Скачать fb2
Ветер мщения

Ветер мщения


Макс Шейдлинг
Ветер мщения

    Косматые языки пламени жадно лизали толстые сосновые поленья, наполняя сводчатую опочивальню уютным сухим теплом, но стоявший у роскошного камина из черного мрамора высокий мужчина могучего телосложения не переставал дрожать. Стыдясь своей слабости, он обхватил плечи руками и сердито тряхнул густой шевелюрой, подернутой, как инеем, серебристой сединой. Ночная тьма окутала все вокруг, и огонь освещал лишь этого мрачного великана и стройную коленопреклоненную фигуру в темном плаще с капюшоном, скрывавшим лицо. Звонкий голос вспугнул тишину:
    — Государь мой, ты призвал меня, и вот я здесь!
    Мужчина отошел от камина и сел на массивный резной табурет, указав своему позднему посетителю на изящный стул с высокой спинкой.
    — Дитя мое, видят боги, как долго я, правитель Бритунии Гвальберт, стараюсь избавить мой народ от свалившихся на него напастей. Кровью обливается мое сердце и глаза наполняются слезами, когда я, разъезжая по стране, вижу разоренные деревни, сожженные города, вытоптанные поля. Неурожай, мор, пожары, разбойники — не успевает одна беда отступить благодаря моим усилиям, как ей на смену спешит другая. Люди, как дикие звери, скрываются в лесах. Даже наши могучие кони-тяжеловозы, коими столь заслуженно мы гордимся, и те не в силах помочь моему истекающему кровью государству, хоть и платят за них приезжие купцы баснословные деньги. Что толку в золоте, если междоусобица разрывает страну, если брат встает на брата, а сын — на отца…
    Король резко отвернулся к камину. Собеседник его, затаив дыхание, не сводил с него глаз и, когда повисшая тишина стала нестерпимой, упал перед ним на колени и горячо воскликнул:
    — Отец мой, я знаю, какую глубокую рану нанес тебе мой брат, посмев поднять против тебя свой меч. Вижу, как печаль все ниже гнетет тебя к земле. Скажи, что я могу сделать?! Клянусь, ни перед чем не отступлю, ничто меня не остановит — лишь бы ушло горе с нашей земли и из твоего сердца! Но об одном лишь молю тебя — не заставляй меня проливать родную кровь!..
    Гвальберт повернулся к своему посетителю, долго смотрел, как огонь отражается в заблестевших преданных глазах. Если бы в эту минуту он был менее взволнован, то его тонкий слух воина и охотника, несомненно, различил бы чуть слышный шорох за тяжелыми парчовыми портьерами. Легкий сквознячок пролетел по комнате, всколыхнув огненные язычки, но оба собеседника были столь поглощены друг другом, что ничего не заметили.
    — Не бойся, дитя мое, никто не заставит тебя пойти на братоубийство. Но, увы! Твоя ноша будет не легче!
    — Умоляю, располагай мной и моей жизнью по своему усмотрению,! Я не мечтаю ни о чем другом!
    Гвальберт мучительно потер лоб, запустил пальцы в густую шевелюру, напоминавшую львиную гриву.
    — О, сколь тяжко быть отцом и государем! Что за ужасная ноша!
    Юный гость поймал его руку и припал к ней губами:
    — Повелевай!
    Правитель погладил склоненную голову:
    — О, нет, дитя мое. Это не может быть приказом. На это должно быть твое добровольное согласие и желание. Иначе все жертвы бессмысленны…
    Он недолго помолчал, потом заговорил, медленно подбирая слова:
    — Ты знаешь, конечно, обычай наших предков — каждые три года я приношу в жертву богам лучшего коня. Кони идут на жертву слепо, не думая, а людям боги дали знание. И если я отвечаю за мой народ то готов, если надо, принести себя в жертву. Так же и ты…
    Смертельная бледность залила молодое лицо, но Гвальберт, казалось, не видел этого.
    — Все говорит нам, что час настал. О, если б я мог взять это на себя! Увы!.. Боги послали мне сон: они ждут тебя.
    Он с любовью вглядывался в родные черты лица, еле видного в тени капюшона:
    — Уедешь тайно. Провожатых я выберу тебе сам. И… вот еще. Повезешь с собой ларец с нашими фамильными драгоценностями. Дорога дальняя, опасная, никто не знает, какие испытания выпадут на твою долю. Так что распорядишься ими по своему усмотрению. А когда найдете это древнее святилище, тебе придется…
    За портьерой затаили дыхание. Лишь перекликалась изредка ночная стража, стуча по каменным плитам кованными сапогами и бряцая оружием. Пробегали по стенам светлые красноватые блики от их факелов.
    — По силам ли тебе это?
    — О, да, государь! Нет в моем сердце ни сомнений, ни слабости, ни страха. Я все выполню. Мне тяжело лишь расстаться с тобой. Прошу тебя, не оплакивая меня! Боги милосердны. Все будет хорошо, поверь!
    Они долго стояли обнявшись. Наконец, отвесив низкий поклон и припав в последний раз к отцовской руке, ночной гость удалился, и Гвальберт остался один. Тяжело ступая, он подошел к столу, плеснул себе темного вина в серебряный кубок, но так и не выпил: замер, всматриваясь в светлеющее окно, за которым уже становились видны окружающие город бескрайние леса. Как тяжело управлять государством и быть отцом! Какая это мука!
* * *
    … Вот она — удача! Вот оно — счастье! В самых дерзких своих мечтах он и помыслить не смел о таком везении! Неужели это не сон? На всякий случай он ущипнул себя за ляжку и тут же скривился от боли. Ах, какие пустяки!.. Да он бы согласился на ежедневное бичевание, лишь бы каждый этот день, каждый удар кнута и каждая капля крови приближали его к намеченной цели! Она того стоила. О, да! Они все над ним тайком насмехаются. Злосчастные завистники! Кроме одного Гвальберта — тот можно сказать, ест из его рук. Но теперь птичка сама идет в его силок! Цып-цып… Эта дивная птичка принесет сначала себя… Цып-цып! Потом — трон. Цып-цып… Потом — государство… Цып-цып-цып. Потом… Потом — мир! О, он сумеет поставить дело на широкую ногу! И тогда уже никто его не осилит. И не остановит! Он мечтательно закрыл глаза, и блаженная улыбка расползлась по его физиономии.
* * *
    … Гвальберт торопливо шел по пустым коридорам и лестницам, пугая стражников, дремавших на карауле в обнимку с алебардами. Догоравшие факелы нещадно чадили, протягивая к высоким каменным сводам черные ленточки копоти. Тень правителя то устало тащилась позади, то вдруг стремительно выскакивала вперед. Его шаги гулко раздавались в темных залах, и лишь поблескивал расшитый золотом камзол, да развевался за плечами бархатный плащ. Вдруг какие-то странные звуки донеслись до него из-за угла, с главной лестницы.
    Гвальберт поспешил туда — невероятное зрелище явилось королевскому взору: доблестный ирл Агилульф, известный всем спорщик, игрок и невероятный задира, широко расставив могучие ноги и слегка покачиваясь, поднимался по широкой лестнице в зал, где похоже, все еще пировали самые стойкие гуляки, и хрипло распевали во всю глотку:

Ах, в мире нет несчастной,
которая б сильней,
чем я, терзалась от любви напрасной!
Следом шел залихватской припев:
Эх, бочка вина
Вся уж выпита до дна!
Эге-гей, гоп!

    На могучей спине доблестного ирла, сверкая влажными боками, покачивалась огромная бочка с благородным напитком. Гвальберт недоуменно развел руками:
    — Что это с тобой, милейший? Почему ты уподобился мулу нашего повара? Уж не околело ли несчастное животное? Или это просто твоя походная фляга?
    Ирл медленно преодолел последние ступени, бережно опустил на пол свою ношу, распрямился, отдуваясь, и, отвесив поклон, степенно ответил:
    — Нет, государь. Клянусь своим жеребцом Альдобрандом! Угораздило же этих безмозглых надутых индюков побиться со мной об заклад, что я не смогу принести в зал эту толстуху. Хо-хо! Плакали их денежки И заплачут еще посуда и мебель в тех тавернах, куда мы завтра же с этими денежками и отправимся! Не будь я ирл Агилульф!
    Он радостно похохатывал, предвкушая молодецкую гулянку и прислушиваясь к бряканью кружек и кубков о дубовые столы. Гвальберт задумчиво окинул взглядом светловолосого богатыря.
    — Дошло до меня, любезный ирл, что ты большой любитель играть в кости и биться об заклад. И, к несчастью, фортуна не всегда бывает на твоей стороне. Беда, тебя постигшая, привела в смятение многие светлые умы в моем дворце, и случалось мне слышать, как няньки пугают малых детей твоим именем.
    Агилульф вдруг так испугался, что даже веснушки побледнели и мгновенная судорога исказила лицо, а Гвальберт, словно не замечая его смятения, продолжал:
    — Тяжела твоя участь, ирл,— скоро ты и шага не сможешь ступить в моем государстве. И что же дальше? Добровольное изгнание? Бегство от самого себя? От своего имени, своей тени?..
    Агилульф повалился в ноги венценосному повелителю:
    — Прости, государь! Нергал попутал! Не помню ничего!
    Он замотал, как бык, лобастой головой.
    — Опоил меня тот демон неведомым зельем. Околдовал! Опозорил! Теперь не то, что на турнирах — в коридорах дворца, и то показываться стыдно… Не вели казнить, государь! Я верный твой слуга, и честь твоя никакого ущерба не претерпела. Ушли меня на дальние границы, с глаз долой, где я, сражаясь с врагами, с честью сложу свою несчастную голову!..
    Гвальберт нетерпеливо махнул рукой, прерывая бурные излияния и негромко пробормотал:
    — Повороты судьбы воистину непредсказуемы… Возможно, случившееся с тобой закономерно, и стоит в череде событий, связанных друг с другом. Для богов случай — лишь мальчик на побегушках…
    И вдруг оживился:
    — А что, любезный Агилульф, не тяжело ли тебе было с этакой ношей на плечах?
    Ирл небрежно хлопнул бочку по крышке, потом любовно потер медный обруч, стягивавший ее бока.
    — Да разве это ноша? Баловство одно. Вот подъемный мост удержать…
    Глаза его задорно сверкнули. Гвальберт спрятал усмешку в бороде.
    — Заклинаю тебя, только не предлагай биться об заклад! Ведь ты уже имел неосторожность… А я заинтересован в том, чтоб ты был цел и невредим: есть у меня для тебя достойная служба.
    Агилульф вспыхнул радостно:
    — Трудна ли она, государь?
    — Трудна, славный ирл!
    — А опасна ли, государь?
    — Ох, как опасна!
    — А потребует ли от меня умственной изворотливости и прозорливости?
    — Безусловно!
    Ирл без слов опустился на колено и облобызал край плаща:
    — Я твой, государь! Со всеми потрохами, со всем, что от меня осталось!.. Выполню любую твою волю!
    Он горестно вздохнул так, что качнулось пламя ближайших факелов.
    Гвальберт положил руку на его склоненную голову:
    — Доверяю тебе, доблестный воин, самое дорогое, что у меня есть: благополучие моей страны и жизнь родного мне человека. Возьмешься ли?
    Ирл лишь раздул щеки и выпучил глаза. Правитель тихо добавил:
    — Мне будет спокойнее, если ты будешь рядом… Впрочем, может статься, и тебе этот поход пойдет на пользу: попробуй вернуть себе то, что потерял… Но смотри же — сохрани все в тайне! И после первой стражи будь готов!
    Агилульф поспешно развернулся и поспешил вниз по ступенькам, совершенно забыв про пирушку, бормоча бессвязно какие-то клятвы и уверения, хоть его давно никто не слушал — государь уже шел дальше.
* * *
    Первое, что бросилось в глаза Гвальберту, когда он толкнул низенькую дверь круглой башни и, согнувшись в три погибели, шагнул в царство придворного астролога и мага Куфаронуса — это страшный беспорядок. Словно вырвавшийся на свободу сумасшедший раскидал здесь все, что попалось на его пути. Бесценные манускрипты на дорогом пергаменте валялись на столе и на полу вперемешку с чучелами птиц и гадов, какими-то мешочками, склянками, сухими корешками и загадочными инструментами. Лысого сморщенного хозяина комнаты, склонившегося над расчетами, освещал лишь синеватый мигающий огонек реторты.
    На халате его, расшитом магическими знаками, казалось, оставили следы все порошки и снадобья его лаборатории, настолько он был грязен. Куфаронус правой рукой выхватывал из кучи хлама нужный ему свиток, просматривал его, быстро шевеля губами, и кидал за спину, чтоб тут же потянуться за следующим, сделав кое-какие пометки на глиняной дощечке. Длинные же и цепкие пальцы левой проворно сновали по столу с инструментами, иногда кидая щепотку благовоний на маленькую медную жаровню. Дымок, сплетаясь в затейливые узоры, тянулся к высокому окну, а маг старательно водил носом по старинным письменам, выискивая нечто, ведомое лишь одному ему. Он, казалось, не замечал своего высокого гостя — столь поглотила его работа.
    Гвальберт прокашлялся, пнул ногой нахально разгуливавшую среди этого разгрома крысу и уже открыл было рот, чтоб погромче обратиться к колдуну, но тот внезапно с громким воплем выскочил из-за массивного каменного стола, за которым он столь рьяно трудился, и кинулся к двери, тут же врезавшись головой в живот своего посетителя.
    — Ал…— Гвальберт невольно прижал руки к ушибленному месту, а астролог кулем повалился ему в ноги:
    — О!.. О, господин мой! Ах, какая неловкость!..
    Он так отчаянно принялся заламывать руки, что, казалось, вот-вот оторвет их вовсе.
    — Мой повелитель! Клянусь, те известия, с которыми я поспешил к тебе, простят мою дерзкую неуклюжесть.
    Гвальберт насторожился. Он позволил звездочету увлечь себя к окну, в которое тот принялся тыкать пальцем, захлебываясь поспешным шепотом:
    — Десятки лет я посвятил изучению тайных сил, связей между нашим и иным миром. Постигая суть явлений, причин и следствий событий, влияние высших сил и законов на наши жалкое судьбы, я изучил всё, что знали об этом наши предки и что пытаются творить наши современники. Нет для меня тайн в движении светил по небосводу, во влиянии их друг на друга и на нас, ничтожных. О, государь, подними свои глаза к небу! Смотри! Смотри внимательно!..
    Обгрызенный ноготь мага гневно тыкался то в одну, то в другую звезду.
    — Утренняя лазоревая Аструс никогда не была столь близка к воинственной Морре. А вон твоя звезда, золотистая Шис-Ха. Что? Не видишь? Конечно! Ещё бы! Ведь к ней приблизилось созвездие Ледяного Дракона, и затмило её чистое сияние! — Он стукнул кулаком о стену и припал к руке правителя.
    — Луна находится в своем шестом доме, мой повелитель, и в той своей фазе, которая особенно влияет на тяжелые огненные духи Ра, угнетая эфирные…
    Гвальберт терпеливо ждал. Вот уже два года, как этот чудак прижился в его дворце. Конечно, болтали о нем всякое… Кого из нас миловала злая молва? И высокомерен, и заносчив до дерзости, и глаз у него дурной, а уж язык — тот впору вырвать. Мага давно бы уже поколотили, но боялись нечаянно прибить до смерти — и тогда не миновать гнева правителя. Ведь звездочет пекся о благополучии правителя более, чем о себе, поражая точностью предсказаний. Сколько раз он спасал его, отводя кинжал убийцы или кубок с ядом. Сколько раз предупреждал о предательстве, измене, коварных засадах и ловушках! И благородство Гвальберта не позволяло ему быть неблагодарным. Да и долгие их беседы приучили прислушиваться к словам этого человека.
    Зато дворцовая челядь шарахалась при виде его в сторону, боясь услышать: «Дом твой вижу объятый огнем…», или «Готовься к похоронам — не сегодня, завтра овдовеешь». Или просто: «Остерегись!» Тогда только и жди — либо палец топором оттяпаешь, либо кошель на базаре срежут… И ведь каждому, изверг, найдет, что сказать!..
    Гвальберт тем не менее полагал, что всё это — наговоры, свидетельство зависти людской и глупости, и продолжал советоваться с ним всякий раз, когда дело казалось ему сложным или важным для государства. Мудрец хрустел пальцами и, потупив очи, бойко вещал про звезду Аль-Кра и лунные фазы. Да, что-что, а предсказывать астролог умел. Даже тогда, полгода назад, когда белые ледяные пчелы кружились в стылом воздухе и этот безумный юнец решил, что пора ему носить отцовскую корону, даже тогда он — он! — оказался прав. А как не хотел верить тогда Гвальберт в этот заговор! О! Стоило на это полюбоваться! Метался, как раненый зверь, круша всё на своем пути и, обещая затравить его голодными псами, пока сам не убедился. Щенок, правда, всё равно сбежал… Уж, конечно, не без попустительства папаши. Зато теперь воюют друг с другом, и конца этой войне не видно! А тогда, когда он увидел сборище предателей, ах, какая мука обезобразила его красивое лицо! Ах, как отрадно было осознавать магу, что сам правитель Бритунии — ходячая легенда! — оказался всего лишь жалким несчастным отцом, словно простой кузнец, узнавший, что его дочь бегает на сеновал к соседскому сынку.
    И вот сейчас он, астролог и маг Первой ступени Куфаронус, прислушиваясь к горланящим у кого-то на дворе петухам, убеждал короля взволнованным голосом, хватаясь то за древние свитки, то за свое сердце:
    — Государь, страна в опасности, и лишь ты знаешь, как её спасти, какой ценой! Но надобно тебе поторопиться: Дракон смыкает своё кольцо над маленькой золотистой звездой! Всё сложится для тебя удачно, и боги будут милостивы, но цену за это хотят немалую, и я вижу, как тучи сгущаются над твоим посланцем! О, он слишком одинок! Ему нужны спутники!..
    Гвальберт молчал, и лишь желваки на скулах выдавали его смятение.
    — Король мой, то, что суждено, должно свершиться быстро и тайно! Без промедления! Но я слышу топот копыт трех коней! Трех! Ибо мало одного пылкого сердца. Надобно ему помочь сильными руками и мудрой головой! Поспеши, государь!
    Куфаронус устало опустился на скамью и закрыл глаза. Он чувствовал себя совсем разбитым — такие предсказания высасывали из него все силы и, казалось, саму жизнь. Его охватывало полное безразличие ко всему происходящему — будь что будет! Он сделал всё, что мог… Гвальберт уронил на грудь тяжелую голову. Даже не глядя на него, маг знал, о чем сейчас он думает.
    Между тем, дворец просыпался. Ночь, полная тревог и сомнений, подошла к концу. Гвальберт подошел к окну и мысленно взмолился: «Боги, если вы меня слышите, и если я прав — пошлите мне знак!» И он совсем не удивился — он был к этому готов — когда мимо окна навстречу восходящему солнцу пролетели три голубя. И тогда он повернулся к Куфаронусу:
    — Послушай, друг мой, воистину, всеведущие боги свели наши жизненные пути…
    Маг, с непроницаемым лицом, степенно кивал…
* * *
    Солнце только поднималось над ближним лесом, когда три всадника поспешно покинули город через восточные ворота, показав часовым перстень короля и не вдаваясь в долгие объяснения.
    Топот копыт далеко разносился в молочном тумане, белки испуганно взлетали на верхушки сосен и с любопытством посматривали вниз, прислушиваясь к странной песне:

Ах, если б не была любовь ревнива,
На свете бы слыла
Я между женщин самою счастливою!..


    Дюжий жеребец приседал на задние ноги, когда в конце куплета седок хлопал его по плотному заду и восклицал, обращаясь к хрупкому на вид собеседнику:
    — Эх, друг мой Дионео! Да в компании с тобой мне дорога вдвое короче покажется! Хоть юн ты и слаб, как комар, но весел и красноречив изрядно! Давай биться об заклад, что мы славно проведем время! И скоро уже два голоса горланили на весь лес:
Эх, бочка вина
вся уж выпита до дна!
Тирлим-бом-бом…


    Лишь третий всадник зябко кутался в теплый плащ и, казалось, совсем не разделял веселья своих спутников.
* * *
    … Да, покойничек уже попахивал. Соня в этом убедилась, забравшись в мраморную гробницу недавно почившего градоправителя Шадизара, почтенного нобиля Беритолы. Столь пышных похорон, как накануне вечером, она еще ни разу не видела. Соня привыкла встречать смерть в более прозаическом обличии: метко пущенная стрела, ловкий удар меча — и жертва в лучшем случае заваливается камнями или комьями земли тут же, у дороги, а в худшем — летит на дно оврага на радость воронам и куницам. И эта вызывающая роскошь кортежа не могла оставить ее равнодушной расточительством с их стороны, но и величайшей любезностью для Сони. А почему бы и нет? Дураков, слава богам, в любом городе хватает.
    Она тщательно запомнила, где находится семейный склеп Беритолы, чтоб потом в темноте не плутать по кладбищу, не тревожить усопших. И вот она здесь. Чего бояться? Покойники — самая тихая компания. Лежат себе, кормят червей, никого не трогают… Соня скручивала перстни с ледяных пальцев и мечтала о том, как завтра же пойдет на базар, постучится в лавку седобородого Сулиша, щедрее всех скупающего краденое. И в темном закутке, подальше от посторонних глаз, она выложит на узорчатый платок все эти сокровища. А потом… Потом она купит себе коня. Это первое. И уже после этого подумает, что делать с оставшейся кучей денег.
    Если эти драгоценности и впрямь стоят дорого, возможно, ей даже удастся наконец воплотить в жизнь давнюю свою мечту: снарядить небольшой корабль, нанять команду и отправиться поразбойничать на Вилайете.
    А почему бы и нет? Не столь давно она вволю насладилась жизнью морских разбойников у берегов Западного Океана, и эта жизнь пришлась ей по душе. Соня погрузилась в воспоминания, но тут же одернула себя: сперва следовало покончить с этим неприятным делом здесь, в затхлом и сумрачном склепе.
    Один перстень, самый тяжелый, никак не хотел пролезать через распухший сустав. По-простому-то, плюнуть бы на непослушный палец, перстень и соскользнул бы по мокрой коже. Но что-то ее останавливало… Одно дело — плеваться в лесу или в чистом поле, а в гробнице… Просто кощунственно, в конце концов! Отрезать палец — и того хуже. Но и уходить без перстня не хотелось… Вот так задачка!
    Тут Соня вспомнила о шелковом платочке в своем кармане. Поспешно достала его и принялась теребить, пока ей не удалось вытащить из него пару ниток. Ну, дальше — дело пустячное: продеть эти нитки в маленький зазор между кожей и перстнем. По скользким шелковым нитям упрямый красавец прошел через сустав, как маслом намазанный.
    Внезапно какие-то звуки привлекли внимание воровки. В тишине раздавались чьи-то неуверенные шаги… О, отродья Нергала, неужели она потревожила-таки мертвецов?!. Соня затаила дыхание. Шаги приближались… Девушка нащупала рукоять короткого гирканского кинжала. Тяжелая каменная крышка со скрежетом поползла в сторону, послышалось чье-то кряхтение…
    Нет, это явно был не покойник. В мерцающем свете крохотного огарка, поставленного на край гробницы, большая угловатая тень скользнула вниз. Но еще раньше, чем человек спустился, Соню чуть не вытошнило на месте от смердящего запаха нечистот, его сопровождавшего. Да этот наглец вонял похлеще покойника! Не повышая голоса, девушка возмущенно спросила:
    Эй, недоумок, откуда ты такой вылез?
    Человек от неожиданности дернулся и застыл, одеревенев от страха, но Соня продолжила насмешливо:
    — Не бойся, дружок. Мертвецу уже не до тебя. С тобой говорю я, а не достопочтенный нобиль. Но, в любом случае, ты опоздал. Брать здесь больше нечего. Я за это ручаюсь…
    Она ожидала ответа, возможно даже, ругательств, но ничего более — в конце концов, то, что один вор оказался удачливее другого, никогда не служило поводом для смертоубийства… и потому то, что случилось далее, оказалось для нее полной неожиданностью.
    Человек молча бросился к девушке, в безумной ярости пытаясь добраться до ее горла. Он рычал и всхлипывал, навалившись на нее всем телом, движимый слепой жаждой убийства. Соня молча боролась, проклиная в душе строителей гробницы: не то что отскочить — она и замахнуться не могла толком.
    Одно радовало: у ее противника, похоже, не было оружия. Во всяком случае, он не торопился им воспользоваться. Девушка с силой схватила его за запястья, рванула к себе, резко боднула головой в лицо.
    И пока ослепший от боли противник не пришел в себя, откатилась в сторону и припечатала его ногами к каменной стене, навалилась сверху, вывернув за спину руки. В кромешной тьме слышалось лишь хриплое дыхание и невнятные стоны поверженного соперника. Во время этой короткой потасовки Соня не успела даже толком разозлиться и, пытаясь разглядеть свою жертву, спокойно сказала:
    — Я тебе не по зубам: кошки не охотятся на ягуара. Либо ты даешь слово быть благоразумным, либо я тебя связываю и оставляю здесь. Выбирай.
    И тут же почувствовала, как обмякло бессильно под ее коленом поверженное тело. Человек вдруг всхлипнул совсем по-детски:
    — О, Святое Пламя!.. Ты победила. Отпусти меня…
    Он запнулся на миг, а потом через силу произнес:
    — Клянусь, что не нападу на тебя.
    Девушка села рядом, настороженно не спуская с него глаз, но он даже не пошевелился.
    — Ах, лучше бы я умер! Лучше бы ты меня убила!..
    В глухом голосе слышалась такая бездна неподдельного отчаяния, что Соня слегка опешила. Она протянула руку за чадящим огарком свечи на сдвинутой крышке гробницы и поднесла его к лицу человека. Молодой гирканец… Вот это сюрприз! Но что ты здесь делаешь, степная птица? Каким ураганом тебя занесло в эту сточную канаву — город? И почему у тебя столь плачевный вид?
    Она спросила об этом странного незнакомца. Парень медленно сел, потирая разбитый нос, и горько усмехнулся:
    — Когда-то я жил здесь с отцом, а вот теперь довелось вернуться. Спросишь, зачем? Все очень просто… Знаешь ли ты, какие кони самые могучие и выносливые? Правильно, это бритунские тяжеловозы. Вот за ними-то меня и послали. Путь сюда из Гиркании долог, но я все выдержал — это очень важно для моего народа. И деньги мне с собой дали немалые — дорожат бритунцы своими конями. А я, хоть и молод, но толк в лошадях знаю. Вот хожу я по рынку, щупаю коням ноги, заглядываю в зубы… и — дурак! — всем купцам показываю свой кошелек, пусть не думают, что я просто глазею. Ах, что же я наделал!..
    Рассказ в этом место надолго прервался бы стонами и плачем, но Соня пнула своего недавнего соперника носком сапога, и тот сразу успокоился.
    — Встретил там случайно старуху, бывшую когда-то в нашем доме в услужении, поболтал с ней немного да и вернулся на постоялый двор. А это все видела одна здешняя плутовка. Вот она пристала к той старухе и все у нее выведала… Уж не знаю, что она ей наплела, только приходит ко мне эта моя старая знакомая и говорит, мол, желает тебя видеть некая молодая госпожа. Поторопись, де…
    Он вздохнул тяжело.
    — Ну кто же устоит, если зовет молодая госпожа?.. Пошел я, себе на погибель, в ее дом. А плутовка эта статная, пригожая, одета роскошно… Сбежала ко мне по лестнице, обняла, расцеловала в обе щеки, да и говорит: «Добро пожаловать, мой дорогой братец Хайрас!» Я оторопел. А она взяла меня под руку, повела наверх, в залу, усадила за стол, принялась потчевать. Сама уселась напротив, завела такой разговор:
    — Вижу, Хайрас, тебя приводят в изумление мои ласки и мои слезы, ведь ты вряд ли обо мне слышал. Но знай же — я твоя сестра! И сейчас я тебе все расскажу. Как тебе ведомо, наш отец, благородный Шох-Хан, одно время жил в этом городе, и многие его до сих пор помнят. Моя мать, будучи тогда уже вдовой, полюбила его всем сердцем и отринув страх перед родней, сошлась с ним так близко, что следствием этого явилась я. Потом Шох-Хан вернулся на родину в Гирканию, оставив мою мать с ребенком, и больше о нас не вспоминал. Ну, что было — то было. Прошлое легче осудить, чем исправить, но я не держу на него зла. Зато я теперь наконец-то увиделась с тобой, мой братец!
    С этими словами она снова обняла меня и, плача, поцеловала в лоб. А когда она стала расспрашивать о родственниках, перечисляя всех поименно, еще больше ей поверил. Беседа наша затянулась. Как я теперь понимаю, не без умысла. Я хотел было уйти, но она сделала вид, что обиделась, и мне пришлось остаться, терпеть не могу женских слез.
    После ужина меня отвели в покои, и мальчик-слуга помог мне переодеться. А жара была такая, что я быстро снял с себя верхнюю одежду и спросил у мальчика, где можно… э-э-э… облегчить желудок? Он указал на дверь в углу комнаты и сказал: «Вон там.» Я, ничего не подозревая, туда вошел, наступил на какую-то доску и тут же загремел вниз. Слава богам, не ушибся, но… весь вымазался в нечистотах, еле выбрался наружу… Вот и все. Долго я потом стенал, орал, колотил в дверь, пока добрые соседи не сказали: «Нечего здесь буянить! Скажи спасибо, что тебя не укокошили у этой девки, сумел остаться в живых. Уходи, если жизнь тебе дорога!» Так я в одно мгновение лишился и золота и сестры…
    Соня хохотала, размазывая слезы по лицу, и никак не могла успокоиться. Потом спросила:
    — Ну, хорошо, умник, а как же ты здесь-то очутился?
    — А кони? Мне же во что бы то ни стало нужно их купить! Да я готов на любое преступление!.. А пока я прятался среди колонн какого-то дома, мне удалось подслушать разговор двух слуг об этих похоронах. Вот я и решил попытаться. Но удача выбрала тебя…
    Что-то изменилось в его голосе, и Соня быстро выхватила кинжал, прижав его к горлу Хайраса.
    — Боюсь, что сейчас тебе опять не повезет.
    Он обречено кивнул и уронил руки.
    — Что же мне делать? Неужели ты мне не поможешь?
    Соня покачала головой. Велико было искушение бросить этого теленка на произвол судьбы, пусть сам расхлебывает свои неприятности… но он был гирканцем! И голос крови заглушал доводы рассудка, повелевая прийти на помощь соплеменнику.
    — Ну почему я вечно во что-нибудь вляпаюсь? — вздохнула она.— И зачем ты только сюда полез? Возись теперь с тобой!..
    Она стукнула кулаком по стенке гробницы так, что сдвинутая крышка зашаталась. Юноша с уважением посмотрел на нее, а Соня пробурчала:
    — Видно, никак не обойтись в жизни без приключений. Что ж, пошли, сокровище, хоть отмоем тебя для начала. А вдруг ты золотой?..
    Соня важно шествовала по рынку. Хайрас семенил сзади, отбивая зубами мелкую дробь после купания в ледяной речке, и не сводил глаз с Сониной рыжей гривы, ослепительно сиявшей у него перед глазами.
    Но девушка о нем, казалось, и не вспоминала. Она высокомерно посматривала на сновавших туда-сюда людей, и чувствовала себя повелительницей мира. Ей казалось, что она уже ощущает под ногами шершавую палубу легкой галеи… Соленый ветер треплет волосы, паруса хлопают над головой, и чайки с криком проносятся мимо. На боку у Сони — кривая абордажная сабля и пара кинжалов, украшенных драгоценными камнями…
    Хайрас дернул ее за полу кожаной куртки. Соня с удивлением взглянула на его сухощавое смуглое лицо с коричневыми,, как лесные орехи, глазами. Пришлось спуститься с палубы корабля на землю…
    — Ну, что тебе?
    Он молча кивнул в сторону головой, и у Сони невольно раскрылся рот от изумления. О! Какие кони! Какие кони! Забыв обо всем на свете, она кинулась к ним, вдыхая терпкий запах пота и навоза, гладила шелковые шеи, целовала нежные трепетные ноздри, не обращая внимания на надувшихся купцов. Какое ей до них дело! Она вернется сюда, покуда эта собака еще лакает воду из фонтана, и скупит хоть весь этот базар, вместе с дудкой заклинателя змей и ковриком последнего нищего!
    Соня последний раз ткнула кулаком могучего тяжеловоза, даже не шелохнувшегося, и направилась дальше. Мимо лавок с глиняной посудой, мимо вонючих чанов дубильщиков кож и красильщиков тканей, мимо кузнецов и оружейников, прямиком к гостеприимному темнокожему Сулишу, старому ее приятелю, которому она перетаскала кучу всевозможного добра, честно отобранного с мечом в руках у проезжих купцов или мимоходом прихваченного у ротозеев.
    Все произошло почти так, как и думала Соня. Они оставили безутешного Хайраса на улице — греться на солнце, а сами прошли в заднюю каморку, о существовании которой знал только сам хозяин.
    Он тут же принялся хлопотать вокруг Сони. Усадил ее на маленький, обшитый атласом, стульчик, вынес ей блюдо с засахаренными фруктами, и, сияя хитрыми черными щелочками глаз, подробно расспрашивал ее о здоровье. Соня, соблюдая приличия, в свою очередь степенно отвечала, интересовалась его делами и домочадцами, мечтательно разглаживая ладонями яркий шелковый платок, наброшенный хозяином на высокий сундук, служивший ему заодно и столом. Наконец, с обязательным ритуалом было покончено, девушка медленно, чтоб растянуть удовольствие, выложила перед купцом свою ночную добычу. И откинулась на спинку стула, наслаждаясь произведенным эффектом.
    Вот с этого-то момента все и пошло наперекосяк. Соня вдруг почувствовала, что удача не просто от нее отвернулась, а еще успела перед этим плюнуть ей в лицо. Сулиш продолжал улыбаться, но уже как-то неуверенно. Он вертел в пальцах украшения, разглядывал их на свет, пробовал на зуб. Потом принес какие-то склянки и ювелирные принадлежности. Соня с ужасом наблюдала, как шипят и темнеют перстни, едва на них попадают капли снадобий, как вытягивается лицо Сулиша, и углы узких губ разочарованно сползают к белой бороде. У девушки екнуло в груди.
    Да, родственники покойного оказались не такими уж простаками. А ее крылатая галерея с огромной дырой в днище стремительно погружалась в морскую пучину, трепеща обрывками парусов. Соня сидела с каменным лицом, не поднимая глаз. Что ж… Девушка вздрогнула от голоса Сулиша:
    — Мне очень жаль. Соня, поверь, но эти колечки можешь либо раздать детям на улице, либо, извини, вернуть тому, кто тебе их дал. Заметь, я ни о чем тебя не спрашиваю…
    Будущая предводительница пиратов внимательно следила, как исчезала под водой самая высокая мачта…
    — На, Соня, выпей воды! Она из лучшего в городе источника. Это вернет тебе силы. Да не надо так отчаиваться! Ты же крепкая, как скала и гордая, как орел!
    — О, да…— Она вздохнула и безмятежно посмотрела ему в глаза.— Пожалуйста, отдай эти бирюльки своей дочке, почтенный Сулиш.
    — Да нет же! Ты не поняла! Один из них все-таки настоящий! И как он затесался в эту компанию! Смотри!
    Конечно, девушка его узнала: это был тот самый перстень, с которым она так долго провозилась. Видимо, перед наследниками встала подобная же проблема, но, в отличие от Сони, они с ней не справились. Дивный темный рубин изумительной огранки в массивной золотой оправе. Скупщик хитро улыбнулся:
    — Корабль на него, конечно, не купить, но пару хороших коней…
    Соня встрепенулась:
    — Пару коней?
    — Конечно! А почему нет? Тебе не стыдно ходить пешком?
    И положил перед ней толстый кошелек с золотом. Соня украдкой вытерла глаза, улыбнулась:
    — До встречи, достопочтенный Сулиш. Пожелай мне удачи!
* * *
    — Бряк-бряк! — Колокольчик над дверью…
    Взгляды посетителей тут же обратились на вошедшую пару. Мигом оценили их потрепанный вид и вернулись к своим прерванным занятиям: щипать вертлявых подавальщиц и ублажать себя любимым напитком. Соня и Хайрас протиснулись в дальний угол, заняли широкую скамью. Соня с любопытством огляделась. Большой зал с низким закопченным потолком был заставлен тяжелой, грубо сколоченной мебелью. Лохматая собака, высунув красный язык, лениво перебирала лапами в огромном колесе, насаженном на рукоятку вертела. Дымок от догоравших в очаге дров облизывал со всех сторон вращавшуюся тушу кабана. По стенам висели пучки лука и трав, блестела на полках медная кухонная утварь. Хозяин заведения, сдвинув на затылок полосатый колпак, хлопотал за стойкой. Краснокожий матрос, с цветной татуировкой по всему телу, играл на каком-то странном инструменте заунывную мелодию. Пахло жареным мясом и острыми восточными приправами. Соня вздохнула, глядя на стол, который проворные служанки тут же заставили снедью:
    — По крайней мере, нужно отдать должное этим бараньим ребрышкам.
    Хайрас рассеянно кивнул. Ребрышки и впрямь заслуживали внимания. Они призывно торчали из мисок с фасолью, украшенные пучками петрушки.
    Девушка набросилась на еду, продолжая украдкой изучать публику, большую часть которой составляли оборванцы, воры, попрошайки, шлюхи. Встречались здесь и добропорядочные граждане — они заходили в таверну пропустить кружечку-другую вина, поболтать о том, что творится на белом свете, послушать странствующих сказителей и песнопевцев.
    Соня жевала мясо, отламывала куски лепешки, выплевывала под стол мелкие косточки и думала: «Боги играют нами, как фарфоровыми кхитайскими болванчиками. Разве могла я думать, скользя длинным бархатным шлейфом по отполированным полам хауранского дворца, что когда-нибудь окажусь в таком заведении?..»Она не сразу сообразила, что ее спутник уже давно что-то пытается ей втолковать:
    —…страшно навлечь на себя гнев древних богов, но я не вижу другого выхода: я не могу вернуться без коней, и не хочу скитаться изгнанником. И если меня там ждет смерть… Что ж, я готов.
    Соня резко отодвинула миску:
    — Что? Что ты там про коней?..
    Юноша заморгал обиженно:
    — Я тебе говорю о сокровищах, а ты вцепилась, как дикарка, в эти кости и обо всем забыла!
    — Что-о?! Какие еще сокровища? — Соня немедленно насторожилась. Гирканец насупился.
    — Да ты совсем меня не слушала! Говорю же — по пути в Замору я подслушал разговор двух жрецов, когда прятался среди колонн древнего храма…
    — О чем?
    — О святилище древних зверобогов где-то на севере Кезанкийских гор!
    Соня передернула плечами.
    — Я тысячи раз слышала подобные сказки. Мир полон легенд о забытых всеми сокровищницах, полных золота и драгоценностей, которые только и ждут, чтобы мы с тобой явились поживиться ими! С чего ты взял что в этих байках есть хоть толика истины?
    Хайрас шуганул какого-то попрошайку и сжал ее руку:
    — Я уверен, что жрецы не лгали. С чего бы? Ведь они не знали, что их кто-то слышит! Они говорили — святилище настолько древнее, что никто не помнит, когда оно появилось. Люди ходили туда веками со своими бедами, вымаливая у суровых небожителей милость, и оставляли взамен все самое ценное!.. Но место это охраняется богами, сила которых очень велика. Так что вряд ли я выберусь оттуда живым…
    Девушка задумчиво уставилась на языки пламени.
    — Все равно я не очень верю в эти россказни. Но придется самой убедиться — другого выхода я не вижу.
    Она выдержала долгую паузу, наслаждаясь его смятением:
    — Что ж… Я покупаю нам в дорогу коней, а ты будешь проводником.
    Хайрас вскочил:
    — Ах, Соня!..
    Она остановила его движением руки:
    — Спокойно! Не люблю суеты…
    — Я буду тебя охранять!
    Соня хмыкнула:
    — Ты? Меня?
    Хайрас умоляюще сложил руки:
    — Соня, поехали! Пожалуйста! Ведь вдвоем вдвое легче! Я буду коней чистить, стряпать… А в сокровищнице, если доберемся, мне лишнего не надо. Только чтобы бритунских лошадок купить, как обещал. Это дело чести, сама понимаешь…
    Соня медленно встала, кинула хозяину монетку и вышла на улицу. Хайрас поспешил следом. Она со странной усмешкой, не мигая, уставилась на него.
    — Вы, степняки, народ дикий: «Честь, честь!..» Правда, мой отец тоже был из ваших мест… Поэтому, наверное, и я такая уродилась. Ну, со своей честью ты разбирайся сам, а уж если едешь со мной, знай: как только у меня возникнут сомнения, что ты можешь меня бросить в трудный момент, я позабочусь о том, чтоб ты до этого момента не дожил… Предупреждаю сразу. Это к слову о чести.
    Хайрас молча протянул ей руку. Соня плюнула на свою ладонь и хлопнула его по руке, скрепив таким образом договор.
* * *
    Ветви гигантских деревьев смыкались над их головами, образуя высокий ажурный свод, пронизанный сотнями тонких солнечных лучей. Соня, закинув голову, щурилась от яркого света, наслаждаясь ровным ходом своего белоснежного крепыша.
    Она специально не стала обрезать его длинный хвост, струящийся почти до земли. Нергал с ними, с кустами и репейниками — можно ведь и подвязать его, если будет надо.
    Хайрас зевал во весь рот, то заваливаясь на бок, то клюя носом в гриву. Он не спал большую часть ночи, охраняя их маленький лагерь от хищников, и сейчас ему было не до красот природы: лишь бы его рыжий Бониций не споткнулся о змеившиеся по земле толстые корни — полет с высокой спины коня мог бы кончиться для него плачевно. Но гордость не позволяла ему признаться в своей слабости, а Соня ехала впереди как ни в чем не бывало и даже не оборачивалась.
    Если бы у юноши были силы раскрыть глаза пошире, он бы удивился тому, как изменилась девушка. Она стала похожа на дикую лесную кошку, обходившую собственные владения. Соня чутко ловила каждый шорох и, прищурившись, зорко смотрела по сторонам, примечая любую мелочь на пути: царапины от когтей рыси на стволе дерева, следы оленя на влажной земле, застывшие в паутине капли дождя. Раздувая тонкие ноздри, она впитывала в себя все чудесные запахи этого леса, забыв о городском зловонии и о существовании города вообще.
    Действительно, ей давно пора было уехать из тех мест: уже поползли слухи об особо дерзких кражах из богатых дворцов и даже достигли ушей начальника стражи и нового градоначальника. Незачем зря рисковать.. И вот она опять вдыхает полной грудью свежий ветер, пахнущий прелыми листьями, цветами и дождем.
    Соня была так поглощена собственными ощущениями, что совсем забыла о своем спутнике, и, обернувшись назад, вдруг обнаружила, что осталась одна. Пришлось возвращаться к той поляне, на которую свернул почуявший свободу Бониций: его седок крепко спал, обхватив руками конскую шею. «Вот так всегда! — вздохнула про себя Соня.— Только свяжись с этими мужчинами, и они тут же попытаются сесть тебе на шею и превратить тебя в няньку! Нергал бы их всех побрал, кровососов никчемных!» Пришлось остановиться, привязать коней. Соня уложила причмокивавшего младенца-переростка на траву под деревом и решила отправиться на охоту: закинула за плечо лук и колчан, сунула за широкий пояс дротики… Кроме нее самой никто о ней не позаботится! Девушка давно к этому привыкла, избавив себя от многих разочарований.
    Она неслышно пробиралась между большими круглыми валунами, поросшими голубым кружевом лишайников, вспугивая юрких ящериц. Не спеша поднялась на вершину ближайшего холма и, повернувшись спиной к солнцу зорко смотрела вдаль. Где-то там, в Кезанкийских горах, их ждут несметные сокровища. Соня не знала точно, где находится древнее святилище, но надеялась, как всегда, на свое чутье: она найдет это место, чего бы ей это не стоило. Правда, последнее время девушка все чаще задумывалась о том, что, возможно, боги не одобрят ее планов…
    Заяц выскочил внезапно из-за куста боярышника. Соня замерла, не дыша. Ветер дул в ее сторону, и учуять человека косой не мог. Зверек уселся к ней спиной, прядая длинными ушами с темными кончиками. Большой жук привлек его внимание, и это погубило зайца: Соня неслышно сняла с плеча лук, натянула тетиву… Стрела с серым оперением прервала недлинную заячью жизнь. Все друг на друга охотятся. Заяц — на жука, девушка — на зайца…
    А вот, похоже, и на нее охотник нашелся… Или… Соня с сомнением смотрела на замершего в кустарнике огромного волка. Или это не охотник, а страж?.. Неужели они уже так близко, что боги заступили ей путь? Девушка облизнула пересохшие губы. Зачем она здесь? Не ошибка ли это? Стоит ли тягаться с богами из-за горстки цветных камешков и желтого металла? Хотя выбора у нее уже нет: страж это или нет, но он не даст ей уйти живой.
    Не отводя широко раскрытых глаз от прижавшегося к земле матерого зверя, она положила на траву зайца и бесполезный лук, достала из-за голенища сапога нож и приготовилась к бою. Соня с восторгом смотрела на огромного серого хищника с песочным подпалом — если в это чудовище вселился бог, то будет не обидно погибнуть здесь, в цветущем вереске.
    И вот он прыгнул. Соня была готова к этому, но не удержалась на ногах, и они кубарем покатились в овраг. Девушка судорожно цеплялась за траву на крутом склоне, но лишь выронила при этом нож. Он сверкнул на солнце и исчез, не оставив ей никакой надежды. О, боги, вы — рядом. И ждете жертвы… Но почему же вы молчали?!
    На ноги они вскочили одновременно. Зверь оскалился. Своими челюстями он перекусывал ноги лосям, и стоявший напротив него слабый человек не представлял для него никакой опасности. И вдруг Соня рванулась к нему с отчаянным воплем и вцепилась зубами в его морду.. Зверь взвизгнул, они упали в траву, сплетясь в рычащий ком. Соня пыталась стиснуть пальцы на его глотке, уворачиваясь от лязгающих зубов, но это было равносильно тому, как если бы ее пытался придушить тот заяц… Сверкнули клыки, и из рваной раны на бедре толчками хлынула кровь. Это конец…
    У Сони красные круги заплясали перед глазами. Она изо всех сил цеплялась за густую жесткую шерсть, судорожно ища выход… О! Дротики! Но ведь для этого надо разжать руки… Девушка больше не думала ни о чем. Она просто боролась за свою жизнь. Молча, с остервенением она впилась зубами в волчий нос. Зверь взвыл, как пес, которого добряк-сосед обдал кипятком, и тут же дротик вошел в его могучее горло. Волк рванулся, но что-то забулькало у него внутри. Зверь недоуменно взглянул на вмиг потемневший мир, задергал лапами, и тут второй дротик нашел его сильное безжалостное сердце.
    Соня, хрипя, лежала на дне оврага. Глядя сквозь розовую дымку на застывшую оскаленную пасть, она подумала, что, пожалуй, действительно эти древние дикие зверобоги, о которых почему-то все чаще стали вспоминать люди, ей совсем не рады. Девушка легла на бок и, сжав зубы, стянула с себя сначала куртку, потом полотняную рубашку. Сейчас она боялась только одного: потерять сознание и истечь кровью. Борясь с подступающей дурнотой, она постаралась как можно туже завязать ногу. На это ушли последние силы, и Соня провалилась в беспамятство, успев подумать, что этим склочным богам все-таки придется ее потерпеть. И кое-чем с ней поделиться…
    Она пришла в себя, ощутив, как чьи-то дрожащие руки касаются ее обнаженной груди…
* * *
    Хайрас, проснувшись, сначала не мог понять, где он находится и что с ним случилось. Потом увидел привязанных лошадей и все понял. Конечно, он позорно заснул! Еще хорошо, что из седла не выпал… Или все-таки выпал?.. Он тщательно себя ощупал, но синяков и шишек не обнаружил, и обрадовано подумал, что, конечно, настоящий степняк с лошади никогда не упадет, пока он жив. Он не выпал — его вынули. И уложили. Ах, Соня!..
    Хайрас с удовольствием потянулся, щурясь на солнце, потом вдруг забеспокоился. Похоже, он проспал довольно долго. Куда же она могла уйти? Осмотреть местность? Поохотиться? В любом случае, она давно должна была вернуться обратно…
    Юноша оглянулся вокруг. Все тихо. Тогда он взял меч и пошел по ее следам, хорошо видным по примятой траве. На камнях следы потерялись, зато Хайрас издали заметил убитого зайца и брошенный лук… Ему стало страшно.
    — Соня! Со-о-оня!..
    —…о-ня…— Откликнулось эхо из леса. Хайрас поспешил к этому месту, и тут ясно увидел следы волка. Приложил к ним свои смуглые ладони и закусил губу: вмятины на земле были большие. Ну и чудовище здесь побывало? И где теперь Соня?..
    Юноша вскочил, сжал рукоятку меча, быстро оглянулся — никого. Совсем никого. Только сойки разгалделись в овраге. Сойки!.. Кровь застыла у него в жилах, когда он подошел к осыпавшемуся краю оврага и посмотрел вниз. Меч выпал из его рук, печально звякнув о камни.
    — Соня! Соня, не умирай!
    Хайрас кубарем скатился вниз, кинулся к ее полуобнаженному телу, едва взглянув на мертвого зверя.
    Слава богам! Девушка была лишь без сознания. Но ее грудь плавно поднималась и опускалась. Конечно, не волк же ее раздел и завязал ногу…
    Хайрас стоял рядом с ней на коленях, и не мог отвести глаз от розовых сосков. Во рту пересохло. Он облизнул губы и дрожащими руками коснулся чудесных нежных холмиков…
    Соня приоткрыла глаза. Она не закричала, не прикрыла грудь руками. Она просто указала ему взглядом на труп волка с торчавшими в нем дротиками. Хайрас отдернул руки и густо покраснел. Потом нагнулся к ней, приподнял ее за плечи и воскликнул:
    — Но я же не каменный! Я — мужчина!
    — Ты — свинья.
    Она стряхнула с плеч его руки и спокойно сказала:
    — Если ты еще раз вспомнишь о том, что ты — мужчина, я тебя убью. Помоги-ка лучше мне одеться…
    Юноша подчинился безропотно, отдав Соне свою рубашку. Потом они пошли наверх. Соня, сжав зубы, кое-как доковыляла до их стоянки. Легла на траву и велела, закрывая глаза:
    — Принеси мои дротики и волчью шкуру.
* * *
    В путь смогли тронуться только на следующее утро. Хайрас всю ночь не спал, прислушиваясь к Сониному дыханию. Рану они промыли, смазали бальзамом, обложили лечебными травами, и теперь она мало беспокоила девушку. Слабость еще оставалась, но Соня решила, что в седле она скорее поправится. Такое у нее было верное средство от всех болезней.
    Позавтракав зайчатиной и водой из ручья, они уселись на коней и поехали дальше, мимо вековых дубов и зарослей орешника. Соня лениво поинтересовалась:
    — Скажи, парень, а зачем вам тяжеловозы? Вам что, мало ваших лохматых лошадок? Неужели они не в силах таскать ваш нехитрый скарб?
    — Как зачем? Затем же, зачем и вам — для осадных орудий… О! Я видел на базаре, как один такой конь тащил повозку, на которой сидел целый отряд воинов! Вот силач!..
    У Сони полезли наверх брови:
    — Осадные орудия? С каких пор у степняков — уж извини!.. Да у меня у самой отец — гирканец… Так откуда у вас, степняков, вдруг взялись осадные орудия? И зачем?..
    Она вдруг испуганно зажала рот ладошкой. Но Хайрас улыбнулся:
    — Вот видишь, ты сама поняла, зачем. А откуда… Да, в общем, это уже не секрет: аквилонские соглядатаи давно про это знают.
    Соня насторожилась: где-то неподалеку, впереди, слышались какие-то странные звуки. Хайрас продолжал:
    — Года четыре назад у нас появился человек, быстро снискавший себе всеобщее уважение и славу. Он мечтает вдохнуть новую жизнь в нашу древнюю землю: объединяет мелкие племена, собирает их под свое знамя, и готовится вести их на завоевание новых земель и городов…
    — Что?
    — Да-а, он был бы хорошим правителем, он умеет зажечь сердца.— Хайрас уважительно цокнул языком.— Если Богиня изберет его…
    — Почему бы и нет, если он такой достойный человек,— заметила Соня и опять прислушалась: звуки были все громче, и все явственнее походили на крики о помощи и звон оружия. О, как ей это было знакомо! Но сейчас она была путником, а не разбойником. Хайрас, по-прежнему ничего не замечая, продолжал:
    — За этим молодцом тянется какая-то кровавая тайна. Никто ничего не знает о его семье и откуда он пришел. Но он уже давно собирает отовсюду мастеров по постройке осадных орудий — нельзя же завоевывать города только с луками да копьями!..
    Но Соня уже мчалась вперед, нахлестывая своего белоснежного Лизимаха. Хайрас пустился за ней вдогонку.
    Они подоспели вовремя: задержись они еще хоть немного, помогать было бы уже некому. Ведь что может сделать один человек против целой шайки разбойников? А пытался оказать сопротивление лишь огромный толстяк, закованный в латы, размахивающий что было сил своим мечом и выкрикивающий зычным басом проклятия. Двое его спутников, высокий сутулый старик с неприветливым лицом и красивый юноша без кровинки в лице, жались к большому камню за его спиной. Соня сразу поняла, что на них рассчитывать не придется, а у ирла уже сочилась кровь из-под забрала: метко брошенный из пращи камень пробил его шлем и рассек бровь, кровь из которой теперь заливала ему глаза, мешая смотреть. Разбойники атаковали его, как свора собак медведя, оглашая лес радостными воплями в предвкушении добычи.
    Спасти несчастных путников могло только чудо. Злодеи с вожделением посматривали на сундучки и котомки у ног дрожащего юнца, который, зажмурив глаза, бормотал срывающимся голосом молитвы. Еще напор — и добыча по справедливости достанется сильнейшим!
    Соня летела во весь опор. Она успела лишь один раз выстрелить из лука, раздробив затылок одному из нападающих, и через миг уже оказалась в гуще схватки. Ее яростный вопль внес сумятицу в ряды разбойников, чем она и не преминула воспользоваться. Меч сверкнул в воздухе, как молния, и тут же обрушился на головы злодеев. Кровь брызнула ей в лицо, на одежду, но она лишь смеялась, скаля белые зубы. Кони храпели, визжали, сшибались друг с другом, кричали раненые, и эти звуки боя были сладостной музыкой для ушей девушки. Она, привстав на стременах, рубила со всего плеча, рассекая податливые тела, а тут и Хайрас подоспел. Подхватив с земли кем-то брошенную саблю, он поспешил вволю напоить ее кровью. И очень скоро все было кончено: жалкие остатки шайки поспешили убраться восвояси, бросив своих убитых и умирающих дружков. Впрочем, последним Соня не дала долго мучиться: ока быстро прикончила раненых, и после этого принялась тщательно вытирать свой меч пучками сорванной травы.
    Юнец так и стоял, зажмурившись, пока старик не шепнул ему что-то. Тогда он приоткрыл глаза, оказавшиеся дивного густо-синего цвета, и с немым восторгом уставился на Соню, которая в это время обменивалась крепким рукопожатием с могучим ирлом:
    — В бою ты настоящий лев, доблестный ирл! Я полагаю, что ты легко управился бы с этими разбойниками и без нас!
    — Агилульф. Зови меня Агилульф.— Толстяк задорно сверкал подбитым глазом и топорщил усы.— Конечно, я бы управился с этими шакалами, если бы кровь не мешала. Так что не умаляй своей заслуги: я готов биться об заклад, что, если бы не ты, эти негодяи уже перебили бы моих друзей, а меня, как рака в панцире, поджарили бы над костром!
    Он радостно захохотал, хлопая себя по ляжкам огромными ладонями. Соня с завистью посмотрела на его блестящие доспехи и нарядный малиновый плащ, и, подмигнув Хайрасу, громко сказала:
    — Я безмерно счастлив встретить столь славного ирла и оказать посильную помощь. Я бы не простил себе, если бы позволил стае злобных трусливых соек заклевать гордого орла! Зови меня Соннис…— В мужском дорожном костюме она не боялась, что случайные знакомцы признают в ней девушку, выдавать же себя за юнца было не впервой. Почему ей пришло на ум сделать это именно сейчас, Соня и сама толком не знала — однако внутренний голос твердил, что так будет лучше, а инстинктам своим рыжеволосая искательница приключений привыкла доверять.— А это мой друг — Хайрас.
    Она кивнула головой на своего спутника и попыталась слезть с лошади, но боль в раненой ноге заставила ее вскрикнуть. Соня почти упала на землю, и синеглазый юнец в бархатном костюме и богатом меховом плаще тут же кинулся к ней:
    — Ах, славный воин, добрый наш спаситель, позволь мне помочь тебе! Давай я обмою и перевяжу твои раны!
    Соня бесцеремонно оттолкнула его руки и, чтоб загладить свою грубость, пробормотала, глядя на Агилульфа:
    — Глупец всегда отыщет неприятности на свою шею, вот мне и подсунул вчера Нергал волка вместо зайца. Удрать не успел — пришлось кое-как отбиваться… А рану мы уже и обмыли, и перевязали.
    Юнец, Крутившийся возле Сони, засмеялся было, но тут его взгляд упал на волчью шкуру, скрывавшую под собой круп коня. Синеглазый красавчик изменился в лице и воскликнул:
    — О, Агилульф, неужели здесь встречаются такие чудовища?!
    Старик высокомерно проскрипел:
    — Не изволь беспокоиться, месьор Дионео. С нашим доблестным ирлом не страшны ни хищники, ни разбойники.
    Но красавчик уже чуть не плакал:
    — Нет, страшны, страшны! Что он один сможет? Ах, если бы эти благородные господа согласились нас сопровождать!
    Он вцепился в Сонин рукав и заискивающе посмотрел ей в лицо, жалко улыбаясь. Соня стиснула зубы. Только этого не хватало! Мало ей этого дикаря, так еще какого-то напыщенного сопляка подсовывают. Нет уж!
    — Нет! Нам, наверное, не по пути! У нас важные дела! Мы должны исполнить данный в храме обет… Мы спешим!
    Но этот Дионео оказался прилипчивым, как пиявка:
    — Что за дела? Что за обет? Скажи, месьор! Сдается мне, что наша встреча не случайна: словно Судьба специально свела нас вместе! О! Если бы это было так! Не оставляй меня! Скажи… Скажи, куда вы направляетесь?
    Агилульф смущенно крякнул: ему вдруг стало неловко за своего юного приятеля. И что он вцепился в этого Сонниса?.. Соня, подумав, сказала:
    — Мы с другом едем на север Кезанкийских гор…
    Дионео радостно кинулся ей на шею:
    — В древнее святилище зверобогов, да? Ну, скажи!
    — Вообще-то, да…
    Чудак захлопал в ладоши:
    — Представь себе, и мы тоже!
    — Я очень рад.. — Пробормотала Соня, посылая мысленно его к Нергалу. Она точно знала, что вокруг этого выскочки несчастья так и роятся! И вдруг она услышала голос Хайраса:
    — Конечно, мы поедем с вами. И веселее в компании, и спокойнее: никто не посмеет к нам сунуться.
    Он смотрел во все глаза на Дионео. «Ну вот, еще один ненормальный!» — раздраженно подумала Соня и тут же присела от добродушного тумака.
    — Смотри веселее, друг Соннис! Готов биться об заклад, что, поехав с нами, ты не пожалеешь! Ставлю своего коня против твоего.— добавил он с надеждой в голосе.
    — Зачем же утруждать молодых господ? — забеспокоился противный старик, сразу ставший Соне симпатичным.— Пусть они едут своей дорогой, а мы…
    — Не вмешивайся, достопочтенный Куфаронус! — накинулся на него Дионео.— Эти молодые господа уже согласились нас сопровождать!
    Соня поразилась: мальчишка-то, похоже, у них за главного…
    Она бросила на землю шкуру волка и расположилась на ней, ни на кого не глядя. И зачем она ввязалась в эту историю? Пусть бы разбойники делали свое дело! Валялись бы эти путнички сейчас в канаве, ни к кому бы не приставали!.. Что есть жизнь? Всего лишь подготовка к смерти. Все, от навозного жука до мыслящего человека,— все обречено рано или поздно умереть. Так стоит ли волноваться по пустякам? Сегодня, или через год… В канаве, или в постели… Не все ли равно? Соня запустила пальцы в густой волчий мех. Каждый наш шаг, каждое движение, когда люди, казалось бы, борются. за жизнь, на самом деле лишь приближает их к смерти. Никто не может избежать своей Судьбы. Глупо даже мечтать об этом. Зато какое это удовольствие — раз за разом ее испытывать, искушать, дразнить и… оставаться живой! И опять скользить по острию ножа, в глубине души веря в свою неуязвимость. Как в детстве, когда все нянины сказки обязательно заканчиваются благополучно.
    Рядом загудел довольный голос Агилульфа, будто огромный шмель зажужжал:
    — He сердись, старина Куфаронус! Ох, ну и имячко у тебя… Ибо пытаясь быть слишком умным, можно одурачить самого себя. Дабы с тобой сия напасть не случилась, послушай байку про одного мужа, который сам себе наставил рога.
    Ирл не спеша принялся убирать с дороги убитых разбойников, откладывая в сторону оружие получше. Стреножив лошадей и отпустив их пастись, Хайрас поспешил ему на помощь.
    — Так вот. Жил некий молодой человек, который имел счастье жениться на женщине весьма добродетельной. Но хоть он и желал, чтоб жена была ему верна, сам он нимало не считал себя обязанным отвечать ей тем же и прельстился собственной служанкой. У него был друг, с которым он делил все на свете, кроме жены. И, конечно, он посвятил приятеля в свои планы.
    Агилульф поддал сапогом чью-то голову, и она послушно укатилась в кусты с глаз долой. Соня лежала на волчьей шкуре, изогнувшись с грацией хищника и не сводила глаз с ирла. Старик взглянул на нее мельком и вздрогнул.
    — А служанка отказывалась уступить своему господину и пожаловалась хозяйке, его жене. Хо! Та очень обрадовалась, что, наконец, у нее будет возможность поймать его с поличным, и велела служанке назначить ему свидание в гардеробной. Сказано — сделано: счастливый муженек побежал к другу похвастаться, а заодно предложил ему разделить его удовольствие и воспользоваться женщиной после него.
    Дионео вдруг покраснел и мучительно закашлялся, сделав вид, что глотнул дыма; рассказчик же продолжал, как ни в чем не бывало:
    — И вот муж в назначенный час отправился в гардеробную, где, конечно, притаилась его жена. Он в темноте да впопыхах это не заметил. Пробыв с ней, сколько хватило сил, он вышел на улицу и послал туда же своего приятеля!.. Ха-ха-ха!.. А жена-то думала, что это опять муж! Дуреха!.. Эй, Хайрас, посмотри-ка вон тот кинжал! Может, сгодится?.. Так вот. Женщина эта была приятно поражена и так довольна, что даже не заметила, что у нее исчезло кольцо. А снял его, конечно, приятель мужа…
* * *
    …Куфаронус из-под опущенных век внимательно смотрел на Соню. Что-то его насторожило, но он пока не мог понять, что именно… Ах, вот оно!
    То ли игрой света, то ли по воле богов, но вдруг ему опять почудилось, что шкура волка вдруг подняла морду, в пустых глазницах сверкнули глаза… мурашки побежали по его спине: ох, не случайно скрестились их дороги с этими проходимцами! Непростые они люди! Да от этого мальчишки смердит звериной силой, которая не может принадлежать просто человеку… Впрочем, возможно, он об этом и не догадывается… Он опять бросил быстрый взгляд на нового знакомца: человек, свернулся клубочком, не спуская огромных светлых глаз с простака-ирла. И в тот момент маг вдруг увидел — Рысь возлежит на волчьей шкуре. На побежденном ею волке! О!
    Ирл, кряхтя, отволок за ноги два последних тела и подсел к Соне. Улыбки осветили уставшие лица, предвкушая забавный конец истории. И лишь Куфаронус, закрыв глаза, бормотал чуть слышно какие-то заклинания, на которые, впрочем, никто не обращал внимания.
    — На следующий день муж, конечно, заметил кольцо на пальце у приятеля и спросил, откуда оно взялось. Тот ему честно выложил, что, мол, в порыве страсти взял на намять. Изумлению мужа не было границ. В отчаянии он бился головой о стену и восклицал: «Неужели это я сам себе умудрился наставить рога?!»
    Все рассмеялись, а маг раздраженно щелкнул пальцами.
    — И в чем же смысл сей глупой шутки?
    Агилульф вздохнул:
    — Иногда надо позволить событиям самостоятельно выстраиваться друг за другом… Мы не умнее богов, и пусть все идет, как идет — своим чередом. Сейчас ты раздражен, но ведь тебе неведомо, что скрывается вон за той горой. Может, мы еще возблагодарим судьбу за эту встречу со смелыми юношами? Бьюсь об заклад, что именно так и будет!
    Старик отвернулся, чтоб никто не увидел его лица: такой человек, как этот Соннис, может стать для него просто находкой! Сам не ведая того, он усилит магию его заклинаний! И поможет ему справиться со всеми трудностями в задуманном им деле! О, да! А пока пусть все видят, как он недоволен. Истинно, древо познается по плоду своему.
    Немного отдохнув, они тронулись в путь. И раскатистый бас ирла вопрошал на весь лес:

Где же ты, моя милашка?
Почему ты не со мной?
Мое сердце, как букашка…
— Тьфу ты, Нергалово семя!
Мое сердце, словно пташка…

    Любимый припев ирл вставлял во все известные ему песни:

Эх, бочка вина
Вся уж выпита до дна!


    Соня подхватила, размахивая рукой:
— Эге-гей, гоп!

    И вдруг рука ее замерла на полпути: она почувствовала, что сегодня упустила что-то для нее очень важное. Услышала и тут же забыла! Как же так?
* * *
    Искры огненным роем взметались к небу, когда Хайрас ворошил горящие в костре сучья. Соня искоса наблюдала за тем, как он отгоняет мохнатой сосновой лапой дым от кашляющего Дионео.
    Брови ее сами собой поползли на лоб, но она спохватилась и повернула бесстрастное лицо к потемневшему лесу. Агилульф попросил ее помочь снять с него доспехи, чем они и занялись, заодно обсуждая преимущества аквилонских арбалетов перед бритунскими. Дионео с любопытством посматривал в их сторону, но вступать в разговор не решался, а собеседники решительно не обращали на него внимания. Юноша разочарованно сник, зябко обхватив плечи тонкими руками и еле сдерживая дрожь — вечерняя свежесть пробиралась под замшевый колет. Хайрас аккуратно поворачивал палочки с нанизанными на них тушками перепелок над раскаленными углями, следя, чтоб ни одна не подгорела. Он поглядывал на мага с надеждой, что тот его подменит, но старик ничего не замечал — сидел, как большая нахохлившаяся птица, прикрыв запавшие глаза тяжелыми веками, и по его безжизненному лицу порой юркой змейкой пробегала легкая усмешка. Тогда степняк решительно вытер руки о рубаху, подскочив к Дионео, принялся укутывать его в меховой плащ, за что был вознагражден благодарным взглядом.
* * *
    …Небеса благоволили к Куфароносу. С самого детства он чувствовал себя не таким, как все: порой ему казалось, что у него волосы на темени шевелятся от дыхания богов. Они всегда были где-то рядом. Конечно, он рос для великого предназначения! И вот теперь, когда осталось совсем немного, боги делают ему такой подарок: посылают этого мальчишку. О! Маг торопливо стряхнул упавший на его плащ крохотный уголек. Это знак! Ему надо торопиться. Но как подобраться к этому Соннису, чтоб он ничего не заподозрил? Он с тоской посмотрел на нетопырей в небе — их привлекли сюда тучей вившиеся над костром насекомые. И эти люди ничем от них не отличаются: одна презренная мечта набить свою утробу. О, как гнусен мир смертных! Как отвратителен и груб! И как долго он его терпел. Что ж, страдания зачтутся ему сторицей…
    Маг прервал свои размышления лишь тогда, когда Хайрас протянул ему аппетитно подрумяненную перепелку. Старик рассеянно посмотрел на него, буркнул что-то невпопад и долго откручивал крылышко, мучительно думая, как же ему быть. Простое решение пришло внезапно, когда он выкинул в костер обглоданные косточки и вытирал травой руки. У него даже мурашки побежали вдоль позвоночника от предчувствия удачи. Прав был его гороскоп: пришло время действовать.
    Куфаронус прислушался к общему разговору, который крутился вокруг схватки с разбойниками. Его это совсем не устраивало. Ирл дружелюбно похлопывал Сонниса по плечу и громыхал могучим басом на всю лощину:
    — Ах, друг мой Соннис, как лихо ты расправился с этими бродягами! Налетел, как ястреб, и…
    Дионео восторженно захлопал в ладоши:
    — Ах, месьоры, это было так страшно! И так прекрасно!
    Маг медленно произнес:
    — Древние божества ткут паутину наших судеб. И никто не знает, что нас ждет впереди…
    Ирл, не понижая голоса, гаркнул, не обращая внимания на мага:
    — А поспорим, друг Соннис, что я могу немедленно подарить тебе одну военную хитрость? А? Хочешь?
    Хайрас подсел поближе, но Соня лишь рукой махнула:
    — Если, любезный ирл, ты подразумеваешь заговоренные латы, волшебный лук или подземный ход в твой город, то ты опоздал: это предлагают все, на каждом базаре, в каждой таверне. Могу в свою очередь предложить тебе коготь тигра или бусы из зубов тринадцати черных кошек. Хорошие амулеты…
    Маг опять попробовал вмешаться:
    — Люди заносчивы и слепы. Они не видят тайных знаков…
    Агилульф стукнул кулаком по земле:
    — Нет, давай поспорим на эту вот волчью шкуру, что ты не знаешь то, о чем я собираюсь поведать!
    — Ну давай, Нергал с тобой.
    — Так вот. Если ты — главнокомандующий армией…
    — Ха-ха-ха!
    Старик возвысил голос:
    — Древнее капище таит в себе немереную темную силу. Примет ли она нас? На кого обрушится?
    Великан отмахнулся:
    — Ни на кого она не обрушится. Так вот, друг мой Соннис. Ты приказываешь своим лучникам натянуть самые тонкие жилы, а в стрелах сделать узкие пазы…
    Хайрас победно вскинул голову:
    — Не продолжай, любезный ирл. Все знают, что при этом наши лучники смогут пользоваться стрелами неприятеля, прилетевшими на нашу сторону, а тем наши стрелы с узкими пазами не подойдут для толстой тетивы…
    — Вот те на…— Ирл разочарованно хлопал белесыми ресницами.
    — Не горюй! — рассмеялась Соня в ответ.— Готов биться об заклад, что мы с тобой сегодня еще о чем-нибудь поспорим!
    Агилульф погрузился в размышления, и тут снова маг, протянув длинные пальцы к гаснувшему пламени костра, высокомерным голосом протянул:
    — Хвала небесам, подарившим достойнейшим дар предвидения! Люди бессильны против сил природы и капризов богов, и истинная мудрость состоит в том, чтоб избежать разного рода неприятностей!
    — Это как же? — заинтересовался Дионео.
    Старик помолчал, делая над огнем легкие пассы руками. Его проворные узкие кисти порхали над костром, как белые пауки, завораживая своими плавными движениями.
    — Имеющий глаза — да увидит…
    — Эй, приятель, у меня целых два глаза! Что я должен ими увидеть?
    — Посмотри на свою ладонь, достопочтенный Агилульф. Что ты видишь? Ирл воззрился на свою могучую длань и, после некоторого замешательства проговорил:
    — Мозоли вижу, шрамы, а вот тут — пятно грязное от обгоревшей головешки.
    Маг мягко взял его кисть, посмотрел на нее внимательно, потом накрыл своей ладонью:
    — Жизненный путь твой длинен и извилист, сулит много неожиданностей, как бурный горный поток. Если отпразднуешь свое сорокатрехлетие живым, то дотянешь до глубокой старости. Гудит земля от поступи твоего коня, ирл, но будь осторожен при переходе рек вброд… Остерегайся яда, любезный Агилульф. И своего языка.
    Ирл задумчиво рассматривал ладонь, словно надеясь увидеть на ней грозящие ему опасности и лики врагов. Ветер шуршал высокой травой, разнося по поляне негромкий скрипучий голос:
    — В твоей жизни, Дионео, ожидаются большие перемены. Ты и сам о них пока не догадываешься, но это вот-вот случится… Что кажется черным — станет белым, что было золотом — обратится в прах, и единорог пронзит луну своим серебряным рогом… А отца ты увидишь нескоро. Или — никогда. Нет-нет, не пугайся: звезда его сияет ярким ровным светом, но издалека.
    На руку Хайраса он почти не смотрел. Лишь глянул мельком и отмахнулся:
    — Жизнь твоя, как полет ночного мотылька — если успешно минуешь огонь, то проживешь долго. А скорее всего вспыхнешь искрой и сгоришь в каком-нибудь сражении. Но ты успеешь вкусить и большое счастье, и большое горе…
    Закричала поблизости ночная птица. Дионео вздрогнул и подвинулся поближе к огню, усевшись рядом с Соней. Тут же около них возникла из темноты сутулая фигура Куфаронуса:
    — А ты, месьор Соннис, не желаешь приподнять полог тайны над твоим будущим?
    Соня поежилась. Она недолюбливала всевозможных магов и колдунов, бессознательно им не доверяя. Девушка уже привыкла за годы скитаний, что к ней обращаются в двух случаях: либо хотят как-то нажиться, либо просто облапошить. А что надо этому старику?
    Девушка нехотя протянула ему руку.
    Над поляной повисла тишина. Куфаронус замер, плотно сжав губы и прикрыв глаза, боясь выдать себя малейшим звуком. Вот оно что! Да это девушка! Как же он раньше не рассмотрел ясное и сильное сияние ее золотистой ауры?! И притом — девственница! Сонмы мыслей и чувств метались в его голове. Какими Мелкими казались ему теперь его планы в сравнении о тем, чего он мог добиться, вооруженный таким знанием. Маг спрятал за спину дрожащие руки, ставшие вдруг влажными от волнения, и заговорил вкрадчивым голосом:
    — Дитя мое, волнение сжимает мое сердце! Ибо большая беда нависла над твоей головой!
    Соня пожала плечами:
    — Я уже привык. Так что можешь на этом не задерживаться.
    Старик всплеснул руками:
    — Но я чувствую неведомую Силу, присутствие богов! Это плохой знак!
    — Конечно, мы же идем к их святилищу! Понятно, что они не рады незваным гостям.
    Она чуть было не добавила «желающих поживиться за их счет», но вовремя спохватилась: для всех — они лишь обычные паломники. Лихорадочный румянец проступил на впалых щеках колдуна. Он понял, что девица не знает о своих способностях! Не знает! Но не мешало бы лишний раз в этом убедиться.
    — Жизнь твоя трудна и полна бедствий и несчастий, но смерть обходит тебя, забирая других… Тех, кто рядом с тобой.
    — Да уж… Не везет беднягам. Судьба!.. С этой госпожой не поспоришь.
    — Ты чувствуешь беду. Ты чуешь ее приближение, крадется она или летит.
    — Да что-то такое… Везет, наверное. Да просто не пришел еще мой час, вот и все. И, право же, это совсем не интересно. Расскажи-ка лучше, что меня ждет?
    — О-о-о! Милый юноша, тьма подступила к самому порогу! Берегись!
    Маг ликовал. Она действительно ничего не знала, эта бродяжка! Она полагала, что ей просто везет! И теперь ее сила — в его руках!
    — Демоны Темного Мира и лесные духи уже близко! Совсем рядом. Один ты не выйдешь из этого леса. Я вижу, как лисицы глодают твои кости, как трава растет из пустых глазниц…— Он продолжал что-то вдохновенно врать, а сам думал про себя: «Да, красавица! Духи действительно близко! И ты их чувствуешь. Ты не можешь не чувствовать бога! Но ты не знаешь… Зато кровь девственницы — это ключ к моему могуществу. Смогу ли я тебя обманом уговорить порезать руку над жертвенной чашей, или придется тебя для этого убить, но, смешав твою кровь и мои заклинания, я наконец получу власть над зверобогами!»
    —…Соннис, послушай старика, тебе нельзя идти туда одному. Лишь мои заклинания и магические знаки спасут тебя от неминуемой смерти! А уж там, в святилище, мы вместе вымолим милость у грозных древних богов. Поверь, я от души желаю тебе добра!
    Дионео, с тревогой прислушиваясь к их разговору, схватил Соню за руку:
    — Прошу тебя, согласись! О, неужели ты можешь погибнуть?! Нет!
    — Да что ты волнуешься? — Хайрас положил ему руку на плечо.— Мы и так идем с вами. Это уже решено. И, вообще, хватит с нас страшных сказок на ночь глядя.
    Дионео улыбнулся через силу, но глаза его с тревогой перебегали с одного лица на другое в поисках защиты и поддержки. Хайрас сощурился и негромко сказал:
    — Не бойся, Дионео, разгневанных богов — их можно умилостивить. Бойся людей — они неумолимы.
    Соня рассмеялась:
    — Да что вы все, сговорились тоску нагонять? Есть темы куда более достойные воинов. Оставим же волшбу и прорицания детям и старикам, а сами поговорим о достоинствах маленьких гирканских луков и тонконогих шадизарских скакунов!
    Агилульф замотал лохматой головой:
    — Да уж, брат Куфаронус, горазд ты туману напустить. Испугал совсем нашего бравого Дионео.
    С этими словами он ласково хлопнул юношу пониже спины:
    — Отправляйся-ка ты спать, малыш. И ничего не бойся. Уж пора мужчиной становиться!
    Соня с хрустом потянулась:
    — Идите-ка вы все спать. А я посижу, покараулю. Все равно рана не даст уснуть. Буду от вас злых духов отгонять. Как полагаешь, маг, получится у меня?
    Куфаронус натянуто улыбнулся и, поджав губы, полез в шалаш вслед за Дионео. Хайрас, прежде чем присоединиться к ним, сходил проверил коней.
* * *
    Соня сидела на волчьей шкуре, прислушиваясь к таинственным ночным шорохам. Небо, налившееся густой синевой, сияло звездами. Девушка пыталась вспомнить, что же такое важное она упустила в разговоре с Хайрасом, но ноющее бедро мешало сосредоточиться. Она погладила подпаленные волчьи уши. Боги посылают нам знаки. Надо лишь увидеть их и понять. Зверь, чей ты посланник? О чем меня предупреждал?
    Тяжелые шаги Агилульфа отвлекли ее от размышлений.
    Ирл потоптался нерешительно, потом присел на край шкуры, протянул Соне склянку.
    — На-ка вот, попробуй… Знаменитая мазь лекаря нашего правителя. Жар как рукой снимает! И, вообще, исцеляет в один миг.
    Соня смутилась:
    — Да, ладно, сущие пустяки… Не стоило беспокоиться. Но спасибо тебе за участие.
    — Вот! Речь настоящего воина! Люблю тебя за это!
    Могучий дружеский хлопок по плечу чуть не припечатал девушку к земле, но она нашла в себе силы непринужденно улыбнуться.
    — А что, мой юный друг, не сразиться ли нам с тобой в одну занимательную кхитайскую игру? Глядишь, и ночь пролетит незаметно.
    — С радостью, смелый ирл, если это доставит тебе удовольствие.
    — Доставит, доставит… Вот слушай-ка. Я наполняю эти два наперстка крепким аквилонским вином. И выпиваю. Вот, смотри… Теперь я должен либо рассказать какую-нибудь историю, либо правдиво ответить на любой твой вопрос. Затем наступает твоя очередь выпить наперсток и поведать свою байку. И так далее. Кто первый не сможет после наперсточка связать два слова, тот и проиграл. Готов биться об заклад, что я тебя перепью!
    Соня скорчила серьезную мину, чтоб не рассмеяться, и согласно закивала рыжими кудрями. Она-то знала, что у нее в одном кармашке лежит жабий камень, который уже не раз выручал ее на шадизарских попойках, высокопарно именуемых пирами.
    Много находилось желающих развязать красавице язык за щедрой выпивкой, но ни разу это не удалось. Вот уж не думала она, что и в дремучем лесу этот камешек ей понадобится! Надо только незаметно сунуть его под язык.
    Круглая оранжевая луна плыла за острыми верхушками елей. Дикий лесной кот, пробираясь на охоту, долго следил немигающими глазам за людьми, коротающими ночь у костра. Запах дыма неприятно щекотал ноздри и вызывал острое желание пуститься наутек, но зверь, вздыбив шерсть, все прислушивался к незнакомым звукам человеческой речи. Огромный великан, развалившись на своем плаще, заплетающимся языком вещал:
    — И тут возвращается одноглазый муж моей подружки! Что тут сделаешь? Под кровать с моим животом не залезть, в сундук — тоже… Да и негоже благородному ирлу в сундуках хорониться! Задернула моя пышечка балдахин над кроватью, а сама подбежала к супругу, обняла его, и радостно трепеща говорит: «Мой дорогой, мне приснился чудесный сои, что ты стал видеть и вторым глазом. Давай-ка проверим!» С этими словами она, конечно, закрывает ладошкой его единственный глаз, и муж становится слепым, словно крот! А уж я не оплошал: проскользнул мимо него неслышно, словно тень! Вот ведь до чего ловка женщина, когда ей надо избежать опасности!.. Ха! Ну, мой любезный друг, теперь твоя очередь!
    Соня легко опрокидывает наперсточек, и, как ни в чем не бывало подхватывает беседу:
    — По поводу женщин ты, конечно, прав. Вот тому еще одно доказательство. Скончался один мой друг, человек очень жадный. И так он боялся гнева богов, что написал в завещании, чтоб жена продала его коня, а деньги раздала нищим у храма. Ну, супруга, конечно, в ужасе — кредиторы нагрянули, дети плачут… Пошла она в храм Митры, совершила, как полагается, жертвоприношение, попросила у бога совета. Так вот снится ей сон, будто водит она по базару коня и кошку. К чему бы это?..
    — Да уж, к чему? — еле ворочает языком Агилульф.
    — Вот она и ломала себе голову несколько дней, пока не сообразила. Вызывает к себе слугу и говорит. Так мол и так, ступай на базар, продай коня за один дублон. Но конь, говори, продается только вместе с кошкой, которая стоит девяносто девять золотых. Слуга так и сделал. И довольная хозяйка раздала попрошайкам один золотой, полученный за коня, а на оставшиеся девяносто девять зажила себе припеваючи.
    Ирл начал клевать носом. Соня толкнула его в бок:
    — Эй, приятель, я рад тебя выслушать.
    Агилульф посмотрел на нее осоловевшими глазами. Тогда Соня предложила:
    — Что ж, если истории у тебя иссякли… При твоей любви к спору наверняка бывали у тебя проигрыши. Так расскажи мне о самом большом. Только честно!
    Великан вмиг протрезвел. Он сидел, моргая испуганными глазами, открывая и закрывая рот.
    — Ну что же ты?
    — Что ты об этом знаешь?
    Могучий рык прокатился до ущелья. Соня пожалела, что задала этот вопрос. И что это его так разобрало? Она сказала мягко:
    — Я не знаю, любезный ирл, чем я мог тебя обидеть? Клянусь, что ничего раньше я не слышал, ничего не знаю. Но, признаться, ты раздразнил мое любопытство, а поскольку условия игры предложены самим тобой, то…
    Соня развела руками. Агилульф схватился за голову:
    — О, горе мне, несчастному!
    Девушка опешила:
    — Прости, друг мой, если я по неведению разбередил твою старую рану, в то время, как ты так любезно пытался врачевать мою! Если тебе неприятен сей разговор, давай забудем о нем… Будем считать, что спора не было…
    — Как это «не было»? — Ирл даже подпрыгнул.— Нет уж! Я честно выигрываю и мужественно проигрываю, и нет нужды отменять наш спор. Все равно ты все узнаешь, так уж лучше от меня…
    Он решительно наполнил свой наперсток вином и быстро выплеснул его себе в рот. Соне стало стыдно за свою уловку с жабьим камнем. Нy, что сделано — то не воротишь. А Агилульф решительно произнес:
    — Рядом с тобой лежит мой стальной щит. Дай-ка его сюда.
    Девушка выполнила его просьбу. Ирл подвинулся к ней поближе и глухим напряженным голосом пробормотал:
    — Смотри-ка в этот щит. Что ты видишь?
    — О, боги!
    У Сони волосы зашевелились: в начищенном до блеска небольшом круглом щите отражалась только она одна. Воин сидел, горестно опустив голову.
    — Как же это случилось? Что произошло?
    — Проиграл…
    — Про… Что?
    — Отражение. Проиграл свое отражение…
    — Ты, наверное, смеешься надо мной, друг Агилульф?
    — Да какой уж тут смех? Ты что, не видел?
    — Не могу поверить…
    — Придется. Хотя я был бы счастлив с тобой согласиться, что этого не может быть.
    — Ну, значит, здесь без колдовства не обошлось. Не так ли?
    — О, да.
    — О! Я всегда говорил, что от колдунов надо держаться подальше! Если маг неумелый, то он ненароком может превратить тебя в паука, например. А если слишком умелый — он сделает это намеренно.
    — Истинно… Истинно так! Именно так все и было! О, горе мне! И если зверобог мне не поможет, то хоть не выходи из этого леса к людям — не будет мне жизни!
    Соня сочувственно обняла его за вздрагивающие опущенные плечи:
    — Но что же все-таки произошло? Какой демон украл твое отражение?
    Ирл рассеянно хлебнул вино прямо из горлышка большой бутыли. Потом, разворошив усы, вытер губы тыльной стороной ладони и, вздохнув тяжело, поведал свою печальную повесть.
    — Ах, друг мой Соннис, это был самый страшный день в моей жизни!
    Он смотрел на темнеющий лес, но взгляд его блуждал где-то далеко отсюда.
    — Как сейчас помню, препоганый выдался денек с самого утра: слуга, негодяй, опоил коня, и тот околел еще до наступления темноты. Из бочки моего любимого пива слуга выловил крысу, и благородный напиток вылили в канаву — на радость свиньям. Потом явился мой самый назойливый кредитор и долго бушевал под окнами, требуя суда и расправы. И в довершении всего, когда я уже под вечер собрался в таверну, то второпях прищемил себе дверью палец… Да. Даже ноготь потом сошел. А тогда… Тогда я был вне себя! Я мечтал оторвать кому-нибудь голову, сожрать его мозги и запить их вином, налитым в этот пустой череп. Ух! Вот как я был зол!
    Прибежал в «Красного петуха», двинул кому-то в ухо, опрокинул на кого-то стол, словом — отвел душу. И вот тут-то все и началось. А что — я толком и не помню… Как морок какой-то на меня нашел! Словно и я это был, а как будто и не я. Точно знаю: играл с кем-то в кости. Сначала на всякую мелочь. Мне так везло! Я хохотал, как безумный! А этот… этот демон лишь раззадорил меня. И, конечно, обобрал до нитки. Это уж как водится: в плохом настроении кости в руки не бери! Ну, да мне не привыкать… А потом… О, боги!..
    Потом он предложил мне отыграться. Поставить все против моей души. Я, конечно, уперся — ни за что! Лучше голым домой бежать, прикрыв срам ладошкой! Но этот… взял меня за руку, гладит ее эдак, да и говорит: «Ну, коли на душу играть боишься, так давай хоть на отражение». А сам все гладит руку, гладит. И тут такой азарт меня обуял — и страх куда-то подевался. Играю, руки трясутся, в глазах — круги кровавые, а я только на кости смотрю, только они в глазах… Пришел в себя на пороге своего дома. Видно, какая-то добрая душа пожалела, довела. А я-то как есть голый! Лишь чьим-то рваным плащиком прикрыт. Стою, дрожу, как лист, весь в холодном поту… То ли бред, то ли явь!.. Зуб на зуб не попадает, а вокруг, в воздухе, словно колокольцы звенят — будто смеется кто-то. Ну, тут слуги сбежались, ввели в дом, уложили в постель… Ох, такую ночку нее скоро забудешь. Даже говорить не хочу, какие кошмары меня терзали, какие чудовища скалили смердящие пасти у моего изголовья… Ох!
    Ирл схватил дрожащими руками заветную бутыль и надолго припал к ней. Соня с любопытством следила за ним: не часто увидишь смелого ирла в столь плачевном состоянии.
    — Проснулся я, как после тяжелой болезни. Едва передвигая ноги, как древний немощный старец, прошел по залу, постоял у окна, послушал завывание ветра в очаге. И потянулся к серебряному кувшину… Но в гладком блестящем боку сосуда я увидел лишь отражение свешивавшихся со стен боевых знамен! А меня там не было! Я ущипнул себя на всякий случай и взвыл от боли — это был не сон. Тогда я помчался по залам, но ни в одном зеркале, ни в одном щите или кувшине ни разу не увидел своего искаженного от страха лица!
    О, друг мой Соннис, да не дадут боги пережить тебе такое несчастье, ибо с тех пор жизнь моя превратилась в кошмар. Одна зыбкая надежда у меня осталась — на милость здешних древних богов.
    Тишина царила на поляне, нарушаемая лишь легким храпом Куфаронуса. Соня подбросила в костер лапник, чтоб разогнать надоевших комаров.
    Огонь с яростным треском накинулся на хвою, которая мгновенно скручивалась в спиральки пепла. Желтый дым пополз по траве, влажной от ночной росы. Девушка покосилась на поникшего ирла:
    — А что, любезный Агилульф, если из огня живая саламандра выскочит, что мы будем делать?
    Тот лишь рукой махнул:
    — Подумаешь, беда какая… Вон в рукавицу мою поймаем. Я уже так-то ловил, помнится, демоненка на какой-то попойке… Накрыл его, как мышку. Только попискивал. Да обиделся он с тех пор на хозяина — нет-нет, да отчебучит какую-нибудь гадость. Больше меня в тот дом не приглашают…
    Соня рассмеялась, хлопнув ирла по колену:
    — Ну, друг мой, тогда я за тебя спокоен. Бесстрашное твое сердце не даст тебе впасть в пучину уныния. С отражением ли — без него ли, но ты не пропадешь! Покуролесишь еще на своем веку!
    Агилульф с сомнением покачал головой:
    — Но как же мне жить среди людей, которые всякий раз показывают на меня пальцем, где бы я ни появился?
    Девушка пожала плечами:
    — У каждого человека есть что-то такое, за что можно показать на него пальцем. После первого же скандала или хорошей драки жадная до новых развлечений публика забудет про тебя и накинется на новую жертву, как стая стервятников. Не горюй.. Давай-ка лучше растолкаем степняка — пусть он теперь комаров кормит. А нам надо выспаться, а то что-то мне везет на приключения. Каждый день преподносит сюрпризы один другого хлеще. Иди буди Хайраса, да ложись на его согретое место, а я пока воспользуюсь твоей чудодейственной мазью.
* * *
    …Соня лежала распятая на огромном жертвенном камне. Взгляд ее блуждал по черным гранитным сводам высокой пещеры, холодной и гулкой.
    Кто-то невидимый держал ее руки и ноги с такой силой, что она не могла даже шелохнуться. У самого уха раздавалось хриплое дыхание, изредка прерывавшееся стоном. Ей это уже порядком надоело, когда она сообразила, что стоны — ее собственные. О, боги! Какой стыд! Она тут же взяла себя в руки и больно прикусила дрожащие губы.
    И вдруг чудовищный рев обрушился на нее сверху. Звук становился все выше, постепенно переходя в раздиравший уши визг. И тут же туча беспрерывно мелькавших перепончатых крыльев заполнила все пространство, принеся с собой удушливый запах серы. Что-то надвигалось вслед за этим копошащимся роем. Широко раскрыв глаза, Соня пыталась рассмотреть это в кромешной темноте свода. И вот показалось нечто, похожее на белое облако.
    Девушка сжалась. О, ей бы сейчас лук в руки! Облако опускалось все ниже, приобретая очертания закутанной в длинный плащ фигуры… С тревогой вглядываясь в то место, где под капюшоном должно быть лицо, Соня ничего не могла увидеть — лишь какие-то смутные тени.
    Фигура, казавшаяся бесплотной, опустилась на землю рядом с ней. Плащ клубился, словно от сильного ветра. Вот она взмахнула рукой, и в воздухе прямо над телом девушки повис старинный золотой кинжал с трехгранным лезвием и рукояткой в виде чудовищной головы не то зверя, не то демона. Визг внезапно смолк. И в мертвой тишине раздался чуть слышный скрежет: рукоятка кинжала явственно скрипела мелкими острыми зубами. По мановению все той же руки кинжал подплыл к телу девушки и застыл на расстоянии ладони от ее груди.
    И тогда Соня не выдержала — забилась, закричала страшно, и тут же ощутила острую боль: мелкие зубы впились в ее обнаженное плечо. Брызнула кровь, девушка изогнулась в конвульсиях и бессильно упала на плиту: бороться не было возможности… Осталось покориться Судьбе. И вот кинжал золотым лучом коснулся ее нежного смуглого тела и тут же мягко и глубоко вошел в плоть. Он разрезал ее грудь и тут же исчез. Кровь горячим потоком хлынула на гранит. И тут же белая фигура склонилась над распростертым кровоточащим телом. Соня глянула под капюшон: за складками ткани разверзлась черная бездна Холодная и безжизненная. Лед проник в ее рану, обжигая внутренности, и во взметнувшейся вверх длинной руке девушка увидела свое живое пульсирующее сердце.
    В миг пещера заполнилась чудовищами — полулюдьми-полуживотными, которые, отталкивая друг друга, жадно тянулись лизнуть ее кровь.
    Бледные тела, поросшие редкой шерстью, звериные морды… Странное оцепенение охватило Соню. Будто все происходило не с ней. Она бесстрастно слушала, как чей-то голос произносит заклинания. И под эти звуки ее собственное тело начало покрываться пятнистой шерстью. Последнее, что она заметила, была огромная рысь с блестящими янтарными глазами, возникшая из ниоткуда и вонзившая клыки в ее трепещущее сердце, поднятое над ней костлявой рукой…
    — Эй, друг Соннис, проснись! Ну что ты рычишь, как раненый зверь? Подумаешь, страшный сон!..
    Соня, тяжело дыша, медленно открыла глаза. Сон? Неужели сон? Она с трудом села. Сердце билось у самого горла, как испуганная птица. Оглянулась вокруг: сквозь увядшие ветки шалаша проглядывало ясное утреннее солнце, играя на каплях росы в траве. Девушка несколько раз глубоко вздохнула. Наконец нашла в себе силы выйти из шалаша. Бедро почти не болело. Она присела несколько раз, разминая мышцы, потом подпрыгнула и повисла на толстой ветке дерева. Острая боль рванула плечо. Соня спрыгнула вниз и сдернула куртку: на коже алели глубокие следы острых зубов.
    Сон…
* * *
    К полудню погода испортилась. Солнце скрылось за низкими свинцовыми тучами, а ветер швырял в лица пригоршни мелкого града. Белые горошины отскакивали от лат, таяли на горячих крупах коней. Холод пробирал до костей. Они ехали по узкой горной тропе вдоль крутого каменистого склона. Редкие корявые сосны, размахивая лапами, гнулись до самой земли. Кони беспокоились. Они храпели, прижимали уши и испуганно шарахались от каждого камня и куста. Соня с трудом сдерживала своего белоснежного Лизимаха, он то почти садился на склон, то вдруг вставал на дыбы, роняя с губ липкую пену. Всадники внимательно озирались по сторонам, опасаясь нападения разбойников или хищников. Хотя в такую погоду можно не бояться засады. Но кони были даже не просто обеспокоены: в их умных глазах светилась безумная паника.
    Впереди маленького отряда ехал Агилульф. За ним — Дионео, которого осторожно поддерживал Хайрас, невзирая на сердитые взгляды следовавшего за ними по пятам Куфаронуса. Замыкала процессию Соня, беспокойно вертя головой, припорошенной мелкой ледяной крупой, и дуя на озябшие пальцы. Ее не пугала непогода — в долгих скитаниях ей случалось и замерзать в снегах на горных перевалах, и страдать от жажды в выжженной степи, и спасаться от лесных пожаров. Но сейчас… Где-то рядом бродила опасность. Она лишь выжидала удобного момента, чтобы обрушиться на беспомощную горстку людей.
    Далеко позади остался лес. Сейчас лишь горы скалились острыми обломками камней. Девушка порылась в кармане, нашла там несколько сушеных ягод, сунула их за щеку. И тут же испуганно выплюнула: ее глаза, уловили какое-то движение у вершины горы, вдоль которой они пробирались. Она не успела ничего сообразить, но уже кричала изо всех сил, зовя своих спутников. Люди испуганно сбились в кучу, с отчаянием глядя на потоки грязи и камней, стремительно скользившие по склону, сметая на своем пути сосны, как соломинки.
    — Назад! Быстро все назад!
    Кони понеслись вскачь не разбирая дороги. Соня бросила поводья
    Она все равно ничего не могла сделать. Если повезет, то красавец-жеребец спасется сам и спасет ее. Теперь они в руках богов. Как тем заблагорассудится распорядиться их жизнями? Куда перетянет чаша весов?
    Гул селя усиливался, приближался. Маленький отряд летел во весь опор, рискуя скатиться в каньон. В дрожащем холодном воздухе происходило что-то непонятное. И вот поток грязи и камней их настиг, увлек вниз по склону на дно ущелья. Соня только успела выдернуть из стремян ноги, чтоб конь не раздавил ее случайно, и заметила, что Хайрас прижал к себе Дионео. Дальше все смешалось. Вязкая каша подхватила девушку, закружила, сдавила грудь, не давая дышать.
    Соня мертвой хваткой вцепилась в ствол сломанной сосны. Будь что будет. Она даже не испугалась, когда сосна, налетев на камень, сломалась, как щепка, и грязь накрыла ее с головой. Судьба…
    Она задержала дыхание, отдавшись потоку. И вдруг все закончилось. Соня лежала, погребенная под неподвижной грязью. Девушка попыталась выбраться на воздух, но вязкая жижа крепко держала ее в своих ледяных объятиях. Боль раздирала грудь, огнем жгло легкие, она из последних сил сжимала губы, чтоб не захлебнуться.
    Чья-то цепкая рука схватила ее за шиворот и сильным рывком извлекла на свет. Соня разлепила глаза и тут же принялась хохотать, глядя на чумазую физиономию ирла Агилульфа. Он сначала опешил, решив что она тронулась умом, но поняв, в чем дело, тоже ткнул ее черным пальцем и схватился за бока. Соня скорее почувствовала, чем увидела, что рядом еще кто-то шевелится. Они с ирлом усердно принялись шарить в грязи, пока не выловили, наконец, задыхавшегося мага. Его глаза метали молнии, но грязная каша, сползавшая с его долговязой фигуры, настолько не соответствовала его образу гордого волшебника, что Соня, как не сдерживалась, осела опять в грязь, захлебываясь уже от смеха.
    Успокоившись, они принялись озираться в поисках Хайраса и Дионео, и вскоре действительно увидели их. Друзья брели по пояс в грязи, поддерживая друг друга. Богам не понадобились сегодня их жизни. Они лишь напомнили о своем присутствии. А вот из коней удалось найти лишь могучего Альдобранда. Агилульф обнимал своего жеребца, как лучшего друга, которого считал погибшим, и сиял, как медный кувшин, всеми своими веснушками. Он бы прыгал от радости, потрясая животом, да больно грязь была вязкой. Но посадить на коня пришлось Дионео и Куфаронуса, совсем выбившихся из сил. Хайрас заботливо помог своему юному приятелю забраться на широкую конскую спину, прикрыл его узкие плечи своим плащом, но Дионео не сводил сияющих глаз с Сони…
    Девушка фыркнула и отвернулась. Ее не интересовала личная жизнь Хайраса и его сердечные проблемы. Если ему нравится этот заморыш Дионео… Что ж, в конце концов, дело вкуса. Но Дионео-то, похоже, облюбовал ее, Соню. Точнее — Сонниса. Вот дурак! Хорошо еще, что он только глазки строит. Попробовал бы этот мозгляк распустить руки! Ох, какую оплеуху она бы ему влепила! Девушка сейчас была бы рада обвинить его во всех свалившихся несчастьях — так ее раздражала его слащавая физиономия, которую не портили даже грязные разводы. Проклятый маменькин сынок! Извращенец несчастный!
    Соня отвернулась, и пока Агилульф усаживал сзади Дионео старого мага, внимательно всматривалась в мрачный пейзаж. Вдруг у корней огромного вывороченного дерева что-то шевельнулось. У Сони тревожно заныло сердце. Она еще не знала, что там найдет, но уже чувствовала, что это причинит ей боль.
    У корней лежал Лизимах. Его белая шелковистая шерсть стала грязно-бурой, а в умных глазах светилось почти человеческое страдание. Он жалобно заржал, увидев Соню, и опять с тихим стоном уронил голову на сплетенные корни.
    Девушка поняла, что конь уже не встанет: то ли ноги повредил себе, то ли позвоночник… Соня закусила губу. Она никогда не жалела людей — они сами виноваты в своих несчастьях. Но кони… Кони были ее слабостью. И вот сейчас боги поразили ее в самое уязвимое место. Окружающий мир исчез. Остались лишь страдающие глаза несчастного Лизимаха.
    Что такое жизнь? Это лишь путь к смерти… Соня медленно вытерла широкое лезвие кинжала о хвою, аккуратно вложила его в ножны, взглянула последний раз в потускневшие глаза. Когда она повернулась к спутникам, на ее застывшем, словно маска, лице не было ни слезинки. Все молчали. Ирл хотел было по-дружески хлопнуть девушку по плечу, выражая таким образом сочувствие, но она отстранилась и побрела прочь, с трудом разгребая ногами густую грязь. Ей хотелось остаться одной, и все это поняли.
    Соня пробиралась между вывороченных камней и поверженных деревьев по хлюпающей жиже, и в какой-то момент почувствовала, как шевельнулись волосы на затылке — будто кто-то легко провел рукой. Она замерла. Что-то сейчас произойдет!
    Девушка поспешно проверила, все ли ее оружие при ней, и с раздражением подумала, что для одного дня впечатлений слишком много. Как будто кто-то задался целью от них избавиться. Только что-то ему все время мешало…
    Но что это? Что за звуки? Будто гора встала на ноги и, громко чавкая грязью, не спеша протискивалась по каньону. Не раздумывая, Соня натянула тетиву и поспешила навстречу. Картина, открывшаяся ей за поворотом, пригвоздила ее к месту: грязь, булькая и вспучиваясь, сама собой собиралась в какую-то бесформенную гору, которая, меняясь не глазах, будто под руками невидимого скульптора, все больше становилась похожа на огромную безобразную обезьяну.
    Соня замерла, со страхом наблюдая, как у чудища приоткрылись маленькие подслеповатые глазки, как вытянулись руки, и как оно этими руками неуклюже принялось выдергивать из своего «тела» обломки деревьев.
    Потом вдруг закрутило головой — в разные стороны полетели комья грязи. И неуверенно, но упрямо, шаг за шагом, направилось в ту сторону, где ждали Соню ее ни о чем не подозревающие спутники.
    Девушка смело выбежала навстречу чудовищу и быстро, одну за другой, выпустила в него несколько стрел. Что ж, с тем же успехом она могла стрелять в скалу. Зато монстр ее увидел, и его неумелые хаотические движения сразу обрели уверенность и целенаправленность. Чудовище двинулось к Соне.
    Девушка поспешила к своим спутникам. Ей не пришлось ничего объяснять: люди увидели все сами. Но как двигаться в жидкой глубокой грязи? Хайрас тащил под уздцы Альдобранда, на котором маг с трудом удерживал бьющегося в истерике Дионео, а ирл бесцеремонно обеими руками подталкивал жеребца в мощный зад.
    — Скорее! Скорее, проклятая кляча! — Хайрас дергал узду, но бедный конь и так делал все, что мог. Казалось, вся природа ополчилась на пришельцев, во что бы то ни стало решив их уничтожить.
    Чудище неумолимо ковыляло вслед за ними, закрывая собой весь просвет в ущелье. Вдруг конь упал на колени, и седоки с криком полетели в грязь.
    — Соннис! Спаси меня! Спаси! — рыдал Дионео тонким ломким голосом.
    — Проклятье! — Агилульф приподнял коня под брюхо и дал ему хорошего хозяйского тумака. А живая гора, между тем, уже нависла над ними. Соня видела, как «обезьяна» подобрала мертвого Лизимаха и небрежно кинула его в свою широкую пасть, с угла которой тут же побежал ручеек крови на колыхавшееся брюхо. Похоже, кровь придала ей силы. А путников теперь могло спасти только чудо. Чудо! Соня хлопнула себя по лбу. Как же она не сообразила! Ее крик заставил вздрогнуть всех:
    — Эй, старик, хочешь ты или нет, но тебе придется поколдовать! И чем быстрее, тем лучше! Слышишь?
    — Да! Конечно! Ты же можешь! — Дионео кинулся к магу и вцепился в его грязный плащ. Дрожащий Куфаронус повернул свое серое от ужаса лицо к чудовищу, и принялся что-то быстро-быстро бормотать, размахивая костлявыми руками. Соня с надеждой прислушивалась к его завываниям, но, повернувшись к «обезьяне», убедилась, что на нее колдовство не действует: как шла, так и идет себе по ущелью, уверенная в том, что ее добыча никуда от нее не денется.
    Соня сдернула с плеча лук, тщательно прицелилась и выстрелила. Стрела впилась в глаз, но чудовище этого даже не заметило. А бежать было поздно: грязь становилась все глубже. Что ж, оставалось только погибнуть с мечом в руках. И Агилульф добрался до нее и встал рядом, приготовившись к последней схватке.
    Эта черная туча налетела внезапно, будто она пряталась за горой до поры, до времени. И тут же с небес обрушились потоки воды.
    У Сони пронеслось в голове, что умыться сейчас было бы весьма кстати. Если бы не это чудовище. Но его, похоже, тоже озадачил ливень: оно замерло на месте, в нескольких шагах от людей, и тревожно завертело головой, потом попыталось прикрыть ее руками, по которым безжалостно лупили струи дождя. Соня и Агилульф не сводили с него глаз и вдруг увидели, что толстые пальцы этой «обезьяны» размякли и стали кусками отваливаться. С головой тоже происходило что-то непонятное: она превращалась в бесформенную массу. Вот уже и глаз не стало, и щель рта залило размокшей грязью. Перед ними опять была просто гора грязи, которая еще подрагивала, шевелилась, но уже ничего не могла сделать.
    Хайрас подхватил Дионео, закинул его на спину лошади, и начал карабкаться наверх, таща за собой упиравшегося Альдобранда.
    — Соня, беги! Ущелье сейчас затопит!
    Маг, замерший с воздетыми к небесам руками, вздрогнул и, подхватив подол своего длинного одеяния, заковылял вслед за ними, поглядывая на быстро расползавшуюся по ущелью гору грязи. То, что Хайрас в спешке назвал девчонку Соней, только подтвердило его догадку, а все остальные, конечно просто не обратили на это внимания. Не до того… Унести бы ноги! Но это становилось все труднее: подошвы сапог соскальзывали с мокрого склона, и не за что было даже уцепиться.
    Соня подняла голову: скопившаяся за остатками чудовища вода упрямо размывала себе дорогу, ручьи с шумом текли вниз. Их становилось все больше, больше, и вот уже гора уподобилась решету. А через несколько мгновений дрогнула, зашевелилась, словно вновь ожила, и тут же обрушилась в ущелье, смывая все на своем пути. Агилульф с Соней уже успели подняться достаточно высоко, когда ревущий поток, забился о склоны гор, подхватил Соню и, закружив ее с обломками деревьев, потащил неведомо куда. Она боролась изо всех сил, но кто осилит разбушевавшуюся стихию? Крутые берега плясали и кувыркались в глазах у девушки, и лишь чудом она успела заметить впереди склонившееся к самой воде дерево. Ах, только бы не пронесло мимо! И меч, как назло, такой тяжелый — того и гляди утянет под воду. А бросить — нельзя. Плохая примета… Вот, сейчас! Соня рванулась, вцепилась изо всех сил в скользкий ствол. Дерево наклонилось еще ниже, упершись макушкой в противоположный берег. Барахтаясь в воде, девушка больше всего боясь разжать руки: чуть дальше был слышен глухой рев водопада. Чье-то холодное скользкое тело шмыгнуло по ее рукам. Соня поморщилась, потом подтянулась, закинула на дерево ногу и уселась на него верхом. Грязная пена билась у ее ног, обдавая фонтанами брызг.
    Соня оглянулась, отжимая волосы. Хайрас обрадовано помахал ей рукой и повел свой маленький отряд дальше наверх. А по склону к девушке спешил Агилульф, помогая себе здоровенной сучковатой палкой. Он успел вовремя: едва девушка схватила его протянутую руку, как размытый бережок под ней обрушился, увлекая за собой и спасшее ее дерево.
    Девушка увидела, как оно, крутясь, исчезло в водопаде. Она мысленно поблагодарила всех богов и решительно полезла наверх, вслед за громко пыхтевшим ирлом подставляя разгоряченное лицо чистым упругим струям ливня. Прямо над ними вспыхнула семицветьем огромная арка радуги. Испытания закончились. Соня, прижала руку к груди, где бешено билось сердце, подумала, что сейчас было бы неплохо отыскать озеро с зарослями камыша: если уж боги решили сменить гнев на милость, то пусть дадут несчастным путникам смыть с себя эту невероятную отвратительную грязь.
* * *
    Вот уже два дня они, выбиваясь из сил, бродили по горам в поисках святилища, но все усилия были тщетны: боги надежно упрятали свою сокровищницу от чужих алчных взоров. Ничто в хмурой северной природе не указывало на близость цели путешествия. Низкорослые корявые сосны, студеные говорливые ручьи, высокие травы — и ни малейших следов пребывания людей. С каждым днем надежды становилось все меньше, а отчаяние в глазах притихшего Дионео — все глубже. В конце концов решено было разбить лагерь, а на поиски уходить всем в разные стороны — авось кому-то да повезет. Соня спокойно отнеслась к поражению — она с самого начала не очень-то верила в успех кампании. Что касается Хайраса, то он, казалось, забыл обо всем на свете и был целиком поглощен заботой о своем новом приятеле.
    — Эй, друг, а как же кони? — ехидно порой спрашивала Соня, но он лишь загадочно улыбался в ответ.
    Куфаронус вел себя странно. Порой девушка задавала себе вопрос, не тронулся ли старик умом после злосчастного происшествия в ущелье. Он беспрестанно бормотал молитвы и заклинания, часами сидел неподвижно с закаченными глазами, как будто прислушиваясь к чему-то внутри себя. Потом начинал злиться, дергать себя за бородку, сыпать скороговоркой проклятия и, рассерженный, прятался где-нибудь в лесу, чтоб молодые люди не приставали к нему с глупыми насмешками. На самом деле, маг действительно не понимал, что происходит. Святилище было где-то рядом, но упорно не давалось в руки, как болотный огонек: то вспыхнет рядом, то сгинет… На разведку уходили Соня, Агилульф и Хайрас. К вечеру возвращались в лагерь, делились впечатлениями. Но пока хвастаться было не чем. Сколько хватало глаз, их обступали суровые северные горы, глухие к людским стенаниям. И если сначала Дионео бежал навстречу возвращающимся в лучах заката разведчикам, то вчера он даже не вылез из шалаша.
    И вот — хоть маленькая, да удача. Небольшое, абсолютно круглое озерцо, похожее на серебряную монетку, пряталось в глубоком кратере среди громоздившихся вокруг гор. Соня обрадовалась ему как старому другу. И в который уже раз поблагодарила богов за то, что они порой баловали ее такими вот подарками. Она поспешно пробралась сквозь заросли багряного остролиста, оглянувшись по сторонам, скинула одежду и торопливо погрузилась в воду. Девушка заранее приготовилась к тому, что вода окажется ледяной, но каким-то таинственным способом это озерцо прогревалось, как южное море. То ли огонь подземного царства был здесь так близок, то ли горные духи шалили, но Соня с удивлением рассматривала сквозь прозрачную толщу воды стайки рыбок, сновавших над пышным ковром всевозможных водорослей Поплавав и поныряв в свое удовольствие, она устроилась на мелководье среди розоватых лилий и принялась натирать глиной и песком свое смуглое тело.
    Поглощенная своим занятием, она не заметила, как в панике кинулась врассыпную многочисленная рыбья мелочь. И даже плоская черная черепаха, вся усыпанная желтыми точками, суетливо загребая лапами, убралась подальше. С довольным урчанием девушка погрузилась в теплую воду, запрокинула голову и тщательно прополаскивая волосы, вдруг почувствовала рядом с собой какое-то движение. Она стремительно рванулась, и… оказалась в самом центре большого клубка водяных змей. Плоские серебристые тела окружали ее со всех сторон, извиваясь и блестя чешуей. Она решила замереть, но тут же камнем пошла на дно. Дернулась, взмахнула под водой руками и еле сдержала крик: испугавшаяся змея, захлестнув ее грудь и шею, вонзила острые зубы в то место, где еще не успели сойти загадочные пятна после того страшного сна. Соня с трудом оторвала от себя гадину и, хрипя, бросилась к берегу, путаясь ногами в пышной подводной растительности. Дорог был каждый миг. И нечего тратить драгоценное время на плач и стоны — они могли стоить ей жизни.
    Соня упала на каменистую землю, сгребла какие-то палки и сухую траву, долго стучала огнивом, выпадавшим из дрожащих рук. Язычки пламени чуть шевельнулись в сухих стеблях, и девушка тут же подложила к ним свой кинжал. Досчитала до тридцати, медленно, судорожно сглатывая ставшую вдруг горькой слюну, потом, пробормотав короткое заклинание и стиснув зубы, решительно сделала глубокий надрез на покрасневшем, уже распухавшем на глазах предплечье. Сунув кинжал опять в огонь, она припала к порезу губами, торопливо отсасывая отравленную кровь и сплевывая ее на землю.
    Но как бы ни спешила Соня, попавший в тело яд действовал быстрее — она чувствовала, как губительный огонь разливается по ее членам. Скорее же! Девушка забрызгала кровью цветы под ногами, и все давила и давила руку, отсасывала и выплевывала кровь. Потом выхватила из огня свой раскалившийся кинжал, какой-то миг смотрела на него с ужасом, и тут же решительно приложила широкое лезвие к ране. От ее страшного крика взмыли в небо испуганные птицы. Ах, как было бы сейчас удобно и просто потерять сознание: и боль ушла бы, и страдания. Но Соня знала — если она упадет сейчас, то больше никогда уже не встанет на ноги. И вот, кое-как одевшись, скрипя зубами она, качаясь, побрела наверх. Земля плыла под ногами, раскачивалась из стороны в сторону, а в голове словно били бешеные барабаны, и казалось череп ее лопнет от их сумасшедшего ритма.
    Хрипя и задыхаясь, падая, но всякий раз из последних сил поднимаясь, Соня упорно двигалась вперед. Преодолев кольцо кратера, она бросила взгляд вниз и тут же широко улыбнулась: ей навстречу почти бежал запыхавшийся ирл. Вот тогда-то она и позволила себе маленькую слабость: колени Сони подкосились, и она кубарем покатилась под ноги Агилульфу, еле успевшему ее подхватить. Девушка еще успела, улыбаясь, кивнуть на свое плечо, прошептать «змея», и потом провалилась в спасительное беспамятство.
* * *
    …Соню лихорадило. Крупная дрожь била ее обессилевшее тело, закутанное во все, что только нашлось в лагере теплого. Дионео и Агилульф мрачно смотрели на ее искаженное судорогами лицо, прислушивались к сбивчивому торопливому бреду.
    Порой она вдруг начинала метаться, сбрасывать с себя плащи и одеяла, рваться куда-то. Агилульф молча укладывал ее обратно, а юноша, глотая слезы, бережно укутывал, как младенца. Надежды почти не было. Плечо распухло и покраснело, причиняя невероятные страдания даже в беспамятстве. Хайрас, чтоб не видеть этой мучительной агонии, уходил в лес поохотиться. Все, что только они могли, было уже сделано. Оставалось только ждать. Либо скорого мучительного конца, либо долгого выздоровления.
    Маг, не замеченный никем, стоял за шалашом, заламывая руки от отчаяния. Такой развязки он не ожидал.
    Он не был готов сейчас потерять эту девицу! Нет! Зачем же боги так спешат? Или они опять испытывают его? Он повернулся лицом к почти невидимой днем луне и принялся горячо молиться. Из шалаша ему вторил дрожащий голос Дионео. Лишь ирл молчал и хмуро смотрел на Сонино лицо.
    И он первый заметил, как оно стало меняться: девушка замерла неподвижно, раздвинув губы в счастливой неземной улыбке. Великан поднес перышко к ровной линии ее зубов — дыхания не было. Агилульф медленно встал, взял на руки забившегося в рыданиях Дионео, вышел с ним из шалаша и молча сел в траву.
* * *
    Сквозь свой непрестанный бред Соня не сразу заметила, как почти закрыв собой вход в шалаш вдруг возник он, внеся с собой ощущение небывалого покоя.
    Она лишь поразилась, как это существо похоже на все сказки и легенды, сложенные о нем, лесном божестве: козлиные ноги с блестящими раздвоенными копытцами, мощный загорелый торс, маленькие рожки в тугих рыжих кудрях, буйно разросшихся не только на голове, но и на плечах и груди. И даже маленькая свирель в руке!
    Последнее обстоятельство несказанно ее обрадовало, и она широко улыбнулась. Вот только пошевелить не могла ни одним пальцем. А насмешник-фавн тут же подскочил к ней, присел рядом на корточках и принялся тихонько наигрывать на свирели. Его сочные румяные губы довольно ухмылялись, а хитрые желтые глаза превратились в крохотные щелочки. Соня отдыхала.
    Боль куда-то ушла, и она вся подчинилась ритму этой мелодии, не похожей ни на что, слышанное ею ранее.
    Девушка впитывала в себя эти звуки, как сухая земля — долгожданный дождь, и что-то темное и холодное, маячившее все время где-то рядом, исчезло, растворилось в редких солнечных лучах, пробившихся сквозь ветки шалаша. А фавн вдруг отскочил от нее, стремительно спрятал свирельку и, округлив глаза, расхохотался:
    — Неужели ты так глупа? А? Вот не ожидал! Вот не думал!
    Соня не успела возмутиться, как он уже стоял рядом, крепко держа ее за плечи мускулистыми руками.
    — Зачем ты сюда пришла? Только не лги! Мне — не лгут!.. За сокровищами? Говори!
    Соня в ответ слабо махнула ресницами. Ей почему-то совсем не было страшно. Ей было хорошо.
    — А что такое — сокровища? Это золото? Или нет?
    Он опять забегал по шалашу, глухо постукивая копытцами:
    — Золото — это сокровище. Верно? А сокровище… Неужели это всегда только золото? А? — Его смех, как рассыпавшиеся бусины, раскатился по всему полу.
    — Нет, решительно — глупа! Ум твой ленив и неповоротлив. Привык лежать на боку. Вот если бы он был так же скор и ловок, как твой меч! Ах, тогда бы я, пожалуй, взял бы тебя в жены! Ха-ха-ха! Смотри, как мы с тобой похожи! Ты почти такая же огненная, как я! О, это о многом говорит! Меня не проведешь!..
    Он приложил свирель к широкой ноздре и издал победную трель. И тут же Соня ощутила его легкие пальцы у себя в подмышках:
    — Только не пытайся меня убедить, что ты шла сюда за золотом. Нет! Но сокровища ждут тебя! И лишь Жизнь даст тебе понять их истинную ценность. О, моя красавица, да ты — везучая! А? Хи-хи-хи…
    Соня не могла ни о чем думать, она просто улыбалась ему.
    — Кое-кто думает, что сокровище достанется ему, но это не так. Он слишком темен. Кое-кто полагает, что сокровище — это ты. Что ж… Похоже на правду. Но ему достанется другое. Никто не уйдет без достойной награды: все получат по заслугам то, что им предназначено Судьбой. Ты готова?
    Девушка мысленно сказала «да». И, подумав, добавила: «Старый ты плут и пройдоха».
    Фавн захохотал, блестя зубами,— он остался доволен ее ответом. Хлопнул себя по мохнатым ляжкам:
    — Боги тебя позвали, и ты идешь к ним. Так и должно быть. Только не лги: сама себе — это опасно. Сюда ты идешь не за золотом, рыжая разбойница.
    Игриво боднул ее в бок и уставился бесстыдными светлыми глазами.:
    — Здесь не конец твоего пути, а только начало! Запомни! Ты не обретешь Тайного, а лишь коснешься его! И не будет тебе потом покоя!
    Он вдруг завертелся на месте и затараторил:
    — Не верь очевидному — оно лживо, не бойся непознанного — оно тебе по плечу, но расточай силу, когда боги смеются, не призывай богов, а то не услышишь их зова, и уж не противься, когда окажешься у них в руках!..
    У Сони закружилась голова. Слова рыжего фавна прыгали, как горох, отскакивая от девушки и исчезая. Она пыталась сосредоточиться, но озорник был уже рядом: обхватил ее голову горячими ладонями и припал долгим поцелуем к ее запекшимся губам. Соня рассвирепела, как тигрица, :но он уже оттолкнул ее со смехом:
    — Вставай, моя сладкая! Пора! Ты почти у цели! А с тобой мы еще встретимся!
    Он потрепал ее по щеке и исчез. А Соня, наконец, смогла разжать губы и тихо засмеяться: она опять победила! Она жила! Жизнь ждала ее за тонкими стенами этого пристанища.
* * *
    Маг сидел на большом валуне, сцепив пальцы рук, еле сдерживая клокочущий в нем гнев. Все пошло прахом из-за этой сучки! Будь она трижды проклята! Теперь вот Дионео думает, что его жизнь закончена и ему больше ничего не надо, ирл мрачно копает могилу…
    Ах, как все удачно складывалось, какие возможности перед ним открывались! И вот он опять там, откуда начал, Куфаронус покосился на поникшие плечи Дионео. Придется вернуться к его первому плану.
    Возможно, боги рассудили, что та ноша ему не по плечу… Но как они могли? Как посмели?!. Нет. Все. Вот сейчас он посидит здесь, успокоится, и приступит… Откладывать, нет смысла: он чувствует, что они уже почти пришли. Еще денек-другой, и…
    Из леса вышел Хайрас. Окинул взглядом поляну. Вздрогнул, увидев яму. Тяжело сел рядом с Дионео. Тот безвольно положил ему голову на плечо. Куфаронус поморщился. Только этого не хватало! Он встал с камня и решительно направился к юношам, на ходу подбирая слова, которыми он пригвоздит их к месту. И пусть этот степняк проваливает в пасть к Нергалу — туда ему и дорога! А Дионео… Старик остановился у него за спиной и уже протянул руку, чтоб тяжело опустить ее на узкое плечо.
    В шалаше послышался смех. Живой. Веселый. Маг отдернул руку. Все поспешно оглянулись. Да, смеялись в шалаше, а там был только Соннис. Голос их только что умершего друга явственно произнес:
    — Эй, вы! Куда вы все провалились? Помогите-ка мне встать. А то валяюсь тут, как…
    — Пей, я сказал! До дна! И не желаю слышать никаких отговорок! Хочешь жить? Тогда пей!
    Хайрас стоял над Соней, держа в одной руке миску с каким-то невероятным древним гирканским варевом, а второй размахивая так, словно собирался немедленно вбить в землю любого, кто осмелится ему перечить. Девушка мрачно взглянула на него исподлобья. Ну что за наказание? И так она себя чувствует немногим лучше, чем покойник, а ее еще пичкают этой гнусной смесью из отвара трав, корней и нутряного барсучьего жира. Тьфу! Но силы к ней, действительно, постепенно возвращались, и изматывающие приступы лихорадки отступили. Она зажмурилась, зажала пальцами нос и залпом выпила обжигающее внутренности варево. Хайрас удовлетворенно потер ладони, отобрал у нее плошку и пошел к ручью потрошить убитую им утром зайчиху.
    Надрезая шкурку на лапках, он мурлыкал себе под нос мотив древней гирканской баллады о воине-богатыре Мамухе и красавице Салюк. Молодые елочки исчезли из его глаз, уступив место горячей бескрайней степи, то полыхающей алыми тюльпанами и звенящей от птичьего многоголосья, то выжженной безжалостным солнцем, когда даже змеи и скорпионы скрывались от зноя в норках.
    Холмы, холмы до горизонта, от зеленого рассвета до багрового заката, походные юрты, крытые коврами и конскими шкурами, огни костров… Города — да, есть и города, но эта жизнь не по нему. Ему надо сидеть в седле, сжимая ногами теплые бока коня, вдыхать ветер, считать звезды. И порой вспоминать о красавице, что будет ждать его за узкими окошками дома из золотистого песчаника. Пусть для нее щелкает соловей в кустах жасмина, а ему надо слышать звон оружия, топот коней, приказы вождей. Ах, как он хочет вернуться к своему народу героем! И тогда поднимутся великие племена, и ветром наполнятся гривы их скакунов, и лягут бескрайние земли им под ноги!
    Хайрас опустил тушку в ледяную воду. Его предки привязывали головы врагов к гривам своих коней, и все скоро вспомнят об этом, очнувшись от беспробудного пьянства и разврата! Самые крепкие стены городов не устоят под их напором! И древние боги степного вольного племени направят их разящие стрелы и тяжелые мечи!..
    Сидя на большом плоском камне, он слышал, как дрожит под бесчисленными копытами земля… Гордая улыбка победителя светилась на его скуластом лице. Хайрас подхватил одной рукой зайца и побрел по тропинке. И вдруг улыбка сползла с его физиономии: он упал на землю, прижавшись к ней ухом. Так и есть! Он вскочил на ноги. Нет! Не может быть! Ведь здесь дикий лес! Задыхаясь, бросился бежать к лагерю, но понял, что не успеет: большой конный отряд несся во весь опор к их шалашу, и он мог лишь наблюдать издали, как растопчут эти богатыри его друзей…
* * *
    Соня лежала в сладкой полудреме у костра, отдыхая каждой клеткой своего тела и чувствуя, как вместе с солнечными лучами в нее вливается теплая живая сила. Агилульф с утра уехал опять на разведку и скоро должен был вернуться, а пока девушка наслаждалась тишиной и покоем.
    Она не замечала Куфаронуса, перебиравшего свои склянки и амулеты в маленьком дорожном ларце из резного черного дерева. Ее даже не раздражал упорный взгляд Дионео, хоть и хотелось порой запустить в него головешкой. Она снова и снова вспоминала свой сон, смешного махального фавна. Что он такое ей плел?..
    Вдруг тело ее напряглось: чуть заметная дрожь шла от земли. Соня вскочила и принялась озираться, хотя и сразу могла бы догадаться, что нападение нужно ждать оттуда, где солнце. Любой боец это знает с младых ногтей. Так и есть! Щурясь и прикрывая глаза ладонями от блестящих лучей, она, сжавшись, смотрела, как прямо к ним направляется большой отряд до зубов вооруженных всадников. О, боги! Да их сейчас голыми руками можно раздавить! Она с трудом сглотнула горькую слюну. Боги капризны и непредсказуемы: зачем было возвращать ее к жизни после ядовитого укуса, если все равно ей суждено умереть, так и не попав в святилище? В чем же тогда ее предназначение?! Быть растоптанной жеребцами? Ну, это мы еще посмотрим!
    Не обращая внимания на окаменевших от страха старика и мальчишку, она побрела в шалаш, взяла свой меч и, качаясь, направилась к всадникам. Их свист и вой заполнили, казалось, весь лес. Соня уже не думала ни о чем. Она просто приготовилась к смерти. Только почему-то неотвязно крутился в голове этот рыжий бесстыдник… «Не верь очевидному — оно лживо»… Тоже мне, мудрец нашелся! Болтун несчастный!
    Соня положила меч на плечо, уцепилась в его рукоятку обеими руками. Ноги противно дрожали, по спине стекали струйки пота от слабости. Больше всего она сейчас боялась, что не сможет поднять свой меч. И Агилульфа нет, и Хайрас куда-то запропастился. Впрочем, вон он бежит от ручья… Но что он может со своим дурацким ножичком? Это ему не зайца потрошить.
    Она не знала, что за ее спиной из леса ей на подмогу выехал Агилульф. Солнце слепило глаза, и она видела лишь первого всадника летевшего на нее с копьем наперевес. Соня расставила ноги пошире, уперлась пятками в мягкую землю и, превозмогая приступы головокружения дождалась нужного момента, взмахнула мечом и обрушила его на… ближайшую кочку.
    Ничего не понимая, она крутила головой. К ней подлетел Агилульф, грозно размахивая своим клинком, но всадники неслись сквозь него бесплотные, как ночные тени. С воем и криком они проскакали по поляне. Соня видела, что даже струйка дыма от костра не изменила своих затейливых узоров, ни одна травинка не шелохнулась. Отряд исчез, как будто его и не было. Атилульф нервно хохотнул:
    — Ну и горазд же ты, брат Соннис, мечом махать!
    Но Соня его не слышала — схватившись за голову, она повалилась на землю. Бросившийся к ней маг услышал невнятное бормотание: «Не верь очевидному — оно лживо, не бойся непознанного — оно тебе по плечу, не грози мечом, когда боги смеются, и не призывай богов, а то не услышишь их зова…» Куфаронус быстро повернул ее к себе лицом, тряхнул с силой за плечи, мысленно приказал: «Открой глаза!»
    Ресницы девушки дрогнули. «Открой глаза!..» Ему во что бы то ни стало нужно было проникнуть в ее сознание, в ее мысли. О чем она шептала? Что за заклинания? И какая сила в ней так упорно сейчас сопротивляется его вторжению?
    Он обхватил руками ее затылок: «Приказываю, открой глаза!» Ирл добродушно похлопал его по плечу:
    — Да не волнуйся ты так, старик. Ничего с нашим Соннисом не случилось. Просто не окреп еще после болезни.
    Куфаронус отмахнулся: Соня медленно приподняла веки. Он прикусил губу — ее серо-зеленые глаза лишь отражали его искаженное лицо, не пуская внутрь. Как зеркала. Холодные и блестящие. Ему стало страшно: что за тайны теснятся в этой красивой головке? Какие силы ей помогают? Хайрас подошел к побледневшему Дионео.
    — С тобой все в порядке? Может, сбегаю к ручью, принесу тебе воды?
    У юноши мелко постукивали зубы:
    — О, да…
    Хайрас обнял его за плечи:
    — Успокойся же! Все прошло! Да ничего и не было!..
    Он рассмеялся:
    — Просто наш смельчак Соннис решил помахать своим мечом. Должно быть, приятно сражаться с призраками: чувствуешь себя неуязвимым, как бог!..
    Дионео решительно стряхнул его руку:
    — Помолчи! Не пристало тебе зубоскалить над благородным и смелым воином! И где, скажи-ка лучше, наш заяц? Или ты от страха уронил его в ручей на радость рыбам?
    Тон его был столь строг и высокомерен, что Хайрас растерялся. И, к тому же, он действительно впопыхах обронил где-то этого несчастного зайца. Хорошо, если его не успел утащить какой-нибудь хорек или не расклевали птицы. Он поспешно поклонился и побежал по траве к ручью. А Дионео тут же кинулся к Соне, оттолкнул Куфаронуса, положил рыжую голову себе на колени, не обращая внимания на ее протестующие жесты.
    — Ах, Агилульф, помоги мне отнести его в шалаш. Ему нужен уход… Его надо, наверное, перевязать, натереть твоим бальзамом…
    При этих словах Соня решительно замотала головой, перевернулась, села в траву и свирепо заявила, старательно чеканя слова, что ни в какой шалаш не полезет и никому не даст себя ничем натирать.
    И, вообще, где меч?! Агилульф спрятал в усах ухмылку.
    Дионео со всех ног кинулся обшаривать траву на поляне, а Соня, сидя на широком клинке и прикрыв его плащом, приходила в себя. Но смятение, охватившее ее при виде конного отряда, не проходило: конечно, боги рядом! Сам воздух, казалось, сгустился. Все, что происходило с ними, приобретало некий таинственный смысл. Конец пути близок, и все вокруг кричало об этом. Даже с самой Соней происходило что-то странное. Она словно раздваивалась и ощущала внутри себя какого-то другого человека. Сильного, жестокого, кровожадного… Иногда девушке хотелось ему подчиниться. И когда маг наклонился над ней, пришлось собрать всю свою волю, чтоб не вцепиться зубами в его белое трепещущее горло, такое близкое и беззащитное…
    Она зажмурила глаза, и тут же перед ней возник рыжий хохочущий фавн: «…не призывай богов, а то не услышишь их зова!..»
    — Слушайте меня! — Голос Сони был таким, что все невольно замерли.— Слушайте и запоминайте! Мы где-то рядом со святилищем. Я это чувствую, хоть и не знаю, как. Нам нельзя расходиться — нужно все время быть вместе И не пугаться любых неожиданностей. Любых!
    Она обвела глазами притихших спутников.
    — Мы в конце нашего пути. Не сегодня-завтра нам предстоит столкнуться с неведомым. Верю, что все наши мечты и желания осуществятся. Но сейчас мы — на ладони бога. Захочет — сдует, словно пылинку, захочет — прихлопнет… Будьте внимательны! Сейчас все вокруг нас наполнено тайным смыслом — каждый звук, каждый шаг. Не хотелось бы разочаровать взыскательных хозяев этих мест.
    Резко повернулась к Куфаронусу:
    — Что тебе от меня надо?
    Старик вздрогнул, поднял на нее глаза:
    — С помощью твоей магической силы…
    Он осекся на полуслове, обвел всех безумным взором. Агилульф развел руками:
    — Ну вот. Старина Куфаронус так напуган, что теперь путает себя и Сонниса. Эх, бедолага. Ну да ладно. Я сейчас приготовлю успокоительный отвар.
    Маг тайком перевел дыхание и засеменил вслед за ирлом. Ну, проклятая девка! Как она его… Нельзя с нее сводить глаз! А то еще неизвестно, кто кем воспользуется в последний момент…
    Соня, взъерошенная, как бойцовый петушок, следила глазами за удалявшейся долговязой фигурой мага. Вывернулся, как скользкий угорь! Какой же камень припрятал этот колдун за пазухой? И почему только перестали сжигать это проклятое племя злобных шарлатанов?! Неужели ее спутники не замечают, как от него просто смердит злобой? А еще — смертью… Волосы на затылке у нее шевельнулись, а сквозь оскаленные зубы вырвался тихий хриплый рык. Налетевший порыв ветра растрепал ее рыжую шевелюру, а костер, над которым склонился Хайрас, прилаживая на палке тушку, вдруг вспыхнул сам собой с новой силой, будто в него бросили охапку веток.
* * *
    …Нити судеб пятерых людей переплелись так сильно, что этот запутанный клубок смогла бы разрубить только заговоренная сталь. Так думал молодой рыжий фавн, стоя в ручье и наблюдая издалека за лагерем незваных пришельцев. Он знал, что это будет для них последняя спокойная ночь. Что ж, пусть выспятся. Он покараулит. И исчезнет с зарей. А чтоб немного развлечься, он, пожалуй, приснится этому загадочному Дионео. Будет забавно. Фавн хихикнул и радостно потер ладошки. В сыром воздухе звенели комары.
* * *
    Они медленно пробирались по бездорожью, петляя между камнями и редкими деревьями. Тяжелый день подходил к концу, но так ничего и не принес. Лишь болели усталые ноги, да уже порядком сосало под ложечкой. Позади остался высокий заснеженный перевал.
    Хвала богам, одежда больше не стояла ледяным панцирем, и сосульки не звенели в бороде и волосах, но путники все еще не могли согреться. Они спускались в долину, и воздух становился теплее. Низкорослые корявые сосенки сменились лиственными деревьями, а Куфаронус все еще дрожал всем телом и тщетно тер посиневшие пальцы, с завистью глядя на огромную волчью шкуру, в которую куталась Соня.
    От усталости он уже еле передвигал ноги, плетясь в хвосте каравана и мечтая лишь о том, чтоб упасть куда-нибудь в траву, чтоб кончились эти бесконечные блуждания. Он мудрец, а не воин — ему не под силу такие переходы. Да еще он сжег себе глаза в этих проклятых снегах! И теперь вот вынужден все время вытирать обильно текущие слезы тряпицей, и вообще плохо видел, куда брел. Особенно в сумерках. Он уже пару раз споткнулся и упал, ободрав ладони. Агилульф со смехом помог ему подняться и в конце концов вырезал довольно удобную палку, на которую старик теперь и опирался, удивляясь, что жив и может сделать шаг, и еще, и еще… Ничего! Он обязательно возьмет реванш в конце пути! Осталось совсем немного. И отныне его ноги будут ступать лишь по коврам да на ступени трона. Ради этого можно и потерпеть. Главное, что он жив, и жива эта Соня. И Дионео…
    Ирл, шагая впереди мага, беспечно напевал что-то о сердечных муках и бочке вина, с восторгом поглядывал на огромные лучистые звезды, каких он еще никогда не видел. Вот только земля стала какая-то неровная под ногами: вместо травы — какие-то кочки, ямы, песчаные проплешины Как бы его могучий Альдобранд не повредил себе ноги в потемках! Пора бы и о ночлеге подумать!
    — Эй, Соннис! Пожалей моего коня! Ему и так сегодня досталось! Смотри, как быстро темнеет. Этак мы, пожалуй, и спать на пустой желудок уляжемся!
    Соня остановилась и обернулась:
    — Пожалуй, да. Эй, а где же наш маг? Старик! Отзовись! Где ты?
    Дионео, сидя на лошади, завертел головой, но ничего не увидел.
    — Может, он уснул где-нибудь в траве?
    Агилульф сложил ладони рупором:
    — Ку-фа-ро-нус! Нергал тебя побери! Куда ты провалился?!
    Тишина. Лишь шелест ветра в листьях деревьев. Вдруг Хайрас бросился обратно по узкой, протоптанной ими тропке:
    — Скорее! Сюда!
    Соня нехотя пошла за ним. Ну вот! Только этого не хватало! Если этот старый болтун умудрился сломать себе ногу, то надо бы помочь ему и шею сломать! Одни неприятности от этого типа! Возись теперь с ним! А кому он тут нужен? Только не ей! Боги свидетели!
    И тут она услышала испуганный крик Хайраса. В его голосе был такой неподдельный ужас, что Соня, уже ни о чем не раздумывая, кинулась со всех ног к нему на помощь. О, боги! Что это?
    Сначала она подумала, что всему виной обманчивые сумерки, но уже мгновение спустя поняла, что дело вовсе не в них
    — Агилульф! Скорее сюда!
    Она успела увидеть Куфаронуса и Хайраса, накрепко обвитых какими-то гигантскими щупальцами. Бедняги тщетно пытались освободиться из этих смертельных объятий, но лишь медленно сползали по склону огромной песчаной воронки в разверзшийся клюв неведомого чудовища. Соня успела позвать ирла, и тут же почувствовала сильнейший рывок за ноги и покатилась вниз, проклиная свою неосторожность. Но руки! У нее были свободные руки! Она выхватила поспешно из-за плеча меч и, яростно вскрикивая, принялась наносить удары по щупальцам, удерживавших ее и ее спутников. Куда там! С тем же успехом она могла бы царапать их ногтями. Но Соня не испугалась. У любого живого существа есть хоть одно уязвимое место, надо лишь быстро его отыскать. И если ей не разрубить щупальца, то надо постараться добраться до головы…
    Голова тоже старалась до нее добраться, поэтому встретились они быстро, в отличие от мужчин, которые упирались ногами в песок и пытались цепляться за торчавшие из земли корни деревьев. Соня, взмахнув мечом, обрушила его на чудовищный клюв. Крак! Крак! Меч отскочил, как от камня. Тогда она изменила тактику и принялась колоть, в поисках какого-то подобия глаз или щели в твердом панцире. Чудовище занервничало. Оно щелкало своим острым загнутым клювом, намереваясь схватить добычу, но та оказалась проворней, да еще боролась за свою жизнь. Забыв об оцепеневших от страха мужчинах, чудовище зашипело и начало медленно вылезать из песка — гигантская сороконожка с железными жвалами. Соня металась, увязая в песке, из последних сил размахивала мечом и с ужасом понимала, что вот-вот выдохнется, и мерзкие челюсти захрустят ее костями.
    — Агилульф! Где же ты?!
    Она зря беспокоилась: ее верный приятель был уже здесь. Вытаращив глаза, он замер на краю воронки.
    — Помоги же! Скорее!
    Он вздрогнул и вдруг куда-то исчез. Соня рассвирепела. О, трус! Подлец! Предатель! Она зарычала, как пантера, и с отчаянием набросилась на огромную гадину, чье безобразное тело, усеивали шевелившиеся отростки, как ствол дерева — ветки. Но схватка была слишком неравной: все больше щупальцев оплеталось вокруг девушки, вот уж меч выпал из ее рук, вот все ближе и ближе страшная пасть…
    — Агилульф! Будь ты проклят!..
    Огромный камень припечатал шею чудовища к земле. Оно забилось в агонии, а бесстрастный голос ирла проговорил:
    — Немедленно возьми свои слова обратно! А то — клянусь моим Альдобрандом — я не стану мешать этой козявке с вами разобраться!
    И тут же он спустился к очутился рядом и принялся отдирать от Сони опутавшие ее отростки. Едва освободившись, она отыскала в песке свой меч, вскочила на камень, так удачно брошенный ирлом и, пока тот помогал обессилевшему Куфаронусу и Хайрасу, все колола и колола в ненавистную голову и шею, пока чудовище не перестало шевелиться.
    Было уже совсем темно, когда они выбрались из этой песчаной западни. Дионео, подвывая от страха, ждал их наверху. Измученные люди попадали тут же на землю, не думая ни о еде, ни об охране. Будь, что будет!
    Но больше ничего не случилось. Утром их разбудило заливистое пение птиц, и зарождающийся день тут же обласкал их теплыми солнечными лучами. Соня подумала, что это хороший знак. Потянуло дымком. Девушка нехотя открыла глаза. У костра сидел Агилульф и неспешно нанизывал на веточки куски безобразных щупальцев. Не говоря ни слова, чтоб не разбудить измученных спутников. Соня вскочила, подбежала к нему и, собрав в охапку «жаркое», выкинула его в кусты. Отряхнула руки, потянулась с хрустом и, довольная, присела рядом с обескураженным ирлом у костра. Подперев кулаком щеку, он задумчиво проговорил:
    — Говорят, друг мой Соннис, что боги всегда помогают полоумным, влюбленным и пьяницам. Но, скажи мне, почему так везет нам?
    Соня лениво пожала плечами. Ей не хотелось разговаривать.
    — За эти дни нам столько раз грозила гибель! Будто кто-то нас бережет.
    Девушка буркнула сквозь зубы:
    — Ну, может, здешние духи помогают?..
    — Духи, духи!..— недовольно передразнил ее ирл.— Знавал я одного «духа»…
    Он хохотнул, толкнул Соню локтем в бок:
    — Завелся как-то «дух» в доме моего дядюшки… Вернулся он после двухлетнего отсутствия, а супруги его дома нет — переехала в одно из поместий. Он стал спрашивать, почему она это сделала, и ему сказали, что в доме завелось привидение, и все боятся теперь там жить. Месьор Гриньоль, мой дядюшка, который не верил бредням, сказал, что, будь это даже сам Нергал, он его не испугается. И привез жену домой. Ночью он зажег всюду свечи, чтоб получше это привидение разглядеть. Долго не ложился спать, но так как ничего не было слышно, он в конце концов лег и уснул. Однако тут же был разбужен здоровой пощечиной и… услышал голос своей покойной бабушки…
    К костру подполз Дионео и уселся рядом с Соней, зябко кутаясь в свой плащ, давно потерявший нарядный вид. Он протянул к огню узкие ладошки и пробормотал:
    — Рассказывай дальше, Агилульф. мне тоже интересно.
    Ирл продолжил, подкрутив усы:
    — Ну, дядюшка разбудил жену, попросил ее зажечь свечу, поскольку все свечи кто-то потушил. Но она испугалась! И он тут же почувствовал, как с него срывают одеяло, и услышал страшный шум: столы и скамейки летели на пол. И так продолжалось до самого рассвета. А месьор Гриньоль не испугался, так как не верил в привидений, но был очень рассержен на то, что ему не дали спать.
    — О, как я его понимаю! — сердито проворчал Хайрас, заворачиваясь с головой в одеяло.
    — Дальше! Что было дальше! — шептал Дионео, округлив глаза. Агилульф польщенно оглядел слушателей, прокашлялся и продолжил:
    — На следующую ночь дядюшка решил непременно изловить этого духа. Притворившись спящим, он начал громко храпеть. «Дух» подкрался к нему, влепил дядюшке пощечину и тут же был схвачен! Ха-ха-ха!
    Ирл принялся хлопать себя по коленям:
    — И кричит: «Я поймал духа!» Хо-хо-хо! Жена вскочила, зажгла свечу, а это их служанка! Представляете?! Вот пройдоха!
    Он отсмеялся, вытер слезы и завершил свой рассказ:
    — Эта девица давно любила одного стражника, вот она и решила таким способом выставить хозяев из дома, чтоб устроить свои любовные дела. Месьор Гриньоль был человеком суровым и велел отколотить обоих — пусть на всю жизнь запомнят о своей проделке. После этого он выгнал их вон. И таким образом дом был избавлен от привидений, которые бесчинствовали в нем целых два года!
    Соня потянулась:
    — Да-а! На какие только ухищрения не пойдут женщины, чтоб добиться своей цели!
    Агилульф подтолкнул легонько Дионео:
    — Сбегай-ка, голубчик, принеси мои латы. Надо их проверить.
    И, когда юноша отошел, подвинулся к Соне и хитро ей подмигнул:
    — Уж мы-то с тобой, друг мой Соннис, точно знаем, на какие ухищрения может пойти женщина! Не так ли?
    Соня недоуменно посмотрела на него, а он громко зашептал ей в ухо:
    — Мы точно знаем! Но никому не скажем! Мы умеем хранить и уважать чужие тайны! Ведь нам не чуждо благородство! Не так ли, друг мой Соннис. Если бы не та проклятая водяная змея… я бы и не догадался. Да что там. Все равно ты — прекрасный воин!..
    Тут вернулся Дионео, громыхая доспехами, и Соня смогла отвернуться и прийти в себя. Что ж… Не все ли равно?.. Агилульф, если до сих пор не проболтался, то уже и не скажет ничего. А их приключение вот-вот кончится. Ах, с каким удовольствием она, наконец, выскажет этому Дионео все, что он заслуживает! Ах, как вытянется его физиономия!
    Соня обвела взглядом мирную картину раннего утра. Похрустывает колючками могучий Альдобранд, косясь на хозяина, добросовестно начищающего свое облачение, пострадавшее от воды и грязи. Хайрас сладко спит, закутавшись с головой в плащ. Дионео, сидя у догорающего костерка, нюхает какой-то дикий цветочек с мечтательным выражением лица. А вон вылез из куста старик. Щурится от лучей еще низкого солнца, с удивлением смотрит по сторонам. Как гриф с ощипанной шеей. Соня окликнула его негромко:
    — Эй, месьор маг, тебя что-то встревожило?
    Куфаронус вздрогнул, метнул в нее быстрый странный взгляд, но ничего не ответил, а продолжал крутить своей маленькой головой. Агилульф присоединился к Соне:
    — Небось, не веришь, что жив остался? Хо-хо! Зато будет потом, чем похвастаться на пиру или перед друзьями! Ну, как водится, приврешь немного: скажешь, что это ты всех спас…
    Маг раздраженно дернул плечом и медленно приложил палец к губам, призывая всех к молчанию. Соня насторожилось. Вокруг стояла тишина, но какая-то странная. Так бывает, когда входишь в комнату, и все присутствующие разом замолкают. Тогда невольно возникает мысль — уж не о тебе ли они судачили. Девушку не покидало ощущение, что кто-то молчит рядом, наблюдает за ними и, возможно, чего-то от них ждет. Пролетел ветерок, коснулся пряди ее волос, тихо выдохнул что-то ей в ухо. «Не призывай богов, а то не услышишь их зова»… К чему она это вспомнила?
    Соня оглянулась. Ее спутники стояли молчаливые и настороженные, готовые ко всему. Конь тихо заржал. Агилульф привязал его к дереву и принялся торопливо облачаться в доспехи. Он не балагурил как обычно, не распевал про бочку вина — он был серьезен, как никогда. Словно в храме.
    И вдруг Соня почувствовала удивительную легкость во всем теле. Казалось, взмахнет сейчас руками и взлетит над этой странной долиной. Она нерешительно шагнула вперед, прислушиваясь к своим ощущениям.
    Ноги двигались сами, без малейших усилий с ее стороны. Камни и кусты вскоре совсем перестали ей попадаться, и Соне стало казаться, что она парит над землей.
    Она видела лишь рыжий песок, ярко-алые цветы на нем, а над ними — бесконечной голубизны небо. Ни птиц, ни бабочек, ни ящериц… Мир был ненастоящим. И тут песок под ее ногами тихо зазвучал. Соня замерла, боясь вздохнуть. Потом снова пошла. Ей слышались голоса, которые то напевали что-то, то о чем-то плакали, то звали, звали кого-то… «Не призывай богов, а то не услышишь их зова» И!..
    Девушка тихо повернулась и побрела обратно. Ей хотелось вопить кричать, бежать к ждущим ее людям, но почему-то было страшно разрушить эту тонкую, почти призрачную связь. Она подошла к ним вплотную и безо всяких интонаций проговорила:
    — Мы пришли. Это — здесь. Готовьтесь. Боги с нами…
    Куфаронус, бледный и торжественный, как жрец, выступил вперед, сжимая в руках какие-то амулеты, висящие на тонких кожаных ремешках. Он не мог вымолвить ни слова, боясь разрыдаться. Оттолкнул Соню и пошел по ее следам. Все медленно двинулись за ним. И когда прошли неведомую черту, воздух опять наполнился голосами и музыкой, вздохами и смехом. Соня вдруг отчетливо услышала флейту рыжего фавна. Для нее это было словно сигнал: вот сейчас что-то произойдет… Она была готова. Только покрепче сжала меч. Взглянула на спину спешащего впереди мага. Куда он бежит? Неужели он не чувствует, что бежать никуда не надо? Надо ждать! И она не удивилась и не испугалась, когда земля под ногами вдруг заходила ходуном, словно живая, и они все полетели в образовавшийся провал, крича и хватаясь друг за друга в слабой надежде выжить.
    …Падение продолжалось считанные мгновения и закончилось вполне благополучно: путники очутились в высокой темной каменной пещере. Все оторопело молчали, пока, наконец, ирл не подвел горький итог:
    — Мышеловка захлопнулась! И поделом дуракам. Сидели бы дома, как все люди, а не таскались неведомо где, не искали приключений на свои головы!
    Маг высокомерно рассмеялся, а Соня в недоумении переспросила:
    — Какая мышеловка? Ты о чем?
    — Ну, волчья яма… Какая разница? Мы — в ловушке…
    — Мы — в храме! — Громкий голос Куфаронуса прозвучал, как колокол под гулкими сводами. Хайрас подавленно молчал, наблюдая, как Соня стучит огнивом.
    Впрочем, глаза и так уже привыкли к темноте, которая не была полной: слабое сияние, казалось, шло от самих стен. Погруженного во мрак свода видно не было, зато Соня сразу заметила барельефы на стенах, терявшиеся в глубине пещеры. Она подошла вплотную — странные жутковатые фигуры полулюдей-полузверей, застыли в вычурных позах. Она заметила, что фигуры повторялись лишь с незначительными изменениями. Как буквы в слове. Неужели?..
    Звонкий Сонин голос разбил тишину:
    — Месьор Куфаронус, это тайные магические письмена, не правда ли?
    Старик важно кивнул.
    — И ты умеешь их читать?
    К ним решительно подошел Дионео, и Соня в душе выругалась: вечно он лезет не вовремя! Да, судя по его физиономии, сейчас еще и глупость какую-нибудь отмочит. Что можно ждать от такого типа? Действительно, Дионео остановился напротив мага и резко спросил:
    — Это и есть тот храм, к которому мы стремились?
    Маг опять важно кивнул, ни на кого не глядя. Тогда этот юнец стащил с себя шапочку, с которой не расставался, и на его узкие плечи волной упали густые каштановые волосы. Синие глаза смотрели гордо и с вызовом на застывших в удивлении людей.
    Впрочем, для Хайраса это, похоже, не было сюрпризом — он улыбался так, словно сам придумал этот забавный маскарад. Бесконечно удивлен был только славный ирл. Он оторопело смотрел на девицу, потом шагнул вперед и с сомнением спросил:
    — Неужели наш славный Гвальберт не побоялся рискнуть собственной дочерью, о достопочтенная Диамина?!.
    Девушка пренебрежительно пожала плечами, словно риск для нее был делом привычным. Обвела всех царственным взглядом и гордо произнесла:
    — Такова судьба правителей: жертвовать собой ради своего народа. Когда боги этого потребуют.
    Увидев искреннее восхищение в глазах слушателей, она несколько смягчилась:
    — Детям в нашем роду с пеленок внушают, что удел правителя — быть готовым на жертву. Пока это в нас есть, в наших владениях ничего не случится. И идти на жертву надо сознательно и добровольно — только тогда боги не отвернутся от нас и наших подданных.
    Куфаронус продолжал озираться по сторонам, что-то бормоча, загибая пальцы и не обращая внимания на все происходящее. Хайрас подошел к принцессе и встал сзади нее, прищурив глаза. Девушка, не глядя на него, повысила голос:
    — Я — дочь Гвальберта, и я свято исполню свое предназначение! Для этого я и пришла сюда.
    Агилульф растерянно спросил:
    — Но зачем, дитя? Неужели мы должны тебя зарезать, как… как барана?
    Соня хихикнула, а Диамина улыбнулась лишь уголками губ:
    — Нет, славный ирл. Моя жертва состоит в другом.
    — В чем же? — выдохнул Хайрас, сжимая кулаки. Соне вдруг стало не по себе. А Диамина повернулась к ней, сияя счастливыми глазами:
    — Я должна в этом храме лишиться девственности… и им будет первый встречный. И выйти за него замуж, если он этого захочет…
    Голос ее дрогнул. Она протянула руку к остолбеневшей Соне:
    — Доблестный и благородный Соннис. Я, Диамина, дочь правителя Бритунии Гвальберта… прошу тебя…
    Она запнулась, потом в едином порыве упала на колени и молитвенно сложила руки:
    —…прошу тебя помочь мне выполнить мой долг перед богами. Я выбираю тебя. О, пожалуйста!..
    Торжественность ее речи постепенно сменилась замешательством — от внимания девушки не ускользнули лукавые ухмылки на физиономиях ее спутников. Да и Соннис стоял, не шевелясь и глядя куда-то в сторону. Диамина в страхе схватила его за руку:
    — В чем дело? Ты… ты не хочешь? Ты отказываешься?!.
    Она стремительно повернула Сонниса к себе, вспыхнув жарким румянцем стыда и уязвленного самолюбия. Соня развела руками. Ей стоило неимоверных усилий не рассмеяться в лицо этой гордячке. Неужели она всерьез думала, что кто-то обрадуется этому предложению? Взглянула на Хайраса и только сейчас поняла, что он-то давно во всем разобрался. Ах, хитрец! И молчал!.. Соня торжественно присела в глубоком реверансе:
    — Благодарю тебя за высокую честь, оказанную мне, но… не могу выполнить твою просьбу.
    Выдержала долгую паузу, мстительно следя, как меняется выражение лица Диамины.
    — Здесь помимо меня находятся три человека, на которых ты в этом вполне можешь положиться: Хайрас, Агилульф и Куфаронус. Смело на них рассчитывай! Во всяком случае, любой из них поможет тебе лишиться девственности. И даже женятся — только прикажи…
    Кто-то тихо хрюкнул от смеха. На бедную Диамину больно было смотреть. Соня решила, что она вполне отомщена за все прошлые неприятности и легко поцеловала ошеломленную девушку в щеку:
    — Я, знаешь ли, тоже девица. Так что не обессудь…
    Диамина смотрела на нее с таким неописуемым разочарованием, что у Сони помимо воли вырвалось:
    — Поверь, мне в самом деле очень жаль…
    Агилульф, смущенно крякнув и расправив усы, неожиданно загудел на всю пещеру, округлив блестящие от смеха глаза:
    — От чрезмерной любви, сказать по справедливости, людей преследуют одни сплошные неприятности.
    И, не давая себя остановить, бойко продолжал:
    — Некий молодой нобиль, мой племянник, безумно любил одну даму, свою соседку. Я и сам пытался за ней приударить, да… В общем, как он ни старался, никак не мог от нее добиться того, чего хотел.
    Соня смотрела, как Куфаронус взволнованно крадется вдоль барельефов, тщательно ощупывая их руками. Движения его были легкими и стремительными, словно он помолодел на глазах. Похоже, что случившееся его совсем не интересовало.
    — А между тем дама эта его любила. Но он, бедняга, решил, что все напрасно, что жизнь кончена, раз девушка к нему равнодушна. Да… Молодежь часто заблуждается на этот счет. Заперся он дома, сидит, бледнеет, худеет. Стал похож на тень своего покойного дедушки. Ну, родные испугались, позвали врачей, а те, видя, каков он стал, решили, что у него закупорки чего-то там и назначили кровопускание…
    Диамина стояла, теребя край своего плаща и боясь поднять глаза, полные слез от стыда и разочарования. Как жестока и безжалостна Судьба Что же ей теперь делать? Положиться на волю богов? Хайрас не сводил с нее сумасшедших глаз. Агилульф, рубанув рукой воздух, рявкнул:
    — А дамочка та знала, от чего он помирает. И решила, наконец, уступить ему. Назначила место, время… Бедняга сразу ожил, стал поправляться. И, хоть ему и пустили кровь, отправился на свидание. А радость его была столь велика при виде дамы, что ей все равно должен был наступить конец, ибо большей быть она уже не могла. И он был до того опьянен своей любовью и наслаждением…
    Куфаронус делал Соне какие-то знаки, но она стояла на месте, стараясь понять, что же здесь происходит. И чем же оно закончится. Ее тревожил решительный вид Хайраса, странное выражение его глаз. Он подошел к Диамине и взял ее за руку, кидая по сторонам быстрые настороженные взгляды. А грустный голос ирла вещал:
    —…рана его стала кровоточить, а он в пылу страсти этого не заметил И в ту минуту, когда он расстался с подругой, душа его рассталась с телом. Он потерял столько крови, что рухнул бездыханный к ногам своей дамы, которая была в отчаянии, увидев, что безвозвратно потеряла любимого и сама была причиною его смерти. И вот она, взяв шпагу покойного, пронзила насквозь сердце, причинившее ей столько горя, чтоб за все его наказать, и упала мертвой на тело любимого.
    Расчувствовавшийся Агилульф громко сопел, но его никто не слушал. Соня вдруг подумала, что он мог бы, наверное, стать неплохой партией для этой глупышки…
    — Послушай, ирл, а почему бы тебе не…
    Великан грузно опустился на одно колено.
    — Я верой и правдой служил моему государю, и, если надо, готов…
    Хайрас закричал, топнув яростно ногой:
    — А я готов свернуть шею всякому, кто покусится!..
    Соня и глазом не успела моргнуть, как он подпрыгнул к Агилульфу и толкнул его в плечо:
    — И тебе! Я вызываю тебя на поединок!
    Ирл недоумевал:
    — Какой демон в тебя вселился, Хайрас? Я и не думал… Но, раз ты меня вызвал, то по законам доблести теперь не могу отказаться. Нам придется биться. Ты готов?
    Диамина, спохватившись, с криком бросилась между ними, умоляя не проливать кровь друг друга, но Агилульф и Хайрас в один голос велели ей не встревать в мужские дела и приготовились к поединку. Девушка в отчаянии схватилась за голову, слыша спокойные слова:
    — Какой вид оружия ты выбираешь, ирл?
    Тот закряхтел:
    — Да я бы выбрал меч… Но ведь у тебя его нет? Значит, будем биться на ножах. И да помогут нам боги!
    — Согласен. Ты готов?
    — Приступим…
    Две фигуры закружились по пещере, не сводя друг с друга глаз и делая ложные выпады. Диамина металась вокруг них, не зная, что делать, и в отчаянии бросилась к Соне:
    — Останови их! Останови немедленно! Ведь ирл убьет его!..
    Соня вежливо поклонилась:
    — Не могу, госпожа. Законы доблести…
    — О, будь они прокляты!
    Диамина стукнула кулачком по каменной стене и закусила губу. Могучий Агилульф топтался, как огромная гора, хотя при своих размерах оказался достаточно умел и подвижен. Хайрас мог рассчитывать лишь на свою ловкость, и ему приходилось очень туго.
    — Платок! — Диамина кинулась к Соне.— Нужен платок!
    — Где же его взять?
    — Ах!.. Ты бессердечный!..
    Махнула рукой безнадежно, с ужасом глядя на то, как на одежде Хайраса появляются алые пятна крови. И тут лицо ее озарилось счастливой улыбкой. Она с треском рванула подол плаща, накинула его себе на голову… Потом, бросив его между мужчинами, закричала:
    — Стойте! Остановитесь! Я бросила платок!
    Хайрас не успел вытереть пот с лица, как она уже была в его объятиях.
    У Сони за спиной раздался тихий вкрадчивый голос:
    — Тебя не должны волновать людские страсти. Пусть себе играют в героев. Мы потом расставим все по своим местам. Ведь ты пришла за золотом?
    Девушка смотрела магу прямо в глаза: эти две черные дырки не сулили ей ничего хорошего. Но она кивнула головой. Ей ли бояться этого старикашку. А он медленно достал из кармана какой-то засушенный стебелек, растер его между ладонями и дунул на порошок так, чтоб он попал на фигуры таинственного барельефа.
    Оранжевые искры заметались по замершим в разных позах фигурам. Соня отступила подальше, боясь, как бы огонь не попал на ее одежду. А старик повторил несколько раз одно и то же заклинание, подбежал к стене и скользнул пальцами по удивительным танцорам. Соня прижала руку ко рту: фигурки начали медленно, но отчетливо шевелиться. Они раздваивались на глазах, превращаясь в людей и зверей, двигались какое-то время рядом в нескончаемом танце, а потом снова сливались, становясь теми же странны существами с человеческим телом и звериными мордами. Их грациозные па завораживали…
    — Смотри, эти фигуры означают, что в человеке изначально скрыты две сущности — людская и звериная. Они всегда рядом, всегда вместе. И никто из них не может одержать верх над другим — боги следят, чтоб гармония не нарушалась.
    Маг медленно пошел вдоль стены, жестом пригласив Соню следовать за ним. Она опять взглянула на стену: маленькие танцоры усердно кивали головами. Девушка поправила меч за спиной и неуверенно пошла за своим провожатым, касаясь рукой стены, а ногами тщательно ощупывая впереди себя дорогу. Она и думать забыла о поединке из-за девицы — впереди ее ждали приключения! Соня ни на один миг не поверила Куфаронусу. С чего бы вдруг этот скупердяй и зазнайка решил ее озолотить? Но там, в глубине пещеры, таилось нечто, ради чего он сюда явился, ради чего он сейчас тащит ее за собой. Если бы он пустил ее впереди себя, то все стало бы понятно: опасается колдун западни, ловушки. Так нет же! Сам летит, размахивая рукавами халата, так, что девушка еле за ним поспевает!
    И вдруг какое-то существо с писком бросилось ей на голову. Девушка вскрикнула: кожистые перепончатые крылья били ее по лицу, острые коготки царапали кожу. Содрогаясь от отвращения, она схватила летучую мышь и оторвала от себя — крупный нетопырь пищал и вырывался, скаля зубастую пасть. Очевидно, он случайно угодил в нее, и сам был этому не рад. Соня стала двигаться еще осторожнее. В холодном слабом свете какие-то странные тени скользили по стенам, шарахались из под ног. Мерцали и гасли чьи-то маленькие настороженные глаза. Пахло землей и тленом. Порой к лицу девушки липли лохмотья рваной паутины, свешивавшиеся откуда-то сверху. Колдун то подвывал что-то неразборчивое, то вдруг начинал быстро бормотать: «Семь радуг в тьме кромешной… Семь звезд в черном небе и семь полумесяцев… Прямая дорожка, как лезвие серпа… Жди меня, зверь алчущий!..»
    Девушку вдруг начало знобить, словно чье-то ледяное дыхание коснулось ее тела. Она поплотнее запахнулась в плащ. Потом впереди послышался какой-то непонятный шум. Маг бежал впереди, не беспокоясь ни о чем, и девушка не стала его расспрашивать. Все равно Куфаронус ее сейчас не услышит, поглощенный собой, а она и так скоро все узнает. И вот, когда они выбрались из длинного темного грота в очередной просторный зал, Соня увидела источник шума: в противоположном углу падал с невидимой высоты тысячами струй и разбивался с грохотом о каменные плиты огромный водопад. Вода в сумраке отливала антрацитовым блеском, и девушка не решилась утолить ею жажду. Перекрикивая шум, маг взмахнул рукой:
    — Слышала о мертвой воде? Вот это она и есть. Никакая самая запущенная гноящаяся рана не устоит против нее. Да что там! И с костной гнилью можно совладать! Так-то! А где-то здесь и живая вода должна быть.
    Соня хотела что-то спросить, но вдруг увидела, как за стеной падающей воды замелькали смутные тени. Она дернула Куфаронуса за рукав, но он и сам уже заметил их и в страхе отступил назад. О, боги! Самая больная фантазия, самый безумный бред не смогли бы породить такое: существо, как бы составленное из двух человеческих тел, сросшихся друг с другом в районе пояса, передвигалось на руках с длинными грязными ногтями, а две головы, заросшие длинными спутанными волосами, громко лаяли и хохотали. А вон выбирается из воды восьминогая голова с двумя лицами. Соня сжала виски. Маг тонко икал у нее за спиной, но девушка почти не слышала его в визгливых воплях все прибывавших и прибывавших уродов. Но когда к ним направился человек-сороконожка деловито шевеля челюстями. Соня не выдержала:
    — Останови их! Сделай же что-нибудь!
    Куфаронус отскочил в сторону, подобрав полы своего халата, замахал руками и закричал дребезжащим визгливым голосом:
    — Убей их! Убей! У тебя же меч за спиной!
    Соня, как зачарованная, смотрела на большую лысую голову, густо усеянную ушами и носами, которая бойко перекатывалась, отталкиваясь от пола двумя пальцами, растущими из подбородка. Голова ухмылялась и подмигивала:
    — Ах ты, моя куколка! Иди, я тебя поцелую!
    Девушка поймала себя на том, что улыбается ей в ответ.
    «Я схожу с ума» — вдруг ясно и отчетливо пронеслось у нее в голове. Она оглянулась затравленно: сбоку к ней подбирался человек. Обычный человек среди всего этого кошмара!
    Не ожидая подвоха. Соня кинулась к нему, схватила за плечо. Человек медленно поднял голову: обрамленные густыми золотистыми волосами пышные, в розовых ямочках ягодицы… Соня отшатнулась. Колдун визжал за спиной:
    — Убей их! Ты, безмозглая кукла! Или они убьют нас! Скорее!
    Дрожащей рукой она нашарила меч, выхватила его из ножен, замахнулась… Уродцы, пища, кинулись врассыпную. И тут она услышала тонкую мелодию свирели, мелькнула в воздухе огненная шевелюра и растаяла… «Не грози мечом, когда боги шутят…»
    Соня опустила руку. Меч звякнул о камни.
    — Ну что же ты? Убей! Убей!.. Покроши их в мелкие куски! Пусть камни напьются их крови! Это угодно богам! Давай же, ты, дрянь!..
    Девушка прикрыла глаза ресницами. Зачем он хочет навлечь на нее гнев богов? На что он рассчитывает? Когда она повернулась к магу, на ее лице уже светилась улыбка. От которой, правда, у него мурашки побежали между лопаток.
    — Ну что ты, Куфаронус? Кто же сражается с игрушками?
    — Игрушками?..— Старик опешил.
    — Конечно. Вот, полюбуйся, какими мы выглядим в глазах богов. Хороши, да? А все красавцами себя мним!..Тьфу!
    Маг с трудом сдерживал ярость. Он и без нее все знал! Но ему очень хотелось связать ее кровью этих несчастных. Тогда она была бы в его власти. Девка обошла эту ловушку! Ну и чутье…
    И первый раз у него мелькнуло сомнение: а стоит ли с ней связываться? Он сердито оттолкнул от себя ногой назойливого человека-паука, хлопнул в ладоши, выкрикнул гортанно какое-то слово, и с кончиков его пальцев побежали с шипением в землю голубоватые молнии. Уродцы замерли.
    Соня провела ладонями по волосам — в сумраке затрещали искры. Девушка отдернула руки, с сомнением посмотрела на лежащий меч. Он светился в темноте, как болотная гнилушка, маг, проходя мимо, наступил на него ногой и свечение пропало. Соня осторожно подняла меч, обтерла лезвие и, подумав, вложила его в ножны — вряд ли богам понравится, если она в их святилище станет разить всех подряд своим оружием.
    Здесь их мир, а не ее… Перешагивая через заколдованных уродов, маг и девушка пошли дальше. Соня, уже успокоившись, с любопытством рассматривала этот паноптикум. Чего только не встречала она в своих странствиях, но такое!.. Такое видела первый раз. И, наверное, последний.
* * *
    Они еще долго слышали за спиной бормотание воды в подземной реке. Девушка искоса поглядывала на своего спутника. Долговязый, сутулый, слабый… До сих пор она весьма скептически относилась к его магическим способностям, и то, что он проделывал в этой пещере, внушало ей невольное уважение. Придерживаясь рукой за сырую стену, кое-где скользкую от плесени, она вспоминала, как он грел над огнем свои озябшие длинные пальцы, такие хрупкие и белые. А сейчас он движением руки оживлял камни. И как быстро он управился с этими уродцами!.. Девушка морщила лоб, пытаясь вспомнить, что он ей предсказал когда-то у костра, в самом начале их поисков. И почему она так легкомысленно отнеслась к его словам? Интересно, чего там было больше, хорошего или плохого?
    Погруженная в свои мысли, Соня не услышала тихого рокота, прокатившегося по пещерам, так похожего на звериный рык. Как бы славно она зажила, если бы у нее оказалась хоть капля такого мастерства, как у старика!.. Она заставила бы содрогнуться весь Шадизар! Хотя… Надо признаться, ей и так не на что жаловаться.
* * *
    …Агилульф расплылся в широкой ухмылке:
    — Так ты знал, что Дионео — девушка?
    Хайрас пожал плечами, словно речь шла о сущей безделице:
    — С самого начала. И с первого дня понял, что она предназначена только для меня. Это Судьба! Вот только она никак не хотела этого понять.
    Он взглянул в счастливые глаза девушки, обнял ее одной рукой за плечи. Ирл хмыкнул.
    — Хороша «судьба»! Каждому бы по такой «судьбе»! Ишь, разбойник! Ладно бы только девицу отхватил, а то еще, небось, и полкоролевства в придачу!
    — Ты о чем?
    Блеснули зубы смеющегося Агилульфа:
    — Надо думать, Гвальберт не поскупится на приданое!..
    Внезапно ирл забеспокоился, прислушиваясь к чему-то:
    — Ладно, молодежь, вы тут поворкуйте, а я пойду посмотрю, куда это наш маг утащил Соню. Что-то мне это не нравится. Не кончится это добром — чует мое сердце!..
    Диамина и Хайрас не заметили его ухода — они были слишком поглощены друг другом. Их глаза встретились. Диамина судорожно сглотнула и опустила ресницы, и тут же решительно приказала:
    — Давай-ка, снимай рубаху, все равно от нее ничего не осталось. Надо перевязать твои раны!
    Хайрас морщился от боли, но она ловкими руками помогла ему справиться с рукавами, потом стянула через голову окровавленную одежду. Тело юноши покрылось гусиной кожей, когда она коснулась его похолодевшими вдруг пальцами. Строгая складочка пролегла у Диамины между капризно изогнутыми бровями, но губы дрогнули от жалости: из многочисленных порезов обильно сочилась кровь, растекаясь по смуглому сухощавому телу кривыми ручейками.
    Стиснув зубы, она принялась обтирать кровь, стараясь не причинять боль раненому. Робкие сначала, ее движения становились все увереннее.
    — Потерпи, потерпи немного. У тебя здесь ничего страшного. Вот только один глубокий порез. Нет, два… Остальные — так, ерунда. Агилульф жалел тебя.
    Хайрас лишь посмеивался. Ему почти не было больно. Рядом с ним стояла прекрасная девушка, которая станет ждать его в домике из золотистого песчаника. Он ощущал кожей ее дыхание, тепло ее ладоней. Ноздри степняка дрогнули. Диамина продолжала хлопотать вокруг него, приговаривая вполголоса какие-то успокаивающие слова, одинаковые у женщин всего мира:
    — Ну, вот. Все хорошо. Теперь скоро заживет… Сядешь на своего коня…
    Она мягко подталкивала его в темную глубину пещеры.
    — Пойдем-ка туда. Здесь зябко, а там вроде и огонек какой-то теплится.
    Действительно, в глубине подземелья мерцала красноватая искорка. Взявшись за руки, они медленно пошли к ней, и Хайрас с удивлением увидел выступившего вдруг из темноты огромного каменного идола. В зыбком свете лампады, мерцающей в сложенных ладонях, был виден лишь оскал звероподобной пасти, да каменное возвышение у ног. Диамина первая взобралась на него:
    — Иди сюда. Здесь светлее.
    Хайрас молча подчинился. Что-то в голосе девушки подсказало ему, что дело вовсе не в освещении. Он слышал ее прерывистое дыхание, руки нежно гладили его затылок, плечи, порхали вдоль позвоночника, пробирались на широкую грудь, которая вдруг начала бурно вздыматься, словно после подъема на вершину горы. Огонек в руках идола вдруг сам по себе начал разгораться ярче, и юноша почувствовал, как вместе с ним разгорается пламя его страсти. Он стонал от движений ее рук, таких обжигающе горячих. Подсохшие было порезы опять начали кровоточить, но никто уже не обращал на них внимания.
    Хайрас резко повернулся лицом к Диамине, властно сжал ее плечи. Глаза девушки, сияющие, словно черные алмазы, молили о пощаде, но губы, такие близкие и желанные, сами тянулись к его губам. Он на миг зажмурился, а потом плавными движениями начал стягивать с нее одежду, обнажая нежные белые плечи, высокую грудь, тонкую талию. Пламя в каменных ладонях уже полыхало вовсю, освещая плавные линии девичьего тела, трепещущего в сильных мужских руках. Они молча прижались друг к другу. Потом, не сговариваясь, опустились на гранитный подиум. Хайрас судорожно вздохнул со всхлипом, увидев пятна своей крови на ее груди, животе… Девушка вдруг встала на колени и молитвенно сложила ладони:
    — О, древние боги! Я, Диамина, дочь Гвальберта Бритунского, пришла к вам, чтоб принести себя в жертву. Примите же благосклонно нашу кровь, мою девственность в знак того, что вы не гневаетесь больше на моего отца. Да пребудет ваша милость с ним и со всеми нашими подданными! Да утихнут распри и войны, терзающие королевство! Пусть прекратится кровопролитие! Пусть мужчины вернутся к мирным очагам, к своим заждавшимся женам. И пусть под крышами дворцов и лачуг будут слышны вскрики любви, а не смерти. О, боги! Даруйте же нам ваше снисхождение! Услышьте меня!
    Порыв ветра всколыхнул пламя. Хайрас поднял глаза, и только сейчас заметил огромный фаллос идола, выточенный из нефрита, прямо у них над головой. Но девичьи руки уже вкрадчиво скользили по его бедрам, и он тут же забыл обо всем на свете. Во всем мире сейчас существовала только эта нагая женщина, раскинувшаяся на каменном ложе и протягивающая к нему руки. Он хотел только одного: прижаться к ее влажному рту, ощутить ее соски у своей груди, услышать биение ее сердца, коснуться ее лона, познать ее…
    — О, Диамина!
    — О, Хайрас! О, Хайрас… Ах! О-0-о!..
    Два юных и прекрасных тела сплелись в извечном танце Жизни, их счастливые стоны неслись к каменным сводам, пугая дремлющих летучих мышей, и им не было дела до всего, что происходило вокруг. Лишь на миг они разжимали объятия, чтобы потом снова и снова страсть кидала их друг к другу. А боги ликовали…
* * *
    …Старик и девушка шли дальше. Иногда приходилось брести на ощупь по колено в ледяной воде. Слепые прозрачные рыбы тыкались в Сонины ноги и тут же исчезали, стоило ей опустить в воду руку. Порой их путь преграждали следы старых обвалов и оползней… Перебираясь через груды камней и земли, девушка с тревогой и удивлением ощущала, что силы стремительно покидают ее. И это в такой момент! Когда вот-вот все должно будет решиться! Сердце девушки, казалось, частыми сильными толчками билось у нее в горле. Она не понимала, что с ней происходит, Может, ее опять лихорадит из-за змеиного укуса или старых ран?.. А старик, размахивая широкими рукавами своего халата, словно летел на крыльях, Он все время оборачивался, проверяя, успевает ли за ним девушка, и даже пытался изображать какие-то гримасы, означавшие, должно быть, ободряющие улыбки. Соня злилась. Она уже чувствовала, что неведомые силы просыпаются вокруг и устремляются к ним. И непременно случится что-нибудь гадкое, ужасное. И, вообще, она сейчас лопнет на месте от распирающего ее напряжения! Голова гудела, как огромный бронзовый колокол. О, боги! Я здесь! Я пришла!
    Соня дрожала, маг видел, что с ней что-то происходит, и спешил поскорее привести ее к алтарю. Ну, еще немного! Девушка пошатнулась, схватилась рукой за горло и вдруг резко согнулась пополам: сильнейшие спазмы выворачивали ее наизнанку. Она готова была выть, лишь бы разжались железные пальцы, сдавившие ее голову. Маг нахмурился. Только этого ему не хватало! Еще сдохнет раньше времени! Он подошел к девушке, вытер испарину с ее лица, подхватил ее за талию, помогая идти.
    — Соберись с силами, дева! Осталось совсем немного, и ты увидишь сказочное богатство!..
    Соня вспомнила слова фавна и усмехнулась про себя. Конечно, что-то он увидят… Но теперь уже надо идти до конца. Девушка прижалась пылающим лицом к холодным каменным стенам и замерла, приходя в себя. Куфаронус заволновался:
    — Эй, что это с тобой? Давай-ка поторопись! Нам нельзя опаздывать!
    Соня знала, что он лжет. Просто знала, и все. Но оттягивать решающий момент не имело смысла: все шло своим чередом. И свирель, которую почему-то маг не слышал, наигрывала весело и беспечно. Оттолкнувшись от стены, девушка с трудом побрела дальше. «О, боги! Только не дайте мне упасть! Только пусть я дойду! Пожалуйста!..»
    Пещера распахнулась перед ними внезапно. Огромные колонны из мерцающего рубиновыми искрами камня разбежались по кругу и устремились ввысь.
    Потолка не было видно — его поглотила темнота подземелья, гладкие отполированные стены напоминали зеркала. Соня обратила внимание на то, что в большие медные кольца между колонн вставлены горящие факелы. Неужели здесь еще кто-то есть?
    Старик устремился к огромной каменной плите, расположенной в центре зала. Соня подумала, что, вероятно, это жертвенный алтарь, но Куфаронус, оскалившись, забормотал, что именно за ней находится тайник, в котором хранятся сокровища:
    — Верь мне, Соня! Я желаю тебе добра! Вот увидишь… Увидишь, сколько здесь золота и камней!
    Он все ближе подталкивал ее к плите, даже не скрывая своей спешки:
    — Ты заживешь припеваючи, накупишь себе нарядов, коней, слуг… сладостей всяких… жемчугов и бриллиантов… купишь себе быстрый и прекрасный корабль…
    Соня оторвала от себя его дрожащие руки:
    — Что ты плетешь? Какой еще корабль?
    Он скривился:
    — Дитя мое, не пытайся лгать. Я вижу тебя насквозь… А сейчас ты ляжешь на этот камень…
    Соня вскинула голову и уперла руки в бедра:
    — Вот еще! Поищи дураков!..
    —…Ты ляжешь на этот камень, мы надрежем тебе руку, и твоя кровь, как ключ, откроет нам этот тайник. И ты станешь важной и богатой… И выедешь замуж за…
    Девушка, против воли подчиняясь его уверенным движениям и словам, легла на черный камень, раскинув руки. Подняла глаза к потолку…
    И страшный крик вырвался из ее горла. Черная пустота холодно ждала ее смерти. Она вспомнила свой сон!
    Куфаронус понял, что добыча ускользает из его рук. Это привело его в бешенство. Какой-то миг отделял его от божественного могущества, и вот все рухнуло! Проклятье! Он взвыл, как от острой боли, и кинулся на Соню. Но она опередила его, скатившись с плиты. Девушка больно стукнулась коленкой о камни, сложенные пирамидой около алтаря, замешкалась, вставая, а маг уже оказался рядом. Он бросился на нее, как безумный, оскалив обломки зубов и стараясь укусить ее за руку:
    — Кровь! Дай мне твою кровь! Грязная тварь! Шлюха! Дочь жабы и гиены! Я приказываю тебе!
    Соня, прихрамывая, вскочила на плиту, и тут же Куфаронус замахал руками, пытаясь схватить ее за ногу, сдернуть вниз. Девушка брезгливо наблюдала за его лицом, в котором уже не было ничего человеческого.
    Перед ней бесновался злобный черный демон, и ей нужно было сейчас просто его убить. Быть может, именно для этого она сюда и пришла?.. Соня вдруг поймала себя на мысли, что мечты о золоте ее уже больше не волнуют так, как раньше… Где ее меч?
    Она не удивилась, услышав страшный рев откуда-то сверху, который, постепенно возвышаясь, перешел в невыносимый визг. Сильнейший порыв ветра снес ее с алтаря на пол, а старик покатился кубарем по гладким каменным плитам. Подняв голову, она ждала появления той фигуры в белом, но тут странные звуки привлекли ее внимание. Соня поискала глазами Куфаронуса. И с ужасом поняла, что боги — на его стороне: вместо слабого старца у стены стоял огромный вепрь, роя копытом пол, низко опустив мощную клыкастую голову. В его маленьких красных глазках горело бешенство.
    Такого поворота событий Соня не ожидала. Но выбора не было. Оставалось сразиться с этим чудовищем, хотя мысленно она уже представляла свои кишки на его загнутых желтоватых клыках. Зверь почуял ее смятение и, довольно хрюкая, начал приближаться.
    Но Соня уже не боялась его — она его ждала почти с вожделением, с восторгом чувствуя, как неведомая сила вливается в нее горячим потоком. В сознании вдруг вспыхнули желтые глаза. Волк! Убитый ею волк был здесь. Он все время шел следом, не отставая ни на шаг. Девушка поняла это сразу, и не удивилась, услышав глухой зов, которых то набегал, то удалялся, как морские волны: «Соня, пусти меня, пусти. Не бойся ничего! Наш удел — месть, и лишь она принесет нам свободу…» Соня провела ладонями по лицу, взглянула на топтавшегося на месте вепря. Тот замер: желтый огонь полыхал в глазах девушки. Она неуверенно оскалилась…
    Месть! Конечно — месть! Это был тот ветер, что носил ее по земле, не давая покоя! Пепел ее родного дома застилал от нее солнце в самый жаркий день. И ветер… Ветер носится над покинутыми могилами, воет в трубах, раскачивает траву, проросшую на развалинах… Соня до крови прикусила губу. Кровь! Кровь ее родителей, ее братьев и сестры взывает к ней из-под земли, и не было дня, чтоб она не слышала их зов. Теплилась где-то в самых сокровенных тайниках сердца надежда, что один из братьев жив. Но она боялась этому верить. Боялась, но, помимо воли всюду искала его следы… Как волчица, у которой охотники унесли из норы всех ее волчат.
    «Соня! Впусти меня! Только не противься — и мы победим! Поверь мне!» Она медленно опустилась на пол. Кабан завороженно следил за тем, как стремительно растут у нее когти, как вытягивается лицо в хищную пасть…
    «Когда-то, давным-давно, никто и не помнит, когда, мой далекий предок Волк в голодное, страшное время ушел из своего логова, чтобы не видеть, как умирают его дети. Он брел по лесу, пока не наткнулся на свежий кабаний след. О, да! Не бывает в жизни случайностей. И встреча их была предопределена, как и ее исход… Он настиг того кабана, едва не падая от слабости, и ему удалось в схватке добраться до его горла. Волчата были спасены, но кабан… Кабан оказался свиньей. И весь выводок ее поросят погиб. С тех пор проклятие тяготеет над нашим родом: Священный Вепрь святилища подчинил себе Волка на веки вечные. И мне не вырваться на свободу даже ценой своей смерти: боги снова вернут меня в обличье другого Волка. Да, я шел сознательно на бой с тобой: я должен был умереть от твоей руки, чтоб воплотиться в твоего Духа Мщения! Моя стая давно ждет меня на Серых Равнинах. И через тебя, став мстителем, я освобожусь от этой вековой повинности…»
    — А-о-у-у-у!
    Леденящий кровь волчий вой заполнил собой огромную пещеру, отразившись эхом от каменного свода.
    — А-о-у-у-у!
    Волк, подняв высоко морду, возвестил всем о начале битвы. Шерсть на загривке стояла дыбом, отливая начищенной медью, а в широко расставленных глазах не было ни страха, ни снисхождения. Кабан яростно затопал ногами и ринулся в атаку.
    Рыжий фавн, не видимый никому, быстро спрятался в каменную стену, чтобы не мешаться под ногами. Его это совершенно не касалось, и было бы глупо пострадать ни за что. Боги развлекаются, стравив этих двух чудовищ.
    Они могут и не заметить, как в пылу битвы эти звери втопчут в пол их неразумного слугу. Да он и так знает, что дальше будет… А девчонку эту он потом сам разыщет. Ей сейчас не нужны помощники. Вернее, они у нее и так есть.
    Сони больше не было. Она исчезла, растворилась в огромном свирепом звере, который с ревом обрушился на разъяренного вепря, кабаньи клыки сверкнули, как ножи, но волк уже отпрыгнул и, припав к земле, готовился к следующему прыжку. Куфаронус наклонил свою громадную голову, выставив жесткую щетину загривка, которой не были страшны ничьи зубы. Глазки его злобно сверкали, но он и не думал трусить: не родился еще такой волк, которому он был бы сейчас по зубам.
    Волк прыгнул на кабанью спину и принял рвать ее зубами. Вепрь рухнул на пол и принялся кататься, чтоб раздавить врага, но тот уже отскочил и, не дав ему опомниться, опять приблизился к разбушевавшемуся кабану, уворачиваясь от его копыт и клыков. Глаза вепря налились кровью, он яростно визжал и бросался всей тушей на хищника, но тот успевал уворачиваться и нападал сам. Они то сплетались в один клубок, то разлетались в стороны, хрипло дыша, роняя пену и орошая пещеру кровью из многочисленных ран. Кабан бился за свою власть, за богатство, за могущество — за свое будущее, которое было так осязаемо близко! Стоит протянуть руку… Вот только мешает под ногами это лохматое чудовище. Так растоптать же его!.. И он с ревом налетел на противника, мечтая превратить его в кровавое месиво.
    Но волк отстаивал свою свободу. Его холодная расчетливая сила, удесятеренная жаждой мести, направляемая чутьем и инстинктом хищника, снова и снова бросала его мускулистое тело на вепря, смыкая железные челюсти на ненавистной шкуре врага. Ах, если бы опрокинуть его на спину и впиться зубами в незащищенный пах!
    Стены огромной пещеры дрожали от рева сражавшихся зверей.
    Их неукротимая ненависть билась в каменном зале, как живое существо, но, истекая кровью, становилась лишь больше и сильнее. Замерший фавн видел ее собственными глазами: черную, блестящую, клубящуюся, как гигантский спрут. О, какой пир, какое роскошное угощение для его хозяев! Столько крови, столько злобы! Как бы не переборщить, а то опять, как много веков назад, дело кончится землетрясением и обвалом. Ищи потом новое место для святилища!
    Фавн заводил широким вздернутым носом, принюхиваясь к непривычным горячим запахам. Вепрь выдыхался. Он хрипел, ловя воздух длинным рылом, его мощные бока, обрызганные пеной и кровью, бурно вздымались, как гигантские мехи, ноги дрожали.. Видимо, богам тоже надоело его поддерживать, и кабан чувствовал, что силы покидают его, что он вот-вот рухнет всей тяжестью своих мышц на каменные плиты пола. И тогда ему уже не увернуться от зубастых челюстей. Он испуганно захрюкал, закрутился на одном месте, выискивая пути к отступлению.
    Однако и волк уже устал. Вывалив длинный красный язык, он с надеждой высматривал в своем противнике признаки слабости. Зверь уже чуял запах его страха. Еще немного, еще несколько хороших атак, и забьется под ним в агонии эта туша, замолотит скользящими в крови копытами, уронит огромную голову с подернутыми дымкой безразличными глазами. И тогда никакая сила уже не удержит его здесь! Он опять бросился на вепря и опять, сцепившись, они закружились в смертельном танце, визжа и воя.
    Но тут боги совсем отвернулись от своего подопечного и волк вцепился зубами в его горло. Вепрь в ужасе закричал, упал на колени и замолотил головой по торжествующему волку, норовя размазать его по камню. В глазах у вепря потемнело, пенящаяся кровь хлынула горлом, и тут же судорожно бьющееся копыто обрушилось на тело волка, круша его ребра…
    Жуткий волчий вой бился в Сониной голове, сотрясая все ее тело. Когда кровавая пелена спала с глаз, она успела заметить исчезающего в темноте пещеры кабана и настигающего его волка. А перед ней на камнях лежал Куфаронус, болезненно поджав под себя колени и судорожно шаря вокруг себя руками. Соня взглянула на свое отражение и медленно раздвинула губы в злой улыбке, блеснув белыми зубами. Она нагнулась над магом и поставила ему на грудь ногу. Тело его еле шевельнулось.
    Девушка вынула из-за голенища сапога нож, наклонилась к его искаженному лицу и, сжав его пальцами, откинула голову старика, намереваясь перерезать ему горло. И тут маг что-то залопотал, быстро и непонятно, дернулся и затих, словно ожидая чего-то. Соня быстро оглянулась по сторонам: пустой зал быстро наполнялся легкими тенями, невнятным шепотом.
    Металлический звук лопнувшей струны заставил ее вздрогнуть и быстро пригнуться, отпустив бормочущего Куфаронуса. Его белые безумные глаза метались по залу, пока не увидели то, что искали и тогда торжествующая улыбка расползлась по его лицу. Соня тоже увидела и содрогнулась: к ней быстро летел золотой кинжал с рукояткой в виде какой-то безобразной морды, скалящей острые длинные зубы.
    Девушка смотрела на него, не отрываясь, усилием воли заставляя его свернуть, или остановиться. Кинжал замедлил свой полет. Движения его стали неуверенными, словно он не знал, кого слушать. Он дрожал и тонко звенел, вися в воздухе между Соней и магом, поворачивая свое смертоносное жало то к одному, то к другому. У девушки от напряжения пот заливал глаза, но она боялась сделать любой жест, чтоб это зыбкое равновесие не нарушилось.
    Маг скрипел зубами. Проклятый волк! Если бы не он, все давно было бы кончено. И тут Куфаронус увидел, что клинок медленно поворачивается к его горлу. В сердцах он схватил его и тут же закричал от боли: острые зубы вцепились в его пальцы. Соня перевела дыхание, а колдун швырнул золотой кинжал в каменную зеркальную стену и выкрикнул заклинания. Девушка бросилась на него, подмяла под себя и опять потянулась за ножом… Удар тяжелой палицы обрушил на нее темноту беспамятства.
* * *
    …Ей казалось, что она лежит в траве под огромным синим небом, а ее смешной рыжий брат с какими-то остроконечными ушами щекочет ее травинкой в носу. А… а… апчхи!.. Лязг оружия вернул ее к жизни. Апчхи!.. Соня чихнула еще раз и испуганно открыла глаза: в двух шагах от нее бились на мечах два великана. Один из них — Агилульф, так вовремя подоспевший, а второй… Девушка протерла глаза. Нет, так и есть: второй боец был точной его копией! Она быстро повернулась к Куфаронусу. Тот довольно потирал руки:
    — Смотри, Соня, ну не чудесно ли я придумал: наш доблестный ирл сражается со своим собственным отражением, которое я когда-то у него выиграл! Ах, он так трогательно к нему стремился! И каково же было его разочарование, когда его двойник ринулся на него, размахивая мечом! Хи-хи… Пасть от собственной руки — это, наверное, не так обидно, как от чужой. Как ты думаешь? Или его палица лишила тебя способности соображать?..
    Он смеялся, а сам по-паучьи, быстро подбирался к Соне:
    — Ну почему ты такая строптивая? Неужели тебе жалко несколько капель крови? Или, может, тебе страшно, а? Ну, признайся…
    Старик что-то говорил, но его слова тонули в звоне металла и выкриках бойцов.
    — Ты, несчастная моя тень! — громыхал Агилульф.— Как ты смеешь поднимать оружие на меня, своего господина?!
    Отражение огрызалось короткими ругательствами и продолжало наседать на ирла, все дальше тесня его от алтаря к выходу, Агилульф обиженно выпячивал губы; его отражение казалось ему чрезвычайно несимпатичным. Но вот мечом оно орудовало знатно! Ирл даже не знал, радует его или наоборот… Бессознательно он боялся сразить самого себя, поэтому его агрессивный противник имел все шансы на успех, и с каждым взмахом меча его движения становились все увереннее и ловче: еще немного и приказ нового хозяина будет выполнен, а враг повержен, сокрушен и уничтожен! Эге-гей, гоп!..
    — Соня!
    Девушка резко обернулась на крик, и тут же ее взгляд уперся в черные бездонные глаза колдуна. Она замерла, как каменное изваяние, приоткрыв рот и протянув вперед руку. Куфаронус, не отрываясь, смотрел в ее лицо. Это была победа! И теперь никто ее у него не отнимет! Ха! Наконец эта гордячка была в его власти! Обойдя все ловушки, она так глупо попалась в такую простенькую западню! Маг чуть было не потер довольно ладони, но спохватился, шагнул к Соне, дотронулся до нее рукой. Она не шелохнулась. Его зрачки начали подрагивать от напряжения. Колдун властно произнес:
    — Иди к алтарю!
    Соня неуверенно шагнула раз, другой. Лицо ее мучительно исказилось, но девушка послушно подошла к большой каменной плите и остановилась, держа над ней поднятую руку. Маг нащупал на поясе ножны, торопливо расстегнул их, вынул узкий тонкий кинжал. Сверкнуло лезвие…
    И тут явственно зазвучала музыка свирели из-за ближайшей колонны. Куфаронус от неожиданности подпрыгнул, кинжал со звоном упал на камни. Старик закричал, но было поздно: Соня очнулась от наваждения, отшатнулась в сторону. Маг бросился на нее, как гигантская летучая мышь, дернул за руку к алтарю и вцепился в нее зубами. Кровь с шипением закапала на черную плиту. Рев и грохот наполнили пещеру, словно сонмы великанов разом проснулись и принялись рваться на волю, стуча в стены пятками и кулаками. Словно разверзлась преисподняя…
    Маг, широко раскрыв рот, то хохотал, как безумный, то просто вопил от восторга. Наконец-то! Вот он — миг абсолютного счастья! Кровь девственницы выпустит на свободу всех духов и демонов, откроет ему путь к зверобогам и даст над ними власть! Молнии с шипением хлестали в пол. Из страшной черноты свода обрушился вниз ураган, сбив людей с ног.
    И вот, когда из черной бездонной воронки, стремительно раскручивающей огромные косматые звезды, стали приближаться с диким ревом чудовища Темного Мира, Соня очнулась. Она посмотрела на распластавшегося на алтаре колдуна, обессилившего от смеха, на свои руки… Не раздумывая, шагнула к алтарю, с натугой подняла с пола один из больших камней, сложенных пирамидой у его подножия, и с облегчением опустила этот камень на плешивую голову Вседержителя Вселенной. Крак!.. Она подумала, что его грязной крови вполне хватит, чтоб смыть ее жалкие несколько капель и опять запереть демонов и духов в святилище.
    И она была права: в огромной пещере воцарилась тишина, нарушаемая лишь стуком ее зубов, да кряхтением Агилульфа.
    Ирл недоуменно оглядывался, ощупывал себя руками, щелкал языком. Еще миг назад он был уверен, что к ним мчится все Нергалово полчище, готовое разорвать их на куски, а сейчас вокруг царили мир и тишина.
    Вон у большой плиты в центре зала стоит Соня, глядя на стекающие на пол струйки крови и словно к чему-то прислушиваясь. А вон… Ирл отшатнулся, увидев в гладкой стене своего недавнего соперника. Но сейчас он не проявлял агрессивности, напротив, смотрел на него испуганно. Агилульф неуверенно поднял руку в приветствии — отражение тотчас же повторило его жест.
    Ирл задохнулся от счастья. Вскочил на ноги и бросился к стене — его отражение, улыбаясь, летело ему навстречу. Ирл радостно застучал кулаком по отполированному камню и прижался к ней губами, запечатлев поцелуй на румяной счастливой физиономии своего двойника.
    Соня издалека следила глазами за Агилульфом, который, забыв обо всем, в полном восторге от самого себя махал руками, корчил рожи и принимал разные замысловатые позы перед зеркальной стеной пещеры, и никак не мог на себя налюбоваться. А в ушах ее все еще бился низкий грубый голос, похожий на рычание:
    — О, Человек, напоивший жертвенной кровью священный камень, что привело тебя сюда?
    Соня в недоумении пожала плечами:
    — Должно быть, божества дорог решили не давать мне покоя… Но я пришла сюда за…— Она запнулась, но тут же твердо закончила,— …за сокровищами.
    — Не боясь гнева богов?
    — Когда с ним сталкиваешься слишком часто, то постепенно привыкаешь. Возможно, мне хотелось опять испытать свою Судьбу.
    Голос звучал глуше, словно удаляясь:
    — Вдыхающий аромат божественного бессмертия, как запах черного лотоса, не забудет его никогда. Он обречен на вечную за ним погоню…
    Соня задумчиво намотала прядь волос на палец:
    — Я знаю. Оракул когда-то говорил…
    Она обвела растерянными глазами огромный зал, мельком взглянула на скрюченные руки старого мага.
    — Так это все — ради бессмертия? И оно было к нему так близко?..
    Молчание висело в воздухе, словно огромная птица, распластавшая крылья. Соня топнула ногой:
    — Но как? Как его найти? Где?
    Шепот за спиной заставил ее обернуться:
    — К богам каждый идет своей дорогой. Ищи свой путь.
    Рыжий фавн хихикнул и исчез в камне. Девушка бросилась за ним, заколотила ладонями по стене:
    — Ты обещал сокровища!
    Он дотронулся до ее плеча, стоя за спиной:
    — А разве знание о бессмертии — это пустячок? Безделица?
    Соня сердито смотрела на его довольную рожицу, растирая укушенную магом руку. А он лукаво ухмыльнулся:
    — Ради чего топтать землю, если вся жизнь твоя — лишь миг для Вселенной? Стоит ли задаваться высокими целями, если все равно тебя сожрут черви? А? Этакие беленькие червячки… А что такое — смерть? А что такое — жизнь?
    Проклятый демон! Она-то надеялась, что не будет больше об этом думать. Что эти вопросы ушли от нее навсегда… А он!.. Соня закричала зло:
    — И где, по-твоему, я должна его искать?
    Молчание было столь долгим, что девушка подумала, что все ее покинули. Но ответ прозвучал чуть слышно откуда-то сверху:
    — Твоя дорога тебя приведет…
    А фавн напоследок хихикнул:
    — Не горюй, красавица! Гляди веселее! Клянусь моими рогами, у тебя столько всего впереди, что возблагодари Судьбу за то, что жива, передохни, да и отправляйся дальше. Тебя ждет твоя дорога. Торопись!
* * *
    Агилульф подобрался к ней боком, как испуганный краб:
    — Что это с тобой? Ты сама с собой беседуешь?
    Соня, не отвечая, стояла и смотрела в темноту свода, на блики света в камнях. Но покров тайны опять упал на это святилище, сомкнув уста богов. И вредный фавн умчался в неведомые дали, предоставив ей самой во всем разбираться. О, как наивно она попалась в раскинутые им сети! Мало того что ее руками расправились с этим настырным стариком, так еще ей дали, видите ли, прикоснуться к Тайне!.. И как же ей теперь жить? И почему он сказал, что надо торопиться?
    Ничего не говоря ирлу, она тяжело оперлась о его руку и увлекла великана за собой к выходу. Вот уж вляпалась, так вляпалась! Кого же теперь винить? Счастливчик ирл нашел, что искал. А она вместо золота уносит лишь смятение в душе…
    Соня, пошатываясь, брела вдоль темной стены, едва вслушиваясь в изумленное бормотание Агилульфа:
    — Ах, забери нас горячка! Ну кто же в это поверит?..
    Он косился по сторонам, но стены здесь были шершавые. Тогда ирл поднимал к лицу свой щит — и, подмигнув себе, продолжал рассуждать:
    — Я подозреваю, что мне никто не поверит. Но мне до этого нет дела, ибо порядочный и здравомыслящий человек верит во все, что ему говорят. В особенности, ежели рассказывает такой весельчак и любитель выпить до дна, как я… Никакой видимости правды?..
    Он щелкнул по носу свое отражение:
    — Ну и что из того?
    Девушка наконец не выдержала и, прикрыв глаза, повисла на его плече. У нее все плыло в глазах. Ей казалось, что фигуры на барельефах опять ожили — испуганно всплескивают руками, беззвучно открывают рты. Соня решила, что сходит с ума. Все, что произошло в огромной пещере, казалось ей порождением ее больного рассудка. Поэтому, ощутив под рукой крепкое плечо верного ирла и закрыв глаза, чтоб ничего не видеть, она испытала несказанное облегчение, хоть и спотыкалась на каждом шагу.
    Агилульф неуверенно приобнял ее за талию, чтоб она ненароком не упала, и с сожалением пробасил:
    — Ах, как много несправедливости на свете! В кои-то веки встретил настоящего бойца, лихого и умелого, истинного мастера… И такая неувязочка! Ах, брат Соннис, ну зачем ты оказался девицей?
    Соня молчала. Она не слышала ирла: в ее распухшей от внезапной боли голове, где-то глубоко-глубоко, зародился легкий звук, неуловимая вибрация, напоминавший тихий шорох струйки воды, разбивающей дамбу — еле журчащей, но несущей за собой катастрофу. А ирл вздыхал громко:
    — А какой славный друг мог бы из тебя получиться! Конечно, я мог бы и жениться на тебе, но, как мужчина мужчину, ты же понимаешь, каково это потерять холостяцкую свободу. И, вообще, я испытываю к женитьбе некоторую робость… доходящую порой до отвращения. Клянусь моим Альдобрандом!
    — Скорее…
    — Что «скорее»? Жениться?
    Соня судорожно дернулась вперед, мучительная гримаса пробежала по ее лицу:
    — Скорее бежим отсюда…
    Агилульф недоуменно округлил глаза:
    — Разве за нами кто-то гонится?
    — Да…
    Ирл завертел головой, но, подчиняясь Сониному голосу, в котором вдруг зазвенела сталь, ускорил шаги.
    — Скажи мне, друг Соннис, неужели мы неуклюже наступили на чью-то любимую мозоль?
    Вроде, никого не встретили, кроме нашего славного старичка-мага…
    Соня шипела, как рассерженная кошка:
    — Глупец! Только такие невежды, как мы, могли разворошить то осиное гнездо! «На чью-то мозоль»! Да мы оттоптали все мозоли здешним богам! Кровь Куфаронуса на алтаре, а мы убегаем восвояси, и каждый несет в себе частицу их тайны.
    Ирл побледнел. А Соня воскликнула:
    — Ха! Я вижу, тебя проняло до самой печенки, мой славный ирл! Как бы ты поступил на их месте с вражескими лазутчиками?
    Вместо ответа Агилульф подхватил Соню на руки и побежал что было сил к выходу:
    — Неужели они захотят нас уничтожить, а, Соннис?!
    — Им придется искать новое пристанище, а, убегая, они могут невзначай нас и растоптать.
    Тихий гул, возникший у них за спиной и быстро усиливавшийся, свидетельствовал о правоте ее догадки. Стены мелко задрожали, роняя камни. По барельефам побежали кривые трещины. Земля под ногами затряслась, и Соня, изогнувшись, закричала что было сил, забилась от боли в судорогах в надежных руках Агилульфа. Испуганные Диамина и Хайрас присоединились к ним, и беглецы ринулись к выходу.
* * *
    …Соня проснулась, как будто ее кто-то окликнул. Открыла глаза стремительно села, изумленно оглядываясь. Но ее окружала лишь мирная картина раннего утра. Казалось, на всей земле в то благословенное утро царило лишь солнце, щедрое и теплое. Ветерок перебирал ее кудри, гладил лицо, но девушка никак не могла избавиться от какого-то смутного внутреннего беспокойства.
    Оглядев спутников, Соня грустно сказала:
    — Что ж, путешествие наше закончилось печально.
    Ирл даже поперхнулся от возмущения и долго кашлял, побагровев от натуги:
    — Как это «печально»? Разве, найдешь сейчас человека счастливее меня?
    Ему тут же хором ответили Хайрас и Диамина:
    — А мы?
    И засмеялись, глядя друг на друга.
    Соня фыркнула пренебрежительно и отвернулась. Глаза девушки прищурились:
    — Хайрас, а как же твои кони?
    Степняк пожал плечами:
    — Моя жена — дочь правителя Бритунии. Неужели отец пожалеет ей в приданое табун тяжеловозов? Больше ведь мне ничего не надо: ни золота, ни дворцов.
    Соня вздохнула тяжело, надула губы:
    — Выходит, одна я ни с чем осталась. И наш маг… А за что, спрашивается?..
    Она задумалась. Конечно, природа не создает ничего бессмертного. Бесконечное могут творить только боги. Зачем же они поманили ее тогда бессмертием? Зачем напомнили об этом сейчас?
    Где тот оракул, чьи слова о стране бессмертных не дают покоя ее душе, смущают ее и тревожат?.. Столько пройдено ею дорог, но вновь и вновь она возвращается к Источнику. И снова пускается в путь… Может ли человек убежать от самого себя? В какую сторону ей теперь идти?
    Соня закрыла глаза, прислушалась к себе, но уставшее сердце упрямо молчало. Ей не хотелось никуда. К чему начинать новый путь по кругу? Она останется здесь. Построит себе хижину, будет охотиться, а долгими тихими вечерами общаться с духами. А в этом суетном развратном мире, что остался за горами, ее никто не ждет. И никто ей не обрадуется.
    Между тем Диамина давала последние наставления собиравшемуся в дорогу ирлу:
    — Месьор, да сохранит тебя Митра, да помогут тебе в пути мудрые древние боги. Пусть путь покажется тебе короче твоей любимой песни, а ветер всегда будет попутным. Скажи моему отцу, твоему господину, что свой долг я выполнила, как то было угодно богам, и надеюсь, что страсти в королевстве улягутся и опять наступят мир и благоденствие. Поведай без прикрас все, что с нами было и скажи, что я отправляюсь со своим супругом в его страну, за море Вилайет. Надеюсь, что нам доведется свидеться. И пусть его звезда сияет долго и ярко…
    Под конец своей торжественной речи она не выдержала и расплакалась. Агилульф отскочил, как ошпаренный: он не выносил женских слез, словно от них могли заржаветь его доспехи. Он слез с коня, встал на одно колено и с силой стукнул себя в грудь, что, вероятно, должно было означать его клятву в верности. После чего в смятении поспешил усесться на широкую спину невозмутимого Альдобранда. Но прежде чем убраться восвояси вспомнил о своем друге:
    — Эй, друг мой Соннис! Тьфу, опять перепутал… Ну да ладно! — Он махнул сокрушенно рукой и с жаром продолжил: — Скажи, друг мой Соннис, куда ты намерен направиться? Может, нам ворожит один бог дороги? Не хочешь ли ты поехать со мной? Помнишь, как славно мы пели:
    — Эх, бочка вина…
    Но Соня лишь меланхолично покачала головой и снова вонзила частый гребень в свои жесткие кудри, надеясь хоть как-то привести их в порядок.
    — Спасибо тебе, славный ирл, но здесь наши дорожки расходятся. Если богам будет угодно, то где-нибудь они еще пересекутся и, поверь, я буду рада. А пока… Отправляйся один. Чистых звезд тебе по ночам, днем — яркого солнца и поменьше приключений в пути!
    Она подняла в прощальном жесте сжатый кулак. Диамина долго смотрела ирлу вслед — ведь это была последняя тонкая ниточка, связывавшая ее с домом. И вот она оборвалась. Ее вывел из оцепенения голос Хайраса:
    — Поехали с нами! Нам так нужны хорошие воины! Вместе завоюем мир!..
    Девушка вдруг прижала руку к груди и побледнела. Она вспомнила то, что говорил ей степняк, но тогда не придала значения его словам. А сейчас ее словно кипятком ошпарили:
    — Эй, приятель,— голос ее предательски задрожал,— Расскажи-ка мне еще раз о вашем новом вожде. Кто он? Откуда? Что за человек?
    Хайрас наморщил смуглый лоб:
    — Да никто не знает толком. Он ведь об этом сам не распространяется. Но за ним стоит какая-то тайна, и тайна эта — кровавая…
    Сонино сердце билось у самого ее горла:
    — Продолжай.
    Она сама не узнала своего голоса, но Хайрас ничего не заметил, поглощенный созерцанием своей юной жены.
    — Ну, что еще?.. Ах, да. Он такой же полукровка, как и ты: наполовину гирканец — наполовину ванир…
    Сонино бедное сердце пропустило один удар.
    —…Хороший правитель — умеет привлечь людей на свою сторону, умеет зажечь сердца. Ведь это он начал собирать мелкие племена, делать осадные орудия, искать мастеров… О, я и сам буду рад коснуться его стремени! Нас с ним ждет великое будущее, я чувствую это!
    Девушка сглотнула ком в горле, с трудом проговорила:
    — Сколько лет он с вами?
    — Да, три зимы, наверное… Уж и не помню, мне кажется, он все время был среди нас.
    Соня поднялась с травы и под недоуменными взглядами Диамины и Хайраса побрела куда-то. Нет, этого не может быть! Она не имела права даже думать о таком везении! Неужели здешние боги приготовили ей такой подарок?.. Нет! Просто она, так долго мечтала об этом, что теперь ей всюду мерещится этот призрак — ее оставшийся в живых брат… Ноги предательски дрожали, но она упрямо брела дальше, лишь бы никто не видел ее растерянного лица, мокрого от неожиданных слез. О, боги! Что же это?..
    Когда она вернулась, на лице ее не было заметно никаких признаков волнения.
    — Хорошо.— сказала она бесстрастно.— Я продам свой меч этому вашему вождю. Надеюсь, он не скуп…
    Она не успела закончить, как Диамина бросилась ей на шею:
    — Ах, Соня, как я рада! Я рядом с тобой ничего не боюсь! Как здорово, что мы опять будем вместе!
    Хайрас насупился:
    — А я, что, ничего не стою?
    Диамина обняла его, повернула к себе лицом:
    — Ну что ты, глупый! Ты — мой муж! А она будет подругой.
    — Что ж, тогда давайте собираться. О, боги, откуда у нас столько вещей. Ну и запасливая же у меня жена! Что это за сверток, например? О, да в нем ларец…
    Диамина стала серьезной:
    — Это наши фамильные драгоценности, которые мне дал с собой отец. Считай их частью моего приданого. Как ты думаешь, хватит этого на добрый табун лошадей?!
    Соня равнодушно слушала щебетание влюбленных. Ей сейчас хотелось только одного — поскорее оказаться по ту сторону моря Вилайет и, оседлав лошадь, скакать в степь, навстречу гирканскому вождю.
    Судьба, похоже, вновь поманила ее рукой. Обманет ли и на этот раз? Или наконец дарует надежду? Девушка не хотела загадывать наперед. Да будет так, как пожелают боги…
    Солнце было уже довольно высоко, когда они, наконец, отправились в путь. Рыжий демон издалека помахал им рукой. Но путники уже не видели его.
Top.Mail.Ru