Скачать fb2
Три таинственных кристалла

Три таинственных кристалла


    — Уверяю вас, мистер Картер, я положительно не понимаю, каким образом банк, проработавший успешно столько лет, мог очутиться в таком положении! Я могу только предположить, что нас постоянно систематически обкрадывают.
    Так говорил мистер Ашмид, почтенный седовласый господин, один из первых банкиров Нью-Йорка.
    Он сидел, наклонившись вперед, как бы согбенный заботами и горем, напротив него сидел хозяин дома, великий сыщик Ник Картер.
    — Вряд ли у меня найдется время заняться вашим делом, — ответил Ник Картер, внимательно выслушавший рассказ банкира, — и все-таки мне не хотелось бы отказывать вам.
    — На вас я возлагаю последние надежды, мистер Картер, — уныло отозвался старик, — и если вы не поможете, то тайна так и останется неразъясненной.
    Ник Картер молча взглянул на старика, на лице которого выражалось искреннее отчаяние. Вдруг он заявил:
    — Хорошо! Я берусь за ваше дело.
    — Искренне и от души благодарен вам, — взволнованным голосом произнес банкир, — я и не знаю, чем мне доказать вам мою признательность!
    — Я должен задать вам еще несколько вопросов, — продолжал Ник Картер, — которые, быть может, вас поразят и которые на первый взгляд ничего общего с делом не имеют.
    — Спрашивайте, я отвечу, если только сумею.
    — Прежде всего я должен просить вас не говорить никому, что я взял на себя расследование.
    — Вполне понимаю ваши соображения.
    — Каким образом вы узнали, что в книгах были сделаны изменения? — начал Ник Картер свой допрос.
    — Это случилось следующим образом: в Спрингфилде у меня есть приятель, некий Гильтон, который поручил мне купить для него ценные бумаги и переслал мне вместе с тем необходимую сумму.
    — Как велика была эта сумма?
    — Тридцать тысяч долларов.
    — Когда вы получили эти деньги?
    — В четверг, около трех часов дня. Так как курьерский поезд опоздал, то деньги поступили лишь после закрытия банка.
    — Кто принял их?
    — Мой кассир, мистер Петерс. Обыкновенно я лично расписывался в получении, но так как было уже поздно и я был занят важными делами, то я поручил ему принять деньги. Из-за этого он просидел в конторе позднее обыкновенного.
    — Стало быть, в виде исключения?
    — Именно.
    — Давно ли мистер Петерс занимает эту должность в банке?
    — Почти двадцать лет. Он всегда был предан делу, и на него можно было положиться.
    — Отвечает ли банк за утрату и являетесь ли вы ответственным лицом?
    — Я отвечаю в смысле моего личного кредита. Я ничего не хочу скрывать от вас, мистер Картер, даже в том случае, если бы я, чего я именно и опасаюсь, поступил неправильно, не сообщив директорам банка об этом происшествии. В данном случае бумаги были записаны на мой личный счет.
    — Вернемся к делу, — продолжал Ник Картер, — когда вы впервые обнаружили эти кражи?
    — В пятницу вечером я получил извещение, что один из моих приятелей, для которого я произвожу все биржевые операции, умирает. Я поспешил к нему, и он попросил меня выдать ему лично некоторые документы. Я отправился в банк за этими документами. Войдя через боковой вход, я открыл мой частный сейф, в котором хранятся все мои книги и бумаги. Сначала я справился, когда именно документы поступили ко мне, чтобы высчитать проценты. При этом я случайно увидел текущий счет моего приятеля в Спрингфилде и машинально пробежал его глазами. Дойдя до последних записей, я чуть не остолбенел от изумления: там был записан остаток, неправильность которого я тотчас же заметил. Тут было что-то неладно. Вместо остатка в его пользу приблизительно в полтораста тысяч долларов сальдо счета по этой записи было только всего около ста тысяч долларов. Сначала я подумал, что мой кассир ошибся, неправильно записав наши последние сделки с Гильтоном.
    — И вы немедленно взялись за расследование? — прервал Ник Картер банкира.
    — Нет! Сначала я доставил моему больному другу принадлежавшие ему бумаги, а затем вернулся в банк, где и просидел над книгами часа четыре. Ошибки я, однако, не нашел, но сделал открытие, приведшее меня в крайнее изумление. Я обнаружил, что суммы были записаны на текущий счет и что они не были проведены по кассовой книге. Отсюда было видно, что в данном случае был совершен подлог. Само собой разумеется, я на другое утро немедленно потребовал к ответу Петерса. Но он утверждал, что ничего не знает, и казался изумленным не меньше моего. После всестороннего обсуждения дела я решился обратиться за содействием к вам, мистер Картер.
    На том допрос и закончился, и Ашмид вышел из дома сыщика, окрыленный новыми надеждами, хорошо сознавая, что если вообще кто-либо может выяснить это таинственное дело, то конечно, только Ник Картер.
    Сыщик в раздумье смотрел в окно вслед уезжавшему банкиру.
    Едва только экипаж банкира тронулся, как какой-то неизвестный вскочил на заднюю перекладину, уцепился за рессоры и так скорчился, что почти не походил на человека.
    Ник Картер моментально бросился в свою гардеробную комнату и спустя несколько минут вышел оттуда, преобразившись в седого бородатого старика, по-видимому страдающего ревматизмом.
    Он вскочил в первую попавшуюся коляску и вскоре нагнал экипаж банкира.
    Они завернули теперь на одну из широких боковых улиц.
    Вдруг ехавший впереди экипаж остановился.
    Ник Картер выскочил из коляски, приказал кучеру подождать его и побежал к экипажу.
    Кучер банкира соскочил с козел и открыл дверцы. Но в тот же момент он пронзительно вскрикнул:
    — Караул! Убийство!
    Он схватил один из фонарей и осветил внутренность экипажа.
    Ник Картер подошел к нему и спросил повелительным тоном:
    — В чем дело?
    — Смотрите сами! — ответил кучер, дрожавший всем телом от ужаса.
    И действительно, представившееся ему зрелище способно было расстроить самые крепкие нервы.
    Подушки были сорваны с места, стенки и стекла забрызганы кровью. Окровавленный полог был накинут на тело старика Ашмида, скорчившегося на дне экипажа. По-видимому, он был мертв.
    — Боже милосердный, — заплетающимся языком проговорил кучер, — ведь это ужаснейшее преступление!
    Ник Картер тоже был сильно потрясен.
    Он осторожно снял полог с трупа.
    Грудь и шея старика были пронзены ударами ножа. В сердце торчал кинжал.
    Крики кучера привлекли внимание обитателей дома, перед которым остановилась карета. Среди них находилась прелестная девушка, дочь убитого банкира.
    — Ради бога! Что случилось? — в ужасе спросила она. — Мой отец болен?
    Ник Картер тотчас же заслонил дверцы кареты, чтобы избавить девушку от ужасного зрелища.
    — Прошу вас вернуться в дом, — вежливо заявил он, — здесь вы ничем не можете помочь.
    — Кто вы такой? — спросила она в недоумении. Сыщик подошел к ней и шепнул ей что-то на ухо.
    — Но что вам угодно здесь? — вскрикнула она, волнуясь все больше и больше. — Для чего нам нужен сыщик?
    Кучер расслышал этот вопрос и в изумлении взглянул на Ника Картера. Он хорошо видел, что это был не тот господин, который приветствовал мистера Ашмида у дверей своего дома и вместе с ним вошел в парадную.
    — Опять повторяю, — настойчиво сказал Ник Картер, — вы лучше всего сделаете, если вернетесь в квартиру.
    Теперь вышла и миссис Ашмид, супруга покойного банкира.
    — Что здесь случилось? — спросила она в недоумении.
    Прежде чем Ник Картер успел ей помешать, она увидела труп, освещенный фонарем.
    Она громко вскрикнула, побледнела как смерть и зашаталась.
    — Боже праведный! — воскликнула она.
    Она упала бы, если бы Ник Картер не успел подхватить ее.
    Подбежал кучер, и они вместе внесли ее в дом.
    Кучер до сих пор не успел внимательно осмотреть убитого, но, когда теперь он заглянул в лицо своего господина, он тоже чуть не упал в обморок, тем более что при свете фонаря перекошенное лицо покойника производило ужасное впечатление.
    — Господи! — произнес кучер. — Тут совершено хладнокровное, заранее обдуманное убийство! Как же это я решительно ничего не заметил? Я отправлюсь за полицией! — прибавил он и уже хотел бежать.
    Но Ник Картер его остановил.
    — Не торопитесь, — произнес он, — сначала я сам хочу произвести осмотр.
    Он сейчас же принялся за работу и тщательно осмотрел внутри всю карету.
    Вдруг он с довольным видом улыбнулся: на дне экипажа он нашел маленький блестящий шлифованный кристалл.
    — Я должен найти таинственного убийцу, — пробормотал он, — даже если бы мне пришлось провозиться с этим целый год.
    Нику Картеру не хотелось, чтобы происшествие получило преждевременную огласку, и поэтому надо было уговорить кучера молчать.
    Он отвел его в сторону и сказал:
    — Послушайте! Для того чтобы обнаружить убийцу, требуется, чтобы пока никто ничего не узнал об убийстве. Обещайте мне, что вы будете молчать. Вы об этом не пожалеете.
    Кучер дал обещание, а его примеру последовала и остальная прислуга банкира.
    После короткой беседы с убитой горем вдовой и случайно зашедшим другом покойного Ник Картер ушел.
    Прочитав на другое утро газеты, он с удовлетворением увидел, что ни в одной из них не было известия об убийстве банкира Ашмида.

    На другое утро по Уолл-стрит шел человек, по наружности которого сразу можно было догадаться, что он фермер.
    Он с любопытством разглядывал вывески разных банков и наконец остановился перед Нью-Йоркским банком.
    Затем он поднялся по широкой лестнице и вошел во внутреннее помещение.
    — Я могу видеть директора? — спросил он стоявшего тут же курьера.
    — Его еще нет, — ответил тот, — так рано он не приезжает.
    — Хорошо. Я его подожду. Я его должен видеть по очень важному делу, — отозвался фермер.
    Он еще не успел договорить, как вошел, сильно волнуясь и торопясь, какой-то мужчина лет сорока на вид.
    — Что это сегодня с Петерсом, — перешептывались служащие, — этого еще никогда не бывало, чтобы он не поздоровался.
    Вскоре после этого кассир пригласил нескольких человек служащих в свой кабинет. Спустя несколько минут они вышли оттуда крайне взволнованные и с бледными лицами.
    — Мистер Ашмид убит неизвестным преступником! — сообщили они своим товарищам.
    Мистер Петерс около часу тому назад по важному делу заходил к мистеру Ашмиду на квартиру и там узнал об убийстве.
    Работа приостановилась.
    Служащие, собравшись отдельными группами, шепотом обсуждали ужасное происшествие.
    Фермер встал и с любопытством заглянул в конторские помещения, отделенные от приемной стеклянной перегородкой.
    Направо от приемной были расположены конторские помещения, выходившие окнами на улицу. Окна эти были снабжены крепкими железными решетками.
    Налево находились кассовые помещения.
    Фермер окинул все это быстрым взглядом, а потом обратился к одному из курьеров:
    — Передайте кассиру, что я должен переговорить с ним!
    Спустя минуту курьер возвратился, бледный от волнения.
    — Мистер Петерс сейчас не может вас принять, — доложил он, — произошло ужасное несчастье! Убит мистер Ашмид!
    — Но я должен видеть его обязательно, — настаивал фермер, — у меня к нему срочное дело!
    — Он говорит, что сейчас нельзя, а я не могу его беспокоить еще раз.
    — Скажите ему, что пришел тот господин из Спрингфилда, который еще недавно послал банку ценные бумаги.
    Спустя несколько секунд фермер был введен в маленький кабинет кассира, который неподвижно сидел за своим столом, положив голову на руки.
    — Что мне делать? Что мне делать? — шептал он, когда в кабинет входил фермер.
    — Мое почтение, мистер Петерс! Ведь вы и есть мистер Петерс? — заговорил фермер. — Извините за беспокойство, но я пришел по поводу бумаг, которые мистер Ашмид должен был купить для меня. Ведь вы можете дать мне справку?
    Кассир недоверчиво взглянул на посетителя.
    — Вот моя визитка. Я должен был передать ее вам сразу.
    С этими словами переодетый сыщик, а это был именно Ник Картер, передал кассиру визитную карточку.
    — Гиларий Гильтон, — произнес Петерс, — а, это вы, мистер Гильтон! Очень жаль, что не могу дать вам требуемых справок. Единственное, что я могу сделать, — это показать вам ваш текущий счет. Из него вы увидите все, что вам требуется.
    Кассир встал, но мнимый фермер остановил его.
    — Не лучше ли будет, — спросил он, — если я подожду, пока приедет сам мистер Ашмид?
    — Боже мой! Да разве вы ничего не знаете? Неужели вы не слыхали…
    — Что именно?
    — Что мистер Ашмид убит!
    — Убит? Когда же это случилось? — воскликнул фермер.
    — Вчера вечером, когда он возвращался к себе домой.
    — Каким образом совершено это убийство?
    — Он убит кинжалом.
    — Когда вы узнали об этом?
    — Только сегодня утром, около часа тому назад.
    — Боже мой! — произнес мнимый фермер. — Кто же мог совершить такое злодеяние? Убить хладнокровно такого человека, честного, порядочного, истинного христианина!
    — Я был бы очень доволен, если бы мог ответить вам на этот вопрос, — дрожащим голосом отозвался кассир и встал, чтобы направиться в конторские помещения.
    — Я пойду за книгами, о которых я вам говорил, — сказал он, — потому что в данный момент не могу дать вам никаких справок, пока сам не познакомлюсь с вашим делом.
    Спустя минуту раздался страшный крик ужаса.
    Дверь распахнулась, и бледный как смерть кассир, дрожа всем телом и пошатываясь, вернулся в свой кабинет.
    — Нас ограбили, — проговорил он еле слышно и тяжело опустился на первое попавшееся кресло.
    — Что это вы говорите? — спросил Ник Картер, вставая и подходя к Петерсу. — Вас ограбили?
    Кассир слабым движением руки указал на дверь.
    — Идите посмотрите сами, — проговорил он прерывающимся голосом.
    Все служащие банка столпились у большого сейфа. Среди них стоял какой-то мужчина лет пятидесяти, сразу обративший на себя внимание Ника Картера своей осанкой и выражением глаз.
    — Кто вы такой и что вам здесь нужно? — резко спросил он, увидя сыщика.
    — Я клиент банка, — ответил тот, — и как таковой имею право интересоваться, если произошло ограбление того учреждения, с которым я имею дело.
    — Посмотрите сами, — ответил незнакомец, пожимая плечами, — личный осмотр вам скажет больше, чем сотни слов.
    Он отошел в сторону, тогда сыщик увидел внутренность железного сейфа.
    — Кто открыл сейф? — вдруг спросил Ник Картер резко.
    Это был голос уже не простого фермера, а человека, имеющего право спрашивать и требовать ответа.
    — Я открыл его, — ответил все тот же человек.
    — Входит ли это в круг ваших обязанностей?
    — Да. Вы, пожалуй, заподозрили меня в грабеже? — насмешливо спросил незнакомец.
    Ник Картер ничего не ответил, притворившись, что не слышал вопроса. Он внимательно оглядывался кругом, как бы отыскивая грабителя.
    От супруги банкира он узнал, что Ашмид был уверен в том, что дни его сочтены, и потому составил завещание. К этому завещанию он, однако, приписал несколько строк столь странного содержания, что Ник Картер несколько раз перечитывал их, не понимая, в чем тут дело.
    Строки эти были обращены к миссис Ашмид и гласили следующее:
    «Если когда-либо в будущем произойдут события, которые дадут тебе основание думать, что тебя и нашу дочь охраняет мой дух, то знай, что это именно так и есть. Не забывай, что мертвые возвращаются для того, чтобы защищать и охранять своих близких».
    Нику Картеру еще ни разу не приходилось читать столь странных вещей, да он никогда и не предполагал, чтобы образованный, разумный человек мог писать такие вещи.
    Мистер Ашмид был человеком холодного рассудка, трезвого образа мыслей, не верившим в спиритизм и тому подобную ерунду.
    Каким же образом банкир мог предугадать свою кончину и какие были у него основания делать подобную приписку к своему завещанию?
    Как ни ломал себе голову Ник Картер, он все снова и снова приходил к заключению, что Ашмид был лишь безвольным орудием другого лица, лица с необыкновенной силой воли. Другими словами, Ашмид находился под влиянием гипнотического внушения.
    Исходя из этого положения, Ник Картер, конечно, весьма внимательно изучал каждого человека, бывшего в контакте с Ашмидом, но пока ему еще ничего не удалось узнать в этом направлении.
    Железный сейф не мог поддаться попыткам взлома; без специальных и усовершенствованных инструментов ни один профессиональный грабитель не сумел бы взломать этот шкаф.
    Внутри сейфа находилось еще особое отделение, запиравшееся самостоятельно.
    — Что это за отделение? — спросил Ник Картер.
    — Это частное отделение мистера Ашмида, и в нем хранятся только его собственные бумаги и документы, — заявил тот же служащий, который уже раньше привлек внимание Ника Картера.
    Сыщик вернулся в кабинет кассира и назвал свое настоящее имя.
    По его совету Петерс распорядился закрыть банк и вывесить на дверях объявление, что, ввиду кончины мистера Ашмида, банк закрыт впредь до полицейского расследования.
    Ник Картер, давая такой совет, преследовал определенную цель. Благодаря этому он имел возможность спокойно провести расследование, порученное ему покойным Ашмидом.
    Пока он не знал, какая тайна скрывается за этим преступлением, было ли совершено это убийство из мести или же Ашмид был убит грабителем, которому показалось, что банкир заподозрил его.

    Человека, который привлек внимание Ника Картера, звали Мак-Вильямс. Он был уже немолод и давно состоял на службе в банке.
    Ник Картер начал допрашивать его, но был прерван кассиром Петерсом, который подошел и положил ему руку на плечо.
    Петерс казался совершенно убитым горем.
    — Смею я вас попросить пройти на минуточку в мой кабинет? — дрожащим голосом проговорил он.
    Ник Картер сейчас же последовал за ним, крайне интересуясь предстоящей беседой.
    Кассир запер за собой дверь, подошел к Нику Картеру и взял его за руку.
    — Бог мне свидетель, — проговорил он, глядя сыщику прямо в глаза, — я не причастен к этому ужасному преступлению! Когда я сегодня утром зашел на квартиру мистера Ашмида, я еще ничего не подозревал. Мистер Ашмид вчера еще поручил мне зайти к нему сегодня до начала работы, так как хотел переговорить со мной о некоторых важных делах, с которыми надо было покончить еще до десяти часов.
    — Состояли ли эти дела в какой-нибудь связи с бумагами Гильтона из Спрингфилда?
    — Да! Мистеру Ашмиду казалось, что в книгах были допущены неправильные записи, а так как я еще не успел вникнуть в это дело, то я и должен был прийти к нему для выяснения некоторых неправильных записей, найденных им на нескольких счетах. Дело касалось прежде всего неправильных записей кассовых поступлений.
    — Было ли вам известно об этих неправильностях?
    — Нет! Он мне до этого только сказал, что вопрос касается недостачи в пятьдесят тысяч долларов и что ему кажется, будто кто-то изменил записи в книгах.
    — Но вы-то лично убеждены в том, что книги находятся в полном порядке?
    — Да, до одного цента! Наши месячные балансы всегда сходились, и у нас не было никогда поводов к недоразумениям.
    — Не будете ли вы любезны показать мне счет Гильтона? — спросил Ник Картер.
    «Сейчас посмотрим, — подумал он при этом, — соответствуют ли истине данные мне Ашмидом указания».
    Кассир вышел из кабинета.
    Сейчас же вслед за этим раздался громкий шум голосов, а когда Ник Картер вскочил и заглянул в кассовое помещение, он увидел, что Петерс стоит на коленях перед сейфом, пытаясь открыть секретный замок частного отделения, а служащие обступили его и с изумлением смотрели на то, что он делает.
    — Что случилось, господа? — обратился Ник Картер к одному из служащих.
    — Кроме мистера Ашмида, никто не знал секрета этого замка, а теперь оказывается, что мистер Петерс хорошо знаком с комбинацией букв, — ответил служащий.
    — По всей вероятности, миссис Ашмид открыла ему секрет, когда мистер Петерс сегодня был на квартире покойного, — спокойно произнес Ник Картер.
    Но вместе с тем он пытливо взглянул на кассира, который, казалось, совершенно не замечал, что его обступили изумленные служащие.
    Сейчас же после этого двери сейфа открылись, кассир быстро вынул оттуда какую-то толстую книгу и встал на ноги.
    Он подошел к сыщику, но в тот же момент последним овладело какое-то странное ощущение.
    Он вдруг почувствовал, что теряет сознание, как будто вдохнул сильную дозу эфира или хлороформа. В глазах у него потемнело, в ушах зазвенело, мысли начали путаться.
    Ник Картер напряг всю свою волю, чтобы удержаться на ногах, но это ему не удалось. Он взмахнул руками и тяжело грохнулся на пол.
    Несколько человек сейчас же бросились к нему.
    — Дайте воды! — крикнул один из них.
    — Не надо, — возразил Мак-Вильямс, — он сейчас придет в себя, пускай полежит спокойно.
    И действительно, вскоре после этого Ник Картер приоткрыл глаза.
    В тот же момент он уже пришел в полное сознание, оглянулся в недоумении и спросил:
    — Что это случилось со мной?
    — С вами был обморок, — ответил Петерс, — вероятно потому, что вы не привыкли к нашей душной атмосфере. Я сейчас же распоряжусь, чтобы включили вентиляцию.
    Вслед за этим все вентиляторы были включены.
    Но Ник Картер прекрасно знал, что внезапный обморок произошел вовсе не от духоты, а совершенно по иной причине.
    — Будьте добры принести книгу в ваш кабинет, — обратился он к Петерсу и вышел из кассового помещения.
    Он был твердо убежден в том, что в данном случае играли роль гипнотические внушения, но не мог даже предположить, от кого они исходили.
    Быть может, это был тот же самый человек, который влиял на кассира, когда тот без труда открывал секретный замок, хотя по глазам его было видно, что он почти не сознает, что делает?
    Тайна становилась все более непроницаемой. Знал ли о ней мистер Ашмид? Подозревал ли он кого-нибудь?
    На эти вопросы можно было найти ответ лишь после поимки преступника.
    Прежде всего Ник Картер вместе с Петерсом просмотрели текущий счет Гильтона.
    Оказалось, что, согласно записям на этом счете, Ашмид должен был Гильтону не многим больше ста тысяч долларов.
    — Полагаете ли вы, мистер Петерс, — спросил Ник Картер, пытливо глядя на кассира, — что записи поступлений в точности соответствуют действительным платежам Гильтона?
    Петерс ответил не сразу.
    — Говорите прямо, не стесняясь, — прибавил Ник Картер.
    — Наверняка я этого сказать не могу, но полагаю, что это было так.
    С этими словами он встал, но, глядя на него, можно было подумать, что его заставляет двигаться чья-то посторонняя воля.
    Ник Картер моментально решил испытать на кассире свою силу внушения.
    Он протянул руку, слегка ударил Петерса по плечу, а затем несколько раз быстро провел рукой перед его глазами.
    Петерс покачал головой и нахмурил лоб.
    — Мне нездоровится, — медленно произнес он, опускаясь назад в кресло, — меня так сильно клонит ко сну, что я едва в состоянии думать.
    — Скажите, мистер Петерс, — спросил Ник Картер, — за последнее время такие приступы часто бывали с вами?
    — Да, мистер Картер! Не знаю, что со мной делается, но я давно уже совершенно переменился. Со мной что-то произошло, но что именно, не знаю.
    — Допускаете ли вы возможность того, что кто-либо мог заставить вас совершить поступки, о которых вы сами не знаете и которые вы совершили помимо вашей собственной воли?
    — Что вы этим хотите сказать? — обиженным тоном спросил Петерс. — Я, правда, не могу объяснить себе, что со мной происходит. Но неужели вы хотите намекнуть на то, что я замешан в этом преступлении?
    — Ни на что я не хочу намекнуть, — возразил Ник Картер, — но я убежден, что нечто подобное на самом деле происходит. Если бы вы знали, что вы натворили за последние десять дней, вы пришли бы в ужас!
    — Я попрошу вас выражаться яснее! Что же я такое натворил? — недовольным тоном спросил Петерс.
    — Ну, хотя бы это — откуда вы взяли эту книгу? Откуда вы знаете секрет замка от частного отделения мистера Ашмида? — спокойно спросил Ник Картер.
    — Да я его вовсе не знаю! — воскликнул Петерс, вскочив и в ужасе взглянув на сыщика.
    Ник Картер заметил, что кассир снова находится под влиянием чьей-то посторонней воли.
    Он подошел и взял его за руку, но Петерс в ужасе отшатнулся от него, протянул вперед обе руки и крикнул:
    — Уйдите от меня! Не трогайте меня! Вы одержимы дьяволом!
    Он кричал так громко, что служащие, находившиеся в кассовом помещении, прибежали в кабинет во главе с Мак-Вильямсом, который грозно крикнул Нику Картеру:
    — Если вы не можете беседовать с мистером Петерсом спокойно, без насилия, то я попрошу вас прекратить ваши расследования и уйти вон из банка!
    Ник Картер пожал плечами и ответил решительным тоном:
    — Не вмешивайтесь в то, что я делаю! Рекомендую вам сесть за вашу работу и не заглядывать больше в кабинет!
    Мак-Вильямс бросил на сыщика взгляд, полный ненависти, и сказал:
    — Кто вы, собственно, такой и на каком основании вы себе позволяете так много? Никого из директоров еще нет. Кто же вас уполномочил вмешиваться в это дело?
    Ник Картер ничего не ответил. Его знал только Петерс, а Мак-Вильямс, быть может, догадывался, кто он такой, но остальные служащие понятия не имели о его настоящем призвании. Он хотел возможно дольше оставить их в неведении.
    — Когда прибудут директора? — спросил он.
    — Мы уже позвонили им, и три директора с минуты на минуту должны приехать.
    — В таком случае я подожду, — спокойно ответил Ник Картер, — а в общем я беру на себя полную ответственность за все, что я делаю.
    Казалось, Мак-Вильямс удовлетворился этим заявлением. Не возражая ничего, он вернулся к своему столу и, по-видимому, углубился в свои книги и бумаги.
    Ник Картер хотел было задать кассиру еще несколько вопросов, но тот сидел в своем кресле, дрожа всем телом, и глаза его горели, как в лихорадке. Лицо его выражало полное отчаяние, и он смотрел в пространство, ничего не соображая.
    Ник Картер нисколько не сомневался, что был прав в своем предположении; принимая во внимание состояние, в котором находился кассир, он решил пока не допрашивать его. Поэтому он отправился в кассовое помещение и обратился к бухгалтеру Мак-Вильямсу со словами:
    — Не будете ли вы любезны пройти со мной в приемную?
    Мак-Вильямс сейчас же встал и последовал за сыщиком в маленькую приемную.
    — Что, собственно, происходит с кассиром? — спросил Ник Картер, заперев за собой дверь.
    — Право, не знаю, — ответил Мак-Вильямс, — я никогда еще не видел его в таком состоянии, как сегодня, оно внушает самые серьезные опасения.
    Вдруг взгляд Ника Картера случайно упал на лежавший на полу на расстоянии трех шагов от него маленький сверкающий предмет.
    Но едва он взглянул на этот предмет, как снова почувствовал, что начинает терять сознание. Моментально он заложил руки за спину и сжал кулаки, зная, что это является верным средством против гипнотического внушения. И действительно, странное ощущение сразу исчезло.
    Он обратился к своему собеседнику со словами:
    — Мне кажется, мистер Вильямс, мы вполне понимаем друг друга, — нагнулся, поднял сверкающий предмет и положил его в карман.
    «Точно такая же штучка, — подумал он, — как та, что я нашел в экипаже. Граненый кристалл удивительно яркого блеска».
    — А теперь вернемся в кассовое помещение, — обратился он к Мак-Вильямсу и принял решение заняться расследованием прошлого этого господина.
    Вдруг у него появилось такое ощущение, точно кто-то замахнулся на него кинжалом.
    Моментально он отскочил в сторону и успел избежать смертельного удара, хотя кинжал все-таки распорол ему пиджак и жилет. Удар был нанесен с такой силой, что задевший его за плечо кулак сшиб его с ног.
    Падая, Ник Картер увидел, как на него бросается загипнотизированный Петерс, лицо которого было искажено до неузнаваемости. Вместе с тем он услышал грохот, от которого у него замер дух: огромные двери кассового помещения с треском захлопнулись и вместе с тем погас свет. Окон в этом помещении не было.
    Ник Картер хотел вскочить на ноги, но кассир с диким ревом снова набросился на него.
    При свете он легко справился бы с ним, но в темноте он почти не находил возможности избежать ударов кинжала разъяренного кассира.
    Он ощутил на щеке горячее дыхание своего противника и увидел в темноте его глаза, сверкавшие, как у дикого зверя. Несомненно, Петерс сошел с ума, об этом свидетельствовала уже одна страшная его физическая сила.
    Нику Картеру оставалось только попытаться обезоружить Петерса как можно скорее.
    Когда кассир снова замахнулся, Ник Картер схватил его за кисть руки и попытался вырвать у него кинжал.
    Но кассир со зверским ревом вырвался и схватил Ника Картера за горло.
    Завязалась ужасная борьба, борьба ловкости испытанного в борьбе Ника Картера и грубой силы буйнопомешанного.
    Снова Ник Картер схватил его за руку и на этот раз с такой силой, что кинжал упал на пол. В тот же момент Ник Картер швырнул кассира на пол и обхватил его обеими руками.
    Он глубоко вздохнул.
    Но вдруг он ощутил какой-то странный запах, ранее не замеченный им. Газ не горел, но рожки были открыты. Очевидно, кто-то открыл главный кран и газ стал наполнять все помещение. Надо было во что бы то ни стало закрыть рожки, но вместе с тем нельзя было выпускать из рук и кассира, отчаянно сопротивлявшегося. Полученные Ником Картером раны были не опасны, но из них сочилась кровь, силы его быстро иссякали и он чувствовал, что скоро будет не в состоянии сдерживать помешанного.
    Но самая большая опасность грозила со стороны газа, все больше и больше наполнявшего помещение. Ник Картер попытался уложить Петерса лицом вниз, чтобы связать ему руки. Но тут они оба свалились, к счастью, так, что Петерс очутился внизу. Стальными пальцами сыщик сжал горло обезумевшего кассира, пока тот на время не потерял способность сопротивляться.
    Но когда Ник Картер вскочил, чтобы закрыть рожки, Петерс снова очутился возле него, с невероятной силой схватил кисть руки сыщика и вцепился в нее зубами.
    Мысли сыщика помутились— следующая минута должна была решить его участь.
    Тут ему снова удалось схватить своего противника за горло.
    Он сжал его изо всей силы, но уже на этот раз не отпустил, а поволок его за собой и протянул руку к рожку. Вдруг Петерс, в свою очередь, схватил Ника Картера за глотку. Сыщик отчаянно вырывался, но помешанный не выпускал его. Вместе с тем Ник Картер расслышал легкий шорох, как будто кто-то собирался зажечь спичку о спичку.
    У Петерса одна рука была свободна. Стоило ему зажечь спичку — и последует ужасный взрыв.
    Стиснув зубы, Ник Картер собрал все свои силы, чтобы вырваться. Это ему удалось, и он теперь набросился на своего противника.
    Завязалась страшная борьба.
    Ник Картер хорошо знал, что настала решительная минута. С отчаянной силой он припер Петерса к стене и крепко обхватил его руками.
    — Бросьте, наконец, сопротивляться, Петерс! — проговорил Ник Картер задыхающимся голосом.
    Но, к изумлению сыщика, тот вдруг крикнул:
    — Какой я Петерс? Я не Петерс! Я Ашмид!
    Такого ответа Ник Картер никак не ожидал. Но задумываться над этим не было времени. Смертоносный газ все больше и больше заполнял помещение, и Ник Картер уже чувствовал признаки приближающегося обморока. Надо было во что бы то ни стало выбраться отсюда, иначе гибель была неизбежна.
    Сдерживая помешанного, он лихорадочно думал над вопросом, как быть.
    — Послушайте, Петерс! — снова заговорил он, все ваши попытки ни к чему не приведут. Со мной вы ничего не сделаете, я сам — Ашмид! Даже если я умру, то все-таки дух мой будет оберегать мою собственность. Кроме того, я все знаю!
    Хитрость удалась.
    Петерс вздрогнул и перестал сопротивляться.
    Моментально Ник Картер снова подскочил к рожку и теперь завернул его.
    Петерс не двигался с места.
    Ник Картер попытался открыть дверь, но так как она не поддавалась, то он начал громко стучать, чтобы привлечь внимание служащих.
    Никто не отозвался.
    Хотя рожок теперь и был закрыт, воздух все-таки успел уже так сильно наполниться смертоносным газом, что Ник Картер не мог уже бороться против обморока.
    Мысли его начали путаться, ему показалось, что открывается какая-то бездна и что он летит куда-то вниз. Ему явились какие-то видения, но вдруг он как будто откуда-то издалека услышал неясный шум голосов и ощутил струю свежего воздуха.
    С большим усилием он наконец открыл глаза.
    Он был еще жив.
    Вдруг он увидел знакомое лицо доктора, старого своего знакомого.
    Спустя несколько секунд Ник Картер уже был в полном сознании, хотя еще ощущал ужасную слабость во всем теле.
    — Где я? Как я попал сюда? — слабым голосом спросил он.
    Но доктор только проговорил:
    — Не думайте об этом. Слава богу, вы отделались от угрожавшей вам опасности без серьезных последствий, а это важнее всего. Теперь надо, прежде всего, основательно поправиться.
    Ник Картер лежал на диване в комнате директоров. Вдруг он вспомнил перенесенную ужасную борьбу, помешанного Петерса, удушливый газ и спросил:
    — Где теперь находится кассир Петерс?
    — Он скончался от удушья газом, — ответил врач, решивший не скрывать правды, — если бы вы сами пролежали там еще минуту, вы тоже погибли бы!
    Нику Картеру казалось, что он в течение многих часов боролся с помешанным. На самом же деле борьба продолжалась всего несколько минут.
    Оказалось, что прибывшие в банк директора разыскивали Петерса и что поиски привели их к закрытому кассовому помещению.
    Ник Картер прежде всего должен был вполне оправиться от отравления газом, и потому он взял коляску и поехал к себе домой.
    Когда весть об убийстве банкира получила огласку, в публике начали распространяться самые разноречивые толки и слухи о финансовом положении Ашмида. Слухи дошли до вдовы и дочери покойного.
    Когда Ник Картер посетил миссис Ашмид, она сейчас же завела разговор на эту тему, тем более что она и сама не была хорошо осведомлена об истинном положении дела.
    За истекший день Ник Картер при содействии своих помощников Дика и Патси сделал целый ряд открытий в деле Ашмида. Тем не менее, надо было выяснить еще кое-какие вопросы, прежде чем можно было приступить к аресту виновников преступления.
    — Не можете ли вы мне сказать, — спросила миссис Ашмид, — как велики были потери моего мужа в тот ужасный день?
    — К сожалению, не могу, — ответил Ник Картер, — во всяком случае, убытки эти весьма существенны, так как внезапное падение цен на сахар и муку вызвало огромные убытки. Трудно сказать, хватит ли всего вашего наличного состояния на покрытие всех обязательств!
    — В конце концов, это еще не так страшно, — спокойно отозвалась вдова, — у нас ведь есть еще дом, который представляет собой большую ценность.
    — Так-то оно так, но, вероятно, вам известно, что дом заложен?
    — Как! Дом заложен? Быть не может! Я никогда не дала бы на это моего согласия!
    — Тем не менее на дом имеется закладная. Я сам удостоверился в этом.
    — Этого быть не может! Разве только если допустить какой-нибудь подлог!— волновалась вдова. — Мой муж никогда не стал бы закладывать своего дома! Да, кроме того, у меня в руках имеется полис, по которому застрахована его жизнь!
    — К сожалению, должен вам сообщить, что этот полис тоже заложен, именно в банкирском доме Миксер и Ко, — ответил Ник Картер, пожимая плечами.
    Миссис Ашмид совершенно растерялась.
    — В таком случае мы погибли! Мы нищие, — едва слышно проговорила она, стараясь сохранить спокойствие.
    Вдова банкира производила на Ника Картера какое-то странное впечатление. Он не имел никаких оснований заподозрить ее в чем бы то ни было и все-таки он не мог отделаться от какого-то смутного недоверия.
    — Я хотел бы задать вам несколько вопросов, имеющих отношение к данному делу, — проговорил он.
    — Я готова отвечать.
    — Знаете ли вы некоего Якова Миксера?
    — Только поверхностно, — нерешительно ответила вдова.
    — Бывает ли он в вашем доме?
    — Я буду с вами откровенна, мистер Картер, дело в том, что я знала Миксера, когда не была еще замужем и была довольно близка с ним.
    — Как относился к нему ваш супруг? — спросил Ник Картер.
    — Не знаю.
    — Когда вы в последний раз видели мистера Миксера?
    — Неделю тому назад я случайно встретилась с ним на улице.
    — Не в день ли убийства вашего супруга?
    Миссис Ашмид побледнела как полотно и тихо ответила:
    — Да. Неужели вы предполагаете, что между мистером Миксером и убийством моего мужа существует какая-нибудь связь?
    — Пока я не имею возможности объяснять вам причины, вызывающие мой вопрос, — уклончиво ответил Ник Картер, — в случаях, подобных данному, приходится производить следствие в разных направлениях и считаться иной раз с обстоятельствами, не имеющими прямого отношения к делу. Иначе не добьешься успеха.
    — Насколько я знаю Миксера, он совершенно неспособен к преступлению, — холодно отозвалась вдова, а когда Ник Картер ничего не ответил, она продолжала: — Если вы подозреваете мистера Миксера в чем-нибудь, то почему же вы не арестовываете его?
    — Если бы я считал это нужным, то не преминул бы распорядиться соответствующим образом; я произвожу аресты только в тех случаях, когда имею на это веские основания. На сегодня мне незачем больше беспокоить вас, дня через два-три я опять навещу вас и надеюсь, что тогда мне уже удастся рассказать вам о результате моих расследований.
    Ник Картер уже вышел в переднюю, как вдруг раздался звонок у парадной двери.
    Сейчас же вслед за этим Ник Картер услышал знакомый голос, вследствие чего он отступил в сторону так, что вошедший, бухгалтер Мак-Вильямс, не сразу заметил его.
    — Я принес важные известия! — воскликнул Мак-Вильямс, но миссис Ашмид бросила ему многозначительный взгляд, который не ускользнул от внимания Ника Картера.
    Мак-Вильямс обернулся и увидел сыщика.
    — А, извините, — быстро спохватился он, — я не видел этого господина.
    — Ничего, мистер Мак-Вильямс, — ответила миссис Ашмид, — это мистер Ник Картер, друг моего покойного мужа. Он помогает мне приводить в порядок дела. Мистер Мак-Вильямс тоже предлагал мне свои услуги, — обратилась она к сыщику, — вам, вероятно, известно, что он теперь занимает должность несчастного Петерса.
    Ник Картер поклонился и ответил:
    — Я уже знаком с мистером Мак-Вильямсом, и он знает, что я взял на себя расследование обоих убийств.
    Мак-Вильямс в ужасе отступил на шаг.
    — Обоих убийств? — воскликнул он. — Что вы хотите этим сказать? Вы как будто думаете, что Петерс тоже был убит?
    — А разве это неправда?
    — Положим, вам лучше знать, — с явной насмешкой ответил Мак-Вильямс, — ведь вы с ним были вдвоем в кассовом помещении.
    Это вызывающее замечание было весьма характерно для Мак-Вильямса.
    Но Ник Картер не ответил ему, а только взглянул на него так, что тот густо покраснел.
    — Имею честь откланяться, господа, — холодно произнес сыщик, поклонился вдове и собрался уйти.
    Но Мак-Вильямс остановил его.
    — Прежде чем вы уйдете, — проговорил он, и глаза его засверкали, — я должен попросить у вас разъяснения по поводу вашего странного замечания.
    Ник Картер нисколько не смутился и спокойно ответил:
    — Когда придет время и я сочту это нужным, то я дам вам все необходимые разъяснения.
    — А я хочу их получить сейчас!
    — А я их сейчас не дам!
    — Мистер Картер! — вдруг послышался чей-то странный, глухой голос.
    Сыщик в недоумении оглянулся и увидел перед собой мисс Мод Ашмид, дочь убитого банкира, которая вошла в комнату совершенно неслышно.
    Она была мертвенно бледна, глаза ее имели какое-то странное, неподвижное выражение. Ник Картер с трудом узнал ее, так сильно она изменилась за несколько дней, прошедших после смерти ее отца.
    — Я хочу просить вас о большом одолжении, — проговорила она, подойдя к Нику Картеру.
    — А именно?
    — Оставьте дальнейшее расследование этого дела.
    — Ваше требование меня чрезвычайно изумляет, мисс Ашмид! — возразил Ник Картер.
    — Я прошу вас об этом, имея в виду ваш собственный интерес, — продолжала она, — каждый ваш шаг приближает вас к огромной опасности лишиться жизни!
    — Это не остановит меня! — решительно заявил Ник Картер. — Я не трус, который боится последствий своих поступков, тем более если они направлены на защиту правды и справедливости!
    — По крайней мере, обещайте мне… — снова заговорила молодая девушка, но вдруг умолкла, причем глаза ее начали неподвижно смотреть в одну точку.
    Ник Картер обернулся и увидел, что Мак-Вильямс в упор смотрит на молодую девушку.
    «Вот он где, гипнотизер-то, — подумал Ник Картер, — но кроме него действует еще один».
    Сейчас же вслед за этим Ник Картер вышел из дома.
    Он теперь был убежден в том, что миссис Ашмид не была откровенна с ним.
    Около полуночи Ник Картер со своим помощником Диком проходили недалеко от дома убитого банкира. Сыщики собирались сесть в вагон электрического трамвая, как вдруг раздались крики «пожар!».
    Сейчас же собралась толпа, к которой примкнули и оба сыщика.
    Завернув за ближайший угол, они увидели, что горит дом Ашмида, причем здание уже было совершенно объято пламенем и о спасении его не могло быть и речи.
    Оба сыщика были переодеты и загримированы, так что их нельзя было узнать.
    — Собственно говоря, я ожидал этого, — заметил Дик.
    — Я тоже, — коротко ответил Ник Картер, — но только не так скоро после смерти банкира. Я думал, что эти негодяи будут хитрее!
    Толпа уже окружила дом густым кольцом, и полиции с трудом удавалось сохранить порядок.
    Пламя выбивалось наружу из всех окон, лишь одна сторона нижнего этажа, казалось, еще не была затронута.
    Ник Картер давно уже предвидел, что убийцы банкира рано или поздно позаботятся о том, чтобы «случайный» пожар уничтожил весь дом до основания, так как он был очень хорошо застрахован.
    Добравшись до дома, Ник Картер в одном из окон библиотечной комнаты увидел мисс Мод Ашмид. Это было единственное помещение, еще не объятое пламенем.
    Мисс Ашмид, по-видимому, вернулась в пылавший дом, чтобы спасти еще кое-что, но теперь она как будто не собиралась уходить.
    Недолго думая, Ник Картер побежал наверх по лестнице сквозь густые клубы дыма и вбежал в комнату, где находилась молодая девушка.
    Она уже, надышавшись дыма, лежала в обмороке.
    При свете пламени Ник Картер увидел рядом с ней на полу несколько маленьких пакетов. Очевидно, мисс Ашмид вынула их из стенного шкафчика, дверцы которого еще были открыты. Моментально сыщик положил эти пакеты к себе в карман, быстро поднял молодую девушку на руки и благополучно выбрался на улицу.
    Когда Ник Картер с молодой девушкой на руках появился на улице, толпа приветствовала его радостными криками, так как уже успели распространиться слухи, что он погиб в пламени, пытаясь спасти мисс Ашмид.
    Мод нашла убежище в одном знакомом семействе, где была приведена в чувство без помощи врача.
    Когда Ник Картер опять встретился с Диком, он рассказал ему о найденных им пакетиках.
    — Я не думаю, чтобы она вернулась за чем-нибудь малоценным, — проговорил он, — по всей вероятности, она сама даже не знает, зачем она возвращалась, а действовала в качестве слепого орудия в руках преступников.
    — Неужели на самом деле от состояния Ашмида ничего не осталось? — спросил Дик.
    — Да, так оно и есть, поэтому дом и был подожжен!
    Сыщики расстались. У Дика было особое дело, а Ник Картер хотел подождать, пока пожар прекратится, надеясь на то, что от пожарных ему удастся узнать кое-какие подробности.
    Едва Дик ушел, как к Нику Картеру подбежал какой-то мужчина и спросил, задыхаясь от волнения:
    — Это ведь дом мистера Ашмида?
    — Да, это был дом Ашмида, — ответил Ник Картер и пытливо заглянул неизвестному в лицо. То был Мак-Вильямс, на лице которого выражался ужас и страх.
    «Да, это для него сюрприз, — подумал Ник Картер, — он не предугадывал такого оборота дела».
    — Спасены ли жильцы? — спросил Мак-Вильямс.
    — Не знаю. Я только видел, как из пылающего дома вынесли какую-то даму.
    — Молодую или старую?
    Мак-Вильямс весь задрожал, когда задал вопрос.
    — А разве вы знали обитателей дома? — спросил сыщик.
    — Конечно знал! Ради бога, говорите скорее!
    — Это была молодая особа. Я слышал, как она сказала, что возвращалась в библиотечную комнату за какими-то документами.
    — И что же? Она их спасла?
    — Насколько мне известно, их взял на хранение тот, кто спас мисс Ашмид из пламени.
    Мак-Вильямс побледнел как смерть. В ужасе он уставился на сыщика.
    — А вы что, друг семьи, что ли? — спокойно спросил Ник Картер.
    — Нет, на мне лежит обязанность душеприказчика, — заявил Мак-Вильямс.
    — Вот как! Видите ли, мне думается, что вам незачем беспокоиться об этих бумагах, так как девушку спас, кажется, какой-то сыщик, ну а если бумаги находятся у него в руках, то…
    — Черт и дьявол! — крикнул Мак-Вильямс, повернулся и убежал, не поблагодарив даже за данные ему разъяснения.
    Ник Картер улыбнулся про себя.
    — Все выходит именно так, как я думал, — пробормотал он, — в пакетах содержатся страховые полисы, которые он сам положил туда, а теперь он, конечно, из себя выходит. Теперь надо мне еще найти владельца этих двух граненых кристаллов, и тогда я буду знать, кто главный виновник во всем этом деле!
    Тут опять появился Мак-Вильямс, на этот раз в сопровождении полисмена, того же самого, который помог Нику Картеру отвести мисс Ашмид к ее знакомым.
    «Надо удирать, — подумал Ник Картер, — а то он, кажется, заподозрил меня».
    Он быстро юркнул в толпу, которая не обратила на него никакого внимания.
    Спустя несколько минут он опять вышел вперед. Но теперь он казался лет на тридцать старше, на голове у него была серая шляпа, и он носил длинную седую бороду. Никто не мог бы подумать, что это тот же самый человек, который спас молодую девушку из пламени.
    Проходя медленно мимо Мак-Вильямса, он расслышал, как тот описывал полисмену его, Ника Картера, наружность.
    Сыщик обратился к полисмену:
    — Позвольте мне спросить вас кое о чем.
    — Некогда теперь! — грубо ответил тот.
    — Я явился от имени страхового общества, чтобы узнать, не известна ли причина возникновения пожара?
    Едва он произнес слова «страховое общество», как Мак-Вильямс насторожился.
    — Прошу вас повременить с этим, теперь, право, некогда, — ответил полисмен.
    — А где я могу вас застать?
    — В полицейском участке.
    — А кого спросить?
    — Спросите Таунсенда.
    — Извините, что беспокою вас, — проговорил старик, — мне один господин передал полисы и поручил спросить вас. Он говорит, что тут что-то неладно.
    — Кто передал вам полисы? — спросил Мак-Вильямс.
    — Знаменитый сыщик Ник Картер!
    — Неужели?! — изумился полисмен и хотел обратиться к Мак-Вильямсу, но тот уже успел скрыться.
    Оглядывая толпу, все еще не расходившуюся после пожара, Ник Картер обдумывал все свои сегодняшние наблюдения.
    Он был уверен, что теперь уж скоро ему удастся поймать главаря преступной шайки, совершившей убийства, подлоги, грабежи и поджоги.
    «Надо его поймать так, — подумал сыщик, — чтобы он не успел замести следы».
    Вдруг он увидел, что прямо на него по воздуху летит какой-то тяжелый предмет. Он успел отскочить в сторону, хотя и сшиб при этом с ног несколько ротозеев. Предмет этот ударился о фонарный столб и разлетелся вдребезги.
    Моментально распространился едкий запах, и Ник Картер с ужасом увидел, какая страшная опасность ему угрожала. Оказалось, что кто-то швырнул в него бутылкой купороса. Осколки бутылки и капли жидкости задели кое-кого из толпы, поднялся крик, толпа хотела схватить преступника, но его уже нигде нельзя было найти.
    Ник Картер, осторожно оглядываясь по сторонам, проталкивался через толпу и вдруг заметил рядом с одним из стоявших вблизи экипажей Мак-Вильямса и еще какого-то человека, низко надвинувшего на лоб шляпу. Лица его не было видно, так как он прятался от света.
    Когда Нику Картеру удалось все-таки заглянуть ему в лицо, он сильно удивился.
    «Если бы я не знал наверняка, что старик Ашмид умер, — подумал он, — то я поклялся бы, что это он и есть!»
    Мак-Вильямс и незнакомец сели в экипаж и уехали.
    Ник Картер последовал за ними, и так как экипаж ехал очень медленно, то ему удалось подойти совсем близко.
    Вдруг он снова почувствовал странную вялость и признаки обморока. Странная гипнотическая сила, против которой он тщетно боролся, оказывала на него свое влияние. Все члены его были как будто парализованы, и ему казалось, что кровь застывает у него в жилах. Он успел еще сообразить, что попадает во власть своих противников, и почти в тот же момент зашатался и упал.
    Почти тотчас же кто-то схватил его и поднял. Какой-то мужчина, стоявший за спиной сыщика, понес его к остановившемуся вблизи экипажу.
    — Готово! Вперед! — крикнул кто-то кучеру, но вдруг к экипажу подбежал полисмен и энергичным голосом приказал кучеру не трогаться с места.
    — Не задерживайте нас, нам некогда! — крикнул ему сидевший в экипаже мужчина.
    — Я хочу знать, кто вы такой!
    — Идите сюда, — шепотом ответил незнакомец.
    Полисмен подошел к дверцам экипажа и незнакомец шепнул ему несколько слов на ухо.
    — На самом деле? Покажите!
    — Ладно! Смотрите, но только поскорее!
    Полисмен заглянул во внутрь экипажа и, по-видимому, успокоился. После этого он ушел, а экипаж быстро укатил.
    Сначала он поехал по направлению к ближайшему полицейскому участку, но затем повернул на какую-то темную улицу, где в это позднее время не было ни одной живой души.
    В конце этой улицы стояла какая-то убогая коляска, в которую была запряжена несчастная загнанная кляча.
    По-видимому, кучер, сидя на козлах, заснул. Он сидел неподвижно, опустив голову на грудь.
    Похититель Ника Картера осторожно выглянул из окна экипажа.
    — Теперь самый удобный случай, чтобы раз и навсегда избавиться от преследований, — пробормотал он.
    Затем он остановил экипаж, вышел из него и попытался разбудить храпевшего возницу коляски. Когда ему удалось сделать это, тот изъявил согласие принять пассажира.
    Тем временем Ник Картер пришел в себя и сразу сообразил, в чем дело.
    Он не помнил, что с ним было после того, как он потерял сознание. Он не заметил, что Мак-Вильямс еще на месте пожарища вышел из экипажа и не знал, кто его похититель и где он в данную минуту находится.
    Со свойственным ему присутствием духа он моментально нашел средство перехитрить своего неизвестного противника.
    Увидев, что тот, так же как и кучер коляски, стоит к нему спиной, он моментально вскочил и схватил кучера экипажа за горло. Он сжал его с такой страшной силой, что тот не мог издать ни одного звука.
    Ник Картер обыкновенно носил при себе флакон с сильным наркотическим средством, посредством которого он мог в течение нескольких секунд усыпить человека. Он вынул этот флакончик из кармана, открыл его зубами и заставил кучера вдыхать жидкость.
    Почти тотчас же кучер лишился сознания и свалился на дно экипажа.
    Все это произошло в течение нескольких секунд.
    Теперь Ник Картер, держа флакончик наготове, вскочил на козлы и схватил вожжи. Свою седую бороду он сорвал и кое-как прикрепил ее к лицу кучера.
    Едва только он успел сесть на козлы, как незнакомец вернулся к экипажу.
    — Надо перевезти его через реку, — обратился он к мнимому кучеру, — в Маг-Мак-Кри. Вы знаете, где это?
    — К сожалению, не знаю, — отозвался Ник Картер, — но ведь вы можете мне указать направление.
    — Я его сам не знаю настолько точно, чтобы прибыть вовремя на место. Мне нельзя задерживаться.
    — Что делать?
    — Так поезжайте вы, — обратился незнакомец к другому кучеру, — сколько хотите за эту поездку?
    — Пять долларов за двоих, — ответил тот.
    — Ладно, согласен, я даже дам вам их вперед, а когда мы приедем на место, то дам еще столько же, если вы обещаете не говорить никому ни слова об этой поездке.
    Оба кучера теперь перенесли человека, лежавшего в обмороке, в другую коляску. Это продолжалось, к счастью, недолго.
    Незнакомец, низко надвинув шляпу на лицо, уже подходил к Нику Картеру.
    Тот успел вскочить на козлы, так что незнакомец не мог подойти слишком близко к нему.
    — Сегодня вы мне больше не нужны, — произнес незнакомец, — получите ваши деньги.
    Ник Картер злобно улыбнулся.
    «Обошлось благополучно, — подумал он, — и даже я еще заработал кое-что на этом деле».
    Он погнал лошадь и к величайшей своей радости вскоре встретил лично известного ему полисмена, от которого узнал место постоянной стоянки экипажа.
    Когда он въезжал во двор, ему навстречу вышел один из служащих и крикнул:
    — Ведь вы обещали вернуться через два часа!
    — Это в данную минуту безразлично, — ответил Ник Картер, соскакивая с козел, — отвезите меня сейчас же как можно скорее к мосту!
    — Очень мне нужно! — грубо отозвался тот.
    — Вы немедленно исполните мое приказание, — грозно произнес Ник Картер, — иначе я вас познакомлю вот с этим!
    С этими словами он направил в служащего револьвер.
    — Вы сыщик? — спросил тот, пугливо отпрянув в сторону.
    — Возможно!
    — Кого же вы преследуете?
    — Того, кто нанял у вас этот экипаж, — ответил Ник Картер, — но не задерживайтесь! Каждая минута дорога!
    С этими словами он вскочил на козлы и схватил вожжи.
    Служащий последовал его примеру и сел рядом с ним.
    Сыщик погнал лошадь так, что неминуемо должен был доехать до места скорее, чем преследуемый им незнакомец.
    — Вы, впрочем, жестоко ошибаетесь, — по дороге заговорил служащий, — если думаете, что Джед Бурнс, нанявший экипаж, способен на какую-нибудь гадость.
    — Стало быть, вы его знаете? Что это за человек?
    — Как — что за человек? Да просто Джед Бурнс!
    — Это вы уже говорили! Я хочу знать подробности!
    — Как любопытны эти сыщики, — проворчал тот, затем вдруг вскочил и крикнул: — Вы преследуете Джеда Бурнса, который ни в чем не виновен! Так получите же за это вот что!
    Он замахнулся и ударил сыщика толстой резиной по голове так, что тот сразу свалился с козел.
    Кучер остановил экипаж, слез с козел и нагнулся над лежавшим на мостовой Ником Картером.
    — Вот видишь, милейший, — насмешливо пробормотал он, — не следует быть слишком самоуверенным, а то становишься неосторожным. Если бы ты не признался, что ты сыщик, то теперь не валялся бы здесь. А теперь плохо тебе будет. Мне хорошо заплатили, но я в общем не люблю заниматься такими делами. Но делать нечего: назвался груздем — полезай в кузов! Придется довести дело до конца!
    Он поднял сыщика и положил его в экипаж. Затем он сел на козлы и погнал лошадь.
    Полисмены на мосту ночью были особенно бдительны. В эту ночь было как-то особенно темно; шел сильный дождь, так что ничего не было видно на расстоянии даже нескольких шагов.
    Один из полисменов, Пат Николс, медленно проходил мимо одной из колонн моста. Он интересовался преимущественно каретами, проезжавшими через мост в столь поздний час.
    Несколько минут тому назад быстро проехала какая-то карета, которая почему-то произвела на него неблагоприятное впечатление. А теперь подъезжала вторая карета и вдруг остановилась на середине моста.
    Полисмен подбежал ближе и к ужасу своему увидел, что какие-то мужчины вынули из экипажа тело, раскачали его и бросили через перила моста в реку.
    Николс тотчас же дал тревожные свистки и помчался к карете.
    Но он опоздал. Незнакомцы опять вскочили в карету и укатили.
    В ночном мраке показался второй полисмен, услыхавший сигналы своего товарища и прибежавший на помощь.
    Было так темно, что ничего нельзя было разобрать. Послышался только слабый крик, исходивший как будто откуда-то издалека.
    Ник Картер у друзей и недругов славился своей живучестью, в которой многим преступникам пришлось уже не раз убедиться.
    Едва только его вынули из кареты, как он благодаря холодному ночному воздуху и дождю уже пришел в себя. Он почувствовал, как его бросили вниз, и уже думал, что спасения больше нет.
    Но и на этот раз ему повезло.
    Его тяжелый плащ запутался в зубцах железных перил, и он успел схватиться обеими руками за решетку.
    Так он повис над бездной.
    Он начал как только мог громко кричать, но крики его заглушались складками плаща над его головой.
    Но тут Николс увидел неясные очертания висевшего над водой человека и понял, что нельзя медлить ни одной секунды.
    С помощью другого полисмена ему удалось вытащить сыщика на мост.
    Благодаря какой-то странной случайности именно в это время по мосту проходили Дик и Патси, возвращаясь из Бруклина.
    Они были крайне изумлены, когда застали своего начальника в этом месте, и не замедлили высказать свое удивление.
    — Да, было дело, — сказал Ник Картер, — но теперь уже все обошлось. Правда, у меня голова еще трещит, но это не так страшно.
    Затем Ник Картер выразил полисменам свою признательность в нескольких любезных словах и паре банковых билетов довольно крупного достоинства.
    Он рассудил, что преследовать теперь экипаж не имеет смысла и потому вместе со своими помощниками вернулся к себе домой.
    Дик и Патси до этого наблюдали за одним домом в Бруклине и заметили, что туда в разное время входила и выходила какая-то женщина. По крайней мере, они предполагали, что это женщина, хотя Патси не был твердо убежден в этом, так как незнакомка носила густую вуаль и лица ее совершенно не было видно.
    Оба помощника сыщика заметили далее, что поздно вечером из того же дома были вывезены мебель и другие предметы.
    — Послушай, Патси, — воскликнул Дик, когда они закончили свое повествование, — теперь надо быть осторожным!
    Ник Картер и Патси громко расхохотались, так как Дик обыкновенно произносил эту фразу, когда собирался сломя шею пуститься в какое-нибудь опасное предприятие.
    Ник Картер со своими помощниками переночевал дома и снова взялся за дело лишь на следующее утро.
    Тем временем на пожарище собрались страховые агенты, директора банка устроили заседание, и как в банке, так и на месте пожара царило оживление.
    Под вечер Ник Картер, снова переодевшись и загримировавшись, поехал в Бруклин. Холодная дрожь пробежала по его спине, когда он проезжал мимо того места, где преступники ночью хотели швырнуть его в воду.
    «Если все пойдет как надо, — подумал он, — то Дик задержит того молодца, который хотел отправить меня на тот свет, в то же самое время, когда я задержу главаря всей шайки».
    Ник Картер вышел из коляски у одного из углов, вблизи того дома, за которым накануне наблюдали его помощники.
    Дом был погружен во мрак, но при более внимательном наблюдении можно было заметить за одним из окон нижнего этажа мерцающий огонь.
    «Там кто-то есть, — подумал Ник Картер, — в камине разведен огонь, и я должен узнать, кто там находится. По-видимому, обитатель этого дома не желает показываться, но я тем не менее навещу его».
    Он осторожно подкрался к входной двери и стал прислушиваться.
    — Обязательно надо войти, — пробормотал он, — все данные указывают на этот дом. Руководитель всех ужасных преступлений, совершенных за последние дни, скрывается именно здесь, но у меня все еще нет никаких веских улик против него. Если бы я мог найти еще один кристалл, подобный тем, которые у меня уже имеются, то добился бы значительного успеха.
    Но так как минуты проходили за минутами и в доме ничто не шевелилось, Ник Картер взял свою отмычку, осторожно открыл дверь и вошел.
    Он был весьма доволен, когда увидел, что все двери комнат нижнего этажа были завешаны тяжелыми портьерами, за которыми можно было в случае надобности скрыться. Он осторожно подкрался к двери той комнаты, из которой, по его расчету, исходил свет, и осторожно заглянул в замочную скважину.
    И действительно он не ошибся.
    Перед камином при мерцающем свете пламени сидел старик лет шестидесяти. Бледное лицо его и седые волосы призрачно выделялись на темном фоне мебели и черных обоев.
    Рядом с ним на стуле стоял открытый, обитый внутри темным бархатом деревянный ящичек, в котором лежал великолепный, напоминавший собой бриллиант кристалл, сверкавший всеми цветами радуги при блеске огня.
    — Великолепно, — бормотал старик, — я надеюсь, что этот кристалл принесет мне двойную выгоду!
    Вдруг он в испуге вскочил, так как в смежной комнате послышались легкие шаги.
    Дверь отворилась, и на пороге показалась какая-то женщина.
    Воспользовавшись легким скрипом двери, Ник Картер осторожно приоткрыл ту дверь, за которой стоял сам. Теперь он мог видеть всю комнату и ясно слышать каждое слово.
    — Ради бога! Откуда ты? — в ужасе воскликнул старик.
    — Я должна была явиться лично, чтобы передать тебе ужасное известие: бумаги находятся в руках Ника Картера!
    — Как это могло случиться? — резко спросил старик.
    — Он вынес Мод из горевшего дома и…
    — Что это имеет общего с бумагами? Говори толком!
    Женщина была бледна как смерть. Она в изнеможении опустилась на стул.
    — По совету Якова я послала Мод в дом за бумагами.
    — Но ведь он никоим образом не может сравниться с Ником Картером.
    — До сих пор ему постоянно удавалось перехитрить его!
    — Ты так думаешь? Ведь ты не знаешь, какая сила и какое влияние руководило им, когда он действовал в наших интересах.
    — Что ты теперь будешь делать? — с растерянным видом спросила женщина.
    — Я должен раздобыть бумаги, — ответил старик, — все погибло, если их не будет в наших руках! Но ты не беспокойся, я их очень скоро достану.
    — Каким образом ты это устроишь?
    — Ник Картер не замедлит явиться сюда ко мне, в этом я не сомневаюсь.
    — И что же тогда будет?
    — И ты еще спрашиваешь! Я убью его собственными руками!
    Женщина вздрогнула и боязливо оглянулась. В одном углу стоял скелет, призрачно выступавший своими белыми костями на мрачном фоне обоев.
    Вдруг взгляд ее упал на кристалл.
    — Ты его достал опять? — радостно воскликнула она. — Откуда ты его взял? Ведь это тот самый кристалл?
    — Нет, не тот самый! Этот еще лучше других, а получил я его вчера.
    — Остерегайся, — проговорила она, — если Ник Картер найдет кристалл у тебя, то ты погиб!
    — Я, доктор Эрнесто? — насмешливо расхохотался старик. — Нет, милая, если кто-то и погибнет, то именно этот сыщик! Пусть он только побудет здесь в комнате наедине с кристаллом, и ему — конец! Для доктора Эрнесто пустяки погубить его!
    — У него есть преданные друзья, — возразила она.
    — Пусть он только взглянет на этот кристалл, — прошептал старик.
    Вдруг он вскочил, начал производить странные движения руками и забормотал какую-то песню, похожую на заклинание.
    — Я уйду, — произнесла женщина.
    Старик не обратил на нее никакого внимания, а она вышла в коридор, прошла мимо сыщика и скрылась в помещении, показавшемся Нику Картеру гардеробной комнатой.
    Ник Картер осторожно последовал за ней.
    Она включила электричество, а затем открыла шкаф, стоявший у задней стены.
    Ник Картер сквозь щель в дверях хорошо видел, что она делает.
    «Она следует моему примеру, — подумал он, — и хочет переодеться».
    Но вместо этого она вошла в шкаф и закрыла дверь изнутри.
    Так она и исчезла. По всей вероятности, в шкафу имелась потайная дверь.
    «Все новые и новые затруднения, — подумал Ник Картер, — однако я во что бы то ни стало должен узнать, куда девалась эта женщина».
    Он осторожно юркнул в комнату и приложил ухо к дверце шкафа.
    Все было тихо.
    Он открыл дверь при помощи отмычки— шкаф оказался пуст.
    Он осмотрел все его стенки, надеясь обнаружить потайной выход, но нигде ничего не нашел.
    Войдя в шкаф, ему показалось, что он слышит чьи-то шаги.
    — Пусть является! — злобно пробормотал он и прикрыл дверь изнутри, снова осматривая стенки.
    К изумлению своему он вдруг увидел в стене отверстие, достаточно большое, чтобы пропустить человека.
    По всей вероятности, отверстие это открывалось в тот момент, когда закрывались дверцы шкафа, и потому он раньше не увидел его.
    Заглядывая в это темное отверстие, он с секунды на секунду ожидал, что доктор Эрнесто откроет дверь шкафа.
    Он погасил свой фонарь, вынул револьвер и стал ждать появления старика. Мысли его были заняты отверстием в стене, сделанным, по-видимому, уже давно, судя по ветхости дощатой обшивки.
    Ник Картер находился в довольно неприятном положении, стоя в помещении шириной не более двух футов. По ту сторону отверстия вниз вела узкая лестница.
    Ему не хотелось попасть в ловушку.
    Но он рассудил, что ведь та неизвестная женщина тоже вышла через это отверстие, и потому предположил, что оттуда ведет ход на улицу.
    — Пойду за ней следом, — решил Ник Картер, — я должен узнать, куда ведет этот путь.
    Но ему хотелось по возможности устранить преследование и потому он еще подумал немного.
    Затем он вынул из кармана несколько винтов и привернул их сверх замка, так что нельзя было снаружи открыть дверь, не повредив ее.
    После этого он спустился по лестнице, но, дойдя до самого низа, нигде не увидел выхода, хотя и обстукал все стены. Тут он вспомнил случаи из своей прежней практики и попытался сдвинуть с места одну из ступенек лестницы.
    Несколько нижних ступенек лестницы сдвинулись с места и открыли доступ ко второй лестнице, которая вела в помещение, напоминавшее собой винный погреб или кладовую для хранения ценных вещей.
    — Куда могла деваться эта женщина? — пробормотал Ник Картер, не находя и здесь никакого выхода.
    Он снова поднялся наверх, чтобы разыскать механизм лестницы, как вдруг увидел в потолке водопроводный кран.
    Но не успел он еще рассмотреть этот кран поближе, как вдруг послышался резкий треск.
    Со стороны потолка перед выходом опустилась тяжелая железная плита.
    Ник Картер оказался в заключении.
    Но это было еще не все: в тот же момент из крана полилась вода и Ник Картер в одну минуту промок до нитки.
    «Положение неважное, — подумал Ник Картер, — я пойман, как крыса в капкан! В довершение всего ни один из моих помощников не знает, что я намеревался осмотреть этот дом внутри. И также не знают, где я теперь нахожусь. Если мне удастся все-таки освободиться из этой западни, то придется не говорить им о моей неосторожности».
    Так как вода из крана все прибывала, положение Ника Картера становилось все более затруднительным. Погреб с изумительной быстротой наполнялся водой, и гибель была неизбежна, если не удастся найти тот или другой выход.
    Ник Картер обратил внимание на то, что где-нибудь должен находиться сток для воды, тем более что погреб казался специально приспособленным для подобных преступных целей.
    Вода уже доходила ему до колен.
    Он подумал о том, как бы закрыть кран. Но это было трудно, так как кран находился прямо над его головой и достать его было почти невозможно.
    Но Ник Картер не растерялся, хотя вода поднималась все выше и выше.
    — Только бы не потерять голову! — громко проговорил он, но голос его звучал как-то глухо.
    Тщетно он искал выход, но не мог ничего придумать.
    — Если бы Дик или Патси имели понятие о том, где я нахожусь, то я мог бы еще надеяться на них, ну а так…
    Вода поднималась все выше и выше.

    Вдруг Нику Картеру явилась спасительная мысль:
    — А что, если я попытаюсь выломать стену? Нож у меня крепкий! А потому — за дело!
    Он взял нож, прикрепил горевший фонарь к левой руке и открыл лезвие.
    Вода уже доходила ему до груди и поднималась все выше и выше с ужасающей быстротой.
    Теперь Ник Картер опять попытался схватиться за кран. На этот раз это ему удалось. Придерживаясь одной рукой за кран, он другой, вооруженной ножом, наносил сильные удары по стене. Стена эта, по-видимому, давно уже обветшала, и нож вонзался в нее все глубже и глубже.
    С каждым свалившимся камнем росла надежда сыщика на избавление от опасности.
    Вдруг он услышал легкий шорох, вследствие чего моментально приостановил свою работу.
    Казалось, приближались чьи-то шаги. Прямо над головой сыщика таинственный пришелец остановился, и Ник Картер, чтобы не выдать себя, моментально выключил свой фонарь.
    Он сделал это как раз вовремя.
    В потолке сквозь щель появился луч света. По-видимому, там находился люк.
    Ник Картер взял нож в зубы и свободной рукой схватил револьвер. Он решил немедленно перейти в наступление, как только люк откроется.
    Вода тем временем успела подняться так высоко, что Ник Картер давно уже утонул бы, если бы не схватился за кран.
    Теперь кто-то осторожно открыл люк.
    Неизвестный, по-видимому, посмотрел, какой высоты достигла вода, и полностью открыл люк. Затем он наклонился в отверстие, но Ник Картер видел только руку с фонарем.
    — Наконец-то я тебя поймал, негодный шпион, — пробормотал неизвестный.
    Затем над люком показалась голова с парой сверкающих глаз.
    Но тут блеснуло пламя, прогремел выстрел, и неизвестный с пронзительным криком упал в воду.
    Нику Картеру пришлось теперь выпустить кран, так как его уже оставляли силы: висеть на одной руке было тяжело и крайне неудобно.
    Вода была уже настолько глубока, что он мог плавать. Он подплыл к люку, схватился за края отверстия и вылез наружу.
    — Интересно знать, убит ли этот негодяй! — пробормотал он. — Кто бы это мог быть?
    Он наклонился над водой, чтобы взглянуть на подстреленного им человека, но в темноте ничего не увидел, зато он заметил, что вода больше не прибывала.
    «Стало быть, — подумал он, — скоро явится второй мерзавец!»
    Ник Картер находился теперь в каком-то грязном помещении с голыми стенами, с двумя дверями, из которых одна была открыта. Другую он немедленно открыл при помощи своей отмычки.
    Войдя в следующее помещение, он сделал довольно неприятное открытие.
    Он очутился в помещении для вскрытия трупов, снабженном всевозможными инструментами и аппаратами. Повсюду лежали и висели щипцы, пилы, ножи, буравы и прочие принадлежности, необходимые врачу-патологоанатому.
    Ник Картер осторожно закрыл за собой дверь.
    В комнате стояло отвратительное зловоние.
    Вдруг Ник Картер услышал шаги в том помещении, откуда только что ушел. Заглянув в замочную скважину, он увидел, как в противоположную дверь вошел какой-то мужчина с фонарем в руке.
    Неизвестный, по-видимому, сильно волновался и беспокоился, озабоченный видом открытого люка и мокрых следов, оставленных сыщиком.
    Он остановился и оглянулся по сторонам. Таким образом, Ник Картер хорошо увидел его лицо. Это был Мак-Вильямс.
    Ник Картер слишком ослаб и потому не хотел открыто вступать в борьбу с Мак-Вильямсом, а решил воспользоваться первой возможностью, чтобы поразить его сзади.
    Он уже успел осторожно прокрасться в другое помещение, как вдруг услышал легкий шорох, к которому прислушивался и Мак-Вильямс. Ник Картер сообразил, что шорох мог исходить только от той неизвестной женщины, которая, по его мнению, была не кто иная, как вдова Ашмида. Но каким же образом она могла быть замешана в это дело?
    Нику Картеру удалось пока установить, что Мод Ашмид была помолвлена с кассиром Петерсом, безвольным орудием в руках преступников. Далее он узнал, что вдова банкира была его второй женой и повенчалась с ним лишь недавно.
    В прежнее время она была близко знакома с доктором Эрнесто, а Петерс служил только средством, чтобы отвести подозрение от преступников. Но при чем тут был Миксер? Если главными зачинщиками были доктор Эрнесто и вдова Ашмида, то для чего они заложили страховой полис у Миксера?
    «Вероятно, покойный Ашмид не поддавался влиянию гипнотических внушений, — решил Ник Картер, — и потому его убили. А Миксер поддался гипнозу, и преступники несомненно намереваются убить и его, как только достигнут своей цели».
    Ник Картер все еще наблюдал за незнакомцем в соседнем помещении, как тот вдруг вынул револьвер и направился к двери, за которой стоял сыщик.
    Одновременно с этим бесшумно открылась боковая дверь и в комнату, где находился Картер, незаметно юркнула женщина в черном.
    Узнав Ника Картера, она злорадно улыбнулась.
    Сыщик не заметил ее появления, так как все его внимание было сосредоточено на Мак-Вильямсе.
    — Надо обязательно узнать, что ему здесь нужно, — пробормотал Ник Картер.
    В тот же момент женщина нанесла ему страшный удар по голове. Он зашатался, в глазах у него потемнело.
    Таинственная женщина нанесла ему еще один удар и еще один.
    Он лишился чувств и свалился на пол замертво.

    Падая, Ник Картер успел подумать о Дике и Патси.
    Мак-Вильямс уже собирался войти в комнату, как вдруг услышал плеск воды.
    Моментально он подскочил к люку и заглянул вниз. Там он увидел чью-то руку, опустился на колени и вытащил из воды доктора Эрнесто.
    Ему скоро удалось привести доктора в чувство. Когда Эрнесто начал подавать первые признаки жизни, в помещение вошла таинственная женщина, опустилась рядом с ним на колени и спросила:
    — Ты тяжело ранен?
    — Я очень ослаб, — ответил он. — Этот шпион чуть не убил меня.
    — До поры до времени он нам мешать больше не будет, — произнесла она, — я не знаю, мертв ли он, но, во всяком случае, он лежит без движения в соседней комнате.
    Мак-Вильямс встал и вышел в комнату для вскрытий.
    — Ты знаешь свою обязанность, — продолжала женщина, — как только мы приведем в исполнение наше намерение, этот дом должен быть уничтожен!
    — Тише, — шепнул доктор, — Мак-Вильямс ничего об этом не знает, да и не должен знать.
    Она выпрямилась и прошипела:
    — Мы зашли так далеко, что возврата нет, будь что будет! Иначе мы все погибли! Генри Миксер тоже должен умереть! Сегодня вечером он прибудет сюда, чтобы побеседовать с духами, и принесет с собой бумаги. Я усыплю его, а все остальное пустяки!
    В глазах ее сверкал зловещий огонь, а лицо перекосилось от злобы и злорадства.
    — А теперь, — продолжала она, — прежде всего отправьте на тот свет сыщика! Стол нам будет нужен для Миксера!
    Затем она вышла.
    Как только дверь закрылась за ней, в комнату вернулся Мак-Вильямс.
    Доктор с трудом поднялся на ноги. Он чувствовал себя совершенно разбитым.
    Держась руками за голову, он вспомнил то, что было. Он еле избежал смерти и все только из-за этой женщины. Он не мог отделаться от мысли, что и ему суждено сделаться ее жертвой, как только она завладеет деньгами и не будет больше нуждаться в его услугах.
    — Он убит? — спросил он вошедшего Мак-Вильямса.
    — К сожалению, он еще жив, но он должен умереть во что бы то ни стало!
    — Что, собственно, вызвало его обморок?
    — Кажется, миссис Ашмид ударила его револьвером по голове.
    Доктор решил предать Ника Картера ужасной смерти и обдумывал, каким образом привести это намерение в исполнение. Вдруг он услышал странный шум, на который обратил внимание и Мак-Вильямс.
    — Люк еще открыт, и вода теперь стекает в канал, — пояснил доктор.
    — Но кто же открыл сток? — спросил Мак-Вильямс.
    — Мои духи, — шепнул доктор. Мак-Вильямс побледнел и умолк.
    В этот момент Ник Картер слабо пошевельнулся, но чуткий слух преступников уловил шорох.
    — Веревку! Веревку! — крикнул Мак-Вильямс и бросился в другую комнату.
    Ник Картер начал уже приходить в сознание. Если бы прошла еще одна только минута, негодяям уже не удалось бы его связать.
    Ник Картер отлично понимал, что он был во власти своих смертельных врагов, и тщетно рвал на себе веревки, которыми они успели его связать.
    Теперь он услышал шум какой-то машины.
    Доктор Эрнесто отвратительно засмеялся и крикнул своему сообщнику:
    — Теперь я его убью и заставлю умереть самой ужасной смертью!
    — А каким способом вы намерены отправить его на тот свет?
    — При помощи орудия для пыток, часто применявшегося в Средние века, — ответил доктор, — и отправившего на тот свет сотни жертв.
    Он повозился немного, а потом произнес:
    — Готово, можно начинать!
    Ника Картера подняли, но при этом ему удалось освободить правую руку. Он спустил револьвер из рукава и нажал курок.
    Но выстрела не последовало. Патроны отсырели.
    Мак-Вильямс кинулся на него и прижал его к полу, насев на него всей тяжестью своего тела.
    Спустя несколько секунд Ник Картер был уже привязан крепкой веревкой к широкому столу, лицом вверх.
    Открыв глаза, он увидел над своей головой целую сеть колес и веревок.
    С дьявольской улыбкой на устах доктор подошел к аппарату и нажал какую-то кнопку. Моментально весь механизм пришел в движение.
    Прямо над сердцем Ника Картера висел острый нож, который, качаясь из стороны в сторону, опускался все ниже и ниже.
    Ник Картер закрыл глаза.
    Когда он опять открыл их, кругом было темно. Преступники, по-видимому, ушли.
    При слабом отблеске электрического фонаря, стоявшего перед окном на улице, Ник Картер увидел, что острое лезвие ножа подходило все ближе и ближе к его телу.
    Первый раз в жизни Ник Картер потерял надежду на спасение.
    Но ненадолго.
    «Дик придет на выручку, — подумал он, — мое отсутствие будет его беспокоить, он будет меня искать».
    Нож подходил все ближе и ближе. Были моменты, когда Ник Картер желал, чтобы он скорее опустился и тем положил конец его мучениям. Но к нему тотчас же возвращалась энергия, и он сам себя укорял в малодушии.
    Нож тем временем подошел так близко, что Ник Картер ощущал уже вызываемое им движение воздуха.
    Он страдал ужасно и знал, что другой, с более слабыми нервами, на его месте давно бы сошел с ума.
    Вдруг он услышал скрипящий звук и ощутил легкое прикосновение к своей груди. Нож уже задел его костюм и разрезал его.
    Он попытался увернуться в сторону, но безуспешно. Веревки были укреплены с таким расчетом, чтобы он не мог сдвинуться с места ни на один волосок.
    Ни единого звука не было слышно, кроме скрипа колес механизма.
    Вдруг он почувствовал, что по его ногам скользнуло что-то. Затем что-то скользнуло по его руке, а вслед за тем послышался звук, как будто что-то грызут.
    Снова надежда воскресла в нем.
    Быть может, крысы начали грызть веревки?
    «Лишь бы им удалось разгрызть веревки так, чтобы мне удалось освободить хотя бы одну руку!» — подумал он.
    Он затаил дыхание, чтобы не спугнуть крыс, и закрыл глаза.
    Вдруг он почувствовал, что одна рука освободилась.
    Ник ощутил огромную радость и вытянул руку. Сразу вся его энергия вернулась к нему.
    Но в тот же момент все его надежды снова рухнули.
    Когда он хотел взяться за нож, то вспомнил, что потерял его в погребе в воде. А без ножа нельзя было разрезать веревки.
    На несколько секунд он снова впал в уныние, но сейчас же опять начал ломать себе голову над вопросом, как выйти из этого ужасного положения.
    Тут он вспомнил про маленький напильник, который должен был лежать у него в кармане.
    И действительно, напильник оказался на месте.
    Не медля ни одной секунды, он начал пилить веревки на другой руке.
    При этом ему удалось немного отодвинуться в сторону от смертоносного ножа, который опускался все ниже и ниже.
    Наконец после упорной работы Ник Картер освободил и вторую руку.
    Со вздохом облегчения Ник Картер приподнялся. Теперь уж было нетрудно разрезать веревки на ногах, тем более, что ножа уже не надо было бояться.
    Вдруг он услышал легкий шум — пять коротких ударов по водопроводной трубе.
    Это был сигнал Дика.
    Ник Картер был спасен.
    Преступники, по всей вероятности, должны были вернуться лишь после того, когда, по их расчетам, орудие пытки сделает свое дело.

    Дик и Патси при расследовании этого дела оказали своему начальнику ценные услуги.
    Они сильно беспокоились, когда Ник Картер не вернулся к назначенному часу.
    В данном деле преступления чередовались с такой изумительной быстротой, что видно было, что негодяи ни перед чем не останавливаются.
    — Надо разыскать начальника, — решил наконец Дик, — где-нибудь мы его да найдем. Я опасаюсь, что он забрался в самое логово этих негодяев и нуждается в нашей помощи.
    Спустя полчаса молодые сыщики вышли из дома, чтобы начать розыски.
    Они были переодеты в форму городских служащих и таким образом надеялись не привлечь к себе внимания. Дойдя до дома, Дик, недолго думая, позвонил. Дверь открылась, и чей-то грубый голос спросил:
    — Кто там? Что надо?
    — Я пришел от управления водопровода, чтобы осмотреть трубы, — ответил Дик.
    — В такое позднее время? У нас все в порядке. Приходите завтра.
    — Я буду осматривать недолго, — отозвался Дик, — мне нужно завтра представить отчет.
    — Это меня не касается, — грубо ответил тот же голос, — сегодня я вас никак не могу допустить.
    — В таком случае я, к крайнему своему сожалению, должен перекрыть у вас воду.
    — Сделайте милость! Но тогда я в городской управе подниму такой скандал, что вы пожалеете о ваших действиях!
    Дверь была открыта настежь, но говорившего не было видно. По всей вероятности, дверь открывалась сверху.
    Дик юркнул в переднюю и сделал Патси знак следовать за ним.
    Едва успели они переступить порог, как дверь захлопнулась с громким треском.
    Оба молодых сыщика быстро юркнули за тяжелые портьеры, которые уже оказали в свое время услугу их начальнику.
    Дик велел Патси остаться в передней, а в случае необходимости заявить, что его заперли здесь помимо его воли и что он рад случаю выйти на свободу.
    Затем Дик открыл первую попавшуюся дверь.
    Войдя в комнату, он сразу увидел несколько вещей, которые, как ему было хорошо известно, представляли собой собственность семьи Ашмид. Это указывало на то, что сыщики напали на верный след.
    Дик прислушался. Везде было тихо.
    Вдруг он услышал легкий шорох. Он быстро юркнул за портьеру.
    В тот же момент в комнате появилась какая-то фигура, странно задрапированная, и тяжелыми шагами прошла мимо него.
    К ужасу своему Дик увидел, что незнакомец поразительно похож на убитого банкира.
    Дик был далеко не труслив, но в эту минуту ему хотелось поскорее выбежать из дома.
    Но тут он вспомнил слова Ника Картера, что Генри Миксер занимается спиритизмом и часто посещает собрания спиритов в Бруклине.
    Теперь Дик понял, в чем дело.
    Он видел перед собой одно из тех лиц, которые иногда изображают собой духов покойников и при помощи которых суеверный Миксер был обманываем.
    Привидение вошло в комнату из какого-то шкафа, а теперь вышло через дверь в переднюю.
    Когда оно скрылось, Дик подошел к шкафу, дверь которого была лишь притворена, и увидел на задней, внутренней стене раздвижную дверь, сквозь которую просвечивал слабый свет.
    «Вот откуда явилось привидение», — подумал Дик и открыл отверстие в стене, вдоль которой тянулась водопроводная труба.
    Он ударил несколько раз по этой трубе, и этот-то именно сигнал и долетел до Ника Картера.
    Пройдя в это отверстие, Дик очутился в другом помещении с двумя дверями. Открыв наудачу одну из этих дверей, Дик очутился вдруг лицом к лицу с Ником Картером, который, бледный как смерть, сидел, окруженный орудиями пытки, на каком-то столе.
    Радости обоих не было границ.
    Но Ник Картер дал Дику знак не говорить и подойти ближе. Затем он шепотом рассказал ему все, что произошло.
    Узнав, что Патси находится тут же в доме, Ник Картер заранее торжествовал победу.
    Дик зажег восковую спичку и подошел к широкому низкому окну, чтобы посмотреть, открывается ли оно.
    Оказалось, что этим путем можно было выйти из дома.
    — Теперь пусть явятся! Мы готовы встретить их! — угрожающе проговорил Ник Картер.
    Но вдруг за дверями послышались голоса:
    — Я не отрицаю, что ты хитро устроил все это дело, — услышал Ник Картер, — тем не менее ты все еще находишься в большой опасности!
    Судя по голосу, говорила вдова убитого банкира.
    — Не понимаю тебя!— послышался голос доктора Эрнесто. — Кого мне бояться, раз этого проклятого шпиона нет более в живых?
    — Знаешь ли ты точно, что он мертв?
    — Само собой разумеется.
    — Ты видел уже его труп? — продолжала миссис Ашмид. — Я не поверю, что он мертв, пока не увижу его трупа собственными глазами!
    — Можешь быть уверена, что он мертв! Нож сделал свое дело, а крысы довершили его.
    — Посмотрим, — отозвалась вдова банкира тоном, в котором все еще слышалось сомнение. — Когда явится Миксер?
    — Мак-Вильямс отправился за ним, — ответил доктор, — он должен скоро прийти. Принесет ли он только с собой бумаги?
    — Конечно! Он не может не принести их, так как ты внушил ему сделать это. Впрочем, готов ли кабинет?
    — Готов, я сам в этом убедился. Все в порядке. Интересно посмотреть, как подействует на твою падчерицу появление духа. Как ты полагаешь, удастся ли ее провести?
    — Не знаю, — с досадой ответила миссис Ашмид, — я в этом не слишком уверена. Хотя она и поддалась один раз влиянию Мак-Вильямса, в общем она все-таки малодоступна гипнотическому внушению.
    Вдруг в окно комнаты, в котором находились сыщики, раздался легкий стук.
    Ник Картер осторожно подкрался к окну и увидел за окном Патси.
    Каким образом мог он выйти из дома?
    Разгадка была очень проста.
    При виде таинственного призрака Патси хотел получше спрятаться, так как в первый момент он был сильно озадачен появлением этой фигуры. Но потом он рассудил так:
    — Ашмид умер и воскреснуть не мог! Следовательно, это не он, следовательно, это какой-нибудь обман!
    И с сознанием собственного достоинства он мысленно прибавил:
    «Будь я не Патси, то мог бы поддаться на обман!»
    Тем не менее он тщательно избегал встречи с таинственным призраком.
    Вдруг открылась дверь и в дом вошли Мак-Вильямс с Миксером.
    Едва только они вошли, как Патси выскочил из дверей, обошел вокруг дома и подкрался к одному из окон, из которого падал слабый свет. Там он заглянул в окно и увидел Ника Картера и Дика.
    Он осторожно постучал в окно.
    Ник Картер открыл окно и впустил Патси в комнату.
    — Полагаю, что все готово, — раздался голос миссис Ашмид в соседнем помещении.
    — Да, да, — ответил доктор.
    Снова раздался легкий шорох, а затем все затихло.
    Сыщики стояли не шевелясь. Затем они перешли в соседнее помещение и поднялись по лестнице наверх, а там через потайную дверь вошли в верхнюю комнату.
    Тут им представилось странное зрелище.
    Генри Миксер стоял на коленях перед таинственным ящичком со сверкающим кристаллом, а перед ним, казалось, витала в воздухе призрачная фигура покойного банкира, которая повелительным жестом руки указывала на вдову Ашмида.
    Миксер вынул из кармана сверток бумаг и передал его вдове.
    Ник Картер сразу увидел на столике за спиной этой странной группы несколько револьверов.
    Так как преступники стояли к сыщикам спиной, то Дику удалось подкрасться и схватить револьверы. Вместе с тем он взял и кастет с ножом, которые лежали на том же столике.
    Преступники и их жертва не шевелились, только вдова Ашмида собиралась спрятать бумаги в карман.
    Вдруг Ник Картер твердым шагом выступил вперед и произнес:
    — Бумаги будут сохраннее в моих руках!
    Вдова Ашмида обернулась и вскрикнула.
    В тот же момент погасли все электрические лампочки. Это Мак-Вильямс не растерялся и погасил свет.
    Одним прыжком Ник Картер набросился на «привидение» и схватил его.
    Патси снова зажег свет, а Дик набросился на Мак-Вильямса.
    Несмотря на всю свою ловкость, он не мог помешать преступнику выхватить револьвер и выстрелить. Но пуля попала не в Патси, а размозжила голову вдовы.
    Это неожиданное происшествие ошеломило преступников.
    Мак-Вильямс с громким стоном бросился на колени рядом с убитой, а Патси моментально надел на него наручники.
    «Привидение» тоже было связано. После снятия с него маски обнаружилось, что это не кто иной, как доктор Эрнесто.
    Так закончилось одно из самых опасных дел, когда-либо порученных Нику Картеру.
    Арестованные преступники были немедленно препровождены в тюрьму, а через месяц над ними состоялся суд.
    Мак-Вильямс был обвинен в убийстве банкира Ашмида. Он еще до суда повесился в своей камере.
    Так как вдова Ашмида тоже умерла, то остался один только доктор Эрнесто, который был присужден к долголетнему тюремному заключению.
    Оказалось, что главой всего заговора была вдова банкира, а доктор Эрнесто помогал ей применением своей способности гипнотического внушения посредством блестящих кристаллов.
    Генри Миксер не интересуется больше спиритизмом и ныне отзывается весьма непочтительно о всяких духах и привидениях.
    Многое в этом деле осталось еще не выясненным, ибо доктор Эрнесто утверждал, что вообще не знает, каким образом все преступление произошло. Это, конечно, не избавило его от заслуженной кары.
    Директора банков прислали Нику Картеру и его двум помощникам по чеку на весьма крупную сумму.
Top.Mail.Ru