Скачать fb2
Хроника Великого всплеска

Хроника Великого всплеска


Хроника Великого всплеска Конец света уже наступил, он незримо пожирает мир.

Пролог

    Чего ты ждал от своих действий
    Если убил в себе все светлое и чистое.
    Ложь, алчность и невежество поставил на пьедестал.
    Они пропитали тебя насквозь.
    Все в мире бесконечно, но не ресурсы планеты, ее здоровье.
    Если наливать воду в бутылку, то она переполнится
    Кто же ты, если не способен это предотвратить.

    Странное такое утро. Очередное утро в этом опустошенном мире. В мире, где меня никто уже не ждет. Ни жена, ни сын. Это меня все же изредка угнетает. И приходится каждый раз браться за работу, чтобы не думать и не вспоминать. И гнать, гнать всю грусть и тоску прочь.
    Мы стоим с Турсуновым, моим лучшим другом, посреди ледяной пустыни и пытаемся сообразить, зачем вообще сюда прилетели. Он бесконечно зевает, а я все пытаюсь плотнее закрыть молнии на рузоне. Словно два туриста с похмелья. Нет, на самом деле мы здесь по работе, совместному проекту. И не остатки ледяных полей Антарктиды изучать прилетели. Гораздо все сложнее.
    Снег, редкое ныне слово. А уж вживую увидеть, это привилегия одиночек, вроде нас. Наконец Турсунов устает от пронизывающего ветра и лезет в кабину эджа. Я проделываю то же самое, только с другой стороны.
    – Что думаешь, Евгений?
    – А ничего, Джон. Плохо все как-то складывается.
    – Не то слово. Особенно в последние три месяца. Они в штаб уже пытались проникнуть?
    – Пока инцидентов не было. Успеваем предотвратить, но, скорее всего это дело времени. Фанатики напирают.
    – Да, есть такое. А у нас в один из наблюдательных центров проникли, причем открытым методом. Нападение. У меня семь убитых. Хорошо, что там информацию не держим. В последнее время я вообще стараюсь в голове все держать. Что на ассамблее? Ты думаешь, правительства альянсов способны ещё хоть что-то изменить?
    – Нет, Джон. Забудь про это. Они способны только ругаться и делить остатки. Я каждый день наблюдаю картину "перетягивания одеяла". Лучше скажи, что за абсурдную идею ты вынашиваешь? Космодром на полюсе!?
    – Ха, ты сам-то слышал, что сказал?! Абсурдную. Когда-то Земля плоская была, как считали, и что в результате?! Не моя, во-первых, идея. Это их информация. Во-вторых, геомагнитная стартовая площадка почти построена. Ещё неделя и все. И можно приступать к реализации. Буквально год и мы сможем вздохнуть спокойно.
    – Ты уверен, что есть столько времени? По моим данным уже нет. Мы перешли черту. Нужно пробовать с крепостями. Об этом я и прилетел поговорить с тобой, генерал.
    – Строить ещё одну крепость или взять из убежища?
    – Даже на второй вариант потребуется до полугода. Крепость придется демонтировать. Тайно, по частям доставлять под видом продуктов и научного оборудования. И они все равно пронюхают.
    – Понятно. Женя, слушай, мне нужно срочно добраться до эфиргонов. Они придумают что-нибудь. У них всегда получалось, а ты пока переводи проект в активную фазу. Другого выхода я не вижу. Лети, Турсунов. Не медли.
    – Ладно, друг. Может, ещё свидимся.

Глава 1

    Отчаяние приводит к психическим отклонениям.
    Исчезают грани сознания, спадает облик цивилизованности.
    Методы и сила для достижения целей становятся неимоверно
    бесчеловечными.
    Генсек. Совбез. ООН
    Евгений Турсунов
    Ассамблея наций.2023 г.

***

    Дек летел ровно, практически плыл через песчаное море, разлившееся до самого горизонта. Чтобы избежать ветров плоскогорья, экипаж решил вести машину через одно из ущелий, где не так давно открыли отличный маршрут для пилотирования машин на флеромоновой катушке, боявшихся в силу своей конструкции сильного ветра и пыли.
    Машина шла вровень со стенами ущелья, так чтобы её сигнал пеленговали башни контроля в порту приписки и на базе, цели полета. На борту находились двое пилотов, инженер-механик и пассажиры, а также один учёный-генетик и два его телохранителя, бойцы подразделения "Тигр". Солдаты были угрюмы, генетик же, объект их охранной миссии, напротив, смеялся, несмотря на своё плохое настроение. Смеялся он из вежливости, над старой шуткой, историей конфликта Европейского Союза и Объединённой Северной Африки в двадцать третьем году, которую рассказывал ему инженер – механик. Этот человек убеждал профессора, что именно союз Тигра и Евфрата, если можно так выразиться, являлись создателями конфликта.
    Их диалог прервали громкие голоса, донесшиеся из кабины. Пилоты возбуждённо обсуждали неожиданно возникшую проблему. С левой стороны дека по поверхности стены ущелья на них шла пылевая буря. Старший пилот связался с контрольными башнями и сообщил, что деку придётся снизиться и пеленг оборвётся на пятнадцать минут. И всем пассажирам было слышно предупреждение диспетчерам, что в случае отсутствия машины на радарах по истечении оговоренного лимита времени база согласно инструкциям немедленно должна выслать эджи. Получив подтверждение, пилот отключил связь. Собеседники окончательно умолкли и уставились на солдат, а те в свою очередь стали ещё более серьёзными. Началось снижение.

***

    В ущелье было тихо. Тишина была абсолютная и этим она завораживала, повергая сознание в состояние легкого гипноза. Даже воздух, горячий и сухой, дышал и насыщался этой тишиной.
    Они стояли и смотрели в безоблачное небо. Люди, которым было что терять, и было за что бороться. Один из них сидел на куске песчаника и внимательно изучал информацию, выведенную на экран встроенного в шлем вариокома. Судя по нескольким глубоким морщинам на его лице, внимательному взгляду слегка прищуренных глаз в сторону остальной команды и нескольким седым прядям волос на висках, он был старшим в группе. Причем и по возрасту и по рангу. Рядом стоял человек в легкой броне "тигра" и тихонько напевал себе под нос какую-то простенькую старую песню. Слева от старшего своими делами занимались ещё три человека. Один из них просто стоял, держа в руках блестящий с изумрудным отливом кейс. Другие двое возились со странным иссиня- чёрным кубом. На одной из боковых граней куба выступали над поверхностью около двадцати подсвеченных тумблеров, на другой грани был виден овальный экран янтарного цвета. Эти двое напряжённо следили за показателями прозрачных шкал, каждой из которых соответствовал один из тумблеров и настроечное окно-колёсико. В тот момент, когда человек в форме "Тигра" прервал пение и решил обратиться к командиру, с северо-западной части ущелья послышался сильный гул.
    – Непосвящённый решил бы, что рядом включили вентилятор размером со знаменитую статую Свободы, – воскликнул "Тигр".
    – Хорошо, что её останки находятся на острове Гамильтон, а не рядом с нами, Тотти,- ответил парень с кейсом.
    – Заканчивайте трещать, давайте за дело!- жёстко осёк бойцов командир.
    Он крикнул на ухо "Тигру", чтобы тот присматривал за локатором, а сам подошёл к иссиня-чёрному кубу.
    – Как развертка ущелья? У вас всё готово?- спросил он у бойцов.
    Один из двоих обернулся.
    – Всё в порядке, капитан, не считая того, что дек движется на сто пятьдесят метров выше, чем мы ожидали,- боец немного замялся.
    – Да, возможно пилот опытнее, чем мы рассчитывали. Здорово, что африканскому подразделению удалось похитить перехватчик. Без него можно было даже не пытаться совершить задуманное. Пора приступать!- воскликнул командир.
    – Можно включать поле?- заговорил другой боец.
    – И поскорее. Иначе упустим птичку,- впервые улыбнувшись за время операции, ответил капитан группы.
    С секунды на секунду должен был появиться летательный аппарат. Вся команда напряглась, взоры были обращены на северо-западный проход ущелья. До слуха главного донёсся звук хрустевших костяшек. Явно кто-то из бойцов нервничал больше, чем другие. Это угадывалось и по громкому сопению.
    Время остановилось, решалась судьба задания.
    Тотти оторвал взгляд от неба. Взглянув на экран своего вариокома, нервно окликнул капитана.
    – Ник, машина уже рядом!
    В это мгновение, словно только придя в сознание, зашевелился пятый член группы. Это был щуплый паренек, которому на вид было от силы двадцать лет. Заметно было, как его лихорадило, то ли от страха, то ли от нетерпения. По правде говоря, Марк Харрис был ещё мальчишкой и боялся всего. Собственной возрастной неуверенности, окружающих и предстоящего задания. А думать было некогда. Нужно было четко выполнять поставленную задачу.
    Показался дек. Он шёл на высоте шестьсот метров, и из-за этого бойцы, стоявшие у куба, немного занервничали.
    – Мы его не можем вести по лучу,- воскликнул удручённо Тед.
    – Если на полной мощности, то безо всяких тормозов,- ответил Рэнди.
    – Тогда выжми максимум из этого прибора и работай!- заорал Ник.
    – Но там же наш человек,- Тэд расстроенно уставился на командира.
    – У Джереми в шлеме трон, и если у него хватило ума включить его на полную мощность, то он даже сознание не потеряет. Его инструктировали достаточно,- воскликнул старший слегка раздражённым голосом.
    Капитан Стелли знал, что говорил, поэтому ещё больше начал злиться на своих "зелёных" бойцов. Лет двенадцать назад во время третьей войны в заливе только благодаря тронам, на всякий случай захваченным на задание дорогостоящим приборчикам, Никите удалось вывести свой взвод без потерь. Он прекрасно помнил те два дня, когда пришлось ползать по канализации по уши в нечистотах в поисках выхода из окружения. В памяти каленым железом отпечатались десятки мертвых бойцов с выпученными глазами и вывалившимися изо рта языками. И он никак не мог вытравить из памяти, как практически весь полк, сняв шлемы и побросав оружие, двинулся прямиком на центральный укрепрайон противника. Где и полег горами тупых овощей на глазах его взвода.
    Включили поле, послышались сухие потрескивания и прямо перед группой показались голубоватые, причудливо переплетённые нити, между которыми "плавали чёрные круги", если это конечно не были галлюцинации.
    – Харрис, приступай к удаленному пилотированию,- строго выкрикнул Никита, пытаясь унять собственное раздражение.
    Марк сел на ровный камень, обработанный заранее лазерным ножом. Поставил на колени кейс, открыл его и начал над чем-то колдовать. Тотти по приказу Ника притащил ещё один камень, обработал его в считанные секунды лазерным лезвием и поставил перед Харрисом. Марк поставил на этот камень кейс, вытащив предварительно очки управления и крохотную капсулу, размером в половину мизинца. На левую руку натянул перчатку с сотней датчиков внутри. Надев очки, он нажал несколько кнопок, капсула из его руки тотчас же устремилась к деку. Она прикрепилась между основными двигателями основной тяги дека и издала три писка разных частот, которые служили сигналом готовности к работе.
    Пилотирование дека, а также аналогичных ему по классу машин вроде фиверов, байонетов и спунеров, было довольно нелегким делом. У всех этих машин в задней части кузова стояли два ионных двигателя, которые отвечали за горизонтальную тягу. А вот при наборе высоты, посадке и взлёте использовались флеромоновые катушки. Никто толком и не знал, откуда взялся этот материал флеромон. Но сам факт появления далеко продвинул технологии летательной и особенно космической техники. Однако материал был хрупким и профессиональными, а главное выжившими после полутора лет обучения пилотами становились единицы.
    Марк Харрис был именно таким человеком, без опыта, но с ярким талантом к полётам. Талант его не замечали ни родственники, ни друзья, ни армия, но заметили другие люди, фанатики. И они направили талант в нужное русло.
    Сигнал о готовности был принят и Марк, нажав ещё несколько кнопок, сообщил Нику, что пора отключать поле. Тэд и Рэнди выключили все тумблеры и начали готовить куб к длительному путешествию. Марк тем временем водил из стороны в сторону левую руку, а правой нажимал световые символы, высвечивающиеся на панели управления встроенной в одну из половинок кейса. Дек поначалу подёргивался и ходил из стороны в сторону, но буквально прошло секунд шесть, и Харрис окончательно освоился. Смахнув испарину со лба свободной рукой, он начал вести ЭПМ «Эдж» на посадку.
    Тотти держа в одной руке свою неотъемлемую винтовку ЭМР-10Г, а в другой сумку, готовился к посадке на борт. Теперь уже было ясно, что энергоразрядник он взял не для обтёсывания камней. Тем временем дек сел посреди ущелья и все ринулись к машине. Один только Харрис замешкался, собирая кейс, отстал буквально на мгновение и тоже устремился за всеми. Ник открыл дверь в салон машины, а Моризо влетел туда в прыжке. Сгруппировался, а когда приземлился, уже чётко смотрел своим боевым взором на пассажиров. Эти люди и не собирались сопротивляться. Все они весьма вероятно были мертвы или находились в состоянии глубокой комы. Тотти кинулся проверять свои догадки. Он подскочил к одному из двоих "тигровцев" и начал нащупывать пульс. Прошла секунда, вторая, на третьей Тотти решительно окликнул командира. Ник подошёл с небольшим прибором, направил похожие на усы жука два металлических щупа и нажал на тумблер. "Тигровец" резко дёрнулся, застонал и открыл глаза.
    – Послушай, если бы ты умер сейчас, то изрядно подпортил бы настроение всем перед операцией,- сказал раздражённым тоном Ник, и тут же уселся возле "Тигров"
    – Да, но я живой, и могу сказать, что в ущелье дек будет находиться четверть часа, а затем сюда явится минимум одно звено эджей и нам всем придётся вообще забыть о причине нашего появления на территории союза трех рек,- дерзко ответил Джереми, держась руками за виски.
    – Тогда стоит поторопиться,- воскликнул Ник,- Где Харрис?
    – Я здесь. И уже поставил кейс в кабину, капитан,- чуть улыбаясь, протараторил юноша.
    – Марк, ступай, готовься к взлёту. В 15 э-э-э, 24 мы должны быть выше этого ущелья и выйти на связь с контролем,- Тэд, Рэнди, вытаскивайте все эти тела. Начинаем подготовку к операции.
    Командир открыл сумку, принесённую Моризо, достал оттуда три коробки и большой металлический цилиндр. Тотти сорвал все застежки на броне другого охранника, оставив его в одном рузоне. Остальные члены отряда начали перетаскивать пассажиров к песчаному склону. Перед Стелли лежали маска в упаковке, два свёртка с одеждой и цилиндр, внутри которого разместились излучатели ЭМР-7Г. Ник продезинфицировал лицо спреем из баллона, аккуратно наложил маску, разгладил небольшие складки, подправил волосы, затем натянул на себя комбинезон, лежавший в одном из свёртков, и встал. В этот момент, в салон довольно потирая руки, влез Тотти. Сначала он уставился своими чёрными, как эбеновое дерево глазами на командира, потом обернулся в сторону скал и озадаченно спросил.
    – Это ты или не ты?
    – Я конечно. Позови Рэнди, пусть надевает форму пилота и идёт в кабину к Марку. Мы взлетаем,- ответил спокойно Ник.
    В салон залез Рэнди, за ним Тэд. Уже когда последний начал закрывать дверь в грузовой отсек, снаружи послышалось слабое шипение, в полузакрытую створку ударил луч лазера.
    Со стороны скал, возле которых недавно пряталась группа, бежал второй охранник с правительственного дека. В руке он сжимал излучатель, громко матерясь, приближался к машине.
    – Джереми, я думал, ты пошутил, а ты и вправду один из отступников. Джереми, всё ещё можно исправить, только помоги мне их обезвредить. Всё равно на базу Урмия не попасть. Там абсолютная система безопасности. У вас ведь даже нейрочипов нет в голове.
    Снова послышалось шипение и "тигровец" упал навзничь. В комбинезоне, точно по центру нагрудной нашивки зияло отверстие с обугленными краями. Из него тянулась тонкая светло-серая струйка дыма.
    Тотти равнодушно вложил излучатель обратно в цилиндр и направился к своему креслу.
    В Никиту в этот момент словно бес вселился.
    – Вы, что,- заорал он на весь салон,- даже не удосужились забрать оружие?! Чуть было не сорвали всю операцию. А если бы он не был оглушён. Это же солдат "Тигра"! Взлетай Марк, чёрт вас всех дери, ведете себя как молокососы.
    Главный сел обратно на место, потупил глаза в пол и сложив локти на колени, замолчал.
    Дек ровно поднялся, повисел несколько секунд у самой поверхности и "поплыл" вниз по ущёлью. Спустя пару минут он был уже в трёх километрах от места засады. На высоте тысяча сто двадцать метров Харрис включил кнопку на приборе, который они с Рэнди вмонтировали в приборную панель дека, активизировал нейросвязь.

Глава 2

    Авантюрные выходки всем известного народа сотрясают
    планету. Именно народа, потому что он выбирает власть. У
    них демократия так называемая, вот пусть народ и отвечает
    за действия людей, которых выбирает своими вождями.
    В одном регионе от их выходок изжога, в другом судороги!
    В других рвота и конвульсии. Остальных же знобит и
    подташнивает. А кого-то везут на кладбище…
    Международная нейробиблиотека. Евгений Турсунов. 2016 г.

***

    Фактически это была не лаборатория, а приличных размеров поселение, где работало и проживало около полутора тысяч сотрудников. Около тысячи человек являлись бойцами спецподразделений армии, отвечавшими за безопасность генетиков. Учёные сутки напролёт проводили в кабинетах, стараясь изо всех сил поскорее закончить работу по заказу властей и армии, подчинявшейся этим властям. Солдаты жили своей жизнью, целые днями убивая время в тренажёрном зале, в бассейне и тире, в связи с последними новостями они расслабились. Они здесь присутствовали лишь потому, что учёные разрабатывали что-то для них и весьма опасное. Как часто выражались сами военные “Оружие – их дело, сколь много бы его не было раньше на руках гражданского населения”.
    База с лабораторией расположенная юго-восточнее бывшего озера Урмия в Союзе трех рек (Тигр, Евфрат, Нил) жила размеренной, даже тихой в определённом смысле слова жизнью, подчиняясь воле одного человека. Этим человеком был генерал Аль Ахруб.
    Сейчас он прогуливался по небольшому балкону своего жилого модуля. Генерал расхаживал из угла в угол, поглаживал короткую густую бороду, говорил вслух, с эмоциями, словно разговаривая с кем-то. Беспокоиться в последние дни было о чём. Работы ученых подходили к концу, с часу на час должны прибыть эксперты. Эти люди должны будут провести анализ работы базы и принять решение об утилизации всех патогенов. Мир перевернул страницу вражды, месяц назад был подписан договор о полном уничтожении ГО и запрете на разработки. Договор, наконец- то подписали все, даже Трират России и ОСА.
    Мужчина слегка успокоился, облокотился о перила и посмотрел на купол. Недалеко от купола туда, куда смотрел генерал, пролетела упаковка от синт-завтрака, поднятая воздухонагнетателями базы. Сквозь поляризованное защитное стекло пробивались рассеянные лучи солнца.
    “Снаружи дует ветер”- размышлял Аль Ахруб,- “наверняка смертельно опасный. И ещё эти лучи”. Стоять и смотреть надоело, смотреть было просто не на что. Базу, которая представляла собой прямоугольник с тремя обрубленными углами и одним в девяносто градусов, окружал купол из поляризованного стекла. Купол этот выдерживал термоядерный заряд силой в тридцать мегатонн, бронестекло без труда сдерживало артиллерийские залпы, стрелковое и электромагнитное оружие. Единственное, что могло пробить его, это два типа ракет, которые правительство держало под жесточайшим контролем. Базе практически ничто не угрожало.
    Генерал смотрел на унылую местность за куполом. Ему окончательно это надоело, он зашёл внутрь жилого помещения. Сев в кресло из таблекса, стоявшее посередине комнаты, он вновь увидел голограмму семьи. В тысячный раз нахлынули воспоминания. Тогда, ещё десять лет назад он жил в Токио, у него была семья. Токио, причудливый по архитектуре гигас, был едва ли не самым огромным городом на Земле. Квартира его семьи находилась на третьем уровне, девять тысяч триста сороковой отсек, второй модуль. Общей площадью сто тридцать пять квадратных метров. На четверых её вполне хватало. Да, четверых, Аль Ахруба, его жену Саманту и двух дочерей. В те времена он был счастлив. Потом генерал оказался здесь, на этой никчемной базе, в каком-то захолустье, где его начало пригибать к земле его горе.
    Девять лет назад он потерял жену, а спустя пять лет после этого, погибли дочери. Несмотря на все протесты мужа, на его высокую зарплату Саманта работала. Ей нравилось работать. Получать новые знания, общаться с людьми, быть социально-активной, а никак не домохозяйкой. Однажды она упала на работе в расплав металлов. Так не стало любимой жены. А затем не стало дочерей. Их сгубило разбушевавшееся проклятое солнце.
    В то время как раз проводилось внедрение технологии клонирования, но Аль Ахруб наотрез отказался от выращивания «новой Саманты и новых дочерей». А у нотариуса оказался подписанным отказной лист Саманты. Но камнем преткновения все же стала не материальная, а морально-этическая сторона вопроса. Генерал имел консервативные взгляды и считал, что жизнь дана, чтобы прожить один раз и нельзя нарушать законы природы. Клонирование он считал злом. Смерть он считал естественным процессом, как бы больно не было.
    Это личное горе никого кроме него не касалось. Генерал переживал, переваривал в себе как мог и умел.

***

    – Всё в порядке, бурю прошли. Происшествий не было. Ведите по лучу, мысленно сказал Харрис. Прошло около полуминуты. Ответа всё ещё не было. Марк не выдержал,- Башня, башня, почему не отвечаете, приём.
    Наконец в голову Харриса поступили мысленные фразы.
    – Сэр, мы прослушиваем аппарат. По нашим данным кроме вас и второго пилота на борту должны находиться ещё четыре человека. Среди них профессор Небраско. Сэр, почему не слышны биоритмы этих людей и второго пилота?
    – Башня, всё нормально, забыл предупредить. Я включил между кабиной и салоном защитное поле. Вы же в курсе, что правительство требует экранирования переговоров пилотов. Так вот мы со вторым пилотом разговаривали, и я после этого видимо забыл убрать барьер. А напарник, он в салоне. Надеюсь, всё доходчиво объяснил, башня.
    – Вполне, сэр. Отключите защитное поле. Нам необходимо просканировать машину и всех пассажиров,- голос связиста показался Марку чересчур сухим и раздражённым.
    – Нет проблем, сержант. Но это займёт порядка десяти – двенадцати секунд.
    – Хорошо, башня ждёт.
    Харрис мгновенно отключил вариатор мыслесвязи, закричал в салон, чтобы все одновременно одевали на мочки ушей, заготовленные заранее нейродатчики. На счёт три командир дал команду надевать. Харрис вновь щёлкнул тумблером.
    – Сержант, экран отключён. Пилота я вызвал в кабину.
    Наступило молчаливое ожидание. Связь ожила.
    – Всё, можете продолжать путь. Генерал ожидает профессора Небраско,- сообщил сержант.
    Харрис в третий раз щёлкнул тумблером связи, облегчённо вздохнул и с усердием взялся за рулевой рычаг.
    Рэнди заглянул на секунду в кабину, что-то невнятное буркнул Марку и пошёл обратно в салон получать у инструкции.
    Ник, не глядя на остальную часть группы, снял с уха нейродатчик и почти шёпотом произнёс:
    – Тэд, ты надевай комбинезон и маску инженера, я буду играть роль профессора, а Тотти с Джереми по форме" Тигр" будут нас охранять – старший выдохнул, выпуская ещё одну решённую задачу в воздух,- Рэнди, передай Марку, чтобы был готов взлетать, как только мы будем на борту. Ты поглядывай, чтоб никто не "нюхался" около дека во время нашего отсутствия.
    Вся команда одновременно принялась за выполнение указаний. До базы оставалось пятнадцать километров вниз по ущёлью и примерно восемьдесят по плоскогорью. Позади в ущелье остались настоящие пассажиры и трое товарищей, которые должны были собрать буревую машину и приготовить к полёту орбитал сопротивления.
    Никита, то есть профессор Небраско немного задремал. Сознание резко бросило. Он оказался в гигаполисе Токио. Это был сон-воспоминание из его юности. Он стоял посреди большой комнаты и держал в руке таблетку сизого цвета. Картинка поблекла, проступила новая. Вот они с отцом в порту. Снова туман. Ник дёрнулся во сне и открыл глаза.
    – Что-нибудь страшное приснилось, шеф?- спросил Тотти.
    – Да так, юность. Чёрт, Моризо, мне приснился препарат молодости. Нам ведь уже нужно его принимать. Чёртово правительство и руководители. Меня уже раздражают наши лидеры, они забирают те крупицы препарата, что удаётся взять при атаках на гигасы себе, а мы продолжаем стареть.
    – Ничего, скоро всё изменится, власти выдадут движению всё, что попросим, только вот выполним задание.
    – Да… Тотти. А мне приснился родной гигас.
    – В смысле, Токио?
    – Да. Огромная спиралевидная конструкция, гигантский живой организм, мой дом. Приснился реактор, куда нас водили на экскурсию, все его бесконечные улицы, завитки кварталов. Этот гигаполис был когда-то признан лучшим проектом. Не изменяя конструкции и не привнося архитектурные изменения в облике там можно было пристраивать новые модули, удлиняя спираль. Когда мне стукнуло двадцать, там проживало двадцать пять миллионов человек, а сейчас судя по данным разведки от силы четыре. Я часто вспоминаю флеропорты, где постоянно околачивался. Бродил по ангарам и рабочим подземным помещениям. Мне очень нравилось смотреть за взлётами и посадками орбиталов, и флеромоновых аппаратов, а ещё древних вертолётов. Тотти, ты хоть раз видел вертолёты старой конструкции, нет, а я видел и не один раз. Мне ещё приснился случай из электронного факультета, какой же ребёнок я тогда был. Однажды мне дали задание по проекционной механике. Вариоком попросил узнать параметры гигаса. Я даже удивился и спросил у инструктора, разве он не знает их. А он мне в ответ, что это мой экзамен. Потом мне даже интересно стало. Я взял тогда отцовский дроппер, каплевидный аппарат на электроприводе и отправился к рабочему торцу гигаса. Там монтировали новые корпуса и жилые модули. Достал лазерный дальномер и замерил основные параметры. Судя по показаниям дальномера, эта гигантская змея, ну в смысле мой город имел в ширину тридцать метров в верхней части и около восьмидесяти в нижней жилой части. А у самой земли в рабочей зоне вообще больше ста. Высота рабочей зоны составляла примерно двадцать пять метров, а дальше к небу тянулись ряды квартир. Общая высота составила более семьсот восьмидесяти метров. Часть данных я взял из нейробиблиотеки конечно, а длину вычислил сам. Так представляешь, длина змеи оказалась более семисот шестидесяти километров. Мне даже стало страшно при мысли о размерах города. Вот бы растянуть по островам, всю эту конструкцию. Отец мне рассказывал, что с расстояния ста километров город был отчётливо виден и выглядел как длинная светло-синяя полоса. Я потом, когда уже стал пилотом, сам убедился в этом. А синеву гигасу придавали стеновые панели, сплошь укрывшие себя стеклами – тридалексами и фотоэлементами.
    – Ник.
    Старший прервался и посмотрел на Моризо.
    – Ник, впереди база, мы уже близко. Очнись командир.
    – Ладно, собирайтесь,- ответил он, громко зевнув при этом. Потянулся за шлемом от профессорского защитного костюма.
    Дек подплывал на высоте тридцати метров к Урмии. На его пути выросла контрольная башня в форме иглы, со шпилькой в верхней части. Прямо за ней высился тёмно-синий купол, за которым уже угадывались очертания жилых комплексов, лабораторий, центрального охранного пункта и штаб-квартира. С центрального пульта пришло прошение о контакте.
    – Говорит Урмия, просьба доложить по форме,- протрещал вариатор.
    – Башня, говорит старший пилот, борт 112-1В, на борту 4 пассажира. Среди пассажиров профессор Небраско, прошу посадки,- выпалил Харрис.
    – Транспорт, борт 112-1В, посадку подтверждаю.
    Харрис отключил нейросвязь и восторженно закричал в салон:
    – Операция начинается, командир!
    Машина пошла на посадку у южной части купола. На аппарат пристально смотрели оптоволоконные глазки систем наведения стационарных лазеров. Моризо погрозил им сквозь иллюминатор кулаком. Стволы двенадцати излучателей – убийц провели дек до самой земли. Такую машинку как дек они могли испепелить в одно мгновение, и они никогда не промахивались.
    Аппарат, ведомый Харрисом, благополучно сел на флероплощадку и почти сразу со стороны купола к деку устремился рукав перехода. Он точно соединился с захватами двери и автомат намертво "приварил" дек к базе. Дверь машины открылась, в проёме показался профессор в сопровождении двух «тигров».
    Небраско небрежно осмотрелся и зашагал размашистой походкой по переходу. За ним хладнокровно проследовали Тотти и Джереми. Практически сразу после их ухода из кабины вылез Тэд, облачённый в УФ – костюм и с видом профессионального механика начал осматривать корпус машины. Закончив эту, формальную для него процедуру, он забрался обратно в кабину и больше не показывался.
    Когда профессор подошёл к концу перехода, дверная панель бесшумно исчезла в боковом углублении. Делегация оказалась в коридоре, посреди которого стояли два человека и о чём-то тихо беседовали. Одним из двоих был генерал, завидев профессора прекративший разговор. Он выдвинулся, навстречу улыбаясь, ещё издали заметной измученной улыбкой. Обменявшись рукопожатиями и официальными приветствиями, все направились к двери в конце коридора. Чем дальше шла группа, тем медленнее шёл Никита. Под маской профессора, под черепной коробкой Ника бешено вертелись мысли. Боль стучала в висках. Он всего пять секунд видел генерала, но уже был более чем уверен, что и раньше они встречались. А вот где, главный вспомнить, как не силился, не мог. Профессор заметил, что отстал от генерала метров на шесть и, обернувшись, увидел недоумевающие лица Моризо и Джереми. Пришлось ускорить шаг. В конце длинного высокого коридора они повернули направо и оказались в небольшом зале. Когда генерал открывал дверь, он произнёс несколько фраз. Этого оказалось достаточно, чтобы Нику стало хуже. По его лицу, к счастью, спрятанному маской, покатились крупные капли пота, по спине бегали мурашки. Эти волнения не остались незамеченными.
    – Сэр, что-то не так?- спросил профессионально поставленным голосом Тотти.
    – Всё в порядке, солдат, просто живот прихватило,- выдавил из себя профессор и пошёл за генералом.
    Делегация около получаса затратила на ознакомление с жилым комплексом, посетила столовую, административный корпус и, наконец, оказалась в лаборатории. Туда пришлось идти через казармы по коридору, плавно перешедшему в своеобразный балкон, откуда был прекрасный вид на спортивный зал службы охраны Урмии. Оттуда слышался смех и шутки тигровцев. Генерал провёл профессора мимо энергоблока базы. Наконец они были перед входом в лаборатории. Вход представлял собой небольшой коридор, напичканный не одной сотней датчиков, вмонтированных в стены. Здесь шла тотальная проверка сотрудников и посетителей, все отклонения в здоровье и эмоциональном уровне докладывались непосредственно начальнику базы, генералу Аль Ахрубу. Получилось так, что удача не отвернулась от Никиты и в этот момент.
    Прямо перед коридором генерал остановился и сказал очень вежливо.
    – Я понимаю, что правила контроля для всех одинаковы, но было бы непростительно проверять такого уважаемого человека как вы. Я дал сигнал на пульт, чтобы вам проверку не устраивали.
    – О, благодарю вас генерал. Это честь для меня,- едва слышно произнёс Ник, стараясь взять своё волнение в руки.
    Тотти подойдя к коридору, сразу приметил ленту индикатора. Условленным заранее жестом он привлёк внимание Джереми и шепнул ему, чтобы он вспомнил какой-нибудь анекдот, проходя через детекторы. Профессора Моризо никак не мог предупредить и, понадеявшись на удачу, пошёл следом за профессором. Стечение обстоятельств сыграло на руку движению сопротивления, бойцы которого проникли только что в одно из жизненно важных мест на планете.
    В коридор хлынул жёлто-серый свет, шедший из нескольких упрятанных в потолке псилонов.
    Они оказались на улице, спустились по гравиэскалатору на уровень почвы покрытой полимером нежного розового цвета. Никите удалось к этому времени успокоиться и сосредоточиться на задаче. Он даже решился заговорить с Аль Ахрубом. Но профессиональные мысли в голову не шли и вопрос, который главный задал, был весьма неуместный.
    – Генерал, я слышал, что вы жили когда-то в Токио. Это правда?
    – Возможно профессор, это правда, но к чему такие вопросы? Вы же прилетели, чтобы осмотреть лабораторию и результаты работы наших учёных, а не обсуждать мою жизнь. Не так ли?
    – Да, но как видите, я тоже человек, и мне не чуждо всё людское. Я лишь пытаюсь отвлечься от работы, она не даёт мне передышки. Где бы я ни был, дома, во флоропарке, в нейроклубе, она преследует меня. Высасывает мои силы, пока я не падаю от усталости. Трудоголизм, знаете ли – опасная вещь. Ну да о чём я, так значит, вы жили в символе. Также я слышал, что у вас была замечательная семья. Они здесь, с вами?
    Генерал метнул в профессора переполненный болезненными воспоминаниями взгляд.
    – Они умерли. Если бы я не знал вас профессор, то подумал бы, что вы не тот за кого себя выдаёте. Вы меня удивляете. Обычно вы человек сдержанный и малообщительный. У меня действительно есть семья, я считаю, что есть.
    – Да, это действительно не то, о чём можно болтать с каждым встречным, а я не самый лучший собеседник. Генерал я приношу свои извинения по поводу моей бестактности. А как поживает наш общий друг, генерал Джон Стелли?- профессор Небраско внимательно посмотрел на генерала.
    – Вы знаете Джона?! И про нашу дружбу. Хм. Профессор, вы меня сегодня не перестаете удивлять. Он все ещё надеется разыскать сына. Может вы, что-то знаете о судьбе парня?- генерал насторожился.
    Главного передёрнуло, а после встречного вопроса генерала, Никиту пробрал озноб. Лоб вновь покрылся испариной, а маска ещё сильнее прилипла к лицу. Руки его дрожали, правое веко нервно начало подергиваться.
    – Нет, что вы, просто интересно. Я мог бы попытаться найти его через знакомых. У меня большие связи. Генерал, а кто же тогда вы? Я восемь лет знаю вас как Аль Ахруба, но ваша внешность и прошлое не соответствуют имени.
    – Вы правы профессор. Настоящее моё имя Роберт, никто его уже и не помнит. После смерти жены и дочерей, я решил уехать подальше от Токио. Командование поставило задачу, руководство этой базой, благо языковой барьер на планете давно снят и границы тоже. И уже здесь, на берегу Тигра, на Ближнем Востоке, один человек назвал меня Ахрубом. Так я и зарегистрировался в посольстве. Таким меня знают на базе и в штаб-квартире в Багдаде, городе полумесяце.
    – Нелёгкая у вас судьба, вижу. Зря я раньше был неразговорчивым, и не знал, что у друга печаль на сердце, а в душе немая тоска. Генерал я приглашаю вас поехать с нами в Каир. Там у меня друзья, семья. Я попытаюсь исправить положение и вас заставлю улыбаться.
    – Нет, моё место здесь. Это тихое, богом забытое место станет, пожалуй, моей могилой,- генерал ускорил шаг.
    Небраско тоже заторопился.
    Они дошли до первого корпуса. Центр этого строения похож был на древний дирижабль, низ которого терялся среди окружающих модулей. Верх был схож с башней древней военной машины – танка, со сдвоенным стволом, направленным в небо. Этот столб был ничем иным как десятиэтажным зданием, в котором сейчас заседал учёный совет. У самых дверей Совета генерал остановился и недовольно крякнув, спросил у профессора:
    – Куда хотите пойти в первую очередь? В лабораторию или на заседание? Я знаю, что мне запрещено об этом говорить, а у вас нет права выбора, но всё-таки я разрешаю вам по старой дружбе выбирать.
    Такого шанса Никита не мог упустить. Его цель сама приближалась к нему.
    – Меня ждут на совете учёных. Я не очень его жалую, и вообще там мне не нравится. Я хотел бы посмотреть новые образцы варгенов, то есть мне нужно прямо в лаборатории,- уверенно произнёс главный.
    Прямо от здания Совета, не заходя даже в холл, они направились к двум полусферам, прятавшим внутри себя генные лаборатории. По внешней поверхности полусфер приветливо мерцали желтые огоньки.
    Между лабораториями на высоте двенадцати – пятнадцати метров по специальному переходу-трубе сновали ассистенты, техники и прочие причастные к экспериментам.
    Генерал уже поднимался по гравиэскалатору к центральному пульту охраны, когда профессор, насмотревшись на жёлтые огоньки, оглянулся. Он мгновенно сообразил, что опять отстал и прибавил шаг. Небраско догнал генерала, когда тот набирал мыслекод к нейростражу. Они вошли. В вестибюле их встретили два тигровца, в чёрных костюмах со смешным оранжевым отблеском. Солдаты, молча, отсалютовали старшему по званию. И тут произошло, то с чего начались неприятности Ника, а также всех его окружающих.
    – Профессор, вы меня сегодня сильно беспокоите. Такое ощущение, будто на базе вы в первый раз. Я заметил, что вы долго рассматривали датчики генеральной обстановки. Вы же знаете, что они следят за состоянием среду внутри купола. Я думаю, что не нужно нам идти сегодня в лабораторию, вам явно нездоровится,- заявил Аль Ахруб.
    – Ну, что вы, генерал. Я знаю, что жёлтые точки следят за тем, чтоб результаты работы лаборатории не попали в воздух, но я всю жизнь увлекался генетикой. Сегодня вдруг понял, что ничего не смыслю в машинах и в электронике. Пусть причуда, но у меня никогда не хватало времени, чтобы даже рассмотреть механизмы, которые окружают меня. Я даже не знаю, как работает мой нейромедсканер. Машины, моё слабое место. Извините меня генерал, что позволил вам ломать свои жизненные принципы.
    – Ничего, мне это знакомо. Вот я работаю здесь, казалось бы начальник. Всё обо всём знаю, но я здесь раб, а генетика, да и вся научная деятельность для меня как тысячекилометровый горный пик, на который я должен взобраться. И безо всяких инструментов. Я болею только оружием. Вот когда-то я работал на станции передачи видеоматериалов по нейроканалам в смотровые залы. Что случилось с тем временем!-
    громче обычного произнёс генерал последнюю фразу и остановился посреди коридора.
    – Идёмте же генерал. Мне любопытно взглянуть на результаты опытов.
    Они прошли к ликросовым дверям. Сделав два шага, оказались в зале с потолком полусферой. В зале царила тишина. По всему периметру стен было множество дверей.
    – Сюда профессор,- воскликнул аль Ахруб и устремился к самой дальней двери,- в лаборатории сейчас по моим данным находится только профессор Мэри Остин. Она хороший человек и большой специалист в генетике. Впрочем, ей до вас далеко. Думаю, вы найдёте общий язык и прекрасно сработаетесь. Ещё пара коридоров и мы на месте.
    – Генерал, а как с нашей охраной во время работы? Не хотелось бы во время эксперимента увидеть злорадствующее лицо террориста. Я знаю, что в прошлом году они взорвали два трансконтинентальных нейротранслятора. Это теоретически невозможно, они охранялись полками тигровцев. Их вылазки не обходятся без жертв. За последний год были убиты семьсот тысяч тигров, девяносто два учёных и два мэра гигаполисов. И это только по версии нейровестника,- проговорил притворно тревожным голосом отступник.
    Слова Ника подхватил и сам генерал:
    – И не говорите. На Земле хаос. С тех пор как законопослушные граждане переселились в УФ – полисы, террористы не раз устраивали переполох, но такого ещё не было. Каждый день, каждую ночь гибнут люди. По-сути элита общества. Здоровые, умные парни и девушки. В то время как общество стареет, и численность его сокращается, гибнут тридцатилетние мужчины и женщины. Профессор за последние десять лет на планете погибло около миллиона бойцов спецподразделений ООН, безо всякой войны, ведь боевых действий официально нет. Мир. Смех, и боль. И всё из-за… слепой власти. Единственное, что сейчас могу сказать, что вы в безопасности.
    Пока генерал говорил, Никита рассчитывал дальнейшее развитие событий. По плану, они должны были прибыть на Урмию во время обеденного перерыва и все, включая обслуживающий персонал должны быть в своих жилых модулях. А теперь выясняется, что сотрудники все в работе, охрана на режиме экстренного вызова, и даже в самой лаборатории лишний человек. Необходимо было корректировать действия группы.
    – Уже пришли,- услышал Ник слева и, повернувшись, увидел генерала прошедшего через проём в стене на балкон, с которого была видна сверху, с высоты восьми метров экспериментальная площадка. К балкону с одной была пристроена лестница, а с другой блок-камера с панелями управления и регистрирующими приборами. Среди всего этого научного оборудования стояла молодая девушка, к которой генерал обратился, как к профессору Мэри Остин.
    Ник чуть не прыснул со смеху, но удержался и подошёл к собеседникам. "Эта профессорша настолько юна, поразительно"- подумал отступник.
    – Представляю вам нашего выдающегося учёного-генетика, мисс Остин. Она будет помогать вам, профессор проводить анализ исследований. Наверно вам важно поговорить на общие темы, так что я посижу где-нибудь здесь, и не буду мешать.
    Аль Ахруб отошёл к прозрачной смотровой панели и сел на выдвинувшийся компакт-сет.
    Нику предстояло выяснить многое, и он принялся за осуществление цели.
    – Мэри, ничего если я буду обращаться к вам по имени?- обратился боец к девушке.
    – Да, конечно профессор Небраско. Я много наслышана о ваших проектах. Рада буду работать под вашим руководством,- ответила она непринуждённо.
    – Называйте меня просто Небраско. Не люблю условностей.
    – Небраско, послушайте, не знаю, что там происходит в мире. Уже три года работаю здесь безвылазно, сами знаете режим секретности. Отбор был среди одиноких. У нас здесь такое творится. Это приведёт когда-нибудь к сумасшедшей по масштабу катастрофе. Сейчас на Урмии закончены разработки таких варгены, что ста двадцати тонн таких малюток хватит, чтобы убить всех людей на планете. По-моему это уж слишком. Испугать это ладно, но угроза человечеству. Ведь с нашим гарнизоном в тысячу бойцов и двенадцатью стационарными излучателями мы не способны обеспечить сохранность варгенов. Это страшное оружие. А Урмия не настолько секретна.
    Даже Ника испугала её фраза «Угроза человечеству». Испугать это ладно, но применить… А если руководители движения…
    Он невольно задёргал головой. Пробежала мысль "Что же он здесь делает? Зачем вся эта операция?"
    – Не волнуйтесь, база закрывается. Лучше расскажите Мэри, над, чем вы работали в последнее время?
    – В этой лаборатории. На данный момент работы приостановлены. Ждали вас и комиссии, чтобы показать результаты. Возможно, варгены необходимо уничтожить и все материалы, связанные с ними. Профессор, это моё личное мнение. Они слишком опасны. Почти все этносы потенциального противника изучены. Только не говорите моих слов генералу… Здесь разработан патоген лм1031сайс, он поражает за четыре дня все генотипы жителей Северного континента Америки. Вы же знаете, за три с лишним века, там такие помеси появились. Два года мы трудились над устрашением наших главных врагов и добились своего. Правда примерно три тысячных процента останутся живыми в случае применения патогенов, но это не наша оплошность, просто уровень технологий не позволяет вычислить их ДНК порядок.
    – Не спешите. Вы в курсе истинной цели моего приезда? Недавно был подписан договор о разоружении. Об этом позже. Сколько этого варгена здесь?
    – В лаборатории находится тринадцать культур. Вот в этих цилиндрах вдоль стен около тринадцати тонн лм1031сайс. В соседнем помещении идут работы над лм3096саа, он способен за три дня опустошить Великий Китай и Японию. Через полгода думаю, весь Индонезийский Картель можно будет опустошить. Как всё это страшно. Но это правда. Вот я и говорю, уничтожить все варгены и забыть о них.
    – Да, сильно сказано. Но так примерно и будет. Послушайте, а как насчёт их транспортировки с базы и до точки атаки?
    – Здесь у нас атмосферные лифты, а дальше на орбиталах до линии фронта. Ну а там уже дело военных. Профессор, это не моё дело, и не ваше. Почему вы заговорили о транспортировке?
    Ник встрепенулся. Информация была добыта очень быстро и очень полноценно. Главный дал знак Моризо.
    Тотти подскочил к генералу и захватом усадил его на колени на пол.
    В это время Джереми надел на Аль Ахруба прибор, не дающий тому передать нейросигнал.
    Никита со скоростью молнии вытащил из набедренного кармана аналогичный прибор и прицепил его на шею Мэри.
    Джереми и Тотти держали под прицелом ЭМР пистолетов генерала и девушку, а Ник начал говорить.
    – Я понимаю, что ситуация непростая. Мы представляем освободительное движение Земли. Мы и есть террористы, которые ежегодно убивают тысячи спецназовцев, но мы люди, которые лишь хотят планете мира и полной свободы людей. Вы счастливы, что у вас в голове нейрочип, нет, не думаю. На данный момент, я думаю, мы наиболее близки к осуществлению своей миссии. Вам же не советую мешать, я знаю, что более семидесяти процентов населения непосредственно поддерживают нас и ещё двенадцать лояльны. Если не будете оказывать сопротивления нашим действиям, то вы и все остальные на базе останутся живы.
    Заговорил генерал, пытаясь справиться с эмоциями из-за происшедшего.
    – Это поразительно, как легко вы проникли сюда. Вы прошли все уровни охраны, а я ещё попросил не сканировать вас, профессор. Хотя какой вы циник. Не смейте называться больше профессором Небраско. Что вы сделали с моим другом?!- смолкнув на мгновенье, он продолжил,- Ваши помощники, опытные люди, раз прошли проверку.
    – Помолчите генерал. Настоящие пассажиры остались в ста километрах к северу, у них есть защитные костюмы, только вот одному из спецназовцев не повезло. Он слишком быстро очнулся от глушилки и был убит. Другого бойца не ищите, он с нами.
    – Мне кажется, что вы никого не собираетесь убивать. Тогда, что вам здесь нужно?! По сути это военная база,- страшная правда потихоньку прояснялась генералу.
    – Им нужно оружие. Им нужны варгены, что тут непонятного!- закричала Мэри,- О боже, не делайте этого!
    – Вы правы, нам нужны боевые патогены. Мы пытались втолковать правительствам, что нейро, не путь развития и контроля над обществом. Нас не слушали и за нами вдобавок охотились, как за чумными собаками. Теперь никто не станет преследовать движение. Многие, нет, все согласятся на наши условия. Это полное отсутствие нейрокомпьютеров и реабилитация бойцов сопротивления,- Ник проговорил это жёстко, твёрдо веря в правоту и силу своих слов, будто выступая в генеральной ассамблее.
    – Власти не станут вас слушать. Вас просто уничтожат!- заорал генерал.
    – Это неправда. Мало кому захочется испытать на себе варгенов,- хладнокровно ответил Ник, хотя у самого кровь застыла в жилах от своих слов.
    – Вы блефуете,- произнёс надломленным голосом аль Ахруб.
    – Нет, абсолютно точно отдаю отчёт своим словам. Если нас вынудят, то мы сдержим слово.
    Никита внезапно понял, что заговорился и пора приступать к следующему этапу операции.
    – Генерал мне нужен доступ к главному нейротранслятору и центральному пульту управления базой, а также системой безопасности.
    – Никогда, я не предам устава и клятвы,- генерал зло плюнул на пол.
    Аль Ахруб вскочил и попытался снять с шеи нейроблокиратор. В подбородок ему упёрся ствол излучателя. В глазах Тотти читалась ненависть к военному. Он готов был снова, второй раз за сутки применить оружие.
    К Моризо подскочил Ник и знаком приказал опустить излучатель.
    – Это друг моего отца, Тотти. Это мой крестный,- шёпотом произнёс главный.
    – Теперь понимаю, почему ты странно себя ведешь сегодня. Я уж думал, что вся операция сорвана,- "Тигровец" опустил ствол пистолета.
    Ник вновь обратился к пленникам.
    – Генерал, было неразумно это делать. Все останутся живые, и это зависит от вас и вашей доброй воли. Иначе все на Урмии будут мертвы уже через пять секунд после сигнала тревоги. Мой человек загонит по уровню земли и купола базы пару изолит-снарядов.
    – Вы же тоже погибнете?!- изумлённо пролепетал генерал.
    – Мы всего-навсего рядовые бойцы. Дело продолжат другие, и их будет гораздо больше. У движения есть руководящие, всё решают они. Теперь вы готовы с нами сотрудничать?
    – Возможно. Я попаду за это под трибунал, но я обязан спасти весь персонал базы. Иначе себя человеком считать перестану. Что я должен сделать?
    – Сейчас вам снимут нейроблокиратор, и вы передадите сообщение. Скажете, что произошел раскол купола. Пусть все люди спустятся в УФ – бункер. Пусть возьмут запасы, рассчитанные до прибытия спасателей. И не смейте давать разрешение на связь с гигасами и военными объектами,- Никита повернулся к Остин,- Вы, Мэри пойдёте с нами. Вас и генерала мы отпустим позже. Считайте, что сегодня встали не с той ноги, что ли.
    Командир замолчал. Воцарилась мёртвая тишина. Моризо заметно нервничал. У Мэри была беззвучная истерика. Ник был как никогда спокоен.
    – Идёмте. Мэри идите. И не бойтесь так. Скоро мы исчезнем, и начнётся ваша обыденная жизнь.
    – Генерал, мы ждём вас в коридоре,- главный указал в сторону дверей и вышел.
    Как и час, назад коридоры были пусты. Генерал появился минут через семь и впятером они двинулись к вестибюлю.
    Открыв двери, бойцы и заложники вышли на улицу. Короткими перебежками Тотти добрался до стен казарм. Затем все кроме Джереми побежали к Тотти. Последним прибежал Стафф и все пятеро отступников направились в казарменные помещения к центральному пульту управления.
    Никите за каждым поворотом начали мерещиться "тигровцы" из службы безопасности Урмии. Ему казалось, что нужно было ждать попытку их уничтожения и освобождения заложников.
    Поднявшись по эскалатору, они вышли на знакомую террасу. Двери в служебные помещения были открыты, а там где в прошлый раз была стена, теперь зияло отверстие от пола до потолка. Тотти немедленно направился туда и оказался в ромбовидной комнате с тремя дверьми. Подошёл генерал, указав на одну из дверей, тихо произнёс:
    – Там зал управления и главный центр. Пока ещё не знаю, как, но думаю, что вас поймают.
    Люди Ника пропустили фразу аль Ахруба мимо ушей и двинулись дальше. Последней плелась Мэри Остин. Слёзы засохли на её щеках. Она судорожно сглатывала. Казалось её даже начало знобить от пережитого, страх читался в её глазах.
    Только никому дела не было до её чувств. Все шли вперёд. Тихо. Осторожно.
    Впереди оказался длинный коридор. В нём слабо мерцали с десяток ионных трубок. От них почти не было света. Спецназовцы нацелились на светящуюся точку вдалеке.
    Примерно половину коридора они преодолели. В этот момент из скрытых темнотой проёмов в стенах выпрыгнули два человека. Один из них накинул монополимерную нить Нику на шею. Отступник успел перехватить нить ещё в воздухе и пытался не дать ей коснуться своей шеи. Раздался громкий шипящий звук и почти полную черноту коридора прорезали два серебристых луча. Наступила тишина.
    Лишь стон Ника нарушил пустоту.
    Стелли сидел на коленях и пытался сжать левый кулак. Поперёк ладони зияла глубокая рана с ровными краями. С краёв ладони из глубины свисали две нити со специальными захватами. Тотти резко выдернул нить из кисти и закрепил на руку командира диск фармауниверсала. Круглый диск присосками впился в тыльную сторону руки, из центра выскочили две иглы. Одна из них впрыснула обезболивающий препарат в организм, другая начала излучать волны. Началась регенерация тканей.
    – Командир, ты не волнуйся, дня через четыре и дактилоскоп не обнаружит следов травмы,- пошутил Джереми.
    Командир немного пришёл в чувство.
    – Генерал, немедленно выйдите на вашу волну. Уже двое погибли, вы хотите ещё жертв?!
    – Я сделал всё что мог, теперь они мне неподвластны. Я не отвечаю за действия групп госбезопасности.
    Они двинулись дальше и до зала управления добрались без приключений.
    Зал представлял собой три полусферы сращенные между собой. Пол представлял собой огромный овал, покрытый серым шершавым материалом. Кругом стояли столы с пультами и голограммографами. Чертыхнувшись на всё это безумное количество оборудование, Ник обратился к генералу.
    – Мне нужны пульты нейросвязи и системы стационарных излучателей,- произнёс неторопливо он, присаживаясь на один из многочисленных стадрсетов.
    Аль Ахруб направился к ближайшему пульту.
    – Все операции можно осуществлять с любого терминала. Необходимо лишь иметь в голове данные доступа. Я впрочем, всё знаю,- заявил военный.
    – Вводите код и поскорей.
    – Я вынужден просить вас отвернуться,- вдруг почти шёпотом проговорил генерал.
    – Это конечно смешно в данных обстоятельствах, но я выполню вашу просьбу. Надеюсь, вы не станете выкидывать фокусы?! Я сомневаюсь, что вы решитесь губить своих людей.
    – Можете работать. Как же мне вас называть, террорист?- заговорил генерал спустя пару минут.
    – Подождите ещё немного, я сниму маску и представлюсь,- немного нервничая, ответил Ник.
    Командир стал проворно нажимать надписи, словно парящие в воздухе. Отступник отключил все каналы связи бункера Урмии с миром, вывел из строя лазеры и закрыл смотровые окна сторожевых башен.
    Обратившись к генералу за помощью, Ник нашёл передатчик. Активировав его, он передал открытым текстом сообщение на орбитал.
    – Отступник, Логану. Задача 1 завершена. Группа в норме. Все варгены обнаружены. Высылайте клоддеры. Прошу два защитных костюма. У нас вынужденное пополнение.
    У одного из пленников тяжёлый случай. Приготовьте инструменты для немедленной процедуры денейрозации.
    Ник выключил передатчик и обернулся к генералу
    – Генерал передайте пятнадцатиминутную готовность открыть створки купола. Я не буду терпеть задержек. И лучше бы больше никто из ваших людей не решался препятствовать нам.
    Прошло всего четверть часа, а купол защиты был уже убран. Тотти стоял возле коридорного проёма и внимательно вслушивался в тишину, но, судя по его гримасе, боец начал волноваться. Ожидание затянулось, даже Ник заметно занервничал.
    Прошло ещё семь минут, когда с северо-востока послышался нарастающий ежесекундно рев двигателей. Грохот нарастал, пока над базой не зависли четыре машины, больше напоминающие математически ровные кубы с гранью в сорок метров. Когда-то клоддеры предполагалось использовать для десантных групп. Они были способны перевозить более пяти тысяч бойцов за рейс. В то же время началось массовое переселение в гигаполисы, и клоддеры в числе многих других машин и вещей остались в старых городах и на военных базах. Отступники позже воспользовались всем брошенным и не уничтоженным имуществом. Власти ликвидировали большинство старых военных складов и баз, но некоторые остались. Осталось и почти двести клоддеров. Теперь больше сотни их служили движению как грузовые варианты, лишенные палуб и лишних перемычек. Инженерам из числа бойцов сопротивления пришлось немало повозиться, чтобы закрепить антигравы под потолком нижней палубы и превратить машины в грузовики, легко перевозящие две тысячи тонн.
    В зале управления стояла гробовая тишина, когда неожиданно затрещал передатчик. Джереми и Тотти встрепенулись. После серии помех, из ретранслятора немного хрипло зазвучал знакомый уже лет семь Нику голос.
    – Привет Стелли. Говорит Сирдар. Мы готовы к погрузке, куда нам корабли вести?
    Генерал, сидевший неподалёку услышав, всё это, вскочил. Взглянув с яростью на Никиту, он воскликнул:
    – Кого этот преступник назвал Стелли? Как террорист смеет при мне упоминать великого генерала?- возмущённым тоном произнёс он.
    – Он сказал это мне, Роберт. Я тоже Стелли,- Никита стянул с лица маску,- Здравствуй крестный.
    Генерал Аль Ахруб, не понимая, что происходит, пораженно смотрел на Никиту.
    – Это ты, Никита?! О, черт! Не может быть?! Джон ищет тебя много лет. Он знает, что ты жив. А я теперь вижу тебя… среди террористов. Как?
    – Роберт, так уж получилось. Мне предписано судьбой, бороться за свободу. Я слышал…
    – Твоя мать умерла, Ник,- Аль Ахруб сложил руки на груди, отвернулся от отступника и замер.
    Воцарилось гробовое молчание. К Никите подошел Моризо и положил командиру руку на плечо. Отступник стряхнул руку и подошел к пульту связи. Сглотнул комок подступивших к горлу слез и включил передатчик.
    – Сирдар Логан, говорит Ник Стелли. Я руковожу операцией от имени движения. Готов продолжить работу. Необходимо, чтобы ваши корабли подошли к двум параллельно стоящим овальным зданиям.
    Возникла секундная пауза, и снова зазвучал голос пилота.
    – Хорошо, дайте нам три минуты для маневрирования.
    Клоддеры пошли к лабораториям на самом тихом ходу, какой только могли позволить их газоплазменные двигатели. Один за другим они зависали над раскрытыми створками крыш лабораторий. Ник корректировал положение машин, а Логан и другие командиры экипажей по команде старшего отступника включали антигравы. Через два часа все цистерны-контейнеры с варгенами оказались внутри клоддеров.
    Стелли дал Логану указание возвращаться, а сам, включив сигнал тревоги, направился к остальным.
    Тотти сообщил ему, что все эджи находящиеся на базе выведены из строя. Аль Ахруб и Остин к этому моменту надели защитные костюмы.
    Никита немедля передал через Тотти разрешение Марку на взлёт, а сам уселся напротив крестного. В салоне дека стало немного теснее. Прибавились ещё два пассажира, да ещё и в защитных скафандрах.
    Аль Ахруб сидел и отрешённо смотрел на Стелли – младшего.
    Ник невольно вздрогнул от голоса Роберта.
    – Я не обвиняю тебя, но и не одобряю твоего дела, Никитос. Когда наша семья была вся жива, я дорожил тобой больше всего в этом грешном мире. Я и твой отец хотели воспитать из тебя лучшего, может это и так, просто я не вижу этого. Ты рос самостоятельным, от тебя невозможно было что-то утаить, но одного и ты не знаешь
    по сей день. Это глупость, все про неё забыли, но не твой отец. Твой двоюродный дядя
    по материнской линии был террористом. Он собственноручно убил более двух тысяч
    человек, а потом его посадили на электрический стул. Твоему отцу долго не разрешали
    жениться на Александре из-за связей её семьи с террористами. Твоя мама не хотела тебе
    рассказывать об этом, а теперь видишь, корни дают о себе знать. Я не пугаю тебя
    виселицей, да и ты не должен думать о наказании. Одно скажу, ты должен бояться себя,
    как бы не потерять душу, не загубить в себе то, человеческое, что вложили в тебя твои
    родители,- генерал сглотнул, но не сменил тему,- после твоего исчезновения ей сразу
    стало хуже. Джон не думал, что так мало значит для неё. Ты исчез, а она не смогла без
    тебя жить. Мне сейчас интересно одно, что дальше будет.
    Сухо, выдавливая каждое слово, заговорил Ник.
    – С помощью варгенов мы станем шантажировать правительство. Они уберут нейроконтроль и люди вновь обретут свободу.
    На лице Роберта проскользнула едва заметная ироничная усмешка.
    – Нет, этого никогда не будет, поверь мне. Исчезнут нейрокомпьютеры, исчезнет причина сопротивления, уйдёт большинство бойцов вашего движения. Что будет дальше? Что станут делать руководители? Фанаты и идейные вдохновители? Всё рухнет, они останутся без дела. Без власти, без этого страшного недуга – чувства превосходства! Веками люди придумывали религии, различные партии и правительства, разжигали войны для раскола стран, разделения народов. Все это для получения власти. И ты думаешь, они тоже вернутся к мирной жизни, Никита?! Откажутся от власти?
    – Они тоже вернутся к мирной жизни…,- прошептал Стелли-младший.

Глава 3

    Однажды отец летал со мной к другим моногородам. Он цинично
    ухмылялся и говорил. «Смотри, сын! Очередное достижение
    человечества, очередное средство отгородиться от природы,
    ослепнуть от собственных разрушительных действий.
    Интересно выглядит. Вот ты ведь дома не взрываешь кухню, не
    выкидываешь диваны из окна. И все так. Так почему же в
    большом доме, под названием Земля, мы позволяем себе такое?!
    Взрывать, бурить, копать, захламлять, отравлять. Задумайся
    над этим. И знай это всегда. Будь выше этого. Постарайся
    соблюдать истинные заповеди из религий и будь аскетом. Аскет
    не имеет много и не живет, словом хочу, а обходится малым. И
    не позволяет этой безудержной гонке мирового производства
    хлама взять себя в свои цепкие, липкие, дурнопахнущие ручонки».
    Личный вариоком Никиты Стелли. 12 августа 2030 г.

***

    Садилось солнце. Его красноватый диск закрыл полнеба, земля, проносившаяся под деком, имела кроваво-красный оттенок. Они подлетали к условленному месту в горах.
    В салоне все кроме главного давно спали. Мэри вкололи транквилизатор, поэтому девушке тоже удалось спрятаться в мире снов от проблем реалии. Никита устало поворачивал шею, затекшую от неудобной позы.
    Он сидел и думал, думал обо всём сразу. О себе, о движении, о руководителях, о варгенах, об отце, о матери, о Земле. Мысли носились хаотично, все перемешалось в одночасье. Почему-то слова крестного вдруг задели его, разбудили что-то, что дремало в нем давно.
    Он не верил словам Роберта, а хотел верить, как верил ему всю свою жизнь. Его мать сейчас покоилась в колумбарии в гигаполисе Токио, его любовь пропала где-то, скорее всего власти давно её ликвидировали, а он был обычным террористом в глазах общества.
    Машину слегка тряхнуло.
    Харрис поднял дек из ущелья на поверхность плоскогорья и понёсся со всей возможной скоростью к кораблю, очертания которого начали всё четче проявляться даже в быстро сгущавшихся сумерках. Дек остановил свой ход лишь, когда оказался в трюме “Вултура”, огромного орбитала. Сейчас, когда на Земле преобладали три международных языка, мало кто знал, что значит" Вултур". Это Ник вычитал название "Коршун" когда увлекался устаревшим английским.
    "Коршун" и ещё два аналогичных ему по конструкции стратобастиона – орбитала отступники захватили во время нападения на военно-космический комплекс в Северной Америке. Тогда в ходе операции погибло около восьми с половиной тысяч бойцов движения.
    Все цели движения достигались реками крови и, несмотря на это появлялись всё новые добровольцы. Сейчас Ник вновь задумался. Думал он о бесчисленных жертвах.
    «Во имя чего…» – на этой незаконченной мысли, застрявшей глубоко под черепной коробкой, он вылез из дека.
    В трюме уже стояли все клоддеры принимавшие участие в операции, между ними сновали механики. К деку подбежал Сирдар Логан.
    – Что вы так долго, Стелли?- обеспокоенно спросил он.
    – Не волнуйся, всё идёт отлично. В дороге случилась небольшая поломка,- ответил на ходу командир и пошёл дальше. Он направился в центр управления, так как был одним из пяти пилотов орбитала. После всей проделанной работы ему предстояло ещё и вести орбитал на базу движения.
    Его согревала надежда, и она же давала силы, что власти теперь отключат нейро и он, как и многие другие бойцы вернётся домой. Он вернётся к отцу в Токио.
    «К черту все это движение! К черту, всех! Нет, я уйду немедленно!»- злая мысль пронеслась в голове.

***

    Было около 11.00 по местному времени. Утро, однако, даже в мечтах не предвиделось. На базе движения не существовало окон. Под землёй и время никто толком не знал, да и не следили за ним. Но Ник чувствовал утро нутром. Он проснулся и, вскочив, быстро подбежал к внутреннему коммутатору.
    Здесь, вдали от мира нейро все пользовались устаревшими приборами, вещами, в том числе аппаратами связи.
    На связи оказался один из координаторов вчерашней операции – Пол Граннер. На вмонтированном в стену дисплее Никита увидел его хмурое лицо.
    – Привет Пол. Вчера мы провернули хорошенькое дельце,- зевнув, промычал отступник.
    – Помолчи Стелли!- раздражённо ответил координатор.
    – Что-то случилось? Разве ты не рад, что движение стремится к главной своей цели. Да, я вижу ты не рад. Почему, Пол?
    – Зачем ты притащил их с собой?- голос выдал какую-то жалость, даже соболезнование.
    – Кого ты имеешь в виду. А генерала и девушку-учёного! Ничего в этом плохого не вижу,- воскликнул отступник.
    – Может быть, ты не видишь, но руководители видят! Они очень недовольны твоим поступком. Завтра состоится заседание исполнительного совета.
    – Где генерал!? Граннер, где генерал?- Ник забеспокоился, сердце забилось сильнее.
    – Не знаю. Скорее всего, его с профессоршей отправили в тюремный отсек. Я слышал от Тотти, что Аль Ахруб твой крестный. Сожалею, но ты сам виноват.
    У Никиты заиграли желваки на скулах. Адреналин хлынул в кровь. Он побежал в сторону тюремного сектора.
    К крестному его не пустили, и он бессмысленно слонялся весь день по базе. К нему мало кто подходил, большинство сторонилось. Все уже знали о его ошибке.
    Вечером, сидя у себя в модуле, Ник вспомнил, что говорил ему Роберт о руководителях. Теперь ему вдруг показалось, что всё сказанное генералом, это правда. За все годы он впервые усомнился в истинных целях движения. Возможно, руководители ещё хуже, чем их описал Джон.
    Мысли путались. Он не мог понять, что делать. И это в то время когда он решил покинуть движение. В какой-то миг Ник решил даже захватить " Вултур" и бежать с базы, но эта мысль потухла также быстро, как и возникла.
    Было около четырёх утра, когда Стелли – младшего всё же сморил сон. Он свалился без сил и, не успев даже глаза закрыть, погрузился в сон. Ему снились одни сплошные кошмары. Он бредил, а в половине восьмого за ним пришли.

***

    Два бойца из спецподразделения службы безопасности базы шли рядом со Стелли. Они не решались взять его за руки, ни одеть ему магнит – браслеты. Несмотря на промах на задании, Никиту на базе не перестали уважать. И сейчас это выражалось наиболее ярко. Ник шёл, упёршись взглядом в пол, размышлял над своим будущим. В главном центре уже заседал исполнительный совет. Зал был полностью занят. Уже на входе Ник увидел многих своих друзей, знакомых и сослуживцев. Большинство в зале при его приближении вставали. Так люди отдавали честь его заслугам и опыту. После этого Стелли явственно почувствовал, что в этот день произойдет что-то судьбоносное. Справа от совета, в камерах из стрека сидели крестный отец Ника, и Мери Остин. Роберт и Никита встретились взглядами, и в глазах крестного Стелли прочитал “Все будет хорошо”. От этого взгляда главному стало намного легче, он почувствовал прилив сил.
    Учёный-генетик сидела с потухшим взором и бессмысленно водила руками по краю своего компакт – сета. Складывалось впечатление, что разум навсегда покинул эту девушку.
    Ника в отличие от отца и учёного посадили на стадрсет, прямо перед советом.
    После представления судей, совет приступил к слушаниям. Стелли – младшему огласили его права, и старший судья Ян Ван ден Град начал зачитывать список обвинений выдвинутых руководителями против капитана Стелли.
    – Ник Стелли, капитан, командир третьего элитного отряда, вы обвиняетесь в умышленной задержке операции "Варген", частичном её срыве и невыполнении устава движения. Первые два обвинения после рассмотрения всех обстоятельств операции и опроса очевидцев и остальных бойцов-участников операции, с вас снимаются. Остаётся последнее, до совета дошли сведения о том, что пленный генерал Аль Ахруб, его настоящее имя Роберт Хуарес, ваш крестный отец.
    В зале раздались свист и одиночные возгласы презрения.
    Судье пришлось включить электроразрядник. Небольшой разряд пробежал по сиденьям зрительского зала. Зал притих. Судья вновь заговорил.
    – Я прошу тишины. Да, это правда. Никитос Стелли родился не здесь и ни на какой другой из баз движения. Он человек из гигаполиса. Девять лет назад в Токио мы нашли этого парня. После беседы он добровольцем отправился с нами. Нам нужны были и сейчас нужны опытные люди, а он является профессиональным пилотом 3А-1В классов флеромоновых воздухолётов и космолётов, он служил в спецподразделениях, а также был лоялен нашим взглядам.
    В зале кажется даже, перестали дышать. Все внимательно слушали.
    – Несмотря на то, что Роберт оказался практически вашим родственником, с вас не снимается ответственность за его появление на базе. Тем более вы виновны в появлении в движении Мери Остин, учёного с зависимым мозгом. У девушки обнаружена глубокая нейрозависимость. Из-за этого факта она будет ходить до исполнения приговора в анейрошлеме,- судья прокашлялся, взглянул на своих коллег и продолжил.
    – Несмотря на ваш послужной список и пользу, принесённую движению, вы всё-таки гражданин из гигаса. Благодарите друзей и сослуживцев, они заступились за вас. Ник Стелли вы остаётесь на службе. Новое назначение получите в службе операций. Отныне вы техник пятого разряда, обслуживание клоддеров, кутласов и соцеров.
    Старший судья продолжал.
    – Представители гигаса встать,- громко обратился он к людям, сидевшим в стрековой камере.
    Джон и Мери по его просьбе поднялись с компакт – сетов.
    Ван ден Град удовлетворённо кивнул
    – Именем движения свободной планеты, генерал правительства Союза трёх рек аль Ахруб, настоящее имя Роберт Хуарес, а также Мери Остин, учёный-генетик правительства Союза трёх рек. Во избежание неприятностей и для обеспечения безопасности четырёх миллионов людей вы будете отправлены на корабле в безлюдную тишь без костюмов и воды. Приговор вынесен и пересмотру не подлежит. Привести в действие не позднее 20.00 местного времени сего дня.
    У Никиты потемнело в глазах, разум затуманился. Он прекрасно знал, что означают слова судьи. Приговор отправлял Роберта Хуареса и Мери Остин под губительные лучи солнца без костюмов и продуктов.
    Отступник вскочил и закричал на судью. Затем бросился к столу совета. Те же двое, что вели Никиту в зал, перехватили его по пути. На этот раз они схватили его за руки, и под лучом электроразрядника главный затих и упал на пол.
    Зал пришёл в движение, но тут же все замерли, устремив взоры на стрековую камеру.
    Остин стало хуже. Она уже не контролировала себя. После оглашения приговора девушка словно взбесилась. Она бросилась на стрек. Её тотчас поразили тысячи мельчайших жал, а Мери всё давила и давила на ограждение. Глаза начали вываливаться из орбит, в уголках рта появилась кровавая пена. Послышался громкий вздох, хрип и тело Остин бездыханно упало на пол. Тело скорее похожее на мумию…

***

    Почти сутки прошли с момента окончания трибунала. Ник с крестным сидели в камере из супрастрека. За это время никто не пришёл к ним. Даже радиоприемник в тюремном отсеке молчал.
    Ник всё ещё переживал смерть учёного.
    – Как ты думаешь, Роберт, что они теперь с нами сделают? Ведь не могут же они убить одного из лидеров бойцов…
    – Проблема не в том, сделают они это или нет. А в том, когда и где. Помнишь, как умерла Остин?
    – Да, это всё моя вина. Незачем было тащить её с собой. И тебя тоже…
    – Не в этом дело. Они знали, что она не контролирует себя, но не привязали. У неё была глубокая зависимость. Правительство полностью контролирует многих учёных и военных. По сути, в мире уже господствуют машины. Я многое знаю, а твой отец ещё больше. У меня в голове отсутствует, этот чёртов приборчик. Вести себя, как подобает нейросоциумам, меня научили. Ну, это как-нибудь потом. Теперь, когда уже поздно, что-либо изменить, я знаю что движение, просто кучка преступников, которые командуют кучей честных бойцов. Ничего не меняется в этом бренном мире. А в гигаполисах большинство против нейро, и эти наивные люди пытаются сбежать и попасть к вам в движение. Шило на мыло не меняют. У Земли нет будущего, есть прошлое, и есть настоящее, которое ещё можно изменить. По этическим соображениям тебе не стоило бы рассказывать правду, но возможно теперь у тебя другой взгляд на свою никчемную жизнь, родителей, другая мотивация и цели. Твой отец был одним из самых уважаемых людей не только в армии, в стране. Его многие уважают на мировой арене. Он искал тебя не просто как сына. Есть и другая сторона вопроса. Угроза. Знал бы он, что ты и есть часть этой угрозы. Джон один из создателей секретной структуры и спецподразделения при ООН. Я тоже оттуда. Думаю, ты должен знать, а там уже тебе решать, как поступить с полученной информацией,- Роберт замолчал и глубоко о чём-то задумался.
    – Крестный, о чём ты?! У нас здесь все на равных. Если бойцы увидят ложь в словах руководителей, то их тут же сметут,- Ник говорил и сам пытался верить в свои слова.
    Прозвучал сигнал зуммера. Где-то справа послышался звук открывающейся двери. Через мгновение прямо перед Стелли стеновая панель отъехала в сторону, в темноту камеры просочился мягкий свет коридорных светлячков. В свою очередь на потолке камеры загорелся синий фаон.
    Перед зажмурившимся от света Никитой, возник Пол Граннер.
    – Привет командир. Здравствуйте генерал. Я здесь с неофициальным визитом. Сегодня на постах наши люди,- проговорил он, слегка сипловатым голосом.
    – Привет координатор. Почему ты так говоришь? Твои слова пропитаны заговором и страхом,- тихо, почти неслышно сказал Ник.
    Граннер сел и вновь заговорил.
    – Никитос, у вас неприятности, как впрочем, и у меня будут скоро. Тотти сегодня утром прослушивал базу. Он слышал разговор второго с седьмым. Вас убьют при попытке к бегству, которое руководители сами и устроят. Вам надо бежать раньше, лучше всего сейчас. Бежать по-настоящему.
    – Как я могу знать, что это и не есть губительная попытка бегства?
    – Ник, с самого первого дня появления тебя на базе, кто был твоим другом. Как можешь ты подозревать Граннера, человека спасавшего твою жизнь уже дважды?! Это глупо.
    – Это не глупость. Это позор. Просто Пол. Что же нам делать?,- виновато улыбнувшись, произнёс главный.
    Граннер отмахнулся рукой, показывая, что вовсе не в обиде.
    – Сейчас я выведу вас отсюда. Ребята из твоей команды всё уже подготовили. На платформе 3-1-04 ты найдёшь кутлас. Ник, он в автоматическом режиме. Только введи координаты 34-152, гигаса Сидней… Тотти говорит, что на базе необычно тихо. Все затаились и чего-то ждут.
    – Это связано с варгенами?- шёпотом, в котором ощущалась напряжённость, спросил Ник.
    – Да-да, кажется. Командир это секретно, по линии координаторов прошла информация, что один из контейнеров разгерметизировался. Впрочем, какой для тебя может быть секрет,- усмехнувшись, ответил Граннер.
    – Как я знаю, варгены эти против китайцев и американцев. Они ведь безопасны для нас, правда?
    – Нет, послушай. Американцы такие же белые, как и мы. А другой тип варгена разработан против китайцев, малайцев. Среди нас таких большинство. Китай ведь не на Марсе,- координатор наградил главного серьёзным взглядом и встал.
    – Чёрт, что же это творится! Уже кто-нибудь умер?
    – По моим данным, нет. Поэтому руководители и засекретили утечку.
    – Почему ты и моя команда не хотите лететь с нами в Сидней? Правительство защитит всех,- главный с надеждой и мольбой взглянул в глаза Полу.
    – Это невозможно. Да и мы выросли свободными, мы не допустим, чтобы в наши головы вставили нейро. Разве не помнишь, как были пойманы тысячи наших?! Не помнишь её?! Ты забыл её Ник, а ведь так сильно любил.
    Никита стрельнул взглядом на координатора и сменил тему.
    – Замолчи, Пол. Мой отец, авторитет в армии. Ничего с нами не сделают. А насчёт… я её никогда не забывал, и любить буду всегда. Не смей вспоминать, Пол! Давай не будем.
    – Ладно, капитан, бегите сейчас к платформе. У выхода из тюремного отсека вас ожидает Джереми. У него возьмёте излучатели, воду и синт. Я думаю, вы спокойно доберётесь до Сиднея. Единственная проблема, топливо. По расчетам Харриса топлива хватит до форпоста в километре от гигаса. А защитные костюмы мы не смогли достать. Ник, они на особом учёте.
    – Знаю. Думаю, обойдётся. Граннер, присмотри за ребятами, у тебя большие полномочия. Ладно, помоги мне с Робертом. У него стресс со вчерашнего дня. Кажется, ноги не слушаются.

Глава 4

    Время преподносит свои сюрпризы, и самый опасный на данный
    момент и в будущем – терроризм. Реальность века прогресса дала
    террористам неограниченные возможности и почти
    стопроцентную неуязвимость. Компьютеры, быстрые
    транспортные средства, огромный выбор средств убийства и
    разрушения. Исламисты, это прошлое. Сейчас террор и его
    пособники это фанатики без веры, рода крови, национальности и
    ценностей. Это японцы, африканцы, русские, латиноамериканцы,
    европейцы. В каждой нации есть свои отбросы. Правительства
    находят применение этим нелюдям. Появились они всего лишь как
    очередной вид оружия в руках властей, которые не знают теперь,
    где находится «предохранитель этого оружия».
    А он, откровенно говоря, сломан!
    Спокойно, спокойно земля ещё цела.
    Правду откроет лишь время и другой менталитет потомков
    агрессора. Надо бы рассказать, как одна самонадеянная нация
    разворошила “осиное гнездо” на Ближнем Востоке, но мой
    язык “ без костей”. Он выскажет много лишнего, чем могут
    воспользоваться противники мира.
    Международная нейробиблиотека. Евгений Турсунов.2018 г.

***

    – Второй шестому. Что с беглецами? Вам удалось их уничтожить?
    – Нет, второй. Они ушли. Что сказать бойцам?
    – Ничего! Объявляй операцию "Ген". Я включаю третий канал связи. Главное сохранить до поры до времени всё в тайне,- ответил второй.
    – Разве у нас есть все виды культур?- смутившись, спросил шестой.
    – Да, вчера прибыли контейнеры с варгенами из Трирата России. Всего около пятидесяти контейнеров. Все операции прошли неожиданно успешно.
    – А что ОСА тоже прислали? Значит, мы готовы к операции ультиматума альянсам и шантажа правительства?
    – Сегодня утром "Вултур" доставил на базу шестьдесят один контейнер и почти тысячу добровольцев из Северной Америки. Они должны распространить патогены в гигасах Трирата и Южной Америки.
    – Сэр, мы подготовили три тысячи сто восемьдесят авлов для наших варгенов и две тысячи сто шестьдесят авлов для культур из России, для добровольцев. У нас нет больше ни одного автоматического аппарата доставки.
    – Шестой, послушайте меня. Вскрывайте с бойцами с седьмого по пятнадцатый ангары. Там более восьми сотен сверхзвуковиков двадцатого года выпуска. На этих "стингах" полетят пилоты с "Вултура". Вы поняли?
    – Отлично вас понял! Как же всё-таки с капитаном Стелли?
    – Забудьте о нём, шестой. И не называйте это молокососа капитаном, он всего лишь прихвостень нейроправительства. Он умрёт, как и все прочие в гигасах. Хотя преследование нужно продолжить. Вдруг этому чумному удастся достигнуть форпостов и выложить все сведения. Он достаточно много знает. Шестой приступайте лучше к решению самой важной в вашей жизни задачи.
    – Да, сэр,- шестой замялся, решая как бы вежливо отключить связь.
    – Ладно, я пошёл на станцию третьей связи,- сказал второй и сам отключил передатчик.

***

    Полёт проходил нормально. Харрис прокодил программу автопилота машины на наименьшую высоту полёта и самую безопасную скорость. Роберт уже пришёл в себя и рассказывал Нику про жизнь его отца после исчезновения сына из гигаса. Под кутласом проносилась безжизненная пустошь. Выжженная солнцем, потрескавшаяся земля. Где-то конечно, под толщей почвы возможно и выжили живые организмы. Но не наверху.
    Было около трёх часов ночи на биоритмичном датчике Ника, когда и он, и Роберт уснули в своих пилотских креслах.
    Ужасная тряска разбудила их. За окном горизонт прыгал в диапазоне трёх диаметров иллюминатора, как справа налево, так и сверху вниз и обратно. Роберт пытался что-то прокричать сквозь грохот.
    Кутлас продолжал бороться за свою жизнь, его автоматика старалась совершить посадку.
    Всё закончилось в одну секунду. Вокруг пилотов вспухли автоматические желеобразные коконы спасения. Послышался страшный скрежет и кутлас, перевернувшись два оборота вдоль своей оси, рухнул вниз.
    Никита умудрился прикусить язык и, кряхтя, как старик, начал вскрывать кокон автозащиты. Вспоров лазерным лезвием обшивку кокона, он тотчас же полетел головой вниз. Падение оказалось не из приятных, он едва успел сгруппироваться, спасла небольшая высота. Ничего себе к счастью не сломав, Стелли – младший встал на пол, бывший ещё минуту назад потолком кабины.
    – Крестный, ты как?
    – Нормально, Ник. Ты уже на ногах? Помоги мне отсюда выбраться.
    Никита помог крестному слезть с потолка и пошёл осматривать салон машины. Ему удалось открыть ящик с продуктами и водой, всё вроде было в порядке. Минут пять отступник копался в бортовой аппаратуре, пока система кутласа не отключила механизмы и не открыла аварийные люки. Три из них заклинило, а вот четвёртый открылся, и на краешке салона появилось ослепляющее яркое пятно света. Роберт нацепил защитные очки, единственную вещь, найденную в аппарате для защиты от лучей солнца.
    – Роберт, я пойду, осмотрю машину. На потерю топлива это не похоже,- Ник при этом изобразил рукой крутящийся в воздухе кутлас.
    – Стой, там же солнце!
    – Роберт…,- Никита многозначаще взглянул на крестного. Отступник показал пальцем на свою бронзовую с серым оттенком кожу.
    – Ах да, я и забыл, что ты не восприимчив к ультрафиолету. Постарайся недолго.
    – Ладно,- главный похлопал Роберта по плечу и выбрался через люк наружу.
    Он отсутствовал почти час. Роберт начал волноваться и уже решился вылезти из кутласа, навстречу собственной гибели, когда в отверстии люка показалась голова.
    – Здорово нас потрепало,- воскликнул отступник с самодовольной улыбкой.
    – Что там?
    – Крестный, ты ведь знаешь основные двигательные элементы кутласа.
    – Да, когда-то я изучал корабли восьмого поколения.
    – Роберт, руководители снова пытались убить нас. Они послали глакеты. У кутласа вдребезги разбит один из газоплазменных двигателей. Флеромоновое носовое кольцо снесено начисто, но это произошло уже после падения. Поэтому думаю, мы и остались живы. Спасибо Харрису за его автопилот. Послушай крестный, нужно как-то добираться до гигаса.
    – Что ты собираешься предпринять?
    – Думаю оставить тебя здесь. У тебя будут продукты и вода, а через два-три дня я доберусь до Сиднея и вернусь. Возможно не я, а спецподразделение. Главное, не покидай салон.
    Крестный покачал головой.
    – Никитос, даже для тебя это слишком опасно,- запротестовал генерал.
    – Нет. Солнце мне друг, как и нашим предкам. Роберт, пожалуй, я совсем новый человек. Нас таких уже около двух миллионов. За нами будущее и единственный шанс для остальных выжить, это создавать с представителями уф – протека семьи.
    – Иди же, не говори больше, иди. И возвращайся, возвращайся именно ты сам. Мне не нужны другие спасатели. Стой! У тебя сохранилась гильза, которую отец подарил тебе в восемнадцать лет? Отлично. Она досталась ему от отца твоей матери, она от старинного стрелкового пистолета. Твой дед не всегда был плохим, Ник. Он участвовал в Мексиканской войне на стороне правительства. После этого он ушел в отставку и растворился среди криминальных кланов мира. Он просто искал правду. Согласись это более интересный способ прожить жизнь, нежели есть, спать и работать, как это делает большинство из нас. Поиск знаний стал для него пожизненной целью. В этой гильзе микрочип. Ты найдешь способ его применить. Он должен загружаться через общие базы нейробиблиотеку. Больше с моим уровнем допуска я не имею права знать. Форпосты ООН многочисленны, думаю, вокруг Сиднея они тоже есть. Там работают знающие осведомленные люди, у некоторых уровень доступа даже выше чем у меня. Дальше решать тебе. Твоя жизнь.
    – Крестный, ты мне никогда не рассказывал. И родители молчали.
    – Иди, Ник. Некогда сейчас. Скоро ты всё узнаешь. Что есть истинное добро, что есть зло. А пока, до сего дня, ты ровным счётом ничего не знал. И ничего не делал в жизни, просто тек по ее течению, жил по обстоятельствам и сиюминутным прихотям,- скупая слеза покатилась из краешка правого глаза, прокатилась около носа, губ, до подбородка. Затем она тихонько упала на полимерную обшивку салона.

***

    Шёл третий час террористического бедлама. Большинство культур достигли своих целей. Уже были мертвы пять тысяч пилотов камикадзе. Девяносто из ста контрольных дисплеев в кабинете второго руководителя уже погасли. Лишь оставшиеся десять указывали путь следования авлов, они передавали изображение местности, над которой пролетали. Но и они достигли целей за жалкие двадцать минут.
    На всех материках суетились военные. Настоящим шоком вдруг явилась информация об отсутствии антигенов.
    Это было начало конца. Крах цивилизации был виден невооружённым глазом. Было решено законсервировать все производства кроме установок, вырабатывающих озон. Некоторые лидеры стран добровольно отправились в анабиозные камеры, дабы спасти себя. Многие надеялись на счастливый случай.
    По соглашению принятому на внеочередном заседании ассамблеи, были посланы тысячи направленных сигналов к звёздам. Люди надеялись на помощь неведомых обитателей галактики.
    Миллионы людей оставались в полной изоляции от правды. Лишь некоторые наиболее грамотные подозревали подобное чудовищное состояние планеты.
    Через двенадцать часов после атаки в мире погибли первые сто тысяч человек.
    Благодаря нейро удалось избежать паники. Внутри гигасов жизнь текла как обычно. Работали подземные флоропарки, нейро-зоопарки, библиотеки и нейроклубы. Без лишнего шума закрывались порты и военные школы. Перестали принимать корабли с Луны.
    Наиболее обеспеченных, а также выдающихся представителей рода человеческого поместили в анабиозные центры.
    Миллионы взрослых и здоровых людей оставались лицом к лицу с надвигающейся опасностью.

Глава 5

    Сегодня я снова корчился от головной боли. Вчера снова ударил
    мощный протуберанец. Мою ма он тоже настиг. Ещё сильнее чем
    меня. До рвоты и потери сознания. Отец очень волнуется и боится
    за нас. А я совсем не боюсь. С начала года это уже пятая вспышка
    на солнце. По данным новостных порталов уже миллион
    метеочувствительных людей погибли. Объединенные данные все
    ещё не готовы. Десятки тысяч суицидов, забиты больницы и не
    неврология, переполнены психбольницы. Миллионы страдают
    головными болями. А в прошлом году от раковых заболеваний и
    катаклизмов умерло тридцать семь миллионов человек. Такого ещё
    не было. Отец многое понимает, но в последнее время он почти не
    разговаривает со мной. В последнее время он сам не свой. Завтра
    вот снова улетает в командировку в Южную Америку.
    Личный вариоком Никиты Стелли.10 февраля 2019 г.

***

    Даже мутанту, каким и был частично Ник, было трудно идти. Палящее, испепеляющее свечение солнца тяжёлым грузом навалилось на отступника. Где-то на севере был гигас, но даже этого грандиозного сооружения не было видно. Только сейчас он пожалел, что не взял больше воды. Не рассчитав свои потребности, Стелли решил взять с собой лишь один литровый резервуар и четыре синта. Посреди этого унылого пейзажа он сейчас стоял и допивал последние капли.
    Начало смеркаться. На фоне горизонта показался купол. Но это был не гигас. Всего лишь обычная обсерватория. По биокоординатору Ник высчитал, что обсерватория находится на полградуса правее его маршрута. Кажется, он сбился с пути.
    Чертыхнувшись, отступник направился к куполу. По пути он обдумал сложившееся положение и неожиданно для себя порадовался тому, что сбился с курса. Возможность найти летательный аппарат была все так же мала, но сам факт передышки воодушевил Стелли. Он приблизился к куполу.
    Единственным входом в обсерваторию оказались двери центральной башни спрятанной под куполом. Отступнику несказанно везло. Наступила ночь и автоматика раскрыла купол, чтобы телескопы смотрели в небо не через полимер, а так сказать напрямую.
    Ник обрадовался этому факту и побежал к оказавшимся без защиты купола, дверям башни. Но они оказались заперты. На душе стало склизко, как-то неуютно. Боец обошёл башню вокруг, и не обнаружив никакого другого способа забраться внутрь, вернулся обратно.
    Отступник решил отдохнуть, прежде чем идти дальше. Он сидел и смотрел на звёзды. Думал о крестном, соображая, как быстрее вернуться за ним. Но прежде предстояло дойти до Нового Сиднея. По ходу своих размышлений Ник начал клевать носом.
    В полуметре от стены башни внезапно из земли высунулись три трубы. Две из них, словно бутоны тюльпанов, раскрылись и трансформировались в стационарные лазеры.
    Слегка задремавший Ник очнулся только от голоса с характерным командным акцентом.
    – Встать! Кто вы? Не сметь двигаться без разрешения,- прокричали ему, откуда-то сверху.
    Стелли попытался рассказать об аварии, но, похоже, что его не слышали.
    Наконец голос стал спокойнее.
    – Вам разрешается подойти к сторожевому сканеру и обозначить себя.
    Ник огляделся и увидел третью трубу, трансформировавшуюся в нечто, напоминавшее небольшой столик. Он двинулся к нему. Глазки лазеров неотступно последовали за ним.
    Столик и вправду оказался сканером.
    Из башни вновь донёсся голос.
    – Как мне говорят приборы, у вас отсутствует нейро в голове. Отсюда следует, что вы террорист. Получается, что движение уже и на гражданские объекты нападает? Как низко вы пали, борцы за свободу, – с явной иронией сказал тот, кто сидел в башне,- Я не вижу пока ваших товарищей. Передайте ваши данные. Нажмите три зелёных символа в самом нижнем ряду. Затем, наклонившись, говорите. И ещё. Давайте договоримся, если вам понадобилась обсерватория, то сразу уходите. Я вас не трону. Если что-то другое, то говорите по порядку: кто вы, откуда, зачем. Дополнительные вопросы, если необходимость возникнет, задам позже.
    Главный нажал одновременно указанные символы и произнёс.
    – Я, Ник Стелли, бывший боец освободительного движения Земли…
    Далее он рассказал все обстоятельства своего незапланированного появления возле обсерватории и краткие факты из своей биографии.
    – Скажите. Как вы можете доказать, что вы сын генерала Джона Стелли?
    – Его зовут Джон, Джон Стелли. А больше мне нечего сказать, и какое вам дело, как зовут моего отца.
    – Вы мне не скажете, как зовут его жену?
    – Вы… Она умерла. Она была моей матерью. Её звали Александра.
    – Приложите большой палец к сканеру.
    Ник беспрекословно выполнил просьбу. Палец кольнуло. Видимо прибор, не только снял отпечаток, но и взял пробу крови на экспресс-анализ.
    Минуту стояла тишина, затем голос довольно приветливо произнёс.
    – Вползай, Никита. Считай, что у тебя сегодня день рождения, счастливый день. Нейробиблиотека подтверждает твою личность. Ты в розыске.
    Отступник ничего толком не понял, но с радостью вошёл в открывшуюся дверь.
    По сравнению с ночным воздухом планеты, холл обсерватории казался морозильником.
    Напротив входных дверей на винтовой лестнице уходящей куда-то в потолок, стоял высокий, худой мужчина. Его порядком осунувшееся лицо напоминало мертвеца, пока в холле не включились фаоны.
    – Возможно ты тот, за кого себя выдаёшь. Приборы не врут, и хотелось бы в это верить. В общем, ты пришел по адресу.
    – Кто вы?- Ник уставился на мужчину, пытаясь сдержать насмешку.
    – Ник, тебе ничего не скажет мое имя. А вообще Гектор Лонико.
    – Мне нужен транспорт и точные координаты гигаса Сидней. Биокоординатор всё-таки сбился.
    – О, о, тормози. Какой шустрый. Если вы летели прямо, от Старого до Нового Сиднея, а потом ты шёл к гигасу, то твой координатор можно выкинуть. Хотя нет. Не надо. Думаю, твой крестный специально настроил координатор на обсерваторию. Это ближайший форпост спецподразделения ассамблеи, где есть наблюдатель. Это я. А твой отец не последний человек в подразделении.
    – Да кто вы? И что за спецподразделение? Мой отец ведь генерал Японии.
    – Не совсем. Как ты сам это представляешь?! Уроженец Нью-Йорка с гражданством ОСА вдруг стал генералом Японии. Очнись, парень. Ладно, Ник, позже все узнаешь. Племянник, твоё кодовое имя для наблюдателей вроде меня. Так, кроме посвященных, никто не понимает, что ты один из участников проекта. Твой отец один из создателей этого подразделения. В подразделении только одних наблюдателей полторы тысячи. А ещё координационный совет, дивизион спецсвязи, о них ты позже узнаешь. И это все на деньги правительств, при полном информационном вакууме нейровластей. Твой отец гениальный человек. Мы разбросаны по всему миру. К кому-нибудь ты всё равно бы попал рано или поздно.
    – Черт, да как же так. Я меньше всех знал о собственном отце. Вот ты, даже лично с ним не встречался, но знаешь такие вещи, про которые я и подумать не мог, – Ник тяжело выдохнул – Гектор, мой крестный находится в разбившемся неподалеку кутласе. За нами охотятся. У вас есть здесь нечто, хоть самую малость похожее на летательное средство?
    – Есть старый грузовик, соцер. Хоть и дряхлый, но я за ним хорошо следил. Машина летает получше многих новых! Но для начала я накормлю тебя. Когда заберёшь крестного, залетите ко мне.
    – Зачем?
    – Так нужно, пойми. Я знаю, ты поймёшь. Позже!- ответил Гектор.
    Они взобрались наверх. Гектор закрыл люк в полу и направился к одному из пультов, расположенных вокруг стен смотровой площадки башни. При помощи комбинации клавиш Гектор открыл люк находившийся совсем близко с первым.
    – Кстати, Никита, тебе повезло, что я засёк тебя. Понимаешь, обсерватория полностью автоматическая, а я здесь в качестве дополнительного наблюдателя. Правда, не совсем обычного наблюдателя, как ты мог догадаться. Позже покажу тебе все помещения. Так вот, меня здесь не было, а ты не знал пароль, поэтому автоматика включила бы после десятиминутного ожидания режим уничтожения,- Гектор махнул рукой,- пойдём, покажу, чем я тут занимаюсь. Ты наверно знаешь, сам же жил в гигасе, что с появлением центров и уничтожением экосистемы, не исчезли богатство и бедность. Богачи, в отличие от остальных и не собирались питаться синтом. Поэтому правительство и решило разрешить строительство подземных теплиц.
    Они спускались по другой винтовой лестнице. Только эта, вторая лестница оказалась раза в полтора длиннее предыдущей. Ник почувствовал под ногами пол, но не металлический и не полимерный. И не почву, что-то мягче. Гектор нажал невидимую отступнику кнопку на стене. Огромное помещение открылось его взору, а под ногами было нечто зелёное и жёсткое. Стелли стало немного не по себе.
    Смотритель произнёс
    – Знакомься, трава. Ты родился слишком поздно, солнце уже погубило на поверхности всё. Раньше планета почти вся была покрыта травой. Ну, ты это знаешь из нейрокурса школы.
    – Я успел застать ещё время, когда была растительность, животные и нормальное свечение звезды. Так-то Гектор, я родился в 2007 году, задолго даже до первого всплеска. И я учился в обычной школе на окраине Екатеринбурга, это в Трирате России.
    Наблюдатель, молча, выслушал тираду отступника и продолжил.
    – Понимаю. Это из-за препарата молодости. Ладно, соглашусь. Так вот. Меня сюда и направили. Я по натуре отшельник. Поэтому лучше здесь, чем в центре ООН. Власти выделили средства и оборудовали семьсот таких обсерваторий. Раз в две недели сюда прилетает клоддер и забирает выращенные продукты. Наверно он больше не прилетит, судя по последним новостям. Удивительно, что у меня ещё доступ к нейробиблиотеке сохранился. О чем это я?! Правительство получает огромные средства от продажи свежих овощей, фруктов и зелени. Поброди здесь, а я пойду, загружу программу продувки. Около половины третьего ночи сюда по специальным ходам запускается свежий воздух. А тебе совет, пока ничего не ешь.
    Ник побрел по подземным галереям теплицы среди зарослей, с восторгом разглядывая, зелёные создания. Было очень непривычно бродить среди этого буйства растительности после многих лет обитания в пустыне.
    Вернулся Гектор с транспортсетом, ящиком с антигравовой подушкой. Они вместе ходили среди травы и собирали фрукты.
    Уже в столовой, в башне, Никита поедал всё это, чуждое ему.
    А потом они с Граннером смеялись друг над другом. Главного вывернуло наизнанку сразу же после ужина. И только тогда до Гектора дошло, что Стелли привык к синтетической пище и новые ферменты вызвали естественную реакцию.
    Наблюдатель оставил отступника приходить в себя и ушёл готовить соцер к полету. В это время Ник сидел в башне и вспоминал проведённые им в движении годы. Вспоминал и проведенные операции. Ни в одной из них команда главного не захватывала подобного купола. Сейчас стало ясно как божий день, что и слов то никто таких не употреблял, как трава, фермы. Лишь однажды он стал невольным свидетелем спора руководителей.
    Второй убеждал третьего, что движению необходимо захватывать фермы. Он хотел, как богачи в гигасах употреблять натуральные продукты. Третий твёрдо стоял на своём и убеждал второго, что и так много бойцов гибнет ни за что. "Мы будем жить на синте, лишь бы достичь цели",- говорил он.
    С того дня Ник третьего ни разу не видел. Впрочем, и второй никогда больше не говорил о захвате ферм.
    Вернулся Гектор и позвал Никиту следовать за ним в ангар. По пути он давал инструкции по вождению соцера. Оказалось, что наблюдатель умудрился заменить флеромоновые подушки на самодельные ионники. Машина стала надёжней в управлении и гораздо безопасней.
    Они расстались без лишних слов.
    Открылся люк. Сверху хлынул уже успевший стать прохладным воздух. Соцер начал подъём. На выходе из ангара Ник успел лишь увидеть знакомые трубки лазеров. Машина пошла на подъём до стратосферы…

***

    Повсюду гудели сирены. Мерцали жёлтым и синим цветом фаоны. Шёл отсчёт.
    Всё. Ангар опустел. "Вултур" устремился ввысь.
    Второй рассмеялся на всю рубку управления, и хищно уставившись на остальных, выдал целую тираду.
    – Теперь вы все видите, чем заканчивается противодействие нам. Руководители, нет, не так. Движение достигло своей цели! Мы обезвредили мировое правительство и освободили общество от рабства нейро.
    – Даже если и так, всё равно это жестоко. Такое ощущение, что я всю жизнь заблуждался. Осознавать факт уничтожения миллионов людей нереально. Я жалею, что когда-то пошёл в движение, – проговорил почти про себя пятый.
    Но второй всё расслышал.
    – Что ты сказал?!- взбешённо заорал второй руководитель,- Ты против нас! Ты против меня!
    – Сейчас я думаю, что ты и ещё несколько человек в нашей организации просто изуверы. У вас помешательство! Ты же, второй, полнейшее чудовище,- пятый покрутил указательным пальцем у виска.
    – Не смей, ты ведь и сам такой. Ты сам принимал в этом активное участие.
    – Неправда, я совсем другой. Я всего лишь хотел избавиться от нейроконтроля. Не могу понять, как меня занесло так. Впрочем… Я ухожу, и попытаюсь, в этом не сомневайтесь, донести правду до нужных людей.
    – Никуда ты не пойдёшь. Мы все повязаны.
    Но пятый уже покинул компакт-сет и направился к двери. В глазах второго закипела ярость, он сжал кулаки так сильно, что ногти наполовину врезались в мягкую ткань ладони. По ребру руки стекли несколько капель крови. Второго уже начало трясти.
    Прозвучал выстрел. Пятый упал на тёплый металл пола, выпуская с тихим свистом воздух из лёгких.
    Второй обернулся к остальным
    – Что смотрите?! Надеюсь, теперь здесь нет бунтовщиков!? Вы ведь понимаете, что он предал нас, пошел против всего движения. А я не потерплю измены!? А теперь унесите его и выбросьте за борт.
    Все остальные, молча, подчинились и принялись за дело.
    Когда всё кроме второго вышли, он откинулся в патклер – кресло и начал с наслаждением рассматривать Землю, через один из иллюминаторов.
    Планета была та же, что и раньше. Она всё ещё жила, и сносила все издевательства.
    Руководитель безумно улыбнулся, представив, как будет править всей планетой. Как руководители всех подразделений преклоняются перед ним. Как он уничтожает правительства всех стран пяти великих континентов. Как решает, жить или умереть тому или иному человеку.

***

    Машина шла великолепно. Никита изумлённо следил за манёврами автопилота соцера и всё поражался, как Гектору кардинально и весьма профессионально удалось модернизировать соцер.
    Внизу, наконец, показался кутлас. Когда он ввёл программу посадки, соцер уже пролетел километров семь дальше места аварии. Отступнику пришлось вручную корректировать полёт.
    С шумом и поломкой одного из амортизаторов бойцу удалось посадить соцер. Он вылез через боковой люк и побежал к кутласу.
    – Крестный! крестный!- закричал Ник при приближении,- Почему ты мне не рассказал о спецотделе, и что…
    В этот момент он просунул голову в салон кутласа. Роберт лежал с полузакрытыми веками. Жизнь уже покинула его. Главного словно ударило током. Он пролез внутрь и, упав перед крестным на колени, прижал его голову к своей груди. Ручьи слёз потекли по щекам. Слёзы стекали по подбородку и шее, затекали за ворот рузона и впитывались в троптотекс. Он рыдал, словно ребенок и не мог остановиться. Он не ощущал себя взрослым, не чувствовал больше, что он матерый боец спецназа, не помнил, что смерть видел тысячи раз. Все кануло в небытие. Наконец ему удалось взять себя в руки.
    Отступник бесшумно встал и выбрался из кутласа.
    Уже отлетев километров на пятьдесят, он повернул соцер обратно и совершил посадку.
    Ник осмотрел крестного. Руки и лицо были сплошь покрыты глубокими язвами. Ник уже вылезал из кутласа, когда проскрипел сквозь зубы
    – Видно и эта зараза меня не берёт.
    Перетащив тело Роберта из салона на красную как кровь землю, отступник закопал его. Затем при помощи гравиподвески соцера поднял кутлас и опустил на могилу. В качестве надгробной плиты боец закрепил дисплей кутласа, выкрученный с панели управления и вынесенный на удлинителях на внешнюю обшивку. Трижды он включил двигатели соцера на полную мощность. Так своеобразно он отдал салют чести.
    На крейсерском малом, он возвращался к обсерватории, всматриваясь своими почти бесцветными зрачками в залитую солнцем пустошь.
    Уже на подлёте к обсерватории Ник почувствовал неладное. Люк ангара был раскрыт. Купол был убран, как и ночью. А сторожевые лазеры стояли с опущенными деактивированными стволами.
    Отступник аккуратно посадил соцер, выбрался и начал осторожно продвигаться к башне. На входе в холл он сообразил, наконец, всё.
    Как раненый зверь он взлетел по лестнице в зал управления башни. Никого там не найдя, начал спускаться в подземные галереи.
    Из темноты раздался глухой, болезненный голос.
    – Это ты, Никита?
    – Лонико, ты здесь?!
    Послышался шорох и вздох. Включилось освещение. Возле дверей в теплицы, опираясь на стену, стоял Гектор. Включив фаоны, он опустился на пол. Подойдя к наблюдателю, главный увидел уже знакомые язвы.
    – Что? Ты забрал своего крестного? – сдерживая кашель, прохрипел Гектор,- Он мёртв…
    – Да, откуда ты знаешь. Нет, не говори. Спецотдел ООН. И ты тоже. Это всё я виноват.
    – Не только ты. Ты теперь просто носитель,- Гектор провёл рукой по вспотевшей шее.
    – Я смогу тебя спасти. Нужно добраться до гигаса, поместить тебя в анабиоз, а затем найти антиген.
    – Не успеть. К тому же криоцентры уже заняты. Я слышал по нейроканалам, что в мире, в гигаполисах эпидемия. Ты понимаешь. А сыворотка, антигены. Хм. Антигенов не существует. У нас, у людей всегда так. Однобоко, что ли. Мы думаем, как уничтожить, поработить, разрушить. Не вдумываясь во весь абсурд своих мыслей и действий. Ты вот также. Натворил дел. Не задумываясь о последствиях. Все беды в мире от глупости. Умный человек плохого никому не сделает!
    – Что?! Как не существует. То есть руководители и власти. О, нет! Что же это…
    – Мир погиб, Никитос. Но не всё ещё потеряно. Кто-то остался в анабиозе. И кто-то есть вроде тебя. С положительным пси-полюсом и со сложной структурой ДНК. Забери в центральном вариокоме информацию. Код, Племянник Стелли. Сканер потребует ещё экспресс-анализ. Информация лично для тебя. Я один из тысяч наблюдателей спецотдела прогноза ООН. Тебе нужно попасть в квартиру в Токио, рядом с модулем твоих родителей. Там ещё тридцать соседних модулей принадлежат наблюдателям. Мы всегда были рядом. Да, ищи поддержку среди наблюдателей. Много тебе ещё предстоит узнать. Одним словом ты теперь сотрудник спецотдела, хочешь или не хочешь ты этого. Джон верил, что ты вернёшься, верил и что ты одумаешься. Жаль, что это произошло при таких обстоятельствах,- Гектор зашёлся в страшном приступе кашля. Справился с ним и, сплюнув на пол сгусток крови, вновь заговорил.
    – Ник, всё, что узнаешь из файлов, запомни. Только это тебе поможет. Поможет помочь и другим. Это твоя сила и твоя ноша. Воспользуйся. Надеюсь, отец не ошибался в тебе! Слишком много было противников твоей кандидатуры.
    – Хорошо,- отступник сжал руку наблюдателя.
    – Уходи теперь. Мне нужно побыть одному. Не забудь закрыть за собой двери. И выключи, пожалуйста, свет.
    Ник выключил фаоны и на ощупь добрался до лестницы. Примерно на середине подъема он услышал слабый вздох и перестал слышать хриплое дыхание смотрителя.

***

    "Вултур" вышел в заданную точку стратосферы. Второй беспокойно расхаживал по своей каюте, заложив руки за спину и скрестив их. Наконец остановился, окинул взглядом каюту, подошёл к пульту связи и нажал тумблер.
    – Пилот, вы передали мой приказ команде,- заорал он.
    – Так точно сэр.
    – Как там у вас? Кто-нибудь умер?
    – Сэр, кроме меня в рубке живых нет. Все три пилота мертвы.
    – Вы способны посадить самостоятельно корабль?
    – Сомневаюсь. Нет. Есть ведь ещё дублёры. По показаниям хетнеров, на борту корабля тридцать живых.
    – Из ста семидесяти человек? Отключайтесь.
    Второй хищно посмотрел на пульт связи. Ему захотелось вырвать его из креплений или испепелить лазером, но он совладал со своими эмоциями и включил тумблер общей командной связи.
    – Сообщаю всем. На корабле эпидемия. Прошу связи всех отсеков. С первого по двадцать третий. Специально для руководителей. Вы выходите в эфир последними, на закрытой частоте.

***

    Живая планета вращалась вокруг маленькой жёлтой звезды. Летели астероиды в поисках пристанища. Невидимые нити планеты притягивали к себе тысячи обломков искусственных спутников, заставляя их вращаться вокруг себя словно качели. Несколько крупных сегментов от орбитальных гостиниц, словно покинутые коконы бабочек перемещались в пространстве и времени. Время остановилось для третьей планеты системы.
    Все корабли из поселений Луны улетели, неся с собой страшные вести. Где-то в чёрной пустоте космоса спрятались в страхе планеты солнечной системы. По всей сфере небосвода продолжали блестеть мириады светлячков-звёзд. Отсюда они казались как всегда безжизненными и бесчувственными. Словно глаза вселенских птиц, однобоко они наблюдали за всем происходящим. Донося сюда каждое мгновение очередную порцию света и энергии. И если прислушаться, то можно было даже расслышать где-то внутри себя отголосок чужих миров, приносящих соболезнование Солнцу, отцу Земли, в связи с её кончиной.
    Словно повивальная бабка, летела Луна. Как слёзы родственников, кометы продвигались, текли в пространстве. Метеориты, как горсти жертвенной земли падали на поверхность могилы. Падали на материки и в океаны, на острова и в моря. Попадая в атмосферу, метеориты вспыхивали, отдавая дань старушке, будто своему боевому товарищу, погибшему в бою. В бою, который человек вёл несколько тысячелетий с природой, и которую он выиграл, да так бесславно, что не удержал победы и сам погиб.
    Как мемориалы, вскинулись в небо древние вершины в Андах и Альпах, в Гималаях и на Памире. Великая Китайская стена, спрятанная от солнца под поляризованное бронестекло, стала частью ограды. Спустившись ниже облаков, можно было увидеть огромных жуков могильщиков, развалины городов старой эпохи и современные гигасы, этакие скопища убийц.
    К моменту смерти планета потеряла седьмую часть тела. Она чихала от промышленного смога столетий. Одежда её вся износилась, и никакие заплаты уже не помогали, повсюду зияли озоновые дыры. Как европеец в пустыне, она страдала от жары. Кожа потрескалась, микроорганизмы её тела, животные и птицы, погибли, оставив после себя пустошь.
    Волдырями покрыли кожу гигаполисы, памятники под колпаками. Царапинами и ранами изрезали плоть водные каналы.
    Где-то под огромной гладью океанов скрылись станции и конкреционные заводы. Океаны стали последним оплотом животной и растительной жизни.
    Душа покидала свой земной остров. Уходила далеко, мечтая когда-нибудь вернуться.

Глава 6

    Через месяц мы переезжаем из Москвы в Токио. Там, по словам отца
    лучшая клиника по неврологии. У мамы не проходят головные боли.
    Иногда она видит галлюцинации. У меня здоровье пошло на
    поправку. Отец ходит встревоженный. Даже не знаю чем больше.
    Здоровьем ма или происходящим вокруг. В последнее время отец
    много пишет и работает в кабинете. А ещё у него новая
    должность и он часто улетает в Токио. Мне уже тринадцать. Я
    начинаю что-то понимать. Вокруг происходит бардак. В новостях
    сказали, что в этом году на планете собрано 30% урожая. В
    некоторых странах начался массовый голод. А две недели назад
    произошло сильное землетрясение в Атлантическом океане. По
    данным новостей погибло около девяти миллионов во всех
    пострадавших странах. А вообще с начала года по моим подсчетам
    из-за катаклизмов и техногенных аварий умерло уже 70 миллионов
    человек. Это отец заставляет меня вести статистику. Знать бы
    ещё зачем. А вокруг все ходят спокойные, как говорит папа. Ведут
    себя как овцы на заклание. Нужно узнать, что это означает.
    Личный вариоком Никиты Стелли. 3 октября 2020 г.

***

    Сознание прояснялось. Где-то призывно звучал зуммер. В горле ощущался металл, было ужасно сухо. Голова трещала так, словно по ней ударили минимум пару раз чем-то тяжёлым. Вставать совершенно не хотелось, но зуммер продолжал верещать, и голова болела ещё больше. Карина стянула маску с лица и попыталась встать, но это сделать не удалось. Как подкошенная она свалилась обратно на "Бэтси", свою кровать. Не понимая, что происходит, она тут же услышала, как зажужжал фармадатчик на стене. Он принял сигнал домашнего терминала об угрозе нормальной жизнедеятельности индивидуума.
    Из открывшейся в стене ниши выехал цилиндрический андроид. Он подъехал к кровати и выпустил из себя два кабеля, толщиной с большой палец. Впрыснув необходимые препараты в организм девушки, андроид вновь спрятался в стене.
    Через несколько минут Карина уже уверенно сидела. Послав сигнал на контрольную башню, она хотела узнать время, но нейро промолчал.
    "Совпадение ли это?"- подумала Уэсли – "Разве могло так получиться, что нейросвязь не работает"
    Вставал насущный вопрос "Что произошло и чего ждать дальше". Активировав аварийный нейротранслятор, Карина попыталась связаться со своим местом работы в порту, но сигнал контакта и здесь отсутствовал. Единственное, что было точно известно так то, что нейро не сломан. Зайдя в личные деловые связи, Уэсли обнаружила потерю контакта со многими учреждениями, а также со всеми секторами своего гигаполиса.
    Ей даже в какой то момент показалось, что Монтеррей, гигас 26-100, исчез, но присутствовали факторы, противоречащие этой догадке. Работала медицинская реакция личности, была доступна личная информационная база, накопленная Уэсли за тридцать лет жизни. Активными оказались и внутренние процессоры связи. Интересным оставалось то, что энергии метаболистических аккумуляторов хватало лишь на сорок минут работы нейротранслятора, это объяснялось только недостатком энергии в организме. Необходимо было срочно поесть.
    – Как могло получиться, что проспала я двенадцать часов по таймеру, я проснулась с истощением?- вслух произнесла девушка.
    Наконец все заботы отошли на второй план. Она зашла на кухню и приготовила себе синтетический комплексный завтрак. Затем, скинув предварительно комбику, Карина с чувством освобождения зашла в душевую кабину. Почти не ощущая ультразвук, она чувствовала, как всё тело очищается. Это придало легкость, и несколько большую уверенность в своих действиях. Усмехнувшись над собой, она уже в тысячный раз попыталась представить старинный водяной душ, описание которого она обнаружила более трёх лет назад, в нейробиблиотеке. И в который уже раз не смогла представить все ощущения, получаемые от водяных струй падающих на тело.
    Полноценно освежившись, Карина вышла из кабины, достала из шкафа гигиенический тампон, надела бельё и любимую комбику оранжевого цвета.
    Ещё полностью не осознав, что творится неладное, Карина начала обдумывать, как провести свой второй выходной день. Она решала, что же одеть на работу через шесть дней. Почти не сосредотачиваясь в выборе, Карина надела серебряную серьгу в виде плетёной веревочки с шумерскими письменами и вставила в ноздрю, пульсирующее синим светом кольцо.
    Диспетчер порта Монтеррей положила руку на дверной сканер, но он не сработал. Окончательно взволновавшись, она толкнула дверную панель и та отъехала в сторону.
    В комнату резко ворвался тошнотворный, неудобоваримый запах. Запах мёртвого тела, множества тел.
    Девушка отскочила от двери. Ноги перестали слушаться в один миг. В висках застучала тупая боль. Чувствуя, что сейчас её желудок выпустит завтрак, Карина падала без сознания на пол.

***

    Соцер с упрямством животного из нейрокурсов по истории и палеонтологии, кувыркался из стороны в сторону. Наконец не выдержав, Ник надавил на тумблер автопилота, и повалился, рыдая на пол машины.
    Его одолевали противоречивые чувства. Весь букет цветов души вырвался наружу.
    Когда Стелли пришёл в себя, под соцером уже было Тасманово море. Машина шла по круговой траектории на посадку в порту гигаса под номером 34-152. Новый Сидней угрюмо встречал бойца.
    На ближайшей посадочной полосе мелькнули силуэты двух соцеров и эджа. Все внутрипортовые люки на первый взгляд казались закрытыми. Центральная контрольная башня не подавала признаков жизни. Не был даже принят запрос службы безопасности. Ник прекрасно уже догадывался обо всём.
    Он внимательно отслеживал маневрирование своей машины шедшей на посадку.
    Вокруг порта на различных расстояниях взметнулись в небо массивные конусообразные башни, являвшие собой жилые комплексы, австралийские термитники. Каждый из них был рассчитан на двести с лишним тысяч жильцов. Новый Сидней состоял из двадцати восьми таких конусов. Все десять гигаполисов Единой Австралии были построены по одной конструктивной схеме.
    Воздухолет, едва не зацепив верхушку третьего конуса, наконец, совершил посадку.
    Выбравшись из машины и захватив с собой чип с информацией из обсерватории, лазер, последний синт и туб воды, Никита побежал к патрульному эджу, боясь каждую секунду быть поджаренным автоматическими стационарными лазерами.
    Не приближаясь к соцерам, Стелли подбежал к эджу и открыл дверь в кабину. И мгновенно отшатнулся от волны тошнотворного воздуха рванувшего из кабины. Немного отдышавшись и придя в себя, Ник вновь подошёл к сторожевику и открыл дверь с другой стороны. Как только ветер выветрил из кабины нестерпимое зловоние, Стелли вытащил тела пилотов из кабины и уложил их неподалёку. Затем прикрепил себе на мочку уха нейроретранслятор и вернулся к машине.
    Ни без труда забравшись в пилотское кресло, он активировал базы нейроархива и прочитал последние сообщения. Там были данные из нейроцентра Сиднея и приказ экипажу оставаться в машине на время карантина. Последняя строчка гласила "5 апреля в гигасе 34-152 объявлен карантин. Эпидемия".
    Осмотревшись вокруг и пошарив по ящичкам, Ник нашёл столь нужные ему ёмкости, пакеты с синтом и тубы с водой. Съев со страшной жадностью два комплексных обеда подряд, главный с довольной улыбкой развалился в кресле. Он пока ещё не решил, как проникнуть внутрь гигаса, но точно знал, что это ему необходимо сделать. И сделать это он обязательно собирался.
    "Если так пойдёт и дальше, и люди везде будут в таком состоянии как эти пилоты, то нужно срочно найти маску или фильтр"- размышлял он, направляясь в сторону контрольной башни.
    У него наконец-то созрел план дальнейших действий.

***

    Здесь были самые преданные люди. Все фанатики, помешанные на идее собственного единоличного господства в мире, а не миллионы облученных и помутнённых благими помыслами об освобождении человечества от нейроконтроля.
    Их мысли были далеки от рассуждений здоровых людей. Их воспалённый мозг открывал им фантастические картинки и грёзы.
    Пару лет назад им удалось построить огромную базу в обход нейронадзора и военных. Разделённая на пять зон, она вмещала лаборатории, жилые помещения, компьютерный центр. Были у фанатиков и свои тепличные комплексы, где выращивались продукты, и вырабатывался воздух.
    Сегодня они все до единого собрались в конференц-зале и внимательно следили за проектором, установленным в центре помещения.
    Глаза, вмонтированные в края вулкана, показывали общую картинку. Поначалу ничего не нарушало идиллию пустоты и базальтовой тверди. В какой-то момент ночную темноту прорезали несколько аккуратных лучей, а спустя секунду посыпался целый поток иссиня-зелёного свечения. Стратобастион руководителей "Вултур" шёл на посадку. Медленно и уверенно, словно древний зверь, корабль просунул нос в створки приёмочного кольца. Как только он исчез в темноте шахты, полимерные створки закрылись, а камни на поверхности под действием поля зашевелились и разбрелись по створкам шахты. Мощные турбины, спрятанные в склонах кратера, нагнали тонны пыли, завершив маскировку. На проекторе теперь был обычный вулканический пейзаж.
    Прошло минут пятнадцать после приземления корабля, когда в зал вошёл среднего роста мужчина. На вид ему можно было дать лет сорок. Единственное, что сразу бросилось в глаза присутствующих, его лишённая волос голова, тонкие губы и двойной подбородок
    – От посадки у меня шея разболелась. Добрый или ночь, как вам угодно, господа,- произнёс он самоуверенным тоном.
    На него устремились взоры всех собравшихся.
    – Приветствую вас. Надеюсь, меня здесь хоть кто-то знает? Я второй руководитель, а теперь и единственный ваш лидер. Очень прискорбно, но все остальные погибли от нашего же оружия. Я оплакал их по дороге сюда и теперь намерен приступить к работе,- при этих словах фанатик состроил картинную гримасу скорби на лице и тут же продолжил,- Нужно довести начатое на земле дело до конца. Дело, в которое все вы верили и верим, и за которое отдали свои жизни многие достойные люди.
    Из числа присутствующих выдвинулся вперёд мужчина в сером рузоне.
    – Здравствуйте, сэр. Позвольте выразить вам наши симпатии. Мы очень гордимся тем, что нами руководит такой человек, – он продолжил, слегка нерешительно, – Я, Пол Палмер, руководитель службы безопасности порта и по сути всей базы. Думаю, что с вашим прибытием у меня убавится забот с управлением, и я напрямую займусь своей непосредственной работой, модернизацией.
    Второй с иронией взглянул на Палмера.
    – Неплохо. Палмер вы будете моим прямым заместителем и помощником. Тем более что остальные претенденты на эту должность не перенесли полёт, – второй протянул космоинженеру руку. На долю секунды, затем разжал ладонь, зевнул и воскликнул.
    – О, как же я устал! Ног не чувствую. Пол, вы не покажете мои апартаменты?
    – Да, сэр. Сию минуту, только отдам несколько распоряжений, – развернулся к остальным, – Команде 4 начать разгрузку "Вултура". Оперативной группе продолжить отслеживание пространства. Остальным приступить к выполнению своих повседневных обязанностей.
    Инженер вновь повернулся к руководителю и, показав рукой на коридор, сам поспешил вперёд начальника. Второй, хищной поступью, без следа усталости последовал за ним.
    – Ваша каюта, здесь же, в четвёртой зоне, вблизи военного центра. У вас будет два охранника, на случай появления неожиданных гостей.
    – Что вы подразумеваете под этими словами? – второй самодовольно хмыкнул.
    – Ну, возможно на базу проникнут агенты правительства, спецподразделение. Они способны на такое,- космоинженер развёл руками.
    – Не волнуйтесь! На земле мало кто остался способен противостоять движению. Подавляющая часть населения мертва, а правительство заключены в анабиозные камеры до лучших времён. Они рассчитывают выйти оттуда через полгода, когда культуры варгенов станут полностью нежизнеспособными. Какой бред! Да, кстати, раз уж вы здесь, то необходимо поговорить о делах.
    – Хорошо, сэр. Кроме меня кто-нибудь ещё должен присутствовать. Я полагаю нужно собрать координационную группу.
    – Вы правы, Палмер. Через двадцать минут я жду вас и людей на ваше усмотрение у себя.
    – Сэр, мы пришли. Вот и ваша охрана.
    Второй искоса взглянул на двух рослых парней стоявших около металлической серой двери.
    Инженер продолжил.
    – Вот человек, которого с этого момента вы будете охранять. За его жизнь отвечаете головой перед всем движением. Приказ понятен?
    – Так точно,- промычали в один голос бойцы.
    Наступило молчание, прерванное безаппеляционным тоном второго
    – Я жду вас через двадцать минут,- руководитель закрыл за собой дверь.

***

    В комнате было убого. В этом помещении площадью метров двадцать, не больше, стояли лишь пара кресел и диван из тиклона. Вдоль стены протянулись с десяток мест для стадрсетов. И всё. Второй фыркнул от омерзения и с кривой улыбкой вспомнил, что забыл взять с собой с базы в Сиднее своё массажное патклер-кресло. На потолке он разглядел несколько неприемлемо тускло светивших фаонов. Единственной достойной вещью в комнате второму показался стол. Он был длинный и широкий, блестел лакированной поверхностью. Вид этого старинного дубового стола немного поднял настроение руководителю, и он собрался с силами, чтобы приступить к работе.
    В дверь постучали и после короткой паузы в комнату вошли четверо, среди которых был и Пол Палмер. Он сразу же заговорил, обращаясь к начальнику.
    – Сэр, все здесь. Позвольте представить вам всех. Это наш руководитель лабораторий, Джеймс Салтер. Под его неусыпным контролем были разработаны антигены. Вы чуть позже увидите результаты работы, а пока я продолжу.
    Космоинженер указал на другого вошедшего.
    – Вот это седой мужчина, не кто иной, как Густаво Яполь. Он родом из Буэнос-Айреса. Здесь он отвечает за все военные операции, поддержку службы безопасности порта. Он руководитель спецподразделений базы, насчитывающих э-э тысячу двести бойцов.
    Спецназовец с довольно невозмутимым видом и обескураживающей простой улыбкой сел в одно из тиклоновых кресел. Его простодушие выдавали лишь желваки, непрерывно ходившие по загорелым скулам. Даже второй смутился при виде этого простого, открытого юношеского взгляда.
    Не обратив на действия Яполя внимания, космоинженер продолжил.
    – Последний, с кем вы ещё не знакомы, это лучший пилот орбиталов стратобастионов и флеромоновых воздухолетов – Саез Олару. На базе в отсутствие работы на кораблях, он руководит полётной службой и преподаёт на курсах пилотов. Пожалуй, это все. Меня вы уже знаете, так что можете приступать к планам.
    – Спасибо, Палмер. Значит, это и есть координационная группа. Рад всех вас видеть. Сейчас я вас расскажу о планах движения и уже достигнутых результатах.
    – Сэр, расскажите нам об операции "Варген". Что там сейчас, на планете?
    – Вы даже об операции ничего не знаете!? Да, странно. Вся операция заняла меньше двух недель. Мы почти расправились с мировым нейропорядком. Осталось только облететь все гигаполисы и выковырять правительства из их раковин криоцентров.
    – А как же мирные жители? Что с ними, где они?
    – Почти сто процентов населения, скорее всего, мертвы. Я же говорю вам, что в живых только власти, против которых и направлялся весь кулак операции. Ничего, скоро мы доберёмся до них. В полисах, кстати, есть живые, ведь варгены не способны действовать на все генотипы.
    – Все мертвы!- на выдохе произнёс генетик,- миллионы ненужных смертей. Это не может быть правдой.
    – Не волнуйтесь так Салтер. Доли процента, это многие тысячи живых. Самое важное, мы добились устранения нейрорежима. Вот это результат.
    – Да, да, наверно вы правы,- Джеймс Салтер мутными глазами окинул комнату,- Можно ещё спасти кого-то?
    Олару тоже присел на диван, и немного подумав, промычал:
    – Если вы, Салтер так из-за цивилизации, то напрасно. Всё ещё восстановится…
    – Да, и уже без всяких нейро, лишь под нашим руководством,- прервал Саеза второй,- на данный момент не об этом нужно думать.
    – Кстати, Салтер, скажите мне, может быть так, что у кого-то генотип подходит под культуру варгена, но не полностью? Что тогда?- спросил задумчиво Палмер.
    – Пол, это даже хуже чем смерть. Это мутация. Возможно шизофрения, бешенство и другие побочные эффекты. Полноценно этот аспект действия патогенов ещё никем не изучен. До нас такое страшное оружие применяли только ОСА и то в весьма узких рамках. Но результаты их операций думаю нам не обнаружить.
    – Значит, сейчас в гигасах бродят мутанты?- спросил с усмешкой второй.
    – Значит так,- ответил генетик.
    – Неплохо было взглянуть на них, вступил в разговор спецназовец.
    – Это вы ещё успеете сделать. Я знаю это точно!- твёрдо произнёс второй, усаживаясь в своё кресло, принесённое с "Вултура",- Нам как можно скорее необходимо облететь все гигасы. И ещё. Кроме Земли, два поселения имеются на Луне, конкреционные заводы и станции в океане, подземные бункера ООН, поселения пещерников и староверов. Насчёт Лунного города я не особо беспокоюсь. Ещё когда операция начиналась, бойцы бразильского подразделения провезли в лунный завод несколько небольших контейнеров с варгенами. Скоро мы наведаемся туда и проверим состояние населения.
    – Зачем нам убивать людей на станциях Марса и Венеры? Их там не так уж много. Можно просто предложить сдаться,- предложил Палмер
    – Не скажите. Там их около двух тысяч. У них имеются межорбитальные корабли, а в поселениях установлены нейропередатчики и центры контроля,- второй щёлкнул языком.
    – Да, это действительно так. Вы как всегда правы, сэр. Прикажете загружать прибывший корабль?
    – Нет. "Вултур" останется командным кораблём. Какие ещё у нас имеются корабли?- спросил второй, сложив при этом руки в замок перед собой.
    – Готовы к старту "Леший" и "Владыка". В ангаре номер два ремонтируют ещё один корабль, но там работы не меньше чем на месяц
    Второй махнул рукой, показывая, что ему не интересны неработоспособные машины.
    – Подготовьте "Владыку". Густаво, собирайтесь, вы будете лично следить за обезвреживанием поселений. Вот ещё что. Венеру не трогайте, там исследовательская база и на ней всего пятнадцать человек. У них только две машины, вакоэдж и вакоклоддер. Их мы и голыми руками уберём, если понадобится.
    – Руководитель.
    – Да, Олару?
    – Что мне делать?
    – Вы полетите на "Владыке". И подготовьте до отлёта себе заместителя и пилотов на "Леший". Этот корабль тоже пусть готовится к работе. Густаво, с собой возьмёте полсотни бойцов, так, на всякий случай. И шестьдесят бойцов подготовьте для "Лешего". Они отправляются не на прогулку в узловой центр нейробиблиотеки, а в гигас. Могут быть неприятности. Осложнения после столь удачной серии операций нам ни к чему.
    – Да, сэр.
    – "Леший" полетит на территорию, откуда прибыли мы. Для начала зачистим Австралию. Начните с Сиднея. Мне нужна смерть всего правительства и пара синтетических установок. Соберите все запасы препарата молодости и полную информацию о военных и ООН. Удачи всем. Я считаю встречу законченной.

Глава 7

    Когда мне было одиннадцать лет, шел две тысячи восемнадцатый
    год. Я поражался, что мы, люди, ходим в масках. Что мы
    задыхаемся от смога, боимся простого гриппа, не пьем воду из
    реки, боясь стать козленочком. Все как в сказках. И мы сами себя
    довели до этого. И даже не пытаемся вернуть чистый воздух,
    воду, продукты. Это выглядело, как тоннель только мы шли не на
    свет, а, наоборот в темноту, вниз. Мы не sapiens, а foedus!
    Помню, мультик такой был, Валл-и. Так вот он частично отражал
    правду современного мира. Я смотрел его лет в шесть, и он все
    еще не выходит у меня из головы. Мы сейчас живем в Токио.
    Многие люди сейчас голодают. Чистая вода стала на вес золота.
    Хорошо, что мой отец генерал. Мы вроде ни в чем не нуждаемся.
    В основном я провожу время с местными ребятами. Мы бродим
    по зараженным радиацией окраинам города. Однажды, даже чуть
    не попались шайке мародеров, но нам повезло. Самое удивительное
    было потом. Отец узнал об этом случае, но не запретил мне гулять
    и даже не ругал. Он все время говорит, что у меня есть ангел-
    хранитель, но я слишком быстро растрачиваю его терпение!
    Личный вариоком Никиты Стелли. 5 ноября 2022 г.

***

    Эти плавающие круги и звёздочки, до боли знакомые картинки. Тело вращалось со сверхзвуковой скоростью. Мелькали события из прошлого и настоящего.
    Где-то подсознательно Карину охватил страх. Такое непривычное состояние уже было знакомо ей, но когда, девушка не могла вспомнить.
    Она лежала на полу. И словно в лихорадке тряслась. Душа же летала над незнакомым местом. Ощущалась неземная свобода и полнота чувств.
    Прошло сорок три минуты с момента отключения маски сна. Нейрокомпьютер полностью отключился, уже не работал режим подзарядки аккумуляторов. Нейроконтроль исчез.
    Память начала восстанавливаться. Незнакомая местность превратилась в термитник, родной Сидней. Здесь она родилась в 2013 году и её родителям, англичанину и малазийке удалось скрыть факт рождения дочери от нейровластей. Они передали двухмесячного ребёнка движению сопротивления.
    Перед глазами появился молодой мужчина, которого раньше Карина возможно и видела, но вспомнить пока не могла. Лишь сердце дважды кольнуло при виде его лица.
    Больше двух десятилетий прожила она в сопротивлении в Старом Сиднее. На двадцать пятом году, во время нападения на центр подготовки спецназа в гигасе 28-153 Брисбен, её ранили и схватили.
    Тогда ей очень повезло. Бойца не казнили, а отправили в нейроцентр для изоляции памяти. Шла третья волна нейроконтроля. Полтора года пробыла она в гигасе 34-152 Новый Сидней, а затем словно по своей воле переехала в Северную Америку и поселилась в Монтеррее.
    Свет сменился кромешной тьмой. Словно подброшенный мячик, тело Карины удалялось от всех городов и от Земли. Потом резко рванулось вниз, к светлой точке, стремительно превращавшейся в чьё-то лицо "Ну, конечно же, это опять он, тот молодой человек с базы"
    – Где ты!- вскрикнула Уэсли, приняв сидячее положение на полу и одновременно с этим схватившись за голову.
    Сильно зажмурившись, она попыталась снова представить лицо мужчины из сна, но это не удалось, зато боль немного утихла.
    В голове была необычайная ясность, несмотря на боль, хотелось летать, петь и кричать во весь голос от небывалой радости, недоступной доселе, запертой раньше в стальной ящик.
    Она приходила в себя. В комнате уже распространилось зловоние, которым были полны сектора Монтеррея. Тошноты от этого смрада уже не ощущалось.
    Немного пошарив в одном из шкафчиков комнаты гигиены, Карина нашла коробку с фильтром-маской и индивидуальную аптечку.
    Наскоро надев фильтр и накидав в служебный заплечный ранец самых, как ей показалось необходимых вещей, Карина побежала к своему напарнику, определённому в порт в тот же период.
    Пробегая по улице, Карина поняла произошедшее и теперь точно знала что делать.
    Ей пришлось долго бежать. Дыхание стало прерывистым, пульс участился. Карина не замечала, как стучит в висках, немного раскрасневшись и запыхавшись, она подбежала к прозрачным дверным панелям синтетического кафе. Позади, остались три отсека разделявшие теперь мир Карины и жизнь гигаса. Немного неуверенно и с нарастающим чувством страха она отодвинула одну из створок двери. В зале стояла тишина, столики были чистые, компакт-сеты убраны в пол. Ни одного мёртвого, это чуть было не поколебало Карину, но ей хватило одного взгляда в сторону улицы, и кошмарная реальность вновь воцарилась в душе. Жизнь в кафе напоминали лишь три фаона, светящиеся под потолком.
    – Диего, ты где?- негромко сказала она, мечтая, чтобы хозяин кафе, её друг откликнулся.
    Но ответа не последовало. Лишь скрипнул один из столиков.
    Карина уже решила зайти в служебные помещения, но, подойдя к стойке, краем глаза заметила его. Он лежал с открытыми глазами, наполненными смесью ужаса и страха. Он был неузнаваем, лицо было сплошь покрыто страшными язвами.
    Диспетчер вскрикнула, всполошив души обитателей гигаса, развернулась и выбежала на улицу. Прижавшись к стене, Карина попыталась успокоиться. Желудок непослушно выругался. Карина отправила завтрак на светло-синий полимер тротуара.
    Не помня себя, Карина пробежала ещё четыре отсека, села на гравилифт и спустилась на два отсека вниз, оказавшись прямо перед дверью в квартиру своего напарника. Здесь жил Зак и его жена Тимоти. С Заком они вместе работали. Потом Карина подружилась и с Тимоти, хрупкой, милой женщиной, работавшей на станции нейросвязи в соседнем секторе города, выглядевшем с воздуха как старая английская буква Р.
    Уэсли по привычке толкнула дверь, но та не открылась. Видимо, здесь ешё функционировал генератор. Карина приложила ладонь к настенному сканеру.
    – Тимоти. Зак. Это Карина Уэсли. Если вы живы, откройте!- девушка прислонилась к двери ухом.
    В квартире было тихо. Постояв минуты три, Карина собралась уходить, но её остановил тихий женский голос.
    – Карина, подожди. Служба, открыть дверь.
    Послышался тонкий жужжащий звук, и дверная панель спряталась в стену, пропустив Уэсли и тотчас встав на прежнее место.
    В комнате было темно. Была ночь. Карина заметила силуэт Тимоти на фоне оконного пролёта, и услышала всхлипывания. Тимоти сидела на полу и крепко прижимала к себе тело мужа.
    – Зак тоже умер,- с горечью произнесла Уэсли.
    – Они все умерли, Карина. Все, все! Никого больше нет. Только мы с тобой и этот пустой мир. Ты видела их?! Ты была на улице, они все мертвы. Что теперь делать?
    – Возможно, ещё кто-то жив. Ведь мы живы. Не особенные же мы какие-то!
    – Каринка, как же я рада тебя видеть!- Тимоти вскочила с пола и с рыданиями кинулась к подруге.
    – Я тоже Тимоти, я тоже. Это кошмарно, когда нет никого вокруг. Мне даже кажется, сегодня я увидела всю боль и изнанку этого мира. Это хуже, чем, если бы мы оказались там, где никого нет. Мы бы надеялись, что нас найдут. А теперь что, кому мы нужны. Все мертвы.
    – Карина, Карина, как же хорошо, что хоть ты жива. Сначала я не верила во всё это. Я решила, что осталась одна. Не помню, сколько уже сижу здесь. Когда было светло, я теряла сознание, очнулась в темноте и снова сидела и ревела. Что это было?
    – Это. Пока не знаю точно. Возможно, скорее всего, отпал нейроконтроль властей. Ведь реактор уже не работает,- ответила Уэсли.
    – Я ничего не чувствовала необычного.
    – Ты, Тимоти всю жизнь прожила в гигаполисе. У тебя нейроимплантант с рождения. Тебе нечего вспоминать. Это как прошлая жизнь. У меня она была, а у тебя нет. До жизни в полисе я жила в Австралии. Понимаешь. Я из движения сопротивления и Зак тоже.
    – Откуда ты знаешь?- Тимоти озадаченно посмотрела на Карину.
    – Я это вспомнила. Когда очнулась после снятия контроля, всё вспомнила. Он был в движении, мы оба были на задании, когда нас схватили. Нас не убили, а провели над нами эксперимент. Вставили нейрочип, заглушили память и отправили сюда. Теперь понятно, почему мы оказались в порту по соседству. Всё часть эксперимента.
    – Но что же произошло? Почему отключился этот нейроконтроль?
    Карина тяжело вздохнула.
    – Я знаю, что это рук движения. Много лет прошло, но я помню, как наши руководители сильно стремились убрать нейровласть. Только это всего-навсего прикрытие демократическими взглядами. Террористы, такие всегда были. Лишь бы прикрыть истинные намерения, да как-нибудь погламурнее. Чуть ли не под святых маскировались. И религией прикрывались и много чем. Сейчас нейро, стал враг для "святых мучеников". Просто они сами хотели быть у руля. Движения им было мало, нужна, стала вся планета. Похоже, они добились своей цели.
    – Как же ты оказалась в движении? Ты там родилась?
    – Нет. Мои родители переправили меня, чтобы спасти от вживления нейро. Я выросла в старом городе, вернее под ним. Я думаю, что нужно лететь именно туда,- сказала Карина.
    – Зачем? Какая разница, где умереть. Ведь если мертвы все здесь, то и там так же. Ведь понятно, что здесь какое-то оружие массового поражения. Биологическое, вирусное. Оно же не выбирает.
    – Есть разница, Тимоти. Там моя родина. Если уж где умирать, так там. Там мой любимый мужчина. Там главный штаб движения. Нужно найти и наказать руководителей. По-крайней мере попытаться сделать это.
    – Карина, как же мы доберёмся туда? Ведь это так далеко и мы не умеем водить летательные аппараты.
    Тимоти села на пол.
    – Мы полетим на автоматике, я думаю, в порту найдётся парочка эджей или других трансконтинентальных. Идём, нужно поторопиться, долго мы этого не выдержим.
    – А как же Зак?
    – Он умер Тимоти, как и все остальные. Мы ничем ему не можем помочь, разве что оставить в покое в собственной квартире. Идём, подруга,- Карина взяла Тимоти за руку.
    Они закрыли за собой дверь, и подошли к гравилифту.
    – Тимоти, я совсем забыла. Мы должны ещё зайти за синтом, иначе нам грозит голодная смерть. Я заходила в синт-кафе, но увидела Диего и…испугалась.
    – Диего тоже умер?
    – Да. Он лежит там, такой обезображенный. Где ближайшая установка синтеза?
    – Только через семь секторов, Карина.
    – Ну, тогда пошли. Нечего здесь стоять.
    Всю дорогу они молчали, лишь перед синт-центром Тимоти не выдержала.
    – Карина, миллионы людей погибли?!
    – Наверно. Движению удалось раздобыть вирусы. Я знаю, что руководители собирались шантажировать власти. Но это лишь слова… Мне, интересно, где сейчас руководители. Неужели они тоже мертвы?
    – Но тогда…
    – Да, да, Тимоти. Я стараюсь не думать о смерти. Я надеюсь, что кое-кто жив. Он крепкий, он выдержит.
    Они обошли весь синт-центр и доверху загрузили ранец Карины едой и тубами с водой. Затем снова вернулись на мёртвую улицу сектора.
    – Куда теперь?
    – Я хочу попасть в контрольную башню до того как улетать из гигаса. Мне необходимо знать всё, что возможно. Где находится центральный нейроцентр?
    – Не помню,- замявшись, ответила Тимоти.
    – Как не помнишь? Ты же работала в нейроцентре. Ты должна была бывать там!
    – Я там никогда не была. Но централ по идее должен быть в первом символе гигаса, букве М.
    – Хорошо, нам важно попасть на нижний ярус в теметро. По пути зайдём в сектор военных. Думаю, парочка излучателей "тигровцев" нам не помешают. Особенно в Австралии.
    – Карина, я не умею стрелять,- Тимоти остановилась в испуге.
    – Это очень просто, я тебя быстро научу.
    – Ты этому в движении научилась?
    – Да, конечно. Ещё и грузовые стратолёты водить. Мой парень учил меня водить эджи и деки, и то на тренажёре.
    Они вошли в кабину гравилифта, и спустя пятнадцать минут, преодолев вертикаль в сто двадцать секторов, добрались до станции теметро. После этого пришлось подняться на другом гравилифте на сектор выше, прежде чем девушки попали во владения специальных подразделений.
    "Улица, как улица",- подумала про себя Карина, выходя из гравилифта в сектор военных. Везде стояли дропперы. Нигде не было видно мёртвых тел. Это смутило Уэсли. Стены в отличие от гражданских серых, были чёрные с белыми полосами разделявшими улицу на модули и сектора. Здесь, в отличие от верхних ярусов, на полную мощность светили плазма-лампы. Стало как-то даже уютно, казалось, что ничего не случилось.
    Уэсли пересекла улицу и вплотную подошла к смотровой панели, за которой должен был сидеть служащий, но его стадрсет пустовал, а боковая дверь в комнаты службы безопасности была распахнута. Карина прижалась к краю окна, силясь разглядеть комнату, но увидела лишь край стола и кресло.
    Тимоти подошла к Карине, потянула ее за рукав комбики и показала на двери вдоль улицы. Все они были открыты. Пройдя два отсека, Карина с Тимоти обнаружили лишь пустые кабинеты офицеров. Начались модули с надписью казармы. В первом же из них женщины увидели мертвых спецназовцев. Они спокойно лежали на служебных нейросет-койках.
    То же самое было и дальше. Девушки продвигались к оружейному складу.
    Все двери на складе тоже оказались открыты. Карине не составило труда пройти к контейнерам с оружием. Только на них висели новенькие старинной конструкции замки. Чертыхаясь, Уэсли обходила помещения склада одно за другим, пока не наткнулась на тела четырёх офицеров. В руках одного из них был небольшой ящичек. Забыв про всякое отвращение, Карина выдернула его и, не помня себя, побежала обратно, остановившись лишь в первой комнате, где Тимоти задумчиво разглядывала замок на контейнере.
    – Пошли скорей отсюда.
    – Конечно, конечно. А что это у тебя? Ещё один недоступный контейнер?
    – Нет, его не заперли.
    – Тогда давай посмотрим, что внутри.
    Они сели на пол и откинули крышку ящика. Тимоти громко выдохнула.
    – Ничего себе! Никогда такого не видела. Что это за цилиндры, Карина?
    Карина загоревшимися интересом глазами смотрела на цилиндры.
    – Эти четыре цилиндра упаковки лазерных излучателей. Это чтоб их датчики не засекали.
    Она вытащила один из цилиндров, утопила кнопку на крышке, сняла её. Внутри лежал новенький лазер.
    – У нас в движении почти всегда пользовались многоместными цилиндрами. Наши считали, что многоместные нигде не забудешь, они по полметра длиной.
    – Карина, а это что такое?
    Тимоти пыталась поднять длинный прямоугольный предмет с несколькими выступами и овальной втулкой на торце.
    – Осторожней, это штурмовая плазменная винтовка. Я её видела лишь пару раз на занятиях в Старом Сиднее. Движение такими штуками не пользуется. У нас с зарядными стержнями трудности. Их привозили мало с заданий. Они часто в руках взрываются. Это хитрости военных. Знаешь, как в основном захватывали? Отстреливали вместе с рукой винтовку и привозили на базы к учёным-техникам. Винтовки на дактилосенсорах.
    – Б-р-р, это противно. Ты тоже отстреливала руки?
    – Нет. Мне не особо везло на заданиях,- иронично заметила Карина.
    – Как ты можешь!- по телу Тимоти пробежала судорога.
    – Но это была моя задача и жизнь. Ладно, забудь. Лучше, вот, прикрепи к бедру кобуру для лазера.
    Уэсли протянула найденное в ящике приспособление и сама стала крепить к внешней стороне бёдер захваты для излучателей. Вскрыв все контейнеры, и достав лазеры, Карина протянула два Тимоти, а другие два закрепила в собственных захватах. Встав, она положила несколько синт-пакетов в карманы на комбике. Облегчённый ранец передала Тимоти, а сама подняла винтовку и повесила через плечо. Нагнувшись к контейнеру, она достала четыре ромбика в пол-ладони шириной, с полусферами белого цвета посередине и разложила их по нагрудным кармашкам одежды.
    – А это зачем? Это игрушки?
    – Глупая ты. Эти игрушки нам могут пригодиться. Одна из таких игрушек разнесёт эту комнату на осколки, собрать которые никому не под силу. Это глейко-гранаты. Давно мечтала свободно ими попользоваться,- Карина задорно подмигнула.
    Запыхавшись и вспотев под весом снаряжения, подруги вернулись к гравилифту и спустились в ярус теметро.
    – Нам ещё нужно идти до отсека телепорт-снаряжения, а это ещё три сектора. Кошмар! Карина, давай отдохнём, поедим.
    – Я с тобой полностью согласна.
    Скинув винтовку, Уэсли повалилась на пластиковый шероховатый пол. Прямо перед ней на стене красовалась надпись "Станция теметро Монтеррей. Е 1"
    Тимоти вытащила из ранца два пакета с синтом и один туб с водой. Девушки разогрели содержимое, выдернув активирующие полоски, и неторопливо принялись за еду.
    – Карина, что ешь?- без всякого интереса спросила Тимоти.
    – На пакете написано фасоль с мясом, а у тебя?
    – Японский салат, только вот на вкус сплошная пластмасса.
    – Что-что, а вода вроде настоящая,- сказала Карина и проглотила очередной глоток.
    Они ещё немного посидели и, отдохнув, отправились к гигантскому кубу с зелёными дверями.
    Преодолев последние метры, девушки оказались в зале телепорт-службы.
    Множество мёртвых тел заполняли посадочные отсеки службы.
    – Тимоти, не смотри так на них. Никто из них не встанет, чтобы напугать тебя,- в голосе Уэсли опять послышалась лёгкая ирония.
    – Как ты можешь!- завозмущалась побледневшая Тимоти.
    – Я всего лишь пытаюсь сдержать себя, чтобы не разреветься или тронуться! Нужно взять костюмы. Если экспрессы ещё ходят, то следующий состав пойдёт минут через двадцать.
    Они подошли к окошку выдачи телепорт-комплектов, взглянули на пустой кабинет и, переглянувшись, отбежали к противоположной стене. Обеим пришла одна мысль. Карина скинула с плеча винтовку, взяла на изготовку, прицелилась и ни секунды не медля, выстрелила. Из отверстия в овальной трубке на торце выскочил яркий оранжевый шар. С всё возрастающей скоростью, он приблизился к окну, достигнув двух метров в диаметре, врезался и поглотил окно с частью стены.
    – Вот это да, – восторженно вскрикнула Тимоти.
    – Не стой здесь. Нам нужно торопиться.
    Они пролезли в проём, проделанный плазма-зарядом. Прошли во внутренние помещения. На бесконечных полках стеллажей лежали металлические пояса с перчатками установки.
    – Карина, ты ничего не слышала?- спросила побледневшая Тимоти.
    – Нет, а что здесь можно услышать подруга?
    – Мне показалось, будто кто-то вздыхает.
    – Брось, у тебя просто начались галлюцинации от всего увиденного,- сказала раздражённо Уэсли.
    – Но это действительно было похоже на вздох. Такой глубокий и печальный. Карина, мне страшно.
    – Забудь. И давай выбираться, тут нам уже нечего делать.
    Девушки вышли в первую комнату. Тимоти уже перешла через развороченную плазмой стену в зал, когда Карина окликнула её.
    – Здесь и правда кто-то есть. Возможно выжившие.
    Карина открыла другую дверь в комнате и исчезла из поля зрения Тимоти.
    – Карина не ходи туда. Карина! Карина, не бросай меня!
    Тимоти, нервничая и трясясь от страха, проскочила обратно в комнату и побежала за Уэсли. Едва не налетев на подругу, она оказалась в другой, похожей на первую комнате. У дальней стены на полу сидел мужчина в форме служащего и глубоко вздыхая, что-то бормотал. При этом он пытался спрятать лицо под какой-то тряпкой.
    – Что с ним Каринка? Он бредит?
    – Нет, дело совсем в другом. Послушайте,- Уэсли обратилась к нему,- Если вы в состоянии ходить и говорить. Ответьте. Мы нормальные, пойдёмте с нами. Мы пытаемся узнать правду. Не бойтесь.
    Тимоти изумлённо смотрела на подругу.
    Служащий зашевелился, и медленно убрав тряпку, хотел ответить, но Тимоти увидев его лицо, громко закричала. Она попыталась отцепить свой лазер, но не сумев, подскочила к оцепеневшей Карине. Выхватив у неё излучатель, Тимоти направила его на мужчину и нажала на спуск. Три раза успел прошипеть лазер, прежде чем Карина среагировала. Она сбила с ног Тимоти и, отобрав пистолет, повернулась. Уставившись на служащего, она схватилась руками за голову.
    – О боже! Что ты наделала, дура! Ты убила его,- наконец сказала со злостью и негодованием Уэсли.
    Тимоти молчала, руки её сильно дрожали, впрочем, как и губы.
    – Ты убила живого человека. Нас итак мало осталось.
    – Но это не человек. Это какое-то чудовище!
    – Это был нормальный человек. Просто это мутация. Теперь многое ясно. Генетическое оружие. Руководителям удалось раздобыть генетическое оружие. Мутации, хм. Мутации. Ведь генотипов много. Полностью убить не могут, но изменить структуру ДНК.
    – Он мутант?
    – Да, Тимоти. Вставай, уходим. Мне от этого не легче, что где-то бродят полулюди. Они могут быть опасны.
    Карина подняла винтовку и направилась к двери, но повернулась и увидела Тимоти стоящей лицом к мёртвому и держащей лазер у своего виска.
    – Не смей! Не вздумай этого делать. Ты ещё должна много сделать в своей жизни,- закричала Карина.
    – Карина. Я не могу больше жить. Не могу выносить всего что вокруг. Теперь ещё и человека убила. Мой Зак. Как ему наверно хорошо там. Он теперь в раю, я знаю это. Я хочу к нему. Каринка, я устала от этого ужаса. Я всего лишь хочу отдохнуть, хочу к мужу.
    – Ты не права. На земле хорошо, даже после того, что случилось. Ведь есть другие выжившие, такие как мы. Наша цель не дать исчезнуть человечеству. Мы должны найти других.
    – Нет, нет. Никогда. Я не желаю больше никуда идти. Оставь меня здесь, дай мне один лазер и уходи.
    Тимоти разрыдалась и осела на пол. Карина подошла к подруге, сняла захваты с излучателями с её ног и закрепила себе на предплечья. Затем спокойно, стараясь не задевать Тимоти, вытянула из её руки пистолет. Взвалив на свободное плечо ранец с продуктами, она потянула Тимоти за руку.

***

    На стартовой площадке теметро было очень тихо. Здесь не было мёртвых, было светло. На гладком полу виднелось несколько сотен пар слепков для ног. Отсюда люди стартовали в экспрессы, предварительно встав на какой-нибудь слепок и введя программу при приближающемся экспрессе.
    Вдоль стены площадки тянулся бесконечно длинный ряд компакт-сетов для пассажиров. На двух из них сидели уставшие подруги.
    – Он и вправду был мутант? Карина, а какие там ещё уроды бродят?
    – Не знаю. Лучше бы нам с ними не встречаться.
    Они снова замолчали.
    – О чём ты думаешь Тимоти?
    – Я думаю о жизни. Как глупо они поступили, эти твои руководители, когда всё это устроили. Что с нами будет дальше?
    – Время всё расставит на свои места.
    – Карина, расскажи о своем мужчине. Ты надеешься увидеть его живым?
    – А почему бы и нет. Тимоти, я только и живу этой надеждой. Он крепкий и не такой как все. Он и не может быть как все. Он родился и вырос в гигасе, он был в "Тигре" и пилотом, поэтому руководители взяли его. Проверяли, конечно, но потом поверили. Я понимаю, что много времени прошло. Он мог погибнуть на задании, мог вернуться в гигас, наконец, вирусы. Но все же верю, что он жив.
    – Ты этим живёшь. А мне…Что делать мне, ведь у меня нет твоей надежды, я словно могила из которой всё вытащили. Я пустая могила,- Тимоти безвольно опустила руки вдоль туловища.
    – Возможно это так, но ты должна держаться. Ради планеты и жизни, которую ты носишь под сердцем. Мне Зак рассказал, что ты ждёшь ребёнка.
    Тимоти посмотрела искоса на подругу.
    – Этот ребёнок тоже хочет к отцу,- неожиданно воскликнула она.
    – Молчи, он должен жить. Ты ведь не могила. У тебя просто депрессия. Могила-планета, её опустошили и сделали мёртвой такие же люди как мы.
    Над сводом теметро тоннеля засветились три больших зелёных светлячка-лампы.
    – Вставай, репель-экспресс на подходе. Он всё таки ходит, теперь мы без труда доберёмся до центрального нейрокорпуса.
    Тимоти нехотя встала и побрела за подругой. Они встали на два соседних слепка и включили свои телепорт-пояса.
    – Устанавливай на перчатке-экране третью кабину, пятое место. И задержку в три, как обычно. Поняла?- Уэсли строго посмотрела на подругу.
    – Да, Карина,- невозмутимо ответила Тимоти.
    – Я буду на четвёртом месте.
    Они одновременно нажали активаторы и вокруг их тел возникли два овальных переливающихся сиреневым светом поля, похожие на коконы бабочки, давно вымершей в природе.
    Из дальнего туннеля вырвался репель-экспресс и понёсся к другому туннелю, ведущему в теметро станции Т. Он пролетал мимо платформы совершенно бесшумно. Карина быстро набрала нужные цифры 3 4 3, дождалась разрешения о свободном месте и нажала на старт. Где-то далеко осталась станция. Карина оказалась в своей кабине и стала ждать Тимоти.
    Сиреневый овал переливался, ожидая приказаний пассажира. Тимоти беспокойно следила за экспрессом.
    "Хорошо, что Карина забрала у меня всё снаряжение. Она упростила мне задачу" думала она про себя.
    Поезд пролетел и скрылся в туннеле. Светлячки погасли.
    – Извини меня, подруга. Я не могу так больше. Тебе без меня будет намного легче,- прошептала она.
    Набрав 358 и не дождавшись разрешения, Тимоти уверенно нажала старт.

    Карина сидела в своей кабине, когда услышала лёгкий свистящий звук, спроецированный селекторами экспресса. Узнать его не составляло труда. С таким звуком уходили в мир иной, те, кто неправильно набирал комбинацию телепорта.
    – Что же ты наделала-, произнесла Уэсли, оцепенело стоя посреди кабины экспресса.
    Экспресс с огромной скоростью сокращал расстояние до разворотной станции, сектора М. Могучая машина старалась попусту. Во всех ста семидесяти её кабинах отсутствовали пассажиры. Лишь в одной из кабинок находился человек. Девушка сидела в запрещённом месте, на пересечении посадочных панелей создавая своим поведением аварийную ситуацию. Голова её была опущена, плечи поникли, и лишь частое подёргивание выдавало её эмоции. Изредка она проводила ладонью по лицу, чтобы убрать слёзы и отбросить горе.
    Её мысли были далеко отсюда, даже не в Америке. Они блуждали среди мёртвой красной земли родного континента. Австралия грёзилась такой, какой была до разрушения озонового слоя, гигасов и нейро.
    Карина оказалась в месте, где бывала лишь однажды с родителями, лет в шесть.
    Вокруг гулял свежий ветер, заставляя шелестеть листья нескольких старых великанов-эвкалиптов.
    Солнце только взошло, и лесные обитатели начали просыпаться. С громкими криками огромная стая белых какаду покинули верхушки деревьев, и устремилась на поиски пищи.
    На одном из деревьев Карина заметила смешное серое существо, медленно жующее только что сорванные листья эвкалипта.
    "Ну конечно, это коала",- подумала Уэсли, вспоминая справочные данные,- "Какой замечательный мишка, он столь неуклюж, и этим он ещё больше кажется мне приятным. Как просты и неловки его движения. Как бы я хотела его погладить"
    Громкий воющий звук прервал мысли Карины. Она резко вскочила и уселась на своё четвёртое место. Звук продолжал нарастать, пока не дошёл до истошного визга. Потом резко оборвался, оставив девушку сидеть в полубессознательном состоянии в своей кабине.

Глава 8

    Боже, люди! Мы всегда недовольны. Только вдуматься. Даже в
    новостях, нам ежедневно говорят про капризы природы. Какие
    капризы?! Это мир, в котором мы родились. Нужно жить с ним в
    гармонии, воспринимать его таким, какой он есть. Нет, же!
    Переделаем, разрушим. Что дальше?! Мы всем недовольны. Своими
    близкими людьми, работой, одеждой, домом, машиной. Мне
    интересно, в каком возрасте мы умудряемся попасть в эту карусель
    недовольства. Беговое колесо, в котором бежим до самой смерти.
    Остановитесь!
    За последние четыре года по объединенным данным ООН и моего
    подразделения погибло более миллиарда человек только от голода. И
    это люди, которые совсем недавно закрывали глаза на убийство
    животных, разрушение экосистемы, хвастались новыми машинами
    и домами, унижали инвалидов, в угоду своей алчности предавали
    друг друга.
    Участились атаки радикальных движений. Они стали
    шквальными и многие страны уже не способны им противостоять.
    Остатки великих наций рвут на части ресурсы. Планета покрылась
    бесчисленными язвами локальных конфликтов. Под эгидой новой
    ООН ведется объединение стран в альянсы и союзы. Утвержден
    бюджет для миротворческой армии.
    На фоне всего этого просто страшно думать о будущем. Я всегда
    хотел иметь детей, но боялся. Будущее даже для меня в мутном
    свете видится, а уж их и подавно. Где оно?! Среди этой разрухи,
    пустыни, смерти, деградации. У меня есть сын, надеюсь у меня
    хватит сил вложить в него характер и ту истину, что собирает
    наше подразделение! У него будет шанс.
    Личный вариоком Джона Стелли. 18 января 2025 г.

***

    Пятидесятиметровая башня, треугольная в разрезе стояла у края посадочной полосы термитника. Вокруг торчало с десяток обесточенных стационарных лазеров. Всё не работало, даже это оружие, обязанное защищать спокойствие жителей и властей. Но Никита нашёл то, что не подчинилось всеобщему хаосу. Двери, ведущие к нейроцентру, были заперты. Лазер главный пожалел и пошёл вдоль стены, внимательно осматривая все трещинки и выступы, пока не заметил высоко над собой два узких длинных отверстия выдававших вентиляционный люк. Ник поставил лазер на полную мощность, и почти не прицеливаясь, сжёг крышку вентиляционного хода. Положив излучатель обратно в захваты на бедре, он попытался зацепиться за край воздуховода. С восьмой попытки ему это удалось. Подтянувшись на руках, отступник пролез в тёмный ход. Ощупав всё вокруг, он понял, что вентиляция уходит под уклоном вверх. Уперевшись руками и ногами в стенки трубы Стелли начал карабкаться. Метров через двадцать, по его собственным подсчётам, он наткнулся на вентиляционную коробку. Приложив всю силу мускулов, главному удалось сорвать винт с места, затем решётку. Стало немного светлее. Отступник спрыгнул вниз и оказался на лестнице. С некоторой опаской он взбежал вверх до прозрачных дверей, держа лазер наизготовку. Сквозь стекло просматривался большой зал с множеством нейро-терминалов и ещё каких-то незнакомых главному машин. Двери оказались незапертыми, благодаря этому Ник проник в зал. Он осмотрелся, побродил среди молчаливых машин-нейростражей, но вспомнив цель своего визита принялся осматривать компьютеры. Все до единого к великому разочарованию мужчины оказались обесточены. Недолго думая он применил силу и спустя минуту прятал умную машину себе за пазуху.
    Напоследок окинув взглядом зал, боец вернулся к вентиляции. Он проворно пролез в отверстие, прополз до наклона и скатился к выходу. Не рассчитав расстояние, Стелли вылетел из вентиляционного люка и грохнулся на красную, твёрдую почву. Поднялось большое облако пыли.
    С кряхтением и проклятиями, забыв про боль, Никита вытащил вариоком.
    – Вроде ничего не сломано. Кроме меня,- вслух произнёс он.
    Левую руку он всё же повредил. Правой, здоровой рукой Ник хотел вытащить лазер, но не нащупал. И лишь оглянувшись, заметил на земле пистолет и разбитые захваты. Лазер, к сожалению, тоже треснул вдоль разрядной трубки. Отступник поспешил вернуться к эджу.
    Забравшись в кабину, он отметил вслух, что стало вполне сносно. Воздух почти профильтровался.
    Пообвыкнув к пилотскому креслу и подогнав его под свою фигуру, Ник положил вариоком себе на колени. Затем разбил шлемом одного из бывших пилотов приборную доску в двух местах и нащупал провода энергосистемы. Повозившись изрядно, Ник всё же умудрился правильно подключить компьютер к энергоблокам эджа. Наконец он вставил чип, в приёмное отделение и ещё раз осмотрев провода, включил вариоком.
    На дисплее высветился текст.
    "Гектор Лонико. Тому, кого выбрали. По идее члены комиссии самостоятельно должны были разыскать всех вас, выбранных. Ты сам нашёл одного из наблюдателей спецотдела. Сообщение для тебя оставлял отец. Оно должно быть при тебе давно. Подумай где оно. А от себя скажу, зайди в соседний с модулем родителей, второй модуль".
    Ник машинально схватился за талисман на шее. Сорвал шнурок и раскрутил гильзу. Там действительно был микрочип, как и говорил крестный. Вставить чип в вариоком не составило труда.
    Из динамика зазвучал голос отца.
    "Никита, если слушаешь эту запись, то меня вероятно уже нет. Не знаю где ты и как ты. Поверь, очень многие были против включения тебя в группу, но объективные факторы сыграли свою роль. Я нахожусь вне нейроконтроля. Состою в спецподразделении, под властью и защитой ассамблеи. Отдел прогноза был создан для наблюдения за действиями правительств мировых альянсов и движения сопротивления. Мы создали третью власть на планете. Если ты читаешь это, значит, комиссия не справилась с обязанностями. Но даже на случай провала деятельности комиссии и спецотдела, был продуман план действий. Ты один из десяти выбранных людей. Твоя первейшая задача добраться до нашей квартиры в Токио. Там узнаешь больше, но не всё. Все, что тебе потребуется, находится в соседних модулях у наблюдателей. Там ловушка. Только вспомни одну мою фразу, мы обсуждали её с тобой. И не случайно. Больше ничем тебе помочь не могу. Сам понимаешь сын, этот чип не защищён практически. Прощай Никита. Не забывай родителей".
    Ник молча продолжал сидеть. Но эмоции все же взяли верх над ним и, схватив вариоком, главный вырвал его из соединений, а затем, недолго думая, швырнул из кабины на посадочное поле. Включив питание эджа, Ник резко поднял машину в воздух. Развернувшись, он набрал скорость и на подлете к ближайшему термитнику пустил две глейко-ракеты. Они вылетели из-под кабины эджа и бешено вращаясь, устремились к поляризованным стенам термитника.
    Страшный взрыв потряс гигаполис. В стене одного из секторов термитника зияло отверстие диаметром в пять этажей. Оттуда повалил густой чёрный дым. Дождавшись когда дым, наконец, перестал лезть из здания, боец подвёл эдж к разрушенному участку и через лобовое стекло осмотрел место. Несколько межэтажных перекрытий отсутствовало, кругом висели светодиоды коммуникаций. Заведя патрульный корабль в пустоту Стелли начал опускать машину среди разрухи, пока не увидел цельное перекрытие. В стене напротив высветились двухстворчатые запертые двери, которые пришлось сжечь из патрульных лазеров. Посадив эдж на перекрытие, Ник выбрался из своего кресла и направился к раскуроченным дверям. Помещение, где оказался Ник, напоминало производственный корпус, и подтверждением этому оказался коридор, куда боец вышел. Кругом стояли грузовые дропперы с гравиподвесками, один из таких валялся напротив главного перевёрнутым, а рядом с ним были раскиданы кучи пластик-боксов с надписью «нейрочипы». Отступник тяжело вздохнул, понимая, что теперь придётся долго и упорно добираться до нужного ему уровня, где имеется синтез-центр или кафе. Не зная точно, где находится гравилифт, он повернул направо и быстрой уверенной походкой направился на обследование неизвестного. Лифт нашёлся через четыре сектора и Стелли начал осмотр термитника. Два следующих уровня также оказались производственными, и мужчине потребовалось лишь пара минут, чтобы выяснить это и вернуться обратно. Потом Ник оказался в теметро, но туда ему тоже особо не хотелось, и он поднялся выше. На следующем этаже оказалась военная зона, и отступник радостно поспешил осмотреть все её сектора. Но его ждало горькое разочарование. Он нашёл заплавленные входы в оружейные склады и несколько сотен мёртвых «тигровцев». Проклиная всё и, прежде всего себя главный покинул военный уровень и поднялся в жилой комплекс. Весь коридор-улица был усыпан мертвыми. Терпкий, тошнотворный запах сопровождал его неотступно.
    «Он проник в меня, пропитал всю одежду, залез под кожу и прощупал всё до костей. Что же мы натворили?»- размышлял Ник про себя, перешагивая через очередное тело. Вспомнив о целях своего визита, он ускорил шаг и добрался до жилых кварталов. Когда пошли двери с жёлтыми светлячками и сканерами на стене, мужчина вошёл в одну из них и оказался в жилом модуле. На полу прямо в прихожей, обнявшись, лежали два мертвых тела.
    «По крайней мере, они умерли счастливо. Рядом со своей половинкой» – подумал отступник.
    Пройдя мимо бездыханных тел, Никита зашёл в душевую комнату и, пошарив по ящикам-нишам в одной из стен, нашёл так необходимый ему фильтр. Наскоро нацепив его на лицо, он вдохнул, почувствовав, как лёгкие с жадностью впитывают фильтрованный кислород.
    Теперь осталось найти еду и оружие.
    Ещё немного побродив, главный наткнулся на кафе, в котором все столики были разбросаны, а несколько компакт-сетов выкручены из пола.
    Бессмысленно бродя вокруг синтетической установки Ник, думал, как же сильно он устал от всего произошедшего за последние дни.
    Ни одного пакета с водой, ни одного с синта с пищей. Однако за прилавком главному удалось найти по два пакета с тем и другим. Не совсем довольный результатами боец положил продукты в захваченный из эджа вещевой мешок пилота и, перекинув лямку через плечо, направился к выходу. Нервно скрипнув, отвалилась одна из заслонок установки. Резко развернувшись и отбросив в сторону мешок, Ник принял боевую стойку. Наступившая тишина нагоняла жуть. Он не выдержал.
    – Кто здесь? Выходите. Иначе я сам пойду и выну все ваши внутренности.
    Спустя мгновение из установки раздался голос неопределимого пола.
    – Если вы не причините нам вреда, то возможно мы вылезем.
    – Кто это мы? Сколько вас,- возвращаясь к обычному хладнокровию, спросил Ник.
    – Двое и мы очень сильные.
    – Вылезайте, кто бы вы не были. Очень сильные?!- с усмешкой ответил отступник.
    Открылась одна из загрузочных створок установки, и оттуда выбрались два чумазых ребенка лет восьми-девяти. Это действительно были дети.
    «О, чёрт! Чего мне в жизни ещё не хватало, так только детей!»- подумал про себя главный.
    Дети встали возле установки и крепко схватили друг друга за руки. Никите даже показалось, что от нервного напряжения костяшки их маленьких пальцев побелели. Мальчик держал в свободной руке железку, он был решительно настроенный защищаться. У девочки все щеки были покрыты сухими полосками от недавних слёз. Дети были бледны, и это было ещё заметнее на фоне их чёрных, практически одинаковых рузонов.
    – Не бойтесь, я вас не трону. Я здесь по своим делам. И скоро уйду.
    «Что же я говорю. Как это уйду, а они. Что будут делать они. Ведь это дети. Нет, ну как можно. Отец бы после этого пристрелил бы меня» – сумбур его мыслей прервали всхлипывания.
    Дети стояли и плакали. Девочка первой не выдержала и подбежав к Нику, схватила его за рукав.
    – Не уходите дядя. Не бросайте нас. Мы умрём одни.
    Мальчик тоже подбежал.
    – Осторожно Сирена. Мы его совсем не знаем. Но,- он запнулся, и искоса взглянув Никите прямо в глаза, пробурчал,- но и не отвяжемся. Мы не останемся одни. Теперь вы отвечаете за нас!
    – Кто же это решил?- спросил, озадаченно главный.
    – Я, сын самого богатого человека гигаса. Теперь вы на службе у нас. Так решил бы отец,- заносчиво ответил паренёк.
    – А я свободный человек, мне нельзя приказать. Я ухожу,- разозлившись сказал Ник,и выдернув рукав своего рузона из рук девочки, потянулся за мешком.
    – Не слушайте его дяденька, он не понимает что говорит. Так на него подействовала смерть людей,- запищала девочка.
    – Сирена, не говори так. Это ты как раз плачешь от всего что видишь.
    – Меня это больше не касается,- Ник закинул мешок за плечо и повернулся к выходу
    – Джейси, извинись перед ним! Скорее, иначе он уйдёт, и мы останемся здесь одни. Ты забыл о тех, что всё здесь поломали. Они могут вернуться. Брат посмотри на него как на человека, как на равного. Забудь слова отца. Наш отец был заносчивым богачом и не более. Так и мама говорила. Но Джейси. Все люди одинаковые. Ты ведь не такой как отец, ты хороший.
    Мальчик стоял, стиснув зубы и кулаки. Наконец он прошипел.
    – Ладно, я попробую быть хорошим. Подождите, сэр. Извините меня. Только не оставляйте нас здесь. Вы должны нам помочь, хотя бы моей сестре,- выговорил он, сдерживая слёзы и ущемлённое самолюбие.
    – Я и не собирался так поступать. Оставить детей в мёртвом городе. Это бесчеловечно, даже для фанатика, а я не фанатик. Просто хотел услышать от тебя нормальную речь. Значит, тебя зовут Джейси, а тебя Сирена.
    – Да, точно так, а вас как?- спросил заметно повеселевший мальчуган.
    – Зовите меня просто Ник.
    – Ты военный, да?- спросила Сирена.
    – В какой-то мере. Раньше был. Потом всё расскажу. А вы что действительно детишки элиты?
    – Да, вот у нас и удостоверения есть,- Джейси указал на свой рузон.
    Только сейчас Никита заметил красивые круглые голограммы-нашивки на рузонах детей. На зелёных кругах, словно золотыми нитками были выведены инициалы и топометрические данные владельцев.
    – Что это?
    – Наши элитные удостоверения. В них встроены микродатчики настроенные на систему Кулон. Благодаря ним мы никогда не потеряемся.
    – Куда идут сигналы от них? – встревожено спросил главный.
    – Отец как-то упоминал он них. Кажется в контрольную башню и на сенсор-квант в кабинете отца, в нашу квартиру на 68 уровне.
    – Это не столь важно. Необходимо от них немедленно избавиться. Мало ли кто воспользуется сенсором. Вы разве хотите встречи с мародёрами?
    Дети дружно замотали головами.
    Стелли с трудом сорвал нашивки с рузонов, оставив рваные отверстия в наружной ткани, затем подошёл к синт-установке и закинул нашивки внутрь.
    – Идёмте. Нам не следует здесь задерживаться. Вам повезло, что раньше никто не воспользовался сенсором. Кстати, там, где вы сидели, нет случайно синт-пакетов?
    – Когда мы залезли туда, там их было больше пятнадцати. А теперь только два с едой остались и один с водой.
    Дети достали из карманов три пакета и сложили их в мешок бойцу.
    – Ник, ты не знаешь, где мы можем купить фруктов и овощей? Эту гадость в пакетах я уже не в силах глотать.
    Стелли с недоумением, а потом с всё возрастающей жалостью посмотрел на Джейси.
    – Понимаешь, нигде в гигасе нет того, что ты хочешь купить. И никто уже не продаст. Но возможно мы ещё разживёмся растительной пищей. Пока же просто потерпите,- отступник попытался подбодрить детей – Стойте, подождите. Нам нужно срочно достать фильтры. Это не дело ходить без масок!- заявил Никита.
    С двумя не отстававшими ни на метр детьми боец обошёл несколько жилых модулей, собрал пять фильтр-масок, и только тогда остановился. Две маски он сразу аккуратно нацепил Сирене и Джейси, а остальные сложил в вещмешок. Его надежды найти ещё выживших подтверждали стоявшие рядом два маленьких человечка. Держась центра улицы, они направились к лифту, на котором поднялся отступник.
    – А где ваши родители?- непроизвольно спросил Ник и только после этого опомнился.
    Впрочем, они отреагировали совершенно спокойно, даже как-то буднично. Первым заговорил Джейси.
    – Когда мы были дома, то отец уже умер. Ник, а ты знаешь, что произошло? Мы слышали, как отец сказал военным, что никуда не пойдёт. Они долго спорили. Солдаты говорили что-то про террористов и какое-то мощное оружие. Нам предлагали лечь в криокамеры, но отец отказался. А потом он умер. Стонал, кричал, а после затих. Мама и Сирена долго плакали, а я держался. На следующий день маме тоже стало хуже, и она нам сказала, чтобы мы спустились к военным и попросились в анабиоз. Мы ушли и больше не возвращались. Когда мы вышли на улицу, то увидели, что все умерли. Мы долго бежали. Нам было очень страшно, но мы доехали до военного уровня. И там тоже увидели мёртвых. Мы пошли в это синт-кафе и спрятались.
    – И долго вы уже в кафе?
    – Ушли из квартиры шестого апреля, а сейчас не знаю какое число.
    – Думаю десятое или одиннадцатое. Получается, вы четыре дня сидели в синт-установке?!
    – Да, а ещё в кафе заходили несколько злых мужчин. Это они разгромили там всё. У одного из них все руки были покрыты какими-то страшными буграми.
    Главный чертыхнулся и выругался про себя.
    – Значит, есть и мутанты. Этого я слышать ой как не хотел.
    – Ник, о чём ты думаешь,- с интересом спросила молчавшая всю дорогу Сирена.
    – О своём. Для вас нужно найти УФ-костюмы, так на всякий случай. Хотя можно и без них обойтись. Воздухолет стоит там, куда прямые солнечные лучи не попадают, а в самой машине поляризованные стекла. Но не стоит рисковать. Где тут ближайший вход в портовые помещения?
    Они дружно остановились возле гравилифта. Никита внимательно стал наблюдать за мимикой детских лиц. В отличие от растерянной Сирены, Джейси напряжённо над чем-то размышлял, наконец, сказал.
    – Ну конечно, я знаю, где это! И сирена знает, только мы немного подзабыли,- радостно воскликнул он,- помнишь сестра, у отца там орбитальная яхта. Он водил нас туда. Ник, где-то здесь должен быть ещё гравилифт, но другой, не этот. У того двери шире и покрашены в светло-голубой цвет с белыми пятнами.
    – Как небо в нейрохрониках?- спросил отступник.
    – Так же говорил наш отец. Давайте поищем эти двери,- совсем как взрослый произнес Джейси.
    Больше двадцати секторов по подсчётам Стелли прошли они, прежде чем увидели такие светло-голубые двери. С вздохом облегчения зашли они в просторный грузовой зал гравилифта и повалились на пол. От предложенной воды дети не отказались и залпом выпили целый пакет, а вот синтетическую пищу решительно отвергли. Сам же Никита только допил оставленную воду и нажал на голограмму-стрелку.
    – Кстати Джейси, в порту должны быть синт-установки?!
    – Да, мы бывали в одном кафе. Но там такая же безвкусная резина,- парень при этом состроил страшную гримасу отвращения.
    – Я знаю, что есть в порту! И будем надеяться, что найдём продукты с поферм. Или хотя бы покопаемся в базах данных основного вариокома и узнаем об их местонахождении. Нужно только быть предельно осторожными, у нас нет оружия.
    Они приехали. Едва слышный шелест гравиподвески подсказал им это. Оказавшись в огромном, с куполообразной крышей холле порта, все растерялись и первой, к удивлению заговорила сирена.
    – Кстати Ник, ты обещал рассказать о себе.
    – Да, да. Обещайте только поверить мне,- занервничал отступник.
    – А что, ты разве соврал нам?! Ты не из военных,- спросил заволновавшийся Джейси.
    – Я Никитос Стелли, сын Джона и Александры Стелли. Мой отец генерал Японии. Он работал в спецподразделении ассамблеи. Поэтому я здесь, так сказать по просьбе отца. Сам я родился ещё в старой России, ещё до первого всплеска. Потом мы переехали в Японию. Там стал пилотом флеромоновых воздухолётов и стратобастионов, служил в «Тигре». А потом… ушёл в движение сопротивления,- простодушно глядя на детей, ответил он.
    – О нет, ты террорист!? Ты хочешь убить нас?- завизжали дети.
    – Нет, нет. Как вы могли так подумать. Я вовсе не плохой.
    Со стороны складских помещений показались два человека, они решительно приближавшихся. Один из них был одет в легкую броню «тигровца».
    Джейси схватил сестру за рукав рузона и побежал к ним с криками о помощи. Мужчина и женщина приблизились. Женщина держала на прицеле лазера Ника. Она и заговорила первой.
    – Кто вы? И почему эти дети так вас боятся?
    – Просто я сказал, что состоял в движении,- Никита развёл руками.
    – Это правда?- женщина посмотрела на детей.
    Джейси утвердительно кивнул и добавил.
    – А ещё он оборвал у нас микропередатчики, чтобы не нашла охрана.
    – А вы, что, важные люди?
    В разговор вмешался «тигровец».
    – Стефани, мэм. Они Ситхи. Вы разве не узнали их?!
    – Это дети богачей?! И вправду, Натан, они похожи на Ситхов, только очень бледные и грязные. Как вас зовут?
    – Меня Джейси, а её Сирена. Спасите нас.
    – Точно они. Натан, отведите их в штаб. А вы значит террорист?!
    – Не совсем так. Если вы выслушаете меня, то многое прояснится.
    – Ничего я не собираюсь слушать. Иди вперёд, скотина! Из-за таких как ты и вашей жестокости умерли все люди. Теперь я буду решать, жить тебе или умереть.
    Под прицелом лазера Никита дошёл вместе с остальными до центрального здания порта, где среди вариокомов и навигационных систем стояли несколько гравидиванов. На трёх из них лежали люди в форме спецназа. Дети сели на свободный диван и стали слушать разговор Стефани и Никиты. Они не знали, кому верить, кого бояться. Не знали, что делать, плакать или радоваться, что попали сюда.
    Натан, молодой совсем, военный гигаса, исчез и вернулся спустя минуту уже с магнит-браслетами. Ника приковали к одному из столбов- опор штаба.
    Стефани облегчённо вздохнула и, усевшись удобнее на один из стадрсетов возле навигационной системы, произнесла.
    – Рассказывайте всё.
    Нику тоже стало легче на душе, что его не пристрелили на месте.
    Он как мог красноречивее рассказал о себе и последних событиях, но по взгляду Стефани невозможно было понять, верит его рассказу она или ждёт момента, когда удобнее прикончить. Наконец она перебила его.
    – Ну, хорошо. Предположим всё это правда. Но ведь нет никаких вещественных доказательств. Люди способные спасти вас, мертвы или существовали лишь в вашем рассказе.
    – Нет, вы должны верить мне. Всё же мой отец был прав, когда разделил секретную информацию на части. Моё спасение лежит там наверху, на посадочном поле. Там чип с данными спецотдела. Найдите его, и всё встанет на свои места.
    Стефани быстро встала.
    – Я надеюсь это не уловка. Эти браслеты надёжны. Мне очень хотелось бы верить вам Никитос Стелли, но вы террорист. Один из тех, кто погубил мир. Я историк по образованию и вот что я вам скажу. Во все времена человечество воевало. Оно вело борьбу почти всегда с себе подобными. Не во имя жизни, а для победы над такими же. Люди убивали себе подобных. Кто-то защищал личные интересы, а кто-то боролся за землю, за свою семью, за государство. Но всегда находились причины, для того чтобы убить. Всё известное время люди воевали, как приверженцы разных религий, люди разных цветов кожи, так и одинаковые почти во всём, сами иной раз, не понимая за, что убивают друг друга и заставляют страдать других. Убивали и убивают друг друга соседи и бывшие друзья. Психология борьбы заложена в каждом из нас с молоком матери, просто у кого-то меньше, у кого-то больше, но всегда, абсолютно всегда она проявляется. Называется эта психология- агрессия. Под натиском агрессии других более мощных в нужный момент истории народов исчезли многие другие цивилизации. Возникают вопросы. Если бы не было войн хорошо или плохо это. Ответы самые разные, пусть и циничны некоторые… все они истинны. Если бы не было войны, то нас было бы сейчас во много раз больше, чем может прокормить планета. И в тот же момент задаёмся вопросом. А сколько умных человек погибло и даже не родилось из-за войн!? Сколько нового открыли бы эти люди или те, что ушли на войну вместо того, чтобы рожать и растить детей. Сколько энергии ушло не в мирное русло, не в созидательный труд. Войны шли волнами, как в океане. То накатывались словно цунами, то устанавливался штиль. Бывало, после большой войны устанавливался надолго порядок и мир, наступало некоторое спокойствие. Это опять же происходило лишь потому, что противники выдохлись. Было так, что война служила ускорителем, катализатором в развитии многих наук и жизни людей в целом. А вот все минусы забывались. На плохое у людей память короткая, только дай нам богатство и благополучие, затумань наши взоры роскошью и благами. Время весьма странная вещь. Конфликты всё возрастают по силе, увеличивается число жертв, как прямых, так и косвенных. С каждым новым витком междоусобицы, в противостояние втягивается всё большее количество народов, наций. Причины для конфликтов становятся всё более абсурдными. Однажды может случиться так, что война затронет всех сразу. Это уже произошло. Столкнулись слишком «острые предметы» споров и противоборствующие стороны не совладали с искушением применить последний аргумент. Преодолена та невидимая грань, которая постоянно удерживает заклятых врагов от тотального уничтожения. И вот то, что сделали вы уму непостижимо. В то время как сама природа встала против нас, вы движение разрушили остатки цивилизации. Отобрали последний шанс у человечества.
    При этих словах Стефани обернулась к детям и добродушно произнесла.
    – Дети, с вами ничего не случится. Мы позаботимся о вас. Натан и я сейчас уйдём ненадолго, а если этот человек попытается освободиться, то нажмите эту синюю кнопку. Мы быстро вернёмся.
    Спецназовец и женщина ушли, а дети молча смотрели на Никиту и изредка перешёптывались.
    – Послушай Ник, извини, но я не думал, что так получится,- провинившимся голосом пробурчал Джейси.
    – Ничего, я не виню тебя. Ты всего лишь ребёнок. Ты испугался, но сейчас нужно торопиться. Я не знаю, где мои бывшие руководители и что ещё они натворят. Отец сказал, что их можно ещё остановить. Это необходимо сделать.
    – Но как Ник? Военные ведь тоже мертвы,- сказал девятилетний, не по годам смышлёный мальчуган.
    – Пока не знаю, но раз отец говорил так, значит, есть возможность. Нужно лететь, как можно быстрее.
    – Куда?
    – В Токио. Отец сказал, что отгадка в нашей старой квартире.
    – Туда ты и хотел взять нас, да?- спросила Сирена.
    – Да, надеюсь, Стефани во всём разберётся. Она производит впечатление умной женщины. Последние слова так вообще меня поразили.
    – Эта старуха, она злая! Ник, хочешь попить?- Сирена открыла пакет с водой и, подбежав к главному, поднесла трубку к его рту. Боец попил и выстраданной, вымученной улыбкой поблагодарил девочку.
    – Ник, а если мы сбежим?- предложил мальчик.
    – Не надо, Джейси. Во-первых, не получится снять магнит-браслеты, да к тому же Стефани может помочь нам. Она здесь всё знает. А при данных обстоятельствах союзники и соратники вообще единственная надежда на успех задуманного.
    Они разговаривали до самого прихода местных ополченцев.
    В помещение глухо, стуча ботинками вошли Стефани и Натан, облачённые в защитные костюмы белого цвета.
    – Мы нашли то, о чём вы говорили, но нам нужен код доступа,- управляющая выглядела немного рассерженной.
    – Код достаточно прост, извините, что забыл о нём сказать. Это моя фамилия. Стелли. Точнее племянник Стелли.
    Стефани прогромыхала до ближайшего терминала и вставила чип в приёмное отделение. Введя код, она включила сенсоры и начала прослушивать послание.
    Воцарилось молчание, даже солдаты на диванах перестали стонать. Все слушали последние наставления отца Ника.
    Оно закончилось, и Стефани повернулась к пленнику.
    – Вполне возможно, что всё это правда. Натан освободите его. Но всё же учтите, что мы начеку и незамедлительно применим оружие, если вы попытаетесь навредить нам.
    – Я и не собирался противостоять, наоборот, мне нужна ваша помощь.
    – Какая ещё помощь?- в голосе послышались нотки любопытства.
    – Для начала мне нужно достать приличные запасы синта и воды. Затем оружие, если можно. Тогда я смогу улететь и оставлю вас в покое,- он осёкся,- нет, вы полетите со мной, думаю вам тут делать нечего, а мне нужна помощь.
    – У вас помешательство?! Как, впрочем, и у всех нас. Этот порт заперт, шлюзы обесточены, и вам не на чем лететь.
    – Есть. На поверхности находится эдж и ещё три соцера, на одном из которых я и прилетел сюда. Эдж находится в термитнике.
    – Так это вы взорвали несколько уровней?!
    – Да, просто не было другого выхода.
    – Ха, как же легко у вас получается разрушать.
    – Но это действительно было необходимо,- вспылил Стелли.
    – Ладно, ладно. Насчёт остального, синта и воды у нас предостаточно, а вот из оружия только четыре лазерных пистолета, и три батареи к ним. Чётвёртую, мы израсходовали полчаса назад. Впрочем, оружие мы дадим. Позже,- ответила вполне дружелюбно Файнз.
    – Ну, хорошо. Тогда ещё несколько просьб. Нужно найти свежие продукты. Они должны быть где-то на складе, как сказал мне один смотритель пофермы. Фрукты и овощи нужны детям, они в отличие от нас с вами почти не ели синтетики. И ещё им нужны защитные костюмы.
    – Да вы правы. Я даже знаю, где находятся костюмы и еда. Поэтому я и старшая в порту. Я обязана всё знать.
    – Как старшая и как историк расскажите мне ваше видение на нейро. Я уже был в движении, когда начался этот бардак.
    – Не бардак, Стелли. Изначально это было благое начинание. Поголовно в мозг людей имплантировали микрочипы, предназначавшиеся якобы, для того чтобы помогать людям. Особенно при всплесках. На самом деле правительство добилось своей извечной мечты. Контроль над народом, за жизнями миллионов. Появилась возможность следить за любым индивидуумом, где бы он не находился. Попросту ограничивались его права и свободы. Компьютеры и вправду помогали, в них были вживлены датчики, фиксирующие малейшие изменения показателей здоровья, также нанодиагносты которые в случае болезни посылали сигнал в ближайший пункт терапии. Нейрочипы были мини-банками со всеми картами городов мира. Они служили учителями, предоставляя любую нужную информацию. Люди практически сравнялись по уровню знаний, с предельно высоким показателем. Перешли на международные языки. Нейро действовало как гипноз. Население вело здоровый образ жизни, исчезли болезни, с которыми должен всегда бороться сам человек, а не медицина. Нейро стали сторожем вредных привычек, цензорами мыслей и поступков. Они так и не принесли счастья человечеству. Начали возникать ситуации, когда матери и отцы отдавали своих детей людям, которых не знали, но им верили. Ими оказались отступники, ваше движение сопротивления нейро. В каждой бочке мёда, есть ложка дёгтя. Как и в каждой бочке дёгтя найдётся ложка мёда. Это истина. Любое благо имеет свою цену. Когда людям что-то не нравится в их жизни, всегда, абсолютно всегда появляются не просто протестующие, но льющие кровь за свои убеждения. Лишь бы цели были благими для масс!? Это и есть основной трактат терроризма. И моральное прикрытие. Появилось официальное подполье, ну и что. Многие из бойцов и лидеров были попросту террористами, добивавшимися хаоса. Но много было и тех, кто ошибся в выборе методов и собратьев по оружию. Они лишь почувствовали, что идёт угроза всему человеческому роду и решили бороться с властями. Как вы, например. Идеология много значит, и при правильном применении служит грозным оружием в руках владельца- оратора. Последнее десятилетие охарактеризовалось скачком активности террористических групп. Вокруг гибли чиновники, учёные. Взрывались научные и правительственные корпуса. Военные базы подвергались бесчисленным и подчас бессмысленным атакам. Я помню, когда люди переселялись в гигаполисы, тогда же шла тотальная перепись и глобальная регистрация. До начала эры нейро оставалось восемь лет, поэтому в гигасы удалось попасть и некоторым террористам. И всё же это были единицы, удачно прошедшие контроль-проверку и вынужденные теперь прятаться где попало. На складах, во флеропортах, в вентиляции и прочих труднодоступных местах гигасов. Подавляющая же часть движения остались снаружи гигаполисов, под диким излучением смертоносного солнца. Оставались старые города. Климат изменился в апокалипсических масштабах. Многие здания старого типа не выдержали проявлений природных явлений и рухнули. Старые города представляли собой жалкое зрелище. В Нью-Йорке власти пытались жить без переселения. Целые кварталы высоток одевались в защитные коконы-мономеры. Под землёй были проложены авто и пешеходные трассы. На поверхности никто не появлялся. После того, как рухнули пять небоскрёбов, и погибло более тридцати тысяч жильцов, правительство, наконец, одобрило план строительства нового Нью-Йорка.
    По всему миру оказались брошенными тысячи городов и деревень. Всё это стало гигантской базой движения. Среди разрухи и уцелевших зданий стали возникать ваши поселения. В то же самое время началась необъявленная война правительства и террористов. В первый же год было убито более трехсот тысяч человек в таких поселениях. Люди движения ушли под землю. Ваши бойцы ожесточились. За следующие четыре года были взорваны тысячи жилых секторов-модулей в двадцати гигаполисах мира. Погибло свыше миллиона жителей. Вам уже не нужны были облучение и речи руководителей, вы и сами озверели. Через три месяца после нападения движения на американский мыс Канаверал, человечество узнало об уничтожении людей в покинутых городах. Хакеры постарались на славу. Сколько власти не кричали об убийстве террористами тысяч людей в центрах, население всё равно перешло на сторону движения. Оно ведь как, ограничение ограничением, но свобода воли и выбора политических и религиозных взглядов контролировалась ещё более влиятельным органом. Это был центр ООН на острове Пасхи. И у этого центра последние двадцать лет достаточно было ресурсов, чтобы отстоять те или иные свои указания. С тех пор как ОСА дискредитировала себя окончательно, Россия и ещё ряд стран занялись преобразованием ООН. Не все успели исправить. Старая организация объединенных наций успела одобрить идею компьютерного контроля. Около семи миллионов людей бежали в лагеря повстанцев. Власти пресекли бегства, но люди невероятным образом научились отдавать движению младенцев. Из тех семи миллионов в первую неделю от солнечного излучения погибло около четырёх миллионов. Кто не нашёл лагерь, а кто погиб прямо перед воротами. Любому ясно, что повстанцы не стали встречать всех с распростёртыми объятьями. Пока ваши соратники организовывали фильтр и проверяли новеньких, солнце успело произвести свою страшную жатву. Это трагедия миллионов. Самих повстанцев было около семисот тысяч. Три миллиона новичков, пусть и не адаптированных к гипоизлучению, было хорошим подспорьем. Эти семьсот тысяч закоренелых террористов имели кожу пепельного цвета и абсолютно прозрачные глаза, примерно как у вас Стелли. Лишь единицы сохранили привычный светло-коричневый загар. Их феномен не удалось все ещё разгадать.
    – Все Файнз, прекратите. Голова вспухла от переизбытка информации. Кстати, часть этого я и от отца слышал. Давайте лучше о насущном. Как вы выбрались на посадочную полосу?
    – Через один из люков вентиляции. Здесь их много, но они все далеко. Только один рядом. Именно на него был израсходован заряд излучателя.
    – Тогда получается, что нам необходимо только подогнать эдж к люку. Все вещи загрузим через него. Ничего в обход таскать не придётся,- Ник встал с дивана,- я ухожу,- нерешительно сказал он.
    – Вы идёте за машиной? С вами пойдёт Натан,- Стефани встала и, достав из нагрудного кармана лазер, протянула «тигровцу».
    Затем подошла к отступнику и прошептала на ухо.
    – Я вам действительно доверяю. Иначе бы не послала с вами этого мальчишку. С излучателем он будет чувствовать себя увереннее. У него совсем нервы расшатались в последнее время, а вы думаю, постоите за себя и за него без оружия. Берегите его, я вас заклинаю. Я останусь с детьми, за них можете не волноваться.
    – Там же сплошь мёртвые. Он не выдержит этого вида со своими нервами.
    – Он видел всё. Идите Стелли. И возвращайтесь поскорее. Там сейчас ночь, я жду вас на рассвете,- проговорила вполголоса Файнз.
    Стелли повернулся к солдату
    – Возьмите фильтр, Натан. Там куда мы направляемся не совсем свежий воздух.
    Главный направился к гравилифту, слушая удаляющийся голос Файнз уговаривающей детей идти с ней за фруктами. Натан не особо торопился, и Стелли пришлось его ждать возле гравилифта. Наконец солдат появился, и они вошли в гравилифт.
    Когда они начали подниматься, солдат заговорил.
    – Стелли, а что будет дальше? Даже если вы попадёте в Токио?
    – Не знаю, Натан, но там должно что-то важное ждать меня. Забудем пока об этом. Кстати как ваша фамилия?
    – Беррей, Натан Беррей, я из службы безопасности. Стефани наш управляющий. Она привыкла ко всем своим подчинённым обращаться по имени. Неформально.
    – Расскажите о ней,- попросил отступник.
    – О Стефани?! А что именно. Она управляющий портом Н.Сидней, корпус 3. Очень умная и уважаемая. Ей лет шестьдесят уже. А на вид сорок. Это благодаря Стефани, там, в порту, лежат ещё живые люди.
    – Что с ними?- спросил Стелли, предугадывая возможный ответ.
    – Не знаю. Возможно мутация вследствие действия оружия террористов. Спросите лучше у Файнз,- Натан замолчал и не проронил ни слова до самого производственного уровня номер 3.
    – Где-то здесь находится мой стратолет,- шепотом произнёс Ник, приближаясь к отсеку с выжженными дверями. Он напряжённо к чему-то прислушивался. Не прекращая вслушиваться, он махнул рукой солдату и произнёс,- Идём, Натан. Мы уже пришли.

Глава 9

    За последний месяц произошли три новые мощные вспышки.
    Количество катаклизмов уже не поддается подсчету. Мы начинаем
    понимать, что все современное ужасно и губительно. Бесконечные
    поля и удобрения. Бесконечные свалки. Бесконечные фабрики и
    заводы. Бесконечные шахты и скважины. Мы уничтожили свой
    мир. По недавно уточненным данным с начала года погибло около
    двухсот пятидесяти миллионов человек. Закончилась разработка
    синтетической пищи, сейчас идет обкатка технологии, и ее
    массовое внедрение. В этом году началось всеобщее строительство
    УФ гигаполисов. Мы решили, что сможем спрятаться
    от разбушевавшегося солнца, природы. Самое ужасное, что
    произошло в этом году, то, что мы утратили способность к
    размножению. Скорее всего, это из-за вспышек, но некоторые
    особо одаренные «охотники на ведьм» успели усмотреть в этом
    вину синтетической пищи. Рушится старая цивилизация, дороги,
    города. Утеряна половина спутников. Земля очищается от черни и
    грязи, в которой погрязла благодаря нам. Нет возврата к
    потребительству. Слава богу, сказал бы я, перенаселение нам не
    грозит. Зато грозит вымирание. Из крайности в крайность.
    Личный вариоком Джона Стелли. 15 августа 2026 г.

***

    Снаружи и вправду была ночь. Через поляризованное стекло оконных панелей цеха слабо пробивался лунный свет. В помещении было темно, эту темноту рассеивал свет лишь нескольких светлячков.
    Не успели мужчины сделать и трех шагов, как из темноты, с грязными ругательствами и воплями справа и спереди выпрыгнули несколько человек. У троих Никита успел заметить лазерные лезвия.
    – Стреляйте,- только и успел крикнуть Стелли солдату порта, отпрыгивая в сторону от удара лезвием. Резко развернувшись, он кинулся к противнику, подпрыгнул и в воздухе ударил его коленом в подбородок. Изловчившись, Ник упёрся руками в противника и переметнулся ему за спину, схватив при этом под лопатки. Затем резко завёл руки за шею. Хрустнули позвонки, и враг мгновенно обмяк. В этот же кто-то жестоко ударил Стелли по голове, потом по ногам. Едва не упав, он увернулся и выхватил у убитого лазер-лезвие. Ник с размаху рассёк воздух вокруг себя, лишь слегка зацепив отпрыгнувшего.
    Решив, что так нечестно, главный отключил лезвие и вложил в один из нагрудных карманов. Противник начал приближаться. Оба разбежались. Никита выставил в прыжке ногу, целясь пяткой в солнечное сплетение. Противник действовал аналогично. В доли секунды Ник развернул туловище, отвёл удар от себя и провёл свой удар. Не успев сгруппироваться, он упал вместе со своим противником на металлический пол цеха. Тяжело дыша и хрипя, отступник тут же вскочил и осмотрелся. Его второй противник не шевелился, метрах в четырёх стоял ещё один, явно не решаясь нападать. Ник поискал глазами Натана.
    В самом начале нападения «Тигровец» замешкался, но успел выстрелить в одного из нападавших, прежде чем чей-то нож не рассёк ему руку. Беррею удалось выбить лезвие из руки врага, и теперь они катались по полу, пытаясь дотянуться до ножа. То и дело они натыкались на застреленного ранее мародера.
    Никита, не обращая внимания на растерянного врага, побежал к борющимся, заметив боковым зрением, что и его враг зашевелился. Догонявший прыгнул и главный тоже. Кубарем Стелли прокатился по полу, ловко схватил излучатель и выстрелил во вскочившего вслед за ним врага.
    Рядом шла нешуточная борьба. На мгновенье противники расцепились. Натан остался лежать и стонал, а его противник повернулся к Нику и прыгнул.
    Забыв про излучатель, главный завёл руки за плечи, и словно пытаясь встать со спины на ноги, выстрелил ими в мародера. Разворачивая тело в воздухе, и переставляя руки, отступник ногами угодил противнику прямо в грудную клетку. Врага отбросило в стену. Он встал не сразу, держась за повреждённые рёбра и сплевывая кровь на пол, исподлобья посмотрел на Стелли.
    Ник подобрал излучатель и молча показал противнику на брешь в стене. Тот не преминул воспользоваться возможностью уйти.
    Отступник собрал у убитых лазерные ножи и помог Натану встать. С лазером наперевес он подбежал к эджу. В его кабине не обращая внимания на схватку, или настолько уверенные в победе приятелей, сидели трое. Они разбирали узел системы управления, видимо пытались активировать питание эджа.
    Ник откинул пилотскую дверь и направив ствол излучателя в ближайшего из них, прокричал:
    – Вон отсюда, ублюдки! И не смейте ничего трогать, сразу застрелю на месте.
    Все трое обезумевших от его крика мародёров опрометью выскочили через другую дверь. Уже у дверей отсека один из них обернулся и угрожающе крикнул.
    – Мы вас всё равно поймаем, мутанты!
    Ник фыркнул и вернулся к «Тигровцу».
    – Теперь я хоть понимаю, зачем была нужна эта бойня,- воскликнул он.
    Главный аккуратно усадил Беррея в кресло второго пилота и сел сам. Натан молчал, лишь озирался по сторонам.
    Стелли видел его костюм, весь испачканный кровью и понимал, что долго солдат не выдержит. Он попытался его отвлечь.
    – Они не смогли ничего сделать, потому что я закодировал бортовой квантом и заблокировал систему управления. Натан, ты не скажешь, у вас в порту есть фармауниверсалы?
    – Хирургические диски?! Да, должны иметься. Спросите лучше у Стефани Файнз.
    – Натан, сейчас мы взлетим. Оставаться нельзя. Они могут вернуться, да и ты совсем на человека не похож. Надеюсь, в этой темноте обойдётся без аварий.
    Никита поднял эдж, развернул носом к окнам и стал поднимать машину вверх, среди разрушенных ярусов термитника. Через какое-то время он увидел звёзды и диск луны не закрытые от взгляда УФ-бронестеклом. В стене зияло знакомое главному огромное отверстие. Включив ускорение, Стелли вывел эдж в ночное небо. Уже у самой кромки машину тряхнуло. Со снопом искр и страшным скрежетом эдж покинул утробу термитника. Машина задела один из несущих тросов. Быстро собравшись, главный выровнял патрульный эдж и сделав пару витков вокруг посадочных полей начал снижение.
    До рассвета оставалось ещё часа два, а «Тигровцу» становилось всё хуже. Натан все же потерял сознание.
    Ник всё думал, пока не решился. Достав излучатель, он поставил его на минимальную мощность, как учили в лётной школе, вытащил солдата на полосу, туда, где хоть как-то светила луна и приступил к операции. Оборвав рваный рукав костюма Натана, главный осмотрел рану и включил лазер. «Тигровец» вскрикнул и на секунду пришёл в себя. Но только на секунду. Запахло палёной плотью. Стелли прижёг всю рану.
    «Со стороны это выглядит ужасно, но зато теперь кровь не бьет фонтаном»,- сказал про себя Стелли.
    Совершенно без сил, Ник уселся рядом с правым двигателем машины.
    – Как же всё это надоело. Мне опостылели уже все эти трупы, эта бесконечная бойня. Я не выдержу,- прошептал он.
    Пытался прореветься, но слёзы не хотели этого. И с сухими уставшими глазами боец вновь встал и отправился на осмотр эджа. Одна из ЭМР пушек отсутствовала, а на месте его креплений было отверстие размером с голову, с неровными острыми краями. Вторая установка выглядела вполне в рабочем состоянии. Брюхо машины в двух местах оказалось пропоротым насквозь. И ещё с десяток менее серьёзных царапин украшали обшивку патруля.
    Рассвет пришёл резко. Ник едва успел затащить бредившего солдата в кабину от губительного солнца.
    Высоко кружа в утреннем небе на израненной машине, Стелли упорно вглядывался вниз, пока, наконец, не увидел знакомый белый УФ-костюм. С нескрываемой радостью он посадил эдж в одном из дальних углов площадки.
    Стефани была уже возле эджа.
    Никита выбрался из пилотского кресла и на ходу сказал, виновато пряча глаза.
    – Мне нужен фармауниверсал.
    – Что случилось? Где Натан?
    – Он в кабине. На нас напали бывшие жители. Обычные вандалы, хотя они почему-то решили, что мы мутанты. Так у вас есть фармадиск?
    – Да, несите Беррея вниз. Я принесла костюм.
    – Не проще ли будет принести сюда диск?! Потом ведь всё равно улетим,- запротестовал Никита.
    – Мы не летим, Стелли. Мы остаёмся,- предрешённым голосом сказала Файнз.
    – Как же это, здесь вы умрёте! Стефани, почему?
    – Нет, мы остаёмся,- процедила Файнз сквозь зубы.
    – Я не понимаю?!- главный уставился на управляющую.
    – Никитос Стелли, мы мутанты! Вы видели наши ноги и спины? О чём же вы тогда спорите. Несите Натана в порт.
    С тяжёлым сердцем спускался вниз по винтовой лестнице отступник, неся на плече раненого солдата. В холле к нему подбежали дети.
    – Ты вернулся, террорист,- радостно воскликнул Джейси.
    Сирена ещё больше брата обрадовавшаяся приходу Никиты, повисла на его свободной руке. Стефани цыкнула на детей, и они сразу присмирели.
    Джейси насупился и спросил, уставившись на Натана.
    – Ник он что, умер?
    – Нет, он жив, и думаю, мы его спасем. Куда его положить Стефани? На диван?- спросил главный
    – Да, туда. Я принесу фармауниверсал,- управляющая убежала.
    Положив Натана среди других тигровцев, главный обессиленно привалился рядом. И мгновенно уснул.

***

    «С радостным криком бежал Никита по зеленой жесткой траве. Все кругом заросло этой травой. Навстречу ему бежала черноволосая прекрасная девушка. Им было ещё далеко друг до друга, но и совсем близко, совсем рядом. Какие-то крылатые, маленькие существа бесчисленной стаей поднялись в воздух. Небо сияло своей чистотой и голубизной. Не было видно ни единого облачка. Тело омывали теплые добрые лучи солнца. Они не обжигают, не ослепляют радужную оболочку. Наоборот ласково гуляют по коже. Эта девушка все бежит, широко улыбаясь, и тянется руками к нему, к Нику. Он тоже бежит, раскинув объятия. Да они любят друг друга. Несомненно, любят. Они почти встретились».
    Что-то вкусно пахнущее пролетело перед носом Никиты, приземлилось ему на руку и скатилось на диван, а затем на пол. Он резко открыл глаза.
    Ох, он все там же. В порту. Это был сон.
    Рядом сидел Натан с почти зажившей рукой, лишь красный длинный шрам указывал на ранение. Он что-то смешное рассказывал громко смеющимся детям. Все что-то жевали.
    Увидев, как Ник открыл глаза, к нему тут же подскочила Сирена.
    – Ник, ты уже проснулся. А мы нашли фрукты. Вот это, яблоко. Хочешь?- она протянула ему зеленый круглый шарик.
    – Спасибо, Сирена. Я, кажется, видел такое у Гектора, моего знакомого на поферме,- он болезненно напрягся, пытаясь заглушить воспоминания.
    Сел и откусил яблоко. Кисло-сладкая жидкость попала в горло, освежая внутренности. Казалось бы, этим можно наслаждаться бесконечно. Никита очнулся от наслаждения и увидел Стефани. Дети крутились около управляющей, которая лазером подгоняла два УФ-костюма под фигуры детей.
    Главный встал и, потянувшись, зевнул. Стефани обратилась к нему.
    – Стелли, что теперь? Вроде все готово,- понимающе кивнула ему.
    – Вы нашли, то, что искали! Я так понял? – ответил он ей, показывая на плодоножку только что съеденного яблока.
    – Да, больше тридцати ящиков. Я не знаю, как мы их вытащим,- сказала задумчиво управляющая.
    – Мы можем подключить энергоустановку одной из машин на поверхности или в шлюзах к крышкам шлюзов,- кашляя, проговорил Стелли.
    – Да, это неплохая идея.
    – Откроем шлюз и дело сделано. Кстати, в эдж влезет только шесть-семь ящиков. Мне нужно самое питательное и не скоропортящееся,- заявил главный.
    – Хорошо. Дети, надевайте костюмы! Натан, присмотрите за ними. Стелли, пойдемте на склад. Думаю, нужно взять орехов, они очень питательны, там есть миндаль и фисташки, и ещё немного фундука. В ящиках с арахисом и грецкими орехами консервант испортился. Еще нужно взять овощей. Ящик моркови и цветной капусты не будет лишним. Ещё по ящику яблок и апельсинов. Я достала ещё две коробки с шоколадом, только не тратьте его быстро. Да есть ящик с сухими водорослями, вы должны его взять. Если дети не захотят, то вам лучше. Водоросли калорийны и вы будете быстро восстанавливать силы, а на вкус они лучше синта.
    Спустя час все кроме отступника стояли в защитных костюмах. Открывался шлюз одной из приемочных шахт порта. Снаружи вступил в свои права полдень, и солнце яростно ворвалось в темный портовый посадочный зал. Никита убежал за машиной, а остальные завороженно смотрели вверх, пока шлюзовое окно, через которое так ярко светился день, не закрыла тень эджа.
    Закрылся люк, снова наступила ночь. Кругом царила тьма, частично рассеиваемая фаонами, запитанными от запасного энергоблока порта. Ее энергии, по словам Стефани должно было хватить лет на двенадцать. Также и в других гигасах в секторах каждого полиса.
    Подошел Никита.
    – Стефани, а здесь нет других патрулей?
    – Нет, только соцеры и пара кутласов. Эджи только в других отделениях порта, но туда можно попасть только, как вы попали в этот или через теметро.
    – Разрушать я больше ничего не собираюсь. Тем более в термитниках небезопасно, а теметро я и видеть не могу. Лучше мы полетим на этом,- уверенно сказал главный.
    Немного погодя загрузили ящики с продуктами. Ник долго регулировал кресло второго пилота, так чтобы комфортно уместились Джейси и Сирена. Натан принес пилотский мешок до отказа набитый пакетами с синтом и водой и протянул его Стелли.
    – Спасибо за все, Ник. Прощайте,- удрученно произнес он.
    – До свидания Стелли,- грустно сказала Стефани.
    – Вы все-таки остаетесь?! Я думаю ненадолго. Рано или поздно я вернусь за вами. До свидания Натан, вы отличный товарищ!- отступник пожал здоровую руку Беррея.
    – До свидания, Стефани Файнз, вы прекрасный человек,- улыбаясь, произнес Стелли, следя за реакцией женщины.
    Стефани оглянулась на своего солдата, догадываясь, откуда отступник узнал ее фамилию.
    – Когда вы улетите Никитос Стелли, я устрою хорошую взбучку некоторым личностям.
    Все трое весело засмеялись, забыв на долю секунды о проблемах.
    – Да, вот ещё что,- сказал Ник, усаживаясь в кресло пилота,- разрядите батареи во всех доступных стратолетах и найдите безопасное место, раз уж остаетесь. Сюда могут нагрянуть в лучшем случае мародеры из термитника, в худшем фанатики. Крупная база движения находится в старом Сиднее, совсем близко.
    – Спасибо за совет.
    Вновь открылся люк на поверхность. Эдж взлетал, уходя из порта гигаса 34-152 вертикально вверх, к небу.
    Дети были серьезны, как никогда, а Ник с грустью думал об оставшихся внизу новых друзьях.
    Включив крейсерскую скорость, Стелли подкорректировал траекторию по бортовому координатору. Эдж летел к Токио. Символу бесконечности. Символу, который не смог спасти человечество. Не уберег его от истребления. Символ не потерял своего смысла, лишь слегка затуманился из-за жестокости самих людей. И к этому символу сейчас направлялись три человека, двое из которых ещё мало чего понимали в жизни, а третий устал настолько, что думал только о том, как бы не разбиться вместе с эджем.

***

    В пятой зоне было очень шумно и весело. Нет не во всей, тишина была в теплицах и около цистерны с водой, весь шум шел со стороны столовой. Там собралось около двухсот человек, одновременно принимающих пищу. Бойцы движения веселили друг друга как умели. В стороне от всех стояли столики для управляющего персонала и пилотов. Они пустовали. Только за одним из них в самом углу сидели двое мужчин и о чем-то нервно шептались. Один пытался усмирить своего товарища, а другой, с бородой и усами, что-то пытался доказать товарищу.
    – Салтер, вы не понимаете. Нельзя об этом говорить так громко.
    – Мне наплевать, как хочу, так и говорю,- почти перейдя на крик, говорил генетик.
    – Поймите, если все будет тихо, то и пройдет гладко,- объяснял Палмер.
    – Но он же чудовище! Нужно отстранить его о власти немедленно. Так просто взять и убить миллионы людей. А-а, не могу больше, Пол,- воскликнул генетик.
    Салтер вскочил, даже не притронувшись к синту, и быстро пошел к выходу из столовой. Палмер кинулся догонять ученого.
    – Главное не кричите. Не привлекайте внимания,- уговаривал космоинженер на ходу.
    – Да, поймите же. Об этом нельзя молчать,- воскликнул руководитель лаборатории.
    В столовой стало тише. Почти две сотни людей разом оглянулись на двух авторитетных, на базе людей, громко разговаривающих во время обеда.
    У космоинженера на лбу выступил пот. Он обратился к обедающим бойцам:
    – Все нормально, продолжайте. У нашего ученого возникла какая-то идея,- выдавил он из себя и развернулся к генетику,- Салтер, вы идиот?! Вы же погубите нас. Идемте к вам в лабораторию, там и поговорим,- выпалил Палмер.
    – Там сейчас работают тридцать человек,- прошипел ученый, держась одной рукой за лоб, а другой за сердце.
    – Тогда. Тогда в тренажерный зал,- предложил он без малейшего раздумья новый вариант.
    – Да, идем туда,- Салтер ускорил и без того быстрый шаг.
    В спортзале и вправду никого не оказалось, и они спокойно уселись на соседние тренажеры.
    – Джеймс, мы не сможем отстранить второго. У него слишком большое влияние,- пыхтя и дергаясь от нервного напряжения, воскликнул Палмер.
    – Но что же тогда делать? Ведь он добьет всех оставшихся в живых.
    Палмер покачал головой на слова генетика.
    – Нет, этого он делать не будет. Он не безумец. Только помешанный на собственной, безграничной власти человек. А власть бывает только над кем-то. А мы можем только убить его.
    Салтер вздрогнул.
    – А что дальше? Вы же сами говорили, что у него влияние. С нами тут же расправятся,- прошептал генетик.
    – Нет, в заговоре участвуют другие. И весьма значительные фигуры.
    – Кто? Олару, это пилот или руководитель энергоблоком, а может Яполь?
    – Да, Яполь. Он с нами, а с ним все бойцы. Кто-то из взводных уже в курсе. Я не знаю кто именно. Они знают и про нас.
    – Но Густаво же полетел на «Владыке»?! Он тоже будет запятнан кровью невинных людей,- Салтер закатил глаза.
    – Нет, мы все предусмотрели. На станции отправятся антигены с информацией о ситуации. Густаво позаботится об этом.
    Палмер сглотнул.
    – Слава богу, а как вам удалось достать антигены?- глаза Салтера сузились.
    – Вы не помните, как я расспрашивал вас о них? Потом мы просто проникли в лаборатории и стащили несколько культурных форм.
    – Да, ловко вы меня надули, а что мы будем делать после?
    – Попробуем выяснить все обстоятельства. Спасем, кого сможем. Правительства, например и наладим сотрудничество,- Палмер провел рукой по тренажеру.
    – Но опять же будет нейроконтроль!- взбаламутился опять генетик.
    – Нет, уж увольте. Присмотреть за этим наша задача, она нам по силам. Осталось только дождаться «Владыку».
    – Мне нужно идти в лаборатории, вы очень меня обрадовали Пол, но все эти люди. Как смели руководители решать судьбу планеты. Это немыслимо. Не укладывается в голове.
    – Я подозреваю Джеймс, что другие мало чего совершили. Здесь лежит все та же рука второго, и смерть восьмерых руководителей ещё одно тому доказательство,- сказал космоинженер.
    – Да, это так. Скорее всего, так. Удачи вам инженер,- печально произнес генетик.
    – Удачи, Салтер.
    Они тихо вышли из спортзала и разошлись в разные стороны решать свои проблемы.

***

    Побережье Атлантики. На борту стратобастиона «Владыка».
    – Вот и первая наша цель,- проговорил Густаво Яполь.
    – Да, она. Станция рядом,- ухмыльнувшись, ответил Саез Олару.
    – Саез, я иду проверять готовность шлюпки. Вы руководите отсюда. После проверки я уйду в свою каюту и до Марианской впадины не выйду.
    – Хорошо, Густаво. Мы справимся,- Саез отрапортовал жестом поднятой руки.
    Густаво быстро вышел из рубки «Владыки» и ринулся к шлюзу, где стояла шлюпка с варгенами. Руки его тряслись, и ладони сильно вспотели. Он подбежал к люку и, открыв его, сунул внутрь рядом с контейнером варгенов, капсулу с антигенами и запиской.
    – Сэр, извините сэр, что вы делаете?- обратился к Густаво человек, стоявший где-то позади, совсем близко.
    Спецназовца бросило в жар от брошенной сзади кем-то фразы. Он собрался с силами, задвинул люк шлюпки и обернулся.
    – Я провожу проверку. Густаво Яполь, командир корабля. Кто вы такой, что смеете задавать мне вопросы. Нарушаем субординацию?
    – Извините сэр. Я просто механик. Ещё раз извиняюсь командир, я здесь работаю,- хитро смотря на Густаво, произнес невысокий мужчина лет сорока.
    – Я тебя раньше не видел. Я всех на базе знаю в лицо и уж тем более экипаж своего корабля.
    – Я с «Коршуна». Прилетел с руководителями из Сиднея.
    – Возможно. Ладно, мне нужно идти. Вы остаетесь здесь?- спецназовец показал рукой на трюм.
    – Да, у меня же тут рабочее место.
    Яполь постарался быстрее удалиться, в то время как механик провожал его долгим взглядом, хитро сощурив глаза.
    Совершенно взмокший, но довольный командир добрался до своей каюты и плюхнулся в кресло.

***

    – Запускайте шлюпку! Скорей же,- кричал Олару,- Что вы медлите, так можно и прозевать благоприятные минуты.
    – Шлюпка ушла, старший пилот,- доложил один из помощников.
    Олару сложил руки на груди.
    – Прекрасно, когда она достигнет предела связи?
    – Минуты через полторы.
    – Хорошо, отведите корабль. Не дай бог, нас засекут.
    Саез сложил руки крестом и иронично усмехнулся. К нему подошел один из пилотов-дублеров.
    – Старший пилот, тут один из механиков грузового отсека. Говорит, ему нужно срочно с вами поговорить.
    – Сейчас некогда,- Олару махнул рукой в сторону двери.
    – Он говорит, это чрезвычайно важно. Вам будет любопытно узнать.
    Сайз выпучил глаза и снова усмехнулся.
    – Ладно, скажите, пусть ждет в моей каюте. Сейчас я подойду.
    Пилот ещё немного понаблюдал за маневрами корабля и пошел в свою каюту.
    – Что вам нужно? – открыв дверь, прямо с порога воскликнул Саез.
    – Мне нужно сказать вам весьма серьезные вещи,- начал, было, механик, но его прервали.
    – Мне? Но почему, ведь я не командир корабля, а всего-навсего пилот,- Олару был действительно искренне удивлен.
    – Да, но именно о командире пойдет речь. А к вам мне посоветовал обратиться руководитель в случае неприятностей.
    Глаза Олару расширились.
    – Второй?! О, черт! Густаво, что с ним? Кто вы такой?
    – Я шпион на корабле. Служба внутренней безопасности, подчинение напрямую руководителю. Он давно заподозрил, что на африканской базе не все пойдет гладко, так и получилось. Густаво предатель.
    – Что?- Саез почувствовал, к чему этот разговор ведется.
    – Да, пилот. Руководитель опасался этого, и он приказал в случае опасности идти к вам. Он считает, что вы преданы ему.
    – Ну, в общем да. Как же вы докажете, что Яполь предатель?
    Механик вытащил капсулу и положил на столик перед пилотом
    – Что это? – пилот взял в руки небольшой вытянутый цилиндрик.
    – Это антигены и предупреждение о пассажирах нашей шлюпки. Яполь заодно с правительством. Он симпатизирует нейроконтролю. Он положил это в шлюпку, а я выследил его и вытащил эти вещи. Думаю, он намерен проделать тот же трюк и с остальными шлюпками.
    – Нужно его арестовать и выкинуть в пространство,- завопил разгневанный Олару.
    – Не спешите пилот, мы возьмем его позже. Я бы хотел знать его сообщников,- сказал уверенно механик старшему пилоту.
    – Вы считаете, он действует не один?
    – Нет, как же он смог бы достать антигены? Да и почему он пишет поселенцам, что помощь близка. Он что настолько всемогущ. Это заговор, Саез. И генетики тоже в нем замешаны. Как там их главного?
    Олару внимательно посмотрел на механика.
    – Салтер. Нет, Салтер не может быть к этому причастным. Он ученый, ему нет дела до политики, его интересует только наука. Скорее всего, это кто-то из ассистентов. Что ж всех вычислим, а Яполь будет казнен.
    – Не спешите пилот. Руководитель тоже захочет на это посмотреть,- сказал механик.
    – Да, конечно. Я пойду в рубку, а вы проследите, чтобы капсул с антигенами не было в шлюпках.
    В рубке «Владыки» чувствовалось напряжение среди пилотов и связистов.
    – Станция Ньюфаундленд 1, говорит спасательная шлюпка космического пассажирского корабля «Нахимов». Корабль подвергся нападению террористов. В шлюпке три человека. Просим разрешение на посадку. Станция…
    В ответ с научно-производственной станции ОСА неожиданно быстро пришел ответ:
    – Станция-шлюпке. Мы приняли ваш сигнал. Высылаем вакоэджи, они покажут маршрут аварийной площадки для посадки.
    – Спасибо, Ньюфаундленд 1. Ждем,- дежурный пилот выключил связь.
    Послышался довольный возглас.
    – Сработало. И прошло очень гладко,- радостно произнес Саез,- Дежурной группе проложить путь к конкреционному заводу Ньюфаундленд 3. Остальному экипажу разрешается отдыхать. А командир, почему вы не спите?
    В рубку вошел Яполь.
    – Не хочется. Что шлюпка? Уже на месте?
    – Да, через четыре-пять дней и все подводные поселения будут зачищены. Горстка оставшихся нейроконтрольцев не будут представлять опасности движению.
    – Это хорошо,- улыбнувшись, ответил командир, думая о чем-то своем.

***

    – Вулкан, мы на месте. Вулкан, выйдите на связь,- пилот «Лешего» надрываясь
    пытался выйти на связь с базой.
    Наконец эфир наполнился звуками.
    – «Леший», говорит база. Что вы так орете? Вы над Сиднеем?- спросил дежурный связист.
    – Да, мы над точкой. Тут происходит кое-что интересное. Полчаса назад из гигаса к экватору ушел эдж.
    – Так сбейте его. Кто-то видно ещё жив. А это не могут быть бойцы сопротивления?
    – Нет. В Австралии у движения нет эджей. Выслать авлы?
    – Да. Действуйте, смотря по обстоятельствам. Руководитель дает полную свободу действий в плане зачистки гигаполисов. Главное, зачистите Сидней. Как поняли?
    – Понятно база. Выход из связи.
    Пилот корабля щелкнул тумблер и громко крикнул.
    – Два авла к бою. Подготовить звено эджей. Снижаем корабль, ребята! Где командир группы спецназа?
    – Здесь я,- в рубку вошел плотный молодой человек.
    – Готовьте своих бойцов! Мы скоро сядем в Новом Сиднее,- скомандовал пилот.
    – Вот сядем, тогда и подготовлю,- обескураживающе просто ответил боец.
    – М-да, ну ладно,- обескуражено произнес пилот,- Оператор, вы засекли курс этого эджа?- спросил он у младшего дежурного связиста.
    – Не совсем точно, но он явно летит в сторону Японии.
    – Передайте всю информацию на африканскую базу, они должны об этом знать.
    – Есть, старший пилот,- ответил дежурный, поспешно налаживая канал связи с базой.
    Наступило затишье. Заговорила база Вулкан.
    – Вас поняли «Леший». Все отлично,- пришел равнодушный ответ.
    – Вулкан. Мы уходим из зоны связи. Встреча через двадцать четыре часа.
    – Вас поняли «Леший». Конец связи.
    Стратобастион гудя и выпуская волны пламени, шел на посадку в гигасе. Мертвый город молча встречал убийц. Пустые глазницы окон термитников внимательно вглядывались в черты лиц этих людей, стараясь запомнить их как можно лучше, чтобы когда-нибудь отомстить.
    Какая-то женщина, словно крот выглядывала из-под земли, вернее из люка в посадочном поле гигаса. Она молча смотрела на приземлившийся вдалеке корабль. Видела, как из шлюзов корабля стартовали несколько кутласов и эджей. Увидела и то, как одна за другой машины садились в разных точках, у разных термитников. Узнав людей, вышедших из машин она ахнула и торопливо, невероятно быстро захлопнула люк. Мертвый город окружил захватчиков.

***

    – Старший пилот, орбитал приближается к станции Ньюфаундленд 3,- сообщил Саезу, дежурный пилот.
    – Прекрасно. Что видно?- сам прекрасно наблюдая черную водную гладь, спросил Олару.
    – Воду,- радостно воскликнул кто-то из команды управления.
    Саез засмотрелся на один из приборов и когда обернулся, увидел несколько улыбающихся лиц.
    – Смейтесь, смейтесь. Работа пока ещё не выполнена. Где командир? Впрочем, не надо, я и сам знаю где. Он проверяет готовность шлюпки?!
    – Да,- ответил один из дежурных.
    – Где тот механик, что приходил вчера?
    – Я здесь старший пилот,- мужчина вышел из тени дверного проема.
    – Идем, пора уже пресечь попытки саботажа. Охрана за мной.
    Нарочно громко топая ботинками по коридору, Олару и трое его спутников прошли в шлюзовой отсек.
    В одной из камер отсека стояла шлюпка с генами-убийцами, и в ней копался спецназовец, командир стратобастиона.
    Саез громко прокашлялся, привлекая внимание Густаво, побледнев, тот выбрался из шлюпки и повернулся лицом к пилоту.
    – Густаво вы перешли все границы. Извольте изложить причины своего пребывания в отсеке? Яполь, Я, Саез Олару от имени движения и его руководителя слагаю с вас все полномочия, беру на себя обязанности командира корабля «Владыка» до прибытия на базу. Вас возьмут под стражу за предательство. Я мог бы сейчас же выкинуть вас в море, но думаю, нашему руководителю интересно будет с вами побеседовать. Вы пробудете под стражей до прибытия на базу в Африке, в своей каюте.
    Олару ухмыльнулся.
    – И ещё, Густаво, я хочу вас обрадовать. Ваша попытка помешать нам, провалилась. Все капсулы были изъяты, так что вашей помощи поселенцы не дождались. Уведите его.
    Саез равнодушно посмотрел вслед Яполю и сказал тихо
    – Механик, вы назначаетесь моим заместителем. Сходите в рубку и скажите, чтобы после сообщения поворачивали домой. Курс на кратер. Я иду к себе в каюту. Второй будет доволен.

Глава 10

    Две недели прошло уже с момента новой сильной вспышки. Погибло
    около пятисот тридцати миллионов людей. Мы все стали очень
    циничными. Мы с Александрой научились не ждать смерть, мы
    готовы к ней. Смерть стала таким же обыденным явлением, как
    завтрак, душ. Голод наконец-то побежден. Население по
    официальным данным чуть больше пяти миллиардов.
    Сегодня смотрел интересную статистику, присланную
    Турсуновым. Согласно этим данным на сто выживших только
    девять старше сорока лет. Пришло и заключение группы ученых,
    занимавшихся разгадкой этого явления.
    Оказывается, люди, родившиеся позже 1980 года, родились во
    времена с предельным уровнем загрязнения атмосферы, с повышен-
    ным радиационным фоном, с ускоренным темпом жизни и
    депрессирующими факторами. Получается, что у этих поколений
    выработался иммунитет. Произошла ускоренная эволюция.
    Обнаруживаются ещё более интересные факты. У части людей
    грубеет кожа и изменяется строение сетчатки глаз. Они не боятся
    излучения и температуры. Слава богу, с моим сыном происходит то
    же самое. Я рад такой мутации. Зафиксированы случаи появления
    людей с телепатическими способностями. Даже в моем
    подразделении появилось три таких уникума.
    Наверно я параноик, раз думал о вымирании. Я ошибался.
    Личный вариоком Джона Стелли. 2 июня 2027 г.

***

    Ярко мигали красные аварийные плазма-светлячки. Они равномерно покрывали весь потолок кабины вагона. Поначалу была только тишина, и Карина даже услышала стук своего сердца, но бесконечно так продолжаться не могло. Послышались жужжащие и шипящие звуки. Они раздавались все ближе и ближе, пока на одной из боковых стен кабины не стал возникать прямоугольник, прожигаемый кем-то или чем-то снаружи. Края прямоугольного выреза светились и оплавлялись. После долгого шуршания вырезанный кусок корпуса вагона исчез. Карина собралась с силами и решилась выглянуть. Из проема ей прямо в глаза ударил свет. В аварийном месте тоннель осветился множеством аварийных фонарей. Вдоль экспресса сновали роботы-спасатели, а один из них в данный момент освещал диспетчера. Заведя щупальце с видеотранслятором в кабину, он удостоверился, что там никого не осталось. Затем поспешно покатил дальше, оставив Карину стоять в одиночестве.
    Она смотрела, как роботы аккуратно вырезают во всех кабинах прямоугольники. Экспресс не был похож на себя. Вокруг состава надулся, будто мыльный пузырь, спасательный желеобразный кокон. В нем роботы выжигали лазерами отверстия для доступа в вагоны. Края они прижигали, чтобы оболочка спасения не сдулась раньше времени.
    Карина стояла, положив тяжелую винтовку и рюкзак, на металлический пол тоннеля и все смотрела на роботов. Чего ждала она и сама точно не знала, да и правда, она надеялась, вдруг, где ещё есть люди. Живые и здоровые. Роботы вскрыли уже почти половину вагонов в зоне видимости девушки, но некоторые начали жужжать громче, потом тише, и вообще встали. За собратьями последовали остальные. Операция спасения зашла в тупик.
    Уэсли подняла свое снаряжение и безмятежно побрела по направлению движения состава. Когда закончился колпак спасения, она остановилась и долго всматривалась в темный тоннель. Как хотелось ей увидеть там спасателей или хотя бы спасательную кабину дроппера, но никого не было ни видно, не слышно.
    Сквозь почти сплошную тьму диспетчер пошла к станции и добралась до нее. Хоть и обессиленной.
    Подкрепившись, через силу съев синт-пакет с каким-то супом и выпив пакет воды Карина не заглядывая в служебные помещения, Уэсли направилась к гравилифту.
    Поднимаясь на самый верхний ярус зоны М, девушка судорожно обдумывала свои дальнейшие действия. Теперь оставалась единственная надежда, добраться до базы в Австралии и найти хоть кого-то из знакомых, кто ещё жив. Она не желала думать, даже более того, просто не допускала мысли, что все ее друзья умерли.
    Карина гнала от себя подобные мысли. Она выбежала из лифта в приемный зал контрольной башни. На проходном посту никого не было, все дверные проемы были открыты. Уэсли безо всяких проблем дошла до технического центра, где нашла точные показатели времени. «Как же это непривычно, странно» – подумала она, разглядывая данные – «Я совсем не удивляюсь. А ведь если верить хронометру, то я проспала более 120 часов. Значит сегодня не четвертое, не пятое. Какая теперь разница, ведь на работу никто меня не вызовет. Кому к черту нужна моя работа, да и я сама. Да я подозревала, что много времени прошло, как иначе объяснить мое истощение после сна. И этот фармауниверсал. Нужно добраться до порта, нужно улетать отсюда».
    Карина вернулась в приемный зал, забралась в кабину гравилифта и нажала на спуск до минимума. Ещё насколько минут ей понадобилось, чтобы дойти по нижнему ярусу до гравилифтов ведущих в порт.
    Помещения порта встретили ее темным холлом и затхлым воздухом. Карина начала медленно продвигаться вдоль стены, пытаясь нащупать руками выключатели.
    В какой-то момент к ее шее прикоснулся холодный ствол излучателя. Она совсем перестала дышать, пытаясь сообразить, что делать в этой ситуации. Послышался твердый мужской бас.
    – Стойте! Не делайте никаких движений и останетесь живые. Возможно. Да, и можете дышать,- пророкотал он.
    – Благодарю, но за что в меня целятся из пистолета?
    – Да вы женщина!- воскликнул обескураженный голос,- день ото дня не легче. Ладно, стойте так. Робби, включи светлячки.
    Помещение осветилось мягким желтым светом, но даже к этому не яркому освещению глаза привыкли не сразу. Карина взглянула на того, кто целился в нее.
    Пистолет все ещё был направлен на неё и его держал плотный, средних лет мужчина. Он был ниже Карины, но его военная выправка визуально прибавляла ему росту.
    – Кто вы мисс?- мужчина смотрел ей прямо в глаза. Его взгляд пронизывал насквозь.
    – Я в первую очередь жительница гигаса Монтеррей! Затем я диспетчер одного из портов зоны Е 1,- ответила Карина.
    – Как вас зовут, диспетчер? И что черт вас дери, делаете в зоне М,- он с интересом и с профессиональной настороженностью сверлил непроницаемым взглядом Уэсли.
    – Меня?! Карина. Карина Уэсли, и уберите, наконец, излучатель. Мы равны в правах,- возмущенно воскликнула она.
    – Зря вы так. Я могу взять вас под стражу. Тут такое происходит, что мне не до шуток.
    – Мне тоже не до шуток, э-э-э как вас?
    – Белун Рэббит, сержант тигра, охрана правительственного порта. Вы находитесь в главном порту гигаса. На территории гигаса чрезвычайное положение. Надеюсь, вы в курсе? Введено чрезвычайное положение, полная власть военных.
    – Ну, хорошо, хорошо. Командуйте себе на здоровье. Только меня не трогайте, у меня свои дела.
    – Ты слышал Робби, что она говорит?!- Белун обращался к солдату неторопливо приближавшемуся к ним.
    – Конечно сержант. Даже поразительно слышать подобное в такие времена. Рядовой Робби Каррастер, мисс Уэсли. Что же вы делаете в зоне «М»?
    Карина потупила взгляд.
    – Я ездила в контрольный центр, чтобы узнать время,- произнесла девушка.
    – Это как?- словно ударившись обо что-то твердое, воскликнул сержант.
    – Видите ли, я спала после работы, а проснулась от истощения. Кругом мертвые люди. Что вы так смотрите, разве вы не знаете ничего?!
    – Нет, мы видели жителей, и не только их. Просто вас слушаем.
    – Так вот, я добралась до напарника по работе, а он тоже умер. Зато его жена и моя подруга была жива.
    – Была?! А где она?- Каррастер посмотрел в сторону лифта.
    – Об этом вы меня зря спрашиваете, я не хочу об этом говорить.
    – Что же с ней произошло?- не унимаясь, спросил сержант. Их интерес разогрелся ещё больше.
    – Мы поехали на теметро, и она ошиблась в комбинации набора. Специально.
    – Уже сожалею, что спросил,- практически про себя сказал Белун, укладывая лазер в захваты. Уже громче произнес, – Пойдемте, покажем вам всю правду. Рассказывайте, больше не буду перебивать.
    – А больше нечего рассказывать, я добралась до зоны М, а после нейроцентра пошла сюда,- закончила повествование диспетчер.
    – Как это нечего. Просто расскажите, почему ещё живые, и как у вас хватает сил выносить весь этот хаос?- у сержанта явно было рабочее настроение. Робби шел рядом, неотрывно глядя на винтовку, болтавшуюся на плече Карины. Не выдержав, он окликнул сержанта и мотнул в сторону диспетчера.
    – Да, Робби, ты прав. Карина, а вы не могли бы отдать плазма-штурмовик рядовому Каррастеру?!
    – Вы, что не доверяете мне?- Карина остановилась и пытливо посмотрела в глаза Рэббиту.
    Сержант Белун, этот грозный вояка, замялся, но процедил сквозь зубы.
    – Ну, ни то, чтобы. В общем да, но не только поэтому. Вам же и так тяжело, у вас ещё огромный рюкзак. Мы даже не знаем, что в нем.
    – Там только синт. А винтовку можете взять, я действительно хочу, чтобы вы мне верили,- девушка протянула плазму рядовому Каррастеру.
    – Мы верим вам, Карина. Иначе вы не шли бы просто так рядом. Где же вы достали столь грозное оружие, доступное лишь в спецподразделениях? Не у себя же дома хранили?
    – Нет. Зачем вы шутите, Белун?! Мы с Тимоти доехали на гравилифте до военного яруса, обнаружили открытую оружейную комнату. И там нашли незапертый ящик с оружием.
    – Вы видели кого-нибудь живого?- взгляд сержанта был полон надежды на положительный ответ.
    – Нет. Одни лишь трупы. Все военные лежали мертвыми в казармах. Да. В теметро мы видели служащего. Он мутировал, пожалуй, не буду рассказывать о его смерти.
    – Вы пристрелили его?
    – Нет. По-крайней мере не я это сделала.
    – Тимоти, ваша подруга?
    – Да. Она сильно испугалась, у нее совсем слабые нервы стали от всего происходящего.
    – Мы тоже видели мертвых. Много. Вчера обследовали нашу зону, видели спецназ, жителей. По инструкциям нам не положено было покидать пост, но связь с командование оборвалась. Мы решили, что хватит сидеть в безызвестности. Сходили к криоцентру. Он законсервирован. Больше я вам сказать, к сожалению не могу. Я вроде как считаю себя ещё в армии.
    – А куда мы направляемся, сержант? Мы прошли мимо центра управления и столовой.
    – На склад. У нас там вроде штаба,- Рэббит весело цокнул языком.
    – Сколько вас, Белун?- удивленно и обрадовавшись, спросила Карина.
    – Мало живых, много мертвых. Нас трое и ещё умирающий полковник разведки.
    Они подошли к коридору с несколькими широкими дверными проемами. Сержант громко крикнул.
    – Джонни, это мы. Белун и Робби. Открывай.
    Спустя мгновение одна из ближайших дверей начала отъезжать, открывая взору ящики уходящие рядами в глубины склада. Ещё один молодой, как и Каррастер, солдат показался из-за двери.
    – Рядовой Йонг. Сержант, в ваше отсутствие происшествий не было
    – Как состояние полковника?
    – Все хуже. Он почти все время без сознания, иногда постанывает.
    – Все хуже и хуже. Я уже знаю, чем это закончится,- пробормотал грустно себе под нос Белун и двинулся вдоль ящиков,- Карина, идите, не бойтесь. Йонг, это Карина Уэсли, выжившая. На свое счастье или беду!- представил он, как смог скиталицу.
    – Очень приятно, мисс. Я Джонни Йонг, охрана порта.
    Сержант остановился, когда ряды ящиков резко закончились, и открылся взору пустой угол склада. На полу вдоль стены лежало больше десятка мертвых охранников. В самом углу лежал единственный живой человек. Полковник был в полубредовом состоянии.
    Все четверо сели возле него. Карина скинула рюкзак и, открыв его, начала вытаскивать пакеты с едой.
    – Кто-нибудь хочет есть? У меня много,- предложила она.
    Сержант равнодушно указал на стоящие рядом ящики и кучу синтов рядом.
    – У нас еды тоже много. Если хотите, мы накормим вас консервированными фруктами, правда, их мало. А вот овощей у нас полно. Мы нашли пять пудов картофеля, свеклы и репы.
    Карина поморщилась.
    – Нет, я очень давно не ела естественных продуктов. Думаю, не стоит рисковать.
    Каррастер все же принес несколько яблок и мандаринов. Все дружно перекусили, а пока Карина пробовала цитрус, Йонг привел в сознание полковника.
    Белун был особенно рад и заговорил первым.
    – Доброго здравия, полковник Ховард. Мы нашли ещё одного выжившего.
    – Очень рад,- прокашлявшись, ответил Ховард,- откуда она?
    Сержант кратко как мог, изложил историю Уэсли. Полковник беспрерывно поднимал и опускал брови от удивления, дослушав, улыбнулся девушке.
    – Значит, вы знаете, что делать?! А они у вас есть, я чувствую. У вас есть цель?- непрерывно кашляя, спросил полковник у Карины.
    – Да, но свои планы не хочу рассказывать. По-крайней мере пока.
    – Однако, что здесь вам нужно?
    – Только летательный аппарат. Мне нужно лететь, срочно. Ведь это все утроили фанатики, значит, скоро они прилетят, чтобы окончательно расправиться с правительством.
    – Карина, послушайте, мы тоже подготовились к их появлению. Все стратолеты разряжены, заряда нет нигде в порту. В нашем уж точно.
    – Но как же это?! Как же вы сами собираетесь спасаться?
    – Это уже невозможно. Мы солдаты, Уэсли. У нас инструкция, приказ. Мы должны остаться и дать отпор террористам.
    – Вас же мало. Практически нет. Отмените инструкцию, вы тоже люди, теперь уже нет власти. Вам что не жаль себя?
    – Может быть,- сухо произнес Белун.
    – Черт, где же теперь взять стратолет?- удрученно спросила Карина.
    – А почему вы не вернулись в свою зону? Там ведь знакомый вам порт. Там должны быть неразряженные стратолет. Ваш порт не правительственный.
    – Если бы я могла, то так бы и поступила. В теметро авария. Экспресс тоже обесточен, и он сорвался с путей. Только пешком можно добраться до соседней зоны. Что я, собственно говоря, и сделала. Вы хоть представляете, сколько мне нужно идти до своего порта?!
    – М – да. Безумие. Мы теперь отрезаны получается.
    – Нет. Ведь по тоннелю можно пройти.
    – И не только,- прохрипел Ховард.
    Все взгляды устремились на полковника. Военный справился с очередным приступом кашля, сплюнул сгусток крови и продолжил.
    – Белун, помните желтые ворота в порту пересечения. Не отвечайте. Я показывал их вам. Так вот, за ними коридор, ведущий в аналогичный порт следующей зоны.
    – Это хорошая, очень хорошая новость. Там должны быть активированные стратолет. Но куда же мы полетим, Уэсли?- спросил Каррастер, сидевший до этого тише всех.
    – В Австралию. Не спрашивайте почему. Когда-нибудь я дам ответы на все ваши вопросы.
    Военные переглянулись. Ховард опять прокашлялся.
    – Уэсли, вы хоть раз видели в своем порту клоддеры?- спросил он.
    – Нет, а что?
    – Я тоже. Это единственные машины, способные долететь отсюда до Австралии. Эджи, соцеры, кутласы, всего лишь внутриконтинентальные стратолеты. У них недостаточно энергоемкости установок на такие перелеты.
    – Ну и что это значит?
    – Карина, в Монтеррее никогда не приземлялись клоддеры. Их здесь нет!- резко объявил полковник.
    Уэсли поникла головой, как впрочем, расстроились и остальные.
    Ховард не унимался
    – Я помню времена, когда служил в форте Хуарес. Лет десять назад…-тут его перебили.
    Карина прервала его.
    – Простите полковник, вы много фантазируете.
    – Уэсли, послушайте, вы живете в гигасе. Вот и живите. Дайте старику вспомнить прошлое. Да я служил там, практически безо всякой защиты мы ежедневно готовили к операциям против террористов команды. Пока не произошла та ночная атака.
    – Полковник, Уэсли молода, простите ее за наивность,- вмешался Белун.
    – Вы правы сержант. Так вот в форте Хуарес я видел клоддеры. Их только-только ввели на вооружение. Наверно я видел одну из первых серийных машин,- полковник закрыл глаза.
    Карина опять не выдержала.
    – Вы хотите сказать, что они все ещё там?
    – Уэсли, какая же вы нетерпеливая. Да я именно это хотел сказать. Идите в другой порт и найдите эдж или что-нибудь другое. Форт находится недалеко от старой границы в районе Эль-Пасо, вы не пропустите его. Там стоит стела с зеленым наконечником.
    – Сэр, полковник Ховард. Я никогда не видел, чтобы желтая дверь была открыта. Как нам попасть в коридор пересечения?
    – У меня есть перфо-ключ. Мне он по статусу положен. Где-то в кармане. Кажется в этом. Достаньте, у меня нет сил.
    Сержант нашел ключ и, найдя глазами рядовых, скомандовал.
    – Берите полковника и несите к дверям. Потом пусть один вернется сюда.
    – Белун, я никуда не пойду. Разве вы не поняли этого раньше?
    – Но как же, сэр?
    – Это приказ, сержант. Субординацию ещё никто не отменял! Забирайте все необходимое и уходите. Я скоро умру и не желаю, чтобы кто-то это видел.
    – Ховард, полковник, я остаюсь. Вы не можете мне помешать. Йонг, Каррастер слушайте мой приказ! Вы оба уходите с мисс Уэсли. Будете охранять её. Йонг, за вещмешками бегом!
    – Слушаюсь сержант,- рядовой, громко стуча ботинками, побежал вдоль рядов ящиков.
    – Каррастер, собирайте продукты в дорогу.
    – Белун, вы безумец! Я скоро умру. Карина, заберите его отсюда,- полковнику стало явно хуже. Он закашлялся,- Карина я не знаю, что вам нужно в Австралии, но ваше мужество меня покорило. Знаете, если в форте нет клоддеров, то только в Вашингтоне они могут быть,- Ховард застонал и упал в обморок.
    – Чертовы вирусы! Он в коме. Не слушайте его. Я остаюсь в любом случае.
    Вернулись Йонг и Каррастер. Они начали загружать вещмешки синтом и фруктами.
    – Уэсли, с этой минуты вы отвечаете за этих двоих. Вы слышали парни?! Уэсли, старшая группы.
    – Белун, скоро прилетят фанатики. Что же будет с вами?
    – Я убью их всех!- ответил сержант и хищно улыбнулся,
    – Держите винтовку, она вам пригодится. Обещайте, что улетите отсюда как можно скорее. Обещайте же.
    – Уэсли, вы немного переусердствовали. Заберите свою винтовку. Не хотите. Ладно.
    – Каррастер, не выпускайте оружие из рук. Охраняйте эту девушку. Я не могу вам обещать, Карина. В первую очередь, я солдат правительственных войск, а в последнюю человек со слабостями и страхами. Я служил под командованием полковника пять лет и не желаю оставлять его сейчас!
    – Сержант, мы вот так и оставим вас с полковником здесь?- снова спросил Йонг.
    – Да, это приказ. Все. Уходите. У меня заканчивается терпение, я вас силой выгоню. Убирайтесь,- закричал Белун.
    Он взвалил всем мешки с продуктами, втолкал в руки лазерные излучатели, ключ, единственную винтовку и практически пинками вытолкал из склада.

***

    Под тяжестью мешков не очень-то хотелось разговаривать. Все время они думали о сержанте, которого оставили на складе, одного с умирающим полковником.
    – Как вы думаете Уэсли, мы ещё увидим сержанта?- глухо спросил Каррастер.
    Йонг тоже посмотрел на Карину.
    – Я на это надеюсь. Когда найдем стратолет, можно вернуться и насильно утащить его? Как вы на это смотрите?
    Солдаты заулыбались и уже бодрее пошли в направлении желтых ворот. До них оставалось метров пятьдесят, и вот они уже пройдены.
    Йонг вставил перфо-ключ в прорезь в стене и, услышав серию щелчков, толкнул дверную панель.
    Воздух в коридоре, в который они попали, был затхлым. Чувствовалась сырость и забытый давно запах плесени, но зато отсутствовали тошнотворные запахи разложения и смерти. Коридор с его сводчатым, старой конструкции, потолком напоминал старинный капонир. По пути пришлось остановиться и в этом неприятном месте поесть, а потом двинуться дальше. Километра четыре, по расчетам Йонга прошли они, прежде чем увидели точную копию первой двери. Изнутри процесс открывания был гораздо проще.
    Они наконец-то вышли на свежий воздух. Все трое вывалились в зал, точно такой же который покинули три часа назад.
    Каррастер положил свой мешок на пол и, вскинув винтовку, убежал на разведку. Сначала исчез в левом проходе, затем пробежал мимо Карины и Йонга пропал в коридоре напротив желтой двери.
    – Он разве совсем не устает? Какой-то неугомонный,- улыбаясь, произнесла Карина
    – Так и есть. Его и даже на курсах в военной школе обозвали вечным двигателем.
    Каррастер вновь появился и забежал в правое ответвление коридора.
    – Нет, ну сколько можно! К тому же это небезопасно,- воскликнула громко Карина.
    Когда рядовой вернулся, они доедали уже по четвертому яблоку. Казалось, он совсем не устал, только ручейки пота на лбу и висках выдавали усталость. Мгновенно отдышавшись, он доложил обстановку.
    – Значит так. Два коридора ерунда. Там…,- он указал направо,- такие же склады, как и у нас. В противоположном коридоре ходы к гравилифтам и в центр управления, все подобное есть и у нас. А вот этот коридор забаррикадирован. Я нашел двух мертвых диспетчеров в центре управления и троих солдат у баррикады. За ней должны находиться шлюзы. То ради чего мы притащились сюда. Там же и ход в следующую зону.
    – То есть, судя по твоим данным, нужно разобрать баррикаду?
    – Совершенно верно, только вот, что там за ней? Или кто? Я не знаю.
    – Идем, нам предстоит в любом случае это выяснить.

***

    Огромные коробки и небольшие ящики. Несколько металлических труб, конструкций и даже столы как в центре управления, составляли основу баррикады. Солдаты и диспетчер почти расчистили коридор, когда в стену буквально в метре от Йонга ударил луч лазера. Все упали и, попрятавшись за разные ящики, начали отстреливаться.
    – Кто это может быть?- спросила немного побледневшая диспетчер.
    – Только свои. Эту баррикаду построила охрана. Отступники не стали бы заморачиваться. Цели у них совершенно иные,- ответил Йонг.
    – Кажется, я попал в одного! Там темно. Они видят нас на фоне светлячков,- прокричал из-за ящика Робби.
    – Ты идиот, Каррастер! Мы своих мочим,- воскликнул Йонг,- Эй, там, не стреляйте, мы из службы безопасности правительственного сектора.
    Следующий выстрел обжег плечо и ухо Йонга.
    – Они нас не слышат,- прокричал сквозь шипение Каррастер.
    – Что вы тут развалились?- прозвучал за спинами знакомый голос.
    Все обернулись и увидели сержанта.
    – Вы вернулись! А мы уже хотели вернуться и забрать вас силой. Падайте, в нас стреляют!
    Белун уселся возле стены.
    – Что с Ховардом? Он где-то рядом?
    Сержант достал из нагрудного кармашка никотиновую капсулу, проглотил и произнес полушепотом.
    – Нет, Карина. Он перестал дышать. Перед смертью он рассказал мне нечто, достойное вашего внимания. После заварушки мы должны все обсудить. Что с вами рядовой?
    – Меня едва не сожгли. Обожгло только плечо,- ответил Йонг.
    – Тогда Йонг, вы и пойдете назад,- загадочно усмехнувшись, сказал Белун.
    – Зачем сержант?
    – Вы выключите минуты на две светлячки в коридоре. Каррастер, поползете направо по залу и включите там свет. Я поползу налево. Вы Карина отвлекайте их, стреляйте в воздух.
    – Их нет. Стреляет один, во второго бойца, рядовой Каррастер кажется, попал.
    – Ну, ни плохо, ни хорошо. Надеюсь, не убили! Каррастер, спрячься, когда включишь освещение и не геройствуй понапрасну. Всё. За работу!
    Операция прошла как нельзя удачно.
    Было достаточно светло, Карина разглядела и сержанта, тащившего за ухо одного солдата и Каррастера шедшего из другого конца зала. Вернулся и Йонг.
    Солдат заметно нервничал и почти не держался на ногах. Сержант подпнул его коленом под зад.
    – Ты почему кретин, стрелял? Мы же кричали, что свои! Кто такой?
    – Рядовой Джук, служба безопасности внешнего порта, зона О, реакторная территория,- хватаясь рукой за ушибленное место, прокричал тот.
    – Почему стрелял?
    – Думал террористы. Были инструкции. Вы убили капитана.
    – Это. Это вы сами виноваты. А кто ещё жив?- понимая ужасную ошибку, ответил Белун.
    – Все умерли в последние два дня. От биологического оружия,- ответил солдат.
    – Не от вирусов, а от патогенов. Это было генное оружие,- перебила Карина,- разве никто не знает, что случилось?
    – Об этом позже, Уэсли,- тон Белуна ничего хорошего не предвещал,- Джук, у вас есть заряженные стратолеты?
    – Да. Только гражданские. Все эджи лишены энергии дня три назад
    – Плевать. Что есть?
    – Кутласы.
    – Нам этого достаточно. Так кто ещё жив?
    – Никто.
    – Каррастер, Йонг отправляйтесь на поиски. Мы заберем всех, кто жив!
    – Белун, вы решили, как открыть шлюзы? Энергии кутласов не хватит.
    Сержант встал как вкопанный. Эта проблема застряла, словно лазер в желудке. Рядовой Джук хитро заулыбался и, поправив форму, сказал.
    – Пойдем за костюмами. Я кое-что покажу. Там один из шлюзов заклинило. На нас смотрит солнце уже три дня, мы ничего не смогли сделать. Питание отключено.
    Карина хотела возразить и воскликнуть, что ей не нужен защитный костюм. И что она протекфиолет, но промолчала, заметив, как смотрит на неё сержант.
    Спустя пятнадцать минут облачившись в защитные костюмы, они втроем прогромыхали через два шлюза и подошли к третьему, через открытый приемный люк которого светило солнце.
    – Хм. Я не думал, что в наше время техника так ненадежна, – воскликнул сержант.
    – Главное, это всегда были люди. А люди почти все умерли, – добавила Карина.
    – Разве вам не это нужно?! Как раз люк открыт. Радоваться нужно, а они пререкаются,- А вот и кутласы, как и обещал. Я забыл сказать, что их только два. Вам сколько нужно?
    – Если ничего не изменится, то и одного вполне хватит.
    – Белун, давайте вернемся, мы тут уже почти час.
    – Хорошо, согласен. Наверно уже парни вернулись.
    Не снимая костюмов, они дошли до зала, где двумя часами ранее произошла перестрелка. Там их ждал Каррастер и не один. При виде их он вскочил и подбежал.
    – Сержант, мы нашли ещё троих. Один здесь, мы ранили его в ногу. Они тоже настроили заграждений.
    – Где Йонг?
    – Он и двое новеньких ушли дальше. Проводим ваш план со светлячками.
    – Ну, хорошо. Сильно вы его?- сержант показал на сидящего у стены солдата.
    – Не особо. Голень порезало. Я уже оказал первую помощь. Через день-два совсем заживет. Почему вы так долго?
    – Вовсе не долго. Мы осмотрели кутласы. Сколько нас теперь? Двое, вы, ещё трое, я, Уэсли. Как раз на два экипажа. Как-нибудь уместимся.
    Карина долго слушала их разговор, и ни разу не перебив, наконец, нарушила молчание:
    – Идем. Всем необходимо подкрепиться. Неизвестно когда Йонг вернется.
    Она оказалась права. Солдаты вернулись, когда в открытый люк третьего шлюза стало видно звезды. Они вели, даже скорее несли девушку лет пятнадцати. Девушка держалась руками за голову и не хотела ни с кем говорить. И все время отворачивалась. Карина сразу же отмела все попытки сержанта допросить вновь прибывшую. Уэсли увела её в центр управления, где находился временный командный пункт. Каррастер с сержантом, не без помощи Джука и Уэсли сдвинули несколько диванов в кучу. Поставили столы поближе. На одном из диванов расположили раненого, которому ввели транквилизатор. На один из свободных диванов Уэсли усадила девушку.
    Двое новеньких охранников сразу сели есть, а Йонг решил сначала доложиться сержанту. Карина тоже решила послушать и подошла ближе к военным.
    – Сержант, мы обследовали двенадцать портов. Дошли до Е 1.
    – Там есть ещё живые?
    – Не встревайте, Уэсли,- урезонил ее Белун,- продолжайте Йонг.
    – Живых больше не видели. Только эти трое и девушка. Мы нашли её на одном из складов в зоне Т. У неё шок. Причем глубокий. На неё препараты не действуют. Она даже сопротивлялась нам. Залезла на ящики и скидывала их.
    – Значит это все,- задумчиво проговорил Белун, бродя от дивана к дивану,- Нас девять, есть два кутласа. То есть в одном полетит пять человек.
    – Она полетит со мной!- резко заявила Уэсли.
    – Ну, это само собой. Нужно набрать больше продуктов. Джук, у вас есть вещмешки?
    – Да, в соседнем помещении в шкафах их полно.
    – Тогда Джук, Каррастер и Йонг идите на склады. Ваша задача, набрать чего-нибудь высококалорийного, мешок на каждого члена команды. Притащите все к комнате снаряжений,- сержант двинулся к диванам,- Новенькие, поднимайте раненого. Уэсли, мы ведем девчонку. Сейчас все за костюмами!
    – Но она ведь не совсем здорова, чтобы в полной амуниции гулять!
    – Ничего. Не будем одевать ей шлем. Пусть сидит в кузове. Раненому тоже костюм не одевать, пусть тоже находится в кузове.
    – Вы уже распределили экипажи?
    – Да. Уже давно.
    – А что мы уже улетаем?- спросил Джук, выходя из корпуса управления.
    – Да, нужно уходить ночью. Днем мы должны быть у границы, тем более что отступники могут быть здесь в любой момент,- Белун изобразил жестом нож у шеи.

***

    – Вам удобно? – спросила Уэсли раненого в кузове.
    – Да, даже комфортно,- ответил солдат, усаживаясь на небольшой контейнер.
    Всех вызвал сержант. Он был, как никогда сосредоточен.
    – Итак. Джук, вы умеете управлять кутласом?
    – Разумеется сержант.
    – Тогда вы поведете вторую машину. С вами полетит Каррастер, раненый и ещё один солдат. Другой кутлас поведу я, второй пилот Уэсли. С нами полетят Йонг, девушка и второй новенький. Всем ясно?!
    Радостно заурчали приводы стратолетов, поднимая их вверх. Заработали носовые флеромоновые вставки.
    Как только машины поднялись выше уровня гигаса, закрылись защитные створки флеромоновых плоскостей. Включились микроплазменные движки и два кутласа рванули на юго-восток, к старой границе США. Небо на востоке начало светлеть, горизонт превратился из нитеобразной белой тесемки в широкую светящуюся полосу.

Глава 11

    Отец всегда говорит мне, ничего не бойся. Даже всего
    происходящего в мире. Все нужно научиться совмещать с
    реальностью. Синтезировать свою правду на основе слухов,
    фактов. Жить в ладах с собой и природой. Сын, всю жизнь нужно
    жить по правилу золотой середины. Учитывать интересы свои и
    другой стороны, будь то люди или природа. Не мир создан тобой,
    ты создан миром. Проживи достойно.
    А я боюсь! Этот бардак сводит меня с ума, да и большинство
    людей вокруг. Да, я не такой сильный, как мой папа! Но стану
    таким!
    Я ненавижу нейровласть. Мы убиваем людей в старых городах. Я
    ухожу из армии. Теперь мне нужна, правда! Не правда гигасов и не
    правда движения. Своя правда!
    Личный вариоком Никиты Стелли. 7 мая 2031 г.

***

    Писк одного из приборов привел его в чувство.
    – Держитесь, дети!- только и успел крикнуть Никита, включая боевой режим.
    Мгновенно выскочили штурмовые пласт-захваты и зафиксировали пассажиров в пилотских креслах. Детям было дискомфортно, и они пытались поправить ленты захватов, а вот главного крепления вполне устроили.
    Он увел машину в штопор, затем, кувыркаясь с детским звуковым сопровождением, ушел от преследования. По-крайней мере на несколько секунд.
    – Что случилось?- закричал Джейси, пытаясь перекричать шум двигателей, работающих в затратном боевом режиме.
    – У нас на хвосте два авла. Кто-то пытается нас подбить. Я даже догадываюсь, кто!
    – Что же будет? Мы сможем уйти от них?
    – Только сбить. Это роботы, они не отстанут.
    – Ты сможешь?
    – Пытаюсь. Приготовьтесь, сейчас будет тряска.
    Авлы приближались к эджу. Ник подставил им брюхо. И двигаясь, в полуразвороте, на одном приводе, выпустил одну за другой шесть глейко-ракет. Ракеты длиной в полметра по форме похожие на старинные звездочки, рванулись к кибер-убийцам.
    Стелли, крутя пируэты, развернул эдж в штатное положение и вновь включил микроплазменные движки на максимум. На радаре исчезли обе цели, но появились новые три.
    – Ник, ты, где так научился летать?- вновь затараторил мальчишка.
    – Джейси, я когда-то учился в летной школе. И не плохо учился. Это самое малое, что от нас требовали. Быть асами в небе. Послушай, нужно будет помолчать, начинается самое серьезное. За нами летят три таких же машины, как наш эдж.
    – Ты ведь справишься?
    – Ну,…если бы. У нас закончились глейко-ракеты. И нет одной ЭМР-ной пушки. Я знал, что руководители прилетят, но так быстро. Они весьма торопливы.
    – Кто такие руководители?
    – Это люди, которые уничтожили много людей. Фанатики. Это они устроили этот ужас. Хватит уже разговаривать, не отвлекай.
    Стелли сбавил скорость, подпустил звено эджей поближе и выпустил три магнитообоймы с волокнами помех.
    – Я думаю, это собьет их радары на некоторое время. Если они не следят с орбиты, то у нас прекрасная возможность уйти.
    – Мы летим в Токио?
    – Не совсем, через две минуты будем над Филиппинами. Мы полетим в Шанхай, чтобы сбить их со следа. По пути сядем в Тайбее подзарядиться.
    – Это Тайвань?
    – Да. Смотрю, ты грамотный. А вот от Шанхая резко рванем к Токио. Теперь спите, их не будет минимум часа четыре,- Ник так посмотрел на детей, что говорить они больше не решились.
    Он совсем выбился из сил. Дети не спали, и это его больше всего тревожило. По-крайней мере близнецы сидели молча, как впрочем, и просил их Стелли.
    В Тайбее, значившимся в навигаторских картах как гигас 24-122, бойца снова ждали трудности. Гигас представлявший собой ромб со сторонами по два километра каждая был велик. Ромбовидные жилые и производственные комплексы увеличивались на глазах. Эдж на внушительной скорости нырнул между двумя комплексами и начал облет ромба и посадочных полей, тянущихся вдоль всей конструкции. Не найдя визуально никаких машин, Никита поднял эдж в воздух и снова опустил только между двумя другими комплексами.
    Где-то в четвертом комплексе отступник заметил на посадочной полосе несколько воздухолетов.
    Помня о карантине в Сиднее и его последствиях, боец с трудом, но заставил брата и сестру остаться в кабине.
    – Я скоро вернусь, вы даже моргнуть не успеете. Наблюдайте через окно.
    – Не оставляй нас,- пролепетала испуганно Сирена.
    – Я не оставлю, буду рядом. Минут через десять уже вернусь. Вы пока поешьте. Нам ещё долго скитаться, а во время полета есть нереально. Ваши желудки вывернет наизнанку и прямо на приборную доску.
    – Возьмешь оружие?- как-то вымученно, с натянутой улыбкой произнес Джейси, протягивая мужчине излучатель.
    – Спасибо, Джейси. Присмотри за сестрой, ты вроде увереннее себя чувствуешь, а она совсем приуныла.
    Ник закрыл дверь в кабину и направился к замеченным с воздуха машинам. Два стратолета оказались эджами, а вот третий никак не вписывался в окружающую обстановку. На полосе стоял старинный реактивный AIDC 2043 TF. Усмехнувшись этому антиквариату, главный направился к эджам.
    В кабинах явно находились пилоты, их было видно издалека. И даже фильтр не полностью справлялся со своей функцией, когда трупный запах разложения достиг рецепторов носа Никиты.
    Вытащив всех пилотов, Стелли выбиваясь из сил и все больше потея, перетащил тела к реактивному самолету, подальше от глаз детей.
    Затем осмотрел машины. Бойца очень порадовало, то обстоятельство, что боевые комплекты почти полностью были нетронутыми, и энергии было под завязку. В одном наполовину, в другом три четверти.
    Когда эджи проветрились, отступник вернулся к детям.
    – Забирайте свои вещи и продукты, понесем в другую машину,- сказал он Джейси и Сирене. Дети энергично хрустели орехи, взятые в одном из ящиков.
    – Ник, зачем нам менять стратолет?
    – Это был глупый вопрос. У нас нет ни энергии, ни оружия. Поторапливайтесь, не забывайте, что за нами погоня.
    Стелли поднял один из ящиков и направился к эджам.
    В полной апатии дети последовали примеру главного. Взяв за лямку один из пилотских вещмешков, они потянули его в сторону удаляющегося мужчины.
    Показав, к которому эджу нужно таскать вещи, Никита начал снимать с подвесок второй машины глакет-ракеты. Все четыре он аккуратно уложил в грузовом отсеке эджа. Похвалив детей за помощь, Стелли принес оставшиеся, неподъемные для близнецов ящики и расставил их в кузове.
    Дети стянули с себя защитные костюмы, и удобно устроившись в кресле, стали ждать Ника, дотошно подгонявшего под себя новое кресло.
    Наступили сумерки, заметно стемнело.
    Главный всполошился поведением ребят не на шутку.
    – Что происходит? Почему вы не спите? Мы вместе уже вторые сутки, а вы не на минуту не сомкнули глаз.
    – Мама говорила, что нейро плохо, а папа напротив был за нейро. Наверно это оно виновато,- несколько отрешенно пробормотала Сирена.
    – Что с тобой, Сирена?
    – Она говорит о нейро, Ник. Дома мы спали под влиянием микрочипов. Теперь мы не чувствуем их, ничто не управляет нами. Нет контроля, как мама говорила.
    – Нет!? Не чувствуете передатчиков?
    – Нет, Ник.
    – И когда он исчез? Когда мы улетели?
    – Намного раньше, даже тебя мы ещё тогда не встретили.
    – Значит, все выжившие люди свободны? И нейро не выдержали?!
    – Да, наверно так.
    – Ха. За это и боролось большинство наших бойцов. Но не руководители. Я постоянно вспоминаю слова отца о кучке преступников. В полисах значит бродят освободившиеся люди. Я даже не знаю, что лучше. Контроль или то, что они свободны и видят все происходящее вокруг. Как же вам помочь?
    – Нам нужно снотворное.
    – А где его теперь взять?
    Джейси выбрался из кресла, несмотря на протесты главного и исчез в грузовом отсеке. Вернулся, протягивая Никите фармауниверсал.
    – Снотворное в нем,- мальчик с довольным видом показал на прибор.
    – Откуда он у тебя?- изумленно спросил Стелли.
    – Стефани положила в мешок.
    – Снова эта безумная женщина. У нее там четверо больных, а она отдает единственные лекарства. Бред какой-то!
    – Она сказала, что у нее ещё есть.
    – Это ложь! Она обманула вас. Почему вы мне не сказали?
    – Она запретила. Сказала, что сама сообщит, а у тебя забот много. Но он же нам нужен.
    – Конечно, но ведь она поставила под удар не только себя, но и подчиненных. Все, хватит. Давай Джейси. Нужно ввести препарат.
    Боец ввел в окне меню фармауниверсала слово снотворное и прижал прибор поочередно к плечу Сирены и Джейси.
    Дети минут пятнадцать ещё наблюдали за полетом, а потом ушли в мир снов.

***

    Уже на подлете к родному спиралевидному гигасу, на радаре возникли три знакомых синих точки.
    Прижав машину к земле, Никита рванул на полных оборотах к рабочему, строящемуся торцу гигаса.
    Добравшись до него, Стелли резко затормозил эдж и, подняв его до третьего уровня, скользнул внутрь комплекса. Едва не собрав правую стену, он посадил эдж на перекрытия.
    Вдохнув как можно больше воздуха, Ник взял излучатель наизготовку и выбрался из кабины. В кромешной тьме он пробрался до строительных перекрытий и, нащупав двери, толкнул их. За ними была жилая зона, тускло освещенная светлячками.
    Родной гигас. Родной ярус или нет. Никита не знал, это ему предстояло выяснить. Добежав до следующего сектора, он начал вспоминать и сопоставлять воспоминания с символами на стене.
    – Что-то не укладывается в голове,- размышлял он вслух,- я улетал, когда строили 10620 сектор, а написано 10419. Получается, не строили совсем новые сегменты, а разбирали.
    – Ты прав мужчина.
    Вздрогнув и чуть не забыв про лазер, главный отскочил в сторону и направил оружие в направлении, откуда прозвучал голос. На улице лежали сотни трупов, и как не всматривался он в них, не замечал нигде движения. Владелец голоса сам выдал себя, помахав бойцу рукой.
    Положив излучатель в захваты, Стелли подбежал к японке лежавшей возле стены. Женщина была сплошь покрыта язвами. Ноги её были придавлены мертвым телом. Пожилая женщина слабо улыбнулась, но глаза выдали и страх, испытываемый явно к нему.
    – Как вы себя чувствуете?
    – Почти не чувствую. Смерть уже рядом,- болезненно улыбнувшись, ответила она.
    – Может вам нужно что-нибудь?
    – Нет. Хотя перед уходом в иной мир. У вас есть вода?
    – С собой нет, но там,- он указал в направлении, откуда пришел,- да. Я принесу, потерпите.
    Никита убежал.
    В темноте он увидел черное, без луны, освещаемое только звездами небо и большую тень своей машины.
    Дети все ещё спали, Ник без хлопот ушел, взяв с собой два пакета, с синтом и с водой.
    Женщина жадно выпила всю воду, а на синт даже не взглянула. Отдышавшись, она вновь заговорила.
    – Сначала я решила, что вы террорист, но не испугалась. Да и чего мне бояться, я уже не жилец. Потом подумала, что вы военный, но их я тоже давно не видела. Хотя у меня нет временных показателей, нейрочип не работает. Я все не могу понять, что вы за человек?!
    – Я здесь раньше жил.
    – И кто вы?
    – Никитос Стелли, возможно вы знали моего отца, Джона Стелли?
    – А говорите, что жили в Токио раньше. Как я могу его знать, если в гигасе ещё неделю назад жили более четырех миллионов человек. Что вы. Такое только в сказках бывает.
    – Я просто спросил.
    – Так кто вы, Стелли?
    – Я человек.
    – Не сомневаюсь, а можно поподробнее. Думаю, мне перед смертью вы можете рассказать.
    – Я бывший террорист. Боец элиты. Сейчас человек, борющийся за жизнь, как свою, так и других.
    – С вами ещё кто-то?
    – Да, два восьмилетних ребенка из Сиднея. Они спят в эдже.
    – Вы что залетели прямо в комплекс?
    – Да.
    – Однако, вы отличный пилот. Что вы собираетесь делать дальше?
    – На данный момент выполняю спецзадание отца и ООН. Хотя сам не знаю. Вопросов больше чем ответов. Гораздо больше…
    – Кто-то жив? Что вообще происходит?
    – Нет. Мало кто выжил. Задание и предусматривает ситуацию критичную, как в данном случае.- Ник уселся на пол и начал массировать уставшую ногу.
    – Токио как-то связан с вашим заданием?
    – Напрямую. Вы не знаете, я тут девять лет не был, ничего со скоростными кабинками не изменилось?
    – Что именно вас интересует?
    – Ну, раньше они работали автономно, за счет батарей и солнца.
    – Да и сейчас так. А вот теметро уже отключилось, это я успела ещё заметить.
    – Ничего, нам хватит и кабинок. На дропперы я не надеюсь, они везде одинаковые. Раз в одном гигасе обесточены, то и в Токио тоже. Не так ли?
    – Да. А куда вам нужно?
    – В квартиру родителей, и ещё в одну квартиру. Впрочем, нужно в одну, в семейной просто хочется побывать. Хоть в последний раз увидеть.
    – Где это?
    – Девять тысяч девятьсот двадцать девятый сектор. Отсюда в кабинке всего 490 отсеков.
    – Недурно. Вам нелегко придется.
    – Я тоже об этом думаю. Я точно выдержу поездку, а вот за детей не уверен. И вот буквально только что возникла у меня одна мысль.
    – Вы и их собираетесь взять? Зачем?
    – Они не останутся в машине одни. Сейчас спят, вот и убежал на разведку. Проснутся, такой визг поднимут! Скоро нужно будет возвращаться.
    – А что за мысль у вас возникла?
    – Я хочу оставить детей с вами. Оружие оставлю, а когда вернусь, всех троих заберу.
    – Ничего толкового из этого не выйдет. Вы разве не видите, что мне жить осталось от силы час. Из вашей идеи ничего не выйдет Никитос. Придется вам забрать детей с собой. Если есть транквилизаторы, то дайте их детям, думаю, тогда ничего не случится в дороге. Или хотя бы последствия будут сведены к минимуму.
    – Тогда мне нужно возвращаться. Нужно ещё спуститься на два яруса ниже, я немного ошибся при посадке.
    – Прощайте, Стелли. Вы словно ангел, спустившийся чтобы проводить меня на небеса.
    – Прощайте. Я не он. Просто уставший человек. Кажется, я только и делаю, что теряю людей. Это уже входит в привычку, скорбную и убогую,- прохрипел Ник.

***

    Усаживаясь в кресло, Никита машинально взглянул на детей. Это оказалось как гром среди ясного неба. Их на месте не оказалось. Только сейчас он понял, что опоздал и они проснулись
    Выпрыгнув из кабины, боец слегка замешкался. Единственный путь был к торцу комплекса, потому что с другой стороны пришел сам Никита. Бегом он преодолевал модуль за модулем сквозь темноту улицы, пока не споткнулся о какой-то предмет. Предмет оказался мешком с продуктами. Ник растянулся на полимерном полу, едва не разбив при этом нос. И почти сразу же услышал тихий плач и свое имя. Голос был Сирены, только откуда. Из одного из недостроенных модулей. Никита пошел на голос, прошел в модуль и увидел посреди помещения девчушку, распластавшуюся на полу. Руки ее уходили в отверстие между перекрытиями. Она громко всхлипывала и как могла, звала его.
    – Я здесь Сирена. Где Джейси?
    – Ник,- ещё громче заголосила девочка,- он там, внизу.
    В отверстии боец увидел мальчика висящего на конструкционном тросе, чудом зацепившись за него рузоном. Сирена придерживала его за шиворот. Джейси явно был без сознания.
    Мгновенно перевалившись вниз и держась одними ногами за края платформы, мужчина отцепил мальчишку и вытолкнул наверх. Затем сам, схватившись за трос и проверив на прочность, вытянул полностью ноги и начал подтягиваться. Был момент, когда Ник уже решил, что сорвется, но руки крепко ухватились за края, и он все же выкарабкался.
    Быстро отдышавшись, он привел в чувство Джейси. Сирена начал успокаиваться, по-крайней мере всхлипывать стала реже.
    – Мы проснулись и подумали, что ты бросил нас,- всхлипнув в очередной раз, сказала девочка.
    – Вы так и не научились доверять мне?! Дети неразумные. Если бы я хотел от вас избавиться, то поверьте, нашел бы способ гораздо проще. Тем более не бросил бы машину.
    – Мы сильно испугались. Почему ты ушел?
    – Ходил на обычную разведку.
    – Ты не мог взять нас с собой?- недовольно спросил приходящий в чувство Джейси
    – Я знаю, что тоже слегка виноват. Я должен был успеть вернуться до вашего пробуждения, но нашел выжившего человека и долго разговаривал. Но вы должны были ждать. Обещайте, что такого не повторится. Ждите всегда. И я вернусь. А мешок, зачем бросили?
    – Мы шли, шли, а потом мимо нас снаружи пролетел стратолет. Мы бросили продукты и кинулись сюда. Тут я и упал.
    – Ты сможешь сам дойти до эджа? Насчет стратолета, это конечно важная новость и не особо радостная. Значит, они все ещё ищут нас.
    – Ник, а где тот живой человек. Он пришел с тобой?
    – Сирена, я нашел пожилую японку. Она не захотела пойти. Она умирает.
    Спустя минут десять они сидели в кабине. На самом малом ходу главный вывел патруль из комплекса.
    – Ну, а теперь терпите. Мы перевернемся,- сказал боец, протягивая руку к панели управления.
    Он нажал кнопку пласт-захватов и всех снова сковали полосы штурма. Эдж перевернулся брюхом вверх. Включился привод.
    Насчитав два яруса, Стелли вернул машину в нормальное положение и отключил штурм- захват.
    На радаре отчетливо были видны три точки, летящие по круговой широкой траектории вокруг гигаса
    – Эх, если бы они не следили. Они ведь сразу нас засекут, но другого выхода нет, придется включить.
    – Чтобы залететь внутрь?
    – Да.
    – Ник, мы уже в Токио?
    – Да. Нам нужно добраться до двух жилых модулей, а потом решим что дальше.
    Главный дал два залпа из двигателей и эдж зашел в темноту сектора. На радаре мгновенно произошли изменения, звено преследователей изменило направление и начало быстро приближаться.
    Дети схватили вещмешок, Ник повесил на плечи ещё два и, взяв оружие, бросился догонять близнецов. В темноте наощупь они нашли двери и выбрались в жилую зону.
    Сзади раздался взрыв. Стены, отделявшие их от эджа, выдержали удар, сектор лишь изрядно тряхнуло. Никита облегченно вздохнул.
    Теперь у них не было транспорта, как впрочем, и цели, только модуль и какое-то бредовое поручение несуществующей больше организации.
    Продукты пришлось рассортировать и выбрать лучшее с расчетом на один мешок. Большее количество теперь таскать стало бессмысленно. Оставшуюся еду, они бросили прямо на улице и направились в сторону ближайшего гравилифта.
    На гравилифте с бело-голубыми створками дверей отступник и близнецы доехали до ближайшего яруса скоростных кабинок. Найдя одну из них, все уселись по отдельным креслам. В этой четырехместной кабинке со всеми удобствами они проехали двадцать секторов, затем пересели в следующую.
    После шестой поездки Стелли сделал ребятишкам уколы транквилизатора, и уговорил выпить по пакету воды.
    Оставшиеся восемнадцать поездок боец провел в одиночестве. В голове стоял туман, а он все переносил детей и мешок с продуктами в очередное скоростное купе, словно заведенный. Добравшись до двадцать пятой пересадочной площадки, боец выбрался на платформу и почти ползком добрался до вывески на стене. Она гласила, что он прибыл на девять тысяч девятьсот двадцать девятый сегмент Токийского жилого комплекса.
    Немного выше, на ярус находилась модуль-квартира его родителей. Ник вернулся к кабинке со спящими близнецами и усевшись на перроне, моментально уснул.

***

    Сон вернул его во времена, когда он жил в Токио.
    – Сынок,- Никита узнал голос матери, – Постарайся после летной школы нигде не задерживаться. Помни, у отца день рождения.
    – Ладно, ма,- Ник побежал к своему дропперу.
    В тот день они проходили дек и его вооружение. Стенд с изолит-снарядом сразу привлек его внимание. Вид этого цилиндра способного одним махом снести метров пятьдесят сплошных перекрытий в радиусе полукилометра поражал.
    После занятий юноша направился к дроппер-парку. По дороге он увидел тигровца грубо державшего какую-то девушку за локоть. Спецназовец что-то кричал, а она тщетно пыталась вырваться.
    Помня наставления Александры, Ник все же решил не оставлять без внимания наглость и грубость военного.
    Он почти подошел вплотную и на ходу заговорил
    – Сэр, отпустите девушку. Вы военный, такое в армии…
    Ему не удалось договорить, прямой хук сбил его с ног.
    Челюсть заныла. Немного пошатываясь, паренек поднялся на ноги и собрал силы для драки.
    Удар по ребрам чего-то твердого опять вывел его из равновесия. Это явно был приклад штурмовой плазмы.
    – Как же это так,- судорожно размышлял юноша,- даже я знаю, что это оружие запрещено брать из казарм при выходе в жилой сектор.
    Спецназовец отложил винтовку решив, что с сопляка хватит и подошел, чтобы добавить кулаками.
    Никита, явственно ощущая, что пара ребер сломана, превозмог боль и, взревев не своим голосом, ударил головой в живот врага.
    Крича от боли и злости, он сомкнутыми руками ударил тигровца сверху по позвоночнику.
    Упав вместе с врагом, Ник завел ноги за шею и выполнил болевой прием, как учил отец.
    Ничего, не говоря, он сжимал ноги, напрягал все больше мышцы.
    Остальное он уже не помнил.

    Лицо отца и ещё каких-то людей вернуло его в мир гигаса.
    – Джон, можете забирать его,- сказал высокий усатый мужчина в очках.
    – Генерал это не отразится на его карьере?
    – Не думаю. Тот спецназовец накачался запрещенным препаратом и применил запрещенное оружие. Это не уменьшает вины вашего парня, но девушка подтвердила, что тигровец сам затеял драку. Все обстоятельства этого инцидента мы замнем.
    – А как состояние моего сына генерал?
    – Доктор, введите генерала Стелли в курс дела,- мужчина в очках отошел в сторону.
    – Вмешался третий человек.
    – У него были сломаны три ребра, несколько ушибов, кровоподтеки. Минут через сорок закончится курс регенерации, и вы сможете увести его домой.
    Усатый снова подошел ближе к реген-камере, где находился Никита.
    – Хорошо, тогда генерал у меня все. Спасибо.
    – Ничего, такое иногда случается Джон. Главное последите за его психикой, драка могла отразиться на нем довольно сильно.
    Спустя час Ник, и отец шли к пассажирской станции теметро. На дроппере поездка была запрещена врачом.
    – Отец, что произошло?
    – Случилось то, что мой сын в мирном гигасе убил человека.
    – Что? Не может быть! Прости. Но как? Я не помню.
    – Я уже простил. Иначе бы ты не был здесь. Да и не за что. В том нет твоей вины.
    – А где бы я был? На морских плантациях?
    – Возможно. Закроем тему.
    – Извини за день рождения.
    – Ничего. Подарок я уже получил.
    – Но ведь это случайно вышло. К тому же он сам полез в драку.
    – Я все знаю, но все же!- Джон с укором посмотрел на сына,- все же я горжусь тобой,- генерал потрепал Никиту по шевелюре.

    Задыхаясь, Никита пришел в чувство. На него, улыбаясь, смотрел Джейси, рядом сидела Сирена с разогретым пакетом синта.
    – Возьми. Поешь. Ты сильно устал, Ник,- она протянула пакет бойцу.
    – Вы сами поели?- он потрогал ладонью дергающееся от нервного тика веко.
    – Да, – дружно ответили дети.
    – Давно проснулись?
    – Нет. Вовсе нет.
    Подкрепившись, Стелли встал и собрав мешок махнул близнецам, показывая что нужно идти дальше.
    – И не забудьте нахлобучить маски. Там куда мы идем, тоже будут мертвые.
    – А куда мы идем?- спросила Сирена, послушно прикладывая фильтр к лицу.
    – В мою прошлую жизнь. В модуль моих родителей. До них ещё пять секторов.
    Как не одинаковы были коридоры комплекса, отступник узнал родной сектор, родной модуль. Вспомнил каждую царапину на стенах. И нашел свое выцарапанное имя.
    «Не время предаваться ностальгии»,- сказал он себе и направился ко второму модулю, как и просил в своем сообщении наблюдатель, которое в отличие от сообщения отца Ник не показал управляющей в порту Сиднея.
    Дверь как дверь, только где-то за ней пряталась загадка. Тайна, ради которой он рисковал жизнью и не только своей. Тайна, из-за которой потерял жизнь его отец, друг и ещё многие.
    Пустой модуль излучал холод.
    «Видимо, долго я спал», – изумился Никита, радуясь солнцу, встающему из-за мертвого горизонта. В комнатах тоже стало заметно светлеть. Несмотря на катастрофические изменения климата, бушующее светило оставалось для него символом тепла, надежды и просто нового дня.
    Кругом вещи, одни вещи, скорее для маскировки, ведь наблюдатели и раньше все время обитали в обсерваториях. «Где же эта кнопка», мысль застряла в голове, не давая покоя. Отступник забыл про детей и силился вспомнить как можно точнее все слова из разговоров с Гектором в обсерватории.
    «Желтая полоса из угла в угол. Да вот же она, во всю стену. Так дальше. Красный ромб за диваном. Диван? Этот что ли?»,- Ник отодвинул тиклоновый диванчик и увидел небольшую фигурку на стене,- «Было ещё что-то. Но что? Ах, да синий круг, где его искать?!»
    Мужчину потянули за штанину, и он очнулся.
    – Я зову, зову. А ты не отзываешься. Что с тобой?- возмущенно произнес Джейси.
    – Ой, извините ребята. В общем, мы уже пришли.
    – Мы это поняли. Что ты ищешь? Какие-то фигурки разноцветные?
    – Да, почти так. Ищите синий круг, но только в этой комнате
    Никита вытащил через двери в другую комнату диван и два таблекс-кресла. Убрал куб-бар и всё прочее. Ничего не осталось. Он выдохся и не знал уже, где искать.
    Одна Сирена была спокойна, даже Джейси уже не знал, куда сунуть свой длинный нос. Его сестра внимательно оглядела комнату из угла и, посмотрев вверх, молча указала на него Стелли.
    – Ну конечно. Это просто чудо Сирена, как можно было его пропустить,- воскликнул Никита.
    На потолке наполовину скрытый плазма-лампами красовался метровый, ярко синий круг.
    – Гектор сказал, что фигуры указывают точки контактов. Нужно принести гибкие световоды. Думаю, они должны быть в нейро-комнате.
    Принесенными световодами Никитос соединил центры ромба, круга и два контакта по краям желтой полосы. Наступила тишина, ненадолго. Помещение наполнило тихий, едва слышимый свист. Стены завибрировали. В центре опустошенной Ником комнаты, в полу раскрылись створки двухметровой длины, открыв отверстие, в которое едва не упала Сирена. Брат ловко утянул ее на пол подальше от ямы.
    – Ждите меня здесь и никуда не уходите. Заприте входную дверь!,- скомандовал главный.
    – Ладно, только недолго, Ник,- сказал недовольно Джейси.
    Боец спрыгнул в яму, та мгновенно пришла в движение. Никита ощутил провалившийся пол и упал на пятую точку. Это был лифт, сработавший под его весом. Дети молча наблюдали, как отступник опустился на лифте метра на четыре вниз и как открылись двери в одной из граней ямы-куба. Потом они потеряли бойца из виду.
    За Никитой закрылись двери, и как ему показалось, он очутился в аналогичной квартире-модуле, просто ярусом ниже.
    Громкий машинный голос напугал его:
    – Человек. Вам дается две минуты, чтобы обозначить себя. Затем наступит летальный исход,- своим холодным голосом заявила машина.
    Ник увидел, как потолок в комнате начать опускаться. Бежать было некуда, остальные двери были закрыты.
    – Я Никитос Стелли. Меня прислал Джон Стелли и ваш наблюдатель Гектор Лонико.
    Потолок опускался, угрожая раздавить главного.
    – Компьютер у меня задание! Компьютер останови пресс. Я…племянник Стелли.
    – Голосовая связь установлена,- вновь раздался механический голос,- Вам дается пятнадцать секунд, чтобы поставить ладони на сканер, в противном случае пресс продолжит движение.
    – Мать твою, во что я ввязался. Тормози уже, чертова машина.
    Ник подбежал к выдвинувшейся из стены плоскости с контурами ладоней. Голос молчал примерно минуту, а потом зазвучал, но в другой тональности. Это был уже не голос машины, а знакомый голос собственного отца.
    – У-у-ф,- только и смог выдавить из себя боец.
    – Добро пожаловать, сын. Мы ждали тебя.
    Двери лифта раскрылись. По щелчкам Стелли понял, что открылись и другие двери. На обычную квартиру этот модуль не был похож. Вместо входного проема был лишь нарисованный контур. В двух спальнях стояло множество ящиков, коробок и неизвестных приборов. На кухне стояла мини синт-установка. В нейро-комнате творился настоящий бардак. Оружием под завязку были нагружены стеллажи вдоль стен. Оружие было свалено кучей и на полу.
    Голос Джона сопровождал главного повсюду:
    – Никитос,- сказал голос, когда отступник вошел в нейро-комнату,- мы рассчитываем на тебя. Надеюсь, ты собрал команду надежных людей. Одному это не под силу. Здесь есть все, что может вам пригодиться. Даже есть два ЭМР -30Г пистолета. Мы нарушили запрет и изготовили несколько комплектов для всех, кто участвует в этом задании.
    – Отец, я не понимаю все же, какое задание? Зачем я вообще притащился сюда.
    Голос не обращая, внимая на Стелли, заученно продолжил.
    – Есть стандартные излучатели, плазма винтовки и ЭМР. Пять видов гранат к вашим услугам.
    Никита не выдержал и выбежал из комнаты. Когда ноги оказались в коридоре голос умолк.
    Удрученно он зашел в малую спальню, где снова заговорил отец.
    – Сын, здесь все самое важное, кроме информации. В синем рюкзаке лежат специальные ботинки для твоего задания. Здесь находятся энергопластины для дроппера. Они в ящиках из термоэластопласта. Должны стоять у стены напротив дверей. В белом кейсе лежат универсальные ключи от небесной башни, от клоддеров, от ангаров, от комнаты защитной сферы. Разберетесь, когда нужно будет. Носи их всегда с собой. И никому не передавай. Надежда только на тебя!
    – Какая ещё небесная башня, какая защитная сфера????
    Ник вышел и зашел в другую спальню и вновь изумился. Вся комната была завалена различными костюмами. Несколько защитных, с десяток боевых, вплоть до тяжелых броней ракетчиков с автономным двухнедельным циклом жизнедеятельности. И ко всему прочему шесть анатомических космических костюмов. Голос встретил бойца:
    – Никитос, мы подумали, что это все вам не помешает.
    – Даже индивидуальные микроплазменные косморанцы. Вы тронулись разумом, вот что я могу вам сказать!- с изумлением осматривая вещи, воскликнул Ник.
    Через спальню Стелли проник в санузел совершенно не похожий на то, что он должен был представлять собой. Многочисленные проекционные панели закрыли стены от взгляда. Вступив на пол помещения, боец вновь активировал голос и все компьютеры в комнате.
    – Никитос, это должен быть ты. С тобой говорю я, твой отец. Ты наверняка уже многое знаешь, раз находишься здесь. Я уверен ты в замешательстве, просто успокойся и воспринимай все как данное. Для этого мы с твоей мамой и готовили тебя. Остальные бойцы вашего подразделения менее подготовлены, потому что выбраны были хаотично в результате отбора. Я делаю основную ставку на тебя. Не скажу, не подведи меня. Лучше так, не подведи себя. И людей, которые с тобой рядом. Человеческая жизнь, самое ценное, что создано природой. Многие, слишком многие забыли об этом. Сейчас не об этом. Все что ты сейчас услышишь очень важно. Компьютер все сообщит. Мой голос больше не будет звучать. Единственное, что хочу сказать на последок. Спасибо, что решился выполнять задание. И отца твоего спасибо, сын.
    – Джон, подожди Джон. Какого черта здесь творится?
    После непродолжительной паузы зазвучал рабочий голос машины.
    – Человек. Вы один из десяти, кому поручена эта работа. Случилось непоправимое, раз вы здесь. Ваша задача добраться до Трирата России, на место древнего урочища Синяя гора. Получите информацию. И воспринимайте все естественно. Затем нужно отправиться в научно- производственный городок у основания массива Винсона, в Антарктиде и там привести в рабочее положение все пятнадцать небесных башен. Их координаты вы найдете в вариокоме, на который, скорее всего, смотрите в данный момент. Кроме вас есть девять других людей. Чем больше участников, тем лучше, но мы не исключаем гибели большинства. И слишком много тоже нельзя, страдает секретность
    Боец сел на стадрсет выдвинувшийся из пола и продолжил слушать.
    – В компьютере найдете координаты засекреченного ангара. Там вас ждет ваш корабль. Таких у нас десять. Это весьма грозные машины, поэтому во избежание ошибок мы решили, что один человек знает местонахождение одной машины. Не более, не менее. Советую торопиться. В порту соответствующем вашему сектору в ангаре военных стоит клоддер с гравиподвеской и повышенным энергозапасом. На нем вы долетите до корабля. Мы отбирали асов. Ваш отец выдвинул вашу кандидатуру, после долгих разбирательств комиссия одобрила. До свидания, Стелли младший. С этой минуты вы действуете самостоятельно.
    Наступила тишина, но Никита не шевелился, размышлял над полученной информацией. В голове все ещё отдавался исчезнувший голос компьютера. Пока его кто-то тихо не окликнул.
    – Ник, это мы. Ты, почему молчишь?
    Главный сфокусировал взгляд и увидел в дверях близнецов.
    – Я же сказал ждать наверху.
    – Но ведь лифт открылся…,-пожав плечами, ответил Джейси.
    – И что с того?!- взгляд Стелли то стекленел, то приобретал разумный оттенок.
    – Ты не возвращался, мы решили, что с тобой случилась беда.
    – И вы ринулись мне помогать. Смогли бы?- иронично спросил Никита.
    – Да, – простодушно ответил ребенок.
    – Ох, встретить бы мне ваших родителей. Я и их и вас хорошенько бы выпорол.
    – Не надо про папу и маму,- тихо сказала Сирена стоявшая за спиной брата.
    В глазах детей Никита разглядел слезы. Он подошел и прижал их к себе. А они ещё больше заплакали.
    – Ну, простите меня ребята, не хотел. Сорвалось. Такого больше не повторится. Я за вас боюсь, а не со зла.
    – Мы знаем,- сквозь слезы промычал Джейси.
    – Я поступил глупо. Мне тридцать три, а вам по восемь. А я ведь и сам не могу родителей забыть. И слишком в последнее время я веду себя цинично. Больше не отходите от меня ни на шаг.
    – Конечно, Ник.
    – А где продукты?- нерешительно сменил тему Стелли.
    – В коридоре возле лифта остались.
    Дети постепенно успокаивались. Отступник подошел к вариокому и, вставив свой чип, скинул на автозапуске всю доступную информацию. И успел узнать очень интересное про самого себя. Для обитателей городка в массиве Винсона он стал майором спецвойск.
    – Идем. Нас ждет очень трудная работа.
    – Мы что ничего не возьмем с собой?
    – Конечно, возьмем. Но ведь сейчас мы не сможем унести ничего.
    Никита захватил с собой только два ЭМР- 30Г. Выдал по лазерному излучателю детям, а сам переоделся в легкую броню «Тигра».
    – В клоддере вам не понадобится защита, но мы попозже возьмем УФ-костюмы. Нужно взять с собой энергопластины для дропперов. До грузового гравилифта порта совсем не близко.
    – Ник, ты поедешь по мертвым?
    – Нет, мы загоним дроппер в гравилифт и спустимся на ярус кабинок. А там прямо по перрону до бело-голубых дверей.
    – Здорово, Ник,- завизжал Джейси,- вот мы сейчас погоняем!
    Они подняли вещмешок с синтом и почти не загруженные выбрались через лифт и жилой модуль наблюдателей на улицу.
    – Тихо, тихо, – тут же зашипел Никита на детей.
    И Джейси тут же воскликнул.
    – Вон там. Смотри.
    Ник автоматически выстрелил из излучателя в промелькнувший силуэт человека. Тот успел скрыться в одном из модулей.
    Все услышали приглушенный стон и шум падения тела.
    Дети побежали вперед, Стелли закричал им вдогонку.
    – Стойте, – и, понимая, что их не уберечь бросился следом. Догнал он их у самого модуля, куда вбежал неизвестный.
    – Ты изверг, Ник Стелли,- воскликнула Сирена, садясь на пол перед телом молодой девушки.
    – Не бойтесь, она жива. Я поставил излучатель на минимальную мощность, она заставляет терять сознание, но не жизнь. Меньше будет бегать и пугать. Хотя она сама наверно напугана больше нашего.
    – Ник смотри, она здоровая,- воскликнул Джейси.
    – Да. Это хорошая новость. Лучшая за неделю, я всерьез.
    – Мы возьмем ее с собой?- спросила Сирена.
    – Само собой разумеется. Хотя в свете последних событий. Нужно привести ее в чувство.
    Девушка держалась одной рукой за голову, а другой уперлась в пол. Дико озираясь, она пыталась понять, что с ней произошло.
    Никита начал по-японски.
    – Как вас зовут?
    – Я не буду отвечать террористу. И не говорите на языке моих отцов, не оскверняйте их память,- в ответ гневно сказала девушка.
    Она заговорила на первом международном, обращаясь к детям.
    – Он и вас в плен взял?
    – Что вы. Это скорее он наш пленник, мы ему уже так надоели. Мы за ним как два хвостика. Везде и всегда,- весело пропищал Джейси
    Близнецы заулыбались.
    Девушка бросила виноватый взгляд на бойца.
    – Извините. Я приняла вас за террориста.
    – Я раньше им был так, что не извиняйтесь. Никитос Стелли. На данный момент майор спецвойск. А эти сорванцы, Сирена и Джейси. Может, вы тоже представитесь?
    – Тарика Хиото, летная школа, подразделение патруля. Возраст 22 года.
    – Я тоже был когда-то в летной школе. Это мой родной гигас. Очень хорошо, что вы пилот. Толковые люди, и вообще живые люди сейчас особенно нужны.
    – А мы из Сиднея,- хором закричали дети.
    – Вы оттуда прилетели? Зачем?
    – У нас здесь дела. Джейси и Сирена по дороге расскажут. Вы уходите с нами. Я думаю ваши родные там же где и наши.
    – Да,- девушка отвела глаза.
    Вернулись за дополнительным боекомплектом и набором энергобатарей для второго дроппера.
    Примерно через час после встречи Тарики они доехали на дропперах до гравилифта. Ещё полчаса ушло на поиски ангара с клоддерами.
    – Как прекрасно когда рядом живые люди. Тарика последите за детьми. Они очень шкодливые, в особенности Джейси.
    – Это ваши?
    – В какой-то степени. Я поклялся защищать их, и за их жизнь перегрызу глотку любому. Я оставляю их на вас.
    – Зачем вы возвращаетесь?
    – Нужно забрать важные вещи. Тарика, вы протекфиолет?
    – Нет,- полностью даже не поняв значения вопроса, ответила девушка.
    – Тогда я возьму и для вас костюм,- заключил Никита.
    Отступник вернулся в секретный модуль. Вытащил к гравилифту три защитных костюма, ранец с глейко-гранатами и зарядами от лазеров и разрядников, кейс с ключами, ранец с ботинками.
    Плазма винтовкой уничтожил в санузле все вариокомы и проделал в оконной панели отверстие, через которое высунул ярко-желтый защитный костюм. План действий был выработан мгновенно.
    Уже выйдя к лифту, он вспомнил, что собирался сделать.
    – Машина, ты слышишь меня?- крикнул он в воздух.
    – Да, сэр,- прозвучал ровный механический голос.
    – Ты можешь заблокировать лифт и закрыть створки в полу в верхнем модуле?
    – Да, сэр.
    – И не закрывай здесь двери, чертов робот. Я вернусь через окно.
    – Приказ понятен.
    Никита выбрался в модуль наблюдателей, проследил, пока в полу исчезнет отверстие, убрал световоды и натаскал мебели в помещение. Оставалось зайти в семейный модуль.

***

    В помещениях родной квартиры было тихо, уютно как-то. Ощущалось присутствие родителей. Никто с момента отключения электроэнергии не заходил сюда.
    Никита нашел голограммы в рамках, где узнал себя в юности, Александру, Джона. Захватив эти воспоминания, боец долго бродил по комнатам. Даже вид из окна, пустынный пейзаж показался ему до боли знакомым, каким-то отличным от других, особенным что ли. Увидев на журнальном столике вариоком отца, Ник машинально положил его в карман. Больше вроде ничего не привлекало взгляд.
    Многими ярусами ниже его ждали, а он все стоял и смотрел на убийственное солнце.
    Воспоминания набрасывались на него волнами и разбивались о сердце. Детство и нейрокурсы, гигабиосад и развлекательные центры, летная школа и рейды, орбитальная гостиница, а потом движение, бойцы и его команда, руководители. Все перемешалось в памяти. Никита зарычал и, ударив по стеклу, выскочил из модуля.
    Его ждали, это главное и единственное о чем он должен думать сейчас.
    Без особого труда клоддер вышел из шлюза и полетел под управлением отступником к просторам евразийских пустошей. Туда где он родился, где сделал первые шаги, получил первые уроки своего великого отца. На этом севере среднесуточная температура составляла всего тридцать два градуса выше нуля по Цельсию, а днем же доходила и до сорока трех. А радиация была почти нулевая. И все же это было более чем благоприятно по сравнению со многими другими регионами планеты.

Глава 12

    Мы когда-то давно сильно поругались с отцом. Он не смог
    доказать свою точку зрения, в принципе я тоже. Что ж, каждый
    остался при своем! И вот теперь вспоминаю ту ссору. Мне стыдно
    и за него и за себя. Он так же как все решил жить не для своего
    ребенка, а за него. За меня! Ошибка многих родителей. Решать за
    детей, как им жить! Но мне стыдно за сам разговор. Мы оба
    перешли черту, нарушили табу, наговорили на эмоциях много
    лишнего.
    Я обязательно должен его найти!
    Личный вариоком Никиты Стелли. 2039 г.

***

    – Вулкан. Прием, центральная база. Говорит, «Леший», – раздалось из передатчика.
    – На связи вулкан. Что опять? Что на это раз стряслось?
    – Мы уничтожили эдж. Потеряли авлы. Наше звено патрулей догнало врага в гигасе, в Японии.
    – Вы уверены, что уничтожили эдж?
    – Абсолютно. Пилоты говорят, что там был профессионал. Он загнал патруль в недостроенный отсек на скорости, а когда пытался улизнуть, наши засекли его. Там говорят, яруса три взорвали вместе с ним.
    – И что? Гигас жаль? «Леший», где десант?
    – Они в термитниках. Должны вскоре выйти на связь из контрольной башни. А вот, кстати, и они. Прием. На связи «Леший»
    – Говорит капитан Чарретс. Мы внутри. Здесь, похоже, побывал тот человек с эджа. Он вырвал один из дисплеев. Наши сообщают, что обследовали термитники. Анабиоз- центр обнаружен.
    – Да что ж это такое. Кто он?! Что он ищет!? Капитан, как обстоят дела в комплексе?- спросил подошедший Палмер.
    – Откровенно, хреново! Я благодарен вам, что заставили нас взять фильтры. Там десятки-сотни тысяч мертвых. Короче говоря, все мертвы. Мы нашли двадцать выживших. Почти все мутируют. Их уже устранили. Троих взяли в плен. У нас неприятности в порту. Там человек пять живых охранников. Неплохо отстреливаются
    Палмер спрятал эмоции внутрь.
    – Есть потери?
    – Да, они убили троих. Мне тут говорят, что с охраной полный порядок, их уничтожили. Мы в порту нашли троих бредящих и двух здоровых. Никого уже нет, одной женщине удалось скрыться. Бродит где-то на складах. Но это не наши интересы. Ухожу со связи. Идем в анабиоз-центр.
    Один канал связи отключился.
    – База, говорит «Леший». Вы все слышали?
    – Да,- ответил Палмер.
    – База, у нас все в порядке. Вернемся после осмотра Австралийского континента.
    – Прекрасно, «Леший». До связи.

***

    Центральная база движения.
    – «Владыка» идет на посадку, руководитель.
    – Благодарю за сообщение. Я слышал, что на корабле выявлен предатель?
    – Ваши сведения точны. Это бывший командир корабля, Густаво Яполь.
    – Я знаю. Предупредите порт о моем визите. Казнь состоится через час.
    Руководитель покопался в шкафу и не найдя того, что искал, отправился в порт.
    По пути ему встречались подчиненные. Спеша в порт, его обгоняли группы бойцов и служащих.
    Второй зашел в центр управления порта и, найдя глазами старшего, подошел к нему.
    – Здравствуйте, Палмер,- резко воскликнул второй.
    – Добрый день, руководитель.
    – Палмер, вы идете на казнь?
    Пол не одним движением не выдал своего волнения и страха.
    – Руководитель, спецназовец действительно виновен?
    – Да, Палмер. Его вина полностью доказана. Скоро он узнает всю жестокость пустыни. Что слышно от «Лешего»,- второй почесал переносицу.
    – Недавно сообщили, что начали зачистку криоцентра в Сиднее.
    – Как смешно это слышать. Мы говорим о гигасе, а по мне так про базу движения в Старом Сиднее. Как все изменилось. Ещё неделю назад только правительство нас зачищало, а теперь мы его! Ладно, Палмер, я пойду. У меня запланирована речь для бойцов.
    – Хорошо, руководитель.
    Второй вышел в коридор, ведущий к шлюзам, и скрылся за поворотом.
    Палмера тихонько толкнули в спину.
    – Что ещё?- Пол обернулся и увидел трясущегося генетика,- Джеймс, это вы? Что с вами?
    – Пол, мне страшно. Скоро они доберутся и до меня. Что же делать?
    – Перестаньте, Салтер. Ничего не будет. Жаль, что Густаво провалился. Без потерь ничего не бывает. Его казнят. Помилования в движении не было и не будет. А вас они не вычислят.
    – Я знаю Пол, что и до меня дойдут. Вы же сами забрали антигены, забыли разве? Я единственный кто имел к ним доступ. Знайте же. Я буду, предан нашему заговору до последней секунды. Только обещайте мне Пол, что убьете руководителя?!
    – Обещаю Джеймс, но может вам бежать?
    – Не получится, да и я не хочу. Убейте же эту скотину. Пусть думает что, убив меня, он покончит с заговорщиками. И расслабится. А моя жизнь, она закончена. Я не могу больше выносить тот кошмар, что мы натворили.
    Генетик выбежал в тот же коридор, куда вышел руководитель и побежал к шлюзам.

***

    – Капитан, где мы?
    – Заткнитесь, рядовой. Где-то здесь анабиоз-центр с телами членов правительства. Капрал, где вы пропадаете?!- Чарретс включил передатчик.
    – Я примерно в двух секторах от вас.
    – Сколько с вами?- то ли поинтересовался, то ли приказал доложить капитан.
    – Двенадцать человек,- ответил капрал.
    – У меня столько же. На подходе другие группы. У вас есть трубки?- спросил Чарретс.
    – Есть. У нас светло, а что у вас светлячки не работают?
    – Нет.
    – Капитан, вы рядом с криоцентром. Будьте уверенны
    Связь прервалась и снова восстановилась.
    – Капрал вы правы. Перед нами три черных двери. Это оно. Ждем вас.
    Чарретс бродил в темноте, запинаясь о своих же бойцов. Но все равно продолжал ходить. Тем временем подошла вторая группа.
    – Приветствую вас, капитан. Удачный день.
    – Да, но не совсем. Мы в гигасе второй день пропадаем. Мне все это порядком надоело.
    – Капитан, вы решили, как вскрывать эти двери?- капрал мотнул головой в сторону ворот.
    – Для начала попробуем плазма винтовки. Там по обстоятельствам.
    Трое бойцов истратили заряды штурмовых плазменных винтовок, прежде чем на двери появилось пятно.
    – Черт!! Капрал готовьте глейко-гранаты. Попробуйте пять одновременно. Думаю, все получится!- мужчина энергично замахал руками, приказывая всем покинуть границы модуля.
    – Капитан, прибыли ещё две группы. Пятая в каком-то порту бродит,- отрапортовал капрал.
    – Пусть найдут эджи. И притащат сюда глакет-ракеты и прочую взрывчатку. Так, на всякий случай.
    Группы отвели на полсектора в стороны. Раздался взрыв и вооружившись осветительными плазма-трубками, бойцы ринулись в образовавшийся проход. Всех ждало разочарование. От первых дверей шел длинный, метров под тридцать коридор. В конце коридора оказались ещё одни двери.
    В этот раз пришлось заложить глейко-заряды на дистанционном пульте. После очередного взрыва, не дав даже дымовой завесе осесть, все побежали в коридор. Оба офицера не спешили идти и стоя в секторном коридоре, ждали отчетов. Капрал проглотил две никотиновые капсулы под удивленным взглядом своего капитана.
    Всех ждал сюрприз. Послышались шипение, крики и снова шипение. Из взорванной внешней двери начали выскакивать бойцы.
    – Что происходит?- заорал Чарретс, вытаскивая лазер из захватов.
    – Там тигровцы! У нас большие потери,- крикнул кто-то из бойцов.
    – Хотите сказать, что они оставили охрану для правительства?!- капитан изумленным глазами смотрел на свою группу.
    Из проема выполз очередной боец, права нога ниже колена у него отсутствовала.
    – Чем это тебя?
    Парень в шоковом состоянии ответил.
    – Плазма. Капитан, они озверели. Там почти вся наша группа.
    – Они воюют за свои жизни. В комплексе остались их родные. И мы видели, в каком они состоянии!
    Через пробитые двери ударили лучи лазеров и плазм, сопровождаемые шипением. Послышались новые вскрики. Бойцы начали беспорядочно отстреливаться.
    Чарретс бросил гранату в отверстие и отпрянул в сторону.
    – Отходите. Забирайте раненых и отходите в порт. Капрал Бамман. Где пятая группа?
    – Идут сюда,- ответил капрал, нервно вертя из стороны в сторону лазером.
    – Предупредите их о сопротивлении и поторопите!
    – Они, оказывается, были в другом термитнике. Там говорят несколько ярусов взорвано.
    Шипение заполнило перепонки. Воздух стал задымленным, с запахом гари. Один из вылетевших лучей ударил капитану в живот.
    – Капрал, помогите!- застонал он, падая,- Берите команду на себя. Кажется, меня задело.
    – Капитан, главное не молчите. Мы вас вытащим. Сейчас принесут фармауниверсал, и мы зашьем вас.
    Подбежал кто-то из бойцов. Осмотрел Чарретса и громко сказал в сторону капрала.
    – Он мертв. Уходим,- солдат потянул Баммана за костюм.
    Час спустя группы, забрав машины, ретировались на стратобастион.
    – Где капитан корабля?- кричал капрал, быстро пересекая трюм.
    – В рубке. А вот он идет,- механик указал в сторону лифта.
    Капрал подбежал к командиру «Лешего».
    – Капитан, сообщите на Вулкан. У нас проблема в центрах. Там военные окопались.
    – Уже доложил. Говорят, через пару дней они сами умрут, и мы вернемся. Нам приказано прибыть на базу. Теперь за гигасы всерьез возьмутся. У вас какие потери?
    – Двадцать четыре человека. Пятая группа без потерь.
    – Да уж. В общем, к нам навстречу выслан «Владыка». На нем триста с лишним бойцов. Вместе полетите в Брисбен, потом в Мельбурн. Зачистите Австралию. В Новый Сидней вернемся через три дня, к тому времени спецназ вымрет от действия патогенов.
    – «Владыка» с нами в связке?
    – Нет. У них своя задача. Четыре гигаса в Африке. Затем экспедиция в Европу.
    – А у нас Австралия?
    – Да, все одиннадцать гигасов. Мы вас высаживаем, а сами ближе к орбите следить за континентом и всем регионом. У нас появился серьезный противник.

Глава 13

    Погибнут все. Планета стерпит и сохранит память об ещё одном
    виде «динозавров», погибшем во славу своей крови. Во вселенной в
    этот момент исчезнет ещё одна пылинка, раса людей. Очень
    кстати любознательная и жизнелюбивая. Эту расу никто другой
    подчинить, полностью победить не может. Род человеческий
    растёт с чувством, инстинктом ответственности за любого из
    своих, попавшего в беду. Но эта раса слишком агрессивная и
    воинствующая.
    Человек может только сам уничтожить себя. Никто другой ему в
    помощь не требуется.
    Из записей иных.1946 г.

***

    Клоддер прибыл в заложенные в бортовую систему координаты. Никита и Тарика пытались разглядеть внизу, среди бескрайних песчаных дюн хотя бы малейшие признаки жизни. Ни одного намека на присутствие информатора не наблюдалось. Урочище выглядело обычной унылой пустыней.
    – Я спускаюсь,- не выдержал главный.
    – Подождите, майор. А мы?- запротестовала японка.
    – Что? Кто, мы? Сорванцы спят. А с вами возиться… Ладно, надевайте протек и спускайтесь. Жду буквально пять минут!
    Никита захватил с собой ЭМР-ку, нацепил фильтр и сдвинул очки со лба. Дождавшись Тарику у лифта, они вместе спустились вниз.
    Пустошь встретила их обжигающе горячим ветром и потоками слаборадиоактивной пыли. Они обошли клоддер вокруг, отдалились метров на сто и вновь описали окружность вокруг стратолета. Ничего. Лишь песок, песчаник и завывание мертвой пустоши. Тарика пошла на следующий круг, зайдя по более широкой траектории. Никита присел на корточки и молча уставился вдаль.
    Он сидел и пересыпал песок из руки в руку. Немного расслабляло…совсем немного.
    Прошло, как ему показалось буквально мгновение, а Тарика уже вернулась. Она упала рядом с отступником, раскидав руки и ноги по песку.
    – Что думаете, майор? Тут вообще ничего и никого. Ни вашего информатора, никаких развалин и бункеров, никаких признаков пребывания человека. Черт, ну и тяжелый этот костюм.
    – М-да. Ничего не понимаю. Не мог ООН ошибиться, как не мог и Джон, и вариоком и автопилот. Все вроде верно.
    Едва договорив последние слова, Никита резко повернул голову вправо. Что-то промелькнуло за пределами его взгляда.
    – Видела?- прохрипел отступник.
    – Что?- спросила озадаченно японка, приподнимаясь на локте.
    Теперь справа и слева снова возникло нечто и снова пропало.
    – Вставай. Быстро,- прошипел Ник, выхватывая излучатель,- Отходим к клоддеру.
    Они успели пробежать всего метров десять, прежде чем упали. Никита болезненно приложился носом об кусок песчаника. Все тело заныло. Ощущение было такое, словно тысячи крохотных иголок одновременно воткнулись в плоть. Руки и ноги перестали слушаться. Отступник попытался повернуть голову, пошевелить рукой. Все тщетно.
    В поле зрения возник нестерпимо яркий, розовато- белый шар. Сфероид плавно приблизился и завис рядом с Никитой на высоте полуметра.
    В мозг проникло что-то чуждое. Оно копалось там, создавая зудящие ощущения. Голова отступника против воли начала поворачиваться на сто восемьдесят градусов.
    Ник увидел Тарику. Девушка лежала в аналогичной позе метрах в пяти от него.
    Они встретились глазами. В глазах японки читался ужас и страх. Но он пропал и теперь взгляд не выражал собой вообще ничего. Пустоту.
    И тут японка заговорила, причем каким-то неприятно скрипучим голосом.
    – Вы удивлены. И напуганы. Вам ведь было сказано, воспримите все естественно, как данное. Мы ваши информаторы. Сейчас мы отпустим вас, но не её. Эта особь с весьма открытым разумом. Все из-за всплесков. Это хорошо. Мы будем далее общаться через нее.
    Никита тотчас же почувствовал, как мышцы расслабились. Тело снова подчинялось ему. Он резко сел и выхватив излучатель, направил на шар.
    – Стой, человек. Мы уже все прочитали в твоем сознании. Ты по собственной воле прибыл сюда. Ты решил уничтожить нити проекта своего создателя, Джона?
    Излучатель выскочил из кисти и упал на песок. Еще один сфероид желтого цвета приблизился к ним.
    – Кто вы?- прошептал растерянно отступник,- Шаровые молнии?
    – По вашей классификации, да. Эфиргон, точнее будет, синтез эфирной и техноплоти с собственным сознанием и самомотивацией.
    Плазмоид приблизился к майору на расстояние вытянутой руки.
    – Но вы… Вы же не можете быть сознательными, вы просто сгусток плазмы? И от вас нет жара. Вы ведь убийцы?!
    – Когда-то представители твоей расы считали, что Земля плоская. Многие из старой твоей цивилизации думали, что они единственные разумные и всемогущие во вселенной. А насчет убийц. Тут все двояко. Само наше размножение виновато в этом. Мы питаемся, нейтрино и многими другими частицами, когда их становится много, мы размножаемся путем деления. Новые отпочковавшиеся эфиргоны ещё не наделены сознанием, в некоторых зашкаливает уровень насыщенности заряда. Они покидают гнездовое ядро и устремляются прочь. Жизнь эфиргона вдалеке от ядра коротка и глупа. Они бросаются на объекты, испускающие сознательные мысли. Сами понимаете, кто является объектом нападений молодых эфиргонов. Люди, и наше сознание это тоже частично люди. Когда-то умершие люди дают нам частичку своей души и знания.
    – Уф. Да не может такого быть. Нет, я слышал про контакт с плазмоидами. Но чтобы вот так, бах и встретил. Боюсь спросить это ваших рук дело, флеромон, термоядерный синтез и другие прорывы в технологиях?
    – Не исключено, человек. Но ты ведь не за этим прилетел к нам. Ты прилетел по воле Джона, чтобы получить ответы на свои вопросы. Не забывай ответов всегда меньше, чем вопросов.
    Никита стянул фильтр и ощупал вспухший нос.
    – Ладно. Не буду спрашивать про своего отца. Скажи, как мне победить фанатиков и это страшное генное оружие?
    – Ты мыслишь иначе, нежели твой создатель. Самое страшное оружие вы уже создали пару столетий назад. Свою техногенную цивилизацию и образ жизни. Решили, что хозяева земли и её полноправные властители. Начали уничтожать экосистемы, флору и фауну. Перекраивать земли, горы, поворачивать реки, рыть каналы. Это абсурд с точки зрения…с любой точки зрения. Земля это ваш дом. И уже второе столетие вы врываетесь в собственный дом с ружьем и расстреливаете в нем все. Абсурд… да, люди! Вас бы взять всех и закрыть в большой палате. Выглядит как раз подходяще приемлемо. Как раз так. Человек в собственном доме расстреливает стены, мебель и т.д. А земля похожа…копия нас и вас…Такой же живой организм. Только теперь она вся в ранах колотых, рваных…вся в капельницах. Использование противоестественных технологий. Не ограниченное размножение. Путь девяноста восьми процентов известных цивилизаций. Сплошные желания и ограничения. Агрессия. Болезни, еда, терроризм. Твой создатель понимал это все уже в момент первого контакта с нами. Он был мудрый.
    Никита сглотнул и полушепотом спросил:
    – Контакт?! Расскажи мне. Почему мы раньше не могли вступать в контакт?
    – А кто говорит, что не могли?! Просто очень мало особей вашей расы рождаются с открытым разумом. Знаешь, может быть, самых известных представителей, что способны были проникнуть в информационное поле планеты. Они также могли общаться и с нами. Леонардо да Винчи, Ванга, Нострадамус, почти все католические папы. Даже не представляешь, сколько интересной информации в хранилищах Ватикана. Кстати твой отец всю жизнь искал место, куда была перепрятана великая библиотека после всплесков.
    – А откуда ты все это знаешь?
    – Все знают лишь эфиргоны-патриархи. Я знаю не так уж и много. И даже из этого малого могу не все рассказать. Ты в курсе, например, что вы уже пятая цивилизация на планете. Первые две погибли, даже не достигнув эры космоса. Третья уничтожила себя сама силой атома. Знакомая ситуация. Четвертая была не местной, всего лишь колонией. Союзом девятнадцати млекопитающих рас была отторгнута в результате войны рукава. Все представители были переселены в родные миры. Уничтожены все признаки пребывания. Ну, почти все. Вы иногда находили странные вещи, несоответствующие вашим технологиям и мировоззрению. Это наш промах. За это иные уже наказали нас. Так вот это все позволило развить доминирующий вид, обезьян.
    – У меня сейчас мозг лопнет,- промычал отступник, вытирая пот со лба,- Притормози чуток, плазмоид.
    – Не могу, человек. У тебя мало времени. Всплески и нам неприятны. Из-за них мы стали ещё больше привязаны к ядрам. И получается, что только вы люди способны помочь и себе и нам. Даже иные не могут помочь. Могут, но не имеют права. А мы болеем, утратилилы силы из-за всплесков. Зато приобрели новые способности. Например, силовые волны способные передвигать предметы, как например твое оружие. А у вас, кстати, тоже включились некоторые заблокированные участки мозга. Вот у этой особи открылись хорошие телепатические способности. Судя по твоей ДНК, тебя не убивает генетическое оружие и эволюционный цикл твой очень короток. Ты родился адаптированным к будущим всплескам. Твоя кожа и радужная оболочка уже имеют защиту против излучения и температуры. И на это ушло каких-то девять лет между первой вспышкой и второй, вместо десятков и сотен поколений.
    – Минутку, ты и об этом в курсе. В голове у меня покопался, да?! Скажи лучше, что мне делать?!тов и научного оборудования. ать предметы, как например твое оружие.зни. ь внизу среди бескрайних
    – Всему свое время. Тебе даны координаты, спецоборудование, вот и лети. Твоя цель небесные башни. Но без корабля тебе туго придется, так что в первую очередь лети за ним. Летающие крепости мы строили совместно. Джон напрямую курировал постройку всех десяти кораблей на секретных верфях. Регулярно прилетал к нам, иногда с целой делегацией. Корабли построены при прямом нашем участии с разрешения иных и частично по их технологиям. Все, что разрешено было осуществлено. Не волнуйся, в крепости очень развитый интуитивный интеллект, к тому же адаптированный под твой язык. Им не сложнее управлять, чем пересыпать песок из руки в руку, что ты и делал недавно. Вся документация по крупицам на ином языке. Только эфиргон-патриарх расскажет.
    – А где этот ваш, патриарх? Я хочу все знать! Что делать с фанатиками, с солнцем? В конце концов, что дальше?
    – Не торопись. Патриархи обитают вблизи гнездовых ядер в разломах. Из-за всплесков разломы вскрылись, но все равно никто не даст тебе без разрешения даже приблизиться к ядру. А разрешения у тебя нет. У ядра наша сила возрастает и нас там тысячи. Тебя испепелят раньше, чем ты подумаешь о патриархе. Что ты ищешь? Экран от солнца? Да уж. Нет его. Ни у нас, ни у иных нет таких знаний и технологии. Оружие против своих агрессивных соплеменников? Человеческая жизнь, вот ценность и сила. Вот твое оружие. Не отчаивайся. Все, что нужно ты нашел. Если ты выполнишь все указания Джона и наши, то получишь разрешение на разговор с патриархом. Я лично встречу тебя здесь и провожу. Теперь забери особь на корабль, с ней все будет в порядке. Тяжело быть ретранслятором. И улетай, человек.
    Проскрипели последние слова. Глаза Тарики закрылись, тело обмякло. Оба плазмоида метнулись вдоль песчаной косы и исчезли в завесе пыли и песка.
    Никита, не помня себя, подошел к японке, поднял ее и закинул на плечо. Затем добрел до клоддера. Уложил девушку в ближайшей к рубке каюте, вполз в кабину и, набрав автопилот, отключился прямо в кресле пилота.

***

    – Как прекрасна наша земля с высоты птичьего полета,- произнесла Карина вслух слова предков прочитанные в нейробиблиотеке. Все находившиеся в кутласе кроме девушки посмотрели на Уэсли недоуменно.
    – Не обращайте внимания,- отмахнулась Карина и положила ноги на приборную доску.
    Под кутласом мелькали бесконечные дюны, мертвый пейзаж.
    И тут Йонг неожиданно закричал.
    – Смотрите, смотрите! Это тот столб, про который говорил полковник Ховард?!- рядовой ликовал.
    – Да, там действительно что-то есть,- согласилась Карина, спустив обратно ноги и всматриваясь сквозь бронестекло кабины.
    Белун повернул кутлас в направлении указанном вторым пилотом.
    – Вы думаете, мы нашли форт?- недоверчиво спросила Уэсли.
    – Не сомневаюсь, диспетчер. Хотя скоро точно узнаем,- ответил Белун.
    Карина радостно подпрыгнула в своем кресле. Она потянулась из кресла и поцеловала сержанта в щеку.

***

    Вслед за первым кутласом приземлился и второй, примерно в пятидесяти метрах от развалин форта Хуарес. Кругом царила обычная разруха, из кабины были видны и истерзанные временем и погодой конструкции капониров для самолетов. Каррастер, Йонг и ещё два тигровца ушли на разведку. Джук остался присматривать за бредившей девушкой.
    Белун выбрался из кабины и позвал Уэсли.
    – Отойдем. Мне нужно поговорить с вами с глазу на глаз,- сказал ей Рэббит.
    – Я давно этого жду. Вы уже с момента отбытия из порта серьезны.
    – Дело довольно сложное.
    – Да бросьте. Что ещё случилось?!- Карина встревожилась.
    – Мы можем погибнуть.
    – Ну, это всем известно. Или появились новые сведения, новая угроза?
    – Да. Эта угроза, вы,- Белун устало выдохнул.
    – Я?! Да вы что, сержант?! Чем я угрожаю вам?- мелкие мурашки пробежали по спине Карины.
    – Полковник Ховард служил в нейроконтроле, когда вас привезли в гигас несколько лет назад. Не так уж часто в гигасе появлялись экспериментальные люди, чтобы всех не упомнить. Он мне все рассказал.
    – Ах, вы об этом! – сердце девушки забилось чаще.
    – Карина, если вы пообещаете вести себя разумно, то мы спокойно побеседуем.
    – Конечно. Я и не собиралась вредить.
    – Я в этом сомневаюсь. Вы везете нас в Австралию. Только вам одной известны истинные мотивы этого полета. Мы летим к вашим собратьям?
    – Да, только не думайте обо мне плохо. Я не предаю вас. Там у меня друзья.
    – Террористы!!!
    – Ладно, Белун, я объясню ситуацию. Мы не совсем террористы. По-крайней мере не все. Мы движение сопротивления против нейроконтроля и власти использующей нейро в своих целях. Было время все обдумать, взглянуть со стороны так сказать. Не спорю, среди нас есть фанатики и преступники.
    – Я знаю об этом. Это формальные истины. Так сказать, для общества!
    – Подождите, я не все договорила. В движении более трех миллионов людей. Из них может тысяч тридцать уголовники и фанатики, помешанные на заговорах, переворотах. Остальные просто люди, сбежавшие от режима, обычные ведомые. Идут за любой идеей, которая разнится с предыдущей. Идут за любым человеком пообещавшим лучшую жизнь. Обкатанные новой идеологией. Не первый раз такое происходит на планете, когда от отчаяния люди ведутся на радикальные лозунги. Мясо. Ну, как я. С чистыми помыслами и наивными мозгами. Правда я сама недавно начала все это понимать. Думаю беспредел, что творится в гигасах, происходит и на базах. Думаю там конфликт, и лечу помочь друзьям, они то уж точно на нужную сторону встали, если вообще живы.
    Сержант, сузив зрачки, посмотрел на Карину.
    – Это фанатики применили вирусы?!
    – Уже понимаете. Ну, явно не альянсы. Да, у движения давно было в планах захватить генные разработки. Но не применение патогенов! Судя по всему, это им удалось. Бойцам постоянно внушали, что это будет шантаж правительства. Что все разумные люди, и никто не станет применять против мирного населения.
    – То есть фанатики устроили бойню?!
    – Да, поэтому думаю и антигенов никому из бойцов не дали. На наших базах такая же бойня.
    – А где тогда фанатики? Что теперь делают?
    – Если логически рассуждать на какой-нибудь неизвестной никому базе или облюбовали гигас. Оттуда вылетают во все гигасы и уничтожают выживших людей и членов правительства.
    – Но чиновники, богатые люди в криоцентре. А там двойная система защиты и минимум по взводу тигровцев.
    – Это не спасет. У движения мощные авиасредства и обученные подразделения бойцов, вам ли не знать. Если придется, они просто взорвут нужные ярусы и сектора.
    – Зачем мы все-таки летим туда?
    – Это, в общем-то, единственная надежда. И…
    Из ангара вышел солдат и окликнул их. Разговор пришлось прервать и в ускоренном темпе добраться до ангара.
    В помещениях было пусто и тихо. На грузовом лифте все спустились до последнего этажа. Прошли метров семьдесят и, войдя в ангар, увидели Каррастера, Йонга и остальных.
    Каррастер по виду был зол, Йонг стеклянным взглядом уставился на противоположную стену ангара.
    – Что, совсем ничего?!- спросил Белун.
    – Нет. Совершенно ничего. Куда их могли утащить, ума не приложу. Последний раз, когда я здесь бывал, здесь стояло больше пятнадцати машин!- Каррастер сорвался на крик.
    – Успокойтесь, солдат,- осадил его сержант.
    – М-да, теперь только в Вашингтон,- подытожила Уэсли,- скорее всего клоддеры забрало движение. Хотя не исключаю возможности, что власти сами переместили машины. Или утилизировали.
    – А откуда вам это известно?! – спросил Каррастер
    – Э, не кипятись. В общем, она раньше состояла в движении. Стойте спокойно, рядовой,- сержант уперся кулаком вытянутой руки в нагрудную бронепластину Каррастера,- Она на нашей стороне. Что ещё можете рассказать, Уэсли?
    – Ну, эти машины могли понадобиться правительству. Я помню, когда на мысе Канаверал мы захватили стратобастионы, правительство сильно разозлилось. А потом мы ещё уничтожили пару военных корпусов. В общем, зачистка была неминуема.
    – Что же произошло?
    – А ничего особенного. ООН запретило использовать ракеты, поэтому высадили десант. К нам, тогда как раз прибыл боец с новостями из новой кубинской ячейки. ОСА в Гавану выслала двадцать клоддеров, столько же в Финикс и Мехико. Когда клоддеры сели в старой Гаване, приземлились только шесть. Остальные наши отряды подбили. Высадилось всего тринадцать тысяч тигровцев. Наших бойцов на базе было около двадцати пяти тысяч. Причем ещё до того как спецназ проник внутрь базы, мы сожгли половину в руинах.
    – Да уж,- промямлил Йонг.
    – Это не я придумала. Власти и фанатики. Эти игры, удел безумных. Радоваться нужно, что ни тех, ни других нет рядом. И мы, и вы просто пешки, очередные пешки. Кстати в Мехико и Финиксе ситуация повторилась, а вот в рейде на Чикаго было убито около сорока тысяч безоружных карантинщиков. Там у движения был лагерь для вновь прибывших беженцев из гигасов. Так что подумайте, прежде чем говорить, что мы плохие!
    Белун вздрогнул и, побледнев, спросил.
    – А сейчас, где такой лагерь?- нервно облизывая губы, прохрипел он.
    – Ну, когда меня схватили, лагерь был на Мадагаскаре. Если снова не перенесли. А что?
    – Просто спросил. Нужно уходить. Не сидеть же здесь и ждать клоддеров от бога.
    – Не богохульствуйте! Извините, сэр,- воскликнул Йонг и тут же поправился.
    Они возвращались на поверхность и уже грузились в кутласы, когда Карина не выдержала.
    – Рэббит, почему вы вздрогнули от моих слов об уничтожении первого приемного лагеря?
    – Ничего подобного,- сержант отвел взгляд на кутлас,- Карина, нам нужно лететь.
    – Не увиливайте. Ответьте, пока никого рядом нет,- Уэсли сильно ухватилась за руку военного.
    – Хорошо. Пять лет назад я отдал свою младшую дочь в движение.
    – Ну, вас к чертям,- воскликнула Карина,- вы же говорили, что преданы властям.
    – Я презираю нейроконтроль. Карина, вы считаете моя дочь на Мадагаскаре?
    – Разумеется. Детей держат только на карантинной базе. Но вот патогены…
    – М-да, но это моя последняя надежда. Остальные остались в Монтеррее. Во время разведки в гигасе, я заходил в свой модуль. Моя семья мертва, и жена и дочь, и родители и брат. У Каррастера и Йонга та же ситуация.
    Карина сглотнула.
    – У вас есть надежда, вы ведь сами сказали. Как и у меня впрочем. Призрачная надежда. Теперь и у вас есть веская причина лететь со мной. Мы найдем вашу дочь сержант, если она жива.
    – Я надеюсь на чудо,- отчужденно ответил Рэббит.
    Уэсли села в кресло пилота, активировала двигатели. Рэббит сел и начал бормотать под нос какую-то грустную песню. На мгновенье очнулся и сказал.
    – Карина, и снимите вы этот костюм. Все уже давно догадались, что вы протекфиолет. Без него намного легче передвигаться,- и снова ушел в себя, потупив взгляд в приборную доску.
    До самого Вашингтона все летели как на иголках, боясь в любой момент, что по кутласом начнется стрельба фанатиков. Ещё и энергия была на исходе. Из-за этого пришлось даже отклониться от курса и приземлиться в Далласе. Но найден был всего один кутлас. В сам порт решили не проникать, повременили с растратой зарядов. Из найденной машины выкачали весь энергозапас и поровну разделили между двумя стратолетами.
    Решено было залететь в Мемфис, где к счастью был найден заряженный патруль. В эдж пересело четыре человека. С брошенного кутласа энергию перебросили на машину Карины.
    Девушка, летевшая с ними к этому времени успокоилась. Шок прошел. Она начала разговаривать. Йонг сообщил Карине свои выводы:
    – Неделя, максимум две и она будет чувствовать себя, как и все.
    На что Уэсли ответила ему:
    – Так же ужасно от всего происходящего?
    С разным настроением вся группа, наконец, долетела до Вашингтона.
    После всестороннего обследования поверхности зон гигаса и портовых площадок, все кто хотел, собрались на совещание
    Белун вновь командовал, и наверно благодаря словам Карины чувствовал себя на подъеме.
    – Мы не знаем, где искать клоддеры. А без них у нас ничего не выйдет. Здесь на поверхности их нет. Нужно проникать в комплексы. Как?
    – Я предлагаю из эджа взорвать шлюзы в порту,- заявил Каррастер.
    – Не думаю, что это лучший вариант. Портов много и неизвестно, где клоддеры. А ракет у эджа мало.
    Сержанта перебила Карина:
    – Взорвите лучше пару ярусов в зоне А. Затем пешком обследуем зону за зоной, порт за портом.
    – Неплохая идея, скорее даже единственная приемлемая. Когда солнце начнет садиться, облетите на эдже все зоны. Если конечно к тому времени мы не вернемся. Пойдут четверо и я, остаются Карина, Йонг, девушка и раненый. И без возражений.
    После взрыва, группа из пяти военных исчезла в комплексе А.
    Оставшиеся поели, немного поностальгировали о старой жизни. Карина не выдержала и полезла в кутлас.
    А на протесты Йонга ответила, что эдж пилотировать не умеет.
    – Йонг, вам остается эдж. В нем есть вооружение. И как можно чаще смотрите на небо.
    Диспетчер нашла сержанта у символа И. Он выругался и отправил её за эджем. А минут через восемь Рэббит увидел перед собой уже два стратолета.
    Каррастер, Джук и двое других военных вытащили через люк в посадочном поле три изолит-снаряда.
    Белун с горящим взглядом подошел к эджу и стал осматривать подвески ракет. Подошла Уэсли.
    – Сержант, что вы придумали?
    – Там внизу клоддеры. Мы нашли! Мы не смогли открыть шлюзы. Думаю, теперь у нас это получится,- он постучал кулаком по подвескам эджа.
    – Как?
    – Видите те цилиндры, что тащат парни. Это изолит-снаряды. Мы сняли их с деков. Их в порту не сосчитать.
    – Вы собираетесь сделать попытку взорвать перекрытия?
    – Да. Каррастер, один снаряд в шлюз. Другие два укрепить на подвесках. Тут захваты есть, так что закрепить можно. Карина, увозите всех от комплекса. Мне нужны двое. Мы прилетим сразу, как устроим подрыв.

***

    По другую сторону комплекса, отгородившись от порта, люди почувствовали неимоверной силы взрыв. Земля пошла мелкими волнами.
    Сверху спускался эдж. Кто-то махал рукой.
    Забрав диспетчера и всех остальных, сержант дал команду на взлет.
    Стратолеты приземлились у зиявшей посреди посадочной поля дыры.
    Эдж опустился внутрь. Через люк в посадочном поле минут через восемь выбрался Джук.
    – Что? Как там?- не стерпела Карина.
    – Шесть клоддеров повреждены, два работоспособны. Сержант выводит одну из машин на поверхность.
    – Джук, а что в гигасе?
    – А, ничего. Почти одни военные. Видели человек десять гражданских. Они убежали. Мы решили не догонять. Оружия испугались или решили, что мы террористы,- равнодушно произнес Джук Сарилл.
    – Они нормально выглядели?
    – Вполне. Хотя там везде полумрак.
    – Нет. Скорее всего, они мутирующие, Джук. Естественная реакция,- сделала вывод Карина.
    – А такое разве может быть?
    – Да. Я уже видела сама одного. Вот на нас патогены вообще не подействовали. Ну, по-крайней мере не убили. Видимо у нас редкие структуры ДНК. Насчет мутаций, время конечно покажет.
    – Не завидую.
    На поверхность выбрался огромный стратолет. На лифте, встроенном в углу клоддера все добрались до верхней палубы.
    В рубке уже кипела работа.
    Сержант бегал от прибора к прибору и объяснял рядовым принцип работы. Почти через каждое слово ругаясь, он все же доступно помогал понять суть механизмов.
    Увидев вновь прибывших, он воскликнул.
    – Ну что?! В Австралию, так в Австралию. Вы продукты взяли?
    – Да.
    – Отлично.
    – А мы ещё нашли в порту. Так что все готово. Летим?
    – Летим,- громко воскликнула Карина.

Глава 14

    Истина под носом! Началось все для самых слепых в 1995.
    Катастрофы крепли. А мы все наслаждались своим старым
    образом жизни, глотали контент. Общество объедалось. Кино,
    одежда, дома, яхты. Каждый думал только о себе. Когда повысят
    зарплату, как найти работу. Чтобы больше купить, больше мусора
    создать.
    В этом году произошло одно уникальное событие. По счастливой
    случайности один из телепатов вышел на первый контакт с
    эфиргонами. Это был шок. Сенсация. Вот так, тысячелетиями
    жить рядом и даже не подозревать об их разумной природе.
    Информация моментально дошла до нас. Мое подразделение
    установило прямой официальный контакт. В последнее время я
    очень много времени провожу рядом с их ядром. Они болеют.
    Ослабли от вспышек и излучения. То, что они рассказывают мне
    невозможно даже описать. Многое из этого не должно уйти
    дальше меня.
    Трират России, ОСА и Япония начали строить подводные
    станции-поселения. Эти же страны строят конкреционные
    заводы.
    Удивительно спокойный год. Нет вспышек, почти нет катаклизмов,
    почти все конфликты закончены. Не прекращаются только
    стычки с фанатиками.
    Личный вариоком Джона Стелли. 24 июля 2028 г.

***

    – Где дети?, – встревожено спросил главный, очнувшись от дремоты.
    – Бродят по палубе. Майор, расскажите мне, что произошло там?- полушепотом ответила Тарика.
    Девушка неотрывно следила за радаром.
    – Черт, Тарика. Тут слишком много. Я и сам в шоке от всего увиденного и услышанного. Если кратко, то информаторы шаровые молнии. Это оказывается разумные существа. Это с ними произошел контакт несколько лет назад, это они дали новые технологии и знания, они помогли исправить многие наши ошибки. И сейчас помогают. А общаются они мысленно. Тебя использовали как ретранслятор. Ты кстати не говорила, что обладаешь телепатическими способностями.
    – Майор, я не умею ими пользоваться, они проявляются эпизодически. Вы получили необходимые вам сведения?
    – Да. Не все, но и слишком много. Такое бывает. Подробнее потом обсудим. Сходи, пожалуйста, за близнецами, я послежу за клоддером,- попросил нерешительно отступник.
    – Хорошо, Стелли.
    Тарика ушла. Он протер глаз, потянулся и зевнув взглянул на координатор. Увиденное порадовало отступника. Они приближались к месту, некогда именовавшемуся Алтаем и к точке заложенной в бортовой автопилот.
    В рубку вбежали, весело смеясь, близнецы. Позади всех шла японка.
    – Джейси, где вы опять шныряли?- строго спросил отступник.
    Мальчик насупился и виновато уставился в пол.
    – Ну почему ты такой черствый, Ник. Постоянно только о своей цели думаешь, не можешь просто пообщаться с нами. Мы же дети! Вот для чего все это. Постоянно ругаешь нас. Ради чего все делаешь. Что дальше?
    – Ник, это я попросила брата. Мы смотрели гравиподвеску. Он столько знает про все эти штуки,- встряла в разговор сестра.
    – Фуух. Вот так значит. Джейси, совсем по- взрослому заговорил. Сирена сколько раз вам повторять. Будьте осторожней. Вы безалаберные, вас не исправить. Воздухолет не игрушка. В том-то и дело, что вы дети. Пусть и рано повзрослевшие. Все, закончили разговор! Тарика, где продукты?- Никита был на взводе.
    – Там, где и положены,- девушка указала пальцем на мешок в углу рубки.
    – Советую всем поесть. Мы уже на территории Трирата. Не знаю, сколько нам тут придется проторчать.
    – В России, Ник?- спросила любознательная девочка.
    – Да. В бывшей России.
    Он отключил автопилот и повел клоддер на посадку среди холмов.
    Воздухолет неровно плюхнулся на песок.
    – Нацепите костюмы и попейте нормально, если собираетесь идти со мной.
    – Ладно, террорист, – раздраженно ответил мальчик.
    – Хиото, следите за радаром. Я уйду наверно надолго. И этих хулиганов заберу.
    – Хорошо, Стелли.
    Он выбрался из кресла, надел специальные ботинки из модуля, взял кейс с ключами. Закрепил обе ЭМР-ки в захваты и молча покинул рубку.
    На секунду отвлекшись, Тарика посмотрела в боковой иллюминатор. Увидела внизу под машиной три фигурки. Две маленькие в желтых костюмах и шлемах и одну гораздо больше высокую, в анатомической штурмовой броне песчаного цвета. Слегка вздохнув, девушка вернулась к локатору.
    Дети, несмотря на все наставления Никиты, сразу побрели к возвышению, некогда бывшему наверняка зеленым холмом. Песчаные твердые насыпи скрывали за собой другие ложбины и цепь таких же холмов.
    «Как было бы прекрасно»,- подумал Ник, натягивая маску на нос,- «если бы сейчас здесь была трава, нормальное излучение и температура. Эти дети даже не видели живой природы, да и я уже подзабыл как это красиво».
    – Джейси, ну будьте хоть чуточку внимательней!- окликнул близнецов майор.
    – Конечно, Ник,- прокричал на бегу мальчик.
    Главный активировал перчатку управления и сразу же ощутил гудение в подошве ботинок. Слабая вибрация прощупывала почву под ногами отступника. Перчатка с датчиками начала издавать едва слышимые, мелодичные звуки.
    «Примерно в заданном районе приземлились»,- интуитивно почувствовав, подумал боец и начал обследование местности. Обшарив всю ровную поверхность возвышенности, не добившись результатов, он остановился, чтобы передохнуть. И только сейчас майор заметил отсутствие близнецов в зоне видимости.
    «О, черт! Сколько же я здесь уже?! Где же их теперь искать»,- проскочило в голове. Дико озираясь, он попытался найти глазами два желтых пятна, но нигде ничего подобного не было.
    «Я их потерял. Куда теперь?!», – адреналин бросился в кровь. Волнение перешло в страшное возбуждение.
    В очередной раз, оглядывая унылый пейзаж, боец заметил на одном наиболее высоком из ближайших холмов две, интенсивно машущие руками, фигурки. Стремглав он помчался к ним, стараясь сдержать гнев, и в то же время, осознавая свою вину.
    Он чуть не приложил руку к детям, но, увидев улыбающиеся лица под прозрачными шлемами Стелли, оттаял и всего-навсего пригрозил кулаком.
    – Ник, смотри туда!- мальчик указал вниз.
    В направлении, куда показывал близнец, тянулась ещё одна полоса возвышенностей, драмлин. И виднелась ещё одна вещь, темная, с серой каймой камня, пещера. У входа в пещеру стоял человек и молча наблюдал за ними.
    Ник сначала потянулся за ЭМР-шкой, но дети тут же повисли на его руке.
    – Ладно, ладно. Идите позади меня, метрах в двадцати. В случае опасности бегите к клоддеру. Пусть Тарика сама решает, что делать дальше,- приказал он детям. На всякий случай майор ослабил захваты излучателя и начал спускаться по песчаному склону.
    Возле пещеры стоял коренастый мужчина в странном наряде. Его кожа имела багряно- оливковый оттенок. Глаза были слегка заужены, этим он был похож на Тарику. Он смотрел на Никиту как бы с прищуром, словно оценивая противника.
    – Вы протек?- спросил майор по-японски.
    Мужчина молчал.
    – Вы протек?- снова задал вопрос отступник, но уже на старом эсперанто.
    – Я не понимаю этого слова мужчина. Просто адаптировавшийся. Меня зовут Мунир Гассан. Что вам нужно в наших краях?
    – Мы прилетели по довольно важному делу.
    – Другие люди прилетали сюда почти два лунных цикла назад. И тоже ради чего-то важного.
    – Вы?! Вы знаете, где они оставили послание?
    – Я не понимаю вас и не хочу понимать. Молчание драгоценно. Как зовут вас, мужчина?
    – Никитос Стелли,- ответил Ник.
    Пещерник по-новому взглянул на собеседника:
    – Идите за мной Никитос и возьмите тех двоих в желтых одеждах,- пещерник двинулся к песчаному возвышению.
    Мужчина исчез в темном отверстии пещеры.
    Никита устремился вслед за ним, утягивая за руки обоих близнецов. Поначалу ничего не было видно, но буквально через пару минут или меньше того, боец разглядел светящуюся точку вдалеке. На фоне белого светлячка постоянно мелькал силуэт Гассана. Мунир вывел их в широкую, светлую пещеру со сводчатым потолком. Посреди пещеры сидела старая женщина и ещё несколько человек, в основном дети. Все как один уставились на пришедших. Дети вскочили на ноги:
    – Кто они, отец?- закричал один из ребят.
    – Не мешай,- мужчина обратился к старой женщине,- Альфира, он похож на нужного?
    – Пусть подойдет,- хрипло ответила старуха.
    – Никитос Стелли, если ты тот за кого себя выдаешь, то не бойся. Подойди к Альфире. Она моя мать, она видит мысли.
    Боец уселся рядом с Альфирой и молча стал слушать её. Все происходящее вокруг удивляло, но после увиденного днем ранее, майор перестал
    – Если ты человек, избранник. Если твои мысли чисты, светлы, то можешь надеяться на удачу и мою благосклонность. Если же врешь ты, то не выйти живым тебе отсюда. Тебя поймают души наших предков. Мы ждали кого-то, но лучше бы никто не приходил. Значит в мире все плохо. Если ты пройдешь проверку, то заберешь то, что приготовили те люди. Ты согласен…это не вопрос.
    Никита напряженно думал. Думал о чем-то своем.
    Близнецов тем временем окружили дети пещеры. После недолгого осмотра они попытались снять с детей шлемы и те им принялись усердно помогать.
    – Нет,- закричал майор, выйдя из транса,- не делайте этого. Все в пещере замерли.
    – Почему?!- воскликнул Гассан,- в этих одеждах они томятся. Разве так не лучше?- спросил пещерник.
    – они там спрятаны от солнца,- как можно проще ответил Стелли.
    – Я знаю. Те люди тоже прятались от солнца в таких одеждах. В пещере можно без этого. Здесь светло, но солнце не проникает сюда напрямую. Свет рассеивается, проходя через шахту с зеркалами и загородками.
    – Возможно,- успокаиваясь, ответил Ник, смахивая со лба крупные капли пота,- я согласен Альфира.
    – Садись удобнее мужчина и расслабься,- ответила старая женщина.
    Она взяла Ника за руку, нащупала его пульс. Закрыла глаза и молча замерла. Дети играли в какую-то свою игру и смеялись. Гассан наблюдал за ними. Создавалось впечатление, что один Никита был здесь лишним. Он пытался расслабиться, но это у него плохо получалось.
    В какой-то момент её веки приоткрылись, обнажив запавшие зрачки. Видны были только белки. Почти сразу они закрылись, и женщина без чувств упала на пол.
    – Что с ней?- боец не выдержал и вскочил.
    – Не трогай её,- опередил движения бойца Мунир,- скоро она придет в себя. Сядь пока и успокойся. Ты один прилетел?! Я видел большой стратолет, хотя не такой уж большой. У нас здесь…,-он резко оборвался на этих словах и замялся.
    – У вас здесь космокорабль, да?
    – Да. Догадался?
    – Я тот, кого вы ждали, это правда. И не догадался, у меня информация из первых рук. За нами гоняются фанатики. А на планете хаос.
    – Ну, это я и без вас знаю. Пришлось изображать из себя неграмотного ради безопасности. А что вы понимаете по словом хаос?
    – Все погибли.
    – Как так? Абсолютно? Вспышек ведь не было уже несколько лет?
    – Не из-за вспышек. Это все фанатики. Остались единицы, и то половина мутируют. Лучше вам их не видеть. Мунир, из чего сделана твоя одежда, я раньше вроде такого не видел. Если только… нет, даже в нейробиблиотеке не видел.
    – Это шерсть, как у нас волосы.
    – Шерсть. Животных??? Последний раз про животных я слышал давно. У вас есть животные?!
    – Да у нас живут овцы. Мы и питаемся ими, они и одевают нас. Да много чего ещё.
    – Где они?- завороженно спросил боец.
    – Там,- Гассан указал на проемы в пещере,- в других пещерах, глубже под землей. Там есть трава и плодородная почва. Там мы выращиваем овец, коз и кроликов.
    – Мунир, я видел кроликов в детстве. Покажете?
    – Попозже. Вот и Альфира очнулась.
    Женщина и вправду зашевелилась, села и потерла затылок.
    – Давно у меня таких видений не было. Совсем разучилась.
    – И каков вердикт?
    – Да.
    – Что да?
    – Ты тот, кем представляешься,- ответил воодушевленно Гассан,- ты хотел видеть животных. Идем, я ждать не буду,- и направился к одному из каменных коридоров.
    Никита окликнул близнецов, увлеченных игрой.
    Джейси и Сирена переодетые в шорты и майки побежали к нему.
    Дети пещеры принесли два наряда из шерсти.
    Боец надел балахоны на близнецов, выговаривая с удовольствием новое слово.
    – Шерсть. Мне сказали, что это шерсть.
    Опять в полной темноте близнецы, Никита, Мунир и дети из пещеры шли вперед. Ник заметил, что шли под уклоном, опускаясь все ниже и ниже.
    – Мунир, это ваши дети?
    – Да, конечно.
    – А где их мать?
    – Она там, куда идем. Ухаживает за животными. А эти двое ваши?
    – Нет. Я нашел их в гигасе и взял с собой. Я же говорил, что все умерли.
    Незнакомые запахи достигли носа бойца и остальных. Они все усиливались, пока группа не вышла в светлую большую пещеру. Пол её был зеленым и мягким.
    – Трава,- воскликнул Стелли,- боже мой, трава. Самая настоящая. Уму непостижимо.
    Почти всю площадь пещеры занимала трава и по ней бродили существа с четырьмя ногами.
    У близнецов округлились глаза. Страшный блеющий звук издало одно из созданий, другие подхватили ее сигнал.
    Дети схватились за руки и побежали к Никите.
    Гассан добродушно рассмеялся.
    – Не бойтесь, они так друг друга ищут, разговаривают.
    – И вы вот их едите?- брезгливо спросил Джейси.
    – Да. Как и наши предки. Вы тоже их едите, только не настоящих, а синтезированные. Безвкусных так сказать.
    – А кто из них кто?
    – Вот это овцы. Мы берем у них шерсть, мясо, шкуры. У коз берем молоко, пух, ну и опять же мясо.
    – А где кролики?
    – В соседней пещере,- ответил пещерник, указав рукой в сторону ещё одного коридора.
    – Сколько же вы здесь живете?
    – Много. Сотни лет. Мои предки пасли этих животных ещё пятьсот лет назад.
    – А как же семьи, Гассан?
    – Ах, вы про это. Таких пещер как эта, достаточно. Везде разные семьи. Мы роднимся. Рядом с этой пещерой ещё три. В одной живет мой старший сын с семьей.
    – Это большой соблазн остаться, но мне нельзя задерживаться. Гассан, помогите найти послание.
    – Подарок, Стелли-младший,- пойдемте обратно.
    – Мунир, а можно как-то детей покормить.
    – Хорошо.
    Боец с маленьким чувством зависти к детям покидал эту пещеру. Никита вспомнил свое детство, такое же беззаботное, когда проблемы забывались сразу. Улицы, скверы Екатеринбурга. Даже грязные пруды. Но это ещё была природа…
    Вспомнил подростковые поездки с отцом в голограммпарк, нейрозоопарк, орбитальную гостиницу.
    Однажды отец притащил Никиту в летную школу и тогда же мальчик решил, что стать лучшим пилотом.
    Ник вышел из оцепенения и понял, что все так же бредет за Гассаном по темным каменным коридорам.
    Они вернулись в первую пещеру, выбрались на поверхность, и Гассан повел майора по пескам.
    Сначала вдоль возвышенности, в которой располагалась пещера, затем начал взбираться на вершину. Поднялся и указал пальцем на огромную плоскую низину.
    – Иди. Все там,- Мунир похлопал Ника по плечу.
    – Спасибо,- ответил боец, надевая на руку перчатку.
    Никита спустился с холма и активировал ботинки. Перчатка вновь начала издавать мелодичные звуки, но они стали звучать чаще, как только отступник двинулся в сторону центра низины.
    Боец включил регистратор поля и увидел на дисплее цифры.
    Он шел, пока на дисплее не возникло число ноль. Ботинки почти не слушались, огромных усилий стоило отрывать подошвы от земли.
    Выключив перчатки, отступник стал судорожно разгребать песок и вскоре откопал круглый люк с двумя углублениями в форме подошв ботинок и маленьким круглым диском.
    Никита отцепил двойные подошвы и вставил их в углубления.
    По завершении этой операции диск, спрятался внутрь люка, а под ним оказалось отверстие для ключа. Ник выбрал в кейсе подходящий ключ и вставил его в прорезь.
    По гудящему звуку боец понял, что привел в действие какие-то механизмы.
    Рядом с люком из песка вылез цилиндр высотой в два метра. Одна из составляющих его частей открылась, и боец увидел две полки, на одной из которых лежали очки, а на другой предмет, по форме напоминающий человеческую руку.
    Не раздумывая долго, Стелли нацепил очки и взял искусственную руку.
    Перед ним открылась совсем нереальная картина. В пяти-семи метрах от люка и цилиндра на поверхности был вычерчен овал, и отступник с трудом разглядел, где он заканчивается. Красная кайма расплывалась почти по всей низине. Сняв очки, боец убедился, что ничего подобного нет. Осмотрел руку.
    Взяв ее в ладонь, как при реслинге и сильно сжав, Ник резко отдернул лицо от выскочившей кнопки.
    Быстро выдохнув, Стелли вдавил кнопку.
    Поле отключилось. Сопровождаемые страшным шелестящим звуком, вниз по всей площади овала упали тонны песка и камней.
    Никита приходил в себя, когда заметил на холме рядом с Гассаном Тарику. Девушка отчаянно махала руками, пытаясь привлечь его внимание.
    Майор махнул рукой показывая, что можно подойти. И девушка, и пещерник побежали к нему.
    Овал открыл взору пропасть, огромный подземный ангар. Там внизу стоял чудовищно большой, черного цвета и необычной для майора конструкции, космолет. По всему фюзеляжу красовались белые крылья и надпись «Иисус».
    – Стелли, Стелли,- кричала запыхавшаяся Тарика. На ее лице читались тревога и страх.
    – Что опять?! Вы посмотрите, что я нашел!
    – Стелли, сюда приближаются эджи. Целое звено.
    – Смотрите. Тут огромный корабль, а ещё видите, что там. Да там вакоэджи и вакоклоддеры. Все для космоса.
    – Очнись, мужчина!- закричал под самое ухо подбежавший следом за Тарикой Гассан,- вам и нам угрожает опасность.
    Майор внимательно посмотрел на обоих.
    – Где они?
    – Когда я убегала, то были на границе локатора. Сейчас наверно уже в десяти минутах полета. Километров семьдесят-сто, не более.
    – Они все-таки следили за нами с орбиты. Это становится угрожающе опасно. Уходите отсюда. Я попробую поднять корабль.
    Боец побежал вдоль овала. Вскоре обнаружилась лестница и он начал спуск.
    – На лифте сэкономили,- буркнул себе под нос Никита.
    На середине лестницы он увидел наверху Тарику. Она тоже начала спуск.
    – Куда ты, дурочка?! Беги к детям. Я их на кого оставил. Поднимайся быстро,- закричал он раздраженно.
    – Нет! Дети в пещерах. Я хочу с вами,- запротестовала решительно девушка.
    – А, черт с тобой. Я даже не знаю, есть ли там энергия и оружие.
    – Я помогу.
    Майор спрыгнул на пол ангара и побежал, преодолевая сопротивление песка. Забравшись на корабль, он побежал к носовой части, предположительно к рубке управления.
    Практически сразу отыскав рубку, майор влетел в помещение. Все оборудование оказалось зачехленным. Недовольно хмыкнув, Никита начал стаскивать брезент.
    Найдя центральный мозг «Иисуса», Стелли ввел программу взлета и осмотрел арсенал.
    – Нормальное оружие. Отец не перестает меня поражать,- отметил про себя Никита, заметив также, что бортовой вариоком обслуживал два языка международный и русский,- Умеют же русские делать. Умели до недавнего времени. Ещё и реактор на магнитных монополях?! Такого не может быть!
    Программный код был введен. Но стояла тишина. Чертыхнувшись, боец побежал к шлюзу. По кораблю раздался машинный голос.
    – Взлет воспрещен. Закрыть шлюзы.
    Выбравшись на лестницу, главный заметил девушку. Она бежала к одному из вакоэджей.
    – Что ты делаешь, сумасшедшая?
    – Вы не успеете поднять корабль. Я задержу их.
    – Обратно, Хиото. Слушайте меня. Вы же не умеете водить вакоэдж.
    – Умею. Ещё как умею. Даже вам фору дам.
    Девушка залезла в патруль и начала взлет.
    Старший плюнул, закрыл шлюз и побежал в рубку под одобрительные возгласы машины.
    – Взлет разрешен. Всем занять свои места,- протрещал вариоком.
    «Иисус» медленно начал подъем. Загудели неизвестные майору приводы.
    Спустя минуты две корабль вышел на простор пустыни.
    На большой проекции в рубке засветились четыре точки, одна из которых была крупнее и отсвечивала голубым ореолом.
    – Это Хиото,- сообразил Стелли.
    У поверхности закипал бой. Отступник только заметил, как вакоэдж увертывается от глейко-ракет фанатиков. В какой-то момент девушка не среагировала достаточно быстро. Её вакоэдж вспыхнул. Майор визуально зафиксировал взрыв и вылетевший за мгновенье до него куб автоспасателя.
    Поначалу Ник собирался вручную вступить в бой, но теперь, не контролируя эмоции, активировал вариоком и прокричал.
    – Корабль, команда лазеры. Уничтожить все три цели.
    Стелли увел корабль на снижение. Шипение сквозь динамики заполнило кабину.
    В корабль попало несколько глакет-ракет. Не причинив существенного вреда, взорвались.
    – Корабль, команда противоракетная защита,- испугавшись, выкрикнул майор.
    – Команды выполнены. Броне крепости данное оружие не угрожает.
    В ту же секунду заверещал сигнал тревоги. Взглянув на локатор, Никита увидел огромную красную точку, принадлежавшую явно космолету.
    В иллюминатор Стелли наблюдал визуально снижение «Лешего». Майор узнал стратобастион движения, захваченный на мысе Канаверал.
    Никита подул на вспотевшие ладони и сосредоточился.
    – Корабль, подъем на тридцать километров…команда, выпуск смога. Создай столб диаметром в пятьсот метров и высотой в двадцать километров.
    Стелли увел крепость за ионизированный дым.
    «Леший» тоже завис над завесой и прожигал её лазером.
    «Иисус» по спиральной замысловатой траектории внутри столба поднялся до вершины.
    – Корабль, команда лазеры спарить, изолит- ракеты по реактивам. Команда, плазма и лазер по рубке управления.
    Фанатики заметили крепость. «Леший» начал разворачиваться. Но плазма уже проела смотровую панель рубки.
    В этот момент «Иисус» дернулся от попадания в один из приводов. Вариоком доложил об этом.
    – Ха! Эти фанатики и не видели такой мощи. К тому же вооружение отстает,- сказал сам себе Стелли.
    Передатчик в кабине запищал. Фанатики умудрились настроиться на волну небесной крепости.
    – Говорит «Леший». Назовите себя.
    – Да пошел ты! Хотя ладно. Привет отморозки. Я Никитос Стелли, бывший боец отступников. Передайте руководителям. Покой закончился. Кстати, вам от меня подарок.
    Майор отключил связь и громко воскликнул:
    – Корабль, изолит-снаряд в рубку. Плазма удар по реактивам.
    В ту же секунду «Леший» словно бумажная игрушка загорелся, закрутился вокруг своей оси и взорвался. Пламя облизало даже «Иисус».
    Никита глубоко вдохнул и шумно выдохнул:
    – Корабль, аварийная посадка.
    Крепость начала снижение.
    Открыв шлюз и выбравшись, боец побежал к кубику спасателя, в котором была Тарика. Около него уже собрались близнецы, Мунир и его дети.
    – Ник, мы не знаем, как его открыть.
    – Он должен открываться изнутри. Плохи наши дела.
    Майор достал ЭМР-ку, и постепенно увеличивая мощность, стал прожигать бронированную створку кубика.
    – Джейси, беги на клоддер за плазмой.
    – Ладно, я мигом,- мальчик кинулся к стратолету. Сирена убежала за братом.
    Заряд излучателя закончился.
    – У нас проблемы. Плазма штука опасная, да и ненадежная. Ещё и эта стычка. Мунир у вас теперь начнутся неприятности!
    – Ничего майор, я сам решил помогать комиссии. Мои люди всегда слушают меня.
    Прибежали близнецы и боец, взяв у Джейси оружие.
    – Всем отойти за меня! Эта штука мощная.
    Так и не выпустив сгусток энергии, Стелли добился результата. Створки кубика раскрылись.
    – Она просто была без сознания,- сделал вывод Мунир.
    Вдвоем мужчины вытащили девушку на песок. В нескольких местах ее костюм тлел.
    – Гассан, мне нужен ваш балахон. Она не протек.
    – Пожалуйста, пожалуйста. Как ещё помочь?- спросил пещерник, снимая шерстяную накидку.
    – Ожоги, это не беда. Джейси, нужен фармауниверсал. Он на клоддере.
    – Мы его уже принесли. Сирена, давай,- ответил мальчик, мило заулыбавшись.
    Девочка достала из кармана на костюме толстый диск автохирурга.
    – Вы молодцы, ребята. Спасибо,- боец как никогда прежде был доволен сообразительностью близнецов.
    Накрыв предварительно девушку шерстяным халатом, с нее сняли защитный комбез, затем Стелли провел первичный курс заживления ожогов.
    – Мунир, помогите унести ее на корабль. Кто-нибудь сбегайте на «Иисус»,- Никита изрядно устал,- Все, Мунир, нам нужно улетать. Спасибо за все.
    – Ничего. Прилетайте если что понадобится.
    – Думаю да. Понадобится. Но когда,- искренне сказал майор.
    Никита поставил клоддер в трюм крепости. И как раз в тот момент, когда вошел в рубку, пришло сообщение от сыновей Гассана. Дети посчитали стратолеты. В ангаре находилось пятьдесят два вакоэджа и восемь вакоклоддеров.
    До ночи отступнику удалось переправить двадцать космоэджей в трюмы «Иисуса». Клоддеры поначалу он решил не брать, но после совещания с Муниром взял все же два вакогрузовика.
    – Я думаю Мунир, после сегодняшнего боя земля ещё имеет шансы. Я начинаю верить в планы отца. Уверенность появилась в своих силах. И ведь есть вы. Если даже все погибнут в гигасах, я и прочие. То останетесь вы. Вас ведь здесь много.
    – Около семидесяти пещер,- непринужденно ответил пещерник.
    – Ну вот. Вы разовьете новую цивилизацию, а я обещаю, что вам никто мешать не будет. Если я умру, то раньше умрут фанатики со всеми кораблями и оружием. Я их заморю. Ради будущего.
    – Спасибо, Никитос Стелли. Я считаю, что каждый из нас приходит в этот мир непросто так. У каждого свой путь, своя цель. Большинство не знают своих целей. Ваш отец, что удивительно, знал и свою цель и вашу. Идите, закрывайте ангар, мы потом песком присыплем все следы его существования.
    – Успею. Не знаю скоро или нет, будет ли вообще, но возможно к вам прилетят другие. Если я их вообще найду. У них будет вот этот медальон. Это пуля старинная, ещё мой дед был жив и стрелял вот такими штуками в людей. Они покажут ее вам, и вы поможете им,- попросил майор, вставая с песка и прекращая тем самым свою передышку.
    – Конечно,- слегка с грустью ответил пещерник.
    – Прощайте, Мунир.
    – Прощайте, Стелли-младший.
    «Иисус» взмыл в вечернее небо и полетел обратно к экватору, в сторону Австралии. В одной из кают лежала быстро поправляющаяся Тарика. В рубке находился только Никита. К нему периодически забегали близнецы, и снова убегали бродить по кораблю. Удержать их он не мог. Эти неугомонные дети уже вымотали отступника своей неуемной энергией и бесконечной любознательностью. В конце концов, он не выдержал. Вызвал бортовой вариоком и включил родительский контроль, ограничил доступ к отсекам с оборудованием и оружием, а также попросил ком вывести на один из дисплеев сеть камер высокого разрешения. Так сказать для контроля.

***

    Руководитель уже слышал слухи и поэтому торопился. Он в ярости вбежал в центр управления порта. Служащие были немного бледны. Ко второму подбежал космоинженер.
    – Что вы мне хотите сказать, Палмер?- в гневе заорал руководитель.
    – Почти ничего. Лучше поговорите с командиром «Владыки».
    – Именно это я и собираюсь сделать. Отойдите, вы мне мешаете,- фанатик оттолкнул Палмера и направился к одному из терминалов. Подойдя, вырвал переговорное устройство у служащего.
    – Говорит второй! Что у вас?
    – Это командир орбитала «Владыка». Мы полагаем, что «Леший» был сбит.
    – Как это?- у руководителя начало дергаться левое веко. Хотелось придушить кого-нибудь прямо сейчас. Но он ещё сдерживал себя.
    – В Трирате России они засекли клоддер, нет даже не там. Сначала из Токио ушел стратолет, они его прозевали. И вот. Выслали звено патрулей. Судя по картине боя, сначала появился ещё один патруль, причем орбитального образца. Наши эджи сбили его, но это видимо был отвлекающий. Потом там оказалась крепость, из тех секретных документов и донесений. Тот корабль уничтожил все звено. «Леший» был в стратосфере, среагировал, как мог. Мы наблюдали у поверхности. Там была вспышка, а где-то часов через пять крепость полетела к экватору.
    – В бой не вступать. Обходите его. Вам ещё, что-нибудь известно?
    – Да, мы дублировали переговоры «Лешего» и крепости.
    – Что же в них?- угрюмо спросил второй.
    – Пилот сказал, что он бывший боец движения. Некий Никитос Стелли.
    – А-а-а черт. Я знаю этого выродка. Нужно было убрать его ещё на базе и генерала того. Это он ему помог найти корабль. Сам бы он не смог раздобыть такого монстра,- завопил второй.
    – Руководитель, что нам делать?
    – Продолжайте зачистку. Где вы сейчас?
    – В Африке. Зачистили Кейптаун, да ещё четыре гигаса.
    – Так. Летите лучше в Европу. Мне нужно, чтобы вы пробрались в штаб обороны. Там должно быть много интересного для нас. Особенно про орбитальную крепость.
    – Есть, сэр.
    – Затем продолжите зачищать гигасы. Конец связи, «Владыка».
    Второй отошел от связистов, ища кого-то глазами.
    – Палмер, где вы?
    – Я здесь,- из-за колонны показался инженер
    – Следите за пространством. Этот недоносок может знать и о нас. Мы прозевали его ещё там. А теперь расплачиваемся за доверчивость. Не пропустите его, Палмер.
    Руководитель ушел, оставив Палмера стоять одного в задумчивости.

***

    В каюте было неуютно. Палмер не спал и все время крутился. Долго смотрел в потолок, потом перевернулся и уткнулся лицом в подушку.
    Ему показалось, что в каюте ещё кто-то есть. «Нет, не может быть такого»,- подумал космоинженер и в ту же секунду услышал голос.
    – Я от Густаво,- произнес человек из темноты.
    Пол резко дернулся к лазеру, но его на месте не оказалось.
    – Не бойтесь, Палмер. Я капрал Йоллен Тараас. Вам Яполь должен был сказать обо мне,- снова заговорил человек, скрывающийся в темноте.
    – Нет. Ничего не говорил. Только то, что в заговоре еще несколько военных. А вот кто именно, не знаю,- произнес сквозь сухость во рту Палмер.
    – В заговоре я и капрал Бамман. Нет, капитан Бамман. Но он погиб на «Лешем». Если бы только тот идиот, в небесной крепости, выслушал капитана. Все пошло бы по-другому.
    – То есть нас всего двое?- с усмешкой спросил Палмер.
    – Да…Хотя, нет. Есть ещё преданные люди среди рядового состава.
    – И, что же вы думаете делать Йоллен?
    – Убрать руководителя,- прозвучал в темноте решительный голос.
    – Правильно. Я то же этого желаю, но это нереально сделать.
    – Вполне возможно. Один из рядовых как раз в охране второго. Думаю, шансы есть.
    – А затем что?
    – Ну, нас мало кто поддержит. Нужно будет бежать или на старую базу или на подводные станции. Вы же слышали про Стелли. Он вроде как из наших, тоже бунтовщик, то есть получается, у нас общая цель. Как-то нужно выйти на него. С убийством второго нужно повременить.
    – Не знаю. Этот боец совсем один. У него всего лишь появился корабль, не спорю суперкорабль. Но не более.
    – Мне кажется Пол, не только корабль. Появился шанс. Если он постарается, то успеет спасти военных из гигасов, пока не прошла зачистка.
    – Да, вы правы Йоллен. Кстати, как вы проникли в каюту?
    – Густаво оставил кодовые карточки.

Глава 16

    Я очень редко в последнее время стал видеть Никиту и Александру.
    С сыном так вообще потеряли контакт, постоянно ругаемся. И я
    не могу связать нити взаимопонимания обратно. С женой вчера
    поделился особо секретной информацией, она у меня очень
    понимающий человек.
    Все время отнимает подразделение и эфиргоны. Это очень важно.
    Джон как человек, со своими нуждами и тревогами, прихотями и
    желаниями, отошел на второй план. Джон, как руководитель
    специального подразделения и прямой контактер вышел на первый
    план.
    Благодаря эфиргонам состоялась разработка реакторов на
    магнитных монополях. Наконец-то мы получили дешевую и чистую
    энергию.
    Трират России и Великий Китай достроили первый город на луне.
    Он полностью роботизирован и безотходен. Просто отлично!
    Личный вариоком Джона Стелли. 19 сентября 2029 г.

***

    Над тихим океаном было спокойно. Пролетая над Гавайями, пассажиры клоддера наблюдали несколько клочков торчащих из воды. Все, что осталось после повышения уровня вод.
    Насмотревшись на водную гладь, сразу после гавайских пиков, Карина ушла в одну из кают и уснула. Она уже забыла, что такое сон и вообще отдых. На нее свалились тысячи проблем, неразгаданных тайн, у диспетчера накопились сотни вопросов. На них во, что бы то ни стало, нужно было найти ответы.
    Она спала. Поначалу сильно ворочаясь, руки и ноги подергивались, отражая эмоциональную перегрузку. Но постепенно сознание успокаивалось, и в какой-то момент в голову проник сон. Воспоминание о далеком прошлом. Ей снился гигас, снова гигас. В полисе полно жизни, толпы людей сновали мимо нее. Уэсли находилась в порту, на своем рабочем месте. Рядом стоял Зак. Живой. Ах, это ведь сон. Что Зак? У вас с Тимоти будет ребенок. О, я очень рада. Сегодня пойдете в нейропарк. Меня тоже приглашаете. Сегодня, сегодня. Ах, да, конечно могу. Кого ты приведешь, «тигровца»? Со мной познакомить. Нет, я не пойду, пожалуй. Нет. Нет. Ладно, если ты забудешь о своей идее сводничества. Хорошо, я пойду. Но помни, что обещал.
    – Карина, Карина. Просыпайтесь,- немного сонный голос Йонга возвращал ее к реальности.
    – Что ещё? Что-то случилось?- запротестовала Уэсли.
    – Нет, ничего. Сержант Рэббит попросил привести вас в рубку управления.
    – Значит все-таки, что-то случилось.
    – Нет. Просто мы подлетаем к Австралии.
    Девушка втянула воздух в легкие и быстро выпустила, потянулась.
    – Ну, скажите сейчас приду.
    Зевнула и направилась в рубку. Неугомонные Белун и Каррастер, как ни в чем не бывало, следили за приборами и травили байки.
    – Вы совсем не спали?- с порога спросила Карина.
    – Нет. Зачем. Уэсли, мы полчаса назад пролетели Новую Каледонию. Под нами уже был Брисбен. Мы повернули к Сиднею. Последний раз спрашиваю, вы точно уверены в своих действиях,- спросил сержант.
    – Абсолютно. Я думала, что вы меня поняли давно.
    – Так то это так, но все же это база движения. Враги.
    – Не волнуйтесь, сержант. Если что, я дам вам уйти. Они не посмеют уничтожить вас,- решительно ответила Карина.
    – Меня не это волнует. Я даже не представляю, что потом. Даже если все пройдет гладко,- произнес озадаченно Белун.
    – Как же это, по-вашему?- спросила, не совсем поняв смысл слов сержанта Карина.
    – Ну, все мертвы. Или улетели. Я понимаю, вы хотите по-другому, но ведь это единственный вариант в данной ситуации.
    Пререкаясь и зевая, Уэсли села в одно из свободных кресел экипажа и молча уставилась в обзорное окно, в котором виднелось небо. Безоблачное небо с отсветом солнца.
    Минут через двадцать Каррастер сообщил всем, что клоддер долетел до старого Сиднея.
    – Мы прибыли,- чуть взволнованно пробормотал Белун, подойдя вплотную к Карине. Он пару раз потряс ее за плечо, прежде чем она вышла из оцепенения.
    – Это небо, уже который год одно и тоже. Меня это радует и в тоже время выводит из себя.
    – Не доводите себя. Мы идем вниз.
    – Да. Сажайте машину возле руин музея оперного театра.
    – Хорошо, а почему именно там?
    – Там недалеко, есть один из входов на базу.
    – Мы просто войдем?
    – Нет. Введем код. Тихо войдем.
    – Рядовой Йонг. Будите всех, кроме девушки.
    Воздухолет уже стоял на песке, когда в рубке собрались восемь человек. Сержант осмотрел всех, хмыкнул и заговорил:
    – Вот этим составом мы и идем на главную базу отступников. Вам лучше помолчать, Уэсли. Рядовой Йонг, как ваша нога?
    – Могу ходить, сержант. Чувствую себя вполне сносно.
    – Ну и молодец. Я не знаю, что там нас ждет. Вся ответственность взяла на себя диспетчер Уэсли. Карина, бывший боец движения. Как это у них принято называть. Кто не желает, может не идти. Я даже поддержу.
    Молчание и внимательные взгляды заставили его продолжить:
    – Там внизу, опять же, по словам Уэсли, есть люди готовые помочь. Там есть друзья. Я сомневаюсь, но раз уж сам поверил ей, то поведу вас. Раз возражений нет, отправляемся. Всем надеть боевую броню, полный боекомплект. Йонг, вы ввели снотворное девушке?
    – Да, сержант,- солдат показал фармауниверсал.
    – Ну, все. Я тоже пойду, надену костюм.

***

    В помещение стоял неимоверный шум. Кричали все, больше двадцати человек. Все о чем-то горячо спорили.
    В комнату вбежал ещё один, весьма взволнованный боец. Подбежав к одному из спорщиков, он сначала попытался докричаться. Быстро сообразив, что результатов нет, он принял экстренные меры. Зарядил коленом в живот, взвалил спорщика на плечо и удалился. Все остальные вмиг замолкли. Тишина наступила гробовая. Около десятка двинулись вслед за убежавшим бойцом.
    Выйдя из помещения, все обнаружили пропавших солдат. Похититель опрокинул спорщика на пол и заорал на него
    – Граннер. Что у вас происходит? Я вас всех перестреляю, если ещё раз подобное увижу. На базе объявлена тревога, а вы полудурки, о чем-то спорите во все горло.
    – Моризо, зачем же так бить было. Мог бы просто за шкирку вытащить. Ты мне внутренности перевернул. Видишь, синтез-установка сломалась. Если её не починить за пару дней, а это так и будет, то мы голодать начнем. Вот и спорим, что дальше делать. Тебя это тоже касается. Если ты ещё не бросил есть.
    – Граннер, ты совсем тронулся. Если ты командуешь кучкой солдат, это не значит, что нужно сходить с ума и устраивать гвалт из-за каждой мелочи. Мы полетим в гигас, если будем живы к завтрашнему дню.
    – О чем ты?! Пищи на два дня вполне хватает. Я ясно кажется, выразился.
    – Слушай меня координатор, я прибежал за тобой не спроста. У одного из входов в базу приземлился клоддер правительства.
    – Нет! Скажи, что пошутил?! Спецназ здесь?
    – Это правда! Мы с Джереми своими глазами наблюдали стратолет с театральных глаз. Что вы встали?! Быстро за оружием и к третьему посту! Граннер, за мной!

***

    Группа из восьми человек с довольно кислым выражением лиц шла среди развалин старого города. Небоскребы развалились и на их месте остались стоять лишь каркасы с уцелевшими двумя-тремя этажами. Люди шли, переступая через куски железобетона, с хрустом наступая на строительный мусор. Все мгновенно превращалось в пыль.
    – Ещё долго, Уэсли,- спросил Каррастер.
    – Нет, совсем близко, в том здании,- она указала на один из разрушенных небоскребов.
    Люди в броне добрались до нужных руин. Взмокли. Из-за стекол шлемов на Карину смотрели удрученные, усталые лица. Она в отличие от остальных была в легком рузоне. Налегке, держа ЭМР-ку в правой руке, она перебежками преодолевала открытые участки.
    Зайдя в холл несуществующего более здания, Уэсли подошла к большой плите стоявшей вплотную к одной из внутренних стен-перегородок.
    – Кто-нибудь, помогите отодвинуть ее.
    Сержант и ещё пара человек подошли и стали отодвигать плиту. Остальные повалились на пол и, откидывая забрала своих шлемов, начали вдыхать сухой воздух, слегка смоченный ветрами с близко раскинувшегося моря.
    За плитой оказалась металлическая дверь со сканером и кодовым табло. Из уголков окружавших дверь стен на людей смотрели миниатюрные видеокамеры.
    – Это и есть секретный вход в базу? Кхе.
    – Ну да. Таких около десятка и ещё три шлюза для воздухолетов и стратобастионов.
    – Не дурно. И как вы же вы собираетесь его открыть, Уэсли. Пароль знаете?
    – Да.
    – Да уж. Не последний человек были. Набирайте свой код,- ответил сержант и уселся на кучу из стекла и металлолома.

***

    – Смотри, Граннер. Вот клоддер. Как думаешь, это власти или может наши?
    – Не знаю. И тот и другой вариант не исключен и совсем не радует. Где они сейчас? Вообще кто-нибудь выходил?
    – Джереми, включи рабочие глаза, фиксирующие движение,- попросил Тотти дежурного.
    – Хорошо, Моризо. Вот они. Вышло всего восемь человек. Какая-то уловка, что ли?! Семь из «тигра», в среднем боевом снаряжении и один человек в обычном рузоне.
    – Куда они направляются?
    – Вот это самое интересное. Они уже у одного из запасных входов. Тот протек привел, наверно из движения.
    – Не исключено. Когда включатся глаза?
    – Уже скоро. Как только уберут плиту маскировки. Вот! Уже там. Видите. А вот и наши гости.
    Граннер сидевший рядом и внимательно слушавший до этого Джереми встрепенулся и взгляд его ожил.
    – Чтоб провалиться мне на этом месте, кажется, я знаю человека без костюма. Моризо, а?
    – Не совсем уверен, но возможно это она.
    – Она, она, это точно женщина,- заголосил Джереми.
    – Да мы не об этом. Джереми, что приборы?
    – Она пытается ввести код. Ошиблась, а нет, не совсем ошиблась. Она вводит правильный код, но старый. Сейчас посмотрим в режимных записях. Ну конечно, вот смотри, Граннер. Она вводит код четырехлетней давности. Она бывший боец, поэтому и без костюма. Вот предательница,- возмущенно воскликнул Джереми.
    – Она не предательница! Это Карина, Тотти. Ведь она же,- радостно воскликнул координатор.
    – Да, Граннер. Она в плену значит была. А теперь её используют,- зло пробормотал Тотти,- Стафф, откройте двери, а когда уйдут подальше, закройте. Мы освободим её. Там всего семь солдат.
    – Не горячись. Ладно, Джереми, делай, как он говорит. Наши люди уже готовы?! Вперед!
    Оба выбежали из помещения поста и побежали к проверочному залу центра. Там уже находились в боевой готовности тридцать человек, вооруженные электромагнитными излучателями разной мощности, гранатами и ножами.

***

    Одобрительно пискнув, дверь зашевелилась и спряталась в стене.
    – Вот видите, а я что говорила! Код сработал,- радостно сказала Карина.
    – По мне лучше бы его не набирали, и не открывали. Всем приготовиться! Мы на базе фанатиков,- прохрипел сержант.
    Восемь человек вошли в темноту.
    – Тут довольно темно, Уэсли. Здесь у вас всегда так?- заворчал недовольно Белун.
    – Нет. Было бы светло в нормальной обстановке. Значит на базе тоже варгены. Вон, видите свет. Там насколько помню, проверочный зал. Почти центр базы. Оттуда можно попасть хоть куда.
    – Карина, давайте тише. Команда, нулевая готовность. Ничего не слышно?
    – Нет. Я же говорю. Везде эпидемия. Только бы они были живы.
    – Вы нас погубите, диспетчер. Мы думаем о безопасности, а вы все про друзей. Лучше чтобы все фанатики были мертвы.
    – Ах, так. Я сейчас так врежу вам, сержант…,- ее слова утонули в собственном крике. Кто-то резко схватил ее за руку из-за угла и утянул. Оставив сержанта и шестерых солдат стоять в коридоре под прицелом десятков излучателей.
    Ощетинившись стволами, стояли и люди Белуна.
    Коридор осветился светлячками, давая фанатикам хорошенько прицелиться в «тигров».
    По лбу сержанта потекли капли пота. Он подвел людей. Подставил под удар смерти. Из глубины зала раздался голос.
    – Во избежание летального исхода, требуем сдать оружие и прекратить сопротивление. Говорит комендант базы движения сопротивления. «Тигровцы», не нужно крови. Её и так уже слишком. Сержант, будьте благоразумны. Опустите штурмовик.

***

    Карина страшно испугалась, когда почувствовала на запястье чьи-то пальцы.
    За углом ее отпустили. Она подняла взгляд на стоящих перед ней двоих мужчин. Оба заулыбались, молча разглядывали Уэсли.
    Она фыркнула. Поправила растрепавшуюся челку. И тут же со всего маху зарядила ближайшему из них пощечину.
    – Зачем же так пугать,- визгливо вскрикнула она. И почти сразу изменившись в лице, бросилась обнимать обоих,- Тотти, ты жив. И ты Пол. Вы не представляете, какое это для меня счастье. Я думала, что не увижу вас больше.
    Моризо все же отстранился и закричал что-то за угол.
    Карина, услышав его слова, потянула отступника за рукав.
    – Не смей, Тотти. Они мои друзья.
    – Это солдаты правительства, очнись!
    – Не совсем. Правительства нет. Никого нет. Фанатикам удалось применить варгены. Не без вашего участия, кстати. А это не солдаты, а люди. Одни из немногих выживших.
    – Мы знаем уже об этом. У нас на базе больше пятидесяти тысяч мертвых. Да и варгены в основном с нашей базы. Мы сами участвовали в их захвате. Ты в курсе, что у фанатиков была своя локальная нейроустановка. Мы были пешками в их игре.
    – Вы представляете, что творится в гигасах. Там миллионы мертвых. И не смейте трогать этих людей. Хотя бы дайте уйти! А где руководители?
    – Мы и сами хотим это знать. Они улетели на орбитале «Коршун». Несколько дней назад. Потом началась эпидемия.
    – То есть вы теперь старшие?
    – Да, на пару с Моризо,- ответил Граннер.
    – Вы ведь не тронете их?
    – Если сдадут оружие. Их вообще много?
    – Нет. Это все. Есть ещё девушка в клоддере. У нее нервный срыв. Значит обещаете?
    – Да,- недовольно ответил Моризо.
    – Тогда я пошла к ним.
    – Погоди. Дай хоть обнять тебя ещё разок, девчонка. Столько лет!
    – Ну, ладно,- Тотти прокричал на весь зал,- никому не стрелять.
    Карина завернула за угол и оказалась между двух огней.
    – Белун, это я, Карина. Я иду к вам.
    Она медленно подошла к сержанту. Ей показалось, что она слышит, как скрипят его зубы.
    – Я же вам говорил, Уэсли. Что теперь делать?!- взбешенно спросил он.
    – Ничего. Руководителей на базе нет. Я нашла своих друзей. Рэббит, и вправду отдайте оружие, ради безопасности. Наши бойцы тоже вас боятся.
    – Ну, не знаю. Вы гарантируете нам свободу?
    – Конечно. К вам отнесутся с подозрением, но это временно.
    Белун потер ладонью небритую щеку и опустил винтовку. Обернулся.
    – Ребята, снимите захваты и положите туда излучатели. Каррастер, это и вас касается.
    Каррастер ещё немного целился в Карину, но все же убрал лазер.
    Диспетчер облегченно выдохнула.
    – Тотти, можешь идти. Все в порядке.
    Смуглый, слишком даже, Моризо вышел из-за того же угла. За ним шел Граннер.
    – Белун, это коменданты базы, Тотти Моризо. Пол Граннер, координатор операций.
    Из-за столов и ящиков выбрались человек пять. Они собрали оружие «тигровцев» и снова исчезли.
    – Карина, а как же нейро?- осторожно спросил Граннер.
    – Они отключились, когда правительство эвакуировалось в криоцентры,- ответила девушка.
    – Оно больше не работает.
    – Нет.
    Вмешался Моризо.
    – Сержант, мне нужны несколько ваших костюмов.
    – Зачем?!- напрягаясь, спросил Белун.
    – Мы пойдем к стратолету. Так мы замаскируемся.
    – Вы нам не доверяете?- зло спросил сержант Рэббит.
    – Нет, мы много лет дружим!- иронично воскликнул Моризо,- как же мне вам не доверять! О чем вы? Вот проверим, и доверие возрастет. И заберем девушку.
    Карина повернулась к Рэббиту.
    – Я же предупреждала. Много лет войны друг с другом так просто не проходят. Отдайте им костюмы. Тотти, пусть принесут рузоны для солдат.
    – Если найдем,- проскрипел Моризо.
    – Найдете. А пока скажите бойцам, чтобы принесли какую-нибудь другую одежду. Пол, что вы так на меня смотрите?
    – Ты была совсем девчонкой. Я помню тебя с подростка. Черт, о чем это я. Карина, что дальше? Никто не знает. Мы тоже. У нас даже еда заканчивается.
    – Почему? А у нас есть. На клоддере заберете. Так почему?
    – У нас синт-установка сломалась.
    – Так слетайте в гигас. Там угрозы нет никакой.
    – Ну, до этой минуты уверенности не было. А нас всего тридцать человек осталось.
    – Я не узнаю тебя, Пол,- воскликнула Карина, глядя на координатора.
    – Я постарел и только,- недоуменно ответил Граннер.
    – Нет. Ты изменился, Пол,- Карина провела рукой по морщинам на его лице.
    – Это из-за руководителей. И из-за нас самих. Мы совершили просто чудовищный поступок.
    После того как координатор успокоился, вся группа под присмотром бойцов дошла до зала, где недавно шел спор. На диванах вдоль стен лежали ещё четыре человека. Тигровцы сели на свободные места. Бойцы движения разошлись. Многие ушли к Моризо. У дверей осталось трое охранников.
    Карина и координатор сели в углу и долго смотрели друг на друга.
    – Нет,- глазами говорила девушка.
    Граннер не выдержал:
    – Ты о нем хочешь знать?
    – Да. Он, что тоже?
    – Мы не знаем, где он.
    – В плену?
    – Нет. Тут столько произошло в последнее время. Он участвовал в финальной операции. Вся команда участвовала. Потом его словно подменили. В союзе трех рек он столкнулся с близким ему человеком. Генералом правительства. Потом притащил его сюда. Их судили и отправили в пустоши. Мы помогли им бежать. Побег провалился. С тех пор никто не знает, где он и как. Тем более улетел он до атаки. А как ты… осталась в живых?
    – После пленения меня отправили на полную нейрообработку. Я забыла прошлое. Дней пять назад очнулась, начала вспоминать. В гигасе карантин. Нейро отключилось, сильный удар по психике. Тысячи трупов.
    – В каком гигасе ты жила?
    – В северной Америке, в Монтеррее.
    – Вы оттуда прилетели?
    – Из Вашингтона. Пока искали клоддер, полконтинента облетели. Повезло, что без проблем.
    – Нужно жить. Просто жить. Ничего не вернуть. Хотя нужно выяснить, где новая база фанатиков. Нас тут тридцать два человека. Ну и вот ещё четверо. Они умрут, это все понимают. Так произошло и с другими. Последние две тысячи умерли за два последних дня. Ты бы это видела. Хотя кому я говорю. Весь удар был по гигасам.
    – Пол, а я уже видела мутантов.
    – Мы тоже. Было у нас пятеро. Застрелились,- тяжело выдохнул,- ломает их и физически и морально. Так о чем я. Если эти твои с нами останутся. Вместе получится сорок человек. Небольшая армия. Нужно искать выживших. В гигасах есть оружие?
    – Да, но я видела только надежно запертые в оружейных комнатах и разряженное. Вот и наша винтовка единственная. Я ее нашла в военном секторе. И то потому, что двери заклинило телом солдата. А так-то оружейные склады самоликвидируются при попытке несанкционированного взлома.
    Возвращение Моризо с бойцами не принесло особой радости «тиграм». Зато заставило Карину забыть все остальное, и переключиться на действительность.
    – Мы загнали клоддер в ангар. Вот ваша девушка.
    Моризо подвел к Уэсли молодую подопечную.
    – Граннер, осмотрите ее. Вы же доктор?!
    – Да, да. Где моя сумка?- заволновался координатор.
    Один из бойцов убежал за медсумкой.
    Карина взбодрилась и продолжила беседу.
    – Йонг, помогите Граннеру. Пол, он тоже соображает в медицине. За одним и отвлечется от последних событий.
    – Хорошо, Карина.
    Уэсли повернулась на начавшуюся перепалку.
    – Что смотрите? Я презираю войска,- сказал Тотти, плюнув на пол.
    – Во-первых, я не смотрел на вас. Во-вторых, нас не за что презирать. В-третьих, я сам вас ненавижу, это вы фанатики уничтожили все.
    – Мы?!- вскипел Моризо,- у нас здесь больше пятидесяти тысяч собратьев мертвых. Мы?! И мы не фанатики!
    – Но ведь вы их сами погубили, применив варгены.
    – Да, но мы были под излучением. А кто его придумал?! Правительство. А поддерживали их кто?! Вы, войска!
    – Нет. Мы защищали население от вас. И тоже были под влиянием. А вы глупцы. Верили во всякую чушь.
    – Так. Все понятно. Поединок предлагаете?
    – Сию же минуту,- парировал Белун.
    – Нет. Не смейте,- закричала Карина.
    – Уэсли, отойди. Я просто обязан укоротить язык этому сержанту. И дело тут не в варгенах. Он зарывается. Командования нет. Нужно выяснить, кто тут старший,- пробасил Моризо.
    – Уэсли, я из «Тигра», у нас такая традиция. И я не унижусь перед этим фанатиком.
    Диспетчер упала на колени и заплакала. К ней подошел Граннер, начал успокаивать
    – У нас нет лазер-ножей, но есть стальные, старой технологии. Они ничуть не хуже рассекают плоть,- предложил Моризо.
    – Я согласен,- ответил Белун.
    Моризо кинул сержанту ножны. Они вышли в коридор. Туда же выбежали тигровцы и бойцы движения. Остались Карина, Граннер и Йонг.

Глава 16

    Я чувствую, что медленно схожу с ума. Если брать в расчет то,
    что я знаю, то место мне в психдиспансере. Эфиргоны делятся со
    мной знаниями по контактам с иными цивилизациями. Поначалу я
    очень скептически относился ко всему, что слышал, но слишком
    много фактов совпало в моей голове. Словно огромный паззл был
    собран, последний фрагмент встал на свое место.
    Иные знали о предстоящих изменениях на нашей звезде. И ушли,
    потому, что вся система стала опасна для полетов их кораблей и
    организмов.
    Через эфиргонов они передали нам послание, а также частичку
    своих технологий. Дали нам шанс.
    Так вот появились аппараты вроде авлов, клоддеров, соцеров и
    деков. Так же появилось струнное теметро.
    В глубине души теплится надежда, что эфиргоны-патриархи
    подскажут мне будущее человечества, но они упорно молчат. Мне
    очень нравится бывать у них в ядре. Здесь пусто и по-особенному
    красиво. Эта пустота завораживает, воздух наполнен мысленными
    волнами.
    Личный вариоком Джона Стелли. 12 апреля 2030 г.

***

    – Где мы?- потягиваясь и зевая, спросила Тарика, входя в рубку. Она взяла первый попавшийся синт-пакет и сев в кресло пилота, выдернула кольцо. Стала ждать, пока еда разогреется.
    – О, я рад, что вы идете на поправку.
    – Да. Ожоги зарубцевались. Стелли, вы так и не ответили на мой вопрос?
    – Ах да. Мы приземляемся в Австралии,- отступник громко чихнул.
    Хиото вскочила и уставилась в иллюминатор.
    – Что это за город? Ой, извини, будь здоров,- протараторила японка.
    – Спасибо. Посмотри через залив, сама поймешь.
    – Сидней?!- неуверенно произнесла она,- Сколько же я была без сознания?
    – Полдня примерно. Ну, вот если видно останки оперного театра, значит Сидней.
    – Вижу. А что мы здесь делаем?
    – Скоро узнаете. Ты не видела близнецов?
    – Они спят, на удивление,- хихикнув, произнесла японка и принялась поглощать содержимое синт-пакета.
    – Надо же. Надолго ли. Стоит им только поесть и поспать, снова, как заведенные полтора суток бегать будут.
    – Может они роботы?- снова хихикнула Тарика.
    – Я тоже так думал, но у них вроде кровь есть. Все руки и лица в царапинах. Называется дети элиты. Везде лазят, хулиганят. Я их чуть ведь даже не потерял из-за их любознательности. Ладно, ближе к делу. Тарика, я иду в подземный центр сопротивления.
    – Значит, идти будить детей?
    – Нет. Ты не поняла. Я иду один,- Никита почесал нос.
    – А как же мы?- сглотнув от волнения, спросила Хиото.
    – Ты отвечаешь за Джейси и Сирену. Запрешь за мной корабль. Я не знаю, что на базе. Нажмешь вот эти тумблеры, если заметишь угрозу. Я прописал в вариокоме код спасателя. Ком довольно смышленый. Если кто-то попытается ворваться или атаковать, нажмешь. Включится режим активной защиты и вариоком на автопилоте долетит до Трирата, туда, где мы были. Там корабль спрячешь вместе с Гассаном, помнишь его?! Так вот, спрячете корабль и сами укроетесь. Дальше по обстоятельствам. Гассан сам решит.
    – Нет, так не пойдет,- запротестовала девушка и отложила в сторону недоеденный синт.
    – Слушай меня, Хиото. Все как сказал, так и будет. Никаких возражений не потерплю. База на другом берегу залива. Я возьму вакоэдж с неполным боекомплектом. Даже если его захватят, оставшееся вооружение не сможет причинить существенного вреда «Иисусу». Броня у корабля не сравнимая с обычными орбиталами, вообще ни с чем не сравнимая. Когда вернусь, нажмешь вот эти тумблера. Вариоком разблокирует шлюз. И никакой самодеятельности,- боец строго посмотрел на японку.
    – Понятно,- прошептала, смирившись, девушка.
    Ник мотнул головой в знак утверждения собственного приказа, нащупал на бедре захваты излучателей. Поднял плазму и вышел из рубки управления.
    Через несколько минут Хиото уже наблюдала полет вакоэджа, удалявшегося от «Иисуса» в сторону противоположного берега залива.

***

    С большой долей риска майор посадил патруль на целые перекрытия одного из разрушенных зданий старого города. С третьего этажа, по остаткам лестничных маршей спустился в холл. После тщательного обыска боец понял, что ошибся руинами. Выйдя на улицу, Никита сразу заметил нужное здание и короткими перебежками добрался до него. Сердце бешено колотилось. Нервозности прибавила ещё эта ошибка с руинами. В холле он обнаружил то, что искал. Отодвинул несколько обломков плит. Нашел дверь и набрал нужные цифры в кодовом табло. Створка ушла в стену. Стелли проник в помещения базы. В тускло освещенных коридорах майор быстро сориентировался и на приличной скорости побежал в нужном направлении, перепрыгивая через тела мертвых. Минут через десять бега он достиг нужного перекрестка. После наблюдения за постом Никита понял, что опасности нет, и стал приближаться. Справа резко прозвучали слова. Стелли впал в ступор. Он все же ошибся в наблюдениях.
    – Привет, командир. Ты совсем не изменился. На первом месте безопасность. Сразу на пост прибежал.
    Никита опустил винтовку и шепотом произнес:
    – Джереми, это ты?
    – Да, командир, я. Конечно я.
    – Ты один здесь?
    – Разумеется. Ха,- Стафф вышел из поста с передатчиком,- я везде поставил громкоговорители, а на посту оборудовал секретную комнатку.
    Мужчины крепко обняли друг друга и пожали руки.
    – Как ты узнал обо мне? Глаза разве активны?
    – Да. Правда не ясно насколько ещё хватит энергии. А ты так и не научился их избегать.
    – Джереми, все погибли?- во взгляде сквозило ледяное понимание правды.
    – Практически. А ты про кого говоришь?
    – Ну, про нашу команду. Я видел горы трупов. Дела неважные. Кто вообще жив?
    – Живые Моризо и я, ещё Граннер. Тэд Джонс, Рэнди Диринг и Марк Харрис почти сразу после твоего побега скончались.
    – Где координатор? Где все?- Никита сел на один из компакт-сетов в помещении поста.
    – Должны быть в госпитале. Тут новенькие появились, военные, девять человек. Ты туда?!- утверждающе вопросительно проговорил Стафф.
    – Да, конечно,- Стелли встал, несмотря на протесты ноющих ног.
    – Скажи, чтобы смену прислали. Я уже четырнадцать часов на посту.
    – Хорошо, дружище. Я принес важные новости. Попозже всем расскажу.
    – Поторопи их, командир. И ещё. Я очень рад, что ты жив!- боец снова протянул руку.
    Майор пожал руку друга.
    Ник устремился в коридор, ведущий к госпиталю. Уже подходя к помещениям палат, услышал обрывки речи. Фразы. Гневные возгласы. Уже различимым стал голос координатора.
    Закинув штурм плазму за спину, Стелли встал в дверном проеме палаты и произнес как можно солиднее:
    – Что тут у вас происходит?! Почему вахтенного не сменили на посту?
    Такой реакции на свои слова он не ожидал. В этой просторной палате находилось не менее тридцати человек. Из них минимум половина взяли его на прицел. Взоры остальных также сфокусировались на нем, и, прежде всего на его бронекостюме.
    – Отставить,- раздался на все помещение голос координатора,- это свой. Э-э, ты живой командир!
    Майор криво улыбнулся. Его внимание рассеялось. Он заметил несколько бойцов на койках и двоих на полу, всех в крови. Над ними склонились координатор и возможно двое его помощников.
    Один из помощников Граннера поднял голову и побежал к Никите.
    Словно тень метнулась через всю комнату девушка и бросилась на шею Нику. Она безвольно повисла на нем, скрестив руки в замок на его шее. Своим лбом она прильнула к его небритой щеке. Словно раскаленный шар солнца проник отступнику в сердце. Внутри стало неимоверно горячо.
    – Карина!?- прошептал он, задыхаясь от эмоций.
    Ник взял в ладони ее лицо и приподнял подбородок, но ее глаза были закрыты. Они утонули в слезах.
    Горячие капли капали отступнику на руки. Мягкие руки все тянули его к себе. Всем телом девушка жалась к нему. Так они и стояли пытаясь что-то сказать, но не находили сил открыть рты.
    – Вы ребята оба живы и здоровы. Поэтому прошу забыть о чувствах ненадолго и включиться в работу. Пара часов после стольких лет стерпятся,- цинично прервал их идиллию Граннер.
    Никита против воли освободился от объятий Карины и подошел к координатору. Уэсли не убирая взгляд с него, встала рядом.
    – Привет, Пол. Ты ведь знал, что я вернусь. Старый плут.
    – Я чувствовал это нутром, командир. Ты у нас не простак. И пришел не с пустыми руками. Не так ли?
    – Да, у меня много важных новостей. Ситуация критическая, но частично исправимая.
    – Я знаю.
    Стелли с искрой изумления посмотрел на координатора, но решил не спрашивать откуда.
    – Пол, что здесь произошло?- Стелли кивнул на испачканную кровью одежду Граннера.
    – Двое исполосовали друг друга ножами. Оба из «тигра». Наш Моризо и новенький из военных, сержант Рэббит кажется.
    – Откуда?
    – Карина, семь военных и ещё тронувшаяся девушка прилетели вместе на клоддере. Буквально за пару часов до тебя, ну может больше. Прилетели из Монтеррея. Эти двое не поделили власть. Ну, теперь ты вернулся, все проблемы на тебе.
    – Я согласен. Но настоящих проблем вы и не видели. Если останетесь со мной, то у вас появится такая возможность. Это все слышали?
    – Да. Мы с тобой, командир.
    – Другого ответа я и не ждал.
    – Никита, с этими что делать. Они теперь месяц будут в чувство приходить.
    – Я видел в коридоре результаты их драки,- чуть обвиняющим тоном произнес Стелли,- Пол, возьми это,- достав из кармана диск автохирурга, протянул координатору,- чтобы к моему возвращению они внятно могли разговаривать.
    – Хорошо, командир. Ты сам куда?
    – За кораблем.
    – У тебя есть корабль?
    – Да. Ещё какой, он даже не совсем земной. Это целая история. К моему возвращению всем собраться здесь в полном вооружении, с запасами снаряжения, еды и отчетом о транспортных средствах.
    Никита уже было направился к выходу из госпиталя, когда его перехватила Карина.
    – Куда ты?
    – Это максимум на час. Ты же слышала. Сейчас не самое подходящее время для наших чувств.
    – Я с тобой. Не хочу больше расставаться. Терять тебя даже на минуту.
    – Мы уже не расстанемся. Меня там ждут одного, иначе смерть. Корабль запрограммирован.
    – А кто там?
    – Два ребенка из Сиднея и девушка из Токио.
    – Какая девушка?
    – Карина, ты переходишь границу.
    На щеках Уэсли выступил румянец.
    – Извини, Ник,- она прижалась к нему и обняла.
    – Мне не за что извинять тебя, кроха. Это просто ревность. Это хорошо,- заключил Стелли и двинулся в сторону поста.
    На посту оказались двое незнакомых бойцов. Парень и девушка.
    – А где Стафф? Ушел отдыхать?
    – Да отдыхает. Прямо здесь,- ответил парень и ткнул пальцем в двухъярусную кровать.
    – Как вас зовут?
    – Эрик Вебер,- представился рыжеволосый паренек,- вы меня не помните, командир. Я был на «Коршуне» во время операции "Варген".
    – Нет, извини Эрик, но теперь мы знакомы. А вы кто?
    – Бриджит Валлин, пилот космокораблей класса орбитал, электронщик.
    Ник сощурил глаза и уставился на девушку.
    – Вы из Монтеррея? Прилетели на клоддере?
    – С чего вы взяли?- заулыбавшись, спросила девушка,- из-за бледной кожи?
    – Да. Вы слишком светлокожая, вы не протекфиолет? Хотя я знаю таких же белых, а они протеки,- сказал задумчиво Стелли.
    – Я одна из таких уникумов, но я и, правда, не отсюда. Из Южной Африки. Четыре месяца назад по приказу передислоцировали весь взвод пилотов сюда. Нужны были пилоты. Тогда были нужны.
    – Ну, вы и сейчас нужны. Ещё больше чем раньше. Джереми во всем нукер, но спит. Вы знаете, как открывать шлюзы?
    – Да,- в один голос ответили бойцы.
    – Откройте шлюз 3-1-00, когда визуально увидите большой корабль. Не раньше.
    – А что за корабль?
    – Огромный и новейший. Не думаю, что вы подобный видели. Секретный проект. Называется «Иисус». Советую начать изучать уже при посадке. Скоро, очень скоро будете работать на нем.
    – Название интересное. Короче говоря, то, что надо.
    – Это не я его придумал, а старшее поколение. Вы хоть в курсе, что оно означает, Эрик?
    – Иисус, спаситель. Мессия. Пришел на землю более 20 веков назад. Мои родители были христиане. Раньше почти все верили в богов.
    – Да. Не то, что в нынешнее время. Богов не стало. Смерть, прах, излучение, вымирание. Ладно, нужно торопиться. Так вы справитесь со шлюзом!
    – Так точно, командир.
    – Вот и отлично,- Никита выбежал из поста. В коридоре его догнал вопрос Эрика
    – Так значит, вы остаетесь? Будете нашим командиром?
    – Стопроцентно.
    – Я рад несказанно. Ты слышала Бриджит. Теперь все будет хорошо. Этот человек самый надежный и умный их тех, что знаю.

***

    Посадка «Иисуса» прошла без происшествий. Как только закрылись шлюзовые переборки, в ангар вбежали все, кто мог ходить.
    – Как ты умудрился посадить такую махину, Ник?- крикнул Граннер, вышедшему через шлюз отступнику.
    – Веришь, нет, Пол, но я кораблем почти не управлял с самого его приобретения. Бортовой вариоком просто гениален. Практически автономен,- ответил Никита, едва успев увернуться от двух детей опередивших его и быстро спускавшихся по лестнице.
    Подошла Карина, и Никита с двумя близнецами, вставшими за ним, остановился.
    – Это вот, они. Джейси и Сирена. Из Сиднея,- замялся майор
    – Что ты мямлишь как маленький, Ник! Она, что, твоя девушка?- ткнув локтем в бок, протараторил Джейси. Дети дружно засмеялись.
    – Да,- ещё больше смутившись, произнес мужчина.
    – Как тебя зовут?- спросил мальчик, подойдя ближе к Уэсли.
    – Карина.
    – Ну, Ник сказал уже. Он наш отец. Приемный.
    – Да, Карина. Я их опекун, что ли. Как ты на это смотришь?
    – Я то положительно. Вы есть хотите?
    – Нет. Мы на корабле поели. Нас Тарика покормила,- Джейси ткнул пальцем в сторону японки, разговаривающей с координатором.
    Девушка повернула голову в их сторону.
    – Подружись с ней, Карина,- сказал Стелли,- у нее все умерли. Вот к детям привязалась.
    – Попробую. Я сама недавно потеряла лучшую подругу.
    Отступник обнял Карину, она расслабилась и снова прослезилась.
    – Так дети! Вы остаетесь с Кариной и Тарикой. Теперь она будет с вами нянчиться,- он подмигнул близнецам. И сочувственно сказал любимой,- Держись. У них электрогенераторы кое-где вкручены.
    Повернулся и направился к Граннеру.
    – Ну, что? Как те двое?
    – В сознании.
    – Пойдем к ним. Что с отчетом? Сколько кораблей у фанатиков? Ты же информирован лучше меня?
    – Зачем тебе? Опасаешься атаки?
    – Координатор, все поменялось. Они враги! И не только твои и мои. Враги всех оставшихся в живых на планете. Ты ещё не уразумел, что произошло. Все! Деградация, каменный век! Хотя нет, просто вымирание нас, как вида. Солнце давит, фанатики добивают. А столкновение уже было!
    – Когда? Где?
    – Вчера они атаковали меня. «Леший» уничтожен. Для этого корабля все существующие просто пылинки. Меня интересует нечто другое. Где руководители? Где излучатели?
    – Думаю на луне. Я вскрыл их архивы. На луне вроде как планировалась секретная база. А кораблей было всего три. «Коршун», «Леший» и «Владыка». Все. Нет, ещё один, «Альбатрос». Его почти взорвали при эвакуации из Кейптауна. Ты помнишь этот корабль?
    – Да. Где он?
    – Его куда-то отбуксировали. Его не бери в расчет. Хотя как знать. Получается, у них два корабля осталось.
    – Да, ещё правительственные.
    – Насчет этих не беспокойся. Власти или ликвидировали их, либо спрятали. Мужчины подошли к помещениям госпиталя. Вошли. Стелли подошел к Моризо
    – Привет, Тотти. Ты меня слышишь, хулиган?
    «Тигр» приоткрыл глаза.
    – Да, Ник. Откуда ты взялся?
    – Прилетел друзей спасать. Тебя в частности. А ты драки устраиваешь!
    – Так получилось. Сержант жив?
    – Да, Тотти. Чтобы такого впредь не было. Понял? Нам нужна крепкая, профессиональная команда.
    – Понял, понял,- забурчал боец.
    – Давай, выздоравливай. Ты нужен в боеспособном состоянии в кратчайшие сроки.
    Стелли прошел дальше к следующей койке, к сержанту:
    – Белун, как вы?
    – Да. Кто вы? Вы в спецброне высшей защиты?- зрачки военного расширились,- слава богу, правительство не уничтожено.
    – Не совсем так. Я, майор Стелли. Бывший боец отступников, как вы нас называете. Всего рассказать не могу. Выполняю особое задание.
    – Вас Никита зовут?
    – Да, совершенно верно. Откуда вы меня знаете?
    – Это вас значит, искала та девчонка. И ведь нашла! Значит все не зря. Что вы намерены делать?
    – Для начала всех соберем. Командование на мне. Что вы на это скажете?
    – Что могу сказать, чудесно наверно.
    – Думаю, больше поножовщины не будет?!- больше приказывая, нежели, спрашивая, сказал отступник.
    – Нет. Конечно, нет.
    Стелли отошел и вернулся к координатору, склонившемуся над одним из больных.
    – Пол,- окликнул Ник.
    – Он тоже умер.
    – Ты уже смирился с их потерей. Ты бледен. Идем, может я, и цинично рассуждаю, но нужно думать о насущных вещах. Не время сейчас страдания пускать в себя. И эмоции. Возьмись за работу.
    – За какую?
    – Ещё спрашиваешь. Все продукты загрузите на «Иисус». Соберите все доступное ручное оружие. Заставь всех трудиться. Завтра утром мы улетаем. Тут незачем оставаться. Кстати ты во всех уверен?
    – Да, несомненно, командир. Здесь все практически из нашего подразделения. А куда летим? В гигас?
    – Нет. Да, сначала в один из гигасов, затем на южный полюс.
    – Зачем? Нужно уничтожить фанатиков на лунной базе.
    – Я не уверен, что они там. И не уверен, что корабль долетит туда. Соберем информацию. Попутно может, узнаем, где этих выродков искать. Уничтожить это сборище, первейшая задача.
    – В какой гигас намереваешься наведаться?
    – В Токио. Забрать кое-какие вещи. Пол, найди всех, кто работал на орбиталах. Двоих я уже знаю. Механиком назначь Эрика Вебера, пилотами Бриджит Валлин и Джереми Стаффа.
    – Откуда ты их знаешь?
    – Познакомился на посту. Пол, аккуратно с «Иисусом». В трюме стоят мощные машинки. Найди всех, кто может ими управлять.
    – Сам куда?
    – Спать. Сил уже нет. Буду в седьмой каюте. Не отвлекайте по пустякам.
    Никого, не встретив ни в коридорах, ни в ангаре Никита благополучно добрался до каюты. Вылез из брони, скинул рузон. Сходил в ультразвуковой душ и упал на кровать. Мгновенно уснул.
    Проснулся отступник от легких прикосновений, чьих-то волос к спине. Перевернувшись, увидел Карину.
    – Привет, любимая,- Стелли притянул девушку к себе.
    – Привет,- промурлыкала Уэсли.
    – Что сейчас?
    – Ночь. Солнце давно зашло. Как ты себя чувствуешь?
    – Довольно сносно. Энергии прибавилось. Где близнецы?
    – Спят в соседней каюте.
    – А ты значит, абсолютно свободна?- он хитро улыбнулся.
    – Ага,- Карина подмигнула и улеглась рядом.
    Ник провел по волосам рукой. Указательным пальцем очертил лоб, виски, линии бровей. Коснулся губ и закончил на скулах, спрятав руку в волосах.
    – Ты стала ещё красивей.
    – Так наверно действуют заботы последнего времени.
    Она молча начала гладить его шевелюру, затем плечи. Его железные ладони расслабились. Начали поглаживать Карину. Любящие руки ласкали ее с огромной страстью.
    Слияние душ и тел произошло как само собой разумеющееся между двумя любящими людьми.
    Они уже спали, когда в дверь постучали.
    – Кто,- спросонья спросил отступник.
    – Я это, командир.
    – Заходи, Пол,- Никита прикрыл покрывалом Карину.
    – Уже светает, майор. Мне ведь так тебя называть?- хитро улыбнувшись, спросил Граннер.
    – Можешь и так. Готовьтесь к отлету. Все раненые на корабле?
    – Моризо и Рэббит добрались сами. Остальные бойцы скончались ночью. Варгены не оставили им шансов.
    – Ясно. Я буду в рубке через полчаса. Кто на посту?
    – Стафф с двумя бойцами. Заберем их на поверхности?
    – Да,- ответил майор, махая рукой на дверь.
    – Все, я ушел.
    – Пока, Пол.
    Никита почувствовал движение под тканью на кровати. На своей груди ощутил ступню. Он взял ногу в руки и стал массировать изящную пятку. Пожимаясь, из-под покрывала выглянула Карина.
    – Что мне делать, майор?- смеясь, спросила она.
    – Рядовой, ваша задача предельно ясна. Весь день посвятить близнецам и майору. Он ждет вас в центре управления.
    – Приказ понятен, разрешите выполнять?
    – Да, но позднее. Сначала в душ.
    Карина соскочила с кровати и, схватив Никиту за руку, потянула за собой.

***

    – Прошу связи, Вулкан. Это «Владыка».
    – Говорит база. Что у вас?
    – Мне нужен руководитель.
    – Соединяю.
    – Второй на связи. Говорите «Владыка».
    – У нас неприятности, небольшие. Но вам они не понравятся.
    – Я сам решу, как к ним отнестись. Продолжайте.
    – В штаб обороны пробраться не удалось. Мы не стали сажать «Владыку». Выслали два дека и эдж. В штабе работает автоматическая система безопасности. Отряд уничтожен. Погибло двадцать два человека.
    – Вы сделали правильно, что уберегли корабль. А что крепость? Отследили?
    – Совершил перелет и посадку.
    – Где?
    – В руинах Сиднея.
    – Я знал, что этот недоносок вернется. Славно, там его друзья. А они умерли. Что интересно он будет делать. Да, где ваши бойцы?
    – В Будапеште. Мы несем потери. Вроде режем лазерами, применяем гранаты. Но военные сопротивляются.
    – Сколько?- равнодушно поинтересовался руководитель.
    – Из двухсот бойцов уже сто два погибли.
    – Продолжайте. У вас там просто одни ветераны! После Будапешта зачистите Москву. Я ненавижу этот город. Всех вырежьте. Затем на базу за подкреплением и отдыхом.
    – А что с крепостью?
    – Пусть летает. Зачистим гигасы и возьмем его в клещи. У нас три корабля, а он один. До связи.

Глава 17

    Наступил тот долгожданный момент, когда наша раса перешла на
    полностью замкнутый цикл жизнедеятельности. Новое
    производство, что запускаем мы после десятилетий разрухи,
    безотходно. Мы научились жить без выхлопов и мусора. Всего то
    понадобилось, смерть трех миллиардов соплеменников. Да, я циник.
    Могу позволить себе все, что угодно. Мой сын пропал. Александра
    винит меня во всем. В последнее время мы много спорили и ругались.
    Он стал совсем взрослый. Насколько я знаю, он связался с группой
    сопротивления в гигасе. Я подозреваю, что он уже далеко, в так
    называемом движении сопротивления. Ушел к фанатикам и
    террористам. Столько вложить в него и все зря.
    Я плохой отец.
    Личный вариоком Джона Стелли. 22 мая 2031 г.

***

    После двух часов напряженного полета «Иисус» приближался к новому Токио.
    – Что мы именно ищем, майор?- спросил сидевший в кресле третьего пилота Стафф.
    – Защитный костюм. Он должен быть где-то на смотровой поверхности полиса. Всем смотреть в оба. Цвет ярко-желтый.
    – Желтый?- переспросил вошедший в рубку Эрик Вебер.
    – Да, да, желтый. А что?
    Никита удивленно обернулся.
    – Его мы пролетели.
    – Возврат машине. А вот вижу. Молодец, Вебер. Команде перейти в режим боевой минутной готовности. Граннер, сколько пилотов патрулей?
    – Четверо,- ответил координатор, стоявший у одной из смотровых панелей.
    – Всего?! Бриджит, Джереми, корабль на вас. Я тоже поведу эдж. Карина, ты готова?
    – Да,- задумчиво ответила девушка.
    – Полетишь с Граннером. Мне нужно два звена. Где пилоты?
    – Все здесь.
    – Значит так. Мы прожжем отверстие для сближения. Две машины зайдут в сектор. Две пусть садятся на верхний ярус и сканируют местность, а последние две пусть барражируют с обеих сторон комплекса. Все готовы?
    – Да.
    – Выполнять,- Никита договорил и подул на вспотевший лоб

***

    Ничего не произошло и, забрав все вещи из модуля наблюдателей, патрули вернулись в трюм «Иисуса». Прямо из трюма Ник дал команду Стаффу и Валлин поднимать корабль в стратосферу.
    Небесная крепость набрала нужную высоту и устремилась в сторону Антарктиды.
    «Скоро, совсем скоро»,- думал Никита,- «он расшибет головы руководителей и отрядов фанатиков».
    Они сидели в кают-компании. Моризо был спокоен, Белун чувствовал себя неуютно под сверлящим взглядом Стелли. Никита внимательно изучал обоих «тигров».
    – Ну, хорошо,- наконец заговорил майор,- я не буду отчитывать вас за драку. Вы сами решите, виноваты вы перед подчиненными или нет. Сейчас не до этого. С южным городом очень сложная ситуация. Я там ни разу не был. С фанатиками ещё все сложнее. Если даже долетим до лунного города. Я не знаю, выдержит ли «Иисус» залпы противометеоритной и ракетной обороны города.
    – Откуда такая уверенность, что в городе фанатики?- забасил Моризо.
    – Где же им быть?!
    – Где, где, но не на луне,- продолжил Моризо.
    – Я полностью согласен,- вмешался Рэббит.
    – Что за люди. Ну, куда тогда ещё им деваться? На марс?
    – Нет. Оттуда далековато наведываться в гигасы. Ник, у них есть секретная база где-то здесь. На земле или в океане. База, о которой мы не знали.
    – Он прав, майор,- поддержал Рэббит.
    – Что за солидарность. Я думал вы враждуете?!- выпалил возмущенно Никита.
    – Это все глупости были. А против правды не попрешь, против очевидного,- сержант успел договорить и схватившись за голову опрокинулся на пол.
    – Что с вами?- крикнул майор, вскакивая с дивана.
    – Странные боли. А-а-а. Я не чувствую голову. Где вы…
    – Я здесь, сержант. Тотти помоги.
    Вместе с Моризо они усадили сержанта в кресло.
    – Вы можете говорить?
    – Попытаюсь.
    – Что с вами? Нейро?
    – Скорее всего. Полковник Ховард говорил, что нейро страшная сила. Мы выходим из-под давления.
    – Но оно ведь отключено?!
    – Да, майор. Но в статическом режиме, да и чип никто не удалял из головы. У меня какая-то муть. Я почти не контролирую себя. И давление все усиливается.
    – С другими значит то же самое?!
    – Должно быть.
    – Сержант, не сопротивляйтесь. Тотти, привяжи его к креслу. Я в рубку.
    Стелли кинулся через палубы к рубке управления и вбежал как раз в тот момент, когда все присутствующие, в основном бойцы сопротивления во все глаза смотрели на Карину и Йонга, стонущих и катающихся по полу.
    – Стоп, машина,- закричал Стелли,- что стоите?! Связать их. Нейро взбунтовалось,- скомандовал майор, хватая Йонга под руки.
    – А что тогда в гигасах творится?- воскликнул кто-то из бойцов.
    – Хаос. А где остальные? Где дети? Где остальные «тигровцы»?
    – Близнецы здесь крутились, недавно убежали, а солдаты в каютах.
    – Собирайте бойцов! Всех солдат связать!
    Ник подошел к Карине.
    – Как ты, милая? Извини.
    Девушка не отвечала. Стафф привязывал ее к креслу. Её словно била лихорадка. Она сидела сильно вспотевшая и беспрерывно мотала головой.
    – Извини, любимая. Джереми, аккуратнее.
    В рубке появился Моризо и утвердительно мотнул майору головой.
    – Всё. Все за мной,- Стелли выбежал в коридор,- в каких они каютах?
    – Не знаю. Скорее всего, на третьей палубе,- ответил бежавший следом Эрик Вебер.
    – Будем искать. Разделиться на две группы.
    Команды обыскивали каюту за каютой, когда вдруг корабль неожиданно тряхнуло, повалив всех на пол.
    – Ник, они в рубке,- закричал Моризо.
    – Да, я уже понял. Бежим туда. Не калечить, они тут не при чем.
    После непродолжительной драки, всех «тигров» связали. Несколько бойцов потирали ушибленные места, кулаки и лица.
    – Детей не нашли?- встревоженно спросил майор у Моризо.
    – Нет. Пока нет.
    – В трюме? Искали в трюме?
    – Нет ещё.
    – Так, что ты стоишь. Пошли туда людей.
    В рубку медленно вошел, бледный, почти белый координатор
    – Пол, что с тобой то? Тебе тоже плохо?
    – Не мне.
    – А кому?
    – Та девушка, из Монтеррея. Она умерла.
    – Не выдержала давления. Может на базу вернуться.
    – Нет. Если это основные генераторы мировой сети, то, скорее всего, происходит полное отключение. Первейшая задача добраться до руководителей. Пол, мы похороним ее, отдохни. Все прекрасно знают, что происходит вокруг. Мне нужно найти близнецов.
    Майор вбежал в трюм в тот момент, когда один из его бойцов воскликнул:
    – Они в одном из клоддеров. Вот в том.
    – Майор, их там трое,- сказал все тот же боец, завидев командира.
    – Тише. Не пугайте их,- приказал Стелли, прокрадываясь в сторону клоддера.
    – Майор, их там трое,- уже шепотом сказал солдат.
    – Я слышал. Кто?- Ник подошел к указанной машине.
    Дети и с ними эта японка, Тарика.
    – У них панические лица,- пробасил из-за спины Моризо.
    – Ведите их в каюты. Моризо, командуй. Только сам понимаешь, они тебе не солдаты, так что культурно.
    В трюме раздался голос одного из пилотов.
    – Это Валлин. Я ее узнаю.
    – Тихо, Тотти,- раздраженно воскликнул Стелли и прислушался.
    – Майор Стелли. Просьба прибыть в рубку. Мы над массивом Винсона. С нами пытаются выйти на связь. Майор стелли…
    Никита побежал к выходу из трюма. Изрядно набегавшись и окончательно выдохшись, вломился в рубку.
    – Видите, майор,- Валлин ткнула пальцем в передатчик.
    – Да, это тот городок. Агрессия наблюдалась?
    – Нет. Смотрите на дисплей.
    – Да пытаются выйти на связь. Настройте.
    Изображение прояснилось, и вскоре Ник увидел осунувшееся лицо длинноволосого белокурого мужчины.
    – Связист порта НПГ «Винсон». Кто вы?
    – Майор Стелли, спецвойска,- всматриваясь в связиста, ответил отступник.
    – Я Федор Котов. Что это за непонятный корабль? Наша система идентифицирует его как своего. Приоритет два плюс.
    – Небесная крепость ООН, «Иисус». В городе фанатики?!- безаппеляционным тоном спросил Стелли.
    – Какие фанатики?- белокурый заморгал чаще.
    – Террористы! Что вы меня разводите?!
    – Нет, что вы. У нас эпидемия. С большой земли уже вторую неделю никто не прилетал. И на связь никто не выходит. Последнее сообщение было о блокировке городка и каких-то беспорядках в гигасах.
    – Это не совсем эпидемия. Атака. Фанатики применили варгены. Ситуация критическая. Сколько у вас живых?
    – Из десяти с половиной тысяч выживших на данный момент двадцать четыре человека.
    – Ясно. Мы совершим посадку. Откройте шлюзы. Мы склонны не доверять вам. Я уже сказал ситуация критическая. На большой земле ещё все хуже. Примерно из сотен миллионов единицы живы.
    Лицо связиста побагровело:
    – Да что вы такое городите! Чушь какая-то,- закричал он.
    – Но вы сами посмотрите. У вас есть люди, разбирающиеся в генетике и медицине?
    – Есть два биолога.
    – Спросите у них. И Федор, нам нужна посадка.
    – Я ведь сказал, у вас приоритет два плюс. Это означает, что при посадке любой шлюз автоматически откроет створки, даже если там будет находиться корабль и люди. Ладно, я открою сам,- уже спокойнее ответил белокурый.
    – Откройте все шесть.
    – Зачем?
    – Мы должны убедиться в отсутствии кораблей противника.
    Экран связи продолжил работать и Никита в режиме онлайн увидел, как связист нажимал набор каких-то клавиш. За его спиной он различил несколько серых, измученных лиц женщин и мужчин.
    – Готово, майор,- сказал связист, вновь появившись в обзоре.
    – Благодарю вас. Вы сам военнослужащий?
    – Да. Сержант Трирата России.
    – Спасибо, сержант Котов. На этом и остановимся.
    «Иисус» поплыл, словно над разинутыми пастями, шлюзами НПГ «Винсон». В одном Стелли почти сразу заметил нос орбитала.
    – Что это за корабль, сержант,- взволнованно спросил Ник.
    – Это «Аристотель», исследовательский орбитал из Лондона. Астрономы вызывали.
    – У вас в городе астрономы?
    – Да. Трое живы.
    – На корабле есть вооружение?
    – Сейчас спрошу.
    Котов снова пропал из поля зрения.
    – Что ты по этому поводу думаешь, Тотти?
    – Ничего. Он не лжет. Посмотри на нос корабля. Видишь приборы. Граннер, скажи, это ведь научное оборудование?
    Пол подошел, рассеянно посмотрев сквозь панель, произнес:
    – Да. Обычные физико-астрономические приборы.
    На экране возник Котов.
    – Майор Стелли.
    – Да, сержант. Я слушаю,- Никита повернул лицо на экран.
    На «Аристотеле» двадцать глакет-ракет класса орбита и стандартные лазерные установки числом в восемь единиц.
    – Не хило. Спасибо, сержант. Мы садимся в шлюз номер один. Остальные закрывайте. Во избежание недоразумений ждите нас в ЦУПе.
    – Хорошо. Сколько вас?
    – Около сорока. Одна умершая девушка. Все из-за нейро. Земля и гигасы мертвы.

***

    В городке было прохладно по сравнению с кораблем.
    Бойцы аккуратно обследовали ангары и смотровые станции. Прошли через служебные помещения порта. Наконец оказавшись на центральной улице городка, группами начали обследовать территорию, постепенно приближаясь к ЦУП.
    – Сержант Котов, где вы?
    – Мы все здесь,- раздался глухой голос справа.
    Стелли показал рукой на арочные двери и направился к ним. Вся стена, за которой расположился ЦУП, была прозрачной, и Ник ещё на подходе разглядел людей, собравшихся у дальней стены.
    – Здравствуйте, Котов.
    – Приветствую вас, майор Стелли.
    Никита пожал ему руку и, обернувшись, прокричал:
    – Всем на разведку. Котов, точно все ваши здесь?
    – Да. Медсестры, рабочие металлургического завода, астрономы, биологи, инженер, доктор, солдаты и я. Все двадцать четыре человека.
    – Прекрасно. Мои люди обследуют город и отчитаются. Это ради безопасности. Мне дороги мои люди. Садитесь все.
    – Люди расселись, кто куда мог. У дверей встали Моризо и Граннер.
    Никита, ничего не утаивая, рассказал присутствующим обо всем, что произошло.
    В конце беседы Котов тяжело выдыхая, спросил:
    – Мы обречены на вымирание?
    – Нет. Нужно избавиться от фанатиков. Хотя бы от руководителей и основной базы. Если судить о том, что движение родилось из криминальных кланов, то борьба будет длительной. Базы разбросаны по всему миру. Об этом лучше пока не думать. Руководители и основная база. А потом уже можно будет размышлять о будущем. Нас почти семьдесят человек, в гигасах найдутся ещё выжившие.
    – Как же их теперь найти, этих фанатиков?
    – У меня есть пара мыслишек. Как раз по моему заданию. Касается поля на планете, системы перехвата. Рано или поздно они объявятся. Если в стратосфере, то не смогут приземлиться, если на планете, то не смогут летать. А мы тем временем эвакуируем выживших из гигасов. Справимся, я думаю. Мне удалось сбить один из их кораблей. У них осталось два. И у нас теперь два и экипажи.
    – Вы хотите лететь выполнять свое задание?
    – Да. Но не сегодня. Мне понадобится медцентр.
    – Это спрашивайте у нашего доктора.
    Котов указал на женщину средних лет, сидевшую на одном из диванов.
    – Иза Халлаки,- представилась она.
    – Никитос Стелли. Это Пол Граннер, он тоже врач. Не ахти какой, но врач. Он объяснит вам ситуацию, надеюсь, вы вместе справитесь.
    Врачи ушли, а вслед за Халлаки ушли и две медсестры.
    Ник закрутился в кресле.
    – Тотти, где бойцы?
    – Пришли минуты три назад.
    – Ну и?
    – Все в порядке,- невозмутимо ответил «тигровец».
    Стелли повернулся к солдатам города.
    – Так ребята, готовы работать на меня?
    – Так точно,- ответили мужчины.
    – Через десять часов сбор у корабля с полной нагрузкой. Котов я пойду в медцентр, проводите меня.
    – С удовольствием,- связист последовал за майором.
    – Сержант, Моризо говорит, что у вас в городе огромный тепличный комплекс, там уйма зелени?!
    – Совершенно верно.
    – Зачем? Ведь свежие продукты привилегия богатых?
    В городе до последних событий проживало много богатых.
    – И не один не выжил?
    – Нет.
    – А как астрономы, лаборатории?
    – Это все работало за счет прибыли от содержания богачей. Завод неплохо работал. Последние полгода даже собирали элементы марсианского корабля.
    – Интересно,- проговорил себе под нос Ник.
    Они дошли по централи до медицинской зоны. У одного из кабинетов столпились бойцы держащие под руки тигровцев, детей, Карину и Хиото. Все они спали, усыпленные еще на «Иисусе».
    Никита осмотрел всех и приказал снять моноволоконные привязи, затем вошел в кабинет. После тускло освещенного коридора свет в кабинете ослепил майора. Кабинет оказался операционной. Никто из присутствующих не обратил внимания на вошедшего командира.
    Майор сам дал о себе знать:
    – Пол,- окликнул он друга,- извини, что отвлекаю.
    – Ничего. Только недолго. Из-за тебя итак придется стерилизацию заново делать. Что?
    – Что вы собираетесь предпринять?
    – Удалять микропередатчики не будем. Опасно. Практически центр мозга. Здесь не самое лучшее оборудование. Через микроотверстие в темечке введем лазер, затем подрежем все нейроны и соединим их в обход чипа. Наносиликоном изолируем излучение чипа. Пластик дермасимулятор не допустит дальнейшего врастания контактов чипа в мозг.
    – Да уж. Немного ты меня загрузил. Это опасно для их жизни?
    – Нет, Халлаки профессиональный хирург, да и я нукер ещё тот.
    – Когда закончите? В смысле, сколько нужно времени?
    – Часов через семь всех прооперируем,- ответил уверенно координатор.
    – Я на тебя рассчитываю Пол, там практически моя семья, дети и жена. Не облажайтесь,- Никита потер вспотевшие ладони.
    – Нормально все будет.
    – Ладно, я буду в соседнем кабинете. Покемарю.
    – Ок. Найдемся.
    Майор вышел из операционной и, не глядя на Карину и детей, ушел в соседний кабинет. Назывался он "Нейротерапия". Переборов ненавистное чувство Ник вошел в него и сел в одно из стоявших в кабинете кресел. Глубокое, теплое шоффе-бержер из таблекса мгновенно расслабило его, не прошло и двух минут как Никиту сморило. Он уснул, раскинув ноги по полу.

***

    Энергичные толчки в плечо разбудили его.
    – Кто здесь?- воскликнул Ник, вскакивая в боевую стойку.
    – Прошло уже восемь часов,- сказал довольным голосом координатор.
    – Сколько?!- резко перестав зевать, оторопело спросил Ник.
    – Восемь. Все удачно прошло. Без эксцессов.
    – Где они?
    – В жилом отсеке 1.01. Это западное крыло квартала.
    По коридору до централи майор бежал сломя голову, на перекрестке даже умудрился сбить с ног неизвестного мужчину.
    – Извините меня. Я тороплюсь. Вы местный?
    – Ничего, майор. Да, я местный. Позволите представиться, Брик Янссон, биолог-генетик.
    – Приятно,- ответил Стелли, вставая и подавая руку ученому,- я очень рад, что вы живы. Проблема ведь в основном в патогенах? Вы можете разработать антигены?
    – Нужны образцы. Лаборатория. Я хороший специалист, но не всемогущий. Из воздуха ничего не создам.
    – Да. Все усложняется. Хотя ладно, потом это все. Вы не подскажете, где западное крыло жилого сектора?
    – Да. Пойдемте, провожу.
    Оказалось совсем недалеко. Они остановились в конце улицы, ученый показал ему направо.
    – Это здесь. В шестьдесят втором и третьем секторах военные, а в шестьдесят первом женщины и дети.
    – Спасибо, мы ещё увидимся Янсон,- второпях сказал Никита.
    – Буду ждать.
    Никита вбежал в знакомого вида узкий коридор и вошел в шестьдесят первый сектор. Там оказалось несколько комнат, в одной из них через раскрытые двери он заметил Карину. Любимая женщина спала безо всяких эмоций на лице. Ровный сладкий сон. Ник не стал будить, сел рядом и начал гладить по волосам.
    Карина медленно открыла глаза и вымученно улыбнулась.
    – С добрым утром,- прошептал Стелли и поцеловал девушку.
    – Ник, что случилось?
    – Мы в антарктическом городе. Вам всем сделали операции. Удалили чипы. Это из-за нейро.
    – А фанатики? Всех уничтожили?
    – Нет. Их здесь и не было. Так что не знаю пока, где они. В этом городке тоже эпидемия бушевала. В живых двадцать четыре человека. И они нам уже очень помогли. Встать можешь?
    Карина молча кивнула.
    – Тогда пойдем завтракать.
    Послышался смех, узнать который Никите не составило труда. В дверном проеме возникли две детские фигуры и японка держащая их за руки.
    – Привет Ник,- радостно воскликнул Джейси,- с выздоровлением Карина,- мальчик плюхнулся на кровать в объятья девушки.
    Проделав аналогичные действия, в объятьях Карины оказалась и Сирена. Хиото тихонько присела на край кровати.
    – С добрым утром, Тарика,- сказал Никита,- откуда идете?
    – Мы завтракали в столовой. Тут в городе так много свежих фруктов,- Джейси многозначаще развел руками.
    – Да уж,- подтвердила его сестра и тоже замахала руками.
    Взрослые одновременно засмеялись.
    – Что вы смеетесь,- с чувством оскорбленного самолюбия произнес Джейси,- на самом деле много и разные. Но мне больше всего понравились авокадо и манго.
    – А мне больше дыня,- сказала Сирена.
    – Ты Ник и не пробовал наверно такое.
    – Успею. Вот как раз сейчас и пойдем в столовую, а потом на задание.
    – Подождешь нас?- завелся Джейси.
    – Вы останетесь в городе.
    – Но Ник!
    – Я один раз буду говорить. Сказал ясно, в городе. Там опасно. Я не буду больше рисковать вами,- строго ответил Стелли.
    Стелли взял за руку Карину и вышел из комнаты.
    – Не нужно было так с ними,- сразу за дверью сказала Карина.
    – У них слишком много свободы. Джейси вообще избалованный и эгоистичный ребенок, я просто пытаюсь притереться с ними и стать авторитетом.
    – В отцы метишь?- улыбаясь, произнесла Карина,- ты ведь толком не объяснил, почему не берешь их с собой. Дети любят толковые объяснения, а не отмашку взрослых.
    – Потом.
    Быстро поесть не получилось. Не успели они приступить к завтраку, как в столовую вошли Белун, Котов, Моризо и Граннер. Сели вокруг них и настойчивым видом показали, что желают беседы.
    – О чем вы со мной хотите поговорить?- не выдержал майор.
    – Бойцы готовы,- сказал Моризо.
    – Отлично. А вы Белун, почему здесь? Вам нужно отдыхать, у вас была сложная операция.
    – Бросьте, майор. Так, когда вылетаем?- вполне серьезно спросил сержант.
    – Никогда. Вы и ваши солдаты остаются в городе.
    – Но…
    – Никаких но! Что за день. Все мне перечат. Мне не нужны бойцы в защитных костюмах. Вы только будете замедлять наши действия. К тому же в городе полно забот.
    – Здесь двадцать четыре человека. Ещё Карина и Тарика.
    – Вот именно. Некоторые из местных солдат протеки, мы заберем их в команду. За вами остается защита гражданских лиц. Здесь не меньше опасности, чем там, если не больше! Не забывайте, мы не знаем где сейчас фанатики.
    – Я знаю, но…
    – Возражений я больше не потерплю.
    – Я не об этом. Как насчет фанатиков?
    – Мы улетаем ненадолго. Есть оборонная система. Есть связь. Мы оставим вам все бронекостюмы. Но Белун, все это выдумки насчет секретной базы. Где-то на Луне засели. Может даже в самом Лунном городке. Два орбитала не проблема спрятать. И осталось их, человек тридцать от силы.
    – Вовсе нет,- пробасил Моризо.
    – Ну ладно, ладно. Итак, «Иисус»- я и Моризо. «Аристотель» – Граннер, Стафф, Валлин и Уэсли. Кто с чем не согласен, говорите сейчас, потом не до этого будет.
    Возникла пауза. Все молчали. Никита продолжил
    – Экипажи по четырнадцать человек. «Аристотель» полетит в ООН штаб, на остров Пасхи. Мы в штаб обороны возле Парижа. Моризо и Граннер свободны. Скоро я присоединюсь к вам. Что со стратолетами? Выгрузили?
    – Да. Оставили по три вакопатруля на корабль. Земной тип клоддера в «Иисусе».
    – Я тоже пойду собираться,- Карина встала из- за стола, поцеловала Никиту и ушла.
    – Котов, а где все умершие?
    – Э-э. На улицах, в коридорах и в жилом секторе все убраны. Начали убирать в производственной зоне. Казармы и восточное крыло заперты. В военной зоне тоже мертвые, туда мы попасть не можем.
    – А что потом?
    – Тела почти все кремировали.
    – Займитесь полной очисткой города. Кремацией. Прилетим, поможем,- Стелли решительно встал из-за стола и направился к выходу. На выходе столкнулся с Хиото.
    – Что-то важное?
    – Может быть. Дети серьезно обижены.
    – Это всегда так с детьми. У нас не детский сад. Полное уничтожение людей. Мы на грани выживания, а детям хоть бы хны,- громко заорал майор,- где, черт возьми, они!
    – В шестьдесят первом секторе,- испуганно прошептала Хиото.
    – Хорошо. Дойди до порта, скажи Моризо и Граннеру, что я задержусь.
    Майор добежал до комнаты, где находились дети и глубоко выдохнув, вошел. Увидев его, близнецы отвернулись.
    – У-у, тут настоящие буки. Ребята хватит обижаться. Вы всерьез?
    – А то, нет,- пробурчал Джейси.
    – Было бы из-за чего. Я ведь о вас забочусь.
    – Как же!
    – Это правда. На земле опасно. Разве вы забыли, как фанатики сбили Тарику?
    – Нет.
    – В чем тогда проблема? В городе будете в безопасности. Сходите к доктору Халлаки, погуляете по теплицам, искупаетесь в бассейне.
    – Можно? Ладно, мы согласны.
    – Ну вот, что вам ещё нужно?
    Ник не ожидал от детей подобной выходки. Дети подпрыгнули на диване и бросились на него. Повалив, они довольно заулыбались.
    – Знаешь, чего нам хочется?- заголосили они в один голос,- нам нужно живое существо.
    – Ребята вы забываетесь. Сейчас две тысячи сороковой год. Какие домашние животные! Все вымерли.
    – Но ведь у Альфиры и Мунира в пещерах были животные.
    – Это другое дело.
    – Ах, так!
    – Э, не начинайте заново. Я попробую что-нибудь сделать. В крайнем случае, слетаю к Муниру и попрошу для вас кролика.
    – Спасибо,- близнецы накинулись на него и поцеловали в обе щеки.
    – Пойдемте. Я отведу вас к Тарике. Меня уже в порту заждались,- сказал довольно боец.
    – Вот теперь пошли.
    Они вышли из комнаты, и дошли до централи, где ждала их японка. Майор направился в лаборатории. За дверями было темно, но на голос сразу же отозвались. В темноте открылся светлый прямоугольник двери в другое помещение, в проеме возник силуэт мужчины.
    – Здравствуйте, а где мне найти Брика Янссона?
    – Он в рабочих помещениях. Сейчас позову,- мужчина прокричал имя и, услышав ответ, повернулся к Стелли,- он сейчас придет.
    – А вы тоже ученый?
    – Да, Оливер Лундин, биолог-генетик, коллега Брика.
    – Вы другой выживший?
    – Да.
    Подошел Янссон.
    – Приветствую вас, майор. Не ждал вас так скоро.
    – Здравствуйте. Нет, я не беседовать. Срочное дельце, так сказать. Только вы двое в силах мне помочь.
    – Как?
    – Вы не могли бы вырастить какое-нибудь животное. Кролика, например?
    – Зачем?
    – Это для детей,- смутившись, ответил майор.
    – Понятно. А как насчет конвенции двадцать седьмого года о тотальном ограничении домашних питомцев у гражданского населения.
    – Правительства больше нет. Ну, так, что?
    – Майор, это возможно. Только здесь нет оборудования, да и тканей кролика нет. Есть выход. У нас в лаборатории есть крысы и кидас для экспериментов. Кидас подойдет?
    – Что?!
    – Не что, а кто. Это животное небольшое, дружелюбное и умное.
    – Наверно подойдет. Спасибо. Ну ладно, мне нужно торопиться.

Глава 18

    На основе новых знаний полученных от эфиргонов был разработан
    препарат молодости. Его уже опробовали на людях.
    Трират России, Япония, Китай, ЕЭС, Австралия, ОСА и Союз трех
    рек с пятой попытки договорились о начале строительства
    обитаемых орбитальных станций на Марсе.
    Захоронены и переработаны все свалки и отходы, что не сгорели
    при вспышках прошлых лет. У меня складывается впечатление, что
    человечество становится зрелым.
    От сына никаких вестей. Александра почти не разговаривает со
    мной. Я все время провожу у эфиргонов.
    Личный вариоком Джона Стелли. 1 декабря 2032 г.

***

    – Руководитель, с «Владыки» передают, что долетели до Южной Америки,- сказал связист.
    – Хорошие новости. Они уже начали зачистку?
    – Да. Десант высадился в Нитерое, Рио и Витории.
    – А что слышно о Стелли?
    – Он в Антарктиде. В районе массива Винсона. Полчаса назад оттуда стартовали два корабля,- ответил подошедший только что Саез.
    – Два?! Откуда?- рассердился второй,- Саез, свяжитесь с «Владыкой», предупредите.
    – Не могу. Сбой связи.
    – Все время вызывайте их. Так он, значит, покинул массив Винсона. По моим данным там научный городок ООН. Вникаете?! Его отец генерал, был не простой человек. И, кажется, я знаю, где остатки мирового правительства! Высылайте «Коршун» и готовьтесь к переезду.
    – А если там много войск? Там наверно сильная электромагнитная оборонная система. Может они планируют напасть на нас?
    – Он не знает о нашей базе. Иначе прилетел бы уже. Но «Коршун» все-таки побережем. Высылайте эджи и клоддеры. Мы первые нанесем удар.
    – Сколько?- спросил Олару.
    – Сколько, сколько! Саез, вы сами в состоянии что-нибудь решить?! Десяток, два,- брызгая слюной, заорал второй,- и отстаньте от меня. Саез, позовите Палмера.
    Прошло несколько минут. В центр связи вошел космоинженер.
    – Где вы ходите, Палмер. Вы вроде начальник космопорта и связи. Почему отсутствуете на рабочем месте?
    – Я был в ангарах.
    – Осмотрели «Альбатрос»? Сколько ещё ждать?- уже мягче спросил второй.
    – Дня два-три, не меньше. Нужно серьезно поработать над обшивкой корпуса, догнать до нуля ферму и поставить новые приводные установки. Вооружение уже собрано.
    – Хорошо, Палмер. Я у себя. Сообщите, как свяжетесь с «Владыкой» и доложите об операции эджей. Олару в курсе.

***

    Два корабля шли на одной высоте, практически выйдя за границы атмосферы. Раньше положенного снизившись «Иисус» очутился в районе западной Африки. Стелли повел крепость в ручном режиме по прямой до Парижа. Позади внизу остались гигасы Касабланка, Рабах, Танжер, затем Севилья и Бордо. Показался Париж. Как и все прочие европейские гигасы он представлял собой реактор, круглое кольцо комплекса с производственными и портовыми ярусами, и отходящие от кольца во все стороны лучи жилых секторов.
    «Иисус» завис точно над реакторной зоной и Стелли повернул корабль вокруг оси в поисках штаба обороны. Все в рубке искали глазами штаб.
    – Такое величественное здание невозможно проглядеть,- сказал майор, всматриваясь в плавящийся от жары горизонт.
    – А ты все-таки умудрился проглядеть!- воскликнул своим басом Тотти.
    – Где?!
    – Обратно поворачивай. Половина смотровой панели. Видишь?
    – Верно. Глазастый ты, Моризо!
    – Именно поэтому и не только, я снайпер,- гордо сказал Тотти.
    «Иисус» набрал скорость и начал резко сокращать расстояние до штаба. Оставалось меньше километра, когда с окрестных холмов, со стоящих на них башен в корабль полетели первые ракеты. От самого штаба по кораблю ударили десятки лазерных лучей. С крыши, с поверхности. Отовсюду.
    – Черт, они в нас стреляют!
    Майор кулаком ударил по акселератору. Всех вдавило в кресла. Корабль на ускорении в семь земных устремился вверх и практически вылетел на орбиту.
    Тотти вывернуло на пол, два дублирующих пилота потеряли сознание. Никита ослабевшими руками включил передатчики и попытался вызвать «Аристотель». Корабль не отвечал. Стелли вышел на связь с НПГ «Винсон».
    – Майор, это сержант Котов. Что случилось?
    – «Аристотель» молчит. Попробуйте связаться. В штабе системы защиты в активном режиме,- воскликнул встревоженно Ник.
    – Хорошо,- ответил сержант.
    – Мы летим к штабу ООН.

***

    «Аристотель» стремительно спускался. Вода под кораблем играла лучами утреннего солнца.
    – Пол, скоро мы долетим?- не выдержала Карина.
    – Минут через восемь. Так ведь Джереми?
    – Да.
    – О, ещё долго,- уныло произнесла Карина.
    – Вовсе нет. Вон там уже виден остров.
    – Где?- встрепенулась Уэсли.
    – Смотри прямо. Джереми, выровняй корабль.
    – Извиняюсь, координатор. Стафф здесь не при чем, это я пилотирую.
    – Валлин, зря вы позволяете Стаффу отлынивать.
    – Граннер, я не отлыниваю. Мы посменно, по десять минут управляем.
    – Ладно, уж. Карина, разглядели?
    – Да. Показался штаб.
    Координатор прокашлялся и включил внутреннюю связь.
    – Внимание. Всему экипажу занять свои места в кубиках спаса.
    – Вы думаете, там опасно?
    – Я не думаю, а выполняю инструкции майора Стелли. У нас корыто по сравнению с его кораблем.
    – Никита помешан на безопасности. Это же ООН. Тем более уже неделю как все обесточено.
    Исследовательский орбитал подлетал к огромной, во всю незатопленную часть острова, окружности с пятьюдесятью небольшими колодцами шлюзовых камер ведущих в ангары.
    Карина не успела сосчитать и половины шлюзовых колец, как моргнула от яркой вспышки. Несколько сотен лазерных лучей ударили одновременно. Как смоченная в бензине ткань вспыхнул «Аристотель». Едва-едва успели отпружинить спас кубики и кабина, как корабль взорвался тысячами вспышек и обломки начали падать в воду.
    Несколько кубиков приземлились на узкой оконечности острова. Автономная кабина упала воду. Открылись люки и в них показались Стафф, Валлин, Уэсли и Граннер. Не медля ни секунды, все нырнули и поплыли к берегу.
    Не успели они выбраться на берег, а к Граннеру сразу подошел один из бойцов, кубик которого упал на сушу.
    – Координатор, вы успели включить аварийный передатчик?
    – Конечно, Вебер. Но так то он автоматический.
    – Привет, Бриджит. Как прогулка?- поприветствовал Вебер выжимающую рукав рузона девушку.

***

    Обливаясь потом, Белун скинул с плеча очередной труп бывшего жителя городка и, выпрямившись, начал смахивать со лба капли. Рядом стояли Йонг, Котов и ещё двое солдат.
    – Ты передал данные о местонахождении «Альбатроса» майору?- спросил Котов.
    – Конечно. Думаю, никто не пострадал. Но так то жестоко получилось. И корабль потеряли,- ответил Белун.
    Внезапно легкий стук привлек внимание военных. Через цех с громкими криками побежали вооруженные люди.
    – Это фанатики!- крикнул Йонг,- бежим!
    В Белуна попал луч лазера и прорезал приличную полосу в правом боку.
    Йонг и ещё один солдат подхватили его и потащили к дверям. Котов и второй солдат начали отстреливаться. В служебных дверях возник Каррастер и другие мужчины с телами поселенцев. Все схватились за излучатели. Сержанта внесли в служебные помещения. Котов закрыл ворота, ведущие на завод.
    – Это их не остановит. Разве, что временно!- закричал Федор.
    – Что же делать!? Нет, я знаю. Что вы там говорили о чистке?- воскликнул сквозь боль Белун.
    – К-кажется я вас понимаю, Белун,- Котов улыбнулся.
    – Котов откройте створы. И поставьте все вентиляционные системы на продув. Мы выдавим этих фанатиков в небо,- сказал Рэббит и потерял сознание.
    – Я быстро. Несите сержанта в ЦУП. Кто-нибудь соберите всех в центре и захватите еды. Они наверно во многих местах проникли в город. До прибытия майора нужно продержаться.

***

    – База! База Вулкан, это «Владыка».
    – Ну, наконец-то. База на связи. Палмер, начальник порта.
    – Мы приняли сигнал бедствия. Похоже корабль властей. Он у острова Пасхи. Мы наблюдаем несколько кубиков и с десяток спасшихся. В нас стреляли сторожевые башни. Какие действия предпринять?- спросил пилот.
    К Палмеру подошел руководитель.
    – Быстро отдайте передатчик. «Владыка», не трогайте их. Выполняйте поставленную задачу.
    – Так точно, сэр.
    – Где сейчас ваши бойцы?
    – Мы забрали их из всех трех гигасов. Идем на второй заход. Цель Сан-Паулу, Сантус и Куритиба,- доложил пилот.
    – Потери?
    – Почти нет. Тринадцать человек. И…о, боже! о боже!
    – Что? Что там у вас, «Владыка»? Отвечайте!
    – Здесь небесная крепость!- завопил пилот.
    – Уклонитесь от боя! Уходите оттуда! Он за потерпевшими крушение,- закричал побледневший руководитель.
    Пошли помехи, и связь оборвалась.

***

    «Иисус» резко опустился прямо на «Владыку» и, пустив на полную мощь реактивы, опалил корабль фанатиков пламенем. Снова ушел на высоту. Снова снизился. Никита сбросил изолит-снаряды, сделал пируэт, и крепость оказалась под приводами «Владыки». Майор дал залп из всех лазеров вперемешку с глакет-ракетами.
    Фейерверк получился, что надо. Машина фанатиков беспомощно дернувшись, взорвалась.
    В ходе схватки Стелли не заметил, как далеко завел «Иисус» и был теперь над самым штабом, но система обороны молчала.
    Внизу, на каменистом берегу, стояли пораженные увиденным люди.
    Когда корабль приземлился все бежали к нему.
    – Но как это, Ник? По вам даже не стреляли.
    – Я так понимаю в корабле все программы допуска. Тотти, расскажи.
    – Майор прав. Километрах в пятнадцати от штаба, у нас в рубке началось нечто невообразимое. Вариоком взял управление на себя, связался с вариокомом центра ООН. Мы слушали переговоры машин.
    – Да, все, хватит болтать. Всем на корабль,- вмешался Никита. Полчаса назад Халлаки сообщила, что они уничтожили много фанатиков на заводе.
    – Фанатики в городе?
    – Не знаю. Были. С нашими все нормально. Белун только ранен серьезно.
    «Иисус» взлетел. Ник связался с антарктическим городом.
    – Как ситуация?
    – Пока тихо, майор,- ответил Котов,- мы их с завода системой продувки выкинули. После этого никого больше не наблюдали. Сидим, ждем. У вас как?
    – Уничтожили корабль фанатиков. Стычка короткая была. Забрали всех с «Аристотеля». Сейчас отправим к вам на вакоэдже. Я возвращаюсь на остров. Со мной пять бойцов.
    – Вас понял, майор.

***

    В коридорах огромного ООН штаба было очень светло, реактор работал в нормальном режиме. Бойцы разошлись на первичный осмотр территории и вскоре Стелли начал получать отчеты. Ему сообщили, что штаб состоит из девяти этажей. Дропперы в коридорах в рабочем состоянии. Живых не обнаружено.
    Никита у каждого спрашивал про этаж представительств, пока, наконец, один из бойцов не дал положительный ответ.
    – Он на четыре яруса ниже.
    Вся группа спустилась на гравилифте вниз. Оседлав дропперы, все доехали до нужных майору секторов.
    – Что ты задумал, командир?- спросил Тотти, поравнявшись с дроппером Никиты.
    – Необходимо достать информацию о проекте «Небо 12» и ключи, дубликаты от небесных башен.
    – Тут сотни кабинетов!
    – Придется побывать во всех.
    – А что нам делать?
    – Ищите ядро. Мозг этого комплекса. Там должны быть координаты башен.
    И они начали осмотр.
    Прошло часов пять, когда майор отыскал все сейфы, где хранились ключи, и собрал всю коллекцию. Когда он вышел из очередного кабинета с горсткой ключей, Тотти уже ждал его в коридоре.
    – Все в порядке, командир. Нашли. Едем.
    Они сели на дропперы. Моризо повел к нужному сектору.
    В зале, где находился центральный вариоком здания, Стелли снова пришлось пройти идентификацию ДНК, сетчатки, прежде чем машина дала доступ к информации.
    – Твою налево! Здесь пятнадцать точек. Восемь желтых и семь зеленых. Отец говорил про десять.
    – Может некоторые просто муляжи? Полетим и все узнаем,- пробасил Моризо.
    – Да уж. По одной в Австралии и Японии, по две в Северной и Южной Америке, три в Африке, одна в Гренландии, одна в Европе, остальные в Евразии.
    – Откуда начнем?
    – С моей башни. Летим в Японию.

Глава 19

    В горле комок застрял. Слез нет. Только морщины резко очертились
    на лице. Этого не может быть. Сегодня её не стало, моей
    Александры. Нет, не-е-т! Это не может быть правдой. Это все
    из-за Никиты, потому, что он бросил семью. Нет, из-за меня. Я не
    могу в это поверить. И ведь врачи говорили, что она пошла на
    поправку. У меня нет сил, пойти даже на кремацию. Я не пойду туда.
    Больше я вообще в Токио не появлюсь. Мое место в подразделении. Я
    был плохим отцом и плохим мужем. Ничего не хочу. Вот так
    живешь, живешь, а все зря!
    Личный вариоком Джона Стелли. 27 октября 2033 г.

***

    Как на чужой планете. Космонавты на враждебной территории, люди майора Стелли брели за ним по одноликому, уныло пустынному пейзажу.
    С помощью очков и спецботинок Никита отыскал то, что нужно. Круглый диск под слоем песка убрали, под ним, в темном металле обнаружилось отверстие для ключа. Майор быстро вставил ключ и повернул согласно указателю на металле.
    Грохот и чуть ощутимое движение почвы дали всем знать, что механизм приведен в действие.
    Перед группой метрах в ста из земли начала расти колонна. Она росла, постепенно расширяясь в основании. Уже мало кто различал в небе ее вершину, когда она замерла. Огромные восемь столбов вылезли из-под земли у основания колонны, распластались на поверхности в восьмиконечную звезду, с шипением и искрами прикипели к основанию башни.
    Вершина башни распалась, словно гигантский бутон, озарив окружающую пустынную местность голубым небесным светом. Все стоявшие внизу ахнули.
    Недолго смотрел на это сам майор. Он быстро заставил всех вернуться на корабль.
    – Куда теперь?- спросил Стафф.
    – Координаты все у тебя. Лети к ближайшей зеленой точке. Нужно все про это узнать!
    Оказалось, что это вовсе не муляжи, а включенные башни неба. Пролетая над шестой из семи зеленых точек, Ник заметил стратолет.
    – Стафф, веди корабль на посадку!- приказал он сухим тоном.
    – Но ведь башня активирована, майор?
    – Я тебе говорю, снижайся. Внизу эдж,- ещё строже сказал Ник.
    – Объявить боевую готовность?- вмешался Моризо.
    – Нет. Людей не видно. Хотя вижу. Пойдешь со мной, Тотти.
    Они вышли из корабля, нацепили на лица фильтры и, защищаясь руками о ветра, направились к патрулю.
    Дверцы патруля были открыты. С одной его стороны лежал человек в желтом защитном костюме, второй пилот сидел в своем кресле.
    – Умерли. М-да. Они из проекта,- выдохнув, прошептал майор.
    – Разве двое сразу могут?
    – Могут Тотти, могут. Взгляни, хоть и не совсем ясно. Варгены изъели. Взгляни на волосы. Это женщина, а другой пилот, скорее всего ее муж.
    – По-крайней мере они активировали башню,- пробасил тигровец.
    – И не одну, а две. Говорю, оба из проекта. Теперь понимаю, нас десять и пять башен автоматики. Когда объявили тревогу, в штабе включили активацию пяти башен.
    – Что делать с ними?
    – Нужно похоронить по-человечески. Позови бойцов. Спорю, что на них, на эту пару люди из спецкомитета больше всего надеялись.
    – Какая теперь разница. Комитет прогадал, ты один выжил. И это хорошо.

    Пилотов похоронили у основания башни. Забрав эдж и поставив его в трюм крепости, команда вернулась на места. Корабль взлетал.
    За день «Иисус» побывал на всех материках. Все башни были установлены. И каждый раз команда не могла наглядеться на чудо активации.
    Никиту это мало волновало, он отдал Моризо ботинки с очками и объяснил порядок действий.
    Сам Стелли заперся в каюте и не выходил оттуда до самого вечера.
    У него из головы не выходили пустые изъеденные глазницы той женщины у эджа. «Сколько смертей я повидал»,- размышлял майор,- «Множество. Сколько ещё? Множество. Чем же, чем меня так они зацепили. Было в них что-то таинственное. Кажется, я схожу с ума».
    Он вернулся в рубку, когда корабль вышел на курс к Антарктиде.

***

    Шум. Шум. Один шум кругом. Никита открыл глаза. Он был там же, в рубке. И, кажется, он проспал посадку. Рядом была она.
    – Карина, мы уже прилетели?- ещё не совсем проснувшись, спросил он.
    – Да. Пойдем. Тебя хотел видеть Янссон.
    – Я ещё посплю,- ответил сквозь дремоту Никита.
    – Нет. Пойдем. Близнецы тебя заждались.
    Майор нехотя встал и побрел по корабельной палубе за Кариной. Она довела его до лабораторий, где их догнали дети.
    – Привет, ребятишки,- зевая, сказал Ник.
    – Привет. Ну, а где кролик?
    – Мы не летали к Гассану. Но…
    – Ты обманул нас!?- обиженно воскликнул мальчик.
    – Нет. Заходите,- они вместе вошли в лабораторию,- Брик, это майор Стелли.
    Из соседнего помещения вышел Янссон с маленьким зверьком на руках.
    – Здравствуйте. За ним?
    Дети радостно вскрикнули и окончательно разбудили Никиту.
    Биолог передал животное Джейси. Зверек зашевелился и заставил мальчика вздрогнуть. Сирена подошла ближе.
    – Джейси, дай его мне,- попросила девочка.
    – Возьми. Какой-то он дерганый. Дрожит,- нервно воскликнул брат.
    – Он боится. Привыкнет. Брик, а как его зовут?- спросила Сирена.
    Биолог явно растерялся от вопроса.
    – У него нет имени, просто кидас. Назовите, как хотите.
    – А можно тогда просто кидасом звать его?
    – Разумеется. Он же ваш. Меня вот другое смущает, чем вы его кормить будете?
    – Я в старой жизни проходил нейрокурсы по фауне,- вмешался Стелли,- мясом сырым они питаются. Сейчас сделаем синт и вуаля.
    – В городе нет синта, только тот, что с большой земли привезен,- сказал Янссон.
    – Как нет?! А синт-установка?
    – Есть, но она даже смонтирована не до конца. Она на случай уничтожения теплиц и растений.
    – Это мы уладим. Не все же время питаться фруктами и овощами. Я пойду, мне ещё к военным нужно.
    Майор вышел из лаборатории. Около дверей его ждал Моризо.
    – Привет, Тотти. Давно проснулся?
    – Я ещё не ложился.
    – Что?
    – Я осмотрел завод.
    – Вы закрыли створы? Или в костюмах?
    – Да, в костюмах. Там восемь эджей у стен, похоже, сержанты отправили на тот свет человек семьдесят,- пробасил довольным голосом Моризо.
    – Хорошо. Тотти, это не люди. Фанатики. Монстры. Ты открыл военный сектор?
    – Нет. Тебя ждал.
    – Ну, а ключи хоть взял с корабля?
    – Да.
    – Хорошо. Уводи с централи всех лишних.
    – Понял,- тотти подмигнул и пошел выполнять поручение
    Стелли прошел до ЦУП и направился к группе военных, сидевших у дверей в военный сектор.
    – Здравствуйте, Котов. О, и вы здесь, Белун. Как ваше самочувствие?
    – Доброе утро, майор. Значительно лучше. Доктор меня заштопала,- довольно произнес, Рэббит.
    – Это радует. Нельзя терять людей. Да, Котов?
    – Конечно, майор.
    – Моризо сказал, что нашли восемь эджей?
    – Так и есть.
    – Загоните стратолеты в ангар.
    – Уже сделали,- резво ответил Федор.
    – Везде успеваете. Вы осмотрели внешние стены города?
    – Нет.
    – Высылайте пару звеньев эджей и поднимите «Иисус». Экипаж Стафф и Валлин. О, привет Граннер. Экипаж Стафф, Валлин и координатор.
    – И я тоже, Ник? Но мне хотелось в военный сектор,- запротестовал Пол.
    – Это быстро. Осмотрите ограждения города и назад.
    – Все, на централи никого! Отправил кого в столовую, кого в спортзал и каюты,- сказал вошедший в зал Тотти.
    Моризо достал из карманов электронные ключи и начал вставлять их в замки. Двери были открыты. Все схватились сначала за оружие, затем за нос. Из военного сектора хлынула волна трупного запаха.
    – Убрать тела. Продезинфицировать территорию,- скомандовал Ник,- принести маски. Котов, вы бывали здесь раньше?
    – Нет. Военные даже нас, портовиков к себе не пускали.
    – Жаль. Моризо, осмотреть помещения.
    Послышался голос Белуна из одного из дверных проемов военного сектора.
    – Что у вас?
    – Я нашел нейроцентр.
    Майор зашел в комнату, заполненную странными, но знакомыми машинами контроля.
    – Уничтожить! Сжечь! Сломать! Выкинуть!- заорал Никита.
    – Успокойтесь, майор.
    Моризо и Котов, решили не оставаться и вернулись в холл.
    Никита выхватил ЭМР-ки и начал жечь нейроустановки. Его примеру последовал и Белун. Комнату мгновенно заволокло едким черным дымом. Потухли синие огоньки в трубках, встроенных в стены. Сзади раздался голос тигровца:
    – Надеюсь, вы не забыли командир, зачем мы пришли сюда?- голос Тотти был серьезен.
    – Нет. Нашел станцию?
    – Ага.
    Они вернулись в холл, в котором половина пола уже оказалась разобранной. В полу виднелось отверстие.
    Ник посмотрел удивленно на Моризо.
    – Ты не только снайпер, ещё и сыщик профессиональный. Уже спускались?
    – Котов там. Я за тобой сразу пошел.
    Все спустились по винтовой лестнице и оказались в просторной круглой комнате с пятью проекциями во все стены. Котов сидел за пультом управления и, что-то скрупулезно изучал.
    Моризо воскликнул, указывая на одну из проекций.
    – О, такое же было в ООН штабе. Ник, смотри все точки зеленые. Значит, башни активированы?!
    – Да. Посмотри на устройство под проекцией. Видишь те отверстия? Где ключи дубликаты?
    – Остались на корабле, в укромном месте. Понял,- пробасил Тотти и полез обратно по лестнице.
    Кто-то спускался. В комнате появились Граннер и Уэсли.
    Никита поцеловал Карину и снова вернулся к работе.
    – Ну, что Пол?- через плечо спросил майор.
    – Все чисто. Они нападали только через завод.
    Никита, на ходу слушая координатора, подошел к сержантам, которые вскрывали одну из стеновых панелей.
    – Что творите?
    – Майор, тут сейф с голосовым замком. Думаю код на вас?
    – Да!? Гхе-гхе. Компьютер, я майор Стелли, спецвойска, Никитос Стелли.
    Все в комнате замолчали. Ничего не происходило. С лестницы забасил возвращающийся Моризо.
    – Я принес ботинки, ключи и очки. Мало ли, что.
    – Тихо,- зашипели все, кто был в комнате.
    Ожил вариоком.
    – Голос идентифицирован. Определение неверно.
    – Как?! Глупая машина. Что тебе ещё нужно?! Я Никитос Стелли, сын Джона Стелли, генерала ЯВС. Проект «Небо 18». Бывший боец отступников.
    Вариоком вновь ожил.
    – Определение выявлено. Объект идентифицирован. Доступ разрешен.
    Сейф начал открываться. Взоры всех направлены были на створки. Внутри оказалось небольшое устройство.
    Белун с Моризо на пару вытащили его из сейфа.
    – Что это?- пробасил Моризо.
    – Здорово,- воскликнул Стелли,- я знаю, что это. Закрепите на корме «Иисуса». Подозреваю, что там даже есть гнездо для крепления. И подключите к бортовому вариокому. Думаю, ком сам инсталлирует. Это определитель свой чужой с доработками, судя по размерам. Вылет через полчаса. Граннер, вызови сюда Джереми, здесь полно электроники. Карина, останься здесь с сержантами. Да, наверху тоже куча приборов. Попробуйте и там разобраться.
    – Ник, а башни?
    – Ах, да. Чуть не забыл.
    Стелли вставил все ключи в соответствующие прорези и нажал три больших тумблера. Одна из проекций осветилась. На экране возникло изображение земли из космоса. Во многих местах планета осветилась вспышками.
    Заговорил вариоком.
    – Проект «Небо 18» осуществлен на первой стадии. Благодарю, майор Стелли. Вы оказали неоценимую услугу своей расе. Обоюдное пересечение орбиты планеты Земля невозможно. Доступ к полетам только для небесных крепостей. Срок действия тридцать земных лет. Активированы установки по выработке озона и рассеиватели излучения.
    – Никита, о чем он? И откуда идет съемка? Спутники все сгорели давно ведь? О чем он. Что за проект? Ты нам уже можешь хотя бы часть рассказать? И почему столько точек вспыхнуло?
    – Сложно объяснить. Вот с башнями понятно, каждая активировала еще несколько ЭМР установок. А про проект? Это наследство моего отца и ООН. Подарок человечеству. Я теперь понимаю, что он все-таки верил в людей,- с грустью закончил Ник.
    Майор поднялся по лестнице и двинулся к ангарам. Добрался до «Иисуса» и молча сел в кресло первого пилота.
    – Вариоком. Сообщи порту. Взлет.
    Закрылись двери ангара. Шлюз начал открываться.
    – Веди корабль, Валлин.
    Небесная крепость устремилась к орбите.

Глава 20

    Я не знаю, где они меня нашли. У эфиргонов мировая сеть
    мыслесвязи. Ядра, где живут патриархи, служат ретрансляторами.
    Кажется, я разбился в пустоши на своем ЭПМ «Эдж». Целый месяц
    пришлось провести в реанимации. Курс восстановления уже
    закончился. Эфиргоны спасли мою жизнь, и как сказал патриарх, это
    потому что мой путь ещё не закончен. Сейчас я нахожусь на
    секретной базе моего подразделения. Патриарх сообщил мне много
    ужасных вещей. Мы начинаем выполнять совместную задачу. Она и
    нам и им одинаково важна.
    В мире идет повсеместное внедрение нейрочипов. По данным
    полученным от Турсунова получается так, что мировые
    радикальные кланы, движения объединяются. Началось прямое
    противостояние. У движения много подземных баз, многие бойцы
    протеки, вооружение и техника не уступает странам по качеству и
    количеству. Совсем скоро мир увидит новые реки крови. Нас ничему
    не научили последние пара десятилетий.
    Эфиргоны больше не хотят сотрудничать и контактировать с
    человечеством. Насколько понимаю, мое подразделение,
    единственные люди, кого они подпускают к себе.
    Боль от потери затухла, или может ее, заглушил патриарх. Лучше
    не думать о прошлом.
    Личный вариоком Джона Стелли. 5 января 2034 г.

***

    – Котов, Котов! Тревога!- вбегая в ЦУП, кричал Рэббит.
    – Что случилось?
    – Фанатики. Они возле города.
    – Где?
    – У стен уже. Множество эджей, клоддеры и два орбитала. Приближаются с восточной стороны.
    – Объявить готовность! Бойцов в восточное крыло. Восточная батарея обороны. Кто умеет стрелять из ЭМР-орудий?
    – Я,- крикнул вбежавший Джереми.
    – Стафф, остаетесь у электромагнитного комплекса,- скомандовал сержант.
    – Котов!- воскликнул Рэббит.
    – Что, Белун?
    – Я видел на заводе рудовозы. Они рабочие?
    – Да. Все три.
    – Я иду туда. Со мной несколько бойцов. Мы раздавим их наступление. Джереми, прикройте нас.
    Город тряхнуло.
    – Они взрывают стены. Джереми, перекрывай сектора. У последнего звена мы их встретим. И свяжись с «Иисусом».
    Через считанные минуты у стен городка закипел бой. Под прикрытием рудовозов выдвинулись тигровцы в тяжелых бронекостюмах ракетчиков. Фанатики давили численно. По обороняющимся бойцам начали вести массовый обстрел оба орбитала. Со стороны города ударила ЭМР-батарея. Орбиталы тут же ушли за пределы досягаемости орудийных залпов. Фанатики рассредоточились. Часть закрепилась за клоддерами и эджами и стреляла по рудовозам. Несколько групп начали просачиваться в городок через взорванные участки стен.

***

    – Как ты думаешь? Не получится, как в прошлый раз?- поинтересовался вошедший в рубку Моризо.
    – Думаю, нет. Ком, активируй определитель.
    Корабль приближался к штабу обороны, повторяя маневр с заходом от Парижа.
    – Приготовиться,- закричал Ник. Валлин и Моризо вжались в кресла, ожидая резкого ускорения.
    Крепость прошла защиту и совершала посадку прямо у центральных ворот штаба всемирной обороны.
    Все трое членов экипажа покинули корабль и вошли в комплекс. Сев на дропперы начали обследовать штаб. Моризо первым вышел на связь. Он обнаружил бункер.
    Спустя всего полчаса они проникли и без особых усилий нашли то, за чем прилетели. В бункере Никита забрал все пятьсот пятьдесят чипов доступа к криоцентрам гигасов.
    Группа возвращались к кораблю. Валлин уехала вперед. И не успели Моризо и Стелли доехать до корабля, как она выскочила к шлюзу и громко закричала:
    – Майор Стелли. На НПГ снова напали. Их много.
    Мужчины практически влетели в корабль. Побросали контейнеры с чипами в ближайшую каюту и устремились в рубку.
    – Все по местам! Говори дальше, Валлин.
    – Там два орбитала и около сорока эджей.
    – Есть потери?
    – Да. Среди «тигров», на поверхности. Они заняли восточное крыло.
    Майор до упора вжал акселератор. Связался с вариокомом и приказал дать максимальную тягу на приводы. Крепость вылетела в стратосферу на второй крейсерской. Корабль устремился к Антарктиде.
    Спустя час крепость была у массива Винсона. На окраине города было настоящее пекло. Взрывались эджи, гибли люди,
    При приближении «Иисуса» один из орбиталов стоявших вдалеке сорвался с места и полетел прочь, другой стал приближаться к небесной крепости.
    В ход пошло все. Излучатели, глакет и глейко-ракеты.
    – .Что это за корабль?
    – Альбатрос. Они его все-таки починили,- воскликнул Моризо.
    – У нас закончились изолит снаряды, командир,- произнесла удрученно Валлин.
    – Вариоком. Возможность тарана?!- выпалил Никита.
    – Если брать в расчет характеристики противника, вероятность благополучного исхода девяносто восемь процентов. Возможны сотрясения у пятидесяти шести процентов нашего экипажа.
    – Ты спятил, Ник?!- заорал Тотти.
    – Валлин, ведите небесную крепость на таран. Тихо, Тотти. Ты слышал вариоком. Он подтверждает мои догадки. Тем более говоришь, он на ремонте был. Валлин, цельтесь в четвертое кольцо между приводами. Вариоком, гель в кабину, задержка две секунды до удара!
    – Приказ понятен, командир,- Бриджит задала кораблю дополнительное ускорение.
    Крепость начала смертельный танец.
    На «Альбатросе» разгадали сумасшедший замысел майора. Корабль попытался уйти. В этот момент один из реактивов корабля фанатиков затих. Капитан фанатиков включил привод двух колец и полностью выключил у двух других. Никита пытался предугадать маневры противника. Но ничего они предпринять не успели.
    Так орбитал и принял удар, боком, пытаясь уйти от траектории атаки крепости.
    «Альбатрос» дернуло. Небесная крепость скользнула ввысь. Вся система управления фанатиков отключилась. Неуправляемая машина с все увеличивающейся скоростью начала приближаться к земной тверди.
    Яркая вспышка озарила остатки нерастаявших ледяных полей Антарктиды.
    «Иисус» с покореженным носом начал приближаться к городу.
    В рубке гудели аварийные системы. Никита пытался выбраться из желеобразной массы, он был в восхищении. С его языка срывались поздравления в адрес Валлин и вариокома. Наконец он успокоился и стал помогать выбраться из геля Моризо и Валлин.
    – Вариоком, оценить повреждения. Перекрой носовой отсек.
    Моризо, сплевывая кровь на пол рубки, завопил:
    – Ник, ты скотина. Даже от тебя я такого не ожидал. Что там внизу? Бой?
    – Нет. Эджи и клоддеры улепетывают.
    «Иисус», медленно, стараясь не задеть кромку шлюза покошенным носом сел в порту НПГ.
    На централи начали собираться все обитатели города.
    – Мне нужны подробности!- воскликнул Стелли.
    К нему подошел Котов.
    – Какие ещё подробности, майор?!- он был расстроен,- Я потерял всех своих ребят. В вакоэджах было девять моих солдат. Они напали не с земли.
    – Успокойтесь, сержант. Вы и сами понимаете, что без потерь не обойдется. Это война. Лучше скажите, есть соображения по контратаке?
    – Майор, они напали как раз тогда, когда поле включилось. Теперь откройте глаза. У движения здесь база. Не на Луне. И их явно не сто и не двести человек. Нужно, что-то предпринять, пока они нас всех не похлопали.
    – Понятно. Я как раз обдумываю один вариант. А кто погиб?
    – Все мои парни. Лин Чжоу, Томмерсон, Иддри, Андреев, О’Нил, Ладдинио, Йонг, Веласкес, Василевский и Гонсалес. Все!
    – А где Белун?
    – Я здесь, Стелли,- сержант шел со стороны завода, в космокостюме и шлемом в руках. На правом виске виднелся приличный кровоподтек.
    – Йонг погиб. Сожалею
    – Джонни?!- Белун тут же сник и ушел обратно.
    – Котов. Не время сейчас для слез и нытья. Мне нужны трупы фанатиков и один из эджей. Позже все объясню. И ещё. Соберите всех бойцов. Обследуйте все сектора города. И вакоэджи наружу.
    – Есть, майор.
    – Карина, забери отсюда малышню,- сухо сказал Стелли и молча пошел к ЦУП.
    Никита направился к сектору военных, спустился в комнату управления.
    – Как у вас, Пол?
    – Мы обнаружили их базу.
    – Давно уже пора!
    – Но мы только утром разобрались с оборудованием, Ник. Не надо искать крайних. Мы просканировали ландшафт и отследили траектории нападавших стратолетов. Она в Центральной Африке, в кратере вулкана. Будем атаковать?
    – Нет. Не сейчас. У меня несколько другие планы. Тем более я думаю, у них имеются антигены. Иначе бы вообще этой бойни не было бы. А нам нужны антигены, тем более в свете последних событий. Я достал чипы от криоцентров. Думаю, скоро у нас будет пополнение команды.
    – Майор! Ник, взгляните на проекцию. Не поверите. Там корабль,- заголосил Стафф.
    – Где?
    – Двести километров до города. Судя по меткам большой. Я такие показатели уже видел. Это небесная крепость!
    – Не может быть?! Выходи на связь, Пол. Джереми, к ЭМР орудиям бегом.
    Спустя пятиминутное молчание связь включилась.
    – Говорит НПГ «Винсон». Назовите себя, иначе уничтожим.
    – Катерина Висковитц. Кто вы?
    – Проект «небо 12» вам о чем-нибудь говорит?
    – Да. Это вы поставили мою башню?
    – Которая ваша?
    – На Кольском полуострове, близ Мурманска, гигас 69-25.
    – Да и ее поставили. Мы все поставили. Кстати, как называется ваш корабль?
    – «Пророк Мухаммед»,- ответила женщина.
    – Вы привезли другие машины?
    – Да. Пять эджей и клоддер.
    – Это хорошо, но мало. Я Ник Стелли, майор спецвойск.
    – Аналогично. Скажите Стелли, когда вы откроете шлюз?
    – О, скоро подойдет человек, который занимается этим. Подождите немного. А мы и надеялись уже, что кто-то еще жив из проекта. Двоих я лично хоронил. Почему вы так задержались?
    – Не могла из гигаса выбраться. Много мародеров и мутирующих. Хаос.
    – Где вы жили?
    – В Риге. Гигас 58-3.
    – Вот и портовик. Котов, откройте шлюз. Катерина, сажайтесь машину.

***

    В третьем ангаре никого кроме Стелли и Котова не было. Никто почти не знал о прилете нового корабля.
    – Здравствуйте, Катерина,- обратился к выходившей из корабля девушке Никита.
    – Вы и есть Стелли? Приветствую,- мягким, бархатистым голосом ответила Висковитц,- Я ненадолго.
    – Как вас понимать?
    – Я доставила корабль. Слава богу, я не единственная выжившая из проекта. С этой минуты я слагаю с себя полномочия по проекту. Думаю, не откажете мне, отвезете обратно в Ригу?
    – Почему?
    – Во-первых, я мутирую. Во-вторых, там у меня семья. Выжил муж и младший сын. Не многим так повезло. В Риге нечто вроде общины образовалось. Противостояние группировок идет, нашей и мародеров. После того, как контроль исчез, многих из выживших сорвало с катушек. Буйствуют, убивают, мародерствуют. Деградация личности. Побочный эффект нейроэры.
    – Хорошо, соглашусь с вами. Но не сейчас. Можете погостить денек другой?
    Женщина молча кивнула.
    – Отлично.
    Вместе они дошли до больничного сектора.
    – Халлаки, добрый день. У меня просьба. Котов, вы собрали трупы?
    – Да, майор.
    – Отлично. Иза, ваше оборудование позволит сделать маску слепок с лица фанатика?
    – Ну, это совсем просто. Что вы задумали?
    – Я проникну на базу фанатиков. Котов, готовьте эдж и предупредите Моризо, чтобы ждал в ангаре. Федор, никому о моей миссии не сообщать, особенно Карине. Старшей на базе остается Катерина Висковитц, майор ООН, проект «Небо 18»,- Никита вытер вспотевший лоб,- Катерина, просьба, отнестись ко всему всерьез. Здесь надежные люди. У вас два суперновейших корабля и много вспомогательных машин. Если, что-то произойдет со мной, действуйте по усмотрению. Но не медлите. Каждая минута чревата потерями.

***

    Его подхватили несколько пар рук.
    Не такие они и звери,- подумал Ник. Эдж уже увезли куда-то.
    – Капитан, вас сильно?- обратились к нему.
    «Капитан?! О, черт! Какую форму я натянул на себя!»
    – Все нормально,- прошептал Стелли.
    Врачи осмотрели его и обработали ожог. Все начали расходиться. Улучив момент, Никита вышел из помещения госпиталя и спросил у первого же попавшегося бойца.
    – До лаборатории как можно короче как дойти? Брат, меня мутит после заварухи.
    – До А 4? Прямо, затем направо и первые двери направо. Капитан, из Антарктиды?
    – Да. После атаки.
    – Ясно,- солдат зачесал подбородок.
    Ник, по меткам на стенах быстро добрался до лабораторий. У дверей стоял солдат.
    – Сюда нельзя. Э-э, капитан. Даже вам. Доступ только у руководителя, биологов и дежурного.
    – Ты дежурный?- зная заранее ответ, Стелли приближался к охраннику.
    – Да,- ответил на выдохе солдат и потянулся к кнопке тревоги.
    Майор подскочил и ударил ногой по вытянутой руке. Коленом зарядил в живот, в лицо и с размаху затылком о стену. Солдат обмяк. Никита быстро обшарил тело, нашел ключи и подобрал к замку.
    В лаборатории было темно. Не успел отступник войти в помещение, как включились автоматические светлячки. Лаборатория оказалась длинным прямоугольником, с множеством столов и несколькими большими прозрачными цилиндрами вдоль стен. Ник едва направился к ним, когда услышал сзади голос.
    – Капитан, вам власти голову не туда повернули?!
    Майор развернулся. В дверях стояли фанатики. Человек десять. Сопротивляться было бессмысленно. Один, в рузоне черного цвета, продолжил говорить:
    – Стойте спокойно. Только хуже себе сделаете. Взять его.
    Несколько солдат набросились на него.
    – Капитан, вы так смотрите, как будто не узнаете. Я ваш бывший начальник, руководитель номер два, а нет. Вру. Номер один!
    – Ах ты, гнида!- Никита попытался вырваться из захвата.
    – Узнаю этот голос. Не думал, не думал, что ты молокосос столько о себе возомнишь. Проникнуть незамеченным на центральную базу движения освобождения. Хотя мы и недооценили тебя. Это и есть легендарный Стелли, пособник нейроправительства, из-за которого погибло много наших товарищей.
    – Вот ты, мразь! Это из-за тебя погибли больше полумиллиарда ни в чем неповинных людей!
    – А, ты и забыл, как сам похитил культуры био-оружия. Рвался вперед всех разделаться с нейроконтролем. А потом предал всех. Тебя казнят и выбросят твое тело в пустошь. Уведите его.
    Мысли бешено носились в голове Никиты. «Кругом одни фанатики. Облученные уроды».
    Кто-то из них сунул ему в руку, что-то миниатюрное и холодное.
    В камере он разжал затекшие пальцы и увидел на ладони сферический аудиоретранслятор. Нерешительно активировал. Из шарика раздался хриплый голос.
    «Бегите сегодня же ночью. Ждать нельзя. Жду возле тюремного комплекса. АТ.».
    «Что за провокация, хотя какая к черту провокация, мне уже и так не жить. Да, уж! Сунулся я в пекло. Интересно кто это. Кто-то раскаявшийся».
    Прошло несколько часов. Мысли отсутствовали. Наконец мысль, нет, скорее шанс появился. По коридору кто-то шел. В камере зажегся фаон. Ему нацепили браслеты с разрядником. Конвойный отошел на расстояние, которое позволяла нить контакта, и отключил стрековую защиту.
    – Не вздумай шалить. Разряжу на полную катушку.
    – Куда мы? Уже казнь?
    – К лидеру,- ответил лениво конвоир.
    – Что этой скотине нужно?!
    – Заткнись, а то не дойдешь до него.
    Они пошли по коридору, дошли до дверей. Охранник выругался. Коридор был узок. Чтобы открыть дверь, ему нужно было пройти вплотную от Никиты. Когда конвоир поравнялся, Стелли всем телом толкнул фанатика на стену.
    От удара электричеством Ник отключился.
    Придя в себя, отступник увидел над собой конвоира. На голове кровь, но он был жив. Все же он порадовался, что этот кретин не позвал подмогу.
    – Вставай сволочь. Надеюсь, ты передумал повторять ошибку. Хватило.
    Стелли встал. Дверь была открыта.
    – Да!- рявкнул Стелли и со всего маху, не помня себя, врезался снова в конвойного.
    Снова очнулся, рядом лежал конвоир.
    – Да, значит, не буду повторять ошибку!- зло процедил Никита и пнул тело солдата.
    Снял браслеты, оторвал энергонить и начал прокрадываться дальше. За поворотом оказался пост. Удалось без проблем устранить двух коллег конвойного. Никита оказался у выхода из тюрьмы.
    Вышел в коридор. И сразу заметил, как от стены отделилась тень и, приблизившись на расстояние пяти метров, произнесла:
    – Я А.Т. Следуйте за мной, только быстро.
    И они побежали по коридору. Без проблем добежали до космопорта.
    – Все. У нас получилось. Там вакоэдж. Улетайте.
    – А вы?
    – Нет. У меня незаконченное дело здесь. И сообщник далеко.
    – Я не знаю кто вы. Но спасибо. Бегите при первой же возможности в Антарктический городок в районе массива Винсона.
    – Чтобы меня сожгли?!
    – Свяжетесь с ЦУП. Пароль, пуля токийского мальчика.
    – Все, уходите, великий человек.
    Никита влез в патруль и, не медля ни секунды, стартовал. А.Т. едва успел вовремя открыть шлюз.

***

    Учащенно дыша, майор выбрался из кабины. В ангар вбежали люди. Он закричал им.
    – Белун, я уж не думал, что доберусь! Мне казалось, что собьете и не поморщитесь.
    – Признали как своего. За своими фанатики так не гоняются.
    – Кстати, почему не уничтожили погоню?- Ник случайно задел, что-то на полу кабины.
    «Черт. Бомба. Поверил фанатику».
    – Назад. Все назад,- закричал он.
    – Что с вами, майор?
    – Меня обманули. В машине бомба. Я улетаю, Рэббит.
    – Все в город! Бегом! Доложить Котову. Открыть шлюз!- Сержант повернулся,- А вы уверены, майор?
    Ник опешил.
    – Нет. Здесь какой-то цилиндр. Там табличка.
    – Группа, отставить тревогу,- заорал Белун.,- Нервы шалят, майор. Что за табличка?
    «Никитосу Стелли от Палмера. В контейнере полный набор антигенов. Надеюсь, они вам хоть как-то помогут. Не забывайте нас, людей отдавших жизни за жизни других. Джеймс Салтер, Густаво Яполь, Пол Палмер, Йоллен Тараас. Не мы это начали. Прощайте»
    – Это Палмер меня спас. Ещё и выполнил за меня основную задачу.

***

    Спустя час они сидели в лаборатории. Халлаки, Белун, Никита и биологи. Ученые изучали содержимое цилиндра.
    – Белун, а где Карина, где майор Висковитц?- вдруг спросил отступник.
    – Карина на «Иисусе» вместе с Моризо улетели в Ригу. Доставить Катерину домой.
    Стелли бросил полный ярости взгляд на Халлаки.
    – Что так смотрите майор, она тоже из проекта? Тоже майор. Ее слово такой же закон, как и ваше. Полномочия соответствуют.
    Генетики зашевелились.
    – Что там, парни? Квалификации не хватает?
    – Ничего вразумительного,- воскликнул Янссон,- это вакцина, блокираторы, антигены. Можно применять.
    – Но их мало. Когда сможете изготовить, ну там, вырастить.
    – О, майор, боюсь вас огорчить.
    – Ну, не тяните. Ненавижу, когда не слышу четкости.
    – У нас нет полной информации. И оборудование здесь не совсем то, что в родных лабораториях, где они появились. Если приступить к исследованию немедленно, то минимум, повторяю, минимум через год мы получим первые результаты. Так, что, новые антигены появятся у вас на руках разве, что через полтора года.
    – Мы подождем. Приступайте к работе немедленно. Все поселенцы в вашем распоряжении. А на сколько человек здесь вакцины?
    – Тысяча четыреста, тысяча семьсот. Мы уточним.
    – Сколько требуется вам для исследований. Все?
    – Самую малость.
    – Брик, возьмите две-три таких малости на запас, сто доз положите в сейф. Остальное разложите по сто доз в контейнеры. Будете выдавать Моризо по-первому же требованию.
    – Ясно, майор.
    – Да, Брик, Думаю скоро найдем ещё вам сотрудников.
    – Боюсь, у вас это не получится. Вы слишком долго пробыли в движении. Власти заставили всех ученых с лабораториями перенести подальше от гигасов. Их разместили под куполами.
    – Я был в одном из таких.
    – Тогда вы меня поймете. Ни одного выжившего не найти. В куполах не предусмотрены криоцентры. Хотя в гигасах могли быть ученые в отгуле. Они все в списках приоритетных анабиозников.

Глава 21

    Произошел сущий кошмар. Нас спасли только эфиргоны. Почти все
    мои люди находились на объекте «Небо 18». Недалеко от ядра.
    Эфиргоны прикрыли нас. Неделю назад произошел великий всплеск,
    дикая вспышка. Разрушены все мировые системы связи. Земля
    окончательно опустошена. По данным ООН погибли остатки
    животного и растительного мира. Повреждения в большей части
    гигаполисов. Уничтожены дороги и города старой цивилизации.
    Произошли взрывы на двенадцати АЭС по всему миру, как всегда
    кто-то пожадничал и не стал глушить реакторы при внедрении
    термоядерных установок эфиргонов. Сильно нарушен озоновый слой.
    Погибло примерно четыре с половиной миллиарда человек. Дикая
    влажность, частичное выжигание кислорода. В одних регионах мира
    идут беспрерывные дожди, в других уже царствует пустошь.
    Средняя температура воздуха тридцать восемь градусов. Океаны
    практически полностью отравлены нефтью, материки частично
    радиоактивны. Сгорели все спутники, станции, орбитальные
    гостиницы. Это крах. Только теперь я полностью поверил
    патриархам. Да и больше не во, что уже верить!
    Заканчиваю вести хронику. От нее никакого смысла. Оставлю
    вариоком в старой квартире в Токио. Я решился побывать у
    Александры в колумбарии.
    Очень надеюсь, что Никита выжил. И ещё вернется и прочитает
    мои записи! Что-то для себя узнает!
    Личный вариоком Джона Стелли. 21 декабря 2036 г.

***

    «Иисус» вернулся только через два дня. Моризо сразу прибежал в военный сектор.
    – Ха, я знал что выживешь, майор. А вот Карина тебе голову оторвет.
    – И ты тоже живой, как вижу.
    – Да. Ник, у меня новости. Джереми разобрался с полем. Те сто с лишним башен боевые, а вот которые мы активировали, они управляющие и не только. Они как раз и генерируют озоновый слой. И ещё. Я привез того человека.
    – Какого?- недоумевающе уставился на тигровца Никита.
    В дверь постучались. На пороге стоял пещерник.
    – Мунир, вы здесь!?- восторженно воскликнул майор.
    – Здравствуй, мужчина. Как видишь, я прилетел. И со мной сто пятьдесят мужчин.
    Стелли, не веря своим ушам, переводил взгляд с Гассана на Моризо и обратно.
    – Целая армия.
    – Они стреляют плохо, но это поправимо. Я слышал у вас стычки с теми помешанными.
    – Да. А как у вас?
    – Альфира, оплакивает старшего сына. Вчера после полуденного солнца. И ещё сорок человек.
    – Это… Боже, это из-за меня. Моризо, нужно всех вакцинировать.
    – Не переживай, мужчина. Жизнь сама выбирает свои пути. Я пойду, людей нужно обустроить.
    – Да. Хорошо. Найдите Белуна или Карину, мою невесту. Они вам помогут все организовать.
    – Действительно, Ник. Не бери на душу грех,- пробасил Моризо.
    – Легко говорить. Вокруг меня одна лишь смерть. Я переносчик смерти.
    – Не надо так. Знаешь, что нашел Стафф. Одна из проекций, это хетнер. Он его активировал. До метра показывает местонахождение живого человека на планете.
    – Ты нашел участников проекта?
    – Все мертвы.
    – Да. Значит и корабли неизвестно где? Плохо.
    – Ник, ещё. Тебя в госпитале одна женщина ждет?
    Стелли встал с кресла. Недоверчиво посмотрел на Тотти и вышел в коридор. Дошел до госпиталя, поговорил с Халлаки и вошел в одну из палат.
    На одной из коек лежала Файнз.
    – Здравствуйте, Стефани. Сегодня самый радостный день за последний месяц,- радостно воскликнул майор.
    Пожилая женщина открыла глаза.
    – О, это вы Стелли! Я ждала вас. Ну, вы и наделали шума. Вы, великий человек. Многие верят вам.
    – Наверно. Вам удалили нейроузел?
    – Скоро. Никитос, а где дети?
    – Бегают по городу. Вы же знаете, они неугомонные. То у военных, то у биологов. Мы с моей будущей женой их почти не видим. Стефани, я говорил с врачом. Вы не мутант. Зачем вы солгали мне тогда?
    – Не могла же я бросить солдат!
    – Мы могли все улететь.
    – Да, и не брать продукты?! И вообще. Кто старое помянет, тому глаз вон. Знаете наверно эту старую русскую поговорку.
    – Конечно, я сам из России. Натан тоже здесь?
    – Нет его. Моризо вам наверно рассказывал про заварушку в Сиднее. Мы принимали в ней непосредственное участие так и отбили анабиоз- центр. Ценой больших потерь. Ладно, не будем об этом. Пусть близнецы зайдут ко мне, Стелли.
    – Конечно. Когда выловлю, отправлю сюда. До встречи!

***

    Клоддер со ста пятьюдесятью пещерниками во главе с сержантом Белуном «Иисус» выпустил над самым Мадагаскаром. Сержант искал хоть малейшую нить, шанс на то, что дочь жива.
    Никита повел корабль к Австралии. Обследовав гигасы, из анабиоза вытащили военных и ученых. Богачей и чиновников оставили. Приказ майора никто оспаривать не стал. Вызволенным «тигровцам» вкололи антигены и объяснили ситуацию. В итоге к вечеру на борту небесной крепости набралось почти четыреста солдат из девяти уцелевших криоцентров.
    Майор был чрезвычайно доволен. Корабль направился к гигасам на Филиппинах и Малайзии, когда пришло сообщение от Стаффа. По данным хетнера в Южной Америке, в гигасе 34-57, Монтевидео наблюдалось передвижение большой группы людей.
    Стелли словно молнией ударило. Небесная крепость поворачивала к другому континенту. Моризо не выдержал.
    – Ник, что происходит?
    – Помнишь Сидней, а «Владыку»? Видел, как он быстро прилетел к ООН штабу?! В Монтевидео фанатики, я носом чую. Приведи подразделение в боевую готовность.
    – А как же Белун?
    – Успеем. И без него управимся. У нас ещё в больше десяти часов до встречи.

***

    В гигасе было тихо. Захватив, запасные энергобатареи, бойцы разделились на три группы по сто с лишним человек в каждой. Никита со своей группой оседлал дропперы и по ярусу скоростных кабинок двинулся к секторам, где, по словам Стаффа, находилась куча движущихся точек.
    Его подловили на одной из станций. Его дроппер с грохотом и визгом тормозных кругов подлетев метра на два, врезался в стену сектора.
    «Бьют из тяжелого лазера»,- сообразил в полете майор, прежде чем врезаться в стену.
    Бойцы выстроили из дропперов заградительные укрепления.
    Отовсюду послышались шипение и вскрики. Майор вышел на связь и вызвал два других отряда.
    В ход пошли глейко-гранаты. В группе появились первые раненые и убитые.
    Пришли сообщения от Моризо и капитана «тигров» Ван Райка. Они начали теснить фанатиков. Одна из групп зашла с противоположной стороны яруса. Бойцы Моризо блокировали подступы к гравилифтам.
    Через два часа ожесточенной схватки все утихло. Группы объединились, едва не начав стрелять друг в друга при встрече.
    Убито было около двадцати и столько же раненых. Операция по вскрытию криоцентров была свернута. Нужно было срочно доставить раненых в НПГ «Винсон». Залетели на Мадагаскар.
    На острове ждали хорошие новости.
    Люди Гассана, опытные пустынные следопыты, нашли одиннадцать детей, в том числе дочь Белуна.
    По словам самого сержанта, дети прятались в катакомбах, пещерники с трудом, но отыскали их. Мужчина просто цвел от счастья.
    Дети были крайне истощены и по прибытии на базу сразу были доставлены в госпиталь. Даже раненые военные уступили им очередь. Халлаки и Граннер разрывались между пациентами. Весь город собрался в госпитале в качестве добровольцев.
    Следующая неделя прошла спокойно. Не считая случайных перестрелок в гигасах, происходивших из-за психического расстройства выживших военных и гражданских, да и просто от страха перед большими отрядами бойцов майора.
    Каждый день в антарктический городок доставлялись до сотни выживших. Многие из выживших начали верить в будущее. У людей появилась надежда.

***

    Карина шла по улице, добродушно смеясь и разговаривая с Тарикой.
    – Ты помнишь, что вчера Джейси сделал?!
    Они засмеялись.
    – Да, надо же додуматься, сунуть кидаса под одеяло майора.
    – Ты помнишь его лицо?
    – О, это нужно было видеть. Он выбежал в коридор в полном ужасе.
    – Этот Джейси, шалопай!
    – Сирена такая же.
    – Нет. Она спокойнее, рассудительная такая. У нее, кстати, новое хобби, учится у Халлаки оказывать первую помощь.
    – Она умная девочка. Кстати, Стелли не ругал Джейси.
    – Нет, он привык к его шалостям. К тому же он любит его как сына, как собственного ребенка.
    Они дошли до конца улицы.
    – Идем. Майор должен быть в ангаре. Нужно все обсудить.
    – Подожди, Тарика. Смотри,- Карина ткнула пальцем в дальний конец улицы.
    – Что?
    – Что это за люди? Не похожи на местных. Новенькие?
    Обе уставились на троих мужчин крадущихся к служебным помещениям завода. Они исчезли в дверях.
    – Идем. Нужно выяснить, что им понадобилось на заводе.
    – Куда?
    – За ними.
    Девушки зашли в двери мастерских завода.
    – Где они? Ты их видишь?- шепотом спросила Тарика.
    – Нет.
    На них тут же набросились. Крепкие руки зажали им рты и потащили в сторону ракетных шахт. Неожиданно Хиото вырвалась. Один из нападавших действовал молниеносно. Лазерный нож полоснул японку через весь живот.
    Карина с округлившимися глазами смотрела на это, беззвучный крик вырвался из ее легких и застрял в кляпе. Из глаз брызнули слезы.
    Они тащили ее к противоракетному комплексу. Тело Тарики тоже тащили. Из прожженного живота засочилась кровь.

***

    – Где же она?!- возмущенно сказал Никита
    – Не волнуйся. Может Тарика, ее ещё не нашла,- спокойно сказал Моризо.
    – Идем. Я свою жену знаю. Она сама просилась в рейд. Не стала бы задерживаться.
    Они покинули «Иисус», отменив команду на взлет, и направились в военный сектор. Ник сразу пошел к Котову.
    – Сержант, объявите в город. Карине Уэсли срочно явиться в ЦУП.
    – Это мы быстро,- воскликнул Федор, доедая синтетический завтрак.
    – Немедленно!- раздраженно воскликнул майор.
    Прошло полчаса. Никита схватился за голову.
    – Да, что же это такое!- от нервозности у Стелли задергалось правое веко.
    В ЦУП вбежал один из астрономов.
    – Майор, майор,- закричал он,- там кровь, на заводе. Весь пол в крови.
    – Тивальски, уводи своих! Кого встретишь, посылай в казармы. Тотти, собирай бойцов. Лучших. Котов, всех гражданских в казармы. Где Джереми?- заорал Стелли.
    – В комнате, с хетнером возится.
    – Джереми,- закричал Никита. Чуть не сломав шею, он буквально слетел по лестнице вниз, в комнату проекций.
    – Что с вами, майор?
    – Мои девчонки пропали! Наводи хетнер на город.
    Стафф настроил экран. Ник уперся взглядом в проекцию.
    – Это что?
    – Поселенцы.
    – Я же послал всех в казармы!
    – Похоже, они туда и идут. А вот эти нет.
    – Где?- закричал Стелли.
    – Вот,- Джереми ткнул пальцем в проекцию.
    – Что это?
    – Ракетные шахты, там вообще никого не должно быть.
    Стелли вскарабкался наверх и на скорости кинулся к казармам.
    – Тотти, они в ракетных шахтах восточного крыла. Возьми лучших бойцов. Вы через стволы шахт, я со стороны мастерских.
    Забегали военные, кто за костюмами, кто за оружием.
    Моризо увел группу на поверхность.
    Никита вместе с отрядом проник к ракетному комплексу. Группа приближалась к местной свалке. Оттуда послышался шипящий звук. Внезапно мусор зашевелился и открылся своеобразный потайной ход. Оттуда показался Моризо, за ним выбежала вся в слезах Карина и бросилась к Никите.
    Вышли несколько бойцов в анатомической броне. Двое несли тело японки, другие двое волокли убитого фанатика.
    Через полчаса зачистки были изолированы в обсерватории ещё двое. Их без переговоров уничтожили.
    Моризо нашел Никиту в ЦУП. Стелли был чернее тучи.
    – Готовь бойцов, Моризо. Всех. Ты всегда был со мной, друг. Поддержи и теперь. Я не агрессор, но и мое терпение не бесконечно. Это нужно прекращать. Будет много крови. Команда на захват. Всем. Взять вакуум-переходы. Одеть костюмы. Захватить взрывчатку и гранаты. Идем в кратер!- сухо выговорился Ник.

***

    Две небесных крепости летели на предельной скорости. Когда появились очертания вулкана на «Иисусе» раздались первые команды:
    – «Пророк Мухаммед». Посадка после сброса неуправляемых изолит-снарядов. Как поняли?
    – Вас поняли, майор.
    – Ник.
    – Что ещё, Тотти?
    – Погляди туда.
    – Что?! Корабль подняли. Готовь гравиракеты для «Коршуна»- Никита почесал нос- прием. «Пророк». Отмена предыдущей задачи. Оставайтесь над базой. Посадку не совершать. Уничтожать мелкие цели. Никого не выпускать. Конец связи,- майор повернулся.
    – Тотти, где он?
    – Под нами. Чуть позади.
    Никита развернул «Иисус» и, не сбавляя ходу начал сближаться с кораблем фанатиков. Произведя пуск ракет, майор совершил обходной маневр. По крепости ответили лазерным импульсом. Бортовой вариоком молчал. Значит не опасно. Спустя десять минут корабля «Коршун» не стало.
    Небесная крепость майора совершила посадку.
    Десятки эджей и клоддеров совершили посадку возле образовавшихся проломов в поверхности кратера. «Тигровцы» в тяжелых скафандрах начали монтаж вакуум-захватов под прикрытием кораблей. После этого сотни бойцов в облегченных костюмах начали проникать в убежище фанатиков. Спустя всего полчаса все было кончено.
    Никита во главе одного из отрядов шел по базе. Впереди показалась тюрьма. Бойцы доложили, что в камерах есть люди. Одним из людей оказался знакомый майору мужчина.
    – Вы снова здесь, Стелли! Этого и следовало ожидать. Вы как раз вовремя.
    – Вас все-таки вычислили?!
    – Нет. Это другое.
    – Что же вы еще натворили?
    – Убил руководителя. Отомстил за друзей.
    – Это должен был сделать я!- сжав кулаки, прошипел Никита.
    – Не из-за этого же вы явились сюда?
    – Много причин. Первостепенная задача, уничтожить уродов! И за антигенами.
    – Бесполезно. Руководитель приказал взорвать все лаборатории после вашего побега.
    – Тогда нам больше нечего делать. Идемте Палмер, вы мой гость.
    – Подождите, майор. Салтер мой друг, он знал, что умрет. Перед казнью он сообщил мне о тайном архиве. Там вся информация, какую он собрал по варгенам.
    – Где?- глухо спросил Ник.
    – В столовой.
    – Отряд, выдвигаемся. А это кто?- только теперь майор заметил ещё одного пленника.
    – Мой сообщник, Йоллен.
    – Эвакуировать его на корабль. Ребята, сопроводите! Палмер, за мной!
    Отрезая фанатиков в коридорах и блокируя их, солдаты дошли до зоны А5, помещений столовой.
    Палмер извлек из фальш-крышки синтетической установки небольшой кейс, и отряд побежал обратно к вакуум-переходам.
    – А как же остальные?
    – Честно, Палмер. База будет взорвана. Мои люди уже заминировали больше половины помещений. Впервые в жизни мне абсолютно не жаль кого-то. И я не думаю, что они последние уроды на планете. Мне глубоко наплевать на них. За жизнь, пусть отдают жизнь. Я не бог, но кто-то должен вершить правосудие!

Эпилог

    Никита с опаской ступал по песку. Вокруг кружил уже не один эфиргон. Их становилось все больше. Песок под ногами стал плотней, и местами был черный, как смола. Отступник все пытался понять, тот же эфиргон встретил его у корабля или новенький. Это создание копалось у него в голове. Оно снова прочитало его мысли.
    – Тот же. Ты волнуешься, человек. Не нужно.
    – Хватит рыться в моих мыслях,- подумал про себя Стелли,- когда мы уже придем?
    – Терпение. Месяц назад ты даже не подозревал о нас.
    Эфиргон устремился вперед. Никита последовал за ним. Лишь остановился в замешательстве перед огромной пещерой, переборол страх и начал спуск. В пещере было светло от тысяч эфиргонов. Они кружили вокруг и, похоже, не обращали на него внимания. Так Стелли и дошел до дальнего угла пещеры. В голову снова проникли.
    – Вот ты и у ядра. Стой. Сейчас патриарх будет говорить с тобой.
    – Черт, чувак! Меня все это не особо радует. Такое ощущение, что меня в голову насилуют. Прекращай.
    – Успокойся, человек. Иного способа общения нет.
    Из скопища эфиргонов показалась особо крупная особь светящаяся розовато-желтым. В голове, словно солнце вспыхнуло. На мгновение все тело пронзила боль, и все. Тишина и легкость.
    – Я рад, что у тебя все получилось. Ты истинный сын своего отца,- прозвучало в голове.
    – Ха. Это похоже на внутренний голос, вроде интуиции.
    – Все это и есть зачатки телепатии.
    – Вы и есть патриарх?
    – Да. Давай поговорим о будущем. Что ты собираешься делать?
    – Нужно восстановить численность человечества. Собрать технологии и знания.
    – Собираешься клонировать пару миллиардов соплеменников и вернуть технологический уровень вашей цивилизации?
    – Почти так. Вырастить новых людей можно, но не совсем этично. Плюс ещё и память ноль, как чистый лист. Вспомнят, конечно, в течение пары недель все, что было до смерти. Тут другой вопрос, как выбирать достойных. Я не бог, не имею права. И опять же кто их контролировать будет, снова власть, группировки, противостояние, кровь. Думаю, повременить с клонированием.
    – Да и технологии ваши, сам видишь, к чему привели. Нужно сначала выйти на новый морально-духовный уровень. Ты так не считаешь?
    – Это точно. Странно, что ты у меня это спрашиваешь. Ведь сам можешь мои мысли прочитать.
    – Мысли, но не желания. А мыслей у тебя много. И вопросов.
    – Да, ты прав. Расскажи об иных. О моем отце. Обо всем расскажи.
    – Не торопись. Всего все равно не рассказать. Отец твой много времени провел среди нас. Наши соплеменники из другого ядра спасли ему жизнь однажды. Через него мы передали вашей расе новые знания и технологии. То, что иные разрешили вам рассказывать. А иные, это просто раса. Правда, намного вас опередившая по развитию, они зародились на семнадцать тысячелетий по вашему летоисчислению раньше. Раньше вышли в космос, раньше прошли через внутренние кризисы. Они не единственные такие. Здесь были они. И они ушли, улетели давно, ещё в две тысячи пятнадцатом. В системе стало опасно летать для их организмов. Они вернутся. Когда солнце успокоится. Или кто-то поможет ему успокоиться. Знаешь, тысячелетиями они прилетали с исследовательскими целями, проводили разведку. Нередко сюда залетали и пришлые, первооткрыватели, и те, кто просто пополнял запасы топлива и воды. Они много знают о происходящем. Через нас они передали вам помощь. Многим из них тоже однажды помогли. Многие цивилизации проходили через этот этап. Но не все, есть и мудрые. А это все были техногенные цивилизации, вознесшие на пьедестал машины и их плоды. Это были агрессивные цивилизации. Возвеличивание техники, зависимость от нее порождает злость, неудовлетворенность, алчность. Негатив…В этом и причина последней катастрофы.
    – Негатив?
    – Да, все скапливается на границе космоса и атмосферы. Наверно знаешь, вы называете это информационным полем. Последние сто лет вы своими негативными эмоциями и агрессивными действиями нарушили баланс системы. Все должно жить в гармонии. Органы в теле, мы на планете, планета в системе, система в галактике. И задумайся, каждый все-таки в первую очередь думает о себе. Думаешь, иные просто так вам помогают. Помогая вам, они помогают себе. Уничтожить вас было бы проще, но это снова будет негатив. Итак, произошел дисбаланс. Негатив ушел в галактическое поле. Его отклики они уже почувствовали. Теперь пытаются восстановить. А наша с вами планета очистилась от нас. Солнце помогло. Тебе придется полететь на небесной крепости к Луне. Иные построили огромный корабль-контейнер и успели заполнить его стабилизатором реакций на солнце.
    – Что же они сами не запустили его?
    – Твой отец занимался этим последние четыре года. До большого всплеска не было смысла запускать. Звезда должна была выплеснуть основной поток. Твой отец успел построить с нашей помощью и по технологиям иных геомагнитную установку в Антарктиде. Не успел только осуществить задуманное. Он хотел стабилизировать состояние светила и дать людям дешевый способ космических полетов. Теперь это твой путь. В твоей небесной крепости мы уже прописали координаты геомагнитного космодрома, лунного ангара и все коды доступа и запуска.
    – Вы думаете, корабль долетит?
    – Долетит. У них все продумано.
    – Значит, через несколько лет солнце успокоится?
    – Не думаю, что скоро оно успокоится. Это всего лишь ослабит его излучение и подавит чрезмерную активность. Всплески прекратятся. Но если собрать воедино всю информацию, то где-то по вашему летоисчислению иные вернутся в году приблизительно две тысячи семьдесят третьем. Значит, по их расчетам тогда все в системе вернется на круги своя. Состояние примерно одна тысяча девятьсот девяностого года.
    – Скоро можно будет обживать планету вновь?
    – Да, только с новыми технологиями и новым мышлением.
    – Но мы уже не будем прежними с этими небесными крепостями, с вами и иными. С нашими потерями…

    4 февраля 2001г.
Top.Mail.Ru