Скачать fb2
Перережь мое горло нежно

Перережь мое горло нежно

Аннотация

    К частному детективу Мак Грегу обращается влиятельная и богатая особа с просьбой разыскать ее пропавшую дочь, которая довольно длительное время ничем не дает о себе знать. Пытаясь ее найти, детектив постоянно попадает во всевозможные передряги и переделки. Не раз оказывается на «острие» — между жизнью и смертью…
    А развязка наступает буквально на последних страницах и оказывается весьма неожиданной.
    Сюжет и стиль изложения романа чем-то напоминают детективы Д.Х. Чейза.


Майкл Бретт Перережь мое горло нежно

Глава 1

    Я сидел в своем офисе и читал о том, как два полицейских из отдела по делам несовершеннолетних пытались арестовать в Манхэттене парня, который напал на учительницу на лестнице в школе и ограбил ее. При этом на агентов набросилась банда из двухсот хулиганов. Четверо подростков были арестованы. Один из них якобы ударил одного полицейского палкой, а когда копы пытались втолкнуть парня в машину, остальные стали пинать их ногами, вопя: «Отпустите его, это наш товарищ!»
    Полицейские достали пистолеты, но, прежде чем прибыло — подкрепление, обоих сильно побили.
    Согласно полицейскому протоколу, миссис Сазерленд шестидесяти четырех лет, стала жертвой нападения со стороны Джеймса Грэна, девятнадцати лет — он повалил ее на пол, забрал из сумочки двадцать долларов, а когда она пыталась встать, порезал ей лицо и убежал.
    Сомнительно, очень сомнительно.
    — Куча вранья, — подумал я и отложил газеты. Это учительница напала на парня. Она была страстно влюблена в него. Именно так! Набросилась, повалила на пол, а когда ему удалось вырваться, с досады порезала себе лицо. А потом эти два полисмена напали на банду из двухсот человек.
    Ясно, все так и было.
    Я поднялся и стал смотреть в окно на суету людей и автомобилей по 34 улице. Был обычный весенний день. Солнца пригревало и начинался бейсбольный сезон. Достать билеты на стадион не было проблемой, но «Янки» и «Метрополитене» были безнадежно на дне таблицы. Смотреть, как они снова проигрывают, окончательно испортило бы мне настроение, которое и без того было не веселым, потому что мой бизнес не процветал.
    На столе лежали неоплаченные счета, хозяин дома грозил выселением. Телефонная компания угрожала незамедлительно отключить мой телефон.
    «Уважаемый сэр, в том случае, если счет уже оплачен Вами, пожалуйста, не принимайте это напоминание к сведению».
    Тихое покачивание за моей спиной предупредило меня, что в комнате кто-то есть. Это была высокая женщина лет под сорок с красивыми темными волосами и недоверчивым взглядом. Она явно считала, что частный сыщик это, должно быть, какая-то страшная тварь. Я не раз уже видел такой взгляд.
    В руке у нее была дорогая сумочка из крокодиловой кожи, на ногах такие же туфли. Платье казалось моделью от Диора.
    — Я Элизабет Дженнингс, — сказала она приятным голосом. — Мистер Мак Грэг?
    — Я самый, — ответил я, обходя стол и предлагая ей кресло. Я улыбнулся, чтобы убедить ее в этом. Усадив ее, я вернулся на свое место за столом и постарался придать своему лицу, как можно более приветливое выражение.
    — Что я могу для вас сделать?
    Я заметил неудовольствие, мелькнувшее в ее глазах. Наемный работник должен проявить больше уважения.
    Она рассказала, что уже больше месяца не знает, что с ее дочерью Вивиан.
    — Я хочу, чтобы вы нашли ее, мистер Мак Грэг, — сказала она тоном, не допускающим возражений.
    Это была богатая мама, суровая и холодная, умеющая дать вам понять, что за ней сила и влияние. Я не стал возражать.
    — Хорошо, я найду ее.
    Я выложил на стол блокнот.
    — Вы уже обращались в отдел розыска пропавших лиц?
    — Если бы я хотела иметь дело с полицией, я не пришла бы сюда, не так ли?
    Она сказала это так, будто не понимала, как можно было задать такой вопрос. При этом она улыбнулась.
    Она напоминала мне учительницу — садистку, которую я знал когда-то. Та улыбалась точно так же, наказывая за мелкие нарушения школьного порядка.
    — Разумеется, ответил я.
    — Мне вас рекомендует Лоррен Садлер. Вы, кажется, работали на нее. Она считает вас очень способным.
    Ее взгляд показал, что она считает как раз наоборот. Мы едва начали знакомство, но она уже раздражала меня. Это был плохой признак, но когда человек на мели… Я снова улыбнулся и попросил:
    — Расскажите мне что-нибудь о вашей дочери, миссис Дженнингс. Что с ней стало, как она жила, все, что происходило перед ее исчезновением. Кто ее друзья, где она, по-вашему, может находиться.
    Она стала рассказывать с терпением учительницы в школе для умственно отсталых. У нее две дочери: Вивиан — двадцать четыре года и Элис — двадцать два года. Вивиан вышла замуж, когда ей было семнадцать лет, а уже через год развелась. Она была упрямой, красивой и привлекательной для мужчин, могла бы выбрать мужа из тысячи, но, как нарочно, первого же выбрала неудачно.
    Я все записал в блокнот.
    — Как его звали, миссис Дженнингс?
    Она нахмурилась.
    — Прошло уже семь лет. Я не понимаю, зачем…
    — Я хочу знать как можно больше…
    — Как угодно, — сказала она, — его зовут Уильям Рассек. Хорошо воспитан, мужественно красив и очень привлекает женщин. Атлетическая фигура, светлые волосы, синие глаза загорелый. Вивиан познакомилась с ним в яхт-клубе Дрейка. Его привела туда Клер Линдсмор, — сказала она неприязненно. — Вивиан отдалась ему. Она влюбилась в него с первого взгляда и сходила по нему с ума, девочка из пансиона. Они убежали вместе, поженились, а через три месяца все кончилось. Ему не хотелось работать. Все, что ему было нужно, это разъезжать в спортивных машинах. Он начал снова встречаться с Клер. — Она усмехнулась. — Клер неразборчива, когда дело касается мужчин, Вивиан узнала об этом и это был конец их браку. Он просто дурак, ни больше, ни меньше. Вивиан красивая, умная, уверенная в себе и образованная. Ее брак был нелепостью, ошибкой, страшной ошибкой. Около года назад начали поговаривать, что они снова сошлись, только поэтому я вам и рассказываю. Собственно, они оставались друзьями.
    Она смотрела куда-то поверх моей головы.
    — Вивиан вернулась недавно из поездки в Мексику. И ей даже не пришло в голову приехать повидаться со мной, — сказала она с горечью. — Она прислала мне открытку из мотеля в Атлантик-Сити. Писала, что здорова и прекрасно провела время. Больше ни слова. Она всегда была упрямой и самостоятельной, не такой, как Элис, но в конце концов, она моя дочь. И хотя мы с Вивиан ссорились и раньше, она всегда возвращалась домой. Вероятно, это материнская интуиция, но у меня такое чувство, что на этот раз что-то не в порядке. Я позвонила в мотель. Мне сказали, что такая у них не проживает. Тогда я поехала туда сама и поговорила с управляющим, неким Кэгменом. Он не мог ее вспомнить, но узнал по фотографии, которую я ему показала. Она приезжала с каким-то мужчиной, они зарегистрировались, как мистер и миссис Лингл.
    — Значит она снова вышла замуж?
    — Не думаю, — быстро ответила она и отвела взгляд.
    — Ей двадцать четыре года, она не нуждается в вашем согласии на брак. Видимо ей просто захотелось жить по-своему. Может быть именно поэтому она не возвращается домой. Такое часто случается. Родителям это неприятно, но ничего не поделаешь, такова жизнь. Почему вы думаете, что она не замужем?
    — Мистер Мак Грэг, я не нуждаюсь в ваших утешениях. Она не замужем. Я в этом уверена. После неприятностей с Рассеком я заявила ей, что она не получит от меня ни цента, если не предоставит мне решающего слова во всем, что касается брака.
    Ее самоуверенный тон действовал мне на нервы и она заметила это.
    — Если это условие показалось вам слишком суровым, мистер Мак Грэг, — быстро продолжала она, — то поймите, пожалуйста, что брак с Рассеком едва не загубил всю ее жизнь. Через четырнадцать дней после возвращения она сказала мне, что уже два месяца беременна. Этот ребенок не родился. Выкидыш. — Она вздрогнула, как будто у нее по спине пробежали мурашки и эти воспоминания были ей отвратительны, но она быстро овладела собой. — Когда я была у этого Кэгмана, он рассказал мне, что как-то ночью появились трое мужчин и, сильно избили Лингла, а когда Вивиан попыталась помочь ему, наставили ей синяков под глазами. Кто-то вызвал полицию, но Вивиан и Лингл отрицали, что знают этих людей, которые ворвались в их комнату и не знают причину этого. Все это вывело меня из равновесия. Я чувствую, что Вивиан замешана в чем-то, из чего ей трудно будет выпутаться.
    — Даже если я найду ее, миссис Дженнингс, я не могу поручиться, что смогу заставить ее вернуться к вам.
    Она встала, достала из сумочки сигарету и презрительно выпустила в мою сторону облачко дыма.
    — Этого от вас и не требуется.
    — Давайте внесем ясность, миссис Дженнингс, что же тогда от меня требуется?
    — Чтобы вы нашли ее, мистер Мак Грэг. Найдите ее, а о дальнейшем я позабочусь сама. Я уж сумею ее образумить. И еще мистер Мак Грэг, моим мужем был Орвилл Дженнингс. Он умер четыре года назад. Говорит вам что-нибудь это имя?
    Я ответил, что нет. Оно в самом деле мне ничего не говорило.
    Моё невежество возмутило ее.
    — Орвилл Дженнингс, мистер Мак Грэг, был основателем и президентом «Дженнингс Линотайпс».
    Она произнесла это так, будто он был президентом США, не хватало только фанфар.
    Я сказал:
    — Ах так.
    Действительно, это меняло дело. Эта фирма хорошо котируется на Нью-Йоркской бирже. Гигантская компания с филиалами во многих странах.
    Ей не понравился недостаток почтения в моем голосе. Она не привыкла к такому, вращаясь в кругах, где люди кланялись и открывали перед ней двери. Я вовремя вспомнил, что не могу позволить себе быть нелюбезным. Беда в том, что она мне не нравилась. Это когда сразу чувствуешь, что клиент будет капризничать и строить из себя важную персону. Но в частных сыщиках не ощущается недостатка. Если настроить клиента недружелюбно, может случиться, что он встанет и уйдет. Так что плюешь на его тон и свои чувства, улыбаешься и говоришь: да, мадам.
    Вспоминаешь, что домовладелец в ярости, а телефонная компания грозит отключить телефон. Без денег клиентов из этого не выбраться.
    — Мне принадлежит пятьдесят один процент акций компании, — сказала она. — Мои дочери унаследуют большую часть состояния. Все это привлекает массу бессовестных или жестоких людей, шантажистов, попрошаек и приживал. Я хочу, чтобы вы нашли Вивиан. Я боюсь за нее и не хочу, чтобы с ней случилось что-нибудь плохое. Я хочу знать, кто этот Эдвард Лингл. Кто он и что у нее общего с человеком, которого избивают гангстеры.
    — Почему вы думаете, что это были гангстеры?
    — Мистер Кэгмэн, которому принадлежит мотель «У ручья», видел их. Они вошли в комнату Вивиан, а через минуту она выскочила оттуда с криком. Один из них тут же выскочил вслед за ней и набросился на нее. Он сбил ее с ног. Они уехали раньше, чем появилась полиция.
    — Жаль, если бы полиция знала, кто они, через них можно — было напасть на след Лингла.
    Казалось она обдумывает это.
    — С другой стороны, я рада, что их не поймали. Я не хотела бы, чтобы об этом узнали, и получился скандал. Вивиан имела их более чем достаточно.
    — Что вы имеете в виду, миссис Дженнингс? — спросил я.
    Она смотрела на меня в упор, не отвечая. Я сказал:
    — Мне не за что зацепиться, миссис Дженнингс. Было бы хорошо, если бы вы рассказали мне все, что можете. Как насчет друзей, к кому она могла обратиться, если бы попала в беду?
    Она покраснела.
    — Она обратилась бы к своей матери!
    — Так почему же она не обратилась?
    — Мистер Мак Грэг, я уже говорила, что она очень энергичная и самостоятельная девушка. У нее есть все: деньги, комфорт, много больше того, что я имела, когда была в ее возрасте. В молодости я знала, что такое бедность. Вивиан просто не умеет ценить то, что она имеет.
    Она мне нравилась все меньше и меньше. Клиенты утаивают правду по многим причинам. У миссис Дженнингс, видимо, было нежелание делиться чем-то с частным сыщиком, стоящим гораздо ниже ее на социальной лестнице. Она презирала меня, как человека, занимающегося нечистым ремеслом за деньги.
    — Список ее друзей мог бы ускорить поиски, — напомнил я.
    — Сомневаюсь. Лучше беритесь за дело и делайте то, что я вам сказала.
    — Как вам угодно, мадам.
    Теперь была моя очередь. Поигрывая ручкой, я улыбнулся и сказал:
    — Моя такса тысяча долларов в неделю.
    Она подняла брови.
    — Не кажется ли вам, что это слишком много, мистер Мак Грэг?
    Для нее это было не слишком дорого. Я выслушивал ее едкие замечания и помалкивал. Она вполне могла позволить себе такой расход. Разумеется, ей этого не хотелось, хотя она и беспокоилась о своей дочери. Но кто сказал, что богачи любят разбрасывать деньги?
    — Миссис Дженнингс, — сказал я, — я работаю один, это значит, что когда мне приходится выезжать на расследования, я закрываю офис. Таким образом, я лишаюсь своих клиентов, которые могли бы обратиться ко мне в течение этого времени.
    Она погасила сигарету с озабоченным, видом.
    — Мистер Мак Грэг, я хочу, чтобы вы нашли ее, а также, чтобы вы регулярно сообщали мне о ходе расследования. Вы будете звонить по телефону.
    — Хорошо. Буду звонить.
    — Я не хочу, чтоб об этом узнали. Я настаиваю на полной секретности.
    Опять была ее очередь диктовать условия.
    — Ну, конечно, — пообещал я.
    Ее темно-карие глаза смотрели на меня в упор.
    — Ваше лицо выдает все ваши мысли, мистер Мак Грэг.
    — Это большое неудобство, — признал я.
    — Вы не слишком заинтересованы, правда?
    Я заколебался.
    — Вы меня не поняли, миссис Дженнингс. Я чувствую, что вы что-то утаиваете. Честно говоря, мне не слишком это нравится.
    — Но мои деньги вам нравятся?
    Я был бы от них в восторге, если бы она не старалась все время напоминать о них, и я хотел уже сказать ей об этом, но тут же вспомнил домовладельца и проклятую телефонную компанию.
    — Разумеется, — бодро ответил я. — Обычно я беру аванс, фото Вивиан тоже пригодилось бы.
    Она открыла свою сумочку, покопалась в ней, выписала чек и вместе с фотографией дочери положила его на стол.
    — Информируйте меня ежедневно.
    — В какое-нибудь определенное время, или так, звонить наудачу?
    — Вы меня удивляете, — сказала она холодно. — Если бы вас не рекомендовала Лоррен…
    Выходя, она обернулась в дверях:
    — В любое время, мистер Мак Грэг.
    — Хорошо, мадам, — ответил я.
    Когда она ушла, я стал любоваться чеком на тысячу долларов. Ее подпись была размашистой с неразборчивой закорючкой. Мне она показалась подходящей ее характеру.
    Потом я посмотрел на фото Вивиан Дженнингс. Она была стройной девушкой с волосами, как черный шлем. В ее чертах проглядывала та же дерзкая самоуверенность, что и у матери.
    Я не могу понять, что заставило ее жить в дрянном отеле с парнем, который путается с гангстерами.
    Зазвонил телефон и служащая из домоуправления сказала:
    — Я относительно вашей квартплаты, мистер Грэг.
    — Я уже выслал чек, — ответил я и повесил трубку.
    Развалившись в кресле, я заложил руки за голову. Спину мне пригревало солнце, тихий ветерок ласкал шею.
    Телефон зазвонил снова. Миссис Клэгг из телефонной компании была рассержена и грозила немедленно отключить телефон.
    — Да, да, миссис Клэгг, деньги уже высланы.
    — Я звоню уже второй раз, мистер Мак Грэг. Если мы не получим деньги сегодня, тогда, к сожалению…
    — В течение получаса, миссис Клэгг, и благодарю вас.
    Я встал, засунул чек в бумажник, а фотографию Вивиан в нагрудный карман. Я выписал чеки за квартиру и телефон, всего 640 долларов. Прощай тысчонка.
    Телефон зазвонил снова.
    — Алло, — сказал я.
    Девичий голос спросил:
    — Мистер Мак Грэг?
    — Его нет. Передать ему что-нибудь?
    — Да, прошу вас. Пусть позвонит в «Консолидейшен Одисон».
    — Он выехал в Румынию. Позвоните на будущей неделе, когда вернется. До свидания.
    Телефон немедленно зазвонил снова. Я посмотрел на полоску бумаги, означавшую теперь 360 долларов, которые у меня оставались. Телефон продолжал требовать внимания.
    — Не дури, — сказал я ему и поспешил уйти.
    Если я проведу здесь еще несколько минут, то опять окажусь на мели. Я вышел на улицу, заполненную людьми. Был час дня — обеденная лихорадка достигла высшей своей точки. Изголодавшиеся служащие вставали в очередь к свободным местам у стоек «Рубленный бифштекс и апельсиновый сок». А другие дожидались, когда освободится место, и — дышали в затылок сидящим счастливцам.
    Я добрался до своего банка на Пятой авеню, инкассировал и послал деньги за квартиру и телефон.
    Потом я пошел домой. Из моих окон открывался вид на Ист-Ривер и район Куина.
    Я подошел к окну, открыл его и впустил внутрь немного воздуха. Он состоял из выхлопных газов автомобилей и автобусов. Я поспешил закрыть окно. Потом позвонил на коммутатор и спросил, не звонил ли мне кто-нибудь.
    — Звонил ваш портной, мистер Дрейдер.
    — Если он позвонит снова, скажите, что я заплачу на следующей неделе.
    Я отошел от телефона как можно дальше, повернулся и проклял его. Он начал действовать мне на нервы. Каждый раз, когда поднимаешь трубку, на другом конце провода оказывается кто-то, требующий денег. С ума можно сойти! Собачья жизнь!
    Что делать? Убежать в горы и спрятаться в пещере? Толь вот все укрытия в скалах давно заняты. В каждом кто-то есть. Нигде не осталось места. Плюнь на все, Мак Грэг. Выше голову и за дело. Возьми себя в руки. Ты должен действовать, как машина, безукоризненная и надежная, всегда с улыбкой, Мак Грэг! В этом секрет успеха!
    Я позвонил своему человеку в полицейской картотеке и попросил посмотреть что-нибудь на Эдварда Лингла.
    — Где ты сейчас? — прошептал он в трубку.
    — Дома.
    — Позвоню через час. Это будет стоить тебе пятерку.
    В ожидании звонка я побрился, принял душ, спел арию Кармэн, переоделся. Все это время я думал, что должно же хоть изредка везти человеку. Наверняка там есть что-нибудь об Эдварде Лингле — кто он, где его можно найти, с кем он встречается.
    Я обдумывал с чего начать, надеясь, что не придется ехать в Атлантик-Сити за этими сведениями.
    Мой человек позвонил и сказал:
    — Ничего, Мак Грэг. Я искал даже в картотеке фальшивых имен. Нет его у нас. А зачем он тебе, Грэг?
    — Смылся с одной девчонкой. Ее мать хочет получить ее обратно.
    — Чушь! Половина из тех, кого удается найти, не хочет возвращаться обратно.
    — Знаю. Деньги я тебе пошлю.
    Я взял записную книжку и принялся звонить людям, у которых мог бы узнать что-нибудь: информаторам, стукачам, барменам, букмекерам — не знает ли кто-нибудь о парне по имени Эдвард Лингл.
    Это ни к чему не привело.
    Я вышел на улицу и взял такси, а потом топал уже на своих двоих. Говорил с портье самых невероятных отелей, в нелегальных притонах, с сутенерами и прочей шпаной. Собственно, это можно было сделать и по телефону. Но до некоторых из этих парней я никогда бы не дозвонился по телефону. Через два часа я так ничего и не узнал.
    Я уныло направился в гараж Делтона, где держал машину, серый «шевроле» восьмилетней давности. Машина была сделана словно на заказ человека, профессия которого требовала быть незаметным. Парень, у которого я ее купил, теперь служит в армии. Он любил свою машину и обращался с ней с трогательной нежностью. Под капотом он смонтировал мощный мотор. Там была также высокоскоростная коробка передач и еще какие-то усовершенствования. На улицах я не раз удивлял владельца какого-нибудь «ягуара» или «корвета», проносясь мимо них со скоростью 240 километров в час. Мне не хватало только реактивного сопла и крыльев, чтобы взлететь. Отличная штука.
    Зачем ездить медленно, если гораздо надежнее свернуть себе шею, когда едешь быстро.

Глава 2

    Чтобы выбраться из города мне понадобилось двадцать минут. Я проехал через Коллендс — туннель и пересек границу штата Нью-Джерси. Шоссе привело меня к Нью-Йорку. Это была серая унылая местность, усеянная нефтехранилищами. Трубы химических заводов извергали сернистый газ. Я поднял стекло машины, но это не помогло. Я проехал дальше по шоссе, миновав аэропорт в Нью-Йорке, объехал Элизабет направляясь к Картрету и возле Порт Эмбой повернул на запад. Промышленные ароматы усилились. Нефтеперегонные заводы извергали языки пламени. Густой жирный дым застилал солнце. После Гарден Стойт Паквей появилась кое-какая зелень и небольшие холмы. Я открыл окна, можно было дышать без удушья и кашля. Это было просто наслаждение, особенно, когда от этого отвыкаешь.
    До Атлантик-Сити я добрался до полудня. Какой-то туземец подробно объяснил мне, как найти мотель «У ручья».
    Я нашел его сразу же, проехал мимо и припарковал машину у соседнего блока. Я сидел и обдумывал с чего бы начать.
    С Кэгменом Элизабет Дженнингс уже говорила и ничего существенного не узнала. Будет мало пользы, если я заявлюсь туда и скажу, что я частный сыщик. Этот стиль не помогает там, где уже побывали копы. А они были здесь тогда, когда те трое обрабатывали Лингла. Тут нужно действовать тонко.
    Я объехал квартал кругом, вкатил на гравийную дорожку и остановил машину возле низкого строения из грубого камня, где помещалась администрация. По другую сторону заросшего травой двора полукругом стояли пятнадцать домиков побольше. Перед ним стояло несколько потрепанных драндулетов, наверняка давно уже накрутившие свои 50 тысяч миль. Пространство, оставшееся свободным, напоминало свалку. Всюду валялись банки и посуда из оцинкованной жести, зеленого пластика и фаянса.
    Перед администрацией светящаяся вывеска предлагала свободные номера. За стойкой портье сидела сельская красотка с круглым лицом, белой помадой на губах, темными тенями вокруг больших карих глаз и с коротко остриженными волосами. На вид ей было лет двадцать восемь. Хорошенький белый свитер обтягивал ее бюст, достойный всяческого внимания.
    Она улыбнулась, провела кончиком языка по губам и глубоко вздохнула с поразительным результатом.
    Я выдал широкую одобрительную улыбку, чего она и ожидала. У меня было впечатление, что она не пришла бы в восторг от встречи с частным детективом или даже городским копом. Здесь будет более уместны непосредственность коммивояжера.
    Я ухмыльнулся снова.
    — Привет! Это заведение Кэгмена?
    — Верно. Вам нужно сюда?
    — Именно так. Мой дружок проезжал здесь месяца три-четыре назад и сказал мне, что мотель Кэгмена — самое подходящее место, где можно остановиться, если завернешь в эти места.
    — Вам нужен номер?
    — Конечно, но сначала я хотел бы повидать мистера Кэгмена. Понимаете, я просто хочу знать, попал ли я туда, куда надо?
    Я городил все это, не имея ни малейшего понимания, как действовать дальше.
    Круглые карие глаза уставились на меня понимающе.
    — Вы попали куда надо, мистер.
    Она подала мне карточку с графами для имени, адреса и номера водительских прав.
    — Золотко, именно об этом я и хочу поговорить с Кэгменом. Я такие бумаги не заполняю.
    У меня наконец-то появилась идея.
    Она посмотрела на меня с еще большим интересом.
    — Подождите, пожалуйста, — вежливо сказала она и исчезла во мраке помещения, покачивая приятно закругленными формами в мини-юбке.
    Мне пришло в голову, что если в мотеле есть еще несколько таких служащих, как она, то гостям вряд ли остается много времени для сна.
    Я слышал, как она говорила: «Да, он здесь. О'кей, Гарри, я пошлю его туда». Она выглянула, а потом снова зашептала в трубку: «Ах, ага он вроде парень в порядке».
    Она вернулась, широко улыбаясь.
    — Вы знаете, где отель «Охотничий домик»?
    — Я оценил бы, если бы вы мне сказали.
    — Для вас, что угодно. Вернитесь в город по дороге, по которой приехали. Это на Кордильо-Пасифик.
    — А что там делает Кэгмен? — спросил я. — Я думал, что его заведение здесь.
    Она захихикала, как будто услышали что-то смешное.
    — «Охотничий домик» тоже принадлежит ему. Он бывает там и здесь. Это зависит от его дел.
    — Теперь понятно.
    Она провела пальцем по губам, послюнявила его и пригладила брови.
    — Милый, если застрянешь в городе на ночь, вернись лучше сюда. Поспишь здесь лучше, чем в любом другом месте. И пойми меня правильно: тут ничего дурного нет. Просто у меня когда-то был парень вроде тебя. Он погиб в автомобильной катастрофе. Ты немного напоминаешь его подбородком и глазами. Посидим и поболтаем. Я принесу для тебя пиво. Знаешь, люблю иногда поболтать с мужчиной.
    — Вернусь обязательно. И не забудь оставить мне комнату.
    — Не беспокойся, комната тебе будет. Если меня здесь не будет, когда ты вернешься, спроси у дежурного Ирму. Это я. Я буду где-нибудь поблизости.
    Я сел в машину и повернул на шоссе. Полюбовавшись на свое отражение в зеркальце, я ухмыльнулся. Красавец Мак Грэг, черт ты этакий! Ни одна перед тобой не устоит. Они ждут тебя у стойки портье. Ждут на всей земле, в горах, в долинах и опрокидываются на спину, едва завидев тебя.
    Я нашел отель «Охотничий домик» и поставил машину у входа. Это было старое кирпичное здание в пять этажей с соответствующей вывеской. Часть ее уже не светилась, светились лишь буквы «Охот…».
    Я поднялся по старым истертым ступеням, прежде чем кому-нибудь вздумалось на меня поохотиться. Коридор был узким, мрачным, жалкие лампочки мигали и потрескивали. На полу лежала потертая дорожка, не менее ободранные банкетки обрамляли стены.
    На другом конце холла появилась из сумрака женщина с испитым лицом в облезлой меховой горжетке на плечах. Она исчезла за углом, оставив за собой запах, напоминающий мне морг.
    Портье оказался бледнолицым молодым человеком в крикливом клетчатом пиджаке. Он читал газету, старательно при этом козыряя в носу.
    — Добрый вечер, — поздоровался я.
    Когда я сказал ему, что ищу мистера Кэгмена, он неохотно высвободил палец.
    — По какому делу?
    — По чисто личному.
    Он уставился на меня в упор.
    — Мистер Кэгмен не принимает коммивояжеров, с которыми не договаривался заранее.
    — Я похож на коммивояжера?
    — Хм, нет. Скорее на легавого.
    — Короче. Я только хочу с ним поговорить.
    — Ясно только к нему нельзя, пока не скажете в чем дело. Так мне велено, парень.
    — Возьмите телефон и позвоните Ирме. Мы с ней хорошие знакомые. А Кэгмен знает, что я здесь. Он ждет меня.
    — Фамилия, приятель?
    — Мак Грэг.
    — Сядьте вон там, — сказал он, показывая на одно из кресел.
    Я посмотрел на них и решил, что лучше постою. Из них могло что-нибудь вылезти и покусать меня.
    Портье повернулся к маленькому коммутатору послать весть, что Мак Грэг прибыл. Выслушав ответ, он осклабился.
    — Мистер Кэгмен говорит, чтобы вы шли к нему в кабинет.
    — У вас тут замечательная система безопасности, — сказал я, проходя мимо него.
    — По коридору, в конце холла, мистер Мак Грэг.
    Он снова взялся за свою газету.
    Я постучал в дверь и чей-то голос крикнул: «Войдите». В маленькой комнате стоял шкаф, кресло из потрескавшейся кожи и стол, заваленный всяким барахлом.
    Кэгмен оказался невысоким человеком с красным лицом и толстой шеей. Нечесаные седенькие волосы свисали ему на уши. На нем был пиджак шоколадного цвета, желтовато-коричневые брюки и резиновые сапоги. Из угла рта у него торчала погасшая сигара.
    — Вы Мак Грэг?
    Я кивнул.
    — Какие у вас претензии?
    — Никаких.
    — Выкладывайте. У вас что-то на уме, так что выкладывайте. Вы явились в мотель, принадлежащий мне.
    Он похлопал себя по животу.
    — Кто приезжает в мой мотель или подчиняется правилам, или не получает комнаты. «Ручей» — мой отель. Если вы хотите в нем остановиться, вы должны записаться, как все остальные. Таков порядок. Исключений мы ни для кого не делаем. Вы хотели со мной поговорить. Если насчет регистрации, то забудьте об этом. Все-таки, что у вас на уме?
    — Довольно странный порядок — требовать водительские права и номер машины, а? Не думаю, чтобы в нашей стране это было принято.
    — Принято! Наплевать мне на это! Все дело в том, где вы сидите. Если бы вы сидели здесь на этом месте, выдавая гостям одеяла, простыни, телевизоры и все остальное, вы бы считали, что записывать номера водительских прав это отличная мысль. Знаете, как сейчас крадут? Знаете, что способны спереть эти ублюдки? Полотенца, покрывала, одеяла — это что! Одного сукина сына я накрыл, когда он привязывал к крыше своей машины кровать. Ну, поверили бы вы в такое?
    — Нет, — поспешно сказал я.
    — Я вам говорю. Но я его мерзавца поймал и дал ему взбучку. А теперь вот вы. Не хочется вам показывать свои водительские права. Видно, у вас есть на это причины. Но в это я нос не сую. Поступайте, как вам нравится. Я поступаю так, как лучше будет мне.
    Он весело рассмеялся, а потом выражение его лица неожиданно изменилось.
    — Вы хотели со мной поговорить? О чем? В чем дело? Насчет регистрации — это просто трепотня, на этом меня не купишь. Что у вас на уме?
    Я показал ему лицензию и сказал:
    — Я кое-кого разыскиваю.
    Он тщательно изучил лицензию, потом посмотрел на меня.
    — А что у меня с этим общего? — сказал он вызывающе.
    — Ничего. Просто послушайте, если у вас есть время.
    — Ладно, давайте. Но записаться-то вы почему не хотите, черт побери?
    Со временем приобретаешь опыт в обращении со всякими типами. Этот был из тех, которые всегда ждут удобного случая и умеют в него вцепиться. В мотеле у него есть Ирма, предлагающая себя и свои прелести. В «Охотничьем домике» — телохранитель, ковыряющий в носу. С самим Кэгменом они составляли не самую лучшую троицу.
    Я должен был говорить поубедительней, если хотел чего-нибудь добиться.
    — Я ищу жену одного человека. Она сбежала с парнем, и он хочет вернуть ее обратно. Он думает, что она свихнулась. Сами знаете, когда женщине сорок, она начинает думать о своей жизни и часто приходит к заключению, что ничего от нее не получила. Начинается меланхолия, слезы, претензии к мужу. Тот ведет ее к психиатру, врач выслушивает ее жалобы, советует немного похудеть и посвятить себя искусству, танцам, чему-нибудь, что может ее занять. Дамочка двадцать лет, назад хотела стать балериной и теперь решила записаться в танцевальную школу, чтобы стать сорокалетней балериной. И здесь-то все начинается. Танцмейстер, некто Альфредо, один, из этих красавчиков, итальянцев с длинными волосами, холостяк, двадцать три года и никакого желания оставаться танцмейстером всю жизнь. Он честолюбив, хочет иметь собственную студию и знает, что не будет ее иметь, если будет учить баб только танцам. Он ждет свой шанс. И он появляется — наша дамочка. Они быстро спелись. Как-то вечером она пригласила его в шикарный бар. Он позаботился, чтобы дамочка перебрала и вскоре они уже резвились в постели.
    — Старая шкура, — отозвался Кэгмен и закурил сигарету. — Самое интересное — как об этом дознался муж.
    — Вы не поверите.
    Он задымил сигаретой.
    — Чего я только не слышал. Вы не расскажите ничего нового.
    Я продолжал:
    — Она страдала бессонницей, принимала снотворное, делала специальные упражнения и так далее. И вдруг стала засыпать, как по часам. Она начала покупать платья, какие носят двадцатилетние девочки, хотя уже далеко не дитя. Ее старик не обращал на это никакого внимания, ведь ей сказал врач, чтобы она развлекалась. Он почуял неладное только тогда, когда она купила шикарную игрушку — маленький Остин.
    — Маленькую спортивную машину?
    — Совершенно верно, а она всегда боялась быстрой езды.
    Кэгмен покрутил пальцами.
    — Она купила его для своего парня, верно?
    — Вы соображаете, я это понял сразу, как вошел. Так оно и было, Альфредо страстный любовник, только и думает о собственной студии. Он должен ее иметь, чего бы это ему не стоило. В конце концов он предлагает ей пожениться. Но тем временем старик вызывает меня и хочет знать, что происходит. Я берусь за работу, накрываю его жену, когда она развлекается с Альфредо и приглашаю мужа. Фантастическая сцена! Он кричит на нее, что она из себя делает дуру, но согласен все простить и забыть ее грех. Он не хочет развода, потому что боится скандала. Это ведь птица высокого полета, большой босс. У него есть своя блондиночка на стороне, но жена о ней не знает.
    — Надо же. Как его зовут?
    Я сказал.
    — Ээ… Гм, — и я продолжал врать дальше.
    — Могу вам только сказать, что ему принадлежит железная дорога.
    — Железная дорога? — в голосе Кэгмена зазвучало благоговейнейшее почтение.
    — Серьезно.
    Его маленькие глазки снова стали колючими.
    — Мне все еще не ясно, почему вы не хотите зарегистрироваться?
    — Эта информация строго доверительна. У меня есть инструкции — не оставлять за собой ничего, что может указать на связь моего клиента с этим делом. Да, черт с ним, запишусь. Правда, это против моих принципов, но раз никто не сможет заглянуть в ваши записи, не думаю, что это имеет значения. Если бы я остановился в каком-нибудь большом отеле города, этой проблемы не было бы, но мне нравится «Ручей». Лучше работается, когда вокруг меньше народа. Никто тебя не спрашивает, когда хочешь уходишь и приходишь.
    — Ага, точно. Я и сам люблю так работать.
    — Я не хотел бы, чтобы на меня наткнулись копы и стали проявлять любопытство. Я начну осматриваться в городе, а они начнут совать свой нос. Мне бы это причинило большие неудобства. Так что лучше укрыться в вашем заведении.
    Он нахмурился.
    — Мне бы тоже не хотелось, чтобы они притащились туда за вами. Недавно был подобный случай. Какой-то парень с девушкой жили в одном номере. Они жили тихо — мирно примерно месяц. Девушка вообще почти не выходила. Он тоже выходил ненадолго, говорил, что развозит товары. Как-то ночью вдруг появляются трое парней в новом «кадиллаке» с нью-йоркским номером, настоящие громилы. Я это разу же понял. Таких людей я узнаю моментально.
    — Это на вас похоже, вы похожи на человека, который разбирается в людях.
    Лесть обрадовала его.
    — И не говорите. Иначе как бы я смог продержаться столько лет.
    Он глубоко вздохнул.
    — Столько лет на гостиничном бизнесе. Это не сахар. Приходится разбираться. Я видел, как приехали эти типы. Потом они начали избивать Лингла. Его девчонка выскочила из комнаты и закричала как сумасшедшая: «Убьют его!». Я вижу, их трое, а поскольку гангстеров я узнаю с первого взгляда, я долго не раздумывал, схватил свой дробовик и на них.
    — Это не шутка связываться с тремя такими типами.
    — Я был чемпионом Нью-Джерси десять лет назад в стрельбе по тарелочкам. Когда речь заходит о стрельбе, я знаю, что делать.
    — Кто говорит, что нет!
    — Это было ужасно, что я вышел, так как один из них взялся как раз за миссис Лингл. Он одной рукой обрабатывал ее кулаком, а другой держал за волосы. Он подбил ей оба глаза. А как только они увидели меня, то сразу же сбежали и довольно быстро. Так на этом бы все и закончилось, но в одном домике жильцы, оказались нервные и вызвали полицию. Я тут ничего не мог поделать, но вы видели бы того парня, который ее бил. Такого стоит увидеть один раз и будешь помнить до самой смерти. Черная рубашка, светлый галстук, на шее шрам, не хватает куска уха. Рожа поганая. С удовольствием ухлопал бы такого. А как он удирал, когда увидел меня! На это тоже стоило бы посмотреть. — Он помолчал. — Шрам был похож на букву X.
    У меня заныло сердце. Я знал этого парня — Карл Брехем, отпетый головорез.
    — В таких ситуациях хорошо иметь ружье под рукой.
    — Это уж точно! А Лингл с женой уехали на другой же день утром. Потом появилась ее мать и стала расспрашивать людей.
    — Она узнала, что ее дочь избили?
    Он покачал головой.
    — Кому нужны неприятности? Зачем они мне? И вдруг такое дело, плохая репутация может погубить бизнес.
    Он наклонился и прошептал:
    — В газеты ничего не попало. У меня есть друзья в городе.
    — Это всегда себя окупает.
    — Надолго остановились у меня, мистер Мак Грэг?
    — Пока не найду их. Неделю, две, может быть месяц. — Я засмеялся. — Мне некуда спешить, это время оплачивает клиент.
    — Если у вас будут какие-нибудь затруднения, я могу замолвить за вас словечко. Я знаю здесь несколько полезных людей.
    — Возможно, я обращусь к вам. Пока у меня есть кое-какие следы, которые я завтра проверю.
    — Я полагаю, вы получите неплохие деньги от своего железнодорожного короля?
    — Не жалуюсь.
    — Так и должно быть. Я всегда говорю, что за свою работу человек должен получать то, что ему причитается. А вы мне кажетесь отличным парнем, мистер Мак Грэг. Чтобы доказать, как я отношусь к вам, я согласен плюнуть на регистрацию.
    — Отлично! Спасибо. Я могу пригласить вас на стаканчик. Вы прекрасный человек, мистер Кэгмен.
    Он протянул мне свою руку, и я с чувством пожал ее.
    — Зовите меня Гарри. Я с удовольствием выпью с вами. Здесь есть неподалеку неплохой бар.
    Когда мы проходили мимо портье, он бросил вполголоса:
    — Позвоните Ирме, пусть хорошо поселит его.
    Тот мгновенно ожил:
    — Хорошо, сэр.
    В баре я трижды заплатил за его выпивку. Когда мы уходили, он сказал, что Ирма потаскуха и что у нее есть три точно такие же подружки.
    — Знаете, как это бывает, Мак Грэг. Они не проститутки, они только хотят немного подработать. Живи и давай жить другим.
    — И я так думаю. Живи и давай жить другим. Это звучит прекрасно.
    Я похлопал его по спине.

Глава 3

    Я возвращался в мотель «У ручья», размышляя, правильно ли я все разыграл. Возможно, за пятьдесят долларов я мог бы вот так взглянуть одним глазом на регистрационные карточки супругов Лингл. А за полсотни Кэгмен был способен двинуть собственную мать в солнечное сплетение. Но все же я не решился бы предсказать наверняка его реакцию на просьбу посмотреть списки гостей. Где те дни, когда можно было просто раскрыть регистрационную книгу и перелистать ее. Теперь все было на карточках, а карточки строго доверительны. Кэгмену, видимо, приходится быть осторожнее, чем другим владельцам отелей из-за его бизнеса с девушками.
    Я должен был найти карточку Лингла. Одной из возможностей, к этому была Ирма. Вероятно, за небольшую плату она позволит мне заглянуть в картотеку. Но опять-таки, это может обернуться полной неудачей, если она сильно зависит от Кэгмена или боится его. И кто знает, не принадлежит ли она ему полностью.
    Я потратил на него час с четвертью. Вытягивать из людей информацию — занятие нелегкое. Как заставить их говорить?
    Выслушаешь их, стараешься, чтобы им было приятно с тобой, говоришь им то, что от тебя ждут и льстишь им.
    У меня было впечатление, что Кэгмен любит слушать постельные истории, вот я и рассказал ему такую.
    От него я узнал, что машина с гангстерами была из Нью-Йорка, а один из громил был Карл Брехем.
    Хоть что-то для начала.
    Когда я вошел в отель, Ирма встретила меня словно важную особу.
    — Пожалуйста, мистер Мак Грэг, — она подала мне ключ от домика номер девять. — Ночной портье приходит в девять тридцать. Тогда я буду свободна и мы сможем встретиться.
    — Звучит многообещающе.
    — Я живу с подругой, ее зовут Зена, но она, я думаю, будет наверняка занята, и она засмеялась.
    — Отлично, — сказал я. — Здесь есть какой-нибудь ресторан, который вы могли бы порекомендовать?
    — Через полмили к северу по шоссе находится «Угольщик Чарли». Поедете направо и скоро будете на месте. Не шикарно, но тем не менее там неплохо.
    — Вы проголодались?
    — Кажется, да.
    — Это хорошо, еды там не жалеют. — Она оглядела меня. — Может вам подошло бы заведение получше? У вас такой вид, что Кэгмен позвонил и сказал, чтобы вам предоставили все, что вы пожелаете.
    Она произнесла это медленно и очень тихо. Пытаясь выглядеть, как сама невинность, она моргала широко расставленными глазами. У нее это получилось не лучше, чем у шлюхи, которая в темном переулке шепчет: «Эй, гражданин, хочешь развлечься?».
    Чтобы не обманывать ее ожидания, я разыграл простачка, который ждет не дождется встречи.
    — До скорого, Ирма.
    Ее улыбка была милой, но не очень веселой. Она наклонилась и оперлась на стойку.
    — Послушайте, не надо думать ничего такого, если я приглашаю вас к себе выпить. Я просто люблю выпить в обществе. Не думайте как-то иначе.
    Она уже говорила это раньше. Я принял правила ее игры. Каждый старается хотя бы выглядеть достойно. Она не заговорит о деньгах. Разве, что о небольшой сумме в долг. Скажет, ей нечем платить за квартиру. Не смог бы я одолжить ей сотню?
    Я дал ей понять, что шокирован.
    — Вы меня удивляете. Только святой или лжец мог бы сказать, что вы не соблазнительны и не прелестны, но я узнаю даму с первого взгляда.
    — О'кей. А я узнаю хорошего парня с первого взгляда. Поезжайте сейчас ужинать, а когда вернетесь, приходите прямо ко мне. Дверь будет открыта, на случай если вы придете раньше меня.
    — Превосходно, — сказал я и отправился к «Угольщику Чарли». Там было темно и накурено. Пол был посыпан опилками. Народу было много. Худая официантка с жевательной резинкой во рту бодро приняла заказ, перекинув через руку замызганную салфетку.
    — Бифштекс с жареным картофелем и салат.
    — Какой хотите: итальянский, французский, русский или с горгонзолой?
    — А какой он с горгонзолой?
    — Если любите горгонзолу — то неплохой.
    Ее энтузиазм был заразителен.
    — Давайте с горгонзолой, если она неплохая.
    Что касается порций, Ирма была права. Они были огромные, зато безвкусные. Бифштекс был жесткий, как конина. Кофе как кофе. Больше половины мяса я оставил на тарелке.
    У кассы скалился сам Чарли.
    — Как ужин, мистер?
    Только идиот мог задать вопрос о такой еде. Я ответил:
    — Отвратительный, Чарли. Имей в виду, сегодня ты видел меня здесь в последний раз. Мне осточертели бифштексы из автопокрышек. Я терпел целый год, не теперь довольно.
    Чарли с сомнением посмотрел на меня.
    — Я вас здесь никогда не видел.
    — Ты слишком занят кассой и не смотришь, что подают на кухне, Чарли. Значит сегодня в последний раз.
    Я вышел, оставив его стоять с открытым ртом и чувствуя некоторое удовлетворение.
    В мотель «У ручья» я добрался в четверть девятого. Я поставил машину возле своего домика, дошел до одиннадцатого номера и заглянул внутрь. Комнаты часто отражают характер своих обитателей: в них есть отпечаток того, что они прожили, а иногда и того, что их ожидает. Эта дышала безрадостностью. Жалкая маленькая спальня. Пол был покрыт истертым линолеумом. Потолок когда-то протек и обои с крикливыми цветами отвисали от самого пола. Из-под кровати выглядывало шесть пар обуви. Пепельницы были завалены окурками со следами губной помады.
    Я стал обшаривать помещение. Вот так и зарабатываешь на жизнь. С кем поведешься, от того и наберешься, а частный шпик копается в помойке.
    В ванне к умывальнику прилипли обесцвеченные волосы. Мокрый бюстгальтер и трусики висели на трубе душа. Оконце без занавесок выходило на свалку, где ржавели остовы автомобилей, жестянки из-под пива валялись разбитые бутылки, разбухшие от дождя матрацы и ржавые кроватные сетки.
    Обыск ванной не дал ничего интересного. В комнате мне повезло больше. Возле двери стоял металлический шкаф, который кто-то попытался украсть, оклеенный теми же обоями, что и стены. В нем висели платья Ирмы и еще платья на какую-то крупную женщину. Я догадался, что они принадлежат Зене.
    Я копался в шкафу, чтобы убить четверть часа до прихода Ирмы. Сам не знаю, что я искал.
    Я прошелся по верхней полке за шляпными коробками. Рука наткнулась на какое-то препятствие. Я снял коробку и продолжил работу. Это было довольно хитрое устройство. Требовалось одновременно нажать вверху и потянуть вперед, чтобы стена отодвинулась на петлях.
    Там была шкатулка, в каких хранят драгоценности. Я открыл ее. Все стало ясно. Ирма или ее подруга по комнате были наркоманки. Погнутая ложечка с дном, почерневшим от копоти, шприц и длинная резиновая трубка, которой обматывают руку, чтобы выступили вены. Там был еще пакет ваты и пузырек со спиртом для стерилизации и против возникновения безобразных синяков на руках и бедрах. В маленьком белом пакете содержалось достаточно белого порошка героина, чтобы выдать билет в рай принявшему его.
    Я начал соображать. Похоже, Ирма берет деньги у Кэгмена, чтобы оплачивать свое пристрастие. Я сунул шкатулку под кровать, закрыл дверь в туалет и стал ждать.
    По гравию проехала машина и остановилась. Мужские и женские голоса весело переговаривались. Как я прикинул — четыре человека. Потом по веранде простучали каблучки и вошла Ирма.
    Она поздоровалась с наигранной улыбкой, сказала: «привет», включила лампу на ночном столике и выключила верхний свет.
    — Не люблю яркий свет, — объяснила она, — ты не против?
    — Вовсе нет. Мне тоже так нравится.
    Как и все наркоманки, она чувствовала бы себя лучше, надев черные очки.
    Она зевнула и потянулась, четко обозначив длинную зрелую линию своей груди. Платье поднялось, обнажив полные белые бедра.
    Все это было на продажу. Я подумал сколько времени понадобиться, чтобы наркотик превратил ее в отвратительную развалину.
    — Я очень устала, — сказала она. — Не привыкла к работе портье.
    Она прошла в ванную.
    — Это так тяжело? — спросил я ее вслед. Она мыла руки. Дверь была приоткрыта.
    — В общем-то не очень. Портье лежит с гриппом, какие-то вирусы или как их там… Я помогаю Кэгмену только временно.
    Она закрыла дверь. Зашумела спускаемая вода.
    Я развалился на постели и ждал. Она появилась в дверях ванны в одной комбинации. Сцена как из сексфильма. Я сказал:
    — Будь добра, закрой наружную дверь, а то я не люблю не запертых домов.
    Она захохотала, как будто я доверил ей неприличный секрет, шагнув к двери, она заперла ее на задвижку и задернула темно-зеленую штору. Потом включила проигрыватель. Составить нам компанию предстояло Синатре. Я засмеялся.
    — Чем ты занимаешься детка? У тебя очень удобный матрац.
    — Ты что-то торопишься, парень. — Она закурила сигарету и выпустила дым в мою сторону, чтобы дать мне понять, что может и принять мое предложение. — Как насчет холодного пива?
    — Спасибо, только предлагаю это оставить на потом.
    И заулыбался как можно глупее.
    — Иди сюда, поболтаем немного.
    — Почему бы и нет, — сказала она, устраиваясь рядом и положив руку на мое бедро. — Не знаю, почему ты мне так приглянулся, — проговорила она сахарным голосом маленькой девочки.
    Потом она засмеялась.
    — Кэгмен сказал, что ты хороший парень, наверное поэтому.
    Она прищурилась и выражение ее лица стало выжидающим.
    — Он сказал, что ты хороший парень и у тебя водятся деньжата.
    — Кэгмен не все обо мне знает, — сказал я серьезно. — Мир полон всяких неожиданностей. Ты-то должна это хорошо знать.
    Она с удивлением посмотрела на меня.
    — Я прекрасно обойдусь и без неожиданностей. Каждый раз, когда это со мной случается, я оказываюсь в грязи.
    Я похлопал ее по плечу, потом схватил ее запястье, а другую руку сунул под кровать. Я показал ей шкатулку и бросил ее на пол.
    — Ты попала в беду Ирма. Я тебя арестую за хранение наркотиков.
    Она недоверчиво замигала, а потом выражение ее лица изменилось. Она побелела и стала похожа на разъяренного зверя, когда попыталась вырвать руку.
    — Проклятый легавый! Ах, ты грязный вонючий шпик! — кричала она, пытаясь ударить меня коленом. Ее свободная рука со скрюченными пальцами метнулась к моему лицу. Тогда я поймал ее за оба запястья, она стала дико мотать головой, пытаясь укусить меня. Судорогой пронзило ее тело, все малые мышцы были напряжены.
    Я уперся локтем ей в лицо. Она набрала воздух для нового вопля, когда я сказал:
    — Заткнись! Заставь меня еще повозиться с тобой, и я пошлю тебя годика на три проветриться в тюрьму. Ну-ка успокойся! Себе же делаешь хуже. У тебя есть шанс выкрутиться, если ты мне поможешь. Не будь ребенком, Ирма. За год на территории тюремной фермы у тебя здорово огрубеют руки. Будь умницей, если, не хочешь попасть в тюрьму.
    Она посмотрела на меня долгим взглядом.
    — Отпусти руки, и дай мне сигарету.
    Она села потянулась за пачкой и закурила глубоко затягиваясь. Все кончилось, все было позади.
    — Мне всегда не везет. Кэгмен должно быть спятил, если все вам выложил. А мне-то сказал, чтобы я за вами присматривала. Так и сказал, дурак безмозглый. Нет, надо же, — удивилась она, — он мне поручил присматривать за копом.
    Она покачала головой и жалобно сказала:
    — Я получаю от жизни одни пинки.
    — И это говорит такая хорошенькая девушка! Только не упрямься и мы с тобой поладим.
    Она неправильно меня поняла. Глаза ее потемнели, потом она рывком схватила комбинацию, рывком стянула ее с себя и предстала передо мной совершенно голой.
    Ее тело было стройным и крепким, а следы уколов на бедрах почти не заметны. Она приподняла рукой свои большие груди, как бы предлагая их.
    — Ну, давай, — прошептала она, — иди ко мне.
    — В другой раз, как-нибудь. Все, что мне сейчас от тебя нужно, это кое-какие сведения.
    — Это еще что? Я в жизни еще не встречала легавого, которому можно было верить.
    — Ты видела Лингла и девушку, которая с ним была. Что она тут делала? Я хочу знать о них все.
    — Иди к черту! У тебя была возможность, коп. Ты не знаешь, от чего отказываешься.
    Поговори с такой. Если бы я переспал с ней, она наверное скорее бы поверила, что я сдержу слово и отпущу ее. Но теперь она сомневалась.
    — Прибереги это для других, — сказал я.
    — Никогда мне не везло с мужчинами. Все вы одинаковые, вам бы только урвать, что можно.
    — Вспомни Лингла и женщину, которая была с ним. Ты скажешь мне все, что я хочу знать и немедленно. Хватит с меня этих уверток.
    — Что будет, если я расскажу?
    Я поднял шкатулку с пола и показал ей.
    — Я ничего не видел. Уеду отсюда и все.
    — Как я узнаю, что вы меня не обманываете? Нет худших мошенников, чем копы. Я вас не знаю. Как я могу вам верить?
    — Этого не требуется. Просто у тебя нет выбора. Ты меня не интересуешь. Мне нужна та женщина и Лингл.
    — Врете! — злобно сказала она.
    — Если ты снова попадешь туда, то там и сгниешь.
    Я блефовал, но по отчаянию, мелькнувшему в ее глазах, понял, что угадал. Она уже побывала в тюрьме.
    Ирма облизала губы…
    — Я не знаю, куда она девалась, — сказала она тупо. — Они уехали сразу же, как только избили Лингла.
    — Что они здесь делали?
    — Вы обещаете, что отпустите меня?
    Я кивнул.
    — Кэгмен меня убьет, мне нужно сматываться отсюда, — сказала она шепотом скорее себе, чем мне, как будто боясь, что ее подслушают.
    — У тебя не так уж много вещей. Соберешься за десять минут. Что они здесь делали?
    — Ничего, развлекались. Они кололись оба.
    — Откуда ты знаешь?
    — Я узнаю наркоманов с первого взгляда.
    — Она приводила кого-нибудь к себе, когда Лингла не было?
    Она едко рассмеялась.
    — Нет. Еще нет, но это только дело времени. Когда у них кончатся деньги, она начнет продаваться.
    — Чем собственно занимался Лингл?
    — Я ничего о нем не знаю. Разве что то, что он колется также, как и она. Кэгмен это знает и сдирал с них лишние полсотни в неделю.
    — Кэгмен снабжал их?
    — Нет. Он тертый калач и в такие дела не вмешивается. Он только знает, кто чем занимается и заставляет платить.
    — А Лингл? Ты ведь с ним наверное разговаривала? Что это за тип?
    — Он ни разу, со мной не заговаривал. Честное слово! Клянусь!
    — Где его регистрационная карточка?
    — Вторая полка сверху в шкафу за стойкой. Я ее там однажды видела.
    Ее глаза светились желанием убедить меня в своей готовности помочь.
    — Кто сейчас в конторе?
    — Ночной сторож — портье.
    Я направился к двери.
    — Дайте мне десять минут. Мне нужно собрать вещи. Дайте мне шанс, ну будьте хорошим, — умоляла она.
    Она собирала вещи как сумасшедшая, набросала платья в два чемодана и с трудом закрыла их. Потом жадно посмотрела на шкатулку.
    Я отошел к окну и стал любоваться свалкой. Легко осудить наркомана, это дает ощущение превосходства, чувствуешь себя чище. Но в этом не больше смысла, чем осуждать диабетика или депрессивного маньяка. Лечение бывает длительным. Это болезнь.
    Когда я обернулся, шкатулка исчезла, запакованная с другими вещами. Отобрав ее, я бы ничего не изменил в ее жизни. Она была бы даже способна на убийство, чтобы раздобыть наркотик.
    Она бросила чемодан на заднее сиденье облупленного «Корвета», уселась сама и отъехала, ни разу не оглянувшись.
    Машина прошуршала по гравию, потом выбралась на шоссе и унеслась прочь.

Глава 4

    Я вышел в темную безветренную ночь. Широкий ясный месяц и понятия не имел о шприцах и убегающих наркоманах. Я подъехал к конторе и вышел, не выключая мотора.
    Ночной портье был сутулым человеком с полоской песчаного цвета волос поперек темени, одетый в ярко — голубой костюм.
    Он старательно осмотрел меня с ног до головы.
    — Добрый вечер, — сказал он.
    Я показал ему свой пистолет и сказал:
    — Веди себя тихо и с тобой ничего не случится. Если пикнешь — пристрелю.
    Весь Голливуд любовался бы мной в этой сцене из гангстерского фильма, где я играл главную роль.
    — Деньги в ящике кассы, можете спокойно забирать их. Я не хочу неприятностей. Все о'кей. Вам никто не собирается мешать.
    Я показал револьвером на туалет.
    — Заходи и не высовывайся, пока не позовут.
    Я захлопнул за ним дверь, повернув ручку, и подпер дверь стулом, отыскал карточку Эдварда Лингла и вышел.
    Я ехал очень быстро. Портье позвонит Кэгмену и тот сразу же примчится. Но полицию вызывать не будет и за мной их не пошлет. Ему не захочется иметь с ними дело.
    Через два часа я остановился у придорожного ресторана выпить чашку кофе и посмотреть украденную регистрационную карточку. Я переписал в свой блокнот номера машин и регистрационной карточки. И там даже был номер штампа, поставленного канцелярией, выдавшей права. В мотеле Кэгмена должно быть здорово воровали, если он придумал такую систему.
    Кофе было дрянным, и я не удержался, чтобы не сказать веселой кругленькой официантке с опухлыми ногами:
    — Такого кофе я не пил уже много лет.
    Она приняла это наоборот и улыбнулась.
    — Спасибо, спасибо, мистер. Мы варим только колумбийский.
    — Напомните мне, чтобы я отсюда немедленно уехал, если случайно забреду сюда снова.
    — Не беспокойтесь, я это сделаю, — ответила она мне вполне мирно.
    — Я не хотел вас обидеть. Вы нравитесь мне, только у меня нет времени, чтобы все объяснить как следует.
    Она улыбнулась.
    — Потрясающе! Буду это помнить до самой смерти и еще долго после этого.
    Я наградил ее полудолларом. Ее ответы стоили большего.
    Я сел в машину, вернулся в Манхэттен и поставил машину в гараже. Потом позвал такси и сказал водителю:
    — Отвезите меня домой, добрый человек. Я утомлен, на сегодня хватит суеты.
    — Ага, это всем надоело. А куда везти?
    — Домой, на тучные пастбища.
    — На тучные пастбища?
    — Домой, — сказал я и назвал адрес.
    Когда мы приехали, я расплатился и попрощался с водителем.
    — Доброй ночи, добрый человек!
    — Доброй ночи, добрый человек, — повторил водитель.
    Поднявшись к себе, я выпил двойной бурбон, а потом вызвал телефонистку на коммутаторе. Девушка сообщила, что звонила какая-то миссис Дженнингс.
    — Три раза. И очень рассердилась, когда узнала, что вас нет дома.
    — Ладно, что еще?
    — Звонил еще некий мистер Швиммер. Сказала, чтобы он позвонил снова.
    — Правильно. Когда будете говорить с ним следующий раз, спросите, какой породы его собака.
    Я поставил будильник на девять и улегся спать. Утро наступило страшно быстро. Я принял душ и немного взбодрившись, позвонил Дженнингс. Трубку сняла какая-то девушка.
    — Хент слушает. Миссис Дженнингс нет дома, но она распорядилась передать вам, чтобы вы позвонили ей сегодня между двумя и тремя часами в клуб Дрейка.
    — Вы можете мне сообщить, как добраться до этого клуба?
    — Разумеется, но она определенно сказала, чтобы вы ей позвонили, мистер Мак Грэг.
    — Это было деликатное предупреждение. Я не должен у нее появляться без приглашения. Однако, то, что я должен был ей сообщить о дочери, лучше было сказать с глазу на глаз.
    — Сначала я позвоню, — уверил я мисс Хент. — Мне бы не пришло в голову ворваться к ней без доклада.
    Мне показалось, что я слышу, как она постукивает карандашом по столу.
    В киоске внизу я купил пачку сигарет и отправился по адресу Лингла на 75 Западную улицу. Это был хороший многоквартирный дом с привратником, который улыбался и непременно хотел знать, к кому я явился с визитом.
    — К мистеру Эдварду Линглу, — сказал я с улыбкой.
    Он с улыбкой сдвинул брови.
    — Я думаю, что здесь такой не проживает.
    — Не могли бы вы проверить?
    — Конечно, сэр.
    Он вошел в холл и через несколько минут вернулся.
    — Нет, сэр, такой здесь не живет.
    — А это имя вообще говорит вам о чем-нибудь. Может он переехал?
    Он потер подбородок, уставился в потолок и забормотал:
    — Лингл… Лингл… Эдвард Лингл, — как будто ожидая сверху. Но ответа не было. — Нет, сэр, такого имени я не помню, но я здесь только два месяца. Может быть шеф мог бы вам помочь.
    — Отличная идея.
    Я дал ему за нее доллар. Он открыл дверь, а потом нажал на кнопку возле таблички, где было написано: «Иван Яков / управляющий».
    Он был стар и морщинист. Посетители не производили на него никакого впечатления. Его интересовали только жильцы.
    — Вы кто? Что вам нужно знать о Лингле?
    — Меня зовут Мак Грэг.
    Он пожал плечами.
    — Это ничего не значит. Я не дам вам никакой информации о жильцах? Вы коп?
    — Да.
    — Так покажите значок.
    — Я частный коп.
    — Частный коп, — презрительно повторил он. — Ничего не скажу.
    — Послушайте, я ведь только хочу знать, жил ли здесь когда-нибудь Эдвард Лингл.
    — И что? Вы ведь сами уже это сказали.
    — Скажите, пожалуйста, как зовут домовладельца?
    — Никому ничего не скажу. Как вы думаете, смог бы я удержаться здесь двадцать два года, а? Я, знаете, только своими делами интересуюсь. А если хотите знать имя домовладельца, идите в строительную регистратуру. Я ничего вам не скажу.
    — Этот человек ни в чем не замешан.
    — Знаем, знаем.
    Ему хотелось от меня быстрее избавиться. Я попытался воздействовать на его чувства.
    — Этот человек, мистер Яков, бросил жену и двух детей. Все просаживает на бегах. Его жене приходится работать на швейной фабрике, чтобы заработать на жизнь, а за детьми некому присмотреть. Им нужны деньги, они голодны.
    — Это очень плохо, но я-то, черт возьми, что могу сделать? Как люди живут — это их дело. Мне на это наплевать. Нет, мистер!
    Я достал из кармана доллар.
    — А виски вы любите?
    — Почему же нет?
    — Я вам дам пять долларов и вы купите себе хорошего виски, но сначала посмотрите запись о Лингле. Ведь у вас есть картотека.
    — Разумеется, есть.
    Получив пятерку, он заулыбался. Он посмотрел картотеке, Лингла не было.
    Я показал фото Вивиан Дженнингс. Он нацепил очки, которые не разваливались лишь благодаря клейкой ленте, и осмотрел ее.
    — Кто это? Это не Эдвард Лингл, — подозрительно сказал он.
    — Нет. Вы когда-нибудь видели эту женщину?
    — Что это значит? Сначала спрашиваете про Лингла, а потом суете какое-то фото! Кто это, а?
    — Жена Лингла.
    — Никогда ее не видел, — сказал он.
    — Большое спасибо за вашу любезность. Вы мне очень помогли.
    — Само собой, почему бы нет. Как у вас идут дела?
    — Идут, но не так хорошо, как у вас. Когда вам будет принадлежать этот домишко?
    Я шел по улице и думал о развитии событий. Все это мне не нравилось. Все это чем-то попахивало. Водительские права с фальшивым адресом. Фамилия Лингл тоже может быть фальшивой.
    Я ищу Вивиан Дженнингс. Замысел был идти по следам Лингла. Я предполагал, что девушка будет с ним. Чепуха! От этого нужно отказаться. Лингл может быть где угодно и найти его будет чертовски трудно.
    В полдень я зашел в кафе и посмотрел телефонный справочник. Потом я закрылся в телефонной кабине и позвонил Хермону Хаммеру в транспортный отдел.
    — Хермон, это Пит Мак Грэг, — сказал я.
    — Привет, Пит, — ответил Хермон с радостью человека, через минуту которому дадут пятерку.
    — Здесь у меня водительские права с адресом на 75 Западной улице. Имя Эдвард Лингл. Он там никогда не жил. У него «бьюик».
    Я дал ему номер машины и водительских прав.
    — Проверь мне это.
    — Думаешь, Пит, машина краденая?
    — Не знаю. Мне нужна твоя помощь.
    — Дай мне час, Пит.
    Я сказал ему, что позвоню еще, вышел из кабины и подошел к стойке, где задумчиво сжевал яйцо и выпил кружку пива. У меня было впечатление, что звонить Хермону было пустой тратой времени. Но у меня не было другого выхода. Все надо делать по очереди. Теперь очередь Карла Брехема.
    Описание данное Кэгменом, подходило, впору Карлу Брехему, как хорошо сшитый костюм. Сомневаюсь, что в этой стране было два человека, шрам на лице которых был в виде буквы «X». Этот шрам от ножа и пулевая царапина через этот шрам проходила так, что вместе напоминали британский флаг. И к тому же недостающая мочка уха.
    Брехема породила чащоба десятой авеню. Некоторые из начинающих выбрались из этого района. Карл нет. Парнишкой он стоял на стреме, приторговывал, наркотиками, был сутенером. Потом разбивал головы и переламывал ребра. Сидел за вымогательство. В общем, более чем достаточно. Шрам на лице был памятью прошлых лет. Он насолил многим. Один из них оглушил его и вырезал бритвой на шее букву «X». Через шесть месяцев после этого, неизвестный одним выстрелом разделил «X» по горизонтали и оторвал мочку уха. Можно было предположить, что кто-то ухлопает Брехема, и будет это скоро.
    Я вернулся в кафе. В телефонном справочнике Брехема не было. Я позвонил Лоуренсу Сандерсу, следователю канцелярии окружного прокурора. Однажды я помог ему. Он чуть не лишился жизни, когда пытался надеть наручники сбежавшему преступнику.
    Это произошло в одном баре Восточного района. Я как раз отвернулся от стойки, когда второй преступник бросился на Сандерса с ножом. Это было не спортивно, поэтому, когда он проносился мимо меня, я подставил ему ногу. Он упал, что тоже было не спортивно, но что оставалось делать? Достаточно паршиво оказаться лицом к лицу с парнем, вооруженным ножом. Еще меньше радости, когда на тебя нападают сзади. Так что я был уверен, что Сандерс помнит об этом и поможет мне, если я попрошу.
    — С радостью, — сказал он, как только узнал, что мне нужно.
    Потом добавил, что я могу его поздравить. Жена наделила его десятифунтовым потомком, Лоуренсом-младшим.
    Полицейским платят мало. Мысленно я отметил себе, что нужно послать подарок новорожденному.
    Сандерс сказал, что Брехем работает на Джорджа Занга.
    — На синдикат Джорджа Занга?
    — Именно на него и ни на кого другого, Пит. Карл занимается сбором денег взятых в долг у ростовщиков. Месяца три назад он сам чуть не попался, когда обрабатывал одного парня с 36 улицы. Представь себе владелец фабрики пальто в тяжелом состоянии. Дела идут все хуже и хуже, кредиторы нажимают со всех сторон и он решает идти к ростовщикам. Представляешь, дочь в дорогом колледже, большой дом в Сентер-порте, тридцатидвухфунтовая яхта. В общем, жил на широкую ногу. Только зима выдалась теплая и никто его пальто не покупал. Он был на мели. Брехем и еще один тип пошли навестить его и избили почти до смерти. Он оказался в больнице. Жена должна была дать свидетельские показания, но потом передумала, когда ей пригрозили, что зайдут за дочерью в колледж и разукрасят ее так, что никто не узнает.
    — Милая компания!
    — Верно, но напрасно предупреждать людей не иметь дела с родственниками, они все равно с ними связываются. Можно было ожидать, что они будут умнее.
    — Ну, этого нам не изменить с тобой. — Я хотел кончить с этим вопросом. — Где я могу найти Занга?
    — В том большом доме на 66 улице.
    Он немного помолчал.
    — В чем дело, Пит?
    — Одна клиентка ищет дочь. Больше пока ничего.
    — Тебе не следует раздражать Занга, Пит.
    — Да нет. Я не буду его раздражать. Я только хочу поговорить с ним. Вероятно, он сможет мне кое-что объяснить.
    Сандерс засмеялся.
    — Ладно, можешь оставить свои секреты при себе.
    — Никаких секретов нет. Мне больше просто нечего сказать.
    Сандерс снова засмеялся.
    — Я мог бы держать с тобой пари. Однако должен сказать тебе, Пит, нам никогда не удавалось найти против него что-нибудь, но ты знаешь, что такое Занг. Преступник, Пит, убийца.
    — Спасибо, Ларри, это я уже слышал.
    Он дал мне адрес Занга на 66 улице, потом адрес Карла Брехема на Чайдс-Роуд 77 и номера их телефонов, которых нет в справочнике.
    — Ты не попадешь к Зангу, если предварительно не позвонишь ему, — сказал Сандерс.
    — Ну, так я позвоню ему, — сказал я.
    Сначала я попробовал позвонить Брехему. Никто не отвечал. Я отправился туда. В доме 77 по Чайд Роуд никто не реагировал на мои звонки. Тогда я взялся за отмычку. Замок уступил прежде, чем я начал стараться по-настоящему. Я толкнул дверь, вошел вовнутрь и оказался в трехкомнатной квартире.
    Обыск не дал ничего, что связывало бы Карла Брехема с Линглом, Вивиан Дженнингс или Джорджем Зангом.
    Я вышел и отыскал управляющего. Я показал ему фальшивую визитную карточку и сказал, что должен проверить Карла Брехема. Это был маленький толстый мужчина с сигарой в зубах. Моя визитная карточка наполнила его благоговейным ужасом.
    — ЦРУ! Вы первый человек, которого мне довелось встретить. Но о вас, ребята, я много слышал.
    — Я хочу спросить у вас о мистере Брехеме? Могли бы вы его рекомендовать, как надежного человека?
    Он покачал головой с озабоченным видом.
    — Даже не знаю, могу ли. Мы с ним объясняемся едва ли парой слов. Его здесь почти не бывает. Иногда я не вижу его целыми неделями. Странное рабочее время. Я думаю, что не могу рекомендовать человека, если сам в нем не уверен.
    — Это не ваша вина, — сказал я. — Благодарю вас, вы мне очень помогли.

Глава 5

    Телефонистка в яхт-клубе Дрейка любезно сказала, что посмотрит, здесь ли миссис Дженнингс. Было слышно, как она вызывала ее по внутренней связи.
    — Мистер Мак Грэг, я оставила для вас указание, чтобы вы позвонили позже, — сказала миссис Дженнингс.
    — Я выяснил нечто важное. Предпочел бы встретиться лично. Нам нужно поговорить.
    — Тогда здесь в два часа.
    Ее голос звучал озабоченно.
    Я положил трубку и набрал номер Джорджа Занга. Человеку, который ответил, я сказал, что хочу поговорить с Зангом и представился.
    — Мистера Занга сейчас здесь нет, — медленным голосом ответил тот. — Полагаю, вас могла удовлетворить беседа со мной, мистер Мак Грэг.
    — Сомневаюсь! Мне нужно говорить только с ним.
    — Может быть, вы могли бы изложить ваше дело письменно?
    — Нет. Когда он вернется?
    — К сожалению, не имею представления, сэр.
    — Передайте Занга, что Карл Брехем и еще двое отделали кого-то в мотеле «У ручья» в Атлантик-Сити. Передайте, что я хочу поговорить с ним об этом.
    — Мистер Мак Грэг? Вы сказали, что ваша фамилия Мак Грэг?
    Он оттягивал время, чтобы осмыслить сказанное мной.
    — Мак Грэг с самого рождения.
    — Одну минутку, пожалуйста.
    Наступила короткая пауза. Был слышен приглушенный разговор. Потом отозвался другой голос, уже не такой мягкий, как первый.
    — Мистер Мак Грэг, у вас есть наш адрес?
    — Да.
    — Мистер Занга примет вас. Разумеется, он убежден, что речь идет о каком-то недоразумении.
    — Разумеется.
    — Приезжайте немедленно, мистер Мак Грэг. — И он повесил трубку.
    Когда я приехал, меня остановил привратник. Я сказал:
    — Моя фамилия Мак Грэг.
    Это открыло мне дорогу. Из холла я поднялся на шестнадцатый этаж.
    Открылась дверь. За ней меня ждали двое. Один из них был Гарри Кларк, уголовник, которого я немного знал. Он напоминал тех бывших борцов, которые работают вышибалами в казино Лас-Вегаса, пузатый, фунтов на 350 весом. Вторым был Джонни Сэрвин, боксер-полутяжеловес. Я видел его на матче в Гарден. Он обладал мощным ударом. Ударом правой он мог убить человека. Беда только в том, что ему редко удавалось попадать своей правой. После двадцати пяти боев комиссия дисквалифицировала его, прежде чем он кого-нибудь смог убить.
    Гарри старательно изучал мою личность по лицензии, беззвучно шевеля губами, читая про себя по слогам.
    — Руки, — пробурчал он.
    — Зачем? — На его лице появилось страдальческое выражение.
    — Послушайте, вы хотите войти и повидать шефа, так? Тогда ведите себя как полагается. И нечего фыркать. Босс оказывает вам исключительную честь.
    — Я страшно рад.
    Я послушался и пока он обыскивал меня, Сэрвин ждал на случай, если понадобится его вмешательство. Потом меня ввели в просторный конференц-зал.
    Худой парень с жестким лицом отослал охрану. Он выглядел как человек, способный убить, если я неожиданно чихну. Он подвел меня к закрытой двери, велел подождать, открыл дверь, просунул туда голову, а потом впустил меня.
    Я вошел в шикарно обставленный офис. За столом сидел человек лет пятидесяти, похожий на важного администратора. Он улыбнулся.
    — Рад с вами познакомиться, мистер Мак Грэг. Я — Флойд Гаррисон.
    Мы пожали друг другу руки.
    — Мистер Мак Грэг, мне кажется, что произошло какое-то недоразумение.
    Я кивнул.
    — Вы правы. Когда я звонил, мне сказали, что я буду говорить с самим Занга.
    — Мистер Занга, чрезвычайно занятой человек, по-настоящему занятой. Как раз сейчас он не может освободиться. Но, уверяю вас, он знает о вашем звонке и он заинтересован. Однако он уверен, что речь идет о недоразумении.
    — Работает на вас Карл Брехем?
    — Шерман, — спросил он у худого, — работает у нас некий Карл Брехем?
    Шерман попытался выглядеть задумчивым.
    — Брехем. Нет, мистер Гаррисон, впрочем определенно нет.
    — Вот видите, — сказал Гаррисон тоном любезной снисходительности. — Все это ошибка.
    — Не делайте из меня дурака. Я знаю, что этот тип с распоротой мордой состоит у вас на жаловании. Он отделал парня, который называет себя Линглом. Там была женщина и ее тоже избили. Если понадобится, я могу представить свидетелей, которые опознают вашего дружка-мясника.
    — Что вам нужно мистер Мак Грэг?
    — Имя парня, с которым была та женщина, который называет себя Линглом.
    Жестом руки он отверг мое требование, как бессмысленное.
    — Вы поступаете не разумно. Я знаю на сто процентов, что Карл Брехем там не был.
    — Минуту назад вы не были уверены, работает ли он у вас вообще.
    — Будьте же благоразумны, мистер Мак Грэг. Забудьте все. Ведь не хотите же вы впутаться в историю. Вы по уши увязли в каких-то воображаемых историях.
    — Я пытаюсь найти девушку, которая была с Линглом. Почему вы его избили, меня не интересует. Мне нужно только его настоящее имя, потому что он пользуется фальшивым.
    Гаррисон усмехнулся и недоверчиво покрутил головой.
    — Ничем не могу вам помочь, мистер Мак Грэг. Однако я хочу дать вам добрый совет. Не знаю, где вы откопали эту историю, но позвольте вас уверить, что вы ошиблись. Ваше утверждение, что Брехем был там, могло бы принести вам неприятности уже потому, что оно не верно. Поэтому перестаньте повторять это. Вы относитесь к этому недостаточно серьезно.
    Его голос стал ледяным:
    — Вполне серьезно. В чем тут дело?
    — Вы знаете так же хорошо, как и я, что от вас мне ничего не нужно. Я хочу найти девушку. Ее мать беспокоится о ней.
    Шерман засмеялся.
    — Посмотрите на этого шутника. Он нам все-таки не верит.
    — Я не знаю никого по фамилии Лингл, — сказал Гаррисон. — Как зовут эту девушку?
    Я пропустил это мимо ушей.
    — Ладно, играйте в свою игру. Парня и девушку я найду. Это отнимет у меня больше времени, но я найду их.
    Гаррисон развел руками.
    — Ваше дело. В одном вас уверяю, мы не имеем ничего общего с этим избиением.
    — Карл Брехем? Я хотел бы поговорить с ним.
    — У него нет времени, он работает.
    — Я не стал бы отрывать его от работы.
    — Будьте же благоразумны, Мак Грэг, надо знать, где следует остановиться.
    — Пожалуй, — сказал я. — Спасибо, что уделили время.
    Я встал и вышел. Гарри Кларк проводил меня к лифту.
    Пока мы ожидали кабину, он сказал:
    — Ну, узнал? Зря ты сюда заявился. Мы такими делами не занимаемся.
    — Кто тебя спрашивал? — сказал я.
    — А ведь широковатая у тебя пасть, Мак Грэг, — сказал он и ухмыльнулся.
    — Твоя рожа мне тоже не нравится, — сказал я, ухмыляясь.
    Он так и затрясся от смеха.
    — В другой раз и в другом месте, Мак Грэг. Уж мы это исправим.
    — Исправить тебя? Разве что за решеткой.
    Меня спас лифт. Я спустился со своими сомнениями, и догадками. Я узнал немногое. Они признаются в нападении на Лингла и Вивиан? Я этого и не ожидал, но в одном я был уверен. Брехем был в Атлантик-Сити с поручением произвести экзекуцию. Когда я появился, главари заинтересовались мною, иначе я никогда не попал бы к Занга. Если бы они не были в этом замешаны, они не обратили бы на это никакого внимания. Им хотелось выяснить, что мне известно.
    На улице я постарался, чтобы меня посетила гениальная мысль. С частными детективами из романов такое иногда случается. Но со мной не случилось. Я сказал вслух:
    — Что же дальше, Мак Грэг? Пока у тебя получается не очень.
    Упитанная блондинка с сеткой на волосах и с пуделем на ремешке нервно обернулась и поторопилась свернуть за угол. Пора бросать привычку говорить с самим собой, я начинаю пугать людей.
    Из бара я позвонил Херману.
    — Ну, как дела, Херман?
    — Ты меня спрашиваешь?
    — Совершенно верно.
    — Это я у тебя должен спросить, что происходит.
    Я промолчал, ожидая продолжения.
    — На Лингла можешь плюнуть, Мак Грэг. Такого не существует. Забудь, что на его правах стоял номер. Тот, кто их выдавал, пользуется какой-то своей системой. Еще я сверил номер автомобиля со списком украденных машин. У твоего приятеля Лингла фальшивые номерные таблицы. Водительские права подделаны. Номер машины тоже фальшивка — все фальшивка.
    Я сказал:
    — Пятерка, которую я тебе пошлю, будет настоящая.
    — И то хорошо, — сказал Херман.

Глава 6

    Я взял из гаража свою машину и отправился к Элизабет Дженнингс. Я опаздывал уже на час. Яхт-клуб Дрейка был расположен на скалистой местности, протянувшейся, как палец, в южный залив Лонг-Айленда. Прогулочные катера бороздили сине-зеленую воду, оставляя за собой полосы. К пристани приближалась стройная яхта со спущенными парусами и работающими моторами. Загорелые фигуры на палубе торопились причалить судно.
    Территорию клуба окружала металлическая сетчатая изгородь, за ней лежал зеленый ковер подстриженного газона. Густая растительность скрывала главное здание, расположенное на пригорке, как замок с башнями. В ветровых стеклах замка, справа от здания отражалось солнце.
    Когда я выезжал, из сторожки вышел главный привратник и властно остановил меня. Это был худой человек с обветренным лицом, в серой униформе и фуражке, с шиком сидящей на его серебристых волосах. Он помахивал дубинкой, как полисмен из комедии. Его глаза исследовали сначала мою потрепанную машину, а затем меня.
    — Чем могу служить, приятель? — моя упаковка не произвела на него никакого впечатления.
    — Меня ожидает Элизабет Дженнингс, моя фамилия Мак Грэг.
    Он нацелился на меня дубинкой.
    — Подождите здесь, сэр. Я проверю это, но вам придется подождать, — чуть отойдя, он обернулся, — оставайтесь на месте сэр.
    — Как вы догадались, что я хочу украсть ваш забор?
    — У меня такая инструкция, только и всего. Не пускать никого, не приглашенного членами клуба. Даже английскую королеву. Если бы ее не хотели здесь видеть, я бы не пропустил.
    — Думаю, попасть сюда — величайшее счастье ее жизни.
    Он посмотрел на меня долгим взглядом.
    — Как вы сказали, вас зовут?
    — Мак Грэг. У вас короткая память. Может вам следует сходить к доктору?
    Он вернулся в сторожку, позвонил по телефону, потом с улыбкой появился оттуда.
    — Поезжайте прямо наверх, мистер Мак Грэг, надеюсь я не обидел вас? Понимаете, я делаю то, что мне приказано.
    Он покачал головой.
    — Вы не поверите, сколько нежелательных лиц пытаются проникнуть сюда.
    — Могу себе представить.
    — Значит, прямо по дороге, сэр, а когда подъедете к главному зданию, повернете налево, на паркинг для гостей. Посетителям не разрешается ставить машины на паркинг для членов клуба, — важно сказал он.
    — Я буду осторожен, — сказал я и, проехав в ворота, поставил машину. И пешком направился к клубу.
    Это было высокое впечатляющее здание из джорджийского известняка с мраморной лестницей. Его вполне можно было принять за сенат какого-нибудь штата. Человек в униформе отворил передо мной двери. Я очутился в большом зале со стенами, отделанными мореным дубом. Толстый ковер покрывал пол. Посреди помещения располагался огромный круглый камин. Вокруг него толпилось человек тридцать. До меня доносился смех, веселые разговоры, постукивание ледяных кубиков в стаканах.
    Гости образовывали необычно одетую группу. Мужчины по-домашнему в выцветших джинсах, в темных спортивных рубашках, стоящих уйму денег, с кричащими яркими платками на шее или спортивных пиджаках. Женщины в ярких пестрых платьях или коротких белых шортах.
    Я безуспешно высматривал миссис Дженнингс, когда она вдруг появилась возле меня.
    — Мистер Мак Грэг, вы опоздали на встречу, — отчеканила она.
    Я извинился, сказав, что у меня лопнула покрышка, и молча позволил ей оскорблять мою машину. Она ввела меня в маленький салон, отделанный панелями из мореной ели и закрыла дверь. Окна были затянуты узорчатыми шторами. Торшеры излучали мягкий свет и освещали дубовые балки потолка.
    Она села на длинный узкий диван, а я устроился напротив.
    — Говоря откровенно, мистер Мак Грэг, — начала она уверенно и с насмешкой, — я ожидала, что вы будете делать свои отчеты по телефону. Такова была полученная вами инструкция. Вы ведь работаете на меня, не так ли?
    Мне хотелось сказать, что в следующий раз я проберусь входом для прислуги, а от членов клуба буду прятаться, но я сдержался.
    — Я подумал, что будет лучше, если я поговорю с вами лично.
    — Что у вас?
    Я рассказал ей все, что узнал о мотеле «У ручья», умолчав лишь о происшествии с героином. А поскольку не существует способа сообщать подобные новости так, чтобы они не казались такими скверными, как на самом деле, я решил говорить без обиняков.
    Я вывел ее из равновесия.
    — Наркотики?
    Она попыталась засмеяться, но ей это не удалось.
    — Что вы намерены внушить мне?
    — Мне сказали, что она принимает их.
    — Кто? — сердито допытывалась она.
    — Одна женщина в мотеле.
    — Это абсурдно, смешно. Разумеется, она никогда не принимала наркотики. Что это за женщина, которая вам это наговорила?
    — Имя не имеет значения. Она сама наркоманка, возможно и проститутка.
    — Что?
    Ее тщательно выщипанные брови взлетели вверх, а глаза расширились.
    — Ведь не можете же вы принимать показания такой женщины всерьез.
    — Дело было так. Она думала, что я полицейский и боялась, что я арестую ее за наркотики. Фактически она не видела, как Вивиан принимала наркотики.
    — Тогда как же она могла говорить это? — прервала она в размышлении.
    — Она сказала, что узнает наркомана с первого взгляда. Вы не обязаны этому верить.
    — А я и не верю. Это все какие-то ваши домыслы. Вы, частные сыщики, дрянной и странный сброд. Мне следовало понять это, когда я нанимала вас.
    Она сделала гримасу, как будто попробовала чего-нибудь гнилого.
    Я вздохнул, опять громы и молнии на мою профессию. Частный сыщик — это грязный пройдоха, ищейка, отвратительно стряпает разводы, торгует доказательствами… Частный сыщик — это отбросы общества.
    Я встал.
    — Найдите себе какого-нибудь другого. Посмотрите в телефонной книге, а на рекомендацию Лоррен Сандлер не обращайте внимания. Ведь мы с ней придумали грандиозный план, как лишить вас состояния. Когда умер её муж, он оставил ей двенадцать миллионов, но жизнь подорожала и ей не хватает этого, а я так совсем на дне. Вот я и нашел удобный случай заграбастать ваши денежки.
    Представление закончено. Я этим больше не занимаюсь — всегда нужно понять ситуацию и действовать соответственно.
    — Еще один совет задаром. Если она в чем-то замешана, то вам лучше обратиться в отдел розыска пропавших. Чем дольше вы будете выжидать, тем хуже будет для вашей дочери.
    Ее глаза казались невидящими.
    — Простите. Поверьте мне, прошу вас. Я очень сожалею.
    Она не принадлежала к тем женщинам, которые часто плачут. Это не соответствовало ее характеру. Внезапно она болезненно всхлипнула, глаза ее увлажнились, она прикрыла лицо левой рукой, голова опустилась на грудь. Я предложил ей платок, но она отвергла его.
    — Сейчас я снова буду в порядке.
    Я отошел и чуть отодвинул штору. В окно я увидел, как две пары старательно и обдуманно неряшливо одетые, садятся в лодку. Их джинсы были сзади в дырках, вероятно сделанных ножницами или лезвиями, рукава пропотевших рубашек надорваны, а сандалии разваливались на глазах. Они направлялись к восьмидесяти фунтовой яхте. Очень мило. Человек должен быть очень богат, чтобы позволить себе ходить таким оборванным. Нормальные люди не могут себе этого позволить. Про них сказали бы, что они похожи на нищих.
    Я вернулся к Элизабет Дженнингс. Она коротко мне кивнула.
    — Я уже в порядке. Простите то, что я вам наговорила. Это было не умышленно, просто глупо. Что я должна делать, чтобы помочь вам?
    — Вот так-то лучше. Найти ее будет трудно. Она живет с человеком, чье настоящее имя неизвестно. Во всяком случае, его фамилия не Лингл. К одному из тех, которые на него напали, подходит описание некого Карла Брехема.
    — Кто это?
    Я заколебался. Мне не хотелось пугать ее, но она должна знать правду.
    — Гангстер, миссис Дженнингс.
    — Гангстер, — повторила она горько. — Почему вы с ним чего-нибудь не сделаете? Вы знаете, как его зовут? Вы можете его найти? — Она покачала головой. — Право, мистер Мак Грэг, не похоже чтобы вы очень старались.
    Я показал ей листок бумаги с адресом.
    — Я знаю, где он живет, только он там не часто появляется. Я найду его. Это лишь вопрос времени. Но сейчас, я хотел бы, чтобы вы действительно помогли мне, иначе наш шарик лопнет и я не смогу его надуть. Мне нужны имена людей, с которыми Вивиан знакома, список друзей. Кто-нибудь из них может знать, где она. Может быть она писала им или звонила.
    — Если вы будете их расспрашивать, по городу расползутся слухи. Я совсем не хочу этого.
    — Тогда вы зря тратите деньги, миссис Дженнингс.
    — Наверное это все-таки мое дело.
    — Я хочу вам помочь. Я работаю на вас, но главное препятствие — вы сами.
    — Что поделаешь, мистер Мак Грэг.
    — У меня нет ни одной зацепки. Было бы лучше, если бы я мог потрудиться здесь, возможно я натолкнулся бы на что-нибудь.
    — Вы имеете в виду встречаться с людьми, расспрашивать о Вивиан?
    Эта перспектива испугала ее.
    — Это было бы ужасно. Ничего подобного я не допущу. Мне кажется, я уже достаточно ясно дала это понять.
    Она начала утомлять меня.
    — Послушайте, вы должны предоставить мне вести расследование по-своему. Вы должны доверять мне. Похоже, что ваша дочь влипла в какую-то историю, а ваше молчание может еще больше все испортить. В чем тут дело? То ли вы действительно хотите, чтобы я нашел вашу дочь, то ли, скорее стараетесь так, для очистки совести.
    Ее лицо исказилось от ярости.
    — Ну, хватит, мистер Мак Грэг.
    Потом оно обрело прежнее выражение.
    — Лоррен меня предупреждала относительно вас. Она сказала мне, что вы и не сдержаны и грубы. Мне следовало считаться с этим.
    Ее самоуверенность вернулась к ней.
    — Ладно, предлагаю компромиссное решение. Как вам это нравится? Договоритесь с привратником, чтобы у меня была возможность приходить сюда, когда мне понадобится.
    — Не понимаю, какая может быть от этого польза.
    — Вы опять за старое, миссис Дженнингс.
    — Ну хорошо, но вы только предупредите меня, прежде чем станете расспрашивать кого-то. Я хочу точно знать, что вы будете спрашивать о Вивиан.
    — Разумеется, миссис Дженнингс.
    Она воображала, что сделала мне бог знает какую услугу. А может так оно и было? Она определенно имела право на свое мнение, так как платили за это довольно большие деньги. Частные сыщики, которые спорят с клиентами, часто остаются не у дел. Мне понадобилось довольно много времени, чтобы осознать этот простой факт. Ее нежелание помогать мне не могло не вывести меня из равновесия. Это были ее деньги. Я не был ее финансовым консультантом. Если бы я им был, то наверное сказал бы ей, что большое детективное агентство с филиалами по всей стране может действовать эффективнее. Вероятно, такая мысль приходила в голову и ей самой, но желание удержать все в секрете сдерживало ее.
    — Я думаю, было бы лучше, если бы члены клуба не знали, что я ваш гость.
    — С кем вы собираетесь говорить?
    — Не знаю, может быть, ни с кем. Я только пытаюсь найти какую-нибудь отправную точку.
    — Я действительно не могу понять, какую цель вы преследуете?
    — О'кей. Тогда что же вы сами предлагаете, миссис Дженнингс?
    — Хорошо, — неохотно сказала она, — согласна. Мистер Денем, управляющий, вероятно захочет узнать, кто вы такой. Я поговорю с ним. Завтра вечером у нас собрание и будет много членов клуба.
    — Отлично, миссис Дженнингс. Мне также понадобится кто-нибудь из друзей Вивиан.
    Она нахмурилась.
    — Эллен Грэхем, актриса. Я не хотела позволить Вивиан поселиться вместе с ней. Я от нее не в восторге.
    — Почему?
    — Она довольно неприятная особа.
    — Это может означать все, что угодно. Я хотел бы поподробнее, миссис Дженнингс.
    Она с достоинством встала.
    — Я не хочу говорить о ней. Мне не доставляет никакого удовольствия говорить о людях ее сорта.
    Всегда нужно знать, когда можно нажать, а когда следует отступить. Я сказал:
    — У меня идея. Предположим, ваша дочь попала в автомобильную аварию год назад. Она потребовала компенсацию. Там были какие-то юридические сложности. Я буду человек из страховой компании, который хочет найти ее и предложить хорошие деньги, если она забудет это дело. Но сначала мне нужно найти ее.
    — Понимаю, — сказала она. — Это, пожалуй, годится. Но почему же в таком случае вы не обратитесь прямо ко мне?
    — Я был у вас. Вы знаете, что она уехала в путешествие, но не имеете ни малейшего понятия, где она может быть.
    — Тогда хорошо. Эллен, может быть, позвонит, если захочет что-нибудь узнать, а я подтвержу ваши слова.
    Она написала мне адрес Эллен на листке бумаги. Та жила на 83 улице.
    — Отлично, — сказал я. — Я также хотел поговорить с Уильямом Рассеком.
    Было похоже, что эта идея шокировала ее. Лицо у нее заострилось, а губы побелели.
    — Запрещаю вам говорить с ним о Вивиан. Этот человек способен, использовать любое ваше слово, чтобы облить ее грязью. Это мерзавец!
    — Пусть будет мерзавец. Хорошо, миссис Дженнингс, до свидания. Я приеду завтра вечером.
    — Народ здесь собирается обычно около десяти, — сказала она.
    — Спасибо.
    Я решил, что приду в девять.
    Остановив машину у придорожного кафе, я позвонил Эллен Грэхем. Какой-то девичий голос посоветовал позвонить снова в половине десятого. Я вышел из кабины и спросил парня за стойкой, годится ли это кофе для питья.
    — Разумеется, у нас хороший кофе. Делаем как полагается, мистер.
    Я отхлебнул.
    — Не так уж плохо. Откуда он? Вы не знаете?
    Он пожал плечами…
    — Откуда мне знать? Всегда приезжает один и тот же парень на грузовике и оставляет его здесь.
    — Вам должно быть стыдно. Занимаетесь этим делом и не знаете, какой кофе получаете. Этот из Греции.
    Он опять пожал плечами.
    — И что из того, что он из Греции? Я здесь только работаю. За каким чертом мне интересоваться, откуда мы получаем кофе?
    Он отошел и повторил то же самое шефу на другом конце стойки.
    Я сидел, задумавшись, попивая кофе. Ну, ничего, сказал я, начнем все с начала Лоррен Садлер.

Глава 7

    Я позвонил Лоррен Садлер из телефонной кабины. Ей было тридцать пять. Говоря о ее богатстве, я не преувеличивал. Она была вдова с двенадцатью миллионами долларов. Опасная комбинация. У нее постоянно были какие-то любовные истории. Она представляла идеальную цель для пройдох, хитрых вымогателей, плейбоев и второразрядных борцов. Она нуждалась в моих услугах, и я помог ей выбраться из массы неприятностей.
    В последний раз речь шла об относительно простой операции. Ее провели два вымогателя с Запада — загорелый красавчик и мощный верзила. Красавчик обхаживал мою клиентку как мог и однажды вечером он смог напоить ее. Довольная и счастливая сильно навеселе, она везла его в степь, когда какой-то человек ни с того, ни с сего упал под колеса ее автомобиля.
    Лоррен говорила, что он словно с неба свалился. Скорость была около ста миль. Естественно, что она врезалась в него и думала, что убила его. За секунду до этого на дороге не было ни души и вдруг этот наезд. Она хотела заявить об этом в полицию, но красавчик просил и умолял не делать этого, так — как он не мог позволить себе этого. Он признался, что был осужден, когда совершил какое-то преступление. Его выпустили условно, испытательный срок еще не кончился и он не хотел бы впутываться в это дело.
    Он отвез ее, совершенно расклеенную к тому месту на шоссе, где лежал труп… Он хотел оттащить тело с дороги и спрятать в кустарник или, если грунт окажется мягким, просто закопать его. Лоррен ждала его в машине.
    С бешено колотящимся сердцем она увидела, как подъехал старый «форд» — грузовичок и из него выскочил большой парень и сердито закричал на ее дружка — «Эй, что ты там делаешь с этим телом?».
    Разумеется, это был сообщник красавчика. Последовала замечательно разыгранная драма. Ставка была высокой. Красавчик Гарри приковылял к Лоррен и они уехали. Утром они просмотрели газеты, но не нашли никакого упоминания о наезде и драке на шоссе. На третьей странице была правда, маленькая заметка о трупе, украденном из морга, но кто же будет обращать внимание на такую бессмыслицу.
    На другой день звонит телефон, чего и нужно было ожидать. Верзила записал номер ее машины и знает, кто она такая. Но он человек разумный. Ей, естественно, незачем беспокоиться. Он сам спрятал тело. Она может не опасаться, что тело найдут. Но, разумеется, ничего не делается задаром. Думаю миссис Садлер, что 20 000 долларов будет в самый раз.
    Но Лоррен Садлер не клюнула на это. Однажды ей уже пришлось выложить 15 000 ловкачу — фотографу, после чего она узнала, что в таких случаях вымогатель предъявляет все новые и новые требования, которым нет конца. Она позвонила мне, и я вытащил ее из этих неприятностей.
    Результат был неожиданный. Я познакомился с красавчиком Гарри, у которого действительно были шрамы после уличной драки, но он производил впечатление труса и слабака. Опытный глаз способен заметить многое. Я подсыпал ему немного снотворного и пока, он дремал, я снял у него отпечатки пальцев и воспользовался своими связями, чтобы их проверить.
    За ним значились мошенничества, шулерство, шантаж… Красавчик был шефом. Им стоило заняться как следует. Я слышал за ним немало. Я стал следить за ним и беспокоить по телефону. Все кончилось с ними на пустынном пляже вечером, где я должен был, согласно договоренности, оставить деньги. «Выбросите это из головы, ребята», — сказал я, а когда они попытались наброситься на меня, подстрелил верзиле ногу. Когда он лежал там и скулил, что ему нужна помощь, иначе он истечет кровью, я заставил его рассказать подробности. Он признался, что украл труп из морга, что сбросил его перед машиной с пешеходной дорожки и потом закопал его.
    Моя клиентка уехала на восток, а жулик на юг. За свои старания я получил от нее пять тысяч долларов.
    Она сама подошла к телефону.
    — Дорогой, — обрадовалась она, — ты где? Почему не звонил?
    — Лоррен, если ты свободна, я хотел бы с тобой встретиться.
    Она потребовала, чтобы я приехал немедленно, так ей хотелось поговорить со мной.
    Я остановил такси и сказал адрес на Сатон Лейс. Дождь забрызгивал ветровое стекло, то морося, то переходя в ливень. Пешеходы прятались в подъезды.
    — Эти проклятые «дворники» опять испортились, — ворчал водитель.
    Я сидел сзади, держась за ручку, когда мы проносились по городским улицам. Я ехал к Лоррен, чтобы расспросить ее о своей клиентке. Я искал след. Я бегал по кругу.
    У писателей все просто. Все, что им нужно, находится под рукой. В начале книги представят героя версиями, которые чередуются друг с другом. Если бы и в жизни так было.
    Машина свернула к подъезду и остановилась. Привратник в униформе бригадного генерала вышел из-под навеса, держа раскрытый зонтик.
    — Добрый вечер, сэр. Ничего себе погодка.
    — Очень даже ничего.
    В холле мужчина в смокинге, сказал:
    — Добрый вечер. На улице мерзкая погода.
    — Добрый вечер, — ответил я. — На улице очень мерзкая погода. Моя фамилия Мак Грэг.
    — Разумеется, — сказал он, как будто знал меня всю жизнь. — Лифт направо, миссис Садлер живет на одиннадцатом этаже.
    Я позвонил в дверь, и высокий улыбающийся японец в белой куртке открыл дверь.
    — Моя фамилия Мак Грэг, — сказал я.
    — Входите, пожалуйста, — сказал он. — Будьте любезны пройти за мной.
    Он провел меня по коридору в большую комнату. В ней на полу лежал толстый ковер, и она была обставлена дорогой мебелью. Картины закрывали почти все стены. Я узнал Рауля Дюфи и Сальвадора Дали. Дали она любила больше всего.
    Наконец я остановился и постучал в высокую резную дверь, из-за которой послышался высокий звонкий голос Лоррен Садлер.
    — Впусти-ка сюда этого негодника.
    Слуга улыбнулся, распахнул дверь и снова закрыл ее за собой.
    — Пит, дорогой, — сказала она.
    — Привет, Лоррен. Знаешь, зачем я пришел? Я хочу поговорить с тобой о Элизабет Дженнингс.
    — Ты сказал, что хочешь поговорить, когда звонил. Но о чем тут говорить? Это не тот предмет для разговора.
    Она сморщила носик.
    — Общего между нами только клуб. «Лоррен, — произнесла она изменившимся голосом, — я знаю, что у тебя больше опыта в таких делах, чем у меня…» — и попросила рекомендовать какого-нибудь частного сыщика. Само собой, я сразу же вспомнила о тебе.
    Слуга появился с виски, льдом и стаканами на подносе.
    — Я довольно много о ней знаю, — сказала Лоррен. — Люди ходят в яхт-клуб не только ради спорта, сколько ради сплетен. Там с удовольствием перемывают косточки друг другу. Только слушай, и узнаешь что угодно.
    Она посмотрела на меня, склонив голову на бок и прищурившись.
    — Зачем тебе это нужно, Пит?
    — Она хочет, чтобы я нашел ее дочь Вивиан, но не очень-то мне помогает.
    — Это меня не удивляет. Сомневаюсь, что она хочет найти ее. Наверное это звучит иронически? Но дело здесь не в Вивиан. Она красивая привлекательная девушка. Вивиан и ее сестру Элисс я знала еще маленькими. Их родители постоянно разъезжали по всему свету и никогда надолго не оставались с девочками. Вивиан хотела найти немного теплоты у других, но встретила не того парня. В шестнадцать лет она забеременела. Мать уговорила ее сделать аборт. Чтобы наказать ее, она послала Вивиан на девять месяцев в Уиллоу Рест. Знаешь, такая странная ферма в Коннектикуте. Когда Вивиан выбралась оттуда, она вскоре познакомилась с парнем по имени Бил Рассел. Они убежали вместе и поженились. Потом она вернулась к матери и объявила, что снова беременна. Элизабет снова устроила ей аборт и распорядилась стерилизовать ее. Вивиан уже не сможет иметь детей.
    — Да… Восхитительная история. Но ведь Вивиан и Рассек были женаты. Зачем же тогда стерилизация?
    — Зачем? Это слово, на которое люди не любят отвечать. Вероятно, Элизабет думала, что в Вивиан слишком много секса и слишком мало разума. Кто знает, что она думала. Элизабет очень жесткая женщина. Она заплатила Рассеку и тот без протестов оставил Вивиан. У него появилась возможность получить большие деньги, и он этим воспользовался.
    — Я постоянно слышу это имя.
    Она удивленно взглянула на меня.
    — Билл Рассек? Сексуальный атлет, вечный гость по профессии. Красавчик без видимых источников дохода. Но, живет как принц…
    — Кто же дает ему деньги? — Она надула губки.
    — Точно не знаю, но это могла быть и Клер Линдсмор. Они довольно долго дружили. И, кстати, она ненавидит Элизабет больше чем я.
    — У нее есть какие-нибудь причины?
    — Я знаю только об одной. Они были подругами с Элизабет и она любила Вивиан. Она считала, что мать не имеет права отсылать бедняжку из дома. Знаешь, санатории и отели для тех, кто свихнулся. Если Вивиан не нужно было ничего такого, когда ее туда отправили, то она определенно стала нуждаться в этом после возвращения.
    — Как насчет Клер Линдсмор? Чем она могла бы помочь мне?
    — Не знаю.
    Она рассмеялась.
    — Клер очень жизнерадостна. Ее примерно тридцать два года. Карьеру сделала на уличных замужествах. Ее теперешний муж Джорджи Линдсмор, лет на тридцать старше ее. Он знает, что Клер изменяет ему. Должен был знать о Рассеке. Все о нем знали. Видимо он склонен принимать вещи такими, как они есть на самом деле.
    — Вернемся к Вивиан, Лоррен. Как мне найти ее? Кто бы мог о ней знать? Кто ее видел?
    — Кто-то мне говорил, что ее забрала полиция, когда она буянила на улице пьяная и босая. Она шаталась возле бара, на котором уже вывеска написана, что полиция там постоянный гость.
    — Название?
    Она уставилась в пустоту.
    — Один из тех грязных притонов. Я как-то проезжала мимо него по дороге в театр. Дешевая нора называется «Дворец Роджерс», но с дворцом ничего общего.
    — Здесь что-то не сходится, Лоррен. Такая девчонка околачивается около такой дыры? Где тут логика? А мать заботливо скрывает, что я ищу дочку. Почему?
    — Причин может быть много, Пит. Стыд, попытки сохранить семейную репутацию, страх перед сплетнями. Ее даже нельзя особенно упрекать за это.
    Так работать нельзя. Мне кажется, что я вырываю ей зуб, когда вытягиваю из нее информацию.
    Она чуть наклонила голову, как бы прислушиваясь к далекому голосу.
    — Я думаю, что Элизабет и в самом деле не хочет ее найти.
    — Но платит мне немалые деньги.
    Лоррен рассматривала ногти.
    — Они для нее ничего не значат, Пит.
    — Спасибо Лоррен. Спасибо за все, что рассказала. Я пошел.
    Она пристально посмотрела на меня своими темно-зелеными глазами.
    — Почему такая спешка?
    — Очень много работы, Лоррен.
    — Как ты умеешь отказывать, Пит. В этом, пожалуй, доля того очарования, которым ты обладаешь надо мной.
    — Нам нужно обоим владеть собой. Представь себе долгий вечер. Мак Грэг пылает страстью. И чем это кончится? А так мы останемся друзьями.
    — Друзья? Милое словечко. Я думаю, что ты ранил мои чувства.
    Она жестко рассмеялась. Это прозвучало как взрыв. Она посмотрела мне в глаза.
    — Наши отношения ничуть не изменились бы.
    — Моя экономическая политика исключает такую возможность.
    — Да, это ты говорил.
    — Я не сплю с клиентами. Они позволяют чересчур увлечь себя. Влюбляются, а потом звонят мне по ночам, чтобы сказать, как ужасно им меня недостает. Ведь я просто неотразим.
    — Ах ты, задавала! Паршивец!
    — Очень тебе благодарен, но я слышал вещи и похлеще. А лучшего я и не ожидал.
    Она казалась задумчивой.
    — Может быть ты и прав. Я позову Роберта, он выпустит тебя.
    — Роберт! — крикнула она.
    Послышался топот. Роберт вбежал в комнату.
    — Потише, парень, потише, — сказал я ему. Она ехидно улыбнулась.
    — Роберт, проводи пожалуйста, мистера Мак Грэга.
    По дороге я подумал о Брехеме. Он мог быть ключом к разгадке. Я вошел в телефонную будку и набрал его номер. Если он ответит, я повешу трубку и отправлюсь туда. Он не ответил.

Глава 8

    Я подъехал на такси к «Дворцу Роджерса». Снаружи он не был похож на заведение, которое часто посещают полицейские.
    Внутри бара было светло, шумно и многолюдно. Полное дыма помещение, со стойкой и дружелюбными девушками возле нее. Длинная стойка бара протянулась вдоль стены, с другой стороны ряд столиков, которые всегда были заняты.
    Подобные забегаловки я видел в Калифорнии, Иллинойсе, Техасе, Мичигане. Везде они одинаковы.
    Я уселся на единственный свободный стул возле стойки. За стойкой я обнаружил знакомого бармена — Сэмми Роулса. Это было настоящей удачей. Если он что-нибудь знает, то он непременно расскажет. Он знал меня, доверял мне, а я считал его своим приятелем. Четыре года назад его жене была нужна операция у специалиста. Сэмми был на мели, без работы и не мог раздобыть денег. Я одолжил ему и махнул на долг рукой. Как ни странно, деньги он мне вернул.
    — Привет, Сэмми.
    Он заулыбался.
    — Рад тебя видеть, Пит. — Он говорил искренне. — Где ты пропадал?
    — Всюду и нигде, Сэмми.
    Он вытер стойку передо мной.
    — Что ты будешь пить?
    — Скотч со льдом.
    Когда он поставил стакан, я сказал:
    — Я хочу с тобой поговорить.
    — Через четверть часа я кончаю. Бар сегодня закрывает хозяин. Подожди немного. На Шестой есть местечко, где можно выпить кофе.
    Я выпил свой скотч, заказал еще, а потом мы пошли за угол к Сэджерсу. Я спросил о жене и детях, а потом сказал:
    — Вокруг вашего бара вроде бы кружилась одна девчонка. Однажды она перебрала и ее забрали копы.
    Я показал ему фото Вивиан. Глаза у него блестели, он узнал ее.
    — Я видел ее здесь, Пит.
    — Когда?
    — Месяцев шесть назад. Я ее хорошо помню, красотка с темными волосами, дорогое платье. Копы забрали ее на улице.
    — Я ищу ее.
    Сэмми почесал подбородок.
    — Она дружила с парнем, который часто захаживал в бар. Малый как на продажу, высокий, стройный красавчик. Я помню это, потому что его тут однажды избили.
    — Как его зовут, Сэмми?
    — Бит Ларкин. Его ты тоже знаешь, Пит?
    — Тут есть связь. Это очень важно, Сэмми. Этот Паркин еще не называл себя Линглом?
    Сэмми кивнул.
    — Ага, это тот самый. Послушай, Пит, я тебя давно знаю. Если хочешь умный совет, бросай это дело.
    — Большое спасибо, Сэмми. Твоя забота обо мне трогает. Где я только не шарил, пытаясь найти этих двоих! Я был в Атлантик-Сити и выяснил, что там его вместе с девушкой избили трое громил. Потом я искал их здесь, но все безрезультатно. Ты мне очень поможешь, если добавишь еще что-нибудь.
    Он некоторое время смотрел на меня, а потом усмехнулся.
    — Хорошо, Пит. Я знаю, что Ларкин уже сидел в тюрьме. Он получил срок за угон машины. Еще он много играет на бегах, но ему приходится туго. Он ездил в Лас-Вегас и в Пуэрто-Рико, не раз там проигрывался в пух и прах, и брал в долг большие деньги, чтобы заплатить. Он не смог отдать долг, и трое парней взялись за него и задали трепку. Они обрабатывали его в туалете. Когда он выбрался оттуда, из него текла кровь, как из недорезанной свиньи.
    — Ты работал в этот вечер?
    Он закурил сигарету. Я почувствовал, что он начал беспокоиться.
    — Я не хочу впутываться в это дело, Пит. Ты же знаешь, что у меня жена, дети. Я не хочу иметь неприятности.
    — У тебя их и не будет, Сэмми. Был ли среди них Карл Брехем?
    Он поднял брови.
    — Был, и Гарри Клерк с ним. Третьего я не знаю. Когда Гарри уходил, у него руки были в крови.
    Он задумался, еще раз припоминая все это.
    — Человек вроде меня, работающий в баре, привык держать язык за зубами, если ему хочется жить. Такая уж это работа.
    — У меня чувство, что эта девушка в чем-то увязла по уши. Не исключено, что она может покончить с собой.
    Люди, которые обо всех заботятся, в конце концов, сами попадают в беду.
    — Время от времени надо позаботиться и о других, Сэмми. Окажи мне маленькую услугу и я этого не забуду.
    — Что тебе еще нужно?
    — Все, что ты сможешь мне еще сказать.
    — Однажды вечером мне кое-кто показал его и сказал кое-что о нем. Ларкин специалист по угону машин. Он работает на огромную банду. Ларкин профессионал. Говорят, что он может угнать закрытую машину меньше, чем за минуту. Он еще и хороший слесарь, делает ключи, которые подходят к любой машине.
    — Наркоман?
    — Еще какой. Та девушка тоже.
    — Она из богатой семьи, Сэмми. Можешь ты мне объяснить, почему такая девчонка якшается со всяким сбродом в заведении вроде вашего?
    Он отодвинул пустую чашку, взял ложечку и стал постукивать ей по столу.
    — Однажды вечером она появилась. У нее кончилось зелье и она искала связь с торговцем. Потом появился Ларкин, они быстро о чем-то договорились и ушли. Она, правда, не ждала именно его, но у него всегда есть с собой порошок. Ну она и пошла с ним. Они стали дружить, хотя сам Ларкин и не торговец. Он принимает наркотики и угоняет машины. Колет себе доз десять за день. Как же иначе ему зарабатывать, чтобы хватило на такое увлечение.
    — С девушкой как? Далеко она зашла?
    Он наклонил голову и пожал плечами.
    — Я не знаю, сколько она принимает.
    — Откуда у тебя информация о Ларкине?
    — Оставь это, Пит.
    — Но ведь ты от кого-то ее получил?
    — Конечно.
    — Итак?
    — Слушай, Пит. Я не один. Моей жене не будет лучше, если она будет вдовой.
    — Я знаю, Сэмми.
    — Видишь ли, я знаком с парнем, который снабжает его наркотиками. Теперь тебе ясно, откуда я знаю, сколько принимает Ларкин. Ну вот, а теперь я просто могу перестать ходить на работу, если скажу его имя. Может ты заявишься к нему и начнешь расспрашивать его. Он сообразит, что ты говорил со мной, и подкараулит меня где-нибудь в темном переулке. Выбрось это из головы, Пит.
    — Я не спорю с людьми, когда они правы. О'кей, Сэмми, спасибо!
    Я подождал, пока он звонил жене, что запаздывает к ужину. Потом он вернулся.
    — Нэнси сказала, чтобы я привел тебя с собой, — сказал он. — Она приготовила телятину, а ты знаешь какая она повариха. Самая лучшая! Она была бы рада видеть тебя, Пит!
    Я вдруг усомнился в прелестях холостяцкой жизни. Меня уколола зависть.
    — Спасибо, Сэмми. Как-нибудь в другой раз. Сейчас я очень занят.
    — Тебе нужно жениться.
    — Кто за меня пойдет?
    — Не беспокойся. У Нэнси есть несколько подружек, которые с удовольствием познакомятся с тобой. Вполне симпатичные девчонки.
    — Ладно, Сэмми, пока.
    Я смотрел, как он вышел, потом прошел в телефонную кабину, позвонил в бюро прокуратуры и попросил позвать Сандерса. Его не было на месте. Я вспомнил еще одного хорошего знакомого, лейтенанта Даниэля Таулера, но его тоже не было на месте. Он был в отпуске на Багамах. Если бы он был в городе, он наверняка дал бы информацию. Тогда я позвонил сержанту — детективу Когену и держал пальцы на счастье, чтобы он был на месте и в хорошем настроении. Он был хорошим полицейским, но недолюбливал частных сыщиков. Это у него было общим с большинством городских копов. Я сказал:
    — Привет, Пит Мак Грэг. Можешь ты кое-что сделать для меня?
    — Что сделать? — спросил он без всякого воодушевления.
    — Пропала девушка. Похоже, что она наркоманка. Я обнаружил ее след на 48 улице в заведении под названием «Дворец Роджерса». Она там искала торговца наркотиками. Мне нужно выяснить его имя.
    Наступила тишина. Потом он ответил голосом неожиданно мягким для такого здоровенного мужчины, как Коген.
    — Я не могу тебе помочь, Пит. Это может сделать кто-нибудь из отдела наркотиков.
    — Да, знаю. Поэтому и звоню. Я там никого не знаю. Девушка ходит с бывшим заключенным Ларкиным. Он крадет машины и тоже колется. Если она останется с ним еще некоторое время, то кончит жизнь в канаве. Если бы я знал того поставщика героина, я бы мог его немного прижать. Может быть, он сказал бы, где искать Ларкина. С ним я найду и девушку.
    — Где ты сейчас?
    — В ресторане на шестой авеню.
    — Я свяжусь с человеком, который тебе поможет. Потом дам тебе материал на Ларкина. Это займёт побольше времени. Позвони мне через пару часов.
    Я назвал ему номер кабины и ждал его минут пять, пока телефон не зазвонил.
    — Кто говорит?
    Когда я ему представился, он сказал:
    — О'кей, Мак Грэг. Меня зовут Джо Гетц. Мне позвонил Коген. Все устроено. Я позвоню кое-кому. Он будет ждать вас в своей квартире и поговорит с вами. Его зовут Мики.
    — Мики? А что дальше?
    — Этого достаточно. Постучите три раза, потом еще три раза. Ясно?
    — Ясно. Говорите адрес. Спасибо.
    Я приехал туда на такси и вышел перед очаровательным бистро. Окна были темные, грязные, так что через них ничего не было видно. Бумажка на входе предлагала свободные комнаты наверху. Я вскарабкался по лестнице, воняющей крысами. Казалось, их было везде полно. Вместо замка в двери, обозначенном номером 46, была дыра. Я заглянул туда и увидел только дыру. Я постучал, как было сказано, но никто не отозвался. Я повторил. Результат тот же. Потом я взялся за ручку. Похоже было, что дверь держалась на крючке. Я нажал на него плечом и вырвал его.
    — Эй! — крикнул я и вошел вовнутрь. — Есть тут кто-нибудь.
    Никто не отвечал. Под дверью подальше виднелась полоска света. Я осторожно двинулся в том направлении и споткнулся о какую-то бутылку. Я зажег спичку и обнаружил голую лампочку, свисавшую с потолка. Я включил ее.
    Я находился в мрачной зеленоватой комнатушке. Пол был усыпан обертками от конфет, бумажными носовыми платками, окурками, бутылками из-под молока и пива. Любопытный таракан исследовал в коричневом пакете мусор и жестянку из-под сардин. Он оглядел меня, решил, что я ему не нравлюсь и исчез за дверью.
    Я пересек комнатушку и открыл дверь. На краю продавленного пружинного матраца сидела опустившаяся, преждевременно состарившаяся девица с темными глазами в разорванной комбинации. Ей было не больше восемнадцати. Руки ее были покрыты струпьями и шрамами. Увидев меня, она захихикала:
    — Здорово! Тебя прислал Мики?
    — Нет, где он?
    — Нет, где он, — повторила она. Потом чихнула. — Что-то Мики опять подвернулось, — и она стала тихо смеяться. — Ах, как мне хорошо! По-настоящему здорово! Я прекрасно себя чувствую, прекрасно, прекрасно…
    Не закончив пение, она вдруг опрокинулась и осталась лежать, потом побарахталась и схватилась за живот. Я подошел к постели и встряхнул ее.
    — Где Мики?
    Глаза ее были открыты, но она не понимала меня, или, может быть, решила игнорировать. В комнате пахло потом, пылью, апельсинами и еще героином. Я вышел и посмотрел на нее из соседней комнаты. Она выглядела как высохшая старушка.
    Я спустился на улицу, позвонил Когену и сообщил, что произошло.
    — Этого не может быть. Гетц сказал ему, что ты придешь. Раздумал, наверное. Ты знаешь наркоманов, они не соображают, что будут делать в следующую минуту. Гетц сказал мне, что если ты наткнешься на Мики в тот момент, когда ему будет нужна очередная доза, он выложит все, что тебе захочется. Возьмись за него в нужный момент, Пит, ты узнаешь много интересного. Попробуй ещё раз, он шатается где-то в районе 48 улицы.
    — Еще раз спасибо, Коген.
    Было уже поздно, и я устал. Разница между частным сыщиком и полицейским не так уж велика. Оба вращаются в одной и той же среде. У них одинаковое рабочее время. Когда полицейский или частный сыщик хочет ускорить дело, он ищет слабое звено в цепочке. Таким звеном может оказаться наркоман, нуждающийся в дозе. Я знал нескольких стукачей, принимающих эту дрянь.
    Я трижды звонил по телефону, два раза без толку. На третий раз мне подвернулся Барт, наркоман, который заявил, что знает торговца, который снабжает 48 улицу. Когда я его прижал, он неохотно признал, что мог бы припомнить человека, в чьем районе находится «Дворец Роджерса».
    — Как его зовут?
    — Завтра. Увидимся завтра. Я хочу обдумать это, Пит.
    — Оставайся на месте, я приеду через пятнадцать минут.
    — Нет смысла, Пит. Не сегодня. Мне надо сегодня еще кое-кого увидеть по одному делу.
    Он или слишком боялся или попытается узнать имя торговца. А может и то и другое.
    — Встретимся завтра, Пит. Только не сегодня.
    — Еще одно. Где найти Карла Брехема?
    — Кто это?
    — Я хочу поговорить с ним, почему вдруг такая секретность.
    — Никакой секретности, Пит. — Обиженным голосом возразил он. — Прости, мне придется позвонить в пару мест, чтобы выяснить, где он обитает. Понимание?
    — Сколько это будет стоить?
    — Мы ведь друзья, двадцать долларов.
    — Получишь вдвое больше и тебе не придется никуда звонить. Пошевели мозгами и выкладывай все сразу.
    — Сорок баксов?
    — Угадал.
    — Ты знаешь, где «Худышка»?
    — Знаю.
    — Тогда не забудь, что за тобой четыре десятки, потому, что он появляется там.
    — Не так быстро. С кем мне там поговорить?
    — Откуда мне знать, с кем? Обычно он там. Если его не будет, поговори с барменом. Его зовут Луи и он знает все, Луи Чавас.
    — Отлично. Пока. Увидимся завтра у тебя, «Худышка» — дансинг на углу Первой авеню и 53 улицы.
    Я никогда не был там раньше.
    Чавас оказался улыбчивым парнем с золотым зубом. Кто-то возле стойки сказал:
    — Эй, Луи, пива с «шапкой»!
    Луи улыбнулся, сказал «ага» и налил. У стойки сидело пять посетителей, все они были мне не знакомы, но в заднем боксе расположилась пара ребят, с которыми, я уже встречался. Вероятно они планировали налет на банк. Почему бы и нет, оба уже отсидели за ограбление банка. Мы взаимно игнорировали друг друга. Луи я не знал. Я сидел в конце стойки, чтобы побыть с ним наедине. Он подошел, улыбнулся, махнул по стойке мокрой тряпкой и сказал:
    — Слушаю, сэр.
    — Скотч.
    — Да, сэр.
    — Карл Брехем сюда не заходил случайно?
    — Хотите со льдом?
    — Вы его не видели сегодня вечером?
    Он взмахнул руками, все время улыбаясь.
    — Не знаю, сэр, — он показал руками на двери. — Видите эти двери? Весь день и всю ночь сюда заходят люди. По-вашему, у меня есть время интересоваться, кто они такие? Я никого не узнаю, разве, что хозяина, когда он приносит мне зарплату. Вообще-то я не знаю даже с кем разговариваю.
    Вытягивать информацию из барменов иногда требует немалых усилий. Некоторые много болтают, большинство держат язык за зубами. Я спросил:
    — С кем же вы тогда общаетесь?
    — С богом. Иногда он меня слушает, а иногда нет. Это зависит от его настроения.
    — Спасибо, вы мне очень помогли.
    Он поставил передо мной скотч.
    — Послушайте, я не люблю все усложнять. Время от времени он здесь появляется, это не секрет. Но сегодня его не было здесь. Вы хотите с ним поговорить?
    — Правильно.
    — Вы коп?
    — Скажите ему, что Пит Мак Грэг. Еще скажите, пусть позвонит мне в офис и договорится со мной. Скажите ему, что лучше будет для него, если он сделает это, если в его голове есть хоть капля мозгов.
    — Хм, — сказал Чавас, — ничего такого я говорить не стану. Если он придет, я скажу ему, что какой-то парень по имени Мак Грэг ищет его. Идет?
    — Да, спасибо. Вы позволите угостить вас стаканчиком, Луи?
    — Благодарю. С удовольствием. Случайно я тоже люблю скотч.

Глава 9

    Я поужинал в городе и направился домой. Позади был трудный день. Я дотащился до лифта, позволил поднять себя наверх и поплелся по коридору к своей квартире.
    Я сунул ключ в замок, повернул его, толкнул дверь и потянул руку к выключателю.
    Я почувствовал запах табачного дыма. Человек со временем привыкает распознавать опасные звуки и запахи. Однажды я послужил в качестве мишени одному убийце-неудачнику, который стрелял в меня почти в упор. Двумя неделями позже, когда все было уже позади, я сидел в очень приличном ресторане и услышал громкий автомобильный выхлоп. Я бросился на пол и выхватил револьвер, чем вызвал немалый переполох. Когда встаешь после такого, встречаешь сочувственные взгляды.
    Табачный дым. Несомненно.
    Пули пролетели мимо.
    Во мраке сверкнуло оранжевое пламя. Комнату потряс резкий, уши раздирающий грохот. Я отскочил от двери. Еще две пули впились в стену и в мое лицо попала отскочившая штукатурка. Я достал свой пистолет, когда мне обожгло щеку. Пуля ударилась во что-то металлическое. Я прицелился в светлое пятно и нажал на спуск. Раздался крик боли и ругательства. Потом что-то красное и жгучее ударило меня в руку. Я опрокинулся на пол и прижался к нему.
    Я услышал торопливые шаги у двери и в свете из коридора увидел силуэт нападавшего. Я заметил шрам на лице и правое ухо без мочки. Брехем!
    Я прицелился в него. Он представлял отличную мишень, но моя рука дрожала. Я выстрелил и промахнулся.
    Он исчез. Я встал и включил свет. Когда я добрался до входной двери, коридор был уже пуст. Я прикрыл дверь и запер ее. Я чувствовал, как кровь течет у меня по руке, по ладони между пальцами.
    У меня есть приятель, доктор Чарльз Пенчинский. Я позвонил ему, он был дома. Чудо!
    — Привет, Чарльз! Это я, Пит.
    — Я рад тебя слышать.
    — Мне только что прострелили руку.
    — Ты любишь шутить.
    — Только не по ночам и не тогда, когда у меня не хватает куска мяса.
    — Сейчас приеду, — сказал он и повесил трубку.
    Половина пивного бокала виски помогла успокоить боль, пока я сидел и ждал.
    Потом раздался шум и в дверь забарабанили.
    — Откройте!
    Я открыл дверь и в квартиру ввалилась целая армия копов, потом сыщики в штатском и опять полицейские.
    — Что тут, черт побери, происходит? — наперебой спрашивали они. — Соседи все время звонят. Люди из этого дома все время вызывают полицию.
    Появился Лестор Бенкс — здоровенный рыжий детина и сказал кому-то:
    — Пойди и позвони им и скажи, чтобы больше никого сюда не присылали. Проверь, послали ли санитарную машину.
    Потом он повернулся ко мне.
    — Снимите пиджак, Мак Грэг, посмотрим, что у вас.
    — Хм, неплохо, — сказал его напарник Морети, — ничего страшного. Прошла насквозь, чисто. Да, аккуратно и чисто.
    — Ты, что доктор?
    Бенкс понизил голос.
    — Что здесь произошло, Мак Грэг?
    — Я пришел домой, потянулся к выключателю, а какой-то парень начал в меня палить.
    Он посмотрел на меня в упор.
    — Какой парень?
    — Не имею понятия, Это было в темноте.
    — Вот что, Мак Грэг, я на работе четырнадцать часов без отдыха, — сказал Морети. — Я вымотался, устал и не в настроении. Почему вы валяете дурака?
    — Я не валяю дурака, парень был в темноте.
    — На другой стороне комнаты тоже есть кровь. Ты в него попал, это уж точно.
    — Это моя кровь. — Бенкс засмеялся.
    — Конечно, это его кровь.
    Приехал доктор Пенчинский и начал действовать. Он осмотрел рану и спросил:
    — Как себя чувствуешь, Мак Грэг, старый ты олух!
    — Ничего. Копы говорят ничего страшного, вошла и вышла.
    Он откашлялся и подошел к бару. Временно потеряв ко мне интерес, он налил себе хорошую порцию виски и выпил ее. Потом вернулся и сказал:
    — У меня начинается грипп. Черт возьми, нет времени отдохнуть.
    — Береги себя.
    — Что мне можно сделать против гриппа?
    — Ничего.
    Он открыл свой чемоданчик. Торопливо вошел молодой врач из скорой помощи и два санитара с носилками.
    — Опоздали, — сказал доктор Пенчински, — пациент принадлежит мне.
    С разочарованным видом они исчезли из комнаты. Пенчински открыл окно и сказал копам:
    — Этим сигарным дымом вы всех здесь задушите.
    Бенкс угостился моим виски. Подошел Морети и присоединился к нему.
    — Пустую бутылку бросьте на кухне в ведро, — сказал я. — Оно под раковиной.
    Полицейские уехали. Остались только Морети с Бенксом, которые записывали происшедшее.
    — Это все, что вы знаете? — спросил Бенкс.
    — Да.
    — Кто бы это мог быть?
    — Наверное, управляющий. Я опоздал с квартплатой. Или налоговый инспектор.
    — Посмотрим, — сказал Бенкс.
    — Да, конечно, посмотрите и в следующий раз пейте виски подешевле, — сказал я.
    Морети засмеялся, покрутил головой и вышел. Бенкс последовал за ним. Пенчински закрыл чемоданчик и зевнул.
    — Устал до смерти. Мало сплю. Мне нужен отпуск. — Он посмотрел на меня. — У тебя ничего серьезного, Пит. Я оставил тебе на кухне таблетки и снотворное.
    — Спасибо.
    — Тебя в самом деле поджидал в темноте парень с пушкой? — спросил он.
    — Именно так.
    Он фыркнул с отвращением.
    — Знаешь, что я тебе скажу, Пит? У тебя паршивая работа. Я пошел домой. Мне нужно отдохнуть.
    И он ушел.
    Мне не спалось. Рука болела. Я принял снотворное и опять улегся и постель. Я вертелся и пытался не думать о перестрелке, а думать о чем-то другом. Я думал о том, куда я попал Брехему и насколько серьезно ранил его. Вся сцена снова проходила у меня перед глазами. Ситуация выглядела очень скверно. Либо о моем устранении распорядился Джордж Занга, либо Брехем действовал по собственному почину. При первом варианте мне было о чем задуматься. Взяться за Занга, пожелать встретиться с ним, значило бы дать бой хорошо организованной небольшой армии.
    Человек вроде Занга — всего лишь имя в вашей памяти, если вы не имеете с ним ничего общего. Вы читаете в газетах, связываете его имя с убийствами, грабежами, азартными играми и коррупцией, а потом забываете о нем. Настоящая встреча все меняет. Вы начинаете сознавать, что все реальность.
    Я должен выяснить степень его участия в попытке расправиться со мной. Если это его рук дело, было бы лучше встряхнуть его немедленно, пока есть все возможности. Если я нажму, Занга может уступить. Главное не позволить тем временем убить себя.
    Я ворочался в постели два часа и все думал. Наконец, я решился… Завтра я пойду к Занга и все выясню. У меня есть только одна эта возможность. В городе слишком много темных переулков и улиц, где могут поджидать профессиональные убийцы. Я должен все выяснить прежде, чем они примутся за дело.
    Около полуночи я вспомнил, что мне нужно позвонить Эллен Грэхем. Было поздно, но я все-таки позвонил.
    Девушка, с которой я уже говорил раньше, ответила:
    — Что случилось? Почему вы звоните в такой поздний час? Вы меня напугали.
    — Мисс Грэхем дома?
    — Конечно, но она спит. Позвоните завтра вечером. Мне передать что-нибудь?
    — Нет, я позвоню завтра, — сказал я.

Глава 10

    Зазвонил будильник. Я встал и закашлялся, потом потянулся, почесал грудь и обнаружил кусок ваты. Солнце уже сияло в небе. Солнце сияет восхитительно, если в вас стреляли и вы остались живы.
    Я выпил стакан апельсинового сока, съел яичницу с беконом и вызвал телефонный сервис. У них было для меня два сообщения. Первое было от фирмы Тилмер Риэльти, которой принадлежит дом, в котором я живу. Меня просили немедленно связаться с ними. Очень настойчиво. Второе сообщение было от Элизабет Дженнингс. Она передумала и мне не следовало появляться на благотворительном собрании в яхт-клубе Дрейка.
    — Конечно, — сказал я, но решил идти обязательно.
    Я набрал номер фирмы и сказал девушке:
    — Говорит Мак Грэг. Мне от вас звонили.
    — Минуточку, пожалуйста, — сказала она.
    — Мистер Мак Грэг, на вас жаловались соседи. Прежде чем мы перейдем к дальнейшему я просил бы вас принять к сведению, что они совершенно правы. Вчера ночью в вас стреляли, и это не в первый раз. Квартиросъемщики обеспокоены и имеют на это все основания.
    — Что вы хотите этим сказать?
    — Я предлагаю, чтобы вы зашли в контору. Мы поговорим о вашем контракте.
    — У меня сейчас нет времени.
    — Вам бы лучше найти его, мистер Мак Грэг. Если вы помните текст договора, вы знаете, что мы имеем право выселять любого жильца, если окажется, что он причинил ущерб зданию, нарушает безопасность или покой других жильцов.
    — В договоре есть такой пункт, согласно которому я несу ответственность за любой ремонт в своей квартире, верно?
    — Разумеется, но мы готовы произвести ремонт сами.
    — Разумеется. Не беспокойтесь, я приглашу маляра, чтобы он заделал дырки от пуль. А жильцы пусть катятся ко всем чертям! Я их знать не хочу.
    — На сей раз у вас это не пройдет. — Голос Тилмена приобрел жесткий оттенок. — Мы не думаем посылать квартиросъемщиков ко всем чертям, — предупредил он.
    Я сказал:
    — Пусть они туда катятся и там остаются.
    — Мистер Мак Грэг, я хочу, чтобы вы съехали от нас.
    — Вы сейчас сделали опасное заявление, а съезжать я не буду.
    — Вы мне угрожаете? — свысока зашумел голос Тилмена.
    — Нет, но кое-кто перестанет любить вас. Каждый, кто хочет меня пристрелить, знает сейчас, где меня найти. Это большое удобство. Я не имею намерения переселяться, но предположим, вы добьетесь своего. Тогда я распущу слух, что Тилмен, король доходных домов, принудил меня к этому. Вы причините неудобства возможным убийцам. Они разозлятся и выместят злобу на вас. Вы станете для них человеком, который причиняет неудобства и как-нибудь вечером вас пристрелят на улице, как паршивого пса.
    — Вы смешны и рассуждаете как мальчишка. Наши юристы справятся с вами.
    — О'кей. Жду не дождусь.
    Я положил трубку.
    События минувшей ночи требовали ведения разговоров на самом высоком уровне. Я должен встретиться с Занга лично и немедленно. У меня были свои намерения относительно Брехема, но с этим можно и подождать. Карл Брехем всего лишь наемный убийца, не более. Исполнитель только получает приказы, а их отдает босс. Поэтому не остается ничего иного, как навестить босса.
    Я набрал номер Занга и услышал голос Гаррисона.
    — Это Мак Грэг, — сказал я. — Дайте мне Занга.
    — Мистера Занга здесь нет.
    — А где он?
    — Если вы хотите что-нибудь передать, говорите, я вас слушаю.
    — Нет, я хочу поговорить с ним лично.
    — Не получится. Он очень занят.
    — Тогда слушайте. Передайте ему, что вчера ночью одна паршивая крыса, которая зовется Карлом Брехемом, стреляла в меня и продырявила мне руку.
    — Нам об этом ничего не известно.
    — Вы в моих планах не фигурируете, Гаррисон, разве, что в качестве пули. Один из ваших головорезов пытался меня прикончить. Он стрелял чуть ли не в упор. Я хочу говорить с Занга, если вам это не ясно, то вы величайший идиот из всех, кого я знаю. Я не хочу иметь дело с прислугой. Дайте мне Занга.
    — Вы слишком широко раскрываете рот, Мак Грэг. У вас талант совать нос куда не следует.
    Эта беседа начала нервировать меня.
    — Продолжайте в том же духе, — сказал я. — В Голливуде я знал режиссера, который даст вам роль в гангстерском фильме. Скажите Занга, что я хочу говорить немедленно. Вчера вечером у меня была полная квартира копов. Их сильно интересовало, кто стрелял в меня. Они ничего не узнали. Но если узнают, то это будет вина одного дурака. Занга это не очень обрадует. Кого бы обрадовало сознание, что ты платишь жалованье секретарю-дубине. Занга решит, что вы мало чему научились с тех пор, как перестали проламывать головы в восточном Нью-Йорке. А теперь слезай с горшка, пупсик, пора. У меня были копы вчера, у вас они могут быть сегодня.
    Было очень тихо, потом раздалось:
    — Подождите, минутку.
    Я подождал. Он вернулся с ясными инструкциями. Занга хочет немедленно говорить со мной.
    Я одевался медленно, прикидывая, что может произойти со мной. Пожалуй, я мог бы попасть в заведение Занга и выйти оттуда целым и невредимым. Даже гангстеры признают, что если известно, куда человек пошел, известно также, откуда он вернулся. Но, что если Занга упустит это соображение из виду? Такая возможность существовала.
    Нет. Нет, Мак Грэг. Нет смысла думать за Занга. Нужно работать с тем, что знаешь сам. Не ломай себе голову загадками, что думает и сделает другой. Ощущение такое же, словно навстречу вам несется по встречной полосе автомобиль и плюет на разделительную линию. Что он сделает, куда его несет?
    Хватит рассуждать.
    Я пристегнул кобуру с пистолетом, потом позвонил девушке из телефонного сервиса, чтобы дать ей номер телефона и соответствующие инструкции. Добраться туда можно за четверть часа. Я попросил девушку, чтобы она через каждые двадцать минут вызывала меня по этому телефону.
    — Если я не подойду к телефону, не обращайте внимание на то, что вам будут говорить. Если у телефона меня не будет лично, позвоните дежурному сержанту Хагену из отдела убийств и скажите, что я поехал к Занга. Объясните ему, что не можете заполучить меня по телефону, хотя я об этом просил и приказал вам в этом случае, чтобы вызвали вас. Скажите Хагену, что меня там убивают.
    — Да, разумеется мистер Мак Грэг. Это должно быть шутка?
    — Шутка? Если бы. Так что будьте послушной девочкой и сделайте так, чтобы со мной чего-нибудь не случилось.
    Я поблагодарил ее, спустился вниз вышел на улицу. День был словно создан для прогулки. Только многовато прохожих. Мне не доставало собственного ряда на тротуаре. Я бодро приветствовал привратника в доме Занга.
    — Добрый день.
    Он помнил меня с предыдущего вечера, улыбнулся и открыл дверь. Портье в холле остановил меня и сообщил наверх, что я появился. Я вошёл в лифт и нажал кнопку с номером 16 и стал ждать. На световом указателе загорались цифры по мере подъема — 12, 13, 14. Кабина остановилась на пятнадцатом этаже.
    Я увидел коридор и на столике фикус в кадке. Послышались быстрые шаги. Трехсотпятидесятифунтовый Гарри Кларк ринулся на меня с дубинкой в руке и с намерением в своих свиных глазках убить меня.
    Он был так близко, что на пистолет не оставалось времени. Я прижался к задней стенке дома, и изо всех сил ударил его ногой. Я метил в желудок, но он двигался слишком быстро. Кривая, описанная моей ногой, была короткой. Носок моего ботинка попал ниже. Он заревел, выронил дубинку и скорчился на полу.
    Скуля, он схватился за живот. Я перешагнул через него, придерживая двери кабины, чтобы они не закрылись. Мой пистолет был направлен в его лицо.
    — Кларк, — сказал я, — плохо, что ты не читаешь детективных романов. Это так не делается, кое-кому известно, что я здесь. Что означает эта дубинка? Ты собрался вышибить мне мозги?
    Я наклонился, поднял дубинку и сунул ее в карман пиджака.
    — Ладно, скотина, встать!
    — Не могу, — пожаловался он. — Ты наверняка порвал мне живот.
    — Вставай!
    Я сплюнул на пол кабины.
    — Я убью тебя за это.
    Я ткнул его пистолетом в шею.
    — Ты мне что-то не нравишься, свиной глаз. Повтори-ка это, — сказал я мягко.
    Кларк встал. Он стонал и вздрагивал. Боль укротила его.
    Я шагнул в лифт. Дверь автоматически закрылась и кабина начала подниматься. Я встал позади Кларка и уперся стволом пистолета ему в спину.
    Комиссия по встрече состояла из Сарвида и Шермана. Мое присутствие так потрясло и взбесило Шермана, что он потянулся за пистолетом. Я быстро повернул руку, чтобы иметь его на прицеле.
    — Руки вверх, все!
    — Ты хочешь, чтобы тебя прихлопнули? — спросил Шерман с поднятыми руками.
    Джонни Сарвид выглядел недоумевающе. Подобное выражение я уже видел на его лице в Мэдисон Гарден Сквер, когда противник наносил ему удар за ударом. Он подался вперед и я сказал:
    — Тпруу!
    Он послушно остановился. Понукания для лошадей он еще понимал. При виде кнута он пустился бы галопом. Но угроза пистолетом до него доходила с трудом. Вот что получается, когда нас слишком много бьют по голове.
    Я взял у Шермана его пушку и сунул ее в карман. Приказав встать к стене, я обыскал их на случай, если у них есть еще какое-нибудь оружие. Ничего. Видно, Занга не нравится, когда вокруг него много железа.
    — Где Занга? — спросил я.
    — Убирайся, пока цел, — сказал Шерман. — Исчезни или станешь трупом.
    Он прав. Достаточно отступить или съехать вниз. Мысленно я прикинул свои возможности и решил остаться. Это надо кончать здесь и сейчас же. Другой возможности не будет.
    — У вас есть пять секунд, чтобы сказать, где Занга. Потом я начну стрелять.
    — Тебе будет плохо, — сказал тощий.
    — Я его знаю, — сказал Кларк приглушенным голосом. — Это псих, я его знаю.
    — Это тебе даром не пройдет, Мак Грэг, — повторил Сарвид.
    — Заткнись, детка!
    Главным был здесь Шерман. Я хорошенько двинул его стволом пистолета в спину.
    — Ты получишь первым, — сказал я. — Считаю до пяти.
    Я досчитал до двух.
    — Он там, с Гаррисоном, — сказал Шерман.
    Я сделал шаг назад.
    — Всем повернуться и не опускать рук. Да, вы знаете как. А теперь друг за другом: Сарвид первый, потом Кларк, а ты передо мной, — сказал я Шерману. — Пошли.
    Мы маршировали по коридору. Сарвид постучал в дверь, а когда Флейд Гаррисон открыл ее, я показал ему пистолет. Через его плечо, я увидел Джорджа Занга, сидящего за огромным письменным столом. Я узнал его по фото в газетах. Я сказал:
    — Ну-ка быстро заходите.
    Они не тронулись с места. Гаррисон повернулся и посмотрел на Занга. Тот застыл. Он был белым как стена. Потом он кивнул и мы вошли. Зазвонил телефон. Гарри Кларк подскочил и я чуть не выстрелил в него.
    — Это, наверное, меня, — сказал я Занга. — Возьмите трубку. Остальным лечь лицом вниз, руки вытянуты, ладони на пол, живо!
    Это немного напоминало мне ограбление банка. Занга снял трубку и не спуская с меня глаз, сказал:
    — Да, он здесь!
    Я осторожно подошел, сунул один пистолет в карман и взял трубку.
    — Пит Мак Грэг слушает.
    — Это я, мистер Мак Грэг, — сказала девушка. — Позвоните через пять минут. Если не услышите моего голоса, инструкции прежние.
    Я положил трубку и прицелился в Занга.
    — С таким типом, как вы, трудно договориться. Человека готовы прихлопнуть только потому, что он хочет вас посетить.
    Он был лет шестидесяти, холеный, с крашеными в каштановый цвет волосами. Когда-то он сам был громилой крупного масштаба, но со временем забрался на самый верх этой кучи дерьма. Он сидел там довольный и мухи ему не мешали.
    — Вы понимаете, что значит этот звонок? — спросил я.
    — Да, конечно, — ответил он тихо.
    Казалось, он овладел собой, но его выдавал пот на лбу. Никто так не боится пушки, как человек, который знает, что она может стрелять.
    — Вот я и добрался до вас, добился своего — встретился с вами! Кроме того, на полу лежат четверо парней и соображают, как бы меня пристукнуть. Я пришел, чтобы поговорить об одном деле.
    Он глубоко вздохнул и откашлялся.
    — К вашим услугам, Мак Грэг.
    — Только наедине, Занга. Выгоните эту сволочь.
    — Убирайтесь все, — сказал Занга. — Закрой дверь! — бешено крикнул он Гаррисону, который выходил последним.
    Он вынудил себя улыбнуться, показав красивые искусственные зубы.
    — Ну, так в чем дело, Мак Грэг? — тон сердитый, но в глазах неуверенность.
    — Вчера ночью вы послали Брехема убить меня. Почему?
    — Глупости. Зачем мне это делать?
    — Этого я, черт побери, не могу знать. Полагаю, что именно вы — тот подонок, которому хочется, чтобы меня убили. Я здесь уже второй раз. Здесь воняет. Воняете вы и люди, которые на вас работают. Вы мне не нравитесь, Занга. Я хочу услышать ответ на свой вопрос и без уверток.
    — Это вам так не пройдет… Будьте уверены!
    Я шевельнул пистолетом.
    — Эта штука стреляет. Вчера ночью в меня палил Брехем, сегодня вы послали Кларка с дубинкой. У вас для меня сюрпризы на каждом шагу.
    — Вы слишком заноситесь, Мак Грэг. Мы предупреждали вас, чтобы вы занимались своими делами. Вы сами причиняете себе неприятности. Образумьтесь. Вам было сказано, чтобы вы убирались с дороги, вы не послушались. Так с вами может случиться что-нибудь плохое.
    — Что же? Позовете своих горилл и прикажете растоптать меня?
    — Нет, я буду беседовать с вами и надеюсь, что вы достаточно сообразительны. Держитесь подальше от этого дела и с вами ничего не случится. Забудем все.
    Было видно, как во время этой речи к нему возвращается самоуверенность.
    — Поздно. До вас еще не дошло. Не вы ставите условия, их диктую я. Я знаю, кто вы такой. Знаю, что раньше вы были наемным убийцей. Так обстоят дела. Когда-нибудь вам следовало это услышать.
    — Не пугайте меня, Мак Грэг. Отсюда живым вы не выйдете.
    — Все наготове и ждут с пушками? Шевельните пальцем и они сюда ворвутся?
    Я поднял пистолет, чтобы он смотрел прямо в дуло.
    — Давай, грязный пес, вызывай!
    Он затих, пот стекал по его лицу.
    — Если ты не выложишь все, получишь пулю, — сказал я.
    По-другому было нельзя. Я добрался до этого человека и теперь должен был диктовать условия. Если я отступлю, меня пристрелят по пути отсюда.
    Я спросил:
    — Почему вы избили Ларкина? Что у него общего с вами?
    — Болван, который вообразил, что придумал как быстро разбогатеть. Он должен нам 30 кусков и большие проценты. У него видите ли, была идея, как превратить тридцать в шестьдесят тысяч.
    — Как получилось, что вор и наркоман мог задолжать вам такие деньги.
    Он вздохнул:
    — Под залог. У его девчонки были бриллианты. Их стоимость покрывала половину ссуды, а на остальное мы ему поверили.
    — Для чего ему нужны были эти деньги?
    — Это мы узнали в Атлантик-Сити. Он думал, что у него есть верные сведения насчет матча в Гарден. У фаворита было что-то с поджелудочной железой. Удар в желудок уложил бы его. Парнишка, который крутился возле бара, видел как это случилось, когда он боксировал со спарринг-партнером… Удар в желудок нокаутировал его. Соперником был Френки Брейтон, крепкий парень с железными челюстями. Он умеет держать удары и умеет возвращать. Одного сильного удара было достаточно. Ларкин думал, что он двинет того типа раз, два в живот.
    — Так что он поставил всю пачку на Крайонта?
    — Верно. Наших тридцать кусков и еще десять от своей девчонки. Всего было сорок.
    — Вы видели этот матч?
    — Я о нем читал. Он кончился тихим техническим нокаутом. Должен был так кончиться. Брайон молодой и сильный, но фаворит, ловко обрабатывал его левой. К концу пятого раунда у Брайона были разбиты обе брови. В шестом кровь текла ему в оба глаза и он ничего не видел. Судья прекратил бой. В общем Ларкин не может вернуть ссуду и исчез вместе с девушкой, а мы его ищем. Нельзя позволить, чтобы пропали такие деньги.
    Зазвонил телефон. Я снял трубку.
    — Позвоните еще через десять минут. Инструкции те же.
    Он недоверчиво покачал головой.
    — Ничего себе подстраховка. Паршивый шпик устраивает этот допотопный трюк с Джорджем Занга. Невероятно.
    Я сказал:
    — Кстати о моих инструкциях. Во-первых, вызвать полицию, во-вторых, позвонить кое-кому с пушкой, кого вы знаете и кому я оказал услугу. Кроме того, он получил двадцать кусков, когда доберется до вас. Он знает, чем вы занимаетесь, знает вас и с радостью прихлопнет. Это на тот случай, если вы помешаете мне выйти отсюда или вообще устроите мне какую-нибудь пакость. Ясно?
    Он кивнул.
    — Вполне.
    — Это только для того, чтобы мы поняли друг друга. А теперь перейдем к Брехему. Почему, вы послали его за моей шкурой?
    — Это его идея. Я его не посылал. Я так не работаю. Видно он решил, что вы суетесь туда, где вам нечего делать. Вспомните, ведь вас предупреждали. Гаррисон с вами говорил. Вам было сказано, чтобы вы занимались своим делом.
    Он не хотел признаться, даже глядя в дуло пистолета, что это его идея.
    — Где он? Он нужен мне? Я хочу поговорить с ним.
    — Покойники не разговаривают, — ответил Занга. — Он мертв. Вы меня испытываете, Мак Грэг?
    — Мертв, — повторил я.
    — Именно мертв. Вчера вечером в него попали. Пока он ждал доктора, в него всадили еще пять пуль.
    — Это не я. Я ничего об этом не знаю.
    — Рассказывайте. Он вас ранил и вы его прикончили.
    — Ерунда, нечего плести небылицы.
    — Возьмите телефон и позвоните в редакцию. — Он указал на аппарат. — Будьте как дома.
    Теперь я начал понимать. Занга, должно быть, решил, что я пришел его ухлопать в отместку за попытку Брехема сделать из меня труп. Это объясняло поведение Гаррисона и Гарри Кларка ранее, когда он пытался разбить мне голову дубинкой.
    — Я хочу, чтобы вы оставили меня в покое, Занга.
    — Я коммерсант, с массой клиентов. Вы для меня нуль. Я оперирую миллионами, но вы начали вмешиваться в мои дела.
    По его виду можно было понять, что я за свое преступление заслуживаю смертной казни. Он хотел отогнать меня, как муху.
    — Вспомните парня, который ждет момента, чтобы поднять на вас руку. И еще вам следует знать кое-что, Занга. Я изложил все на бумаге.
    — Я запомнил это, — и его темные глаза блеснули при этом.
    Он не привык выслушивать приказания.
    — Где мне найти Ларкина?
    — Скажите вы мне об этом! Он должен мне с процентами около сорока кусков. Найдите его и дайте мне знать, где он и я заплачу вам.
    — Катитесь подальше со своими деньгами.
    — Плохо, что вы постоянно меня раздражаете. Потише, Мак Грэг. Не напрашивайтесь на неприятности. Ведь это глупо.
    — Позовите сюда своих сволочей и велите им вести себя как следует.
    Он нажал кнопку на столе.
    — Флейд, заходите все. Все в порядке. Только без фокусов. Входите все с пустыми руками — сказал он горько.
    Они вошли. Гаррисон и Шерман нахмурившись, Гарри Кларк красный и возбужденный, Джон Сервин сам не свой.
    — Пока мальчики. Счастья вам и радости. Босс вам все объяснит.
    Шерман сказал:
    — У тебя моя пушка.
    — Она тебе не нужна. Ты одной своей рожей любого насмерть перепугаешь, так что тебе и стрелять не придется.
    — Подожди, я найду тебя, — пообещал он.
    — Ага, я тоже, ты, шпик, — сказал Кларк.
    Я засмеялся.
    — Занга, вы рискуете жизнью из-за их невоспитанности.
    Босс грохнул кулаком по столу.
    — Хватит, черт побери! Заткнитесь все!
    Он боролся за потерянный авторитет.
    Я вышел без помех, но с ощущением, словно иду по натянутой проволоке. В холле я нажал на кнопку лифта, не выпуская из вида дверей Занга. Казалось я выбрался, но никогда не следует быть слишком уверенным.
    Одно я знал точно. Если бы дверь открылась, я выпустил бы все патроны из обеих пистолетов. Но она не открылась.
    Подошел лифт и я вошел в кабину. Очутившись на улице, я стал думать о Брехеме и Занга.
    В Брехема стреляли дважды за один вечер. Кроме меня здесь был еще кто-то. Мы не имели ничего общего. Тот, другой, мог свести с ним бог весть какой давности счеты. Насилие сопровождало Брехема всю жизнь. В конце концов, его дважды пытались убить и раньше. Было возможным и правдоподобным, что появился кто-то из прошлого и убил его.
    Оставалась еще одна возможность. Брехема приказал убить Занга, потому что тому не удалось добить меня, а я узнал его, что было опасно.
    Ничего необычного. А почему бы и нет?

Глава 11

    В половине второго я решил, что уже достаточно времени, чтобы звонить Эллен Грехэм, потому что она актриса.
    К телефону подошла девушка с голосом, еще невнятным ото сна.
    — Алло, да, это Эллен Грехэм. Я работал для страховой компании. Ваш адрес мне дала Элизабет Дженнингс. Я хотел бы встретиться и поговорить с вами.
    — О чем вы хотите со мной говорить? — спросила она.
    — Я ищу Вивиан Дженнингс. Это важно.
    — Подождите минуточку, я сейчас.
    Трубка глухо стукнула, когда она положила ее на стол. Я слышал ее голос: «Черил, это тот человек, который звонил вчера ночью. Насчет Вивиан. Он говорит, что ищет ее». Черил спросил: «Кто это?». Не знаю, сказал, что из страховой компании или что-то вроде этого. Пауза. «Ты выпила весь апельсиновый сок?». Я услышал звук глотков. Потом Эллен заговорила снова:
    — Алло, скажите пожалуйста, о чем вы хотите поговорить?
    — Как я уже вам сказал, мне нужно срочно найти Вивиан Дженнингс. Ее мать посоветовала мне обратиться к вам.
    — Серьезно? Она вам это посоветовала? А с чего вдруг она стала интересоваться Вивиан?
    Я молчал, не зная, что на это сказать.
    — Ладно. Дайте мне час. Мне нужно принять душ, привести себя в порядок. С Вивиан что-нибудь случилось? — спросила она.
    — Я бы не сказал, — позорно солгал я. — Я приеду в половине третьего.
    — Хорошо. Квартира 3-С. В холле нет моей карточки.
    — Тысяча благодарностей, мисс Грэхем.
    Надо было как-то убить час. Я позвонил своему информатору, еще раз спросил имя торговца наркотиками и опять ничего не узнал. Тогда я сказал ему, что оставлю для него сорок долларов в ресторане Пансона, потому что у меня нет времени вручить их ему лично.
    — Ага, — сказал Барт, — так тебе уже не нужно знать адрес Брехема?
    — Не нужен. Почему «ага»?
    — Карла Брехема уже нет среди нас. Печальная история.
    — Ага! А что, черт побери, значит твое «Ага»?
    — Только то, что сначала ты звонишь мне и спрашиваешь, где найти Брехема, правильно я говорю?
    — Правильно.
    — Я говорю, что он в «Худышке». Мы договариваемся, что сегодня утром ты даешь мне сорок долларов и принесешь их мне.
    — И что дальше?
    — Но сегодня утром я слышу в последних известиях, что кто-то всадил в него шесть пуль. Так это или не так?
    Я вздохнул. Он набивал цену.
    — Ага, — сказал я.
    — Сорок баксов за вчерашнюю информацию, пожалуй, маловато.
    — Так, жалкий паршивец, значит ты меняешь правила игры. Теперь у тебя только одна жалкая возможность получить в свои жалкие лапки, жалкие сорок долларов. Пойдешь в ресторан Пансона. За кассой сидит на своей старой заднице старый Пансон, изучает расписание бегов и оскорбляет посетителей. Ты ему скажешь, что тот жалкий паршивец, который явился, чтобы получить сорок баксов, это ты.
    — Но что он подумает обо мне?
    — Он подумает, что ты жалкий паршивец.
    — Не дури, Пит.
    — Ага, — сказал я и повесил трубку.
    Потом я позвонил еще раз, теперь в ресторан Пансона. Отозвался он сам.
    — Алло.
    — Это Мак Грэг. Есть у тебя что-нибудь хорошее?
    — В меню сегодня ничего, о чем вообще стоило бы говорить.
    Так развлекается по телефону старый чудак Пансон, но при этом его дело процветает, потому что кормит он отлично.
    — Меню меня не интересует, — сказал я. — Что будете есть вы?
    — А что буду есть я? Я буду есть сказочную говядину на ребрышках с печеной картошкой. Закуска — салат скампи, а на десерт шоколадный мусс.
    — Хватит ли у вас еды, чтобы поделиться с усталым путником?
    — Если бы он — прибыл издалека и на двугорбом верблюде, — ответил Пансон.
    Я приехал к Пансону и пообедал. Ребрышки были замечательны, от салата с чесноком слюнки текли, а мусс был густой, темный и нежный. Потом дал Пансону сорок долларов для передачи человеку, который представится словами: «Я, жалкий паршивец, явился, чтобы получить восхитительные сорок баксов».
    Пансон рыгнул и похлопал себя по животу.
    — Оригинальный способ представляться.
    — Он хотел, чтобы я добавил ему после того, как мы договорились.
    — Жулик, — сказал Пансон.
    Он засмеялся и глаза его спрятались в складках толстого лица.
    — Действительно, жалкий паршивец.
    Я распрощался с Пансоном, купил газету и, пока такси ползло к дому Эллен Грехэм, читал об убийстве Карла Брехема. На третьей странице была коротенькая записка: Карл Брехем был застрелен в своей квартире. Лишь некоторые соседи поняли, что это были выстрелы. Остальные слышали шум, но приняли его за выхлопы автомобилей. Полиция предполагает, что было сведение счетов между бандами. Следствие ведется в нескольких направлениях. Остальное место в статье было посвящено его деятельности. Грабежи, вооруженные нападения, изнасилования. Судим двадцать пять раз, дважды был признан виновным. Славный парнишка! Без него на свете будет, пожалуй, лучше.
    Копы были бы, наверное, благодарны, если бы я сообщил им, что это он стрелял в моей квартире. Они побеседовали бы со мной часиков десять. У них могло бы возникнуть подозрение, что я пошел отомстить ему. При вскрытии обнаружат пять пуль одного калибра и одну другую. Начнут размышлять. А если уже знали об этом, то помалкивают.
    — Вот и приехали, — сказал таксист.
    Окрестности были красивые, но дом, в котором жила Эллен Грехэм, оказался старым, облезлым и без лифта. Я поднялся на четвертый этаж и позвонил.
    Глазок в двери открылся и чей-то голос спросил:
    — Да?
    — Мисс Грехэм? Я Пит Мак Грэг.
    Дверь приоткрылась на длину цепочки. На меня смотрела высокая девушка с расчесанными на пробор золотистыми волосами. Черные брови, черные брюки, черный свитер и восхитительный бюст. Большие зеленые глаза были широко расставлены.
    — Можно войти? — спросил я.
    — У вас есть какое-нибудь удостоверение?
    Я пожал ей руку и показал свою лицензию. Она внимательно изучила ее:
    — Вы частный сыщик?
    — Да.
    — Вы сказали, что вы из страховой компании и что ищите Вивиан Дженнингс. Для какой компании вы работаете?
    Я видел, что она боится. Город велик. Никто еще не сосчитал в нем всех психов, сомнительных личностей и головорезов, которые пристукнут человека за пару баксов.
    Но я не забыл сарказма в ее голосе, когда она спросила об Элизабет Дженнингс и ее неожиданной заботе о своей дочери. Иногда приходится ловить случай, когда перед твоим носом еще не захлопнулась дверь. Я сказал:
    — Вивиан Дженнингс где-то бродяжничает с наркоманом, неким Ларкиным. Я хочу ее найти. Страховая компания — это по желанию матери, она хочет удержать в тайне подлинную причину.
    — Ее мать наняла вас?
    — Да. И мне пришлось выдумывать о страховой компании. Иначе бы она не позволила ходить и расспрашивать людей о Вивиан.
    — Это похоже на нее.
    Она посмотрела на меня.
    — Я принципиально не доверяю лгунам.
    — Хороший принцип. У вас моя лицензия. Позвоните сержанту Хагену из отдела убийств. Я дам вам его номер. Можете так же позвонить в бюро окружного прокурора и спросить Лоуренса Сандерса.
    Она протянула руку к цепочке, но потом передумала.
    — Минуту, — сказала она и закрыла дверь. Пришлось ждать некоторое время, пока она не вернулась. Она улыбалась. — Извините, вчера ночью на нашей улице было происшествие, — напали на какую-то девушку. Сержант Хаген попросил описать вас. Он сказал, что знает вас лично и что вам можно довериться.
    Я одарил ее отработанной улыбкой частного детектива, теплой, вызывающей доверие. Я разглядывал длинные, красивой формы ноги, в черных облегающих брюках. Она мне нравилась. Красивая и приятная женщина.
    — Проходите, — сказала она.
    Я вошел следом за ней. Она указала на кресло. Она стояла передо мной, а я смотрел на ее бедра, линию бюста, лицо. Потом я отвел взгляд и начал изучать пол, как — будто он очень интересовал меня. Потом снова посмотрел на нее.
    — Почему вы не сядете, это удобнее, — сказал я.
    Ей было лет двадцать шесть, она ослепляла и привлекала. Она уселась в кресло лицом ко мне.
    — Что-то не так, мистер Мак Грэг? — спросила она с ободряющей улыбкой.
    — Нет, вовсе нет, я думаю как начать.
    — Просто начните, мистер Мак Грэг. Вивиан моя подруга. Я буду рада вам помочь, если смогу.
    Я кивнул и спросил:
    — Где мне ее искать, как вы думаете?
    Она улыбнулась и спокойно сказала:
    — Прежде чем ответить, я хочу знать, что произошло.
    Я устроился в кресле поудобнее. Ничего такого я не ожидал, но она имела на это право. Я рассказал ей об Атлантик-Сити, о Ларкине, о том, как их избили. Я только умолчал, кто были эти люди. Потом я дал ей понять, что Ларкина могли убить. И уже поэтому Вивиан находится в опасности.
    — Я хочу забрать ее у этого типа, но сначала нужно ее найти.
    Она колебалась.
    — Я не имею понятия, где она. Я не слышала о ней больше года.
    — Расскажите хоть что-нибудь.
    — Могу рассказать вам о ней, как о человеке, а также о том, за кого она вышла и о ее матери. Вивиан говорила мне о них, когда жила со мной.
    По крайней мере, я узнаю ее мнение о них. Иногда это единственная возможность работать, следуя закону вероятностей. Посещаешь людей, беседуешь с ними, стараешься и что-нибудь выплывает на поверхность.
    — Все, что вы можете рассказать, пригодится.
    — Ладно. — Она закурила сигарету.
    — Почему она поселилась у вас?
    — Она не могла жить со своей матерью. Она ненавидела ее. Я познакомилась с ней в актерской школе. Ей было тогда шестнадцать лет. С тех пор мы дружим. Я продолжаю до сих пор работать, она же бросила работу. Ей не хотелось преодолевать трудности и проблемы, с которыми сталкиваешься в театре. Сюда она переселилась после второго аборта. Элизабет велела стерилизовать ее. Вот что сделала с ней эта мерзавка.
    Сила ее реакции удивила меня. Я слышу об этом второй раз.
    — А вы знаете, почему?
    Она заколебалась, потом кивнула.
    — Она убежала с Рассеком, потом вернулась и сделала аборт. Это идея ее матери. Вивиан впала в депрессию. Начала пить и уже не смогла выбраться из этого. Беспорядочные связи, болезни.
    Она посмотрела мне в глаза.
    — Вам сказала ее мать, что Вивиан хотела покончить с собой? Ей тогда было восемнадцать. Она открыла газ здесь, на кухне. О, Боже!
    Угощения Пансона камнем лежали в моем желудке.
    — Что вынудило ее к этому?
    — Мать воспитала в ней чувство, что она ни на что не годиться. Всю жизнь это от нее слышала. Мать вколачивала ей в голову, что она шлюха и нимфоманка. Когда-то давно она застала ее дома с парнишкой из школы и набросилась на нее. Вивиан очень сильно это переживала.
    — Я плохо в этом разбираюсь.
    — В таком разобраться нелегко, но одно я знаю точно. Если внушить людям, что они ни на что не годны, они начинают в это верить. А потом приходит это. Люди, которые едят или пьют через силу, стараются обожраться или упиться насмерть… Они достаточно долго слушали того, кто пытается уничтожить их и теперь сами помогают ему, стараясь покончить жизнь самоубийством. Человек не может выдержать этого, что и случилось с Вивиан. Она начала пить. Когда она жила со мной, она тайком прокрадывалась в квартиру, когда я уже спала и напивалась. Вскоре у нее начались галлюцинации.
    — Вы ничего не сказали об этом ее матери? — В моем голосе звучал упрек. Она рассердилась.
    — Сказала, уж будьте уверены! И знаете, что она сделала? Послала мне две тысячи долларов, чтобы я истратила их по своему усмотрению. Она никогда здесь не появлялась. Невероятно, но правда.
    — Да. Вы случайно не преувеличиваете?
    — Ничуть. Я ее знаю лучше, чем вы.
    — Когда я сказал ей, что Вивиан принимает наркотики, она расплакалась.
    — При желании она владеет своими нервами, — тихо сказала она. — Она знала, что Вивиан принимает наркотики. Когда она обнаружила это, то оставила ее совершенно без денег. Она хотела послать Вивиан в один из этих санаториев, но Вивиан отказалась.
    — Это могло бы ей помочь.
    — Как она могла поверить ей после всего, что случилось с ней? Она уже столько натерпелась от нее всяких гадостей.
    Я не мог ничего ответить.
    — А Рассек?
    — Красивый парень. Достаточно красив, чтобы быть кинозвездой. Профиль, который сводит с ума женщин. Все время, что они жили вместе, он развлекался с любовницей. Это некая Клер Линдсмор. Самец и ничего больше.
    — Я найду телефон Рассека в телефонном справочнике?
    — Нет. — Она встала. — У меня есть где-то адрес. Он живет на 70 улице. Прекрасная квартира. Он платит за нее 6000 долларов. Ему хорошо живется. Приживалы его типа умеют устраиваться.
    Я записал адрес.
    — Где он берет деньги?
    — Как я уже сказала, он самец. У него есть машина, дорогие костюмы, деньги, все есть!
    — Счета оплачивает Клер?
    — Я бы не сказала. Ее муж богат, но не настолько. Я думаю, что он проверяет счета.
    Я встал и собрался уходить.
    — Спасибо. Вы очень помогли мне. Вы не возражаете против личного вопроса?
    — Посмотрим. Зависит от того, насколько он будет личным.
    — Вы сами сделали эти психоаналитические анализы над Вивиан?
    — В наше время психиатрами считают себя все — таксисты, официанты, каменщики.
    Она, должно быть, много размышляла о Вивиан.
    — Мне немного помог мой приятель. Я рассказала ему о ней.
    — Он, наверное, каменщик, таксист или официант?
    Она засмеялась.
    — Нет. Это мой психоаналитик. Время от времени он заявляет, что хотел бы быть каменщиком. — Ее зеленые глаза искрились. — Мы собираемся пожениться. Он выглядит совершенно заурядным, немного плешив, очень заботится о своих пациентах. Я его обожаю. Ему двадцать четыре года. Я уже не раз ошибалась и теперь ученая. Я стану хорошей женой, буду заботиться о детях и хозяйстве.
    — Будете, я знаю, — сказал я.
    Я вышел. После Элизабет Дженнингс и Билли Рассека она явилась желанным подкреплением моей слабеющей веры в человека и его ценности. Я был благодарен ей. Брак, дети, муж. Она достаточно умна, чтобы понять, какую цену, несет все это для нее.
    Постоянную ценность.
    Она была самым светлым моментом этого дня.

Глава 12

    В четырнадцать часов я вызвал коммутатор и девушка сообщила мне просьбу сержанта Хагена, связаться с ним. Звонил также человек, который не хотел назвать себя. Он оставил номер и сообщение о том, что имеются сведения о человеке по имени Ларкин.
    — Вы помните, что в точности он сказал?
    — Передайте ему, что я хочу поговорить с ним о Вике Ларкине. Скажите ему, пусть позвонит. — Она сделала короткую паузу. — Это все.
    Я записал, нажал на рычаг и набрал номер. Никто не отвечал. С Хагеном мне повезло больше. Оказывается, ему звонил Гетц и сказал, что Мики дома.
    — Если хочешь его застать, то шевелись, — сказал Хаген. — Уже прошло два часа, как он звонил. Можешь не застать его.
    — Спасибо, уже бегу.
    — У тебя есть оружие?
    — Да.
    — Хорошо. Никогда не знаешь, чего можно ждать от наркоманов и торговцев наркотиками.
    — О'кей, буду помнить. Прихвачу двухстволку с патронами на медведя.
    — Я не шучу, — отрезал Хаген.
    Я остановил такси и дал адрес Мики. По дороге шофер стал жаловаться на свекра, который обманул его. На табличке я прочел имя: Эдвард Бавк.
    — Мистер Бавк, — сказал я и приступил к психологической практике. — В конце мая пришлю вам чек за консультацию.
    Он посмотрел на меня в зеркальце.
    — Я только стараюсь быть общительным, приятель.
    Всю остальную дорогу он молчал.
    Чтобы добраться к дому, где жил Мики, мне пришлось протискиваться сквозь толпу заросших молодых людей. Я прошел узким темным коридором и начал подниматься по лестнице. Мое появление вспугнуло двух увядающих красоток на площадке третьего этажа. Они стали быстро спускаться по лестнице вниз. Входная дверь внизу с шумом захлопнулась. Ступеньки и доски пола скрипели, и гнулись под моими ногами. На пятом этаже я переждал после каждого шага. Я не забыл предостережений Хагена. Добравшись до номера 4-Т, я расстегнул пиджак и потянулся за пистолетом. Человек за моей спиной сказал.
    — Эй, оставь это. Руки вверх. О'кей. А теперь повернись.
    Ему было лет сорок пять, футов шесть ростом, толстяк с круглым лицом. Автоматический пистолет 38 калибра был направлен мне в живот. Он вышел из квартиры, расположенной прямо против двери Мики.
    — Что вы здесь делаете? — спросил он.
    — Я пришел к Мики.
    — Вы всегда берете пушку, когда идете в гости?
    — Иногда беру. Это зависит от того, какой прием я ожидаю. Кто вы?
    — Полиция.
    — Вы случайно не Гетц?
    — Да, я Гетц.
    — А я Мак Грэг. Хаген сказал, что вы звонили насчет Мики. Он здесь?
    Он кивнул, улыбнулся и убрал пистолет.
    — Мне следовало бы узнать вас. Я знал, что вы придете. — Он вдруг понизил голос: — Я жду поставщика. Он должен здесь появиться.
    Он обошел меня и постучал в дверь. Три удара быстро один за другим, пауза, и еще раз.
    — Из-за вас теперь никто не появится. Вы сильно похожи на копа.
    Толстяк в рубашке золотистого цвета открыл дверь. Он пробурчал:
    — Гетц, привет, — и подозрительно посмотрел на меня.
    Гетц прошел мимо меня в спальню, кивнул мне. Он посмотрел в пустую комнату и вернулся.
    — Где она, Мики?
    — Кто?
    — Та девчонка, которая была у тебя.
    — Ты может быть кого-нибудь видишь? Нет у меня никого, Гетц.
    — Ты только не крути, а то тебе не поздоровится. Каким свинством ты теперь занимаешься, жирная морда? Зарабатываешь на девках?
    Мики молча пожал плечами.
    — Одна девчонка как-то сюда заходила и сразу же смоталась. Дверь была открыта.
    Он с сожалением развел руками.
    — Правда, Гетц, знаешь ведь, я со шлюхами не имею дела. Псих я что ли?
    — Говорят, что ты ее сутенер.
    — Люди врут.
    — Давайте, Мак Грэг. Я уже не могу слушать его треп. Меня тошнит, так как желудок у меня слабый.
    — Мики, — сказал я. — Мне нужно знать как зовут того торговца наркотиками, что крутится в районе «Дворца Роджерса»?
    — Не имею ни малейшего понятия. Что я могу знать о парне, который крутится в районе города? Я там не бываю, работаю в этих краях.
    Гетц заговорил как бы обращаясь к стене:
    — Вы только посмотрите на него. Такой простой вопрос, а он ничего не понимает. — Он повернулся к Мики. — Скажите ему то, что он хочет знать. Ты же мой должник.
    Мики снова пожал плечами.
    — Ну, положим, я догадываюсь, кто там приторговывает, но толку вам от этого не будет.
    — Наверное нет.
    — Хотите побеседовать с трупом? Тот, которого вы ищите — Рэй Шепс.
    Он посмотрел на Гетца.
    — Вы знаете, что с ним стало?
    — В самом деле?
    — Ведь это его нашли сегодня утром.
    Гетц сказал:
    — Он перебрал дозу. Такие отъявленные никогда не научатся. А ты, Мики, научишься когда-нибудь?
    — Староват я учиться, — ответил тот.
    — Сколько тебе лет? — спросил Гетц.
    — Сорок.
    — Выглядишь на все шестьдесят. Можешь накрыться в любой момент, много времени тебе не останется.
    — Слушайте, вы постучали в мою дверь, я впустил вас как порядочных, а вы такое говорите и оскорбляете меня.
    — Ладно, я не буду. Покажите мистеру свою левую руку.
    — Это еще зачем? Какая муха вас укусила?
    — Пошли, Мак Грэг, — сказал Гетц. — Давай уйдем, а то мне становится плохо.
    — Что вы злитесь, Гетц? Я ничего не сделал вам плохого, — сказал Мики.
    — Мне плохо, я сыт этим свинством по горло, — сказал Гетц.
    Мы вышли на улицу.
    — Может быть, он сказал правду. Я знал Шепса, когда он работал поблизости. Иногда по нему было видно, что он сильно на взводе. Всегда какой-нибудь коп знал, где он и что делает. В Виледж ему было уже небезопасно и он перебрался в центр. Я что-то такое слышал. Кто знает, может Мики и не соврал. Наркоманам нельзя верить, врут все до единого.
    Я сплюнул.
    — Вонючая это работа.
    — А бывает другая?
    Он вытащил из кармана брюк окурок сигареты и закурил.
    — Как у вас дела с пропавшей девушкой?
    — Пока никак.
    — Да, и так бывает иногда.
    Он посмотрел через улицу и показал на торопящегося куда-то долговязого и тощего человека в оранжевой спортивной рубашке и в брюках цвета хаки.
    — Посмотрите на него. Две недели назад я им занимался. Я, правда, не накрыл его с поличным, но знаю, что он из этих. Кто поведется с этим дерьмом, вымажется с ног до головы. Это закон. Каждый может подцепить эту заразу.
    — Приглашаю вас выпить кофе.
    Он улыбнулся.
    — Нет, спасибо. Я на диете. — Он смотрел вслед оранжевой рубашке.
    — Знаете, что в моей работе самое дрянное? Это то, что я уношу эту заразу к себе домой. Моя жена считает, что я преувеличиваю, когда вижу все худшим, чем на самом деле. Мы их забираем, а половина из них все равно никогда не попадает под суд. Трудно полностью доказать их вину. Засадим пятерых, а появляются пятьдесят новых. От этого устаешь и теряешь охоту работать.
    — Спасибо за помощь.
    — Не за что. Как-нибудь еще встретимся, — сказал он и поспешил за угол, куда исчезла оранжевая рубашка.
    Я зашел в телефонную будку и набрал номер. Голос на том конце телефона трудно было разобрать. Видимо трубка на том конце была накрыта носовым платком.
    — Послушайте, — сказал я, — если у вас есть информация, я куплю ее, для этого я держу офис. Давайте встретимся там, а если вас это не устраивает, встретимся на углу в баре.
    Я говорил с человеком, который звонил насчет Ларкина и не оставил своего адреса.
    — Нет, если вам не нравится мое предложение, то забудьте о нем, — сказал он. — Я не хочу, чтобы меня кто-нибудь прихлопнул. Это было бы слишком просто. Вы сделаете так, как я предлагаю?
    — Сколько вы хотите за информацию?
    — Сто долларов. Считайте даром. Вы придете один. Если притащите за собой кого-нибудь, сделка не состоится.
    — А почему именно в заброшенном доме? Остальные дома в этом квартале тоже пустые?
    У него должен быть аргументированный ответ, иначе я не поеду.
    — Я не собираюсь позволить себе, чтобы меня убили, если меня кто-нибудь увидит с вами. Поэтому такое место.
    Меня не слишком убедил его ответ.
    — Хотите получить эту информацию или нет? Я хочу услышать да или нет.
    — Ладно, — сказал я, — приеду.
    Я повесил трубку. Я еще не знал, пойду ли я туда. Всегда можно отступить, если начнешь чувствовать, что из твоей головы хотят сделать мишень. Если кто-то хочет со мной разделаться, то в пустом доме на 110 улице у него будет прекрасная возможность для этого. Я знал, что у меня могут быть неприятности. Но ничего не поделаешь, нужно идти вперед. Это моя работа.

Глава 13

    Предназначенная на снос развалюха на этой улице раньше была грязным шестиэтажным домом. Некоторые дома уже снесли, а за оставшиеся дома на этой улице только принялись. Противоположная сторона улицы тоже оказалась незаселенной. Таксист, который меня сюда привез, наверное перепугался, когда я сказал:
    — Высадите меня у второго дома с краю.
    В Нью-Йорк Сити уже обокрали, порезали, подстрелили или даже убили уйму таксистов. Заброшенный квартал идеальное место для этого. Мне был понятен его испуг. Когда я расплатился, напряженное выражение сошло с его лица. Он поспешно уехал.
    На другом конце улицы играли ребята. Они с опаской наблюдали за моим приближением, но продолжали игру. Я взбежал по ступенькам подъезда и быстро открыл дверь, никто не шевельнулся, лишь остатки занавески заколебались на окне от сквозняка.
    Коридор был замусорен и ужасно пах испражнениями. Передо мной валялись кучи пустых винных бутылок. Я услышал шорох за спиной и у меня похолодело в затылке. Я обернулся и заметил большую крысу, величиной с кошку, исчезнувшую в открытой входной двери.
    Я находился в узком, темном коридоре, освещенном лишь полосами света, проникающего через щели над входной дверью. Двери квартир, полусорванные с петель, были распахнуты под причудливыми углами. Мои шаги поднимали облачка пыли.
    Я рассматривал потрескавшуюся штукатурку и дыры в стенах. Воздух пах бедностью и безнадежностью.
    Ничего лучшего этот дом не мог ожидать в течение последних пятидесяти лет. Тюрьма, настоящая тюрьма.
    Потолочные балки затрещали. Я застыл. Инстинктивно я пригнулся, чтобы представлять собой как можно меньшую мишень.
    В этот момент я понял, насколько я уязвим, здесь. Меня могли уложить из любой двери. Берегись, Мак Грэг! Я постарался последовать этому совету, забившись в темную нишу. Я не собирался двигаться дальше, пока не выясню, где находится информатор. Уж чересчур легко можно было здесь распорядиться моей жизнью.
    Я прижался к стене и крикнул:
    — Эй!
    — Наверх, Мак Грэг! — Отозвалось с конца лестницы. — Давай наверх!
    Не более чем инстинкт, но это чувствуешь точно. Полезу наверх и получу шесть пуль. Метнусь к двери и свет с улицы резко очертит мой силуэт. Ты был не слишком умен, Мак Грэг!
    Мой информатор мог задумать лишь одну сделку убить меня. И обстоятельства подтвердили это.
    Я опустился на колени, не сводя глаз с лестницы. Рукой я шарил по полу в поисках предмета, чтобы бросить. В тот момент, когда вы поверите подонку, который утверждает, что передаст вам информацию в конце темного коридора в заброшенном доме, вам пора повернуться кругом и поступить на государственную службу.
    Я схватил за горлышко пустую бутылку и швырнул ее наверх. Она разбилась и неподалеку от моей головы пролетели две пули. Я бросился на пол и стал стрелять в направлении лестницы. Следующие две пули впились в пол впереди и позади меня. Как из миномета — недолет и перелет. Следующая будет в середину. Он должен видеть меня на полу. Я не понимал, как пули могли миновать меня.
    Я сунул пистолет за пояс и схватил с пола дверь, помчался к выходу, прикрываясь ей, как щитом. Правда она не могла защитить меня от пуль, но, по крайней мере, этим червям придется прогрызаться ко мне…
    На улице у меня есть шанс, здесь в коридоре, я заранее могу считать себя мертвым.
    Я слышал его шаги по лестнице. Еще одна пуля оторвала щепку от двери. Я был уже на улице, оглядываясь в поиске укрытий.
    На ступеньках у входа оказался Гетц. Его лунообразное лицо посинело. В руке он держал пистолет. Он четыре раза выстрелил в коридор. Раздался грохот падающего тела и треск разбитых бутылок. В ушах у меня звенело от грохота. Он стрелял в нескольких сантиметрах от моего уха.
    — Он там один? — спросил Гетц.
    — Думаю, что да. Подождите, я не знаю.
    Он двинулся во внутрь.
    — Минутку, — сказал я и пошел первым. Он вошел следом за мной.
    Я крался вдоль стены с пистолетом в руке. Шерман лежал на спине. Там, где раньше был левый глаз, теперь зияла дыра. Другая пуля впилась в шею. Из раны под челюстью текла кровь, оставляя темные пятна на пыли.
    — Оставайтесь здесь, Мак Грэг, — хрипло зашептал Гетц. — Наверху, может быть, еще кто-нибудь. Не будьте дураком.
    Я отошел к освещенному месту от стены и поднялся на верх. Там никого не было. Когда я спускался с лестницы Гетц стоял на коленях возле Шермана и осматривал его бумажник. Он улыбнулся.
    — Вы любите выкидывать смелые и рискованные номера, Мак Грэг.
    — Если бы наверху был кто-нибудь, он взял бы меня на мушку, когда я прижался к стене и стрелял бы.
    Гетц достал водительские права Шермана.
    — Дон Шерман.
    Он посмотрел на меня.
    — Я его знаю. Это один из компании Занга, был вернее.
    — Совершенно верно.
    Я попытался улыбнуться, но в результате происшедшего улыбка получилась несколько натянутой.
    — Что привело вас сюда, Гетц?
    — Это идея Хагена. Он поинтересовался, что происходит. Я позвонил ему, когда вы ушли. Он сказал, чтобы я присмотрел за вами. У него было предчувствие. Телепатия, что ли.
    — Во всяком случае, спасибо ему. В телепатии я не разбираюсь.
    Он поднял пистолет Шермана и спрятал свой пистолет в кобуру.
    — Мне нужно найти телефон и сообщить о случившемся, — сказал он.
    — Я останусь у тела, — сказал я.
    Он быстро обдумал это.
    — Кто его украдет? Лучше пойдемте со мной, Мак Грэг.
    Его соображения были для меня ясны. Правда я не собирался утащить даже ниточку, но он не хотел, чтобы я располагал такой возможностью. Ему пришлось бы долго объясняться, если бы я сделал что-нибудь подобное.
    Мы пошли вдоль квартала до района Ленокса и из ресторана вызвали полицию.
    Не успели мы вернуться назад, как подкатили четыре патрульные машины, полицейские окружили дом. Машина без опознавательных знаков, полная детективов, вылезла из-за угла и остановилась, взвизгнув тормозами.
    Распоряжался детектив, лейтенант Ральф Томпсон, негр. В колледже он был звездой баскетбола. Изучив право, открыл частную контору, но дела шли плохо и, наконец, он бросил якорь в полиции.
    — Привет, Гетц, — сказал он. — Что ты делаешь в этих краях?
    Он был в веселом настроении.
    — Заблудился?
    — Нет, лейтенант, — ответил Гетц и указал на меня. — Пит Мак Грэг, частный сыщик.
    — Правда? — сказал Томпсон дружелюбно. — Это вы его убили?
    — Нет, не он, — сказал Гетц. — Это я его убил. Я сказал об этом ребятам, когда звонил.
    — Нужно будет вызвать отдел убийств, — сказал Томпсон.
    — Уже сделано, лейтенант. Я звонил сержанту Хагену. Он знает об этом.
    — Вы меня обрадовали, — сказал Томпсон. — Великолепно.
    Гетц вздохнул.
    — Я двенадцать лет в полиции. За это время я убил троих, и всегда потом приходилось говорить с парнями из отдела убийств.
    Томпсон оглядел коридор.
    — Выйдем и поговорим на улице, Гетц.
    — Хорошо.
    Я стряхивал с пиджака пыль. Два детектива: один долговязый, другой худой наблюдали за мной. Длинный сказал:
    — Его зовут Мак Грэг. Частный сыщик. Замечательная профессия.
    — Какая там профессия, — сказал другой, — это прямо призвание.
    — Пожалуй, пожалуй, — сказал первый с наигранной серьезностью.
    — Вас уже показывали по телевидению, мистер Грэг?
    — Почему бы вам, Терси, не заняться трупом? Посмотрите на пятна крови, на положение тела. Постарайтесь чему-нибудь научиться, чтобы не пришлось провести жизнь в грязных конторах.
    — И умен же он, — сказал долговязый.
    — Очень умен, — сказал второй.
    По ступенькам спустился Гетц, заглянул в дверь и ухмыльнулся.
    — Пошли, Мак Грэг. Лейтенант распорядился, чтобы его подвезли к отделу убийств. Очень мило с его стороны, верно?
    — Превосходно, — сказал я.
    — Превосходно, — повторили оба копа хором.
    Гетц сказал:
    — Ну да, превосходно, это одно из этих культурных слов.
    Нас привезли в отдел убийств и меня отвели к сержанту Хагену. Я ждал, пока он допрашивал детектива Гетца в другой комнате, откуда я не мог ничего услышать.
    Закончив, он вернулся ко мне. Это был высокий широкоплечий человек с угловатым лицом и густыми черными волосами. Он уселся за свой стол, набил трубку и сказал:
    — Ну, Мак Грэг, что у тебя есть для меня? Рассказывай все по порядку.
    Я начал рассказывать. Он слушал сосредоточенно и только иногда прерывал меня коротким «хм». Я рассказал ему о Вивиан и Джордже Занга, закончил сегодняшним событием.
    Когда я умолк он кивнул и сказал:
    — Ты и Занга! Ты раскрыл широко рот и теперь можешь подавиться. Как тебе пришло в голову, что ты можешь тягаться с Занга?
    — У меня не было другой возможности, сержант.
    — Псих, — сказал Хаген.
    — Я хотел бы поблагодарить его за Гетца и за его помощь.
    — Собственно это была не моя идея.
    — Не ваша?
    — Твой приятель, лейтенант Фаулер, вернулся из отпуска. Он дома. Завтра выходит на работу. Он звонил мне и хотел знать, что у нас делается. Я сказал ему, что ты связался с Занга и он предложил не спускать с тебя глаз. Добрый человек, а?
    — Да.
    — Гетц звонил мне, когда ты ушел от Мики. Я велел ему следить за тобой. Мне кажется, ты начал с Занга маленькую частную войну.
    Он посмотрел на свою трубку.
    — Кто там стрелял у тебя в квартире? — Он задал мне вопрос как бы случайно, без нажима.
    — Карл Брехем.
    — Его убил ты?
    — Нет. Я только один раз попал в него, когда он был у меня. Эту работу проделал кто-то другой.
    — Тогда, значит, ты дал ложные показания полиции? Знаешь, кому ты мешаешь?
    — Не имею представления.
    — Сначала за тебя берется Брехем, затем Шерман. Занга не хочет, чтобы ты стоял у него на дороге. Почему?
    — Я ищу Вивиан Дженнингс. Дорога привела к Занга. У него что-то с Ларкиным, с которым связана Вивиан. Не вижу логики в том, что он посылал ко мне своих мальчиков только потому, что я ищу эту девчонку. Он отрицал, что посылал Брехема ко мне.
    — А ты думал, что он признается? Но теперь оставь Занга. Он наш.
    — Как угодно, сержант. Ты послал Гетца за мной с придуманной сказкой, что он ждет в коридоре возле квартиры Мики какого-то торговца наркотиками. Он ждал меня, так? Это было вранье?
    — Вранье, — признался он сдержанно. — Ты связался с Занга. Пятнадцать лет мы стараемся накрыть его на чем-нибудь. Я подумал, что если прицепить к тебе хвост, это может окупиться. Не обижайся на меня за это.
    — Значит живая приманка, сержант?
    — Это ты сказал, Мак Грэг.
    Настоящий коп. Со своими методами он наверняка когда-нибудь усядется в кресло комиссара.
    — Приходите завтра в два, — сказал он. — Здесь будет Фаулер. Он хочет поговорить с тобой.
    — Хорошо. Теперь я могу идти?
    — Пожалуйста. Может тебе стоит нанять телохранителя?
    — А что? Ты поставляешь их?
    Он нажал на кнопку и сказал:
    — Возьмите двух человек и приведите ко мне Занга.
    Он помолчал немного.
    — Да, если он будет брыкаться, позвоните мне, я его успокою.
    Он отключил связь.
    — Ну, пока, Мак Грэг. Только не позволяй убить себя.
    Когда я был уже в дверях, он добавил:
    — Подожди минутку, Пит, у меня есть кое-что для тебя.
    Он выдвинул ящик письменного стола и достал фотографию.
    — Виктор Ларкин… чтобы ты не говорил, что я для тебя ничего не сделал.
    На карточке было написано описание Ларкина рост метр девяносто, двадцать восемь лет, сидел в Иллинойсе и в Пенсильвании за кражи автомобилей.

Глава 14

    Я вышел из здания полиции, размышляя о том, что происходит вокруг меня. Факты не сходились друг с другом. Двое парней пытались разделаться со мной, оба работали на Занга. Оба мертвы. Брехема убил кто-то неизвестный, Шермана — Гетц. Я узнал и немного больше о Вивиан и ее матери, но с Ларкиным не сдвинулся с места.
    Занг приводил меня в недоумение. Я готов был держать пари, что он не станет посылать ко мне убийцу, но оказалось, что это пари я проиграл. Судя по всему, он в самом деле распорядился меня убить. Иначе зачем двум его головорезам тратить на меня патроны? Я дерзко прорвался в его офис и узнал, что Ларкин должен ему 30 000 долларов. Было ли это достаточной причиной, чтобы приказать убить меня? Едва ли. Все это вообще не сходилось. Где-то не доставало звена. Когда имеешь дело с гангстерами, следует забыть о логике. Я ворвался в его заведение, что означает, что я позволил себе недозволенное. Частный сыщик загоняет в угол Занга и вытаскивает пистолет. Я пригрозил ему, что он дорого заплатит, если со мной что-нибудь случится. Я предполагал, что он поверит и оказался в критическом положении.
    Занга не тот человек, чью реакцию можно предвидеть. Я знал, что стоит за ним: убийства, наркотики, проституция. Он признает свою иерархию ценностей. Наглая самонадеянность, с которой я проник к нему, могла вывести его из равновесия. Быть может, он решил, что нуждается в моей смерти для восстановления утраченного душевного спокойствия.
    Следовало рассмотреть и другие обстоятельства. Утверждения Мики, что 48 улицу снабжал наркотиками Рейс Шепс, вело в тупик. Мики мог услышать, что тот умер и воспользоваться этим, потому, что не хочет впутываться в это дело. Да и нельзя было поручиться, что Шепс сказал бы мне, где найти Ларкина. Торговцы наркотиками бывают молчаливыми.
    Я начал снова с другого конца. Я снова вспомнил Сэма Роулса. Он боялся выдать имя торговца. Если тот, кого я ищу, был Шепс и если он умер, то у Сэма не будет причин молчать.
    Нужно встретиться с Сэмом.
    Сначала я зашел домой. Мне казалось, что я весь налит свинцом. Происшествие на 110 улице доконало меня психологически. Я был грязный с головы до ног. Улечься бы в ванную и закончить этот день. Сильных ощущений мне хватало про запас.
    Но только было не самое подходящее время для отдыха. Партия разыграна. Я поссорился с Занга. Ему нужна моя шкура. Никто не прикроет с фланга. Нужно выдержать до финиша.
    Я принял душ, побрился и переоделся. Потом я пошел к Сэму Раулсу.
    Я заказал себе выпивку. Когда я спросил про Шепса, Сэм сказал:
    — Не вынуждай меня повторяться, Пит. И уже говорил тебе, что не хочу впутываться в это дело.
    — А я не хочу, чтобы ты впутывался. Послушай, двое ребят Занга стреляли в меня. Я не знаю, связано ли это с моим поиском Вивиан Дженнингс. Не знаю, какую тут связь можно найти. Беда в том, что я пошел против Занга. Никто не узнает, что мы с тобой говорили, Сэм.
    — Я знаю, Пит, — он кивнул. — Ты мой друг и в тебя стреляли.
    Он наклонился и прошептал:
    — Джимми Клинтон. Прозвище Баззи.
    — Где его найти?
    — В «Болеро». Ночлежка на 43 улице.
    — Когда он там появляется?
    — Определенного времени нет. Иногда он не появляется несколько дней.
    Я положил на стойку десятку.
    — Оставь их себе, Сэм.
    Он испугался.
    — Только за выпивку, Пит, — сказал он, как будто мои деньги могли грозить ему еще большей опасностью.
    Я отправился в гараж, взял машину и поехал на Лонг-Айленд в яхт-клуб Дрейка, туда я прибыл в половине одиннадцатого. Территория клуба была ярко освещена. Привратник красовался в белой униформе. Я сказал:
    — Меня зовут Мак Грэг.
    Он помнил инструкцию миссис Дженнингс и отдал мне честь.
    — Добрый вечер, сэр. Паркинг направо, сэр.
    Паркинг для посетителей был переполнен, так что я заехал туда, где стоят машины членов клуба. Я остановился между «роллс-ройсом» и «мерседесом». Вечер требовал смокинга с галстуком-бабочкой. Мой темно-синий костюм не укрылся от внимания управляющего. Он испуганно поспешил ко мне, слащавый тип с принужденной улыбкой.
    — Я боюсь, что вы одеты не соответственно случаю, мистер…
    — Мак Грэг. Меня пригласила миссис Дженнингс.
    — Разумеется, разумеется.
    Он потер подбородок.
    — Я мог бы достать вам смокинг и галстук, если вам угодно.
    Мне было не угодно.
    — Спасибо, боюсь не подойдет по размеру. Постараюсь быть незаметным.
    — Надеюсь, что я не обидел вас, мистер Мак Грэг. Поверьте сэр, я не имел такого намерения. Мне было сказано, что вечер будет носить торжественный характер, но поскольку вас пригласила миссис Дженнингс, я уверен, что мы сможем сделать исключение, — весело сказал он. — Извольте войти, мистер Мак Грэг.
    Я вошел. Вход в огромный зал украшали масляные портреты морских офицеров — Френсиса Дрейка и Джека Хоскинса. Нарядная афиша, укрепленная на треноге, приглашала на «Юбилейный бал в пользу больницы в Саут Шор».
    Под музыку оркестра из двадцати пяти человек кружилось и танцевало сотни две гостей. Бар, расположенный справа, обслуживали шесть человек в белой униформе. Возле него в три ряда толпились гости. На противоположной стороне зала у стены стоял стол, уставленный закусками и отважно охраняемый шеренгой вспотевших официантов в поварских колпаках.
    Вазы со свежими цветами отделяли блюда крабов от ростбифа, а блюда ростбифа от ветчины.
    Я огляделся, но не нашел никого знакомого. Я пробрался сквозь толчею бара и дал понять, что хотел бы шампанского со льдом.
    — Да, сэр. Пять долларов, сэр.
    Ну что же, вечеринка с благотворительной целью, а благотворительность стоит недешево. Я выпил, вернул бокал в чью-то руку и отступил к загорелой блондинке в серебряном платье с декольте, кончающимся где-то у талии.
    Она очаровательно улыбнулась, показала в уголке рта кончик розового языка и сказала голосом, в котором слышался выпитый ею алкоголь:
    — Я вас здесь еще не видела. Кто вы?
    — Я живу сам по себе.
    — Она оглядела мой костюм. Я не укладывался в ее рамки.
    — Вы могли бы быть копом. Приглядываете за драгоценностями?
    — Мог бы, но я не коп. Я здешний сыщик. Приглядываю за поведением гостей.
    — Ну да? Значит я подцепила шпика. Что, если вы пробьетесь к бару и принесете мне джин со льдом? Сама я не решаюсь.
    — Пожалуйста, — сказал я и безуспешно попытался пробиться к бару.
    — Господа, — закричал я. — Мне нужен джин для жаждущей дамы.
    — Джин для жаждущей дамы!
    Через головы стакан и пять долларов бармену.
    — Спасибо, Шерлок, — сказала блондинка. В этот момент появилась Лоррен Садлер.
    — Пит, дорогой, я не знала, что вы с Клер знакомы.
    — Мы еще не знакомы. Как раз собираемся познакомиться.
    Лоррен одарила ее щучьей улыбкой.
    — Клер, дорогая, позволь представить тебе Пита Мак Грэга, — Клер Ландсмор.
    — А мы уже знакомы. Он угостил меня джином.
    — Он прелесть, — сказала Лоррен. — Клер, я думаю, что ты опять перебрала. Пит, ты не мог бы принести мне виски?
    — Разумеется.
    Я снова влез в толчею у бара.
    — Джентльмены, чистый виски для дамы!
    Присоединились голосов пятнадцать.
    — Чистый виски для дамы!
    Шуты. Еще стакан. Еще пять долларов. Когда я вернулся с виски, Лоррен была одна. Я спросил:
    — Куда исчезла Клер?
    — Я сказала ей, чтобы она ушла.
    — Ты шутишь?
    — Я сказала ей, чтобы она исчезла, пока ее не увидел с тобой Рассек.
    — Ты бы могла не делать этого.
    — Да ну ее к черту, шлюху! Посмотри, танцует со своим стариком, а Рассек сидит где-нибудь за углом и ждет.
    — И куда только подевалась твоя склонность к честной игре, — сухо сказал я.
    — Я не бросаюсь ею, как только дело касается Клер. Я не святая, как большинство женщин, Пит. Но когда я вышла замуж, я не забывала, что я замужем, — быстро сказала она. — Я взрослая женщина и живу, как мне нравится. А от тебя я всегда была без ума. Я беснуюсь, если не могу любить.
    Она засмеялась.
    — Это у меня в крови. Страстная натура, но если бы я была замужем, ты никогда не увидел бы меня в спальне. Задумайся над этим, прежде чем начнешь раздувать свое мужское я.
    — Ты выпустила из меня весь воздух, я совсем сморщился. В постели ты была бы просто восхитительна.
    Она покраснела.
    — Благодарю тебя.
    — В самом деле восхитительной, волнующей, потрясающей, умопомрачительной.
    — Я люблю тебя, — сказала она. — Ты ведь отвезешь меня домой?
    — Я не знаю, зависит от ситуации.
    — Я хочу, Пит.
    — Тебе придется сплавить Роберта.
    — Хорошо, я выгоню его.
    — Отлично, посмотрим. Но теперь ты можешь оказать мне огромную услугу.
    — Какую?
    — Покажи мне Эллис Дженнингс и Рассека. Было бы чудесно, если бы ты представила меня Эллис.
    — Конечно. Эллис красивая девушка. Она очень похожа на Вивиан, но можешь сразу выбросить ее из головы, другие уже пробовали и ничего не добились. Красивая девушка, но недоступная.
    — Как будто я только об этом и думаю. Ты знаешь, что два парня пытались меня убить?
    — Серьезно? Ты разыгрываешь меня, да?
    — Совершенно верно, разыгрываю. Так где она.
    — Пойдем, поищем ее, — сказала она и взяла меня под руку.
    Эллис сидела у карточного столика и продавала лотерейные билеты на кругосветное путешествие. Тысяча долларов штука. Вам их вычтут из налогов. Темные глаза, стройная, черные волосы, привлекательная. Я заметил, что губами и глазами она немного напоминает Вивиан. На этом все сходство и кончалось. У Вивиан были выступающие скулы, чуть угловатое гордое лицо. Эллис со своим треугольным лицом выглядела хрупкой. Маленький нос, светлая помада на губах широкого рта. Небольшой вырез черного платья и прозрачная ткань, закрывающая руки, создавали впечатление нежности и как-то не гармонировали с окружающими, так как большинство женщин показывало много обнаженного тела.
    — Эллис, дорогая, — сказала Лоррен, — позволь тебе представить Пита Мак Грэга. Мы с ним старые друзья. Пит, Эллис Дженнингс.
    Я заметил, что глаза ее блеснули. Она догадалась, кто я.
    — Добрый вечер, — сказал я.
    Она кивнула и неуверенно мне улыбнулась.
    — Я продам вам билет. Выигрыш — кругосветное путешествие. Это чудесное путешествие.
    — Нет, — сказал я, — лучше поговорим.
    Лоррен сказала:
    — Там человек, с которым мне нужно поговорить, — и она исчезла.
    Эллис выровняла на столе горку билетов и чеков и, посмотрев на меня, положила руки.
    — О чем вы хотите поговорить со мной, мистер Мак Грэг?
    — Вы ведь знаете, кто я?
    Она кивнула.
    — Я хочу поговорить с вами о Вивиан.
    Она наклонила голову и уставилась в пол. Ее голос был тихим.
    — Я думаю, что именно здесь нам не следует говорить об этом, мистер Мак Грэг.
    — Не хватит ли этих секретов? Она водится с бывшими уголовниками и ее жизнь в опасности, — зло сказал я.
    Эти капризы уже надоели мне. Эллис была явно не расположена к разговору и я начинал злиться.
    — Разве вы не хотите, чтобы я нашёл ее, — настаивал я.
    — Конечно же хочу. Не говорите таких странных вещей.
    Нас прервал веселенький кругленький человек в красном фраке. Он заполнил чек.
    — Пожелайте мне удачи. Эллис. — Он громко засмеялся. — В кругосветном путешествии я был в последний раз в прошлом году.
    Когда он отошел, я спросил:
    — Ну, так как же?
    Она смотрела по сторонам, встала, пересекла зал и вернулась с почтенной дамой.
    — Я сейчас вернусь, — сказала она ей.
    — Можешь не торопиться, — ответила та. — У меня адски жмут туфли. Я рада, что смогу их снять.
    Эллис ввела меня в небольшой салон. Потертый пол из дуба, скрещенные шпаги, бильярдный стол. Она закрыла за нами дверь. Мы сели на дубовую скамью.
    — Так вот, — устало начала она, — прежде, чем я что-то скажу, я хочу, чтобы вы знали, что я думаю. Вам не следовало приходить сюда. Люди начинают интересоваться вами. Лоррен, наверное, догадалась, в чем дело.
    Я не обратил на это внимания. Зачем я буду объясняться?
    — Я говорю вам, что ваша сестра в серьезной опасности… Предполагаю, вы знаете, что с ней случилось. Почему же вы не можете мне помочь, Эллис.
    — Я не осознала этого, — вежливо сказала она.
    — Но это так, друзья вашей сестры помогли мне больше. Я не понимаю вас, ведь вы ее сестра. Вы должны помогать мне. Почему она живет с этим подонком Ларкиным? Рано или поздно его кто-нибудь прихлопнет.
    Она широко открыла большие карие глаза.
    — Вы пытаетесь запугать меня. Вы преувеличиваете.
    — Я не преувеличиваю. Я хочу услышать правду. Что с ней произошло? Почему она спряталась там, где никто ей не поможет?
    — Она не хочет, чтобы мы ей помогали. Она сама хочет жить в грязи.
    — Она разве говорила это когда-нибудь? Она принимает наркотики. Она очень больна. Наркоман не может сам себе помочь. Почему вы поворачиваетесь к ней спиной?
    — Для нее уже ничего нельзя сделать, — возразила она.
    — Вы прелесть. Попросту списали ее. Что вы за человек?
    — Я думаю, что выслушала от вас достаточно, мистер Мак Грэг.
    — Вы просто предоставляете ей погрязнуть еще глубже и равнодушно смотрите на это.
    Я достал фото Ларкина.
    — Вы когда-нибудь видели этого человека?
    Она держала фото Ларкина в руке и смотрела на него. Ее лицо побледнело.
    — Нет, я никогда его не видела, — сказала Эллис.
    — Это неправда, — сказал я.
    — Он напоминает мне одного человека. Это смутило меня.
    Я забрал у нее фото.
    — Кого он вам напомнил?
    — Это вас не касается.
    — Касается. Я не верю в совпадения. Вы мне лжете! — Я указал пальцем на изображение Ларкина. — Вы знаете этого типа! Вивиан живет с ним, если это можно так назвать.
    Ее рот скривился от ярости.
    — Я его не знаю и больше не намерена вас слушать. Вы слишком далеко заходите. Когда мы наняли вас, чтобы найти Вивиан, мы совершили ошибку. Я чувствовала это с самого начала. Я хочу, чтобы вы немедленно ушли, мистер Мак Грэг.
    — Я еще не закончил.
    — Я хочу, чтобы вы немедленно ушли. Убирайтесь.
    — Возвращайтесь к своему столику и продавайте билетики. Продайте себе один, — сказал я и оставил ее там.
    Когда я возвратился в зал, от одной из групп отделилась Лоррен.
    — Пит. — Она посмотрела на меня. — Вилли Рассек. Он как раз разговаривает с Клер.
    Я обернулся.
    — Это не он, — сказал я.
    — Да он же! Красавец, правда? Широкоплечий, высокий. — Она засмеялась. — Этот дурак выглядит таким красивым, что просто не верится.
    — Это точно Рассек?
    — Конечно. Я не могу ошибиться, — ответила она.
    — Я хочу посмотреть на него.
    Мы подошли поближе. С первого взгляда я спутал его с Виктором Ларкиным. «Поразительное сходство. Братья?» — подумал я. — «Добрый, должно быть, брат».
    — В чем дело? — спросила Лоррен.
    Я отделался от нее смехом.
    — Случай ошибочной идентификации, больше ничего.
    Кусочки начали складываться в целое. Я не знал, где они все находятся, но догадывался, где их искать.
    Лоррен сказала:
    — Пойди и принеси мне еще стаканчик.
    Я сделал это. По дороге меня поймал управляющий и сказал, что меня вызывают по телефону в канцелярии.
    — Я хочу, чтобы вы немедленно покинули клуб, — сказала Элизабет Дженнингс. — Мне звонила Эллис и рассказала о вашем неуместном и грубом поведении. Этого не должно было случиться.
    — Вы хотите, чтобы я прекратил заниматься этим делом?
    — Нет. Но я хочу, чтобы вы изменили свое поведение. Вы совершенно не информировали меня о своих действиях.
    Она говорила невозмутимо.
    — Хорошо! Сейчас я разыскиваю торговца наркотиками, которого зовут Баззи. Вам говорит что-нибудь это имя?
    — Не будьте смешны!
    — Он может знать, где Вивиан.
    — Если что-нибудь узнаете, немедленно позвоните мне. Ясно?
    Ее тон подзадорил меня.
    — Немедленно, если еще не раньше, мадам.
    Она бросила трубку.

Глава 15

    Машины неслись по шоссе, на юг, пока авария неподалеку от Мельерна не остановила движение. Красные огоньки сигнала «стоп» в беззвездной ночи. Я не расставался с мыслью, которая появилась у меня, когда я впервые увидел Вилли. Нельзя с уверенностью сказать, что они братья и действуют заодно, но так это выглядело.
    Ладно, Мак Грэг. А как они взялись за это?
    Вивиан наркоманка, которая должна иметь свою дозу. Она идет во «Дворец Роджерса», потому, что знает, что там найдет наркотик. Вдруг появляется Виктор Ларкин и подходит к ней. Он говорит ей, что наркотики, которые она ищет, есть у него дома и она идет с ним.
    Так мне рассказал это Сэмми Роулс.
    Или, может быть, Виктор там появился чисто случайно? Нет, Мак Грэг. Ты не наивен. Человек в твоей профессии не верит в чистые случайности, подозревает их в нечистой игре. Но Вивиан и Вилли остались после развода друзьями. Он мог знать о ее привычке. Мог знать, куда она ходит. Вивиан, конечно, должна была заметить, как он похож на Вилли. Наверное, он сказал ей, что он брат Вилли.
    Нет, это не годится. Сэмми ясно сказал, что Виктор подцепил ее. Бармен в таком заведении видит достаточно, чтобы разобраться в таком деле. Если бы эти двое заранее договорились встретиться, то незачем было притворяться, что встреча случайная.
    Вывод один. Виктор и Вилли сговорились и втянули Вивиан в какую-то грязную игру.
    Об этом можно судить по фактам, которые прекрасно дополняют друг друга.
    Во-первых, Виктор и Вилли братья и оба нуждаются в деньгах. Во-вторых, Элизабет очень богатая, что является неизбежным условием для каждой крупной махинации. В-третьих, позиция миссис Дженнингс по отношению ко мне и моим усилиям найти Вивиан, ее нерасположение ко мне может означать, что кто-то уже нажал на нее.
    Я объясняю это так. Хорошо бы задать Вилли несколько вопросов, но сначала я должен узнать о нем немного побольше.
    Я зашел к себе в офис и достал из сейфа отмычки. Машину я поставил в гараж и поехал к Вилли на такси — слишком много возни с поисками места, куда поставить машину.
    Это был старый, но элегантный многоквартирный дом в хорошем районе. Уже само окружение оправдывало высокую квартплату. Привратницкая была пуста, портье нигде не было видно.
    На стене холла были ряды почтовых ящиков и кнопок, над ними я заметил динамик. В. Рассек. Квартира К-10. Стеклянные двери слева защищала стальная решетка. Их открыванием жильцы могли управлять прямо из квартиры.
    Я нажал кнопку звонка Рассека, но никто не ответил. Замок быстро уступил старательно подобранной отмычке. Я открыл дверь в просторный холл с несколькими креслами. Толстая красивая дорожка на мраморном полу вела к большому автоматическому лифту.
    Замок в двери квартиры К-10 оказался крепким орешком. Специальная конструкция с подвижными задвижками. Я повернул, защелка уступила, но я нажал слишком сильно и отмычка погнулась. К черту! Я попробовал снова и осторожнее. На этот раз защелка сдвинулась и дверь открылась.
    Коридор вел к гостиной, из которой можно было войти в еще четыре роскошно обставленные комнаты. Чем бы не занимался Вилли, платили ему хорошо. Шкафы были набиты костюмами, ящики комода ломились от рубашек, шелковых пижам, запонок из тяжелого золота и массы галстуков. Видно, он любил обувь. У него было пар двадцать пять.
    Я тщательно обыскал квартиру. Мне хотелось найти что-нибудь показывающее, что он связан с исчезновением Вивиан. Я не торопился. Эта шикарная попойка в яхт-клубе до зари не закончится. Ничего.
    Я заглянул за картины. Я ведь тоже смотрю детективные фильмы. Судьба наградила меня за это — позади одной из них я обнаружил французский сейф. Когда-то я имел дело с этой моделью. Кошмарно дорогой, маленький и не из самой хорошей стали. Замок с комбинацией. Даже опытному взломщику пришлось бы попотеть над ним. Я поправил картину, собрал свои вещички и захлопнул за собой дверь.
    Вскоре после трех я добрался до отеля «Бошеро». Я зашел в узкую дверь и по шестнадцати ступенькам вскарабкался наверх. Дверь направо от площадки вела в контору размером в ящик. В комнате было три человека, старомодный коммутатор, стойка портье и ветхий ящик с картотекой.
    За стойкой сидел человек в ярком клетчатом пиджаке, видимо, дежурный. Он пил кофе из термоса и был слишком занят, чтобы обратить на меня внимание.
    Сидя возле него на стойке, болтала ногами и хихикала Офелия в халатике на молнии. Под зеленой косынкой у нее на голове были бигуди, из правого угла рта торчала зубочистка.
    Над коммутатором склонилась кандидатка в миссис Родес, в куртке из лошадиной кожи, мини юбке и сапожках выше колен. Под правым глазом у нее был синяк, несомненно сувенир от безумно ревнивого любовника.
    Сказочная троица. Вряд ли я когда-нибудь видел такую подборку типов.
    Дежурный положил на бумажную салфетку кусок кекса.
    — Чем могу служить? — спросил он.
    — Я ищу Тулуз Лотрек, — сказал я.
    Он почесал подбородок и уставился в потолок, как будто читал там это имя. Он забормотал про себя:
    — Тулуз Лотрек! Нет, такого тут нет.
    Офелия пропищала:
    — Тулуз Лотрек! — Она хлопнула себя по тучному бедру и истерически расхохоталась.
    Лошадиная шкура выглядела загадочно. Дежурный выглядел озабоченно.
    — Господи, Фреди, ты что, не понимаешь, что он тебе вкручивает, — сказала она, когда ей удалось вновь овладеть собой.
    — Да, вижу.
    Он подозрительно смотрел на меня, как банковский служащий на подозрительную подпись. Его выражение сразу же изменилось, когда я позволил глянуть ему на фальшивый значок полицейского лейтенанта. Он насторожился.
    — В каком номере живет Баззи? — строго спросил я. Он улыбнулся так, словно любил копов.
    — Не знаю, там ли он сейчас, мистер капитан, — сказал он извиняющимся тоном.
    — Я видел, как он входил сюда, — отрезал я. — Номер его комнаты.
    — Четырнадцать. Я позвоню ему, если вам угодно, с удовольствием. Да, сэр, с большим удовольствием.
    Я кивнул, чтобы он встал.
    — Вы проводите меня туда.
    — Мне нельзя отлучаться из конторы, мистер капитан. Нет, сэр, я в самом деле не могу.
    Он боялся. Обе женщины без слов прошли мимо меня, глядя прямо перед собой. Лошадиная шкура исчезла наверху лестницы, громко стуча каблуками. Туфли Офелии прошуршали вниз, дверь осторожно закрылась за ней.
    Я знавал одного копа, который при допросах упрямых типов пользовался жестким, но действенным методом. Изо всей силы с грохотом трескал дубинкой по столу и орал: «Я хочу знать твое имя, мразь! И ты мне это скажешь, или я разобью тебе морду!»
    Я двинул кулаком по стойке перед его носом.
    — Я хочу, чтобы ты проводил меня наверх. И ты меня туда проводишь, или я разобью тебе морду! Шевелись!
    Его лицо стало испуганным.
    — Конечно. Не надо сердиться, мистер капитан. — У него прыгал кадык, когда он стучал в дверь. — Баззи, это Фреди.
    Тишина, потом шаги за дверью.
    — Ну? Что там?
    Я отпихнул Фреди. В правой руке я сжимал пистолет. Дверь приоткрылась и в щели появилось лицо.
    — Что случилось?
    — Полиция! Откройте!
    Тишина. Я шагнул назад и дверь начала закрываться. Я толкнул ее плечом.
    Он таращился на меня сидя на полу.
    — Какого черта? Чего надо?
    Я сунул пистолет в кобуру.
    — Вставай, Баззи, на полу ты глупо выглядишь.
    Он сердито встал. На нем была пижама с голубым узором и вышитым карманом с именем. Лет двадцать восемь, испитое лицо, длинные крашенные под блондина волосы растрепались, как будто он только что встал с постели.
    — Вы не имеете права вот так врываться.
    — Я знаю. — Я показал ему фото Вивиан и Ларкина. — Где я их найду, Баззи? Твои клиенты, верно?
    Он разглядывал фото, но на лице у него ничего не отразилось. Или он не знал их, или был хорошим актером.
    — Я их никогда не видел. Почему вы спрашиваете именно, у меня?
    Наверное, мне просто не везет. Никто их никогда не видел. Может быть, их вообще нет в городе? Я действовал исходя из предположения, что они вернулись и восстановили старые контакты, когда у них кончились наркотики.
    Я прошелся по комнате, приподнял матрац и немного осмотрелся вокруг. Баззи занервничал.
    — Слушайте, коп. С меня хватит. Я хочу обратно в постель. У вас нет никакого ордера. Вы не можете так просто вламываться ко мне. Я знаю законы. Это вам так просто не пройдет. Это незаконное вторжение.
    — Незаконное вторжение, — повторил я. — Я не знал, что ты юрист.
    Я задумался, что делать дальше. Можно задать ему трепку, но толку от этого не будет, потому что он или не знает того, что мне нужно, или он твердый парень и ничего не скажет. Торговцы наркотиками бывают такими. Но его упоминание об ордере подало мне мысль о другой возможности.
    — Я знаю, что Ларкин где-то здесь, Баззи. Ты снабжаешь его. Но ты можешь спасти свою шкуру. Где мне его найти? Скажешь и я тебя не трону.
    — Ошиблись адресом. Не имею понятия, о ком вы говорите.
    — Я слышал, что ты соображаешь, но пока я говорю с обычным дураком. Представь, что случится, когда я вызову шестерых копов, которые слоняются по участку и подыхают от скуки, чтобы они пришли сюда? — Я рассмеялся и похлопал его по спине. — Они придут ради разнообразия. И я не поручусь, что они не найдут здесь какой-нибудь дряни.
    — Ничего они не найдут, коп. — Я подмигнул ему и улыбнулся.
    — У тебя есть имя, Баззи. Все мы знаем, кто ты. Когда дело касается какого-то человека, как ты, например, всегда может случиться, что наткнешься на подлого копа, для которого не представляет никакой трудности подкинуть при обыске немного товара. Понимаешь?
    — Понимаю, — горько сказал он. — Вы, копы, любите топить невинных людей.
    Я засмеялся.
    — Моя интуиция подсказывает мне, что товар у тебя есть.
    — Разве я спорю? — размяк он… — У меня с ними ничего общего. Я только слышал, что они в отеле «Камео».
    — Где это?
    — Неподалеку от аэропорта «Ла Гуардиа».
    — Одевайся, ты поедешь со мной.
    — За каким чертом? — ответил он задиристо.
    — Я не хочу, чтобы ты предупредил кого-нибудь.
    — Да, что я, псих? По-вашему я бы сделал такое?
    — Одевайся!
    Я подождал его и мы спустились вниз. Мы шли по безлюдным улицам в восточном направлении.
    — Куда мы идем, — спросил Баззи. — Вы меня арестовали?
    — И не думал. Когда ты в последний раз работал, Баззи?
    — Я работаю. Думаете, я с луны свалился? У меня есть водительские права. Я водил грузовик. Меня уволили. Такое часто случается.
    — Уволили такого трудягу! Не сумели тебя оценить?
    Я взял его с собой в ресторан «Нормандия», выпил кофе и раздумывал, стоит ли мне позвонить миссис Дженнингс. В конце концов речь шла о ее дочери и она платит мне деньги.
    Я зашел в кабину и сообщил ей, что ее дочь, вероятно, находится в мотеле «Камео» и что я еду туда.
    — Спасибо, большое спасибо, мистер Мак Грэг.
    Ее мягкий тон удивил меня. Быть может причиной ее прежней грубости и резкости был страх и нервное напряжение. Потом я позвонил в полицию, зажал нос двумя пальцами и сказал:
    — Слушайте внимательно, я не люблю повторять: «Нормандия» на шестой авеню. Дошло?
    — Да, сэр. Кто говорит?
    — «Нормандия», ресторан. Там сидит парень блондин, длинные волосы, темно-зеленая спортивная рубашка. Его зовут Баззи Клинтон. При нем фунт неразбавленного героина. Неразбавленного парень, неразбавленного. Так, что заберите его и поскорей.
    Когда я вешал трубку, он все спрашивал: «Кто говорит?». Я вернулся к Баззи.
    — Подожди здесь, я вызвал машину и буду ждать на улице.
    Я заказал еще кофе.
    — Успокойся, Баззи, и не злись.
    На углу я нашел такси и сел в него.
    — Гараж Делтона. Но через пару минут, пока постоим здесь.
    Через окно я видел, как подъехала машина и резко затормозила. Из нее выскочило трое верзил и кинулись в ресторан. Сейчас Баззи будет очень занят, отвечая на уйму вопросов. Скорее всего копы отвезут его обратно в его комнату и тщательно обыщут. Фунт неразбавленного героина — это прекрасная добыча.

Глава 16

    В половине четвертого я зашел в ресторан возле гаража Делтона и съел тарелку рагу за один доллар. Пока мне делали сандвич, с устрицами, я искал в телефонном справочнике мотель «Камео». Меня одолевала усталость. Сказалось долгое недосыпание. Вся шея у меня одеревенела, а в глаза словно насыпали песку.
    Во мне не было ничего от этих великолепных голливудских сыщиков, которые без конца бегают, дерутся и соблазняют женщин. После двух чашек кофе меня, наверняка, будет мучить изжога. Тоже ничего хорошего.
    По пути к мосту Куинсборо я пообещал себе, что завтра отосплюсь. На Гранд Централ парквей, я включил последние известия: какая-то женщина упала с шестого этажа в Манхэттене. То ли выскочила из окна сама, то ли ее кто-то выкинул. Разъяренный мужчина, бегая по окрестностям Тайм Сквер и тяжело ранил троих рабочих ночной смены. После было установлено, что это был душевнобольной. Совершено нападение на десятилетнюю девочку.
    От всего этого я почувствовал себя еще более подавленно. Во тьме таится слишком много опасных психов. Я переключился на другую программу и стал слушать Дина Мартина.
    Я не знал, как за это взяться. Линг — Ларкин, они могут быть записаны под другими именами. Я съехал по шоссе несколько раз, повернул и обнаружил мотель «Камео». Длинное невыразительное кирпичное здание. Во влажном теплом воздухе сияла красивая неоновая надпись «Мест нет». Я вспомнил, что мне удалось выяснить в мотеле «У ручья». У меня начало появляться представление о том, как действовать дальше.
    Я замедлил ход, остановил машину на обочине и перелистал свои заметки о Лингле — Ларкине. У него «бьюик». Я повторил про себя его регистрационный номер. Потом заехал на стоянку.
    В конторе не было света. Ночной портье, наверное, задремал. Я прошел длинные ряды автомобилей. С залива повеяло запахом грязной воды. Внезапно ливень загнал меня под провисшую крышу здания. Я вспомнил, что оставил окно в машине открытым.
    Среди автомобилей, поставленных перед мотелем, машины Ларкина не было. Я вышел из-под навеса и направился в обход. За углом дома я увидел белый «бьюик». Левая задняя дверца у него была открыта.
    Я верю в предчувствия. Я был убежден, что это машина Ларкина еще до того, как увидел ее номер.
    На переднем сидении лежал лицом вниз какой-то человек. Обернув руку носовым платком, я открыл дверцу. Я зажег спичку. Свет играющего огонька упал на развороченную красную рану на его затылке. Я взял его за плечо, перевернул и посмотрел в мертвое лицо Виктора Ларкина. Его горло было перерезано от уха до уха. Спичка обожгла мне пальцы и я выкинул ее. Сначала выстрел, потом ножом по горлу.
    Типичные признаки сведения счетов между бандами, как напишут газеты.
    В машине не было ни ножа, ни пистолета. Кровь залила сиденье, пол, белую рубашку и его костюм. Рана влажно блистала. Я сплюнул в грязь.
    Мне не хотелось ни к чему прикасаться. Мне хотелось, сесть в мою машину и уехать отсюда, но я должен был найти девушку. В его кармане я нашел счет за домик номер 18.
    Я разорвал его на кусочки и разбросал по дороге.
    Дверь в комнату была приоткрыта. Внутри горел свет. Я достал пистолет и распахнул дверь ногой. Там никого не было. В двухспальной кровати кто-то недавно лежал. Одна из подушек пахла тяжелыми духами. На комоде осталось несколько черных волос и следов пудры.
    Я ни к чему не прикоснулся. Я не хотел иметь ничего общего с убийством. Вид окровавленного тела пробудил во мне осторожность. Когда я включил зажигание, я казался себе старым, отслужившим свое механизмом, которому не дает рассыпаться только одна какая-то проволочка.
    По радио передавали песенки. Я думаю, что молодежи недостает сейчас по-настоящему великой музыки. Я думаю, что ей недостает многого. Я думаю, что танцевать самому для себя очень печально. Я думаю, что мужчина и женщина должны танцевать вместе.
    Я старался прогнать из своего сознания образ Ларкина, но это мне не удалось.
    Я пришел домой, разделся, налил себе двойную порцию виски и стал смотреть в окно… Женщина в розовом халатике из квартиры напротив ответила мне взглядом. Я помахал ей и она немедленно задернула занавески, но оставила щель шириной в палец. Я знал, что она там стоит. Я помахал ей еще раз, чтобы она тоже знала.
    Я думал, что ж собственно произошло?
    Я не сомневался, что Занга добрался до Ларкина. Он потребовал уплаты, а когда не получил, приказал убить его. Я думал о трупе в машине. Мотель был близко, кто-нибудь мог услышать выстрел. Хотя, наверняка воспользовались глушителем. Я позвонил в полицию и, не называя себя, сообщил об убийстве в «Камео».
    Я забрался в постель, но не мог уснуть. Я нашел Ларкина, но не девушку. Если она была с Ларкиным, когда он получил свое, она может теперь лежать на дне залива. Прозвучал звонок и сразу же кто-то забарабанил в дверь. Я повеселился вовсю. С Брехемом, с Шерманом, с окровавленным трупом. А девушка, которую я ищу, уже наверняка мертва. Нервы у меня напряжены, глаза красные от недосыпания и ни малейшего желания слышать звонки и грохот в дверь в пять часов утра. Я снова потянулся за пистолетом. Постепенно он лег в мою руку.
    Снова звонки и стук.
    Я на цыпочках подошел к двери и прижался к ней ухом. Этот идиот по ту сторону чуть не порвал мне барабанную перепонку.
    — Убирайтесь!
    Сердитый голос приказал:
    — Полиция, откройте!
    Я сказал:
    — Уходите. Позвоните мне завтра.
    Я не мог впустить его. Он говорит, что он коп, но это ни о чем не говорит. Брехем, Шерман, теперь это может быть Гарри Кларк.
    — Мак Грэг, открой, перестань валять дурака.
    Я узнал голос Хагена и открыл дверь. Хаген и кислого вида коп вошли в квартиру. Хаген показал на мой пистолет.
    — Дай мне это.
    Я подал ему пистолет. Он прижался глазом к дулу, потом пересчитал патроны. Своим видом он давал понять, что ситуация пахнет плохо.
    — Что такое? Появляешься в пять утра, чтобы понюхать мою пушку?
    Он ухмыльнулся, от ответа уклонился и сказал:
    — Мак Грэг, ты всегда берешь оружие, когда идешь открывать дверь?
    — Иногда. Все зависит от того, как у меня идут дела. В последнее время они идут не очень хорошо.
    — Одевайся, Мак Грэг. Ты поедешь с нами.
    — О чем ты говоришь? Что вы собираетесь мне пришить?
    — Убийство, — мягко сказал Хаген. — Твой приятель, лейтенант Фаулер, послал меня за тобой. Он хотел бы с тобой поговорить. Ясно?
    — Ясно, — ответил я. — Буду готов через десять минут.
    — Управишься за пять.
    — Спокойно, спокойно, не подгоняй меня, я измотался. Я не принял еще таблеток.
    — Где ты был сегодня ночью, Мак Грэг?
    — На благотворительном балу в клубе Дрейка.
    — Тебя там кто-нибудь видел?
    — Уйма людей.
    — Давай, Пит, пошли, — сказал Хаген вежливо.
    Полицейская машина привезла нас в северный район на 66 улицу. Это было недалеко от конторы Занга. Патрульные машины, полицейские в форме, детективы, фотографы из полиции и газет. Фары освещали тело, лежащее на тротуаре, прикрытое простыней. Полицейский как раз очерчивал тело.
    На краю тротуара стоял детектив. Дон Фаулер, коп из отдела убийств и мой хороший знакомый. Стройный, загорелый, серебряные волосы. Ему было около пятидесяти. И он был честный и твердый человек.
    Он сказал:
    — Извини, Пит, что вытащил тебя среди ночи.
    — Неважно. Я знаю, что ты не послал бы за мной Хагена, если бы не думал, что это необходимо.
    — Это необходимо.
    — Кто там у вас?
    — А ты не догадываешься?
    Это не был Виктор Ларкин, вряд ли они стали бы его перевозить.
    — Нет, — ответил я.
    — Иди сюда, Пит, — сказал Фаулер.
    Я пошел за ним. Он наклонился.
    — Джордж Занга, — сказал он и повернул край простыни. Мне было уже по-настоящему тошно смотреть на людей с перерезанным горлом. К этому не привыкаешь никогда, каждый раз это новый шок. Здесь работа была выполнена аккуратно. Лишь десятисантиметровый разрез над кадыком. Шея, галстук, рубашка, костюм были заляпаны грязью. Аккуратный разрез, но также ужасный.
    — Красиво, а? — спросил Фаулер.
    — С эстетической точки зрения не очень.
    — Он сам вытворял такое, — заметил Фаулер. — У него была паршивая репутация, а прошлое еще паршивее.
    — Паршивая, — повторил я.
    И вдруг мне в голову пришла мысль.
    — Он был также застрелен?
    Фаулер выглядел озабоченным.
    — Огнестрельная рана на пять сантиметров ниже сердца. — Он прикрыл труп простыней и встал.
    — Откуда ты это знаешь, Пит?
    — Предчувствую. Это второе убийство этого мясника, которое я вижу сегодня ночью. Первым был Виктор Ларкин. Я нашел его в мотеле «Камео».
    — Так это ты сообщил об убийстве?
    — Да.
    — Почему ты не назвал своего имени?
    — Мне было достаточно волнений для одной ночи. Я хотел отдохнуть от всего.
    Фаулер понимающе кивнул.
    — Хаген!
    — Да, сэр.
    — Скажи Пирсону, пусть позаботится об этом. Мы идем за угол пить кофе.
    — Хорошо, сэр.
    Хаген дал указания Пирсону и вернулся. Мы уселись в боксе и заказали кофе.
    — Как провели отпуск, лейтенант?
    — Прекрасно. Песок, солнце, море. Рыба хорошо клевала, — он вздохнул. — Слишком рано кончился.
    Он помолчал.
    — Хаген рассказал мне, чем ты занимался, Пит: о Брехеме, пропавшей девчонке, о Ларкине. А теперь Занга. Я думаю, что знаю, как все это было, но хотел бы знать всю историю от тебя. Хаген говорит, что ты был вчера вечером на благотворительном балу в яхт-клубе Дрейка.
    — Это правда.
    — Как долго ты там находился?
    — Я приехал около половины одиннадцатого, а уехал около полуночи. Хочешь убедиться, не замешан ли я в этом деле, лейтенант?
    — Предположим, Пит.
    — Ты думаешь, что я имею что-нибудь общее с этими убийствами и убийцами?
    — Нет, — ответил быстро Фаулер, — хотя иногда и кажется, что имеешь. Ты странно себя ведешь. Сначала тебя собирается убить Брехем, а ты не заявляешь об этом. Потом ты проникаешь к Занга, поднимаешь бешеную и большую суматоху, как будто между вами кровная месть. Кое-кто мог бы сказать, что у тебя есть мотив. Скажем, убить его раньше, чём он убьет тебя. Я правильно говорю?
    — Правильно?!
    — И еще кое-что. Ты ищешь Ларкина, находишь его и анонимно заявляешь об убийстве. Как ты теперь выглядишь? Ты всегда появляешься там, где убивают. Но ты не из таких, которые стреляют, а затем перерезают горло. Это не твой стиль. Это работа, скорее всего, какого-то психопата.
    — Спасибо, твое доверие меня успокаивает.
    — Не за что, теперь пара вопросов. Как ты выяснил, где искать Ларкина?
    — От торговца наркотиками Баззи Клинтона.
    — Где он?
    — Он живет в дыре, которая называется «Болеро». Вряд ли он признается.
    Фаулер кивнул:
    — Послушаем все с начала.
    Я рассказал ему все, что ему нужно было знать. Было уже поздно, чтобы что-то утаивать.
    Фаулер проворчал:
    — Я хочу, чтобы ты рассказал обо всем, что ты делал вечером, где ты был, во сколько, куда пошел, во сколько ушел?
    Я рассказал о квартире Рассека и почему был там.
    — Ты хочешь проверить, есть ли у меня алиби? Правильно?
    Он пожал плечами.
    — У Вилли тебя естественно никто не видел?
    — Естественно, нет, — ухмыльнулся я. — А ты хочешь алиби?
    — Я ничего не хочу, Пит. Я не мэр города и не начальник полиции. Для меня ты совершенно чист, но тут есть люди, перед которыми я отвечаю. Вы с Занга были враги? Да или нет?
    — Да, но как насчет всех остальных, которым он напакостил.
    — Возможно, только это было раньше. А сегодня речь идет о тебе. Хаген сказал, что ты пошел открывать дверь с пистолетом в руке? Кого ты ждал?
    — Зазвонил звонок и кто-то стал ломиться ко мне в двери. Как я мог знать, кто это? У меня не выдержали нервы, я давно не высыпался. Я пошел открывать с пистолетом только, потому, что у меня нет пулемета.
    Даген рассмеялся. Фаулер сурово посмотрел на него. Было похоже, что он озабочен и это не нравилось мне. Я махнул официанту и заказал еще кофе.
    — Пит, нам нужно твое заявление.
    — Только не сегодня ночью, — взмолился я.
    — Тогда завтра днем. Я буду ждать.
    — Приду обязательно, — сказал я.
    Я остался сидеть там. Оба полицейских вернулись к Занга.

Глава 17

    Было семь утра, когда я вернулся домой. Я лег и мгновенно уснул.
    Зазвонил телефон. Я проснулся. Спал я ровно двадцать одну минуту.
    — Не ори, не ори, ты дурак, — сказал я.
    Он не принимал меня всерьез. Я вылез из кровати, дотащился до него и пробормотал:
    — Слушаю.
    — Телефонный сервис? — весело ответила девушка на другом конце провода.
    — Кто там еще?
    — Ну, не ворчите с самого утра.
    — Слушай, мне не хотелось бы, чтобы я уснул прямо на месте. Говорите, что вам нужно сказать, я не спал всю ночь.
    — Гуляка, — весело сказала она. — Звонила миссис Дженнингс. Вам следует немедленно связаться с ней.
    — Что еще?
    — Больше ничего, гуляка, — весело сказала она и положила трубку.
    Я пошел в ванную, сунул голову под струю воды и долго держал ее так, потом вытер полотенцем и подошел к телефону. После двух попыток я дозвонился до нее.
    — Мистер Мак Грэг, — сказала она. — Я решила, что в дальнейшем не нуждаюсь в ваших услугах.
    — Вивиан вернулась?
    Она не ответила.
    — Чек вы получите завтра по почте.
    — Еще относительно вашей дочери, миссис Дженнингс. Ночью убили Ларкина.
    — Я слышала об этом по радио. Не скажу, чтобы это огорчило меня.
    — Вы наняли меня, чтобы я нашел вашу дочь. Ночью она была с ним. Она сейчас дома?
    — Но, мистер Мак Грэг, — сказала она начальственным тоном, — разве вы не поняли? Вы получите свои деньги и это все. Вы прекрасно это понимаете и прекратите расследование.
    — А где Вивиан?
    — Это уже не должно волновать вас.
    — Это будет интересовать полицию. Ночью она была с Ларкиным. Может быть, она знает, кто убил его.
    — К чему вы клоните, Мак Грэг?
    — Я хочу довести дело до конца.
    — Оно уже окончено. Вы работали на меня, а теперь я вас увольняю. Никому до этого нет дела.
    — Мне есть. Что общего имеет Уильям Рассек с исчезновением вашей дочери?
    — Уильям Рассек? Я вас не понимаю.
    — Уильям Рассек в действительности Ларкин, брат Виктора. Они работали вместе.
    Прошла долгая пауза.
    — Мистер Мак Грэг, приезжайте сюда, прошу вас. Я думаю, что смогу вам все объяснить.
    — Я буду у вас через час.
    Я побрился, оделся и поехал к ней. Слуга сказал, что миссис Дженнингс вернется через час.
    — Она сказала, куда поехала?
    — Нет, сэр.
    — Давно она уехала?
    — Она поехала сразу после того, как вы звонили ей, сэр. Она казалась очень взволнованной и торопилась.
    Я покинул квартиру миссис Дженнингс с неприятным чувством. Я дал таксисту адрес Рассека и сказал:
    — Я очень тороплюсь.
    — Сегодня все торопятся, — отрезал он.
    Десять долларов убедили его. Он несся, как сумасшедший, и сэкономил пять минут, а когда он остановился, я побежал к лифту, остановил его на этаже Вилли и ворвался в квартиру.
    В квартире стоял запах пороха и было тихо. На ковре в гостиной я увидел бурые волосы, как будто по ним кто-то провел окровавленными руками. Сейф был открыт, за спиной я услышал голос Элизабет Дженнингс.
    — Бросьте оружие, Мак Грэг, или я буду стрелять без предупреждения.
    Эти слова заставили меня похолодеть. Где сказано, что женщина не может убить так же быстро, как мужчина? Мой пистолет беззвучно упал на ковер. Я обернулся.
    Она стояла в дверях ванной. Высокая, надменная — убийца из высшего общества. Позади нее на полу лежало неподвижное тело, из которого текла кровь. Это был Вилли.
    Правая рука была вытянута. В ней был пистолет с глушителем, направленным мне прямо в сердце.
    Вы сказали бы, что это выглядит смешно, но эта женщина смешной не казалась. Какое-то время мы в упор смотрели друг на друга. В ее глазах читалось яростное презрение и слепое беспокойство.
    Я чувствовал себя неважно.
    — Вы убили их. Застрелили и перерезали им глотки.
    Она кивнула, не шевелясь. Пистолет остался неподвижным. Я чувствовал, что достаточно малейшего движения, чтобы ее палец нажал на курок.
    — Зачем вы приехали сюда? — спросила она. — Вам не нужно было этого делать. Я сказала вам, чтобы вы ни во что не вмешивались. Остальное не ваше дело.
    — Это мое дело. Это мое дело, потому, что куча народа пыталась продырявить меня, как решето.
    — Я хочу знать, зачем вы сюда приехали?
    Я сказал:
    — Если я вас правильно понял, сюда должен прийти еще кто-то. Дайте мне это оружие, миссис Дженнингс.
    — Мистер Мак Грэг, я хочу знать, что вас сюда привело?
    — Вас не было дома, хотя вы вызвали меня. Я должен был думать, что вы отправились прикончить Вилли и успеете вернуться до моего приезда. Вы хотели обеспечить себе безопасность. Все обрушилось на вас внезапно. Вас не было на вечере в клубе. У вас был мотив для убийства Виктора, потому что он погубил вашу дочь. Я был нужен вам для того, чтобы найти его. Когда вам представился случай, вы его убили.
    — Он заслужил это, — сказала она глухим голосом. — Он все заслужил. Они все заслужили…
    — Они вцепились в вас со всех сторон, правда? Когда я сказал вам, что Виктор и Вилли братья, до вас дошло, что они поделили вас между собой. Сколько выжал из вас Вилли, прежде чем вы его пристукнули? Что он отдал вам перед смертью из сейфа?
    — Он шантажировал меня и мою семью, мерзавец. Он давно уже заслужил, чтобы его убили. У него непристойные фотографии Вивиан. Я платила ему годами. Я подстрелила его. Первая рана не была смертельной. Он клянчил, чтобы я оставила его в живых, клянчил и плакал.
    — А вы пообещали оставить его в живых, если он расскажет?
    — Конечно, не будьте наивным. В такой ситуации нельзя действовать по-другому. Он признался во всем. Он оплачивал хобби Виктора, выдавая ему понемногу. Он знал, что Вивиан тоже наркоманка и устроил так, чтобы они сошлись. Думая, что я буду платить им обоим. Это было начало их плана. Некоторое время я посылала деньги, а потом прекратила это. Я, поняла, что Виктор будет скатываться все ниже и ниже. Я хотела, чтобы она вернулась, хотела послать ее в больницу, где о ней позаботятся.
    — Больницы, по-моему, ваша навязчивая идея. Вся ваша жизнь на том основана.
    Она побледнела. На ее лице не осталось ни кровинки. Темные впалые глаза смотрели куда-то в пустоту. Мне показалось, что их застилает безумие. Ее голос прозвучал неестественно.
    — Что вы об этом знаете? Она была дикой, неуправляемой, похотливой, в точности как ее отец. Это называется нимфоманией. Что мне еще оставалось делать? Если бы мне пришлось пережить это еще раз, я бы поступила так же. Она моя дочь, но также, как ее отец, не вылезает из неприятностей. Ее отец, был гнусным человеком. У нас была молодая прислуга — шведка. Он изнасиловал ее, а потом откупился. Такое он проделывал в собственном доме. Он жил со шлюхами, валялся в, грязи, как свинья. Когда я увидела, что и Вивиан такая же, я хотела помешать ей в этом. Не помогло.
    — Значит, у вас была причина убить обоих братьев. А Занга?
    — Он тоже меня шантажировал.
    — Тут что-то не так. Он не был похож на шантажиста.
    — Виктор одолжил у Занга деньги и не смог их вернуть. Занга хотел разделаться с ним. Чтобы спастись, он посоветовал, как можно получить деньги. Он сказал, что Вилли шантажирует меня. Занга почуял крупную добычу и выставил свои требования. Я платила ему 60 000 долларов в месяц.
    — Откуда вы знаете, что это был Занга? Ведь не дурак же он, чтобы называть своё имя.
    — Конечно, нет. Вчера вечером я узнала это от Виктора. Люди расскажут вам все, лишь бы остаться в живых. Я застала его с Вивиан. Она приняла свою дозу и крепко спала. Она даже не проснулась, когда я заставила его идти в машину. Я приказала ему ездить вокруг квартала и так узнала о Занга. Мне стало плохо, когда я представила, как он смотрит на фото моей дочери. Бедняжка Вивиан. Она никогда не могла обойтись сама. Но о ней я уже позаботилась. Я выслала ее в Килоу Рест. Там уж ее приведут в порядок.
    — Но зачем этот нож? Зачем кровь?
    — Но ведь женщины так не убивают. Полиция не станет искать женщину, — сказала она с убийственным спокойствием.
    — А Брехем?
    Она не ответила, но гордость, в ее глазах сказала мне, что это она его убила.
    — Почему? — медленно спросил я.
    — Этот грязный выродок избил ее. Это не могло пройти ему даром.
    — Поэтому вы его убили?
    — У него были ее фотографии. У этих пакостников у всех были ее фотографии. Они показывали их друг другу. Горло я ему не перерезала. Эта идея пришла мне позже, — зашептала она угрожающе.
    Она шагнула вперед. Я понял, что она хочет. Мы были в десяти метрах друг от друга, и она могла промахнуться. Ей нужно было подойти ближе, чтобы продырявить меня наверняка. Потом она перережет мне горло.
    — Вы ничего не выиграете, убив меня. Все равно вы попадетесь.
    — Я была бы дурой, не убив вас, — возразила она, улыбаясь сама себе. — Наоборот, никто ничего не узнает.
    Она разозлила меня, потому что была не права. Я повернулся и в сумасшедшем прыжке бросился к своему пистолету. В тот момент, когда я коснулся его, в стену впилась пуля. И другая пролетела совсем рядом. А потом я уже держал свой пистолет и целился в нее.
    — Бросьте оружие, — сказал я резко.
    Она шла, или не обращала внимания или не слышала. Она приближалась ко мне, как будто догадываясь, что я не хочу стрелять.
    — Ах, так вы, боитесь?
    Она хотела убить меня, это было ясно.
    Она снова выстрелила. Пуля вспорола мой рукав. Расстояние между нами сокращалось. Я прицелился ей в руку, но она метнулась в сторону.
    Пуля разнесла ей череп. Она упала на спину. Мной овладела страшная безнадежность. Я старался убедить себя, что я не убийца и что стрелял в целях самозащиты. Я был взбешен и жалел самого себя.
    На полу, неподалеку от трупа Вилли, лежал конверт. Внутри лежало еще два. В первом были фотографии Вивиан. В другом — Эллис с Рассеком. Я начинал понимать. Но почему она отторгала одну дочь, а другую нет. Только потому, что Эллис была похожа на неё? Удивительно, куда может завести материнская ненависть к дочери.
    Я подошел к бару и выпил прямо из бутылки. Но горечь во рту не проходила. Я позвонил в отдел убийств, сказал Фаулеру адрес и попросил приехать как можно быстрее.
    — Уже лечу, Пит, — ответил он и повесил трубку.
    Я избегал смотреть на труп, подошел к окну и смотрел в него, пока у тротуара не остановилась полицейская машина.
    Я поехал с Фаулером в Килоу Рест за Вивиан. Через три дня я сидел у него в кабинете и расспрашивал о Вивиан.
    — Ее осматривали и беседовали с ней психиатры. Ей придется порвать с самой собой. Но теперь, по крайней мере, ее уже не подавляет ненависть матери.
    Он иронически улыбнулся.
    — Для этого ей только понадобится отвыкать от наркотиков, победить чувство своей ненужности и сознания того, что ее мать была убийцей нескольких человек. Так мне это изложили врачи.
    — Похоже, ей придется делать массу работы.
    — От наркотиков ее вылечат. Теперь делают чудеса.
    Он задумчиво смотрел на меня.
    — Я видел за свою жизнь еще более тяжелые случаи. Некоторым удается выбраться. Я говорил с ней — она выберется!
    Мне хотелось верить, что он прав, но я не был убежден в этом.
    Я встал и пошел домой.
Top.Mail.Ru