Скачать fb2
Проникновение

Проникновение

Аннотация

    В Соединенных Штатах появляется передвижной зверинец под вывеской "Страшилища с Марса". Зазывала утверждает, что здесь можно посмотреть на настоящих марсианских животных…


Клиффорд Саймак
ПРОНИКНОВЕНИЕ






    Констебль Чет Ньютон протер рукавом мундира звезду на груди, отряхнул брюки и в очередной раз неторопливо двинулся в обход центрального ряда окружной ярмарки, бдительным оком выглядывая признаки беспорядка.
    Зазывала перед шатром с вывеской «Страшилища с Марса» затянул новую песнь.
    — Сюда, дамы и господа, — разливался он. — Сюда, если хотите увидеть величайшее чудо света. Животные, привезенные с Марса. Настоящие, живые животные…
    — Да на Марсе сроду никто не бывал! — выкрикнул какой-то зевака из собравшейся толпы. — Никто.
    Зазывала повелительным жестом заставил его умолкнуть под смешки и фырканье довольной толпы.
    — Значит, вы считаете, что никто и никогда не был на Марсе, — сказал он. — Мистер, да у вас страшно короткая память. Ну, Стивена Аллена-то вы помните, да? Того самого, который приземлился на своей ракете в Аризоне и сказал, что побывал на Марсе?
    — Еще бы! — крикнул в ответ зевака, — Он мошенник! Он…
    Зазывала скроил скорбную мину, наклонился и заговорил доверительно:
    — Да, дамы и господа, именно так весь мир и назвал Стива Аллена. Мошенником! Высокоученые профессора осмотрели его ракету и заклеймили его позором. И весь мир подхватил этот клич. Мошенник, кричали они. Мошенник, мошенник, мошенник!
    Голос зазывалы возвысился и разнесся над площадью, затем снова снизился до доверительного тона:
    — Но Стивен Аллен — не мошенник. Он действительно побывал на Марсе, что бы там ни говорили профессора. Этого факта миру не отменить. И в этом шатре находятся твари, которых он привез с собой… Животные, которых он поймал в красных пустынях древней планеты Марс. Животные, появившиеся на свет в другом мире.
    Констебль Чет Ньютон зевнул. Вся эта чепуха была ему не в новинку. Он выслушивал эти россказни уже несколько часов. Как только зазывала затягивал свой речитатив, нанятый зевака подавал голос и начинал препираться. Это развлекало толпу. Она принимала все за чистую монету. Чтобы собрать толпу, нет лучшего средства, чем затеять спор.
    Чет поднял глаза на парусиновые флаги, развевавшиеся перед шатром. На почетном центральном месте реял самый крупный из них, на котором был изображен похожий на дракона зверь с рогами и извергающими огонь ноздрями, чья спина напоминала частокол, а когти походили на острые серпы.
    Зазывала теперь указывал именно на это полотнище и выкрикивал:
    — Пожиратель! Зверь столь свирепый, что стальная клетка не может удержать его. Но не бойтесь, ибо его надежно удерживает электричество — в клетке из прочной сетки, по которой бежит электрический ток. Это единственное, чего он боится. За исключением листа брони, больше ничто не способно его удержать. Чтобы обеспечить поистине огромную мощность тока, которая для этого требуется, и чтобы не полагаться на обычные линии электропередачи, мы возим с собой генераторную установку с аварийными блоками, которые постоянно наготове. Мы не можем позволить себе рисковать. Прислушайтесь только к этому звуку…
    Он поднял руку, и из шатра донеслось тарахтение.
    — Это двигатель, который приводит в действие генераторную установку, — пояснил зазывала.
    — Чушь на постном масле! — послышался хриплый возглас.
    Зазывала подскочил на месте. Этого в программе предусмотрено не было.
    — Кто это сказал? — осведомился он.
    — Я! — крикнул все тот же голос. — Я шесть раз побывал на вашем захудалом представлении и пришел сказать, что не такое уж оно и расчудесное. Подумаешь, кучка паршивых животных.
    Чет Ньютон узнал Попа Хансена — старик опять надрался. Поп жил в толевой хижине на краю ярмарки, и каждый год с ним была морока. Чет принялся пробираться сквозь толпу.
    — Да у меня и то звери лучше, — хмельным тенорком возвестил Поп, — Только я бы не стал драть деньги за показ. У меня там лиловый крокодил в шипах, а вокруг кролики зеленые скачут.
    — Этот малый пьян! — крикнул зазывала.
    — Еще как пьян, — согласился Поп, — Только я все одно буду получше тебя, что пьяного, что трезвого. Сейчас вот выйду и задам тебе, только скажи…
    — Уймись-ка, Поп, — предупредил Чет, который успел подобраться к старому забияке. — Уймись, а не то в два счета загремишь у меня в кутузку.
    — Да я вам обоим задам, — завопил Поп. — Под орех разделаю…
    Вдруг кто-то закричал:
    — Чет! Чет!
    — Что там еще? — рявкнул констебль.
    — На скотном дворе драка! — раздался мужской голос, — Беги скорее, пока они там друг друга не поубивали.
    Чет начал выбираться из толпы.
    — Кто там сцепился? — спросил он.
    — Эбнер Хилл и Луи Смит, — выдохнул посланец. — Гоняются друг за другом с вилами.
    — Так я и знал, — покачал головой Чет, — Так и знал, что хлебну с ними забот. Как увидел, что бык Эбнера взял на выставке голубую ленточку, так и понял, что хлопот не оберешься. Лу хвалился, что уж в этом-то году она будет у него.
    Однако когда Чет, пыхтя, подоспел на скотный двор, забияк уже разняли. Джейк Картер, известный своим острым языком пожилой издатель «Викли Кларион», положил драке конец и отчитывал обоих.
    — И как вам только не стыдно, ребята, — выговаривал он, потрясая вилами. — Вот я сейчас вам обоим накостыляю, будете знать! Подраться из-за голубой ленточки!
    — Черт побери, — пропыхтел Эбнер. — Это Луи начал.
    — Надо было добром с ним договориться, — не сдавался Картер.
    — Попробуй-ка договориться добром с вилами, Джейк, — хмыкнул Эбнер. — Ты не хуже моего знаешь, что это невозможно.
    — Послушайте, вы, — начал Чет, с трудом переводя дух, — зарубите себе на носу. Еще раз — и я отведу в участок вас обоих.
    — Он обманом перехватил мою ленточку, — заявил Луи, — Этот пройдоха подольстился к жюри. Я сам видал, как он прошлым вечером их подпаивал.
    — Плевать мне, что он там делал, — рявкнул Чет. — Я здесь затем, чтобы поддерживать закон и порядок, и я, черт подери, их поддерживаю.
    Он отряхнул брюки.
    Картер воткнул вилы в тюк с сеном.
    — Раз уж ты здесь, — сказал он Чету, — я ухожу. Посади-ка ты их за решетку, и пускай дерутся, сколько влезет. Может, хоть тогда из них дурь выйдет.
    Чет с отвращением сплюнул.
    — Станут они драться голыми руками, как же. Они у нас только тогда драться горазды, когда у кого-нибудь из них дубина в руках или еще что.
    Картер отыскал в здании 4-Н Пола Лоренса, окружного агента сельскохозяйственной службы.
    — Ярмарка удалась на славу, Пол, — от всей души похвалил он. — Пожалуй, более удачной и не припомню, а я уж почти сорок лет как пишу о здешних ярмарках.
    Агент согласился.
    — Список участников — самый длинный за всю историю. И качество прямо на удивление. Надеюсь только, до нас не дойдет зараза из Айовы и Небраски.
    — Есть о ней что-нибудь новенькое? — поинтересовался издатель.
    Агент покачал головой.
    — Сначала я думал, это ящур. Потом решил, черная ножка [1]. Но это ни то и ни другое. Там сейчас правительственная комиссия, но особых успехов что-то не видно. Похоже, ко всему эта дрянь еще и распространяется.
    — Они с ней справятся, — с уверенностью заявил Картер, — Всю жизнь время от времени появлялись новые хвори, но их всегда удавалось победить, до того как они начнут распространяться. Хотя тамошним, конечно, туго придется.
    — Да, что есть, то есть, — согласился Лоренс, — Кстати, как твои розы?
    Картер выпятил грудь.
    — Сроду так не удавались. В этом году я посадил несколько новых сортов. Все призы собрал на выставке.
    — Я заметил.
    — Да, сэр, — продолжал редактор, — как только я развяжусь со своей паршивой газетенкой, стану разводить розы. Нет ничего интересней розы… Нет, сэр, ничего…
    Бенни Шорт стоял, облокотясь на прилавок своего тира, и злобно смотрел на шатер «Страшилищ с Марса».
    — Как идут дела, Бенни? — поинтересовался карлик из цирка уродцев неподалеку.
    — Неплохо, — отозвался Бенни, — Эти недотепы воображают, будто умеют стрелять. Кое-кто, конечно, умеет, да только не с такими прицелами, как на этих ружьях. С тех пор как я их чуток подправил, никто еще ничего не подстрелил.
    — Что-то, я гляжу, вид у тебя неважный, — заметил карлик.
    — Устал я, — признался Бенни. — Как собака. Уже бог знает сколько времени не сплю толком.
    — Что, совесть мучает?
    — Это моя-то? Нет, это все тот чертов мотор у марсиан. Они-де им генератор запускают. Вранье. Как есть вранье. Чтобы олухов завлечь побольше. Только зачем держать его включенным всю ночь напролет, я вас спрашиваю? Нет ни днем, ни ночью от него покоя. Тыр-тыр-тыр. Я всю ночь глаз не сомкнул.
    Он ткнул пальцем в карлика.
    — Знаешь, что я тут придумал? Как-нибудь ночью проберусь к ним и разнесу этот мотор к чертовой матери.
    — Вот это дело, — одобрил карлик, — Тебе, глядишь, еще и спасибо скажут. Эти марсиане всем насолили. Один убыток от них. Проходимцы. Кто бы подумал, что кто-нибудь клюнет на такую чепуху? К ним народ валом валит, а на нас погляди? Честный цирк уродцев, а полней зал уже несколько недель собрать не можем.
    В шатре «Страшилищ с Марса» зазывала как раз заканчивал свой рассказ:
    — А это — Соня. Всем понятно, почему мы так его называем. Он только и делает, что спит… или притворяется, что спит. И не ест почти ничего, только и знает, что дрыхнуть с утра до ночи…
    Соня, маленький кругленький меховой комочек, слегка развернулся в своей стеклянной клетке и приоткрыл один глаз. Глаз вызвал всеобщее удивление. Он оказался красным, недобрым и горел яростью.
    — Он всегда злится, когда его будят, — пояснил зазывала.
    Он подвел зрителей к следующей стеклянной клетке, в которой лежало существо, больше всего напоминавшее перекати-поле. Даже в клетке, где движение воздуха если и было, то совсем незначительное, существо двигалось — болталось и тыкалось в стены, ни на миг не останавливаясь, ни на миг не замирая.
    — Это Вертун, — представил следующего обитателя своего балагана зазывала. — Сущий комок нервов. Идеальная форма жизни для бескрайних пустынь. Даже легкий марсианский ветерок за день способен перенести его за сотню миль. Поначалу у нас их было трое, но теперь остался всего один. Несмотря на все наши заботы, двое других не выжили.
    Хотя эти клетки в точности воспроизводят марсианские условия, Вертуну, по всей видимости, не по душе такая теснота. Для жизни ему необходимы безбрежные просторы его марсианской родины. Мы откачали из клеток воздух, пока не образовался почти что вакуум, мы ввели туда озон, снизили температуру. Мы пытались в точности воспроизвести условия естественного обитания Вертуна, но он все равно недоволен. Ему хочется катиться…
    Теперь толпа переместилась к клетке Пожирателя, мощного зверя грязно-желтого цвета с острыми когтями, ужасающими клыками и пугающего вида рогами. Его спину украшал зубчатый гребень, как у населявших древнюю Землю динозавров, шкура отливала металлическим блеском.
    — Перед вами — кремниевая форма жизни, — сказал зазывала, — Состоит не из углерода, а из кремния. Возможно, он единственный представитель вида, населявшего Марс в древности. Из всех марсианских животных ему одному не требуются для жизни специальные условия. Он может жить где угодно.
    Пожиратель громогласно кашлянул и протянул мощную когтистую лапу к окружавшей его светящейся сетке, но опасливо отдернул ее. Он уже как-то раз дотронулся до этой сетки.
    Бенни Шорт осторожно приподнял заднее полотнище шатра «Страшилищ с Марса». Внутри было темно, только виднелось в темноте таинственное мерцание работающего двигателя. Похоже, все уже разошлись. Если не считать гула двигателя, в шатре царила тишина.
    В центральном ряду окружной ярмарки погасли последние огни. Толпы зрителей разошлись по домам. Где-то вдалеке загудела машина.
    Бенни легонько подался вперед и забрался внутрь. Сидя на корточках, он сунул руку под брезент, вытащил тяжелую кувалду. Не поднимаясь, взвесил ее в руке.
    — Ну, сегодня ночью я наконец-то высплюсь, — пробурчал он себе и ухмыльнулся в темноте.
    Фут за футом он пробрался вперед, замер перед смутно виднеющейся во тьме машиной. Без труда поднял кувалду, занес над головой и с размаху обрушил вниз.
    С пронзительным звоном, как будто мотор разлетелся на куски. Странное мерцающее сияние вспыхнуло и начало разрастаться, исходя словно бы из ниоткуда, и внезапно вспыхнул ослепительный свет, который на мгновение обрисовал силуэт владельца тира с кувалдой в руках на фоне брезента, а потом, когда тот бросился бежать, окутал и удушил его.
    В передней части шатра Пожиратель вытянулся в струнку и увидел, как огонь вспыхнул и угас в сетке, окружавшей его.
    С торжествующим кашлем он бросился на сетку. Она лопнула, и он устремился вперед, снес по пути подпорку, прорвался сквозь брезент и нахально поскакал по самой середине центрального ряда.
    Чет Ньютон, который совершал свой последний обход, перед тем как отправиться домой, увидел несущуюся на него тварь и лихорадочно выхватил из-за пояса старый шестизарядный револьвер.
    Первая пуля просвистела мимо цели. Вторая угодила в зверя. Чет знал, что она задела его. Он слышал, как она ударилась о его тело и рикошетом отлетела куда-то в ночь. Он стрелял снова и снова, и пули чиркали по блестящей шкуре зверя и со свистом проносились над ярмарочной площадью.
    Чет в панике вскрикнул и бросился наутек. Он кое-как вскарабкался по насыпи к ипподрому и со всех ног припустил к трибунам. Уже на полпути он остановился и оглянулся назад.
    Пожирателя и след простыл.
    Сидя на порожке своей толевой хижины, Поп Хансен только что прикончил одну бутылку самогона и принялся шарить под крыльцом в поисках следующей.
    С ярмарочной площади донеслись звуки выстрелов. Он навострил уши.
    — Что-то там шумят, — икнул он. Попытался подняться со ступенек, потерял равновесие и плюхнулся обратно.
    — Ну и ладно, — рассудительно сказал он сам себе, — На сегодня с меня и так достаточно развлечений.
    Ярмарочная ограда с грохотом обрушилась, и из-за нее показался Пожиратель. Он лишь слегка задел толевую хижину и скрылся в лесу, сметя по дороге пару деревьев, которые так некстати оказались у него на пути.
    Проводив его остекленевшим взглядом, Поп торжественно вернул бутылку на место, так и не откупорив ее.
    — Когда они становятся такими здоровыми, — сказал он себе с сожалением, — с выпивкой пора завязывать.
    Констебль Ньютон находился в кабинете шерифа Альфа Таннера, докладывал ему о случившемся, когда в кабинет ворвался человек.
    — Я — владелец «Страшилищ с Марса», балагана с ярмарки, — выдохнул он. — Пожиратель сбежал!
    — Чет доложил мне, — сказал шериф Альф.
    — Меня зовут, — представился человек, — Уильям Говард. Я прибежал сюда со всех ног. Это животное очень опасно. Нужно поймать его…
    Шериф подозрительно взглянул на Говарда.
    — Что это за животное?
    — Никакой это не марсианин, — заявил Чет. — Все это пустая болтовня. Никто и никогда не был на Марсе.
    — Конечно нет, — согласился владелец балагана. — Это животное — не с Марса. Но оно действительно в высшей степени необычное. Из Патагонии. Один мой друг раздобыл его для меня. Возможно, это пережиток эпохи динозавров. Там есть какой-то дикий край…
    — Как-то это неубедительно, — нахмурился Чет, — Сдается мне, что если это пере… пережи… в общем, как вы там его назвали, то он должен находиться не у вас, а где-нибудь в зоопарке или в музее.
    — Да какая разница? — рассердился Говард. — Мы тратим время на споры, вместо того чтобы ловить его.
    Зазвонил телефон — громко, настойчиво.
    Альф Таннер поднял трубку.
    — Шериф у телефона, — сказал он исполненным достоинства голосом большого начальника.
    В комнату ворвался пронзительный женский голос:
    — Это миссис Джонс. Со старой фермы в Блэкберне… Скорее сюда, шериф. На скотном дворе какое-то чудище пытается снести хлев. Курятник оно уже разнесло. Что-то большое и ужасное. Томми пошел на улицу с ружьем, как я ни пыталась отговорить его…
    — Сейчас буду, — крикнул шериф.
    Он стремительно обернулся.
    — Ваша скотина у дома Томми Джонса, — быстро сказал он, — Надо торопиться. Чет, берите пулемет и идем.
    Но когда они добрались до места, страшилища уже и след простыл. Оно оставило после себя настоящий разгром. Хлев начисто лишился одной стены, с десяток коров и три лошади лежали в своих стойлах. Животные были мертвы. Они походили на проколотые воздушные шары. На теле каждого из них зияла одна-единственная рана.
    Свиней в загоне постигла точно такая же судьба; по всему двору были разбросаны безжизненные комки перьев, которые когда-то были цыплятами.
    Миссис Джонс рыдала и заламывала руки.
    — Мои лучшие курочки, — причитала она. — Я трудилась, не покладая рук, растила их. Выгоняла их в дождь с улицы, чтобы не утонули, курятник отремонтировала, чтобы до них не добрались скунсы.
    — Кто-нибудь за это ответит, — бушевал ее супруг, — Я выясню, откуда взялась эта тварь, и заставлю виновного заплатить…
    — Животное принадлежит мне, — выступил вперед Говард, — Оно сбежало из моего балагана на ярмарке. Я уверен, мы с вами сможем договориться.
    — Сейчас так договоримся, мало не покажется, — рявкнул Джонс, — А в морду не хочешь?
    — Прекрати, Томми, — велел шериф Альф, — Мистер Говард же сказал тебе, он заплатит. Что еще тебе нужно?
    — Я отправляюсь с вами в город, — заявил вдруг Джонс, — Я добьюсь, чтобы этот балаган закрыли. Он у меня никуда не денется, пока не заплатит все, что мне причитается, до последнего цента. Взгляните только! Чтобы привести все это в порядок, понадобится сотни две-три, да еще…
    — И не забудь про моих курочек, Томми, — прорыдала миссис Джонс.
    К утру шериф клевал носом от усталости.
    Ночка выдалась не из веселых. Они гнались за Пожирателем через три поля с уже сжатой пшеницей и по одному, где еще стояла кукуруза. Там он оставил широкий след, который ни с чем другим не спутаешь. Оттуда зверь отправился на болото Кинни. После двухчасовых блужданий по жидкой грязи они окончательно сбились со следа и сдались.
    Теперь телефон раскалился — просьбы о помощи шли уже из столицы штата. Осаждали шерифа звонками и журналисты из Миннеаполиса. «Ассошиэйтед Пресс» и «Юнайтед Пресс» во что бы то ни стало желали получить официальное заявление.
    Шериф промокнул лоб и бросил сердитый взгляд на телефон, словно опасаясь, что он позвонит снова!
    В коридоре послышались чьи-то шаги, и в кабинете появился Эбнер Хилл.
    — Здорово, — приветствовал его шериф Альф. — Чего поднялся ни свет ни заря, Эбнер?
    Эбнера, казалось, вот-вот хватит удар. Шериф это видел.
    — Я хочу, чтобы вы сейчас же пошли и арестовали Луи Смита, — рявкнул он.
    — Погоди-ка, — нахмурился шериф, — Я не могу арестовать его без ордера. Я слыхал, вы с ним на днях сцепились на ярмарке, но нельзя же…
    — Он отравил моего быка, — взорвался Эбнер, — Мой бык мертв — отравлен, и никто, кроме Луи, не мог этого сделать.
    Он разозлился, что я получил голубую ленточку, когда он уже на весь округ раззвонил, будто она достанется ему.
    — Откуда ты знаешь, что это Луи?
    — Так только у него была причина. Я больше ни с кем не ссорился. А быка кто-то отравил.
    Затрезвонил телефон.
    — Слушаю. Что еще там?
    — Это Пол Лоренс, шериф, — раздался из трубки голос окружного агента. — Происходит что-то странное. Кто-то отравил скот.
    — Здесь сейчас Эбнер Хилл, — ответил шериф. — Говорит, его призового быка отравили. Похоже, он считает, это мог быть Луи Смит.
    — Это не Луи, — возразил окружной агент. — Его бык тоже пал.
    — Ладно, — буркнул шериф, — Сейчас буду.
    Телефон затрезвонил снова.
    — Ну а вам что еще нужно? — заорал шериф Альф.
    — Это Чет. Похоже, мы кой-чего упустили. У нас тут убийство.
    — Убийство?!
    — Угу. Мертвый малый в марсианском шатре. Обгорел дочерна. Весь обугленный, что твоя головешка. Лежит рядышком с какой-то раскуроченной машиной. Видать, он сам ее и разгрохал. И кувалда там же.
    — Кто такой?
    — Не знаю. Но один тип из тамошних, ну, малый, который заправлял тиром по соседству, куда-то подевался. Может, это он. Да, это еще не все.
    — Как?
    — Нет, не все. В этих… в клетках нет никаких животных. Только кучки пепла. И еще я нашел там сундуки…
    — Еще бы, — хмыкнул шериф. — Эти ярмарочные артисты живут на сундуках.
    — Погоди, сейчас узнаешь, что я в них нашел. Один был битком набит такими махонькими бутылочками, вроде тех, что доктора с собой носят.
    — Пузырьками?
    — Ну да, пузырьками, точно. И во всех какая-то дрянь натолкана. Другой сундук чуть не лопался от набитых в него жуков. Каких там только не было. Рассажены так аккуратненько, упакованы по разным отделениям.
    — Одуреть можно, — сказал шериф, — Зачем кому-то могла понадобиться такая прорва жуков?
    — Убей бог, не знаю, — ответил Чет, — Может, лучше подойдешь да сам глянешь? Заодно и Джо Сондерса из гаража прихватил бы. Может, он разберет, что за машину тот мертвый малый расколотил. Странная какая-то штуковина.
    — Ладно, — вздохнул шериф и повесил трубку.
    — А я еще собирался сегодня на рыбалку, — сказал он себе.
    Наступила ночь. Шериф сидел, задрав ноги на стол и надвинув шляпу на глаза, и из-под нее доносился храп.
    Чет раскладывал пасьянс.
    Ступени заскрипели под чьими-то тяжелыми шагами. В кабинет ворвался Пол Лоренс, сжимая в руке карту.
    — Эй, Альф! — крикнул он, — Хватит дрыхнуть. Есть идея!
    Ноги шерифа бухнулись со стола на пол. Он сдернул с лица шляпу и заморгал.
    — Черт побери, — пожаловался он, — и чего вы все не можете отвязаться от меня? Ну, ни минуты покоя. Репортеры и ребята из криминального отдела так и шныряют повсюду, лезут со своими вопросами.
    — Да ты погляди сюда, — потряс какими-то бумажками окружной агент, — Погляди только на эту карту.
    Он расстелил ее на столе. Это была карта штатов Среднего Запада. Красная линия змеилась через Канзас, Небраску, Айову и Миннесоту. Несколько городов были обведены красным.
    — Что-то я ничего не разберу, — пробормотал шериф, щурясь со сна.'— Ты точно здоров, Пол?
    — Разумеется, я здоров, — огрызнулся окружной агент, — Эта красная линия показывает маршрут передвижения каравана ярмарочных артистов и их остановки на ярмарках. В городах, которые обведены красным, начались болезни скота. Взять, к примеру, Джанкшн-сити в Канзасе. Там пал почти весь скот. Посевы пшеницы уничтожены каким-то странным грибком. Зерновые и плодовые губят вредители.
    Он провел пальцем по красной линии.
    — Так, пропускаем все города, где останавливался караван, до Сабеты, потом двигаемся в Небраску до Небраска-сити.
    И там, и там произошло в точности то же, что и в Джанкшн-сити. Теперь переходим в Айову…
    — Погоди минутку, — встрепенулся шериф, — Похоже, ты что-то нащупал. Ты думаешь, у нас здесь происходит то же самое?
    Лицо окружного агента было мрачное.
    — Я не думаю, я знаю. Почти весь скот, побывавший на ярмарке, пал. Один малый сегодня с утра отогнал свое стадо домой, думал, это спасет их. Сейчас они все заболели. Он только что ушел от меня. Боится потерять все, что имеет. А еще заходил Джейк Картер, злющий как черт. В его розах завелись какие-то непонятные букашки. Я отправил его в Сент-Пол [2]. Думал, может, ребята из сельскохозяйственного университета сумеют их опознать.
    — Думаешь, караван имеет к этому какое-то отношение? — спросил шериф.
    Лоренс хлопнул по карте тыльной стороной ладони.
    — Все один к одному, Альф. Это произошло не везде, где побывал караван, но в каждом месте, где это случилось, они останавливались. Здесь может быть связь… Думаю, она и есть.
    Чет бросил свой пасьянс и подошел к столу.
    — А это неплохая идея, шериф, — сказал он. — Помнишь тех жуков, что я нашел в сундуке? А в тех пузырьках могли быть микробы. Те, что вызывают болезнь.
    — Прижми к стенке того малого, ну, Говарда, владельца марсианского шатра, — предложил окружной агент. — Может, что-нибудь и выяснится.
    — Прижми к стенке! — вспылил шериф. — А что, по-твоему, мы весь день пытаемся сделать? Его и след простыл. С самого утра ищем. После того как мы вернулись с поисков его твари, он ушел. Сказал, сходит кофейку выпьет. Только его и видели.
    — По мне, так странно все это, — заявил Чет, — Взять хоть ту машину в шатре. Вроде как там должен быть мотор и генератор, по крайней мере так он говорил зрителям. Генератор, который дает ток, чтобы Пожиратель не удрал из своей клетки. Но Джо Сондерс сходил посмотрел на него — вернее, на остатки от него, — и он говорит, что никогда в жизни такого генератора не видел. Вернее, он говорит, что никогда в жизни вообще не видел ничего подобного.
    Зазвонил телефон. Шериф снял трубку.
    — Пол, тебя. Междугородний. Это Джейк Картер. Должно быть, телефонистки с Центральной выяснили, что ты здесь.
    Окружной агент подошел к телефону.
    — Слушаю, — сказал он, — Ты, Джейк? Ну, что выяснилось?
    — Я их тут всех на уши поставил, — раздался из трубки громкий голос издателя. — Они глазам своим не верят. Говорят, сроду таких жуков не видали. Они говорят, — он понизил голос, — они говорят, не знай они, что это невозможно, решили бы, что эти жуки — с другой планеты. Они не похожи ни на одно земное насекомое. Они пытаются…
    В трубке раздался голос телефонистки:
    — Прошу прощения. Вы не возражаете? Срочный звонок шерифу.
    — Что вы, что вы, — откликнулся Пол, — Это тебя, Альф.
    Шериф взял у него трубку.
    — Шериф! — закричали оттуда. — Это Луи Смит. Здесь черт знает что творится. Эта марсианская тварь только что разнесла мой скотный двор, как ураган — стог сена. Камня на камне не оставила. А теперь еще на южном поле что-то непонятное делается. Крики какие-то кошмарные. Мы ничего подобного еще не слыхали. Аж кровь в жилах стынет.
    — Не выходи из дома, Луи! — крикнул шериф, — Мы уже едем!
    От криков на южном поле и вправду кровь леденела в жилах. Запредельно жуткие, они неслись к усеянному звездами небу и, казалось, вмещали в себя всю ярость и весь смертный страх мира. И было в них что-то потустороннее, отчего зубы сами собой начинали выбивать дрожь и ужас пробирал до костей.
    Чет, который вместе со всеми шагал по полю, прижимал к груди автомат.
    — Ну, попадись мне только на мушку шутник, который поднял весь этот гам, — пропыхтел он, — жив не буду, а заставлю его заткнуться. Нет, вы когда-нибудь такое слыхали?
    — Прикрой свой рот, Чет, — предостерег шериф, — Только спугнуть его не хватало.
    Кошмарный вой поднялся снова, но на этот раз в нем было что-то зловещее и настойчивое.
    Шериф предостерегающе зашипел. На дальнем конце поля возвышался поросший деревьями бугор, и шериф показывал на него.
    На пригорке, ярко освещенный восходящей луной, стоял человек.
    Преследователи припали к земле и стали наблюдать. Мужчина стоял неподвижно, а со стороны бугра неслись нечеловеческие завывания.
    — Думаете, это он? — прошептал окружной агент. С дальнего конца поля что-то надвигалось. Зубчатый гребень на спине и острые рога покачивались из стороны в сторону: существо неслось вперед. Белые зубы кровожадно поблескивали в лунном свете, а шкура, казалось, рассыпала искры.
    Чет вскинул автомат к плечу.
    — Подстрелить его, шериф?
    — Погоди, — ответил тот. — Это Пожиратель. Он-то нам и нужен.
    Пожиратель начал взбираться на пригорок, а человек все так же стоял там, хотя вопли прекратились.
    — Да что ж ты не бежишь, дурачина? — закричал окружной агент.
    Однако, вместо того чтобы спасаться бегством, мужчина зашагал по склону навстречу Пожирателю, и до ушей наблюдателей донеслись негромкие успокаивающие звуки — таким тоном ласковый хозяин разговаривает со своей живностью. Как будто Пожиратель был ручным зверьком, которого незнакомец пытался уговорить вернуться домой.
    И человек, и Пожиратель остановились, когда между ними оставалось всего несколько ярдов, и человек продолжил ласково что-то приговаривать. Пожиратель затоптался на одном месте, выгнул спину дугой. Человек медленно двинулся вперед с протянутыми руками, продолжая уговаривать животное.
    И тут Пожиратель прыгнул на него. Человек развернулся, бросился бежать, но споткнулся и упал.
    Чет с криком кинулся к нему, прижимая автомат к бедру. Шериф и окружной агент мчались следом.
    Они увидели, как человек перевернулся, откатился в сторону и с трудом поднялся на колени. Пожирателя занесло на повороте, однако он удержался на ногах и уже снова несся на него. Но человек сжимал что-то в руке и целился в Пожирателя. Сноп голубого сияния вырвался из его ладони и окутал животное. Добрая часть Пожирателя покраснела, и вокруг него летали клочья едкого дыма. Голубой сноп был все так же направлен на зверя, но он по-прежнему упрямо приближался.
    В ночной тишине разнесся глухой удар: тяжелая, как таран, голова чудища ударила человека и сшибла его. Послышался странный скрежет: Пожиратель взвился на дыбы и принялся топтать поверженную, распростертую фигуру.
    Тишину не нарушал ни единый вопль истерзанного человека, ни единый яростный крик нападающего Пожирателя — лишь ужасный дробный топот блистающих копыт, которые он вскидывал и вновь обрушивал на свою жертву.
    Но тусклое красное зарево, порожденное голубым снопом света, уже окутало тело Пожирателя и расползлось, словно лесной пожар, хотя запаха горящей плоти не было, лишь едкий дымок поднимался и вился над холмом, возносясь в ясное ночное небо.
    Взбежав по склону, трое мужчин увидели, как Пожиратель отшатнулся от искалеченного тела и рухнул ничком, превратившись просто в груду расплавленного металла.
    Человек лежал навзничь — тело растерзано на части, череп расколот. Оторванная рука валялась в нескольких ярдах от тела. Одна нога была вывернута в колене под неестественным углом.
    А из треснувшего черепа выбиралось нечто… нечто черное, омерзительное и многорукое. Нечто, пожиравшее всех троих злобным взглядом кошмарных красных глаз.
    Нескончаемо долгий миг оно смотрело на них, потом медленно заползло обратно в череп. Тело начало корчиться и изгибаться, потом в конце концов кое-как уселось. Челюсть медленно, неуклюже пришла в движение. Из расхлябанного рта полились искаженные звуки, звуки, которые безуспешно пытались притворяться словами.
    Потом тело снова бухнулось на землю, и из расколотой черепной коробки выскочила та мерзкая тварь. Она торопливо, воровато шмыгнула прочь — жуткая, отталкивающая инопланетная тварь, при одном взгляде на которую тошнота подкатывала к горлу.
    Чет вскинул автомат, и он застрекотал, по полю пошло гулять звонкое эхо. Под ударами пуль черная тварь забилась и задергалась, потом затихла.
    Шериф сердито накинулся на констебля:
    — Черт подери, Чет, зачем ты это сделал?
    Чет опустил автомат и с отвращением на лице посмотрел на мертвое существо.
    — У меня от него мороз по коже, — сказал он.
    — Пожалуй, он правильно поступил, — вступил в разговор окружной агент.
    — Что ты хочешь этим сказать? — осведомился шериф.
    — Взгляните только на это тело… я имею в виду человеческое тело. Узнаете?
    Шериф взглянул. На обезображенные черты упал лунный свет.
    — Говард! — ахнул шериф, — Уильям Говард. Владелец марсианского балагана!
    У шерифа отвисла челюсть.
    — Пол, этого не может быть! Это была выдумка! Ни один человек никогда не был на Марсе!
    — Может, и не был, — пожал плечами окружной агент, — Но это не значит, что марсиане не прилетали на Землю.
    Это казалось неправдоподобным, фантастическим — но доказательство лежало перед ними.
    — Посмотрите на это тело, — ткнул пальцем окружной агент, — Занятная штука из стали и пластика. И хитроумный механизм. Еще несколько часов назад он выдавал себя за человека по имени Уильям Говард. Ты говорил с ним, Альф. И Чет тоже. Он обвел вокруг пальца вас обоих. И вообще всех, с кем общался. Все считали, что это человек. А это был не человек, а просто машина, в которой скрывалась та мерзкая тварь, которую Чет прикончил.
    Шериф вытер лоб.
    — Ты действительно считаешь, что та тварь была с Марса, Пол? А балаган и впрямь был марсианским?
    — Может, и с Марса, — сказал окружной агент, — Если так, они нашли остроумный способ замаскироваться. Объяви себя чем-то нелепым и невероятным — и можешь спокойно быть им, все равно никто тебе не поверит.
    — Но послушайте, — вмешался Чет, — зачем марсианам могло понадобиться разъезжать повсюду под видом ярмарочного балагана? Если им так хотелось, чтобы мы поверили, что они с Марса, пошли бы к каким-нибудь профессорам и доказали это, а если им этого не хотелось…
    Окружной агент устало покачал головой.
    — Кто знает, как у них мозги работают? И что творится у них в головах? Если взглянуть на это дело с человеческой точки зрения, ответ может быть только таким — пятая колонна. Пятая колонна с Марса, которая пытается ослабить Землю, перед тем как захватить нас. Все сходится. Разные заболевания, разные странные насекомые, лишенные своих естественных врагов, вполне справятся с этой задачей. Они уморят нас голодом… побьют еще до того, как первая ракета вылетит с Марса.
    Быть может, они хотели уничтожить какие-то земные виды своими заболеваниями и своими вредителями, а свои виды, наоборот, насадить. Большинство из них, скорее всего, не смогли бы приспособиться к здешним условиям, но какие-то, безусловно, выжили бы. Со временем марсиане превратили бы отдельные участки Земли в маленький Марс, изничтожив земные формы жизни и заменив их марсианскими. Даже сейчас мы не можем знать наверняка, что этого еще не случилось. Может, дело уже зашло дальше, чем мы себе воображаем. Может, кое-какие из наших вредных ядовитых растений на самом деле — марсианские…
    Чет отряхнул брюки и с презрением сплюнул.
    — Да ты совсем спятил, — заявил он.
    — Я не сказал, что именно так все и было, — покачал головой окружной агент, — Я сказал, что так могло случиться. Это самое логичное объяснение с человеческой точки зрения. Но, может быть, нам нужно не человеческое объяснение. С марсианской точки зрения… если Говард был с Марса… объяснение может быть совершенно другое. Наверное, так оно и есть. Мы имеем дело с существом, чья психология выше нашего понимания.
    — Что-то тут не так, зуб даю, — заявил шериф. — Здесь еще объяснять и объяснять. Взять вот хоть этого Пожирателя…
    — Животное, состоящее из кремния, а не из углерода, — перебил его окружной агент, — Пожалуй, звучит не слишком правдоподобно… но оно же было. И все мы видели, что с ним случилось. Мы знаем, что оно не из плоти и крови. Мы знаем, что на Земле ничего такого не бывает. Да одной этой твари должно хватить, чтобы мы убедились — мы имеем дело с чем-то чуждым нам, чем-то из космоса.
    — Да, еще же тот сноп голубого света, который поджег Пожирателя. Смахивает на фонарь. И на пистолет. Но это не фонарь и не пистолет. Вот ученые порадуются, если не убьются, когда будут разбирать его на части.
    — Потом, там были еще и другие животные. Жаль, нам не удалось их заполучить. Они могли бы дать нам еще какие-нибудь сведения, чтобы было от чего отталкиваться. Но Говард, видно, уничтожил их, когда понял, что пахнет жареным. Испугался, что, если мы осмотрим их повнимательнее, они могут его выдать. И еще та машина в шатре. Джо был прав. Это не мог быть генератор… по крайней мере не такой генератор, к каким мы привыкли. Наверное, его использовали для того, чтобы держать Пожирателя в клетке, но мы не знаем, как именно он работал.
    — Вот чего я никак не могу понять, так это зачем Говард, ну, или та тварь, которая была внутри Говарда, пыталась улестить Пожирателя. Должен же он был знать, что это опасно. Но он пошел на этот риск… должна же быть какая-то причина.
    Окружной агент кивнул.
    — Без сомнения, причина имелась. Может, Пожиратель был его любимой зверюшкой. Человек рискнет жизнью, чтобы вызволить из беды любимую собаку. Но опять-таки — точно мы не знаем. Мы пытаемся подойти к чуждым нам побуждениям с человеческой логикой.
    — Послушай, — вмешался Чет, — если все то, что ты тут насочинял, правда, что мы станем с этим делать?
    — Уведомим соответствующие органы, — отрезал шериф, — Криминальный отдел штата. Может, даже ФБР.
    — Правильно, — согласился окружной агент, — Надо держать ухо востро. Отныне Земля не может позволить себе рисковать. Ведь могут быть и другие. Возможно, они не прикидываются ярмарочными балаганами, а действуют другими способами.
    С какой целью, нам неизвестно, но ничего хорошего это Земле не сулит. Пятая колонна. Проникновение в тыл. Нелегальная иммиграция. Называйте как угодно. Это надо остановить. Надо держать ухо востро… Мы больше не можем ничто принимать как данность. Одному богу известно, сколько уже все это тянется, за сколько бедствий нам следует благодарить этих тварей.
    Чет поежился.
    — Ей-богу, просто мороз по коже. Я никогда больше не смогу чувствовать себя в безопасности.
    За дверью послышались медлительные шаркающие шаги. Все трое вскинулись. В кабинет ввалился Поп Хансен и уставился на них пьяными глазами.
    — Эй, — заплетающимся языком пробормотал он, — вы, случаем, не видали того малого, владельца марсианского шатра?
    — Что тебе от него нужно? — ощетинился шериф.
    — Да вот, дельце одно хотел провернуть.
    — Дельце?
    Старый выпивоха прищурился.
    — Ну да, дельце. Там у меня слон в полосочку…
---


    Clifford Donald Simak, "Infiltration", 1943 г.
    Сб. "Мир красного солнца" М.: Эксмо, СПб.: Домино, 2006 г.
    Перевод Ирины Тетериной
    Первая публикация: журнал "Science Fiction Stories", July 1943 [3]

notes

Примечания

1

    Ящур и черная ножка — заразные заболевания крупного рогатого скота.

2

    Сент-Пол — столица штата Миннесота.

3





    Обложка журнала Science Fiction Stories", July 1943
Top.Mail.Ru