Скачать fb2
Секрет обаяния

Секрет обаяния

Аннотация

    Отчаявшаяся мать готова на все, чтобы спасти тяжело больного сына. Когда на лечение потребовались средства, Арден Джентри согласилась на чудовищное предложение мужа, врача-акушера, - за большие деньги стать суррогатной матерью для обеспеченной бесплодной пары. Но все оказалось напрасно - сын умер. И, порвав с ненавистным мужем, она стала цепляться за спасительную мысль - увидеть ребенка, которого родила от неизвестного мужчины. Им оказался знаменитый теннисист, жена которого погибла, и он растит мальчика один. Они встретились и полюбили друг друга. Но Арден не смогла вовремя открыть свою тайну, и теперь их счастье в руках шантажиста.



Сандра Браун / Sandra Brown
Секрет обаяния


Глава 1

    Она снова здесь, подумал Дрю Макаслин, ударяя ракеткой по мячу. В третий раз на этой неделе женщина сидела за тем же самым столиком на ближайшей террасе с видом на теннисные корты. Яркий полосатый зонтик от солнца частично затенял лицо.
    Ее не было там в начале его игры с Гарри, но он почувствовал тот момент, когда она вышла на площадку, являющуюся продолжением клубного наружного бара с закусками и коктейлями. И пропустил удар, позволив себе отвлечься и понаблюдать, как грациозно она расправила юбку на бедрах, садясь на стул.
    — Не так уж и хорошо, — возразил Дрю, взял высокую вытянутую бутылку с лимонным напитком и поверх нее посмотрел на незнакомку.
    Впервые появившись здесь, она сразу же возбудила его любопытство.
    Женщина склонилась над столом, постукивая карандашом по блокноту в присущей только ей манере. Что, черт возьми, она постоянно записывает?
    Дрю медленно опустил бутылку, синие глаза подозрительно прищурились. Еще один кровопийца-репортер? Боже упаси. Хотя вполне в духе пронырливой бульварной прессы — подослать такую приманку, чтобы уломать его на интервью.
    — Дрю? Ты меня слышишь?
    — Что?
    Он перевел взгляд на партнера по теннису — на сей раз своего друга.
    — Извини. Что ты сказал?
    — Сказал, что с прошлой недели твоя выносливость значительно возросла. Ты гонял мою задницу по всему корту, а сам едва запыхался.
    Дрю улыбнулся, в уголках глаз собрались морщинки, скрывая тоненькие белые черточки на загорелом лице. Эта улыбка напоминала о прежних временах, когда он еще не знал, что такое несчастье.
    — Ты вполне прилично играешь, пусть и не так, как Герулайтис, Борг, Mакинрой или Таннер. Извини, приятель, но я должен стать чертовски лучше тебя, прежде чем встречусь с большими парнями. Но пока я не готов ввязаться в такую рискованную авантюру. Без шуток.
    Некогда знаменитая усмешка снова блеснула на гавайском солнце.
    — Спасибо, — сухо произнес Гарри. — Не могу дождаться дня, когда после окончания матча буду спотыкаться о собственный язык, а у тебя еще достанет энергии прыгать возле сетки.
    Дрю хлопнул приятеля по плечу.
    — Духу не хватает, — подначил он.
    Дрю закрутил ракетку с непринужденным мастерством, свидетельствующим, что он годами воспринимал ее как продолжение руки.
    Приветствия и шумные аплодисменты раздались со стороны зрительниц, которые сгрудились по ту сторону забора, окружающего корты. Одобрительный ропот усилился, пока Дрю шел к задней линии.
    — Твои поклонницы сегодня бесятся в полную силу, — насмешливо заметил Гарри.
    — Черт бы их побрал, — проворчал Дрю, обернулся и впился взглядом в женщин, липнущих к ограде, как голодные животные в зоопарке во время кормежки.
    Угощением был он. Дрю сердито нахмурился, что, казалось, только воодушевило, а не отпугнуло их. Они выкрикивали непристойные комплименты и бесстыдно флиртовали. Одна, в коротенькой блузке на бретельках, откинулась назад, щеголяя тяжелой грудью, на которой в окружении цветочков, сердечек и попугайчиков-неразлучников было вытатуировано его имя. Другая нацепила бандану — именно такую он повязывал вокруг лба на каждой игре в рекламных целях — только опоясала ею бедра. Он с отвращением отвел взгляд.
    Дрю заставил себя сосредоточиться на мячике, ударил им о корт, планируя подачу, готовясь запустить через сетку к задней линии, закрутив влево, — удар слева у Гарри получался слабым. Одна из «обожательниц» выкрикнула похабное приглашение, и он скрипнул зубами. Разве они не знают, что последнее, чем он интересуется, — это женщины? Боже мой, с тех пор как умерла Элли…
    Черт бы тебя побрал, Макаслин, перестань думать об Элли, предупредил он себя. Нельзя вспоминать ее во время тенниса, иначе вся игра коту под хвост…
* * *
    — Мистер Макаслин?
    — Слушаю вас, — бодро отозвался Дрю в трубку.
    Стоял солнечный райский денек, когда последнее, чего может ожидать мужчина, — что его жена погибнет в автокатастрофе, в мешанине металла и стекла.
    — Вы один?
    Дрю отстранил трубку от уха и озадаченно посмотрел на нее. Потом вслух рассмеялся.
    — Да, один, не считая сына. Собираетесь наговорить гадостей прямо по телефону?
    Он предположил это в шутку. И понятия не имел, насколько по-настоящему гадким будет разговор.
    — Мистер Макаслин, я лейтенант Скотт из полицейского департамента Гонолулу. Произошел несчастный случай.
    Дальнейшее он плохо помнил…
* * *
    Сейчас же Дрю взял мячик и подбросил его в руке, как бы взвешивая, а на самом деле пытался очистить разум, стереть воспоминания, скручивающие внутренности. Взгляд устремился к женщине, все еще сидящей за столом. Незнакомка подперла щеку ладонью, рассеянно глядя в пространство, и казалась отрешенной от происходящего вокруг. Разве она не слышит визга его поклонниц у ограждения? Разве не должна проявить хоть толику любопытства?
    Очевидно, нет. Она так и не взглянула на корт. Необъяснимо, но его обижало ее безразличие, что было совершенно нелогично, ведь весь год после смерти Элли он мечтал, чтобы его оставили в покое.
    — Эй, Дрю, — нараспев прокричал голос из толпы фанаток, — когда наиграешься со своими шариками, можешь поиграть кое во что с моими.
    Двусмысленность была настолько явной и такой грубой, что у Дрю вскипела кровь, и подача разрезала воздух смутным пятном. Вдохновляемый яростью, он до конца сета поддерживал стремительный темп. В итоге Макаслин выиграл у Гарри два очка.
    Обернув полотенце вокруг шеи, приятель прохрипел:
    — Если бы я знал, что достаточно непристойного предложения поклонницы, чтобы достать тебя и заставить играть по-чемпионски, то давным-давно нанял бы их с почасовой оплатой.
    Дрю собрал теннисную сумку, зачехлил ракетку и направился к лестнице, ведущей на террасу с видом на корты.
    — Уверен, большинство из них привыкли отдаваться с почасовой оплатой.
    — Не будь к ним слишком суров, ведь это твои болельщицы.
    — Я бы обрадовался и большему количеству болеющих за меня, будь они спортивными обозревателями или комментаторами. Но таковых не имеется. Все, что делают специалисты, — сообщают миру, что я выброшен за борт. Уничтожен. И все время пью.
    — Ты постоянно пил.
    Дрю остановился в шаге от Гарри и круто развернулся, сердито встав напротив партнера. Взгляд товарища был бесхитростным, открытым и ужасно честным. Все, что он сказал, — правда. Гнев Дрю растаял перед лицом верной искренней дружбы.
    — Так ведь и было? — смутился он.
    — Но не сейчас. Все в прошлом, Дрю. Вернулись твои знаменитые крученые подачи. Проклятье! Каждый раз, когда мяч летел на меня, перед глазами мелькала вся моя жизнь.
    Дрю рассмеялся, а Гарри продолжил:
    — Хорошо продуманные маневры и стратегия, использующая в своих интересах мой слабый удар слева.
    Усмешка искривила энергичный рот Дрю.
    — Не думал, что ты заметишь.
    — Черта с два.
    Они миролюбиво рассмеялись, преодолевая последние ступеньки к террасе. Дрю сразу увидел, что она все еще там, пачка бумаг рассыпана по столешнице, справа стоит стакан с минеральной водой. Женщина что-то яростно строчила в желтом блокноте. Он собирался пройти мимо ее стола, но так как тот находился на пути к шкафчикам, то он только привлечет к себе внимание, если постарается обойти ее.
    Они подошли почти вплотную, когда женщина взглянула на них, как бы непроизвольно, будто они нарушили ход мыслей, и ей невольно пришлось обратить внимание на источник помехи. Но смотрела именно на Дрю, прямо ему в глаза, и воздействие ее пристального взгляда заставило его полностью сосредоточиться на незнакомке, болтовня Гарри перестала достигать ушей.
    Она быстро опустила веки и вернулась к блокноту, но не раньше чем Дрю разглядел невероятную зелень ее глаз, обрамленных темными пушистыми ресницами.
    И тут же решил заключить пари сам с собой. Если она все еще будет здесь, когда он выйдет из раздевалки, то заговорит с нею. Если нет — что ж, ничего страшного. Он и правда не интересовался женщинами, любыми женщинами. Просто что-то заинтриговало его. Если быть до конца честным, то следует признать, что главная причина, почему она задела его любопытство, — ее полнейшее равнодушие.
    Да, он положится на случай. Если она все еще останется здесь, когда он вернется, он всего лишь скажет: «Привет». Никакого вреда в этом нет.
    Кстати, напомнил он себе. Не задерживайся в душе.
* * *
    Сердце Арден грохотало, как литавры.
    Прошло уже пять минут после того, как он оказался на расстоянии вытянутой руки, и она впервые увидела его во плоти так близко, и тем не менее сердце не успокаивалось. Она вытерла ладони влажной салфеткой и сжала кулаки. Лед загремел в стакане, когда она отпила глоток минеральной воды с лаймом.
    Он посмотрел прямо на нее. Их глаза встретились. Коротко, мимолетно. И все же ее как будто ударила молния — впервые увидеть Дрю Макаслина, зная обстоятельство, связующее их. Абсолютно незнакомые друг другу люди и все же с общей тайной, которую будут разделять всю жизнь.
    Арден обратила взгляд на корты, где он только что играл с таким блеском. За несколько месяцев до этого она немногое знала о теннисе, особенно о профессиональном. Но теперь стала почти экспертом. И, конечно, обладала обширными познаниями о карьере Дрю Макаслина.
    Группа из четырех дам появилась на площадке, они выглядели нелепыми в дизайнерской теннисной форме и экстравагантных золотых и бриллиантовых украшениях. Арден снисходительно улыбнулась, вспомнив уговоры Рональда присоединиться к теннисной лиге в их клубе в Лос-Анджелесе.
    — Это не для меня, Рон. Я не спортсменка, не участник игр, а обычный зритель.
    — Предпочитаешь сидеть дома целыми днями и кропать стишки, которые прячешь подальше и никому не показываешь. Ради Бога, Арден, ты не обязана быть лучшей. Меня не волнует, умеешь ты играть в теннис или нет. Просто это полезно для моего имиджа, не говоря уже о ценных контактах, которые сможешь приобрести, будучи активным членом клуба. Подружись с женами других врачей.
    Рональд смирился с бриджем. Она никогда не была мастером, но играла достаточно хорошо, чтобы ее приглашали на все турниры, спонсируемые местным клубом, и это удовлетворило требования мужа общаться и сближаться с теми, кого он считал подходящими друзьями для жены именитого доктора.
    Потом родился Джоуи и предоставил ей вполне приемлемый предлог для уменьшения социальной активности. Джоуи обеспечил ее оправданиями по множеству поводов. Иногда она жалела, что не в состоянии ничего забыть. Смог бы ее сын, ее восхитительный, самый сладкий на свете, безгрешный младенец понять то единственное, полностью изменившее жизнь решение? Простил бы он то, что она никогда не простит себе?
    Она вымаливала его прощение в тот день, когда крошечный гробик опустили в короткую могилу. Вымаливала прощение и у Бога за горечь, которую ощущала, видя, как умный красивый малыш чахнет на больничной койке, пока другие здоровые дети бегают, играют и озорничают…
    Вынырнув из задумчивости, Арден отпила еще глоток воды и мысленно подняла тост за правильное поведение с Дрю Макаслином. Общеизвестно, что укрывшись на этом острове, он не давал интервью и избегал публичности любого рода.
    Арден потратила немало времени, изобретая способ приблизиться к нему. В длительном полете с материка и даже после прибытия на Мауи отвергала один план за другим. Единственное, что пока удалось, — снять номер в курортном клубном отеле, где Макаслин появлялся каждый день. Здесь ему гарантировалась недоступность для посторонних. Сегодня — впервые с момента наблюдений — Дрю не прошел в раздевалку через металлическую дверь, выходящую прямо на корты.
    У нее есть только один шанс — сыграть все очень тонко, заставить обратить на себя внимание и посмотреть, что из этого получится. Она притворилась, что не замечает его. Нетрудно понять, что толпы фанаток у кортов раздражают этого мужчину.
    И сегодня он заметил ее. Арден инстинктивно почувствовала это. Она имитировала полную незаинтересованность, но отслеживала каждый его шаг. Он несколько раз бросал на нее взгляд, особенно после удачных ударов, но ему ни разу не удалось застать ее, глазеющей на него. Такая популярная личность, как Дрю Макаслин, не привык к пренебрежению.
    В его случае подобное тщеславие вполне оправданно. Белокурые волосы были слишком длинными, но вполне подходили к эффектной внешности. Подтянутое тело ничем не выдавало разрушительного действия недавнего увлечения алкоголем. Покрытые тропическим загаром руки и ноги, двигающиеся с точностью и мощью хорошо смазанной машины, служили воплощением мужского изящества; контрастирующая с бронзовой кожей поросль темно-золотистых волосков на теле притягивала взгляд. В груди он был шире большинства игроков в теннис, но этот недостаток с готовностью простил бы каждый, наблюдающий за игрой мускулов под облегающей белой футболкой.
    Очевидно, что после трагической гибели жены Дрю Макаслин просто не замечал множества женщин, привлекаемых его зрелой мужественностью. Нет, она сыграла единственно правильно, поздравила себя Арден. Сегодня он посмотрел на нее. Возможно, завтра…
    — У вас, должно быть, много друзей и родственников.
    Пораженная мужским голосом, Арден развернулась и, к своему ужасу, обнаружила, что уставилась прямо на застежку-молнию белых шорт. Рельефная выпуклость обеспечивалась либо очень коротким и плотно прилегающим нижним бельем, либо спортивным бандажом. Обе возможности вызвали горячую волну, пробежавшую по позвоночнику.
    Она отвела глаза от промежности Дрю Макаслина и позволила себе оглядеть высокого мужчину в ярко-синей нейлоновой ветровке без рукавов, застегнутой лишь наполовину и обнажающей загорелую грудь, покрытую золотистыми волосами. Его улыбка была мечтой ортодонта. Ровные белые зубы сверкали во рту, подбородок был слишком сильным, чтобы не демонстрировать упрямство. Великолепные синие глаза точно подходили под описание репортеров.
    — Простите?
    Арден от всей души надеясь, что голос не выдает ее нервозность.
    — Судя по всему, вы заняты написанием многочисленных посланий. Я предположил, что это открытки домой. Что-то типа: «Желаю тебе побывать здесь».
    Голос был ясным, настоящий густой баритон без хрипотцы, а тон — странно интимным.
    Она улыбнулась, помня, что должна изображать беспечное безразличие.
    — Нет. Не открытки. На самом деле нет такого человека, который тосковал бы по мне.
    — Тогда никто не станет возражать, если я присоединюсь к вам.
    — Я могу возразить.
    — Правда?
    Не смея выдать ликование, Арден помолчала, успокаивая тяжело бьющееся сердце, потом произнесла:
    — Нет, пожалуй, нет.
    Мужчина бросил под стул матерчатую сумку, сел напротив и, нагнувшись над усыпанным бумажками столом, представился:
    — Дрю Макаслин.
    Она пожала протянутую руку.
    — Арден Джентри.
    Она дотронулась до него! Глядя на их соединенные руки, изумилась такому чуду — их первому физическому контакту, ведь…
    — Вы в отпуске? — вежливо поинтересовался он.
    Она выпустила его пальцы и откинулась на спинку стула, пытаясь избавиться от неуместного легкомысленного восторга.
    — Не совсем. И по делу и ради удовольствия.
    Дрю махнул официанту.
    — Хотите чего-нибудь еще? — спросил он, указывая на ее стакан.
    — Ананасовый сок, — улыбнулась Арден.
    — Все правильно, вы — приезжая, поэтому еще не начало тошнить от этой штуки.
    Жаль, что у него настолько приятная улыбка. Чрезмерная сексуальная привлекательность отвлекала от причины, по которой она стремилась познакомиться с ним, втереться в доверие и, если получится, стать его другом.
    — Леди хочет ананасовый сок, а мне четыре стакана воды, пожалуйста, — заказал он.
    — Сию минуту, мистер Макаслин. Вы сегодня здорово играли.
    — Спасибо. Поспешите с водой. Я сильно пропотел.
    — Да, сэр.
    — Вы действительно хорошо играли, — подтвердила Арден, когда официант поспешно отправился за заказом Дрю.
    Он какое-то время изучал ее лицо, потом обронил:
    — Не думал, что вы вообще заметили состязание.
    — Для этого надо быть слепой и глухой. Я не слишком увлекаюсь теннисом, но знаю, что сейчас вы играете лучше, чем несколько месяцев назад.
    — Значит, вы узнали меня?
    — Да. Видела по телевизору, раз или два.
    Он казался по-мальчишески удрученным, улыбка Арден расцвела еще шире.
    — Вы знаменитость, мистер Макаслин, — успокаивающе пробормотала она. — Люди во всем мире знают ваше имя и лицо.
    — И большинство из этих людей беззастенчиво пялятся на меня, когда я на публике.
    В голосе звучало легкое недовольство.
    — Как ваши фанатки вон там?
    Она кивнула на огороженную площадку, где бесновались его поклонницы. Но сейчас толпа поредела.
    Дрю застонал.
    — Поверите ли, я начал тренироваться здесь, потому что мне обещали анонимность и уединение? Кроме того, это лучшие корты на Мауи. Но мы не учли, что отдыхающие на курорте имеют доступ к спортивным площадкам. Когда разнеслись слухи, что я здесь тренируюсь… — он раздраженно вздохнул. — Ну, вы сами видели, что происходит.
    — Большинству мужчин польстило бы такое обожание.
    Он скривился и быстро сменил тему разговора.
    — Так все-таки, что же это такое? — он махнул рукой на бумаги, разбросанные по столу.
    — Заметки. Я внештатный автор.
    Мужчина тут же отпрянул, почти физически, хотя и не двинулся с места. Глаза стали холодными и враждебными, чувственные губы поджались в недовольную полоску. Дрю со злобой обхватил запотевший стакан воды, принесенный официантом.
    — Понятно, — процедил он.
    Она опустила глаза и подложила бумажную салфетку под бокал с соком.
    — Сомневаюсь. Я писатель, не репортер. И не беру интервью. Вы начали эту беседу, не я, мистер Макаслин.
    Когда он не ответил, она подняла густые темные ресницы и посмотрела на него. Он немного оттаял, улыбаясь дружелюбно, но сдержанно, так же как и она.
    — Зовите меня Дрю, пожалуйста.
    Он решил установить перемирие, ее это вполне устраивало.
    — Хорошо, Дрю. А мое имя — Арден.
    — Какой именно писатель? Романист?
    Она засмеялась.
    — Пока нет. Возможно, когда-нибудь. Прямо сейчас я пытаюсь экспериментировать в разных жанрах, пока не найду свою нишу. Всегда мечтала побывать на островах, но как-то не получалось. Я подрядилась написать цикл статей, чтобы накопить денег на эту поездку. Поэтому смогу пожить здесь подольше, многое увидеть и не волноваться об опустошении своего банковского счета.
    Ему нравился звук ее голоса, нравилось наблюдать, как она при разговоре склоняет голову то в одну, то в другую сторону. Движение заставляло темные волосы скользить по шее и оголенным плечам. Ветер с океана, казалось, гнал солнечные лучи к берегу и игриво бросал ей в лицо, лаская кожу, которая от достаточно длительного пребывания на курорте приобрела красивый абрикосовый оттенок, но она не настолько загорела, чтобы появились морщины, которые он находил отталкивающими. Арден Джентри обладала чрезвычайно чувственной кожей. И волосами. И губами.
    Он откашлялся.
    — Статьи о чем?
    Арден объяснила, что ведет колонку путешествий в «Лос-Анджелес Таймс» и еще в одном модном журнале. Она также собиралась взять интервью у местного ботаника и написать статью о садоводстве. Дрю молча слушал.
    Впервые после знакомства с Элли он заинтересовался женщиной. Это удивляло, потому что он никогда не думал, что снова сможет испытать подобное удовольствие. Не то чтобы они вышли за рамки случайной беседы за стаканом сока и воды. Но встреча с Арден, Дрю чувствовал это, может помочь ему пережить смерть Элли и опять начать искать женского общества.
    Он физически не мог не ощущать присутствия Арден Джентри. Для этого надо быть слепым евнухом. Она очень красивая женщина и при том совершенно безмятежна, что он находил крайне привлекательным. Дрю пытался сосредоточиться на ее мягком голосе и выбросить из головы все другие мысли.
    С того момента, как он присел рядом с ней, Дрю пытался не пялиться на ее грудь и не гадать, достигнута ли такая упругость лифчиком без бретелек под зеленым хлопковым сарафаном или это ее естественная форма. Что за черт. Хочется — смотри.
    Дрю решительно проголосовал за последнее желание. Ведь после легкого порыва прохладного ветерка он смог разглядеть, как сморщились ее соски. Пробудившееся вожделение, которое, как он думал, похоронено вместе с Элли, заявило о себе, и Дрю не понимал, стыдится или радуется тому, что снова испытывает такие чувства.
    Он не восхищался женским телом с того момента, когда последний раз занимался любовью с Элли. Бесстыдная демонстрация плоти ничуть не возбуждала его. Он так же интересовался дамскими формами, как и любой другой мужчина, но это… это было чем-то совсем другим. Ему нравилось не только тело Арден, но и ее индивидуальность, несомненный интеллект и явное игнорирование его известности.
    Вспыхнули искры прежнего озорства, заставившего его задаться вопросом, как она поступит, если он наклонится к ней и скажет: «Арден, пожалуйста, не обижайтесь, но впервые после смерти жены я не чувствую отвращения к своей реакции на женщину»?
    У него были женщины. Тела. Ничего больше. Ими обеспечивали исполненные благими намерениями друзья, которые думали, что эротически талантливые руки и рты излечат его от всех невзгод. Вспоминая последующие пьяные выходки, он становился больным от отвращения к себе.
    Однажды ночью в Париже, где он публично опозорил себя разгромным поражением на кортах, он сам нашел себе женщину. Самую грязную шлюху. Она была наказанием, которое он назначил себе. Его епитимьей. Потом, протрезвев, он рыдал и молил Бога, чтобы не заразиться чем-нибудь ужасно постыдным.
    Событие стало поворотным. Последней главой в самоубийственном разложении Дрю Макаслина. Никто не мог спасти его, только он сам.
    И, кроме того, существовал Мэтт, с которым следовало считаться.
    — Давно живете на островах?
    Вопрос Арден выдернул его назад — в солнечное яркое настоящее.
    — Большую часть взрослой жизни. После того, как начал побеждать и зарабатывать деньги на рекламе, я решил, что здесь идеальное место для холостяцкой жизни. Я жил в Гонолулу, когда встретил Элли. Она…
    Он внезапно осекся, уставившись в стакан с водой, плечи виновато ссутулились.
    — Я знаю, что произошло с вашей женой, Дрю, — прошептала Арден. — Вы не должны извиняться за то, что вспоминаете ее.
    Он видел в ее глазах сострадание, разительно отличающееся от болезненного любопытства, которое привык читать на лицах людей. Одно это заставило продолжить:
    — Ее отец служил в Перл-Харборе офицером военно-морского флота. Ее звали Элеонора Элизабет Дэвидсон. Я сказал ей, что слишком тяжело для женщины ее размера — она была миниатюрной — носить имя первой леди и королевы.
    — Так что вы сократили ее до Элли, — ободряюще улыбнулась Арден.
    Дрю ухмыльнулся.
    — Да, к большому неудовольствию ее родителей. — Он отпил воды и начал рисовать небрежные круги на запотевшем стакане. — Так или иначе, после ее гибели я решил сменить обстановку, поэтому перебрался сюда, на Мауи, это место гораздо уединеннее. Хотел защитить свою частную жизнь и оградить Мэтта от любопытствующих бездельников.
    Все тело Арден напряглось.
    — Мэтт?
    — Мой сын, — расцвел Дрю.
    Сердце забухало прямо в горле, но она сумела произнести:
    — О да. Я читала и о нем тоже.
    — Он просто потрясающий. Самый умный, самый прелестный ребенок в мире. Этим утром он… — Дрю прервался. — Простите. Меня заносит, когда я говорю о нем.
    — Нет, нет, продолжайте. Мне очень интересно, — поспешно выпалила она.
    — Даже если это наполовину правда, я продолжу. Достаточно сказать, что за последнее время он единственное, чем я могу гордиться. Мы живем прямо на берегу. Ему там нравится.
    Арден, изо всех сил пытаясь взять себя в руки, в замешательстве уставилась на горизонт. Солнце мириадами слепящих бликов отражалось от поверхности океана. Глазам было больно смотреть под таким углом. Остров Молокаи казался серо-синей тенью на северо-западе. От легкого ветерка ритмично и гибко раскачивались пальмы, набегали пенистые белые волны, чтобы поцеловать песчаный пляж и отступить.
    — Могу понять, почему вы захотели жить здесь. Волшебное место.
    — Для меня это имело большое значение. Целебный пейзаж — и эмоционально, и физически.
    Дрю задумался, почему так откровенен с этой женщиной. Но догадывался, в чем причина — она внушает доверие и излучает понимание. Он насмешливо выгнул густую обесцвеченную солнцем бровь, когда его осенило.
    — Вы сказали, что нет такого человека, который тосковал бы по вам дома. Вы не замужем?
    — Была. Сейчас в разводе.
    — Детей нет?
    — Сын. Джоуи. — Она посмотрела прямо ему в глаза. — Он умер.
    Дрю выдохнул ругательство, потом вздохнул и сказал:
    — Мне очень жаль. Я знаю, какими болезненными могут быть случайные упоминания.
    — Не извиняйтесь. Единственное, что я ненавижу, — когда друзья стараются не говорить о нем, словно мой мальчик никогда не существовал.
    — Я тоже с этим сталкиваюсь. Люди избегают произносить имя Элли, будто боятся, что я начну рыдать, смущать их, и все такое.
    — Да, — согласилась Арден. — Я хочу, чтобы Джоуи помнили. Он был красивым ребенком. Забавным. Милым.
    — Что случилось? Несчастный случай?
    — Нет. Когда ему было четыре месяца, он перенес менингит, давший осложнение на почки. С тех пор он находился на диализе, и я надеялась, что он будет жить относительно нормальной жизнью, но… — Арден осеклась, и они долгое время сидели молча, не воспринимая окружающего шума вокруг — смеха за столом на другой стороне террасы, грохота блендера в руках бармена, ликующих криков с теннисных кортов ниже. — Ему становилось все хуже и хуже. И прежде чем нашлась подходящая донорская почка, он умер.
    — А ваш муж? — тихо спросил Дрю.
    Когда он взял ее за руку? Арден не помнила. Но внезапно осознала, что он гладит ее ладонь большим пальцем.
    — Мы развелись перед смертью Джоуи. Он, в общем-то, оставил сына на мое попечение.
    — Похоже, мистер Джентли настоящий сукин сын.
    Арден засмеялась. Его фамилия была совсем не Джентли, но она не могла не согласиться с Дрю.
    — Вы правы, он такой и есть.
    Они тихо и сообщнически смеялись, пока не осознали этого. С пониманием пришла неловкость. Дрю тут же отпустил ее руку и наклонился за своей сумкой.
    — Я слишком надолго отвлек вас от работы. Кроме того, я обещал сегодня посидеть с сыном, потому что моей домоправительнице нужно отправиться по магазинам.
    — А ваша экономка любит Мэтта? Она… хорошо с ним обращается?
    От беспокойства у нее перехватило дыхание.
    — Не знаю, что бы я делал без нее. Миссис Лаани работала у нас еще до рождения Мэтта. Когда Элли умерла, она все бросила и приехала сюда со мной. Я абсолютно доверяю ей.
    Арден почувствовала, как расслабились от облегчения напряженные мышцы.
    — Вам повезло, что у вас есть такой человек.
    Дрю встал и протянул ей руку.
    — Я наслаждался нашей беседой, Арден.
    Она ответила на рукопожатие.
    — Так же как и я.
    Казалось, ему не хочется расставаться с ней. Когда он отпускал ее руку, то кончиками пальцев слегка провел по ладони. Хотелось погладить ее по щеке и плечам. Хотелось последовать за ее волосами, которые с провоцирующей нежностью касались кожи шеи и груди.
    — Надеюсь, вы получите удовольствие от своей поездки.
    Сердце забилось чаще, в горле запершило.
    — Уверена, что так и будет.
    — Ну, что ж, прощайте, Арден.
    — Прощайте, Дрю.
    Он отошел от нее на три шага и остановился, несколько секунд взвешивал свое решение, потом вернулся к столику, собираясь сделать то, чего не делал со дня знакомства с Элли Дэвидсон, — попросить о еще одной встрече.
    — М-м-м, послушайте, я хотел спросить, будете ли вы здесь завтра.
    — Не знаю, — с холодной вежливостью ответила Арден, а на самом деле затаила дыхание, молясь про себя. — А что?
    — Ну… завтра утром мы с Гарри снова будем играть. — Дрю переступил с ноги на ногу. — И я подумал, что если вы окажетесь поблизости, то могли бы посмотреть гейм или два, а потом мы вместе пообедали бы где-нибудь в городе.
    Арден опустила глаза, чтобы скрыть ликование.
    — Но, если вы не… — начал он.
    — Нет, — выпалила она, быстро вскинув голову. — В смысле — да, вполне возможно… я с удовольствием.
    — Отлично! — обрадовался Дрю, и тут же уверенность отхлынула назад.
    Какого черта для него так важно ее согласие? Он может заполучить женщину в любое время, когда пожелает. И не для того, чтобы только пообедать вместе. Но почему-то чертовски обрадовало, что Арден согласилась.
    — Тогда встретимся здесь после полудня? — уточнил он, пытаясь разглядеть ножки, чопорно скрещенные под столом.
    Может, у нее толстые лодыжки?
    — Я буду здесь.
    Лодыжки великолепные.
    — Пока.
    Дрю раздвинул губы в широкой обезоруживающей улыбке.
    — До свидания.
    Арден надеялась, что ее собственные губы не дрожат уж очень заметно, когда улыбалась ему в ответ.
    Дрю спортивными большими шагами пересек террасу. Она наблюдала, как он идет, восхищаясь легкой походкой и атлетической фигурой.
    Он ей понравился! И Арден была очень довольна собой. Дрю приятный мужчина. Экстраординарный, что и говорить, но мужчина. Больше не безликая, безымянная проблема, занимающая мысли. Мужчина с индивидуальностью и характером. Мужчина, который испытал и любовь, и боль, и пережил и то и другое.
    Она добилась его доверия, и мысль об этом вызвала угрызения совести. Он пригласил бы ее пообедать, если бы она призналась, кто она такая? Он так же стремился бы встретиться с ней снова, если бы узнал, что она — та самая женщина, в которую искусственно ввели его сперму? Был бы с ней так же откровенен, если бы она пришла к нему и прямо заявила: «Я суррогатная мать, которую наняли вы с Элли. Я выносила и родила вашего сына»?

Глава 2

    Пока Арден отсутствовала, горничная убрала номер и оставила включенным на полную мощность кондиционер. Положив сумочку и блокнот на стол, Арден первым делом отрегулировала термостат на стене, затем открыла широкую стеклянную дверь, выходящую на террасу над океаном. Комната стоила непомерно дорого, но превосходный вид оправдывал каждый цент.
    Женщина глубоко вздохнула и, постепенно успокаиваясь, прошептала имя: Дрю Макаслин. Намеченная жертва. Наконец-то она встретилась с ним, разговаривала и слышала, как он произносит имя ее сына. Мэтт.
    Не потребовалось много времени, чтобы снять сарафан и завернуться в махровый халат. Арден вышла в обволакивающую гавайскую жару и села в одно из двух кресел на террасе. Упершись пятками в стул, положила подбородок на колени и стала рассеянно разглядывать прекрасный морской пейзаж.
    Дрю предположил, что Джентри — фамилия ее мужа. Откуда ему знать, что она отказалась от фамилии Рона — так змея сбрасывает старую кожу, — как только оформила развод. Арден не хотела ничего общего иметь с Рональдом Лоури, даже его ненавистную фамилию.
    Стоило ей увериться, что ярость, наконец, изжила себя, как та снова подкрадывалась и захватывала ее, как сейчас, такая же неслышная и неосязаемая, как туман, но всеобъемлющая и ослепляющая, как удушение.
    Неужели ей никогда не забыть унижение той ночи, когда муж впервые поднял этот вопрос? Она хлопотала на кухне их дома в Беверли-Хиллз и готовила ужин. Это был редкий вечер, когда Рон направился домой сразу после окончания рабочего дня. Он позвонил заранее и сообщил, что не ожидается никаких родов, поэтому пораньше закруглит все дела в клинике и поужинает с ней. В браке, быстро превратившемся для Арден в большое разочарование, даже совместный ужин превращался в событие. Если Рон собирается попробовать улучшить их отношения, то Арден внесет свой вклад.
    — По какому поводу? — спросила она, когда он явился с бутылкой выдержанного вина.
    Муж равнодушно клюнул ее в щеку.
    — Надо кое-что отпраздновать, — небрежно сообщил он.
    Она по опыту знала, что ему нравится скрытничать и не потому, что он боялся испортить кому-то удовольствие, а потому, что секреты давали ему ощущение превосходства. Она давно научилась не выпытывать у него информацию. Чаще всего его сюрпризы оказывались неприятными.
    — Тушеное мясо через минуту будет готово. Почему бы тебе не пообщаться с Джоуи? Он в своей берлоге смотрит «Улицу Сезам».
    — Ради Бога, Арден. Я только что добрался до дома. И последнее, чем хочу заниматься, — слушать болтовню Джоуи. Налей мне выпить.
    Глупо, но она повиновалась. По привычке.
    — Это же твой сын, Рон, — попеняла Арден, вручая ему виски с содовой. — Он обожает тебя, но ты очень мало занимаешься с ним.
    — Мальчишка ничего не умеет нормально делать.
    Она ненавидела его манеру заглатывать напиток и затем толкать к ней стакан с безмолвной командой наполнить снова.
    — Именно поэтому очень важно, чтобы ты нашел время…
    — Господи! Мне следовало предвидеть, что если я пришел домой с хорошими новостями, то своим нытьем ты обязательно постараешься все испортить. Я в гостиной. Позовешь, когда ужин будет готов. Ужин на двоих. Хочу поговорить с тобой о чем-то важном, так что накорми Джоуи и пораньше уложи спать.
    И с этим указанием удалился из комнаты. Арден с огромным удовольствием отметила, что брюки мешком висят на его заднице. Когда они познакомились с Роном — студентом-медиком, — он гордился спортивным телосложением. Много-много вечеринок спустя его живот перестал быть плоским и рельефным. Ягодицы опали, бедра заплыли жиром. Сейчас он и близко не походил на прежнего любезного красавчика. И осознавал это. Теперь у него осталась только гинекологическая практика, ради которой он пожертвовал всем остальным. Даже ее любовью.
    Тем вечером она постаралась быть доброжелательной и привлекательной, когда позвала его в столовую. Джоуи уложили спать после торопливого и неискреннего поцелуя отца. Еда, которую она приготовила, была роскошной. В те дни она еще находила удовольствие в кулинарии.
    — Ну, а теперь, — попросила Арден, улыбаясь мужу, пока он приканчивал второй кусок яблочного пирога, — скажешь мне, что мы празднуем?
    — Конец всем нашим проблемам, — напыщенно провозгласил Рон.
    Конец всем ее проблемам — увидеть Джоуи полностью здоровым и ведущим нормальную жизнь трехлетнего ребенка. Но она вежливо уточнила:
    — Каким проблемам? Ведь в клинике все хорошо, правда?
    — Да, но… — Он вздохнул. — Арден, ты же знаешь, в последнее время я нуждался в… отдыхе, каких-то развлечениях. Все, что я слышу изо дня в день, — как женщины бьются в судорогах или орут во время родов.
    Арден проглотила едкий упрек. Ее отец не чувствовал подобного отвращения к своей работе, которой посвятил всю жизнь, став одним из лучших врачей в Лос-Анджелесе. Он не презирал боль своих пациентов, воображаемую или реальную, как это делал Рон.
    — Я немного играл на деньги, ну и… — Он пожал плечами и усмехнулся по-мальчишески обезоруживающе, как он полагал. — Я разорен. По уши в долгах.
    Потребовалась секунда или две, чтобы осознать смысл сказанного. Потом целая минута, чтобы подавить панику. Ее первая мысль была о Джоуи. Его лечение обходилось невероятно дорого.
    — Как… сколько ты должен?
    — Достаточно, чтобы пришлось продать практику или заложить на таких кабальных условиях, что никогда не удастся расплатиться, сколько бы младенцев я ни принял.
    Только что съеденный ужин подступил к горлу.
    — Боже мой. Практика моего отца.
    — Черт возьми! — заревел Рон, с такой силой ударив кулаком по столу, что фарфор и хрусталь зазвенели. — Это — не его, это моя практика. Моя, слышишь?! Он был мелким докторишкой с устаревшими методами, пока я не модернизировал эту женскую клинику, превратив ее в современную…
    — Фабрику. Именно так ты ею и управляешь. Без сострадания и сочувствия к своим пациенткам.
    — Я помогаю им.
    — О, все считают тебя прекрасным врачом. Одним из лучших. Но у тебя нет никаких чувств, Рон. Ты не видишь в женщине личность. Тебя волнует только ее чековая книжка.
    — Однако ты не возражаешь жить в особняке и быть членом самого престижного клуба…
    — Это ты хотел такой дом и клуб, не я.
    — Когда женщина покидает мой кабинет, она чувствует себя на вершине мира.
    — Я же не дура, Рон, и хорошо знаю, как прекрасно ты умеешь общаться с пациентами. Но это все показное. Ты можешь так обаять человека, что он поверит в твою заботу о нем.
    Он развалился на стуле, вытянув ноги перед собой и скрестив их в лодыжках. На лице появилось хитрое выражение.
    — Знаешь по собственному опыту? — протянул Рон.
    Арден опустила глаза в тарелку. После свадьбы ей не потребовалось много времени, чтобы понять, что его романтизм и заверения в любви понадобились лишь для того, чтобы заполучить не любящую жену, а солидную, высокодоходную практику.
    — Да, знаю, почему ты женился на мне. Мечтал завладеть клиникой моего отца. Думаю, ты специально изводил его, пока он не умер от удара. И добился всего, чего так жаждал. — Ее ярость дошла до точки, и голос сорвался на крик. — И теперь сообщаешь, что проигрался и можешь потерять практику!
    — Как обычно, ты спешишь с выводами, не выслушав и половину того, что я намерен сказать. — Муж налил щедрую порцию вина и выпил одним махом. — У меня появилась возможность заработать много денег.
    — Каким образом? Торговать наркотиками?
    Он злобно глянул на нее, но продолжил:
    — Помнишь, как год назад я устроил усыновление для одной пары? Они хотели ребенка с законными документами, обойдясь без нервотрепки и бюрократических проволочек.
    — Помню, — осторожно подтвердила Арден.
    Что он задумал? Торговать младенцами на черном рынке? С него станется. Ее затрясло.
    — Сегодня я встречался с их друзьями. В укромном местечке. Строго конфиденциально. Потому что они знаменитости.
    Рональд мелодраматично замолчал, и она знала, что он ждет, чтобы она поинтересовалась их именами. Позже она очень пожалеет, что не спросила.
    — Эта пара хочет ребенка больше всех, с кем я имел дело раньше. Испробовали все методы, но она так и не забеременела. Ничего не помогло, тогда проверили его. Самый заряженный ствол из всех когда-либо виденных мной, — непристойно хмыкнул муж.
    Арден терпеливо слушала, не меняя выражения лица.
    — Я вызвался подсуетиться и найти им ребенка для усыновления без хлопот. Но женщина отказалась. Дамочка желает, чтобы младенец был от ее мужа.
    — Не понимаю, к чему ты клонишь.
    — Плод его чресл, его семени, — театрально продекламировал он. — Они хотят, чтобы я нашел им суррогатную мать и оплодотворил его спермой. Вуаля! И у них появляется малыш.
    — Я слышала о суррогатном материнстве. И что ты думаешь? Это может получиться? Ты сделал бы это для них?
    Он заржал.
    — Черт, да за такие деньги я готов на все, что угодно. Сто тысяч долларов. Пятьдесят — матери. Пятьдесят — мне.
    Арден задохнулась.
    — Сто… Они, должно быть, богатые знаменитости.
    — Все, что им надо, — здоровый ребенок и полная тайна. Секретность, Арден. Никаких официальных бумаг. Они обещали заплатить наличными.
    Это было неэтично, а может, и незаконно. Она не могла представить женщину, согласную на подобный поступок.
    — И где ты отыщешь женщину, которая выносит и родит ребенка и тут же отдаст его?
    Его глаза скучающе изучали ее, и холод скользнул по позвоночнику. Несколько бесконечных мгновений они молча смотрели друг на друга.
    — Не думаю, что придется далеко искать, — процедил муж.
    Лицо Арден побелело. Конечно, он не ее имеет в виду. Собственную жену!
    — Рон, — выдавила она, ненавидя нотки отчаяния и паники в голосе, — ты же не подразумеваешь, что я…
    — Именно.
    Она вскочила со стула и бросилась прочь, но он настиг ее и практически вывернул руку из сустава, разворачивая к себе. Рон побагровел и заорал, брызгая слюной:
    — Подумай хорошенько, Арден. Если ты согласишься, мы получим все деньги. Я… нам не придется ни с кем делиться.
    — Я попробую вообще забыть об этом разговоре, Рон. Пожалуйста, отпусти руку. Ты делаешь мне больно.
    — Тебе станет еще больней, если твоя неприступная задница вылетит из этого дома, который ты так любовно обустраивала. И что будет с Джоуи? Его лечение сжирает нас заживо. Заодно с наследством твоего драгоценного папаши. Ты позволишь всему вылететь в трубу из-за своих чистоплюйских принципов?
    Арден выдернула руку и собралась уйти, но сказанное заставило призадуматься, невзирая на абсурдность предложения. Она не могла позволить Рону проиграть дело всей жизни своего отца. И Джоуи! Что они станут делать, если не смогут оплачивать медицинские счета?
    — Уверена, что… эта пара не имела в виду жену доктора, когда обратилась к тебе.
    — Они никогда не узнают, потому что не намерены знакомиться с матерью и не хотят, чтобы она знала их. Собираются выдать ребенка за своего собственного. Все, что им нужно, — здоровая женщина, которая выносит здорового ребенка. Сосуд.
    — Так вот чем я являюсь для тебя? Средством вытаскивания из неприятностей? Доходным сосудом?
    — Понимай как хочешь. Ты все равно никак не используешь свое тело. А так хоть ребенка родишь за деньги.
    Она сгорбилась под грузом оскорблений. Это была правда. Нерегулярность секса между ними вызывала бесконечные скандалы. Арден не испытывала неприязни к интимным отношениям. Она выросла просвещенной в этом плане благодаря отцовской врачебной откровенности и относилась к физической стороне брака не как к греху, а как к нормальному действу. К чему она действительно испытывала отвращение — так это к сексу с Роном. Без прелюдии, без нежности, без любви. Она покорялась много лет, пока это не сделалось невыносимым, и она не начала изобретать всевозможные отговорки.
    Вместо того чтобы начать застарелый спор, который неизменно приводил практически к изнасилованию, Арден заявила:
    — Я не хочу иметь ребенка, да еще от другого мужчины. Мне хватает Джоуи. Я наполовину убита, когда выхожу из больницы. И не думаю, что физически готова. Тем более психологически.
    — Если пораскинешь мозгами, то сразу изготовишься. И кончай это дерьмо о ребенке другого мужчины. Это просто биологический процесс. Сперматозоид и яйцеклетка. Оплодотворяем, вешаем лапшу на уши — и дело в шляпе.
    Арден с отвращением отвернулась. Как он мог так бездушно относиться к чуду, свидетелем которого становился каждый день? Она не понимала, с какой стати стоит и обсуждает с ним это безумие, но неожиданно увидела возможный выход для себя.
    — Что мы скажем людям? Имею в виду, когда я вернусь домой из больницы без малыша.
    — Скажем, что ребенок родился мертвым, мы убиты горем и не хотим никакой заупокойной службы и похорон, никакого памятника. Ничего.
    — А больничный персонал? Есть строгие правила, запрещающие врачам лечить родственников. Как ты сумеешь втайне ото всех отдать моего… младенца женщине, которая не была беременной, и оформить его как умершего?
    — Не твоя забота, Арден, — отрезал он. — Я сам позабочусь о деталях. Деньги заткнут любые рты. Медсестры родильной палаты преданы мне и сделают все, что я прикажу.
    Очевидно, он не впервые удачно прокручивал подобные делишки. Такие вещи были чужды Арден, и возможные последствия ужасали.
    — Как мы… сделаем это?
    Теперь, когда муж уверился, что она подчинится, его напористость возросла.
    — Сначала убедимся, что ты не ждешь ребенка. — Он мерзко ухмыльнулся. — Но ведь это практически невозможно, не так ли? Я покажу им твою безупречную медицинскую карту. С первой беременностью у тебя не было никаких проблем. Мы подпишем контракт, и я проведу процедуру в своем кабинете.
    — Что, если я не забеременею?
    — Забеременеешь. Я позабочусь об этом.
    Ее затрясло.
    — Я должна подумать, Рон.
    — О чем тут думать… — заорал он, но увидев, как она упрямо вздернула подбородок, смягчил давление и задействовал обаяние. — Ладно. Понимаю. У тебя есть несколько дней, но они хотят получить ответ к концу недели.
    На следующее утро Арден сообщила о своем согласии. Муж затрясся от восторга. И тут она объявила свои условия.
    — Что?! — заревел он.
    — Я сказала, что хочу свою половину денег вместе с бумагами на развод, подписанными, скрепленными печатями и официально зарегистрированными. Никакого секса между нами, пока я не рожу. Когда с деньгами выпишусь из больницы, чтобы духу твоего здесь не было.
    — Ты не выгонишь меня, детка. Если кто-то и вылетит отсюда, то это будешь ты! Хлопот не оберешься с репутацией клиники, если выставишь меня.
    — Не надейся. Пока отец был жив, все шло, как положено. Сильно подозреваю, что под твоим руководством дело постепенно разрушается. Не хочу наблюдать за этим. Это совсем не та клиника, которой можно гордиться. — Арден заставила себя выпрямиться. — Ты использовал меня, чтобы получить практику. А теперь довольствуйся тем, что тебе дадут. Я рожу этого ребенка, потому что полученные деньги позволят мне и Джоуи навсегда избавиться от тебя. Вы в последний раз используете меня, доктор Рональд Лоури.
    Муж выполнил все ее требования. Он никогда не признавался, но Арден была уверена, что кредиторы давили на него. У отчаявшегося человека не было другого выбора, кроме как принять все условия. Когда она после родов покидала больницу, то чувствовала себя грязной, использованной и опустошенной, но свободной, и не жалела о своем решении. Деньги за девятимесячную работу позволят лучше заботиться о Джоуи.
    Но теперь почти два года спустя ее охватывали двойственные чувства по поводу согласия выносить ребенка от незнакомца. Для Макаслинов сбылось их заветное желание, когда она родила им мальчика. Сын обогатил их жизни и дал Дрю тот якорь, за который можно уцепиться, смысл существования, когда разваливается весь мир. Не должно ли это освободить Арден от ощущения вины? Почему она продолжает осуждать себя? В любом случае уже слишком поздно изменять историю.
    Она не шевелилась, размышляя об обстоятельствах, которые привели ее на этот прекрасный остров. Потом встала и потянулась, разминая мышцы, затекшие от долгого пребывания в неподвижном положении. Арден провела спокойный вечер в своей комнате, что-то записывая, но главным образом прикидывая, когда рассказать Дрю Макаслину, кто она такая, и как упросить его позволить ей увидеть сына.
* * *
    — Привет. — Дрю трусцой подбежал к краю террасы и поднял глаза на женщину, как всегда сидевшую за ближайшим к ограждению столиком. — Вы выглядите прохладной, как огурчик.
    — А вы горячим, как преисподняя.
    Он удивленно рассмеялся.
    — Именно так я себя и чувствую. Гарри гоняет меня за мои же деньги.
    — Я бы сказала, что он отрабатывает свою плату.
    Арден наблюдала за напряженным состязанием в последних двух сетах и за игрой Дрю и гадала, каков он был на пике форме, до того как горе и неумеренные возлияния едва не уничтожили его мастерство.
    Он выглядит довольным, заметила она.
    — Да, ну, в общем, мне удалось несколько хороших ударов, — скромно признал Дрю. — Зарабатываю к обеду хороший аппетит.
    — Не волнуйтесь на мой счет. Я наслаждаюсь зрелищем.
    Он поклонился в пояс и понесся назад на корт, призывая измученного Гарри закончить перерыв. Дрю без промедления приступил к следующему сету. Гарри подавал, однако пушечный удар вернулся с удвоенной силой. Какое-то время противоборство шло на равных, пока Дрю не выиграл два очка подряд и не завершил соревнование.
    Игнорируя аплодисменты фанаток, снова облепивших забор, как яркие бабочки, он насмешливо отпрянул от ограждения и поискал глазами Арден.
    — Вроде бы матадор должен бросить леди ухо быка или хвост, или еще что-нибудь, чтобы посвятить ей победу?
    Она засмеялась.
    — Да, так и есть. Но, пожалуйста, не отрывайте ухо Гарри.
    — Мне нечего бросить вам, кроме теннисного мяча. Или мокрого полотенца.
    — Предпочитаю мяч.
    Дрю бросил ей мяч, который она ловко поймала и склонила голову с царственным благоволением.
    — Закажите мне четыре стакана воды, я приду через минуту.
    Арден смотрела, как он перекинул сумку через плечо и направился в сторону раздевалки. Дрю махнул ей перед тем, как исчезнуть за толстыми металлическими дверями.
    Он когда-нибудь вспоминал о женщине, родившей его ребенка, задавалась она вопросом, подзывая официанта и заказывая воду и стакан охлажденного чая для себя. Когда-нибудь задумывался, что она чувствовала при внедрении в свое тело его частички? Близость без близости.
* * *
    Рон определил день, благоприятный для оплодотворения — он измерял ее температуру специальным термометром несколько дней подряд, — и велел придти в его кабинет в нерабочее время. Голая и беззащитная, она легла на диагностический стол и положила ноги на распорки. Рон вставил в нее то, что назвал цервикальной чашкой. Затем ввел замороженную семенную жидкость в сосуд. Таким образом сперма должна проникнуть через шейку матки, потом Арден безболезненно извлечет приспособление дома. Если повезет, то результат будет удовлетворительным.
    — А ты волнуешься не больше, чем при обычном акте, Арден, — съязвил Рон, искоса глядя на нее.
    — Просто заткнись и заканчивай побыстрей, — устало ответила она.
    Его убогие шутки больше не властны провоцировать ее.
    — Разве тебе совсем не любопытно? А? Разве не гадаешь, на кого он похож? Кто он? Должен признаться, что он просто красавец. Хочешь трахнуться для возбуждения, пока наши отношения не стали исключительно официальными? — Он схватил ее за грудь и больно сжал. — Могу тебя ублажить. А потом разойдемся по домам.
    Арден отшвырнула его руку, и Рон злорадно засмеялся. Он действительно думает, что похабная грубость и вкрадчивая улыбка способны затопить ее небывалой страстью? Она отвернулась, пока одинокая слезинка текла по виску.
    — Просто закончи, пожалуйста.
    — Завтра повторим, — сообщил муж, когда она села.
    — Завтра?
    — И послезавтра. Три дня, пока у тебя овуляция. — Он прислонился к столу и погладил ее по бедру. — Так что сидим, сложа руки, наблюдаем и ждем.
    Арден молилась, чтобы все получилось с первой попытки. После издевательств Рона она сомневалась, что сможет выстоять и снова пройти через это в следующем месяце. Мольбы были услышаны. Через шесть недель Рон убедился, что она забеременела. Он сообщил паре, что суррогатная мать успешно оплодотворена и заверил Арден, что они в восторге.
    — Ты чертовски хорошо должна заботиться о себе, — предупредил он. — Не хочу, чтобы все сорвалось.
    — Отстань, — отрезала Арден, захлопывая дверь в спальню перед его носом.
    Она не воспринимала растущий эмбрион как ребенка, личность, человека, и думала о нем только как о средстве, дающем им с Джоуи верный шанс обрести счастье и избавиться от жадности и эгоизма Рона.
    В следующие недели по утрам ее терзала тошнота, а днем изнуряли поездки с Джоуи в больницу и обратно, но она пыталась не злиться на зародыша и никогда не разрешала себе почувствовать к нему хоть искорку любви. Когда друзья поздравили ее и Рона с грядущим прибавлением семейства, она заставила себя улыбаться, принимать их наилучшие пожелания и терпеть собственническую руку Рона на своих плечах.
    Ощутив первый толчок младенца, Арден познала мгновение невероятной радости. Но быстро подавила порыв, отодвинула, скрыла в каком-то укромном уголке души. Только ночью, оставшись в одиночестве в своей комнате, натирая успокаивающим лосьоном выросший живот, задумалась о ребенке. Это мальчик или девочка? Глаза синие или карие? Или унаследует ее зеленые глаза?
    Что неизбежно привело к мыслям о мужчине, семя которого оплодотворило ее. Как он выглядит? Добрый ли он человек? Будет ли хорошим отцом? Любит ли свою жену? Конечно, любит. И она его любит так сильно, что позволила другой женщине выносить его дитя. Они лежали рядом, когда он собирал…
* * *
    — О чем задумались?
    — О! — задохнулась Арден, положила руку на грудь и крутанулась назад, чтобы увидеть объект своих размышлений, который, улыбаясь, склонился над ней.
    Дрю положил ладонь на спинку ее стула очень близко от обнаженной спины.
    — Простите, — искренне покаялся он. — Не хотел напугать вас.
    — Нет, нет, все в порядке.
    Она ощущала, как пылают щеки, и понимала, что выглядит такой же смущенной, как и чувствует себя.
    — Я была на расстоянии в миллион миль отсюда.
    — Надеюсь, грезы наяву оправдали путешествие.
    Его глаза казались невероятно синими на фоне густого загара, да еще и в окружении пушистых темных ресниц, золотистых на кончиках. Зубы сверкали белизной. Дрю чудесно пах мылом и ненавязчивым дорогим парфюмом. Очевидно, он предоставил солнцу высушить волосы, влажные завитки игриво лежали на лбу.
    Но из-за своих замыслов Арден не хотела воспринимать его как мужчину с лицом и телом. Красивым лицом. Сексуальным телом. У нее снова запылали щеки, когда она подумала о той зарождающей жизнь инъекции Рона, введенной в нее, и посмотрела вдаль, нервно облизнув губы.
    — На самом деле это были не мечты, — легко опровергла Арден, расслабившись, как она надеялась. — Просто задумалась. Обстановка завораживает. Шум прибоя. Вздохи ветра. Вы понимаете.
    Дрю, одетый в бежевые слаксы и рубашку-поло цвета морской волны, развалился на стуле напротив нее и, сделав большой глоток воды со льдом, сказал:
    — Иногда я спускаюсь к пляжу перед моим домом, особенно по вечерам, и сижу там час или больше, даже не замечая, как проходит время. Похоже на сон, но я не сплю.
    — Думаю, наш рассудок умеет отключаться, когда требуется ускользнуть от действительности.
    — Ха! Так вот чем вы занимаетесь? Пытаетесь сбежать от меня.
    Арден захохотала: ни одна женщина в здравом уме не захочет сбежать от такого мужчины, Дрю тоже улыбнулся.
    — Нет. По крайней мере, пока вы не оплатите мой обед, — поддразнила она.
    — Похоже на Мэтта. Он тоже сначала требует удовольствие, а уж потом обнимает и целует. Увидев пораженное выражение ее лица, выдохнул проклятье:
    — Арден, ох… черт, я просто не подумал, как все это звучит. Вы ничего не будете мне должны за этот обед. Я имел в виду…
    — Понимаю, что вы имели в виду, — снова улыбнулась она. — И я не обиделась. Правда.
    Он полуприкрыл веки и оценивающе посмотрел на ее губы, и не стал отводить глаза, когда она повернулась к нему.
    — И все-таки подумали об этом, не так ли? Например, о поцелуе.
    — Нет, — отрезала она.
    Арден все утро мучилась вопросом, что надеть. Сегодня ей не хотелось выглядеть чересчур искушенной. Долгие месяцы после смерти Джоуи она утопала в страдании и совсем запустила себя. Но ради такой миссии старательно тренировалась, начала правильно питаться, сделала маникюр, стала накладывать макияж, постриглась и обновила гардероб, насколько позволял ограниченный бюджет. И была поражена результатом. Рон настолько подавлял ее? Сейчас она выглядела лучше, чем когда-либо в жизни. И сегодняшний день не исключение.
    Черный эластичный без бретелек топ вызывающе обтягивал грудь, подчеркивая каждую линию. Аккуратная белая юбка с модными разрезами и кнопками от талии до подола на левой стороне, расстегнутыми до середины бедра. Ноги выглядели особенно загорелыми и шелковистыми на фоне белой ткани. Лакированные черные кожаные сандалии на плоской подошве с ремешками, обвивающими лодыжки. Единственными украшениями служили белый фигурный браслет и большие белые обручи в ушах.
    Стоя перед зеркалом в своем номере, Арден решила, что выглядит элегантно. Элегантно и модно. Почему же теперь она почувствовала, что оделась еще и соблазнительно?
    Пока Дрю неспешно и оценивающе осматривал ее тело с очевидным одобрением, она ощущала себя очень привлекательной, и сознавала, что он может заметить, как напряглись ее соски. Она никогда не думала о себе как о чувственной женщине, но теперь, под этим лазоревым взглядом, лениво путешествующим по ней, каждое нервное окончание, казалось, встрепенулось.
    — Начнем с обеда, а там видно будет, — предложил Дрю, когда его глаза снова встретились с ее.
    — Согласна.

Глава 3

    Дрю повел ее в один из курортных ресторанов. С почтительностью, выказываемой только особо важным персонам, метрдотель разместил их за столиком с видом на океан. Хотя большинство обедающих были в повседневной одежде, заведение, декорированное в бледно-зеленых и персиковых тонах, отличалось элегантностью, стояли черные лакированные стулья и повсюду — вазы с живыми цветами.
    — Коктейли, сэр? — спросил официант.
    — Арден?
    — «Кровавую Мэри» без водки, пожалуйста.
    — «Перье» с лаймом, — бросил Дрю, официант с уважительным поклоном двинулся в обратном направлении.
    Дрю достал хлебную палочку, разломил ее и протянул половинку Арден.
    — Вы из-за меня сделали такой заказ? — спросил он невыразительным голосом.
    — Какой «такой»? — ощетинилась она на его сухость.
    — Безалкогольный напиток. Если вам хочется чего-то покрепче — заказывайте без проблем. — Мужчина походил на до предела сжатую пружину, готовую развернуться. — Обещаю не выхватывать у вас стакан, чтобы жадно заглотнуть. Я уже миновал стадию похмельной трясучки.
    Словно доказывая свое заявление, Дрю с преувеличенной тщательностью начал намазывать маслом свою часть хлебца.
    Арден отложила кусок на тарелку и стиснула руки на коленях.
    — Я выбрала то, что мне по вкусу, мистер Макаслин. — Бесстрастная декларация заставила его поднять голову. — Любой, слышавший ваше имя, знает, что у вас были проблемы с выпивкой. Но будьте любезны не разговаривать со мной так, словно я самозваный миссионер, решивший спасти вас от демона-искусителя пьянства. Если бы я считала, что вы страдаете от алкогольного тремора, то не пришла бы сюда с вами.
    — Я разозлил вас.
    — Да, разозлили. И буду очень благодарна, если вы перестанете приписывать мне ваши измышления.
    Официант принес их напитки и положил перед ними меню. Арден открыто взглянула на Дрю через стол. Она рассердилась и нисколько этого не скрывала.
    — Простите, — повинился он, когда официант отошел. — Я чересчур остро реагирую на критику, даже учитывая, что в последнее время заслужил каждое осуждающее слово. Сделался классическим параноиком, обнаруживая неуважение там, где его и в помине нет.
    Арден изучала серебряный узор на меню и проклинала себя за вспыльчивость. Она хочет заслужить его дружбу или отпугнуть? Когда женщина вскинула зеленые глаза, то взгляд значительно смягчился.
    — И вы меня простите. Долгие годы я позволяла мужу принимать решения и говорить за себя. Это опасная колея для женщины, да и для кого угодно. Похоже, мы оба одновременно коснулись больных мест друг друга. — Она дипломатично улыбнулась и подняла бокал. — Кроме того, я люблю томатный сок.
    Дрю, засмеявшись, поднял свой стакан и чокнулся с ней.
    — За самую прекрасную леди на острове. С этого момента я буду воспринимать все ваши слова и поступки без подтекста.
    Арден пожалела, что он не провозгласил другой тост, не так восхваляющий ее прямодушие, но улыбнулась в ответ.
    — Что предпочитаете из еды? — Он открыл тисненую папку.
    — Угадайте.
    — Печенку.
    Она невольно фыркнула.
    — Это единственный продукт, который я не стану есть ни в каком виде и ни при каких обстоятельствах.
    Его усмешка была широкой, белоснежной и искренней.
    — Отлично. Я ее тоже терпеть не могу. Думаю, нам суждено подружиться.
    Взяв меню, Арден не смогла удержаться от мысли, что Мэтт, скорей всего, тоже ненавидит печень.
    Она заказала салат с креветками, который уложили в чашу из свежего ананаса и украсили авокадо и орхидеями. Слишком красиво, чтобы есть. Дрю получил немного рыбного филе и салат-латук. За обедом они познакомились поближе. Арден рассказала, что родителей нет в живых, — мать умерла, когда Арден обучалась на курсах писательского мастерства в Калифорнийском Университете Лос-Анджелеса, отец, врач по специальности, скончался от инсульта через несколько лет после этого. Она не вдавалась в подробности, особенно о гинекологической практике отца.
    Дрю вырос в штате Орегон, где до сих пор жила его мать. Отца не стало пару лет назад. Играть в теннис начал еще в средней школе.
    — Тогда очень многие государственные школы имели теннисные команды. Когда тренер увидел, что я достаточно ловок, то пригласил меня в новую команду, которую тогда формировал. На самом деле я предпочитал бейсбол, но он давил на меня, так что я сдался. Вскоре я уже был одержим теннисом, играл все лучше и лучше, и ко времени окончания средней школы выиграл все местные турниры.
    — Но пошли в колледж.
    — Да, к ужасу моего менеджера, Хэма Дэвиса, который взялся за меня на втором курсе. Экзамены всегда мешали тренировкам и турнирам, но я понимал, что физически невозможно заниматься теннисом всю оставшуюся жизнь, по крайней мере, участвовать в соревнованиях, поэтому решил, что должен подготовиться к тому дню, когда не смогу больше играть.
    — И тем не менее у вас все получилось, не так ли? Как только попали на турниры, тут же стали победителем.
    Арден отправила в рот последний кусок папайи. Они доедали заказанный на десерт салат из свежих фруктов, и потягивали кофе.
    — У меня выдалось несколько удачных лет. — Дрю скромно пожал плечами. — Я обладал преимуществом зрелости и не кутил ночами, как некоторые новички. — Он глотнул кофе. — Система не отработана. Когда спортсмен только начинает, все обходится чертовски дорого. Транспорт, жилье, еда. Потом, если все идет хорошо, вы начинаете зарабатывать призовые деньги, заключаете приличные контракты, которые все окупают. — Он, смеясь, покачал головой. — Я рисковал по-глупому потерять кое-какие ценные договоренности, когда даже лучшие теннисные туфли не спасали от спотыкания на корте после пьяных загулов.
    — Вы все вернете.
    Он вздернул голову и впился в нее глазами.
    — То же утверждает и Хэм. Вы действительно так думаете?
    Ему и правда важно именно ее мнение, или он нуждается в любой поддержке?
    — Да. Как только они увидят, что вы начали играть на прежнем уровне, и как только выиграете турнир или два, то вернетесь на вершину.
    — Каждый день наступают на пятки более молодые парни, жаждущие занять мое место.
    — Они вам в подметки не годятся, — Арден пренебрежительно махнула рукой.
    Дрю криво усмехнулся.
    — Жаль, что я не чувствую такой уверенности в себе.
    — Э-э-э… мистер Макаслин, извините нас, но…
    Дрю потемнел и нахмурил широкие светлые брови, когда повернулся на стуле и увидел, что позади него в непременных гавайских рубашках с яркими цветами робко стоят два человека, в которых по многочисленным безошибочным приметам можно было опознать туристов.
    — Да?
    В лучшем случае приветствие Дрю вышло холодным.
    — Мы… м-м-м… — леди заколебалась. — Мы гадали, дадите ли вы автограф для нашего сына. Мы приехали из Альбукерки, сейчас он начинает заниматься теннисом и уверен, что вы — самый лучший.
    — В его комнате висит ваш постер, — добавил мужчина. — Он…
    — Мне не на чем расписаться, — отрезал Дрю и грубо повернулся к ним спиной.
    — У меня есть, — встряла Арден, заметив замешательство на расстроенных загорелых лицах.
    Она дотянулась до сумочки и вытащила мяч, который Дрю бросил ей с корта.
    — Почему бы вам не подписать его, Дрю? — мягко предложила она, протягивая ему трофей.
    Сначала он недовольно прищурил глаза, и она подумала, что мужчина вполне может высказаться в том смысле, что это не ее чертово дело. Но, увидев робкую просьбу в ее глазах, улыбнулся и взял мячик. Ручкой, которую туристка нашла в своей сумке, Дрю нацарапал подпись на неровной поверхности.
    — Большое спасибо, мистер Макаслин. И передать вам не могу, что этот подарок будет означать для нашего сына. Он…
    — Пошли, Луис, позволь человеку насладиться обедом. Нам очень неловко беспокоить вас, мистер Макаслин, мы только хотели сказать, что не можем дождаться, когда снова увидим вашу игру. Удачи.
    Дрю встал, обменялся рукопожатием с мужчиной и поцеловал руку леди, от чего та едва не упала в обморок, если трепещущие ресницы являются характерным признаком.
    — И вашему сыну удачи. Хорошего отдыха.
    Туристы отправились прочь, изучая драгоценный сувенир и обсуждая, какой он милый человек, и что все репортеры, называвшие его язвительным и агрессивным, нагло врали.
    Дрю взглянул на Арден, и она приготовилась к возмущенной оскорбительной тираде. Но вместо этого он хриплым голосом спросил:
    — Вы закончили?
    Когда она кивнула, он подхватил ее под локоть и помог встать со стула. Они покинули ресторан и молча побрели по живописным зеленым дорожкам, соединяющим многочисленные здания на курорте.
    — Спасибо, — просто сказал он.
    Арден остановилась и взглянула на спутника.
    — За что?
    — За то, что ненавязчиво одернули, когда я вел себя как ублюдок.
    Она нашла, что его глаза слишком неотразимы, чтобы смотреть в них, поэтому перевела взгляд на третью пуговицу его рубашки, но немедленно увлеклась клином волос на груди выше застежки.
    — Мне не следовало вмешиваться.
    — Я чертовски доволен, что вы вмешались. Понимаете, это еще одна вещь, которую я воспринимаю чрезмерно чувствительно. Долгие месяцы после смерти Элли меня преследовали репортеры с требованиями о «комментариях», едва я высовывал нос из двери. Вскоре я начал впадать в бешенство всякий раз, когда кто-то просто узнавал меня в публичном месте.
    — Могу представить, что такая широкая известность способна превратиться в пытку.
    Почему эти волоски, отсвечивающие великолепным золотистым цветом на фоне загорелой кожи, так и манили прикоснуться к ним?
    — В лучшем случае это помеха. В худшем — настоящий ад. Когда я пал совсем низко, то толпы фанатов глумились надо мной и кидали на корт разные вещи, потому что я отвратительно играл. Абсурдно, но я обвинял их. Мои болельщики покидали меня, потому что я пил, а я пил, потому что мои болельщики покидали меня. Порочный круг. Поэтому я до сих пор настороже, когда люди приближаются ко мне, опасаясь, что они начнут швырять оскорбления в лицо.
    — Только что я стала свидетельницей исключительно беззастенчивого поклонения герою.
    Заставив себя увести глаза от его груди, а мысли — от возбуждаемых им эротических фантазий, Арден взглянула на него.
    — Тысячи поклонников по-прежнему с нетерпением ждут вашего возвращения на турниры.
    Он смутился, всматриваясь в ее искреннее лицо, и почти потерялся в манящей зеленой глубине глаз. Она пахла цветами и выглядела одновременно прохладной и уверенной, сердечной и понимающей. Дрю поднял руку, намереваясь коснуться соболиных волос, мягко задуваемых на щеку, но передумал и снова опустил вдоль тела. Наконец, произнес:
    — Встреча с вами — лучшее, что случилось со мной за последнее время, Арден.
    — Я рада, — задумчиво ответила она.
    — Провожу вас до номера.
    Они прошли через вестибюль главного здания отеля. У лифта Дрю попросил:
    — Подождите меня здесь. Я сейчас вернусь.
    Арден не успела спросить, что он собирается сделать, как он уже умчался. Она нажала кнопку, но пропустила две пустые кабинки, пока он, запыхавшись, не вернулся с чем-то, завернутым в белую бумагу.
    — Извините, — выдохнул Дрю. — Какой этаж?
    Арден терзало женское любопытство по поводу свертка. В глазах Дрю плясали чертики. Если он готовит сюрприз, то она не намерена испортить задуманное.
    У двери номера Арден протянула ему руку.
    — Спасибо за прекрасный обед.
    Он не принял ее руки. Развернул бумагу и вытряхнул гирлянду из орхидей и плюмарий. Небрежно бросив обертку на пол, собрался надеть ей через голову цветочное украшение.
    — Наверняка вам преподнесли десятки таких, с тех пор как вы приехали сюда, но я хочу подарить еще.
    Пьянящий аромат цветов и близость Дрю заставили Арден задохнуться. Все ощущения обострились, эмоции перехватили горло, но она сумела выдавить:
    — Нет. Такие никто не дарил. Спасибо. Цветы очень красивые.
    — Вы затмеваете их.
    Дрю продел кольцо прекрасных цветов через ее голову и мягко расправил на оголенных плечах. Хрупкие лепестки казались влажными и прохладными на теплой коже. Он не убрал руки, а положил их на ее предплечья. Арден опустила голову, охваченная замешательством и противоречивыми чувствами.
    Мужская аура сокрушила ее, заполнила мысли и сердце, тело впало в ступор, что было непривычно, но очень приятно. Арден хотелось уступить ему и опереться на его твердость. Цветы, лежащие на груди, трепетали от беспорядочного биения сердца, и она неуверенно коснулась их онемевшими пальцами.
    Краем глаза Арден видела, что его ладони скользят по ее рукам, легонько поглаживая, а затем он переплел их пальцы. Его кисти были загорелыми, с упругими золотистыми волосками на фалангах, ладони — теплыми, уверенными, сильными. Она подняла голову и посмотрела на него глазами, в которых сверкали искорки, как роса на цветах.
    — Алоха, — прошептал Дрю, потом наклонился и поцеловал ее сначала в одну щеку, потом в другую, затем прижался губами к виску. Слегка царапая щетиной, нежно касаясь кожи, выдохнул имя: — Арден…
    Большие пальцы ласкали ее ключицы, теплое дыхание овевало висок и щекотало ухо.
    — Раз уж обед обошелся без…
    О нет! Арден еле слышно застонала, сердце сжалось. Она ступает на тонкий лед.
    Дрю отступил и убрал руки.
    — Поужинаем вместе?
* * *
    Позже, одеваясь к вечернему выходу, она осознала, что должна была отказаться, когда Дрю пригласил ее на свидание. Было бы логично ответить:
    — Извините, звучит замечательно, но мне необходимо остаться дома сегодня вечером и поработать над статьей.
    Вместо этого услышала собственные слова:
    — С удовольствием, Дрю.
    Он улыбнулся и направился к лифту. Арден вплыла в номер в облаке романтических грез. Однако не потребовалось много времени, чтобы вспомнить, зачем она стремилась познакомиться с Дрю.
    На несколько минут, пока его руки касались ее и дыхание шевелило волосы, она забыла про сына, и воспринимала Дрю не как отца своего ребенка, но исключительно как мужчину, опасно соблазнительного мужчину.
    После безрадостного брака и отвратительной сексуальной жизни с Роном Арден считала, что никогда больше не заинтересуется отношениями с противоположным полом. Ее потрясло, насколько она переменилась за несколько часов в компании Дрю. И по совершенно неподходящим причинам.
    Было бы лучше, если бы Дрю не оказался таким сексуально привлекательным… таким одиноким… да еще и вдовцом. Но разве задача стала бы менее сложной, если бы нашлись оба родителя ее ребенка, живые и благополучные, а не один отец в расстроенных чувствах? А если бы он был низеньким, рыхлым, толстым и лысым? Первоначально внешность и личность пары ее не занимали. Она интересовалась только местонахождением малыша, которого родила, но никогда не видела. Непростая проблема.
    Каждый раз, вспоминая серый дождливый день, когда хоронили Джоуи, она словно вскрывала старую рану. Никогда, даже потеряв отца и мать, Арден не чувствовала себя настолько потерянной. После развода она посвятила себя заботе о Джоуи, который последние несколько месяцев жизни провел в больнице. Наблюдала, как с каждым днем ухудшалось его состояние, и запрещала себе молиться о смерти другого ребенка, чтобы Джоуи получил спасительную почку. Бог не исполняет таких просьб, так что она не озвучивала тайную надежду.
    Когда настал срок, малыш умер так же безропотно, как и жил, уговаривая ее не плакать, и пообещал, что на небесах сохранит для нее кроватку рядом с собой. Долгие часы после его последнего вздоха она держала тоненькую ручку и смотрела в умиротворенное лицо, запоминая на все оставшиеся дни.
    Рон старательно изображал печаль на похоронной службе с оглядкой на немногих пришедших друзей. Арден тошнило от его лицемерия. Джоуи отважно скрывал разочарование каждый раз, когда Рон не приходил в больницу, чтобы навестить его, как обещал.
    После похорон Рон загнал ее в угол.
    — У тебя что-нибудь осталось от тех денег, которые ты выцарапала у меня?
    — Не твое дело. Я заработала те деньги.
    — Черт бы тебя побрал, они мне нужны.
    Арден не могла не заметить, что разрушительные последствия разгульного образа жизни стали более явными. Он носил отчаяние, как знамя, что не вызывало в ней ни малейшего сострадания.
    — Это твоя проблема.
    — Ради Бога, Арден. Помоги мне. Только один раз, и я обещаю…
    Она хлопнула дверью лимузина перед его носом и потребовала, чтобы водитель немедленно уехал. Даже на похоронах сына Рон волновался только о себе.
    В течение следующих нескольких месяцев она настолько глубоко погрузилась в скорбь, что не отличала один день от другого. Арден существовала в вакууме отчаяния. Только на бумагу можно было вылить свои чувства и как-то примириться с собой. Эссе, в котором Арден описала потерю ребенка, купил женский журнал, и оно снискало читательское признание. Ей предложили сочинить еще одно, но у нее не было ни малейшего желания делать на этом имя. Она чувствовала, что всего лишь заполняет время до собственной смерти, потому что не осталось ничего, ради чего стоило жить.
    За исключением того, другого ребенка.
    Однажды ее неожиданно осенило. У нее есть ради кого жить, ведь где-то на свете живет еще один ее ребенок. Именно в этот момент она решила, что должна найти его, но и в мыслях не держала разрушить жизнь малыша. Вряд ли родители жестоки к нему, раз преодолели столько препятствий, чтобы получить дитя. Она надеялась хотя бы увидеть его. Узнать его имя и пол. Арден попросила Рона применить наркоз при родах, чтобы не помнить сам процесс рождения или случайно не взглянуть на младенца, выношенного для кого-то другого.
    — Как это — никаких записей? — взвилась Арден при первой неудачной попытке получить информацию.
    Лицо администратора оставалось невозмутимым.
    — Я имею в виду, миссис Лоури, что ваша карточка, кажется, затерялась, и мне придется ее поискать. В такой большой больнице подобное иногда случается.
    — Особенно, когда влиятельный доктор просит вас положить документы не на то место, да еще и платит за это. И меня зовут мисс Джентри!
    Повсюду история повторялась. Записи о родах загадочным образом исчезли не только в больнице, но и в муниципалитете. Для Арден не было никакой тайны в том, кто ответственен за такую повсеместную неразбериху.
    Она не знала адвоката, составлявшего официальные бумаги, но его нанял Рон, и поэтому тот не скажет ни слова, даже если она свяжется с ним. Рон правильно предположил, что после смерти Джоуи жена почувствует потребность найти второго ребенка, поэтому опередил ее, предупредив всех, вовлеченных в это дело, чтобы они были начеку и не выдали ей ни крупицы информации.
    Акушерка, помогавшая при родах, оставалась последней надеждой. Арден выяснила, что та работает в благотворительной клинике, специализирующейся на абортах.
    Арден сразу же заметила ужас в глазах медсестры, когда женщина узнала ее, выйдя однажды с работы.
    — Вы меня помните? — без предисловий спросила Арден.
    Глаза женщины украдкой метнулись на стоянку автомобилей, словно ища путь спасения.
    — Да, — испуганно прошептала она.
    — Вы ведь знаете, что случилось с моим ребенком, — Арден интуитивно чувствовала, что предположение было верным.
    — Нет!
    По горячности ответа Арден распознала ложь.
    — Мисс Ханкок, — умоляла она, — пожалуйста, расскажите, что вам известно. Имя. Пожалуйста. Это все, что я прошу. Только имя.
    — Я не могу, — закричала женщина и закрыла лицо руками. — Не могу. Он… следит за мной, и он угрожал, что, если я когда-нибудь что-нибудь расскажу вам, он донесет на меня.
    — Кто следит? Мой бывший муж? — Женщина утвердительно дернула головой. — Чем он шантажирует вас? Не бойтесь его. Я помогу. Мы можем пожаловаться на него в полицию…
    — Нет! Господи, нет. Вы этого не сделаете… — Она подавила мучительные рыдания. — Вы не понимаете. Я была… у меня были небольшие неприятности с перкоданом, это сильное обезболивающее. Он узнал об этом. Ему пришлось уволить меня из больницы, но он устроил меня сюда. И… — Ее узкие плечи затряслись. — И пообещал, что, если я вам проговорюсь, он сдаст меня копам.
    — Но если вы чисты теперь. Если вы… — голос Арден затих, когда она прочитала явную вину на опустошенном лице женщины.
    — Речь не только обо мне. Мой старик умрет без… медикаментов. Я делаю это для него.
    Было бесполезно продолжать расследование. Арден снова рухнула в черную яму отчаяния и жалости к себе. Один день сменялся другим, точно таким же. Как-то в субботу она сидела на диване в гостиной и тупо пялилась в телевизор. Как долго это продолжалось, Арден не помнила. Какую передачу смотрела — не смогла бы сказать.
    Но внезапно что-то привлекло внимание. Лицо. Знакомое лицо, пойманное объективом. И по мере приближения камеры, рассудок Арден сосредоточился на нем. Избавляясь от свинцовой депрессии, она прибавила звук. Программа была спортивной. Популярным событием дня стал теннисный турнир. Атланта? Наверное. Мужские одиночные состязания.
    Она узнала это лицо! Красивый. Блондин. Широкая белоснежная усмешка. Где? Когда? В больнице? Да, да! В тот день, когда она одна покидала клинику с сумочкой, в которой лежали пятьдесят тысяч долларов наличными. Снаружи мельтешили репортеры с микрофонами и камерами, телевизионные команды ползали по мраморным ступеням, выискивая лучшие точки для съемок.
    Толпа собралась там, чтобы увидеть красивую пару с их новорожденным. Высокий белокурый мужчина с ослепительной улыбкой защищающе обнимал миниатюрную, тоже светловолосую жену, держащую извивающийся сверток. Арден не забыла, какое счастье они излучали, и укол зависти от того, с какой любовью мужчина улыбался женщине и ребенку. Слезы навернулись на глаза, пока она пробивалась сквозь давку к вызванному для нее такси. Она отказалась от предложения Рона отвезти ее домой.
    До сих пор она не вспоминала об этой сцене. И вдруг этот мужчина. Она вслушалась в болтовню комментатора про человека, чьё тело изогнулось в подаче.
    — Дрю Макаслин сегодня, кажется, прилагает героические усилия после сокрушительного поражения в Мемфисе на прошлой неделе. Последние несколько месяцев явно прослеживается устойчивое снижение его мастерства.
    — По большей части это происходит из-за личной трагедии, которую он пережил в этом году, — сочувственно произнес другой голос за кадром.
    — Безусловно.
    Дрю Макаслин проиграл подачу, и Арден прочитала по его губам мерзкую брань, которая никогда не должна попасть на телевидение. Очевидно, оператор решил точно так же, поэтому выбрал другой ракурс, демонстрирующий Макаслина на задней линии, сосредоточившегося на мяче, которым методично стучал по корту. Подача была выполнена блестяще, но рефери на линии не засчитал ее.
    Макаслин отшвырнул ракетку и подлетел к судье, сидящему на высоком стуле, выкрикивая злобные проклятья и оскорбления. Телевизионная сеть благоразумно включила рекламу. После восхваления достоинств автомобилей американского производства снова вернулись к турниру.
    Арден впитывала каждое слово, пока комментаторы самодовольно оправдывали поведение Макаслина, как следствие страданий после потери жены в кошмарной автокатастрофе в Гонолулу, где пара проживала с грудным сыном. Макаслин, злой и агрессивный, продолжил сет и проиграл партию.
    Той ночью Арден лежала в постели, размышляя о профессиональном теннисисте и задаваясь вопросом, почему так заинтригована им, ведь она видела его только один раз. Но посреди ночи ее осенило, что это совсем не так. Она резко села в кровати, сердце тяжело колотилось в груди, образы лихорадочно метались в голове. Она никак не могла сосредоточиться, мысли разбегались.
    Отбросив простыни, вскочила и начала шагать по комнате, сжав виски дрожащими ладонями.
    — Думай, Арден, — приказывала она себе, — думай.
    По каким-то причинам было ужасно важно вспомнить.
    С мучительной медлительностью части головоломки вставали на свои места. Боль захлестывала волнами. Свет, движущиеся огоньки. Вот оно! Ее везли по больничному коридору на каталке в родильную палату, сверху сияли лампочки. Финал был уже близок. Все, что осталось сделать, — родить ребенка, и она навсегда избавится от Рона.
    Уголком глаза Арден заметила мужчину и женщину, когда ее провозили мимо затемненного зала. Свет выхватил две белокурые макушки. Она немного повернула голову. Ни один из них не обратил на нее внимания. Они улыбались, радостно цеплялись друг за друга, возбужденно и тихо шептались. И что не так в этой картинке? Что-то есть, но что? Что?
    — Вспоминай, Арден, — шептала она, бессильно свалившись на кровать и сжимая виски обеими руками. — Они были счастливы, точно так же как любая другая пара с ребенком. Они…
    Все замерло сразу. Дыхание. Биение сердца. Круговорот мыслей. Потом заработало снова, вяло набирая обороты по мере того, как разгоралась точка света в конце темного туннеля, становясь все больше и больше, пока осознание не взорвалось в голове. Женщина не была беременной! Она не собиралась рожать. Они с мужем уединились в зале, возбужденно перешептываясь о чем-то, окутанные аурой таинственности, словно дети, замышляющие веселую проказу.
    Макаслины были богаты и известны во всем мире. А он красивый, как и сказал Рон, — отец ее ребенка. Они покинули больницу с новорожденным в тот же день, когда Арден родила.
    Она мать их малыша.
    Арден обхватила себя руками и каталась взад-вперед по кровати, празднуя маленькую победу. Она знала, что права. Должна быть права. Все сходится.
    Эйфория схлынула, когда она вспомнила еще одну новость этого дня: миссис Макаслин погибла. Сын Арден — спортивные комментаторы упоминали, что у Дрю Макаслина остался грудной ребенок, — рос без материнской любви и заботы, с отцом, разбитым физически и морально.
    Дрю Макаслин стал навязчивой идеей Арден. Долгие месяцы она поглощала все, что смогла найти о нем, о его прошлом и настоящем, проводя часы в общественной библиотеке, детально изучая микрофильмы со спортивными страницами, которые живописали его расцвет. И ежедневно читала о его падении.
    Как-то раз прочла, что он практически вышел в тираж. Его менеджер сообщил: «Дрю осознает, как ухудшилась его игра. Он собирается сосредоточиться на восстановлении своего мастерства и все свободное время намерен проводить с сыном в их новом доме на Мауи».
    С этого момента Арден принялась планировать путешествие на Гавайи, чтобы каким-то образом познакомиться с Дрю Макаслином.
    — И теперь, когда ты встретилась с ним, что будешь делать? — спросила женщина свое отражение в зеркале.
    Она не предполагала, что поддастся его обаянию и красоте.
    — Помни, зачем ты здесь, Арден. Не отклоняйся от цели, — скомандовала она отражению.
    Но зеркало потешалось над ней. Она не похожа на женщину, расчетливо добивающуюся своего. Зеленое шелковое платье без бретелек ничуть не скрывает фигуру. Пояс цвета фуксии подчеркивает тонкую талию и привлекает внимание к округлостям выше и ниже него. Кремовый блейзер поверх обтягивающего платья заставляет воображать линию прикрытых оголенных плеч. Вместо драгоценностей — цветочная гирлянда, почти совпадающая по цвету с поясом. Арден собрала волосы в аккуратный пучок, но выбивающиеся из прически волнистые прядки, ниспадающие на шею и легко касающиеся лба, смягчают строгость.
    Женщина, смотрящая на нее затуманенными зелеными глазами, походила на главного участника бурной любовной интриги.
    — Господи, — прошептала Арден, прижимая ледяные дрожащие пальцы к вискам. — Я должна перестать думать о нем таким образом. Я все испорчу. Надо заставить его не воспринимать меня как… женщину.
    Его нужно как-то расхолодить. Она осознавала это всей своей женской сущностью.
    Он любил жену. Наверное, до сих пор любит. Но все в нем свидетельствует о пылкой мужественности. Он не похож на человека, способного долгое время обходиться без женского общества.
    Электрические искры между ними — а Арден больше не сомневалась, что они присутствуют, — угрожают ее плану, заключающемуся в том, чтобы познакомиться с ним, втереться в доверие и стать его другом. Когда она докажет, что не собирается разрушить его отношения с сыном, то признается, кто она такая и выложит свою просьбу: «Я буду вечно вам благодарна, если вы позволите мне хотя бы изредка видеться с моим ребенком».
    Цель, напомнила себе Арден, услышав стук в дверь, и решила выкинуть из головы любые неподходящие мысли о Дрю Макаслине.
    Однако сдержать собственное обещание казалось невозможным, ведь он выглядел совершенно неотразимым в сшитых на заказ темно-синих слаксах, бежевом спортивном пиджаке почти такого же цвета, как волосы до воротника, и светло-голубой рубашке в тон глазам.
    Эти самые глаза уделили ей должное внимание. Они осмотрели ее от элегантно уложенных волос до сандалий из змеиной кожи, потом снова направились вверх и, не дойдя до лица, задержались на гирлянде. Арден остро чувствовала, что он уставился не на цветы, а на форму ее груди под ними.
    — Вам очень идет, — просипел Дрю, подтверждая ее подозрения.
    — Спасибо.
    — Пожалуйста. — И только теперь поднял взгляд, улыбнувшись. — Пошли?

Глава 4

    В последующие три дня они ужинали вместе. Арден понимала, что делает трудное невозможным, но не могла заставить себя отвергнуть его приглашение. Они с Дрю становились ближе друг другу, это правда, но нежелательным образом. Ее план не предусматривал никаких романов. Поэтому в четвертый раз Арден не пошла с ним, отговорившись, что должна поработать над статьей о выживании тропических растений в жарких странах, которую на самом деле давно отправила в редакцию.
    Вместо того чтобы выкинуть мысли о Дрю из головы, она целый вечер гадала, где он и с кем ужинает. Дома с Мэттом? С приятелем? С другой женщиной? Насчет последнего предположения Арден сомневалась. Когда они были вдвоем, она безраздельно владела его вниманием.
    — Я слишком тороплю события, монополизируя ваше отпускное время, или влезаю на чью-то территорию? — спросил Дрю после того, как она отклонила его предложение поужинать.
    Он задал вопрос легко, словно шутя, но по хмурому взгляду под сведенными бровями Арден поняла, что он серьезен.
    — Нет, Дрю, ничего подобного. В первый же день, когда мы познакомились, я объяснила, что по мне никто не тоскует. Просто полагаю, что нам стоит провести вечер порознь. Я тоже не хочу монополизировать ваше время. И у меня действительно есть работа.
    Скептически и скрепя сердце он принял ее отказ.
    Арден ужасалась тому, что с ней творилось всякий раз, когда они бывали вместе. Она четко осознавала, что флиртует с бедой, но часы без него казались бесцветными и монотонными. Дрю ни разу не поцеловал ее после того случая, когда подарил гирлянду, и даже не дотрагивался, не считая обычных знаков внимания. И все же вызывал у нее головокружение и заставлял чувствовать себя молодой и красивой. Очевидные симптомы влюбленности. А этого не должно случиться. Она приехала на Мауи, чтобы увидеть сына. Вот главная цель, а Дрю Макаслин только средство для ее достижения.
    И все же…
    Утром Арден брела в направлении теннисных кортов, клянясь себе, что идет туда не для того, чтобы увидеть Дрю. Может, он сегодня и не играет.
    Дрю с жадностью пил «Гаторэйд», но, заметив ее, бросил бутылку Гарри и понесся к Арден.
    — Привет, а я собирался позвонить вам. Поужинаем сегодня вечером? Пожалуйста.
    — Да.
    Его поспешное приглашение и ее спонтанное согласие удивило и восхитило обоих. Они одновременно рассмеялись, нежно и застенчиво, не сводя глаз друг с друга.
    — Зайду за вами в полвосьмого.
    — Отлично.
    — Собираетесь понаблюдать за моей игрой?
    — Немного, потом придется вернуться в номер и поработать.
    — А я обещал Мэтту, что поиграю с ним на берегу.
    Всякий раз, когда он упоминал имя мальчика, сердце ухало вниз.
    — Я не слишком отвлекаю вас от него, правда?
    — Я не уезжаю по вечерам, пока он не уляжется спать. Он не скучает без меня. Зато каждое утро бежит удостовериться, что я — второй в доме, кто проснулся.
    Она засмеялась.
    — У Джоуи тоже была такая привычка. Он врывался в спальню и приподнимал мне веки, спрашивая, не проснулась ли я.
    — Я думал, только Мэтт знает эту уловку!
    Они снова засмеялись; потом Дрю сказал:
    — Пропадает запал. Мне надо вернуться на корт, но сегодня вечером обязательно увидимся.
    — Хорошей игры.
    — Пытаюсь.
    — У вас все получится.
    Он подмигнул перед тем, как присоединиться к Гарри, который, не теряя времени даром, флиртовал с толпой болельщиц. Арден задумалась, не кажется ли она очередной поклонницей тому, кто наблюдает за ней и Дрю. Мысль опечалила. Она просто еще одна фанатка?
* * *
    Арден была не совсем готова, когда Дрю постучал в дверь. Хотя подсознание грезило о нем весь день, она работала над статьей вдохновенно, быстро и неистово. До его прихода едва успела принять душ и вымыть голову.
    Арден дергала молнию на спине, когда пришлось открывать.
    — Извините, — выдохнула она.
    Дрю лениво оперся о косяк, словно она и не заставила его ждать целую минуту. Охватил взглядом покрасневшее лицо, босые ноги и общий беспорядок и улыбнулся.
    — Этого стоило подождать.
    — Входите. Я уже собралась, только надену туфли и украшения. Вы заказали столик? Надеюсь, мы не опоздаем…
    — Арден, — произнес он, закрывая за собой дверь и обхватывая ее плечи. — Все нормально. У нас куча времени.
    Она глубоко вздохнула.
    — Хорошо. Я сейчас.
    — Отлично.
    Дрю засмеялся и отпустил ее. Он поверхностно оглядел номер и сосредоточился на Арден, когда она вошла в комнату в босоножках на высоких каблуках. Облокотившись рукой о стену, чтобы не потерять равновесия, она подняла стройную ногу, застегивая ремешок. Движение было изящным, истинно женским и неосознанно провокационным.
    Дрю прошелся взглядом по гладкой длине обтянутых шелком ног. Ясно вырисовывались икры, не мускулистые, но четкие, пока она стояла на цыпочках. «Они идеально подошли бы к моим ладоням», — подумал он.
    Мельком увидев тонкую, как паутинка, кайму комбинации, улыбнулся явной женственности этой вещички. И, когда она наклонилась вниз, Дрю не мог не заметить, как сокровенная тяжесть полной груди заполнила облегающий лиф платья. Глубокий V-образный вырез открывал темную бархатную ложбинку. Он мысленно переместил туда губы и прижался ими к каждому роскошному полушарию. Сразу же возбудившись, приказал себе перевести жадные глаза на более безопасный предмет.
    Ее волосы всегда казались мягкими и приятными на ощупь, даже когда были собраны в пучок. Этим вечером Арден оставила их свободно развеваться, и его пальцы покалывало от желания приласкать темные пряди, проверить их шелковистость и погладить кожу лица, чтобы понять, такая ли она нежная, как выглядит. Повсюду.
    — Там, — махнула Арден рукой, оттолкнувшись от стены, и направилась к длинному низкому бюро напротив громадной кровати.
    Дрю не позволил себе думать о постели, помечтать о распростертом, обнаженном, манящем теле, с которым очень хотел познакомиться поближе прямо здесь и сейчас.
    — Украшения.
    Она принялась копаться в дорожной атласной шкатулке для драгоценностей.
    Платье без рукавов было сшито из какого-то мягкого струящегося материала, прекрасно облегающего приятные округлости не слишком крутых бедер. Все, что она носила, выглядело потрясающим, независимо от того, нарядная это вещь или самая обычная. Дрю решил, что надень она джинсы и трикотажную рубашку, на ней такой ансамбль смотрелся бы как последний писк высокой моды. А особенно великолепной она будет безо всего.
    Проклятье! Он вспомнил, что пообещал себе не думать ни о чем таком.
    Ее пальцы ловко вдели золотые серьги, и теперь он фантазировал, как обводит языком ее ушки. Его сердце загрохотало, когда ее груди возвысились и напряглись над лифом, как только она подняла руки, застегивая изящную тонкую золотую цепочку на шее.
    — Э-э-э… позвольте мне, — неуверенно предложил Дрю и подошел к ней со спины.
    Прежде чем он взял концы цепочки, они на мгновение уставились друг на друга в зеркале. Ее руки все еще были подняты, груди сладострастно вздымались, нежная внутренняя поверхность локтей делала позу и провоцирующей и уязвимой.
    Арден медленно опустила руки, Дрю подхватил цепочку и склонил голову, чтобы разобрать запутавшиеся звенья и скрепить застежку. Когда все было закончено, Арден поспешно отступила.
    — Подождите. — Дрю продолжал мягко удерживать ее. — Молния на платье застряла.
    — О. — Воздуха едва хватило на единственное слово, прозвучавшее как нежный стон.
    С дразнящей медлительностью мужчина опустил молнию, и прохладный воздух омыл кожу на ее спине. Арден стояла, не шевелясь, не осмеливаясь даже вздохнуть, чтобы не разрушить чувственность момента, позволяя Дрю тянуть язычок застежки до талии. Его взгляд так же неторопливо, как и руки, спускался по женщине. Обнаженная гладкая кожа, и никакого бюстгальтера под платьем.
    Потом их глаза снова встретились в зеркале: его — темные и горящие чистейшим синим пламенем, и ее — светящиеся желанием.
    Напряженное мужское тело излучало безмолвный призыв. Арден осознавала, что если попятится хотя бы на дюйм и позволит бедрам коснуться его брюк, то ощутит тяжелый запал его страсти. Вряд ли они тогда отправятся ужинать. Решение за ней.
    Не может быть и речи, чтобы спать с Дрю. Привносить сексуальное влечение в и без того ненадежную ситуацию — это уже граничит с безумием. И в самом укромном уголке души она боялась разочароваться. Или того хуже — разочаровать его. Уничижительная критика Рона ее достоинств как любовницы преследовала ее.
    Лучше всего опереться на что-то надежное. Дружбу. Разве невозможно мужчине и женщине быть просто платоническими друзьями? Разве не этого она первоначально добивалась от Дрю Макаслина?
    Мудро, благоразумно, малодушно Арден опустила голову, слегка покачав ею. Дрю понял сообщение и затянул молнию.
    — Цепочка застегнута. Все готово.
    — Спасибо, — поблагодарила она, с трудом заставив себя шагнуть в сторону.
    — Арден?
    Она взяла сумочку и повернулась к нему лицом.
    — Да?
    — Прошло много времени с тех пор, как я оказывался в центре дамского беспорядка, наблюдал за женщиной и помогал ей надеть платье. До сих пор я и не понимал, сколько пропустил, живя в одиночестве.
    Сквозь широкие окна она посмотрела вдаль, туда, где пальмы казались черными силуэтами на фоне неба цвета индиго.
    — Одинокое существование и для женщины представляет некоторые неудобства.
    Дрю подошел поближе.
    — Например? — шепот был низким и настойчивым.
    Необходимо все это прекратить. И сделать это может только она. Арден подняла на него глаза и, заставив их замерцать озорством и решительностью, лукаво усмехнулась.
    — Например, некому застегнуть молнию на спине.
    Его плечи разочарованно обмякли, но Дрю покорно улыбнулся, уменьшив потрескивающее напряжение в комнате.
    — Вот видите… И как это вы, независимые женщины, обходитесь без нас?
    Веселое подтрунивающее настроение осталось с ними, пока он рулил по узкому шоссе вдоль побережья Мауи. Пляжный район Каанапали был одним из немногих на острове, обладающих развитой инфраструктурой. Стильные гостиницы, рестораны и клубы повсюду приветствовали туристов.
    Дрю припарковал автомобиль под портиком отеля «Хайятт».
    — Когда-нибудь были здесь? — спросил он, присоединившись к Арден на тротуаре после того, как помог выйти из машины.
    — Нет, но очень хотела побывать до отъезда домой.
    — Приготовьтесь. Нигде в мире нет подобного отеля.
    Это было очевидно. Большинство вестибюлей в других гостиницах имели потолки. Здесь он отсутствовал. Крышей многоэтажному фойе служило звездное небо. Пространство представляло собой ландшафт тропического леса, где обильно росли деревья и цветущие растения. Когда шел дождь, иллюзия становилась особенно достоверной. Крытые области украшали изящные огромные китайские вазы, некоторые даже выше Дрю. Бесценные ковры и восточный антиквариат создавали роскошный эффект, не уменьшая уютную домашнюю атмосферу.
    Они пересекли огромный холл, Дрю предоставил Арден слишком мало времени, чтобы разглядеть экстравагантные магазины и галереи, и повел ее вниз по изогнутой лестнице в ресторан «Сван Коут».
    — Чувствую себя как деревенщина впервые в городе. У меня открыт рот?
    — Мне нравятся деревенщины, — усмехнулся он и обнял ее за талию. — И ваш рот, как и остальные части тела, выглядит восхитительно.
    Арден обрадовалась, что именно этот момент метрдотель выбрал для того, чтобы сопроводить их к освещённому свечой столу возле водоема, где лебеди скользили по поверхности с надменной королевской отстраненностью. Как и большинство ресторанов на острове, этот оказался открытым, с видом на маленькое озеро с водопадом и утесами из вулканической лавы.
    Посетители были в вечерних костюмах, и Арден поздравила себя, что выбрала самое модное платье. Дрю словно прочитал ее мысли.
    — Не переживайте, — прошептал он над меню. — По утрам, на завтраке здесь так и кишат люди в купальниках и шлепанцах.
    Она наслаждалась окружающей обстановкой и рассеянно заметила, что Дрю махнул официанту.
    — Хотите заказать вино к ужину, Арден?
    Она с вызовом взглянула в его спокойные глаза.
    — Да, спасибо.
    Он заказал бутылку дорогого белого вина. Арден постаралась не выказать своего удивления: за все время, что они провели вместе, Дрю никогда не пил ничего, содержащего алкоголь.
    — Иногда я разрешаю себе бокал вина за ужином, — сообщил он.
    — Я не спрашивала.
    — Нет, но наверняка заинтересовались, справлюсь ли я с этим.
    — Однажды я уже просила вас не домысливать за меня. Вы уже большой мальчик и сами способны разобраться, «справитесь» вы с этим или нет.
    — А не боитесь, что впаду в запой и стану пьяным и буйным? — поддразнил он.
    Арден решила бросить собственную перчатку. Наклонясь к нему, прошептала:
    — А может, мне хочется, чтобы вы стали чуть-чуть буйным.
    Так мотылек инстинктивно летит прямо на огонь.
    Дрю обольстительно прищурил глаза.
    — Не требуется даже глотка вина, чтобы сделать меня абсолютно необузданным.
    Арден отступила, пока не опалила крылышки.
    — Но, надеюсь, вы этого не допустите.
    Дрю позволил ей ретироваться, и тон его голоса подсказал, что он желает сменить тему.
    — У вас есть причина для беспокойства. За прошедший год я гораздо чаще был пьяным и буйным, чем трезвым. И не думаю, что когда-нибудь заглажу непристойное поведение. — Он сжал зубы так же крепко, как и кулак, которым слегка постукивал по столу. — Господи, я многое бы отдал, чтобы отменить кое-какие безобразные выходки.
    Арден были хорошо знакомы ощущаемые им разочарование и ненависть к себе. Решения принимались и влекли за собой горе и раскаяние. И большинство промашек уже не исправить.
    — Все мы ошибаемся, Дрю, и часто потом сожалеем и мечтаем все переделать. Но не можем. И вынуждены жить с последствиями наших поступков. — Ее голос болезненно дрогнул, когда она добавила: — Иногда всю жизнь.
    Он тихонько хмыкнул.
    — Звучит упаднически и безнадежно. Не считаете, что иногда судьба дает второй шанс, чтобы сделать все правильно?
    — Да. Слава Богу, да. Думаю, мы все получаем вторую попытку. И тогда стараемся или исправить свои ошибки, или научиться жить с ними.
    — Это путь проигравшего — сдаться.
    — Да. А вы — победитель.
    — Просто не смог больше жить в грязи, в которую превратил свою жизнь. Надо было что-то менять.
    — Как и мне, — пробормотала она себе под нос.
    — Простите?
    Сказать ему теперь? Прямо сейчас? Дрю поднял тему личных неудач и попыток справиться с ними. Он проделал все это с собственной судьбой. И конечно, поймет ее желание исправить свои ошибки. А если нет? Что, если не поймет? Что, если умчится от нее, как ураган, и она никогда больше не увидит его? И никогда не познакомится с Мэттом. Лучше всего подождать, пока хотя бы один раз не встретится со своим сыном. И тогда признается Дрю, что она — мать Мэтта. После, не сейчас.
    Арден выпрямилась и одарила спутника ослепительной улыбкой.
    — Почему мы затеяли такой мрачный разговор? Уже несут вино. Давайте не будем сегодня вечером останавливаться на прошлых невзгодах.
    Телятина была потрясающей, как и остальные блюда, поданные следом. Они заказали только одну бутылку вина, да и ту опустошили наполовину, когда двухчасовой ужин подошел к концу. Сытая и довольная, но чувствующая себя легкой, как перышко, Арден, казалось, плыла вверх по лестнице. Она опьянела не от спиртного, а от романтичной атмосферы и магнетизма мужчины рядом с собой.
    В коктейль-баре вестибюля пианист на белом рояле наигрывал любовные баллады. Океанский бриз пронизывал помещение, шелестя листьями деревьев и принося с собой запахи тропических цветов.
    Они остановились возле низкой мягко светящей лампы.
    — Наслаждаетесь вечером? — спросил Дрю, взяв ее за обе руки и раскачивая их взад-вперед.
    — Угу.
    Арден смотрела на его волосы и гадала, что почувствует, если погладит их, пропустит сквозь пальцы и уступит страсти. Она вгляделась в его рот. Самая эротическая сцена во всех виденных кинофильмах, — когда камера крупным планом показывает губы мужчины на груди женщины. Арден ярко представила свои ощущения от порхания его языка, кружащего над темными вершинками, движения его щек, пока он мягко втягивает сосок, влажную нежность его губ на мягкой плоти. Простое разглядывание рта Дрю вызвало такие образы, что все тело вспыхнуло огнем.
    Рон никогда не тратил время на прелюдию и никогда не спрашивал, чего ей хочется. Да с Роном ей, скорей всего, и не понравились бы такие ласки. А с Дрю, подумала она, даже очень.
    — Что?
    — Что?
    — Вы что-то сказали? — спросил Дрю.
    Он внимательно разглядывал черты ее лица, надолго задерживаясь на чем-то одном, прежде чем переместить взгляд.
    — Нет, — прошептала Арден, — я ничего не говорила.
    — О. А мне показалось, что вы что-то сказали.
    Теперь он изучал ее рот, и если она покраснела от собственных фантазий, то разлетелась бы на части от смущения, узнав, куда его воображение поместило ее губы. Чтобы сохранить здравомыслие, Дрю натянул занавес на интимные детали мысленной картинки.
    — Чем бы вам хотелось заняться?
    — Заняться? Не знаю. А вам?
    «О Господи, не спрашивай!»
    — Пойдем, потанцуем?
    — Звучит заманчиво, — Арден слегка откашлялась и суетливым жестом одернула платье.
    Движение. Вот что им нужно. Когда они останавливались, то замыкались друг на друге, игнорируя все остальное.
    — Внизу есть клуб. Я там никогда не был, но мы можем дать ему шанс.
    — Отлично.
    Он повел ее вниз по еще одной лестнице с медными перилами в стиле начала столетия. За рифленой кожаной дверью их ждало приветствие улыбающейся хозяйки, грохот дискотеки, шум разговоров, взрывы смеха и облака табачного дыма.
    Дрю посмотрел на Арден с немым вопросом. Она взглянула на него с тем же вопросом в глазах. Оба одновременно развернулись на пятках и пошли назад вверх по лестнице. Они смеялись к тому моменту, когда достигли вестибюля.
    — Наверное, мы слишком старые для таких заведений, — заметил Дрю. — По мне, так единственное фортепьяно звучит гораздо приятней.
    — По мне тоже.
    — И я не хочу кричать, чтобы быть услышанным. — Он склонился вниз, приблизил губы к ее уху и прошептал: — Вдруг потребуется сказать кое-что не для посторонних.
    Когда он отстранился, горящий жар в его глазах усилил интимность слов. Трепет возбуждения пробежал по позвоночнику Арден.
    — Хотите выпить чего-нибудь?
    Она покачала головой.
    — Почему бы вам не показать мне водоем?
    Сжав ее руку и переплетя их пальцы, Дрю вывел Арден на каменную дорожку, террасами спускающуюся в настоящий райский сад. Тропинки были освещены редко расставленными факелами, их огонь резко мерцал на ветру. Плавательные бассейны являли собой архитектурные шедевры, располагаясь на разных уровнях вокруг грота из застывшей лавы.
    Арден с благодарностью внимала словам Дрю, но на самом деле не особо вникала в сказанное или в окружающую обстановку. Чудесно слышать его голос возле своего уха, чувствовать аромат его теплого дыхания, ощущать оберегающую мощь твердого тела, пока он неназойливо направляет ее шаги. Ее пульс, казалось, бился в такт с первобытным ритмом прибоя, атакующего берег в ярде от них.
    В полумраке прятались влюбленные парочки, обнимаясь и перешептываясь. Становилось понятно, что уединение было целью любого, бредущего через сад среди ночи. И, когда Дрю остановился и потянул Арден под прикрытие скалы, увитой цепляющейся виноградной лозой, она не выразила никакого протеста.
    — Позвольте пригласить вас на танец? — спросил он с нарочитой чопорностью.
    Арден рассмеялась, пытаясь сохранить бесстрастное лицо, потом кивнула:
    — Благодарю вас.
    Она шагнула навстречу Дрю и впервые с тех пор, как они познакомились, испытала волнение от его объятий, от его поддержки.
    Дрю держал ее в традиционной позиции для вальса: рука вокруг талии, соединенные ладони в стороне на уровне плеч, ее пальцы — на его предплечье. Они едва двигались, не жертвуя этим драгоценным сокровенным укрытием, и оба понимали, что танец — лишь оправдание близости. Так что они покачивались в такт звукам музыки, доносящимся от фортепьяно в вестибюле.
    Минуты текли, одна песня сменяла другую, а они по-прежнему не размыкали объятий и не сводили глаз друг с друга. Их тела, внешне обманчиво спокойные, бушевали внутри, требуя более тесного контакта, тоскуя и напрягаясь, пока наконец ее грудь не коснулась его торса.
    Дрю еле слышно застонал и зажмурился от изысканного удовольствия. Когда он снова открыл глаза, то засмотрелся на самые хрупкие, щедро окаймленные ресницами веки, которые когда-либо видел в своей жизни. Он жаждал целовать их. Вместо этого провел рукой по спине Арден вверх от талии и слегка нажал так, что сначала нежные вершинки, а потом пышные полушария вдавились в него.
    Арден наблюдала за ним затуманенным взором и переместила ладонь с его плеча на затылок, пропуская сквозь пальцы восхитительно густые белокурые волосы, ниспадающие на воротник. Удерживая ее взгляд, Дрю поднес руку Арден к своему рту и слегка провел губами по ее суставам, взад-вперед, лаская изящные линии, увлажняя теплом своего дыхания. Потом медленно закинул ее запястье себе на шею и заскользил по ее предплечьям, вниз по бокам, обвил талию, и притянул ближе.
    — Вы ведь понимаете, как мне трудно держаться от вас подальше, правда?
    — Да, — хрипло произнесла Арден, выгибаясь ему навстречу.
    — Мне невыносимо хотелось обнять вас, Арден.
    — А я ужасно хотела очутиться в ваших объятьях.
    — Вам достаточно только попросить, — прошептал он, уткнувшись в ее волосы, вдыхая аромат носом, ртом и кожей. — Вы прекрасно пахнете, просто замечательно. Вы красавица. Ей-Богу, я мечтаю о каждом дюйме вашего тела. Мечтаю видеть вас, касаться, пробовать на вкус.
    Дрожащие вздохи сотрясали ее, когда она спрятала лицо в изгибе его плеча, стиснула его шею и прижалась еще сильнее. Дрю хрипло застонал от наслаждения, сжав зубы. Одна рука скользнула по ее спине, ненадолго задержалась на талии, затем спустилась и обхватила выпуклую ягодицу. Не отрываясь от Арден, Дрю сумел переступить так, что одна нога оказалась между ее ног, а ее колено — между его.
    Он был твердым. И горячим. Очень горячим. Арден ощущала его иссушающий жар сквозь одежду и пожар в собственной плоти, тающей возле него. Все еще нажимая ладонью на ее бедро, Дрю потерся об нее. Ее резкий испуганный вскрик приглушила его рубашка.
    — Прости, Арден. Я не хотел быть грубым, но, Боже мой, как же мне хорошо с тобой.
    — Дрю…
    — Хочешь, чтобы я остановился?
    — Дрю…. — Она откинула голову назад и смело взглянула на него. — Нет. — Ее трясло. — Нет. — Потом немного истерично, немного безумно и совсем безрассудно попросила: — Поцелуй меня.
    Его рот обрушился на ее губы с таким же отчаянием. Поцелуй вышел яростным — взрывной выход неудовлетворенного желания и подавляемых эмоций. Он впивался в нее почти жестоко, но она приветствовала неистовый напор, потому что никогда не чувствовала себя более живой. Словно бабочка, вырвавшаяся на свободу из тоскливой куколки, словно узница уныния и мрака, впервые в жизни увидевшая свет.
    Дрю поднял голову и посмотрел на нее блестящими синими глазами. Он дышал тяжело и прерывисто. Как и она. Арден ощущала его отвердевшую плоть прямо против того места в своем теле, которое, казалось, пульсировало от радостного предвкушения.
    Он с трудом справился с бушующими импульсами и с трогательной нежностью погладил ее подбородок. Потом провел кончиком большого пальца по припухшей нижней губе и покаянно нахмурился. Арден великодушно улыбнулась.
    Когда затем его рот встретился с ее, это было легчайшее касание. Дрю скользнул по ней влажными мягкими губами. Утешающая ласка стала сладкой мукой.
    — Дрю… — его имя звучало мольбой, шедшей из глубины души.
    — Я был груб. Я не хотел.
    — Знаю.
    — Так жажду тебя, что с ума схожу.
    — Все, что пожелаешь.
    Стон животного удовольствия завибрировал в его груди, и Дрю вновь опустил голову. Его язык превратился в сладкого агрессора, облизал ее нижнюю губу, обволакивая собственным нектаром. Арден собрала его вкус своим языком и одобрительно пробормотала что-то. Дрю приблизил к ней рот и медленно раскрыл. Она сделала то же самое. Они замерли на короткое мгновение, смакуя ожидание, учащенный пульс, пробуждающуюся страсть.
    Потом его язык достиг цели и уютно устроился у нее во рту. Он отступил, ворвался снова. Снова и снова, пока Арден не почудилось, что она тает. Она ощущала, как расцветает тело, готовясь к любви. Твердые и чувствительные соски уперлись в прохладную ткань платья.
    Его поцелуй стал игривым, язык метался, дразнил, исследовал, поглаживал, пробовал, меняя темп и направление, действуя с такой искушенностью, что Арден с трудом цеплялась за Дрю и покорно выдыхала его имя, когда исхитрялась увернуться, чтобы глотнуть воздуха.
    Его руки поднялись по ее бокам и добрались до груди. Он мягко сжал их, и они едва не вывалились через V-образный вырез. Дрю благоговейно выдохнул, впиваясь горячим ртом в ароматную плоть. Язык погрузился в ложбинку и ласкал с такой чувственностью, что Арден омыло восхитительным бесстыдством.
    Всю свою взрослую жизнь она нуждалась в этом. Нуждалась в мужчине, который показал бы, что боготворит ее, любит такую, какая есть, и преклоняется перед ее женственностью. Только после знакомства с Дрю она начала ощущать себя привлекательной. С самого начала каждый его взгляд, каждый жест свидетельствовал, что он считает ее чрезвычайно сексуальной и желанной. С первой встречи он был честным с ней.
    А вот она — нет.
    Все ее нынешние эмоции на самом деле являлись откровенными и искренними, но поверит ли он ей потом? Когда узнает, что она мать Мэтта, ей придется ответить за многое. Стоит ли добавлять к списку еще и соблазнение? Мысль вызвала отвращение. Надо немедленно прекратить это безрассудное погружение в эротическую путаницу, или она навсегда станет объектом его презрения.
    — Дрю, — прошептала Арден ему в губы, снова занявшиеся ее ртом.
    — М-м-м? — он утопал в наслаждении.
    — Дрю… — громче повторила она и уперлась руками в его плечи. — Не надо…
    Его рука скользнула под пояс платья и ослабила его. Арден запаниковала. Если не остановить его сейчас, потом это станет просто невозможным. Единственный шанс — разозлить его. Выбить из колеи.
    — Прекрати!
    Арден отбросила его руки и вырвалась из объятий.
    На его лице отразилось полное замешательство. Он быстро заморгал глазами, пока зрение не обрело четкость, и сосредоточился на ней. Арден заметила, как первоначальное недоумение сменилось раздражением.
    — Ладно, — отрезал Дрю, — не обращайся со мной, как с нашалившим ребенком. Я имею все основания утверждать, что ты наслаждалась моими поцелуями.
    Арден избегала смотреть на него.
    — Поцелуями — да, но я не одна из твоих поклонниц…
    — Ах, вот что ты думаешь? — Он резко провел рукой по волосам и поправил галстук неловкими дрожащими пальцами. — Да? — потребовал он.
    Хотя Арден и намеревалась его разозлить, но не рассчитывала сражаться с таким изменчивым настроением. Она запнулась, подбирая объяснение.
    — Я… я…
    — Хорошо, пусть так, но чем ты отличаешься от других? А? Ты заявила, что совершенно свободна. Никаких обязательств. Что еще я, по-твоему, должен был предположить? Или ты действительно не такая, как все, потому что никогда не собиралась идти до конца? Никакого секса, исключительно духовная поддержка моей всем известной потерянной души? — Дрю был разъярен. — Так, да? Ты и правда выбрала меня объектом своей благотворительности?
    Арден обнаружила, что очень трудно держать на привязи собственный нрав.
    — Как я указала тебе в первый же день, это ты подошел ко мне, а не наоборот. Что касается выбора «объекта благотворительности», то мне плевать, покатишься ли ты прямиком в преисподнюю, сопьешься до смерти или будешь спотыкаться и падать на каждом теннисном корте в мире. Я искренне сомневаюсь, достоин ли ты спасения.
    Дрю проигнорировал ее тираду и склонил голову на бок, словно рассматривал ее в новом свете.
    — А может, ты ничем и не отличаешься от прочих. Фанатки мечтают переспать со знаменитостью, чтобы ублажить собственное эго. Секс со мной должен укрепить пошатнувшуюся самооценку после неудавшегося брака? — Его лицо находилось на расстоянии дюйма от нее. — В чем дело? Струсила?
    Ярость красной дымкой заволокла ее глаза.
    — Ты просто самовлюбленная задница. Я не какая-то там убитая горем разведенка. И счастлива, что отделалась от отвратительного мужлана, который был моим мужем. И очень долго и основательно подумаю, прежде чем свяжусь с другим. И если бы моя вера в себя действительно на какое-то время пошатнулась, чего и в помине нет, потребовалось бы гораздо большее, чем секс с полинявшим теннисным ничтожеством, чтобы восстановить ее. Держите при себе то, что болтается в штанах, мистер Макаслин. Я тридцать один год как-то обходилась без вашего сокровища. И, уверена, проживу без него еще по крайней мере следующие тридцать.
    Арден крутанулась и рванула прочь по затемненной дорожке. Дрю догнал ее, схватил за запястье и зарычал:
    — Ты не туда идешь.
    Она попыталась выдернуть руку, но он держал крепко. Арден не собиралась участвовать в недостойном перетягивании каната, так что позволила сопроводить себя через вестибюль. Они во враждебном молчании ждали, пока пригонят автомобиль. За всю дорогу до ее отеля ни один из них не вымолвил ни слова.
    — Я дойду сама, спасибо, — процедила Арден, открыв дверцу сразу, стоило Дрю затормозить.
    Не оглядываясь назад, помчалась к лифту, затем — в свой номер. Он не последовал за ней.
    И только когда приступ ярости улегся после проклятий, хлопанья дверями и громыханья ящиками, она поняла, что натворила.
    Мэтт!
    Она сама уничтожила любую возможность увидеть его. Слезы градом покатились по щекам, и Арден снова и снова пыталась заверить себя, что плачет не из-за потери Дрю, а только из-за того, что вновь лишилась сына.
* * *
    Глаза были опухшими и воспаленными, когда Арден попыталась открыть их следующим утром. Она перевернулась, зарылась лицом в подушку и застонала, услышав стук в дверь, потом еще один.
    — Уходите.
    Третий удар, более властный, сотряс всю комнату. Арден, проклиная назойливость прислуги, поняла, что единственный выбор — открыть и попросить горничную придти позже.
    Она скатилась с кровати и побрела, держась за стену, потому что веки, казалось, намертво склеились слезами. Но глаза тут же широко распахнулись, когда она заглянула в глазок и увидела Дрю с той стороны двери. Арден наблюдала, как он снова постучал и на сей раз крикнул:
    — Арден, открой дверь.
    — Не в этой жизни.
    — Так ты проснулась.
    Она порадовалась его веселому тону, как занозе под ногтем.
    — Не желаю тебя видеть, Дрю.
    — А я очень хочу тебя видеть. Извиниться. Открой, или все на этом этаже услышат оправдания, которые разбудят их быстрей, чем чашка крепкого кофе.
    Арден кусала нижнюю губу, взвешивая варианты. Не хотелось встречаться с ним. Прошлой ночью он оскорбил ее, и она еще не готова простить. Тем более понимая, что похожа на дьявола: глаза красные и опухшие, волосы всклокочены. Когда она снова предстанет перед Дрю, то постарается выглядеть получше.
    С другой стороны, она специально разозлила его. Ни один мужчина, и неважно, как он ведет себя в обычных ситуациях, не смог бы мило шутить, ощущая сексуальное неудовлетворение. Арден провела полночи, со слезами проклиная себя за то, что позволила отношениям с Дрю подвергнуть опасности возможность увидеть Мэтта. Проглотить гордость — незначительная цена, которую можно и заплатить за знакомство с сыном, разве не так?
    Арден щелкнула задвижкой и слегка приоткрыла дверь.
    — Я не одета.
    — Так оденься, — предложил Дрю и дотронулся до воротника и рукавов ее сине-белой полосатой ночной рубашки.
    — Если настаиваешь на встрече, увидимся в фойе. Дай мне…
    — Нет времени. — Его усмешка была и дьявольской и победной. — Отойди, Арден. Впусти меня.
    Арден неохотно отодвинулась и пропустила Дрю в номер, дверь мягко закрылась позади него. Он окинул ее полуодетый вид одним неторопливым взглядом. Голые ступни и ноги внезапно заставили ее занервничать от неловкости. Ночное одеяние ничего не открывало, но внезапно она пожалела, что подол доходит только до середины бедер. Арден застенчиво скрестила руки на груди и попыталась выглядеть скучающей.
    — Ты права. Я — самовлюбленная задница.
    Дрю протиснулся мимо нее, подошел к окну, без разрешения открыл шторы и затопил комнату ослепительным солнечным светом, заставив Арден зажмуриться.
    — Я вел себя, как сексуально озабоченный подросток, который пристает и лапает в темноте. Черт… — он вздохнул и потер шею. — Неудивительно, что ты решила, будто я принял тебя за очередную поклонницу. Собственно, я так и обходился с тобой. И когда ты сказала «нет», не представляю, почему наговорил кучу гадостей. Я вовсе не собирался хамить, и понимаю, что все сказанное — полная чушь.
    Дрю посмотрел через плечо и обнаружил, что ее воинственная стойка ни на йоту не изменилась.
    — Единственное оправдание, которое я могу предложить, — продолжил он, — что вскоре после смерти Элли меня окружили женщины, убежденные, будто могут излечить от горя. Такое впечатление, что они вообразили себя некими сексуальными патронажными работниками, вознамерившимися спасти меня от самоуничтожения. И для каждой я был не больше, чем меткой на столбике кровати.
    Арден опустила руки и расслабилась. Мужчины точно так же относились к ней после развода. Друзья Рона, внезапно позабыв про жен, начали звонить, предлагая «помощь». «Нет, спасибо», — неизменно отвечала она, пока они наконец не сдались.
    — В любом случае, — добавил Дрю, — я первым делом должен был увидеться с тобой этим утром. Через минуту после того, как уехал отсюда прошлым вечером, осознал, что вел себя, как придурок. Тебе стоило пнуть меня в пах или еще куда-нибудь.
    — Я думала об этом.
    Дрю рассмеялся.
    — Ладно, вряд ли я смогу тут же переменить твое мнение обо мне, но хотя бы привлек внимание.
    Арден тоже засмеялась.
    — Теперь, когда мы снова друзья, — быстро сказал он, хлопнув в ладоши, — почему бы тебе не полететь со мной на Оаху?
    — Что…
    — Секунду, — прервал он, подняв обе руки, предупреждая ее возражения. — Никаких похотливых намерений. Просто проведем там несколько дней. Уже заказан большой многокомнатный номер. Возможно, тебе придут в голову какие-нибудь идеи для очередной статьи.
    Аргумент, конечно, слабенький, но он стремился всячески убедить ее.
    — Я не могу просто съехать отсюда. Я…
    — А я и не предлагаю съезжать. Упакуй только самое необходимое. Мы сообщим менеджеру, что ты отлучишься на некоторое время, но номер оставляешь за собой.
    Дрю подошел ближе и взял Арден за руки.
    — Мне нравится, как ты выглядишь в ночной рубашке, — обольстительно протянул он, — и всклокоченные волосы, и порозовевшие щеки. У тебя самый сладкий рот из всех, что я когда-либо пробовал. И я действительно не могу себе простить, что вчера был полным идиотом, и поэтому прекрасный вечер закончился так ужасно.
    — Ты нахал, знаешь ли? У тебя хватает наглости явиться ко мне после всех оскорблений и говорить, как прекрасно я выгляжу, когда я точно знаю, что похожа на черта. — Ее вспышка заставила его улыбнуться, что разозлило Арден. — Ты всегда так действуешь?
    — Я боец, Арден, и люблю побеждать. — Жесткость в его глазах подсказала, что она — его следующая целью. Пока она пыталась обрести дар речи от его комплиментов и серьезного выражения лица, он продолжил мягко увещевать: — Поедем со мной в Гонолулу. Мы узнаем друг друга получше.
    Она мечтала об этом, но понимала, что впутывается в еще большие неприятности. Глубоко вздохнув, покачала головой.
    — Дрю, не думаю…
    — Пожалуйста. Кроме того, сможешь познакомиться с Мэттом.

Глава 5

    Текли секунды, Арден безмолвно глазела на Дрю. Арсенал припасенных аргументов иссяк. Наконец, запинаясь, она спросила:
    — М-Мэтт тоже едет?
    — Да, собственно, из-за него-то мы и летим туда. Пора посетить педиатра и сделать очередную прививку. К тому же миссис Лаани жаловалась на днях, что он настолько быстро растет, что вся одежда уже мала. Она планирует основательно побродить по магазинам.
    Мысли Арден заметались. Цель близка! Она сможет познакомиться с сыном, провести с ним время, целых несколько дней. Много месяцев она ждала этого момента, мечтала, предвкушала, как все пройдет, но и представить себе не могла такую волну паники. Все, что она чувствовала сейчас, — холодный безумный страх. Теперь, когда то, о чем она молилась, стало возможным, она испугалась.
    Арден попыталась отговориться.
    — Это семейная поездка, и я не хотела бы мешать. Он… Вдруг Мэтт невзлюбит меня. Да и миссис… мм… Лаани — так кажется? — может обидеться, если ты возьмешь меня с собой.
    — Да, это семейная поездка, но так уж случилось, что я — глава семьи. Миссис Лаани читает мне лекции по каждому поводу, включая отсутствие приличной — подчеркиваю, приличной — леди в моей жизни. Она с удовольствием познакомится с тобой. А Мэтту всего лишь двадцать месяцев от роду. Он полюбит любого, кто кормит его. — Дрю обхватил рукой подбородок Арден. — Пожалуйста, поедем, Арден. Если бы я не считал это хорошей идеей, то не просил бы. — Голос заметно понизился. — Я не хочу быть вдали от тебя даже несколько дней.
    О, Господи, почему она не прыгает от ликования? Почему сомневается? Почему ощущает себя виноватой? Это чувство всегда будет давить на сердце и никогда не отпустит, чтобы освободить место для других эмоций? Дрю пристально смотрел на нее с нескрываемым желанием, смотрел как на женщину, к которой испытывает романтическое влечение, а не как на суррогатную мать, которую наняли он и его возлюбленная жена. Как долго она сможет обманывать его?
    — Дрю, я не уверена, что совместное путешествие — удачная мысль.
    — Все еще сердишься за прошлую ночь?
    — Нет, но…
    — Не могу винить тебя за это. Я наговорил кучу ужасных оскорбительных вещей. — Он обвел ее скулу большим пальцем. — Просто от злости, а вот все, что ты сказала, — верно. Я вел себя как задница. Самовлюбленная к тому же. Привык получать все, что захочу, и впадаю в бешенство, когда мне отказывают. Чего еще ждать от полинявшего теннисного ничтожества.
    — Нет! Это неправда! Я специально так сказала, чтобы ранить тебя. Только поэтому.
    Дрю вздохнул.
    — Правда или нет — неизвестно. Но совершенно точно знаю, что я — мужчина, которому очень нравится женщина, хотя даже и представить себе не мог, что снова когда-нибудь испытаю подобные чувства. Я чертовски боюсь тебя, Арден, и своего влечения к тебе. Не осложняй и без того дьявольски тяжелую для меня ситуацию. Я пытаюсь приспособиться к тому, что вновь становлюсь человеком, живу, как разумное существо, а не раненое животное. Иногда срываюсь. Как прошлой ночью.
    — Я не прикидываюсь скромницей, Дрю.
    — Знаю.
    — И вчера вечером тоже.
    Он легко поцеловал ее.
    — И это знаю тоже.
    — Вот и причина для отказа.
    — Это не причина, и не думаю, что она существует. Настоящая во всяком случае. Поехали. Самолет вылетает через час.
    — Что? — задохнулась Арден, отпихнула его в сторону и впилась взглядом в электронные часы на тумбочке. — Через час! О, Дрю… я не смогу… почему ты не предупредил меня… я не успею собраться…
    Она резко замолчала, поняв, что только что согласилась.
    Дрю засмеялся над ошеломленным выражением ее лица и, присев на кровать, взял телефон.
    — Поторопись. Я закажу кофе.
    Когда Арден вышла из душа, он постучался в дверь ванной.
    — Обслуживание номеров.
    Она чуть-чуть приоткрыла дверь и взяла у него чашку.
    — Тридцать минут, — сообщил Дрю. — Хочешь, покидаю какие-нибудь вещички в чемодан вместо тебя?
    Мысль о том, что он будет перебирать ее белье, вызвала цепную реакцию, которая закончилась приливом тепла между бедер.
    — Нет, спасибо. Через минуту буду готова.
    Арден потягивала кофе и старалась унять дрожь в руках, пока наносила макияж. Она внушала себе, что взвинченные нервы стали результатом короткой, фактически бессонной ночи. Но немалая часть напряженности обуславливалась тем, что она почти голая и всего несколько дюймов и хлипкая дверь отделяют ее от Дрю. Большая часть нервозности также была вызвана тем, что меньше чем через час она встретит сына, которого вынашивала девять месяцев, но никогда не видела.
    Дрю надел обычные слаксы цвета хаки и свободный белый хлопковый свитер с широкими рукавами, которые закатал до локтей. Арден захватила в ванную выбранные шелковые просторные брюки и подходящую блузку с рукавами «летучая мышь». Она заплела волосы в свободную французскую косу и закрепила ее конец на затылке. Не очень, но лучшее, что можно сделать второпях.
    Арден вышла из запотевшей ванной и нервно взглянула на Дрю, который сутулился в кресле около стеклянной двери на террасу и просматривал утреннюю прессу. Он искоса глянул на нее поверх газеты и протяжно присвистнул.
    — Как ты умудрилась так быстро соорудить прическу? Захвати повседневную одежду, шорты, купальник, что-нибудь, в чем можно пойти на ужин, но ничего особенного.
    Арден начала складывать вещи в сумку на длинном ремне, стараясь не забыть аксессуары к каждому предмету, так что даже пришлось утрамбовывать одежду. Все валилось из рук, когда стала упаковывать нижнее белье. Хотя Дрю все еще держал перед собой газету, но глаза смотрели совсем не туда. Арден ощущала, что он следит за каждым ее движением, пока она отбирала кружевные трусики и тонкие бюстгальтеры. Она стрельнула в него грозным обвиняющим взглядом, и он расцвел широкой простодушной усмешкой.
    — Я готова, — объявила Арден, поднимая сумку, в которую сумела запихнуть не только одежду, но и косметику, шкатулку с украшениями и обувь.
    — Потрясающе, — восхитился Дрю и встал, глядя на свои сверхплоские часы. — Как раз вовремя. С миссис Лаани и Мэттом встретимся в аэропорту. Мо, который ухаживает за территорией вокруг дома, привезет их. Если получится, возьмем лимузин отеля. Терпеть не могу надолго оставлять свою машину на стоянке у аэропорта.
    — Прекрасно.
    Арден водрузила на голову соломенную шляпку с широкими гибкими полями и нацепила на нос большие квадратные солнечные очки.
    — Помни, я привыкла путешествовать в эконом-классе.
    — Совсем не похоже, — возразил Дрю, неся ее багаж к лифту и оглядывая каждую стильную деталь ее облика. — Одобряю, — ласково оценил он.
    — Спасибо, — прошептала она в ответ.
    Уже в кабине он заметил:
    — Я кое-что забыл.
    — В моем номере?
    — Нет. Я забыл вот это.
    Дрю слегка согнул ноги в коленях, чтобы сравняться с ней ростом, проник под край ее шляпы и приблизил к ней лицо.
    Его губы едва притрагивались, но она всем существом ощущала их сладкое давление. Кончик его языка лишь легонько обводил контур ее рта, но казалось, что дразнящие пальцы касаются сосков и сокровенных глубин ее плоти. Арден почувствовала приятную истому во всем теле.
    Когда Дрю отпрянул, ее заполонило необыкновенное тепло, кожу покалывало.
    — Из-за тебя мои очки запотели, — хрипло прошептала Арден.
    — Извиниться?
    Она покачала головой. Дрю окунулся во второй поцелуй, когда дверь лифта с шумом открылась. Взволнованная Арден произнесла:
    — Мне надо позаботиться о номере.
    — Я добуду лимузин.
    Она пробралась сквозь толпу к стойке портье. Естественно, в это время дня тот оказался занят гостями, которые заселялись, уезжали, сдавали багаж или заказывали разнообразные экскурсии на суше, на море или в воздухе по всему острову. Арден бросила несколько беспокойных взглядов через плечо на парадный вход, прежде чем наконец подошла ее очередь.
    Она торопливо объяснила, что собирается заплатить за несколько дней, которые провела в гостинице, но хочет удержать номер за собой, пока не вернется через три дня. Пришлось повторить несколько раз, перекрывая гвалт. Измотанный клерк нашел ее регистрационную форму, провел кредитной карточкой через аппарат, белоснежно улыбнулся, пожелал счастливой поездки и выразил благодарность за выбор их отеля. Арден очень тревожилась, что ее просьбу не удовлетворят, но прежде чем смогла снова привлечь внимание служащего, Дрю окликнул ее:
    — Арден, лимузин ждет.
    — Иду, — откликнулась она и принялась пробираться через толчею, пока Дрю не сжал ее руку и не выдернул к двери.
    — Проблемы?
    — Нет.
    — Хорошо. Мы едва успеваем.
    Как только они разместились в автомобиле и помчались в аэропорт, Арден осознала, что всего лишь через несколько минут увидит сына. Сердце грохотало в груди, дыхание пресекалось.
    — Ты ведь не боишься летать? — спросил Дрю, заблуждаясь относительно причины ее очевидной нервозности.
    — Нет. Я не боюсь летать, хотя предпочитаю большие самолеты.
    — А мне нравятся маленькие, потому что из них можно многое увидеть. Кроме того, небольшой аэропорт, где принимают подобные самолеты, всего в пяти минутах от дома. И это хорошая местная авиалиния. Я знаком почти с каждым пилотом.
* * *
    Аэропорт Каанапали, как и сказал Дрю, был небольшим по сравнению с основными аэровокзалами. Главное здание размером походило на бензоколонку самообслуживания, но жизнь кипела, как в улье. Пока один самолет загружал или высаживал пассажиров, другой уже взлетал.
    Лимузин вздрогнул от резкого торможения. Дрю забросил сумку Арден через плечо, вышел первым и предложил ей руку, помогая выбраться из машины.
    — Они уже должны быть здесь… Ага, вон там.
    Дрю дернул подбородком, призывая Арден взглянуть за спину. Она втянула побольше воздуха, на мгновение зажмурилась и обернулась. Пришлось сдвинуть дрожащие колени, чтобы ноги не подогнулись. Дрю ничего не заметил. Он уже отошел от нее, направляясь к роще.
    — Мэтт, — позвал он.
    Арден заметила мальчика, и у нее перевернулось сердце.
    На нем были надеты белая рубашка и яркие красные шорты с нагрудником и лямками, перекрещенными на спине, белые гольфы облегали коренастые икры. На ногах — высокие ботинки. Крепенькие пухлые ножки начали заплетаться, когда Мэтт, услышав голос отца, обернулся, завизжал и помчался к Дрю. Женщина в светлой униформе, такая же широкая, как и высокая, раздраженно засеменила следом на удивительно коротких конечностях для такого массивного тела.
    Арден не сводила глаз с белокурого мальчика, который едва не свалился от возбуждения, ткнувшись в ноги отца, после чего взлетел над головой мужчины.
    — Эй, маленькая динамо-машина, притормози, иначе снова обдерешь коленки, — засмеялся Дрю, подбрасывая сынишку, чей заливистый смех всколыхнул утренний воздух.
    — Выше, выше, — требовал Мэтт.
    — Потом, — пообещал Дрю, ловя его в кольцо своих рук. — Хочу познакомить тебя с леди. Арден, — обратился он к бледной окаменевшей женщине рядом, — это Мэтт.
    Она жадными глазами оглядывала малыша, пытаясь впитать все детали, искала что-то знакомое, но обнаружила немногое. Цвета похожи на отца: белокурые волосы, синие глаза. Слегка квадратный подбородок тоже напоминал Дрю.
    Арден не находила в нем ничего своего, но знала абсолютно точно, что это — ее сын. Она поняла это по тому, как набухли груди, словно заполняясь молоком, которому никогда не суждено было прибыть; по тому, как судорожно сократилась матка. Арден помнила каждое мгновение, когда ощущала движение кулачка или ножки, или смеялась над приступами младенческой икоты, которая эхом отзывалась в собственном теле. Нахлынуло страстное желание потрогать его, стиснуть сладкое, махонькое, здоровое тельце.
    — Привет, Мэтт, — выдавила Арден.
    Ребенок оглянулся на нее с искренним любопытством.
    — Скажи «Алоха», Мэтт, — подсказал отец, поворачивая его.
    — O…ха, — пробормотал малыш, извернулся в руках Дрю и застенчиво спрятал лицо в папиной шее.
    Дрю обнял его, крепко прижал к себе и потер спинку, глядя, как и Арден, на белокурые завитки.
    — Мы все еще работаем над хорошими манерами, — улыбаясь, произнес мужчина извиняющимся тоном.
    — Мистер Макаслин, я решила, что можно позволить ему побегать и сжечь немного энергии перед полетом, — запыхалась няня, подходя к ним.
    — Хорошая идея. Миссис Лаани, хочу познакомить вас с мисс Джентри. Она погостит у нас несколько дней.
    — Алоха, миссис Лаани, — поприветствовала Арден, отводя глаза от нежной кожи на затылке сына.
    У нее была привычка губами щекотать Джоуи в этом местечке. «Добраться до сахара» — так она называла эту забаву.
    Полинезийская женщина средних лет уставилась на нее с откровенным любопытством. Казалось, ей понравилось увиденное, и круглое гладкое лицо пересекла широкая усмешка.
    — Алоха, мисс Джентри. Рада, что вы поедете с нами. Иногда двое мужчин — слишком много для меня, чтобы справиться с ними в одиночку.
    — Прекрасно, — произнес Дрю. — Ваша задача — справляться с Мэттом. А мною займется Арден.
    Арден покраснела под шляпой, но миссис Лаани раскатисто рассмеялась, чем тут же покорила Арден. Несмотря на свои размеры, экономка выглядела такой опрятной, что было не к чему придраться: униформа топорщилась от крахмала, волосы — подстриженные и вьющиеся — образовывали темный, пронизанный серебром венок вокруг головы.
    Один из работников местной авиалинии показался у входа.
    — Мистер Макаслин, мы готовы к вылету.
    — Вы погрузили багаж на борт? — поинтересовался Дрю у служащего, проверяющего список пассажиров.
    — Да, сэр, конечно.
    — Добавьте это, — распорядился Дрю, вручая ему сумку Арден.
    — Я могу взять ее с собой, — предложила она.
    — Нет, мэм, — возразил служащий. — Сиденья слишком маленькие. Весь багаж должен быть размещен в хвосте самолета.
    Мужчина в рубашке с короткими рукавами, как поняла Арден, их пилот, хлопнул Дрю по спине.
    — Когда собираешься пригласить меня на матч? Я, наконец, оправился от последнего.
    Болтая, они брели к взлетной полосе, на которой ждал самолет. Дрю все еще нес Мэтта на плечах, и Арден по-прежнему не сводила с мальчика глаз. Она была благодарна, что суматошная посадка подарила ей возможность украдкой ото всех изучать сына.
    Большое тело миссис Лаани едва протиснулось в узкую дверь самолета. Она опустилась на одно из сидений в хвосте, чтобы не пришлось пропихивать себя по проходу.
    — Займешь кресло второго пилота? — обратился летчик к Дрю.
    Тот усмехнулся, как мальчишка.
    — Ты же знаешь, это мое любимое место. — И повернулся к Арден: — Не возражаешь сесть рядом с Мэттом?
    Она покачала головой, сомневаясь, что сможет внятно ответить, и заняла место у окна, чтобы Мэтт не чувствовал себя совсем уж запертым. Дрю пристегнул сына ремнем на сиденье рядом с ней.
    — Мы взлетаем, сорванец. Можешь поиграть в штурмана, хорошо?
    Мэтт улыбнулся, демонстрируя восемь жемчужных зубиков. Он вздрогнул от испуга, когда пилот запустил взревевшие двигатели, спина выпрямилась, как шомпол, глаза распахнулись, и нижняя губа задрожала. Арден положила руку ему на колено и, когда он с ужасом взглянул на нее, успокаивающе улыбнулась. Дрю повернулся, подмигнул мальчику и потянулся, чтобы погладить его по голове.
    Мэтт, окаменев, сидел не двигаясь, пока самолет не набрал высоту, и мальчик не убедился, что прямо сейчас ему не угрожает непосредственная опасность. С ними на борту летел только один незнакомец, который сразу же заснул. Как и миссис Лаани. Спустя какое-то время Мэтт забеспокоился и натянул ремень безопасности. Арден отстегнула его.
    — Только не позволяй ему слишком надоедать тебе, — сказал ей Дрю. — Если он станет капризничать, передай его мне.
    — Нет. Он не будет.
    Дрю вернулся к беседе с пилотом, а она обратила все внимание на Мэтта, чему очень обрадовалась. Как и любой маленький мальчик, он не мог долго усидеть на одном месте, крутился и вертелся, попытался встать, неуверенно зашатался и плюхнулся назад, изучая все вокруг.
    Арден с обожанием наблюдала за каждым движением, смаковала и впитывала на будущее, когда будет вынуждена снова оставить его. Она не строила никаких планов после достижения главной цели — увидеть сына, потому что понимала, что не сможет выдернуть ребенка из налаженной жизни. Она не сотворит такое с его отцом, к тому же прекрасно осознавая, что для Мэтта будет лучше оставить все как есть. Прямо сейчас она просто хотела любить малыша сколько удастся, безмолвно и тайно, но любить так, как может только мать.
    Когда Арден похлопала по своим коленям, Мэтт на мгновение затих, потом перебрался к ней, с любопытством рассматривая ее поближе, потянулся и ткнул влажным кулачком в очки.
    — Большое спасибо, — пошутила Арден, сняла очки и вытерла заляпанное стекло. — Будет очень трудно разглядеть тебя и твоего папу.
    Мэтт усмехнулся и показал на затылок Дрю.
    — Папа.
    — Да, — подтвердила она, смеясь.
    Арден коснулась его щечки и поразилась ее нежности. Его волосы, чуть светлее платины, мягко обвились вокруг ее пальцев, а, когда он повзрослеет, они потемнеют до пшеничного цвета Дрю. Она любовно провела ладонями по покрытым ямочками ручкам и позволила влажным кулачкам стиснуть свои пальцы. Затем продекламировала шуточные стишки:
    Настоящих джентльменов
    Улыбаться, хохотать
    Не заставить, даже если
    Пятки им пощекотать!
    И затеяла игру, хватая Мэтта за пятки, пока он не захихикал.
    Мэтт не сопротивлялся, когда Арден притянула его в свои объятия и прижала к себе так крепко, насколько он позволил. Он пахнул детским мылом, свежей одеждой и солнечным светом. Миссис Лаани очень хорошо заботилась о малыше — он был ухожен, ногти ровно обрезаны. Арден нравилась крепость его тельца. Джоуи выглядел таким хрупким и хилым. Когда она оставит Мэтта, то будет утешаться мыслью, что он здоров и благополучен.
    И как любой нормальный, бодрый маленький мальчик, восстав против такого бурного проявления чувств, Мэтт вывернулся, попутно скинув с нее шляпу. Она шутливо нахлобучила на него головной убор, который почти поглотил его, и какое-то время они играли в прятки за широкими полями. Вдохновленная успехом, Арден водрузила свои очки ему на нос. Мэтту пришлось откинуть голову назад, чтобы не дать им соскользнуть, и она смогла увидеть, как блестят его глазенки за стеклами, с любопытством наблюдая за тем, как она достает из сумочки пудреницу. Арден установила перед ним зеркальце, и он завизжал от восторга.
    — Папа, папа, — позвал малыш, вставая на коленки в руках у Арден и воплем заставляя Дрю повернуть голову.
    Шляпа и очки съехали на бок, но Мэтт ничего не замечал.
    Дрю разразился хохотом при виде забавной картины.

    Мэтт подпрыгивал, постепенно впадая в буйство, пора было его успокоить. Когда он в конце концов устал забавляться шляпой и очками, Арден положила их на кресло и усадила ребенка к себе на колени.
    Гудящие двигатели самолета и нежное материнское поглаживание убаюкали малыша, и скоро его голова тяжело привалилась к ее груди. Арден не могла поверить в такой благословенный момент — это превосходило все, на что она позволяла себе надеяться. Она понравилась ему, инстинктивно он доверился ей настолько, что заснул в ее руках.
    Она ощущала быстрое биение маленького сердечка и думала о нерасторжимых и вечных узах, соединяющих их. Нет во вселенной ничего более святого, чем связь между матерью и ребенком. Ее тело кормило его, дышало за него, защищало его. Эмоции, которых она никогда не ведала, затопили душу.
    Дрю мельком взглянул на них, потом посмотрел повнимательней, когда заметил, сколько внимания Арден уделяет его сыну, как поглощена маленькой ручкой, которую держала в своей, массируя крошечные пальчики. Словно почувствовав его взгляд, женщина подняла голову, и он даже издалека разглядел, что на ее ресницах блестят слезы. Арден улыбнулась ему дрожащими губами, потом опустила глаза на мальчика, спящего у груди.
    Пилот умело посадил самолет, подрулил к терминалу и, едва выключив двигатели, извинился и поспешил в хвост помочь миссис Лаани. Еще один пассажир ушел, получив свой портфель.
    Дрю опустился на краешек сиденья рядом с Арден. Мгновение он изучал ее синими глазами, потом заговорил:
    — Вижу, вы понравились друг другу.
    — Надеюсь, что так. Он очень славный мальчик, Дрю. Такой милый. Замечательный малыш.
    — Я тоже так думаю.
    Она легонько погладила белокурые кудряшки.
    — Он всегда был чудесным ребенком?
    — Нам с Элли не с кем было сравнивать, но мы твердо верили, что это так. Он нелегко нам достался, и нас не волновало, даже если бы он постоянно капризничал.
    Ее следующий вопрос походил на прыжок с высокого трамплина в чан с кипятком. Количество адреналина, мчащегося по венам, стало таким, словно она на самом деле камнем падала вниз.
    — У Элли была трудная беременность?
    Наступила долгая пауза. Арден не сводила глаз со спящего ребенка, отмечая каждую ресничку, роняющую тень на румяные щечки.
    — Не совсем, — протянул Дрю. — Она пережила тяжелые времена до его зачатия.
    — О.
    Ее совесть слегка притихла от осознания того, что Дрю тоже лжет. Как долго она сможет испытывать удачу, прежде чем он что-то заподозрит?
    — Он похож на мать?
    — Элли тоже была белокурой, — уклончиво ответил Дрю. — Хотя, думаю, он пошел в меня.
    Арден посмотрела на Дрю и улыбнулась, хотя слезы все еще блестели в глазах.
    — Ты пристрастен, как любой гордый отец.
    — Уверен, что имею основание для этого, — усмехнулся мужчина над собой. — Я и правда не могу сказать, насколько он похож на свою… мать.
    Арден быстро отвела взгляд, пока он не заметил убитое выражение ее лица, но Дрю увидел слезу, катящуюся по щеке. Ласково подняв пальцем ее подбородок, смахнул влагу кончиком пальца.
    — Ты плачешь из-за потерянного сына?
    Вопрос был задан с такой нежностью и состраданием, что новое неведомое чувство расцвело у нее в груди. Арден была ошеломлена. Ошеломлена и испугана.
    Сейчас, немедленно, приказала она себе. Он предоставил ей идеальную возможность признаться, что она только что нашла своего сына, что выносила и родила этого мальчика, жизнью которого так дорожит Дрю. Но слова не шли. Дрю может спрятать ребенка и никогда не позволить ей увидеть его снова, или может решить, что все это время она использовала его, чтобы добраться до малыша.
    А разве не этим она занималась?
    Нет, нет! Она теперь так же заботилась об отце, как и о ребенке. Она не причинит боли Дрю, нет, только не теперь, когда он начал налаживать свою жизнь и восстановил уверенность в себе. Нет. Нельзя огорошить его такими новостями. Потом. Когда наступит нужное время, она поймет.
    — Да, — ответила Арден. — Из-за сына, которого потеряла.
    Дрю понимающе кивнул. Дыхание Мэтта со свистом вырывалось через ангельские губки, слюнка изо рта капнула на грудь Арден.
    — Он намочил тебе блузку, — помолчав, прошептал Дрю.
    Он и сам себе не смог бы ответить честно, что находил более пленительным — сладкий ротик сынишки или нежную округлость, на которой спал малыш. Грудь Арден слегка сплющилась под весом головы Мэтта и выглядела материнской и успокаивающей, и Дрю всей душой мечтал коснуться и приласкать мягкую полноту.
    — Я не против.
    И это было правдой. Ее не беспокоило, даже если бы ребенок безнадежно запачкал каждый предмет одежды, который у нее имелся, только бы баюкать его на руках.
    Арден заворожено смотрела, как указательный палец Дрю коснулся щеки сына, любовно погладил ее, затем переместился к полуоткрытому ротику ребенка и собрал бисеринки пота над верхней губой. Очарованная и увиденным, и затопившей ее любовью, она наблюдала, как палец медленно перемещается ото рта малыша до влажного пятна на ее кофточке. Дрю дотронулся до Арден, но так и не поднял взгляд, поэтому, возможно, и не понял, как опалил ее этот контакт. Потом, двигаясь с мучительной медлительностью, он сложил ладонь колыбелью под макушкой сына, касаясь тыльной стороной груди Арден.
    Она затрепетала, и тихий всхлип вырвался из горла, слезы затуманили взор. Дрю вздернул голову, и его синий взгляд, казалось, погрузился в ее распахнутые зеленые глаза.
    — Арден, не плачь больше.
    Нагнувшись, он прижался к ее губам. Этот поцелуй не был сдержанным, как утром в лифте. В нем бурлили эмоции, любой из которых хватило бы, чтобы разрушить все их защитные укрепления.
    Его язык глубоко забрался в уютное тепло ее рта. Неосознанно Арден прижала Мэтта к своей груди, захватив в ловушку руку Дрю между ними. Сейчас она держала их обоих. Сына. Отца. О чем так страстно мечтала и долго размышляла — пусть и расплывчато. Но теперь ее плоть ощущала их обоих; все ее чувства наслаждались звуками, запахами и внешним обликом Дрю и Мэтта. Для нее они были самыми красивыми в мире. С помощью одного она создала другого.
    Дрю мягко застонал и губами провел по ее рту, поглаживая голову сына. Неудивительно, что его пальцы также касались сосков Арден с тем же давлением, что и погружающийся язык. Его страсть струилась по Арден, вниз по шее, разливаясь по всему телу, пока не достигла сосредоточия женственности и не опалила жидким огнем. И тут Арден осознала, на что это было бы похоже — зачать Мэтта естественным способом, и почувствовала себя обманутой, лишенной полного ощущения такого чуда.
    — Господи, — прохрипел Дрю, когда наконец оторвался от нее и взял по-прежнему спящего Мэтта на руки. — Если продолжишь так целовать меня, пожалуй, я тоже заплачу. Но по совершенно другой причине.
    Он помог Арден выйти из самолета в благоуханный солнечный день. Мэтт раскинулся на его плече, свободной рукой Дрю обнял ее, и они направились к терминалу.
* * *
    Их номер-люкс в «Шератоне» оказался просторным, с роскошным видом на бесконечные океанские просторы и вулканический кратер Алмазная Голова. Гостиная отделяла комнату миссис Лаани и Мэтта от спальни Дрю, напротив располагалась гостевая спальня для Арден.
    — Вот ключ от номера, вдруг понадобится, — сказал Дрю в лифте. — Чувствуй себя как дома в любое время.
    Дрю положил ключ в ее ладонь, сказанное звучало не совсем ясно. Когда Арден, занервничав, взглянула на миссис Лаани, то увидела, что женщина сияет улыбкой. Арден понимала, что оба будут разочарованы, если она станет вести себя по-другому.
    Сначала решили заняться неприятным. После обеда Мэтт немного вздремнул, потом Дрю и миссис Лаани собрались с ним к педиатру.
    Стоя под широким навесом перед входом в гостиницу и ожидая арендованного в аэропорту автомобиля, Дрю сжал руку Арден.
    — Мы вернемся примерно через час. Уверена, что с тобой будет все в порядке?
    — Да, но я могла бы сопроводить вас.
    На самом деле ей отчаянно хотелось поехать с ними, но она понимала, что навязчивость в этом вопросе покажется неестественной.
    — Очень мило с твоей стороны, но не уверен, что тебе понравится, — рассмеялся Дрю. — Мэтт отнюдь не самый покладистый пациент. Пройдись по магазинам, осмотрись, встретимся в номере около пяти.
    — Хорошо, — покорно согласилась Арден.
    Он быстро чмокнул ее в щеку, и они умчались.
    Когда они вернулись в отель, Мэтт явно негодовал и на миссис Лаани, и на отца. Он рассматривал их как врагов, подвергших его неслыханным мучениям, поэтому никак не реагировал ни на одного из них в течение раннего ужина, которым они наслаждались в одном из кафе гостиничного комплекса. Только Арден было дозволено ухаживать за ним.
    — Ты только усугубляешь ситуацию, — проворчал Дрю, пока она на десерт кормила Мэтта мороженым. — Он решит, что ты — добрая фея или что-нибудь подобное.
    Арден едва не выронила ложку, но сумела справиться с собой и умоляюще посмотрела на миссис Лаани и Дрю.
    — Позвольте мне побаловать его. У него выдался трудный день.
    Ребенок капризничал и после еды, поэтому Дрю твердо решил пораньше отправить его в постель.
    — Я уложу его, — заявила миссис Лаани, — и ненадолго уйду. Моя сестра позвала меня повидаться с ней и жаждет познакомить с женихом племянницы.
    — Нет проблем, — согласился Дрю.
    — Почему бы вам не уйти прямо сейчас, — с замиранием сердца предложила Арден. — Я не возражаю заняться Мэттом и с удовольствием уложу его спать. Нет смысла откладывать такую важную встречу.
    — Ты точно представляешь, на что обрекаешь себя? — спросил Дрю, нахмурив брови над скептическим взглядом.
    — Конечно. — Арден повернулась к миссис Лаани. — Идите. Я прекрасно справлюсь с Мэттом.
    Все было улажено, и несколько минут спустя экономка удалилась. Совместными усилиями Дрю и Арден удалось искупать сердитого малыша и втиснуть в пижамку. Арден почти жалела, что он был таким раздраженным и сонным, потому что с радостью поиграла бы с ним подольше.
    Именно она уложила его в предоставленную отелем кроватку и гладила ему спинку, пока он не заснул. Дрю ушел в другую комнату. Она оставалась возле мальчика, пока Дрю не позвал ее.
    Когда Арден присоединилась к нему в гостиной, он сидел, развалившись, на диване, вытянув ноги. Дрю переоделся в шорты и футболку, но был бос. Арден оглядела развитые мышцы на руках и ногах, бугрящиеся мускулы на груди, полюбовалась волосами на его теле, сияющими золотом на фоне бронзовой кожи в мягком искусственном освещении.
    — Иди сюда, расслабься, — предложил Дрю, протянув ей руку. — Я бы встал и пришел за тобой, но совершенно измотан.
    Арден засмеялась и опустилась возле него на диван.
    — Такого большого сильного мальчика измотал двадцатимесячный малыш! — поддразнила она.
    Дрю фыркнул.
    — Он может замучить меня быстрей, чем теннисный матч. Кстати, пока я здесь, буду тренироваться. Хочешь понаблюдать за мной завтра утром?
    — Конечно.
    — Мы легко сможем ускользнуть, прежде чем Мэтт поймет, что мы ушли. Миссис Лаани отведет его в парк или еще куда-нибудь. Прямо сейчас я испытываю небывалую ревность к собственному сыну, ведь он просто купался в твоем внимании.
    Дрю повернулся к ней лицом и внимательно оглядел милый взъерошенный облик. Как он и предполагал, даже в домашней одежде она выглядела элегантно.
    — Ты не должен ревновать, — возразила Арден, мечтая набраться смелости, чтобы убрать непослушные пряди волос с его лба. — Я так привязалась к нему потому, что он твой сын.
    Его глаза блеснули от удовольствия.
    — Правда?
    — Правда.
    Арден не лукавила. Она полюбила Мэтта не только потому, что он ее сын, но и потому, что Дрю был его отцом. Малыш стал причиной того, что она полюбила и Дрю тоже. Но какой любовью? Только потому, что он отец Мэтта? Нет. Она влюбилась именно в мужчину, что не имело никакого отношения к ребенку.
    Дрю смотрел на нее так же напряженно и внимательно, как и она на него.
    — Мой сын сегодня дважды намочил тебя.
    Его палец обвел влажное пятно, отпечаток мокрого тела Мэтта после ванны на кофточке Арден, в которую она переоделась, разобрав вещи.
    Рука Дрю замерла над ее грудью, их глаза встретились.
    — С самого начала ты не была для меня случайной подружкой для одноразового секса. Скажи мне, что знаешь это.
    На миг зажмурив глаза, Арден согласилась:
    — Да, знаю.
    Она смело встретила его пристальный взгляд, понимая, что, поступая так, совершает большую ошибку. Совесть бунтовала внутри, но она игнорировала ее, потому что нестерпимо хотела этого мужчину.
    — Вчера вечером я просто испугалась.
    — Меня?
    — Ну… да.
    — А теперь?
    Арден покачала головой, на лице отразились все переживания. Его рука двинулась вниз по набухшей окружности ее груди. Дрю смотрел на то, чего касался и что вызывало полное одобрение. Арден получала такое же удовольствие от его восхищения, как и от ласк. Мужчина поднял глаза — в них пылало желание, захватившее Арден в плен адского смерча. Дрю не отрывал от нее взгляда, когда кончиком пальца задел ее сосок. Что-то вспыхнуло между ними после его прикосновения, и они одновременно выдохнули имя друг друга.
    Его рот требовательно обрушился на ее, руки стиснули тело. Арден обвила его за шею и открылась его губам. Языки сплелись, потирая, нажимая и толкая, предваряя физическую близость.
    — Господи, какая же ты сладкая, — прошептал Дрю ей в шею.
    Он ласкал ее шею, захватывая нежную кожу легкими любовными укусами, тут же зализывая метки, обхватил ладонями щедрое обилие ее груди, нежно потискал, затем погладил соски большими пальцами и теребил их, пока они не превратились в твердые вершинки, потом склонил голову и сжал зубами. Даже сквозь материю влажная неистовость его рта потрясала, и она обезумела от чувственных ритмичных посасываний.
    Арден откинулась на подушки, распростершись под его весом. Возбуждение натянуло ткань его шорт. Арден ощутила напористое давление у своего бедра и затрепетала. Ее руки скользнули под футболку Дрю и исследовали его кожу, пока он расстегивал ей блузку. Вскоре его рот вернулся к ней в быстрой цепочке поцелуев.
    — Я хочу любить тебя. Сейчас же, Элли, немедленно.
    У Арден кровь застыла в жилах.
    Дрю рывком выпрямился, когда осознал слова, непроизвольно сорвавшиеся с языка. Что он сказал? Потребовался всего один взгляд на побелевшее лицо Арден, чтобы все понять.
    Он вскочил на ноги, с силой прижал ладони к глазам, лицо исказилось в мрачной гневной и страдальческой гримасе.
    Дрю не смог сдержаться, и грязное ругательство слетело с его губ.

Глава 6

    Оба окаменели от шока. Вырвавшиеся проклятья Дрю повисли в тяжелой тишине, казалось, кислород исчез, как после взрыва, и адский грохот сотряс воздух, словно после удара молнии. Обоих парализовало в убийственно молчаливой пустоте.
    Когда наконец Дрю заговорил, голос выражал беспредельную усталость.
    — Прости, Арден. — Он беспомощно взмахнул руками. — Черт возьми, что еще я могу сказать, кроме «прости»?
    Арден поднялась, как сомнамбула, слегка пошатываясь, но нашла в себе силы побрести к двери, поправляя по дороге одежду.
    — Арден, — Дрю выдохнул ее имя мягким извиняющимся тоном, но когда она не обернулась, повторил настойчивей.
    Арден не остановилась, и он одним прыжком нагнал ее.
    — Арден. — Дрю схватил ее за руку и развернул к себе. — Послушай…
    — Позволь мне уйти, Дрю.
    Она упорно не поворачивала голову, тон был непреклонным, твердым и ледяным.
    — Только после того, как выслушаешь объяснение.
    Она горько рассмеялась. Звук вышел глухим и безжизненным.
    — Думаю, эта трогательная сцена не нуждается в объяснениях.
    Арден вырывалась из цепкой хватки, и если бы не была так хорошо воспитана, то стала бы лягаться и кусаться. Ей безумно хотелось сбежать.
    — Позволь мне уйти, — взмолилась она. — Мне здесь не место. Я вообще не понимаю, что я тут делаю. Это неправильно. Отпусти меня.
    На нее накатывала истерика, с которой она не могла справиться, и Арден еще яростнее забилась в оковах его рук.
    — Тебе здесь самое место, потому что я пригласил тебя и хочу, чтобы ты осталась со мной и Мэттом.
    — Ты хочешь, чтобы Элли вернулась сюда! — закричала Арден.
    Лицо Дрю, искаженное яростью на себя и расстройством из-за ссоры с Арден, потеряло все краски. Жестокие слова стерли все эмоции, стальные пальцы, держащие запястья, расслабились, и Дрю отпустил Арден.
    — Элли все еще здесь, — прошептал он. — В том-то и проблема.
    Он вернулся к дивану на подгибающихся ногах, тяжело осел вниз, откинул голову на подушки и закрыл глаза.
    Арден отдала бы небо и землю, чтобы вычеркнуть тот момент, когда швырнула мужчине отвратительное обвинение. Поскольку Дрю отвернулся от нее, она потянулась к нему, стремясь успокоить, потом остановила себя. Последнее, что ему сейчас нужно, — ее жалость. Но она не могла уйти, не извинившись.
    — То, что я сказала, — непростительно, Дрю.
    Он усмехнулся с той же самой горечью, которой она захлебнулась минутой раньше.
    — Непростительно то, что я сказал. Понимаю, что ты чувствуешь себя оскорбленной. И зря. Ты должна быть польщена. — Он открыл глаза и посмотрел на нее. — Я хотел бы объяснить.
    — Не надо.
    — Надо.
    Его тон был непреклонным. Арден кивнула.
    Дрю встал и подошел к широкой стеклянной двери на балкон, затем распахнул ее, позволив дыханию и биению Тихого океана заполнить душную комнату.
    — Гонолулу — то место, где мы познакомились с Элли и где жили после свадьбы. Я не могу вернуться сюда и не узнать мириад мест и вещей, которые напоминают о ней или о чем-то, что она говорила мне, или что-то, чем мы занимались вдвоем.
    — Я испытывала что-то похожее. Иногда после смерти Джоуи воспоминания были настолько реальными, что я верила, что слышу его голос.
    Дрю раздраженно покачал головой.
    — Мысленно она была со мной, как только мы приехали. Понимаешь, мы всегда вместе водили Мэтта к педиатру. А завтра мы с ним поедем навестить ее родителей.
    Арден отказывалась признаться себе, что ее уколола зависть.
    — И весь день я ощущал себя так, словно… словно изменяю Элли.
    — Из-за меня?
    — Да.
    Недавние сожаления о неосторожных словах улетучились, потому что его откровенность будто хлестнула Арден по лицу.
    — И ты ожидаешь, что от такого признания мне должно стать легче? — язвительно поинтересовалась она.
    Дрю развернулся, и она снова увидела, как вспышка раздражения исказила его лицо. Лучше нетерпимость, чем безучастность, как мгновения назад.
    — Может, перестанешь постоянно срываться и позволишь кое-что рассказать, прежде чем делать поспешные выводы?
    — Тебя послушать, так я просто бессовестная разлучница.
    — Черт возьми, ты можешь выслушать меня?
    Дрю пробормотал проклятье и откинул прядь волос со лба.
    — У меня были другие женщины, Арден. После смерти Элли, до тебя.
    — Чувствую себя все лучше и лучше.
    Он хмуро воспринял ее сарказм, затем продолжил:
    — Слишком много женщин. Встречи на одну ночь. Безликие безымянные куклы, но потом я был очень доволен, что не могу никого вспомнить.
    Дрю преодолел расстояние между ними и взглянул ей прямо в глаза, чтобы подчеркнуть важность следующих слов:
    — Они ничего не значили для меня. Ничего, — повторил он, рассекая воздух руками. — Жажда секса была биологической потребностью, ничем больше. Все, чем я с ними занимался, можно описать самыми вульгарными словами, потому что именно так это и происходило. Я не считал, что предаю Элли, по крайней мере, не нашу любовь, потому что сердце никак не участвовало в этих физических упражнениях.
    Дрю так глубоко вздохнул, что коснулся Арден грудью. Его голос стал низким и глубоким.
    — Ты первая женщина, из-за которой я чувствую себя виноватым.
    Арден потрясенно отпрянула и нервно облизнула губы.
    — Почему?
    — Потому что с тобой я ощущаю какие-то эмоции. С тобой это не просто…
    Он поискал не слишком грубое слово, потом пожал плечами и прямо сказал:
    — …совокупление. — Взял ее за плечи и притянул ближе. — Похоже на любовь. Я влюбляюсь в тебя, Арден. И очень удивлен этим. Даже испуган. И совершенно не представляю, что с этим делать.
    Она сглотнула ком в горле.
    — Ты все еще любишь Элли.
    Это был не вопрос — простая констатация факта.
    — И всегда буду любить. Она была частью моей жизни. Но, клянусь Богом, я не пытаюсь заменить ее тобой. Вы обе совершенно разные. Ничего общего. Так что, пожалуйста, не думай, что, если я произнес ее имя, лаская тебя, то представлял ее образ в твоем теле. Я не вспоминал о ней. Потому что поглощен тобой, только тобой.
    Дрю поднес руки к ее лицу и поочередно погладил скулы большими пальцами.
    — Просто сегодня — впервые после ее смерти — мое сердце является неотъемлемой частью секса. Произнести ее имя — что-то вроде условного рефлекса, ведь я ни разу не чувствовал ни эмоционального, ни духовного подъема, с тех пор как последний раз обнимал Элли. Только с тобой. И, прошу тебя, не ищи никаких фрейдистских толкований.
    — Я тоже среагировала машинально. Моя гордость была уязвлена, — воскликнула Арден. — Любая женщина испытала бы то же самое.
    — И любой другой мужчина. Я не умаляю свою вину. Поверь, я знаю, что совершил непростительную ошибку. Просто хочу, чтобы ты получила представление, откуда все идет. Скажи мне, что понимаешь.
    Когда он находился так близко, она просто не могла думать, поэтому отступила подальше и в замешательстве облокотилась на стеклянную дверь. Арден мучилась вопросом, сказал бы он ей все это, если бы знал, кто она такая. После признания, что она та самая суррогатная мать, которую наняли они с женой, он по-прежнему стремился бы заняться с ней любовью? Как она сможет когда-нибудь причинить ему боль и рискнуть потерять его, рассказав правду?
    — Я действительно все понимаю, Дрю. У вас с Элли сложился редкий и особенный брак.
    Арден могла бы добавить: «Она настолько любила тебя, что позволила другой женщине родить твоего ребенка».
    — Да, так и было. Я хранил верность нашим брачным обетам. — Дрю слегка рассмеялся. — Хотя это и не всегда давалось легко, особенно в поездках. Возможностей хоть отбавляй. Все, что не пожелаешь, доступно.
    Он подошел и встал рядом с Арден, опершись плечом на дверной косяк.
    — Элли путешествовала со мной, когда могла, но не всегда. Иногда я страдал без секса. Ужасно. И рядом болталось полно женщин, готовых на все. Но я предвидел, какой скотиной буду чувствовать себя позже. И это больше чувства вины за измену. Познав секс как часть любви, я действительно не хотел ничего другого. Не собирался низводить все до примитивной физической потребности.
    Дрю искоса взглянул на Арден.
    — Я не святой. Бывали времена, когда я испытывал сильное искушение. Особенно, если играл на подъеме, побеждал в матче и стремился отпраздновать. Адреналин кипел в крови, и я хотел… жаждал заняться любовью.
    Арден смотрела вдаль на непрерывный прибой. Потом спокойно произнесла:
    — Понимаю, ты легко мог бы пойти к другой, ведь физическая выносливость позволяла сохранить достаточно сил… чтобы…
    На сей раз он рассмеялся совершенно искренне, обхватил ее подбородок рукой и повернул к себе.
    — Догадываюсь, о чем вы подумали, миссис Джентри.
    — Я не…
    — Полагаешь, раз я так хорошо играл в первый день, когда мы встретились, и ты сидела там на террасе вся из себя невозмутимая, безмятежная и чертовски соблазнительная, то мне тут же захотелось запрыгнуть с тобой в постель и отделаться от небольшого излишка энергии.
    Арден покраснела и возненавидела себя за то, что ее настолько легко прочитать. Дрю улыбнулся еще шире, довольный, что попал в точку.
    — Ладно, признаюсь: ты заинтриговала меня с самого начала. Я много раз мысленно занимался с тобой любовью, с тех пор как мы познакомились, особенно после нашего первого обеда. Ты выглядела такой чертовски искушенной и практически свела меня с ума тем маленьким черным топом, который, как вторая кожа, обтягивал твою грудь.
    Она задохнулась от удивления, но он продолжил:
    — Арден, здесь, — он коснулся ширинки своих шорт, — я был готов вступить с тобой в интимные отношения с той минуты, как только увидел. Здесь, — он коснулся виска, — понимаю, что настало время снова полюбить. А здесь, — продолжил он, указывая на сердце, — конфликт.
    — Не ты один в таком положении, — проворчала она, проходя мимо него и возвращаясь в комнату. — Тебе не пришло в голову, что и для меня все совсем непросто?
    Арден повернулась к нему лицом.
    — Я не привыкла вступать в отношения всего через три дня после знакомства.
    Ее глаза скользнули в сторону, затем она тихо добавила:
    — Единственный мужчина, с которым я спала, — мой муж. До и после свадьбы. Это был паршивый брак. Во всех смыслах.
    Потом рискнула посмотреть на Дрю. Он слушал очень внимательно, пристально глядя на нее.
    — Ни ему, ни мне не нравились занятия сексом, в отличие от того, как это было у вас с Элли. После развода я отдала всю любовь Джоуи. Когда потеряла и его, то чувствовала себя пустой, изжившей эмоции, раковиной без души. До того… — она прикусила зубами нижнюю губу и предостерегла себя не выболтать слишком много. — В любом случае я тоже не жажду поставить на кон свое сердце. Я потеряла родителей, мужа — каким бы он ни был — и сына. Не уверена, что готова рискнуть и полюбить еще кого-то.
    — Тем более что перспектива рисуется не слишком многообещающей, если грозит влюбиться в бывшую теннисную задницу и его осиротевшего сына.
    — Не говори так о себе, — отчаянно воскликнула Арден. — Ты — не бывший и уж, конечно, не задница. И Мэтт…
    Она прервалась, когда заметила, как Дрю насмешливо скривился.
    — Ты только что выдала себя, Арден. Ты волнуешься больше, чем хочешь признать.
    Она огорченно опустила взгляд, и, когда подняла его снова, Дрю увидел, что на длинных ресницах блестят слезы.
    — Я боюсь, Дрю.
    Он подошел к ней и крепко обнял, сильная ладонь легла на ее голову и прижала к мужскому плечу.
    — Чего же?
    «Боюсь, что, узнав, кто я, ты не поверишь, насколько сильно я полюбила тебя. Я хотела сына, но теперь думаю, что больше всего хочу тебя, и это неправильно. Не так ли? Я не знаю. Не знаю».
    — Мне страшно разрешить себе снова полюбить.
    Дрю отстранил ее, чтобы посмотреть в глаза. Затем втиснул руку между их телами и положил поверх ее сердца.
    — У тебя накопилось так много любви. Я чувствую, как она бьется здесь, ища выход. Не бойся позволить себе выпустить ее. — Он нагнулся и губами прошелся по гладкому лбу, в то время как его пальцы обхватили манящую грудь и стали ласкать круговыми движениями. — Господи, Арден, для нас будет легко и правильно — любить друг друга.
    Да, это было бы очень легко. Ее тело стремилось к нему так же естественно, как река течет к водопаду. И как же хотелось рискнуть и спрыгнуть с утеса совести и принципов.
    Но действительно ли это правильно? Посчитает ли Дрю, что это правильно, если узнает, что их встреча не игра случая, что она все подстроила ради знакомства с сыном? Но огонь желания уже путал мысли, разгораясь внутри.
    Его губы парили над ее, но Арден положила на них пальцы.
    — Не надо, Дрю. Не сейчас. Если мы когда-нибудь займемся любовью, я хочу, чтобы все произошло идеально. Не так, как было у меня с мужем.
    Дрю пресек ее тираду, обрушив на нее рот. Этот поцелуй обещал любовь, выходящую за рамки ее предыдущего опыта и за пределы самого пылкого воображения.
    Дрожа, Арден продолжила, когда Дрю оторвался от нее:
    — Не сейчас, когда каждый из нас ведет внутреннюю войну. Не хочу, чтобы из-за меня ты испытывал муки совести, чувствуя вину перед Элли.
    — Ты не виновата, — прошептал Дрю ей в волосы. — Я обвиняю только себя.
    Она подальше отклонилась от его соблазнительного уверения.
    — Давай пока останемся просто хорошими друзьями. Ладно?
    Дрю разочарованно вздохнул, но было понятно, что он сдался, потом криво усмехнулся.
    — Рядом с тобой я просто каменею. — Он ткнулся носом в ее ухо. — На случай, если ты не уловила, это игра слов.
    — Уловила, — сухо ответила она, отодвигая его. — Пошловатый каламбур.
    — Я же сказал, что не святой.
    — Тогда мне придется удалиться, пока не пострадала моя добродетель. Во сколько ты завтра начнешь тренировку?
    Они договорились встретиться утром и выпить вместе кофе до того, как он направится на корты.
    В дверях Дрю собственнически поймал Арден за талию и слегка сжал, взгляд скользнул на грудь и застыл там. Арден сосредоточилась на изгибе его шеи.
    — Арден, ты на самом деле думаешь, что мы сможем оставаться просто друзьями?
    Ее глаза не отрывались от четко очерченного чувственного рта.
    — Нет.
    Его голос звучал тоскливо и невнятно, когда он посетовал:
    — Я тоже.
* * *
    На следующее утро оба были настроены благодушно, напряжение предыдущего вечера рассеялось. Дрю в знак приветствия бодро чмокнул Арден в губы. Когда они в назначенное время прибыли на корты, он представил ей своего противника — Барта Самсона, ушедшего на покой профессионала, старше Дрю на пятнадцать лет, но все еще сохранявшего неплохую форму.
    Они играли на муниципальных кортах, что удивило Арден, но она промолчала. Она сидела на скамейке из реек на открытой трибуне и наблюдала за матчем. И хотя захватила с собой блокнот и ручку, планируя поработать над статьей, написала очень мало. Превосходная игра Дрю приковывала все внимание.
    — Спасибо за разминку, Барт, — поблагодарил Дрю, проходя мимо по пути к стоянке автомобилей.
    Старший товарищ промокнул лицо и шею полотенцем.
    — Спасибо тебе. Ты выпорол меня, но это был прекрасный теннис.
    Он глянул на Арден, потом предложил:
    — Почему бы нам не встретиться завтра в «Вайали Клубе»? Это… — он махнул рукой на далекие от совершенства покрытия, — совсем не то место, где должен тренироваться спортсмен твоего уровня. Любой человек в клубе мечтает снова увидеть тебя в деле, Дрю.
    — Спасибо, Барт, но нет. Пока нет. — Дрю взял Арден за руку. — Если тебе не нравится играть со мной здесь, я пойму, — холодно добавил он.
    — Я не заслужил такого, — спокойно и без злобы ответил Барт. — Здесь, завтра утром в восемь.
    Он кивнул Арден, сел в «Мерседес» и завел двигатель.
    Они почти подъехали к гостинице, когда Арден спросила:
    — Вы с Элли были членами «Вайали Клуба», не так ли?
    — Да, а что? — спросил Дрю, на мгновение отведя глаза от плотного движения в час пик.
    — Ничего. Просто спросила.
    На следующей остановке перед светофором Дрю наклонился к ней.
    — Мое нежелание играть там не имеет никакого отношения ни к Элли, ни к тебе, ни к старым друзьям, которые увидят нас с тобой вместе. Уверен, все будут восхищаться тобой. Причина, по которой я не хочу играть в «Вайали», состоит в том, что в последний раз я устроил там целый спектакль. И пока еще не готов снова показаться перед членами клуба. Понятно?
    — Нет. Ты должен вернуться и играть с высоко поднятой головой. Поговорить со старыми друзьями. Тебе абсолютно нечего стыдиться, Дрю.
    Он какое-то время изучал ее, невольно восхищаясь мудростью сказанного и польщенный безоговорочной верой в него.
    — Поцелуй меня.
    — Нет.
    — Потому что я потный и вонючий?
    — Скорее потому, что уже секунд тридцать горит зеленый и гудят все автомобили позади нас.
    Он тихо выругался, отпуская тормоз, и продолжил путь к отелю, хмурясь на веселое хихиканье Арден. Но стоило им войти в номер, как они поняли, что что-то случилось. Мэтт с залитым слезами лицом подбежал к отцу, протягивая пухленькие ручонки.
    Дрю подхватил его на руки.
    — Что, черт возьми…?
    — Миссис Лаани! — позвала Арден, стремительно пересекая помещение, и тут увидела, что женщина лежит на диване, одной рукой прикрывая глаза, другой обхватив живот, и жалобно стонет.
    — Миссис Лаани, — повторила Арден, вставая на колени и касаясь руки экономки, — вам плохо?
    — Я заболела, — простонала та. — Малыш… он голодный и мокрый… но… простите, мистер Макаслин, — произнесла она, когда Дрю попал в поле зрения. — Не могу встать. Мой живот.
    Она снова страдальчески закрыла глаза.
    Мэтт перестал плакать и заикал в плечо Дрю.
    — Вызвать врача? Может, это аппендицит?
    — Нет. Аппендицит мне давно удалили. Это… в доме моей сестры. У них у всех какая-то инфекция. Предполагаю, что и я подхватила ее. Боюсь заразить Мэтта.
    Арден очень тронуло беспокойство миссис Лаани о ребенке.
    — Не волнуйтесь о нем. С ним все будет хорошо. Сейчас главное — ваше самочувствие. Я могу что-нибудь сделать для вас?
    — Вы хорошая вахине[4], — ответила няня, вцепившись в пальцы Арден. — Спасибо, но я просто хочу уйти, чтобы не подвергать вас риску. Мистер Макаслин, я позвонила сестре и напросилась пожить у нее, пока не выздоровею. За мной приедет зять, чтобы забрать меня. Мне крайне неловко покидать вас, но…
    — Ничего страшного, — вмешалась Арден, — я позабочусь о Мэтте. Когда приезжает ваш родственник?
    — Он уже должен быть внизу.
    — Дрю, отдай мне Мэтта, я приготовлю ему что-нибудь на завтрак. А ты помоги миссис Лаани спуститься в вестибюль. Это ее сумка? Отнеси вниз.
    — Слушаюсь, мэм, — козырнул он, приняв инструкции к исполнению.
    Несмотря на волнение по поводу самочувствия домоправительницы, которую Дрю всегда видел в отменном здравии, в его взгляде искрилось веселье по поводу того, как Арден решительно берет на себя ответственность за беспомощных сына и отца.
    Глаза все еще блестели, когда он вернулся назад, сопроводив миссис Лаани вниз и передав ее с рук на руки зятю. Арден помогала Мэтту есть кашу. В номере имелся небольшой холодильник, и миссис Лаани забила его соком, молоком, фруктами, сыром, и сухими завтраками, чтобы каждый раз, когда Мэтт захочет перекусить, не таскать его в ресторан. Сотрудники гостиницы снабдили постояльцев несколькими тарелками и столовым серебром.
    — Как она? — спросила Арден.
    — Страдает, но ей легче уже от того, что рядом нет Мэтта. Больше всего она переживала за него. И уверена, что, если не умрет в ближайшие двадцать четыре часа, то выживет.
    — Я тоже так думаю. Возможно, просто ложная тревога.
    — А пока…
    — Я позабочусь о Мэтте.
    — Я не могу позволить тебе нянчиться с ним.
    — Почему нет? Не доверяешь?
    Дрю раздраженно уперся руками в бока.
    — Конечно, доверяю, но пригласил тебя сюда не в качестве няни.
    Ощущая и восторг, и удовлетворение — сынишка на коленях, и рядом его отец, необыкновенно красивый во влажной от пота тенниске, Арден склонила голову на бок и лукаво поинтересовалась:
    — А зачем ты пригласил меня?
    — Чтобы уложить в свою постель.
    Арден засмеялась.
    — Что ж, не хочешь для начала принять душ?
    Он посмотрел на себя, смущенно усмехнулся и подтвердил:
    — О, да. Прекрасная идея.
    К тому времени, как Дрю вышел из ванной, Арден умыла и переодела Мэтта.
    — Дай мне несколько минут, я тоже буду готова.
    Она сообщила, что Мэтту надо купить кое-какие вещи, и они решили совершить небольшую экскурсию по магазинам.
    — Позволь мне заглянуть в свою комнату, я тут же вернусь.
    — Об этом я и собирался поговорить с тобой.
    — О чем? — она остановилась у самой двери.
    — О твоей комнате. Не будет ли удобней, если ты переберешься поближе?
    Арден подозрительно прищурилась.
    — Удобней для кого?
    Его улыбка упала на нее как теплый солнечный луч.
    — Для тебя. И Мэтта, конечно.
    — Ну да, конечно.
    — Подумай об этом, — Дрю с притворной беспечностью пожал плечами.
    — Уже. Ответ — нет.
    Десять минут спустя Арден встретилась с ними в вестибюле, выглядя удивительно хорошо после скоростного переодевания.
    — Мне нравится обтягивающий открытый корсаж твоего платья, — прошептал Дрю ей на ухо, обнимая рукой за плечи.
    Мэтт вышагивал впереди — независимый и важный.
    — Это сарафан, — сообщила Арден, просияв от удовольствия.
    — Да, но очень похожий на наряд, который был на тебе в тот день за обедом. Мне нравится, потому что…
    — Я помню. Ты уже говорил.
    — Потому что это…
    — Высокая мода.
    — Потому что он обрисовывает твои соски, когда они напрягаются. Как сейчас.
    — Прекрати.
    Арден хотела выразить возмущение, но ничего не вышло.
    — Что заставляет меня гадать, какого они цвета, и как откликнутся под моим языком.
    Она почти всхлипнула.
    — Пожалуйста, Дрю, перестань так говорить.
    — Ладно. Не буду. Но только потому, что вон те два морячка так глазеют на тебя, что мне хочется оторвать башку обоим. Последнее, что они должны увидеть, — желание в твоих глазах. У тебя самый манящий взгляд, который я когда-либо получал, и только мертвый не заметит его.
    Дрю едва не набросился на двух незадачливых мореходов, когда они проходили мимо них. Потом прошипел:
    — А еще у тебя невероятные ноги.
    Арден засмеялась.
    Дрю был крайне раздражен, что одним из пунктов в списке покупок числились одноразовые подгузники.
    — У Мэтта запасы заканчиваются, — объяснила Арден.
    — Я хочу отучить его от подгузников, но миссис Лаани говорит, что он пока не готов перейти на горшок.
    — И она права. Можно травмировать ребенка, если попытаться переучивать слишком рано.
    — Да, знаю, знаю, — проворчал Дрю, запихивая руки в карманы шорт цвета морской волны. Рельефные мускулы бедер выглядели скульптурными. — Просто он станет настоящим сыном, когда мы сможем вместе посещать мужской туалет.
    Арден закатила глаза.
    — Мужское эго. Не могу поверить. Я много раз переодевала его и дважды видела в ванной. Он — твой настоящий сын.
    Дрю насмешливо выгнул брови.
    — Думаешь, он кое-что унаследовал от меня?
    У нее запылали щеки, пришлось продолжить разговор под его искренний хохот.
    — Мэтт мог бы научиться быстрей, если бы ты иногда брал его с собой в ванную. Может, он получил бы наглядный урок.
    — Меняешь тему.
    — Ты прав.
    Дрю крепко, но быстро поцеловал ее.
    — Со всей серьезностью рассмотрю твое предложение. Неплохая идея, до которой я должен был додуматься сам.
    Когда они вернулись в гостиницу, Арден несла пакеты, а Дрю — Мэтта, которого пора было переодеть к обеду с родителями Элли. Арден с удивлением обнаружила, что большинство ее вещей перенесли в спальню, прежде занимаемую миссис Лаани.
    — Напомни мне поблагодарить менеджера гостиницы за расторопность его служащих.
    — Дрю, — повернулась к нему Арден, — я не останусь здесь с тобой сегодня вечером.
    — Не со мной. С Мэттом. Он в чужом месте и почувствует себя значительно лучше, если кто-то будет рядом с ним в комнате.
    — Тогда сам спи с ним.
    Дрю прижал указательный палец к ее рту.
    — Слишком уж ты подозрительна, себе во вред. — Его взгляд следовал за пальцем, который ласкал губы. — Пожалуйста. Если не захочешь — ничего не случится. Обещаю.
    Наконец Арден уступила. На самом деле провести целую ночь в одной комнате с сыном — все равно что получить подарок.
    — Можешь поехать с нами, — третий раз предложил Дрю, когда они с Мэттом собрались в дорогу.
    Она покачала головой, нежно поглаживая детские кудряшки.
    — Нет, Дрю. Не могу.
    — Для меня нет никакой проблемы. Я с удовольствием познакомил бы вас.
    По интонации Арден поняла, насколько важно для него ее доверие.
    — Спасибо. Но мне не хотелось бы возникнуть из ниоткуда и наверняка испортить ваш визит. Я знаю, что они с нетерпением ждут Мэтта.
    — Да. Он их единственный и любимый внук.
    «Значит, у них больше никого нет?» — подумала Арден про себя.
    — Элли была единственным ребенком?
    — Да. Она уезжала на материк, чтобы дождаться… пока родится Мэтт. Ее родители хотели, чтобы… м-м… роды прошли здесь, но она решила уехать в Лос-Анджелес. Так или иначе, когда мы привезли его домой, они впали в экстаз. Сегодня он вернется просто чертенком. Они ужасно балуют его.
    Итак, даже родители Элли не знают, что беременность их дочери была фальшивкой. Кто еще в курсе, кроме Дрю и ее самой? Ну и Рона, конечно.
    — Чем займешься, когда мы уедем? — поинтересовался Дрю.
    — Поработаю над статьей. Я уточнила — в гостинице есть запасная пишущая машинка, которую они позволят мне использовать. — В спешке, устроенной Дрю, Арден не захватила свою собственную. — Или пойду к бассейну и позагораю.
    — Надень что-нибудь поскромнее. Не хочу, чтобы какой-нибудь бездельник с непристойными намерениями вообразил, что ты доступна и жаждешь завязать знакомство.
    Арден уперла кулаки в бока.
    — Именно так мы и встретились.
    — Потому-то меня и пугает такая возможность.
* * *
    Это было изумительно. Солнце горячо припекало. Океанский бриз холодил кожу, увлажненную лосьоном для загара и нагретую полуденными лучами. Арден улавливала звуки смеющихся туристов, играющих детей, шумящих подростков, но слушала только прибой. Его ритм был настолько гипнотическим, что она практически чувствовала, как тело колышется в ритме волн.
    Это прибой возбуждает такую истому в нижней части тела? Или воспоминания о поцелуях Дрю, его ласковых руках, языке в своем рту и на коже? Он ввел ее в мир чувственности, недоступный прежде. До встречи с ним она была убеждена, что эта сфера существует только в воображении поэтов и мечтателей, романтиков, живописующих отношения между мужчиной и женщиной более возвышенными и притягательными, чем они есть на самом деле. Но этот мир — взглядов, запахов, вкусов, потери дыхания от страстного желания — действительно существует. Если повезет найти подходящего партнера, с которым можно разделить его. Эту вселенную можно познать только вдвоем.
    Большую часть своих лет она была одинока. Теперь ее жизнь столь наполнена, что это пугает. Она живет вместе с сыном. Своим сыном. И полюбила его так же неистово, как любила Джоуи. Арден использовала любой предлог, чтобы дотронуться до Мэтта, прижать к себе, вдохнуть родной аромат, восхищалась его целеустремленностью, сообразительностью и физической ловкостью.
    И полюбила — страстно и неистово — породившего его мужчину.
    Арден и радовалась, и печалилась одновременно. Радовалась тому, что нашла и обожает их. Грустила потому, что понимала, что это ненадолго. Она теряла всех, к кому когда-либо привязывалась. Потеряет и их тоже. Наступит день, когда придется уйти. Но до того времени она будет наслаждаться их присутствием.
    — О! — вскрикнула Арден, резко выпрямляясь на пляжном полотенце и сбивая Мэтта попой в песок.
    — Игра, — завопил тот, хихикая, и вытряхнул еще один кубик льда на ее голый живот.
    Арден снова ахнула, втянула живот и выхватила у него чашку со льдом.
    — Да уж, эта «игра» такая же умная, как ты, но сомневаюсь, что ты сам придумал эту шутку.
    Она обернулась и заметила Дрю, присевшего на корточки позади нее, ухмыляющегося, словно Чеширский кот. Его вид в светло-синих плавках пресек ее дыхание так же эффективно, как ледяные кубики, обжегшие кожу. Бриз ерошил белокурые волосы, придавая Дрю вид мужчины до кончиков ногтей, необузданного и безрассудного.
    — Виновен по всем статьям, — он широко улыбнулся.
    — Я так и подумала.
    — Но Мэтт поддержал идею.
    — Каков отец, таков и сын.
    Дрю обошел вокруг нее и присел на краешек полотенца. Мэтт побрел к воде и осторожно ступил в прибой.
    — Помнится, я просил тебя надеть что-нибудь поскромнее. Если ты так понимаешь слово «скромное», то тебе срочно необходим новый толковый словарь.
    Из упрямства Арден надела самый провокационный из своих купальников: из черного хлопкового трикотажа, с отделкой телесного цвета. Верхняя часть состояла из двух треугольников, скрепленных вместе перевитыми шнурками. Коротенькие узкие плавки держались на бедрах на одной веревочке.
    — Нечего измываться надо мной. Кроме того, никто не беспокоил меня. До сих пор, — многозначительно подчеркнула Арден.
    — А я тебя беспокою?
    Соблазнительный тембр его голоса и жадные глаза, превращающие все тело в эрогенную зону, послали ее чувства в круговорот.
    Она не успела придумать ехидный ответ, как Дрю кто-то окликнул от низкой кирпичной стенки, отделяющей территорию бассейна от пляжа.
    — Дрю! Дрю, это ты?
    Глаза Дрю обыскали толпу в поисках позвавшего, и Арден со смесью досады и осторожности поняла, что он узнал мужчину и безо всякого энтузиазма махнул рукой.
    — Я скоро вернусь. Приглядишь за Мэттом?
    — Без проблем, — она не сказала, что больше обеспокоена мрачной тенью на лице Дрю, чем бойким маленьким мальчиком.
    Дрю мысленно выругался, пока пробирался через загорающих на пляже людей к лестнице, ведущей к террасам, окружающим бассейн. Изо всех знакомых последним человеком, которого он хотел встретить, был Джерри Арнольд — менеджер теннисной секции «Вайали Клуб».
    — Привет, Джерри, — поздоровался Дрю.
    — Дрю… Господи, как я рад тебя видеть. — Мужчина потряс его руку. — Прекрасно выглядишь, гораздо лучше, чем в наше последнее столкновение.
    Дрю невесело улыбнулся.
    — Ну, лучше не вспоминать тот чертов случай, не так ли? В прошлый раз, когда ты меня обнаружил, то схватил за воротник и вытащил из раздевалки, прося больше не возвращаться. Не так уж много я выпил, чтобы этого не помнить.
    Джерри Арнольд был на голову ниже Дрю и гораздо толще. Когда-то он участвовал в профессиональных турнирах, но понял раньше тренеров или кого-то еще, что не обладает потенциалом для достойной конкуренции в теннисе, поэтому без отчаяния отказался от своей мечты и поступил гораздо умнее — начал работать с теми, кто наделен настоящим талантом.
    — Извини, Дрю. У меня не оставалось выбора.
    — Я не виню тебя, Джерри. Ты должен был лишить меня членства в клубе и настучать по башке.
    — Я не смог бы, — улыбнулся мужчина и потер челюсть при воспоминании. — У тебя неплохой правый хук.
    Дрю хмыкнул.
    — Я вел себя агрессивно и оскорбительно. Извини.
    — Не стоит. Обидно видеть такой талант, как у тебя, пропадающим впустую. — Он изучал Дрю. — Я слышал невероятную новость.
    — Да?
    — Что ты решил вернуться.
    — Так и есть.
    — Докажи.
    Дрю наблюдал, как Арден и Мэтт возятся в песке. У нее красивые изящные бедра и приятно округлые ягодицы. Потребовался смелый вызов Джерри, чтобы отвлечь его глаза и внимание от прекрасного зрелища.
    — Что ты сказал?
    — Я сказал: докажи, что пытаешься вернуться.
    — Как? Явиться в клуб? Барт Самсон уже приглашал меня сегодня утром. Я отказал ему.
    — Вернись в клуб… и сыграй показательный матч. Завтра.
    Рот Дрю пересох, руки невольно сжались в кулаки, в животе закрутились узлы.
    — Не могу, — испуганно прошептал он.
    — Можешь. Ты мне нужен. Mакинрой, как предполагалось, должен был сыграть в благотворительном матче, но приболел. Билеты по пятьдесят долларов. Он вывихнул палец в…
    — Я читал об этом.
    — Так что его тренер и слышать ни о чем не хочет. Даже о показательной игре. Ты мне нужен, приятель. А тебе нужно это состязание.
    — Черта с два нужно.
    — Черта с два не нужно. Пора начинать, Дрю. Докажи всем, кто потерял веру в тебя, что можешь подняться на прежнее место — номер первый собственной персоной.
    — Не в этом году. Может, в следующем.
    Дрю ненавидел свою реакцию: скрутило внутренности, ладони повлажнели от пота, едкий привкус страха появился во рту.
    — А я тебе говорю — пора начинать. Я потолковал с Бартом. Это он сообщил мне, что ты здесь, рассказал, что ты загонял его задницу до изнеможения этим утром, и добавил, что не смог отбить и половину твоих подач.
    — Ты что, подался в болельщики? Просишь меня сыграть в этом матче, потому что нуждаешься в пушечном мясе на корте, чтобы спасти лицо, или действительно заботишься о моей покачнувшейся карьере и хочешь, чтобы меня вспомнили?
    — Одно другому не мешает.
    Мужчина смотрел в напряженное лицо Дрю, не собираясь отступать. Он был беспощадно честен. По крайней мере это Дрю оценил.
    Дрю первым отвел взгляд.
    — Не знаю, Джерри.
    — Послушай, если бы я думал, что ты притащишься туда и выставишь себя дураком, то не просил бы. Для пользы нас обоих. У тебя снова голова на плечах. Вижу, ты завел новую цыпочку. Так что…
    — Она — не цыпочка, — процедил Дрю сквозь зубы.
    Брови Джерри выразили удивление страстным откликом Дрю. Он глянул на женщину на берегу, играющую с сыном Макаслина, потом снова посмотрел на Дрю, чей гнев все еще кипел в ледяных глазах.
    — Извини. Не хотел тебя обидеть.
    На лице Джерри читалось искреннее беспокойство, которое не могло быть притворным.
    — Дрю, мне плевать, цыпочка это или чучело огородное, понимаешь? Я рад любому, неважно кто этот человек, кто поможет вернуть тебя туда, где тебе самое место. На вершину.
    Дрю позволил мускулам расслабиться, изумляясь собственническому защищающему отношению к Арден, когда на мгновение настолько потерял здравый смысл, что был почти готов ударить Джерри за пренебрежение к ней. И в этот момент понял глубину своих чувств. Это взволновало. Но и наполнило надеждой.
    — Кто противник?
    — Тедди Гонсалес.
    Проклятие Дрю было коротким, но недвусмысленным.
    — Спасибо тебе большое, Джерри.
    Дрю тяжело вздохнул, вспышка оптимизма погасла.
    — Да, я знаю, он твой конкурент в лиге.
    — И на одиннадцать лет моложе. На одиннадцать лет выносливей.
    — Зато у тебя опыта больше на те же одиннадцать лет. У него горячая голова, Дрю, к тому же он слишком влюблен в себя. Разработай стратегию и задень его чувства.
    Джерри проницательно взглянул на Дрю:
    — Боишься?
    Дрю нецензурно объяснил, насколько боится, и Джерри громко расхохотался.
    — Отлично. Злость заставит тебя играть лучше. Скажи, что могу рассчитывать на тебя, Дрю. Этот матч нужен тебе гораздо больше, чем мне. Если бы я так не думал, то не стал бы и просить. Клянусь Богом, не стал бы.
    — Спасибо, Джерри.
    Несколько мгновений они смотрели друг на друга с искренней симпатией. Дрю разыскал изящную фигуру Арден. Именно в этот момент она повернулась к нему и улыбнулась. Мэтт спотыкался на песке, и она удерживала его, не позволяя упасть.
    — Можно подумать до вечера, Джерри?
    — Конечно. Позвоню тебе часов в восемь.
    Он положил руку на плечо Дрю и сильно сжал.
    — Надеюсь, ты скажешь «да». О, Дрю… — Джерри замолчал и добавил, сделав несколько шагов: — Твоя леди очень милая.
    Дрю вернулся и уселся на пляжное полотенце, затем взъерошил волосы Мэтту и сильно прижал к себе, прежде чем мальчик снова устремился к воде. Только потом обратил внимание на Арден. Господи, какая же она красивая. Один ее вид вселял в него уверенность, вытесняя страх. Если он будет сидеть и смотреть на нее достаточно долго, все тревоги исчезнут?
    — Это твой друг? — ласково спросила Арден.
    — Сомневаюсь. — Она не выспрашивала, но он видел вопрос в зеленых глазах. — Он хочет, чтобы я сыграл показательный матч в «Вайали» за выбывшего игрока. Завтра. Против Тедди Гонсалеса.
    — И ты согласился?
    — А думаешь, стоит?
    — Обязательно.

Глава 7

    Арден понимала, что Дрю хочется обсудить с ней это предложение. Он был возбужден и взвинчен, когда они оставили пляж и вернулись в номер, и не мог стоять на месте. Пока Арден стряхивала песок с Мэтта, Дрю метался по ванной.
    — Не знаю, готов ли я.
    — Может, и не готов.
    Арден собиралась поработать адвокатом дьявола. Если начать уговаривать его, он просто упрется и станет опровергать любые доводы «за», которые она выскажет. И если проиграет, то обвинит ее в том, что она подтолкнула его на эту авантюру.
    — С другой стороны, — возразил Дрю сам себе, — я никогда не узнаю, готов ли, пока снова не начну играть с настоящими соперниками.
    — Точно.
    — Но, Боже мой! Завтра! Почему не на следующей неделе?
    — Ужасно. Теряешь возможность целую неделю переваривать такое событие.
    На самом деле Дрю и не слушал ее, иначе уловил бы язвительность в голосе. Вышагивая кругами, он постукивал ногтем большого пальца по передним зубам, нахмурив брови.
    — Но если бы у меня была неделя на раздумья, я, вероятно, отговорил бы себя.
    — Вероятно, — согласилась Арден, скрывая улыбку.
    — Возможно, даже к лучшему, что я должен принять поспешное решение.
    — Возможно.
    Он следовал за ней по пятам, пока она несла Мэтта в спальню, чтобы переодеть.
    — Надо позвонить Хэму. Он был со мной многие месяцы после того, как я начал играть, даже на незначительных турнирах. Но он вряд ли одобрит идею участия в показательном матче.
    — Может и не одобрит.
    — Но в любом случае надо ему позвонить, — решил Дрю, потянувшись к телефону. — Прямо сейчас.
    Менеджер Макаслина разволновался и пообещал, что попытается прилететь из Лос-Анджелеса, чтобы присутствовать на игре.
    — Это будет Гонсалес.
    Дрю принесли сочный кусок говядины, но он фактически ничего не съел. Арден заказала еду для себя и Мэтта, когда стало очевидно, что Дрю слишком озабочен, чтобы сделать выбор за них.
    — В последний раз, когда я играл с ним, он издевался надо мной. Ублюдок обернулся к толпе на открытой трибуне, широко развел руки — мол, разочарован — и рассмеялся.
    Если Дрю искал сочувствия, ему следовало обратиться в другое место. Последнее, в чем он нуждается, — чтобы кто-то нянчился с ним.
    — Жаль, что соперником не оказался кто-нибудь менее устрашающий, чем Гонсалес. Тогда болельщики, спортивные обозреватели и прочие могли бы сказать, что ты играл сильно и благоразумно, и не откусил больше, чем смог прожевать.
    — Они сказали бы, что я струсил.
    Дрю злобно вонзил вилку в кусок мяса и покачал им перед ее лицом, рождая следующую мысль:
    — Нет, возможно, и к лучшему, что придется биться с Гонсалесом. По крайней мере, никто не станет язвить, что я боюсь играть по-настоящему.
    Мстительный свет пылал в его глазах, но, когда он увидел понимающую улыбку Арден, его лицо смягчилось, и он опустил угрожающую вилку на тарелку.
    — Когда твой друг ждет ответа? — мягко спросила она.
    — В восемь.
    — Значит, пора возвращаться в номер, — констатировала Арден, стирая со рта ребенка остатки пюре.
    Они рано поужинали, потому что мальчику пора было ложиться спать, и как только оказались в комнате, насыщенный день взял свое, и малыш безропотно отправился в кроватку. Противоречивые мысли по-прежнему обуревали Дрю, пока он помогал Арден уложить сынишку. Телефон зазвонил, когда они возвращались в гостиную, выключив свет в спальне Мэтта.
    Дрю замер, несколько секунд смотрел на телефон, потом целеустремленно прошагал через комнату и поднял трубку.
    — Алло, — рявкнул он. — О, здравствуйте, миссис Лаани.
    Арден увидела, как с облегчением расслабились его плечи, и почувствовала, что и ее собственные тоже обмякли.
    — Рад вас слышать. Скучаем без вас, хотя Арден прекрасно справляется с Мэттом. — Он посмотрел через плечо и подмигнул ей. — Ладно, если уверены, что чувствуете себя достаточно хорошо. Не надо мчаться сюда сломя голову… нет, с ним все будет в порядке. Вообще-то, завтра я играю в клубе, так что будет очень здорово, если вы посидите с Мэттом… Да… Отдыхайте сегодня вечером, а утром увидимся.
    Он повесил трубку.
    — Она говорит, что чувствует себя лучше и приедет утром, чтобы взять Мэтта с собой по магазинам. Ее сестра отвезет их.
    Арден пронзило острое разочарование. Ей бы доставило удовольствие присоединиться к ним. Выбор одежды для сына стал бы новой радостью, ведь раньше они обходились без нее, но она не видела никакого способа навязаться в компанию. Кроме того, если Дрю согласится на игру, — а она предвидела, что так и будет, — ей хотелось быть там.
    — Собираюсь пожелать тебе доброй ночи, Дрю.
    Он перестал метаться и безучастно посмотрел на нее.
    — Сейчас? Но еще даже не…
    — Знаю, но тебе нужно побыть одному. И подумать.
    Он пересек гостиную и положил руки ей на талию.
    — Я вел себя как ненормальный после разговора с Джерри. Прости. Не хотел игнорировать тебя. Ты ведь не сердишься, нет?
    — Конечно, нет! Поверь мне, Дрю. Ты должен принять очень важное решение, и твоя рассеянность понятна.
    — Но я не хочу отвлекаться от тебя, — прошептал Дрю, уткнувшись ей в шею. — Мне пригодятся твои советы и поддержка. Побудь со мной.
    — Нет. Никто не поможет тебе сделать выбор.
    Арден знала все о принятии судьбоносных решений по собственному опыту. Та ночь, когда она от заката до рассвета мерила комнату шагами, пытаясь определиться, согласиться на предложение Рона или нет, была самой одинокой и самой страшной в ее жизни. Вся ответственность обрушивалась исключительно на ее плечи. Не нужно влиять на размышления Дрю. И не стоит становиться его опорой. На сей раз он должен выстоять самостоятельно или никогда не сможет подняться.
    — Что мне делать, Арден? — спросил он, вжимаясь лицом в ее волосы.
    Она отстранилась.
    — Ты хочешь снова профессионально играть в теннис?
    — Да, до тех пор, пока не решу уйти, оставаясь на вершине, и не потому, что не смогу разбить соперника в пух и прах. Продолжительность жизни на поприще профессионального тенниса очень коротка, всегда найдется кто-то помоложе и половчей, и я смирился с этим. Но хотел бы закончить карьеру на пьедестале, а не под градом насмешек.
    — Тогда, думаю, ты и сам знаешь, как поступить.
    — Я должен играть. — Усмешка скривила губы. — И сделаю это.
    Телефон вновь зазвонил, и не было сомнений, кто на том конце провода.
    — Спокойной ночи, — прошептала Арден, скользнула в спальню и закрыла за собой дверь.
    Она не различала слов, но слышала уверенность в голосе Дрю, поэтому улыбнулась, взяла блокнот и ручку и начала набрасывать заметки к статье о простых полинезийских рецептах, которую собиралась опубликовать в кулинарной колонке «Лос-Анджелес Таймс».
* * *
    Когда Арден проснулась, кроватка Мэтта была пуста. Она села и быстро заморгала, пытаясь сориентироваться в незнакомой комнате, потом сбросила покрывало, подошла к окну и выглянула сквозь щелочку между штор. Восход только разгорался. Спокойный океан отражал лиловое небо.
    Дверь в спальню оказалась открытой. Арден на цыпочках пересекла гостиную и подошла к комнате напротив. Помещение заливали розоватые отблески занявшегося рассвета. В отличие от спальни, которую она делила с Мэттом, в этой царствовала единственная внушительных размеров кровать, а не две обычные двуспальные. Мэтт свернулся калачиком возле отца. Оба крепко спали.
    Влекомая чем-то более сильным, чем здравый смысл и благоразумие, Арден прокралась вглубь комнаты и приблизилась к ним. Мэтт лежал на дальней стороне, попа, выглядящая непропорционально пухлой из-за ночных подгузников под пижамкой, примостилась у груди отца. Малыш тихонько посапывал, выпятив губы.
    Рука Дрю — сухощавая и гибкая, с длинными сужающимися пальцами — обнимала тельце сына, в неярком утреннем свете волоски на коже казались золотой пылью. Даже в расслабленном состоянии его рука выглядела жилистой и очень сильной.
    Глаза Арден затуманились от наплыва чувств, пока путешествовали по всей скульптурной длине к развороту широких плеч. Дрю лежал затылком к ней, но она упивалась красотой его спины, гладкой загорелой кожей и рельефными мускулами, неудержимо тянуло прикоснуться к нему кончиками пальцев… или губами?
    Линия позвоночника уходила вниз, и она проследовала по ней взглядом к ямочке на пояснице, к ягодицам, обрисовывающимся под простыней. Ниже талии загар становился лишь чуть светлее. Искушение спиралью поползло из глубины при мысли о том, что он наверняка жарился на солнце обнаженным.
    Волосы Дрю раскинулись беспорядочной белокурой гривой по бежевой наволочке. Обойдя кровать, чтобы рассмотреть его лицо, Арден восхитилась прекрасно вылепленными формами носа, рта, отражающего чувственный характер, и подбородка, свидетельствующего о мужской властности. Его ресницы были густыми и длинными, светлыми на кончиках и почти черными у основания. Это лицо лишало женщин сна и дара речи, независимо от того, знали они о его репутации или нет.
    Каждый раз, когда они шли куда-то вместе, Арден замечала завистливые взгляды окружающих представительниц прекрасного пола. Жадные глаза впивались в мужчину, его спутницу и ребенка между ними. Арден понимала, что все предполагают, будто они одна семья. Биологически, да, они были семьей. Но на самом деле…
    Напомнив себе, что вторглась на чужую территорию, Арден тихонько повернулась к выходу, но не успела сделать и пары шагов, как ее рывком схватили за длинную, до пола, ночную рубашку. Развернувшись в тревоге, она увидела, что Дрю проснулся, откатился от Мэтта и оказался на краю постели, наматывая на кулак подол ее сорочки.
    Его взгляд оставался сонным и ленивым, как и движения, когда он неторопливо обертывал ткань вокруг кисти, натягивая, сокращая расстояние между ними, пока колени Арден не уперлись в матрац. Он пленил ее и захватом, и взглядом. Арден застыла на месте, а Дрю свободной рукой медленно откинул простыню.
    Ее дыхание сделалось поверхностным и частым, в ушах отдавались гулкие неровные удары сердца, истома налила тяжестью и словно сковала конечности, но внутри уже зарождалась невиданная сила.
    Одним гибким движением Дрю сел на краю кровати, не обращая внимания на наготу. Он по-прежнему не сводил глаз с Арден, и ни один не мог разорвать контакт.
    Дрю поставил ее между колен, твердые теплые бедра обхватили ее с двух сторон. Поддавшись порыву, подталкивающему ее с первой встречи, Арден подняла руку и позволила пальцам погрузиться во взъерошенные со сна волосы. Дрю несколько секунд потворствовал ей, потом поймал ее руки и поднес ко рту.
    Его поцелуй сначала был робким, простым касанием губами ладони. Потом язык пощекотал ставшую болезненно восприимчивой кожу, послав каскад мурашек по всему телу. Скоро его рот обжег ладонь и вызывал цепную реакцию потрясающих ощущений. Словно устройства с наведением на цель по тепловому лучу, чувственные импульсы обнаружили потаенный центр ее сексуальности, и ринулись туда, чтобы взорваться.
    Дрю прикусил и поцеловал кончик каждого пальца, потом запястья, посылая волну жара к грудям, которые заныли от вожделения и напряглись в бежевых кружевных чашечках ночной рубашки.
    Оценив глазами роскошные полукружья, Дрю позволил рукам дрейфовать вслед за взглядом, коснулся ее груди через соблазнительные кружева, и огонь страстного желания опалил Арден. Его пальцы нежно ласкали ее, пока соски не затвердели и не запылали. Подавшись вперед, Дрю провел губами по вершинкам, затем зарылся головой в пышные округлости, смакуя сонный теплый женский аромат. Потом его голова спустилась ниже и уткнулась в стройный живот.
    Одна рука прокралась Арден за спину и скомкала ткань, стискивая рубашку все сильней, пока та не натянулась, превратившись в нейлоновый футляр, и не заставила Арден почувствовать себя выставленной напоказ больше, чем если бы она была обнажена. Его глаза мерцали, словно языки пламени. Дрю углядел ямочку пупка и поцеловал ее, обводя крохотный кратер мечущимся языком. Арден зачарованно смотрела на постепенно увеличивающееся влажное пятно — Дрю целовал ее там снова и снова. У нее затряслись колени, руки давно нашли путь к его плечам, поползли выше, и теперь запутывались в его волосах все больше и больше по мере того, как его голова спускалась все ниже.
    Арден затаила дыхание, стараясь не стонать от страсти, в то время как его указательный палец путешествовал по диагонали чуть выше бедер. Она откинула голову и инстинктивно выгнулась к нему, пока он очерчивал второю сторону проступившего треугольника с той же мучительной неторопливостью. Затем поцеловал место, где сходились ноги, и основа ее мира разрушились, отпала и оставила парить без точки опоры. Стискивая его голову, Арден, всхлипывая, выдохнула его имя.
    Он встал, рука на ее спине выпустила ткань сорочки и нырнула в ее волосы. Его рот обрушился на ее губы, горячий и жадный, но язык с удивительной сдержанностью вел свою игру.
    Одним уверенным движением Дрю подхватил ее на руки и понес через гостиную в другую спальню. Арден чувствовала его готовность возле своего бедра, видела налитую плоть, вздымающуюся из темно-золотистых зарослей. Как и все тело, этот символ мужественности был великолепен.
    Она понимала, что соитие неизбежно. И одновременно точно знала, что не должна этого допустить.
    Она жаждала Дрю. Каждая клеточка в теле просто умрет, если схлынет эта сокрушительная лихорадка. Арден мечтала заполнить пустоту, которая разверзалась все шире каждый раз, когда они соприкасались, груди тосковали по сладости его губ и шаловливому языку. Но все происходит не вовремя. Если они сейчас займутся любовью, это может навлечь беду на них обоих.
    Не подозревая о ее колебаниях, Дрю поставил ее рядом с кроватью и снова принялся ласкать, обхватив за ягодицы и притягивая к себе. Все ее инстинкты требовали раствориться в нем, но она сопротивлялась.
    Существовало множество причин, почему это не должно произойти именно сейчас. Их любовное неистовство повлияет на его мастерство в наиважнейшем послеполуденном матче? Что если действо напомнит ему об Элли? Если секс с Арден будет не так хорош, как с женой, не почувствует ли он потом отвращение? А если лучше, не ощутит ли себя виноватым? В любом случае он будет думать об этом, а не об игре.
    Позже, когда она все расскажет ему о себе, он всегда будет сомневаться, не предложила ли она свое тело ради того, чтобы находиться рядом с сыном. Нет, нельзя заниматься любовью с ним, пока он не узнает всю правду.
    К тому же, если она займется любовью с Дрю, что потом? Предположим, он победит днем после секса с ней. Он может поблагодарить ее за то, что помогла ему встать на ноги, и весело попрощаться. А если проиграет — может обвинить в том, что она лишила его сил. Как бы то ни было, велика вероятность потерять его. И Мэтта.
    Нет. Нет. Нет. Она не готова рискнуть всем, даже учитывая, как отчаянно жаждет его.
    — Красавица, — мурлыкал Дрю ей в шею, сдвигая бретельки ночной рубашки. — Засыпая, я мечтал о тебе, и проснулся, желая тебя. И тут вижу, как ты склонилась надо мной и разглядываешь меня сонного. О, Господи, Арден…
    — Дрю… нет… ах…
    Он добрался до ее груди и заработал языком.
    — Нет, пожалуйста.
    Арден уперлась руками в его плечи и оттолкнула, но Дрю не сдвинулся с места.
    — Такая сладкая, — шептал он, приподняв ее груди и поднося ко рту, губы затеребили соски. — Я знал, что ты прекрасна. Позволь мне увидеть тебя целиком, — прохрипел он, пытаясь сдернуть ночную рубашку.
    — Нет, — выдохнула Арден, отодвинулась от него и, вцепившись в скользкий нейлон, постаралась натянуть бретельки на плечи. — Нет, — произнесла она более мягко, настороженно всматриваясь в него.
    Судя по дрожи и затуманенным глазам, ее отказ не доходил до него.
    — Нет? Что значит — нет?
    Арден облизнула губы и выставила руки перед собой. Однажды она уже остановила его, и последствия не были приятными.
    — Не думаю, что мы… тебе надо… перед матчем… я слышала, что спортсменам не рекомендуется… м-м… ну, ты понимаешь… перед…
    Дрю засмеялся, подвинулся к ней и обвел контур ее щеки.
    — Если бы это было так, армия спортсменов значительно поредела бы. Арден…
    — Нет, Дрю, пожалуйста, не надо, — попросила она, отстраняясь от настойчивой руки на бедре.
    — Да что с тобой?
    Впервые она отметила нотку резкости в вибрирующем голосе, повысившимся от нетерпения.
    — Только не говори, что ты не в настроении. Я все прекрасно вижу.
    Дрю поглядел на ее набухшие соски, и она почувствовала, как красные пятна покрывают грудь и шею, словно разливающиеся чернила.
    — Тогда зачем ты прокралась в мою спальню, если не хочешь заняться любовью?
    Он самонадеянно вздернул подбородок, надменный тон звенел бешенством.
    — Я пошла проведать Мэтта, потому что забеспокоилась, когда проснулась и увидела, что его нет.
    — Ты прекрасно знаешь, что он умеет выбираться из кроватки. Кроме того, одного беглого взгляда хватило бы, чтобы убедиться, что он со мной, так что тебе незачем было стоять у моей постели и целых пять минут тяжело дышать, чтобы удостовериться, что с Мэттом все в порядке.
    — Дышать… ты… я… — бормотала она.
    — Правильно. Признай это. Поверь, если бы я любовался твоим обнаженным телом, то тоже неровно дышал бы. Не думаю, что мы раскроем большую тайну, если признаем, что находим друг друга сексуально привлекательным. Так в чем проблема?
    — Я уже объяснила. Не думаю, что это — хорошая идея, ведь тебе предстоит сегодня играть.
    — Ну и что? Боишься согласиться, пока не выяснишь, спишь с победителем или проигравшим?
    Гнев подхватил ее огненным смерчем такой силы, что волосы на затылке встали дыбом. Арден ударила его ладонью по щеке с оглушительным звуком. Последовавшая за пощечиной тишина потрескивала в комнате, пока Арден не сумела взять себя в руки настолько, чтобы промолвить:
    — Ты несправедлив ко мне, Дрю. Жесток, эгоистичен и несправедлив.
    — Пусть так, но вы уж точно не играете честно, мисс Джентри, — прошипел он. — Только что ведешь себя, как нимфоманка, а через минуту застываешь, словно оскорбленная девственница, — во второй раз, мог бы я добавить. Я совсем по-другому представляю себе честную игру.
    Ее затрясло от ярости.
    — Ладно, тогда очевидно, что ни ты, ни я не получили удовольствия от этого.
    — Начинаю понимать, как ты все воспринимаешь. Как игру. И что скрывается за шарадой, которую ты затеяла?
    Он настолько близко подобрался к истине, что ее охватила паника. Арден уставилась на мужчину, искренне напуганная тем, что он каким-то образом сумел натолкнуться на правду. Потребовалось долгое мгновение, чтобы понять, что стук, эхом разнесшийся по номеру, прогрохотал не в ее сердце, а раздавался от двери.
    Дрю отвернулся от нее, сорвал полотенце с сушилки и обернул им талию, потом пошел открывать. Это была миссис Лаани. Арден нырнула в ванную и заперлась, пока экономка не увидела ее.
    Через пять минут Арден собрала свои вещи из комнаты Мэтта. Миссис Лаани в одиночестве сидела в гостиной, глядя в телевизор, пока Мэтт не проснулся. Арден услышала шум воды в ванной Дрю.
    — Очень рада, что вы поправились, — улыбнулась Арден пластмассовой улыбкой, двигаясь к двери.
    Миссис Лаани могла быть очень общительной и обычно приятной собеседницей, но этим утром Арден сомневалась, что в состоянии выдержать праздную болтовню.
    — Скажите Дрю, что я желаю ему удачи.
    — Но, мисс Джентри, он…
    — Увидимся.
    Арден улизнула в относительную безопасность своей комнаты, приняла душ, быстро надела сарафан, нацепила соломенную шляпку и солнечные очки, и меньше чем через пятнадцать минут была в пути. Все утро она энергично собирала материалы для статьи, интервьюируя поваров в нескольких намеченных ресторанах. И постоянно поглядывала на наручные часы.
    Дрю прав. Сегодня она играла не по правилам. Не следовало расстраивать его перед матчем. Чего он не знал, так это то, что она с самого начала играла нечестно. После их первой встречи стоило довериться ему, признаться, кто она на самом деле. Вместо этого она влезла в его жизнь, личную и профессиональную. Хотя не вписывается ни в ту, ни в другую.
    Но просто рухнула в безумную любовь к нему. На что никак не рассчитывала.
    «О, Господи, что же мне теперь делать?» — спрашивала она себя.
    Арден устроила перерыв, зашла в кафе и заказала бутерброд с салатом и яйцом, к которому не прикоснулась, и стакан ледяного чая, который становился все водянистее по мере таяния ледяных кубиков.
    Не было никакого выхода, кроме как уехать. Покинуть Дрю. Оставить сына. Что хорошего она им принесла? Дрю вожделеет ее, но по-прежнему любит жену. С этим невозможно смириться. Она много лет жила с мужчиной, который не любил ее, и если когда-нибудь сойдется с другим, ее любовь не будет безответной. Больше никогда.
    Мэтт счастлив — прекрасно ухоженный здоровый мальчик, который обрел мать в лице миссис Лаани. Дрю вытащил себя из добровольного изгнания и возвращается на турниры. Он хороший отец. Незачем становиться невольной причиной раздора в их жизни.
    Первоначальная цель достигнута — она узнала, где ее сын и какой он. Может, Дрю разрешит ей иногда по-дружески звонить ему и расспрашивать о Мэтте. Или даже навестит ее на материке и привезет с собой мальчика.
    Дрю решит, что она уехала из-за любовной ссоры. Если он удовлетворится таким объяснением — тем лучше. Ничего не получилось. Прости, Дрю, но такое случается постоянно. Ты же понимаешь. Но я по-прежнему хотела бы оставаться твоим другом и следить за твоей и Мэтта жизнями. Да, лучше всего уехать до того, как он узнает правду.
    Арден покинула кафе с принятым решением — улететь на Мауи. Требовалось написать последнюю статью, и уже через неделю можно будет вернуться в Калифорнию. Взглянув на наручные часы, она импульсивно подозвала такси. Осталось сделать еще одну вещь.
    — Клуб «Вайали», — бодро произнесла она, скользнув в автомобиль.
* * *
    Толпа затихла. Все, как один, затаили дыхание. Сдерживаемое напряжение и беспокойство были почти осязаемы. Солнце невыносимо пекло, но никто, казалось, этого не замечал. Всеобщее внимание целиком сосредоточилось на теннисном корте.
    Два игрока так же игнорировали жару и влажную одежду, как и зрителей, — оба были поглощены только матчем. Наступил третий и заключительный сет, каждый выиграл по одному предыдущему. Счет был 5:4 в пользу Гонсалеса, и сейчас как раз его подача. Если он возьмет ее, то матч будет за ним.
    Гонсалес прохаживался по корту перед восторженной публикой. Латиноамериканская смуглость контрастировала с белизной широкой показной улыбки. Он был чемпионом и вел себя соответственно. Первоначально его отношение к противнику, когда они обменялись рукопожатием у сетки, демонстрировало только дерзкую самоуверенность. Но манеры заметно переменились после победы в первом сете со счетом 6:4 и поражения во втором 5:7.
    Гонсалес больше не угождал толпе и не позировал спортивным фотографам, потому что стремился выиграть матч, и эта цель потребовала всех его сил и внимания.
    Теннисист приподнялся на носках и послал крученую подачу. Мяч со свистом вернулся обратно. Последовал горячий шквал аплодисментов. Он отбил в дальний угол площадки и взял очко.
    — Пятнадцать, мои дорогие, — пропел судья.
    Арден тяжело сглотнула и вытерла руки об уже влажный подол широкого свободного сарафана, порадовавшись, что не надела ничего обтягивающего. Пот собирался в ручейки на животе и бедрах и только частично мог быть приписан жаре. Она истекала буквально нервным потом.
    Джерри Арнольд поприветствовал ее в тот момент, когда она вышла из такси. Его послал Дрю препроводить ее к зарезервированному для нее месту.
    — Его менеджер с ним, — взволнованно сообщил Джерри, хотя она ничего не спрашивала. — Как в старые времена. Дрю спокоен, но зол, понимаете? Это хорошо. Так или иначе, он хотел удостовериться, что вы здесь. Если вам что-нибудь понадобится, попросите одного из служащих послать за мной.
    — Спасибо, — поблагодарила Арден, слегка сбитая с толку.
    Дрю ждал ее даже после утренней ссоры? И на кого он зол? На нее?
    Макаслин вышел на корт, выглядя потрясающе красивым в белой теннисной форме с такой знакомой эмблемой на нагрудном кармане и шортах. Бандана с рекламируемой торговой маркой обхватывала лоб, сверху падали белокурые волосы.
    Теннисные поклонники не впечатлились, и Дрю удостоился жиденьких аплодисментов. Зрители непоколебимо придерживались своего мнения, ведь они заплатили по пятьдесят долларов, чтобы увидеть Mакинроя, и чувствовали разочарование. Станет ли этот матч еще одной кровавой бойней для Макаслина?
    Дрю казался совершенно не расстроенным отсутствием энтузиазма. Его глаза только раз прошлись по толпе, и он заметил Арден. Потом холодно кивнул ей. И больше на нее не смотрел.
    Он взял следующее очко, и Арден закрыла глаза. Только два очка, Дрю, и ты сделаешь его. Только два.
    Гонсалес выполнил эйс на подаче.
    — 30:15.
    Чемпиона погубила самонадеянность — он не ожидал, что мяч вернется от Дрю после убийственного удара слева, поэтому метнулся в одну сторону, когда снаряд улетел в другую.
    — 30:30.
    Толпа нервно зашевелилась и начала аплодировать. Арден слушала крики поддержки в адрес Дрю, и сердце наполнялось гордостью. Весь матч он просто завораживал и, даже если проиграет, все равно продемонстрировал превосходный теннис.
    Гонсалес взял следующую подачу.
    Убойным ударом с лета Дрю заработал очко. Гонсалес злобно выругался по-испански.
    — Ровно.
    У Арден побелели суставы, истерзанная зубами нижняя губа потрескалась. Подачу Гонсалеса она видела как в тумане, и возблагодарила Бога, когда Дрю встретил атаку изящным взмахом ракетки. Но промахнулся — мяч улетел за линию площадки.
    — Преимущество Гонсалеса. Матч-пойнт.
    Дрю согнулся пополам и уперся руками в колени. Мокрые волосы упали на лоб, он глубоко дышал, опустив голову. Потом выпрямился, чтобы принять следующую подачу. Гонсалес вложил в удар все силы. Дрю парировал с удивительной точностью. Они метали мячик взад-вперед, пока у зрителей не закружилась голова. Ни один не ошибался. Каждый старался перехитрить другого, то отражая нападение с задней линии, то несясь в противоположную сторону. Наконец Гонсалес дотянулся до мяча, посланного на угол. Его знаменитый удар справа пришелся точно по цели и стремительно закрутил снаряд по диагонали.
    Дрю среагировал мгновенно и со скоростью гепарда рванул к мячу. Хотя и видел, что не успевает, но весь выложился в последнем выпаде. Его тело, словно летящая стрела, горизонтально рассекало воздух, ракетка вытянута вперед насколько возможно.
    Позже фотография этого момента принесла одному спортивному фотографу профессиональный приз.
    Ракетка Дрю коснулась мяча, но от слабого толчка тот получил ускорение, достаточное чтобы только долететь до сетки, коснуться ее и упасть на сторону Макаслина. Приземляясь, Дрю проскользил на локте и предплечье по покрытию, оставляя кровавый след.
    Никто не шелохнулся. Не издал ни единого звука. С незабываемым мужеством Дрю поднялся и глубоко вдохнул. Потом медленно, с достоинством, подошел к сетке и протянул правую руку для поздравительного рукопожатия.
    Трибуны взорвались приветственными криками и одобрительным ревом. Не победителю — побежденному! Фотографы и теннисные болельщики всех возрастов рванули на корт… и все помчались к Дрю!
    На глаза Арден навернулись слезы, пока она наблюдала, как сотни восхищенных людей облепили героя дня. Он вернулся! Он снова на вершине! То последнее отчаянное усилие доказало, что он отдаст все, чтобы снова стать чемпионом.
    Теперь можно и покинуть его. С ним все будет в порядке.
    Арден протолкалась сквозь толпу, взяла такси и попросила водителя подождать ее у гостиницы, пока она заберет вещи, а потом направилась в аэропорт. Она успела на рейс той же самой местной авиалинии, самолетом которой они прилетели вместе с Дрю. Слезы катились по щекам, когда она вспомнила тяжелое давление головы Мэтта на груди и пьянящий поцелуй Дрю после приземления. Она никогда не забудет время, проведенное вместе с сыном и его отцом.
    У стойки портье в отеле было непривычно тихо, и тут Арден сообразила, что настал час ужина. Молодая женщина тепло приветствовала ее.
    — Добрый вечер. Чем могу помочь?
    — Я мисс Джентри. У меня здесь номер, но я на несколько дней улетала на Оаху. Я хотела бы забрать ключ. Комната 317.
    Девушка что-то набрала на компьютере.
    — Комната 317? — переспросила она.
    — Да, — подтвердила Арден, придавленная разбродом в чувствах, словно мешком с кирпичами на закорках.
    — Всего минутку, пожалуйста.
    Девушка что-то зашептала менеджеру на регистрации. Они через плечо поглядывали на Арден, которая с каждой минутой промедления раздражалась все больше.
    — Мисс Джентри?
    Мужчина, с которым совещалась служащая, подошел к ней.
    Они чрезвычайно сожалеют, но произошло взаимное недопонимание. У них создалось впечатление, что она поспешно выехала из отеля и заплатила кредитной карточкой. Вещи, оставшиеся в номере, по ее просьбе помещены в камеру хранения.
    — Но я не выехала! — заспорила Арден. — И предупредила вашего сотрудника, что вернусь. Я заплатила за свой номер, чтобы вы не подумали, что я сбежала.
    Да, эта ошибка полностью их собственная. Однако комната уже отдана другому гостю, который запланировал двухнедельное пребывание.
    — Мне очень понравился тот номер, но, если вы уже отдали его кому-то еще, с этим конечно ничего не поделаешь. Согласна и на другой. Я очень устала…
    Обнаружилась очередная неприятная проблема — отель полностью заполнен.
    — Вы хотите сказать, что у вас не найдется для меня одноместного номера взамен того, из которого меня вышибли?
    Они сожалеют, что все так получилось. И незамедлительно обзвонят другие гостиницы, чтобы отыскать жилье для мисс Джентри. И будут счастливы отвезти ее туда в автомобиле отеля.
    — Спасибо, — коротко поблагодарила Арден. — Я подожду там, — она махнула рукой на ряд стульев, которые хорошо просматривались от стойки, так что они не смогут изобразить, что забыли про нее.
    Прошло полчаса и сообщения о неудачах повторялись раз за разом.
    — Куда бы мы ни позвонили — везде занято. Но мы все еще пытаемся.
    Арден устало откинулась на спинку стула, перебирая варианты, и неожиданно вздрогнула — Дрю вошел в здание, сжимая губы с мрачной решимостью. Он как обычно был одет в шорты и ветровку без рукавов с расстегнутой до половины молнией — тоже привычно, — волосы после изнурительного матча вымыты, но всклокочены ветром, на плече и локте виднелись отвратительные свежие струпья. Он внимательно оглядел помещение и заметил Арден, сидящую в вестибюле.
    Остановился перед нею, уперся руками в бока и зыркнул на беглянку.
    — Я искал тебя на двух островах. Какого черта ты ушла после матча?
    — Ответ очевиден, не так ли?
    — Не прикидывайся дурочкой. Почему ты сбежала?
    — Почему? Потому что утром мы поссорились. — Арден поднялась и с такой же яростью уставилась на него. — Потому что хочу избежать твоих издевательств и дурного нрава.
    Его рот изогнулся в улыбке.
    — Тебе надо почаще злиться. Гнев придает твоим глазам особенную выразительность.
    Арден изготовилась еще разок взорваться, но их прервали.
    — Мисс Джентри! — Менеджер регистрации несся к ним, размахивая листком бумаги. — Мы нашли для вас номер…
    — Так, стоп, — рявкнул Дрю, резко развернулся и встал перед бедолагой, фактически пригвоздив того к полу синим взглядом.
    Служащий настороженно посмотрел на Дрю и вопросительно — на Арден.
    — Но мисс Джентри говорила, что ей нужна комната, и…
    — Я сказал — стоп. — Дрю снова обратил внимание на Арден. — Она поедет ко мне домой.
    Потеплевшими глазами пристально взглянул на нее. Потом спокойно добавил:
    — Пожалуйста.

Глава 8

    Дрю истолковал ошеломленное молчание Арден как согласие и, прежде чем она сообразила, что происходит, распорядился, чтобы все ее вещи принесли из камеры хранения и погрузили в его «Кадиллак Севиль», припаркованный снаружи. Он забрал сумку на длинном ремне, привезенную ею с Оаху, подхватил Арден под руку и направился к двери. Персонал был более чем счастлив, неся багаж и непрерывно извиняясь за причиненное его подруге беспокойство.
    Арден позволила устроить себя на переднем сиденье автомобиля, но сохраняла чопорную отстраненность, пока они не отъехали от входных ворот отеля и не оказались на темной дороге.
    — Дрю, не собираюсь с тобой спорить. Я не поеду к тебе домой. Пожалуйста, отвези меня в другую гостиницу. Я найду себе комнату.
    — Я тоже не собираюсь с тобой спорить. Это просто сумасшествие — болтаться ночью в поисках ночлега, когда у меня есть три или четыре пустые спальни. И, уж конечно, ты получишь любую из них бесплатно.
    — Бесплатно? — лукаво спросила она, не оставляя сомнений в значении вопроса.
    Кадиллак несся по узкому шоссе, фонтанируя гравием из-под колес и визжа шинами, и вдруг Дрю резко затормозил. Арден по инерции качнулась вперед и, когда выпрямилась, он прижал ее к себе.
    — Нет. Не бесплатно. Придется заплатить.
    Уверенная рука захватила ее подбородок, удерживая голову неподвижной, несколько напряженных мгновений его рот парил над ее. Арден ожидала карающего жесткого поцелуя, вместо этого Дрю был мучительно нежен, легко надавливая языком на ее губы, пока они не приоткрылись, умело воскрешал в памяти ритмичные толчки, расколовшие ее на части от желания, и она чувствовала, как ее тело тает от его силы, а решение оставить его исчезает как дым.
    Дрю поднял голову и ласково убрал шелковистые пряди темных волос с ее щеки.
    — Считай это арендной платой за то время, которое пожелаешь провести в моем доме.
    — Никакой другой компенсации не потребуется?
    Его глаза курсировали по ее лицу, вниз на шею и назад ко рту.
    — Нет, если только не захочешь сделать мне подарок, которого, ты знаешь, я жажду, но никогда не потребую силой и не сделаю условием сделки.
    Арден коснулась его волос, затем провела пальцем по лохматой полоске бровей.
    — Ты играл… — Эмоции вытеснили слова, когда она вспомнила его блистательное последнее усилие спасти матч. — Ты играл грандиозно. Меня переполняла гордость. Да я просто лопалась от гордости.
    — Тогда почему сбежала, Арден? Разве не понимала, что я захочу увидеть тебя сильней, чем кого-либо в мире, когда закончится игра?
    — Нет, не понимала. Ты был таким злющим после…
    Арден опустила глаза и этот жест, неосознанно соблазнительный, заставил всколыхнуться его чувства.
    — После случившегося на рассвете, — пробормотала она, — я решила, что любые дружеские отношения между нами невозможны. Не смогла удержаться и не придти в клуб, но сомневалась, что ты снова захочешь видеть меня.
    Дрю поднес ее руку к своему рту и прижался к ней губами, целуя пальцы.
    — Я был зол, как черт. Но ты должна признать, что, если мужчина… м-м… готов заняться любовью, как я утром, а ему дают от ворот поворот, вряд ли он сохранит прекрасное расположение духа. — Он расплылся в застенчивой улыбке. — И я пребывал не в том настроении, чтобы ясно мыслить. Черт, почему бы не сказать без обиняков? Я боялся, до смерти боялся встать перед Гонсалесом в этом матче.
    — Зато к концу игры Гонсалес боялся тебя.
    Искренняя и широкая усмешка пересекла лицо Дрю.
    — Спасибо, но прямо сейчас не это главное. Главное — прости, что вышел из себя. Ты, конечно, имела полное право сказать «нет».
    — Я не должна была позволить ситуации зайти так далеко.
    Дрю соблазнительно прищурился.
    — Не забудь об этом в следующий раз. Не могу гарантировать, что смог бы сдержаться, если бы миссис Лаани не постучала в дверь.
    Его губы снова овладели ее ртом. И сейчас Арден без малейшего колебания откликнулась на его призыв, ее язык двигался ему навстречу в откровенном отклике.
    — Что миссис Лаани подумает о моем приезде? И я останусь только на одну ночь. Завтра же найду себе номер.
    — У меня в распоряжении двенадцать или четырнадцать часов, чтобы переубедить тебя, — решительно заявил Дрю, повернулся к рулю и включил зажигание. — Что касается миссис Лаани, то она целый день, как кинжалами, пронзала меня своими глазами-бусинками, фыркала вместо того, чтобы отвечать, и всевозможными способами демонстрировала неудовольствие из-за того, что я позволил тебе сбежать.
    — Они с Мэттом успешно побродили по магазинам?
    — Судя по количеству занесенных в дом коробок, уверен, что да, — засмеялся Дрю. — Кстати, это напомнило мне еще об одном. Сегодня днем Мэтт открыл дверь в твою комнату, начал стучать ногами и кричать: «А-ден, А-ден!» Именно после этого миссис Лаани стала негодующе фыркать всякий раз, когда смотрела в мою сторону.
    Если у Арден и оставались еще какие-то сомнения, то они исчезли, стоило ей услышать, что сын тосковал без нее. Разве возможно пренебречь возможностью пожить с ним рядом еще чуть-чуть?
    Может ли Дрю позже обвинить ее? Она не манипулировала им, добиваясь приглашения; только святая отказалась бы. Разве она не выстрадала привилегию побыть с сыном хоть какое-то время? Все те месяцы душевных терзаний, предположений, кто он, где находится, как выглядит, дают ей какие-то права?
    И Дрю. Она влюбилась в него, влюбилась так, как никогда и представить себе не могла, что можно так любить мужчину, — умом, душой и телом. Любовь затронула все существо Арден Джентри. И отсутствие надежды на будущее не делало чувство менее искренним, менее сильным. Следующих нескольких дней — на самом деле она не думала, что уедет ближайшим утром, — должно хватить на всю оставшуюся жизнь. Она не откажется от них. Она заслужила немного эгоизма.
    Они въехали во владения Дрю через задние ворота, которые распахнулись, повинуясь нажатию кнопки на пульте управления, и автоматически закрылись позади них. Впереди простиралось омываемое Тихим океаном западное побережье Мауи.
    Широкая лужайка на несколько сотен футов тянулась под уклон к пляжу. Уже опустились сумерки, но Арден видела темные очертания массивных баньянов, которые, как великанские грибы, прикрывали двор гигантскими зонтиками, их веревкоподобные воздушные корни свисали из крон гирляндами толстых щупалец. Плюмерия с желтыми, розовыми или белыми соцветиями наполняла ароматом вечерний воздух. Гавайский кордилайн, как плащом, был укутан желтыми цветами, орхидеи и другие цветущие кустарники пятнали участок пышными многоцветными клумбами. Гигантские олеандры составляли живую изгородь и гарантировали полное уединение.
    Сам дом — что можно было разглядеть под покровом из виноградных лоз, — состоял из чередования светлых кирпичных стен и стекла. Широкие веранды, ведущие в комнаты, были оставлены открытыми для притока вечернего воздуха и океанского бриза.
    — Великолепно, — выдохнула Арден, выходя из автомобиля, не дожидаясь, пока Дрю подойдет и откроет дверь.
    Ветер заигрывал с ее волосами и доносил запах цветов и моря.
    — Я и купил его из-за прекрасного вида. Пойдем. Пошлю Мо за твоими вещами.
    Дрю повел Арден вокруг здания в сторону океана. Они вошли в гостиную через распахнутые, во всю стену, стеклянные двери. Высокие жалюзи из мореного дерева были раздвинуты, но при необходимости их можно использовать, чтобы закрыть стекла и отгородиться от мира или обеспечить защиту от непогоды. Каменные плитки пола отполированы до зеркального блеска и усеяны восточными ковриками. Мебель подчеркнуто удобная, не официальная, с обивкой из светлой буклированной ткани. Подушки с разными узорами и полосками привносят яркие краски. Свежие цветы в вазах и чашах по всему помещению. Величественный рояль из черного дерева в одном углу; каменный камин — в противоположном. Стеклянные и деревянные столы отделаны медью.
    Перед Арден предстала одна из самых великолепных комнат, когда-либо ею виденных, которая задавала тон всему дому.
    — Парадная столовая, комната для завтрака и кухня там, — махнул рукой Дрю. — Мой кабинет с другой стороны. Туалетная комната за лестницей.
    По лестнице с дубовыми ступенями и перилами, украшенными полосками меди, Дрю повел ее на второй этаж.
    — Надеюсь вернуть себе расположение экономки и сына, доставив тебя домой.
    Они прошлись по широкому коридору, и Дрю открыл одну из дверей. Миссис Лаани, сумев каким-то образом втиснуть свое большое тело в кресло-качалку, тихонько напевала сонному Мэтту.
    Стоило Арден и Дрю войти, как малыш тут же сел на постели. Увидев отца и Арден, вырвался из рук миссис Лаани, кинулся через комнату, и всем телом прильнул к Арден, обхватив пухлыми ручками ее ноги. Дрю, улыбаясь, поддержал Арден, когда она опустилась на колени, чтобы обнять непоседу.
    — Привет, Мэтт, — вымолвила Арден, скользя пальцами по белокурым завиткам. — Сегодня ты был хорошим мальчиком? А?
    Всего полдня назад она планировала покинуть его. Теперь ей предоставили еще несколько драгоценных часов. Арден прижала сына к себе и крепко стиснула в объятьях. Глаза затуманились от слез, когда она почувствовала, что и он сжал ее в ответ.
    Отодвинувшись от нее, Мэтт маленьким пальчиком ткнул в кнопку на пижамке и гордо объявил:
    — К-опка.
    — Ах, какой ты умный, — восхитилась Арден, снова обнимая его, оглядела собственный лиф и поняла, что на сарафане нет кнопок. — Ладно, иногда у меня тоже бывают кнопки, — засмеялась она.
    — Он вел себя ужасно, так что не осыпайте его комплиментами, — проворчала миссис Лаани. — Одевать его все равно, что наряжать осьминога.
    Она пыталась сохранить видимость властности и осуждения, но вся сияла, глядя на Дрю и Арден.
    — Вы, должно быть, оба проголодались. Мистер Макаслин не удосужился поесть, а сразу же велел нам собираться и потащил в аэропорт, чтобы успеть на последний вечерний рейс. Клянусь, никогда не видела его в такой спешке.
    Дрю впился в нее взглядом и угрожающе откашлялся, но она только улыбнулась в ответ, круглые темные глаза весело вспыхнули.
    — Разве у вас нет никаких дел? — зарычал он.
    — Вот я и хочу предложить, — укоризненно произнесла домоправительница, выбираясь из кресла, — если кто-то из вас уложит Мэтта спать — чему я буду очень рада, — я смогу приготовить легкий ужин.
    Женщина сложила руки на массивной груди и посмотрела на Дрю:
    — Надеюсь, вы предложили молодой леди поужинать.
    Он уловил нисколько нескрываемый упрек.
    — Арден будет нашим гостем, пока… на сколько я смогу ее уговорить. Пожалуйста, попросите Мо принести ее вещи из автомобиля.
    Миссис Лаани вперевалочку направилась к двери детской.
    — И в какую комнату доставить их?
    Ее безразличие было слишком нарочитым, чтобы претендовать на искренность.
    — В гостевую, которую сочтете самой подходящей, — ответил Дрю.
    Арден скрыла замешательство и пылающие щеки, неся Мэтта к креслу-качалке, и продолжила укачивать сына. Когда экономка покинула комнату, Дрю присел на корточки перед Арден и Мэттом и обхватил руками колени женщины. Их глаза встретились, и словно электрическая дуга вспыхнула между ними.
    — Полагаю, миссис Лаани понимает, какой огонь во мне пылает.
    — Дрю! — воскликнула Арден.
    — И, думаю, понимает, какой огонь пылает в тебе.
    — Огонь, — пробормотал Мэтт, наморщил лоб и подул на ручки.
    Двое взрослых рассмеялись.
    — Я рада, что он не может распознать контекст сказанного, — отчитала Дрю Арден.
    — Но ведь так и есть, правда?
    — Что?
    Она усиленно разглядывала рисунок на пижамке Мэтта.
    — Не бери в голову, — хриплым многообещающим тоном произнес Дрю. — Продолжим обсуждение позже.
    Он легонько хлопнул Мэтта по бедру.
    — Ну, сын, ты ведь правда счастлив получить назад свою любимую девочку?
    Не догадываясь, что отвечает на вопрос отца, Мэтт положил головку на грудь Арден и широко зевнул.
    — У него выдался длинный день, — Арден погладила щечку ребенка тыльной стороной пальцев.
    — Не трать на него все свое сочувствие. Сохрани что-нибудь и для меня. У меня тоже был чертовски длинный день.
    Она посмотрела на Дрю и нежно улыбнулась, как Мадонна.
    — Конечно. Это первый из многих грандиозных дней для тебя, Дрю. Я совершенно уверена в этом. Что произошло после матча?
    — Около часа я оставался в плену у прессы. Каждый хотел выведать кровавые детали моей жизни в прошлом году… и почему я стал отшельником. Они жаждали выяснить, не докатился ли я до психушки.
    — И что ты сказал им?
    — Правду. Сказал, что пьянство было результатом смерти жены. Что пришел в себя примерно полгода назад и с тех пор вкалывал, как черт, пока не почувствовал себя готовым к сегодняшнему дню.
    — Ты был больше чем готов. Когда у тебя очередная игра?
    Дрю вытащил составленный Хэмом график.
    — Пока собираюсь постепенно набирать форму. В этом году я вряд ли достигну прежнего уровня, но в следующем, надеюсь, смогу устроить впечатляющее шоу.
    — Сколько раз ты выигрывал Большой Шлем?
    Из исследования, которое Арден провела перед прибытием на Гавайи, она узнала, что Большой шлем включает четыре самых крупных турнира: Открытый чемпионат Австралии, Открытый чемпионат Франции, Уимблдонский турнир и Открытый чемпионат США.
    — Дважды. С перерывом в два года. Сомневаюсь, что когда-нибудь снова сумею завоевать его, но это не имеет значения, Арден. Пока я понимаю, что показываю лучшую игру, победа не столь уж важна. Я выиграл действительно важное сражение.
    Арден потянулась и коснулась его твердой загорелой щеки. Она почти чувствовала новую силу и веру, которые Дрю обнаружил в себе, пока пальцами обводила контуры его подбородка. И вдруг подскочила от неожиданности и громко вскрикнула.
    Мэтт с любопытством просунул руку в облегающий лиф ее сарафана, чтобы исследовать нечто интересное, чего никогда раньше не видел. Он счел ее коралловый сосок весьма интригующим образованием и слегка зажал находку между пальцами.
    — К-опка, к-опка, — гордо объявил малыш.
    — Мэтью! — ахнула Арден, отстраняя от себя любознательную ручонку и поправляя одежду.
    Дрю от смеха рухнул на пол.
    — Вокруг него слишком мало женщин.
    — Но рядом миссис Лаани, — возразила Арден, не осмеливаясь встретиться взглядом со смеющимися глазами Дрю.
    — Да ладно, Арден. Едва ли вы с миссис Лаани похожи фигурами. Мэтт увидел что-то новое и прекрасное и решил проверить.
    — Ну, может и так, но, думаю, прежде чем он сделает еще что-то подобное, ты должен откровенно по-мужски поговорить с ним.
    Дрю поднялся на ноги, забрал мальчика и понес к кроватке.
    — Да. Полагаю, что должен.
    Приложил рот прямо к уху Мэтта и сказал достаточно громко, чтобы услышала Арден:
    — Сын, у тебя превосходный вкус на женщин.
* * *
    Миссис Лаани накрыла стол в «домашней» столовой. Дрю осуждающе посмотрел на экономку, заметив зажженные свечи, но та деловито сновала вокруг, игнорируя негодующее выражение его лица.
    — Я решила, что здесь будет удобней и спокойней после такого долгого утомительного дня. Надеюсь, вы любите лосося, мисс Джентри.
    — Да. Звучит замечательно.
    Действительно, холодный лосось с огурцом и укропным соусом и овощная запеканка, к которым миссис Лаани добавила роскошный десерт с заварным кремом, были восхитительны. Но Арден получала удовольствие не столько от прекрасной еды, сколько от мужчины, который разглядывал ее так же пристально, как она его.
    Глаза Дрю блестели в свете свечей, пока он, побуждаемый Арден, обсуждал матч. Дрю, казалось, неохотно говорил об этом, застенчиво и робко, однако она уговорила его поделиться впечатлениями от игры. Он выглядел очень довольным тем, что Арден внимательно наблюдала за противоборством и помнила каждый упомянутый им удар.
    — Ты был готов к проигрышу?
    — Я никогда не готов к проигрышу, Арден. Я уже как-то говорил тебе, что нацелен побеждать. Но если приходится проигрывать, то предпочитаю делать это с достоинством и в справедливой борьбе. Сегодня была моя победа, несмотря на счет.
    — Согласна.
    Он впился в нее взглядом через освещённый свечами стол.
    — Я боялся, что ты не придешь в клуб после того, как улизнула из гостиницы.
    — Я не улизнула, — уклончиво запротестовала она.
    — Значит, это просто совпадение, что ты сбежала, пока я был в душе, и случайная оплошность, что ничего не сообщила миссис Лаани и не оставила записку, куда направляешься.
    Арден водила пальцами вверх-вниз по конусообразной тонкой свече в подсвечнике.
    — Наверное, с моей стороны это необдуманный поступок, ведь я была твоей гостьей. Джерри Арнольд сказал, что ты выглядел ужасно злым перед матчем.
    В конце фразы прозвучал невысказанный вопрос.
    — Да. Когда добрался до клуба, а у него не нашлось для тебя билета, я устроил скандал. Сказал ему, пусть делает, что хочет, но устроит тебя, и он невероятно быстро стал крайне гостеприимным.
    Усмешка Дрю была почти дьявольской.
    Арден склонилась над столом.
    — А знаешь что? Думаю, тебе нравится баламутить людей, давить авторитетом, в общем, хулиганить.
    Дрю хмыкнул.
    — Так и есть. Особенно, когда что-то очень важно для меня. — И с абсолютной серьезностью добавил: — То, что ты приехала на игру, значит для меня больше, чем ты можешь себе представить. Я чувствовал твое одобрение и поддержку.
    Арден недоверчиво округлила глаза.
    — Но ты даже не смотрел на меня.
    — Я и не глядя ощущал твое присутствие.
    От его тона у нее вскипела кровь.
    Миссис Лаани нарушила интимность момента.
    — Если не возражаете, я ложусь спать, мистер Макаслин, — произнесла она от дверного проема. — Посуду вымою утром. Для мисс Джентри приготовлена комната рядом с вашей. Вас устроит?
    — Да, все прекрасно. Спасибо, миссис Лаани. Спокойной ночи.
    — Спокойной ночи.
    Голос Арден звучал, как кукурузная шелуха, трущаяся друг о друга.
    — Пойдем, прогуляемся по берегу, — предложил Дрю, помогая ей выйти из-за стола, потом наклонился и поцеловал Арден в плечо. — Но тебе надо переодеться во что-то потеплей. Ветер становится прохладным после заката.
    Дрю ждал ее на нижней ступеньке лестницы, когда она спустилась через пять минут в спортивном велюровом костюме абрикосового цвета. Брючки суживались на лодыжках, и Арден не обулась. Красивые ноги, с тщательно отпедикюренными пальчиками, легко порхали по ступенькам. Дрю заметил дразнящее колыхание груди под трикотажной рубашкой и понял, что она не надела бюстгальтер. Его охватило нестерпимое желание накрыть ладонями упругие полушария и почувствовать их пышную мягкость под бархатистой тканью. В висках застучал пульс, отдаваясь в нижней части тела.
    — Уверена, что не замерзнешь? — спросил Дрю настолько спокойно, насколько позволяли мятущиеся чувства.
    Арден кивнула. Он обнял ее за плечи и вывел в залитую лунным светом ночь.
    Казалось, разговор стал трудным и для нее тоже, и Дрю оценил, что она не завела принужденную беседу. Он видел ее эмоции, ожидание неизбежного в ее глазах. Слова только помешали бы тому, что их тела сообщали друг к другу.
    Они молча спустились по склону ухоженной лужайки, перешагнули через низкую кирпичную стену и ступили на песчаный берег. Пляж Дрю находился в маленькой полукруглой бухте. Волны набегали и с силой обрушивались на валуны из застывшей лавы, потом нежно пенились на песке. Луна сияла, отражаясь на поверхности океана серебряной полосой, простирающейся до горизонта, ее свет мерцал во вздымающихся гребнях волн. Ветер шумел в широких ветвях пальм. Картина просто завораживала. Дрю много раз в одиночестве сидел здесь и наслаждался этим сказочным местом, но теперь осознал, что эта сцена всегда будет неполной без Арден. Она сделала волшебство реальным, осязаемым. В лунном свете ее кожа казалась снежно-белой, а волосы — темными, как черное дерево. Звезды теряли свой блеск по сравнению с изумрудами ее глаз.
    Дрю опустился на твердый спрессованный песок и потянул Арден следом, усадив перед собой на согнутую ногу и прислонив спиной к своей груди. Колено второй ноги прижималось к ее боку. Мгновение он сидел, не шевелясь, не касаясь ее и ничего не говоря. Дрю не представлял, как она отреагирует, когда он скажет все, что считает нужным. Если, оказавшись по другую сторону сетки перед Гонсалесом, он слегка нервничал, то теперь испытывал страх. Результат теннисного матча был не так важен, как результат предстоящей беседы.
    — Я люблю тебя, Арден.
    Ну вот. Простое признание. Смело высказанная откровенная правда.
    Ее волосы хлестнули по его лицу, когда она повернула голову. Влажные губы, которые всегда будут желанными для него, раскрылись от удивления.
    — Что ты сказал?
    — Я люблю тебя.
    Дрю посмотрел на океан и почувствовал родство с ним: тот выглядел настолько спокойным на поверхности, насколько бушевал внизу, точно, как он.
    — Никогда не предполагал, что скажу это другой женщине. Я очень любил Элли. И не думал, что когда-нибудь полюблю вновь. Но это произошло. Я люблю тебя сильней.
    Арден перестала дышать и почувствовала, как до боли сжалась грудь. Он собирается убить ее тихо произнесенными словами, чего никак нельзя позволить.
    — Я всего лишь гощу у тебя. Ты не должен так говорить.
    Дрю провел пальцем по ее щеке, мягко улыбаясь.
    — Не смеши меня, иначе я снова и снова будут впадать в безумие.
    Его губы ласкали ее висок, но и только.
    — Говорю это по одной единственной причине — это правда. Ты вполне можешь не доверять мне. Я вел себя ужасно. Но разве ты не понимаешь, Арден, что я просто защищался? Я чувствовал себя виноватым, потому что полюбил тебя сильнее, чем когда-либо Элли. Не мог справиться с этим. А сегодня, когда решил, что ты бросила меня, едва не сошел с ума.
    — Но в течение матча…
    — Не тогда, позже. После, когда тебя нигде не могли найти. — Дрю рассмеялся. — Фактически во время матча я все еще злился из-за утренней ссоры. Не думаю, что играл бы с такой энергией, если бы ты так не разъярила меня.
    Арден в замешательстве склонила голову. Дрю перебирал ее развевающиеся на ветру волосы, наслаждаясь атласной нежностью прохладных прядей, скользивших по его коже.
    — Ты все сделала правильно — не стала нянчиться со мной. И при этом не пыталась уговорить согласиться или отказаться. Поняла, что решение должно быть моим, даже осознавая, что у меня нет иного выбора, кроме как играть.
    — Правильно. Я знала, что ты должен бороться. Знала, что ты хочешь этого. Но не могла давить на тебя. Ты должен был сам ко всему прийти.
    — В том-то и дело, Арден. Ты не стала говорить мне то, что я хотел услышать, в отличие от Элли.
    — Дрю, пожалуйста, не надо.
    — Хочу, чтобы ты знала.
    — Но я не должна знать.
    — Нет, должна. Когда мы займемся любовью, между нами не останется никаких призраков и тайн.
    Арден быстро отвела глаза, но не по той причине, о которой подумал Дрю. Она все еще скрывала тайну — тайну, которая могла стоить его любви.
    — Элли поддерживала все, что я говорил и делал, даже когда наверняка видела мою неправоту. Она не приехала бы наблюдать за моей игрой, побоявшись, что я не смогу пережить поражение, а она не перенесла бы моего падения.
    Арден изумленно посмотрела на него.
    — Странно, правда? — продолжил Дрю, видя недоверчивое выражение на ее лице. — Когда она путешествовала со мной, то держалась подальше от кортов, потому что не умела быть объективной, когда я проигрывал. Если бы сегодня она была жива, то нашла бы мне кучу оправданий и извинений, и сочувствовала бы моему проигрышу. Сомневаюсь, что она поняла бы, что этот матч стал моим триумфом. А ты поняла.
    Дрю обхватил голову Арден и прижался к ямочке на шее.
    — Элли могла разделить со мной победу. Но не уверен, что когда-нибудь разделила бы поражение. Даже после того, через что мы прошли, чтобы у нас появился Мэтт, я беспокоился о ее реакции, если бы в один прекрасный день наше рискованное мероприятие провалилось.
    Арден закрыла глаза при упоминании Мэтта. Что бы произошло, если бы он родился не таким прекрасным и совершенно здоровым? Элли не взяла бы его? Рон никогда не стал бы растить ребенка другого мужчины. Он вполне способен и уничтожить младенца. Мысль заставила Арден задрожать, и руки Дрю напряглись вокруг нее.
    — Я едва ли не больше боялся будущего, когда хорошо играл и жил с Элли, чем в последнее время. Не думаю, что она смогла бы столкнуться с трагедией и выжить.
    Губы Дрю нашли ухо Арден, и его дыхание наполнило ее теплом.
    — Арден, я чувствую, что вместе мы смогли бы выстоять в любой ситуации. Ты заставляешь меня ощущать себя сильным и уверенным, в мире с самим собой, но всегда подталкиваешь идти вперед. Когда кто-то, как Элли, считает тебя совершенством, то не к чему и стремиться.
    Дрю приложил ладони к ее щекам и заглянул в залитые слезами глаза.
    — Понимаешь, о чем я говорю?
    — Сравнения несправедливы, Дрю. Для любой из нас.
    — Знаю. Просто стараюсь убедить тебя, что не пытаюсь заменить ее тобой. Ты другая. Лучшая для меня.
    — Дрю, — прошептала Арден, прислоняясь лбом к его подбородку, покачиваясь взад-вперед.
    Такого она не ожидала. Боже, последнее, что она могла предположить — что он влюбится в нее. Это еще более неслыханно, чем ее любовь к нему. Чересчур. Невозможно получить так много счастья. Это пугало. Какую цену придется заплатить за такие дары?
    Но пока ее ласкали теплые и успокаивающие руки, пока слова любви звучали в ночи, пока его сердце билось в одном ритме с ее, Арден не хотела думать о будущем. Она жаждала просто упиваться его любовью. Именно сейчас надо рассказать о Мэтте: Дрю откровенен с ней и момент подходящий. Но…
    — Арден, Арден…
    Дрю выдохнул ее имя, и его язык нежно заполнил ее рот. Он сладко атаковал, вновь открывая для себя ее вкус, чудо, происходящее всякий раз, когда целовал ее.
    Мужские ладони скользнули под велюровый топ. Ее кожа была теплым бархатом; он ощущал, как частит ее пульс под его пальцами, обхватившими грудь.
    Арден простонала его имя и прильнула к нему в невысказанной, но неудержимой потребности.
    — Не хочу узурпировать чье-то место в твоем сердце, Дрю.
    Он целовал ее шею, продолжая ласкать грудь.
    — А ты и не делаешь этого. Ты слишком необыкновенная. Это место предназначено только для тебя одной, потому что никто никогда не сможет занять его.
    Его пальцы говорили так же красноречиво, как и слова, пока он благоговейно касался ее. Потом Дрю вытащил руки и обнял Арден с неоспоримой властностью. Она подняла голову и встретила его поцелуй, языки сплетались в эротическом балете. Дрю впился в ее рот, словно никогда не намеревался отпускать.
    — Мне нравится твой вкус, — выдохнул он, отрываясь от нее.
    Затем невыносимо медленно начал обводить контуры ее губ, пока она не вскинула руки и не зарылась в его волосах.
    Арден выгнулась, прильнув всей грудью к его телу. Ее язык отважно прогонял прошлое, и она целовала его так, как никогда и никого раньше. Прежние запреты рухнули. Снова и снова она отвечала ему, выказывая всю свою страсть.
    — Господи, — прохрипел Дрю, когда они наконец разъединились, жадно вдыхая воздух, и крепко стиснул Арден, впившись в нее глазами. — Пойдем в дом?
    Она согласно кивнула, и они вместе поднялись на ноги.
    Внутри было тихо, только горели ночники в коридорах. У дверей ее комнаты Дрю обнял Арден за плечи.
    — Ты пленила меня, Арден. С самой первой нашей встречи я увлекся тобой, но не стану снова давить на тебя. Я уже сказал, что люблю тебя, и это правда. Но тебя это ни к чему не обязывает. Ничего не требует от тебя. Если придешь ко мне, я покажу, насколько люблю тебя. В противном случае — все пойму.
    И исчез в полумраке коридора.
    Двигаясь машинально, но целеустремленно, Арден вошла в свою спальню, где уже лежали ее распакованные вещи. Она даже не заметила изящной и уютной обстановки в голубых, зеленоватых и бежевых тонах, как и соответствующего оформления примыкающей ванной.
    Арден сняла спортивный костюм и включила душ, подождав, пока помещение не заполнится паром. Затем тщательно вымыла голову и тело, по-прежнему пребывая в оцепенении, не позволяющем мыслить здраво, а только чувствовать, только доверяться инстинктам. И конечно, не позволяющем совести ворваться в предвкушение счастья.
    Арден высушила волосы, прыснула на себя духами, слишком дорогими для такого щедрого использования, и прополоскала рот персиковым лосьоном. Точными движениями завернулась в шелковое кимоно и покинула комнату.
    На ее тихий стук отреагировали мгновенно. Дрю открыл дверь в махровом полотенце, обернутом вокруг талии, с невысохшей головой. Волосы, покрывающие торс, вились от влаги. В полумраке его глаза мерцали, как сапфиры.
    — Арден? — нерешительно спросил он.
    — Я хочу тебя, — хрипло призналась она.
    — В постели?
    — Да.
    — Голого?
    В ответ она шагнула к нему и положила руки на его грудь, вьющиеся волоски защекотали кожу. Потом прошлась ладонями по всей длине его торса. Шелковистый покров ниже пупка сужался в прекрасную золотистую стрелку. Арден завозилась с обернутым вокруг его талии полотенцем, и оно упало на пол.
    Барабанный бой сердца заглушал все прочие звуки, даже ее рваное дыхание, а пальцы дрейфовали вниз и запутывались в более густой, более жесткой поросли. Тут храбрость покинула ее, и Арден подняла на него умоляющие глаза.
    — Я… не могу… я…
    — Ш-ш-ш, — успокоил Дрю, привлекая ее к себе. — Ты уже одолела больше половины пути. Это ведь не экзамен. Тебе никогда не придется что-то делать только потому, что ты решишь, будто я хочу или жду этого. Давай вместе учиться любить друг друга.
    Его губы упрашивали, нежно убеждали, пока ее застенчивость не исчезла, и она не ответила с истинной чувственностью, которая никогда до этого ни разу не была востребована. Ее рот, как цветок, раскрывался под натиском любимого, и его язык многократно проникал внутрь, даря, принимая, обещая, очаровывая.
    Его руки дрожали от нетерпения, когда он снимал кимоно, но он обуздал порыв сорвать одежду и вдавить в себя ее тело. Арден — не одна из мимолетных, не имеющих никакого значения ночных игрушек. Те остались в прошлом. Арден — его настоящее и будущее. И она драгоценна, безумно драгоценна, поэтому необходимо двигаться медленно, смакуя каждый нюанс любовного действа. Он позволил ладоням остановиться на ее талии, нежно лаская. И только услышав мягкий призывный всхлип, дал халатику скользнуть на пол.
    Потом отступил и оглядел открывшуюся безупречную наготу, пальцы слегка касались ее, следуя за взглядом. Арден смущенно ощутила слезы благодарности. Неторопливое мужское смакование ее тела вызвало прилив любви к Дрю.
    — Никто раньше не поклонялся мне. Только использовал, — прошептала она.
    На лице Дрю отразилась невероятная грусть, потом — невероятное счастье.
    — Ты такая красивая, — прохрипел он.
    Затем подхватил Арден на руки, понес к кровати, покрывало с которой уже было снято, положил на мягкие благоухающие простыни и последовал за нею, прильнув к ней всем телом. Они улыбнулись друг другу, наслаждаясь прикосновением его шероховатости к ее шелковистости.
    Дрю одной рукой нежно захватил запястья Арден и поднял их над ее головой, другой лаская груди.
    — Не похоже, что ты когда-то рожала ребенка.
    Арден вовремя сдержалась, едва не поправив его, что родила не одного, а двух детей.
    — У тебя упругие и полные груди. — Дрю кружил по ним умелым пальцем. — А соски маленькие и светлые. — Он дотронулся до них, и те немедленно откликнулись. — И совсем нет растяжек.
    Арден выгнула спину, когда Дрю прочертил прямую линию по животу и ниже.
    — Ты безупречна, — прошептал он за секунду до того, как его рот обрушился на ее.
    После глубокого поцелуя его губы двинулись вниз по хрупкой шее. Нежные поглаживания подготовили ее груди к его рту, и Дрю посасывал их с бесконечным старанием. Язык перекатывал соски, увлажнял, дегустировал.
    — Отпусти мои руки.
    Когда он подчинился, Арден запуталась пальцами в его волосах и прижала его голову ближе.
    — Господи, Дрю. Меня так никогда не ласкали.
    — Надеюсь, что нет. Хочу быть единственным мужчиной, прикосновения которого ты будешь помнить.
    — Никто не похож на тебя. Ни в чем.
    Дрю увлекся беспощадной пыткой ее пупка, словно лишая его девственности ловким языком, любовно пощипывая губами. Арден крутилась и извивалась под ним, не узнавая саму себя. Легкая дрожь сотрясла ее, когда он уткнулся в темную дельту ее женственности. Она выкрикнула его имя, наполовину с паникой, наполовину с восторгом, почувствовав, как его рот впился в ее влажность. Потом он мягко развел ее бедра, и мастерство его прикосновений показало, что она вообще ничего не знала об интимной близости.
    — Пожалуйста, пожалуйста, Дрю.
    Он уважил ее бессвязную просьбу и нетерпеливую хватку рук, и накрыл ее тело, удерживая себя на локтях. Они не сводили друг с друга глаз, пока он погружался в ее страждущую плоть. Дрю не медлил и не колебался, а входил глубоко и уверенно, пока она не вобрала его полностью. И тут он сделал то, что муж ни разу не делал за все их супружеские соития — улыбнулся. Начав двигаться, Дрю по-прежнему внимательно наблюдал за Арден, впитывая ее удовольствие, запоминая экстаз, отмечая, какое движение заставляет ее глаза туманиться от страсти.
    — Ты такая прекрасная внутри, Арден.
    — Я?
    — О Боже, да, — простонал мужчина. — Двигайся со мной.
    Беседа? Неслыханное дело во время секса. Единственные звуки, которые она слышала в кровати Рона, — бессмысленные хрюканья и кряхтенье.
    — С-сделай это. Еще раз, — она стала заикаться, когда он погладил ее врата, а затем целиком погрузился в нее. — Да, да, да!
    Нахлынувшее исступление подхватило обоих бархатной перчаткой наслаждения, встряхнуло, лишило дыхания, скрутило, приподняло и швырнуло в небеса, прямо в райское блаженство, которого никто из них не ведал прежде.
    Долгие минуты спустя Дрю поднял голову с ее плеча и мизинцем снял влагу с ресниц. Когда Арден открыла глаза с сонной удовлетворенностью, он поцеловал ее в губы и произнес:
    — Спасибо за то, что вернула меня к жизни.

Глава 9

    Тонкие шторы на окне во всю стену с видом на океан слегка колыхались. Арден томно открыла глаза и вздохнула от глубочайшего удовлетворения, которое когда-либо испытывала. Рассветный неземной лавандовый эфир, затопивший комнату, обволакивал женщину, словно капсула, как чувственный кокон любви. Под волшебным покровом Арден познала истинный смысл жизни.
    Глубокое и размеренное дыхание Дрю овевало ее голую спину. Он тесно прижимал возлюбленную к себе, уступив ей часть подушки, теплая рука покоилась на ее бедре. Арден слегка повернула голову, осторожно, чтобы не разбудить мужчину, потом оглядела спальню, которую не сумела рассмотреть прошлой ночью, полностью захваченная происходившим.
    Помещение было обставлено с таким же вкусом, как остальная часть дома. Стены оклеены тканью из волокна рами, контрастирующей по структуре с покрывалом из овчины. На полу — толстый ковер цвета слоновой кости. На нейтральном фоне выделялись два мягких кресла тыквенно-шоколадного цвета, приставленных к маленькому столику возле окна, многочисленные подушки, небрежно сброшенные с кровати, и изысканные эстампы в медных рамках. Мебель простых благородных пропорций. Камин у стены напротив окон — роскошное излишество, которое Арден сочла восхитительным в тропическом климате, — был покрыт изразцами того же цвета слоновой кости, что и ковер, перед ним стоял веерообразный медный экран. Спальня очень приглянулась Арден.
    Она любит этого мужчину.
    Лучик солнечного света сиял поперек ковра как миниатюрный прожектор. Надо вернуться к себе, пока никто не засуетился. Пришло время будить Мэтта, после чего никто уже не сможет спать, подумала Арден, улыбаясь.
    Она сдвинула тяжелую руку Дрю с бедра и перекатилась к краю кровати. Осторожно поднявшись, накинула нефритового цвета шелковое кимоно и двинулась на цыпочках по пушистому ковру, соблазнительно ласкающему босые ступни, только положила ладонь на медную ручку и стала медленно поворачивать, как руки Дрю уперлись в дверь с обеих сторон вокруг нее.
    Она подавила невольный крик и едва не рухнула на деревянное полотно.
    — И куда это ты собралась? — пророкотал захватчик ей в затылок.
    Дрю качнул ее вперед, захватывая в ловушку между дверью и твердым телом.
    — В свою комнату.
    — Только попробуй.
    Он поцеловал ее в шею и позволил языку смочить уязвимое местечко.
    — Ты никуда не пойдешь, кроме как обратно в постель. В мою.
    Арден затрепетала, когда он губами проложил влажную коварную дорожку к ушку и игриво прихватил зубами мочку.
    — Ох… Дрю… не надо… я должна вернуться в собственную спальню.
    Дрю опустил руки по гладкой поверхности двери к талии Арден. От крошечного рывка пояс кимоно, который она небрежно затянула петлей, но не побеспокоилась завязать узлом, распустился под ловкими пальцами.
    — Назови хоть одну серьезную причину.
    — М-м…
    Дрю развел полы халатика и провел кончиками пальцев по бокам Арден. Притянув ближе, прижал ее спиной к своему телу. Она знала, что он настиг ее таким же, как и спал, — голым. И в этот момент не могла придумать ни единого стоящего довода, почему должна покинуть его.
    Дрю накрыл ладонями ее груди.
    — У тебя очень красивое тело, — бормотал он, тиская нежные конусы. — Мне нравится эта пограничная линия загара, вот здесь, — он провел по светлым контурам. — Конечно, если бы ты принимала солнечные ванны на моем пляже, никаких полосок у тебя бы не было. Я натер бы тебя маслом, и под моим неусыпным наблюдением ты равномерно загорела бы повсюду.
    Его руки и провокационные предложения убаюкивали, увлекая в волшебную страну, изведанную прошедшей ночью. Отбрасывая всякие мудрые соображения, ее тело покорно приспосабливалось к его изгибам и выпуклостям, под нежной лаской соски превратились в возбужденные бусины страсти. Дрю нашептывал восхваления ей на ушко, вынуждая Арден ликовать и краснеть от дерзости его слов.
    — Мне нравится чувствовать языком твою кожу, вкушать твой вкус — и эротичный и материнский. Ты воплощенная женственность.
    Лишенная энергии и воли для сопротивления, Арден откинула голову ему на плечо, легкими движениями потерлась об него и почувствовала, как его восставшая мужественность толкнулась ей в бедро.
    Его дыхание, как шторм, шумело в ухе, пока одна рука инспектировала гладкую равнину ее живота и, не останавливаясь, устремилась к вожделенному пункту назначения. Ладонь обосновалась на мягком пушистом холмике, пальцы проникли внутрь, разыскивая тайны, целомудренно спрятанные между бедрами, большой палец ерошил темную поросль.
    — Мне здесь очень нравится.
    Не переставая говорить, Дрю продолжал ласкать ее неторопливо и завораживающе, подчиняя дыхание и разум.
    — Темное. И шелковистое. Такое шелковистое.
    Исследующие пальцы обнаружили, что она уже влажная и готова к любви, но он продлил экстаз, медленно и нежно обожая кончиками пальцев, даря невыразимое удовольствие и не требуя ничего взамен. Дрю вел ее к невыносимой безумной страсти, надавливая и поворачивая заветный ключик, отмыкающий ее женскую сущность.
    Арден затрепетала возле него, затаила дыхание, беззвучно и бессвязно лепеча его имя. Дрю повернул ее, обхватил руками под ягодицы, приподнял и помог приспособиться к отвердевшей мужской плоти, чтобы она полностью вобрала его в себя.
    Арден захлебывалась любовью, пока он снова и снова выгибал спину, увлекая их все выше и выше. Мир растворился во внезапной ослепительной вспышке. Она стиснула его бедрами, обвила за шею руками, чувствительные груди приглушали его исступленные стоны.
    Потом Арден пришла в себя, стыдливость не позволяла поднять голову и посмотреть на любимого. Ощущая ее застенчивость и понимая причину, Дрю отнес ее на кровать и уложил на бочок, как ребенка. Однако она так и не взглянула на него. Он любовно улыбнулся с легким поддразниванием и погладил напряженную спину.
    — Арден, — прошептал он. — Это было так ужасно?
    Она обернулась, бросила на мужчину мимолетный взгляд, потом покачала головой и закрыла глаза.
    — Все прекрасно.
    — Тогда почему ты избегаешь глядеть на меня?
    Дрю поднес ко рту ее руку и поцеловал кончики пальцев, на ее лакомых губах расцвела неуверенная улыбка.
    — Я смущена.
    Слова прозвучали так тихо, что он едва расслышал их.
    — Я не хотел смущать тебя.
    — Нет! — Арден распахнула глаза. — Не ты. Ты не смущаешь меня. Я стыжусь себя самой. Я никогда… не была такой прежде.
    Она уставилась на поросль золотистых волос на мускулистой груди. Невыносимо хотелось коснуться Дрю, но она все еще робела, почти пугаясь преображения собственной личности.
    — Никогда не занималась… ну, такими вещами, поэтому не узнаю саму себя, такую раскованную и смелую.
    Арден прижималась щекой к его руке, делясь сокровенными переживаниями.
    — Такое чувство, словно во мне находится другая женщина, о которой я и не подозревала, пока не встретила тебя. Но ведь это не так, потому что внутри не кто-то другой, это тоже я. Только мне было неизвестно, что такая часть существует, и очень непросто принять все это.
    — Другими словами, — спокойно подытожил Дрю, — до встречи со мной ты и не догадывалась, что скрываешь в себе чувственную распутницу с ненасытным сексуальным аппетитом.
    Арден ошеломленно уставилась на него, но с облегчением рассмеялась, увидев лукавый блеск в синих глазах.
    — Честно говоря, я в восторге.
    Дрю притянул ее к себе, и они весело хохотали, катаясь вместе по кровати. Его сердце взлетало в небеса, ведь они обрели такое наслаждение друг в друге и могли одновременно смеяться и любить. Со дня смерти Элли он ни разу не ощущал радости после секса, только покаянное отчаяние.
    Теперь Дрю с ужасающей ясностью осознал, до чего пустым было его существование, и не хотел даже представлять дальнейшую жизнь без Арден. Он сжал ее, как тисками, целуя не со страстью, а с нескрываемой потребностью, признаваясь, какой необходимой она стала для него.
    — Пойдем в душ, — хрипло позвал Дрю, утопая в запутанных эмоциях.
    Ванная поражала невероятной роскошью. В пол встроена огромная джакузи, по широким краям вмонтированы разбрызгиватели для реактивных водяных струй. Панорамное окно с видом на океан. В большую душевую кабину вела прозрачная стеклянная дверь. Именно туда Дрю потащил Арден.
    Последние остатки скромности утекли вместе с водой, чтобы никогда больше не вернуться. Глаза и руки Дрю боготворили каждую ее частичку. И Арден отнюдь не чувствовала себя запачканной его откровенным сексуальным интересом, а, напротив, очищенной, ведь влечение проистекало не от похоти, а от любви.
    Они целовались, слизывая капельки с лиц друг друга. Ее ладони сползли по мускулистой спине, мимолетно оценили узкую талию, потом спустились ниже и приласкали тугие ягодицы. Глядя ему в глаза, Арден обследовала каждую линию мужского тела.
    Дрю с настороженным предвкушением проследил, как она медленно и вызывающе намылила руки. Шея напряглась, и он судорожно сглотнул, когда Арден скользкими пальцами обхватила его самую уязвимую часть. Сначала ее прикосновение было робким, но, постепенно смелея, она увеличила нажим, наблюдая, как потемнел и запылал его взгляд.
    — Арден, — охнул Дрю, — ты понимаешь, что творишь со мной?
    — Я делаю что-то не так? — с тревогой спросила она и отдернула руки.
    — Нет, Господи, нет.
    Он поймал ее ладонь, вернул обратно и притянул Арден к себе.
    — Ты идеальна и так сексуально невинна, несмотря на то, что была женой и матерью.
    — Одно не имеет никакого отношения к другому.
    Арден подумала не только об интимной жизни с Роном, но и о стерильной бесстрастной манипуляции, посредством которой зачала Мэтта.
    — Я эгоистичный ублюдок, не сказать бы хуже, но очень доволен.
    Они ополоснулись и вернулись в спальню.
    — Ложись на живот, — нежно проинструктировал Дрю.
    Арден подчинилась без колебаний. Он растянулся рядом.
    — И правда надо что-то сделать с этими полосками от бретелек, — пробормотал он.
    На спине виднелось несколько бледных линий, и ягодицы были заметно белее загорелых ног.
    — И чем ты предлагаешь сейчас заняться? — сонно поинтересовалась она, уложив голову на согнутые в локтях руки.
    — Хм-м, а ты что думаешь? — похотливо спросил Дрю.
    — Ты неисправим.
    — Ага, в том самом смысле.
    Он массировал ее плечи и спину умелыми движениями.
    — А что мы будем делать, если сюда вбежит Мэтт? — забеспокоилась Арден.
    Мужские пальцы скользили вниз по бокам и обратно, попутно возбуждая налившиеся груди. Арден блаженно вздохнула.
    — Он не придет. Я запер дверь.
    Дрю склонился над ней и зашептал прямо в ухо:
    — Не хочу, чтобы нас кто-то потревожил, даже мой сын.
    Его ладонь погладила окружность ее талии, затем последовала вниз к изгибам ягодиц. Арден застонала, почувствовав, как его зубы прикусили кожу, и безвольная, словно тряпичная кукла, перевернулась, повинуясь направляющим рукам. Его губы проложили цепочку поцелуев на животе и направились ниже.
    Дрю разместился между ее бедрами и положил голову ей на живот, тяжелое дыхание ерошило темную поросль. Арден лениво провела по его густым взъерошенным волосам, изумляясь собственному принятию этой новой близости, безоговорочному доверию к мужчине и только что познанному ощущению, когда тело горело, таяло и возрождалось в огне страсти. Кости просто плавились под жаром его рта, пока он целовал ее живот.
    — Хочу снова любить тебя, Арден.
    Его дыхание горячило кожу, заставляя трепетать глубоко внутри.
    — Так люби.
    Дрю навис над ней, уперся возбужденной плотью, но не спешил овладеть.
    — У тебя могут воспалиться соски, — несчастно предостерег он, глядя на роскошные манящие окружности. — Уж не говоря об остальных частях тела.
    Арден обхватила руками его голову и притянула к груди.
    — Поцелуй меня сюда, — прошептала она. — Увлажни их.
    Дрю тихонько застонал, беря вершинку в рот, втягивая ее очень нежно, боясь причинить боль. Оторвавшись, оценил результат стараний, прежде чем окрасить набухшие пики легкими ударами языка, и продолжал трудиться над каждой грудью, пока они не заблестели в утреннем свете. Арден извивалась под ним, наслаждаясь сладкой пыткой и ощущая каждое мышечное сокращение глубоко в сердцевине своей женственности, ластилась к его телу, умоляя заполнить пустоту, которую он сотворил.
    Одним уверенным щедрым толчком Дрю смилостивился над ней, погрузился в ее жар, и она напряженно сжала его своими ножнами.
    Как и прежде, кульминация явилась началом. Возрождением. Потому что, пока жизнь Дрю вливалась в ее тело, она заполняла его собственной сущностью. Потом они лежали, обнявшись, вдыхая аромат любви и ощущая не утомление, а прилив новых сил и энергии.
    — Арден, — тихо позвал Дрю, отстранившись от нее и тут же притянув поближе.
    — М-м?
    — Этому тайному роману пора положить конец.
    Она почувствовала, как сердце рухнуло на пол и разбилось на миллион осколков.
    — Конец?
    — Именно, — сурово подтвердил Дрю. — Ты должна выйти за меня замуж.
* * *
    — Ты не ответила на мое предложение, Арден.
    Несколько часов прошло с тех пор, как он произнес заветные слова, но она и теперь определилась с ответом не больше, чем утром, когда Дрю изумил ее нежданным планом. Сейчас они играли на пляже с Мэттом, три члена семейной ячейки, и от чрезмерности происходящего Арден запаниковала.
    Она отмахнулась от заявления Дрю.
    — Насколько я помню, это было не столько предложение, сколько приказ.
    — А чего еще можно ждать от хулигана?
    Возражения звучали легкомысленно, но она видела серьезность в глубине его глаз.
    Когда Дрю впервые упомянул брак, то не потребовал немедленного ответа. Вместо этого заснул, прижимая Арден к себе. Ей, однако, не удалось расслабиться. Голова гудела от мыслей о прошедшей ночи, чувственных открытиях дня и неожиданных словах Дрю.
    Она? Выйдет замуж за Дрю Макаслина, всемирно известного профессионального теннисиста? Дрю Макаслин женится на Арден Джентри, полном ничтожестве, нанятой суррогатной матери его ребенка?
    После пробуждения Дрю они решили, что достаточно долго потворствовали собственным желаниям. Мэтт уже завтракал, когда они спустились вниз. Малыш радостно махнул им и рассыпал кукурузные хлопья по всей подставке высокого стульчика. Дрю облачился в теннисную форму, Арден — в обычные майку и шорты. Он пытался уговорить ее пойти с ним на тренировку.
    — Дрю, моя одежда пролежала упакованной в чемодан в затхлой кладовке почти неделю. Я должна разобрать ее для стирки и сухой чистки.
    — Я могу сделать это за вас, — предложила миссис Лаани, ставя тарелку со свежими фруктами перед Арден и наливая ей чашку кофе.
    — Очень вам благодарна, — улыбнулась Арден. — Но лучше разберу все вещи сама, чтобы знать, где что.
    Никто, казалось, не сомневался, что она останется на неопределенное время. Кроме самой Арден.
    Дрю уехал на тренировку один. После того как все было разобрано и развешано в стенном шкафу гостевой спальни, Арден помогла миссис Лаани разложить покупки, сделанные для Мэтта в Гонолулу.
    — О, какая чудесная вещичка, — воскликнула Арден, разглядывая костюмчик с аппликацией в виде двух теннисных ракеток на груди.
    Миссис Лаани засмеялась.
    — Думаю, его папа тоже оценит.
    Мэтт путался под ногами и всячески надоедал, пока они разворачивали его новую одежку и размещали в шкафу или укладывали в комод. Арден не сердилась на сына, даже когда он размотал туалетную бумагу и устлал ею весь пол в ванной. Она периодически обнимала его и прижимала к себе, снова и снова вглядываясь в детское личико и умиляясь увиденному.
    Как могло семя Дрю, внедренное в ее тело так бездушно, без проблеска любви сотворить такое чудо, произвести этот безупречный экземпляр? Она благодарила Бога, что участвовала в приведении этой жизни в мир.
    Дрю вернулся как раз перед обедом, сияя от возбуждения.
    — Тебе стоило посмотреть на толпу, наблюдающую сегодня за мной и Гарри. Они аплодировали стоя, когда я покидал корт. ЮПИ и Ассошиэйтед Пресс написали о вчерашнем матче, поэтому история получила широкую огласку. Хэм вне себя. Он позвонил в клуб, пока я был там, и сообщил, что хлынули приглашения играть на турнирах и в Штатах, и за границей. Мои спонсоры связались с ним, чтобы поздравить.
    Дрю упомянул компании, одежду и обувь производства которых носил, чьи теннисные ракетки использовал, на чьих самолетах летал, чью зубную пасту рекламировал. Эти контракты приносили столько же — если не больше — сколько и призовые деньги. Когда он начал хуже играть, соглашения еще действовали.
    — Я боялся, что, когда придет срок продлять контракты, спонсоры не будут так благосклонны, но теперь они готовы на более выгодные и заманчивые предложения. Конечно, они все еще осторожничают, ведь состоялся только один матч, и я не выиграл его, но, по крайней мере, они не махнули на меня рукой. Я должен победить в следующей игре. Теперь я уверен, что смогу.
    Его глаза искрились, когда он схватил руку Арден над столом.
    — Чтобы стать абсолютно счастливым, мне не хватает одной-единственной вещи.
    Арден понимала, о чем он говорит, она размышляла об этом все утро. Ее сердце было до краев наполнено взрывной радостью, что Дрю любит ее так сильно, что готов взять в жены. Почему она колеблется? Почему не бросилась ему в объятья в тот момент, когда слова слетели с его губ, и не выпалила: «Да! Я выйду за тебя!»? Потому что тут же вспомнила, что изначально привело ее к этому мужчине.
    Мэтт.
    О чем еще можно просить судьбу? Она получит своего сына, будет жить с ним, станет его матерью во всех смыслах этого слова, обретет возможность наблюдать, как из ребенка он превращается в юношу и мужчину, пойдет рядом, впитывая каждый шаг его жизненного пути, своей любовью помогая преодолеть трудности. Так почему не решается сказать Дрю, что больше всего на свете хочет стать его женой?
    Потому что он был честен с нею, а она с ним — нет. Нельзя создавать семью с такой ложью и недомолвками между ними. Она уже состояла в подобном браке, и он закончился унижением. Рон женился на ней по корыстным мотивам, чего она никогда не простит ему. Да просто ненавидит его за это. А он всегда презирал ее за постоянное покорное подчинение.
    Что произойдет, если Дрю узнает, кто она такая и какую роль сыграла в его прошлом? Решит, что она вышла замуж исключительно для того, чтобы быть со своим сыном. Он когда-нибудь поверит, что она любит его так же сильно… нет, сильнее… чем сына, зачатого от его семени? Зная его гордость, Арден очень в этом сомневалась.
    Так скажи ему сейчас, приказывала она себе. Не рискуй, ведь он может узнать потом. Нельзя хранить такой секрет между вами, так скажи ему. Сегодня. Арден затряслась от страха. Неважно, кто настоящая мать Мэтта, Дрю совсем не обрадуется встрече с ней. Каждый раз, когда он упоминал об их с Элли проблемах в «зачатии» сына, его глаза выдавали беспокойство. Нет, он наверняка не обрадуется встрече с матерью Мэтта. И уж, конечно, не придет в восторг, узнав, что женщина, которой он доверял и которую полюбил, так долго скрывала от него столь важную тайну.
    Когда они после обеда спустились на пляж, в голове крутился водоворот мыслей, постоянно извергающий новые и новые сомнения.
    Дрю припер ее к стенке для ответа. Но Мэтт счел этот момент подходящим, чтобы броситься ей на грудь и повалить на спину.
    — Ах, ты! — закричала Арден, поймав его за талию. — Пожалуй, тебе пора сесть на диету.
    Мэтт завопил от смеха, когда она опустила его на пляжное покрывало рядом с собой и начала тискать, щекоча толстенький животик. Вволю наигравшись, малыш вскочил на ножки и трусцой побежал к прибою.
    — Осторожней, — закричала ему вслед Арден.
    Сын остановился, повернулся и импульсивно помчался обратно. Подбежав, обвил руками ее шею и пылко поцеловал влажными губами.
    Слезы пятнали его образ, когда он поспешил назад к морскому приливу.
    — Он тоже любит тебя, Арден.
    Тихий голос Дрю заставил ее взглянуть на него. Заметив влагу в ее глазах, он улыбнулся:
    — Ты ведь любишь его, да?
    Правду скрыть невозможно.
    — Да.
    — А меня? Или я вижу то, чего на самом деле не существует?
    Слезы катились по ее щекам. Она дотянулась и погладила его взъерошенные ветром пряди волос над цветной банданой.
    — И тебя я тоже люблю. — Арден обвела пальцем его нижнюю губу. — Люблю так, что мне больно.
    Дрю поймал ее руку и прижал к лицу.
    — Тогда обещай, что выйдешь за меня. Хэм считает, что через две недели мне нужно участвовать в турнире. Я надеюсь взять с собой тебя и Мэтта и хочу, чтобы ты поехала как моя жена.
    Мысль о поездке без нее была слишком невыносима, чтобы даже рассматривать ее. С другой стороны, он убедился, что должен играть. Время выбрано правильно.
    — Две недели, — грустно повторила Арден.
    — Понимаю, что даю тебе мало времени. Но чего ждать? Если ты любишь меня…
    — Люблю.
    — И ты знаешь, что я люблю тебя. Давай поженимся сейчас, Арден.
    Дрю смотрел на сына, гоняющегося по берегу за мелкими волнами.
    — Никогда не думал, что придется шантажировать женщину, чтобы она вышла за меня, но теперь использую любой козырь.
    Он тяжело вздохнул и продолжил:
    — Мэтту нужна мать, Арден.
    — Но у него есть миссис Лаани.
    Аргумент вышел слабеньким. Ее сердце, словно якорем, утягивалось в глубину души, и ее несло все ниже и ниже, в ситуацию, из которой нелегко выбраться. Пожалуйста, не используй моего сына, чтобы уговорить меня сделать то, что я не должна делать.
    — Не знаю, как бы я справился без нее, — Дрю говорил о своей домработнице и друге. — Она терпела мои пьяные выходки и мрачные капризы, когда менее милосердная женщина собрала бы манатки и умотала куда подальше. Она прекрасно ладит с Мэттом. Я считаю ее скорее членом семьи, чем прислугой, но она никогда не смогла бы стать ему матерью. Хотя бы потому, что слишком стара.
    Он взял руку Арден и прижал к себе.
    — Через несколько лет мне придется уехать отсюда. Мэтт подрастет, а я достигну возраста, когда уже не смогу побеждать в турнирах, и мы будем вынуждены покончить с этой частичной изоляцией. Мэтту понадобится мать, то есть, ты, когда он пойдет в школу и увидит, что у остальных детей наличествуют оба родителя.
    В ее глазах по-прежнему светилась нерешительность. Но у Дрю имелся еще один выстрел, не слишком честный, но он был доведен до отчаяния.
    — Стань матерью моему сыну, раз у тебя нет больше Джоуи.
    Арден резко отвернулась и выдернула ладонь из его пальцев.
    — Это жестоко, Дрю.
    — Знаю, но, черт возьми, я так же понимаю, что могу потерять тебя, чего не в состоянии себе позволить. Я сражаюсь за собственную жизнь и готов использовать все имеющиеся боеприпасы.
    Его глаза стали жесткими, а подбородок — твердым и упрямым.
    — Я уже говорил тебе, что ты для меня — не просто замена Элли, и, клянусь Богом, это истинная правда. Точно так же, как Мэтт не сможет заменить тебе потерянного сына, но ведь ты сказала, что полюбила его. Подари ему то, что не выпало шанса отдать Джоуи.
    Дрю коснулся губами ее рта.
    — Мы могли бы даже завести собственного ребенка.
    — О Господи, — зарыдала Арден, закрывая лицо руками и тяжело приваливаясь к нему.
    Дрю притянул ее к себе, баюкая в убежище своих объятий, поглаживая волосы и шепча нежные слова.
    — Осознаю, что снова давлю на тебя, Арден, однако очень хочу, чтобы ты осталась в моей жизни. Это важнее, чем теннис. Важнее, чем что-либо другое. Но я никогда не стал бы уговаривать тебя, если бы не был уверен, что мы с Мэттом точно так же необходимы тебе.
    Арден почувствовала липкую ручонку на своем плече, подняла голову и увидела Мэтта. Его нижняя губа дрожала, а глаза, так похожие на отцовские, мерцали серебряными слезами.
    — А-ден, — всхлипывал малыш, — А-ден.
    — О, драгоценный мой, не надо, не плачь.
    Она вытерла влагу со щек и изобразила лучезарную улыбку:
    — Посмотри, все хорошо.
    Арден помнила, что ничего так сильно не расстраивало Джоуи, как вид ее слез. Весь мир ребенка рушится, когда взрослые так явно страдают.
    — Все хорошо. Правда.
    Малыш недоверчиво посмотрел на отца, но тот не сводил взгляда с Арден. Она привлекла мальчика к себе и крепко сжала, на мгновение обезумев от мысли, что ввергла Мэтта в мир ненадежности и боли.
    — Ну-ка, взгляни, со мной все в порядке, — замурлыкала Арден. — И где это у нас кнопка на животике? Ах, вот она… вижу, вижу, — шутливо пощекотала она малыша.
    Мэтт захихикал, и слезы начали отступать.
    Миссис Лаани позвала их, стоя у стены, отделяющей пляж от лужайки.
    — Как не стыдно позволять мальчику носиться совсем голым, — ругала она обоих взрослых. — Он вырастет дикарем.
    — Именно таким создал его Господь, миссис Лаани, — возразил Дрю, бросив Арден заговорщическую усмешку.
    — Богохульство, — ворчала пожилая женщина, ловя мальчика и пытаясь всунуть в купальные трусики облепленные песком ножки.
    Мэтт крутился и отбрыкивался, пока она со вздохом не бросила зряшное дело.
    — Понимаете, что я имею в виду? Он уже наполовину дикарь.
    Няня карабкалась на холм с мальчиком на руках, который твердил: «Не буду спать, не буду спать», пока они не исчезли из поля зрения.
    — Не ожидала, что он увидит меня в слезах. Не следовало расстраивать его.
    — А если я разрыдаюсь, ты согласишься стать моей женой?
    Лицо Дрю светилось мальчишеским триумфом, но взгляд был настолько грустным, что она вспыхнула и засмеялась.
    — О, Дрю, — Арден наклонилась и поцеловала его. — Я люблю тебя, но есть причины, почему я не должна выходить за тебя.
    — И еще больше, почему должна.
    Она прислонилась лбом к его груди, позволяя жестким волоскам щекотать нос и наслаждаясь соленым мускусным запахом его кожи.
    — Есть одна очень важная причина, почему мне не следует соглашаться на твое предложение. Кое-что обо мне… о моем прошлом. Я совершила один поступок…
    Дрю отклонил ее голову и посмотрел прямо в глаза.
    — Арден, в твоем прошлом не могло быть ничего позорного, и даже если и было, то по сравнению со мной ты жила, как святая. Меня не волнует твое прошлое, меня волнует только наше общее будущее. — Он кончиком пальца погладил ее по щеке. — Впрочем, есть нечто, что я тоже не решаюсь рассказать тебе, но совершенно искренне уверен, что произошедшее не имеет значения, потому что не затрагивает мою любовь к тебе.
    Дрю чмокнул ее в уголок рта.
    — Эта тайна имеет какое-то отношение к моей жизни? К твоим чувствам ко мне? Ты меньше любишь меня из-за этого?
    На последний вопрос Арден могла ответить совершенно честно.
    — Нет. То событие ничуть не уменьшает моей любви к тебе.
    — Тогда просто все забудь. Наши жизни начались, когда мы встретили друг друга, а прошлое пусть останется неприкосновенным и личным делом каждого. Закроем эти страницы и начнем собирать наши собственные совместные и личные воспоминания.
    Дрю поцеловал ее глубоко и страстно, словно хотел физически стереть возможные возражения.
    — Выходи за меня, Арден.
    — Дрю, Дрю, — прошептала она, находя его рот для следующего долгого поцелуя, который заставил казаться незначительным все, кроме любви к нему.
    Он не отрывал от нее губ, властно обнимая, словно символически отделяя их от остального мира.
    — Сними верх, — пробормотал он.
    Арден высвободилась из его рук с притворным раздражением.
    — Это единственная причина, по которой ты просишь меня стать твоей женой? Для неограниченного чувственного использования моего тела?
    — Одна из причин, — протянул Дрю, позволяя глазам с беспутным одобрением дрейфовать по соблазнительным округлостям, которые совсем не скрывало крохотное бикини.
    Если он собрался утаивать от нее происхождение Мэтта, то может ли ее собственный секрет быть таким уж ужасным? Арден внезапно почувствовала себя свободной от кандалов, очень хотелось праздновать их любовь, обрести счастье, скинуть покров беспокойства и вины.
    — Что, если кто-то придет?
    В ее голосе звучало озорное обещание.
    — Мо и миссис Лаани — единственные люди, которым позволено бывать на моем пляже без предварительного разрешения. Но оба в курсе, что, когда я с женщиной наедине, они не должны появляться на берегу.
    — О? И сколько раз ты был здесь наедине с женщиной?
    — Сейчас — первый. Сегодня утром я издал новый приказ.
    Арден закусила губу, чтобы удержаться от смеха.
    — Что насчет лодок? Вдруг кто-нибудь приплывет и увидит нас… меня… совсем без одежды?
    — Мы раньше ее заметим и нырнем в укрытие.
    — Вижу, ты все продумал.
    — Ага, — подтвердил Дрю, глядя на нее сквозь завесу густых позолоченных солнцем ресниц. — Между прочим, ты когда-нибудь ответишь «да» на мое предложение? Или я по твоим поцелуям должен догадаться о согласии?
    Дрю снова прижал ее к себе, одной рукой развязывая тесемки на шее, другой — поперек спины.
    — Я не сказала «да»…
    Верхнюю часть бикини подхватил ветер, несколько секунд вещичка трепетала возле тела, потом умчалась прочь.
    — Но раз уж я собираюсь кувыркаться…
    Дрю встал и снял шорты. Он являл собой современного Адама — безупречный, золотистый и мощный образец мужской красоты. Повязка вокруг лба придавала ему свирепый вид, пока он медленно опускался на покрывало.
    — …кувыркаться с тобой на пляже…
    Его внимательные глаза загорелись, когда она стянула плавки от бикини.
    — …да еще и голой…
    Он потянулся к ней с неторопливой грацией, и они вместе откинулись назад.
    — …полагаю, что просто обязана стать твоей женой.
    Его поцелуи были жаркими, почти такими же жаркими, как солнце и несущий раскаленный песок ветер, — и такими же первобытными.

Глава 10

    — Черт знает что, а не медовый месяц, — ворчал Дрю, пока они ехали в сторону живописной деревни на Лахайна.
    — А я считаю его замечательным, — засмеялась Арден, в сотый раз заправляя рубашонку Мэтта в широкие брючки.
    — Мое представление о медовом месяце подразумевает держать тебя голой в моей постели и заниматься всеми мыслимыми непристойными телодвижениями.
    — Мы обязательно воплотим эту идею, — прошептала она.
    Дрю резко повернул голову и обжег жену горящим пристальным взглядом.
    — Ну, а пока, пожалуйста, смотри на дорогу.
    Как только Арден согласилась выйти за Дрю, он не стал терять времени даром и всего через несколько дней организовал бракосочетание. Утренняя церемония была закрытой. Они прилетели на Гонолулу, обряд провел священнослужитель, которого Дрю хорошо знал. Присутствовали только миссис Лаани и жена пастора. И Мэтт. По просьбе Арден Дрю не уведомил прессу.
    — Пожалуйста, Дрю, — умоляла она. — Не люблю находиться в центре внимания. Я поеду с тобой на турниры и буду подбадривать на каждом матче, но не хочу, чтобы меня фотографировали или брали интервью.
    Она помнила толпу фотографов, роящихся вокруг него и Элли, когда те покидали больницу. Как они сумели утаить, что Элли — не настоящая мать ребенка? Арден стремилась сохранить собственный секрет. Хотя бы на какое-то время. Она решила признаться Дрю, что Мэтт ее сын, только когда он удостоверится в ее любви к нему. А пока, чем меньше народу знает об их браке, тем лучше. Она предпочитает оставаться в тени.
    — Но я горжусь тобой, — возразил Дрю. — Почему ты хочешь скрыть нашу свадьбу?
    — Я не собираюсь скрывать. Просто не желаю предавать огласке.
    Арден нащупывала правдоподобное оправдание.
    — Потому что… из-за Элли. Она была очень красивой и являлась важной частью твоей жизни. Пока я не обучусь премудростям турнирной жизни, не хочу, чтобы люди сравнивали меня с ней.
    — Тут нечего сравнивать, — нежно заверил муж, пропуская пряди ее темных волос сквозь пальцы.
    — Но остальные могут думать по-другому, и я буду чувствовать себя ужасно некомфортно.
    Дрю неохотно уступил, и к обеду они вернулись на Мауи, чтобы уложить капризничающего Мэтта спать.
    — Ты должен позвонить Гарри и договориться о тренировке.
    — В день свадьбы? — насупился Дрю.
    — Ты хочешь победить или нет?
    Он повернулся к миссис Лаани и широко развел руки.
    — Мы женаты всего несколько часов, а она уже ворчит.
    Но Арден понимала, что, несмотря на шутливые жалобы, он доволен, что она так беспокоится о его карьере.
    — Ты ведь поедешь со мной, чтобы наблюдать за игрой, правда?
    — Ни за что не пропущу.
    Держась за руки, они пошли наверх в роскошные апартаменты. Миссис Лаани уже перевесила многочисленные вещи Арден в свободный стенной шкаф в спальне Дрю. Туалетные принадлежности и косметика были аккуратно разложены в ванной и гардеробной.
    — Как она сумела так быстро со всем справиться? — в смятении поинтересовалась Арден у Дрю.
    — Ей было отдано строгое распоряжение переместить тебя сюда как можно скорее, раз уж ты так настаивала на нелепом правиле не спать со мной, пока мы не поженимся.
    Он подошел к Арден, обвил руками ее талию, потом погладил грудь через шелковую блузу, надетую под свадебный костюм. Свидетельство его нетерпения твердо уткнулось ей в живот.
    — Я жажду тебя, Арден, — прохрипел муж жене, которую распирало от собственного желания. — С этого момента не жди от меня пощады.
    И они тут же впились друг в друга, наконец-то выпуская на волю подавленную страсть. Не отрывая от нее рта, Дрю расправлялся с ее одеждой, пока Арден не осталась в тонкой сорочке цвета слоновой кости. Он ласкал ее груди и, когда соски напряглись в ответ, склонил голову и коснулся их языком через солнечную облегающую ткань.
    Арден избавила его от рубашки и лихорадочно дергала застежку на поясе, пока он сам не спихнул брюки вниз, избавляясь от несносного препятствия. Она засунула руки в натянувшиеся боксеры и погладила ягодицы мужа, мускулы под ее пальцами напряглись от усилия сдержаться.
    Дрю ласкал ее спину, попку, ноги, тиская шелковистую ткань и светлые маленькие трусики. Большие пальцы возбуждающе кружили на бедрах. Когда он суставами потер треугольный холмик женственности, Арден вцепилась в волосы Дрю и оттащила от себя его голову.
    — Тебе пора на тренировку, — выдохнула она.
    — К черту тренировку, — прорычал он, снова прижимая жену к себе.
    Но она осталась непреклонной.
    — Именно туда покатится твое мастерство, если не будешь регулярно практиковаться.
    Дрю пробормотал проклятье, но отступил подальше, чтобы закончить переодеваться. Арден вяло копалась в вещичках, оставленных на туалетном столике, раскладывая их по ящикам бюро и изо всех сил пытаясь не глазеть на тело Дрю. Он ничуть не стеснялся своей наготы, шастая взад-вперед от стенного шкафа до комода, разыскивая свою теннисную форму. Она никогда не видела столь совершенной мужской фигуры.
    Дрю достал суспензорий, который надевал под спортивные шорты, и случайно поймал в зеркале ее восхищенный пристальный взгляд. Красуясь, натянул белую эластичную сбрую на бедра и надежно до упора застегнул.
    — Видишь что-то такое, что очень нравится? — спросил он, подмигнув ей.
    Арден покраснела и с грохотом задвинула ящик.
    — Мне нравится все, что я вижу, — призналась она, рискнув еще раз взглянуть на него в зеркале.
    Дрю подошел к ней сзади.
    — Я рад, — и поднял ее волосы, чтобы поцеловать в шею.
    Когда он закончил собираться и уложил сменную одежду в теннисную сумку, она все еще перебирала безделушки.
    — Из-за недостатка времени ты отвергла мои романтические поползновения, а теперь тянешь волынку, из-за чего я могу опоздать?
    Арден чувствовала себя, как школьница, стоя перед ним в чулках и комбинации.
    — Почему бы тебе не подождать меня внизу? Я… м-м… буду через несколько минут.
    — Что за проблема…
    Муж оборвал себя, подошел к ней и понимающе обнял за плечи.
    — Прошло много времени с тех пор, как ты делила комнату с мужчиной, в этом причина?
    Арден с трудом сглотнула и кивнула, ощущая себя полной идиоткой. Он поцеловал ее в щеку и легко стиснул руки.
    — Подожду внизу. Не торопись.
    Но не успел дойти до двери, как Арден окликнула его:
    — Дрю?
    Когда он обернулся, она прошептала:
    — Спасибо.
    Он улыбнулся и хлопнул ладонью по дверному косяку.
    — Обязательно придумаю, как получить с тебя должок.
    Еще раз весело подмигнул и вышел.
    Несмотря на нежелание тренироваться в день свадьбы, он играл хорошо. Собравшаяся поглазеть толпа с энтузиазмом приветствовала Дрю всякий раз, когда он отбивал особенно трудную подачу. Он находился в своей стихии, наслаждался каждой минутой происходящего и, казалось, забыл об Арден, но она знала, что муж ощущает ее поддержку.
    Дрю планировал пригласить ее на изысканный праздничный ужин, но Мэтт взвыл, когда они собрались уехать без него.
    — Разве мы не можем взять его с собой, Дрю? — спросила Арден, прижимая к себе залитого слезами мальчика.
    — Арден, с тех самых пор как я поцеловал собственную невесту сегодня утром, постоянно делил ее с другими людьми, и жажду заполучить тебя всю в единоличное пользование.
    — И я хочу того же. Но у меня не будет никакого настроения, если мы оставим плачущего Мэтта.
    Дрю воззвал к ее рассудку.
    — Он вопит только для того, чтобы ты его пожалела.
    — Знаю. И понимаю, что должна буду приучать его к дисциплине. Но не сейчас.
    Цветисто выругавшись, Дрю сдался.
    — Даже не мечтай, что сын будет спать с нами, — предостерег он, выруливая на шоссе.
    — И куда ты нас везешь? — полюбопытствовала Арден, когда они остановились в небольшом заторе на главной дороге Лахайны.
    — Раз уж ты настояла на семейном пикнике, — сухо ответил Дрю, — то еду для нас придется готовить самой.
    — Что? — удивленно засмеялась она.
    — Подожди и увидишь.
    Он привез их в «Пионер Инн», старинную гостиницу, в которой останавливались моряки, когда Лахайна была оживленным китобойным портом. Отель изгибался вокруг открытого внутреннего дворика, освещенного фонарями и факелами и заполненного пышными тропическими растениями.
    — Здесь замечательно, — воскликнула Арден, пока служащий вел их к столу.
    — Отлично. Но я не шутил насчет самостоятельного приготовления пищи. Смотри…
    Дрю указал на большой гриль с древесным углем под защитным навесом. На стене висели часы, так что можно было контролировать время жарки согласно личным предпочтениям. Приправы и разлитые в бутылки соусы для стейков выстроились тут же.
    — А я, между прочим, потрясающий повар, — похвасталась Арден. — Когда я была замужем и растила Джоуи, мне очень нравилось придумывать разные блюда. Но потом, после… — судорога печали исказила ее лицо, — потеряла интерес к кулинарии.
    Дрю сжал ее руку.
    — Если тебе нравится готовить, можешь стряпать для Мэтта и меня всякий раз, когда захочешь. Начиная с этого вечера.
    Они собрались вокруг гриля после того, как заказали нью-йоркский стейк для Дрю, морского карася для Арден и гамбургер для Мэтта. Рыбу, выловленную у острова, нарезали на кусочки и замариновали, затем завернули в фольгу. Дрю много шутил и учил Арден управляться с длинными металлическими лопаточками, Мэтт визжал каждый раз, когда шипящее пламя выстреливало из ямы с древесным углем. После того как мясо и рыба зажарились, они отнесли их к столу и съели вместе с сочными листьями салата и запеченными бобами — фирменным гарниром.
    — Восхитительно, — Дрю закатил глаза и причмокнул.
    Мэтт забавно подражал отцу.
    Сердце Арден переполняла любовь к двум главным мужчинам в своей жизни. Но она предостерегла себя от беспечного самодовольства. Так много счастья даже ужасало.
* * *
    Организация путешествия для всех них потребовала усилий от каждого. Миссис Лаани и Мэтт должны были разместиться в одной комнате, Дрю и Арден — в другой, Хэм занять третью. К счастью, менеджер управился с большинством деталей. С помощью миссис Лаани Арден научилась экономно упаковывать багаж, и все же сборы казались бесконечными.
    Арден тревожила встреча с Хэмом Дэвисом — поседевшим мужчиной, ростом значительно ниже шести футов. Он вечно чавкал толстой и вонючей сигарой, живот вываливался над поясом брюк, которые он постоянно подергивал волосатыми раскормленными руками. Но он обладал бесспорным обаянием, и Арден сразу же понравились его нахрапистые, но искренние манеры.
    Хэм забирал их после приземления в международном аэропорту Лос-Анджелеса. При встрече он твердо сжал ее руки. Темные глаза внимательно оглядели ее и, очевидно, ему понравилось увиденное.
    — Неважно, что вы там с ним делаете, но продолжайте в том же духе, — вот и все, что он сказал, но Арден поняла, что заработала его безоговорочное одобрение.
    Хэм слегка расстроился от того, что Дрю настоял на двух вещах. Первое: уважил требование Арден о полном сокрытии информации о ней. И второе: оставить им несколько свободных дней, чтобы посетить мать Дрю в Орегоне.
    Визит представлялся Арден еще одним страшным испытанием, и она нервничала и трусила в полете в Портленд. Но волновалась напрасно — миссис Макаслин оказалась дружелюбной и приветливой. После суматошной встречи в аэропорту и добродушной путаницы с размещением в доме для двухдневного пребывания, мать Дрю и Арден впервые остались наедине. Женщины уселись в солнечной, безупречной и очень уютной кухне, ожидая, пока закипит чайник.
    — Не такой я вас себе представляла, — заметила Роуз Макаслин, доставая из буфета жестяную банку с ароматными чайными пакетиками.
    — А какую невестку вы ожидали?
    Синие глаза были семейной чертой, от Роуз их унаследовали и сын и внук.
    — Точно не скажу. Может, кричаще эффектную особу. Или кого-то, кто готов взять на себя воспитание Мэтта и либо пинками загонит Дрю в прежнюю форму, либо запугает его алкоголизмом. Не такую красивую и не такую… мягкую.
    — Спасибо, — поблагодарила растроганная Арден. — Дрю сам пинками погнал себя восстанавливать форму еще до того, как мы поженились.
    — Именно из этого я вывожу, что вы ему подходите, потому что подталкиваете его к возвращению на вершину. — Она склонила голову на бок. — Он очень любит вас, понимаете.
    — Думаю, да, любит.
    — Я рада. И чувствую большое облегчение. Я боялась, что, переехав после похорон Элли на тот крошечный островок, он будет гнить там всю оставшуюся жизнь. Но Дрю снова обрел счастье. У меня есть к вам только одна просьба.
    — Какая?
    Знакомый задорный блеск осветил глаза пожилой женщины.
    — Заставьте его почаще привозить вас и моего внука к бабушке в гости.
* * *
    Они поехали сначала в Феникс, потом в Даллас, Хьюстон, Новый Орлеан. Дрю демонстрировал впечатляющие достижения, устойчиво побеждая в квалификационных раундах, но проигрывая в финальных. Но ни он, ни Хэм не унывали, ведь спонсоры убедились, что получают лучшее за свои деньги. Потом Дрю выиграл в Мемфисе. И в Атланте. И в Цинциннати. Его место в теннисной иерархии постепенно повышалось.
    Арден устала от переездов, но сияла от успехов Дрю. Жизнь в разъездах была трудной, особенно с ребенком, таким энергичным и любознательным, как Мэтт. Она написала все статьи в соответствии с контрактом, заключенным до отъезда с Гавайев, и была счастлива узнать, что их напечатали без исправлений. И пока отклонила предложения о дальнейшей работе.
    — Как проводишь день, пока меня нет? — как-то ночью спросил Дрю, когда они лежали обнявшись после любви. — Скучаешь?
    — Скучаю? С Мэттом, следующим за мной по пятам? Едва ли.
    Арден прижалась теснее, упиваясь защищающим теплом.
    — А во время твоих матчей предвкушаю и… мечтаю… об этом.
    Она провела рукой по низу его живота, потом коснулась интимного места. Дрю затаил дыхание, почувствовав требовательный захват ее пальцев.
    — Господи Боже, Арден, пытаешься убить меня, чтобы получить страховку? Сегодня я победил в тяжелой игре — пять из семи сетов — и… затем любил тебя… Святые небеса…
    — Не похоже, что ты на грани краха. Напротив… — прошептала она, поглаживая твердеющую длину.
    — А когда не обдумываешь способы свести мужа в преждевременную могилу, то чем занимаешься? — задыхался он.
    — Пишу.
    — Пишешь?.. Нет, не останавливайся… да, так… о, черт… пишешь что?
    — Разное. Заметки для романа. Стихи.
    — Стихи? Настоящая поэзия — это то, что ты сейчас творишь со мной.
    Перевернув жену на спину, он позволил ей поглотить себя жаждущей плотью.
    — Напиши тысячу стихов вот про это.
* * *
    Они были счастливы собраться домой. Хэм спорил и клянчил, и даже пытался принудить Арден оказать ему поддержку.
    — Он должен играть на любом подходящем турнире, — убеждал менеджер, подчеркивая каждое слово резкими взмахами сигары.
    — Хэм, Дрю хочет вернуться домой хотя бы на несколько недель.
    — Вы можете переубедить его.
    — Могу, но не буду.
    — Я так и понял.
    Хэм пихнул сигару в рот, выругался, а затем заявил, что отвезет их в аэропорт.
    Мо открыл дом, проветрил и приготовил к их приезду.
    Возобновилась обычная ежедневная рутина. Дрю каждый день играл в клубе «Вайали», работая над слабыми местами, которые выявляли они с Хэмом. Арден занималась Мэттом и планировала их следующий тур, на сей раз в Европу. Утомляли одни только размышления о поездке. Как она сможет объяснить не понимающим по-английски официантам, что Мэтт предпочитает арахисовое масло и сэндвичи с конфитюром, а не что-то из их меню с непомерными ценами? Она и англоговорящих-то не всегда могла убедить.
    Однажды днем она отдыхала в их шикарных апартаментах, свернувшись в одном из кресел возле широкого окна, когда вошел Дрю. Он опустил теннисную сумку прямо у двери, потом они смотрели друг на друга через комнату, безмолвно телеграфируя любовь, расцветающую между ними последние несколько недель.
    — А ты прекрасно выглядишь, сидя там, Арден, — тихо сказал он. — Закат заставляет твои волосы сиять красным отливом.
    — Спасибо. Я планировала переодеться к твоему возвращению, но чересчур увлеклась.
    Арден захлопнула папку с блокнотами и положила ее на стол возле кресла.
    Муж закрыл и запер дверь, потом пересек гостиную. Она надела халатик, к которому он был неравнодушен — длиной до пола, свободно облегающий тело, словно прозрачное синее облако, и щедро обнажающий плечи в овальном вырезе.
    — Ты только что из ванной, — отметил Дрю.
    Арден пахла цветочной пеной и женщиной. Откровенная женственность так и манила его мужественность. Он встал на колени возле нее и приложил ладони к ее шее, наслаждаясь тем, как учащается пульс под его прикосновениями.
    Арден воплощала спокойствие, дом, любовь, то есть, все то, что он никогда уже не надеялся обрести. Каждый раз, встречаясь после коротких разлук, Дрю изумлялся силе своей любви, изначальному единству с женой, чего не мог ни понять, ни объяснить.
    — Так чем же ты занималась?
    — Ничем особенным, — беспечно отмахнулась она, но Дрю понял, что эта легкость означает прямо противоположное.
    Кто внушил ей, что ее поступки не имеют никакого значения? Муж, о котором она так мало рассказывала? Почти ежедневно Дрю мысленно посылал этого придурка в ад. Арден была ранена. Ужасно. И не только смертью Джоуи. Следы страданий все еще заметны, хотя она никогда не говорила о своем прошлом. Даже если понадобится целая жизнь, решил Дрю, он сумеет убедить ее, насколько драгоценна она для него.
    — Ты ведь что-то сочинила, правда?
    Арден отвела смущенные глаза.
    — Понимаю, что получилось ужасно, но именно это я давно хотела выразить на бумаге.
    — Можно прочитать?
    — Вряд ли писанина того стоит.
    — Не верю.
    Она облизнула губы.
    — Это очень личное.
    — Тогда не буду настаивать, если не хочешь.
    — Но мне интересно твое мнение, — поспешно уступила Арден.
    Муж взял инициативу на себя, подвинул папку и открыл первую страницу блокнота. Наверху было написано «Джоуи». Дрю посмотрел на Арден, но она отвела взгляд, отодвинула кресло и встала напротив окна, ярко выделяясь на фоне алого закатного неба.
    Дрю читал поэму на четырех листах, и его горло сжималось все сильней с каждой строчкой. Было очевидно, что слова просочились из сердца и что это был болезненный процесс. Стихи вышли горькими, но не сентиментальными, одухотворенными, но не напыщенными. Строфы передавали безысходное бессильное страдание матери, наблюдающей, как медленно умирает ее ребенок. Но последние строки благословляли подаренную недолгую жизнь любимого дитя и несли завидную и редкую радость.
    Глаза Дрю были влажными, когда он встал, почтительно положил рукопись на стол и подошел к жене сзади, обхватил ее руками, крепко прижал к себе и положил голову ей на плечо.
    — Это прекрасно, Арден.
    — Ты на самом деле так думаешь или просто утешаешь?
    — Повторяю: поэма прекрасна. Это ведь слишком личное для тебя, чтобы с кем-то поделиться?
    — Имеешь в виду, предоставить на всеобщее рассмотрение и опубликовать?
    — Да.
    — Действительно ли она достаточно хороша?
    — Боже, да. Уверен, что родители, любой отец или мать, перенесли они потерю ребенка или нет, проникнутся твоими стихами. Я отвечаю за свои слова. Думаю, ты должна издать поэму. Может, твои строки помогут кому-то пройти через подобное.
    Арден повернулась к нему и уперлась лбом в надежную грудь, наслаждаясь ровным биением его сердца.
    — Очень жалею, что не был рядом, когда ты так нуждалась в участии. Ты возилась здесь, со мной, и помогала мне выйти из кризиса, но свой ад прошла в одиночку. Я так сожалею, любовь моя. — Пылкие слова и сильные руки, ласкающие спину, свидетельствовали о его искренности. — Пойдем.
    Дрю увлек ее к кровати, сел на постель и поставил жену между бедрами. Она изучала любимое лицо и разглаживала пальцем густую линию бровей.
    — Хотел бы я исцелить любовью всю боль у тебя внутри.
    Он подался вперед и прижался к ее животу.
    — И я надеюсь любовью утолить твою скорбь. Но печаль всегда будет частью нас, Дрю. Возможно, мы и потянулись друг к другу из-за прошлых несбывшихся надежд.
    — Я только знаю, что люблю тебя больше, чем когда-либо мог себе вообразить.
    Его дыхание, проникая сквозь тонкую ткань, было теплым и влажным. Дрю уткнулся носом в ложбинку между грудями, упиваясь их восхитительным ощущением на коже.
    — Арден, ты ведь не принимаешь никаких противозачаточных средств, правда? — он поднял голову и заглянул ей в глаза.
    Она покачала головой и ответила задушенным голосом:
    — Нет.
    — Отлично. Давай заведем малыша.
    Его руки нежно изучали ее груди, исследуя форму, измеряя пышность, словно он впервые касался их.
    — Ты кормила Джоуи грудью?
    — Пока он не заболел.
    Дрю кивнул. Его пальцы ласкали соски, и, когда те отвердели, он потерся о них лицом.
    — Я хочу ребенка от тебя. Ребенка исключительно твоего и моего. Нашего первенца.
    Арден сжала его голову и вдавила в мягкость своего живота
    Если бы он только знал, о чем говорит! Она-то понимала, почему он не чувствовал, что Мэтт принадлежал исключительно ему и Элли. Настало ли время рассказать, что у них уже есть совместный ребенок, что они вместе породили прекрасного малыша? Уже можно открыться? Его губы продолжат так же нежно очаровывать ее? Или он отвергнет ее и обвинит в циничном манипулировании?
    Арден открыла рот, чтобы выпалить признание, но медлила слишком долго. Его настроение изменилось от растроганного до страстного. Дрю целовал треугольник между ее бедрами, воздавая должное ее женственности любящим ртом и обожающими словами, сминал воздушную ткань халатика, задирая по ногам, пока не собрал на талии. Потом захоронил лицо в пене завитков, впитывая сокровенный аромат.
    Когда его губы коснулись ее обнаженной кожи, она затрепетала от нетерпения и стиснула его плечи беспокойными руками. Дрю вжимался пылкими поцелуями в темную шелковистую поросль.
    — Позволь сделать тебе ребенка, Арден, — прошептал он. — Позволь подарить самый драгоценный из подарков.
    Он крепче обнял ее, обхватил за бедра и наклонил вперед, чтобы слиться с ней в поцелуе.
    — Дрю, — задыхалась она. — Ты не можешь…
    Но он мог. И делал. Все ее тело вверглось в пожарище страсти, его ласки извергали огненные струи, вздымающиеся от чресел к сердцу, прямо в душу.
    Арден бездумно повиновалась, пока он укладывал ее на постель, поднимал ноги к себе на бедра и становился перед ней на колени.
    — Я люблю тебя, Арден. Позволь мне излечить твою боль.
    Его рот творил, что хотел. Он целовал ее снова и снова, губы были то уверенными и властными, то, наоборот, нежными и кроткими. Смелый всепроникающий язык дарил наслаждение, вновь и вновь возносящее ее к нестерпимой кульминации, затем успокаивал.
    В очередной раз паря на грани забвения, Арден судорожно запуталась пальцами в его волосах и прижала к себе его голову.
    — Войди в меня. Пожалуйста. Сейчас, — простонала она, сотрясаясь в очередной конвульсии.
    Дрю умудрился расстегнуть шорты и приспустить их. Большое, твердое, жаркое давление заполнило ее полностью. Он двигался неистовее, чем когда-либо прежде, поглаживая упругие ножны, приостанавливаясь, снова тыкаясь, пока она не впала в безумие, осознавая только его толчки и ритм обладания. Он раз за разом погружался все глубже, касаясь матки, давая обещания и тут же выполняя их одним стремительным порывом любви, настолько возвышенной, что все ее страхи утекли прочь.
    Когда Дрю разделился с Арден, ее руки и ноги ощущались свинцовыми и вялыми и все же, казалось, парили, бросая вызов земному притяжению. Он освободился от остатков одежды и стянул скомканный халатик с ее блестящего от испарины тела, потом улегся рядом.
    Собрав последние силы, Арден прошептала:
    — Зачем ты сделал это?
    Дрю провел пальцем вниз к уязвимому животу, потом еще ниже — к темному женственному покрову. Взгляд следовал за пальцем, затем вернулся к восхитительной груди. Глаза Дрю сияли внутренним светом фанатичного поклонения кумиру.
    — Чтобы показать, что нет пределов моей любви.
    — Я слабею от любви к тебе.
    Муж нежно улыбнулся.
    — А меня твоя любовь делает сильней.
    Дрю слегка прищемил сосок губами, затем поласкал языком.
    — И поэтому безумно счастлив, что я — мужчина.
    Она взлохматила белокурую гриву.
    — Думаешь, мы… сделали ребенка?
    Он усмехнулся, опустил голову на подушку и прильнул к возлюбленной.
    — Будем продолжать, пока не получится.
    И потом, укрытые только фиолетовыми сумерками, они заснули.
* * *
    — Вы оба просто спятили, — сообщила Арден двум теннисным профессионалам.
    Дрю и Гарри швыряли мячик назад и вперед над сеткой, с силой посылая его как можно выше, дурачились, чтобы развлечь Мэтта, который стоял возле корта, хлопая в ладоши. Когда Дрю наклонялся и кидал мячик между его ног, Мэтт подпрыгивал и счастливо вопил.
    — Ладно, позеры, — пригрозила Арден. — Пока ты не получил травму и мне не пришлось взять на себя неприятную миссию сообщить Хэму, что ты вышел из строя, я отведу вашу аудиторию домой. Может, тогда вы займетесь делом.
    — Зануда, — добродушно поддразнил Гарри, потом помчался поболтать с последней пассией, ждущей его с полотенцем и термосом холодной воды.
    — Согласен, — кивнул Дрю, обернул полотенце вокруг шеи и задрапировал другим Мэтта, с обожанием глазеющего на него. — Твоя мама — просто надсмотрщик над рабами и умеет испортить людям настроение, — сообщил он малышу и поцеловал его в лоб.
    Потом выпрямился и понизил голос до шепота:
    — Кроме постели, где она ведет себя совершенно легкомысленно.
    — А ты повсюду ведешь себя совершенно легкомысленно, — многозначительно протянула Арден и потерлась об него носом. — Хотела бы поцеловать тебя, но не могу найти сухого местечка.
    — Нет, — возразила Арден. — «Я хотела бы поцеловать тебя, но только что вымыла волосы»[7].
    — О… Что-то подобное я и имел в виду. Ладно, будешь должна мне поцелуй. Вам пора идти?
    — Ты же знаешь, Мэтт превращается в монстра, если не поспит днем. Когда вернешься, сможем пойти с ним на пляж.
    — И сыграем на раздевание.
    — Ты когда-нибудь думаешь о чем-нибудь другом?
    — Конечно, — ответил Дрю, принимая оскорбленный вид. — Иногда думаю о том, чтобы заняться этим в одежде.
    — Ты невыносим! — воскликнула Арден, бросая полотенце ему в лицо. — Играй хорошо, увидимся дома.
    Она пристроила Мэтта на бедро, повесила сумку на длинном ремне на другую руку и направилась к стоянке, где оставила «Кадиллак», доставшийся ей после того, как Дрю купил себе «Джип».
    Они пробыли в Европе три месяца, переезжая из страны в страну, с турнира на турнир, и вернулись всего неделю назад. Дрю теперь занимал пятую строчку в мировом теннисном рейтинге, и надеялся, что к этому времени в следующем году снова станет номером один.
    — Потом я уйду из спорта.
    — И что дальше?
    — Как тебе идея — организовать сеть магазинов спортивных товаров? С упором на семью. Ну, вроде того: одинаковые кроссовки для отца и сына, соответствующие теннисные платья для матери и дочери, дворовые игры для всего семейства. Что-то в этом духе.
    — Звучит потрясающие. И мне нравится сама концепция.
    — Вот этим и займусь. Мы собираемся опередить других.
    — Мы?
    — Хэм тоже уйдет. Он говорит, что слишком стар, чтобы снова и снова нянчиться с теннисными молокососами. Он хочет войти в дело со мной. И с тобой, — Дрю быстро поцеловал ее, — конечно.
    Поэма «Джоуи» была опубликована в женском журнале, а затем в «Ридерз Дайджест». В дамском издании поинтересовались, не собирается ли она написать короткую историю или повесть, и Арден проигрывала в уме несколько идей.
    — Тебе нравится наблюдать за папиной игрой? — спросила она Мэтта, отпраздновавшего свой второй день рождения в Париже.
    Он на самом деле стал слишком тяжелым, чтобы таскать его на ручках, но Арден никогда не отказывалась от такой возможности. Мэтт называл ее «мама», и каждый раз, когда с его постоянно влажных губ срывалось это слово, ей хотелось плакать от счастья.
    — Ну, разве папа не потрясающий? Хотя ты — так же как и я — относишься к нему предвзято.
    Арден не замечала мужчину в припаркованной рядом машине, пока он не вышел из нее, и она не глянула через плечо, отпирая автомобильную дверь. И все в ней заледенело: кровь остановилась в венах, легкие перестали дышать, сердце отказалось биться.
    Он растолстел фунтов на двадцать, волосы сильно поредели, поседели и совсем истончились. Кожа выглядела бледной, особенно по контрасту с багровыми капиллярами на носу, покрасневшему от чрезмерных возлияний. Щеки обвисли, словно огромные пустые карманы. Обшарпанные ботинки, неопрятная не по погоде одежда казалась плохо выглаженной и чересчур обтягивающей.
    Но под полуопущенными ресницами по-прежнему таился тот же мерзкий взгляд, лицо кривила знакомая самодовольная ухмылка, и этот оскал подсказал, что он имеет нечто на кого-то и не может дождаться, чтобы использовать информацию в своих интересах.
    Арден ощутила приступ неудержимой рвоты, сглотнула горькую желчь, подступившую к горлу, и инстинктивно, со свирепой материнской защитой прижала Мэтта к себе.
    — Приветствую, миссис Макаслин.
    Он выплюнул ее фамилию, как похабное оскорбление. Отвращение затопило Арден, возник нестерпимый порыв умчаться как можно дальше и с максимальной скоростью. Вместо этого она посмотрела на него ледяными от ненависти глазами.
    — Здравствуй, Рон.

Глава 11

    Мутные глаза обшарили ее тело, и Арден почувствовала нестерпимую потребность в обжигающем душе. Она не могла допустить, чтобы Рон понял, насколько напугал ее, и это единственное, что удержало от крика.
    — Здорово выглядишь, — процедил он, подняв на нее взгляд после доскональной оценки.
    — А ты похож на черта, — отрезала она, удивляясь, откуда набралась храбрости.
    Но она знала — откуда. Небывалая смелость являлась следствием любви Дрю и обретенного с ним счастья.
    Рон Лоури моргнул, на мгновение сбитый с толку ее непривычной дерзостью, потом его рот злобно скривился в ухмылке.
    — Верно. Но я не умею так ловко приземляться на четыре лапы, как вы, миссис Макаслин.
    Арден поставила извивающегося Мэтта на тротуар. Малыш перестал обращать внимание на беседу и гораздо больше заинтересовался желтой металлической кнопкой на столбике, отмечающем место парковки. Арден проследила, чтобы ребенок оказался вне досягаемости Рона.
    — Не смей обвинять ни меня, ни кого-либо еще в собственных неудачах, Рон. Тебе на серебряном блюдечке преподнесли ключи к успеху. Или, правильнее сказать, — на золотом свадебном кольце? И если ты не смог воспользоваться предоставленными возможностями, то проклинай только себя.
    Рон сжал руки в кулаки и угрожающе шагнул вперед.
    — Не строй тут из себя королеву. Я одним махом могу смести твой крохотный мирок, миссис Макаслин. Как ты его нашла?
    Арден решила, что единственная защита — ни в чем не признаваться и категорически все отрицать, и надменно вздернула подбородок.
    — Не понимаю, о чем ты.
    Вцепившись в Арден стальными пальцами, Рон рванул ее к себе.
    — Как ты обнаружила Макаслина? И не воображай, будто я полный идиот и поверю, что по случайному стечению невероятных совпадений ты сделалась его застенчивой невестой.
    Арден сглотнула острую льдинку страха и сморщилась от волны боли. Она ведь и раньше видела эту черту характера Рона и всегда знала, что он подонок, но не хотела признать это. Он превращался в беспощадный, жестокий, всесокрушающий каток, если жаждал что-то заполучить.
    — Дедуктивное мышление, — с облегчением пробормотала она, когда он убрал пальцы с ее рук. — Я видела его с женой в то утро, когда они покидали больницу с ребенком.
    — Что ж, поздравляю. Малость поумнела, да?
    Рон так зыркнул на Мэтта, что у Арден кровь застыла в жилах.
    — Смазливый мальчишка. Я здорово потрудился, порождая его.
    Океан тошноты захлестнул Арден, она подумала, что вполне может грохнуться в обморок, и через несколько секунд очень удивилась, что все еще стоит на ногах.
    — Ты? — прохрипела она.
    Рон заржал как придурок.
    — В чем дело, миссис Макаслин? Перепугалась, что все старания коту под хвост? Что выскочила замуж не за того мужика? А?
    Его издевка вызвала еще большее отвращение.
    — Ведь Мэтт — сын Дрю? — в отчаянии спросила Арден.
    Рон впился в нее злобными глазами, наслаждаясь мукой на ее лице, порожденной его словами.
    — Он обеспечил спермой, да. Но, если помнишь, всю работу проделал я.
    Облегчение было настолько огромным, что Арден тяжело осела на нагретый металлический корпус автомобиля. Через какое-то время головокружение прошло, и мир вернулся на свое место. Но медный вкус во рту и резь в желудке остались. Это чудовище — настоящий дьявол, способный на все что угодно.
    — Фактически ты оказала мне большую услугу, выйдя за Макаслина, — процедил Рон, лениво выковыривая из-под ногтей воображаемую грязь.
    А может, и не воображаемую.
    Она не собиралась потакать ему и спрашивать, что он имеет в виду. Вместо этого твердо взглянула в ненавистные глаза.
    — Для меня настали очень трудные времена, Арден. Понимаю, что тебя раздавит известие о том, что практики, которую так старательно создавал твой распрекрасный папаша, больше не существует.
    — Я попрощалась с ней, когда развелась с тобой, — отмахнулась она. — Клиника перестала быть детищем моего отца, превратившись в твою игрушку. А ничего твоего мне не нужно.
    — Ну… — Рон пожал плечами, — так или иначе, она исчезла, что и подводит нас к причине этого приятного визита.
    Он наклонился вперед и заговорщицки прошептал:
    — Тебе придется помочь мне компенсировать кое-какие потери.
    — Ты спятил. Я даже не плюнула бы на тебя, займись ты огнем. И этот приятный, как ты назвал его, визит только что подошел к концу. Больше не беспокой меня.
    Арден присела на корточки и подхватила Мэтта, машинально отряхивая его коленки. Рванув автомобильную дверцу, затолкала малыша внутрь, игнорируя его протесты.
    — Минутку, сука, — рявкнул Рон, хватая ее за руку, пока она не уселась в машину. — Как тебе понравится, если я навещу твоего нового муженька?
    Арден перестала вырываться и затаила дыхание, молча глядя в дикое лицо Рона.
    — Записала меня в дешевки? Но, помнится, жеребчик и его бесцветная жена считали меня вторым после Бога. Он будет счастлив повидаться со мной. Как считаешь, мне ведь есть о чем поболтать с ним?
    Арден затопила паника, и она могла только надеяться, что сумела скрыть ее от бывшего мужа. Однако, увидев победный свет в его глазах, поняла, что он все заметил.
    — Так я и думал, — замурлыкал Рон. — Мистер Макаслин и не подозревает, кто твой прежний муж, не так ли? Он не в курсе, что женат на дорогостоящей шлюхе. На проститутке ценой в пятьдесят тысяч долларов. Он ведь вообще ничего не знает, правда? Ну, разве это не забавно?
    Рон пихнул ее на сиденье автомобиля, куда она рухнула, ошеломленная ударом.
    — Я буду поблизости.
    Это была и клятва, и угроза. Руки и ноги Арден все еще тряслись, когда она добралась домой.
* * *
    — Не нравится телятина по-итальянски?
    Арден прекратила бесцельно возить вилкой по тарелке, и улыбнулась обеспокоенному мужу и его вопрошающим глазам.
    — Извини. Полагаю, сегодня вечером толпа действует мне на нервы.
    Они ужинали вдвоем в одном из лучших ночных заведений Лахайны.
    — Надо было просто сказать, и мы пошли бы куда-нибудь еще.
    Дрю потянулся и сжал ее руку, взгляд был сокровенным и трогательно сердечным.
    — Или вообще остались бы дома, поужинали в своей комнате и по-настоящему здорово провели время.
    Намек, содержащийся в словах, воспоминания о множестве подобных вечеров, сияющая в его глазах любовь заставили Арден скорчиться от чувства вины.
    Весь день она дергалась, как бездомная кошка, боясь оглянуться через плечо и увидеть рядом злобного угрожающего Рона. Она ненавидела эту гнусную тварь и презирала его корыстные мотивы. А сама-то чем лучше? Разве она не манипулировала Дрю Макаслином самым циничным образом? Почему в самом начале не открыла, кто она такая? И почему настолько трудно поведать обо всем сейчас?
    Ответ на оба вопроса один и тот же: она слишком сильно его любит. Стоило ей впервые увидеть Дрю, и все объективные обстоятельства улетучились из головы. И никогда не возвращались. И сейчас решимости признаться, что она биологическая мать Мэтта, было не больше, чем в тот день, когда он подошел и сказал: «Привет». Но вина, с которой она жила, становилась невыносимой и, словно раковая опухоль, разъедала внутренности. А теперь еще и ненавистная необходимость договариваться с таким типом, как Рон Лоури.
    — Прости, что испортила тебе вечер.
    Арден вздохнула, жаждая забраться в безопасное укрытие его тела и спрятаться от всех напастей.
    — Ни один вечер, проведенный с тобой, не был испорчен, — мягко возразил муж.
    Усмешка пересекла красивое лицо.
    — За исключением нескольких вечеров до свадьбы, когда