждать.
    Проснулась она в восемь, решила, что это слишком рано, и для приличия повалялась еще минут десять. Но потом Агнии стало скучно, она решила, что пора бы и явить себя миру. Подготовка к этому радостному событию свелась к натягиванию свободного нежно-розового платья и не очень аккуратного сбора волос в хвост.
    Чипс все еще не вылезал из домика. Это уже непорядок, но Агния решила заняться шиншиллой после завтрака. Упрямое животное!
    Были основания подозревать, что Даниил еще спит, поэтому на кухню девушка пробиралась на цыпочках. Там возилась Маша, привыкшая к ранним подъемам со времен проживания за городом.
    – Доброе утро! – жизнерадостно улыбнулась домработница. – Милое платьице! Я уж думала, ты ничего, кроме джинсов по каким-то религиозным соображениям не надеваешь!
    Маша представляла собой удивительное существо. Она уже много лет верно, самоотверженно и безответно любила своего хозяина, однако при этом совершенно не ревновала его к Агнии. Она просто смирилась с мыслью, что ей Даниил не достанется, поэтому всячески поощряла их отношения.
    Агния подозревала, что она бы так не смогла – искренне радоваться, что ее любимый человек нашел себе «красивую пару».
    – Как думаешь, Дани уже можно будить?
    – Шутишь? – фыркнула Маша. – Хозяин уже час как встал!
    – Серьезно?
    – Конечно! Он у себя в кабинете, работает.
    Мдя… А она так гордилась, что проснулась рано! И чего ему не спится?
    Уже не таясь, Агния направилась в кабинет. Даниил сидел за столом и рассматривал что-то на мониторе компьютера, однако, когда девушка вошла, он повернулся к ней.
    – Ты соня.
    – А ты трудоголик! Я вот не могу понять, тебе просто нравится пребывание за компьютером или тебя прельщает мысль, что ты экономишь госбюджету средства на содержание одного заключенного!
    – Не на этот раз, – Даниил пару раз щелкнул мышкой, и экран погас. – Тут особенное дело, но тебе не нужно вдаваться в подробности.
    – Типа «баба не поймет ничего сложнее табуретки»?
    – Подозреваю, что ты и в табуретках не сильно разбираешься…
    – Слушай, ты мерзкий…
    Начинающуюся войну быстро прекратила Маша, объявившая, что завтрак готов.
    – Ты ведь осознаешь, что мы жертвуем своими принципами из-за постыдного стремления к удовлетворению первичных потребностей? – поинтересовался он, когда они направлялись на кухню.
    – Не вижу в этом стремлении ничего постыдного, всякие там Ницше тоже питались не лунным светом и улыбками детей!
    – Повеяло каннибализмом…
    – Нет, это Машка блинчики с мясом, наверное, приготовила…
    Маша смерила их жалостливым взглядом, явно размышляя о том, как столь неприспособленные к жизни существа вообще еще не были унесены порывом ветра. А существа тем временем изничтожали ее кулинарные шедевры.
    Агния не могла не заметить, что с переездом в городскую квартиру Маша начала готовить еще лучше. Нет, в коттедже она тоже отлично справлялась, но теперь достигла чуть ли не мастерства французского шеф-повара. Дошло до того, что она не только перестала смущаться при слове «рататуй», но и научилась его готовить.
    Сейчас предоставился отличный случай спросить об этом:
    – Слушай, Маш, ты что, новой кулинарной книгой обзавелась? Или мы в твоих глазах поднялись? Теперь ты такие произведения искусства создаешь, что есть жалко!
    – Так у меня больше времени стало! – простодушно отозвалась Маша. – Раньше ж большая его часть на хозяина уходила! Его то перевернуть надо, то помыть, то помочь…
    – Достаточно, – холодно велел Даниил. – Я думаю, Агния поняла, что ты хотела сказать.
    – Извините, – смущенно пролепетала домработница.
    А Агния только украдкой коснулась его руки под столом. Ну почему обязательно так болезненно на все реагировать?! Хотя… Может, иначе и нельзя, если пережил такое.
    Они уже заканчивали завтрак, когда пришел Вадим. Вид у начальника охраны был какой-то мрачно-задумчивый, что не могло укрыться от Даниила:
    – Что-то случилось? Вчера все-таки грабанули?
    – Да нет, не успели, в офисе как раз все нормально. Агния, догадайся, кто у меня сейчас в квартире спит!
    – Э… Что за эротические шарады? – удивилась девушка. С какой стати она должна знать, кого он к себе домой водит!
    В целом Вадим считался старым холостяком – после первой большой и неудачной любви он не то что жениться, встречаться ни с кем не собирался. Тем не менее Агния пару раз видела его в компании каких-то женщин, только вопросов лишних не задавала. Понятно же, что нестарый мужчина добровольно целибат блюсти не будет!
    – Это не эротические шарады. Я вчера на улице подобрал твою подружку.
    – С этого момента становится интересно, – отметил Даниил.
    – Чего?! – Агния чуть чаем не поперхнулась. – Какую еще подружку?
    – Даша, если я не ошибаюсь. У нее весьма любопытная ситуация в семье…
    Он рассказал, при каких обстоятельствах состоялась их встреча с Дашкой и что произошло с девушкой. Чем больше Агния узнавала, тем больше ей хотелось пойти и придушить Ванюшу своими руками. Он совсем обалдел?!
    – Надо было меня разбудить! – воскликнула она, когда Вадим закончил.
    Однако начальник охраны ее мнение не разделял:
    – Не вижу смысла. Ей нужно было успокоиться, а ты этому не способствуешь. Если хочешь себя проявить, реши, что делать с ней дальше, вряд ли она собирается оставаться у меня.
    Он бросил ей связку ключей, а сам сел за стол. Вероятнее всего, такая реакция являлась правильной, ведь он Даше не друг и не приятель даже, но все равно Агнии стало обидно. Как можно оставаться настолько спокойным?!
    Да и Дашка хороша! Почему не позвонила ей? Что было бы, если бы Вадим ее не заметил? Разбираться с этими вопросами она и отправилась в квартиру, расположенную этажом ниже.
    Когда она вошла, из ближайшей комнаты послышался знакомый голос:
    – Вадим, это вы?
    – Нет, Вадим, это, слава богу, не я! – отозвалась Агния. – Дашка, выходи сюда, я тебя убивать буду!
    Впрочем, когда Дашка появилась в коридоре, желание калечить ее отпало, слишком уж жалко выглядела подруга. Одежда, судя по виду, еще оставалась сырой, волосы спутались, под глазами залегли темные круги. Но даже при этом девушка пыталась улыбаться…
    – Даша, ты дура?!
    – Да, – обреченно вздохнула она, – дура. Вадим тебе все рассказал?
    – Еще бы!
    – Понимаю, мне не следовало уходить из дома, это несерьезно…
    Она что, шутит?
    – Тебе очень даже следовало уходить, причем сделать это раньше! Или, еще лучше, этого козла выгнать!
    – Так это же его квартира!
    Как все запущено… Агния решила не тратить время на бесполезные пока разговоры и сразу взялась за дело. Она отправила подругу в душ, сама принесла свои вещи, которые должны были подойти миниатюрной Дашке.
    Делать все это приходилось в квартире Вадима, пока он оставался наверху, потому что Даша категорически отказывалась встречаться с кем бы то ни было. Она стыдилась того, что рассказала своему неожиданному спасителю слишком много. Влияние момента прошло, и здравый смысл быстренько загнал ее под плинтус.
    Чтобы позволить подруге прийти в себя, Агния провела ее в свою комнату и вернула Вадиму ключи от его квартиры. Теперь, в спокойной обстановке, можно было поговорить с успокоившейся Дашей.
    – Что ты планируешь делать?
    – Вернусь к Ване, разумеется.
    – С ума сошла?! – Агния ушам своим поверить не могла. – После того, что он сотворил? После того, как ни разу не позвонил тебе? Да бросай ты этого клеща, в конце концов! Если я правильно помню, зарабатываешь ты больше, помощи от него никакой нет, приятных эмоций – тоже. Зачем вообще этот мазохизм?
    – Да ладно, не преувеличивай… Ванюша не такой уж плохой, он обычный. У всех такие, чем я лучше?
    Шикарная философия, так сразу и не придумаешь, что ответить!
    Агнии не раз приходилось наблюдать нечто подобное: красивые, умные, самостоятельные девчонки принимали в свою жизнь невразумительных существ противоположного пола, потому что «у всех так». Вот только она не собиралась позволять Даше присоединяться к этому стаду!
    – Дашка, не у всех такие! Потому что мир вообще-то населен разными людьми, и твой Вонючка…
    – Ванюша!
    – Вонюша тогда уже! Так вот, твой Вонюшка – не самый приятный экземпляр. Он же с удовольствием забирает у тебя все, что можно, а в обмен ничего не дает! Ни любви, ни поддержки, ни даже сострадания!
    – Он меня любит…
    – Он не знает, где ты ночевала, но знает, что тебе некуда было пойти. Он хоть раз позвонил? Да, это любовь в высшем ее проявлении! Он бережет твою свободу и уважает независимость, поэтому не возражает против того, чтобы тебя тихонько изнасиловали и прирезали в какой-нибудь подворотне!
    Даша замялась, было видно, что ответа у нее нет. Агния только головой покачала и сказала уже спокойнее:
    – В мире столько шикарных мужчин, а ты тратишь себя на эту амебу! Думаешь, Дани позволил бы мне шляться всю ночь неизвестно где, без денег – без всего! Твой Вонюшка ведет себя ненормально, а ты это поощряешь!
    – Я не могу уйти, – прошептала Даша. – Он без меня не сможет! Он сам не готовит, не стирает, он без женской ласки пропадет!
    Агния не прониклась:
    – На Вадима посмотри! Самостоятельный мужик, успешный, сильный и как-то справляется без служанки!
    – Я не служанка!
    – Очень спорно…
    – Да я бы и сама хотела уйти! – не выдержала Даша. – Но я не могу! Он сто раз говорил, что, если я его брошу, он покончит с собой!
    – Ну и пускай, не маленький уже! Как говорится, каждый сам кузнец своего пи… э-э… своей судьбы. Он тебя попросту шантажирует и за счет этого прекрасно живет, а ты мучаешься!
    Но Даша уже не слушала. Явно отвлеченная какой-то мыслью, она схватила мобильный и спешно начала набирать номер. Агния с интересом наблюдала за ней.
    Прошла минута, две, но повторные вызовы ничего не дали.
    – Не отвечает, – едва слышно произнесла Даша. – Ванечка не отвечает! А вдруг он… уже?
    Агнии захотелось удариться головой об стену – а еще лучше подругу приложить! Как можно быть такой овцой?! Понятно же, что Ванечка ее отлично устроил свою жизнь, не думая о том, что портит Дашкину жизнь.
    Нет, этому нужно положить конец! Причем сделать это, если она, конечно, не ошиблась в Ване, будет довольно просто.
    – Диктуй номер, – Агния достала свой мобильный. Даша продиктовала. – А теперь слушай и молчи.
    Она нажала на кнопку дозвона и переключила мобильный на громкую связь. Ответили почти сразу:
    – Алло?
    – Здравствуйте, это Иван?
    – Да, – по голосу можно было понять, что павлин уже распустил хвост. – Это Иван.
    – Я звоню по поводу вашей анкеты на сайте знакомств, вы мне очень понравились!
    Это было не более чем предположением, и все же Агния почти не сомневалась, что на каком-нибудь сайте знакомств он обязательно зарегистрирован. Слишком уж стереотипный типаж описывала Дашка в своих рассказах! Такие вечно мнят себя Казановами, но, поскольку внешность сдерживает порывы души, вынуждены ограничиваться виртуальными романами.
    Ванечка не разочаровал:
    – Всегда приятно слышать такие комплименты от красивой девушки! А вы, судя по голосу, красивая! Не хотите ли встретиться?
    Глаза Даши от удивления стали такими огромными, что она теперь напоминала персонажа из японских аниме. Она серьезно предполагала, что ее Ванечка – образец верности и преданности? Что ж, добро пожаловать в реальный мир!
    Так, но от Ванечки еще нужно избавиться…
    – Ой, я с удовольствием! – захихикала Агния. – Ой, муж пришел! Я вам потом перезвоню!
    И она отключила связь.
    В комнате стало тихо. Даша сидела, сгорбившись, и смотрела в пол. Агнии стало жаль подругу, торжество от того, что она оказалась права, прошло за пару секунд.
    – Даш… ты и правда не подозревала?
    – Я не думала об этом…
    Ну конечно! Если бы подумала, сразу бы все поняла, мозги-то имеются. Но ей оказалось проще не думать, сделать вид, что все идет замечательно.
    Да и в целом многовато на Дашку в последнее время навалилось. Поэтому Агния решила помочь ей с принятием решения:
    – Поживи-ка ты пока у Вадима!
    – Как это?! – Девушка от удивления аж подпрыгнула на кровати.
    – Ну так это – просто живи. Думаю, он не будет против, квартира большая, а он часто уезжает. Я бы предложила тебе разместиться тут, но комнат нет. Отдохнешь, придешь в себя, тогда и решишь, как быть.
    – Звучит неплохо. А он это… – Даша заметно покраснела. – Он приставать не будет?
    – Размечталась! – расхохоталась Агния. – Вадиму, если ты не заметила, чуток больше шестнадцати. У него гормоны мозг не дробят при виде любой особи женского пола! Поэтому будь спокойна, натурой расплачиваться не придется!
    – Не смешно! Раз уж ты заговорила об оплате… у меня ничего нет! Вообще ничего! Один мобильный, да и тот скоро разрядится.
    – А тебе ничего и не нужно, считай, что ты моя гостья. Мобильный я тебе дам свой старый, переставишь туда свою симку. Даша, не парься, считай, что ты на полном пансионе! А хочешь отработать – помоги мне накормить эту крысу, которая уже третий день бастует!
    – Ни за что! – Даша отпрянула от клетки. – Ты ведь знаешь, я грызунов не трогаю! Я их боюсь!
    Агния только вздохнула. Самой придется разбираться!
    Она подошла к клетке, постучала по прутьям, а в ответ получила только настороженный взгляд глазок-бусинок откуда-то из глубин домика. Ну, живой – уже хорошо!
    – А что шиншиллы вообще едят? Похоже, сухой корм его не особо радует…
    – Толик его всяким кормил, – задумалась Даша. – Яблоки давал, я видела… Причем они за этим очень следили, даже специально закупали фрукты, чтобы хорошего качества были!
    – А не много ли чести для крысы?
    – Для Толика он не был крысой…
    Агния смутилась, но виду не подала. Она помнила, что яблок в доме нет, а для себя сделала мысленную пометку – посмотреть в Интернете, чем питаются шиншиллы. Пока же Чипсу предстояло довольствоваться сухим кормом.
    Причем довольствоваться прямо сейчас! Он и так долговато отсиживается. Людей затяжная депрессия ни к чему хорошему не приводит, вот и зверьку на пользу не пойдет!
    Агния осторожно сняла верхнюю часть клетки и отставила ее в сторону.
    – Что ты делаешь? – полюбопытствовала Даша, забираясь с ногами на кровать. – Он же сейчас убежит!
    – Никуда он не убежит!
    Сама Агния шиншиллу совершенно не боялась. В детстве у нее были хомяки, да и в целом она не понимала, как можно бояться комок пуха.
    Чипс был далек от побега, он мыслил скорее в обратном направлении: когда Агния подняла домик, шиншилла умудрилась каким-то образом закрепиться внутри, хотя дна у игрушечного убежища не было. Хитрый, чертенок!
    – Эй, вылезай, акробат! – Агния тряхнула домик. – Побольше уважения к руководству!
    Даша продолжала раздавать ценные указания, не слезая с кровати:
    – Не порань его! Ты же для него Годзилла! Осторожно, он хрупкий!
    – Он не хрупкий, он жиртрест! Ты бы попробовала этот домишко подержать! Килограммов пять весит!
    – Да это сам домик, наверно… Я помню, Толя Чипса с легкостью на руки брал!
    – Значит, Толя был сильный мальчик!
    Домик у шиншиллы и правда оказался шикарный: деревянный, сделанный, судя по всему, вручную, но очень аккуратно, такой сказочный теремок. И все-таки ключевое слово здесь «деревянный», не может он столько весить!
    Одного хомяка-переростка однозначно ожидает диета…
    Возмутившись, Агния тряхнула домик чуть сильнее. Чипс, не ожидавший такого коварства, грузно вывалился из убежища, приземлившись на откормленный зад.
    А следом за ним на опилки упали два золотых слитка.

Глава 7

    А сейчас ей как раз было о чем подумать! Жин-Жин очень хотелось, чтобы съемки закончились поскорее и она смогла бы пойти домой – такого с ней раньше не бывало! С другой стороны, раньше ее дома никто не ждал.
    Она до сих пор не знала, как относиться к вчерашней выходке Андрея с утихомириванием соседей. В принципе, врачи сказали ей опасаться подобного поведения и при первых же его проявлениях звонить в клинику. Но Жин-Жин и сама психологию не один год изучала, видела, что он совершено спокоен. Да и вообще, хоть кто-то сумел положить конец этому ночному издевательству!
    Появился человек, способный заступиться за нее. Осознавать это было чертовски приятно.
    – Жин-Жин, не спи! – визгливо выкрикнул фотограф. – Больше страсти! И я сейчас не про страсть к шоколадкам говорю!
    Страсть ему нужна? Да пожалуйста, хотя в своих требованиях он примитивен.
    Сегодня Жин-Жин не нуждалась в дополнительных пояснениях, ей достаточно было вспомнить события вчерашнего вечера. Она, следуя указаниям врачей, постелила ему в отдельной комнате, а он явился к ней. Причем сомнений по поводу цели его прихода не оставалось.
    Жин-Жин попробовала следовать рекомендациям:
    – Андрей, тебе нельзя перенапрягаться!
    – Сам разберусь.
    – У тебя же рука сломана!
    – А при чем тут рука? И она уже почти нормально работает, если тебя это волнует.
    – Ну Андрей…
    Тогда он отстранился, и Жин-Жин почувствовала мгновенное разочарование – без его рук стало холодно. А Андрей посмотрел на нее и сказал без тени насмешки:
    – Если ты хочешь, чтобы я ушел, скажи. Я пойму, если ты не готова.
    – Но я хочу, – всхлипнула Жин-Жин. Соврать она не могла. – Просто…
    – …Просто помолчи и не мешай мне.
    В ту ночь она поняла, почему Хозяйка Цирка решила оставить Тигра себе даже когда за него предложили большое вознаграждение. Еще никогда ни с кем она не чувствовала себя так… может, потому, что никого раньше не любила по-настоящему. У Жин-Жин были основания думать, что это что-то меняет.
    Утром, когда она проснулась, он уже не спал, но и не ушел, просто наблюдал за ней. Из-за яркого света, пробивавшегося в окно, его зрачки сузились, и казалось, что необычно светлые глаза Андрея сделаны изо льда.
    Жин-Жин не выдержала и первой подалась вперед, чтобы поцеловать его…
    – Перерыв! – взвизгнул фотограф, поразительно напоминая подстреленного солью петуха. – Дамы, у вас полчаса! Жин-Жин, ты сегодня бесподобна, богиня, настоящая богиня!
    Жин-Жин с удовольствием обошлась бы без комплиментов и без перерыва, лишь бы домой скорее попасть. Она и без того весь день по студиям кочует! Но ничего не поделаешь… Другие модели могли только позавидовать такой занятости, да она и сама понимала, что ей очень везет. Только как свои чувства в этом убедить?
    Ничего, он не должен скучать. Врачи велели ему практиковаться в чтении, чем он и обещал заняться. Правда, в своей коллекции книг Жин-Жин ничего подходящего не нашла – там была в основном классика, много фантастики, детективов, все это не подходило для того, кто только-только учится читать. Пришлось снабдить его журналами! Ему, в конце концов, не содержание важно, а простые и понятные слова.
    Еще он собирался продолжить тренировки, которые стали для него нормой в Цирке. По сути, знания, полученные там, являлись единственной компенсацией за сломанную жизнь. Жин-Жин полностью поддерживала его решение – она достаточно насмотрелась на мужчин, принявших форму дивана.
    Ну и конечно, оставались простые развлечения вроде телевизора. Жин-Жин начала детально объяснять ему, как пользоваться пультом дистанционного управления. Андрей покорно слушал, потом доверительным шепотом сообщил, что он, вообще-то, может телевизор разобрать, а потом собрать без ущерба технике.
    Чего и следовало ожидать, он ведь в Цирке замки вскрывал компьютерные и видеокамеры отключать умел! Жин-Жин долго извинялась, а он только смеялся. Вот тогда девушка и решила, что врачи все-таки неправы. Не нужен ему никакой реабилитационный центр, он и так в себя придет!
    – Жин, ты чего такая молчаливая? – поинтересовалась Кира Сан, начинающая модель, благодаря связям отца сразу попавшая в число элиты. – Случилось что-то?
    – Судя по радостной ухмылке, мужик у нее случился, – пробурчала из-за газеты Зоя, только что вернувшаяся в модельный бизнес после рождения ребенка. Они с Жин-Жин были отдаленно похожи, поэтому работу Зое стало находить гораздо тяжелее. – Или я не угадала?
    Жин-Жин не обиделась и не смутилась – если бы она легко поддавалась подобным эмоциям, не добралась бы до вершины.
    – Почти угадала, только все сложнее. Любовь случилась!
    – Ага, это сейчас любовь! Потом это бурное расставание, слезы, крики и тридцать таблеток снотворного подряд.
    – Господи, какую жуть ты несешь! – поежилась Кира Сан.
    – Это не жуть, это здесь написано, – Зоя кивнула на газету. – Криминальные новости. Начинающая певица потеряла спонсора и попыталась покончить с собой. Однако на помощь ей пришла спасительная клизма, и все закончилось хорошо.
    Кира Сан ойкнула и закрыла лицо руками, Жин-Жин только усмехнулась:
    – У меня не спонсор. Я уже на том этапе карьеры, когда спонсоры мне не нужны.
    Да, это откровенная шпилька. Но Зоя первая начала.
    Зоя оказалась умнее, чем предполагалось:
    – Отомстила, считай, что квиты. Если нашла себе кого-то не из нашего круга, то ты меня удивляешь. От тебя я такого не ожидала.
    – А не надо от меня вообще ничего ожидать. Я это опрометчивое занятие давным-давно оставила.
    Пока они разговаривали, Кира Сан, напоминавшая любопытного котенка, прокралась поближе к Зое и заглянула в газету. Почти сразу она с визгом отпрянула:
    – Ай, что это за ужас!
    – Это действительно ужас, – помрачнела Зоя. – Но то, что случилось, а не фотография, напугавшая тебя! Фотография как раз более-менее нейтральна.
    – Так там же кровища!
    – И что? Фотография-то черно-белая!
    Теперь уже и Жин-Жин заинтересовалась:
    – А что там такое?
    – То, что и встречается в криминальных новостях. Позавчера какой-то выродок зарезал целую семью, чтобы похитить у них золото. Они выиграли в лотерею, ни от кого не скрывали сей факт, да еще и притащили золото домой! А буквально через три дня их нашли мертвыми в своей квартире – всех троих. Мать, отца и маленького сына.
    – Кошмар! – казалось, что Кира Сан вот-вот расплачется. – Неужели такое бывает? Чтобы вся семья погибла сразу? Это ненормально, страшно!
    – Согласна, но все же случается, – вздохнула Зоя. – У меня со знакомыми похожее несчастье приключилось. Семья была молодая – они поженились еще в университете, почти сразу родилась маленькая дочка. Пять лет жили душа в душу и вдруг – кошмар!
    – Не надо! – прервала ее Кира Сан. – Не рассказывай, умоляю! Я потом спать не буду!
    – Детский сад! – возмутилась Жин-Жин. – Я все понимаю, но не надо в крайности впадать! Зоя, рассказывай уже до конца, раз начала.
    Кира Сан возмущенно что-то проворчала, однако из комнаты не вышла.
    – В общем, все знакомые впоследствии твердили, что никаких конфликтов в семье не наблюдалось, пока однажды, примерно год назад, когда они были на даче, муж не застрелил жену и дочь из охотничьего ружья, а сам отравился.
    – Просто так? – не поверила Жин-Жин. – Всегда должна быть причина!
    – Просто так, представь себе! Если причина и была, то теперь уже никто не узнает. Предсмертную записку он не оставил.
    – Ну а соседи? Неужели никто ничего не слышал?
    – Не было там соседей, участок отдаленный, хоть и не совсем хутор. Звуки выстрелов-то, конечно, долетели, тогда люди и побежали смотреть, что произошло. Но до этого если и были какие-то крики, то они не слышали, ничего сказать не смогли.
    Кира Сан, забыв про игру в наивную девочку, слушала с интересом выросшего на американских боевиках подростка. А вот Жин-Жин стало не по себе: была счастливая семья – и нету.
    В гримерку без стука ввалился фотограф:
    – Девочки, обратно на площадку! Вперед, мои музы, шоу должно продолжаться!
    – Псих, – заключила Зоя, когда вдохновленный маэстро упорхнул.
    Жин-Жин позволила другим моделям выйти, сама же чуть задержалась, набирая знакомый номер. И не важно, что это будет четвертый звонок за сегодня. После Зоиных страшилок ей нужно было услышать его голос!
    – Странная трубочка, издающая звуки, меня напугала, но я не убежал, – буквально через секунду отрапортовал Андрей.
    Вот ведь гад злопамятный! Все не может простить ей «инструкцию» к дистанционному пульту!
    – Ты хороший мальчик, – фыркнула Жин-Жин. – Была бы конфета – отдала бы!
    – Не надо, спасибо, я и так нашел на кухне волшебный белый ящик, в котором какая-то белка сложила запасы на зиму. Чтобы ты не волновалась, имей в виду: твоя квартира в том же состоянии, в котором ты ее оставила. Просто мне начинает казаться, что ты звонишь, чтобы проверить, не попортил ли я имущество!
    – Вовсе нет! Звоню, потому что скучаю!
    Чистая правда. Жин-Жин чувствовала себя так, будто вчера вышла замуж, а ее заставили вместо медового месяца работать.
    «Надо будет взять отгул на пару дней, – решила Жин-Жин. – А то вдох сделать не успеваю!»
    – Жин-Жин, яви свою красоту миру! – донеслась со стороны площадки трель фотографа. – Без тебя, звезда, мы не начнем!
    – Я слышу странный скрежет, – прокомментировал Андрей. – Полагаю, это тебя призывают. Иди-иди, я все пойму!
    – Чу, я слышу скорбь в голосе!
    – Какая скорбь? Я очень занят! Я только что узнал, что горизонтальные полоски полнят. Теперь буду учиться подбирать губную помаду по тону кожи.
    – Не смею больше отвлекать, – рассмеялась Жин-Жин. – Скоро буду дома!
    – Думаю, встретимся!
    И работа снова потянула. Фотограф определенно пребывал в восторге от ее сегодняшнего состояния, потому что сессия длилась дольше запланированного. Жин-Жин даже злиться начала, а потом увидела получившиеся снимки и успокоилась. Он не преувеличивал, фотографии практически не придется править на компьютере, а для современного модельного бизнеса это редкость.
    В итоге вышло так, что Жин-Жин возвращалась домой уже в десять. Андрей, естественно, звонил, беспокоился, но – девушка чувствовала это – не ревновал и не придумывал глупости вроде «Ага, с фотографом замутила!». То ли потому что верил ей, то ли потому что слышал голос этого фотографа.
    Может, в будущем такое абсолютное доверие ей и надоест, но пока Жин-Жин только радовалась.
    Войдя в дом, она почувствовала чуть ли не физическую необходимость быть рядом с ним – словно их связали невидимые нити, которые при отдалении болезненно впивались в кожу. Увы, лифт не чувствовал ее настроение, шайтан-машина застряла где-то на пятом этаже.
    Дольше трех минут девушка не выдержала. Плевать, что на ногах шпильки, можно и по лестнице подняться! Тем более когда впереди такая цель!
    Подъем на седьмой этаж ее в целом не смущал, Жин-Жин была достаточно тренированной для такой нагрузки. Ну а то, что впереди ждет опасность, девушке и в голову прийти не могло – пока она не столкнулась с этой опасностью лицом к лицу.
    На ступеньках между пятым и шестым этажами сидели четверо подростков лет шестнадцати-семнадцати. Все грязные, какие-то неряшливые – в ее доме таких никогда не проживало! Хотя чему удивляться? Домофон еще никогда не гарантировал абсолютную защиту от посторонних.
    Теперь Жин-Жин понимала, что ей следовало развернуться и идти обратно еще тогда, когда она почувствовала запах сигаретного дыма. Но она ведь думала, что это кто-то из соседей покурить вышел! Откуда она могла знать?…
    Компания на лестнице ее тоже заметила.
    – Опа, – один из подростков отставил в сторону недопитую бутылку пива и ухмыльнулся, демонстрируя желтые зубы. – Ты смотри, какая птичка попалась, пацаны!
    «Это они лифт испоганили, – догадалась Жин-Жин. – Ну и что теперь делать?!»
    Разговаривать с ними бесперспективно. Девушка попыталась бежать, но ее ловко удержали, схватив за руку.
    – Куда, красивая? Еще ж не познакомились!
    – Да эта сучка просто считает, что слишком хороша для нас! Что, б…дь, только перед богатыми ноги раздвигаешь?
    Все еще хуже, чем она думала… К молодецкой удали юного быдла добавилась классовая ненависть к тем, кто живет лучше их. Собственно, поэтому уродцы сюда и пришли. Они бы попытались забраться в более элитный дом, но там везде охрана.
    И они решили «поохотиться» здесь!
    – Помогите! – крикнула Жин-Жин.
    Естественно, обращалась она не к ним. Она надеялась, что кто-то из соседей услышит. Еще ведь не очень поздно, все спать не должны!
    Только вместо помощи она получила удар по лицу – скорее даже пощечину. Не очень больно, вреда внешности не нанесено, но унизительно.
    – Что, слишком гордая, чтобы с нами разговаривать?
    – А вы разве сюда разговаривать пришли? – зло поинтересовалась девушка. Она совершенно не представляла, что делать дальше.
    У них в подъезде живет много здоровых крепких мужиков, есть и собачники. Почему никто из них не обнаружил засаду? Почему именно она умудрилась попасться?
    И это хорошо еще, что они не узнали в ней известную модель! Потому что тогда издевательств было бы побольше, в этом Жин-Жин не сомневалась.
    – Тоже верно, – признал обладатель желтых зубов. Он, видимо, руководил мини-шайкой. – Какой смысл с тобой разговаривать? Ты, дырка, только для одного подходишь. Берите ее, пацаны!
    Пацаны, понятное дело, только этой команды и ждали. Они попытались схватить Жин-Жин, но сделать это оказалось не так просто. Один получил шпилькой в живот, другой остался с расцарапанной физиономией. Но все же не каждый мужчина бы справился с четырьмя довольно рослыми парнями, а девушка и подавно не сумела.
    Ей заломили за спину руки, заставили встать на колени. Главный провел тупым лезвием карманного ножа по ее щеке.
    – Больше никаких дерганий, стерва, – предупредил он. – Будешь вырываться – покромсаем твое красивое личико. Еще получишь шанс поупражняться в акробатике! Для начала посмотрим, что ты с собой таскаешь, какой хоть от тебя толк…
    Он потянулся к ее сумочке, но взять не успел. Потому что прямо перед ним, спрыгнув, похоже, с верхнего пролета, по-кошачьи ловко приземлился мужчина, одна лишь внешность которого заставила подростка с воплем отскочить.
    – Вы слишком громко вопите. Если вы охотитесь на кого-то, вы должны соблюдать тишину.
    Он говорил спокойно, однако в глазах его пылала такая ярость, что нападавшие попятились. Они забыли, что нужно удерживать Жин-Жин, и девушка, вывернувшись, подбежала к Андрею, прижалась к нему.
    – Пойдем домой, – прошептала она. – Пожалуйста!
    Он все еще полностью не восстановился, куда ему с четырьмя сразу тягаться!
    – Нет, Женя, прямо сейчас я, пожалуй, останусь здесь. Потому что, если бы слух у меня быть чуть похуже, я бы ничего не услышал и не пришел сюда. А они бы не остановились.
    Между тем первое удивление, вызванное его появлением и черными полосками на его коже, прошло. «Детишки» снова жаждали действия.
    – Ты что, совсем о…л? – оскалился главный. – Ты хоть знаешь…
    Поговорить ему помешал удар – такой быстрый, что даже Жин-Жин, стоявшая рядом, подумать не могла, что Андрей собирается что-то делать. Желтые зубы полетели в разные стороны…
    Шакалята, надо отдать им должное, своего вожака не бросили. Один из них попытался ударить противника пивной бутылкой, но в итоге стеклотара разбилась об услужливо подставленную голову его же товарища. Попытка напасть на Андрея вдвоем и тем самым свалить его с ног также ничего не дала.
    Он был слишком быстр для них, слишком грамотно двигался. За то время, что они тратили на одно движение, он делал три. Он даже не бил их толком, просто направлял друг на друга и на стены, а уже инерция, которую они не контролировали, делала все остальное.
    Очень скоро все четверо валялись на полу, а Андрей замер над главным с занесенной для удара рукой – но не ударил. Жин-Жин толком не поняла, почему, просто на его лице мелькнула растерянность, потом он убрал руку.
    – Встали и вычистили все, – приказал он. – Здесь не должно остаться ни вашей кровищи, ни окурков, ни осколков.
    И они подчинились! Утирая рукавами слезы и сопли, подростки ползали на четвереньках по лестнице, собирая осколки. Один из них даже сжевал окурки – исключительно из старательности, потому что Андрей такого не требовал.
    – Молодцы, – усмехнулся он, когда площадка снова стала относительно чистой. – Больше здесь не появляйтесь. Увижу еще раз – будете не окурки, а стекло глотать. Если попытаетесь хотя бы заговорить с ней еще раз, вас будут, как мозаику, по всей Москве собирать. Усекли?
    Они поспешно закивали. Еще бы, он говорил крайне убедительно!
    – Теперь валите.
    Обгоняя друг друга, подростки четырьмя неопрятными комками скатились вниз по лестнице.
    Жин-Жин больше не было страшно, она даже толком не успела осознать, что с ней могли бы сделать. Снова вернулось это теплое чувство защищенности, только теперь оно стало сильнее.
    А вот Андрей не казался довольным. Он повернулся к ней и, не говоря ни слова, подал девушке руку.
    – Я же не ранена! – попробовала возмутиться она.
    – Я вижу. Просто я хочу чувствовать тебя рядом.
    – Андрей, ты что, расстроен? – забеспокоилась Жин-Жин. – Не надо! Ты все сделал правильно! Я тебе очень благодарна…
    – Нет, Жень, ты не понимаешь. Я ведь готов был убить того щенка – убить, а не просто набить морду! Если бы я не остановился, я бы перебил ему гортань, потом свернул шею. Я совершенно четко представлял, что хочу сделать.
    Убить? Убить – это слишком! Жин-Жин не хотела, чтобы он возвращался к этому… но ведь он и не вернулся, он сумел сдержать себя! Значит, восстановление началось!
    Однако Андрей ее оптимизма не разделял:
    – Мне не нужны такие приступы ярости, особенно когда я рядом с тобой. Сейчас я могу контролировать их, ситуация стабильна, но я не уверен, что справлюсь без посторонней помощи. Женя, я тебя слишком люблю, чтобы позволить себе неуверенность. Чем быстрее я отправлюсь в реабилитационный центр, тем лучше.

Глава 8

    – Ну и что это значит? – растерянно спросила Даша.
    После обнаружения слитков они некоторое время молчали, рассматривая свою находку. Чипс между тем возмущенно жевал сухой корм – раз уж его унизили, можно хотя бы заесть горе! Впрочем, если бы он сейчас решил убежать, мешать ему никто не стал бы, обе девушки были слишком сосредоточены.
    Поэтому к тому времени, когда прозвучал вопрос, у Агнии уже имелся ответ:
    – Их убили не из-за золота.
    – Может, грабитель просто не нашел то, что искал? – предположила Даша.
    – Нет, Дашка, не может. Ты же сама видела, что там нет ни намека на обыск.
    – Я, вообще-то, по сторонам особо не смотрела!
    – Ну тогда поверь мне на слово: в квартире ничего не искали. Первое впечатление реально было такое, что убийца четко знал, зачем пришел, убил хозяев и забрал слитки.
    Агния не стала добавлять, что похожий вариант все еще возможен. То есть убийца четко знал, зачем идет, только это было не золото.
    А вот Даша упорно не желала отпускать старую версию:
    – А его не могли спугнуть?
    – Вряд ли. Я слышала, как Вадим говорил с тамошним следователем… Судя по всему, убийство произошло за несколько часов до твоего прихода. Соседи хоть и орали много, а ничего толком сказать не могли, их не было дома. Да и немудрено – разгар рабочего дня!
    – Кстати, да! – нахмурилась Даша. – Я еще тогда заметила… Отец Толи, Вячеслав… не помню, как его по отчеству… так вот, он с работы обычно поздно возвращался всегда. Его жена дома сидела, она домохозяйка… была, она же Толика всегда из школы забирала. Я не знаю, почему он тогда оказался дома.
    Так, это уже что-то…
    Агния прекрасно понимала, что ей не следует лезть в это дело. Даже не из-за опасности, угрозы как таковой тут нет. Просто они с Даниилом договорились, что она больше не станет прыгать в каждую яму.
    С другой стороны, а что делать? Нести золото следователю? Тогда их же еще и обвинят в краже, как это уже пыталась сделать родственница погибших! Но они ведь не предполагали, что золото в домике шиншиллы…
    Родственница, судя по всему, тоже не знала. Следовательно, Захаровы могли всем подряд рассказывать о самом выигрыше, но не о том, где спрятали слитки. Однозначно, убийца не искал золото.
    Но какой тогда мотив? А какие обычно бывают…
    – Кем работал Вячеслав? – поинтересовалась Агния. – Может, это с его деятельностью связано?
    – Не думаю. Он вроде бы каким-то менеджером был в небольшой фирме, ничего особенного. Богатыми они тоже не были, если не считать золото.
    – Хорошо, а ревность? Не могло у его жены быть какого-нибудь любовника-психопата, который решил отомстить?
    – Исключено, – нервно засмеялась Даша. – Родители Толика очень любили друг друга, это даже я заметила, хотя вместе их видела не так часто.
    – Тогда вернемся к деятельности Вячеслава. Знаешь, в какой фирме он работал?
    «Все-таки я лезу не в свое дело, – обреченно признала Агния. – Ну а как иначе? Пустить все на самотек? Так они тогда этого урода никогда не найдут! Они же золото ищут!»
    Сейчас многое зависело от того, как прореагирует Даша. Агния не готова была, даже из самых светлых побуждений, действовать одна. Вместе – другое дело. Но главное так, чтобы Даниил ничего не узнал! Потому что ссориться с ним сейчас, когда у них только-только все наладилось, девушка не хотела.
    – Знаю, – кивнула Даша. – Название такое запоминающееся – «Махаон». Вроде бы что-то с рекламой связанное. Ты хочешь проверить?
    – А то! Иначе бы не спрашивала! Ты со мной?
    – Ну конечно!
    Вот и решилось все.
    Откладывать поездку не имело смысла, тем более что солнечная погода способствовала прогулкам, а это уже готовое оправдание для Даниила. Поэтому Агния быстро вернула золото в домик Чипса и закрыла клетку.
    Перед отходом она забежала на кухню, где Даниил беседовал о чем-то с начальником охраны.
    – Дани, мы гулять. – Девушка бегло коснулась губами его щеки. – Дашке нужно развеяться, настроение поднять, так что мы побродим по городу.
    – А я что, держу? Мне все равно работать надо. Ты, главное, с криминалом не связывайся!
    Думает, что пошутил? Ну-ну.
    Агния даже не стала ничего отрицать, потому что это было бы открытым лицемерием. Она просто улыбнулась, всем своим видом показывая, что ей в этой жизни только магазины и нужны.
    Уже в машине они с Дашей занялись поиском нужной компании через интернет-справочники. «Махаон» оказался небольшим рекламным агентством, главный офис которого находился на окраине города.
    – Хорошо все-таки свою машину иметь, – вздохнула Даша, рассматривая чистый уютный салон «Хонды». – А я даже водить не умею!
    – Научишься!
    – Не вижу смысла. На вторую машину я в жизни не скоплю, а садиться за руль своей Ванюша мне не позволит.
    Агния чуть с дороги не съехала:
    – Ты что, все равно собираешься вернуться к нему?!
    – Ну да… Я не могу иначе. Я тебе говорила: он обычный. Нормальный. Лучшего я все равно не найду!
    – С чего ты взяла?!
    – Давай не будем начинать все заново. Некоторое время я поживу у вас, надеюсь, Ванюша сделает правильные выводы. А потом, глядишь, и полегче будет.
    Агния с трудом удержалась от язвительных комментариев. Смысл тратить силы? Уперлась рогом – и ни в какую! «Лучшего не найду»! Можно подумать, ей девяносто девять лет и на досуге она полирует заранее купленный гроб!
    Как можно в двадцать шесть считать, что искать кого-то нового уже бесполезно? Маразм!
    До офиса они доехали в полной тишине, Агния из вредности даже радио включать не стала. Девушки обижались друг на друга, потому что каждая в глубине души считала, что она права.
    Но уже на парковке пар пришлось спустить, потому что официальной причины идти туда и расспрашивать сотрудников у них не было. Они придут – а им на дверь укажут. Все просто.
    – Может, какими-нибудь журналистками притвориться? – неуверенно предложила Даша. – Ты же вроде как на прессу работаешь…
    – Я не на прессу работаю, я для журналов фотосессии делаю, а это совершенно другое. Да и вообще, это тебе не какую-нибудь малограмотную доярку обмануть, это рекламное агентство! Они прекрасно знают, как ведется такая работа.
    Наверное, план следовало обдумать заранее, но они были отвлечены неожиданной находкой. Хотелось действовать, а не думать.
    Зато теперь приходится сидеть, соображать!
    – Знаешь, – Даша задумчиво посмотрела на подругу, – а ведь ты на Вячеслава похожа!
    – Спасибо, блин! Я предпочитаю думать, что я все-таки на Агнию похожа!
    – Да нет, я не в том плане! Типаж такой. У него тоже волосы были темноватые… ну, каштановые. И глаза карие. У его жены, кстати, тоже! Они вообще так внешне похожи были, что их часто за брата и сестру принимали, хотя они не родственники по крови. И Толя в них пошел…
    Агния не стала спорить, потому что понятия не имела, как выглядела семья Захаровых при жизни. Там, в окровавленной квартире, она никого толком не разглядывала, слишком жутко.
    Для многих людей «похоже» – это как раз и есть одинаковый цвет глаз и волос. Для Агнии, профессионального фотографа, все обстояло иначе, а вот коллеги Вячеслава вряд ли способны заметить разницу. Поэтому девушка принялась тереть глаза и нос.
    – Ты что делаешь? – удивилась Даша.
    – Грим наношу! Если я хочу быть похожа на скорбящую родственницу, должно быть заметно, что я много плакала. А это только в фильмах девушки плачут изящными тонкими слезинками, в которых явно заметны блестки. У нас, у нормальных людей, от слез распухают веки и краснеет нос. Романтики никакой, зато жизненно!
    – Тоже верно… А мне что делать?
    – Сидеть в машине и не высовываться!
    Агнии уже приходилось проделывать такое – притворяться человеком, которым она не является, и тоже во время ее «расследований». Девушка уже точно знала, на что способна, а вот на Дашу рассчитывать не хотела. Риск и так слишком велик, не хватало еще вдвоем попасться!
    Спешно придав себе «плачущий» вид, она вышла из машины и направилась к офису. По пути Агния обдумывала, к кому бы подойти и как вывести разговор на нужную тему.
    Сразу после входа выяснилось, что «Махаон» готов дать ей подсказку: в коридоре висела большая фотография, перетянутая черной ленточкой. Портрет мужчины был подписан – «Вячеслав Захаров», сразу под именем находились две даты. Значит, коллектив сплоченный, могут много знать о нем.
    Агния прижала руку к лицу и всхлипнула, нарочито громко, чтобы склонившаяся над бумагами секретарь уж точно ее услышала. Женщина, разумеется, не была глухой, поэтому удивленно подняла голову:
    – Вы что-то хотели?
    – Да, я… Я хотела спросить…
    И голос сорвался. В последние месяцы у Агнии хватало причин для слез, и она знала, как чувствует и ведет себя человек, которому действительно плохо.
    Секретарь выскочила из-за стола, отвела Агнию к ближайшим стульям, подала стакан воды. Правда, после этого несколько подпортила впечатление о себе идиотским вопросом:
    – С вами все в порядке?
    А что, не видно?!
    – Да, конечно, – Агния дрожащей рукой убрала волосы с лица. – Простите, знаю, слишком бурные эмоции… Просто я не ожидала увидеть здесь портрет Славы!
    До этого женщина вполне обоснованно смотрела на нее с легким подозрением, но теперь ее взгляд потеплел:
    – Вы знали Вячеслава Эдуардовича?
    «О, Эдуардович, – отметила Агния. – Надо будет запомнить».
    – Да, Слава мой… был моим троюродным братом. Мы общались не очень часто, но поддерживали хорошие отношения… Простите…
    И она снова закрылась руками. На самом деле слез не было, но Агния не могла позволить секретарю увидеть это. Приходилось идти вот на такие маленькие хитрости.
    – Да, это очень большая трагедия, – покачала головой женщина. – Вся семья сразу! Наша фирма хотела оказать материальную помощь, мы просто не знали, к кому обращаться! Директор вроде бы нашел координаты его младшей сестры, но раз вы здесь…
    Вот только не хватало с них деньги тянуть!
    – Нет-нет, любую помощь передайте ей! Она будет заниматься похоронами, поэтому ей нужнее. Я по другой причине пришла…
    – Но что мы еще можем сделать? – смутилась секретарь.
    – Вы можете мне кое-что сказать… это важно! С тех пор как это случилось, мне покоя нет, один и тот же вопрос постоянно звучит в голове. Почему Слава вообще там был? Почему не на работе? Ведь если бы его там не было, мог бы выжить хотя бы он! Я знаю, это чудовищно с моей стороны – говорить так, но хотя бы он мог остаться!
    – Это не чудовищно, что вы! Мы ведь всегда переживаем за тех, кого любим!
    – Вы можете мне ответить? Почему Слава не пошел на работу в тот день?
    – Так ведь он пошел!
    Опаньки…
    – Но как? – Здесь уже Агнии играть не пришлось, она и правда запуталась. – Почему он тогда оказался дома так рано?
    – Он отпросился. Вячеслав Эдуардович всегда был очень ценным сотрудником, много делал для компании. Он часто задерживался дольше положенного времени, поэтому, когда ему понадобилось уйти пораньше, наш директор его с готовностью отпустил. Знали бы, что так будет… Но что уж тут говорить?
    Так, ее опять в сторону понесло…
    – Почему он отпросился?
    – Да какая-то непонятная история вышла, – пожала плечами секретарь. – Его срочно вызвали к сыну в школу. Сын его, Толенька, очень хороший мальчик был, царствие ему небесное! Вячеслав Эдуардович его пару раз на работу приводил, так мы нарадоваться не могли! Тихий, спокойный, смышленый такой парнишка, а как на папу похож! Но в тот день ему сказали, что его Толя устроил какую-то драку! Я, честно говоря, до сих пор не верю в это. Да он ангел маленький был, какие драки?
    – Это верно, – подтвердила Агния. – Толенька был просто чудо! Я не верю, что он был способен спровоцировать драку… Вы точно ничего не путаете? Может, это на него напали?
    – Да нет же! Я все запомнила именно потому, что ситуация такая странная получилась! Вячеслав Эдуардович очень разозлился, весь красный был. Он вежливый человек, кричать не стал, но я видела, что он крайне возмущен. Он еще мне сказал, что своего сына не для того воспитывал, чтобы он драки устраивал, и он во всем разберется, при мне позвонил своей жене, Наташеньке, и сказал, что Толю сам заберет.
    Забрал. Что-то слишком много совпадений для одного дня! Тихий Толя устроил драку, вызвали именно его отца. Не проще ли было позвонить матери, которая и так дома сидит? Зачем вызывать отца с работы? Если, конечно, кто-то не хотел собрать всю семью…
    «Да ну, бредятина какая-то, – подумала Агния. – Как бы цинично это ни звучало, незаметнее было бы убить по отдельности! К чему все это?»
    Здесь она узнала все, что могла узнать, пришло время уходить.
    – Спасибо вам большое, – Агния встала. – Для меня очень важно услышать все! Я понимаю, что ничего не меняется, но я по крайней мере знаю теперь… Спасибо!
    Она собралась уходить, но женщина окликнула ее:
    – Подождите, пожалуйста! Я хочу вам кое-что отдать!
    Она порылась в верхней полке стола и извлекла оттуда яркий, покрытый фирменными знаками пакет – в таких обычно присылают дорогие рекламные каталоги.
    – Это пришло на имя Вячеслава Эдуардовича в тот же день, – пояснила секретарь. – Ему часто такие приходили: то ли он у этой фирмы что-то заказывал, то ли помогал с изготовлением рекламной продукции, я не помню точно. Я понимаю, что он вам не нужен, но мне немного жутко видеть конверт с именем Вячеслава Эдуардовича и знать, что ему я уже не передам!
    – Я возьму, конечно. Спасибо вам!
    Агнии рекламный конверт даром был не нужен, но не могла же скорбящая троюродная сестра отказаться.
    Дашка, ожидавшая ее, буквально прилипла к стеклу машины. Как только Агния вернулась в салон, на нее тут же обрушился град вопросов:
    – Ну что? Ну как? Что они сказали? У тебя получилось? Тебя не заподозрили?
    – Надеюсь, ты мне в обивке дырку не протерла своим шилом? – мрачно осведомилась Агния. – Нормально все прошло, поговорили. У тебя сумка просторная?
    – А при чем тут это?
    – Да на имя Вячеслава какой-то рекламный каталог пришел, вот мне и передали как скорбящей родственнице.
    – Ну кинь на заднее сиденье!
    – Щас! Будет у тебя своя машина – поймешь, что «кинь на заднее сидение» в итоге приводит к груде хлама!
    – Ладно, – Даша торопливо перехватила у нее конверт. – Все, сейчас уберу! Теперь ты мне расскажешь?
    – Нечего особо рассказывать. Если по сути, то Захаров уехал с работы рано, потому что его вызвали в школу к сыну. Якобы Толя устроил там драку.
    – Да ну, быть не может! Толя, конечно, не тихоня забитый был, но скорее из тех, кто может за себя постоять, а не из тех, кто потасовки устраивает! Это на него не похоже… Что-то не так!
    Агния Толю лично не знала, однако мнение подруги разделяла. Что-то определенно не так! События начинают выстраиваться в цепь, это да, но за ними по-прежнему не видно мотива, причины, по которой все это произошло. Кому такое выгодно?
    Или, быть может, она слишком много воли дает своему воображению и это действительно серия трагических случайностей?
    – Нужно проверить школу, – сказала Агния. – Поговорить с учителями, с детьми, узнать, с чего это Толе приспичило кулаками махать!
    Даша была полна энтузиазма:
    – Ну так поехали!
    – Нет, сейчас не получится. У меня дела.
    Несмотря на то что Даниил мог обеспечить ее средствами к существованию, Агния не собиралась становиться нахлебницей. У нее и так отпала внушительная строка расходов в виде платы за квартиру! Оставаться без собственных средств для девушки было неприемлемо.
    Поэтому она продолжала принимать заказы. Правда, теперь кое от чего она отказывалась, чтобы проводить больше времени дома, но с учетом ее растущей популярности это не сильно сказывалось на общем доходе. Банковский счет Агнии продолжал пополняться.
    Вот и теперь ей предстояло провести достаточно важную съемку для журнала – часть сегодня, часть завтра. Заказ пришел от редакции, где работал Артем Лоев, с которым девушка когда-то была очень близка, поэтому отказать она не могла.
    – Ну а когда? – расстроилась Даша.
    – Не раньше чем послезавтра. Не тот случай, когда можно отменять заказ, да и смысла спешить я не вижу.
    – А мне что делать все это время?
    – Обустраивайся на новом месте, забери часть своих вещей у Вонюшки, только не вздумай возвращаться к этому ослу, а тем более просить у него прощения!
    – Не буду, – тяжело вздохнула Даша. – Я пока не готова… Но вещи и правда нужно забрать, не могу же я у тебя все одалживать! Вот только…
    – Что еще?
    – Ключей у меня нет, придется ехать тогда, когда Ване будет удобно. А я не уверена, что он мне что-нибудь отдаст.
    Агния проблемы не видела:
    – Попроси Вадима съездить с тобой!
    – А это нормально? Он ведь и так мне очень помог! Неловко как-то…
    – Ты просто попроси, пускай он сам решает. Только что-то мне подсказывает, что он не откажет!

Глава 9

    Такие задания, как сегодня, она считала лучшими. Заказчик попался толковый, с лишними требованиями приставать не стал. Более того, съемки были не студийные, ее и моделей вывезли в Ботанический сад, где, несмотря на раннюю осень, ярких красок уже хватало.
    В общем, для полного счастья недоставало только знакомых моделей, а то подобрались те, с которыми она еще ни разу не работала! Вот бы Жин-Жин сюда… но нет, этот заказчик, конечно, солидный, но гонорар Жин-Жин не потянет.
    Ничего, они и так сегодня утром созванивались. У Женьки с Андреем все хорошо, несмотря на мрачные прогнозы отдельных врачей. Правда, некоторые воспоминания о Цирке еще дают о себе знать, но все поправимо, судя по голосу, Жин-Жин не сильно беспокоится по этому поводу.
    Зато Андрей рвался в реабилитационный центр, чтобы поскорее вернуться к нормальной жизни. Задерживала его только… Агния. Девушка собиралась сопровождать его, чтобы наблюдать за бывшим охотником Цирка, а заодно и избавиться от своей давней боязни прикосновений.
    Агнии, в принципе, ничто не мешало поехать сейчас, но она хотела подольше побыть с Даниилом. Он ведь только вернулся!
    Она увлеклась съемкой, поэтому не заметила худенькую девушку-менеджера, подкравшуюся к ней сбоку, и едва не налетела на живую преграду.
    – Ой, – Агния чуть камеру не уронила. – Вы бы себя как-то обозначали, что ли! Флажками, например.
    – Извините, Агния Николаевна, – покраснела менеджер. – Я не специально! Просто какая-то женщина очень хочет с вами поговорить, вот я и пошла позвать…
    – Какая еще женщина?
    – Я не знаю, она не представилась. Но выглядит солидно, вот я и не рискнула прогнать.
    – Все правильно, я сама разберусь, – Агния повернулась к моделям: – Девчонки, небольшой перерыв, меня тут хотят!
    – Передай, что мы первые занимали, – фыркнула Зоя, высокая черноволосая модель, отдаленно похожая на Жин-Жин. – И вообще, устраивала бы ты свою личную жизнь после того, как превратишь нас в постеры!
    – А я не уверена, что это личная жизнь!
    Агния никого не ждала, даже представить не могла, кто может ее спрашивать. Все, кого она знает лично, сначала позвонили бы, а потом явились! Может, Дашка не усидела на месте? Хотя нет, ее иначе как «девочкой» не называют, слишком уж миниатюрное создание.
    А смысл гадать, если можно пойти и посмотреть?
    Женщина ждала ее на лавочке под старым деревом. На вид ей было лет тридцать – тридцать пять, полная, но от природы, а не от увлечения хлебобулочными изделиями, с вьющимися золотыми волосами и огромными голубыми глазами. Глядя на нее, хотелось спросить: «А вы для обложки шоколадки «Аленка» не позировали?»
    На женщине было элегантное кремовое пальто, шелковистая черная шаль, прекрасно выделанные перчатки – все вещи, безусловно, дорогие. Поэтому менеджер и не решилась отказать неожиданной визитерше.
    Вот только Агния видела эту даму впервые в жизни.
    – Добрый день. Мне сказали, что вы меня ищете.
    – Да, здравствуйте, – женщина поднялась ей навстречу. – Вы ведь Агния Туманова, да?
    Хорошенькое дело! Она толком не уверена, кто ей нужен?
    – Вроде бы я.
    – Меня зовут Анастасия. Я… мне очень важно поговорить с вами. Вы – моя последняя надежда!
    День становится все интересней…
    – Боюсь, я не совсем понимаю, о чем речь.
    – Я сейчас объясню, – женщина указала на скамейку. – Давайте присядем. Думаю, рассказ получится долгий.
    – Это обязательно? – Агния невольно посмотрела на часы. – Я, вообще-то, работаю!
    – Пожалуйста, Агния, не отказывайте мне! Мне больше не к кому обратиться! Если и вы не сможете мне помочь, я… я просто не знаю, что делать!
    В голубых глазах плескалось такое искреннее отчаяние, что у Агнии духу не хватило настаивать, она присела на скамейку.
    «Ладно, будет мне доброе дело в общую копилку, – подумала девушка. – Не все ж пакости людям делать!»
    – Мой рассказ покажется вам несколько странным, – начала Анастасия. – Может быть, вы даже не поймете, к чему он вам. Но мне очень важно, чтобы вы понимали мое положение, прежде чем я буду о чем-то вас просить!
    «Попала…»
    – Я родилась в городе Сочи, всю жизнь провела у моря. Дитя природы, так сказать… Когда мне было восемнадцать лет, на пляже я познакомилась с мужчиной, безумно влюбилась в него. Он оказался очень обеспеченным человеком, мы поженились, и после свадьбы я уехала вместе с ним в Москву.
    «А ведь она правильно угадала, – мысленно фыркнула Агния. – Я уже думаю: и зачем мне это слышать?»
    Анастасия была поглощена своим рассказом, она смотрела куда-то в пустоту и вещала:
    – Первые десять лет нашей жизни были сказкой, которую омрачало лишь одно: я не могла иметь детей. Я боялась, что это отпугнет любимого, но нет, он не сдавался, оплачивал мне лечение. Оно помогло: у нас родилась девочка, спустя два года – мальчик. Мои солнышки! Они стали смыслом моей жизни, потому что муж, увы, охладел!
    – Агния! – крикнула Зоя со стороны площадки. – Ты там скоро или мы еще пожрать успеем?
    – Покушать! – пискляво поправил ее кто-то из других моделей.
    – Потребляйте пищу смело! – откликнулась Агния. – Даю родительское благословение!
    – Вы уж извините, что так отвлекаю вас, – женщина еще больше покраснела. – Просто, если я перейду сразу к сути, вы многого не поймете…
    – А вы рассказывайте, я же все эту суть жду!
    – Конечно… Так вот, наши отношения с мужем испортились. Он по-прежнему ни в чем меня не ограничивал, был очень мил в общении, но я чувствовала, что он больше меня не любит. Да, его отвлекал бизнес, этот проклятый бизнес! А я скучала одна в пустом доме, мне не хватало ласки и тепла! Я ведь привыкла чувствовать ярко, любить сильно… Он больше не мог дать мне это. Я была на грани отчаяния, не вылезала из депрессий…
    – Скажите, а вы работать не пробовали?
    – Нет, конечно! Я же говорю: мой муж прекрасно зарабатывал, зачем мне еще работать? Это тут ни при чем. Но вот однажды на выставке молодых художников я встретила человека, который является моей второй половинкой! Мы полюбили друг друга сразу, с первого взгляда! От него я получала все то, что почти успела забыть. Поначалу мы встречались тайно, я не хотела рушить семью, потому что понимала, каким стрессом это будет для детей. Но мой муж как-то обо всем узнал и прогнал меня! И не это самое страшное, нет. Для меня не имеет значения, что мой любимый живет не так богато, как муж, я уже успела понять, что не в деньгах счастье! Только муж не пожелал просто отпустить меня, он забрал у меня детей! Он позволяет мне видеться с ними, но не более, я могу быть с ними только под его контролем.
    Здесь Агния могла лишь посочувствовать. Да, женщина не очень умная, это очевидно. Так ведь любовь с умом не связана, особенно материнская. И вообще, свинство какое-то получается: кто богаче, тот и прав.
    – Анастасия, я вам безмерно сочувствую, но я-то здесь при чем?
    – Ах, Агния, вы можете больше, чем думаете! Я решила вернуть детей через суд. У меня есть на это право, я же их мать! Я не алкоголичка, не наркоманка, у моего любимого есть квартира, он не возражает, чтобы малыши жили с нами. По какому праву у меня их отбирают? Словом, у меня были реальные шансы победить, но тут я узнала, что адвокатом моего мужа стал Даниил Вербицкий, они вроде как старые знакомые.
    Странно… Агния знала, что Даниил очень редко берется за бракоразводные процессы. Не из-за каких-то высоких принципов, просто он не раз говорил, что семейное право нагоняет на него тоску, ему банально скучно присутствовать на подобных заседаниях. Раз он согласился вести дело, значит, муж этой дамочки крайне платежеспособен.
    – Мне это имя ничего не сказало, я далека от всякой там криминальщины, – продолжила Анастасия. – А вот мой адвокат меня просто убил! Он заявил, что ему с этим Вербицким тягаться бесполезно, вроде как очень опытный специалист или как-то так. Но я не хочу терять своих деток из-за того, что сама не могу нанять специалиста, денег нет! Поэтому я решила поговорить с этим Вербицким, объяснить ему ситуацию. Только меня и на порог не пустили! Тогда я стала наблюдать за домом, за теми, кто туда ходит. За небольшое вознаграждение охранник мне сказал, что вы живете с Вербицким.
    – А какой именно охранник?
    – Да какая разница!
    Вообще-то, разница была принципиальная. Агнии не очень нравился тот факт, что ее закладывают всем подряд за небольшое вознаграждение! А хоть бы и за большое… Надо будет поговорить на эту тему с Вадимом.
    – Да, я живу с Даниилом, – признала Агния. – И что?
    – Поговорите с ним, прошу! Уж вы-то можете понять материнское горе, вы же тоже женщина! Мне больше не к кому обратиться. Муж не дал мне ни копейки, просто выгнал, и все. Оказалось, что без денег в этом мире нельзя ничего достичь! Но я все еще надеюсь, что есть хоть какая-то справедливость! Я не хочу терять детей, они для меня весь мир, но и расставаться с любимым человеком тоже не хочу, я слишком долго ждала его! Умоляю вас, помогите! Если Вербицкий откажется от дела, у меня есть шанс победить!
    Да, фиговая ситуация… а почему бы и не помочь? Даниил, конечно, личность не особо сентиментальная, но и он не бессердечен!
    – Как фамилия вашего мужа?
    – Орлов, Олег Орлов.
    – Хорошо, я поговорю с Даниилом. Но я ничего не обещаю!
    – Спасибо! – Анастасия молитвенно сложила руки на груди. – Вы мое спасение!
    Агния, конечно же, попыталась отнекиваться, но в глубине души ей было приятно. Дело даже не в том, что ей так благодарны, это как раз смущало. Девушке нравилось думать, что теперь она имеет право говорить с Даниилом о подобных вещах, просить его о чем-то – что ее мнение имеет значение.
    Он ведь упоминал, что занимается не совсем привычным для себя делом, только Агния не обратила на это внимания. Как оказалось, зря. Ничего, вряд ли он будет упрямиться, он ведь не семейный адвокат!
    Она торопилась домой, но на ее работу это никак не повлияло. Особой срочности нет, а портить съемку из-за того, что не требует спешки, – дело неблагодарное. К тому же она увлеклась, позабыла о разговоре с Анастасией на некоторое время.
    Зато когда после съемок модели позвали ее в кафе посидеть, познакомиться, Агния была вынуждена отказаться. Такие посиделки часа на три затягиваются, есть опыт! Да и вообще, после них придется придумывать не просьбу, а оправдание.
    Без особых сожалений она направилась домой. Не последняя тусовка в ее жизни!
    Охранники элитного дома уже хорошо знали девушку, здоровались с ней. Вот только Агния сегодня не была с ними приветлива. Они вообще в курсе, что охранять нужно не только имущество, но и информацию?! И это хорошо еще, что всякого рода желтые журналюги адвокатами не сильно интересуются!
    Можно было бы зайти к Даше, узнать, чем она весь день занималась, но это потом. Сначала дело.
    Даниил, как она подозревала, работал. Агния для вежливости постучала, потом вошла.
    – Чем я, по-твоему, могу заниматься, что стучать надо? – усмехнулся он.
    – Я слишком чиста и невинна, чтобы строить такие предположения! Поэтому я просто стучу на всякий случай.
    – Да, стукачество у тебя хорошо получается…
    – Эй!
    – Все, молчу, – он снова начал перебирать документы. – Агния, дай мне пятнадцать минут, я тут кое-что закончу с делами, и тогда я весь твой.
    – То есть сейчас ты мой частично? Мило. Чур я сама выбираю нужную часть! – зловеще произнесла она. – Хотя вообще… я к тебе по делу.
    – Только не говори, что тебе нужны услуги адвоката, – поморщился Даниил. – Мы же, кажется, решили, что ты не будешь никуда лезть!
    Нет, ну почему сразу такое мнение! Хотя… оно оправданно, как ни крути.
    Агния пересекла комнату и опустилась в кресло для посетителей. Он смотрел на нее, терпеливо ожидая пояснений. В отличие от нее, Даниил прекрасно контролировал свои эмоции, поэтому игра с ним или провокация была равносильна соревнованию по гляделкам с булыжником.
    – Я хочу поговорить насчет Олега Орлова.
    – Что ты знаешь про Орлова? – насторожился Даниил. – А главное, откуда?
    – Достаточно я знаю! Со мной сегодня говорила его жена, она мне все рассказала. Дани, ты ведь и сам прекрасно понимаешь, что это свинство! Я вообще не представляю, как ты взялся за такое дело!
    – Потому что я адвокат, вообще-то, – он убрал бумаги в стол, повернулся к компьютеру. Понятно, хочет, чтобы она ушла! – Мы с Олегом работали раньше, но по другим вопросам. Теперь у него проблемы личного характера, он обратился ко мне за помощью. Я обещал ему помочь, и я свое слово намерен сдержать. А госпоже Орловой передай, что если она еще раз к тебе сунется, то своих детей будет видеть только на фотографиях.
    Не такой реакции она ожидала! Понятно, что Даниил не чуткая и ранимая барышня, да и представления о семье у него специфические. Но чтоб настолько!
    – Дани, какого фига? А тебя не смущает, что детям лучше с матерью? Я в курсе, что папаша у них богатый, так ведь он просто сдаст их нянькам, а мать о них будет заботиться! Я не оправдываю то, что она сделала, жена она реально хреновая. Но своих детей она искренне любит!
    Он не был впечатлен:
    – Ну и будет любить дальше, только на расстоянии. Агния, ты сейчас не права, да еще и позволяешь себя использовать. Прошу, не лезь.
    Агния начинала злиться. Важно ее мнение, конечно! Какой смысл себя обманывать? То, что он очень красиво сказал «пусть будут отношения», ничего не значит на самом деле. Он по-прежнему только со своим мнением и считается!
    Ну и пожалуйста. Если он так решил, то и она не будет бережно заботиться о его чувствах. Раз он такой пофигист, можно быть пожестче!
    – Я, конечно, понимаю, что ты это осознать и почувствовать не способен. Для тебя и «мама» – не более чем слово из четырех букв, и в целом представление о любви очень условное. Но другие-то люди любить умеют! И если ты поможешь богатенькому папаше отобрать детей у матери, то из них вырастет что-то сродни тебе. Вот уж не думала, что ты так легко продаешься!
    Она намеренно сказала неправду. Просто Агнии казалось, что только так можно достучаться до него – причинить боль.
    Не получилось. Он продолжал спокойно смотреть в монитор, пару раз щелкнул клавишами, потом взял листок бумаги и что-то на нем написал.
    – Держи, – он протянул листок девушке, не глядя на нее. – Завтра поедешь по этому адресу, если хочешь разобраться, а меня оставь в покое.
    Голос холодный, а вот рука чуть заметно дрогнула. Может, все-таки получилось его ранить? Если да, то она даже слишком преуспела.
    Агния этого не хотела и уже сожалела о своих словах, но извиняться не собиралась. Она действовала правильно, просто чуть-чуть перестаралась. Зато он неправ на все сто! Есть еще чисто человеческое понимание справедливости, тут не надо быть адвокатом, чтобы усвоить.
    Она представления не имела, что это за адрес, однако и спрашивать не хотела, гордость активно препятствовала подобному «унижению». Агния просто забрала бумажку и направилась к двери.
    Его невозмутимость бесила. Зачем нужно все доводить до ссоры? Почему нельзя просто согласиться с ней? Ему же несложно, денег хватает, и потеря одного клиента ничего не решит.
    На пороге она на секунду остановилась и бросила через плечо:
    – Будешь продавать клиенту свою душу – не забудь выписать чек!
    Все, красиво закончила, совсем по-киношному. И даром что теперь глаза горят от слез, а сердце в два раза быстрее колотится от обиды. Он этого уже не увидит!
    Агния прекрасно знала, что ведет себя совсем по-детски, но иначе не могла. Очень хотелось хлопнуть дверью, раствориться в ночи и знать, что он себе места не найдет, пока она не вернется. Хотя кто его знает? Это для нее все серьезно, для него – не факт. Один нынешний разговор чего стоит!
    Нет, старовата она для подростковых побегов из дома. К тому же, это подстава по отношению к Дашке, про Чипса и говорить не стоит. Не таскать же с собой шиншиллу!
    Поэтому придется расслабляться традиционным для представительниц прекрасной половины человечества способом: жаловаться подружке.
    Для начала Агния отправилась к Дашке, но квартира этажом ниже пустовала, там не оказалось даже Вадима. Плохо, но не смертельно, скорее всего, подруга попросту направилась за своими вещами. Агния даже звонить ей не стала, чтобы не отвлекать лишний раз.
    Есть же еще Жин-Жин! Она вроде бы психолог по образованию… Вот пусть и вспоминает свои профессиональные навыки!

Глава 10

    Удивляло уже то, что есть, в чем разбираться. Она не понимала, как можно убивать за золото – и при этом не допускала мысли, что убийство произошло не из-за золота. Зато теперь ситуация кардинально изменилась.
    Поэтому Даша решила не рассчитывать на подругу и взяться за дело сама. Ей и в голову не приходило, что это может быть опасно. Она ведь ни в какие трущобы не лезет! Ей нужно собрать достаточно доказательств, чтобы не стыдно было со следователем говорить.
    К тому же у нее впервые с момента возвращения из Англии появилась такая роскошь, как свободное время. Раньше день строился довольно просто: работа и домашние дела, на выходных – поездка к его или ее родителям. Чаще к ее, с ними Ванюша стремился встречаться как можно больше.
    Теперь, по сути, отпуск. Она обзвонила своих учеников и предупредила, что ближайшую неделю занятий не планируется, потому что приболела. Да и домашняя работа отпала бы сама собой, если бы Даша захотела, но вот этого она как раз не допустила.
    Что бы там ни говорила Агния, она не могла просто жить в чужом доме и делать вид, что так и надо. Поэтому Даша занималась уборкой и готовкой – всем тем, чем раньше заведовала домработница бойфренда Агнии, Маша. Маша против смены не возражала.
    Даше было нетяжело делать все это: Вадим, в отличие от Ванюши, не имел обыкновения забрасывать комнату своими вещами, пивными бутылками и, самое страшное, шелухой семечек. А уж про готовку и говорить не стоило, от этого Даша получала истинное удовольствие.
    Еще бы, ведь кухня в квартире обнаружилась такая, будто на ней какое-нибудь кулинарное шоу периодически снимается! Дорогущая техника, которую Даша видела только по телевизору, сверкающая зеркальными боками посуда, качественные продукты, которые – шок! – не нужно экономить! Девушка чувствовала себя маленьким ребенком, который привык рисовать простым карандашом и вдруг узнал, что существуют, оказывается, цветные мелки.
    Поэтому она сразу же залезла в Интернет – накачать себе теории в виде рецептов для будущих экспериментов. Тем более что Вадим против ее игрищ не возражал и даже благодарил за то, что она делает, хотя и не обязан был. Он же ее спас!
    Даша, не привыкшая к благодарности за такие мелочи, которые она и так должна делать, смущалась, но ей было приятно. Она не представляла, как снова вернется к старой жизни.
    Утром Вадим уехал рано, раньше, чем она проснулась. Это было удобно, потому что Даша не хотела, чтобы кто-то знал о ее планах. Девушка порылась в вещах, которые ей дала Агния (некоторые из них оказались подозрительно новыми, но думать, что подруга из-за нее разорилась на целый мини-гардероб, не хотелось – стыдно слишком).
    «Нужно будет сегодня обязательно домой съездить, – подумала Даша. – Мне ведь придется задержаться тут, если я хочу разобраться во всем до конца!»
    Она предпочитала убеждать себя, что только по этой причине остается гостьей Вадима, а в остальном очень даже хочет вернуться домой к любимому Ванюше. С каждым днем самообман давался все сложнее…
    Даша считала, что ей даже лучше будет съездить в школу Толи без Агнии. Там у нее работала бывшая однокурсница, преподавала немецкий. Даша тесно с ней не общалась, но периодически пересекалась, Полина должна помочь!
    Жалко только, что нельзя поехать на машине, хотя это так, незначительная деталь. Даша привыкла к общественному транспорту и мысль оказаться в нем ее не угнетала. Так, может, и быстрее будет, чем пробиваться через утренние пробки!
    Она как раз стратегически обустроилась в углу переполненного салона автобуса, когда зазвонил мобильный телефон. На экране высветился номер матери – надо же, озадачились!
    Даша почувствовала обиду: может, она уже мертва давно, а они только спохватились! Телефон-то все это время работал, позвонить ничто не мешало! Впрочем, скандалить девушка не собиралась. Вдруг родители как раз одумались и хотят извиниться?
    – Привет, мам!
    – Рада, что тебе весело, – голос был ледяной. – А теперь, будь любезна, сообщи, где тебя черти носят! Ванечка места себе не находит, переживает!
    Вот ведь трепло! Изображает из себя отчаявшегося влюбленного, а сам плевать на нее хотел!
    Раньше Даша упорно гнала из головы подобные мысли как разрушительные и идеологически неправильные. Однако убеждения Агнии все-таки начали с упорством горного ручейка подтачивать камень. Даша уже подозревала, что в ее жизни есть что-то неправильное.
    – А что мешает переживающему Ванечке позвонить мне?
    – Так ты с ним не разговариваешь! Знаешь, дорогая моя, я думала, что лучше воспитала свою дочь!
    Так, любимая фраза пошла в бой, это уже тяжелая артиллерия! Обычно на Дашу подобные слова действовали угнетающе, она начинала извиняться, потому что ей не хотелось оказываться плохой дочерью.
    А если попробовать что-то изменить?..
    – Мама, я с ним разговариваю, я даже пыталась сделать это, но нарвалась на бабскую истерику, – у Даши каким-то чудом получалось оставаться спокойной. – Меня удивляет, что ты изначально становишься на его сторону, даже не выслушав меня. Это, безусловно, делает тебя хорошей матерью!
    Ответом ей стало молчание. Так обычно молчит человек, который привык пинать дождевики, чтобы посмотреть на забавные облачка спор, но вдруг от очередного дождевика получил монтировкой в лоб.
    Наконец мать снова заговорила, гораздо менее уверенно:
    – Мне не нравится твой тон, Дарья! Не знаю, что с тобой произошло, но это на тебя дурно повлияло. Немедленно возвращайся к Ване. У него сегодня выходной, он ждет тебя!
    У него выходной? Отлично, можно будет вещи забрать! О том, чтобы вернуться к Ване уже сейчас, Даша даже не думала.
    – Передай ему, что я заеду. Не сомневаюсь, он тебе еще раз двадцать позвонит, это в его стиле, тогда и скажешь.
    – Дарья…
    – Все, мамуля, мне надо бежать! Папе привет.
    Вот так. Пусть знают, что она тоже не мячик для софтбола, чтобы все подряд пинали!
    Даша очень гордилась собой. У нее впервые получилось постоять за себя, не срываясь на крик и слезы. О том, откуда в ней появилась такая уверенность в своих силах, девушка предпочитала не задумываться.
    От автобусной остановки до школы было совсем близко. Толя учился в очень престижной гимназии, и его родители этим фактом страшно гордились – как и самим сыном.
    Даша не стала звонить приятельнице, потому что прекрасно помнила, что у нее сейчас «окно» между уроками. Она прошла мимо стадиона, где проводились занятия физкультурой, и направилась к главному входу.
    Там ее, естественно, задержал вахтер.
    – Девушка, вы к кому?
    – К Полине Чесновской, двести четвертый кабинет вроде бы. Передайте, что это Дарья Зайцева.
    – Сейчас все проверим, разберемся. – Вахтер, явно засвидетельствовавший еще прибытие в Россию Наполеона, старательно изображал вышибалу в элитном клубе. Он набрал номер – гимназия была снабжена внутренней связью. – Полина Александровна? К вам какая-то Зайцева явилась. Ага, Дарья. Пускать? Ладно, проходите!
    Даша только усмехнулась. Скоро сканеры в полный рост поставят, как в аэропортах!
    Полина встречала ее на лестнице. Она почти не изменилась со времен университета и по-прежнему напоминала веселый шарик с мелкими огненно-рыжими кучеряшками и россыпью веснушек на щеках.
    – Дашка! – Полина обняла подругу. Она относилась к тому типу людей, которые иные формы приветствия не признают. – Рада тебя видеть! Ты чего не позвонила?
    – Да я помнила, что у тебя «окно»!
    – Ну у тебя и память! Давай ко мне, а то везде уроки идут, у нас тут шум в коридорах не любят!
    Кабинет у Полины был уютный – с деревянными панелями на стенах, новым плазменным телевизором и обилием фотографий Германии везде, где только нашлось для них место. Частично все это великолепие оплачивалось из бюджета гимназии, другая часть средств пришла от щедрых немецких спонсоров, умилявшихся при виде русских деток, говорящих на их языке.
    Полина поставила чайник, достала из шкафа посуду, чай, кофе, сахар и конфеты.
    – Неслабый у тебя запас, – присвистнула Даша. – К голодным дням готовишься?
    – Да нет, это еще с первого сентября осталось! Ты бы видела, сколько мне всего ученики надарили, впору свой кондитерский магазин открывать! Зря ты в школу все-таки работать не пошла, мне тут нравится!
    – Я в школу работать пошла, – напомнила Даша. – Просто школы разные бывают!
    – Хочешь, к нам помогу устроиться? – оживилась Полина. – Наш директор как раз подумывает новый английский класс делать!
    – Я подумаю, Поля, но мне сейчас не до того…
    – Что, твой вампир по-прежнему из тебя соки тянет?
    В этом плане Полина была похожа на Агнию: тоже терпеть не могла Ванюшу. А вот Даша не понимала, чем он, бедный, им так не угодил, ведь даже не знакомы лично! Он не самый плохой, он обычный… наверно.
    – Если ты про Ваню, то у нас все нормально! – соврала она.
    – Да? Жаль. Ты заслуживаешь кого-то получше.
    Кто бы говорил! Сама Полина безнадежно погрязла в «романе на расстоянии» с молодым немцем, это еще со времен студенческой практики тянулось. Да, он к ней часто приезжал, регулярно слал подарки, она у него гостила. Но ведь Ванюша всегда рядом! И никуда от него не денешься…
    – Чай будешь или кофе? – спросила Полина.
    – Чай. Корову тебе, смотрю, пока не подарили, а кофе без молока я не люблю.
    – Корову? Мысль интересная, надо будет намекнуть им в канун дня учителя. Ты вообще какими судьбами в наших краях?
    – Я хочу поговорить о Толике Захарове.
    Полина вздрогнула, и это было бы незаметно, если бы она не просыпала сахар. Такая реакция вполне оправданна: она Толю тоже учила.
    – Ужасная история, – прошептала Полина. – До сих пор поверить страшно, что такое происходит! А ты как узнала?
    – А я их нашла в тот день…
    – Боже мой, – Полина, как показалось Даше, побледнела. По крайней мере, веснушки стали ярче. – Я тебе очень-очень сочувствую! Я бы, скорее всего, такой ужас не пережила!
    Пережила бы, куда б она делась…
    Даше не хотелось продолжать разговор в этом направлении, потому что она невольно вспоминала тот жуткий день. Нет, пришла-то она за другим!
    – Я хочу поговорить о Толе. Мне удалось узнать, что в день убийства у него были какие-то проблемы в школе, он вроде как подрался. Не могу поверить, что Толя оказался на такое способен! Я знаю, сейчас уже не имеет значения, и все-таки… Ты что-нибудь знаешь об этом?
    Больше всего Даша боялась, что Полина начнет расспрашивать: а откуда ей такие детали известны? Сам Толя сказать уже не мог, равно как и его родители! Не объяснять же всю схему действия с фирмой Вячеслава Захарова…
    Однако Полина, похоже, об этом даже не подумала, она нахмурилась:
    – Там история действительно странная…
    – В смысле – странная? – оживилась Даша.
    – Ну, не «жутко какая странная», даже не подозрительная, просто неприятно получилось. Я у Толи немецкий вела, ты же знаешь. Поэтому мне вполне понятны твои сомнения.
    – Драку действительно начал Толик?
    – Драку-то начал он, но не на пустом месте!
    На столе у Полины стояли фоторамки со снимками ее и учеников разных классов. Девушка взяла одну, поднесла поближе и указала на крайне упитанного мальчика, на полголовы превосходящего своих одноклассников в росте.
    – Смотри, это Аристарх Зубов, Арик. Одноклассник Толи. Не самый приятный ребенок, скажу тебе. Капризный и избалованный, считает себя центром вселенной, а почему – неизвестно, ведь умом как раз не вышел.
    – Поэтому и считает! – фыркнула Даша. Знала она таких кадров! – Они с Толей ссорились?
    – Они с Толей обычно вообще не контактировали, потому что Толя, ты же знаешь, не из тех, кого можно обижать. Но в тот день Толик подрался именно с ним.
    – Почему?
    – Тут как раз начинаются странности! Мой урок тогда был вторым, и я обратила внимание, что Арик к нему пристает… Ну, в смысле, задирает, провоцирует. То книги его с парты скинет, то попытается мелом испачкать, то еще что-то. Но не бьет! Это на Арика не похоже, он у нас как раз любитель прямых и громких конфликтов. А тут – сплошь гадости исподтишка! Я сделала замечание, он ненадолго унялся, а потом опять начал, как заведенный!
    – Может, была причина?
    – Да не было никакой причины! – отмахнулась Полина. – Больно нужен Толе этот принц фастфуда! Нет, это Арикова идея. Мы потом еще поговорили на большой перемене с Муравьевской… это наша учительница математики, знаешь такую?
    Откуда она может знать местных учителей?
    – Нет.
    – Ай, не важно. Ее урок как раз был последним перед физкультурой. Так она говорила, что к этому моменту Арик совсем оборзел. Купил в буфете колу и начал плеваться в Толю! Ну, Муравьевская такого не потерпит, она колу отняла и вылила, но сам факт! А уже на физкультуре Толя не выдержал и полез бить Арика. И знаешь, что? Физрук рассказывал, что Арик не сопротивлялся! Завалился на бок, сопли кровавые распустил, плачет и маму зовет!
    Не то поведение, которого следует ожидать от школьного хулигана. Понятно, что в такой ситуации Толя предстает просто злобным мучителем! И плевать всем, что его мерзкий свин провоцировал весь день.
    – Короче, Арика повели в медпункт, а Толю послали к директору, – продолжила Полина. – Тот вызвал отца, устроил показательную порку – не в прямом смысле, конечно, но ты поняла меня.
    – Типа того. А почему вызвали именно отца?
    – А чем плох отец?
    – Отец-то как раз ничем не плох, только он работает, а мать Толика – нет, – заметила Даша. – Почему не вызвать ее? Зачем целое шоу? Толя же не самый плохой ученик, наказание какое-то слишком строгое!
    – Ай, не говори! – вздохнула Полина. – Директор наш – мужик, конечно, хороший, но со своей придурью. Он посмотрел на Арика и развопился, что беспредел надо прекращать. Арик умеет давить на жалость! Тут еще и директору кто-то на мозги накапал, что нужно именно отца вызывать, иначе пацан ничего не поймет.
    – Это кто же такой добрый?
    – Понятия не имею, вроде дружбан какой-то директорский поблизости ошивался, это мне уже потом его секретарша сказала. В любом случае, вызвали отца, был скандал, Толика направили домой.
    – Ну а вы почему не вступились? Вы, учителя, знали ведь, что и как!
    Даша спросила исключительно из-за обилия эмоций. На самом-то деле она и сама осознавала, что, если начальство что-то вобьет себе в голову, выбить это можно разве что кирпичом, брошенным с высоты седьмого этажа, – что, в общем-то, незаконно.
    Полина подтвердила ее догадки:
    – Мы пытались! Я, Муравьевская, физичка наша приходила, но он решил, что мы просто выгораживаем любимчика. Только мы этого так не оставили! Нашли Арика в медпункте и как следует расспросили его, свинтуса, зачем он приставал весь день к Толе!
    Значит, Арик все-таки получил свое. Три разъяренные фурии – существенное наказание.
    – Ну и как он? Раскололся?
    – А то! – гордо ответила учительница. – Сначала, понятное дело, все отрицал. Мол, это дружеские шутки, приколы и все такое. Короче, дурачка изображал. Мы с девчонками тогда наплевали на педагогическую этику и перешли к прямым угрозам. Арик такого не ожидал и потек новыми соплями. Утверждал, что ему какой-то дяденька заплатил, чтобы он Толика доставал. Я, честно говоря, не знала толком, что с этой информацией делать! Попробовала директору рассказать – только отмахнулся. Мне еще родители Арика вечером звонили, угрожали страшными последствиями за издевательства над их сыном. А потом уже та новость пришла, и им пришлось заткнуться.
    Та новость – это, вероятно, сообщение о гибели Толика. И правда камень, способный всколыхнуть целое болото! Легко закрывать глаза на справедливость и проводить показательные порки, когда считаешь, что прав. Но когда оказывается, что ты испортил человеку последний день жизни…
    Вряд ли такое можно с чем-нибудь сравнить.
    – Как директор отреагировал?
    – Продемонстрировал запоздалое раскаяние, – презрительно усмехнулась Полина. – Развешал всюду фотографии Толика, провел траурное совещание с педагогами и толкнул речь перед учениками. Нам с девчонками назначил премию, лишь бы мы молчали.
    Понял, значит, что не прав был! Только какой от этого толк? По закону упрекнуть его особо не в чем. Но с житейской точки зрения, он виноват. И раз он осознает это, значит, не все потеряно.
    – А с Ариком что? – поинтересовалась Даша.
    – На следующий день в школу не пришел, а вчера отчислился. Дети ведь тоже не слепые, побольше нашего порой понимают. Они бы его жизнь в этой школе в ад превратили, и он, кажется, понял это. Вроде бы его семья пока уехала из страны, зачем – не знаю.
    С одной стороны, так ему и надо, гаду маленькому! С другой – теперь не удастся с ним поговорить, спросить, что за мужчина ему заплатил.
    Слишком уж все похоже на подставу. Кто-то срежиссировал драку, не иначе чтобы отправить Толю с отцом домой, чтобы они были там в нужное время…
    А самое обидное, что она по-прежнему не может никому рассказать о своих открытиях, потому что серьезных доказательств нет. Это она верит Полине, следователь может и не поверить.
    Даше вдруг стало не по себе. Ей казалось, что все, чем она занимается сейчас, абсолютно безвредно. Убийца был в ее понимании даже не человеком, а каким-то абстрактным понятием, которое к ее жизни не применимо. Однако то, что она узнала сейчас, подталкивало к серии не очень приятных выводов.
    Он существует.
    Он связан с этой школой, пусть и косвенно.
    Он все еще может быть здесь!
    Даша невольно оглянулась по сторонам, но не увидела никого, кроме счастливо улыбающихся немцев на фотографиях.
    – Ты чего задергалась? – удивилась Полина.
    – Нет, ничего, показалось! Полька, у тебя сколько до начала урока осталось?
    – Минут двадцать есть, а что?
    – Можно я тогда с тобой посижу, пока за мной друг не приедет? А то на улице как-то не хочется бродить!
    – Что за друг? – полюбопытствовала учительница. – Ванятка твой, что ли?
    – Нет, не Ваня! Просто друг…
    Она не хотела беспокоить Вадима, считая это злоупотреблением гостеприимством. Мало ли что Агния за других обещает, меру надо знать! Даша даже за вещами собиралась ехать одна.
    Только теперь ситуация изменилась. У нее появилась реальная причина для тревоги, и девушка очень надеялась, что Вадим не откажет…

Глава 11

    Все бы ничего, да только он заметил, что к малолетке его тянет. Причем это не было примитивное желание получить женщину, в данном плане у него с личной жизнью проблем не наблюдалось. Однако за последние десять лет ни одну из пассий он не пускал в свой дом, а Дашу пустил, и неожиданно для себя понял, что хочет видеть ее рядом и дальше.
    Естественно, Вадим не собирался давать волю этому мимолетному желанию. Разница в возрасте великовата, ей же, наверное, лет восемнадцать! Да и потом, староват он для романов. В основном все свелось к удивлению, что какое-то чувство вообще появилось.
    Он решил пустить все на самотек. Не та ситуация, чтобы дергаться!
    Сегодня утром, например, они вообще не виделись, потому что он покинул квартиру рано. Вадим заехал в тот офис, который пытались ограбить, затем отправился в адвокатскую контору, принадлежащую Даниилу. Там сейчас всем заведовала Ксения, нанятая на эту должность не так давно, и справлялась она очень неплохо.
    Вадим видел, как Ксения на него смотрит, прекрасно понимал, чего она хочет. Но уж это точно не случится! Не тот типаж, чтобы ему хотя бы в голову пришло посмотреть на нее как на женщину. Да, красивая, но при этом слишком практичная, слишком расчетливая, слишком… сильная. Вадим ценил самостоятельность в женщинах, но чисто в партнерском плане. Рядом с собой он хотел видеть совсем другую личность. Ну а просто брать ее в постель из жалости было бы слишком унизительно по отношению к ней – она на порядок умнее тех красоток, которых он обычно выбирал. Она захочет большего…
    Поэтому он предпочел нейтральную стратегию: изображал полное неведение.
    – Даниил Владиславович еще не передумал возиться с Орловым? – поинтересовалась Ксения.
    – Он никогда свое решение не меняет. Почему тебя это беспокоит?
    – Уж больно у него жена активная, – вздохнула женщина. – Настя эта его… Мне знакомые передали, что она уже к газетчикам обращалась, старается привлечь к истории как можно больше внимания. А ты же знаешь нашу общественность: они поверят в то, что им покажут. Разбираться никто не будет!
    Не все ли им равно? Впрочем, нет, не совсем. Так можно потерять потенциальных клиентов.
    – Свяжись с этой женушкой, – посоветовал Вадим. – Убеди ее, чтобы перестала маяться дурью. Это в ее же интересах.
    – Это блеф такой или истинное положение вещей?
    – Истинное положение. Данила выполняет свою работу отлично, он в итоге и прессу настроит против нее. Я всех подробностей дела не знаю, но история очень неоднозначная. Он сумеет все представить так, что ей на километр запретят к детям подходить.
    – Я вообще не понимаю, зачем он ввязался в это дело, – отметила Ксения. – Я ожидала, что после возвращения он выберет нечто более серьезное. Дался ему этот Орлов!
    – Насколько мне известно, ему что-то нужно от Орлова. Но тебе не советую задумываться над такими вещами, наше с тобой дело – работать.
    – Это да. Кстати, о нашем с тобой деле…
    Вадиму не понравилось, куда она повела разговор, и не понравился ее взгляд. К счастью, в этот момент спасительно зазвонил мобильный.
    – Извини, мне нужно ответить, – Вадим вышел в коридор. – Слушаю.
    – Здравствуйте, Вадим. Это Даша, ну, которая…
    Она что, издевается? Намекает, что в его возрасте имена и лица в памяти дольше часа не задерживаются?
    – Даша, я с трудом, но все же могу запомнить человека, который живет в моей квартире. И, повторяю еще раз, можешь обращаться ко мне на «ты».
    «А иначе я чувствую себя учителем с замашками педофила», – мысленно добавил он.
    – Извините… То есть извини. Я не отвлекаю?
    «Ты спасаешь!»
    – Нет, нисколько, у меня свободный график. Ты что-то хотела?
    – Да, вроде того. Мне нужны мои вещи, а они все в Ваниной квартире. Я знаю, он сегодня весь день дома, но мне не очень хочется ехать туда одной…
    Да уж понятно! Вадим вообще этого Ваню не понимал: как можно выгнать такое существо на улицу посреди ночи?
    Ему тоже не хотелось, чтобы она ехала туда одна.
    – Хорошо, я подвезу тебя. Не таскать же тебе сумки по метро! Ты дома сейчас?
    – Не совсем, – она продиктовала какой-то незнакомый адрес, сразу пояснив: – Это школа, я к подруге заехала. Вам… Тебе когда удобно встретиться?
    – Да хоть сейчас! До тебя где-то полчаса езды, не больше, в городе сильных пробок быть не должно.
    – Хорошо, я буду ждать возле поворота к школе!
    Планы у него на сегодня имелись, но их можно и перенести. Официально в обязанности Вадима входила лишь охрана Даниила, не более, однако по сути он контролировал работу большинства принадлежащих руководителю компаний. Сам Вербицкий предлагал выдать ему свидетельство ревизора – пора возрождать профессию!
    Вадим заглянул в кабинет Ксении и отрапортовал:
    – Срочно вызывают, уехал.
    – Но…
    – Позже поговорим, очень спешу!
    Вадим терпеть не мог объясняться, особенно когда речь шла о всяких там делах сердечных. Это тема абстрактная, четких аргументов нет, одно литье слов. Выиграть в подобном споре невозможно!
    Рано или поздно, правда, придется это сделать – если Ксения и дальше продолжит игнорировать его намеки.
    Вадим прекрасно ориентировался в городе и нужный адрес нашел без труда. Там, возле поворота, уже маячила тоненькая фигурка в красном пальто. Как ее, такую мелкую, ветром не снесло?..
    – Еще раз здравствуйте, – смущенно улыбнулась она, залезая в машину. – В смысле, здравствуй, вот так. Я тебя не сильно отвлекаю?
    – Меня невозможно сильно отвлечь. Если бы у меня была срочная работа, я бы не согласился. Куда ехать?
    Девушка показалась ему напуганной чем-то, но по этому поводу Вадим как раз ничего не сказал. Он не был уверен, что истолковал ее нервозность правильно, да и потом, она в ситуации, которая сама по себе объясняет страх.
    Ее Ваня жил на окраине, район не самый приятный, но и не из тех, куда страшно ступить после шести вечера. Обычный панельный дом, ничего особенного. Вадиму в свое время приходилось жить и в худших условиях.
    Свободных мест на стоянке не нашлось, однако Вадим без лишних сомнений заехал на обочину, благо высокая подвеска это позволяла. Судя по отсутствию травы и царапинам на бордюре, так поступал не он один.
    – Вот Ванина машина, – Даша указала на грязную, изрядно побитую жизнью «Шкоду». – Он точно дома. Он на общественном транспорте не ездит.
    Выходить она не спешила – или не решалась.
    – Я могу пойти с тобой, – предложил Вадим. – Хочешь?
    – Я не знаю, – честно призналась девушка. – Ваня терпеть не может, когда я привожу гостей, а тут еще и мужчину! Но и одна я идти побаиваюсь, потому что я не уверена… Не уверена, что он захочет просто говорить.
    Понятно. Придется принимать решение самому.
    Вадим выбрался из джипа и позвал девушку за собой:
    – Пойдем, не век же здесь сидеть!
    – Он будет кричать, – предупредила Даша. – И обзываться… Такое уже было.
    Детский сад!
    – Как-нибудь переживу.
    Даша провела его через грязный подъезд к обшарпанным дверям. Когда она позвонила, Вадим отошел в сторону, чтобы его не было видно в глазок. Конечно, такую дверь не составит труда выломать, но до этого лучше не доводить.
    – Явилась? – послышалось из квартиры. – Устала шляться?
    – Ваня, дверь открой.
    – Зачем это?
    – Я вещи забрать пришла.
    Судя по всему, такого поворота Ваня не ожидал, потому что дверь открыл сразу и спросил уже удивленно:
    – Так ты не насовсем вернулась?
    – Нет. Пусти, пожалуйста, я только заберу свое и уйду.
    – Ну уж нет, мы все-таки поговорим!
    Он схватил девушку за руку и резко втянул в квартиру. Вадим не был к этому готов, вот и замешкался, не успел перехватить. На его удачу, Ваня оказался слишком зол и банально забыл запереть дверь, мужчина проскользнул в коридор. Пока он не выдавал свое присутствие – Агния предупреждала, что ее подруге необходимо получше узнать собственного «возлюбленного».
    В воздухе пахло сыростью и какой-то гнилью, Вадим невольно поморщился. Учитывая чистоплотность Даши, вряд ли она все оставила в таком состоянии, это уже хозяин квартиры свинарник устроил. Быстро он!
    Они уже были в гостиной. Девушка лежала на диване, судя по позе, ее толкнули туда. Ваня возвышался над ней, спиной к двери, что позволяло Вадиму спокойно наблюдать за ним.
    – Ты соображаешь, что творишь, идиотка? – Ваня не был разгневан, он именно злился, а разница велика. Гнев идет от эмоций, часто – от любви. Злость появляется сама по себе, там, где для нее есть подходящая среда… как плесень. – Твои родители волнуются, я волнуюсь. Какого хрена ты устраиваешь клоунаду?
    – Что тебе мешало позвонить мне и спросить, где я? Или даже пойти за мной? – Даша, вопреки прогнозам Агнии, не выглядела забитой или запуганной.
    – А почему я должен за тобой ходить? Мне обращать внимание на каждое твое показательное выступление? Ведешь себя как капризная девка, родителей своих позоришь! Что за телефонные розыгрыши ты мне устраиваешь?
    – Тот звонок не был моей идеей, если тебе интересно. Но я рада, что услышала все! Рада, что узнала, что ты, как последний неудачник, пытаешься снимать девушек через Интернет!
    В следующую секунду пощечина заставила ее замолчать. Бил Ваня совсем по-бабьи, но Вадим все равно не собирался больше оставаться в стороне.
    Вообще, Ваню он представлял эдаким домашним тираном, а увидел тощего, несуразного мужичонку, так и застрявшего где-то в подростковом возрасте. Отшвырнуть его в угол оказалось до смешного просто: взял и кинул. Как швабру какую-нибудь.
    Вадиму не хотелось наблюдать, как Даша бросится к сожителю. Большинство женщин именно так и делали: яростно начинали защищать «любимых», только что их избивавших, если кому-то в голову приходила светлая идея заступиться. Однако Даша оказалась все-таки из адекватных, она тут же вскочила на ноги с очевидным желанием допинать обидчика.
    Вадим удержал ее, он понимал, что пребывание здесь может затянуться.
    – Вещи собирай, – велел он.
    – Это что, и есть твоя подружка? – Ваня утер разбитый нос. Он, должно быть, об стену удачно приложился, потому что Вадим его точно не бил. – Быстренько ты себе е…я нашла!
    – Хайло закрой, – Вадим говорил спокойно, потому что не испытывал к существу, застывшему в углу, никаких эмоций. Он видел, что Ваня его боится, и этого было достаточно.
    – Сам закрой! Это ты мою девку имеешь, а я еще должен себя виноватым чувствовать?!
    – Ну тебе что, кость за каждый выпад ломать, что ли?
    Кости свои Ваня ценил, а потому все-таки заткнулся. Он только испепелял Дашу и Вадима ненавидящим взглядом, что было проигнорировано обоими. Девушка полностью сосредоточилась на сборе вещей, а Вадима так вообще ненависть всяких шавок не волновала. Если бы можно было поджечь взглядом, он бы давно пеплом где-нибудь над Гангом летал.
    Даша наконец застегнула большую спортивную сумку и, ни слова ни говоря, выбежала из квартиры. Вадиму тоже не хотелось размениваться на пафосные речи, он не относился к людям, которые ловят кайф от вмешательства в чужую жизнь.
    Зато Ваня снова почувствовал себя смелым:
    – Думаешь, все закончилось? Хрен тебе! Эта овца все равно ко мне прибежит, вот увидишь! Бабы – они все такие!
    Прибить его или нет? Пожалуй, не стоит. Оно все-таки человеком считается, так что убийство уголовно наказуемо. Поэтому Вадим предпочел просто уйти.
    Даша стояла возле машины, низко опустив голову. Вадим заранее знал, что она плачет: женщины всегда начинали метаться вот так, как она сейчас, перед слезами.
    – Не реви, – мужчина открыл перед ней дверцу джипа, предварительно забрав сумку. – Не вижу причин.
    – Зато я вижу! Я понятия не имела, что он относится ко мне так! Как мне жить с ним после этого?!
    Вадим замер: неужели и правда овца?
    – Ты все еще хочешь с ним жить?
    – При чем тут мое «хочу»? Я и так с ним живу, родители меня на порог не пустят, потому что для них Ванюша – самый хороший, а я просто выпендриваюсь. У меня сейчас нет денег на квартиру, все на поездку ушло! Мне придется вернуться к нему, и он это знает, вот и улыбается так паскудно!
    Похоже, все не очень запущено, надежда на здравый смысл имеется.
    – Не паникуй раньше времени, – Вадим приобнял ее за плечи. – Разберемся! Сейчас ты не на улице, так?
    – Но я не могу обременять тебя так долго!
    – Ты меня не обременяешься. Да, обычно я рассредоточиваюсь по трем комнатам одновременно, а с твоим приходом пришлось ограничить себя двумя. Это нормально!
    Она вытерла слезы, улыбнулась. Так-то лучше!
    Вадиму нравилось чувствовать, что он способен защитить кого-то – и что он нужен кому-то. Это чувство почти забылось.
    – Ты вообще ела сегодня что-нибудь? Или ты даже продукты использовать стесняешься?
    – Ну, завтракала…
    Завтракала она! Уже три часа, а она на одном завтраке перемещается. Вадим только головой покачал. Ребенок!
    Он уже давно не водил женщин в рестораны. Поначалу еще развлекался, потом, став постарше, перестал находить это интересным. Зачем? Как правильно заметил как-то Даниил, телки и так ведутся.
    Но многое меняется. Тот же Даниил твердил, что все женщины одинаковы и одну можно без труда заменить другой. А теперь что? Стоит его драгоценной Агнии чихнуть, и он чуть ли не седеет! Себя Вадим считал слишком старым для столь бурных переживаний, и все же встретить девушку, для которой деньги не стали центром мира, оказалось приятно.
    Он привез ее в кафе, в которое часто наведывался сам – когда Даниил жил за городом, ездить к Машке за домашними обедами каждый день было неудобно – не в плане «неловко», просто маршрут сбивался.
    Это в целом не то место, куда водят дам, чтобы впечатлить их и в последующем развести на «благодарность», зато уютная атмосфера уединения дорогого стоила в мегаполисе.
    – Красиво, – Даша огляделась по сторонам. – Сто лет, наверное, в кафе не была!
    – Я так понимаю, твой Ромео утверждает, что и кафе – это зло?
    – Нет, сам-то он ходит, ему по работе надо, чтобы общаться с коллективом. Просто на наши походы денег уже не хватает…
    Русские женщины – они красивые, милые и замечательные, но во многом все-таки дуры. Даже если умные.
    Официантка принесла им меню и украдкой подмигнула Вадиму. Он только усмехнулся – уже напридумывала лишнего! Эта девчонка не раз обслуживала его столик, когда он заходил сюда, но тогда он был один.
    – А почему цен нет? – насторожилась Даша.
    – Дамское меню, – пояснил Вадим. – Очень хорошая вещь.
    – Нет, я так не могу! – Девушка решительно отодвинула от себя меню. – Я должна видеть, что сколько стоит. Ты вообще не обязан за меня платить!
    – Дашка, вот я смотрю, ты даже более дятловатая, чем Агния, – фыркнул он.
    – Чего?
    – Того. Она, когда с Данилой только познакомилась, ничего хорошего от него не ждала, всюду подвох искала. И ты такая же! Придется пояснять тебе то, что нормальным людям ясно и так. Я могу за тебя заплатить, я собираюсь это сделать и нет, я не потребую за это ничего. Совсем ничего! К тому же я вижу, что от жизни ты все-таки далека, поэтому заказать ты должна не менее двух блюд, потому что иначе, я больше чем уверен, ты ограничишься стаканчиком кипяточка и ломтиком хлеба. И не пытайся заказывать простые блюда. Они тут могут стоить больше, чем то, что тебе кажется деликатесом.
    Последний факт был скорее контрольным выстрелом, чем реальностью: вареная картошка, она и в Африке вареная картошка. Просто Вадим не хотел, чтобы Даша и дальше изображала из себя бедную родственницу.
    Это же до какой степени ее затюкал Ванечка, что она чужие копейки считает! Вадиму было любопытно, как бы она вела себя, если бы он пригласил ее в по-настоящему дорогой ресторан, а не в среднее, в общем-то, кафе.
    Даша, похоже, наконец решила послушаться его и расслабилась. Вместо запуганного выражения деревенской девочки, впервые оказавшейся в большом городе, в ее светлых глазах заиграли хитрые искры.
    – А не пожалеешь о своем предложении? Я уже увидела тут мороженое с тремя видами шоколада! Я, может, и смотрюсь небольшой, но ем очень даже нормально!
    – Да ну? Тогда ты это удачно скрывала, потому что продукты на моей кухне выглядят так, будто их мышь обкусала!
    – Ах ты… Сам напросился! Я предупреждала!
    Она уже забыла о своих недавних слезах, она смеялась. И от этого Вадиму почему-то было радостно, хотя причины он предпочитал не знать, не думал о них.
    Не так уж плохо иногда жить только настоящим.

Глава 12

    Подвох заключался в том, что времени на поиски у нее катастрофически не хватало: они с Жин-Жин договорились встретиться в десять, перезванивать и отменять что-либо уже поздно. Значит, придется Чипсу подождать.
    Агния подхватила рюкзак и направилась к выходу, но в коридоре столкнулась с Машей.
    – Слушай, вы что, с хозяином поссорились? – расстроенно поинтересовалась домработница.
    Вот ведь добродушное создание… Другая бы на ее месте радовалась!
    – С чего ты взяла?
    – Вы отдельно завтракали сегодня, хозяин мрачный, ты меня избегаешь. Я же не совсем сундук, чтобы не видеть!
    – Ну, есть немного, поссорились. Не переживай, разберемся.
    – Разберитесь сейчас, – потребовала Маша. – Я не могу вас такими видеть! И в доме плохо, когда атмосфера тяжелая!
    – Машунь, атмосфера сейчас улучшится, потому что я уезжаю на работу, у меня нет времени на этого индюка надутого! А ты, кстати, имей в виду: Чипс удрал из клетки.
    – Что?!
    – А ты чего кричишь? – удивилась Агния. – Это же шиншилла, а не тигр!
    – Тоже плохо! Они, между прочим, бубонную чуму переносили!
    Вот что бывает, когда изучаешь историю по подверстке «Это интересно» в газете и программе «Умники и умницы».
    – Маш, это шин-шил-ла. Она даже пиццу не может разносить, не то что чуму! В общем, увидишь – кинь мне в комнату, я там разберусь!
    Агния поспешила удалиться, пока домработница не начала очередную речь в защиту мирных отношений в доме. Что, людям уже поссориться нельзя?!
    Хотя в глубине души Агния сожалела, что так вышло и что ей приходится держаться в стороне. Даниил на данный момент был единственным человеком, прикосновений которого она не боялась, как-то так получилось. А теперь и он начал отдаляться.
    На встречу с Жин-Жин она, конечно же, опоздала.
    – Обалдеть! – возмутилась модель. – Я делаю ей одолжение, трачу свой выходной на какие-то поездки, оставляя дома любимого мужчину, а она еще и является на десять минут позже!
    – Женя, не бузи, я раскаиваюсь. У тебя с собой пакетика пепла нет? А то мне голову посыпать нечем…
    – В грязь заройся!
    Жин-Жин поставила на сигнализацию свой красный автомобильчик и перебралась в машину Агнии. Конечно, Агния и сама могла бы съездить, вряд ли Даниил послал бы ее в какое-нибудь опасное место, но с подругой все-таки спокойней. Тем более что модель не возражала, а они давно не виделись.
    Вчера по телефону Агния рассказала ей все – и про Анастасию Орлову, и про ссору с Даниилом, и про Дашкины неприятности. Вот тогда Жин-Жин и обронила опрометчивую фразу, что надо бы почаще встречаться. За свои слова придется платить!
    – Как поживает возлюбленный? – полюбопытствовала Агния, пытаясь найти нужный поворот.
    – Уже лучше. В ту ночь, что мы с укурками столкнулись, ему совсем плохо было, но ничего, у меня получилось убедить его, что перспективы имеются. Он жутко боится, что Цирк напомнит о себе в самый неподходящий момент. Это надо лечить!
    Надо-то надо, только Агния сейчас уехать из города не могла, она хотела разобраться во всем до конца. Отправлять Андрея одного – тоже не вариант. Он ведь не зря боится воспоминаний о Цирке…
    Ничего, под Женькиным контролем как-нибудь продержится.
    – Почему ты его с нами не позвала? Он бы не помешал.
    – Не самая лучшая идея, – отметила Жин-Жин. – Андрей пока плохо справляется с тем, что люди пялятся на него, пальцами тыкают. Я вон ради него даже пару выходных взяла, да ты влезла! Он, правда, тоже без дела не сидит, читать учится. До этого штудировал женские журналы и в итоге начал разбираться в моде лучше меня! А мне такая конкуренция не нужна, закупила ему пачку мужских журналов!
    Непробиваемая логика.
    – Ты бы ему лучше книгу нормальную купила! – укоризненно сказала Агния.
    – Нет, не вариант. Книги – это общие знания, он их худо-бедно вспоминает. А журналы – знания современные. Он благодаря им и одеваться научится, и парфюм подбирать, человеком станет!
    – Хомо гламурус он станет, а не человеком!
    – Гламурный человек – тоже человек, – с серьезным видом заявила Жин-Жин.
    «А ведь Андрей так и не познакомился с Дани, – вдруг подумала Агния. – Упущение! Им, наверное, просто будет найти общий язык… Мне бы самой понять, что у него в голове творится!»
    С оживленных улиц они свернули в спальный район и немного даже поблуждали среди многоэтажек. Наконец Жин-Жин увидела нужный номер дома:
    – Смотри, нам туда!
    Полупустая парковка была занята недорогими потрепанными иномарками и скончавшимся от старости «жигуленком». Среди этих динозавров сияющая солнечно-желтой краской «Хонда» выглядела неуместно.
    Экзотикой смотрелись и две вышедшие из нее девушки, сразу приковавшие внимание старушек и молодых мам, гуляющих с детьми, иной публики во дворе не наблюдалось. И если Агния, собравшая волосы в конский хвост и облаченная в простые джинсы и свитер, еще имела шанс затеряться на местности, то Жин-Жин с ее бурей черных локонов и лазурными глазами могла готовиться к главной роли в местных сплетнях.
    – Ну и что это за трущобы? – поежилась модель.
    – Вообще-то не трущобы, не преувеличивай. Это эталон среднестатистичности.
    Они прошли в подъезд. Бабули на скамейке смотрели на них не мигая, равно как и голуби, которых старушки подкармливали. Агния почему-то вспомнила фильм Хичкока «Птицы». Стало не по себе.
    Нужная им квартира находилась на первом этаже. Глубоко вздохнув, Агния нажала на кнопку звонка, но звука не последовало. Вряд ли это из-за двери, банально сломан звонок – соседний, вон, вообще с проводами вырван!
    – Есть кто-нибудь? – Агния постучала; звук получился неубедительный. – Эй!
    – Дверь открыть попробуй, – посоветовала модель.
    Дверь поддалась неожиданно легко, пропуская девушек в просторную квартиру. Вернее, квартира была просторной лишь по замыслу архитектора, сейчас ее заполняли какие-то мешки, на натянутых веревках сушилось белье, рядом стояли два велосипеда и сломанный телевизор. Среди этого хаотичного подбора предметов с гиканьем носились дети, в воздухе пахло хлоркой и жареной рыбой.
    – Коммуналка, – констатировала Жин-Жин. – А теперь – внимание, вопрос суперигры: за сколько минут мои волосы так пропахнут этим болотом, что не каждый шампунь справится?
    – Не ной. Если хочешь, можешь подождать в машине.
    – Ну уж нет! Может, это вообще не квартира, а портал в иное измерение? Судя по виду, очень может быть. Я тебя одну не оставлю!
    – Спасибо! Напомни мне заказать для тебя почетную ленточку «Настоящий друг».
    В этот момент открылась ближайшая к ним дверь, на пороге появилась женщина с тазиком наперевес. На дне тазика бултыхалась какая-то мутная жижа.
    – Вам чего? – хрипло поинтересовалась она.
    А чего им? Цели-то нет! Говорить «Нас послал сюда один адвокат», вероятнее всего, бесполезно.
    У Агнии нашелся только один вариант:
    – Мы ищем Анастасию Орлову.
    – Настьку, что ли? Третья комната. По коридору не шатайтесь, пол чистый!
    Возможно, она не преувеличивала. Возможно, где-то под слоем грязи действительно скрывался чистый пол.
    Дверь с цифрой «3» ничем не отличалась от двух предыдущих: такая же расшатанная, с вмятинами неведомого происхождения. Агнии это уже не нравилось, тем не менее, она постучала.
    Дверь почти сразу открылась, на пороге стояла Анастасия, но Агния едва узнала ее. Женщина была без косметики, с грязными волосами, да еще и в каком-то полинялом халатике. И все же улыбнулась она вполне приветливо:
    – Агния, здравствуйте! Как я рада вас видеть! Есть какие-нибудь новости?
    – Н-нет… Я просто хотела с вами поговорить.
    – Да вы заходите, заодно с Мишаней моим познакомитесь! Это ваша подруга? Вдвоем заходите!
    Комната была достаточно большой, но на нее распространилось проклятье всей квартиры: хлам съел пространство. Бок о бок теснились двуспальная кровать, стол, шкаф, тумбочки, продавленный диван и совсем уж выбивающийся из общей картины холодильник. Между предметами мебели мог пройти разве что один человек, два уже бы не поместились.
    На диване у окна сидел молодой человек и задумчиво рассматривал чистый холст на мольберте. Скорее всего, мужчине исполнилось лет двадцать пять, не больше, но если не присматриваться, из-за нелепого спортивного костюма и щетины можно было дать все сорок. Природа наградила его роскошными волосами, не предупредив, впрочем, что их нужно стричь и мыть, поэтому теперь Мишаня напоминал швабру, через которую пустили ток. Черты лица мужчине тоже достались красивые, однако в ранней юности это самое лицо явно подверглось атаке пылающих прыщей, и теперь кожу покрывали глубокие рытвины.
    В целом Мишаня невольно заставлял думать о чем-то неряшливом, неприятном и липком. Только ему, судя по отсутствующему взгляду, плевать было на производимое впечатление. Он даже не посмотрел на вошедших.
    – Миша ждет вдохновение, – пояснила Анастасия. – Он очень талантливый художник.
    Спорное утверждение, если это его картины сложены на столе. Мишу не мешало бы показать психиатру, многовато расчлененки!
    Анастасия освободила им место на небрежно заправленной кровати, сама села на стул с подвязанной ножкой.
    – Здесь вы и живете? – осторожно осведомилась Агния.
    – Конечно!
    – Вы вроде бы упоминали, что у вашего нового избранника квартира…
    – Ну да, – женщина искренне не понимала, что не так. – Это его квартира. Просто принадлежит она не только ему. Зато соседи замечательные, добрейшей души люди! Вместе тут веселее. Так вы поговорили с Даниилом Вербицким?
    Еще как! Поговорила на свою голову…
    – Пока нет, – соврала Агния. – Мы с ним не виделись, я была очень занята. Я тут проездом, решила навестить вас.
    Анастасия почему-то не спросила, откуда посторонняя девушка узнала адрес. Решила, наверно, что невесте адвоката доступны все материалы дела или как-то так.
    – Ничего, мы гостям всегда рады! Только угостить вас нечем…
    – Можно грибы в коридоре собрать, – пробурчала себе под нос Жин-Жин.
    Анастасия ее, к счастью, не услышала и продолжила вещать:
    – Вот на этой кроватке будут спать мои детки! Здесь чистенько, уютно, не дует! А мы с Мишей разместимся на диванчике. В тесноте, как говорится, да не в обиде!
    Ой, как приятно будет детям, выросшим, вероятнее всего, в частном доме или просторной квартире, попасть в эту коммуналку… Какие уж тут обиды!
    – А вам не кажется, что для четверых тут тесновато? Самую малость…
    – Так это временные меры! Как только все решится, мы переедем в собственную квартиру.
    – У вас есть собственная квартира? – не поверила Агния.
    – Будет! Я ведь говорила уже с адвокатом, мы обсуждали сумму, которую можно получить с моего бывшего мужа на содержание двух детей. Это очень хорошая сумма! Сейчас у нас временные проблемы с заработком. Понимаете, Миша – очень талантливый художник, но он не может работать под заказ, вдохновение не обманешь! Да и вообще, нет смысла размениваться на всю эту мишуру, которую покупают массы, это было бы равносильно творческому самоубийству.
    Агния только головой покачала. Она знала многих фотографов, которые считали, что проводить съемки для журналов – мелочно, низко и продажно. Если снимать, то «для души», если читать, то классику, если слушать, то инструментальную музыку.
    Главное, чтобы всему этому не мешало бурчание пустого живота.
    – Поэтому сейчас у нас временные проблемы с деньгами, – повторила Анастасия. – Этого бы не случилось, если бы мой муж не выставил меня за дверь! Ну ничего, я и для себя кое-что отсудить смогу – кажется, это совместно нажитое имущество называется? Я его получу. Мой бывший муж не имеет никакого отношения к искусству, к прекрасному, зато он умеет зарабатывать деньги. Он, мне кажется, только для этого создан, больше ничего не умеет! Будет справедливо, если он поможет нам!
    – Подождите, сбросьте скорость, я сойду, – встряла Жин-Жин. – Правильно ли я поняла… Вы хотите, чтобы ваш муж…
    – Он уже бывший муж!
    – Хорошо, хорошо! Чтобы ваш бывший муж содержал не только ваших детей, но и вас с этим вот индивидом?
    Миша привычно не отреагировал. Видимо, дозванивался музе, однако абонент ушел в загул.
    Анастасия сохраняла привычную ей дурноватую жизнерадостность:
    – Да, и я добьюсь этого! Имею право! Пока что нам помогает мама Миши, она пенсионерка, но еще и подрабатывает в школе сторожем, сейчас на работе. Она старенькая, ей тяжело!
    Супер, она осознает, что старушенции тяжело, но может только рассуждать об этом. Сама же она вместе со здоровым детиной сидит дома и ждет, пока счастье упадет с неба.
    – А вы работаете? – не унималась модель.
    – Нет, у меня не получается. Просто я ничего, в общем-то, и не умею, из-за любви к мужу я так и не получила высшее образование. А устраиваться какой-нибудь поганой уборщицей я не желаю!
    Послушать ее, так не из коммуналки вещает, а из хрустального дворца.
    Было видно, что Жин-Жин эта ситуация злит, модель стала похожа на кошку, которую пнула под зад пробегавшая мимо мышь. Зато Агния оказалась на грани отчаяния, хотелось удариться головой об стенку, но останавливал тот факт, что все стены покрывало нечто липкое, собравшее на себя шарики пыли.
    И из-за этого она поссорилась с Даниилом?! Из-за этой тетки и ее неадекватного любовника? Да еще и обидела его так некрасиво…
    Хотелось хоть в чем-то обвинить его, да не получилось. По сути, она не дала Даниилу объяснить ситуацию, сама полезла с просьбами, потом перешла на грубость. Как он сдержался – только ему известно.
    Но ведь ситуация казалась очевидной! У матери богатый муж забирает детей, а за нее и заступиться некому…
    Агния теперь понимала, что повелась на искреннюю материнскую любовь Анастасии. Детей женщина и правда любила, однако задумываться об их будущем не желала. Если посмотреть на ситуацию объективно, с отцом им будет гораздо лучше.
    Жаль только, что объективность появилась так поздно!
    – Я очень на вас рассчитываю, – доверительно сообщила Анастасия. – А то знаете, маме Миши тяжело сейчас стало! Раньше ей приходилось кормить только Мишеньку, а теперь еще и меня… Она золотая женщина, никогда не жалуется, и все-таки мне как-то неловко!
    Жин-Жин закрылась ладошками, завесилась волосами и тоненько пропищала:
    – «Неловко»! А-а! Пулитцеровскую премию в студию!
    Агния пихнула ее локтем: меру какую-то знать надо!
    – А, еще вспомнила, – женщина нахмурилась. – Недавно мне звонили… Я хочу привлечь к моей истории внимание прессы, так мне легче будет. Но мне позвонили и сказали, что этого делать не надо, кучу неприятных последствий наобещали! Женщина какая-то, вроде бы ассистентка Вербицкого или как-то так…
    «Ксения, должно быть, – догадалась Агния. – Значит, Дани держит ситуацию под контролем и в этом отношении».
    Она не сомневалась, что Даниил выиграет дело, и теперь даже хотела, чтоб так вышло.
    – Я пойду. – Девушка встала и инстинктивно отряхнулась, хотя как раз на кровати мусора не было.
    – Так вы поговорите с ним? Мне нужны деньги! И мои дети.
    Хороший порядок приоритетов. Правильный.
    – Да, я поговорю с ним по вашему вопросу, – сейчас Агния даже не врала, хотя одна мысль о предстоящем разговоре вгоняла ее в дрожь. – Что касается прессы… Не лезьте вы туда. Вашим детям не пойдет на пользу, если семейную ссору вынесут на всеобщее обозрение.
    – Ничего, они у меня сильные, переживут!
    Был ли смысл вообще что-то говорить ей?
    Агнии стало душно в этой квартире – да и вообще. Щеки просто горели, но девушка подозревала, что это не от недостатка кислорода.
    Жин-Жин заметила ее состояние:
    – Не вздумай реветь!
    – А вдруг он меня…
    – Даже не начинай. Если любит – простит. А если не простит… радуйся, что силу его привязанности ты обнаружила уже сейчас! По мне так лучше уходить рано.
    – Но я не хочу от него уходить…
    Ироничная ситуация: разрушать оказалось легко, но вот исправлять все это… Решиться бы!
    В машину они сразу не пошли, Жин-Жин заявила, им нужен свежий воздух, и они прогулялись по улице. Движение и правда помогало, подавляло нервозность.
    Да, извиняться придется долго и тяжело. Но он должен простить! Если бы не было ни шанса, он бы не дал ей этот адрес, а просто прогнал бы.
    Теперь сложившаяся ситуация вызывала у Агнии стойкую неприязнь. Анастасия сама разрушила семью, сама выбрала другого, а теперь еще и хочет обязать бывшего мужа содержать толпу нахлебников. Хорошее оправдание безделья – «творческая личность»! Если так подходить к делу, получается, что каждый олень может назвать себя творческим и в официальном порядке страдать ерундой перед мольбертом.
    Сидеть и ждать музу просто. Встать и работать сложнее.
    Они долго бродили в тишине, пока Агния не выдала:
    – Я кретинка! И мне надо домой.
    – Поздравляю с прозрением. Мне бы тоже домой не мешало, пока мой любимый все выходные данные журнала наизусть не выучил!
    – Вообще-то, он тебе даже не звонил…
    – Андрей никогда не звонит без причины, – пожала плечами Жин-Жин. – Он вообще болтать не очень любит. Я сказала ему, где я, еще не поздно, волноваться не стоит. Хотя после того случая я прошу его встречать меня у подъезда!
    Агния слушала вполуха. Мысленно она уже составляла примерный сценарий «плача Ярославны».
    Так что сознание занималось этим, а тело перешло в режим автопилота. Агния вернулась к машине, сняла ее с сигнализации и собиралась сесть за руль, когда Жин-Жин резко оттащила ее в сторону.
    – Мать, ты совсем не в себе, – возмутилась модель. – Или это у тебя такие извращенные представления о коврике на сиденье?
    Агния не сразу поняла, о чем она, а потом перевела взгляд на водительское кресло, и все стало на свои места.
    Чипс нашелся. Судя по открытому рюкзаку, оставшемуся на заднем сиденье, там этот безбилетник и отсиживался, а теперь вот подышать вышел.
    – Классный какой! – Жин-Жин подхватила шиншиллу на руки. – Путешественник маленький! А кто такой хорошенький?! А кто такой миленький?!
    Интеллектуальные вопросы. Лучше бы спросила, кто такая сволочонка пушистая, засыпавшая ей весь салон какими-то бумажками!
    Агния боялась, что Чипс добрался до важных бумаг, хотя она вроде бы ничего подобного не возила. Однако потом она рассмотрела обрывки повнимательней и поняла, что он всего лишь раскурочил конверт, который прислали на фирму Вячеславу Захарову. Сам каталог шиншилла не тронула, чуть надгрызла и только.
    Похоже, Дашка не стала-таки убирать этот хлам в свою сумку и оставила в машине.
    Первым стремлением Агнии было выбросить обрывки, но она быстро передумала. Лучше вернуть Дашке, нечего бежать от ответственности. Для нее эта семья больше значила, вот пусть она и решает, как быть!

Глава 13

    Из-за этого Валера потерял не одну любимую девушку. Но молодой человек не унывал, он знал, что судьба обязательно наградит его за упрямство. И он не ошибся, ему досталась его Тоня.
    Тоня обладала ангельским терпением. Она убирала за ним, содержала квартиру, успевала работать и ни словом не смела упрекнуть его за далекие от мелодичности вопли. Поэтому Валера любил ее безумно, свадьбу они сыграли меньше чем через месяц после знакомства.
    Вот и теперь Тоня флегматично рассматривала пейзаж за окном машины, пока любимый муж строил из себя Филиппа Киркорова. Прелесть, что за женщина!
    Впрочем, Валера прекрасно осознавал, что если бы Тоня имела собственное мнение хоть по какому-то вопросу, он бы рядом с ней и недели не протянул.
    А так они – образцовая семья. Другие его коллеги вон в неожиданный выходной по барам разошлись – или по бабам. Зато он проводит время с семьей! Их ведь уже не двое, а трое, так Валера считал. И пускай малыш еще не покинул Тонин округлившийся животик, но он ведь есть!
    Так что Валера был рад, что офис его компании сегодня залили соседи сверху. У него и у всех остальных появился свободный день, самое время осуществить его давний замысел! Тем более что условия идеальные: будний день, все на работе, им никто не помешает.
    – Валеруша, а ты уверен, что нам нужно это делать? – сонно поинтересовалась Тоня, когда муж перестал драть глотку.
    Она еще спрашивает!
    Валера давно увлекался фотографией и считал себя очень талантливым художником. Правда, ни один из бесчисленного множества конкурсов, в которых он участвовал, так и не принес ему успеха, но он не унывал, считая неудачи не более чем показателем продажности жюри.
    А тут важнейшее событие – жена забеременела! Он устраивал Тоне персональные фотосессии каждый месяц, причем не только из-за создания «истории» этой главы их семейной жизни. Просто Валера где-то читал, что фотографам положено преклоняться перед телом беременной женщины и всячески ценить его красоту. Вот он и преклонялся, книги же обманывать не могут!
    – Нам нужно это делать, и мы будем это делать, – твердо заявил Валера.
    Она вообще что-то капризничала с утра, ныла, что поездка за город – не самая лучшая идея. Валере с трудом удалось заставить ее накраситься и одеться прилично. Не хватало еще, чтобы она фотографии испортила!
    – Погода портится, – упорствовала Тоня. – Скоро станет холодно!
    – Нормальная погода!
    Нет, а чего она хотела – осень все-таки! Для сентября, между прочим, еще очень даже ничего. Облачно, но с прояснениями, можно лучи солнышка поймать. А на фоне дождевых капель они вдвойне красиво смотреться будут!
    Да и потом, она многовато говорит сегодня. Валера пока не злился, он всего лишь воспринимал это как нечто необычное. У него было слишком хорошее настроение, чтобы злиться!
    – Тоня, чего тебе вообще не нравится? В твоем положении полезно дышать свежим воздухом!
    – В моем положении полезно оставаться в тепле! И подальше от всяких там клещей и других насекомых!
    – С каких пор это тебя волнует? – еще больше изумился Валера. – Ты же всегда любила лес!
    – Я знаю, – женщина закусила нижнюю губу, задумалась о чем-то.
    Нет, молчанка не прокатит! Валере нужно было знать, о чем думает его жена, он не любил неизвестность.
    – Тогда что с тобой?
    – Тебе это покажется смешным!
    – Может быть. Ты скажи!
    – У меня плохое предчувствие, – жалобно посмотрела на него Тоня. – Весь день, с самого утра. Хочется спрятаться где-нибудь и не вылезать! Да и малыш очень беспокоится…
    Ох уж эти женщины! Насмотрятся сериалов, напридумывают всякие нелепицы, а умным людям разубеждать их приходится!
    – Тоня, малыш еще слишком мал, чтобы даже шевелиться! Ты воображаешь лишнее.
    – Наверно…
    – Не наверно, а точно! Слушай, что умные люди тебе говорят.
    Отлично, угомонилась. Валера бы все равно провел фотосессию, он же за рулем и потому все решает, но когда модель не капризничает, снимки получаются лучше.
    Дороги оказались пустыми, как он и хотел. За весь путь они миновали лишь одну машину, неуклюже припаркованную на обочине. Прекрасные обстоятельства! Если все и дальше будет складываться в их пользу, можно попробовать уговорить ее на обнаженное позирование. Не замерзнет за пару минут!
    Валера свернул на хорошо знакомую дорогу. Лесок здесь рос небольшой, напрочь лишенный грибов, зато живописный: и замшелые пни есть, и поваленные деревья, и ковер из хвои на земле. Он уже фотографировал здесь Тоню, но летом. Осенью все наверняка получится по-другому!
    Они вышли из машины и направились в сторону от дороги. Валера шел первым, женщина плелась следом за ним. Это не означало, что она в плохом настроении, просто за Тоней водилась такая привычка.
    – Здесь уже кто-то был до нас, – через некоторое время сказала она.
    Валера не был рад слышать ее голос – не потому что говорила именно она, а потому что тишина оказалась нарушена. Он-то как раз растворился в своих мыслях, наслаждался природой, и тут ей понадобилось крякнуть!
    Тем не менее, ее слова не могли не заинтересовать.
    – С чего ты взяла? Увидела кого-то?
    Не хватало столкнуться с кем-то! Конечно, случайные отдыхающие им не помешают, но если кто-то рядом, Тоня никогда не согласится раздеться.
    – Нет, никого, но на дороге были следы колес. Разве ты не заметил?
    Валера никогда не отличался наблюдательностью, что не мешало ему делать вид, будто он знает все на свете.
    – Конечно, видел! Не заморачивайся. Они, скорее всего, вчера тут проехали!
    – Это вряд ли, ночью ведь такой дождина был! В новостях утром сказали, что надо всей областью прошел. Следы бы смыло.
    Она опять делает вид, что умнее его! Ох, не бабье это дело – думать!
    – Проезжал кто-то – и ладно. Тебе-то что?
    – Да просто странно, что след всего один, обратно они не поехали.
    – Значит, проехали через лес!
    – Так ведь невозможно это! Дорога посреди леса завалена уже не первый год, помнишь, мы сами там чуть не застряли!
    Ее болтовню пора прекращать, пока настроение окончательно не испорчено!
    – Антонина, какое тебе вообще дело до всяких там машин? Главное, что мы одни, никакой дятел с корзиной поблизости не шатается, можно не беспокоиться!
    – Как скажешь…
    Вот, пошла правильная реакция!
    Валера наконец выбрал подходящую поляну: небольшую, но какую-то совсем сказочную, уютно окруженную деревьями и кустами. Как раз то, что нужно, не будет похоже на их летние снимки!
    Тоня в этом плане давно научилась понимать мужа без слов. Она отставила в сторону сумку и вышла на поляну, дожидаясь его указаний. Ей эти фотографии, в общем-то, были не нужны, она всего лишь хотела порадовать Валеру.
    Он и радовался. Можно было не думать о скучном пыльном офисе и чувствовать себя настоящим художником. Тоня безропотно выполняла все его указания, и в этот момент она казалась мужу невозможно красивой, ни одна модель в мире не могла сравниться с ней.
    Прошла серия снимков в куртке, потом Валера все же уговорил женщину снять верхнюю одежду. Тоня, видимо, ожидала чего-то подобного, поэтому и надела плотное шерстяное платье. Валера не обратил на эту маленькую «хитрость» никакого внимания, его платье устраивало.
    Он уже продумывал, как бы уговорить ее на более откровенные снимки, когда Тоня указала в сторону леса:
    – Валера, посмотри! Там что-то есть!
    Валера подслеповато присмотрелся к переплетению веток; из-за долгой работы с компьютером зрение его заметно ухудшилось, но гордость не позволяла заказать очки. Поначалу мужчина вообще ничего не видел и даже готовился устроить Тоне выговор, однако вскоре все же заметил, что она права.
    За деревьями мелькало что-то небольшое, ярко-синее. Оно держалось примерно на одном уровне над землей – парило! Валера не мог с такого расстояния разобрать, что это за существо, но детали его не волновали. Оно же летает!
    Вот теперь он и пожалел, что в свое время не разорился на более дорогую камеру. Этот фотоаппарат отлично подходил для портретных снимков, но сфокусироваться на странном объекте он не мог.
    «Нужно подойти поближе», – решил Валера. Он бы никогда себе не простил потерю такой возможности!
    – Куда ты? – Тоня тут же бросилась за ним. – Не ходи, я боюсь!
    – Дурью не майся, – нахмурился он. – Тебе в твоем положении только по лесам бегать! Надень куртку и жди меня здесь! Поняла? Я скоро вернусь!
    – Поняла… Может, не надо? Мне все это не нравится…
    – Тонька, хватит! Сейчас первая половина дня, мы недалеко от Москвы! В таких местах ничего не случается!
    – Хорошо…
    Летающий объект отдалялся, поэтому Валере пришлось поспешить. Повезло хотя бы в том, что лес попался довольно чистый, безо всяких там ям, нагромождений веток и холмиков. И все же препятствия находились, мужчина терялся в высокой траве, тратил время на выпутывание из веток. В таких условиях он, конечно же, не мог сделать нормальные фотографии, ему чудом удавалось не выпускать необычный объект из виду.
    А тот летел себе на уровне, где помех меньше всего, и потому поддерживал стабильную скорость.
    В какой-то момент Валере показалось, что он услышал крик, но не смог распознать, чей это голос: человека, птицы или животного. Сначала он подумал, что кричит то существо, которое он догоняет, а затем сообразил, что звук прилетел с другой стороны. Все, что находилось там, его пока не интересовало.
    Наконец удача решила сменить фаворитов: синее нечто начало снижать высоту, а потом и вовсе упало. Испустив радостный вопль, Валера рванулся вперед, он чувствовал себя охотником, настигшим добычу. Он даже не расстроился, что от такого резкого старта ветка, зацепившаяся за рукав, порвала куртку.
    Все-таки азарт – великая вещь!
    Однако за сиюминутной радостью наступило разочарование, смешанное с изумлением: на траве лежала игрушка. Вертолет на радиоуправлении, он видел нечто похожее у сына одного из знакомых. Игрушка была снабжена специальными датчиками, позволявшими ей избегать столкновений, и все же без пульта она не перемещалась, а никакого пульта Валера поблизости не видел, как и человека, который управлял бы вертолетом.
    «Батарейки сели, наверное, – подумал Валера, поднимая свою «добычу». – Ну и как ты летал, птах?»
    Покрутив игрушку в руках, он заметил, что миниатюрная кабина открывается, а внутри находится бумажка. Он не без труда извлек листок, развернул его и увидел три слова: «Ищи свою жену».
    Что за?..
    Валера понимал, что это чья-то дебильная шутка, и все-таки ему стало не по себе. Он понял, что оказался далеко от того места, где оставил Тоню, почти на другом конце леса. Деревья, окружавшие его со всех сторон, теперь не казались прекрасными, они давили сплошной стеной.
    – Тоня! – крикнул он.
    Ответа, естественно, не последовало, но это и понятно: она слишком далеко, чтобы услышать. И все равно Валера побежал, хотя особой необходимости не было. В других обстоятельствах он бы не торопился, однако теперь – другое дело. Мужчину не покидало нехорошее предчувствие.
    Он нашел путь обратно – Валера всегда прекрасно ориентировался в пространстве, он не боялся заблудиться. Он выбежал именно на ту поляну, с которой начал преследование, и даже увидел свою жену, но сказать «целую и невредимую» было нельзя. Тоня лежала на земле без движения, с закрытыми глазами, хотя никаких ран Валера не обнаружил, крови вокруг нее – тоже.
    Он хотел подойти к жене, но не успел: на шею ему накинули удавку, сделанную из тонкой проволоки, а руки очень ловко, чуть ли не профессионально, скрутили за спиной. Валера собирался ударить человека, стоящего сзади, локтем в живот, но прикосновение ледяного лезвия к шее заставило его сдержаться.
    – Понимаешь намеки? Вот и славно. Так будет лучше для тебя.
    Голос оказался мужской, хрипловатый, тихий. Валера был абсолютно уверен, что слышит его впервые в жизни.
    – Кто ты такой?
    Речь давалась Валере с трудом, удавка беседам не способствовала. С ней даже дышать едва возможно, не то что говорить!
    – Сейчас это как раз не имеет никакого значения, – отозвался мужчина. – По крайней мере, для тебя.
    Хорошенькое дело! Для него не имеет значения, кто на него напал?!
    Ладно, это действительно вторично. Гораздо более важно другое:
    – Что тебе… нужно?
    – О, вот это уже другой разговор. Да прекрати ты на свою самку коситься, она не мертвая, хлороформ еще никого не убивал!
    – Она беременна…
    – Это видно. Это важно. Вообще, я не хочу, чтобы ты принимал меня за какого-то полоумного маньяка, который в лесу нападает на всех подряд. Я всегда прихожу с целью и планом. На сегодняшний день моей целью являешься ты, Валерий.
    Валера пытался хотя бы краем глаза увидеть, кто его держит, но тщетно, мужчина не позволял ему повернуть голову.
    – Почему я?
    – Ты не поймешь, если я скажу тебе. Имей в виду: я всего лишь выполняю свою работу. С тобой я говорю исключительно из благодарности.
    Валера пытался вспомнить, понять, за что его хотят убить. А нет причин! Деньги он ни у кого не одалживал, своих тоже имел не так много, дорогу сильным мира сего не перебегал, да и вообще старался жить тихо и мирно, как все.
    Такого он точно не хотел!
    – За что?..
    – За что я благодарен? Ты очень помог мне. Ты предоставил мне всю информацию о себе.
    Не нужно было даже спрашивать, о чем говорит незнакомец, Валера и сам все понимал. Он безумно любил Интернет – а особенно социальные сети. Туда он вывешивал свои фотографии, писал о работе, друзьях, жене, указал свой адрес и телефон.
    Он даже написал, куда и во сколько едет сегодня. Он не считал это опасным. Он же представить не мог…
    – Не убивайте. – Валера почувствовал, как на глаза наворачиваются слезы. В данных обстоятельствах он не считал это унизительным.
    – Не получится, я ведь ради этого приехал, устроил маленький трюк с летающей машинкой. Как тебе, кстати? Очаровательное устройство. Игрушка для детей, не более, но перевести ее на автономный режим оказалось до смешного просто. Жаль только, что батарейки долго не держат. Ты не принес ее с собой? Напрасно, сэкономил бы мне время.
    – Я принесу!
    – Не утруждайся, она мне не очень-то нужна, я сейчас другим занят буду. Ты, конечно, извини, но мне придется тебя убить – самку твою тоже.
    – Не надо! Я никому не скажу!
    – Это да, мертвые не говорят, – мужчина говорил все тем же ровным, спокойным тоном. Казалось, что он не испытывает никаких эмоций по поводу происходящего. – Не нужно ненавидеть меня за это, я всего лишь выполняю свою работу. Может, тебе станет легче, если я скажу, что планировать мне пришлось в срочном порядке, все сбилось, смешалось. Надо же сделать так, чтобы вашу смерть приняли за несчастный случай! Это сложно, но можно. Смотри туда!
    Он схватил Валеру за волосы и повернул его голову вправо. В той стороне, рядом с непонятно откуда взявшимся бревном, стояла трехлитровая банка, внутри которой яростно извивалась темная змея.
    – Гадюка, – прокомментировал незнакомец. – Ядовитая, зараза! Вот она и укусила твою жену – то есть укусит через пару минут, но в новостях скажут «укусила». Если вообще скажут, вы не такие знатные особы, чтобы сообщать о вашей смерти. Но я надеюсь, что вы их заинтересуете. А иначе ты умрешь напрасно… Смешно, да?
    – Здесь не водятся гадюки. – Валера еще надеялся найти хоть какой-то выход.
    Мужчина довод весомым не посчитал:
    – Вот и твоя жена думала, что не водятся, поэтому не была осторожна. Гадюка укусила ее несколько раз, шансов спастись у твоей Тони не было. Ты же, увидев такое, рванул к ней на помощь, но оступился и упал прямо на бревно. Один из сучьев пробил тебе глаз, повредил мозг, и ты погиб на месте.
    Услышав это, Валера рванулся изо всех сил, но незнакомец даже не дрогнул.
    – Не надо. – Валера не мог придумать ничего нового, да и не пытался. Ужас овладевал им все сильнее. – Ну не надо! Я заплачу! Не надо меня! Тоню не надо!
    – Надо, и ты даже не представляешь, насколько. Тебе следовало быть более осторожным со своей интернет-манией, но это теперь уже не важно. Ты еще и невезучий, Валерий. Я не собирался трогать тебя и твою самку, вы не совсем те, кто мне нужен – по крайней мере пока. Но обстоятельства изменились, пришлось брать вас, никого более подходящего не нашлось. Я не люблю действовать в спешке, только иначе не получается. Вы – лучшая наживка для журналистов. О вашей смерти узнают многие! А мне срочно нужно привлечь внимание одной очень любопытной девушки…

Глава 14

    Девушка заглушила мотор, но выходить из машины не хотела, знала, что теперь уже до квартиры недолго осталось. Что он ей скажет? Будет молчать или, наоборот, устроит выговор этим свом тоном бессердечного адвоката?
    Ее не прельщал ни один вариант. Появилось даже желание поселиться в машине и вообще никуда не выходить, но напомнил о себе Чипс, закопошившийся в рюкзаке. Он, в принципе, тоже неплохо чувствовал себя и даже успел создать некое подобие гнезда из бумажных обрывков, вот только Агнию это не радовало.
    – Ладно, пойдем, – она вытащила рюкзак с заднего сидения и перекинула через плечо. Копошение усилилось. – Не дергайся, раз уж я доставкой работаю! Скажи спасибо, что плату за проезд с тебя не потребовала, заяц!
    Чипс благодарностью не проникся.
    Агния не стала вызывать лифт, пошла по лестнице. Это было долго и тяжело, особенно с увесистым рюкзаком на плече, но физическая нагрузка сейчас казалась не таким страшным испытанием по сравнению с предстоящими объяснениями.
    В квартире пахло какой-то выпечкой: Маша, видимо, опять затеяла нечто фруктово-эпохальное. Было видно, что комплименты доставляют ей огромное удовольствие – такое же, как Агнии – фотосессии, Жин-Жин – ее работа, а Даниилу – признание его неизменной правоты.
    – Трудишься? – Агния заглянула на кухню.
    – Да, Агнеша, только хомяка-то я так и не нашла! – пожаловалась разрумянившаяся от жара плиты домработница.
    – По этому поводу не переживай, беглец нашелся. Со мной ездил! Кстати, ты все силы на обед не расходуй, возможно, у нас будут гости!
    Новость Машу обрадовала. Еще бы, новые ценители ее кулинарного таланта! Она поспешила спросить:
    – А кто? И когда?
    Если бы ответить было так просто! Кто – это понятно, Жин-Жин и Андрей, их давно следовало с Дани познакомить. А вот когда… Все зависит от времени их примирения. О том, что они не помирятся вообще, Агния и думать не хотела, но допускала, что это произойдет не с первой попытки.
    Она предпочла ограничиться загадочным ответом:
    – Все узнаешь позже! Слушай, а где Дани? Работает опять?
    – Работал все утро, а сейчас на балкончике нашем, свежим воздухом дышит!
    Хорошее у нее представление о «балкончике»! Некоторые люди умудряются в комнатах, уступающих по размерам этому «балкончику», вчетвером годами жить!
    Ну а что свежим воздухом подышать отправился, так это вовремя. И погода хорошая, и поговорить они смогут без помех, потому что разговор в кабинете Маша в состоянии услышать.
    Агния не пошла туда сразу, направилась к себе. Во-первых, нужно отнести Чипса на место, пока он окончательно не лишил ее любимого рюкзака. Во-вторых, подготовиться к тяжелому разговору. Джинсы и свитер подходят для поездок на окраину города и встреч с неизвестными людьми, а здесь нужно нечто более романтичное.
    У Агнии было из чего выбрать – сказывался «побочный эффект» дружбы с Жин-Жин. Многие ее знакомые возмущались, что она намеренно ограничивает себя всякими джинсами-майками, но на порицании и останавливались. Модель вообще не критиковала, она просто вручала ей вещи, которые в конечном итоге подходили идеально.
    Агния, естественно, пыталась сопротивляться, потому что одежда была очень дорогая. Но выяснилось, что Жин-Жин все это не покупает, а получает от некоторых компаний, на которые работает, – в качестве бонуса. Ей столько бонусов на две жизни хватит, вот и появляется возможность поделиться – особенно если фигуристой модели подарки не подходят по размеру.
    Теперь из глубин шкафа было извлечено заботливо прикопанное там ранее платье. Молочно-белое, вязаное, с белоснежным мехом на рукавах, воротнике и капюшоне, оно смотрелось домашним, и вместе с тем каким-то необыкновенно воздушным. Жин-Жин, увидев ее в этом платье, в свое время заявила, что оно Агнию чуть ли не в ребенка превращает.
    А Агния как раз в этом и нуждалась. Кто лучше всех на жалость давит? Дети и нагадившие коты. Из этих двух вариантов она предпочитала косить под ребенка.
    На балконе, залитом солнечным светом, было тепло, погода днем улучшилась. Даниил сидел далеко от выхода и читал книгу. Он не обернулся, когда девушка вошла, хотя Агния не сомневалась, что он ее услышал.
    Она подошла ближе и остановилась, не зная, что сказать. Оставалось только ждать, спрятав руки за спину и смущенно очерчивая перед собой полукруг ногой.
    «Как перед начальством… или учителем», – невольно подумала Агния.
    Даниил то ли почувствовал ее нерешительность, то ли просто решил явить царскую милость, а книгу все же закрыл и внимательно посмотрел на девушку.
    – Чего хотят ходоки от Ленина? – ледяным тоном поинтересовался он. Зеленые глаза при этом смеялись.
    Агния не поддалась искушению поверить, что все решилось само собой. Его веселит ее внешний вид, чего-то она добилась. Но одно неверное слово – и первая попытка к примирению сорвется.
    – Я облажалась, – просто признала девушка.
    – Та-ак… Это я как раз знал с самого начала. Новое мне что-нибудь скажешь?
    – Виновата… Я сильно тебя обидела?
    – Да. – Он перевел взгляд на раскинувшийся перед ними город. – Сильно.
    – Прости меня… Я правда не хотела! Не знаю, почему так получилось…
    – Погоди. Я и так знаю, что ты сейчас скажешь, не первый раз с женщинами общаюсь. Меня гораздо больше интересует другое. Ты правда веришь в то, что сказала мне? Честно ответь.
    Агния задумалась, понимая, что поспешное «Нет, конечно!» он бы не принял. Подобные вещи не говорятся просто так, обоснование быть должно.
    Слова приходилось подбирать осторожно:
    – Не совсем. В тот момент я действительно верила, что ради денег ты готов пренебречь чем угодно. Подчеркиваю: в тот момент. Потому что иного объяснения я не находила! Я знаю, что ты не берешься за все дела подряд, но и во всякие семейные разборки ты раньше не влезал. Что еще я могла подумать? Мне казалось, что ситуация очевидна! Ну а другое… То, что я сказала про тебя… Это вообще неправда. Меня просто взбесило то, что ты весь такой самоуверенный, ничего тебя не волнует, захотелось, чтобы почувствовал, как больно бывает. Сказала то, что, как мне казалось, должно ударить посильнее…
    – Выбор ты сделала удачный, – усмехнулся Даниил. – Но и я виноват. Как только меня ни оскорбляли за мою карьеру – побоку, никогда не волновало. А тут ты цепляешься к чуть ли не самому очевидному, предсказуемому… и попадаешь. Поздравляю, своего ты добилась.
    Агнии хотелось провалиться сквозь землю. Появилось даже желание просто прыгнуть туда, в пустоту над городом, лишь бы не было так плохо!
    – Дани, я… Я не смогу выразить, как мне жаль, каким-то новым, оригинальным способом.
    – И не надо. Ты лучше послушай…
    Он не подозвал ее подойти ближе, а сама Агния не решилась. Даже при том, что после подъема по лестнице она устала и ноги побаливали, девушка предпочла стоять.
    – Олег встретил эту свою Настю, когда отдыхал на море, – продолжил Даниил. – У Олега, сколько я его помню, всегда наблюдалась страсть к не очень умным, зато наивным дамочкам. Эта девочка ему особенно понравилась – туповатая – это да, зато искренне влюбленная в него. Когда ему пришло время уезжать, она ничего не просила, и это Олега окончательно добило. Он забрал ее с собой, тем более что возраст поджимал и мать у него с упорством дрели просила внуков. Тут появился первый подвох: романтичность его Настеньки сыграла против нее. К восемнадцатилетию ее уже отлюбили порядка дюжины матросов, – не одновременно, конечно, – наградив Настю несколькими весьма неприятными болезнями, затруднявшими деторождение. Она упоминала об этом?
    – Нет, – Агния виновато опустила голову. Ей почему-то казалось, что во всем, что сделала Настя, Даниил обвиняет ее, пускай о подобном и не намекнул.
    – Я так и думал. Олег не бросил ее, хотя многие, в том числе и его мать, советовали поступить именно так. Он потратил огромные деньги на ее лечение, в результате чего она родила ему двоих детей. Так что чье это достижение в большей степени – большой вопрос. Надо еще добавить, что Настя чуть ли не на генетическом уровне ни хрена не хочет делать. Сама себя она именует «ребенком природы» и заявляет, что работа – это не для нее.
    Кажется, Анастасия и в разговоре с ней что-то подобное упоминала, но думать об этом Агния не решалась – становилось стыдно.
    – Олег пытался отправить ее учиться – хоть чему-то! Но женушка отказывалась. Она считала, что это не нужно, раз деньги в семье есть. Зато стала требовать от него больше внимания. Олег надеялся, что ежедневными подарками она будет довольна, но романтичную Анастасию тянуло на подвиги. То есть не самой совершать, а быть причиной совершения. Чтобы Олег ради нее акулу голыми руками задушил или там медведя насмерть защекотал. А у него времени не оставалось не то что принимать этот бред всерьез – выслушивать. Его бизнес набирал обороты, но это требовало его присутствия в офисе. Дальше – круче. Олег допускал возможность, что его жена попытается завести любовника, но не считал это реальным. Он предполагал, что к любовнику она будет предъявлять те же требования, что и к нему – вспоминаем акулу и медведя. Когда знакомые стали сообщать ему, что видели его благоверную в компании неряшливого молодого человека, Олег не верил, вот только подозрение появилось. Он поручил одному из своих охранников следить за ней.
    – Это не совсем честно, – заметила Агния.
    – Это жизнь. Не давала бы поводов – не было бы слежки. Тем более что уже на следующий день у Олега на столе лежали весьма красноречивые фотографии. За его женой даже не пришлось долго следить, она все свободное время старалась проводить со своим новым тойбоем. Она не требовала от него подвигов, даже общения не требовала, они коротали время весьма просто. Особенно Олега порадовал снимок, на котором мать его детей… как бы это помягче выразить… Ну, если составные части будущего ребенка считать людьми, то она занималась каннибализмом в грязной подворотне. При этом ее избранник, как вскоре узнал Олег, оказался художником-неудачником, стоящим на учете в психдиспансере. После этого Олег сразу спровадил женушку, оформил развод и забрал детей к себе, но Настя не пожелала сдаваться и пригрозила прессой и иными неприятными последствиями. Олег знал, что все равно будет прав, но понимал, что грязь способна задеть детей. Мы с ним договорились, что я заткну его бывшую жену, ограничу ее в родительских правах и никто ни о чем не узнает. Мне уже не раз приходилось задействовать старые связи, чтобы остановить очередную статейку, очередное интервью, которое соизволила отрыгнуть Настя. Как я и говорил тебе, я намерен довести дело до конца.
    Вот и вся очевидная на первый взгляд ситуация! Казалось бы, раз мать так любит детей, то им лучше быть с ней. Так ведь нет же! Жить под одной крышей с психом – не самый необходимый им опыт, да и вообще, сложно думать о любви и вечных ценностях, когда постоянно хочется есть. И Олегу этому каково – содержать урода, который разрушил его семью?
    Но ведь с самого начала непонятно было…
    Агния развернулась, собираясь уйти. Не потому что считала себя правой, скорее наоборот. Чем больше она узнавала, тем очевиднее становилось: она сглупила во всем. Впервые в жизни она оказалась в такой идиотской ситуации, а тут еще это связано с Даниилом!
    – Куда ты направилась?
    – К себе. Мне нечего сказать, правда. Я теперь понимаю, почему ты…
    Договорить она не успела. Агния так и не поняла, каким образом Даниил умудрился это проделать, но в следующую секунду она уже была у него на коленях, а он прижимал ее к себе.
    Создавалось впечатление, что он успел потренироваться.
    – Ничего ты не поняла. – Он осторожно провел рукой по ее волосам. – Ты не знаешь Олега, поэтому сделала самый очевидный вывод. Отвыкай от этого. Ты неглупая, просто эмоциональная. Впредь имей в виду, что очевидное – не всегда правильное. Прежде чем взять это дело, я общался с Олегом. Я вижу, что он искренне любит своих детей. Да, он не сможет проводить с ними столько времени, сколько проводила бы неработающая Настя. Зато у них будет достойный пример для подражания, они получат нормальное образование. За свое неумение выбирать женщин Олег уже расплатился сполна. Хотя это вообще лирика, не из-за нее я взялся за это дело. И даже не из-за своей продажности!
    – Да я не… – начала было Агния, а потом поняла, что говорить одно и то же бесполезно. Поэтому она смущенно спрятала лицо у него на груди. – Все, нет меня. Растаяла от позора!
    – Тяжеловата ты для растаявшей, ну да ладно… Еще когда я был в клинике, я узнал, что Олег в Швейцарии, попросил его заехать ко мне. Мне было от него кое-что нужно – услуга, не деньги. Услуга, которую мне окажет только он, купить я могу лишь жалкое подобие. Он сказал мне, что все выполнимо, но сейчас у него нет времени, потому что проблемы добивают. Я предложил ему ускорить процесс в обмен на эту самую услугу. Мы работали раньше, он знает, на что я способен, потому и согласился. В общем-то, все шло нормально, пока кое-кто не решил изобразить из себя борца за справедливость!
    – Дани, – простонала девушка, – тебе недостаточно, что я уже считаю себя дальней родственницей инфузории туфельки? Хватит загонять меня под плинтус, потом не выскребешь оттуда!
    Она почувствовала, как его теплые руки обнимают ее еще сильнее.
    – Нет, ты мне под плинтусом не нужна. В этом отношении наши с Олегом предпочтения в женщинах расходятся. По-своему я рад, что ты настолько бурно реагируешь, мне нравится, что ты умеешь переживать так сильно. Я на это не способен. Но и бесчувственным поленом не являюсь, хотя и вырос без матери, что в твоем представлении почему-то равносильно ампутации сердца.
    – Дани…
    – Расслабься. Я не злюсь на тебя, прошло уже. Может, и следовало бы тебя заставить походить виноватой подольше, но мне без тебя тоже не очень хорошо. Агния, я тебя об одном прошу, о самом главном… Не лезь в мою работу. Я ценю твое мнение, но я спрошу его, если оно мне понадобится. Не обижайся. Я не первый год в профессии, сам знаю, что к чему. Это не очень… чистое… дело – не случай Орлова конкретно, а моя профессия вообще. Я не хочу, чтобы ты была связана с этим.
    Только повторения кошмара ей не хватало для полного счастья! Нет, свой урок Агния выучила, и ей хотелось просто кивнуть и закрыть тему. Однако она не могла не спросить:
    – Что теперь будет с этой Анастасией?
    – Олег не собирается запрещать ей видеться с детьми, но в родительских правах ее ограничат. Ничего платить ей он не станет, но уже отдал ей всю одежду и, что самое главное, все украшения, которые подарил за эти годы. Он не дарил ей бижутерию, каждая вещь из коллекции стоит огромных денег. Сейчас Настя, насколько мне известно, ничего не продает, потому что побрякушки ей нравятся, да и потом, она надеется, что получит деньги от бывшего мужа. Когда с этим выйдет облом, начнет продавать. Только вот если тратить деньги, не зарабатывая их, надолго никаких сокровищ не хватит. Олег планирует ежемесячно отчислять ей небольшую сумму, но только при условии, что она бросит своего тойбоя.
    – А если она захочет вернуться к нему, к Олегу?
    – Думаю, ты и так знаешь ответ.
    – Я уже боюсь верить в очевидное!
    Гроза прошла, не начавшись, им снова хорошо вместе, исчезла стена непонимания и неприязни. Даниил заставил ее рассказать о поездке в дом Анастасии и неслабо повеселился. Выслушал он и про Чипса, потом заявил, что она тихой сапой превращает его дом в зверинец.
    Агнии было спокойно с ним, она чувствовала себя абсолютно защищенной. Девушка настолько расслабилась, что собиралась даже рассказать про золото, которое нашла в клетке шиншиллы, но все же сдержалась. Даниила такие истории не обрадуют, а они только-только помирились! Да и вообще, ничего страшного не произошло, это совсем неопасная история, из которой она выпутается сама.
    Нежность момента несколько треснула под неожиданно свалившимся на нее Машиным голосом:
    – Ой, ну какие ж вы миленькие! Как будто так сидите, потому что нравится, а не потому что хозяин ходить не может!
    Чем бы в нее запустить?..
    – Мария, тебе заняться нечем? – спокойно поинтересовался Даниил.
    – Да я ж это, не бездельничаю!
    – Ага, ты свое мнение доносишь! – фыркнула Агния.
    – Не, я не за тем пришла. Обед готов, я вот как знала, что вы уже воркуете, на двоих накрыла!
    – Машка, иди отсюда, пока я тебя летать не отправила!
    – Женская драка? Крайне любопытно, – невинно отметил Даниил. – Но давай ты все-таки сбросишь Машу с крыши после ужина, чтобы она за ночь успела отскрести себя от асфальта и приготовить завтрак вовремя.
    Маша, услышав это, тихо охнула и скрылась за дверями. Агния рассмеялась:
    – Надо же, она все еще воспринимает всякий бред всерьез! Кстати об ужине… Я сегодня хотела позвать в гости Жин-Жин и Андрея, ты не против?
    Вопрос не относился к простым формальностям. Несмотря на то что Даниил не был теперь полностью парализован, он все равно избегал контактов с людьми, которые видели в нем калеку, его подобный подход унижал. Маша говорила, что раньше в его квартире постоянно тусовались какие-то гости, теперь – никого.
    Однако он даже задумываться не стал:
    – Зови, давно любопытно посмотреть на девушку, с которой вы в одно болото влипли! А Андрей – это случайно не Леопард или как его там?
    – Тигр. Случайно, он.
    – Что ж, перед ним у меня долг, так что тем более зови.
    Агния не стала уточнять, какой именно долг. Это как раз тот вид очевидного, в котором сомневаться не приходится. Прежде чем встать, она прошептала ему на ухо:
    – Знаешь, а мне понравилось. Даже когда ты снова сможешь ходить, нужно будет иногда сидеть вот так!
    Судя по его едва заметной улыбке, ущерб, нанесенный слоновьим комплиментом Маши, был ликвидирован.

Глава 15

    За всю жизнь Даше, наверное, не дарили столько цветов, сколько было в этом букете! Девушке до сих пор не верилось, что ей не мерещится, что цветы на самом деле есть – и есть запах, и прохлада лепестков под пальцами. Даже если это не требовалось, она бросала встревоженный взгляд в тот угол, где стояли тюльпаны, чтобы убедиться, что они еще там.
    Она не ожидала цветов и не просила их. Просто после обеда Вадиму срочно понадобилось подъехать в какой-то там офис, и он взял Дашу с собой, чтобы на обратном пути отвезти домой. Девушка была не против, ей все равно не хотелось оставаться одной.
    Когда они шли к машине, она увидела в витрине цветочного магазина очень красивые тюльпаны – кремово-розовые, с едва заметными белыми прожилками. Даша указала на них просто так, без каких-либо намеков, потому что в такие дорогие магазины она никогда не заходила. Там один цветок стоил столько, сколько набор продуктов им с Ванечкой на целый день! А Ваня, если и дарил ей цветы, то покупал их у старушек возле метро. Правда, один раз она обнаружила на тумбочке любимого дисконтную карту цветочного магазина, но Ваня сказал, что это друг на работе забыл, а он вернуть хочет.
    Сейчас все это казалось неуместным, потому что Вадим просто свернул в магазин, а Даша была вынуждена идти за ним – ключи от машины оставались у него. Вблизи, без стекла витрины, тюльпаны казались еще более красивыми, и Даша невольно коснулась их, но тут же одернула руку. Она привыкла, что в дорогих магазинах продавщицы-блондинки с яростью коршуна кидаются на того, кто «покусится» на их товар.
    Здесь тоже обитала блондинка, но она даже не пикнула, продолжая улыбаться. Вадим тогда спросил, найдется ли девяносто девять цветков, и продавщица радостно закивала, утверждая, что им только-только привезли эти тюльпаны. А он не стал просить подождать, пока он съездит домой и вытащит из носка заначку, он достал деньги и купил.
    Даша для приличия повозмущалась: и тратить столько не надо, и ее следовало сначала спросить! Но в глубине души ей было приятно. Вот в таких ситуациях ее мнением и правда можно пренебречь…
    Ваня пренебрегал во всех.
    – Она вела себя с тобой очень мило, – заметила Даша по пути домой. Обнимая обеими руками розовое облако, она чувствовала себя ребенком, неожиданно получившим новую игрушку. – А со мной они никогда так не вежливеячут…
    – Нет такого слова. Разве репетитор языка не должен говорить правильно? – усмехнулся Вадим.
    – Я репетитор английского! И от темы не уходи.
    – Даже не думал. Просто у тебя пальтишко дешевое.
    – Какое есть! – вспыхнула девушка. – Не все, знаешь ли, миллионы зарабатывают!
    – Да не кипятись ты! Я не собирался оскорблять тебя, я просто объясняю, почему так происходит. Нормальные девчонки, если в бутиках работают, по одежде судить не будут, потому что есть еще такие индивиды, как Агния, которая носит потрепанную куртку, а за свои фотосессии получает очень прилично. Но встречаются гарпии, которые проводят фейс-контроль. Эта – из их числа.
    – Откуда ты знаешь? Она общалась очень вежливо…
    – Как только мы вошли, она и тебя, и меня осмотрела. Задержала взгляд на моих часах, прикинула, сколько они стоят, и натянула улыбку. Решила, что какой-нибудь богатей снял студентку.
    Даша расстроилась и чуть не рассыпала тюльпаны. Она и подумать не могла, что представляется окружающим такой! Хотя, если задуматься, логика есть: солидный мужчина водит по магазинам и кафе девицу значительно младше себя.
    – Хочешь сказать, что такое впечатление складывается в первую очередь?
    – Не у всех. У некоторых – да, – Вадим ловко повернул через две полосы, вызвав бурю негодования у водителей подрезанных машин. – Не бери в голову. Ты знаешь правду, я знаю правду, что тебе еще нужно?
    Ей нужно, чтобы ее проституткой малолетней не считали!
    Тем не менее, Даша промолчала. Ей не хотелось обижать его, да и вообще, помимо всяких сплетен ей хватало тем для размышлений.
    Она уже почти не сомневалась, что произошедшее с семьей Захаровых – убийство. Как это доказать – она не знала, да и не была уверена, что вообще хочет доказывать. Даше самым банальным образом стало страшно.
    Убийца может быть где-то рядом! Что, если он решит, будто ей что-то известно, и захочет избавиться от нее? Даша не относилась к тем, кто ради любопытства или справедливости может пойти на все, ей не хватало решительности.
    С другой стороны, оставлять дело просто так она тоже не желала. Речь идет о Толике и его родителях!
    После долгих раздумий Даша решила, что разумнее всего будет не вмешиваться в это дело самой. Она не леди-солдафон и не отчаянная искательница приключений, чтобы в кровавые истории влезать! Максимум, что она может сделать, – анонимно отослать все свои соображения следователю, а он пусть разбирается. Работа такая!
    Оставался еще один важный вопрос: что делать с золотом? Брать себе нельзя ни в коем случае, выкидывать – тоже. В этом плане Даша не сумела придумать ничего путного и собиралась посоветоваться с Агнией, но та оказалась чем-то занята.
    Зато ее пригласили в гости. К Агнии. На этот раз не прийти и тихо побеседовать, а очень даже торжественно явиться, познакомиться наконец с ее бойфрендом, а еще – с известной моделью Жин-Жин, которую Даша не раз видела в журналах и по телевизору.
    Она пыталась отказаться. Ей почему-то казалось, что вечер превратится в кошмар: пафосная и капризная модель, ее, вероятнее всего, мегагламурный бойфренд, суровый адвокат – шикарная компания! Но Агния объявила ее безголовой курицей и сказала, что отказ не принимается. Вадиму было поручено проследить за ее явкой.
    Даша сдалась. Если что, Вадим поддержит, в этом она убедилась. Да и вообще, любопытно познакомиться с такими людьми! Агния же нормальная, значит, они тоже могут оказаться не самыми плохими.
    Но ужин назначили на семь, время еще оставалось. Даша успела собраться, сотворить парикмахерский шедевр из длинных льняных волос и три раза сменить макияж, подбирая тени в тон небесно-голубых глаз. Хорошо, хоть платье свое нарядное догадалась из дома забрать, которое из Лондона привезла!
    Выходить заранее было не нужно, поездка на лифте отнимала не больше минуты. Поэтому, налюбовавшись цветами, Даша пошла в гостиную.
    Там уже сидел Вадим. Он просматривал какие-то документы, телевизор работал в качестве фона. Девушка решила не отвлекать его, она устроилась в кресле поближе к экрану.
    Как и следовало ожидать, Вадим даже для звукового фона не включил сериал или ток-шоу. На экране сменяли друг друга картинки какой-то передачи о преступлениях и катастрофах.
    Даша только головой покачала: мужчины! Впрочем, ей было лениво разыскивать пульт, да и криминал как таковой ее не пугал – пока он оставался в телевизоре и не касался ее жизни!
    Кончилась история о судебном разбирательстве по поводу теракта, ее сменил сюжет о жутком убийстве, произошедшем сегодня в спальном районе Москвы. Какой-то молодой человек, считавшийся до этого тихим и безобидным шизофреником, неожиданно для всех забил молотком свою сожительницу, потом напал на вернувшуюся с работы мать, но ее отстояли соседи по коммуналке.
    – Интересные ты вещи смотришь, – отметил Вадим. – Переключи, если хочешь, я не возражаю.
    – Да не боюсь я! – возмутилась Даша. – Мне просто непонятно…
    – Что именно?
    – Как это он считался тихим? Посмотри, какие ужасные картины у него в квартире стоят! Сплошные трупы, головы отрубленные! И как эта женщина с ним жила?
    – Пьяница, наверное, какая-нибудь… Подожди… картины?
    Вадим отложил документы и внимательно посмотрел на экран, там как раз показывали фотографии убийцы и его жертв. Мужчина тихо выругался, взял свой телефон и вышел.
    Даша почувствовала себя неуютно, но решила не приставать с расспросами. Да что этот криминал со всех сторон липнет?!
    Дальше начался сюжет еще страшнее – про молодых супругов, погибших в лесу. Это девушка смотреть уже не собиралась и выключила телевизор после того, как диктор описал суть случившегося. Хватит кровавых кадров!
    Вскоре вернулся Вадим, причем он не выглядел расстроенным.
    – Что-то случилось? – осторожно осведомилась Даша.
    – Это по работе, не более. Меня произошедшее даже не касается, оно касается моего друга. Ну что, готова?
    – Так еще без десяти семь только!
    – И что? Думаешь, если мы придем заранее, нас изобьют и пинка под зад дадут?
    – Для проверки этого, я так поняла, ко мне и приставлен ты…
    – Наглеешь, – рассмеялся Вадим. – Но это даже хорошо. Надоело смотреть, как ты от меня шарахаешься!
    Знал бы он, как ей надоело шарахаться…
    Даша с удивлением обнаружила, что на душе у нее спокойней, чем до всей истории с убийством. Не нужно никому угождать, подбирать слова и извиняться. Это даже лучше, чем Англия!
    Когда они поднялись на нужный этаж, Вадим не стал звонить, просто открыл дверь своим ключом. Даша решила не удивляться, она так и не разобралась, кем ему приходится бойфренд Агнии. Вроде бы каким-то родственником или просто старым другом.
    – Кто там ломится без стука? – Агния, появившаяся в коридоре, очень удачно изобразила негодование. – Ты бы еще дверь ногой открыл!
    Вадим и бровью не повел:
    – Ты ведь осознаешь, что ты фиговая хозяйка?
    – Ага, по гостеприимству мне незачет! Но я надеялась, что тебя сдержит фирменная Дашкина пунктуальность!
    – Его, подозреваю, и бетонная стена не сдержит, – вздохнула Даша. – Мы не слишком рано?
    – Да нормально! Это так, профилактика.
    Сама Агния тоже выглядела нарядной, белое платье с мехом смотрелось очаровательно. Даша невольно вздохнула с облегчением: она беспокоилась, что промахнулась с выбором!
    – Пошли, представлю тебя хозяину квартиры, а по совместительству Черному Властелину Вселенной.
    Даша невольно напряглась. Она понятия не имела, как выглядят адвокаты, но могла представить, что солидно. А еще они суровые, скучные и толстые! И заикаются. И плюются, когда говорят. Откуда взялся такой стереотип – девушка понятия не имела.
    Однако один взгляд на бойфренда подруги его полностью разрушил. Мужчина оказался не толстым, скорее, наоборот, более худым, чем следовало бы, хотя это впечатление сглаживалось широкими плечами и заметным под тонким черным свитером рельефом мышц – похоже, каким-то видом спорта он занимается серьезно. У хозяина квартиры были тонкие, аристократические черты лица, темные волосы и большие глаза очень красивого желто-зеленого оттенка.
    И как же ему не шло поблескивающее металлом инвалидное кресло!
    – Добрый вечер. – Мужчина улыбнулся, рассматривая ее изучающе. Даша не обиделась, она ожидала чего-то худшего. – Даниил.
    – …Владиславович Вербицкий, – подхватила Агния. – Величайший адвокат, гроза всех недальновидных матерей.
    – Не будем на эту тему, – нахмурился Даниил.
    – Почему? Что-то случилось?
    – Я тебе потом объясню.
    Агния не стала настаивать, и уже это было странным. Даша привыкла, что подруга своим упрямством может осла до нервного срыва довести.
    Они прошли в просторную гостиную, освещенную сложной системой скрытых в мебели и под потолком ламп.
    – А разве Маша не тут накрывать будет? – удивилась Агния.
    – На балконе. Раз там нет дождя, то почему бы и нет?
    – Так ведь холодно же!
    – Ты серьезно думаешь, что там нет отопления? – укоризненно посмотрел на нее Даниил. – А когда наступят заморозки, мы цветам выдадим по шапке?
    – Думала, цветов не будет!
    – Меньше думай!
    Они вроде как ссорились – и в то же время нет. Странная пара, но гармоничная.
    – Ты когда-нибудь представляла, что воркование влюбленных голубков может выглядеть именно так? – вполголоса поинтересовался Вадим.
    – Нет. Но я могу представить, что именно так выглядит торжество двух змей, сожравших влюбленных голубков!
    – Ты даже не представляешь, насколько права! Данила, выкатись на два слова. Это по делу.
    Даниил не стал спрашивать, какому еще делу, они вместе покинули комнату, оставив девушек одних. Даша только этого и хотела!
    – Агния, нам надо срочно поговорить!
    – Если это по поводу Дани, то любой негативный комментарий приравнивается к оскорблению с последующей кровной местью.
    Кому что! Тут люди умирают, а для нее все к Дани и сводится! Хотя… то, что подруге повезло, Даша отрицать не могла. По рассказам она представляла Даниила отечным коротышкой – не только потому что он адвокат, но и потому что у него много денег. Богатые и молодые по определению не могут быть красивыми, не должны!
    – Не собираюсь я вообще комментировать! Меня больше интересует золото.
    – Какое золото? – не поняла Агния.
    – То, которое мы в клетке шиншиллы нашли!
    – А-а, это… забирай!
    Вот ведь тормоз!
    – Агния, куда я его заберу? На зубы себе? Вот ты, например, что с этим золотом собиралась делать?
    Тут уже Агния прекратила ухмыляться, задумалась. Давно пора! Ведь на самом деле, золото они почти что украли, пусть и не нарочно. Как это объяснить?
    – Надо вернуть, – наконец выдала мудрую мысль подруга. – Предлагаю разыскать эту родственницу и вручить ей. Она вряд ли откажется! Еще и асфальт крутым кипятком пробьет от радости…
    – Да? А вариант, что она быстренько на нас заявление напишет, ты не допускаешь?
    Даша сейчас не шутила. Ей эта родственница сразу не понравилась, скользкая какая-то, наглая. Агния еще и осадила ее тогда здорово, так что тетка способна отомстить.
    Сама Агния подобное развитие событий не исключала:
    – Блин, а эта коза может! Лучше всего было бы подкинуть золото обратно в квартиру.
    Тоже верно. Квартиру, скорее всего, будут продавать, но вряд ли это уже сделали, времени совсем мало прошло. Пройти туда, спрятать в каком-нибудь уголке, вроде как там и было! Даже при всем рвении родственницы обыскать каждый сантиметр какой-нибудь тайничок должен был остаться.
    – Только в квартиру не попасть, – продолжила Агния. – У тебя же ключей, я так понимаю, нет?
    – Нет, конечно! Кто дает репетитору ключи от квартиры?
    – Ну вот. А всякого рода взлом исключен, потому что соседи теперь ворон считать не будут, чуть шорох – сразу вызовут кого надо! И повесят на нас не только кражу, но и убийство.
    Радостная перспектива, нечего сказать! Если бы можно было попасть в квартиру свободно… Так, а ведь один вариант имеется!
    – Там окно на кухне никогда не закрывалось! – вспомнила Даша. – Мама Толика еще жаловалась, что они все задвижку не починят. Ну, то есть оно закрывалось, но не запиралось. Если посильнее толкнуть, откроется. Они из-за этого не беспокоились, потому что жили на последнем этаже, и никто…
    Сказала – и сама поняла, что глупость. Кто полезет на такую высоту? Ей даже думать страшно, Агния тоже не акробатка. Какой-то сценарий за гранью реальности получается, время звонить Бэтмену!
    Агния, похоже, так не считала:
    – Ну, чего замолчала? Продолжай!
    – А что тут продолжать? Говорю: последний этаж! Мы туда разве что дрессированную кошку запустим! Идеальный вариант: тихо зайдет, топать не будет, обратно без проблем вылезет!
    – Как раз то, о чем я думала. Только у нас не кошка, у нас кот!
    Даша изумленно уставилась на подругу. Она уже убедилась, что у Агнии много странных знакомых, но чтобы дрессированный кот! Это перебор.
    Прозвучал мелодичный звонок в дверь, послышался голос Маши, домработницы:
    – Я открою!
    Должно быть, модель эта приехала, Жин-Жин, с парнем своим. Когда она придет, поговорить о делах уже не удастся, поэтому Даша хотела решить все сейчас:
    – Очередной прикол или ты серьезно?
    – Вполне серьезно.
    – Агния, что за кот?!
    – Увидишь, – загадочно улыбнулась та. – Потом. Сейчас мне нужно изобразить радушную хозяйку, дабы не получить по лбу очередным упреком, и встретить гостей.
    Секретничает? Ну и пожалуйста! Даша решила, что будет гордой и вопрос не повторит. Вместе с Агнией она пошла в коридор встречать гостей – не сидеть же тут одной.
    Однако, сделав шаг за порог, девушка не смогла сдержать крик. Потому что прямо перед ней стояло чудовище…

Глава 16

    Андрей невольно отступил, поморщился. В следующую секунду прозвучал голос Агнии:
    – Дашок, заткнись, а?
    Девушка по имени Даша, миниатюрная блондинка, похожая на изящную фарфоровую куколку, послушно закрыла рот. В ее светло-голубых глазах, только что казавшихся стеклянными от страха, появилось понимание, на щеках вспыхнули малиновые пятна румянца.
    – Извините, пожалуйста, – пролепетала она. – Извините, ради бога, я не хотела вас обидеть!
    Самое смешное, что обиды Андрей как раз не чувствовал. Девчонка эта не виновата, что он так выглядит, видимо, ее не предупредили. А ведь сегодня он еще прилично одет и без «кошачьих» линз на глазах! В Цирке он являл собой совсем уж экзотическое зрелище и понимал это. Так что Андрею было вдвойне непонятно, почему Жин-Жин так тянулась к нему.
    Сама Жин-Жин, впрочем, сейчас напоминала разгневанную волчицу:
    – И почему нам не сказали, что тут оперные арии петь будут? Я бы не забыла поаплодировать! Я, собственно, сейчас и так кое-кому поаплодирую!
    Пришлось срочно вмешиваться: обнимать ее за плечи и шептать на ушко:
    – Женя, не кипятись. В принципе, это нормально…
    – Это ненормально, – вмешалась Даша, умудрившаяся услышать. – В другое время я бы ни за что орать не начала, клянусь! Просто навалилось все и сразу, нервы совсем расшатались! Пожалуйста, простите!
    Андрей знал, что с ней случилось, пусть и поверхностно – Жин-Жин упоминала пару раз в разговорах. Ну а модель, разумеется, узнала от Агнии.
    У него с самого начала имелись сомнения по поводу визита сюда. Жин-Жин права, как-то приобщаться к жизни в мире людей надо. Но Андрей предпочел бы сделать это после лечения!
    – Что за крики? – В коридор вышел Вадим. – Кого-то бьют, а я не в курсе?
    – Сейчас будут бить! – зловеще пообещала Жин-Жин.
    Это вряд ли. Андрей чувствовал, что девушка расслабилась, самобичевание блондинки помогло. Нынешние угрозы – не более чем красивое отступление.
    Следом за Вадимом из комнаты появился мужчина в инвалидном кресле. Здесь уже сомневаться по поводу его личности не приходилось, главный опознавательный признак налицо.
    Андрей давно ждал этой встречи. По сути, именно на Даниила Вербицкого ему предстоит работать – по-настоящему работать, за деньги, а не изображать животное, как в Цирке. Вербицкий дал ему шанс, и все же Андрей не собирался попадать в очередное рабство, он не привык доверять людям. Вдруг опять обман? Второй раз выкарабкаться не удастся…
    Однако нынешняя встреча все решила. Вербицкий смотрел на него, как на равного, даже при истинном неравенстве их положения. Он первым протянул Андрею руку.
    – Даниил.
    – Андрей.
    Рукопожатие было твердым и сильным, несмотря на очевидную ограниченность возможностей Вербицкого. Андрею это понравилось: если уж работать на кого-то, так не на очередного слизняка!
    В то же время девушки знакомились между собой. Краем уха Андрей услышал, что Жин-Жин после очередной серии извинений сменила гнев на милость и теперь вполне дружелюбно болтала с Дашей. Он даже не удивился, он уже понял, что женское поведение логическому объяснению не поддается. Чего она вообще завелась? Оскорбили-то не ее!
    В целом ему нравилось то, что происходит. Первое время Андрей чувствовал себя скованным, потому что Даша периодически бросала на него любопытствующие взгляды. Но все остальные вели себя так, будто в нем нет ничего необычного, да и блондинка эта скоро привыкла.
    Забыл и сам Андрей – позволил себе забыть на время. В такие моменты ему было хорошо.
    Даниил рассказал ему, что будет дальше, после лечения, как пойдет работа. Помимо должности охранника, у него появится возможность получить образование и, если у него есть аналитические способности, – а Жин-Жин раз пятьдесят повторила, что есть, – «войти в бизнес», как назвал это Вербицкий.
    А еще Андрей был рад, что Женя научила-таки его пользоваться ножом и вилкой, потому что сейчас это здорово пригодилось.
    Вскоре девушки ушли в комнату Агнии, им срочно понадобилось что-то обсудить. Когда за ними закрылась дверь, Даниил снова обратился к Андрею:
    – На первом этапе поработаешь личным охранником Агнии. Возражений нет?
    – А зачем ей личный охранник? – изумился Вадим. – Вроде бы в последнее время эта девушка-шило себя тихо ведет!
    – Она-то ведет себя тихо, но у нее просто талант притягивать неприятности! Сегодня утром Агния была у Анастасии Орловой, уехала буквально за час до того, как ее возлюбленный пошел вразнос и проломил ей череп.
    Андрей не знал, кто такая Анастасия Орлова, да и не хотел знать. Ему хватало того, что Жин-Жин куда-то сегодня ездила с Агнией. Значит, побывала и в том месте, где позже кто-то кому-то проломил череп.
    Если безопасность Агнии означает безопасность Жин-Жин, он готов принять работу!
    Собственно, способность Агнии притягивать неприятности подтвердилась в тот вечер еще раз. Ужин был завершен, они собрались домой, но когда они сели в машину, Жин-Жин даже ключ в замок не вставила.
    – Любимый, к тебе есть дело. Очень-очень важное! Мы без тебя не справимся…
    Начало цепляет. Понятно же, что он никуда не позволит ей соваться одной!
    Так он и узнал всю историю, произошедшую с Дашей, в деталях. Про шиншиллу, золото, серию странных совпадений и подозрения. Андрею не нравилось то, что он слышал, слишком уж напрашивалась сюда общая характеристика «опасность». Но Жин-Жин сказала ему, что ни Агния, ни Даша, ни уж тем более она не собираются дальше заниматься какими-либо расследованиями!
    Чтобы поставить в этом деле точку и никогда больше не вспоминать о нем, нужно вернуть золото законным владельцам – точнее, их наследникам.
    – Вы больше никуда не полезете? – недоверчиво покосился на нее Андрей. – Обещаешь?
    – Да что мы, дуры, что ли?!
    – Не провоцируй меня на ответ…
    – Бяка! – Жин-Жин показательно ударила его слабенькой тонкой ручкой по плечу. – Я, между прочим, почти ни при чем!
    – Как, собственно, и всегда… От меня-то что нужно?
    Она объясняла очень осторожно, будто боялась, что он откажется. Еще бы, ведь в ее представлении ему предстояло совершить чуть ли не невозможное! Однако сам Андрей находил такой подход почти обидным: разве он еще не доказал, что способен на многое? Могла бы и догадаться, что это их «суперзадание» – раз плюнуть.
    Расстраивало только то, что выспаться не удастся. Но ничего, Жин-Жин торжественно поклялась, что завтра от всех заказов откажется и они смогут весь день проваляться в кровати.
    – Даниил и Вадим знают? – осведомился он, когда девушка закончила.
    – Вадим тут вообще ни при чем! А Даниилу своему Агния не хочет говорить, потому что боится его расстроить. Но мы же умные девочки, видишь, мы к тебе обратились!
    Сложно отрицать, это получше, чем их обычная самодеятельность. Хотя относительно «нипричемности» Вадима они не совсем правы. Андрей видел, как начальник охраны смотрит на Дашу, и понимал такой взгляд. До встречи с Жин-Жин не понял бы…
    Он, естественно, согласился. Если бы они решили сунуться в это дело еще глубже, Андрей бы вынужден был искать обходные пути, чтобы помешать им, не позволить рисковать. Но, похоже, неприятности все-таки сумели реанимировать их здравый смысл!
    Сразу от дома Даниила они отправились по нужному адресу. Вообще-то, было рановато, ведь встречу назначили на три часа ночи. Но Андрей знал, как с пользой провести это время. Особенно его забавляли приглушенные писки Жин-Жин:
    – Ай, ну не надо! Машина же!.. Прекрати, порвешь!.. Слушай, что ты… Зачем остановился?!
    Для Андрея это стало не более чем звуковым фоном. Он полностью осознавал, что если бы она чего-то не хотела, то вела бы себя не так. А ее актерской игре пускай зрители верят!
    К нужному времени они как раз закончили. Андрей рылся в багажнике, пытаясь найти среди рекламных каталогов и ярких пластиковых пакетов хоть что-то похожее на веревку. Жин-Жин наблюдала за ним, кутаясь в серебристое пальто, и улыбалась своим мыслям.
    – Женя, зачем тебе столько хлама в машине?! – не выдержал он.
    – Трупы прятать удобно.
    И зачем спрашивал?
    Когда приехали Агния и Даша, он уже отыскал, пусть и с немалым трудом, трос для буксировки автомобилей. Судя по его идеальной чистоте, Жин-Жин и сама не подозревала, что он в багажнике вообще есть – или машинка ее никогда не подводила.
    А еще Андрей был рад, что захватил с собой тигриные перчатки. Изначально он брал их на случай, если Даниил потребует продемонстрировать некоторые из «цирковых» навыков. Однако новый шеф оказался не из тех, кто любит показуху, и перчатки могли бы остаться невостребованными, если бы не просьба девушек.
    – Ну и за какие несметные сокровища он согласился нам помочь? – спросила Агния у Жин-Жин.
    – Скажем так, речь идет не совсем о материальном вознаграждении, – сладко потянулась та. – Причем он взял аванс!
    – Ого! – Агния перевела взгляд с весьма небольшого автомобильчика модели на Андрея. – Да ты акробат!
    – А разве я вам не из-за этого понадобился?
    – Из-за того, что ты можешь в условиях ограниченного пространства девушку…
    – Он не то имел в виду! – поспешила вклиниться Жин-Жин. – Хорош пошлить! Предлагаю заняться делом!
    Андрей был с ней солидарен:
    – Это точно. Часа через два начнет светлеть, что уже плохо.
    – Часа через два может проснуться Дани, а это совсем пи… нехорошо, – поежилась Агния. – Он, конечно, неревнивый, но мои ночные прогулки не оценит. Да и Вадиму мы сказали, что вернемся не слишком поздно – типа мы на дискотеке. Фиг бы он поверил, да ему срочно ехать куда-то пришлось, повезло.
    Все-таки Даниил прав: за этим бабьим слетом следить нужно днем и ночью! Как бы они попытались справиться без него, даже думать не хотелось.
    Сейчас Андрей тоже не собирался допускать излишнюю демократию:
    – Слушаем сюда. Агния пойдет со мной, помогать мне на крыше. Даша и Женя останутся у подъезда, следить за ситуацией там. Возражения не принимаются, вопросы только по делу.
    Понятно, что Жин-Жин возмущена, она этого и не скрывает. Но она в сапожках на шпильке, а Агния – в удобных кроссовках, поэтому спорить не о чем. Андрею было бы даже удобней, если бы Даша следила за подъездом, а Жин-Жин наблюдала за окнами издалека, но оставлять кого-то из них в одиночестве он не хотел, все-таки не самое безопасное дело.
    К его удивлению, споров и не последовало. Женя только сказала:
    – Дома я тебе это еще припомню!
    Наивная! Дома найдется способ ее отвлечь…
    Но об этом сейчас лучше не думать, мешает концентрироваться. Андрей предпочел сосредоточиться на нынешнем задании. Это, конечно, не Цирк, тут все проще, но одна рука у него по-прежнему работает плохо, да и ветер поднялся сильный. Словом, разумнее будет не расслабляться.
    Они с Агнией вошли в дом через другой подъезд. Крыша-то все равно одна, зато соседи не такие настороженные, как возле «нехорошей квартиры».
    – Ты правда собираешься влезть туда через окно? – недоверчиво поинтересовалась Агния, когда они поднимались по лестнице.
    – Конечно. Что в этом такого особенного?
    – Я боялась, ты откажешься…
    – И не собирался. Впредь, если что-то подобное случится, обращайтесь ко мне, – Андрей посмотрел на нее, чтобы убедиться, что девушка слушает. – Поняла?
    Агния кивнула:
    – Дани сказал, что он предложил тебе работу моего охранника и ты согласился. Это правда? Если да, то знай: я против!
    – Я подозревал. Если бы Жин-Жин такое предложили, она бы потенциального охранника собственными руками придушила. Но с тобой я работать буду.
    – Эй!
    – Если не хочешь признавать свою взрывоопасность, подумай, что это значит для Даниила.
    Промолчала… задумалась все-таки! Вот и хорошо, меньше под руку болтать будет.
    Дверь на чердак оказалась не заперта, и это значительно упростило им задачу. Андрей забрался туда первым, помог своей спутнице пройти по неровному полу, девушка очень плохо ориентировалась в темноте. Окошки, выходящие на крышу, оказались забиты, но халтурно, мужчина без труда оторвал доски.
    В свежем воздухе грязными пятнами расплывался запах голубиного помета.
    – Ненавижу голубей, – бурчала Агния, пробираясь на крышу. – Крысы с крыльями!
    – Образное сравнение, – усмехнулся Андрей, удерживая ее от неминуемого при полной самостоятельности падения.
    – Это не мое. Авторские права принадлежат твоей возлюбленной, которая, вопреки представлениям ее поклонников, выражается отнюдь не цитатами из Шекспира и Достоевского!
    Можно подумать, он сам не знает, как выражается Жин-Жин!
    Он помог девушке закрепиться на крыше, рядом с трубой, там же завязал трос. Ну точно, Цирк вспоминается! Может, оно и плохо, но ничего, лечение сгладит все подобные воспоминания.
    – Чем мне помочь? – с непонятным ему энтузиазмом спросила Агния.
    – В первую очередь, тишиной, – вполголоса произнес Андрей. – Ночь относительно теплая, у многих жителей последних этажей могут быть открыты форточки. Следи за узлом, который я завязал. Если он начнет развязываться, закрепи вот тут.
    Он прекрасно знал, что узел развязываться не начнет. Он просто хотел разделить и занять чем-нибудь трех девушек, потому что подозревал, что втроем они бы обязательно вознамерились влезть в квартиру.
    – На, возьми, – Агния протянула ему два тускло поблескивающих металлических бруска, а еще какую-то трубку.
    – Это что?
    – Золото и фонарик. Фонарик для света, а золото – это, собственно, суть всего мероприятия!
    Да, сей факт как-то затерялся на заднем плане…
    Андрей обмотал трос вокруг здоровой руки и начал спускаться. А не так уж сложно! Он боялся, что одна рука не выдержит, но все же нормальная жизнь последних недель, в которой ему хватало еды и отдыха, давала свои результаты. Он чувствовал, что стал сильнее, чем был в Цирке. Это не могло не радовать.
    Ветер, зараза, раскачивал, но Андрею удавалось балансировать, цепляясь когтями за стену. Он опасался, что стук троса по металлическому подоконнику разбудит соседей, однако ничего похожего на свет внизу так и не появилось.
    С окном возникли некоторые трудности. Несмотря на уверения Даши в легкости открытия, рама поддаваться не желала. Надавить сильнее Андрей не решался: шума многовато будет. Приходилось постепенно подталкивать ее внутрь, игнорируя немеющую руку.
    Агния решила добить его:
    – Чего ты там дергаешься? Весь дом сейчас разбудишь!
    Андрей даже не счел нужным ответить. Тем более что окно, будто испугавшись перспективы появления здесь Агнии, поддалось, позволив ему переместиться на кухню.
    Воздух в квартире был затхлый, с заметным еще запахом старой крови. Видимо, сюда никто не возвращался со дня убийства. Тогда их расчет верен: перед продажей родственники хозяев еще придут перебирать вещи. Их ждет сюрприз!
    Ему же оставалось найти место для этого сюрприза.
    Андрей включил фонарик и вышел в коридор. Даже в скромном лучике света сразу бросалось в глаза зловещее темное пятно на полу. Нет, кровь, конечно, пытались замыть, но сделали это небрежно, впопыхах. Напрасно! Кровь мертвых – она ведь никуда не исчезает, потом только хуже будет.
    Мужчина опустился рядом с пятном, освободил здоровую руку от перчатки. Инстинкты охотника Цирка снова напоминали о себе, противиться им было сложно, да и не видел он ничего плохого в том, чтобы узнать.
    Пальцами он почувствовал деталь, которую не видел глаз: убийца бил так сильно, что оставил следы ножа на полу. С яростью, значит, бил. И произошло это достаточно далеко от входной двери – хозяин позволил ему пройти в квартиру, позволил нанести удар. С незнакомцами так себя не ведут.
    «А еще он левша, – отметил Андрей. – Угол удара такой, что правше сильно изогнуться пришлось бы. Но какая, в сущности, разница? Это уже не Цирк, не охота, какого фига я дурью маюсь?»
    В ближайшую к двери комнату он заходить не стал, только заглянул. Даша сказала, что тут убили двоих, мать и ребенка. Сначала ребенка, комната определенно детская. Мать, скорее всего, прибежала на крик.
    Много крови на стенах. Снова били с остервенением, гораздо больше, чем нужно для убийства двух слабых людей. Зачем?
    «Хватит, – остановил себя он. – Обвинял девчонок в лишнем любопытстве, а сам куда лезешь!»
    Он предпочел искать нужное место в чистой комнате, принадлежавшей ранее старшим членам семьи. Там были видны следы обыска, но это не преступник, это уже родня рылась. Они упростили ему задачу: теперь Андрей мог видеть, где золото искали, а где – нет.
    Мужчина выбрал тяжелую, дорогую на вид настольную лампу с часами. Такую вещь не выкинут и чужим людям не оставят, значит, золото тоже найдут.
    Андрей разрезал абажур и между слоями ткани спрятал золотые слитки. Так, вроде бы ничего не видно, но стоит лампу включить – и проявятся два прямоугольных силуэта.
    Он отметил, что ему не жаль расставаться с золотом. Тяги к деньгам в нем пока не появилось, хотя Андрей подозревал, что это не очень хорошо. В том мире, где ему теперь предстоит жить, деньги нужно любить и ценить!
    Впрочем, уже сейчас ему было несколько неловко от того, что Жин-Жин его полностью содержит.
    Подняться обратно оказалось проще, чем спуститься. Правда, закрыть до конца окно он не сумел, только прикрыл, но это спишут на ветер. В доме ведь ничего не пропало, ограбление исключается.
    Агния почти сразу накинулась на него с расспросами:
    – Ну как? Ну что там? Получилось?
    – Получилось, – подтвердил Андрей, сматывая трос. Быстро управились, рассвет еще очень далеко! – Но вам не следует туда заходить.
    – Что, там все так и осталось? – едва слышно произнесла девушка. – Вот ведь свиньи! Им еще и золото…
    – Это уже не нам решать, – заметил Андрей. – Тебе это золото не нужно, мне не нужно, Женьке я бы вообще дотронуться до него не позволил. Расследование убийств – не ваше дело. Согласна?
    – А то! Тем более что на этот раз, в отличие от предыдущих, которые ты так любишь вспоминать, преступление ни с кем из нас лично вообще не связано!

Глава 17

    «Тот бэкграунд, на котором будет смотреться любая картинка, лишь бы цветная была», – подумал Саня, пересекая улицу.
    Возможно, машины и сигналили ему, но он не слышал: музыка в наушниках ревела на полную мощность. Он намеренно ставил максимальную громкость, чтобы отстраниться от мира, потому что не видел вокруг ничего интересного.
    Ну кто он здесь? Саня Иванов, менеджер по продажам в салоне мобильной связи, один из тех, кого люди воспринимают как нечто вроде движущегося манекена. «Добрый день, подсказать вам что-нибудь?» – От этих слов его уже тошнило. Еще хуже, когда находились остряки, которые отвечали что-то вроде: «Подскажи, в чем смысл жизни!» Сане хотелось сказать, в чем смысл их жалкого существования, но он всегда сдерживался, потому что работа приносила хорошие деньги.
    Зато в Сети он жил по-настоящему! Со своего первого погружения в Интернет Саня чувствовал, что виртуальный мир буквально создан для него. Здесь можно было не бояться высказывать свое мнение, вести себя так, как хочется, хамить, если есть желание.
    В Интернете периодически мелькали дурачки, которые думали, что любую гадость можно сделать безнаказанно. Саня не входил в их число. В компьютерах он разбирался великолепно, на уровне хакера, хотя хакером никогда не был.
    Где-то год назад он решил, что пора прекратить бесцельное шатание по Сети и стать известным людям. Тогда он и начал вести свой блог – «Истина рядом – она здесь». Туда Саня собирал самые интересные, на его взгляд, истории о преступлениях. В разных источниках они освещались частично, а Саня объединял все, делал полный обзор, находил лучшие фотографии.
    Так он стал Скаинфо, подписываться настоящим именем Саня не собирался. Он хотел получить популярность именно как виртуальный персонаж, поэтому свою личность держал в секрете. Проболтался один раз всего – друзьям, когда ходили пить пиво в баре. Но в них Саня не сомневался, они не растрезвонят. Главное, что его мама не знает, потому что она бы точно всему городу растрепала!
    Его блог медленно, но верно обретал новых читателей. Закон Скаинфо никогда не нарушал, проблем у него не было, в отличие от тех, кто распространял краденые факты. Дошло до того, что на его блоге даже стали размещать рекламу! Дохода как такового это не приносило, все уходило на оплату аккаунта, но Сане было приятно.
    А недавно так вообще всплеск посещаемости произошел! Просто совершенно случайно Саня открыл для себя такой ресурс, как журнал «Ex officio». Издание вообще деловое, но буквально пару месяцев назад там появилась рубрика «Грязный бизнес», где раскрывались такие преступления, что статьи из журнала в криминальных программах зачитывали!
    Сначала это была история гадалки Аллофеи, к которой звезды эстрады и кино за полгода на прием записывались. Выяснилось, что никакая она не колдунья, а сумасшедшая тетка, которую использовала преступная группировка. Там и кражи практиковались, и вымогательства, и убийства, в том числе и убийство известной модели Кристины Орлик. К тому же главный редактор журнала и автор статьи Артем Лоев сам стал жертвой этой банды и так шикарно все описал!
    Второе расследование оказалось не меньшего уровня. Правда, статью портило то, что не назывались имена, но Саня все равно читал с удовольствием. Девочка-провинциалка с личиком ангела дважды пыталась убить богатого родственника ради наследства и в итоге сделала его калекой, а своего не добилась. Интернет где-то месяц жужжал, пытаясь понять, о ком идет речь. Назывались разные имена, вспоминали актеров, режиссеров, певцов, даже адвоката какого-то приплели. Саня не искал прототип, ему хватало того, что написано.
    Последний, только-только вышедший номер журнала его вообще добил. Лоев умудрился раскопать реальную историю охоты на людей! А когда Саня увидел фотографии «охотников», он долго присматривался: не фотошоп ли? Уж очень страшные мутанты!
    Еще в период появления первой статьи Саня связался через электронную почту с Артемом Лоевым и выклянчил у него позволение перепечатывать статьи такого характера – со ссылкой на журнал, разумеется. Другие блогеры делали это безо всяких разрешений, но Саня хотел играть по-честному.
    Артем Лоев свое позволение дал, но наотрез отказался дополнительно комментировать материалы. Он не называл свой источник информации. Еще бы! Если бы назвал, статьи перестали бы быть уникальными, тогда журналу пришлось бы пожертвовать астрономическими тиражами, которые благодаря расследованиям значительно поднялись.
    О том, чтобы вести расследования самостоятельно, Саня даже не думал. Он с ужасом читал описание того, что пришлось пережить Лоеву в доме сообщников Аллофеи. Сам Саня такого бы не выдержал, он очень боялся боли, а одна мысль о смерти доводила его до полуобморочного состояния. И вообще, он привык разделять себя и Скаинфо. Это Скаинфо крутой и бесстрашный, а Саня Иванов – обычный человечек, которому нравится оставаться частью толпы.
    В его квартире было тепло, что особенно чувствовалось после возвращения с улицы, пахло котлетами, что-то бормотало радио на кухне. Ради этого ощущения уюта Саня и жил с родителями, не хотелось ему никуда переезжать. Ну и что, что ему тридцать лет!
    – Сашуня, ты? – поинтересовалась с кухни мать. – Кушать будешь?
    А то! Он, собственно, в первую очередь за едой пришел.
    Саня давно уже не держал компьютер дома. Квартира у них довольно тесная, в двух комнатах, кроме него и родителей, живут еще сестра с мужем. Саня прекрасно понимал, что его техникой захотят пользоваться все обитатели – и о его блоге узнают.
    Поэтому он обустроил себе нечто вроде кабинета в старом гараже, который выкупил тогда же, когда создал блог. На это ушли все его сбережения, еще и кредит пришлось брать на обустройство, поэтому реальный размер своей зарплаты в разговорах с родителями Саня всегда преуменьшал.
    Сегодня он собирался дорабатывать свой пост про охоту на людей. Саму статью Саня уже выложил в блог, теперь хотел написать свой комментарий и поискать в Интернете побольше фотографий. Должно же быть хоть что-нибудь!
    Родители его бы не поняли, поэтому им он сказал, что порой приходится работать по ночам. Они никогда не разбирались в таких вещах и верили. Сестра, в принципе, могла бы разоблачить его обман, но она уже три года жизнью Сани вообще не интересовалась.
    – Совсем ты, бедный, заработался, – мать поставила перед ним тарелку, потом погладила Саню по волосам. – Может, сегодня откажешься? Смотри, какая погода плохая! Посиди лучше дома, а то простудишься!
    – Ну мам! – запротестовал Саня. – Что ты такое говоришь? Как я могу отказаться от работы?
    На самом деле, быть в своем маленьком гараже ему очень нравилось – больше, чем жить здесь. С тех пор как он привез туда старый диванчик, кабинет вообще в дом родной превратился.
    А что делать в этой квартирушке? Сидеть и смотреть зомбоящик?
    – Кстати, тебе звонили, – сообщила мать, уже вернувшаяся к плите. – Мужчина какой-то!
    – Какой? – насторожился Саня. Он очень редко давал кому бы то ни было свой домашний телефон.
    – Не знаю, он не представился. Вроде бы по работе. Хотел узнать что-то про покупку.
    Саня расслабился: это, должно быть, кто-то из постоянных клиентов, бывали и такие.
    – Что ты ему сказала?
    – Что ты работаешь сегодня ночью. А потом он трубку повесил, ничего не спросил.
    Ну ясно, решил, наверное, что женщина не в себе! Саня не расстроился. Если кому-то из его клиентов что-то нужно, его все равно найдут.
    После обеда он переоделся и снова ушел. Мать попыталась опять завести этот свой любимый разговор про «посидел бы ты дома», но он и слушать не стал. Только время зря тратить!
    Ехать до гаража каждый раз приходилось долго, больше двух часов. Старый гаражный кооператив находился чуть ли не загородом, поэтому места там стоили дешево, что и привлекло Саню. Правда, провести Интернет оказалось проблематично, но кое-как он справился.
    Саня ехал на метро, сменил три автобуса и долго шел пешком. Он никогда не боялся ходить в этом районе даже по темноте. Ну и что, что пустынно, так безлюдно же! Гаражи располагались далеко от жилых домов и, что самое главное, магазинов с винно-водочными отделами, поэтому сюда даже маргиналы не забредали.
    Он пересек пустырь и зашел на территорию кооператива. Вот где настоящие джунгли! Гаражи были построены в несколько рядов, да и похожи друг на друга, как грибы – большие такие, каменные. Первое время он часто бродил тут, пытаясь отыскать свою собственность, теперь вот привык. А новичкам всегда тяжело!
    Дождь усилился, он уже превратил землю на пустыре в грязь, и Саня был счастлив добраться до островков асфальта на территории кооператива. Небольшие полянки между ямами – вот и все, что осталось от дороги.
    Он прошел гаражный лабиринт и остановился перед знакомыми воротами. Несмотря на то что бомжи и бродяги сюда почти никогда не забредали, вход Саня укрепил основательно, несколько замков установил. Не мешало бы, конечно, и окошко решеткой оборудовать, однако это не горит. В такое окно все равно разве что ребенок пролезет, а дети здесь не ходят.
    Саня торопливо зашел внутрь, зажег свет и снял мокрую куртку. Гараж, естественно, выстыл за время отсутствия своего хозяина, однако это дело поправимое. Он ведь не зря обогревателем обзавелся! Да еще и пледом, чтобы сразу согреться можно было, не дожидаясь, пока «печка» заработает.
    Некоторое время Саня просто с удовольствием осматривал свой гараж. Вот где его дом! У стены под окошком стоит диван, центр помещения занимает большой металлический стол, оставшийся еще от прошлого хозяина. Сане такая мебель была не очень-то нужна, но выкидывать он не стал, халява все-таки! На стол он складывал всякие инструменты, куртку теперь вот мог положить, чтоб просохла.
    Ну и конечно, имелся отдельный столик для компьютера с монитором, перед ним – удобное кресло, чтобы спина не затекала от долгой работы. Здесь и живет Скаинфо…
    Саня направился к компьютеру, но вынужден был задержаться, потому что зацепился свитером за край металлического стола. Дурацкий дефект! Увидеть его невозможно, только почувствовать. Именно из-за этого Саня постоянно забывал принести что-нибудь, чем можно острый край закрыть, хотя неоднократно собирался.
    «Вот порежусь один раз, тогда точно принесу», – обреченно подумал он. Порезаться об этот край было вполне реально.
    Он включил компьютер; мерное гудение казалось Сане музыкой. Оно очень гармонично дополнялось перестуком дождевых капель и хриплым лаем очередной дворняги, забежавшей на территорию гаражей. Впрочем, лай вдруг сменился визгом и оборвался, но Саня не придал этому значения. Кто их там разберет, этих собак, что у них происходит!
    Компьютер потребовал пароль. Правильно, нечего всех подряд пускать! Эта нехитрая, в общем-то, мера безопасности, позволяла Сане чувствовать себя агентом под прикрытием.
    Он уже готовился начать работу, когда с улицы послышалось нечто подозрительно похожее на шум мотора. Саня замер, прислушиваясь. Машина! Быть не может!
    То есть, конечно, в гаражах появление машины не должно никого удивлять. Но не в этой их части! Тут гаражи частично ушли под землю, поэтому ставить в них автомобили стало проблематично. Да и потом, он специально узнавал, что и как. Нет конкретно на этом ряду машин! Кто-то использует помещение как склад товаров, кто-то там заготовки хранит.
    В точности своей информации Саня не сомневался, он слишком дорожил репутацией Скаинфо, поэтому десять раз все проверил. Хорошо, но что тогда едет? Мираж?
    Нет, не мираж, определенно машина. Саня быстро метнулся к выключателю, и в помещении стало темно; он не хотел, чтобы его видели. Автомобиль, скорее всего, не туда свернул, сейчас проедет мимо и все, проблем нет!
    Однако машина не проехала, она остановилась. Подобравшись к окну, Саня смог увидеть небольшой фургончик, припарковавшийся неподалеку от его гаража.
    Ему это не нравилось. Совсем.
    Дверь была заперта, иначе он бы давно паниковал. А так… может, удастся отсидеться? Никто ведь не знает, что он здесь!
    Удар по металлу, второй, третий – кто-то барабанил по воротам. Водитель того фургона, не иначе!
    – Александр, откройте, пожалуйста!
    Саня собирался изобразить из себя глухую и слепую к внешним раздражителям мебель, но одной фразой пришедший этот план смял. Откуда он знает имя?..
    Ладно хоть Александра зовет, а не Скаинфо!
    – Вы кто? – Саня подошел к двери, но открывать ее не стал. – Что вам нужно?
    – Я по работе! Помните, вы мне обещали скидочку сделать, если я телефоны решу оптом брать?
    Может, и обещал. Разве упомнишь всю ложь, произносимую за день? Но это точно не причина беспокоить его во время заслуженного отдыха!
    – По всем рабочим вопросам обращайтесь ко мне в офисе!
    – Я вас прошу, не отказывайте мне! Это очень срочно! Я доплачу за беспокойство!
    Доплата – уже аргумент. В деньгах Саня нуждался хронически, они у него почему-то не задерживались. Вот и теперь он не собирался упускать такую возможность. И не важно, что он этого дядьку абсолютно не помнит, вряд ли незнакомец обратился бы к нему по имени!
    – Все равно нужно было подождать до завтра, – ворчал Саня, один за другим отпирая замки. – Зачем сюда являться?
    – Я же говорю – срочное дело! Ваша матушка сказала, что я могу найти вас здесь, вот я и решил не терять половину суток!
    Когда щелкнул последний замок, Саня вдруг осознал, что его мать не могла такого сказать незнакомцу, она банально не знала ничего про гараж. Он тут же пожалел о своей неосторожности, но было поздно – дверь с силой рванули на себя.
    Последним, что увидел Саня, было летящее на него лезвие топора.

Глава 18

    Пару дней назад Даша и представить не могла, что будет так смело и уверенно разговаривать с умным, состоятельным мужчиной, который к тому же значительно ее старше. Но с утра этот мужчина умудрился ее выбесить! Она старалась, готовила обед (завтрак благополучно проспала), а он заявил, что заскочил на пять минут!
    Собственных потраченных усилий ей было как раз не жалко, просто Даша видела, чем он питается обычно. Да на таком корме даже суслик не выживет!
    – Ты ведь осознаешь, что это диктатура? – возмутился Вадим. Но сел. Если бы не хотел оставаться, и слушать бы ее не стал. – В моем доме!
    – Что-то мне подсказывает, что в твоем доме всегда диктатура!
    – Да, но обычно я на вершине пищевой цепи.
    – Знаешь, я бы на такую мерзотную пищевую цепь даже залазить не стала!
    Она накрыла на двоих. Попав в эту квартиру, Даша стеснялась не то что садиться с ним за один стол – есть при нем! Ей почему-то казалось, что Вадим обязательно начнет приставать к ней. Хорошо хоть хватило ума ему в этом не признаваться!
    Ни разу за то время, что она жила здесь, он и намека в данном направлении не сделал. Даша не знала, это из-за уважения к ней или из-за дружбы с Агнией, но надеялась на первое. Очень здорово, когда такой человек тебя уважает!
    Впрочем, хорошего понемножку. Она уже полностью пришла в себя, золото вернулось в квартиру Захаровых, а значит, история окончена. Сегодня девушка намеревалась паковать вещи, чтобы утром вернуться к Ванечке.
    Он ведь сам ее об этом просил! Сначала звонил, но она не снимала трубку. Тогда он стал слать эсэмэски, очень нежные, прощения вымаливал. Даша чувствовала, что он врет, однако заставляла себя верить. Она подозревала, что первую пару недель у них и правда все будет хорошо – пока Ванечка не убедится, что она снова в его распоряжении. За эти пару недель она должна адаптироваться!
    В глубине души Даше очень хотелось остаться с этими людьми, здесь. С Агнией все ясно, лучшая подруга все-таки. Так ведь и другие не хуже! Даниил очень умный, Жин-Жин совсем не пафосная, они хоть и повздорили вначале из-за Дашиной неадекватной реакции, но ночью, стоя у темного подъезда, помирились окончательно. Андрей просто необыкновенный! Она даже сомневалась, что он человек, несмотря на то что Агния объяснила ей причину его странной внешности.
    Про Вадима и думать не хотелось. Никогда – ни с Ванюшей, ни с родителями – Даша не чувствовала себя такой… независимой. Не надо беспокоиться, хватит ли денег заплатить за обед в кафе, есть ли продукты в холодильнике, не ввязался ли он в очередную пьяную драку и не проиграл ли другу в карты сумму больше своей зарплаты! Он говорил гораздо меньше, чем делал, и выяснилось, что это здорово, что лучший комплимент – действия, поступки.
    В конце обеда, когда девушка убирала тарелки, он вдруг спросил:
    – Когда решила уехать?
    – Не знаю, – соврала Даша. – А что, это намек?
    – Если только на то, что ты можешь остаться на любой срок. Ты мне не мешаешь… скорее наоборот.
    Сказал и вроде как смутился, заторопился уйти. Сделал вид, что опаздывает, хотя ерунда это, конечно. Даша уже заметила, что чаще подчиненные подстраиваются под его график, чем он спешит.
    Она проводила мужчину и заперла за ним дверь. Ну вот, теперь можно заняться сборами!
    Девушка зашла в свою комнату, посмотрела на тюльпаны, и глаза почти сразу защипало от слез. Нечестно! Теперь ей никто такие цветы не подарит!
    «Сама куплю, – утешила себя Даша. – Я девушка самостоятельная, нормально зарабатываю, могу себе позволить!»
    Утешение получилось слабеньким. Даша не относилась к той категории женщин, которые получали удовольствие от забивания гвоздя в стену, она бы с удовольствием была слабой, если бы дали возможность.
    Чтобы отвлечься, Даша решила проверить электронную почту. Наверняка Ванюша за сегодня еще пару писем настрочил, когда он вообще работает – непонятно.
    Вадим выдал ей ноутбук, подключил к Интернету, поскольку сама она могла подключить технику только к электросети методом втыкания вилки в розетку. Интернет тут работал быстро, как и следовало ожидать.
    Ну точно, Ванюша накропал целую сагу, по письму раз в полчаса! Почтовый ящик, прибалдевший от такой активности, даже стал отправлять излияния страдающего сердца в спам. Благодаря этому общий бардак оказался разделен на две части и на фоне Ваниных писем Даша увидела незнакомое имя.
    Ей писал какой-то Скаинфо. Даша не знала никого с подобным ником (понятно же, что это не имя!) и даже предположила бы, что это очередная рекламная рассылка, если бы не единственное слово в теме письма – «Захаровы».
    Даша почувствовала, как сердце начинает биться быстрее, но не могла определить, от волнения или от страха. В ее понимании несчастная семья Захаровых осталась в том прошлом, куда она возвращаться не хотела. Все, кошмар кончился, когда Андрей вернул золото!
    Или нет?..
    Она не могла не открыть письмо, это было выше ее сил. Даша не считала себя очень храбрым человеком, однако, если проблемы подходили вплотную, она не убегала. А тут, похоже, проблемы!
    Письмо оказалось довольно длинным:
    «Здравствуйте, Дарья. Извините, что беспокою вас, заставляю возвращаться к этой печальной истории, но иначе нельзя. Если не вмешаемся мы с вами, преступление может остаться безнаказанным.
    В виртуальном мире я известен как Скаинфо. Я не занимаюсь расследованиями профессионально, для меня это… нет, не хобби. Призвание. Дело в том, что не всегда люди, в чьи обязанности входит раскрытие преступлений, серьезно подходят к своему делу.
    Нечто подобное происходит и сейчас. Через свои источники я узнал, что делом Захаровых никто по-настоящему не занимается. В квартире не было обнаружено каких-либо улик, указывающих на убийцу, подозреваемых тоже нет. Да и вообще, я уверен, что они идут не в том направлении, связывая смерть семьи с золотом».
    Даша невольно вздрогнула. Вот тут он угадал! Но как? Золото – это сейчас версия номер один для всех!
    «Я знаю, о чем говорю. Я работаю с тем, что другие отрицают.
    За последние два года в Москве и Московской области мне удалось найти шесть случаев массовых убийств, которые были очень удачно замаскированы под несчастные случаи – или не были раскрыты.
    Я не буду сейчас описывать вам все детали, подтолкнувшие меня к связи между преступлениями, к следу убийцы. Просто я не уверен, что вы заинтересованы в этом! Но я очень надеюсь, что судьбы людей вам не безразличны.
    Дарья, мне нужна ваша помощь! Я поговорил с соседями Захаровых на следующий день после убийства, узнал, что именно вы нашли тела, вы первой вошли в квартиру. Соседи сказали мне ваше имя. Найти вас оказалось непросто, но кое-как получилось. У нас, блогеров, знаете ли, свои секреты!
    Я хочу поговорить с вами. Если вы согласны, позвоните мне. Меня вы можете не бояться, внизу есть ссылка на мой блог. Это не первое дело, которое я расследую, проверьте, если хотите».
    Даша хотела – и проверила. Естественно, читать все записи в блоге она не стала, так, просмотрела по диагонали. Да уж, этот Скаинфо – парень увлеченный! Блог не новый, ему больше года, сделан он качественно. Если бы кто-то хотел обмануть ее, в блоге было бы много записей, но все они датировались бы последними днями – так рассудила Даша. Получается, виртуальный некто под ником Скаинфо действительно существует.
    А какие преступления он расследовал! Профессионал, должно быть, хоть и не считает себя таковым.
    Гораздо больше Дашу впечатлили все же не записи и расследования. К письму прилагались фотографии – если верить Скаинфо, это были снимки тех самых семей, членов которых убили. Девушка боялась, что перед ней появятся страшные кровавые образы, однако он прислал прижизненные портреты. Во всех семьях были дети…
    Даша понятия не имела, какой от нее может быть толк, но она очень хотела помочь. Поэтому, еще чуть-чуть посомневавшись, она все же набрала номер.
    Почти сразу ей ответил тихий, вкрадчивый мужской голос:
    – Слушаю.
    – Здравствуйте. Меня зовут Дарья. А вы… вы ведь Скаинфо?
    Даша вдруг почувствовала себя глупо. Что, если номер не тот? Да и звучит фраза странно!
    Однако мужчина не был удивлен:
    – Это не более чем имя для блога. Меня вообще Александр зовут. Мое письмо вам было связано с блогом, поэтому я и подписался так.
    – Это все-таки вы писали…
    – Конечно, я. Мне не удалось получить ваш номер телефона, только поэтому я не позвонил сам. Надеюсь, мое письмо не доставило никаких неудобств?
    – Нет, что вы!
    – Я рад. Ваша помощь для меня бесценна. Чем раньше мы встретимся, тем лучше. Вы сегодня сможете?
    Даша посмотрела на часы; еще нет и четырех. Нормально, она успеет до возвращения Вадима обернуться, если Александр не назначит встречу очень далеко!
    – А где?
    Он назвал адрес. Даша только приблизительно знала, где это, но даже «приблизительно» ей не понравилось:
    – Насколько я понимаю, речь идет об окраине!
    – Именно. Прошу, не беспокойтесь, у меня есть причины назначать встречу там. Я боюсь, что человек, которого я ищу, уже почувствовал, что я у него на хвосте. Я не желаю, чтобы он ассоциировал вас со мной, думал, что вы знаете что-то. Мы встретимся, поговорим и больше никогда не увидимся, потому что другой помощи я от вас не требую. Не переживайте, окраина – это не глухой лес. Давайте встретимся за продуктовым магазином. Там, с одной стороны, нам никто не помешает, с другой – вы будете видеть людей, чувствовать, что рядом кто-то есть. За сколько вы сможете доехать туда?
    – Думаю, за час, максимум – полтора.
    – Вот видите! – почему-то обрадовался мужчина. – Это еще разгар рабочего дня! Я вам даже такси оплачу, если хотите.
    – Не стоит, я на метро доеду.
    – Тогда до встречи!
    Он завершил разговор.
    А Даша запоздало назвала себя дурой. Она всегда волновалась, разговаривая с незнакомыми людьми, и в итоге забывала спросить самое важное. Вот и теперь наиболее адекватные мысли приходили, когда обо всем договорились.
    Во-первых, она сама могла назначить место. Даже если он такой пугливый, лучше встречаться в центре! Ему-то хорошо, живет небось в том районе! А ей пилить через весь город…
    Во-вторых, она не спросила Александра, как он выглядит, а в блоге фотографий не нашлось. А может, это и не проблема… Вряд ли за магазином будет ждать много людей!
    Даша даже собиралась позвонить снова, но передумала. Опять проходить через смущение она не хотела.
    Звать с собой Агнию или нет? Вот вопрос! С подругой гораздо спокойней, да и ехать веселее. Но Агния одна вряд ли поедет, она предложит вызвать Вадима, а это уже мини-толпа! Александр не станет общаться со всеми, он сейчас и так запуганный.
    Девушка искренне хотела ему помочь. Он все правильно делает! Поэтому она решила позабыть о нерешительности и справиться со всем самостоятельно. Сейчас кажется, что страшно, а уже завтра со смехом вспоминать будет!
    И все же тоненький голосок, именуемый инстинктом самосохранения, продолжал пищать, чтобы она не глупила. Дашу он раздражал, поэтому она решила пойти на компромисс. Нужно написать записку, куда она поехала! Так и раскрывать тайну Александра не придется, и страха меньше. Вроде как уверенность появляется!
    Даша огляделась по сторонам, но, как назло, никаких бумажек в комнате не оказалось. Тогда она решила написать на каталоге, погрызенном шиншиллой. Агния зачем-то приволокла его к ней в комнату, а у Даши рука не поднималась выкинуть.
    Зато теперь от глянцевых страниц будет хоть какая-то польза!
    Довольная собой, девушка быстро собралась и вышла из квартиры. Все-таки здорово, что Вадим ей ключи доверил, не надо чувствовать себя пленницей!
    Пока она добиралась, сомнения устроили в голове эпическое сражение. Одна часть ее кричала, что в данный момент творится грандиозная глупость, другая утверждала, что все очень справедливо и правильно.
    «Так, хватит! – разозлилась Даша. – Еще не хватало мне раздвоения личности! Не важно, правильно или нет. Раз начала, надо закончить!»
    Александра девушка не боялась вообще. Она даже не знала почему, ну вот не казался он ей страшным! Гораздо большие опасения вызывала возможность навлечь на себя гнев того самого убийцы.
    «Я не могу вечно бояться. Пусть лучше Александр его найдет и это закончится! Так и по отношению к Толику и его родителям будет справедливо, и я перестану от каждой тени шарахаться!»
    Да и потом, она снова и снова вспоминала ту семью, в смерти которой тоже себя винила. Со временем версия о связи между этими трагедиями отпала сама собой, однако Александр ее вернул.
    Вторая семья вполне могла оказаться среди жертв. Все ведь выглядело как несчастный случай! Кто-то должен разобраться…
    Она прибыла к условленному месту в пять двадцать. Было еще не темно, ранние сумерки наступили из-за пасмурной погоды. Прохожие, подгоняемые порывами холодного ветра, старались лишний раз не останавливаться, они шли, низко опустив головы, смотрели себе под ноги.
    Но ведь главное, что улица не пустая, Александр не соврал! Девушка почувствовала себя уверенней.
    Она обошла магазин через подворотню, за ним оказалась большая заасфальтированная площадка – тут, видимо, разгружали товар. Но пока машин не наблюдалось, и место идеально подходило для разговоров.
    Сутулое здание магазина закрывало площадку от улицы, изгиб подворотни не давал даже возможности прохожим заглянуть туда. С другой стороны тянулся пустырь, заросший сорняками, еще дальше – ряды каких-то гаражей. А за ними, наверное, конец света!
    Кроме нее, на площадке никого не было. Глухая стена магазина, старые деревянные ящики, сложенные друг на друга, в другом конце площадки – черный пакет, шелестящий на ветру. В этом пакете Александр смог бы спрятаться лишь в том случае, если бы размером не превосходил кочан капусты!
    Полшестого. Вроде бы время, но и торопить Александра как-то неловко. Не хочется начинать знакомство с раздражения, особенно когда впереди такая важная беседа! Наверняка он задержался по очень важной причине.
    Ветер налетал с какой-то звериной злобой, словно чувствовал, что новой игрушке от него некуда скрыться. Даша куталась в куртку, ходила кругами, чтобы согреться. Помогало очень слабо – да не помогало вообще, если задуматься!
    Через десять минут терпение девушки кончилось, она набрала номер Александра. А вот и первый сюрприз – телефон отключен!
    Даше почему-то стало до слез обидно. Не может же это шуткой оказаться, слишком глупо и жестоко! С другой стороны, шутка более вероятна, чем реальная просьба. Ну какую важную информацию она могла дать? Она толком не рассмотрела ничего в квартире, потому что не хотела это рассматривать!
    Девушка не знала, что делать дальше. Ехать домой? Нет, если она сдвинется с места сейчас, то точно разревется, Даша чувствовала. Лучше еще немного побыть здесь: даже не столько Александра ждать, сколько успокаиваться, развивать силу воли.
    В шесть часов она снова попробовала связаться с ним и снова не получилось. Теперь уже Даша твердо вознамерилась уйти! Намерение было остановлено только входящим звонком – не от Александра, конечно. От Вадима.
    – Даша, ты где?
    Голос мужчины звучал обеспокоенно. Волнуется! А Ванюша бы скандал устроил…
    – Я… в городе, – Даша не знала толком, что ответить. Признаваться она не хотела, инстинктивно понимая, что он рассердится.
    – В каком еще городе, позволь узнать.
    – В Москве…
    – Даша, ты издеваешься? Погоди, у тебя ничего не случилось? Все в порядке?
    Как же это приятно, когда твое отсутствие замечают, когда за тебя беспокоятся! А не звонят тебе только потому, что пожрать нечего…
    – У меня все хорошо, – Даша невольно улыбнулась, словно он мог ее видеть. – Я должна была встретиться с одним человеком, но он не пришел.
    – Что за человек? Даша, я же просил…
    – Да нет, тут ничего опасного! – поспешно перебила его девушка. – Просто я далековато отъехала…
    Разговаривая, она начала прохаживаться по площадке. Была у нее такая привычка – занимать себя чем-то во время бесед по телефону. Чаще всего она рисовала какие-нибудь загогулины на ближайшей бумажке или наматывала круги по комнате. А тут не комната, пространства побольше!
    – Далековато – это насколько далеко? – сухо поинтересовался Вадим. – Надеюсь, ветром тебя не сдуло и ты сейчас не висишь одинокой тряпочкой над Останкино?
    – Очень смешно! Нет, я просто в спальном районе…
    – Ты ведь понимаешь, что в такое время по спальным районам не бродят? Ребенок! Диктуй адрес, я сейчас за тобой приеду.
    Мужчина сам вызывается приехать за ней, его не приходится уговаривать и выслушивать отговорки вроде «Ой, а я только что пива выпил». Что-то из области фантастики!
    Даша уже приготовилась пококетничать и назвать адрес, потому что перспектива снова убивать полтора часа в тесном и душном метро ее никак не прельщала, да не получилось. Потому что она как раз пересекла площадку, оказалась возле черного пластикового пакета и скорее инстинктивно, чем от любопытства, заглянула внутрь.
    В пакете лежала голова, разрубленная, как ей показалось, на две части. Лишь из-за толстого пластика смесь крови и мозга не попадала на асфальт. Прямо на девушку смотрели остекленевшие, словно вылезшие из орбит глаза.
    Даша уронила телефон, закричала, но не услышала собственного крика. Создавалось впечатление, что мир вокруг нее превратился в немое кино, записанное на поврежденную пленку. Все вокруг плыло, как будто земля под ней раскачивалась…
    Завершающим аккордом стала сильная рука, прижавшая к ее лицу смоченную чем-то тряпку. Тряпка закрыла рот и нос, дышать приходилось через нее, и Даша от ужаса начала задыхаться. Однако долго это не продлилось, химический запах, проникший в ее легкие, сделал свое дело – девушка провалилась в темноту.

Глава 19

    В пять он уже был у себя, однако Даши, к его огромному сожалению, в квартире не оказалось. Вадим понимал, что это вполне нормально, что причин расстраиваться нет, однако эмоции вдруг решили напомнить, что они у него вообще-то есть, и отказались забиваться в дальний угол сознания.
    Чтобы отвлечься, он направился к Даниилу. Все равно ведь надо обсудить дело Орлова! А раз Даши нет, значит, Агния тоже куда-нибудь усвистала, они обычно вместе ездят. И это хорошо, их разговор она не должна услышать.
    Потому что с Орловым Даниил связался в первую очередь из-за нее. Иначе его бы ни за какие деньги не заставили в бракоразводном процессе копаться! Просто данный клиент мог дать ему больше, чем деньги.
    Олег Орлов, помимо прочего, являлся владельцем серии галерей современного искусства по всей стране. Для него это было скорее увлечение, чем основной источник дохода, потому что в своем деле Орлов разбирался. Он тонко чувствовал, у кого из приходивших к нему начинающих художников есть будущее, и делал их знаменитыми.
    Даниил знал об этом, вот и договорился о встрече. Он показал Орлову фотографии Агнии – не все, конечно, только те, что размещались в Интернете.
    Орлов не был поражен и восхищен, но некоторые снимки его очень заинтересовали, а пару фотографий он даже назвал гениальными. Он сам изъявил желание поработать с Агнией, устроить ее выставку. Даниил попросил нечто большее – полноценную рекламную кампанию, привлечение внимания. Орлов, в принципе, был не против, но в настоящий момент его сильно отвлекали семейные трудности.
    Даниил предложил свою помощь, он мог ускорить суд, гарантировать выгодный результат. С чем он успешно справлялся, пока Анастасия Орлова не погибла от рук своего новоявленного возлюбленного. Теперь предстояло узнать, готов ли Орлов выполнить свою часть договора несмотря на «форс-мажор».
    Вадим не мог взять в толк, ради чего Даниил это делает. Основная причина, в принципе, понятна: он хочет, чтобы Агния стала свободным художником и больше не зависела от чужих заказов, чтобы не связывалась ни с какими агентствами. Но его-то выгода в чем? Станет девка популярной, крутанет носом и уйдет!
    Хотя нет, не тот случай. Другие пассии Даниила, окружавшие его до аварии, еще могли поступить так, Агния – никогда. Вадим вынужден был признать, что у них все серьезно.
    И все-таки зачем обеспечивать ей популярность? Она будет занята, а хозяйка из Агнии и так отвратная!
    Ну, Даниила все устраивает, ему такой тип нравится – самостоятельные, своевольные, местами дурноватые, но уж точно не глупые. Вадим предпочитал несколько иных женщин. В плане ума он был солидарен со своим бывшим воспитанником: ум должен быть, неправильно это, когда живая женщина вызывает ровно столько же уважения, сколько и резиновая кукла. Красота – тоже важный параметр, как ни крути, одну прекрасную душу способен полюбить разве что асексуальный принц из детской сказки…
    Вадим хотел видеть рядом с собой такую женщину, которая считалась немодной по современным меркам. Лишенную стремления строить карьеру, честную, преданную, чистую, верную, неспособную на обман, домашнюю, в конце концов! Он был уверен, что таких не осталось, слишком бойкие дамочки пошли в последнее время!
    А недавно он понял, что поторопился с выводами. Одна нашлась – по крайней мере, она казалась таковой. Даша, похожая на заглянувшего в салон красоты ангела, явно не стремилась добиться профессионального успеха и разбогатеть любой ценой. Она смущалась, когда речь шла о деньгах, прекрасно вела домашнее хозяйство – даже лучше, чем Маша, как ему показалось. Она терпела многое, даже то, что терпеть не стоило.
    В общем, когда он нашел ту, которую искал, выяснилось, что время ушло. Вадиму и в голову не приходило ухаживать за ней, в его глазах она казалась чуть ли не ребенком – хотя влекло его к ней не только платонически.
    Придется перетерпеть, переждать, а потом забыть.
    Он открыл дверь в квартиру Даниила своим ключом, сразу пошел в кабинет – и увидел там Агнию. Девушка сидела в кресле у входа, подогнув под себя ноги, и возилась с каким-то большим толстым грызуном; видимо, той самой шиншиллой, которую они привезли из квартиры убитой семьи.
    – Что ты здесь делаешь? – удивился Вадим.
    – Я здесь живу, – пожала плечами Агния. – А ты?
    – Действительно? – поинтересовался из-за стола Даниил. – Какими судьбами?
    – Я хотел поговорить по поводу Орлова…
    – Все решено. – Зеленые глаза адвоката опасно сверкнули, словно запрещая все дальнейшие вопросы. – Наш с ним договор остается в силе, хотя дело вот-вот будет закрыто.
    – Ну и отлично. А ты почему не с Дашей?
    Он старался произнести это как можно небрежнее, словно на самом деле ответ значит для него не больше, чем астрологический прогноз на следующий год. Кажется, получилось.
    – Потому что я с Чипсом! – Агния прижала к себе шиншиллу так, будто это был плюшевый мишка. Зверек покорно терпел. – Разве Дашка не у тебя?
    – Нет…
    – Странно. Она никуда не собиралась. Может, к родителям поехала, они ее давно вызывали! Если хочешь, я позвоню ей? Только у меня телефон на зарядке…
    – Не озадачивайся, я сам позвоню.
    Делать это незамедлительно Вадим не собирался: считал, что не имеет права. Даша ведь не его собственность, не обязана отчитываться. А позвонить чуть позже придется…
    В кабинет заглянула Маша, предложила кофе, и Вадим согласился. Он понимал, что ничем пока не сможет заняться, и решил побыть здесь. Тем более что Даниил не возражал!
    Наблюдать за ними со стороны оказалось любопытно. Создавалось впечатление, что эти двое совершенно не связаны друг с другом, просто находятся рядом. Но надо ведь принять во внимание тот факт, что Агния могла бы возиться со своим грызуном где угодно, а пришла сюда! Даниил же терпеть не мог присутствие посторонних в своем кабинете – однако ключевое слово все-таки «посторонние». Она уже давно вышла из этой категории…
    – Ну и чего ты на меня смотришь? – надулась Агния. – Мешаю, что ли?
    С ее стороны вопрос был вполне невинный. Вот только она привлекла этим внимание Даниила, а тот, змей подколодный, тут же раскусил друга:
    – Семьи старому бобылю захотелось! Вот иди и накопай себе, а на чужое не пялься!
    – Гнида ты все-таки, – беззлобно заметил Вадим. – Придушить тебя надо было, пока маленький был!
    – Я, когда маленький был, сам себя придушить пытался, так ты же не дал! Вот и терпи теперь.
    – Да, его терпеть – испытание суровое, – сочувствующе покачала головой Агния. – Уж я-то знаю!
    – Эй!
    – Молчи, любимый, с тобой потом разберемся. Я мысль не закончила, и если сейчас упущу – улетит. А мысль о том, что терпеть отсутствие семьи, пока Дашка под боком, ты не обязан.
    Она ударила по больному месту, но Вадим не показал это, а сама девушка не поняла.
    – Дурацкие у тебя, Агния, шуточки, – спокойно отозвался он.
    – Это не шуточки, это призыв к действию! Что тебе мешает? Только, умоляю, не говори, что Вонюшка! Ты сам видел, как он с ней обращается. Дашка ведь по-настоящему его не любит, вбила себе в голову, что больше никому не нужна, вот и мается теперь. А ты возьми и вмешайся!
    Примитивно разводит на «слабо». Не на того напала!
    – Агния, ты фотограф? Вот фотографиями и занимайся, сваха из тебя весьма посредственная.
    Она готовилась обидеться и замолчать, но тут снова вмешалась эта скотина с высшим юридическим образованием:
    – Поздравляю, ты его уела. Вадик задет. Слушай, Вадим, а на самом деле, чего ты строишь из себя убежденного монаха? Я, конечно, совсем мало общался с этой Дашей, но могу предположить, что типаж твой. Карьерных амбиций – ноль, я специально за ужином выводил ее на данную тему. Ты для нее станешь центром Вселенной, если у вас все получится!
    Похоже, парочка аспидов не намерена оставлять его в покое! Хорошо, раз они прицепились, придется назвать им причину. Даже если будет больно…
    – Я слишком стар для этого.
    – Глупости, – Даниил оторвал взгляд от монитора и посмотрел прямо на начальника охраны. Он больше не улыбался. – Ты слишком стар для чего бы то ни было только в одном случае – если ты мертв. Ты собрался умирать?
    – Иди ты…
    – Восприму это как отрицательный ответ. Если ищешь пример, посмотри на меня. Я, скажем так, не в лучшей форме для романтики, но я ни от чего не отказываюсь.
    – Потому что у вас с Агнией разница в возрасте лет пять-шесть, не больше! А я, наверное, этой девочке в отцы гожусь!
    Страшная правда. Безнадежная.
    – А сколько тебе лет? – напомнила о себе Агния, все еще ютившаяся в кресле.
    – Сорок один год.
    Он не стеснялся своего возраста раньше, не стеснялся и теперь. Проблема не в цифрах, а в разнице.
    – Дашке двадцать шесть. Пятнадцать лет разницы. Да, ты мог бы стать ее отцом, но для этого тебе пришлось бы быть на редкость активным подростком.
    Двадцать шесть? Он бы не дал больше двадцати… Что ж, это меняет дело, но не сильно, разница все равно большая.
    – Ей нужен кто-то помоложе…
    – Бесполезно с тобой говорить! – возмутилась Агния, напугав резким взрывом эмоций мирно дремавшую шиншиллу. – Ты… ты… столица Камбоджи!
    – Пномпень, – услужливо подсказал Даниил.
    – Шли б вы оба нору копать… или гнездовище строить… или что там змеи делают?
    Они не отреагировали, только понимающе переглянулись и вернулись к своим делам. Их невозмутимость была, пожалуй, даже более тяжелым испытанием, чем возможный спор.
    «Двадцать шесть – не так уж и мало, – подумал Вадим. – Бывали у меня и помоложе! Но ведь это другое… К чему я вообще приду? Ладно, начнем с малого, нужно хотя бы узнать, где ее носит!»
    Он не стал звонить сразу, он выдержал паузу. Лишь когда стрелки часов застыли в вертикальном шпагате, он вышел из кабинета и направился на кухню. Он слышал, как Маша уходила в магазин, знал, что там никого не будет.
    Даша ответила почти сразу. Голос у нее был спокойный, разве что чуть-чуть уставший, и Вадим почувствовал, что с плеч будто гора свалилась. Все у нее нормально, просто встреча сорвалась!
    Она говорила спокойно, но Вадим догадывался, что ждет она не пять минут и успела замерзнуть. Погода-то за окном мерзкая, а она небось потащилась в этой своей вязаной полукуртке-полукофте. Эх, надо было раньше позвонить… Ну ничего, отогреется, ехать на общественном транспорте ей не придется! Вадим твердо вознамерился ее забрать и спрашивал согласие девушки исключительно из вежливости.
    Словом, беседа шла размеренно… и вдруг она закричала. Мир для Вадима рухнул.
    – Даша! – он пытался звать, хотя чувствовал, что ответа не будет.
    Пару секунд он слышал ее крик, за которым наступила тишина. Это не молчание улицы – это тишина разбитого телефона.
    На кухню заглянула Агния, уже без шиншиллы:
    – Что-то случилось?
    Она еще неведение изображает!
    Вадим схватил девушку за локоть и втянул в кухню, закрыв за ней дверь. Даже теперь, при всем, что он чувствовал, он не хотел вмешивать в происходящее Даниила.
    – Что вы опять затеяли? – процедил он сквозь сжатые зубы. – Во что вляпались?
    – О чем ты?
    Он не собирался принимать отговорки. Каждый раз эта девица находит неприятности! Каждый раз! И мало того, что сама вляпывается, так еще и Дашу втянуть умудрилась!
    Вадим хорошенько тряхнул ее, чтобы поняла, что он не шутит.
    – Еще раз повторяю: во что вы влезли? Где Даша? Почему ты не с ней?
    – Вадим, пусти, мне больно!
    Он понял, что сжал слишком сильно, и отпустил. Голова шла кругом…
    – Прости, не знаю, что нашло…
    – Я догадываюсь. – Девушка обиженно потерла покрасневшую кожу. – Но я правда не представляю, где Даша, она ничего мне не говорила, и мы никуда не вляпывались! Мы даже золото вернули, все кончилось!
    – Так, а вот с этого места поподробней! Какое еще золото?
    Агния продемонстрировала, что здравый смысл – это все-таки не совсем абстрактное для нее понятие, и не стала ничего скрывать. Вадим узнал много нового: про золото в клетке шиншиллы, про поездку в офис Захарова, про совпадения в школе.
    Детективщицы хреновы! Радостно прыгнули в болото, да еще ничего ему не сказали! Андрей, гад, тоже молчал… Но он-то думал, что помогает.
    Зато Вадим теперь понимал все больше, и его пугало такое понимание. Семья Захаровых не была из тех, кого убирают за деньги. При этом организация великолепная, прослеживается профессиональный подход.
    А профессионалы бесплатно, ради удовольствия не убивают. Это удел сумасшедших.
    – Куда она могла поехать? – Вадиму каким-то чудом удавалось держать себя в руках. – Пожалуйста, подумай!
    – Да не знаю я, клянусь! Мне она точно ничего не говорила. Давай посмотрим в ее комнате, может, понятно станет! Только… я тебя умоляю, не говори ничего Дани! Он очень на меня рассердится…
    А стоило бы сказать, чтобы лучше следил за своей так называемой половинкой! И все же Вадим не собирался болтать. Он понимал, какой вред это способно нанести его бывшему воспитаннику.
    – Я не буду ему ничего говорить. Пошли.
    Когда они проходили мимо коридора, Агния ненадолго остановилась у двери:
    – Дани, я к Вадиму!
    – Что произошло? – Голос Даниила звучал настороженно. – Мне показалось или я правда слышал крик?
    – Не показалось, но ничего страшного нет. Это Дашка чудит: поехала к своим родителям, а они ее в комнате заперли. Отказываются выпускать, пока она не помирится со своим бывшим возлюбленным. Представляешь? Поедем вызволять!
    Ловко она придумала, молодец.
    – Незаконное лишение свободы? Передай им, что это уголовно наказуемо. Вам помочь?
    – Нет, ты что, не разменивайся! Мы сами справимся. Скоро вернусь!
    Даниил поверил сразу, без дополнительных доказательств. Он вообще никому так не доверял, как Агнии, даже от Вадима требовал больше информации. Это хорошо, потому что раньше его подозрительность напоминала паранойю. Главное, чтобы Агния не злоупотребляла доверием!
    Они спустились на этаж ниже, Вадим без промедления устремился в Дашину комнату. Ему было плевать, как он выглядит со стороны, что подумает Агния. Лишь бы успеть!
    Первым делом он включил компьютер. Обычно люди хранят самые важные сведения там, Даша вряд ли исключение. Вот только склонностью ко взлому чужих аккаунтов он никогда не отличался, не умел потому что. Вадим мог просмотреть, какие сайты она посещала, – и первым в списке стоял почтовый сервер.
    Письмо явно там, в нем что-то, что заставило ее уехать!
    – Агния, ты ее пароль знаешь?
    – Откуда? Дружба к этому не обязывает!
    – Проклятье! – Вадиму очень захотелось нанести вред компьютеру. Стулом. – Хакер у нас есть, но в такое время он ни черта уже не соображает! Мы не можем ждать…
    – Наверно, не придется. Смотри!
    В руках она держала что-то вроде рекламного каталога – яркие глянцевые страницы, больше фотографий, чем текста. Но самое главное, на обложке, поверх фотографии зеленых яблок, был от руки написан адрес. На кровати валялась ручка, которой, скорее всего, и писали.
    Похоже, Даша оставила запись как раз перед выходом.
    Это небольшой, но все-таки шанс успеть. Умница девочка! Только бы дождалась…
    «Чтобы убить, не нужно так сложно куда-то заманивать, достаточно подкараулить где-нибудь, – Вадим пытался рассуждать логически, но понимал, что у психов логика может быть совершенно иная. – Она точно жива, слишком мало времени прошло!»
    Как в полусне, он покинул квартиру, спустился вниз, в подземный гараж, где оставил машину. Он-то был уверен, что уже никуда сегодня не поедет!
    Только возле джипа Вадим заметил, что Агния хвостиком идет за ним.
    – Ты не едешь.
    – Еду! – неожиданно жестко возразила девушка. – Она моя подруга! Да и за тобой сейчас нужно следить, хоть ты это и не признаешь!
    Она в чем-то права… Вадим и сам осознавал, что не полностью контролирует себя. Такое с ним случилось впервые за много лет.
    – Ты знаешь, где это? – оказалось, что каталог с адресом она захватила с собой.
    – Да. Это окраина.
    – Значит, они там.
    Вадим тоже очень надеялся на это, потому что, с точки зрения опять же общей логики, так было бы правильно. Зачем лишний раз рисковать с перевозкой жертвы, если имеется возможность подманить ее поближе?
    – Вадим… Ты один не справишься.
    Она старалась говорить как можно мягче, чтобы не обидеть. Напрасно. Вадим знал, с чем столкнулся, и все риски уже оценил.
    – Я знаю. Но у меня нет времени никого вызванивать. Не волнуйся, ты вообще останешься в машине!
    – Да я не о том! Как ты их отыщешь? Даже если это окраина, вряд ли там стоят знаки «Логово маньяка»!
    – Агния, ты ждешь премию за наблюдательность? Обращайся позже, сейчас мне малек не до того. Я сказал тебе, что у меня нет времени на сбор людей. Неужели ты думаешь, что я сейчас все брошу и начну искать какую-нибудь поисковую собаку?
    Он не стал добавлять, что чем-то подобным девушка займется сама. Она точно останется в машине, иначе Даниил ему голову оторвет. А обзванивать нужных людей можно и из салона автомобиля!
    Но Агния оказалась умнее:
    – Премию себе оставь! Никакая собака нам не нужна, нам нужен следопыт! Человек, который реально в таких вещах разбирается!
    – Ага, индеец Большое Ухо! Где в Москве ты собралась взять следопыта?
    Уже озвучивая вопрос, он знал ответ.

Глава 20

    Психолог в клинике сказала, что он столкнулся со следствием какой-то там разрушительной методики и что пребывание в реабилитационном центре все исправит. Андрей очень на это рассчитывал.
    – Надеюсь, ты не перенапрягаешься? – нахмурилась Жин-Жин, расставляя на столе чашки. – Тебе сказали, что не надо!
    – Я вообще не напрягаюсь.
    – Так, что-то мне подсказывает…
    Воспитательная речь оборвалась, не начавшись, потому что где-то в коридоре запиликал телефон девушки, благополучно ею там забытый.
    – Разговор не окончен! – предупредила она, покидая кухню.
    Андрей только усмехнулся. Он надеялся, что их разговор никогда не будет окончен.
    Прошла минута, другая. Жин-Жин почти не говорила, только слушала, однако Андрей не придал этому особого значения. Ей часто так звонили по работе, он уже привык. Она еще всегда удивлялась: почему он не ревнует! А он попросту не видел причин ревновать.
    Впрочем, когда девушка вернулась на кухню, ее мертвенная бледность мгновенно заставила его вскочить на ноги.
    – Женя, что случилось?!
    – Беда случилась… Дашу, подругу Агнии, похоже, похитили. Они с Вадимом сейчас едут туда, где это случилось, и просят тебя помочь.
    Андрей не стал даже спрашивать, какая помощь им нужна. Понятно, что не текст вслух зачитать! В общении они удачно избегали темы Цирка, но все помнили, кто он и откуда. Он, конечно, тоже не забыл, просто надеялся, что снова будить в себе Белого Тигра не придется.
    Только ситуация не оставляла выбора.
    – Ты хочешь им помочь? – неуверенно спросила Жин-Жин. – Ты можешь отказаться…
    Отказаться?! Конечно! Он прекрасно видел, что эта девушка, Даша, значит для Вадима. Отказ означал бы полнейшее предательство с его стороны!
    Когда-то Вадим спас и его, и Жин-Жин. Сейчас появилась возможность вернуть долг.
    – Поехали, Жень, времени мало.
    Он бы с удовольствием оставил ее дома, но пока что такой вариант им недоступен. Водить машину Андрей не умел, а о передвижении на общественном транспорте и речи не шло.
    «Ничего, ей ничто не угрожает, – успокоил себя он. – Вадим ведь взял Агнию с собой! Побудут вместе».
    Для Жин-Жин и правда опасности нет, чего не скажешь о нем! Он упорно, день за днем, неделю за неделей уничтожал в себе память о Цирке. А ради чего? Чтобы теперь разом вернуть ее и все начать с начала?
    Андрей сомневался, что у него хватит сил на новый старт.
    Жин-Жин заметила его состояние:
    – Ты переживаешь… Это из-за Даши?
    О Даше, стыдно признать, он даже не думал.
    – Не совсем. Я… не хочу быть Тигром.
    Ее следующая фраза его поразила:
    – Как ты можешь не хотеть быть собой?
    – Это не я…
    – Ты, – прервала девушка. – Не вздумай разделять себя на две части. Это веет заболеванием! Ты это ты. Влюбилась я, скажу тебе по секрету, именно в Тигра. Я очень рада, что тебе понравилось имя, которое я выбрала. Но не нужно думать, что ты обязан становиться совершенно другим человеком! Это в Цирке все было плохо, в Тигре – нет. Просто забудь все лишнее и возьми лучшее, оставь это навсегда.
    Наверно, она права…
    Когда они приехали по указанному адресу, Агния и Вадим уже были там. Агния казалась испуганной и растерянной, Вадим – невозмутимым. Андрей инстинктивно чувствовал, что это дурной знак.
    – Не думаю, что они встречались непосредственно возле магазина, – заметила Агния. Почему-то сейчас стандартные приветствия, без которых иначе бы не обошлось, казались неуместными. – Вряд ли он бы стал похищать ее у всех на виду! За магазином пустырь…
    – Там парковка, потом пустырь, – уточнил Вадим. Его голос звучал сдавленно. – Никаких следов нет – ни крови, ничего. Андрюха, сможешь найти без следов?
    – То, что следов не видно, не значит, что их нет, – пожал плечами Андрей.
    Когда он был в Цирке, ему приходилось охотиться на людей – ради выживания, не ради удовольствия. Он знал негласные правила игры. Тот человек, что похитил Дашу, не из Цирка, но в чем-то он близок зверям, так что должно получиться.
    Несмотря на всю серьезность ситуации, Андрей ощущал нечто отдаленно похожее на радость. Быть с Жин-Жин и возвращаться к норме – это, конечно, замечательно, но в условиях охоты он снова почувствовал себя хозяином своей жизни, он ни от кого не зависел.
    А охота предстояла не из легких! Когда они перешли на парковку за магазином, там действительно не ок