Скачать fb2
Россия: движение вспять. От государственного социализма к периферийному капитализму

Россия: движение вспять. От государственного социализма к периферийному капитализму

Аннотация

    Почему Россия, которую наши правители именовали "островом благополучия", скатилась сегодня в пучину мирового экономического кризиса? Почему РФ не хватает внутреннего запаса экономической и социальной прочности?
    Автор считает, что причина — в ошибке стратегического порядка, в переходе правительства к неолиберальной капиталистической модели общества. В книге на огромном фактологическом материале прослеживается история падения уровня и качества жизни большинства наших сограждан, строительства в стране псевдодемократии, изменения у населения России ценностных ориентиров.
    На строго научной и документальной основе осуществлён анализ прошедших за последние два десятилетия исторических изменений, венцом которых стало построение в РФ общества периферийного капитализма. Книга адресована всем тем, кто умеет и желает мыслить, кому дорога судьба нашего Отечества и своих сограждан.


КОРНЕЕВ Владимир Владимирович РОССИЯ: ДВИЖЕНИЕ ВСПЯТЬ От государственного социализма к периферийному капитализму Новейшая история страны

    Посвящается моему отцу —
    Корнееву Владимиру Алексеевичу,
    простому труженику Советской Державы

Введение

    «Все пройдет,
    А истина останется».
    Только вот…
    (В.А.Ремизов)

    Значительное время по историческим меркам прошло с момента ликвидации тремя руководителями славянских республик (России, Белоруссии и Украины) великой сверхдержавы XX в. — Союза Советских Социалистических Республик. За истекшее с этой, на наш взгляд, чёрной даты отечественной истории время российское общество кардинально изменилось, в нем выросло целое поколение, сформировавшееся уже в новых исторических условиях. Казалось бы, подобный срок достаточен для того, чтобы учёное сообщество обстоятельно проанализировало исторический путь родной страны, ознакомив со своими выводами и рекомендациями широкие слои населения России.
    На практике, однако, всё обстоит гораздо сложнее. Из-за невостребованности науки и научных знаний в современной России труды многих талантливых ученых-обществоведов недоступны широким массам. В средствах массовой информации по-прежнему преобладает поверхностно-журналистский, причем весьма далекий от науки, взгляд на самые актуальные проблемы развития общества. К тому же, несмотря на провозглашенный плюрализм мнений, большое влияние на позицию ученых оказывают политическая конъюнктура и идеологические пристрастия новой российской власти, что отрицательно сказывается на результатах научных исследований. Отсюда, в целом, весьма обыденные представления о сути произошедших в стране и мире изменениях, ожидание «чуда», вера «в доброго царя» и т. д. у весьма значительной части населения страны, в общем всё то, что свойственно общественному сознанию, не отягощенному научными познаниями.
    Вот почему так настоятельно необходимы разработки, в которых была бы дана научная оценка произошедших в стране изменений, вскрыты после тщательного анализа наиболее глубокие противоречия развития современного российского общества. С этой целью и задуман настоящий труд, призванный помочь читателям с научных позиций осмыслить трансформацию российского общества в 90-е гг. XX и начале XXI вв., выработать научно обоснованный взгляд на место и роль России в современном мире.
    Монография написана на основе изучения ряда исторических источников, новейшей учебной, научной, справочной литературы, а также материалов периодической печати. Среди источников следует выделить сборники документов, а также мемуары известных в стране политиков и государственных деятелей.[2] Значительную помощь автору оказали труды Н.Г.Биндюгова, М.Г.Делягина, С.Г.Кара-Мурзы, в которых преобладает широкий историософский подход к анализу общественных явлений современности, работы российских ученых В.И.Жукова, В.И.Добренькова, написанных на основе историко-социологического метода познания общества, исследования В.В.Трушкова, А.Д.Шутова, коллектива авторов Государственного научно-исследовательского института системного анализа Счетной палаты РФ и др..[3] Полезным, с точки зрения содержащегося фактологического материала, выверенных оценок, стало знакомство автора с разнообразной учебной литературой.[4]
    В силу особенностей временных рамок изучаемого объекта (новейшая история), автором использованы при подготовке настоящей работы материалы современной периодической печати самой разнообразной направленности, от проправительственных «Российской газеты», «Известий», «Красной звезды», до оппозиционных — «Советской России», «Правды», «Новой газеты», информационных материалов политических партий «Яблоко», «СПС» и др. Хорошим подспорьем стали также сведения опубликованные в различных статистических сборниках.[5] Представленный массив исторической литературы позволяет, на взгляд автора, провести комплексное изучение российского общества в области экономики и политики, социальной и военной сфер жизни на рубеже последних десятилетий. Все это, на наш взгляд, позволит повысить научный уровень познания проблем современной России.
    Хронологические рамки монографии (1990–2009 гг.) определяются временем зарождения в рамках Союза ССР действующей ныне общественной системы и началом мирового финансового кризиса, последствия которого без сомнения окажут существенное влияние на историческое развитие всего человеческого сообщества, в т. ч. и России.

Глава I. ФОРМИРОВАНИЕ НОВОЙ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

    Исчезновение СССР с политической карты мира, демонтаж социализма в восточно-европейских странах в конце XX в. стали явлением планетарного масштаба, оказавшим влияние на все стороны общественной жизни человеческой цивилизации. В ходе развала Советского Союза начался новый период государственного строительства России, в процессе которого была осуществлена радикальная трансформация общественного строя страны.

§ 1. Заключительный период существования СССР

Выступление ГКЧП: причины, характер и последствия

    Выступление Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП СССР) в августе 1991 г. стало поводом для окончательного оформления (де-юре) руководителями советских республик своего независимого положения от центра. Упорная и закулисная деятельность антисоветских и антикоммунистических сил внутри страны завершилась их победой — СССР исчез с политической карты мира.
    В своих записках Б.Ельцин всю вину за уничтожение государства возлагает на М.Горбачева и союзные органы, которые, как считал Борис Николаевич, бездействовали и «ничего не решали по-настоящему».[6] Отчасти, согласиться с мнением Ельцина, конечно же, можно. Однако факты свидетельствуют, что деятельность союзных органов власти, да и самого М.Горбачева, была в значительной степени парализована действиями глав республик СССР. Уже с 1989 г. в субъектах Союза ССР по указаниям республиканских властей начался открытый захват союзной собственности, а центральные органы власти стали переподчиняться республиканским. Органы власти республик перестали отчислять положенные денежные суммы в общесоюзную казну. Так, российский парламент проголосовал большинством голосов за то, чтобы внести в союзный бюджет на 1991 год лишь 23,4 млрд. руб., что составляло менее 10 % той общей суммы, которую РСФСР обычно направляла на развитие общесоюзной экономики.[7]
    Более того, местные руководители, как князья удельной Руси, за спиной Москвы стали заключать межгосударственные договора и соглашения. В ноябре 1990 г., одной из первых это сделала Россия, заключив двухсторонний договор с Казахстаном. Дело вообще дошло до того, что в ответ на январские (1991 г.) столкновения сторонников и противников Союза ССР возле телецентров в Риге и Вильнюсе,[8] где, возможно, не обошлось без участия иностранных спецслужб, Б.Ельцин (РСФСР), В.Ландсбергис[9] (Литовская ССР), А.Горбунов (Латвийская ССР), А.Рюйтель (Эстонская ССР) 15 января 1991 г. подписали между собой совместное заявление направленное против союзного руководства, а также выразили намерение строить отношения между своими республиками на основе норм международного права. Через пять дней, 20 января 1991 г. Б.Ельцин от имени РСФСР подписал договоры с Эстонией и Латвией в формате межгосударственных отношений.[10] В целом, руководители наиболее весомых советских республик, с точки зрения государственности СССР, открыто и целенаправленно вели дезинтеграционную политику, направленную на разрушение страны.
    А какова была позиция советского народа относительно будущего развития страны? Ответ на данный вопрос можно дать вполне объективный. 17 марта 1991 г. в стране был проведён общесоюзный референдум по вопросу о сохранении Союза ССР «как обновлённой федерации равноправных суверенных республик», в котором приняло участие до 80 % всех граждан СССР, имеющих право голоса. Думается, что процент пришедших к урнам и проголосовавших за Союз был бы ещё выше, если бы буржуазно-националистическое руководство прибалтийских республик, Грузии, Азербайджана и Молдавии не заблокировало проведение плебисцита в своих «вотчинах». Граждане данных республик вынуждены были тайно участвовать в референдуме, организованном на территории советских воинских частей. Тем не менее, большинство советских граждан (76,4 %) высказалось за сохранение родного Отечества.[11] Более того, базовые ценности общественного сознания — советский, социалистический строй, единое Отечество, — оставались незыблемыми у большинства граждан Союза ССР. В этой ситуации народ ждал от руководства страны практических действий по воплощению результатов референдума в жизнь, но М.Горбачевым и лидерами союзных республик в Ново-Огарёве (Подмосковье) был открыт т. н. «новоогарёвский процесс», приведший в конечном итоге к ликвидации страны. Почему так произошло?
    Официально целесообразность встречи М.Горбачёва и руководителей советских республик объяснялась необходимостью согласования проекта нового Союзного договора. К этому времени работа над Договором велась уже почти год, проект неоднократно рассматривался в различных комиссиях высшего законодательного органа, обсуждался в трудовых коллективах и получил одобрение союзного парламента. Договор вполне можно было принять за основу, но советских «вождей» не устраивала позиция Съезда народных депутатов СССР по сохранению единой государственности. Каждый из новоиспечённых президентов союзных республик стремился к максимальной обособленности от центра. Свои действия руководители советских республик прикрывали широкомасштабной демагогией о суверенитете, «правах» народа т. п. В действительности же о народе никто не думал, шло замаскированное укрепление режима личной власти «князьями» и «ханами» всея СССР.[12]
    Затем началось давление на М.Горбачёва, поддержанное западными державами. Н.Назарбаев вспоминал, что ещё в декабре 1990 г. он, Ельцин, Кравчук и Шушкевич подготовили меморандум о создании Союза Суверенных Государств и ознакомили с ним Горбачёва.[13] Последний запротестовал, но вскоре согласился на т. н. «новоогарёвский процесс». 10 апреля 1991 г. на заседании Совета безопасности СССР было принято решение о проведении встречи Президента СССР с руководителями республик. 23 апреля 1991 г. М.Горбачев и руководители девяти республик («9+1») в Ново-Огарёве приняли «Совместное заявление о безотлагательных мерах по стабилизации обстановки в стране и преодолению кризиса», наметив завершить в ближайшее время подготовку договора о Союзе суверенных государств. Подписали данное Заявление кроме М.Горбачёва, Б.Ельцин, премьер-министр Украины В.Фокин, глава правительства Белоруссии В.Кебич, президенты Узбекистана (И.Каримов), Казахстана (Н.Назарбаев), Азербайджана (А.Муталибов), Киргизии (А.Акаев), Таджикистана (К.Махкамов), Туркмении (С.Ниязов). Чтобы успокоить общественность подписанты обещали следовать «неукоснительному соблюдению действующих законов», принимать «решительные меры по восстановлению повсеместно конституционного порядка», выполнять все экономические соглашения и обязательства и т. д..[14] Так, с громких и больших обещаний, которые, как оказалось в дальнейшем, никто выполнять не собирался и начался знаменитый «новоогаревский процесс», закончившийся, в конечном итоге ликвидацией государства.
    В своих воспоминаниях Горбачёв позитивно оценивает итоги «новоогаревских переговоров», такую же оценку им дал Б.Ельцин. В частности, бывший Президент СССР пишет: «…Соглашением «9+1» удалось разрядить обстановку. Оно сыграло спасительную роль и положило начало тенденции к согласию и стабилизации…».[15] На самом деле, стороны втайне от общественности пришли к обоюдному согласию о «легальном» способе ликвидации единого государства. Судя по документам, главным итогом «новоогаревских посиделок» стало полное выхолащивание содержания текста уже готового Союзного Договора. Как откровенно пишут соратники Б.Ельцина, в Ново-Огарёве речь пошла «…не о каких-то частностях и «недостающих запятых», а фактически об отказе от подготовленного варианта (Союзного договора — В.К.)».[16] Начальник службы безопасности Ельцина А.В.Коржаков как очевидец «новоогарёвского процесса», в своих воспоминаниях указывает, что «запевалами» в Ново-Огарёве являлись Б.Ельцин и президент Казахстана Н.Назарбаев,[17] которые консолидировано противостояли Горбачеву, стремившемуся сохранить федерацию, практически по каждому пункту документа.[18]
    Изученные нами стенограммы ключевых заседаний в Ново-Огарёве от 24 мая и 23 июля 1991 года свидетельствуют, что руководитель РСФСР Б.Ельцин на этом «форуме» непрерывно требовал расширения прав республик и сужения полномочий Союзного государства, своими «новаторскими» предложениями разрушал уже имеющиеся договоренности Центра и республик, в т. ч. заключённые с руководством России и даже с ним самим. Также, т. е. деструктивно, действовала делегация Украины во главе с Л.Кравчуком. В тоже время, главы национальных автономных образований, в особенности России (Башкирия, Татария, Чувашия, Северная Осетия и др.), требовали повышения статуса своих республик и права самостоятельного подписания Союзного договора.[19]
    В общем, в массе своей участников новоогарёвских встреч волновала судьба своего огорода, а не страны в целом. Даже историческое название страны — Союз Советских Социалистических Республик, закреплённое результатами референдума от 17 марта 1991 г., в результате «плодотворной» работы «вождей» СССР в Ново-Огарёве приняло аббревиатуру «ССГ» (Союз Суверенных Государств).[20]
    В целом, с формально-юридической точки зрения подготовленный в Ново-Огарёве текст Договора в лучшем случае мог стать основой для конфедеративного образования вроде нынешнего СНГ. Однако факты свидетельствуют, что на деле соблюдать положения даже этого Договора руководители республик не желали и целенаправленно вели политику, направленную на разрушение СССР. Почему же Горбачёв пошёл на поводу у разрушителей государства? Неужели он не осознавал всех последствий новоогарёвских соглашений?
    Думается, здесь сыграл свою роль чисто субъективный фактор, а именно боязнь Михаила Горбачёва потерять свой пост, свою должность, к которой он сумел за это время обстоятельно привыкнуть. Ему рукоплескали на Западе, а дела в его собственной стране шли хуже и хуже. На наш взгляд, Горбачёв поначалу был искренним в стремлении реформировать СССР, но в профессиональном плане оказался непригоден для выполнения столь масштабной исторической задачи. Признаться в этом открыто Горбачёв не смог и стал судорожно цепляться за власть, переходя на откровенно антисоветские позиции. «Демократы» помогли ему найти «козлов отпущения» — ими были назначены некие «консервативные» силы в партии, которые, якобы, мешали процессу «перестройки». Михаил Сергеевич был напуган возможностью реального смещения со своего поста, о чём лично повествовал в 1994 г. на конференции, посвящённой 100-летию со дня рождения Н.Хрущёва.[21]
    Наша точка зрения о мотивах действия Президента СССР, по сути схожа и с мнением соратников Б.Ельцина. К примеру, действия Президента СССР по созыву «форума» в Ново-Огарёве они объясняют возникновением реальной угрозы его личной власти со стороны «консервативных» сил в руководстве партии.[22] Под наступлением «консерваторов», видимо, имеется ввиду усилившаяся, в особенности с конца 1990 г., критика со стороны всех партийных звеньев в адрес Генерального секретаря ЦК КПСС. Однако критика и самокритика всегда являлись важнейшими, уставными элементами демократии в партии, о чём неустанно твердил сам Горбачёв. Что же тут особенного? Да, члены ЦК и ЦКК КПСС (Полозков, Кораблёв, Рубикс, Пригарин, Зайцев и др.) в соответствии с уставными нормами на объединённом Пленуме 24–25 апреля 1991 г. подняли вопрос о вотуме доверия Горбачёву, а также членам Политбюро Яковлеву, Шеварнадзе, Бакатину, Медведеву за их политические деяния, но генсек ЦК КПСС пригрозил отставкой и большинство участников Пленума (против — 13, воздержалось — 14) высказались о снятии данного вопроса с обсуждения.[23]
    Позже Горбачёв назовёт это «заговором о свержении генсека» и будет всюду говорить о «не реформируемости» КПСС. В действительности, это Горбачёв, — яркий представитель партноменклатуры, не желал меняться. Для него КПСС представлялась этаким приводным ремнём, структурой обязанной одобрять все действия своего генсека, хотя миллионы коммунистов вышли из партии в годы перестройки именно из-за его «перестроечных» действий. Тем не менее, факты свидетельствуют, что КПСС в лице её руководящих органов была самым верным сторонником и курса М.Горбачёва и сохранения СССР на всём протяжении политики «перестройки». Так, объединённый Пленум ЦК и ЦКК КПСС 24–25 апреля 1991 г. поддержал совместное Заявление Президента СССР и руководителей девяти союзных республик, подчеркнул «жизненную необходимость» подписания Союзного договора на основе результатов референдума о сохранении Союза Советских Социалистических Республик, призвал все партийные организации «решительно противодействовать всем силам, разрушающим единство Союза ССР» и т. д..[24]
    3 июля 1991 г. Политбюро ЦК КПСС выступило с Заявлением, в котором поддержало проект нового Союзного договора и высказалось за его скорейшее подписание.[25] Однако сама КПСС, насчитывающая 19 млн. чел., стремительно теряла политический авторитет и не смогла оказать действенного сопротивления усиливающимся антисоветским силам. К тому же компартия представляла собой аморфный конгломерат людей с различными взглядами, от буржуазно-националистических до крайне «левацких», псевдокоммунистических. А после подавления выступления ГКЧП Горбачёв, Ельцин и К0 и вовсе «демонизировали» образ КПСС, а её генсек призвал партию к самороспуску. Поэтому партия была попросту неспособна противостоять разрушению страны.
    Ещё одним горячим сторонником Союза ССР являлось подавляющее большинство членов Верховного Совета СССР во главе с А.И.Лукьяновым. Однако, в ходе «новоогаревских посиделок» со стороны советских «вождей» явно наметилась тенденция игнорировать мнение высшего органа власти страны. Депутаты Верховного Совета СССР были встревожены таким положением, и в особенности группа «Союз» во главе с пламенным В.Алкснисом, внуком репрессированного в 30-е гг. известного советского военачальника. Причём, в Верховном Совете СССР хорошо понимали все последствия новоогаревских встреч. 22 мая 1991 г. депутаты ВС СССР приняли постановление, требующее привести текст проекта Союзного договора в соответствии с итогами референдума 17 марта 1991 года..[26]
    Чуть позже, 12 июля 1991 г. Верховный Совет СССР поддержал проект Договора о Союзе суверенных государств, представленный 18 июня 1991 г. Президентом СССР, но только «в основном» и признал возможным его подписание «после соответствующей доработки и согласования между республиками с участием полномочной союзной делегации» во главе с М.Горбачёвым. В перечне положений, которые должна была отстаивать союзная делегация, значились вопросы связанные с формированием единого экономического пространства, с прохождением законов («не допускать приостановления Союзом ССР законов республик и республиками — союзных законов»), с правом всех республик, в т. ч. автономных самостоятельно подписать Союзный договор и др..[27] Это были самые острые вопросы и по ним позиция Верховного Совета СССР была прямо противоположной позиции глав союзных республик.
    23 июля 1991 г. на последнем заседании в Ново-Огарёве данные вопросы вновь оказались в фокусе внимания его участников и казалось, по ним был выработан компромиссный вариант.[28] Но этот компромиссный вариант и это «согласие» было в основном юридическим, т. е. на бумаге, но не политическим, не идейным. На практике главные участники политического процесса действовали совершенно иначе. К примеру, 5 мая 1991 г. Президиум Верховного Совета РСФСР, где заседали Ельцин и его «демократисты», принял решение о создании КГБ России, а 24 мая столицу СССР — город Москву, — они же перевели под юрисдикцию РСФСР. 7 июня 1991 г. Верховный Совет Украины принял решение о передаче всех государственных предприятий и организаций союзного подчинения под контроль республики. А 29 июля 1991 г. Россия признала независимость Литвы (!?).[29] Надо ли говорить о том, что подобные закулисные действия самостийников прямо разрушали единое Отечество? Тем не менее, аналогичным образом действовал и Президент СССР. 29–30 июля 1991 г. втайне от Верховного Совета СССР и народа страны М.Горбачёв обсуждал вместе с Ельциным и Назарбаевым кадровые вопросы, распределив между собой важнейшие посты в будущем государстве (Горбачёв планировался в Президенты СССР, Назарбаев должен был стать главой правительства, а Ельцин остаться на хозяйстве в России — В.К.) и определив судьбу многих действующих министров.[30] И всё это происходило во время «новоогарёвских переговоров» и на фоне многочисленных публичных заявлений советских «вождей» об их приверженности и демократии и Союзу.
    Активными и политически сильными противниками нового Союза ССР являлись буржуазные националисты и фрондирующие российские «демократы» из числа, главным образом, московской и питерской интеллигенции. На их стороне были СМИ, административная и финансовая помощь госорганов и зарубежных организаций. Они публично говорили от имени «народа», не спрашивая его разрешения, вдобавок возомнив себя политическими пророками. В их числе следует назвать Г.Бурбулиса,[31] С.Шахрая, Ю.Афанасьева, Е.Боннэр, Г.Попова, А.Мурашова, Н.Травкина, Г.Старовойтову, Е.Гайдара, А.Чубайса, А.Собчака в «команде» которого находись будущие российские президенты В.Путин и А.Медведев и др. Причём наиболее реакционная часть российских «демократов» открыто выступила против намечаемого со стороны России подписания Союзного договора. В частности, 5 августа 1991 г. Ю.Афанасьев, Л.Тимофеева, Л.Баткин, В.Иванов, Ю.Буртин, В.Библер, Е.Боннэр обратились с открытым письмом в «Независимой газете» к Б.Ельцину, в котором, по сути, призвали его не подписывать Союзный договор. А 16 августа «Российская газета» опубликовала заявление координационного совета движения «Демократическая Россия», в ультимативной форме предостерегающее от подписания 20 августа Союзного договора, как якобы возрождающего имперские традиции.[32] Б.Ельцин отверг ультиматум ультра-демократов, но, зная какое они имели при «дворе» влияние, а также в силу большого засилья «демократического бомонда» в его команде, можно смело предположить, что российская сторона ни при каких обстоятельствах не допустила бы функционирования даже нового, обновлённого Союза ССР.
    В сложившейся ситуации, в конце июля — начале августа 1991 г. Председатель КГБ СССР В.А.Крючков стал разрабатывать план ведения в стране чрезвычайного положения. В созданный 18 августа 1991 г. ГКЧП СССР вошли высшие руководители Советского государства: вице-президент СССР Г.И.Янаев, председатель КГБ СССР В.А.Крючков, премьер-министр СССР В.С.Павлов, министр внутренних дел СССР Б.К.Пуго, министр обороны СССР Д.Т.Язов, председатель Крестьянского союза СССР В.А.Стародубцев, президент Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, строительства, транспорта и связи СССР А.И.Тизяков, первый заместитель Председателя Совета обороны СССР О.Д.Бакланов. Таким образом, все «гэкачеписты» имели верховную власть и им незачем было её «захватывать».
    Главной причиной создания ГКЧП стал целенаправленный развал страны, который осуществляли антисоветские, антисоциалистические силы страны при одобрении и негласной помощи Запада. ГКЧП СССР ставил перед собой следующие задачи: восстановление конституционного порядка, территориальной целостности и суверенитета страны, преодоление глубокого и всестороннего кризиса, политической, международной и гражданской конфронтации, хаоса и анархии.[33] Очевидно, что подобные задачи-призывы не могли не встретить сочувствие в широких массах советского народа. После выступления ГКЧП в адрес правительства СССР, Верховного Совета СССР, ЦК КПСС были направлены тысячи телеграмм, обращений, заявлений граждан, государственных органов и общественных организаций о поддержке ими принимаемых решений (этот массив исторических источников ещё ждёт своих исследователей — В.К.). Как свидетельствует последний председатель Всесоюзной телерадиокомпании СССР Леонид Кравченко, с просьбами выступить по телевидению в поддержку ГКЧП к нему обращались многие общественные организации, руководители ряда союзных и автономных республик, а некоторые, в т. ч. Н.Назарбаев, даже прислали на телецентр свои готовые телеролики.[34]
    Однако, никому из них выступить по телевидению не дали. Мнение же простых людей, функционеров от политики и чиновников от телевидения вообще не интересовало. Подобная преступная бездеятельность, а то и скрытый саботаж привели к тому, что вся информационная поддержка мерам, предлагаемым ГКЧП, свелась у Кравченко к показу на всех телеканалах балета «Лебединое озеро». Информационная война, которую всё это время вели т. н. «демократы» с КПСС, Советской властью и советским народом, да ещё на народные деньги (!),[35] — завершилась их полной победой.
    Сегодня в ряде изданий, в т. ч. учебного характера, можно прочитать маловразумительные суждения относительно целей создания ГКЧП. Утверждается, в частности, что «гэкачеписты» якобы стремились восстановить в стране порядки, существовавшие в СССР до 1985 года.[36] Это ложь, которая опровергается документами. К примеру, в «Обращении к советскому народу» члены ГКЧП заявили о приверженности демократическим процессам и последовательной политике реформ, выступили за развитие многоукладного характера народного хозяйства, поддержку частного предпринимательства[37] и другие меры, невозможные до начала политики «перестройки». Да и сами по себе «гэкачеписты» были людьми, если так можно выразиться новой формации. Они не могли плыть против течения истории, перемены в стране уже давно назрели.
    В тоже время, по своей форме и характеру выступление ГКЧП было не чем иным как номенклатурным заговором,[38] своеобразной попыткой дворцового переворота, что и оттолкнуло от него граждан страны. Совершенно непонятный ввод в столицу войск по приказу ГКЧП, в т. ч. танков и бронетехники, вызвал массовое недовольство и сопротивление москвичей. В итоге, выступление ГКЧП само собой провалилось. Члены ГКЧП СССР были арестованы, и, казалось бы, уже ничто не мешало главам советских республик во главе с Горбачёвым строить новый Союз, но процесс упразднения Советского Союза с этого времени пошёл ещё более стремительней.
    В авангарде «похода за суверенитетом» стояло руководство РСФСР. Уже 20 августа Президент РСФСР Б.Н.Ельцин своими указами переподчинил себе все органы исполнительной власти СССР, находящиеся на территории России (Министерство обороны, КГБ и МВД СССР), а также объявил себя главнокомандующим ВС СССР на территории республики. 21 августа Верховный Совет РСФСР предоставил Президенту России право отстранять от должности председателей Советов народных депутатов, вводить должности глав администраций в крае, области, единолично назначать и смещать их.[39]
    22 августа вышел указ Б.Н.Ельцина «Об обеспечении экономической основы суверенитета РСФСР», в соответствии с которым все союзные народно-хозяйственные структуры переходили в ведение российских органов власти и управления. 23 августа в зале заседаний Верховного Совета РСФСР, где проходила встреча депутатов России с М.С.Горбачевым, Б.Н.Ельцин, прервав Президента СССР, театральным и самоуверенным жестом, на глазах всего мира (шла прямая телетрансляция — прим. авт.) подписал указ о приостановке деятельности (а фактически о роспуске) КПСС на территории РСФСР, из-за якобы активного участия компартии в августовском «путче». В этот момент, как совершенно точно пишут историки, Ельцин «…торжествовал, наслаждаясь вынужденной покорностью поверженного соперника».[40] Рядовые коммунисты ждали от своего «вождя» решительных действий, но 24 августа 1991 г. Горбачев сложил с себя полномочия Генерального секретаря ЦК КПСС и призвал Центральный комитет к самороспуску. Члены ЦК КПСС, в массе своей номенклатурные работники, молчаливо согласились с предложением своего бывшего руководителя. В результате, без судебного решения были закрыты партийные комитеты всех уровней, печатные органы коммунистов, отобрана принадлежавшая партии собственность. Вдобавок, началась «охота на ведьм», т. е. травля, а кое-где и физическое уничтожение партийных руководителей, а СМИ (телевидение, радио, печать) развернули истерию по поводу т. н. «золота партии», т. е. имевшихся якобы у КПСС за рубежом материальных и финансовых средств. Деньги искали долго, почти до конца 90-х гг. XX в., но так и не нашли, потому что «золота КПСС», да ещё размещенного за рубежом, …просто не существовало.
    Бывший председатель Госбанка СССР В.В.Геращенко по этому поводу поведал следующее: «Возникший…миф о «золоте партии» — невероятная глупость! Она была выдумана в условиях противостояния… Громадные деньги в партии скапливались из членских взносов, которые платили свыше 17 млн. членов КПСС (на 1 января 1989 г. в партии числилось 19,5 млн. чел. — прим. авт.).[41] Рублевых денег в партии было достаточно, но чтобы они превращались в золото или недвижимость за рубежом — таких примеров не знаю. А я с 29 лет работал в системе Госбанка».[42] Тем не менее, умело запущенный миф о «золоте партии» оказал значительное влияние на политический имидж КПСС, и что, не менее важно — позволил российскому руководству идеологически замаскировать присвоение значительной материальной собственности (здания, санатории, дачи и т. п.). Объявленная вне закона, лишившаяся руководства, материальных и финансовых средств, к тому же потерявшая доверие многих людей, компартия — главная политическая скрепа страны, — уже не могла противостоять целенаправленному развалу Советской державы. Окончательно КПСС была разгромлена после указа Ельцина от 6 ноября 1991 г. «О деятельности КПСС в РСФСР», в соответствии с которым функционирование компартии на территории России запрещалось.
    Высшие органы власти СССР в сложной внутренней обстановке не стали центром объединения союзных сил. Новая конструкция политической власти (Съезд и Верховный Совет СССР) созданная по решению XIX Всесоюзной партийной конференции 1988 г. была громоздкой, и, как стало к тому времени очевидно, малоэффективной. В конце августа 1991 г. начал свою работу внеочередной V съезд народных депутатов СССР, делегаты которого одобрили меры, предложенные в заявлении Президента СССР и высших руководителей десяти союзных республик. В заявлении, озвученном 2 сентября на пленарном заседании съезда, констатировалось, что срыв заговора ГКЧП, «победа демократических сил нанесли серьезный удар по реакционным силам», в результате чего появился «…исторический шанс для ускорения коренных преобразований, обновления страны».[43] Далее выражалась готовность подготовить и подписать Договор о союзе суверенных государств, а также «безотлагательно» заключить между республиками экономический союз. Для регулирования всех возникающих вопросов на переходный период предполагалось создать Совет представителей народных депутатов, межреспубликанский экономический комитет, а также заключить соглашение между республиками в области обороны «в целях сохранения единых вооруженных сил и военно-стратегического пространства». Съезд также должен был поддержать обращение союзных республик в ООН о признании их субъектами международного права и рассмотрении вопроса об их членстве в этой организации.[44]
    Из текста заявления видно, что авторы данного документа не предусматривали сохранение прежних общесоюзных органов власти (парламент, правительство, министерства и т. п.), зато предлагали значительно расширить статус и полномочия союзных республик. Тем самым, по существу, речь шла о ликвидации союзного Центра и некоторые депутаты это хорошо осознавали. Как пишет в своих записках Б.Ельцин, отдельные из них пытались противостоять принятию Заявления, однако М.С.Горбачев в своем выступлении пригрозил разогнать Съезд. У Ельцина, главного бойца с советским «тоталитаризмом», действия его бывшего товарища по Политбюро ЦК КПСС не вызвали никаких противоестественных чувств. «Это охладило пыл выступавших, — с удовлетворением констатирует российский президент, — и заявление Совета глав государств было принято».[45] В общем, в большинстве своем делегаты Съезда народных депутатов СССР пошли на поводу у руководителей республик, либо попросту струсили, согласившись на создание Союза суверенных государств (ССГ), нового политико-экономического и военного устройства страны, вопреки воле граждан СССР, высказанных ими на всесоюзном референдуме 17 марта 1991 года.[46]
    В соответствии с решениями V съезда народных депутатов СССР прекращалась деятельность Съезда народных депутатов и Верховного Совета СССР, полномочия высшего органа власти передавались Государственному совету СССР, в который были включены Президент СССР и руководители республик. Всего за время своего существования Госсовет провел семь заседаний.[47] 9 сентября 1991 г. на первом же заседании Государственный Совет, игнорируя волю народов, в нарушение Конституции страны и действовавшего закона о порядке выхода республик из СССР, официально признал независимость Литвы, Латвии и Эстонии. Затем, вся деятельность Госсовета фактически свелась к взаимным консультациям и согласованиям.[48] Тем самым, Госсовет во главе с М.Горбачевым по существу стал официальным органом …по развалу страны.
    В сложившейся ситуации, сохранить общее Отечество могла бы самодеятельность народных масс. Однако от политической активности жителей страны образца 1985–1989 гг. не осталось и следа. В большинстве своем население устало от беспорядочной «перестройки», горбачёвской говорильни, приведшей в конце концов к ухудшению уровня жизни, обострению криминогенной обстановки в стране. В обществе нарастала апатия ко всему происходившему, а политическое доверие к руководству Союза ССР упало практически до нуля. Только храбрые одиночки, вроде Виктора Илюхина, продолжали борьбу за Отечество, но, к сожалению, такие факты были единичными. В.Илюхин, в частности, будучи первым заместителем начальника Главного следственного управления прокуратуры СССР возбудил 4 ноября 1991 г. уголовное дело против М.С.Горбачёва, в связи с нарушением Президентом СССР Конституции и законодательства, повлекших отделение от государства республик Прибалтики, но уже через день сам В.Илюхин был уволен из прокуратуры.[49]
    В сложившейся ситуации взоры и надежды многих людей были обращены к руководству республик, авторитет которых в процессе противостояния центральной власти значительно возрос. Тем более, что на словах, в официальных интервью, руководители республик ратовали за Союз, за сохранение общего политического, социально-экономического и духовного пространства. В реальной жизни всё происходило с точностью до наоборот. Руководители республик теперь уже открыто, без оглядки на Центр раздирали страну на части. В частности, в октябре 1991 г. был упразднен КГБ СССР, расформирована коллегия Главной военной прокуратуры. С 1 ноября прекращалось со стороны России финансирование ряда союзных министерств, в этом же месяце началось реформирование МИДа СССР. Кадровой перетряске подверглись Министерство обороны и МВД СССР.[50] Вместо союзных министерств главы советских республик стали создавать координационные органы (комитеты). При этом особенно тщательно вёлся кадровый подбор лиц на новые структуры.
    Так, после ареста председателя КГБ СССР В.А.Крючкова его обязанности стал исполнять профессиональный разведчик Л.Шебаршин. Ельцин резко выступил против этой кандидатуры, говоря о том, что Шебаршин не допустил бы ликвидации КГБ. «Поэтому искали человека, способного развалить зловещего «монстра», — пишет А.Коржаков. Им стал В.Бакатин, кандидатуру которого одобрили М.Горбачев и Б.Ельцин, причем председатель Межреспубликанской службы безопасности (созданной на месте КГБ СССР — прим. авт.) «добросовестно выполнил поставленную перед ним «историческую» задачу», т. е. разрушил важнейшую государственную структуру — Комитет государственной безопасности СССР.[51] Тем самым, даже кадровая политика новых «вождей» велась способом, исключавшим в принципе, воссоздание общесоюзных органов государственной власти.
    18 октября 1991 г. М.С.Горбачевым и лидерами восьми республик (Россия, Белоруссия, Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, Туркмения, Киргизия и Армения) был подписан «Договор об экономическом сообществе», но уже 28 октября Ельцин заявил о том, что Россия самостоятельно с января 1992 г. начнет радикальную экономическую реформу. В итоге, реализация положений подписанного «Договора» была отложена. 14 ноября 1991 г. на заседании Госсовета текст «Договора о Союзе Суверенных Государств» был всё же согласован и Ельцин в телеинтервью в тот же день уверенно заявил: «Союз будет!». Подписание документа намечалось на 25 ноября, и, казалось бы, ничто не могло этому помешать, ибо республики получали по этому Договору широчайшие полномочия. Тем не менее, политической воли и стремления к сохранению Союза со стороны глав республик проявлено не было. Выработанный компромиссный проект никто из них подписывать не стал. Б.Ельцин довольно откровенно пишет о том, как он и другие лидеры на заседании 25 ноября «…упрямо требовали все большей независимости от центра», а Горбачев ничего не мог сделать «…с почувствовавшими вкус свободы руководителями союзных республик».[52] Как оказалось впоследствии, это была последняя встреча в «большом формате» геростратов Советского Союза перед упразднением Великой Державы.
    Таким образом, вышеприведённые факты показывают нам характер и направленность действий республиканских руководителей и лиц, стоявших во главе общесоюзных органов власти. Не мифические «центробежные тенденции», которыми принято российской пропагандистской машиной объяснять исчезновение СССР, а реальная политика М.Горбачева, Б.Ельцина, Л.Кравчука, С.Шушкевича, Н.Назарбаева, И.Каримова и т. п., а также политические действия буржуазных националистов и российских «демократов» способствовали ликвидации единого государства. Особо выделим здесь роль руководства России, — республики, которая во все исторические времена была фундаментом, ядром Державы. На словах, широко разрекламированных в СМИ, лидеры России безоговорочно выступали за Союз. На деле же, они действовали в совершенно противоположном направлении. Даже В.В.Бакатин, которого трудно упрекнуть в любви к СССР, позже вспоминал, что осенью 1991 г. российские лидеры «…играли свою игру — «как убрать Центр, т. е. «Союз», но сказать об этом народу пока боялись».[53] На наш взгляд, В.Бакатин верно оценил замаскированный, антисоюзный характер деятельности российского руководства.

Беловежский сговор: сущность, характер и итоги

    1 декабря 1991 г. на Украине состоялся референдум о будущем страны. Вопрос референдума был составлен витиевато, но в нем не было и речи о выходе Украины из состава СССР. Тем не менее, руководство Украинской ССР заявило, что население республики большинством голосов проголосовало за полную независимость от СССР.[54] 5 декабря 1991 г. Президент Украины Л.М.Кравчук, бывший секретарь ЦК КПУ по идеологии, взяв на себя право решать за народ республики его судьбу, подписал указ о выходе Украины из состава Союза ССР. Акция самостийного гетмана не встретила неодобрения в Москве. Напротив, начались закулисные переговоры об оформлении «цивилизованного развода» между бывшими братскими республиками. Как итог, 8 декабря 1991 г. в заповеднике «Беловежская пуща» представители России Б.Ельцин, Г.Бурбулис, от Белоруссии — С.Шушкевич, В.Кебич, от Украины — Л.Кравчук, В.Фокин заявили о ликвидации СССР и подписали «Соглашение о создании Содружества Независимых Государств». Такой ход трех славянских «вождей» был неожиданным не только для простых советских людей, но даже для лидеров других советских республик, которые о ликвидации СССР, также как и миллионы её сограждан, узнали из сообщений СМИ. В глубокой тайне «вожди» бывшего СССР «на троих» оформили ликвидацию страны.
    Обстоятельства содеянного, причем в мельчайших подробностях, уже хорошо известны исследователям. Так, поездка в Белоруссию российского руководства была секретной, об истинной цели вояжа не знало даже окружение Президента России, за исключением особо приближенных к нему лиц.[55] Президенту СССР Ельцин на его вопрос о цели поездки ответил, что едет подписывать с Белоруссией двустороннее соглашение о сотрудничестве. Сразу же после прибытия Ельцина в Вискули (Белоруссия), где уже находился Кравчук, там состоялось небольшое застолье. Как пишет А.Хинштейн, «расчленение Союза они начали обсуждать прямо за ужином, в перерывах между рюмками. Сильнее всех активничал Ельцин. Шушкевич и Кравчук скорее молчали: выжидали».[56] Здесь же единомышленники решили подготовить «исторический документ» о ликвидации СССР, подключив к этому помощников Ельцина — С.Шахрая, А.Козырева, Г.Бурбулиса, Е.Гайдара. Об обстановке, в которой велась данная «работа» и нравственном облике собравшихся, свидетельствует такая, например, деталь.
    После написания текста присутствующими был поставлен «ритуальный» вопрос: как пить — за всё соглашение сразу, постранично или построчно?[57] Закончили соратники свой «труд» около 4 часов утра, но по вине А.Козырева, министра иностранных дел России, проект декларации (черновик) был утерян. Среди российских вояжеров началась паника, все думали, что бумагу выкрали агенты КГБ. В действительности документы лежали в сортире, уже «частично использованные» (А.Козырев ошибся дверью и сунул под утро черновик декларации не в ту дверь — В.К.) одним из президентских охранников. А.Хинштейн по этому поводу с сарказмом замечает: «Рождение «СНГ» начиналось, действительно, с «Г»…Наскоро отпечатав злополучный документ, его принесли президентам. Те уже вовсю отмечали предстоящий распад империи». Затем «вожди» славянских республик Союза назначили главкомом вооруженных сил СНГ маршала Е.Шапошникова, который им присягнул, доложили о развале страны президенту США Д.Бушу и только после этого Президенту СССР М.Горбачёву. Далее «подписанты» продолжили банкет, во время которого Ельцин так напился, что ни о какой пресс-конференции, назначенной на 17 часов, уже не могло быть и речи. Она состоялась только в 2 часа ночи, после чего вновь продолжилось обильное застолье, где первый Президент России опять быстро «дошел до кондиции», упал на ковер и облевался.[58]
    По версии А.Хинштейна, М.С.Горбачев как будто бы пытался противостоять содеянному, рассматривая даже вопрос об аресте Ельцина, Шушкевича и Кравчука, обзванивал Е.Шапошникова и командующих округами, но его, со слов московского журналиста, никто не поддержал.[59] Однако сам М.Горбачёв об этом нигде не пишет. Зато российский исследователь А.Д.Шутов сообщает о том, что еще в 12 часов ночи (с 7 на 8 декабря 1991 г.) председатель КГБ Белорусской ССР генерал Э.Ширковский проинформировал Президента СССР о планах заговорщиков и ждал указаний относительно дальнейших действий. Тем самым глава КГБ Белоруссии дал понять Президенту СССР, что готов выполнить свой конституционный долг. М.Горбачев попросил генерала связаться с ним через 20 минут. Э.Ширковский пытался дозвониться до Горбачева в течение двух часов, но последний на связь так и не вышел. «Вместо того, чтобы арестовать участников заговора, — пишет А.Шутов, — президент СССР предпочел уклониться от своих конституционных обязанностей по защите целостности возглавляемого им государства».[60]
    Почему же? Возможно, прав Б.Ельцин, который вспоминал, что в тот момент Президента СССР в большей степени интересовала не судьба советского народа, а его личная «отступная» — пенсия, квартира, машины, охрана и Фонд в здании бывшей Академии общественных наук. «Почти все, что просил Горбачев, за исключением чего-то уж очень непомерного, ему дали», — сообщает Б.Ельцин.[61] 9 декабря 1991 г. Президент СССР выступил с Заявлением в связи с происшедшим событием в Беловежской Пуще в характерном для него стиле, — витиеватом и двусмысленном. Горбачёв в самом начале заявил о том, что «это соглашение имеет позитивные моменты» (!?), а далее призвал всех действовать …в соответствии с Конституцией.[62]
    Лучшего подарка для беловежских преступников нельзя было и выдумать, всем участникам беловежско-мюнхенского пакта давался карт-бланш на дальнейшие антиконституционные действия. Не случайно, принятое 9 декабря 1991 г. заявление Комитета конституционного надзора СССР (высший судебный орган страны), указывавшее на нелегитимность Беловежских соглашений, даже не было опубликовано в печати (!!!). Это было замечательное проявление той самой свободы слова, т. е. свободы только для себя, за которую так ратовали российские «демократы».
    10 декабря 1991 г. беловежское соглашение ратифицировали Верховные Советы Беларуси и Украины, затем Верховные Советы Беларуси и России отозвали своих представителей из Верховного Совета СССР. 12 декабря соглашение ратифицировал Верховный Совет РСФСР («за» — 188 чел., «воздержались» — 7, «против» — 6 [С.Н.Бабурин, В.Б.Исаков, И.В.Константинов, С.А.Полозков, П.А.Лысов, Н.А.Павлов]).[63] При этом, высший орган власти, — Съезд народных депутатов РСФСР, правомочный решать такие вопросы, не был созван. Не был созван и Съезд народных депутатов СССР, и даже сессия Верховного Совета Союза ССР. Более того, 17 декабря 1991 г. российские власти захватили здание Верховного Совета СССР, 19 декабря Ельцин объявил о прекращении деятельности МИДа СССР, а 20 декабря Президиум Верховного Совета РСФСР принял постановление об упразднении Государственного банка страны.[64]
    21 декабря 1991 г. в Алма-Ате на встрече глав России, Украины, Белоруссии, Казахстана, Узбекистана, Киргизии, Туркмении, Таджикистана, Армении, Азербайджана и Молдавии (11 республик бывшего Союза за исключением Латвии, Литвы, Эстонии и Грузии) беловежское соглашение было одобрено, оформлено вхождение других субъектов СССР в Содружество (СНГ), подписана совместная «Декларация Независимых Государств», в которой констатировалось прекращение существования СССР.[65] 25 декабря 1991 г. М.С.Горбачев заявил о сложении с себя полномочий Президента СССР. В тот же день, в 19 часов 38 минут Красный флаг над Кремлем был заменен на российский триколор. Советский Союз — Великая Родина советских людей прекратил свое существование.
    В нашу задачу не входит анализ причин разрушения Союза ССР, эта довольно сложная проблема требует отдельного и обстоятельного изучения.[66] В тоже время, ретроспективный взгляд даёт основание утверждать, что уничтожение в 1991 г. СССР стало следствием, прежде всего, вначале ослабления, а затем ликвидации руководящей роли КПСС в советском обществе. В этом коренная политическая предпосылка (подчёркнуто нами — В.К.) исчезновения Советской Державы. Напомним, что создание в 1922 г. Советского Союза стало возможным в первую очередь в силу формирования в 1917–1922 гг. на пространстве бывшей Российской империи однородных советских правительств с коммунистами во главе. Большевики-интернационалисты с В.Ульяновым-Лениным были горячими сторонниками Советской Федерации, а потому повели за её создание решительную борьбу.
    Совершенно очевидно, что если бы в 1917 г. у власти в России осталось бы Временное правительство, то на окраинах укрепились бы буржуазно-националистические правительства типа Центральной Рады (Украина), Громады (Белоруссия), меньшевиков в Грузии, «кокандской автономии» в Средней Азии и т. п. Тем самым воссоздать единое Отечество было бы невозможно, ибо политика данных правительств была устремлена к независимости своих анклавов. Политика же «белых» в национальном вопросе в годы Гражданской войны и интервенции была несостоятельной. Народы бывшей Российской империи не желали возвращения к унитарному государству. Причём, лозунг белогвардейцев «За единую и неделимую Россию» был в тех исторических условиях не только невыполнимым, но и фарисейским. Вспомним, как «белые» в борьбе с большевиками активно сотрудничали с интервентами, которые, попросту грабили страну, принципиально не допуская при этом восстановления России в границах 1914 года. В годы же т. н. «перестройки» в центре и на местах победили те силы, которым не удалось достичь своих политических целей в 1917–1922 годах.
    Безусловно, читатель может задать такие вопросы. Почему Союз исчез при едином народно-хозяйственном комплексе, общей истории, общности культуры советского народа, многочисленных смешанных браков и т. д.? Почему они «не сработали» в нужный момент? Действительно, за годы Советской власти были созданы широкие предпосылки функционирования единого государства во всех сферах общественной жизни. Но на крутых поворотах истории политические предпосылки имеют безусловный приоритет. Более того, политические предпосылки становятся фактором общественного развития. Историю творит народ, живые люди, объединяющиеся в политические группы, союзы, партии. Советский Союз, как сложное социокультурное образование существовал пока у власти находилась единая в идейном отношении КПСС, которая являлась прочной связующей нитью, главной скрепой страны, всех народов СССР. Однако в переломные годы «перестройки» КПСС оказалась «не на высоте». Партия добровольно уступила СМИ антисоветским силам, а после их допущения к власти в центре и на местах процесс ликвидации СССР приобрёл открытый характер. К тому же, данные политические силы опирались на молодой, спешно формируемый класс буржуазии, который, проявляя чрезвычайную политическую активность, ратовал за реставрацию капиталистического строя. Схожие процессы происходили и в других европейских социалистических странах. Общими были и итоги — федеративные, многонациональные государства (СССР, Югославия, Чехословакия) исчезли с политической карты мира.
    Отсюда можно сделать вывод, что исчезновение СССР — не самопроизвольный процесс «распада», а целенаправленный, как бы остро это не звучало, процесс развала, ликвидации государства. Следует также, на наш взгляд, остановиться на оценке характера произошедшего в декабре 1991 г. исторического события. Как известно, СССР был создан 30 декабря 1922 г. на I Всесоюзном съезде Советов, делегатами которого являлись представители национально-государственных образований, созданных на месте бывшей Российской империи. Причем процесс создания нового государственного образования шел добровольно, снизу вверх, в соответствии с демократическими нормами и процедурами.
    Договор об образовании СССР был подписан полномочными представителями четырех государственных образований: России, Украины, Белоруссии и Закавказской Федерации на съезде Советов — высшем законодательном и представительном органе власти страны. Затем к Договору присоединились другие республики. Ликвидировали же Союз не решением высшего форума страны и даже не собранием уполномоченных от республик, а росчерком пера единоличных руководителей субъектов Советской Федерации, которым народ таких полномочий не давал. Ссылки же на дальнейшую ратификацию «беловежских соглашений» парламентами республик, а значит и на «легитимацию» данного процесса, не выдерживают критики, ибо депутатов просто поставили перед фактом, пригрозив им в случае отказа, репрессиями. К тому же отдельные парламенты не вправе были решать этот общий для всех жителей страны вопрос сугубо самостоятельно. Не состоятельны, на наш взгляд, и суждения о том, что Декларации о независимости (суверенитете), принятые либо на референдумах, либо высшими законодательными органами республик, являются свидетельством выхода этих субъектов из состава Союза. Ибо, ни на одном республиканском референдуме, ни в одной Декларации не был напрямую поставлен вопрос о судьбе СССР, да и сам провозглашенный суверенитет юридически не означал выхода или полного отделения республик от Союза.
    Поэтому с историко-правовой точки зрения, ликвидация СССР в декабре 1991 г. просто незаконна и вполне может быть квалифицирована по форме содеянного, как государственный переворот. Можно согласиться с мнением историка А.Д.Шутова, что его успех был обусловлен прежде всего тремя факторами: «…выбором момента, когда общество и государство разъедали глубокие внутренние противоречия; наличием надежного гаранта развала — Соединенных Штатов; предательским поведением лидера СССР Горбачева».[67] С этической, да и моральной стороны разрушение СССР безнравственно, ибо народы страны не уполномочивали своих лидеров на данную акцию. Мнение советских людей о будущем своего общего дома было проигнорировано политиками, которые, как показано выше, своими действиями, а иногда и бездействием разрушали прежде единое Отечество.
    Подводя итог, отметим, что впервые в истории нашего Отечества затеянные руководством преобразования привели не к усилению государства, а к его ликвидации. В результате, вопреки воле советских людей была разрушена тысячелетняя государственность и социалистический общественный строй страны. Историческая Россия, как правопреемница Российской империи, СССР была отброшена к границам Русского государства конца XVI столетия.

§ 2. Создание новой общественно-государственной системы страны

Зарождение новой российской государственности

    Важнейшей особенностью начального этапа формирования новой российской государственности являлось её зарождение в недрах советского общества. При этом российская государственность по своей сути изначально складывалась как антипод центральной советской власти, социалистической общественной системе, хотя и функционировала вначале в советских формах. Советская государственность, общественный строй СССР подвергались шельмованию и разнузданной критике со стороны т. н. «демократов», в первую очередь из числа Межрегиональной депутатской группы I Съезда народных депутатов СССР (Б.Ельцин, А.Сахаров, Г.Попов, А.Собчак, Ю.Афанасьев) и общественно-политического движения «Демократическая Россия» (Е.Гайдар, Г.Попов, А.Собчак, Г.Старовойтова), верховодившего в российских органах власти. На выборах весной 1990 г. в республиканские и местные органы власти РСФСР т. н. «демократы» заметно потеснили коммунистов, а их лидеры заняли ключевые посты в органах государственного управления. В мае-июне 1990 г. состоялся I съезд народных депутатов РСФСР, на котором Председателем Верховного Совета РСФСР с небольшим перевесом голосов был избран ставленник «Демократической России» Б.Н.Ельцин.
    Другие лидеры движения — Г.Попов и А.Собчак были избраны на посты глав Москвы и Ленинграда. С этого времени началось открытое противостояние российской политической элиты центральному советскому руководству. Председатель Совета министров СССР в 1985–1990 гг. Н.И.Рыжков, позже вспоминал: «В то время, главная цель Ельцина и его команды состояла в том, чтобы удержать политические позиции и максимально сконцентрировать в своих руках ресурсы, финансы, внешнеэкономическую деятельность, то есть переместиться с республиканского экономического поля на поле общесоюзное».[68] Подобные действия Н.Рыжков считал осознанными и направленными на «…изменение существующего общественного строя, устранение тогдашнего руководства СССР». Они осуществлялись «режиссерами из Межрегиональной группы», которыми в свою очередь верховодили «зарубежные кукловоды».[69]
    В целом, новое руководство России (Б.Н.Ельцин, Р.И.Хасбулатов, И.С.Силаев, А.И.Руцкой, Е.Т.Гайдар и др.) повело энергичную борьбу с союзным правительством за перераспределение полномочий, сфер влияния и собственности, целенаправленно уничтожая основы советского жизнеустройства. Так, 12 июня 1990 г. делегаты I съезда народных депутатов России одобрили "Декларацию о государственном суверенитете РСФСР", которая, как пишет Н.И.Рыжков, нанесла «…смертельный удар по целостности государства».[70] В этом документе речь шла не просто о расширении прав РСФСР в составе Советского Союза, против чего в правительстве СССР не возражали, а об изменении сущностных основ функционирования федеративного государства. В «Декларации..» провозглашался принцип верховенства республиканских законов над федеральными, вводились положения об изменениях в налоговой системе, финансовых отношениях с Союзом и т. п., т. е. был взят курс на создание конфедерации.[71]
    В тот же день Совет Федерации РСФСР предложил создать Союз суверенных государств и назначить рабочую группу по подготовке нового союзного договора. Одновременно лидеры РСФСР приняли меры к перетягиванию собственности, финансов и т. п. Союза ССР из центрального в местное подчинение. Как вспоминал бывший председатель Госбанка СССР В.В.Геращенко, уже на следующий день после принятия делегатами I съезда народных депутатов РСФСР «Декларации» Б.Н.Ельцин на заседании Верховного Совета СССР объявил о передаче активов и пассивов шести крупнейших банков страны в собственность России. «Я это назвал идиотизмом, — констатирует В.Геращенко. По существу, активы-пассивы Сбербанка — это вклады населения, объявлять их собственностью России — это национализация».[72]
    Принятие «Декларации…» можно считать отправной точкой новой российской государственности. Именно тогда, в рамках еще существующего Союза ССР руководство России приступило к созданию экономических и политических основ нового государства. В частности, летом 1990 г., несмотря на одобренную в июне 1990 г. Верховным Советом СССР программу перехода СССР к рыночной экономике, в России была подготовлена альтернативная экономическая программа под названием «500 дней». Причем в октябре того же года Ельцин открыто заявил, что Россия может без согласования с союзным правительством начать радикальные экономические реформы.[73] Одновременно, в 1990 г. в стенах российского парламента была сформирована конституционная комиссия (секретарь О.Румянцев) с целью подготовки новой Конституции России. Тем самым делались конкретные шаги, направленные на подрыв сложившихся в СССР в течение десятилетий устоев общественно-государственной жизни. Естественно, что и другие союзные республики пошли по пути России, разрушая, таким образом, единое Отечество. Подобные действия центрального российского руководства не остались незамеченными даже в субъектах РСФСР. Летом-осенью 1990 г. «суверенизация» охватила Татарию, Башкирию, Северную Осетию, Чечено-Ингушетию, Дагестан, Якутию и др. автономии России. Все это вызывало серьезную озабоченность центрального Советского правительства.
    Конечно, на первых порах, когда у Б.Н.Ельцина и его сторонников не было подавляющего большинства в российских органах власти, со стороны российского руководства проявлялось стремление решать возникающие социально-экономические и политические проблемы совместно с союзным правительством. Однако к лету 1991 г. расстановка политических сил в стране изменилась. 12 июня 1991 г. Б.Н.Ельцин победил своих соперников на президентских выборах в России. Главы западных держав (США, Великобритания и др.) стали открыто контактировать с Ельциным, оказывая ему всяческое содействие. С этого времени российское руководство резко активизировало свою деятельность по захвату власти в стране. 20 июля 1991 г. президент РФ подписал указ о департизации всей системы государственного управления. Несмотря на оформленную в стране многопартийность, указ безусловно был направлен против Компартии, которая в то время являлась основой, фундаментом политической системы государства. Заключительная фаза процесса «суверенизации» РСФСР пришлась на осень 1991 г. на волне эйфории т. н. «августовской революции», после чего Б.Ельцин и его окружение получили всю полноту власти в стране.
    Отметим, однако, что возвышение Б.Ельцина в тот период имело под собой и объективную основу. Экономика России находилась в кризисе, сокращалось промышленное и сельскохозяйственное производство. Постепенно стал падать жизненный уровень населения, многие товары приобретались горожанами по талонам. Союзные республики стали вводить запрет на вывоз товаров, а эффективность работы единого прежде народно-хозяйственного комплекса страны стала резко снижаться. В этой ситуации появление на политическом Олимпе страны такого харизматического лидера как Б.Н.Ельцин не могло не вызвать у определенной части населения страны надежд и ожиданий на лучшее будущее. Ельцин провозгласил курс на рыночные, экономические преобразования, которые, по его словам, должны были привести Россию к процветанию. Он стал знаменем появившейся мелкой буржуазии (кооператоры, челноки, торговцы-коммерсанты), которая, была заинтересована в реставрации капитализма. Демонстративный отказ от партийно-государственных привилегий, акцент на социальную справедливость в условиях широкого дефицита промышленных и продовольственных товаров, обеспечили Б.Ельцину поддержку либеральной интеллигенции, части военнослужащих и даже рабочего класса.[74] А посему действия Б.Ельцина и его команды по разрушению СССР не только не встречали широкого сопротивления, но и вызывали у многих граждан одобрение и поддержку.
    С января 1992 г. началось самостоятельное, суверенное существование России, но в «старых» советских формах. Это не устраивало российское руководство. 21 апреля 1992 г. было изменено официальное название страны. РСФСР была переименована в Российскую Федерацию — Россию, при равнозначности обоих названий.[75] С весны 1992 г. начался планомерный и целенаправленный слом советской государственности, политическая зачистка органов управления от коммунистов и др. активных сторонников прежней власти. Параллельно создавались новые управленческие структуры, а на местах во власть выдвигались члены общественно-политического движения «Демократическая Россия». Главным центром управления страной отныне стала администрация Президента РФ, а главным направлением ее деятельности — создание жестко централизованной и политически лояльной Москве вертикали власти от Президента РФ до глав администраций поселка (селения). Опорой Б.Н.Ельцина на местах стали назначаемые главой государства представители президента в субъектах федерации, Совет глав республик (октябрь 1992 г.) и Союз губернаторов (ноябрь 1992 г.).[76] В ответ на политическую лояльность центральная власть предоставляла местной политической элите свободу под лозунгом Б.Ельцина: «Берите суверенитета столько, сколько сможете проглотить».[77]
    Тем не менее, процесс «суверенизации» России под руководством Ельцина обернулся и другой стороной. Осенью 1991 г. стала обозначаться угроза распада самой России. 3 сентября 1991 г. Исполком т. н. общенационального конгресса чеченского народа (ОКЧН) во главе с Д.Дудаевым совершил вооружённый захват законных органов власти в Чечено-Ингушской республике. Поначалу, со стороны руководства России это действие чеченских сепаратистов вызвало даже одобрение, ибо лидеры РФ и ОКЧН являлись союзниками, в плане неприятия коммунистической идеологии, КПСС и СССР. Чуть позже из Кремля стали раздаваться тревожные голоса.
    В марте 1992 г. руководство Чечни и Татарии не подписали Федеративный договор, а в апреле того же года не парафировали вместе с руководством Башкирии «Договор о разграничении компетенции между федеративными органами государственной власти и органами власти республик, краев, областей, автономных образований».[78] Российская Федерация на глазах стала распадаться, некоторые республики (Татария, Башкирия, Якутия, Тува и др.) перестали осуществлять необходимые налоговые перечисления в центр. В ряде регионов России произошли межнациональные столкновения. Так, в 1992 г. вооруженный конфликт разгорелся между осетинским и ингушским населением в Пригородном районе г. Владикавказа, на границе Северной Осетии и Ингушетии. Затем, межнациональные столкновения прокатились по Туве, Карачаево-Черкессии, Дагестану, Адыгее, ряду районов Краснодарского края, где компактно проживали различные этнические группы.[79] И только усилиями парламентариев и военных российское многонациональное государство удалось сохранить. 9 апреля 1992 г. новый Федеративный договор был одобрен и утвержден VI Съездом народных депутатов РФ.
    Помимо, межнациональных отношений, серьёзным фактором, осложнявшим процесс государственного строительства, стала социально-экономическая обстановка в стране. В январе 1992 г. правительство России инициировало проведение радикальной экономической реформы («шоковая терапия» Е.Гайдара), следствием чего стало резкое падение уровня жизни населения, что, в свою очередь, вызвало повсеместные социальные выступления трудящихся. Центром аккумуляции протестных настроений граждан стал Съезд народных депутатов и Верховный Совет РФ. В стенах российского парламента в адрес Правительства все чаще стала раздаваться жесткая критика относительно последствий проведения экономической реформы. Б.Ельцин же безоговорочно поддерживал действия своего правительства, гайдаровские преобразования, обещая населению скорое процветание. Однако время шло, но положение в стране становилось всё хуже и хуже. Тогда делегаты VIII Съезда народных депутатов (10–13 марта 1993 г.) высказались за восстановление конституционного принципа разделения властей и разграничение властных полномочий президента, правительства и парламента. В ответ 20 марта 1993 г. Президент РФ выступил по телевидению с «Обращением к гражданам России», в котором подверг резкой критике действия депутатов. Тут же он зачитал текст указа о введении «особого порядка управления страной» (ОПУС), который предусматривал приостановление деятельности Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ, а в последующем и их упразднение, проведение референдума о доверии президенту и президентского проекта новой конституции, а также введение нового выборного законодательства.[80] Однако, на действия Президента оперативно отреагировали народные депутаты, Конституционный суд и Генеральная прокуратура РФ. Депутаты на внеочередном IX Съезде народных депутатов, который начал свою работу 26 марта 1993 г., поставили вопрос об импичменте (отрешении Ельцина от должности) и приняли решение о проведении Всероссийского референдума в стране. Конституционный суд РФ квалифицировал действия Б.Ельцина как полностью противоречащие Конституции страны; достаточно жестко отреагировала на указ Президента РФ и Генеральная прокуратура, после чего ее глава В.Степанков был отправлен Ельциным в отставку.
    Политические сторонники Президента РФ, заручившись поддержкой и средствами нарождающегося в России класса буржуазии, начали активную подготовку к референдуму. Энергичную деятельность развернул Б.Ельцин. Выступая на IX съезде народных депутатов РФ, он заявил: «…необходимо сильное социальное наполнение экономических преобразований». Затем пообещал предпринимателям и рабочим, военнослужащим и членам их семей, фермерам и работникам коллективных сельхозпредприятий и т. п. различные, а порой взаимоисключающие льготы и привилегии.[81] Далее посыпались популистские указы президента, такие как «О наделении граждан земельными участками» от 23 апреля и т. п.
    Однако главная роль отводилась средствам массовой информации, над которыми был установлен тотальный контроль. Телевидение (А.Лысенко, С.Торчинский), радио, ведущие газеты начали широкую агитационно-пропагандистскую кампанию в поддержку Б.Ельцина. Основными приемами идеологической обработки населения стали оголтелый антикоммунизм и антисоветизм, целенаправленное «очернение» лидеров законодательной власти страны. Широко практиковались манипуляции с «народным мнением». Печатались поддерживающие Б.Ельцина заявления от якобы всего «Союза кинематографистов», «Союза композиторов», Российской академии наук и др. Декларируемая «независимость» СМИ ярко проявилась тогда в содержании печатной и телерадиопродукции большинства государственных изданий. Например, одна из ведущих центральных газет «Известия» выпустила в марте-апреле статьи под характерными заголовками: «Съезд взял власть у народа и не хочет отдавать», «В.Зорькину хорошо бы вернуться в правовое пространство», «Что бы ни говорили депутаты, народ свое слово скажет» и др. Ни одного мнения в поддержку позиции российских депутатов в этой «демократической» газете опубликовано не было.
    В итоге, вместо борьбы мнений и взглядов относительно вопросов референдума получилось навязывание обществу одной, президентской точки зрения, а, по сути, — манипуляция общественным сознанием. Более того, президентские силы начали нагнетание массового психоза в стране, развернув «холодную» гражданскую войну. Е.Гайдар, например, в интервью газете «Комсомольская правда» заявил: «25 апреля мы решаем один очень простой вопрос: поставят ли всех нас к стенке или нет… Не надо думать: если мы были столь либеральны, то наши противники будут играть по нашим правилам».[82] И президентские сторонники хорошо поняли намёк своего патрона. Начались физические избиения «инакомыслящих». К примеру, 28 марта 1993 г. на митинге сторонников президента на Васильевском спуске у Кремля депутату А.Голишникову был нанесен удар тяжелым предметом по голове, в результате чего последний был госпитализирован с черепно-мозговой травмой.[83] И таких случаев было тогда немало.
    25 апреля 1993 г. в стране состоялся референдум, на который было вынесено четыре вопроса: 1) Доверяете ли вы Президенту Российской Федерации Б.Н.Ельцину?; 2) Одобряете ли вы социально-экономическую политику, осуществляемую Президентом Российской Федерации и Правительством Российской Федерации с 1992 года?; 3) Считаете ли вы необходимым проведение досрочных выборов Президента Российской Федерации?; 4) Считаете ли вы необходимым проведение досрочных выборов народных депутатов Российской Федерации? Причем согласно постановлению IX Съезда народных депутатов и Конституционного суда РФ по первому и второму вопросам решения считались принятыми, если за них проголосуют более половины граждан, принявших участие в референдуме; по третьему и четвертому вопросам, — если за них проголосуют более половины граждан, внесенных в списки для участия в референдуме.[84] В итоге, по первому вопросу за доверие Б.Ельцину высказалось 58,05 %; по второму вопросу, с курсом реформ согласились 52,88 %; по третьему и четвертому вопросам 32,64 % и 41,4 % граждан соответственно, от общего числа внесенных в списки для голосования, ответили «да».[85]
    Оценки итогов референдума были различны. Председатель Центральной комиссии всероссийского референдума В.Казаков заявил: «Какой-то революции не произошло, президент получил подтверждение доверия народа».[86] Руководство депутатского корпуса отнеслось к итогам плебисцита спокойно; ощущения поражения в их выступлениях не чувствовалось. Напротив, президентская сторона заявила о своей полной победе. Б.Ельцин, выступая на расширенном заседании Совета министров России, подчеркнул, что граждане России подтвердили свое доверие президенту и правительству. «Но самый главный результат, — констатировал Президент, — поддержка народом России глубоких радикальных преобразований, которые проводят президент и правительство с 1992 года. Это — сенсация референдума, большой сюрприз, который приготовил российский народ противникам реформ».[87] По иронии судьбы, в тот же день Госкомстат России опубликовал очередной доклад об итогах «глубоких радикальных преобразований», в котором сообщалось о продолжении ежемесячного падения выпуска товаров на уровне 20–25 % по сравнению с показателями предыдущего года, в результате чего по среднесуточному производству многих видов продукции страна откатилась на позиции 50-70-х годов.[88]
    Реально же, по нашему мнению, итоги референдума говорили о политической расколотости российского общества. «Победа» президентской стороны была условной. В референдуме не приняло участия около трети граждан, да и 52–58 % голосов, от принявших участие в голосовании, — не слишком убедительный результат, чтобы можно было им оперировать, как неопровержимым доказательством своей правоты. По сути, с учетом не участвовавших в референдуме, что тоже само по себе симптоматично, поддержали Ельцина и его курс не более 38 % потенциальных избирателей. В количественном отношении Б.Ельцин по сравнению с выборами 1991 г. потерял 5 млн. голосов. За Президента и Правительство проголосовали, в основном, окраины РФ и столичные города; исконно русские области страны высказались «против». Не случайно, доцент МГУ Л.Смирнягин, выступая на Президентском совете 28 апреля, отметил «сильный провал» президентской стороны именно в Центральной России.[89] Однако для Г.Сатарова, А.Чубайса, Е.Гайдара и др. сторонников Б.Ельцина подобные выводы ничего не значили. Президентская сторона восприняла итоги референдума как факт своей однозначной победы. Отсюда грубые полицейские действия власти в отношении оппозиции, о необходимости существования которой, ещё недавно говорили лидеры РФ. 1 и 9 мая 1993 г. в Москве вооруженные отряды ОМОН, внутренних дел, милиции устроили кровавое побоище над коммунистами и их сторонниками. Причем в рядах демонстрантов было много пожилых людей, женщин, ветеранов войны и труда, но это не остановило власти России и Москвы.

Сентябрьский (1993 г.) государственный переворот

    Почувствовав силу, российское руководство окончательно сломало советскую политическую систему в конце 1993 года. 21 сентября 1993 г. Президент РФ издал указ № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации», в соответствии с которым упразднялись съезд народных депутатов РФ и Верховный Совет РФ и назначались выборы в новый парламент.[90] Тем самым, как пишут отечественные историки: «Фактически отменялась действующая Конституция».[91] В тот же день Конституционный суд под председательством В.Д.Зорькина на своем заседание утвердил заключение о неконституционности указа и возможности, на этом основании, отрешения президента Б.Ельцина от должности. На этом юридическом основании депутаты Верховного Совета РФ и часть прибывших делегатов X (внеочередного) Съезда народных депутатов квалифицировали действия президента Б.Ельцина как государственный переворот и проголосовали за досрочное прекращение его полномочий. Обязанности президента возложил на себя вице-президент А.В.Руцкой, что и было одобрено на следующий день постановлением Верховного Совета РСФСР. Депутаты назначили министром обороны В.А.Ачалова, министром безопасности — В.А.Баранникова, министром внутренних дел — А.В.Дунаева.[92]
    Реакция общества на указ президента была разной, но в целом, преобладали отрицательные оценки. Местные представительные органы власти (62 из 89 субъектов РФ) в основном осудили президентский указ, охарактеризовав его как антиконституционный. Главы местной исполнительной власти в подавляющем большинстве заняли нейтральную позицию. В тоже время, руководители 26 краев, областей и республик на созванном ими Совещании глав субъектов РФ приняли резолюцию об отмене указа № 1400, деблокады Дома Советов и уничтожения введенной цензуры. Здесь же содержались предложения о досрочных выборах парламента и президента.[93] Однако президентская сторона взяла курс на силовое разрешение конфликта. Здание Верховного Совета было окружено тройным оцеплением (милиция, ОМОН, внутренние войска), опоясано колючей проволокой. В самом здании («Белый Дом») распоряжением московских властей (Ю.Лужков) было отключено электричество, водоснабжение, система отопления (при морозе ниже 10 градусов), канализация. Одновременно электронные и печатные СМИ развернули информационно-психологическую войну против депутатов их сторонников.
    В адрес членов Конституционного суда посыпались оскорбления и угрозы, в результате чего, например, его председатель В.Зорькин попал в больницу, где находился в течение полгода. К прямому применению силы против Верховного Совета РФ президента призывали представители т. н. «интеллигенции» (М.Захаров, К.Лавров, С.Фёдоров, Л.Ахеджакова, М.Ростропович, Г.Явлинский, Г.Бурбулис, Э.Днепров, А.Лифшиц, Г.Сатаров, Д.Волкогонов, М.Полторанин, С.Шахрай и др.). Попытки урегулировать конфликт со стороны руководства Русской Православной Церкви, ряда политиков ни к чему не привели. 1 октября 1993 г. Б.Ельцин своим указом демонстративно присвоил министру внутренних дел Ерину звание генерала армии, после чего началась активная фаза подготовки к штурму парламента.[94]
    Действия президентской стороны вызвали взрыв возмущения в стране. 2 октября в Москве прошли массовые митинги и демонстрации, а 3 октября, по сути, восстание против складывающегося в стране диктаторского режима («ельцинизм»). Восставшие прорвали заслоны оцепления и соединились с депутатами. Утром 3 октября Б.Ельцин дал согласие на компромисс, предлагавшийся Конституционным судом и главами регионов. Глава Российского государства заявил по радио о намерении провести 12 декабря одновременные перевыборы и парламента, и президента, а сам начал стягивать верные ему войска в Москву. В тоже время А.В.Руцкой и Р.И.Хасбулатов (Председатель Верховного Совета РФ — прим. авт.) стали формировать отряды для занятия важнейших пунктов столицы; вооруженными группами «Белого Дома» была захвачена московская мэрия, а после отклоненного требования о предоставлении телеэфира, — начался штурм телевизионного центра Останкино. Однако президентская сторона опередила защитников Дома Советов. Ельцин еще до начала активных действий оппозиции распорядился о введении в город вооруженных сил, в т. ч. воздушно-десантных и танковых войск Таманской и Кантемировской дивизий. В Москве был введен режим чрезвычайного положения, а важнейшие объекты города были взяты под охрану спецподразделениями со снайперами.[95] Координацию действий МВД и Министерства Обороны осуществлял генерал армии П.С.Грачев.
    4 октября 1993 г. правительственные войска начали штурм Дома Советов, по зданию прямой наводкой был открыт огонь из танковых орудий и стрелкового оружия.[96] Против людей находившихся внутри здания были использованы силы и средства современной армии, без всякого соблюдения обычаев и правил ведения войны. Один из участников тех событий, депутат Верховного Совета РСФСР из Псковщины О.Дементьев вспоминал: «Буквально на пороге были расстреляны парламентёры, которых мы направили, чтобы договориться о мирном окончании противостояния. Такого не знает даже история Великой Отечественной войны. Наши советские солдаты были приняты в конце войны в канцелярии Адольфа Гитлера в Берлине, а тут в собственной стране люди шли на переговоры с белым флагом — и были убиты!..».[97]
    К вечеру 4 октября здание Дома Советов было занято спецподразделениями, руководители противоборствующей стороны (А.Руцкой, Р.Хасбулатов, А.Макашов, В.Ачалов, В.Баранников и др.) арестованы.[98] Распоряжением Ю.Лужкова (!?) было запрещено издание газет «Правда», «Советская Россия», «День», «Рабочая трибуна», «Гласность», а министром внутренних дел А.Куликовым — «Русский вестник», «Русское воскресенье», «Пульс Тушино», «Наша Россия», «Красная Пресня», «Путь», «Молния», «Союз офицеров». К тому же, министр предписал Министерству юстиции приостановить деятельность шестнадцати общественных и политических организаций, таких как «Трудовая Москва», Компартия РФ, «Союз офицеров», Фронт национального спасения, Русский национальный собор и др..[99]
    За всю историю России власть ещё никогда таким способом не расправлялась со своими парламентариями. Трижды в истории страны (1906 г., 1907 г., 1918 г.) верховная власть разгоняла представительный орган, но ни разу во время данных акций политические оппоненты не уничтожались силой оружия. В мировой истории сценарий и действия ельцинской власти очень схожи с приходом к власти кровавого Пиночета, который вооружённым путём сверг законного президента Чили С.Альенде. Из танков, пушек и с воздуха вёлся прицельный огонь по президентскому дворцу, где с горсткой своих отважных защитников находился законно избранный глава государства Чили. Затем, на стадионе в Сантьяго подручные Пиночета убивали безоружных людей — сторонников Альенде. В Москве таким местом стал стадион «Красная Пресня», где расстреливали сторонников «Белого Дома». В целом, в октябре 1993 г. во время карательной операции ельцинистов погибло, по различным данным, от нескольких сот до двух-трех тысяч защитников Дома Советов, ибо точные цифры засекречены.
    Страна оцепенела, у многих здравомыслящих людей действия российской власти вызвали настоящий шок. И в это тяжелейшее время в газетах было опубликовано воззвание группы российских литераторов, в котором они, по сути, приветствовали зверскую расправу над безоружными людьми. Писательская «интеллигенция» потребовала (!) от президента и правительства: распустить и запретить все виды коммунистических и националистических партий, фронтов и объединений; закрыть органы печати, такие как «День», «Правда», «Советская Россия», «Литературная Россия», телепрограмму «600 секунд» и ряд других; организовать суд над защитниками Дома Советов; признать нелегитимным не только Съезд и Верховный Совет, но и Конституционный суд и т. д. Те, кто ещё вчера яростно обличал Советскую власть за применяемые ею насилия «высоким литературным словом» именовали оппозицию не иначе как «ведьмы», «красно-коричневые оборотни», «фашисты» и требовали: «…Хватит говорить. Пора научиться действовать. Эти тупые негодяи уважают только силу. Так не пора ли её продемонстрировать нашей юной, но уже, как мы вновь с радостным удивлением убедились, достаточно окрепшей демократии?».
    Обращение, написанное бандитским сленгом, подписали А.Адамович, В.Астафьев, Б.Ахмадулина, Г.Бакланов, В.Быков, Б.Васильев, Д.Гранин, А.Гельман, А.Дементьев, Р.Казакова, Д.Лихачев, Б.Окуджава, А.Приставкин, Ю.Карякин, Р.Рождественский, Ю.Черниченко, А.Нуйкин, Л.Разгон, В.Селюнин и другие «пастыри народных душ».[100]
    Также поддержали действия Ельцина, т. е. расстрел мирных людей, президент США Б.Клинтон, премьер-министр Великобритании Дж. Мейджер, руководители Казахстана (Н.Назарбаев), Узбекистана (И.Каримов), Украины (Л.Кравчук), Киргизии (А.Акаев), Азербайджана (Г.Алиев), Армении (Л.Тер-Петросян).[101]
    В отечественной историографии, на наш взгляд, событиям сентября-октября 1993 г. не уделяется достаточного внимания, а ученые, в целом, стыдливо обходят их стороной. Как исключение, можно выделить учебник под редакцией профессора И.М.Узнародова где главными причинами политической борьбы в 1993 г. названы «…проблемы основных направлений и хода проводившихся реформ, а также сущности новой конституции…».[102] В большинстве же учебников, учебных пособий, причиной вооруженного столкновения называется «противостояние властей», «борьба за власть», а во многих, даже изданных в МГУ, отсутствует упоминание о решении Конституционного суда РФ относительно указа Ельцина № 1400.[103] Подобный взгляд на проблему берет свое начало от изложения данных событий президентской стороной. Б.Ельцин, в частности, причиной издания указа № 1400 называет «разрушительное двоевластие», причем противоположная сторона, по его мнению, была нелегитимной, ибо «с одной стороны — президент, избранный народом, с другой — советы, составленные по партийным спискам… единой, непобедимой, могущественной КПСС». В своих воспоминаниях под названием «Президентский марафон», он, по сути, повторяет сказанное, обвиняя «коммунистический Верховный Совет», т. е. противостоящую сторону в «двоевластии».[104]
    Рассмотрим по существу данное высказывание, ибо бывший президент РФ здесь лукавит, либо сознательно искажает исторические факты. Во-первых, в соответствии с Конституцией РФ депутатский корпус России формировался не по спискам КПСС, а избирался народом, и также как Президент РФ, — на альтернативной основе. Причём, российское законодательство о выборах, в отличие от союзного, не предусматривало в парламенте квоты для компартии, профсоюзов, общественных организаций. Так, в соответствии с Конституцией Съезд народных депутатов России (1068 чел.) формировался следующим образом: 900 чел. избиралось от территориальных, а 168 чел. от национально-территориальных избирательных округов. Верховный Совет РФ формировался из числа народных депутатов РФ Съездом народных депутатов РФ и был ему подотчётен.[105] Во-вторых, среди депутатов высшего органа власти России коммунисты ни количественно, ни качественно не доминировали. В этом плане скрупулезный исследователь А.Житнухин приводит весьма красноречивый факт. На I съезде российских депутатов, состоявшемся в мае 1990 г., о своей принадлежности к фракции «Коммунисты России» из 800 с лишним членов КПСС заявило лишь около 380 человек. Далее автор пишет: «Колеблющиеся и откровенно запуганные отсеивались и в дальнейшем, через полтора года, в этой фракции осталось всего 53 депутата-коммуниста».[106] Сведения А.Житнухина, по-сути, подтверждаются данными приводимыми соратниками Ельцина. Для них состав I Съезда народных депутатов РСФСР выглядел следующим образом: 40 % — «консерваторы», куда они зачислили членов партаппарата, аграриев, представителей автономий, директоров предприятий, офицеров; 40 % — «демократы» и их союзники; 20 % — т. н. «болото», т. е. колеблющиеся. Причем команда Ельцина никакого беспокойства, из-за того, что 80 % всех депутатов формально являлись членами КПСС, не испытывала.[107]
    В общем, «советская» система в России образца 1990–1993 гг. была многопартийной и политически разнообразной, а КПСС в этой системе уже не занимала, как прежде, главенствующее место. Попутно заметим, что когда сам Ельцин шел во власть, он не подвергал сомнению статус Советов. Напротив, он настойчиво требовал передачи власти от КПСС к Советам. Но для самого Ельцина, по нашему глубокому убеждению, самоценной была власть как таковая, неважно какой политической окраски, главное — единоличная и бесконтрольная. Для обладания властью Ельцин и его окружение были готовы на всё, даже на применение военной силы против законно избранного парламента.[108]
    Решение о «разгоне» Съезда и Верховного Совета России у Ельцина возникло давно. Согласно воспоминаниям начальника службы президентской безопасности А.В.Коржакова, первый раз замысел ликвидации высшей законодательной власти страны появился в конце марта 1993 года. Как было сказано выше, в ответ на введение т. н. ОПУСа депутаты поставили вопрос об импичменте Ельцина, и вот тогда то президент поручил начальнику Главного управления охраны РФ М.И.Барсукову подготовить план соответствующих силовых действий. При этом Коржаков весьма откровенно пишет о том, что «…если бы даже импичмент состоялся, президент бы власть не отдал…».[109]
    Б.Ельцин же в своем дневнике утверждает, что впервые желание разогнать Съезд и Верховный Совет страны у него возникло 5 июня 1993 г. во время работы Конституционного совещания. Тогда ему не понравилось, что Председатель Верховного Совета Р.И.Хасбулатов[110] на этом совещании самолично взял слово, после чего без санкции Президента РФ пытались выступить и другие депутаты.[111] В любом случае, замысел и вариант ликвидации Съезда и Верховного Совета РСФСР у президента возникли до сентября 1993 года,[112] т. е. силовой вариант разрешения конфликта со стороны Б.Ельцина был, по-сути, запрограммирован. А к середине сентября решение Ельцина, видимо, уже окончательно созрело. Не случайно, 16 сентября 1993 г. он прибыл в дивизию внутренних войск им. Дзержинского, где проверил боеготовность соединения с акцентом на возможность её боевого применения в городских условиях.[113] По всей вероятности, к этому времени план вооруженного разгрома Советов приобрел у Президента РФ вполне практические очертания.
    Интересное, и не лишенное историко-политологических оснований суждение о предпосылке октябрьского государственного переворота высказал российский ученый В.В.Трушков. По его мнению, начало данным событиям было положено в 1990–1991 гг., когда «…в советскую государственную систему был вживлен инородный для неё институт президентства».[114] Инициатором введения в стране поста президента был М.С.Горбачев, которого поддерживали А.Н.Яковлев и В.Медведев. Ельцин же, как считает В.Трушков, «своей безудержностью» … «обнажил перед миром несовместимость президентства и Советов», кои «антагонисты по своей природе, по государственному устройству, по способам деятельности».[115] Невозможно, не согласиться с данным выводом. Действительно, советская система народовластия качественно отличалась от буржуазной государственности. Советы, которые, как известно, в нашей стране стихийно появились в годы революции 1905–1907 гг. были органами коллективистскими. Демократичность Советов была предопределена их глубинной и вековой связью с сельскими сходами, с крестьянской общиной. Советы формировали исполнительную власть, которая, была подчинена и контролировалась представительной властью. Президентская же власть всегда единолична и по сути своей является модернизированной формой монархии. Формально президент несёт ответственность перед народом, но, за редким исключением, только в моральном плане. Народ же может оценить деятельность президента только во время очередных выборов. Да и то, если его выбор не будет сфальсифицирован, либо предопределён политтехнологами. В общем, советская система народовластия и институт президентства, безусловно, различны по своей природе и сути.
    С учетом проанализированной выше исторической литературы, выскажем собственное мнение о причине и характере событий сентября-октября 1993 года. По нашему глубокому убеждению, основной причиной кровавого конфликта 1993 г. стала реставрация капиталистического строя в стране, вызвавшая в свою очередь резкое падение уровня и качества жизни подавляющего числа граждан России, насильственную ломку их традиционных духовных ценностей. Пик активизации действий правительства по изменению экономических отношений пришелся на 1992–1993 гг., когда произошло формирование нового, капиталистического базиса, надстройка же, в лице советских органов власти оставалась прежней, социалистической. На языке философии это означало нарастание противоречия между новым содержанием и не соответствующей ей формой. Президентской стороне необходимо было сломать старую надстройку, чтобы прочно закрепить результаты приватизации, изменений отношений собственности. Что и было осуществлено.
    Для простых граждан социально-экономические изменения означали обнищание подавляющей массы населения, на фоне которого искусственно создавался класс российских капиталистов, а сам Ельцин сосредотачивал в своих руках всё больше властных полномочий, свертывая демократические нормы и процедуры. Свои протестные настроения наиболее активные граждане выплеснули на улицах Москвы, оказывая поддержку депутатам Съезда и Верховного Совета РФ, видя в них единственную защиту от произвола «ельцинистов». В конкретно исторической ситуации 1993 г. противостояние развернулось по двум коренным вопросам: сущности, содержания и последствий проводимой правительством РФ социально-экономической политики «шоковой терапии», а также формы будущего политического устройства государства. Характер же осуществленных президентской стороной деяний определил Конституционный суд РФ 21 сентября 1993 г., квалифицировавший указ № 1400 как антиконституционный, т. е. антигосударственный акт.[116]
    Уничтожив огнем танковых орудий представительные органы власти, президентская сторона приступила к окончательному упразднению советской политической системы, а попутно, к выстраиванию жестко вертикальной структуры президентской власти. До начала деятельности Федерального Собрания Ельцин возложил на себя полномочия по обеспечению прямого президентского правления, а 7 октября 1993 г. установил порядок, в соответствии с которым главы администраций субъектов Федерации стали назначаться Президентом РФ по представлению Правительства России. 9 и 26 октября указами Президента РФ прекращалась деятельность Советов всех уровней, вместо них на местах предписывалось образовывать краевые и областные законодательные Собрания, городские и районные Думы, численностью депутатов от 15 до 50, полномочия которых были в значительной мере ограничены. Выборы в новые местные представительные органы назначались на период с декабря 1993 по июнь 1994 г. До выборов вся полнота власти на местах передавалась главам местных администраций.[117] В целом, советская система народовластия разрушалась до основания.
    Очень точно пишет об этом периоде в своих воспоминаниях Н.И.Рыжков: «Лозунг, который позволил демократам прийти к управлению страной, — «Вся власть Советам!» выброшен на помойку Истории и взят на вооружение новый, прямо противоположный: «Долой власть Советов!».[118] Знаковыми, с точки зрения разрушения советской системы, были замена герба РСФСР царским двуглавым орлом и введение в качестве государственного гимна «Патриотической песни» (без слов) М.И.Глинки 30 ноября 1993 года.[119] В целом, в результате государственного переворота в сентябре-октябре 1993 г. Президент РФ коренным образом видоизменил политическую систему страны в сторону свёртывания реальной демократии и установления авторитаризма.

Введение новой Конституции

    Разработка новой Конституции РФ началась задолго до расстрела российского парламента. Конституционная комиссия (секретарь О.Румянцев) подготовила проект Конституции парламентской республики, а народный депутат России, ученый-юрист Ю.Слободкин — проект Конституции с советским типом народовластия. Однако данные проекты не устроили Б.Ельцина и его окружение. 5 июня 1993 г. Президентом РФ было созвано Конституционное совещание, где административным порядком был утвержден президентский вариант, а другие проекты даже не рассматривались. Лиц, пытавшихся выступить, к микрофону не допускала специально расставленная в зале охрана, а депутата Ю.Слободкина, автора альтернативного проекта Конституции России, — вообще вынесли из зала на руках силой.[120]
    После расстрела парламента провести «танковую» Конституцию было не сложно. 3 ноября 1993 г. состоялось последнее Конституционное совещание по обсуждению проекта предлагаемой Ельциным Конституции. Личный оператор президента РФ Александр Кузнецов описывает ход совещания и последующие события так: «…В принципе, никакого обсуждения не было, зал был почти пустой. Все мало-мальски серьёзные оппоненты пребывали в тюрьме с лирическим названием «Матросская тишина». Белый дом напоминал топку паровоза, а на Кутузовском проспекте кое-где были ещё видны следы гусениц военной техники. На трибуне восседали президент Ельцин и премьер-министр Черномырдин. Металл президентского голоса был созвучен выстрелу танка, он и определял весь ход голосования. Закалённый голос дополняло опухшее лицо. Заканчивая своё коротенькое выступление, Борис Николаевич пошутил: «Предлагается принять существующий проект Конституции, а чтобы вам было легче, я высказываю своё мнение: я — за!».
    Никто не возражал, и все дружно согласились. Через несколько дней в своём рабочем кабинете, тогда ещё скромном и недорогом, президент внёс кое-какие коррективы в уже одобренный (!!!) проект перед его подписанием. Внёс за своей подписью в присутствии своего помощника Илюшина, главы администрации Филатова и помощника по Национальной безопасности Батурина. Ельцин нашёл сомнительные места в утверждённом тексте и произвёл на свет несколько самовольных замен».[121]
    После этого началась мощная пропагандистская кампания в СМИ направленная на восхваление новой Конституции. Российская власть всячески превозносила новый Основной закон страны, цинично игнорируя даже на формальном уровне мнение народа. Ранее, в советские времена, Конституция страны после опубликования обсуждалась в трудовых коллективах, научных сообществах, общественных объединениях и организациях, в высшем законодательном органе власти. Например, в обсуждении проекта Конституции 1936 г. приняло участие более 40 млн. чел., внесших 170 тыс. предложений.[122] Проект Конституции РФ был опубликован, но в отличие от практики советских лет всенародного обсуждения Конституции не было. В массе своей народ даже не читал новую Конституцию, ибо на газеты у простых граждан не было уже ни денег, ни времени. СМИ же публиковали исключительно хвалебные отклики прикормленных властью людей. В этой связи забавно, например, было видеть на телеэкранах руководителей Министерства Обороны РФ, которые вначале восторгались статьями Конституции, посвященными защите Отечества, а через несколько дней, после принятия Основного закона, уже выражавших своё недоумение нормативной базой несения военной службы. Дело в том, что в декабре 1993 г. согласно положениям Конституции у ворот военкоматов появились юноши, желающие вместо военной службы нести альтернативную, к чему ни страна, ни Вооружённые Силы пока не были готовы. А руководство Минобороны РФ пребывало в растерянности. Также обстояло дело и с другими положениями новой Конституции. Тем не менее, проект Конституции был вынесен на голосование и принят 12 декабря 1993 г. по итогам плебисцита.
    По официальным данным на референдум явилось будто бы 54,3 % избирателей, а основной документ страны одобрили якобы 58,43 % голосовавших граждан. Простая арифметика показывает, что даже при этих цифрах за Конституцию проголосовало не более 30 % избирателей, имеющих право голоса. Тем самым, всего лишь треть граждан согласилась с положениями Основного закона государства, по которому предполагалось жить в дальнейшем всей стране. Однако у социологов официальные данные вызвали серьёзные сомнения. В мае 1994 г. были опубликованы выводы экспертной группы А.А.Собянина при администрации президента, в которых говорилось о масштабных фальсификациях на этом референдуме. Согласно выводам ученых в референдуме приняло участие не более 46 % от списочного состава избирателей (по закону должно было быть не менее 50 % — В.К.). Центризбирком отверг эти выводы и организовал пересчет бюллетеней в одной из дальневосточных провинций страны.[123] Как оказалось, истинные результаты референдума там были действительно сфальсифицированы. Тогда по распоряжению председателя Центризбиркома Н.Рябова все бюллетени по всероссийскому референдуму были сожжены.[124] В.Смирнов, бывший народный депутат РСФСР, член Комитета по конституционному законодательству Верховного Совета России и один из основателей возрожденной в начале 90-х гг. Конституционно-демократической партии страны, пишет: «Таким образом, на первых же выборах после государственного переворота 1993 г. высветилась главная проблема — массовая фальсификация результатов голосования. Стало понятно, что с результатами голосования Центризбирком может сделать всё, что угодно: манипулировать бюллетенями, добавлять голосов и т. д.».[125]
    Конечно же, у читателей могут возникнуть обоснованные сомнения в достоверности сведений, приводимых бывшим депутатом оппозиционного Ельцину Верховного Совета РСФСР. Однако на факт корректировки результатов голосования в своих воспоминаниях прямо намекает бывший пресс-секретарь (1992–1995 гг.) президента России В.Костиков, оставшийся до сей поры верным своим антикоммунистическим убеждениям.[126] С его слов 13 декабря 1993 г. к 11 часам утра в Кремль к президенту с личным докладом итогов референдума прибыл председатель Центризбиркома Н.Рябов. В Костиков встретил Рябова в приёмной президента и даже заметил его волнение, которое бывший пресс-секретарь, помимо всего прочего объясняет тем, что председатель Центризбиркома «побаивался» Ельцина. Н.Рябов, прежде чем зайти в кабинет Ельцина, показал Костикову предварительные результаты голосования, из которых следовало, что в референдуме приняло участие чуть более 53 % граждан, а за Конституцию проголосовало более 50 % участвовавших в голосовании. Однако уже через 2–3 часа В.Костиков из официального сообщения ТАСС узнал, что в выборах приняло участие 55 % граждан, а за Конституцию проголосовало «около 60 % избирателей». Костиков вначале подумал, что Центризбирком принял к сведению новые уточняющие данные, но через несколько дней ему довелось лично увидеть копию того самого документа, который ему показывал Рябов. В документ чьей-то рукой были внесены вышеупомянутые исправления.[127]
    Далее Костиков пишет: «Разумеется, эта корректировка сама по себе ничего не меняла в факте принятия Конституции». И тут же, противореча самому себе, констатирует: «Но этот эпизод, конечно же, свидетельствовал о том, насколько несовершенной была система подсчета и объявления результатов голосования. Засилье местных властей, имеющих возможность оказывать как политическое, так и материальное давление на избирательные комиссии, особенно в отдаленных регионах, оставляет возможность серьезных злоупотреблений. Во время одной из встреч президента с фракцией "Выбор России" (4 апреля 1994 года) тогдашний Председатель комиссии по правам человека при президенте Сергей Ковалев сообщил тревожную цифру: во время выборов в Государственную думу в общей сложности было фальсифицировано более 8 млн. голосов. "И это осталось безнаказанным", — подчеркнул он».[128]
    Факт «не стерильности» результатов «всенародного референдума» по Основному закону страны подтверждают и «демократы» первой волны, идейные сподвижники Б.Ельцина. Один из них, В.Л.Шейнис, член Конституционной комиссии Съезда народных депутатов РСФСР-РФ в 1990–1993 гг., спустя 15 лет после принятия Конституции очень понятно высказался о «механизме принятия» Конституции РФ. В.Шейнис свидетельствует, что вопреки закону о референдуме, согласно которому решение считалось принятым, если за него проголосует большинство от списочного состава избирателей, Ельцин своим указом утвердил правила «всенародного голосования», где для принятия Конституции требовалось лишь большинство от числа пришедших к урнам. Кроме того, как пишет бывший «демократ» «…корректность подсчёта голосов вызвала обоснованные сомнения. На запрос депутатов Государственной Думы, усмотревших противоречие в опубликованных цифрах, ЦИК так и не дал ответа. Тем самым вопрос о легитимности утверждения новой Конституции оставался открытым».[129]
    Таким образом, многочисленные свидетельства позволяют нам утверждать, что референдум по Основному закону страны был организован с грубыми нарушениями демократических норм, а также соответствующего закона страны. Результаты голосования не соответствовали истинному волеизъявлению граждан, а значит действующая до настоящего времени Конституция страны, по существу, не легитимна.

Военные действия в Чечне

    Конституционное оформление не привело на практике к стабилизации общественно-политического положения в стране. Республику сотрясали межнациональные конфликты на Северном Кавказе, в Поволжье, в ряде районов Забайкалья. Руководству России пришлось приложить немало усилий для восстановления конституционного порядка в различных анклавах страны. Военным путем обеспечивалась ликвидация очагов межнациональных конфликтов в Чечне, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Северной Осетии. Из этого перечня субъектов Федерации наиболее драматичными для граждан страны стали военные действия в Чечне.
    В конце 1991 г. власть в Чечено-Ингушской АССР захватила группировка лиц национально-религиозной направленности во главе с Д.Дудаевым. Утвердившийся в Грозном режим главной мишенью сделал русское население, в отношении которого по существу проводилась политика геноцида, незамеченная почему-то ни российскими, ни зарубежными «правозащитниками». По данным парламентской комиссии С.Говорухина, убийства русских людей в Чечне происходили ежедневно, морги были переполнены обезображенными трупами. По сведениям заведующего отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа С.Маркедонова, в 1991–1994 гг. в Чечне было убито или пропало без вести более 10 тыс. чел., в большинстве своем русских, а в 1992–1994 гг. из нее выехало 147 тыс. чел., из которых более 80 % — русские, более 12 % — представители других невайнахских народов.[130] В целом, из 240 тыс. русскоязычного населения проживавшего в 1989 г. в Чечено-Ингушской республике, в начале XXI в. осталось 25 тыс. чел. в Чеченской республике и 14 тыс. чел. — в Ингушетии.[131]
    После бесплодных переговоров с «дудаевцами» российское правительство приняло решение о восстановлении конституционного порядка в Чечне силовым путем. Первый ввод федеральных войск в Республику состоялся в декабре 1994 г., в ходе боевых действий в 1994–1996 гг. основные вооруженные группировки противника были разгромлены. По данным МВД, погибло 4103 российских военнослужащих, ранено — 19 784 чел. Численность погибших мирных жителей оценивалась в 18,5 тыс. чел.[132] 31 августа 1996 г. в дагестанском райцентре Хасавюрт между секретарем Совета безопасности РФ А.Лебедем и одним из лидеров чеченской вооруженной оппозиции А.Масхадовым были подписаны мирные соглашения, в результате которых Россия вывела свои войска за пределы Чечни, отказавшись от планов разоружения незаконных вооруженных формирований. В мае 1997 г. между Россией и Чечней был заключен мирный договор.
    Итоги первой чеченской компании, с точки зрения тех целей, которые ставились военно-политическим руководством страны, по сути, плачевны, в чем признается даже сам Ельцин. В его воспоминаниях отмечено, что в результате хасавюртовских соглашений Россия признала легитимность самопровозглашенной Чеченской республики со всеми атрибутами ее государственности. Тем не менее, у самого президента появилось ощущение, что российское общество встретило это решение с огромным облегчением. «Все устали от войны, от кровавой мясорубки. Все хотели мира». Правда «военные называли это решение предательством. Газеты — капитуляцией. Дума — авантюризмом», — писал Ельцин.[133] Что касается желания мира, то Борис Николаевич, конечно же, недалек от истины. Чем же, однако, объяснить столь резкие оценки, которые были даны хасавюртовским соглашениям? По нашему мнению, со стороны военных и многих граждан, — обидой за украденную победу, доставшуюся дорогой ценой. Кроме того, не просчитаны были до конца последствия заключенных соглашений.
    Нельзя не согласиться с выводом отечественного исследователя В.В.Марущенко о том, что «прекращение боевых действий, вывод российских войск…был использован руководством сепаратистов не для мирного созидательного труда, а для продолжения прежнего политического курса, все больше превращавшего республику в плацдарм террористов».
    К тому же, пишет автор «…на произвол судьбы было брошено остававшееся в республике русскоязычное население, сотрудничавшие с русской администрацией чеченцы, многочисленные заложники».[134] Действительно, столь позорного и бездарного мира, подписанного руководством России по итогам войны трудно припомнить в нашей истории. А главное, конечно же, люди. По данным СМИ, в Чечне мы оставили 2–3 тыс. чел. военнопленных, большая часть которых, погибла. А сколько оставили «своих» чеченцев на посмешище дудаевскому режиму?
    Мы же подчеркнем одну деталь, о которой не упоминает Б.Ельцин. Прекратить чеченскую бойню можно было гораздо раньше, но мир был подписан только летом 1996 года. Почему? А всё дело в том, что в этом году в России намечались очередные президентские выборы, в которых Ельцин вновь принял решение участвовать. Опросы же населения показывали, что политический рейтинг действующего главы государства упал до невероятно низкой отметки. Вот тогда то, в целях сохранения власти, в предвыборном штабе Президента РФ (Т.Дьяченко, А.Чубайс, Б.Березовский и др.) был сделан вывод о необходимости скорейшего заключения мира с Чечнёй. В спешном порядке, в разгар президентской кампании, лидеры Чечни на самолете были доставлены в Кремль, где была заключена договоренность о перемирии и дальнейшем заключении мира. Так что не мнимая забота о мире, а Власть была основным лейтмотивом действий Президента РФ по «чеченскому» вопросу. Десятки тысяч погибших и раненых, оставленные в Чечне военнопленные и мирные заложники, а также интересы страны были ничто для «ельцинистов» в сравнении с очередным избранием на пост президента страны.
    Второй ввод федеральных войск в Чечню состоялся в 1999 г., после того как с территории Чечни банды полевых командиров Хаттаба и Басаева вторглись на территорию Республики Дагестан. Однако эти действия натолкнулись на решительные противодействие со стороны народов Дагестана и российского правительства, которое тогда возглавил В.В.Путин. В Чечне была сосредоточена крупная группировка российских войск, с помощью которой главные вооруженные формирования «Ичкерии» были разгромлены. Общие потери федеральных сил с декабря 1994 г. по ноябрь 2002 г. (по правительственным источникам) составили 11 925 чел. убитыми, 36 774 ранеными и 1951 чел. пропавшими без вести.[135]
    Как видно, число убитых в российских силовых структурах почти сопоставимо с количеством погибших военнослужащих Советской Армии в Афганистане (ДРА). Однако в ДРА контингент советских войск вёл боевые действия непрерывно почти десять лет, а Советской Армии противостояли не столько афганские боевики, сколько армия Пакистана, обученная и вооружённая до зубов американцами и их сателлитами. В Чечне было иначе. Отсюда ясно, к какому состоянию привели Российскую армию «отцы нации».
    События в Чечне стали заметным фактором общественной жизни России 90-х годов, отсюда заинтересованность политиков и ученых в изучении их причин, содержания и последствий. В своих воспоминаниях Б.Ельцин причинами войны называет «грубую» исламскую политику СССР, международный терроризм и …Д.Дудаева.[136] Как всегда размашисто, хлестко и вне связи с конкретно-исторической ситуацией. На самом деле, чеченские события нельзя рассматривать в отрыве от тех процессов, которые происходили на рубеже 80-90-х гг. XX в. на всем пространстве бывшего Советского Союза. Тогда в советских республиках стали открыто действовать националистические движения, которые повели усиленную борьбу с Союзным центром. Сепаратистов активно поддержала вся когорта российских «демократов», стремившихся сокрушить социализм и Советскую власть. Здесь уместно вспомнить, например, о трепетном отношении самого Ельцина к националистическим прибалтийским фронтам, к стремлению лидеров Латвии, Литвы и Эстонии достичь независимости любой ценой, и, мягко говоря, совершенно прохладном отношении главы российской республики к положению русских в Прибалтике. Подобная политика объяснялась тем, что для новой генерации российских политиков националисты на всем пространстве СССР были союзниками в их борьбе против КПСС и СССР.
    Сегодня, как-то не принято вспоминать, что «отъявленные террористы» Ш.Басаев, Д.Дудаев и др., тогда в начале 90-х гг. были горячими сторонниками московских и питерских «демократов». Так, в августе 1991 г. Ш.Басаев лично участвовал на стороне Б.Ельцина в обороне Белого дома, а Д.Дудаев в российских «демократических» кругах рассматривался в то время как политик-демократ, противостоящий коммунисту, главе Чечено-Ингушской АССР Доку Завгаеву. Новые чеченские политики не раз встречались в теплой и дружественной обстановке с известными российскими «демократами», в т. ч. с А.Собчаком и Г.Старовойтовой. Более того, когда в сентябре 1991 г. дудаевцы разогнали Верховный Совет Чечено-Ингушской республики, повыкидывав депутатов из окон, Р.Хасбулатов, тогда еще соратник Б.Ельцина, отбил бандитам восторженную телеграмму: «С удовольствием узнал об отставке Председателя ВС республики».[137]
    Российские власти не обращали внимания ни на захват в Чечне местного КГБ, ни на нападения на военные объекты республики. Федеральный центр продолжал отправлять в Чечню значительные материальные и финансовые средства даже тогда, когда Дудаев объявил о выходе из состава России, а республика прекратила выплаты в общесоюзный бюджет. Безвозмездно шли в республику нефть, газ и электричество. Регулярные денежные транши в республику осуществлялись из Пенсионного фонда и Центробанка РФ. Причём, суммы перечислений были немалые. Для сравнения. Так, в проекте федерального бюджета 1993 г. на Чечню закладывалось 10,5 млрд. руб., а, например, на Калиниградскую область — всего 140 миллионов рублей.[138] Вооруженным формированиям «Ичкерии» указаниями и директивами маршала Е.Шапошникова и генерала армии П.Грачева было передано около 60 тыс. единиц стрелкового оружия, более 100 единиц бронетехники (в т. ч. 42 танка и 34 боевые машины пехоты, 14 бронетранспортеров), около 150 орудий и минометов, свыше 270 различных типов самолетов, 2 вертолета и т. п..[139] Это позволило самопровозглашенному правительству Чечни в короткие сроки создать хорошо вооруженную, мобильную и боеспособную армию.
    В целом, Б.Ельцин и его соратники не только помогали дудаевскому режиму прийти к власти, но и своими действиями и бездействием позволили ему значительно укрепить свои позиции. Журналист А.Хинштейн о «чеченской политике» российской власти пишет следующее: «Москва не только привела Дудаева к власти — это лишь полдела. Она ещё и удерживала его на троне, пичкала нефтедолларами, дозволяла воровать миллиарды, оберегала от любой напасти и хворобы».[140] Ему вторит профессор Р.Вахитов: «…сепаратизм и терроризм в Чечне были порождены при попустительстве, а то и при непосредственной активности со стороны определенных сегментов политического истеблишмента России, прежде всего либерально-западнической ориентации».[141] В общем, многие серьёзные исследователи вполне обоснованно полагают, что Д.Дудаев и его команда пришли к власти в Чечне не без поддержки других антисоветских и антисоциалистических сил в стране.
    Для более ясного понимания сути чеченской проблемы, заметим, что на этой республике сошлись и интересы всего российского криминального бизнеса, а именно торговля нефтью, оружием, наркотиками. Руководители Ичкерии (Д.Дудаев, Ш.Басаев, З.Яндарбиев и др.) поддерживали тесные отношения с представителями крупной российской буржуазии — Б.Березовским, К.Боровым, а последние, как известно, являлись членами ближайшего окружения Б.Ельцина. Старое марксистское положение о войне, как источнике наживы, в Чечне подтвердилось полностью. Военные действия в республике приносили баснословные прибыли многим участникам боевых действий. По данным Р.Вахитова, после смерти Ш.Басаева на его счетах в западных банках было обнаружено около 70 млн. долларов, оформленных на его родственников. Российский ученый пишет, что денег было значительно больше, но собственные счета Басаева были «заморожены» по требованию Интерпола, после того как США включили его в список крупнейших террористов мира.[142] Бизнес на крови людей (торговля оружием, материальными запасами, солдатскими «боевыми» и др.) осуществлялся и с российской стороны, о чем неоднократно сообщалось в СМИ. Тем самым, ещё одной причиной военных действий следует назвать стремление к обогащению, жажду наживы любой ценой со стороны нарождающегося в России класса «нуворишей».
    Безусловно, нельзя обойти и проблему личности в истории, влияния конкретных людей на разворачивавшиеся события в Чечне. Очень меткие наблюдения о тождестве характеров, темперамента, идеологических воззрений, способе прихода к власти Ельцина и Дудаева делает, на наш взгляд, А.Хинштейн. В его книге приведены тексты поздравительных посланий Д.Дудаева российскому президенту. В одной из них лидер Ичкерии поздравляет Ельцина с подавлением «коммуно-фашистского мятежа в Москве» (имеется в виду расстрел парламента в октябре 1993 г. — прим. авт.), что позволяет нам сделать вывод о замшелом антикоммунизме обоих политиков. Сам Хинштейн, не без оснований, делает следующий вывод: «…не в пример политологам и журналистам, сами-то Ельцин с Дудаевым прекрасно чувствовали схожесть между собой. А любая схожесть, как известно, влечет взаимосимпатию. Да и нет больших врагов, нежели бывшие друзья…».[143] Мы же добавим, что общим для данных политиков явились и последствия их «реформаторской» деятельности. Разрушение экономики, невыплаты заработных плат и пенсий, рост преступности и т. п., все это наличествовало и в России и в маленькой Чечне.
    Подводя итог рассмотрению военной политики РФ в Чечне, отметим следующее. Процесс развала СССР, которым руководили российские «демократы» эхом отозвался на самой России, и, в частности, на положении в Чечне. Выправлять сложившуюся ситуацию российскому правительству пришлось вооружённым путём. Очередное «умиротворение» Чечни в конце XX в. было осуществлено при огромных затратах людских, материальных и финансовых ресурсов страны. По сути, это было второе завоевание края, после почти 150 летнего существования Чечни в составе России (СССР). Россия совершила движение вспять. Такова была плата за разрушение Советского Союза.

Реформирование государственной системы

    С середины 90-х гг. XX в. в администрации президента РФ стали разрабатываться планы совершенствования российской государственной системы, которые, были претворены в жизнь в начале нового тысячелетия. Со слов помощников Б.Ельцина (Ю.М.Батурин, В.В.Костиков, А.Я.Лившиц, Л.Г.Пихоя, Г.А.Сатаров и др.), государственная машина страны нуждалась тогда в «срочном капитальном ремонте», ибо была «не способна противодействовать тому «дикому капитализму», который складывался в России в ходе реформ».[144] Искренни ли были в своих намерениях помощники Б.Ельцина сказать трудно. Но сам факт признания пагубности для страны капиталистической реставрации со стороны членов «команды» Президента РФ дорогого стоит. Удивляет, однако, намёк авторов на некую «автономность» государственных органов от экономических процессов в обществе, на якобы «стихийный» характер появления в стране «дикого капитализма».
    Борис Немцов, вице-премьер Правительства РФ в 1997–1998 гг., недавно вспоминал: «…Когда Ельцин пригласил меня на работу в Москву, я был в шоке. Я увидел, что решения правительства принимаются по согласованию с какими-то малопонятными людьми, приезжающими на бронированных «Мерседесах» в Кремль и Белый дом. И я пошёл работать в правительство с конкретным планом… Первый пункт был такой: национализация Кремля. Кремль был приватизирован олигархами, и нужно было их к чёртовой матери оттуда выгнать. В прямом смысле лишить их пропусков в Кремль, а в переносном — не давать права влиять на кадровую и социально-экономическую политику».[145] Очевидно, что симбиоз власти и бизнеса и стал причиной насаждения в стране «дикого капитализма», несмотря на предостережения ученых, специалистов, здравомыслящих политиков.
    Что же в действительности стояло за действиями президентской команды? Думается, здесь были замешаны интересы крупной российской бюрократии, опасавшейся утраты своего положения в общей иерархической структуре российского общества. Реставрация капитализма выдвинула на первые позиции в стране олигархический капитал и в определенный момент оказалось, что бюрократический класс может быть сметен новорусской буржуазией. Служебные посты и «хлебные» должности, льготы и привилегии, — всего этого высшая российская бюрократия могла лишиться в одночасье, чего, конечно же, не желала. По свидетельству А.В.Коржакова, крупные олигархи (Б.Березовский, В.Гусинский и др.) не раз прилюдно говорили о необходимости подчинения госаппарата новым хозяевам жизни, т. е. власти капитала.[146] Подобные «откровения» от представителей российской олигархии лично слышали и другие политики. В частности, Б.Березовский в пылу спора с депутатом Госдумы РФ 1–3 созывов от КПРФ А.И.Лукьяновым бросил ему в лицо следующую фразу: «Власть в России нанимается капиталом».[147] Тем самым, один из самых ярких представителей крупной российской буржуазии как бы невзначай раскрыл реальный «механизм» формирования власти в РФ. Олигархи вовсю занимались «государственным строительством», из-за чего бюрократия лишилась покоя. Именно возможность потери своих узко корпоративных, меркантильных «привилегий» и подвигло российское чиновничество на новые преобразования.
    Внедрение в жизнь разработанных ельцинской командой основных положений реформы стало происходить после прихода к власти В.Путина (2000 г.), которому Ельцин как монарх передал власть в России. В ответ, первым президентским указом «преемник» дал гарантии самому Ельцину и его семье. В.Путин провозгласил курс на укрепление «вертикали власти»,[148] целесообразность которого объяснялась президентской командой необходимостью укрепления государства, а также борьбы с терроризмом. На практике это означало выстраивание жестко централизованной и однополярной с политической точки зрения властной структуры, подчинение бизнеса и СМИ чиновничьему аппарату, маскируемое «заботой» о якобы интересах всего населения страны. С этой целью в 2000 г. был изменен порядок формирования Совета Федерации, когда вместо губернаторов и руководителей местных законодательных органов власти в верхней палате Федерального собрания появились полномочные представители субъектов Федерации РФ, многие из которых нигде кроме Москвы никогда не проживали.
    Кроме того, президент получил право отстранять от должности глав субъектов Федерации, распускать местные законодательные органы, ограничив тем самым свободу действий местной власти. В мае 2000 г. указом В.Путина для укрепления позиций центральной власти на местах были образованы семь федеральных округов: Центральный (центр — г. Москва), Северо-Западный (г. С.-Петербург), Южный (г. Ростов-на-Дону), Приволжский (г. Нижний Новгород), Уральский (г. Екатеринбург), Сибирский (г. Новосибирск), Дальневосточный (г. Хабаровск). Чуть позже, в том же 2000 г. указом президента РФ был образован Государственный совет, — учреждение с совещательными функциями, объединяющее всех высших должностных лиц субъектов Российской Федерации.[149]
    С 2004 г. начался новый виток реформирования институтов государственной власти. Прямые выборы глав субъектов федерации были отменены, вместо процедуры выборов была введена процедура назначений. Затем, в 2005 г. был изменён порядок формирования Государственной Думы. Отныне, 450 депутатов стали избираться исключительно на партийной основе, тогда как до этого действовала мажоритарная система (половина депутатов избиралась по партийным спискам, половина — по одномандатным округам). Одновременно был введен более высокий «порог проходимости» в Государственную Думу политических партий, с 5 до 7 %.[150]
    Свои новые инициативы В.Путин пояснял необходимостью повышения эффективности работы госаппарата, усиления роли политических партий в жизни общества. Однако многие аналитики связывали данное решение с желанием Кремля добиться подавляющего превосходства в государственных структурах лояльных и преданных В.Путину людей из его окружения. В любом случае новые государственные преобразования в еще большей степени увеличили полномочия Президента РФ, нарушив и без того непрочный баланс между ветвями власти, а также существенно ограничили демократические права граждан. Совершенно очевидно, что госаппарат в ещё большей степени отстранился от народа, постепенно превращаясь в неприкасаемую касту. А на политической арене стала «блистать» одна партия, в которую мгновенно повалили олигархи, работники шоу-бизнеса, артисты и спортсмены.
    В рамках создания «вертикали власти» значительным изменениям должны были подвергнуться структуры федеральной исполнительной власти. В 2004 г. для повышения эффективности работы бюрократического аппарата была затеяна административная реформа, основные положения которой были разработаны в 1996 г. группой специалистов под руководством помощника президента РФ по правовым вопросам М.Краснова, а также Центром стратегических разработок Г.Грефа.[151] В соответствии с планом была унифицирована система высших административных органов исполнительной власти с одновременным разграничением их функций. Реформой установлено три вида органов федеральной власти: министерство, служба и агентство. Причем, министерство определяет стратегию и занимается нормотворчеством, служба — осуществляет надзор и контроль, агентство — управляет госсобственностью и предоставляет населению платные услуги. В 2006 г. впервые был проведен конкурс среди высших исполнительных органов государственной власти субъектов РФ в деле оказания поддержки проведения административной реформы. В конкурсе, победители которого получили значительные финансовые субсидии, приняли участие 46 из 88 субъектов РФ.[152]
    Со стороны независимых от власти экспертов оценки административной реформы, в основном, отрицательные. Так, директор Института проблем глобализации М.Делягин охарактеризовал реформу как «безумное подражательство американской модели управления», а глава фонда ИНДЕМ Г.Сатаров заявил: «Заявленные цели реформы — повышение эффективности управления, компактность структуры власти, снижение коррупции и чиновничьего произвола — пока не достигнуты».[153] Действительно, по замыслу разработчиков административной реформы в ходе преобразований чиновничий аппарат должен был быть значительно сокращен. На деле же, получилось иначе. Первоначально было упразднено 13 министерств (2 из них затем были восстановлены), 2 госкомитета, 1 федеральная комиссия, 4 федеральных службы и 4 российских агентства, но вместо них тут же создали 42 новых ведомств: 5 министерств, 17 федеральных служб и 20 федеральных агентств.[154] Соответственно, тут же возросло и количество чиновников государственного аппарата. По данным Росстата, численность работников органов государственной власти и местного самоуправления выросла в 2004 г. на 18,1 тыс. чел., в 2005–2006 гг. еще на 258,6 тыс. чел. и достигла в 2007 г. 1623,9 тыс. чел. (в 2000 г. — 1163,3 тыс. чел.). Подавляющая их часть служит в органах исполнительной власти (в 2004 г. — 1103,3 тыс. чел., в 2007 г. — 1387,6 тыс. чел.), причем в федеральных органах количество чиновников выросло с 460 тыс. до 659,4 тыс. человек.[155] Нетрудно заметить, что основные итоги административной реформы свелись к увеличению структур, и как водится, к росту численности чиновников государственного аппарата.
    Таким образом, за истекшие два десятилетия в РФ была создана совершенно иная, нежели в СССР общественно-государственная система. Ельцинская команда, пройдя через кровавый переворот и войну в Чечне, сформировала особый тип власти, характерные особенности, которой, будут рассмотрены ниже.

§ 3. Характерные особенности российской государственности

Предварительные размышления о государственном устройстве СССР

    В современных российских учебниках по обществознанию выделяют три типа государственного устройства: демократическое, авторитарное и тоталитарное. Государственный строй СССР трактуется тоталитарным, тогда как государственную систему ведущих западных стран во главе с США, а также Российской Федерации считают демократической. Подобное деление следует считать идеологическим творчеством, мало относящимся к действительно научным знаниям. Создана данная «теория» западными советологическими центрами, которые, были образованы в большом количестве после окончания Второй мировой войны с целью разработки программ уничтожения Советского Союза.[156]
    Для действительного понимания проблемы следует остановиться на сути таких терминов, как тоталитаризм и демократия. В современных справочных изданиях тоталитарное государство характеризуется «полным (тотальным) контролем государства над всеми сферами жизни общества, фактической ликвидацией конституционных прав и свобод, репрессиями в отношении оппозиции и инакомыслящих».[157] Если внимательно вдуматься в данное определение, то очевидна надуманность, т. е. идеологическая заданность данной терминологической конструкции. Во-первых, государство выставляется здесь как субъект политики, хотя известно, что государственной деятельностью занимаются органы власти. Но в вышеприведённом определении такое смешение понятий не случайно. Данным образом преследуется задача дискредитировать в глазах гражданина государство вообще, намеренно противопоставить государство обществу и личности. Однако, доказано, что государственные, общественные и личные интересы всегда находятся в диалектическом единстве.
    К примеру, вооружённой защитой Отечества как особым видом деятельности занимается специальный институт государства — Вооруженные Силы, но содержание, характер и результат подобной деятельности в немалой степени зависит от общества и даже конкретной личности. При этом Вооруженные Силы — государственный институт, несут на себе не только государственные функции, но и обеспечивают реализацию общественных, а также личных интересов граждан. Ибо военная безопасность страны позволяет обществу развивать экономику, культуру, хранить духовные ценности и т. п., а также обеспечивает нормальную жизнедеятельность отдельно взятого человека. В общем, одно без другого существовать не может. Западные идеологи, зная об этом, при попустительстве, а иногда и прямой поддержке наших доморощенных «специалистов» усиленно занимались очернением Российского, Советского государства, целенаправленно демонизировали его и надо сказать, достигли здесь больших успехов. Достаточно вспомнить, хотя бы часто произносимые вслух нашими гражданами фразы, вроде: «Хватит работать на государство, пора работать на себя!», «Пусть государство этим занимается», «Меня не волнуют данные проблемы» и т. п.
    Во-вторых, органы власти любого государства в той или иной степени, с тем или иным успехом всегда контролировали общество при помощи разнообразных методов и средств, и, продолжают заниматься этим сегодня. Причём, смеем утверждать, что степень тоталитарности западных сообществ, в этом отношении значительно выше, нежели царской России, либо СССР. Так, западные страны с античных времён используют право для регулирования всех сторон жизни общества, а правотворчество, как известно, является важнейшим направлением государственной деятельности. Поэтому жизнь человека в западном обществе расписана подробнейшим образом всевозможными законами, инструкциями, наставлениями, контрактами, письменными обязательствами и т. п. В западном обществе человек с рождения находится под «колпаком» спецслужб, социальных, банковских структур и даже соседей, бдительно следящих за ним при помощи полиции. «Правила игры» для всех них определяет государство, в лице центральных или местных органов власти. Причём, иногда, дело доходит до абсурда.
    К примеру, в нынешнем супергосударстве под названием Евросоюз директивами бюрократов точно прописаны размеры клеток для цыплят и боксов для телят, внешний вид кур, петухов и уток, гусей и индюков, величина яиц. Также детально регулируются способы ухода за животными: в европейском свинарнике предписывается иметь «игрушки для свиней»! Не остались без внимания европейских чиновников выращиваемые крестьянами фрукты, овощи, плодовые растения, которые, должны строго соответствовать установленным требованиям. Так, персики не могут быть меньше 5–6 сантиметров, а огурцы — короче 10 сантиметров; форма и окраска бобовых, цветной капусты, дынь и огурцов и вовсе описаны 36 пунктами инструкций и т. д..[158] И выйти за рамки подобных установлений невозможно! В России же, как и в некоторых других странах, более весомую роль играли традиции, обычаи, морально-нравственные, религиозные, партийные и др. нормы и правила жизни, только отчасти закреплённые законодательством. Не случайно, исследователи всё чаще именуют и советское и досоветское (российское) общества традиционным, либо идеократическим.
    В-третьих, нигде конституционные права и свободы не исполняются фактически всегда и везде в полной мере (подчёркнуто мной — В.К.), также как в любом государстве осуществлялись и будут осуществляться, пока существует власть, репрессии (в разных формах, конечно — В.К.) в отношении оппозиции и инакомыслящих. В этой связи очень показательна история США, где на рубеже XIX — начала XX столетий подвергались репрессиям не только коммунисты, социалисты и лидеры рабочих профсоюзов, но даже приверженцы учения Ч.Дарвина в ходе т. н. «обезьяньих процессов», схожих со средневековыми судилищами католической инквизиции. После окончания войны различными репрессивными мерами («маккартизм») американские власти подавляли «левое» движение, а затем боролись со сторонниками движения за права выходцев из Африки и коренными жителями США. Чуть позже репрессии обрушились на противников войны во Вьетнаме, среди которых были широко известные всему миру деятели культуры, спорта, науки, в т. ч. такие личности как киноактёр и режиссёр Ч.Чаплин, чемпион мира по шахматам Б.Фишер, математик С.Смэйл и др. Иначе говоря, репрессии применялись и применяются в США в отношении «инакомыслящих» не в меньшей степени, нежели в других странах. Следовательно, США, также как СССР, в этом отношении были тоталитарным государством, как и все другие страны планеты с учётом исторических, природно-географических, экономических, культурных и иных особенностей их развития.
    Разберёмся теперь с понятием демократия, изначально определяемое, как «власть народа». Данным явлением в античных государствах назывался такой порядок, при котором государственная власть формировалась, а не традиционно из года в год передавалась по наследству, из рук в руки «богоизбранным» лицам из монаршей династии. В этом отношении, например, греки любили противопоставлять себя персам, граждане Афин — жителям Спарты и т. д. При этом, под народом понимались не «богоизбранные», а представители иных слоёв общества, а главным способом формирования власти считались выборы. Однако заметим, что в истории не существовало «демократии» вообще. Имела место рабовладельческая, буржуазная, социалистическая демократия с присущими им особенностями. Богословы говорят о религиозной демократии, ибо избрание высших иерархов церкви, в т. ч. римского Папы, православного Патриарха происходит путём выборов. Тем не менее, выборность власти сама по себе не является показателем «демократичности» общества. Не всякие, даже самые честные выборы приносят пользу и прогресс народам и человечеству. Вспомним, что демократическим путём к власти пришли такие деятели, как А.Гитлер и наш Б.Ельцин, туркменбаши Ниязов и Дж. Буш младший и т. д. Поэтому, к термину «демократия» нельзя подходить иначе, нежели с конкретно-исторических позиций, подвергая тщательному анализу её содержание и характер.
    В этом контексте следует также рассматривать демократию в СССР. Антисоветчики считают главными недостатками советской общественно-государственной системы её однопартийность, а также условность порядка формирования различных органов власти в СССР. Всем, мол, в стране заправляла КПСС. Что касается первого недостатка, то сегодня, после грандиозных успехов Китая, где монопольно правит Коммунистическая партия стало как-то неудобно говорить о безусловных преимуществах многопартийной политической системы над однопартийной. В отношении же КПСС, отметим, следующее. Партия на собраниях, пленумах, съездах, Политбюро т. е. самым что ни есть демократическим путём вырабатывала стратегию развития общества.
    Помимо партии, которая являлась руководящей и направляющей силой советского общества, значительную роль в общественно-государственной системе играли комсомол, профсоюзы, творческие, женские организации. Партия была тесно связана с государственными и общественными организациями и через свои кадры обеспечивала выполнение принятых решений. Причём компартия являлась самой, что ни есть частью народа (в исконно понимаемом смысле этого слова — В.К.), и далеко не самой худшей. В КПСС принимали в первую очередь передовиков производства, науки, культуры и т. д. Более того, партийные чиновники строго следили за разнарядкой в партии, т. е. за соотношением в ней рабочих, крестьян, служащих, интеллигенции. И приоритет отдавался первым двум группам населения. Особо талантливые партийцы выдвигались в управленцы и попадали в разряд номенклатуры. Поэтому, демократия лежала в самих истоках создания и принципах деятельности компартии.[159]
    КПСС занималась подбором и расстановкой кадров, в т. ч. в различные органы государственной власти — исполнительные (Советы) и судебные. Избирательные кампании в стране проводились, имели место также и случаи провалов кандидатов, но сами выборы были безальтернативными. Однако и у такой системы были свои положительные моменты. Из бюджета не уходили значительные суммы на всевозможные избирательные кампании, а в органах власти просто невозможно было встретить людей с криминальным прошлым, а то и просто элементарных невежд. Опять же, как и в КПСС, состав Советов всех уровней строго регулировался на предмет их представительства, т. е. наличия в них различных категорий населения.
    Безусловно, справедливости ради стоит отметить, что не всегда в партию попадали «самые, самые». Мы уже писали о формализме и догматизме в КПСС, карьеризме её управленцев, отрыве партгосноменклатуры от общества и рядовых партийцев. Избирательная система не совершенствовалась, необходимый и постоянно действующий контроль общества над партией и госорганами становился с течение времени всё более формальным. Не обошлось и без диктата КПСС, ошибочными были и отдельные решения партии. В результате, со временем качество управления обществом со стороны КПСС снизилось, чем и воспользовались антисоветские силы. Б.Ельцин и его команда стали разрушать КПСС и Советское государство под флагом освобождения от тоталитаризма и построения демократического государства.

Особенности российской государственности

    В Гл.1, ст.1 Конституции значится, что РФ «есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления».[160] В ст.3. подчёркивается, что «носителем суверенитета и единственным источником власти в РФ является её многонациональный народ». Здесь же говориться и о том, что «народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления».[161] Что же в действительности стоит за этими красивыми словами? Чем характеризуется российская государственность и что она собой представляет?
    К важнейшим особенностям российской государственности, на наш взгляд, следует отнести следующее:
    Во-первых, в формировании российской государственности ключевую роль играют структуры исполнительной власти, бизнес и СМИ. На протяжении всей новейшей истории страны строительство всех структур власти в России происходило под жестким контролем Администрации Президента РФ, крупных олигархических кланов, а также средств массовой информации. В центре и на местах к созданию структур новой власти были привлечены как старый аппарат советской номенклатурной системы, так и представители крупной российской буржуазии. В наибольшей степени, это было выражено в крупных административных и промышленных центрах (регионах) страны, как например, в Москве.[162]
    Особое влияние на процесс формирования власти оказывается со стороны крупного бизнеса, новоявленной российской буржуазии. Тесное взаимодействие власти и бизнеса началось в 90-х гг. XX в., причем, как справедливо отмечает отечественный учёный Е.В.Реутов, именно к этому времени относится формирование в России олигархических групп, «…фактически ставших центрами принятия политических решений».[163] Наиболее плотное и открытое взаимодействие между властью и бизнесом просматривается во время избирательных кампаний. Так, накануне президентских выборов 1996 г. именно руководители крупнейших банковских и медиа-групп: Гусинский, Ходорковский, Потанин, Березовский, Фридман и др. стали инициаторами встречи с Б.Ельциным в Кремле, в ходе которой предложили ему всестороннюю помощь для победы в избирательной кампании. Формально российские капиталисты мотивировали своё поведение страхом, якобы появившимся у них в связи с реальной возможностью прихода коммунистов к власти («Нас коммунисты на столбах повесят»[164]). Однако в подобные объяснения верится с трудом. Думается, гораздо ближе к истине московский журналист А.Хинштейн, который, констатировал следующее: «Президентские выборы раскрывали перед олигархами бескрайние горизонты. Отныне миллионеры получали возможность не просто крутить с властью романы, а заключать с ней брачный контракт. Если сегодня они помогут Ельцину — деньгами, идеями, ресурсом, СМИ — то завтра Ельцин поможет им».[165]
    Иначе говоря, для российских капиталистов «коммунистическая угроза» была ширмой, они прекрасно знали о том, что компартия Зюганова на такие действия не ориентирована в принципе. Главным для российских олигархов было сохранение и приумножение, имеющейся у них собственности. Остается вдобавок заметить, что соответствующие взаимные услуги, правда в иной исторической обстановке, российская власть и бизнес-элиты продолжали оказывать друг другу и в постельцинское время. Как констатирует Е.В.Реутов, «символическое равноудаление» олигархов от центра с момента президентства В.Путина, вызвало экспансию представителей крупного капитала в региональную власть (Р.Абрамович, А.Хлопонин, Б.Золотарев, О.Бударгин, Х.Совмен, В.Штыров и др.), а также компенсировалось «…всё более усиливающейся тенденцией симбиоза государственного управления и бизнеса как на персональном, так и на ценностном уровнях».[166]
    Наряду с чиновниками государственного аппарата и бизнес-структурами большую роль в формировании российской государственности играют СМИ. Власть и бизнес-структуры, при помощи телевидения и печатных изданий уверенно манипулируют общественным сознанием, добиваясь нужных им результатов. Многие, в том числе и Алексей Мухин, объясняют это тем, что в ельцинский период СМИ были «приватизированы» олигархическим капиталом и в «…какой-то момент…превратились не в самостоятельные идеологические структуры, а в инструмент в руках крупных финансово-промышленных группировок».[167]
    Затем, как считает исследователь, начался процесс «огосударствления» СМИ, главной целью которого стало стремление власти навязать обществу правительственную точку зрения на события, происходящие в мире и России.[168] Судя по публикациям, подобную точку зрения разделяют и ведущие преподаватели кафедры журналистики МГУ. Они обращают внимание на экономические, политические, идеологические и морально-нравственные причины подобного положения. К примеру, Л.Л.Реснянская, на наш взгляд, одна из наиболее вдумчивых исследователей, о положении СМИ в 90-х гг. XX в. писала: «Сросшаяся с властью бизнес-элита защищала свои интересы всеми доступными средствами. Каждый из набравших силу влияния кланов стремился доказать власти свою исключительную полезность и получить преференции в контроле за финансовыми потоками и экономическими ресурсами. Инкорпорированная в клановые структуры пресса превращалась в инструмент лоббирования узкоэгоистических интересов (и классовых интересов добавим мы — В.К.). Медийный бизнес собственников СМИ практически не интересовал. Владение прессой имело совсем другую цель — политического прессинга».[169] В подтверждение тезиса приводится фраза вездесущего Б.А.Березовского, в которой медиамагнат признаётся в том, что принадлежащий ему телеканал ОРТ никогда не приносил ему экономического дохода, зато политическую прибыль давал «бесконечную».[170]
    Здесь хотелось бы обратить внимание на следующее. Учёные вопреки пропагандируемому в начале своего правления тезиса В.Путина о некой якобы самостоятельной политической роли «злокозненных» российских олигархов, подмявших под себя общество и СМИ, напротив, отмечают изначальное единение власти и бизнес-сообществ в РФ. Это была одна команда, люди с едиными целями, идеалами и мировоззренческими постулатами. Причём между властью и бизнес-медиа империями ни в 90-х гг. XX в., ни в последующее время принципиальных расхождений не наблюдалось. Да, олигархические группировки, курируемые определёнными группами во власти, вели друг с другом «информационные войны» из-за бюджетных средств, собственности и т. п., но базовые вопросы, например, связанные с социально-экономическим курсом правительства, медиа-империями сомнению не подвергались. Более того, между властью и ведущими СМИ были установлены теснейшие связи на политическом, финансово-экономическом и личностном уровнях.
    Так, бывший пресс-секретарь Ельцина В.Костиков вспоминал, что к моменту его прихода в Кремль (1992 г.) в Москве уже функционировал «…весьма влиятельный и достаточно закрытый для посторонних Клуб главных редакторов». В него входили и задавали «политическую тональность» главные редактора газет «Известия» и «Аргументы и факты» И.Голембиовский и В.Старков, генеральный директор ТАСС Виталий Игнатенко и руководитель Российского телевидения Олег Попцов. О функциональном назначении Клуба В.Костиков пишет следующее: «В этом «ареопаге» фактически вырабатывалась общая линия демократической прессы по отношению к власти. Михаил Полторанин, в то время близкий к президенту и влиятельный, будучи председателем Комитета по делам печати и вообще человеком хлебосольным, умеющим хорошо покормить журналистскую братию, был в Клубе главных редакторов своим и часто устраивал его «сессии» на министерской территории. Тем более что при возглавляемом им Комитете имелся отличный ресторан. Так что «сессии» обычно завершались хорошим застольем, где с предельной остротой и доверительностью обсуждались самые сложные политические вопросы, выносились негласные приговоры тем или иным политикам». По просьбе пресс-секретаря Ельцина, его также ввели в состав Клуба.[171]
    Из сведений приводимых Костиковым становится ясно, что руководители крупнейших медиа-агентств страны не только координировали свои действия, но и активно сотрудничали с властью, причём в форме весьма распространённой в команде Ельцина («доверительное застолье»). А как же с независимостью СМИ спросим мы? А никак. Члены «Клуба» проводили через вверенные им СМИ необходимую власти информационную политику и были вознаграждены ею. Естественно, на TV, радио и в печати ни о каком «плюрализме мнений» речи не шло, обществу навязывались идеологические постулаты правящей власти, лицемерно прикрываемые лозунгом «свободы слова». Сама же «демократическая» журналистская братия не отличалась бескорыстностью, получая за свои «труды» приличные гонорары.
    В.Смирнов, весьма осведомленный человек по своей работе в одном из комитетов Верховного Совета РСФСР, считает, что первоначально, когда большинство СМИ были государственными, деньги в карманы представителей «четвёртой власти» шли из доходов рекламных кампаний. Последние ни копейки не платили в бюджет, ельцинская власть на это закрывала глаза, зато сами СМИ содержались за счёт средств налогоплательщиков.[172] Версия данного автора заслуживает самого пристального внимания, в подтверждение которой можно привести следующие факты. В конце 90-х гг. XX в., по данным Союза распространителей печатной продукции, лишь 10 % стабильно выходящих в стране изданий жили за счёт издаваемого информационного продукта. В 1999 г. объём затрат на производство печатной продукции составил сумму в 50-120 млрд. руб., а доходы, с учётом заработков от рекламы примерно 20–22 млрд. руб., т. е. в 2,5–6 раз меньше.[173]
    Как же выживали наши журналисты? Может они подались на биржу труда? Или может быть вынуждены были продать свои шикарные авто и квартиры? Ничего подобного не было. Российские журналисты, привыкшие «учить жизни» граждан РФ, кормились за счёт …своих хозяев и не испытывали от этого угрызений совести. Особенно много поблажек от власти получило российское телевидение. Личный оператор Ельцина пишет об этом следующим образом: «С момента зарождения коммерческого телевидения двенадцать творческих объединений вели никем и ничем не регулируемую коммерческую деятельность, пользовались отсутствием закона в этой области и стригли «Джинсу» — по-простому торговали левой рекламой. Рекламный холдинг, который был создан позже, тоже не изменил существующего порядка. «Джинсу» стригли так же, только под другим углом, и ни одна копейка не доставалась Кремлю».[174]
    Тем не менее, телевизионщикам даже этого было мало. Почувствовав силу, российское телевидение требовало государственных ассигнований и получало её от власти сполна. Так, одна из крупнейших медиа-корпораций страны ВГТРК была сразу включена в государственную программу внешних заимствований, что предполагало получение ею льготного кредита в почти 1 млрд. рублей. Властью были реструктурированы задолженности компании, отсрочено погашение долгов предприятиям связи, на три года ВГТРК получало отсрочку по погашению основного долга перед государственным бюджетом, на пять лет — освобождалась от уплаты таможенных пошлин и налогов, на семь лет — получило отсрочку погашения штрафов и пени по долгам. Другой телевизионной компании (ОРТ), в декабре 1998 г. признанной Московским арбитражным судом банкротом, по указу Ельцина был тут же выделен кредит Внешэкономбанка. В январе 1999 г. руководство ОРТ получило первый транш в размере 100 млн. долл., а общий размер кредита был оценён в сумму 800 млн. долл., хотя весь годовой бюджет компании составлял в разное время от 40 до 80 млн. долларов.[175] Исследователь А.Мухин во всех этих случаях подчёркивает «политическую значимость» данных компаний для российской власти.
    Медиа-империи под началом власти активно формировали сознательные и подсознательные политические приоритеты у граждан страны. Как пишет дотошный исследователь Л.Л.Реснянская, «… первое и успешное вливание политических денег с целью пропагандистского обеспечения активности народного волеизъявления произошло весной 1993 г., когда для легитимации курса реформ был проведён референдум. Всё начиналось с покупки площадей и эфирного времени для размещения заготовленных по данному мероприятию материалов. Тогда впервые заговорили и о суперэффективности политических технологий и столь же эффективных пиарщиках во главе с Е.Островским».[176] В дальнейшем руководство «спецоперациями» перейдёт к Г.Павловскому, который в 1995 г. основал Фонд эффективной политики. Один из основателей Фонда, М.Гельман, объясняя цели данной организации, откровенничал: «ФЭП появился … за три месяца до выборов в Думу и занимается планированием, управлением и проведением идеологических и пропагандистских кампаний. Стратегия фонда — не афишировать свою деятельность».[177]
    В конце 90-х годов надобности скрывать тайные «спецоперации» против собственного народа уже не было, ибо основные политические задачи были решены. Поэтому, в 1999 г. вполне официально было учреждено Министерство по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникации. Под патронажем власти был создан мощный медиахолдинг (ВГТРК), куда вошли два телевизионных канала (РТР, «Культура»), радио «Россия» и информационное агентство (РИА «Новости»). В его руки отдали всю инфраструктуру (ретрансляторы, передающие центры и региональные студии). Постепенно «укрощались» и другие метровые телеканалы (ОРТ и НТВ). В 2000 г. приоритет государственных СМИ был закреплён в «Доктрине информационной безопасности».[178] Тем не менее, оставлять министерство без эффективного руководства со стороны государства, власть не желала. В 1999–2004 гг. тайное руководство медиа-воздействием на общественное сознание граждан страны осуществлял т. н. «Пресс-клуб [ «Четыре стороны»]», большую роль в деятельности которого, по сведениям А.Мухина, играл глава администрации президента РФ Владислав Сурков.[179] Судя по сообщениям прессы, В.Сурков и сегодня продолжает руководить данным процессом.
    Подобная же «информационная политика» проводится и на местах. Губернаторы, главы администраций накинули крепкую узду на местные СМИ. Ни о какой полемике, дискуссии в печати, на телевидении и радио в республиках, краях, областях, городах и т. п. речи не идёт. В местных СМИ превалируют восхваления в адрес «мудрых» и «заботящихся о народе» местных вождей. К примеру, о ситуации в С.-Петербурге депутат Законодательного собрания города С.Гуляев говорит так: «На питерском телевидении и радио существует «черный список» оппозиционных политиков, которые ни при каких условиях не могут появиться в эфире. По существу, в городе полностью заблокировано общественное мнение. Во всех городских СМИ безраздельно доминирует только официальная точка зрения. Всякая критика власти исключена в принципе. С инакомыслием в Питере, таким образом, покончено. Никто публично не ругает власть, но не потому, что все счастливы, — иронизирует депутат, — а потому, что недовольным просто сразу затыкают рот».[180]
    Другой российский гражданин, известный татарский профессор-музыковед М.Нигмедзянов, о «свободе слова» в своей родной республике высказывается следующим образом: «…Телезрители и радиослушатели Татарстана имеют право лишь на нескончаемые песенные примитивы, подобные же театральные представления, сентенции местных начальников и тех, кто поет им аллилуйю. Имея полувековой опыт общения с редакциями, не припомню прецедента сегодняшней стерильности местной печати. Хотя давно нет отдела пропаганды обкома КПСС, достойна восхищения тщательность цензуры, подбора редакторов СМИ, авторов. Я немало думал о критериях подбора и пришел к выводу, что главное при этом — безропотное послушание и способность к восхвалению. Из местных СМИ исчезла всякая критика, в том числе критика театральная, музыкальная, литературная…».[181]
    В последние годы российская власть и бизнес-элиты усилили своё влияние на средства массовой информации. Причем, особое внимание уделяется, по известным причинам, телевидению.[182] Подобная характерная для РФ негативная тенденция не осталась незамеченной даже зарубежной общественностью. В 2006 г. в итоговом документе международной организации «Репортеры без границ» говорилось, что в России происходит постепенное ограничение свободы СМИ, а именно: покупка независимых изданий промышленными группами, близкими к президенту РФ, безнаказанные убийства и избиения журналистов, тотальный контроль над СМИ в субъектах Российской Федерации. Судя по положению дел, ситуация в этом вопросе не становится лучше. Поэтому далеко не случайно, что в составленном рейтинге свободы прессы Россия в 2005 г. заняла 138-е, в 2006 г. — 147-е, а в 2009 г. — 153-е место (из 175 стран).[183] Выводы иностранной организации подтверждают и российские журналисты. Как заявил генеральный секретарь Союза журналистов России Игорь Яковенко в прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы», 92 % всей политической информации на телеканалах составляет пропаганда «в пользу В.Путина», а все федеральные телеканалы в России контролируются или напрямую государством, или «структурами, аффилированными с государством», которые «…несут только одну точку зрения — кремлевскую».[184]
    Здесь, на наш взгляд, необходимо кое-что вспомнить. Лозунг «независимости СМИ», сам по себе абсурдный, был ведущим на знамёнах Ельцина и его подручных из числа «выдающейся» интеллигенции. Через 20 лет оказалось, что в данном вопросе Россия отброшена далеко назад. СМИ в России прикормлены властью и олигархами, обслуживают их по высшему разряду, а сами журналисты стали послушным инструментом в руках своих богатых хозяев. Но неужели о таком развитии ситуации наши «выдающиеся мыслители» не предполагали? Знали, но для них важнее профессиональной этики оказались финансовые компоненты. А как же иначе в «демократической» России?
    Анализ места и роли СМИ в РФ, напоминает нам об уже подзабытых обществоведческих истинах. В ноябре 1905 г. В.И.Ленин, обращаясь к теме «свободы слова», писал: «В обществе, основанном на власти денег, в обществе, где нищенствуют массы трудящихся и тунеядствуют горстки богачей, не может быть «свободы» реальной и действительной. Свободны ли вы от вашего буржуазного издателя, господин писатель? От вашей буржуазной публики, которая требует от вас порнографии в романах и картинках, проституции в виде «дополнения» к «святому» сценическому искусству?….Свобода буржуазного писателя, художника, актрисы есть лишь замаскированная (или лицемерно маскируемая) зависимость от денежного мешка, от подкупа, от содержания».[185] Судя по новейшей российской истории, ленинские полемические вопросы и оценки, — ныне весьма актуальны.
    Так, в статье журналиста А.Колесниченко под весьма красноречивым названием «Прикормленная свобода слова» опубликованной в газете «Аргументы и факты» показаны истинные хозяева многих российских СМИ. В частности, известный олигарх В.Потанин контролирует шесть радиостанций, телеканал «2×2», издания «Комсомольская правда», «Экспресс-газета», «Афиша» и др.; другой капиталист В.Евтушенков — издания «Россия», «Литературная газета», «Вечерняя Москва» и др.; олигарх А.Усманов — «Коммерсантъ», «Власть», «Деньги», а владельцы Газпрома — три телеканала (НТВ, ТНТ, Прометей-АСТ) и пять радиостанций, издания «Итоги», «Известия», «Семь дней» и т. д.
    Список можно продолжать, но главное даже не в этом. Как признается журналист, сегодня «…среди известных центральных СМИ практически не осталось таких, которые бы полностью принадлежали журналистским коллективам». Более того, «среди владельцев, — замечает А.Колесниченко, исключительно те «…у которых нет проблем с властью». Еще хуже, по мнению журналиста, ситуация в регионах, где учредителями, спонсорами изданий являются местные власти, которые тратят на это миллиарды рублей. «Новости околотка», — иронизирует автор статьи, — в таких газетах обильно сдобрены неприкрытыми восхвалениями местных губернаторов и мэров».[186] В подобных условиях, конечно же, ни о какой пресловутой «свободе слова», говорить не приходится.
    В целом, исходя из вышесказанного, можно сделать вывод о том, что в РФ формирование государственных основ, выработка и реализация государственной политики принадлежит узкой, и весьма далекой от настоящего народа, группе лиц, пытающейся прикрыть свои личные интересы имитацией работы на общее благо. Данная «элита» в сравнении с советской партгосноменклатурой выглядит интеллектуальным убожеством, моральным уродцем, но заметно, в разы превзошла её по степени финансового, материального вознаграждения «за труды свои на благо народа».
    Во-вторых, российская государственность представляет собой симбиоз западных, советских и дореволюционных (1917 г.) структур, форм и атрибутов власти.
    В конце 80-х годов «поход на Москву» против Советской власти российские «демократы» совершали совместно с ура-патриотами, плакавшими об исчезновении при большевиках русской государственности. «Демократы» воспевали западную политическую систему, а возродившиеся монархисты — старую, царскую. Одни ставили в вину Советам разгон Учредительного собрания, а другие — ликвидацию монархии,[187] а также строительство федеративного государства на основе права наций на самоопределение, вместо «единой, неделимой и святой Руси». Подспудно вбивалась мысль о высокой эффективности западных «демократий» и прежней, досоветской системы. Вот почему разрушение советской государственности стало одной из важнейших задач новой власти. Вместо прежних советских структур стали создаваться новые, в первую очередь, по западному образу и подобию. Причём в России «демократы-западники» получили безусловный приоритет над, условно говоря, «монархистами», а вестернизация охватила все сферы жизни общества и даже быта граждан. Многие политические структуры в России формировались по прямой аналогии, один в один с аналогичными структурами в других странах. Поэтому даже внешне российские органы власти, как на федеральном, так и на местном уровне, копируют элементы государственного устройства США, Германии, Франции (президент, премьер-министр, мэр, префект, супрефект и другие должности).
    Не осталось в стороне и государственное устройство дореволюционной России (Государственная Дума, Государственный Совет, суд присяжных, институты губернаторства и казачества, городские управы и т. п.). Пока, в основе своей сохраняются государственные институты, созданные в советское время, — Вооруженные силы, МВД, ФСБ. Тем не менее, налицо тенденция упразднения элементов советской государственности. Так, в ВС РФ в начале 90-х годов была введена новая, на манер германского бундесвера форма одежды, а ныне Министерством Обороны РФ принято решение о замене боевых красных знамен на российские триколоры. Все это свидетельствует о стремлении правительства ликвидировать в стране даже атрибутику советской государственности.
    В 90-х гг. XX в. во многих субъектах Российской Федерации при поддержке центральной власти появились государственные установления традиционалистского типа. При формировании системы органов управления, атрибутов власти на местах широко использовали национальный и конфессиональный исторический опыт, учитывали особенности жизнедеятельности того или иного социума при разработке конституционных норм. Казалось бы, подобное творчество можно только приветствовать, но складывается впечатление, что в реальной жизни внедрение прежних традиций в ткань государственности служит только прикрытием неуёмного авторитаризма отдельных лиц. Так, в Калмыкии, где конституцией республики стало Степное уложение,[188] давно установлен культ личности президента К.Илюмжинова. Своеобразный режим, по выражению журналиста Г.Александрова — «Страна Рамзания», сочетающий в себе законы адата, традиции ислама и заповеди Кадыровых, — установлен в Чечне. Причем на взгляд командированных в республику сотрудников силовых структур, нынешняя власть в Чечне будет лояльна руководству России только до тех пор, пока туда будут идти финансовые средства.[189]
    Не многим, от вышеназванных субъектов РФ отличается ситуация сложившаяся в Татарии, Башкирии, Туве, ряде северо-кавказских республик. Во многих из них, по сути, сложился ханский стиль управления,[190] при котором, надобность в демократических институтах даже традиционного типа, уже отпала. Во многих республиках вместе с дореволюционными установлениями появились уже подзабытые и порицавшиеся в советское время явления, такие как семейственность, клановость, подобострастие к начальству, приверженность родоплеменным отношениям, демонстрация религиозной и национальной исключительности. Так, в той же Калмыкии на районном уровне, в руководстве находится только один русский, а в органах исполнительной и законодательной власти — лишь отдельные представители некоренной национальности, выполняющие роль «ритуальных слуг». По мнению 1-го секретаря рескома КП РФ Н.Э.Нурова, глава республики К.Илюмжинов «…весьма изощренно, тонко, но ощутимо создает ситуацию латентного межнационального напряжения, чтобы использовать её в любое время с выгодой для собственных политических целей».[191]
    Показательным, с точки зрения местной национальной политики, является факт массового выезда русских людей из республик Северного Кавказа, который, по сути своей принял характер бегства. О ситуации в Татарии выдающийся российский музыковед и мужественный человек Махмут Нигмедзянов говорит следующее: «Единственная цель сегодняшней власти — это сохранение приобретенного богатства. Эта примитивная цель тщательно скрывается за разглагольствованием о величии страны, её единении вокруг великого кормчего… Когда президент Шаймиев появляется в здании Госсовета, в вестибюле выстраивается коридор из депутатов, пытающихся уловить нежный взгляд вождя. Может ли такой Госсовет сказать неугодное Шаймиеву слово?».[192] Подытоживая, заметим, что подобные явления, характерные для общества феодальной эпохи, не тревожат московское руководство, ибо местные власти отличаются высокой политической преданностью Центру, с усердием демонстрируя эти качества в различных избирательных компаниях.
    Таким образом, в короткий срок в РФ построена принципиально новая государственность. Какова же её эффективность? Стала ли новая власть ближе к народу? Решила ли она какие-либо общенародные задачи? Может выросли уровень, качество и продолжительность жизни граждан по сравнению с временами СССР? Или растёт численность населения? А может совершена новая индустриализация и коллективизация и РФ приблизилась к самым экономически развитым державам планеты? Где новый прорыв в науке, наподобие космоса в Советском Союзе? Доверяют ли наши граждане милиции и армии, также как доверяли им в советские годы? Ничего этого нет, такими «пустяками» российская власть не занимается, ибо самодостаточна исключительно для себя самой.
    В-третьих, российская государственность отмечена высоким уровнем бюрократизации и коррупции государственного аппарата. Нами уже отмечалось, что когорта российских «демократов» во главе с Ельциным рвалась к власти под лозунгом ликвидации привилегий советских управленцев. Придя к власти, Борис Николаевич, как человек решительный, изменил в этом вопросе свой курс на все 180°. После расстрела из танковых орудий парламента, Президент РФ Б.Ельцин в ноябре 1993 г. создал Управление делами Президента РФ, которое взяло на содержание 12 тыс. высших чиновников.[193] С этого времени численность работников государственного аппарата стала непрерывно расти. Попутно, происходила бюрократизация государственного аппарата, постепенно превращающегося в замкнутую и привилегированную касту людей. Одновременно общество стала разъедать коррупция. На сегодня её масштабы достигли таких размеров, что МВД вынуждено было составить особый реестр, в который включены лица (около 37 тыс. чел.), которым суд запретил занимать руководящие должности.
    По данным опроса, проведенного фондом ИНДЕМ, в РФ 7 % оборота предприятий малого бизнеса превращаются в коррупционный доход чиновников, причем в среднем, каждый предприниматель вынужден давать по две взятки в год. В среднем размеры «откатов» чиновникам составляют от 30 % и выше, а в Северо-Западном регионе — до 90 %. Бывший министр экономического развития Г.Греф привел на одном из брифингов пример, когда лицензия, за которую официально нужно заплатить 15 тыс. руб., реально обходится желающему ее приобрести в 400 тыс. рублей. В 2005 г. в судах было оглашено 3,6 тыс. приговоров по делам о взятках, но из них лишь 1374 приходится на получателей взяток (остальные — на тех, кто их дал), причем приговорены к лишению свободы только 507 человек.[194]
    Характер и масштабы коррупционных явлений в современной России достойны пера великих сатириков. Н.В.Гоголь, М.Е.Салтыков-Щедрин, А.П.Чехов и другие великие русские писатели получили бы в РФ богатый материал для своих произведений. Так, председатель Касимовской городской думы А.Татаринцев самолично поощрял себя ежеквартальными премиями за…активность в проведении думских заседаний! Из бюджета дотационной Рязанской области были оплачены коммунальные услуги здания, где поселился губернатор области Г.Шпак со своей семьей. Истрачено было народных денег 234 тыс. руб., причем из областной казны оплачивались посуда и постельное белье, полотенца, халаты, тапочки и др. бытовые мелочи для губернаторского пользования на сумму 176 тыс. рублей. Ещё 765 тыс. рублей народных средств ушли на оплату солярия, пианино, тумбы-витрины и других вещей. Причём оба функционера (А.Татаринцев и Г.Шпак), избранные от «Единой России», ныне вынуждены объясняться с прокуратурой.[195]
    Многомиллионные суммы приходятся в РФ на взятки, форма и размеры которых сегодня поражают воображение. Так, пять лет лишения свободы за взятку в виде автомашины «Мерседес» стоимостью 87 тыс. евро (борзые щенки нынче не в моде — В.К.) получил по приговору суда сотрудник Министерства финансов РФ Д.Михайлов, три года лишения свободы условно, — за незаконную добычу и продаже крабов на сумму 234 млн. руб., — Ю.Москальцов, экс-замглавы Госкомрыболовства. Другой чиновник, — экс-министр юстиции В.Ковалев, просто похитил из казны около 2 млрд. неденоминированных рублей, за что по решению суда получил… — 9 лет лишения свободы условно.[196] А некие безымянные чиновники Приволжского территориального управления Росрезерва по официальным документам «умудрились» продать 4 полуразобранных (без двигателей и вооружения) сверхзвуковых истребителя-перехватчика МиГ-31 всего за… 153 рубля за штуку (!), хотя каждый из истребителей оценивается в 116 млн. рублей[197]
    Российская власть знает о тотальной коррупции в стране. В ноябре 2006 г. на правительственном часе в Государственной Думе РФ генеральный прокурор Ю.Чайка, его заместитель А.Буксман, председатель Верховного суда РФ В.Лебедев, министр внутренних дел Р.Нургалиев говорили о значительном росте коррупции в стране за последние годы. По данным А.Буксмана, годовой оборот коррупционных денег достиг 240 млрд. долларов, но, по словам председателя Верховного суда РФ В.Лебедева, в коррупции увязли судебные и другие правоохранительные органы, т. е. те в чьи обязанности входило контролировать законность и вершить правосудие. Р.Нургалиев привел факты разворовывания государственных средств выделенных на приоритетные национальные проекты. Причем, как отмечал министр внутренних дел, «взятка в конверте давно ушла в историю коррупционной сделки». Ныне оплата услуг высокопоставленных чиновников осуществляется, как правило, в безналичной форме на счета в зарубежных банках. В целом, как констатировал генеральный прокурор Ю.Чайка, коррупция «пронизывает все уровни власти, приобретает системный характер, проявляется во всех сферах государственной деятельности, тесно связана с организованной преступностью и теневой экономикой…».[198]
    Российская политическая власть на словах демонстрирует стремление бороться с коррупцией государственного аппарата. О коррупции в российском обществе не раз говорили в своих посланиях Федеральному собранию президенты В.Путин и Д.Медведев. Предпринимаются меры по установлению телефонов доверия между властью и населением, система «одного окна» в работе исполнительной власти. В 2005 г. сформирована Общественная Палата, призванная усилить влияние гражданского общества на власть. Определённый общественный резонанс получила проведённая акция ФСБ и МВД РФ «Оборотни в погонах». В рамках данной акции в 2003 г. за организацию преступного сообщества был арестован начальник службы собственной безопасности МЧС генерал-лейтенант В.Ганеев, в 2006 г. — директор Федерального фонда обязательного медицинского страхования А.Таранов, в 2007 г. — глава департамента Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков генерал-лейтенант А.Бульбов и заместитель министра финансов РФ С.Сторчак.[199]
    В последнее время за взяточничество арестованы ряд губернаторов и их заместителей, депутаты местных законодательных органов власти, численностью около 200 человек. В Иркутской области под следствием оказалось три мэра, в Приморье — шесть заместителей губернатора С.Дарькина. В Тверском областном суде в 2007 г. закончилось рассмотрение уголовного дела в отношении 15 депутатов городской Думы, являющимися членами партии «Единая Россия». Тверская фракция «партии власти» была признана судом присяжных преступной группировкой, т. к. организованно принимала решение о повышении для населения тарифов ЖКХ за взятки от монополистов.[200] В тоже время, создаётся впечатление, что борьба с коррупцией в РФ ограничивается в большей степени пиар-кампаниями, а конкретные меры по искоренению коррупции носят эпизодический и паллиативный характер. Похоже, что вести комплексную и ожесточённую борьбу с коррупцией российские власти не намерены. Так, депутаты от «Единой России» положили «под сукно» закон разработанный депутатами от КПРФ, в котором предлагались различные меры по борьбе с коррупцией, в т. ч. обязательное декларирование доходов и имущества не только чиновниками, но и членами их семей, запрет на совмещение совместной работы родственников в органах государственной власти, конфискацию имущества у осуждённых за коррупционную деятельность и др. «Правящая партия» из многочисленных мер предложенных депутатами КПРФ согласилась только на первое, да и то — с 2010 года. Хотя, по сути, права бизнесмен Яна Яковлева, которая, считает, что «…борьбу с коррупцией можно было начинать и без специального закона».[201]
    Небезынтересно, что созданная в стране экономическая система позволяет ловким дельцам на вполне «законных» основаниях опустошать государственную казну. К примеру, руководство РАО ЕЭС России (глава А.Чубайс), зная о ликвидации компании в июле 2008 г., заключило в январе этого же года со своими топ-менеджерами трехлетние трудовые контракты. При расформировании РАО ЕЭС этим лицам в счет выходного пособия была выплачена компенсация в размере 24–36 месячных окладов, так что на каждого, в зависимости от занимаемой должности, получилось от 20 до 45 млн. рублей. Всего же, способом, которому позавидовал бы сам Остап Бендер, удалось обокрасть государство на сумму в 557 миллионов рублей.[202] В Государственной думе попытка коммунистов и независимых депутатов привлечь аферистов-«энергетиков» к ответу, усилиями радеющих о народе депутатов от «Единой России», была успешно провалена. Не отстают от легендарной РАО ЕЭС и другие «госкорпорации» и «государственные компании» России.
    Так, по результатам проверки Генпрокуратуры, свыше 340 млн. рублей составили неоправданные административно-хозяйственные расходы «Фонда содействия реформированию ЖКХ». Около четверти миллиарда было потрачено на зарплату сотне ее сотрудников и, конечно же, радетели об условиях жизни россиян повыписывали себе премиальные на сумму 55 млн. руб., а наиболее крупный годовой бонус — 16,5 млн. руб. достался председателю правления фонда К.Цицину.[203] В созданной в 2006 г. для оказания помощи российскому селу корпорации «Росагролизинг», в которой с момента её создания и до марта 2009 г. была директором Е.Скрынник, назначенная затем министром сельского хозяйства РФ, Генпрокуратура в ходе проверки выявила массу нарушений. Так, компания, получив из федерального бюджета 45 млрд. рублей, 70 % договоров лизинга заключила с организациями, которые сами не используют объект лизинга, а передают его в сублизинг за вознаграждение, что привело к удорожанию техники для селян. Как водится, не забыли «элитные крестьяне» и себя.
    В 2007–2009 гг. компания потратила на внутренние нужды более 1,5 млрд. руб., что почти вдвое превысило объём средств, израсходованных на закупку животных для Дальневосточного, Сибирского, Уральского и Северо-Западного федеральных округов, вместе взятых. Несколько миллионов рублей было выделено на организацию культурных, праздничных и спортивных мероприятий (!) работников и контрагентов «Росагролизинга». В частности, в 2008 г. на организацию празднования Нового года и приобретение подарков было израсходовано свыше 6 млн. руб., в т. ч. более 600 тыс. рублей на шампанское и шоколадные наборы.[204]
    Аналогично прилично отдыхают и на государственном предприятии «Почта России». Как сообщила прокуратура, проведение конкурса «Мисс Почта» в 2007 и 2009 годах обошлось в 15 млн. руб., включая банкет на 2 млн. рублей. За подготовку и проведение новогоднего корпоративного вечера сотрудники почты получили вознаграждение в размере 1,5 млн. руб., а праздничный фуршет обошёлся в 1,8 млн. рублей. На высоком уровне в компании организованы занятия по повышению квалификации её сотрудников. Так, в сумму свыше 2 млн. руб. обошёлся для «Почты России» семинар-занятие в отеле «Гелиопарк»; гостей размещали в номерах категории «люкс» и апартаментах. В тоже время, как отмечает представитель Генпрокуратуры М.Гриднева «…должностной оклад оператора связи и почтальона в среднем составляет немногим более 7 тыс. руб., однако меры по повышению социального положения работников, не принимались». В ходе проверки были выявлены и другие нарушения, по которым могут быть возбуждены уголовные дела, но юристы считают, что перспектив у них нет.[205]
    Мнение юристов может подтвердить практически каждый гражданин РФ. В стране создана система тотальной коррупции и безответственности, при которой можно воровать миллиардные суммы из казны без всякого опасения быть наказанным. Чего стоят слова-заклинания Президента РФ Д.Медведева о борьбе с коррупцией, если после проверок Генпрокуратуры и других контролирующих ведомств, главные организаторы краж, т. е. высокопоставленные чиновники, в лучшем случае пересаживаются на другие «хлебные» места? Кто, к примеру, понёс действенное и публичное наказание после проверки Счётной палатой использования бюджетных средств дирекцией Государственного академического Большого театра России в Москве, где стоимость реставрации подорожала в ходе работ более чем в 16 раз?[206] Вряд ли, будут наказаны руководители госкорпораций по итогам проверки их деятельности Генпрокуратурой осенью 2009 г., хотя Юрий Чайка, генеральный прокурор РФ, доложил Президенту Д.Медведеву о возбуждении 22 уголовных дел в связи с нецелевым расходованием бюджетных средств и имущества. Ю.Чайка особо остановился на деятельности госкорпорации «Роснано», которой, руководит «непотопляемый» А.Чубайс. Генпрокурор поставил ей в вину то, что из переданных ей в ноябре 2007 г. 130 млрд. руб. «освоено» всего 10 млрд., причём 5 млрд. из них пошло на обеспечение текущей деятельности. Не случайно, из одобренных корпорацией 36 проектов «нано» к настоящему времени профинансированы только 8. А где же находятся остальные значительные средства, выделенные государством? На банковских депозитах, что признано генпрокурором, как использование средств не по целевому назначению.[207] И это в то время, когда наша наука задыхается от нехватки средств.
    Социологические опросы показывают, что граждане РФ также невысоко оценивают результативность борьбы с коррупцией. По данным «Центра ТИ-Р», только 20 % граждан считают эффективной антикоррупционную деятельность власти в России, 42 % считают её неэффективной, 22 % респондентов ответили, что власть не борется с коррупцией, а 13 % убеждены, что власть её стимулирует. Причем, исследование фонда «Общественное мнение» показало, что 67 % опрошенных граждан уверены в том, что искоренить коррупцию в России не удастся никогда.[208] К схожим выводам приходят и зарубежные исследовательские организации. Центр антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси Интернешл-Р» опубликовал в конце 2007 г. данные по уровню восприятия коррупции в мире, где Россия заняла 143-е место из 180 стран — вместе с Гамбией, Индонезией и Того (в 2004 г. РФ занимала 90-е место). На взгляд главы российского отделения этой организации Е.Панфиловой, главной причиной «высокого» рейтинга России является то, что в РФ «…время от времени сажают кого-то из чиновников, но серьезной борьбы с коррупцией — как бытовой, так и деловой — не ведется». Подобное состояние Е.Панфилова назвала «коррупционной стабильностью».[209]
    Таким образом, исходя из вышеприведённых данных, нельзя не заметить, что новая российская государственность стала схожа по своим атрибутам с государственностью многих африканских и азиатских стран. В России налицо тенденция саморазрушения, исторической деградации, а именно возврат к архаическому образу и уровню жизни простых граждан, и одновременное превращение «элиты» в особую «касту неприкасаемых» и хорошо обеспеченных людей, вершащих по своему усмотрению судьбы народа. Все безобразия в обществе прикрыты «демократическими» по форме элементами государственности, а также циничными по своей сути разговорами власти о «демократии», «свободе слова» и т. п.

§ 4. Состояние оборонного комплекса и строительство Вооруженных Сил РФ

Оборонно-промышленный комплекс страны

    Обороноспособность любой страны зависит в первую очередь от состояния её экономики, оборонно-промышленного комплекса. В Советском Союзе предприятия оборонного комплекса являлись самыми технологичными, наукоёмкими, обладали высококвалифицированной рабочей силой. Соответственно, предприятия ОПК отличались высокой рентабельностью, производили совершенную и качественную продукцию военного и мирного назначения. С развалом СССР ситуация в экономике и в оборонно-промышленном комплексе (ОПК) России кардинально изменилась. По некоторым данным, дезорганизация промышленности, распад единого народно-хозяйственного комплекса страны привели к падению производства в ОПК на 70–80 %.[210] Уровень рентабельности предприятий ОПК по отношению к 1990 г. сократился более чем в два раза. При этом производство вооружения, военной и специальной техники оказалось убыточным на каждом шестом предприятии. Само же технологическое оборудование ОПК стремительно «стареет»; возраст свыше 10 лет имеет 85 %, а старше 20 лет — 60 % от общего количества оборудования. Потеря квалифицированных специалистов на предприятиях всех отраслей ОПК за последние 10 лет составила более 70 %.[211]
    Имеющиеся в нашем распоряжении документальные материалы,[212] позволяют утверждать, что главное разрушительное воздействие на систему предприятий ОПК оказала начавшаяся в начале 90-х гг. XX в. приватизация. Как показывает исследование выполненное специалистами Счётной палаты РФ, в 1992–1993 гг. объектами приватизации, наряду с другими предприятиями, стали стратегически важные и значимые, с точки зрения обороноспособности страны, предприятия оборонного комплекса. Причём, президент и правительство РФ, установив ограничения в допуске иностранных инвесторов к приватизации предприятий топливно-энергетического комплекса, по добыче и переработке руд, драгоценных камней и металлов, радиоактивных элементов и т. п., не стали устанавливать аналогичные ограничения в отношении предприятий ОПК.[213] Этот факт начисто опровергает многократно озвученный в прессе тезис Е.Гайдара, А.Чубайса и их сторонников о том, что приватизация в РФ была направлена главным образом на удовлетворение потребительского спроса россиян, серьёзно подорванного «реформами» М.Горбачёва и неэффективной советской экономикой. В противном случае следует признать нечто прямо-таки фантастическое, а именно то, что в начале 90-х гг. российские граждане были отягощены потребностью приобретения в собственность ракет, танков, самолётов и др. продукции военного назначения.
    Как следует из материалов Счётной палаты, приватизация оборонного комплекса проводилась в ускоренном порядке, и зачастую, без согласований с правительством России. Без ведома правительства РФ и заключений Госкомоборонпрома России были приватизированы Смоленский авиационный завод, Рыбинский моторостроительный завод и КБ моторостроения, Самарское госпредприятие «Старт», Уфимское моторостроительное производственное объединение, Уралмашзавод, ЛНПО «Пролетарский завод», производственное объединение «Знамя Октября», ЦНИИ «Румб», Балтийский завод и др.[214]
    Несмотря на то, что законодательством был установлен специальный порядок приватизации государственных предприятий, имеющих стратегическое значение, в 1992–1993 гг. оборонно-промышленный комплекс переходил в частные руки в общем для всех порядке согласно указу президента РФ от 1 июля 1992 г. № 721. В результате было приватизировано большое количество предприятий с высокой долей оборонного заказа, в т. ч. НТК «Союз» г. Москва (доля оборонного заказа — 95,7 %), Машиностроительное КБ «Гранит» (85,4 %), Московский вертолётный завод им. М.Л. Миля (44,4 %), Иркутское авиационное производственное объединение (85,1 %), Нижегородское госпредприятие «Гидромаш» (50,4 %). Нередко, органы исполнительной власти нарушали процедуру принятия решений о приватизации стратегических предприятий. В частности, на основании всего лишь распоряжений должностных лиц Госкомимущества России были приняты решения о приватизации Московских машиностроительного завода «Знамя» и НПО «Взлёт», Таганрогского авиационно-производственного предприятия, Тульских оружейного и патронного заводов, ЦНИИИ систем управления, НПО «Сатурн» им. А.М.Люльки, Воронежского завода «Электроприбор» и других.[215]
    В большинстве своём, приватизированные предприятия сразу же перепрофилировались, заводские корпуса и территории отдавались в аренду коммерсантам, часть рабочих выбрасывалась на улицу, а на оставшихся площадях приватизированных предприятий производилась уже совершенно иная продукция. В Волгограде, например, на оборонном заводе «Ахтуба», где прежде изготавливали аппаратуру для подводных лодок, стали производить фаллоимитаторы, которыми бизнесмены даже выдавали заработную плату рабочим.[216] Видимо, по замыслу инициаторов «шоковой терапии», подобными «изделиями» РФ должна была войти в мировую экономику, встать вровень с другими развитыми государствами планеты.
    По данным специалистов Счётной палаты, в ходе приватизации не контролировался и не контролируется до настоящего времени, процесс скупки иностранными лицами пакетов акций стратегически важных и экономически значимых для России предприятий. Так, малоизвестная американская компания «Nic and Si Corporation» через подставную фирму «Столица» приобрела пакеты акций 19 авиационных предприятий оборонно-промышленного комплекса.[217] Подобное, в большинстве своём наносит прямой ущерб обороноспособности страны, ибо в руках иностранцев оказываются перспективные научные разработки, многие из которых открыто уничтожаются. В частности, после приобретения американской фирмой контрольного пакета акций курского АО «Кристалл», выпускавшего комплектующие изделия для систем наведения ракетного комплекса «Игла», их производство было прекращено, а уникальная технологическая база утрачена.[218]
    К этому следует добавить, что либерализация деятельности иностранных фирм на территории РФ привела к закреплению за собой иностранными государствами исключительных прав на изобретения российских авторов, созданных за счёт бюджетных средств. По экспертным оценкам, в 1992–2000 гг. только в США было зарегистрировано более 1000 патентов на технологию военного и двойного назначения, где авторами являлись российские изобретатели, а их обладателями — иностранные юридические и физические лица[219] Тем самым, наша страна лишилась перспективных военных разработок, которые, потенциально могут быть обращены против РФ. В целом, можно смело утверждать, что приватизация нанесла значительный ущерб обороноспособности государства.
    В начале нового тысячелетия правительство России проявило обеспокоенность состоянием оборонно-промышленного комплекса страны. В результате было принято решение о создании ряда холдингов, крупной госкомпании «Рособоронэкспорт». В тоже время, в составе оборонной промышленности насчитывается 120 предприятий полностью контролируемых частным бизнесом, около половины из которых уже не выпускают продукцию военного назначения. Другая половина (51,3 %) продолжает выполнять оборонные заказы, но такие предприятия сложно, а, по мнению специалистов Счётной палаты «практически невозможно», интегрировать в создаваемые холдинги.[220]
    Тем не менее, президент и правительство РФ считают деятельность государства в отраслях оборонной промышленности не эффективной. Поэтому продолжается приватизация предприятий ОПК, их акционирование путём распродажи акций предприятий. Доля внутренних заказов со стороны правительства РФ растёт незначительно, по-прежнему российскую оборонку выручают, главным образом, внешние покупатели. В частности, у девяти из десяти ведущих предприятий ОПК РФ в 2006 г. доля экспорта в общем объёме выручки составила от 58 до 99 %. Как отмечает В.Сальников из Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, «внутренний рынок ещё не стал драйвером роста, а у ряда предприятий, таких как «Севмашпредприятие», выпускающее подводные лодки и завод им. Дегтярева (легкое и стрелковое оружие), снижение экспорта привело к падению прибыли».[221]
    Тем самым можно констатировать, что российский ОПК ещё не вышел из кризиса. Отсюда, в первую очередь низкий уровень оснащённости ВС РФ новейшим вооружением, военной и специальной техникой (ВВСТ). В армии и на флоте большинство военной техники морально и физически устарело. Ежегодно, на 7–8 % увеличивается количество неисправных образцов ВВСТ, находящихся в войсках, воинских формированиях. Доля же современного вооружения в ВС РФ снизилась до 20–30 %, в то время как в армиях развитых стран этот показатель равен 60–70 %.[222] При этом армия и флот России, по-прежнему, выполняют свои боевые задачи на мощном, и, как оказалось, прочном фундаменте ВВСТ советского периода.[223] Подобное, однако, долго продолжаться не может, необходимо вносить серьёзные коррективы в работу отечественного оборонно-промышленного комплекса.

Строительство ВС РФ на рубеже XX–XXI в.

    Строительство российских ВС в указанный период зависело от ряда факторов внешнего и внутреннего порядка. Важнейшими из них являлись победа США и их союзников в «холодной войне» над СССР, изменение геополитической ситуации в мире, вызванное ликвидацией Советской Державы и стран европейского социалистического Содружества, развал единого оборонного комплекса Советского Союза, приход к власти в России деятелей либерально-западной ориентации, носителей антигосударственной и антикоммунистической идеологии. Новое руководство выдвинуло новые «идеи» в области военного строительства, в основе которых лежал постулат об отсутствии у РФ потенциальных военных противников, о миролюбивой и отвечающей интересам России политике США и стран НАТО, которую де замшелая советская пропаганда именовала «империалистической». После агрессии США и НАТО против Югославии, захвата американцами и их сателлитами Афганистана и Ирака, продвижения НАТО к границам РФ и т. п. тональность выступлений российских политиков на «военную тему» несколько изменилась. Тем не менее, целостного взгляда на предназначение ВС, содержание их строительства в новых исторических условиях так и не было выработано, подтверждением чего является разработка в настоящее время уже третьей по счёту военной доктрины страны.[224]
    Нельзя не сказать и о воздействии субъективного фактора на ход и направленность военного строительства. На это обстоятельство указывают даже соратники Ельцина, мимоходом замечая, что им часто приходилось в 90-е гг. XX в. придавать «разумную интерпретацию» некоторым решениям первого президента РФ в области обороны.[225] Соратники Ельцина не раскрывают содержания этих «исторических решений». Однако то, что по понятным нам причинам не стали придавать огласке ельцинские идеологи, получило известность благодаря профессиональным военным. Один из них В.Баранец, служивший в центральном аппарате Минобороны и Генерального штаба, в своей книге «Генштаб без тайн» детально анализирует военную политику Российского государства, решения высшего политического руководства РФ в области обороны. Практически на каждой странице этого издания приведены факты вопиющей некомпетентности президента Ельцина в области обороны и строительства ВС страны. В их числе, заявление Ельцина начала 1992 г. о том, что российские ракеты «больше не нацелены на США». Как пишет автор: «Многие в Генштабе в тот день отнеслись к этому сенсационному заявлению президента точно так же, как сыновья стыдятся своего отца, когда он вдруг ляпнет прилюдно чепуху или очевидную неправду». И далее: «Но сильнее всего наш президент шокировал оппонентов, когда заявил во время встречи с главами некоторых государств НАТО, что с российских ракет, нацеленных на страны альянса, «снимаются боеголовки». Тогда и в российском Генштабе у многих отвисли челюсти. Многим показалось, что они ослышались…».[226]
    Те же авторы отмечают особенности кадровой политики Б.Ельцина в отношении высших военных должностных лиц. Например, пост министра обороны страны профессиональные военные П.Грачев (1992–1996) и И.Сергеев (1997–2001) получили благодаря политической лояльности новому общественному строю и лично Борису Николаевичу. По протекции секретаря Совета безопасности А.Лебедя получил высокое назначение на должность Министра Обороны РФ генерал-полковник И.Родионов (1996–1997). Однако у него, прошедшего последовательно все командные должности, служившего в Афганистане, отношения с Ельциным сразу же не сложились из-за того, что новый министр обороны РФ снял в своём кабинете со стены портрет Верховного Главнокомандующего и повесил на это место герб России, подчёркивая тем самым службу Отечеству, а не Президенту.[227] Ельцину о поступке генерала доложили и вскоре И.Родионов был снят со своего поста. К этому можно добавить, что министры обороны России 2000-х гг. — сугубо гражданские лица С.Иванов (2001–2007) и А.Сердюков (с 2007 г.), как считают многие аналитики, были назначены на высшую воинскую должность благодаря принадлежности к «питерскому» крылу российских политиков.
    В тоже время, нельзя все проблемы Российской армии сваливать исключительно на политиков. Политические изменения, а затем военные преобразования в стране активно поддержала новая генерация российских генералов (К.Кобец, П.Грачёв, М.Колесников, Е.Шапошников, Н.Столяров, П.Дейнекин, В.Прудников, Ф.Громов, В.Иваненко из КГБ, А.Н.Куликов, С.Степашин — оба из МВД и др.). По мнению председателя Высшего офицерского совета России, генерал-лейтенанта Г.Дуброва,[228] «прорыв к власти в августе 1991 года Б.Ельцину в первую очередь обеспечили перешедшие на его сторону генералы, взявшие бразды командования Вооружёнными Силами, КГБ, МВД».[229] Затем последовало увольнение более 300 генералов и адмиралов, не поддержавших курс новой власти, а оставшиеся служить получили невиданные прежде привилегии и возможности обогащения. Так, маршал Е.Шапошников почти бесплатно раздал четыреста дач Минобороны страны, а генерал В.Иваненко вскоре стал членом гостиной сотни российских миллионеров.[230] К этому стоит прибавить истории про колоссальные хищения в подлежащей к выводу Группе советских войск в Германии. Воровство, продажа техники, материалов охватили тогда все категории военнослужащих от солдата до генерала. Пресса неоднократно сообщала о подобных фактах, в которых, главными фигурантами являлись преданные Б.Ельцину генералы П.Грачёв и М.Бурлаков.[231] Поддержали и приняли активное участие российские генералы и в последующих акциях политиков, в т. ч. в расстреле парламента в октябре 1993 г. (П.Грачёв, Г.Кондратьев, В.Евневич, А.Н.Куликов, Ерин и др.), во вводе неподготовленных войск в Чечню, а затем перманентное реформирование армии и флота.
    В целом, на ход и направленность строительства ВС РФ повлияли многие обстоятельства, и в первую очередь, развал Советского Союза. Общественность, офицерский корпус СА и ВМФ с болью в сердце восприняли решение о ликвидации Отечества в Беловежской Пуще. В сложившейся ситуации подавляющая часть офицеров стремилась сохранить единые Объединённые ВС. В январе 1992 г. в Москве на Всеармейском офицерском собрании делегаты (более 4,5 тыс. чел.) потребовали от руководства сохранить единую армию, не допустить её развала. На собрании прозвучали обвинения в предательстве в адрес маршала Е.Шапошникова.[232] Последний, однако, и ряд его генералов (П.Дейнекин и др.) стали поучать собравшихся, а затем демонстративно покинули зал заседания. Ушли с собрания президенты А.Акаев и Н.Назарбаев. В конечном итоге главы новых независимых государств не стали сохранять единые ВС, во всех государствах началось активное создание национальных вооруженных формирований.
    7 мая 1992 г. был опубликован указ Президента РФ о создании российских Вооруженных Сил. Из шестнадцати военных округов, имевшихся на территории СССР, в России оказалось восемь, из которых половину составили внутренние округа. Кроме войск, дислоцированных на территории РФ, в их состав вошли Западная и Северная группы войск (в Германии и Польше), некоторые части бывших Прибалтийского и Закавказского военных округов, стратегические силы и часть пограничных войск бывшего СССР.[233] Одновременно было заявлено о начале военных преобразований, которые, как и в «милютинские» времена (60-70-е гг. XIX в.), начались с изменения формы одежды. Российские военнослужащие получили унифицированную полевую и парадно-выходную форму одежды на вид более схожую с формой одежды западногерманского бундесвера, нежели с отечественными историческими аналогами.
    Условно, исходя из анализа ряда материалов, можно выделить несколько основных направлений строительства ВС в России на рубеже XX–XXI вв., а именно: реорганизацию системы руководства и управления Вооруженными Силами; создание оперативно-стратегических группировок ВС РФ; изменения в организационно-штатной структуре войск; переход к смешанной системе комплектования; техническое переоснащение ВС, обеспечение их вооружением и военной техникой; принятие мер по недопущению снижения социальной защищенности военнослужащих; оптимизацию системы военного образования, морально-психологического, тылового обеспечения войск и др.
    Трансформация политической системы страны стала причиной реорганизации системы руководства и управления Вооруженными Силами. В отличие от прежних времён, общее руководство ВС РФ отныне осуществляет Верховный Главнокомандующий, которым согласно Конституции и Закону «Об обороне» является Президент России.[234] Полномочиями в области обороны обладают Федеральное Собрание и Правительство РФ. Непосредственное руководство ВС России осуществляет министр обороны через Министерство обороны и Генеральный штаб. В структуру центрального аппарата Министерства обороны РФ входят ряд главных и центральных управлений, наделённых определёнными функциями. Кроме того, в состав центральных органов МО РФ входят Главные командования видами ВС РФ, которые возглавляет главнокомандующий. В структурном отношении они состоят из Главного штаба, управлений, отделов и служб. Военный округ возглавляет командующий войсками военного округа.[235]
    В связи с ликвидацией Советской Армии, важнейшим направлением военного строительства стало создание оперативно-стратегических группировок ВС РФ. При этом, военно-политическое руководство страны вынуждено было учитывать особенности стратегического и оперативного построения группировок бывших советских ВС, в которых наиболее боеспособные войска располагались за пределами России, на территории военных округов СССР (Белорусского, Прикарпатского, Киевского, Одесского, Прибалтийского, Закавказского). Соединения и части дислоцированные в данных округах имели 60–70 % новейших видов вооружения всей бывшей Советской Армии.[236]
    После развала СССР большая часть вооружений и военной техники в данных округах стала собственностью бывших республик Советского Союза. За пределами страны остались тринадцать общевойсковых армий и корпусов, четыре танковые, две ракетные армии стратегического назначения, три армии ПВО, пять воздушных армий.[237] Соответственно, значительная часть вооружения и военной техники стали собственностью новых независимых государств. Так, из состава ВВС ВС СССР более 3400 самолетов, из них более 2500 боевых, в т. ч. более 40 стратегических ракетоносцев Ту-16 и Ту-95мс оказалось за пределами России. Аэродромная сеть ВВС России по сравнению с аэродромной сетью ВВС СССР сократилась почти вдвое, и особенно резко — на западе. В целом, как пишет бывший начальник Главного штаба ВВС России генерал-полковник Б.Ф.Чельцов, у России «от Ленинграда до Байкала (за исключением Подмосковья) боевая авиация практически отсутствовала», так что Главному командованию ВВС «…пришлось практически заново создавать группировку авиации на территории Российской Федерации».[238]
    В ходе военных преобразований на территории России создавались фактически новые группировки войск под единым оперативно-стратегическим командованием. При этом особое внимание обращалось на центрально-азиатское и юго-западное стратегические направления. Изменения в стратегическом и оперативном построении российских ВС продолжались вплоть до конца 90-х гг. XX в., в т. ч. и из-за антироссийской позиции руководства Грузии и Украины по вопросу сохранения военных баз РФ на их территории. В ходе военного строительства руководство страны пришло к выводу о целесообразности изменения организационно-штатной структуры войск.
    В результате проведенных преобразований по своему функциональному предназначению Вооруженные силы стали делиться на силы ядерного сдерживания (СЯС) и силы общего назначения (СОН). По сфере боевого применения (земля, воздух, вода) было принято решение о переходе от пяти (Сухопутные войска, ВВС, ВМФ, ПВО, РВСН) к трех видовой структуре ВС РФ (Сухопутные войска, ВВС, ВМФ). Поэтому, РВСН стали родом ВС, а войска ПВО влились 1 января 1999 г. в состав Военно-воздушных сил. В итоге, в структурном плане ВС РФ стали представлять следующее: центральные органы военного управления; виды Вооруженных сил; рода войск (Ракетные войска стратегического назначения, Космические войска, Воздушно-десантные войска); тыл Вооруженных сил.[239]
    Переход к смешанной системе комплектования ВС в России начался в 1992 году. Отныне, часть военнослужащих рядового и сержантского состава стала пополняться за счет контрактников, а другая, как прежде, путём призыва на военную службу. Новый способ комплектования быстро внедрялся в войска, так как в ходе борьбы с Советской властью лозунг немедленного перехода к «профессиональной армии» был одним из главных у т. н. «демократов». Позже многие из них вошли в руководство РФ и, естественно, всячески стремились ускорить решение данного вопроса. Создание такой армии планировалось завершить к середине 90-х гг., но затем Б.Ельцин 16 мая 1996 г. издал указ, в соответствии с которым окончательно предписывалось перейти на добровольную основу комплектования армии с 2000 года. Авторы книги «Эпоха Ельцина» назвали данный указ «наиболее популистским», ибо он был сотворён в разгар кампании по выборам президента РФ. Секретарь Совета Обороны Ю.Батурин будто бы вначале отказался визировать проект этого указа, из-за нереальности его выполнения, но ему позвонил руководитель Администрации Президента Н.Егоров и сказал: «Сейчас нужно выиграть выборы, а потом будем разбираться».[240] Как известно, в 1996 г. Ельцин стал президентом, а об этом указе уже никто и не вспоминает сегодня.
    Среди военной общественности споры о контрактной службе вспыхивают периодически. Многие участники боевых действий в Чечне считают, что контрактники проявили себя не с лучшей стороны в данной компании. Известно также, что на первых порах в армию и на флот брали практически всех желающих, соответствующего отбора среди контрактников не было. О действительной ситуации в настоящее время сказать сложно. По данным газеты «Аргументы и факты», создание профессиональной армии в России «терпит крах», т. к. опросы социологического Центра МО РФ показали, что на сегодня только 15–19 % солдат-контрактников готовы подписать контракт вторично, 27 % намерены уйти из армии из-за низкого денежного довольствия (от 7 до 9 тыс. руб.), а 29 % не желают проходить службу из-за отсутствия условий для отдыха и досуга. К тому же, в военных городках отсутствуют семейные общежития, что, серьёзно влияет на отношение контрактников к службе.[241]
    Однако, с подобным утверждением не согласен заместитель начальника Генштаба РФ, генерал-полковник В.Смирнов. Он приводит сведения о росте численности военнослужащих по контракту в ВС РФ. Так, если в 2006 г. в ВС РФ на контрактную основу было переведено 42 соединения и воинских частей (54 тыс. чел.), то в 2007 г. планируется иметь 81 такое соединение и воинские части, численностью в 125 тыс. чел.[242] По мнению В.Смирнова, материальное и социальное обеспечение контрактников находится на приличном уровне, хотя и требует улучшения. Генерал поведал также, что в 2009–2011 гг. планируется перевести на контрактную основу сержантский состав ВС РФ и плавсостав ВМФ.[243] К сказанному добавим, что руководство МО РФ стремится укомплектовывать контрактниками, прежде всего, специальные войска, части и соединения дислоцированные на Северном Кавказе, в особо труднодоступных районах.
    В тоже время, по-прежнему, основу ВС РФ составляет контингент военнослужащих срочной службы. В 90-е гг. XX и начале XXI в. срок службы по призыву солдат и сержантов менялся от 2-х до 1,5 лет. С 1 января 2008 г. срок службы по призыву сокращён до 1 года. Правительство РФ, Министерство обороны РФ надеется на то, что эта мера позволит изжить в армии и на флоте т. н. «дедовщину». Однако общественность выражает тревогу по поводу возможных последствий данного решения. Например, генерал Н.Безбородов, бывший член комитета Государственной Думы по обороне, уверен, что оно «приведёт к резкому падению квалификации Российской армии». Журналист В.Мясников считает, что сокращение срока службы принято «в угоду общественному мнению и прямо связано с парламентскими и президентскими выборами». Он убеждён, что полноценного солдата за один год не получить, проходящие службу по призыву фактически станут обученными резервистами, основой для контрактной армии.[244] Насколько оправдаются ожидания руководства страны и прогнозы общественности, покажет время.
    В результате оперативно-стратегических и организационно-штатных мероприятий общая численность ВС РФ с начала 90-х гг. XX в. сократилась более чем в два раза. Стремительное сокращение в большинстве своём происходило в ущерб боеготовности соединений и частей. Так, на бескрайних просторах России практически исчезла наиболее боеспособная группировка Советской Армии — группа советских войск в Германии (ГСВГ), окончательно выведенная из Европы в 1994 году. По информации Начальника Генерального Штаба ВС РФ генерала армии Ю.Балуевского, на 1 января 2007 г. штатная численность ВС РФ составляла 1 млн. 131 тыс. военнослужащих (в начале 90-х гг. XX в. 2,8 млн. чел.[245]). На сегодня, по численности Вооруженных Сил Россия занимает 4-е место в мире после США (1,4 млн. чел.), Китая и Индии.[246]
    Одной из наиболее сложной проблемой в ходе строительства ВС РФ стало обеспечение армии и флота вооружением и военной техникой. Военно-политическое руководство РФ неоднократно заявляло о поставках в ВС новейшего вооружения и военной техники, демонстрировало образцы данной техники на экранах телевидения. Позже выяснилось, что эти заявления не соответствовали действительности. Российские власти, как утверждает военный обозреватель газеты «Комсомольская правда» Виктор Баранец, за последние 15 лет пытались трижды перевооружить армию, принимая «грандиозные программы», но все они в конечном итоге «…были провалены из-за недостатка денег в военной казне и бешеной инфляции».[247] Об этом же говорят и официальные должностные лица.
    Так, в 2006 г. в послании Федеральному собранию РФ президент В.В.Путин критически оценил техническое состояние всех видов ВС, заявив о том, что «с 1996 по 2000 гг. на вооружение было принято всего 40 образцов военной техники, а на судоверфях не заложено ни одного корабля».[248] В 2002 г. главнокомандующий ВМФ России адмирал флота В.И.Куроедов подвёл итоги «развития» флота за прошедшее десятилетие следующим образом: «Резко, почти в 4 раза, сократился боевой корабельный состав, возросли сложности с ремонтом кораблей, нарастает процесс старения флота, хроническое недофинансирование ВМФ отражается, прежде всего, на новом кораблестроении».[249] Тем самым, констатируется тяжелое положение сложившееся в 90-е гг. с оснащением ВС РФ вооружением и военной техникой.
    Вместе с тем, по данным специалистов, техническая деградация российских ВС продолжалась и в начале 2000-х годов. Причем особую тревогу у них вызывает состояние стратегических ядерных сил (СЯС) России.[250] По данным учёных из Института политического и военного анализа РФ, за 2000–2007 годы СЯС утратили 405 носителей и 2498 зарядов. За эти же годы произведено всего 27 ракет (более чем в три раза меньше, чем за 1990-е гг.) и один самолёт Ту-160 (в семь раз меньше, чем в 1990-е гг.). Списано же было 440 МБР и БРПЛ с 2483 БЧ,[251] два самолёта Ту-95МС, потерян в катастрофе один самолёт Ту-160. Авторы делают вывод, что если в 1990-е гг. унаследованный от СССР стратегический потенциал в целом удалось удержать на прежнем уровне, то с 2000 г. происходит его сокращение, принимающее обвальный характер.[252] Всего же, по сведениям лидера Общероссийского «Движения в поддержку армии, оборонной промышленности и военной науки» (ДПА) В.И.Илюхина, начиная с 1992 г. в российских ВС было снято с боевого дежурства более 6 тыс. ядерных боеголовок, уничтожено свыше 500 баллистических ракет и пусковых установок, из строя выведено около ста стратегических бомбардировщиков и три десятка атомных подводных лодок.[253]
    В сфере обычных вооружений в 2000-х гг. учеными и специалистами отмечается существенное (в несколько раз) снижение объемов закупок по сравнению с периодом 1990-х гг., срыв государственных программ перевооружения. В 1992–1999 гг. Сухопутные войска (СВ) получили 120 танков Т-90 (4 батальона) и до 30 танков Т-80У (1 батальон). За 2000–2007 гг. поступление танков не превысило 90 Т-90 (3 батальона). В Военно-воздушных силах ситуация гораздо хуже. В ельцинское правление ВВС получили до 100 машин (Ту-22М3, Су-24М, Су-27, Су-30, Су-35, МиГ-29С, МиГ-31Б) фронтовой авиации. За 2000–2007 гг. для военной авиации было закуплено всего два новых самолета Су-34. Кроме того, было модернизировано 30–4 °Cу-27 и Су-25, которые в конце 2007 г. начали поступать в войска.[254]
    Аналогичная ситуация складывается в ВМФ. В 1992–1999 гг. ВМФ РФ получил от промышленности около 50 боевых кораблей и катеров, заложенных еще до развала СССР, в т. ч. 14 атомных подводных лодок ряда проектов и один ракетный крейсер проекта 1144 («Петр Великий»). В эти годы были построены (от закладки до передачи флоту) и начато строительство еще нескольких подлодок и до десятка катеров. В течение двух лет (1992–1994) 24 истребителями Су-33 был укомплектован единственный в России корабельный истребительный авиаполк, размещенный на единственном авианосце «Адмирал Кузнецов» (официально этот корабль классифицируется как авианесущий крейсер).
    Также в 1990-е гг. были заложены головные корабли новых проектов: атомные подводные лодки проекта 885 «Северодвинск» и проекта 677 «Санкт-Петербург», а также сторожевой корабль проекта 1244 «Новик». С 2000-го же года поступление новых кораблей на флот резко снизилось. Были достроены еще три единицы, заложенные до развала Советского Союза: 1 ПЛА (атомная подводная лодка) проекта 971 («Гепард»), один ракетный катер и один тральщик. При этом была потеряна ПЛА проекта 949А «Курск», введенная в строй в 1995 году. Из кораблей, заложенных в 1990-е, были достроены шесть катеров, подлодка «Санкт-Петербург», в последние два года заложены еще две субмарины этого типа. Единственной боевой единицей ВМФ РФ, целиком построенной в период после 2000 г., стал малый артиллерийский корабль проекта 21630 «Астрахань», заложены для строительства еще два аналогичных корабля. Все они предназначены для использования на Каспийском море. Кроме того, Каспийская флотилия получила сторожевой корабль проекта 1166 «Татарстан». Изначально он предназначался для Индии, но она отказалась от него из-за слабости вооружения. К тому времени СКР был почти достроен, поэтому решили отправить его на Каспий.[255] В целом, на взгляд специалистов, темп перевооружения и качественные характеристики закупаемых образцов ВВТ таковы, что при сохранении существующих тенденций силы общего назначения РФ в течение ближайших 8-10 лет достигнут размеров вооруженных сил средней европейской страны, что не позволит обеспечить обороноспособность РФ, особенно в условиях параллельной деградации СЯС.[256]
    Важным направлением строительства ВС РФ являлось принятие мер по обеспечению социальной защищенности военнослужащих. В СССР профессия офицера являлась одной из самых уважаемых и высокооплачиваемых в обществе. В РФ ратный труд не пользуется популярностью, престижность военной службы упала до самых низких пределов. Уровень денежного довольствия, материального обеспечения офицерского корпуса, по сравнению с периодом социализма, стал крайне низким. Более того, в 90-х гг. XX в. выплата мизерного денежного жалования военнослужащим задерживалась на срок от одного до шести месяцев. Отсюда, появление в Российской армии таких прежде невиданных явлений в её истории, как подработка офицеров, прапорщиков и курсантов в «свободное» от службы время «на стороне», самоубийства военнослужащих на материальной почве, массовые увольнения из армии выпускников военных вузов.
    Нет нужды говорить, что «коммерциализация» сознания офицерского корпуса прямо способствует его моральной деградации. В этой ситуации в 1992–1993 гг. Верховным Советом страны был принят ряд нормативно-правовых актов (закон «О статусе военнослужащих» и др.) нацеленных на ликвидацию вышеозначенных явлений.[257] Позже ситуация с выплатой денежного довольствия была выправлена. Затем, однако, льготы военнослужащим стали урезаться, а с введением в действие партией «Единая Россия» с 1 января 2005 г. закона (ФЗ № 122) и вовсе были отменены даже для солдат и сержантов срочной службы (бесплатный проезд на общественном транспорте и др.) и военных пенсионеров. Всего, со вступлением в действие данного закона было изменено более 250 нормативных актов, касающихся статуса военнослужащих и членов их семей. В результате социальная защищённость данных категорий граждан резко снизилась.[258] Сам закон вызвал резкое неприятие в армейской и флотской среде. По данным Социологического центра ВС РФ, в феврале 2005 г. 65 % опрошенных офицеров и прапорщиков (мичманов) негативно высказывались об этом законе, к началу марта после предпринятых руководством страны «авральных» мер, данный показатель снизился до 55 %.[259] Как видно, даже после принятых мер более половины всех опрошенных имели отрицательное отношение к ФЗ № 122, но это не остановило правительство.
    Невысоким, мягко говоря, на сегодняшний день остаётся и материальное обеспечение военнослужащих. Денежное довольствие в 2008 г. составило: командира полка — 21 082 руб., командира взвода — 13 147 руб., старшего стрелка (контрактника) — 7 813 руб.[260] Для сравнения, в Москве в это же время заработная плата водителя автобуса составляла от 25 000 руб. и выше, кассиров и старших кассиров в метро — 13 и 25 000 руб. соответственно, дворников универмага — 17 300 руб., кассиров и продавцов универмага — 21 100 и 19 300 руб. соответственно.[261] В завершение можно уверенно констатировать, что уровень социальной защищённости российских военнослужащих остаётся пока неудовлетворительным.
    Комплектование ВС РФ офицерскими кадрами осуществлялось испытанными в советский период истории способами: путём подготовки командиров первичного звена в высших военно-учебных заведениях (ввузах), на военных кафедрах гражданских учебных заведений, а также за счёт военнослужащих по контракту, получивших соответствующее высшее образование. В тоже время, во всех военных вузах в соответствии с Госстандартами обучения (ГОС ВПО) изменились программы обучения специалистов, а сами учебные заведения получили гражданские наименования (филиал института, институт, университет). Срок обучения в институтах стал продолжительностью 5 лет (в военных училищах СА и ВМФ в основном 4 года — прим. авт.), в университетах и академиях офицеры стали получать высшее военное образование в течение 2-х лет (в академиях СА и ВМФ продолжительность обучения была 3 года — прим. авт.). При этом количество ввузов, по сравнению с 1992 г. в РФ уменьшилось практически в два раза. Кадровых офицеров сегодня готовят в 55 высших военных учебных заведениях (8 академий, 11 университетов, 36 институтов) и 25 их филиалах.[262]
    Сокращение ввузов, отток из армии офицеров младшего и среднего звена и др. значительно обострили кадровую проблему в российских ВС. Анализ указа президента о новой штатной численности ВС на 2008 год показывает, что нехватка только офицерского состава для заполнения штатных должностей Российской армии составляет свыше 40 тыс. человек.[263] Причем большинство первичных должностей (командир взвода, роты, батальона) ныне занято офицерами-двухгодичниками, т. е. выпускниками гражданских вузов, уровень подготовки, которых, оставляет желать лучшего. С целью улучшения кадровой ситуации в ВС правительством РФ принято решение о сокращении военных кафедр в гражданских вузах. Из 229 военных кафедр, готовивших офицеров запаса, останется только 68 военных факультетов и кафедр в 72 вузах. Из них 37 станут военными центрами, где обучающие в течение пяти лет посвятят 1500 часов изучению военной специальности, а также будут вместо 930 руб. студенческой стипендии получать до 2,5 тыс. рублей. Отбор на военный факультет и военную кафедру будет ужесточён (по медицинским и морально-психологическим показателям). Студенты, окончившие военные факультеты и кафедры, получат офицерское звание и будут сразу зачислены в запас, выпускники военных центров обязаны будут отслужить в ВС три года. Другие студенты, будут призваны на год срочной службы.[264] Данные меры, на взгляд правительства, позволят решить проблему дефицита и качества офицерских кадров.
    За истекший период претерпела изменения система тылового обеспечения войск. Советские ВС всем необходимым обеспечивались через централизованные государственные поступления, а также поставки собственных хозяйств (предприятий) Министерства обороны СССР. Развал единого народнохозяйственного комплекса страны, переход к нерегулируемой (рыночной) экономике, военные действия в Чечне и др. тяжёло сказались на складывавшейся десятилетиями службе тыла. В особенности это касалось обеспечения военнослужащих вещевым имуществом, продовольственным пайком,[265] жильём. Острая ситуация сложилась с поступлением в армию и на флот горючего и смазочных материалов (ГСМ), из-за чего боевая подготовка в войсках практически была свёрнута. Всё это вынудило руководство военного ведомства перейти к новой системе снабжения армии и флота всеми видами довольствия. Отныне, поставка в войска продовольствия, вещевого имущества, горючего и смазочных материалов осуществляется с помощью их закупок у хозяйств (предприятий) на конкурсных торгах. В 2005 г. для повышения эффективности проведения торгов создан Центр заказов и поставок материальных и технических средств Тыла ВС РФ.[266]
    Одновременно проводятся мероприятия по улучшению организации медицинского обслуживания военнослужащих и членов их семей, с 1 января 2008 г. расширен ассортимент и увеличены суточные нормы продовольствия солдат и сержантов срочной службы. В феврале 2002 г. распоряжением правительства РФ началось создание межведомственной унифицированной системы тылового обеспечения Вооруженных Сил и других федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба.[267] На наш взгляд, подобные меры следует признать разумными, способными объединить усилия всех министерств и ведомств в деле обеспечения военнослужащих всем необходимым. Однако, по прежнему, серьёзной проблемой остаётся обеспечение жильём военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы. В настоящее время в армии и на флоте насчитывается около 160 тыс. бесквартирных офицеров, прапорщиков и мичманов.[268]
    В 90-х гг. XX в. президент и правительство планировали решение данной проблемы через выдачу гражданам, уволенным с военной службы, жилищных сертификатов. Как известно, отдача от реализации данной программы была крайне низкой. Тем не менее, руководство страны не стало отказываться от данного способа обеспечения жильём военнослужащих, на 2004–2010 гг. разработана новая подпрограмма «Государственные жилищные сертификаты» (входит в федеральную целевую программу «Жилище»). С 1 января 2005 г. вступил в действие совершенно новый порядок жилищного обеспечения военнослужащих, касающийся молодых офицеров, имеющих незначительный срок военной службы. Правовые, организационные, экономические и социальные основы данного нововведения установлены Федеральным законом от 20 августа 2004 г. № 117-ФЗ «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих». Отныне офицеру, за период его службы, ежегодно будет начисляться на лицевой счёт определённая сумма (на данное время около 40 тыс. руб. в год), на которую, как считает правительство, он сможет после увольнения приобрести соответствующую квартиру.[269] Пока весьма трудно сказать насколько будет эффективным данный способ обеспечения жильём военнослужащих, который, в значительной мере зависит от состояния экономики страны, рыночных цен на квартиры и т. п.
    Одним из самых ответственных направлений военного строительства стала перестройка системы воспитательной работы с военнослужащими. В СА и ВМФ организацией работы по укреплению морального духа войск занимались политические органы, партийные и комсомольские организации. Главной целью партийно-политической работы являлось воспитание военнослужащих в духе преданности социалистической Родине, Коммунистической партии и Советскому правительству. Под лозунгом «армия — вне политики», в 1991–1992 гг. политорганы в СА и ВМФ были упразднены, а вместо них созданы органы воспитательной работы. Главное политическое управление СА и ВМФ было преобразовано в Главное управление воспитательной работы, в округах и объединениях созданы отделы, в подразделениях, частях и соединениях введены должности помощников (заместителей) командиров по воспитательной работе. Главным содержанием воспитательной работы стало проведение в войсках (силах) государственной политики, формирование у военнослужащих качеств гражданина-патриота, военного профессионала, надёжного защитника Отечества, личной ответственности за выполнение поставленных задач.[270] Военные действия в Чеченской республике обусловили необходимость выделения особого вида боевого обеспечения — морально-психологического обеспечения боевых действий войск.
    Одновременно с образованием структур воспитательной работы в войсках появились военные психологи, социологи, специалисты по связям с общественностью. Руководство армии и флота стало активно сотрудничать с Русской православной церковью и другими конфессиями страны. Несмотря на нормы «светского» российского законодательства, большой размах получило на рубеже XX–XXI вв. строительство на территории воинских частей и учреждений церквей, часовен, молитвенных зданий. В военной печати интенсивно обсуждается вопрос об организации в армии и на флоте института военных священников, в том числе военных имамов.[271] В 2009 г. Президент РФ Д.Медведев принял по этому вопросу положительное решение.
    Вместе с тем, морально-психологическая обстановка в воинских коллективах ВС РФ по-прежнему остается непростой. В армии и на флоте не изжиты такие явления, свойственные ещё Советской Армии, как «дедовщина» и «землячество», а в скором времени к ним могут прибавиться конфликты на религиозной почве. В новейший период российской истории широкое распространение получили преступления связанные с хищением государственного и военного имущества, в т. ч. среди российского генералитета,[272] рукоприкладство со стороны офицеров, неповиновение подчинённых своим командирам, и даже отдача солдат в рабство.[273] Тревожная статистика звучит на совещаниях председателей военных судов. Так, по сравнению с предшествующим периодом с 2003 г. в войсках отмечен рост числа зарегистрированных преступлений, а в 2004 г. возросло количество осужденных. Участились случаи групповых дезертирств с оружием, избиений начальников, разукомплектования военной техники. В основном же военнослужащие осуждаются за уклонение от военной службы, неуставные взаимоотношения, превышение должностных полномочий, посягательство на личную и федеральную собственность.[274]
    Справляться с подобными явлениями сегодня сложно, ибо первопричиной их являются социальные изменения в обществе. Реставрация капиталистического строя, массированная антиармейская кампания в СМИ привели к девальвации традиционных ценностей у российских граждан, негативно сказались на физическом здоровье, культурном, образовательном уровне молодёжи. Поэтому не случайно, что в 90-х гг. XX в. до 70 % граждан считали армию необязательным государственным институтом. Сегодня же, только 36 % молодых людей считают, что все здоровые мужчины должны отслужить в армии положенный срок, 38,5 % убеждены в необходимости перехода от призыва к комплектованию армии на контрактной основе, а 19,3 % высказали мнение о том, что призывник должен иметь возможность при желании пройти альтернативную службу. Тем самым, 64 % из числа опрошенных даже мысленно не готовы к несению военной службы.[275] Учёные из Сибири, проводившие данное социологическое исследование в исконно русской (Тюменской) области, делают следующий неутешительный вывод: «…общегражданские, социетальные проблемы, отношение к которым во многом характеризует личность как гражданина, меньше всего беспокоят молодёжь».[276]
    Другой стороной проблемы является не пригодность (по медицинским, профессиональным, морально-нравственным показателям) определённой части молодых людей к защите Родины. В Москве, например, при проведении первоначальной постановки на воинский учёт, годными к службе в армии после медицинского освидетельствования признано: в 1992 г. — 82 %, в 1995 г. — 85 %, в 1998 г. — 83 %, в 2001 г. — 77 % будущих призывников. По заболеваемости у призывников «лидируют» болезни внутренних органов (25,1 %), на 2-м месте — психические расстройства (20 %).[277] Отмена т. н. «демократами» в мае 1991 г. допризывной подготовки молодёжи в государственных учебных заведениях России привела к тому, что в 1992 г. новобранцы не прошедшие военное обучение составили в ВС РФ 26,6 тыс. чел. (42 % от призванного контингента).[278] Кроме того, в стране по официальным данным 700 тыс. безнадзорных детей, свыше 6 млн. наркоманов, ежегодно регистрируется более 3 млн. преступлений, большей частью совершаемых юношами призывного возраста. Вновь, как это было в царское время, в армию приходят лица, которые не способны прочитать и выучить военную присягу.[279]
    Таким образом, морально-нравственная атмосфера в ВС РФ оставляет желать лучшего. Усилия правительства, командования ВС РФ не привели пока к кардинальному изменению духовного состояния защитников Отечества.

«Реформа» Путина-Сердюкова

    За прошедшие время с момента развала СССР российские власти неоднократно заявляли о начале и окончании военной реформы. В последний раз подобное заявление сделал Министр обороны РФ С.Иванов. Однако, после назначения на данный пост зятя вице-премьера Зубкова Анатолия Сердюкова начались новые, масштабные «преобразования», по окончании, которых, ВС РФ если и сохранятся, то приобретут совершенно иной вид. Непосредственные организаторы кардинальных изменений в армии и на флоте — А.Сердюков, Начальник Генерального штаба РФ Н.Макаров, статс-секретарь главы военного ведомства генерал Н.Панков, предпочитают называть это «новым обликом» Вооружённых Сил.
    Содержание военной «реформы», насколько можно судить, сводится к следующим основным мероприятиям: полное сокращение соединений и частей кадра с сохранением в составе ВС РФ только частей и соединений постоянной боевой готовности (180); сокращение 205 тыс. офицерских должностей (из 335 тыс.) с ликвидацией института мичманов и прапорщиков и перевода значительного количества должностей в гражданские; реорганизация тыла, системы военного образования и медицинского обслуживания. Так, в течение 3-х лет планируется расформировать более 200 баз и складов, а на их основе создать 34 комплексные базы материально-технического обеспечения, вместо 65 военных вузов создать 10 учебных центров, а также расформировать 22 военных госпиталя, создав вместо них несколько медицинских центров; переход от дивизионно-полковой системы на бригадную. В конечном счёте, подобные изменения приведут к сокращению личного состава ВС РФ к 1 декабря 2012 г. с 1,13 млн. чел. до 1 млн. чел. в мирное время и 1,7 млн. — в военное время (за счёт мобилизованного резерва).[280]
    Целесообразно остановиться на причинах очередных военных «преобразований». Вряд ли, они связаны с деградацией ВС РФ в ельцинско-путинскую эпоху, которая, была очевидна всем военным специалистам. Напротив, руководство РФ активно утверждало, что при В.Путине началось возрождение армии, которая де стала проводить учения, получать новую военную технику и т. д. Как показано выше, при Путине войска получили меньше новой техники, нежели при Ельцине, а что касается возобновления учений, то они не идут ни в какое сравнение с аналогичными мероприятиями в советский период. Не приходится надеяться и на осознание военно-политическим руководством страны действительных угроз Российскому государству.
    В руководстве РФ, как при Ельцине, так и при Путине доминирующее положение занимают круги, близкие по духу и образу мышления руководству США, ЕЭС и НАТО в Европе. Эти лица по-прежнему представляют себе, или делают вид, что военно-политический блок НАТО есть некое сообщество друзей животных, либо клуб филателистов. Империалистическая политика США и НАТО (агрессия против суверенных Югославии, Ирака, Афганистана), организация очередного военного переворота в Гондурасе, размещение в Колумбии, на границах с Венесуэлой семи военных баз и т. д., — всё это воспринимается правящим классом РФ как борьба с «международным терроризмом».
    Конечно, мы понимаем сколь важно для американской администрации после исчезновения любимой страшилки о «советской военной угрозе» убедить своих налогоплательщиков в важности выделения средств на Пентагон. Отсюда, наукообразный бред об Аль-Каиде и всемогущем Бен Ладене, о раскиданных по всему миру базах террористов, готовых убить всё человечество и даже «демонстрация» подобных действий, вроде 11 сентября 2001 года. Странно другое, что на подобную уловку попадаются многие ответственные лица в руководстве нашей страны, от деятельности которых зависит безопасность Отечества.
    Таким образом, складывается впечатление, что действительные причины начала очередного «реформирования» ВС лежат отнюдь, не в военной сфере. Думается, «преобразования» обусловлены общим «реформаторским зудом», охватившим министерства и ведомства страны. Они происходят непрерывно с момента разрушения СССР во всех сферах жизни российского общества. Причём, никто не анализирует их итоги, каждый новый начальник считает необходимым начать новую «реформу» и получить от руководства страны вместе с благословением очередную порцию бюджетных средств. Подобное положение характерно и для Вооружённых сил. Вице-президент Академии геополитических проблем, доктор военных наук, капитана 1-го ранга К.В.Сивков констатирует: «[Реформа] Вооружённых сил приобрела в России непрерывный характер. Она идёт уже почти 20 лет. Каждый новый министр обороны и начальник Генерального штаба, заняв кресло, объявляет реформу на свой лад. Но одно во всех этих 20-летних реформах не меняется — основной целью всегда ставится сокращение расходов на оборону (что особенно актуально на фоне растущих доходов российской олигархии)».[281]
    Любопытное суждение о причине военной «реформы» высказал журналист газеты «Советская Россия», аналитик Александр Фролов. Проанализировав результаты ряда социологических исследований в силовых ведомствах страны, он пришёл к выводу, что причиной новых «преобразований» является не лояльность военнослужащих ВС РФ политическому руководству страны. Согласно данным опросов, в армии и на флоте рейтинг В.Путина, Д.Медведева, С.Миронова, Б.Грызлова на порядок ниже, чем в ФСБ и МВД России. Данный вывод заслуживает внимания, если вспомнить, что в ходе «реформы» основной удар наносится по офицерскому корпусу России, который, предполагается сократить вдвое, и институту прапорщиков и мичманов, обречённому на полную ликвидацию. При этом среди офицеров значительному сокращению подвергаются, прежде всего, полковники и подполковники. И это не случайно, ибо офицеры с подобными воинскими званиями начинали свою службу ещё в Советской Армии и способны самостоятельно, на основе сравнений делать выводы о действительном положении дел в армии и на флоте России.
    Отметим, три важные особенности военной «реформы» Путина-Сердюкова. Во-первых, все мероприятия по разработке основных положений реформы были засекречены, велись в тайне и не были представлены на усмотрение ни военным специалистам, ни соответствующим государственным органам власти.[282] В печати, других СМИ, в научных учреждениях, соответствующих министерствах и ведомствах содержание реформы, её предполагаемые результаты даже не обсуждались. Более того, в Генштабе был издан приказ, запрещающий военнослужащим публично высказываться по военной «реформе». Лишь после того, как сведения о намечаемых изменениях проникли в общество, военное ведомство вынуждено было «рассекретить» некоторые сведения, а его представители выступили перед общественностью и депутатами Федерального Собрания РФ. И это несмотря на то, что по своему характеру, предполагаемым бюджетным ассигнованиям и последствиям «реформа» будет иметь принципиальное значение для страны. Во-вторых, «преобразования» Путина-Сердюкова не связаны ни с Концепцией национальной безопасности страны, ни с Военной доктриной РФ. Правда, сейчас под идущие «преобразования» срочно подготовлен проект новой Военной доктрины, который, ещё будет обсуждаться специалистами.
    Таким образом, ставится всё с ног на голову. Вместо первоначальной оценки военно-политической обстановки в мире, характера современных военных угроз для России, потенциала вероятного противника страны и т. д., а затем под всё это составление проекта реформы, делается всё с точностью до наоборот. Наконец, у истоков разработки и проведения военной «реформы» стоят лица, профессионализм, которых, вызывает, мягко говоря, большое сомнение. Из всех инициаторов военной «реформы» только Начальник Генштаба генерал Н.Макаров является профессиональным военным, но и тот до своего назначения на эту должность командовал второстепенным Сибирским военным округом. Об уровне «стратегического мышления» данного генерала можно сделать вывод, исходя из следующего его высказывания. На встрече с журналистами в начале июня 2009 г. он заявил: «Теперь будем иметь столько лётчиков, сколько позволяет численность исправной техники… и получаем 100 % частей боевой готовности вместо 17 %, как это было раньше». На эту фразу полковник, военный лётчик-снайпер И.Иванов откликнулся следующей репликой: «По этой логике, при оставшемся одном исправном самолёте нужен всего один лётчик или один экипаж! И можно смело докладывать о 100 % боевой готовности ВВС России!».[283]
    Другие инициаторы «нового облика» ВС РФ имеют не меньший уровень «компетентности». Министр обороны А.Сердюков, в прошлом директор мебельного магазина в С.-Петербурге, затем директор Налоговой полиции РФ, ни дня не прослужил в армии. Л.Г.Ивашов, генерал-полковник, президент Академии геополитических проблем России дал ему следующую характеристику: «Сердюков — чистой воды бизнесмен, имеющий не только структуру коммерческих фирм, но и правовое и политическое прикрытие в правительстве за счёт родственных уз».[284] Вместе с собой А.Сердюков привёл в министерство массу гражданских лиц, в первую очередь различных молодых и молоденьких менеджеров, которые, теперь «учат» генералов Генштаба как надо проводить военную «реформу». На сегодня четыре главных управления Минобороны возглавили женщины. В частности, главное инспекционное управление возглавила выпускница сельхозинститута г-жа Чернова, а начальником главного управления образования Минобороны — г-жа Фральцова с опытом директорства в средней школе.[285]
    Другой инициатор реформы, генерал Н.Панков, в ВС РФ был переведён из другого ведомства. Председатель высшего офицерского совета России, генерал-лейтенант Г.Дубров высказался о нём так: «Ни дня в бою, ни дня в строю (кроме срочной службы) — и в 50 лет уже генерал армии. В команде бывшего министра обороны С.Иванова он утверждал, что реформа закончилась, в обойме А.Сердюкова рисует графики сокращений военных вузов, дивизий, армий и т. д. Говорят, он дюже умный! Но от беспринципных умников народ России уже 20 лет стонет. Такие генералы не чувствуют нравственной ответственности за разрушение вековых устоев нашей армии, увольнение сотен тысяч офицеров».[286] В целом, все вышеобозначенные явления вызывают серьёзное беспокойство у военных специалистов и политиков-государственников.
    Первые мероприятия в рамках «преобразований» в ВС РФ ясно показали, что реальные проблемы армии и флота для её руководителей имеют второстепенный характер. Как принято было в царской армии и становится традицией в «демократической» РФ, «реформа» началась с изменения формы одежды («новый облик»). В начале 2007 г., несмотря на большие запасы на складах прежней военной формы, было принято принципиальное решение переодеть и переобуть армию и флот, а посему привлечь к разработке новых образцов формы одежды модельные дома В.Юдашкина и И.Чапурина (!), которые, по некоторым данным, за свои разработки получили из казны государства приличные деньги (речь идёт о «десятках миллионов рублей» — В.К.). Первые 20 тыс. экспериментальных комплектов формы, продемонстрированных на Параде Победы 9 мая 2008 г., обошлись Минобороны почти в 100 млн. рублей, ибо новая форма одежды, созданная известными кутюрье, стала значительно дороже старой. Так, цена комплекта военной формы для генералов увеличилась со 104 до 295 тыс., а для солдат — с 11 до 26 тыс. рублей. По ориентировочным подсчётам, переход армии на новую форму в ближайшие три года обойдётся казне в 25 млрд. рублей.[287] И это в то время, когда страна барахтается в тисках мирового экономического кризиса!
    Видимо, для повышения собственной репутации и создания политической опоры в войсках министром обороны РФ был издан приказ о значительных премиальных для «лучших офицеров» полка. И хотя командиры имеют широкие права по материальному поощрению своих подчинённых, в Минобороны решили, что они не достаточны. В итоге, месячный оклад такого «лучшего из лучших» составил 50–60 тыс. руб., т. е. в 4–5 раз выше денежного содержания других офицеров. Поощряется таким образом 1 комвзвода, 1 комроты, 1 комбатальона, но не более 30 % офицеров полка, несмотря на то, что к несению военной службы привлекаются все. Поощряет офицеров на своё личное усмотрение командир без какого-либо контроля со стороны. В итоге, реализация приказа привела к многочисленным обидам, раздорам, т. е. к обострению социального напряжения в войсках. Следовательно, в российской армии, где дух коллективизма и служения Родине и так оставлял желать лучшего, насаждается культ денег, индивидуализма и показухи. Чтобы получить заветные 50–60 тыс. руб. отдельные офицеры идут на различные ухищрения, ничего общего с настоящей военной службой не имеющие. Всё это не способствует сплачиванию коллектива взводов и рот, воспитанию у военнослужащих, особенно офицеров, чувства войскового товарищества.
    Одновременно, идёт ликвидация прославленных военных вузов, а другие, в т. ч. Академию Генерального штаба, — ожидает значительное сокращение. Все военно-морские вузы страны предполагается сосредоточить в Кронштадте, а Главный штаб ВМФ перевести из Москвы в С.-Петербург. «Реформа» коснулась даже прославленных суворовских и нахимовских училищ, созданных в годы Великой Отечественной войны, где вскоре будут готовить не будущих офицеров, а «специалистов социального пакета Минобороны» (бухгалтеров, юристов и т. д.).[288] Особое беспокойство вызывает «реформирование» Генерального штаба, структуры которого подверглись радикальному сокращению. Не трудно понять, что подобная «реформа» потребует значительных средств (чего стоит только увольнение из ВС сотен тысяч бесквартирных офицеров и прапорщиков?). Однако руководство военного ведомства планирует обойтись своими силами, и не в последнюю очередь за счёт продажи движимого и недвижимого имущества. Причём, если ранее Минобороны могло реализовывать только движимое имущество, то с приходом А.Сердюкова ситуация изменилась.
    В декабре 2008 г. были изданы постановления Правительства РФ № 1053 и 1054, закрепившие полномочия собственника в отношении имущества ВС, в т. ч. недвижимого за Министерством обороны. Начались массовые распродажи зданий и лакомых земель в Москве (военный городок на Рублёвке), в Подмосковье (городок Кубинка и знаменитые курсы «Выстрел» в Солнечногорске), в С.-Петербурге (престижное место на берегу Финского залива) и др. местах в Кирове, Краснодаре, Вологде. Вообще, Минобороны собирается продать более 40 тыс. объектов на общую сумму в несколько триллионов рублей.[289] Естественно, что все эти несвойственные для армии функции вызвали новую волну коррупции в военном ведомстве и наложились на общую неразбериху связанную с проведением военной «реформы».
    Военные и гражданские эксперты бьют законную тревогу по поводу последствий будущих «преобразований». Резко отрицательные отзывы о «реформе» слышатся из стен Академии геополитических проблем, Академии Генштаба, Академии военных наук, Института политического и военного анализа и др. Масса писем, обращений и заявлений относительно содержания и хода военной «реформы» скопилась в редакциях центральных газет, в стенах Государственной думы, администрации Президента и Правительства РФ. Вот, к примеру, типичные высказывания. Владимир Евсеев, старший научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМРО: «Модернизация сразу трёх компонентов триады ядерных сил… может оказаться не под силу отечественной экономике… А ведь Минобороны начало и структурные изменения ВС…».[290] Александр Храмчихин, заведующий аналитическим отделом Института политического и военного анализа: «Пока никто не удосужился объяснить обществу, почему военная реформа проводится именно так и какие цели она преследует. Пока же создаётся впечатление, что происходит не реформирование, а ликвидация армии».[291] И таких оценок довольно много.
    Депутаты Госдумы от фракции КПРФ не раз ставили перед руководством страны вопрос о целесообразности и последствиях данной военной «реформы». Лидер коммунистов Г.Зюганов лично знакомил Д.Медведева с материалами «круглых столов» по военной «реформе», письмами и обращениями ветеранской общественности, военных экспертов и специалистов в области войны и политики, в которых содержится серьёзная тревога по поводу будущего российских Вооружённых сил. Однако, ни президент, ни глава правительства РФ не обращают внимание на эти предостережения и по-прежнему оказывают А.Сердюкову всяческую поддержку. Складывается впечатление, что А.Сердюков и его помощники лишь исполняют чью-то злую волю, направленную на окончательное уничтожение Российской армии.
    Таким образом, очевидно, что важнейшие компоненты национальной безопасности, в т. ч. оборонно-промышленный комплекс и ВС РФ находятся в стадии непрерывного «реформирования», что способствовало пока только их деградации. Созданная же российскими «демократами» государственность предназначена, в первую очередь для обслуживания интересов узкой группы лиц из числа бюрократии, крупного капитала и их слуг.

Глава II. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА РОССИЙСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА

    Трансформация общественно-государственного строя в РФ осуществлялась целенаправленными действиями руководства РФ в области социальной и экономической сфер, реорганизации фундаментальных, базовых основ жизнедеятельности российского социума.

§ 1. Генезис социально-экономической политики

Социально-экономическое положение в стране в годы т. н. «перестройки»

    Зарождение новой российской государственности происходило на фоне широких преобразований, осуществлявшихся в 1985–1991 гг. по инициативе М.С.Горбачева. Как известно, на начальном этапе политики «перестройки» экономика страны получила импульс позитивного развития, но затем, под влиянием ряда факторов, социально-экономическое положение в стране стало ухудшаться. Анализ исторической литературы позволяет сделать вывод, что наряду с чисто внешними факторами, такими как «холодная» война западных держав во главе с США против СССР, потеря восточноевропейского рынка, снижение мировых цен на нефть, в немалой степени нарастанию экономического кризиса способствовали ошибки и просчёты, допущенные союзным правительством. В их числе, резкая децентрализация управления экономикой, нарушение пропорции между темпами роста производительности труда и заработной платы, организация антиалкогольной кампании, внедрение в хозяйственно-экономическую жизнь кооперативов, которые, занимались, главным образом, торгово-спекулятивными операциями и перекачкой безналичных средств в наличные.[292]
    «Помогали» кооператорам в разрушении социалистической экономики и другие представители зарождающегося класса мелкой буржуазии — торговцы, лавочники, и т. н. «челноки». Последние вывозили из страны высокотехнологичную и дешёвую продукцию (бытовая техника, часы, телевизоры, мыло, зубная паста и др.), а на вырученные от её продажи средства закупали и ввозили в страну предметы ширпотреба (обувь, одежду и др.). К тому же, кризис, видимо, инициировался сознательно со стороны определённых социально-политических сил, стремящихся из разрушения страны извлечь политическую и экономическую выгоду.
    Кандидат технических наук Юрий Федоров, анализируя факты откровенного саботажа на заключительном этапе «перестройки», пишет: «Старшее поколение помнит о том, что дефицит продуктов питания организовывался искусственно. Начальники продовольственных баз получали угрозы и указания не производить отпуск продуктов в торговую сеть. Вокруг Москвы все ж.д. станции были забиты эшелонами с мясом, рыбой и другими продуктами, у всех в памяти выбрасываемые на свалки целыми фурами и даже вагонами колбасы».[293]
    К мнению ученого стоит прислушаться. Иначе, трудно объяснить, например, факт мгновенного, как будто бы по мановению волшебной палочки, наполнения прежде пустых полок магазинов продовольствием с 1 января 1992 г., сразу же после начала политики либерализации цен. Вкупе с действиями властей в различных союзных республиках, которые, на местах принимали решения о запрете вывоза товаров в другие регионы, сокращении объёма выплат налогов в союзный центр и т. д., всё вышесказанное привело к дезорганизации не только потребительского, но и денежно-финансового рынка. В стране стало недоставать самых необходимых товаров; руководители отдельных местностей страны стали вводить талоны на распределение продукции промышленности и сельского хозяйства, что привело к значительному росту социального напряжения в стране.

Разработка экономической стратегии российского правительства

    Правительство СССР возглавляемое Н.И.Рыжковым осознавало экономические трудности и активно искало пути их преодоления. К весне 1990 г. в Совете министров СССР была подготовлена программа поэтапного перехода страны к рыночной экономике, одобренная Съездом народных депутатов СССР. Однако, пришедшая к власти в России команда Ельцина, сразу же повела активную борьбу против планов союзного правительства. Ельцинское окружение требовало немедленного перехода к рынку, отпуска всех цен, отмены государственных дотаций предприятиям. По инициативе российского руководства в качестве общесоюзной была выдвинута экономическая программа «500 дней», авторство, которой, традиционно приписывают Г.Явлинскому и С.Шаталину.[294] Более того, Ельцин повсюду и громогласно предрекал катастрофу, которая, на его взгляд, произойдёт в стране в первые же месяцы осуществления союзной программы перехода к рынку.[295]
    Сегодня, спустя годы, совершенно очевидно, что ельцинская экономическая программа, в случае её принятия, разрушила бы Советский Союз ещё в 1990 году. Слова Бориса Николаевича о катастрофе оказались пророческими, с одной лишь поправкой, — всё это касалось экономики РФ, которая, подверглась в начале 1990-х гг. «шоку без терапии» Е.Гайдара, действовавшему по лекалам программы «500 дней». Данная программа, как пишет бывший председатель правительства СССР, привлекала многих людей своей «фантастической точностью», где все мероприятия были расписаны по дням, но весь этот «цифровой анекдот», как выразился Н.Рыжков, отдавал откровенным дилетантизмом. Главное же в том, что программа Михайлова, Задорнова, Явлинского, при её реализации привела бы к обвальному падению экономики и уровня жизни людей, что для союзного правительства было неприемлемо.[296]
    Выводы Н.И.Рыжкова относительно практической ценности этой программы, по-сути, подтверждают и бывшие соратники Б.Ельцина, заявляя следующее: «При всём её очевидном утопизме, который, похоже, осознавали все сколько-нибудь серьёзные экономисты, в том числе и сам Г.Явлинский, эта программа могла стать не столько экономическим, сколько политическим, точнее, даже идейным стержнем новой политики. Стране нужна была идея, и она содержалась в «500 днях».[297] Замечательно ценное признание, характеризующее суть действий нового российского руководства. Программа, оказывается, была пустышкой с экономической точки зрения, но была ценным политико-идеологическим приобретением. Не социально-экономическое положение граждан своей страны интересовало команду Ельцина, а возможность борьбы с союзным правительством, Центром, на базе спора о программе экономического развития. Причем Б.Ельцин и его сторонники (С.Шаталин, И.Силаев, Г.Бурбулис, С.Шахрай и др.) упорно стояли на своём, ультимативно навязав руководству СССР свои предложения.
    М.С.Горбачёв, вопреки принятым ранее решениям, согласился на создание совместной (союзно-российской) комиссии, на которую была возложена задача разработки компромиссной программы перехода к рынку. В комиссию, состоявшей из более чем десятка лиц, из Совмина СССР включили только двоих — Л.Абалкина и Е.Ясина, да и то последний вскоре переменил свою позицию.[298] Количественно в комиссии преобладали молодые российские политики и экономисты (Е.Гайдар, Б.Федоров, А.Вавилов, М.Задорнов, Я.Уринсон, С.Алексашенко, С.Дубинин, Г.Явлинский, А.Шохин, С.Глазьев и др.), т. н. «шаталинцы», вскоре получившие прозвище «гарвардские мальчики», ибо им активно помогали специалисты из Гарвардского университета США во главе с профессором Джефри Саксом. Попытки Н.Рыжкова и Л.Абалкина консолидировать разнородные силы, выработать компромиссный вариант перехода к рынку ни к чему не привели, ибо академика Л.Абалкина т. н. «шаталинцы» просто игнорировали.
    21 августа 1990 г. по предварительному согласованию Рыжков и Абалкин приехали в подмосковный пансионат «Сосенки», где работала означенная группа под руководством С.Шаталина, чтобы попытаться ещё раз договориться о совместной работе. Об обстановке, в которой происходила встреча, Н.Рыжков вспоминает следующее: «Сели друг против друга, я рассказал о работе над правительственной программой, попытался обозначить общие точки двух программ, вновь призвал к объединению усилий. Где там! Мне показалось, что мы попали в стан откровенных врагов, для кого само наше появление было чрезвычайным и неприятным происшествием. И разговаривали-то с нами, как мэтры с приготовишками, чуть ли не сквозь зубы — куда исчезла хвалёная интеллигентность научной элиты! Три часа прошли бессмысленно…».[299]
    Председатель Совета министров СССР был недалёк от истины. В российском руководстве всё, что было связано с СССР, воспринималось как то, что подлежало безусловному уничтожению. В парламенте России, вопреки обещаниям Силаева, в начале сентября 1990 г. началось обсуждение программы «500 дней». В октябре же Ельцин открыто заявил о том, что РСФСР может и без согласования союзного руководства начать осуществление радикальной экономической реформы, потребовать раздела союзного бюджета и даже армии. В результате союзная правительственная программа была отвергнута. Вместо нее М.С.Горбачев внес на утверждение Верховного Совета программу "Основных направлений по стабилизации народного хозяйства и перехода к рыночной экономике", которая носила расплывчатый, а отчасти и противоречивый характер.
    11 ноября 1990 г. состоялась встреча руководства СССР (М.Горбачёв, Н.Рыжков) и России (Б.Ельцин, Р.Хасбулатов, И.Силаев). На ней руководители РСФСР потребовали передачи в ведение республики всех доходов от внешнеэкономической деятельности, 50 тонн золота, перераспределения прибыли в пользу российского бюджета и многое другое.[300] В общем, ради удовлетворения своих личных политических амбиций, российские руководители сознательно подрывали финансово-экономические основы федеративного государства, целенаправленно разрушая управляемость некогда единым народнохозяйственным комплексом страны. Однако, об этой стороне своей деятельности такие бывшие политики, как например Е.Гайдар, вспоминать не любят, предпочитая списывать причины исчезновения СССР на действия его руководства и неэффективность социалистической экономики.[301] Под воздействием оппозиции из стана российского руководства вынужден был подать в отставку талантливый советский руководитель, каким, на наш взгляд, являлся Н.И.Рыжков. В своей заключительной речи на IV съезде народных депутатов СССР в декабре 1990 г. Николай Иванович провидчески сказал: «Те политические силы, которые развернули против Правительства «необъявленную войну», имеют далеко идущие цели…Её главная цель — нанести удар по государству, по общественно-политическому строю, сломать его окончательно».[302] В конечном итоге, так и произошло.
    Большое влияние на разработку стратегии и тактики рыночных преобразований в РФ оказали иностранные специалисты. С началом политики «перестройки» контакты советского руководства с элитой западно-европейских стран и США значительно увеличились. Более того, взаимные визиты приобрели многосторонний характер; в общение с бизнес и политсообществами Запада были вовлечены ведущие политики, ученые, промышленники, финансисты, военные. В 1990 г. в соответствии с частными договоренностями руководства СССР, Общего рынка и глав государств и правительств «семерки» ведущих стран мира, в Советский Союз было направлено около 12 тыс. экспертов МВФ, МБРР, ЕБРР, ОЭСР. Со стороны СССР к сотрудничеству с западными экспертами в августе-декабре 1990 г. были привлечены ведущие специалисты Совета министров СССР, МИДа СССР, Госплана СССР, Госбанка СССР, Минфина СССР, Госкомстата СССР, Академии наук СССР, других союзных и республиканских министерств и ведомств. Общая цель сотрудничества — исследование советской экономики и выработка рекомендаций по ее переводу на рыночные основы.[303]
    Российское же руководство пошло ещё дальше и в теоретическом и в практическом плане. Весьма любопытные факты об этом поведал Руслан Хасбулатов, который в 1991–1993 гг. являлся Председателем Верховного Совета России, т. е. занимал в тогдашней иерархии 2-е место, после Ельцина. Он, в частности, свидетельствует, что российское правительство в 1991 году взяло на вооружение программу т. н. «Вашингтонского консенсуса» (разработана в конце 80-х гг. в США, автор программы профессор Гарвардского университета Уильямсон), которая была предназначена для латиноамериканских стран, но потерпела там полный провал. В Россию программу «Вашингтонский консенсус» привёз профессор Джеффри Сакс, за которую рьяно ухватился Ельцин.
    Руслан Хасбулатов пишет: «Ельцин, который старался очень понравиться американской элите, железной хваткой вцепился в этот «Вашингтонский консенсус». Другую команду, которая могла бы бездумно осуществить самые жестокие мероприятия в её рамках, трудно было бы отыскать». Ельцин испытывал «…фанатичное доверие к американцам (об этом также пишет в своих воспоминаниях пресс-секретарь Ельцина В.Костиков — Прим. авт.), уверенность в том, что он получит от них помощь… К тому же время от времени появлялись «разговоры» относительно «24 млрд. долл. помощи под Гайдара» со стороны США. На самом деле ни США, ни Западная Европа в те времена оказать нам финансовую помощь не могли: мир охватил мощный экономический кризис, баррель нефти устойчиво держался на уровне 10–12 долларов».[304]
    Другие сподвижники Ельцина и активные участники «демократической» контрреволюции Г.Х.Попов и Ю.М.Лужков пишут: «Почему сам Ельцин предпочел Гайдара? Тут действовал комплекс факторов. Ельцин абсолютно не знал Гайдара. Но Гайдара усиленно навязывали Ельцину США, суля России десятки миллиардов помощи…. США именно в расчете на то, что шоковая терапия разрушит советский военно-промышленный комплекс (ВПК), так активно рекомендовали России модель, ориентированную на тот тип рынка, которого уже десятки лет не было в самих США…».[305]
    Одним из промежуточных результатов совместной работы российских и американских «специалистов» стала разработка программы перехода к рынку под названием «Окно возможностей. Преобразование Советского Союза в демократию с рыночной экономикой», которую представили в июне 1991 г. сенатскому комитету по иностранным отношениям США сопредседатели созданной рабочей группы Г.Явлинский (РСФСР) и Г.Алисон (США).[306] Нетрудно заметить, даже по названию документа, что программа реформирования советского общества охватывала уже не только экономическую сферу. На её основе в 1991 г. без оглядки на союзное руководство президент, депутаты Съезда и Верховного Совета РСФСР не только формировали правовые основы рыночной экономики, но и регулировали вопросы связанные с правом собственности, кредитно-финансовой и налоговой системами, земельной реформой, наукой, образованием и культурой. Иностранные советники стали не просто консультантами, но активными сотрудниками государственного аппарата РСФСР.
    В тоже время, не стоит, на наш взгляд, возлагать всю ответственность за последствия политико-экономических «реформ» российского правительства исключительно на иностранцев. Основную роль здесь играли российские «специалисты», заражённые вирусом неолиберализма, антикоммунизма и преклонения перед «цивилизованным Западом». Среди них не было производственников и хозяйственников, крупных учёных (в большинстве своём на тот момент времени это были научные сотрудники и заведующие лабораториями различных НИИ, имевшие максимум учёную степень кандидата наук — прим. авт.),[307] и даже людей с достаточным социальным опытом, но все они были фанатично уверены в своей «правоте». А.Хинштейн по этому поводу справедливо замечает: «Сформированное Гайдаром правительство реформ состояло из таких же, как он, молодых, амбициозных мальчиков, воспринимавших Россию в качестве гигантского опытного полигона. Достаточно внимательнее присмотреться к экономическому блоку этого чудо-правительства, и всё станет понятно. Это не кабинет министров, а какое-то вольное научное общество… Однако эти ребята почему-то были свято уверены, что умнее и опытнее их никого нет на свете, хотя для того, чтобы управлять огромной страной, недостаточно лишь начитаться умных трактатов и носить очки в роговой оправе».[308]
    Ельцинская команда (Е.Гайдар, А.Шохин, А.Чубайс, П.Авен, А.Нечаев, В.Машиц и др.) через своих друзей и ставленников развернули массированную пропагандистскую кампанию в СМИ, направленную на дезориентацию общественного сознания с целью идеологического прикрытия проводимых «реформ». При этом главным аргументом чаще всего были абсурдные по своей сути ссылки на некие «весь мир», либо «цивилизованные страны».[309] Партийно-государственный аппарат СССР слабо оппонировал подобной демагогии, а ярким и содержательным контрматериалам руководители СМИ просто не давали хода. Именно этим, «разрухой в головах», как писал М.Булгаков, и объясняется пассивность большинства трудящихся тому, что происходило на их глазах с родными заводами, фабриками, предприятиями.

§ 2. «Шоковая терапия»

    В конце 1991 г. российское правительство под руководством Б.Ельцина и Е.Гайдара приступило к реализации радикальных экономических реформ. Кроме общих фраз о переходе к рынку, конкретную программу преобразований правительство общественности не представило; при декларируемой властью «свободе слова» даже специалисты не имели о ней ясного представления. Не случайно, в конце октября 1994 г. бывший советский диссидент А.Солженицын, выступая в Государственной Думе, патетически восклицал: «Мы все знаем: план экономических реформ никогда не был объявлен. Почему? Если его нет — тогда эта авантюра, если он есть — тогда почему его скрывают?».[310] Только спустя десятилетие после начала курса «шоковой терапии» стало возможным выделить и проанализировать основные направления экономической политики российского правительства. На наш взгляд, главными среди них являлись: разгосударствление и приватизация общенародной собственности, природных недр; создание рыночного, т. е. нерегулируемого хозяйства и инфраструктуры; деколлективизация, т. е. ликвидация колхозно-совхозной системы в сельском хозяйстве.

Приватизация общенародной собственности, природных недр

    В конце 80-х гг. в правительстве СССР активно обсуждались перспективы разгосударствления и приватизации ряда объектов государственной собственности. В разработанных программах перехода к рынку предусматривались мероприятия по передачи части государственных объектов в сфере торговли и услуг в частные руки. Однако более интенсивно данный процесс шёл в субъектах союзной Федерации. 3 июля 1991 г. под № 1531-I был издан Закон РСФСР «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР», который определял перечень и компетенцию государственных органов в области приватизации, регламентировал порядок и способы проведения приватизации государственных и муниципальных предприятий. Одновременно, в целях упорядочения данного процесса и исключения злоупотреблений в ходе приватизации в тот же день был принят Закон РСФСР под № 1529-I «Об именных приватизационных счетах и вкладах в РСФСР», который предусматривал открытие для каждого гражданина РФ именных приватизационных счетов, зачисления на них средств, поступающих от государства в целях их дальнейшего использования исключительно для оплаты выкупаемого у государства приватизируемого имущества.[311]
    Тем самым, в России уже к лету 1991 г. законодательными органами республики была создана правовая база для разгосударствления и приватизации, определены механизмы её реализации.[312] При этом, несмотря на агрессивное давление сторонников «шоковой терапии» Е.Гайдара, принята была умеренная программа, ориентированная на постепенный процесс разгосударствления и ограниченный перечень объектов, подлежащих приватизации. Тем не менее, президент и правительство РФ начали реализацию своего, т. н. «ваучерного» варианта приватизации. Грубо поправ конституционные нормы законодательства, президентская сторона пошла на прямой обман, дабы реализовать свой давно намеченный план. Летом 1992 г. был издан указ о введении чубайсовских ваучеров и отправлен на согласование в Верховный Совет РСФСР. По действовавшим тогда нормам, на рассмотрение президентского указа депутатам отводилась неделя, в течение которой они могли отклонить указ; в остальных случаях он вступал в законную силу.
    Однако в это время депутаты были в отпусках, а за старшего в Верховном Совете, «…как бы по чистому совпадению», находился первый заместитель председателя Верховного Совета РСФСР С.Филатов, — ярый сторонник Ельцина. Он и председатель комитета Верховного Совета по экономической реформе С.Красавченко, как пишет член комитета по конституционному законодательству В.Смирнов, «…устроили так, чтобы этот указ никому больше на глаза не попадался». Неделя прошла, реакции Верховного Совета на указ не было и он вступил в законную силу. Чуть позже С.Филатов и С.Красавченко были вознаграждены, получив высокие должности в администрации президента.[313] Подытоживая, В.Смирнов пишет: «То, что процесс приватизации начинался и проводился вот таким жульническим способом, уже достаточно хорошо показывает, каково в действительности было соотношение между так называемым демократическим правительством России и реальной демократией».[314]
    Для осуществления разгосударствления и приватизации были созданы соответствующие структуры в центре и на местах. В систему основных институтов федеральных органов исполнительной власти, отвечающих за проведение приватизации были включены: Правительство РФ, Государственный комитет РФ по управлению государственным имуществом, Российский фонд федерального имущества, Государственный комитет РФ по антимонопольной политики и поддержке новых экономических структур, Федеральное управление по делам о несостоятельности (банкротстве), Федеральная комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку. Аналогичные органы с соответствующими функциями были созданы на местах.[315] Такое обилие многочисленных структур, объясняется, на наш взгляд, стремлением руководства РФ максимально ускорить процесс, в сжатые сроки раздать и распродать общенародную собственность.
    ем не менее, ключевая роль в разработке и реализации политики разгосударствления и приватизации отводилась Государственному комитету РФ по управлению государственным имуществом (Госкомимущество РФ) во главе с А.Б.Чубайсом, куда правительством России были приглашены более 200 иностранных специалистов. Среди них, как пишет депутат Государственной Думы В.Видьманов, «случайно» оказались кадровый сотрудник ЦРУ США Бойл, военные разведчики Христофер, Шаробель, Аккерман, Фишер, Уаймен, Камински, Уилсон. Начальником отдела иностранной помощи и экспертизы А.Чубайс назначил гражданина США Джонатана Хея, по данным российских спецслужб, — кадрового сотрудника ЦРУ.[316]
    О том как было налажено взаимодействие между российским правительством и иностранными консультантами повествует весьма известный за рубежом журналист, депутат Европарламента Джульетто Кьеза, который более 20 лет работал в СССР и России, представляя самые влиятельные газеты Италии: «Вы знаете, как американцы организовали в России приватизацию? Указы были написаны (речь идёт об указах Ельцина — В.К.) в Гарварде и направлялись по факсу на русском языке правительству Гайдара!.. Получилось, — говорит далее Кьеза, — что все эти 15 лет были годами подпольного руководства Америки. Американцы вели себя как хозяева».[317]
    Согласно исследованию специалистов Счётной палаты РФ, процесс разгосударствления и приватизации общенародной собственности в России можно разделить на три этапа.
    I. 1992–1994 гг. — этап чековой (т. н. «ваучерной») приватизации.
    II. 1994–1999 гг. — этап «денежной» приватизации.
    III. 1999 г. — по настоящее время, — этап «совершенствования распоряжения государственной собственностью».
    На первом этапе приватизации в соответствии с указами президента РФ все граждане России получили «ваучер», ценную бумагу номинальной стоимостью 10 000 руб., на которые, по заявлению А.Чубайса, каждый житель России мог приобрести две автомашины марки «Волга», хотя в реальной жизни две чубайсовские «Волги» потянули лишь на две бутылки водки. Граждане получили право вложить ваучер в предприятие, на котором они работали, продать «ваучер» (стоимость его на черном рынке не превышала 25 руб. — прим. авт.), а также через создаваемые инвестиционные фонды вложить в предприятия открытого типа. На втором этапе путем организации залоговых аукционов граждане, в т. ч. иностранцы, допускались к приватизации государственного имущества, но только путём денежных средств. На третьем этапе официальный запрет на приватизацию ряда стратегически важных промышленных предприятий был снят, началось раздробление и акционирование крупных государственных кампаний, таких как РАО ЕЭС России, РЖД (Российские железные дороги»), Газпром и др.
    Организация процесса приватизации осуществлялась, по образному выражению А.Хинштейна, «в режиме марш-броска».[318] В 1991–1992 гг. официально были зарегистрированы многочисленные инвестиционные фонды, которые, легально, через рекламу на телевидении и в других СМИ, пользуясь поддержкой властных структур, призывали граждан передать им ваучеры в «доверительное управление». Позже выяснилось, что значительная их часть являлись конторами вроде «Рога и копыта» О.Бендера, а большая часть, скоро бесследно исчезла. Подавляющая часть граждан РФ не получила ни копейки, хотя некоторые «счастливчики» всё же сказочно «обогатились».[319]
    Однако, самой «интересной» страницей приватизации стало проведение залоговых аукционов. Как выясняется из записки Счётной палаты, руководители близких к Б.Ельцину и его окружению коммерческих банков предложили правительству России льготный приватизационный кредит взамен передачи им в залог контрольных пакетов стратегических предприятий страны, типа «Норильский никель», «ЮКОС», «Сибнефть» и др. При этом Министерство финансов РФ предварительно разместило на счетах этих банков «временно свободные» валютные средства (в 1995 г. — 600 млн. долл.) под процент, значительно меньший, чем процент, под который само правительство делало заимствования. Сами же пакеты ряда крупнейших и наиболее рентабельных российских предприятий, как писал бывший заместитель председателя Счётной палаты Ю.Болдырев, оценивались «…в смехотворные суммы», причём в проекте бюджета на 1996 г. деньги на выкуп этого залога не были выделены.[320]
    На практике, это выглядело следующим образом. Так, например, Минфин РФ предоставил АБ «Империал» сумму в размере 80 млн. долл. США, а взамен, под залог акций предприятий получил договор кредита в размере 48,3 млн. долларов. В «Столичный банк сбережений» Минфин РФ перечислил 137,1 млн. долл., при сумме кредита в 100,3 млн. долл. США. С банком «Менатеп» под залог акций предприятия ЮКОС был заключен договор кредита на сумму 163,1 млн. долл. Такую же сумму правительство РФ передало Минфину, а оттуда в банк ушла сумма в 120 млн. долл. Причем, коммерческие банки не направляли кредитные средства в Центральный банк РФ; средства находились в тех же банках, на специальных счетах.[321] Схема проста, как констатируется в докладе специалистов Счётной палаты, «…банки фактически «кредитовали» государство государственными же деньгами».[322] Причём, из 12 аукционов лишь в четырёх случаях сумма кредита существенно превысила начальную цену, а состязательности при проведении аукционов в большинстве случаев даже не предполагалось.[323]
    Таким образом, за счёт бюджетных, народных средств узкий круг лиц в мгновение ока превратился в богатейших людей планеты, а народ России лишился имущества страны, создаваемое десятилетиями, трудом нескольких поколений советских людей. В то время когда в стране людям месяцами не выплачивалась мизерная рублёвая зарплата, правительство РФ субсидировало «своих» капиталистов миллионами долларов США. В общем, «семья» Б.Ельцина мастерски реализовала излюбленный лозунг всех капиталистов: «Отобрать (у народа!) и поделить (между своими!)».[324]
    По нашему мнению, оценивать итоги приватизации следует соотнесением её целей и полученных результатов. Анализ результатов приватизации позволяет нам утверждать, что её широко декларируемые хозяйственно-экономические цели, в основном, не были достигнуты. В официальных документах цели приватизации сводились к формированию слоя частных собственников, содействующих созданию социально ориентированной рыночной экономики; повышению эффективности работы предприятий; социальной защите населения и развитию объектов социальной инфраструктуры; содействию процесса стабилизации финансового положения страны; созданию конкурентной среды и содействию демонополизации народного хозяйства; привлечению иностранных инвестиций.[325] Населению же через многочисленные СМИ лукаво внушалось: приватизация де повысит эффективность работы предприятий, а полки магазинов будут забиты отечественными товарами, так как частник, мол, будет в этом кровно заинтересован. Спустя годы после начала приватизации глава Счетной палаты РФ С.Степашин выразился на этот счёт следующим образом: «За десять лет развеялись многие мифы, связанные с приватизацией. Выяснилось, что смена форм собственности автоматически не привела к повышению экономической эффективности предприятий, не вызвала немедленного роста производительности труда и не породила сама собой в массовом порядке эффективных частных собственников».[326]
    Стоит добавить, что приватизация не только не способствовала повышению эффективности работы предприятий, но и напрямую привела к разрушению экономического потенциала страны. Приватизированные предприятия в большинстве случаев резко снижали объём выпускаемой продукции, либо вообще закрывались. Новые хозяева предпочитали торговать сырьём, нежели выпускать готовую продукцию. На перешедших в частную собственность предприятиях резко упала производительность труда, значительно выросла энергоёмкость производства, себестоимость продукции. Более того, приватизация, вопреки заявлениям её идеологов, даже не способствовала пополнению бюджета страны.[327] Коммерсанты путём различных махинаций и сговора с чиновниками искусственно занижали стоимость приватизированных предприятий, подвергали процедуре банкротства даже высокорентабельные производства.
    В результате, за время чековой приватизации в бюджеты всех уровней поступил лишь один триллион рублей, что почти в два раза меньше доходов от приватизации, проведенной в такой маленькой стране, как Венгрия.[328] На «денежном» этапе приватизации промышленные гиганты страны продавались (читай передавались — В.К.) на аукционах по бросовым ценам. Так, 500 крупнейших приватизированных предприятий России стоимостью не менее 200 млрд. долл. США, были проданы за 7,2 млрд. долларов. Гордость советской экономики и центр мирового тяжёлого машиностроения «Уралмаш» с 34 тыс. работающих был продан за 3,7 млн. долл., Челябинский металлургический комбинат с 35 тыс. работающих — за 3,7 млн. долл., автомобильный завод им. Лихачева (г. Москва) со стоимостью основных фондов не менее 1 млрд. долл. был продан за 4 млн. долл., Северное морское пароходство досталось новым владельцам за 3 млн. долл. США и т. п. В частные руки перешли 97 % предприятий целлюлозно-бумажной промышленности за 2 % от их реальной стоимости.[329]
    За период 1993–1995 гг. в стране были приватизированы 133 тыс. предприятий, среди которых такие гиганты индустрии, как «Газпром», РАО «ЕЭС», «Норильский никель» и др. По оценкам независимых экспертов, реальная стоимость всех проданных предприятий составляла не менее 6 трлн., в государственную же казну поступило всего 9,3 млрд. долларов.[330] Всего же, за 10 лет от приватизации 145 тыс. предприятий государство получило всего 9,7 млрд. долл., что равно сумме, которую наши туристы ежегодно оставляют за рубежом.[331] Естественно, что ни о какой социальной защите населения и развитии объектов социальной инфраструктуры за счёт средств поступивших от приватизации, в данном случае говорить не приходится. Более того, порой затраты на организацию и проведение приватизации превышали поступления в казну средств от продажи приватизируемого имущества. Так, в 2003 г. в Республике Ингушетия такие затраты превысили поступления в 270,7 раз.[332]
    В тоже время, на наш взгляд, не достаточно убедительными выглядят выводы аналитиков Счётной палаты, которые отмечают, что приватизация позволила «преодолеть монополию государственной собственности, создать основу для развития рыночных форм хозяйственных связей и использования механизмов конкуренции, …способствовала созданию условий для привлечения в российскую экономику иностранных инвестиций, ликвидации дефицита товаров и услуг на внутреннем рынке».[333] О каких, например, «механизмах конкуренции» в ходе приватизации можно говорить, зная, как проводились залоговые аукционы? Иностранные инвестиции пошли, в основном, в сферу оборонно-промышленного и топливно-энергетического комплексов, которые, и так были высокорентабельными. К тому же, допуск иностранцев в сферу ОПК в значительной степени привёл к подрыву обороноспособности страны. Если учесть, что за последние 10 лет было вывезено из страны 300 млрд. долларов,[334] то необходимость привлечения иностранных инвестиций выглядит, по крайне мере, странно. Всё же остальное имело весьма косвенное отношение к приватизации. К примеру, дефицит товаров и услуг на внутреннем рынке был преодолён за счёт указов об отмене монополии внешней торговли и разрешения всех видов торгово-предпринимательской деятельности, в результате чего в Россию хлынул большой поток импорта. Торговать и оказывать услуги можно было любым способом (частным порядком, на рынке в палатках, арендуя помещения и т. д.), для чего не обязательно было приватизировать магазины.
    К концу 90-х гг. XX в. процесс разгосударствления и приватизации подавляющей части государственной собственности, природных ресурсов был завершён. Среди учёных и специалистов оценки совершенной в России сплошной приватизации в подавляющем большинстве резко отрицательные. К примеру, ведущий отечественный экономист, советник Президиума РАН академик Д.Львов оценил её итоги следующим образом: "Россия потеряла классические, фундаментальные базовые отрасли, осуществив непродуманный вариант приватизации. В результате две трети богатств страны стали достоянием 6 % населения, которые взяли то, что им никогда не принадлежало. И никогда принадлежать не могло по определению".[335]
    Бывший соратник Е.Гайдара и А.Чубайса, лидер партии «Яблоко» Г.Явлинский называет приватизацию «жульнической» и считает, что граждане РФ «…остались обделенными в результате приватизации».[336] Многие граждане России характеризуют приватизацию как «грабительскую», «бандитскую», называя её «прихватизацией» и «разворовыванием общенародной собственности». И, возможно, самое главное. Опыт практической приватизации проведённой в России кабинетными теоретиками показал, что навязываемые обществу идеи о неэффективности государственной и сверхэффективности частной собственности, как пишет известный экономист М.Делягин, в лучшем случае, ошибочны.[337]
    Идеологи и организаторы приватизации в России (Б.Ельцин, Е.Гайдар, А.Чубайс, А.Кох и др.) её негативные аспекты и результаты склонны объяснять историческими обстоятельствами. А.Чубайс по этому поводу пишет: «На финише 1991 года стихийная приватизация уже бушевала вовсю. По сути, это было разворовывание общенародной собственности. Но это разворовывание было нелегальным, потому что легальных, законных форм разгосударствления не существовало».[338] Главному «приватизатору» страны, по сути, вторят специалисты Счётной палаты, объясняя ошибки федеральных органов власти на начальном этапе массовой приватизации «спонтанностью» этого процесса в 1991 году. Аналитиками Счётной палаты приводятся данные, в соответствии с которыми к весне 1991 г. «стихийно» было осуществлено разгосударствление около 3300 объектов, а к лету 1992 г. (с этого времени, как считают специалисты Счетной палаты, начался этап «массовой российской приватизации» — В.К.), — приватизировано 2 тыс. предприятий.[339] Ещё одну «причину» неисполнения российским правительством законов РСФСР от 3 июля 1991 г. авторы учебного пособия под редакцией академика Л.В.Милова видят в «политических перипетиях в СССР в июле-октябре 1991 г.», которые де, «…заблокировали возможность проведения какой-либо целенаправленной экономической политики, в том числе и в сфере приватизации».[340] В целом, поспешность процесса приватизации, и, как следствие, допущенные при этом ошибки объясняются «объективными» обстоятельствами, независящими от деятельности Правительства РФ.
    Мы с такими «объяснениями» согласиться не можем. Как видно, из вышеприведённых фактов, заявление А.Чубайса об отсутствии в России законодательной базы приватизации просто не соответствует действительности. Кроме того, непосредственное руководство приватизационными мероприятиями в РФ осуществлялось органами исполнительной власти. Среди них ключевое положение занимал Государственный комитет РФ по управлению государственным имуществом (Госкомимущество РФ) созданный уже в январе 1991 г. и наделенный самыми широкими полномочиями.[341] Так что, у А.Чубайса были все возможности направлять процессы приватизации в соответствующее русло. Что же касается объектов приватизированных до лета 1992 г., то их численность несопоставима с количеством приватизированных впоследствии объектов, ибо, по данным специалистов Счётной палаты, только в 1993–1994 г. перешло в частную собственность 71829 предприятий,[342] т. е. в 12 с лишним раз больше, нежели в 1991–1992 годах. Ссылки же на политические обстоятельства в июле-октябре 1991 г., по нашему мнению, вообще не выдерживают критики. Российское руководство с 1990 г. получало всё большую политическую и экономическую самостоятельность, а после 21 августа 1991 г. и вовсе действовало без оглядки на Союзный Центр.
    Глава Счётной палаты С.Степашин считает, что «…львиная доля ответственности за выявленные нарушения (в ходе приватизации — В.К.) лежит на органах государственной власти и чиновниках».[343] Как нам представляется, данные «нарушения» обусловлены не ошибками, а целенаправленными действиями команды Б.Ельцина. Есть основания полагать, что преследуемые при проведении приватизации цели были иными, нежели те, что декларировались обществу. Об этом, в частности, сами идеологи приватизации стали высказываться куда более откровенно в конце 90-х гг. XX столетия. Так, Е.Гайдар в своей работе «Экономика переходного периода», изданной в 1998 г., оценивает приватизацию следующим образом: «Достаточно наивно оценивать итоги реализации этой модели по тем формальным целям, которые были записаны в программах приватизации. Реальная цель была лишь одна: временное массовое распределение и закрепление формальных прав частной собственности…при минимуме социальных конфликтов в расчёте на следующие трансакции в пользу эффективных собственников».[344]
    В воспоминаниях Б.Ельцина «Президентский марафон», изданных в 2000 г., читаем: «Когда Россия, став независимым государством, приступила к экономическим преобразованиям, в первую очередь нужно было решить две важнейшие задачи: отпустить цены, то есть ввести реальный рынок… и создать частную собственность. Значительная часть государственной собственности должна стать частной. Это было и политической, и экономической задачей одновременно. Без этого никакие реформы не возможны вообще. Делать это нужно было быстро. Делать во что бы то ни стало — пусть даже с ошибками, под свист недовольных (при любом разделе собственности обязательно бывают недовольные) — создавать класс собственников».[345]
    Ещё более конкретно высказался А.Чубайс в одном малоизвестном общественности видеоинтервью 2001 года: «Мы занимались не сбором денег, а уничтожением коммунизма. Это разные задачи, с разной ценой… мы знали, что каждый проданный завод — это гвоздь в крышку гроба коммунизма. Дорого ли, дёшево, бесплатно, с приплатой — двадцатый вопрос, двадцатый. А первый вопрос один: каждый появившийся частный собственник в России — это необратимость… Приватизация в России до 1997 года вообще не была экономическим процессом. Она решала совершенно другого масштаба задачи, что мало кто понимал тогда, а уж тем более на Западе. Она решала главную задачу — остановить коммунизм. Эту задачу мы решили. Мы решили её полностью».[346]
    Как видим, если отбросить в сторону словесную шелуху, всё предельно просто. Не стремление о повышении эффективности экономики и на этой основе улучшение жизни населения лежало в основе мотивов действий правительства, хотя об этом ежедневно вещали народу страны «независимые» российские СМИ, а установка на смену общественного строя путём создания класса частных собственников (буржуазии). К аналогичным выводам пришли и другие исследователи. Так, эксперты Счетной палаты пишут, что «…в России приватизация была призвана обеспечить радикальное изменение отношений собственности, т. е. решить задачи изменения экономического базиса общества», а академик РАН В.И.Жуков указывает, что приватизация «по своим целям, методам и результатам …не является только экономической категорией», т. к. «итогом её стала смена общественного строя, …создание экономической и финансовой элиты, призванной стать социальной опорой радикального обновления страны».[347]
    Небезынтересно, что, по сути также оценил действия Е.Гайдара и А.Чубайса их недавний кумир Джеффри Сакс, заявивший в 2000 году: «Главное, что подвело нас, это колоссальный разрыв между риторикой реформаторов и их реальными действиями… И, как мне кажется, российское руководство превзошло самые фантастические представления марксистов о капитализме: они сочли, что дело государства — служить узкому кругу капиталистов, перекачивая в их карманы как можно больше денег и поскорее. Это не шоковая терапия. Это злостная, предумышленная, хорошо продуманная акция, имеющая своей целью широкомасштабное перераспределение богатств в интересах узкого круга людей».[348]
    Действительно, значимым итогом приватизации стало кардинальное изменение структуры и отношений собственности. Всего, по данным Госкомстата России, за период с 1991 по 2003 гг. было приватизировано 143,2 тыс. государственных предприятий. В результате, если в 1991 г. 95,8 % всей собственности в стране являлась государственной, то в 2003 г. доля государственной собственности снизилась до 4 %, а частной — достигла 77 % (остальное: 6 % — муниципальная, 13 % — государственно-частная). В результате, по оценкам экспертов Мирового банка по уровню концентрации частной собственности Россия вышла на первое место в мире.[349] А на 1 января 2008 г. в частной собственности оказалось уже 82,5 %, в государственной — 3 %, в муниципальной — 5,6 %, в иностранной — 4,3 %, в собственности общественных и религиозных объединений — 4,6 % предприятий и организаций России.[350] Именно на этой экономической основе произошло формирование нового буржуазного класса в России, что следует также считать существенным итогом приватизации.
    К социальным последствиям приватизации стоит отнести возрождение эксплуатации человека человеком, при которой, жизнь и судьба наёмного работника в России отныне стала зависеть от прихотей и субъективных качеств новоявленного «хозяина». Подобные «прихоти» в РФ варьируются от ненормированного рабочего дня до требования предоставления работниками своим «шефам» сексуальных «услуг» под угрозой потери работы. Массовое закрытие предприятий, «оптимизация» численности персонала привели к реставрации в России такого давно забытого явления, как безработица, с которой в СССР было покончено ещё в 1930 году. Под непосредственным влиянием приватизации произошло сокращение квалифицированных трудовых ресурсов, резко увеличились цены на удовлетворение потребностей людей в таких областях социального комплекса, как сфера быта и услуг, медицинское обслуживание, транспортное обеспечение. Новые «эффективные собственники» стали распродавать принадлежащие предприятиям детские сады, профилактории, санатории, пионерские и подростковые лагеря и т. д. В целом, приватизация способствовала «социальному пессимизму населения», в массовом сознании «…притаились разочарование, раздражение и обида, способные в любое время вылиться в народный гнев».[351]
    В ходе приватизации резко изменилась криминогенная ситуация. Рэкет, заказные убийства, экономические преступления, ограбления и т. п. просто захлестнули страну. По сведениям МВД, за период с 1993-го по 2003 годы было выявлено 52938 преступлений только связанных с приватизацией; к уголовной ответственности было привлечено 1526 лиц.[352] Передел собственности вызвал волну заказных убийств, о которых СМИ сообщали практически ежедневно. Большинство из них, так и оставшихся не раскрытыми, было совершено в отношении лиц, участвующих в приватизации нефтяной отрасли, металлургии, банковской системы и лесной промышленности. К примеру, только с корпорацией «Нефть Самары» правоохранительные органы связывали как минимум 50 заказных убийств.[353]
    Депутаты Съезда и Верховного Совета РСФСР не раз высказывали обоснованную тревогу по вопросу хода и итогов проводившейся приватизации, но в октябре 1993 г. парламентарии были расстреляны из танковых орудий. 9 декабря 1994 г. Государственная дума приняла постановление, в котором признала итоги первого этапа приватизации неудовлетворительными, но оно президентской командой не было принято во внимание.[354] Пытался внести коррективы в приватизационные процессы и новый председатель Госкомимущества РФ В.П.Полеванов, назначенный на этот пост в конце 1994 г., но он, проработав чуть больше двух месяцев, был отправлен президентом РФ в отставку. Журналист А.Колесников в своей восторженно-хвалебной книге о Чубайсе раскрыл «детали» снятия Полеванова с должности. Оказывается, с момента назначения В.П.Полеванова на должность о всех его действиях благодаря «людям Чубайса» было хорошо известно в Кремле (помнится, подобный способ получения «информации» истинные «демократы» именовали словом стукачество — В.К.).
    А.Колесников приводит слова одного из бойцов этого «невидимого фронта», М.Бойко: «Мы перегоняли по ночам Чубайсу документы, которые готовились Полевановым. В результате он (Чубайс — В.К.) нас успокоил: «Мы его снимем».[355] Затем А.Чубайс подговорил В.Черномырдина написать о Полеванове соответствующее письмо Ельцину, текст которого по форме напоминает обвинительное заключение политического судилища,[356] и, вскоре, В.Полеванов[357] был снят, а на его место назначен человек из «команды Чубайса» — С.Г.Беляев.[358] Полным игнорированием характеризовалась позиция правительства РФ и в отношении постановлений о приватизации Государственной думы РФ 1995–1999 гг. созыва, а также предостережений на этот счёт созданной к тому времени Счётной палаты.
    Итак, реальные цели приватизации были далеки от декларируемых, команда Б.Ельцина напористо, игнорируя мнения учёных, специалистов, законодательной ветви власти, уверенно двигалась по намеченному ею самой пути. Было бы ошибкой объяснять подобную линию поведения исключительно теоретическими и практическими недоработками. На наш взгляд, инициаторы разгосударствления и приватизации форсировали создание класса буржуазии потому, что собственная социальная база новой российской власти в тех исторических условиях была крайне узкой. Для Ельцина и его единомышленников нужно было сохранить власть во чтобы то ни стало, а значит ускорить процесс создания класса собственников, который, стал бы им социальной опорой. Примерно тоже, правда в иных исторических условиях, пытался сделать в начале XX в. П.А.Столыпин, защищая помещичье землевладение и самодержавие. И надо прямо сказать, что в отличии от Столыпина, Ельцин с этой задачей справился. Российская власть, осуществив приватизацию, получила соответствующую помощь со стороны искусственно созданной олигархии. Как пишет Ельцин, бизнесмены, получив собственность, «…были кровно, в буквальном смысле, заинтересованы в стабильности власти, её преемственности».[359] Сформированная в короткие сроки, крупная российская буржуазия, — небольшой, узкий слой людей, но экономически могущественный, стала социальным фундаментом новой российской власти. При этом, до интересов подавляющего большинства народа, новым собственникам, так же как и команде Ельцина, не было никакого дела.
    Несмотря на отрицательные для общества социально-экономические итоги приватизации, правительство РФ продолжает ее выполнение. В ходе разгосударствления и приватизации, наряду с крупнейшими предприятиями в руки новых собственников перешли природные ресурсы, в т. ч. месторождения нефти и газа, цветных и чёрных металлов, каменного угля и т. д. В начале XXI в. в частные руки перешла оставшаяся часть государственной собственности, предметом купли-продажи стала земля. Тем не менее, законодательно программа приватизации федерального имущества была впервые утверждена только в 2003 году (!?), т. е. под разговоры о формировании «правового государства» самим правительством РФ более 10 лет в экономике осуществлялись незаконные действия!
    В 2005 г. депутатским большинством от партии «Единая Россия» приняты Лесной и Водный кодексы страны, допускающие приватизацию водных и лесных ресурсов государства. По мнению разработчиков и инициаторов принятия данных законов, это приведет к появлению рачительных хозяев и улучшит использование водоёмов, лесных участков. В тоже время, специалисты (ученые, работники лесного и водного хозяйства страны) в подавляющем большинстве оценивают Лесной и Водный кодексы отрицательно. Они считают, что данные законы направлены исключительно на обогащение немногочисленных групп граждан (бизнесменов лесной и деревообрабатывающей промышленности, чиновников) за счет уникальных природных ресурсов страны, приведут к непоправимым экологическим последствиям, ибо шоумены российской эстрады и другой «обслуживающий персонал» власти и олигархов хорошо научились строить свои поместья в заповедных местах Родины. Однако, мнения специалистов, в т. ч. и прозвучавшие в стенах Государственной Думы, не были приняты во внимание. Напротив, Правительство РФ приступило к приватизации собственности научных учреждений, объектов культуры, образования и здравоохранения, а также имущества армии и флота.

Создание инфраструктуры рыночной (нерегулируемой) экономики

    Создание нерегулируемого рынка происходило за счет формирования правительством разнообразной бизнес-инфраструктуры. Команда Гайдара-Чубайса фанатично верила во всесильную роль рынка и потому российское правительство всяческим образом (финансово, организационно, идеологически) поощряло разрушение государственного сектора экономики, занималось устранением влияния государства на социально-экономическую жизнь страны. Перед началом широкомасштабных преобразований правительство РФ приняло решение о «замораживании» (т. е. запрете выдачи) денежных вкладов населения в сберегательных банках. К тому времени величина денежных сбережений граждан составляла огромную сумму — более 500 млрд. советских рублей. В результате проведённой Гайдаром экспроприации 75 млн. чел. лишились своих сбережений, которые не возвращены гражданам и в настоящее время.[360] Таким «рыночным» способом экономическая команда Б.Ельцина вывела из предполагаемого товарно-денежного оборота значительную денежную массу, получив задаром не только значительные средства, но и кардинально сузив базу платёжеспособного спроса людей. После этого можно было наполнять полки магазинов импортной продукцией и ставить это себе в заслугу, заранее зная, что средства для покупки товаров у населения отсутствуют.
    Затем, в январе 1992 г. по инициативе Е.Т.Гайдара в соответствии с указом Президента РФ была проведена программа либерализации цен, т. е. освобождение их из-под контроля государства,[361] в результате чего внутренние цены сразу же поползли резко вверх, а национальная денежная система стала привязываться к доллару. Зато рост заработной платы, которую выдавали в российских рублях, был взят под жёсткий контроль. В конце января 1992 г. вышел указ Президента РФ «О свободе торговли», в соответствии с которым отменялась монополия государства на внешнюю торговлю. Одновременно, в ходе преобразований создавалась сеть коммерческих банков, фондовых бирж, оптовых рынков. Перестройке подверглась также налоговая система, началась конвертация рубля и конверсия военно-промышленного комплекса. Правительство поощряло создание многочисленных финансовых фондов, многие из которых, как например, «Властилина», «Хопер-Инвест», «Русский дом селенга», «Тибет», АО «МММ» и др. открыто рекламировались государственным телевидением,[362] занимали солидные офисы в Москве, охранялись милицией. На практике все они оказались обычными финансовыми пирамидами и нанесли значительный ущерб российским гражданам. В частности, следствие по делу основателя «МММ» Сергея Мавроди выявило 10 тыс. потерпевших, которым Мавроди нанес ущерб в размере 110 млн. руб., но суд постановил, что основатель финансовой пирамиды должен выплатить лишь 20 млн. руб. шестистам вкладчикам, подкрепившим свои иски необходимыми документами.[363]
    В результате преобразований основная цель — создание рыночной инфраструктуры была достигнута. Отмена монополии государства на внешнюю торговлю, разрешение всех её видов, экспроприация денежных средств способствовали насыщению российского внутреннего рынка промышленной и сельскохозяйственной продукцией, главным образом иностранного производства. Потребительский рынок стал быстро наполняться разнообразными товарами, что было очевидным достижением молодых «реформаторов». Но эта цель была достигнута не в результате развития собственного производства, а путём широкого импорта из-за рубежа и снижения покупательной способности населения. Это говорило о том, что «экономика дефицита» не была ликвидирована, а перешла из одной формы (товарной) в другую (денежную).[364] Либерализация цен вызвала резкий скачок инфляции, которая также опустошала кошельки граждан. Вопреки декларируемым Гайдаром трех-пятикратного увеличения цен, к концу 1992 г. они увеличились в среднем в 36 раз, а по отдельным потребительским товарам даже в сотни раз, хотя средняя заработная плата за то же время возросла только в 12 раз. За три года реформ (1992–1994 гг.) цены на основные продовольственные товары, предметы повседневного спроса и услуги увеличились в 656 раз, причем потребительские цены на продовольствие с тех пор выросли в среднем более чем в 12 тыс. раз. При этом рост цен в 3–4 раза опережал повышение зарплаты.[365]
    Следует заметить, что в период т. н. «шоковой терапии» правительство РФ попросту игнорировало предупреждения экономистов, практиков-производственников, политиков. Более того, сторонники иных, отличных от правительственного вариантов социально-экономического развития страны подвергались морально-психологическому давлению, шельмованию в СМИ. В тоже время, реальное состояние экономики тщательно маскировалось. Экономисты от правительства (Е.Гайдар, А.Чубайс, А.Шохин, Е.Ясин, Я.Уринсон и др.) на всю страну вещали о невидимой, но мощной «руке» рынка, которая якобы сама собой отрегулирует всю экономическую систему страны. Сегодня, спустя десятилетие среди ученых всё чаще раздаются жесткие, хотя и запоздалые оценки подобного «творчества» ельцинских министров.
    К примеру, генеральный директор Национального института развития отделения общественных наук РАН М.Гельвановский о формировании рынка и рыночных ценах в России высказался следующим образом: «Когда осуществлялась гайдаровская «реформа», цены были отпущены в свободное плавание. Хотя до этого они в течение нескольких десятилетий практически не менялись. Расчет на то, что рынок создастся сам собой и создаст рыночные цены, был не просто иллюзией. Это было преступлением, приведшим к тяжелейшим для страны последствиям (выделено мною — В.К.).[366]
    Уже цитированные нами Г.Попов и Ю.Лужков пишут: «…Гайдар исступленно верил в свою теорию: после нескольких месяцев шока заработает рынок, и все утрясется. Быстрота успеха не могла не увлечь Ельцина — он хотел не столько дать стране возможность самой себя возродить, сколько осчастливить ее “от себя” и немедленно. И Гайдар не обманывал Ельцина, когда уверял, что все решится к осени. Он правда так думал и правда не ведал поначалу, что творил. Вопреки еще одному мифу — что Гайдару не дали закончить, — все свои планы он реализовал. Сбережения были заморожены, точнее, вообще ликвидированы как серьезный фактор. Зарплаты обесценились. Заводы остановились. Появился рынок “челноков”. Распущен СССР. Россия не рухнула. Гражданская война “обосновалась” только на национальных окраинах. Но самого главного — начала возрождения России — не произошло. Рынок не заработал. Почему?… Провал гайдаровской модели был предопределен тем, что она была неправильной теорией и не соответствовала фундаментальным реалиям выходящей из социализма России».[367]
    В целом, в результате «деятельности» правительственной команды в стране формировалась хозяйственно-экономическая модель, в основе которой преимущественное значение получила торговля денежными средствами, товарами, имуществом, а не развитие реального производства. Выросшие как грибы коммерческие банки наживались на скупке и продаже ценных бумаг, разнице в курсе валют, распределении бюджетных средств, тогда как производственный сектор экономики охватывал глубочайший инвестиционный кризис. В совокупности все вышеобозначенные факторы обусловили депрессивное состояние реального сектора экономики, важнейшим следствием которого стало разрушение экономического потенциала страны. Валовой внутренний продукт (ВВП) России сократился к 1996 г. по отношению к 1991 г. на 38 %, а общий спад производства во всех отраслях экономики привел к возрастанию доли убыточных предприятий до 50,6 %. Потери российской экономики за этот период в 2,5 раза превысили потери СССР в Великой Отечественной войне и равнялись 9540 трлн. рублей в ценах 1995 года. По сегодняшнему курсу это 2 трлн. долл., или 58 трлн. рублей.[368]
    Экономический обвал сказался на резком падении уровня и качества жизни людей. В первую очередь снизились реальные денежные доходы граждан, которые в 1994 г. составляли 60,1 %, а в 1997 г. около 55 % от кризисного, советского уровня 1990 года. Уровень среднемесячной зарплаты в 1996 г. составлял примерно 120 долларов США, при этом работники образования и науки получали в среднем на треть меньше.[369] Массовым явлением стали невыплаты либо задержки выдачи заработной платы на месяцы, а то и годы, либо предоставление её работникам в натуральной форме какой-либо товарной продукцией. Рыночные преобразования привели к росту преступности, криминализации всего общества. Так, в 1992 г. увеличение числа правонарушений составило более 70 % в сравнении с предыдущим годом. Если в 1991 г. в стране действовало не менее трёх тысяч организованных преступных групп (ОПГ), то на конец 1995 г. — уже шесть с половиной тысяч, и около 50 из них имели «отделения» по всей стране. Причем, ОПГ создавались не только по территориальному, но и по национальному признакам.[370]
    Закономерным итогом спекулятивной экономики стал финансовый кризис 17 августа 1998 г., получивший на иностранный манер наименование «дефолт». О его причинах, ходе и последствиях в литературе не прекращаются споры до настоящего времени.[371] Официально считается, что причиной дефолта являлся постоянно увеличивавшийся дефицит бюджета в следствии падения производства, неплатежей в бюджет, сокрытия значительной части доходов от налогообложения.[372] На покрытие дефицита, а, следовательно, для выплаты зарплат, пенсий, выполнения государственных обязательств и т. п., правительство вынуждено было делать внешние и внутренние заимствования. Причём внешние заимствования делались в виде потребительских кредитов, а их материализация осуществлялась за счёт приобретаемых за рубежом потребительских товаров. В итоге, внешний долг РФ в 1998 г. достиг 156 млрд. долл., а по общей сумме внешнего долга Россия заняла первое место в мире.[373]
    Однако кроме внешнего, у России появился и большой внутренний долг, в силу того, что более половины бюджетного дефицита покрывалось облигациями федеральных займов (ОФЗ) и краткосрочными государственными обязательствами (ГКО), которые приобретались гражданами страны и иностранцами. Обязательства были краткосрочными, в основном до одного года, но проценты по ним очень высокими. С помощью ГКО правительство получило с 1993 по 1998 гг. 32 трлн. рублей «живых» денег, а заплатило в виде процентов по ним 450 трлн. (или 450 млрд. деноминированных в 1998 году рублей).[374] Для выплаты процентов правительство и Центральный банк РФ прибегали к выпуску всё новых и новых ГКО и ОФЗ. Как отмечают специалисты, фактически руками правительства в стране была построена гигантская «финансовая пирамида»,[375] которая вскоре рухнула. 17 августа 1998 г. Правительство РФ[376] и Центральный банк РФ выступили с совместным заявлением о девальвации рубля и «замораживании» обслуживания ГКО и ОФЗ, что фактически означало отказ государства от значительной части своих долговых обязательств. Буквально в тот же день рухнул весь российский рынок ценных бумаг, произошло обвальное падение курса рубля. С 26 августа Центробанк прекратил поддержку рубля, его курс вначале «завис», а затем стал стремительно падать.[377] В результате вся финансовая система страны была парализована, уровень инфляции подскочил с 11 % в 1997 г. до 84,4 % к концу 1998 г., вновь увеличилась безработица, и, как следствие, резко снизился уровень жизни людей.[378]
    Удивительно, но сегодня в буржуазно-либеральных СМИ финансовый кризис 1998 г. подаётся как благо для россиян.[379] Видимо, поставлена задача обеспечить подсознательное «привыкание» россиян к экономическим кризисам, о неизбежности, которых, при капитализме писал ещё К.Маркс. Апологеты социально-экономической политики Ельцина-Чубайса-Кириенко «забыли» о потери многими гражданами страны своих сбережений, о разорении тысяч малых и средних предприятий, о нищете и самоубийствах граждан после пресловутого дефолта. Им не хочется вспоминать о выводах созданной Советом Федерации специальной комиссии по расследованию причин, обстоятельств и последствий принятий решений от 17 августа 1998 г., в которых действия правительства РФ рассматриваются как повлекшие за собой «…катастрофические последствия для экономики и финансовой системы России…и должны были бы рассматриваться как тягчайшее преступление против общества и государства…».[380] Однако, как уже не раз бывало, выводы комиссии остались лишь на бумаге, и даже не были доведены до широкой общественности в «демократической» России, где, как утверждают её правители, существует настоящая «свобода слова».
    Реальные же последствия коллапса экономики в 1998 г. были таковы. К концу 90-х гг. XX в. национальный доход по сравнению с 1990 г. сократился в четыре раза, ВВП уменьшился вдвое и составил только 6 % от уровня ВВП США. Спад промышленного производства составил 60–65 %, экономика страны приобрела исключительно сырьевую направленность. Из страны было вывезено в общей сложности от 183 до 250 млрд. долл., внешний долг к концу 2000 г. составил 137 млрд. долларов.[381] Несмотря на это, в начале XXI в. экономическая стратегия нового российского правительства не изменилась. По прежнему, главная ставка делалась на нерегулируемый рынок, частную собственность, сокращение роли государства в хозяйственно-экономической сфере. Правительство РФ всё также главное внимание уделяло макроэкономическим показателям. По-прежнему реализация экономической стратегии осуществляется путём опоры на крупный капитал и ведущие компании страны. С этой целью Президент и члены Правительства РФ осуществляют государственное содействие крупнейшим корпорациям страны, лоббируют их интересы на внутреннем и внешнем рынке.
    Как представляется, именно в интересах крупного капитала в 2000 г. при В.Путине было принято решение об установлении плоской (13 %), вместо прогрессивной как раньше, шкалы налогообложения граждан, уменьшен срок ответственности бизнесменов за экономические преступления с 10 до 3 лет. Не случайно, количество миллионеров и миллиардеров, «заработавших» свои капиталы, главным образом, на торговле природными ресурсами, в период президентства В.Путина значительно выросло. В стране полным ходом идёт приватизации природных ресурсов, объектов науки и культуры, образования. Распродаётся государственная доля естественных монополий таких как «Газпром», прекратило своё существование РАО «ЕЭС России», акционируется РЖД России, Аэрофлот.
    Однако, в связи с резким повышением стоимости нефти на внешнем рынке (с 10 до 140 долл. за баррель), экономическая политика (тактика) президентской команды подверглась некоторой корректировке. Правительство РФ взяло курс на отказ от внешних займов, увеличение золотовалютных резервов, стерилизацию части доходов от нефти и создание на этой основе профицитного бюджета страны. «Нефтяной дождь» (нефтедоллары) позволили правительству, отчасти, решить часть подобных задач. В экономике, прежде всего в добывающих отраслях, началось небольшое оживление, золотовалютный запас вырос и достиг почти 600 млрд. долл., резервный фонд — 100 млрд. долл., а государственный долг снизился до 41 млрд. долларов. Более того, с лёгкой руки В.Путина были прощены значительные долги России, оставшиеся от СССР, со стороны Ирака, Ливии, Сирии, Афганистана и др. Вместе с тем, реальный сектор экономики в РФ рос чрезвычайно медленно, внешний корпоративный долг РФ (долги частных лиц, компаний и т. п.) составил 460 млрд. долл., а годовая инфляция превысила 10 % и более.[382] Подобные диспропорции говорят, скорее, о неразвитости экономики страны, и её не индустриальном характере.

Деколлективизация сельского хозяйства

    Важнейшей сферой экономических преобразований стало сельское хозяйство, где «реформы» начались раньше, чем в других отраслях экономики. Причём необходимо заметить, что к этому времени сельское хозяйство страны имело устойчивое положение, а рентабельность производства на уровне 30–40 % обеспечивала расширенное воспроизводство. За 1981–1990 гг. в целом по России производство зерна возросло на 13 %, семян подсолнечника — на 34 %, сахарной свеклы — на 21 % и молока — на 11 %. В доперестроечный период СССР по производству и потреблению продуктов питания на душу населения входил в пятёрку самых развитых стран мира.[383] Российский агропром состоял из крупных, комплексных и специализированных сельхозпредприятий с коллективной собственностью на землю и средства производства: 13 тыс. совхозов, из которых убыточными были только 210 (1,6 %) и примерно такого же количества колхозов, где убыточными являлись всего 100 хозяйств (менее 1 %). Западным фермерам такая рентабельность и не снилась.
    В 1989 г. из бюджета РСФСР на развитие сельского хозяйства была выделена сумма, эквивалентная 17,7 млрд. долл. (8,66 % от расходной части бюджета), а прибыль получили, соответственно в размере 48 млрд. долл. В 1989–1990 гг. на территории России где проживало 3 % (148 млн. чел.) населения Земли, производилось 5,7 % мирового зерна и мяса, 10,3 % — молока, 7,7 % — яиц и т. д. Этой продукции хватало, чтобы прокормить не только население страны, но и дополнительно ещё 650 млн. чел. в других странах. Потребление продуктов питания на душу населения в России в это время превышало среднемировые показатели: по зерну — в 2 раза, по мясу — в 2,2 раза, по молоку — в 3,1 раза, по овощам — в 1,3 раза. По числу больших калорий, составляющих рацион питания (3380 ккал. в день), Россия входила в число 7 самых «сытых» стран мира. При этом, суммарные вложения на 1 га сельскохозяйственных земель в Советском Союзе были меньше, чем в США, в 3,5 раза.[384] В середине 80-х годов СССР превосходил США по потреблению рыбы, молока и молочных продуктов, яиц, картофеля, хлебопродуктов, но отставал по потреблению мяса, овощей и фруктов.[385] Вот почему СССР закупал за границей, главным образом фуражное зерно, а также фрукты и овощи. Фуражное зерно использовалось для пополнения собственных кормовых запасов, в целях повышения отдачи от животноводства.
    В годы т. н. «перестройки» из-за целенаправленного разрушения единого народно-хозяйственного комплекса, не выполнения республиками обязательств по поставкам продукции, а также откровенного саботажа, снабжение городов, в особенности крупных промышленных центров, стало ухудшаться. В некоторых из них были введены карточки на отдельные виды продукты питания. У населения стало складываться впечатление о неэффективности аграрного сектора страны, на что и был сделан упор разрушителями страны при пропагандистском обеспечении преобразований в сельском хозяйстве. На телевидении и радио, в центральных газетах вроде «Аргументы и факты», «Комсомольская правда», «Известия» демонстрировались откровенно тенденциозные и лживые материалы о советском агропроме и, попутно, восхвалялась агросистема западных стран. Главным «доказательством», как правило, выступало продуктовое изобилие в магазинах и торговых точках США, Франции, ФРГ и др. государств.
    При этом журналисты не отягощались анализом цены и качества данных продуктов, соотношением цены на продукты питания и заработной платой различных категорий населения, сопоставлением всех подобных показателей с аналогичными в СССР. «Забывали» мастера человеческих душ говорить о том, что не все развитые страны имели такое изобилие, а в СССР хоть и не было изобилия, но была полная сытость поголовно всего населения. Лгали медийные средства и тогда, когда утверждали, что продуктовое изобилие в западных странах есть следствие частной собственности на землю (например, в Голландии, Бельгии, Финляндии отсутствует институт частной собственности на землю — В.К.) и фермеризации сельского хозяйства.
    В действительности, продуктовое изобилие в данных странах есть следствие, во-первых, отсутствия там монополии государства на внешнюю торговлю, а во-вторых, значительных государственных субсидий на аграрный сектор. При этом ни одна из развитых, индустриальных стран мира не обеспечивает собственные потребности в продовольствии; значительное количество продуктов питания завозится извне, причём не только экзотические фрукты. СССР также являлся индустриальной страной, численность городского населения в нём в начале 60-х гг. сравнялась с численностью сельского, а затем стала быстро расти. Однако сельские жители, которых в общей доли населения становилось всё меньше и меньше, повысили эффективность аграрного сектора и вполне достойно кормили страну, несмотря на то, что средств на развитие сельского хозяйства получали значительно меньше, нежели их западные «коллеги».
    В тоже время, нельзя не отметить действительно неудовлетворительную систему распределения товарной продукции в СССР (государственная система торговли и централизованная система снабжения). Колхозники и работники совхозов производили качественную продукцию, но она оседала на складах и в подсобках, либо в квартирах торговых работников. Все подобные явления почему то ставилась в вину всему аграрному сектору экономики, хотя это, как известно, не одно и тоже. В формальной логике подобный приём называется «подменой тезиса», но доверчивый обыватель, в особенности жители Москвы и Ленинграда, охотно всему верил.[386] Причём в годы т. н. «перестройки» по вопросам сельского хозяйства ведущими «экспертами» страны стали…. писатели, учёные-гуманитарии, композиторы и т. п., в общем крупные «специалисты» аграрного сектора экономики. Лица старшего поколения России хорошо помнят, например, публициста Ю.Черниченко, который повсеместно ратовал за уничтожение колхозно-совхозной системы, а также писателя В.Астафьева, призывавшего раздать крестьянам землю в частную собственность. Им вторил академик-гуманитарий, член Политбюро ЦК КПСС А.Н.Яковлев, заявляя: «Нужны воля и мудрость, чтобы постепенно разрушить большевистскую общину — колхоз. Здесь не может быть компромиссов, имея в виду, что колхозно-совхозный АгроГУЛАГ крепок, люмпенизирован беспредельно. Деколлективизацию надо вести законно, но жёстко», — говорил бывший руководящий деятель КПСС.[387] На данной идеологической основе и осуществлялась деколлективизация страны.
    В официальных документах целью аграрной реформы декларировалось «комплексное переустройство сельскохозяйственного производства на основе многообразия форм хозяйствования и различных форм собственности на землю и другие средства производства, создание конкурентной среды в агропромышленном комплексе, развитие аграрного рынка».[388] На практике преобразования свелись, главным образом, к ликвидации коллективных хозяйств и введению института частной собственности на землю. В ноябре 1990 г. был принят закон РСФСР «О земельной реформе», а в 1991 г. — «Кодекс о земле». Несмотря на отрицательные отзывы специалистов, местных законодательных органов власти и протесты самих крестьян, частная собственность на землю решительно имплантировалась в хозяйственно-экономический организм российской деревни. В конце 1991 г. были изданы указ Б.Ельцина «О неотложных мерах по осуществлению земельной реформы в РСФСР», постановления правительства «О порядке реорганизации колхозов и совхозов», «О реформировании системы государственного управления агропромышленным комплексом РФ». В соответствии с данными документами коренным образом менялась система землепользования, организация сельскохозяйственного производства, началась перерегистрация земель, которые были объявлены суммой наделов их работников. Земля и основные производственные фонды колхозов и совхозов подлежали условной приватизации в виде оформления паёв, акций. При желании работник коллективного хозяйства мог оформить пай в личную собственность, начать вести фермерское хозяйство.
    Преобразования ликвидировали колхозно-совхозную систему, перераспределили земельную собственность в России. Большинство колхозов и совхозов были преобразованы в сельскохозяйственные кооперативы, товарищества и акционерные общества. К 1998 г. 58 % земельных угодий (127,7 млн. га) были переданы в частную собственность граждан, а 42 % (94,3 млн. га) находились в государственном и муниципальном ведении. На 1 января этого же года в стране насчитывалось 11 213 колхозов, совхозов, коллективных и государственных предприятий и 17 644 товариществ, акционерных обществ и других предприятий с новыми организационно-правовыми формами.[389] Однако, сельские жители стали сопротивляться захвату земельной собственности и постепенно стала расти численность коллективных хозяйств. Только в 2003 г. в стране появилось 18 тыс. производственных кооперативов, включая 2300 колхозов и коллективных предприятий. В начале 2004 г. доля сельскохозяйственных производственных кооперативов составила около 50 %; форму обществ (товариществ) с ограниченной ответственностью имели более 15 %, а закрытых акционерных обществ — около 11 % сельскохозяйственных предприятий. В тоже время, в 2005–2006 гг. были приватизированы 108 государственных и муниципальных сельскохозяйственных предприятий.[390] На 1 января 2008 г. по классификации Росстата, в стране по формам собственности насчитывалось организаций, занимающихся сельским хозяйством, охотой и лесным хозяйством: государственная и муниципальная — 10,8 тыс. (4,7 %), частная — 216,7 тыс. (94 %), смешанная российская — 2,6 тыс. (1,3 %) организаций.[391] В общем, поставленная «демократами» задача — разрушение общественного сектора в сельском хозяйстве, — была успешно выполнена.
    Тем не менее, большая часть земель на сегодня юридически не оформлена. К примеру, в частном секторе в соответствии с требованиями законодательства оформлено всего лишь немногим более 10 % сельскохозяйственных земель, остальные же находящиеся в их собственности земельные участки представляют собой условные земельные доли.[392] Тем самым, можно сделать вывод, что юридически отношения собственности на селе до настоящего времени не отрегулированы; частная собственность в правовом отношении не закреплена, общественная же была разрушена и до настоящего времени не получила своего институционального и правового развития. Об ошибочности принятых решений сегодня толкуют даже прежние руководители сельского хозяйства. Так, на июльской 2008 г. коллегии Минсельхоза РФ его руководитель А.Гордеев заявил: «Было серьёзной исторической ошибкой поделить сельхозземли на земельные доли. В итоге это создало массу трудностей и сложностей как для владельцев долей, так и для пользователей этих земель».[393] Можно добавить, что в условиях подобной юридической коллизии разнообразным криминальным структурам очень легко захватывать у крестьян самые ценные сельскохозяйственные угодья. Особенно это касается земель, которые расположены вблизи крупных городов, ставшие предметом аморальной купли-продажи со стороны новоявленных буржуа, деятелей шоу-бизнеса и т. н. творческой «интеллигенции».
    Преобразования в российской деревне привели к резкому ухудшению ситуации в аграрной сфере. Земельный фонд и имущество колхозов и совхозов стали растаскиваться, во многих хозяйствах на «паи» делили не только сельскохозяйственные угодья, но и трактора, комбайны и др. технику. К тому же, «шоковая терапия» Гайдара привела к расстройству работы многих предприятий, и, в первую очередь их финансовому обескровливанию. Сельхозпредприятия, имевшие в прежнее время на своих счетах в банках миллионы рублей (отсюда, часто употреблявшиеся в советские годы понятия «колхоз-миллионер», «совхоз-миллионер» — В.К.), в мгновение ока превратились в убыточные хозяйства. Исчезли многие селекционные и опытные хозяйства, прекратился севооборот, а сами преобразованные колхозы и совхозы из комплексных в массе своей стали узкоспециализированными. Доходы крестьян стали резко падать, обнищанию подверглось поголовно все население российской деревни. Подобное положение вынуждены были признать даже государственные органы.
    В «Основных направлениях социальной политики правительства Российской Федерации на 1994 г.» констатировалось: «В связи с реорганизацией форм собственности, спадом производства, разрывом хозяйственных связей, значительным сокращением государственного финансирования на селе резко обострилась экономическая и социальная ситуация. Заработная плата работников сельского хозяйства более чем в 2 раза ниже, чем в народном хозяйстве, …обострились проблемы занятости сельского населения, …во многих случаях прекращаются развитие, техническое обслуживание и ремонт объектов социальной инфраструктуры, что приводит к осложнению положения сельской интеллигенции».[394]
    Преобразования в аграрном секторе не привели и к улучшению экономических показателей. Напротив, начиная с 1990 г. сокращение выпуска продукции растениеводства и животноводства приобрело в России устойчивый характер. Объем сельскохозяйственного производства в середине 90-х годов упал на 70 % по сравнению с 1991–1992 гг. Поголовье крупного рогатого скота уменьшилось на 20 млн. голов. К концу 90-х годов число убыточных хозяйств в государственном секторе составляло, по официальным данным, 49,2 %, в частном — 57,9 %.[395] Только в 1997 г. из 27 тысяч действующих в РФ крупных сельхозпроизводителей убыточными стали 22 тыс. (82 %!).[396] С 1992 по 2002 гг. производство валовой продукции сельского хозяйства в целом (в сопоставимой оценке к 1992 г.) снизилось на 19,6 %, площади под зерновыми культурами сократились с 61,9 до 47,5 млн. га, или на 23 %. Из сельскохозяйственного оборота выбыло 1,1 млн. га мелиорированных угодий. К началу 2003 г. в пользовании сельхозпредприятий, организаций, граждан находилось 194,6 млн. га сельскохозяйственных угодий. Сокращение их площадей за десять лет составило 16 млн. га, или 7,6 % от площади всех сельхозугодий. Одновременно ухудшилось финансовое состояние сельскохозяйственных предприятий. Кредиторская задолженность в расчете на 1 рубль выручки от реализации всей продукции в 2002 г. составила 1,06 рубля против 0,46 рубля в 1992 году. Уровень рентабельности по всей деятельности сельскохозяйственных предприятий в 2002 г. составил 0,7 против 43 в 1992 году.[397]
    Положение в аграрном секторе не исправили и появившиеся фермерские хозяйства (более 400 тыс. в начале 90-х гг.), из которых только в 1994 г. распалось 40 тыс. хозяйств. В 1997–1998 гг. фермеры (281 тыс. чел.), владея 6 % всех сельскохозяйственных земель (12,2 млн. га), давали 2 % всей сельскохозяйственной продукции. По мнению академика РАСХН В.Шевелухи, это свидетельствовало «…о крайне низкой эффективности использования земли многими фермерами».[398] В настоящее время 253,1 тыс. крестьянским (фермерским) хозяйствам и 32 тыс. индивидуальных предпринимателей принадлежит соответственно 13 и 1,5 % сельскохозяйственных угодий, а доля производимой ими продукции в совокупности составила 7 % в общем объеме сельскохозяйственной продукции.[399]
    Причинами тяжелейшего положения в аграрном секторе стали резкое сокращение применения в хозяйствах удобрения, забвение аграрной культуры, недостаток техники. К примеру, в 1990 г. в животноводстве России израсходовали 225,8 млн. тонн кормовых единиц, а в 2007-м — лишь 96,6 млн. тонн. В среднем за последнюю советскую пятилетку заготавливали кукурузы на силос, зелёный корм и сенаж 193 млн. тонн, а в 2007 г. — лишь 24 млн. тонн, т. е. в 8 раз меньше! Соответственно кормовых корнеплодов — 20,3 млн. тонн и 2,2 млн. тонн, т. е. в 9 с лишним раз меньше. Более чем вдвое уменьшилась заготовка сена многолетних и естественных трав.[400]
    Не лучше выглядит ситуация с обеспеченностью крестьян различной техникой. В сельхозорганизациях парк тракторов сократился с 1,2 млрд. (1992 г.) до 405 тыс. шт. (2007 г.), зерноуборочных комбайнов с 370,8 тыс. до 107,7 тыс. шт., картофелеуборочных комбайнов с 30,9 тыс. до 3,7 тыс. шт., кормоуборочных комбайнов с 120,1 тыс. до 26,6 тыс. шт. соответственно. По всем представленным в справочнике Росстата видам сельскохозяйственной техники (19 наименований) сокращение составило от 3 до 10 раз.[401] В итоге, если в 1992 г. на 1000 га пашни приходилось 10,8 тракторов, то в 2007 г. — 5,3 шт., комбайнов зерноуборочных на 1000 га соответствующих посевов приходилось в 1992 г. 6,2 шт., в 2007 г. — 3,7 шт., кукурузоуборочных комбайнов 14,8 и 2,9 шт., свеклоуборочных 16,7 и 7,6 шт., картофелеуборочных 33,4 и 28,1 шт. соответственно.[402] И это при том, что огромные массивы пашни выведены из сельхоз оборота. А в личных подсобных хозяйствах сегодня нередко можно увидеть лошадь, тянущую борону, т. е. картину из XIX-начала XX столетий.
    В начале XXI в. сельское хозяйство было объявлено приоритетным национальным проектом под названием «Развитие АПК». Высокие доходы от продажи нефти позволили выделить аграрному сектору определённые финансовые средства, из которых большая часть пошла на пополнение уставных капиталов банков (ОАО «Россельхозбанк») и кредитных организаций (ОАО «Росагролизинг»). Толчком для увеличения производства сельхозпродукции стал продовольственный кризис в Европе, вызвавший повышение цен на зерно на мировом рынке. В результате, в 2006 г. объём валовой продукции села в сравнении с 2005 г. увеличился на 2,8 %, в 2007 г. в сравнении с 2006 г. — на 3 %, в 2008 г. в сравнении с 2007 г. — на 11 %.[403] В правительстве РФ подобный рост вызвал небывалый оптимизм и уверенность в правильности своего социально-экономического курса. Однако при этом умалчивается, что Россия тратит примерно 30 млрд. долл. в год (почти 1 трлн. рублей) на закупку продовольствия за рубежом. На заграничном мясе и соевых суррогатах работают российские мясокомбинаты, на импортном сухом молоке — молокозаводы и т. д., которые, в итоговой статистике показывают неплохой рост ВВП. В тоже время, в бюджете 2009 г. непосредственно на сельское хозяйство вместе с рыболовством было записано 37 млрд. руб., а в 2010 г. — всего 27 млрд. рублей.[404]
    Ещё одним своим достижением в Правительстве РФ считают экспорт зерна за границу. На этой основе В.Путин ещё в пору своего пребывания в должности Президента РФ не раз вслух произносил гордые фразы о могуществе российской экономики в сравнении с советской, при которой де, приходилось закупать зерно за границей. А министр сельского хозяйства Е.Скрынник при отчёте в Госдуме о деятельности вверенного ей ведомства осенью 2009 г. победным тоном заявила: «Мы (Россия) вошли в тройку мировых поставщиков пшеницы!».[405]
    Трудно комментировать подобные реляции ответственных лиц, ибо РСФСР собирала гораздо больше зерна, нежели РФ, но советские руководители не били в фанфары по поводу зерновых побед страны. В последние годы в СССР производилось более 200 млн. тонн зерна (1986 г. — 210,1 млн. тонн, 1987 г. — 211,3 млн. тонн, 1990 г. — 218 млн. тонн), а Россия в составе Союза собирала до 130 млн. тонн, но в среднем не менее 105 млн. тонн зерна в год.[406] Тем не менее, СССР всё же закупал зерно за границей, в основном фуражное, в целях устойчивого развития собственного животноводства. Конечно, можно порадоваться росту производства зерна в нашей стране в 2000-х годах. По нашим приблизительным подсчётам, если за 1995–1999 гг. среднегодовой сбор зерна не превышал в РФ 65–70 млн. тонн, то в 2000–2004 гг. он составил 76,5 млн. тонн, а в 2005–2009 гг. уже не менее 95 млн. тонн.[407]
    Однако, в тоже время поголовье коров, свиней, овец, коз, лошадей продолжает в стране стремительно сокращаться. Животноводство РФ дышит на ладан, повсюду в сёлах и деревнях стоят пустые стойбища и коровники. К примеру, с 1990 г. по настоящее время поголовье крупного рогатого скота сократилось в стране примерно в три раза, причём только во времена правления В.Путина стадо уменьшилось на 7 млн. голов.[408] Крестьяне из-за отсутствия кормов режут скот, в т. ч. племенной молодняк, ибо кормить и держать его невыгодно. А Правительство РФ радуется тому, что в 2008 г. удалось продать за рубеж 23 млн. тонн зерна, а в 2009 г. — будет вывезено не менее 20 млн. тонн. Вообще, как точно подметил экономист Михаил Антонов, аграрная политика нынешней российской власти очень схожа с аналогичной политикой царской России второй половины XIX — начала XX в., где реализовывался принцип министра финансов И.Вышнеградского: «Недоедим, но вывезем!».[409] Тогда крестьяне жили впроголодь, а часто и голодали, но для того, чтобы рассчитаться с многочисленными налогами вынуждены были продавать хлеб за границу, ибо его цена на мировом рынке была выше, нежели внутри страны. Правительство активно способствовало этому процессу, т. к. в казну шли значительные средства от продажи зерна. Обратно же в Россию везли продукцию животноводства. Русский военный историк и убеждённый антикоммунист А.А.Керсновский по этому поводу писал:
    «Это показное благополучие — в частности, гигантский рост добывающей промышленности и экспорта — должно было чрезвычайно импонировать французским держателям русских ценностей, совершенно не замечавших обратной (и главной, потому что политической) стороны этой позолоченной экономики. Русским сахаром — по 2 копейки за фунт — откармливали в Англии свиней (и сбывали потом в Россию, но уже на вес золота, йоркширскую ветчину). В то же время в России сахар стоил 10–15 копеек фунт. Для огромного большинства русских детей он был недоступной роскошью, и дети эти росли рахитиками. Из русского зерна, скупаемого за бесценок, варилось в Мюнхене превосходное пиво, но Поволжье пухло с голоду (например, в 1911–1912 годах)».[410]
    В сущности, аналогичным образом развивается ситуация и сегодня. Многие российские хозяйства перестали быть комплексными и занимаются исключительно растениеводством, хотя на Западе более прибыльным считается животноводство. На это счёт академик РАСХН В.Кашин высказался так: «С зерном у нас та же самая порочная стратегия, что и с нефтью… Зарубежные производители откармливают скот нашим зерном, а затем оно возвращается к нам в виде импортных мясопродуктов, но уже многократно дороже».[411] Более того, основная выручка от продажи зерна за рубеж идёт не государству, и не крестьянам, а перекупщикам (трейдерам). Причём, на скупке зерна богатеют не только отечественные «жирные коты», но и зарубежные; на российском рынке господствуют «дочки» крупнейших транснациональных зерновых корпораций, которые сейчас контролируют до 40 % российского зернового экспорта.[412] Не помогают и зерновые интервенции (слово то какое! — В.К.) правительства и крестьяне ежегодно несут убытки, ибо себестоимость производства зерна гораздо выше, нежели предлагаемая за него цена. А ведь крестьяне должны рассчитаться с дорогостоящими кредитами, оплатить поставку техники, топлива и т. д. Отсюда, ежегодные трагедии в деревнях, вплоть до самоубийства фермеров. А главное, уровень жизни российских крестьян никак не может выйти за рамки самой настоящей нищеты. Согласно статистике, доходы в сельском хозяйстве — самые низкие по всем отраслям экономики и бюджетной сферы. А состояние с жильём, строительством других объектов соцкультбыта для крестьян в сельской местности? Оно вообще плачевное. Вот почему молодёжь бежит из сельской местности любыми путями, а сёла и деревни просто вымирают.
    Подводя итог, можно сделать вывод, что в целом, аграрный сектор экономики страны ещё не вышел из полосы системного кризиса. Российская аграрная политика, уничтожив общественный сектор на селе, показала свою неэффективность в сравнении с колхозно-совхозной системой. Объём производства сельхоз продукции в РФ даже не достиг уровня 1990 года. В заброшенном состоянии социальная сфера хозяйств, уровень жизни крестьян крайне низкий. На прилавках наших магазинов превалируют зарубежные, часто некачественные, а иногда и просто опасные для здоровья продукты. Сама же Россия медленно, но уверенно дрейфует в сторону не только газо-нефтяного, но и зернового придатка высокоразвитых стран планеты.

§ 3. Изменения в социальной сфере жизни российского общества

Социальная стратификация общества

    В социологии выработалось несколько подходов к анализу социальной стратификации, которая, в любом случае «…описывает социальное неравенство в обществе».[413] Одним из распространённых способов стратификации стало ранжирование граждан по уровню среднедушевого дохода в семье. На этом основании директор Института социально-экономических проблем народонаселения РАН Н.М.Римашевская выделяет 5 страт социально-экономической пирамиды российского общества: богатые (5 %), имеющие доход свыше 2000 долл., высокообеспеченные (10 %) с доходом от 1000 до 2000 долл., среднеобеспеченные (20 %), чей доход колеблется от 100 до 1000 долл., малообеспеченные (30 %) с доходом от 60 до 100 долл., бедные (35 %), доход которых составляет ниже 60 долл..[414]
    Другой учёный, — директор Института социологии РАН М.Горшков предпочитает говорить о 10 стратах, отличающимися друг от друга «…жёсткими параметрами материального и имущественного положения, уровня, качества и стиля жизни, социально-психологическими особенностями».[415] Однако, в подобных подходах к социальному делению общества есть некоторые изъяны. В частности, «нарезка» и выделение страт имеют определенную долю относительности. Так, в РФ социологи для определения черты бедности используют показатели государственных органов статистики, такие как «прожиточный минимум» (ПМ), который впервые был введён Правительством РФ в 1992 г. в разгар т. н. «шоковой терапии». Причём его стоимость была определена в два раза ниже аналогичного показателя, который использовался советской статистикой под названием «минимальный потребительский бюджет» (МПБ).
    В 1992 г. в результате гайдаровских «реформ» по показателю МПБ 70–80 % россиян оказались за чертой бедности, но по введенному в РФ «ПМ» их на бумаге стало в 2–2,5 раза меньше. Хотя, по своей сути, «прожиточный минимум» ориентирован исключительно на элементарное выживание. Организаторы либеральных преобразований обещали подобный «ПМ» на 1,5–2 года, но он продержался более семи лет. В 2000 г. «прожиточный минимум» несколько повысили, а также приняли закон, согласно которому ПМ должен пересматриваться каждые четыре года.[416] Однако, по своему наполнению «ПМ» по-прежнему не дотягивает до советского МПБ, а четырехлетний срок его существования, в условиях непрекращающейся инфляции, не способствует эффективной борьбе с бедностью.
    Тем не менее, результаты исследований социологов данного направления позволяют сделать следующие выводы. Во-первых, уровень доходов граждан, по сравнению с советским периодом, у россиян снизился в 2–2,5 раза. Не случайно, процент граждан, считающих себя проигравшими в ходе реформ, составляет в нашей стране достаточно устойчивую группу, от 45 до 52 %; процент выигравших от реформ не превышает 15–17 % граждан.[417] Во-вторых, непрерывно растёт поляризация в доходах граждан РФ, что является социально опасным явлением. В-третьих, в России так и не появился т. н. «средний класс», этот своеобразный, на наш взгляд, идеологизированный фантом либерал-реформаторов, процент которого не подымался выше показателя 20–22 %.[418] Наконец, в результате либеральных «реформ» в РФ появилась значительная группа бедных людей. Согласно усреднённым данным статистики, в 2007 г. около 14 % населения России (19–20 млн. чел.) имели среднедушевой доход ниже, либо в пределах официально установленного прожиточного минимума (3847 руб. в месяц).[419]
    Если вспомнить, что в предыдущие восемь лет на РФ сыпался «золотой дождь» нефтедолларов, то результаты деятельности правительства В.Путина в области ликвидации бедности в стране вряд ли можно признать удовлетворительными. При этом, как указывалось выше, границы бедности у нас иные, нежели в Европе и США. В Европе, например, в эту категорию попадают люди с доходами ниже 60 % от среднего душевого дохода в стране. По такому подсчёту в разряд бедных в России попадает около половины населения.[420] Более того, в РФ, в отличии от развитых стран, наличествует т. н. «работающая бедность», т. е. низкие доходы имеют трудоустроенные граждане.

Социально-классовая структура общества

    Реставрация капиталистического строя, институализация частной собственности на средства производства привели к качественному изменению социально-классовой структуры российского общества. Создание класса буржуазии, пролетаризация и массовое обнищание широких народных масс, проявляющийся антагонизм между новыми «хозяевами» и трудящимися предприятий, заводов и фабрик и т. п., уже невозможно, как это было ранее, не замечать. Отсюда актуальность марксистского подхода к социальной структуре общества, ленинского определения классов, в основе которого положение о том, что «классы — это такие группы людей, из которых одна может себе присваивать труд другой благодаря различию их места в определённом укладе общественного хозяйства».[421]
    В тоже время, на взгляд отечественных учёных, современная социально-классовая структура РФ не исчерпывается дихотомией «буржуазия — рабочий класс». В частности, о её сложности и многогранности говорилось на состоявшейся в 2007 г. в г. С.-Петербурге научно-теоретической конференции русских учёных социалистической ориентации (РУСО), где выдвигались гипотезы о наличии в стране класса «бизнес-бюрократии», «капиталократии», наёмных работников. Известный российский социолог, член-корреспондент РАН М.Н.Руткевич в своей работе «Социальная структура» предпочитает говорить о классах крупной и мелкой буржуазии, высшей бюрократии. Другой учёный, доктор философских наук, профессор В.Х.Беленький вводит в научный оборот понятие «высшего класса».[422] Тем самым, в работах отечественных учёных признаётся существование социально-классового деления общества, но в его современном, характерном для XXI столетия виде.

Высшая страта российского общества

    Условно в социально-классовой структуре современного российского общества можно выделить две важнейшие страты — высшую и низшую. Обе страты обладают многослойностью. В высшую страту В.Х.Беленький включает крупную буржуазию, наиболее влиятельную часть бюрократии и менеджмента, знаменитостей из мира культуры, искусства и спорта.[423] По мнению Н.Г.Биндюкова, среди бизнес и чиновничьих структур, масс-медиа и др., решающее влияние на все стороны общественной жизни в стране имеет узкий круг лиц, т. н. «особая третья сила» (ОТС), сформировавшаяся в начале 90-х гг. XX в. на пересечении интересов мировой финансовой и политической олигархии, российской бюрократической элиты и молодого российского финансово-компрадорского капитала. У ее истоков находились доверенные люди Б.Н.Ельцина (А.Чубайс, К.Илюшин, В.Черномырдин, Б.Березовский, В.Гусинский, В.Потанин, А.Смоленский и др.).[424]
    Профессор РГГУ, доктор философских наук И.Яковенко, представляет «высшую страту» таким образом:
    «Говоря об элите, я имею в виду слой людей, позиционирующий себя по-разному — как чиновники, бизнесмены или политики, реальное содержание деятельности которых — распоряжение серьёзными финансовыми потоками. А также «ближний круг» обеспечения этого слоя — политологического, идеологического, информационного, культурного: от телеведущих до кинорежиссёров. Принадлежность к интеллектуально-творческой обслуге гарантирует подключение к тем же потокам (разумеется, «по чину»)».[425]
    Все вышеназванные учёные подчёркивают общность мировоззренческих установок и жизненных ценностей, высоких доходов и особого образа жизни, а также определённых политических предпочтений представителей данной страты.
    Генезис российской высшей страты, очень точно, по нашему мнению, охарактеризовал В.Х.Беленький. Как пишет учёный, данный процесс принципиально отличался от аналогичного явления в западных странах.
    «В России, — пишет В.Х.Беленький, — осуществлён сознательно подготовленный проект создания высшего класса. Соответствующую программу разработала российская бюрократия, привлекшая к данной работе часть научной и гуманитарной интеллигенции. Активнейшее участие в этом приняли заинтересованные в выработке и реализации такого рода программы определённые круги западных стран. Содержание указанной программы сводилось к осуществлению новыми методами, в новой форме старых схем первоначального накопления капитала…».[426]
    Иначе говоря, российский философ подчёркивает искусственность данной страты, её «рукотворное» начало. При этом названные выше социальные группы помогали друг другу при восхождении на вершину социальной пирамиды, взаимодействуя на всех этапах реставрации буржуазного строя. В этом отношении, формирование российской «элиты» значительно отличалось от становления капитализма в России во второй половине XIX века. Тогда, до прихода в правительство С.Ю.Витте и П.А.Столыпина, высшая царская бюрократия, духовенство сторонились представителей нарождающегося класса буржуазии, а русская интеллигенция не только критически оценивала последствия распространения капитализма в стране, но и резко негативно, по принципиальным соображениям, относилась ко всякого рода наживе, как таковой.[427] В современной России, среди тех кто именует себя «элитой», философско-религиозные концепции Л.Н.Толстого и Ф.М.Достоевского, Н.Г.Чернышевского и В.Г.Белинского, П.Флоренского и А.П.Чехова и др. уже не пользуются успехом.[428]
    Ведущее положение в данной страте принадлежит классу российской буржуазии, сущностная природа которого маскируется в новой России терминами «предприниматели», «бизнесмены», «олигархи» и т. п. Зарождение класса буржуазии началось в годы т. н. политики «перестройки», когда в стране появилась группа мелкой буржуазии (лавочники, кооператоры, челноки). В начале 90-х гг. XX в. образовалась группа средней (банкиры, финансисты, директора фирм), а затем и крупной (владельцы крупных промышленных предприятий, нефте и газодобывающих компаний, ведущие топ-менеджеры, управляющие и т. п.) буржуазии. Причем, по данным исследователей, среди бизнес-элиты в начале 90-х гг. XX в. 61 % представляли собой бывших номенклатурных работников (из них 37 % — выходцы из комсомола, 37 % — работники министерств и ведомств, 13 % — бывшие партийные работники, 8,6 % — служащие других органов власти, 4,3 % — чиновники исполкомов Советов народных депутатов), а остальная треть — дети номенклатурных работников.[429] Окончательно класс российской буржуазии сформировался за счёт преступной приватизации, передачи нуворишам практически бесплатно народного достояния. На сегодня, российской буржуазии принадлежит подавляющая часть всей собственности в стране (до 90 %). Наибольшее влияние на все сферы общественной жизни в стране имеет крупный капитал, т. н. олигархи; их представители регулярно приглашаются в Кремль для обсуждения наиболее важных проблем внешней и внутренней политики страны.
    В числе особо влиятельных представителей российской олигархии глава «Газпроминвест-холдинга» Алишер Усманов (владелец металлургических комбинатов, печатных изданий, машиностроительной корпорации «Уралмаш» и др.), руководитель холдинга «Базовый элемент» Олег Дерипаска (хозяин авиационного, вагоностроительного, ряда автомобильных заводов, аэропортов, компании «Русский алюминий» и др.), владелец холдинга «Интеррос» Владимир Потанин, в который входят компания «Норильский никель», ОАО «Полюс Золото», горнолыжный курорт «Роза Хутор» и др., собственник группы компаний «Ренова» Виктор Вексельберг (хозяин ряда промышленных и добывающих заводов Урала, химических предприятий, Кандалакшского морского торгового порта) и др..[430]
    Крупная и средняя российская буржуазия купается в баснословных прибылях, удивляя своим богатством, способами и быстротой их получения даже видавших виды западных бизнесменов. Так, по данным американского журнала «Форбс», в новом тысячелетии РФ по количеству миллиардеров в стране вышла на второе место в мире (после США). Только за один год (с 2004 по 2005 гг.) состояние Р.Абрамовича выросло с 13,3 до 18,2 млрд. долл., В.Алекперова (глава «Лукойла») с 7 до 11 млрд. долл., В.Лисина (владелец Новолипецкого металлургического комбината) с 7 до 10,7 млрд. долл., В.Вексельберга (директор «ТНК-ВР» и «СУАЛа») с 5,5 до 10 млрд. долл., М.Фридмана (председатель «Альфа-групп») с 5 до 9,7 млрд. долл..[431]
    Деколлективизация, приватизация земли и собственности привела к социальному расслоению на селе. В аграрном секторе появились свои миллиардеры (В.Семёнов, бывший директор известной советской агрофирмы «Белая дача»; В.Мошкович — владелец земель в Московской области). Среди фермеров оформилась сельская буржуазия; 63,3 % фермерской земельной площади находится в руках 4,5 % предпринимателей, каждый из которых имеет сегодня средний земельный участок в 673 га (средний фермерский участок земли на начало 2006 г. составлял 75 га, но свыше 55 % фермеров имеют в своём распоряжении менее чем по 20 га земли). Как заключает учёный В.Трушков, «по масштабам земельной собственности крупная сельская буржуазия, формально относимая к фермерству, уже догоняет помещиков средней руки николаевской России». В целом, по данным Росстата 10 % наиболее высокооплачиваемых аграриев получают в 23 раза больше, чем 10 % сельскохозяйственных рабочих, имеющих самую низкую зарплату.[432]
    На рубеже XX–XXI вв. активную роль стала играть российская бюрократия, которая, помимо большого политического влияния, занимает высокое социальное положение в обществе, а численность её непрерывно растёт. По данным Росстата, с 1991 по 2004 гг. количество чиновников в России увеличилось с 716,4 тыс. чел. до 1,3 млн. чел., т. е. практически в два раза, превысив численность аналогичной социальной группы в СССР. С 2004 по 2007 гг. численность госслужащих увеличилась ещё на 300 тыс. и достигла 1,62 млн. чел..[433] При этом, в Советском Союзе большинство чиновников занималось экономикой, тогда как в Российской Федерации — административными вопросами.
    Среди чиновничества решающее воздействие на все сферы общественной жизни оказывает крупная бюрократия, отсчёт которой, видимо, следует вести с ноября 1993 г. после того как Б.Ельцин создал Управление делами Президента РФ, взявшее на себя содержание 12 тыс. высших чиновников.[434] Как верно подметил В.Х.Беленький, верхушка бюрократии, став «повивальной бабкой буржуазии», выступает «…политическим контролёром и управляющим делами общества в целом, выражая прежде всего интересы крупной буржуазии».[435] Главными критериями отбора в «верхи» российского чиновничества со времён Ельцина выступают идеологические позиции кандидата, а также его усердие и преданность установкам, т. е. правилам «жизни» бюрократии. Так, вхождение Гайдара в ельцинскую «Избранную Раду» А.Хинштейн описывает следующим образом:
    «Похожего на Мальчиша-Плохиша Гайдара первым отыскал Бурбулис: в 1991 году он привёз его к Ельцину на дачу, прямо в парилку. Гайдар не любил баню — у него в квартире была ванна; он не знал, как следует себя вести в подобной ситуации, но на всякий случай сразу разделся и предстал перед Ельциным неглиже. Президенту такая смелость очень понравилась…».[436]
    Через некоторое время вчерашний журналист Е.Гайдар, никогда и ничем не руководивший, был назначен на главный правительственный пост страны, а в руки ему была вручена судьба миллионов россиян. Таким же образом в окружении Ельцина появился В.Юмашев, ставший влиятельным российским теневым политиком и получившим в либеральной прессе прозвище «серый кардинальчик». Знаток политической элиты России, политический психолог Николай Ракитянский, в 1993–1994 гг. являвшийся консультантом Администрации Президента РФ, пишет: «Сближение с Б.Ельцином (В.Юмашева — авт.) произошло скорее всего случайно. По одной из версий, симпатия Президента основывалась на общем увлечении теннисом. И вскоре из скромного партнера по теннису, журналиста, озвучившего высочайшие мысли, Юмашев превратился во влиятельную теневую фигуру».[437]
    И ещё одна характеристика. О контингенте работников в «команде» Ельцина его бывший пресс-секретарь В.Костиков пишет: «Когда я пришел в Кремль, команда президента только начинала формироваться. Он привел с собой нескольких человек, которые обеспечивали вращение административных и аппаратных колес, — Юрия Петрова, Виктора Илюшина, Анатолия Корабельщикова, Льва Суханова, Валерия Семенченко. Большинство из помощников были скорее администраторами, чем политиками. То были люди без определенной идеологии. Они служили президенту, а не демократической идее. Они готовы были эволюционировать с президентом в любую сторону: вправо или влево, не испытывая особого душевного дискомфорта».[438]
    К вышеназванным критериям отбора в бюрократическую «элиту» позже добавилось общее местожительство и совместная работа потенциального кандидата на тот или иной чиновничий пост с верховными лицами российской бюрократии. Команда В.В.Путина, в основном, сложилась из двух потоков: «старых» кадров ельцинского периода и «новых» чиновников, выходцев из Петербурга. В любом случае, подбор и расстановка кадров на высшие руководящие должности в стране осуществляются по принципу, прежде всего, политической лояльности и личной преданности президенту. Поэтому не стоит удивляться низкой профессионализации бюрократического истеблишмента России.
    К примеру, в правительстве М.Фрадкова экономическим развитием страны ведал не практикующий юрист Г.Греф, министерством обороны командовал филолог С.Иванов, Росатомом и РАО ЕЭС России «рулили» далекие от этих сфер С.Кириенко и А.Чубайс; кибернетику М.Зурабову доверили беречь здоровье россиян, а железнодорожнику А.Гордееву — сельское хозяйство страны. В новом правительстве В.Путина министром обороны является бывший директор мебельного магазина А.Сердюков, министром связи и массовых коммуникаций — переводчик И.Щёголев, министром культуры — экономист по внешней торговле, дипломат А.Авдеев, министром сельского хозяйства — доктор медицинских наук Е.Скрынник, министром здравоохранения — финансист Т.Голикова и т. п..[439]
    Кроме того, в среде высшей российской бюрократии получили распространение семейные кланы. Тесные родственные связи имеют даже некоторые члены российского правительства (вице-премьер Зубков — тесть Сердюкова, министры Христенко и Голикова — муж и жена). Думается, что с таким принципом подбором кадров и их расстановкой трудно надеяться на эффективность государственного управления, снижение коррумпированности бюрократического аппарата, рост благосостояния граждан.
    Материальное и финансовое положение высшего чиновничества непрерывно улучшается, причем заработная плата госслужащих, особенно в 2000-х гг., росла значительно быстрее, нежели заработная плата врачей, учителей, военнослужащих и т. п. К примеру, указом Президента РФ от 10 апреля 2004 г. № 519 «О совершенствовании оплаты труда лиц, замещающих отдельные государственные должности федеральной государственной службы» размер президентского оклада был повышен до 146,9 тыс. руб., главы администрации — до 89 тыс. руб. в месяц, при среднемесячной зарплате в 5,5 тыс. руб.[440] По данным Росстата, в сентябре 2005 г. сотрудники администраций губернаторов в среднем получали 19 тыс. руб. в месяц, тогда как средняя зарплата россиянина составляла 9876 руб. в месяц.[441] Члены российского правительства получили в 2006 году следующие доходы: министр природных ресурсов Ю.Трутнев — 133,6 млн. руб. (в 2005 г. — 211,4 млн. руб.), министр информационных технологий и связи Л.Рейман 112,6 млн. руб. (в 2005 г. — более 11 млн. руб.), министр транспорта И.Левитин — 13,3 млн. руб. (в 2005 г. — 11,9 млн. руб.), министр образования и науки А.Фурсенко — 2,6 млн. руб. (в 2005 г. — около 1,8 млн. руб.), министр здравоохранения и социального развития М.Зурабов — 9,1 млн. рублей.[442]
    Здесь стоит напомнить, что официально средняя заработная плата в 2006 г. составляла 10633 руб. (2005 г. — 8554 руб.), средняя пенсия — 2726 руб. (2005 г. — 2364 руб.), а минимальная зарплата — 1000 руб. (2005 г. — 746 руб.).[443]
    Простейший подсчёт показывает, что доход, например, самого «бедного» российского министра в 2005 году (Г.Греф, доход 1,18 млн. руб.) превышал среднюю зарплату по стране более чем в 11 раз, среднюю пенсию — примерно в 42 раза, а минимальную зарплату — более чем в 131 раз! В этом плане ничего не изменилось и в последующие годы. А с 2008 года члены правительства стали указывать и доходы своих близких родственников, что, по задумке власти должно привести к снижению коррупции среди высших чиновников. Первые публикации показали, что вновь самыми богатыми министрами стали Ю.Трутнев (369,9 млн. руб.), И.Левитин (20,6 млн. руб.), а также глава Минэнерго С.Шматко (14,18 млн. руб.). Самыми «бедными» министрами оказались глава Минэкономики Э.Набиуллина (3,16 млн. руб.) и глава МЧС С.Шойгу (2,7 млн. руб.). Правда, муж Э.Набиуллиной — ректор Высшей школы экономики (известная москвичам как «вышка» — В.К.) Я.Кузьминов заработал 11,1 млн. рублей. Неплохо зарабатывает Ольга Шувалова, жена 1-го вице-премьера И.Шувалова, доход, которой, составил в 2008 г. — 364,7 млн. руб., а также жена министра обороны РФ Ю.Похлебенина (9,2 млн. руб.).[444] В целом, доходы большинства граждан просто несопоставимы с окладами российского чиновничества. За минувшие шесть лет (с 2002 по 2007 гг.) среднедушевые доходы населения в России выросли примерно в 3,3 раза, средняя пенсия — в 2,2 раза, зарплаты — в 2,9 раза. В то же время доходы парламентариев и министров (оклад с учётом надбавок) выросли соответственно в 7 и 8,6 раза.[445]
    Кроме высоких доходов, российское чиновничество, в особенности крупная бюрократия, имеет высокий уровень материального положения, пенсионного, социального страхования. Так, министр информационных технологий и связи Л.Рейман имеет два земельных участка общей площадью 23 340 м2,дачу — 330 м2, квартиру — 227,2 м2, гараж — 40,4 м2 (2005 г.). Самая большая квартира в правительстве РФ образца 2007 г. принадлежала первому вице-премьеру Д.Медведеву — 367,8 кв. метров.[446] У супругов Шуваловых в совместной собственности оказалось аж семь автомобилей, а у министра МЧС С.Шойгу — два земельных участка, общей площадью 19329 кв. м. (2008 г.).[447]
    Не отстают от центральной власти и руководители субъектов федерации. Доход главы Тверской области Д.Зеленина за 2008 г. составил 387 млн. руб., а Калининградского губернатора Г.Бооса — 122,3 млн. рублей. У Г.Бооса, друга Ю.Лужкова, имеется также личный жилой дом общей площадью 691 м2 на земельном участке 655 м2. Всего же, по данным за 2007 г., у Бооса было 17 подмосковных участков общим размером почти 19 гектаров. Плюс к этому машины и другая передвижная техника. Однако Бооса по части земельного участка перещеголял губернатор Ленинградской области В.Сердюков. Он имеет земельный участок площадью более 34 гектаров и личную квартиру в 432 м2, в которой, видимо, неплохо восстанавливает свои нервы после нашумевших на всю страну т. н. «пикалёвских» событий. Ещё более любопытны данные о доходах губернаторских жён. Супруга главы Приморского края С.Дарькина, актриса местного театра Лариса Белоброва, за год принесла в семью… 145 млн. рублей. В собственности актрисы — квартира, дача около 500 м2, участок в 5 гектаров.[448] А министр культуры А.Авдеев почему то постоянно говорит о неудовлетворительном материальном положении деятелей культуры, в особенности, из российской глубинки.
    У градоначальников самая высокая зарплата, пожалуй, у московского мэра Ю.Лужкова. На 2007 год в бюджете столицы на заработную плату мэра было выделено 3 млн. 158 тыс. рублей в год (263 тыс. руб. в месяц), который, как пишут «Финансовые известия», в этом отношении даже «перещеголял» президента страны. В.Путин, по данным газеты, тогда же получал президентский оклад в размере 169 тыс. рублей.[449] Если вспомнить о доходах жены Лужкова — Е.Батуриной, которой, конечно же, Юрий Михайлович не оказывает содействия в бизнесе, то московскому городничему могут позавидовать даже его собратья в европейских столицах. В России вообще, у мужей, работающих во власти, как правило, всегда водятся успешные жёны, а в их отсутствии — успешные дети. Так, вице-президентом Газпромбанка является Сергей Иванов, сын вице-премьера С.Иванова, а вице-президентом Внешторгбанка — Сергей Матвиенко, сын питерского градоначальника и т. п..[450] Комментировать подобное трудно, ибо и так всё очевидно.
    Безусловно, характеристика высшей страты была бы неполной, без указания на социальные группы, её обслуживающие. К ним профессор В.Беленький причисляет высшее духовенство, информационную и интеллектуальную элиту, небольшой процент успешной творческой интеллигенции, шоу-бизнеса и т. п., которые, манипулируя сознанием, насаждают различные модификации буржуазной или родственной ей идеологии, буржуазного образа жизни среди людей. Несмотря на разнородность, «…все они находятся в системе определённых отношений и так или иначе подчинены этой системе», — пишет российский учёный.[451] Помимо высокого материального положения, данные группы имеют значительные преференции от власти и от своих частных «хозяев» и усердно служат своим «патронам».
    Представители высшей страты российского общества занимают ключевые места в органах государственного и муниципального управления, в общественных организациях,[452] регулярно представлены в СМИ и имеют высокий уровень самооценки. Вот почему в РФ широкое распространение получила практика награждений «элитой» друг друга. Так, президент В.Путин наградил орденом «За заслуги перед Отечеством» с формулировкой «за большой вклад в проведении социальной политики и многолетнюю добросовестную работу» министра здравоохранения М.Зурабова и Председателя Пенсионного фонда России Г.Батанова,[453] — «любимых» чиновников российских граждан, в особенности пенсионеров. Глава РАО «ЕЭС России» А.Чубайс удостоен медалью «За заслуги перед Чеченской Республикой» и медалью «За особый вклад в развитие Кузбасса» I степени, а Юрий Лужков, кроме всех прочих наград, — орденом «За заслуги в развитии пивоваренной отрасли». В 2006 г. скандальные солистки группы «Тату» Ю.Волкова и Л.Катина получили премию «человек года» в номинации «Женщины года» (!), грузинский певец Сосо Павлиашвили был награждён орденом М.В.Ломоносова «За выдающиеся заслуги и большой вклад в развитии отечественной культуры и искусства», а также получил звание академика Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка РФ (?!).[454]
    И подобные примеры можно приводить бесконечно. Тем не менее, у специалистов подобная практика вызывает, по крайней мере, недоумение. Например, как считает главный редактор альманаха «Награда», известный российский фалерист Алексей Павликов: «Современная наградная система в России применяется в основном к лояльным политикам и чиновникам», а министров и депутатов «…награждают без разбору и без каких-либо определенных заслуг». Не видит логики в присуждении госнаград и хранитель Государственного исторического музея, ведущий российский фалерист Валерий Дуров: «Создается впечатление, что госнаграды у нас выдаются случайно, по какому принципу и за что — непонятно». Подытоживая, журналист Ольга Вандышева пишет: «…возможно, у некоторых орденоносцев и вправду есть немалые заслуги перед народом. Вот только странно, что сам народ об этом ничего не знает».[455]
    Интеграции российских «небожителей» служат многочисленные узкокорпоративные мероприятия (презентации, шоу, светские вечеринки) и «клубы для избранных», такие как «Магистериум», «Цитадель», «Гармония», «Орден Орла» и др. Последний, к примеру, построен по образцу масонских лож и имеет свой «капитул», «магистрат», «статут», банковский счет. В числе активистов «Ордена Орла» состояли Р.Бегишев, В.Неверов, А.Чубайс, А.Смоленский, Г.Каспаров, М.Шмаков, Г.Селезнев и др. видные общественные деятели страны.[456] О пьянстве Б.Ельцина и его окружения, как непременном атрибуте работы и отдыха российских чиновников, неоднократно упоминают в своих мемуарах А.Коржаков, А.Кузнецов и другие соратники первого президента «демократической» РФ. Вообще, развлекается российская «элита» на широкую ногу, как некогда русские купцы-миллионщики с обязательными в таком случае скандалами. К примеру, пару лет назад олигарх М.Прохоров, отдыхая привычным для него и его друзей образом в Куршевеле, стал «героем» всех французских СМИ. Европейцы, немало повидавшие на своём веку, были изумлены огромными тратами и нарочито показной и аморальной жизнью русской «элиты», но для правящего класса страны сей случай стал лишь досадным недоразумением.
    В начале июня 2009 г. М.Прохоров организовал в С.-Петербурге разухабистую попойку в честь празднования юбилея журнала «Русский пионер» на боевом корабле № 1 ВМФ России крейсере «Аврора». Гостей развлекали телеведущая Т.Канделаки, певец С.Шнуров (Шнур), использующий в своих песнях матерные слова, а в числе 150 приглашённых были известные олигархи, такие как глава «Альфа-Капитал» М.Хабаров, пивной магнат О.Тиньков, владелец «Русского стандарта» Р.Тарико, а также полномочный представитель президента РФ И.Клебанов, министр экономического развития Э.Набиуллина и бывший комсомольский работник, затем член российского правительства, а ныне губернатор города на Неве В.Матвиенко. И высокие российские чиновники, лихо «удалённые» В.Путиным от олигархов, не только приняли приглашение куршевельского удальца, но и замечательно развлекались в кругу своих друзей. После этого случая разгорелся скандал. Коммунисты выразили протест и потребовали от прокуратуры наказать организаторов данного мероприятия, а также исключить всё чаще повторяющиеся случаи проведения на территории историко-культурных мест С.-Петербурга подобных развлекательных акций. Засуетились Главная военная прокуратура и командование ВМФ,[457] но реакции от официальных лиц страны (президент, глава правительства) не было. А правительственная «Российская газета» (РГ) не постеснялась напечатать заметку, где говорилось о предложении М.Прохорова оплатить перевод «Авроры» из состава ВМФ на баланс города с характерным заголовком: «За всё заплачено». Опять же, вспомнив о скандале на «Авроре», рупор официальной идеологии (РГ), почему то «забыла» упомянуть о присутствии там российских чиновников.[458]
    Не менее показательным, раскрывающим нравственный облик российской «элиты», стал видеосюжет о праздновании юбилея директора Черкизовского рынка в Москве Т.Исмаилова, показанный осенью 2009 г. по нескольким программам российского телевидения. Видеофрагмент был показан после того, как власти вдруг решили закрыть открыто действовавший с начала 90-х годов рынок, а Исмаилов скрылся в Турции, где ныне и обитает. В видеосюжете глава московского «Черкизона», отстроивший в Турции за счёт контрабандных товаров и неуплаты налогов в российскую казну огромный дворец из бриллиантов и золота, на своём юбилее из ложечки, барской рукой, как щенят угощал многочисленную свору приглашённых, а именно известных дельцов, деятелей шоу-бизнеса и политиков России. Как же мерзко было смотреть на это позорище, а также видеть на экране «великого кормчего» российской столицы Ю.Лужкова, произносившего в адрес Исмаилова тост со словами: «Тельман, ты наш брат, ты наш друг!».

Низшая страта российского общества

    Низшая страта общества, — класс наёмных работников. Люди, образующие этот класс (70 % экономически активного населения), лишены собственности на средства производства, выполняют преимущественно исполнительские функции и существуют за счет продажи своей рабочей, либо интеллектуальной силы. Процесс становления и кристаллизации данного класса ещё не завершен. На взгляд профессора А.В.Воронцова, класс наёмных работников включает в себя, прежде всего, группу людей, занятых на принадлежащих иностранному капиталу предприятиях и в приближающихся к ним по оплате труда частных коммерческих банках и некоторых государственных монополиях (типа «Газпрома» и РАО «ЕЭС»). Эта привилегированная часть наёмных работников сосредоточена в крупнейших городах, прежде всего в Москве и С.-Петербурге. Другая группа, — люди наёмного труда, работающие на частных предприятиях разных отраслей промышленности, транспорта, связи и т. д. Третьей многочисленной (до 10 млн. чел.) армией наёмных работников являются бюджетники, т. е. работники образования, здравоохранения, культурно-просветительных учреждений, научные работники и прочий персонал исследовательских учреждений. Кроме того, в реальном секторе экономики, в крупных городах, областных центрах, существует слабо фиксируемая исследованиями, но довольно значительная группа сезонных, временно трудоустроенных лиц наёмного труда, живущих на российской периферии, а также в бывших республиках Советского Союза.[459]
    За годы «реформ» изменилось положение в обществе рабочего класса. По мнению доктора экономических наук, профессора Н.Д.Медведева, рабочий класс сегодня это — «наёмные производительные работники, осуществляющие в материальном производстве (непосредственно на заводах и фабриках, а также в обслуживающих НИИ и КБ) определенные профессиональные функции — от простых до инженерно-технических».[460] Очевидно, что с сокращением производственного сектора экономики численность пролетариата в РФ, главным образом индустриальных рабочих, по сравнению с советским временем уменьшилась, но он по-прежнему представляет значительный массив населения. В начале XXI в. численность российских пролетариев оценивалась в 30 млн. чел., из них 10 млн. — промышленный рабочий класс (в конце 80-х гг. XX в. — почти 19 млн. чел.).[461] В предкризисном 2007 году из 70,8 млн. россиян, занятых в экономике, около 35 млн. чел. (49,4 %) составляли работники, занятые физическим трудом по найму. Из них почти 26 млн. (74,2 %) — это индустриальные рабочие, доля которых в составе населения занятого в экономике составляет около 37 % (самая многочисленная группа).[462] Поэтому, попытки отрицать само существование рабочего класса в современных условиях не выдерживают критики фактами, в т. ч. данными российской статистики.
    В тоже время, из привилегированного класса советского общества рабочие превращены ныне в класс эксплуатируемых пролетариев. О рабочих, как прежде, не снимают кинофильмов, не говорят о них в СМИ, а престижность рабочих профессий упала до самой низкой отметки. Невысокая заработная плата и хронические задержки с ее выплатой, низкий социально-правовой статус, социальная незащищенность и т. п. стали характерными явлениями жизни рабочего класса в современной России. В начале XXI в. в условиях, не отвечающих санитарно-гигиеническим нормам, трудились на государственных промышленных предприятиях 16,6 % рабочих, а на частных, — 22,1 %. Примерно такое же положение на транспорте и связи. Кроме того, на частных предприятиях в 2000 г. по данным аналитиков, почти 40 % тружеников были лишены своего законного права на отпуск.[463]
    Об условиях труда и жизнедеятельности рабочего класса в РФ лучше всего говорит положение российских шахтёров. Как известно, в СССР горняки были одной из самых высокооплачиваемых категорий рабочего класса, пользовались значительными льготами и привилегиями. После развала СССР началась приватизация угольных месторождений, которая в свою очередь привела к многочисленному закрытию шахт, сокращению числа рабочих, при одновременном росте численности административного персонала на ещё функционирующих производствах. Социальная сфера предприятий была распродана и ликвидирована, а условия труда на шахтах сегодня ниже всякой критики. Несмотря на широковещательные заявления соответствующих лиц и ведомств о необходимости сбережения жизни рабочих, СМИ пестрят сообщениями о гибели шахтёров, причем имеется немало случаев когда горняки вынуждены сознательно идти на нарушение техники безопасности из-за установленной капиталистами системы оплаты труда.
    Однако гибель шахтёров в РФ становится лишь поводом для очередного передела собственности. Именно так произошло в Кузбассе после катастрофы в 2007 г. на шахте «Юбилейная» (погибло 39 горняков) и на шахте «Ульяновская» (погибло 110 чел.), где всеми акциями «Южкузбассугля» завладел концерн Evras Group (ранее ему принадлежало половина акций), совладельцами которой являются структуры Р.Абрамовича.[464] Что же касается охраны жизни рабочих, то всё осталось на том же уровне. К примеру, в 2008 г. Ростехнадзор в ходе внеплановой проверки 14 угольных шахт Кемеровской области (губернатор «единоросс» А.Тулеев) выявил 1431 нарушение правил и норм промышленной безопасности, в результате чего было оштрафовано 8 юридических и 128 физических лиц, приостановлена деятельность 11 объектов на восьми шахтах.[465] И такие безобразия происходят в исконно «шахтёрском» регионе, глава, которой, постоянно позиционирует себя «другом» рабочего человека.
    Степень эксплуатации рабочего класса в РФ постоянно растет. По обобщенным данным, на один доллар часовой зарплаты, средний российский работник производит в три раза больше ВВП, чем аналогичный американский, но товары и услуги приобретает по мировым ценам. По подсчетам российских экономистов, такой высокой эксплуатации наёмного труда нет ни в одной развитой экономике мира.[466] Все это вынуждает пролетариат к сопротивлению и борьбе за улучшение своего положения. Рабочие создают свои независимые профсоюзы (официальные профсоюзы М.Шмакова не пользуются доверием рабочего класса, растет количество людей покинувших их ряды — прим. авт.), такие как, «Защита» (г. Курган), Российский профсоюз локомотивных бригад железнодорожников (РПЛБЖ), «Единство» (г. Тольятти), профсоюзы на заводах «Форд» и «Дженерал моторс» (Ленинградская обл.).
    Наиболее распространенными формами борьбы российских пролетариев стали голодовки, перекрытие федеральных трасс, стачки и забастовки. Внимание общественности привлекла борьба рабочих Выборгского ЦБК (Ленинградская обл.), Ясногорского машиностроительного завода (Тульская обл.), Ярославского завода «Холодмаш», Байкальского ЦБК (Иркутская обл.), ЗАО «Форд Мотор Компании» (п. Всеволожск Ленинградской обл.), докеров ОАО «Морской порт Санкт-Петербурга» и др., отстаивавших права трудовых коллективов в ходе купли-продажи предприятий, боровшихся за возвращение долгов рабочим и повышение заработной платы. С началом финансово-экономического кризиса в 2008 г. акции протеста стали более массовыми, а требования пролетариев вышли за рамки чисто экономических лозунгов. К примеру, в ходе нескольких митингов в г. Тольятти на самом крупном автомобильном заводе в стране — Автовазе рабочие впервые заявили о необходимости национализации предприятия. Такие же настроения имели место в г. Пикалёво в Ленинградской области, где трудящиеся были оставлены «эффективными собственниками» во главе с известным олигархом О.Дерипаской продолжительное время без средств существования, света и воды.[467] Причем рабочий класс выдвигает из своих рядов талантливых молодых «вожаков», таких как профсоюзный лидер завода «Форд» в г. Всеволожск Алексей Этманов, Евгений Иванов из профсоюза «Дженерал моторс», председатель первичной ячейки РПЛБЖ А.Иванов, председатель независимого профсоюза «Единство» на Автовазе Пётр Золотарёв, член профкома, сталевар Златоустовского металлургического завода Александр Негребецких и др.
    Как принято в буржуазном обществе, борьба рабочего класса России за свои права, как правило, остается не замеченной ни властью, ни российскими правозащитниками, ни «свободными» СМИ. Напротив, российские капиталисты осуществляют грубый административный и финансовый нажим на активистов рабочего движения, прибегают к увольнениям, запугиванию, информационно-психологическому прессу профсоюзных лидеров и даже их физическому устранению. Так, несколько раз нападению неизвестных подвергался А.Этманов, Е.Иванов, А.Негребецких, а А.Иванов был незаконно уволен. Как водится, виновных в этих деяниях правоохранительным органам найти не удалось. И подобных примеров множество. К сожалению, как это было в царской России, нередко на стороне капиталистов выступают чиновники и правоохранительные органы, в т. ч. милиция, прокуратура, суды. Российское государство становится по-настоящему классовым обществом, где власть защищает исключительно интересы господствующего класса. В частности, Конституционный суд РФ накануне 2010 г. принял беспрецедентное решение. Отныне, администрация может уволить с работы профсоюзного лидера без согласования с вышестоящей профсоюзной организацией.[468] Теперь на любой профсоюзной деятельности в стране можно поставить жирный крест.
    В класс наёмных работников входит большинство сельских жителей страны. В российской деревне, по данным Росстата, проживает сегодня 38,2 млн. чел. (2008 г.), или 27 % населения. По сравнению с 1996 г. численность сельского населения сократилась на 1,8 млн. чел. (городского — на 4,5 млн. чел.), но процентное соотношение городских и сельских жителей страны (73 и 27) остаётся неизменным с конца 80-х гг. прошлого столетия.[469] В 90-е гг. XX и начале XXI вв. на селе резко сократилось число работников коллективных хозяйств, появилась социальная группа батраков — рудимент исторического прошлого России, а также люмпенизированные группы населения, ибо «реформы» значительно ударили по уровню жизни российских крестьян. Средняя заработная плата в сельском хозяйстве — самая низкая из всех отраслей отечественной экономики. На протяжении последних десяти «капиталистических лет» среднемесячная начисленная заработная плата в сельском хозяйстве не подымалась выше 45 % от средней заработной платы по стране.[470] По официальной российской статистике, 42 % селян находятся сегодня за чертой бедности, а по социологическим вопросам — их более 60 %. По международным оценкам, в разряд бедных следует зачислить всё сельское население страны; бедность сельских поселений РФ превышает критическую массу в 5–6 раз.[471] Все это способствует люмпенизации и маргинализации класса российского крестьянства.
    Безусловно, к низшей страте российского общества следует отнести и большую часть работников бюджетной сферы, т. е. административный и педагогический персонал вузов, школ, училищ, больниц, научно-исследовательских учреждений, а также военнослужащих, в том числе кадровых офицеров. Общественный статус, материальное и финансовое положение «бюджетников» за годы «реформ» значительно снизились в сравнении с советским периодом, где они действительно занимали промежуточное место, являясь своеобразным «средним классом» страны. Однако, среди российской интеллигенции сегодня наличествует социальная верхушка, материальное обеспечение которой заметно отличается от положения большинства работников умственного труда. Это т. н. «цензовая интеллигенция» (ректоры, проректоры, деканы вузов, часть профессоров, директора школ, училищ, заведующие дошкольными учреждениями и т. п.), которая прикормлена властью и своими непосредственными «хозяевами», а потому служит им социальной опорой.
    Таким образом, можно говорить о том, что в РФ на сегодня сложилась новая социально-классовая структура, характерная для буржуазного общества. Высшая страта по уровню своих доходов, материальному обеспечению, положению в обществе и удалённости от народа значительно превосходит аналогичную страту в ведущих капиталистических странах планеты. Социально-правовой статус представителей низшей страты российского общества, уровень и качество их жизни не выдерживают элементарной критики и очень схожи с положением социальных низов в самых слаборазвитых странах мира. Кроме того, за рамками социально-классовой структуры находятся пенсионеры, группы лиц деклассированного типа (бездомные, проститутки, бандиты, алкоголики, наркоманы и т. п.), по существу выключенные из общественной жизни, но составляющие видимую и значительную часть городского и сельского населения страны.

Изменения в области здравоохранения

    Советская медицина по праву занимала одно из самых передовых мест в мире. По отзыву известного детского хирурга Л.Рошаля,[472] в СССР была создана медицинская система с «…почти совершенной структурой».[473] Тем не менее, с приходом к власти российских «демократов» здравоохранение подверглось кардинальным «реформам». В области здравоохранения в РФ был осуществлен переход к системе, сочетающей в себе обязательное государственное медицинское страхование людей и добровольное медицинское страхование физических и юридических лиц на основании прямых финансовых перечислений медицинским учреждениям. Осуществлённые «преобразования» привели к следующим изменениям. Во-первых, оказание государственной медицинской помощи ныне ставится в зависимость от наличия у гражданина медицинской страховки (полиса), получение которого в свою очередь обуславливается местом регистрации гражданина и фактом уплаты (не уплаты) им социальных взносов. Во-вторых, налицо тенденция сокращения перечня бесплатных медицинских услуг, предоставляемых гражданам государством. В-третьих, медицинские учреждения, в т. ч. государственные и муниципальные получили право предоставлять, а граждане — получать платные медицинские услуги на основании постановления Правительства РФ от 13 января 1996 года. В-четвертых, распределяют государственные финансовые и материальные средства среди медицинских учреждений различные государственно-частные медицинские фонды, действующие на всей территории России.
    На практике подобные изменения привели к тому, что, например, получение медицинской помощи в г. Москве гражданином зарегистрированным в г. Тамбове и не имеющим в столице постоянной работы, — является крайне проблематичным делом. Сокращение объема предоставляемых государством бесплатной медицинской помощи способствовало возрастанию доли расходов граждан на частные медицинские услуги. Больные люди, нередко, вынуждены приобретать на собственные средства дорогостоящие лекарства, медицинские препараты, а направленные на стационарное лечение — бинты, одноразовые шприцы, полотенца, простыни. Отсюда трансформация характера медицинского обслуживания населения, выражающаяся в ликвидации системы всеохватной и доступной медицинской помощи, объем и качество которой отныне зависит не только от социального статуса гражданина, но и от его материального положения.
    В целом, для государственной системы здравоохранения на рубеже столетий были характерны постоянное недофинансирование, перебои и недостаток простейших лекарственных препаратов, низкое качество обслуживания, снижение профессионального уровня медицинских работников, разрушение профилактической медицины, бюрократизация работы.[474]
    В 2007–2008 гг. стал осуществляться переход к лечению больных врачами общей практики, т. е. «специалистов» на все руки, наподобие тех, о которых в конце XIX в. писал Антон Чехов. Кроме того, нивелирована справедливость оплаты труда в медицине; повышение заработной платы медицинским сёстрам вызвало отток со своих рабочих мест узких врачей-специалистов. Численность самих врачей за годы «реформ» несколько выросла, но одновременно сократилось количество различных лечебных учреждений.[475]
    Сократилась также численность среднего медицинского персонала (с 1,7 млн. чел в 1992 г. до 1,5 млн. в 2006 г.), число больничных коек, врачебных амбулаторно-поликлинических учреждений, женских консультаций, детских поликлиник, фельдшерско-акушерских пунктов.[476] Фактически исчезла медицинская, санаторно-курортная база предприятий и учреждений. Перестала функционировать надёжная прежде система вакцинации населения. Это напрямую сказалось на здоровье граждан России.
    В начале 90-х гг. XX в. в стране резко увеличилось количество инфекционных заболеваний (брюшной тиф, дизентерия, дифтерия, грипп), вспыхнули ликвидированные при Советской власти такие заболевания, как сибирская язва. Общая заболеваемость населения по основным классам болезней (зарегистрировано больных с диагнозом, установленным впервые в жизни) возросла с 91,2 млн. (1992 г.) до 108,8 млн. (2006 г.) чел. Соответственно на 1000 чел. населения было зарегистрировано больных 614,6 в 1992 г. и 763,9 в 2006 году.[477]
    Особого внимания, по мнению ученых, требуют социально-обусловленные инфекционные болезни, в первую очередь туберкулёз и венерические болезни. Так, если в 1990 г. на 10 тыс. населения было зафиксировано 34,2 заболевания туберкулёзом, то в 2000 г. — 90,4. Заболеваемость сифилисом с 1990 по 1997 годы увеличилась в 64 раза. На территории страны только в 2006 г. по сравнению с 2005-м выросла заболеваемость коклюшем в 1,4 раза, сифилисом и гепатитом С — на 7,5 %, туберкулёзом — на 6,6 %.[478] Большую тревогу вызывает заболеваемость детей, что отмечалось в «Государственном докладе о состоянии здоровья населения РФ» (2000 г.). Из общего числа новорожденных только 28 % можно считать здоровыми, остальные появляются на свет уже больными или пополняют группу риска. Число здоровых дошкольников за последние годы уменьшилось в пять раз, в результате чего в школу сегодня поступают только 10 % здоровых детей. Среди учащихся 7-8-х классов систематически курят 8-12 %, в старших классах — 21–24 %. По словам Председателя Совета Федерации РФ С.Миронова, «в геометрической прогрессии» идет в России распространение СПИДа, причем среди жертв в основном молодёжь от 15 до 25 лет.[479] Не случайно, детская смертность в России в три раза выше, чем в Европе. Кроме того, значительно увеличилось число больных алкоголизмом, которых в стране сегодня насчитывается 4 млн. человек.
    Серьёзная угроза всему российскому обществу — наркомания. По данным директора Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков В.Черкесова, сегодня в РФ шесть миллионов потребителей наркотиков, а в наркобизнес втянуты свыше 200 тыс. человек. Причем, большая часть наркоманов — молодёжь. «И это на территории, — говорит чиновник, — которая 15–20 лет назад была чистой от наркотиков». Сложная ситуация в этом плане сложилась в областях Западной Сибири, районах приграничных с Казахстаном, в Поволжье, Ямало-Ненецком и Ханты-Мансийском автономных округах, в крупнейших городах, в т. ч. в Москве и С.-Петербурге.[480] В целом, исходя из вышеприведенных фактов, можно утверждать, что новая система здравоохранения принятая в РФ оказалась гораздо менее эффективной, нежели прежняя, действовавшая в Советском Союзе.

Образовательная система

    По оценкам западных экспертов и госслужащих, успехи СССР в космосе стали возможны благодаря хорошо выстроенной системе народного образования в стране. Советская школа (высшая, средняя, начальная и дошкольная) считалась лучшей в мире, но в конце 80-х годов прошлого века она была подвергнута тотальной критике со стороны «либерал-демократов», которых не устраивали основополагающие принципы советского образования. Поэтому правительством РФ в начале 90-х годов прошлого века был взят курс на трансформацию советской системы на основе западных стандартов. Руководители органов и учреждений образования отвергли ряд принципов, на основе которых была выстроена советская система образования: бесплатность, светскость, непрерывность, единство обучения и воспитания, всеобщность, а в отдельных звеньях и обязательность, связь с жизнью (трудовое воспитание). Правительство РФ отказалось от базового принципа единой общеобразовательной школы для детей и подростков, вне зависимости от социального статуса и материального положения их родителей, и стало поощрять создание школ для «элитных детей», финансирование которых осуществляется государством и частными компаниями, в т. ч. из-за рубежа. Образовательные учреждения стали функционировать на основе плюрализма учебных программ и методик, многие из которых напрямую копируют западные стандарты, не принимая во внимание огромные достижения русской (советской) школы.
    Ликвидация социалистической общественно-государственной системы наиболее зримо сказалась на подсистеме дошкольного образования. В конце 80-х гг. XX в. детские сады и ясли стали объектом идеологической кампании по дискредитации общественной системы воспитания детей, когда всё коллективное подвергалось уничтожающей критике, а затем многие из них прекратили своё существование в ходе экономических «реформ» Гайдара и Черномырдина. Значительная часть детских садов, яслей была перепрофилирована в торговые заведения, фирмы и конторы, а другая часть — просто перестала существовать в связи с ликвидацией предприятий, на балансе которых они находились. Столица России, например, за годы «реформ» лишилась почти одной тысячи садов и всех (245 в 1990 г.) яслей.
    В итоге, несмотря на строительство московскими властями детских учреждений, ликвидировать дефицит детсадов и яслей даже в «преуспевающей Москве» на сегодня не удалось. Так, в 2007 г. в дошкольные учреждения попали только 64 % москвичей детсадовского и ясельного возраста.[481] По России в целом, с 1990 по 2005 гг. количество дошкольных образовательных учреждений убывало в следующем порядке: 1990 г. (87,9 тыс.), 1995 г. (68,6 тыс.), 2001 г. (50,0 тыс.), 2004 г. (47,2 тыс.), 2005 г. (46,5 тыс.), 2006 г. (46,2 тыс.), а численность детей в них сократилась практически в два раза.[482] В тоже время, ввод в действие детских дошкольных учреждений в РСФСР и РФ происходил таким образом: 1980 г. (300 тыс. мест), 1983 г. (350 тыс. мест), 1987 г. (400 тыс. мест), 1990 г. (225 тыс. мест), 1992 г. (100 тыс. мест), 1994 г. (40 тыс. мест), 1996 г. (20 тыс. мест), 1998 г. (10 тыс. мест), 2000 г. (10 тыс. мест).[483] Как видно, убыль детских учреждений в стране совершенно не покрывалась строительством новых. Зато на этом фоне в РФ произошел рост дошкольных учреждений для детей с ограниченными физическими возможностями. По сравнению с 1990 г. число таких учреждений в 2002 г. выросло на 26,3 %.[484] Подобное стало следствием, в первую очередь, нарастания инвалидности среди детского населения страны. По официальным данным, если в 1990 г. в РСФСР на 10 тыс. детей было 43,1 инвалидов, то в 1997 г. соответственно 160,7, в 1998 г. — 199,3, в 1999 г. — 205,6, т. е. произошло пятикратное увеличение уровня детской инвалидности.[485]
    На рубеже веков существенным изменениям подверглась и подсистема среднего и средне-профессионального образования в стране. Согласно Конституции в Российской Федерации обязательным является получение гражданами основного общего образование,[486] т. е. учеба в 9 классах (реально это 8 классов, ибо после 3(4) — го класса российские школьники сразу же переходят в 5(6) — й класс — В.К.). В СССР обязательным являлось получение полного среднего образования, либо в средней общеобразовательной школе (10 классов), либо в средне-специальных учреждениях (ПТУ, техникум), где ее ученики помимо получения профессии должны были пройти программу за 9-й и 10-й классы средней школы. Численность общеобразовательных учреждений сократилась в последние годы с 70,3 тыс. в 1993/1994 учебном году до 57,9 тыс. в 2007/2008 уч. году. Уменьшилась за годы «реформ» и численность учащихся в российской школе. Если в 1991/1992 учебном году в начальных и средних общеобразовательных школах России насчитывалось 20,9 млн., то в 2002/2003 уч. году — 18,9 млн., а в 2007/2008 уч. году — 14,1 млн. учащихся.[487]
    Сеть средних учебных заведений в РФ включает в себя школы, интернаты, а также появившиеся недавно гимназии, лицеи, колледжи, кадетские корпуса, большая часть из которых созданы на базе прежних общеобразовательных школ. В средних учебных заведениях РФ для учеников отменены единая форма одежды, обязательность классно-урочной системы обучения. Форма одежды в школах, являющаяся обязательной и в царской и в советской России, в РФ стала также предметом идеологической борьбы. «Демократически» настроенные граждане, в т. ч. отдельные учителя считали её наличие признаком «казарменности» советской школы, «забывая» о том, что подобное имеет место в лучших образовательных учреждениях США и Западной Европы. Отмена школьной формы привела к падению общей дисциплины учащихся, а главное — к серьёзным психологическим травмам детей, чьи родители имеют низкие доходы и не способны как «другие» одеть и обуть своих чад.
    В школьную образовательную программу включены ныне новые предметы, такие как экономика, экология, основы безопасности жизнедеятельности, мировая художественная культура и др. Одновременно, идет процесс сокращения часов на изучение русской литературы, истории, на занятия физкультурой и трудом. В начале 90-х гг. XX в. была отменена в школах начальная военная подготовка, сегодня идёт процесс внедрения в школу в замаскированной форме религии. Кое-где учащимся дано право выбора предметов обучения в старших классах, за исключением обязательных, определяемых управленческими структурами. С 2006 г. сдача обязательных экзаменов осуществляется в виде тестирования в форме ЕГЭ (единый государственный экзамен), который с 2009 г. стал обязательным.
    Реставрация капитализма значительно ударила по средне-профессиональному образованию страны. Многие профессионально-технические училища, техникумы прекратили своё существование, либо были перепрофилированы, изменив своё наименование. Главное, однако, в том, что учиться в этих, зачастую даже переименованных в лицеи, колледжи и т. п. учебных заведениях стало, в отличие от советских времён, не престижно. В результате, уже в начале 2000-х гг. экономика страны ощутила серьёзный дефицит высококвалифицированных рабочих кадров и не случайно российские чиновники заговорили о необходимости воссоздания прежней системы. К примеру, один из них, руководитель Департамента жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства г. Москвы Артур Кескинов, высказался следующим образом: «…система ПТУ, как она раньше называлась, на сегодняшний день…практически разрушена. И это проблема. В своё время мы готовили не только менеджеров для руководства какой-то отраслью — готовили в первую очередь специалистов, которые работали на местах, исполнителей». На взгляд высокопоставленного московского чиновника, необходимо «…попытаться каким-то образом восстановить эту систему, сделать её плановой».[488]
    Кроме системы средне-профессионального образования, особую тревогу у специалистов вызывает политика правительства по ликвидации сельских малокомплектных школ, осуществляемая под предлогом экономии финансовых средств. За последние три года в РФ было закрыто почти 3 тысячи таких школ.[489] Дети и подростки этих школ переведены в районные центры, где, как считают чиновники Минобразования РФ, эффективность предоставляемых им образовательных услуг будет значительно выше, нежели в прежних учебных заведениях. В районные школы, по аналогии с США, детей и подростков доставляют на специальных школьных автобусах. Подобное решение породило множество проблем (наличие автобусов и водителей-профессионалов, обеспечение техники ГСМ, ремонтной базой, сокращение свободного времени у школьников),[490] которые ещё предстоит решать, хотя школы уже закрыты. Тем не менее, указанные проблемы, по нашему мнению, имеют второстепенный характер. Главное же состоит в том, что подобная политика приведет к дальнейшей деградации российской деревни, ведь школа на селе выполняет не только образовательные функции; там школа — основной компонент человеческого бытия, в особенности для молодых семей.
    Новыми явлениями для отечественной средней и средне-профессиональной школ стали массовые поборы с родителей учеников на «всевозможные нужды», в т. ч. ремонт учебных заведений, шикарные подарки учителям и т. п. мероприятия, падение среди школьников мотивации и дисциплины учебы, свидетельством чего стало появление в образовательных учреждениях милиции, охранных структур и даже школьных приставов (!). Всё это уже было в истории нашей страны в досоветскую эпоху. По нашему мнению, подобные явления вызваны не только общественными изменениями, но и своеобразной «школьной политикой» соответствующих управленческих структур страны, в основе которой переориентация школьного образования на оказание образовательных услуг, либерализация организации обучения, а также погоня за показателями бумажной «работы», либо за внешними эффектами (красота и оформление зданий, школьных двориков) и т. д. Тем самым школа из общественно значимого учреждения, где решались задачи обучения, воспитания, развития и т. д. превращается, по сути, в коммерческо-чиновничье учреждение с соответствующими услугами для детей и подростков. Задачи воспитания в школах занимают теперь второстепенное место, ушли в прошлое культивируемые в Советском Союзе подшефные связи («школа-производство», «школа-армия», «школа-семья» и т. п.), редко проводятся спортивные состязания, содержательные классные часы. Учительский корпус в РФ имеет стойкую тенденцию «старения», мужчины-учителя в школах нынче большая редкость, и в целом, качество «учительской страты» постоянно ухудшается из-за невысокого уровня достатка учительских семей, снижения социальной значимости профессии учителя и соответствующей образовательной политики.[491] Многие школы и образовательные учреждения не ремонтировались с советских времен, не пригодны к эксплуатации и потенциально опасны. К примеру, в 2008 г. большой общественный резонанс вызвало обрушение школы в Оренбургской области, в результате чего погибло несколько детей. А в краснодарской станице Солёная школа с 1992 г. функционирует в пяти строительных вагончиках. Это произошло после сноса прежней школы, взамен которой обещали построить новую. За прошедшие 15 лет «вагонная школа» успела сделать ни один выпуск, а многие её вчерашние выпускники привели в эту же школу уже своих детей, но новой школы так и не появилось.[492] Как тут не вспомнить бодрые доклады наших чиновников о развитии в средней школе инновационных и образовательных технологий, её компьютеризации и т. п.
    Высшая школа РФ в наибольшей степени подверглась реформированию на основе западных стандартов и образцов, прежде всего, американской модели образования, причем в России подобная политика, на взгляд учёных, проводилась сознательно и целенаправленно.[493] Идеология правительственной политики в области высшего образования сводилась к созданию многообразных типов высшего образования по срокам и программам профессиональной подготовки, формам обучения, установлению эквивалентности документов об образовании, децентрализации и демократизации управления высшей школой, развитию альтернативного государственному высшего образования. Как констатирует ректор РГСУ В.И.Жуков, ставя подобные цели, главный орган федерального управления образованием тем самым «…игнорирует отечественный опыт и российские традиции, принижает, а порой искажает советскую систему народного образования и абсолютизирует американскую модель».[494] Причем учёный считает, что дело не в том, чья система лучше, либо хуже, а в том, что они разные, построены на принципиально иных основаниях.[495] Заметим вдобавок, что насаждение искусственной образовательной среды для российских граждан может привести не только к неоправданным финансовым и материальным затратам, но и разрыву будущего образовательного слоя нации с широкими народными массами, а в конечном итоге, к их неспособности воспринимать и решать проблемы развития российского общества.
    Вестернизация российского высшего образования ярко выражена в образовательных документах, программах подготовки специалистов и практике его реформирования. Федеральными законами «Об образовании» (1996 г.) введены бакалавриат и магистратура, «Об автономных учреждениях» (2006 г.), — резко сокращена автономия вузов, допускается их приватизация. В 90-е гг. XX в. в стране появились негосударственные (коммерческие) высшие учебные заведения. В октябре 2003 г. был создан Национальный союз негосударственных вузов (НСНВ), президентом которого стал Игорь Ильинский.[496] Всего в настоящее время (на начало 2007/2008 учебного года), в России действует 1108 высших учебных заведений (1991 г. — 514), из них 450 — негосударственные, а остальные — государственные и муниципальные. Количество студентов превысило 7 млн. чел. (1991 г. — 2,8 млн. чел.), по охвату высшим образованием РФ входит в первую тройку стран мира.[497] Можно приветствовать подобные показатели, но в то же время за последние три года в стране сократилось на 25 % число бюджетных студентов (в СССР 100 % студентов учились за государственный счет); в 1980 г. на 10 тыс. населения приходилось 220 бюджетных мест, в 2004 г. — 205. Из общего количества российских студентов, только 40 % сегодня учатся за счёт бюджетных средств (в Германии — более 90 %, во Франции — более 80 %).[498]
    Основные вузы страны размещаются в г. Москве, г. С.-Петербурге, республиканских и областных центрах. Низкий уровень жизни не позволяет многим талантливым подросткам учиться в крупнейших городах страны. Так, в 2003 г. 30 % иногородних ребят, которые по баллам могли быть зачислены в московские вузы, отказались туда приезжать, т. к. жить в столице очень дорого, а вузовских общежитий катастрофически не хватает. Стипендия студента государственного вуза варьировалась от 400 до 600 руб. в 2004 г., от 600 до 900 руб. в 2007 г., составляя 22 % прожиточного минимума (в 1987 г. стипендия студента вуза составляла 80 % прожиточного минимума).[499] Выпускники государственных вузов не распределяются как раньше в советские годы, а самостоятельно занимаются своим трудоустройством. Причем многие из них, в конечном итоге работают не по специальности. Отсутствие работы, либо низкая заработная плата молодых специалистов приводят к выезду за границу наиболее одарённой и талантливой части российской молодёжи, т. е. к т. н. массовой «утечке мозгов».
    Среди проблем высшей школы России специалисты называют заметное снижение уровня подготовленности студентов и отсутствие у них серьёзной мотивации к учёбе. Высшее образование сегодня стало не личной и общественной потребностью граждан, а ступенью, чаще формальной, для индивидуального карьерного роста. При этом высшее образование в РФ устойчиво входит в тройку самых коррумпированных областей общественной жизни страны. Поэтому неудивительно, что свыше трёх четвертей экспертов констатировали либо негативное, либо противоречивое отношение населения страны к реформированию высшей школы, его перспективам.[500]
    Как показывает анализ обществоведческой литературы, для всей системы российского образования характерны такие явления, как сокращение количества работников педагогической сферы, снижение качества их подготовки; низкий уровень финансирования образования в РФ (3–4 % от ВВП, тогда как в СССР в начале 70-х гг. XX в. — 7 %, а в развитых странах Западной Европы сегодня — более 5 %);[501] нарастание бюрократизации и бумаготворчества со стороны управленческих структур и др. Многие учёные, специалисты, работники образования критически оценивают присоединение РФ к т. н. «болонскому процессу»,[502] введение в школах ЕГЭ, резко выступают против коммерциализации образования, внедряемой в вузах системы бакалавриата и магистратуры.[503] Особенно остро стоит проблема ЕГЭ в школах, который, по нашему мнению, уродует личность подростков, формируя у учащихся шаблонное, трафаретное мышление. Пресловутый ЕГЭ превращает учебный процесс в школе в зубрилку по натаскиванию учеников и нисколько не решает задачи доступности и снижения коррумпированности высшего образования. В последнем случае, как это показал ЕГЭ 2009 года, коррупция перешла на уровень школ, департаментов образований районов и городов. Не случайно, лучшие аттестаты по результатам ЕГЭ привезли выпускники периферийных центров страны. Тем не менее, несмотря на многочисленные выступления общественности, Минобрнауки РФ во главе с Фурсенко продолжает свои «преобразования» при полной поддержке президента и правительства РФ.
    Следствием подобной «реформаторской» политики стали такие, невиданные прежде в стране явления, как сокращение числа учащихся учебных заведений, дефундаментализация учебных программ, коммерциализация образования, бессистемность и низкий уровень знаний у обучаемых. По данным Росстата, на 1 октября 2004 г. в РФ более 12 тысяч детей и подростков в возрасте от 7 до 15 лет вообще нигде не учились (специалисты называют цифру в 2 млн. детей — прим. авт.), во второй половине 90-х гг. XX в. в Вооруженных Силах России появились неграмотные солдаты.[504] В 2007 году, по данным заместителя председателя Комитета Государственной думы РФ по образованию и науке В.Ивановой, в стране насчитывалось уже 14 тыс. безграмотных детей.[505] Падение уровня и качества образования у российских школьников особо заметно в сравнении с аналогичными показателями в других странах. Так, по результатам изучения уровня образования подростков (исследованием было охвачено 265 тыс. школьников в возрасте 15 лет из 31 страны мира), которое было проведено Организацией по экономическому сотрудничеству и развитию (ОЕСО), Россия заняла 25-е место.
    Лидия Антонова, министр образования правительства Московской области, комментируя подобные сногсшибательные «результаты», особо отметила, что российские школьники заняли 27-е место по владению родным языком, 22-е место по математике и 26-е по естественным наукам.[506] Более того, как пишут специалисты падает уровень подготовки даже участников внутрироссийских Олимпиад, хотя по официальным данным, количество школьных медалистов в России растёт.[507] Нет сомнений, всё вышесказанное свидетельствует о снижении образовательного уровня граждан России, невысоком качестве обучения в российских средних и высших учебных заведениях. И не случайно, если по уровню образования СССР занимал первые места в мире, то уже в 1995 г. Российская Федерация скатилась на 8–9 место, а в начале нового тысячелетия сошла на 50–55 места и оказалась согласно экспертизы ЮНЕСКО, проводившейся в 65 странах мира, в середине третьей — худшей группы из обследованных стран.[508] Подобные показатели, на наш взгляд, несомненно свидетельствуют о деградации образовательной системы страны.

Положение людей старшего возрастав в РФ

    В Советском Союза в соответствии с Конституцией СССР всем гражданам страны гарантировалась выплата за счёт государства и колхозов различных пенсий. Граждане СССР полностью освобождались от каких-либо взносов в фонд социального страхования, из которого и выплачивались различные пенсии. Сами же средства социального страхования формировались из страховых взносов, уплачиваемых предприятиями и учреждениями в размере от 4,4 до 14 % к фонду заработной платы, а у колхозников фонд социального обеспечения образовывался за счёт отчислений от валового дохода колхозов и ассигнований по государственному бюджету.[509] Возраст, дающий право на пенсию по старости, был установлен следующий: мужчины — 60 лет, женщины — 55 лет (США — соответственно 65 и 65 лет; Великобритания — 65 и 60 лет; ФРГ — 63–65 и 63–65 лет, Франция — 70 и 70 лет). При этом многим категориям трудящихся СССР было предоставлено право выхода на пенсию на 5-10 лет ранее указанных сроков, а средний размер пенсии, как правило, превышал 50–55 % заработка.[510] Минимальный размер пенсии по возрасту составлял в начале 80-х годов: у рабочих и служащих — 50 руб., у колхозников — 40 руб. в месяц.[511] Средняя пенсия по возрасту в 1989 г. составляла 112 рублей.[512]
    Система пенсионного обеспечения граждан, сложившаяся в советские годы, подверглась в новой России радикальному реформированию. В первую очередь, пенсионные отчисления стали осуществляться из заработной платы наёмного работника. Во-вторых, остался в прошлом 100 % охват граждан пенсионным обеспечением. Отныне, неработающие граждане, а также работающие в сфере «малого бизнеса» легальным либо нелегальным порядком, волей своих «хозяев» были исключены из числа тех, кому в будущем будет выплачиваться пенсия по старости. В-третьих, сложившаяся прежде система начислений пенсией неоднократно корректировалась в сторону уменьшения различных коэффициентов за выслугу лет, трудовые заслуги, характер работы и т. д. Так, поначалу сокращены были соответствующие надбавки северянам и жителям других отдалённых районов, а также «чернобыльцым» и «афганцам». «Демократическое» правительство РФ исключило из пенсионного стажа учёбу в вузе, прохождение срочной службы в рядах Вооружённых сил, не стало засчитывать жёнам офицеров время их пребывания в гарнизонах, где какая-либо работа вообще отсутствовала. А выплачиваемые пенсии стали настолько мизерными, что старшее поколение россиян было превращено в огромную группу попросту нищих людей, для которых даже оплата поездки из пригорода в город стала невыносимой с материальной точки зрения. Именно тогда на улицах крупнейших городов появились старики, роющиеся в мусорных баках с целью поиска продуктов питания, либо одежды.
    В начале 2000-х годов новым руководством страны было громко заявлено о начале пенсионной реформы. С 1 января 2002 г. для большинства граждан, кроме федеральных госслужащих, военнослужащих, участников Великой Отечественной войны, нетрудоспособных (инвалидов) и пострадавших в результате радиационных или техногенных катастроф людей, было отменено право на пенсию по государственному пенсионному обеспечению. Одновременно была изменена методика расчёта пенсий. По новому Федеральному закону № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» (декабрь 2001 г.), трудовая пенсия по старости стала состоять из следующих частей: 1) базовой части; 2) страховой части; 3) накопительной части. При этом вместо ориентации при повышении размера пенсий на уровень средней заработной платы, как это было определено законом № 113-ФЗ «О порядке исчисления и увеличения государственных пенсий» (1997 г.), в РФ стала использоваться методика привязки пенсий к уровню инфляции в стране. При намерениях правительства всё более снижать инфляцию, совершенно очевидно, что существенного повышения размера пенсий для большинства российских граждан в этом случае не предвидится.
    В результате подобных новаций российские пенсионеры по-прежнему являются самой бедной категорией населения, а условия жизни подавляющего большинства из них, — являются весьма скромными. С началом нового тысячелетия средний размер месячных пенсий балансирует исключительно на грани прожиточного минимума для пенсионеров, что можно наблюдать из следующего цифрового ряда. По сведениям Росстата, в 2000 г. средний размер пенсий и прожиточный минимум для пенсионеров были 694,3 и соответственно 909 руб., в 2002 г. — 1379 и 1379 руб., в 2004 г. — 1915 и 1801 руб., в 2006 г. — 2726 и 2731 руб., в 2007 г. — 3086 и 3065 руб. соответственно.[513] При этом следует учесть, что установленный правительством «прожиточный минимум» сегодня значительно ниже чем в 1991 г. и не соответствует реальному уровню выживания людей. Отсюда следует, что уровень пенсионного обеспечения наших граждан находится на недопустимо низком уровне. Данный уровень пенсионного обеспечения несопоставим не только с уровнем пенсионного обеспечения европейских стран и США, но и многих бывших республик СССР. Более того, в России на пенсионера в месяц государство выделяет столько средств, сколько в европейских странах в сутки тратится на содержание заключенного в тюрьме. Кроме того, пытливые граждане подсчитали, что даже немецкие военнопленные получали в нашей стране паёк, который по своей покупательной стоимости был выше, нежели пенсия наших сограждан.
    Зарубежные и отечественные специалисты отмечают, что в РФ систематически нарушается 102-я Конвенция Международной организации труда (МОТ), которая предписывает рассчитывать пенсии так, чтобы их размер был не менее 40 % от утраченного заработка. В России эти нормы нарушаются с середины 90-х гг. и не превышают 25 %. В 2007 г. при средней зарплате 13 527 руб. уровень её пенсионного замещения, как нетрудно подсчитать, составил 22 %.[514] Для сравнения: коэффициент замещения пенсией зарплаты составляет в Эстонии — 41 %, Литве — 55 %, Словакии — 63 %, Латвии и Польше — 78 %, Чехии — 78 %, Словении — 82 %, Венгрии — 102 %. В Европе на пенсии направляется 12 % ВВП, тогда как в России — 4,6 %.[515]
    Серьёзную озабоченность у учёных и простых граждан вызывает финансовое состояние Пенсионного фонда России. По подсчетам экономистов, в 2007 г. дефицит ПФР составил более 250 млрд., а к 2008 году увеличился до 500 млрд. рублей. При всем этом ежегодно растут ведомственные расходы фонда. В период руководством ПФР М.Зурабовым в ряде городов России были отстроены за счет средств пенсионеров фешенебельные офисы-дворцы ПФР. В частности, на строительство здания фонда в Казани ушло 300 млн. руб. (пенсионный дворец в 10 этажей, с зеркальными стенами и 4-х этажными пристройками; общая площадь здания 11000 кв. м), Владивостока — 100 млн. руб., Нижнего Новгорода — 170 млн. руб., Рязани — 60 млн. руб., Ульяновска — 30 млн. руб., Смоленска — 50 млн. руб. и т. д..[516] Огромные средства уходят из ПФР на оплату труда чиновников, закупку компьютеров и канцелярских принадлежностей. В тоже время, главы фонда М.Зурабов и Г.Батанов награждены В.В.Путиным орденом «За заслуги перед Отечеством».
    С целью привлечения частных инвесторов правительством созданы негосударственные пенсионные фонды (НПФ), которым доверились несколько сотен тысяч россиян. На конец 2006 г. было зарегистрировано 337 НПФ, одна треть, которых, по всей видимости, фиктивны. Как пишет корреспондент московской газеты Г.Воскресенский, «эксперты давно уже предполагают, что большинство этих НПФ работают по принципу финансовой пирамиды. Так, по данным Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР), до сотни частных пенсионных фондов сейчас либо вообще не работают, либо изображают видимость деятельности». При этом только на двадцать два таких фонда ФСФР подала в конце 2006 года документы в суд.[517]
    В целом, в результате действий российского правительства пожилые люди в РФ (36 млн. пенсионеров), чьим трудом и здоровьем создано богатство страны, находятся буквально на грани выживания. Сама же пенсионная реформа, несовершенная с точки зрения материальной и социальной справедливости, находится под угрозой, аналогичного дефолту конца 90-х гг. XX столетия.

Жилищная политика правительства

    Принципиальным изменениям по сравнению с советским периодом истории подверглась жилищная политика Российского государства. Если ранее государство гарантировало получение жилья каждой семье, поддерживало беспрецедентно низкие цены на услуги ЖКХ, то отныне, в соответствии с доктринальными идеологическими установками, главной целью правительственной политики стал перевод жилищной сферы «в безубыточный режим функционирования» при сохранении социальных гарантий в отношении малоимущих и иных указанных в законодательстве граждан. Иными словами, правительство РФ намерено перевести жилищный фонд и ЖКХ в рыночную стезю, отказавшись от гарантированного обеспечения каждой семьи жильем и предполагая заботиться в этом отношении только о малоимущих гражданах. Для достижения данной цели правительство предполагает решение следующих задач: изменение системы оплаты жилья и коммунальных услуг; содействие гражданам, участвующим своими средствами в улучшении собственных жилищных условий; привлечение внебюджетных сфер в жилищное строительство; развитие частной собственности на землю и иную недвижимость в жилищной сфере; создание конкурентоспособной среды, поддержка предпринимательства.[518] Тем самым, по существу правительство перекладывает на плечи самих граждан решение важнейшего вопроса жизни населения.
    Главным инструментом жилищной политики в России стали федеральные жилищные программы. С целью её реализации в 90-е гг. была разрешена приватизация и купля-продажа жилья, резко, в сторону увеличения изменены цены на жилищно-коммунальные услуги, а коммерческие банки приступили к выдаче разнообразных кредитов и обналичиванию сертификатов под строительство жилья. В 2002 г. была принята федеральная целевая программа «Жилище», рассчитанная до 2010 года. Основным средством выполнения данной программы предложено считать ипотечный кредит, создание рынка жилья, проведение реформы ЖКХ и т. п.
    Результаты выполнения федеральной жилищной программы «Жилище» удручающие. Объём жилищного строительства в РФ значительно меньше, чем в РСФСР советского периода истории. Так, если в 1970 г. в РСФСР было введено в действие общей площади жилых домов 58,6 млн. м2, в 1980 г. — 59,4 млн. м2, в 1985 г. — 62,6 млн. м2, в 1990 г. — 61,7 млн. м2, то уже в 1992 г. — 41,5 млн. м2, в 1994 г. — 39 млн. м2, в 1995 г. — 41,0 млн. м2, в 2000 г. — 30,3 млн. м2, в 2002 г. — 33,8 млн. м2, в 2004 г. — 41 млн. м2,в 2005 гг. — 43,6 млн. м2, в 2006 г. — 50,6 млн. м2, в 2007 г. — 61,0 млн. кв. метров.[519]
    Таким образом, через 16 лет «прогрессивных рыночных преобразований» Россия пока только приблизилась к показателям «проклятого социализма» образца 1990 года. При этом, если в СССР всё построенное жилье передавалось гражданам, да ещё и бесплатно, то в РФ лишь небольшая часть квартир отдана бесплатно т. н. «очередникам», а остальная — выброшена на рынок. Так, по данным Росстата, в 1992 г. из 9,6 млн. семей, стоявших в очереди, получили жильё 10 % семей, соответственно в 1995 г. из 7,6 млн. — 8 % семей, в 2000 г. из 5,4 млн. — 4 % семей, в 2004 г. из 4,1 млн. — 5 % семей, в 2006 г. из 3,1 млн. — 4 % семей.[520] Причём, динамика сокращения численности т. н. «очередников» объясняется не получением ими жилья, а ликвидацией очереди на получение жилья как таковой в силу прекращения существования предприятия, учреждения. Как видно, при сохранении динамики выдачи жилья в 2000-х годах, оставшиеся «очередники» имеют шанс получить крышу над головой не ранее чем через 20–25 лет. Если учесть, что в большинстве своём граждане в очереди находятся ещё с советских времён, то общая продолжительность «очереди» будет равна 35–40 годам. За такое время, судя по продолжительности жизни в РФ, большей части граждан уже не будет.
    В тоже время, построенные квартиры в большей части оказались в собственности исключительно состоятельных лиц России и других государств. Ипотекой же пока воспользовалось только 0,035 % населения России, ибо в 2000 г. средняя цена за квадратный метр на первичном рынке жилья составляла 8678 руб., в 2002 г. — 12939 руб., в 2004 г. — 20810 руб., в 2006 г. — 36221 руб., в 2007 г. — 47482 рубля.[521] Тем самым, средняя цена на жильё с 2000 г. выросла в 5,5 раза. Нетрудно подсчитать, что в период нахождения у власти «социально ответственного правительства» под главенством В.Путина на среднюю зарплату среднестатистический гражданин РФ мог приобрести в 2000-х гг. не более 0,4 м2(средняя заработная плата в 2000 г. — 2223 руб., в 2002 г. — 4360 руб., в 2004 г. — 6739 руб., в 2006 г. — 10633 руб., в 2007 г. — 13527 руб.). Самые низкие цены на жильё в Южном федеральном округе (в 2007 г. — 32221 руб. за кв. метр), но даже там среднестатистическому гражданину РФ не удастся купить на среднюю зарплату и одного квадратного метра.[522] Как пишет академик Н.Петраков: «…если сопоставить уровень доходов российских граждан…с уровнем цен на жильё, то становится ясным: купить квартиру для подавляющего числа принципиально невозможно (выделено нами — В.К.)».[523] Трудно вообще понять, как при таких низких доходах граждан и высоких ценах на жильё можно говорить людям об ипотеке?
    Особую тревогу вызывает состояние системы жилищно-коммунального хозяйства, которая находится в глубочайшем кризисе. По данным бывшего министра регионального развития РФ Владимира Яковлева, коэффициент износа жилищного фонда и оборудования на сегодня превышает 60 %, почти 93 миллиона квадратных метров составляет ветхое и аварийное жильё, 58 % предприятий в сфере ЖКХ убыточны. Кредиторская и дебиторская задолженности составляют по 300 миллиардов рублей каждая. И это несмотря на то, что в среднем по России уровень оплаты гражданами жилищно-коммунальных услуг составляет 87,8 %. По мнению В.Яковлева, виновны в сложившемся положении не только министерство, но и депутаты Государственной думы, которые обеспечивают принятие соответствующей законодательной базы, а также правительство РФ, не выделяющее необходимых бюджетных средств.[524]
    Из-за аварий в системе ЖКХ характерным явлением стало массовое замерзание в РФ сёл, посёлков, городов и целых регионов, хотя метеорологами отмечается за последние 15 лет устойчивое повышение температуры зимой. В частности, в 2000 г. вышли из строя теплотрассы в 4 регионах, а уже в 2002–2003 гг. — в 30 (из 89), причем пострадало из-за аварии 15 млн. человек.[525] Тем не менее, кардинальных мер по исправлению сложившейся ситуации не принимается. Более того, в 2008 г. введён в действие новый Жилищный кодекс, в соответствии с которым содержание ЖКХ возлагается исключительно на самих граждан. Тем самым, речь идёт, по всей видимости, о глубинном непонимании «реформаторами» уклада жизни российского социума. Превращать изношенный ЖКХ в объект рынка в такой северной стране как Россия, с такими низкими доходами как у её граждан, означает только одно, — считать народ не объектом социальной политики, а средством, прежде всего обогащения т. н. «элиты». Не случайно, председатель комиссии Общественной палаты по вопросам регионального развития и местного самоуправления Вячеслав Глазычев среди наиболее «болевых» точек реформы ЖКХ признал ввод в действие нового Жилищного кодекса. Инициатором принятия данного закона в Государственной думе стала фракция политической партии «Единая Россия», которая отвергла доводы оппозиции. В.Глазычев предложил поправки в Жилищный кодекс, которые, в случае их отклонения будут, по его мнению, означать «…моральную катастрофу Государственной думы по ключевому, жизненному вопросу, куда более значительному, чем принятие 122-го закона о монетизации льгот».[526]
    Реальным следствием реставрации в стране капиталистического строя и жилищной политики правительства стало наличие в стране десятков и сотен тысяч т. н. обманутых дольщиков жилья, осуществление всё более разнообразных и жестоких по своей сути махинаций на жилищном рынке, часто заканчивающихся «исчезновением» пожилых и одиноких людей, т. е. собственников жилья. Вообще, жильё, квартиры в России стали своеобразным «яблоком раздора», т. е. предметом нескончаемых ссор, судебных тяжб даже между самыми близкими родственниками (вспомним К.Маркса: «частная собственность разъединяет, а не объединяет» — В.К.).
    Возродилось явление, о котором гражданам России было известно ранее только по литературе XIX — начала XX в., а именно появление тысяч бездомных, тем или иным путём лишившихся крыши над головой. Причем, отныне, за неуплату квартирной платы любой человек может быть лишён своего жилья. Бездомные, по милицейским сводкам «бомжи» (без определённого места жительства — В.К.), — заполонили ныне рынки и вокзалы, чердаки и подвалы, метрополитен и домовые подъезды. Москвичи, граждане других городов уже не обращают на них внимания, отворачивают лица при их появлении. Реально это и есть та самая «свобода», которую обещали нам «демократы» во главе с Ельциным, Гайдаром, Чубайсом и K°. «Свобода», при которой бездомный несвободен даже от явлений природы. А в целом, властью созданы условия, при которых гражданин, потеряв жильё, обречён в суровых российских условиях на смерть, а в лучшем случае на элементарное бродяжничество при утрате им личностных, человеческих качеств.
    Таким образом, политической «элитой» России проведён демонтаж сложившейся ранее социальной политики государства. Новая социальная парадигма власти направлена на «уход» государства из социальной сферы, сокращение объёма и характера предоставляемых населению социальных прав и гарантий. Граждане РФ брошены на произвол судьбы, в стихию необузданного капиталистического рынка.

§ 4. Повседневная жизнь в РФ

Социальные контрасты

    За истекшее время повседневная жизнь, статус многих социальных групп в РФ изменились качественно. Прибывшим в РФ сегодня бросается в глаза огромное социальное расслоение российского общества. По официальной статистике, в России доходы самых богатых и самых бедных соотносятся сегодня как 20:1, а по данным учёных — 40:1, в Москве же — 100:1 (в СССР — 4:1, в Англии — 7,8:1, во Франции — 8:1, США — 9,8:1).[527] В новой России по доходам на первое место выдвинулись различные коммерсанты и предприниматели, банкиры, госслужащие, юристы, актёры и другие деятели шоу-бизнеса, журналисты СМИ. Напротив, по сравнению с советским периодом, на социальное дно опустились рабочие, крестьяне, учителя и врачи, работники культуры, военнослужащие. Причем доходы самых обеспеченных социальных групп в России превысили даже общемировые показатели. Например, банковские топ-менеджеры в Москве получали до кризиса по 7-10 млн. долл. в год, тогда как их «коллеги» в Нью-Йорке, всего по 2–3 миллиона.
    Российские чиновники, входящие в советы директоров различных компаний («Газпром» и др.), имеют доходы в 4 млн. долл. в год, что также значительно выше, чем у их заокеанских собратьев.[528] Для сравнения, в среднем рабочие России со стажем и высокой квалификацией имеют сегодня доход в размере 200–250 тыс. руб. в год, крестьяне — 50–60 тыс. руб., учителя и врачи — 150–200 тыс. руб., офицеры (от лейтенанта до полковника) — от 100 до 300 тыс. рублей. Подобное социальное расслоение следует считать опасным.
    Новейшая российская история позволила сказочно обогатиться отдельным представителям российского бизнеса и чиновничества. Высокие доходы качественно изменили жизнь 5-10 % населения страны. Виллы и фешенебельные дома в стране и за рубежом, которые, на порядок превосходят не только государственные дачи бывших партийных деятелей СССР, но и императорские дворцы, регулярные выезды за границу, в т. ч. на просмотр футбольного матча, обучение и лечение за рубежом своих родственников, вооружённая охрана, парк разнообразных автомобилей, личные самолёты и яхты и т. д., — всё это характеризует жизнь узкого, но достаточно влиятельного буржуазного класса в России.
    Российские олигархи вкладывают огромные средства в приобретение недвижимости, произведений искусств, спорт и средства передвижения. Так, один из них, Роман Абрамович, сегодня обзаводится самым дорогим домом в Великобритании, в котором имеется восемь спален, бассейн, кинотеатр, сауна, огромный гараж, блок квартир для прислуги. Особняк обойдётся Р.Абрамовичу не менее чем в 296 млн. долл. Любовь к искусству подвигла этого российского олигарха на покупку картин Ф.Бэкона и Л.Фрейда на сумму 86,3 и 33,6 млн. долл. соответственно.[529] Кроме того, Абрамович стал владельцем уникальной яхты с подводной лодкой на борту, английского футбольного клуба «Челси», для которого, он, в частности, приобрёл за 50 млн. евро бразильского форварда Роналдиньо. Эта сумма (1 млрд. 750 млн. руб.) в 12 раз больше, чем выделило правительство РФ, например, на празднование 200-летнего юбилея Н.В.Гоголя.[530] Стоит, однако, заметить, что большая часть россиян не испытывает радости от таких покупок, ибо, согласно опросу ВЦИОМ, 72 % граждан, и даже 56 % предпринимателей, полагают, что все крупные состояния в России нажиты нечестным путём.[531]
    Реставрация капиталистического строя привела к появлению в стране социальных групп, ранее известных советскому человеку, в основном, по пьесе А.М.Горького «На дне» и западным кинофильмам. Города, в меньшей степени сёла и деревни, заполонили бездомные, нищие, попрошайки, наркоманы, хронические алкоголики, проститутки, беспризорники. В XXI в. в РФ распространённым явлением стало рабство. Телевидение, другие СМИ пестрят сообщениями о случаях купли-продажи людей, о силовом принуждении к труду. Не мало фактов, когда предприимчивые бизнесмены приобретают себе невольников путём обмана, обещая заработок, а затем насильно удерживают у себя бесплатную рабочую силу, даже заковывая людей в цепи.[532] Российские девушки и молодые женщины большим потоком через многочисленные «фирмы» переправляются в азиатские и европейские бордели.
    Проблема рабства приобрела в России настолько острый характер, что побудила депутатов Государственной Думы провести по ней парламентские слушания, на которые были приглашены представители прокуратуры. Заместитель генерального прокурора РФ В.Колесников сообщил, что в последнее время произошёл значительный рост числа «посягательств, квалифицируемых как торговля людьми». В 2004 г. официально было зарегистрировано 17 таких случаев, в 2005 г. — уже 60. В 2005 г. было выявлено 20 случаев «использования рабского труда», более 360 фактов вовлечения в занятие проституцией, установлено 257 потерпевших; совершено более 1 тыс. преступлений связанных с организацией занятием проституцией, в т. ч. содержанием притонов. По официальным данным, в проституцию вовлечено 400 тыс. российских женщин, но работники прокуратуры считают, что в действительности их насчитывается 1 млн. человек. Представитель генпрокуратуры констатировал, что растёт подневольная эксплуатация, особенно сексуального характера в отношении детей. В 2003 г. от этого пострадало более 3800 детей, в т. ч. 5 детей были убиты, в 2005 г. пострадало уже около 5 тыс. малолетних, из них 9 чел. были убиты. В два раза выросло число развратных действий в отношении детей, не достигших 16-летнего возраста: в 2003 г. их было 813, в 2005-м — уже 1550. Причем, более половины пострадавших мальчики.[533]
    Положение детей и подростков в РФ вообще один из самых ярких показателей деградации российского общества. В конце 80-х гг. антисоветчики любили говорить, что уровень развития всякого общества измеряется положением в ней детей, стариков и инвалидов. Не раз они напоминали нам, что ни одна революция не стоит «слезинки ребёнка». Сегодня, по данным председателя Детского фонда страны писателя Альберта Лиханова, в России из 27 млн. детей и подростков (в 1991 г. — 40 млн.), 800 тыс. — дети сироты и лишённые родительского попечения (по неофициальным данным 2–3 млн. чел. — В.К.), тогда как после Великой Отечественной войны сирот было менее 700 тысяч. В стране 1342 специальных коррекционных интерната, где живут 157 тыс. детей с задержкой психического развития. В РФ 700 тыс. детей-инвалидов, 3 млн. школьников, попробовавших наркотики и состоящих на учёте. Около 10 млн. детей живут в малоимущих семьях, около 400 тыс. детей состоят на учёте в милиции, 10–15 тыс. находятся в колониях для совершеннолетних, в спецшколах и специнтернатах.[534] По самоубийственному признанию президента Д.Медведева, в 2008 г. жертвами преступного насилия стали 126 тыс. детей, погибло 1914 детей, 2330 — подверглись насилию, в розыске — 12,5 тыс. несовершеннолетних.[535]

Образ жизни и нравы

    Доминирующие ценности российских «буржуа» стремительно эволюционируют в сторону комфортных, материальных условий жизни. Собственная удобная квартира, приличная машина «иномарка», хороший загородный дом, обучение детей в престижных учебных заведениях, отдых за рубежом — всё это считается необходимым набором «пакета жизни» «новых русских» и тянущихся к ним обывателей. Для удовлетворения потребностей «новых русских», соответствующим образом меняется сфера услуг и торговли. В РФ появились невиданные прежде в Советском Союзе увеселительные заведения, в т. ч. стриптиз-клубы, неофициальные «дома терпимости», а попросту публичные заведения, казино и игорные дома. Полный набор таких «услуг» ежедневно предлагается гражданам и в Москве и за её пределами вполне открыто, через такие массовые газеты как, например, столичный «Московский комсомолец» и др. В стране как грибы растут супермаркеты, в т. ч. для самых высокооплачиваемых граждан. В Москве, например, открылся магазин для мультимиллионеров, где продаются любые «олигархические аксессуары», включая роскошные яхты и частные самолёты, бриллиантовое перо в 23 карата за 1,2 млн. долл., американское джакузи стоимостью 36 тыс. долларов. «Наш лозунг — «Миллионерам вход воспрёщен». Если у вас всего один миллион, вы не сможете позволить себе посещение нашего магазина», — говорят организаторы данного проекта.[536] Вообще образ жизни российской «элиты», как небо и земля отличается от жизни большинства граждан. На этой разнице, отдельные, предприимчивые граждане зарабатывают хорошие деньги. Так, в российской столице некая фирма за 7 тыс. евро предоставляет возможность богатым гражданам провести одну ночь в Москве в качестве официанта, водителя такси, бомжа, но владелец фирмы С.Князев утверждает, что среди его клиентов особой популярностью пользуются «роли» попрошаек и проституток.[537]
    В тоже время, по сравнению с периодом социализма, жизнь подавляющего большинства граждан утратила чувство уверенности в завтрашнем дне, а, порой и самого смысла. Непрерывная работа, малоинтересная и низкооплачиваемая, которую, граждане страшатся потерять в силу боязни оказаться без каких-либо доходов, накладывает отпечаток на весь их образ жизни. В любом городе и поселении страны ежедневно можно увидеть людей, роющихся в мусорных баках и мусорных свалках, нищих с протянутой рукой, спившихся и опустившихся граждан. Из-за массового закрытия заводов и фабрик, разрушения колхозов и совхозов, в РФ в отличие от СССР появилась масштабная внутренняя миграция, главным образом трудоспособного населения с целью приобретения какого-либо заработка. Из различных регионов страны (Дальний Восток, Северный Кавказ, Поволжье), а также из бывших советских республик в Москву, С.-Петербург и др. крупные города едут люди в поисках работы. Труд т. н. «гастарбайтеров» приобрёл в России массовый характер, ибо бизнесмены и чиновники экономят значительные средства на дешёвой и бесправной рабочей силе. Огромная рать трудовых мигрантов из различных регионов России, Средней Азии, Молдавии, Украины живёт и работает в РФ фактически в рабских условиях, выполняет, как правило, грязную и малоквалифицированную работу.[538] Отсюда, рост числа правонарушений, совершаемых мигрантами. Например, в Москве по милицейской статистике, 70 % изнасилований, 30 % убийств и 50 % мошенничеств совершаются приезжими.[539]
    В целом, как показали материалы международного исследования, за последние 20-летие общественное положение большинства россиян ухудшилось. Степень снижения социального самочувствия в России была наибольшей среди стран, в которых проводился опрос. Так, в России к низшему слою общества себя относят 44,1 % респондентов, а в Польше — 28,1 %, тогда как к высшему слою — 4 % и 9,5 % соответственно. Учёные констатировали, что в России ощущение потерь от реставрации капитализма гораздо интенсивнее, «…здесь наблюдается наибольшее смещение вниз, к низшим ступеням субъективно ощущаемой структуры общества».[540]

Уровень, условия и качество жизни

    В сравнении с периодом социализма резко упал уровень жизни населения страны. Соотнеся средние зарплаты и цены на основные товары, можно увидеть мощный провал в уровне жизни наших граждан, последовавший за развалом Советского Союза. К примеру, в 1987 г. среднемесячная оплата труда колхозников составляла в СССР 167 руб.,[541] на которые можно было купить тогда по цене 20 коп. 835 батонов белого хлеба. При В.Путине, в «тучный» 2007 год в России среднемесячная номинальная начисленная заработная плата работников сельского хозяйства, охоты и рыболовства составила 6127,7 рублей.[542] В Москве, в самом дешёвом магазине типа «Пятёрочка», на эти деньги по цене 10 руб. можно было купить только 613 батонов белого хлеба. Нет нужды доказывать, что в 90-х годах прошлого века данный показатель был ещё ниже.
    Головной болью многих россиян стал постоянной рост цен на различные товары и услуги. Для многих граждан, в особенности людей старшего возраста, регулярные скачки цен являются весьма чувствительными. По данным Федеральной службы госстатистики, в стране за последние 10 лет цены на продовольственные товары выросли в 3,1 раза, медицинские услуги — в 2,6 раза, строительные материалы — в 2,5 раза, бытовые услуги — в 2,2 раза, на одежду и бельё — в 2,2 раза, на услуги дошкольного воспитания — в 2,7 раза, на услуги организаций культуры — в 2,1 раза.[543] Москва и С.-Петербург входят в десятку самых дорогих по стоимости жизни городов мира. По данным последнего ежегодного исследования, проводимого экспертами ООН на основе сравнения потребительской корзины, составленной из 128 наименований товаров, Москва заняла второе место (после столицы Норвегии г. Осло — В.К.) по дороговизне жизни среди европейских городов. Однако Норвегия по уровню жизни занимает второе место в мире, тогда как Россия — только 67-е.[544]
    Особую озабоченность у граждан вызывает быстрый рост стоимости продуктов питания. Так, по данным Росстата, с июля 2007 по июль 2008 г. рост цен на ряд продуктов составил 10–15 %. Некоторые продукты (например, хлеб, масло сливочное и крупа) подорожали на 33–40 %, цена на макароны повысилась на 49,2 %, а на масло подсолнечное — на 91 %.[545] Затраты населения на продукты питания можно представить путём сопоставления средних зарплат, пенсий и цен на некоторые товары. Стоимость важнейших продуктов питания в 1998 г. и 2008 г., при соответственно средней заработной плате 1040 руб. и 16642 руб. в месяц, средней пенсии 400 руб. и 3500 руб. в месяц составляла в рублях: хлеб чёрный (шт.) — 2,5 и 14, батон нарезной (шт.) — 2,1 и 20, мясо (кг) — 19 и 300, колбаса докторская (кг) — 26,75 и 130, сервелат (кг) — 55,3 и 350, соль (кг) — 1,4 и 10, сахар (кг) — 4 и 30, масло растительное (л) — 9,7 и 50, рис (кг) — 4,2 и 35, яйцо (десяток) — 6,3 и 40, крупа гречневая (кг) — 4,2 и 40, крупа манная (кг) — 3,7 и 33, мука (кг) — 2,7 и 25, макароны (кг) — 6 и 30, молоко (л) — 3,3 и 30, сметана (250 гр.) — 6,8 и 25, масло сливочное (250 гр.) — 5 и 20, печенье (кг) — 12,6 и 25, селёдка (кг) — 11,5 и 80, лук репчатый (кг) — 8,1 и 20.[546]
    Наиболее быстрый рост цен отмечается в сфере жилья и другой недвижимости. По данным Федеральной службы государственной статистики РФ, с 2002 по 2008 гг. средние цены типовых квартир в регионах России выросли на первичном рынке жилья с 10 689 до 47 868 руб. за кв. м., а на вторичном, соответственно, — с 10 220 до 52 210 руб.,[547] т. е. более чем в 4 раза. Средняя стоимость квадратного метра в московских новостройках, расположенных от 3-го транспортного кольца до МКАД, составляет сейчас около 4200 долл..[548] В административных округах Москвы, без учёта цен в Зеленограде и ЦАО (Центральный административный округ), цены колеблются от 3940 до 7981 долл. за квадратный метр.[549] Большинству россиян подобные цены на жилье не по карману. В целом, в России люди живут, главным образом, в квартирах, полученных ещё от Советской власти. Причём старшее поколение россиян путём дарения и завещания не только обеспечивает этим жильём своих детей и внуков, но и имеет дополнительный доход, за счёт сдачи свободного жилья в наём.
    По сравнению с жизнью в СССР многократно увеличились расходы граждан на жилищно-коммунальные услуги. Совокупные семейные расходы на услуги ЖКХ, работающих мужа и жены возросли минимум до 15 % и выше (в СССР не более 3 %). Только за 2002–2007 гг. коммунальные платежи выросли на 321,8 %. За стандартную квартиру площадью 80 м2 в 2002 г. семья из трёх человек платила 780 руб., а в 2007 г. — уже 3550 руб..[550] Оплата жилищно-коммунальных услуг в постсоветской России занимает значительное место в общем семейном бюджете граждан.
    В социальной области особо следует выделить невиданное для советского времени явление, а именно хронические задержки и невыплаты заработной платы всем категориям трудящихся, работников бюджетной сферы, военнослужащих. Новейшая история страны знает многочисленные примеры 2-х, 3-х и даже 5-летней невыплаты заработной платы работникам предприятий, тогда как сами рабочие продолжали честно трудиться на своих заводах, фабриках, шахтах и т. д. Большинство людей чтобы выжить стали подрабатывать, чаще всего вдали от дома, развивать подсобное хозяйство даже в городских квартирах (на балконах, чердаках, подвалах). На российских дорогах, в подземных переходах, на площадях и т. п. люди в массовом порядке стали торговать продукцией своих предприятий, которую получали в качестве «зарплаты». На некоторых предприятиях «сердобольные» руководители организовали выдачу заработка в виде хлеба и хлебобулочных изделий. В условиях XX столетия подобные явления в РФ выглядели редчайшим в мире примером архаики и издевательства над своими согражданами.
    В начале 2000-х годов ситуация в этой сфере начала постепенно меняться к лучшему. Однако даже на 1 января 2005 г. сумма просроченной задолженности по зарплате составляла в России 14 млрд. 315 млн. рублей, причем основной долг сохранялся у частных предприятий. На 1 января 2007 г. задолженность снизилась более чем в 3 раза, упав до 4 млрд. 159 млн. рублей.[551] С началом кризиса объём задолженности по зарплате вновь стал расти вверх.

Быт и отдых россиян

    Нищенские условия и заработные платы россиян, в сравнении со стоимостью жизни в РФ, уровнем жизни в европейских странах, прямо влияют на образ жизни и ценности, господствующие в среде массового обывателя. В 90-х гг. XX и в начале XXI в. значительно сократилось, по сравнению с советским периодом, количество посещений гражданами театров и музеев, библиотек, художественных выставок, других культурных центров. К примеру, если в 1992 г. в профессиональных театрах всех типов побывало на представлениях 44,2 млн. чел., то в 2000 г. — 30,8 млн. чел., а в 2006 г. уже 28,6 млн. человек.[552] Резко упала подписка на газеты и журналы, во многих семьях единственным источником информации и способом время препровождения является просмотр телепередач. Вместе с Советским Союзом ушли в прошлое такие ранее распространённые явления, как комплексное развитие детей в различных кружках, домах творчества, музыкальных школах, сбор домашних библиотек, любительское коллекционирование. Сегодня на мусорных свалках нередко можно увидеть книги, музыкальные инструменты, выброшенные за ненадобностью.
    Простое наблюдение показывает, что пассажиры в метро в массе своей уже не читают толстых научных журналов, русскую классику, предпочитая им спортивные и развлекательные издания, бульварные романы и др. литературу, именуемую «жёлтой прессой». А в целом, к России сегодня не применимо, как ранее к СССР, обозначение «самая читающая страна в мире». По данным NOP World, одной из ведущих мировых компаний, занимающихся исследованиями книжного рынка, россияне сегодня занимают только 7-е место в списке самых читающих стран, уступая индийцам, таиландцам, китайцам, филиппинцам, египтянам и чехам.[553] В ходе опроса проведенного в декабре 2006 г. «Левада-центром» было установлено, что 37 % россиян вообще не читают книг, читают от случая к случаю — 40 %, постоянно читают — 23 %. Из тех кто постоянно читает, 24 % увлекаются женскими детективами, 19 % — женской прозой, 18 % предпочитают «российский боевик», 16 % — историко-приключенческую классику, 14 % — современную историческую прозу, 11 % — русскую и советскую классику. В нехудожественной литературе лидируют книги о здоровье (25 %), издания по кулинарии (20 %), книги по специальности (20 %).[554] Отсюда, характер общественного сознания людей, которое, в массе своей, вряд ли можно назвать научным. По данным исследования ВЦИОМ проведённого в октябре 2005 г., в приметы верят 21 % россиян, в гороскопы — 9 %, в колдовство и магию — 8 %, в инопланетян — 6 %.[555]
    Мещанство, индивидуализм, неверие в людей всё более захватывает российское общество. По данным исследования, проведённого специалистами фонда «Общественное мнение» (68 регионов, 37 тыс. респондентов), число россиян, считающих, что «большинству людей можно доверять», уменьшилось за последние три года почти вдвое (с 36 % до 17,6 %). Причем люди теряют доверие не только к деловым партнёрам, но даже к друзьям и родственникам.[556] Всё реже молодёжь и мужчины уступают места в пассажирском транспорте пожилым людям, женщинам. Граждане замыкаются в собственных проблемах, не обращают внимание на боль и страдания других людей. Значительно реже люди стали ходить друг к другу в гости, ездить отдыхать к своим родственникам в другие регионы страны, писать родным письма. Зато активно внедряется в быт электронная переписка. Горожане предпочитают проводить выходные за городом, на дачах, либо отправляются в выходные дни на рынки, чтобы приобрести там недорогие товары и продукты питания. В тоже время, по сравнению с периодом СССР упростились условия и порядок выезда граждан за границу, в т. ч. на заработки, отдых и постоянное проживание. Состоятельные граждане России предпочитают сегодня отдыхать в европейских странах, в Азии, на севере Африки. В тоже время, из-за значительного снижения уровня жизни, высоких цен на авиа и железнодорожные перевозки, сократились поездки россиян внутри собственной страны. Многие лечебно-оздоровительные, спортивные, детские учреждения культуры и отдыха приватизированы, а то и просто перестали существовать. Ушли в прошлое доступные родителям при Советской власти пионерск