Скачать fb2
Зал потерянных шагов

Зал потерянных шагов


Ирина Левитес Зал потерянных шагов

1

    Раньше было не так тесно. Никак не пойму: то ли мир сузился, то ли я выросла? У мира прочные границы. Они упругие и немного растягиваются, когда поворачиваюсь. Но все равно тесно. Хотя мягко, тепло и уютно. Можно свернуться калачиком и дремать…
    Скучно. И хочется кушать. Никогда так сильно не хотелось. Может, попытаться выбраться наружу?
    А вдруг ТАМ холодно? Или еще как-нибудь плохо?
    А если ТАМ хорошо? Надо осторожно попробовать. Быстренько выглянуть и юркнуть назад.
    Очень интересно: а вдруг ТАМ КТО-ТО ЕСТЬ?
    В этом году рыба пришла позже обычного. Вопреки прогнозам ученых, обещавших небывалое изобилие, путина поначалу принесла одни разочарования. Косяки горбуши ринулись в нерестовые реки в центре острова, а сюда, на юг, забредали случайные одиночки. Казалось, что долгожданное лето пропадет впустую и придется подсчитывать убытки.
    Но внезапно все изменилось к лучшему. Рыба пошла — только успевай поворачиваться. Известно: в лососевом бизнесе месяц год кормит.
    Накануне вечером в цех привезли пять тонн, и серебристая лавина поплыла по желобам на разделочные столы. Процесс был отработан как на конвейере: взмах острым ножом, одним точным движением рассекающим рыбий живот, извлечение и сортировка внутренностей.
    Молоки — отдельно. Печень — отдельно. Икра — отдельно.
    Потоки ледяной воды из шлангов промывают потрошеные тушки, и вода становится грязно-бурой.
    Женю неожиданно замутило от этого зрелища, ставшего обыденным за последние годы. От густого бурого ручья, быстро уносившего сгустки крови и потрохов, плыл тошнотворно-удушающий запах. Закружилась голова, так что она была вынуждена схватиться за край обитого жестью стола. Испарина выступила на лбу. Женя дотянулась до шланга, бросила в лицо несколько пригоршней чистой воды и долго пила глоток за глотком, чувствуя, как слабость растворяется и возвращается ощущение бодрости.
    Никогда еще путина не давалась ей с таким трудом. Напротив, обычно она внутренне мобилизовывалась, отметая мысли о возможной усталости, и работала, как автомат, урывками проваливаясь в сон в часы редкого затишья. Расслабляться было некогда, особенно теперь, когда взяли в банке ссуду для расширения производства: купили еще одну морозильную установку и баркас.
    Если путина будет удачной, можно будет вовремя рассчитаться с банком и еще с парой кредиторов, поверивших Жене и Павлу Антоновым на слово и вложивших свои деньги под драконовские проценты.
    Но ничего не поделаешь: хочешь уверенности в завтрашнем дне — паши сегодня. А когда-нибудь можно будет вздохнуть спокойно. Расслабиться. Может быть, и отдохнуть по-человечески. Хорошо бы с Пашей съездить куда-нибудь в теплые края. Куда там народ нынче ездит? В Турцию. Или хотя бы в Приморье, к тетке. Выспаться за все эти последние безумные семь лет. Тогда бы изнуряющие приступы слабости, тошнота и головокружение, преследующие ее уже несколько месяцев, прекратились. И Женя снова стала сама собой — легкой, сильной, неутомимой…
    Может, бросить все к чертовой бабушке и поехать домой? Отмыться как следует, выпить горячего сладкого чаю и полежать на чистых простынях? Совсем немного, хоть пару часов. Заодно и на сына любимого посмотреть: как он там? Накануне с вечера он выпросился в город отдохнуть. Тоже устает. Хоть и вырос уже, восемнадцать исполнилось, но силу настоящую еще не набрал. Не может пока, как родители, вкалывать от зари до зари. Хотя от работы не отлынивает. Понимает, что семейный бизнес — дело первой важности. Тем более что самый аврал удачно приходится на летние каникулы, иначе Мишка не смог бы занятия в институте пропускать.

2

    Иногда приходят сны о первых месяцах моей жизни — то ли воспоминания о реальных событиях, то ли зыбкие видения, призрачные и неуловимые, в которых истина сливается с вымыслом.
    Кажется, что это действительно было: я находилась внутри сферы, заполненной тугой массой, но она не давила, а нежно обволакивала, не сковывая движений.
    Сфера заключала в себе весь мир, и было непонятно, что находится за его пределами.
    Тогда я еще не умела видеть и воспринимала лишь ощущения тепла, защищенности и ласкающих прикосновений колыбели. Из нее беспрерывно лились упоительно-сладостные питательные струи.
    Но однажды сфера стала тесна, и, преодолевая сопротивление плотной оболочки, я решилась покинуть надежный замкнутый мир.
    За границами моей вселенной оказалась еще одна, гораздо больше прежней, но в ней все так же царила теплая неподвижная мгла.
    Одновременно я поняла, что не одинока в этом новом мире: сотни моих братьев и сестер растут и набираются сил для того, чтобы в один прекрасный день покинуть безопасную обитель.
    Женя решилась поехать домой. Но вначале нужно было закончить все неотложные дела. Невозможно ведь, в самом деле, вдруг взять и уехать, бросив массу нерешенных проблем на Пашу. Одному ему не справиться. Рыбы осталось еще часа на два ударного труда, потом надо будет в икорный цех заглянуть, убедиться, что там все в порядке. Несмотря на то, что технолог и икорный мастер надежные, проверенные, контроль все равно нужен. И еще с поварихой нужно поговорить, выяснить, какие продукты купить и чем работников кормить. И не мешало бы с бухгалтером плотно посидеть, посмотреть бумаги.
    Кстати, а какой сегодня день? Дни недели, неотличимые друг от друга, стремительно неслись, словно рыба на нерест, наползая друг на друга, ненадолго выталкивая на поверхность очередные сутки. Сегодня воскресенье, обычный рабочий день. Или воскресенье было вчера? Ну конечно, оно незаметно уступило место понедельнику и уплыло. Женя вспомнила, что именно в понедельник она должна была отвезти пробы икры на анализ, иначе бдительные бактериологи не выдадут сертификат на продукцию. Это дело серьезное. С многочисленными государственными организациями Антоновы старались все необходимые дела решать вовремя, чтобы не возникали лишние неприятности. Их и без того хватало.
    Конусы яркого света прожекторов, освещавших рабочую площадку, постепенно размывались, уступая рассвету. Над горизонтом вначале намеком, а затем все более усиливаясь, поплыли пурпурные волны, растворяясь в заливе. Красные потоки захватили небо, отражаясь в море, словно вода, омывающая потрошеную рыбу, доплыла до края земли. Из моря внезапно вынырнуло солнце и разогнало алые всполохи, вернув серо-голубой пастельный тон и небу, и морю. Прожекторы, утратив значительность, какое-то время бесполезно светили, смешивая свой искусственный свет с солнечными лучами, но солнце окончательно победило, и прожекторы выключили.
    В утреннем свете лица рыбообработчиков выглядели бледными, утомленными бессонной ночью. Ночная смена выпала в этот раз студентам, приехавшим с материка в надежде на хороший заработок. Женя и Павел из года в год заключали договоры со студенческими путинными отрядами, и все шло более-менее нормально. Но в этот раз студенты попались неудачные, нытью и капризам не было конца. Они то потихоньку отлынивали от работы, двигаясь словно сонные мухи, то откровенно нарушали незыблемый сухой закон, введенный для всех без исключения, контрабандой притаскивая из поселкового ларька ящики с пивом. Женя устала с ними ругаться, но упорно продолжала борьбу с нарушителями трудовой дисциплины, угрожая штрафными санкциями.
    Другая смена, из сезонных рабочих, тоже была не вполне морально устойчивой по отношению к выпивке. Правда, боясь потерять временную, но хорошо оплачиваемую работу, рабочие хотя бы видимость приличий соблюдали и в нетрезвом виде старались на глаза не попадаться.
    Среди них периодически встречались ушлые пройдохи, стремящиеся поправить свое нестабильное материальное положение откровенным воровством, припрятывая пару-тройку мешков рыбы в укромном месте в надежде вывезти их тайком, обманув бдительность охранников. Но обычно неудачники попадались на одном из этапов хищения. Таких коммерсантов Антоновы безжалостно увольняли, невзирая на искренние заверения в том, что это был один-единственный раз, и клятвенные обещания никогда-никогда больше не обманывать хозяйское доверие. Такие жестокие меры были вполне оправданы невозможностью допустить, чтобы вынянченное, выстраданное, потом и кровью доставшееся производство растащили по кускам.
    В первые годы неопытные Женя и Павел из-за стремления временных работников тащить все, что плохо лежит, несли значительные убытки, но потом, наученные горьким опытом, ввели в штат двух охранников и обзавелись сторожевыми собаками.
    Одна из них, кавказская овчарка Грета, должна была со дня на день ощениться. Вспомнив об этом, Женя пошла проведать свою любимицу. Грета лежала в клетке на боку, а под ее животом, путаясь в густой светло-кремовой шерсти, копошились новорожденные комочки. Они слепо тыкались в теплый материнский живот в поисках капель молока. Грета, услышав Женины шаги, приоткрыла глаза. В ее взгляде были усталость от великого труда рождения новой жизни и всепоглощающая нежность к своим беспомощным детям. Словно собака понимала значение события и испытывала чувства, свойственные любой матери.
    — Один, два, три… — раздался за спиной Жени голос мужа.
    — Четыре, — закончила подсчет щенков Женя. — Такие хорошенькие! Интересно, кто из них мальчики, а кто девочки?
    — Пока не будем их трогать, а то Грета волнуется. Пусть привыкает. Нужно сказать Васильичу, чтобы кормил ее получше, иначе молока на всех не хватит, — озабоченно произнес Павел.
    — Скажи сам, — попросила Женя. — Я хочу с утра пробы в лабораторию отвезти, а потом домой заскочить. Ничего, если я задержусь до вечера? Или до утра… Устала я что-то…
    Павел недоверчиво посмотрел на жену. Не в ее привычках было жаловаться на усталость, тем более в самые горячие дни.
    — Ты не заболела? — встревожился он.
    — Ничего я не заболела, — буркнула Женя, и тут же устыдилась своего тона. Словно Павел виноват в том, что ее раздражает любая мелочь — от общения с кем бы то ни было до запахов.
    — Все нормально, Паша. Не обращай внимания. Я постараюсь долго не задерживаться, — примирительно сказала она и потерлась щекой о плечо мужа, стараясь загладить свою вспышку.
    — Да я же ничего не говорю. Надо — так поезжай. Справлюсь как-нибудь. Правда, я хотел к рыбакам смотаться. Придется до завтра отложить.
    — Ты вчера ездил. Что они, грудные дети? Если что — бригадир разберется. В общем, договорились. Я только к икорщикам быстренько забегу и поеду.
    Быстренько забежать в икорный цех было сложно: сначала Жене пришлось вместо резиновых сапог и одежды, облепленных рыбьей чешуей, надеть белый халат и тапочки, а волосы покрыть косынкой. Это правило, одно из многих по соблюдению санитарных норм, вплоть до расписанной по часам работы бактерицидных ламп, соблюдалось неукоснительно. В противном случае можно было загубить драгоценную икру — основной источник доходов. Ради икры, собственно, и все труды десятков людей — рыбаков, водителей, рыбообработчиков, рабочих и элиты производства: икорных мастера и технолога.
    В цехе все было в порядке. Ни одна комиссия не придерется.
    Икра мерцала, возвышаясь над емкостью рубиновой горой, сложенной миллионами одинаковых блестящих маленьких сфер. Икринки, наполненные клейкой массой, были покрыты гладкой оболочкой и скользили под рукой, рассыпаясь полупрозрачными бусинками.
    Солнечный луч из окна упал на мерцающую гору, и икринки верхнего слоя вспыхнули, переливаясь неуловимыми оттенками — от янтарно-оранжевого до пурпурно-алого. Словно россыпь драгоценных камней из сказочного сундука сокровищ.
    Да икра и была, по сути, сундуком сокровищ: в ней скрывались будущая хорошая квартира, новая машина, плата за обучение Мишки в институте — словом, нормальная обеспеченная жизнь.

3

    И этот день наступил. Мы ринулись вверх, туда, где мерцал впервые увиденный свет. Он становился все ярче и ярче, дрожал и переливался в прозрачных струях.
    Мы впервые поплыли, радуясь свободе, ранее неизвестной скованным телам, и самозабвенно сновали, скользили, извивались в танце.
    Река бурлила на перекатах и омывала прохладой. Тогда она показалась бескрайней, ведь мы были слишком малы.
    Это был родной дом, в который очень хочется вернуться когда-нибудь.
    Поток стремился вдаль, и, повинуясь его властному зову, мы скатывались вместе с ним, инстинктивно держась в тенистых местах, когда солнце слишком сильно освещало нас и делало легкой добычей для врагов.
    К сожалению, очень быстро пришлось понять, утратив младенческую наивность, что мир суров и жесток.
    Некоторые легкомысленные собратья бесследно исчезали в пасти огромных хищных чудовищ, нападавших неожиданно. Я же при малейшей угрозе стремглав бросалась в укрытие.
    А может быть, мне просто везло. Потому что, кроме чудовищ, были другие опасности. Такие же колыбели, как у моей родной стайки, стали братскими могилами, навсегда замуровав так и не родившихся малышей. Почему это произошло?
    Родная река вынесла нас в безбрежное пространство, которое манило и пугало, обещало и звало.
    Мы понемногу привыкали к новой соленой воде и долго не решались отправиться в путешествие.
    Но однажды смело пустились в дальнее странствие…
    Женя приехала домой позже, чем планировала, — почти к полудню. По загруженной трассе она добиралась до города почти час, а потом пришлось задержаться в лаборатории и забежать в магазин. В последнюю минуту она вспомнила, что дома из продуктов почти ничего нет, если не считать давнишние рис, гречку и муку, рассованные по жестяным банкам в кухонном шкафу. Мишка, уезжая вчера вечером в город, уверял, что с голоду не пропадет: купит в супермаркете пельменей.
    Придется что-нибудь приготовить и накормить сына обедом, раз уж она в кои-то веки выбралась к домашнему очагу.
    Быт Женя не любила, хотя периодически предпринимала героические битвы в его честь. Всплескам генеральных авралов обычно предшествовали длительные терзания и угрызения совести. Наконец Женя экспромтом, по вдохновению, бросалась одновременно убирать, стирать, гладить и готовить.
    Эти хаотические действия почти не имели смысла, поскольку бульон выкипал, мясо пригорало, плиту потом приходилось с трудом отдирать от коричневых разводов, и уже на следующий день ванная была вновь завалена неведомо откуда взявшимися грязными вещами, пыль лежала нетронутым слоем на мебели, недоглаженное белье традиционным комом скапливалось в кресле, а в кастрюле сиротливо плескались на дне остатки вчерашнего борща.
    Кроме того, в борьбе с грязными тарелками и чашками неизменно побеждала посуда. Она никогда не заканчивалась в мойке, повергая Женю в горестное изумление по поводу ее неисчерпаемости.
    В недоумение обычно приводила и одежда, тщательно рассортированная по полиэтиленовым пакетам и ровными стопками сложенная на полках шкафа. В идеальном порядке свитера, джинсы и майки пребывали недолго и, разрушив строй, мигрировали на стулья, кресла и попросту на пол, выбирая независимость и полностью отвергая навязанный хозяйкой стереотип.
    Иногда Жене казалось, что вещи в ее доме живут собственной, автономной жизнью, нисколько не считаясь с мнением своих владельцев. Вот и сегодня лампочка в коридоре перегорела, и Жене пришлось в полутьме лавировать между обувью у входной двери — кроссовками, босоножками, сандалиями и прижившимися с зимы сапогами и ботинками.
    Благополучно преодолев полосу препятствий, она первым делом пошла в кухню, бросила на стол пакеты с продуктами, а потом заглянула в комнату.
    В большой проходной комнате шторы были плотно задернуты, создавая полумрак, а на раскинутом во всю ширь родительском диване, укрывшись одеялом с головой, спал Мишка, пренебрегая собственной узкой кроватью. Из-под одеяла торчали четыре ноги. Две Мишкины, большие. И две маленькие, неизвестно чьи.
    Женя вздохнула, но будить сына и незнакомку не стала. Она вернулась в кухню и занялась обедом, быть может, громче обычного звякая посудой. Попутно она размышляла о том, как себя вести. Сделать вид, что ничего особенного не произошло? Так ведь действительно ничего особенного. Мишка уже взрослый. Студент. Имеет полное право на личную жизнь. Было бы странно, если бы в его возрасте у него не было девочки. Наоборот, нужно радоваться, что у сына все в порядке.
    Но почему-то радоваться не получалось. Женю терзали тревожные мысли о том, что сын вырос, а взрослая жизнь, как известно, приносит больше разочарований, чем радостей. Конечно, нужно было раньше откровенно поговорить с ним на эту тему. Об ответственности и перед девочкой, и перед родителями. О порядочности и чувстве долга. Но в их семье не принято было обсуждать физиологические проблемы, особенно скользкие вопросы предупреждения нежелательной беременности и тому подобное.
    Женя вообще не любила разговоров на эту тему, даже с немногочисленными подругами, из стыдливости избегая интимных подробностей. Она никогда всерьез не задумывалась о необходимости просветительских бесед, справедливо полагая, что в современном мире Мишка все сведения получит и без нее.
    В редкие минуты сомнений она тешила себя иллюзиями о том, что в школе наверняка говорили на эту тему. Однажды она увидела по телевизору, как учеников учили надевать презервативы на бананы, сопровождая практическое обучение лекциями и демонстрациями видеофильмов. Тогда она подивилась, до чего дошел прогресс. Но, с другой стороны, он же избавлял родителей от тягостной необходимости просвещать любимое чадо. На том и успокоилась. К тому же она предполагала, что Павел наверняка обсуждал с сыном животрепещущие для подростка проблемы.
    Было и еще одно обстоятельство. В глубине души она считала сына все еще маленьким, безраздельно принадлежащим ей одной. Она понимала, что когда-нибудь Мишка женится, у него будет своя семья, но перспектива эта казалась такой далекой и неопределенной, что думать о ней было преждевременно…

4

    В безбрежных океанских водах я выросла и повзрослела, никогда не оставаясь в одиночестве, и стремительно плыла, окруженная моими сородичами.
    Счастливая судьба хранила от хищных врагов, и было чудесно путешествовать, наслаждаясь свободой и совершая новые открытия. Но неведомая властная сила влекла к родному дому.
    Так и не доплыв до горизонта, однажды я повернула домой, а весь косяк послушно последовал за мной.
    Я не беспокоилась о том, удастся ли разыскать реку, в которой мы когда-то появились на свет. Странным образом пришла уверенность в том, что интуиция, заставившая повернуть, поможет в поисках.
    Сотни маленьких рек, почти неотличимых друг от друга, впадали в море. Но единственная среди них распахнулась навстречу.
    Двери родного дома были открыты. Я вернулась!
    — Мамуль, привет! Ты откуда взялась? Я тебя не ждал, — наигранно бодро произнес Мишка, заглушая щелчок замка на входной двери.
    Его ночная гостья ушла не попрощавшись. Как принято почему-то считать, по-английски. Хотя Женя сильно сомневалась в том, что воспитанные англичане (тем более англичанки) могли бы проявить подобную бестактность по отношению к хозяйке дома.
    Мишкино деланно-простодушное выражение лица и наивное хлопанье глазками — дескать, ничего такого не произошло, я спал невинным сном младенца — лишь подстегнули ее намерение немедленно расставить все точки над i.
    — Кто у тебя был? — решительно спросила Женя.
    — Кто спал на моей кровати и измял ее? — дурашливым мультфильмовским голосом откликнулся сын.
    — Не придуривайся, Мишка! — рассердилась Женя. — Я тебя серьезно спрашиваю, будь добр отвечать!
    — Ма, ну не начинай, пожалуйста. Можно подумать, ты не знаешь. Оксанка была. Чего тут такого?
    Оксанка — это действительно ничего такого. С Оксанкой Мишка учился в институте, и она пару раз заходила к ним домой, писать вместе с Мишкой курсовую. То есть писала, конечно, Оксанка, сидя за компьютером, а Мишка выполнял служебные функции — сканировал страницы из учебников и ел чипсы.
    — А родители Оксаны не волновались? — уточнила Женя.
    — Чего это им волноваться? Они люди продвинутые. Понимают, что к чему.
    — А я, значит, не продвинутая? — обиделась Женя. — Если бы моя дочь не ночевала дома, я бы с ума сошла.
    — Если бы у тебя была дочь, тогда бы рассуждала. Теория без практики не имеет смысла. И вообще, что произошло? Чего ты завелась?
    Женя озадаченно посмотрела на сына. Его легкомыслие никак не вязалось с остротой проблемы. Она несколько минут молча резала овощи на разделочной доске. Бросив кубики картошки и морковки в кастрюлю, она продолжила, найдя, как ей казалось, весомые аргументы:
    — А если будет беременность? Что тогда? Это тебе в голову не приходило?
    — Подумаешь! Всегда можно аборт сделать. Делов-то куча. Мам, не загружайся. Это мелочи жизни.
    — Ничего себе мелочи! — от возмущения Женя так резко хлопнула крышкой по кастрюле, что она тревожно зазвенела. — В общем, так! Девчонку калечить я тебе не позволю! Скажи Оксане, что я хочу с ней поговорить.
    — О чем это?
    — О методах контрацепции! — патетическим тоном воскликнула Женя. — Да не бойся, ничего плохого я ей не скажу. Оксана девочка хорошая. Нам с папой нравится. Но только надеюсь, до свадьбы у вас пока дело не дошло?
    — Ма! Какая свадьба? Надо сначала институт победить. Там видно будет.
    — Ну ладно. Покарауль пока суп, а я в ванную пойду. Хотела сразу, но у меня от неожиданности все из головы вышибло. Так скажешь Оксане, что я хочу ее видеть?
    — Скажу, — миролюбиво согласился сын.
    Стоя под теплыми струями душа, смывающими усталость и въевшийся запах рыбы, Женя думала о возможном развитии событий. Легкомыслие, с которым Мишка отнесся к перспективам возможной беременности своей подружки, было ей вполне понятно. Молодой еще, жизни не знает. Думает, что прервать беременность — пара пустяков. А вот Женя прекрасно понимала, что далеко не безобидная операция может привести к осложнениям и даже бесплодию. Легко Мишке рассуждать, пока ничего не произошло. А если вдруг произойдет — не факт, что от нежеланного плода удастся избавиться. Может, у Оксаны резус-фактор какой-нибудь неправильный окажется или еще что-нибудь? Мало ли случаев бывает, когда аборт делать нельзя или поздно?
    А вдруг уже поздно? Дети быстро делаются: уснули вдвоем, а проснулись втроем. И что тогда? Мишка с Оксаной только на второй курс перешли, учиться еще четыре года. Кто их содержать будет вместе с ребенком? Женя с Павлом по уши в долгах. И где молодым жить? У Антоновых крошечная «хрущевка», гордо именующаяся двухкомнатной, но, по сути, комнат всего полторы: за проходной большой — узенькая Мишкина, похожая на пенал, вмещающая спартанскую кровать и письменный стол. И опять эти пеленки-распашонки, соски-бутылочки, бессонные ночи? Нет, нет и еще раз нет!
    У Жени и Павла в планах было спокойное размеренное будущее, оплаченное многолетним изнурительным трудом. Они хотели расширить производство, рассчитаться с долгами и купить трехкомнатную квартиру. А эту Мишке оставить. Пусть живет по-человечески, когда женится. И, в конце концов, для чего они с Павлом вкалывают, как ненормальные? Чтобы сын ни в чем не нуждался. А если он вдруг преподнесет им сюрприз в виде преждевременного внука, все планы пойдут прахом. Надо срочно принимать меры!
    Она наскоро вытерлась, обмотала полотенцем тщательно промытые волосы и, надев любимый махровый халат, вышла из ванной. Так же быстро расчесать мокрые спутанные пряди ей не удалось бы ни при каких обстоятельствах.
    Волосы у нее были удивительными: в высушенном состоянии они вились, но не банальными кольцами или менее банальными спиральками, а независимыми друг от друга тугими пружинками. Поэтому Жене приходилось укрощать эту буйную гриву, смиряя ее шпильками и заколками. Однажды она сделала глупость, поддавшись на уговоры приятельниц, и легкомысленно отдала себя в руки парикмахеру, соорудившему ей короткую стрижку. В результате тугие пружинки нимбом стояли вокруг Жениной головы, делая ее круглое лицо еще круглее. В тот раз Женя с трудом дождалась, когда отросшее буйство можно будет пригладить, свернуть жгутом на затылке и накрепко сколоть.
    Она встала перед зеркалом, приготовившись к длительному ритуалу расчесывания упрямых прядей: начиная с концов, постепенно продирая деревянную расческу выше, по направлению к корням. Совершая однообразные действия, отточенные до автоматизма ежедневными упражнениями, она разглядывала свое отражение, впервые за последний месяц целостное, а не выхваченное отдельными кусками маленьким зеркальцем, висевшим на гвозде в вагончике.
    То, что она увидела, ей не понравилось. Особенно темные круги под глазами, появившиеся, откровенно говоря, впервые. Женя расстроилась, но отмахнулась от сомнений по поводу своей красоты, подпорченной бессонными ночами, справедливо рассудив, что после окончания путины она отдохнет, отоспится и вернет себе и свежий цвет лица, и блеск карих глаз.
    Тем более что у нее появились более важные дела, чем оплакивание собственной внешности.

5

    Бурное течение несется навстречу. С трудом преодолевая сопротивление, упорно стремлюсь вверх, обдирая в кровь бока, прорываясь сквозь валуны, задыхаясь на мелких перекатах.
    Целеустремленной мощной густой лавиной рвутся к цели мои соплеменники, отдавшись безумной гонке. Кажется, что плыву не в воде, а в сплошной массе тел.
    Тяжело. И не только потому, что забыла о еде, подчиненная стремлению доплыть, а изза чудовищной тяжести, распирающей изнутри живот. Догадываюсь, что именно изза этого растущего бремени самоотверженно рвусь наперекор мощному течению.
    И вместе с этой догадкой смутно всплывает трагическая истина: видимо, я умру, как только тысячи икринок покинут мое истерзанное тело.
    Только бы успеть доплыть…
    К вечеру пришла Оксанка. Села на краю дивана, тесно сдвинув острые коленки, скромно прикрыв их ладонями, и сидела, не поднимая глаз, словно пай-девочка. Будто не ее Женя обнаружила в собственной постели несколько часов тому назад.
    Произнося общие, ничего не значащие фразы, призванные разрядить обстановку и служить вступлением к важному разговору, Женя с пристрастием разглядывала ее, хотя видела далеко не впервые.
    Но Оксана — однокурсница сына и Оксана — потенциальная невестка — это далеко не одно и то же. «Как говорят в Одессе, — иронично подумала Женя, — это две большие разницы».
    Она осознала слабо проклюнувшиеся ростки неприязни по отношению к этой малолетней нахалке, осмелившейся посягнуть на святое — выстраданного, выношенного, вынянченного сына, доставшегося большой ценой. И теперь ее, Женю, главную женщину в Мишкиной жизни, можно задвинуть на второй план, подальше с глаз, как прячут в кладовку старый ненужный хлам?
    Но тут же она усмехнулась своим мыслям, припомнив собирательный образ классической свекрови из анекдота: «Кого бы ты мне ни привел, она мне уже не нравится!».
    Свекровью-ведьмой Женя становиться не планировала, поскольку не в ее характере было злословить, придираться по пустякам и искать поводы для ругани. Особенно потому, что, настрадавшись в свое время от пренебрежительно-язвительной недоброжелательности матери Павла, она дала себе слово никогда не превратиться в такую же мегеру и не отравлять сыну жизнь.
    Но одно дело — давать клятвенные обещания в теории и совсем другое — выполнять их на практике. И потом, извините, если бы Мишка не притащил девчонку контрабандой, втайне от родителей, а представил ее, как принято у нормальных людей, у Жени была бы возможность привыкнуть и принять Оксанку всем сердцем.
    Подумав, что для таких благих начинаний нужно время, Женя постаралась прогнать непонятно откуда взявшееся раздражение против девчонки.
    Внешне Оксана была ничего. Женя была вынуждена признать — очень даже ничего. Кого-то она неуловимо напоминала: любопытные остренькие глазки-бусинки, легкие золотые бровки, длинный носик, светло-рыжие волосы, собранные в пушистый хвост, и лукавая улыбка, словно ей вот-вот надоест изображать из себя хорошую девочку, и она пошлет подальше Женю, вздумавшую лезть не в свои дела.
    Внезапно Женя поняла, что Оксана похожа на лисичку. «Лисичка-сестричка, — подумала Женя и ехидно продолжила: — сначала к зайчику в избушку просунула лапку, потом хвостик, а там уже обманутый зайчик пошел по белу свету…» Жене опять пришлось себя одергивать и возвращаться к основной цели разговора.
    Наконец, продравшись сквозь дебри спасительных тем погоды и учебы, Женя отважилась приступить к главному, предварительно услав Мишку в магазин «купить чего-нибудь к чаю».
    — Оксана, прости мою бестактность, но… — Женя помедлила, подыскивая слова, — но я бы не хотела, чтобы вы с Мишкой сломали свою судьбу. Вы только на втором курсе, жизни еще не видели. Ну куда вам ребенок? Ты согласна?
    Оксана молча пожала плечами, что можно было расценивать как угодно: согласие, пренебрежение или протест против вторжения в ее личную жизнь — на выбор. Кому как угодно. Женя выбрала согласие и продолжила:
    — Боюсь, что тебе не совсем удобно быть со мной откровенной. А с мамой ты не советовалась?
    — Да вы что? С моей мамой? Она сразу начнет рыдать и за сердце хвататься.
    — Подожди. Мишка сказал: твои родители знают, что ты у нас ночевала.
    — Вот еще! Я им записку оставила, что буду у подружки. Если бы они про Мишу узнали — такое бы началось! Они никак не могут понять, что теперь все по-другому. Это раньше нужно было сначала замуж выйти. А до свадьбы ни-ни. Но я на них не обижаюсь. Они у меня уже пожилые.
    — Так ты поздний ребенок? — с интересом спросила Женя.
    — Ага. Папа-мама уже давно пенсионеры. Только работают. Говорят — вот прикончу институт, встану на ноги, тогда они спокойно вздохнут.
    — Вот видишь, — Женя воодушевилась подтверждением ее аргументов. — Тем более твоим родителям сюрпризы ни к чему.
    — Никаких сюрпризов не будет! — решительно объявила Оксана. — Я пока не собираюсь с пеленками возиться. В наше время нормальные люди сначала обеспечивают себя, а годам к тридцати вешают на себя этот хомут.
    — Но дети обычно не спрашивают разрешения появиться на свет, — улыбнулась Женя.
    — Это в ваше время так было, Евгения Алексеевна, — покровительственно произнесла Оксана, великодушно прощая Жене ее невежество. — А в наше время существуют методы контрацепции.
    — Я в курсе, — улыбнувшись, ответила Женя. — Но эти методы иногда подводят.
    — Ага, бывает! Тогда придется сделать аборт. Подумаешь! Все делают — и ничего. Мелочи жизни.
    — Очень даже чего. Могут быть осложнения. Ведь это настоящая операция. Я думаю, лучше не рисковать своим здоровьем. И, между прочим, аборт — это убийство.
    — Так он ведь еще не живой! — возмутилась Оксана глупой сентиментальности Жени. — Когда аборт делают, там ребенка еще нет. Одни молекулы!
    Оксана опять пожала плечами. Она никак не могла понять, к чему эти душеспасительные беседы? Или Мишкина мамаша всерьез считает, что Оксана должна заточить себя дома, как в келье, изредка прогуливаясь с Мишей по вечерам, взявшись за руки, как в первом классе, и ровно в девять возвращаться домой?
    Но, с другой стороны, тетя Женя, как Оксана про себя называла Мишкину мать, нормальная тетка. Не занудная. Не лезет с нравоучениями, а, кажется, просто хочет помочь. Подстраховаться в случае чего. В принципе Оксана ничего не имела против. С подружками на эту тему уже тысячу раз было говорено-переговорено, но от ровесниц толку немного.
    — Знаешь, что я хочу тебе предложить? — продолжила Женя. — У меня приятельница есть, она хороший врач-гинеколог. Давай к ней на прием сходим? Ты не бойся, я с тобой в кабинет входить не буду, так что можешь меня не стесняться. А она нам что-нибудь путное присоветует. Ладно?
    — Ладно, — тут же согласилась Оксана, словно ждала подобного предложения.
    — Вот и хорошо, — постановила Женя. — Я ей позвоню, договорюсь.
    И тема разговора была исчерпана.
    Вернулся из магазина Мишка, а Женя засобиралась на работу, в цех, отложив мечты о безмятежном отдыхе до лучших времен. И так, можно сказать, отдохнула на всю катушку. Расслабилась по полной программе. Получила головную боль похлеще забот о производстве. Уж лучше окунуться в ударный труд, чтобы выкроить время для похода к врачу. Но все же активные действия лучше пассивного бездействия в ожидании неприятностей в виде никому не нужного младенца. Женя всегда предпочитала развивать бурную деятельность по ликвидации возможных проблем, и хотя результат не всегда был удовлетворительным, сидеть сложа руки она не умела.
    Стемнело. Свет фар выхватывал из мглы несколько метров асфальта перед капотом. Иногда Женя переключала дальний свет, дающий возможность видеть больший участок дороги, но встречные машины тревожно подмигивали, вынуждая вновь вернуться к ближнему освещению. Казалось, Женя увязла вне времени и пространства.
    Она думала о том, что у современных юнцов все просто. Они не скованы условностями, предрассудками и не видят ничего предосудительного в своем легкомыслии. А может, это правильно? Во времена молодости Жени и Павла всевозможные запреты и ограничения нисколько не способствовали целомудрию и воздержанию, а приводили лишь к тщательной конспирации. И не одна судьба, принесенная на алтарь общественной нравственности, была изломана.
    Как странно… Женя мысленно произнесла: «во времена нашей молодости». А сейчас у них с Павлом старость, что ли? Им всего по сорок два года. И молодость продолжается…

6

    Хорошо тут, в уютной колыбельке. Можно поплавать. Жаль, что места маловато. Не разгонишься. Но это не беда: стенки моего шарика, заполненного теплой водой, мягкие и упругие. Даже если сильно стукнуться — не больно.
    Плавать я люблю. Раньше даже думала, что я — рыбка. У меня был хвостик и почти что жабры. А потом они куда-то делись. Не помню, куда. Это давно было.
    Хвостик жалко. Зато теперь могу шевелить сразу руками и ногами. Если захочу, конечно. Гораздо приятнее свернуться калачиком и плавно покачиваться в ласковых волнах.
    Из живота растет гибкая трубка. Зачем она нужна? А, знаю! Это для того, чтобы я не сбежала. Не заплыла далеко.
    Ладно, пока не буду. Все равно нет ни одной щелочки, даже самой малюсенькой.
    Но меня ведь отсюда выпустят когда-нибудь?
    ТАМ, наверное, здорово?
    Женя влюбилась в Павла с первого взгляда. Первый взгляд был брошен через стеклянную дверь аудитории, в которой высокий тонкий черноволосый мальчик, стоя вполоборота к Жене, что-то горячо доказывал пожилому профессору. Мальчик был так увлечен диалогом, призванным решить насущные проблемы в виде зачета, что не заметил постороннюю наблюдательницу. А она его хорошо разглядела: хорошенький, словно пастушок из тетушкиного серванта, застывший в галантном поклоне у ног фарфоровой пастушки.
    Правда, смешной взлохмаченный профессор за пастушку сойти не мог, да и сама Женя на роль утонченной прелестницы не годилась, поскольку не была склонна к сентиментальности и напрасным романтическим мечтам.
    Поэтому было странно, что рациональная Женя, насмешливо отвергающая всех потенциальных воздыхателей, обратила внимание на тонкого, звонкого и прозрачного, абсолютно несовременного мальчика. Видимо, это можно объяснить странной закономерностью, по которой противоположности притягиваются: лед и пламень, волна и камень, конь и трепетная лань, и прочая, и прочая.
    Не в привычках Жени было навязываться. Кокетничать и первой проявлять инициативу она не умела, несмотря на то, что была бойкой и решительной особой, обреченной всегда исполнять роль лидера, начиная чуть ли не с детского сада.
    Теперь она ходила, как заведенная, во время перемен по коридорам или стояла на крыльце института, где обычно клубились студенты, в надежде встретить «пастушка», как она мысленно окрестила черноволосого мальчика. Вероятность случайной встречи была невелика: они хотя и были оба первокурсниками, но учились на разных факультетах. Женя — на девчачьем экономическом, где встречались эпизодические вкрапления мальчиков, а «пастушок» — на механическом, традиционно мужском. Поэтому их пути обычно не пересекались. Разве что в большой и шумной институтской столовой, сквозь чад подгоревших пирожков и гул беззаботной студенческой массы Женя могла иногда издали увидеть своего «пастушка».
    Но обнаружение объекта никакого практического применения не имело, поскольку «пастушок» всегда был в компании самодовольного, даже несколько нагловатого парня и двигался за ним, словно утлая лодчонка за самоуверенным буксиром.
    Нельзя утверждать, что жизнерадостная Женя, снедаемая безответной тайной любовью, страдала и чахла. Страдать и чахнуть было некогда. Незнакомая студенческая жизнь обрушилась на нее, вынуждая ориентироваться и приспосабливаться в новых условиях. Особенно потому, что Жене не на кого было рассчитывать в отличие от большинства маменькиных сынков и дочек.
    Она была сиротой, причем круглой. Родители погибли, когда она училась в девятом классе. Тетка Евдокия Ивановна, суровая и немногословная старуха, приехала и забрала ее к себе. Несмотря на преклонные годы, она все сделала очень быстро: заказала чугунную оградку на кладбище, продала дом, сложила деньги на сберкнижку, открытую на имя Жени, и оформила опекунство.
    Женя тетку любила. Во-первых, Евдокия Ивановна была старшей маминой сестрой, то есть единственным родным человеком. Во-вторых, безмужняя и бездетная, она никогда не давала Жене понять, что считает ее обузой, невесть откуда свалившейся на нее на старости лет.
    И все же, рано оставшись без родителей, Женя понимала, что рассчитывать ей придется только на себя. Поэтому и в институт поступила с первой попытки, несмотря на конкурс, весь десятый класс просидев над учебниками, отклоняя уговоры подружек пойти в кино или погулять по улицам маленького провинциального городка, в котором все развлечения сводились к вышеперечисленным: в кино и погулять.
    Теперь, из большого города, наполненного лязгом, грохотом и суетой, нависающего подъемными кранами в порту и высоченными зданиями, взбегающими на вершины сопок, маленький городок казался землей обетованной.
    Там над теткиным домиком, полузанесенным мягкими сугробами, шел дым из трубы, поднимаясь вертикально вверх в холодное прозрачное небо. Там на выскобленной добела столешнице стояли пироги, сбрызнутые водой, чтобы не черствели, покрытые поверх румяной корочки чистым рушником. Там кошка, названная без лишних церемоний своей строгой хозяйкой Кошкой, намывала гостей, сидя в теплом солнечном прямоугольнике, падающем из окна на лоскутный половик. Там тетка Евдокия Ивановна, надев круглые очки, быстро-быстро постукивала спицами, считая про себя петли, — вязала носки для Жени. А по блестящим половицам, выкрашенным яично-желтой нарядной краской, катался шерстяной клубок, отвлекая кошку по имени Кошка от ленивого вылизывания пушистой шерстки.
    Несмотря на внезапно нагрянувшую любовь, Женя планировала на первые зимние каникулы поехать к тетке. Тем более что о предмете своих воздыханий она не знала ровным счетом ничего — ни имени, ни фамилии, ни адреса. «Пастушок» мог оказаться местным жителем и жить себе припеваючи с родителями. А мог, как Женя, быть приезжим и жить в общежитии или на квартире. В этом случае он, как все нормальные люди, должен был поехать в родной город или поселок.
    Сессию Женя сдала легко. Она заранее купила билет на поезд, уходящий на следующий день после сдачи завершающего экзамена, из суеверия оставив в запасе лишние сутки на всякий случай. Менее осторожные девочки из ее комнаты в общежитии уехали сразу, едва успев сдать зачетки в деканат, а задержавшаяся Рита, болтушка и хохотушка, внесла свои коррективы в свободный вечер и распорядилась:
    — У нас сегодня гости. Так что давай наводи красоту.
    Красоту наводить Женя не умела. Она считала вполне достаточным надеть свои единственные, зато фирменные, джинсы, купленные на толкучке, и тонкий свитер-лапшу, приобретенный там же. Пружинистые каштановые волосы она тогда небрежно заплетала в косу, необычайно толстую не из-за обилия, а объема волос, и стягивала ее понизу резинкой. Красить глаза пластмассовой щеточкой, предварительно повозив ее по бруску черной гуталиновой туши, а потом старательно разъединять слипшиеся ресницы остро заточенной спичкой, как это делала Рита, Женя не хотела. В этом действии не было необходимости по объективным причинам: ее брови и ресницы и без того были темными. А когда Женя однажды попробовала усовершенствовать свою внешность и все-таки намазалась, подведя для пущего эффекта еще и стрелки по краю верхних век, ее лицо стало пугающе-грубоватым, утратив нежно-акварельные естественные краски.
    Поэтому джинсы, свитер-лапша и коса — вот и все, что Женя могла придумать для красоты. Правда, можно было еще посчитать колечко, подаренное теткой к выпускному: серебряное, с бирюзовым камушком. Но кольцо Женя и без того никогда не снимала.
    — Женя! Ты что, не слышишь? Говорю тебе: у нас сегодня сабантуй. Будем отмечать первую сессию.
    — А кто придет?
    — Два мальчика. Я с ними познакомилась сегодня в институте. Представляешь, я иду, а они мне вслед: «Девушка, вы не знаете, как пройти в библиотеку?». А я им… — затараторила Рита, от возбуждения раскрывая во всю ширь глаза и размахивая руками.
    — Ты с ума сошла? Заигрываешь с незнакомыми парнями, еще и в гости зовешь!
    — Чего это незнакомые? Уже знакомые. А в гости они сами напросились. Да, и еще спросили: «У тебя подружка есть?». А у меня подружка как раз есть! Ну правда, Женечка, ты же есть?
    — Ну не знаю, — с сомнением протянула Женя. — Идеи у тебя какие-то вздорные. И угощать их нечем. Денег-то совсем не осталось.
    Денег действительно почти не было. Стипендия давно кончилась, хотя и была немаленькой: целых сорок два рубля. И на перевод из дому рассчитывать не приходилось в преддверии близких каникул. У Жени и Риты на двоих остались два рубля и тридцать семь копеек. И было бы еще меньше, если бы соседки по комнате, уезжая, не выгребли из своих карманов почти всю мелочь и не оставили ее на столе, сопроводив лаконичной запиской: «Гуляйте и ни в чем себе не отказывайте».
    — Ой, и зачем нам деньги! — обрадованно воскликнула Рита, посчитав Женины сомнения за согласие. — У нас чай-сахар остался. Еще пряники есть. А мальчики сказали: шампанское купят. В общем, так! Они придут к шести часам.
    — Новости! У меня на шесть часов переговоры с теткой заказаны. Если я не приду, она с ума сойдет.
    — Да? — Рита призадумалась и приуныла, но тут же воспряла духом. — Ничего страшного. Я их пока займу, то да се. А ты с теткой поговоришь — и бегом назад.
    — А если я задержусь? Сама знаешь, вызова можно ждать три часа.
    — Тогда придется Светку из четыреста двенадцатой комнаты звать.
    Вот и славно. Женя облегченно вздохнула. Светка из четыреста двенадцатой будет палочкой-выручалочкой. А она пойдет себе на переговорный, спокойно поговорит с тетей, а потом погуляет по вечернему городу.
    В последнее время Женя полюбила ходить одна, не отвлекаясь на беспечную болтовню однокурсниц. В одиночестве ей сладко думалось о своем «пастушке» и, хотя вспоминать было особо нечего, немногочисленные эпизодические встречи перебирались ею в мельчайших подробностях. Особенно часто всплывала впервые увиденная картинка: высокий тонкий мальчик за стеклянной дверью аудитории…
    Ближе к шести Женя надела шапку-псевдоушанку с намертво припаянными формовкой ушами и козырьком и шубу, которой очень гордилась. Тетка не поскупилась и купила, отстояв очередь в универмаге, модную искусственную шубу, белую в серо-черных разводах, тяжелую, как солдатская шинель, но искупающую этот недостаток сверканием новенького меха.
    Женя стремглав вылетела из общежития и помчалась по улице, благо до переговорного пункта было недалеко. Нужно было перебежать на другую сторону, но, поколебавшись, она решила дойти до светофора на следующем перекрестке.
    Навстречу ей шли двое: «пастушок», торжественно держащий двумя руками перед собой, как жезл, бутылку шампанского, и его самоуверенный дружок. Сомнений не было: «Советское шампанское», как опознавательный знак, наглядно подтверждало, что приятели и есть те самые таинственные гости, о которых Рита все уши прожужжала. Жене на секунду стало страшно: а если бы она успела перебежать на другую сторону? Но какие-то необъяснимые силы ее удержали и не дали уйти от своей судьбы. В том, что это именно судьба, она не сомневалась.
    Отогнав сомнения по поводу теткиных волнений, она махнула рукой на свои недавние планы и, потоптавшись для приличия несколько минут у газетного киоска, вернулась в общежитие, чтобы Светка из четыреста двенадцатой комнаты ее не опередила.
    В комнату она влетела, будто за ней собаки гнались, и, старательно скрывая волнение, независимым тоном небрежно бросила:
    — Привет! — и на этом привете ее решительность иссякла.
    — Вот, познакомьтесь, пожалуйста. Моя подруга Евгения, — чинно произнесла засмущавшаяся Рита.
    Самоуверенный парень назвался Валериком, что рассмешило девушек, поскольку инфантильное имя не вязалось с его нагловатыми манерами.
    А «пастушок» оказался Павлом Антоновым. Так и состоялось их знакомство.
    Парни шли в общежитие с определенной целью, четко сформулированной искушенным Валериком и настойчиво аргументированной им же. Он, заслуженно исполнявший роль лидера, взял на себя ответственную функцию просвещения неопытного друга и приобщения его к радостям бытия. Павел ничего не имел против и легко поддался уговорам старшего товарища, тем более что очень кстати подвернулась удача в виде легкомысленной и, казалось, на все согласной Риты, располагающей несомненными преимуществами в виде подружки и свободной комнаты.
    Рациональный Валерик все заранее распределил: ему — Рита, поскольку именно он с ней познакомился, в то время как робкий Павел молча стоял рядом, нисколько не помогая другу. К тому же хорошенькая смешливая Рита сразу понравилась Валерику, а главное — дала понять, что она не прочь развлечься. (И в этом он глубоко заблуждался, ибо принял готовность к кокетству и наивность милой простушки за более приземленные планы.) Ну а неведомая подружка предназначалась Павлу. Это, по мнению Валерика, было по справедливости. Правда, не исключено, что подружка может оказаться крокодилом, но придется рассчитывать на удачу.
    Подружка оказалась не крокодилом. О конкретных действиях, вбитых в его голову подробными инструкциями просвещенного друга, Павел забыл в ту же минуту, когда увидел обращенное к нему лицо Жени. Ее распахнутые глаза сияли навстречу Павлу, так что даже недалекий Валерик заподозрил нечто, не соотносящееся с его планами.
    Легкомысленной вечеринки не получилось. Все четверо сидели за столом и чинно пили чай. Выпили и шампанское, налив его в граненые стаканы, за первую удачно сданную сессию. Но даже оно не растворило скованности. Рита и Валерик пытались разрядить обстановку, но, почувствовав бесплодность своих усилий, сникли.
    Наконец парни собрались уходить.
    — Пошли покурим, — хмуро бросил Валерик Рите, и та, безропотно подчинившись, всунула ноги в сапоги, накинула пальто и вышла вслед за ним.
    Павел стоял у двери и медлил. Хотелось сказать что-то значительное, важное для них обоих, но почему-то ничего не придумывалось.
    — А я завтра уезжаю. Домой, — наконец произнесла Женя.
    — А где твой дом?
    — В Лесозаводске.
    Павел разулыбался так, словно наличие дома в Лесозаводске сообщало Жене дополнительную прелесть, и взял ее за руку.
    — Какое у тебя кольцо красивое, — сказал он и, скрутив простенькое колечко с Жениного пальца, вначале рассмотрел его внимательно, поворачивая на уровне своих глаз, а потом опустил серебряный ободок в свой карман. — Во сколько у тебя поезд?
    — В десять тридцать. Вечера, — ответила Женя, вспыхнув от прикосновения Павла к ее руке.
    — Я приду тебя проводить. Тогда и кольцо отдам. Пока!
    Павел повернулся и вышел за дверь, у которой осталась стоять Женя, чувствуя жжение в том месте, где было кольцо.
    На вокзал Павел не пришел. Женя долго стояла у вагона, вглядываясь в толпу, снующую по перрону, и ступила на подножку, когда поезд уже тронулся.
    Она сидела в плацкартном вагоне на своей нижней, ступенчато разложенной боковой полке и смотрела в черное ночное окно, по которому метеорами мчались огни вдоль отражения ее лица.
    В вагоне шла дорожная суета. Проводница деловито собирала билеты, пассажиры обустраивали временный ночлег, застилая сиротские матрасы и подушки серым влажным бельем. Кто-то уже пил чай из стаканов в обжигающих подстаканниках, кто-то успокаивал плачущего ребенка, кто-то завязывал дорожное, ни к чему не обязывающее знакомство.
    Женя сидела, отвернувшись от сутолоки, не желая ни с кем разговаривать, чувствуя, как слезы, переполняющие глаза, готовы выкатиться и поползти по щекам.
    Внезапно на свободное место напротив Жени кто-то сел. Она возмущенно обернулась, чтобы резко указать нахалу, что это ее полка, между прочим!
    Напротив Жени сидел довольный Павел и улыбался. Оказалось, что он тоже едет домой. В Лесозаводск.
    Всю ночь они просидели рядом, накрывшись Жениной шубой. Сонный вагон, плавно покачиваясь, мчался сквозь снежную мглу. Женя и Павел не спали. Они то шепотом рассказывали о себе, то замолкали, вслушиваясь в дыхание друг друга.
    Вот так все и началось.

7

    О! Вот это я люблю. Сладко! Прямо по трубке льется сладкое по всему телу. Раньше я была совсем глупой. Думала, трубка меня к шарику привязывает. А чего вязать-то? И так никуда не денусь. Мне тут хорошо.
    Как жаль, что сладкое бывает редко. В основном такое льется: бе-е-е! Какое-то жгучее-колючее. Интересно, откуда оно берется, такое противное?
    Я люблю сладкое. Еще люблю, когда волны тихонько качают: буль-буль, буль-буль. А не плюхают и бултыхают туда-сюда.
    ТА, в которой мой уютный шарик, все время прыгает и скачет. ОНА что, забыла, что я тут? Нельзя ли поосторожнее?
    Вот. Еще я люблю слушать, когда ОНА звучит. Ласково. Правда, не всегда. Бывает слишком громко. Я даже пугаюсь. А вдруг ОНА злая? Как доберется до меня! Как даст! Ой-ой-ой, боюсь!
    ОНА там не одна. Есть ВТОРОЙ ОН. У него звук другой, пониже. Но тоже бывает нежный. Иногда.
    Бывают и другие. ИХ много. И все звучат по-разному.
    Интересно, я ИХ увижу когда-нибудь?
    Расписались они на втором курсе, едва обоим исполнилось по восемнадцать, втайне от родителей Павла. Его отец, военный в чине подполковника, ничего против Жени не имел. Но командовал он только на службе. Дома же было высшее начальство — жена.
    Ираида Петровна была гранд-дамой, во всяком случае, старалась. Будучи сама из простой семьи, не обремененной светскими условностями, она на каком-то этапе своей жизни решила бдительно соблюдать этикет и соответствовать высокому званию супруги подполковника. К сожалению, ее образование осталось девственно-нетронутым, поскольку основные усилия были направлены на соблюдение внешней стороны: непременного наличия ковров и чешской полированной стенки, хранящей в своих недрах изобилие хрустальных ваз, вазочек, салатниц, рюмок и бокалов. Помимо хрусталя, символизирующего высокий социальный статус, она считала признаком светского тона невестку из хорошей семьи, причем выбранную лично Ираидой Петровной. Мнение дорогого Павлушеньки при этом не учитывалось, тем более потому, что Ираида Петровна планировала свадьбу в далекой перспективе, когда Павлик окончит институт и получит диплом.
    Женя в планы Ираиды Петровны не входила. Чему-то она там не соответствовала. Ираида Петровна устроила пару хорошо поставленных семейных сцен, сопровождавшихся хватанием себя за область сердца и нервным отсчитыванием капель валокордина, падающих в хрустальную рюмку. Ее вдохновенные монологи с непременными вставками в виде фраз «только через мой труп!» и «я не позволю разрушить твою жизнь!» сделали бы честь актрисе провинциального театра.
    Основным ее аргументом была неминуемая катастрофа в виде младенца, обязанного появиться на свет вследствие легкомысленного брака.
    Павел, несмотря на кажущуюся мягкость, неожиданно проявил стальной характер и потащил вяло сопротивляющуюся Женю в загс. Окончательного разрыва с родителями не произошло, хотя Павел в глубине души так и не простил им пренебрежения к Жене.
    Во время редких родственных визитов Ираида Петровна, поджав губы, постоянно поучала невестку, не прощая ей малейших промахов, как истинных, так и вымышленных. Отца вскоре перевели по службе, и Женя, к счастью, получила передышку от нравоучений в устном виде, замененных наставлениями в виде письменном.
    Поскольку молодожены учились в одном институте, комендант общежития выделила им комнатушку, в которую едва втиснулись диван-кровать и письменный стол. А им больше ничего и не было нужно.
    Поначалу Женя, наученная более опытными подругами, стереглась. А потом, успокоившись, перестала осторожничать. И все же младенец, обещанный Ираидой Петровной, появляться не спешил. Но тревоги по этому поводу они не испытывали. Словно оба знали: придет время, и ребенок родится. Обязательно родится, ведь от такой любви, как у них, и появляются дети.
    Тревога пришла к окончанию института: может быть, и впрямь что-нибудь неладно? И каждый втайне сомневался, не высказывая своих мыслей вслух.
    После института их распределили на Сахалин. Откровенно говоря, они сами попросились на остров, соблазнившись восторженными рассказами Риты, коренной сахалинки. По ее мнению, Сахалин был райским местом, в котором росли невиданные растения, бегали сказочные животные, плавали удивительные рыбы, летали волшебные птицы, жили, любили и мечтали мужественные романтики. Женя и Павел поверили ей на слово.
    Их ждало разочарование. Они думали увидеть нечто более интересное, чем скромный маленький город, застроенный обычными пятиэтажками в центре и ветхими бараками по периферии. Единственным намеком на экзотику были вкрапления следов пребывания японцев на юге острова, безжалостно искоренявшиеся задолго до приезда Антоновых. Уцелело лишь монументальное здание, в котором размещался краеведческий музей, да еще несколько японских домов и полуразрушенных памятников.
    Рита, тоже получившая распределение на родину, с таким неподдельным энтузиазмом проводила экскурсии для новоиспеченных сахалинцев и так радостно нахваливала совершенно обыденные, на взгляд Жени и Павла, достопримечательности, что приунывшие было молодые специалисты несколько приободрились и решили по крайней мере отработать обязательные три года, а там видно будет.
    В то время они считали себя свободными, вольными уехать, как только закончится трехлетний срок повинности, не подозревая о странной закономерности, необъяснимой, но тем не менее существующей: остров неудержимо затягивал, незаметно подкидывая по мелочам то печальный неброский пейзаж, то завораживающую музыку дождя, то яростный всплеск бурана, а затем властно привязывал к себе навсегда.
    И если некоторые люди самонадеянно решали уехать, спастись бегством из ненавязчивого плена, они были обречены на постоянные воспоминания, переходящие в откровенную ностальгию, вынуждающие их за тысячи километров искать единомышленников, бывших сахалинцев, единственно способных понять тоску по тому пленительному времени, когда они были истинно счастливы.
    Большинство приезжали на остров временно: отработать после института или техникума обязательные три года либо заработать на счастливую обеспеченную жизнь, которая начнется когда-нибудь. Материальные блага в виде надбавок, коэффициента и бесплатного проезда в отпуск создавали иллюзию больших денег, которыми можно будет оплатить будущее.
    Многие так и жили, отказывая себе во всем сегодня и откладывая каждый заработанный рубль на завтра. Жили словно в зале ожидания и мечтали о той прекрасной жизни, которая начнется на материке, и поругивали суровый остров, и иронизировали над его слабыми потугами на цивилизацию, и даже позволяли себе пренебрежительно отзываться о нем, не подозревая, что он уже вошел в их плоть и кровь. И просто так не отпустит.
    Нет, конечно, можно уехать. Купить билет на самолет — и вперед! А потом бессонными ночами тосковать по серой сетке дождя, заслоняющей горбы сопок; по переливам поющей воды в прозрачных реках и ручьях; по шелесту прибоя, накатывающего волны на прибрежную гальку; по исполинским скалам причудливых очертаний; по незабываемой симфонии воды, камня, света…
    Ничего этого Женя и Павел тогда не знали. Да и позже не задумывались над тем, почему решили остаться на Сахалине. Понравилось — вот и остались. Обросли друзьями. Получили квартиру как молодые специалисты. В работу втянулись.
    Первая осень удивила их неожиданным теплом, затянувшимся до середины октября, и невиданным буйством красок тайги, языками пламени спустившимся с сопок и растекшимся по городским улицам.
    Первая зима поразила изобилием пушистого снега, заботливо укутавшего дремлющий город искрящимися под солнцем сугробами.
    А весной Женя захандрила. Черный снег подтаявшей коркой скрывал промерзшую землю и никак не хотел уходить. Промозглый ледяной ветер качал голые ветви деревьев, стряхивая с них холодные капли. Женя зябко куталась в пуховый платок и хмуро смотрела из окна на унылую картину. Она думала о том, что в родном Приморье веселится настоящая весна: солнце давным-давно растопило остатки снега, молодые клейкие листья развернулись и набирают силу с каждым днем, ростки травы укрыли землю, и кое-где желтеют неприхотливые одуванчики.
    Если бы Женя знала, что стоит у окна не одна, а вдвоем с Мишкой, она бы тогда и не тосковала.

8

    Почему все время хочется спать? Наверное, оттого, что покачивает. И снаружи мерно стучит: тук-тук, тук-тук, тук-тук. Как мое сердце, только намного медленнее.
    Зато снятся сны. Сегодня приснилось очень красивое. Будто я уже не в шарике, а ТАМ, откуда звучат голоса.
    ТАМ так здорово! Все заполнено золотым светом. Он такой слепящий, яркий, что я даже во сне посильнее зажмурилась. А потом потихоньку открыла глаза.
    Это только во сне могло случиться — ведь им положено быть закрытыми.
    И тут я увидела ЕЕ. ОНА держала меня на руках. Это чудесно. Приятнее, чем в шарике плавать.
    ОНА красивая. У НЕЕ волосы длинные, пушистые. И глаза блестящие и добрые. Прямо на меня смотрят ласково-ласково.
    А потом ОНА прижала меня к груди, а из нее полилось сладкое-пресладкое. Прямо в рот. Я и не знала, что когда в рот попадает, очень вкусно. Гораздо лучше, чем эта дурацкая трубка.
    И все поплыло, поплыло куда-то.
    Я проснулась. Тепло. Темно. Мягко. Тоже хорошо. Но во сне было лучше.
    Жаль, что это только сон…
    Женя заехала за Оксанкой, как договаривались, в половине четвертого. Оксанка скользнула на заднее сиденье и притихла. Женя поглядывала на нее в зеркальце заднего вида, отражавшее быстрые хитренькие лисичкины глазки.
    — Боишься? — посочувствовала Женя.
    — Нет. А чего бояться?
    — Ну и правильно. Дело житейское. Тем более что Татьяна Сергеевна — доктор хороший. Я ей доверяю.
    — А вы ее давно знаете?
    — Давно. Лет пятнадцать. Нет, шестнадцать.
    Да, точно, шестнадцать. Мишке было два года, когда Женя решила прервать вторую беременность. Вторую и, как оказалось, последнюю. Доктор Татьяна Сергеевна, к которой Женя обратилась по рекомендации, в тот раз уговаривала оставить ребенка, но Женя была непреклонна. А через полгода они случайно встретились в одной молодой и веселой компании, сплоченной воскресными лыжными пробегами зимой и пешими марш-броском летом по окрестным сопкам. Так и подружились. С годами видеться стали реже, все больше общались по телефону, но продолжали считать себя подругами.
    Тогда, шестнадцать лет тому назад, Женя была уверена в том, что двух малышей им не потянуть. И время было сложное, неустроенное. И Мишка не вылезал из болезней. Женя планировала родить второго ребенка, когда сын пойдет в первый класс. Многие знакомые так же рассчитывали: удобно сидеть с малышом дома и заодно присматривать за первоклассником. Но, как показала практика, не все можно спрогнозировать.
    Поначалу, когда выяснилось, что долгожданная беременность не наступает, несмотря на заверения врачей, что видимых органических нарушений нет, и Женя вполне может стать матерью, она отчаянно переживала. Очень хотелось родить маленькую хорошенькую девочку и наряжать ее, как куклу. Тем более сильным было это желание, что к тридцати годам они с Павлом осознанно хотели второго ребенка, повзрослев и встав на ноги. Потом Женя свыклась с тем, что Мишка так и останется их единственным сыном, и перестала терзаться понапрасну. А когда они увязли по уши в рыбном бизнесе, оставили тщетные мечты о маленькой девочке. Какая уж тут девочка: самим бы выпутаться, не взваливая на себя дополнительные хлопоты.
    Но горький опыт научил Женю избегать необдуманных поступков, особенно в тех случаях, когда речь идет о здоровье и даже о будущем. И если легкомысленные Оксана и Мишка не вполне осознают степень риска, то долг Жени — помочь им не наломать дров.
    Женя стала вспоминать выражения, применимые к данному случаю. Не наломать дров. Или не наступить на грабли. Или подстелить соломки. Женя развеселилась. Последнее утверждение звучало несколько двусмысленно.
    — Почему вы смеетесь? — спросила любопытная Оксанка.
    — Так. Всякие глупости в голову лезут. Ты полис взяла?
    — Взяла. А там прием платный?
    — Разберемся как-нибудь. Вот мы уже и приехали.
    Женя с трудом втиснула машину в случайный просвет, образовавшийся в сплошном ряду машин, и заглушила мотор.
    В коридоре ждали своей очереди женщины, в основном молодые. По мнению Жени, даже очень молодые, практически девчонки. Многие были округлыми в талии и сидели, инстинктивно приняв позу, наиболее удобную для себя и будущего ребенка. Она впервые заметила, какой у беременных женщин взгляд. Не вне себя, в окружающий мир. А внутрь себя, словно обращенный к еще не родившемуся существу.
    Женя вспомнила, что тетка Евдокия Ивановна всегда употребляла иносказательное выражение о будущей матери: «женщина в ожидании». И только сейчас она поняла, насколько точными были эти устаревшие, давно вышедшие из употребления слова. В ожидании младенца. В ожидании чуда. В ожидании счастья. Или, быть может, в ожидании боли? Нет, не боли. Таких глаз — мягких, мудрых, нежных — у смятенного ожидания не бывает…
    — Евгения Алексеевна, долго нам еще сидеть? — Оксанка нетерпеливо поглядывала на часы.
    — Потерпи немного. Нас вызовут.
    Дверь кабинета отворилась, выпуская пациентку, и вслед за ней выглянула Татьяна.
    — Женя, заходите, — пригласила она.
    Они вошли. Женя помедлила.
    — Я лучше в коридоре подожду. Не буду вам мешать, — и вышла.
    Необходимости в ее присутствии действительно не было. С Татьяной она предварительно поговорила по телефону, четко обрисовав ситуацию и попросив помочь по мере возможности.
    Именно в тот момент, когда Оксанка осталась в кабинете, Женя начала беспокоиться о том, что, возможно, сейчас выяснится, что поздно пить боржоми. И нужно будет принимать более радикальные меры, нежели выбор методов предупреждения нежелательной беременности. Или, чего доброго, придется в сорок два года становиться бабушкой? О нет, только не это!
    Оксанка выпорхнула, одарив Женю лучезарной улыбкой, по которой та сразу поняла, что повода для беспокойства нет, и облегченно вздохнула.
    — Идите, там вас зовут, — заявила девчонка.
    Женя вернулась в кабинет и села у стола Татьяны.
    — Ну что, мамочка, волнения напрасны, — иронично протянула Татьяна и добавила, насмешливо улыбаясь: — бабушкой вам стать пока не грозит. Все в порядке. Препарат я назначила, как принимать — объяснила. Девочка смышленая. Думаю, проблем не будет.
    — Слушай, я так перенервничала, — призналась Женя, — думала: все!.. Проворонила ворона вороненка.
    — Да что ты, я не знаю! Нашла, из-за чего дергаться. Пустяки. Обычное дело. Твои хоть взрослые уже. А тут, представляешь, ко мне вчера пятнадцатилетнюю деваху мать привела. Направление на искусственное прерывание брать. Вот где действительно ужас. А у тебя все нормально. Парень взрослый. Невеста тоже. Красивая к тому же.
    — Хорошо тебе говорить. А представь — в нашей ситуации только новорожденного не хватало.
    — Ладно, мамочка, не надо нервничать. Раньше надо было думать.
    — Когда это раньше? Я только неделю назад Мишку застукала.
    — Раньше — это восемнадцать лет назад, — засмеялась Татьяна. — Когда своего Мишку на свет произвела. Уже тогда следовало ожидать, что когда-нибудь станешь бабушкой.
    — Да ладно тебе, — примирительно сказала Женя. — Спасибо большое.
    — Пожалуйста большое. Обращайтесь, если что. Кстати, а ты сама когда у меня на приеме была? Что-то я не припомню. Года два прошло, пожалуй?
    — Пожалуй, да.
    — Давай-ка я и тебя заодно посмотрю. Раз пришла. Иначе тебя на аркане не затянешь, вечно тебе некогда. Нет, Женя, разве можно так небрежно к себе относиться?
    — Может, в другой раз, а? Так не хочется. И времени нет…
    — Вот! — торжествующе воскликнула Татьяна, найдя в Жениных словах подтверждение своей правоты. — А я что говорю? Если у тебя сейчас времени нет, когда ты уже здесь, то откуда оно возьмется в другой раз? Раздевайся.
    — Ладно, — нехотя протянула Женя, поняв, что сопротивление бесполезно.
    После осмотра настроение Татьяны резко изменилось, приняв диаметрально противоположное направление. Ее обычно безмятежно-улыбчивое лицо стало озабоченным. Женя, чутко уловив эту внезапную метаморфозу, испуганно спросила:
    — Что, у меня серьезное что-нибудь?
    — Серьезнее не бывает, — обронила Татьяна и принялась выспрашивать Женю о некоторых физиологических подробностях.
    Женя колебалась, неуверенно припоминала, сомневалась и наконец, запутавшись окончательно, виновато умолкла.
    — Да что же это такое! — возмутилась Татьяна. — Элементарных вещей не помнишь! Я у тебя не дату битвы на Куликовом поле спрашиваю, в конце концов! Склероз у тебя, что ли? Я еще такого не видела. Доработалась, матушка. Скоро забудешь, как тебя зовут!
    — Что у меня? — холодея от страшного предчувствия, непослушными губами еле вымолвила Женя.
    — Беременность у тебя. И срок большой. Недель двадцать как минимум.
    — Ну у тебя и шуточки, — засмеялась Женя, приняв абсурдное утверждение Татьяны за розыгрыш.
    — Женя! Я не шучу. Это правда! — Татьяна в упор смотрела на непонятливую подругу, пытаясь заставить ее поверить в невероятную информацию.
    — Откуда? — Женя потрясла головой, словно пытаясь стряхнуть наваждение и вернуться в реальность.
    — От верблюда! — популярно объяснила Татьяна Сергеевна.
    — А… ошибки быть не может? — ухватилась Женя за спасительную соломинку.
    — Я что, по-твоему, первый день работаю? Не ты первая, не ты последняя. Но в любом случае УЗИ надо сделать. Вот прямо сейчас и сделаем. Я с тобой пойду, не волнуйся. Все будет хорошо, — оптимистично подвела итог Татьяна. — Пошли!
    В коридоре у окна нетерпеливо переминалась с ноги на ногу Оксанка. Женя совсем забыла о ней. Все волнения и сомнения, связанные с сыном и его девочкой, мигом вылетели у Жени из головы, уступив место ужасной, внезапно свалившейся новости.
    — Подожди меня здесь, — сухо обронила Женя, не вдаваясь в подробности, поскольку сил на объяснения, улыбки и прочие реверансы у нее не было.
    Лежа на жесткой кушетке в кабинете функциональной диагностики, сквозь ощущения скольжения датчика по ее вымазанному какой-то липкой дрянью животу, Женя замерла в оцепенении.
    Волны ледяного ужаса накатывали на нее, но она старательно отгоняла обрывочные мысли, судорожно пытаясь придумать, что же теперь делать. В глубине души она надеялась, что сейчас выяснится ошибка, и даже представляла себе, как Татьяна и сердитый доктор, сосредоточенно вглядывающийся в экран монитора, облегченно вздохнут, засмеются и скажут, что все в порядке. И нет никакого плода. Татьяне это только показалось. Потому что это невозможно! Этого просто не может быть!
    Ошибки не было. Татьяна Сергеевна оказалась права.
    Женя сидела перед ней, опустив голову, словно провинившаяся школьница, и тупо, как сквозь вату, слушала монотонно журчащий голос подруги, сопровождающийся равномерным падением капель воды из плохо закрытого крана.
    И только назойливым рефреном, как некстати привязавшаяся мелодия, в висок стучала одна фраза: «двадцать недель, двадцать недель, двадцать недель…».

9

    Эй! Мы так не договаривались! Перестань меня качать! Аж голова закружилась. Тошнит прямо.
    Мне так не нравится. Больно!
    Фу, какая гадость! Откуда этот мерзкий туман? Ползет по трубке прямо в меня. Дышать нечем. Сердце стучит сильно-сильно. И думать трудно. Мысли стали тягучие-ползучие.
    Уберите этот дым! Мне плохо!
    И страшно. Страх тоже вползает по трубке. Его слишком много для меня. Он уже во мне не помещается и лезет, и лезет.
    Надо бежать! Спасаться!
    Стенка. И тут стенка. Тут тоже стенка.
    Выпусти меня! Ты что, не слышишь? Я тут умру!
    ОНА не слышит… Как же ЕЙ подать сигнал?
    Эй! Я ТУТ!
    «Не раскисать. Спокойно все обдумать и не раскисать», — приказала себе Женя, садясь за руль. Отточенные навыки управления машиной вернули ей чувство реальности, рассеяв глухую одурь. Странным образом поворот ключа в замке зажигания включил способность хладнокровно рассуждать. В машине ей всегда хорошо думалось. Послушные ноги и руки сами делали то, что надо, в доли секунды успевая выжать сцепление, переключить скорость, прибавить газу или затормозить, повернуть руль именно настолько, насколько надо, включить поворотник, — тысячи мелких движений, отдельными нотами сплетающихся в симфонию виртуозного вождения. Какие бы неприятности у Жени ни случались, машина была надежным, испытанным, универсальным средством лечения.
    Павел часто шутил, что из Женьки мог получиться неплохой гонщик, если бы она не занялась бизнесом. В чем-то он был прав: ведь именно она настояла на покупке машины с коробкой передач, дающей больше возможностей по сравнению с гидромуфтой, в то время как почти все женщины и большинство мужчин оценили комфорт управления машинами на автомате.
    На полпути к цеху она сбавила скорость, съехала на обочину и остановилась. В открытое окно лились теплые летние сумерки. Мимо жужжащими тяжелыми шмелями молниеносно летели машины, взвихривая потоки воздуха, а Женя сидела, безвольно бросив руки на руль.
    К разговору с мужем она была не готова. Вначале нужно было собраться с мыслями и определиться в дальнейших поступках. И как она могла ничего не заметить? Сложив события последних месяцев, словно целостную картинку из мозаики, она поставила на место и внезапные приступы слабости, и одуряющую тошноту, особенно по утрам, и немотивированные вспышки раздражения, и необъяснимые желания немедленно съесть что-нибудь необычное.
    Она осторожно дотронулась до своей налитой груди и в ответ ощутила слабые, едва заметные толчки внизу живота. Женя плотно прижала руки к этому месту, непроизвольно стараясь заглушить движения в своем теле, возникающие независимо от ее желания, уговаривая себя в том, что это ей почудилось. И тут она вспомнила, что точно так же толкался Мишка, поначалу робко, еле ощутимо, а она вслушивалась в боязливые переборы, счастливо замирая и с надеждой ожидая новых тайных сигналов от своего ребенка.
    Но тот был желанным. А этот… Этот никому не нужен. Ей, Жене, не нужен. Потому что сейчас он будет только помехой. Обузой. Разрушит все тщательно выверенные планы.
    И если Женя его не хочет, значит, его нет?
    Да, конечно, его действительно нет. А есть лишь балласт внутри Жени, от которого надо непременно избавиться. Как от опухоли: чик — и нету! Для этого и существуют врачи. А время идет. Инородное тело в Жене растет. Поэтому нужно срочно действовать!
    Женя принялась лихорадочно нажимать на кнопки мобильника, но непослушные пальцы не могли справиться, дрожали и соскальзывали. С третьей попытки ей удалось набрать номер мужа.
    — Паша! Паша, привет! Как ты там? — Женя изо всех сил старалась, чтобы ее голос звучал легко и непринужденно. Совершенно незачем понапрасну волновать Павла.
    — Нормально! Ты скоро будешь? — ответил Павел, и от его родного, самого любимого на свете голоса у Жени потеплело на сердце.
    — Пашенька, я сегодня не приеду, — с полувопросительной интонацией сказала она. — Мне очень надо. Я завтра приеду.
    — Что-то случилось? — встревожился Павел.
    Ну вот. Почувствовал все-таки. Как Женя ни старалась изображать безмятежность, Павла не проведешь. У него настолько сильно развита интуиция по отношению к Жене и Мишке, что скрыть от него что-либо просто невозможно, но до сегодняшнего дня в тайнах не было никакой необходимости. И Женя обязательно расскажет ему о катастрофе, которая ворвалась в их жизнь, но только не сегодня. Завтра.
    — Пашенька, ничего не случилось. Просто устала.
    — Знаешь, по-моему, тебе надо пойти к врачу. Ты постоянно жалуешься на усталость, — озабоченно произнес Павел.
    — Обязательно пойду. Это я тебе обещаю, — с горькой иронией ответила Женя. — Ну все. Целую тебя.
    — Давай, пока! Не гоняй там сильно.
    — Сорок километров в час! Пока! — и Женя отключила телефон.
    По дороге в город она продумывала план действий. Но все идеи о неотложных мероприятиях сводились пока к одному: немедленно встретиться с Татьяной и четко уяснить, что именно она, Женя, должна предпринять, чтобы избавиться от досадной неприятности. Как там Мишка с Оксаной говорили? А, мелочи жизни…
    К Татьяне на пятый этаж она подниматься не стала. Не хотелось тратить время и силы на поддержание светской беседы с ее домочадцами — мужем, двумя девочками-подростками и старенькой мамой. Хотя в другой ситуации она бы с удовольствием зашла и выпила чашку кофе с ними, особенно с бабушкой, не растратившей молодого чувства юмора, приправленного некоторой долей сарказма. Иногда Жене казалось, что Танина мама моложе их всех: так ярко в ней было стремление к хорошим фильмам, книгам, выставкам; ко всему новому, воспринимаемому ею с энтузиазмом.
    Но сегодня у Жени были иные планы. Она набрала номер на мобильнике:
    — Тань, выйди, а? Поговорить надо.
    — Сейчас, — мгновенно откликнулась Татьяна, не отвлекаясь на лишние вопросы.
    — Ну что, успокоилась? — спросила она, сев в машину рядом с Женей на переднее пассажирское сиденье.
    — Успокоилась. Что мне делать, Таня?
    — Как это: что делать? Я тебе полчаса все объясняла. Направления на анализы выписала. Ты же их в сумку положила. Завтра сдашь в нашей лаборатории, и будем становиться на учет.
    — В общем, так, — решительно произнесла Женя, — никакого ребенка не будет.
    — Так он уже есть, между прочим. И аборт делать поздно — все сроки прошли. Можно только до двенадцати недель прерывать. А у тебя — двадцать.
    — Но ведь можно что-нибудь придумать? Я знаю, что можно прервать и на большом сроке.
    — Можно. Но для этого существуют определенные показания, которые к тебе не имеют ни малейшего отношения.
    — Так придумай эти самые показания!
    — Я не могу, Женя. Понимаешь: не могу!
    — Рисковать боишься? — с горечью спросила Женя.
    — Не в этом дело. Просто я насмотрелась на такие ситуации и не хочу брать грех на душу. Особенно в отношении тебя. И вообще не понимаю, что тебе мешает родить? Муж прекрасный, о таком только мечтать можно. Или это не от Павла ребенок? — Татьяна подозрительно прищурилась.
    — Ты совсем обалдела? — обиделась Женя. — Как тебе это в голову пришло? У меня, кроме Пашки, в жизни никого не было.
    — Ладно, не сердись. Но ведь сама видишь, что нет никаких оснований избавляться от ребенка. Муж любимый. Сын взрослый. Единственный к тому же. Я еще поняла бы, если бы у тебя семеро по лавкам сидело. Сама здоровая, молодая. Что тебе мешает? Ведь хотела же ребенка…
    — Так это когда было, Таня? Сейчас я по уши в делах и долгах. И Мишку учить надо.
    — Да выучишь ты своего Мишку. И малыша вырастишь. Няню возьмешь в крайнем случае. Ты же сильная, Женя!
    — Но я не хочу!
    — Хочу не хочу — об этом говорить поздно.
    — Ладно. Действительно уже поздно. Пора спать, ночь на дворе. Я поеду…
    — Не сердись, Женя. Тебе расстраиваться вредно. Я понимаю, что для тебя это шок. Но, как говорится, утро вечера мудренее. Завтра по-другому отнесешься ко всему. С любой проблемой нужно переспать.
    — Если больше не с кем, — мрачно парировала Женя.
    — Вот видишь, к тебе уже чувство юмора вернулось. Значит, все в порядке. Давай сдавай анализы и приходи. Пока-пока!
    — Никакое не пока! Ты что, ничего не понимаешь? У меня вся жизнь рушится! Я себе во всем отказывала много лет, все ждала, когда мы на ноги встанем, с долгами рассчитаемся, квартиру купим. Я так ждала этого!
    — Зал потерянных шагов…
    — Что? — Женя непонимающе уставилась на подругу.
    — Зал потерянных шагов — это зал ожидания на вокзале. Французы придумали.
    — Господи, ну при чем тут французы?
    — Абсолютно ни при чем. Просто время, потраченное на ожидание, — потерянное. А надо жить сегодня, сейчас.
    — Мне только твоей философии сейчас не хватало! — в сердцах выпалила Женя.
    — Просто я не хочу, чтобы ты совершила ошибку. Подумай об этом. Я пойду?
    — Иди.
    Татьяна ушла домой, а Женя решилась, несмотря на позднее время, поехать к Маргоше. К той самой Рите, с которой они жили в одной комнате в общежитии на первом курсе и с чьей легкой руки Антоновы оказались на Сахалине. Смешливая легкомысленная Рита-Маргарита давно превратилась в Марго, изменив свое неброское имя в соответствии с новым социальным статусом.
    Марго, как и Женя, была бизнес-вумен, но отличалась от нее как хищная щука от простодушного пескарика. Марго держала два дорогих престижных магазина и содержала последовательно четырех мужей, последнего из которых она вышибла за дверь без выходного пособия пару месяцев назад. По этой причине Марго находилась в свободном плавании и вполне могла оказаться не одна в своей недавно отделанной по каталогу квартире. Вовремя вспомнив об этом, Женя по отработанному в этот вечер сценарию позвонила по телефону.
    — Алле-у-у! — томно протянула Марго в трубку, пребывая в состоянии боевой готовности в любое время суток.
    — Маргоша, не спишь?
    — Вроде нет, — мгновенно утратив томность, ответила Марго.
    — Спустись вниз. Я у твоего подъезда.
    Сонная Маргоша приплелась, кутаясь в шелковый халат и щелкая условными босоножками, у которых, кроме подошвы на высокой шпильке, были лишь золотистые ниточки, обвивающие стопы. Лицо Маргоши, непривычно отмытое от густого слоя краски, блестело, намазанное кремом.
    — Ты мне рыбки привезла, да? — сонно спросила Маргоша, сладко зевая.
    — Ой, прости, не привезла. Подожди пару дней. Мне эта рыбка уже снится.
    — Рыба снится? Это к беременности, — лениво произнесла Марго.
    — Что? Как ты сказала? — удивилась Женя.
    — Так моя бабушка говорила: рыба снится к беременности.
    — Слушай, ты прямо Кассандра какая-то. Я к тебе поэтому и приехала.
    — Почему поэтому? — не поняла Марго.
    — Я беременна. Что делать — ума не приложу.
    — Жень, ты серьезно? — мгновенно проснулась Маргоша. — Ну ты даешь! Когда пойдешь сдаваться на аборт?
    — Поздно уже. Двадцать недель, — безнадежно призналась Женя.
    — Ну ты даешь!
    Марго мягким кошачьим движением достала из кармана халата изящный позолоченный портсигар и стильную зажигалку, взяла тонкую сигарету, поднесла ее к язычку пламени и глубоко затянулась. Потом протянула портсигар Жене:
    — Будешь?
    — Так ведь мне нельзя, наверное, — засомневалась Женя, никогда всерьез не курившая, а только изредка, для компании, изображавшая процесс, не вдыхая, впрочем, горький дым, а лишь набирая его в рот.
    — Тебе-то можно, — постановила Марго. — Это ребенку нельзя. Но ты ж его все равно рожать не будешь.
    — Не буду, — согласилась Женя и взяла сигарету.
    В этот раз она вдохнула дым так глубоко, как только могла. Голова сразу поплыла вслед за струйками голубого дыма. Сквозь вязкий дурман она подумала, что правильно решила обратиться к Маргоше. Маргоша практичная. Она обязательно что-нибудь придумает.
    — Марго, что делать?
    — Для начала к Татьяне сходи, — посоветовала Марго.
    — Уже была. Она говорит: ничего сделать нельзя. И направление не дает.
    — Вот праведница! Можно подумать! Просто не хочет! — возмутилась Марго.
    — Она говорит, нужно рожать второго ребенка, — пожаловалась Женя.
    — На черта он сдался! Кому нужна эта колготня? Будешь сидеть как привязанная. Я бы ни за что не согласилась. Все эти кормления, пеленания, памперсы. Визги по ночам, болезни всякие. Мы уже не девочки — так себя загружать. Ох, даже подумать страшно!
    — Не в этом дело. То есть, конечно, и в этом, — поправила себя Женя. — Но главное — если я сейчас от дел отойду, Паша один ни за что не справится. И все наши усилия — коту под хвост.
    — Точно. Заглотит вас какая-нибудь акула бизнеса, и прости-прощай. В общем, так! — Марго выпрямила спину, мобилизовавшись для генеральных действий. — Попробую тебе помочь. Есть у меня один знакомый, он любое направление соорудит. Придумает краснуху какую-нибудь. Или еще что-нибудь.
    — Ой, Маргошка! Что бы я без тебя делала? — обрадовалась Женя.
    Нет, не зря приехала она среди ночи к подруге. Маргошка любую проблему расщелкает как орех. И все у нее просто: ни сомнений, ни колебаний, ни терзаний. Себя Женя порой ненавидела за вечные самокопания и самоистязания. Надо учиться относиться к жизни как Маргоша. Кому нужны в наше время эти сантименты? Праведники обычно создают себе и окружающим миллион ненужных сложностей.
    Ночью Женя долго не могла уснуть. В окно ярко светила луна, повисшая, как зрелый плод, на ветке тополя. Монотонно тикали часы, и им в такт мерно капала вода из кухонного крана. Где-то этот тревожный однообразный стук она сегодня уже слышала. Только где? Она никак не могла вспомнить, это беспокоило ее, словно от того, поймает ли она неуловимо ускользающую истину, зависит успешное избавление от ненужного плода.
    У Жени был такой пунктик: если она вдруг не могла вспомнить слово, без которого прекрасно можно было обойтись, или никому не нужную фамилию полузнакомого человека, она мучилась, перебирая возможные варианты, методично, по алфавиту подыскивая правильный ответ. Избавиться от этого наваждения можно было, лишь вспомнив слово. Иногда Женя часами, а то и днями, усиленно ловила проклятый зыбкий обрывок, загоняя его как мышь в мышеловку, придумав попутно условие: как только она вспомнит, очередная проблема немедленно разрешится.
    Параллельно звукам падающих капель в сознании Жени всплывали картинки из прошлой жизни. Она была склонна, как большинство людей, идеализировать прошлое, не доверяя настоящему и побаиваясь будущего. Сейчас ей казалось, что в то время, когда должен был родиться Мишка, они с мужем были безмятежно счастливы. По вечерам, лежа в постели, Павел осторожно, наивно боясь повредить ребенку, касался руками округлого живота Жени, а она, смеясь над его опасениями, плотно прижимала руки мужа к себе, прикрыв их своими ладонями. Сквозь переплетение их пальцев изнутри шли мягкие толчки, и они замирали, тая и плавясь от переполняющей нежности.
    Когда Мишка родился, Женя, измученная тяжелыми родами, понемногу приходила в себя, с радостным изумлением вглядываясь в лицо новорожденного сына, выискивая в нем черты сходства с отцом. Услышав с улицы голос Павла, она подошла к окну и увидела запрокинутое вверх любимое лицо. Можно было покричать что-нибудь жизнеутверждающее сквозь закрытое наглухо окно или попробовать объясняться жестами, как это делали соседки по палате, но они молча смотрели друг на друга и без слов были счастливы.
    Как давно это было… Кап… кап… кап… Да где же она слышала этот назойливый стук? Надо вспомнить. Обязательно вспомнить. Тогда Женя непременно избавится от растущего плода, вырвет его из себя и выбросит эту невероятную историю из своей жизни.
    Кап… кап… кап… Тикают часы в зале ожидания. В зале потерянных шагов… Красиво. И очень точно. А ведь в самом деле — всю жизнь чего-то ждешь: когда окончишь школу, потом институт, когда подрастет ребенок и станет легче, когда рассчитаешься с долгами, когда встанешь на ноги… А жизнь в это время идет мимо. Татьяна действительно сказала правду. Она и на приеме что-то настойчиво говорила, совала Жене в руки какие-то бумажки. Направления, кажется. А Женя ничего не понимала, отупев от обрушившегося на нее несчастья. А вода капала из крана, монотонно сопровождая Танину речь… Вспомнила! Так же размеренно, как из крана в кухне, капала вода в кабинете Татьяны. Вспомнила! Теперь уж точно Маргоша поможет и добудет направление в больницу…
    Женя забылась тяжелым сном. Ей снилась операционная. Вокруг стола, безжалостно освещенного бестеневой лампой, деловито работали люди в зеленых хирургических халатах, шапочках и масках. По экрану монитора тревожно бежали синусоиды показателей сердечной деятельности, равномерно вздымалась и опускалась черная гофрированная груша неясного назначения, методично капали прозрачные капли из флакона в стаканчик капельницы.
    На столе лежала животом вверх огромная серебристая рыбина. Ее взрезали острым блестящим скальпелем ловкие равнодушные руки в тонких резиновых перчатках, и плотная икряная масса, не спеленутая ястыками, как ей положено, а рассыпчатая, свободно лилась в подставленный эмалированный лоток.

10

    Страшно.
    Постоянно страшно.
    Невыносимо страшно.
    Надо сжаться в комочек. Закрыть лицо руками. Спрятаться, чтобы никто не нашел. Кто-то хочет меня убить. Зачем? Что я ему сделала?
    Сбежать не получается. Мой надежный шарик стал ловушкой. Вот это и есть конец? Нет, этого не может быть! Я не умру. Со мной ничего плохого случиться не может. С кем угодно, только не со мной!
    Больно…
    Тошнит…
    Давит…
    ОНА наверняка не знает, что мне плохо. А то бы ОНА меня спасла. Я ведь в НЕЙ, внутри.
    Значит, Я — это ОНА?
    ОНА большая. Сильная. Умная. И обязательно мне поможет.
    Эй! ТЫ слышишь? ПОМОГИ МНЕ!
    Маргоша не подвела. Направление и результаты анализов лежали в боковом кармане сумки, надежно застегнутые молнией. Идти в стационар нужно было послезавтра, но Женя никак не могла выкроить время для разговора с Павлом.
    Она не собиралась скрывать от мужа свою внезапно объявившуюся беременность. Юлить и извиваться вообще было не в ее характере, она всегда предпочитала прямоту в отношениях с кем бы то ни было, особенно с Павлом. Острой необходимости в тайнах до сих пор и не было: вся ее жизнь была как на ладони. Много лет они с Павлом дружно бежали в одной упряжке, связанные не только семейными, но и деловыми узами.
    Лгать Женя не умела и не пыталась, будучи твердо убежденной в том, что небольшая безобидная ложь может вызвать лавину обид и разочарований.
    Кроме того, Женя понимала, что судьбу их общего ребенка они должны решать вместе. Поймав себя на этой простой мысли, она тут же разозлилась и отмела сомнения, исправив неточную формулировку: никакой это не ребенок. А просто неприятность, которую надо ликвидировать.
    Она оттягивала разговор с мужем, находя множество неотложных дел, что было нетрудно, поскольку в разгар путины дел действительно было по горло, даже поесть спокойно — и то не всегда получалось.
    Женя исподволь следила за Павлом, выгадывая удобный момент для важного разговора, не подозревая о том, что за ней самой хвостиком ходит Мишка, преследуя ту же цель. Мишка после памятного дня, когда, по его образному выражению, «спалили всю контору», старательно изображал невиданное послушание и рвение в труде. Женя отметила его странную покладистость, но приписала ее угрызениям совести. В действительности историю с Оксаной Миша выбросил из головы почти сразу, и сейчас вил круги вокруг матери совсем по другой причине. Наконец он поймал Женю, когда она шла в икорный цех.
    — Ма! Я тебе сказать хотел. — Мишка стоял, нависая с высоты своего роста над маленькой Женей, которая всегда шутила, что для того чтобы дать сыну подзатыльник в воспитательных целях, ей придется встать на табуретку. — Ма! Короче: я институт бросил.
    Женя потеряла дар речи, не в силах переварить невероятную информацию, а Миша поспешил успокоить ее и скороговоркой продолжил:
    — Ты только не волнуйся. В армию я не пойду. Я уже перепоступил на другой факультет.
    — Какой другой? — ничего не понимая, растерянно спросила Женя.
    — Исторический! — брякнул Миша и заторопился обосновать свой выбор: — Я собираюсь этнографией заняться. Ты не представляешь, как это интересно! Изучать народы всякие, их обычаи, ездить в экспедиции…
    — Какие еще экспедиции? — возмутилась Женя. — Мы с отцом тебя специально на менеджмент отправили, чтобы ты семейным бизнесом занялся! Бизнес, между прочим, тебе по наследству достанется. Мы для кого стараемся?
    — Понятия не имею! — разозлился Мишка. — Я вам что, раб? Приковали меня цепями к этому цеху, а мне это неинтересно. Неинтересно, понимаешь? Я эту рыбу вашу терпеть не могу! И видеть ее больше не желаю!
    — Эта рыба тебя кормит, — обиделась Женя. — Ты на нас с отцом посмотри: стараемся, недосыпаем, без выходных работаем. Лишь бы у тебя все было.
    — А мне этого не надо, — ответил Миша. — Мне совсем другое надо. Я не хочу, чтобы мои дети брошенными росли, как я. Лучше бы ты дома сидела. Или работала днем, как все нормальные люди. А по вечерам ужин готовила. Ты когда последний раз дома была? Все рыба эта проклятая!
    Мишка повернулся и в знак протеста отправился пешком по дороге к поселку, к остановке рейсового автобуса. Он шел, слегка ссутулившись из-за детской привычки маскировать свой внезапно нагрянувший рост, твердо впечатывая шаги в пыльный проселок, словно ставя упрямые точки в споре с матерью.
    Женя растерялась. Мало того, что у нее и без Мишкиных фокусов крупные неприятности, так еще и это вдобавок. Она и не предполагала, что Миша тяготится их семейным делом, в которое они вложили все свои силы, время, знания, деньги. Когда-то Женя услышала выражение, понравившееся своей точностью: «Бизнес должен быть таким, чтобы его было не стыдно оставить своим детям». Женя это поняла по-своему: производство должно быть надежным, свободным от долгов и достойным. А не каким-нибудь двусмысленным. Они могли гордиться своим трудом, поскольку производили продукты питания самого высокого качества. То, что нужно людям. И краснеть за свой труд им не приходится.
    Она присела на деревянную скамейку у вагончика и застыла. Прятать от Павла потухшие глаза, каменно застывшее удрученное лицо и пересохшие губы уже не хотелось. Он подошел, взял ее за руку, как маленькую, и повел в вагончик. Усадил напротив себя на походную кровать и приказал:
    — Выкладывай.
    Женя молчала. Что именно выкладывать — она знала. Но какие слова при этом произносить — нет.
    — Жень, я вижу — с тобой что-то происходит, — изменив решительный тон, мягко сказал Павел.
    — Мишка институт бросил, — мрачно ответила Женя. — В другой поступил. На исторический факультет. Этнографом стать собрался. Экспедицию ему подавай.
    — Вот дает! — восхитился Павел. — А я все думаю: почему он в город зачастил? А вот оно в чем дело… Ну и молодец! Пусть ищет себя. Смотри-ка, не побоялся!
    В голосе Павла сквозило неподдельное восхищение самовольным поступком сына. Но, посмотрев на Женю, увидел, что ее гложет какая-то иная боль, не связанная с Мишкиными выкрутасами.
    — Да что с тобой, в самом деле?
    — Ничего особенного. Мне послезавтра в больницу идти. На аборт, — решилась Женя.
    Вот и все. Ничего страшного. Самые главные слова она уже произнесла. А говорить о большом сроке она не будет. Вот если Павел спросит об этом, она скажет правду.
    Павел недоверчиво посмотрел на жену, а потом радостно заулыбался, как будто Женя принесла ему замечательную новость. Он сел рядом с ней и, обняв за плечи, уткнулся губами за ее ухо, туда, где своевольными завитками выползали из узла волосы.
    — Женька, правда?
    — Ничего не правда, — сердито ответила она. — Чего ты радуешься, никак не пойму? Пока я в больнице буду, тебе одному тут воевать придется. Нужно заранее расписать все дела, а то ты половину забудешь, — с напускной деловитостью сказала Женя, маскируя истинные чувства.
    — Жень! Давай оставим, а? Так хочется маленького…
    Ничего другого Женя от мужа не ожидала. Она с досадой отмахнулась от некстати проснувшейся сентиментальности Павла, не желающего понять, что появление новорожденного поставит под угрозу их будущее. И никакие аргументы не могут поколебать ее решения, принятого окончательно и бесповоротно. Пока ребенок не родился, его еще нет. Поэтому она вправе распорядиться, быть ему или не быть.
    — Пойдем к морю, — неожиданно попросил Павел. — И не смотри на меня так. Не развалится тут все за пару часов.
    Женя хотела было возмутиться откровенному нарушению незыблемого обычая крутиться без остановки по замкнутому кругу, но внезапно согласилась, махнув рукой на треснувший и расползающийся по кускам устоявшийся привычный порядок.
    На берегу было почти пустынно. Вдалеке, на пляже, раскинулся пестрый табор отдыхающих. Ветер полоскал импровизированные тенты, натянутые между машинами, замершими караваном в ожидании своих хозяев, надувал брезентовые пологи ярких палаток и приносил обрывки музыки. Безмятежное летнее веселье плескалось за мелкой речкой, впадающей в залив, рассекающей побережье на две части — переполненную и безлюдную.
    Они бросили обувь под приметным камнем, подкатали повыше джинсы и побрели вдоль кромки прибоя, подальше от беззаботных отдыхающих. Идти босиком, не проваливаясь во влажный, плотно спрессованный песок было приятно. Сонные волны нехотя льнули к ногам, но лениво откатывались назад, в море, с тихим шелестом унося отшлифованные плоские камни. Набравшись сил, волны вновь выплескивались на берег, вынося уже иные камни, словно предлагая свои богатства на выбор.
    Чем дальше они шли, тем больше становилось на берегу обкатанных морской водой деревянных коряг, напоминающих лежбище доисторических морских чудовищ, причудливо изгибающихся отполированными ветвями.
    Соленый ветер неназойливо дул прохладой им навстречу, солнце неярко светило сквозь облачное марево, море мерно покачивалось пепельно-серой массой — неброский, с приглушенными красками, такой непохожий на своих ослепительных южных сородичей пейзаж дарил покой и умиротворение.
    — Когда мы с тобой здесь были в последний раз? — спросил Павел. — Странно. Работаем рядом, а выбраться просто побродить — вечно времени нет…
    Он подобрал горсть обкатанных добела камней и стал бросать один за другим в море, силясь закинуть их как можно дальше.
    — Что-то мы с тобой не так делаем, — после паузы продолжил он.
    — Паш, ну что не так? Вот выберемся из долгов, отдадим кредиты…
    — …и заживем, — иронично продолжил Павел. — Ты понимаешь, что сегодня мы тоже живем? Это и есть настоящая жизнь. А мы превратили ее в зал ожидания. Все откладываем на завтра. Завтра может не быть.
    — Зал потерянных шагов…
    — А? — не понял Павел.
    — Это я так. Не обращай внимания. Так что ты говорил?
    — Да спросить хотел. Когда мы с тобой в театре были?
    — Паш, при чем здесь театр?
    — При том. Давай ребеночка родим, а?
    — Ты сам не понимаешь, что говоришь. Если я выйду из строя — тут все прахом пойдет. Кроме того, ребенок в наше время — это безумные расходы. И все планы рухнут. Квартиру уже не купим. Так и останемся вчетвером в наших хоромах. И за Мишку в институте платить надо. Тем более что опять с первого курса все начинать заново.
    — На заочный переведется.
    — Ты что? — Женя захлебнулась возмущением. — Его же в армию заберут!
    — И заберут. Все служат — и ничего. Он у нас парень самостоятельный. И не драматизируй, пожалуйста. Уж не до такой степени мы увязли, чтобы не заплатить за учебу. Закончит институт и пойдет служить, как все нормальные люди.
    — Все, Паша, не уговаривай меня. Пойдем назад, там, наверное, уже рыбу привезли.
    Павел резко повернулся и, крепко взяв Женю за плечи мокрыми руками, закричал:
    — Плевать мне на эту рыбу! Она у меня уже знаешь где сидит? Мы для рыбы живем или для себя?
    Женя, испугавшись внезапного всплеска гнева обычно спокойного и невозмутимого мужа, отступила на пару шагов в море, а Павел, мгновенно устыдившись своей вспышки, обнял ее и стал обцеловывать лоб, щеки, нос, пока Женя не спрятала лицо у него на груди.
    Они стояли, обнявшись, по колено в соленой морской воде, растворяющей Женину недавнюю решимость и уносящей далеко-далеко за горизонт ее сомнения. Словно пелена с глаз упала, и все стало ясным и понятным.
    Неожиданно Жене стало страшно: как она могла хладнокровно, без колебаний решиться уничтожить собственного ребенка? Неужели ежедневный бег по кругу во имя мифической цели важнее живого теплого ребенка? Ее ребенка. Ее и Павла.
    Женя потянула Павла за собой, и он, не удержавшись на ногах, сел с нею рядом в морскую воду. Она зачерпнула полные ладони и, плеснув на мужа, стала неудержимо смеяться, осознав, что нет никакой черной беды, которую она же сама и придумала. И все у них будет хорошо. Обязательно будет!
    Мокрая одежда облепила их тела, но они не спешили вставать и сидели, опираясь на отведенные назад руки, запрокинув блаженно улыбающиеся лица, по которым стекали соленые капли.
    Они сидели рядом на краю земли, на краю воды.
    — Пашка! Какой ты у меня дурак! — беззаботно сказала Женя.
    — Сама-то ты больно умная, — отозвался Павел.
    Сонные волны мягко толкали Женю в живот, и было непонятно: толкается ли в ответ маленькая девочка или безмятежно спит…
    г. Южно-Сахалинск
Top.Mail.Ru