Скачать fb2
Вася Фокин в Стране Пословиц

Вася Фокин в Стране Пословиц


Е. Сперанский Вася Фокин в Стране Пословиц Фантастическая история

Предыстория с предисловием

    То, что произошло с Васей Фокиным, действительно удивительно, поразительно, невероятно. Он и сам сомневается, было ли это на самом деле, не померещилось ли?
    А с другой стороны — в наше время столько чудес в науке и технике! Ведь говорит же учёные: есть такая микрочастица — нейтрино, она прилетает из космоса, пронзает насквозь нашу Землю и снова исчезает в космосе. И происходит это меньше чем за одну секунду. Так почему бы и не поверить учёным, даже если это удивительно, поразительно, невероятно?
    А с другой стороны…
    А с другой стороны…
    И вот так, рассмотрев с разных сторон вопрос, я всё же решил рассказать эту историю.
    Но у каждой истории есть свои предыстория. Есть она и в этой истории. И начинается она с того, что пионервожатый Митя Петухов остановил отряд, когда они перешли речку Вертушинку вброд, и спросил:
    — А где же Фокин?
    Отряд возвращался из однодневного похода по течению Вертушинки. Рюкзаки у ребят были набиты образцами минералов, камнями, ракушками. В руках у них были банки, склянки, где среди водорослей плавали дафнии, циклопы, жуки-плавунцы, тритоны и просто головастики. Петя Щёчкин нёс в кепке ежа У Бор иса Северцева сидел в носовом платке птенец неизвестной породы.
    — Семеро одного не ждут, — сказал Митя и нахмурился.
    — Последний раз я видела его вон в тех соснах, — сказала Ляля Брыкина, — он погнался за бабочкой.
    — Нарушение дисциплины, — произнёс ледяным тоном Митя и уж совсем замёрзшим голосом добавил:
    — Он даст мне полный отчёт в письменной форме.
    Ребята скинули рюкзаки и начали обуваться. Они притомились, всех клонило ко сну. Вертушинка хоть кого завертит! Только пионервожатый Митя Петухов, выпускник тридцать восьмой школы имени Циолковского, победитель математических конкурсов и шахматных турниров, остался стоять. Он стоял и глядел в сторону трёх сосен на горизонте.
    — Северцев, потруби, — сказал Митя.
    Северцев в этот момент пытался скормить своему птенцу божью коровку, но тот всё отворачивался, даже глаза закрывал. Северцев тяжело вздохнул, поднёс к губам горн и извлёк из него пронзительный вопрос.
    Никто из трёх сосен не вышел.
    И тут Лёшик, сын завхоза Софьи Ивановны, самый маленький из отряда, вдруг закричал:
    — Смотрите, смотрите, что летит?!
    Все подняли головы. На небольшой высоте летел в небе грач и нёс в клюве… красный галстук!
    — Был на нём пионерский галстук? — спросил Митя.
    Ясно, о ком он спрашивал, и несколько голосов ответило:
    — Был!
    И Митя, скинув рюкзак, побежал к трём соснам на горизонте. И все побежали за ним.
    Пожалуйста, я вас очень прошу: запомните эту предысторию! Потому что в конце всей истории мы к ней вернёмся. А теперь пришло время приступать к самой истории. Пока отряд бежит через поле к трём соснам на горизонте, надо успеть рассказать её всю, от начала до конца… А в ней семь эпизодов.

Эпизод первый:
В трёх соснах заблудился…

    «Лялька Брыкина сказала правильно: в последний раз она видела меня в трёх соснах, когда я погнался за бабочкой».
(Из отчёта Васи Фокина)
    Бабочка выпорхнула прямо у него из-под ног. Это был замечательный экземпляр из семейства парусников, огромный махаон, в размахе крыльев 80, а то и 85 миллиметров. Такого ещё не было в его коллекции. Вася снял с плеча сачок, стал подкрадываться. Хлоп — мимо. Махаон, присевший было на одуванчик, замахал дальше и присел на ромашку. Вася за ним. Покружившись по полянке между трёх сосен, он поймал-таки махаона. Посадил его в специальный баульчик и побежал догонять отряд, да не тут-то было! Хотел пробежать мимо сосны бац! Лбом о сосну. Сделал шаг в сторону, побежал бац! Вторая шишка на лбу. Что такое? Сделал обманное движение в сторону, метнулся в другую — бац! То же самое…
    Вася побежал к другой сосне, но и она будто сошла с места и встала на пути, набив ему новую шишку. У третьей сосны повторилась та же история. Тут Вася сказал самому себе:
    — Спокойно, Вася, надо изменить тактику.
    Вася спокойно огляделся, и всё вокруг успокоилось. И сосны стояли спокойно, как нормальные деревья.
    «Влезу-ка я на сосну, — решил Вася, — а спущусь с обратной стороны ствола: и, может быть, так выберусь из этого заколдованного места».
    Вася осторожно подошёл к сосне. Сосна стояла спокойно, не двигалась. Подпрыгнул, схватился за ветку, подтянулся, полез. Пока лез, смотреть по сторонам было некогда. Но когда долез до вершины и осмотрелся, то… «Я увидел совершенно незнакомую местность», — написал он после в своём отчёте.
    И действительно в той стороне, где извивалась Вертушинка, текла теперь большая полноводная река. А там, где их отряд только что вышел из леса, тоже виднелся лес, но намного выше и гуще того леса.
    — А у, ребята, где вы-ы?! — закричал Вася. Но ему ответило только эхо. И странное эхо: Вася кричал звонким, высоким голосом, а эхо ответило грохочущим басом:
    — Де-вы, евы, вы, вы, вы!!! — и Васе захотелось плакать.
    «Сейчас зареву, — подумал Вася, — вот сниму галстук, чтоб не позорить, и зареву!»
    Он и в самом деле снял свой пионерский галстук, повесил на ветку и… нет, не от страха, конечно! В своём отчёте он специально это подчёркивает: «Плакал я от обиды, а не от страха». И почему бы нам ему не поверить? Ведь и правда обидно: отряд, может быть, уже пришёл в лагерь, ребята сидят за столами под навесом, уплетают блинчики с вишнёвым вареньем (они были обещаны по случаю воскресенья), а тут сплошные синяки и шишки.
    И вот сидит Вася на сосне, плачет и вдруг слышит чей-то весёлый голосок:
    — О чём плачешь, красавица?

Эпизод второй:
Старый друг лучше новых двух…

    — О чём плачешь, красавица?
    Под сосной стоял смешной старичок на ходулях и, задрав бородёнку, смотрел на Васю.
    — Я не красавица, — обиделся Вася, — я мужчина.
    — Виноват. Мужики-то редко плачут, а всё больше красавицы. Вот и подумалось: с чего это красавица забралась на сосну и плачет? Зовут-то как?
    — Никак, — грубо ответил Вася, хотя старичок всё больше ему нравился.
    — Никак, — повторил старичок. — Плохо дело! С именем — Иван, а без имени — чурбан.
    — Я не чурбан, а Вася, — опять обиделся Вася.
    — Вася? Трудное имя, с морозу не выговоришь!
    «С какого моро…» — хотел было сказать Вася, да не успел: вдруг замело, задуло, всё стало белым-бело.
    — Эй, Вася! — закричал старичок. — Просквозит тебя в одной рубашонке-то! Скачи ко мне за пазуху, соскакивай!
    — Да как же я соско… — и опять не договорил Вася: ветка, на которой он сидел, обледенела, он соскользнул с неё, полетел вниз и, как ни странно, очутился у старичка за пазухой.
    — Вот и ладно, — воскликнул старичок, — поехали с орехами!
    Снаружи, Вася чуял, всё мело и дуло. А за пазухой тепло, уютно! И правда, оказалось много спелых лесных орехов. Так что он, словно белка, сидел и орехи грыз. А старичок всё бежал, приговаривая что-то вроде чего-то:
    — Эх, бежал я по тюх-тюх-тю, нашёл я валюх-тюх-тю, кабы не эта валюх-тюх-тя, съела бы меня тюх-тюх-тя!
    «Чудной старичок, — думал Вася, — бежит на ходулях, да ещё меня тащит. Кто он такой? При чём ходули?»
    А старичок угадывал его мысли:
    — Я — пословица, и зовут меня Старый друг лучше новых двух. А ходули при том, что я пословица нужная, расхожая: всюду поспеть надо.
    Вася так пригрелся у Старого друга за пазухой, что даже орехи грызть перестал. задремав. Очнулся он, когда что-то загремело, осветилось и на Васину макушку упало несколько капель. Неужели гроза?
    — Гроза и есть, — ответил на его мысли Старый друг, — зима-то уж давно на лето повернула. Уф! Сойди-ка, Вася, дай отдышусь…
    Вася спрыгнул и огляделся. Зимы как не бывало! Сияло солнце, зеленела свежая травка, цвели жёлтые одуванчики.
    «Где же я и что всё это значит?» — подумал Вася, но Старый друг опять разгадал его мысли:
    — Ты, друг Вася, находишься в Стране Пословиц и Поговорок. Уж не знаю, каким чудом ты сюда попал. А ещё непонятней, как ты отсюда выберешься.
    — А что? — спросил Вася, и сердце у него ёкнуло.
    — Да ведь границы в нашей стране заколдованные.
    — Что ж делать-то? — голос у Васи дрогнул.
    Старый друг сдвинул шапку на лоб и почесал в затылке.
    — Делать нечего, кроме как к царю на поклон идти. Поклонишься, может, он границы и расколдует.
    — Нет, ни к какому царю я на поклон не пойду, — решительно сказал Вася, а сам подумал: «Сюда бы космическую ракету, я бы выбрался».
    — Ничего такого у нас нет, — вздохнул в ответ на его мысли Друг, — одни телеги да тарантасы.
    — На таком транспорте при царе Горохе ездили, — горько усмехнулся Вася.
    — Так ведь мы при нём и живём, Вася, — опять вздохнул Старый друг, — наш царь и есть царь Горох.
    — Так что ж, такому царю ещё и кланяться? — вконец расстроился Вася. — Кругом космические скорости, а у него на тарантасах ездят? Голову ему оторвать, а не кланяться!
    — Тс-с-с! — Старый друг приложил палец к губам, но уже было поздно.
    — Что ты сказал? — послышался неприятный, скрипучий голос. Вася оглянулся… Что такое? Было вокруг чистое поле, а теперь совсем рядом стоял странный домик-завитушка, а из него высовывалось странное существо — «этакая пучеглазая рогатая мадама», как назвал его в своём отчёте Вася.
    — Ну, я поползла. Поползу, доложу царю Гороху: так, мол, и так, человек по имени Васька хочет тебе голову оторвать, тра-ля-ля!
    И странная «мадама» поползла… И, что ещё странней, она потащила на спине и свой домик-завитушку!
    — Поползла Улита с уликой, — прошептал Старый друг, — теперь смотри в оба: а то не ты царю, а он тебе голову оторвёт.
    Вася немножечко испугался. Совсем немножечко: только задрожал слегка, и коленки подогнулись.
    — Конечно, страшно, — понял его без слов Старый друг. — Она хоть Улита едет — когда-то будет (таково её полное имя-отчество), да уж больно хитра! Ну да ты не тужи! Наша задача теперь — раньше её во дворец поспеть, а там разберёмся. Поехали!
    Вася и не заметил, как очутился опять у Друга за пазухой, а Друг вскочил на ходули и побежал. Он бежал и что-то вроде чего-то приговаривал:
    — Шилды-будылды, пичики-чикалды, шивалды-чивалды, бух-булды!

Эпизод третий:
Счёт не соврёт, мера не обманет

    «Это был обыкновенный сказочный летательный аппарат типа „Безмоторный Ка-эс“ (Ковёр-самолёт)».
(Из отчёта Васи Фокина)
    — Вот мы её и обогнали! — весело крикнул Старый друг, пробежав не больше ста метров.
    — Поспешишь, людей насмешишь, — проскрипела им вдогонку Улита.
    Волосы у Васи на макушке зашевелились, и, как мы сейчас увидим, не зря. Всего минуты три и пробежал после этого Друг, как вдруг:
    — Ик, ик, ик! — напала на него икота. — Ах, чтоб тебе! Слезай, Вася.
    — Что случилось?
    — Что, что… Человек меня требует! На языке у него верчусь, а никак без меня он не выговорит! Старый друг лучше новых двух — очень ему нужна сейчас эта пословица… Ик, прощай!
    — Старый друг, а как же я-то?!
    — Ступай прямо, я тебя, ик, догоню.
    И, сойдя с дороги, он зашагал через поле к дремучему лесу. Но Вася увидел, как, ещё не добежав до леса, он словно растаял в воздухе. И остались в чистом поле только две ходули журавлём стоять. А Вася и вовсе остался один-одинёшенек… А лето, между прочим, опять повернуло на зиму: замело, задуло, всё стало белым-бело, и за пазуху прыгать уже не к кому… И Вася побежал по дороге, всё прямо, как велел ему Старый друг.
    И вот бежит Вася и видит: стелется рядом с ним по снежному полю какая-то тень… От самолёта, что ли? Но шума мотора не слышно. Да и какие при царе Горохе могут быть самолёты? Вдруг кто-то окликнул его с неба:
    — Эй, Вася!
    Вася поднял голову и увидел: снижается небольшой половичок — такие часто лежат у входных дверей в городских квартирах. В этот момент наступила уже весна, снег сошёл, и Вася присел на зелёную травку. А коврик приземлился, расстелился, и на землю сошёл человечек, весь деревянный, как Буратино. И все суставчики будто на шарнирах. А на руках вместо пальцев по два чертёжных циркуля, острыми ножками вперёд. Человечек выдвинул из своего живота ящичек, достал рулетку и быстро обмерил Васю. Потом отступил на Шаг и сказал:
    — Здравствуй, Вася, рост сто двадцать пять, в плечах двадцать восемь! — и протянул Васе циркуль.
    — Здравствуйте, — сказал Вася, пожав циркуль, — извините, что не знаю вашего имени и ваших размеров…
    — Я — Семь раз отмерь, один раз отрежь, — представился человечек. — Старый друг попросил, чтобы я тебя к царю Гороху подбросил. Так что полетим, пока я не заикал? Я ведь тоже пословица нужная, без меня ни одно строительство не обходится!
    Семь раз ухватил Васю за рукав своим циркулем и подвёл к половичку.
    — Эта конструкция летает со скоростью ветра, — гордо произнёс Семь раз.
    — Ой, как тихо! — не совсем вежливо сказал Вася.
    — Да ведь это только до границы! А дальше мы летим к людям уже невидимками, со скоростью триста тысяч километров в секунду.
    — Со скоростью света?! — воскликнул поражённый Вася. И робко попросил:
    — Перебросьте меня через границу, к людям… Пожалуйста! Хотя бы невидимкою…
    Семь раз засмеялся. Смех у него был, как и он сам, деревянный. Так дятлы стучат по дереву. Затем он приложил два пальца-циркуля к Васиному носу:
    — Два сантиметра с четвертью! Ишь какой он у тебя коротенький, почти безразмерный нос.
    — Я вас, кажется, не про нос спрашивал, — вежливо напомнил Вася.
    — Извини, — ещё вежливей извинился Семь раз, — но разве ты не знаешь, что границы у нас заколдованы? Нет, брат Вася, не могу я этого сделать. Вот к царю Гороху подбросить пожалуйста. — И, шагнув на коврик, Семьраз крикнул: — Шагай и ты, Вася!
    Вася хотел было шагнуть, как вдруг: «Ик, ик, ик!» — заикал Семь раз, и ковёр-самолёт стал медленно подниматься.
    — Ну всё, Вася, не успели, — закричал Семь раз, — оставлю тебя, ик, с носом! Лечу к людям, а ты семь раз подумай, прежде чем с царём Горохом воевать! Извини, ик, до свидания!
    — Нет, нет, постойте, — закричал Вася, подпрыгнул и ухватился за угол половичка, — возьмите всё-таки меня с собой к людям!
    — Что ты, ик, что ты?! — испугался Семь раз. — Отцепись, ик, нельзя!
    — А вдруг можно? — продолжал кричать Вася, а ковёр-самолёт поднимался всё выше. Пальцы у Васи разжались, и он оторвался…
    К счастью, Вася хлопнулся об землю не головой, а совсем наоборот, мягким местом. Ещё лёжа, он услышал далёкий голос Семи раза:
    — Ты упал, Вася, приблизительно, ик, с высоты двадцати трёх метров! Извини, ик, точно смерить не успел!
    Вася поднял глаза к небу: там, высоко-высоко, «Безмоторный Ка-эс» казался уже не половичком, а конвертиком, готовым вот-вот нырнуть в проходящее облако, как в почтовый ящик.
    И тут он услышал прямо у себя над ухом скрипучий голос:
    — Что, лежишь? Ну лежи, лежи, а я уж поползу…
    «Рогатая мадама» тут как тут! Вася вскрикнул, вскочил и кинулся бежать… А вдогонку ему летела её зловещая песенка без слов: «Тра-ля-ля, тра-ля-ля!»

Эпизод четвёртый:
Через горы, долы, моря и реки…

    «Как и „Безмоторный Ка-эс“ (Ковёр-самолёт), это была обыкновенная сказочная конструкция „Сапоги-скороходы“».
(Из отчёта Васи Фокина)
    На этот раз Вася бежал долго, не останавливаясь. Времена года в Стране Пословиц менялись быстро, он даже не обращал на это внимания. У него появилось, как говорят спортсмены, второе дыхание. Но вот и второму дыханию пришёл конец: однажды весной, когда зазеленела травка и зацвели одуванчики, Вася споткнулся о камушек и упал. Упал и заснул богатырским сном…
    Неизвестно, сколько зим и лет проспал Вася. Присыпало его зимой снежком, летом пылью с песочком, и, если он не очень ворочался, весной вырастали на Васе лютики, одуванчики и даже ландыши и фиалки. Однажды приснилось Васе, будто скрипит ему на ухо знакомый голос: «Спишь? Ну и спи, а уж я поползу… Тра-ля-ля, тра-ля-ля».
    Ему стало страшно, но он не проснулся. А проснулся он оттого, что кто-то дёргал его за уши и похлопывал по щекам. Вася открыл глаза и увидел лицо Старого друга.
    — Фу ты, еле добудился! Проспал Улиту-то? Вон она хвост нам показывает!
    И правда: далеко впереди Вася увидел хвост уползающей «мадамы». Вася заметил также, что Старый друг на этот раз был не на ходулях: на нём были большие сапоги, какие носят охотники на болотную дичь.
    — Сними рубашонку-то, смотри, под ней целый муравейник!
    Говоря так, Старый друг выпрыгнул из сапог и остался в толстых шерстяных носках, вроде тех, что вяжет Васина бабушка. Из одного сапога он вытащил цепь. Такая цепь есть у каждого заботливого водителя автомашины на всякий аварийный случай. Затем он догнал Улиту и накинул цепь ей на хвост.
    — Эй, кто там меня держит? — скрипнула Улита. Из-за домика-завитушки ей трудно было увидеть, что делается сзади. А Старый друг уже бежал назад, разматывая на ходу цепь.
    — Охальники, — взвизгнула Улита, крутя во все стороны головой, — я к царю с уликой ползу, меня нельзя трогать!
    — Жди меня, Вася, я сейчас! — крикнул Друг, прыгнул в сапоги и шагнул.
    Шагнул и… скрылся с Улитой в обратном направлении, только его и видели! Вася вздохнул и стал вытрясать Муравьёв. Ему пришлось не только рубашку, но и шорты снять — муравьи расползлись по всему телу.
    Не успел он покончить с этим хлопотным делом, как Старый фуг уже стоял перед ним, слегка запыхавшись,
    — Отбуксировал её вёрст на семьдесят! Самоуправство, конечно, да что делать? Дворец царя Гороха не так уж теперь и далеко, а от Улиты всего можно ждать, она пословица хитрая… Поехали с орехами!
    И не успел Вася мигнуть, как снова очутился у Друга за пазухой, и земля под ними задрожала.
    — А теперь молчи и орехи не грызи — язык прикусишь, — сказал Старый друг. И точно: после первого же шага получилось такое сотрясение, что Вася чуть не вывалился наружу, и зубы у него лязгнули. Должно быть, всё-таки был какой-то недостаток у этих сапог в их конструкции: может быть, кроме того, что они безмоторные, они ещё и безрессорные?
    Вася молчал, орехи не грыз и только молча удивлялся. А Старый друг отвечал на его мысли вслух, полным голосом:
    — Сапоги эти семивёрстные: шаг шагнёшь, семь верст пройдёшь. Я их по выходным дням надеваю, для скорости. В выходные дни люди чаще встречаются, старые друзья вспоминают дни своей молодости, ну и Старый друг лучше новых двух у всех на языке.
    По хрусту веток, пенью соловьёв плеску воды и кваканью лягушек Вася чуял, куда Друг шагал: в рощу соловьиную, через реку или в болото. Но вот он шагнул с таким сотрясением что Вася вывалился всё-таки из-за пазухи…
    На этот раз сапоги-скороходы угодили в какое-то шумное место.
    — Что такое, — удивился Старый друг, озираясь, — было тут поле чистое, а теперь, смотри, никак ярмарка. По какому случаю?
    — А как же, — ответила проходившая мимо пословица, — царь Горох дочку замуж выдаёт, неужто не слыхали?
    — Ну, Вася, надо тебе чего-нибудь пожевать купить, а то ты у меня совсем сомлеешь. Где-то у меня тут одна денежка закатилась…
    Стал Друг шарить по карманам и вдруг: «Ик, ик, ик!» Заикал!
    — Ах, чтоб тебе, требуют! Люди требуют! Жди меня, Вася, я скоро!
    И не успел Вася ахнуть, как Друг шагнул в сторону и пропал. Шаг-то у него был семивёрстный!

Эпизод пятый:
На воре шапка горит

    Множество пословиц и поговорок толпилось на ярмарке. Кто из них какая, Вася не успевал и приметить. Только слышал, как они окликали друг друга, встречаясь, здороваясь и прощаясь.
    — Не красна изба углами, а красна пирогами, здравствуй!
    — По одёжке встречают, по уму провожают, до свидания!
    Слышал, как они обсуждали какие-то свои дела.
    — Разве это суд, разве это дело?!
    — Суд да дело — собака съела!
    Тут же толпился и транспорт паря Гороха: телеги, тарантасы, дрожки, кареты — все конные экипажи, которые когда-то существовали на белом свете. Слышал Вася и такие разговоры:
    — Жениха с часу на час ждут…
    — А жених-то кто?
    — Да какой-то принц голландский…
    Запахи варёно-жарено-пареного привели Васю в Обжорный ряд. Здесь торговали всякой всячиной.
    — Кому щей, кому щей, кому кислых щей?
    — Щи хоть кнутом хлещи, пузырь не вскочит!
    У Васи давно уже во рту ничего не было. И потекли у него слюнки при виде пирогов с разной начинкой и пышных пышек.
    — А вот пироги! А вот пышки!
    — С пылу, с жару, бери сразу пару!
    Эх, не успел Старый друг разыскать денежку! Вася пошарил в карманах, не закатилась ли и у него какая-нибудь мелочь, да нет! В поход по реке Вертушинке зачем ему было брать деньги? Да и были бы деньги, а что толку! Он заметил, что деньги в царстве царя Гороха совсем другие: большие медяки, серебряные гривны с зазубренными краями, словно их кто откусывал зубами. Такие деньги он видел только в краеведческом музее.
    И стало Васе очень и очень грустно. А уж когда иная пословица вдруг начинала икать и, словно подхваченная ветром, исчезала, ему и совсем становилось горько. Знал ведь он, что это значит: вспомнили люди пословицу, и летела она к ним со скоростью света.
    И тут кто-то схватил его за плечо:
    — А ты что за пословица?
    Вася побоялся сказать правду, да и окликнувший его паренёк показался подозрительным: глаза у него бегали, как ртутные шарики из разбитого градусника. И Вася сказал первое, что было у него на уме:
    — Я — Голод не тётка.
    — Что ты врёшь, — выпучились ртутные шарики, — это я Голод не тётка.
    Вася растерялся: куда деться? И сказал:
    — Ну и я Голод не тётка…
    — Хм! Ну, значит, мы с тобой тёзки. Пойдём воровать!
    И «тёзка» потащил Васю туда, где толпа погуще. Здесь плясала, прибаутничала пословица Делу время — потехе час. Кружились карусели, взлетали в воздух качели…
    — Не хочу я воровать, — упирался Вася, но «тёзка» крепко держал его за руку и отпустил только, когда кого-то обнял:
    — А, кого я вижу, Смелость города берёт!
    — Обознался, — ответил тот, — я — Бережёного бог бережёт.
    Тогда «тёзка» кинулся обнимать Васю:
    — А, Попытка не пытка, здравствуй!
    И Вася почувствовал, что он что-то сунул ему в карман.
    Но тут Бережёного бог бережёт схватился за свой карман и заорал:
    — Караул, кошелёк украл, вор! — и вцепился в «тёзку».
    — Кто вор, я? Это он вор! — «тёзка» показал на Васю.
    — На воре шапка горит! — раздался вдруг голос Старого друга.
    От неожиданности «тёзка» схватился руками за голову.
    — Ага, вот он вор, — закричала толпа, — держи его!
    А шапка и точно: задымилась, заполыхала, и побежал «тёзка», как факел с горы Олимп на открытии Олимпийских игр. А Старый друг взял Васю за руку и вывел опять на прямую как стрела дорогу.

Эпизод шестой:
Пришла беда — отворяй ворота!

    — С тобой водиться, что в крапиву садиться, — сказал Старый друг, когда они вышли на дорогу и присели на камушек.
    — Это не я, он мне подсунул! — Вася вытащил из кармана большой кожаный кошелёк и заплакал. Друг взял кошелёк и положил за пазуху.
    — Это мы вернём владельцу. А ты на-ка вот пока погрызи. — И протянул Васе баранку.
    — Я не хотел воровать! — говорил Вася, грызя баранку и обливая её слезами.
    — Да, Голод не тётка — парень шустрый, — усмехнулся Друг, — с ним и нехотя украдёшь. А всё же и он пословица нужная.
    — Что же получается, — возмутился Вася, — скажете, и царь Горох пословица нужная?
    — А как же! У его подъезда день и ночь конь под седлом стоит. Вроде кареты «скорой помощи», значит. Вспомнят его люди, заикает царь — шасть на коня! И помчится. До границы, конечно. А там уж невидимкой летит…
    — Да кто его вспоминает, кому он нужен-то!
    — А хотя бы тебе: ведь вот ты не успел объявиться тут у нас, как его помянул!
    Вася чуть не подавился баранкой. «А ведь правда, — подумал он, — вспомнил я эту пословицу при первой же встрече со Старым другом. А вот теперь на неё вроде как войной иду… Как же так получается?»
    — А вот так и получается, — как всегда, разгадал его мысли Друг, — стало быть, и тебе пригодился царь Горох. Недаром говорится: пословицу пешком не обойдёшь, на коне не объедешь… Догрыз баранку-то? Тогда пошли, а то вдруг опять заикаю. — С этими словами Старый друг встал с камушка, взял Васю за руку, и они пошли по прямой как стрела дороге.
    Устал Вася. Очень хотелось ему опять к Старому другу за пазуху. Но Друг шёл теперь нормальным человеческим шагом. На ногах у него были простые тапочки, а сапоги-скороходы он перекинул через плечо… Почему?
    — Они семивёрстные, — ответил на его мысли Друг, — а нам недалеко.
    И верно: поднял глаза Вася, а дворец-то уж вот он, на пригорке!
    И дворец, и всё вокруг показалось Васе спящим царством. На крепостных стенах, сторожевых башнях — никого. И конь осёдланный у подъезда словно окаменел. Даже вода в крепостном рву не плескалась. Но, подойдя ближе, они всё же увидели живую душу: перед подъёмным мостом, возле пушки, стоял солдат в красной рубашке. Он помахивал запальным фитилём, и фитиль дымился. Старый друг сдвинул шапку на лоб и почесал в затылке.
    — Просто так нас во дворец не пустят. Лучше всего тебе прикинуться иностранцем. И как я пихну тебя локтем в бок, говори что-нибудь неразборчивое.
    — Ладно, — сказал Вася.
    Когда они подошли ещё ближе, солдат крикнул:
    — Стой, кто идёт?
    — Солдат Яшка, красная рубашка, аль не признал? — крикнул Друг.
    — Всё равно пущать никого не велено, окромя иностранцев!
    — То-то и оно! А я с кем? — И Старый друг кивнул на Васю: — Не гляди, что в одной рубашонке. А говорит не по-нашему!
    Солдат Яшка встревожился:
    — Врёшь!
    Старый друг пихнул Васю в бок. И Вася, поднатужившись, набрав побольше воздуху, крикнул:
    — Трам-блям!!!
    — Видал-миндал? — строго обратился Друг к солдату. И тут началось…
    Солдат Яшка приложил тлеющий фитиль к пушке, пушка грохнула, спящее царство царя Гороха проснулось, зашевелилось, на крепостных стенах появились какие-то фигуры, зазвонили колокола, ожил, затопал ногами конь у подъезда, даже во рву плеснулось что-то вроде крупной рыбы. И вот загремели ржавые цепи, опустился подъёмный мост, и потянулась по нему целая процессия с оркестром впереди. А со сторожевых башен послышались крики:
    — Жених приехал, жених приехал!!!
    — Кажись, нас, Вася, с кем-то спутали, — пробормотал Старый друг.
    Вася и сам почуял недоброе. А тут ещё вдруг: ик, ик, ик — заикал Друг.
    — К людям мне надо, вот не вовремя! Держись, Вася, а я мигом обернусь!
    Старый друг повернулся и побежал. Да так скоро, что у него слетела сначала одна тапочка, потом другая, и он побежал дальше в одних носках. Потом прыгнул в сапоги-скороходы — и тут уж от него и след простыл.
    А Вася был уже в окружении разнаряженных дядей и тётей. Оркестр смолк. Из толпы вышел дядя, как потом оказалось, Главный советник при царе Горохе, и начал речь:
    — Добро пожаловать, Дон-фон-пан-ван, принц голландский! Царь Горох ожидает Вас во дворце. Как изволили доехать и где Ваша свита?
    Сказав речь, дядя замолчал и уставился на Васю. И все остальные дяди и тёти сделали то же самое. И Вася понял, что от него ждут ответной речи. И Вася ответил:
    — Трам-блям…
    — Переводчика! — закричал дядя, и из толпы вышла тётя. Странная тётя: у неё было две головы.
    — Ум хорошо, а два лучше, переведи! — приказал дядя.
    Двухголовая тётя приставила указательный палец левой руки ко лбу левой головы и задумалась.
    Хотя это и трудно, но попытайтесь вообразить эту задумчивую позу. И поскорее, потому что двухголовая тётя думала недолго: недаром и называлась эта пословица Ум хорошо, а два лучше! «Перевела» она Васино «трам-блям» очень даже распрекрасно:
    — Его высочество Дон-фон-пан-ван, принц голландский, говорит, что доехал благополучно и чувствует себя превосходно. Что касается свиты, она прибудет позже, потому что едет с подарками, малой пассажирской скоростью.
    Тут все дяди и тёти заулыбались, захлопали в ладошки, завосклицали:
    — Слава жениху!
    — Слава Дону-фону-пану-вану, принцу голландскому!
    А у Васи на макушке волосы зашевелились, коленки подогнулись, его бросило в жар, потом в холод, а потом он и вовсе впал вроде как в забытьё.

Эпизод седьмой:
Пир горой, дым коромыслом!

    Очнулся Вася только во время пира, когда царь Горох провозгласил:
    — Восьмую чару пить — ум веселить!
    Вася пронес чару мимо рта и незаметно выплеснул через плечо. А все гости выпили, грохнули пустые чары о стол, и сейчас же за стенами дворца прогремела пушка.
    «Вот отчего здесь дым коромыслом, — подумал Вася, — восемь раз уж всё это было». Сквозь дым он смутно видел сидящего напротив него царя Гороха, старого, с ног до головы мхом заросшего, золотая корона и та была у него с прозеленью. Но голос у царя был зычный, глаза сверкающие.
    — Ну, как тебе, любезный принц, понравилась моя дочь, распрекрасная Дурында?
    Вася растерялся: никакой Дурынды он до сих пор не видел.
    — Ваше высочество, — шепнул Главный Советник, сидящий справа, — взгляните налево.
    Вася взглянул и увидел рядом с собой девицу. Она была вся в кружевах и лентах, словно только что выпрыгнула из свадебной машины «Волга» или «Чайка». В одной руке она держала голопузого куклёныша, в другой — воздушный шарик на ниточке. Может быть, она и была прекрасна, он этого не заметил. Заметил только, что имя Дурында очень к ней подходило. Но царь ждал ответа, сверкая глазами, и Вася пробормотал:
    — Трам-блям!
    — Опять «трам-блям»! — удивился царь. — Эдак скоро и я по-голландски заговорю!
    «Значит, не раз уж он обращался ко мне с вопросом, — подумал в страхе Вася, — а я отвечал: „Трам-блям“, а двухголовая тётя Ум хорошо, а два лучше переводила».
    — Ну а перевести — это уж я теперь и своим умом могу! — воскликнул царь. — Очень ему наша Дурында нравится. Горько!
    И все гости гаркнули вслед за царём:
    — Горько!!!
    — Ваше высочество, — опять шепнул Главный Советник, когда кричат «горько», жених с невестой целуются.
    — Ой, я стесняюсь! — воскликнула Дурында и так чмокнула Васю в ухо, что он временно на это ухо оглох. Но тут уж Васино терпение кончилось.
    — Не хочу жениться, а хочу учиться! — закричал он, вскочив со стула.
    — Вот тебе и «трам-блям», — выпучил глаза царь Горох.
    «И наступила мёртвая тишина» — как написал потом в своём отчёте Вася.
    А в этой тишине вдруг проскрипело:
    — И никакой это не принц, а Васька-самозванец… Фокин его фамилия.
    Вася взглянул наискосок и что же увидел? За столом премило восседает Улита едет — когда-то будет со своим домиком-завитушкой! Успела приползти пучеглазая «мадама», рогатая ябеда!
    — И хочет он, между прочим, царь-батюшка, тебе голову оторвать!
    — Ух ты! — вскрикнула Дурында и упала в обморок.
    — Как?! — воскликнул царь Горох и в гневе разорвал мох у себя на груди. — Мне голову оторвать?! Да я, поговорка, у всех на языке! Да я…
    И вдруг заплакал. Плакал царь Горох слезами гороховыми: они падали из его сверкающих глаз и скакали, катались по столу…
    — Уж не сын ли он инженера Фокина, — плача, говорил царь, — а похож, ей-богу, похож! Эх, а ведь я его папу знаю: почтенная личность! Выступит, бывало, на собрании: «Как работаем? Разве это работа?» А я уж тут как тут, скок ему на язык! И скажет инженер Фокин: «При царе Горохе так работали!» — «Верно, — закричат новаторы-рационализаторы, — так при царе Горохе работали!»
    Но увы, как говорили в старину, недолго царь плакал горохом. Он снова вошёл в гнев и закричал на Васю:
    — А вам, молодой человек, я гляжу, всё это как горох об стенку?!
    И царь сгрёб со стола свои слёзы и метнул их через стол в стену. Слёзы-горошины стукнулись об стену и полетели обратно кому в лоб, кому в бровь, а Васе и вовсе не в бровь, а в глаз, так что он на время даже окривел.
    — Позвать палача Где раки зимуют! — закричал царь. И когда вошла в зал эта ужасная личность, распорядился, указывая на Васю:
Взять его в охапку,
Надеть на него шапку,
Заложить в пушку по самую макушку
И выстрелить заместо бомбы,
Чтобы помнил меня потом бы!

    Издав этот устный приказ, царь Горох вдруг заикал и покинул зал. И в мёртвой тишине, которая опять наступила, все услышали топот коня. Вася было обрадовался отъезду царя Гороха. Но Главный Советник сказал:
    — Приказ есть приказ.
    И палач Где раки зимуют взял Васю в охапку…
    Перед казнью Вася вёл себя очень достойно.
    — Плач, рыдай, принц голландский! — сказал ему солдат Яшка при всём народе. — Пора тебе в пушку лезть!
    Но Вася скинул шапку, которую ему нахлобучили на глаза, и сказал небольшую речь:
    — Прощай, небо голубое! Прощай, земля зелёная! Облака белые, пушистые, до свидания!
    Эта речь до слёз всех расстроила. Солдат Яшка плакал, упаковывая Васю в пушку и забивая пыжом. Где раки зимуют и тот плакал крупными слезами. Обратите внимание, что последнее слово у Васи в речи было не «прощайте», а «до свидания», и это очень правильно: нельзя терять надежды даже в самом безнадёжном положении!
    Уже в пушке Вася опять впал в забытьё, забыл, что и как дальше было. Показалось только: перед выстрелом после объявления о пятиминутной готовности будто шепчет ему знакомый голос:
    — Не тужи, сердце в кулак сожми… Два горя вместе — третье пополам… Я тут, я с тобой…
    А больше он ничего не помнил.

Возвращение к предыстории

    «Слезать с дерева намного трудней, чем влезать на дерево. Об этом знают все кошки на свете. Теперь знаю и я».
(Из отчёта Васи Фокина)
    Началась эта история предысторией с предисловием. А теперь наступает момент, когда мы должны возвратиться к предыстории, но уже с послесловием. Помните? Во главе со своим вожатым Митей Петуховым все побежали к трем соснам на горизонте. Прибежали — Васи нет, на полянке лежит только его баульчик для бабочек. И когда кто-то открыл его, оттуда выпорхнула большая красивая бабочка…
    — А где же всё-таки Фокин? — прошептал Митя Петухов.
    Ребята стали звать Васю хором. Петя Щёчкин, Лёля Брыкина, даже Митя, все кричали: «Вася!!! Фокин!!» А Борька Северцев извлекал из своего горна пронзительные вопли. Но Вася не отзывался. И вдруг самый маленький из отряда, Лёшик сказал:
    — Да вон он, Фокин!
    Все подняли головы и увидели: сидит Вася Фокин на верхушке сосны. А если уж по-честному не сидит, а висит, зацепившись штанами за ветку. И несмотря на такую неудобную позу, глаза протирает, будто только что проснулся.
    Слезал Вася очень медленно. Почему? Об этом он написал в отчёте. А когда спрыгнул с последней ветки, сказал:
    — Я был в Стране Пословиц. За много зим и лет съел только одну баранку. Царь Горох плачет горохом. Меня выстрелили из пушки, и вот я здесь.
    Некоторые из ребят стали было смеяться, но Митя Петухов скомандовал: «Тихо!» — и, положив руку ему на плечо, сказал:
    — Ничего, Фокин, ничего! Мы покажем тебя профессору Северцеву, и всё будет хорошо…
    Отряд благополучно возвратился в лагерь. И были блинчики с вишнёвым вареньем. А вечером зажгли торжественный костёр по случаю «родительского дня». Среди родителей, приехавших из города, был и Борькин папа, профессор Северцев. Поговорив с Васей, он сказал:
    — Мальчик вполне здоров!
    А когда ему сказали, что Вася бредит какой-то Страной Пословиц, ответил:
    — Ну и что? Ведь пословицы существуют? Существуют. Так почему бы не быть и Стране Пословиц?
    Вот после этого разговора Митя Петухов и сказал Васе:
    — Пиши отчёт в письменной форме!

Послесловие

    Как раз в это время в Вертушинках наступили дождливые дни, и Вася засел за отчёт. Под шум дождя он много размышлял о пословицах и сделал для себя некоторые выводы. Так, например, что роковую фразу «голову оторвать царю Гороху» он сказал сгоряча, говорить так не стоило. И у него появилось даже подозрение: не играл ли царь Горох с ним комедию? Не подстроил ли нарочно ему и «принца голландского», и свадьбу с Дурындою? И может быть, выстрел из пушки был единственным способом перелететь через заколдованную границу и возвратиться домой? А вообще-то Вася до сих пор сомневается: было ли всё это? Не померещилось ли?.. Но в трудные минуты жизни он всё ещё слышит, как шепчет ему на ухо знакомый голос:
    — Не тужи! Сердце в кулак сожми… Перемелется, мука будет… Завей горе верёвочкой! Это я, твой Старый друг лучше новых двух. Помнишь?