Скачать fb2
Турнир в стране фей

Турнир в стране фей

Аннотация

    На торжественном собрании королева Агния объявляет о магических состязаниях, которые очень скоро пройдут в Чудосвете. В них примут участие феи всех кланов. Для того чтобы победить, надо собрать как можно больше волшебных подсказок.
    Неожиданно в самый ответственный момент у Чудины пропадает карточка участницы. Вскоре фея находит ее и с удивлением обнаруживает, что теперь ей предстоит состязаться последней и, что хуже всего – ее соперницей станет коварная лесная фея. Кто и зачем мог совершить такую подмену?


Турнир в стране фей Ксения Беленкова

Глава первая
С чего все началось

    Но не стоило забывать, что среди этого великолепия располагалась клеть, где запирали сильно провинившихся жителей Чудосвета. Дина даже поежилась, вспомнив, как сама чуть не угодиtла туда, когда без спроса воспользовалась Лопухом Изобилия. И если бы не магическая способность к исчезновению, сидела бы она сейчас за железной решеткой вдали от дома и любимых друзей. Тогда она успела очень удачно пропасть, словно ее вообще и не бывало.
    «Как там поживают лешие Хрр, Брр и Фрр? – размышляла теперь Дина. – Может, до сих пор меня ищут?»
    Тут ей даже стало весело, и она так рассмеялась, что чуть не свалилась с перил и не бултыхнулась в воду вниз головой. Вовремя распахнув крылья, Дина взлетела над мостом. Осенний лес на миг перевернулся кронами вниз, речная вода оказалась над головой, а небо – под ногами.
    Именно в этом положении Дина заметила что‑то необыкновенное! Невероятное! Даже невозможное! Будто из‑за дальних деревьев за ней наблюдают два огромных глаза. Дина мигом перевернулась: теперь у нее под ногами снова были мост и река, а над головой – чистое небо. Лес опять стоял кронами вверх. Никаких глаз среди ветвей уже не было видно. Да и откуда им там взяться? Обладатель таких глаз должен быть ростом с ель или сосну. Дина все вглядывалась в верхушки сосен, среди которых ей померещились большущие глазищи.
    – Эти глаза, наверное, величиной с дом! – беседовала сама с собой Дина. – Разве бывают у кого‑нибудь на всем Чудосвете такие глаза?
    Сосны за рекой чуть покачивали колючими верхушками, будто рассуждая: «Не знаем, не знаем…»
    – Нет, – ответила сама себе Дина. – Таких глаз быть не может! Еще ладно глаза размером с окно или дверь, но с целый дом – это совершенная невидаль!
    Так Дина успокаивала себя. Вскоре она начала уже размышлять о том, какое варенье сварит сегодня вечером – клубничное или смородиновое, – но тут снова произошло невероятное. Сосны будто бы раздвинули свои верхушки, а за ними показались чьи‑то толстенные пальцы.
    – Сосны с руками! – запищала Дина.
    Но пальцев уже не было видно. На их месте сплелись толстые сосновые ветви. Эти ветви растопырились в стороны, словно пятерни, и будто дразнили удину. Тогда она покрутила пальцем у виска и сказала себе или соснам:
    – Страннота какая…
    И тут же Дине померещилось, будто из одной сосны вырос здоровущий нос. Сосна приложила к нему большой палец, а остальными задорно повертела.
    – Хватит дразниться! – крикнула Дина через реку в Осенний лес.
    Но ее голос поглотили волны. Чудина даже испугалась, что нарушила покой водяных, а их лапы похуже хвойного лапника. От таких точно не жди добра. Но водная гладь оставалась спокойна. Тогда Дина высунула язык и тихонько протянула:
    – У-у-у!
    И тут же застыла прямо с высунутым языком, так как из‑за сосен вдруг высунулась широченная розовая котлета. И будто бы тоже раздался гул:
    – У-у-у!
    Он несся над водой, высокий и протяжный, точно второй перекинутый через реку мост. Быть может, так гудели стволы деревьев на сильном ветру. А может, это и не язык был, а солнечный блик упал на сосновые ветки. Все‑таки очень уж далеко раскинулись Осенние леса.
    Но Дина была почти что уверена – кто‑то дразнит ее оттуда! Подмигивает глазищами, машет ручищами… От страха она даже закрыла лицо руками, которые тут же прилипли к ее вечно перемазанным вареньем щекам. Спутанные розовые волосы Дины вились на ветру, как длинные языки пламени. Когда она отняла ладони от лица, сосны вновь стояли спокойные, высокие, степенные. И у них не было ни глаз, ни рук, ни носа, ни языка. «Пожалуй, я перегрелась, – подумала Чудина. – Сколько уже здесь сижу на солнцепеке? Наверное, битый час, а то и все три с половиной».
    Дина взглянула на солнце и попыталась вспомнить, где же оно было, когда она пришла на мост. Но солнце лишь слепило глаза и отказывалось признаваться, как давно фея греет под ним свою розовую макушку. Оно прыгало по небу солнечным зайчиком, прячась за тонкие облака и снова выныривая.
    – Пора домой! – скомандовала сама себе Дина.
    Она еще раз взглянула на далекие сосны – те застыли, как мачты. Спустившись с моста на берег, Дина совсем успокоилась.
    «Ну и привидится же такое! – размышляла она, улыбаясь. – Глазастые сосны. Чепуха какая!»
    Чудина в последний раз обернулась, чтобы в шутку помахать длинным соснам рукой. В этот же миг верхушки деревьев расступились, а между ними возникла здоровенная голова, которая улыбалась во весь щербатый рот и шевелила ушами.
    – Ве-ли-ка-а-ан! – завопила Дина.
    Фея бросилась со всех ног подальше от берега. Споткнувшись, она взлетела и понеслась куда глаза глядят. А за соснами плыло солнце – большое и круглое, как голова великана.
    Дина летела, не разбирая дороги, и сообразила, где находится, лишь когда увидела колодец с Гугой. Возле него сидела Элегия. Она склонила голову и что-то высматривала в каменной глубине.
    – К вечеру гроза? – прокричала она вниз.
    – У-гроза! У-гроза! – ответил Гуга.
    – За предупреждение спасибо, Гуга, – грустно кивнула Эля.
    – Бу-га-га, бо-гу-га, – веселился колодезный дух.
    Эту милую беседу нарушила Дина. Она облетела колодец три раза, а затем, неудачно приземлившись, чуть не угодила в него. И без того непричесанные волосы феи растрепались, а щеки горели – она походила на кикимору, которую окунули в клубничное варенье.
    – Дина, ты ужасно выглядишь! – воскликнула Эля. – Что случилось?
    – Случилось страшное! – Дина не могла отдышаться. – К нам лезет великан!
    Эля побледнела и, кажется, стала почти прозрачной.
    – Какой ужас! – прошептала она. – Великаны – это не к добру…
    – Какое уж добро, – вздохнула Дина. – У него глаза с дом, а на языке можно спокойно устраивать балы. Еще и дразнится…
    – Я слышала, что одно древнее поселение фей великан начисто языком слизал, – чуть не заплакала Эля. – Он и нас проглотит вместе с домами как‑нибудь на завтрак.
    – А потом рекой запьет, – подтвердила Дина.
    Феи так испугались своих фантазий, что обнялись и стали плакать, будто прощались перед верной гибелью. В таком состоянии их и застала Рада. Увидев подруг рыдающими в подобный замечательный солнечный день, она очень удивилась.
    – Что случилось? – Рада заглянула в колодец. – Испугались Гугу?
    – Угу, – весело отозвался Гуга. – Угу-у-у…
    Дина и Эля на миг прекратили рев. Они посмотрели на жизнерадостную Радугу, которая умудрялась быть счастливой лишь от того, что бросала плашмя камушки в реку. И вот сейчас этой веселой фее надо было сообщить, что через считаные часы ее скорее всего слопает голодный великан. А в животе великана пускать камушки по воде совершенно невозможно. Дина уже раскрыла было рот, чтобы поведать подруге ужасную новость, но смогла произнести лишь:
    – Ве-и-и-и-ааааа! – Она снова зарыдала, и слезы посыпались из ее глаз, каждая размером с ягоду.
    – Скажите наконец, что произошло? – начала сердиться Рада.
    Дина махнула Эле рукой, предлагая рассказать об участи, которая вскоре постигнет все их безмятежное поселение. Эля подняла полные слез глаза на растерянную Раду и скорбно сообщила:
    – Скоро тебя съедят! Мои соболезнования. – Она со слезами обняла Радугу. – Это так печально, быть съеденной. Особенно когда ты в таком хорошем настроении…
    – Кто меня съест? – удивилась Рада. – Я же совершенно невкусная.
    – А для великана очень даже вкусная, – ныла Дина.
    – Где великан?
    Рада начала оглядываться: снова заглянула в колодец, покрутилась вокруг себя, раздвинула ближайшие кусты.
    – Нет здесь никакого великана, – заверила она подруг.
    – Он лезет к нам из Осеннего леса, – махнула рукой в сторону реки Дина. – Я сама видела. Хулиганистый такой, язык мне показал!
    – Голодный, наверное, – закивала Эля.
    – А вы уверены, что великаны питаются феями? – насторожилась Рада.
    И тут подруги сразу подумали о Корифее. Уж она точно подскажет, что делать, если еще осталась хоть малейшая возможность спасения. Феи расправили крылья и рванули к Кори. Прибрежный ветер высушил их слезы, но в сторону Осеннего леса они даже не поглядывали…
    Кори как раз сидела около дома с книгой, над которой торчала лишь ее зеленая макушка. Казалось, она была очень увлечена.
    – Кори, нас всех скоро съедят! – закричала Дина, подлетая к подруге.
    Но та почему-то не откликнулась. Голова ее была склонена над страницами, очки криво громоздились на носу, одна дужка съехала с уха и теперь торчала в сторону, как длинный ус. Кори крепко спала над томиком «Теория и практика работы пекарни».
    – Вставай! – накинулась на подругу Дина. – А то тебя съедят, ты и не заметишь…
    – Перед тем, как есть, тесто необходимо подвергнуть тепловой обработке, – зашевелила губами Кори.
    – Тебя и без тепловой обработки слопают, – присоединилась к Дине Рада. – Как миленькую!
    Наконец Кори начала просыпаться. Она потерла глаза и поправила очки.
    – Что происходит? – спросила она, строго взирая на разбудивших ее подруг.
    – К Летним лугам подбирается великан! – сообщила Дина. – Он смотрел на меня и облизывался! Скоро нас всех слопают без соуса и тепловой обработки, а ты спишь!..
    – Чушь! – Кори вскочила на ноги и по обыкновению подняла вверх указательный палец. – Великаны давно вымерли.
    – Но я же сама его видела! – рассердилась Дина.
    – Где видела, когда видела? – снисходительно посмотрела на нее Кори. – Расскажи по порядку! С чего все началось?
    – Я сидела на мосту, мечтала, грелась на солнышке и вдруг чуть не упала от смеха, – начала рассказывать Дина. – Вот тогда, вниз головой, все и началось…
    – Все понятно, – сказала Кори. – Тепловой удар!
    Она приложила ладонь ко лбу Чудины и покачала головой.
    – Холод, голод и покой! – решительно сообщила она. – И никаких мыслей о великанах. Понятно?
    Чудина послушно кивнула.
    – А вымерший великан не сможет нас съесть? – шепнула Эля.
    – Исключено! – покачала головой Кори.
    И почему-то все тут же подумали, что сегодня их точно никто не слопает.
    Вечером Дина лежала в своей кровати с мокрой тряпкой на голове: она послушно выполнила все указания Кори. Вот только не думать о великане никак не получалось. Его огромный улыбающийся рот так и стоял перед глазами. Но Дина еще не знала, что в тот момент, когда одна чумазая фея посмотрела на Чудосвет вверх ногами, и началась эта удивительная история…

Глава вторая
Магические состязания

    Лишь только Летних лугов коснулись первые лучи солнца, Дину разбудило появление призрака-почтальона. Дымчатый господин разместился в ее комнате, как у себя дома, послушно ожидая, когда фея проснется. Через почтальона можно было насквозь разглядеть листы с рецептами, которые были разложены у Дины по всему дому. Сейчас под правой ногой призрака виднелся рецепт смородинового джема, а под левой – обрывок старого, уже исправленного, рецепта сливового варенья. Почтальона это нисколько не смущало, он спокойно выжидал своего часа, чтобы передать сообщение. Как только он увидел, что Дина пошевелилась, потянулась и открыла глаза, призрак тотчас вскочил с кресла и вытянулся во весь рост.
    – Важное объявление! – произнес он. – Важное объявление!
    У Дины сон как рукой сняло. Она тут же подскочила и уселась на кровати, пытаясь вспомнить, кто она и где находится. Надо сказать, такая история происходила с ней почти каждое утро. Иногда Чудине удавалось собраться с мыслями лишь к завтраку. Но сейчас пришлось соображать быстрее обычного, судя по всему, сообщение призрака требовало полнейшей концентрации внимания.
    – Сегодня в учильне важнейший сбор фей! – продолжал почтальон. – Королева Агния сообщит последние новости. Явка обязательна и незамедлительна!
    Призрак взял под козырек кепки, а затем потихоньку растворился в воздухе – свою миссию он выполнил. К тому времени, как почтальон исчез, Чудина уже сообразила, кто же она такая, а также прекрасно поняла переданное ей важное послание. Вот только о загадочном великане фея совершенно забыла. Правда, до поры до времени…
    Дина так заторопилась на важный сбор, что чуть не вылетела из дома неумытая и непричесанная.
    – Ты похожа на огородное чучело! – возмутился верный спутник Огонек. – Немедленно умойся и причешись!
    Сам феникс был очень чистоплотен и никогда не забывал почистить свои алые, рыжие и желтые перышки. Чудина нехотя отправилась выполнять утренний туалет. И хотя причесывалась и умывалась она довольно долго, все равно какое-нибудь пятнышко варенья всегда будто бы случайно убегало от воды, оставаясь красоваться где-нибудь на щеке или шее. Волосы феи, сколько она ни старалась, постоянно выбивались из кос и хвостов. И если Дина не выглядела как только что попавшая в ураган фея, то это уже было большой победой над копной непослушных розовых волос.
    – Так нормально? – Дина пригладила ладонью пряди на затылке.
    – Сойдет, – махнул крылом Огонек. – Удачи!
    Дина поспешила в учильню, считая себя вымытой и начесанной до треска за ушами.
    Возле здания учильни уже собралось множество фей. Они гудели, как огромный рой пчел, постоянно переговариваясь и размахивая руками.
    – Я знаю, нам хотят объявить об эпидемии маковой сыпи! – причитала Лекарина. – Но у меня уже есть вакцина, так что нет причин сильно беспокоиться.
    – Нет, ожидается нашествие саранчи! – спорила Гнеда. – Всем, у кого огороды или сады, надо приготовиться. А мне трын-трава, мой огород – грядка крапивы, на такое ни одна саранча не позарится…
    Дина начала всерьез переживать за свой любимый сад и тут заметила подруг. Кори и Эля тоже стояли возле учильни и о чем-то шептались.
    – Маковая сыпь выглядит совершенно ужасно! – вздыхала Эля. – К моему цвету глаз она совсем не подходит. Вот Радуге, ей не так страшно…
    – Эпидемия маковой сыпи в последний раз была сто пять лет и три месяца назад, – уверенно заявила Кори. – А чаще чем раз в двести лет она не повторяется. Так что брось переживать.
    – А саранча огромная? – снова принялась вздыхать Эля. – Боюсь, загрызет она моего колодезного Гугу.
    – Вот еще глупости, – отмахнулась Кори. – Зачем саранче соваться в колодец…
    Дина хотела было высказать и свое мнение, но тут ее чуть не сбила с ног Рада. Она тоже подлетела к подругам и завопила, что есть сил:
    – Нас всех проглотит великан! Спасайся кто может!
    И только тут Дина вспомнила вчерашние события. Вокруг учильни гул усилился. Теперь это был настоящий рев шершней.
    – Неужто великан?
    – Как мы могли его не заметить?
    – Дайте мне очки!
    Лишь Кори попыталась противостоять всеобщей панике. Но ее доводы никто не слушал. Когда гул множества голосов вокруг учильни усилился и, кажется, достиг своего предела, явилась Королева Агния. Она, как всегда, возникла из белого искрящегося вихря – невероятно красивая, воздушная, сияющая. Все голоса разом стихли. Стало слышно, как бабочки машут крылышками, садясь на цветки.
    – Приветствую вас, дорогие феи! – певуче поздоровалась Агния. – Прошу всех в зал.
    Собравшиеся молча, почти на цыпочках, отправились за Королевой. Феи занимали места вокруг арены, готовясь выслушать важное сообщение. Казалось, все боялись даже дышать, отчего лица фей стали у кого белыми, а у кого и красными. По правде говоря, каждая из них очень волновалась. А Дина снова совершенно забыла про великана и думала лишь о том, как необыкновенно сияют крылья Королевы и как великолепно струятся ее волосы. А от расшитого жемчугом платья, украшенного тонким кружевом, было просто не оторвать глаз…
    – Я рада, что вы все собрались здесь в столь ранний час! – начала Королева Агния. – Прошу внимания и понимания! Слушайте все! Грядут важнейшие состязания!
    Феи в зале заерзали на местах. Состязания в Летних лугах проходили нечасто, но каждый раз это было что-то невероятное. Сюда слетались феи из других поселений, с самых окраин Летних лугов. Открывались веселые ярмарки, где можно было приобрести необыкновенные сувениры из дальних краев, попробовать чужеземные лакомства или полюбоваться на разнообразные модные наряды. Из окон домов лилась музыка, повсюду развешивались цветочные гирлянды.
    Прилетевшие издалека феи поселялись в учильне, а иногда гостили у местных фей, знакомясь с их обычаями и укладом жизни. Проще всего было приютить у себя малютку цветочную фею. Она съедала в день не больше нескольких ягод, а устроить ей кровать можно было прямо в ореховой скорлупе. Но стоит сказать, что такие феи подчас обладали великими магическими способностями – при желании они могли вызвать грозу или наводнение одним лишь взмахом крыла.
    В дни соревнований в Летние луга прилетали и лесные феи, отличавшиеся высоким ростом, а также бледностью и таинственностью.
    После соревнований феи всегда обретали новых подруг и потом подолгу пересылали друг другу сообщения с призраками-почтальонами. А иногда даже наведывались в гости. Сейчас Дина вспоминала маленьких цветочных фей и надеялась подружиться с одной из них. Удобно было бы по‑дружески просить ее пролить дождик над садом в особо засушливые дни.
    А Королева Агния тем временем продолжала:
    – Дорогие феи, совсем недавно многие из вас обрели свои магические способности и уже успели использовать их во благо. – Тут Дине показалось, что Королева обвела взглядом ее, Кори, Раду и Элю. – Теперь же вам надо будет показать себя в честном состязании с феями из других поселений и кланов.
    По рядам пошел шепот. Феи немного успокоились и поэтому уже больше не могли сидеть молча.
    – И что нам надо будет делать?
    – Как мы проявим свои способности?
    – А в чем суть состязаний?
    Королева Агния подняла вверх ладонь, давая понять, что сейчас все объяснит.
    – В состязаниях каждая из вас сможет проявить себя в полной мере, – продолжила она. – По очереди вы будете пытаться раздобыть подсказки раньше своих соперниц из других кланов. Чем больше подсказок соберет ваше поселение, тем проще вам будет добраться до финала, а значит – победить!
    – Каждая из нас будет соревноваться с одной феей из другого поселения? – тихонько спросила Лекарина.
    – Да, – ответила Агния. – И помимо магии вам придется проявить всю свою выдержку и смекалку. Я знаю, что феи из других кланов очень сильные соперницы.
    – А кому достанется победа? – выкрикнула Гнеда. – Наверное, той фее, которая будет состязаться в самом конце? Ведь у нее уже будут подсказки, собранные другими участницами?
    Агния улыбнулась.
    – Победу одержит целое поселение, а не одна фея, – сказала она. – И последним участницам состязаться будет намного сложнее, чем первым. На их крылья ляжет вся ответственность за исход магической битвы. Когда победа совсем близка, многие теряются и не могут собраться с мыслями…
    – А каким образом распределятся пары участников? – спросила Кори.
    – В торжественный день открытия состязаний вы будете тащить жребий, который все и определит! – ответила Агния.
    – Значит, мне в соперницы может достаться лесная фея? – вздохнула Эля. – Как же я справлюсь с ее таинственной магией?
    – А если мне достанется цветочная фея? – заспорила Рада. – Стукнет мне молнией по макушке – и все дела!
    – Способности у всех разные, – подтвердила Агния. – Но каждая фея может одержать победу, если к магии приложит голову и сердце. Сила фей не только в волшебстве, но и в мыслях, а главное – в поступках. Не велика мудрость вызвать молнию, главное – использовать ее с умом.
    Королева замолчала, а феи вновь начали перешептываться.
    Дина подумала, что для магического исчезновения великого ума не надо, и если победит тот, у кого хорошо варит голова – то ей в состязаниях точно ничего не светит.
    – У вас остались последние дни, чтобы потренироваться в использовании своих магических способностей, а также для того, чтобы собраться с мыслями и силами, – завершила свою речь Агния. – Совсем скоро состоится церемония открытия состязаний. А я вас ненадолго покидаю!
    И тут же искрящийся вихрь унес Агнию с арены. Лишь дрожащий прозрачный воздух напоминал теперь, что недавно здесь была сама Королева.
    Феи высыпали из учильни. Они снова загалдели, стараясь перекричать друг друга. Предстоящие состязания кого-то радовали, а кого-то пугали. Некоторые феи были готовы тут же ринуться в бой и вырвать победу у соперниц, а кто-то хотел забраться под кровать и тихо просидеть там до лучших времен.
    – И все-таки хорошо, что нас не слопает великан! – потянулась Рада, подставляя веснушчатый нос солнцу. – Состязания куда лучше…
    Только тут Дина вспомнила о вчерашнем происшествии. Она окинула взором Осенний лес, но тут же отвернулась. На всякий случай. Пусть великаны и вымерли, но кто знает, быть может, один великан отсиделся в то время под кроватью?..

Глава третья
Мудрая птица

    Всем известно, что некоторые с помощью двух булыжников могут высечь огонь. Другие же не сварят кашу даже на готовом костре. И хоть по части варения у Дины было полным-полно опыта, неудачи в кулинарии преследовали ее по пятам. Сейчас Дина вспомнила последнюю историю с пикулями и даже поморщилась. Все соления пришлось раздать врунам и чертякам. Лишь они готовы были тащить в свои земли все подряд.
    – Как бы мне поумнеть за пару дней? – спрашивала Дина у Огонька.
    Но тот почему-то прятал голову под крыло и делал вид, будто крепко спит. Тогда Дина начала вспоминать, куда же запропастились все ее книги и учебники – в доме были только кулинарные книги. Но сколько ни читай рецептов варений, джемов, соков, от этого умнее и сообразительнее не станешь! Трудно считать себя образованным и начитанным, когда в голове лишь мерные ложки, поварешки, кастрюли, ягоды да сахарный песок.
    – Но я же точно помню, что у меня были не только кулинарные книги, – растерянно восклицала Дина, заглядывая под столы и стулья. – А сколько учебников, по которым мы занимались в учильне! Целых сто, но шесть уж наверняка!
    Огонек зашевелился и выглянул из‑под крыла.
    – Кажется, ты все учебники отнесла в сарай! – неодобрительно произнес он. – Сразу, как только закончила учильню.
    – Ах, точно! – вскочила на ноги Чудина. – Как же я могла забыть!
    Ее колени, ладони и кончики волос были все в пыли. Не отряхиваясь, Дина вылетела во двор. К задней части дома примыкал небольшой сарай. Покосившееся строение было полузаброшенным. Пользовались им очень редко. Лишь иногда приоткрывали скрипучую дверь, чтобы просунуть в щель что-то совсем ненужное – а вдруг когда-нибудь потом пригодится? Страшно было даже подумать, чего только не скопилось в этом сарае! Заходить туда без шлема, по правде говоря, было довольно опасно.
    Дина бесстрашно попыталась открыть дверь. Та долгое время не поддавалась. Печально скрипела, ныла, только что не пиналась. Наконец, удалось распахнуть ее настолько, чтобы в помещение сарая проник дневной свет. Он лег на толстую паутину, сетью растянувшуюся за дверью. Потревоженный паучок тут же засеменил куда-то в дальний угол и оттуда принялся сердито взирать на открывшиеся зеленые просторы.
    Дина выставила пыльную ладонь вперед и дернула паутину вниз. Теперь проход был открыт! Паучок куда-то убежал, спрятавшись среди подгнивших досок. Дина же храбро шагнула внутрь. Она шире открыла дверь и подперла ее каким-то старым стулом без спинки. Или это был табурет с мягкой обивкой?
    Сарай осветило солнце. Лучи побежали по сломанным лопатам без черенков, щербатым граблям и полкам, где пылились коробочки с гвоздиками, гаечками и кнопочками. Много забытой утвари мирно покоилось здесь, в паучьем царстве, долгое время. И сейчас вещи будто заново привыкали к дневному свету, потихоньку выныривая из мрака.
    Вот старый покосившийся комод без одной ножки, а вот – разлапистая вешалка, на которой висит рваная шляпа, да дырявый зонт зацепился крючковатым носом за деревянный обод. Дина почувствовала себя хозяйкой забытых древностей – сколько сокровищ хранил этот сарай! И где-то здесь, среди несметных, отслуживших свой век богатств, почивали учебники и разные умные книги. То, что у Кори хранилось с трепетной любовью и заботой на стеллажах, у Дины валялось в сарае, раскиданное по полкам, тумбам и стульям.
    – Ну и пылища! – чихнул у входа в сарай Огонек.
    Он покинул свою кованую клетку и с интересом разглядывал содержимое старого сарая.
    – Давно пора устроить здесь капитальную уборку! – сообщил он.
    – Этим мы сейчас и займемся, – согласилась Дина. – К вечеру как раз закончим.
    Она еще не знала, что настоящая капитальная уборка не кончается никогда!
    Пока в сарае было достаточно солнечного света, льющегося через дверной проем, работа шла полным ходом. Дина подняла с пола перегоревшие светильники, сырые газеты, тяпки, пассатижи и даже один дырявый футбольный мяч. Она разложила все вещи по полкам, спрятала их в ящики комодов и коробки. Вскоре в сарае даже образовалось свободное место, позволяющее пройтись по нему туда и обратно, ни разу не споткнувшись о какой-нибудь предмет.
    – Вот они! – завопила радостно Дина, оказавшись в дальнем углу. – Мои учебнички!
    Она выудила из‑под груды пыльных подушек несколько книжек и теперь размахивала ими над головой.
    – А вот еще… и еще…
    Дина доставала потрепанные томики из самых удивительных мест, а затем выносила их из сарая, чтобы как следует отряхнуть от пыли.
    – Завтра буду читать учебник «Практическое применение магических способностей», – гордо сообщила она. – Кажется, я его в первый раз вижу…
    – Вы же по нему год занимались! – удивился Огонек.
    – Неужели? – пожала плечами Дина.
    За уборкой незаметно подкрался вечер. Дина так устала, что смогла лишь дотащить учебники до дома.
    – Пора отдохнуть! – сказала она. – Заварю чаю…
    – Я еще немного осмотрюсь в сарае, – отозвался Огонек из недр покосившегося сарая. – Кажется, я вижу на шкафу старинный гребень для моих перьев, который мы давно потеряли…
    – Валяй! – согласилась Дина, хватаясь за чашки.
    – Только не забудь как следует вымыть руки! – вовремя предупредил ее феникс.
    Дина нехотя отправилась отмывать руки и лицо от пыли. Сам же феникс усердно пытался добраться до гребня. Он брался цепкими лапками за валявшиеся на полу вещи и растаскивал их по местам. Теперь дорога к безногому шкафу оказалась почти расчищена, и гребень вот-вот можно было схватить клювом.
    Осторожно, чтобы не запачкать пестрые перья, Огонек пробирался все ближе к цели. Надо сказать, что феникс был ужасным чистюлей и очень боялся соприкосновения с пылью, плесенью или паутиной. Зажмурив глаза, он прицелился и клюнул в то место, где должен был лежать гребень. Но вместо того, чтобы схватить добычу, лишь уткнулся в дерево. Да еще так неудачно, что клюв застрял в сырой доске. Огонек изо всех сил рванулся обратно. К счастью, он сумел легко высвободиться. Шкаф между тем стал покачиваться и скрипеть. Но самое страшное – изнутри вдруг послышался какой-то приглушенный голос! Вначале он скорее напоминал скрежет, и Огонек подумал, что это просто рассохшиеся доски трутся друг о друга. Но потом явственно прозвучало:
    – Погода ясная. Осадков не ожидается.
    Огонек на миг оторопел. Кто-то в шкафу решил поговорить с ним о погоде! И хотя место совсем не располагало к светским беседам, феникс был очень вежлив и решился ответить.
    – Да, погода нынче стоит чудесная! – произнес он и затаился.
    Из шкафа снова донесся скрежет, а потом мелодичный голос сообщил:
    – Лишь к концу недели ожидается порывистый ветер, возможна гроза…
    – Да что вы говорите! – участливо отозвался Огонек. – Какая осведомленность! – Он подумал, что не очень удобно разговаривать, не видя собеседника вовсе.
    – Разрешите войти? – спросил феникс, осторожно постучавшись в дверь шкафа.
    – А теперь прослушайте песню «Во поле ромашка завяла»…
    Из шкафа кто-то тихонько запел. Огоньку пришлось слушать о судьбе увядающей ромашки: песня оказалась длинная и печальная. А под конец начала затихать и вовсе пропала. Огонек немного выждал и радостно захлопал крыльями. Он был очень тронут неожиданным концертом для одного слушателя. Но в шкафу по‑прежнему было тихо.
    – Можно к вам? – спросил он еще раз.
    Никто не отзывался. Будто неведомая певица, интересующаяся погодой, теперь заснула крепким сном. Огонек еще немного полетал возле шкафа, а потом вспомнил о гребне. Он вновь совершил атаку, и, к счастью, в этот раз удачно. Гребень оказался у него в клюве. Но шкаф снова накренился и затрещал. Дверца сама поползла вперед и приоткрылась. От неожиданности Огонек выронил гребень и завороженно уставился на шкаф. Солнце уже садилось, но его лучей еще хватало, чтобы различать силуэты и очертания. Огоньку стало очень любопытно, кто же развлекал его песней?
    Он просунул голову в щель и заглянул внутрь. Это было совершенно невероятно, но из шкафа на него смотрела на редкость симпатичная птица феникс с удивительно мудрыми глазами! Она сидела в глубине, немного удивленная и напуганная. Огонек тоже попытался собраться с мыслями, но от неожиданности совсем растерялся. Тут дверца скрипнула и, закрываясь, шлепнула его по шее. Огонек выдернул голову из шкафа. Где-то внутри тот же ласковый голос произнес:
    – Очень приятно, что вы провели время в моей компании, – а затем нежно добавил: – Доброй ночи!
    Наверное, Огонек в этот момент покраснел под своими и так алыми перьями. Он расшаркался, несколько раз щелкнул клювом и сказал:
    – И мне было очень приятно! Всех благ!
    Затем феникс вылетел из сарая, поглощенный мыслями о том, не слишком ли он запылился во время погони за гребнем и не помешало ли это произвести хорошее первое впечатление на удивительную обитательницу старого шкафа. Огоньку стало очень интересно, давно ли там поселилась эта птица с мудрыми глазами.
    Отодвинув сломанный стул и прикрывая тяжелую скрипучую дверь, он наконец сообразил, что гребень так и остался лежать в сарае возле шкафа. Можно было тотчас вернуться за ним, но Огонек решил: пусть у него и завтра будет повод наведаться к мудрой птице. А вдруг она осмелится познакомиться с ним поближе? И что, если гребень нужен ей самой? Тогда Огонек стал представлять, как прекрасная феникс причесывает им свои шикарные перья. Он совсем размечтался, но тут Дина позвала его пить чай с вареньем.
    – Что ты так долго копался в сарае? – спросила фея.
    Огонек уже хотел рассказать о невероятной гостье, которая незаметно поселилась у них в заброшенном сарае, но потом подумал, что Дина, забыв о приличиях, немедленно побежит знакомиться с ней. Час был уже поздний, кроме того, новая подруга ясно дала понять, что собирается спать.
    – К концу недели будет гроза, – невпопад ответил Огонек.
    Но Дина к тому моменту уже забыла о своем вопросе, так как все ее мысли были поглощены предстоящими состязаниями. А солнце катилось за дальний Осенний лес, чтобы там, среди верхушек сосен, великан слизал его с неба своим огромным языком…

Глава четвертая
Торжественная церемония

    На побережье Летних лугов начали слетаться феи из разных уголков Чудосвета. Некоторые брали с собой верных спутников. И вот уже обычно тихое и спокойное поселение превратилось в шумный балаган. Для некоторых команд разбили специальные лагеря. Палаточные городки раскинулись по краю макового поля, за ягодной поляной, а один даже вокруг Мудрого камня. Там поселились лесные феи, приютить одну из них у себя дома готова была лишь Гнеда, которая так и тянулась ко всему отталкивающему. Теперь лесные феи могли подолгу сидеть возле камня, общаясь с ним на разные темы. И Мудрый камень неизменно давал свои странные ответы, а потом замирал, засыпая крепким сном.
    Спутниками лесных фей были маленькие лесовики и даже болотные кикиморы. Так что сейчас к Мудрому камню не отваживалась ходить даже Кори. А уж Дина, которая и ранее не слишком жаловала его хитроумные мудрости, теперь облетала это место за пару миль. Зато веселые поселения цветочных фей она посещала часто. Этим малышкам вовсе не нужны были палатки. Часть из них устроилась прямо в цветах, которые смыкали на ночь лепестки, согревая и охраняя своих волшебных гостий.
    Вскоре появились первые ярмарки. За небольшими раскладными столиками под яркими навесами расположились некоторые феи, а чаще их спутники. Огнедышащие дракончики, пегасы, единороги, фениксы, лесовики и кикиморы выкладывали перед собой снадобья, доставленные из родных земель. Были тут и можжевеловые веники, и цветочные масла, и лакричные леденцы, и украшения из камушков и водорослей, а также расшитые шелковыми нитями подушки и всевозможные деревянные поделки. Лишь цветочные феи не имели спутников, которые смогли бы выставить на ярмарке их товар. Каждая из этих малюток обладала цветком, что хранил ее жизнь. Но теперь эти цветы остались в далеких родных краях ждать возвращения своих хозяек. Зато сами маленькие феи с удовольствием порхали над ярмаркой, а леденцов и ароматических масел им требовалось так немного, что все охотно делились с ними своим товаром.
    Дина подолгу пропадала на ярмарке. Она брала с собой баночки варенья, джемов, повидла и соков. Огонек оставался за столом, на котором было выставлено все это богатство, а сама Дина бродила между рядов, подбирая себе расшитые красивыми узорами скатерти, пузатые подушечки, деревянные подставки под горячую посуду и пахнущие смолой поварешки. Затем она договаривалась с владельцами этой утвари и, к всеобщей радости, выменивала понравившуюся вещь на баночку-другую своих сладостей. Все, кто приносил на ярмарку лакомства, позволяли попробовать яства всем желающим. Так и у Дины каждый мог скушать ложечку любого варенья или выпить маленький стакан сока на пробу. Да и сама Чудина вечно держала за щекой чей-то лакричный леденец или жевала овсяное печенье.
    – Подходите! Чудесные льняные скатерти! – взывал дракончик и выпускал ноздрями огонь.
    – Веники для бань! Не проходите мимо! – кричала зеленая кикимора.
    – Ароматные цветочные масла! – бил копытом пегас. – Запахи из последней коллекции!
    – Липовый мед! – размахивал руками лесовичок. – Попробуйте вкуснейший липовый мед!
    – Цветочный мед! – перекрикивал лесовичка единорог. – Цветочный мед!
    – Лучшие сладости Летних лугов! – размахивал пестрыми крыльями Огонек. – Варенья и джемы на любой вкус!
    Между рядами то и дело пробегали вруны и чертяки. Они старались попробовать как можно больше лакомств, а при возможности даже прибрать что-нибудь к лапкам. И это им часто удавалось. В такие дни все были немного добрее и веселее, чем обычно, а жаловаться на врунов и чертяк, ругаться с ними, отгонять никому и в голову не приходило. Правда, несколько врунов и один чертяка попались шустрому фокуснику. Дракончик показывал трюки с пламенем, выдыхая огненные кольца. Он нанизывал их на маленьких существ, но так умело, что никто из них даже хвоста не подпалил, хотя, вероятно, все и натерпелись страху.
    Дина так и вертела головой: столько интересного было вокруг! За одним из столиков она увидела полосатого летучего пса.
    – Тикс, откуда у тебя эти бусы? – Она разглядывала его товар.
    – Мы разве знакомы? – учтиво переспросил чужим голосом пес.
    И тут Дина поняла, что ошиблась. Это был совсем незнакомый пес. Просто она привыкла, что в их поселении лишь одна летучая собака.
    – Простите, – сказала она. – Вы очень похожи на одного моего друга.
    – Неужели? – удивился пес. – Непременно познакомьте нас…
    Дина уже хотела лететь к Раде, чтобы позвать сюда Тикса, но тут по рядам пронеслась весть: «Торжественная церемония! Открытие состязаний! Скорее на Курган!»
    Феи начали поспешно покидать ярмарку. Они оставляли своих спутников, а сами устремлялись к Кургану. Возле него работал огромный динамик, из которого лилась музыка, возвещающая о начале торжественного мероприятия.
    Дина поспешно простилась с летучим псом. Она полетела к Кургану, куда уже тянулась вереница фей. Многие из них постарались выглядеть нарядно. Надели на головы цветочные венки, воспользовались ароматными маслами, повесили на шеи новые украшения с ярмарки. Вокруг пахло цветами, а красок было столько, что Дина подумала, будто Эля случайно разбрызгала по Кургану всю свою палитру. Музыка кружила эти запахи и цвета, отчего казалось, будто находишься внутри музыкальной шкатулки, где вместо шестеренок крутятся яркие цветы.
    – Дина, поспеши! – обогнала ее Рада.
    Чудина увидела, как подруга присоединилась к Эле и Кори, которые уже заняли места поближе к центру. Феи собрались на Кургане и теперь распределились по кланам в ожидании торжественного открытия состязаний.
    Внезапно над Курганом и над всеми Летними лугами разнесся колокольный звон. Это Хранитель со своего маяка на пересечении рек возвещал о начале торжества. Все посмотрели в сторону реки, где за глубокими водами раскинулись и Весенняя пустошь, и Зимние горы, и Осенний лес. Весь Чудосвет мог наслаждаться сейчас звучанием колокола. Дина же украдкой взглянула в сторону Осеннего леса, и на миг ей вновь показалось, будто из‑за дальних сосен высунулось огромное ухо, чтобы лучше расслышать звон. Дина зажмурилась, а когда вновь открыла глаза, никаких ушей у сосен уже не было. Зато прямо посреди Кургана закружился долгожданный светящийся вихрь. И вот уже Королева Агния приветствовала всех собравшихся:
    – Здравствуйте, феи всех кланов! – улыбалась она. – Вы проделали долгий путь из разных поселений со всех уголков Чудосвета. Надеюсь, все успели освоиться, а возможно, и немного отдохнуть.
    Вокруг раздался одобрительный гул. Кажется, все и правда были искренне рады оказаться на побережье Летних лугов.
    – У меня на ягодной поляне несколько фей из глубинки очень хорошо освоились и отдохнули! – шепнула Дина. – Слопали грядку клубники и сели на смородиновый куст!
    – А у меня гостит лесная фея, – отозвалась Гнеда. – Так она сплела себе венок из моей крапивы, вот нахалка!
    – Нельзя так говорить про гостью! – возмутилась Эля. – Ты же сама ее пригласила! Вот у меня цветочные феи искупались в красках, а потом так и прилипли крылышками к холсту. Пришлось побеспокоить колодезного Гугу, чтобы набрать ведро воды и отмыть их как следует…
    – А я раздобыла на ярмарке несколько редких книг! – радостно сказала Кори. – Обмен опытом – это самая большая драгоценность…
    Тут все увидели, как Королева поднимает вверх свою тонкую ладонь, призывая фей к молчанию. Гул тут же затих, и все болтушки прикусили себе языки.
    – Я понимаю, что вы хотите о многом рассказать друг другу, у вас для этого будет достаточно времени, – в полной тишине произнесла Агния. – А сейчас я объявляю о начале состязаний!
    И тут же за спиной Королевы в воздух взлетело множество разноцветных огней. Это был чудесный фейерверк. Все завороженно смотрели в небо, а когда вновь взглянули на Агнию, перед ней уже стояло несколько плетеных корзин.
    – Сейчас начинается первый этап, – сказала Королева. – Каждая фея вытянет карточку, на которой будет указан ее порядковый номер. Феи, чьи номера совпадут, формируют состязательную пару. Для каждого клана – своя корзина. Номера в них разложены так, что каждая участница получит себе в пару фею из любого другого клана.
    И правда, на каждой корзине можно было разглядеть свое обозначение: цветок, елочку, ягодку или бабочку. Такое же обозначение было на флаге каждой команды. И вот феи начали по очереди подходить к корзинам с эмблемами их кланов. Каждая доставала карточку с номером для участия в состязании. К корзине с ягодкой – эмблемой их клана – уже подходили Рада, Кори и Эля. Настала очередь Дины. Она робко приблизилась к Королеве, а затем опустила руку в корзину. И тут же несколько карточек прилипло к ее пальцам. Видимо, Дина плохо помыла руки перед торжеством, и на них, как всегда, оставалось засохшее варенье. Чудина постаралась незаметно стряхнуть карточки, но сделать это было трудно. Заметив бедственное положение чумазой феи, Королева Агния засмеялась:
    – А ты отважная, выбрала сразу несколько номеров! Но это не по правилам…
    Наконец, Дина отлепила от руки все карточки, кроме одной, и совершенно красная от стыда отправилась на свое место.
    – Полученные карточки вы должны очень бережно хранить! – произнесла Королева. – Они станут вашим пропуском на состязания. Положите их в надежное место и лучше не трогайте до того, как настанет момент вступить в борьбу за подсказку для своей команды.
    Все тут же принялись прятать карточки. А Дина наконец взглянула, что же это приклеилось к ее ладони. Там оказался шестой номер. Значит, соревноваться ей придется не первой и не последней – это было замечательно. И тут Дина услышала разговор двух цветочных фей буквально у себя над ухом.
    – Я вытянула шестой номер, – рассказывала одна фея.
    – Как же тебе повезло, дорогая Ромашка, – отвечала вторая. – А я состязаюсь в первой паре. Ух и страшно…
    Дина облегченно вздохнула. Она поняла, что сражаться ей придется с милой цветочной феей по имени Ромашка. А это куда приятнее, чем вступать в бой с какой-нибудь лесной громилой.
    – Завтра начнут состязаться первые пары, – продолжала Агния. – И к концу дня мы узнаем, сколько подсказок набралось у каждого клана. А сейчас начинаются праздничные гуляния в честь открытия состязаний!
    И тут же из динамика вновь полилась музыка. Вокруг Кургана стали свободно выдавать мороженое, леденцы на палочках и облака сахарной ваты. Здесь можно было взять флажок или колпак с эмблемой своего клана. Так феям проще было знакомиться, общаться, а возможно – найти своих соперниц, чтобы переговорить еще до состязания. Гулянья продолжались до самой ночи. На Кургане устроили танцы, а кто хотел, мог вернуться на ярмарку, чтобы поглазеть на чужеземные диковины.
    К феям присоединились их спутники. Дина увидела неподалеку двух летучих полосатых псов, которые успели познакомиться и без ее помощи. Вот только Огонек куда-то пропал. Дина решила поискать феникса, но веселье так увлекло ее, что вскоре она и думать забыла о чем-либо, кроме сладостей и танцев.

Глава пятая
Зловредная подмена

    Как только на Кургане началась праздничная церемония и все феи разлетелись с ярмарки, Огонек начал собираться домой. Он пересчитал все оставшиеся банки со сладостями. Надо сказать, большинство из своих заготовок Дина уже успела обменять на сувениры из дальних краев. Теперь у них дома лежали новые скатерти, появилась пахнущая лесом деревянная посуда, в шкатулках добавилось украшений, а на кресле кроме старых рецептов теперь обосновались две пухлые подушечки.
    Огонек же выменял одной кикиморе банку клюквенного сока на чудесный резной гребень. Он был умело выструган из светлой сосны, отчего издали казался сделанным из кости. По всей ручке вился тонкий узор, а зубцы были редкие и короткие – как раз для перьев феникса. Этот гребень Огонек собирался преподнести своей новой знакомой, что поселилась в заброшенном сарае. Весь день он думал о ней, а увидев чудесный гребень, сразу решил приобрести его в дар прекрасной птице.
    Когда ярмарка совсем опустела, Огонек поспешил домой. Близился вечер, но солнце еще припекало и стелилось лучами по двору, будто пытаясь пролезть в щель под дверью в старый сарай. Огонек надеялся, что таинственная незнакомка не улетела, испугавшись возвращения хозяев…
    Все в сарае было так же, как и вчера вечером. Убранные вещи остались на местах, а покосившийся шкаф закрыл свои дверцы, будто и не распахивал их вовсе. Огонек пробирался мимо ненужной рухляди вглубь, уже не боясь паутины и пыли. Его сердце стучало так сильно, будто кто-то барабанил в закрытую дверь. Оказавшись совсем рядом со шкафом, Огонек немного помолчал, а потом учтиво сообщил:
    – Солнце сегодня ласковое, теплое! Осадков не было, как вы и сказали, – он на секунду замолчал. – Доброго вечера!
    Ответа не последовало. Тогда Огонек осмелел и постучал клювом в дверцу. Шкаф от этого задрожал и будто накренился еще сильнее. А затем из глубины раздалось шипение и вновь послышался голос. Огоньку даже показалось, что сегодня он звучит немного иначе.
    – Колокольный звон на маяке возвестил о начале состязаний между феями разных кланов, – проговорила птица. – Все жители Летних лугов и их гости могли в этот день любоваться замечательным фейерверком…
    – Да, чудесное торжество! – согласился Огонек, ужасно обрадовавшись, что птица на месте. – Но я предпочел общение с вами.
    Птица оставила комплимент без внимания и бодро сообщила:
    – Послушайте песню, посвященную началу состязаний! – и тут же начала петь какую-то спортивную песню: – Я не ем сосисок в тесте, полюбила бег на месте…
    – Я, в общем-то, тоже за спортивный образ жизни, – скромно сообщил Огонек, как только птица закончила петь. – Откройте, я подарок принес…
    Феникс стукнулся клювом в дверцу. Та послушно приоткрылась. В глубине шкафа он снова увидел чудесную птицу. Очень красивую, с необыкновенно мудрыми глазами. Огонек учтиво поклонился ей, и одновременно птица также поклонилась ему. Видно, она тоже была очень вежливая. Огонек все еще раздумывал, как продолжить знакомство, но тут услышал во дворе чужие голоса.
    – Как здорово! – шептал кто-то. – У этой Чудины все двери нараспашку!
    – И дома никого! – добавил другой голос.
    – Зайдем потихоньку, – снова шепнул первый голос.
    Неужели кто-то решил пробраться в их дом, пока Дина веселилась на Кургане?
    – Простите, мне надо лететь, – поспешно кивнул Огонек своей подруге и тут же пулей вылетел из сарая. От взмахов его крыльев дверь шкафа захлопнулась.
    – А теперь передаем радиопостановку «Вишневый садик», – прозвучало из шкафа, а затем послышался неожиданно низкий голос. – Приплыла лодка, слава хранителю! Который час?..
    Но Огонек этого уже не слышал. Он несся по двору к дому в надежде опередить незваных гостей. Уже сгустились сумерки, близилась ночь, поэтому феникс с трудом мог рассмотреть того, кто был на крыльце.
    – Кто здесь? – выкрикнул Огонек, садясь на перила лестницы.
    Ответа не последовало. Лишь какие-то фигуры топтались у двери. А затем они лихо перемахнули через перила прямо над головой Огонька. Он так опешил, что не сразу пустился в погоню. Догнать воришек было уже почти невозможно: они взмыли в небо и понеслись прочь от домика Дины. Зато теперь, освещенные закатными лучами солнца, их силуэты стали хорошо различимыми.
    – Стойте! – кричал им вслед Огонек. – Гнеда и Гнусля, я вас узнал! Ну, держитесь…
    Но Гнеда лишь сделала кувырок через голову прямо в небе, а Гнусля выпустил огненную стрелу. Огонек не рискнул продолжать погоню, от дракончика Гнусли – спутника Гнеды – ждать можно было чего угодно. Он был крайне невоспитанным и порой выкидывал такие штуки, за которые и в клети посидеть можно.
    Огонек решил поскорее вернуться домой и проверить – что же пропало из их жилища? Но в доме все будто бы оставалось на своих местах. Даже приобретенные недавно сувениры Гнеда и Гнусля не тронули.
    – Наверное, я все же успел их спугнуть! – остался доволен собой Огонек.
    Дина вернулась домой уже совсем поздно. По всем Летним лугам сейчас были развешаны шары из толстой паутины, внутри которых светились светлячки. Возле некоторых домов дворы освещали цветы гибискуса. Дина всегда немного завидовала тому, что у дома Рады растет такой куст. Его зажигающиеся в ночи соцветья были чудесны. И Дина каждый раз, глядя на них по вечерам, думала посадить такой куст и возле своего дома, но к утру напрочь забывала об этом. Ей хватало забот и с ягодной поляной: то насекомые-вредители съедят урожай, то вруны или чертяки совершат набег и утащат по несколько корзин спелых ягод – только глаз да глаз! Сейчас Дина жутко устала, поэтому упала на кровать, забыв не только умыться, но даже не выслушав рассказ Огонька про неудавшуюся шалость Гнеды и Гнусли.
    Во сне Дина продолжала танцевать на Кургане и наслаждаться разнообразными сладостями. Она улыбалась и причмокивала. Огонек тоже пощелкивал клювом – ему снилась прекрасная птица, которая пела колыбельные.
    Новое утро принесло с собой и новые хлопоты и заботы. В этот день все как можно раньше собрались около учильни, чтобы понаблюдать за первым этапом состязаний с самых удобных мест.
    Огонек чуть ли не насильно погнал Дину отмывать с ладоней и щек прилипшие со вчерашнего вечера сладости.
    – Теперь хорошо? – спрашивала Дина, показываясь после умывания своему бдительному фениксу.
    Но тот каждый раз находил какое-то хитро спрятавшееся между пальцами или за ушами пятно.
    – Ну а теперь-то все? – вновь спрашивала Дина после еще нескольких минут купания.
    И вновь отправлялась оттирать разводы с шеи. Наконец ее чистота была признана достаточной. Дина уже собралась лететь в учильню, но перед этим решила как следует спрятать свою карточку, чтобы ненароком не обронить ее где-нибудь, увлекшись состязаниями. Но карточки нигде не оказалось! Она посмотрела в карманах платья, в котором была вчера на торжественном открытии, – пусто. Вывернула наизнанку небольшую сумочку – ничего, кроме пары конфет и трех фантиков. Дина схватилась за голову.
    – Как же быть? – ныла она. – Я потеряла свою карточку!
    – Что ты потеряла? – переспросил Огонек.
    Он давно привык, что у Дины вечно все теряется или пропадает.
    – Вчера я вытянула карточку со своим номером, – ползала по полу Дина. – Без нее я не смогу участвовать в состязаниях и подведу весь клан!
    – Когда ты видела ее в последний раз? – забеспокоился Огонек.
    – Вчера, как только получила, сунула в какое-то очень надежное место, – Дина почесала затылок. – А вот что это за место, совсем не помню.
    И она вновь опустилась на пол, чтобы заглянуть под кровать. А вдруг карточка вылетела из кармана, когда фея ложилась спать?
    Огонек тоже приступил к поискам. Он осмотрел комнату, где все по обыкновению было вверх дном. Поваренные книги, рецепты и новая посуда валялись повсюду. Феникс начал потихоньку перебирать вещи в надежде найти карточку. Дина же, чуть не плача, перерывала постель, вытряхивала одеяло и трясла подушкой. Но из нее летели лишь перья.
    – Нашел! – выкрикнул вдруг Огонек. – Кажется, то, что нужно!
    И он принес Дине в клюве заветную карточку.
    – Где она была? – Дина прижала ее к груди.
    – На столе, под новой поварешкой, – сообщил Огонек.
    – Но как она там оказалась? – удивлялась Дина. – Я точно не могла ее туда положить.
    Огонек лишь многозначительно пощелкал клювом. Тут Дина взглянула на свою карточку и громко ахнула:
    – Это не она! Это не моя карточка!
    – А чья же? – вздохнул Огонек.
    – Не знаю, – пожала фея плечами. – Я должна была состязаться под шестым номером. А теперь выходит, что моя пара двадцать третья – заключительная.
    – Наверное, ты опять что-то путаешь, – отмахнулся Огонек.
    – Ай-ай-ай! – вновь закричала Дина. – От меня будет зависеть итог состязаний! Какой ужас…
    – Тебе пора в учильню, – напомнил Огонек. – Не переживай. Все наладится!
    И Дина, совершенно несчастная, полетела смотреть на первые состязания. Она была уверена, что ничего не путает. Но, надо сказать, так было каждый раз. Например, она думала, что положила в варенье сахар, а не соль. В итоге банку приходилось выбрасывать, потому что ягоды становились несъедобной горечью. Или она по второму разу приходила на поляну собирать урожай, а тот оказывался снятым еще вчера вечером…
    Неужели она снова что-то перепутала? Но рассказать об этом подругам Дина постеснялась, и все осталось так, как есть.
    Возле учильни уже собралась большая группа поддержки. Первая пара вот-вот должна была выступить в состязании. Дина увидела вчерашнюю цветочную фею. Она дрожала, как осенний лист.
    Для соревнований была выделена специальная территория. На вид это было очень живописное местечко прямо за учильней. Там росли цветущие розовые кусты, где-то выныривали залитые солнцем полянки, в тени высоких подсолнухов подрагивал маленький прудик, на котором вечно стрекотали кузнечики и квакали лягушки. Феи часто любили гулять по аллеям между розовыми кустами, грызть семечки и отдыхать у тенистого прудика. Но сейчас солнечные полянки стали настоящими полями битвы.
    Дина подлетела почти к самому ограждению из ярких флажков. Феи стояли буквально вокруг всей изгороди – залетать внутрь никому не разрешалось – это могло нарушить ход состязаний и помешать соревнующимся. Дина еще плохо представляла, что же придется делать феям и каким образом они станут добывать подсказки. Зато эти мысли совершенно вытеснили воспоминания о подмене карточки. Дина вся превратилась в глаза и уши – нельзя было пропустить ни слова, ни жеста!..

Глава шестая
Погоня за подсказками

    Минули первые дни состязаний. Теперь у каждого клана накопилось уже по несколько подсказок, ведущих к победе. Добытые в честной борьбе, они хранились у арбитров в строгом секрете от команд-соперниц. С каждым днем возле окруженного флажками поднебесного ринга становилось все жарче. Феи болели за своих участниц, и подчас вокруг соревнований разгорались нешуточные страсти. Например, когда подсказку добыла одна из лесных фей, ее спутница, болотная кикимора, так обрадовалась, что проглотила живьем нескольких лягушек. Те стали квакать и прыгать у нее в животе, и кикимору, которая могла лишь подскакивать на месте и горько плакать, тут же отправили к Лекарине. А одна цветочная фея после своего поражения пыталась утопиться в кружке лимонного сока. Насилу ее выловили и привели в чувство. Но в основном соперницы находили в себе силы, чтобы поздравить победившую сторону.
    – Кто сегодня соревнуется? – спросила подруг Дина, спросонья пытаясь вспомнить, какой сегодня день соревнований.
    – Не видишь, что ли, это наша Гнеда! – ответила Кори.
    И правда, за ограждение из флажков по карточкам были пропущены две феи. Одной из них была Гнеда.
    – А кто это с ней? – прищурилась Дина, пытаясь рассмотреть соперницу Гнеды.
    – Это цветочная фея Ромашка, – ответила Эля.
    – Неужели! – воскликнула Дина.
    Подругам она ничего не сказала, а лишь разыскала среди зрителей Огонька и тихонько ему шепнула:
    – С феей Ромашкой должна была соревноваться я! Но можешь мне не верить…
    Только тогда Огонек понял весь план Гнеды. Конечно, в вечер торжества она с легкостью стащила карточку у непутевой растеряхи Чудины. А на закате подбросила ей в дом свою. За этим она и пробралась тогда к ним во двор, вовсе не желая что-то украсть. Гнеде нужно было лишь снять с себя ответственность за исход состязаний, обменяв доставшийся ей последний номер на любой другой.
    Огонек тяжело вздохнул, но решил не рассказывать эту историю Дине. Все равно ничего изменить уже было нельзя.
    А за флажками тем временем началось состязание. Каждая из фей старалась первой добраться до подсказки, используя наблюдательность, ум, смекалку и магические способности. Пусть многие и не любили Гнеду, но все же болели за нее от всей души. Теперь она была не просто вредной феей, которая всегда находила повод высмеять других или даже напакостить им. Гнеда стала членом команды, где, как ни крути, одна за всех, а все за одну.
    Дина, Рада, Кори и Эля наблюдали за соперничеством фей, затаив дыхание. Гнеда лихо прочесывала территорию в надежде раздобыть подсказку. Ступая за ограждение, ни одна фея не знала, где же спрятана подсказка этого этапа состязаний. Гнеда, которая умела превращаться в ящерицу, обыскала почти всю территорию, заглянула под каждый листок. Но и фея Ромашка не отставала, следуя за Гнедой буквально по пятам.
    – Нашла! – закричала вдруг Гнеда, превращаясь обратно в фею. – Ха-ха, я первая увидела!
    И она понеслась над прудом, вытянув вперед руку, чтобы схватить подсказку, которую, очевидно, уже нашла.
    – Теперь не догонишь, коротышка! – посмеивалась она над маленькой цветочной феей, которая осталась далеко позади.
    И вдруг совершенно неожиданно Гнеда застыла в воздухе. Ее крылья замерли, а затем Гнеда в неестественной позе рухнула прямо в пруд. Вытянутая рука феи так и осталась торчать над поверхностью воды. Между тем малышка Ромашка пролетела над Гнедой и схватила из середины белой кувшинки маленький свиток-подсказку. Затем она развернулась и дунула на замершую руку Гнеды, все еще торчащую из воды. Рука сразу начала дергаться, вокруг пошли брызги. Через несколько секунд мокрая, злая и сердитая Гнеда вылезла из воды.
    – Никогда не смейся раньше времени, – выкрикнула Ромашка, победоносно сжимая свиток.
    Маленькую победительницу встречали другие цветочные феи, которые от радости принялись водить хоровод вокруг Ромашки, а затем унесли свиток-подсказку своему арбитру, подальше от чужих глаз.
    На Гнеду было жалко смотреть. Вся мокрая, с тиной в волосах, она выбралась из‑за ограждения.
    – Не расстраивайся, – подошла к ней Дина. – Всякое бывает. Ты все время шла впереди…
    – Отстань! – процедила сквозь зубы Гнеда. – Все из‑за тебя.
    И окатила Дину брызгами, выжимая свою косу.
    – Но в чем же я виновата? – недоумевала Дина.
    – Надо было лучше следить за своей карточкой, – бросила Гнеда.
    – Ничего не понимаю…
    Дина пожала плечами. И только Огонек догадался, что имела в виду Гнеда, но лишь многозначительно пощелкал клювом.
    – Кто же знал, что эта Ромашка обладает способностью замораживать! – качала головой Рада.
    – Как это, наверное, ужасно – быть хоть на миг замороженной, – вздыхала Эля. – Бедная, бедная Гнеда.
    – Надо было разведать, какая способность у соперницы, – поправила очки Кори. – Вот я уже знаю, с кем мне придется состязаться, и не допущу такой оплошности. Гнеде нужно было помалкивать о находке до последнего. Тогда подсказка была бы нашей!
    – А кто соревнуется в следующей паре? – спросила Дина.
    – Как, ты забыла?
    Подруги уставились сначала на нее, а потом на Раду.
    – После обеда очередь нашей Радуги! – подсказал хозяйке Огонек.
    Посовещавшись, феи решили немедленно подкрепиться.
    Позже днем подруги вновь собрались возле учильни. Все переживали за Раду, а Тикс так вовсе метался, не зная, следить ли ему за состязанием или дождаться результата где-нибудь в тихом месте. Рядом с ним кружил второй летучий пес, он поддерживал нового товарища и, кажется, уговорил остаться рядом с ограждением из флажков. Дина крепко обняла Раду и пожелала ей легкой победы. Затем так же поступили Эля и Кори. А за ними и сердобольная Лекарина буквально задушила Радугу в объятьях. Лишь Гнеда стояла в стороне и косо поглядывала на это трогательное проявление дружбы. К слову сказать, ее-то никто не смел подбодрить. Чего доброго получишь еще огненный плевок от дракона Гнусли, лучше уж держаться подальше.
    И вот к ограждению вышла соперница Рады – лесная фея Осока. Ее взгляд был острым и холодным. Ростом фея была на две головы выше Рады. Но Радуга лишь подмигнула подругам, тряхнула рыжей шевелюрой и лихо перелетела через ограждение, выкрикнув:
    – Будь что будет! Главное – точно не соскучусь!
    Фея Осока тоже простилась со своими подругами, пожав им холодные белые ладони.
    И вот соперницы уже стояли на старте. Королева Агния и арбитры следили за ходом каждого состязания с балкона учильни. Оттуда и давался сигнал старта. Агния хлопала в ладоши, и в воздухе появлялся небольшой сноп разноцветных ярких огней – это было сигналом к началу соревнований. Феи тут же могли пускаться на поиски подсказки этого тура. Битва считалась законченной, когда одна фея из пары находила небольшой свиток, добавляя его в копилку подсказок своего клана.
    Сейчас глаза всех фей и их спутников были устремлены к балкону учильни, где Королева Агния уже подняла ладони вверх. К солнцу взмыли слепящие огни, Дина на миг зажмурилась, а когда открыла глаза, Рада и Осока уже покинули стартовую площадку возле ограждения.
    Каждая из фей мечтала первой обнаружить подсказку. Но если Осока действовала решительно и серьезно, то Рада будто играла. Казалось, что она не на поле магического боя, а вышла на послеобеденную прогулку под теплым солнышком. Но при этом от ее внимательного взора не уходила ни одна деталь. К тому же Рада была предупреждена о том, какой магической способностью обладает соперница.
    Громила Осока могла в любой момент ослепить Раду, а колдовская слепота проходила лишь через пару минут. Но за время состязания воспользоваться магическими способностями каждая фея могла лишь один раз. Так что момент надо было выбирать с умом. Как это, впрочем, и сделала цветочная фея Ромашка.
    Сложность состояла в том, что феям приходилось не только искать свиток с подсказкой, но и одновременно следить за действиями соперницы, чтобы при случае с помощью магии вырвать победу. Некоторые феи применяли иную тактику: они не искали подсказку, а лишь следовали за соперницей. И вот, когда та, наконец, обнаруживала подсказку, оставалось лишь перехватить ее. А способов для этого было множество, причем заморозить или ослепить – это еще не самое страшное. Некоторые феи могли чарами усыпить соперницу так крепко, что разбудить ее можно было лишь через несколько дней. Одна лесная фея после состязания так и спала, даже не узнав о том, что проиграла. А вывозить ее с поля магической битвы пришлось на повозке, в которую запрягли двух пегасов.
    – Кажется, фея Осока следит за нашей Радой! – произнесла Эля, внимательно наблюдавшая за состязанием.
    Дина почти повисла на веревочном ограждении:
    – Так и есть! Ух, хитрюга! – согласилась она.
    – Фея Чудина, отодвиньтесь от ограждения! – раздался громкий голос арбитра с балкона учильни. – Иначе мы будем вынуждены попросить вас удалиться!
    Дина покраснела так, что цвет ее щек слился с цветом волос – лицо просто пылало.
    – У Осоки продуманная тактика, – шепнула Кори. – Она ждет, что наша Радуга найдет подсказку. И тогда ослепит ее!
    – Ах, наверное, это состязание никогда не закончится, – вздохнула Эля.
    – Почему же? – удивилась Дина, уже позабыв о недавнем позоре.
    – Рада даже не ищет подсказку…
    И действительно, Радуга жмурилась на солнце, собирала цветы и, кажется, уже вовсе не думала о состязании.
    – Решила взять Осоку измором! – засмеялась Кори.
    – А может, она просто забыла о подсказке? – спросила Дина.
    – Так только ты можешь, – подмигнула ей Кори.
    Дина вновь залилась краской и решила теперь молчать до последнего.
    Между тем Рада склонилась над розовым кустом, будто бы понюхать цветок. А затем вдруг всплеснула руками и полезла в самые заросли, да с такой прытью, что всем стало ясно – подсказка там! И тут же непрестанно следившая за каждым жестом соперницы Осока обрушила на Раду свои чары. Радуга тотчас вынырнула из куста и начала тереть глаза. Осока же полезла через колючие ветви вглубь, вот-вот готовая завладеть подсказкой. Вокруг ограждения феи гудели и гремели на разные голоса.
    – У-у-у-у, как же так! – сетовали одни.
    – Ура! Дерзай, Осока! – подбадривали другие.
    – И-и-и!
    – А-а-а!
    – Ох!
    Лишь Дина молчала и даже приложила ладони к ушам. Она все еще не могла поверить, что подруга так легко отдала сопернице победу. Тем временем Рада, кажется, снова прозрела. Она огляделась, но увидела лишь пятки Осоки, торчавшие из розового куста. Сам куст весь дрожал: так усердно фея выискивала в нем свиток, хохоча во все горло. Видимо, в последний момент Радуга все же успела воспользоваться своей магической способностью, серьезно осложнив Осоке поиски. Мигом развернувшись, Рада выхватила свиток из‑под небольшого камня на другой стороне дорожки. Конечно же, она давно заметила его, но решила обхитрить соперницу.
    – Молодец, Радуга!
    – Наша взяла!
    – Победа!
    Кори, Эля и Дина кричали и махали руками, а над ними летал Тикс и от радости лупил всех подряд хвостом по головам. Наконец, из куста вылезла Осока. Она еще продолжала немного хихикать. Все ее тело было в колючках, и она выуживала их со слезами на глазах. Хотя со стороны казалось, будто эти слезы навернулись от долгого смеха. Между тем Рада вышла из‑за ограждения и передала добытую подсказку арбитру их клана. Им был назначен единорог Юнк.
    – Поздявляю, Йада! – произнес он, гордо принимая свиток.
    На шее Юнка на протяжении всех соревнований висела кожаная сумочка, запирающаяся на ключ. Такие сумки были у арбитров каждого клана. В них складывали свитки, а ключи хранились у Королевы Агнии. Сумки отпирались лишь для того, чтобы добавить в них новые подсказки, заработанные в состязании.
    Дина смотрела на Раду и все думала, как же это прекрасно – побеждать! Она была по‑настоящему счастлива за подругу, для которой каждая новая победа была настоящим личным свершением…

Глава седьмая
Состязания продолжаются

    – У тебя очень милая соперница, – говорила она. – Цветочная малышка Молния просто очаровательна! И как здорово она подстригает челку зигзагом. Я думаю, может, и мне так попробовать?
    Все уставились на Дину в недоумении.
    – Я бы не стала экспериментировать, – осторожно высказалась Кори.
    – У тебя и так на голове прическа, как после грозы с ураганом, – засмеялась Рада.
    – Вот-вот, – чуть не плакала Эля. – Этого я и боюсь больше всего. Фея Молния умеет вызывать грозу, а я очень пугаюсь грома…
    – Перед важным делом всегда нужно расслабиться, – влез в разговор спутник Эли пегас Альт. – А не прогуляться ли вам по бережку подышать свежим воздухом?
    – Я где-то читала, что прогулки хорошо влияют на мозговую деятельность, – согласилась Кори. – А шум воды успокаивает.
    – Позапускаем камушки! – обрадовалась Радуга, которой ничего другого для счастья и не надо было.
    Лишь Дина помалкивала. После того случая, как она увидела за рекой голову великана, прибрежные прогулки как‑то совсем не привлекали ее. Но сейчас рядом с подругами во благо душевного покоя Элегии она была готова на все. И пусть хоть полчища вымерших великанов пройдут за рекой!
    Возле реки было спокойно и тихо. Будто и не было никаких состязания фей! Наверное, все гости собрались сейчас на ярмарке. Или уже занимали места вокруг ограждения, чтобы следить за новым магическим поединком.
    Некоторые феи специально оставляли своих спутников ночевать около веревки с разноцветными флажками, что огибала площадку возле учильни. Так они сохраняли свое драгоценное место. Звездной ночью, под луною, часто можно было видеть дремлющих стоя пегасов и единорогов, а также свернувшихся калачиком кикимор или лесовиков, караулящих места своих хозяек.
    Те феи, которые оставляли свои места пустовать, как только заканчивался очередной этап состязаний, тут же теряли их, обнаруживая по возвращении мирно восседающего там чужого феникса или дракона. Вот и сейчас на берегах совсем не было отдыхающих, каждый боялся пропустить начало соревнований. Но никто не знал, что одна из виновниц сегодняшнего ажиотажа, фея Элегия, прогуливается как раз возле реки. Вероятно, ее искали, многие хотели пожелать удачи, а некоторые – даже взять интервью, чтобы потом вести прямой репортаж о ходе магической битвы по радио Чудосвета.
    Но если некоторые участницы охотно отвечали на вопросы как перед соревнованиями, так и после и даже в случае поражения были рады урвать хоть кусочек славы, то Эля мечтала лишь об одном – чтобы ее никто не трогал: это же так волнительно и страшно, давать интервью.
    Волны тихонько щекотали берег, ветра почти не было. Водяные спокойно почивали в речных глубинах, а перекинутый к Осеннему лесу мост висел, словно радуга.
    – Посмотрите, а правда наш мост похож на радугу! – воскликнула Рада.
    – Не бывает радуги без дождя, – вновь вздыхала Эля.
    – Дина, ну как там твой великан? – подшучивала Кори. – Снова облизывается?
    – А мне тоже очень часто видятся разные лица среди листвы, – заступилась за подругу Эля. – Вот смотрю я на куст шиповника и вдруг вижу, будто оттуда выглядывает какой-нибудь дракончик. А потом пригляжусь – это всего лишь так причудливо сложились листочки.
    – Со мной такое тоже бывает! – подтвердила Рада. – Однажды вечером среди цветов гибискуса я увидела притаившегося водяного! А утром оказалось, что это была лишь кривая ветка. Вот я расстроилась, уже и сети приготовила, чтобы его изловить…
    – А мне ничего среди листьев не видится, – нахмурилась Кори. – Я предпочитаю листать страницы книг, а не пялиться на всякие там кусты!
    – Ну и зря, – пожала плечами Рада. – Одно другому не мешает.
    – Еще как мешает! – настаивала Кори. – Когда голова забита водяными и вымершими великанами, в ней просто-напросто не остается места для знаний, почерпнутых из умных книг.
    И тут Дина вспомнила про найденные в заброшенном сарае учебники. Они так и остались лежать нетронутыми на тумбочке возле ее кровати. И это притом, что в первые дни состязаний ее голова даже не была забита мыслями о великане. Эти мысли тоже куда-то подевались, оставив место лишь для наблюдений за магическими битвами и переживаний за подруг из своего клана. Дина огляделась. Рада беззаботно пускала камушки по воде – конечно, когда за плечами победа в состязании, можно и расслабиться. Кори была, как всегда, уверена в своих силах. Наверное, она перечитала множество книг о том, как искать спрятанные свитки и противостоять магии фей из других кланов.
    Эля решила потренироваться и принялась превращаться сначала в подруг, а затем в разных магических животных: своего пегаса Альта, феникса Огонька, полосатого Тикса, а потом и в Юнка. Ее мастерство было достойно всяческих похвал! Было ни за что не отличить перевоплотившуюся фею от настоящего единорога!
    – Пйавда похоже? – не забывала картавить Эля.
    Все засмеялись. Даже Дина начала улыбаться. Она немного отстала от подруг и шла, поддевая носками туфелек прибрежный песок. Фея уже почти без страха взглянула в сторону Осеннего леса – деревья мирно покачивались.
    Вдруг из‑за кленов, что росли не так далеко от берега, раздвигая их усыпанные разноцветными листьями ветки, появилась уже знакомая голова великана. Она подмигнула Дине огромным глазом, а потом приложила палец к губам.
    – Тс-с-с! – понеслось над рекой.
    И голова тут же исчезла.
    – Вы слышали? – всполошилась Эля. – Кажется, свистел водяной.
    – Глупости, это ветер! – отмахнулась Кори.
    – Нам пора! – воскликнула Рада. – Состязание скоро начнется. Участнице никак нельзя на него опоздать!
    И подруги поспешили в сторону учильни.
    – Дина, не отставай! – обернулась Кори.
    Никто из них не заметил головы великана. Но Дина знала – это ей не показалось. Она несколько раз вздохнула, глядя на вновь сомкнувшиеся ветви деревьев, а затем полетела догонять подруг. Как-никак сейчас предстояло состязаться ее любимой подруге Элегии, которая была поважнее любого великана!
    Настал час состязания. Королева Агния хлопнула в ладоши, выпустив в небо ослепляющий столп искр. Арбитры на балконе учильни надели чудо-очки, которые приближали каждый уголок территории за ограждением до расстояния вытянутой руки. Элегия и малышка Молния уже сдали свои карточки, а теперь по праву вступили в бой. Сантиметр за сантиметром прочесывали они территорию, одновременно не выпуская из поля зрения противницу.
    Бежали секунды, шли минуты, тянулись часы, а свиток все еще не был найден. Приближался вечер, и лягушки на пруду затянули свои песни, будто нарочно отвлекая фей от цели. Зрители явно устали. Кто-то уже успел отправить своего спутника на ярмарку, чтобы тот принес что-нибудь подкрепиться. Дина послала домой Огонька, чтобы тот притащил бидончик ягодного сока. Гнеда сидела неподалеку и лузгала семечки, вытаскивая их из сорванного неподалеку подсолнуха. Она протягивала горсточки черных семечек Гнусле, и тот мигом поджаривал их огненной струей.
    – С вашей Элегией со скуки помрешь! – произнесла Гнеда.
    – Молчала бы, – огрызнулась Кори.
    Гнеда потупилась, вспомнив о своем поражении. Фея больше не произнесла ни слова и лишь недовольно сплевывала кожуру под ноги.
    Между тем некоторые зрители начали зевать, а какие-то феи уже уснули на спинах своих единорогов и пегасов.
    – Может, им просто-напросто забыли положить свиток? – поинтересовалась Дина.
    – Так только ты можешь, – снова пошутила над подругой Кори.
    Время еле ползло, теперь казалось, даже секунды тащатся со скоростью улиток. А феи все летали над прудом, лазили между розовыми кустами и рыскали по зеленым полянам. Солнце опускалось все ниже, а свиток еще не был найден. И вот, когда даже самые стойкие готовы были заснуть, когда Рада начала зевать, а некоторые арбитры протирать свои чудо-очки, случилось что-то непонятное. Феи застыли прямо на лету возле невысокой сливы, что росла у самого ограждения. Как раз неподалеку от того места, где стояли болевшие за Элю подруги.
    – Что там такое? – всполошилась Дина.
    – Может, свиток спрятан в сливе? – предположила Рада. – Вместо косточки?
    – И что же, им придется слопать все сливы, чтобы добраться до нужной? – удивилась Дина. – Ох, и разболятся же у них животы… А уж как не повезло малютке Молнии…
    – Вы что, не видите? – зашипела Кори. – Там же в деревце маленькое дупло!
    Только тут Дина разглядела, что феи застыли как раз напротив какой-то трещины в стволе. И вот уже они наперегонки полетели к дуплу.
    – У Элегии туда даже рука не пролезет! – ухмыльнулась Гнеда. – Напрасно спешит…
    Эля чуть не врезалась в ствол прямо лбом.
    – Разобьется! – воскликнула Лекарина. – У меня с собой аптечка!..
    Но в тот же миг вместо того, чтобы врезаться в сливу, Эля вдруг исчезла, будто ее и не было вовсе.
    – Куда она подевалась? – воскликнула Гнеда.
    – У вас же вроде Чудина способна исчезать, – удивлялась Лекарина. – А где же Элегия?
    Арбитры на балконе тоже безрезультатно наводили свои окуляры. Обе феи пропали! Гул нарастал, все были в недоумении.
    – Эля пропала! – всхлипнула Дина.
    – Невероятно! – вторила Рада.
    – Скорее всего они обе залетели в дупло, – спокойно сказала Кори. – Судя по всему, именно там спрятан свиток.
    Кори, как всегда, оказалась права. Уже через несколько секунд Дина увидела, как из дупла вылетела маленькая цветочная фея. Зрители загудели, закричали, захлопали в ладоши. Фея сжимала в ручке заветный свиток! И тут же за ней из дупла появилась вторая фея… Точно такая же, как и первая! Только без свитка. Две феи Молнии уставились друг на друга, будто видели себя впервые. А вокруг ограждения начало твориться невесть что.
    – От напряжения двоится в глазах! – причитали одни.
    – Кто же победил? – пожимали плечами другие.
    – Ничего не понимаю, – честно призналась Дина. – Где же наша Эля?
    – Одна из этих фей и есть наша Эля! – воскликнула Рада.
    – Конечно! – подтвердила Кори. – Она превратилась в маленькую цветочную фею, чтобы проскочить в дупло. И ей не пришло на ум ничего лучшего, как обратиться своей соперницей.
    – Так которая из них Эля? – не унималась Дина. – Та, что со свитком, или та, что без него?
    Кори молчала – различить двух фей было совершенно невозможно. Но в тот же миг фея со свитком вдруг начала расти! И вот уже все увидели, как растерянная Эля сжимает в руке победную подсказку.
    – Ура! – закричала Дина.
    Подруги подхватили ее возглас. Их ликованию не было предела – Эля выиграла! Их клан получил новую подсказку!
    Но почти никто не заметил, как злится и скрежещет зубами малышка Молния. Вдруг она стукнула кулачками друг о друга, и тут же все вокруг загрохотало и потемнело. Небо заволокли тучи. Снова раздался гром, а затем сверкнула молния. На Летние луга полетели первые тяжелые капли дождя. Они падали Дине на макушку, сыпали в лицо. Но всем вокруг было очень весело, а Рада и Кори так вообще прыгали от счастья. И вот уже появилась из‑за ограждения победительница. Волосы Эли вымокли, по лбу струилась вода. Где-то в небе грохотал гром. Но Эля улыбалась и подставляла лицо освежающему дождю. Давно на Летних лугах не было грозы. Такой веселой, радостной и сильной!

Глава восьмая
Неудавшаяся кража

    После грозы все в Летних лугах стало еще лучше прежнего. Огонек вспоминал предсказания своей мудрой подруги и в который раз дивился ее проницательности. Он даже хотел собрать ей букетик цветов, чтобы преподнести как‑нибудь на закате. Очень уж доброй и отзывчивой оказалась эта птица. Как-то вернувшись в сарай, Огонек увидел купленный им гребень, который так и лежал на тумбе рядом со шкафом. В тот злополучный день преподнести подарок ему помешали Гнеда и Гнусля. Сейчас же Огонек осторожно постучал в шкаф и, не дождавшись ответа, смело распахнул скрипучую дверцу. В клюве феникс зажал свой подарок. И каково же было удивление Огонька, когда он увидел, что и мудрая птица держит в клюве точно такой же гребень!
    «Наверное, она купила его на ярмарке! – подумал Огонек. – И тоже решила подарить другу новый гребень вместо старинного, которым регулярно пользовалась сама».
    Перышки мудрой птицы были гладкими, причесанными по последней моде. Впрочем, как и у самого Огонька. Теперь феникс каждый вечер заглядывал в сарай, чтобы рассказать последние новости и пожелать птице спокойной ночи. А мудрая птица ласково кивала ему, когда Огонек осмеливался заглянуть в шкаф. Но пела все реже и о погоде уже не говорила. Огонек выжидал момента, чтобы познакомить свою подругу с Диной. Но та все время была занята и возвращалась домой очень поздно. Вот и сегодня случился очень хлопотный денек. А начиналось все так спокойно…
    С самого утра, когда роса еще звенела в бутончиках цветов, а воздух после грозы был влажным и свежим, Дина отправилась проведать Корифею. Сегодня был ее черед вступить в состязания. И Дина решила подкрепить силы подруги свежим клюквенным морсом и баночкой малинового варенья. По обыкновению Кори была погружена в изучение каких-то толстых книг. Она обложилась ими так, что к ней невозможно было подступиться.
    – Лучше Койи сейчас не тйогать, – посоветовал мудрый Юнк.
    – Но Кори же сама говорила, что отдых и прогулки полезны для мозговой влиятельности!..
    – Мозговой деятельности, – поправил Юнк.
    – Ну да, – согласилась Дина. – Сеятельности…
    И тут Юнк уже не стал спорить, а лишь сказал:
    – Койи делает вид, что все хойошо. А сама очень пейеживает!
    – Есть с чего! – подхватила Дина. – Я бы умерла от страха, если бы мне надо было сегодня состязаться! Ты уж там следи за ней как следует, – зачем-то добавила она. – Арбитр…
    И тут Дина взглянула на шею Юнка, где должна была висеть сумка с подсказками. Но ее не оказалось!
    – Юнк! – вскричала Дина. – Где твоя сумка?
    И только тут Юнк сообразил, что у него на шее ничего нет!
    – Пйопажа! – застучал копытами он. – Кайаул!
    На его крик из дома выскочила Кори. Вид у нее был зеленее, чем обычно, – настоящая редька в очках! Как видно, она просидела за книгами все предыдущие ночи.
    – Что случилось? – спросила она.
    – Юнк потерял сумку с подсказками, – прошептала Дина.
    – Это не потейа, а кйажа! – возмутился он.
    – Ты с кем-нибудь разговаривал в последнее время? – наступала Кори. – Вспоминай.
    И Юнк вспомнил, что вчера вечером Лекарина смазывала ему шею кремом, чтобы лямка сумки не так натирала. Но тогда ценный груз был на месте.
    – Зачем Лекарине наши подсказки? – пожала плечами Дина.
    – А еще кто? – не унималась Кори. – Кто дотрагивался до твоей шеи?
    Тогда Юнк задумался, а потом вдруг вспомнил, что незадолго до прилета Дины рядом скитались две лесные феи. Они искали дорогу к Мудрому камню и говорили, что сбились с пути, когда решили прогуляться по Летним лугам.
    – Я указал им путь, – говорил Юнк. – Они еще очень обйадовались, погладили мою гйиву…
    – Эх ты! – махнула рукой Кори. – Тебе бы только шею незнакомым феям подставлять…
    – Что же делать? – спросила Дина.
    – В погоню! – метнулась в сторону Мудрого камня Кори. – Сумка, должно быть, в их лагере.
    Феи, а вслед за ними и совершенно растерянный Юнк полетели в сторону палаточного лагеря лесных фей. Им было страшно даже представить, что будет, если они не найдут сумку. Навстречу испуганной троице как раз летела Лекарина.
    – Кори, удачи сегодня на состязаниях! – радостно замахала она рукой.
    – Какая удача, – процедила сквозь зубы Кори. – Когда тут такое…
    – Рина, ты не встречала сейчас двух лесных фей? – вставила Дина.
    Лекарина на миг задумалась, и тут же ее лицо просветлело.
    – А знаете, действительно встречала! Как вы догадались? – удивилась она.
    – Где они? – подлетела к ней Кори.
    – Только что я видела, как они забрались в кусты барбариса и там будто бы начали драться. Вот странные…
    – Покажи эти кусты! – заржал Юнк.
    И тут Лекарина, кажется, поняла, что дело нешуточное. Не проронив больше ни слова, она полетела указывать дорогу. И точно, вскоре все увидели кусты барбариса, которые дрожали так, будто за ними плясали водяные. Подруги тихонько подобрались поближе и увидели, как две лесные феи изо всех сил пытаются открыть сумку Юнка. Но кажущаяся тонкой кожа не поддавалась. Феи впивались в нее зубами, вонзались ногтями – все бесполезно!
    – А-а-а! Попались! – закричала Кори, бросаясь к сумке.
    Дина и Рина кинулись на подмогу. За ними подоспел Юнк. Он поднял одну фею на рог, и все узнали Осоку, которую одурачила Рада. Сейчас фея выглядела еще более злобной, чем после поражения в состязании.
    – Отпусти, – глухо сказала она. – Не нужна нам ваша сумка!
    – А вы не знали, что открыть ее можно лишь ключом, который хранится у Агнии? – надменно спросила Кори. – Это же в любой книге о состязаниях написано, что сумка не простая, а волшебная. И кожа, из которой она сшита, тверда, как камень.
    Лесные феи переглянулись, очевидно, они этого не знали.
    – Ну, отпусти же! – заныла Осока, которая все еще висела на роге Юнка.
    – Как же вы могли, – вздохнул он, опуская ее на землю.
    – Вернули бы мы вам эту сумочку, – прошипела вторая фея. – Я умею множить вещи. Скопировали бы ваши подсказочки и отдали сумку в целости и сохранности. Что тут такого? – она скривила лицо. – А эта чудная пусть отцепится от моих волос!
    Только тут Дина поняла, что все это время держала в руках косу лесной феи. Она хотела дернуть за нее, сражаясь за сумку, да так и не разжала хватку. Дина посмотрела в исказившееся лицо лесной феи – это была Полена, у которой она выменяла на ярмарке несколько поварешек. Дина тут же отпустила ее косу.
    – Еще поквитаемся! – шепнула ей разгневанная Полена.
    Отпущенные феи взмыли над кустами барбариса, а Корифея водрузила на шею Юнка отвоеванную сумку. Единорог виновато вздохнул, понурив голову. Подруги промолчали, чтобы не расстраивать его еще больше, поскольку бедный Юнк и так сильно переживал из‑за своей оплошности.
    – Ах, Кори, тебе надо спешить! – опомнилась Лекарина. – Состязания вот-вот начнутся!
    Но Кори и Юнк уже неслись к учильне…
    Атмосфера возле магического ринга накалялась все сильнее, основной этап состязаний приближался к концу. Не за горами был уже и финал! Когда Дина вспоминала, что завтра ей самой придется вступить в магический бой, коленки у нее начинали предательски дрожать. Хорошо еще, что память у Дины была дырявая, и уже через минуту ее голова была занята совершенно другими мыслями.
    Сейчас Дину полностью поглотили переживания за подругу. Корифея уже вошла за ограждение и в данную минуту пожимала руку своей сопернице. Это была фея из соседнего поселения. Она обладала магической способностью превращать любых существ Чудосвета в жаб. Правда, совсем ненадолго – минуты на две или три. Но все равно Кори могло грозить испытание не из приятных.
    С балкона был дан старт состязанию, и феи пустились на поиски подсказки.
    Кори сразу же начала скрупулезно исследовать территорию. Шаг за шагом она осматривала розовые кусты, не забывая и о придорожных камушках. Она не упускала из виду ни одного деревца, ни одного цветка, ни одной травинки. Но и соперница ей досталась непростая, она тоже не зевала и порой даже на полшага опережала Корифею.
    – Достойные противницы! – раздалось из рядов болельщиц.
    – Интересно, кто кого?
    Феи начали летать над прудом. Они заглядывали в каждую кувшинку, но подсказки пока не находили. Кори каждый раз старалась обогнать прыткую соперницу, чтобы заглянуть в цветок первой. Иногда это ей удавалось, а иногда нет. Кажется, феи начали порядком раздражать друг друга, потому что выбрали одинаковые тактики и теперь летали крыло в крыло.
    Один раз Кори даже толкнула соперницу в бок, когда та первой попыталась подлететь к цветку. На это противница так разозлилась, что обрушила на Корифею свои чары. Кори сейчас же упала в затянутую тиной воду возле берега пруда. Она начала перебирать четырьмя лапками и отчаянно квакать.
    – Кори превратили в очкастую жабу! – воскликнула Дина.
    – Как мокро она выглядит! – заволновалась Эля.
    – А по‑моему, очень симпатичная лягушонка получилась, – не теряла оптимизма Рада.
    Вокруг превращенной в жабу Кори уже собрались местные лягушки. Они тоже что-то квакали.
    – Видимо, знакомятся, – решила Дина.
    – Теперь у Кори прибавится подруг! – заулыбалась Рада.
    – И нам придется приглашать на вечерние чаепития лягушек? – испугалась Эля.
    Между тем Кори, продолжая квакать, стала прыгать в сторону зарослей камыша.
    – Сейчас спрячется там, чтобы избежать позора! – прокомментировала Гнеда. – Фи, какие у нее длинные и скользкие лапы!
    – Не длиннее твоего языка! – оборвала ее Лекарина.
    А Кори тем временем забралась вглубь зарослей камыша и на несколько секунд пропала из виду. Рядом уже суетилась ее соперница, она морщилась, взирая на квакающих во все горло лягушек. И тут Кори выпрыгнула из камышей прямо перед носом противницы. Крупная жаба в очках сильно оттолкнулась лапами и теперь летела над прудом, будто у нее вновь выросли крылья. А во рту Кори держала заветный свиток-подсказку!
    – Слава жабам и лягушкам! – закричала Рада.
    – И разумнейшим подружкам! – подхватила Дина.
    У жабы тем временем и правда выросли крылья. А затем ноги, руки и даже зеленая коса! И вот уже Кори вытащила свиток изо рта.
    – Квак я рада! – сказала она.
    Лягушки на пруду поддержали ее дружным кваканьем, а фея помахала им рукой. А затем отправилась передавать арбитру Юнку новую подсказку. Поверженная соперница уселась на берегу пруда и обняла руками колени. Одна из жаб лихо запрыгнула ей на голову и начала что-то вещать громким гортанным голосом, а фея заплакала от досады.
    – Береги его квак зеницу ока! – Кори протянула Юнку свиток.
    – Непйеменно! – склонил голову единорог.
    – Но как же ты нашла его? – спрашивали у Кори подруги.
    – Мне рассказали лягушки! – поправила Кори очки на носу. – Я же прекваксно понимаю речь всех существ Чудосвета! И они приняли меня квак родную.
    Лишь к вечеру Кори перестала подквакивать. Но все уже так привыкли к этой забавной особенности ее речи, что даже немного расстроились. Зато Корифея была совершенно довольна собой и на радостях даже забыла почитать перед сном какую-нибудь умную книжку. Она сидела возле дома, и в листьях куста жимолости ей виделись кубки победителей и золотые медали.

Глава девятая
Внезапное разоблачение

    Проснувшись солнечным утром, Дина успела позавтракать и только потом вспомнила, что сегодня ей придется вступить в магическое состязание. Если бы она вспомнила об этом чуть раньше, то в нее совершенно точно не поместились бы три бутерброда с маслом и клубничным вареньем, два стакана сливового сока и запеченное с сахаром яблоко.
    – Я так и не начала читать учебник «Практическое применение магических способностей»! – сокрушалась она.
    – Но ты же не разучилась исчезать? – с надеждой спросил Огонек.
    – Нет… кажется, – задумалась Дина. – Это великан во всем виноват!
    Она раздосадованно топнула ногой.
    – Он-то тут при чем? – вздохнул Огонек.
    – Да путался вечно под ногами. Пронырливый такой. Только я к реке – он тут как тут. Учти, мое поражение будет на его совести!
    Теперь Дине немного полегчало. На ее плечах лежала огромная ответственность, а что с такой ответственности великану – для него это пылинка на пушинке. Дина немного расслабилась и когда прилетела в учильню, колени у нее уже почти не дрожали. Особенно послушным стало правое, а вот левое еще немного подгибалось.
    – Ты уже знаешь, кто станет твоей соперницей? – спросила Кори.
    – Ой, – спохватилась Дина. – Кажется, раньше знала, но с тех пор она изменилась.
    – Ничего не понимаю, – удивилась такому ответу Кори. – Смотри.
    И Корифея указала на стартовую площадку за веревочным ограждением. Там стояла лесная фея Полена! Она встретилась взглядом с Диной и потерла одной ладонью о другую, изображая, с какой легкостью одолеет соперницу. При виде этого у Чудины снова начала подгибаться правая нога.
    – А кто знает, какой способностью обладает Полена? – спросила Рада.
    – Она умеет… это… сканировать, – ответила Дина.
    – Копировать! – поправила ее Кори.
    – Ну да, тонировать, – согласилась Дина.
    Все ее подруги разом вздохнули, но медлить было нельзя. На балконе уже собрались арбитры всех кланов. Они водрузили на носы чудо-очки и теперь ждали стартового салюта. Дина сдала свою карточку и поплелась за ограждение.
    – Считай, что ты уже проиграла, – процедила сквозь зубы Полена и поправила свою косу.
    – Хорошо, – покорилась Дина. – Только тонируй меня, пожалуйста, в персиковый или хотя бы в сливовый цвет. Только не в черничный!
    – Чего? – не поняла Полена.
    Но на выяснение подробностей уже не оставалось времени. На балкон вышла Королева Агния, и тут же был дан старт последней паре! Феи приступили к поиску подсказки.
    Чудина все время старалась заставить свою голову работать, очень надеясь, что где-то глубоко в ней спрятана хоть крупица ума или смекалки. Но как назло на ум приходила только великанская голова, подмигивающая огромным глазом. Великан прикладывал палец к губам, будто говоря – тише, тише! Да куда уж тише, Дина и так еле‑еле тащилась, переставляя ватные ноги, а взлететь и вовсе боялась. Зато резвая Полена рыскала повсюду, как заправская ищейка. Дина же мечтала лишь об одном: пусть все это поскорее кончится!
    Фея посмотрела на небо, мысленно прося солнышко быстрее закатиться и унести с собой этот тяжкий день. Но солнце медленно плыло над подсолнуховой поляной, и казалось, будто свет идет со всех сторон и не собирается кончаться. Дина собралась с силами и взлетела над подсолнухами. Множество солнц поплыло у нее под ногами.
    Вдруг в одном из них, среди черных семян, она увидела заветный свиток. Не веря в свою удачу, Дина поспешила к нему изо всех сил. И вот, когда подсказка была совсем близко, случилось невероятное! Свиток вдруг подпрыгнул, и тут же из него выскочил второй такой же, а за ним и третий. Теперь три одинаковых подсказки украшали сердцевину подсолнуха. А Дину уже догоняла Полена. Две феи в растерянности зависли над свитками. И каждая не имела понятия, какой из них схватить.
    Пока лесная фея замешкалась, Дина исчезла, но Полена даже не обратила на это внимания, выбирая между тремя подсказками настоящую. Но вот один свиток развернулся сам собой. Полена увидела, что внутри он чист и бел, как речной туман. Фея смогла скопировать лишь форму, содержания она не знала. Тогда, недолго думая, Полена схватила две другие, еще свернутые, подсказки.
    – Решила меня надуть! – сказала она в воздух. – Не выйдет, можешь появляться. Я знаю про твою способность исчезать.
    Растерянная Чудина возникла возле развернутой копии подсказки.
    – Не повезло, – вздохнула она.
    А Полена уже мчалась к ограждению, крепко сжимая два свитка. Но выйти с ринга ей не удалось.
    – Ты можешь вынести лишь один свиток! – раздался голос арбитра с балкона учильни. – Выбирай.
    Полена начала разглядывать свитки.
    – Я легко отличу свою копию! – сказала она. – Думаю, эта.
    И она без сожаления выбросила второй свиток, а сама гордо вышла за веревочное ограждение. Чудина, все еще вздыхая, неизвестно зачем подобрала ненужную копию и понуро поплелась за победительницей. А Полена уже вручала подсказку арбитру своего клана.
    – Но там же пусто! – воскликнул бородатый леший с сумкой наперевес.
    – Как же так? – воскликнула Полена. – Я не могла перепутать…
    Весь клан лесных фей собрался сейчас возле подсказки – очевидное нельзя было отрицать – это была лишь пустая копия!
    – А где же настоящая подсказка?
    – Куда она подевалась?
    – Кажется, я ее подобрала, – робко произнесла Чудина.
    – Неужели подсказка у тебя? – подскочила к ней Рада.
    – Где она? – допытывалась Кори.
    – Надеюсь, ты еще не потеряла ее? – испуганно спросила Эля.
    Тогда Дина полезла в карманы платья. Но там свитка не оказалось.
    – Постойте, – сказала она, – может, тут? – и сунула руку за шиворот, а затем вытащила оттуда тоненький свиток.
    – Вот он!
    – Нашелся!
    – Победа! – ликовали подруги.
    Ничего не соображающую Чудину повели под руки к Юнку.
    – Как я йад! – чуть не прослезился он. – Это пйосто пйевосходно!
    Сумка единорога пополнилась еще одной подсказкой.
    – Прошу внимания! – на балкон поднялась Королева Агния. – Сейчас сразилась последняя пара основного этапа! Поздравляю всех участниц – вы старались как могли! А теперь я вместе с арбитрами удаляюсь для подсчета подсказок каждого клана.
    Королева, а за ней все арбитры скрылись в учильне. Что тут началось! Кто-то утверждал, что победа совершенно точно за их кланом. Другие уверяли, будто бы вели счет подсказкам и знают, кто победит. А одна кикимора чуть не подралась с драконом.
    – Твоя фея настоящая сонная муха! – кричала кикимора.
    – А твоя неповоротливая черепаха! – не уступал дракон.
    И вот на балкон вышла Королева, а за ней все арбитры. По их лицам ничего нельзя было понять, но все очень старались угадать заранее.
    – Объявляю результаты основного этапа! – объявила Агния. – В финал выходят два клана. С преимуществом в две подсказки в финал прошел клан цветочных фей под эмблемой «Бабочка».
    Тут же послышались радостные возгласы, а малышки цветочные феи закружились у всех над головами, как разноцветные бабочки. Королева меж тем продолжала:
    – Борьба за второе место в финале разгорелась между кланом лесных фей под эмблемой «Елочка» и кланом – хозяином состязаний под эмблемой «Ягодка».
    У Дины сердце ушло в пятки, она даже затаила дыхание. Вокруг теперь была полнейшая тишина.
    – С преимуществом в одну подсказку в финал наших состязаний выходит… клан «Ягодка»! – сказала наконец Агния. – Решающий поединок вы все сейчас видели. Можете поздравить фею Чудину, которая принесла своему клану победу в основном этапе.
    В этот миг ноги у Дины подкосились, и она начала падать. Но не успела. Феи подхватили ее и начали подкидывать в воздух. А Дина взлетала над ними и видела смеющееся лицо Рады, улыбающуюся Кори, растроганную до слез Элю, довольную Лекарину. Остальных было и не разглядеть. И вот, когда ее подбросили особенно высоко, Дина увидела даже верхушки Осеннего леса за рекой. И где-то там, среди желтого зарева, великан тоже улыбался ей и показывал два больших пальца, будто говоря – молодчина!
    Домой Чудина добралась лишь к вечеру. После неожиданной победы каждый стремился поздравить ее, обнять, угостить чем-нибудь вкусным. А уж как ликовали подруги! Кори чуть не разбила очки, когда решила от счастья подбросить их в воздух. Эля почти что провалилась в колодец, рассказывая Гуге о победе их клана. Насилу Альт ухватил ее зубами за косу и вытянул обратно. А Рада набрала в карманы столько камушков для праздничного запускания «блинчиков», что не смогла с ними даже взлететь.
    С карманами, полными сладостей, и венком из ромашек на голове Дина вошла в дом, где ее давно поджидал Огонек.
    – Сама не пойму, как это получилось, – оправдывалась Дина. – Бац, и победила!
    – А у меня тоже для тебя сюрприз, – приосанился Огонек.
    – Может, завтра? – зевнула Чудина, падая на кровать.
    Но Огонек отказывался ждать. Он и так слишком долго откладывал этот торжественный момент.
    – Сейчас же, ни минутой позже!
    И он потащил хозяйку в заброшенный сарай.
    – Что мы тут забыли? – удивлялась Чудина. – Я сейчас не готова продолжать уборку…
    Огонек подтолкнул упирающуюся Дину вглубь сарая. Теперь дорога была расчищена, и даже пыли нигде не было видно. Сарай просто сиял чистотой. Огонек приложил к тому много усилий, стараясь облегчить быт своей очаровательной знакомой.
    – Она там. В шкафу…
    – Кто? – вздрогнула Дина.
    – Моя подруга, – гордо сообщил Огонек. – Сейчас я вас познакомлю. Пока ты такая красивая…
    Огонек пригладил Дине волосы на макушке, поправил венок, вытер возле губ пятно шоколада. А затем осторожно постучался в шкаф.
    – Разрешите…
    – Ты уверен? – переспросила Дина.
    – Гляди! – более не медля, Огонек храбро распахнул дверцу.
    Из глубины шкафа на растерянную Дину взирала… растерянная Дина, а из‑за ее спины выглядывал Огонек.
    – И где же твоя подруга? – спросила Чудина, раздвигая хлам на верхней полке.
    – Тут еще и фея! – воскликнул ничего не понимающий Огонек. – Но почему она так похожа… на тебя?
    – Это же зеркало! – засмеялась Дина и скорчила забавную рожицу.
    – Как же так? Не может быть!..
    И только тут Чудина заметила, как расстроен и ошарашен ее верный феникс.
    – Ты принимал за подругу свое собственное отражение? – спросила она.
    Огонек вглядывался в эти мудрые глаза, рассматривал густые перья и в каждом их переливе узнавал свою необыкновенную подругу.
    – Но она говорила со мной, пела мне песни…
    В этот момент прямо на голову Чудине с верхней полки упал какой-то предмет. Он шлепнулся на пол, затрещал, зашипел, а потом певучим голосом изрек:
    – Благодаря уму и сообразительности феи Чудины в финал вышел клан под эмблемой «Ягодка»! В ближайшее время я попытаюсь взять интервью у этой смелой и ответственной феи, которая сумела собраться и проявила себя наилучшим образом в решающем состязании. А теперь прослушайте прогноз погоды на завтра…
    Тут предмет снова зашипел, а потом щелкнул и заглох.
    – Да это приемник! – взяла его в руки Дина. – Или этот, как его… министр!
    – Транзистор, – грустно поправил Огонек.
    Он погладил крылом антенну, приложил ухо к динамику и глубоко вздохнул. Где-то там, за кожаным корпусом, среди железных плат и механизмов, жила его мудрая птица. Как в клетке, которую невозможно было распахнуть…

Глава десятая
Интервью с Чудиной

    Пришло время финала магических состязаний, и Летние луга будто затаились, притихли. Не так шумно стало на ярмарке, возле учильни было снято веревочное ограждение. Некоторые феи из проигравших кланов и вовсе разлетелись по домам, не желая праздновать чужую победу. Свернулся палаточный городок возле Мудрого камня. Почти все лесные феи покинули побережье Летних лугов. Лишь гостья Гнеды все еще следила за исходом магических состязаний и с удовольствием варила себе супчики из крапивы с хозяйского огорода. Все вокруг замерло в ожидании завершения магической битвы: застыло солнце в небе, облака стояли, как нарисованные, даже цветы не качались в безветрии.
    Для финального состязания два соперничающих клана разместили в двух больших залах учильни. У каждого клана имелись накопленные за время основного этапа подсказки. Свитки не вышедших в финал кланов тоже поровну распределили между финалистками. Теперь клан под эмблемой «Бабочка» опережал «Ягодку» всего лишь на одну подсказку, что нельзя было назвать решающим преимуществом.
    – Может, мне и вовсе не ходить на финал? – советовалась Дина с Огоньком. – Ну какая от меня там польза? Я уже сделала все, что смогла. Теперь главное – не испортить впечатление…
    – Что за глупости! – возмущался Огонек. – Твое место рядом с подругами! Ваша сила в единстве…
    Дина подумала, что феникс опять сказал что-то слишком умное, но спорить с ним не стала. Она сообразила, что сможет попросту отсидеться, а к победе их клан приведут ум Корифеи, смекалка Радуги или наблюдательность Элегии…
    – Ну где же ты пропадала! – возмущалась Рада. – Сейчас дадут финальный старт, а ты прохлаждаешься…
    – Нет, я не прохлаждалась, а наоборот, грелась на солнышке, – оправдывалась Дина.
    – Скоро и без того станет очень жарко, – обнадежила ее Кори.
    – Я плохо переношу духоту, – вздохнула Эля. – От нее у меня кружится голова. Вот. Кажется, уже начинается…
    – У меня есть кислородная маска, – успокоила ее Лекарина.
    – Мешок ей на голову, чтобы помалкивала, – возмутилась Гнеда.
    Но поругаться феи не успели. Из небольших динамиков, расположенных по углам зала, раздался голос Королевы Агнии:
    – Сейчас начнется финальное состязание между кланом «Бабочка» и кланом «Ягодка». Я приветствую финалисток и желаю им удачи! После третьего удара колокола сумки с подсказками, что стоят на столах в ваших залах, сами раскроются. И вы сможете приступить к состязанию. Как только ваш клан разгадает загадку, пусть одна из фей выйдет на балкон со словами «Мы готовы!».
    Когда Королева замолчала, феи услышали колокольный звон. Густой, протяжный, льющийся с реки, а сейчас вырывающийся из динамиков. Бом. Бо-ом. Бо-о-ом-м…
    Сумка на столе посреди зала, в котором собрался весь клан Чудины, вдруг щелкнула. Замок раскрылся, и на стол посыпались свитки. Феи начали разворачивать их и удивленно вглядываться в непонятные линии.
    – Но тут вовсе нет слов! – удивлялась Рада.
    – Я не понимаю, что нам надо делать! – чуть не плакала Эля.
    – У меня какая-то кардиограмма! – рассматривала один из свитков-подсказок Лекарина.
    – Какая драма? – переспросила Дина.
    – Не надо драм! – попыталась остановить всеобщую панику Кори. – Сейчас мы во всем разберемся.
    И она начала раскладывать перед собой свитки. Кори очень долго вглядывалась в неясные линии, черточки и кружочки, что были изображены на подсказках.
    – Корифея, ты часом не заснула? – спросила наконец Гнеда.
    – Засни сама, если не можешь молчать! – огрызнулась Лекарина.
    И тут Кори подняла указательный палец к потолку.
    – Я поняла! – воскликнула она. – Это не просто загадка, шарада или ребус. Это же настоящий… пазл!
    – Нам надо собрать картинку? – захлопала в ладоши Рада. – Я люблю эту игру!
    – Проблема в том, что у нас только половина пазла, – сообщила Кори. – Нам надо попытаться сложить хоть часть рисунка и догадаться, что же изображено на целой картине.
    Феи развернули все свитки и разложили их на большом столе. Оставалось лишь сложить подсказки так, чтобы вышло хоть что-то узнаваемое. Феи начали прикладывать подсказки друг к другу то с одной стороны, то с другой, пытаясь совместить линии. Дина же опасалась что-то нарушить или испортить. Она лишь тихонько ходила вокруг стола, иногда взлетая к потолку, чтобы взглянуть на подсказки сверху или сбоку.
    – Ты задела меня пяткой по лбу! – возмущалась Гнеда. – Не можешь помогать, так хоть не мешай!
    – Кажется, что-то начинает получаться! – ликовала Рада, составляя два кусочка вместе так, чтобы линии совместились.
    – Только что же это? – пожала плечами Кори.
    – Мы проиграем! – причитала Эля. – Наверное, цветочные феи уже догадались, что же изображено на картине.
    Сейчас на столе уже многие подсказки нашли свои места. Хотя к разгадке это совсем не приближало. Дина же зависла где-то под потолком, пытаясь пристроиться на люстре и никому больше не заехать пяткой в лоб.
    «Они уж там разберутся лучше меня, – подумала Дина. – А я пока тут тихонечко посижу».
    Она пыталась удобнее усесться на люстре, но та вдруг покачнулась, и Дина кувыркнулась с нее вниз головой. Удачно зацепившись ногой, она не рухнула сразу на стол, а лишь болталась. И тут, взглянув на подсказки, она вдруг увидела несколько зубов, ухо, а затем и глаз своего великана! Ну вылитая его головища, что выглядывала из‑за деревьев Осеннего леса!
    – Велика-а-а-а! – завопила Дина.
    И тут же рухнула на стол, разметав все подсказки в стороны. Феи схватились за головы. Кто-то даже заплакал. Лишь Дина сидела посреди опустевшего стола, потирая спину.
    – Что же ты наделала! – всхлипывала Эля.
    – Вся работа дракону под хвост! – выругалась Рада.
    – Да, собрать все заново мы уже не успеем, – поправила очки Кори.
    – А что ты там кричала, когда падала? – переспросила Лекарина, которая уже раскрывала свою аптечку.
    – Там был великан! – тихо сказала Чудина.
    – Где? – вздохнула Кори.
    – На столе. – Дина поднялась и отлепила от юбки одну из подсказок. – Кажется, я упала ему прямо в рот.
    – Опять великан! – всплеснула руками Кори.
    – Но я лишь увидела в пазле великана, – пожала плечами Дина. – Вот и все…
    – Пусть идет на балкон! – выкрикнула Гнеда. – И рассказывает там про своего великана. Ждать больше нечего. Заново мы все равно уже ничего не соберем.
    – Точно!
    – Иди!
    – Топай как миленькая!
    Загалдели остальные феи, подталкивая Дину к балкону.
    – Подвела нас, пусть сама и позорится! – подначивала Гнеда, потирая ушибленный лоб.
    Оттеснив Кори, Элю и Раду, феи вытолкнули Дину на балкон. А там, в мягком кресле из белых одуванчиков, обмахиваясь кружевным веером, сидела Королева Агния.
    – У вас готов ответ? – удивилась она.
    – Мы котовы… Гы мотовы… Мы готовы! – запинаясь, прошептала Чудина.
    Королева поднялась.
    – Фея из клана «Ягодка» готова сообщить нам ответ! – сказала она всем собравшимся внизу.
    И до Чудины долетел рокот толпы.
    – Это великан! – сказала тогда Дина.
    – Великан? – переспросила Агния и очень серьезно посмотрела на Чудину. – Сейчас мы узнаем, верен ли этот ответ!
    И тут Агния подняла вверх обе руки, а потом щелкнула пальцами. Сразу же в небо взлетели искры, которые рассеялись где-то в облаках. Дина даже зажмурилась, ожидая минуты позора. Но ничего не происходило. А потом внизу вдруг послышался гул, неясные возгласы и выкрики.
    – Открой глаза! – Королева Агния тронула Чудину за плечо. Дина открыла глаза и увидела, как перед балконом, над толпой зрителей, распласталась огромная ладонь! Агния подала Дине свою руку, и они вместе шагнули на эту широкую, покрытую кожей площадку. Ладонь поднялась вверх. Сердце у Чудины ушло в пятки. Так высоко над Летними лугами она еще никогда не оказывалась. Вид отсюда открывался великолепный. А вверху, закрывая солнце, ей улыбалось уже знакомое лицо…
    – Дорогие жители и гости Летних лугов! – сказала Агния. – Познакомьтесь – это один из нескольких великанов, недавно обнаруженных мною на самом краю Чудосвета! Этот самый маленький из них. Он еще ребенок! Будьте с ним ласковы… Он и так был вынужден прятаться в Осеннем лесу до самого финала состязаний.
    Все феи и их спутники разглядывали великана, не веря своим глазам. Они даже забыли о состязаниях. А Дина вовсе не помнила о том, что привела свой клан к победе.
    – Чудина, это великан, – сказала Агния. – Великан, это Чудина.
    И великан хитро подмигнул Дине, как старой доброй знакомой. А затем улыбнулся во весь свой щербатый рот – у него просто еще не выросли все коренные зубы.
    После состязаний малыш великан поселился на берегу Летних лугов. Агния говорила, что родители отправили его на отдых в теплые края. Здесь он целыми днями мог загорать на солнышке. И даже заходил в реку, которая оказывалась ему немногим выше пояса. Водяным теперь приходилось тихонько отсиживаться на Осеннем берегу и ждать, пока великан наплещется в водичке. А он пускал изо рта фонтаны и брызгался так, что на побережье больше не требовалось дождей для полива садов и огородов.
    Самые отважные феи пытались кормить великана. Они забирались на мост и протягивали ему дыни или арбузы. Такие ягоды были как раз по зубам этому малышу. Но особенно великан полюбил Чудину. И всегда был рад ее сладостям, которые она целыми ведрами выливала ему на язык.
    Чудине же после состязаний не было покоя. Опомнившись после появления великана, феи бросились поздравлять победительниц, а Чудина так вообще прославилась не только на все Летние луга, но и по всему Чудосвету!
    И вот однажды к ней в дом постучались. Дина распахнула дверь и увидела незнакомую птицу феникс.
    – Здравствуйте, Чудина! – певучим голосом сказала она. – Меня зовут Эфира. Я работаю на радио Чудосвета и хотела бы взять у вас интервью…
    – А это не больно? – испуганно спросила Дина.
    Тогда Эфира рассмеялась.
    – Конечно, нет! – заверила она. – Это даже приятно. Вы расскажете о себе. О том, как смогли увидеть в малом великое!
    – Я смогла? – удивилась Дина. – Зефира, вы что-то путаете…
    – Меня зовут Эфира. Или просто Эфи, – поправила птица. – Чудина, ответьте на мои вопросы. Тут нет ничего сложного.
    – Хорошо, – согласилась Дина, – а давайте я лучше налью вам чаю!
    Эфира с удовольствием осталась на чай. Она пробовала сладости Дины, расспрашивала ее о состязаниях и о том, каково же это – когда от тебя зависит судьба клана. А Чудина старалась отвечать честно и откровенно, хотя не всегда хорошо понимала вопросы. Уж очень много мудрых слов говорила эта занятная птица.
    Огонек появился возле дома в самый разгар интервью. Чудина как раз рассказывала, как она падала с люстры.
    – Думаю, это было судьбоносное падение! – восторгалась Эфира.
    – Ага! – согласилась Дина. – Молниеносное!
    Огонек не мог не узнать этот голос. Низкий, тягучий, уверенный! Так рассказывала о погоде и последних новостях Чудосвета его подруга – мудрая птица. Огонек осторожно приоткрыл дверь в дом, и то, что он увидел, превзошло все его ожидания. Прекрасная, великолепная птица с нежными персиковыми перьями сидела за столом и окунала клюв в плошку с вареньем.
    – Кхе, кхе, – неуверенно покашлял Огонек.
    – Огонек, познакомься! – радостно воскликнула Дина. – Это птица из приемника! Ее зовут Факира!
    – Эфира. – Птица смущенно протянула Огоньку свое крыло. – Просто Эфи…
    – Я польщен! – раскланялся Огонек. – Я смущен и восхищен!
    И пока два феникса расшаркивались друг перед другом, Дина потихоньку смылась из‑за стола. Уж очень утомило ее это непонятное слово «дежавю».

Глава одиннадцатая
У великана на ладони

    Поскольку состязания были позади, никто уже не боялся проиграть и не мечтал о победе. Все это казалось теперь лишь игрой, в которой каждый участник получает новый опыт. Хотя феи из клана Чудины были сейчас немного радостнее и веселее своих соперниц. Но они старались не слишком задаваться. Что ни говори, а победа во многом зависела от везения. Зато интервью с Диной услышал весь Чудосвет.
    – Не каждую загадку можно решить при помощи ума, – подводила итог беседе Эфира. – Залог удачи в простоте, о чем мы с вами часто забываем…
    Но даже эти слова казались Дине слишком сложными.
    – Залог удачи в густоте! – подтверждала она. – Варенье должно быть густым!
    По случаю завершения состязаний и находки древнего поселения великанов на Летних лугах решено было устроить праздничный пир! Столы начали расставлять по всему побережью, чтобы как можно больше жителей Чудосвета смогло принять участие в этом небывалом торжестве. Длинный стол тянулся теперь возле реки, огибая поселение фей. Мест за этим столом оказалось столько, что, кажется, можно было усадить весь Чудосвет… ну или нескольких великанов.
    А в домах кипела работа. Феи старались приготовить как можно больше угощений к общему столу. Они доставали самые затейливые рецепты и старались перещеголять друг друга. А вруны и чертяки иногда даже ночевали под столами, опасаясь, что праздник начнется без них или кто-то выложит свои кушанья раньше времени. Они караулили целыми сутками, мечтая стянуть со стола как можно больше еды.
    И вот настал день торжества! Огонек вычесывал свои перышки дольше обычного.
    – Ты и так очень красив, – убеждала его Дина. – К чему такие приготовления?
    – На праздник должна прилететь Эфира! – сказал феникс. – И мы договорились сесть рядом…
    – Кажется, ты ей очень понравился, – подмигнула другу Дина. – После нашего инженю Кефира спрашивала о тебе…
    – После интервью, – поправил хозяйку Огонек. – И ее зовут Эфира, а не Кефира! Но что же именно она спрашивала обо мне?
    – Забыла, – честно призналась Дина.
    Она сейчас была полностью погружена в процесс вареньеварения.
    – Малыш великан больше всего любит клубничное. Хочу сварить ему пару ведер, чтобы он и дома вспоминал меня.
    А за окном уже загорались праздничные гирлянды и разносилась прекрасная музыка. Дина и Огонек поспешили к реке, где стол теперь ломился от угощений. Гостей собралось видимо-невидимо. Дина летела мимо накрытого стола, пытаясь отыскать подруг, но тут ее кто-то окликнул.
    – Постой-ка, где-то я тебя видел!
    За столом восседала знакомая троица леших.
    – Это та самая фея, что пропала возле клети! – уверенно сказал Хрр.
    – Ясен пень! – подтвердил Брр.
    – Попалась, голубушка! – расставил свои сухие лапы Фрр.
    Дина подумала, что теперь вместо великолепного пира ей светит заключение в клети.
    – Вы не узнаете великую Чудину? – раздался вдруг за спиной густой и певучий голос Эфиры.
    – Как раз очень хорошо узнаем! – ответил Хрр.
    – Только никакая она не великая! – подтвердил Брр.
    – А очень даже низкая! – проскрипел Фрр. – Хотела наш Лопух Изобилия отобрать!
    – Я не хотела! – оправдывалась Дина. – Я же не знала…
    – Постойте, – остановила их Эфира. – Вы разве не знаете, что эта фея принесла победу своему клану? Весь этот пир отчасти и в ее честь!
    Тут Брр подавился пирогом, Хрр поперхнулся соком, а Фрр тихо сказал:
    – Простите, обознались…
    Эфи обняла Чудину крылом и тихонько спросила:
    – А где же этот милый джентльмен, ваш верный спутник?
    – Где жульен, я не знаю, – смутилась Дина. – Кажется, грибные закуски расставляли по всему столу. А мой спутник Огонек тоже ищет вас…
    И они вместе отправились разыскивать своих друзей. Но вскоре Огонек и сам нашел их.
    – Ах, вот вы где! – обрадовался он. – Эфи, прошу к столу! Я занял нам места, – и обернувшись к Дине, добавил: – А тебя подруги давно ждут. Во-он там.
    Дина посмотрела вперед и правда увидела своих любимых подруг.
    – Где же ты пропадала?! – воскликнула Кори.
    – Садись скорее! – указала место Эля.
    – С кем я тебя сейчас познакомлю! – захлопала в ладоши Рада.
    И только тут Дина увидела, что напротив них сидят несколько йети. Она хотела уже порядком испугаться, но подруги успокоили ее.
    – Это наши знакомые! – сказала Эля.
    – Мы как‑то встречали с ними Новый год! – подтвердила Рада.
    – Было довольно весело, – поправила очки Кори.
    Дина разглядывала здоровенных йети, но теперь, после знакомства с великаном, они казались ей почти что маленькими. Их мех серебрился и выглядел очень пушистым и мягким. Йети вовсю уплетали мороженое, а иногда окунались в реку, чтобы охладиться.
    – Угощайтесь, пожалуйста! – пробасил один йети.
    И он пододвинул Дине большую лоханку, в которой было какое-то варево.
    – Спасибо! – Дина запустила туда ложку и чуть помешала. – А что это?
    – Вкуснейшая крысиная похлебка! – облизнулся другой йети.
    – Из отборных крыс! – подтвердил третий.
    И Дина как раз выловила на ложку несколько розовых хвостиков.
    – Я лучше оставлю их на десерт, – тихонько шепнула она, отставляя лоханку подальше.
    – А может, желаете крысу гриль?
    Тут первый йети пододвинул Дине еще одно блюдо, на котором лежали зажаренные крысы.
    – Чуть позже, – отказалась Дина.
    – Ну, как хотите! – Второй йети опустил в пасть сразу несколько крыс гриль. – Нам же больше достанется.
    – А то, признаться, тут такая гадость на столе, – шепнул третий йети. – Все эти сладости, пироги и жульены в рот не возьмешь!
    И он аппетитно хрустнул розовым крысиным хвостиком, выловленным из похлебки.
    Тогда феи не выдержали и прыснули от смеха. А затем без стеснения начали наворачивать свои пирожки с капустой, яблоками, клюквой и малиной.
    – Для кого эти свободные места возле Элегии? – спросила Дина, указывая на несколько пустых тарелок.
    – Я жду друзей, – ответила Эля. – Они будут к вечеру.
    И феи продолжили лакомиться самыми вкусными закусками, которые только видели Летние луга.
    – Отменные печеные яблочки! – облизывался Альт. – Моя Эля такие не готовит.
    – А Койифея скойо начнет питаться сыйими книгами! – вздыхал Юнк, слизывая со стола пирожок за пирожком.
    Тикс же сидел рядом с новым другом – таким же полосатым летучим псом, как и он сам. Они вдвоем уплетали какие-то колбаски.
    – Вкуснотища! – говорил Тикс.
    – Вот так пища! – радовался его друг.
    – Хоть кто-то понимает нас! – улыбались йети. – А то крысиные закуски здесь никто не жалует…
    На этих словах летучие псы как‑то незаметно сползли под стол, и больше на пиру их никто не видел. Зато Огонек с Эфирой очень долго сидели крыло к крылу и о чем-то душевно разговаривали, будто знали друг друга всю жизнь.
    За горизонтом уже скрылось солнце, и лунный свет лег на реку. Всюду зажглись яркие огни. А еще засветились цветы на кустах гибискуса, которые специально высадили по всему берегу. Теперь все кругом сияло, как драгоценный рубин.
    – А вот и мои дорогие друзья! – обрадовалась Эля, приветствуя новых гостей.
    К столу на свободные места возле Элегии уселась целая семья привидений. Лица их светились от радости, и Дина в который раз подумала, что Эля настоящая умница. Подарить этой милой семейке привидений такие симпатичные лица смогла бы лишь очень талантливая и добрая художница. Привидения принесли с собой много свежей и пышной выпечки из лучших пекарен Весенней пустоши.
    – Как тут красиво! – восторгалась малышка Лиза.
    – А где же великан? – спрашивал Де-Душка, заглядывая под стол. – Я читал в газете, но до сих пор не могу в это поверить…
    И Кори пустилась с ним в пространный разговор о научных загадках. А Дина поспешила поблагодарить Ма-Машу за хорошие рецепты, которые узнала от нее в последнюю встречу.
    – Творожники в тесте получились особенно вкусными! – говорила она.
    – Может, ватрушки с творогом? – переспросила Ма-Маша.
    – Да, и пампушки с молоком! – закивала Дина.
    И лишь Па-Паша все смущался и помалкивал. По его лицу трудно было понять, какими чувствами он охвачен.
    – Я очень рад вас всех видеть! – наконец произнес он и улыбнулся так широко, что неожиданно стал очень похож на малышку Лизу, которая уже уползла под стол в поисках двух летучих песиков.
    Дина посмотрела по сторонам. Над тихой рекой возвышался маяк, где Хранитель, возможно, тоже лакомился переправленным ему угощением с этого великого пира. Дине на минуту показалось, будто там, наверху, сверкнуло расшитое жемчугами платье Королевы Агнии. Скорее всего они вдвоем взирали сейчас с маяка на Летние луга. А вокруг Дины собрались все ее лучшие друзья. Они смеялись, делились последними новостями и планами на будущее. Они уплетали лучшие угощения Чудосвета и запивали их лучшими морсами и соками. Все вокруг было так весело и чудесно, что Дина даже зажмурилась от удовольствия. А когда открыла глаза, увидела перед собой огромную ручищу, что опустилась над столом, будто приглашая Чудину залезть на ладонь. От неожиданности Дина выронила из рук чашку с яблочным соком. Она упала на землю и разбилась.
    – На счастье! – улыбнулась Рада.
    – А что это такое? – спросила Чудина, приходя в себя после испуга.
    – Счастье – это когда ждешь чего-то хорошего, – вздохнула Кори.
    Но Дина уже не слышала ее. Она поднималась над длинным столом, над гостями, над рекой, над всеми Летними лугами – вверх! Туда, где ей улыбался щербатым ртом веселый малыш-великан. Сама Дина была на ладони великана, но в то же время огромный пир на Летних лугах мог теперь запросто поместиться на ее собственную ладошку, таким маленьким все казалось с высоты, на которой она очутилась. И все сейчас казалось по плечу, все было по силам. Только смело смотри по сторонам и жди хорошего…
Top.Mail.Ru