Скачать fb2
Безмолвные стражи тайн (загадки острова Пасхи)

Безмолвные стражи тайн (загадки острова Пасхи)

Аннотация

    Исследованиями проблем острова Пасхи занимались ученые многих стран и народов, но так уж случилось, что советские люди мало знают о вкладе русских моряков и ученых в разгадку тайн острова. Эта книга написана по материалам исследований авторов на стыке многих наук, в частности геологии, океанологии, археологии, лингвистики и др. Живо, увлекательно, на высоком научном уровне излагают они сложнейшие проблемы, намечают пути их решения.
    Книга будет интересна широкому кругу читателей, но в особенности молодежи и студентам, школьникам старших классов.


Фёдор Петрович Кренделев Александр Михайлович Кондратов Безмолвные стражи тайн (загадки острова Пасхи)

Судьбы и идеи
(Вместо предисловия)

И много тревожит вопросов:
Кто создал семью великанов?
Кто высек людей из утесов,
Поставил их стражей туманов?

В. Брюсов. На острове Пасхи (1895)
    Миллионы людей на Земле с интересом читают все, что появляется в печати об острове Пасхи, этом удивительном и загадочном клочке земли, затерянном в просторах Тихого океана. Тысячи энтузиастов, совсем юных и убеленных сединами, наделенных недюжинной эрудицией и научным опытом, дилетантов и начинающих исследователей мечтали и мечтают о том, чтобы хотя бы немного приоткрыть завесу над тайнами острова Рапа-Нуи.
    Но чем больше мы узнаем о нем, тем яснее становится, насколько сложны и вместе с тем захватывающи и увлекательны проблемы, связанные с островом. При этом не только гуманитарные науки, как этнография и археология, но и геология, вулканология, кибернетика, сейсмология и многие другие, казалось бы, далекие от проблем культуры, существовавшей и существующей на острове, вносят свой вклад в разгадку тайн далекого острова.
    Люди, идеи и книги имеют свою судьбу. Во всем, что касается острова Рапа-Нуи — так пасхальцы называют свою родину — эти идеи, как и люди, их отстаивающие, как и книги, в которых эти идеи изложены, оказываются порой в удивительном переплетении. И переплетение это оправдано самой жизнью и логикой развития науки: недаром же остров Пасхи совершенно справедливо нарекли «таинственным».
    Исследованиями проблем острова и его поисками занимались флибустьеры и работорговцы, отважные мореплаватели и монахи, знаменитый путешественник и ленинградский школьник, ученые и предприниматели, профессиональный разведчик и фантазеры, люди трезвого расчета и фантасты. Каждый из них внес свою лепту — об этом говорят нам авторы.
    Так уж случилось, что советские люди знают историю острова главным образом по трудам Тура Хейердала. Его замечательная книга «Аку-Аку» издавалась в нашей стране полтора десятка раз огромными тиражами. Талантливый исследователь, путешественник и писатель, Тур Хейердал предложил свою версию истории заселения острова, развития, взлета и гибели его своеобразной культуры. Мало кто знает, что в обработке материалов Норвежской экспедиции принимали участие и советские ученые, и в их числе крупные специалисты по расшифровке письменностей и культурам народов Океании.
    Нашей общественности малознаком и тот факт, что русские и советские корабли шесть раз посещали остров и оставили уникальные свидетельства своего пребывания на нем. К сожалению, иностранные ученые умалчивают об этом. Русские мореплаватели и путешественники, такие как Ю. Ф. Лисянский, О. Е. Коцебу, Н. Н. Миклухо-Маклай, Н. Н. Зубов и многие другие, высказали оригинальные идеи, наметили интереснейшие планы исследований, указали пути разрешения важнейших проблем. Особенно большой вклад внесен в годы Советской власти, когда в этой части Великого океана начались океанологические исследования на первоклассных кораблях. В юго-восточной части океана, в Полинезии, в Южных морях проводили работы крупные коллективы ученых на научно-исследовательских судах «Дмитрий Менделеев», «Витязь», «Академик И. Курчатов», на немагнитной шхуне «Заря», с борта дизель-электрохода «Обь» и на других кораблях.
    Советская наука отличается от других комплексным подходом к решению сложных проблем — в этом ее громадное преимущество. В предлагаемой книге обсуждаются археологические, геологические, этнографические, лингвистические, сейсмические, батиметрические, океанологические, палинологические, магнитометрические и многие другие материалы с тем, чтобы найти такую последовательность фактов и событий которая бы вытекала непротиворечиво из всех наук.
    Оказывается, порядок событий и объяснение причин, их обусловивших, в версиях Вильяма Томсона, Кэтрин Раутледж, Макмиллана Брауна, Альфреда Метро, Себастьяна Энглерта, Тура Хейердала, Вальтера Кнохе, Франсиса Мазьера и многих других вступают в непримиримые противоречия с новыми данными советских ученых. Этим фактам и наблюдениям в книге уделено особое внимание.
    Книга популярная, все приводимые факты научно строго выверены, охарактеризованы числом и мерой, что делает выводы более убедительными. Авторы не решают всех проблем. Более того, они ставят новые, рождающиеся из новых материалов. Авторы убедительно показывают, что проблемы Рапа-Нуи представляют не только археологический интерес, но и дают возможность понять многие глобальные проблемы и процессы, такие как плитная тектоника, строение земной коры в океаническом секторе, скорости и направления раздвижения океанического дна в Тихом океане, причины образования громадных залежей железных руд и многие другие. И не только говорят о проблемах, но и высказывают предложения том, как, какими методами, с помощью каких приборов, с применением каких технических средств они могут быть решены.
    Я настоятельно советую, в особенности молодым людям, прочесть эту книгу, потому что в ней приоткрывается краешек того безбрежного моря, которое называется коротким словом — наука!
    Взгляните на мир свежими глазами!

    Академик А. П. Окладников

I. Книга загадок

    Вокруг острова — необъятные просторы неба и океана, царит полный покой и тишина. Живущий здесь всегда к чему-то прислушивается, хотя и сам не знает к чему, и невольно чувствует себя в преддверии чего-то еще более великого, лежащего за пределам нашего восприятия.
Кэтрин Скоресби Раутледж. Тайна о. Пасхи

Загадка открытия…

    В 1578 году испанский мореплаватель Хуан Фернандес, отклонившись от намеченного маршрута вдоль берегов Южной Америки, обнаружил в Тихом океан обширную землю, населенную «людьми, такими белыми и так хорошо одетыми и во всем отличными от жителей Чили и Перу». Земля эта орошалась могучими реками и, по мнению Хуана Фернандеса, была частью Терра Инкогнита Аустралис — Неведомой Южной Земли, которую тщетно пытались найти его менее удачливые предшественники.
    Вернувшись на родину, Хуан Фернандес стал готовить большую экспедицию. Свое открытие капитан до времени держал втайне, чтобы кто-нибудь не опередил его. Но преждевременная смерть оборвала планы Хуана Фернандеса, и новым Колумбом он не стал. На карте мира имя его все же сохранилось. Небольшой архипелаг из трех почти бесплодных островов у побережья Чили получил имя Хуана Фернандеса. Один и островков и стал прибежищем Александра Селькирка послужившего прообразом знаменитого Робинзон Крузо. Не была ли Земля, открытая Фернандесом, островом Пасхи? Вопрос этот задан давно, но и по сей день на него нет точного ответа.
    В испанских хрониках XVI века есть и еще одно утверждение о том, будто бы остров Пасхи высмотрели моряки, плававшие в этих краях под командованием 22-летнего кавалера Альваре Менданья де Нейра еще в 1566 году, но достоверность этого утверждения пока проверить нет возможности.
    Прошло более 100 лет. В 1687 году на поиски загадочной Терра Инкогнита Аустралис отправляется английский флибустьер Эдуард Дэвис на судне «Бачелор Дилайт» («Удовольствие Холостяка»), Командовал кораблем сэр Дэвис, а штурманом на разбойничьем фрегате был Лионель Вайфер. Он-то и стал тем первым летописцем, который описал загадочно исчезнувшую Землю Дэвиса. Фрегат от берегов Южной Америки добрался до безлюдного архипелага Галапагос, лежащего на самом экваторе, а затем повернул на юг, и там, «находясь на 12°30′ южной широты, примерно в 150 лигах от берега (то есть примерно в 834 км), корабль претерпел сильный толчок от землетрясения, которое, как было установлено позже, разрушило Кальяо. Оправившись от испуга, мы продолжали наш путь на юг и следовали на юг и юго-восток до тех пор, пока не достигли 27°20′ южной широты, когда примерно за два часа до рассвета мы наткнулись на низкий песчаный берег и услышали ревущий грохот, какой бывает, когда море набегает на берег. Шум был справа по курсу корабля. Матросы, испугавшись, что корабль выбросит на берег, попросили капитана повернуть корабль и остановиться, чтобы подождать начала дня, на что капитан дал согласие. Так мы дождались того дня и тогда увидели, что стоим против земли, которая оказалась низким плоским островом, не защищенным никакими камнями. Мы стояли в трех четвертях мили от берега и могли видеть ясно, потому что утро было ясным, без тумана или дымки. На западе, примерно в 12 лигах на глаз, мы увидели цепь высоких холмов, которая могла быть островами или разделялась островами.
    Земля протягивалась лиг на 14–15, на берегу виднелось много птичьего пуха. Я и многие другие наши люди хотели посмотреть землю и высадиться на берег, но капитан не разрешил нам этого. Этот маленький островок от Копиапо (тут, видимо, опечатка в оригинале; вероятно, имеется в виду Кальяо. — Прим. авторов) почти на 500 лиг к западу, а от Галапагосов на 600 лиг». Никаких других документов, кроме приведенной выше цитаты, в истории о Земле Дэвиса нет. И с тех пор никому не удалось увидеть ее вновь. Ничего не сказано в записках штурмана о статуях.
    Остров Пасхи был открыт европейцами благодаря поискам загадочной Земли Дэвиса. Он открывался дважды. Эскадра под командованием голландского адмирала Якоба Роггевена впервые прибыла к острову 7 апреля 1722 года. Он понимал, что это не тот остров, который видел Дэвис и его команда. В своих записках он пишет, что этот остров «нимало не соответствует тому». Адмирал собрал командиров кораблей эскадры и на совете капитанов объявил резолюцию, провозглашавшую открытие Новой Земли. Капитаны подписали документ. В записках адмирала особо упоминаются каменные истуканы.
    В 1770 году остров Пасхи открывается вторично, на сей раз испанским капитаном доном Фелипе Гонсалесом де Хаеда. Он посчитал, что открыл Землю Дэвиса и приобщил ее к испанской короне.
    Но на этом «открытия» острова Пасхи не кончаются. Вернее, сам остров был открыт давно, но в районе его вплоть до XX столетия происходят удивительные истории. Капитаны, которым можно доверят сообщают об открытии в этой части Тихого океана новых земель, а затем эти земли куда-то загадочно исчезают!
    Судите сами. В 1802 году капитан Гуин сообщает о том, что обнаружил скалы, лежащие в 300 милях к западу и 50 к югу от острова Пасхи. В районе острова известны только одни скалы — островок Сала-и-Гомес, но он лежит в 250 милях к востоку от острова Пасхи.
    В 1809 году Гиневер видел скалы на широте побережья Южной Америки, где-то между перуанским портом Кальяо и чилийским городом Вальпараисо. Гораздо раньше, в 1576 году, о пустынном острове в этом районе сообщал известный вам Хуан Фернандес, открыватель острова Робинзона и таинственной большой Земли. Однако больше никому не удалось после Фернандеса и вслед за Гиневером увидеть остров или даже скалу в этом районе.
    Семьдесят лет спустя, в 1879 году, капитан Пиноккьо на судне «Подеста» открывает остров, названный в честь судна островом Подеста. Остров бы овальной формы, высотой 120 метров и около 1200 метров в окружности. Находился он в 70 милях к западу от Вальпараисо. Итальянская гидрографическая служба заявила, что капитан мог ошибиться, определяя координаты острова, не более, чем на несколько миль. Однако никому с тех пор не удалось увидеть остров Подеста, он исчез с морских карт в 1935 году…
    В 1912 году капитан английского парохода «Глуэлон», прибыв в Вальпараисо, заявил, что неподалеку от острова Пасхи имеется земля. Это подтверждали все офицеры корабля. Однако напрасно искал эту новую землю чилийский военный корабль «Бакедано». Остров бесследно исчез!

Загадка наименования…

    Географы разных стран и народов по-разному называют вновь открытые земли.
    Адмирал Як. Роггевен обнаружил остров 7 апреля, в день христианской Пасхи. «Так как мы заметили его в торжественный день воскресения господня, то назвали Пасх-эйланд, или остров Пасхи», — свидетельствует спутник Роггевена Карл-Фридрих Беренс в своей книге «Испытанный южанин», вышедшей в Лейпциге в 1737 году. Иль де Паскуа — так называют остров испанцы и латиноамериканцы. В переводе на русский это означает «Остров Пасхи». Островом Пасхи, только на своем языке, именуют его англичане, поляки, болгары, французы, немцы и другие народы мира.
    Все эти названия европейские, все они соответствуют первоначальному, данному острову адмиралом Роггевеном. Капитан Ф. Гонсалес посвятил остров своему королю и назвал остров «Землей Сан-Карлоса», но это наименование не привилось. А как называли и называют свой остров сами жители?
    Полинезийцы, обитатели островов Океании, родственные жителям острова Пасхи, называют его Рапа-Нуи, то есть «Большой Рапа». Наименование это дано по аналогии с островом Рапа-Ити, то есть «Малый Рапа». Однако сами жители острова Пасхи именуют свою родину «Те-Пито-о-те-Хенуа», то есть «Пуп Земли». Но является ли это поэтическое наименование подлинным названием острова Пасхи? Это скорее образное, а не географическое название. Тем более, что такой наблюдательный и дотошный исследователь, как знаменитый капитан Дж. Кук, посетивший остров в 1774 году, зафиксировал три названия острова Пасхи — «Ваиху», «Тики», «Тамарехи».
    Наш соотечественник Н. Н. Миклухо-Маклай записал иное наименование острова — «Мата-ки-те-Ранги», то есть «Глаз неба». Другие исследователи зарегистрировали название «Хити-Аи-Ранги», то есть «Край неба». Однако и эти названия вряд ли являются подлинными наименованиями острова Пасхи. «Ваиху» — так, скорее всего, назывался лишь один из районов острова.
    Возможно, как предполагают некоторые учены население острова Пасхи, жившее в изоляции от других народов и земель, вообще не имело определенного названия для своей родины. Именовались только отдельные части острова.

Загадки топонимики, загадки языка…

    Впрочем, и наименования отдельных частей острова Пасхи — а их известно несколько сотен! — также задают порой загадку исследователям. «Каждое собственное имя было когда-то нарицательным» — таков один из законов науки о собственных именах, топонимики, изучающей географические названия. А некоторые названия местностей на острове Пасхи ничего не значат. Их нельзя перевести, пользуясь словарям языка жителей острова, они, так сказать, являются «звуком пустым».
    Явление это для топонимики не удивительное. Что означают, скажем, такие наименования, как Лахта, Мста, Вологда, Тихвин? Или река Нева, на которой стоит Ленинград? Да и столицы государства русского — Москва?
    Перевести эти названия, пользуясь словарями русского языка, какими бы обширными они ни были, какой бы древний пласт лексики ни охватывали, нельзя. Потому что все они происходят из языка других народов, предшественников славян. Например, Лахта образована от финского слова «лахти», означающего «залив», Мста — от финно-угорского «муста», имеющего значение «черный, темный»; Нева — от финского «нева», означающего «болото, трясина», Вологда — от финно-угорского корня со значением «белая», Тихвин — от финского корня «тиккуа» (просачиваться) или «тихеак» (густо). Некоторые ученые трактуют и происхождение названия Москва (город, конечно, назван по реке, на которой он стоит) из финно-угорских языков, хотя есть и другие объяснения: слово «Москва» производят на языке скифов, древних балтийцев и т. д. Среди названий местностей на острове Пасхи есть такие, которые нельзя перевести с помощью местного языка. Возможно, что они были даны другим народом или народами, чей язык отличался от нынешнего.
    Следы древнего языка-предшественника, или, как говорят лингвисты, субстрата, можно обнаружить не только в географических названиях, но и в самом языке острова Пасхи. Вернее не в языке нынешних жителей, а в списке числительных, которые зафиксировал более 200 лет назад капитан Фелипе Гонсалес.
    Язык современных жителей острова Пасхи относится к так называемым полинезийским языкам. Говорят на них жители Новой Зеландии, Гавайских островов, Таити, Самоа, Туамоту и других островов Полинезии. Несмотря на то, что эти острова разделяют сотни и тысячи километров, языки их жителей удивительно близки (примерно так же, как русский и белорусский). Полинезийские языки, в свою очередь, лишь небольшое ответвление огромной австронезийской (то есть «южноостровной») семьи языков, на которой говорит население Меланезии, Индонезии, Филиппин. Отдельные языки этой семьи есть в Юго-Восточной Азии, на них говорят некоторые народности, живущие на китайских островах Хайнань и Тайвань. Наконец, на острове Мадагаскар, расположенном возле берегов Африки, также говорят на языке, относящемся к великой австронезийской семье!
    Сравните, как звучит «рука» (и одновременно числительное «пять») на языке народа острова Пасхи и языке мальгашей, жителей Мадагаскара. На острове Пасхи говорят «рима», а на Мадагаскаре, лежащем на противоположном конце земного шара, — «лима» (переход «р» в «л», как вы знаете, совершается не только в детской речи, но и во многих родственных наречиях). На языке маори, коренных обитателей Новой Зеландии, числительное «пять» будет «рима», на Самоа — «лима», на языке гавайцев — «лима», на таитянском — «рима», по-индонезийски — «лима». Во как звучат числительные от одного до девяти на современном языке острова Пасхи: тахи, руа, тору, ха, рима, оно, хиту, вару, ива. А теперь сравните их с числительными, которые записал на острове в 1770 году участник экспедиции Гонсалеса Агуэра. Ко иана, ко рена, ко гокуи, ки роки, ма хана, фе уто, фе нгеа, мо роки, вико-вири… Ни одного общего корня! Как будто совсем иной язык, со своей собственной системой числительных!
    Быть может, и в самом деле когда-то на остров Пасхи говорили не только по-полинезийски? И древнейшее население изъяснялось на языке, от которого до нас дошло лишь несколько географических наименований да список числительных, составленный Агуэрой? Или, быть может, есть иное решение загадки топонимов и числительных? Некоторые географические названия нельзя перевести с помощью словаря языка острова Пасхи. Сюда относится, например, на именование «Вово». Но если обратиться к более полному словарю родственного языка Маркизских островов, то в нем есть слово «вово», которое означает «трещина, дрожание, колебание». Значит, речь идет не о субстрате, не о другом языке, а просто о древнем слове, не попавшем в словарь и оставшемся лишь названии (кстати сказать, по мнению большинства исследователей, именно с Маркизских островов заселялся остров Пасхи). Можно привести подобного род пример и из русского языка: название города Голутвин — не субстратное, не финно-угорское, а славянское, происходит оно из забытого ныне древнерусского слова «голутва», означавшего «просека в лесу».
    Возможно, что и числительные, записанные Агуэрой, являются полинезийскими, а не субстратными. Ведь во многих языках есть не одна, а две или даже несколько систем счета. Причем надо иметь в виду, что лингвистом он не был и мог сильно ошибаться, делая записи. Наука знает немало курьезов, когда в словари экзотических языков попадали вместо числительных 1 — «торчащий палец», 5 — «грязная ладонь», 10 — «две руки», ибо местные жители давали на своем языке названия конкретных пальца и ладоней, а составитель словаря думал, что это числительные!
    Вопрос же о языковом субстрате, вопрос о том, всегда ли говорили жители этого острова только по-полинезийски или нет, неразрывно связан с другим, не менее важным: кем были первые поселенцы на острове? Полинезийцами? Или же им предшествовал какой-то другой народ?

Загадка «длинноухих»

    Одна или две расы обитали на острове Пасхи?
    Вопрос этот возник очень давно, еще со времен открытия острова. Адмирал Роггевен отметил, что островитяне имеют неодинаковый цвет кожи. «Цвет кожи у них коричневый, по оттенку напоминающий испанцев, однако среди них встречаются некоторые более темных тонов, иные совершенно белые, а также иногда красноватого оттенка, словно сильно обгорели на солнце». Один же из островитян, поднявшихся на корабль Роггевена, был, по словам Беренса, «совершенно белый человек».
    В своих записках участник экспедиции Гонсалеса Агуэра (тот, что сделал запись странных числительных) свидетельствует, что «островитяне были белого, смуглого и красноватого цвета кожи, без толстых губ и плоских носов, прически их были мягки и окрашены в черный цвет, а другие имели красный или светло-коричневый оттенок».
    «Запись Роггевена о том, что население там всех оттенков, до сих пор остается в силе. Они сами видели это различие, и, когда мы собирали генеалогии, они готовы были приписать его самым дальним своим родственникам, — писала английская исследовательница Раутледж спустя два столетия после открытия острова. — Сестра бабушки Сусан, утверждали они без колебания, была “белая”, а сестра бабушки Хемима — “черная”. Последний настоящий король или вождь, как говорили, был совершенно белый… Совершенно очевидно, что мы имеем дело со смешанной расой».
    Читатели книги Тура Хейердала «Аку-Аку», вероятно, помнят, что и в середине нашего столетия на острове Пасхи жили люди с темной и светлой кожей. Староста Педро Атан имел почти такой же цвет кожи, как европейцы. Причем он был потомком последнего из «длинноухих».
    Легенды говорят, что первые поселенцы остров Пасхи прибыли вместе с Хоту Матуа, Хоту-Отцом. «Длинноухие» появились позже. Когда именно? Здесь легенды дают путаный ответ. Одному из исследователей довелось стать свидетелем жаркого спора, который разгорелся по этому поводу между островитянами. Известный знаток старины по имени Килимут авторитетно утверждал, что новые «длинноухие» прибыли на остров вместе с Хоту Матуа. Но трое других столь же уверенно возражали знатоку и считали, что «длинноухие» прибыли позже, при вожде Туу-ко-ихо. Спор их длился долго и принял столь бурный характер, что присутствующая при этом женщина заметил исследователю: «Не верь им, ничего они об этом знают».
    «Длинноухие» поселились на полуострове Поике. Сколько времени они там жили, почему они стали командовать другими жителями острова Пасхи, заставляя их возводить монументальные платформы — аху и высекать гигантские статуи, легенды умалчивают, зато в легендах подробно описывается уничтожение «длинноухих» во рву, отделяющем полуостров Поике от остальной территории острова. В живых остался лишь один «длинноухий», от которого ведут происхождение некоторые нынешние обитатели острова в том числе описанный в «Аку-Аку» Педро Атан.
    Кем были «длинноухие»? Обычай удлинять уши действительно существовал у жителей острова Пасхи. «У некоторых мочки ушей свисали до плеч, а кое-кто носил в них в виде особого украшения белые диски», — свидетельствует Беренс, спутник Роггевена. Такой же обычай есть и у жителей Меланезии, «Черных островов», лежащих в нескольких тысячах километров от острова Пасхи. Удлиненные мочки ушей имели таинственные предшественники инков в Южной Америке — испанские хронисты XVI века так и именовали их — «орехонес», то есть «длинноухие». И такой же обычай в древности существовал у жителей Маркизских островов, населенных полинезийцами, чей язык ближе всего к языку жителей острова Пасхи! Но был ли обычай удлинять уши чисто полинезийским или он пришел откуда-то?
    Путешествуя по Индии, мы видели близ поселка Сраванобелголе (штат Майсур) 30-метровую гранитную статую Гоматешвара, которая по величине превосходит самую большую статую острова Пасхи. Гоматешвара — «длинноухий», мочки его ушей лежат на плечах. Надписи говорят, что этот исполин вытесан из единого камня в 983 году.
    В Южной Индии знамениты фрески и храмы Махабалипурама. Все персонажи, изображённые на фресках и рельефах, обладают удлиненными ушами, а в мочках имеются увесистые серьги. Авторы, посещая различные буддийские храмы, имели возможность лично убедиться, что персонажи колоссального буддийского пантеона имеют длинные уши. «Длинноухость» является одним из обязательных признаков Будды, о чем сказано в буддийском каноне.
    Не только буддийские, но и индуистские персонажи и боги имеют длинные уши. В пещерных храмах на острове Элефанта, близ Бомбея, великая троица богов индуизма — Брахма, Вишну и Шива — длинноухи. Длинные уши имеют все их многочисленные воплощения и даже злые духи и демоны зла, различные индийские и буддийские учителя — гуру, святые и деятели церкви. Обычай искусственно удлинять уши можно найти у различных племен, населяющих Юго-Восточную Азию, откуда, по всей вероятности, и происходило заселение островов Полинезии предками нынешних полинезийцев.
    Собственно говоря, на острове Пасхи не было «короткоухих». В легендах говорится о борьбе «ханау-еепе» и «ханау-момоко». Слово «ханау» в языке острова Пасхи означает «раса, рождаться». Слово «момоко» имеет значение «тонкий», а слово «еепе»— «коренастый», «дородный». Значит, в легенде речь идет о войне между «толстыми» и «тонкими», или «тощими» и «дородными», а отнюдь не об истреблении каннибалами-«короткоухими» мудрых строителей статуи и аху, то есть «длинноухих». Путаница произошла из-за того, что «еепе» звучит похоже на «епе», что на языке жителей острова Пасхи означает «ухо».
    И все-таки «длинноухие», вернее ханау-еепе, имели обычай удлинять уши, за что и были прозваны как говорят легенды, епе ророа, то есть «длинноухими» (епе — ухо, ророа — очень большой)!

Загадка Хоту Матуа

    Доктор Гарри Шапиро, крупнейший специалист по антропологии Океании, проанализировав черепа жителей острова Пасхи, пришел к выводу, что по типу он ближе всего к черепам темнокожего населения островов Лоялти, расположенных в Меланезии. Однако по большинству других антропологических признаков включая и разнообразные оттенки цвета кожи вплоть до белого, жители острова Пасхи — типичные полинезийцы.
    То, что нынешнее население острова Пасхи — полинезийское, сомнений ни у кого не вызывает. Но означает ли это, что полинезийцами были и древние жители острова? Да и сами полинезийцы, не имеют ли подобно жителям острова Пасхи, примесь какой то иной, более древней расы?
    «Во всей расе, повсюду, где бы мы ни встречали ее представителей, мы находим подводный поток светлокожих людей. Они не альбиносы, но имеют совсем светлые волосы и светлую кожу, — писал известный исследователь Полинезии Перси Смит. — Этот поток зачастую прослеживается на протяжении многих поколений, а в отдельных семьях, в иных случаях, он проявляется как очевидное возвращение к первобытному типу, от которого подводный поток ведет свое начало».
    А вот что говорит Элсдон Бест, крупный специалист по культуре маори, коренных жителей Новой Зеландии: «Среди черноволосых туземцев на Новой Зеландии упорно сохраняется светлокожий тип с рыжими волнистыми волосами, хотя он может перескакивать через поколение в отдельных семьях. Таких родов в общем немного».
    Таким образом, если даже и считать, что население острова Пасхи было полинезийским, все равно нерешенные вопросы остаются — только на сей раз общеполинезийские. Так, далеко не все исследователи считают, что остров Пасхи был всегда заселен полинезийцами.
    О тайне «длинноухих» мы уже говорили. Археологической экспедиции Тура Хейердала удалось раскопать несколько черепов, относящихся к эпохе войны между ханау-момоко и ханау-еепе, а также многочисленные костные останки. Очень тщательно изучил и проанализировал эти находки австралийский антрополог Р. Меррилл. Вывод его гласил — на острове Пасхи в эту эпоху не было двух рас, все черепа и скелеты принадлежат полинезийцам. Но, возражают оппоненты, где гарантия, что Р. Меррилл обследовал черепа «короткоухих» — ханау-момоко и «длинноухих» — ханау-еепе? Даже если «длинноухие» и были полинезийцами, то решение этого вопроса не снимает главного — откуда появились первые поселенцы на острове?
    Ко временам Хоту Матуа современные жители острова Пасхи относят все древнее, традиционное, освященное веками (так и жители Средней Азии склонны были относить все события домусульманской истории и культуры ко временам Александра Македонского!). И тем не менее Хоту Матуа — лицо, по всей видимости, реальное.
    Если же выявить рациональное зерно в легендах, связанных с Хоту Матуа, то можно представить вполне реалистическую ситуацию. Вождь племени, живший в далекой земле Марае-ренго, в области Маори на Хиве, где стояли каменные статуи, после междоусобной войны был вынужден покинуть свою родину. Вместе с вождем на двух огромных ладьях, вмещавших, по разным версиям, от сотни до четырехсот человек, отправились его соплеменники. В путь были взяты различные сорта ямса и бататов, кокосовые орехи, сахарный тростник, сладкий картофель, другие растения, ростки дерева торо-миро и, наконец, дощечки с письменами, кохау ронго-ронго. Плавание продолжалось два месяца, пока мореплаватели не достигли острова Пасхи. Хоту Матуа стал его первым правителем. После смерти верховного вождя островом правили его потомки.
    Новозеландский ученый Перси Смит сделал замечательное открытие. Сравнив предания и генеалогии, бытующие на различных островах Полинезии, он обнаружил, что в них совпадают имена самых древних героев, мореплавателей, вождей, а более поздние имена расходятся. Почему? Очевидно, потому, что после отделения одного рода или племени от общего ствола и переселения на другие острова начиналась новая история, новая генеалогия. Приняв срок жизни одного поколения за 25 лет исследователи могли приблизительно вычислить, когда началось заселение того или иного полинезийского архипелага.
    Но, как справедливо пишет Альфред Метро, «если бы остров Пасхи имел генеалогию королей, вроде тех, какие записаны на других островах Полинезии, многие его тайны могли бы быть раскрыты». К сожалению, списки «королей», верховных правителей острова Пасхи, потомков Хоту Матуа, не идентичны. Различаются они и в именах, и в общем числе эти имен. В одном списке приводится 20 поколений, в втором — 30, в третьем — 32, в четвертом — 57, а пятом — 69 поколений, прошедших со времен Хоту Матуа. Понятно, что если взять за основу первый список, то окажется, что прибытие Хоту Матуа на остров Пасхи произошло где-то в XV столетии, а если последний — то эта дата отодвинется на тысячу с лишним лет назад!
    Не разрешена и такая загадка — откуда он прибыл? Большинство версий-легенд утверждает, что с запада, то есть со стороны Полинезии. Однако в легенде, записанной самой первой, говорится, что Хоту Матуа прибыл с востока, то есть со стороны Америки. Не проясняет эту дилемму и название родины Хоту Матуа — Хива. Полинезийцы называют так Маркизские острова. Но в языке острова Пасхи это слово имеет значение «Большая Земля». Например, скалы Сала-и-Гомес именуются Моту-мо-тере-Хива, то есть «Остров, чтобы плыть на Большую Землю». И Хива в данном случае может означать совсем не Маркизские острова, а Южную Америку! Или Новую Зеландию!
    Наконец, из легенд о Хоту Матуа возникла еще одна интересная загадка: Хоту-Отец не был первооткрывателем острова Пасхи. Во-первых, об этой земле он знал еще до начала путешествия, а во-вторых, остров еще до его прибытия уже был заселен другими людьми!

Загадка первопоселенцев

    Почему Хоту Матуа принял решение плыть именно к острову Пасхи? В легендах говорится, что на эту землю в далеких краях ему указал некий Хау Мака, якобы увидевший вещий сон. Но описание острова, увиденного во сне, дается столь реалистично, что это поневоле заставляет думать, что остров Пасхи был известен ему.
    Готовясь к переселению, Хоту Матуа послал к острову семерых юношей отыскать, остров, посадить на нем ямс и найти бухту, удобную для высадки людей с больших лодок. Разведчики увидели вулкан Рано-Као, который служил им ориентиром, и три островка, о которых говорил Хау Мака как о «детях, стоящих в воде» возле высокого потухшего вулкана. Высадившись на берег, семеро юношей взошли на Рано-Као, насыпали почву для ямса, а затем сделали его посадку. Закончив это, они начали осматривать неведомую землю и… встретили человека по имени Яга Таваке. Да, остров был обитаем!
    И в других преданиях полинезийцев, посвященных заселению архипелагов в Тихом океане, мы также сталкиваемся с загадочным народом, который предшествовал предкам полинезийцев. В легендах маори говорится, что Новую Зеландию открыл великий Купе, живший в Центральной Полинезии. По одной версии предания, Купе увидел во вновь открытой стране одних лишь птиц, по другой — людей высокого роста, имевших плоский нос и темную кожу. Изучив генеалогии, ученые нашли, что Купе жил в X веке нашей эры. Археологические же раскопки показали, что задолго до этого Новая Зеландия была населена людьми, охотившимися на моа, гигантских птиц, ныне исчезнувших.
    На Гавайском архипелаге местные предания повествуют о предшественниках нынешних гавайцев, карликовом народе менехуне, соорудившем величественные храмы, каменные постройки и плотины на островах. Раскопки археологов показывают, что заселение Гавайев началось не позже II века нашей эры, а возможно, и еще раньше. Кем? Полинезийцами или таинственным народом менехуне?
    О народе по имени менехуне говорят и предания записанные в Центральной Полинезии, на Таити других островах. И опять имеются расхождения между данными генеалогии, свидетельствующими о заселении островов полинезийцами, и датировками, полученными с помощью радиоуглеродного анализа. По последним данным ученых, Центральная Полинезия была заселена раньше, чем туда прибыли «божественные предки» полинезийцев!
    Архипелаг Самоа — западный край Полинезии В легендах и мифах самоанцев также говорится о каких-то древних людях, аборигенах, «происходящих от червей, зародившихся в гниющей виноградной лозе». По генеалогии самоанцев выходит, что предки их появились на островах примерно в V столетии нашей эры. Между тем на Самоа найдены следы пребывания человека, которые датируются II веком до нашей эры, то есть на добрые 600–700 лет эта дата старше, чем та, о которой говорится в генеалогии.
    Такая же картина вырисовывается и при рассмотрении археологии острова Пасхи, при сравнении датировок радиоуглеродного анализа и данных генеалогий. Мы уже говорили о том, что в списках потомков Хоту Матуа имеются большие расхождения: в «длинных списках» есть много неточностей. Наряду с верховными вождями, прямыми потомками Хоту Матуа, упоминаются и члены их семей. В самом длинном списке приводятся еще и имена богов, некоторые по два раза. По мнению большинства исследователей, Хоту Матуа прибыл на остров Пасхи в XII–XIV веке. Когда же археологи провели раскопки, то оказалось, что люди жили на острове уже в IV веке — почти за тысячу лет до прибытия Хоту Матуа!
    Как видите, обратившись к истории острова Пасхи, мы получаем как бы тройную экспозицию во времени: «длинноухие» пришельцы — люди Хоту Матуа — население, жившее на острове до прибытия Хоту-Отца.

Загадка статуэток

    Быть может, облик первых поселенцев донесли до нас статуэтки моаи кава-кава, изображающие людей с торчащими ребрами, глубоко запавшим животом, удлиненными ушами, козлиной бородкой и тощими телами? В лучших музеях мира хранятся эти замечательные произведения резьбы островитян. Споры о том, кого они изображают, ведутся и по сей день. Есть предположение, что это первые поселенцы на острове Пасхи, добравшиеся сюда после длительного и изнурительного плавания через океан. Однако местные жители отвергают такое предположение: согласно легендам о заселении острова, первые поселенцы имели с собой достаточно пищи и прибыли совершенно здоровыми.
    По одной из легенд, записанных на острове Пасхи, моаи кава-кава изображают духов аку-аку, чьи ребра однажды увидел вождь по имени Туу-ко-иху. Высказаны гипотезы о том, что эти статуэтки могли быть куклами-марионетками, поминальными статуэтками, вырезавшимися после смерти кого-либо из членов семьи. Загадочным фигуркам давалась и чисто медицинская трактовка. Истощенный вид и зоб, ярко выраженные облике моаи кава-кава, расценивались как следствие расстройства эндокринной системы. Наконец, в последнее время выдвинуто было предположение о том, что статуэтки изображают жертвы радиации, которой когда-то подвергся остров Пасхи. «Кроме интересных особенностей, присущих физическому облику моаи кава-кава, — нос с горбинкой, оскал зубов, — ряд черт, например аномалии в строении позвоночника, возможно, свидетельствуют и о сильном облучении», — пишет Ф. Мазьер. А ведь статуэтки моаи кава-кава — лишь один из образцов удивительной пластики острова Пасхи, деревянных скульптур, вырезанных из гладкого твердого и блестящего дерева торо-миро.
    «Во всех хижинах были найдены маленькие статуи тридцати сантиметров высоты, представляющие мужчин, рыб и птиц. Без сомнения, это идолы, но я никогда не замечал, чтобы им оказывали какое-либо почитание, — сообщает миссионер Эжен Эйро. — Временами я видел канаков, поднимающих свои статуэтки воздух, жестикулирующих и сопровождающих это видом танца и бессмысленным песнопением. С какой целью? Не думаю, что они знают сами. Они просто делают то, что видели у отцов своих, без долгих размышлений об этом. Если вы спросите их, что это означает, они ответят вам… что таков обычай в стране».
    Моаи паа-паа — «тощая скульптура» — женская фигура, однако наделенная бородкой, точь-в-точь такой, как у загадочной моаи кава-кава… Моаи аринга — изображение существа с двумя головами… Моко-тангата — человек-ящерица, персонаж местного фольклора. Тангата-ика — человек-тюлень, вероятнее всего, изображающий полинезийского бога Тангароа, прибывшего на остров Пасхи в облике тюленя. Тангата-ману — человек-птица, изображение удивительного существа с небольшой напоминающей птичью головой, с лицом человека, плавно переходящим в длинный птичий клюв.
    Человек-птица запечатлен не только в скульптуре. Ему посвящено большое число наскальных изображении острова Пасхи. Уникальный, нигде в мире больше не встречающийся обряд выбора «человека-птицы» проводился в священном поселении острова — Оронго.
    Старинные деревянные статуэтки острова Пасхи, изображающие (слева направо): человека-тюленя (тангата-ику), высота 32 см; две фигурки в середине аку-аку, вид сзади и сбоку; изнуренный предок (Моаи кава-кава), высота около полуметра, следует обратить внимание на изображение позвоночника и ребер. Крайний справа — птице-человек с клювом (тангата-ману). Фото из книги Франсиса Мазьера.

Загадка Оронго

    На протяжении многих веков Оронго, расположенное на юго-западной оконечности острова Пасхи, возле кратера самого крупного вулкана Рано-Као, было, как полагают, главным культовым центром. Неподалеку от этой оконечности лежат три островка — Моту-Ити, Моту-Нуи и Моту-Као, каменистые и безлюдные. На скалах этих островков вьют гнезда перелетные птицы, прежде всего ману-тара — черные морские ласточки. В Оронго и на этих островках и развертывался обряд выбора «человека-птицы».
    На островок Моту-Нуи, единственный, который был доступен пловцам, по знаку вождя из рода Хоту Матуа приплывали воины. Каждый из них представлял определенный род или племя, жившие на острове Пасхи. Сидя в пещерах, посланцы ждали прилета морских ласточек, которые считались посланцами великого бога Макемаке.
    Воин, первым нашедший яйцо морской ласточки, прыгал на скалистой мыс и кричал представителю рода, чьи интересы он представлял: «Брей голову! Яйцо твое!» Затем он спускался к воде, омывал найденное яйцо и, прикрепив его с помощью повязки к голове, плыл к острову, к тому месту, где начинается тропа, по которой можно подняться к хижинам Оронго.
    Отныне власть над островом ровно на год получал глава того рода, чей гонец первым доставлял яйцо в Оронго. Он обривал голову и брови и впредь именовался тангата-ману, птице-человек. Именем этого человека назывался текущий год, а самого его почитали, как воплощение божества. Порядок чередования тангата-ману передавался из поколения в поколение подобно родословной Хоту Матуа. Последний птице-человек погиб в изгнании в 1862 году, в год пиратского налета перуанских работорговцев. А когда начался обряд?
    В самом начале зарождения ритуала на островок за яйцом плавал сам глава рода — вождь, потом ритуал видоизменился и на остров плавал уже не вождь, а его воин. В список тангата-ману всегда вписывался вождь. Известен список с именами 86 правителей, но он может быть и не полон, и вот почему. На скалах Оронго к 1915 году сохранилось 111 изображений тангата-ману с яйцом в руке, да еще 5–6 увезено в музеи Сантьяго и других городов. Невольно напрашивается вопрос: не соответствует ли каждое изображение конкретному тангата-ману? А может быть, выборов было еще больше? Раскопки в пещерном городке Оронго показали, что человек жил здесь многие сотни лет.
    «Глядя на руины Оронго и многочисленные изображения человека-птицы на скалах, невозможно оспаривать значение культа человека-птицы, — пишет профессор Метро. — Предания, свидетельства ранних миссионеров и путевые заметки мореплавателей подтверждают первостепенную роль ритуалов этого культа, а также рисуют социальные отношения во время этих ежегодных соревнований…». Весь комплекс культа человека-птицы не знает параллелей в остальной Полинезии… Помимо человека-птицы скалы Оронго испещрены другими изображениями. Здесь можно увидеть и европейские корабли, и рисунки больших камышовых лодок, и стилизованное изображение двухлопастного весла, ао, бывшего на острове Пасхи символом верховной власти, и мотив «плачущего глаза», неизвестный в остальной Полинезии, и рисунок черной морской ласточки (желая передать графически ее резкий пронзительный крик, художник нарисовал раскрытый клюв, из которого веером вылетает пучок волнистых линий), и странные изображения фантастического существа, полузверя-получеловека, с выгнутой спиной и длинными руками и ногами, завершающимися когтями, и изображения традиционных полинезийских судов с квадратным парусом, которыми и по сей день пользуются в Океании, и большеглазое существо, вернее маска, которое, по словам островитян, является изображением древнего божества Макемаке.
    Иногда комплекс Оронго называют солнечной обсерваторией, музеем под открытым небом, сложным лабиринтом, на стенах которого черной, белой и красной краской выполнены рисунки богов, петроглифы и другие изображения. Что же представляет собой этот комплекс на самом деле?
    Между краем вулканического кратера и обрывом к морю среди рыхлых туфов залегают два пропластка более твердых туфов, разбитых на отдельные плитки многочисленными трещинами. Вот в этих туфах и расположены небольшие пещерки. Эти пещеры не выкопаны, а выбраны в трещиноватом камне. Высота их в точности соответствует толщине пласта туфа, в среднем она составляет не более 1,5 метра. В верхнем пласте, расположенном дальше от края обрыва, сохранилась 21 такая пещера. В нижнем пласте хижины рассредоточены пятью группами (12, 2, 4, 1 и 2 горнушки). Оси входов в хижины строго перпендикулярны кромке выхода пласта. Ни о какой ориентировке хижин по солнцу говорить не приходится. Одна из хижин имеет разгородки-стенки, разделяющие пещерку на семь клетушек. Здесь мощность пласта была самой большой, около 3 метров, поэтому и потребовались поперечные перегородки, возможно, предотвращающие обрушение кровли. Вот почему в пещерах и появились подпорные стенки. Такие жилища были удобны, чтобы переждать непогоду, бурю или выследить прилет птиц на остров. По преданиям, именно здесь родился сын-первенец Хоту Матуа, отсюда пошел род вождя. Петроглифы с изображением тангата-ману расположены в стороне, метрах в 900 от пещерного города, среди скал на рыхлых туфах. Туфы здесь настолько мягкие и рыхлые, что легко прочерчиваются обыкновенной палкой или ручкой от молотка.
    Что означает само слово «оронго»? Полинезийские языки не дают ответа. На карте мира десятки миллионов географических наименований и среди них нетрудно отыскать слова, звучащие как «оронго» (например, селенье Оронгой в 50 км к югу от Улан-Удэ — от старомонгольского «Место, где родился», «Дом матери»). Но есть и толкования слови «оронго» на базе полинезийских языков (от «ронго» — «говорить» или от имени бога Оро и т. п.).

Загадки петроглифов и богов

    Весь остров Пасхи, в сущности, является музеем под открытым небом. Наскальные изображения встречаются не только в Оронго, но и почти в любом районе острова — тюленей и черепах, птиц и рыб. Наряду с ними имеются изображения фантастических существ вроде тех, что запечатлели деревянный скульптуры — человека-ящерицы, человека-птицы. Есть рисунки большеглазого существа, по всей видимости, главного бога Макемаке. У одного из тюленей изображено человеческое лицо. Другой петроглиф изображает человека с длинными ушами, с лучами на голове и со слезами, текущими из глаз. Вероятнее всего, это бог дождя Хиро, о котором говорится в старинном заклинании:
О дождь, длинные слезы Хиро!
Ты падаешь,
Ты бьешь,
О дождь, длинные слезы Хиро.

    Древние жители острова Пасхи, где главным источником питьевой воды был дождь, считали, что вода, падающая с неба, это слезы Хиро. В остальной Полинезии Хиро почитался как великий мореплаватель, побывавший чуть ли не на всех полинезийских архипелагах. Но Хиро — это не бог, а герой. Почему же на острове Пасхи он превратился в божество дождя? Своеобразный местный пантеон и по сей день представляет неразгаданную тайну для исследователей.
    Самобытна была религия на острове Пасхи. Жители острова важнейшим богам, почитавшимся на других островах Полинезии, придавали весьма малое значение. Многие главные боги полинезийцев вообще отсутствовали в местном пантеоне. Зато здесь находились боги, остальным полинезийцам неведомые. И прежде всего верховное божество Макемаке. В его честь устраивался обряд выбора человека-птицы. Тангата-ману почитался земным воплощением великого бога, «хозяина птиц», или «повелителя птиц».
    Он почитался и как творец Земли и Моря, Солнца и Луны, жизни и человека. Изображения Макемаке на скалах Оронго, по мнению некоторых ученых, напоминают лики Тики — первого человека полинезийцев.
    Большеглазый лик запечатлен не только в петроглифах Маркизских островов и скал Оронго. Среди рисуночных значков письмен острова Пасхи — кохау ронго-ронго — встречаются сходные иероглифы. Есть среди иероглифов острова Пасхи изображения тангата-ману — человека-птицы, тангата-моко — человека-ящерицы, странного существа, полузверя, получеловека, подобного тому, что было выбито на скалах Оронго. Да и многие петроглифы, изображающие тюленей, черепах, омаров, насекомых и других существ, находят свои параллели среди знаков письмен кохау ронго-ронго. Быть может, эти письмена дадут ключ к разгадке петроглифов острова Пасхи Однако вместо того, чтобы стать ключом к разгадке тайн острова Пасхи, письмена кохау ронго-ронго задают современной науке такие сложные задачи, что порой не ясно, кто же должен решать их — этнограф, лингвист, дешифровщик древних письмен или криминалист.
    Изображения птице-человека (тангата-ману) на скалах урочища Оронго (по У. Томсону).

Загадки письмен

    Мы не будем подробно рассказывать историю открытия, изучения, попыток расшифровать письмена острова Пасхи, историю, которая порой напоминает приключенческий роман или детектив, в которой участвуют миссионеры и ленинградский школьник, знаток древнего письма, пораженный проказой, и всемирно известный норвежский исследователь, бывший немецкий разведчик и электронные вычислительные машины, журналисты и вожди племен, кабинетные ученые и перуанские пираты. Кратко просуммируем то, что известно о письменах острова Пасхи.
    Первое известие о том, что письмена острова Пасхи удалось прочесть, появилось в 1892 году в первом томе «Журнала Полинезийского общества». Австралиец А. Кэррол сообщал, что в текстах кохау ронго-ронго он прочитал о событиях, происходивших в Южной Америке в доисторическую эпоху.
    Дешифровку А. Кэррола никто всерьез не принял. «Чтение слишком далеко от того, чтобы быть связным; это сообщение о темных делах под склонами Анд. Говоря о принципах чтения текстов, доктор Кэррол уклоняется от самого чтения», — писал известный знаток языков Океании У. Черчилль. Не раз появлялись сенсационные сообщения о том, что кохау ронго-ронго наконец-то расшифрованы. Но при тщательной проверке современными методами все эти дешифровки не выдерживали критики. В том числе и последняя, в которой говорилось, что бразильскому языковеду профессору де Мела удалось прочитать надписи, гласящие о том, что «много столетий назад в этом районе Тихого океана находился огромный архипелаг, который вследствие сильного землетрясения погрузился в океан» и «после катастрофы уцелел лишь один остров». На самом деле мы не знаем чтения ни одного слова и даже знака этих письмен. Неизвестно, как и зачем на крохотном островке у людей, имеющих орудия из камня, появилось письмо, и было ли оно создано там или привезено извне.
    Анализ текстов с помощью математики показал, что письмо острова Пасхи основано на принципах, отличных от тех, которыми пользовались жрецы Древнего Востока. Служебные части речи в письме кохау ронго-ронго пропускались, слова передавались с помощью одного знака-иероглифа, а не нескольких слоговых, фонетических знаков. На так принципах строилось древнейшее письмо человечества, родившееся около 5–6 тысяч лет назад в Двуречье. Пропускаются служебные слова и в своеобразном письме, которым пользуются по сей день жители Боливии и Перу. Письмо же это восходит временам, предшествовавшим правлению инкоы. Но сходство принципов письма не свидетельствует о родстве жителей острова Пасхи с индейцами Южной Америки, а уж тем более с создателями древнейшей цивилизации Земли — шумерами.
    По принципам графики письмо кохау ронго-ронго ближе всего к египетской иероглифике, по материалу письма — дереву — к письменам, которым пользовались древние жители Малой Азии — хетты и лувийцы, по направлению письма — так называемому перевернутому бустрофедону (одна строка читается справа налево, следующая — слева направо и т. д., причем каждая строка должна быть перевернутой по отношению к предыдущей!) — к древней письменности, существовавшей в районе Анд до прихода инков.
    По внешней форме знаков письмо острова Пасхи имеет аналогии в самых различных иероглификах мира: в египетской, раннекитайской, андской, протоиндийской, критской. Вполне понятно, что знаки кохау ронго-ронго, имеющие стилизованную геометрическую форму, а также знаки, изображающие луну, звезду, гору и другое, совпадают со знаками других иероглифик. Это, так сказать, универсалии «рисуночного письма». Сложнее объяснить случайным совпадением сходство многих десятков значков кохау ронго-ронго и древнейших письмен Индостана, называемых «протоиндийскими» (т. е. первоиндийскими). В Индии иероглифика исчезла три с половиной тысячи лет назад, а на острове Пасхи вплоть до нашего столетия жили старики, владевшие таким искусством письма! Когда появилось письмо на острове Пасхи, никто не знает. А в легендах говорится, что Хоту Матуа привез с собой дощечки. Но почему же нигде в Полинезии до сих пор не найдены следы иероглифического письма? Не потому ли оно бесследно исчезло, что было достоянием замкнутой касты жрецов, как считает американский археолог Саггс? Или, как предполагает Тур Хейердал, потому, что сам Хоту Матуа прибыл не из Полинезии, а из Южной Америки, где в отличие от Полинезии иероглифическое письмо существовало? А, может быть, письмо было создано самими островитянами? Ведь его знаками изображается чисто местная фауна, флора, предметы быта, орудия, символы власти (в том числе ритуальное весло), персонажи местного фольклора и мифологии. Неизвестно время рождения письма, неизвестно и время его гибели. Когда исчез последний знаток письмен? Скорее всего, в роковом для острова 1862 году, но анализ тетрадей, обнаруженных Туром Хейердалом, показывает, что интерес к древним письменам не угасал на острове Пасхи вплоть до наших дней.
    «В начале этого столетия еще жили многие “старики”, как их называют теперь островитяне, — свидетельствует Себастьян Энглерт. — Эти “старики”, видя неизбежное разрушение древнейшей культуры, хотели оставить молодому поколению заветные предания; говорят, что они могли неутомимо рассказывать о старине и даже хотели обучить кого-нибудь читать дощечки с письменами, но не нашли аудитории».
    Вероятнее всего, что древние знания умерли вместе с последними «стариками», хранителями традиций. Они унесли с собой не только тайну письмен, но и тайну родовых пещер.
    Говорящая таблица кохау ронго-ронго, табличка «Араи» (по У. Томсону).

Загадка родовых пещер

    Науке в наши дни известно считанное число дощечек с письменами острова Пасхи. Дошли они нас благодаря счастливой случайности. Между тем, когда-то на острове Пасхи были сотни дощечек с иероглифическими письменами. «Во всех домах есть деревянные дощечки или палки, покрытые какими-то иероглифическими знаками», — сообщает первый миссионер острова Эжен Эйро. После обращения жителей в христианство дощечки были сожжены. Но дерево на безлесном острове так ценилось, что вряд ли какой-либо из новообращенных жителей стал бы кидать такую ценность в огонь. Сохранился рассказ о том, как один островитянин сделал из дощечек лодку. Однако лодка протекала и ее разобрали, причем один из «обломков», то есть дощечек, попал в руки европейцев и ныне хранится в музее.
    «Что произошло с большим числом табличек, которые брат Эйро видел еще в 1864 году?» — задается вопросом С. Энглерт. И отвечает на него так: «Трудно понять, почему они исчезли. Наиболее вероятно предположение, что дощечки были запрятаны в тайных пещерах. Миссионеры, которые получили от епископа Жоссана распоряжение собрать дощечки, смогли достать лишь очень малое число их. Туземцы, вероятно, считали “профанацией” отдавать им дощечки, которые были табу для чужеземцев, к тому же они боялись преднамеренной мести духов, может быть, мертвых маори ронго-ронго…»
    Действительно, если и есть надежда найти новые дощечки, то только в «нижнем этаже» острова Пасхи — в пещерах, изучение которых только-только начинается. Пещеры играли большую роль в жизни островитян: в них укрывались от непогоды, временно хоронили каждого умершего тангата-ману, чтобы затем захоронить его кости в платформе — аху. В пещере Ана о Кеке на полуострове Поике жили неру, священные «белые девы», укрывавшиеся от дневного света для того, чтобы их кожа стала еще белее. В пещере под названием Ана Каи Тангата (Пещера людоедов) приносились человеческие жертвоприношения. В пещерах хоронили и родственников знатных людей, включая потомков Хоту Матуа. Там же прятались жители, спасаясь от междоусобных войн. Пещеры служили надежными тайниками для всего ценного, священного и просто кладовыми для продовольствия и имущества.
    Многие старики, хранители пещер, предпочитали унести с собой в могилу секреты, чем выдать их европейцам. Порой нелепый случай обрывал жизнь такого хранителя тайн и ключ к сокровищнице оказывался навсегда утерянным.
    «Особенно трагична вполне достоверная история о человеке, который исчез вместе со своим тайным кладом. Он заключил сделку с приезжими и пошел к своему тайнику, чтобы принести для продажи кое-что из спрятанного имущества; больше его никто не видел. Видимо, произошел какой-то несчастный случай, он либо сорвался со скалы, либо был погребен заживо, — рассказывает Кэтрин Раутледж, посетившая остров в 1914–1915 гг. — Иногда какой-нибудь пасхалец на смертном одре поверяет сыну, где спрятаны вещи, но природные ориентиры меняются, и этой информации бывает недостаточно, чтобы опознать место. Поэтому охота за сокровищами на острове Пасхи — занятие весьма бесполезное, мы это испытали на себе». Экспедиция археологов под руководством Тура Хейердала собрала причудливые статуэтки из камня, найденные в этих пещерах, и совершенно непохожие на статуэтки, вырезанные из дерева, о которых речь шла выше. Что это? Образцы древнего, неведомого дотоле искусства? Или современные подделки? Окончательный ответ может быть получен после того, как число подобных каменных фигурок увеличится. А увеличить его может лишь дальнейший поиск в недрах пещер-тайников.
    Французский исследователь Франсис Мазьер описывает свои поиски в одной из пещер, образованной громадным пузырем в лаве. Там была обнаружена уникальная фигурка из базальта, воспроизводящая позу рожающей женщины. К сожалению, у статуэтки отломана голова и определить ее стиль и происхождение крайне затруднительно. Какие новые открытия будут сделаны в подземном царстве острова Пасхи? Только дальнейшие изыскания дадут ответ на этот вопрос.

Загадка гигантских статуй

    Загадка статуй — это не одна проблема, а комплекс вопросов, связанных с каменными гигантами.
    Кто и когда воздвиг статуи? Каким образом они изготавливались и передвигались? Каким образом воздвигались статуи на огромных каменных постаментах — аху? Почему на головы статуй водружались огромные красные «шапки» из камня — пукао? Что означали эти шапки — прическу или головной убор? Зачем понадобилось островитянам высекать из камня более 600 гигантов? Кого изображали эти гиганты? Людей? Богов? Вождей? Таинственных пришельцев? Повелителей моря?
    Все эти вопросы связаны со строительством аху и стоящих на них статуй. Но есть еще много других, связанных не с созданием, а с ниспровержением каменных гигантов. Когда были повержены статуи со своих постаментов? Кто это сделал? Восставшие рабы? Мятежные дикари? Племя, враждующее с другим? Или же причиной падения статуй были силы природы? Если это так, то какие? Землетрясение? Вулканическая деятельность? Опускание суши в районе острова Пасхи? Страшная волна-цунами, хлынувшая на берег?
    Вполне понятно, что люди, столкнувшись с не совсем обычными явлениями острова Пасхи, пытались дать на них более или менее обоснованный ответ. Вот основные гипотезы и факты, которые, по мысли их авторов, должны стать ключом, раскрывающим их.

II. Книга гипотез

    Таким образом, наши познания о прошлом Полинезии постоянно развиваются в споре с оппонентами. Лишь когда противодействие кончится, когда все полинезианисты придут к полному согласию, в этой области воцарится штиль, наше движение к истине в этом вопросе прекратится.
Тур Хейердал. Речь в Королевском Географическом обществе (Англия 8.06.64)

Пацифида?

    Тщетно разыскивали европейцы загадочную Терра Инкогнита Аустралис — Неведомую Южную Землю. Вместо материка они открывали десятки и сотни больших и малых островов, коралловых и вулканических, населенных и безлюдных. На многих островах жили люди, говорившие на сходных языках, имевшие одинаковую культуру, поклонявшиеся одним и тем же богам. Не являются ли эти острова обломками затонувшего материка? Быть может, свою Атлантиду имел и Тихий океан? Только называть ее надо Пафицидой (от Пацифик — Тихий океан).
    Знаменитый французский мореплаватель и ученый Дюмон-Дюрвиль первым обосновал гипотезу о Пацифиде, хотя мысль о затонувшем материке приходила в голову многим капитанам, плававшим в водах Тихого океана, начиная с Педро Кироса, именуемого «колумбом Австралии». Соотечественник Дюмон-Дюрвиля французский исследователь Моренхут подкрепил данные географии, вулканологии, геологии, собранными им легендами и мифами. Из этих мифов и преданий явствовало, что в волнах Тихого океана когда-то погибла огромная населенная земля. Так было положено начало гипотезе о Пацифиде, споры о которой не утихают и по сей день. По мере того как росли наши знания о земле и жителях Океании, появлялись все новые и новые аргументы в пользу исчезнувшей Пацифиды.
    Во второй половине прошлого столетия два выдающихся ученых-эволюциониста — Альфред Уоллес и Томас Гексли — выступили с гипотезой о том, что население Океании представляет собой потомков одной «океанийской» расы. Населяла эта раса ныне затонувший в Тихом океане континент. Вот почему оказались на своих островах незнакомые с мореплаванием тасманийцы, папуасы Новой Гвинеи, темнокожие жители глубинных районов Меланезии. В поддержку гипотезы о Пацифиде выступили геологи. Начало было положено капитальной монографией австрийского ученого Э. Зюсса «Лик Земли», вышедшей в конце прошлого века и давшей мощный толчок развитию геологии XX столетия. Русский геолог И. Р. Лукашевич составляет серию карт Пацифиды, показывающих динамику ее изменений вплоть до настоящего времени, когда от материка остались лишь острова и островки Океании. Французский геолог Э. Ог помещает Тихоокеанский материк в центральной части океана.
    Гипотезы о Пацифиде горячо поддерживают зоогеографы. Если допустить существование материка в Тихом океане, то легко объясняются многие загадки зоогеографии. Почему на Маркизских островах, лежащих в середине Тихого океана, водятся пресноводные рыбы, как и на острове Новая Зеландия, где живет рыба галаксис, не переносящая соленой морской воды? Почему на островах Фиджи и Галапагос, со всех сторон окруженных водами океана, обитают огромные ящерицы-игуаны? На островах Фиджи живут ящерицы-агамы, мелкие удавы и лягушки, не переносящие плавания в океане. На полинезийских архипелагах Самоа и Тонга, находящихся еще дальше берегов Старого Света, водятся ящерицы и удавы. На островах Океании обитают различные виды жуков, пауков, моллюсков, червей, бабочек, свойственных Америке или Азии. Как они могли туда попасть, если не по мосту суши, связывавшему некогда острова с материками? Или этот «мост» сам был материком.
    Помимо данных зоогеографии есть еще и данные фитогеографии, науки о распространении растений. Так, в Полинезии растут азиатские, американские и австралийские виды. На Гавайских островах сосуществует флора Северной Америки, Австралии, Южной Америки, Индонезии, Полинезии и Антарктики!
    Все эти данные суммировал основоположник науки зоогеографии академик М. А. Мензбир в книге «Тайны Великого океана» (1923 год), в которой автор аргументированно доказывал, что Пацифида является зоогеографической реальностью, причем ее гибель произошла не в далеком прошлом, а буквально на глазах людей. «Объективные данные науки говорят нам что Великий океан не столь древен, как это можно думать, — писал Мензбир. — В своей тропической части он, по-видимому, образовался не ранее миоцена. Но и позднее, гораздо позднее, когда не только произошел человек, но достиг известной степени культуры, на лоне его вод поднимались многочисленные острова». На следующий год вышла другая книга, носившая сходное наименование — «Тайна Тихого океана». Этнограф Макмиллан Браун в этом труде утверждал, что остров Пасхи является остатком Пацифиды, материка, населенного культурным и многочисленным народом, погибшим в результате катастрофы. В пользу своей гипотезы он приводил самые различные факты, относящиеся к культуре острова Пасхи, который ученый посетил лично. Это легенды островитян о затонувшей земле: гигантские статуи и платформы, на сооружение которых, по мнению Брауна, требовалось не меньше труда, чем при строительстве египетских пирамид. Это иероглифическое письмо и уникальные обряды; это мощеные дороги, пролегающие по острову и резко обрывающиеся у берега океана, и брошенные орудия труда — верный признак внезапной катастрофы, оборвавшей работы на острове.

Исчезнувший архипелаг?

    Макмиллан Браун полагал, что остров Пасхи был своеобразным некрополем, «островом-мавзолеем», куда съезжались на празднества и религиозные церемонии жители великого государства. Центр империи, исчезнувшей в волнах Тихого океана, находился в нескольких тысячах километров к западу, там, где ныне остров Понапе, в Микронезии. Здесь еще в прошлом веке были обнаружены монументальные сооружения, получившие название «Венеция Тихого океана». Последние остатки Пацифиды в районе острова Пасхи ушли на дно совсем недавно. Он приводил свидетельства Хуана Фернандеса и капитана Дэвиса о большой земле, найденной ими в океане, и, наконец, адмирала Роггевена, нашедшего спустя 35 лет после Дэвиса лишь одинокий остров Пасхи. «Видимо, решил Браун, — последняя катастрофа случилась совсем недавно, между плаваниями Дэвиса и Роггевена, то есть между 1687 и 1722 годами». Разумеется, речь шла не о гибели целого материка, а лишь об опускании острова или архипелага. Уже во времена Макмиллана Брауна, когда морская геология делала только свои первые шаги, исследователи понимали, что опускание континента в Тихом океане, если оно имело место, происходило в течение тысячелетий, а то и миллионов лет.
    Вот как трактовал академик В. А. Обручев гибель Пацифиды. Вокруг гористой ее части — современного острова Пасхи — существовала когда-то обширная низменность, населенная людьми, достигшими довольно высокой культуры. Когда ледниковый период окончился, эту низменность стали затоплять воды океана. Чтобы умилостивить богов, с гневом которых связывался этот потоп, население стало высекать в каменоломнях «статуи с угрожающими лицами и расставлять их по берегу в надежде, что они остановят наступление моря и их прибрежные города и селенья будут спасены». Это, конечно, не остановило наступление вод. Низменность оказалась на дне, остался лишь остров Пасхи. Население страны «погибло или мало-помалу выселилось на другие острова Полинезии. А на остров Пасхи уже много лет позже забрались новые жители, которые ничего не знали о cооружении этих статуй».
    В 1949 году один из пионеров советской морской геологии контр-адмирал Н. Н. Зубов выступил с гипотезой о том, что остров Пасхи был своего рода «Меккой Океании», куда стекались жители многочисленных островов. Причем между этой «Меккой» и другими архипелагами, по-видимому, существовали острова, ныне затонувшие.
    Действительно в районе острова Пасхи обнаружено много подводных гор, которые когда-то могли выходить на поверхность и быть островами. По мнению известного советского геолога В. В. Белоусова, нынешнее подводное плато Альбатрос, как и другие подводные хребты и возвышенности, в прошлом было сушей, возможно, связанной с островом Пасхи. Доктор географических наук Д. Г. Панов допускает существование большого острова Пасхи, который протягивался «далеко в центральную часть океана».
    «Можно не без основания предполагать, что остров Пасхи генетически связан с ныне погруженной под уровень океана сушей, пережившей катастрофическое опускание со значительной переработкой былого ландшафта, которую мы назовем Восточной Пацифидой, — делает вывод профессор Н. Ф. Жиров, — Таким образом, раскритикованные в свое время взгляды Макмиллана Брауна о возможности существования в недалеком прошлом архипелага островов, генетически и этнически связанных с островом Пасхи, неожиданно получают некоторое подтверждение».
    Другое косвенное подтверждение этой гипотезе получено на острове Пасхи не так давно Ф. Мазьером из уст стариков. В версии-легенде, записанной Ф. Мазьером: «Вождь заметил, что его земля медленно погружается в море. Он собрал своих слуг, мужчин, женщин, детей и стариков и посадил их на две большие лодки. Когда они достигли горизонта, вождь увидел, что вся земля, за исключением маленькой ее части, называемой Маори, ушла под воду». По мнению Ф. Мазьера, содержание этой легенды не вызывает никаких сомнений: «Стихийное бедствие действительно имело место, и совершенно логично предположить, что вышеуказанная часть суши находилась на огромном острове, который к северо-западу от Пасхи соединялся с островами архипелага Туамоту».
    Другие исследователи не столь категоричны, когда пытаются определить контуры затонувшей земли или архипелага и называют иные причины. Так, Н. Ф. Жиров говорит об «архипелаге Дэвиса», гипотетических островах, которые, быть может, видел Эдвард Дэвис в 1687 году и которые ушли на дно. Быть может, последними остатками затонувших земель были странные острова, которые видели в районе острова Пасхи капитаны судов, но которые впоследствии так никому и не удавалось найти.

Меланезия?

    Уже первых исследователей острова Пасхи удивляли некоторые несоответствия в культовых изображениях.
    Культ «человека-птицы» у местных жителей был посвящен морской ласточке. Однако скульптурные изображения священного тангата-ману, как и петроглифы, никакого сходства с морской ласточкой не имеют, больше того, они похожи на другую птицу — птицу-фрегат! У «человека-птицы» длинный, широкий и загнутый книзу клюв, а у морской ласточки клюв прямой и узкий. Изображение «человека-птицы» поразительно похоже на рисунки и скульптуры, которые создают жители Соломоновых островов в Меланезии. У них та же птичья голова, человеческое тело, глаз большой и круглый, руки, поднятые кверху. Меланезийцы изображают помесь человека и птицы-фрегата, имеющей на шее зоб, мощный загнутый клюв. Нет сомнения в том, что и тангата-ману острова Пасхи является гибридом человека и птицы-фрегата. Птица-фрегат на острове Пасхи гость редкий, здесь в основном гнездится черная морская ласточка. Может быть, предки нынешних пасхальцев поклонялись птице-фрегату? Причем не на острове Пасхи, а на своей родине в Меланезии? Ведь культ птицы-фрегата был распространен и на других архипелагах «Черных островов», откуда, возможно, и прибыли древнейшие жители острова Пасхи. Фрегат вьет гнездо и несется только на деревьях, а Рапа-Нуи их почти лишен, поэтому птица редко заглядывает на остров. Все эти данные побуждают нас к предположению, что культ птицы был завезен на Рапа-Нуи с Соломоновых островов в самой глубокой древности (Следует внести уточнение: гнездовья фрегатов могут располагаться и на безлесных островах, например, один из авторов видел их среди камней острова Сала-и-Гомес).
    Сторонники «меланезийской гипотезы» отыскали и другие параллели в искусстве острова Пасхи и Соломоновых островов. Например, резчики Соломоновых островов вырезают фигурку сидящего человека с оттопыренными длинными ушами. Громадные статуи острова Пасхи также изображают людей с удлиненными ушами.
    Гибнущие «длинноухие» перед смертью кричали: «Орро! Орро!» Такого слова жители острова Пасхи не знают. Лучший знаток их языка Себастьян Энглерт считает, что «длинноухие» были меланезийцами и говорили на особом языке. Возражая ему, Тур Хейердал пишет, что ни в одном полинезийском, меланезийском или микронезийском наречии нет слова «орро». Вероятно, это просто искаженное полинезийское имя бога Оро? Не объяснять же это слово греческим «оро», означающим «гора», или восклицанием «орро-орро», означающим в диалектике селенгинских бурят «идут!».
    Есть и другие признаки, указывающие на сильное влияние меланезийских элементов на жителей острова Пасхи. Почему гигантские «шапки» на головах фигур не отесывали вместе со статуями из одного куска (что было бы гораздо удобнее), а тратили усилия на то, чтобы добыть нужный материал из далекой каменоломни на горе Пуна-Пао, лежащей на западе? Почему эти «шапки», назначение которых было нам непонятно и которые иные исследователи толковали как иерархическое отличие, должны были непременно выделываться из красного шершавого туфа?
    По мнению английского этнографа Г. Бальфура, «эти красные цилиндры вовсе не были головными уборами, а изображали волосы или прическу». У полинезийцев темные волосы. Жители Меланезии окрашивают свои курчавые волосы в красный цвет. Изображения красноволосых людей встречаются на Соломоновых островах. «Поэтому вполне вероятно, — заключает Т. Бальфур, — что туземцы воспользовались покрытым пузырьками туфом Пуна-Пао для изображения волос, но не гладких или слегка волнистых, как у полинезийцев, а вьющихся и неровных кудрей меланезийцев». Красный цвет горной породы соответствовал «столь типичному для Меланезии обычаю окрашивать волосы в красный цвет».
    Здесь множество неточностей. Во-первых, красные шапки на острове крайне редки и встречаются на аху не по всему острову, а только рядом с Пуна-Пао… Во-вторых, шапки были выполнены не из красных пород, а из черных пемз. Красными они становятся много лет спустя в результате окисления пород при взаимодействии с влагой и воздухом. В третьих, обычай окрашивать волосы в красный цвет и до ныне сохранился на Соломоновых островах. Это не вызвано какими-либо ритуальными обычаями. Как пишет польский этнограф К. Гижицкий, волосы окрашиваются «не ради моды, а просто для истребления докучливых насекомых». Окрашивание совершается довольно просто: волосы обильно пудрятся порошком толченых кораллов.
    В пользу своей гипотезы сторонники «меланезийского ключа» к загадкам острова Пасхи приводят антропологические данные. Черепа островитян по длине ближе всего стоят к черепам жителей островов Лоялти, что возле Новой Каледонии, а это центр Меланезии. Жители острова Пасхи обладают самыми удлиненными головами из всех народностей, населяющих Океанию! Такие совпадения не могли быть случайностью!
    Остров Пасхи, по мнению сторонников «меланезийской гипотезы» (а среди них этнограф Генри Бальфур, английская исследовательница Кэтрин Раутледж, проведшая на острове около года, лучший знаток фольклора и языка острова Пасхи Себастьян Энглерт и другие), был заселен очень давно, еще до нашей эры, темнокожими людьми. Только в XIV столетии на нем появились полинезийцы. Борьба двух народов, двух рас, двух культур завершилась еще позже, когда были истреблены последние «длинноухие», всего каких-нибудь 200–300 лет назад. Вот почему островитяне сохранили до наших дней память о том, кто из их предков был «белым», а кто «черным».

«Черные пришельцы»?

    Открытие островов Океании европейцами началось с давних времен, с тех пор как корабли Магеллан появились в водах Тихого океана. Заселение Океании шло несколькими волнами. Это признается всеми современными исследователями. Самой последней волной была колонизация океанийских островов полинезийцами.
    По мнению многих исследователей, полинезийцам их собственной Полинезии предшествовало иное население, говорившее на другом языке, имевшее свою культуру и отличавшееся от полинезийцев темным цветом кожи.
    Новая Гвинея — настоящий заповедник для этнографов и лингвистов. Здесь сохранились обычаи, верования, материальная культура людей каменного века. Здесь говорят почти на тысяче языков, родство которых между собой не установлено. Однако на берегах Новой. Гвинеи есть и языки, родственные полинезийским. Это, несомненно, результат контактов прапредков полинезийцев и коренных жителей острова.
    На Соломоновых островах и Новых Гебридах сохранились лишь отдельные племена, которые не усвоили язык пришельцев. На островах Фиджи, ближайших к Полинезии и последнем форпосте Меланезии, говорят только на языках и диалектах, родственных полинезийским.
    О людях с темной кожей и плоским носом говорят легенды Новой Зеландии. Именно таких людей увидел великий мореплаватель Дж. Кук, когда впервые вступил на остров. На соседних островах Чатам жили мориори, или «черные маори», ныне полностью вымершие. О народе менехуне, или манахуне, упоминается в фольклоре Гавайев и преданиях Центральной Полинезии. Не были ли эти менехуне меланезийцами, попавшими на острова задолго до полинезийцев? И не меланезийцами ли являются первопоселенцы острова Пасхи?
    Более того, по мнению некоторых ученых, честь открытия Америки за много веков до Колумба принадлежит темнокожим людям. Крупный французский ученый Поль Риве, директор Парижского Института Человека, нашел черты сходства между языками аборигенов Австралии и языками индейцев Южной Америки. Он же обнаружил интересные этнографические параллели между жителями Меланезии и обитателями Нового Света.
    Некоторые черепа, которые находят археологи при раскопках древних стоянок в Америке, очень похожи на черепа меланезийцев. Среди «краснокожих» индейских племен Калифорнии есть яки — народ, обладающий темным цветом кожи. Черты негроидной расы прослеживаются и среди индейцев, живущих в Южной Америке, — некоторые индейцы имеют волнистые волосы и темную кожу.
    Каким же образом попали темнокожие люди в Полинезию и даже в Новый Свет? Навыки мореплавания из меланезийцев имеют только жители острова Фиджи — у них есть суда, способные пересекать сотни и тысячи километров безбрежных океанских вод. Остальные народности Меланезии не рискуют уходить далеко от родных берегов. У папуасов и коренных жителей Австралии навыки мореплавания вообще отсутствуют.
    Мореплавателей было мало, а орудия труда и признаки рас во многих местах сходные. В долине Йодда, на «папуасском острове» Новая Гвинея, был найден наконечник из вулканического стекла — обсидиана, поразительно похожий на наконечники копий жителей острова Пасхи. У моаи кава-кава типично папуасский нос с горбинкой. Почему этнографы говорят о возможности древних контактов Нового Света не только с меланезийцами, но и с австралийцами? Английский этнограф Хэддон предположил, что остров Пасхи был заселен тремя последовательными волнами: сначала австралийцами, потом меланезийцами и, наконец, полинезийцами. Каким образом попали темнокожие колумбы в Новый Свет и на остров Пасхи, если навыки мореплавания были им незнакомы? Была высказана гипотеза, что австралийцев в качестве рабов доставляли в Новый Свет полинезийцы на своих прекрасных мореходных судах. Но рискованность такого предположения очевидна: зачем понадобились такие перевозки? Да и в самой Америке не найдено следов полинезийцев.
    Вот почему сторонники гипотезы о «черных пришельцах» в Океании и Америке вынуждены подать руку сторонникам гипотезы о Пацифиде, большой суше или многочисленных островах, ныне затонувших. Они-то и могли послужить «мостом» между Австралией и Меланезией, с одной стороны, и Полинезией и Америкой — с другой.

«Белые пришельцы»?

    Почему, собственно говоря, полинезийцев нужно считать «белыми»? Кожа-то у них гораздо темней, чем у европейцев! А очевидцы, начиная со спутника Як. Роггевена, Беренса, говорят именно о белой коже некоторых жителей острова Пасхи. На самом же деле речь должна идти о светлокожих жителях Полинезии и каких-то белых людях, живших на острове и возводивших гигантские статуи! А не являются ли статуи скульптурными портретами их творцов? Но как доказать, что статуи высекали белые?
    «У статуй на острове Пасхи были длинные уши, потому что у самих скульпторов были длинные уши. Для париков специально подбирался красный камень, потому что у самих скульпторов были красноватые волосы, — пишет Тур Хейердал. — Подбородки были остроконечные и выдавались вперед, потому что сами скульпторы отращивали бороды. Лица статуй имели характерные черты белой расы — прямой узкий нос и тонкие, резко очерченные губы, потому что сами скульпторы не принадлежали к малайской группе народов». Вот и все доказательства.
    Мы уже приводили высказывания знатоков Океании о том, что среди полинезийцев встречаются люди со светлой, почти белой кожей и рыжими волнистыми волосами. Если это так, то откуда взялся на островах Тихого океана этот загадочный светлокожий и рыжеволосый народ?
    В начале XX столетия английский исследователь Эллиот Смит выступил со смелой гипотезой, гласящей, что задолго до нашей эры жители Древнего Египта разнесли свою цивилизацию во все части света, включая Австралию, Америку и Океанию. Из исторических источников известно, что превосходные мореходы финикийцы служили у египтян. Эллиот Смит считал полинезийцев потомками финикийских мореплавателей. «Насколько мы можем судить по их поведению в других местах, мы вправе допустить, что объезжая остров за островом в Полинезии и не находя там ни золота, ни жемчуга, они не успокаивались, а продолжали свой путь, — писал он. — Наиболее предприимчивые и энергичные из скитальцев продолжали плыть все дальше, пока они не оказывались пионерами цивилизации Старого Света в Америке».
    И древние египтяне, и жители острова Пасхи возводили гигантские статуи из камня, пользовались рисуночным иероглифическим письмом, хоронили умерших в монументальных постройках. Но на этом, собственно говоря, все сходство и кончается. Жители острова Пасхи хоронили умерших в платформах — аху, египтяне — в пирамидах. Знаки египетских письмен отражают африканскую флору и фауну, быт и культуру Древнего Египта, а знаки кохау ронго-ронго — фауну и флору Океании, местные орудия труда и быта, ничего общего не имеющие с древнеегипетскими. Статуи острова Пасхи совершенно не похожи на монументы Египта. Язык египтян, как и финикийцев не имеет ничего общего с полинезийскими языками, кроме случайного совпадения нескольких слов. К тому же египтяне, ни тем более смуглокожие и черноволосые финикийцы, никак не могут быть названы «белыми людьми» с рыжими волосами.
    «Откуда могли бы мы, полинезийцы, знать, что наше название солнца “ра” совпадает с названием египетского бога солнца Аммона Ра и что это может считаться доказательством нашего переселения из Египта? — с нескрываемой иронией пишет Те Ранги Хироа. — Упоминание в маорийской легенде о стране Уру, где пребывали предки, рассматривалось как указание на то, что они жили в халдейском Уре, Месопотамии… То обстоятельство, что в древнем царстве Ирана названия округа Ора и порта Мана созвучны с полинезийскими словами, использовалось в качестве доказательства давнего пребывания полинезийцев в Белуджистане. Легендарное свидетельство о том, что полинезийцы жили в Ирихии, переносит родину предков несколько дальше на восток, в Индию, часть которой в древности называлась “Врихия”».
    Была высказана гипотеза, что далекой Полинезии, включая остров Пасхи, достигли викинги, отважные покорители Атлантики, за несколько веков до Колумба открывшие Америку. У викингов действительно белая кожа и светлые волосы. Подвиги скандинавского бога грома Тора и полинезийского героя Mayи во многом совпадают. Быть может, полинезийцы потомки викингов? Тех, кто покорил не только Атлантику, но и Тихий океан?
    Однако в наши дни никто всерьез не принимает эту рискованную гипотезу. Так же, как и гипотезу, согласно которой культура острова Пасхи создана легендарными атлантами. По мнению атлантологов, Атлантида, о которой человечеству поведал около 2500 лет назад Платон, была колыбелью всех высоких культур человечества, будь то Древний Египет, доколумбова Америка или затерянный в океане остров Пасхи.
    Столь же фантастично выглядит и гипотеза о том, что светлокожие полинезийцы — потомки древних греков и других народов, входивших в армию Александра Македонского. Флот Александра Македонского бесследно исчез. Следы его некоторые энтузиасты пытаются найти в Полинезии и даже в Новом Свете! Отошлем читателей к книге американского археолога Роберта Уокопа «Затонувшие материки и исчезнувшие племена», в которой дана злая, но совершенно справедливая критика подобного рода «диких» гипотез и теорий, имеющих весьма отдаленное отношение к науке.
    А вот еще одна новейшая «гипотеза». Пуна-Пао — так называется вершина горы, на которой изготавливались пукао, то есть красные «шапки» для каменных исполинов, «Пуана-Пао» по-эстонски означает «красная голова», «рыжий» (по-фински «Пуна-Пяо»). Следовательно, обычай надевать на статуи «шапки» был привезен с берегов Балтики? Шутка? Может быть! Но чем эта гипотеза хуже «идеи» о викингах? У одного моря родились, по одному морю плавали…
    Однако проблема «белых пришельцев» на остров не так безобидна, как представляется на первый взгляд. Более того, именно она получила распространение благодаря книгам Тура Хейердала. Разумеется, никто не обвинит его в проповеди преимущества «белой расы» и, стало быть, расизма. Однако некоторые спорные положения, выдвигаемые ученым-путешественником, пытаются использовать в своих целях те, кто стремится доказать «превосходство белой расы» во всем мире. По их мнению, белокожие выходцы из Европы пересекли Атлантику и создали высокую цивилизацию доколумбовой Америки, а также острова Пасхи, а затем их истребили индейцы и полинезийцы. Такую трактовку решительно отвергают большинство исследователей, включая и самого Тура Хейердала, который неоднократно указывал, что его гипотеза с проповедью расизма ничего общего не имеет.

«Белые индейцы»?

    Испанские конкистадоры разрушили замечательные и самобытные культуры Центральной и Южной Америки. Причем цивилизациям инков и ацтеков предшествовали более древние культуры. Кто их создал? Об этом сохранились лишь легенды и предания. В легендах упорно повторялись сведения о том, что монументальные постройки, статуи и циклопические стены сооружены были таинственными людьми с белой кожей, имевшими бороду и светлые волосы. Откуда появились они в Америке? Выдвигались самые разнообразные гипотезы, где фигурировали викинги и атланты, египтяне и финикийцы, этруски и хетты, греки и римляне, библейские «пропавшие десять колен Израилевых» и т. д. и т. п.
    Задача исследователей — «показать, что в доисторическом Перу обитали расовые элементы, во многом обладавшие сходными чертами с нашей белой расой, отличавшими их от типа индейцев кечуа и аймара нашего времени», — пишет Тур Хейердал. Он предлагает два возможных ответа на вопрос, откуда же в Южной Америке появились «белые индейцы». Один них — местная эволюция, мутации и т. п., в результате которых «из норм желто-коричневой расы» развился совершенно особый тип людей «со светлой кожей, бородой, иногда рыжеватыми волосами». Словом, это чистокровные индейцы, только не краснокожие, а белокожие. Другой ответ — «белые индейцы» были не индейцами, а представителями европейской расы, попавшими в Новый Свет из Европы или Северной Африки. «Распространено ошибочное мнение, что только чернокожие люди могли попасть в древности с африканским течением в Центральную Америку, — пишет Т. Хейердал. — Не надо забывать, однако, что в Атласской области в Африке сохранились следы народа с рыжими волосами, голубыми глазами, бородой, горбатым носом и светлой кожей. Еще до открытия Америки, на Канарских островах, норманны и испанцы нашли аборигенов, часть которых принадлежала к кавказской расе: это были высокие светлокожие блондины с голубыми глазами, горбоносые и бородатые… Представители любого народа по берегам Атлантики, способного оставить такие следы на Канарских островах, могли, вольно или невольно, попасть на берега Мексиканского залива».
    По мнению Тура Хейердала, «Пока что нет ничего, что препятствовало бы утверждению, что цивилизации в Новом Свете возникли совершенно независимо от древних культур в Азии, Африке и Европе, но ничто также не препятствует утверждению, что и до Колумба и викингов можно было пересекать океаны мира и что древнее население Америки было достаточно сметливым, чтобы впитать то, что группа пришельцев не сама изобрела, а получила в наследство от многочисленных неизвестных поколений».
    Легенды индейцев, записанные испанскими хронистами в XVI столетии, говорят, что загадочные создатели древней цивилизации в Андах «покинули Перу так же внезапно, как и появились там; власть в стране перешла в руки инков, а белые учителя навсегда оставили берега Южной Америки и исчезли где-то на западе среди Тихого океана». Быть может, именно они и дали начало высокой культуре, следы которой находят в Полинезии и прежде всего на острове Пасхи?
    «Легенды о таинственных белых людях, от которых когда-то произошли островитяне, распространены по всей Полинезии. Рыжеволосые жители называли себя урукеху и говорили, что они являются потомками первых вождей островов, которые были белыми богами и носили имя Тангароа, Кане и Тики», — пишет Хейердал. И он сопоставляет имя полинезийского Тики с именем Кон-Тики, верховного жреца и владыки таинственных «белых индейцев».
    «Я больше не сомневался в том, что белый вождь — бог Солнца — Тики, по рассказам инков, изгнанный предками из Перу, был не кто иной, как белый вождь — бог Тики, сын Солнца, которого жители всех островов восточной части Тихого океана называют праотцом своего народа», — писал Хейердал. Плавание на «Кон-Тики», как известно, поставило Тура Хейердала в один ряд с крупнейшими путешественниками нашего века. Но, как признает сам Хейердал, оно доказало лишь «что южноамериканский бальсовый плот обладает качествами, о которых современные ученые раньше не знали, и что тихоокеанские острова расположены в пределах досягаемости для доисторических судов, отплывавших из Перу».
    Гораздо более интересные результаты были получены Хейердалом на самом острове Пасхи во время проведения там археологических раскопок. О научных результатах экспедиции обстоятельно говорят три объемистых тома «Трудов Норвежской археологической экспедиции на остров Пасхи и в Восточную часть Тихого океана» (в обработке ее материалов приняли участие ученые разных стран, включая одного из авторов этой книги) и книга «Приключения одной теории», как бы подводящая итоги 30-летних исследований знаменитого норвежского путешественника. Так что нет нужды повторять доводы ученого в пользу его смелой гипотезы.
    Однако любой вдумчивый читатель заметит, что если первоначально речь шла о поисках загадочных «белых индейцев» в Полинезии и на острове Пасха, то теперь Т. Хейердал формулирует свою задачу менее романтично, но зато более глубоко и обстоятельно. Речь идет о возможности связей между Древним Перу и Полинезией, причем острову Пасхи в этих связях отводится главенствующая роль.

Древнее Перу?

    Мысль о том, что острова Океании заселялись из Америки, была высказана испанским миссионером Суньигой еще в начале прошлого столетия. Он привел список слов, совпадающих в языках американских индейцев и жителей Филиппинских островов. Правда, доказательство это весьма сомнительное: в Новом Свете до Колумба говорили на двух тысячах наречий, на Филиппинах и по сей день существует около сотни языков, так что случайные совпадения вполне вероятны. В языке жителей острова Пасхи есть слово «пука», которое соответствует русскому слову «пучок». Но это не основание для утверждения того, что славяне первоначально заселяли этот остров! Ана (пещера), ити (маленький) и по-пасхальски, и по-японски звучат одинаково, и суть их одна, но это не означает, что Хоту Матуа — японец. Главный же аргумент Суньиги был в том, что пассаты и могучее течение Гумбольдта помогают мореходам совершать плавание по Тихому океану на запад, к островам Полинезии. Но попробуйте плыть в обратном направлении, против ветра и течения из Океании на восток, к Америке!
    Суньигу поддержал другой миссионер, Уильям Эдлис, хорошо знавший Полинезию, ибо прожил там много лет. Он также полагал, что жители Океании попали на свою родину из Нового Света, хотя допускал, что древние египтяне побывали в Полинезии, как и финикийцы. В 1870 году специалист по древней истории Южной Америки Маркхем писал: «После завоевания страны испанцами в Тиагуанако были обнаружены руины платформ, напоминающих платформы на острове Пасхи, на которых возвышались статуи, в известной мере напоминающие статуи острова Пасхи. Они представляли собой великанов, с огромными глазами, с коническими коронами или шляпами на головах… Не исключена возможность предположения о сходстве между аймарскими изображениями и скульптурами острова Пасхи».
    Однако до Тура Хейердала и его исследований подавляющая часть ученых попытки связать культуру острова Пасхи с древними культурами Южной Америки, с поселением Тиагуанако в Андах и статуями, созданными индейцами аймара или их предками, считала необоснованными. «Параллели между островом Пасхи и цивилизацией Южной Америки так фантастичны или наивны, что я не думаю, чтобы они заслуживали внимания для их обсуждения здесь, — писал профессор А. Метро. — Я пишу эти строки через несколько недель после возвращения из Тиагуанако, расположенного на берегах озера Титикака, где я исследовал те немногие монолиты, которые возвышаются среди руин этого знаменитого города. Я напрасно искал хотя бы самое малое стилистическое сходство между ними и моаи острова Пасхи. На деле трудно было бы представить себе более различную художественную традицию». Однако многие ученые после плавания «Кон-Тики», а в особенности после раскопок, проведенных на острове Пасхи Хейердалом, стали на точку зрения норвежского исследователя.
    Классические моаи острова Пасхи мало похожи на статуи Тиагуанако, покрытые орнаментом («Статуи острова Пасхи и статуи Тиагуанако имеют общие черты лишь в том, что те и другие больших размеров и изготовлены из камня», — заявляет один из специалистов по Южной Америке). Но вот при раскопках на острове были найдены изваяния, резко отличающиеся по стилю от гигантских статуй. При сравнении их со скульптурами Южной Америки можно обнаружить несомненное сходство.
    Раскопки древнего поселения Оронго обнаружили комплекс построек, связанных с культом Макемаке и поклонением Солнцу. «Причем постройки и приуроченные к ним ритуалы были такими же неполинезийскими, как сама фигура Макемаке. Сооруженная здесь обсерватория для наблюдения положения солнца во время солнцестояния и равноденствий пока что остается уникальной во всей Полинезии. Зато такие сооружения обычны на ближайшем материке, в Перу. И здесь, как на Пасхе, они служат центром религиозных ритуалов, — пишет Хейердал. — Мы установили, что ритуальное поселение Оронго и по архитектуре не является полинезийским. Нигде больше в Полинезии не проявлялось стремление соединить вместе несколько домов. Но это свойственно древнеперуанской архитектуре — и в горах, и на побережье. Не знает параллелей в Полинезии и высокоразвитая техника строительства домов в Оронго. Это относится к кладке стен, ложному своду, искусному соединению под острым углом наклонных стен. Такие каменные дома характерны для строительного искусства Перу и прибегающих областей Южной Америки». Жаль только, что Тур Хейердал не привел фактов для доказательства существования обсерватории Оронго.
    По мнению участника экспедиции Т. Хейердала американского археолога Фердона, культ человека-птицы обязан своим происхождением Новому Свету: «Хотя художественные изображения пасхальского птице-человека сейчас кажутся уникальными, следы культа птице-человека в Тиагуанако (Боливия), а также в культуре Чиму на северном побережье Перу позволяют предположить американское происхождение пасхальского культа».
    Особое внимание Т. Хейердал уделяет письму кохау ронго-ронго. Он считает, что значки этого письма содержат все элементы религиозной символики, которые найдены на произведениях культового искусства Древнего Перу: человек-птица, символ Солнца, человек с церемониальным жезлом и т. д. Жители острова Пасхи писали на дощечках. На дереве писали и живущие в джунглях Панамы индейцы куна, у которых существовало рисуночное письмо. Письмо на дощечках было когда-то широко распространено в Америке, от Панамы до Перу. Ответвление от такого письма достигло и острова Пасхи, но умение читать тексты было утрачено после междоусобных войн и гибели древних традиций. В Новом Свете дощечки использовались при пении ритуальных текстов. На острове Пасхи, по словам «стариков», тексты также не читались, а пелись. «Что касается магии и художественных идей, воплощенных в начертаниях знаков, а также такой особенности, как уникальная система перевернутого бустрофедона, то их распространение ограничилось двумя сопредельными районами восточной окраины Тихого океана: древним Перу и островом Пасхи». Не менее интересна гипотеза, согласно которой кохау ронго-ронго — лишь одно из звеньев грандиозной графической системы, распространенной от Индостана до Нового Света!
    Прорисовка лика бога Макемаке на скалах Оронго (по Ф. Мазьеру).

Индия? Лемурия? Антарктида?

    Французский исследователь Террьен де Лякупери еще в конце прошлого столетия высказал мысль о том, что письмо кохау ронго-ронго может быть связано с надписями, найденными в Южной Индии. B начале 20-х годов нашего века было сделано одно из самых выдающихся открытий в археологии: в долине Инда были найдены города, созданные за многие сотни лет до прихода племен «арьев», с которых начиналась история Индостана. Здесь было найдено и иероглифическое письмо, до сей поры не расшифрованное.
    В 1928 году чешский этнограф и знаток письмен Ч. Лоукотка заметил, что знаки этого письма похожи на значки кохау ронго-ронго. Об этом он сообщил венгерскому ученому В. фон Хевеши, который провел тщательное сопоставление знаков обеих нерасшифрованных письменностей. В 1932 году Хевеши сделал сенсационный доклад во Французской Академии Надписей в Париже о том, что около сотни знаков кохау ронго-ронго и иероглифов Индостана совпадают! Позже Хевеши довел число совпадающих знаков до 175. В иероглифике Индостана около четырехсот различных знаков, в кохау ронго-ронго примерно столько же. Очевидно, ни о каком случайном совпадении тут не может быть и речи.
    С критикой представлений В. Хевеши выступили многие видные специалисты по древним письменам и этнографы-океанисты. Предметы материальной культуры и письменные знаки Индостана датируются 2000 лет до н. э. Возраст дощечек с письменами острова Пасхи не более 500 лет. Они сохранились до наших дней. Разница между этими датами почти 3 тысячи лет. Дощечки относятся к разным эпохам и находятся одна от другой на расстоянии 13000 километров. Однако в дальнейшем появились работы, благодаря которым этот разрыв в пространстве и времени стал не так велик. Роберт Хайне-Гельдерн, известный австрийский археолог и этнолог, показал, что кохау ронго-ронго сходны не только с иероглифами Индостана, но и с древнекитайскими рисуночными письменами, прототипом современной китайской иероглифики, а также рисуночным письмом, существующим у некоторых народов Южного Китая. В 1951 году Ральф фон Кенигсвальд, прославивший свое имя находками останков древнейших людей, показал, что изображения птиц, встречающиеся в орнаментах индонезийского острова Суматра, походят на знаки кохау ронго-ронго, изображающие подобных же птиц. Сторонники «меланезийской гипотезы» не раз указывали на сходство этих знаков с изображениями птицы-фрегата в искусстве жителей Соломоновых островов. Возможно, и в самой Полинезии когда-то существовало письмо, но оно было утрачено и лишь на острове Пасхи чудом сохранилось. Так полагают немецкий исследователь Томас Вартель, а также американский археолог Роберт Саггс и другие ученые.
    А как же быть со сходством письмен острова Пасхи и письменностей Нового Света?
    «Я могу сравнить письменность долины Инда с рисуночным письмом американских индейцев и найти еще большее сходство, — писал профессор Метро, полемизируя с Хевеши. — Если ученые настаивают на связях острова Пасхи с долиной Инда, я настаиваю на этой же самой привилегии и для оставленных без внимания индейцев куна в современной республике Панама». Цепочка Индия — Южный Китай — Индонезия — Меланезия — Полинезия — остров Пасхи протягивается дальше, до берегов Нового Света — в Панаму и Перу.
    Каким образом письмо из Индостана распространялось на восток? Можно строить лишь гипотезы и предположения. Создатели древнейшей цивилизации Индии были искусными мореходами. Известно, что уже в первых веках нашей эры мореходы Древней Индии не только достигали берегов Индонезии, но и колонизовали их. Есть предположение, что «протоиндийцы» плавали по Тихому океану и даже достигли берегов Америки. Но происхождение самих «протоиндийцев» загадочно. Не исключено и другое: загадки острова Пасхи и загадки древнейшей культуры Индии открываются одним ключом, который называйся Лемурия. Это легендарный Южный материк, что затонул в Индийском океане несколько тысяч лет назад, как о том повествуют предания темнокожих жителей Южной Индии, дравидов.
    Итак, решить загадки острова Пасхи ученые пытаются с помощью различных гипотез. Происхождение письменности и культуры островитян связывают с Новым Светом, с Европой, Азией, Африкой («белые пришельцы»), Австралией и Меланезией («черные пришельцы»), наконец, с тремя гипотетическими затонувшими материками — Атлантидой, Пацифидой, Лемурией. Даже Антарктида, последний из континентов Земли, была вписана в этот круг «кандидатов». По мнению некоторых исследователей, именно через Антарктиду пришли из Австралии темнокожие племена в Новый Свет и оттуда — на остров Пасхи.
    Числу различных фантастических, мистических, наконец, в последнее время и «космических» гипотез, связанных с островом Пасхи, нет предела.
    Около 100 лет назад остров Пасхи посетил французский корвет «Ля Флор», на борту которого находился известный писатель Пьер Лоти. «Меня охватывает какое-то смутное беспокойство, чувство подавленности, равного которому мне не довелось испытать ни на одном из островов, кроме этого, — писал Лоти. — К какой человеческой расе отнести эти статуи, с чуть вздернутыми носами и тонкими выпяченными губами, выражающими не то презрение, не то насмешку… Нет, они совершенно не похожи на творения маори», то есть полинезийцев. С легкой руки Пьера Лоти остров Пасхи представителями различных мистических обществ был включен в схему развития человечества. Так, основательница теософского общества Е. П. Блаватская в своей «Тайной доктрине», ставшей своего рода «библией» для теософов, объявила, что возраст статуй острова Пасхи равен… 4 миллионам лет. По мнению теософов, изваяния созданы некой таинственной «расой гигантов», некогда заселявших нашу планету.
    Адепты «древнего мистического Ордена Розы и Креста», розенкрейцеры, не желая отставать от теософов, заявили, что им, как «посвященным», известны тайны, науке неведомые, в том числе и острова Пасхи. «Там, где теперь могучий Тихий океан величественно катит свои волны на тысячи миль, некогда находился обширный материк. Эта земля называлась Лемурия, а ее жители лемурийцами. Если вы любите тайны, неизведанное, сверхъестественное — читайте эту книгу», — так рекламируют розенкрейцеры книгу, описывающую затонувший континент (который они называют не Пацифидой, а Лемурией). Книга же описывает людей «лемурийской расы», облик которых «был совсем пластичен», язык состоял из звуков, подобных вою ветра, шуму водопада, журчанию ручья. Словом, мы имеем дело с откровенной фантастикой, только завуалированной под мистическое «откровение» со ссылками на «тайные архивы».
    Подобного же рода мистификация появилась в начале 30-х годов. Джеймс Черчуорд выпустил книгу «Затонувший континент Му», в которой приводил документы, говорящие о гибели в водах Тихого океана материка с 64 миллионами жителей в результате «взрыва подземных пустот»; катастрофа отбросила человечество на несколько тысяч лет назад, и только памятники острова Пасхи являются безмолвными свидетелями этих событий. Фальшивку Дж. Черчуорда быстро разоблачили.
    Не так давно в печати появилось сенсационное сообщение о том, что якобы подо льдами Антарктиды скрыта великая и древняя цивилизация. Ее, разумеется, связывали с островом Пасхи. На поверку сенсация оказалась несостоятельной. Сторонники гипотезы о космических пришельцах, посетивших нашу планету, не обошли и остров Пасхи. Достаточно назвать нашумевший фильм швейцарца Эриха Денникена «Воспоминания о будущем» и книгу Франсиса Мазьера «Загадочный остров Пасхи». «На этом острове явно имеются какие-то необъяснимые или пока еще необъясненные геологические тайны, и это заставляет нас отнестись с достаточной серьезностью к возможности внеземного контакта, при котором остров был облучен, а в душах островитян остался столь сильный след, что отголоски его сохранились и по сей день», — пишет Фр. Мазьер, считающий что остров Пасхи посещали космические пришельцы.
    Большинство ученых считают, что нет никакой нужды обращаться к далеким странам и народам, затонувшим материкам и загадочным «белым пришельцам», не говоря уже о совсем фантастических гигантах и инопланетянах, чтобы раскрыть тайны острова Пасхи. Есть много доводов в пользу предположения, что культура, письменность острова Пасхи создана местными жителями — полинезийцами.
    Сравнение знаков кохау ронго-ронго с острова Пасхи (столбцы справа) со знаками из Мохенджо-Даро (слева), найденными Джоном Маршаллом (по Хевеши).

Полинезийцы?

    В нашей стране дважды издавалась книга «Мореплаватели солнечного восхода». Ее автор Те Ранги Хироа, он же Питер Бак, убедительно и образно, опираясь на этнографию и фольклор полинезийцев, нарисовал картину их расселения. Предания говорят, что родиной всех жителей Полинезии была страна Гаваики, находящаяся где-то на западе. Те Ранги Хироа полагал, что Гаваики — это нынешний остров Раиатеа в архипелаге Общества. Здесь, в Центральной Полинезии, считал ученый, сложилось «ядро полинезийского мира», и отсюда, из этого «сердца Полинезии», новая культура стала распространяться. Схему расселения полинезийцев Те Ранги Хироа, в характерной для него образной манере изложения, представил в виде гигантского спрута. Его голова и туловище — это Центральная Полинезия, Таити и соседние с ним острова. Один из щупальцев протянулся на север, к Гавайям, самый же длинный — на восток, к острову Пасхи.
    Самому Те Ранги Хироа на острове Пасхи побывать не удалось. Он опирался в основном на туземные предания, полинезийский фольклор, а также на материалы, собранные французским этнографом А. Метро и опубликованные в монографии «Этнология острова Пасхи». Однако археологические раскопки на островах Полинезии заставили пересмотреть как схему Те Ранги Хироа, так и выводы А. Метро о том, что культура острова Пасхи имеет чисто полинезийское происхождение.
    Первое издание книги «Мореплаватели солнечного восхода» вышло в 1938 году, а монография А. Метро — в 1940. Археология Полинезии в ту пору делала лишь свои первые шаги, не был еще известен метод радиоуглеродного датирования. Неизвестно было и датирование с помощью так называемых «лингвистических часов»: сравнивая словари родственных языков, ученые в наши дни имеют возможность определить время разделения языков. Датировки с помощью радиоуглеродных и «лингвистических часов» позволили установить, что Центральная Полинезия никак не может быть названа прародиной полинезийцев, легендарной страной Гаваики. Скорей всего ею был остров Савайи (диалектная форма слова «гаваики»), что находится в архипелаге Самоа.
    На Самоа найдены древнейшие следы пребывания человека — они относятся к первому тысячелетию до нашей эры. Видимо, отсюда, с Самоа, или шире — из Западной Полинезии и началось освоение земель, лежащих на востоке, вплоть до острова Пасхи. Путь к острову Пасхи был не прост. По всей видимости, первоначально были заселены Маркизские острова пришельцами из Западной Полинезии. Уже во II веке до нашей эры, как показали раскопки американского археолога Саггса, здесь жили люди. На Маркизских островах сложился центр распространения восточнополинезийской культуры.
    Остров Пасхи, как показали раскопки Тура Хейердала, был заселен в IV веке нашей эры. Спустя много веков, уже в XI столетии, здесь началось строительство гигантских статуй. Большие статуи из камня возводились и на Маркизских островах. Однако, как показывают раскопки археологов, каменные статуи жители начали возводить здесь несколькими веками позже, чем на острове Пасхи!
    Казалось бы, на эти не решенные «полинезийской гипотезой» вопросы отвечает гипотеза «перуанская», выдвинутая Суиньгой и столь горячо и убедительно отстаиваемая Туром Хейердалом? Однако памятники монументального искусства в Южной Америке относятся к VI–X векам нашей эры, а первые люди на остров Пасхи прибыли в IV столетии, строительство же гигантских статуй началось в XI веке. И, как язвительно заметил Роберт Саггс, констатируя хронологический разрыв между историей острова Пасхи и Древнего Перу, теория Хейердала кажется ему подобием утверждения о том, что «Америку открыл в последние годы Римской империи король Генрих VIII, привезя примитивным туземцам автомашину марки “Форд”!..» Необоснованность в суждениях и «белые пятна» есть и в других гипотезах. Ни одна из них не в состоянии объяснить события, происходившие на острове Пасхи. С каждым годом вклад научных исследований становится более весомым. Не только науки о человеке — этнография или лингвистика, антропология или дешифровка древних письмен, археология или история географических открытий, но и науки о Земле — геология, вулканология, океанология, геофизика и другие — начинают заниматься решением загадок острова Пасхи.

III. Книга фактов

    Как и во всем, что касается исследования острова Пасхи, мы натыкаемся здесь на типичный случай, когда то, что мы знаем, заставляет нас особенно жалеть о том, чего мы не знаем, и когда приобретенные нами с таким трудом сведения только приводят нас к новым неразрешимым проблемам.
Фридрих Шульце-Мезье. Остров Пасхи

Свидетельствуют очевидцы

    Первые сведения об острове Пасхи, его жителях, удивительной культуре мы находим в записях адмирала Як. Роггевена и сержанта Беренса, выпустившего книгу «Испытанный южанин». Вот что писал Беренс: «Туземцы, по всей видимости, не имели никакого оружия, и, как я думаю, они во всем полагались на своих богов и идолов, которые стояли в большом количестве на берегу и перед которыми они падали ниц и молились. Эти идолы были высечены из камня в виде людей с длинными ушами и короной на голове; но сделаны они были весьма искусно, чему мы немало дивились».
    Однако удивление длилось недолго: «Когда мы вынули кусок камня и увидели, что статуи сделаны из глины; промежутки между глиняными плитами были заполнены очень густо и аккуратно маленькими гладкими булыжниками, а всему была придана форма человека», — писал в своем судовом журнале Як. Роггевен.
    Адмирал Роггевен ошибался. На самом деле легкость, с которой был вынут кусок камня из статуи, говорила лишь о древности изваяния. Сделано же оно было, как и все другие гигантские статуи острова, не из глины, а из камня. Это обнаружила следующая экспедиция, вторично открывшая остров Пасхи в 1770 году. Капитан Гонсалес и его спутники сделали и второе, не менее поразительное открытие. Когда, по давней традиции, Гонсалес объявил о присоединении острова к Испании, вожди поставили под документом… странные символические значки. На острове существовала своя письменность!
    Четыре года спустя остров посетил Джеймс Кук, совершавший свое второе кругосветное путешествие. Остров обследовали офицеры Кука, немецкий ученый Рейнгольд Форстер и художник Уильям Ходжес, сделавший зарисовки. Они обнаружили, что многие изваяния повержены наземь, частью разбиты, а население, по их подсчетам, сократилось до 600–700 человек Создавалось впечатление, что остров пережил какую-то катастрофу, от которой не может оправиться.
    В 1786 году суда капитана Лаперуза простоял сутки на рейде острова. Команда разбросала по острову семена, выгрузила коз и домашнюю птицу (растения не прижились, а козы и птицы были съедены островитянами). В экспедиции капитана Лаперуза был профессиональный художник Дюше де Ванси, оставивший великолепные рисунки с натуры. По мнению Лаперуза, памятники острова Пасхи «сооружены, по-видимому, в отдаленные времена. Должно быть, они стоят на кладбище, так как вокруг валяется много человеческих костей. Без всякого сомнения, теперешняя форма правления этого народа сравняла все классы и сословия: между ними нет такого главаря, который имел бы настолько большое влияние, чтобы люди стали с огромной затратою сил воздвигать статуи в его честь. Вместо прежних колоссов теперь складывают небольшие пирамиды из камней, верхушки которых закрашивают чем-то вроде извести. Эти мавзолеи, которые легко может соорудить в несколько часов один человек, встречаются чаще всего на побережье».
    В апреле 1804 года к острову подошел русский корабль «Нева» под командованием Ю. Ф. Лисянского. Четверо суток дрейфовал в бурном море корабль, не имея возможности пристать к берегу. Лишь на 5-й день моряки с лейтенантом М. Повалишиным сумели высадиться на остров. В записках капитан Ю. Ф. Лисянского подробно описаны утесистые берега, два небольших залива, грунты близ берегов, а также сам остров и его обитатели. Капитан описал количество и расположение статуй на острове, с указанием, сколько статуй и где они стоят. Описал он и необычайные жилища островитян, похожие на «лодки, обращенные дном вверх», и вмещавшие, по его подсчетам, около сорока человек. А всего на острове, как он считал, обитает примерно 1500 человек.

    Карта острова Пасхи, составленная русскими моряками во время первого визита кораблей под командованием капитана Ю. Ф. Лисянского (1804 год).

    Визит русского судна был последним в начале XIX века мирным визитом на остров Пасхи, совершенным с научной целью. Вслед за ним начались пиратские набеги, целью которых была добыча «живой силы», насилие и грабеж. Открыл эту гнусную кампанию в 1810 г. капитан американской шхуны «Нэнси», прибывший на остров Пасхи, чтобы захватить рабочих для охоты на тюленей. Вполне понятно, что после такого «визита», островитяне встречали незваных гостей градом камней и проклятиями.
    В 1862 году острову Пасхи был нанесен непоправимый удар. Шесть перуанских кораблей, высадив десант, захватили почти все мужское население острова и продали в рабство — добывать гуано на островах Чинча, возле побережья Южной Америки. Ненависть к перуанцам после этого налета была столь велика, что островитяне и сейчас, 120 лет спустя, не забыли их страшных дел.
    Тепано Жоссан, епископ Таити, обратился к французскому консулу в столице Перу, с протестом против такого неслыханного пиратского налета. Заявило протест и правительство Великобритании. Эти меры оказались действенными: работорговцы отпустили островитян. Но из тысячи захваченных в живых остались только около 100 человек. По дороге домой среди них вспыхнула эпидемия оспы. На остров Пасхи вернулось лишь 15 измученных и больных людей.
    Эпидемия оспы пришла на остров вместе с ними. Болезнь косила женщин и детей, стариков и мужчин, сумевших спастись от перуанцев в пещерах острова. Погиб последний потомок легендарного вождя Хоту Матуа, погибли знатоки иероглифического письма — маори ронго-ронго, преданий и традиций прошлых лет. Остров превратился в кладбище.
    На следующий год после набега перуанцев на остров Пасхи прибыл первый миссионер, брат Эжен Эйро, «который был простым механиком, а стал слугой божьим и преуспел в этом во имя Христа», как гласит эпитафия Эйро, похороненного на острове Пасхи. Эж. Эйро без особого труда крестил «язычников», кучку обнищавших, деморализованных, потерявших связь с прошлым людей. Принятие христианства окончательно подорвало старые традиции и пресекло связь с древней культурой, существовавшей на острове Пасхи в течение многих веков.
    Едва новообращенные христиане оправились от набега работорговцев и эпидемии, на их головы обрушилась очередная беда. Французский авантюрист Дютру-Борнье объявляет себя повелителем острова и начинает разводить здесь скот. На острове гремят выстрелы, царит произвол. Миссионеры бьют тревогу. Для спасения паствы прибывает корабль, чтобы переселить островитян на Мангареву. Все население острова Пасхи выразило желание покинуть свою родину! С применением силы Борнье задерживает на острове 111 человек. До появления европейцев здесь жило несколько тысяч человек, различные исследователи называют цифры от 2 до 20 тысяч. После того — как Дютру-Борнье прикончили его приближенные, миссионеры постепенно возвращаются на остров вместе со многими островитянами.
    В 1888 году капитан Поликарпо Торо присоединяет злополучный остров к владениям Чили. Сначала здесь организуется исправительная колония, а затем весь остров сдается в эксплуатацию скотоводческой фирме.
    «Нигде в Полинезии туземное население не подвергалось такому жестокому обращению и такому разлагающему воздействию, как на острове Пасхи, — пишет Те Ранги Хироа. — Не удивительно, что местная культура была так сильно разрушена».

Первые исследователи

    1871 год…
    К острову Пасхи подходит русский корабль «Витязь», на борту которого находится Н. Н. Миклухо-Маклай. Но ученый не может высадиться на берег, он болен лихорадкой. «Очень сожалел я, и досадно мне было, находясь в виду острова, не побывать на нем, не осмотреть тех важных документов теперешней жизни островитян, которые делают остров Рапа-Нуи единственным в своем роде из всех островов Тихого океана. Мне было тем более досадно, что путешественники, видевшие эти замечательные памятники, только смотрели на них глазами удивления или равнодушия и ни один не постарался подробно и внимательно изучить эти достопримечательные образцы полинезийского искусства, — писал Н. Н. Миклухо-Маклай в дневнике. — Очень вероятно даже, что помимо колоссальных каменных фигур на острове найдутся не такие громадные, но не менее интересные древности».
    Ученый оказался совершенно прав: на острове кроме статуй имелись памятники уникального письма, дощечки кохау ронго-ронго. Две такие дощечки русскому ученому удалось получить на острове Таити, куда при правлении Дютру-Борнье переселилась часть островитян. Ныне они украшают Музей антропологии и этнографии в Ленинграде.
    В 1872 году остров Пасхи посещает французский корвет «Ля Флор» с писателем Пьером Лоти на борту. Наблюдательный и впечатлительный Лоти не только сумел передать дух тайны, который витает над островом, но и впервые заметил, что скульптуры неоднородны. «Здесь есть два рода статуй. Одни, опрокинутые, разбросаны по всему побережью бухты. Другие — страшилища, восходящие к другой эпохе, с другими лицами, все еще стоят на той заброшенной стороне острова, где больше никто не бывает». Французские матросы отпилили голову у статуи и погрузили ее на корвет. Она хранится в Музее Человека в Париже и является живым укором тем, кто «во имя науки» расхищает и калечит памятники искусства.
    Когда Дютру-Борнье был убит, принять в наследство его владения прибыл Александр Салмон, или, в полинезийском произношении, Тати. Сам наполовину таитянин, в жилах которого текла королевская кровь, Салмон искренне и бескорыстно заинтересовался удивительным прошлым острова Пасхи. Ал. Салмон сдружился со стариками, которые еще помнили прошлые времена. Именно ему обязаны своими ценными сведениями немногочисленные исследователи, посещавшие остров Пасхи в последней четверти прошлого века. Американцу У. Томсону без помощи Салмона, конечно, не удалось бы собрать за 11 дней, проведенных на острове, материал, составивший объемистую и хорошо документированную книгу, вышедшую в Вашингтоне в 1889 году.
    У. Томсон, сотрудник Вашингтонского музея, прибыл на остров Пасхи в 1886 году на борту корабля «Могикан» в качестве казначея. Быстро сблизившись с Ал. Салмоном, он с его помощью сумел составить словарь языка местных жителей, записать генеалогию вождей, восходящую к Хоту Матуа, собрать и перевести легенды, составить календарь, описать обычаи и обряды, встретиться со стариком по имени Уре Вае Ико, который рассказал по памяти тексты, что были начертаны на дощечках.
    В 1911 году на остров Пасхи отправился научный отряд во главе с доктором Вальтером Кнохе. Цель экспедиции — поиск новых дощечек кохау ронго-ронго. В музеях мира к этому времени хранилось менее двух десятков памятников иероглифического письма острова Пасхи. В. Кнохе захватил с собой фотокопии трех дощечек, хранящихся в музее города Сантьяго, чтобы найти стариков, которые сумели бы прочитать эти тексты.
    Однако ни новых дощечек, ни знатоков письмен ему найти не удалось. «Остается предположить, что нынешнее население не знает значения письмен, — констатировал Кнохе. — Нам сказали, что дощечки с письменами были изготовлены не нынешним населением, а более древними обитателями».
    Через 3 года после доктора В. Кнохе на собственной шхуне «Мана» в кругосветное путешествие отправилась англичанка Кэтрин Раутледж, на острове Пасхи она провела около года — срок, несоизмеримый с теми краткими визитами, которые наносили острову Пасхи прежние исследователи. Ею были проведены и первые беглые раскопки. Особое внимание английская исследовательница уделила поиску стариков, хранителей древних традиций.
    «Когда мы прибыли, на острове еще жило несколько человек, которым было за шестьдесят, так что они помнили кое-что из старины; с большинством из них, числом около двенадцати, мы встретились, — пишет К. Раутледж. — В то время, как культ статуй мы едва различаем сквозь туман древности, дощечки кохау ронго-ронго были неотъемлемой частью жизни островитян, о чем еще помнят люди немного старше среднего возраста».
    К. Раутледж случайно узнала, что на острове жил человек, владеющий древним письмом, Томеника, но он тяжело болел и доживал последние дни в лепрозории. Однако, посещение знатока письмен результатов не дало. То ли ученый старец не хотел посвящать чужеземку в тайну письмен, то ли, как решила Раутледж, он забыл большую часть того, что знал.
    «Я сделала еще одну напрасную попытку, попрощалась с ним и ушла. Был конец необычайно тихого дня, все в этом уединенном месте было совершенно спокойно; впереди расстилалось, как стекло, море, и солнце, как огненный шар, склонялось к горизонту, а совсем близко лежал постепенно угасающий старик, усталый мозг которого сохранил последние остатки некогда высокоценных знаний. Через две недели о умер». Так заканчивает К. Раутледж свой рассказ о последнем знатоке письмен. Неудачей закончились и поиски новых дощечек, что могли быть спрятаны в тайных родовых пещерах.
    «Вскоре после нашего приезда в деревне умер человек, о котором было известно, что он спрятал кое-что среди скал на побережье недалеко от селения. Его соседи отправились на поиски. Мы предложили высокое вознаграждение за любую находку, причем вознаграждение удваивалось, если найденный предмет будет оставлен на месте нетронутым до нашего прихода. Мы и сами потратили немало времени, наблюдая за поисками, но обнаружить ничего не удалось», — рассказывает К. Раутледж.
    О своей экспедиции на остров Пасхи Кэтрин Раутледж рассказала в книге «Тайна острова Пасхи». Книга имеет свои достоинства, в ней изложено много любопытного, но это в основном лишь дневник, а не научный отчет экспедиции. Неожиданная смерть оборвала жизнь этой далеко незаурядной и смелой женщины. Материалы экспедиции остались неопубликованными, даже неизвестно, где и у кого они находятся.
    Схема размещения главных археологических объектов острова Пасхи (составлена на основе каталога Уильяма Томсона, работ К. Раутледж, А. Метро, Ст. Шовье, Ю. Ф. Лисянского, Б. Вилларета и др.).
    1 — руины ритуальных платформ; 2 — аху; 3 — статуи, упавшие лицом вниз; 4 — то же, лицом вверх; 5 — возможные места падения статуй в океан; 5 — аху в виде полумесяца или корабля, построенная после захода первых кораблей европейцев под командованием Я. Роггевена в 1722 году; 7 — конусы вулканов; 8 — трещины тектонические; 9 — пещерный городок Оронго.

Археологи на острове Пасхи

    В 1922 году все газеты мира облетело сенсационное сообщение: после страшного землетрясения на побережье Чили остров Пасхи бесследно исчез в пучинах океана!
    Сообщению поверили, но оно оказалось ложным. Вдруг вновь вспыхнул ажиотаж вокруг острова Пасхи. Появляются многочисленные статьи и книги, посвященные острову.
    В 1934 году правительства Франции и Бельгии решают направить на остров Пасхи экспедицию. Экспедицию постигает неудача: один из ее участников, французский археолог, во время пути на остров скончался. Его бельгийский коллега, Анри Лавашери, самым тщательным образом исследует наскальные изображения острова, копирует их и описывает, но лопата археолога так и не входит в землю острова Пасхи. Да и сама идея раскопок кажется сомнительной: разве может быть на лишенном леса острове перегной, скрывающий следы древней культуры?
    Руководитель экспедиции профессор Альфред Метро проводит тщательные этнографические исследования. Он записывает легенды и мифы, генеалогии к предания. Правда, лишь глубокие старики могут их припомнить, да и то отрывочно, смутно.
    Уже спутники Дж. Кука заметили, что дерево на острове Пасхи ценится очень высоко. Видимо, решил А. Метро, попав на этот безлесный клочок земли, полинезийцы, предки нынешних жителей острова, стали высекать скульптуры из мягкого туфа, который в изобилии имелся вокруг. «Поощряемые обилием туфа и легкостью переноса статуй по открытой местности, они стали делать все более и более крупные статуи, пока каменная резьба не достигла развития большего, чем в других частях Полинезии», — писал А. Метро. Однако археологическая экспедиция Тура Хейердала убедительно показала, что на острове Пасхи когда-то росли деревья и кустарники, даже пальмы!
    «Взятые нами на острове восьмиметровые колонки с пыльцой, которая поддается вполне четкому определению, позволяют проследить, как постепенно исчезала первичная растительность. Вокруг открытых древних кратерных озер еще росли деревья, когда здесь неожиданно появился американский пресноводный Polygonum amphibium, — пишет Тур Хейердал. — С той поры в отложениях появляются зольные частицы и быстро оскудевает первичная растительность. Зольные частицы — скорее всего, след лесных пожаров. Виновниками пожаров, видимо, были первопоселенцы. Население росло, людям нужна была земля для жилищ и огородов, а потом, возможно, началось и намеренное уничтожение леса во время войн. Это опустошение было довольно основательным, во всяком случае в верхних слоях следы первичной растительности исчезают; голым островом постепенно завладевают травы и папоротники».
    Открытие того, что в древности остров Пасхи был не голой землей, а обладал пышной растительностью, подобно той, что и по сей день сохранилась на Гавайях или Маркизских островах, было лишь одной из неожиданных находок археологов.
    Благодаря раскопкам история острова Пасхи удревнилась на несколько сотен лет: люди здесь жили уже в IV веке, а не в XI–XII, как считали А. Метро и большинство специалистов по Полинезии. В истории острова можно выделить три периода. Последнему периоду упадка, разрушения и междоусобных войн предшествовал период, во время которого, возводились гигантские статуи. А в самый ранний период, длившийся примерно с V до XII века, возводились прямоугольные каменные платформы аху и высекались статуи, но меньших размеров, чем прославленные великаны, и отличающиеся от них по своему стилю исполнения. Наиболее интересной была находка статуи, изображавшей сидящего человека с острой бородкой. «Сходство между тиагуанакской статуей из Южной Америки и нашим экземпляром настолько велико, что его трудно объяснить простой случайностью, его можно приписать лишь близкому родству, которое свидетельствует о связи между этими образцами древней каменной скульптуры в Андской области и на острове Пасхи и в значительной степени включает в эту связь также статуи на острове Раивавае и на Маркизских островах», — пишет археолог А. Шельсвольд, обнаруживший это изваяние среди щебня у подножия вулкана Рано-Рораку и считающий его «наиболее значительным результатом» своих раскопок.
    В начале 1963 года на остров Пасхи прибыла небольшая экспедиция, возглавляемая французским исследователем Франсисом Мазьером. Ф. Мазьер провел раскопки в районе Рано-Рораку, неподалеку от места, где была открыта необыкновенная статуя человека с бородой.
    «Уже первая расчистка на глубине одного метра открыла первых двух очень интересных моаи, — рассказывает Мазьер. — Сначала мы обнаружили великолепную бородатую статую, вырубавшуюся вниз головой. Я не забуду нашего восхищения, когда из-под земли показалось плечо этого бородатого великана». Вторым чудом была колоссальная статуя шириной в 5 метров и более 10 метров высотой, вокруг которой было нагромождение других статуй.
    «Под козырьком искусственной ниши, нависающей над нашей площадкой, находился гигант с покрытым рисунками телом. У его ног был моаи, вырубленный из разрушившейся породы, наполовину обработанный и брошенный. Рядом с ним, закрывая его огромным животом, лежал наш великан, а над его лбом покоилась совсем маленькая двухметровая статуя, — описывает Ф. Мазьер свои открытия. — Продолжала ансамбль статуя, высеченная в профиль. Целый лабиринт чудовищ, разделенных искусственными коридорами, и вдруг у их ног — трехметровый сброс, откуда нам пришлось убрать тонны земли и щебня, чтобы добраться до шестиметрового нетронутого дива, лежащего плашмя на каменном ложе, отлого уходящем под землю. Этот великан цвета белой охры появился перед нами во всей своей первозданной красоте. После того, как земля была полностью вынута, а камни обмыты сильными дождями и высушены, нашему взору открылся великолепный ансамбль».
    Мы не будем пересказывать то, о чем так красочно и живо рассказали руководители двух археологических экспедиций на остров — Тур Хейердал и Франсис Мазьер. Заметим лишь одно: вне всякого сомнения, любая археологическая экспедиция, которая продолжит их раскопки, наверняка откроет много новых статуй.
    Более того, неожиданные открытия могут быть сделаны не только археологами, но и этнографами, хотя после гибели самобытной культуры островитян минуло целое столетие.
    Зарисовка внутренней стенки (а) кратера вулкана Рано-Рораку (по К. Раутледж). Зарисовка внешнего (б) склона вулкана Рано-Рораку с тремя горизонтами туфов, пригодных для вырубания статуй (А, Б и В). Вид с юго-востока (по Ф. П. Кренделеву).