Скачать fb2
Правда об «Орловском инциденте»

Правда об «Орловском инциденте»

Аннотация

    Альтернативный мир, где технология и история развивались другими путями. Провинциальный город в средней полосе России. Несколько абсолютно разных людей, оказавшихся в неудачное время в неудачном месте.
    В эпицентре зомби-апокалипсиса.
    У каждого из них своя история, свои ценности, свой взгляд на мир. Но у них есть общая цель — выжить.
    На что человек готов ради спасения? Почему возникла эпидемия? Как выжить в городе, полном агрессивных мертвецов?
    Все это в зомби-хорроре «Правда об „Орловском инциденте“»!


Клаус Нойманн Правда об «Орловском инциденте»

Пролог

Четверг, 13 сентября 2012, вечер
    — Какова ирония судьбы, полковник! При демократах чуть ли не голодали, но со службы не ушли. При черных полковниках были в опале, но хотя бы при деле. Пришли социалисты, и вы записаны в пособники кровавого режима! Не надоело Вам? Двадцать лет жизни потрачено на службу и что в результате? Убогая квартирка, развод, и копеечное жалование. В других обстоятельствах Ваши заслуги были бы оценены по достоинству. Вы бы стали уважаемым и состоятельным человеком. Соглашайтесь, полковник! Вторых шансов судьба не дает. Подумайте, и соглашайтесь!

Глава 1. Нулевой пациент

Пятница, 14 сентября 2012, вечер
    «Ну что за страна», — думал Коля, сбрасывая скорость перед очередным поворотом, — «денег от нефтянки приходит немерено, ракеты в космос летают чуть ли не каждый день, а нормальные дороги ну никак построить не можем.»
    Такие мысли посещали Колю каждую пятницу, когда он ездил из Москвы в Орел после очередной рабочей недели. И каждый раз он собирался на следующей неделе точно оставить машину в Москве и добираться «Южным экспрессом» или рейсовым дирижаблем. Однако, и экспресс и дирижабль были заполнены такими же, как и он, орловскими москвичами, и Коле проще и привычнее было постоять в пробке на выезде из Москвы, благо, Колина «Победа IV» была вполне комфортна.
    Участок кривой дороги, прозванный местными автомобилистами «тещиным языком», наконец-то закончился. Коля прибавил газ. Мощный четырехлитровый дизельный движок «Победы» заурчал громче, и тяжелая обтекаемая машина начала ускоряться по прямой.
    Лампы автомобильного приемника подсвечивали салон теплым желтым светом. Коля покрутил рукоятки и настроился на одну из трех городских станций. Из динамиков полился гулкий, басовитый даб. «Сойдет», — решил Коля, — «Хорошо, что не блатняк». Орловские станции не отличались какой-то определенной направленностью, на одной волне с равной вероятностью можно было услышать как оголтелую попсу, или то, что в последнее время стали называть «русским шансоном», хотя к шансону это не имело вообще никакого отношения, так и, например, приличный джаз.
    Неторопливый даб наполнял салон «Победы», за окном сгущались сумерки, и лес по обеим сторонам дороги становился просто темным фоном. Коля поднял рычажок включения фар.
    Вдалеке, за лесом уже была видна упиравшаяся высоко в небо причальная башня Сталепрокатной высотки — величественного здания-квартала, выстроенного в советское время рядом с заводом. От самого сталепрокатного после развала СССР живыми остались от силы два цеха, и высотка, помимо чисто утилитарных функций места, где живут люди, стала еще и памятником промышленному гиганту, благодаря которому была построена.
    Почти дома. Коля жил в Покровской высотке, которая была хоть старше и меньше Сталепрокатной, но зато находилась в центре города, была более комфортной, и имела просто шикарный вид на Оку и городской парк на противоположном берегу из половины окон. Покровскую высотку населяла в основном творческая и техническая интеллигенция, к которой относились и Колины родители, оба инженеры. Бытие определяет сознание, поэтому вполне естественно, что Коля пошел по их стопам и стал инженером-конструктором.
    И Коле нравилась его профессия, несмотря на все издержки, которые возникли после бардака девяностых-нулевых. В российской глубинке практически не осталось ни предприятий, ни проектных институтов, научная база была здорово подорвана, а найти работу вчерашнему выпускнику было просто нереально. К счастью, на поднимающейся волне социалистического ренессанса государство стало по мере сил возрождать институты и КБ, и одновременно крупные тресты стали открывать собственные подразделения. Проблема была в том, что все эти центры технической мысли были сосредоточены в нескольких городах-миллионниках, поэтому Коле, как и многим другим, приходилось всю неделю жить и работать в Москве, и лишь на выходные приезжать домой.
    Да, проектировать узлы двигателей было вовсе не просто, это была реальная работа, в отличие от тех же продажников, или раздолбаев из отдела маркетинга, которые периодически ставили в тупик весь конструкторский состав компании своими фантастическими требованиями. Коля разделял распространенное мнение, что два случайно выбранных инженера из его группы вполне смогли бы заменить существующий отдел маркетинга. Ну, уж вреда от них, безусловно, было бы меньше.
    Да и помимо взаимодействия с продажами и маркетингом проблем на работе было предостаточно, поэтому Коля для себя твердо решил, что работа — работой, а выходные — только его, и только для отдыха. Вот и в эту субботу он планировал хорошенько выспаться, потом сходить в спортклуб, а вечером встретиться с одной интересной девочкой, и посмотреть, что из этого получится.
    Дорога тем временем становилась светлее и светлее, под сиянием ламп частых фонарных столбов. Коля въехал в Орел. Справа возвышался величавый, ярко освещенный мощными прожекторами величавый утёс Сталепрокатной высотки, к огромным подземным гаражам которого вели четыре полосы, ответвлявшиеся от главной дороги. Коля ехал прямо по Московскому шоссе, переходящему в Московскую же улицу, мимо рекламных щитов, мерцающего неона, миллиона маленьких магазинчиков и кафешек, открытых в бывших цехах Текмаша и Завода Медведева, мимо полупрозрачного искрящегося блестящего монстра Стеклокомбината и красноватой гранитной Железнодорожной высотки, мимо недавно открытых магазинов с претензией на элитарность и тридцатиэтажек старой постройки, пока, наконец, не увидел съезд направо к Покровской высотке.
    «Уфф! Всё! Дома!». Коля опустил рычажок поворотника.
* * *
    — Эй, слышь, пацан, иди сюда! — резкий окрик заставил Петю вздрогнуть, отразился от высоких стен коридора-улицы, и ушел вдаль, чтобы раствориться в мешанине звуков вечернего проспект-коридора.
    Петя посмотрел по сторонам со слабой надеждой, что в этот раз кричат не ему, но в широком коридоре кроме него и двух взрослых ребят на противоположной стороне никого не было.
    — Да ты, ты! Иди сюда, дело есть — уточнил один из них, невысокий, крепко сбитый пролетарий с початой бутылкой пива в руке. Зеленый спортивный костюм крепыша удачно дополнялся до блеска начищенными ботинками и кепочкой-уточкой, которая прикрывала бритый затылок. Его молчаливый компаньон был чуть выше и тоньше. Такие же блестящие ботинки, спортивный костюм глубокого синего цвета и кепка-восьмиклинка показывали, что высокий обладает не менее выраженным чувством стиля.
    Опять они! Петю словно обдало жаркой волной, сердце часто заколотилось. На несколько секунд он, казалось, застрял, будто задумавшись, хотя никаких мыслей у него в голове не было. Потом медленно поправил большую сумку на плече, и обреченно пошаркал в сторону парней. Бежать было себе дороже, в этом Петя убедился еще год назад, когда его неудачная попытка удрать закончилась в коридорном мусоросборнике.
    — Чего вам, ребята? — заканючил Петя, подходя ближе.
    — Да ничё, — крепыш ухмыльнулся, — ты в этом месяце на этот… ну… вывоз мусора скидывался?
    — Какой вывоз? Квитанции же приходят… — Петя начал думать, что, может быть, в этот раз пронесет, Крепыш что-то не в ударе.
    — Какие квитанции, ботан? — Крепыш обернулся к высокому, — Сёма, не, ну ты видел?
    Сёма пожал плечами. Он не вполне понимал пристрастие своего кореша к каким-то хитрым вопросам, и мудреным ходам. Лично Сёма любил обычный пацанский отжим, ну там продать камень, или взять у лошка денег «до завтра». Ну, или что-то такое же простое и действенное.
    Однако, денежный вопрос занимал Сёму никак не меньше, и пришлось подыграть товарищу:
    — Да он лошара, Сеня, чё он понимает вообще?
    — На Луне у нас базы есть? — спросил Сеня, и сам же ответил — Есть! Они там мусорят? Мусорят! Мусор с луны вывозить надо? Надо! А ты еще не скинулся. Давай пятёрку!
    — Но… У меня нет, — ответил Петя. Он уже привык, выходя из дома, брать с собой ровно столько, чтобы на обратном пути денег у него не оставалось.
    — А если найду??? — угрожающе поинтересовался крепыш. Петя не нашел, что ответить, да и не успел бы, потому что Сёме все это надоело.
    — А ну дай сюда, — Сёма выхватил сумку из рук Пети, — Чё несешь?
    — Ну, ребята, — высоким голосом протянул Петя, — ну там же нет ничего.
    Сёма уже успел расстегнуть молнию на сумке, и начал её обшаривать.
    — Это чё у тебя тут? — спросил он, вытаскивая помятую футболку. Сеня, почувствовав, что инициатива от него ускользает, практически не глядя засунул руку в сумку, схватил что-то, и с удивлением уставился на носки у себя в руке. Носки были ношенные, причем совсем недавно.
    — Фууу, совсем чмошник что ли? — воскликнул Сеня, и брезгливо кинул носки назад.
    — Это же просто форма, ну отдайте… — жалобно попросил Петя.
    — Хы! Глянь, Сёма, спортсмэн! — Сеня расплылся в глумливой ухмылке. — Чё, ботан, футбол гоняешь?
    «Ну всё!», — пронеслась мысль у Пети, — «Попал!». Врать Петя не умел, а говорить правду не хотелось.
    — Чё притух, спортсмэн? — проявил любопытство Сёма. — Куда ходишь?
    — В качалку… — пробормотал Петя.
    Сеня, который на свою беду отхлебнул в этот момент пива, издал клокочущий звук, пиво брызнуло у него изо рта и потекло из носа, настолько внезапным оказался приступ смеха. Сёма, заржавший было над Петей, увидел конфуз, произошедший с товарищем, и развеселился ещё сильнее.
    Друзья загибались от хохота, а Петя стоял в некой растерянности.
    — Вали отсюда, качок! — сквозь смех выдавил из себя Сёма. Сеня кинул сумку в Петю, и снова захохотал, пытаясь одновременно вытереть пиво с лица.
    — Шварцнегер, на! — прокомментировал Сёма, вызвав новый приступ хохота.
    Петя не стал задерживаться, подхватил сумку и быстрым шагом направился в сторону дома. На этот раз пронесло.
    Петя не вполне понял, что так развеселило его вечных преследователей. Как и многие люди, он воспринимал себя совсем иначе, чем окружающие. Высокий, сутулый, тощий подросток в своих фантазиях видел себя зловещим ученым, окруженным аурой превосходства над обывателями. В реальной жизни Петя не блистал ни талантом, ни знаниями, и в школе считался не то твердым троечником, не то хорошистом «с натяжкой». Каких-то ярких увлечений тоже не имел. В общем, Петя был «никаким», что не мешало ему считать себя гением, чей звездный час вот-вот настанет.
    Даже решение пойти в спортзал он принял лишь через несколько лет регулярных унижений, и то, во многом, под давлением отца. Отец не уставал рассказывать сыну о необходимости тренировок тела и духа, но так как большую часть времени он проводил на службе, воспитанию сына он не мог уделять достаточного внимания.
    «Подождите, гады», — думал Петя, идя домой, — «Вот встретимся через месяц…»
* * *
    День у Маши не задался с утра. Сначала не завелась машина. Казалось бы, что может случиться с «мерином» четвертого года выпуска, однако, он тупо не завелся. Пришлось подниматься из гаража назад в квартиру, звонить в сервис, и ждать пока приедут ремонтники. Взглянув под капот, мастер — очень симпатичный паренек, кстати — сказал, что надо везти машину в сервис, и вызывал эвакуатор. Эвакуатор приехал только к обеду, а машину на замену пригнали и того позже, часам к четырем. Естественно, все планы на день сорвались.
    Маша сидела на диванчике перед огромным, 51 сантиметр по диагонали, почти плоским экраном телевизора, пила вкусный фруктовый чай из изящной китайской фарфоровой чашечки, и смотрела местные новости. Ничего нового, как обычно, не происходило. Председатель областного совета ездил по колхозам и поздравлял с намолотом очередного миллиона тонн. Председатель городского совета проводил очередные совещания о подготовке коммунальных служб к зиме, а в очередном «элитном бутике» проходила очередная распродажа. Событие никак не заслуживало упоминания в новостях, однако сюжет длился минут семь и был просто перенасыщен информацией.
    «Еще у уборщицы интервью возьмите» — подумала Маша, увидев на экране хозяйку бутика, Ольку. Они были знакомы. В свое время вместе работали в одном модельном агентстве. Маша тогда встречалась с Игорем — лидером лужковских, а Ольке посчастливилось захомутать сынка быстро растущего партийного бонзы. Разумеется, Олькин муж занимался бизнесом, его дела шли в гору, и бутик он приобрел, чтобы жене было чем заняться.
    «Ну какая дура тебе поверит?» — думала Маша, — «У вас там такое же китайское барахло, как и везде.»
    Сама Маша покупала шмотки в Италии и Испании. Вот только на последний шоппинг она ездила уже довольно давно, тогда еще оставались деньги Игоря. Сейчас же Маша активно искала себе обеспеченного друга, зарабатывая на жизнь секретарем в «Орелэлектротресте», и периодически участвуя в съемках и показах в агентстве. Правда, предложения от агентства поступали все реже, ведь Маше было двадцать пять, и выдерживать конкуренцию с пятнадцатилетними модельками становилось сложнее.
    Однако, Маша выдерживала, и выдерживала на отлично. Она прекрасно понимала, что её главный актив, внешность, со временем лучше не становится, поэтому поддерживать её надо сейчас, и не экономить. Регулярные посещения салона красоты и фитнес-клуба, правильное питание, дорогая косметика съедали большую часть Машиного бюджета.
    Но, в целом, жить было можно, на спа и фитнес денег хватало, а поклонники периодически радовали подарками. Не настолько дорогими, чтобы можно было их рассматривать в качестве кандидатов в спутники жизни, но и не настолько дешевыми, чтобы прекращать отношения.
    К сожалению, того самого, идеального мужчины, образ которого Маша выстроила еще в четырнадцать, ни среди поклонников, ни в кругу знакомых не было. Состоятельные мужчины, как правило, были женаты, а в роли любовницы Маша себя не видела. Мужчины со средним достатком были менее интересны, к тому же в каждом из них на поверку находилась куча минусов: от курения и пивного животика, до дурацких увлечений и неумения правильно вести себя с девушкой. Представители же «золотой молодежи» казались Маше пустыми прожигателями жизни. Впрочем, золотым мальчикам Маша тоже не подходила. Кому нужна двадцатипятилетняя девица с претензиями, когда стоит только свистнуть, и появится сотня готовых раздвинуть ноги тёлочек помоложе.
    «Ну что за день сегодня такой…», — вздохнула Маша, выключая телевизор. Лучше уж сегодня вообще ничего не делать. Парикмахерскую и маникюр легко можно перенести на первую половину завтрашнего дня, а вечером — фитнес и спа.
    Определившись с планами, Маша налила новую чашку чая, и уютно расположилась на диванчике с новым номером модного журнала, мечтая о следующей поездке в Милан или Барселону, в сопровождении непременно богатого и чертовски обаятельного мужчины.
* * *
Суббота, 15 сентября 2012, утро.
    Жорик Дирижабль сидел за прилавком в своем магазине с гордым названием «Арнольд». Хотя, магазином это можно было назвать с большой натяжкой, так, угол с витринами на нижнем торговом этаже Южной высотки.
    В Южной изначально жили военные и гэбисты из соседней части войск связи. Потом город отдал под рынок два этажа культбыта. К причальной башне регулярно стали подходить грузовые дирижабли. Администрация расконсервировала и привела в порядок вместительные служебные грузовые лифты. В высотке сразу же начали селиться торговцы. С ростом популярности рынка их становилось всё больше, и сейчас население Южной по большей части состояло из торгового люда вперемешку с действующими и отставными военными.
    Жорик, как легко догадаться, относился к торговцам. Дирижаблем его нарекли за необъятных размеров живот и задницу. При росте метр семьдесят восемь Жорик весил под сто шестьдесят кило — последствия злоупотребления метаном в молодости. Причем, Жориковы сто шестьдесят были вовсе не мышечной массой, а огромным, расплывающимся жировым комом. Возможно, именно поэтому дела у магазина «Арнольд» шли из рук вон плохо. Ну кто в здравом уме станет покупать спортивное питание у настолько неспортивного продавца?
    Впрочем, идиотов среди посетителей рынка всегда хватало. Перепадали они и на долю Жорикова магазина.
    В павильон неуверенно вошел худой сутулый паренек, удивленно обвел глазами витрины, потом еще раз. Посетитель подошел к самым большим и ярким банкам, и стал их разглядывать, усиленно стараясь не коситься в сторону Жорика. Дирижабль, в свою очередь, разглядывал потенциального клиента.
    — Если что-то интересует, ты спрашивай, — непринужденно перейдя на «ты», поприветствовал он посетителя.
    — Эээ… — протянул Петя, а это был именно он, — Мне что-нибудь, чтобы мышцА росла.
    Фразу про «рост мышцЫ» Петя подхватил вчера в раздевалке спортклуба. Естественно, он просто не мог не употребить её в магазине, дабы показать, что он не первый день в спорте, и на мякине его не проведешь.
    — Это хорошо, когда покупатель знает, чего хочет, — подыграл Пете Жорик. Не вставая со стула, он показал пальцем на одну из банок, — Вот это попробуй, Масспамп тыщапятьсот, лучшее питание для наращивания мышечной массы. Между прочим, в Лондоне производят.
    — А… — начал, было, Петя, но Жорика было не так-то просто остановить, когда он видел почти «готового» покупателя.
    — Препарат ну очень эффективный, у нас почти все его пьют, а для новичков, так просто находка. Тут с месяц назад пацан один, совсем задохлик, приходил, взял банку. В общем, вчера заходит, так я его и не узнал сразу. Качок такой стал, под два метра ростом, голубые глаза, светлые волосы, просто красавец. Говорил большое спасибо, и еще взял банку. — Жорик сделал паузу и поднял вверх указательный палец, толстый, как сарделька. — Всего можно достичь, если стараться и принимать масспамп.
    — Ну, да… — неуверенно сказал Петя.
    — Ты определяйся быстрее. Это последняя банка, а когда следующая поставка из Лондона будет, я пока еще не знаю. А у меня же полгорода питание берет. Это просто рано пока, а к обеду тут толпа будет, не протолкнуться. Наверняка, кто-то возьмет. Ты пацан хороший, по глазам вижу, обидно будет, если тебе не достанется.
    — Да… — протянул Петя. — А сколько стоит?
    — Тридцать пять пятьдесят за банку. Это недорого.
    — Ох…
    Банка стоила дороже, чем ожидал Петя. Он достал кошелек, заглянул в него, перебрал пальцами купюры, посмотрел в отделение для мелочи, потом стал искать по карманам. Регулярно экономя на завтраках, Петя скопил немного денег, но, как выяснилось, недостаточно. Петя снова посмотрел в кошелек в надежде, что он что-то упустил, например, еще одну пятерку. Но, нет, такая нужная пятерка не появилась. Вздохнул.
    — У меня не хватает…
    — А сколько есть?
    Петя вытащил шесть пятёрок и две рублевых купюры, высыпал мелочь на прилавок. Жорик быстро пересчитал монетки. Мелочью набралось еще рубль двадцать.
    «Ну что за нищеброд!» — разочарованно подумал Жорик. Опять не получилось навариться на товаре вдвое. Однако на тридцать рублей можно было прожить три-четыре дня. А при разумной экономии, так и неделю. Поэтому, упускать клиента ни в коем случае не следовало.
    — Ну ладно, — сказал Дирижабль, пытаясь придать своему голосу максимум великодушия, — так как ты сегодня первый клиент, считай, что у тебя скидка.
    — Спасибо! — не веря в свою удачу поблагодарил Петя. — Спасибо большое!
    — Да не за что. Расти на здоровье.
    — Спасибо! — Петя, прижимая банку к груди, пошел к выходу. — До свиданья!
    — Пока! — махнул рукой Жорик. День начинался удачно.
* * *
    Спортивный клуб имени Георга Гаккеншмидта, в народе прозванный Гак-клуб, располагался в лучшем месте города — недалеко от места слияния Оки и Орлика, за торговыми рядами. В здании было всего три этажа, включая цокольный, но по высоте оно превосходило отреставрированные торговые ряды, и стоящее неподалеку здание школы банковских служащих.
    Высоченные, во всю стену, французские окна второго этажа клуба выходили на террасы: западную, с видами на Орлик и историческую часть города, и северную, с видом на парк. Летом на террасах клуб организовывал открытый спортбар и выставлял шезлонги для любителей позагорать, зимой же просто регулярно чистил от снега.
    Раздвижные двери из толстого закаленного стекла, покрытого гравировкой, приветливо распахивались перед посетителями, которые приходили пешком. Но большинство подъезжало на автомобилях к торцу здания, где располагался въезд на подземную парковку.
    Оля была одной из немногих, кто входил в здание через парадный вход. В свои двадцать три она еще не могла себе позволить покупку автомобиля, да и не считала её насущной. Чемпионка Орла по степ-аэробике, участница местных и федеративных соревнований по фитнесу последних пяти лет, и тренер клуба имени Георга Гаккеншмидта, она обычно передвигалась на велосипеде, или вообще пешком, если было недалеко. А до клуба от дома ей было рукой подать — лишь перейти через пешеходный Красный мост.
    Войдя в отделанный мрамором холл, Оля остановилась у стойки красного дерева.
    — Привет, Юль! Отметь меня! — Оля протянула администратору Юле карточку тренера.
    — Ты сегодня рано. — Юля опустила карточку в прорезь автомата на стене, и опустила рычаг вниз.
    — У меня сегодня две персоналки. А потом уже степ.
    Карточка, пройдя сквозь чрево машины, выскочила из нижней прорези в лоток.
    — Вуаля! — подхватила карточку Юля и положила на стойку.
    — Спасибо!
    Оля взяла карточку и направилась в зону для персонала.
    В комнате отдыха развалясь на диване смотрел телевизор фитнес-директор клуба Миша. Здоровый, под сто пятнадцать килограмм, сорокапятилетний лысый мужик, неоднократный призер различных соревнований по пауэрлифтингу и бодибилдингу, несмотря на внешность бандита-неандертальца был чутким и душевным человеком. Хотя Оля считала его довольно требовательным, она знала, что все «рабочие» споры, так или иначе возникающие в коллективе, он решает справедливо. И с какими-то личными неурядицами можно к нему обратиться, поговорить по душам, и получить дельный совет. С клиентами Мишины отношения тоже складывались дружеские. С теми, кто прозанимался какое-то время. Новички же, завидев Мишу, шарахались, и отводили глаза от его фигуры на протяжении тренировки.
    — Привет! — увидев входящую Олю, Миша поднял пятерню, не отрываясь от экрана. — Что так рано?
    — Две ПТ сейчас. — ответила Оля. — Что смотришь?
    Она взглянула на экран. В студии двое представительных мужчин в галстуках серьезно обсуждали влияние текущего международного положения на нефтяные котировки или что-то в этом духе. Оля не интересовалась ни политикой, ни экономикой. Деловой канал казался ей странным. Как будто он все время показывал одну передачу: когда бы ты его не включил, в студии сидят представительные мужчины в галстуках, обсуждая что-то непонятное с серьезным выражением на лицах.
    — Да вот… — неопределенно ответил Миша. — Банкиры считают, что САСШ будет наращивать нефтяной запас…
    — Не объясняй, Миш! Я, всё равно, ничего не понимаю. А больше нечего посмотреть?
    — Даже не знаю…
    — Ну и ладно, я всё равно переодеваться, — Оля пружинящей походкой пошла в тренерскую раздевалку, оставив Мишу недоуменно смотреть вслед.
* * *
    «Ну да. Они такие» — констатировал про себя Миша. Он перестал удивляться причудам женской логики и психики, и относился к ним философически. Как к капризам переменчивой погоды. Раз на них нельзя повлиять, то остается лишь принять как должное.
* * *
    Петя стоял на кухне, держа двумя руками банку «Масспампа» и тупо пялился на этикетку.
    «Directions: Add 3 level scoops to 16 oz. of water or 3 heaping scoops to 24 oz. of milk. Stir for 20 seconds or until completely dispersed.
    For the Extremely Masspump Shake: Add 4 heaping scoops to 20 oz. non-fat milk, 2 cups low fat ice cream, 2 bananas, 5 tablespoons honey and 3 tablespoons brewers yeast. Mix in blender until you have desired consistency. Now you have 3,000 calories, 507 grams carbs and 126 grams of protein! All of the thousand-years experience of Chinese traditional medicine for your gain!» гласила непонятная надпись на малопонятном английском.
    По-хорошему, стоило бы сходить за словарем, но Пете, во-первых, было лень, а во-вторых, кому нужен словарь, когда и так всё ясно. Сыпешь три ложки порошка в воду или молоко, и выпиваешь за 20 секунд.
    Петя сорвал целлофан, плотно обтягивавший банку, отвинтил крышку, вскрыл защитную мембрану. В банке, из розового порошка торчала пластиковая рукоятка. Юный бодибилдер потянул за неё, и вынул мерный стаканчик с ручкой.
    — Ого! Удобно англичане придумали, — произнес Петя вслух. Иногда он говорил сам с собой, когда дома никого не было.
    Он насыпал в чашку три ложки порошка с горкой. Сойдёт. Открыл подвесной шкафчик, привстал на цыпочки, и затолкнул туда банку.
    — А это что такое? — такого пузырька раньше в шкафчике не было. Петя достал его. Слава труду, хоть надписи на русском есть.
    — «Х-тровит» — комплексное поливитаминное средство, оказывает метаболическое действие. Эм-Гэ-Два-плюс уменьшает возбудимость нервных клеток и нервно-мышечную бла-бла-бла…
    Дальше читать было непонятно, а значит и не нужно. Главное, что витамины и метаболизм. То, что надо настоящему бодибилдеру.
    В пузырьке оказался тоже порошок. Правда, в этот раз белый. Петя с сомнением посмотрел на этикетку, потом насыпал в чайную ложку немного порошка и добавил его к «Массаросту» в стакане. Заглянул в холодильник. Молока в холодильнике не оказалось. Ну и ладно.
    Петя открыл кран, подставил стакан под струю холодной воды. Взболтал полученную смесь, и выпил, постаравшись уложиться в двадцать секунд. Порошок, собравшийся в сухие комки, с трудом проходил в горло, но Петя мужественно проглотил его. Надо преодолевать себя, чтобы быть сильным.
    Уфф. Петя выдохнул, и тут же издал долгую громкую отрыжку. Ничего. Сегодня просто первый день. Со временем желудок привыкнет. А сейчас пора на тренировку.
    Он закинул на плечо приготовленную с вечера сумку, и вышел из квартиры. До центрального проспект-коридора добрался без нежелательных встреч и прочих приключений. Пять минут быстрым шагом привели его к главной лифтовой.
    Лифт вёз его вниз, на первый подземный уровень, вместе с зашедшей на рыночных этажах толпой покупателей. Петя не любил рыночные этажи по выходным. Там всегда было очень много людей. Они набивались в лифт плотно, как сельди в бочке.
    Зажатый со всех сторон телами, терпя бьющие по ногам сумки с продуктами, Петя почувствовал дурноту. Перед глазами замелькали белые пятнышки, все больше и больше, как во время сильного снегопада. Он «поплыл», пошатнулся, но, к счастью, в этот момент лифт остановился. Раздался громкий короткий звонок. Двери открылись.
    «Разрешите!» Петя проталкивался к выходу, работая локтями, ощущая запахи перегара, духов, пота, дешевой колбасы, и другие, происхождение которых он не мог, да и не хотел определять.
    К счастью, на первом подземном выходили многие. То есть, все, у кого не было собственных машин. Счастливые обладатели автомобилей спускались на автостоянки на втором и третьем подземных уровнях.
    Вместе с людским потоком Петя на автомате дошел до автобусных остановок. Несмотря на жар и выхлопы, исходившие от постоянно курсирующих автобусов, на первом подземном было довольно свежо. В прошлом году, после нескольких смертельных случаев, городские власти всё-таки выделили деньги на реконструкцию систем вентиляции подземных уровней части городских высоток. Не сказать, что автобусами стало пользоваться удобнее, но, в любом случае, безопаснее.
    Петя дождался «первого», проходящего через весь город, от Знаменки до Сталепрокатной, и удачно пристроился в уголке около открытой форточки.
    Попетляв между колоннами, автобусными и трамвайными остановками, «первый» выехал вверх, навстречу уже неяркому осеннему дневному свету. Автобус покатил по Комсомольской в сторону центра. Петя смотрел в окно, ловя поток воздуха. Становилось легче.
* * *
Суббота, 15 сентября 2012, день.
    Маша остановила «Москвич 712» перед въездом на парковку Гак-клуба. Нашла тумблер включения фар и дважды мигнула. Открылась маленькая дверца рядом с въездными воротами. Из неё вышел Николай Степанович. Формально он числился старшим охранником, носил специально пошитую форму и фуражку, а в его каморке даже где-то лежала дубинка. Фактически же, Николай Степанович был властителем парковки. Он распределял места, следил, чтобы все работало, периодически сам даже что-то чинил, и сам же наводил порядок в своих владениях, объезжая их на специальной уборочной машинке.
    — Привет, Степаныч! — опустив окно сказала Маша. — пустишь меня?
    — Здравствуйте, Маша! — ответил Степаныч. — Извините, не узнал Вас. Новая машинка?
    — Нет, просто моя поломалась. Эту вот дали на замену.
    — Ну… — протянул охранник. — Не так уж, чтобы плохо заменили.
    «Семьсот двенадцатый» был самой бюджетной моделью МЗМА. Однако, небольшой автомобильчик, который дали Маше на замену, имел максимальную комплектацию: двухлитровый дизель, автоматическая коробка, две подушки безопасности, кожаный салон и радио с четырьмя динамиками. Обтекаемый кузов двухсторонней оцинковки был выкрашен в вечно модный цвет кофе с молоком, а капот, крыша и крышка багажника — в цвет темного шоколада. Хромированная решетка радиатора, ободки фар, колпаки на дисках, звезда на капоте и множество мелких деталей весело сверкали под лучами осеннего солнца.
    — Ох, что ж это я? Сейчас открою.
    Николай Степанович быстро вернулся назад. Через несколько секунд автоматические ворота поднялись. Маша въехала на парковку. Степаныч ждал её около въезда.
    — Подъезжайте на обычное место, Маша. — сказал он.
    — Спасибо!
    Маша припарковала «Москвич» недалеко от лифтов. Поставив специальный тяжелый замок на педали, ведь предосторожность никогда не бывает лишней, она нажала на кнопку вызова. Мелодичным перезвоном лифт возвестил о своем прибытии. Двери неторопливо разъехались в стороны, приглашая Машу войти.
    Лифт Гак-клуба производил, наверное, самое сильное впечатление на посетителей, затмевая своим убранством и мраморный холл, и душевые с дизайнерской сантехникой, и раздевалки с венецианской штукатуркой на стенах и деревянными шкафчиками. Верхняя часть стенок лифта была зеркальной, нижняя — отделана под мореный дуб. На уровне стыка дерева и зеркал располагался начищенный до блеска бронзовый поручень. Бронзовые накладки закрывали стыки между зеркалами, потолочными пластинами, а четыре светильника на бронзовых же ножках, вырастающие из стен, заставляли сиять металл и искриться зеркала.
    Никто не мог объяснить, почему у лифта в спортивном сооружении дизайн, который намного уместнее смотрелся бы в одном из закрытых джентельменских клубов викторианской Англии. Наиболее популярной версией было обычное разгильдяйство, когда архитектурное бюро в современный проект спортивного центра по недосмотру включило часть из какого-то архивного проекта. Некоторые, правда, считали, что это был вовсе не недосмотр, а сознательный ход, чтобы уложиться в срок. Так или иначе, эти версии никто не мог подтвердить или опровергнуть, а лифт исправно ходил вверх и вниз, радуя глаз посетителей, и смущая умы некоторых из них.
    Стойка администратора клуба располагалась точно напротив дверей лифта. Девушка на ресепшне приветствовала Машу дежурной улыбкой.
    — Здравствуйте!
    — Здравствуйте! — ответила Маша, передавая членскую карточку.
    Администратор сделала отметку в книге посетителей, и выдала ключ. Маша прошла в раздевалку. На сегодня она планировала чуть-чуть побегать, немножко позаниматься на силовых тренажерах, а потом основное — час степ-аэробики в группе Оли. Ей нравилась молодая, улыбчивая, вечно в движении инструктор, и импонировала её манера вести программы. Иной раз Маша подумывала, что было бы неплохо им подружиться, но каждый раз оставляла на потом. Всё-таки она клиент, а Оля — работник. Немного неправильно заводить дружбу с человеком, которому ты, так или иначе, платишь деньги.
    Самый современный спортивный бюстгальтер из ткани с микроотверстиями плотно обхватил грудь. Маша надела поддерживающие трусики-шорты, потом облегающие бриджи и топ глубокого черного цвета, и черные же кроссовки. Цвет был не очень функционален, но шикарно контрастировал с Машиными светлыми волосами. Маша давно взяла за правило, что хорошо выглядеть нужно всегда, даже во время тренировки. Особенно, во время тренировки. Ведь вокруг много мужчин, и среди них наверняка есть свободные и достаточно состоятельные.
    Она перекинула через плечо полотенце, закрыла шкафчик, и пошла в тренажерный зал.
* * *
    Среди несметного числа машин на паркинге третьего подземного уровня Южной высотки стоял приметный шестьсот двенадцатый «Москвич» хэтчбек. Время его не пощадило, ржавчина проглядывала по низу дверей и крышки багажника, хромированные детали облезали, стекла фар были исцарапанные и мутные. Но окончательно изуродовали автомобиль неведомые мастера тюнинга. Внешний вид темно-зеленого «Москвича» дополняли два антикрыла, сверху и снизу заднего стекла, ни одно из которых не попадало в цвет кузова. Помимо улучшения аэродинамики, умельцы поработали над внешним видом машины. Ярко-синие брызговики, белые колесные диски, подсветка днища, российский флажок на антенне, выхлопная труба, в которую легко зашла бы бутылка шампанского, и «глухая» тонировка стекол делали автомобиль весьма заметным. Наверняка, в объявлении о продаже сего «Москвича» была фраза «всё внимание на дороге будет приковано к вам».
    Старенькие динамики надрывались, транслируя на максимальной громкости программу станции «Русский Шансон». Хриплый мужской голос исполнял пронзительную балладу о любви, мусорах и разлуке.
    За рулем «шестьсот двенадцатого» сидел Сеня, на пассажирском сидении — Сёма.
    — Слышь, это… Чё, поехали к тёлкам? — то ли предложил, то ли спросил Сёма.
    — К каким-на тёлкам? — задал встречный вопрос Сеня, — У тебя чего, лавандос есть?
    Сеня говорил с большим трудом. После вчерашних восьми бутылок пива его терзали дичайший сушняк и головная боль. Он бы очень хотел сделать музыку тише, но обостренное чувство такта подсказывало ему, что такой поступок может быть воспринят его товарищем, как недостаточно пацанский. Еще Сеню обуревало желание выпить холодного пива, поэтому ответ на вопрос про лавандос в данный момент был для него очень важен. То есть важнее всего остального. Если бы Сене сейчас открыли решение четырех проблем Ландау и тайну исчезнувшей Второй Марсианской экспедиции, эти вопросы померкли бы по сравнению с важным: есть лавандос, или нет.
    Сёма достал из кармана штанов бумажник, и внимательно изучил содержимое.
    — Два семьдесят.
    — И чё ты на два семьдесят привезешь тёлкам? Ромашку-на?
    — Э-э… — задумался Сёма.
    — А вот на два пиваса и пиццу палюбэ хватит. Погнали в ряды, я там шалман знаю. — повеселел Сеня.
    — Ну… — начал было Сёма, но Сеня уже завел двигатель, и начал выруливать к выезду с парковки.
* * *
    Автобус затормозил у остановки неподалёку от исторического здания Городской Думы, перед въездом в тоннель. Петя выскочил из дверей, поправил на плече сумку, размашистыми шагами быстро пошел в сторону клуба. На перекрестке Гостиной и Воскресенской затормозил у перехода, на светофоре зажегся красный. Петя стоял, переминаясь с ноги на ногу.
    Знакомый «шестьсот семнадцатый» промчался через перекресток. Петя поспешил отойти за спины других пешеходов, ожидавших разрешающего сигнала. Меньше всего он хотел встретиться со своими мучителями сейчас, перед тренировкой.
    Тем временем действие «Масспампа» набирало обороты. Петя чувствовал это всем телом. Его бросало то в жар, то в холод, голова была легкой-легкой, и невозможно было устоять на одном месте. Как будто неслышимая ритмичная музыка заставляла двигаться Петин организм, совершенно игнорируя мнение мозга.
    Пританцовывая, Петя дождался, наконец, зеленого, и рванул на другую сторону Гостиной. Он почти обежал здание Торговых рядов, выскочил на набережную Орлика, как-то отстраненно поразился своей активности.
    Петя остановился перед входом в Гак-клуб, трижды глубоко вдохнул. Он побаивался тренировок, точнее даже не самих тренировок, а окружения. Ему казалось, что все смотрят на него, и посмеиваются про себя. Пете было просто невдомек, что большинство посетителей фитнес-клубов озабочены своими собственными тренировками, силой и внешностью. А еще, что один юный задохлик не настолько значимая фигура, чтобы уделять ей хоть сколько-нибудь пристальное внимание.
    Еще в Гак-клубе его смущали девушки. Петя, конечно, хотел производить на них впечатление, но в то же время боялся как-то опозориться у них на виду. Да что там, он даже смотреть на них боялся. Сразу отводил глаза, если вдруг встречался взглядом. Ему было невдомек, что каждой отдельной девушке он еще менее интересен, чем всем атлетам вместе взятым. Он не обладал ни хорошей физической формой, ни обаянием и харизмой, ни хоть сколько-нибудь значительным состоянием, чтобы обращать на него внимание. Да и возрастом не вышел.
    Впрочем, стоит отдать ему должное. Несмотря на множество страхов, родившихся в первую тренировку, Петя решительно дождался, пока входные двери разъедутся в стороны, вошел и резким движением положил клубную карточку на стойку администратора. Девушка за стойкой улыбнулась Пете, отчего он покраснел, поздоровалась и выдала ему ключ от шкафчика. Петя схватил ключ, буркнул «Спасибо!» и быстро пошел в раздевалку.
* * *
    Коля нажал на тормоз. Его тяжелая «Победа IV» клюнула носом, и встала как вкопанная, пропуская пешеходов. Он поднял рычажок поворотника, дождался зеленого и повернул направо, на набережную, к клубу.
    Вот незадача! Какие-то идиоты перекрыли своим вырвиглазным черметом въезд к паркингу Гак-клуба. Хорошо, что не ушли, а сидят внутри, судя по доносящейся из их «Москвича» музыке. Рассудив, что бибикать им бессмысленно, Коля дважды мигнул фарами.
    Никакой реакции.
    Коля помигал снова.
    Тонированное стекло водительской двери опустилось. Из салона высунулась голова в кепке, и перекрывая хрип динамиков поинтересовалась:
    — Ну чё надо-на?
    Коля вышел из машины, схлестнулся взглядом с кепчатым:
    — Любезнейший, ты проезд загораживаешь.
    Водитель «шестьсот двенадцатого» оценил Колину «Победу», потом рост и ширину плеч оппонента. Сравнение было явно не в пользу Кепки. Он отвел глаза.
    — Ща, командир, — сказал он, завел машину и сдал назад на пару метров. Потом снова высунулся, — Так нормально?
    — Да, спасибо! — махнул рукой Коля.
    Он подъехал к воротам паркинга. Похоже, Степаныч заметил и узнал его машину, ворота поднялись вверх. Степаный ждал его у въезда:
    — Здравствуйте Николай! Давно Вас видно не было.
    — Что делать, Николай Степаныч. Работа и всё такое. Времени совсем не хватает.
    — Это да… Но хорошо, что на себя находите. — согласился Степаныч. — Ближе к лифтам около «Москвича» местечко есть. Там припаркуйтесь.
    — Спасибо! — кивнул Коля.
* * *
    — Вот козлы-на, понакупят тачек, и ездят по своим фитнесам-шмитнесам. А ты им место уступай, блин! — возмущался Сеня.
    — Ага, блин! — подтвердил Сёма, жуя пиццу, — наворовали гады денег, и выеживаются! Попадется он еще в коридоре.
    Сеня и Сёма были уверены, что любой, кто был хоть чуть-чуть состоятельнее них, получил эти свои богатства нечестным путем. Проще говоря, украл, но не взял в долю, и даже не захотел поделиться. Такая социальная несправедливость задевала друзей до глубины души.
    Оба замолчали, размышляя о злой судьбе, которая одним дает все на золотом подносе, в то время как другим приходится бороться за место под солнцем. Сёма глотнул пивка и откусил еще кусок пиццы. Расплавленный сыр растянулся множеством ниток, порвался, часть нитей прилипла к Сёминому подбородку.
    — А чё! — внезапно прервал Сеня сосредоточенное жевание Сёмы, — Тут же олигархи фитнес тренируют!
    Сёма непонимающе смотрел на кореша.
    — Чё воткнул? Я говорю: тут олигархи. И мелкота олигархская. У них бабла, как у дурака фантиков. Догоняешь?
    — В смысле? Развести олигарха? — восхитился грандиозным замыслом товарища Сёма. Идея захватила его настолько, что он забыл про сыр на подбородке.
    — Ну так! — подтвердил смелую догадку Сеня. — Это ж можно сразу ящик водки взять, по две телки каждому, и на дачу! Прикинь, неделю бухать, в натуре!!!.. И морду вытри!
    — Блин! — опомнился Сёма. Оглянулся по сторонам в поиске салфеток, не нашел, решил не заморачиваться, и принял самое очевидное решение — вытер подбородок рукавом.
    Друзья, захваченные радужными перспективами, прихлебывая пиво стали строить планы на ближайшее будущее.
* * *
    — Семь… Восемь… Девять… Еще разок. Десять… Всё. Ну как? — Оля протянула руку Марине Михайловне, дородной даме сорока лет от роду, чтобы помочь той встать со скамьи для пресса.
    Марина Михайловна тяжело отдувалась, но её красное лицо, покрытое капельками пота, выражало удовлетворение.
    — Уфф… Оля, я… думала, умру…
    — Это поначалу тяжело, потом втянетесь. Организм привыкнет к нагрузкам…
    — Скорее бы… Уфф… А сколько времени… надо, чтобы похудеть?
    Это был один из самых часто задаваемых вопросов. Естественно, у Оли ответ был готов.
    — Если регулярно заниматься и правильно питаться, то результаты станут заметны уже через полтора-два месяца. А через полгода вы себя не узнаете!
    — И что?.. Полгода индивидуальные тренировки?.. — немножко испуганно спросила Марина Михайловна.
    — Нет, конечно, — поспешила успокоить её Оля, хотя считала, что клуб берет не такие уж и неподъемные деньги за работу тренеров, — Нам с Вами надо определить Ваши нынешние возможности, и разработать программу тренировок, по которой Вы станете заниматься самостоятельно. Думаю, нам хватит занятий пять-семь. А через полгода еще несколько, если потребуется скорректировать программу.
    — А… Теперь понятно…
    — Хорошо. А сейчас заключительная часть — десять минут на эллипсе. Не торопясь.
    — На чём?
    — Эллиптический тренажер. Пойдемте, сейчас я Вам всё покажу.
    Оля и Марина Михайловна подошли к тренажеру.
    — Значит, встаете вот сюда, руки на рукоятки, и начинаете двигаться… Вот, хорошо… Не торопясь…
    Оля показала на круглые окошки приборов панели управления тренажера.
    — Вот эта стрелочка показывает число оборотов в минуту. А вот эта — скорость, в километрах в час. Держите примерно пять-шесть километров. И время… — Оля повернула ручку механического таймера, и его стрелка оказалась на отметке «10». К шуму вращающегося маховика добавилось тиканье.
    — Десять минут. Когда время выйдет, он даст звонок.
    — Ох… — Марина Михайловна медленно крутила педали — Хорошо.
    — Если совсем устанете, то снижайте скорость. Но не останавливайтесь, хорошо?
    — Ладно.
    — Окей. Я побегу. Встречаемся послезавтра, в двенадцать?
    — Да…
    — Хорошо. Удачи Вам! До послезавтра!
    — До свиданья.
    Оставив Марину Михайловну на тренажере, Оля спустилась к ресепшну.
    — Юль, мне объявление сделать.
    — Опять что ли? — недовольно спросила Юля, вынула из-под стойки микрофон и поставила перед Олей, — Готова?
    Оля глубоко вдохнула, кивнула головой.
    Юля щелкнула тумблером на подставке микрофона.
    — Уважаемые товарищи, через десять минут в аэробном зале состоится занятие по степ-аэробике, рассчитанное на любой уровень подготовки. Занятие проведу я, тренер клуба Ренатова Ольга. Буду рада видеть вас на тренировке.
    Юля выключила микрофон.
    — Спасибо, Юль!
    — Да не за что. — Юля убрала микрофон под стойку, — но в следующий раз объявляй из тренерской. У меня клиенты тут ходят.
    — Что ты сразу не сказала? Ну, хорошо, больше не буду.
    Оля не всегда понимала Юлины закидоны. Но так как она не часто общалась с Юлей даже по работе, то и размышлять над ними не видела смысла. Проще было лишний раз не сталкиваться.
    Она улыбнулась Юле, и пошла в зону для персонала. Еще десять минут. Можно передохнуть перед степом.
* * *
    На беговой дорожке Маша выдерживала скорость в семь километров в час. Она планировала разогреться, чтобы к началу занятия по степу быть в лучшей форме.
    Для выходного дня в клубе было довольно много народа. Половина беговых дороже, степперов, эллипсов и велотренажеров была занята. На силовых тренажерах занималось чуть меньше посетителей, а в зоне свободных весов — небольшой круг мужчин, которые придавали этим занятиям слишком много значения. По крайней мере, их внешний вид наводил Машу на мысли о многолетнем и постоянном увлечении.
    Маша взглянула на часы. Без пятнадцати час. Еще пять минут, и разминка и растяжка. А потом сразу в аэробный зал.
    Она бежала в размеренном, неторопливом ритме. И пока тело было занято бегом, в голове мелькал непрерывный поток мыслей. Естественно, о насущном. О том, что пора бы обновить гардероб, а заодно и обстановку квартиры. Что очень интересно, в какие деньги встанет ремонт машины. И может лучше уже продать «мерина» и купить за эти деньги машинку поменьше, ниже классом, зато новую. Но она инстинктивно не хотела расставаться с «мерином», хоть и понимала, что со временем расходы на его содержание будут расти, пропорционально количеству плановых замен, и внеплановых ремонтов.
    От мыслей о «мерине» Маша плавно и незаметно для себя перешла к воспоминаниям об Игоре. Он научил тогда еще совсем юную шестнадцатилетнюю девушку очень многому, почти всему, что помогало ей сейчас поддерживать достойный уровень жизни, и более-менее уверенно смотреть в будущее. Среди прочего — управлять автомобилем так, что иные водители со стажем восхищенно наблюдали за её маневрами. В дождь, снег, или в плотном потоке Маша чувствовала себя уверенно и спокойно. Она оценивала дорожную обстановку, принимала решения и маневрировала не столько рассудком, сколько интуитивно, что неоднократно выручало её в сложных ситуациях.
    Маша узнала, что это называется навыками экстремального, или контраварийного вождения много позже, уже после трагедии с Игорем, и разгрома лужковской ОПГ. После того, как она стала бояться открывающихся дверей.
    Объявление о скором начале занятий степом, раздавшееся через громкоговорители, прервало Машины раздумья. Пора было сходить с дорожки, и начинать растяжку.
* * *
    Коля взял пояс, полотенце и дневник тренировок, и вышел из раздевалки. По широкому коридору в аэробный зал, вход в который располагался недалеко от входа в тренажерку, подтягивались женщины всех возрастов и комплекций. Аэробика Колю никогда не интересовала. Но, проходя мимо, Коля не мог не кинуть любопытный взгляд вглубь этого женского заповедника. Там миловидная девочка-тренер пару раз хлопнула в ладоши, начиная что-то объяснять. Что именно, Коля не уловил, ведь для этого надо было уже остановиться и прислушаться. А кто знает, что эти бабы себе напридумывают, увидев разглядывающего их тренершу Колю. Но девочка хорошенькая.
    Коля отвернулся от дверей, и не сбавляя шага, дабы не дать даже намека на подозрения, что это был не случайный мимолетный взгляд, направился было к тренажерному залу, но буквально налетел на спешащую блондинку в чёрном, да так, что она чуть не упала. Коля и сам от внезапности выронил из рук дневник с поясом.
    — Ой, извините! — сказал он, присаживаясь на корточки, чтобы поднять вещи.
    — Извините! — почти в унисон с ним прощебетала блондиночка, наклоняясь за упавшим полотенцем.
    — Нет-нет, что Вы, это я виноват, — взял на себя ответственность за всё Коля. Подхватил полотенце, и протянул девушке.
    — Спасибо! — и блондинка ослепительно улыбнулась Коле.
    Она взяла полотенце, и быстро вошла в аэробный зал. Коля посмотрел ей вслед, оценивая ладную фигурку. Успел восхититься узкой талией и круглой подтянутой попкой. Тут до него дошло, что он снова пялится в сторону зала, на начинающих заниматься девушек, женщин и теток. Он поспешил отвернуться. Поднял пояс с дневником, и прошел в зал.
    В тренажерке было не многолюдно, но и не сказать, чтобы пусто. В силовой раме, перед устрашающего вида штангой, здоровый лысый тренер Миша объяснял что-то Витьку — мощному парню примерно одного с Колей возраста. Коля подошел к ним, поздоровался. Махнул рукой двум мужикам у лежащей на полу штанги килограмм на двести. Кивнул парню, который делал разводки с гантелями. Поздоровался с идущим навстречу качком.
    Не то, чтобы он был со всеми ними хорошо знаком. Просто, как это обычно бывает в спортзалах, запоминаются люди, которые регулярно занимаются в одно и то же время с тобой. И ты не замечаешь, как через пару недель знаешь всех в лицо, и без стеснения просишь подстраховать и страхуешь сам, если что. Через месяц-полтора ты уже свой, разговоры выходят за рамки тренажерки, есть с кем поржать в раздевалке после тренировки, а при случайных встречах вне клуба перекинуться несколькими ничего не значащими фразами. Через год… ну, тут уже как получится, с кем-то можно крепко сдружиться, с кем-то просто поддерживать приятельские отношения.
    Коля ходил в Гак-клуб не так долго, чтобы уже быть своим, но и не настолько редко, чтобы никого не знать. Он не избегал общения, но и заводить новые знакомства не стремился. В конце концов, спортклуб — для занятий спортом, а не для поиска новых друзей.
    Десять минут на беговой дорожке, чтоб разогреться, а потом уже можно приступать к основной тренировке.
* * *
    Эффект «Масспампа» продолжался. Петя уже сделал восемь подходов подъемов на бицепс, но ощущение переполняющей организм энергии не проходило. Он решил, что руки прокачаны достаточно. Надо сделать еще что-нибудь.
    Взгляд Пети зацепился за пустующую скамейку для жима, над которой на стойках мирно покоился «олимпийский» гриф. Жим лёжа. Отличная мысль!
    Вчера Петя с трудом выдержал два подхода с «пустым» грифом. Двадцать килограмм. Но мышцы наверняка укрепились, да и «Масспамп» помогает, поэтому можно попробовать.
    Петя лёг на скамейку, без усилий снял гриф со стоек, и выжал десять раз. Супер! Он взял два десятикилограммовых блина и повесил на гриф. Подход в десять повторений даже не заставил вспотеть. Штанга поднималась на удивление легко.
    Увеличить вес! Петя накинул еще две десятки. Шестьдесят кило. Это уже больше его собственного веса!!! И, р-раз! Снял штангу со стоек. Один. Два. Три. Вот это эффект! Шесть. Семь. Еще чуть-чуть. Девять. Десять! Есть!!!
    Вот теперь вес прочувствовался. Взмокший Петя тяжело дышал, но ощущал смесь ликования, и веселого безразличия. Как будто он наблюдал за собой со стороны. И словно бы извне закралась мысль: «А может еще по десяточке?»
    Вчера Петя даже и помыслить не мог, что сможет столько поднять в ближайшем будущем. Он повесил на штангу еще по десятикилограммовому блину с каждой стороны. Отстраненно подивился и на себя, и на вес. Где-то в глубине сознания загорелась красная лампочка. Его сегодняшние спортивные результаты явно выходили за пределы нормальных. Но кому какое дело, если «Масспамп» прёт?!? Да Петя через неделю будет круче всех своих обидчиков вместе взятых!!!
    Петя лёг на скамейку, взялся за гриф, глубоко вдохнул, и с резким выдохом снял штангу со стоек. Восемьдесят килограмм железа навалились на руки, давили всей своей массой. Петя медленно опускал руки. Он хотел было положить штангу назад, на стойку, но было уже поздно. Напрягаясь изо всех сил, он сопротивлялся весу штанги, но не мог остановить её неумолимое движение вниз. Всё ниже и ниже, всё тяжелее и тяжелее. Уставшие мышцы горели огнем, голова был охвачена жаром, сердце колотилось в рваном, бешеном ритме, а перед глазами пульсировало большое красное пятно, застилая свет ярких ламп под потолком и неяркого солнца из окон. Петя из последних сил напрягся, издал то ли рык, то ли хрип, пытаясь выжать вес, но мышцы отказали, и штанга рухнула на впалую грудь. В последнем усилии он попытался удержать штангу. Красное пятно перед глазами закрыло весь обзор, и Петя провалился в нервно пульсирующий багровый кошмар.
    Грохота рухнувшей с него штанги он уже не услышал.
* * *
    Витек положил штангу на упоры силовой рамы, и сам облокотился обеими руками на гриф, пытаясь отдышаться. Пять приседаний с двумястами кило на плечах — это не шутки.
    Миша хлопнул его по плечу:
    — Крут! На следующей неделе двести пять попробуем.
    — Ага… — Витек глубоко дышал, по его красному лицу струился пот, — двести пять, наверное, выдержу…
    — А куда ты денешься с подво…
    Миша не успел закончить предложение. Гулкий звук удара упавшей на пол штанги и грохот рассыпающихся блинов прервал его речь, и привлек внимание всех посетителей зала.
    — Да чтоб тебя!!! — заорал Миша, увидев щуплого парнишку, отключившегося на скамье для жима. Штанга лежала на его груди, упираясь концом, с которого блины не свалились, в пол.
    Миша подбежал к телу, и откинул с него гриф.
    «Лишь бы цел был! Лишь бы цел.» — вертелась в голове единственная мысль. Он, как фитнес-директор, нес ответственность за всё, происходящее в залах клуба. Конечно, все члены клуба подписывали договор, в котором, фактически, отказывались от любых претензий. Но несчастные случаи никому были не нужны: ни клубу, ни посетителям, ни Мише. Также ему вовсе не было нужно пятно на репутации. Он знал, с какой скоростью по Орлу расходятся слухи, и знал страсть людей к преувеличениям. Естественно, он был уверен, что если инцидент выйдет за рамки «ерунды, до свадьбы заживет», то уже завтра всему городу будет известно, как он лично не удержал штангу и придавил пацана. А, возможно, и добил его ударом в голову.
    Вокруг них столпились посетители клуба. Миша, как мог аккуратно, лапищи-то вон какие здоровые, похлопал мальчишку по щекам.
    — Эй, пацан! Ты как?
    Мальчишка не реагировал.
    — Кто-нибудь, сгоняйте за аптечкой, на ресепшне есть! — скомандовал Миша. Двое любопытствующих отделилось от толпы. У выходя из зала переглянулись, обменялись какими-то междометиями, после чего, один быстро вышел, а второй вернулся.
    — Сейчас, Владик принесет. — сказал он. Миша узнал Лёху, постоянного члена клуба уже года три. У него вроде бы сеть ларьков с выпечкой.
    Аптечка не понадобилась. С резким, шумным вдохом малой открыл глаза.
    — Эй, парень! Ты как? — снова спросил Миша.
    Пацан сфокусировал на нём мутный взгляд:
    — Эээ… — только и смог ответить.
    — Ничего не болит?
    — Эээ… — протянул он, — Нееее…
    — Ходить можешь? — Миша надеялся, что всё обошлось, и его надежды, вроде как оправдывались, — Вить! Доведи его до раздевалки, пусть посидит, остынет.
    — Окей. — сказал Витёк, успевший лишь размотать бинты с колен. — Пошли, пацан.
    Мальчишка с трудом встал, пошел к выходу. Витек аккуратно поддерживал его под руку.
* * *
    — Ты чего подстраховать-то не попросил? Вон, вокруг народу — целая толпа. Любой бы помог. А так и убиться недолго, — говорил Витек, поддерживая мальца.
    Малой медленно ковылял в раздевалку. Витек и сам шел не торопясь. Ноги после приседаний подрагивали мелкой-мелкой дрожью, а колени так и норовили подкоситься на спуске с лестницы.
    Медленно они дошли до раздевалки. Витек усадил пацана на скамейку.
    — Ты нормально? Может воды налить? — для убедительности он показал пальцем на кулер, стоявший у двери в душевую.
    — Неее… — медленно, каким-то глухим голосом ответил малой.
    — Ну ладно, отдыхай. — Витек потрепал его по плечу.
    Ему совсем неинтересно было возиться с бестолковыми школьниками, которые не знают техники выполнения упражнений, и не соблюдают элементарных правил безопасности. И тренировка еще не закончилась.
    Витек посмотрел на своего подопечного, убедился, что тот в порядке, и пошел назад в зал.
* * *
    Тупо уставившись в пол, Петя сидел в раздевалке. Он не ощущал какой-либо боли, или дискомфорта. Он просто сидел и смотрел в пол. В голове не было обычного потока мыслей. Вместо них Петя почему-то видел образ большого, свежего, ярко-красного куска мяса, с тонкими белыми прожилками. Мясные волокна влажно блестели, кусок сочился кровью. Вкусное мясо становилось все больше и больше, ближе и ближе, заслоняя собою всё окружающее.
    Издав тихий хрип, Петя повалился на бок. Его сердце всё медленнее и медленнее отбивало удары. Совсем медленно. Может быть, пару раз в минуту. Наконец, стукнув в последний раз, сердце остановилось. К тому моменту Петя уже минуты три как не дышал.
    Тонкая струйка слюны потекла из уголка рта, закапала на пол.
    Несколько минут тело Пети лежало на скамейке. Неожиданно, дрогнули пальцы на левой руке. Открылись глаза. Зрачки сузились настолько, что их просто не было видно. Радужка, испещренная ярко-белыми полосками, лежала на налившихся кровью белках. Очень странные глаза. Глаза не человека.

Глава 2. Распространение

Суббота, 15 сентября 2012, день.
    Серёга стоял под горячими струями душа. Он тер свою широченную спину мочалкой, что-то неразборчиво напевая под нос. Тренировка прошла хорошо, и он ощущал себя уставшим, но довольным. Ему нравились струи воды. Ему нравилось, как жесткая мочалка проходит по коже. Ему нравился запах геля для душа. Ему нравился он сам. В общем, Серёге сегодня нравилось всё, и когда хлопнула дверь душевой, он не стал наступать на горло собственной песне, а даже замычал чуть громче. Никому же не помешает его песенка, а даже наоборот, поднимет настроение.
    Внезапно, Серёга ощутил поток холодного воздуха. Он обернулся. Душевая занавеска была отодвинута. Перед ним стоял одетый, это в душевой-то, подросток, и пялился очень странным взглядом.
    — Чего тебе, малой? — удивленно, но вместе с тем дружелюбно спросил Серёга. Ну мало ли что, может пацан шампунь забыл, например.
    Подросток молчал. Его взгляд начинал нервировать.
    — Ну, говори уже! — подбодрил малого Серёга.
    Малой, тараща глаза, протянул к нему руки. Попытался схватить, но Серёга отпрянул. До него, наконец, дошло.
    — Слышь, пацан! Ты не понял, я не по этой части. Вали отсюда.
    Подросток, однако, снова попытался схватить Серёгу, прямо в одежде входя под струи воды.
    — Да, блин!!! — заорал Серёга, схватил пацана за воротник футболки и встряхнул. — Тебе что сказали? Совсем, блин, тупой?
    Малой издал то ли хрип, то ли вой, и клацнул зубами, пытаясь укусить Серёгу за руку. Но тот крепко держал юнца за шиворот.
    — Охренеть, блин! — Серёга вышел из душа. Как был, в одних шлепанцах прошел к выходу из душевой, ведя подростка на вытянутой руке. Юнец не прекращал попыток укусить Серёгу за руку, продолжая при этом выть.
    — Пшёл вон!
    Сергей вытолкнул подростка из душевой, и еле-еле сдержался, чтобы не отвесить ему пенделя. От толчка мелкий повалился на пол, громко ударившись лбом о кафельную плитку.
    — Блин! — воскликнул Серёга. От хорошего настроения не осталось и следа. Не дай бог, этот малолетний извращенец голову себе разбил.
    Он присел на корточки около подростка, потрепал его за плечо.
    — Слышь, ты как?
    — Ыыыыы!!! — глухо завыл малой.
    — А нечего было приставать к нормальным людям, — ответил Серега, вставая, — Я против этой нетрадиционной ориентации ничего не имею, если вы меня не трогаете…
    Мальчишка как-то извернулся, схватил Серёгу за ногу и впился зубами в икру. Брызнула кровь.
    — Аааа!!! — От внезапности и подлости нападения Сергей вышел из себя. Он мощно встряхнул ногой, и отбросил подростка на шкафчики. — Совсем долбанулся?!?
    Он заскочил в душевую, снял с крючка полотенце, обернул вокруг бёдер, и вернулся назад. Схватив неловко барахтающегося пацана за шкирку, на вытянутой руке вывел его из раздевалки. Провёл мимо стойки администратора на улицу, и не отказал себе в удовольствии отвесить смачного пинка по тощей заднице извращенца. От удара мелкий пролетел несколько метров, и шлёпнулся на газон, распластавшись как раздавленная лягушка.
    Вернувшись в холл, Серёга столкнулся с удивленными взглядами девочки на ресепшне, Лёхи и Владика, которых он просто не заметил у стойки, настолько был зол.
    — Серёга… — недоуменно произнес Лёха, — Это что сейчас было?
    — Это звиздец какой-то!!! — от возмущения перехватывало горло, — Оборзели до предела! Помыться уже не дают, блин!!! В душе приставал, прикинь!
    — Чего?
    — Ничего, блин!!! Еще и за ногу укусил! Вон, кровищи! — Серега выставил вперед ногу, и повернул так, чтоб было видно место укуса. Рана действительно изрядно кровоточила, — Еще раз я этого гомосапенса увижу, я ему…
    Он возмущенно запыхтел, придумывая, что же он сделает, когда увидит этого в следующий раз.
    — Это… У нас тут как раз аптечка есть, — сказал Лёха. — Давай тебе ногу замажем. А то мало ли, вдруг оно через укус передаётся. Ещё что с ориентацией случится…
    Девочка на ресепшне прыснула смехом, попыталась его скрыть, отвернулась. Лёха с Владиком давили лыбу.
    — Да пошли вы! — Серёга раздосадовано махнул рукой.
    Лёха с Владиком заржали в голос.
    — Подожди. — Сквозь смех сказал Лёха. Он потряс головой, немного успокоился, но улыбка ещё блуждала по лицу. — Шутки шутками, но продезинфицировать надо.
    Он открыл аптечку, которую всё ещё держал Владик, достал кусок ваты, обильно смочил зеленкой, и несколько раз провел по ране вверх-вниз.
    Серёга зашипел сквозь зубы.
    — Лан, достаточно! Спасибо. Пойду я.
    — Давай. Нечего тут в одном полотенце разгуливать. Двери стеклянные, мало ли еще кого соблазнишь. — не удержался Лёха, и первый засмеялся своей шутке. Владик с девочкой снова заулыбались.
    — Да ну вас всех! — воскликнул Серёга. Однако, уже с улыбкой.

    Настроение стало возвращаться. Он, чуть прихрамывая, пошел назад в душ.
* * *
    «Москвич» стоял на набережной Орлика неподалёку от Гак-клуба. Сидящие в нём Сеня с Сёмой внимательно наблюдали за входом в клуб, стараясь не упустить момента, когда оттуда выйдет подходящий олигарх.
    Стеклянные двери разошлись в стороны. Из дверей появился почти голый качок, ведя на вытянутой руке кого-то очень знакомого.
    — Сеня, ты видел??? — восторженно завопил Сёма.
    — Вижу-вижу… — ответил увлеченный необычным зрелищем Сеня.
    Качок тем временем чуть подтолкнул их знакомого вперед, и с размаху отвесил ему мощный пендель. Петя приземлился на газоне, пролетев несколько метров, чем привел друзей в неописуемый восторг.
    — Не, ну ты видел!!! — захохотал Сёма.
    — Ааааа!!! — орал Сеня. — Это что ж он там такого сделал???
    — Гантели поломал!!! — сквозь смех предположил Сёма.
    — Нет, штангу!!!
    — И тренажеры все!!!
    — И эти… как их… — исчерпал свои познания в фитнесе Сёма. — В общем всё!!!
    Друзья, смеясь, смотрели, как Петя встает. Его разбалансированные, дерганые движения веселили не меньше, чем предыдущий полёт.
    — Ну а что, — лыбясь спросил Сеня, — надо поздороваться с олигархом. Тем более, давно знакомы.
    — С каким олигархом? — опешил Сёма.
    — С вон тем, даун! — Сеня ткнул пальцем в Петю. — Если он в клуб олигархов ходит, значит, бабло водится.
    — А, блин! — согласился с логикой товарища Сёма, — Пошли!
    Выйдя из машины, друзья не торопясь пошли к стоящему на газоне Пете. Вопреки ожиданиям, он не попытался скрыться. Просто стоял, покачиваясь и вертя головой в разные стороны.
    — Привет, спортсмэн! — улыбаясь, поздоровался Сеня, — Ты в курсе, что по газонам ходить нельзя? С тебя штраф!
    Лошок повернулся, и посмотрел очень странным взглядом. Медленным, неровным шагом он направился к Сене, вытянув вперед руки.
    — Это, ты чё? — в очередной раз почувствовав, что теряет инициативу, громко спросил Сёма. Он подошел к Пете вплотную, — Бабло давай, быстро на!
    Сёма схватил его за плечо, и развернул к себе. Лошок потерял равновесие. Падая вперед, он уцепился руками за Сёму, и внезапно впился зубами ему в предплечье.
    От неожиданности Сёма отпрыгнул назад. Петя завалился лицом вниз. Его челюсти ритмично ходили, что-то пережевывая.
    Сёма взглянул на свою руку и заорал. Через дыру в залитом кровью рукаве была видна небольшая, но глубокая рана с рваными краями. Из неё обильно текла кровь. Рукав быстро пропитывался густой красной жидкостью. Струйки крови стекали по кисти, и капали на землю и на Сёмины штаны.
    — Аааааа!!! Сеня, он мне руку сгрыз нах!!! Падла!!! Аааа!!!
    — На, гад! — Сеня со всей дури ударил носком лакированного ботинка поддых лежащей жертве. Похоже, что Петю это не сильно озаботило, он продолжал жевать.
    — Дай гляну!
    Сёма показал руку.
    — Сеня! В больничку надо! Я ж кровью истеку!!!
    — Не ссы! Ща доедем! — и Сеня повернулся к начинавшему вставать Пете, — Я тебя, гад, в асфальт закатаю на!
    — Поехали, Сеня!
    — Да едем уже! — отмахнулся Сеня, и заорал — Куда вставать, лежать на! Ты, падла, у меня кровью еще харкать будешь!
    Лошок встал, его взгляд был не просто странным, а пугающим. По подбородку стекала кровь.
    — Я тебе еще покажу! — взвизгнул Сеня.
    Петя сделал к нему неуверенный шаг.
    — Встретимся еще! Твое счастье, что у меня сейчас времени нет! — пообещал Сеня, и обернулся к Сёме — Погнали!
    Они быстро добежали до машины. Взревев мотором «шестьсот двенадцатый» сорвался с места.
* * *
    — И раз! — Оля взлетела на степ-платформу, перешагнула её, — И два! — Шаг назад, — И три! — снова вверх, — И четыре!
    Тяжелее всего было перекричать ритмичную музыку, орущую из громкоговорителей. К счастью, кричать нужно было не часто. Движения были просты и понятны. Главное — задать темп.
    Именно этим Оле нравились группы для начинающих: базовые шаги, щадящий ритм. Так он могла прыгать хоть десять тренировок подряд.
    — Следующее — три колена! — крикнула Оля на начало музыкальной фразы.
    Группа более-менее синхронно повторяла за ней движения. В отражении зеркала Оля видела, как за её спиной полтора десятка разновозрастных девиц и дам в едином ритме шагали, поворачивались, поднимались и опускались. Это было даже привлекательное зрелище, несмотря на уже красные лица, капли пота и тяжелое дыхание.
    А еще степ нравился Оле тем, что своими движениями она управляла действиями двух десятков человек. Иногда она еле сдерживалась, чтобы не почесать себе нос в такт музыке, и посмотреть, сколько «девочек» из группы повторят это за ней.
    Поворачиваясь, Оля краем глаза зацепила что-то непонятное, нелогичное. В зеркале увидела как «девочки» стали сбиваться с ритма, некоторые остановились совсем, недоуменно смотря куда-то.
    Что за?.. Оля остановилась сама, обернулась к группе. Большинство недоуменно смотрело в сторону входа в зал, кое-кто удивленно улыбался. Оля взглянула на вход, и опешила: в дверях стоял абсолютно голый, мокрый накачанный парень. Остатки мыльной пены медленно стекали по его сероватой коже под ноги. Из замазанной «зеленкой» раны на ноге сочилась густая, почти черная кровь.
    Пустым, бессмысленным взглядом качок смотрел на «девочек». Его глаза откровенно пугали.
    — Молодой человек! Вы что себе позволяете? — вопросила Анастасия Сергеевна, веселая толстушка лет сорока пяти — пятидесяти от роду.
    — Ыыыы!!! — чуть отклонясь назад, ответил ей голый. Потом зашел в зал, раскачиваясь всем телом, вытянул руки…
    — Выйдите вон сейчас же!!! — тоном, выдававшим в ней как минимум два десятка лет педагогического опыта, приказала Анастасия Сергеевна.
    Она схватила наглеца за руку, чтобы вывести из зала, но тут случилось нечто невообразимое. Качок наклонился к Анастасии Сергеевне, будто собирался её поцеловать, и вонзил зубы ей в шею. Анастасия Сергеевна издала пронзительный высокий крик. Качок резко дернул головой, вырывая кусок мяса. Тугая струя ярко-красной крови из перекушенной сонной артерии выстрелила в потолок. Не переставая кричать, жертва повернулась, орошая кровавыми брызгами всех, находящихся поблизости. Попыталась закрыть рану рукой. Кровь толчками вытекала сквозь пальцы.
    — На помощь! — внезапно севшим голосом сказала Анастасия Сергеевна. Её глаза закатились, и она мягким кулём осела на землю.
    «Девочки», в брызгах крови, смотрели на эту сцену, не понимая, не веря в реальность происходящего.
    Голый серый качок неторопливо присел рядом с очень бледным телом Анастасии Сергеевны, взял её руку, и начал есть предплечье.
    Раздался истошный визг кого-то из группы. Его подхватили еще несколько голосов. Крик послужил сигналом к панике. Будто кто-то щелкнул переключателем. Еще минуту назад взрослые, разумные женщины превратились в обезумевших истеричных самок. «Девочки» в ужасе метались по залу в поисках спасения, сталкиваясь, вопя и падая. У единственного выхода сидело страшное серое чудовище, которое пожирало тело их подруги. Это добавляло в общую картину нотки обреченности.
    Оля, скорее инстинктивно, чем осознанно отступившая к стене в самом начале безумства, попыталась призвать к порядку и спокойствию. Её голос потонул в общем вое испуганно мечущихся тел, и продолжающей играть из громкоговорителей музыке.
    Она оглянулась. Главное, чтобы не затоптали. К несчастью, в зале совершенно негде было спрятаться. В помещении не было никаких закутков, никакой мебели, только стены и зеркала.
    Серый неожиданно прекратил свою трапезу, встал, и обвел зал взглядом своих страшных глаз без зрачков. К своему ужасу Оля осознала, что она находится к монстру ближе всех. Серый нетвердой походкой медленно двинулся к Оле. Не выдержав, она заорала, попятилась, споткнулась о степ-платформу, потеряла равновесие и упала. Рефлекторно она успела прижать руки и приземлиться не на спину, а на бок. Падение сыграло роль пощечины, прекратив начинавшуюся истерику.
    Лёжа на полу, Оля видела медленно надвигающееся чудовище с окровавленным ртом, боковым зрением заметила, как часть «девочек» рванули к выходу, перескакивая через лужу крови и тело Анастасии Сергеевны. Группируясь, чтобы встать, случайно взглянула вверх. Вот оно! Оля приподнялась, развернулась. С низкого старта, разгоняясь резко сделала три шага, оттолкнулась от степ-платформы и прыгнула вверх, вытягивая руки. Удалось! Она зацепилась за железную скобу, одну из тех, на которых лежали проходящие под потолком трубы. Ноги по инерции вылетели вперед. В верхней точке Оля попыталась закинуть ногу на трубы. Не вышло. Притяжение повлекло её назад. Оля согнула ноги, как в детстве на тарзанке. Тело прошло нижнюю точку никого не зацепив, взлетело спиной вперед, и Оля вытянула ноги вперед увеличивая амплитуду. Взлёт. Есть! Она зацепилась ногой за трубу. Рывком Оля перекинула тело на ужасно пыльные толстые трубы и взглянула вниз.
    Там продолжался багровый кошмар. У выхода, то ли поскользнувшись в крови, то ли споткнувшись о тело Анастасии Сергеевны, лежала без сознания еще одна женщина. Окровавленная Анастасия Сергеевна рвала зубами её ногу. Оставшиеся в зале посетительницы пытались выскочить из зала, не попавшись монстру и обогнув Анастасию Сергеевну. Серый посреди зала раскачивался, пытаясь удержать кого-то из вырывающихся «девочек». Грохот музыки и непрекращающиеся крики дополняли картину творящегося хаоса.
    Оля увидела, как молодая блондинка Маша попыталась повторить её маневр. С короткого разбега оттолкнулась от платформы, прыгнула, зацепилась руками за скобу прямо под ней. Пальцы левой руки соскользнули, но Оля крепко схватила её за запястье и изо всех сил потянула на себя. Серый внизу, привлеченный движением, направился к Маше вытянув руки.
    Оставшиеся «девочки», видя, что монстр отвлекся, гурьбой ломанулись к выходу.
    Маша закинула ногу на трубу. Вторая нога еще болталась в воздухе. Монстр схватил Машу за лодыжку. Маша дернулась, вцепилась в скобу так, что побелели костяшки пальцев. Оля перехватила её за талию, и резко втащила Машу наверх.
    — Ыыыыы!!! — издал разочарованный вой серый, глядя на зажатый в руке кроссовок.
    Оля и Маша переглянулись.
    — Это что?! — спросила Маша. Её руки дрожали. — Оля, что это такое?!
    — Не знаю! — ответила Оля. — Никогда такого не было.
    Адреналин буйствовал в крови. Олю трясло не меньше, чем Машу, она крепко держалась руками за скобы, несмотря на то, что трубы их нормально держали. Ведь внизу, в опустевшем зале, задрав голову, на них смотрел серый монстр с окровавленной пастью. Он пытался дотянуться до Оли с Машей, но лишь хватал воздух.
    Рядом с монстром тянула руки вверх очень бледная, почти белая Анастасия Сергеевна. Дыра в шее и глубокая рана на половину предплечья, с торчащими ошметками мяса и белеющей в глубине костью, её совершенно не беспокоили. У входа в кровавой луже с отпечатками кроссовок лежало тело женщины с объеденной ногой. Музыка продолжала ритмично изливаться из громкоговорителей.
    Маша бросила взгляд вниз.
    — Что же теперь делать?! — как-то жалостливо спросила она, и неожиданно заплакала.
    Оля посмотрела на плачущую Машу. Осознание реальности последних нескольких минут обрушилось на неё, из глаз сами собой полились слёзы.
    — Я не знаю. — всхлипывая сказала Оля, и тоже разревелась.
    Лежащая у входа женщина открыла глаза. Красные глаза с почти неразличимыми зрачками, и испещренной белым радужкой.
* * *
    Орловский тоннель, автодорога, проходившая в центре города под Окой, мог похвастаться необычной историей. Изначально, еще при старом социализме, тогдашнее городское руководство было одержимо идеей строительства метрополитена. И хотя миллиона жителей в Орле не было никогда, работы по прокладке первого перегона начались с расчетом на будущий рост населения. После развала союза, в период демократизации стройку заморозили, банально не хватало денег.
    Потом, при «черных полковниках» кому-то из военной комендатуры пришла в голову мысль, что негоже стройке простаивать, а сидящим левакам маяться без дела. Однако, строить метро — занятие слишком масштабное, затратное, и с неизвестным эффектом. Поэтому, проект быстро, но кардинально перекроили. Силами «политических» расширили уже проложенный участок, приспособив для автомобильного движения, и протянули тоннель дальше. В общем, к наступлению социалистического ренессанса оставалось доделать совсем немного. В 2005 году тоннель был торжественно открыт.
    Он начинался в районе площади Карла Маркса, где в него ныряла Комсомольская улица. Проходил под Окой, и поворачивал направо в районе улицы Революции. Выезд по прямой выводил на Московскую, а сам тоннель снова пересекал Оку и выходил на поверхность на улице 60-летия Октября.
    Среди орловчан тоннель пользовался дурной славой. И не то, чтобы в нём происходило больше аварий, чем везде. Нет. Просто предполагалось, что в сооружении, построенном «на крови» обязательно притаилось что-то потустороннее и зловещее. Хотя статистика не подтверждала легенду, слухи успешно восполняли этот пробел. Поговаривали даже о призраке в шинели, встречавшем в тоннеле автомобилистов, которых ожидала внезапная смерть. Вполне возможно, что это был вовсе не призрак, а один из немногих оставшихся бомжей.
    Сеня вел «Москвич» по тоннелю, выжимая из видавшей виды машины всё, на что она еще была способна. Двигатель «шестьсот двенадцатого» натужно ревел, разогнав «москвич» до сотни.
    Он несся по прямой, решив, что Сталепрокатная больница — именно то, что нужно. Конечно, до неё ехать через полгорода, зато там есть травмпункт. Это Сеня помнил точно. В прошлом году ему там заклеивали рану от разбитой об голову бутылки. Сёма лишних пять минут перетерпит. От укуса никто еще не умирал.
    Сёма тем временем орал не переставая, чем изрядно раздражал Сеню. Сеня крепился, всё-таки кореш раненый, а значит, наезжать на него будет не по-пацански. Сёма не унимался.
    — Завали хлебало на!!! — взорвался, наконец, Сеня, не выдержав. — Достал стонать! Орешь как целка под конём!!!
    — Да ты смотри! — сунул руку ему под нос Сёма, — уже чернеет всё! Мне руку, на, отрежут!
    — Убери руку, даун, на! Я дороги не вижу! — проорал Сеня. — Я, на, в больничке, на, скажу, чтоб тебе язык отрезали, на!!! Достал на, инвалид!!!
    — Ну больно же! — простонал Сёма, откидываясь на спинку.
    — Ну так терпи! Скоро приедем.
    «Шестьсот двенадцатый» выскочил на поверхность, и погнал по Московской, не снижая скорости. К счастью, дорога была свободна, как почти всегда по выходным.
    Сёма затих, и Сеня облегченно вздохнул. Он кинул быстрый взгляд на кореша. Тот, похоже, отключился. Ну и очень хорошо, меньше вонять будет. Между тем, они промчались под железнодорожными мостами, и выехали на прямую дорогу к Сталепрокатной.
    Сеня вдавил педаль газа до упора. Двигатель взревел, «москвич» еще чуть ускорился, дребезжа всем кузовом. Сеня вцепился в руль мертвой хваткой. На такой скорости любая неожиданность была чревата самыми непредсказуемыми последствиями.
    Внезапная острая боль пронзила Сенино плечо, как будто зажало раскаленными клещами. Он заорал, дернулся, руль крутнулся, и «москвич» снесло с полосы. Автомобиль проломил отбойник, вылетел с дороги, и перевернувшись в воздухе, рухнул на крышу. Вылетевший через лобовуху Сеня упал на землю неподалеку. Сёма, пристегнутый ремнем безопасности, остался под грудой железа. Если бы кто-то заглянул в этот момент в остатки «шестьсот двенадцатого», то увидел бы, что Сёма пережевывает кусок плеча товарища с обрывками ткани спортивного костюма.
    Несколько автомобилей остановились у проломленного отбойника. Вокруг места аварии стали собираться немногочисленные зеваки. Лишь один из водителей сделал действительно полезную вещь. Доехав до ближайшего телефона-автомата, он вызвал милицию и скорую. Анонимно.
* * *
    В женской раздевалке Гак-клуба царила лихорадочная суета. Участницы неудачной тренировки по степ-аэробике торопились оставить клуб как можно быстрее. Кое-кто еще переодевался, но большинство просто хватали свои вещи, и бежали к выходу.
    Миловидная тридцатилетняя женщина промокала полотенцем неглубокий укус на ноге. Сочащаяся кровь из раны никак не хотела останавливаться. «Дома обработаю» — решила женщина, перевязала рану полотенцем, подхватила сумку, и побежала, прихрамывая, к лифту.
    Еще одна женщина устало присела на скамейку. Сейчас, только немного перевести дух, и сразу домой. Она взглянула на небольшую, но болезненную ранку на руке. Хорошо, что смогла вырваться от этого психа. Ну его, этот спорт. С неё хватит. Не девочка уже. Лучше мирно сидеть дома, готовить еду. Например, мясо. Вкусное, свежее, лучше ещё теплое мясо с сочащейся кровью…
* * *
    Забирая у двух клиенток ключи от шкафчиков, Юля пыталась понять, что там произошло у Ольки на тренировке. Вряд ли какой-то пустяк, из-за мелочей с занятий не уходят. И клиентки какие-то взвинченные. Юле показалось, что на одной из них она заметила капельки крови. Да ну, нет, не может быть.
    — Девушка, вызывайте скорую.
    — Вам плохо? — участливо осведомилась Юля.
    — Мне нет. Но там, наверху… В общем, вызывайте скорую.
    Клиентки вызвали лифт и уехали, оставив Юлю в недоумении. Что же там на самом деле происходит? Приходилось ждать и строить догадки.
    Впрочем, ожидание продлилось совсем недолго. Буквально через пару минут стойку осаждали почти все участницы Олькиного занятия. Из их отрывочных фраз Юля поняла, что там действительно случилось что-то страшное. И хотя большинство клиенток говорили, что надо срочно вызывать скорую и милицию, сначала они все-таки хотели получить свои карточки.
    Взять ключ, положить в ячейку, взять карточку, пропустить через автомат, отдать клиенту. Следующая. Довольно быстро раздав карточки посетительницам, Юля задумалась. И милиции и скорой надо было объяснить причину вызова, однако, Юля толком не понимала, что же произошло. А Ольки почему-то не было, хотя, по-хорошему, это её тренировка, и она сама должна решать все возникающие проблемы.
    Можно было бы подняться и самой всё узнать, но правила клуба запрещали администратору покидать рабочее место не оставив никого на замену. Юля попыталась позвонить Мише. Внутренний телефон в тренерской не отвечал.
    Ну что ж. Остается последний вариант. Юля достала из-под стойки микрофон.
* * *
    Просто идиотский день какой-то! Сначала школьники с неадекватной самооценкой давят себя штангами, потом творят в душевых невесть что. Судя по рассказу Владика, у малого сорвало башню на почве спермотоксикоза, и он не нашел ничего лучше, как пристать к первому попавшемуся. Хорошо еще, что Серёга нормальный мужик. Просто выставил идиота. Другой на его месте мог бы и не сдержаться, влепить пару раз, чтоб вернуть в реальность. К счастью, обошлось.
    По большому счету, это инцидент между клиентами, и клуб тут ни при чем. Но мало ли, что этому юнцу или его родителям придет в голову. Естественно, первым делом обвинят клуб. Миша не питал иллюзий по поводу человеческой природы.
    А с другой стороны, проблемы надо решать по мере их возникновения. И не забивать себе голову раньше времени.
    Миша оглядел зал. Народ себе спокойно тренировался. Помощь, похоже, никому не требовалась. Он решил было пойти в комнату отдыха, посмотреть новости, но тут из громкоговорителей раздался Юлин голос:
    — Фитнес-директора просят пройти к стойке администратора. Повторяю, фитнес-директора просят пройти к стойке администратора.
    Впервые за все время работы в клубе Мишу вызывали по громкой связи. Обычно звонили в тренерскую, и он брал трубку, или кто-то из тренеров находил его и передавал сообщение. В конце концов, это просто спортклуб, а не рынок в Южной, где можно блуждать неделю. Должно было случиться нечто из ряда вон выходящее. Хотя… Может у Юльки произошел ПМС, или еще какое помрачение психики. Лучше бы, конечно, второе. Хватит на сегодня неожиданностей.
    Миша еще раз оглядел тренажерку. Хорошо, что хоть здесь всё в порядке. Он вышел из зала.
    В коридоре было пусто. Миша быстрым шагом направился к лестнице, но резко затормозил у входа в аэробный зал. Прямо за открытыми дверями на покрытии расплылось большое темно-красное пятно. В середине зала, под громкую ритмичную музыку совершенно не в такт раскачивались три человека с вытянутыми вверх руками.
    С удивлением Миша признал в одном из них Серегу. Но почему он голый и что у него с кожей? Две женщины рядом с Серегой тоже выглядели как минимум странно. Смертельно бледные, с рваными ранами, они, тем не менее, стояли, раскачивались и махали руками пытаясь дотянуться до… Да что это вообще такое?!? Под потолком на трубах сидела Оля с еще одной девочкой. Обе ревели.
    Картина происходящего никак не укладывалась в голове. Миша стоял и смотрел, пытаясь хоть как-то её понять. Из ступора его вывел крик Оли.
    — Миша!!! Убери их!!!
    Миша посмотрел на странных посетителей, сунул два пальца в рот и громко пронзительно свистнул. Троица обернулась. Увидев Мишу, все трое направились к нему. Ходили они тоже как-то странно. Медленно и разбалансировано. Как будто их движениями управлял неумелый кукловод, слишком резко дергая за нитки.
    Миша давно уже осознал как недостатки, так и преимущества своей внешности. Поэтому он придал лицу как мог более жесткое выражение, и громко, чтобы перекрыть музыку проорал:
    — Это что здесь происходит?
    Он так и не смог произвести сколь-нибудь заметного впечатления на приближающихся странных людей. Даже Серега, уж насколько вменяемый был мужик, и тот вел себя неадекватно.
    На лицах всех троих не было никаких эмоций. Как плохо натянутая маска. Но больше всего Мишу поразили глаза каждого из троицы. Налитые кровью, с почти невидимыми зрачками и сумасшедшей радужкой. Они совершенно ничего не выражали. Абсолютно пустые глаза придавали им еще больше сходства с марионетками.
    — Серёга, стоять!!! Отвечай, быстро!!!
    Никто из троицы и не подумал останавливаться. Все так же медленно они шли к Мише, вытянув руки. Полное отсутствие эмоций, пустота в глазах и совершенное безразличие к ранам, которые, как заметил Миша, были более чем серьезные, откровенно пугали.
    — Что тут? — раздавшийся сзади вопрос чуть не заставил Мишу подпрыгнуть своей внезапностью.
    За спиной стоял Витёк, и с любопытством заглядывал в зал. Его глаза округлились от удивления.
    — Серый, ты чего?
    — Похоже, он совсем ничего не понимает, — ответил Миша.
    — Осторожно, Миш!!! — услышал он истеричный Олин крик.
    Серёга наконец дошел до дверей, попытался схватить Мишу за плечо. Миша увернулся, чуть отклонился назад и резким движением выбросил вперед левую ногу. Удар пришелся прямехонько в грудь Серёги. Тот потерял равновесие, и завалился на спину, прямой, как срубленное дерево.
    Тем временем подоспели обе ненормальные женщины.
    — Ближе не подходить!!! Я предупреждаю!!! — проорал им Миша. Снова без какого-то видимого эффекта.
    С вытянутыми вперед руками женщины приблизились вплотную к Мише, и стоявшему рядом Витьку. Ну ладно, не хотите по-хорошему… Миша снова чуть отклонился, и нанёс мощный удар по телу пухлой женщины со страшной рваной раной на шее. Услышал слева глухой звук удара. Обе нападавшие отлетели вглубь зала.
    Серега дергался на полу, пытаясь подняться. Миша перешагнул через него, заходя в зал. Сзади, сквозь грохот музыки послышалась возня. Миша обернулся. Серега схватив Витька за ногу, тянулся к ней с оскаленными зубами, но Витёк резким движением вырвался.
    — Не подходите к ним! — крикнула сверху Оля.
    — Мы и не подходим, — пробурчал Витёк, — они сами…
    Миша остановился под трубами, готовый, в случае чего подстраховать.
    — Спускайтесь, я поймаю.
    Оля и Маша переглянулись.
    — Давай, ты первая, — предложила Оля.
    Маша кивнула, легла на живот, ухватившись за скобу, ловко спустила ноги. Потом повисла на руках, и спрыгнула. Следом за ней спустилась Оля.
    — Так что тут происходит? — снова поинтересовался Миша.
    — Миш, давай уйдем отсюда, потом всё расскажу. К этим только не надо приближаться. Они как бешеные. Нападают и пытаются загрызть, — несмотря на заплаканное лицо, вполне разумно ответила Оля.
    Маша подняла валяющийся на полу кроссовок.
    Серёга тем временем поднялся. И направился в зал, к людям.
    — Ну надо же… — пробубнил Витёк. — Никак не угомонится.
    — А? — повернулась к нему Маша.
    — Я говорю, неугомонный он сегодня какой-то, — повторил свою мысль Витёк. Посмотрел по сторонам и добавил: — И бабы его тоже… И вообще, сегодня все какие-то странные…
    Действительно, и толстушка с дырой в шее, и другая женщина уже встали, и снова направлялись к ним.
    — Пошли, — коротко сказал Миша, и направился к выходу, навстречу Сереге. Приблизившись, он ловко уклонился от протянутых рук Серёги, зашел ему за спину, и коротким резким ударом под колено сбил его с ног.
    — Быстрее давайте! — Миша уже был у выхода.
    Девочки перескочили через пытающегося подняться Серёгу, и выскочили из зала. Замыкающий процессию Витёк ровным шагом проследовал за ними, по ходу наступив Серёге на спину, и снова вогнав его в пол.
    У входа Витёк оглянулся. Обе женщины снова приближались к нему, а Серёга упорно пытался подняться.
    — Да уж. Они не успокоятся.
    — Миш, пожалуйста, запри дверь! — сказала Оля.
    Миша закрыл раздвижные двери, и только тут осознал, что ключа у него нет. Да и откуда ключ, если на дверях залов сроду не было замков.
    — Завяжи, — Витёк стянул с шеи полотенце, и дал Мише.
    — Точно! — Миша продел полотенце в ручки каждой из створок и связал между собой концы. — Ну… До приезда скорой, наверное, продержится… Так, девушки, пойдем в тренерскую, расскажете всё подробно.
* * *
    «Сегодня они быстрые» — констатировал про себя Док, увидев на правой полосе дороги, у пролома в отбойнике машину ГАИ. Мигалка на крыше весело крутилась, бросая красные и синие блики на дорогу.
    — Ты глянь, как разворотило! — вслух удивился Петрович, останавливая «Скорую».
    Док, обычно снисходительно относящийся к говорливому водителю экипажа, хотел было осечь его, но счел за лучшее промолчать. Просто тяжелая смена. Это последний вызов, и домой.
    — Пойдёмте, Катюша! — он взял саквояж, и легко, как будто не было предшествующих десяти часов смены, спрыгнул на асфальт.
    Открыв задние двери, из салона вышла Катюша. Док в очередной раз поразился на идиотов, которые выдают девчонкам-фельдшерам форму на несколько размеров больше. За собой Катюша вытянула лёгкие раскладные носилки.
    Из милицейской «Победы» вышел дородный инспектор с лейтенантскими погонами.
    — Салют! — поприветствовал он врачей. — В общем, вон там, внизу, у машины мертвяк. А в самой машине живой, но в шоке, наверное. Только мычит чего-то. И оба, похоже, бухие.
    Хорошая характеристика. Кратко и ёмко. Лейтенанту бы скинуть еще килограмм пятнадцать, и Доку он бы даже понравился. А труп — это неприятно. Док не любил возить трупы. Впрочем, как и все остальные экипажи «скорой».
    — Ага. Спасибо! Сейчас посмотрим, — ответил Док. Он повернулся к «Скорой», сделал жест, будто бы застегивал молнию, и два оттопыренных пальца, как известную «V». Петрович кивнул, скрылся в глубине салона, а потом вышел из машины с двумя черными пластиковыми мешками в руках.
    Док спустился к месту аварии.
    У перевернутого «Москвича», уже отгороженного красной милицейской лентой, стоял задумчивый сержант ГАИ. Неподалеку от него лежало исковерканное тело в спортивном костюме. Сержант приподнял ленту, пропуская медиков.
    — Вот это, — сказал он, ткнув жезлом в сторону тела, — труп. А в машине еще дергается, но, по ходу, недолго осталось.
    Спокойнее. Док хотел было съязвить в ответ, но мало ли, вдруг ещё помощь гаишников понадобится. Но какие же все умные стали! Если так хорошо разбираешься, что ж ты с палкой стоишь, а не людей лечишь?
    Док махнул Петровичу, указал на труп. Петрович всё понял без слов, даром, что три года в одном экипаже. Это Катюша новенькая, только после училища. Разворачивая на ходу мешок, водитель пошел к телу.
    Док приблизился к «Москвичу». Катюша где-то сзади возилась с носилками.
    Пристёгнутый ремнем пассажир вращал головой, колотил руками в дверь и крышу автомобиля, но выбраться не мог.
    Док присел на корточки у «Москвича».
    — Как себя чувствуете? — спросил он.
    — Ыыыыы! — издал в ответ толи стон, толи рёв пассажир.
    — Непонятно, — констатировал Док, — Что-нибудь болит? По ощущениям, ничего не сломано? Дайте-ка я ваш пульс проверю.
    Он просунул руку в разбитое окно, и сразу же её одернул, уворачиваясь от клацающих зубов. Ну надо же! Очень необычно.
    — А вот кусаться не надо. Нехорошо это, и даже не по-православному.
    Будучи закоренелым материалистом, Док периодически позволял себе иронию в отношении религии. Впрочем, его шутки на эту тему редко понимал кто-то, кроме него самого. В этот раз юмора, похоже, снова никто не оценил.
    Интересно, что у него с глазами? Странные красные глаза парня, с очень узкими, почти незаметными зрачками на испещренной белым радужке, без выражения смотрели на окружающее. Док видел такие впервые за свою практику, а уж повидал он немало, и пытался вспомнить, было ли что-то подобное в каком-нибудь учебнике.
    Он встал, повернулся к сержанту:
    — Как думаете, сможем дверь открыть?
    — Да она, по ходу, при падении открылась, — флегматично ответил сержант. — Если дёрнем посильнее, то должны.
    — Хорошо. Давайте.
    Они взялись за кромку двери. Док скомандовал:
    — На счёт три. И р-раз! И два! И три!
    Раздался треск. Старые, проржавевшие петли не выдержали, и вместо того, чтобы открыться, дверь «Москвича» начала заваливаться на них с милиционером. Док еле успел отскочить. Дверь грохнулась на землю.
    — Ого! — изумился сержант. — И как это они ТО смогли пройти?
    — А, как и все, — не отказал себе в удовольствии съязвить Док.
    Он отпихнул дверь в сторону, чтобы не мешалась, и снова присел на корточки около пострадавшего. Стараясь держаться подальше от клацающих зубов, подергал ремни. Гаишник присел рядом, вынул из кармана странный прямоугольник, как-то нажал, и вдоль длинной стороны прямоугольника показалось острое лезвие.
    — Совсем новая штука, — сказал он, протягивая прямоугольник Доку. — Специально для таких случаев. Ремни режет на отличненько… А еще я им бреюсь, — задумчиво добавил он.
    Потрясающе! Он это серьёзно! И эти люди обеспечивают безопасность на дорогах. Пожалуй, комментарии излишни.
    Док взял прямоугольник, и резким движением перерезал ремень у пояса пассажира. Тот рухнул на голову, и выпал из машины.
    — Ты глянь, — снова удивился сержант. — Даже не зажало. Везучий пацан.
    — Глаза у него странные… — обратил его внимание на необычный симптом Док. — Может наркотики?
    — Наркота, не наркота, а пивом разит на десять метров.
    — Это да. Но чтобы такое было от пива… Такого я еще не видел.
    Ладно. В больнице разберемся.
    — Катюша, ставьте носилки, и готовьте капельницу. Стандартный вариант… Так, а вот дёргаться не надо, — продолжил Док, обращаясь уже к пострадавшему, — просто лежите.
    Да что ж ты такой гиперактивный то?! Только буйных в машине не хватало. Док отступил на пару шагов от дергающегося пассажира, и открыл саквояж. Обойма вдоль внутренней стенки была заряжена шприцами с «коктейлями» на все случаи жизни. Хочешь — адреналин, сердце запускать, а хочешь — раствор на базе морфия, от болевого шока. Нам сейчас коктейль «седативный», наверное, подойдёт.
    — Сержант, придержите его? Только аккуратно, он кусается.
    — Да вижу я. — ответил милиционер, присел на корточки и надавил пациенту на плечи, прижав того к земле. Пострадавший бешено вращал головой, выл, пытался извернуться, но ни вырваться, ни укусить не получалось.
    Док закатал ему рукав. А это что такое у нас??? Дыра в руке? Очень смахивает на… Да нет, нереально. Но перевязать надо будет в любом случае.
    Он перешагнул через пациента, закатал ему другой рукав, перетянул жгутом плечо.
    — Доктор, долго ещё? — спросил милиционер.
    — Ну-у… — протянул Док, наклоняясь над парнем. — Да где ж у тебя вены то?
    Он прощупал руку. Да, вот сюда. Отточенным движением вонзил иглу шприца. Потянул поршень на себя. В шприц начала поступать густая, темно-красная, почти чёрная кровь. Еще более странно. Док пожал плечами и надавил на поршень, вводя содержимое шприца в вену.
    — Всё, отпускай, сейчас отключится.
    Милиционер отпустил парня и отпрыгнул. Вопреки прогнозам, пациент и не думал отключаться. Наоборот, он вставал.
    — Эй-эй! Не так резко. Лежи, кому говорят!
    Вообще никакого эффекта. Это чем же надо было так обдолбиться?
    — Катюша, носилки! Подсоби, сержант!
    Разобранные носилки на колёсиках, собственно, уже стояли рядом, а около них дежурила Катюша с капельницей наготове.
    — Ты за плечи, я за ноги, хорошо? На счет три! И раз! Два! Три!
    Удивительно слаженно Док с сержантом подняли пациента, и довольно жестко уложили на носилки, прижав, чтобы не дёргался. Парень выл, вращал головой, и клацал зубами.
    — Катюша, ремни! — скомандовал Док.
    Катюша быстро затянула несколько приделанных к носилкам ремней, так, что вырваться пострадавший уже не мог. Правда, попытки и вой не прекратил.
    — Сержант, вы видели? Дозу лошадиную вколол. Нам троим хватило бы. А этому, что витаминка.
    — У меня первый раз такие, — ответил сержант. — Пьяных, да, много останавливали. Гашеные попадались. Но чтобы вот так… Может новинку какую придумали?
    Он неосторожно облокотился на носилки, и с воплем отскочил, прижав к себе окровавленную ладонь. Пациент таки до него добрался.
    — Чтоб твою!!! — ругнулся сержант, и со злости ударил пострадавшего жезлом по голове. Это не произвело на последнего ровным счётом никакого впечатления.
    — Дайте взгляну. — Док взял руку милиционера, осмотрел со всех сторон. — Ерунда, сейчас обработаем. Катюша, саквояж.
    Катюша — умница! Капельницу уже установила. Саквояж наготове. Выйдет толк, наверное.
    Рана неглубокая. Док промокнул рану марлей, потом стал обмазывать йодом.
    — Скорее всего, ничего страшного, но я бы на вашем месте съездил в поликлинику, и сделал прививку от столбняка. Никогда не знаешь, что можно подхватить от этих вот.
    — Завернул, Док! — отчитался подошедший Петрович, достал сигареты и закурил.
    — Хорошо, — не отрываясь, ответил Док.
    — Что??? — переспросил водитель.
    Ну что-что? Ничего. Завернул и молодец. Жди, когда еще кто-то поможет тебе его втащить.
    — Я говорю, хорошо, — успокоил Петровича Док.
    — Да не… Там гаец сверху машет чё-то. — реабилитировался Петрович.
    Док услышал ропот, раздававшийся от группы зевак, стоявших за пределами огороженной территории. Ну что ещё? Он закончил бинтовать руку сержанту. Посмотрел на толпу, потом вверх, на лейтенанта.
    Гаишник активно жестикулировал, указывая на что-то сбоку, и продолжал кричать. Док проследил, куда показывал лейтенант. Черный мешок шевелился, как будто труп пытался оттуда выбраться.
    — Петрович! Совсем с ума сошел, живого человека в мешок!!!
    Однако, ситуация показалась Доку забавной.
    — А чего сразу Петрович??? Вы мне сами сказали, что он мертвый!!! — возмущенно ответил Петрович.
    — Ну а ты мёртвого от живого не отличишь, что ли? Ты сколько в «скорой» работаешь?
    — Да пойди тут отличи, если он как совсем мёртвый!!! — оправдывался водитель.
    — Открывай уже! — Док поставил саквояж на землю, — А у нас же носилки одни?
    — Да, — подала голос Катюша.
    — Ну… Значит, мы его всё-таки в мешке понесём!
    Действительно, забавно выходит. Если этот пациент выживет, потом друзьям всю жизнь рассказывать будет.
    — Так чего, не открывать? — замер Петрович над шевелящимся мешком.
    Иногда, Петрович ведет себя как форменный остолоп, ну честное слово!
    — Открывай! Сейчас вольём коктейля, чтоб не чувствовал ничего, потом капельницу, и всей толпой в машину втащим.
    Петрович, расставив ноги, встал над мешком, потянул за молнию. Из образовавшегося отверстия первым делом высунулась голова пострадавшего. Из рядов любопытствующих послышались возгласы удивления. Боковым зрением Док заметил, как кто-то упал в обморок.
    Петрович расстегнул мешок до половины. Пациент успел уже высвободить из мешка руки. Левая явно сломана, кисть безвольно болталась в воздухе, хотя пальцы шевелились. Он схватил Петровича за ногу. Тот потерял равновесие и с криком упал лицом в землю. А пациент вцепился зубами Петровичу в ногу.
    — Твою мать! И этот! — милиционер одним прыжком приблизился к пострадавшему, и врезал ему сапогом в голову. Голова дёрнулась, вырывая кусок мяса вместе с джинсовой тканью. Док подхватил Петровича под мышки, и оттащил на пару метров.
    — Вот ведь зараза! — Док разрезал штанину Петровича, осмотрел рану. — Катюша, йод и бинты!
    Кровь, текущая из раны на ноге, никак не хотела останавливаться. Петрович уже пришел в себя, и матерился, но тихо и неразборчиво, дабы не шокировать Катюшу.
    Толстый лейтенант спустился вниз, к месту аварии. Он подошел к сержанту, пытавшемуся удержать парня.
    — Сань, переверни его!
    Сержант выпрямился, и ногой перекатил пациента на живот. Стянув с него мешок до половины, они с лейтенантом завели руки пострадавшего за спину и сковали наручниками.
    Лейтенант подошел к врачам.
    — Это, доктор, я там еще «скорую» вызвал, если что…
    — Очень хорошо. Спасибо! — бинтуя Петровичу ногу, ответил Док, — Тогда за этим, в мешке присмотрите?
    — А что за ним смотреть? Далеко не уползет, с переломанными ногами. Да и неживой он.
    — Где ж вы таких активных мертвецов-то видели? — Док с любопытством взглянул на лейтенанта.
    — Это первый, — вздохнул лейтенант. — Но не ведут так себя после аварий. Не ведут. Ни разу такого не было.
    — Ладно, это всё гипотезы, — резюмировал Док. — Петрович, сам дойдёшь?
    Петрович утвердительно кивнул. Док повернулся к лейтенанту:
    — Помогите с носилками, пожалуйста!
    — Хорошо.
    Хорошо хоть спуск пологий, а сентябрь сухой. Земля не успела размокнуть, и носилки более-менее нормально катились на своих маленьких колесиках.
    Док с лейтенантом загрузили носилки в фургон «скорой», помогли забраться в кузов Петровичу.
    — Я поведу. Катюша, ты в кузове за главного, — распорядился Док. Повернулся к лейтенанту. — Спасибо! За тем присмотрите?
    — Да присмотрим, не беспокойтесь, — ответил лейтенант, глядя вниз.
    На месте аварии сержант устало присел, облокотясь на дерево. Пострадавший, со скованными за спиной руками извивался, пытаясь освободиться из мешка.
    — О, вот и помощь! Езжайте, всё нормально будет.
    До них, действительно, донёсся звук сирен.
    Катюша прыгнула в кузов, закрыла дверь. Док сел на водительское сиденье, включил сирену и мигалки, и, взвизгнув шинами, рванул в сторону Сталепрокатной больницы.
* * *
    Уставший, но довольный Коля спрыгнул с беговой дорожки и повесил полотенце на шею. Хорошо потренировался. Подхватив пояс и дневник, он вышел из тренажерки. Теперь в душ, потом домой, чего-нибудь поесть, и определяться с планами на вечер.
    У дверей аэробного зала Коля остановился. Странно. Ручки дверей были связаны полотенцем, а изнутри в дверь кто-то молотил, наверняка пытаясь выйти.
    Вот же у кого-то шутки дебильные! Реально, встретить бы такого, и дать пару раз по голове для улучшения чувства юмора. Он начал развязывать туго затянутый узел.
    — Минутку потерпите! — громко сказал Коля. — Сейчас выпущу вас!
    Где-то в глубине сознания он понадеялся, что в зале сейчас находится та симпатичная тренерша-брюнетка. Он тогда предстанет перед ней героем-освободителем, и вообще, будет отличный повод познакомиться.
    Узел был затянут на совесть, но после нескольких минут Колиных усилий, наконец, поддался. Коля сорвал полотенце. Двери остались закрыты, стук в них продолжался. Мелькнула мысль о неправильности происходящего, но, будучи человеком действия, Коля частенько сначала делал, а потом думал.
    Он раздвинул двери. И понял, что надежды не оправдались.
    Из дверей на него вывалился монстр Франкенштейн и две его подружки, отменно страшные, как на подбор. Одна из тянущихся рук схватила Колю за плечо. Коля икнул, откинулся назад, чуть не упал, но уперся рукой в пол, развернулся, и с низкого старта помчался назад в тренажерку.
    Страшная троица издала разочарованный утробный вой, и направилась за ним, но гораздо медленнее.
    Коля влетел в тренажёрку.
    — Мужики!!! — заорал он.
    Удивленные взгляды почти всех посетителей устремились на Колю. Вообще, по неписаным правилам, в зале можно было разговаривать, а, при необходимости, даже громко, но вот крик не приветствовался. Такого почти никогда и не бывало.
    — Там! — уже тише произнёс Коля. Он не смог подобрать слов для увиденного, и ограничился тем, что показал пальцем в коридор.
    — Что там? — поинтересовался Владик.
    — Там! — утвердительно сказал Коля, решив, что лучше пусть они сами посмотрят. Для пущей убедительности снова ткнул пальцем.
    Владик подошел к Коле и выглянул в коридор. За ним последовал Лёха.
    По коридору медленной, дерганой походкой приближались очень странная троица. Страшные раны, серая кожа, окровавленные рты, отсутствие выражения на лицах и пустой нечеловеческий взгляд производили пугающее впечатление.
    Владик, Лёха и Коля зачарованно смотрели на приближающийся кошмар. Подтянулись остальные посетители зала, без малого десяток человек, у входа образовался небольшой затор.
    — Так это ж Серёга! — услышал Коля Владика.
    — Точно! — подтвердил Лёха. — Но что-то с ним не то… Серёг, ты в порядке?! — крикнул он в коридор.
    — Ыыыы!!! — провыл в ответ Серёга. Обе идущие с ним женщины тоже завыли.
    — Ой, мамочки! — произнес женский голос за спиной у Коли.
    — Серёга, это, у тебя всё нормально? — Владик вышел в коридор.
    — Да ни хрена у него не нормально, — рассудительно сказал Лёха. — Он дома должен сейчас быть. Мы его видели почти час назад, он уже из душа выходил.
    — Действительно… — согласился Владик.
    Коля не представлял, что делать. Ситуация выходила далеко за рамки привычного. Все посетители тренажерки стояли и просто наблюдали.
    Вытянув вперед руки, трое чудовищ подошли ко входу в зал.
    — Серый, Серый, остынь! — пятясь назад от пытающегося его схватить Сереги, произнес Владик.
    — Все назад! — крикнул Лёха.
    Посетители попятились вглубь зала.
    Владик оттолкнул Серёгу, увернулся от толстушки, присоединился к остальным.
    Вытянув вперед руки, пугающая троица направлялась к людям.
    Лёха схватил со стоек олимпийский гриф, взял его наперевес, и толкнул Серёгу в грудь. От удара Серёга покачнулся, отступил назад.
    Владик снял со стоек штангу с парой блинов на двадцать кило, скинул их, и оказался вооружен так же, как и Лёха.
    Удачное решение! Коля схватил цельную десятикилограммовую штангу в метр длиной. Их примеру последовали остальные. В ход пошли и олимпийские грифы, и грифы полегче и покороче, и вообще всё, что попалось под руку.
    Орудуя грифами, как копьями, посетители тренажерки заставляли отступать бешеную троицу к выходу. Коля, не останавливаясь, махал штангой, выталкивая толстушку обратно в коридор. Парень рядом с ним наносил частые тычки такой тяжелой палкой-утяжелителем. «Бодибар» — вспомнил Коля невесть откуда взявшееся название.
    Со стороны, вооруженные спортивными снарядами члены клуба производили впечатление первобытного племени, охотящегося на мамонтов. В роли мамонтов выступали Серёга со своими спутницами. Маленьких, больных, тупых, но очень опасных мамонтов. «Какая же фигня-то в голову лезет» — поразился Коля ходу своих мыслей.
    Они уже продвигались по коридору, держа троих ненормальных на дистанции грифа.
    — В аэробный их! — крикнул Коля.
    Вошедшие в ровный ритм ударов Владик с Лёхой ограничились кивками, дабы не сбиваться. И йэх! И йэх! И йэх! На каждом выдохе по удару. И еще! Издав дикий, первобытный крик охотника, уже уверенного в добыче, Лёха замахнулся, очертил грифом полукруг и обрушил на Серёгу Франкенштейна удар сбоку. Послышался чавкающий звук и глухой треск ломающихся костей. Серёга отлетел вглубь аэробного зала. Вслед за ним племя грифами затолкало обеих монстротёток.
    — Закрывай!
    Двери съехались, Коля сорвал с шеи собственное полотенце, которое он каким-то чудом не потерял, и связал им дверные ручки. Узел затянул на совесть.
    — Уфф! — выдохнул он, облокотился на стену и съехал на пол. Несколько минут непрерывного махания штангой вымотали не хуже прошедшей тренировки. Отдыха-то между подходами не было. Да и подходов не было. Один непрерывный махач. Коля посмотрел по сторонам. Почти всё «племя», побросав снаряды на пол, пыхтело, пыталось отдышаться и остыть.
    — А ведь предки наши часами могли мечами махать! — неожиданно сказал Лёха, тяжело дыша.
    — По другой схеме, наверное, тренировались, — отдуваясь, предположил Владик.
    Коля задумался.
    Изнутри аэробного зала начали раздаваться равномерные удары в дверь.
* * *
    Миша поставил перед сидящими на диване Олей и Машей кружки с чаем, и сам присел в кресло. В соседнем кресле развалился Витёк, прихлебывая молоко из найденного в холодильнике литрового пакета.
    Из Олиного рассказа выходило, что Серёга сначала напал на одну из участниц занятия, убил её, отгрыз несколько кусков её руки, после чего она ожила, и уже вместе они убили еще одну женщину из группы. Звучало как бред, но, во-первых, Миша сам видел раны на обеих женщинах, и состояние всех троих. Уж что-что, а на раны он успел насмотреться, хотя и не распространялся об этой странице своей биографии. Во-вторых, это же видел и Витёк, который не склонен к излишней впечатлительности, так что предположение о всяких обманах восприятия исключается. В-третьих, Олин рассказ подтверждает вот эта девочка, Маша, которая тоже была на тренировке.
    — Значит так, — веско начал Миша. — В то, чтобы мертвецы вставали и ели людей, я не верю. Мы не в фильме ужасов. Единственное, что может быть — это какая-нибудь болезнь, типа бешенства, например. Серёга её где-то подхватил…
    — О! — встрепенулся Витёк. — А тебе Лёха разве не рассказывал?
    — Что?
    — Так, малец, которого штангой накрыло, Серого в душе тяпнул. Лёха там зелёнки перевёл литр, пока ногу ему замазал. Они еще ржали, как бы Серёга этой ориентацией не заразился… — Витёк подумал, и добавил: — У мелкого, наверное, две болезни было…
    — Ну, точно, Лёха говорил, у них же там какой-то конфликт был, и Серый пацана выставил. Так! Витёк, вызывай скорую. Я пока вниз. Юлька же звала, совсем забыл. Клуб надо закрывать на сегодня. Ну его в малину, распространять заразу всякую… Девушки, ну вы сами решайте, что дальше делать. Хотите, посидите тут, телевизор посмотрите. В общем, на ваше усмотрение всё…
    Раздав указания, Миша вышел.
* * *
    Оля сидела на диване, обхватив поданную Мишей горячую кружку двумя руками, и делала маленькие глотки. Чаю она не хотела, но сами привычные действия как-то успокаивали.
    В углу, у телефонного столика, молодой Мишин подопечный, Витёк, крутил диск телефонного аппарата, и что-то бурчал себе под нос. Это, почему-то раздражало.
    Оля встала, включила телевизор. На экране, естественно, появились люди в деловых костюмах, с серьезными выражениями лиц обсуждавшие что-то непонятное.
    — Оля, а какой-нибудь фэшн, или там музыкальный канал есть? — подала идею сидящая рядом Маша. После спасения от монстров она выглядела какой-то потерянной.
    Впрочем, сама Оля, наверное, выглядела не лучше. И уж точно, чувствовала себя так же. Ещё час назад всё было как обычно, просто и понятно. А сейчас вдруг оказалось, что людоеды из детских сказок, и монстры из фильмов ужасов существуют на самом деле. И убивают людей по-настоящему. Или не по-настоящему? Анастасия Сергеевна же потом очнулась и сама стала чудовищем. Может это оборотни? Ничего непонятно. Оля встряхнула головой, пытаясь вернуться в «здесь и сейчас». Что там Маша хотела? А! Другой канал!
    — Да, сейчас… — Оля несколько раз щелкнула переключателем, — Я сама эти передачи не люблю. Скучные какие-то.
    — Ага, — согласилась с ней Маша. — Я посижу у вас тут немножко. Пусть лицо остынет. Неудобно в таком виде показываться.
    — Конечно. У меня в раздевалке, кстати, влажные салфетки есть. Принести?
    — Да, если можно.
    — Странно, — подал из угла голос Витёк, — Всё занято, и занято.
    Он продолжил накручивать диск аппарата.
* * *
    Юля нервничала. После того, как разошлись почти все клиентки, участвовавшие в Олиных занятиях, наступила непонятная пауза. Миша так и не подошел. Оли тоже не было. Вызывать «скорую» или нет? Она просто не знала, что делать. Поэтому, не делала ничего.
    Сквозь стеклянные двери Оля наблюдала за тем, как вышвырнутый одним из клиентов сумасшедший подросток ходит по набережной. Он бродил бесцельно, неуклюжей дерганой походкой, лез к прохожим, пытался обнять тех, которые от него не убегали сразу. Ужас какой всё-таки. И как этих психов только выпускают? Такие должны в больнице лежать, а не ходить по улицам.
    Появился Миша.
    — Ну наконец-то, — обрадовалась Юля, — Миш, тут у Ольки на занятиях…
    — Я знаю, Юль, — не дал ей договорить Миша, — Сегодня больше никаких клиентов. Дай объявление по громкой, что, мол, извините, но по техническим причинам мы вынуждены сегодня прекратить работу. Выключай автоматику, вешай табличку «закрыто». Всех выпускать, никого не впускать. И Степаныча предупреди.
    — Хорошо. А что произошло-то?
    — Сами толком не знаем. Похоже, какая-то инфекция, а там… Врачи приедут — разберутся.
    — А мне тоже домой идти? — спросила Юля с надеждой.
    — Отдашь клиентам карточки, и, в принципе, ты свободна. А хочешь, можешь тут остаться. Я б на твоем месте докторов дождался, на всякий пожарный. Ты-то контактировала со всеми. Риск есть, согласись.
    — Да… — резко помрачнела Юля.
    — Да не беспокойся ты. Это так, на всякий случай.
    В холл спустились несколько посетителей клуба. В руках у каждого был или гриф, или еще какой-нибудь снаряд.
    — О, Миш! Мы как раз тебя искали. — Начал один из них, невысокий, но широкий дядька в возрасте. Алексей, как там его по-отчеству? Нет, Юля не помнила. — Ты в курсе, что у вас в аэробном зале…
    — Вы их не выпустили, надеюсь? — перебил Миша.
    — Выпустили, — признался другой клиент, молодой и довольно привлекательный. Этот появлялся от силы раз в неделю, и его имени Юля не помнила. — Но тут же загнали назад. И даже ручки завязали, как было.
    — Они никого не кусали?
    — Вроде нет.
    Миша выдохнул.
    — Уже легче. В общем, мы закрываем клуб на сегодня. Сейчас объявление по громкой дадим. Предполагаем, что тут какая-то инфекция. Врачи уже едут. Кто хочет, пускай остается. Доктора, наверняка, уколы сделают для профилактики.
    — Понятно. — Алексей Как-там-егович почесал затылок. — Ну… Всё равно, наверное, сейчас никто тренировку продолжать не захочет.
    — Да уж… — неопределенно сказал тот, что помоложе.
    Еще один клиент, стоящий рядом, хмыкнул.
    Со стороны раздевалок раздался пронзительный женский визг. Юля вздрогнула. Клиенты переглянулись, но, будто бы даже не удивились.
    — Так, Юль, всё поняла? — спросил Миша.
    Юля кивнула.
    — Пошли, мужики. — Миша направился в сторону раздевалок. — Не нравится мне всё это…
* * *
    Доктор вёл фургон «Скорой помощи» быстро, но аккуратно, не гнал как сумасшедший. Он давно уже для себя решил, что главное в этой жизни — умеренность. Автомобили перед ним освобождали полосу, уступая «Скорой» дорогу. Минут через пять должны были доехать.
    Не отрывая глаз от дороги, он связался по рации с диспетчером, сообщил, что подъезжает, и предупредил, чтоб готовили лабораторию и психиатров. Случай странный, а пациент буйный.
    И словно в подтверждение его слов, сзади раздался крик Катюши, потом грохот, и звук ударов.
    — Что у вас там? — прокричал док.
    Ответа не было, лишь слышалась возня, и тяжелое дыхание. Ладно, уже почти приехали.
    Остановившись у приемного покоя Сталепрокатной больницы, он выскочил из кабины, обежал «скорую», и рывком распахнул заднюю дверь.
    В кузове, лёжа на полу, Катюша отбивалась от Петровича. Тот зубами терзал толстый рукав её форменной куртки.
    — Петрович!!! Совсем крыша съехала!? — заорал на него доктор, хотя уже понял, что к разуму Петровича взывать бессмысленно.
    Однако крик привлёк внимание Петровича. Тот выпустил изо рта рукав, и на четвереньках пошагал к доктору. Сделав шаг в сторону, док перехватил Петровича за шиворот, рывком выбросил из машины лицом в асфальт, и прижал сверху коленом. Из приёмного покоя как раз подоспели санитары.
    — Парни, срочно готовьте инфекционное! Не знаю, что это, но точно передаётся через слюну. Двадцать минут назад один покусал нашего водителя. Вот, смотрите, еле удерживаю…
    Парни свое дело знали. Пока один метнулся назад, делать необходимые приготовления, двое оставшихся привязали Петровича к каталке, обругали доктора за то, что подогнал машину к общему приемному, а не в инфекцию, и закинули каталку с Петровичем в кузов. Один из них сел с Катюшей в кабину, второй помчался в инфекционное на своих двоих.
    Доктор снова сел за руль.
    — Катюша, Петрович вас успел укусить? — спросил он, трогаясь.
    — Нет, — чуть испуганно ответила Катюша. — Он в рукав вцепился, а там же утеплитель. Прокусить не смог.
    — Тем лучше. Не наркотики это. Сто процентов инфекция. — Док начал размышлять вслух. — Опасно то, что инкубационный период двадцать минут… Надо выяснить, где эти придурки её подхватили. Да, еще связаться с диспетчерской, чтоб они вторую машину предупредили, и сержанта забрали, его этот псих тоже покусал.
    Док остановился перед приемным покоем инфекционного отделения.
    Инфекционщики быстро выгрузили пострадавшего в аварии и Петровича. Один, в резиновых сапогах, перчатках, и с баллоном на спине, остался обрабатывать машину дезраствором.
    — Чего ждём? — спросил он. — Вам тоже внутрь, на дезинфекцию.
* * *
    Около женской раздевалки жались к стенке две посетительницы клуба. Изнутри по закрытой двери раздавались равномерные удары. Подошедший Миша понял всё без объяснений.
    — Много их там? — спросил он.
    — Нет, — ответила одна из женщин. — Одна. Но такая же, как и те, наверху.
    — Укусила?
    — Нет. Мы убежали. Но там наши вещи!
    Миша в очередной раз поразился женским представлениям о жизни, и их системе приоритетов.
    — Это, парни, — обратился он к подоспевшим Лёхе, Владику и Коле, — там, в раздевалке еще одна, как Серёга. Сможем загнать её в душевую?
    — Ну, ладно… — вздохнул Владик, и взял гриф наизготовку.
    — Поехали! — скомандовал Миша и открыл дверь.
    Несколько минут активной работы грифами, и Владик с Лёхой затолкали тётку в душевую. Миша захлопнул дверь душевой, для пущей убедительности подпёр тяжелым кулером.
    — Надеюсь, больше никого.
    Женщины, похватав свои вещи, спешно покинули раздевалку.
    — Пойду, душ приму, и переоденусь что ли… — сказал Коля, не обращаясь ни к кому конкретно.
    — А что, мысль! — поддержал Владик.
    Лёха просто кивнул.
    — Если что, я в тренерской, — озвучил свои планы Миша, и вышел из раздевалки.
    Остальные последовали за ним.
* * *
    Доктор чувствовал себя немного вымотанным. Полная дезинфекция — проход ультрафиолетовых ламп, дездуша, воздушки, и получение нового комплекта одежды занимала, как минимум час. Но сегодня инфекционщики очень активно занялись привезенными им пациентами, поэтому выехать из инфекционного они с Катюшей смогли лишь через два с половиной часа.
    Он вел машину на станцию скорой помощи и желал лишь побыстрее закончить смену. Рядом сидела Катюша. Ей повезло дважды. Помимо того, что она легко отделалась, не заразившись от Петровича, ей выдали новый комплект формы, который был почти впору.
    — Восемнадцатая! Восемнадцатая, ответьте! — внезапно ожила рация.
    — Восемнадцатая слушает, — ответила в рацию Катюша.
    — Богоявленская площадь, два, спортивный клуб имени Гак… Ну, в общем, вы поняли… Клуб за Торговыми рядами.
    — Что там? — поинтересовалась Катюша.
    — Говорят, бешенство, — ответила диспетчер. — Но вы сами знаете, может быть что угодно.
    — Скажи им, что у нас смена заканчивается, и водитель в больнице, — встрял в разговор доктор.
    — Вы у меня единственная свободная машина. Все на вызовах. Вообще все. Так что езжайте! Всё, отбой, — диспетчер отключилась.
    — Что-то у меня нехорошие предчувствия, — мрачно сказал док, и включил сирену.

Глава 3. Очаг заражения

Суббота, 15 сентября 2012, день.
    По обеим сторонам Гостиной улицы стояли два здания-близнеца — длинные Торговые ряды. Они были, наверное, единственным комплексом в городе, который никогда не менял своего предназначения. Уже больше ста шестидесяти лет, с момента постройки на деньги купечества, в Рядах шла торговля. Менялись времена, менялась мода, менялся политический строй, менялись владельцы и арендаторы лавок, лавки становились магазинами, кабаки — ресторанами, менялось всё, но неизменно Ряды продолжали торговать. Сейчас в Торговых Рядах расположились дорогие магазины и не менее дорогие кафе, были мини-отель и кинотеатр, а летом на крыше устанавливали эстраду и играл оркестр. Несмотря на запредельные цены, в рядах всегда было многолюдно. Расположенные в историческом центре, они находились на пересечении любимых маршрутов пешеходных прогулок горожан.
    Ресторан «Белый Орёл» сиял огнями в торце здания № 2. Из его огромных окон в полтора человеческих роста был бы виден перекресток Гостиной и Воскресенской, если бы они не были закрыты тяжелыми портьерами. Первый этаж Рядов был практически на уровне тротуара, и если бы окна были открыты, то все прогуливающиеся могли бы наблюдать гостей «Белого Орла». Это было недопустимо для заведения, завсегдатаями которого были представители городской и областной власти, какая бы власть сейчас ни была, и деловых кругов. Для посетителей же, которым был интересен вид из окна, отлично подходил зал на втором этаже ресторана.
    Швейцар Дмитрий ужасно жалел, что подменил простуженного коллегу, и вышел сегодня на работу. Обычно, пятница и суббота были лучшими днями, когда чаевые лились рекой, и поэтому Дмитрий с радостью ухватился за возможность постоять у дверей лишний день. Но сегодняшняя суббота была совсем необычной.
    Всё началось с драки прямо около входа в ресторан. Какой-то дёрганый малолетний психопат напал на женщину. Система безопасности среагировала сразу. Дмитрий даже не успел вмешаться, как из ресторана выскочили двое охранников, оторвали психа от женщины, и быстро, но тщательно отработали на нём ряд весьма болезненных ударов. Похоже, правдивыми оказались истории о том, что сумасшедшие не чувствуют боли. Нормальный человек бы уже отключился, а этот юный псих только мычал, и снова лез в драку.
    Дмитрий увёл пострадавшую в ресторан, где в служебном помещении пара свободных ребят из персонала смогли обработать её раны, к счастью, неглубокие.
    Женщина порывалась вызвать скорую и милицию. Вызов милиции, с их расспросами и поиском свидетелей был совершенно не нужен «Белому орлу» и его гостям. Управляющий и скромное денежное вознаграждение смогли убедить женщину, что одной «скорой» будет вполне достаточно.
    Дмитрий к этому времени снова стоял у входа. К своему удивлению, он видел на улице еще нескольких психопатов, таких же, как и первый. Как будто дурдом сегодня вывезли на прогулку в центр города. Несколько раз поблизости слышались сирены. Каждый раз Дмитрий думал, что это «скорая» приехала за их подопечной, и каждый раз сирены смолкали неподалёку.
    Вскоре, из ресторана начали разъезжаться гости. Причем, уходили не как обычно. Почему-то сегодня все делали это быстро и тихо. Дмитрию показалось, что лица некоторых выражали страх. Чаевых, на удивление, было много.
    После того, как большинство гостей разъехались, наступило небольшое затишье. Однако, скучать не приходилось. Помимо сумасшедших, то и дело попадавшихся в поле зрения, сегодня развила активность милиция. Несколько раз мимо проезжали бело-синие «Победы» с включенными мигалками, а со стороны набережной Дмитрию однажды послышались выстрелы. Или что-то очень похожее.
    Наступал вечер. Обстановка нервировала всё сильнее. Дмитрий уже было подумал попросить кого-нибудь из охранников постоять рядом, как выходящий из ресторана метрдотель сказал, что «Белый Орел» на сегодня закрывается, и всем лучше ехать домой. Прямо сейчас. Но Дмитрий решил всё-таки переодеться.
    Сейчас, запершись в подсобке вместе с шеф-поваром, держа в руках огромный кухонный тесак, и видя, как содрогается дверь под ударами сумасшедших, еще пару часов назад бывших его коллегами, он жалел и о том, что вышел сегодня на работу, и о том, что не прислушался к метрдотелю. Почти сорок пять рублей чаевых в кармане совершенно его не утешали.
* * *
    Нет, день не идиотский. День плохой. Даже очень плохой.
    Конечно, в жизни Миши были дни и похуже. Взять хотя бы те две недели в четвёртом. Но тогда было всё понятно. С одной стороны Сопротивление, с другой — хунта. Были еще военные, которые перешли на сторону Сопротивления; члены молодёжного югенда, безмозглые, но активные, на стороне «чёрных полковников»; немногочисленные анархисты — против хунты, но не на стороне Сопротивления; и бандиты, не добитые военными — эти были против всех, и занимались, в основном, мародёрством. Да, не очень просто, но, всё-таки, понятно.
    То, что творилось сегодня в Гак-клубе, какому-то разумному осмыслению не поддавалось. Запертые в аэробном зале трое посетителей, явно нуждались в медицинской помощи. Такие раны, как на двух женщинах, вообще должны приводить к смерти. Но чтобы раненые люди были настолько агрессивны? Даже в четвертом Миша такого не видел, хотя тогда злоба, кровь, и агрессия были запредельными.
    Миша сидел в комнате отдыха для персонала. Вокруг было на удивление многолюдно. У журнального столика расположились почти все оставшиеся в клубе. Оля, Маша и Юля теснились на диванчике, Витёк и Коля заняли кресла, Лёха и Владик сидели на стульях.
    — Он туда-сюда маячил, то к одному пристанет, то к другому. Дрался пару раз. Потом исчез куда-то, — обеспокоенно рассказывала Юля. — Потом смотрю, такие же точно по набережной ходят, к людям пристают. Милиция приезжала два раза, забирали кого-то…
    Миша уже жалел, что настоял на том, чтобы сотрудники и посетители дождались врачей. Во-первых, большинство клиентов, всё равно, успели разбежаться, а, во-вторых, они тут торчат больше трёх часов, на улице уже начинает темнеть, а «скорой» всё ещё нет.
    Вот это ожидание, и неизвестность делали день ещё хуже.
    Сидящие в комнате отдыха в очередной раз переливали из пустого в порожнее. Мишу это раздражало, но он считал совсем неправильным затыкать рот клиентам, поэтому лишь недовольно морщился.
    Тренькнул телефонный звонок.
    — Да… — Ответил Витёк в телефонную трубку, — А, Степаныч, как ты там?..
    — Если это «скорая», пускай заезжает внутрь, и больше не пускать никого, мы закрыты, — озвучил Миша уже сто раз продуманный план. — И сам тоже пусть поднимется, заодно врачей проводит.
    Витёк кивнул.
    — Степаныч, запускай «скорую», закрывай ворота, и веди врачей сюда, — передал он. Потом положил трубку, — Всё, сейчас будет.
    — Ну и отлично.
    Народ оживился. Похоже, их вынужденное заточение подходило к концу. Сейчас доктора скажут, что всё хорошо, и отпустят всех по домам. Может быть, сделают по уколу.
    В комнату вошел Степаныч. За ним — двое врачей: высокий худой мужчина лет сорока пяти — пятидесяти с виду, и совсем молодая девушка.
    — Здравствуйте! — поприветствовал всех врач. — Кто у нас тут больной?
    — Больные у нас не тут. — ответил Миша. — К счастью…
    — Всё так серьезно? — заинтересовался доктор. — И где же они? И, кстати, их сколько?
    — Четверо. Заперты. Пойдёмте. — Миша начал протискиваться к выходу, потом остановился. — Мужики, подстрахуете?
    «Ну…», «А то», «Угу» — нестройно выразили свое согласие мужики, и потянулись к выходу за Мишей и врачами.
* * *
    Карантинный блок инфекционного отделения бывшей больницы Сталепрокатного завода, а ныне просто городской клинической больницы № 4, в народе «Сталепрокатной», гудел, как растревоженный улей. Четверо пациентов, прикованные наручниками к кроватям, лежали в стерильных боксах. Доступ к ним имели лишь отдельные сотрудники инфекционки, прошедшие специальную подготовку, в защитных костюмах. Они же собирали пробы.
    В лаборатории собранный материал рассортировывался, готовился к проведению всех возможных анализов. Завлаб торопил подчиненных. Случай был более чем странный. А если учесть внешние проявления заболевания, о которых говорили инфекционщики, так даже и пугающий.
    В кабинете заведующего инфекционным отделением вызванные из дома по «чрезвычайке» главврач Сталепрокатной, завотделением и его заместитель с недоумением смотрели в раскрытые истории болезни всех четверых.
    — Но это же невозможно!!! — главврач бросил историю на стол.
    — Невозможно. Но вон там, — завотделением показал пальцем на дверь, — лежат четверо таких, и неизвестно, сколько бегают по улицам.
    — Звонила станция «скорой», — вклинился в разговор замзав. — Сказали, везут к нам еще троих с такими же симптомами. Это еще мелочи. У них в очереди два десятка вызовов на агрессивных больных, или травмы от укусов. Не собак, а людей.
    — Твою ж мать, — ровным голосом произнес завотделением. Как будто не в сердцах выругался, а констатировал какой-то скучный факт. — Похоже, надо объявлять красный уровень опасности.
    — Вы понимаете, что будет, если мы объявим красный ошибочно? — воскликнул главврач.
    Завотделением приблизился к нему вплотную, почти навис и всё так же ровно, безэмоционально произнёс:
    — А вы понимаете, что будет, если мы его НЕ объявим? Минимум двадцать пять случаев за последние четыре часа. В разных районах города. Это только те, о которых мы знаем. Сколько зараженных сейчас сидят по домам и глушат аспирин? Сколько сейчас бродит по улицам? А если один из них придёт в поликлинику, например?
    — Мы же ничего не знаем ни о болезни, ни о путях передачи! — упирался главврач. — Может все эти двадцать вчера вместе какую-нибудь наркоту принимали.
    — О болезни мы знаем достаточно. — завотделением ткнул пальцем в папки на столе. — Пульс не прощупывается, ранние трупные явления, кроме rigor mortis, и агрессивное поведение. Двое из тех четверых, водитель скорой и милиционер, укушены другими двумя. На то, чтобы болезнь развилась ушло от силы минут двадцать. Вы сами всё это читали. Я уверен, что этого достаточно для красного уровня.
    — Предлагаю следующий вариант, — пошел на компромисс главный, — объявляемый оранжевый, и зовем на помощь вояк. Может, это вообще у них «молоко убежало».
    — Вот уж не надо! — воскликнул замзав. — С ними же свяжешься…
    — А то они не узнают, если мы красный объявим, — саркастично заметил завотделением, и повернулся к главврачу. — Ладно, договорились, вояки и оранжевый.
* * *
    — Слушайте, — неожиданно раздался голос Коли, — давайте тогда тётку в раздевалке покажем для начала, с ней проще, чем с теми тремя.
    Миша остановился. Парень дело говорит.
    — А действительно, мысль! Мужики, грифы же там, в раздевалке?
    — Ага.
    — Тогда пошли… — Миша первым зашагал вниз по лестнице. — Доктор, только вы поаккуратнее, они злые все какие-то. Мы с парнями её конечно придержим, но мало ли…
    — Хорошо, постараемся, — врач, похоже, совсем не удивился.
    Они вошли в раздевалку. Изнутри душевой раздавались равномерные удары в дверь. Коля, Лёха и Владик взяли грифы наизготовку, Витёк смотал в жгут подхваченное на ресепшне клубное полотенце.
    Миша отодвинул кулер, и открыл дверь. За проведенные в душевой три часа женщина заметно изменилась. Её кожа приобрела серый оттенок, глаза глубоко запали, нос заострился. Несмотря на это, менее активной она не стала, и сразу попыталась наброситься на входящих.
    Несколько тычков грифами заставили её упасть. Пока Владик и Лёха удерживали её на полу, Коля с Витьком заткнули ей рот полотенцем, а концы завязали сзади.
    — Готово, доктор! — крикнул Витёк, — Можно лечить, пока держим.
    Доктор осматривал извивающуюся женщину. Пощупал пульс на шее, потом достал из саквояжа тонометр и стетоскоп, измерил давление. Хмыкнул. Задрал на женщине футболку, послушал сердце. Еще раз хмыкнул. Встал и подхватил саквояж.
    — Я закончил! — объявил он. — Закрывайте её назад!
    Быстро он. Мужики поднялись, оставив женщину дергаться на полу.
    — А таблеток ей дать? Или укол? — задал уточняющий вопрос Витёк.
    — Выходите уже! — сказал им доктор из раздевалки. — Уколы тут не помогут.
    — А что поможет? — для Миши это было более чем важно, ведь в аэробном был Серёга и еще две посетительницы.
    Витёк с Колей закрыли дверь и подпирали её кулером.
    — А ничего не поможет. — хмыкнул доктор. — Мы можем вернуться ко всем? А то мне два раза объяснять придется.
    Вот же врачи, всегда у них эти снобистские замашки. Так же, впрочем, как и у технической элиты.
    — Ну, хорошо. — Миша чуть задумался. — Пойдёмте!
    Он повёл всех назад, в комнату отдыха. В этот раз, почему-то, никто не решился оставить грифы в раздевалке. Ну и хорошо, пусть лучше под рукой будут. Так спокойнее.
    Проходя через холл, Миша неожиданно затормозил. За ним, наталкиваясь друг на друга, остановились все.
    — Что такое?
    У входа стоял человек, и настойчиво колотил в стеклянную дверь. Вот же люди. Как будто табличку «закрыто» не видит.
    — Мы закрыты!!! — крикнул Миша. — Закрыты!
    Человек продолжал стучать по дверям, и что-то говорить. Миша подошел к дверям.
    — Закрыты мы… Ох, ё!!! — он сдёрнул стопор и отодвинул одну сворку. — Заходите быстро!
    Человек быстро проскользнул в образовавшийся проём. Миша закрыл дверь, и зафиксировал её. Ко входу, медленной ломаной походкой приближались две фигуры. Посетителю здорово повезло, что в холле кто-то был и его заметили.
    — Вот уж вас угораздило! Пойдёмте, от дверей подальше — Миша первый пошел вглубь помещения. За ним проследовал неожиданный посетитель. На госте была военная форма, фуражку он держал под мышкой, а в руке нёс небольшой чемоданчик.
    — Вас кусали? — спросил Миша визитёра, поднимаясь по лестнице.
    — Не успели, — ответил военный. — Я за сыном пришел.
    Вот это новости. Наверное, сейчас удивится, что это спортклуб, а не детский сад. Военный, что взять.
    — Ну, офицер, вы слегка запоздали, все уже разошлись, — сказал Миша, открывая дверь в комнату отдыха. — Да и детей сегодня вроде бы не было. Проходите!
    — Ну, он не совсем ребенок, — ответил военный, заходя в комнату отдыха, — ему шестнадцать.
    — Мелкий! — осенило зашедшего следом Витька. Он обвел всех взглядом и смущенно замолчал.
    Нет. Сегодня не просто очень плохой день. Это худший день года.
    Миша посмотрел на петлицы военного. Три «шпалы». Не последний, однако, человек.
    — Полковник, у меня для вас не очень хорошие новости, — начал он. — Если ваш сын тот, о ком мы думаем, то он заражен непонятной болезнью, и ходит где-то на улице. И как раз он заразил тут у нас четверых.
    Доктор кашлянул, привлекая к себе внимание.
    — Я, разрешите, вмешаюсь. У меня тоже плохие новости. В общем, пора уже прекратить называть их зараженными. Они не заражены, и не больны. Они мертвы.
    Худший день года??? Да сейчас! Пожалуй, худший день десятилетия. Если, конечно, у доктора крыша не поехала. Глаза-то у него красные. К счастью, не такие, как у Серёги, или тех свихнувшихся посетительниц.
    Все заговорили разом. Невозможно было понять каждого в отдельности, но, очевидно было, что основной вопрос «Как?!?».
    А полковник молчит. Сидит себе тихо в уголке, ушёл в себя.
    Доктор снова откашлялся, дождался, пока звук голосов не стихнет до приемлемого уровня.
    — Я не знаю как. Но я знаю, что у них нет сердцебиения, нет дыхания, зато есть трупные пятна. Они мертвы.
    — И что теперь делать? — спросила Юля.
    — Что-что! Сваливать! — воскликнул Лёха и добавил: — Я уже говорил. Чем дальше, тем лучше.
    — Я, пожалуй, соглашусь с… Как Вас зовут? — доктор повернулся к Лёхе.
    — Лёха.
    — с Алексеем, — закончил доктор. — А меня Станислав. Но все называют меня Док.
    — Хорошо, Док. — Лёха протянул Станиславу свою лапищу.
    — Очень приятно! — пожал ему руку доктор. — Так вот, я согласен с Алексеем, стоит покинуть город, и как можно быстрее, пока эпидемия… Или как это назвать? Может быть, мор? В общем, пока мертвых не успокоят.
    — А как их успокоить? — заинтересовался Витёк.
    — Откуда я знаю? Все, которых я видел, были довольно активными. Может, в конце концов, разложатся…
    — А это, может, святая вода? — это Витёк, конечно. Парень добрый, но иногда наивный до ужаса.
    — Вот что-что, а святая вода не поможет точно. — Доктор кивнул головой, как будто подтверждая правдивость собственных слов, но осёкся. — Хотя… Чёрт его знает, раз уж мёртвые ходят, ни в чем нельзя быть уверенными.
    — Ладно, — подвёл итог собрания Миша. — Я так понимаю, тут высиживать смысла нет. Пойдём, посмотрим, что на улице творится, да пора разъезжаться.
    — В смысле, посмотрим? — уточнил Док.
    — У нас тут терраса на две стороны. Высоко, хороший обзор, и полная безопасность, — перечислил достоинства террас Миша. Когда вокруг мор, как считает этот доктор, или эпидемия, как до сих пор считал Миша, выходить на улицу без разведки — глупость несусветная.
    Особенно в худший день десятилетия.
* * *
    С террасы открывался вид на набережную Орлика и Богоявленскую площадь с Богоявленским же собором на противоположной стороне. Спускались сумерки. Несмотря на тёплый субботний вечер, гуляющих видно не было. Зато, то здесь, то там ходили мёртвые. Не то, чтобы их было много, но они были. Где-то в стороне, в районе набережной Оки слышались завывания сирен и редкие выстрелы. Вряд ли кто-нибудь, будучи в курсе ситуации, рискнул бы прогуляться по набережной пешком. Миша бы точно не рискнул.
    — Ну, всё понятно, — подытожил он наблюдения. — Пойдёмте.
    Он шел по коридорам клуба, и усиленно размышлял. Наступит конец света или нет, это еще тот вопрос, а вот оружие лишним не будет никогда.
    Миша прошел в холл, вызвал лифт, и, отвечая на удивленные взгляды своих случайных товарищей, сказал, обращаясь ко всем вместе:
    — Я, конечно, не знаю, действует на мертвецов святая вода или нет, но оружие явно пригодится.
    — Не понял, — выразил общее недоумение Витёк.
    — Сейчас, минуту.
    Лифт подъехал, двери разъехались, обнажив всё бронзово-зеркальное великолепие.
    — Заходим! — Миша первым зашел в лифт.
    Все двенадцать человек спокойно поместились в лифте, двери закрылись, и Миша нажал на кнопку цокольного этажа.
    — Проще это сделать внизу.
    — Миш, не томи, — вклинился уже Лёха, — что хоть у тебя?
    — У меня тут есть несколько полезных штук, — ответил Миша. — Кстати, кто куда?
    — Я на дачу. — Лёха, похоже, определился. — За семьёй только заеду.
    — У меня тоже домик в деревне есть. — Владик почесал затылок. — Вещи собрать, и вперед.
    Практически каждый житель Орла мог похвастаться или дачей, или домиком в деревне, или, в крайнем случае, дачным участком. В дачный сезон, с мая по октябрь, каждые выходные старшее поколение строго, как по часам, выезжало из города на сельхозработы. Молодежь считала это чем-то сродни культовым обрядам, что впрочем, не мешало ей, становясь постарше, втягиваться, и с возрастом пополнять ряды дачников.
    — Ох… Что-то я не уверен, что есть ещё время на сбор вещей… — задумчиво произнес Миша.
    — … и на то, чтобы соваться в высотки. — внезапно закончил полковник. — Там, похоже, еще тот рассадник сейчас будет. Так же впрочем, как и в больницах… В общем, я бы уезжал как можно быстрее. Если эпидемиологи объявят карантин, то город закроют. Неизвестно сколько времени придется сидеть, запершись по домам, пока мертвецы разгуливают по улицам.
    Лифт уже остановился на цокольном этаже, и открыл двери. Миша нажал на кнопку, двери заблокировались в открытом положении.
    — Сколько, по-вашему, у нас времени? — спросил Миша.
    — Понятия не имею, — ответил полковник. — Вы же знаете, как это у нас. Могут три дня раздумывать, а могут сразу рубильник дёрнуть. В любом случае, полагаю, чем раньше выедете, тем больше шансов успеть до паники, пробок, кордонов и других радостей карантина. По мне, лучше, чтоб объявили сразу. Меньше шансов, что выйдет за пределы города. Кстати, доктор…
    — Ага… — Док понял полковника с полуслова. — Пойду свяжусь с диспетчером, и с больницей.
    Доктор пошел к машине «Скорой». За ним девочка-фельдшер.
    Мише не давала покоя какая-то деталь. Один маленький речевой оборот.
    — Полковник, вы разве никуда не едете? — спросил он.
    — У меня тут сын. Даже если он ходит мертвый, я хочу найти его и сам успокоить.
* * *
    Комментировать, и, тем более, переубеждать полковника никто не стал. Коля даже не удивился. В России военных вообще недолюбливали после диктатуры «чёрных полковников». То есть, все прекрасно понимали, что не вся армия участвовала в репрессиях, а некоторые военные так и вовсе помогали Сопротивлению, но людям в армейской форме не доверяли и опасались. Память о годах страха и бесследно пропавших друзьях и родственниках просто так было не стереть.
    Миша набрал длинную комбинацию цифр на кнопках лифта. Послышалось гудение скрытых механизмов, и, неожиданно, зеркала вдоль всех трёх стенок уехали вниз, за панели, открывая ниши сантиметров в сорок в глубину.
    Ух, ты! У Коли глаза полезли на лоб от удивления.
    Ниши были забиты вооружением. Центральное место занимали два ТГ — тульские Гатлинга — мощные шестиствольные пулеметы, чуть больше ручных, но значительно меньше авиационных, устанавливавшихся на геликоптерах и военных дирижаблях. Они висели на прочных железных крюках в нише напротив дверей. Под висящими ТГ стояли два аккумулятора и четыре кассеты с патронами.
    В левой и правой нишах было аккуратно расставлено, разложено и развешено легкое стрелковое и холодное оружие — в основном пистолеты, револьверы, и, на удивление, две катаны. На дне ниш лежали магазины, коробки с патронами, пара фонариков, рации, противогазы, фляги, сумки и прочее военное барахло, предназначение части которого было и вовсе непонятно.
    Чувствовалось, что об арсенале заботились. Оружие было тщательно смазано. Ни на нём, ни на полочках не было ни пылинки, всё разложено в строгом порядке.
    — С автоматными патронами совсем плохо, поэтому хватайте пистолеты. — Миша окинул взглядом вытянувшиеся от удивления лица. — Чего стоим? Кого ждём?
    — Миш, откуда? — первым пришел в себя Коля.
    — Ну… — начал Миша, осматривая снятый с крючка револьвер, — Предположим, что некая организация верит, что всякие Нострадамусы с прочими пророками оказались правы, и конец света наступит через три месяца, в декабре.
    — И? — ждал продолжения Коля.
    — И активно к этому готовится! Конечно, планировалось, что «земля налетит на небесную ось», или что-то из этой серии. Я не вдавался. Так или иначе, денег у ребят достаточно, чтоб копать бункеры в уральских горах. Или, например, содержать спортклуб со скромным арсеналом.
    — Ну а ты-то здесь с какой стороны? — задал Лёха интересовавший всех вопрос.
    — Не хотел об этом говорить. При хунте я был в Сопротивлении…
    Он?! Вот это неожиданность. Резко помрачнев, Коля поднял вверх сжатый кулак. Миша хмыкнул, и повторил жест. Что интересно, кулак вверх поднял и Степаныч.
    — Ого, Степаныч, а ты-то как? А почему я не знал? — удивлённо произнёс Миша.
    — Много будешь знать, скоро состаришься, — улыбнулся Степаныч. — Потом былое повспоминаем, если будет и время и желание.
    — Хорошо… В общем, когда в четвертом заваруха началась, тут же бои шли две недели. Этого добра, — Миша кивнул на оружие, — навалом было. Я схроны себе и сделал в паре мест, мало ли что. Хозяева клуба своих стволов подвезли. Меня хранителем назначили. Но, что-то мне кажется, что это уже всё неактуально.
    — Это ж за какие заслуги-то они тебя? — спросил Степаныч.
    — Не то, чтоб за заслуги. Скорее, слишком много они обо мне знали. А когда тебе предлагают или в клубе управлять, или тундру пылесосить, выбор очевиден.
    — Это да… — протянул Степаныч.
    Бывшие подпольщики до сих пор старались не афишировать свое участие в Сопротивлении. Пришедшие на смену «черным полковникам» социалисты с самого начала своего правления опасались многочисленной децентрализованной армии людей, имевших опыт подпольной работы, диверсий и уличных боев. Естественно, все известные участники Сопротивления были взяты на карандаш соответствующими органами. Когда же стало ясно, что большинство чиновников, работавших при прежнем режиме, сохранили свои места и при новых социалистах, а известные властям сопротивленцы частенько отправляются на зоны по надуманным поводам, а то и без поводов вовсе, свою принадлежность к Сопротивлению стали скрывать. Тем более что у многих был богатый опыт полулегальной жизни.
    Власти, со своей стороны, после перегибов первых лет социалистического ренессанса стали потихоньку отпускать гайки. Они понимали, что имеют дело с неуправляемой, или плохо управляемой силой, изначально дружественной, но сейчас нейтральной, и не хотели делать её враждебной. Объявлялись амнистии, кое-кому даже вручались награды. Но недоверие оставалось. И, похоже, надолго. По крайней мере, до следующего поколения.
    Коле было в этом плане немного проще. Да, его диплом выпускника Бауманки шестого года был чуть ли не официальным свидетельством участника сопротивления. Но этот же диплом был и почти официальной индульгенцией. Помимо того, что страна нуждалась в технических специалистах высокого класса, с бывшими бауманцами просто боялись связываться, настолько пугающей была их репутация. Вспомнить хотя бы историю внезапного ареста, а затем такого же внезапного освобождения завкафедрой ракетных технологий. За три дня, пока профессора не было, количество происшествий техногенного характера в Москве взлетело по экспоненте. Достаточно сказать, что в городе, в том числе и в Кремле, четырежды отключалось электричество. А восстановление работы метрополитена после московских блэкаутов заняло полтора месяца. Этот эпизод истории бауманцев считался забавным, чем-то сродни анекдоту.
    — Чего стоим? Налетай, честной народ! — прервал Миша затянувшуюся паузу. Он сунул револьвер в найденную наплечную кобуру, и потянулся к следующему.
    Честной народ не заставил себя долго ждать. Коля со Степанычем, видимо, по старой памяти вооружились «S&W» сорокового калибра. В свое время эти относительно небольшие, надёжные и мощные револьверы стали стандартным оружием городских подпольщиков. Происхождение такого большого количества импортных стволов до сих пор вызывало вопросы, и порождало различные версии у историков и исследователей Сопротивления, а также, наверняка, у компетентных органов. Но ответы, даже если они и были, оставались скрыты от широкой общественности.
    Коля и Степаныч взяли по паре «Смит и Вессонов» на каждого. И патронов по несколько коробок. К счастью, в арсенале были и кобуры, и небольшие сумки через плечо, и револьверные обоймы.
    — Миша… — Коля в задумчивости чесал подбородок. — А чего-то типа дубинки у тебя тут нет?
    — Тебе этого мало? — спросил Миша, не отрываясь от сборов.
    — Нет. Просто палить по поводу и без — лишний раз привлекать к себе внимание.
    — Об этом я не подумал. Но чего нет, того нет. В тренажерке что-нибудь подбери.
    Мысль! Коля по лестнице поднялся наверх, и направился в тренажерный зал.
    Таскать с собой штангу всё-таки не очень удобно, да и в качестве оружия штука достаточно спорная. Положив штангу на стойку, он оглянулся. Вот оно! На стойке вдоль стены в два ряда выстроились гантели, от самых лёгких по 7 кг, до монстров по 60. Все разборные. Коля скинул диски с самых лёгких, покрутил в руках трёхкилограммовые грифы. Коротковаты, конечно. И недостаточно тяжелые. К счастью проблем с утяжелителями в зале не было.
    Коля накрутил на одну сторону грифа несколько винтов подряд, потом надел пару дисков по два с половиной, и зафиксировал их сверху винтами. Получилась не длинная, но увесистая дубинка. То же самое он проделал со вторым грифом.
    За этим занятием его застал поднявшийся Витёк.
    — Хм… неплохо! — оценил он Колино изобретение. Сам Витёк, правда, пошел по более простому пути. Снял со стоек короткий, метр сорок или полтора, гриф. Взял двумя руками, помахал, нанося концами грифа удары воображаемому противнику.
    Результаты испытаний его, видимо, устроили. Удовлетворенно кивнув, Витек направился к выходу из зала. За его спиной стволами вниз висел ТГ.
    — Витёк! — привлек его внимание удивлённый Коля.
    Витёк обернулся.
    — Слушай, тебе не тяжело?
    — Ну… — Витёк почесал затылок. — Зато солидно.
    — Да и не пропадать же добру, — раздался голос Владика от входа.
    Они с Лёхой зашли в зал. Из-за плеча Владика тоже виднелся «Гатлинг».
    — А что… Неплохо! — кивнул Владик на Колины булавы. И стал мастерить себе такие же.
    Лёха пошел по пути Витька, взяв пару относительно лёгких грифов.
* * *
    Вернувшись вниз, Коля застал своих случайных соратников во всеоружии. Степаныч проверял, как сидит на правой лодыжке небольшая кобура с Colt Detective Special. Миша, тоже вооруженный двумя «S&W», с радостью принял от Лёхи один гриф. У брюнетки Оли из-за плеча торчала катана, а на поясе висел пистолет. Юля с ресепшна вооружилась двумя пистолетами. Обе, судя по всему, с огнестрельным оружием дела не имели никогда.
    Зато блондинка Маша выглядела супергероиней из комиксов. Две пятнадцатизарядные «Беретты» плотно сидели в кобурах на бёдрах. Ещё две — в наплечных кобурах. Заряженные магазины торчали из специальных отделений на поясе и ремнях. Сзади за пояс была заткнута пятая «Беретта».
    Держа в руках револьвер, Маша объясняла девочкам:
    — Вообще всё очень просто. Вытащила, взяла одной рукой так, чтобы ствол, ну да, дуло, чтобы оно на одной линии с рукой. Как бы продолжение. А второй рукой придерживаешь вот так. Как будто ставишь его в подставочку. Поднимаешь на уровень глаз, и аккуратно тянешь пальцем вот этот крючочек на себя. И он, значит, стреляет…
    Офигеть! Коля в очередной раз дал себе обещание не судить о человеке только по тому, как он выглядит.
    Доктор внимательно слушал Машу. Судя по прижатому левому локтю, и топорщащейся куртке, он тоже вооружился, хотя навыков скрытого ношения и не имел. И даже Катюша придерживала рукой в кармане что-то тяжёлое.
    Лёха тем временем подогнал свой УАЗ 769 «Медведь» к лифту, снял крышку с кузова и откинул задний борт. Войдя в лифт, сгрёб в охапку противогазы, фляги, сумки и прочую амуницию, лежавшую на дне ниши, и потащил в машину.
    Ну что за жлобство? Коля такого не ожидал.
    — Лёх, ну а это всё тебе зачем? — не понял Миша.
    — Мало ли что, — ответил Лёха, забрасывая груду снаряжения в кузов, — Пригодится!
    Он схватил еще одну партию амуниции, и направился было к машине. Свисающий из охапки кожаный ремень от кобуры зацепился на бронзовый поручень, остановив Лёхино целеустремленное движение. Лёха дёрнул. Ремень не отпускал. Лёха снова дёрнул. Безрезультатно. Лёха дёрнул изо всех сил, с громким хэканьем на выдохе. Раздался треск, поручень отвалился от стены лифта, и с гулким звоном упал на пол вместе с отодранной панелью красного дерева. Посыпались осколки зеркала.
    Лёха как-то скромно потупился, понёс амуницию к машине. Поручень с лязгом, особенно громким в наступившей тишине поехал за ним.
    — Да блин!!! — взбесился Лёха, кидая кучу на пол. Резкими, нервными движениями он стал вынимать поручень из петли ремня.
    — О-пань-ки! — громко, по слогам произнес Миша.
    Он подошёл к отверстию от выломанной панели, заглянул внутрь.
    — Полковник, можно вас?
    Мрачный полковник подошел к Мише.
    — Взгляните! — побледневший Миша кивнул на отверстие.
    Полковник присел на корточки, и заглянул внутрь.
    — Все наружу, быстро! — скомандовал он.
    Миша первым рванул к дверям. За ним полковник, вмиг растерявший всю флегматичность. Коля не ожидал такой прыти ни от одного, ни от другого. Придерживая «Гатлинг», следом вразвалочку побежал Витёк. Потом Степаныч.
    «Что-то серьёзное» — мелькнула мысль у Коли, и хотя его обуревало желание посмотреть, что же там за стенкой лифта, он рванул следом. Краем глаза заметил бегущих девочек. Слышал позади себя топот Владика и Лёхи.
    — Быстрее!!! — орал им Миша, стоя у распахнутой настежь двери.
    Коля вылетел в дверь, резко свернул, чтобы не загораживать проход остальным, и, наклонился, уперев руки в колени, пытаясь отдышаться.
    За ним выскочила Катюша, Док, потом три девочки. Последними финишировали Лёха и Владик.
    Миша выбежал наружу, захлопнул дверь.
    — За мной! — снова прокричал он, отбегая от здания клуба.
    Все отбежали вслед за ним. За живой изгородью лежал полковник.
    — Ложитесь! Быстро! — тон полковника совершенно не располагал к юмору.
    Все легли, вжались в землю. Медленно, очень медленно прошла минута.
    — Полковник! А сколько надо лежать? — садясь, проявил любопытство Витёк.
    Раздался глухой грохот. Из узких, высоко лежащих окошек цокольного этажа вылетели стёкла, за ними — клубы пыли, дым. Двери паркинга вынесло наружу, вместе с пылью, осколками стекла и металла.
    Стеклянные двери главного входа взорвались миллионом осколков, за ними вырвался клуб пыли, в котором вертелись какие-то щепки, обрывки бумаги, осколки пластика, и всё то, что еще недавно было интерьером Гак-клуба.
    Французские окна верхнего этажа полопались, осыпались на террасы. Сам верхний этаж сложился вовнутрь. Из дверей вырвался еще один клуб пыли.
    — Ну, ни хрена ж себе, — грустно сказал Витёк. — А я только абонемент на год продлил.
    — Не повезло тебе, — ответила ему Оля. Задумалась о чём-то, и добавила: — и мне тоже. Работу теперь искать…
    — Какая работа, окститесь! — вставая, произнес Док. — Сейчас убираться отсюда надо. Чем быстрее, тем лучше… О, господи!
    Двое мёртвых подходили со стороны Рядов. Один в костюме официанта и с вырванной щекой. Второй ничем примечательным не выделялся. Ну, разве только отсутствием штанов, и удивительно волосатыми ногами со следами укусов.
    — От же ж, блин же ж! — непонятно воскликнул Лёха перехватывая гриф поудобнее.
    — В голову бейте! — неожиданно подал голос полковник. — Надо уничтожить мозг, или серьезно повредить основание черепа, или верхний отдел позвоночника.
    — Не грузите, полковник! — Лёха стоял как вкопанный, покачивая грифом.
    Коля встал рядом с ним. Не плечом к плечу, чуть поодаль. Чтобы не мешать замаху. Заметил вставшего с другой стороны Мишу.
    Мертвяки неторопливо приближались.
    Коле надоело выжидать. Он сделал два шага навстречу официанту, и без замаха, снизу-вверх, от пояса, врезал ему дубинкой в челюсть. Голова официанта дёрнулась, что-то треснуло. Его развернуло, и Коля обрушил удар дубинки ему на затылок. С коротким хрустом и чавкающим звуком обрезиненные блины вошли в основание черепа. Официант упал.
    — Покойся с миром, — неожиданно даже для себя самого произнёс Коля.
    Лёха не стал церемониться с волосатоногим. Подпустив его поближе, он первым ударом под колено повалил мертвяка на землю, вторым — раскроил ему голову.
    Коля огляделся. В сумерках, привлеченные звуком взрыва, медленно приближались мёртвые. К счастью, немногочисленные. Десятка полтора-два.
    Где-то вдалеке слышались выстрелы, вой милицейских сирен. По набережной, в сторону площади Карла Маркса бежала небольшая группа людей. Двое совсем молодых людей, наверное, студентов, в летних плащах и шляпах, и три девушки в узких юбках и на шпильках, неслись не останавливаясь, не ввязываясь в драки, огибая мёртвых.
    — Друзья, не пора ли нам валить? — спросил Коля, оглядываясь.
    И со стороны набережной, и со стороны Рядов, и от Богоявленской площади к разрушенному Гак-клубу приближались мертвецы.
    — Да! Точно! Я знаю куда! — Витёк аж подпрыгивал от нетерпения. — Вон там, в свечках, у меня знакомый живёт. Во-первых, рядом. Во-вторых, у него радиостанция дома, он из этих, любителей. В-третьих, он псих.
    Наткнувшись на непонимающие взгляды, Витёк поспешил пояснить:
    — В смысле, знаете, есть такие, переодеваются в доспехи всякие, собираются толпой, и ездят по лесам, в рыцарей играют, и пугают колхозников. У него там этих железок — пруд пруди. Крокодил не прокусит, не то, что мертвяк.
    Предложение было куда как актуальным. Середина сентября выдалась тёплой, поэтому одеты все, кроме экипажа «скорой», были довольно легко. Летний плащ поверх рубашки, или жакет поверх блузки достаточной защиты от укуса явно не обеспечивал. Только блондинка Маша оставалась в спортивной форме и кроссовках, которые, правда, тоже не защищали.
    — А что? Мысль! — поддержал Витька Миша. — Хоть новости какие послушаем. Да и доспех не помешает. Кто идёт?
    — Миш, ты как знаешь, а я домой. — Лёха поднял гриф с земли. — Не в обиду. У меня семья там.
    — Там — это где? — спросил доктор.
    Лёха смерил его недоверчивым взглядом.
    — Не в высотках, Док, не беспокойтесь. Я на Выгонке живу.
    Несмотря на то, что Выгонка находилась в черте города, фактически, это был посёлок максимально далёкий от урбанизации. Находясь посередине между высотками Железнодорожного района и Сталепрокатной, он был застроен частными домами, и уместнее смотрелся бы в пригороде. Оттуда же, через промзону, можно было выехать на объездную дорогу, минуя загруженный центр. А с объездной куда угодно — хоть на Москву, хоть на Харьков.
    — Тогда вариант, — одобрил доктор, — только доберетесь ли?
    — Время детское. Общественный транспорт наверняка ходит. Пока там разберутся, что к чему… Доберусь.
    — Доберется, — подтвердил Владик. Он повернулся к Лёхе. — Лёх, ты не против, если я с тобой?
    — В смысле?
    — Ну, в смысле, до Выгонки вместе доедем, а дальше — я сам. Живу недалеко.
    — Да хоть бы и на дачу ко мне, — чуть задумавшись, ответил Лёха. — Места навалом, жрачки хватит, вон — консервов целый погреб, а лишние руки не помешают.
    — Эээ… — теперь задумался Владик, — не знаю. Давай до выгонки сначала доберемся, а там определимся.
    — Ок. — Лёха кивнул. Потом повернулся к Мише. — Это Миш, если что, домик у меня в Приятном. Перед Змиевкой направо, до Слободы, там налево, и в Кошелево еще раз налево. Дорога хреновая, но на полном приводе проехать можно. Тем более что сейчас сухо. Ну и это… В общем, приглашение на всех. Если что — знаете, где искать.
    — Спасибо, Лёш! — Миша пожал ему руку.
    Лёха в неожиданном порыве чувств обнял Мишу, похлопал его по спине. Обычному человеку не избежать бы синяков, а то и пары трещин в ребрах. Миша даже не поморщился.
    Попрощавшись со всеми, Лёха с Владиком в бодром темпе направились в сторону Гостиной. Бредущих навстречу мертвяков они обходили, стараясь не снижать темпа, и лишь особо настырных угощали ударами тяжелого железа.
    — Витёк, веди! — скомандовал Миша.
    Витёк поправил закинутый за широченную спину «гатлинг» и резво направился по набережной к подвесному мосту.
    Как, наверное, и по всей России, «свечками» в Орле называли одноподъездные сорокаэтажные дома. Три таких свечки стояли в ряд на крутом склоне на противоположном от Гак-клуба берегу Орлика.
    Витёк возглавил отряд из Гак-клуба, целеустремленно шагая по набережной. В одной руке он нёс гриф, а второй заботливо придерживал ТГ. Чуть сзади и сбоку от него шёл Миша, с грифом наперевес. Потом полковник. За ними — основная, и наименее боеспособная часть колонны — девочки с Доком. Замыкали процессию Коля и Степаныч, неожиданно сблизившиеся на почве бурного прошлого. И хотя поговорить они толком не успели, сам факт участия, принадлежности к бывшим подпольщикам придавал им уверенности друг в друге.
    Витёк прагматично избрал ту же тактику, что и Лёха с Владиком: не сбавлять темпа, и ввязываться в драку лишь в случае крайней необходимости. Так как набережная была довольно широкой, а мертвяки довольно медленными, крайней необходимости не возникало. До подвесного моста, который вёл на другой берег Орлика, прямо к свечкам, было рукой подать, метров сто.
    Эта сотня метров показалась Коле как минимум вдвое короче. Еще бы, ведь прямо перед ним бежали две лучшие, с его точки зрения, попки Гак-клуба. Коля так и не определился, какой из них отдать первое место, Машиной или Олиной. В любом случае, это был один из немногих приятных моментов сумасшедшего дня.
    Они уже дошли до подвесного моста, как их остановил привычный, но, всё равно, неожиданный звон колоколов. Звон разносился по площади, шел над водами Оки и Орлика, и отлично был слышен за километр, а то и дальше.
    — Они там что, совсем рехнулись, службы устраивать?! — воскликнул впереди Миша. — Щас мертвяков набежит — мама не горюй.
    — Не на службу зовут, — вклинился полковник. — Слышите, это не перезвон, а в один долбят. Может это тревога по-православному?
    — Знать не знаю. Хотите проверить?
    — Не особо. Видите, что там у них творится?
    От моста отлично был виден и сам храм, и небольшая прилегающая территория, обнесенная кованым забором. На территории толпились в основном женщины в платках и пальто, виднелись и мужички, одетые не по моде и не по сезону. Вся толпа, протягивая вперед руки, ломилась в открытые двери церкви.
    — Похоже, ничего хорошего, — ответил на вопрос Миша.
    Звон неожиданно оборвался. Раздался пронзительный крик. С колокольни храма выпала чёрная фигура с вцепившейся в неё фигурой в белом платочке. Они рухнули на крышу, и скатились по ней в толпу.
    — Наверное, святая вода не помогает, — это уже Витек вспомнил недавний разговор. — Ладно, пошли уже!
    И Витёк рванул через мост. За ним, в том же порядке, быстро пошли остальные. Навстречу им, со стороны детского парка, двигались мертвецы. Не много, с десяток. Но мост был не таким широким, как набережная. Столкновения было не избежать.
    Витёк, перехватив гриф двумя руками, бодро пошел навстречу мёртвым. Первого, почти не сбавляя скорости, долбанул грифом в челюсть. Мертвеца отбросило к перилам. Девочки с доктором проскочили мимо. Замыкающий Коля изо всех сил грохнул своей булавой по голове сидящего трупа. Мертвец, теперь уже окончательно мёртвый, завалился на бок.
    Тем временем Витёк долбил следующего. Оттолкнув его концом грифа, он поднял гриф вверх и обрушил на голову мертвяка. Тот завалился назад, на идущую следом мёртвую женщину. Непонятно, как она вообще умудрялась сохранять равновесие, передвигаясь на шпильках, но упавший мертвяк сбил её с ног. Витёк ткнул ей грифом в висок, двинулся дальше.
    Справа от Витька Миша орудовал грифом, отбрасывая мертвяков на перила, и добивая ударом в голову. Одного скинул в реку резким тычком.
    — Блин, а их много! Степаныч, один тыл удержишь? — спросил Коля.
    — Не беспокойтесь, Николай, — ответил Степаныч. — и не с таким справлялись.
    Коля рванул вперед. Добежав до полковника, спросил:
    — Дубинку одолжить? У меня две.
    — Давайте… — флегматично ответил полковник.
    — Витёк, Миша, если что, не останавливайтесь, мы тут добьём! — громко, но не крича, сказал Коля.
    Он не хотел создавать лишнего шума, хотя понимал, что после церковного перезвона его крики ситуацию не сильно изменят.
    Витёк с Мишей приняли Колину идею, стали сбивать мертвецов с ног, если не удавалось успокоить сразу. Первый удар — оттолкнуть мертвяка, второй, сбоку — уронить. Третьим ударом в голову Коля или полковник добивали еще активных.
    Пятьдесят метров моста отряд преодолел быстро, дальше улица уходила направо круто вверх. Но была широкая, и мертвецов можно стало просто обходить. Мертвых здесь, вопреки ожиданиям, было меньше. Те, которые виднелись наверху, вообще брели в другую сторону. Где-то на грани восприятия послышались равномерные басы. Какая-то музыка.
    Витёк держал ровный темп, быстрым шагом приближаясь ко второй свечке.
    — Сюда, во двор! — скомандовал он, первым забегая за угол дома.
* * *
    В уютном дворике было на удивление спокойно. Не было видно ни жителей, ни мертвяков. Лишь маленькая одинокая девочка в белом платьице и с бантом неподвижно сидела на бортике песочницы.
    — И никого из взрослых, ну как так можно! — возмутилась Оля.
    Она направилась к девочке.
    — Эй, кто это у нас тут сидит?
    Девочка не реагировала.
    — Ты не потерялась? Где твоя мама? — Оля подошла к девочке вплотную.
    Девочка обернулась. Из её окровавленного рта, зацепившись за маленькие зубки зрительным нервом, свисал глаз. Глаз объеденного трупа, который был скрыт бортиком песочницы, и незаметен на расстоянии.
    Глядя пустыми мёртвыми глазками без зрачков, девочка встала, и протянула руки к Оле. Оля попятилась.
    Девочка нетвердой походкой пошла к Оле. Оля вытянула из-за спины катану, обхватила обеими руками рукоять, замахнулась… Сделала шаг назад, и опустила катану. Девочка приближалась, протягивая маленькие ручки. Оля сделала ещё шаг назад. Перехватила катану, замахнулась. И снова опустила.
    Как же это. Такая маленькая…
    Сильнейший удар булавы из гантельного грифа пришелся девочке под челюсть. Девочка отлетела в сторону и с глухим звуком впечаталась головой в дерево. Медленно сползла по стволу вниз, и затихла. На дереве, зацепившись за кору, остался висеть одинокий белый бантик.
* * *
    Вот оно! Конечно, не получилось спасти брюнетку, которую, как выяснилось, звали Олей, там, в клубе, но судьба дала Коле ещё один шанс. Увидев зловещую мертвячку, наступающую на перепуганную тренершу, он выскочил вперед, и, размахнувшись со всей дури, отправил маленькое чудовище в полёт. Девочке наверняка вышибло мозги, если не Колиным ударом, так встречей с деревом. Оставшийся на дереве бантик показался Коле особенно смешным.
    — Концептуально. — подал сзади голос Витёк.
    Коля хрюкнул.
    — Я не могу!!! Не могу!!! — крикнула Оля и расплакалась.
    — Ну не реви, слушай… — попытался успокоить её Коля.
    — Не могу! — Оля уткнулась ему в грудь, продолжая плакать.
    Коля стоял, боясь шевельнуться. Он не знал, что делать с плачущими женщинами. Из затруднительного положения его вывел Миша:
    — Эй, там, детоубийцы! Долго стоять собираетесь?
    — Идём уже. — Коля чуть отстранился, приобнял брюнетку за талию, и повёл к товарищам.
    — Руку убери! — сквозь слёзы скомандовала Оля.
    Коля убрал руку. Интуиция подсказывала ему, что не стоит перечить девушке, у которой в руке катана наголо. Это маленьких мёртвых девочек ей убивать жалко. А насчет остальных вопрос открыт. Лучше не проверять. Потом, в более спокойной обстановке можно будет пообщаться. Сейчас не стоит, нервные все какие-то.
* * *
    Руководитель областного штаба Гражданской обороны дрожащей рукой взял графин, и плеснул себе полстакана водки. Выпил залпом. Легче почему-то не становилось.
    Эпидемия!
    Сначала инфекционщики из Сталепрокатной, потом станция «Скорой помощи», потом милиция, наряды которой сегодня получили чуть ли не сотню вызовов, все утверждали одно — мёртвые нападают на живых. Но это же невозможно! Однако, информация из разных источников подтверждалась. И это пугало.
    Эпидемиологи уже объявили оранжевую угрозу. От него теперь требуется обеспечить первичные мероприятия по организации карантина и помощи инфицированным.
    Начштаба налил и выпил еще полстакана. Потом встал. Поправил на себе форму, застегнул верхнюю пуговицу кителя, одел фуражку. И только после этого снял телефонную трубку.
    Он позвонил в областное отделение госбезопасности. Обрисовал ситуацию. Похоже, он был далеко не первым. Получив «добро» на предложенный план действий, он связался с Москвой, с центральным комиссариатом ГО. Москва приняла информацию, и приказала ждать. Видимо, им было нужно время на перепроверку.
    Начштаба ждать не стал, связался с транспортниками, приказал остановить всё пассажирское сообщение. Не принимать и не отправлять дирижабли, закрыть вокзал, пропускать поезда через город без остановки. Авиаторы и железнодорожники, оказалось, уже получили приказы как из госбеза, так и сверху. Глава областного комитета по транспорту, кстати, оказался недоступен. Незадолго до этого он выехал на автомобиле на неожиданное срочное совещание в Москве.
    А вот это мысль! Начштаба налил третьи полстакана. Совещания в Москве может и не быть, а руководство оперативными мероприятиями, включая доставку медикаментов, продовольствия и мобильных госпиталей, наверняка удобнее осуществлять не тут из бункера, а из действительно безопасного места.
    Он позвонил вниз, в гараж и проинструктировал водителя. Потом позвонил домой. Приказал жене собраться. Вещей не больше, чем на день, всё равно ж эта дура пару чемоданов возьмёт, и ждать машину.
    Связался с начальником ГКВД. У того своих проблем было до задницы. Перестрелки в центре города! Такого не было с 2004-го! Но тогда всё было более-менее понятно. Сейчас же сплошная неизвестность. Несмотря на это, договорились обеспечивать друг другу поддержку.
    После этого он набрал по секретной линии старого приятеля, с которым прошёл и огонь, и воду, и взлетали вместе, и при социалистах, тьфу-тьфу-тьфу, устроены. Приятелю, который сейчас был замкомдив Тульской Краснознамённой Гвардейской Бронемашинной Дивизии.
* * *
    Витёк остановился у закрытого на кодовый замок подъезда сорокаэтажки. Из-за железной двери доносился вой мертвяков. Витёк отошел назад, задрал голову, пытаясь разглядеть хоть что-то сквозь узкие, заросшие грязью окна подъезда. Ничего не видно!
    Внезапно, окно третьего этажа треснуло, стекла посыпались вниз, а вслед за ними выпал мертвяк. Грохнувшись оземь, он затих. Потом дёрнулся, стал подниматься. Витёк подошёл, и резким движением опустил гриф ему на затылок. Мертвяк успокоился, уткнулся носом в землю. Витёк взял его за волосы, приподнял голову, внимательно всмотрелся в лицо.
    — Уф! — облегченно выдохнул он. — Не Ярик! Но похож. Я чуть не расстроился.
    — Блин! — Коля был огорчен. — Их там как сельдей в бочке.
    — И света в подъезде нет, — добавил Витёк. — Там кто-то умный живёт, на лампочках экономит… А нам пятый нужен.
    — Перспектива, однако… — протянул Коля.
    Из подъезда, словно в подтверждение его словам, послышалось знакомое «Ы-ы-ы!».
    Совсем неудачный день.
* * *
    Несколько часов после спасения от серого мёртвого качка пронеслись для Маши в каком-то тумане. Сознание отказывалось воспринимать окружавший её кошмар. Более-менее в норму Маша пришла лишь в лифте, увидев арсенал клуба.
    Взяв в руки оружие, она впервые за последние лет восемь почувствовала спокойствие. И в то же время, загнанный куда-то на окраину сознания страх открывающихся дверей никуда не делся. Он был подавлен уверенностью, которую дарило оружие, и умение им пользоваться. Тело само вспомнило давно наработанные навыки, внедренные на уровень безусловных рефлексов.
    Показывая девочкам, как пользоваться револьвером, Маша окончательно приняла реальность, какой бы бредовой та не была. Мёртвые, значит мёртвые. Уезжать из города, значит уезжать. Она ещё не думала, как выбираться, и куда ехать, но была уверена, что у неё всё получится.
    Это спокойствие сопровождало её всю дорогу от разрушенного Гак-клуба до многоэтажки. Она не шарахалась от мертвецов, как другие девчонки, а спокойно их обходила, и так же спокойно перешагивала через усопших окончательно.
    Даже мёртвая девочка, так поразившая Олю, не произвела на Машу сильного впечатления. Каким бы милым ребёнком не была эта девочка до смерти, она представляла не меньшую опасность, чем другие мёртвые. Правда, Маша не смогла оценить и логику этого раскачанного квадратного живого танка, Витька. Бантик на дереве, это просто бантик на дереве. Не нужно искать какой-то символизм и скрытый смысл там, где его нет.
    Когда возникла заминка у подъезда, и мужчины сгрудились кучкой, что-то обсуждая, Маша подошла к подъездной двери. Приложила ухо к железной поверхности, нагретой осенним солнцем. За дверью было слышно шарканье. Маша отошла от двери, посмотрела на подъездные окна. Что там этот бифштекс-переросток говорил, пятый?
    Стандартный подъезд «свечки». Лестница вокруг лифтовых шахт, два пролёта на этаж — слева и справа от лифта, а позади лифтов, между пролетами — ровный участок. Отличные условия, когда можно всё просчитать, и подготовиться заранее.
    Она подошла к совещавшимся мужчинам, и спросила у Витька:
    — Ты код знаешь?
    — Знаю, а…
    — Тогда откроешь, а я войду, — не дала ему договорить Маша.
    — Сдурела совсем? Тебя ж сожрут сразу.
    О! Качковское джентльменство. Маша нечасто такое видела. Это даже трогательно.
    — Я тебя учила на мосту палкой махать? — срезала она Витька вопросом.
    — Это гриф! — поправил её огорошенный Витёк.
    — Не важно. — Маша вернулась к главному. — Просто открой, и лучше за неё зайди. Когда я войду, закроешь.
    — У вас всё в порядке? — спросил подошедший военный.
    — Нет, — ответила Маша. — У нас у всех не всё в порядке. Но если вы дадите мне войти в подъезд, у нас у всех будет гораздо больше шансов на то, что всё будет в порядке. В конце концов, я никому ничего не обязана объяснять!
    Достали! Неужели просто нельзя открыть девушке дверь?!
    Наконец-то! До Витька, похоже, дошёл один из Машиных доводов. Он подошел к подъезду, набрал код, и взялся за кольцо замка.
    Не обращая внимания на резко разговорившихся мужчин, Маша встала в двух метрах от двери, вытащила из кобур две «Беретты», глубоко вдохнула, и кивнула Витьку: «Открывай!»
    Витёк опустил кольцо замка вниз, потянул тяжёлую металлическую дверь на себя, попятился, скрылся за дверью.
    В подъезде, прямо около входа стояли двое мертвецов.
    Выдох. На выдохе нажать курок, второй. Оба мёртвых повалились назад с простреленными головами. Значит, не так их и много, какое-то пространство есть. Последовательность «одиночный ближний бой» вперед-вправо-вверх, а не «одиночный экстремально ближний».
    Маша сделала два шага, вошла в подъезд. Сознание сфокусировалось на отработке схем, отсекая внешние шумы. Маша не слышала ни криков девочек, ни грохота закрываемой двери. О том, что дверь закрыта, она догадалась лишь по наступившей темноте. В остатках тусклого света, еле-еле пробивавшегося из окон, Маша различала тёмные силуэты. Отлично! Схему «тьма кромешная» тело тоже знало, но чуть-чуть видимости было намного лучше.
    Руки в положение для «ближнего». Выдох. На выдохе нажать курок левого. Мозг мертвеца разбрызгался по стене. Вверх по ступенькам. Выдох. Левый тамбур закрыт. Направо. Выдох. Спустить оба курка. Сразу же левым повтор. Мертвец сполз вниз по двери тамбура. Сместиться левее. Правым право-верх, выдох, спустить курок. Мертвый ударился в стену, осел, скатился вниз по ступенькам.
    Тело помнило всё. Тренированные мышцы плавно работали, обеспечивая точный, беспрекословный ход машине-убийце. Правый тамбур. Закрыт. Направо-вверх. Двое мертвецов стояли там, где и должны. Выдох. Спустить курок правого, потом, почти сразу, левого. Шаг назад-вниз, прижаться к стене. Тело кубарем прокатилось мимо Маши, упало на труп ниже, на площадке. Прямо-верх. Выдох. Два курка одновременно. Вверх по лестнице.
    Маша продвигалась вверх с абсолютно чистым, пустым сознанием, на одних рефлексах, выполняя тысячи раз отработанную программу. Шаг за шагом, выстрел за выстрелом, ступенька за ступенькой.
    Мертвецы шли на звук стрельбы.
    На третьем этаже было чуть-чуть светлее. Неяркий свет шёл из окна, из которого выпал один из мёртвых. Схему это не меняло. Выдох. Левый курок. Еще раз левый. Кнопка извлечения магазина. Правая рука направо-вверх. Выдох. Нажать курок. Вставить магазин в левый. Два шага вперед. Направо. Прямо-вверх. Выдох. Спустить левый курок. Правый. Вверх по ступенькам.
* * *
    Коля, выпучив глаза, смотрел на окна подъезда. Выстрелы звучали уже сверху. Как её не сожрали-то?!
    — Ган-ката?! — изумлённо спросил Миша.
    — Это же невозможно! — нервно ответил Коля. Его сердце учащенно забилось, адреналин рванул по венам, бросило в жар.
    — Других вариантов я не вижу, — похоже, и Миша занервничал.
    Послышался звон разбитого стекла, осколки посыпались на козырёк подъезда. Из окна на пятом этаже высунулась светлая Машина голова:
    — Всё! Можно заходить! И магазины там на третьем подберите, пожалуйста!

Глава 4. Сборы

Суббота, 15 сентября 2012, вечер.
    Рыча двигателем, автобус полз вверх по Московской, преодолевая крутой участок от бывшего завода Медведева до Железнодорожной высотки. В полупустом салоне на задней площадке стояли Владик с Лёхой. Плащ Владика с грехом пополам прикрывал тяжеленный ТГ, который торчал огромным горбом над правым плечом, и спускался вдоль всей спины до середины бедра. Заткнутые за пояс две булавы-гантели ни комфорта, ни элегантности не добавляли, зато добавляли спокойствия.
    Водитель автобуса еще не включил в салоне свет, за окнами был виден медленно проплывающий город. В сумерках напарники видели парочку мертвяков на тротуаре, немногочисленные группы горожан. Кое-кто неторопливо прогуливался, и это казалось Владику с напарником странным после всего, что они сегодня видели. Другие пешеходы передвигались короткими быстрыми перебежками. Несколько раз туда-сюда сверкая мигалками проносились «скорые», милиция, и, почему-то, пожарные.
    — Давай я ТГ возьму, — предложил Лёха. — Тяжёлый же.
    — Нет, Лёх. Я сам.
    — Уверен?
    — Абсолютно.
    — Не хочешь со мной в Приятное?
    — Не-а. Я к себе в деревню. В смысле, к деду. У него там и огород, и пасека, и всё такое. Хоть всю жизнь живи.
    — Не хочешь гатлингом махнуться? Могу тебе мотоцикл дать, например. Ты же без машины теперь остался.
    — Да ну, Лёх… Такая корова нужна самому. И до деда как-нибудь доберусь, — отклонил предложение Владик.
    — Ну, ты смотри… Менты по улицам ходят, и вообще, мало ли что.
    — Разберусь, не маленький.
    Владик гением не был, но Лёхины интересы просчитывались на раз-два. Гатлинг он захотел. Да сейчас! Естественно, что после этого ехать с Лёхой из города Владику вовсе было не интересно.
    Он уже решил, как будет добираться, но планов своих чрезмерно любопытному партнёру по тренировкам раскрывать не стал. Меньше знает — крепче спит.
    И про деревню, и про деда с пасекой Владик наврал. Не было никакого деда, был обычный дачный участок в шесть соток с домом. Дом, пусть и небольшой, был не садовый, а капитальный, обложенный кирпичом сруб. Если чуть-чуть приложить руки, то и зиму можно спокойно пережить. И забор вокруг участка хороший, не обычная рабица.
    А добраться надо с Маринкой. Владик с ней встречался уже три года. Он успешно пропускал мимо ушей, или не понимал её намеки на «развитие отношений», но в то же время и не отстранялся настолько, чтобы отношения развалились. Его такая ситуация более чем устраивала.
    Сейчас Маринка со старенькой родительской «Победой III», была как нельзя кстати. Привезет его на дачу, и, конечно, останется пересидеть мор, да похозяйничать немного. А там, глядишь, и «отношения» разовьём. Владику скоро уже тридцатник, пора бы и семью завести. Маринка — отличный вариант: на мозг не капает, хорошо готовит, и трахается, как заведенная. Что еще нормальному мужику надо?
    — Я выхожу. Точно не поедешь? — Лёха оторвал Владика от строительства планов.
    — Не. Спасибо.
    — Ну, давай тогда!
    И Лёха обнял Владика на прощанье. Владик прямо почувствовал, как тот схватился за ТГ сквозь тонкую ткань плаща, похлопал Лёху пару раз по спине и отстранился.
    — Счастливо, Лёх!
    — Если что, знаешь, где искать! — сказал Лёха, спускаясь по ступенькам.
    — Ага.
    Автобус закрыл двери и тронулся. Владик махнул рукой Лёхе через окно, и, почему-то, вздохнул с облегчением. Теперь, что бы там этот военный не говорил, надо было сунуться в Сталепрокатную высотку. За Маринкой.
* * *
    В двухкомнатной квартире Витькова друга Ярика был такой бардак, какого Коля не видел ни в студенческой общаге, ни в подвалах Бауманки. А уж там были и склады, заваленные буквально тоннами всего, что ни попадя, и пара десятков лабораторий, в которых лучшие умы Сопротивления творили такое, что не каждый человек в здравом уме может даже вообразить. Чего только стоили эксперименты по вживлению в голубей небольших камер. Или попытка сканирования мозга, после которой один майор, на свою беду попавшийся сопротивленцам, превратился в визжащее от ужаса, абсолютно безумное существо, до сих пор живущее в отдельной палате закрытого военного психиатрического института. В общем, в тех лабораториях порядка было гораздо больше.
    Кухня была довольно аскетичной и запущенной. Холодильник, плита, кухонный шкаф и обеденный стол с двумя венскими стульями стояли на грязном полу. В углу, около балконной двери, аккуратной пирамидой почти в человеческий рост высились одноразовые миски из-под лапши быстрого приготовления, пельменные коробки, и коробки из-под пиццы.
    Кабинет Ярика занимал одну комнату. Точнее, угол в комнате, большая часть которой была заставлена радиоаппаратурой и сотней приборов непонятного назначения. Еще в комнате находился новомодный «комбайн» — телевизор, радио и проигрыватель, скомпонованные в резном корпусе полированного дерева. Около рабочего стола с радиостанцией и печатной машинкой стояла высокая кофеварка. Тусклые бронзовые бока резервуара установленного сверху корпуса из резного дуба были давно не чищены, но судя по кофейному аромату, наполнявшему комнату, машина работала вполне исправно.
    Дверь второй комнаты была закрыта. После увиденного на кухне и в кабинете Коля знать не желал, что может за ней скрываться.
    Из ванной доносился шум льющейся воды, плеск и фырканье. Ярик совершал «утренние» водные процедуры.
    Коля сотоварищи стучали и звонили в его дверь добрых пятнадцать минут, пока не послышалось шебуршание, и в образовавшийся проём не выглянула заспанная, взлохмаченная, подслеповато щурящаяся голова.
    — Открывай, Сова! Медведь пришёл! — поприветствовал голову Витёк.
    — Витёк… — констатировала голова. — Ты чего припёрся? В такую-то рань…
    — Это, Ярик… Ты тогда говорил, что к тебе можно будет, если что…
    — Я говорил про самые экстремальные случаи.
    — Вот! У меня как раз самый экстремальный случай. Разреши… — Витёк чуть надавил на дверь, та открылась, несмотря на усилия упирающегося Ярика.
    Витёк зашел в дверь.
    — Сейчас я тебе… мы тебе всё объясним. Это со мной, — сказал он, делая жест в сторону толпившихся в коридоре спутников. — Ребят, заходите!
    — Миша, — представился, заходя, Миша, и пожал оторопевшему Ярику руку.
    — Да вы охренели, Витёк, все — нестандартно ответил на приветствие Ярик.
    Вслед за Мишей, потянулись остальные. При виде девушек Ярик замялся, но дёргаться стал чуть меньше. Док будто бы удивил хозяина квартиры, а на полковника он посмотрел с плохо скрываемой неприязнью. Зашедший за ним Коля пожал Ярику руку, и направился было к двери, у которой ждал Витек, но его остановили радостные вопли за спиной. Степаныч сгрёб в охапку Ярика и орал:
    — Соловей! Соловейчик! Родненький! Я-то думал тебя взяли!!!
    — Да кому я нужен, — гораздо менее эмоционально отвечал Ярик, пытаясь высвободиться из объятий. — Отпусти, Степаныч, хватит.
    — Ну как ты? Где ты? Что сейчас делаешь? — Степаныча было не остановить.
    — Нормально я. — Ярик оторвался от Степаныча, закрыл дверь и дважды провернул ключ в замке. Потом накинул цепочку, задвинул засов, и повернулся к Витьку и Коле. — На кухне в холодильнике кофе и кружки. Кофеварка в комнате. В общем, разберетесь. Я пока умоюсь.
    Он снова повернулся к Степанычу:
    — А ты прям помолодел. — сказал он неожиданно потеплевшим голосом. — Я рад тебя видеть.
    И скрылся в ванной. Послышался шум льющейся воды.
    Коля вопросительно взглянул на Витька.
    — Ну да, — ответил на его немой вопрос Витёк. — Он такой.
    — Ага, — подтвердил Степаныч. — Парень со странностями, но хороший. Сто лет не видел. Думал, совсем пропал.
    — А кто он?
    — «Свободный Орел» слушал? Вот это почти всё — он.
    — Не слушал я. — ответил Коля. — Я в Москве был. Меня другое беспокоит…
    Коля не успел рассказать, насколько его беспокоит другое — эта блондиночка, и её навыки владения оружием, настолько неподходящие девушке.
    — Пойдем что ли, — прервал его Витёк, — нечего в коридоре стоять.
    — Ага. Только кружку возьму.
    Кружку он действительно нашел в холодильнике. Тщательно её вымыл. И только после этого зашел в комнату. Там, в тесноте шло довольно бурное обсуждение ситуации и дальнейших планов.
    Коля протиснулся между Доком и полковником к кофемашине. Установил объем и крепость, опустил бронзовый рычаг. Аппарат загудел, горячий напиток полился в чашку.
    — Хорошо, мы тут все приходим к выводу, что необходимо покинуть город. Возникает резонный вопрос, кто куда? — Миша был последователен.
    — Я в Москву. Там жизнь налажена, — сказал Коля, взял полную кружку ароматного кофе, и сделал глоток. Кстати, неплохой кофе! — Как бы добраться, только… А тебе зачем, собственно?
    — Под Мценском, там совсем недалеко, есть деревенька. То есть была. Сейчас заброшена, но я туда наведываюсь регулярно. Там у нас база с третьего ещё. В общем, если кому-то ехать некуда, то там несколько домишек вполне пригодны, чтобы пересидеть, пока здесь порядок не наведут. Вода в колодце, удобства во дворе, баня есть, в общем — идиллия.
    — Боюсь, что пересиживать придётся долго, — взял слово Док. — Видите ли, сегодня с утра про эпидемию никто даже не знал. Днём мы с Катюшей встретили двух первых из мёртвых. Буквально за полчаса их стало четверо. А когда мы сюда шли, они десятками по улице шлялись. И в подъезде…
    — Девятнадцать, — раздался Машин голос.
    — Девятнадцать, — повторил за Машей доктор. — Их количество умножается в геометрической прогрессии. Завтра к вечеру весь Орел будет кишеть мертвецами. И я очень надеюсь, что к тому времени город будет закрыт на карантин. Не дай бог, оно выйдет дальше. Михаил, я, пожалуй, с Вами. Докторов берёте?
    — С удовольствием. Врач никогда не помешает.
    — А как же клятва Гиппократа? — пролепетала девочка, ходившая за Доком по пятам.
    — В клятве Гиппократа, Катюша, нет ни слова о том, что надо помогать мёртвым. Лучше, я буду живой лечить живых, чем мертвяком разносить заразу. А укушенным мы сейчас тоже ничем помочь не можем. Сами видели — пятнадцать минут и всё.
    — Но…
    — Катюша, без «но». Вы — врач скорой помощи. Здесь вы вряд ли кому-то будете полезны. Даже если, внезапно, вам попадется пациент с аппендицитом, привезти его в больницу будет равносильно тому, чтобы привезти его на кладбище. Вы же и сами, кажется, не из Орла?
    — Из Ливен.
    — Ну и отлично. Может, имеет смысл пересидеть самый опасный период под Мценском? Вместе туда добираться будет безопаснее, чем одной в Ливны.
    — Хо-хорошо. — согласилась Катюша.
    Док для неё непререкаемый авторитет, видимо. Коля хлебнул ещё кофе.
    В комнату вошел Ярик в плотном халате поверх рубашки с брюками и, почему-то, сланцах на босу ногу. С волос падали капельки воды.
    — Рассказывай! — потребовал он у Витька.
    Витёк пару раз по-рыбьи заглотнул воздуха.
    — Это… — начал он. — Тут у нас мёртвяки кусаются, а у тебя ж доспехи есть…
    — Витёк, кончай пургу нести, говори, чего надо! — довольно резко оборвал его Ярик.
    — Я и говорю! На улице мёртвые ходят. Кого укусили, тот тоже умирает и ходит кусаться. А у тебя кольчуги железные, не прокусишь.
    — Ты принял чего-то? Осталось? — раздражение Ярика сменилось интересом.
    — Разрешите? — у всех, и ни у кого одновременно поинтересовался Миша. — Витёк говорит всё правильно, но немного сумбурно. В городе сейчас идет эпидемия. Болезнь действительно передается через укус. И она действительно смертельна. Вот, доктора подтвердят.
    Миша кивнул на Дока и Катюшу. Док с очень серьезным лицом кивнул.
    — Мы планируем покинуть город, пока эпидемия не распространилась очень сильно, — продолжил Миша, — И пока не объявили карантин. Я думаю, что за городом будет безопаснее. Однако возникла небольшая проблема, клуб взорвался и все наши машины… В общем, всё взорвалось к чертовой матери. Пока не найдём транспорт, хотелось бы обеспечить хоть какую-то защиту. Витёк говорил, у Вас есть что-то типа доспехов.
    — Что-то типа??? — Ярик, похоже, возмутился. — «Что-то типа» продается в «Серебряном эльфе» школьникам, а у меня нормальные доспехи! Кольчуги, шлемы, кирасы, панцири, наручи, да всё! У меня знакомые сами куют, металл отличный.
    — Замечательно! Нам бы снарядиться.
    Ярик оценивающе посмотрел на Мишу.
    — Это довольно дорого.
    Настала неловкая пауза. Ну да, конечно, парень только проснулся, и даже не в курсе того, что творится на улице. Для него деньги пока представляют бОльшую ценность, чем возможность быстрого бегства из города, или пара стволов с запасом патронов. Коля сделал еще глоток кофе.
    — Ярик, слушай, у тебя же тут обзор нормальный? Есть бинокль какой-нибудь?
    — Бинокля нет. Зато… — Ярик протолкнулся к стойке с приборами, пошарил в глубине верхней полки, и вынул пыльный тубус. — Вот!
    Он открыл тубус и вынул подзорную трубу.
    — На звёзды через неё, конечно, не посмотришь, а на другой берег — пожалуйста! Рублей за сто отдам.
    — Вот и отлично. — сказал Коля. — Только, можешь в окна посмотреть? Сначала туда, где Гак-клуб стоял, и церквушка неподалёку. Потом, вообще, по окрестностям. А потом можно в подъезд выйти, там девятнадцать трупов. Это еще не конец света, но, поверь, деньги скоро совсем неактуальны станут.
    — Да вы сговорились все что ли? — взорвался Ярик. — Ладно, этих я вообще не знаю, но ты-то, Степаныч!
    — Соловей, они правду говорят, — подтвердил Степаныч. — Мертвяки точно нападают. Выгляни, сам всё увидишь.
    Ярик раздвинул трубу и подошёл к окну. Взглянул через окуляр.
    — Ну и что я сейчас увижу??? Темень на дворе… А, фонари кое-где светят. Вон церковь. Верующие пасутся. И что? — он чуть повернулся — О! Кабак в Рядах горит. Фигасе!!! А что с Гаком-то???
    — Нету больше Гака, — грустно произнёс Миша. — Взорвался.
    — Кстати, Миш, можно тебя на пару слов? — мысль, пришедшая в голову Коле, требовала обсуждения.
    Вдвоем с Мишей они вышли на кухню.
    — Тебе надо брать управление в свои руки, — Коля сразу перешел к делу. — Чем больше времени тратится на разговоры, тем меньше шансов, что выберемся без проблем.
    — Сам уже об этом подумал. — Миша, похоже, и не удивился поднятой теме, — По мне, конечно, лучше не всех за собой тащить, а кто согласится. Народ нормальный. Почти весь. Военный, правда, какой-то мутный.
    — Да плевать на военного. Я вообще не понимаю, что он за нами таскается. Искал бы себе сына, и искал. Меня больше блондинка пугает.
    — Да уж… Маша удивила. Чего-чего, а ган-кату я ожидал в последнюю очередь.
    Ган-кату изобрёл после второй мировой какой-то сумасшедший инструктор-морпех из Северо-Американских Соединённых Штатов, проторчавший несколько лет в японском плену. Смертельное искусство было достоянием одиночек, несмотря на то, что существенную его часть составляли навыки группового боя. Ган-катой владели очень немногие избранные. В основном, представители секретных служб разных стран, правительственные агенты, обладавшие лицензией на убийство.
    Среди сопротивленцев ходили слухи о хорошо экипированных, подготовленных группах, которые были полностью уничтожены, даже не успев дать бой противнику. Предполагалось, что это было дело рук мастера, а может быть, и нескольких мастеров ган-каты.
    Коля ган-катой не владел. И не знал никого, кто владел бы. Хотя… уже знал.
    Но, чтобы эта девчонка??? Ей же тогда было лет пятнадцать-шестнадцать… Однако, то, что она творила в подъезде, могло быть только ган-катой, и ничем иным.
    — Ты б спросил у неё… — начал Коля.
    — Поинтересуюсь, конечно, — понял его с полуслова Миша. — А глобально… Сейчас решаем с доспехами, и что бы там не решили, ноги в руки и сваливаем. Я вот думаю, где бы автобус найти какой-нибудь, чтоб все вошли. Да и денег не помешает. Еду во Мценске по-любому надо будет закупать. Ладно, будем решать проблемы по мере возникновения… Кстати, ты в Москву собирался.
    — Ага. Но до Мценска я с вами. Я не идиот.
    — А семья там?
    — Нет у меня семьи, — отрезал Коля.
    Миша, сам не зная того, ударил по больному месту. Родителей Коля не видел уже десять лет, с 2002-го. Вернувшись в Орёл на каникулы после окончания первого учебного года, он застал свою квартиру пустой и опечатанной. Соседи рассказали, что за две недели до Колиного приезда, к его родителям вломились военные, и арестовали. В институте Коля уже слышал о методах ООП — отрядов обеспечения правопорядка. Они формировались из солдат, и были основной «ударной силой» в поисках и арестах инакомыслящих. Коля знал и то, что большинство из тех, кто шел в комендатуры и к ООПовцам с расспросами об арестованных родственниках, назад не возвращались. Поэтому он поменял замки на дверях, закрыл квартиру, сел на первый поезд до Москвы, и вернулся в общагу Бауманки. Там он первым делом нашел координатора Сопротивления, и сказал, что согласен. Следующие два с половиной года Коля провел, занимаясь учебой и подпольной работой в равной степени, мечтая лишь выспаться. Крайне напряженный график просто не давал ему времени думать и переживать случившееся.
    Когда режим «черных полковников» пал, Коля, как и многие другие, стал разыскивать родителей. Запросы в архивы комендатуры, транспортную милицию, комиссариат внутренних дел, и прочие инстанции не дали результатов. Политические аресты ООПовцы проводили с минимальным количеством документов, а то и без документов вовсе, чтобы не оставлять следов своей деятельности. А в четвертом, перед падением режима, уничтожали все бумаги, какие могли. Колины поиски продолжались до сих пор. Он еще лелеял маленький огонек надежды, что его родители работают в каком-нибудь закрытом КБ, «шарашке», хотя понимал, что вероятность этого стремится к нулю.
    Он встряхнул головой.
    — Ладно, с планом определились. Пойдем к остальным.

    Коля сполоснул опустевшую кружку, и вышел вслед за Мишей.
* * *
    Вернувшись в кабинет, Миша застал свою, ну или почти свою команду подпирающими стенки, в то время как Ярик сидел за столом в наушниках, и сосредоточенно крутил ручки на радиостанции. Микрофон лежал на столе. Значит, Ярик не передает, а на приёме.
    — Перепроверяет ещё, — тихо сказал Мише Степаныч. — Не то, чтоб не доверял, просто человек такой.
    Миша кивнул.
    Зашедший Коля протиснулся мимо них со Степанычем и снова запустил кофемашину. Непростой малый, но дело с ним иметь можно. А вот кофе явно злоупотребляет.
    — Ты смотри!!! — воскликнул Ярик, снял наушники и щелкнул тумблером сбоку от радиостанции.
    Из громкоговорителей на комнату обрушилось шипение, скрежет и треск. Девочки, крича, закрыли уши руками. Ярик быстро крутанул рукоятку громкости, снижая звук до приемлемого уровня.
    — Извините. Случайно. В общем, это волна милиции.
    Глядя на лицо Ярика, Миша ни разу не поверил, что он поставил такой звук случайно. Скорее уж, вымещал свою растерянность на непрошенных гостях.
    «Это три-ноль! Диспетчер, ответьте!» — тем временем надрывались громкоговорители. «Их тут не меньше двадцати. Требуется подмога!». «Слышу вас, три-ноль! Делаем всё возможное». «Вниманию всех сотрудников милиции! Вниманию всех сотрудников милиции! Чрезвычайная ситуация. Все отпуска и выходные отменяются. С момента получения данного сообщения все сотрудники милиции обязаны явиться в свое подразделение с табельным оружием для получения дальнейших указаний. Повторяю…»
    — Лихо? — спросил Ярик. — Слушайте, что у вояк.
    «… обеспечить безопасность периметра вокруг мобильного госпиталя и бесперебойную поставку медикаментов… Внимание! Разыскивается полковник Толмачев Андрей Леонидович. На вид пятьдесят — пятьдесят пять лет, рос сто семьдесят восемь сантиметров, худощавого телосложения. Глаза светлые, нос прямой, губы тонкие, волосы русые. Особых примет нет. Располагающие информацией о местонахождении полковника Толмачева, должны немедленно передать её в комендатуру города, или вышестоящему командиру. В случае обнаружения полковника Толмачева необходимо принять все возможные меры для доставки его в в/ч 03013 или городскую комендатуру. Повторяю…»
    — О! — Ярик приглушил звук и обернулся к полковнику. — Не вас ли ищут ненароком?
    — Никак нет, — ответил полковник. — Стал бы я в форме ходить, если бы меня искали.
    — Логично. — Ярик снова обернулся к радио. — Пожарных слушать будем?
    — Ни к чему, — ответил Миша. — Телевизор включи. Интересно, что горожанам говорят.
    По телевизору шло интервью с кем-то из областной администрации. Оля фыркнула.
    «За истекший период освоено одна целая и шесть десятых миллиона рублей на поддержание дорожного хозяйства, две целых и одна десятая миллиона рублей…» — деревянным голосом говорил представитель администрации, а корреспондент внимал ему с выражением неподдельного и искреннего интереса на лице.
    — Тьфу, уроды… — дал краткую характеристику происходящему Миша. Ярик стал крутить ручку переключения каналов. По центральным, привычно для вечера субботы, шли вечные праздничные концерты и развлекательные шоу. Еще один местный канал показывал какую-то удивительно скучную развлекательную программу.
    С другой стороны, хорошо, что пока ничего не объявляют. Меньше паники, и намного меньше людей, бегущих из города. А значит, больше шансов. Особенно, если поторопиться.
    — Ярик, как насчет такого варианта: с тебя доспехи на всех, с меня — эвакуация в безопасное место под Мценском, и штатное место радиста отряда?
    — И автомат!
    Он еще и торгуется!
    — Нет автоматов, — ответил Миша. — Если умеешь пользоваться, так и быть, дам револьвер. Только определяйся сейчас, времени уже нет.
    — Ща, минуту.
    Ярик взял подзорную трубу, протолкнулся к выходу из комнаты. Миша пошел за ним. На кухне Ярик вышел на балкон, приложил к глазу трубу. Пару минут смотрел через трубу на город. До них доносились выстрелы, отзвуки сирен, и, неожиданно, музыка.
    — Довольно хреново, — констатировал Ярик, закончив осмотр. — Там несколько пожаров. А в пепельнице вообще мясорубка идёт. Глянь!
    Ярик протянул Мише трубу.
    Пепельницей в Орле прозвали открытый амфитеатр в детском парке за характерную форму. Летом в нем постоянно устраивались различные концерты, шоу, конкурсы и прочее развлекалово. С Ярикова балкона пепельница была видна как на ладони. Сегодня там, видимо, был концерт. Прожектора, освещающие амфитеатр и сцену вращались, мигали, меняли цвета. На сцене в луже крови лежала девушка. Короткая блестящая юбочка еле прикрывала загорелые бёдра, одно из которых ел мертвяк в чрезмерно яркой рубашке. Тоже, наверное, артист. Был.
    В самом амфитеатре царил ад кромешный. В лучах прожекторов, посреди залитых кровью скамеек, несколько разрозненных групп молодых людей отбивались от наседавших мертвяков. Другие пытались сбежать поодиночке, огибая наступающих.
    Неуклюжие мертвяки спотыкались о скамейки, заваливались, падали со ступенек, скатываясь к самой сцене, но поднимались, и шли к живым. У стоящей неподалёку «Победы» с мигалками, спиной к спине стояли два милиционера, и палили по наступающим мёртвым. Неожиданно прекратив стрельбу, они запрыгнули в машину, и, взвыв сиреной, рванули вниз, к набережной, сбивая шагающих по дороге мертвецов.
    — Через Ленинскую, пожалуй, не пойдём. — решил Миша, возвращая Ярику трубу. — Кстати!!!
    Он забрал подзорную трубу у Ярика, и снова приложил к глазу, внимательно высматривая что-то на противоположном берегу Оки. Да, рядом с Покровской высоткой в свете прожекторов все еще шла стройка. А это внушало определенный оптимизм.
    — Точно. Придется вниз, и через туннель, — подтвердил Миша свое решение, и сунул трубу в руки Ярику.
    — Ты босс, — как-то легко согласился Ярик, выходя с балкона назад, на кухню. — Хоть через туннель, хоть через Марс. Главное, чтоб свалили.
    На кухню уже подтянулись остальные. Коля снова мыл кружку.
    — Доспехи, говорите? — Ярик оглядел своих новых и старых знакомых. — Ну, пошли!
    У второй, закрытой комнаты он остановился.
    — Там у меня бардак, не обращайте внимания.
    Послышался смешок кого-то из девочек. Миша поводов для юмора не увидел. Если Ярик не считает бардаком то, что творится у него в кабинете и на кухне, то в другую комнату, где, по его мнению, бардак, Миша поостерёгся бы заходить без костюма химзащиты.
    Ярик распахнул дверь и вошел в комнату. Зайдя вслед за ним, Миша понял, что под «бардаком» Ярик понимал нечто совершенно иное.
    Стены комнаты, вдвое больше кабинета, были обиты тёмно-красной шелковой тканью. Несколько небольших ламп, встроенных в потолок, давали неяркий, тёплый свет. Потолок, кстати, был раскрашен под звёздное небо, и, похоже, краска, которой рисовали звёзды, светилась в темноте. К потолку на твердой ножке был приделан средних размеров шар из маленьких кусочков зеркала.
    «Ну, ни фига ж себе, у него тут танцплощадка!» — подивился Миша.
    Главным предметом интерьера в комнате была кровать, не меньше двух с половиной метров в ширину. Она была накрыта шелковым покрывалом леопардовой расцветки. На кровати было разбросано несколько леопардовых подушек. Матрац наверняка был сделан по спецзаказу. Не бывает стандартных размеров кровати два на два с половиной. Миша глубоко вдохнул. Непросто на пятом десятке узнавать, что траходромы существуют на самом деле, а не только в фольклоре пубертатных школьников.
    На стене, над изголовьем висели всякие занятные штуки. Две пары наручников, три разные плётки, несколько кляпов, кожаные маска и фуражка, ошейники с шипами и цепями, и предметы, которым Миша не знал названия, типа кандалов, одевающиеся на руки и на ноги. Были там вещи, которым Миша не только не знал названия, но и способа применения. И это, наверное, было даже к лучшему.
    На другой стене был установлен крест в виде буквы Х, с фиксаторами на каждой из перекладин.
    Интерьер комнаты, похоже, впечатлил всех. Члены команды, заходя, скромно выстраивались вдоль стенки, не решаясь пройти. Раздавались смешки, охи, а доктор аж закашлялся.
    — Экий ты проказник, Соловей, — констатировал вошедший последним Степаныч. — А так и не скажешь.
    — И не надо, — сказал Ярик, сдёргивая с кровати покрывало, и бросая его на пол. Обернулся к Мише, — Помоги-ка!
    — Ты же помнишь, мы за доспехами, — на всякий случай уточнил Миша.
    — Ага. — Ярик схватился за угол матраца. — Давай поднимем.
    Подняв матрац, и облокотив его на стену, Миша увидел в открывшемся пространстве то, что привело бы в неописуемый восторг любого военачальника лет, эдак, семьсот назад. Блестящие латы, кольчуги, кирасы, шлемы, щиты, мечи и булавы были разложены так, чтобы пространство под матрацем было использовано максимально эффективно.
    — А?! Лучшие доспехи в радиусе двухсот километров! Подходи по одному! — в стиле ярмарочных зазывал воскликнул Ярик. Оглядел подошедшего первым Витька. — На тебя, носорог, ничего нет. Разве только шлем и щит. И поножи, если на руки нацепишь. Слишком уж ты здоровый.
    — Сам ты тощий эльф и недорослик. — обиженно пробурчал Витёк, уже примеряя к руке небольшой круглый щит.
* * *
    Воинская часть № 03013 занимала площадь в несколько кварталов неподалёку от Южной высотки. На её территории располагались казармы, ангары с техникой, дом офицеров, плац, стадион, даже небольшое подсобное хозяйство. Торчавшие из-за забора части антенны всех форм и размеров наводили горожан на мысль о радиосвязи, прослушке, радарах ПВО, и прочих секретных военных вещах. Всё, как и планировалось.
    В ангаре № 6 хранился запас противогазов, костюмов радиационной и химической защиты, фильтров воды и воздуха, и других вещей, до которых обычно никому не бывает дела. Для повседневной службы они не нужны, а своровать и продать их некому. Поэтому, «шестой» у рядового состава не вызывал интереса.
    Между тем, в ангар № 6 с завидной регулярностью заезжали командные УАЗы и подвозились разные грузы. Эта активность была чрезмерной для места, где хранятся противогазы, но всем было наплевать. У рядового и младшего офицерского состава своих забот было предостаточно, а старшие офицеры были хорошо проинструктированы.
    В шестом ангаре, в самом конце, закрытый стеллажами с фильтрами, находился лифт. Лифтовая шахта спускалась на сто сорок метров под землю, достигая нижней точки обширного подземного комплекса сооружений.
    В зале совещаний на предпоследнем, четвертом уровне комплекса, шесть старших офицеров, представлявших войска биохимзащиты, медицинские войска, и внутренние войска, а также человек в штатском из госбеза, обсуждали сложившуюся ситуацию.
    Только идиот мог подумать, что исчезновение полковника Толмачева не связано с объявлением карантина и «оранжевого уровня» опасности медиками, разворачиванием полевого госпиталя ГО, и вызовом всех сотрудников милиции из-за внезапно зашкалившего уровня насилия в городе.
    Также, слишком оптимистичным было бы полагать, что имеющимися средствами возможно остановить эпидемию. Перепроверка данных исследований Толмачева, показала, что не существует способов лечить заражение. И не существует других эффективных методов остановить распространение эпидемии, кроме уничтожения всех носителей вируса.
    Скорость распространения пугала. Группа полковника Толмачева, похоже, разработал самое эффективное биологическое оружие на планете. Сам Толмачев после этого умудрился исчезнуть.
    Задача найти полковника была второстепенной по сравнению с задачей локализации и ликвидации очага эпидемии. А ликвидировать очаг, похоже, можно было лишь одним способом. Шестеро офицеров, будучи прагматиками, согласились с предложением госбезовца действовать по плану «Б», несмотря на то, что этот способ здорово напоминал эффектное самоубийство.
    Человек в штатском поднялся на третий уровень, в защищенную комнату для связи, и вызвал Москву. В комиссариате уже ждали его звонка, и сразу перевели на руководство. Главный, выслушав человека в штатском, согласился с предложением действовать по плану «Б», и приказал человеку в штатском ни в коем случае не покидать комплекс до дальнейшего распоряжения.
* * *
    Владик вышел из автобуса, и огляделся. На минус первом уровне Сталепрокатной высотки было неожиданно пустынно для вечера субботы. Вызванный лифт тоже был пуст. Но, пока Владик поднимался на Маринкин двадцать шестой, он успел обзавестись несколькими попутчиками. К счастью, они не проявляли излишнего любопытства, хотя и проводили удивленными взглядами, когда Владик выходил из лифта.
    На двадцать шестом всё было как всегда. Владик быстрым шагом пролетел по проспект-коридору, стараясь не привлекать внимания немногочисленных прохожих. В одном из боковых ответвлений ему послышались крики, но останавливаться он не стал. Нельзя было терять время.
    У двери Маринкиной квартиры он несколько раз глубоко вздохнул, поправил плащ, с грехом пополам прикрывающий гатлинг, и нажал на кнопку звонка. За дверью послышались шаги, глазок потемнел, Владик приветственно замахал пятернёй. Дверь открылась.
    — Привет, Владик! — сказала Тамара Георгиевна, мама Марины, явно желавшая ощутить себя тёщей. Обернулась и крикнула вглубь квартиры: — Марина! К тебе Владик пришёл!
    Вот засада! Про Маринкиных родителей Владик как-то не подумал. Но деваться некуда, придется брать их с собой, и надеяться, что они не будут уж очень активно есть его мозг. С Тамарой Георгиевной и Владимиром Максимовичем он был знаком уже пару лет, но всё их общение ограничивалось обычно приветствиями, и редкими, пару раз в год, семейными торжествами, на которые приглашали и Владика.
    — Пойдем, Владик! Ты как раз к чаю. Ой… Что это у тебя? — Тамара Георгиевна заметила ТГ.
    — Это пулемет. Не пугайтесь, Тамара Георгиевна, он не опасен. — Владику были ни к чему охи и ахи, проще было соврать. — Я приехал, чтобы забрать вас на дачу.
    Владик прошел на кухню, присел на заскрипевший под его ста десятью угловой диванчик, и аккуратно прислонил к стенке рядом ТГ. Тамара Георгиевна поставила перед ним чашку с чаем.
    — Но зачем? Тем более, сейчас уже вечер.
    — Надо. В городе эпидемия. Болезнь опасная. Я сам видел несколько умерших. Это не шутка. Надо уезжать, пока есть возможность. У меня на даче вполне можно пересидеть, пока здесь порядок не наведут.
    — Да ладно тебе, можно пересидеть!!! — громогласно усомнился вошедший на кухню Владимир Максимович. — Там только шашлык можно жарить. Ни тебе огорода, ни теплиц.
    — Вот как раз займётесь, если будет желание. Инструменты у меня там где-то есть. — оптимистично обрисовал ему перспективы Владик. — Это лучше, чем торчать тут. В общем, собирайтесь, берите по минимуму всего. Времени нет вообще.
    — Да сейчас, — Максимыч, похоже, перспективе не обрадовался. — Какая такая эпидемия? По телевизору бы сказали.
    — По телевизору даже не сказали, что Ручейкова убили, — привел Владик в пример старую историю.
    Ручейков был последним председателем временной военной администрации Российской Федерации, как официально именовала себя хунта. Чтобы перестать выглядеть в глазах мировой общественности типичной военной диктатурой, он организовал полностью постановочные выборы, в результате которых президентом стал довольно молодой, симпатичный западу доктор социологии Морозов, полностью подконтрольный военным. Все были довольны до тех пор, пока самолет с Ручейковым по неизвестным причинам не разбился под Санкт-Петербургом.
    Катастрофа стала поводом для всех. Для Морозова найти себе новых кукловодов, на этот раз, видимо, из САСШ. Для военных — попытаться взять бразды правления в свои руки. А для Сопротивления — свергнуть, наконец, диктатуру военных.
    О смерти Ручейкова объявили лишь через неделю, когда уже вовсю шли бои. Еще через неделю Морозов под давлением своих новых друзей, страшась гражданской войны, согласился на проведение внеочередных выборов. На выборах победили социалисты.
    Историю с Ручейковым помнили все, поэтому центральным каналам не доверяли.
    — И вот с этой штукой, — продолжил Владик, кивая на гатлинг, — я бы не таскался, если б всё было как обычно.
    Максимычу крыть было нечем. Владиков ТГ, стоявший у стены, более чем убедительно доказывал серьезность ситуации.
    — Ну ладно… Надо же кому-то у тебя там порядок навести. — обосновал Максимыч свое согласие. — Тома, собирай вещи, только немного, едем на дачу.
    Витёк облегченно вздохнул. Прав был тот американец, который заявил, что добрым словом и гатлингом можно добиться гораздо большего, нежели одним добрым словом. Был бы без оружия, терли бы до полуночи, и то Максимыч мог бы и не согласиться. Ему ж надо показать, что он главный. Он и сейчас-то, понимаешь, едет огород обустраивать, благодетель, ёлы-палы.
    Зашедшая на кухню Маринка выглядела немного растерянной. Впрочем, ничего удивительного, Владик же не предупредил, что заявится в гости.
    Она подошла к столу, Владик встал, обнял её и чмокнул в щёку.
    — Марин, собирайся быстренько, едем на дачу ко мне. Объяснять долго, просто поверь. Родители твои тоже с нами.
    Маринка всё-таки умница! Не стала задавать тупых вопросов, хотя прям видно, как её разбирало любопытство. Ничего, Тамара Георгиевна ей расскажет свою версию, пока будут шмотки паковать.
    — «Победа» на ходу? — спросил Владик у Маринки.
    — А что с ней будет? — встрял Максимыч. — Ездит себе и ездит.
    — Очень хорошо! А то я без колес нынче.
    Всё, самые важные вопросы решены. Осталось дождаться, пока женщины соберутся, а это полчаса, как минимум. Можно и чаю попить.
* * *
    Коля снова проверил, насколько удобно висят кобуры поверх кольчуги, вдел в петли на поясе свои гантельные булавы, накинул плащ и взглянул на Мишу. У того из-под плаща торчал капюшон кольчуги, хауберк, натянутый на голову, и латные перчатки на руках. Не менее колоритно выглядел Витёк, надевший на свои толстенные предплечья поножи, на голову остроконечный металлический шлем с спускающейся до плеч кольчужной сеткой, и прицепивший к поясу пару булав из Яриковых запасов. Торчащий из-за спины гатлинг придавал его прикиду сумасшедшую эклектичность. Степаныч предпочел толстую стёганую куртку с бронзовыми пластинами на груди и спине, и небольшой круглый шлем с кольчужной сеткой.
    Доктор с Катюшей отказались от доспехов, сославшись на плотную ткань своей униформы, будто бы уже проверенную на сопротивляемость укусам. Полковник к амуниции просто не проявил никакого интереса. Он снова ушел в себя.
    Девочки кольчугам были не очень рады, хоть Ярик и подобрал те, которые им были почти впору. Юля стонала, что ей тяжело, колется, и неудобно. Еще бы ей было удобно, в кольчуге и на каблуках.
    Оля, надев кольчугу, скривилась, тихо отошла в уголок и несколько раз вытянула из-за спины катану. Потом встала в боевую позицию, и стала наносить резкие скользящие удары катаной в воздух. Правильно. Хоть, теоретически, кольчуга и не стесняет движений, к её весу тоже надо привыкнуть.
    Зато Маша, казалось, попала в свою стихию. Перетянутая поясом кольчуга с длинным рукавом сидела как влитая. Пять вороненых Машиных «беретт» в чёрных кобурах контрастировали с серебряным блеском тысяч маленьких колечек. Блестящие поножи и стилизованный закругленный скандинавский шлем с небольшими позолоченными крылышками по бокам, завершали Машин образ валькирии — одной из мифических дев, помогавших в битвах викингам, и забиравших павших воинов на вечный пир в Вальхаллу. Коля был уже готов пировать с ней прямо сейчас, не дожидаясь героической гибели, и даже не столько пировать, сколько… Так! Коля усилием воли заставил себя вернуться в реальность. Сначала надо разобраться с мертвяками, а потом уже личной жизнью заниматься. Да и вопрос Машиной ган-каты всё еще оставался открытым.
    Звездой маскарада, как и ожидалось, стал Ярик. Длинная, до середины бедра, кольчуга сидела на его тощей фигуре, как вторая кожа. Высокие сапоги с металлическими накладками защищали ноги, остроконечный шлем с кольчужной сеткой и наносником плотно сидел на голове, латные перчатки с шипами выглядели эффективным и жестоким оружием ближнего боя. К поясу Ярик пристегнул булаву. Но самым выделяющимся элементом ансамбля был ярко-алый плащ, спускающийся с плеч почти до пола.
    Коля, аж присвистнул.
    — Спасибо! — Ярик, похоже, оценил комплимент.
    — Крут! — восхитился Миша. — Но на царство я тебя всё равно не посажу, не надейся. Лучше рацию захвати.
    — Ага.
    Ярик вышел из комнаты быстрым шагом. Наверняка, чтобы плащ развевался.
    — Так! — привлек внимание экипирующихся Миша. — В общем, план следующий: сейчас добираемся до стройки, которая на Дубровинского. Там обычно автобус стоит, на котором всяких таджиков возят. Берем автобус и сваливаем. Ну, это, естественно, кто со мной до Мценска.
    — А за вещами???
    Все обернулись к Юле. Кто смотрел удивленно, кто сочувствующе. Коля ухмыльнулся.
    — За вещами не поедем, — ответил Миша. — Сильный риск, и времени нет.
    — Но как тогда жить?
    — Долго и счастливо. — Миша был терпелив, — Юль, будем решать проблемы по мере возникновения. Сейчас главная задача — уехать.
    — А тебя кто тут главным назначил!? — взвинчивала себя Юля. — Клуба нет больше, и ты тут не директор, и нечего командовать! Мне нужны мои вещи.
    — Да кто мешает-то? — Миша был терпелив недолго, — Езжай за своими вещами, и не компостируй мозг, женщина!
    — Ну и поеду!!! — сорвалась Юля на визг, однако с места не сдвинулась.
    — Хорошо. — Миша отвернулся от Юли, как бы показывая, что вопрос закрыт. — Я повторюсь, если у кого-то есть свои планы, то я никого не держу. Мне просто сейчас хочется понять, кто всё-таки едет со мной.
    — Миша… — тихо позвала Оля.
    — Да, Оль?
    — Миш, у меня родители. Они тут недалеко. — жалобным голосом говорила Оля. — То есть по дороге. Мы в Покровской живём…
    — Оль, если успеешь их забрать, пока мы будем обзаводиться транспортом, тогда пожалуйста. Всех я в высотку не поведу.
    — Но, Миша…
    — Оля, вопрос закрыт. Я не буду рисковать жизнями остальных.
    Коля глубоко вдохнул.
    — Я провожу! — наконец, решился он.
    Оля посмотрела на него полными слёз глазами.
    — Что?! — спросил Коля, — Я в Покровской вырос, знаю её как свои пять пальцев. Забираем твоих родителей, выходим на улицу, дожидаемся автобуса и едем. Дел-то! Кстати… Может у вас машина есть?
    — Есть! — радостно ответила Оля. — На парковке внизу.
    — Тогда совсем просто. — Коля уже убедил себя, что ничего сложного нет. — Миш, тогда вы добираетесь автобусом, а мы машиной. Встретимся уже на месте.
    — Хорошо, — кивнул Миша. — Степаныч?
    — Что?
    — Да ничего, блин! Ты с нами?
    — Если только до Мценска. Мне бы до своей дачи добраться, у меня старуха там сейчас.
    — Там это где? — уточнил Миша.
    — Под Новосилем.
    — Да нормально, Степаныч, там по прямой километров пятьдесят. За два часа туда-сюда смотаемся. Или я тебя туда сам довезу, или даже вас обоих перевезу к нам.
    — Дельно, — согласился Степаныч.
    Коля тоже оценил Мишин замысел. Степаныч человек с боевым опытом, и рассудительный. Лишний ствол не помешает никогда.
    — Полковник? — Миша на этот раз, похоже, решил опросить всех.
    Полковник вздрогнул.
    — До Мценска я с вами, — неожиданно для всех ответил он. Наткнувшись на удивленные взгляды, пояснил. — Петру уже не поможешь. А к суициду я не склонен. Надо жить.
    — Хорошо. — Миша кивнул. — Маша?
    — С вами, — коротко ответила блондинка.
    — Ну, с врачами всё понятно.
    Доктор угукнул.
    — Теперь еще один важный вопрос. — Миша сделал паузу. — Пока мы не доехали до места назначения, все должны мне подчиняться беспрекословно. Считайте, что мы на военном положении. Все согласны?
    Нестройный хор голосов подтвердил, что, мол, да, все согласны.
    — Ну и отлично. Тогда последняя проверка всего, что можно, в том числе и белого друга. Девочки, вас тоже касается. Остановок до самого Мценска не будет. Выходим через пятнадцать минут. Разойтись!
    Коля подошел к брюнетке-тренерше.
    — Оль, у тебя телефон дома есть? Набери своих, пускай собираются и ждут.
    — Да. Точно. Спасибо!
    Оля оглянулась. До Коли дошло.
    — У Ярика спроси, он там в кабинете.
    Оля кивнула, и вышла из спальни.
* * *
    Худший день десятилетия всё еще был худшим днём десятилетия, однако появилась определенность, и она вселяла чуть-чуть оптимизма. Миша сидел на краешке кровати, смотрел на груду оставшихся блестящих доспехов, и подводил итоги.
    Из боевых единиц в наличии надежный и спокойный Витёк, отмороженная Маша, которую можно считать за троих, и он сам. В пассиве веселый доктор и его девочка, которых надо охранять как зеницу ока. Врачи скоро станут на вес золота. Очень кстати пришелся Ярик со своими доспехами и рацией, но каков он, как боец, совершенно непонятно. Под вопросом Степаныч, однако, Миша надеялся, что он присоединится к отряду, когда заберет свою жену. Полковник мутноват, но стрелять, наверняка, умеет. А значит, до Мценска на двух бойцов больше.
    Хорошо бы, чтоб Коля и Оля присоединились, но тут уже бабушка надвое сказала, да и Олины родители могут быть еще той обузой. А с другой стороны, что им там в деревне? Ковыряйся себе в огороде, топи печку, да радуйся жизни на природе.
    В общем, не так всё и плохо, если не считать предстоящее путешествие по кишащему агрессивными мертвецами Орлу.
    От размышлений его оторвал влетевший Ярик. Он бросил на пол полупустую сумку, и аккуратно снял с плеча сумку тяжелую.
    — Миш, разреши! — сказал Ярик, кивая на прислоненный к стене огромный матрац.
    Миша встал. Вдвоем они опустили матрац обратно на кровать. Ярик прямо в сапогах вспрыгнул на леопардовое покрывало, и быстро стал снимать со стены свои игрушки.
    — Ярик? — некоторых вещей Миша не понимал.
    — Что?! Во Мценске такие штуки сто лет не достанешь. Вот это я вообще из Голландии привез. — Ярик показал на кожаную маску с молнией от макушки до шеи, но без прорезей для глаз и носа. На месте рта у маски была вшита молния. — А вот это мне из Германии прислали. Я не псих, столько ценного тут оставлять.
    Миша, напротив, решил, что Ярик даже больший псих, чем кажется на первый взгляд. Вот же отряд ненормальных подобрался, один к одному просто!
    Миша ухмыльнулся, представив Ярика в деревенской избе со всеми своими аксессуарами. Ему ж еще придется такую же сумасшедшую девочку себе найти. А деревню переименуем в «Безумные Выселки», например. Миша заулыбался полёту своей фантазии.
    Ярик собрал свои ценности, застегнул сумку, присел рядом с Мишей.
    — А электричество в этом твоем месте есть?
    — Не-а. Но можно будет сделать. Там в заначке и дизель-генератор, и ветряк разобранный. Мы ж готовились совсем в партизаны уходить.
    — Понятно. Я к тому, что батарейки-то есть, но хватит их совсем ненадолго. Станция жрет порядочно. Кстати, нужно будет еще какое-нибудь высокое строение, чтоб антенну поставить.
    — Ярик, это деревня, причем заброшенная. Там высоких домов — ни одного. На елку какую-нибудь повесим твои антенны. Давай сначала выберемся только?
    — Да не вопрос, — согласился Ярик. — Я просто понять хотел.
    — Ну и хорошо. — Миша встал.
    Пока он размышлял о жизни, и чесал языки с Яриком, весь его отряд уже был готов к выходу.
    — Так! Маша, в подъезде ты идёшь первой. Пали во всё, что шевелится. Что не шевелится, тоже пальни на всякий пожарный. Выходим из подъезда, впереди я и Витёк, замыкают Коля и Степаныч. Не растягиваемся. Быстро бежим назад, на Богоявленскую. Там по туннелю на другой берег, и через нижние уровни Покровской на улицу. Коля, Оля, дальше вы сами. Встречаемся у заправки на развилке перед Мценском. Ждем друг друга полчаса. Но на всякий пожарный я тебе тут записал, как добраться. — Миша передал Коле подготовленный заранее листок. — С остальными, бежим до стройки, берем автобус и сваливаем. Вопросы?
    Миша оглядел своих. Все молчали. Ну и хорошо.
    — Выходим.
    Ярик открыл дверь. Первой пошла Маша.
    Миша дождался, пока все не выйдут из Яриковой квартиры. Ярик запер дверь на несколько замков, пошел вслед за всеми. Коля со Степанычем, как и планировалось, замыкали колонну. Миша поскакал вниз по лестнице, обогнал своих, пристроился сразу за Машей.
    Спуск прошел без сучка и задоринки. Всех мертвяков Маша, видимо, перестреляла когда они шли сюда, а новые еще не набежали. Миша придержал валькирию, нажал рычажок открытия подъездной двери, и первым вышел во двор. Дворик был таким же тихим и спокойным, как и пару часов назад.
    Из подъезда раздался крик и выстрелы.
    Миша ругнулся, рванул обратно, оттолкнув Витька, в два прыжка взлетел по короткой лестнице и остановился на площадке.
    В квадрате света, падавшем из полуоткрытых дверей лифта, на полу, прислонившись к стене, сидел полковник, и держался за руку, с которой стекала кровь. Труп перед ним наполовину выпал на площадку, наполовину остался в лифте, мешая дверям закрыться.
    — Извините, Михаил, — произнес полковник. — У вас, похоже, на одного бойца меньше. Не надо, Док! — произнес он, пресекая попытки доктора осмотреть руку.
    — Полковник… — Миша не знал что сказать.
    — Можно с вами переговорить наедине? — спросил полковник вставая.
    — Не вопрос, — согласился Миша. — Все во двор. Тихо стоим и ждем меня.
    Когда отряд вышел, и подъездная дверь захлопнулась, полковник протянул Мише чемодан.
    — Михаил, что-то объяснять долго. Поэтому просто запомните. Первое: мёртвым стрелять в голову или сворачивать шею. Другое на них не подействует. Я — тот самый полковник, которого разыскивали. Поэтому знаю. Второе: считайте, что чемодан вам в подарок. Сейчас оно может и не очень актуально, а завтра, глядишь и пригодится. И последнее. Не доверяйте всем подряд сопротивленцам. Лучше, вообще, сопротивленцам не доверяйте.
    — Почему?
    — Долго объяснять, и я, всё равно, не владею всей информацией. Одни догадки. Всё, уходите.
    — Но полковник…
    Миша не успел среагировать. Полковник выхватил из кармана миниатюрный «Глок», сунул его себе в рот, и выстрелил. Из дыры на затылке на стену плеснуло красным. Полковник завалился набок.
    — Вот зараза! — разозлился Миша.
    Если верить Доку, у полковника было еще минут пятнадцать, он был в курсе, и всё равно вынес себе мозги, вместо того, чтоб рассказать всё что знает. По-свински поступил. Военный, что с него взять. Миша присел у чемоданчика, щелкнул замками, и поднял крышку.
    На полной трупов площадке, в свете, падающем из открытого лифта, плотно набитые в чемодан пачки денег казались абсолютным абсурдом.
* * *
    Первое лицо государства, Председатель Центрального Комитета Социалистической партии Российской Социалистической Федерации смотрел на листок гербовой бумаги с тремя абзацами печатного текста, лежащий перед ним на полированной поверхности стола. По лицу Председателя стекали крупные капли пота, несмотря на работающий кондиционер.
    По другую сторону широкого стола стоял смертельно бледный руководитель Комиссариата Государственной Безопасности.
    — Вы абсолютно уверены, что это единственный способ?
    — Да. Абсолютно. Начинать операцию надо немедленно.
    Председатель достал из кармана платок, вытер пот с лица. Потом взял из настольного прибора толстую малахитовую ручку с золотым пером, вздохнул, поставил размашистую подпись под приказом.
    — Вы назначаетесь руководителем операции. На время проведения под вашим командованием будут находиться все армейские подразделения центрального региона. — Председатель взглянул в глаза своему визави, и как-то по-голливудски добавил: — И да простит нас господь!

Глава 5. Бег

Ночь с 15 на 16 сентября 2012 г.
    Господи, какая же она дура! Лёха смотрел на свою благоверную, и искренне жалел, что вообще с ней связался. Начинается, блин! «Зачем?», «Почему?», «Какой вирус?», «Что надеть?», «Надо посоветоваться с мамой», и еще сто идиотских мыслей, вопросов и предложений. И ведь она всерьез считает себя самой умной. И самой красивой, если уж на то пошло, несмотря на то, что после свадьбы её разнесло чуть ли не вдвое, и целлюлит на жопе и ляжках.
    Знал бы двенадцать лет назад, послал бы сразу, даже не трахая. Но ведь залетела, сука, чуть ли не с первого раза. И всё равно, надо было слать. Не было бы этих лет траханья мозгов, постоянных скандалов, проверки карманов, звонков друзьям, и прочих выходок истеричной бабы.
    — Собирайся быстро, я сказал!
    — Нет, ты мне ответь, где машину оставил? Разбил?
    Всё, блин, встала в любимую позу: левая нога вперед, голова наклонена, взгляд исподлобья, и сиськи до пояса. Тьфу, смотреть противно.
    Лёха жалел о своем браке последние лет десять, но деваться уже было некуда. Строился дом, брались и выплачивались кредиты. Подрастала дочь, к несчастью, такая же долбанутая, как мамашка и тёща. У них это наследственное. Никакими сторонними генами не перешибёшь.
    — Не! Задавай! Вопросов! — проорал Лёха в лицо своей. — Собирай шмотки, быстро! Уезжаем сейчас, уазик вон в гараже, нам хватит.
    — Да уже побежала!!! Щас!!! Что ты мне сказки рассказываешь??? Где машина???
    Ещё больше Лёха жалел о том, что еще в самом начале их семейной жизни, он спускал ей с рук и прощал все закидоны. Был бы пожестче, да поставил бы ещё её мамашу на место, сейчас бы такой ерунды не творилось бы.
    Жена тем временем продолжала орать.
    — Где ты шлялся, что приперся весь грязный?! Бухал, козёл?! Нахер ты эту железку припер сюда?!
    То, что у неё на редкость противный голос, когда она орёт, Лёха заметил примерно через год совместной жизни. Высокий, визгливый, с истеричными нотками, он бил по нервам сильнее, чем звук гвоздя по стеклу. Для Лёхи ор этой истерички в такие моменты превращался из осмысленных фраз в высокий монотонный визг. Оставалось одно-единственное желание, чтобы этот вой остановился.
    Уже с час не заткнется. И как только сил хватает? Припомнила все грехи с момента знакомства, и с десяток придуманных. Пересказала всю ту чушь, которую за двенадцать лет напридумывала ей её упоротая мамаша. Похоже, Лёха — истинное воплощение зла, и самый никчемный человек на Земле. И он же поломал всю жизнь ей, её маме, всем её родственникам, и возможно, остальным жителям планеты. Другие вот…
    Естественно, при такой семейной жизни, у Лёхи не было никакого желания бывать дома. Поэтому большую часть своего времени он проводил разъезжая по городу, проводя переговоры, занимаясь в спортзале, торча с мужиками в гаражах, в общем, где угодно, лишь бы не дома. А это лишь повышало шумовой уровень его женушки при очередной ссоре.
    Так же естественно, что Лёха находил себе других женщин, с которыми встречался какое-то время. Обычно до момента, когда они понимали, что бросать семью, какой бы плохой она ни была, Лёха не собирается. Последние пару месяцев, впрочем, Лёха встречался с совсем молоденькой приезжей студенткой, которой не было нужно замуж, но которая с благодарностью принимала Лёхины подарки, походы в кафе, кино, и прочие развлекушки, и была рада периодически видеть его у себя.
    Его половина тем временем и не думала останавливаться или снижать уровень шума. Стоит ли вообще тащить её с собой? Крамольная мысль прочно засела в Лёхиной голове. Будет там, как обычно, трахать мозг своим ценным мнением и не менее ценным мнением своей мамаши. Помощи никакой, зато гемора — тонна. Леночка, например, себе такого не позволяет. Да и вообще, ей всего девятнадцать. Пластилин — лепи, что хочешь. Легко подстроится под Лёхины взгляды на жизнь и семейные отношения.
    Жена тем временем орала что-то по поводу скрытого Лёхиного гомосексуализма, и явного слабоумия. Лёха ещё раз прикинул, насколько было возможно, плюсы и минусы. Да. Если отбросить всю эту байду про семейные ценности, то ответ становится прост и понятен.
    Лёха развернулся, и молча направился в гараж. Рука с острыми наманикюренными ногтями схватила его за плечо.
    — Ты куда пошёл, сволочь?!? Я с тобой разго…
    Резкий тычок в солнечное сплетение заставил её выдохнуть и с тихим тонким воем согнуться. Наконец-то! Тишина! Лёха поднял правую и долбанул свою благоверную в челюсть. Не сильно, не хватало еще её убить, но так, чтоб отключилась. Голова жены дёрнулась, изо рта вырвались брызги слюны и крови, она рухнула на пол.
    Вот и славно!
    Лёха спустился в гараж. Влез в кабину старого УАЗа. Мотор завелся с пол-оборота. Хорошо, что продать не успел, и очень хорошо, что привел в порядок перед продажей. Он вылез из кабины, сгрёб с полок УАЗовские запчасти, взял из угла еще комплект резины, покидал всё в багажник. Вспомнил еще об одном, заглушил двигатель и вернулся в дом.
    Поднявшись на второй этаж, в свой кабинет, где бывал крайне редко, Лёха открыл сейф и вынул оттуда «Моссберг» и три коробки патронов. Жаль, что под развалинами Гак-клуба остался и новый УАЗ, и целый арсенал, но ничего не поделаешь, придется выбираться с тем, что есть.
    Лёха вернулся в гараж, открыл ворота, еще раз огляделся, не забыл ли чего. До хрена всего осталось, но время дороже, да и увеличивать риск встречи с женой не было никакого желания.
    Он впрыгнул в УАЗик, завел мотор, включил фары и выехал на улицу. Не оглядываясь. Несмотря на творившийся в городе ужас, и очень смутные перспективы, он улыбался. Впервые за последние двенадцать лет он ощутил давно похороненное чувство свободы. Свободы быть хозяином своей жизни.
    Всё! За Леночкой, и куда-нибудь из города. Неважно куда. Хоть бы и в деревню, в Приятное. Теперь всё в его силах.
* * *
    Вован выпрыгнул из геликоптера на асфальт предпоследним. Пригибаясь, и удерживая прочный пластиковый щит от разгоняемых вертушками потоков воздуха, он отбежал к остальным парням, уже стоявшим в стороне. Винты геликоптеров закрутились быстрее, тяжелые машины неторопливо поднялись в воздух, и ушли на восток.
    Мужики из ГО уже успели обнести легким металлическим сетчатым забором площадь перед гигантским стадионом на 60 000 мест. Они же пустили поверх забора «колючку», установили палатки, мобильную дезкамеру, и протянули электричество от генератора. Прожектора на столбах освещали площадь госпиталя и прилегающую территорию ярким светом.
    — Так! Не спать! — услышал Вован голос лейтенанта, — первое и третье отделения, рассредоточиться по периметру, отсылать всех штатских ко входу. Второе отделение, держать вход под контролем. Пускать больных внутрь только по команде докторов. Вопросы?
    Вопросов, как обычно, не было.
    — Выполнять!
    Вован рванул вместе со своим отделением на позицию.
    Вход в госпиталь был просто шестиметровым проемом в заборе, перед которым стояли несколько «ежей» с натянутой на них «колючкой». У входа толпились гражданские. Большинство выглядели здоровыми. Лишь некоторые зажимали руками раны.
    Отделение перегородило вход, оставив лишь узкий коридор для прохода медиков и фильтрации гражданских. Сослуживцы и друзья Вована, ровно стоявшие плечом к плечу за упертыми в землю щитами, в очередной раз напомнили ему римских центурионов.
    Первые два часа прошли спокойно. Вован просто стоял у входа, вежливо рекомендуя гражданским оставаться на месте, ожидая своей очереди. Штатских прибывало. Подъезжали автомобили, из которых или сами выходили, или уже выгружали больных. Среди них были и агрессивные, пытавшиеся нападать на окружающих. Их доктора забирали первыми.
    То ли по телевизору объявили про госпиталь, то ли слухи уже разошлись, только перед входом народу становилось всё больше и больше. Медики уже не успевали принимать больных. Толпа увеличивалась, начала напирать. Отделение Вована с профессиональной невозмутимостью удерживало вход. Лишь щиты плотнее подперли. Удерживание и рассеивание агрессивных толп было специализацией отряда милиции специального назначения, в котором служил Вован.
    Их выдернули по тревоге, и за полтора часа перебросили с базы под Подольском в Орёл. Во время полета лейтенант дал вводные: вспышка нового вида бешенства, необходимость охраны полевого госпиталя ГО, который развернут в помощь местным больницам. Здоровые гражданские безопасны, но больные в определенной фазе заболевания проявляют агрессию. Особенно необходимо остерегаться укусов, так как вирус, предположительно передается через слюну.
    Последнее парни встретили смешками. Тренированные бойцы в специальной форме, разработанной для защиты от различного холодного оружия, с щитами повышенной прочности, дубинками, и пистолетами с мощным останавливающим действием, они могли опасаться чего угодно, но только не укусов. Лейтенант резко оборвал веселье. Боевое задание есть боевое задание, и относиться к нему надо со всей серьёзностью. Это не показательные учения, где надо балет устраивать, лишь бы генералам понравилось.
    Каким бы боевым задание не было, сейчас оно не казалось Вовану особо сложным. Видывал он вещи гораздо хуже.
    Буйные больные, тем временем, сами начали подходить к госпиталю, нападать на людей по краю толпы. Завязалось несколько драк. Толпа заволновалась. Из гущи людей в середине раздался истошный вопль.
    Отделение перекрыло коридор, ожидая, когда толпа рассосется, или команды раскидать всех.
    Часть гражданских, которые были ближе к краям толпы, бросились врассыпную. Стоявшие около входа, под давлением напирающих сзади начали ломиться на территорию госпиталя. Вован чувствовал страх этих людей. Он знал этот страх. Страх за свою жизнь, который может в любой момент смениться паникой. Вот тогда уже станет совсем невесело.
    Сдерживая толпу, Вован как раз жалел об отсутствии водометов, когда за его спиной, усиленный «матюгальником», раздался голос лейтенанта:
    — Вниманию всех гражданских лиц! Если вы здоровы, в целях вашей безопасности Вам рекомендуется разойтись по домам, и оставаться дома до дальнейших распоряжений властей. Если вы больны, оставайтесь на месте, вам будет оказана медицинская помощь. Повторяю! Здоровые расходятся по домам, больные остаются. Не беспокойтесь за своих родственников, им будет оказана медицинская помощь.
    Напор толпы чуть ослаб. Видимо, на кого-то подействовало. Драки по краю толпы продолжались. Оттуда доносились шум, крики, какой-то рёв. Народ потихоньку стал рассасываться, и лишь самые упертые пытались сдвинуть стену второго отделения, чтобы попасть внутрь огороженной территории.
    Лейтенант повторял объявление в матюгальник.
    Перед Вованом стояла женщина, и что-то кричала ему в лицо. Точнее, в затемненное забрало шлема. За общим гулом слов женщины было не разобрать, да и не нужно это. Ничего важного они никогда не говорили, а отвлекаться от выполнения задачи означало подвергать риску всё отделение.
    — Второе и третье! Приготовиться! — раздался усиленный «матюгальником» голос лейтенанта.
    О, третье примчалось на подмогу. Значит у периметра спокойно, а у входа сейчас начнется.
    — Уходите!!! — проорал Вован женщине. — Уходите быстро!
    Правда, он не был уверен, что женщина его расслышала, или поняла. Люди в толпе вообще не соображают. Это поодиночке с ними разговаривать можно. В толпе они понимают только силу или боль.
    Крик «Уходите!», похоже, становился визитной карточкой ОМСН. Вован знал, что перед началом разгона не только он один кричит в толпу, предлагая убраться по-хорошему. По меньшей мере, половина парней делала то же самое. С одной стороны, это было даже проявление заботы о людях, которым, скорее всего в ближайшее время предстоит быть избитыми, или арестованными, или и то и другое вместе. С другой, этим криком, последним предупреждением, они снимали с себя вину за то, что сделают в ближайшем будущем. Вован, по крайней мере, после предупреждения, гораздо спокойнее отсекал, сбивал с ног, работал дубинкой, задерживал, и делал всё остальное, что должен был делать. Такая служба.
    — Внимание! — голос лейтенанта снова обращался к гражданским. — Последнее предупреждение! Здоровые расходятся, больные остаются. У вас две минуты. Ради вашей же безопасности! Расходитесь!
    Да уж. Кто хотел разойтись, уже ушел. Остались самые упоротые. И драчуны чуть подальше. Забирать их некуда, значит рассеять оставшихся, и обратить в бегство. Это проще, чем проводить задержания.
    — Второе отделение! — скомандовал лейтенант. Вован вынул дубинку из держателя на поясе. — Вперед!
    Вован приподнял щит, и оттолкнул им женщину. Нанес удар дубинкой ей поддых, перешагнул скрючившееся тело, и толкнул щитом следующего. Слева и справа от него парни делали то же самое, отпихивая толпу в разные стороны от входа. Две линии второго отделения расходились в стороны как створки ворот. За их спинами третье отделение выходило в образующийся проход, не давая гражданским прорываться на территорию госпиталя.
    Десять минут активной работы щитами и дубинками оставили на пятачке перед входом в госпиталь лишь лежащие тела. Толпа рассеялась. Все кто мог, разбежались. Зараженных оставляли сидеть на земле, дожидаясь суетившихся на перед госпиталем медиков. Агрессивных больных упаковывали так же, как и демонстрантов: мордой в землю, руки за спину, стянуть наручниками, следующий.
    Они действительно пытались кусаться. Но куда там, ни кожа высоких шнурованных ботинок, ни пластик доспехов, ни усиленные перчатки нормальный человек в жизни не прокусит.
    Медики и ГОшники уже унесли большую часть остававшихся перед входом больных в палатки госпиталя. Лейтенант приказал вернуться на позиции. Снова встав стеной у входа, второе отделение увидело медленно приближающихся с разных сторон больных в агрессивной фазе. Десятка три, не меньше.
    Похоже, ночь будет непростой, решил Вован, машинально поглаживая краешек щита.
* * *
    Звук пролетающих над городом геликоптеров привлек Колино внимание. Он задрал голову. В темном небе огни четырех машин уходили на север. Обычно над городом летали только дирижабли, и то причаливали к высоткам по окраинам, однако, денек, то есть уже ночь, никак нельзя было назвать обычной.
    Они снова проходили мимо Гак-клуба. На этот раз быстрее, тише, и с более-менее четким планом.
    Мертвяки так же толпились за оградой Богоявленской церкви. Так же, как и вечером, на улице, на мосту и на набережной мертвые поодиночке бродили, или просто стояли.
    Повезло, что они медленные и тупые. Это если вообще можно говорить о везении в тот день, когда теряешь машину, видишь сотню трупов, а потом пытаешься убежать из родного города, который эти трупы оккупируют.
    Пока мертвяки замечали Колю с товарищами, те уже успевали оторваться. В преследовании трупы были не очень сильны. По логике, максимально опасны они были в закрытых пространствах и в больших количествах. В таких условиях, где от них тяжело скрыться, или отбиваться. Например, в коридорах высоток.
    По-хорошему, стоило найти машину, и втопить до Москвы без остановок. Но угонять автомобили Коля не умел, а заниматься разбоем ему не позволяли совесть, воспитание, и отношение к жизни. Он считал себя на стороне «хороших парней».
    Обещание же, которое он дал брюнетке Оле, прямым ходом вело туда, куда лезть не следовало. Но, «назвался груздем — полезай в кузов», как гласит народная мудрость. Если в этом кузове мертвяков будет немного, тогда шансы на то, чтобы по-быстрому уехать из города, всё ещё высоки.
    Они проскочили между Рядами и школой банковских служащих, и резко остановились на перекрестке. На освещенной фонарями и светом пламени, вырывающимся из окон второго этажа «Белого орла», Гостиной улице валялись пустые коробки, осколки стекла, тряпки и прочий мусор. Не успел начаться конец света, а мародеры уже тут как тут. В четвертом было то же самое. Обычные граждане, только почувствовав, что органам правопорядка не до них, начинали обогащаться, загребая всё, до чего руки дотягивались.
    По Гостиной и Красному мосту неторопливо прогуливались мертвяки. Намного больше, чем на набережной и подвесном мосту. Тут уже не обойдешь. Прорываться сквозь них на другой берег было бы равносильно самоубийству.
    Коля прошел вперед, коснулся Мишиного плеча.
    — Похоже, надо через тоннель.
    — Угу, — ответил Миша, — пошли быстрее, эти зомби нас заметили.
    Мертвяки, действительно, медленно потянулись в их направлении. Над Гостиной раздался их характерный вой, от которого кровь стыла в жилах.
    — Точно! — Коля хлопнул себя ладонью по лбу, — Зомби. А я всё пытался вспомнить, как оно называется.
    — Погнали уже! — крикнул Миша, — Через набережную! Давай, давай, быстрее!
    Компактной, плотной группой, бывшие посетители и работники Гак-клуба, за полдня ставшие более-менее сплоченным отрядом, рванули назад, на набережную. Несмотря на спешку, они соблюдали установившийся изначально порядок. Впереди Витек с закинутым за спину гатлингом, и Миша. С левого фланга Маша — пистолеты в кобурах, и безмятежность на лице. Справа Ярик с тяжеленной сумкой через плечо. В арьергарде снова Коля и Степаныч. Док с тремя девочками шли в центре.
    У Александровского моста они повернули налево, и вышли на площадь Карла Маркса. Здесь мертвяков было меньше. Глядя на площадь, Коля неожиданно осознал еще одну деталь. На всём пути от дома Ярика они не встретили ни одного живого человека.
    По ярко освещенной Комсомольской проносились редкие автомобили, уходя под землю, в тоннель, и выезжая оттуда наружу. Низкий отбойник у въезда в тоннель отгораживал тротуар от проезжей части, препятствуя пешеходам заходить внутрь. Тоннель не был предназначен для пешеходного движения. Несмотря на это, по краям тоннеля находились приподнятые на полметра от проезжей части, огороженные перилами дорожки для прохода обслуживающего персонала, по которым могли пройти не больше двух человек в ряд. А больше, как правило, и не требовалось.
    — Коль? — тихо привлек внимание Степаныч. — Ты глянь-ка.
    Коля обернулся. Со стороны Александровского моста на площадь медленно, но неумолимо выходили мёртвые.
    — Вот зараза! И как только соображают? — поразился Коля.
    — Не спать! — прервал их Мишин голос. — Сейчас по тоннелю до Покровской. Идём быстро, не отстаём, не растягиваемся. Там уже на уровнях будем думать, кому надо. Всё, погнали!
    Миша первым перескочил через отбойник и направился в тоннель. За ним потянулись остальные. Спускаясь последним, Коля бросил взгляд на площадь. Зомби там прибывало. То здесь, то там раздавался характерный рёв. Часть мертвяков упорно продвигались к въезду в тоннель. Охота же им!
    Коля побежал вслед идущему по тоннелю отряду.
    До поворота к Покровской высотке метров девятьсот. Десять минут обычным шагом. Минут пять-семь в том темпе, в котором они несутся сейчас. Разница в три минуты никогда не считалась чем-то существенным, однако, Коля не отказался бы, чтобы весь отряд шел быстрее. По неведомым причинам, он чувствовал приближение серьезных неприятностей. Он слышал про интуицию, шестое чувство, информационные поля и прочую антинаучную ересь, но сам определял эту свою способность как «жопой чую». Именно это чутьё не дало ему съездить в Орел в ту неделю 2002-го, когда были арестованы его родители, хотя была возможность.
    И сейчас в голове будто бы включилась сирена, Из Орла надо уезжать как можно быстрее. Коля оглянулся. Нет, разглядеть что-то у оставленного ими въезда в тоннель было решительно невозможно, но ему показалось, что мертвяки идут за ними и по дорожке, и по проезжей части. Быстрее, быстрее.
    Пологий спуск кончился, отряд шел по ровному участку тоннеля под Окой, освещенному желтым светом поредевших фонарей. Примерно половина пути. В обычный день здесь, наверное, было бы опасно идти из-за скапливающихся выхлопных газов, но сейчас автомобилей почти не было. Несколько машин прошло в сторону Московской, и однажды навстречу, ослепив отряд фарами, пронесся старый, но бодренький УАЗ.
    Изредка под фонарями попадались закрытые металлические двери неизвестного предназначения, а в полу — ржавые крышки люков. Вокруг тоннеля наверняка было множество ходов для коммуникаций и обслуживающего персонала. Лишний раз, конечно, соваться туда тоже не стоит. Кто знает, что там вообще, и как потом оттуда выбираться.
    И, словно в ответ на Колины мысли, за его спиной раздался резкий, громкий скрип давно не смазанных петель. Коля аж подпрыгнул от испуга, резко развернулся, выхватывая револьвер. Рядом с ним полицейскую стойку принял Степаныч, целясь в открывающуюся дверь.
    — Ох, мать твою… — произнес Степаныч внезапно севшим голосом — Призрак!
    Из двери выходил косматый мужик в шинели.
    — Да ладно тебе! — материалист Коля в привидений не верил, — Чтоб от призрака так сифонило?
    — Кто здесь?! — вздрогнул мужик в шинели, — Ох свят!!!
    Увидев целящихся в него Колю со Степанычем, и маячившего позади них Ярика, мужик в шинели осенил себя крестным знамением, и кратко, но виртуозно выматерился на тему паленой водки. После чего скрылся, захлопнув дверь за собой. Послышалась возня и лязг закрываемых засовов.
    — Чего это он? — удивленно спросил Степаныч.
    — Да ничего. Прикинь, ты выходишь из дома, а на пороге неизвестно кто в кольчугах и с револьверами.
    Степаныч хмыкнул.
    — Ну, вы там долго тормозить будете? — послышался Мишин крик впереди. — Нечего стоять! Ходу, ходу!!!
    Отставшие быстрым шагом рванули догонять удалившийся отряд. Нагнали уже на подъеме. Впереди, метрах в ста, виднелся неширокий, в шесть полос, поворот на подземные уровни Покровской высотки. Отряд прибавил ходу. Похоже, ощущение стремительно уходящего времени передалось и остальным.
    Коля тяжело дышал. Попробуй, пройди почти километр быстрым шагом, когда тащишь на себе кольчугу килограмм на пятнадцать, и пару булав, а это еще десять кило минимум. Но скорости, несмотря на усталость, никто не снижал. До Покровской высотки остался лишь один последний рывок.
    Позади послышался вой сирен. В сопровождении милицейских «Побед» с включенными мигалками, со стороны Комсомольской мчалась колонна из двух представительских «Чаек» и трех УАЗов «Пантер». Свет фонарей отражался на надраенном черном лаке и полированном хроме членовозов. Ярик поднял руку в латной перчатке, приветствуя проезжающих. Коле показалось, что за приоткрытой шторкой пассажирского отделения второго лимузина он разглядел выпученные от удивления глаза человека, сильно напоминающего председателя облсовета.
    — Начальство бежит — Степаныч, отдуваясь, констатировал очевидное, — значит дело швах.
    Коля угукнул. На разговоры дыхалки уже не хватало. Просто еще одно подтверждение тому, что времени не остается вообще.
    У поворота к Покровской фонари были размещены чаще, полумрак незаметно перешел во вполне приемлемое освещение. Миша вел отряд в пятидесятиметровый рукав тоннеля, оканчивающийся на третьем подземном уровне. Здесь было оживленнее. Из-за поворота выскакивали автомобили, и мчались в сторону Комсомольской.
    Позади послышался отдаленный визг тормозов, глухой удар, потом еще несколько. Коля вздрогнул. Или авария, или его опасения оправдываются — мертвяки идут по тоннелю. Надо спешить.
    Еще чуть-чуть. Останавливаться нельзя. Если остановишься, потом будет крайне сложно сдвинуться с места, и еще сложнее набрать скорость, нагнать отставание. Вес кольчуги и булав, поначалу казавшийся детским, сейчас казалось, придавливал Колю к земле, мешая идти. Коля знал, что развивая силу, нельзя забывать о выносливости. Он даже завершал тренировку пятнадцатью минутами на беговой дорожке. Однако, сейчас он чувствовал, что на выносливость он тренировался явно недостаточно. Что толку от умения поднимать 200 кг с пола, если ты не в состоянии оттащить эти двести хотя бы метров на пять?
    Судя по громкому пыхтению, доносившемуся из головы колонны, Витьку было тоже несладко. Кольчуги на нем не было, но громоздкий гатлинг весил больше, тащить его было неудобнее за счет неудачного распределения веса. Ладно, осталось совсем чуть-чуть. Вот уже и въезд на уровень.
    Они вошли, почти вбежали в Покровскую высотку. Четыре полосы проезжей части делили уровень пополам. По обе стороны дороги располагались парковочные места для автомобилей. Пешеходные дорожки разделяли огромную парковку на ровные прямоугольники. Три полосы сразу за въездом уходили направо, закручивались спиралью и выводили на более высокие уровни: второй парковочный, и первый подземный, где находились остановки общественного транспорта.
    На парковке творился ад кромешный. Среди автомобилей хаотично перемещались и живые, и мертвяки. Добрались-таки до Покровской! Местами шли лихорадочные сборы, загрузка, утрамбовка и отъезд. Кое-где шли ожесточенные драки, в воздухе мелькали руки, цепи, монтировки и ножи. Дрались как с мертвецами, так и между собой.
    Остановившись на пешеходной дорожке прямо за въездом, члены группы взирали на открывшийся перед ними хаос. По красным лицам стекали капли, а у кого и ручьи пота. На удивление хорошо выглядели девочки. Лёгкие сами по себе, тренированные часовыми забегами на тренажерах, и теми же занятиями по аэробике, они к длительным нагрузкам были привычнее. Высокий и худой Док, вместе со схожим по комплекции Яриком, неплохо смотрелись на фоне пыхтящих краснорожих Миши, Коли и Витька. Степаныч тоже чувствовал себя не ахти, но по причине возраста.
    Коля встретился взглядом с Мишей.
    Тот кивнул.
    — Так, друзья, не время отдыхать. Сейчас в быстром темпе на пару этажей вверх. Порядок тот же. Уходим!
    И первым помчался к спиральному въезду. Витёк пробурчал что-то невнятное, и переваливаясь побежал за ним, в очередной раз поправив за спиной гатлинг. За Витьком рванули остальные. В замыкающих в этот раз оказались Коля и Оля. Оля выглядела подавленной, вся в себе. Коля торопился. Внутри него не переставая ревела тревожная сирена.
* * *
    Треск телефонного звонка врезался в сон и разнес его на много маленьких осколков, ни один из которых не остался в памяти. Комполка резко поднялся, сел спустив ноги с кровати.
    — Что там, Володь? — беспокойно спросила проснувшаяся жена.
    Он не ответил, снял трубку и привычно произнес:
    — Полковник Воронцов у аппарата.
    — Товарищ полковник, у нас боевая тревога, — дежурный лейтенант был лаконичен. — Приказ из штаба округа. Я уже выслал за вами машину. Конверт у водителя. Ориентировочное время прибытия — десять минут.
    — Принял. Отбой, — не менее лаконично ответил комполка и положил трубку. — Кать, меня вызывают. Спи, не беспокойся ни о чем.
    — Опять эти ваши учения… — сонно сказала Катя, — тебе бутербродов сделать?
    — Не надо. Спи.
    К тому моменту, когда подъехал штабной УАЗик, Воронцов стоял у подъезда. Его форма сидела как влитая, будто только-только из чистки и глажки. Комполка всегда держал один комплект в идеальном состоянии специально для срочных случаев. Лишь фуражку одевать не стал, а держал подмышкой.
    Из УАЗика высунулся его зам, майор Левченко. Для своих — Женя. Они уже давно, с учебы в военно-авиационной академии, были вместе. Майору комполка доверял больше, чем Катьке. Да что там Катька? Больше, чем самому себе.
    Воронцов сел в УАЗик. Майор отдал ему честь:
    — Товарищ полковник, — начал он, протягивая конверт с толстой красной полосой по диагонали, — Это из штаба.
    Друзья принимали официальный тон при подчиненных. Дружба дружбой, но устав никто не отменял. Конверт, естественно, был запечатан. Полковник, оборвав край, вынул плотный лист бумаги. Щелкнул тумблером, включив маленькую лампочку в салоне.
    Треть листа занимала шапка, с крупным гербом РСФ посередине. Под шапкой были напечатаны четыре абзаца. Внизу стояла подпись Председателя ЦК РСФ. Полковник прочитал текст. Потом перечитал. Отдал бумагу майору.
    — Да это же… — воскликнул Женька, прочитав приказ.
    — Да, — подтвердил комполка. — Я знаю.
    — И что мы будем делать?
    — Что делать? Выполнять! — Полковник надел фуражку. — Это приказ. И сам, — он выделил это слово, — не стал бы его подписывать, не будь на то очень веских оснований.
    УАЗик затормозил перед штабом полка. В половине окон уже горел свет. Дежурный лейтенант вытянулся по стойке смирно.
    — Товарищ полковник, разрешите доложить!
    — Докладывайте!
    — Боевая тревога объявлена, весь офицерский состав, находящийся вне части, вызван по тревоге, расчетное время прибытия — лейтенант взглянул на часы, — эээ… двадцать три минуты. Рядовой состав поднят. Ожидаем ваших приказаний.
    — Так, первое, капитанов всех кораблей ко мне на совещание прямо сейчас, или по факту прибытия. Второе, техникам подготовить все суда к боевому вылету. Третье, всем экипажам занять свои места, быть в полной боевой готовности. Четвертое, связиста ко мне в кабинет, со всеми приборами, и шифровальщика. Всё понятно?
    — Так точно.
    — Выполняй!
    Лейтенант сорвался к телефону. Полковник с майором поднялись на второй этаж, оставив дежурного яростно накручивать диск телефонного аппарата.
* * *
    Несмотря на то, что первые подземные уровни высоток всегда служили остановками общественного транспорта, автобусов в столь поздний час не было. На уровне не было вообще никакого транспорта, зато шлялись несколько мёртвых. Заметив отряд, они двинулись к людям. Они всегда к людям идут. Наверное, им чего-то не хватает.
    Маша вытащила «Беретту» из кобуры на бедре, но её руку удержал этот здоровенный Витёк.
    — Не надо, — тихо сказал он, — Они на шум идут, по ходу.
    Оу! Проблеск рационального мышления у машины для поднимания штанги. Маша с интересом взглянула на Витька, аккуратно убрала «Беретту». Приблизила лицо вплотную к лицу Витька, глядя ему прямо в глаза.
    — Сделай это тихо, о, мой герой! — медленно произнесла она, понизив голос, и придав ему тем самым бешеную сексуальность. Качок залился краской, отвернулся, и направился к мертвым людям, вытаскивая из-за пояса палку с тяжелым набалдашником.
    Мужчины такие предсказуемые. А этот вообще забавный. Маша улыбнулась, вспомнив, как зарделось его лицо.
    Оля, стоявшая неподалеку, нетерпеливо притоптывала ножкой, и вглядывалась в полумрак уровня. К ней подошел молодой парень, с которым Маша столкнулась в коридоре клуба. Всего несколько часов назад, а такое впечатление, что в прошлой жизни.
    Они тихо перекинулись парой фраз. Оля повернулась к Мише:
    — Миш… Ты же подождешь нас с автобусом? Внизу мы машину теперь не заберем.
    — Подожду, договорились же. Слушай, может вам вообще добежать до стройки? На улице было более-менее свободно. Я боюсь, если автобус подгоню к какому-нибудь входу — толпа задавит. Видела же, что внизу творится. Странно, что здесь нет никого…
    — Так ночь же!
    — А, ну да…
    — Слушайте, значит вот это рация — вклинился в разговор сумасшедший танков дружок Ярик — Она настроена. Вот этак кнопка — включить. Нажимаете эту, говорите сюда. Отпускаете — слушаете. Вторая такая у нас. Бьёт километра на два, так что сможем и связаться, и скоординироваться.
    — Ты чего раньше молчал?! — воскликнул Миша.
    — Не было необходимости, — пожал Ярик плечами.
    — И что ты еще с собой таскаешь?
    — Ну… — сделал неопределенный жест Ярик, — много всякого.
    Маша догадывалась, что за «много всякого» таскает с собой этот тип. И почему-то была уверена, что это «всякое» Ярику в ближайшее время не понадобится.
    Мертвецы, маячившие в глубине уровня, наконец, дошли до места остановки отряда. Витёк как-то буднично размозжил голову одному, потом другому. Сделал шаг в сторону, и стал ждать следующих.
    Маша отдала ему должное. Настоящий мужчина, что сказал, то и сделал. Спокойно, и не препираясь попусту. Жаль, что тупой, как штанга, зато исполнительный. Ну почему так бывает, что на одно хорошее качество мужчины приходится с десяток плохих? Как с ними жизнь строить? Маша вздохнула.
    Оля все еще не отставала от Миши:
    — То есть, мы связываемся, и вы говорите, где вы нас ждете?
    — Да, Оль, договорились же.
    — Миш… Может, пойдёшь с нами?
    — Оль, мы уже обо всем договорились. Решение принято. Обсуждению не подлежит. Не трать время попусту.
    Оля вздохнула. Жаль девочку, хорошая, и так расстраивается. Понятно, у неё родители там. Люди пожилые, а с ними идти через весь дом. Опасно это. Не дай бог, еще не вернутся. Маша тогда с ума сойдет от скуки, не с этой же докторшей колхозной дружить. И девица с ресепшна тоже никакая. А парень, который идет с Олей, единственный достойный вариант во всей этой компании. Вроде бы даже говорил, что в Москве живет. Решение было очевидно. Маша подошла к Оле, приобняла её за плечи.
    — Оля, не переживай, я тоже с тобой пойду, — негромко сказала она. — Я стреляю хорошо, со мной ничего не страшно будет. Поняла?
    Оля кивнула. Маша наклонилась почти к её уху:
    — Оля, скажи, у тебя зеркальце есть с собой?
    Из-за всех перипетий, приключившихся с ней сегодня, Маша забыла про свою сумочку. Она осталась или в раздевалке клуба, или в машине. Ну и как теперь идти по высотке, где наверняка будут встречаться прохожие, и все будут смотреть, а она даже не представляет, как выглядит.
    — Нет, — разрушила Оля её надежды, — мои вещи в клубе остались.
    Маша начинала жалеть, что предложила помощь. Потом решила, что если поглубже надвинуть шлем, может и не так будет заметно. Да и ночь на дворе. Людей должно быть мало. А впечатление на Колю, она и без косметики произвела. То, что всю дорогу он пялился на её задницу, не заметил бы только слепой.
    Кстати, вот он. Лёгок на помине. Выглядит нервно.
    — Оль, ну что? Идём?
    Оля кивнула.
    — Идём!
    — Идём! — подтвердила Маша, и надвинула шлем на лоб. Наткнулась на удивлённый Колин взгляд. — Я с вами. Вам спокойнее, а мне… В общем, тоже спокойнее.
    — Хорошо, — согласился Коля, — тогда за мной.
    Коля быстрым шагом направился вглубь уровня, к лифтам, наверное. Маша с Олей шли вплотную за ним.
    Мёртвые не докучали. Большую их часть успел уложить Витёк, пока все занимались разговорами. Этим Витёк напоминал ей Игоря, хотя больше ничего общего у них не было. Игорь был довольно высоким, поджарым, и к моменту их знакомства ему уже было под сорок. Он привил ей вкус к хорошим вещам, правильной косметике, здоровому образу жизни, приличным винам, а заодно дал ей такие навыки, о существовании которых знал не каждый обычный российский гражданин.
    Когда они встретились, Игорь руководил созданной им же командой «лужковских», названных так просто потому, что большая часть этих крепких парней была из Лужков. Правда Маша тогда искренне полагала, что у Игоря какой-то свой бизнес. В его деловые вопросы она не лезла, а он не распространялся. О том, что Игорь — лидер организованной преступной группировки, она узнала из теленовостей примерно через неделю после его смерти.
    Из рассказов Игоря Маша сделала вывод, что до того, как заняться бизнесом, он был военным, и часто по службе ездил за границу. Это объяснило Маше и наличие в доме Игоря оружия, и специальной звукоизолированной тренировочной комнаты в подвале. Когда Игорь впервые привёл её в эту комнату, она, конечно, немного удивилась, но послушно стала повторять те движения, которые он ей показывал. Влюбленная по уши шестнадцатилетняя девчонка была готова для него и не на такие странности. А в самих движениях ей постоянно чувствовалась некая незавершенность, незаконченность.
    Немного позже выяснилось, что эта гимнастика — базовые движения боевого искусства под названием ган-ката. И выполняться они должны с оружием в руках. Это всё объясняло. Маша втянулась. Она и так большую часть своего времени проводила у Игоря, а тренировки с оружием иногда бывали даже лучше, чем секс.
    Примерно через год Игорь стал доверять ей боевые патроны. Комната была оборудована так, что можно было имитировать бой с противниками на все 360 градусов. Бумажные мишени выезжали по закрепленным на потолке направляющим, повторяя статистически наиболее вероятные модели действий противников. Вмонтированные в потолок и стены пиротехника и вспышки имитировали огонь, и придавали тренировкам еще больше привлекательности в Машиных глазах. Ни в одном парке развлечений не было такого аттракциона.
    Экстремально ближний бой она отрабатывала в паре с Игорем, зарядив пистолеты холостыми патронами. Грохот оружия, и обжигающие газы, вырывающиеся из стволов, были максимально возможным приближением к ситуации реального боя.
    Зачем Игорь обучал её ган-кате, Маша задумалась намного позже. А в тот момент она просто получала удовольствие и от тренировок, и от Игоря, и от своего образа жизни. До тех пор, пока однажды ночью не обнаружила Игоря мёртвым на полу тренировочной комнаты.
    Несмотря на свои неполные восемнадцать, Маша трезво оценила ситуацию. Она прошлась с тряпкой и чистящим средством по всем поверхностям, где могли оказаться её отпечатки пальцев. Затем сняла с шеи мертвого Игоря ключ, с которым он не расставался никогда, и вскрыла сейф в его кабинете. В сейфе было состояние: пачки рублей, долларов САСШ, и евро, для переноски которых потребовались две спортивные сумки. Закинув сумки в новенький «мерин», оказавшийся последним, прощальным подарком Игоря, Маша, не включая фар, выехала из его дома, чтобы никогда больше не возвращаться.
    Претензий ей никто не предъявил. Как позже сказали по телевизору, разгром лужковской организованной преступной группировки произошел в результате спецоперации подразделения ООП. Военные, к концу своего правления решили применить к борьбе с криминалом уже опробованные на леваках методы.
    Деньгами Маша распорядилась вполне разумно. Их хватило и на покупку квартиры, и на получение образования в одном из немногих приличных орловских институтов. Но как Маша не старалась экономить оставшиеся, совсем недавно они закончились.
    Впрочем, сейчас, около лифтов на первом подземном уровне Покровской высотки, деньги не имели ровным счетом никакого значения. В отличие от пяти «беретт» и нескольких десятков полных магазинов к ним.
    Мелодично прозвенел сигнал, двери одного из лифтов открылись. Он был пуст, и ярко освещен. Коля вошел в кабину первым, Маша с Олей за ним.
    — Какой этаж? — Коля был предельно краток.
    Маша чувствовала его нервозность, скрываемую под маской спокойствия.
    — Третий уровень, второй этаж.
    — Хм, неплохо устроились. — прокомментировал Коля, нажимая на кнопки.
    Лифт вознес их наверх без остановок. Ночь, чему удивляться. Днём они бы ехали минут пять-семь. Еще один сигнал. Коля снова вышел первым.
    Площадка перед лифтами была погружена в полумрак. Обычное дело, освещение в общественных зонах высоток на ночь приглушалось для экономии электроэнергии. Но, из-за того, что произошло в последние несколько часов, Маша стала опасаться темных углов. Мало ли какое мёртвое там караулит живых.
    Вперед, по проспект-коридору. Маша искренне про себя порадовалась, что спасла кроссовок из рук серого там, в спортклубе, и не стала переодеваться. Кроссовки были намного тише её обычных шпилек. Вот сейчас бы стучала на всю Покровскую.
    Как обычно по ночам, в проспект-коридоре горела каждая третья лампа. В их неярком свете, Маша замечала на стенах и на полу странные, тёмные, почти чёрные потёки. Она отгоняла от себя мысли об их происхождении. А навстречу ни души. Это было необычно для главного коридора высотки, даже учитывая позднее время. Еще более странной была тишина. Как правило, проспект-коридоры были довольно шумными местами днём, и различные звуки не затихали на них ночью. Но гробовая, замогильная тишина, нарушаемая лишь низким гулом вентиляторов, загонявших свежий воздух внутрь здания, пугала сильнее темноты и безлюдья.
    На полу валялись бумажки, какие-то осколки, и прочий непонятный мусор. Это было еще более удивительно, учитывая повышенные требования администрации высоток к порядку и чистоте в зданиях. На уборщиках не экономили, хотя и набирали их из числа гастарбайтеров. Но чтобы ночью и ни одного?
    С проспект-коридора свернули в боковой, и потом еще раз, в жилой коридор, параллельный главному. Просто подозрительно тихо. Неужели все спят?
    Оля остановилась у нужной двери и нажала кнопку звонка. «Кто?» — требовательно спросил мужской голос.
    — Я, пап! Открывай.
    Послышался звук отпираемых замков. Маша отвернулась. Лишь бы не видеть отрывающуюся дверь. Открытую — пожалуйста. Закрытую — тоже без проблем. Но сам момент открывания дверей пугал Машу. Она сама не понимала почему.
    — Заходите скорее, — мужской голос звучал напряженно. Маша обернулась, и прошла вслед за Олей и Колей в квартиру.
* * *
    Миша вывел свой поредевший отряд из въездных ворот Покровской высотки на Покровскую же улицу. По обе стороны было пустынно, но не тихо. Они слышали шум двигателей автомобилей проезжающих неподалеку, шелест мусора, разгоняемого ветром вдоль улицы, отзвуки мертвячьего воя, раздававшегося не то, чтобы близко, но и не так далеко, как хотелось бы.
    Из боевых единиц осталось три: он сам, Витёк и Степаныч. Плюсом Ярик, но так как он пока темная лошадка, то три с половиной. Плюсом Док с Катюшей, как особо ценный груз, и Юля как просто груз, который надо вывезти. Но этот груз хотя бы самоходный. Яриковы сумки с офигенно ценной рацией и его бессмысленными игрушками, и оставшийся от полковника чемоданчик полный денег Миша распределил среди небоевых членов команды. У бойцов руки должны быть свободными.
    — Так! — тихо скомандовал Миша, — Бежим тихо и быстро. Я с Витьком впереди. Док, вы с девочками за мной. Ярик и Степаныч прикрываете тыл. Помчали!
    И не дожидаясь ответа, он первым пошел вдоль стены Покровской высотки. Первые метров сто они вообще никого не видели. Затем, когда уже оставили высотку за спиной, стали попадаться мертвяки. Одного обошли. Второго, в униформе строителя, встретил Витёк, и угостил булавой в голову. Свист рассекаемого булавой воздуха, залихватское Витьково уханье, и треск ломающейся височной кости слились в один звук. Мёртвый строитель грохнулся на асфальт. Витёк приостановился, вытер булаву об комбинезон мертвяка.
    — Плохо же, когда вся в кровище! — громким шепотом ответил он на укоризненный Мишин взгляд.
    Ближе к стройке попадалось все больше и больше мёртвых строителей. Они бесцельно бродили по Покровской, издавали печальное «Ыыы!», но заметив Мишин отряд, похоже, находили цель в жизни. Беда была в том, что ни Миша, ни члены команды эти цели не разделяли.
    Витёк, взявший на себя основную роль успокоителя мёртвых, уже выработал собственную тактику. Мертвецам, которые могли оказаться на пути отряда, он с наскока проламывал голову булавой. Зомби просто не успевали напасть, а инстинкт самосохранения у них отсутствовал напрочь.
    Такая тактика была вполне эффективной, пока отряд не приблизился к стройке. Скелет здания, торчащий вверх на пятьдесят этажей, и прилегающая территория с кранами, грузовиками, бетономешалками, вагончиками для строителей, и таким нужным автобусом, были обнесены забором из сварной арматуры, укрепленной в бетонных блоках. На тесном пятачке у въездных ворот толпилось два десятка мертвяков в строительных спецовках со светоотражающими полосками. На некоторых даже были оранжевые каски.
    — Им теперь только кладбище строить, — попытался разрядить напряженную атмосферу Ярик.
    Сзади медленно приближались мертвецы, обойденные отрядом по пути от Покровской высотки. Тоже, не меньше двух десятков. Перспективы не очень радужные. Миша пару раз сжал и разжал кулаки в латных перчатках. Витек помахивал булавами, зажатыми уже в обеих своих лапищах. Рядом с ними встал Ярик, играя булавой. Подошедший Степаныч вытащил револьверы.
    — Не, Степаныч. Давай стрелять в крайнем случае. А то набегут же сейчас…
    — Как будто уже не набежали, — Степаныч кивнул на строителей.
    — Набежали, конечно, но мало ли. Лучше ты прикрой.
    — Угу. Услышите стрельбу, значит я прикрываю, — обиженно пробурчал Степаныч, и отошел назад.
    Зато появился Док. Он спихнул одну из Яриковых сумок Катюше, и всем видом показывал готовность к бою. Ну и отлично, пускай со Степанычем прикрывает тылы.
    Миша пару раз глубоко вдохнул, и быстрым шагом рванул вперед. Почти вровень с ним стартовали Ярик и Витёк. Пересекая площадку, буквально на десятке метров, они набрали скорость и врезались в тупо стоящую толпу мертвяков у ворот.
    Удар тяжелой Мишиной туши отбросил первого мертвого на основную толпу, создавая свалку и без того неуклюжих зомби. Стоявший рядом мертвяк принял на себя мощный хук закованной в сталь руки. Голова мертвого дернулась, брызнула густая черная кровь из разбитого в кашу рта, раздался треск ломающихся шейных позвонков. Обмякшее тело рухнуло на землю.
    Удар у Миши был поставлен еще в юности, и ввергал в прострацию не одного противника. А уж усиленный латными перчатками мог, наверное, убить и живого человека, не то, что мертвого.
    Миша продолжал молотить руками, целясь в головы мертвяков, кроша челюсти, вбивая внутрь носы, проламывая тонкие височные кости. Медленные зомби не успевали ни атаковать его, ни даже схватить.
    Боковым зрением Миша схватывал отдельные картинки адской мясорубки, устроенной его товарищами. Фонтан черной запекшейся крови и серых мозговых волокон, вырывающийся изнутри расколотой оранжевой каски. Тело, оторванное от земли мощным ударом Витьковой булавы снизу в челюсть. Руки Ярика, сворачивающие шею мертвого мужика в костюме. Мервяк, ломающий зубы об Витькову защиту, и получающий резкий удар локтем. Ярик, проламывающий голову лежащего зомби острым, закованным в железо, носком сапога. Витёк, добивающий булавами немногих еще дёргающихся мёртвых.
    Бойня завершилась буквально за несколько минут. Тяжело дыша, Миша оглянулся. Они трое стояли посреди усеянной трупами площадки. Девочки, и Степаныч с Доком были почти рядом, а за ними, со стороны Покровской, медленно плелись мертвые.
    Ворота были заперты несколькими витками ржавой цепи, и новеньким блестящим замком на них. На территории стройки, от здания к жилым контейнерам бежал мужик в спецовке и оранжевой каске. Бежал?!? Живой!
    Юля, бросив чемоданчик полковника, помчалась к стройке, перескакивая через тела.
    — Открывай быстро!!! — завопила она, подбежав к воротам, — Откры…
    — Нэээээт!!! — заорал мужик, на бегу вытягивая руку ладонью вперед. — Нэээээ…
    Но было уже поздно. Юля схватилась за металлические прутья ворот. По глазам ударила яркая вспышка. Раздался треск. Юлю отбросило на несколько метров назад. Она упала на асфальт и задымилась. В воздухе разлился аромат шашлыка.
    — Ааааа! Нэ трогай! Элэктрычество! — прокричал строитель на бегу, и скрылся за стеной одного из контейнеров.
    Миша поймал взгляд опешившего Витька. Он и сам не до конца понимал, как можно вот так тупо погибнуть от удара током, когда вокруг сотни агрессивных мертвецов. Действительно, бредовый день. Миша взглянул на Ярика. Тот открывал и закрывал рот, но произнести ничего не мог.
    Позади Катюша подобрала чемоданчик полковника и направилась к ним. По её лицу катились слёзы. Док и Степаныч медленно отступали к воротам, держа дистанцию от приближающихся мертвых.
    Строитель выскочил из-за контейнеров, и резво подбежал к воротам.
    — Живыэ! Живыэ! — бормотал он, возясь с замком и разматывая цепи, — Заходитэ!
    В приоткрытую створку ворот просочился Ярик, за ним Катюша. Витёк отодвинул створку вместе со строителем чуть дальше, расширяя проход, иначе бы застрял. Миша дождался, пока в ворота не зайдут Степаныч с Доком, и последним оказался на стройплощадке.
    Мужик в спецовке заматывал цепью створки ворот, бормоча что-то с диким акцентом. Видно было, что он сильно расстроен.
    — К забору нэ подходитэ! Я электрычество сэйчас включаэ. — сказал он, закрывая замок, и бегом рванул к контейнерам.
    — Он тут совсем один что ли? — почесал голову Ярик.
    Точнее, поскреб шлем железной перчаткой. Ругнулся, снял шлем, и осторожно, кончиками пальцев, поводил по затылку вверх-вниз.
    — Да кто ж его знает? — ответил Миша. — Мне вот интересно, ключи от автобуса у него есть?
    Из-за Юли Миша не сильно-то и расстроился. То есть, девчонка была не плохая, но дура, конечно. Такие могут проблем создать — не разгребешь.
    А мертвяки с Покровской наконец-то дошли до ворот. Первый, схватившийся за прутья, отлетел назад дымясь так же, как и Юля. Вспыхнул второй. Остальные же толпились на площадке, но к воротам не приближались.
    Только этого не хватало!
    — Обратили внимание? — тихо спросил подошедший Док.
    — Угу. Обратил. И это мне вообще не нравится, — мрачно ответил Миша.
    — Ну… Надеюсь, бегать они не научатся, — то ли пошутил, то ли серьезно сказал Док. В этом плане его не поймёшь.
    Кстати! Где там наши бегают?
    — Ярик! Рация же у тебя?
    Ярик кивнул.
    — Свяжись с нашими, как там они.
    — Окей. — Ярик снял с Дока сумку, выудил оттуда рацию, на что-то нажал, — Николай, прием! Слышите меня?
    «Вот ты другого момента не мог найти!!!» — прохрипела рация, — «Ах ты ж ё…»
    Два выстрела заглушили конец фразы, и передача оборвалась. Из динамика слышался лишь ровный шум.

Глава 6. Высотки

Ночь с 15 на 16 сентября 2012 г.
    Сборы заняли больше времени, чем рассчитывал Владик. Сначала Маринка с её мамой упаковали всё, что можно, включая купальники, лыжные ботинки, и прочие неимоверно важные шмотки. Владик просто не уследил за ними, общаясь с Максимычем на кухне. Пришлось разочаровать женщин, сообщив, что в несколько заходов вывозить вещи крайне рискованно, а «по минимуму» означает «как можно меньше», а не весь гардероб плюс бабушкино наследство, как им могло показаться. Переупаковка тоже заняла немалое время, хотя Владик с присоединившимся Максимычем поторапливали собирающихся дам, как умели.
    Из квартиры они вышли ближе к ночи, зато почти налегке. Две относительно небольшие сумки несла Маринка, еще одну — её мама. Владимир Максимович от переноски сумок отказался под предлогом необходимости держать руки свободными. Мало ли какие больные по коридорам шастают.
    Владик всучил Максимычу одну из своих гантельных булав, чтобы охранял во всеоружии, а не только свободными руками. Сам же повесил гатлинг за спину, и накинул сверху плащ, снова превратившись в горбуна-киборга. Оставшуюся булаву не стал затыкать за пояс, а нёс в руке, логично рассудив, что уж ему ночью в полутёмных коридорах вопросов никто задавать не станет.
    Идя по проспект-коридору к лифтовой, они почти никого не встретили. Лишь спугнули поддатую парочку, прилипшую к стене. В полумраке Витьку показалось, что одна из ног дамы покоилась на плече её спутника, но разглядывать подробности он счел бестактным. А вот Максимыч, не страдавший чрезмерной культурностью, громко сообщил в пространство, что нормальные люди сначала девушку домой приводят, а уж потом развлекают. Парочка, видимо вняв голосу Маринкиного папы, быстро, но неровно направилась куда-то вглубь одного из боковых коридоров.
    На лифтовой площадке в ожидании стояли несколько человек. Толстая тётка без устали тыкала в светящуюся оранжевым кнопку вызова. Головой бы ещё постучала. Владик подавил в себе желание сказать ей, что нажимай — не нажимай, а лифт быстрей не приедет. Видел он таких, только дай повод, хай поднимет на все окрестности. А привлекать к себе внимание Владику сейчас было вовсе без надобности.
    Подъехавший лифт был почти пуст. Ожидающие быстро загрузились в кабину. Необычно большим было лишь количество сумок, чемоданов, и прочего багажа. Будто все внезапно, на ночь глядя, собрались в отпуск. Впрочем, всё почти так и было. Единственное, чего не хватало — хорошего отпускного настроения. На лицах пассажиров лифта Владик видел угрюмость, сосредоточенность и страх.
    Все ехали на парковки, на минус второй — третий. То, что надо. Цифры в окошке равномерно сменяли друг-друга, отмечая пройденные этажи.
    Лифт остановился на девятом. Раздался мелодичный сигнал. В проем между расходящимися дверями лифта спиной вперед ввалился мальчик лет пяти-шести от роду, не больше, и упал на пол. Владик посмотрел наружу.
    На лифтовой площадке шла жестокая драка. Стоящий в луже крови мужчина отбивался от наседающих мертвецов кулаками, локтями, коленями. Разлетающиеся в стороны тёмно-красные брызги, и глубокая рана на бедре показывали, что мужик уже не жилец. У его ног лежало тело женщины с разорванным горлом.
    Мужчина то ли сдерживал натиск, то ли отвлекал на себя мертвяков.
    — Спасите Сережу!!! — проорал он, не оборачиваясь, — Уезжайте!!!
    Вслед за мальцом в лифт сунулся мертвяк. Владик рефлекторно с размаху врезал тому по кумполу, и оттолкнул обмякшее тело ногой. Максимыч, не растерявшись, и на удивление, молча, схватил малыша за шиворот и втащил вглубь кабины лифта.
    — Вам же сумочки не нужны, — вроде как задавая вопрос, но на самом деле утвердительно сказала толстая тетка.
    Владик заметил несколько сумок, аккуратно стоявших сбоку от лифтовых дверей.
    — Жми кнопку, быстро! — крикнул Владик тётке.
    — А ты кто такой… — начала было она, но осеклась.
    Владик резким движением выставил вперед висевший за спиной гатлинг. Шесть черных стволов взглянули тётке прямо в широкую морду, неся открытую и предельно понятную угрозу. Тётка глотнула воздуха, и стала часто нажимать на кнопку минус второго. Двери лифта начали закрываться. Медленнее, чем хотелось бы.
    — Еще раз, мразь, пасть откроешь, пристрелю как свинью, — медленно выдавил Владик. — Если поняла, кивни.
    Почему именно как свинью, Владик и сам не понял. Просто это было первое достаточное оскорбительное сравнение, показавшееся ему подходящим для этой вот.
    Тётка кивнула. В её глазах читались злоба и страх. Вот же скотина алчная. Владик не считал себя очень уж правильным человеком. Но как можно опуститься до кражи сумок у погибающих людей, у него в голове не укладывалось. И спиной к ней он поворачиваться точно не станет.
    Двери закрылись, лифт двинулся вниз.
    — Владик… Что это? — ошарашено спросила Тамара Георгиевна.
    До Владика внезапно дошло, что нужно было пальнуть мужику в голову. Оказать последнюю услугу. Успел бы, пока двери закрывались. Но уже поздно пить боржоми. Не возвращаться же, в самом деле. Пацана, вон, вытащили, уже хорошо. Кстати…
    — Максимыч, — несколько фамильярно обратился Владик к потенциальному тестю, — Что там с мальчиком?
    Все обернулись к спасенному ребенку. Тот стоял, и пустыми глазами смотрел на дверь.
    — Похоже, шок. Лучше пока не трогать. — сам себе ответил Владик. — Это, Тамара Георгиевна, мы видели зараженных. Они очень опасны. Но, на наше счастье, медленные. Что с парнишкой делать будем?
    — Что-что? — ожил Максимыч. — Пускай с нами на даче поживет, пока тут все не уляжется. Потом, глядишь, родню какую найдём. Не в детдом же сдавать. Да и вам с Мариной пора бы уже о детях подумать.
    Ну ни фига ж себе поворот событий! Нет, Владик осознавал, что нужно будет обзаводиться семьей и детьми. Но вот так резко становиться почтенным отцом семейства Владик пока не был готов. Ладно, доедем на дачу — разберемся.
    А Маринкины родители уже, по ходу, обзавелись новым ребенком. Тамара Георгиевна, присев на корточки перед мальчиком, что-то ему рассказывала. Максимыч аккуратно похлопывал по плечу. И Маринка тоже сюсюкалась с ним рядом. Испортят же малого, если вокруг него постоянно будут прыгать, и муси-пуси всякие устраивать. Хотя, ладно. Сегодня можно. Вечер у пацана тяжелый выдался, родителей потерял, как-никак.
    Лифт остановился. Снова прозвенел сигнал, и двери раскрылись. На втором парковочном было относительно малолюдно и спокойно. У немногих автомобилей шли сборы и погрузка.
    Владик дождался пока выйдут их попутчики, включая ту мерзкую тётку. Если уж он что-то решал, то выполнял свои решения неукоснительно, не важно, говорил он о них кому-нибудь или нет.
    — Где там твоя машинка, Марин?
    — Тут, рядом.
    Она пошла между рядами машин, показывая дорогу. За ней быстрым шагом двигались потенциальные теща с тестем. Максимыч на одной руке нёс обнявшего его за шею молчаливого пацана. Владик шел замыкающим с гатлингом наперевес. Закидывать его назад, за спину, было не с руки. Плащ мешался. Всё равно ж снимать придется, в машину с ТГ через плечо просто не влезешь.
    Старенькая, но ухоженная «Победа III» стояла там, где ей и положено. Максимыч, все еще держа на руках ребенка, открыл двери. Закинув сумки в багажник, женщины заняли заднее сиденье. Максимыч передал им мальчика, а сам сел за руль, и завел мотор.
    — Подождите минутку!
    Отойдя за машину, Владик сбросил мешающий плащ, тоже кинул его в багажник, и наконец-то снял гатлинг. До чего ж громоздкая штука. Но она и не предназначена для переноски на плечах. Их ведь на бронемашины устанавливают, наверное.
    Владик сел на пассажирское сиденье рядом с Максимычем, поставив гатлинг между ног стволами вверх. Аккуратно положил под ноги гантельную булаву. Выдохнул.
    — Владимир Максимович, поехали.
    — Ага! Куда ехать-то???
    — А, тут рядом. За Оптухой. В общем, покажу.
    Максимыч угукнул, аккуратно вырулил на дорожку, и медленно покатил к спиральному выезду наверх.
    Внезапно резкий звук заставил их вздрогнуть. Максимыч ударил по тормозам. Победа остановилась, клюнув тяжелым носом. Владика бросило было вперед, но ремень придержал его тушу.
    Через пару секунд Владик понял, что это был за звук. Детский плач. Малыша, наконец «прорвало». Он ревел во всю мощь своих лёгких. Владик услышал, как Маринка с Тамарой Георгиевной захлопотали над пацаном, начали что-то ему говорить, вытирать сопли, и всё такое, что там обычно с детьми делают.
    Максимыч оглянулся назад, покачал головой, завел машину, и продолжил прерванный путь.
    Да уж, веселая намечается поездочка.
* * *
    Чтобы понять, какой на самом деле является женщина, стоит посмотреть на её маму. Эту идею Коля подхватил от одного своего не очень близкого знакомого. Тот, определенно, знал, о чем говорил, так как будучи примерно одного с Колей возраста, состоял уже в четвертом браке.
    Мама Оли выглядела очень неплохо для своих пятидесяти плюс-минус. Она сохранила хорошую фигуру, выглядела весьма ухоженной, а тонкие морщинки, расходящиеся из уголков глаз, выдавали в ней улыбчивого человека из тех, к которым сразу проникаешься симпатией.
    Одеты Олины старики были как раз для «уличной активности»: джинсы, ветровки, кроссовки. Интеллигенты, но, похоже, с опытом. Не оторванные от реальности. Впрочем, после диктатуры почти не осталось плохо приспособленной к жизни интеллигенции.
    Они явно во всём доверяли своей дочери, или имели хороший источник информации о том, что творится в городе. Когда Коля с девочками зашел в квартиру, Олины родители были уже собраны. Две небольшие сумки и штук пять клюшек для гольфа аккуратно стояли в коридоре.
    Закончив обниматься с родителями, Оля быстренько представила всех друг другу. Родители попросили называть их просто Олегом и Настей. Ольга Олеговна??? Что-то они с именами явно намудрили по молодости.
    На формальности не было времени. Разговор был предельно кратким и конкретным. Коля объяснил, что оставаться в городе крайне рискованно, но у них есть шанс успеть на последний рейс из Орла, если поторопиться. Нет, не общественным транспортом. Их друзья с автобусом ждут неподалеку. Едем недалеко, в деревню, переждать эпидемию. До автобуса передвигаемся как можно быстрее и тише, так как внутри высоток сейчас опаснее всего.
    Внешний вид? А что не так? А, ну да, кольчуги. Обычный функционализм. Металл просто так не прокусишь. Нет, с собой запасных, к сожалению, нет. Так что, им лучше держаться чуть позади. И если все готовы, то пора идти.
    Пропустив вперед Машу, Коля вышел из квартиры. Дождался пока выйдут Оля и её родители, запрут дверь. Коридор был так же темен и пуст, как и пятнадцать минут назад. Быстрым шагом они дошли до неширокого прохода, соединяющего жилой коридор с проспект-коридором.
    У прохода Маша остановилась. Обернувшись, приложила палец к губам, потом вытянула руки вперед, скорчила рожу и покачалась влево-вправо, изображая мертвецов. Несмотря на серьезность ситуации, Коля заулыбался. Подойдя к проходу, он заглянул за угол.
    В тусклом свете лампочек, посреди прохода кучковались человек десять зомби. Большая часть была занята поеданием лежащего на полу тела. Трое флегматично стояли, пялясь на стены, как будто там было на что смотреть. Когда хоть набежать успели? Ничего же не было слышно.
    Маша осторожно вытянула «беретту» из набедренной кобуры. Коля придержал её руку, и показал пальцем на уходящий вдаль, плохо освещенный коридор. Проходы, соединяющие коридор жилой зоны с проспект-коридором были расположены через каждые двадцать метров. Смысла вступать в драку не было никакого. Маша пожала плечами, кивнула, но пистолет убирать не стала.
    Коля, обернувшись назад, жестом показал вдаль коридора, и приложил палец к губам. Оля с родителями синхронно кивнули. Все трое одновременно, будто заранее репетировали. Коля зачарованно кивнул в ответ, потом потряс головой, и снова махнул рукой, призывая следовать за собой.
    Он успел сделать буквально несколько шагов, только-только миновал проход, как внезапно раздались треск и шипение, особенно громкое в мертвенной тишине коридора. Прокашлявшись, рация хрипло заговорила человеческим голосом: «Николай, прием! Слышите меня?»
    — Вот ты другого момента не мог найти!!! — психанув, заорал в рацию Коля. Соблюдать тишину уже не имело смысла, мертвяки их наверняка заметили.
    Из распахнувшейся рядом двери одной из квартир тоже повалили мёртвые.
    — Ах ты ж ё… — начал ругаться Коля, отступая.
    Продолжение фразы заглушили два прогремевших почти одновременно выстрела. Это «включилась» Маша. Двое мёртвых рухнули в проходе.
    На плечи Коле опустились тяжелые руки, обдало резким запахом тухлятины, и чего-то кислого. Мертвец из квартиры тянулся к его шее открытой вонючей окровавленной пастью. Ну уж нет! Уронив рацию, отработанным приемом Коля перехватил его руку, вырвался из захвата. Продолжая движение, почти развернул мертвяка, и резким ударом под колено сбил его с ног. Сорвал с пояса булаву, и со всего размаху опустил её на затылок мертвому мужику. С треском и влажным чавканьем череп раскололся, брызги черного и серого разлетелись в стороны. Мужик ткнулся мордой в пол и затих.
    — Назад!!! — услышал Коля Машин крик.
    Коля попятился назад, не выпуская из виду наступающую семейку мертвяков. Отойдя на пару шагов, развернулся, и, прихрамывая, быстро пробежал назад, за спиной Маши, хладнокровно державшей на прицеле мертвых из прохода. Раздался женский вскрик.
    Прихрамывая??? Коля взглянул вниз. Его прошиб холодный пот, сердце будто ухнуло вниз, булава выпала из враз ослабевших пальцев. Коля тонко застонал. На левой ноге, вцепившись в икру зубами, висел совсем маленький, год-полтора, мёртвый ребенок.
    Всё, блин, приехали!
* * *
    Лёха зарулил на второй подземный уровень Карачевской высотки. На парковке пустовала примерно половина мест. Впрочем, тут всегда было так.
    Карачевская высотка располагалась на пересечении Комсомольской улицы и Карачевского же шоссе, отчего и получила такое название. Она была недостаточно старой, чтобы хвастаться архитектурными изысками и выдающимся стилем, но в то же время недостаточно современной, чтобы привлекать жителей дизайнерскими и инженерными новинками. Зато цены на квартиры в Карачевке были ниже средних по городу. И это было решающим фактором для студентов, традиционно искавших самое недорогое жилье.
    Лёха вышел из УАЗика, вытащил из кабины «моссберг», прикрыл полой плаща, и запер дверь. Парковка была почти безлюдна, лишь неподалеку от лифтов группа то ли студентов, то ли подрастающих воннаби-гангстеров, а может и то и другое вместе взятое, метелила ногами лежащее на земле тело. Судя по издаваемому телом стону, это был мертвяк.
    — Пацаны, им в голову надо, чтобы совсем прикончить, — поделился Лёха приобретенным опытом, проходя мимо.
    — Не учим, дядя! — нагло ответил один из юнцов, отрываясь от ритмичной работы ногами. Возможно, он бы и хотел еще что-то добавить, но взгляд его внезапно забегал, и пацан заткнулся.
    Опаньки! Лёха поправил «моссберг», дабы дуло не слишком выпирало из-под плаща, ухмыльнулся, и вызвал лифт.
    Леночка снимала двушку на первом этаже второго уровня — наименее престижном, и, потому, наиболее дешевом. Естественно, квартиру она снимала не одна, а с двумя такими же студентками. Лёха не очень представлял, как они там втроем уживались, да его это и не очень интересовало. Главное, что когда он приезжал к Леночке, её подруг дома не было.
    Он вышел из лифта, прошел знакомым маршрутом по гудящим коридорам уровня, и нажал на кнопку звонка у потрепанной металлической двери. Тишина. Лёха нажал еще раз, и держал, пока за дверью сквозь трель не послышался нежный девичий голосок, нещадно матерившийся в адрес неких неизвестных Лёхе алкоголиков.
    Дверь резко распахнулась.
    — Чё надо?! — излишне громко спросило у Лёхи заспанное, взлохмаченное, но, несмотря на это довольно привлекательное юное существо, одетое в одну лишь футболку.
    — Доброй ночи, — ответил Лёха. — Я извиняюсь, что поздно, но мне очень нужно поговорить с Леной.
    — Лена спит! — существо попыталось закрыть дверь.
    Лёха выставил вперед руку, дверь уперлась в его ладонь, и не сдвинулась больше ни на миллиметр, как ни упиралась и ни пыхтела взлохмаченная девчонка.
    — Лап, я знаю, что Лена спит, — держа дверь, объяснил Лёха, — но это очень важно. Из-за пустяков я бы в такое время не заявился. Разбуди её, пожалуйста.
    Давление на дверь ослабло.
    — Ну хорошо, — буркнуло существо, — Только дай дверь закрою. Я тебя не знаю.
    — Ладно. — Лёха сделал шаг назад.
    Дверь с грохотом захлопнулась.
    Лёха огляделся. Коридор был мрачен и почти пуст. Очередной бухой вусмерть студиозус, держась за стену, двигался в одному ему известном направлении. Со стороны проспект-коридора доносились звуки никогда не прекращающейся здесь пьянки.
    Бизнес на первых уровнях Карачевки был естественно ориентирован на студентов, поэтому торговые помещения вдоль проспект-коридора занимали машинописные и копировальные бюро, торговцы книгами и канцтоварами, перемежающиеся через одного с дешевыми столовыми, и круглосуточными не менее дешевыми питейно-развлекательными заведениями.
    Как подрастающее поколение умудрялось учиться в атмосфере вечного веселья, Лёха не знал, но Леночка не производила впечатления тупой девицы, и, вроде, нормально сдавала свои сессии. Впрочем, её учебные дела Лёху тоже мало интересовали.
    В квартире послышались шаги, звук отпираемого замка.
    — Привет! — сказала Леночка, открывая дверь — Ты чего так поздно?
    — Привет, Лен! — входя, ответил Лёха. — Что делаешь? Поехали со мной на дачу.
    — Ты с ума сошел? Ночь на дворе!
    — Ну и отлично. Дороги свободные. Все равно, тебе завтра в школу не идти.
    — Ну-у… — протянула Леночка. — А что там делать?
    — Придумаем что-нибудь. Типа шашлыка.
    — А твоя? Вдруг приедет?
    — Хрена там кто приедет, Лен. Мы разошлись. Теперь уже совсем.
    — Круто. Подождешь минут десять, я пока оденусь? Там на кухне кофе есть. В общем, сам всё знаешь.
    — Угу.
    Лёха снова убедился, что Леночка — хороший вариант. Молоденькая, веселая, легкая на подъем. А глазки у неё загорелись, когда услышала, что Лёха разошелся со своей. Значит действительно в нём заинтересована. И тоже, наверное, какой-то бабский хитрый план у неё есть.
    Лёха пил дешевый растворимый кофе, поглядывая на часы. Несмотря на то, что по дороге он встретил немного мертвых, и спокойно добрался до Леночки, он торопился покинуть город.
    Леночка зашла на кухню через пару минут, кофе не успел кончиться. Она успела не только одеться, но и подкраситься, и выглядела свежей и отдохнувшей, а не как человек, которого подняли с постели десять минут назад.
    — Поехали?
    — Поехали. — Лёха встал, поправил норовивший выскочить «моссберг». Заметил испуганный взгляд Леночки. — Не обращай внимания, в городе что-то неспокойно.
    — Опять переворот? — Леночка была слишком молода, чтобы принимать участие в перипетиях 2004-го, но, видимо, что-то помнила из тех событий.
    — Ну… Что-то в этом роде. — Лёха решил оставить подробности на потом. — Авто ждет, мадам!
    — Вы хотели сказать «мадемуазель», — включилась в игру Леночка.
    — Ага. Авто ждет, мадемуазель!
* * *
    Неожиданный треск рации заставил Машу вздрогнуть. Она заметила, как стоявшие мёртвые дернулись в их сторону, привлеченные звуком. Рука с «береттой» рефлекторно приняла исходную позицию для стрельбы. На выдохе Маша спустила курок, и почти сразу же — еще раз. Два мертвеца с простреленными головами рухнули на пол. Краем глаза заметила атакующих Колю мертвых в жилом коридоре.
    — Назад!!! — крикнула Маша своим спутникам.
    Находясь прямо на перекрестке прохода и жилого коридора, теоретически, она могла вести бой на три стороны. На практике, с той стороны, откуда они пришли, угроз не ожидалось, поэтому схема намечающегося боя была еще проще.
    Пропустив отступившего Колю, Маша сделала пару шагов назад, оказавшись в середине перекрестка. Вытащила второй пистолет. Опустила голову, глубоко вдохнула. Вскинула руки, и на выдохе спустила курки обеих «беретт». Мертвая женщина в ночной рубашке завалилась на спину. В её голове точно посередине лба образовались два небольших почти черных отверстия.
    Маша вдохнула. «Включилась» в боевой режим, когда разум уступает место выработанным рефлексам, а все рефлексы подчинены лишь одной цели — уничтожить противника и выжить. На выдохе выстрелила с левой руки в проход, прикончив третьего из стоящих мертвых. Остальные только начали отрываться от своей трапезы, давая время заняться оставшимися в жилом коридоре. С такой скоростью у мертвецов не было шансов. Мишени в тире у Игоря двигались намного быстрее.
    Выдох. Два мертвых подростка, получив по пуле в голову, опрокинулись на лежащие тела отца и матери. Маша повернулась в сторону прохода. На выдохе дважды выстрелила. Двое ближайших мертвых рухнули на пол. Остальные четверо замешкались, спотыкаясь о трупы под ногами. Выдох. Спустить курок правой, потом левой. Два падающих тела. Выдох. Снова выстрел с правой, потом с левой. Заваливаются последние двое.
    — Что вы тут… — раздался звук вместе со скрипом открывающейся двери.
    Рефлексы оказались быстрее разума. Тело сделало пол-оборота. Выдох. Выстрел с правой. Голова пожилой женщины дернулась, её отбросило внутрь квартиры. В полуоткрытую дверь, в ярком свете плафона в квартире, остались видны лишь ноги в домашних тапочках, и кровь с серыми волокнами, стекающая по висящей на стене одежде.
    Маша вскрикнула. Всё как тогда. В прошлый раз.
    Она отрабатывала круговой бой. Мишени выезжали в статистически наиболее вероятной последовательности, но с возможными отклонениями, добавляя к отработанным схемам умение изменять и комбинировать их «на ходу», рефлекторно, без участия разума. Она стреляла с двух рук, включившись в рваный ритм, рожденный не музыкой, а статистикой наиболее вероятных отклонений. Выезжающие мишени, мерцающий свет, полыхающие вспышки — всё было частью её смертельного, неровного, но от этого не менее красивого танца мастера ган-каты. И открывающаяся дверь стала точно такой же частью окружающей её обстановки, как нападающие мишени. Рефлекторно отреагировав, она послала пулю в голову входящего темного силуэта, развернулась, пальнула с двух рук в грудь приблизившейся мишени. Выдох. Почти сразу же выстрел следующей мишени в голову.
    Открывающаяся дверь!!! Только развернувшись снова, Маша осознала, что открывающаяся дверь не являлась частью тренировки. Она в один прыжок пересекла полкомнаты, ударила по красной кнопке, останавливающей тренировку. Зажегся яркий свет, отключился звук, мишени уехали в свои ниши. На пороге комнаты лежал Игорь. Маленькое темно-красное, идеально круглое отверстие зияло в его переносице. Пустые глаза смотрели в потолок. Под головой расплывалось пятно крови.
    Маша выронила пистолеты и закрыла лицо руками. Всё как в прошлый раз! Так не должно было случиться. Ни тогда, ни сейчас.
    Маша расплакалась. Она вспомнила. Она — убийца.
* * *
    Ребенок затих. Не совсем заткнулся, но хотя бы перестал орать, и стоит отдать ему должное, сделал это довольно быстро. В общем, молодец, ведет себя по-мужски.
    Они успели лишь въехать на первый подземный, и сейчас Максимыч аккуратно пробирался сквозь пустой лабиринт проездов с односторонним движением, перекрестков, ответвлений, и автобусных остановок. Ему виднее, конечно, он тут постоянно ездит. Владик неоднократно умудрялся здесь заблудиться, и наматывать круги, проходя несколько раз одним и тем же маршрутом.
    Сейчас перед ними шел новенький ярко-красный семьсот двенадцатый «Москвич», который хозяева уже умудрились «украсить» шторками с кистями под задним стеклом, ярко-красными же дисками и брызговиками. У некоторых людей очень особенное понятие красоты. Сам Владик предпочитал вообще ничего не менять во внешнем виде автомобиля. И в технической части тоже. То, что работает, трогать не надо. Проходи техобслуживание регулярно, и всё.
    У выезда из высотки мигали огнями машины милиции и «скорой». «Москвич» остановился около милицейской «Победы». Толстый мужик в форме оторвал задницу от крыла, и наклонился над окошком «Москвича». Переговорил о чем-то, кивнул, взглянул в их сторону, и постучал по крыше «Москвича». Проезжай, мол.
    Максимыч медленно рулил к выезду, расцвеченному всполохами мигалок. Владик внезапно вспомнил, что оставил плащ в багажнике, и почувствовал, что зря он это сделал. Он взглянул на Максимыча. Обернулся к Маринке с Тамарой Георгиевной и пацаном. О!
    — Слышь, Серый, шапочка нужна? — спросил он у мальца.
    Малыш поднял на него заплаканные непонимающие глаза.
    — Я возьму ненадолго. — Владик быстро, но довольно осторожно снял панамку с удивленного мальчика, и повесил её на торчащие между ног стволы ТГ.
    — Владик! — раздался сзади укоряющий Маринкин возглас.
    — Я знаю, Марин. Я потом три шапки ему куплю: на зиму, на лето, и на осень… Ладно, хрен с ним, четыре! И на весну.
    — Владик!!! — Маринка звучала всё более осуждающе.
    — Что не так? — Владик намеки не понимал вообще, да и не та ситуация, чтобы в угадайки эти бабские играть.
    — Ну тут же ребенок! А ты что говоришь?
    — А, б… — Владик осекся, и хлопнул себя по лбу.
    Максимыч тем временем затормозил, повинуясь взмаху жезла. Толстый милиционер с лейтенантскими погонами наклонился над окном, заглянул в салон. Максимыч открыл дверь.
    — Лейтенант Добролюбов, — утомленным голосом представился милиционер, — доброй ночи!
    — Доброй! — ответил Максимыч.
    — Права, документы на машину есть с собой?
    — Конечно. — Максимыч откинул солнцезащитный козырек, вытащил из кармашка документы и протянул лейтенанту.
    Тот пробежал глазами, вернул назад. Снова заглянул в салон.
    — Сигнал поступил, что вы оружие везете, граждане.
    Вот скотина жирная! Ментам слила! Ну попадется она еще, земля круглая. Владик подавил поднимающуюся злость.
    — Да ну, что вы! У нас тут женщины, дети. Какое оружие? — постарался он придать максимум искренности голосу.
    — А это у вас что такое?
    — Спортивные снаряды. Гантели там всякие, и всё такое, — ляпнул Владик самое очевидное, что пришло в голову, и показал лейтенанту находящуюся под рукой булаву. — Во!
    Лейтенант, судя по взгляду, ни разу не поверил. Он тяжело вздохнул, устало взглянул Владику в глаза. Ну понятно, у парня своих проблем, по ходу, выше крыши, а лишние не нужны. Был сигнал, он отреагировал, информация не подтвердилась. Тем более, что, в отличие от Владика, Максимыча с женщинами и мальчиком вообще нельзя было заподозрить ни в чем противоправном.
    — Понятно, — сказал милиционер. — Счастливого пути!.. И берегите себя, — неожиданно прибавил он.
    — Постараемся. — Максимыч завел мотор. — Вам тоже удачи!
    Но лейтенант уже отходил к своей «Победе».
    Максимыч выехал на Московское шоссе, и прибавил газу. Дорога была довольно оживленной для ночи между выходными. На север, в сторону Москвы, шел редкий поток автомобилей. В основном, легковушки, груженые всяким скарбом. Не один Владик решил уехать из города пока не началось. Набрав скорость, «Победа» перестроилась в крайнюю левую полосу.
    Максимыч включил радио. Повращал колесиком, настраиваясь на одну из местных музыкальных станций. К удивлению, вместо музыки, голос диктора зачитывал сообщение: «… Если Вы или кто-либо из Ваших родственников заражен, необходимо изолировать больного в отдельном помещении, с возможностью запереть его. После этого, сообщите о наличие зараженного по телефонам службы спасения, милиции, или „скорой помощи“, и ждите приезда медицинской бригады. Ни в коем случае не выпускайте зараженных их запертого помещения. Не покидайте своего жилища без крайней необходимости. Запритесь у себя дома, и ожидайте дальнейших сообщений. Повторяем, в Орле произошла вспышка атипичного бешенства. В город прибывает медицинская помощь, помощь служб гражданской обороны, развернуты мобильные госпитали. Ситуация находится под контролем. Если вы, или кто-либо из Ваших родственников…»
    — Гляди-ка, по радио объявили. — удивился Максимыч. — Ну, сейчас начнется.
    — Угу, — подтвердил Владик.
    Он порадовался, что успел забрать Маринку с роднёй до объявления по радио. Услышав трансляцию, большая часть орловчан ломанется на трассы, и к гадалке не ходи. Естественно, начнется столпотворение и пробки. И если в толпе окажется хотя бы пара мертвяков, а они окажутся, их уже по всему городу навалом, то всё, аллес, шансы на выживание нулевые.
    Неожиданно, Владику в голову пришла ценная мысль.
    — Владимир Максимыч, а что у нас с бензином? — спросил он.
    — Да с полбака будет.
    — Давай-ка завернем на заправочку, зальемся по полной. Кстати, канистры есть?
    — В багажнике болтается одна. На десять литров.
    — И её тоже. На всякий случай.
    Максимыч принял вправо, ушел в крайний ряд, и свернул на заправку, одну из двух стоящих на по обеим сторонам дороги на выезде из города. Он подрулил к свободной колонке. Владик снова порадовался, что вовремя выехали. На заправке почти не было машин. Зато у выезда стоял красный «Москвич» с характерными красными брызговиками и шторками на заднем стекле. Около него суетился мужичонка, протирал фары и ветровое стекло.
    Владик недобро ухмыльнулся.
    — Я на пару минут, — сообщил он сидящим сзади женщинам, и вышел из машины.
    Гатлинг он решил с собой не брать. Много чести. А вот булава будет как нельзя кстати. Быстрым шагом подойдя к «Москвичу», он отвел булаву в сторону и со всего размаху обрушил её на задний фонарь машины. С громким треском во все стороны брызнули осколки красного и оранжевого пластика. Владик опустил булаву на второй задний фонарь, разнес его вдребезги, заодно помяв крыло.
    Мужичонка заорал что-то невнятное, замахал руками. Владик пошел к нему. Тот отбежал вбок, так чтобы между ним и Владиком была машина. Владик не сильно из-за этого огорчился, и разбил обе передние фары «Москвича». Из машины выкатилась знакомая толстая тетка.
    — Люди добрые, да что ж это делается!!! — возопила она во всю мощь своей глотки.
    Немногие добрые люди, находящиеся поблизости, старательно делали вид, что не замечают происходящего.
    Тётка, вопя, попёрла на Владика. Тот, не долго думая, присунул ей кулаком в рыло, отчего тётка села на задницу. Из разбитого носа хлестала кровь. Мужичок за машиной к воплям и размахиваниям руками добавил прыжки на месте, но выйти из-за «Москвича» явно боялся.
    Владик запрыгнул на капот. Металл прогнулся под весом его туши, и Владик не отказал себе в удовольствии потоптаться на нем, чтоб уж изуродовать наверняка. Размахнувшись со всей силы, он ударил булавой в лобовуху. Стекло пошло трещинами. Еще один удар проделал в стекле изрядную дыру.
    Владик взлетел на крышу, и стал на ней прыгать, как заправская горилла. Несчастный «Москвич», скрипя и скрежеща железом, подскакивал вверх-вниз. Спрыгнув со ставшей вогнутой крыши на землю, Владик прошелся по кругу, круша булавой боковые и заднее стекла «Москвича», оставляя вмятины и царапины на дверях и крыльях автомобиля. Апофеозом праздника вандализма стало использование шторки с заднего стекла в качестве носового платка.
    На этом фантазия Владика иссякла, да и злость куда-то ушла. Он несколько раз глубоко вдохнул, пытаясь успокоить колотящееся сердце, и неторопливо направился к Маринкиной «Победе».
    Сев в машину, натолкнулся на испуганные и осуждающие взгляды.
    — Извините, пожалуйста, — сказал Владик. — Расстроен был сильно.
    Максимыч издал какой-то странный звук, и вырулил мимо изуродованного «Москвича» на дорогу.
* * *
    Чего Оля совсем не ожидала, так это того, что оба её спутника одновременно «расклеятся». Маша сидела на полу, и плакала, закрыв лицо руками. Николай, который проломил голову укусившему его ребенку, тонко подвывал, облокотившись на стену, и глядя на укус на ноге. Родители не вполне владели ситуацией, и волей-неволей Оле пришлось взять командование в свои руки.
    — Дай посмотрю, — сказала она, и разодрала Колину штанину.
    На икре кровоточил неглубокий совсем свежий укус. Оля имела какие-то зачаточные представления о медицине, и первой помощи. Если вирус как яд, то он не сразу впитывается, а значит надо не дать ему разойтись по кровеносной системе по всем организму.
    — Коля, сядь! — скомандовала она. — Сейчас жгут наложим.
    — А смысл? — простонал Коля, садясь на пол. — Я уже труп.
    — Может и нет.
    Оля разодрала штанину почти до верха, и отрезала её катаной.
    — Ма, па, я сейчас жгут буду накладывать, а вы подержите его, хорошо?
    Родители поняли каждый по-своему. Мама присела рядом с Олей, ожидая, когда надо будет придерживать жгут. Папа положил руки Коле на плечи, на всякий случай, чтобы не дергался.
    Оля протянула полосу ткани под ногой, чуть выше колена, завязала узлом, подсунула под него рукоятку Колиной булавы, и стала закручивать её, плотно перетягивая ногу. Коля заорал.
    — Тише, тише, — папа крепко держал Николая.
    Еще пара оборотов. Теперь закрепить булаву так, чтобы жгут не размотался. А теперь самое сложное.
    Оля несколько раз глубоко вздохнула.
    — Ма, па, я сейчас с ноги кусок срежу. Вы держите его, и будьте готовы перевязывать. Хорошо?
    — Ты точно уверена? — переспросила мама.
    — Не-а. Но вариантов нет.
    — Да вы охренели все?! — внезапно задергался Коля.
    Папа только крепче сжал руки на его плечах, а мама всем весом навалилась на окровавленную ногу, чтобы не дать ей дернуться.
    Оля, держа обеими руками перед собой катану, встала в стойку, нацелилась, и нанесла быстрый, резкий, скользящий удар, срезав большую часть икры. Хлынула кровь. Мама, папа и Коля выпученными глазами смотрели на изуродованную ногу.
    Через две долгих секунды Коля заорал.
    Папа держал его, не давая особенно сильно дергаться, пока мама заматывала трясущуюся ногу полотенцем, вытащенным из сумки.
    Оля огляделась. Колины крики могли привлечь мертвецов, бродящих по этажу. Она почему-то была уверена, что помимо уничтоженных ими зомби, здесь скрывается еще много таких же.
    Что-то еще не давало ей покоя. Что-то важное, но забытое в сумасшествии последнего получаса. А Колю надо быстрее к доктору, пока не умер от потери крови. Доктор… Точно, отряд, связь, рация!!!
    Оля снова огляделась, заметила черную коробку подле лежащей на полу семьи, подбежала, подняла её, смахнула рукавом пыль, нажала на кнопку.
    — Алло! Вы меня слышите?
    Тишина.
    — Миша? Алло?
    Рация молчала. Наверное, сломалась, упав на пол. Оля разочарованно отпустила кнопку.
    — … тангенту, блин, отпусти, ну боже ж ты мой, ну неужели непонятно!!! — сквозь шипение полилась из динамика хриплая Ярикова ругань, — Миш, никого поумнее на работу нельзя было взять?
    — Сам дурак!!! — обиженно крикнула Оля в рацию, нажав на черную кнопку.
    — Ну надо же, додумалась!!! — весело проорала в ответ рация. — Что там у вас?
    — У нас Коля ранен, можете автобус ко входу подогнать? — Оля быстро прикинула, к какому входу от них ближе всего, — Второй от вас по счету.
    — Оль, вам долго? — спросила рация Мишиным голосом.
    — Минут десять, я думаю.
    — Тогда дуйте на стройку, на улице более-менее свободно. Перед поворотом только с нами свяжитесь, чтоб мы площадку у ворот расчистили. Здесь с автобусом еще с полчаса возиться.
    — Хорошо, идем.
    — До связи.
    Идти до стройки с раненым Колей будет, конечно, непросто, но бросать друзей нельзя.
    Теперь Маша. Она все ещё сидела на полу, но уже не плакала, а тихонько всхлипывала, вытирая руками слёзы. Оля подошла к ней, присела рядом на корточки.
    — Маша, ты как?
    — Никак, — сквозь всхлипы ответила Маша, — Я человека убила.
    — Но ты же не нарочно.
    — Я знаю. Ну и что? Ей как будто разница есть, нарочно, или нет.
    — Маш, нельзя сейчас расклеиваться. Нам еще назад идти. Коля ранен. Мы без тебя никак.
    — Все без меня никак. А со мной, как в русскую рулетку. Я — убийца, Оля. У-бий-ца! Понимаешь?
    — Понимаю. Но ты хорошая. А без тебя у нас шансов намного меньше. Ты нам нужна! И всем плевать, кто ты. Мы же тебя любим!
    — Правда?
    — Конечно! Вставай, Маша. Пойдем.
    Маша недоверчиво угукнула, снова вытерла руками лицо, и встала. Она подобрала пистолеты, что-то проверила, чем-то там щелкнула, вставила новые магазины, и сунула пистолеты в кобуры. Сняла шлем, и встряхнула головой, заставив пойти волной длинные светлые волосы. Снова надела шлем. Всхлипнула.
    — Пойдем?
    Оля оглянулась на родителей. Те были около сидящего в прострации Коли. Папа поймал её взгляд.
    — Оль, если не торопясь, то мы его дотащим.
    — Хорошо. — Оля снова взяла командование группой на себя. — Маша, мы с тобой впереди, мама и папа с Колей сзади. Дорогу я покажу. Только не быстро.
    Маша кивнула.
    Оля подобрала катану, приблизилась к Маше.
    — Пошли.
    Переступая через тела они пересекли проход, и вышли в полумрак проспект-коридора. Вопреки ожиданиям, Оля не увидела толпы мертвецов, сбегающихся на выстрелы. Проспект-коридор был пуст. На лифтовой площадке ничего не изменилось: тот же приглушенный свет, тишина и мусор под ногами.
    Оля оглядывалась, стараясь держать в поле зрения все возможные направления, откуда потенциально могут напасть мертвые. Маша, к Олиному удивлению, выглядела более чем спокойно. Только тушь, размазанная вокруг глаз, напоминала о случившемся недавно взрыве эмоций. Оля толком не поняла, что случилось, и почему Маша упорно называет себя убийцей, но решила не вдаваться в подробности, и не лезть с расспросами, пока они все не доедут до деревни.
    Гораздо больше её беспокоил Коля, повисший на плечах мамы и папы. Он был смертельно бледен, вроде бы в сознании, но в каком-то затуманенном. Передвигаясь, он пытался наступать на ногу с отрезанной большей частью мышцы, и если бы не поддерживающие его родители, наверняка бы падал на каждом шагу. Наверное, шок. Оля отгоняла от себя мысль, что будет, если инфекция все-таки распространится по Колиному организму. Конечно, парень периодически ведет себя как полный придурок, но во-первых, они все такие, а во-вторых, жалко же, он всё-таки хороший.
    Кабина подъехавшего лифта была вся забрызгана кровью, вплоть до красных мазков на световых плафонах, но зато пуста. Олю передернуло.
    — Заходите! — Маша махнула рукой Олиным родителям.
    Те, таща на себе Николая, зашли в лифт. Оля за ними, и последней, спиной вперед, держа в поле зрения лифтовую, Маша.
    Оля нажала на кнопку первого этажа. Её план был совсем прост: пройти по коридорам первого не к главному входу, а к одному из боковых, выходящих на Покровскую улицу ближе к стройке. Почему-то ей казалось, что так будет безопаснее.
    Лифт остановился, прозвучал привычный сигнал, двери стали расходиться в стороны. В образующийся проем, клацая челюстями, всунулась голова мертвого. Стон мертвецов низким гулом ворвался в кабину лифта.
    Маша выхватила «Беретту» и пальнула в упор в голову зомби. Того отбросило назад, из лифта.
    — Закрывай!!!
    Оля жала на кнопку закрывания дверей, створки начали сходиться, но очень медленно. В проем протиснулась рука, и стала слепо шарить по сторонам. Маша выстрелила в проем. Потом еще и ещё. Грохот выстрелов в небольшом почти закрытом пространстве бил по перепонкам. Рука скрылась, створки дверей сошлись вместе.
    — Выйдем на втором и спустимся по лестнице в дальнем конце, — на ходу перекроила план Оля.
    Лифт дернулся вверх, и, пройдя немного, остановился. Двери распахнулись.
    — Вы вверх, вниз?
    Молодая, очень приличного вида пара удивленно оглядывала выходящих из лифта. Мужчина в костюме-тройке, небрежно накинутом плаще, и шляпе держал под руку элегантно одетую даму примерно одного возраста с Олей. Два дорогих чемодана натуральной кожи стояли у ног мужчины.
    — Мы выходим. — Оля чуть запнулась, встретившись взглядом с холеным мужчиной. — Не надо ехать вниз. Там на площадке очень много мертвецов. И на втором парковочном тоже.
    — Кого? — иронично переспросила дама.
    — Э… Зараженных. — Оля уже и забыла, что далеко не все жители города в курсе реальной ситуации.
    Мужчина повернул голову, следя за вышедшей из лифта Машей. Его спутница дернула его руку.
    — Очень хорошо, — произнесла она. — Нам как раз на первый парковочный.
    Родители вывели из лифта Колю.
    — Не надо. — Оля решила отговорить пару от самоубийственной затеи. — Внизу их очень много. А вдруг они вообще на всех нижних уровнях?
    — Девушка, вы говорите чушь! — перебила её дама. — Не знаю, на каком маскараде вы были, но надо же и меру знать. Олежек, поехали!
    Дама зашла в лифт. Её спутник со вздохом поднял чемоданы, и пошел вслед за ней.
    — Стойте! — Оля хотела было предложить паре пойти с ними, но двери лифта уже закрылись.
    — Оля, ты идешь? — привлек её внимание папин голос.
    — А? Да, конечно…
    Оля поравнялась с Машей. Размеренным неторопливым шагом они двинулись по проспект-коридору.
* * *
    Выйдя в широкое ущелье проспект-коридора Лёха притормозил, чтоб оглядеться, и оценить обстановку. За последние полчаса ощущение алкогольного кутежа, никогда не покидавшее это место, сменилось настроением полного отвязного угара прощальной вечеринки перед концом света.
    Проспект-коридор был наполнен криками, звуками музыки, звоном бьющихся стекол, и воем мертвых. Сквозняк поднимал с пола и гнал по коридору пыль, обрывки бумаги, пластиковые пакеты. По коридору, наступая на валяющийся на полу мусор, хаотично носились люди, и медленно ходили немногочисленные мертвецы.
    Из дверей ближайшего клуба с воплями выскакивали чрезмерно активные, разгоряченные, а то и просто невменяемые посетители. Более-менее адекватные старались убраться подальше, остальные вели себя очень по-разному, в соответствии с одномоментными причудами своих затуманенных мозгов.
    Чуть поодаль, у входа в пивную, группа молодых людей держала оборону от троих зомби. «Розочки» из разбитых бутылок никакого впечатления на мертвяков не производили, судя по изрезанным мордам зомби и продолжающейся атаке. Сбитые с ног мертвые поднимались, и снова шли ко входу в пивняк.
    — Лена, держись за мной, — принял серьезный тон Лёха. Леночка кивнула.
    Вытащив из-под плаща «моссберг», Лёха вышел в проспект-коридор, рассудив, что вооруженный мужик сейчас не самое захватывающее для обитателей высотки зрелище. Леночка шла рядом, приотстав на полшага.
    Остановившись у пивняка, Лёха вскинул ружье, и выстрелил почти в упор в голову одного из мертвых. Тело рухнуло на землю.
    — Пацаны, бейте им в голову. Или шеи сворачивайте. По-другому на них не действует.
    Молодежь, не прекратившая драку при звуке выстрела, принялась бить двоих оставшихся мертвяков, на этот раз, целя в головы.
    Лёха оставил им возможность самостоятельно разбираться со своими проблемами, и рванул дальше по коридору. Леночка, испуганно озираясь, шла вплотную за ним. Они быстро шагали, огибая медлительных зомби, обходя драки, и уворачиваясь от несущихся, ничего не соображающих от страха, алкоголя, а может и наркотиков, людей.
    Не доходя до лифтовой площадки, Лёха понял, что пора искать обходные пути. В столпотворении у лифтов агрессивные живые долбили агрессивных мертвых, а те, в свою очередь, нападали на всё живое, до которого могли дотянуться. Вопли дерущихся разлетались дальше, чем брызги крови. Пол площадки был одной сплошной кровавой лужей.
    — Лен, где тут у вас лестницы?
    Леночка оглянулась по сторонам.
    — Ближайшая там, — она показала пальцем в сторону одного из боковых проходов, — Спускается еще ниже парковочных.
    — Хорошо, пошли.
    Лёха быстрым шагом пересек проспект-коридор, нырнул в указанный Леночкой проход. И как будто попал в другую реальность. От ярко расписанных из баллончиков стен прохода отражались звуки буйства, творившегося в проспект-коридоре, но в остальном было спокойно, как на кладбище. То ли мертвяки сюда не добрались, то ли им здесь было неинтересно.
    В жилом коридоре, параллельном проспект-коридору, они довольно быстро нашли выход на лестницу. Вообще, в высотках лестниц было понатыкано более чем достаточно, но использовались они мало, и, в основном, жителями нижних этажей.
    Лёха поскакал вниз, перепрыгивая через ступеньку. Леночка, не отставая, бежала за ним. Миновав бесчисленное количество пролетов, они, запыхавшись, остановились перед дверью с надписью «2-й парковочный уровень». На парковке было примерно так же малолюдно и спокойно, как и в момент Лёхиного прибытия.
    Их встречали четверо мертвяков, которых Лёха в последний раз видел вполне живыми. Вскинув ружьё, Лёха снес голову первому. Говорил же идиотам, в голову надо. Он выстрелил во второго. Нет, все — самые умные, старших не слушаем, мозгами не пользуемся. Приставив дуло «моссберга» ко лбу третьего, Лёха спустил курок. Четвертый приближался слишком медленно для того, чтобы тратить на него патроны. Сам виноват. Пускай теперь ходит мертвым.
    Они с Леночкой добежали до джипа, быстро погрузились, и Лёха вдарил по газам, выезжая с парковки. Всё, теперь в деревню.
* * *
    Полковник Воронцов стоял на мостике флагмана отдельного Липецкого авиаполка, авианесущего дирижабля «Александр Суворов». Все корабли полка, двенадцать дирижаблей, в боевом порядке шли на малой высоте к Орлу с крейсерской скоростью 160 км/ч.
    В рубке стоял приглушенный деловитый звук разговоров, туда-сюда сновали члены экипажа, офицеры отдавали распоряжения и уточняли оперативную информацию по наличию личного состава, вооружению, боекомплектам, и прочим деталям. Вся активность была подчинена выполнению боевой, это в мирное-то время, и вне политических перипетий, задачи.
    Во фронтальных иллюминаторах была видна проплывающая под ними земля, цепочки огней вдоль автодорог, и чуть более ярко освещенные улицы небольших поселков. Мирная картина резко контрастировала с текстом приказа, и тем делом, которое им предстояло совершить.
    Воронцов знал, что со стороны Тулы к Орлу на всех парах несется железо Тульской Бронемашинной, получившей, наверное, даже более жесткий приказ, чем его полк. Но, приказ есть приказ, и его надо выполнять, несмотря на все свои сомнения и переживания.
    Умение выполнять приказы было основной чертой профессиональных военных. Обсуждением занимались лишь политиканы и интеллигенты — те люди, которым в армии, а тем более в военно-воздушных силах не место. Впрочем, таким людям вообще непонятно где нужно находиться. К созидательной деятельности они не способны, никакой пользы обществу, и проку от их жизни — ноль.
    Воронцов иногда даже жалел, что не поднял свой полк в 2004-м, а лишь отдал приказ о полной боевой готовности. Не факт, конечно, что его полк смог бы изменить ход истории, но если бы военные остались у власти, то страна бы продолжила свое развитие, без этих дурацких изменений курса.
    А сейчас, пожалуйста! То, в угоду модернизаторам, вваливают миллиарды в космическую программу, то «зеленая» фракция проталкивает закон об охране лесов, вод и почв, на который уходят не меньшие средства, а то клика технократов вырывает кусок бюджета на развитие тяжпрома. И всё это под мудрым руководством социалистической партии. А в результате, ни одна из заявленных целей не достигнута, но средства, разумеется, освоены.
    При военных такого быть не могло. Рациональные решения, адекватные поставленным задачам, и никаких глупых игр в демократию. Воронцов не понимал лишь одного. Как случилось, что народ не принял власть военных. У него было несколько мыслей на этот счет, и он даже обсуждал их с Женькой, предварительно убедившись, что их никто не слушает, но к однозначному выводу они так и не пришли.
    Следует, конечно, отдать социалистам должное. При необходимости, они тоже могут принимать жесткие решения. Но адекватность этих решений часто была весьма сомнительной. Вот и сейчас, Воронцов сильно сомневался в необходимости мероприятий, обозначенных в приказе.
    Однако он был военным. Его работа — выполнять приказы, какими бы они ни были.
    — Товарищ полковник, боевые расчеты укомплектованы на девяносто пять процентов. Комплектность боезапаса — девяносто процентов. Запас топлива на двадцать часов. Ориентировочное время прибытия к месту выполнения задачи — сорок три минуты, — тихо отрапортовал подошедший Левченко.
    — Хорошо, — ответил полковник.
    Еще сорок три минуты. Сорок три минуты чистой совести.

Глава 7. Автобус

Ночь с 15 на 16 сентября 2012 г.
    Вован начал уставать. Последние полчаса он, не останавливаясь, махал дубинкой, отражая атаки зараженных. Атаки, которые шли снаружи и изнутри периметра.
    Похоже, доктора где-то недоглядели, и зараза перекинулась и на них, и на обслуживающий персонал из ГОшников.
    С полчаса назад, когда хаос в госпитале только-только начинался, на территории приземлилась маленькая, на два человека, черная вертушка. Парни из первого и третьего окружили её, и обеспечили безопасный проход какой-то шишке в костюме. Тот погрузился в геликоптер, прихватив с собой переносной металлический контейнер с красным крестом, и наклейками биологической опасности.
    Лейтенант успел перекинуться несколькими словами с пилотом, пока геликоптер ожидал «пиджака». После того, как вертушка взлетела, лейтенант отдал приказ сменить дубинки, и бить по головам, на поражение, до смерти. Боевая задача — удерживать территорию госпиталя.
    Вован, поначалу «упаковывавший» зараженных, как и все остальные, достал «телескоп» — раскладывающуюся дубинку из трех вложенных друг в друга стальных пружин с тяжелым шариком на конце — страшное оружие ближнего боя, в умелых руках легко ломающее кости. И вот тут началось. Поперли и спереди, и сзади.
    Пока отделение Вована, с пришедшим на помощь третьим, держало вход и периметр от ломящихся больных снаружи, первое ожесточенно дралось на территории против безумных, не чувствующих ни боли, ни страха, бывших врачей и больничного персонала.
    По прикидкам Вована, только на площадке перед входом в госпиталь они оставили под сотню трупов. Он сбился со счета на втором десятке, когда поперла особо плотная волна, и стало не до математики — только успевай толкать щитом, да бить в голову. Лейтенант сделал на этом особый упор: или в голову, или ломать шею.
    Чуть позже, Вован лично убедился в правоте командира. Невменяемый мужик, которому Вован раздробил колено, и который, по идее, должен был выть от боли, крепко схватил его за лодыжку, и пытался укусить. Естественно, защиту он не прокусил, но успокоился только после удара в голову, от которого мозги разлетелись на метр вокруг.
    Вован, конечно, врачом не был, но даже его скудных медицинских познаний хватило, чтобы усомниться в официальной легенде. Что это за бешенство такое, что лечится проломом башни??? А у некоторых из нападавших так вообще, были раны с жизнью никак не совместимые. Ну не станет человек с рваным в клочья горлом лезть в драку. Однако, лезли.
    Это напугало бы до усрачки любого, даже самого тренированного человека, но, к счастью, у Вована и его товарищей не было времени на то, чтобы думать, и тем более, пугаться. Нужно было держать оборону снаружи, чтобы парни из первого могли разобраться с угрозой изнутри, и обеспечить безопасную эвакуацию. Понятно же, раз от госпиталя ничего не осталось, значит и им тут делать нечего. Поэтому Вован с минуты на минуту ждал вертушки, которые вывезут отряд из этого бардака назад, в Подмосковье.
    Вертушек все не было. Лейтенант, который, казалось, был вездесущим, в моменты своего появления в поле зрения Вована, не переставал переговаривался по рации.
    Парни из первого, похоже, зачистили территорию, и тоже подтянулись ко входу с двумя оставшимися в живых медиками. К тому моменту прошла и легла у входа третья волна атакующих, а четвертая, совсем уж редкая, только медленно подтягивалась с выходящих на площадь улиц.
    Лейтенант, подошедший с первым отделением, встал на один из ящиков, взял в руки матюгальник, повертел, отбросил. Неожиданную для всех речь он толкнул, используя свой никак не слабый голос.
    Плохая новость: их кинули.
    Контролирующее площадь второе отделение, чуть не отвлеклось от выполнения боевой задачи, однако окрик командира отделения заставил Вована и его товарищей прекратить вертеть головами и роптать. Слушать — пожалуйста! Но глаз от площади не отводить.
    Хорошая новость: потерь нет. План простой: выходим из города в порядке для рассредоточения. Выступаем немедленно. По дороге смотрим по сторонам в поисках подходящего транспорта.
    Вопросы взаимоотношения с властями и бывшим руководством решаем после того, как покинем зону предполагаемого карантина.
    Держа свое место в строю, Вован смотрел через прозрачный пластик щита на попадающихся зараженных, и чувствовал, что ночь будет намного хуже, чем он предполагал в самом начале.
    Успокаивало то, что лейтенант как всегда четко знал, что делать. Вован служил в его взводе уже третий год, и не помнил ни одного раза, чтобы слова лейтенанта расходились с делами. А это значит, что по любому выведет, раз сказал.
* * *
    Убийца. У-бий-ца. Слово пульсировало в её сознании, повторяясь бесчисленное количество раз, дробясь на отдельные слоги, набор звуков, до тех пор, пока они не перестали значить ровным счетом ничего.
    Сверхъестественным усилием воли Маша смогла заставить себя продолжить путь. Она прекрасно понимала, что Олины слова были сказаны лишь для того, чтобы приободрить её, смысла в них было меньше, чем в стонах зомби. И в то же время, без её смертоносных навыков, у Оли и её родителей нет почти никаких шансов. Это, пожалуй, была самая важная причина, по которой ей стоило идти дальше.
    А у Коли, похоже, нет совсем никаких шансов, даже с учетом её ган-каты. Ноги передвигает, но ни на что большее не способен. Глаза пустые, молчит, бледный, как те мертвые. Самый интересный, и, что уж там темнить, перспективный мужчина в отряде превратился в обузу. Но и бросить его нельзя. Совсем неправильно будет. Даже для девушки-убийцы.
    Поэтому двигаться надо медленно, и очень осторожно. Маша шла по пустому, слабо освещенному коридору второго уровня, стараясь производить как можно меньше шума. Не сказать, что вокруг стояла мертвая тишина. Скорее наоборот, на фоне ровного гула каких-то машин и электрического потрескивания, до Маши доносились слабо различимые отзвуки криков, грохота, и даже нескольких выстрелов. Звуки исходили явно не с этого уровня, но совсем непонятно было, приближались они, или удалялись.
    Впрочем, насчет возможного столкновения с мертвыми она совсем не беспокоилась. Пять заряженных «беретт» и с десяток оставшихся полных магазинов. Это мертвецам надо её опасаться. Она же убийца. Осознание того, что это она убила Игоря и женщину наверху, пугало её гораздо сильнее, чем возможная встреча с мертвецами. А как жить после убийства двух человек, один из которых был тебе ближе всех людей на Земле, Маша не знала. Если бы можно было все забыть, как это уже случилось после смерти Игоря. Но два раза на такое везение вряд ли можно рассчитывать. Оставалось лишь сосредоточиться на насущных проблемах. Основная — вывести своих спутников к отряду, и уехать из города.
    — Сейчас налево, — прервал её размышления хриплый Колин голос. — Там служебная лестница есть… с выходом на Покровскую.
    Оказывается, недооценила она Колю. Двигается, может, еле-еле, но еще соображает.
    Слева, действительно, находилась неприметная дверь с надписью «Служебный вход». Маша приложила к ней ухо. Тишина. Подергала ручку. Дверь оказалась заперта. Замок, конечно, ставили больше для проформы, да и сама дверь — кусок фанеры. Маша потянулась за «Береттой» но её снова прервал Коля.
    — Не надо… Возьми гантель, — он снял руку с плеча Олиной мамы, и выдернул из-за пояса оставшуюся булаву. — Прислоняешь к замку, и чем-нибудь тяжелым стукаешь… Так тише будет… Я б сам вскрыл, но что-то мне нехорошо…
    Маша подошла к нему вплотную. Заглянула Коле в глаза. Зрачки расширены. Белых полосок, как у мертвых, нет. Или заражение еще не проявилось, или вообще обойдется. А нехорошо ему, потому что пол-ноги оттяпали.
    Она взяла булаву, прислонила гриф торцевой частью к замку. Оглянулась в поисках чего-нибудь тяжелого. Ничего подходящего в пределах видимости не нашлось. Маша перехватила булаву двумя руками, замахнулась, ударила. Дверная ручка с треском вылетела, и, звеня, покатилась по полу. Железяка застряла в тонкой фанере на месте замка.
    — Ты б еще с разбегу долбанула, — подал голос Коля. — Надо было аккуратненько тюкнуть…
    Вот же мужики! Мало того, что его тащат на себе, так он еще и язвит. Маша выдернула булаву из пробитой двери, подошла к Коле, и заткнула ему за пояс.
    — Кому не нравится, могут ломать двери самостоятельно.
    Николай не нашелся с ответом, лишь скривился. По идее, он должен выть от боли, а не показывать маршрут, и, тем более, не острить. Может шок… Совсем непонятно.
    Но на размышления и постановку диагнозов времени у них не было. Маша толкнула дверь и первой вошла в узкий, метра в два, тускло освещенный проход. За ней Олины родители с висящим на их плечах Николаем. Оля зашла последней, аккуратно прикрыв дверь за собой.
    Недлинный коридор оканчивался Т-образным перекрестком.
    — Сейчас налево. — Коля все еще показывал дорогу. — И там лестница.
    — Откуда ты знаешь?
    — Я же здесь родился… Когда маленькими были, излазили всё…
    Понятно. Остается надеяться, что память парня не подвела. И что мертвецы не догадаются воспользоваться служебными ходами.
    Как и ожидалось, левый коридор заканчивался еще одной дверью, за которой находилась тесная лестничная площадка. Вверх и вниз уходили узкие бетонные пролеты с высокими ступеньками и хлипкими на вид перилами. Маша спустилась чуть вниз, перегнулась через перила, заглянула на площадку этажом ниже. Тишина и спокойствие. Она махнула рукой, мол, пошли, и медленно зашагала вниз по ступенькам.
    Сзади послышалась какая-то возня, сдавленные ругательства, и укоризненный шепот Олиной мамы. На узкой лестнице три человека в ряд никак не помещались. Коле пришлось спускаться, опираясь одной рукой на поручень, и обхватив другой Олега. Хотя, какой он Олег, если в отцы годится? Некоторых людей Маша не понимала.
    Сама лестница выглядела достаточно безопасно. Чтобы выйти на лестничную площадку, надо открыть дверь на себя, зомби этого не умеют. И в служебных помещениях им взяться вроде бы неоткуда. То есть, теоретически, до самого выхода мертвяков быть не должно.
    Маша бы сбегала вниз, и проверила все пролеты до первого этажа, но сочла слишком рискованным оставлять троих беспомощных людей на одну Олю. К тому же неизвестно, какие неприятности могут спуститься к ним с верхних уровней. Поэтому просто медленно спускалась по ступенькам чуть впереди, на каждом пролете перегибаясь через перила, чтобы осмотреть следующий. Если бы Коля не был ранен, и так сосредоточен на удержании равновесия, то наверняка бы всю дорогу пялился на её задницу. Ну что за глупый день!
    Один пролет, второй, третий. Такими темпами она скорее умрет от старости, чем доберется до выхода на улицу. К счастью, спускались они не с самого верха. Через несколько ужасно долгих пролетов они остановились на площадке с двумя большими черными единицами, намалеванными поверх светло-зеленой краски стен. Первый этаж первого уровня.
    Осталось лишь добраться до стройки. Коля, кажется, снова ушел в себя. Олег прислонил его к стене, а сам согнулся, тяжело дыша. Девочки, вроде, в норме. Для них-то спуск оказался спокойной и безопасной прогулкой.
    — Осталось совсем чуть-чуть, — тихо сказала Маша, — Готовы?
    Ответить ей никто не успел. Снизу что-то громыхнуло, раздался крик, звуки быстрых шагов, поднимающихся по лестнице. А следом шарканье множества неуклюжих ног, и уже знакомый то ли стон, то ли вой зомби.
    Маша переглянулась с Олей. Всё было понятно без слов. Надо уходить немедленно!
    Маша нажала ручку и толкнула железную, покрытую пятнышками ржавчины дверь от себя. Точнее уперлась ладонью в металл. Дверь даже не шелохнулась. Заперто!
* * *
    Старенький УАЗ бодро несся по Комсомольской. Лёха чуть превышал положенные в городе 60 км/ч, но не настолько, чтобы налетать на штраф. Не хватало еще с гаишниками связываться, когда вокруг такое творится. В районе Ботаники полыхало зарево пожара. Чуть дальше, у воинской части слышалась беспорядочная стрельба.
    Леха даже не стал включать радио, чтобы его ничего не отвлекало. Сейчас он крайне внимательно следил за дорогой, в отличие от своего обычного расслабленного стиля вождения. Леночка тихо сидела на пассажирском месте, и смотрела в окно, видимо, догнав своим бабским чутьем, что дёргать Лёху сейчас не следует.
    Вместе с ними из города ехали еще несколько автомобилей, и периодически по крайней левой полосе проносились самые торопливые.
    У ярко освещенного выезда из Южной стояли две гаишные «Победы», расцвечивая красными и синими всполохами мигалок несколько вплотную стоящих автомобилей, перегородивших дорогу. Леха еще раз порадовался своему везению: и в Южной ему делать нечего, и затор не на Комсомольской, а на выезде из высотки, и у гайцов сейчас нашлось занятие поважнее, чем останавливать его УАЗик.
    Леночка сдавленно вскрикнула.
    — Что такое? — Лёха чуть придавил тормоз, ушел вправо.
    — Там… — Леночка показывала в окно, на место затора.
    Асфальт вокруг автомобилей ГАИ влажно блестел, бликуя темно-красным в свете фонарей. На белых крыльях милицейских «Побед» виднелись смазанные темные отпечатки. В луже, растекшейся по всему выезду, лежали несколько крупных предметов. Точнее кусков. Кусков человеческих тел. Лёха четко различил лишь руку с зажатым жезлом, и завернутую в измазанный кровью светоотражающий жилет часть, видимо, торса.
    — Не смотри, Лен, — только и смог сказать Лёха, и снова поддал газу.
    Его УАЗик резво рванул вперед, влился в редкий поток, оставив Южную за спиной. Выехав на Кромское шоссе, и уже миновав железнодорожный мост, Лёха еще поддал газу вместе с ускорившимся потоком. Город почти кончился, и до Знаменки ни знаков, ни светофоров.
    Самое опасное, тьфу-тьфу-тьфу, позади. Но расслабиться можно будет, лишь доехав до Приятного. Лёха не стал сворачивать на объездную, логично рассудив, что лучше сделать крюк через Кромы и дальше всякими конубрями, чем еще раз проезжать через разросшиеся кварталы Орла.
    — Смотри, Лёш! — снова подала голос Леночка.
    На этот раз она показывала через лобовое вверх. На фоне темного, почти черного неба, усеянного яркими звездами, прямо на них надвигались исполинские черные тени. Лишь слабые огоньки по бортам чуть подсвечивали металлическую обшивку огромных боевых воздушных судов.
    Лёха не сдержался, кратко матюгнулся, выключил фары и прибавил газу, перестраиваясь в крайнюю левую полосу. Жаль, что УАЗы со светомаскировкой уже сто лет как не выпускают, сейчас было бы крайне актуально.
    — Ты чего? — удивленно спросила Леночка.
    — Ни фига это не спасатели, Лен. Военные. Не надо, чтоб они нас видели, — крепко держа руль, и не отрывая взгляда от огней впереди идущего автомобиля, ответил Лёха.
    Он не мог объяснить свою уверенность, но точно знал, что нужно торопиться, и не нужно привлекать к себе внимания. Оставив позади мост через Цон, они въехали в Знаменку. Тут, под светом фонарей, Лёхе стало чуть спокойнее, он хоть видел дорогу. Над ними, закрывая небо, казалось, очень медленно проплывали гигантские черные тени.
    Внезапно, будто раскат грома вдарил по ушам. Лёха сильнее вцепился в руль, так что костяшки его толстых пальцев побелели. Леночка, ойкнув, зажала уши ладонями, и съёжилась в кресле. В зеркальце заднего вида на темном фоне распускался огненно-красный цветок, клубы пламени поднимались выше и выше, и через несколько томительных секунд опали. По крыше и капоту частым дождем застучали мелкие камушки. Левее, на встречную полосу, грохнул здоровый кусок бетона с торчащей арматурой, разворотил асфальт.
    Лёха еще раз ругнулся, и вдарил по газам. Мост взорвали, черти летучие. Теперь на юг из города дороги нет. Лёха искренне понадеялся, что Владик оказался таким же удачливым, как он сам, и успел свалить.
    Знаменка закончилась, а через километр показалась ярко освещенная развязка. Лёха облегченно вздохнул, включил фары, и выехал на федеральную трассу М-2.
* * *
    Мужик представился Думитру, или, для местных, Димой. Он был то ли румыном, то ли молдаванином, то ли что-то подобное, Док толком не разобрал, да и не сильно интересовался. Главное, что вполне себе адекватный оказался мужичок, хоть его русский был не всегда понятен.
    Из рассказа Думитру выходило, что он взял себе выходной, или по каким-то делам отсутствовал на стройплощадке, а вернувшись, обнаружил, что вся его бригада уже мертва. Что характерно, он ни на секунду не задумался о возможности болезни. Что он, мертвеца не отличит что-ли? Как-то увернувшись от недружелюбных объятий своих бывших товарищей, Дима не торопясь, но и не мешкая, выбежал за ворота, выманивая мертвых за собой. А после, с Покровской, дворами быстренько вернулся на стройплощадку. Закрыл ворота, пока мертвецы не успели опомниться, и подвел к ним ток от генератора.
    Он коротал время, строгая осиновые колья из имевшихся в огромном количестве досок, и пытаясь дозвониться до начальства, когда заметил раскидывающий мертвяков отряд. Сразу же помчался отключать генератор, но не успел, к своему величайшему огорчению.
    Еще Думитру очень расстроился, узнав, что ни чеснока, ни серебра, ни святой воды его гости с собой не захватили. Он даже поначалу и не поверил, что в сложившейся ситуации можно обойтись без этих проверенных веками народных средств. Но, лежащие перед воротами тела, которые не сгорали, и не оборачивались летучими мышами, в конце концов были сочтены достаточными аргументами, чтобы не считать мертвых вампирами.
    Конкретных планов на будущее Думитру построить еще не успел, занимаясь более насущными вопросами выживания, поэтому без долгих раздумий принял предложение присоединиться к отряду. Док порадовался Мишиному мастерству ведения переговоров, и подивился его продуманности. Действительно, если деревенька, о которой Миша рассказывал, заброшена, и посещается пару раз в год, то работы там навалом. А значит, профессиональный строитель придется как нельзя кстати.
    Сейчас же Думитру с Мишей, Витьком и Степанычем занимались автобусом. Витек и Миша сливали в ведра дизтопливо из стоящего неподалеку самосвала, и наполняли бак автобуса через огромную жестяную воронку. Думитру и Степаныч возились с другой стороны, мастеря для автобуса нечто среднее между экскаваторным ковшом и тараном. Над стройплощадкой разносился грохот железа, перемежающийся воплями Думитру и Степаныча, ярко сверкали вспышки электросварки.
    Док догадывался, что в первоначальном плане модернизация автобуса не предусматривалась. Это была чисто Мишина импровизация, использовалась подвернувшаяся возможность, и небольшой имеющийся резерв по времени.
    Сам Док от работ отстранился. Его руки под другое заточены, а получение информации об инфицированных вполне подпадает под его специализацию. Док стоял перед воротами, наблюдая за поведением мертвых по ту сторону. Их неожиданная обучаемость, как минимум, пугала. Что дальше? Начнут использовать орудия труда?
    Жаль, конечно, что нет ни данных инфекционщиков, ни возможности собрать и исследовать образцы. Было бы крайне интересно вскрыть череп мертвяка и взглянуть на его мозг, или хотя бы сделать ЭхоЭГ, и посмотреть, что же там творится.
    Еще Док беспокоился насчет Коли. Из краткого обмена сообщениями неясны были ни характер ранения, ни состояние пациента. На всякий случай он дал распоряжение Катюше подтащить саквояж поближе, и подготовить дезраствор, антибиотики широкого спектра, и максимальное количество чистых тряпок. Стерильные бинты, конечно, у него в саквояже были, но в количестве, достаточном лишь для оказания первой помощи. Проще говоря, замотать, и довезти до больницы. Сейчас и бинты, и все медикаменты становились крайне ценным ресурсом, который неизвестно когда будет пополнен.
    Катюша — умница! Сразу прекратила размазывать сопли, оторвала их нового знакомого от работы, перекинулась буквально парой слов, и исчезла в глубине одного из вагончиков, чтобы через несколько минут вернуться с большой, как у «челноков», сумкой, доверху набитой чистым бельем и всякими тряпками. Нашла импровизированную прачечную строителей: две старые стиральные машинки, и кабель, натянутый в несколько рядов между вагончиками.
    С другой стороны, если Коля подцепил инфекцию «зомбизма»… А почему бы и нет? Нормальное название, отражающее суть заболевания. В общем, если Коля — потенциальный зомби, то его мозг как раз и исследуем. Парень много сделал для друзей при жизни, и после смерти послужит и друзьям, и науке. Это показалось Доку одновременно забавным и немного символичным. Разумеется, он не стал делиться этим своим умозаключением с окружающими. Могут неправильно понять. Создавать лишнюю напряженность на ровном месте Док считал глупым. А в нынешней ситуации, так и вовсе смертельно опасным.
    Док достаточно давно заметил, что окружающие воспринимают далеко не так, как он сам, некоторые его мысли, идеи и мнения. Такая же история была и с его чувством юмора. Понимая, что ему в любом случае не избежать контактов с социумом, Док научился придерживать наиболее интересные из своих мыслей при себе. И даже, несмотря на это, в «скорой» за ним закрепилась репутация слегка долбанутого. В смысле, «профессионала, но со сдвигом».
    Пару раз, под воздействием алкоголя, коллеги открытым текстом рекомендовали ему обратиться к психиатру. Однако медицинский цех Орла был относительно невелик, все знали всех, не прямо, так опосредованно, и Док считал большинство местных психиатров намного более ненормальными, чем самого себя. Чего стоила заведующая одним из отделений областной психиатрической больницы, заслуженный врач РСФ, и МДПшница со стажем лет в двадцать, а то и больше. В своих непродолжительных маниакальных фазах она выводила больных из тяжелейших депрессий, кодировала алкоголиков пачками, купировала острых шизофреников, и добивалась устойчивых ремиссий. С наступлением депрессивных фаз, её отделение начинало работать в обычном режиме, со среднестатистическими показателями, а персонал вздыхал с облегчением.
    К мозговедам из других регионов Док тоже не считал нужным обращаться. Изначальная предрасположенность, или профессиональная деформация личности, а то и оба фактора вместе взятые, выводили психиатров на первое место в списке самых ненормальных профессий по версии Дока, вне зависимости от географии.
    Психологов же он вообще не воспринимал. Разве можно всерьез относиться к этой странной форме жизни — недопсихиатрам без медицинского образования?
    В результате, Док решил, что поскольку его возможная ненормальность не несет угрозы обществу, и не создает проблем для него лично, то и делать с ней ничего не надо. Просто лишний раз не выпячивать, но и не особенно скрывать.
    Так что сейчас, наблюдая за маячащими за воротами зомбяками, Док был готов поделиться с Яриком и Катюшей лишь наименее рискованными из своих размышлений. А лучше, так и вовсе промолчать. Недостаточно данных, чтобы делать какие-то выводы относительно мертвых, и почти совсем нет, чтобы предполагать что бы то ни было о находящейся в Покровской высотке части их отряда.
    Стоящий рядом Ярик держал рацию включенной, но сам отколовшуюся часть группы не вызывал. Видимо, решил не мешать людям, как в прошлый сеанс связи.
    Свою лепту в модернизацию автобуса он уже внес, достав из кажущейся бездонной сумки автомобильную гражданскую рацию, и установив её рядом с панелью приборов. А также поразил Дока и остальных, умудрившись завести автобус без ключа, который, кстати, так и не нашелся. Заглушив двигатель, показал Мише, что с какими проводками делать, чтоб завелось, и проигнорировал вопрос об источниках своих навыков.
    Торча рядом с Доком около ворот, он довольно едко комментировал нынешнюю политическую и экономическую ситуацию, будто других забот у них сейчас не было, и то и дело косился на рацию. Док не вникал в его болтовню, относясь к ней, как к неизбежному, но и не слишком уж отвлекающему шумовому фону. Когда Ярик перешел от идиотов в Кремле к местным исполнительным дебилам, затрещала рация.
    — Да! — крикнул Ярик в микрофон.
    — Ребята, вы нам нужны, срочно! — Док решил, что это Оля, — мы у первого служебного выхода от вас, не можем выйти… Мертвые идут, нам надо, чтобы вы дверь выломали…
    — Тащите болгарку там, на стройке должна быть, можно будет дверь вскрыть — вклинился мужской голос, Доку незнакомый, — только быстрее, пожалуйста.
    Из рации послышались выстрелы.
    — Едем, держитесь там, — крикнул в рацию Ярик, уже развернувшись, и направляясь к автобусу.
    Док, подхватив саквояж, рванул за ним.
* * *
    Еще на подходе к Орлу суда авиаполка сменили походный порядок на боевой, U-образный. Для создания кольца вокруг города, «вытянутого» вдоль основной магистрали, он подходил как нельзя лучше.
    — Подходим к границе периметра, — оповестил всех, находящихся на мостике, ровный голос штурмана.
    Воронцов поправил фуражку, отошел от иллюминатора, и сел в капитанское кресло. С него были видны и два больших экрана, на которые транслировались картинки происходящего за бортом, и карта местности на прозрачном пластике, где были отмечены позиции всех судов полка.
    — Готовность номер один! — скомандовал полковник.
    В рубке будто пронеслось эхо, приказ командира передавался по внутренней связи боевым расчетам, и в радиорубку, откуда поступал командирам судов.
    Воронцов выждал пару минут, и четко поставленным голосом скомандовал:
    — К выполнению боевой задачи приступить!
    Всё, теперь назад дороги нет. Даже если приказ отменить немедленно, кто-то да успеет нажать кнопку.
    Словно в подтверждение его мыслей, на экране монитора полыхнул первый взрыв. Обломки моста через неизвестную речушку взмыли вверх в клубах пыли и пламени. Это начал бомбардировку «Михаил Тухачевский», находящийся в самом низу образованной кораблями полка буквы U. Теперь на юг из Орла не выехать.
    От командиров судов одно за другим поступали донесения о начале выполнения боевой задачи. Из бомболюков на окраины Орла сыпались зажигательные бомбы, начиненные Напалмом-LT, очередным адским изобретением химиков, отличавшимся сверхдолгим, до суток, временем горения. Полк начал формировать огневое заграждение вокруг города, где бушевала эпидемия крайне заразной и неизлечимой болезни.
    Вторую часть приказа Воронцов не стал раскрывать командирам судов на совещании, а вручил им конверты с красной полосой, грифом «совершенно секретно», и инструкцией открыть только по получению приказа лично от него. Об их содержании знал лишь Женька. Полковник надеялся, что пока они будут заниматься огневым заграждением, главный штаб пришлет директиву об отмене второй части.
    На авианесущий крейсер стали поступать данные от стартовавших с борта «Александра Суворова» лёгких самолетов-разведчиков. В районах, примыкающих к периметру огневого заграждения, началась паника, жители выходят на улицы, часть пытается эвакуироваться, как пешком, так и на личном транспорте.
    В центре города все относительно спокойно, однако на улицах необычно много людей для этого времени суток. Большинство из них ведут себя неадекватно: либо медленно и хаотично перемещаются, либо просто стоят. Зафиксированы несколько организованных групп, численностью в десятки человек, целенаправленно перемещающихся по городу.
    На центральную трассу выезжают автомобили, формирующие два, пока еще разреженных, слабых потока: на север и на юг. Южный поток заканчивается увеличивающейся пробкой перед взорванным мостом. Поток на север проходит беспрепятственно.
    Воронцов мысленно пожелал удачи уезжающим на север. Она им ой как понадобится, если с Тульскими бронелобыми встретятся. С другой стороны, полковник не хотел бы, чтобы в успевших выехать автомобилях оказался хотя бы один больной. Хватит заразы в одном, не самом маленьком, областном центре.
    Он и так творит такое, что не на каждой войне делают. И не дай бог, если дело дойдет до выполнения второй части приказа.
* * *
    Держа в обеих руках по «Беретте», Маша стояла на последней ступеньке лестницы, поднимавшейся на площадку первого этажа. За её спиной, у закрытой железной двери, Оля все еще дергала ручку, а её родители удерживали неожиданно активного Николая.
    Что хоть с этим парнем? Вроде и таблеток никаких не глотал, а уже собирается лезть в драку, несмотря на то, что еле стоит без посторонней помощи.
    Снизу приближался частый топот бегущего по лестнице человека, и, чуть тише, стоны и шарканье мертвых. Те, конечно, будут идти намного дольше. Маша еще в Яриковой свечке пришла к выводу, что у мертвяков с лестницами вообще не ладится. Спускаясь, они зачастую теряют равновесие, и скатываются кубарем вниз, а поднимаясь, слишком долго соображают, что ногу надо двигать не только вперед, но и вверх.
    Бегущий, наконец, показался на площадке пролетом ниже. Мужчина был в возрасте, с сединой, дышал тяжело. Вокруг вырванных лоскутов на его синем комбинезоне расплывались багровые пятна.
    За спиной Маша услышала, как Оля переговаривается по рации.
    — Помогите! — мужчина протянул руку, стал подниматься наверх, к Маше, держась другой за перила.
    — Давно укусили? — не сдвинувшись ни на миллиметр, спросила Маша. Сзади, в переговоры по рации, похоже, вступил Олин папа.
    — Несколько минут.
    Несколько минут. Доктор говорил, что до смерти проходит пятнадцать-двадцать. А этот еще бегал, значит сто процентов не жилец, причем совсем скоро.
    — Стойте! — приказала Маша. Мужчина замер. — Здесь некуда бежать. Дверь заперта.
    — У меня мастер-ключ!
    Маша вскинула брови. Вот это удача. Не придется ждать, пока их друзья снаружи вскроют дверь. Но мужчину, всё равно, уже не спасти.
    — Вы же сами понимаете, что мы не можем вам помочь. И никто не может.
    — Мне хотя бы помереть на воздухе. Всю жизнь по вентшахтам да служебным проходам… И не стать таким.
    Маша обернулась, жестом показала своим чуть сдвинуться от двери. Потом сама сделала пару шагов назад, открывая мужчине путь наверх.
    — Открывайте!
    Мужчина тяжело зашагал по лестнице. Медленно подошел к двери, вынул из кармана ключ на цепочке, вставил в замок и застыл. Через несколько томительно долгих секунд Маша деликатно кашлянула.
    — Ыыыы… — повернулся к ней мужчина, теперь уже мёртвый.
    Рефлексы снова оказались быстрее разума. Не целясь, выстрелив с левой в грудь мужчине, Маша вскинула руку, и спустила курок правой «Беретты», попав окидывающемуся назад мертвому прямо в лоб. Ключ вылетел из замочной скважины, и остался лежать на полу, пристегнутый цепочкой к комбинезону мертвеца.
    Бедняга так и не успел насладиться открытым пространством. Маша отстегнула ключ, и провернула на два оборота, открывая замок. Аккуратно надавив на ручку, приоткрыла дверь, выглянула наружу. Покровская, в свете фонарей, казалась пустой. Маша вышла на улицу. Чисто. Махнула оставшимся в здании. Оля с родителями и раненым Николаем вышли вслед за ней. Оля медленно, чтобы не хлопнуть, прикрыла дверь.
    Ключ так остался торчать в замке с внутренней стороны. Может быть, еще кому-то пригодится.
* * *
    Миша запрыгнул на водительское сиденье, едва только заметив бегущих от ворот Дока и Катюшу. Вынув из-под руля проводки, он чиркнул парочкой между собой, заводя двигатель, а потом скрутил с третьим, как объяснил Ярик.
    Витек залил последнее ведро дизтоплива в бак, вынул воронку, тщательно завинтил крышку, и вошел в салон. Воняющие ведро и воронку он запасливо сунул под сиденье, на котором уложил гатлинг.
    Док с Катюшей сразу оккупировали длинное заднее сиденье автобуса, Катюша начала прилаживать к багажной полке над ним импровизированную капельницу. Готовятся встречать Колю. Интересно, что с ним? Хорошо бы, чтоб выжил, хотя возня с раненым, конечно, будет оттягивать на себя часть времени, сил и ресурсов отряда.
    Ярик, прервавший работы Димы и Сепаныча, быстрым шагом шел к автобусу, таща в руках тяжелую «болгарку». Его сумки уже лежали в автобусе, вместе с ценным чемоданчиком полковника, и парой ящиков с разнообразным инструментом, собранных Думитру. Ярик влетел в салон, сообщив, что, мол, наши заблокированы у выхода из Покровской, и надо резать дверь, за которой они ждут. Мише передалась спешка Ярика, он пару раз газанул и включил фары.
    За Яриком торопился Степаныч, тащивший в охапку шлифмашинку, дрель, дисковую пилу, и еще какой-то инструмент, прихваченный со стройки. Жаль, конечно, что супербампер они сделать не успели. Было бы очень удобно мертвых расшвыривать с дороги, чтоб под колеса не лезли, ну да ладно, будем прорываться с тем, что есть.
    Думитру выскочил откуда-то из-за вагончиков, и побежал к воротам, призывно маша рукой на ходу. Миша дождался Степаныча, медленно тронулся, и подкатил к воротам почти вплотную. Всё равно же открываются наружу.
    Думитру открыл замок, и спешно разматывал цепь. Штук тридцать трупов вяло топтались перед воротами, не проявляя ни к автобусу, ни к Диме большого интереса. Всё-таки тормозные они донельзя. Вроде бы видят, что Дима прикасается к воротам, но не подходят. Не могут, значит, сопоставлять факты, и сделать вывод, что электричества уже нет.
    Что-то сверкнуло за толпой на Покровской. Миша присмотрелся. Нет, не может быть!
    Ярко блистая доспехами, отведя руки с пистолетами чуть в стороны и назад, на мертвецов неслась воспетая в сагах дева битвы, яростная валькирия, Маша. Длинные светлые волосы развевались из-под сияющего в свете фонарей шлема с крыльями. Чуть сократив дистанцию до толпы мертвых, воительница вытянула руки вперед, и послала разящие молнии с обоих стволов. Две головы взорвались черными фонтанчиками свернувшейся крови. Два тела рухнули на землю.
    — Диман, в автобус!!! — заорал Миша, внезапно сообразив, что они находятся прямехонько на линии огня блистающей девы. — Пригнуться всем!!!
    Думитру сдернул наконец цепь, и влетел в салон.
    На площадке еще двое мертвецов рухнули с простреленными головами. Маша врезалась в толпу, ведя неровный, подчиняющийся неведомому изломанному ритму огонь с двух рук. Стволы «Беретт» изрыгали пламя, становясь продолжением рук, рисующих странные, чуждые современному человеку, но непостижимым образом знакомые древние символы, будто сами всплывающие в памяти. Тело, облитое ярко сияющим металлом, изгибалось в опасном, диком, смертельном, но завораживающем, удивительно красивом танце девы-воительницы. Мертвецы разлетались в стороны, орошая грязно-черными брызгами асфальт. Никто не ушел от огня, никто не остался стоять, ни одно тело не двигалось.
    Валькирия закончила смертельный танец, выпрямилась посреди площадки полной мертвых тел, и гордо вскинула голову.
    С Покровской на площадку вышла Оля, а за ней Коля, поддерживаемый с двух сторон мужчиной и женщиной, видимо, Олиными родителями. Коля принюхался.
    — Миш, вы тут шашлык что ли жрали, пока нас не было???
    Миша тряхнул головой, разгоняя наваждение. Машин бой был одним из самых удивительных и красивых зрелищ в его жизни. А Колин вопрос вдребезги разбил всё очарование. Впрочем, Маша, кажется, и не подозревала о том, какое впечатление её боевое искусство произвело на зрителей. Сейчас она спокойно перезаряжала пистолеты, стоя над устилающими асфальт трупами.
    Миша воткнул первую передачу. Тяжелый автобус медленно тронулся. Отворяемые створки ворот проскрежетали по бортам автобуса, оставляя царапины на желтой краске. Передние колеса перевалились через пару тел, и Миша остановил длинную тушу машины на площадке.
    — Заходите быстрее! Времени уже нет!
    Маша влетела в дверь, и устало плюхнулась на ближайшее сиденье, потеснив сидящего с отвисшей челюстью Витька. Приятная женщина с неуловимо знакомыми чертами лица зашла следом за ней, кинула на пустое сиденье сумку, и помогла подняться Коле, которого сзади поддерживал мужчина интеллигентного вида. Колю сразу же перехватил Док, и быстро увел в импровизированный госпиталь в конце салона. Они там даже заднее сиденье застелили простынями, как в больничной палате.
    Интеллигентного вида мужчина поднялся в салон.
    — Спасибо, что дождались! Я — Олег, Олин папа, — сказал он, протягивая Мише руку. — А это Настя.
    Последней в салон впорхнула Оля.
    Миша ответил на рукопожатие, кивнул Насте, и улыбнулся Оле. Молодец девочка, успела.
    Он нажал кнопку закрывания дверей, воткнул передачу, и вырулил на Покровскую.
* * *
    Колонна Тульской Краснознамённой Гвардейской Бронемашинной Дивизии с максимально возможной скоростью неслась в сторону Орла. Её сопровождали четыре «Победы» Госавтоинспекции, мигая проблесковыми маячками.
    Колонна состояла из десяти тягачей с платформами на двенадцать БШХ, по шесть с каждой стороны, оптимальное средство доставки в сложившейся ситуации. Командованием было принято решение оставить тяжелую бронетехнику в расположении дивизии, так как для выполнения задания танки и САУ вовсе были не нужны. Гоняться за больными по лесам, холмам и полям намного удобнее на шагоходах БШХ — лёгких двуногих боевых машинах, которые изначально заточены под ведение боевых действий на пересеченной местности.
    Трехпалые металлические ноги шагающего шасси БШХ, здорово напоминающие задние лапы тираннозавров, поднимали на четырехметровую высоту яйцеобразную рубку, рассчитанную на экипаж из двух человек: водителя-механика, и стрелка-наводчика. Рубка БШХ могла свободно вращаться вокруг своей оси, обеспечивая возможность ведения огня на все 360 градусов. В режиме транспортировки БШХ «сидели» на платформах, сложив ноги в вывернутых назад «суставах». При необходимости, машины могли соскочить с платформы, попросту оборвав фиксирующие транспортировочные ремни. Однако, в отсутствие непосредственно боевых действий, такие методы, мягко говоря, не приветствовались.
    Еще два тягача в середине колонны везли блестящие серебристые прицепы без окон, и с наглухо задраенными дверями в задней части. «Подарки из космоса», как их сразу окрестил кто-то из дивизионных острословов, были переброшены в расположение дивизии двумя огромными грузовыми дирижаблями, и сопровождались приказом доставить их к месту выполнения боевого задания, обеспечив полную сохранность. Ожидалось, что к моменту их прибытия, туда же доставят геликоптерами какой-то особый взвод биохимзащиты.
    Замкомдив Тульской Бронемашинной полковник Зальтон Иван Генрихович сидел на месте стрелка-наводчика в одном из двух командных шагоходов, внешне отличавшихся от обычного шоха лишь парой дополнительных антенн. Он держал постоянную радиосвязь с комдивом генерал-майором Ивановым, находившимся во втором командном шохе на следующей платформе. В отличие от многих других родов войск армии РСФ, у бронемашинных в бой шли все — начиная от рядовых, и заканчивая старшим командным составом.
    Конечно, боевое задание здорово отличалось от всего того, к чему готовился состав на частых учениях. К моменту получения приказа Зальтон уже был в курсе происходивших в Орле событий. Его старый друг, нынче руководящий Орловским областным штабом ГО, отзвонился по секретной линии, рассказал то немногое, что знал об эпидемии, и многое о начавшемся бардаке, а в конце попросил помощи. Естественно, Зальтон не стал отказывать, организовал разрешение на бессрочное размещение приятеля в одной из свободных квартир офицерских домов рядом с расположением дивизии. Потом проинструктировал адьютанта, чтобы тот встретил и разместил гостей. А сам рванул в штаб, чувствуя, что для них совсем скоро появится работа.
    Предчувствия оказались верными. Приказ пришел почти сразу же, как Зальтон появился в штабе. В целях пресечения распространения эпидемии крайне опасного смертельного заболевания, личному составу дивизии предписывалось обеспечить соблюдение карантинной зоны вокруг города Орла. Проще говоря, не выпускать никого из больных. Для выполнения приказа разрешалось использовать любые (подчеркнуто) методы. Количество возможных жертв среди гражданского населения не имело значения.
    Поэтому шохи были набиты под завязку. Стандартное вооружение БШХ состояло из двух ТГ по обе стороны рубки и двух гранатометов. Каждый из шохов был обеспечен полными основным и дополнительным комплектами боеприпасов. При необходимости, дополнительные боеприпасы могли быть доставлены к месту выполнения боевого задания в течение двух часов.
    Планировалось, что летуны из Липецкого полка сделают огненное кольцо вокруг города, оставив лишь выезд на север, по Е-95, который им и предстояло закупорить. В приказе не было ни слова о том, что больные разбегутся во все стороны через полтора суток, когда прогорит напалм, и остынет территория кольца. Зальтон даже думать не хотел, почему. Ответ и так был очевиден.
    В шлемофоне щелкнуло.
    — Иван Генрихович, проезжаем Мценск, готовность полчаса, — вышел на связь комдив Иванов.
    — Принял.
    Зальтон щелкнул рычажком, переключаясь на канал командиров батальонов.
* * *
    Взвод ОМСН в размеренном темпе бежал вниз по Брестской. Вован заметил название улицы на одном из домов. Взвод соблюдал походный порядок: колонна по четверо. Лишь первая шеренга держала щиты перед собой. Лейтенант шел во второй шеренге, периодически подгоняя бойцов. Впрочем, парни в особых понуканиях не нуждались. Все были хорошо тренированы, и все хотели выбраться из той задницы, в которую их засунула дорогая партия, правительство, и толстожопые в генеральских погонах.
    Встречая более-менее значительную группу зараженных, взвод выставлял вперед щиты и раскидывал их, как обычных митингующих в разные стороны. Даже быстрее, ведь не нужно было задумываться ни о задержаниях, ни об адекватности применения силы. Отбрасывай и бей, что может быть проще.
    К сожалению, ничего похожего на автобусы они по дороге еще не встретили. Легковушки проносились по дороге им навстречу, а на одном из перекрестков догорали две столкнувшиеся машины. Ни пожарных, ни ГАИ, на месте аварии не было.
    Лейтенант дал очередную команду, взвод повернул налево и выскочил на, очевидно, центральную площадь города. По крайней мере, высившийся метров на двадцать памятник Ленину, и внушительное здание позади него с характерной «министерской» архитектурой, наводили на мысль об органах власти.
    В здании за Ильичом светилась часть окон, и, что больше всего обрадовало, с его тыльной стороны доносился звук мощного двигателя. Лейтенант махнул рукой, взвод взял левее. Обежав здание, они уперлись в черную кованую решетку ворот со звездами. Во внутреннем дворе, в свете из открытых дверей гаража, блестел лаком новехонький черный УАЗ. Около него суетились трое человек.
    — Ну наконец-то! — заметив взвод, воскликнул один из них, взъерошенный молодой толстяк в помятом костюме, — Где вас носило? Там еще полный архив документов загружать! И где грузовик?
    — А у вас разве нет? — громко спросил лейтенант.
    — Нет!!! — заорал толстяк в ответ, чуть не срываясь в истерику, — Ваши же обещали прислать!
    — Понятно, — убедившись, что ничего интересного, вроде транспорта, здесь нет, лейтенант повернулся к своим, — Взвод! За мной!
    Держа строй, они побежали обратно на площадь. Лейтенант занял свое место во второй шеренге. Позади стихал истеричный визг толстяка, угрожавший им всеми возможными карами. В строю кто-то гыгыкнул.
    С площади лейтенант повел их по заметно спускающейся вниз мощеной булыжником улице. Старые здания по обеим сторонам улицы выглядели свежо, их первые этажи были переоборудованы под дорогущие магазины и рестораны, за один обед в которых Вован, наверняка, оставил бы своё месячное жалованье. Часть витрин была разбита, сквозь пустые проемы был виден оставшийся после грабежа разгром. На улице явно похозяйничали мародеры.
    Зараженных на улице было немного. Взвод беспрепятственно пробежал по ней вниз до самого конца, до ярко освещенного моста. А за мостом стояла толпа. Большая площадь напомнила Вовану все те митинги, на которые он насмотрелся за последние три года. Этот был, к счастью немногочисленным, толпа была редкая, и без флагов, транспарантов, криков, и прочих митинговых атрибутов. Более того, толпа медленно двигалась к противоположному от моста краю площади, где из-под земли вырывался яркий свет, по всей видимости, въезда в тоннель, или в другое подземное сооружение.
    — Взвооод!!! — заорал лейтенант во всю мочь своей глотки. Вован аж вздрогнул. — Идем туда!
    Лейтенант указал рукой на широкую улицу, выходящую с площади налево от них. Значит им надо пройти по краю толпы, что намного легче. Правда толпа будет справа, что совсем неудобно.
    — К бою!!! — снова заорал лейтенант.
    Все, и без того, были готовы, но сейчас взвод перестроился в две шеренги, и, выставив перед собой щиты, пошел на медленно двигавшуюся толпу. Они врезались в край толпы, отшвыривая щитами неожиданно цепких больных, и круша их мощными ударами «телескопов» сверху. Первым натиском проломились сразу метров на пятьдесят, и вот тут чуть было не завязли.
    Парни справа, где плотность толпы была выше, начали отставать. Левый фланг зато оказался почти совсем свободен, и в горячке боя они бы разорвали строй, но лейтенант снова спас положение.
    — Третье отделение, стой! Сомкнуть щиты!
    Третье отделение, идущее на левом фланге, встало намертво, плечом к плечу.
    — Первое отделение, отступить к третьему!
    Парни из первого, держа строй, и продолжая отбиваться от слишком активных зараженных, стали пятиться назад, заходя за спины второму и третьему. Второе отделение, шедшее в середине строя, начало разворачиваться вправо и назад, прикрывая отход первого.
    Вован оказался лицом к толпе. За его спиной перестраивались первое и третье отделения. Больные тем временем стали напирать. Вован наносил им резкие удары сверху вниз, попадая по головам и плечам, но щитом уже не отбрасывал, дабы не ломать стену, сформированную его отделением.
    Лейтенант дал приказ двигаться. Не размыкая щитов, второе отделение стало пятиться, шагая в ногу, в задаваемом командиром отделения ритме. И-раз! И-раз! И-раз!
    Зараженные тянули к ним руки, наседали, но не могли ни нарушить стену из щитов, ни схватить кого-либо за ней. Принимая жестокие удары, от которых даже не делали попыток закрыться, они валились на землю. На их место могли бы встать следующие, но для этого люди в странной толпе были слишком медленными.
    Пройдя таким макаром метров сорок, они остановились. Лейтенант отдал команду перестроиться. К счастью, большинство зараженных отстали, давая возможность взводу принять походный порядок.
    И снова лейтенант вел взвод. На сей раз, они бежали по опустошенной улице, между двух одинаковых зданий, первые этажи которых были разгромлены так же, как и на улице с булыжной мостовой. Второй этаж здания слева был объят пламенем. Огонь освещал улицу, упирающуюся в широкий мост.
    Откуда-то сзади донесся гулкий грохот, похожий на раскат грома. Потом послышались удары послабее. Гром? Как же! Вован по молодости участвовал в нескольких «миротворческих» операциях в бывших республиках, и хорошо запомнил этот звук. Работали дирижабли-бомбардировщики. Те самые летучие демоны, после которых оставалась лишь выжженная земля. Вовану это совсем не понравилось.
    На мосту тоже находились зараженные, хотя их было поменьше, чем на площади. Над рекой разносились низкие, стонущие и воющие звуки, которые издавали больные.
    Лейтенант снова дал команду перестроиться. Встав в две шеренги, они полностью перекрыли мост. И ровным шагом пошли вперед, отбрасывая щитами больных, и долбя их дубинками. Оттолкнуть, ударить. Оттолкнуть, ударить. Это было то, чему их учили. То, что получалось лучше всего. Взвод пересек мост меньше чем за десять минут, и снова перестроился в походный порядок.
    Почти миновав торчащую по левую руку старую высотку, они услышали неровную частую стрельбу, а затем громкое урчание мощного двигателя. Лейтенант остановил взвод, приказал сомкнуть щиты, а сам вышел из строя и встал прямо напротив переулка.
    Почти сразу же взвод попал в яркий свет фар. Послышался скрип тормозов. В свете уличных фонарей, на выезде из переулка стоял и урчал двигателем здоровый, длиннющий, офигенный желтый автобус.

Глава 8. Кольцо

Ночь с 15 на 16 сентября 2012 г.
    Владик стоял около загнанной во двор «Победы», и размышлял над крайне интересным вопросом: как бы из подручных средств устроить систему сигнализации. Пусть со стороны это покажется ненормальным, но когда на ровном месте мертвые начинают нападать на живых лучше перестраховаться.
    На дачу они приехали от силы полчаса назад. За это время Максимыч умудрился наладить старенький телевизор, а женщины уложили Сережу спать, и сейчас разбирали вещи. Сам Владик поднял ТГ наверх, на чердак, и насколько смог прочно приладил его около окошка. Предосторожности, как он уже заметил, по нынешним временам не лишние.
    Максимыч вышел на крыльцо, закурил:
    — Что делать будем, солдат?
    — Не зли, Максимыч! — излишне резко отреагировал Владик. Какой он нахрен солдат? Просто обычный человек, живет, зарабатывает деньги, ходит в спортзал, к чему-то стремится. В общем, как все нормальные люди.
    Хотя, для Максимыча «солдат» может и не стеб вовсе. Он-то застал и службу по призыву, и времена, когда армия была в почете, а не рвалась к власти.
    — Я вот что думаю, — чуть спокойнее начал Владик, — надо настрогать колышков, повтыкать их вдоль забора в шахматном порядке, и натянуть между ними веревки… Нет, проволоку, у меня как раз моток в сарае есть. На проволоку еще всяких погремушек повесить. Там и живой навернется, не то, что мертвяк. И мы услышим.
    — Дельно, — согласился Максимыч. — Только погремушки погремушками, а дежурство все равно надо устраивать, мало ли что…
    Владик, в свою очередь оценил предусмотрительность Максимыча. Он собрался было уже идти в сарай, взять доски, топор и проволоку, но неожиданный звук заставил его остановиться.
    — Максимыч, ты слышал?
    — Ага.
    Сначала доносился только низкий рокот двигателя, немного позже к нему прибавился равномерный топот. Перекресток двух улиц дачного поселка осветился ярким светом, потом луч света запрыгал по домикам. На перекресток вышел его источник, высотой чуть ниже фонарных столбов. Крутнулся вокруг своей оси.
    По глазам ударил яркий, слепящий свет. Владик прикрыл глаза рукой. Судя по хлопнувшей двери, Максимыч поспешил убраться в дом.
    Слепя прожектором, шагоход приблизился к Владикову участку, встал у забора. С высоким шипящим звуком поднялась верхняя часть капсулы, как будто открылась раковина моллюска.
    — Доброй ночи! — поприветствовал Владика мужской голос. — Командир второго отделения младший лейтенант Семенов Андрей Петрович, Тульская Бронемашинная.
    — Лампочку притушите, Андрей Петрович, разговаривать невозможно! — нервно ответил Владик, прикрывая глаза рукой.
    Прожектор погас. Владик часто заморгал, потом потер глаза. Перед глазами прыгали разноцветные «зайчики».
    — Ослепили напрочь! Вон же, фонарь висит. — Владик ткнул пальцем вверх, указывая на тусклую лампочку на столбе.
    Зрение потихоньку стало возвращаться. Он уже мог различить красную звезду с белой полосой по краям на оливковом борту шагохода, и цифры «26» рядом с ней. По бокам кабины торчали два расчехленных ТГ, один в один как у него на чердаке. Так вот на что эти зверюги устанавливались!
    — Товарищ дачник, — продолжил разговор Семенов. Он сидел повыше, на месте стрелка, — вы как давно здесь находитесь?
    — Со вчерашнего… Ну, то есть, уже с позавчерашнего вечера, — соврал Владик. По-хорошему, стоило выяснить, на каком основании этот младший лейтенант вообще вопросы задает, но нацеленные на него гатлинги наводили на мысль, что перегибать палку не стоит. — С пятницы, в общем.
    — Ничего подозрительного не замечали? — не унимался любопытный военный.
    — Вас, — лаконично ответил Владик. — Здесь такого сроду не было.
    — А если серьезно?
    — Да блин, тут одни дачи кругом! Пенсионеры, огороды, бани и шашлыки! — психанул Владик. — Тут вообще ничего никогда не происходит! Потому и приезжаем. Местные про вас теперь внукам рассказывать будут.
    Семенов хрюкнул.
    — Я смотрю, у вас тут просто пастораль какая-то!
    — Что у нас? — уточнил Владик. Что такое пастораль он не знал, но уловил иронию в словах младлея.
    — Тишь да гладь, говорю, — объяснил Семенов.
    — Так бы и сказал.
    — А я так и сказал. В общем, не важно, проехали. А теперь к делу, товарищ дачник. Вы новости смотрели?
    — Нет, — снова соврал Владик, — а что?
    — Такое дело… Город Орел закрывается на карантин, там эпидемия сейчас. Данный дачный поселок находится на границе санитарной зоны. Так что мы патрулировать тут будем. А вы, если заметите каких-то незнакомых лиц, запирайте двери, окна, и сразу связывайтесь с нами. Больные агрессивны, и очень заразны… Или лучше сразу уезжайте еще куда-нибудь. В Орел теперь неизвестно когда можно будет вернуться.
    — Ну и как нам с вами связываться? Голубиной почтой? — Владик осекся. — Что значит «неизвестно когда»?
    — Значит, что мы сами не знаем, как долго карантин продлится. Официальное объявление распространим завтра, а сейчас просто поосторожнее. А лучше бы вам вообще уехать.
    — Блин… — Владик не ожидал от военных такой откровенности, и искренне недоумевал, почему они так настойчиво пытаются его выпроводить из его владений. — Ну, сейчас мы все равно никуда не дернемся, а завтра посмотрим.
    — Да, вы уж тут определяйтесь. А мы завтра еще наведаемся. Счастливо оставаться!
    Младлей козырнул. С неприятным шипением верхняя часть кабины опустилась, скрывая вояк от глаз Владика. Шагоход повернулся, и потопал дальше по улице, шаря по сторонам ярким лучом прожектора.
    — Вот только их не хватало, — буркнул Владик. Он развернулся, и пошел в дом.
    В прихожей встретил Максимыча, спускавшегося по лестнице.
    — И чего они хотели?
    — Странные они какие-то. На полном серьезе говорили, что, мол, уезжать нам отсюда надо. Щасса я прям брошу все, и поеду неизвестно куда.
    — Может и правы. Здесь чем жить? Уже ничего не посадишь, сентябрь. Зима наступит, что жрать будем?
    — Максимыч, не гунди. Во-первых, тут полон поселок садов-огородов. Если за завтра соседи не появятся, значит ждать нам их, пока карантин не снимут. А здесь по погребам всякой картошки да солений тоннами, будто сам не знаешь. Ну, позаимствуем немного. Весной возместим, если что. В смысле, если будет кому. — Максимыч попытался было что-то сказать, но Владик поднял палец, обозначая, что он еще не закончил. — А во-вторых, куда ехать-то??? Здесь все свое, а больше никто меня нигде не ждет. Ну, кроме Лёхи на его даче. Так у него, наверное, своих ртов достаточно, помимо нас. Так что сидим здесь и смотрим, чем все это закончится. Вообще, завтра надо бы поселок обойти, понять, кто сейчас живет, а какие дома пустуют. На будущее пригодится, да и вообще, с соседями дружить надо.
    — Это да, — согласился с последним утверждением Максимыч. — Ладно, пошли спать что ли?
    — Ты иди, — ответил Владик, — а я наверху покараулю. Сигнализацию-то не сделали. Я тебя под утро разбужу.
    — Вот ты ж командир стал, — как-то неоднозначно выразился Максимыч.
    Владик угукнул, и пошел вверх по лестнице. Командир, так командир. Его дом, его земля, ему и командовать. Пускай все уже поспят, а он спокойно в тишине прикинет, что делать дальше, и как жизнь налаживать.
* * *
    Миша слишком резко затормозил, его бросило на руль, в салоне кто-то повалился, раздались недовольные голоса.
    — Блин! Только этого не хватало!!! — воскликнул Миша.
    — Что там? — услышал он вопрос Витька за спиной.
    — Вон… Сам смотри.
    В свете фар, выстроившись почти правильным квадратом, закрывшись щитами со всех сторон, стояло под пятьдесят одинаково крупных неподвижных фигур. Глянцево-черные лицевые щитки шлемов отражали падающий свет фонарей, лишая фигуры каких бы то ни было индивидуальных черт. В середине квадрата, закрытые со всех сторон безликой черной массой, выделялись двое людей в белых халатах.
    Еще одна черная фигура стояла между строем и автобусом, склонив голову чуть набок. Миша счел это проявлением интереса. Вопрос только в том, ЧТО это за интерес.
    Похожи на какой-то специальный милицейский отряд. Вояки так не одевались, да и щитов в жизни не носили, а эти как на разгон демонстрации собрались. К тому же, из оружия в руках черных Миша заметил только дубинки. Ни знаков различия, ни каких-либо других символов на бойцах не было.
    Сбоку лязгнуло. Миша повернул голову. Между местом водителя и передней дверью стоял Витек. В руках он держал наведенный на строй черных гатлинг.
    — Обожди-ка, — сказал Миша, глядя на переднего черного.
    Тот стащил с головы шлем, кинул его назад так, что его поймал один из бойцов внутри строя, и двинулся к автобусу, вытянув руки ладонями вверх. Мол, смотрите, у меня ничего нет.
    Витек, пятясь, отошел от двери, но гатлинг не опустил. В глубине автобуса послышалась какая-то возня, тихая ругань, шаги нескольких человек, быстро идущих в конец салона. Машин голос: «Ты в тех вон целься, а одиночного мне оставь», невнятное бурчание Витька.
    Переговорщик, тем временем, остановился около двери, пару раз легонько стукнул, и громко, на удивление весело поинтересовался:
    — Есть кто дома, добрые люди?
    — А то! — ответил Миша, нажимая кнопку открывания двери, и косясь на неподвижный строй перед автобусом. Мало ли какой там у них план.
    Мужик легко взлетел по ступенькам, и остановился. На вид лет сорок плюс-минус. Судя по задубелой, неровной морде со старыми шрамами, побывал не в одной драке. И, похоже, из большинства выходил победителем. Вон, сколько оптимизма на лице написано, как будто не в зараженном городе среди злобных мертвецов встретились, а на курорте с девочками.
    — И снова здравствуйте! — поприветствовал он всех. — Куда путь держите?
    — Здравствуйте! Дела у нас срочные, и весьма важные, — ответил Миша, подхватив манеру речи гостя.
    Он никак не мог определиться со своим отношением к милиции. Если с военными и сопротивленцами все было более-менее понятно, то милиция вызывала у него самые противоречивые чувства. Начать с того, что во время диктатуры «черных полковников» одни милиционеры занимались репрессиями наравне с военными, и поднимали неплохие деньги на имуществе репрессированных, другие зарабатывали на мирных гражданах и всяких полулегальных делах, а третьи занимались своим прямым делом — борьбой с преступностью. В заварухе четвертого органы правопорядка разделились ровнехонько напополам: половина поддержала военных, а вторая сражалась на стороне сопротивления. С приходом новых социалистов милицию изрядно прошерстили, личный состав был обновлен наполовину. Были даже показательные процессы над некоторыми приспешниками хунты. Но оставалась еще вторая половина, и кто из них был «оборотнем», а кто честным сотрудником знали лишь они сами.
    Поди пойми, что делал конкретно этот «дядька Черномор» до прихода новых социалистов. И что у него на уме — тот еще вопрос.
    — Сегодня день такой, наверное, — предположил переговорщик. — Все торопятся, спешат…
    Миша снова вспомнил про худший день года.
    — Ну да хватит лирики, — приняв серьезный тон, продолжил мужик. — Я командир Подольского отряда милиции специального назначения, лейтенант Гуляев Василий Дмитриевич. А там, — он ткнул пальцем в окно, — мой отряд. Насколько я понимаю, вы тоже из города уезжаете?
    — Как видите.
    — Подвезёте нас? Ну, хотя бы до черты города. А лучше куда-нибудь километров за пятьдесят. В идеале, конечно, до Подольска, но я понимаю, что на это рассчитывать сложно. Место, я смотрю, у вас есть.
    Да очуметь! Спецназ подвезти просит. Мир съехал с катушек, теперь точно.
    — Товарищ лейтенант, вопрос, конечно, не вполне к делу относится, но разве у вас не должно быть своего транспорта?
    — Хм… Мы считали, что да. Но вот с час-полтора назад, выяснилось, что нет. Почему-то никто нас эвакуировать не стал… Вообще, это как бы наше внутреннее, и мы сами с этим разберемся… Так что решили, добрые люди? И, кстати, как звать-то вас?
    — Миша… И это, Василий Дмитриевич, вы же понимаете, что если вы решите тут внутри применить силу, то вам этот автобус крайне дорого обойдется?
    Лейтенант поднял бровь. Миша кивнул вглубь салона:
    — Тот, который с гатлингом — Витек. Там дальше в плаще Ярик, тот еще отморозок, вон на перчатки его гляньте, головы мертвякам раскраивает на раз.
    Лейтенант кивнул Витьку и Ярику, задержал взгляд на Маше. Та встретилась с ним взглядом, и нарочито медленно, так, чтобы наверняка заметил, убрала «беретту» в кобуру.
    — Девочек не обижай, — понизив голос сказал Миша. — Они, знаешь, тоже не промах. Темненькая, вон, пол-ноги отрубила парню, которого Док на заднем сиденье лечит. Просто потому, что сказал что-то не то… А светленькую я сам боюсь.
    — Слушай, не пугай. Моим парням сейчас не до романтики все равно. Вывезете из города куда-нибудь, где транспорт ходит, и разойдемся как приличные люди. Я обещаю. И за своих я ручаюсь. Все серьезные, дисциплина железная. Зараженных тоже нет.
    — Ладно, грузитесь. Только быстрее. — Миша сомневался в правильности своего решения, но не бросать же пятьдесят живых людей на съедение мертвецам.
    Лейтенант выскочил из автобуса, махнул рукой, что-то прокричал. Спецназ двинулся к автобусу сплоченным строем, и лишь у двери от квадрата стали отделяться безликие фигуры и по одному быстро входить в салон. Вся погрузка заняла от силы две минуты.
    Последним в автобус вскочил лейтенант.
    — Готово! — отрапортовал он, садясь на откидное место рядом с водительским сиденьем. — Едем?
    — Поехали! — Миша воткнул передачу, и нажал на газ.
    Мощный движок заурчал громче, и автобус медленно вырулил на Московскую.
* * *
    Команда Гак-клуба расположилась в самом конце салона автобуса.
    Маша сидела рядом с Витьком и мрачно вертела в руках пустой магазин. Идея брать с собой отряд милиции, или кто они там, ей совсем не нравилась. Но раз Миша решил, то пусть так и будет. Да и не оставлять же людей в этом рассаднике.
    Несколько десятков здоровенных безликих мужиков с дубинами и щитами заняли все сидячие места перед ними, и еще пара осталась стоять в проходе. Их главный, что характерно — единственный, снявший шлем, о чем-то переговаривался с Мишей, сидя рядом с водительским местом.
    Сзади неё Степаныч что-то тихо обсуждал с незнакомым мужиком в одежде строителя. Еще один выживший. На последнем ряду Док и Катюша занимались Колей. «Мистер Сексуальные Девиации» Ярик сидел по другую сторону прохода, отстраненно смотря в окно. За ним расположились Олины родители. Сама Оля попыталась было помочь Доку, однако тому сейчас явно было не до неё, и Оля потерянно стояла посреди прохода.
    — Оль, садись, они там сами справятся, — почему-то приглушив голос, сказала ей Маша, и, повернувшись к Витьку, — Человек-качок, уступи место девушке. Вон, к рыцарю иди, вам там веселее вдвоем будет.
    — Ээ… Ну, ладно… — протянул Витек.
    Лязгнув железом, он встал. Протиснулся мимо Маши, аккуратно, даже нежно держа гатлинг стволами вниз. Уселся рядом с Яриком.
    — Прикинь, засада, — обрисовал вкратце свое отношение к сложившейся ситуации.
    — Да вообще, — согласился с ним Ярик.
    Оля села на место Витька.
    — Оль, теперь все хорошо уже. — Похоже, они поменялись ролями, и наступила Машина очередь приводить в чувство подругу. — Родителей ты забрала, все целы. Стоп… А где Юля?
    — Нету больше Юли, — послышался тихий голос Степаныча с заднего сиденья. — Током убило.
    — Как??? — одновременно спросили Маша с Олей.
    — Да как-то так. Случайно. Электричеством, — не сказать, чтобы прояснил ситуацию Степаныч.
    Все притихли. Маша пыталась как-то осознать смерть Юли, вдвойне странную, если разобраться. И в обычных то условиях люди редко гибнут от удара током, а уж посреди эпидемии оживших мертвецов это просто уникальный случай. Надо быть или полной дурой, или попасть в крайне необычное стечение обстоятельств, чтоб вот так умереть.
    Хотя, с Юлей это точно первый вариант. Конечно, нехорошо так о мертвых говорить. Так она и не говорит, а лишь думает.
    Пока Маша осмысливала нелепую гибель знакомой, мимо неё прошуршали двое людей в белых халатах, которые были со спецназом. Она обернулась. Врачи что-то оживленно обсуждали с Доком. Послышался удивленный и негодующий возглас: «Укушен!».
    Укушен! Слово пронеслось по рядам во внезапно наступившей тишине, заставив обернуться всех пассажиров сумасшедшего рейса.
    Один из сидевших поблизости безликих сорвался с места, и уверенно направился к импровизированному лазарету. Резко дернул рукой, расправляя железную дубинку.
    Очевидная догадка не оставляла Маше времени на раздумья. Она одним движением выпрыгнула в проход, и встала, перегородив дорогу черной фигуре, сжимая в руках неизвестно как там оказавшиеся «беретты». Оружие Маша выхватывала уже рефлекторно, сама этого не осознавая.
    — Не вздумай, — негромко и твердо произнесла она.
    Черный не останавливаясь, поднял руку, намереваясь отодвинуть Машу с дороги. Этого ему делать не стоило. Поднырнув под мощную руку с дубинкой, Маша оказалась вплотную к безликому, и, выпрямляясь, нанесла удар рукояткой «Беретты» по зеркально-черному щитку шлема. Искаженное Машино отражение распалось на множество отражений в каждом из кусочков пошедшего трещинами стекла. В ту же секунду Маша обрушила удар второй рукой на шлем спецназовца. Черные осколки вперемешку с красными каплями брызнули в стороны из-под рукоятки пистолета. Фигура отшатнулась назад. Под шлемом показалось залитое кровью молодое лицо.
    — Не вздумай, — повторила Маша, наставив обе «Беретты» на спецназовца.
    Схватка длилась от силы три секунды, однако за это время обстановка накалилась до предела. Вскочившие спецназовцы схватились кто за дубинки, кто за пистолеты, и уже вступили бы в драку, но чуть позади себя Маша услышала металлический лязг, тонкий вой двигателя, закручивающего стволы гатлинга, и громкий Витьков окрик:
    — Стоять, на!!! Тебе сказали «не вздумай», чего непонятного?!
    Ни один из спецназовцев не ответил. Две группы стояли друг напротив друга, не решаясь предпринять что-либо. Исход возможной схватки многочисленных профессионалов с тяжело вооруженной небольшой группой гражданских был непредсказуем. Даже собственные шансы Маша оценила в 50/50, слишком уж много противников, и очень тесное пространство. А черные тоже не дураки, против гатлинга переть не торопятся.
    Автобус заметно ускорился. Похоже, Миша начал приводить в действие собственный «план Б», видит же в зеркале, что в салоне творится. Резкий удар по тормозам может, как минимум, лишить всех равновесия, а то и с ног сбить, особенно, если не ожидаешь.
    Боковым зрением Маша выхватила проносящиеся за окнами магазинчики и кафе супербазара завода Медведева. Снова сосредоточилась на противнике.
    — Отставить, вашу мать!!! — раздался громоподобный рык из головы автобуса. — По местам все расселись, быстро! Как дети малые, честное слово!
    Командир черных прошел сквозь толпу своих подчиненных, будто их и не было вовсе, настолько быстро они уступали ему дорогу. Остановился перед Машей.
    — Что у вас тут?
    — Пациент был укушен, — послышался позади голос одного из медиков, видимо.
    — Да и хрен бы с ним, — моментально разрешил проблему главный, — Что за драка???
    — Я ж его это… — подал голос Машин неудачливый противник, — Хотел чтобы… А она…
    — Что хотел??? — повернулся главный к спецназовцу. — У тебя приказ был?
    — Нет…
    — Так какого ж лысого ты в драку лезешь без приказа??? Ты, блин, понимаешь, что из-за тебя сейчас все могли погибнуть??? Вас, блин, сколько учить-то можно??? Да я б тоже не стал вас из этой жопы вытаскивать, если б знал, что начнете творить почем зря! На хрена соляру жечь, да ресурс вертушек вырабатывать, чтоб таких гоблинов возить??? — командир перевел дух. — На место сядь!!! Потом решим, сколько тебе нарядов давать. Нос ему пластырем что ли залепите кто-нибудь, чтоб все тут не засрал.
    Главный снова повернулся к Маше. Очень внимательно посмотрел на неё. Видно, что прям распирает его от любопытства, но вопрос задал почти нейтральный:
    — Что ж не сказали-то???
    — Вы на Колю посмотрите сами. — Маша не хотела пускаться в долгие объяснения, но выбора, похоже, не было, — Глаза у него нормальные. Сам живой, хотя прошел почти час. И место укуса ему сразу срезали. Не заражен он.
    — Понятно. Разрешите? — спросил он, проходя мимо Маши к задним сиденьям.
    Перед последним рядом было уже не протолкнуться: трое медиков так и стояли кружком, как во время прерванного спора, плюс Катюша, находящаяся рядом с больным.
    Неожиданно легко сдвинув людей в белых халатах, главный подошел к Коле, наклонился над ним.
    — Как самочувствие, гражданин?
    — Ух ты, черный врач! — немного странно ответил Коля. — Доктор Смерть??? — изумился он.
    — Не, он пока занят, не подошел еще, — успокоил Колю командир. Потом повернулся к врачам: — Чем это вы его так?
    — Какой был анестетик, такой и вколол, — ответил Док. — Подумаешь, небольшая спутанность сознания. Ну, может, чутка галлюциногенного эффекта. Ничего же страшного.
    — Ага. Вы уверены, что он тут не перезаражает всех?
    — Насколько вообще можно быть в чем-то уверенным в сложившихся обстоятельствах. Пациент жив. Ни одного признака зомбизма у него не наблюдается.
    — Чего?
    — Я решил это назвать зомбизмом. Болезнь Лошадкина будет звучать смешно.
    В подтверждение его слов с заднего сиденья раздался взрыв хохота.
    — Болезнь Лошадкина! — угорал Коля, — Док — Лошадкин! Ха-ха! Лошадкин доктор!!! Бга-га-га!!! Стоп! Это выходит… Выходит, я — лошадка???
    Коля затих и задумался.
    — А по мне, хоть как называйте, — командир спецназа вернулся к прерванной беседе, — Лишь бы на людей не бросался.
    — Да не бросится он, — устало повторил Док. — Я вообще хочу ему сейчас общую анестезию, и провести ампутацию. Если оставить, нормально он ходить все равно уже не сможет, а вот риск инфекции и последующей гангрены сильно возрастает.
    — Голову себе ампутируй, коновал! — снова ввязался в разговор Коля. — Как я приседать буду? Это моя нога, а не твоя, и не лошадиная!!!
    — Вы прям здесь его резать собираетесь? На ходу???
    — Нежелательно, конечно. Но когда мы теперь доберемся до ближайшей работающей больницы — вообще неизвестно. А чем быстрее проведем операцию, тем меньше риск. Но, замечу, реакция на препараты у пациента весьма странная. От такой дозы нормальный человек давно бы отключился, а он только «поплыл»…
    — Понятно, — командир черных, казалось, даже не удивился, — Помощь нужна?
    — Да чем вы можете помочь? Нас тут, к счастью, трое врачей, на простую ампутацию более чем достаточно.
    Машу передернуло. Ужас какой! Они действительно собираются Коле отрезать ногу? На заднем сиденье автобуса, на полному ходу? Да это полное безумие. Но им, докторам, виднее. Коле еще повезло. Если б не Оля с её катаной, ходил бы сейчас по Покровской высотке мёртвым.
    Командир протиснулся мимо Маши, и вернулся в голову салона, заняв позицию рядом с водительским местом. Док о чем-то тихо совещался с двумя врачами, очевидно, обсуждая предстоящую операцию. Поуспокоившиеся бойцы отряда милиции кто смотрел в окна, кто тихо переговаривался между собой.
    Один из них снова поднялся с места и направился в конец салона. Точнее, тот же самый, инициативный, с разбитым шлемом и носом. Маша потянулась за «береттой». Сломанный нос на этот раз не пытался добраться до Коли, и оружия не вынимал, наоборот, шел, специально показывая открытые ладони.
    Спецназовец остановился около Маши.
    — Ты это… Слушай… Извини, в общем… — глухо, в нос, проговорил он. — Я ж не знал. Я видел, что они там творили, ну и это… Не хотел, чтоб тут такое…
    — А чуть остановиться и подумать тебе религия не позволяет? — Маша расслабилась, решив добить наглеца не физически, так морально.
    — Чего?
    Да уж! Еще один «мистер интеллект». И как такого морально добивать?
    — Да ничего. Считай, что извинения приняты.
    — Спасибо. И это… Слушай… — боец замялся.
    — Говори, не стесняйся, что уж тут, — подбодрила его Маша.
    — Можешь научить, как ты это… Ну, в общем, такому же боевому искусству.
    Зато знает, чего хочет. И ориентируется быстро. Да и на лицо ничего так, если кровь смыть и нос вправить. Маша вздохнула.
    — Нет, я не учитель ни разу. Да и ни к чему тебе эти навыки.
    — Ну, ладно, — разочарованно протянул спецназовец, развернулся и потопал назад.
    — Эй! — окликнула его Маша.
    Боец обернулся.
    — Как звать-то тебя?
    — Вован.
    — Вован съешь банан, — совсем по-детски срифмовала Маша. — А меня Маша.
    Её новый знакомый топтался на месте, не зная, видимо, идти ли ему назад, или продолжить беседу, и Маша облегчила ему задачу:
    — Всё. Познакомились. Иди уже!
    Вован, вздохнув, двинулся дальше.
    Автобус уже миновал Сталепрокатную высотку, и чуть ускорившись, ехал по Московскому шоссе в довольно оживленном для столь позднего часа потоке автомобилей.
    — Уважаемые пассажиры! — раздался в динамиках повеселевший Мишин голос, — Нашему рейсу сказочно повезло, мы покидаем город Орел. Следующая остановка… Твою ж мать!!!
    Маша чуть не подпрыгнула от неожиданности, и снова осознала, что её рука уже держит рукоятку «беретты» в наплечной кобуре. К счастью, не успела вытащить. Но рефлексы надо как-то научиться контролировать. И вообще пора определяться, что делать дальше. Не в деревне же жить, в самом деле.
    Короткий, немного жалобный вскрик вырвал Машу из только начинающихся раздумий. Она сорвалась с места, и одним прыжком оказалась рядом с родителями Оли. За окном, справа, куда указывала Олина мама, взметались ввысь клубы ярко оранжевого пламени, опадали, и взмывали снова, уже ближе.
* * *
    На берегу Яузы, обнесенная со всех сторон трехметровым бетонным забором, неприступным бастионом возвышалась серая высотка МГТУ имени Николая Эрнестовича Баумана. Собственно, забор не был спланированной частью архитектурного ансамбля. Его поставили во времена «черных полковников» под предлогом защиты от террористической угрозы, выкроив средства из и без того скудного бюджета на образование. На самом деле, проект был «продавлен» сопротивленцами в руководстве университета, которые прогнозировали все возможные варианты развития событий, и готовились к худшим. К счастью, бауманке так и не пришлось держать оборону, бои четвертого года обошли её стороной. А стена так и осталась стоять, делая университет еще более закрытым и таинственным, чем он был на самом деле.
    Новенькая «Победа» последнего, только-только поставленного на конвейер, пятого поколения затормозила у серой железной двери, не бросавшейся в глаза на фоне серого бетона стены. Из «Победы» вышел ничем не примечательный мужчина в черном костюме. С собой мужчина нес такой же непримечательный чемоданчик.
    Набрав шестнадцатизначный код на неожиданно сложном для такой двери замке, мужчина попал в тесный коридор, расположенный прямо в стене. Коридор уходил вниз, поворачивая в сторону основного здания МГТУ и постепенно расширяясь.
    Редкие лампочки освещали тусклым светом пыльный пол и выкрашенные салатовой краской стены. Мужчина уверенно двигался в подземелье, минуя боковые двери, и ответвления от основного коридора. Звук шагов гулко отражался от бетона, расходился в разные стороны, и затухающим эхом возвращался обратно.
    Постепенно освещение становилось ярче, все чаще стали попадаться ответвления и проходы, все больше металлических дверей скрывали за собой что-то в стенах. На пересечении с таким же широким коридором мужчина повернул налево, и через сотню метров нырнул в узкий боковой ход, оканчивавшийся еще одной дверью, точь-в-точь, как первая дверь в стене.
    Мужчина набрал другие шестнадцать цифр, зашел внутрь, и остановился, прикрыв рукой глаза от неожиданно яркого света. Выждав с полминуты, пока зрение не адаптируется, мужчина двинулся вперед, к стеклянной стене, на которой крупно, красной краской под трафарет был нарисован знак биологической опасности.
    Одна из самых секретных лабораторий бауманки. Казалось бы, откуда в техническом университете взяться специалистам-биологам, но слово «Технический» давно уже не отражало широту направлений, которые исследовались в МГТУ, и по которым обучали многочисленных студентов.
    Открыв герметичную дверь, мужчина попал в шлюз, образованный перегораживавшими коридор двумя стенами из стекла. С треском загорелась красная лампа. «Внимание! Закройте глаза!» — раздался мелодичный женский голос из скрытых в стенах динамиков.
    Мужчина крепко зажмурился. Ярчайшая вспышка полыхнула, и ослепила его даже сквозь сомкнутые веки. С шипением из отверстий в потолке и стенах пошел пар с резким химическим запахом, заглушаемым хвойным ароматизатором. Это была одна из нескольких причин, по которым мужчина очень не любил посещать лабораторию. Ходишь потом, воняешь елкой, вместо приличной туалетной воды. Ну и всегда существовал риск, что вместо дезинфицирующей смеси, в шлюз могли подать отравляющий газ. Последняя линия обороны, как-никак.
    Включившиеся вентиляторы с ровным гулом разогнали остатки пара. С шипением открылась дверь на противоположной стороне шлюза.
    Мужчина вышел, и почти сразу же остановился перед еще одной дверью. Набрал третью комбинацию из шестнадцати цифр, и оказался, наконец, в лаборатории, больше напоминавшей больничный коридор. Правда двери в «палаты» по обе стороны коридора были герметичные, а от знаков биологической опасности и карантина рябило в глазах. Пройдя вдоль всего коридора, мужчина остановился у массивной двери в его торце и нажал кнопку звонка.
    С тихим жужжанием установленная над дверью камера сфокусировалась на лице мужчины, после чего раздался щелчок открываемого замка. Мужчина толкнул дверь, и вошел в лабораторию.
    — Ну, наконец-то! Сколько тебя можно ждать? Мы уже собирались объявлять по стране поиск. Ты что в Орле натворил? — с порога накинулся на него невысокий толстяк в белом халате. На голове толстяка торчала во все стороны густая копна русых волос, что придавало ему несколько сумасшедший вид.
    — Ничего. Встретился с Толмачевым, забрал образец, проверил, отдал деньги. Всё, потом сюда. Под Тулой, правда, колесо пробил, провозился долго с заменой.
    — Ты что, радио не слушаешь??? В Орле карантин!!! Они там несут что-то про новый вид бешенства, но я-то знаю!!!
    — Я тут ни при чем. Моя задача была забрать образцы, и привезти сюда. Вот, — мужчина в черном костюме протянул обитателю лаборатории чемоданчик.
    Толстяк выхватил чемоданчик из рук Черного костюма, аккуратно положил его в стоящий у стены прозрачный бокс с закрепленными перчатками, закрыл крышку бокса и нажал несколько кнопок. Снова послышался гул вентиляторов.
    Подкатив к боксу стул на колесиках, толстяк продел руки в перчатки, и открыл чемоданчик.
    — Ты мне что привез??? — закричал он. — Что это такое???
    Мужчина в черном костюме подошел к боксу. В открытом чемоданчике, на слое темного поролона лежал обычный пузырек из-под витаминов. Большую часть белой наклейки занимала ярко-красная надпись «Х-тровит». Сквозь темно-коричневое стекло пузырька виднелся порошок, заполнявший пузырек примерно наполовину.
    — А что не так? — взглянув через стекло на содержимое чемоданчика, спросил мужчина в костюме. — Как дали, так и привез. Вы сам порошок проверьте.
    Бурча что-то себе под нос, толстяк отвинтил крышку пузырька, быстро и аккуратно подхватил несколько гранул специальной лопаточкой и пересыпал их в мензурку. Завинтил крышку, и вернул пузырек обратно, на поролон чемоданчика. Потом добавил в мензурку с образцом порошка пару капель прозрачной жидкости, и взболтал. Жидкость приобрела ярко-синий цвет.
    — Ну? — полувопросительно, полуутвердительно сказал мужчина в черном костюме, — Что я говорил?
    — А, да, — рассеяно согласился толстяк, заворожено глядя на синюю жидкость. Потом аккуратно установил мензурку на подставку, и вытащил руки из перчаток. — А где сам Толмачев?
    — Понятия не имею. Забрал чемоданы с баблом, сказал спасибо, и отправился восвояси. А я к вам. У меня задачи следить за ним не было.
    — Ну ладно, ладно. Я должен же спросить. Может быть, ты знаешь, или он обмолвился.
    — Нет, к сожалению, не знаю… — мужчина в черном костюме помолчал, и, видя, что его визави не торопится продолжить разговор, спросил, — Я могу получить свой гонорар?
    — А? Ну да, разумеется!
    Толстяк подошел к столу, выдвинул верхний ящик, вынул оттуда папку коричневой кожи на застежке-молнии. Положив на стол папку, расстегнул молнию, и дал мужчине посмотреть на шесть запечатанных пачек сотенных купюр.
    — Шестьдесят тысяч, как договаривались, — утвердительно сказал толстяк, и снова принял командный тон, — Завтра к девяти утра явишься к координатору. Нам потребуется отчет обо всём, абсолютно всём, что ты видел в Орле. Вспоминай любые, даже самые незначительные детали.
    — Хорошо, — мужчина в черном костюме встал, — Я могу идти?
    — Да, конечно. Завтра в девять к координатору.
    — ОК. — костюм закрыл папку и сунул её под мышку, — До свидания.
    — До завтра! — толстяк пожал мужчине руку, и отвернулся к боксу, давая понять, что аудиенция окончена.
    Обратный путь был проще в том плане, что никакая дезинфекция не требовалась. Но вот коды надо было вводить на выход так же, как и на вход.
    Миновав все коридоры и двери, мужчина в черном костюме вышел на воздух, вынул из кармана пачку «Севера», закурил. После пары глубоких затяжек открыл багажник «Победы» и швырнул туда папку. Её коричневый цвет, совершенно не гармонировавший со стилем мужчины в костюме, оскорблял его эстетические чувства. А шестьдесят тысяч были сущей мелочью, в сравнении с тремя миллионами в неприметном толстом черном чемоданчике, мирно лежащем в багажнике.
    Отчет завтра в девять? Ну да, конечно. Завтра в девять он уже будет там, где море, пальмы, бананы и горячие южные женщины. Точнее даже не он. Будет респектабельный сеньор откуда-то из Северной Европы, решивший, что средиземноморский климат и кухня как нельзя лучше подходят для постоянного проживания.
    Мужчина щелчком отбросил окурок на проезжую часть, захлопнул крышку багажника, сел в «Победу» и аккуратно отъехал от тротуара.
* * *
    Полк завершал формирование огненного кольца вокруг Орла. В реальности кольцо, конечно, больше напоминало овал, или веретено, но, вне зависимости от формы, свою функцию выполняло исправно, блокируя все возможные выходы из зараженного города.
    Шесть судов с востока и шесть судов с запада шли навстречу друг другу, чтобы замкнуть кольцо в районе Московского шоссе — трассы, ведущей на север, на Москву. Внизу, под толстыми телами дирижаблей тянулась непреодолимая ни для кого огненная полоса, шириной в пятьдесят метров.
    На экраны перед командирским креслом транслировались картинки с носовых и кормовых камер. Собственно, кормовая камера показывала широкую огненную дорогу, остававшуюся за ними. А в поле зрения носовой показалась трасса — последняя, еще не перекрытая.
    По шести полосам на север мчались легковушки, промелькнула пара грузовиков, и, чуть медленнее, тяжелый, похоже, набитый под завязку желтый автобус. Повезло вам, кто бы там ни был, на пару минут позже, и все, попали бы под раздачу.
    — «Константин Рокоссовский» докладывает, точка встречи в пределах прямой видимости, — доложил офицер связи.
    Воронцов кивнул. Всё по плану.
    — Товарищ старший лейтенант, установите связь с генштабом, приоритет и секретность максимальные.
    — Так точно, — старлей рысью помчался выполнять приказ.
    Из генштаба так никаких указаний не поступало, и Воронцов решил сам выйти на связь, хотя понимал и мизерность шансов, и риск для карьеры.
    Спустя несколько минут его полк соединился над точкой сбора. То, что совсем недавно назад было автострадой, сейчас превратилось в пылающий ад. По обеим сторонам огненной полосы плавился асфальт, занимались деревья, автомобили и люди, на свою беду оказавшиеся в опасной близости к кольцу.
    Воронцов отвернулся от экранов, и прошел в отдельную, звукоизолированную рубку, предназначенную для секретной связи.
    — Полковник Воронцов на проводе, товарищ главнокомандующий, — сказал он своему собеседнику на том конце. — Формирование изолирующего кольца завершено. Есть ли какие-то коррективы к полученному приказу?
    — Нет. Корректив нет, — ответил ему тихий голос, — Выполняйте приказ.
    — Так точно.
    — Держитесь там, товарищи, — неожиданно добавил тихий голос.
    Вот что значит штатский на высшей государственной должности. Нормальный командир не позволил бы себе выказывать слабость перед подчиненными, тем более в таких условиях.
    Воронцов вышел из рубки связи. Ожидавший его старлей-связист вытянулся по струнке.
    — Товарищ старший лейтенант, приказ командирам судов — вскрыть конверты. Передавайте.
    — Так точно, — лейтенант сорвался с места.
    Вот теперь всё.
    — Приготовиться к перестроению! — скомандовал Воронцов. — Порядок — клин. Флагман на острие. Направление — восток, далее вдоль периметра.
    На мостике стало чуть оживленнее. Приказ разнесся по кораблю, по всем судам полка, означая, что боевая задача еще не выполнена, а наоборот, самая работа только начинается.
    В темном небе двенадцать судов начали строиться журавлиным клином за «Александром Суворовым» по сто раз отработанному и теоретически, и на практике порядку.
    — Средний вперед, — скомандовал Воронцов. — Начать бомбардировку.
    Клин шириной в километр двинулся вдоль внутренней границы периметра, сбрасывая заряженные Напалмом-LT бомбы на умирающие, бьющиеся в панике и агонии окраины города.
    На экранах показалось изображение первой высотки, попавшее в зону видимости носовой камеры. Воронцов сверился с детальной картой города. Высотка Сталепрокатного завода. Одна из самых больших в Орле. Высоты хватает, сверху накроет, но для разрушения потребуются не только «зажигалки» но и «бункер бастеры». Впрочем, тут уже оружейники сами разберутся, не хватало ему еще вдаваться в эти детали.
    Бомбы падали на город, оставляя за собой широкую полосу огня. Взрывные волны несли разрушение всему в радиусе пятидесяти метров, и в чуть большем радиусе волна раскаленного воздуха выжигала все, что могло гореть. А за ней шли волны от бомб, сбрасываемых следующим дирижаблем, не оставляя шансов ни живым, ни мертвым.
    Западная сторона Сталепрокатной высотки занялась огнем. Башня причального шпиля с неизвестно как оказавшимися на ней людьми накренилась, и стала медленно заваливаться в сторону падающих бомб, на уже горящую, разрушающуюся часть здания. Крошечные фигурки людей срывались со шпиля вниз, и вспыхивали, не успевая долететь до жадных языков пламени.
    Боковым зрением Воронцов заметил ломающийся строй на прозрачной пластиковой панели. Это третий, «Климент Ворошилов». Полковник вытянул микрофон из подлокотника сиденья, надел наушник, нажал несколько кнопок.
    — «Ворошилов», это «Суворов». Что там у тебя?
    В наушнике раздался треск, потом искаженный помехами голос:
    — Слышу тебя «Суворов». Предлагаю игнорировать полученный приказ.
    Полковник дернулся. Не ожидал он такого от капитанов своих судов.
    — «Ворошилов», с вами говорит командир полка, полковник Воронцов. Кто на связи?
    — Второй помощник капитана, лейтенант Кошкин.
    Теперь понятно, с секондами и остальными Воронцов, в лучшем случае, был знаком поверхностно. Но вот как капитан «Ворошилова» со старпомом проморгали этого пацифиста?
    — Где капитан?
    — Товарищ полковник, капитан и старший помощник под арестом. Мы отказываемся уничтожать мирных граждан. Мы предлагаем вам игнорировать полученный приказ и присоединиться к нам.
    — Лейтенант, вы понимаете, что это бунт, и вы понимаете, какое наказание вам грозит. Предлагаю немедленно освободить капитана и старшего помощника, и сдаться. В этом случае я гарантирую вам максимально смягченное наказание, с учетом особенностей полученного приказа. Лично буду вас защищать перед трибуналом.
    — Нет, товарищ полковник. Я не пойду на сделку с совестью.
    — Лейтенант, опомнись, твои «мирные граждане» представляют собой самую страшную биологическую опасность из всех, которые были вообще на планете. Мы ликвидируем очаг заражения, а не принуждаем к миру мятежные республики.
    Вот это он зря, наверное, сказал. Участие воздушного флота в операциях по наведению конституционного порядка в нескольких окраинных республиках РСФ, внезапно решивших отделиться, было столь же позорным, сколь и эффективным. После уничтожения нескольких крупных городов со всеми руководителями, администрациями, мирными и не очень жителями, сопротивляться, в общем-то, было уже некому. Оставалось лишь отрапортовать об успешном подавлении бунтов, и заселить территории лояльным к власти населением.
    — Товарищ полковник, нам отступать-то уже некуда.
    — Ты идиот, лейтенант. Подумай о людях у себя на борту. У всех семьи, все хотят вернуться домой. Ты отнимаешь у них эту возможность. Навсегда. Последний раз предлагаю, освободи капитана, старпома, и сдавайся.
    — Нет, полковник. Простите, но нет.
    Смысла в продолжении разговора не было. Воронцов щелкнул тумблерами в подлокотнике, включая трансляцию на все капитанские мостики.
    — Внимание! Говорит командир отдельного Липецкого авиаполка, капитан авианесущего дирижабля «Александр Суворов» полковник Воронцов. На судне «Климент Ворошилов» поднят бунт. Бунтовщики отказываются сдаваться. Всем судам, приказываю уничтожить дирижабль «Климент Ворошилов».
    — «Михаил Тухачевский» принял.
    — «Василий Блюхер» принял.
    — «Константин Рокоссовский» принял.
    Не успели еще отрапортовать все десять, как в перекличку воткнулся незнакомый голос:
    — Товарищ полковник, командир самолетного звена майор Арутюнян, разрешите доложить?
    — Докладывайте!
    — Возвращаясь из разведывательного полета звено приняло приказ. Имеющимся вооружением уничтожили верхние ракетные расчеты «Ворошилова».
    — Хорошо, майор, быстро среагировали. Вы где сейчас находитесь?
    — Возвращаемся на «Суворов», горючка на исходе.
    — Понятно. Дозаправитесь, и снова в воздух. Цель «Ворошилов», на месте действуйте по обстоятельствам.
    — Принял.
    У дирижаблей было множество преимуществ и один фатальный недостаток — размер. Они были легкой целью для ПВО. Поэтому, помимо бомбового запаса, дирижабли несли на себе ракетное вооружение, способное дотянуться до расчетов противника на земле, будучи еще вне зоны досягаемости зенитных орудий. Еще в вооружение входили антиракеты, перехватывавшие, или уводившие в сторону ракеты противника.
    Дирижабль без ракет был беззащитен. Уничтожение верхних ракетных расчетов «Ворошилова» звеном Арутюняна, лишило бунтовщиков и без того немногочисленных шансов на выживание.
    Воронцов снова вызвал мостик «Ворошилова»:
    — Лейтенант Кошкин, ваши ракетные расчеты уничтожены. В последний раз предлагаю вам сдаться.
    — Нет, полковник. Невозмо…
    Несколько выстрелов прервали речь Кошкина. Сквозь треск радиопомех с мостика «Ворошилова» доносились нечленораздельные крики, грохот, снова выстрелы.
    Воронцов снова переключился на общий канал.
    — Прекратить атаку!
    Носовая камера давно уже транслировала изображение «Ворошилова» на один из экранов. Дирижабль начало разворачивать, одновременно уводя носом вниз.
    Полковник переключился на мостик «Ворошилова».
    — «Ворошилов», это «Суворов», прием! «Ворошилов» ответьте!
    — «Суворов», это «Ворошилов», слышу вас, — голос в наушнике звучал глухо, а дыхание говорившего, наоборот, громко и тяжело.
    — «Ворошилов», что там у вас происходит?
    — У нас там была перестрелка… Кто-то освободил капитана и старпома. Они напали на мостик, теперь тут все мертвы. Все мертвы! Все!!! — голос сорвался в истерику, потом закашлялся.
    На экране перед Воронцовым нос дирижабля все сильнее и сильнее уходил вниз. Судном никто не управлял.
    — «Ворошилов», выравнивайся быстро!
    — Я не умею!
    — Сынок, ты кто?
    — Младший сержант Петров, аналитик-прогнозист.
    О, господи! Что хоть этот пацан у них на мостике делал?
    — Слушай Петров, быстро вызывай третьего помощника, или кто там сейчас за старшего, пускай выравнивают судно. Быстро!
    — Сейчас!
    Несколько томительных секунд. Нос «Ворошилова» уходит все ниже.
    — Они не отвечают!!!
    — Хорошо. Сержант, тогда делай, как я скажу. Видишь на пульте четыре рычага в ряд? Сейчас подходишь к ним…
    — Не могу.
    — Что значит не могу?
    — Я ног не чувствую… Меня сбило чем-то, когда тут началось…
    — Тогда ползи, сержант, быстрее!!!
    Но было уже поздно, нос «Ворошилова» на экране накренился больше, чем на 45 градусов, и дирижабль, ускоряясь, пошел вниз, прямиком на восточную сторону Сталепрокатной высотки.
    Щелкнув переключателем, выйдя на канал общей связи Воронцов прокричал:
    — Всем судам, экстренный набор высоты!!!
    «Александр Суворов» дернулся, и медленно, намного медленнее, чем хотелось бы пошел вверх.
    Оба экрана тем временем показывали гибель «Ворошилова». Вот судно приближается к центральной части высотки, половина которой охвачена огнем. Нос дирижабля встречается со стеной, сминается, все сильнее и сильнее. Теперь уже кабина разбивается о стену. Хвост судна резко уходит вниз, и «Ворошилов» накрывает брюхом гигантское здание.
    Грохот мощного взрыва оглушил всех на мостике «Александра Суворова», и почти сразу же судно подбросило, затрясло. Сильнейшим ударом Воронцова выбросило из кресла. Он приземлился на пол, перекатился, встал на четвереньки, потом поднялся, балансируя на ходуном ходящем полу мостика. Большая часть офицеров также поднималась с пола, снова занимая места. Постепенно колебания затихли.
    — Все целы?
    Один из экранов пошел трещинами, на второй чудом уцелевшая камера транслировала картинку происходящего внизу. От «Ворошилова» не осталось ровным счетом ничего. На месте Сталепрокатной высотки раскинулось море пламени, с торчащими тут и там плавящимися остатками строительных конструкций. Сдетонировавший боезапас дирижабля стер высотку, и её окрестности до основания.
    Воронцов поднял с поля наушник, сел в кресло, воткнул провод наушника в специальное гнездо, щелкнул несколькими тумблерами, включая связь с мостиками всех судов, и взял в руки микрофон.
    — Всем судам! Приготовиться к перестроению! Порядок — клин. Флагман на острие. Направление — юго-восток, далее вдоль периметра.

Глава 9. Изоляция

Ночь с 15 на 16 сентября 2012 г.
    В зеркале заднего вида отражались вздымающиеся высоко в небо языки пламени. Потоки горячего воздуха, обгоняя автобус, уносились вперед, чтобы свести с ума природу и где-то далеко раствориться-таки в холодной сентябрьской ночи.
    Миша уже исчерпал запас нецензурных слов, выражая чувства, охватившие его, когда несколько минут назад позади автобуса начали рваться бомбы, и разверзся огненный ад. Первая ударная волна пнула автобус, да так, что задние колеса оторвались от земли, и машина проехала с десяток метров на передних. К счастью, автобус не опрокинулся. Подобранные подольские спецназовцы придали машине под пять тонн дополнительной массы, а значит и устойчивости.
    Последующие несколько волн шли по затухающей. Миша старался уйти от взрывов как можно быстрее, лавируя по дороге между перевернутыми смятыми легковушками и шокированными, окровавленными людьми. Некоторые осматривали повреждения, пытались помочь пострадавшим, кто-то тупо и безучастно смотрел на проезжающий автобус, пара человек стучали по бортам, то ли пытаясь поехать с ними, то ли прося о помощи.
    Пассажиры, выброшенные со своих мест, поднимались с пола и снова рассаживались. В салонном зеркале отражались ругающиеся спецназовцы, суетящиеся медики, вцепившийся в ТГ Витек, Ярик и Док, укладывавшие Колю обратно на заднее сиденье.
    Лейтенант Гуляев наводил порядок в глубине салона. Когда автобус настигла первая ударная волна, его швырнуло прямо в лобовое стекло, от чего оно пошло трещинами, но не разбилось. Тоже повезло. Но больше всех повезло самому Мише, единственному человеку, пристегнутому ремнем безопасности. В момент удара он не только не был сброшен с места, но и смог удержать управление.
    Несмотря на череду удачных обстоятельств, Миша ругался себе под нос, по третьему кругу вспоминая все непристойности, когда либо слышанные, и на ходу выдумывая новые. Он, конечно, ожидал, что в Орле установят карантин, сделают какие-нибудь блок-посты на трассах, но чтобы бомбили мирный город??? Это в голове не укладывалось.
    А вокруг стояла внезапно наступившая жара, более подходящая для солнечного дня где-нибудь в засушливых районах Африки. Волосы под хауберком были уже совсем мокрые, пот пропитал насквозь футболку под кольчугой. Миша был бы и рад разоблачиться, но продолжал вести автобус. Он твердо решил, что следующей остановкой будет Мценск.
    Планы разрушились быстро. Буквально через несколько минут автобус встал в неизвестно как образовавшуюся пробку. Автомобили не то, чтобы стояли, но продвигались очень медленно.
    Встав за легковушкой, Миша принялся быстро стягивать изрядно надоевшее железо. Оставшись в одной футболке, облегченно вздохнул.
    — Что там? — поинтересовался подошедший Гуляев.
    — Знать не знаю. Пробка. — Миша продернул несколько метров, на которые успела уехать легковушка. — Авария, может быть. Все ж торопятся, обстановка нервирует.
    — Это да… — протянул лейтенант, вытирая катящийся градом пот.
    Его подчиненные тоже изнывали от жары, однако, поснимали только шлемы, оставив всю броню на себе. Из Мишиной команды в доспехах остались только Ярик и Маша. Причем Ярик наверняка это сделал из соображений стиля, а вот Машина логика была не вполне понятна.
    Еще с десяток метров вперед. Миша подумывал выкатить на встречную полосу. Да, собственно, половина автомобилистов уже сделали бы то же самое, но посередине дороги тянулся отбойник.
    Двадцать минут ушло на то, чтобы доехать до ближайшего разворота. Как и предполагалось, половина колонны уходила на встречку, но тянущаяся вдаль цепочка из красных габаритных огней продвигалась так же медленно. Миша счел за лучшее остаться на своей полосе.
    — Водички нет? — неожиданно поинтересовался лейтенант.
    — Не-а… — Миша покачал головой. — Как-то не догадались взять.
    — Хреново, — лейтенант постучал пальцами по поручню. — А колодцы тут поблизости?
    — Должны быть. Но я бы сейчас дотянул, пока пробка не рассосется. Иначе можем совсем тут застрять.
    — А если пробка на несколько часов?
    — Лейтенант, ты чего-то устал, — тактично начал Миша. — Вон видишь мигалки? До них от силы километр. Там, по ходу, авария и была. За ними уже свободно, сто пудов.
    Вдалеке действительно виднелись красные и синие всполохи. Гуляев почесал затылок.
    — И сколько это по времени?
    — Чтоб я знал! — Миша снова воткнул передачу, проехал следующие несколько метров. — Но не стоим, движемся, так что, думаю, не слишком долго.
    — Долго стоять будем? — нарисовался с вопросом Док. — Пациента надо оперировать, но в таких условиях это невозможно, как бы я ни надеялся. Даже руки помыть не можем, о какой операции тут вообще может идти речь?
    — Блин, Док, ну я что ли об этом должен думать? — вспылил Миша. — Потерпит он еще с час, пока до Мценска домчим? Там больница есть, и не одна. И самая плохая из них лучше, чем вот здесь это все делать.
    — Он-то потерпит, под кайфом чего бы и не потерпеть? Только чем дольше мы ждем, тем меньше у него остается шансов.
    — Слушай, вот от меня уже ничего не зависит. Вон смотри, видишь поток? Пока не рассосется, так и будем ковылять. — Миша продернул еще метров десять. — Ну, сообразите что-нибудь, вас там три врачебных головы, и по чемодану градусников у каждого. Ну не зависит от меня вот это всё.
    — Ладно, не кричи. — Док раздраженно передернул плечами, — будем придумывать что-то.
    Он развернулся, и пошел в конец салона, к Коле и ожидающим коллегам.
    — Слушай, Миш, а я так и не понял, что это вообще было? — неожиданно поинтересовался лейтенант.
    — Что? — не понял Миша.
    — Вот это, в городе. Мертвые ожили?
    — А-а! Не то, чтобы ожили. Просто стали злые и заразные, — поправил Миша — Но мертвые. Док проверял.
    — А почему?
    — Что «почему»?
    — Ну, почему злые-то?
    — А я откуда знаю? Кто-то разозлил. Ты нашел, у кого спрашивать, я вообще в спортклубе работаю!
    — Ну, мало ли… Я так смотрю, ты своих людей выводишь организованно и целенаправленно. Подготовлены вы неплохо, хоть и на скорую руку. А про оружие вообще молчу, такое и загодя не каждый припасет. Вот и решил, может ты в теме.
    — Любопытный ты, Василий… — Миша выдержал паузу, размышляя, до какой степени может доверять попутчику. — В общем, есть у меня подозрение, что один из первых мертвяков двинул кони у меня в клубе. В смысле, пришел еще живым, а потом уже откинулся. Заразил еще четверых, но они там же и остались, когда клуб взорвался. Это еще днем было. А первого кто-то из наших выставил за дверь. Никто ж знал, что такое начнется… А что за зараза такая, и откуда пришла, вообще непонятно. Док, когда наших мертвяков обследовал, говорил, что таких тоже не видел до сегодняшнего дня. Ну, то есть, уже вчерашнего.
    Про полковника, который явно знал больше, чем говорил, и был отцом первого зомби, Миша решил не упоминать. Информация все равно скудная, а вопросов может вызвать очень много. И, конечно, про чемодан денег Миша тоже ничего не сказал, равно как и про предостережение полковника насчет бывших членов Сопротивления.
    — Угу, — принял инфу лейтенант, — Может действительно бешенство какое? Мои айболиты толком сказать ничего не смогли. А те, которые могли бы, сами мертвыми потом ходили.
    — Вы вообще тут как оказались? — задал Миша давно интересовавший вопрос.
    — Как, как? Приказ. Привезли охранять мобильный госпиталь. Только они там в госпитале перезаражались все, кроме вон тех двоих, — лейтенант ткнул пальцем за спину, — а я тогда затребовал эвакуацию. Мне в ответ — оставайтесь на месте. А что мне там, на месте делать??? Ясен пень, списали взвод уже…
    — Что планируешь дальше-то?
    — Не знаю пока. В Подольск вернемся, а там, как кривая вывезет. Может под суд, а может медаль. Куда там у них в верхах ветер подует. Да и хрен бы с ним, главное, что парней вывел.
    — Что, прям так и пойдешь сдаваться?
    — А сам-то как думаешь? Мои ж почти все с Подмосковья, у них там семьи, дети. Им скрываться нельзя. Да и собак всех на меня спустят, они не при делах, только приказ выполняли.
    — Не понимаю я тебя, Василий. — Миша включил передачу, чтоб проехать еще несколько метров.
    — Да и не надо, — легко согласился Гуляев. — Ты, главное, до Мценска довези.
    Миша хмыкнул. Тоже везение, спецназ почти адекватный, и командир у них нормальный мужик оказался.
    Расстояние до мигалок медленно сокращалось. Миша различил впереди уже несколько милицейских машин, сияющих проблесковыми маячками. Автомобили, после остановки, и, очевидно, проверки, пропускали между ними по двум открытым полосам. На перекрытых полосах за милицией стояли военные машины, и пара каких-то здоровых блестящих штуковин непонятного назначения.
    — Да чтоб твою! — негромко ругнулся лейтенант. — Ты глянь только! У них тут реально военная операция!
    Несколько ярких прожекторов одновременно вспыхнули за пропускным пунктом, ударив по глазам. Боевые шагоходы неторопливо пошли между полос, шаря вокруг себя лучами света. Миша такого не видел с две тысячи четвертого.
    Но тогда хоть не бомбили. Низкие раскаты, доносящиеся со стороны горящего Орла, говорили о том, что бомбардировка города продолжается. Миша никогда не страдал излишним патриотизмом в отношении своей малой родины, но сейчас гибнущий Орел было жалко до безумия. Сотни тысяч людей, которые еще вчера жили, работали, занимались спортом, смотрели телевизор, ходили на свидания, пили водку, и занимались миллионом других вещей, сегодня были принесены в жертву. Только совсем тупой не смог бы этого понять. Лишь бы не распространилась инфекция.
    Лучи прожекторов задерживались на автомобилях и бредущих по дороге людях. Да, их постепенно нагоняли водители и пассажиры тех машин, которые остались позади, на дороге, поврежденные взрывной волной. Люди шли, таща на себе какие-то пожитки. Некоторые стучали в окна стоящих автомобилей, прося подвезти.
    Миша продернул еще с десяток метров вперед. Он был рад, что у них пока никто не попросил помощи. Не время для альтруизма. Своих проблем более чем достаточно.
    А лейтенант скомандовал своим боевую готовность. Бойцы беспрекословно надели шлемы, снова превратившись в безликих черных роботов.
    — На всякий пожарный, — пояснил он Мише. — От этих всего можно ожидать. Я лучше перестрахуюсь.
    В этом Миша его полностью поддерживал.
    Проехав еще немного, автобус встретился с первым шагоходом. Боевая машина медленно прошла мимо, светя прожектором в окна автобуса. Луч остановился, освещая заднее сиденье с лежащим на нем Колей, и стоящими рядом докторами. Чуть позже с другой стороны подошел еще один шагоход.
    — Ты гляди, лейтенант, у нас эскорт. — констатировал Миша.
    — Лишь бы не конвой, — напряженно ответил Гуляев. — Против их пушек мы ничего не сделаем.
    — Будем надеяться на лучшее. Вас вообще должны сейчас без разговоров пропустить, всё-таки подразделение на задании.
    — По идее, так и есть. Если не станут проверять. А проверять им не с руки, совсем другое ведомство. Да, даже вопросов задавать не станут… Это, Миш, если что, это МЫ вас вывозим. Например, как важных чиновников.
    — Как будто мы похожи на важных, — засомневался Миша.
    — Ха! Вы еще очень неплохо смотритесь в сравнении с некоторыми, — заулыбался Гуляев, — Пойду твоих предупрежу.
    Миша кивнул.
    Они почти подъехали к посту. Миша уже видел длинные платформы цвета хаки, перегородившие по две полосы каждая, милиционеров, останавливающих автомобили. Стоящие шагоходы освещали прожекторами пятачок между платформ, через который автомобили проезжали дальше. ТГ шагоходов были расчехлены.
    А метрах в тридцати за первым импровизированным пропускным пунктом находился точно такой же второй. Такие же платформы перегораживали дорогу, оставляя на выезд лишь одну полосу, и шагоходы держали на прицеле проезжающие автомобили.
    В образованном буфере, около останавливающихся машин суетились люди в похожих на космические скафандры костюмах биохимзащиты. Вот оно что. Проверяют, нет ли зараженных. Несмотря на свою неприязнь к военным, Миша оценил принимавшиеся меры, и даже вздохнул с облегчением. Если такие кордоны стоят на всех трассах, то болезнь из Орла не выйдет.
    Наконец, легковушка перед ним въехала за платформы. Милиционер поднял жезл, скомандовав остановиться. Миша нажал на тормоз. Автобус теперь освещали прожектора четырех шагоходов. Гораздо хуже, что на него было нацелено восемь гатлингов. Прошло несколько очень медленных томительных минут. Инспектор взмахнул жезлом, указывая на освободившееся место за платформами. Миша заехал внутрь. Оба шагохода зашли следом.
    Раздался стук по борту. За стеклом виднелись четыре «космонавта». Миша открыл дверь. Неуклюжие фигуры влезли в автобус. Первая щелкнула рычажком у себя на груди.
    — Внимание! — раздался усиленный динамиками голос. — Товарищи! Как вы знаете, в Орле разразилась эпидемия опасного заболевания. Сейчас мы проведем экспресс-тесты, которые позволят выяснить, здоровы вы, или нет. Зараженным будет оказана необходимая медицинская помощь. Просим вас соблюдать спокойствие, и подчиняться нашим распоряжениям.
    Фигура выключила динамик, и подошла к Мише.
    — Вашу руку, — раздался голос, приглушенный несколькими слоями пластика.
    — Чего? — не понял Миша.
    — Руку давай, кровь брать будем!
    Миша вытянул руку. «Космонавт» вытянул из нагрудного кармана пистолет для инъекций, приложил к Мишиной ладони, нажал на кнопку. Резкий болезненный укол. «Космонавт» посмотрел на прозрачное окошко сбоку пистолета. Ничего. Фигура отстрелила иглу в металлическую емкость, закрепленную на бедре. Утратив к Мише всякий интерес, она прошла дальше в салон, где уже вовсю орудовали остальные три «космонавта».
    Ну да, им, похоже, совсем пофиг, кто тут и куда едет. И заинтересовались они лишь потому, что сзади Коля в окружении врачей.
    В автобусе раздавались только щелчки пистолетов, и звон отстреливаемых использованных игл. «Космонавты» довольно быстро добрались до конца салона. О чем-то переговорили с Доком. Док быстро пошел к Мише, а одна из фигур снова включила динамики.
    — Товарищи! Благодарим за содействие. Через несколько минут вы сможете продолжить поездку.
    Док наклонился почти вплотную к Мишиному уху:
    — Михаил, они забирают Николая! — громко прошептал он.
    — С какого? — удивился Миша.
    — Вроде какие-то результаты тестов неоднозначные. Дважды перепроверяли.
    — Док, я боюсь, что мы сейчас сделать ничего не сможем. — Миша выразительно кивнул на шагоход, торчащий по левую сторону. — Выясни, куда они его направят, кто вообще такие. Ну, в общем, по максимуму информации с них стряси.
    — Хорошо.
    Док помчался назад. Мише совсем не улыбалась идея оставлять одного из своих людей, но выбора действительно не было. Нацеленные на них гатлинги шагоходов недвусмысленно давали понять, что военные настроены более чем серьезно.
    Внезапно далекий звук рвущихся авиабомб был заглушен резким грохотом пулеметной очереди. Бойцы схватились за пистолеты, Витек вскинул ТГ. «Космонавты» неожиданной оказались под прицелом нескольких десятков стволов. А на автобус нацелились гатлинги стоящих рядом «шохов».
    За окнами было видно, как стоящая через полосу светлая «Победа» подпрыгивает под врезающимся в неё градом пуль, покрывается сотнями, тысячами круглых отверстий с серебристыми краями. Пули прошивали автомобиль насквозь, выдирая куски металла, стекла, резины, кожи и человеческой плоти, смешивая все в одну массу, влажно поблескивавшую темно-бордовым, почти черным.
    Через полминуты от «Победы» осталось лишь кружево, отдаленно повторяющее черты кузова, внутри которого оседало месиво из частей человеческих тел и деталей машины. Два человека в защитных костюмах приблизились к «Победе». Ранцы на спинах и исходящие из них шланги с неширокими стволами четко указывали на специальность этих людей. Две струи пламени вырвались из стволов огнеметов и накрыли то, что осталось от автомобиля. «Победа» заполыхала веселым костром. Запах жженой резины, жареного мяса и бензина достиг автобуса.
    — Опустить оружие! — раздалась громогласная команда лейтенанта.
    Спецназовцы опустили пистолеты. Витек, покрутив головой, тоже опустил гатлинг, и попытался спрятать его под сиденье. Застывшие под нацеленными стволами медики зашевелились. Миша готов был поклясться, что эта бригада первым делом ринется отстирывать свои скафандры изнутри.
    Еще двое «космонавтов» нарисовались перед автобусом, поставив на землю носилки. Хорошо, что внутрь с ними не полезли, тут же не развернешься толком.
    Колю выводили из автобуса медленно. Его фактически тащили на себе по узкому салону двое в биохимзащите. Еще один шел впереди, а четвертый страховал сзади. Сам Коля, похоже, накачанный под завязку Доковскими лекарствами, еле передвигал ногами, но активно разговаривал с фигурами, поздравляя их с очередной высадкой на Марс, и выражал благодарность за участие в экспедиции.
    Миша вздохнул. Недолгая полоса везения кончилась. Отвратительное чувство, когда что-то идет не так, но сделать с этим ничего нельзя, и остается лишь наблюдать.
    «Космонавты» вышли из автобуса, и уложили Колю на носилки. Вместе с ними, неожиданно, вышли и двое докторов, подобранных вместе со спецназом. Оба рассыпались в благодарностях перед лейтенантом, пытались оставить какие-то контакты, но сцену прощания прервал один из ребят в защитных костюмах.
    Дождавшись, пока врачи выйдут из автобуса, он прилепил в угол лобового стекла круглую зеленую наклейку, а поверх двери приклеил несколько полос красного скотча на разной высоте.
    — До выезда на трассу дверь не открывать. — дал он распоряжение, снова включив динамик. — Если лента будет нарушена, придется проводить тесты снова.
    «Космонавт» выключил динамик, и пару раз хлопнул по крылу. Миша завел двигатель, и двинулся к выезду. Он остановил автобус перед платформами, в лучах прожекторов, повинуясь жесту очередного милиционера. Бросив взгляд на заклеенную скотчем дверь, инспектор кивнул, и указал жезлом, мол, езжай.
    Миша, наконец, вырулил на свободную дорогу, и поддал газу. Тяжеленный автобус понемногу стал увеличивать скорость, разгоняясь все быстрее и быстрее.
    — Не торопись, Миш, — лейтенант подошел как-то совсем тихо, — теперь-то спешить совсем некуда, а угробиться на трассе мне неохота. Парень ваш где-то в военном госпитале осядет, скорее всего. Я там с одним «космонавтом» перетер, узнал из какой они части, так что будешь знать, куда копать, если что.
    — Спасибо, лейтенант.
    Становилось немного легче.
* * *
    В ста сорока метрах под ангаром № 6 воинской части № 03013, на предпоследнем, четвертом уровне обширного подземного комплекса сооружений, в просторной переговорной продолжалось казавшееся бесконечным совещание. Шесть старших офицеров смотрели на экран, на который поступали данные об оперативной обстановке в городе.
    Военная авиация завершила формирование огненного кольца по периметру предположительно зараженной зоны, и начала санировать площадь внутри. Стена огня приближалась к расположению части. Пора было «задраивать люки».
    От дежурного поступил сигнал о несанкционированном вызове лифта. Кто-то наверху, в ангаре № 6 пытался спастись таким образом. Что ж, это был их выбор, пусть и оказавшийся неверным.
    Человек в штатском, представлявший комиссариат ГБ, несмотря на то, что был младше всех присутствующих по званию, всего лишь майор, по общему молчаливому согласию взял командование на себя. Он отдал дежурному приказ о переводе комплекса на автономный режим работы.
    Через полминуты заработали скрытые в толще земли механизмы, перекрывая мощными стальными плитами лифтовые и вентиляционные шахты на нескольких уровнях. Включились регенераторы воздуха, способные поддерживать пригодную для дыхания атмосферу до шести месяцев.
    Полугодовой запас продовольствия находился на пятом, самом нижнем уровне. Вода поднималась из скважины, находящейся еще глубже, под комплексом. На пятом уровне также стояли установки очистки воды, на случай заражения или завала скважины. При разумной экономии комплекс мог автономно протянуть полгода.
    Единственной ниточкой, связывающей комплекс с внешним миром после перехода в автономный режим, был толстый кабель связи, тянувшийся глубоко под землей чуть ли не до самого Плавска, и уже там поднимавшийся ближе к поверхности. Этого было достаточно, чтобы поддерживать связь с командованием, а также принимать радио и телетрансляции.
    В общем, можно было работать, не сильно заботясь о том, что творится на поверхности. По своему опыту майор знал, что территория после бомбардировки Напалмом-LT выгорает за пару суток, а образовавшийся после пожара слой спекшегося стекла остывает потом чуть меньше двух недель. Пока команда спасателей определит местоположение комплекса, и пробурит сто сорок метров вниз, пройдет еще недели две.
    В худшем случае, со всеми накладками и проволочками, на поверхность они выйдут не позже, чем через полтора месяца. За это время его основная задача — установить причину, приведшую к утечке биоопасного материала, и возможных сообщников Толмачева.
    Майор отвернулся от экрана, взглянул на пятерых военных перед собой:
    — Товарищи, — начал он, — по моим расчетам мы пробудем в автономном режиме от месяца до полутора. У нас есть связь, вода, воздух и продовольствие. Но это не значит, что можно расслабиться и отдохнуть. Нет. Наша задача — продолжать исследования в штатном режиме. Так как Толмачева с нами нет, его группу возглавит подполковник Леви. Мы с вами сейчас наблюдаем, с какой эффективностью действует разработанный группой биоагент. На данный момент у нас нет сколько-нибудь эффективных методов борьбы с ним. И это — главное направление, по которому должны вестись разработки. Подполковник.
    Подполковник Леви, невысокий, плотно сбитый человек, с жестким ежиком седых волос, встал:
    — К сожалению, сотрудники группы Толмачева не владеют всей информацией, которой владел полковник. Архивы полковника я еще не успел просмотреть, слишком мало времени прошло. Если там обнаружатся пробелы, то вполне возможно, что в работе по созданию биоагента мы откатились назад на полгода-год. Повторюсь, это очень предварительная оценка, на основании того, что мне удалось узнать за столь короткое время. У меня также сложилось впечатление, что группа полковника Толмачева игнорировала необходимость параллельной разработки вакцины. По данному направлению разработан лишь довольно простой способ обнаружения вируса… В общем, есть над чем потрудиться.
    — Понятно. Какая-то помощь от других групп, дополнительные материалы, оборудование?
    — По-хорошему, нам бы одного… — подполковник запнулся.
    Комната затряслась мелкой дрожью, в стаканах на столе вода начала подрагивать. Картинка с камеры наблюдения, установленной на крыше КПП, пошла рябью, и пропала. Гул разрывающихся снарядов доходил до комплекса сквозь толщу земли.
    — Так вот, — вернулся к теме Леви, — по-хорошему, нам бы одного зараженного, чтоб посмотреть действие агента на живом организме. Да, мы получили какие-то данные из полевого госпиталя, и из больниц, но этого явно недостаточно.
    — У нас пара человек лежит, которые, в принципе, уже покойники, — констатировал молчавший до сих пор бригврач, — Не факт, правда, что они вам подойдут. Вам же здоровый материал нужен…
    — Разумеется.
    — Но, если что — обращайтесь.
    — Конечно.
    — Может быть, что-то еще? — спросил человек из госбеза.
    — Нет. Всё необходимое, на первый взгляд, есть. — Леви сделал паузу. — Но если что-то вдруг понадобится, я сразу же дам знать.
    — Хорошо. Держите меня в курсе. — Майор обвел взглядом всех собравшихся. — Товарищи! Время — ресурс невосполнимый. Не будем его тратить зря. За работу!
    Все встали, и потянулись к выходу из сотрясающейся комнаты. Человек из госбеза вышел последним, прикрыл дверь, и направился в комнату связи.
* * *
    Жорик Дирижабль беспокойно ворочался в своей постели. В его убогой квартирке на третьем этаже первого уровня Южной высотки стояла страшная духота, и он не мог уснуть, хотя ночь уже клонилась к утру. Сначала какие-то придурки полночи шумели в коридоре, орали и мешали спать, а сейчас, похоже, надвигалась гроза, судя по приближающимся громовым раскатам.
    Хотя вчерашняя утренняя сделка и оказалась единственной за весь день, не это беспокоило Жорика. Просто, что-то неопределенное, но большое и пугающее, пробивалось сквозь дремоту, не давая провалиться глубоко в сон.
    Надо бы проверить сердце. По-хорошему, Жорику надо было проверить всё, пройти полную диспансеризацию, у врачей он в последний раз был несколько лет назад. И с тех пор постоянно находил причины их не посещать: то он был занят бизнесом, то не хватало денег, то не мог решить к какому специалисту сначала направиться.
    Почему-то сегодня он решил, что сначала к кардиологу.
    А в комнате становилось все жарче. Как будто не осень на дворе, а середина июля. Жорик, отдуваясь, встал с кровати, подошел к окну, и раздвинул шторы. За окном, озаряя небо красным, на высотку шла стена пламени, вдрызг разнося все на своем пути.
    Секунд десять Жорик тупо смотрел на открывшуюся перед ним картину, беззвучно открывая и закрывая рот. Потом пришел в себя, метнулся к шкафу, натянул безразмерные джинсы и цветастую гавайскую рубаху. Вытащил из шкатулки на телевизоре деньги, несколько золотых цепочек и паспорт, рассовал все по карманам, и быстро выскочил из квартиры. Дверь закрывать не стал, не было смысла.
    По проспект-коридору беспорядочно носились полуодетые люди, некоторые были в крови. Жорик благоразумно решил не соваться к лифтам, и как мог быстро зашагал к ближайшей лестнице.
    Тяжело дыша, он толкнул дверь на площадку, и сразу же десятки рук вцепились в его штаны и рубашку, втягивая непонимающего, орущего и сопротивляющегося Жорика внутрь. С яростью рассерженного кита Жорик стряхивал с себя безумных, окровавленных, кусающихся людей. Бил их всюду, куда мог дотянуться своими кулаками, скидывал с лестницы, но те поднимались, и нападали снова и снова. А вокруг стоял беспрерывный грохот. Сверху сыпалась пыль и куски штукатурки.
    Жорик протаранил было себе путь назад, к двери, но её вынесло взрывной волной, а следом хлынула волна огня, мигом сожрала одежду, охватив огромное Жориково тело. Он заорал от нечеловеческой обжигающей боли, вдохнул, спалил лёгкие, покатился вниз по лестнице в мешанине горящих тел. Снизу пришла еще одна огненная волна, став для сожженного, ослепшего, хрипящего Жорика лишь продолжением всепоглощающей боли.
    От страданий его избавил рухнувший сверху бетонный лестничный пролет, размозжив всмятку уже почерневшую голову.
* * *
    Воронцов сидел в капитанском кресле, наблюдая на оставшемся целым экране картину гибели города. Удивительно, но воздушные корабли полка даже встретили сопротивление. Солдаты воинской части, располагавшейся на юге города, открыли по ним огонь из автоматического оружия. Правда, смысла в этом не было ровным счетом никакого. «Василий Блюхер» разбомбил и выжег часть, не снижая скорости.
    Они уже сровняли с землей Южную высотку, и плавно поворачивали на запад, идя параллельно первой, сформированной в самом начале операции, огненной полосе. Всего полкруга по скручивающейся спирали из четырех необходимых для выполнения поставленной задачи.
    Какой, однако, нейтральный эвфемизм: «выполнение поставленной задачи». Не «бомбим и сжигаем дотла мирный город», а «выполняем поставленную задачу». При власти военных таких эвфемизмов родилось довольно много, а при социалистах к ним добавлялись всё новые и новые.
    Всё потому, что люди не станут выполнять половины того, что нужно, если называть вещи своими именами. Вот стали бы солдаты ООП, которые «нейтрализовывали антиправительственный элемент», выполнять приказ, если бы он гласил «отправить семью пожилых интеллигентов в лагерь на верную смерть»? Не факт. А нейтрализовать элемент — это запросто. На то он и особенный язык приказа, чтобы низводить живых людей до каких-то «элементов».
    Пораженческие мысли возникают. Хорошо, что никто на мостике их не слышит, подчиненным такое знать вообще ни к чему. Для них Воронцов должен оставаться сильным, несгибаемым комполка. Чтобы полк спокойно «выполнял поставленную задачу» и «санировал зараженную территорию».
    Но ведь какая-то голова на «Ворошилове» задумалась, поставила приказ под сомнение. И в результате угробила и себя, и судно, и всю команду. А Воронцова подвела под трибунал. Или, при самом удачном стечении обстоятельств, служебное расследование. Хотя нет, кого он обманывает, на служебное расследование рассчитывать не приходится. Не тот масштаб инцидента.
    Последний раз катастрофа с дирижаблем такого класса как «Ворошилов», происходила лет тридцать назад. Тогда Воронцов только начинал свою карьеру. Он помнил слухи, быстро разносившиеся по стенам авиаучилища. Версии возникали самые разные, от ошибки автоматической системы ПВО, до неудавшейся попытки части экипажа перебежать на Запад. Результатов расследования им так и не сообщили, но он точно помнил, что командир того полка до трибунала не дожил, по старой армейской традиции выстрелив себе в голову из наградного пистолета.
    Сам Воронцов считал такой поступок трусливым. Раз уж провинился, иди под трибунал, и неси наказание. А вышибить себе мозги всегда успеешь. Лично он был готов к встрече с военной милицией по прилету обратно в часть. В любом случае, сначала надо выполнить приказ — уничтожить всё живое в Орле.
    На экране мелькали картинки с камеры одного из самолетов-разведчиков. В части города, не охваченной огнем, была жуткая паника. На всех дорогах из города образовались пробки, упиравшиеся в изолирующий периметр. Жители тянулись к центру, но там, в смешении здоровых и зараженных людей, творилось нечто невообразимое, больше похожее на массовую драку, охватившую весь город.
    А внизу, под дирижаблем продолжали рваться бомбы. Рушились и плавились здания, взрывались автомобили, горело всё, что могло, и даже что не могло гореть.
    К Воронцову снова подошел старлей-связист. Видно было, что парень заметно нервничает. То есть, вообще его трясет.
    — Товарищ полковник, третий канал, хотят с вами говорить.
    — Кто? — не понял Воронцов.
    — Снизу, — внезапно охрипшим голосом ответил старлей.
    Воронцов кивнул, махнул рукой, отправляя старлея назад на пост. Щелкнул тумблером в подлокотнике, включая канал, взял в руки микрофон.
    — Полковник Воронцов на связи.
    — Вы там…, совсем…… что ли? — резанул в наушнике срывающийся на истерику голос.
    — Не знаю кто вы, да и не важно. Слушайте внимательно. У вас в Орле вспышка опаснейшего заболевания. То, что мы сейчас делаем — это единственная возможность остановить распространение инфекции. Это всё. Отбой.
    Воронцов щелкнул тумблером, прерывая связь. Смысла в дальнейшем радиообмене с землей он не видел. Люди внизу уже обречены, и знают об этом. И ничего нельзя изменить. А рассусоливание темы лишь деморализует личный состав, и тех, кто слушает эфир вне периметра.
    Корабли полка снова шли на север, завершая первый круг. Расположенные по окраинам города заводы и частные дома тонули в тянувшейся за эскадрой реке пламени.
* * *
    — Включи радио, — неожиданно попросил Гуляев.
    Вот зараза! Если б не лейтенант, он бы и не вспомнил. Миша щелкнул рычажком. Медленно разгорелись лампы, подсвечивая шкалу настройки.
    — Крути сам, лейтенант. Мне от дороги отвлекаться не резон.
    Но Ярик — красавец, блин, поставил рацию и молчал всю дорогу, нет бы напомнить. Впрочем, для него это вообще характерно. Говорит меньше, чем нужно, и думает, что одного раза достаточно. С другой стороны, лишнего не сболтнет. Но, на будущее, подход к нему нужен особый.
    «…с рабочим визитом. В ходе переговоров с министром иностранных дел Республики Никарагуа были…», хорошо поставленным голосом начала говорить рация.
    — Ва… — Миша не успел начать предложение.
    — Да знаю! — среагировал Гуляев, переключая диапазон, — Не учим!
    «…радио нашего города. Мы вещаем на УКВ семьдесят два с половиной, и заняли девятнадцатый канал си-би диапазона. Мы в прямом эфире. Экстренное сообщение! Несколько десятков неизвестных дирижаблей бомбят Орел. Вокруг города бушуют пожары. Нам сообщают, что невозможно выехать на юг по Комсомольской, что горит Итальянская улица. Разрушена Южная высотка, на её месте тоже пожар. Мы не можем связаться ни с одной из городских служб. Если нас слышит кто-нибудь за пределами Орла, нам срочно нужна помощь! Неизвестные дирижабли бомбят…»
    Лейтенант снова щелкнул переключателем, и покрутил ручку.
    «…рачевка горит! дальше перекрестка с Васильевской не пробиться, попытаюсь по Наугорке!» — «Не лезь туда! Там три расчета пробовали пройти. Дальше Лескова всё в огне!»
    — Пожарные что ли? — пробормотал лейтенант, уходя с волны.
    «…целые убежища есть под пентагоном, городской администрацией, администрацией Заводского района, но эти гады если там засели, то хрена впустят. Вроде бы, под Комком что-то еще было. И в туннеле много всего накопано. Вы как хотите, а я туда.» — «Петруха, жди, мы тоже сейчас подтянемся.» — «Ага.»
    — А вот это, по ходу, менты. — Гуляев снова переключился.
    Миша взглянул на него с интересом. Что-то лейтенант не питает особой приверженности к своим коллегам по цеху.
    «…О, господи!!! Орлик кипит! Твою…»
    «…вызываю неизвестные дирижабли. Ответьте! Неизвестные дирижабли, ответьте! Вас вызывает заместитель председателя Орловского областного Совета Народных Депутатов. Требую немедленно прекратить бомбардировку! Неизвестные ди…»
    — Переговорщик, блин! — ругнулся лейтенант.
    — Слушай, но они же не собираются… — Миша не закончил фразу. Впрочем, и так было понятно, что он имеет ввиду.
    — Собираются. Похоже, Песец пришел в гости к Орлу.
    — Да ты охренел так шутить, лейтенант!
    — Извини, братишка, сдуру вырвалось.
    «…вообще не выехать, все горит по кругу!!! Ищите бомбоубежища, подземные коммуникации! Чем глубже, тем лучше. Я…»
    «…из Покровской высотки. Здесь происходит побоище! Люди обезумели! Набрасываются на всех, кого видят! Они убивают людей и пожирают трупы. Нужна помощь!!! Вызываю милицию, армию, спасателей! Говорит Покровская выс…»
    — Выруби, Вась, слушать не могу!
    — Слушай! Повторять не будут. А ты… мы будем свидетелями. Мы должны это запомнить.
    «…нашего города. Мы вещаем на УКВ семьдесят два с половиной, и заняли девятнадцатый канал си-би диапазона. Мы в прямом эфире. Бомбардировка Орла продолжается. По данным, полученным нами из Областной клинической больницы, нападение на Орел, и его блокада при помощи пожаров, вызвана некой эпидемией, поразившей сегодня наш город. Проще говоря, правительство уничтожает город, вместо того, чтобы помочь ему. Мы призываем правительство прекратить бомбардировку!!! Орел просит помощи! Если нас слышат военные, милиция, госбезопасность и другие силовые структуры, мы просим помощи! Все, кто нас слышит, передайте информацию дальше, мирный город Орел бомбят! Орел просит помощи!
    С нами смогла связаться ди-джей нашей станции Яна Боянова. Она находится в одном из домов по улице Ленина. Яна сообщает, что на Ленина происходит массовая драка. Количество участников с трудом поддается оценке, но не меньше тысячи человек, по утверждению Яны.
    Мы призываем жителей города сохранять спокойствие и человеческое достоинство в этот тяжелый час. Мы надеемся, что здравый смысл восторжествует и бомбардировка прекратится.
    Мы в прямом эфире. Мы призываем правительство прекратить бомбардировку Орла!!! Орел просит помощи! Если нас слышат военные, милиция, и любые другие органы, мы просим помощи! Все, кто нас слышит, передайте информацию дальше, Орел просит помощи!»
* * *
    — Товарищ полковник! — Женька, как и всегда при подчиненных, был подчеркнуто формален. — Можно вас?
    — Говорите!
    — Хотел бы в приватном порядке.
    — Хорошо.
    Воронцов встал. Вместе с Женькой они ушли с мостика, попетляли по узким коридорам верхней палубы, спустились вниз, на вторую, и вышли на смотровой балкон.
    Под «Александром Суворовым» полыхало море огня с небольшим островком по центру. Люди, согнанные туда огнем, в жуткой давке дрались за жизнь, глоток воздуха, место в подвале, не понимая, а может, не разрешая себе понять, что всё кончено. Они все будут мертвы в самое ближайшее время.
    Корабли флотилии шли на последний заход, завершая санацию зараженной территории. Радио давно перестало взывать о помощи, и слать проклятья в их адрес. Последняя высотка, Покровская, уже погрузилась в пучины пламени. Ока кипела, а расстилающийся вдоль неё огонь неумолимо отвоевывал все большие участки берега от отступающей воды.
    Жар поднимался высоко в небо, и на смотровой площадке было довольно тепло, хотя Воронцов и был в одном кителе.
    — Вов, как нам теперь жить со всем этим?
    — Подожди, Жень. Ты вытащил меня сюда, что бы обсудить ЭТО? Другого времени найти никак не мог?
    — Самое время сейчас. Никто не знает, что будет, когда мы вернемся. А я, честное слово, боюсь людям в глаза смотреть. Мы убили город.
    — Мы спасли страну! — отчеканил Воронцов. — Жень, кто-то должен делать грязную работу. И кем-то нужно жертвовать, чтобы остальные могли жить спокойно. В этот раз получилось, что грязную работу сделали мы. Как думаешь, кто станет козлом отпущения?
    — Догадываюсь… Знаешь, Вов, я не смогу. Ты Аленке скажи, что я до конца был честным. Пусть гордится мной.
    — Ты чего затеял?
    Но Женька уже перелезал через перила.
    — Жень!!!
    Рывком перегнувшись, полковник успел схватить прыгнувшего майора за плотный рукав лётной куртки. Пальцы вцепились мертвой хваткой в толстую кожу.
    — Отпускай, Володь! Не могу я вернуться! Это ж пятно на всю жизнь, и на детей, и на внуков.
    — Ни хрена, — прохрипел Воронцов, хватая второй рукой Женькину руку.
    Женька был невысок и сухощав, весил немного. Воронцов до предела, до дрожи и обжигающей боли напряг все мышцы, таща друга назад.
    Он перехватил руку, цепанул Женьку за воротник, и из последних сил рванул на себя, переваливая через ограждение. Оба рухнули на нагретый металлический пол.
    Что за дебилизм, вниз сигать. Тоже мне, проявление офицерской чести. Не девяностые на дворе. Тогда, слабые духом авиаторы, топившие в огне целые города на мятежных окраинах трещавшей по швам Федерации, частенько прыгали вниз, в огонь, по окончании бомбардировки.
    Женьку он тоже не понимал. Но был уверен, что сделал все правильно. И что Алёнка, взрослая дочь майора, которая учится в Курском меде, будет больше рада живому отцу, спасшему родину, чем истории о том, что папа покончил жизнь самоубийством по старой доброй флотской традиции.
    Воронцов перевернулся, оседлал лежащего на спине майора, и со всей силы врезал ему по носу с правой. Женькина голова дернулась. Брызги крови разукрасили блестящий металлический пол. Полковник размахнулся и прислал по разбитому носу майора с левой.
    — Я тебе прыгну, дурила ты военно-воздушная! — проорал он Женьке, но лицо само расплывалось в улыбке.
    — Да в жопу иди! — крикнул Женька в ответ, ухмыляясь окровавленным ртом. — Но вообще… спасибо, Вов. Что-то я не подумавши.
    — Ага. Оно заметно, — ответил Воронцов поднимаясь, — Иди, умойся что ли…
    — Естественно. Не на мостик же с такой мордой. — Женька тоже встал, и усиленно отряхивался. — Но попадешься ты мне на спарринге.
    — Во, действительно, там давай вопросы выяснять.
    Воронцов прошел за Женькой назад в помещения, и облегченно вздохнул. Женька второй раз такой дурости себе не позволит. Не такой человек. Умеет учиться на своих ошибках. Но присматривать за ним надо. Так, на всякий случай.
    Он вернулся на мостик.
    — Товарищ полковник! — Старший помощник стоял у двери, будто караулил его возвращение. — Разрешите доложить! Задание выполнено. Территория зачищена. Потери — триста тринадцать человек. На «Ворошилове» — триста семь, на «Блюхере» двое, на «Василевском», «Жукове», «Тухачевском» и «Буденном» по одному.
    — Прыгуны?
    — Так точно!
    Полковник кивнул. Флот помнит всё.
    — Приказ по всем кораблям. Возвращаемся на базу.
* * *
    Коля открыл глаза. Яркий свет резанул, вызвав вспышку головной боли. По поверхности сознания проносились отрывки безумного сна: взрыв Гак-клуба; блондинка — мастер ган-каты; бег по туннелю; драки в высотке; Оля, срезающая ему мышцы ноги; склонившееся над ним лицо Дока; люди в защитных костюмах; свет, и лица в хирургических масках.
    — Очнулся, наконец! — радостный голос показался Коле смутно знакомым.
    Он попытался ответить, но рот был сух, как пустыня Гоби, в которой еще и кошки насрали. В поле зрения показалась приближающаяся рука с белоснежной чашкой. Чашка коснулась губ. Коля сделал несколько жадных глотков холодной воды, хотел взять чашку, но что-то не давало рукам подняться.
    Он подергал руками. Без видимого эффекта. Сфокусировал взгляд на левой. Браслет наручника приковывал его к больничной кровати. И на правой то же самое.
    — Да-да, не дергайся, Коль. Это ради твоей же безопасности.
    — А… Э… Где я???
    — Ты не поверишь. — В знакомом голосе проскользнул смешок. — Дома.
    — Где???
    — Ну, Коль, ну проснись уже!
    Зрение вернулось окончательно. Коля огляделся. Он лежал, прикованный наручниками к кровати в идеально чистой небольшой комнате. Металлическая дверь со стеклянным окном и уплотнителем, вентиляционные отверстия в потолке и стенах, огромное зеркало во всю стену напротив двери. Больница? Карантинное отделение? Значит… не сон???
    Посреди комнаты стоял невысокий толстяк в белом халате. Его прическа, точнее, отсутствие таковой, выглядела как взрыв в зарослях кустарника. Губы толстяка кривились в хитрой улыбке.
    О нет, только не это!
    — Узнал, наконец! — радостно констатировал толстяк.
    — Узнал. — Коля постарался придать голосу спокойствие. — Еще б не узнать тебя, Доцент. Сколько, лет десять прошло? Разнесло тебя, конечно, а в остальном такой же.
    — Только не доцент. Я уже профессор.
    — Растешь, молодец. Теперь снимай наручники, да пойду я.
    — Ха! Резвый ты, Коля. Тоже не изменился. Рано тебе идти. У нас еще столько вопросов. Да и не уйдешь далеко, куда тебе без ноги.
    Что???
    Коля взглянул на кровать. Под покрывалом были четко видны очертания правой ноги, и левой, до колена. Сердце ухнуло куда-то вниз, засосало в образовавшейся пустоте.
    — Ах ты ж, жеваный кретин!!! Тебя кто просил?
    — Тихо! Тихо! Ты еще спасибо сказать должен. Если б промедлили с операцией, умер бы, почем зря. Ну и повезло, конечно, что в биозащите наши люди есть, знают, что и как делать.
    — О, господи! И что мне теперь со всем этим делать?
    — Да ничего, Коль. Лежи, набирайся сил, выздоравливай. А мы тут пару анализов проведем, да и куратор с тобой пообщаться хочет. Как-никак, наш человек, да из эпидемии выбрался. Наверняка, видел много любопытного.
    — Доцент, какой, к лешему, куратор??? На дворе двенадцатый год, а не третий. Сопротивление кончилось, пора просто жить. Что хоть вам неймется?
    — Во-первых, профессор, — поправил Колю толстяк. — Во-вторых, это для тебя всё кончилось в четвертом. А мы никогда и не собирались вот так бросать все наработки, всю накопленную базу знаний, все связи. Мало ли что может произойти? Вот сейчас, например, есть мнение, что курс развития страны стоит подкорректировать. Наше социалистическое правительство малость заносит, понимаешь. И оно будет намного внимательнее прислушиваться к нашим словам, зная, что у нас есть штука, уничтожившая Орел, и возможность создать вакцину.
    — Так это вы?!?
    — Да не ори ты, — поморщился толстяк, — Мы только купили вирус. Чуть-чуть совсем. Ну, так, для опытов. А как он у вас там в Орле вырвался, сами не знаем. Может быть, ты свет прольешь.
    — А что с вакциной?
    — Вот что значит узкая специализация, а? — притворно покачал головой профессор. — Кроме рычагов и шестеренок представить себе ничего не можешь. Давай подумаем вместе. Ты был укушен, но, к нашему счастью, кто-то умудрился срезать тебе зараженный участок…
    — Меня не кусали!
    — Ой, хватит песен, Николай! Антитела в крови говорят, что кусали. Но ты здоров. А это значит, что вакцину можно создать. Поэтому, уходить тебе нельзя никак. В общем, считай, что тебя вызвали из резерва назад в сопротивление. И сейчас у тебя самое важное задание за всю твою жизнь.
    — Вот спасибо! Что-то неохота.
    — Ну, мы же с тобой оба понимаем, что выбора у тебя нет. Поэтому расслабься.
    — Да иди ты в лес, профессор, блин, кислых щей! Я свободный человек! А ну, снимай наручники быстро!
    — Какие-то все нервные сегодня, — констатировал толстяк.
    Он, наверное, нажал на скрытую кнопку, или еще каким-то путем вызвал санитаров. Дверь открылась. Краем сознания Коля зафиксировал, что дверь-то, оказывается, герметичная, и толщиной сантиметров в десять.
    В палату зашли два амбала в защитных костюмах. На руках у каждого, поверх костюмов, были надеты кожаные краги.
    — Зафиксируйте пациента, — скомандовал толстяк, — а то слишком активный.
    Коля рванулся, звякнул металл, браслеты наручников впились в запястья. Подоспевшие амбалы придавили Колю так, что он мог лишь немного шевелить ногами, дышать и ругаться.
    Профессор подошел, вытащил из нагрудного кармана халата полный шприц, и осторожно снял колпачок с иглы.
    — Поспи, Коля, завтра поговорим.
    Укол был почти незаметным. Комната перед глазами завертелась, и Коля провалился в черный, глубокий сон.

Эпилог

Пятница, 28 сентября 2012 года, вечер.
    — Да!.. Да!.. Ещё!.. Чуть-чуть!.. Ещё!!! Аааааа!!!
    Маша выгнулась, задергалась, и, тяжело дыша, рухнула на смятые белые простыни рядом с обнаженным, мокрым от пота мужским телом.
    С минуту стояла тишина, нарушаемая лишь тяжелым дыханием двух человек, и стуком капель дождя по новенькому покрытию крыши.
    — О, господи! Ты потрясающий! — отдышавшись, сделала Маша комплимент.
    — Ага, — подтвердил Док. — Ты тоже.
    Ну вот нравились ей мужчины постарше. И они, обычно, не разочаровывали. А Док, так просто удивил в первый раз. Такого безудержного, яростного, потогонного секса у неё не было несколько лет.
    Они встречались почти неделю, но первый раз в Машином, точнее уже в их общем домике, куда Док перетащил днем свои вещи. Переездом это нельзя было назвать. Док просто перенес к Маше свой саквояж, и бумажный пакет с джинсами, парой рубашек и бельем.
    В Мишину деревню вся команда добралась лишь к вечеру следующего за бегством из Орла дня. Сначала Миша остановился в Мценске, о чем-то пошептался с командиром черных, и исчез, взяв с собой Степаныча и Ярика.
    Вернулись они ближе к полудню воскресенья, когда автобус содрогался от богатырского храпа спецназовцев. Приехали на трех не новых, но крепких УАЗиках, простых, как топор. Два УАЗа тянули за собой нагруженные прицепы.
    Миша как-то очень легко оставил автобус отряду подольской милиции, тепло попрощался с их главным, пока его команда рассаживалась по внедорожникам. А после были два часа езды по таким дорогам, по которым не каждый трактор пройдет, не то, что автобус.
    Заброшенная деревня состояла из десятка домов, которые снаружи выглядели давно оставленными и готовыми развалиться. Однако это была лишь видимость. За две недели мужчины привели в порядок шесть из них.
    В один домик заселили Олю с родителями, в другой Степаныча с женой, за которой он с Мишей смотался на следующий же день после прибытия в деревню. Еще два дома делили Миша с Думитру, и Витек с Яриком.
    Самый большой дом, в четыре комнаты, отдали под фельдшерский пункт. Собственно, этот дом довели до ума первым, и ютились там все вместе, пока приводили в порядок остальные. А на четвертый день стройки в деревню заехал древний джип, из которого вылез круглый мужичонка в помятом костюме и шляпе. Он тряс какими-то бумагами, требовал документы и разрешение на проведение работ, не подозревая о нацеленном на него из чердачного окошка гатлинге.
    Вот Миша и проехался ему по ушам о федеральной программе «Возрождение села», и специальном стройотряде, направленном областной администрацией для открытия в данной конкретной деревне фельдшерского пункта. Да, был отдельный приказ. В Орле. И вообще, тебе тут медпомощь, понимаешь, рядом строят, а ты отказываешься.
    Мужичок вовсе не отказывался, как же он откажется, но порядок-то должен быть. Да, конечно, вся документация в Орле пропала, но он запросит у начальства, может и случайно осталась какая-то бумажка, а если нет, то и бог с ней. А если какая помощь нужна, то вы обращайтесь, тут километров десять до сельской администрации. А он сам председатель и есть. Что? Грузовик, чтоб за стройматериалами смотаться? Да, это можно организовать, только соляра с вас. Завтра, так завтра.
    В общем, большой дом пришлось отдать под медучреждение: две комнаты под приемный покой, и по одной для Дока и Катюши.
    Так и получилось, что последний домик достался Маше в единоличное владение. Впрочем, сейчас уже в совместное, и Маше это нравилось. Да, Док не богат, и живут они в деревне на задворках мира. Зато единственный врач на всю округу будет пользоваться почетом и уважением, и без куска хлеба не окажется. Да и в большой город после пережитого Машу не тянуло.
    Для себя он решила, что сейчас просто будет жить, и радоваться жизни, а думать о будущем начнет где-то по весне. Для зимовки же деревенька вполне подходила. Установленный мужчинами ветряк давал электричество, угля было более чем достаточно для отопления, запасов еды в погребах хватило бы на пару лет.
    Миша еще дважды организовывал поездки в город, из которых машины возвращались заполненные провиантом, и всем необходимым для стройки, хозяйства и быта. Маша не понимала, откуда на все это у него деньги, но на прямой вопрос Миша не отвечал, лишь ухмылялся, предлагая не забивать себе голову.
    Завтра они планировали вместе выехать в Мценск. Необходимо купить одежду на осень и зиму, плюс разные мелочи для более комфортного житья. Маше, например, не хватало телевизора, или, хотя бы, радио. Ярик, конечно повесил антенну на одно из стоящих рядом с домом деревьев, пересказывал новости, но ей, привыкшей к потокам информации и музыки, этого было мало.
    И, конечно, ей нужен был фен, косметика, и всякие препараты для поддержания красоты. То есть чистый воздух, это, конечно, здорово, но омолаживающий крем для лица он никак не заменит. Не говоря уже о том, что за две недели её маникюр превратился во что-то совершенно ужасное.
    И Доку нужно подобрать что-нибудь удобное, практичное и красивое. Униформа из скорой его просто уродовала, а привезенные Мишей рубашки, хоть и были практичными, но совершенно не подходили к его типу.
    В общем, планов на завтрашнюю поездку более чем достаточно.
    Маша зевнула, повернулась на бок, закинула ногу на Дока. Тот обнял её, и притянул поближе к себе.
    — Слушай, Док, я все забываю спросить. Как наша деревня называется?
    — Если верить Мише, то «Безумные выселки», — абсолютно серьезно ответил Док.
    Маша хихикнула.
    Дождь убаюкивающе монотонно стучал по крыше. На тумбочке у кровати, почти неразличимые в темноте, лежали две заряженные «беретты».
* * *
    Отталкиваясь передними лапами, обгоревший пес медленно передвигался по осеннему лесу. За ним волочились выпавшие из огромной раны в боку внутренности. Пёс двигался так уже две недели, без сна, без еды, не останавливаясь и не сворачивая. Неожиданно, что-то привлекло его внимание.
    Пёс сменил направление, и пополз левее. К деревне, откуда доносились громкие детские крики и смех.

Top.Mail.Ru