Скачать fb2
Сотворение любви

Сотворение любви

Аннотация

    Уйти от мира, скрыться от людей, от реалий жизни — вот единственное желание героини романа. Став отшельницей, Тиффани Моултон пытается забыть свое горькое замужество. Многое должно произойти с героиней, чтобы ей стало ясно: она осталась полноценной женщиной и близость с мужчиной, если он любит и любим, вовсе не предосудительна и грешна, как ей представлялось раньше. Нужно было чудо, чтобы юная женщина взорвала раковину своего намеренного одиночества. И чудо свершилось. Имя ему — любовь.


Жаклин Филлипс Сотворение любви

1

    Тиффани всегда считала, что способна к самоанализу, давно, правда, не видя в этом особой для себя пользы. А на самом деле, живя в намеренном, тщательно выверенном уединении, она приспособилась обдумывать одну-две основополагающие мысли. Сидишь на грядке, убираешься в своем более чем скромном жилище и вроде думаешь, думаешь… А о чем, собственно? Все об одном и том же. Что Бог помог порвать с прежней жизнью. Еще о чем? Что, слава Богу, новая жизнь ей не в тягость, а скорее наоборот. Работаешь, трудишься, и все меньше тебя тревожат призраки прошлого.
    Но вдруг настала пора… Впрочем, не настала — ворвалась в ее жизнь пора, вынуждающая обдумать свою судьбу и резкий перепад в ней.
    Совершенно незнакомый человек спасает ее со скалистого островка во время прилива. Противный, нахальный, красивый, улыбчивый, обольстительный, отвратительный, но… спаситель. Правда, — и Тиффани может об этом заявить совершенно ответственно, — она не давала ему спуску. Еще на той злополучной скале, когда было ясно, не явись этот самоуверенный красавец, — гибели не избежать, уже тогда в ней нашлись силы дать отпор его ироничной наглости. Он-то явно почувствовал, что с ней ему будет не так просто, как с другими.
    Конечно, вид ее не очень подходил для того, чтобы становиться в горделивую позу, — две полосочки, с позволения сказать, купальника.
    — Как вас зовут? — едва выбравшись из смертоносных волн, поинтересовался незнакомец. Ну не кокетничать же в таком отчаянном положении…
    — Тиффани Моултон, — клацая зубами, сказала она. Он же ответил с таким видом, будто поправлял бабочку на фрачном костюме:
    — Будем знакомы — Кристофер Уолленджер.
    Надо как-то выбираться быстрей с этой погружающейся в море площадки, а он, понимаете ли, хочет еще что-то выяснить.
    — И давно вы тут находитесь?
    — Я… я… сама не знаю… — Тиффани с ужасом смотрела на бушующее море. — Я очень устала и заснула, а прилив… он надвигался с такой скоростью…
    — У моря есть такая привычка. То наступает, то отступает, — прокомментировал красавец-мужчина. — А для вас это, видимо, было новостью. — И смерил девушку полным превосходства взглядом.
    — Понимаете, я заснула, не задремала, а именно крепко заснула. Ой! Вы соображаете, что делаете?
    Крис в этот момент стянул с плеч Тиффани полотенце и швырнул его в сторону, заставив девушку инстинктивно прикрыть руками слишком открытое тело.
    — Боюсь, у нас не так-то много времени, чтобы вы демонстрировали здесь свою застенчивость, мисс Моултон. Ветер набирает силу, а вы намерены вернуться на берег, как я понимаю?
    — Конечно! — Тиффани злилась, но разве в таком положении есть у нее право на злость? — Только я не очень хорошо плаваю.
    — Ну так решайтесь же! — нетерпеливо потребовал он. — Смотрите, что творится, — минута-другая — и тропинку, что ведет к скале, совсем зальет.
    — Но я… я не могу! Мне страшно! — не переставала канючить девушка. — Не могли бы вы вызвать сюда спасательную службу или придумать еще что-нибудь?
    — Может быть, вас устроит спасательный самолет? Или вызвать парочку королевских морских вертолетов? — Крис не скрывал издевки. — Видимо, по этому случаю стоит поставить в известность и средства массовой информации?
    Тиффани сжала губы и с ненавистью посмотрела на своего ироничного спасителя.
    — Чего вы злитесь-то? — взъерепенилась она. — Вы знаете, сколько времени я здесь мучаюсь и все ору, кричу, все жду, что кто-нибудь мне поможет…
    — Так какого черта сейчас орать? Я же здесь! — остановил ее Крис. Его ничуть не тронуло, что девушка еле сдерживает слезы. — Прекратите истерику и слушайте меня.
    Что он о себе думает? Почему позволяет такой тон? Насмешки, приказы, безапелляционные заявления… За дурочку что ли ее принимает?
    — Чурбан бесчувственный! — выкрикнула она прямо ему в лицо. — Лучше утонуть, чем дать вам насладиться ролью спасителя!
    Крис пожал плечами.
    — Как вам будет угодно. — Он повернулся и, с трудом преодолевая волну, вошел в воду. — Рад буду с вами встретиться, если удастся, конечно.
    Ужас охватил Тиффани.
    — Подождите! — в отчаянии закричала она. — Вернитесь! Вы понимаете, что делаете?
    Нет, не может он вот так оставить ее здесь одну, конечно же, не может! Это просто немыслимо! Но мужчина уже плыл к берегу и, по-видимому, даже крика ее не слышал.
    — Простите меня! — взмолилась Тиффани. — Я сказала совсем не то, что думала. Пожалуйста… умоляю вас, вернитесь!
    Крис поплыл обратно. Девушка с облегчением вздохнула. Но едва он приблизился, с осуждением в голосе произнесла:
    — Вы… вы поступили очень скверно.
    — Вы же сами сказали, что не желаете, чтобы я вас спасал. Разве я мог посметь действовать против желания юной леди? — Губы Криса скривились в усмешке. — Все ваши крики, сопротивление — это так утомительно. Ну что, идете со мной или снова начнем капризничать?
    Просто негодяй бессердечный, подумала Тиффани, но подчинилась его воле и осторожно вошла в ледяную воду.
    — Все будет в порядке! — твердо заявил Крис. — Вам надо лишь расслабиться и целиком положиться на меня. Только не ведите себя, как последняя идиотка, не сопротивляйтесь и не мешайте мне плыть. Иначе сами утонете и меня за собой потянете.
    Тиффани прикусила нижнюю губу и кивнула в знак согласия. Как он ей ни противен, но надо отдать ему должное — плыл как бог, и волны ему нипочем.
    Все оказалось гораздо проще, чем Тиффани представляла. Сильная рука Криса уверенно держала ее. Она, конечно, в эти минуты целиком зависела от этого наглого и самоуверенного человека, но тем не менее они, несмотря на сопротивление волн, приближались к спасительному берегу. Казалось, прошла целая вечность, а на самом-то деле — всего пять минут, как она с восторгом ощутила под ногами покрытое галькой дно. С облегчением вздохнув, выбралась на земную твердь, гарантировавшую безопасность.
    — Держитесь за меня. — Крис даже не задыхался. Он сжал ее руку, весь был олицетворением надежности. Шут с ним, с его скверным нравом, зато на деле он настоящий мужчина.
    Тиффани тяжело дышала, с трудом карабкаясь по крутому склону. Как только они добрались до вершины, она резко выдернула руку.
    Конечно, теперь, когда опасность позади, ей бы надо выразить своему спасителю признательность и благодарность. Но едва прошло чувство паники и отчаяния, душу посетили иные эмоции. Стало стыдно за свое поведение. Уж очень она нелепо вела себя. Да и вид ее…
    Черные глаза спасителя с любопытством разглядывали ее фигуру, беззастенчиво выражая одобрение. Губы разжались в улыбке:
    — Мне кажется, вам стоит кое-что поправить в своем костюме, — заявил он. — Волны несколько потревожили ваш наряд. Мне, разумеется, такое зрелище очень приятно, но, наверное, вы бы предпочли дать больше моему воображению, нежели зрению.
    Девушку захлестнула горячая волна стыда. Оказалось, что все время, пока она карабкалась по тропинке, лифчика на ней практически не было. Ужас! Есть от чего впасть в отчаяние! Неудивительно, что этот наглый человек все время улыбался! Она попыталась привести купальник в порядок, проклиная нескромно малые размеры трикотажного изделия.
    — Где вы живете? — Крис огляделся. — Наверное, вон тот большой дом — единственный на многие мили вокруг, да? — Он указал вправо на здание из серого камня. — Как я понимаю, пляж составляет часть всех этих частных владений.
    — Пожалуй, да. — Тиффани скосила глаза на внушительное серое здание. — Но я живу не там. Этот дом пустой, в нем уже несколько лет никто не живет.
    — А, понятно! Значит, вы просто пользуетесь чужим пляжем. — Темно-карие глаза Криса спокойно и в упор разглядывали лицо девушки. Вроде просто бросил ничего не значащие слова, но угадывался в них какой-то особый смысл.
    — Именно так, — небрежно ответила она, изо всех сил сдерживая злость. — И что, не понимаю, в этом ужасного? Что, спрашивается, преступного в этом?
    Темные брови Криса чуть приподнялись.
    — А неразрешенный проход на чужую территорию?
    — Я никому не причинила никакого вреда. Всего только…
    — Только заснули и оказались отрезанной от всего мира. Обычное дело, не так ли?
    — Я вам уже все объяснила. И вовсе ни к чему говорить со мною таким тоном, будто я полная идиотка!
    — Значит, закон о собственности для вас ничего не значит?
    — Что-о? — Тиффани была потрясена. — Послушайте! Я ведь только что вам сказала, что здесь никто не живет! Почему бы мне не пользоваться этим пляжем? Такая красота и напрасно пропадает. Да вам-то что за дело!
    — Ну а вдруг да это место кто-нибудь в конце концов купит? — спросил он. — Тогда ваши небольшие набеги на чужую территорию придется прекратить, не так ли?
    — Кто-нибудь купит эту тюрьму? — Тиффани увидела, что Крису ее слова не очень понравились. — Именно так я этот дом называю, — поспешно пояснила она. — Словно его построили для одной-единственной цели — держать людей в карцерах. Вы со мной не согласны? Кто в здравом рассудке решится купить его?! Какой дурак потратит деньги на подобные угрюмые развалины? Пусть снаружи дом и кажется еще крепким, но внутри-то в нем все прогнило.
    Тиффани обнаружила во взгляде Криса явный интерес к заброшенной усадьбе.
    — А откуда вам это известно?
    — Ну, я… Я его не раз видела, — не очень охотно сказала она. Нервы что ли у нее сдали, с чего бы так откровенничать с незнакомым человеком? — В доме большинство окон забито досками, но сзади есть небольшое окошко, которое открыто…
    — Превосходно! Значит, вы не только без разрешения пользуетесь чужой землей, но к тому же еще взломали окно и влезли в чужой дом! — Крис с нескрываемой насмешкой укоризненно покачал головой. — А вы, Тиффани Моултон, как я вижу, и впрямь ничуть не уважаете закон, верно?
    Ну просто зло берет на этого человека! И нечего продолжать разговор с нахалом.
    — Мне надо идти! — отмахнулась она. — Уже поздно.
    — А куда именно вам надо идти? — грубовато спросил Крис и протянул к ней свою загорелую руку.
    Тиффани взглянула на крепкие пальцы, сжавшие ей плечо, а потом в его глаза и твердо произнесла:
    — Отпустите меня!
    — Вам вовсе не стоит вести себя так, будто я к вам пристаю, — спокойно произнес мужчина. — Я только хочу знать, где вы живете.
    — Это… это… мое личное дело!
    Глаза Криса насмешливо окинули ее полуодетое тело. Под этим взглядом Тиффани охватила волна жаркого смущения.
    — Но ведь вы наверняка не собираетесь добираться пешком до города в таком виде?
    — А если и собираюсь? Вам-то что?
    — Послушайте, леди! Мне этот спектакль уже надоел! — процедил сквозь зубы Крис. — Вы утратили право разыгрывать из себя великосветскую даму, когда цеплялись там за ту проклятую скалу посреди моря и умоляли о спасении.
    — Никого ни о чем я не умоляла! — закричала Тиффани, с ненавистью глядя на красивое лицо Криса.
    — Разве? — Черные брови полезли вверх. — Забавно! Лично я четко помню, как над волнами несся отчаянный крик о помощи. Разве это кричали не вы?
    — Ваш сарказм абсолютно неуместен! — Глаза ее сверкали от злости.
    — Скорее сейчас неуместно ваше поведение. Ведете себя, как глупый упрямый ребенок, — спокойно высказался Крис. — Вы ведь, черт побери, сами прекрасно знаете, что одеты совсем не так, как надо, и что в таком виде не то что на шоссе, но даже на тропинке вам появляться не стоит. Вам попросту несдобровать при первой встрече с нормальным, здоровым представителем мужского пола. Бог ты мой! Ну и женщина! Да вы на себя хоть раз за последнее время в зеркало смотрели? — Крис недоверчиво покачал головой. — Вы же блондинка, и к тому же красивая. Не расстраивайте меня и не ведите себя, как женщина определенного сорта! Что ни день — сообщения об изнасилованиях, совращениях, похищениях и тому подобном!
    — Да бросьте вы! Я все понимаю! — зло оборвала его Тиффани.
    Впрочем, комплименты вовсе не вызвали у нее раздражения, напротив, были даже приятны, что ее крайне удивило.
    — Я вполне могу обойтись без ваших лекций, большое спасибо! — Девушка на секунду задумалась. — Я… я прекрасно знаю, как безобразно могут себя вести мужчины! Вопреки вашему представлению обо мне, я совсем не идиотка! Так что можете не беспокоиться. Я прекрасно смогу позаботиться о себе сама. Обойдусь без вашей помощи, спасибо!
    — А я-то, дурень, представлял себе, что только-только спас девушку из морской пучины! — Крис говорил медленно, взвешивая каждое слово, что еще больше злило. — Как же легко люди впадают в заблуждение!
    Ну что тут ответишь? Ей было просто невмоготу от сознания, что она глупеет на глазах и теряет дар речи в присутствии этого столь уверенного в себе наглеца.
    — А живу я вон там! — задыхаясь от раздражения, произнесла она и махнула рукой в сторону простого деревянного домишки, едва различимого за дубовой рощей. — Ну, не стесняйтесь, выкладывайте свои впечатления! — заявила Тиффани, видя, как Крис молча созерцает ее жилище. — Говорите же!
    Черные брови Криса сошлись на переносице.
    — А что говорить-то? — холодно произнес он. — Хибара — она и есть хибара! Вы шутите? Или и вправду тут живете?
    — Такое же впечатление у всех, — сухо сказала она. — Так что не стесняйтесь, смело говорите, что думаете, как это делают все остальные!
    И Тиффани направилась к дому. Жаль, что она лишилась своих любимых, пусть и здорово поношенных сандалий. Они исчезли в волнах вместе со всеми купальными принадлежностями. А теперь приходится ступать босыми ногами по этой твердой как камень грязной дорожке.
    — Так, значит, хибара?
    — Значит, так.
    Крис шел шаг в шаг рядом с нею. Тиффани страшно хотелось, чтобы этот чересчур привлекательный, чересчур контролирующий себя герой вдруг куда-нибудь провалился и оставил ее в покое. Просто ужасно, когда тебя выводят из равновесия какие-то посторонние и незнакомые тебе люди, и уже совсем скверно, что этот человек, явившийся из другого мира, уже в который раз заставляет ее так остро чувствовать свое над ней превосходство. Однажды в жизни Тиффани уже через это прошла, что не оставило в душе приятных воспоминаний.
    Девушка смерила Криса откровенно неприязненным взглядом.
    — А я вот считаю, что это дом, в котором, кстати, можно отлично жить.
    — И вы тут живете все время?
    Они дошли до калитки, потом пересекли маленький огород перед домом — грядки с овощами, благодаря упорным стараниям хозяйки были аккуратными, ухоженными.
    — Каков дворец? — зло спросила она. — Послушайте, я вся промокла и продрогла. Вы не возражаете…
    — Против чего? — Крис скрестил руки на бронзовой от загара груди. Фигура у него что надо — весь словно изваянный скульптором.
    — Против того, чтобы отсюда убраться! — теряя остатки самообладания, выпалила Тиффани.
    — Вот она — людская благодарность! А я-то спасал утопающую женщину, можно сказать — к жизни вернул. Каково? — насмешливо улыбнулся Крис. — Видимо, вы не из тех людей, которые способны отблагодарить за добро?
    По спине у нее пробежали мурашки.
    — Что… что вы хотите этим сказать? — голос Тиффани внезапно дрогнул. Похожий вопрос ей нередко задавали полтора года тому назад. Девушка застыла и так стиснула дверную ручку, что костяшки пальцев побелели. Память возвращала ей события минувших дней.
    Благодарность? Сколько же раз упрекал ее именно в неблагодарности Джозеф! Сто? Тысячу? Она была его женой, и, значит, должна выполнять определенные обязательства — именно так ставил вопрос Джозеф. А вот взяла и осмелилась посмотреть по-иному на свои обязательства и права. Да как она посмела забиваться в угол да еще с испуганным видом! И это после всего того, что он, Джозеф, для нее сделал! Разве не создал он для жены такую роскошную жизнь, за которую тысячи женщин готовы были бы все отдать? Не думает же она, Тиффани, что за добро не следует платить?
    — У-умоляю вас! — В голосе Тиффани послышалось робкое отчаяние. Господи, эти глупые воспоминания! И думать о прошлом просто не стоит. Девушка подняла голову. Ее лучистые, широко распахнутые зеленые глаза умоляли Криса, слова лишь дополнили впечатление полного отчаяния: — Не надо… Не надо так говорить.
    — В чем дело? — Мужской голос был тоже резким, но все-таки не таким, как у Джозефа. Тот обладал особым, высоким голосом и гласные произносил необычно, но так, что сразу распознавался человек из высших слоев общества. Едва он повышал тон, все содрогалось в ней, она реагировала каждой нервной клеткой на особый настрой голоса, выдававший его взвинченное состояние. В такие минуты ее охватывала нервная дрожь, потому как слишком хорошо было известно, что последует за подобной звуковой заявкой.
    Крис неожиданно крепко взял ее за плечи.
    — Эй! Вы здесь, со мной? Или где-то еще? В чем дело? Есть проблемы?
    Тиффани покачала головой и попыталась вернуть себя и свои мысли в настоящее. Да, голос у Криса сильный, звучный. При чем же здесь Джозеф? О нем думать нельзя. Эта часть ее жизни — в прошлом, в прошлом… Теперь она уже не допустит прежних обидных сцен.
    Тиффани глубоко вздохнула и взглянула Крису в лицо. Ведет себя, как последняя дура… Ведь этот человек — первый выразивший хоть малое сочувствие. С тех самых пор, как она поселилась тут, у нее вообще не было ни с кем каких-либо доверительных отношений. А она ведет себя с ним, как полная идиотка!
    — Если бы вы только… только могли сейчас отсюда уйти! — Кажется, удалось-таки взять себя в руки, но, к стыду своему, она почувствовала, как по щекам катятся слезы. Едва сдержав рыдания, она вырвалась из рук Криса, нащупала щеколду, отодвинула ее и бросилась в свою хибарку.
    — Я не могу оставить вас в таком состоянии.
    Крис прошел в чистую, спартанского вида комнату. Его высокая и широкая фигура сразу будто заполнила собой все пространство немудрящего жилища. Он взглянул на напряженное лицо Тиффани и в недоумении нахмурился.
    — Я что-то не то сказал?
    Девушка покачала головой и резко стерла ладошкой слезы со щек. Конечно же, он что-то не то сказал, но как объяснить ему ее реакцию на то, что он-то тут совершенно ни при чем.
    — Послушайте! Пожалуйста… — Она подавила рыдание и прикрыла глаза дрожащей рукой. — Это не из-за вас… Но, пожалуйста, уйдите… Со мной все будет в порядке.
    Если бы он знал, какие картины в эту минуту проплывали перед ее мысленным взором. Разъяренный пьяный Джозеф с занесенной для удара рукой… И ее отчаяние… Ведь запретила себе вспоминать, но почему же вспомнилось?
    — Сомневаюсь, что все в порядке, выглядите вы далеко не отлично. — Крис с доброжелательным любопытством вглядывался в молодую женщину. Потом подошел ближе и протянул к ней руки, та резко отпрянула. — Ну же, Тиффани! — Голос действовал успокаивающе, мужская рука мягко отвела с лица влажные пряди красивых волос. — Не надо ничего бояться! Я не собираюсь вас обижать, ради всего святого!
    А у той и сил нет что-нибудь сказать в ответ. Замерла, закрыв глаза, словно окаменела.
    — Не заставляйте меня чувствовать себя виноватым, — проговорил Крис, — я вовсе не такой мерзавец, как могло показаться.
    — Это… это неважно… — А сама опустила голову, изо всех сил пытаясь остановить слезы.
    — Ну почему же, это важно… — Крис положил руки ей на плечи и мягко привлек к себе. — Не придавайте значения моей внешней грубоватости. Представьте себе, что под колючей оболочкой я на самом-то деле как котенок — мягкий и слабый, честное слово! Ну! Так-то лучше! — Крис приподнял лицо девушки, на котором появилась слабая полуулыбка. — Значит, я прощен? — мягко спросил он. К ужасу Тиффани, он обвил руками ее талию и еще теснее прижал к своему крепкому телу. — Значит, теперь я могу со спокойной совестью вас оставить?
    Неуверенный кивок был ответом. Девушка молчала, не сводя глаз с властного лица странного, неизвестно откуда появившегося человека. Лучше бы он ушел, была первая мысль. Но догоняла другая, тревожная: а вдруг уйдет? И она останется одна. Только представишь подобное — внутри возникает какая-то холодная пустота.
    — Вы… Вы спасли мне жизнь. — Тиффани мучительно думала, что еще ей надо сказать. Пусть тривиальное, просто вежливое, только бы снять это обоюдное напряжение! — Я ведь вас даже не поблагодарила!
    — Не за что меня благодарить, — не сразу ответил Крис, но ответил весомо. Голосом выделил каждое слово, взглядом выказывая силу, которая завораживала Тиффани. — Мне всего-то и нужно только вот это… — Он наклонился и вдруг губами коснулся губ растерявшейся от неожиданности девушки. Губы Криса двигались медленно и уверенно, его поцелуй выдавал специалиста по части обольщения. — Я вовсе не хочу, чтобы вы из-за меня плакали, — мягко произнес он, внимательно вглядываясь в ее окаменевшее лицо. — Ох, и злился же я, когда вы сопротивлялись собственному спасению! Но и там дело было не в вас, просто незадолго до этого я кое с кем по-глупому поспорил. Вот и сорвал на утопленнице свое дурное настроение.
    — Это моя неосторожность. — Голос Тиффани был едва слышен. Не в силах отвести глаз от сильного, красивого мужского лица, она в полном недоумении произнесла: — Вы… вы меня поцеловали.
    Крис улыбнулся ее нескрываемому удивлению.
    — Рад, что вы это заметили. Могу повторить.
    И повторил.
    Поцелуй его был таким теплым… реальным…
    — Эй, Тиффани! — вдруг опять послышался его голос, от которого по всему ее телу побежали мурашки. — Если вы будете так на меня смотреть, — а у вас отчаянно прекрасные зеленые глаза, — мне придется поверить в миллион несбыточных вещей, а тогда, боюсь, мне будет просто не по силам контролировать свои поступки.
    Тиффани почувствовала на своем лице горячее дыхание. Крис властно прижал ее к себе.
    — Вы понимаете, о чем я говорю? — резко спросил он и одной рукой приподнял ей подбородок. — Вы меня слышите, Тиффани?
    Все как во сне! Сердце бешено колотится, разум почти не воспринимает слова. И эти странные чувства, которых раньше, кажется, и не испытывала. Ни пустоты, ни одиночества… Что с ней? На чем основана власть этого человека над ней?
    — Крис!.. — выдохнула и замерла. Тут же ее губы оказались в плену его губ.
    Приговоренная прошлым, она ждала в себе сопротивления мужскому напору. Его не было, напротив, ощущалось лишь влечение к нечаянному знакомцу, появившемуся неведомо откуда и потрясшему ее своей силой. Искалеченная былым, больная своим прошлым, девушка неожиданно как благо приняла мужское внимание, грубоватую ласку, саму мощь красавца. Она лихорадочно вцепилась в его бронзовые от загара плечи. Он, естественно, не мог понять смятения души, но смятение тела ощутил безусловно.
    — Боже, какая же вы красивая!
    Сколько длилось это наваждение? Сильные мужские руки подняли ее, понесли через всю комнату к софе, и вот она оказалась на радужно-полосатом коврике. А он все целует, целует. И гладит ее нежную кожу. Он полон желания, а она?
    — Нет, это просто безумие! Настоящее безумие! — говорит почти незнакомый ей человек, а она разрешает себя целовать. Что же это происходит?
    Губы у него теплые, они мягко касаются шеи, привычно находя самые нежные точки. А руки? Легкие, ласковые! Неужели такие бывают? И завораживающий шепот около уха:
    — Нет, вы не знаете, что вы со мною делаете!
    — Да… Д-да… — Господи! Что же это с ней?
    — Крис! — Голое Тиффани сел от напряжения. Она никак не могла даже взять в толк, что с ней происходит, как допустила подобную ситуацию… В ней нет сил противостоять человеку, от которого лавиной обрушивается неуемная жизненная сила и сексуальность. Что он подумает? Она не такая! Но нет у нее опыта встречи с подобными теплыми властными руками, которые обнимают сейчас крепко, но так бережно, будто ее тело самое дорогое сокровище мира.
    Ее никогда вот так не обнимали. И никто даже не пробовал так нежно и в общем-то целомудренно вызвать у нее желание любить и быть любимой. До этого самого момента она даже не ведала, что способна на подобный отклик под мужским напором. А ведь он — просто незнакомец!
    Тиффани попыталась отодвинуться. Преодолевая свое желание, она с ужасом осознала — творится неладное, то, что сама себе не простит.
    — Нет, не могу! — вскрикнула она и тут же почувствовала, как окаменело тело Криса. Руки его вдруг оборвали умелые ласки, карие глаза сузились и напряженно вглядывались в ее лицо. — Нет? — Девушка покачала головой и в страхе закрыла глаза. — Это… это настоящее безумие!
    — Думаете, я сам этого не осознаю? — Крис не спускал напряженного взгляда с прелестного девичьего лица. — Но ведь это вовсе не означает, что мы делаем что-то скверное, правда?
    — Нет, означает! Конечно, скверное! Это всегда скверно!
    Крис попытался снова дотронуться до нее. А Тиффани в это время сгорала от стыда за себя, за то, что не в состоянии преодолеть зов плоти. К тому же пугала та покорность, в которую ее ввергали ласки. И она, еще не чувствуя душевного противодействия, неожиданно для самой себя ударила Криса костяшками неплотно сжатого кулачка.
    — Дожили! — Сильная рука попыталась ухватить ее запястье. Но девушка все продолжала бить его с отчаянной силой. — Все, хватит! Я все понял.
    Он окинул Тиффани взглядом, определить смысл которого было выше ее сил. Ждала ярости, злости, даже пощечины — всего того, что было ей слишком знакомо по прошлому, но никак не предполагала подобного самоконтроля.
    Черты лица Криса заострились; на скуле выделялась покрасневшая отметина от кулака.
    — Вы считаете, я это заслужил? — Дотронувшись до саднящего места, Крис мрачно ухмыльнулся.
    — Д… да! — сказала Тиффани, а сама ведь знала — нет, не заслужил. Но признаваться в своей неправоте ей совсем не хотелось.
    — И в самом деле заслужил? — Он смотрел на нее в упор. — Будь по-вашему. Если вам приятно лгать себе и мне, извольте. — Крис пожал плечами. — Хотите, могу извиниться, если это поможет успокоить вашу совесть. И мы оба притворимся, будто я нечестно воспользовался своим преимуществом. А на самом-то деле вы желали меня ничуть не меньше, чем я вас.
    — Не смейте так говорить! — совсем уже рассердилась Тиффани. Нервное напряжение наполнило слова искренним чувством. — Уходите! Немедленно уходите из моего дома! — И бросилась в свою крохотную спальню, с силой захлопнув за собою дверь.
    Я его желала. Я его желала. Эти слова никак не выходили у нее из головы. Мучили, удивляли, но отделаться от них было невозможно.
    Дрожащими пальцами Тиффани стянула с себя мокрый купальник, вытянула из ящика небольшого комода возле кровати попавшие под руку джинсы и хлопчатобумажную рубашку и натянула их.
    — Я и сейчас желаю его, — в отчаянии прошептала Тиффани. Встреча с Крисом разбудила неведомые ей доселе чувства, и она ощущала лишь боль от неутоленного физического желания и стыд за него.
    Он ушел. Слава Богу, ушел! Но как пусто после его ухода…

2

    Как в трансе двигалась Тиффани в скромном пространстве своего жилища. Забралась наконец в кресло-качалку, стоявшее у печки, закрыла глаза, и тут же ее обступили воспоминания о прикосновениях Криса, об ощущении собственного ответного желания. Нет, думать об этом просто невыносимо! Губы еще хранили вкус его поцелуя, такого требовательного, крепкого, сладкого…
    Что толку снова и снова переживать свой восторг и свой стыд? Хорошо хоть, у нее хватило здравого смысла остановиться, пока все не зашло слишком далеко. Тогда откуда это чувство пустоты? Почему ее подавляет ощущение чего-то несвершившегося?.. Почему ей вдруг стало так непередаваемо одиноко?
    В полном отчаянии Тиффани вскочила с кресла, нацепив хлопчатобумажный тренировочный костюм, схватила с вешалки у двери свое старенькое пальто и вышла из дома.
    На ночное небо выкатилась яркая луна. Стараясь сосредоточиться на чем-нибудь земном, Тиффани поплотнее запахнула слишком длинное для нее пальто и направилась через огород на небольшое соседнее поле. И козы ее, и цыплята были в полном порядке. Захлопнула дверцу курятника и глубоко вдохнула в себя свежий морской воздух. Как же болит голова! Странный и страшный день прожит; может быть, единственное, что сейчас нужно, — хорошенько выспаться. Утро принесет освобождение от тягостных мыслей. Может быть, у нее хватит здравого смысла, и она начисто забудет про этого мистера Кристофера Уолленджера…
    Она обречена была на нескончаемые мысли об одном и том же, но случилось непредвиденное. Свет! Окно в «тюрьме» освещено. Никогда такого не было! Кто же набрел на заброшенный дом — нищие, странники, разбойники? Те, кто угрожают мертвому дому, угрожают и ее жилью, ей лично… Неужели грабители?
    Тиффани стало не по себе. Она успела преодолеть самое трудное — тягу к людям, успела привыкнуть к уединению и даже научилась получать удовольствие от своего отшельничества. Была же у нее совершенно иная жизнь — шумная, бурная, в больших городах. Там ее окружали люди, которых она толком-то и не знала. И все ее, казалось, любили. Во всяком случае, уверяли в верности и преданной дружбе. Просто задохнуться можно было от навязчивых поклонников. И тут же вечный страх перед Джозефом. Она ушла от лжи и страха. Разве просто такое далось? Ох, нет, иногда наваливалась такая пустота, охватывало такое чувство отчаяния и одиночества, что выть хотелось. Но преодолела же! Научилась спокойно спать по ночам, не прислушиваясь к любому звуку извне, не боясь собственных страхов…
    Тиффани открыла дверь своего домика и сняла со стены ружье. Духовое, но как настоящее. Все равно не удастся заснуть, пока она не узнает, что делается там наверху, в заброшенном мрачном доме-каземате. Какой он ни нелепый, но успел стать частью ее жизни. Кто посягнул на заброшенное здание, тот наверняка и ее потенциальный враг.
    Тиффани опустилась на корточки с ружьем в обнимку. После карабканья по крутому склону дышать трудно. Прислушалась — все тихо. Только на берегу далеко внизу плещутся волны, да время от времени доносится крик совы. Свет шел из окон круглой башенки. Попасть внутрь дома — не проблема. Но надо быть осторожной. Вот выяснит, что там, и быстро домой.
    В этой части здания крутые винтовые лестницы. Поднимаясь со ступеньки на ступеньку, Тиффани уговаривала себя быть спокойной, не нервничать. Те, кто ненароком оказались в чужом доме, знают его хуже, чем она. Пусть они боятся.
    С ружьем наперевес она упорно двигалась вперед. Из-за неплотно прикрытой двери и шел свет, не такой яркий, как сначала казалось, но достаточный, чтобы было видно, куда идти. Послышался какой-то звук, пугающий своей загадочностью.
    Главное, себя не обнаружить, но выяснить, что же тут происходит. И еще нужно притворяться, что ей вовсе не страшно. А на самом-то деле — страшно, и очень.
    Разыгравшееся воображение рисовало ужасные картины. Вдруг там банда мафиози, терзающих свою жертву? Вряд ли… Может быть, просто одинокий пьяный бродяга? Или кто-то из прежних владельцев? Впору бежать восвояси, но девушка решила сначала увидеть хотя бы одну картину, исключающую все другие, самые невероятные. Но то, что на самом деле предстало перед ней, Тиффани никогда бы и придумать не могла!
    Она смотрела, замерев, словно парализованная. Испытываемый ею шок был вызван не ужасом и не страхом, а глубочайшим возмущением. Даже больше — чувством жуткого унижения!
    Достаточно было беглого взгляда, чтобы понять, что тут происходит. Или, вернее, вот-вот произойдет. Крис! И рядом некая особа… На полу в полном беспорядке валялись подушки и коврики. В углу комнаты — корзинка для еды, рядом керосиновая лампа и винные бутылки во множестве и разнообразии.
    С самого первого момента ее встречи с Крисом стало ясно, что он завоеватель сердец, тому и посвящает свое время и свое роскошное тело. Что там говорить — конечно, он хорош. Избалован вниманием. Вот очередная победа ловеласа. Но почему появилось чувство, словно ее предали? Почему ей так скверно? Идиотка! Вообразила, что у нее на этого мужчину исключительное право? Ведь к этой ситуации, во всяком случае к его присутствию здесь, стоило быть готовой. Почему молчала интуиция, и какого дьявола она ушла из дома?
    Тиффани, как загипнотизированная, не могла отвести глаз от лежавших на ковре двух тел. Он обнимал женщину, а та, счастливо хохоча, заглядывала ему в лицо. Сильные, ловкие руки мужчины чувственно блуждали по облегающей одежде дамы.
    Вот влипла! Подсматривает за любовными утехами странных пришельцев. Она отпрянула от двери и стала на цыпочках спускаться по лестнице, чтобы исчезнуть как можно быстрее, пока ее не заметили. Только не хватало, чтобы Крис ее застал здесь!
    Из-за спешки и полного смятения Тиффани утратила ловкость. Следила, чтобы ее шаги не были услышаны, а шарахнула выстрелом из своего ружья, которое больше шумом и славится. Тиффани мысленно выругалась. Что там эти двое? В своей страсти, наверно, ничего и не услышали. Будем надеяться… Лежат на подушках, задыхаясь от ненасытных поцелуев… Девушка нахмурилась. Черт! Как же она умеет влипать в глупейшие ситуации!
    — Кто это там?
    Тиффани затаила дыхание, не сводя глаз с верхней части лестничной площадки. В дверном проеме показался Крис. Его стройную фигуру прекрасно подчеркивал свет, идущий из комнаты. На Крисе были выцветшие джинсы и рубашка из грубой хлопчатобумажной ткани.
    Тиффани, закрыв глаза, прижалась к стене. Очень может быть, что Крис ее не заметит: нижняя часть винтовой лестницы была погружена в темноту. В конечном счете, у него были куда более интересные занятия, не стоило отвлекаться. Эта дама, похожая на фотомодель, пришла сюда не для того, чтобы обращать внимание на какой-то странный хлопок, не очень даже похожий на выстрел.
    Но, по-видимому, чары любвеобильной леди были не беспредельны. Крис ушел в комнату и сразу же вернулся с лампой. Потом стал осторожно, но совершенно спокойно спускаться по истертым ступенькам. Тиффани замерла.
    — Вот это да! Что тут у нас?
    Застигнутая врасплох, гостья мгновенно открыла глаза и, лишившись дара речи, уставилась на усмехающегося Криса.
    — Да это Тиффани Моултон, известная нарушительница границ частных владений! Собственной персоной! — Крис поднял лампу над головой и смерил нарушительницу границ холодным, равнодушным взглядом. — Просто так проходили мимо? — ровным голосом поинтересовался он. — Или зашли одолжить сахара?
    — Крис, милый? Кто это там?
    Крис повернул голову и крикнул той, что стояла наверху:
    — Да это, Кэй, одна девица, которую я встретил сегодня. Заскочила на минутку. Тебе не о чем беспокоиться. Нет уж, нет! — Последние слова относились к гостье. Крис мгновенно схватил ее за руку, поняв, что та намеревалась сбежать. — Так легко, деточка, вам не смыться! Уж больно любопытно, что вы тут делаете, или находите мой вопрос чересчур нахальным?
    Девушка взглянула наверх, где появилась растрепанная партнерша Криса. Черные волосы свалялись, пуговки на платье были расстегнуты, предоставляя постороннему взору возможность оценить пенистые кружева нижнего белья.
    Глаза Криса проследили за взглядом нежданной визитерши.
    — Приведи себя в порядок, Кэй, — небрежно бросил он. — Я провожу нашу гостью наверх.
    — Еще не хватало! — огрызнулась Тиффани, не отводя глаз от резко очерченного лица мужчины и изо всех сил пытаясь освободить свою руку из его тисков. — Ни за что не пойду в этот ваш… ваш гарем!
    Губы Криса скривились. Он явно был рассержен.
    — Ну, это мы еще посмотрим! — резко проговорил он.
    — Отпустите мою руку! — закричала Тиффани. — Вы не смеете! Я сейчас же иду домой.
    — После столь тяжелого и долгого пути? — с притворным беспокойством полюбопытствовал Крис. — В такой кромешной темноте и в такую грозовую ночь? О, нет, этого я не допущу! Идемте! Наверх по лестнице прямехонько в мой гарем, как вы изволили выразиться. Вы, вне сомнения, заметили, что там наверху уютней, чем здесь. Можете снять пальто. Я рискну предложить вам бокал вина. — Крис изобразил улыбку. — Можем настроиться на милую вечеринку. Лично я к этому готов…
    — Не желаю я быть вашей гостьей и уж тем более не желаю вашего вина! — отрезала Тиффани.
    Нервничала, конечно. Но самое противное, что чувствовала себя словно провинившаяся школьница. Обидна сама мысль, что она вот так стоит перед этими двумя и нет решимости внятно объяснить, зачем ей понадобилось ночью карабкаться в гору, чтобы так некстати оказаться здесь.
    — Не спорьте со мной, Тиффани, — как ни в чем не бывало возразил Крис. — А чего вы, собственно, нервничаете? Групповой секс — это совсем не в моем духе. — Глаза Криса приветливо лучились.
    — Похоже, минуту назад вы отлично проводили время, — горько заметила девушка. — Не хотелось бы портить ваш праздник!
    — Сам не знаю, почему я пускаюсь с вами в объяснения, — прошептал Крис, — но, так или иначе, я попытаюсь оправдаться. Кэй — моя старая приятельница…
    — О, пожалуйста, не надо! — зло выдохнула Тиффани. — Избавьте меня от грязных подробностей!
    Потребовалось некоторое мужество, чтобы прямо взглянуть на его красивое лицо. Но взглянула и даже нашла в себе силы сказать:
    — Жаль, что я застала вас с вашей «старой приятельницей». Ваше право! Можете считать меня консервативной особой, скромной, невинной дурочкой…
    — Вы намерены отрицать очевидное? Днем вы реагировали на все именно как консервативная и невинная. Честно говоря, вы были очень милой. — Крис говорил совершенно спокойно, более того, в голосе звучали нежные интимные нотки, что и вывело Тиффани из равновесия.
    — Очень милой, говорите? Нет сил быть милой, когда ниоткуда явившийся человек враз разрушает сложившуюся жизнь.
    — Ну… не преувеличивайте! — неуверенно произнес мужчина.
    Тиффани продолжила:
    — Благодарение Богу, я вовремя опомнилась. И сейчас бы предпочла не обсуждать больше этот… инцидент! Я была в шоке. Просто у меня за плечами гадкий жизненный опыт…
    — Вы сейчас сказали правду? — Крис наклонился, чтобы получше ее видеть, а Тиффани вдруг охватила волна тепла. Она почувствовала запах его одеколона, ощутила теплое дыхание на своей щеке.
    — Ну… я имела в виду то, что по своей вине оказалась одна на кусочке суши посреди бушующего моря! — смутилась Тиффани.
    — Хорошо, согласимся в главном: то, что произошло между нами, не было гадким. — Его забавлял ее смущенный вид. — Это уже кое-что, на мой взгляд. Знаете, уйдя от вас, я здорово сожалел, что тогда не до конца воспользовался своим преимуществом. И теперь, глядя на вас, я так и не могу понять, почему я был таким… — Крис помедлил, — таким галантным.
    — Галантным! — со злостью воскликнула Тиффани. — Вы и галантность! Конечно, была попытка воспользоваться своим преимуществом… Я-то в тот момент оказалась просто выбитой из колеи, а вы…
    — Крис! Сколько можно? — раздался сверху игривый голос. Очевидно, Кэй теряла терпение.
    — А теперь, черт побери, выпустите меня! — потребовала Тиффани. — У Кэй есть претензии к вам и вашему телу…
    — О, у нее таких моментов сколько угодно, — спокойно заметил Крис. — А мы с вами лучше что ли? — добавил он, в упор глядя на гостью и не скрывая усмешки. — Впрочем, вы исключение, прошу прощения! — хитро прищурился он. — Я совсем забыл, что вы не хотите никаких воспоминаний о недавнем порыве страсти. Разумеется, это невзначай допущенная слабость, я правильно понял?
    — Вы… вы — самонадеянный наглец! — Тиффани задохнулась от негодования — как он посмел с такой издевкой говорить о том дивном моменте их близости! — Вы просто никак не можете смириться с тем, что я вас отвергла!
    — Тиффани, как же вы милы в своих противоречиях. Невинная, страстная, желающая и желанная, но исключающая всякое естественное чувство… Как славно ставить себе в заслугу вину за неслучившееся. И вы, и я — мы оба понимаем, что могло случиться, что должно было произойти между нами, если бы я не ушел из вашего дома.
    Черноглазый обольстительный черт дразнил ее, требуя опровергнуть его безусловную правоту.
    — Ну и хватит, пошли со мной! Я вдруг почувствовал, что у меня нет настроения дальше выслушивать ваш детский лепет. И если вам угодно и впредь… вести себя в такой странной манере, то стоит быть готовой к неизбежным последствиям. Я же не зря намекнул, что вошедший на чужую землю без разрешения навлечет на себя беду…
    — На чужую землю? И вы смеете говорить такое мне, когда сами проникли сюда? Я-то по крайней мере не устраиваю здесь оргий!
    Тиффани выкрикивала злые слова, а он тем временем молча и упорно вел ее за собой наверх по лестнице.
    — Не прощу себе, что именно я обратила ваше внимание на этот мертвый дом!
    Они к этому моменту уже вошли в комнату. Тиффани взглянула на Кэй, которая возлежала на подушках с кислым выражением лица.
    — Черт возьми, это еще что такое? — восторженно полюбопытствовал Крис.
    — Это ружье. Как я с ним смотрюсь? — зло спросила Тиффани, сбрасывая с плеча руку Криса.
    — Самое время полюбопытствовать, что вы здесь делали в этом нелепом пальто и с этим совершенно нестреляющим ружьем? — поинтересовался Крис. — Может, искали бандитов?
    — Я увидела свет. И подумала… — Она смутилась.
    — Что вы подумали? — С высоты своего роста Крис сердито взирал на Тиффани. А она изо всех сил старалась не видеть широкой полоски загорелой мужской груди, обнажившейся в разрезе рубашки.
    — Ну, отвечайте же! — настаивал Крис. — Так или иначе, ответить придется.
    — Я уже сказала. Вижу свет… и подумала…
    — О, Крис, любимый мой! Она шла сюда спасать меня! — вмешалась Кэй и деланно рассмеялась. — Боже, какая храбрость!
    Ох, знать бы ей, как эту самоуверенную бабенку честит сейчас Тиффани! Может быть, придержала бы язык, пустоголовая дура!
    — Вы серьезно? — проговорил Крис, нахмурив брови. — Ведь не могли же вы на полном серьезе ползать здесь, думая, что в состоянии спасти кого-то с этим… нет, не ружьем, а трубкой для стрельбы горохом!
    — Бросьте ехидничать! Я действительно впервые увидела свет в этом доме, — попыталась объяснить свое поведение Тиффани. — И решила проверить, все ли здесь в порядке. Откуда мне было знать, что тут идут любовные игры. — Как трудно было найти подходящие слова, чтобы описать сцену, открывшуюся ее взору: Крис на полу в объятиях Кэй. Такое не забудешь.
    — Чем бы мы ни занимались, это к делу не относится, — жестко произнес Крис.
    Вот стоит такой красавец — руки в бедра, рубашка натянулась на плечах, видна крепкая загорелая грудь, а ей надо говорить какие-то осмысленные слова. Ну не получается, и все тут!
    — Итак, вы предполагали, что здесь скрывалась некая опасность. — Крис с сомнением покачал головой. — И значит, вы посчитали, что можете справиться с подобной ситуацией. Что в вас говорило больше — глупость или любопытство?
    — Я бы справилась, — возразила Тиффани. — У меня же ружье!
    — Духовое, считайте, игрушечное ружье, — пояснил Крис. — Но допустим даже, что у вас в руках настоящее двенадцатикалиберное ружье, это отнюдь не означает, что стоит разгуливать по окрестностям и вершить единолично правосудие. Не лучше ли было позвонить в полицию?
    — Ближайший телефон в девяти милях, — отрезала Тиффани.
    — А грузовичок? — нетерпеливо вздохнул Крис. — Я его у вас видел. Вот и воспользовались бы им.
    — Безусловно, так и было бы, если бы он был на ходу.
    — Ради всего святого! — совсем неучтиво прервал ее Крис, но на лице отразилось извиняющее его полное недоумение. — Не хотите же сказать, что вы здесь фактически совсем одна, на десятки миль вокруг?..
    — Так и есть, и что с того? — удивилась Тиффани. — Вам-то что до этого? В любом случае что-то нужно было предпринять! Ну, притворилась бы, будто я не видела света в окне. Что же я за человек после этого?
    Крис приподнял черную бровь и сурово посмотрел на девушку.
    — Возможно, вы человек разумный, более разумный, чем многие другие.
    В углу комнаты хихикала Кэй. Тиффани в бешенстве направилась к двери.
    — Я пришла сюда не для того, чтобы меня оскорбляли и делали из меня дурочку! Больше ни одной минуты не желаю мешать вашим… играм. Дорогу найду.
    — Через окошко?
    Девушка стиснула зубы и повернулась к Крису.
    — Уйду тем путем, каким, видимо, попали сюда и вы!
    — Она считает, что я в этом платье могла пролезть через это грязное окошко! — обиделась Кэй, не без гордости окинув взглядом свое роскошное одеяние. — О, Крис! Да этой девчушке просто нет цены! И где только ты ее нашел?
    — На самом-то деле, Тиффани, мы вошли через парадную дверь, — ровным голосом произнес Крис, игнорируя смешки Кэй. — Предлагаю вам воспользоваться такой же возможностью.
    Тиффани нахмурилась.
    — Парадная дверь? Да ведь она накрепко закрыта. Как вам удалось?
    — Вы никогда не слыхали про такую вещь, как ключи? — расхохоталась Кэй. — Знаете, такие маленькие металлические штучки. Это недавнее изобретение, причем весьма, весьма полезное…
    — Прекрати! — резкий тон Криса враз оборвал жизнерадостные откровения Кэй. — Тиффани далеко не дурочка!
    О, нет, я просто круглая дура, вынуждена была признать девушка, когда все кусочки головоломки собрались воедино. Воистину дура!
    — Этот дом… принадлежит вам? — спросила Тиффани тихо, чтобы только мужчина и расслышал. Ну чего бы раньше этого не понять?
    — Так точно, мне, — ответил Крис и хитро улыбнулся. — На прошлой неделе пришли последние документы. Теперь, Тиффани, мы с вами — соседи. Что вы на это скажете?
    А что тут скажешь?..

3

    — Я вас провожу.
    — Не нужно! — Тиффани пошла к выходу. Голова у нее раскалывалась. Ничего себе денек выдался! Как еще удается держать себя в руках в присутствии Криса? Значит, он ее сосед? — Я… я вполне в состоянии дойти до дома без посторонней помощи, благодарю вас. — Как хотелось выглядеть холодно-равнодушной!
    — О, в этом-то я уверен, — резко ответил Крис. — Однако ночь сегодня не очень-то приветлива, сильный ветер, да и тропинка к вашему дому идет слишком близко к обрыву. Мне это не нравится. И я вас провожу, хотите вы того или нет.
    — Кристофер! Да что с ней может случиться? — раздраженно вмешалась Кэй. — Ты только взгляни на нее! Одета так, что никакая погода ей нипочем! И если у нее хватило отваги добраться в такую темень сюда, пусть тем же путем и вернется. К чему создавать проблемы?
    — Помолчи, Кэй, — небрежно бросил Крис. — Я отвезу нашу гостью. На это уйдет не больше пяти минут. А ты пока наведи здесь порядок. В любом случае нам уже пора возвращаться в отель.
    — Возвращаться! — Кэй быстро встала, подошла к Крису и обвила руками его шею. — Но, любимый, нам ведь было так хорошо… — Она помедлила и затем, зло взглянув на Тиффани, проговорила: — Мы так прекрасно проводили здесь время, пока не ворвалась эта странная личность и все не расстроила. Ни тебе, ни мне вовсе не надо никуда отсюда уезжать.
    — Хватит, я устал слушать. — Крис как-то безразлично поцеловал Кэй в щечку. — День выдался трудный, а ты говорила, что тебе рано утром надо быть в Лондоне. Дай-ка ключи…
    — Черта с два! — яростно воспротивилась Кэй. — Ни за что одна не останусь… Я здесь, а ты тем временем…
    — Кэй, не впадай в истерику! — прервал ее Кристофер. — Попридержи эти театральные взрывы до утра, покажешь их перед камерой! — Он протянул руку. — Хорошо, не возражаю, поехали вместе с Тиффани и со мной до ее дома, если тебе так страшно оставаться тут одной…
    — Боже, какая галантность с твоей стороны! — вконец разозлилась Кэй. — Ехать неизвестно куда да еще с ней вместе! Нашел дуру! — Глаза Кэй превратились в узкие щелочки, в них промелькнуло ревнивое подозрение. — Ах, вот в чем дело, Кристофер Уолленджер! Она ведь в твоем вкусе, разве не так? Длинноногая блондиночка, да? Для твоей богатой постельной коллекции только ее и не хватало…
    — Ну, с меня хватит! — Губы Криса угрожающе сжались. — Ты сама себя выставляешь на посмешище. Ладно, поступай как знаешь, Кэй, — хочешь, оставайся тут или поехали с нами. В любом случае Тиффани надо отвезти домой. Ты дашь мне ключи или нет?
    Кэй явно еще не придумала, как поступить. А Тиффани застыла, потрясенная только что услышанными обвинениями в адрес Криса.
    — Да пошел ты! — прошипела Кэй. — Если тебе уж так хочется тратить время на эту… эту неотесанную деревенщину, черт с тобой! Но машина-то моя! Ведь мы решили, что твою оставим в отеле, забыл? И я скорее умру, чем позволю тебе везти на моей машине твой очередной приз в сексуальных гонках! — Кэй картинно изобразила негодование, тряхнув черной, как воронье крыло, гривой. — Так обращаться с собой я никому не позволю! Немедленно возвращаюсь в отель!
    Крис с абсолютным равнодушием встретил эту словесную эскападу.
    — Прекрасно, если тебе так хочется, — медленно проговорил он. Потом повел плечами и с неодобрением проследил, как Кэй двинулась к выходу, стуча высоченными каблуками.
    — До встречи, Кэй, — бросил мужчина ей вслед. — Только не гони машину слишком уж быстро, хорошо?
    — Фу, как все противно вышло! — произнесла Тиффани, услышав шум отъезжающей машины. — Вы не должны были ей разрешать садиться за руль, ведь она пьяна.
    — Нет, она вообще не пила, — усмехнулся Кристофер.
    — Ну, конечно, не пила! — Тиффани резко повернулась, чтобы взглянуть ему в лицо. Ее зеленые глаза сузились, выражая сомнение. — Я видела там у вас бутылки с вином. И слышала, что и как она говорила. Не надо делать из меня дурочку!
    — Вероятно, ваши слова означают, — растягивая слова, проговорил Крис, — что я умышленно напоил дорогую невинную Кэй, дабы воспользоваться ее состоянием и приблизить постельные утехи.
    — Ну вот вы сами все и сказали!
    — Я только угадал ваши невысказанные подозрения. Ваше мнение обо мне, судя по всему, не очень-то высокое, правда?
    А какое еще у нее могло быть мнение? Днем целовался с ней. Сознание еще хранило память о прикосновении его губ, о его сильном теле, требовательных руках. Что это было — прелюдия к акту любви? Боже, как же неразумно она себя вела вечером! Что же он за человек такой? Просто зло берет, неужели все женщины как идиотки падают к его ногам?
    — А почему у меня должно быть хорошее мнение о вас? — ледяным тоном спросила она. — Только больше не напоминайте, что вы спасли мне жизнь! Потому что, честно говоря, я начинаю сомневаться, не лучше ли было бы, если бы вы оставили меня там на скале! В конце концов я как-нибудь, наверно, выбралась бы сама, без посторонней помощи… — заявила вдруг Тиффани, прекрасно сознавая всю фальшь сказанного. — Да ладно, оставим это! Но все-таки объясните, как вы допустили, чтобы нетрезвая женщина села за руль?
    — Да она и капли не выпила! — вышел из терпения Крис. — И перестаньте причитать, Тиффани! Ни слова больше ни о вине, ни о машине! Кэй актриса, рано утром у нее репетиция. Какое бы впечатление она ни производила, но к карьере своей относится очень серьезно. На алкоголь наложено «табу», особенно накануне большой работы.
    Тиффани нахмурилась. Она-то понадеялась, что упоминание о длинноногих блондинках — всего лишь пьяное раздражение. Оказывается, нет. Коллекция блондинок! Брр! Только представишь этого обольстительного коллекционера в окружении красоток, сразу настроение портится.
    — Ни капли, ни капли… А вела себя так, словно выпила не одну бутылку… — проворчала Тиффани. Ее даже затошнило от одной мысли, что и она сама чуть-чуть не пополнила ряды красавиц Криса.
    А тот, вздохнув, пожал плечами.
    — Кэй всегда такая. Не знаю, может быть, она не перестает играть роль соблазнительницы…
    — Ага, это она, значит, соблазнительница, скажете тоже! Вы еще, чего доброго, заявите, будто эта девица затащила вас сюда? — Тиффани злилась на себя, а доставалось ему. — Ух, бедненький, его обманом затащили в капкан! Вы ее так расстроили! Завезли Бог знает куда, использовали и бросили!
    За что ей так ненавистен сейчас этот Кристофер? Да за то, что именно он вызвал взрыв эмоций, о которых она и не подозревала. Просто считала себя неспособной так загораться страстью. Сколько долгих месяцев провела она здесь, пытаясь прийти в себя, успокоиться, начисто забыть все связанное с прошлым, с Джозефом. А теперь она — комок нервов, и все из-за него, мистера Уолленджера.
    — Чрезвычайно трогательно слышать, как вы печетесь о благополучии Кэй, — зло произнес Крис. — Успокойтесь, Тиффани, к вашему сведению, эта женщина — кремень и в сочувствии, ей-Богу, не нуждается. С ней можно отлично ладить, но время от времени ей просто нужно разрядиться, и тогда она готова наплевать на все и на всех и даже на то, что сама в такие минуты выглядит дрянью. Поверьте мне, в сегодняшнем спектакле Кэй не было ничего необычного!
    — Вам просто удобно так думать! — отрезала Тиффани. — Мол, раз женщина может сама о себе позаботиться, с меня всякая вина снимается! Бог ты мой, какие же вы, мужчины, все одинаковые! Вы просто берете то, что вам хочется, и нет вам никакого дела, что переживают люди рядом с вами.
    — И Кэй, и я — мы оба достаточно взрослые, чтобы самим отвечать за свои поступки. — Крис разозлился и перешел на крик. — Мы с нею иногда видимся, в основном без предварительной договоренности. Это в равной мере устраивает и меня, и ее. Слушайте, вы притворяетесь или действительно чертовски наивны? — Он серьезно взглянул на бледное лицо Тиффани. — Повторяю, Кэй прекрасно может за себя постоять. Разве сегодня она этого не доказала? В конце концов, именно я оказался в идиотском положении. Так что приберегите свое сочувствие, Кэй вряд ли с благодарностью встретила бы его.
    — Перестаньте разговаривать со мной, как с маленьким ребенком! — Тиффани изо всех сил старалась себя сдерживать, но не получалось.
    — Вас так расстроили слова Кэй обо мне, верно? — со вздохом произнес Кристофер. — Неужели вы не понимаете, что об этих якобы сотнях женщин в моей постели она сказала назло, чтобы сделать неприятное вам?
    — Ну, ну, вы еще скажите, что в словах Кэй нет ни грана правды! — холодно заметила Тиффани. — Что же тогда произошло сегодня у меня дома? Разве это не было попыткой совращения еще одной в бесконечной цепочке подобных поступков? Ну, что же вы молчите? Соврите что-нибудь! В конце концов, я же так чертовски наивна! Мне легко мозги запудрить. Ну же! Говорите.
    Есть от чего выйти из себя! За кого он ее принимает? Так, девчушка-несмышленыш, отгороженная от реального мира… реальной жизни…
    — Какой смысл? — насмешливо спросил Крис. — Что бы я сейчас ни сказал, вы только еще больше разозлитесь.
    — Уж это точно! — мгновенно отреагировала Тиффани. — Как же мне ненавистны все эти мужики! Сами не представляете, до какой степени вы все одинаковы.
    — Тиффани, успокойтесь! — В голосе Криса прозвучала досада. — Меня уже начинает тошнить от этой избитой фразы! Вы несете абсолютную чепуху! Перестаньте прикрываться приступом гнева как щитом! Вы просто стараетесь спрятаться от правды, потому что никак не хотите себе признаться, что мы с вами почти стали любовниками. Почти!
    — Да как вы смеете! Неправда! И вы знаете, что лжете.
    — Это правда, Тиффани, — оборвал ее Крис. — И вы не стали бы так реагировать, если бы это не было правдой. То, что произошло между нами сегодня днем, случилось именно потому, что этого хотелось нам обоим. Точно? Вы отнюдь не светская дама, что бы там о себе ни думали и что бы ни думал о вас я. — Ладно! В данный момент вы не очень-то привлекательны. Но ведь вы молодая и…
    — Только, пожалуйста, обойдитесь без замечаний о моей наивности и невинности!
    Да уж, Джозеф позаботился о том, чтобы эти качества ушли из ее жизни. Только бы оставили ее эти воспоминания!
    — Какой же вы все-таки жестокий, Кристофер Уолленджер. — Тиффани покачнулась. Крис подхватил ее, взволнованно взглянул в ее горящее лицо.
    — Жестокий? Что все это значит, ради всего святого? Что с вами, Тиффани?
    — Что со мной? — задыхаясь, она выдавила из себя нечто воде смешка, а сама была на грани истерики. — Да ничего особенного! Наверняка ничего такого, из-за чего мистеру Уолленджеру и ему подобным стоило бы беспокоиться!
    — Тиффани! У меня определенно складывается впечатление, что я чего-то недопонимаю, чего-то очень и очень важного. Постарайтесь больше не кричать, а просто скажите мне, в чем дело!
    — Перестаньте обращаться со мной как с дурочкой. — Тиффани со злостью смотрела на красивое и сейчас очень взволнованное лицо Криса. Он искренне удивлен. — Не настолько же я наивна, чтобы поверить такому, как вы.
    Ну что он за человек! То наглый и гадкий, а через минуту выражает искреннее беспокойство. И уж в чем ему не откажешь — когда захочет, умеет к себе расположить.
    — Я не желаю, чтобы вы провожали меня домой! — Ей очень хотелось, чтобы голос прозвучал как можно злее и насмешливей. Пусть хоть так, лишь бы не дать воли неуверенности и слабости.
    — Прекрасно! — быстро среагировал Крис и неожиданно подхватил ее на руки. — Меня такой поворот вполне устраивает!
    — Что вы делаете?.. Вы соображаете, что делаете? — закричала она. — Немедленно отпустите меня! Слышите?
    Тиффани пыталась сопротивляться, но это ей плохо удавалось: мешало громоздкое и неуклюжее пальто. При очередной попытке девушки вырваться из крепких рук мужчины ружье с грохотом свалилось на пол.
    — Вы сошли с ума! — Тиффани растеряла нужные слова, на все лады повторяя одно и то же. — Совершенно сошли с ума! Немедленно перестаньте!
    — Только после того, как вы перестанете так по-идиотски себя вести!
    Через мгновение они оказались на верху лестницы. Крис плечом толкнул дверь и втащил девушку в комнату.
    — Еще раз добро пожаловать в мой гарем! — Крис без особых церемоний положил Тиффани на разложенные на полу подушки. — Снимите-ка пальто!
    Тиффани уставилась на обольстительного нахала.
    — Ч-что?
    — Вы слышали! — Он склонился над ней и стал стягивать с нее пальто. — И как только можно чувствовать себя комфортно в подобной одежде? — Губы Криса кривились в усмешке. Девушка вздрогнула, почувствовав, как его мягкие руки скользнули по тонкой ткани блузки.
    — Не надо, Крис, пожалуйста, не надо! — еле слышно проговорила она.
    — Не надо что? — Взгляд был невинно-недоумевающим, но в голосе звучало напряжение разгоряченного страстью мужчины. — В конечном счете, Тиффани, разве не этого вы от меня ожидаете? Ведь, на наш взгляд, я — законченный мерзавец, не так ли? Только и делаю, что хватаю все, что мне нужно, — слева, справа, по центру, отовсюду! И никогда ни о ком, кроме себя, не думаю, верно?
    — Я… Я — не Кэй! — Тиффани попыталась снова натянуть на плечи пальто, но длинные пыльцы Криса крепко держали его. Когда же их руки соприкоснулись, девушка ощутила знакомое волнение. Она вздохнула и поскорее отвела глаза от его манящих губ. — Кэй… Этой, конечно, были в радость ваши постельные забавы, но если вы думаете…
    — Я? Думаю? — Сарказму Криса не было предела. — Вы все-таки считаете, что я способен думать? Да бросьте, я просто мужик. И единственное, на что способен, — это использовать женщин, соблазнять их десятками, сотнями. Так, по-вашему, да? Мы, мужчины, все преследуем только одну цель, одну-единственную!
    — Перестаньте! — Тиффани облизнула губы. Ей всего-то и нужно, чтобы он оставил ее в покое, чтобы не поломал с таким трудом отлаженную жизнь. Да, о мужчинах она думала не слишком хорошо. А как могло быть иначе после жизни с Джозефом? Она осторожно взглянула на Криса. — Пожалуйста, прошу вас, отпустите меня. Вы правы, сегодня днем… — Ну, никак не подыскивались нужные слова, способные убедить его. — Я… я не такая… Я хочу сказать… то, что случилось… то, что почти случилось… Я не из тех девушек, которые… которые…
    — Однако только что там, внизу, вы всячески старались развеять образ невинной маленькой девочки, — резко проговорил Крис. — Чему же я должен верить? Как прикажете вас понимать со всеми вашими противоречиями?
    Прав по-своему, что тут скажешь? Господи, хоть бы он отодвинулся. Ей просто невыносимо все время ощущать близость его тела, такого сильного, притягательного, такого сексуального.
    — Как хотите, — только и нашла она, что вымолвить.
    — Вы что, на самом деле этого не осознаете? — Крис следил за меняющимся выражением ее побледневшего лица. Его взгляд был холодным и равнодушным. Потом он глубоко вздохнул, и жесткая линия рта чуточку смягчилась. — Вы, Тиффани, торопитесь с выводами, — продолжил он, и она ощутила на своей щеке его теплое дыхание. — Я отнюдь не сексуальный маньяк. Но вам толкуй не толкуй, все впустую. То, что вы напридумывали, — вовсе не мой образ жизни. Поверьте же, наконец: то, что сегодня между нами едва не случилось, — событие для меня неординарное, более того — совершенно необычное, редкое в моей жизни. Для меня это было так же неожиданно, как и для вас.
    Сражение двух упрямых характеров выиграл Крис, хотя и происходило оно не по всем правилам: в конце концов, ему удалось снять с Тиффани пальто. Он едва-едва прикасался к ней.
    — Ну почему вы не хотите рассказать мне, что же вызвало ваш странный гнев?
    Широко раскрыв глаза, сильно нервничая, девушка взглянула на него. Ну вот, он опять проявляет мягкость, опять говорит таким тоном, от которого все в ней тает. Эта его загадочная переменчивость! Ей чуть было не захотелось все ему рассказать — о своем замужестве, которое оказалось сплошным несчастьем, о пьяных жестоких скандалах с Джозефом, о всех своих унижениях и разбитых мечтах…
    Красивое лицо собеседника выражало едва ли не участливость. Нет, нет, только не подпасть под его чары. Неужели с нее не хватит уже совершенных глупостей? Влюбиться, чтобы вновь обмануться? Самой себе в очередной раз причинить боль? Нет, жестокий урок должен наконец чему-то научить! Вся приветливая искренность Криса — просто игра, ловкая и умная игра с заранее известной целью.
    Тиффани высвободила руки; сердце колотилось как бешеное.
    — Вы не можете так со мной поступить! — закричала она.
    — Как поступить? — Крис мягко убрал с ее лба длинный шелковистый локон. — Что-то я не помню, чтобы вообще совершал какие-то поступки. — Он вздохнул, внимательно вглядываясь в прелестное лицо девушки, постепенно розовеющее. — Вам ли, Тиффани, не знать, что вы способны свести мужчину с ума, — как бы между прочим заметил он. — Спроси меня — не смогу ответить, какого черта трачу столько времени на то, чтобы вас понять, почему не могу воспротивиться вашей власти… надо мной.
    — Но вас же никто не заставляет задерживать меня здесь! Я хочу уйти, выпустите меня!
    — Одну минутку! — Мягкие интонации в голосе, спокойное внимание в глазах. Убраться бы скорей от этого наваждения.
    — Видите! Я была права! — голос Тиффани дрожал. — Вы, мужчины, все одинаковы! Перестаньте. Сейчас же перестаньте на меня так смотреть!
    — Как же это я так особенно на вас смотрю? — поинтересовался Крис и слегка коснулся щеки девушки. Пальцы у него были теплые и нежные. Добравшись до губ, пальцы замедлили свое движение, потом стали гладить мягкие очертания рта. С ума можно сойти от этого мучителя! — Расслабьтесь… Выпейте чего-нибудь покрепче и хоть немножко расскажите про себя.
    — Зачем? — Зеленые глаза отразили недоверие. — Вам-то какое дело до моей жизни?
    — Ведь мы с вами соседи, или вы забыли? — прошептал Крис. Пальцы его слегка прошлись по краю пляшущего от нервной дрожи подбородка девушки, потом спустились по прогибающейся извилинке ее шеи. Снова совершенно непонятный отзвук во всем теле. Она просто теряет голову от его слов, его глаз, его прикосновений. — Мне хочется хоть что-то узнать о вас. Почему вы живете одна в такой дикой глуши? Неужели вы и в самом деле так ненавидите людей?
    — Я не хочу об этом говорить.
    Бежать! Бежать надо от этого человека! Встать сейчас и кинуться в открытую дверь. Но что-то держало ее на месте. Кристофер Уолленджер оказывал на нее невероятное, безумное, какое-то гипнотическое действие.
    — Возможно, у вас затруднения с деньгами? — Крис нахмурился, бросив беглый взгляд на поношенное пальто девушки. — У вас нет ни родственников, ни друзей, кто бы мог вам помочь?
    — Нет, — Тиффани старалась сделать вид, что ей безразлично, как она выглядит. Рука ее невольно коснулась потрепанной кофточки. Знал бы этот красавец, с какой радостью она избавилась от всех дорогих нарядов, которые ей покупал Джозеф. Нет уж, увольте, лучше купить дешевую одежду в магазине для бедняков, зато на свои собственные гроши. — Моя жизнь касается только меня. Вы, вероятно, считаете, что бедность и неудачи — одно и то же! У меня другое мнение.
    — Разве я говорил нечто подобное?
    Тиффани отвела взгляд от лица Криса.
    — Нет, вы этого не говорили, но я уверена, именно так и подумали…
    — Да вы не имеете ни малейшего представления о том, что я думаю! Вы меня даже толком не знаете!
    Сильные мужские руки, властные, нежные, тревожащие и мучающие, опустились ей на плечи. Она почувствовала, как в ее кожу горячим огнем проникает скрытая в них сила. Руки слегка встряхнули ее.
    — Перестаньте приписывать мне свои слова и мысли. И не смотрите на меня так, словно я собираюсь вас изнасиловать или стукнуть, или поцеловать. — Крис слегка улыбнулся. — Хотя, не стану отрицать, последнее как раз пришло мне в голову! Уверены, что ничего не хотите выпить? Может быть, глоток-другой снимет с вашего лица выражение тревоги и настороженности?
    — Ничего мне не надо, кроме одного — вернуться домой! — Тиффани дрожащими пальцами схватила с пола пальто. Слава Богу, у нее откуда-то взялись силы и здравый смысл, чтобы хоть что-то предпринять!
    — Я иду с вами.
    Крис взял у нее из рук пальто, и она полуосознанно позволила помочь ей одеться. Девушка вяло заметила:
    — Кэй забыла свой жакет.
    — Я его как-нибудь ей отвезу.
    — Вы тоже живете в том городском отеле? — Вопрос вырвался сам собой. — Он выглядит очень мило, — поспешно добавила она. — Очень, очень причудливо.
    — Верно. — В голосе Криса звучала ирония. Он решительно положил руки на плечи Тиффани и развернул ее к себе лицом. Стоит, смотрит на нее и улыбается. — Я в этом отеле живу уже несколько дней. А Кэй приехала только вчера. Она давно наловчилась сама себя приглашать куда ей хочется.
    Крис начал спокойно застегивать пуговицы на ее пальто, словно имел дело не со взрослой женщиной, а с крохотной девчушкой.
    — Я допустил ошибку — позвонил ей и сказал, как там красиво. И не успел опомниться, как она сразу заказала номер в том же отеле.
    Номер, где живете вы? — мелькнуло в голове, и ей стоило большого труда не задать вопрос вслух.
    Но он предвидел, а может быть, прочел в глазах ее любопытство, потому что сказал с откровенной насмешкой:
    — Если вам это интересно, то живем мы в разных комнатах.
    — Мне-то что за дело?
    Тиффани отодвинулась, но Крис взял ее за запястье и притянул к себе. Каждую частичку ее тела пронзила волна необъяснимой радости, и пришлось собрать все силы, чтобы побороть это чувство.
    — Идемте, — отстранилась она.
    Крис шагнул вперед. Целиком доверившись крепким, властным пальцам, сжавшим ее руку, Тиффани послушно пошла за провожатым.

    Они не сразу обратили внимание на разбитое окно в ее домике. Тиффани достала старый тяжелый ключ, лежавший на обычном месте под цветочным горшком. Только собралась открыть дверь, как Крис остановил ее.
    — Минутку!
    Что-то встревожило его, и волнение передалось девушке. Мужчина неслышно обошел вокруг дома.
    — Что случилось?
    — Разбито окно. Ничего страшного, — быстро добавил Крис, увидев, что Тиффани в ужасе поднесла ладошку ко рту. — Больше никаких повреждений нет. Благодаря сетке на окнах кирпич даже не попал в комнату. Что вы по этому поводу думаете?
    — О чем вы? Ах, да, сетка! Да, когда я сюда приехала, то попросила одного местного умельца сделать ее. С ней я чувствую себя в большей безопасности.
    — Ну что ж! Ваша сетка сработала отлично. Хотя, очевидно, попытки проникнуть в дом не было. Скорее всего, дело рук юных хулиганов.
    — Крис, что это? — Тиффани взяла его руку. — О Боже! Кровь! — Она повернула его руку ладонью вверх, подставив ее под серебристый свет неожиданно выглянувшей из-за туч луны.
    Глаза Криса быстро скользнули по ране.
    — Ерунда! Царапина, — небрежно сказал он. — Я займусь ею позже. Обрезался об осколок стекла, когда возился с сеткой. Сам виноват, что был неосторожен.
    — Но кровь течет сильно! Позвольте… я сама посмотрю. Я… я никогда себе не прощу, если по дороге назад вы умрете от потери крови.
    Она помедлила, а потом, заметив холодное безразличие Криса, проговорила:
    — Послушайте! Я знаю, что вела себя дурно. — Девушка глубоко вздохнула и попыталась найти нужные слова, чтобы поточнее выразить то, что ее мучило: — Ну, как-то ненормально. Обвиняла вас… во всяких грехах. Но обычно я не такая…
    Черные брови мужчины приподнялись, выражая веселое изумление.
    — Не такая заумная?
    — Не такая. Нет, не то… — Тиффани покачала головой и натянуто улыбнулась. — О, сама не знаю, как это объяснить. Но прошу вас, не уходите, позвольте мне заняться вашей рукой. Такой-то пустяк я могу для вас сделать?
    Хоть и неуклюже высказалась, а немного успокоилась. В полной темноте она молча прошла к небольшому столику у кресла-качалки и зажгла керосиновую лампу. Действовала ловко и привычно.
    Позвала гостя в дом, а сама не знает, как с ним быть, как вести себя. Какая уж теперь разница! Это и хорошо, что не надо подбирать слова, постоянно ощущая собственную нескладность. Все ее поступки сейчас были импульсивны, ею руководили только эмоции, и анализировать их она не могла, да и не хотела.
    Скорее всего, после полутора лет одиночества девушка ужасно устала постоянно делать вид, что ей хорошо. А может быть, просто настало время, когда она снова начинает жить?

4

    — Это у вас единственный источник света?
    Хозяйка сбросила с себя пальто и повесила его на крючок у двери. Потом ответила:
    — Единственный, вы не ошиблись.
    Крис внимательно следил за девушкой, которая двигалась по комнате и зажигала другие лампы, развешанные на стенах.
    — А электричества у вас нет?
    — Электричества нет. — Тиффани взглянула на мужчину, непринужденно прислонившегося к стене. Как же ей хотелось, чтобы сердце перестало заходиться при одном взгляде на этого человека! — Я прекрасно обхожусь без электричества. Его отлично заменяют газ, керосин и свечи. А приспособиться к этому было совсем не так уж и трудно, как может показаться.
    — Значит, вам все-таки пришлось приспосабливаться? — спросил Крис. — Ведь до этого вам были привычны совсем другие условия?
    — Н… не всегда. — Сначала Тиффани тщательно подбирала слова для ответа, но потом отбросила все сомнения и заговорила искренне, почти весело: — Когда я изменила свой образ жизни, то вся национальная электросеть, наверное, вздохнула с облегчением.
    Гость мило улыбнулся.
    — Вы были такой скверной?
    — Ужасной! — с легкостью согласилась девушка. — Не было на свете такого электроприбора, который бы я себе ни приобрела.
    — И как же давно вы здесь живете?
    — О, всего каких-нибудь полтора года, — небрежно бросила она.
    Гость внимательно вслушивался в ее речь, с интересом подмечал подробности ее быта. Она даже испугалась, что вопросы его могут оказаться слишком бесцеремонными, а значит, для нее — болезненными.
    Тиффани выдвинула ящик старого дубового комода, занимавшего почти всю стену домика. Достала чистую скатерть и подошла к шторе, отодвинув которую, продемонстрировала скрытую от глаз старую фарфоровую раковину.
    — Видите? — заявила она, стараясь быть веселой. — Я здесь не совсем без удобств!
    — Вот это да! — Крис приблизился и внимательно осмотрел чистую, но весьма старенькую раковину и выразил несколько насмешливое восхищение. — Ну, разве вы не везунчик, а?! Да у вас еще и кран есть! Просто чудо, какая чистая вода! — Крис покачал головой. — Позор мне, дураку! Я ведь считал, что у вас здесь нет никаких современных удобств.
    Он засучил рукав и подставил руку под ледяную струю.
    — Видимо, свои выводы о вас я сделал слишком поспешно!
    — Пожалуй, раковину надо было бы починить, — заметила девушка. Она подержала его руку в воде и с предельной осторожностью промыла рану.
    — Я разрежу скатерть на полоски и покрепче забинтую рану. Но вы, как только вернетесь, должны сразу же обратиться к врачу. Ой! — Она взглянула на своего пациента и нахмурилась. — Но ведь вы никуда не сможете поехать! Машину забрала Кэй.
    — Верно! — Он произнес это так, что стало понятно — трудное обстоятельство нисколько его не смущает. Крис опять мягко улыбнулся. — Вот и пикап у вас не работает. Получается, что я вроде бы как в ловушке, не так ли?
    — Так что же… что же теперь вы собираетесь делать? Телефона нет в вашем… — она чуть было не сказала «каземате», но вовремя придержала язык, чтобы не произнести этого слова, оскорбительного для хозяина, — …в вашем доме, — закончила она фразу. — И у меня телефона тоже нет.
    Широкие мужские плечи слегка приподнялись.
    — Не сомневаюсь, что-нибудь придумаю, — промолвил он. — Это еще не конец света.
    Что ей надо сказать при таких обстоятельствах? Можно было бы предложить ему остаться на ночь у нее. Но сама мысль об этом одновременно и испугала, и растревожила. Естественно, в доме нет отдельной комнаты для гостей. В ее так называемую спальню еле-еле влезла узкая кровать… Нет, здесь он остаться не может.
    Но лучше тревожные мысли пока отбросить и сосредоточиться на том, что надо сделать в первую очередь: она тщательно обработала рану и забинтовала руку чистой тканью.
    — Вот и все! Боюсь, ничего другого я сделать не смогу.
    Она тяжело вздохнула. Ее вывела из равновесия близость прекрасного мощного тела Криса. Ей же еще пришлось и касаться его загорелой кожи, покрытой жесткими волосками, и ощущать горячее дыхание. Рядом с ним она чувствует себя просто выбитой из колеи.
    — Не хотите ли чашечку кофе? Конечно, ничего сверхособенного, — радушно предложила юная хозяйка и поскорее отодвинулась подальше от той магнетической силы, которая, казалось, постоянно исходила от Кристофера Уолленджера. — У меня кофе только растворимый.
    — Вот и отлично! — Чувственные губы гостя медленно раздвинулись в улыбке. — Спасибо, что вы в тяжелую минуту пожелали стать моим добрым ангелом. — Крис взглянул на свою руку и вдруг совершенно неожиданно для Тиффани поцеловал ее в губы. — Вы сделали мне превосходную перевязку!
    Девушка в смятении прижалась к большой печке, став спиною к Крису. Надо честно признаться себе в том, что комплимент красивого пациента доставил ей удовольствие. Но еще желательно осознать, что добром все не кончится, если она не возьмет себя в руки. По коже побежало тепло от его вибрирующего голоса, от вкуса его поцелуя.
    Она нервно засуетилась — захлопотала с чайником, кружками, молоком.
    Тиффани нетерпеливо ждала, когда закипит вода. И вдруг неожиданно для самой себя еле слышно произнесла:
    — Вы… Если захотите, вы можете проводить вечера здесь. Я хочу сказать… — Она вдохнула как можно больше воздуха и начала дрожащими руками доставать блюдца, стоявшие на полке. — У меня нет лишней кровати и вообще ничего лишнего… Но можно воспользоваться креслом-качалкой… но поскольку сегодняшняя ночь — такая ужасная… а я…
    — Прекрасно! — легко прервал ее путаную речь ночной гость. — Но вы уверены, что я не помешаю?
    — Нисколько не помешаете.
    Наконец-то налив в две кружки с растворимым кофе кипятка, Тиффани повернулась к Крису. Она прекрасно понимала, что его лучистые темные глаза следят за ней, забавляясь сложившейся ситуацией.
    — Вам с молоком? Правда, у меня есть только козье.
    — И без молока прекрасно. — Крис сделал шаг вперед и взял протянутую ему горячую кружку. Он не спускал с прелестной хозяйки глаз. — Ваше предложение, чтобы я здесь остался, оно искреннее?
    — Что? — Вид у нее был явно смущенный.
    Гость ухмыльнулся. Подойдя поближе, он коснулся светлого локона, вившегося над ее ухом.
    — Если вы передумали, я безо всякого труда могу вернуться к себе в… — он помедлил, подбирая слова, на лице его появилась ехидная улыбочка, — в темницу и прокантоваться там остаток ночи.
    — Нет, нет! — Тиффани резко замотала головой. Под его магнетическим взглядом она чувствовала себя совершенно глупой. — Нет, все в порядке.
    Честно говоря, ей очень хотелось, чтобы Крис был здесь, рядом. Это разбитое окно напугало ее гораздо больше, чем она думала. Если бы с нею не было этого человека… Как же не защищена ее жизнь в этой хибаре… Ведь она здесь совсем, совсем одна.
    — О чем вы думаете? — Крис говорил очень тихо. — О разбитом окне?
    — Да, — кивнула Тиффани. — Как вы полагаете, они вернутся?
    — Нет, вряд ли. А если и вернутся, то здесь буду я и уж как-нибудь не дам вас в обиду.
    Да, уж чего он не может не вызвать, так это ощущение надежности. Девушка с облегчением вздохнула.
    — Вас это и правда совсем не встревожило? — недоверчиво спросила она, видя спокойное лицо мужчины. — Мне бы эту способность так легко ко всему относиться.
    — Я думаю, здесь дело в характере и привычке. Просто мне хорошо знакомы отбросы человеческого общества. Это не совсем то, о чем бы мне хотелось с вами говорить и в чем хотелось бы признаваться, — сказал Крис, видя откровенное недоумение собеседницы. — Дело в том, что к насилию и агрессии я привык. Было время, когда они были неотделимы от моей работы.
    — Вы были террористом? — Ей хотелось, чтобы слова прозвучали шуткой, но ее вид и нервозность внесли свои коррективы. Вопрос прозвучал гораздо серьезнее, чем задумывалось.
    — Не совсем, — нехотя улыбнулся Крис. — Я выступал на другой стороне.
    — Вы полицейский?
    — Не угадали. Я был связан с самыми высокими эшелонами национальной безопасности. Но теперь уже нет.
    — Вам доводилось попадать в… в опасные ситуации?
    — Одно время это случалось ежедневно, — прозвучал спокойный ответ. — Но не сейчас. Теперь я провожу свои дни в уюте и покое. Такая вот у меня совершенно сидячая работа. Я пишу.
    — Пишете? — Глаза расширились, отражая крайнюю степень изумления. Она ожидала чего угодно, только не этого. — А что именно вы пишете? — Тиффани бросила взгляд на свой книжный шкаф, доверху забитый книгами.
    Гость тоже посмотрел в том же направлении.
    — Очень сомневаюсь, чтобы среди ваших книг были мои весьма заумные творения. Разве что случайно затесались биографии малоизвестных заморских политиков и фашистских диктаторов.
    — Именно поэтому вы и купили этот?..
    — Чудовищный дом? — улыбнулся Крис. — Разумеется! Прежде всего меня привлекло уединение. Но я, наверное, большой любитель историй про тяжко добытое счастье. Насколько я могу судить, за этим домом давно никто как следует не ухаживал. Последний раз люди жили в нем где-то в пятидесятые, наверное, годы. Мне показалось, настало время, чтобы кто-то что-то с ним сделал, — ведь расположен-то он в таком красивом месте.
    — Но чтобы все сделать как следует, потребуется уйма денег…
    — Таким окольным путем вы хотите узнать, хватит ли мне средств, верно? И не стоит особенно смущаться, Тиффани. Так уж получилось, что денег у меня много, — добавил он, явно забавляясь неловкостью девушки. — За это спасибо моим предкам и еще моим довольно разумным банковским вкладам. Так что есть возможность свой проект с домом осуществить. Что вы так забеспокоились? После меня особняк будет куда в лучшем состоянии, чем сейчас.
    — Вы, должно быть, очень-очень богаты.
    Крис минуту молчал.
    — В общем, да, но небеспредельно.
    — Вы — миллионер?
    Он пожал плечами.
    — Возможно.
    Добрый ангел, как ее недавно нарекли, не способен был скрыть отчаяния.
    — Богатство изменяет людей, вы это знаете? Оно их ослепляет, и они не видят… реальности.
    Собеседник нахмурился.
    — Деньги? — Он покачал головой. — Вы о них так говорите, будто о каком-то проклятии.
    — Так оно и есть! — прозвучал быстрый безапелляционный ответ.
    Деньги были единственной вещью на свете, которая волновала Джозефа. Какое-то время и ее он сумел заразить своим безоглядным увлечением. Нет, не совсем так! Пожалуй, сейчас она судит о себе чуточку несправедливо. Никакой любви от мужа юная женщина не видела, но денег он ей давал много. Это точно. Она могла изо дня в день без конца тратить кучу наличных. И какой-то очень короткий промежуток времени деньги помогали ей заполнять пустоту жизни. Но эта подмена быстро показала свою несостоятельность.
    — Деньги не так уж и плохи. Без них жизнь, несомненно, может стать очень скверной. — Крис обвел взглядом комнату, задержавшись на отлично подобранных книгах. — Но вы это наверняка знаете сами.
    Наступило короткое молчание. Казалось, он собирается продолжать начатую тему, но вдруг резко изменил направление беседы.
    — И сколько же из этих книг вы прочитали?
    Тиффани посмотрела на шкаф и с облегчением вздохнула.
    — Все до одной! — еле слышно сказала она. — А некоторые даже по несколько раз.
    — Здорово! — Крис поднял брови. — У вас отличное собрание книг. И подобраны они очень своеобразно. Вы случайно не пишете диссертацию по английской литературе?
    — О, нет! — Девушке не понравилось, что в голосе гостя снова прозвучала насмешка, и она демонстративно прошла в угол комнаты, чтобы достать из комода одеяла.
    Как бы найти новую основу для их отношений, спокойную, достойную их обоих? В конце концов, она сумела перебороть в себе враждебность к Крису, справилась с раздражением. Но вот с его сочувствием и обольстительностью справиться не могла.
    — Так уж выходит, что я получаю большое удовольствие, когда читаю самые разные книги! Именно так! — Тиффани взглянула на те два тома, которые держал в руках красавец-мужчина. — Вероятно, вы решили, что читать Толстого и Ибсена — полный абсурд! Мне кажется, что ехидничать по этому поводу вовсе не обязательно! — с некоторой обидой в голосе заявила девушка.
    — Разве кто-нибудь что-нибудь подобное произнес? — вежливо поинтересовался собеседник. — Почему вы все время стараетесь найти в моих словах сарказм? — Его темные глаза были совершенно серьезными. — Я задал вопрос, абсолютно не желая вас хоть чем-то обидеть.
    Он взял с полки еще одну книжку, перелистал несколько страниц и поставил на место.
    — Жить здесь в абсолютном покое, когда ничто тебя не отвлекает, — мне это кажется просто идеальным. В таких условиях диссертацию можно написать вдвое быстрее. Так что вполне оправданно желание человека отрезать себя от всего мира и уединиться в прекрасном живописном месте. Но, думаю, чтобы возникло подобное желание, существуют и какие-то другие веские причины, — добавил он и вернул на полку довольно потертый том Шекспира.
    Хозяйка взяла свою кружку, прошла к раковине и тщательно вымыла ее.
    — Понимаю, вам кажется совершенно невероятным, что я провожу свою жизнь здесь, но это так. — Глаза Тиффани выражали откровенный вызов. — Не можем же мы все быть богатыми землевладельцами. И моя цена как человека, как личности ничуть не меньше, чем у тех, которые имеют роскошные машины и большие дома…
    — Разве я сказал, что вы — не личность? — резко прервал ее мужской голос. — Прекратите свои социальные нравоучения, Тиффани! Вы опять себя накручиваете, хотя для этого нет никаких причин. Насколько я вижу, вы прекрасно справляетесь, пытаясь жить вдали от мира. На такое отважились бы далеко не многие…
    — Не надо меня опекать! Ваше одобрение моего образа жизни мне не требуется!
    — Ну, знаете, черт побери, ведь что-то вам все-таки нужно! Что это в вас вдруг взорвалось?
    — Ничего! — голос девушки чуть задрожал. Она не сводила холодных зеленых глаз с лица Криca. — Пожалуй, я пойду спать, — смущенно проговорила она, повернулась и резко толкнула дверь в небольшую спальню размером с буфет. — Прошу прощения. Этот вечер утомил меня больше, чем я думала. Я чувствую страшную усталость…
    — Спокойной ночи, Тиффани. — Крис подошел к ней. Темные глаза стали еще темнее, а голос выдавал напряжение. — Забудем о том, что я собирался у вас остаться. Совершенно очевидно, что вы сейчас сожалеете о своем поспешном приглашении.
    — О, нет!.. — Хозяйка смутилась и изо всех сил постаралась подавить в себе этот глупый приступ горячности. — Пожалуйста, прошу вас… останьтесь!
    — Понятно! Вы все-таки предпочитаете, чтобы здесь был я, а не те мальчишки-хулиганы. Наверное, мне и за это надо быть благодарным, — насмешливо проговорил гость. — Так что идите и попробуйте заснуть, — посоветовал он. — Утром я еще буду здесь.

    Часов через семь Тиффани, наскоро напялив на себя футболку и шорты, вышла из спальни. Кресло-качалка оказалось пустым. Ушел! Надо же, ушел, даже не попрощавшись. С упавшим сердцем она оглядела чисто прибранную комнату. На спинке кресла лежали одеяла, которые девушка стала зачем-то суетливо складывать. Ну и пусть! Мне-то разве не все равно?
    Вдруг со двора донесся металлический звук, потом еле слышное проклятье. Он здесь! Просто вышел из дома. При этой мысли она ощутила чувство, которое безошибочно определила как большое облегчение.
    Встав на цыпочки, Тиффани через маленькую форточку выглянула на улицу. Ее удивленному взору предстала живописная картина. Капот много потрудившегося старенького грузовичка, припаркованного возле огорода, был приподнят. Из-под машины торчали две мускулистые ноги.
    — Ради всего святого, что вы делаете? — Тиффани застыла метрах в двух от Криса, уперев руки в стройные бедра. Ее длинные светлые локоны были тщательно расчесаны и сверкали на солнце. Она будто светилась, пронизанная лучами утреннего солнца.
    — На что похоже то, чем я сейчас занимаюсь? — в перерыве между двумя усилиями проговорил Крис. — Черт побери, проклятая ржавчина! Почти все эти гайки — словно припаянные!
    — Оставьте вы эту развалину! — расстроилась хозяйка. — Она не стоит ваших трудов!
    — Нет, стоит! Еще как стоит! — Гаечный ключ выскользнул у него из рук.
    — Пожалуйста, перестаньте зря тратить на это время! — рассердилась девушка. — Я ведь вовсе не просила вас помогать мне с этим старьем.
    Не успела она произнести свои неблагодарные слова, как тут же о них пожалела. Красавец-мужчина выполз из-под пикапа и распрямился.
    — Мотор не работает, а я могу его отладить, — коротко, но доходчиво пояснил Крис. Он отвернулся и начал собирать лежавшие на земле ржавые инструменты, потом опустил капот — пожалуй, что излишне громко.
    Глубоко вздохнув, она провела рукой по лбу — у нее разболелась голова. Полночи пролежала без сна, снова и снова обдумывая события прошедшего дня. И лишь перед самым рассветом ей удалось задремать. Тотчас же возникли странные сновидения, в которых в самых невероятных ситуациях фигурировали Крис и Джозеф… Вспоминать ночные кошмары при холодном дневном свете было неприятно…
    — Вам вовсе незачем было возиться с этой рухлядью.
    Ужас, как раскалывается голова! Честно говоря, когда этот проклятый пикап сломался, Тиффани почувствовала едва ли не облегчение. Во всяком случае, если машина в порядке, то хочешь не хочешь, а надо съездить в город. Так долго она прожила здесь одна, отрезав себя от всего мира, что с каждым днем ей было все труднее выбираться на люди.
    — Не возиться, говорите? Поздно, юная леди! — съехидничал Крис. — Я уже все сделал.
    — Да? — Колючее настроение как будто испарилось, голос девушки выражал явное восхищение. — Что же с ней было?
    — Уйма всяких мелочей, — Крис небрежно взглянул в ее сторону и расправил плечи.
    День обещал быть очень жарким. Даже в этот ранний час сильно грело солнце, и поэтому мужчина снял с себя рубашку, обнажив бронзовый сильный торс, который уже был так хорошо ей знаком. Она отвела глаза и наклонила голову, уставившись на свои натруженные руки. Ясно, ничего не изменилось: можно сколько угодно злиться на себя или нападать на него, все равно — сам вид мускулистого, натренированного тела этого человека по-прежнему вызывает у нее неожиданные ассоциации и чувства.
    — Когда вы в последний раз пользовались этой штукой? Сплошная развалина!
    Тиффани неохотно подняла глаза на Криса и заметила под глазом полоску машинного масла. Утром лицо его выглядело по-другому — еще более мужественно. О Господи, спаси от искушения! Видя потемневшие, небритые скулы, она желала одного: чтобы он не был таким сильным и таким привлекательным.
    Девушка помотала головой, чтобы вернуть свои мысли в русло повседневных забот. А вот и еще одно масляное пятно — на груди.
    — Я… я не помню, — произнесла еле слышно и поторопилась отойти подальше, с расстояния наблюдая, как он включает зажигание. — Я не очень-то часто на нем езжу, — продолжала она, — только за основными покупками. А покупаю я все, как правило, оптом, и потому мне приходится ездить в город довольно редко.
    — В вашем грузовичке нужно сменить свечи, распределитель масла и еще кое-что, — сообщил довольный собою мастер. Мотор очень неохотно, но все-таки завелся. — Я все промыл и отладил. Но впредь вы должны относиться к своей машине бережнее, если, конечно, хотите, чтобы она еще послужила. Я уже не говорю, что не мешало бы обзавестись достойным набором инструментов — те, что я нашел у вас, — просто в кошмарном состоянии.
    Он заглушил мотор и выскочил из кабины.
    — Сегодня утром эта штука должна проехать хотя бы до города. Я составлю вам список необходимых инструментов, и вы все сможете купить, как только высадите меня у отеля.
    — У отеля? — с недоумением подняла на него глаза Тиффани.
    — Да. Мне надо сегодня утром там быть. Подвезете? Много времени из вашего жесткого графика это не отнимет, — шутливо заключил Крис.
    — Кто сказал, что я собираюсь куда бы то ни было вас везти? — холодно спросила Тиффани — ее возмутил командирский тон и насмешливая улыбка красавца-мужчины.
    Крис резко захлопнул дверцу пикапа. Глаза его сердито сузились.
    — Я сказал.
    — Ах так!.. Я… мне не нравится, когда мною командуют!
    Пару секунд злые глаза изучали раскрасневшееся лицо юной женщины, а потом она вдруг оказалась в крепких объятиях Криса.
    — Что с вами происходит, Тиффани? — потребовал он ответа. Затем его губы коснулись ее рта, яростные, жадные; в эротическом экстазе они словно поглотили дрожащие мягкие губы девушки. Поцелуй жег ее, но не причинял боли. Боже, какую власть над ней имеет этот человек! Сильный, упрямый, восхитительно самоуверенный, мужественный человек… Она поддалась крепким рукам, сжимавшим ее. По всему телу пробежала волна дрожи и желания. Руки Криса блуждали по ее телу с какой-то властной жесткостью. Эти прикосновения растопили последние крохи ее способности к сопротивлению.
    Тиффани всем сердцем жаждала, чтобы объятия длились вечно. Ей хотелось, чтобы ее целовали вот так, словно она — единственная женщина во всей вселенной…
    Крис наконец поднял голову и прекратил свои ласки. Еле переведя дыхание, он тихо проговорил:
    — Мне не надо было этого делать. Извините. Я потерял голову!
    Наступило неловкое молчание.
    — Значит, для вас вовсе не так уж и важно, чтобы грузовик снова заработал! Может быть, вы хотите, чтобы я его вывел из строя, и тогда вы по-прежнему будете отрезаны от мира?
    — Не валяйте дурака! — рассердилась Тиффани. — Вы… Вы на него потратили столько сил и времени.
    — Это уж точно! — В голосе Криса зазвучала ирония. — Но раньше, как мне показалось, вас это не очень-то беспокоило.
    Девушка направилась к дому. Волосы ее развевались на ветру. Вся ее высокая, стройная фигурка напряглась, выражая гнев.
    — А грузовичок можете взять, — бросила она через плечо. — И сами поезжайте в отель. Пусть он будет у вас сколько вам захочется.
    — Если вы чувствуете себя неловко из-за того, что спросили, сколько у меня денег, забудьте об этом! — прервал ее Крис. — Мы уже установили — их у меня более чем достаточно. Я заплачу за все, что вам нужно.
    Тиффани остановилась в дверях и, со злостью посмотрев в блестящие глаза мужчины, резко отвернулась.
    — Пойду принесу вам завтрак, — проговорила она. Крис не сводил с нее глаз, и это ее беспокоило.
    — Надо было бы поставить меня на место с самого начала, — сухо выговорил Крис, — а вместо этого вы только затянули время и снова прибегли к своей старой уловке.
    — Что вы хотите сказать? — Ну, теперь уже злость не остановить! Всю свою ярость Тиффани всадила в разбиваемые для омлета яйца. Она старалась не смотреть в его сторону, но тем не менее подмечала его хозяйские перемещения в ее доме, ее дворе. В одном углу хибары он налил себе горячей воды, в другом взял мыло и полотенце.
    — Вы, видимо, частенько не следите за своими эмоциями, не замечаете, что делаете? — проговорил он, тщательно намыливая пятна машинного масла на руках и загорелой мускулистой груди. — Ну и характерец же у вас! Только что вы были чертовски колючая без единого на то основания. Как вы уже мне неоднократно намекали, бедность — действительно не порок и в безденежье нет ничего позорного.
    — Послушайте! Я вам сказала… — начала было Тиффани, не отводя глаз от медленно жарящейся яичницы, но он прервал упрямицу, усаживаясь за стол:
    — Я дам вам на эти запчасти столько, сколько нужно…
    — Не нужна мне ваша благотворительность! — закричала Тиффани. — Я столько времени и сил потратила на то, чтобы ни от кого ни в чем не зависеть! И не позволю, чтобы мою независимость уничтожил такой человек, как вы!
    — Господи, ну что вы такое несете? — разозлился Крис. — Про машину или про что-то еще? Вы что, всегда так дьявольски неразумны по утрам?
    Он резко отодвинул от себя тарелку и встал из-за стола.
    — Черт с ним, с завтраком! — прорычал он. — Я вдруг ощутил, что есть мне совсем не хочется! К тому же, — он ехидно улыбнулся, — не хочу быть объектом чьей-то благотворительности. Да и как бы я мог спокойно жить, зная, что отнял еду у человека, которому, вне сомнения, приходится считать каждый пенс! Встретимся в другой раз, юная леди. Наслаждайтесь своим одиноким и несчастным существованием!
    Тиффани проследила, как мужчина пересек комнату. Внутри у нее все похолодело. Ну почему, почему она все время ведет себя так… так глупо? Неужели все дело в том, что жила совсем одна, а людей видела не чаще, чем раз в месяц? О, но ведь и он, этот нечаянно ворвавшийся в ее жизнь человек, уже доказал, что может очень больно ее обидеть! Иные его слова острее ножа — врезаются в душу и оставляют след, прицельно попадая в ту же рану, глубокую и еще такую свежую. Рану от всего ее предыдущего горького опыта, ее страшной недавней жизни…
    Девушка бросилась к двери. Крис уже почти дошел до конца садовой дорожки.
    — Куда… куда вы идете?
    — К себе в отель!
    — Прошу вас! Я совсем не хотела, чтобы вы… — Тиффани затрясла головой в ярости на собственную беспредельную глупость. — Послушайте! Я ведь сказала вам серьезно — вы можете поехать на пикапе.
    — Забудем об этом! — Голос звучал сухо и резко. У самых ворот он повернул к ней сердитое лицо. — Я пойду пешком!
    — Нет, не пойдете! — Она чуть замешкалась и добавила: — Нет! Простите меня… Я сама подвезу вас в город.
    Взгляд мужчины несколько смягчился.
    — И возьмете у меня в долг на покупку запчастей?
    Тиффани колебалась.
    — Вы… выдвигаете жесткие условия… — еле дыша, ответила она и облегченно вздохнула, потому что обиженный ею гость остановился. — Только мне брать у вас деньги не надо… Я… я думаю, на все необходимое у меня средств хватит.
    — Надеюсь, починить окно и докончить ремонт машины мне разрешат без всех этих споров! — не спросил, а заявил Крис.
    Тиффани согласно кивнула. Этот человек, как паровоз, ведет ее вагончик по рельсам, и нет у вагончика никаких сил и средств, чтобы противостоять напору мощного локомотива. Такая вот сильная личность…
    — Если… если мы сейчас поедем, я бы хотела купить в городе еще кое-что, всякую мелочь. — Тиффани с ужасом вспомнила, какое старое на ней белье. — Уже давно пора приобрести несколько новых вещей.
    — Ну вот, это совсем другой разговор! — Крис с явным дружелюбием посмотрел на нее. — Видите, юная леди, это уже сотрудничество. Не так уж это и трудно, стоит лишь захотеть, верно?

    — Всего хорошего! — Тиффани притормозила возле небольшой уютной гостиницы, расположенной у торгового центра. Ну вот и все. Сейчас он выйдет из машины и может навсегда уйти из ее жизни.
    — Вы говорите таким тоном, будто мы с вами больше никогда не увидимся, — проговорил Крис. — Может быть, выпьем где-нибудь кофе?
    — Но… Но я думала… — девушка вспыхнула, видя, как черные брови мужчины поползли вверх — верный признак насмешки. — Наверняка у вас уйма дел…
    — Нет у меня таких дел, которые не могут подождать час-другой, — заявил Крис. — Обязательное дело у меня только одно — важный телефонный звонок, но после него я на все утро свободен.
    — Вы не могли бы помочь мне купить запчасти для пикапа? — вопрос прозвучал по-детски нерешительно. Эта проблема беспокоила ее всю дорогу в город. Даже мысль о том, что надо самой зайти в гараж, смущала и волновала. Там неизбежно пришлось бы выдержать устремленные на нее откровенные, восхищенные взгляды молодых мужчин. — Я не очень… не очень-то разбираюсь в механике. Я знаю, что вы мне все написали, но…
    — Незачем из-за этого так теряться! — Крис открыл дверцу машины, наклонился и вдруг поцеловал Тиффани. — Дайте мне десять минут. Идет?
    Он вернулся ровно через десять минут. Был явно после душа и сменил туалет, надев отутюженные брюки и белую спортивную рубашку. На его фоне Тиффани, конечно, явно проигрывала. Вот так, подумала она, и почувствуешь, насколько неопрятна и неаккуратна твоя собственная одежда.
    — Куда вы хотите поехать сначала? — спросил Крис.
    — Мне все равно.
    — Вы вроде бы сказали, вам нужно сделать еще какие-то покупки? Приступайте! Теперь ваша очередь давать распоряжения мне. Я кусаться не буду!
    — Ну… Пожалуй, я бы сначала сняла немного денег в банке, — тихо сказала Тиффани. — Сколько, по-вашему, мне нужно будет на запчасти?
    Последовал быстрый ответ:
    — Тридцать — сорок фунтов. Надо купить новый вентилятор, кожух, распределитель. Получается слишком много? — спросил Крис, увидев удивление на ее лице. — А если так, то, как вы знаете, я…
    — Никаких «я»! — сказала, как отрезала. — Никакой помощи! Думаю, я справлюсь сама, — улыбнулась девушка, торопясь смягчить свою резкость.
    Ей было неловко идти с ним в банк. Но Крис отошел в сторону, а Тиффани приблизилась к окошечку, почему-то продолжая нервничать. Как жаль, что этого обстоятельства она заблаговременно не учла и не попросила его подождать в машине. Но теперь говорить об этом было слишком поздно.
    — Доброе утро, мисс Моултон. Очень рад вас видеть!
    При звуке грохочущего голоса управляющего банком сердце у мисс Моултон упало. Она чуть повернулась в сторону своего спутника, но тот, похоже, углубился в чтение каких-то бюллетеней и никак не среагировал.
    — Здравствуйте, мистер… мистер…
    — Краск, дорогая. Мистер Краск. Как поживаете? Надеюсь, хорошо? Давненько вас не видел. Как справляется с вашей корреспонденцией почтальон — почта в ваш… милый домик приходит вовремя? Лично я за последние пару месяцев отправил вам довольно много писем с просьбой заглянуть к нам.
    Управляющий заговорщицки понизил голос, но ей очень хотелось, чтобы он говорил еще тише.
    — Понимаете, мне кажется, в ваших интересах было бы лучше зайти к нам для небольшого разговора о ваших делах. В конце концов, насколько мне известно, вести ваши счета — дело нелегкое, но именно для этого я здесь и работаю. Есть немало предложений, которые, на мой взгляд, могли бы…
    — Благодарю вас, мистер Краск! — нетерпеливо прервала его девушка. — Огромное вам спасибо за беспокойство. Может быть, я воспользуюсь вашими предложениями и как-нибудь специально приеду. А сейчас, если не возражаете, я очень занята… — Она повернулась в сторону Криса.
    — Ах, да! Прошу прощения! — Управляющий банком заулыбался Крису, который вежливо кивнул ему в ответ. — Не стану вас задерживать. Только скажите, что вам нужно.
    Выслушав клиентку, Краск удалился, и Тиффани облегченно вздохнула. Через пару минут она поспешно взяла принесенные кассиром банкноты и сунула их в карман.
    — Уж не обманули ли меня глаза и уши? С вами соизволил побеседовать сам управляющий банком, — сухо улыбнулся Крис. — В наши дни это довольно редкое явление по отношению к людям вашего положения, считающим каждый пенни.
    — Вы правы, — подавила вздох девушка, пытаясь унять вдруг разыгравшиеся нервы. — Вы правы, такие управляющие встречаются редко.
    Возражать не стоило. Зачем? Сейчас вроде бы они начали вполне ладить друг с другом. Если бы она сказала, как обстоят ее финансовые дела на самом деле, посыпались бы новые и новые вопросы, а этого ей вовсе не хотелось. Нет, только не теперь, а лучше — никогда…
    Два последующих часа пронеслись как один миг. К своему удивлению, Тиффани получала истинное удовольствие от этой поездки в небольшой, но оживленный торговый центр. Она прекрасно понимала, что во многом это обстоятельство связано с мистером Уолленджером, оказавшимся отличным компаньоном. От него веяло спокойствием, а его улыбка все время подбадривала, стоило ей чуть огорчиться даже по самому незначительному поводу.
    — Мне еще нужно купить дамское белье, — сообщила Тиффани и покраснела.
    Разумеется, тот заметил ее смущение и улыбнулся.
    — Если хотите, я подожду на улице, — предложил он. — В любом случае, магазинчик кажется слишком уж крохотным и двоих сразу не вместит.
    Возможно, лавчонка и впрямь была небольшая, но ассортимент женских товаров вполне удовлетворительный. Глаза покупательницы сразу же приметили нежные гарнитуры, роскошные изделия из шелка, отороченные дивными кружевами. Белые и кремовые — лучше не придумаешь. Инстинктивно она протянула руку и выбрала гармонирующие друг с другом лифчик и трусики.
    — Правда, очаровательные? — обратилась к ней продавщица. — Прекрасно подойдет к вашей стройной фигурке! Почему бы вам не побаловать себя, а?
    Тиффани улыбнулась и покачала головой.
    — Они великолепные, но, к сожалению, ужасно непрактичные. — И, вздохнув, она водворила товар на место, а потом выглянула в окно, чтобы убедиться, не потерял ли терпение ее спутник.
    — Наверняка ему это очень понравится! — улыбнулась продавщица, проследив за ее взглядом. — Покупайте, милочка! Пусть у него дух захватит! Такой наряд просто чудо сотворит в вашей любовной жизни!
    От этих слов продавщицы нерешительная покупательница покраснела.
    — Он мне не… Я хочу сказать, мы с ним не… — И вовсе ей не обязательно оправдываться перед первой встречной. Тиффани выбрала два вполне будничных хлопчатобумажных гарнитура.
    — Нет, она возьмет вот эти. — Девушка вздрогнула, услышав знакомый голос, и покраснела до кончиков волос, увидев, как Крис передает продавщице тот самый гарнитур, который с самого начала привлек внимание. — Размер подходит? — Он взглянул на ярлычки и показал их Тиффани. Она лишь кивнула, словно проглотила язык, а он тем временем забрал у нее из рук малопривлекательные простые гарнитуры. — Мой подарок, — небрежно бросил он спутнице. — Но обещайте мне, что сегодня наденете что-нибудь очаровательное в тон вашему прекрасному белью…

5

    — О, ну вот так-то куда лучше! Да просто замечательно! — Кристофер окинул Тиффани внимательным взглядом. Ее свежевыстиранный и отутюженный наряд вызвал у мужчины откровенное восхищение.
    С тех пор как они расстались, прошло восемь часов. За это время настроение у девушки резко менялось — от раздражения и отчаяния до радостного ожидания, от панического страха до мечтательности. А потом — все в обратном направлении. В данный момент пришел срок раздражению — стоя перед излучающим восторг гостем, она на чем свет кляла себя за то, что оказалась такой отчаянной идиоткой.
    — Это платье вам очень идет, — сложив руки на широкой груди, Крис прислонился к дверному косяку. — Видеть вас в такой прелестной одежде, юная леди, — это просто сокрушительный удар по всей моей нервной системе!
    — Да это обычное летнее платье, — безразличным тоном откликнулась та, нервно теребя легкую ткань. — Я его надеваю, когда надоедает ходить в джинсах и комбинезонах.
    — Получается, что это все — как бы само по себе и не имеет никакого отношения к тому, о чем я попросил вас в магазинчике, — явно огорчился Крис. — Значит, эту замечательную метаморфозу — превращение гадкого утенка в красавицу — я на свой счет никак отнести не могу?
    — Никоим образом!
    Она одарила мужчину легкой улыбкой и продолжала свое шитье. Взяла старые джинсы, лежавшие у кресла-качалки, и стала так сосредоточенно рыться в рабочей корзинке, словно собиралась совершить какую-то операцию по спасению жизни, а вовсе не латать еще одну дыру на износившихся штанах.
    — Похоже, вы снова невероятно заняты. — Он примостился возле прелестной швеи и крепко сжал ее нервно бегающие руки. — Так заняты, что я даже не смею оторвать вас от всего этого на часок-другой?
    Тиффани подавила вздох, не спуская глаз с крупной руки, лежавшей поверх ее собственной, казавшейся по контрасту еще более маленькой и хрупкой. От Криса исходил изумительный запах. Так и хотелось втянуть его в себя поглубже. Этакая роскошная смесь аромата дорогого мыла, свежевыстиранной рубахи и хорошего крема для бритья.
    — У меня действительно уйма дел, — еле слышно произнесла она, проклиная себя за свою слабость: да что это со мной — не говорю, а просто шепчу! — и добавила уже громче: — Мне в самом деле надо докончить эти джинсы до завтрашнего дня.
    Крис внимательно рассмотрел сильно порванные джинсы.
    — Вы хотите сказать, что не можете работать, если на коленке дырка? Ерунда, чистейшая ерунда! Я предвидел, что вы, конечно же, станете отказываться, но могли бы, думаю, изобрести причину более весомую.
    — Это вы так думаете! — вспыхнула та, убирая свои руки из его рук. — Я, между прочим, не помню, что приглашала вас сюда! И уж вовсе не помню, что приняла какое-либо приглашение от вас… Ой!
    В одно мгновение мужчина привлек ее к себе. Она в ужасе задохнулась, почувствовав, что ее тоненькое, хрупкое тело с беспощадной силой прижато к большому мужскому торсу. Слегка закружилась голова, а он смотрел сверху на поднятое к нему лицо, и глаза его полностью подчиняли себе волю девушки.
    — Тиффани, вы сами разве не понимаете, что этой игре надо положить конец, — приказал он. — К чему все это? Вечер сегодня такой хороший, такой тихий и теплый. Перестаньте притворяться!
    Крис взял ее за руку и повел к двери.
    — Куда… куда мы идем? — Голос дрожал, ноги — тоже. Она задыхалась — непреодолимая жизненная сила и уверенность этого человека полностью лишали ее самостоятельности.
    — Подождите немного, сами увидите! — Он молча вел ее за собой, пока они не оказались на краю скалы. — Вы в этих туфельках сможете пройти по тропинке? Ведь вы их не каждый день носите, да?
    Тиффани взглянула на спутника, потом на свои единственные по-настоящему женские туфли, перевела взгляд на беспредельное синее море и снова на того, кто увлекал ее за собой.
    — Ничего не понимаю? Куда вы меня ведете? — нахмурилась она. — Надвигается прилив. Береговой линии в это время совсем не видно.
    — А мы туда и не пойдем. Возьмите меня за руку, — приказал он. — Через одну-две минуты вам все будет ясно.
    — Ясно?
    В ответ мягкая улыбка.
    — О, вы, неверящая! — воскликнул он. — Доверьтесь мне. Я отлично знаю, что делаю.
    Они шли и шли, как вдруг перед глазами девушки открылся такой пейзаж, что у нее перехватило дыхание. Она столько раз проходила мимо этой расщелины, столько раз сиживала на широком и плоском камне, нависшем над водой и своим видом напоминающем скамью, но никогда ей и в голову не приходило, что это место будет использовано для восхитительного пиршества.
    — Господи! — в полном изумлении повернулась она к Крису и улыбнулась. — Просто глазам своим не верю!
    Тиффани, не отрываясь, смотрела на небольшой круглый столик и на два стула перед ним. На столе стояли свечи, чуть мерцающие в плотном летнем воздухе, а рядом — хрусталь, прекрасная посуда и накрытые салфетками блюда с едой. Потом она обвела взглядом окружавшую ее красоту: вокруг залива высились скалы, за ними громоздились величавые горы. Но больше всего пленяло море, притихшее в вечерних сумерках.
    — Вдохновение момента, — объявил радостно создатель чуда. — Я рад, что вам нравится.
    — Я просто в восторге! — Глаза девушки сияли. Она опустилась на стул. — Но каким образом вы все это сюда привезли?
    — Ради того, чтобы подольше насладиться вашим восторгом, меня просто подмывает сказать неправду, что, мол, задача эта была самой трудной за всю мою жизнь. Но поскольку я по сути своей всегда честен, то признаюсь вам — просто принес сюда складной столик и пару подходящих стульев. А еще хорошо упаковал коробку со столовыми приборами и едой. Видите, — он приподнял салфетки с блюд, — еда-то у нас совсем обыкновенная. Холодный цыпленок, хрустящие хлебцы, салат, фрукты и сыр плюс необходимое в таких случаях вино и немного хорошего коньяку. Ну, все отлично! — Крис довольно ухмыльнулся. — Вы все еще под впечатлением?
    Боже, как он хорош собой… Ответ Тиффани был искренним.
    — Ну как же мне не восторгаться всем этим!
    Вечер казался ей каким-то нереальным, сказочно призрачным, как дивное сновидение! Все чувства обострились — вокруг было столько прекрасного! Она наблюдала за мужчиной, что-то говорившим ей, любовалась дрожащим отсветом свечей на его лице, вслушивалась в мягкий шелест волн, вдыхала теплый воздух. Как хотелось, чтобы этот вечер никогда не кончался!
    — Темнеет. Нам пора уходить. — Крис откинулся на спинку стула.
    — О, какой чудесный вечер, — произнесла девушка, глядя на четко очерченный профиль человека, создавшего для нее чудо. — Большое вам спасибо.
    — Я очень рад, — Крис наклонился через столик, мягко коснулся ее щеки. В густеющих сумерках будто светились его черные глаза, излучая силу. — Идемте. Становится холодно. — Он встал из-за стола, взял одну из горящих свечей и потушил остальные. — Свет для вас, моя леди, — заявил он с деланной церемонностью, подавая ей свечу и свою руку.
    — Что же будет с нашим прекрасным рестораном? — Ей явно не хотелось уходить.
    — Не беспокойтесь, этим я займусь утром.
    Свечка мигала-мигала и сгорела как раз в тот момент, когда они достигли вершины скалы. Он взял у нее подсвечник и отбросил на траву.
    — Что… что вы делаете? — еле слышно спросила девушка.
    — Нам это ни к чему! — Крис оказался совсем близко. Руки его обхватили легкую женскую фигурку, чуть задержавшись на узкой талии, а потом на стройных бедрах. — Верно?
    — Крис! — В мягкой летней ночи встревоженный голос был еле слышен. Властные мужские губы овладели губами Тиффани, а саму ее поглотила волна теплоты.
    Губы Криса наслаждались послушными женскими губами.
    — Вы надели то, что я для вас купил? — Руки его коснулись пуговок наверху корсажа и ловко расстегнули его, обнажив нежные кружева, украшавшие лифчик. — Умница! — Крис еще ниже расстегнул платье и, склонившись, поцеловал выглядывающие из-под кружев груди. — Какая же вы красивая! — Медленно и уверенно он отодвинул бретельки с ее плеч, снял лифчик и положил свою большую руку на обнажившуюся грудь. Сильные пальцы нежно касались соска.
    — Крис… прошу вас… не надо! — Мольба шла из самой глубины сердца, но Тиффани млела от соприкосновения с сильным, мускулистым мужским телом. Навалилась огромная слабость, голова кружилась под тяжестью противоречивых эмоций. А он прижимал девушку к себе все плотнее, и его черные глаза сверкали. — Не надо, умоляю вас! — в отчаянии закричала Тиффани. — Зачем портить такой чудесный вечер! Я не могу этого вынести… Не могу!
    От ее слов Крис словно окаменел. Голос его зазвучал неожиданно резко:
    — Чего вы не можете? Вынести очевидный и простой факт, что вы — земная женщина, а я — земной мужчина? Не можете вынести самой мысли о том, что между нами должно произойти нечто прекрасное? Ведь нам с вами достаточно лишь взглянуть друг на друга, как тут же срабатывает эта дивная физиология, которую вы почему-то считаете грубой.
    Губы его с еще большей страстью ласкали ее рот.
    — Я ощущаю ваше желание, Тиффани, чувствую, что вам хочется большего. Ну почему вы так настойчиво отказываетесь? Почему вы притворяетесь?
    — Потому что я все это наперед знаю… Знаю, что мы совершим ошибку.
    Неожиданно Крис отпустил ее.
    — Ошибку?
    — Понимаете, я… я ничего не могу объяснить!
    Опять одно отчаянное желание — убежать, лишь бы не испытывать на себе этот изучающий, пронизывающий взгляд. Но исходящий от Криса магнетизм, его чисто животная жизненная сила оказались слишком властными, и противиться им она не могла. Тиффани быстро оправила на себе платье. Каждая клеточка ее тела замерла в нерешительности. Господи, помоги справиться с искушением, с самой собой…
    — Все… так сложно… — прошептала она.
    — Сложно? — Глаза мужчины резко сузились. — Что вы хотите этим сказать? — Он недоверчиво покачал головой. — Мы только что провели вместе такой дивный вечер… Вы были такая естественная… легкая… такая милая… — Голос его выдавал искреннее волнение. — Сколько же в вас противоречий! Ответьте мне! В чем сложности? Я ведь всячески стараюсь помочь вам все сложности разрешить!
    — Вы думаете, это так легко? — девушка вздохнула и покачала головой. Да, Джозефа уже давно нет в живых, он в могиле. Но то унижение, та ложь, тот бесконечный обман, которые неразрывно ассоциировались с ним, никак не похоронишь. Все это как бы по-прежнему присутствовало рядом, подавляло душу и разрушало нынешнюю жизнь…
    — Я неверно истолковал сложившуюся ситуацию, — сдавленно произнес Крис. — А вы ничего не хотите мне объяснить…
    — Я просто не в силах! — последовал чуть слышный ответ. — Умоляю вас, постарайтесь меня понять.
    — Понять? Вы надо мной смеетесь? Я категорически отказываюсь хоть что-нибудь понять, — устало произнес мужчина. В его голосе не осталось ни тепла, ни желания, ничего! — Спокойной ночи, Тиффани. Простите меня за мою злосчастную ошибку.
    Тиффани открыла рот, чтобы что-то сказать в ответ, но не нашла ни единого путного слова. Она крепко обхватила себя руками и лишь молча следила, как широкоплечая крепкая фигура желанного растворилась в темноте. Девушка повернулась и, еле передвигая ноги, уныло направилась к своей хибаре.

    Все последующие недели Тиффани трудилась, как никогда в жизни. Свой крохотный участок она довела до такого блеска, что он мог бы получить первый приз. Ни единой минуты без дела. Собрать урожай, все сложить в сарай, подоить коз, отремонтировать забор, перестирать одежду. Нашлось время даже для того, чтобы снять с полок книжки и каждую тщательно протереть. Она намеренно изматывала себя работой, лишь бы отогнать непрошеные мысли.
    А мысли о Кристофере Уолленджере все равно никак не шли из головы.
    В его доме начались строительные работы. Оттуда с утра до вечера доносился ужасный шум; что-то с грохотом рушилось. И все это изо дня в день напоминало об одном: очень скоро мистер Уолленджер въедет в свой обновленный дом.
    — Наверное, я просто схожу с ума! — Собственный голос показался странным, в темноте спальни он звучал абсолютно нереально. Она лежала на спине, неотрывно глядя в потолок, и думала, что вот так проявляется безумие. Последние несколько дней ей явно нездоровилось, тяготило какое-то злосчастное сочетание усталости и тошноты. Поднялась температура, от которой любая работа становилась невыносимо трудной. Нет, нельзя позволить себе свалиться. Вопреки всему каждый день поднималась в пять утра, а спать ложилась не раньше девяти вечера. Для жизни давно была отработана жесткая схема: именно такая рутинная жизнь помогла выдюжить здесь в самом начале, когда она только еще купила это место. Этот образ жизни поможет ей справиться с собой и теперь.
    Тиффани стерла ладошкой пот со лба. Ей было ужасно жарко, все тело было влажным от пота. Она закрыла глаза и попыталась расслабиться. Нужно как следует выспаться, и все будет в порядке. А о нем забыть начисто…
    Она задремала, а проснувшись, приподнялась в простой деревянной кровати. Ее мучила жажда и сознание, что сон прошел. Сколько же сейчас времени? Тиффани взяла с прикроватной тумбочки часы и удивилась — она не проспала и часа.
    Вдруг откуда-то донеслись звуки музыки; какой-то тяжелый беспокоящий ритм резко раздавался в темноте ночи. Сбросив с себя простыню, девушка ступила на небольшой коврик ручной работы и неуверенной походкой прошла к окну.
    Значит, у него сейчас гости. Тиффани стояла у приоткрытого окна, и ее трясло. Простая ситцевая ночная рубашка не согревала. Из всех окон «каземата» ярким потоком лился свет.
    Выходит, она неправильно определила степень готовности дома по строительным лесам. Параллельно с внешними работами шла внутренняя отделка. Интересно, как давно въехал сюда Крис? Вчера или неделю назад? Откуда узнаешь? Она еще выпила воды, чтобы промочить пересохшее саднящее горло и, обхватив дрожащее тело руками, отвернулась от окна. О, дьявол! Заснуть уже не удастся.
    Прошло часа четыре, а музыка стала еще громче, просто невероятно громкой. Тиффани швырнула на пол книгу, которую пыталась читать, и рывком выскочила из постели.
    — Будь ты проклят, мистер Уолленджер! — приговаривала она, ища тапочки. Ну хоть бы как-то считался с другими людьми!..
    Вечеринка в доме Криса была в полном разгаре. Девушка дрожала еще больше, хотя поверх рубашки надела пальто, отправляясь к ночному гуляке. Сжав кулаки, она изо всех сил забарабанила по тяжелой деревянной двери.
    — Я хочу его видеть! — хрипло прокричала Тиффани двум молодым красоткам, открывшим ей дверь, и промчалась мимо них. — Где он?
    Обе женщины раскрыли рты, да так и застыли, удивленно разглядывая забавную фигурку, а потом расхохотались.
    Не обращая ни малейшего внимания на их смех, Тиффани ураганом пронеслась по новому, выложенному черно-белыми квадратами полу мимо обнимающихся парочек и в этот момент увидела Криса. Он стоял, прислонившись к каменной колонне, целуя элегантно одетую даму.
    — Будьте вы прокляты! — прохрипела Тиффани. — Вы хоть когда-нибудь о ком-нибудь, кроме себя самого, думаете?
    Крис неохотно убрал губы с нежной шеи своей партнерши и бросил взгляд в сторону непрошеной гостьи. Его черные глаза мгновенно пробежали по ее заляпанному грязью пальто, из-под которого дюймов на шесть торчала рубашка, по тапочкам, лучшие дни которых выпали на давно минувшие времена.
    — Вас что-то тревожит, милая леди? — сухо спросил хозяин дома, словно ее внезапное появление нисколько его не озадачило.
    — Да, тревожит, и еще как! — жестко ответила та, отчаянно стараясь не замечать, что и визгливый смех девиц, и все разговоры вокруг, шумные до этого момента, вдруг резко оборвались. — Вы имеете представление, сколько сейчас времени?
    Крис взглянул на часы.
    — Чуть больше двух ночи, — небрежно бросил он, не меняя равнодушного выражения лица.
    Однако под этой внешней расслабленностью угадывалась бурлящая, еле сдерживаемая сила. Выглядел он, кстати, как всегда элегантно. На нем были отутюженные черные брюки и белоснежная рубашка. Простота костюма резко контрастировала с блеском и роскошью, царившими вокруг.
    — Вам не стоит беспокоиться, Тиффани, — с вызовом проговорил он, — у вас еще есть все возможности присоединиться к нашему веселью.
    — Веселью? Вы думаете, о чем говорите? — разозлилась Тиффани, повышая голос. — Последние четыре часа я никак не могла уснуть! Неужели вы полагаете, что весь этот длинный путь сюда я проделала для того, чтобы повеселиться с вами?
    — Не стоит так огорчаться, юная леди! — красавец-мужчина вздохнул и наконец-то освободился из объятий своей грациозной приятельницы. — Что-то вы неважно выглядите. Есть проблемы? — И, запрокинув голову, осушил бокал с янтарной жидкостью. — Идите сюда, Тиффани! Позвольте предложить вам чего-нибудь выпить…
    — Я пришла сюда отнюдь не для светских развлечений, черт вас побери! — рассвирепела та, оттолкнув протянутую к ней руку. К этому моменту девушка оказалась в центре внимания многочисленных гостей, которые со все возрастающим интересом наблюдали за этой сумасшедшей особой, осмелившейся устроить скандал, бросив вызов самому мистеру Уолленджеру.
    — Тиффани! — Кристофер говорил очень тихо, с явным предупреждением в голосе. — Сейчас же перестаньте! Вы на грани истерики!
    — Как вы определили? — закричала она. — Только по тому, что осмелилась испортить вашу великолепную вечеринку?
    Тиффани понесло. Какая разница, как она выглядит. Горло у нее горело, голова раскалывалась, а жар во всем теле был такой, словно внутри полыхал огонь. Все прошедшие четыре недели Крис ее игнорировал, но в то же время не выходил у нее из головы ни на минутку.
    — Ну хорошо, мы приглушим музыку.
    Девушка что-то пробурчала и резко развернулась, едва сдерживая слезы.
    — Стойте там, где стоите! — выстрелом прозвучала команда Криса.
    Закрыв глаза, Тиффани приостановилась на пути к двери. Она услышала позади себя размеренные шаги по кафельному полу и замерла, ощущая, как бешено стучит кровь в каждой жилке.
    Замерли и гости, пораженные и завороженные таким неожиданным для всех проявлением безумия.
    Тут Тиффани увидела Кэй, выплывающую из другой комнаты. Ее сопровождал парень, по виду гораздо моложе ее. На лице Кэй играла злорадная улыбка. Ох, вот если бы сейчас разверзся черный квадрат, на котором стоит она, Тиффани, и провалиться бы ей, пока унижение не стало еще горше.
    Крис положил на плечи девушки руки и очень медленно и осторожно повернул ее к себе лицом.
    — Вы скверно выглядите, — мрачно изрек он. — Поверьте моим словам: то, что я собираюсь сейчас сделать, будет вам только на пользу. — И в следующий же миг, пока она не успела ему ответить или даже о чем-то подумать, Крис взял ее за талию и крепко прижал к себе. — Слушайте все: вечер окончен! — заявил он тоном, не терпящим возражений. — Спасибо, что пришли. — Подхватив на руки потерявшую дар речи Тиффани, Крис пересек зал и обратился к музыкантам: — Майк, прекрати, заглуши музыку, слышишь? Окажи мне услугу, — добавил хозяин, — проследи, чтобы все ушли. — Он взглянул на помертвевшее лицо девушки. — Это даст мне возможность заняться вами, юная леди!
    — Вы не смеете! — попробовала воспротивиться Тиффани, но голос ее оказался таким же слабым, как и тело. Она понимала, что надо немедленно, собрав оставшиеся силы, вырваться из этих цепких рук, но как это сделать? Голова отказывалась что-либо соображать.
    — Дышите реже, — приказал Крис, перешагивая через две ступеньки.
    — Вам нравится делать из меня дурочку? — беспомощно проговорила Тиффани.
    — О, я и не думал этого делать, — сухо улыбнулся он. — Вы умудрились все устроить абсолютно самостоятельно. Я имею в виду ваше внезапное появление здесь. Совершенно очевидно, что вы даже не представляете себе, насколько потешный у вас вид! Глаза так просто безумные, а судя по выражению лица, вы собирались убить любого и каждого.
    — Думаете, меня волнует их мнение обо мне? Плевать мне на всех этих модных бездельниц в роскошных платьях, сшитых на заказ!
    — Неужели на всем свете нет никого, кто бы хоть как-то соответствовал вашим абсурдным критериям? — поинтересовался Крис. — Значит, вам противны абсолютно любые слои светского общества? А я-то, глупец, считал, что вы всего-то простодушно и открыто ненавидите только мужчин!
    Внезапно ею овладело почти непреодолимое желание закрыть глаза и прижаться лицом к этой хрустящей белой рубашке.
    — Куда вы меня несете? — прошептала Тиффани. Она вдруг ужаснулась, что не имеет ни малейшего представления о том, в какой части этого огромного здания сейчас находится, — глаза ее блуждали по обновленным стенам, украшенным дорогими фресками и гобеленами. Этот мужчина может сейчас сделать с ней все, что ему вздумается, и никто ничем ей помочь не сможет.
    — Как давно вам нездоровится? — спросил Крис, идя по бесконечно длинному коридору. Он без труда открыл задвижку на каких-то двойных, очень внушительного вида дверях. — Вы вся горите, вы это знаете?
    — Я… я только чувствую, что не совсем здорова, больше ничего, — глухо произнесла девушка, уставившись на кровать с пологом, стоящую на резных ножках в этой явно мужской спальне. — Крис, послушайте, это уже не смешно! — запротестовала она в полном отчаянии. А тот осторожно усадил ее в кресло и стал разбирать постель. — Что вы делаете?!
    — А теперь я вас предупреждаю! — спокойно заявил Крис и быстро схватил за руку свою пленницу, пытавшуюся убежать. — Здесь хозяин я, и хотя бы один раз, но вы будете делать только то, что положено больной.
    — Но!..
    Скулы у него напряглись, глаза сверкнули.
    — Никаких «но»! А сейчас сидите тихо, как послушная девочка, пока я сниму это ваше жуткое пальто, и не смейте мне возражать! Ни единого слова против! — приказал хозяин дома.
    Тиффани ужасно захотелось заплакать. Вероятно, Крис заметил, что у нее задрожала нижняя губа, потому что тон его стал чуточку мягче. Указательным пальцем он слегка коснулся ее щеки.
    — Сегодня вечером вы физически не в состоянии вернуться к себе, поняли? Об этом даже и думать нельзя — у вас чертовски высокая температура. Прошу вас, поверьте мне и положитесь на меня. Хорошо?
    На мгновение его потемневшие глаза остановились на пылающем лице девушки. Он огорченно качнул головой и стащил с нее пальто.
    — А теперь — немедленно в постель!
    Тиффани застенчиво попыталась распрямить на себе хлопчатобумажную рубашку.
    — Вам холодно или жарко? — спросил он, как только девушка опустила голову на восхитительно прохладную подушку.
    Она перевела дух, чувствуя такую усталость, что не могла больше ни спорить, ни даже плакать.
    — Мне и холодно, и жарко.
    — В таком случае я пойду поищу для вас еще одеяло. И принесу пару таблеток, чтобы сбить температуру. Если до утра жар не спадет, вызовем врача.
    Тиффани услышала, как защелкнулся замок на двери, и поудобней устроилась. Все тело болело. А в постели было удивительно удобно. Комната являла собой наглядный пример неброской роскоши. Здесь было просторно и красиво, все в таком непоказном, но истинно дорогом стиле, который в ее понятии ассоциировался со стариной. Слава Богу, здесь нет шелковых простыней, — подумалось в полудреме. Голова ее еще глубже опустилась на хрустящую льняную наволочку, глаза закрылись…

    Тиффани проснулась среди ночи. В комнате абсолютно темно. На какое-то мгновение показалось, что она в своем кошмарном прошлом: и как всегда, Джозеф опять поздно пришел домой, в обычном сильном подпитии и полный решимости тут же ее разбудить. У нее невольно вырвался вздох отчаяния. И в тот же миг щелкнул выключатель и зажегся мягкий свет, представив затуманенному взору больной незнакомую ей спальню.
    — Тиффани, что случилось? — Крис сидел возле постели, устроившись в огромном, обитом тканью кресле. Она облегченно вздохнула. — Вам плохо?
    Девушка кивнула в ответ, закрыв глаза.
    — Горло горит, — с трудом прошептала она, — очень больно.
    — Дайте-ка я посмотрю. — Крис встал с кресла и присел на край кровати. Бронзовую лампу для чтения он отодвинул так, чтобы свет от нее падал на горло девушки. — Откройте рот пошире, — чуть улыбнулся новоявленный доктор, — попробую выступить в роли врача.
    Несколько секунд он внимательно изучал воспаленное горло больной, а потом положил большую прохладную руку на ее горящий лоб.
    — Похоже на тяжелую ангину, — пробормотал он. — Горло у вас выглядит довольно скверно. Хотите воды? — Он помог ей чуточку приподняться и, пока она с благодарностью потягивала прохладную жидкость, поддерживал ее за спину. — А теперь я иду вызывать врача, — объявил он. — Эти жаропонижающие таблетки вряд ли помогут. Нужно что-то посерьезней.
    — Но… но ведь сейчас глубокая ночь! — прохрипела с трудом больная, снова откидываясь на подушку. Она с тревогой наблюдала за Крисом, который снял трубку телефона, стоявшего у постели, и стал набирать номер. — Сейчас… уже очень поздно.
    — Ну и какое это имеет значение? — слегка нахмурился тот. — Вы больны, и вам очень плохо. Чем быстрее начнете лечение, тем лучше.
    Тиффани закрыла глаза. У нее не было сил возражать, да этого ей и не хотелось. Какое же дивное ощущение, подумала она, вот так, как сейчас, чувствовать, что рядом с тобой кто-то надежный и добрый, который все за тебя решает, которого волнует твое здоровье. Вспомнилась ее крохотная, убогая кровать в углу такой нескладной хибарки. Она представила, что снова совсем одна, что ей надо справиться со всем самой. Ни телефона, ни людей рядом. Зови не зови, никто не поможет. В этот миг Тиффани от всего сердца возблагодарила Бога за то, что Кристофер Уолленджер такой внимательный, хотя и нахальный. Слава Богу, что он есть!
    Приехал врач — веселый молодой человек. В этих местах он начал практиковать совсем недавно, и его ничуть не расстроило то обстоятельство, что за нынешнюю ночь это был уже пятый вызов. Прибыл он быстро, умело осмотрел больную, сразу же сделал укол и велел оставаться в постели еще несколько дней.
    Проводив врача, Крис вернулся в спальню и снова сел возле кровати.
    — Теперь я скоро поправлюсь, — прошептала девушка, не сводя глаз с темной фигуры, устроившейся в кресле. — Врач сделал укол, а еще оставил две таблетки, чтобы я покрепче заснула. Он сказал…
    — Я знаю, что он сказал, — быстро прервал ее Крис. — Он повторил то, что я знал и без него, — у вас крайнее истощение. Это он сказал, когда уходил.
    — Истощение? — Тиффани изо всех сил пыталась не закрывать глаза, но они не слушались. Она заметила, что вид у Криса недовольный, но никак не могла понять, чем это вызвано. — Мне… этого мне врач не сказал. Только упомянул, что надо отдохнуть, легче относиться к жизни. Как будто в данный момент я могу поступать по-другому. — Она попыталась придать своему хриплому голосу оттенок легкомыслия.
    — Врач говорил не только о ближайшем будущем, Тиффани, не только о двух-трех днях! Ведь вы ведете такой образ жизни уже давно, верно? Врач сказал, что у вас большая потеря веса! — Крис взволнованно вздохнул и в упор взглянул на больную. — Я могу четко воспроизвести всю картину вашей жизни. Встаете ни свет ни заря; работаете без единого перерыва до тех пор, пока уже не видите, что делаете; без сил валитесь в постель, а на следующее утро все повторяется в том же духе! Та же проклятая рутина, снова и снова! Какого черта, я спрашиваю? Если только вы умышленно не доводите себя до настоящей болезни! Так, Тиффани?
    — Нет, не так! — девушка отвернулась, чтобы избежать его сердитого взгляда, и спрятала лицо в подушку.
    — Ладно! Тогда в чем же дело?
    Ответить она не могла. Сейчас его гнев не способен вызвать ее сопротивления. Слезы, столь долго сдерживаемые ею, покатились по щекам.
    — Простите меня, Тиффани! — Ей на плечи опустились его крепкие, сильные руки; они гладили горячее тело, будто стараясь уменьшить жар. Ее пытались успокоить, но почему-то эффект получался обратный. — Я вовсе не хотел вас расстраивать, — бормотал мужчина.
    — Однако именно этого вы добились! — по-прежнему плакала в уже мокрую подушку девушка.
    — Да я и сам это вижу. Послушайте, не надо плакать! — мягко проговорил Крис. — Ведь вам станет еще хуже. — Он откинул с ее лица шелковый светлый завиток и ладонью стер слезинки с мокрой щеки. — Временами я бываю страшным эгоистом. Прошу вас, забудьте все, что я сказал и как я это сказал. Забудьте все! Постарайтесь поглубже вздохнуть и закрыть глаза.
    Тиффани проглотила слюну, превозмогая боль в горле, и покрепче зажмурила глаза. Ей не верилось, что этот человек способен произносить такие чудесные, добрые слова сочувствия.
    В следующую секунду она ощутила на своем горящем лице волшебное прикосновение прохладного полотенца. После чего все поглотила недолгая тишина. А потом сознание уступило беспредельной слабости, исчезла нервная дрожь и больная погрузилась в глубокий и столь желанный сон. Когда же вернулась к реальной действительности, оказалось, что на постели рядом с нею, вытянувшись во весь рост, лежит Крис.
    Пережив состояние мгновенного ужаса, Тиффани попыталась переждать свое смятение. Дыхание выровнялось. Потом легла набок и стала из-под ресниц разглядывать лицо Криса. Дыхание его было спокойным, глубоким.
    Взгляд ее окинул великолепное бронзовое тело, едва прикрытое небрежно наброшенным одеялом. Крис во сне повернулся, что приблизило его к ней, расстояние между ними свелось до нескольких дюймов, девушка, в страхе быть застигнутой в своем пристальном любопытстве, резко отвела глаза. Застыла, затаив дыхание, но ничего не случилось. Красавец рядом с ней просыпаться не собирался. Так что можно было продолжить наблюдения.
    Его обнаженная крепкая, мускулистая грудь, покрытая густыми темными волосками, непреодолимо притягивала к себе ее взгляд. Да что же это с ней? Неужели она такая развращенная, испорченная женщина, что надо прикладывать усилие, чтобы переключить свое внимание на лицо спящего. Ресницы у него были густые и длинные. На подбородке Криса вмятинка, сейчас ее почти скрыла темная щетина. Нос довольно крупный, прямой, под стать высоким скулам…
    — Очень скверно, что вы так разболелись, милая девушка. Но заявляю вам со всей ответственностью: мне чертовски приятно наблюдать, как тщательно вы меня рассматриваете. — Он смотрел на нее с улыбкой, отмечая краску смущения на лице Тиффани. — Ну и к какому же выводу вы пришли? — продолжал он, подперев рукой голову. — Признан годным?
    — Что… что вы делаете в этой постели? — спросила она, пытаясь хоть часть собственного смущения переложить на Криса.
    — Да сплю, что же еще? — ответил тот, мило улыбаясь и не отводя глаз от ее лица. — Только великомученик по призванию способен провести в этом проклятом кресле более двух часов, но я же не из них.
    — Могли бы уйти спать куда-нибудь в другую комнату, — хрипловатым голосом заявила Тиффани. — Мне вовсе не требовалось специального присмотра.
    — Вы приписываете мне слишком многое — я не очень-то умею сочувствовать другим, — глаза сияли хитрецой. — Вынужден признаться: мое присутствие здесь никакого отношения к сверхмилосердию не имеет. Дело в том, что эта постель — единственная во всем доме. У меня, если мне память не изменяет, здесь девять спален, но, к сожалению, та, где сейчас находитесь вы, в настоящее время одна-единственная хоть как-то пригодная для жилья.
    — И сколько же времени… как давно вы проснулись? — чуть слышно спросила больная. Как же ей хотелось справиться с собой и наконец отвести глаза от этого чересчур привлекательного для нее лица.
    — О, уже довольно давно! Хоть немного стало полегче? — как ни в чем не бывало спросил он. — Похоже, температура у вас все еще высокая.
    — Да нет, мне гораздо лучше, — пробормотала Тиффани и отвернулась, чтобы взять стакан воды и таблетки. — Который сейчас час? — Приняв лекарство, она снова откинулась на подушки. — Мне пора возвращаться домой — надо присмотреть за животными.
    Крис взглянул на наручные золотые часы и, мгновенно сбросив с себя покрывало, встал с постели.
    — Сейчас начало десятого. Но это не имеет никакого значения, потому что вы никуда не пойдете.
    — Но…
    — Ничего не изменилось, Тиффани! Помните, что я вам сказал вчера вечером? — Он стоял перед ней — высокий, стройный, сложив руки на широкой обнаженной груди. От него исходила чисто мужская непреодолимая власть и сила. — Не допускаю никаких ваших «но». Ложитесь-ка как следует, расслабьтесь и перестаньте беспокоиться о своем стаде. Я сам сделаю все, что необходимо.
    — Вы?
    — Разве это так уж сложно — подбросить им корма и вынуть из-под кур яйца? Или мне требуется сначала получить аттестат по уходу за домашней скотиной?
    — Коз надо обязательно подоить, а вы этого никогда сделать не сможете, — разнервничалась девушка.
    — Да перестаньте вы! — Он рассмеялся, потом пристально посмотрел на горящее лицо больной. — Вы что, считаете, что я вообще абсолютно ни на что не способен?

6

    Тиффани удалось большую часть дня проспать. К вечеру горло почти прошло, хотя боль при глотании еще давала о себе знать. Но не было уже той рези, что мучила раньше.
    Девушка поудобней устроилась в постели, полусидя откинувшись на подушки. Чисто автоматически взглянула в окно, за которым сияло чудесное синее небо. В голове все перепуталось. Сколько времени она здесь? Как долго спала? Который час? Совершенно ясно, что ей надо собрать все силы, встать с постели и немедленно отсюда уйти, но одно дело думать, другое — хотеть и чувствовать. Отлично понимая всю невероятную нелепость происходящего, она совсем не хотела ничего предпринимать.
    Однако же необходимо взять себя в руки. Тиффани сбросила с себя одеяло и встала. Самое лучшее — уйти прямо сейчас. Какой смысл дальше тянуть эти ужасные душевные муки?
    Она босиком подошла к окну и распахнула его, втягивая в себя поток теплого воздуха. Глаза ее скользнули сначала по вершине скалы, а вот там внизу виден ее крохотный домик, еще ниже — величавая гладь сине-зеленого моря.
    — Вне сомнения, вы чувствуете себя гораздо лучше.
    Тиффани заставила себя продолжить созерцание пейзажа. Надо ответить как можно спокойнее и естественнее.
    — Да, большое спасибо. Я чувствую себя гораздо лучше. Как будто заново родилась! — соврала она, чуть помешкав. — По правде говоря, я полагаю, мне пора возвращаться домой. — Повернувшись, она не могла скрыть своего удивления: Крис стоял в позе услужливого официанта, держа в руках большой поднос, уставленный тарелками.
    — Вы наверняка проголодались, — «официант» поставил поднос на большой дубовый сундук возле кровати, а сам прошел к окну и освободил маленький столик, стоявший поблизости от того места, где сейчас находилась девушка. — Ну, раз вы уже поднялись и вполне готовы, мы можем поесть и здесь. Правда, нынче вечером этот пейзаж особенно завораживает? Все так четко, так ясно!
    Тиффани взглянула в непроницаемое лицо Криса и заставила себя не думать о том, что из-за нее ему, очевидно, пришлось испытать немало неудобств.
    — Я уже вам сказала, что собиралась уйти, — невразумительный шепот явно не убеждал собеседника. Тот выпрямился во весь свой внушительный рост и, оставив без внимания явное смущение гостьи, смерил ее таким холодным взглядом, что понятное стало еще понятней: все возражения напрасны.
    — Сядьте и ешьте! — скомандовал хозяин. — Вам надо прибавить в весе! Я отлично помню, доктор велел вам побольше есть, даже если не хочется. Уверяю вас, что еду эту я тщательно выбирал, с учетом состояния вашего горла. — Он перенес поднос на столик, пододвинул стул и абсолютно спокойно, с непоколебимым терпением стал ждать, когда наконец упрямица соблаговолит сесть.
    — Вы всегда вот так всех принуждаете? — спросила она, всячески подавляя в себе восторг от великолепной еды, вид которой вызывал слюнки. А Крис одну за другой все поднимал и поднимал крышки над тарелками.
    — А как же! — Крис потянулся рукой к кровати и передал девушке пушистый махровый халат, который она надевала раньше. — Возьмите-ка, он вам понадобится. Нам с вами вовсе не нужно, чтобы вы помимо всего прочего еще бы и простыли, верно?
    — Спасибо вам. — Тиффани взяла халат. Ясно, что он немножко насмешничает, но пока все звучит вполне дружелюбно. Стараясь никоим образом не дотронуться до своего амбициозного благодетеля, она быстро накинула халат, крепким узлом завязала пояс и сама себе поклялась — в который раз! — что как только эта трапеза кончится, уйдет отсюда.
    — Надеюсь, вы паштет любите? — сухо спросил хозяин, передавая гостье тарелку с паштетом и с цыпленком под грибным соусом.
    — Люблю. — Тиффани нервно улыбнулась и втянула в себя аппетитный запах, предвкушая наслаждение дивными яствами. В ней шевельнулось чувство вины перед человеком, которому, вне сомнения, все это стоило определенных усилий. — Как чудесно пахнет! Сколько же времени вам пришлось на все потратить?
    — О, не меньше полусуток! — медленно проговорил Крис. — Вы даже не представляете себе! А если говорить правду, — просто добавил он, — у меня работает одна женщина, которая приходит сюда из деревни раз в день. Она великолепно готовит. Жаль, что не совсем то, чему бы я отдал предпочтение.
    — А, понятно! — Ну вот, а ты, дурочка, подумала, что этот великолепный мужчина ради тебя самолично возился на кухне. Поторопилась, преувеличив свою значимость в его загадочной жизни. Ну да ладно, воздадим должное его организаторским способностям, гостеприимству и удивительно вкусной еде.
    — Что, так вкусно? — поинтересовался Крис. Его явно забавляло, что Тиффани от наслаждения даже зажмурилась.
    В ответ та вскинула густые ресницы.
    — Очень-очень вкусно! — призналась она. — Я даже и не думала, что так проголодалась!
    — Наверное, вам до смерти надоело питаться сыром и морковкой или чем-то таким же скучным, на чем держится ваша жизнь, — с серьезной миной заявил хозяин, разливая по бокалам минеральную воду.
    Тиффани наклонила голову, чтобы не видеть ироничного взгляда.
    — Да нет, я ем не только сыр и морковку, — попыталась возразить она.
    — В более умеренном количестве, чем это требуется нормальным людям! — проворчал Крис? — Ну еще, возможно, какие-нибудь овощи, яйца да хлеб. В вашей хибарке, если внимательно присмотреться, полки отнюдь не ломятся от провианта, не так ли?
    Зеленые глаза девушки вспыхнули, она взглянула на собеседника.
    — Ах, так вы, не спросясь меня, там побывали, да еще и внимательно все разглядели? — Она начинала сердиться. — Как вам не стыдно!
    — Вы же сами меня попросили присмотреть за вашими животными, или я не так вас понял? — разозлился Крис. — Мне надо было найти, во что складывать яйца.
    — О, удобное оправдание — можно открывать все шкафы, выдвигать все ящики. Так?
    Крис проигнорировал замечание в свой адрес.
    — Послушайте-ка! Вам надо непременно есть только хорошую еду, особенно потому, что вы физически много работаете. Между прочим, — как ни в чем не бывало добавил он, — эта ваша здоровенная коза — настоящая чертовка! Ни минуты не может постоять спокойно!
    — Да, она иногда просто несносна. — Легкость, с которой была произнесена фраза, не отражала душевного состояния Тиффани. Неизвестно, что еще столь же бесцеремонно сумел подглядеть Кристофер Уолленджер. — С козой надо проявлять характер.
    — Ну, этого-то у меня хватило! — сухо заметил Крис.
    — И как же вы справились? — внезапно занервничала собеседница. — Неужели били ее?
    — По-вашему, я способен только на это?
    Глубоко вздохнув, Тиффани перевела взгляд.
    — Я бы ничуть не удивилась, — прошептала она. — В конце концов, насилие — вещь для вас привычная. Ведь когда-то оно составляло неотъемлемую часть вашей жизни, как вы сами признались, помните?
    — Возможно! — прозвучал резкий ответ. — Хотя это вовсе не значит, что я только и делаю, что причиняю вред всем беззащитным животным, встречающимся мне на пути! Ваше право думать обо мне все, что заблагорассудится! Но по отношению к вашей своенравной козе был применен другой метод: просто дал ей еды, под тяжестью которой мог бы затонуть большой корабль, а она в ответ подарила мне минутку-другую покоя. Иначе мне бы не удалось ее подоить.
    — Ну вот! — Тиффани в сердцах бросила на стол вилку. — Скормили зазря все мои запасы. Господи, только прибавили мне хлопот!
    — Да ешьте спокойно и перестаньте так глупо себя вести! Я очень надеялся на то, что наша с вами совместная трапеза будет вполне цивилизованной.
    — Хотелось бы! Но сейчас я просто на это не способна! Может, у меня в вашем присутствии кусок в горло не идет!
    Это уже просто откровенное оскорбление. Когда Тиффани потянулась за стаканом воды, рука у нее слегка дрожала.
    — О Господи! Что это вдруг с вами случилось?
    — Ненавижу, когда суют нос во все уголки моего дома и моей жизни. Вы не имели на это никакого права!
    — Я искал корзину для яиц и кувшин для молока! — процедил вконец рассерженный мужчина сквозь стиснутые зубы.
    И все-таки надо отдать ему должное — он явно приложил немало усилий, чтобы выглядеть почти спокойным. А вот она вела себя просто безобразно, сама прекрасно это сознавая. Найти бы в себе силы немедленно извиниться.
    Нависла тягостная тишина. Девушка взглянула в холодные глаза собеседника.
    — Простите… — тяжкий вздох. — Я… я не хотела вас обидеть. Я… я ничего плохого не думаю.
    — Ладно! — Суровое лицо чуть смягчилось. — Попробуйте расслабиться, Тиффани. Вы слишком напряжены.
    — Я знаю, — слова прозвучали почти спокойно.
    — Ну что, начнем сначала?
    Она глубоко вздохнула, чуть улыбнувшись в ответ на примирительную улыбку.
    — Пожалуйста, я готова.
    — Тогда расскажите-ка мне, — попросил Крис после непродолжительной паузы, — как вы живете? И не надо так дергаться, я не собираюсь на вас нападать. Мне просто интересно. Когда я возился там с вашим хозяйством, я стал понемногу понимать, что привлекает в таком образе жизни. Там у вас очень мирно, очень уединенно, не правда ли? Словно живешь в девятнадцатом веке! Ну разве что грузовиков тогда не было! — добавил он, улыбаясь. — Вы совсем-совсем от внешнего мира независимы?
    — Нет, не совсем. Но я стараюсь! — осторожно ответила девушка. — Овощей у меня хватает, есть яйца и молоко, так что можно делать сыр и свое масло. Иногда приходится покупать уголь для печки и корм для цыплят. А еще все для грузовичка, в основном — бензин…
    — Ну, это когда пикап в порядке, — вставил Крис.
    — Разумеется! — Тиффани взяла стакан с водой и немного отпила, чтобы смягчить саднящее горло.
    — Хорошо жить такой жизнью?
    — Хорошо? Ну… ну… конечно, хорошо! — Ей нелегко было сразу найти ответ. — Она приносит большое удовлетворение, вознаграждая ощущением, что ты способна добросовестно справляться со всеми своими незатейливыми делами. Так мне проще. И сама жизнь уже не кажется такой сложной.
    — А до этого она была сложной?
    Тиффани увидела, что устремленные на нее глаза чуть потемнели. Она облизала вдруг пересохшие губы и довольно долго молчала, потом согласно кивнула.
    — Да, сложной.
    Ну что, будет спрашивать дальше? Ей так не хотелось, чтобы это напряжение продолжалось. Крис тихо проговорил:
    — Должно быть, очень нелегко жить все время в работе, добывая себе хлеб насущный. Жизнь перестала быть сложной, а живется трудно, да?
    — Вначале мне, наверное, и правда было трудно, — задумчиво произнесла девушка. — Даже толком не знала, как к чему подступиться. Просто мне пришло в голову, что именно так и следует жить. Я прочла пару книг и пришла к выводу, что этих сведений мне на первое время хватит. Конечно, я завысила свои способности и возможности, — мягко улыбнулась она. — Но постепенно научилась жить, довольствуясь малым.
    — И ниоткуда никакой помощи?
    Тиффани нахмурила лоб.
    — Какой помощи?
    Крис повел плечами.
    — Вы ведь не работаете, жить практически не на что. По моему мнению, если бы вы обратились в отдел соцобеспечения, это бы вреда не принесло.
    — О, нет… не стоит… я так не думаю.
    — Но вы хоть пробовали туда обратиться? Возможно, больших денег оттуда не будет, но что-то наверняка дадут. Даже если этого хватит на обустройство более или менее нормальной ванной комнаты вместо этого вашего допотопного сооружения, уже хорошо. Скажите честно, вы пробовали к ним обращаться или нет?
    — Нет… не пробовала.
    — Не пробовали! — разозлился он.
    — Послушайте! Ну, вы-то что кипятитесь? Давайте не будем больше обсуждать эту тему, — нахмурившись, попросила девушка.
    — Если вы нервничаете и не решаетесь идти туда одна, я бы охотно пошел с вами…
    — Дело вовсе не в том! Пожалуйста, очень прошу, не будем больше об этом говорить, хорошо? — Она отодвинула тарелку и встала из-за стола. — Не будем. Спасибо за вкусную еду. А теперь, я считаю, мне и впрямь пора возвращаться домой. — Только бы не смотреть в его сторону, не замечать горящих глаз, которые видели ее насквозь. — Скоро надо будет снова кормить животных.
    — Я их уже устроил на ночь, так что спешить вам незачем. А кроме того, — заметил он, ухмыльнувшись, — вы еще не кончили трапезу.
    — Мне не хочется есть! — Тиффани в очередной раз вознамерилась восстать против этого самоуверенного человека, который все время выводит ее из равновесия то словами, то… взглядами, то… прикосновениями. И вдруг, к своему огромному удивлению, она осознала, что никакой ненависти к нему не испытывает. Наверное, это какое-то другое чувство, но уж не ненависть и даже не злость…
    — Тиффани! — Крис встал из-за стола. — Честное слово, у вас нет никаких причин так себя вести. — Он положил ей на щеку свою большую загорелую ладонь и поглубже заглянул в голубовато-зеленые глаза. — Если вы не хотите на эту тему говорить, мне все равно.
    — Правда?
    — Разумеется.
    — А если мне не все равно? — еле слышно произнесла она, с трудом сдерживая слезы.
    — Мы сейчас говорим о том, что вам следует обратиться в отдел соцобеспечения? Или о чем-то другом? — Голос Криса звучал глубоко и завораживающе, а темные глаза почернели и глядели напряженно.
    На ресницах у девушки заблестели капельки слез. Она подняла лицо.
    — О чем-то… другом.
    — Я весь внимание.
    В комнате тихо. Так тихо, что можно расслышать успокаивающий плеск волн, разбивающихся о далекий берег. Тиффани была в смятении. Совершенно неожиданно для себя самой ей захотелось все ему рассказать, захотелось сбросить со своих плеч все ужасы прошлого. И этот внезапный порыв оказался неодолимым.
    — Знаете… это меня очень расстраивает, — смущенно начала она, созерцая из окна бескрайнее море. У нее не было сил прямо взглянуть в такое властное и такое притягивающее к себе мужское лицо. Тиффани боялась, что еще минута — и она покажется молодому человеку просто дурочкой. — Я никогда никому про себя не рассказывала. Боюсь показаться вам совсем глупой…
    — Да перестаньте! Не стесняйтесь! Говорите же…
    — Понимаете, у меня никогда не было близких. — Как трудно ей дается подобие внешнего спокойствия, а хотелось говорить небрежным тоном, будто речь о самых обычных вещах. — Мама умерла, когда я была совсем маленькой. И никаких близких родственников… Только две старые тетушки… да и те… вряд ли чем-то могли всерьез помочь… — Тиффани вздохнула и на сей раз открыто взглянула на Криса, который, не мигая, так внимательно смотрел на нее, что ей пришлось отвести взгляд. — У вас есть кто-нибудь… из близких?
    — Сестра, она в Канаде. Больше никого.
    — Вы с ней видитесь?
    — Уже давно не видел. — Голос его звучал глубоко и спокойно. Как бы ей хотелось быть такой же спокойной!
    — А надо бы! — с укором проговорила она. — Родная кровь многое значит! Правда, это начинаешь понимать, когда все скверно, а обратиться абсолютно не к кому.
    — И что же такого скверного случилось с вами? — мягко прозвучал вопрос. Девушка покачала головой и плотно сжала губы, глаза снова наполнились слезами. — Расскажите мне, Тиффани, расскажите все, надо же когда-то выговориться. По крайней мере, попробуйте!
    — Не получается! — Едва сдерживаемые рыдания рвались наружу. — Я думала, что сумею вам все рассказать, но нет, слишком трудно. Понимаете… — она запнулась, — большое вам спасибо за вашу заботу, но пора домой!
    — Тиффани! — Крис остановил ее и попытался снова усадить на стул. — Расскажите мне все, прошу вас.
    — Не могу! — Девушка яростно трясла головой, слезы катились по щекам. — Вы ничего не поймете!
    — Возможно! Но помогите же мне вас понять! — Мощная мужская фигура полностью загородила ей путь. — Ради всего святого! Так больше не может продолжаться! Посмотрите на себя — вы в ужасном состоянии!
    — Я поправлюсь!
    — Как же! Черта с два вы поправитесь! — Крис нежно обнял девушку и подвел ее к окну. — Тиффани, мне очень хочется вам помочь! — Руки Криса, сжимавшие ее плечи, расслабились, пальцы перебирали длинные золотистые локоны. — Позвольте мне вам помочь.
    Девушка закрыла глаза, стараясь сдерживать рыдания.
    — Я… я так… несчастна! — вырвалось сквозь слезы признание.
    — Нет у вас оснований чувствовать себя несчастной!
    Голос у Криса вдруг охрип, стал совсем низким. Даже в его звуке, интонациях угадывалась невероятная сила.
    — Абсолютно никаких оснований!..
    Губы Криса сомкнулись на ее губах в долгом, сказочно прекрасном поцелуе. Тиффани закрыла глаза и попробовала преодолеть волну тепла и томления, захлестнувшую ее. Вот бы сейчас, преодолев сомнения, взять да и обвить руками широкие плечи молодого человека. Ей так хотелось полностью покориться его властному, сильному телу. Но разум противился душевному порыву.
    И былые терзания вернулись, будто не покидали ни на минуту! Нет, нельзя допустить, чтобы это случилось снова… Она не должна… Крис, возможно, и вправду хотел хоть на время уменьшить ее страдания, но его благое стремление все равно ничего не решит. Потом, когда наваждение кончится, — кому и знать, как не ей? — опять придется остаться в одиночестве, а Кристофера Уолленджера в ее жизни уже не будет…
    Поцелуй стал еще крепче. Девушка почувствовала, как напрягается тело Криса, как давят на нее мускулистые мужские бедра. А пальцы его двигались так медленно! О Боже, какие же они нежные! Руки с неспешной легкостью добрались до пояса халата и стали осторожно его развязывать. Губы по-прежнему ласкали ее рот. Будто окаменев и поначалу холодно воспринимая его прикосновения, она стала, к своему огромному удивлению, отвечать на чувственную игру его языка, и вдруг почувствовала, что руки ее сами по себе сжимают плечи Криса все плотнее, все сильнее.
    Каждое его прикосновение вызывало у девушки дрожь. Боже! — поразилась она, все происходит будто не в реальной жизни, а в волшебном сне. Неужели такое может быть в действительности? Какие же чудеса творит с нею этот человек… От физического желания закружилась голова.
    — Я здесь, я совсем рядом, дорогая! — хрипло прозвучали слова прямо у ее губ. Руки его сжали тонкую женскую фигурку, и в следующее мгновение он легко оторвал Тиффани ох пола, понес к кровати и бережно положил на роскошное тканое покрывало.
    Девушка без сопротивления поддалась его настроению, и вдруг — снова срыв: какая-то деталь роскошной обстановки вызвала смутное воспоминание. Она похолодела. Чувство, близкое к панике, охватило ее. Да, да, именно к панике, неразрывно связанной со всеми страшными картинами прошлого. Память вернула былые ощущения, словно ситуация повторилась. И на какую-то сотую долю секунды человек, склонившийся над нею, уже, казалось, был не Крис. Джозеф! Это он! Тиффани снова охватило то старое чувство отвращения, ужаса и отчаяния.
    — Нет, нет! — Со всей силой, на которую только была способна, девушка оттолкнула от себя руки, обнимавшие ее, пытаясь вместе с ними избавиться от чар искусителя. Так неистово могла сопротивляться только женщина, которой овладели внезапно и насильно. — Н-е-т! — Громкий вопль нарушил тишину комнаты. — Оставьте меня! Отпустите меня!
    — Тиффани! Что случилось? Что с вами?
    Как только объятие Криса ослабло, Тиффани откатилась на край кровати и резко вскочила на ноги. Совершенно ясно, я и впрямь сошла с ума! Она бросилась к двери. Пульс бешено бился. Господи, что же со мной происходит?!

7

    — Не прикасайтесь ко мне!
    Когда Крис догнал девушку, она уже достигла конца коридора. Он схватил ее за руку и повернул к себе лицом.
    — Потрудитесь объяснить мне, что все это значит? — мрачно потребовал Крис. — Ну, я жду! — Тиффани отвернулась, но властная рука повернула ее. — Да скажите же наконец, почему, едва наступает миг, когда мы по обоюдному желанию оказываемся совсем близки, вы взрываетесь — пуф! — и все летит к чертям! — Он сделал выразительный жест, обозначая взрыв.
    — Это… это было нечестно! — Тиффани попыталась высвободить свою руку, но тщетно. — Пустите! Я хочу домой!
    — Что же было нечестно? — Крис смотрел на нее так, будто не испытывал в данную минуту отчаянного ее сопротивления. — О чем вы говорите?
    — Забудем о происшедшем! — Лучше бы сейчас не слышать его слов, а то и вовсе все запутается, а объяснять что-либо нет сил. — Отпустите меня и все забудьте!
    — Так что же все-таки было нечестным? — зло настаивал Крис.
    — Я ничего не буду вам объяснять! Ни-че-го!
    — Нет уж, простите! Я считаю, объяснить свое поведение вы должны! — разозлился Кристофер и властно прижал беглянку к себе. — Черт побери! Вы что, считаете, что я сделан из гранита? Сколько, по-вашему, я могу себя сдерживать и контролировать?
    — Пожалуйста, перестаньте повышать на меня голос. Оставьте меня в покое! Разве вы не видите, что из-за вас со мною делается?
    — А что мне говорить о том, что со мною делается из-за вас? — рассвирепел тот. — Или это не считается? — Темные глаза превратились в жесткие щелочки. — У меня что, никаких эмоций быть не может? По-вашему, я не человек, а автомат?
    — Я… я не знаю, — покачала головой Тиффани, — я… я об этом не думала…
    — Думаете только о себе, да? — Кристофер презрительно посмотрел на нее. — Ну, знаете ли, у меня тоже есть чувства, и я считаю, что вам уже давно пора бы вылезти из своей защитной скорлупы. Настало время, чтобы и вы тоже что-то кому-то дали, расставшись с этой вашей драгоценной аурой сверхчувствительности и мрачного траура. Вам следует осознать реальный факт: повсюду вокруг вас кипит жизнь, и ей надо радоваться!
    — А это, естественно, для вас означает, что я должна лечь с вами в постель, да? — не очень уверенно заставила себя возразить Тиффани. — Неужели вы не видите, что… что единственное мое желание, чтобы вы больше никогда, никогда не попадались мне на глаза!
    — Вижу я только одно: чертовски запутавшуюся женщину, которая сама не знает, что ей надо! — прогремел Крис. — Женщину, которая сама от себя прячется, прикрываясь злобой и истерикой. Женщину, которая как будто сошла с ума, раз отказывается принимать помощь, столь ей необходимую.
    — Нет, нет, я не такая! — воскликнула несчастная. Голос ее дрожал, дрожало все тело. Нельзя, невозможно позволить ему уйти, пока она не ответит на его обвинения. — Такой помощи я не могу принять! Как удачно вы использовали мои так называемые проблемы, чтобы в конце концов все свести к сексу. Какой же вы мудрый — притворились, что понимаете мои трудности, прикинулись, что искренне хотите мне помочь, а на уме было только одно… Этот… этот… этот секс!
    — Но вы сами против него в тот момент не возражали, — сквозь стиснутые зубы сообщил ей Крис. — И к тому же «этот секс», как вы изволили выразиться, можно еще представить и как «свершение любви». Вам неизвестно такое выражение?
    Сердце у Тиффани сжалось.
    — Свершение любви! Что вы знаете о любви! Вам важен сам факт обладания, удовлетворенного желания тела. Если же при этом можно проявить свою силу, тем слаще страсть. А теперь немедленно отпустите мою руку!
    — О Господи! Похоже, проблема у вас только в одном, сомнений нет!
    — Возможно, для меня и правда в этом большая проблема. Но, считаю, я с ней куда лучше справлюсь без посторонней помощи. Я была абсолютно счастлива, да, да, совершенно счастлива… пока в мою жизнь не ворвались вы с вашим безграничным эгоизмом. Ворвались и начали все крушить! Я вас ненавижу! Вам понятно? Не-на-ви-жу!
    — Хорошо, хорошо! Извините меня, пожалуйста. Я и не подозревал, что что-то там крушу и разрушаю.
    Снизу послышался чей-то голос. Тиффани вздрогнула и медленно повернулась. Ее затошнило при мысли о безобразном скандале, который она только что закатила. Тошнота стала еще сильнее, когда сквозь перила лестницы она разглядела Кэй. Та стояла этажом ниже в черно-золотом костюме, сверкая как рождественская елка.
    — Что ты тут делаешь? — зло спросил Крис. Он подошел к перилам и, наклонившись, обдал гостью ледяным взглядом.
    — Крис! — жеманно улыбнулась Кэй. — Ты как-то странно проявляешь гостеприимство!
    — Именно так я принимаю тех, кто входит в мой дом без приглашения! — отрезал хозяин. — Насколько мне помнится, я не слышал, чтобы ты перед тем, как войти, постучала.
    — А я, мой дорогой, стучала! — Сверкающая гостья подвинулась к подножию лестницы и уставилась наверх, где стояли Крис и Тиффани. При виде смущенной и побледневшей девушки глаза у Кэй зло блеснули. — Ну, теперь мне понятно, почему ты меня не слышал! Тебе хочется, чтобы я ушла сейчас или лучше подождать, пока ты кончишь этот… этот разговор? — невинно спросила она.
    — Не слишком-то умничай, Кэй, ты сейчас играешь чужую, не свойственную тебе роль. — Он повернулся к Тиффани. — Полагаю, вам лучше уйти в спальню, — чуть слышно сказал он. — Мне надо избавиться от непрошеной гостьи.
    — Не стоит беспокоиться! — не очень уверенно заявила Тиффани. — По-моему, нам с вами больше нечего друг другу сказать. Мы уже все сказали, не так ли?
    На какую-то секунду проницательные мужские глаза замерли на ее лице, и под этим пугающим взглядом девушку снова охватила дрожь.
    — Наверное, я вообще вас неправильно понимал с самого начала, — тихо проговорил он. — Возможно, вы попросту чертовски запутавшаяся в своих чувствах женщина, которая полагает, что может позаботиться о себе сама! — Крис подошел ближе, и Тиффани скорее почувствовала, нежели увидела, как напряглась каждая жилка на его лице. — В любом случае, ни на минуту не сомневайтесь в одном — я всегда буду сильнее вас! И уж если бы мне очень того захотелось, я бы мог вас сейчас же отвести назад в спальню и…
    — Изнасиловать? — в ужасе прошептала она.
    Крис резко покачал головой.
    — О, только не это! Как же скверно вы обо мне думаете! Я никогда не был способен на подобную гадость. — На лице его вдруг появилось странное выражение, он будто шутливо сердился или сердито шутил. — Отлично! Давайте я покажу вам, что именно я имел в виду…
    Через мгновение Тиффани оказалась в его объятиях. Еще мгновение — и на ее губах запылал поцелуй. Мужские губы касались умело, с давно оттренированной легкостью. Ну вот только что она, беснуясь, сопротивлялась его ласкам, но снова душа и тело сплотились против разума. И победили его. Пламя желания охватило девушку.
    Наконец Крис отпустил ее. На его лице блуждала ироничная и довольная улыбка. Он поднял подбородок Тиффани, и та, конечно, поняла, что все сказанное им об их взаимных ощущениях было абсолютно справедливым.
    — Теперь вы убедились? — медленно проговорил он.
    — Я вас ненавижу!
    — Давно бы пора сменить пластинку! — огрызнулся Крис. — Эта уже слишком стара и здорово мне надоела.
    Тут он резко повернулся и устремил злой взгляд на Кэй, которая, вне сомнения, с крайним удивлением пронаблюдала всю сцену, не вызвавшую у нее особого удовольствия.
    — Так зачем же ты сюда пожаловала? Нанести чисто светский визит? — резко спросил хозяин гостью, поднявшуюся на второй этаж.
    — Разумеется, чисто светский визит, мой милый! — Напомаженный рот растянулся в очаровательной кокетливой улыбке. — У нас же с тобой назначено свидание.
    — Свидание? Когда это мы успели его назначить?
    — Еще на прошлой неделе, — рассердилась Кэй. Она поставила на нижнюю ступеньку свою стройную ножку, обтянутую шелковым чулком. — Мы с тобой собирались поехать в новый и очень-очень дорогой ресторан, ты не забыл?
    Воцарилась недобрая тишина. Крис хмуро смотрел на Кэй; мимо его чисто мужского взгляда не ускользнул длинный — чуть ли не на все бедро — разрез ее платья.
    Ясно, про Тиффани он совсем позабыл. А она стояла на пару ступенек выше, совершенно обессиленная.
    — Я считаю, Кэй, что твой наряд не очень-то подходит для солидного ресторана, — медленно, подчеркнуто четко произнося слова, проговорил Крис, подходя к Тиффани ближе, вероятно специально, чтобы преградить ей путь, если та вознамерится бежать.
    Девушка следила за всем происходящим словно затравленная, с каким-то мазохистским любопытством, подавлявшим все другие чувства. Крис наклонился и положил ладонь на обнаженную часть бедра обольстительницы. Нельзя сказать, что жест мужчины не отразился болезненно в душе Тиффани. А тот, продолжая свои игры, рывком прижал к себе Кэй и поцеловал в шею, покрытую прекрасным ровным загаром.
    — У нас с Тиффани только что возникли небольшие разногласия по поводу секса, — небрежно сообщил он. Ни разу не глянув на замершую девушку, он не сводил глаз с лица Кэй. — Полное физическое наслаждение тела и ни малейших эмоциональных сложностей. Ведь мы с тобой, Кэй, в этом отношении неплохо сдали подобный экзамен, верно? — Губы Криса растянулись в ядовитой улыбке. Он сверкнул глазом в сторону опешившей свидетельницы его странных забав. — Вы, Тиффани, не находите ничего общего с тем, что происходило у нас с вами?
    — Да ничего похожего!
    Кэй почувствовала, что тут бурлят какие-то подводные течения, но понять толком ничего не могла. Правда, на всякий случай приняла вид победительницы. Крис же выглядел так, словно ему все чертовски надоело и даже опротивело — то ли он сам себе, то ли противна Кэй, а может, она, Тиффани? Поди разберись…
    — Мне вовсе ни к чему торчать здесь, чтобы все это видеть! — Девушка почувствовала, как неумолимо подкатывают слезы отчаяния. — Вовсе ни к чему! — Ноги стали как ватные, но, несмотря на это, она ринулась вниз, оттолкнув и Криса, и замершую в недоумении Кэй.
    Пальто висело у входной двери. Она с яростью схватила его и надела, только когда, резко захлопнув за собой тяжелую дверь, оказалась на улице.
    Стоял теплый, прекрасный вечер, но Тиффани ничего не замечала. Думать она могла только об одном — о Крисе. И чувствовала только одно — боль, которая раздирала все ее существо. Рыдая, неслась по дороге к своему домику так, будто за ней гнались злые псы.
    Как он мог быть таким жестоким? Как же он мог так с ней обойтись? Ненавижу!
    Когда Тиффани добралась до хижины, ощущение полного краха и непереносимой боли охватило ее. Ничего не видя, она повернула ручку двери и, спотыкаясь, вошла в комнату. Ни на секунду не останавливаясь, не снимая пальто, девушка устремилась в спальню, не раздеваясь, бросилась на кровать и дала волю слезам. Так, рыдая, и заснула.
    Когда проснулась, было уже утро. Взглянула на часы, стоявшие на комоде, и ужаснулась — как же это она сумела столько времени проспать! С большим трудом села. Горло болело ужасно. Да и голова тоже. Тиффани сбросила на пол помятое пальто, заставила себя встать и неуверенной походкой вышла из спальни в поисках воды.
    Первое, что увидела на улице, настолько ее поразило, что она остолбенела: за небольшим дубовым столиком напротив дома сидел Крис и что-то сосредоточенно писал. Тиффани молча за ним наблюдала. В груди у нее что-то сжалось, вызвав острую боль. Глаза безотрывно смотрели на мощную мужскую фигуру. На нем были светлые брюки и легкая спортивная рубашка цвета ржавчины.
    Прошло несколько секунд. Крис поднял глаза и увидел, что Тиффани не спускает с него взгляда. Какое-то мгновение ни он, ни она не проронили ни слова. Наконец молчание нарушил нежданный гость.
    — Вы выглядите просто ужасно!
    Попытка обрести дар речи и достойно ответить не удалась. Вырвался едва слышный шепот:
    — Все из-за вас!
    Поплотнее завернувшись в купальный халат — его халат, — она почувствовала, что ее всю пронизывает холод, но в то же время тело явно горело от жара. Чем это вызвано? То ли высокой температурой, то ли столь неожиданным явлением Криса? Она с трудом дышала и снова ощутила резкую боль в горле.
    — Ч-что вы тут делаете? — Ей хотелось, чтобы слова звучали как можно равнодушнее, но из-за этого проклятого горла голос срывался. — Ну, почему вы здесь? — взволнованно повторила она. — Вы не имеете права вторгаться сюда! Этот дом вам не принадлежит.
    Крис вернулся к столику и взял с него листок, на котором до этого писал.
    — Я собирался оставить вам записку, — не вдаваясь в пререкания, спокойно пояснил он. — Хотите прочитать?
    — Нисколько! — Тиффани метнула на него гневный взгляд. — Если это какое-то извинение, не утруждайте себя!
    — Это не извинение. — Большая сильная рука прямо на ее глазах превратила листок в плотный комок.
    — Пожалуйста, покиньте мой дом? — слабым голосом, но достаточно твердо произнесла Тиффани, изо всех сил пытаясь не терять самообладания. — Мне сегодня надо сделать уйму дел.
    — Нет у вас никаких дел! — проговорил Крис. С полным равнодушием он наблюдал, как хозяйка распахнула дверь. В домик ворвался поток солнечных лучей и свежий воздух.
    — Ч-что? — Ее брови гневно сошлись на переносице. Она всячески старалась не поддаваться магнетической силе человека, который как ни в чем не бывало стоял всего в полуметре от нее — огромный и неукротимый, — сложив сильные руки на широкой, крепкой груди.
    — Нет у вас никаких обязательных дел! — сухо повторил гость. — Животных я уже покормил, угля для печки принес столько, что хватит надолго. Об этом я вам и писал.
    — Что? Зачем?
    Она хотела его разозлить, только так от него и можно избавиться. Но нет, на красивом лице не отразилось не то что злости, а даже досады. С минуту он в упор смотрел на нее, а потом произнес:
    — Хотел помочь — вы нездоровы.
    — Вы сейчас имеете в виду мое физическое или психическое нездоровье? — намеренно зля, она сама разозлилась. — Ведь я — сумасшедшая, так? Что касается моего отношения к вам, наверное, все должно быть ясно. В конце-то концов я ведь не совсем пала перед вашими чарами! Разве не так? Ну а как вчера ночью вела себя в постели Кэй? Превосходно, да? Настоящая женщина, как всегда?
    — Уж не хотите ли вы и впрямь об этом знать? — Голос звучал спокойно, но лицо выдало волнение — чуть-чуть сжались губы, вокруг крепкой челюсти вдруг появились жесткие линии. Ага, значит, все так и есть, ее предположение подтвердилось.
    — А почему бы и нет? — ответила Тиффани, подогревая себя все больше и больше, подгоняемая мазохистским желанием причинить себе еще больше страданий. — В конце концов, так и я смогу чему-нибудь научиться! Вы, как и все мужчины, очевидно, считаете, что она просто неотразима! У нее вид обыкновенной шлюхи — на потребу всем желающим.
    — С того самого дня, как я спас вас в море, я с Кэй ни разу не был близок! — рыкнул Крис. — Верите вы этому или нет, это уже ваше дело. А сейчас хватит! Я принес вам лекарство.
    Ничуть не скрывая своего возмущения, Кристофер резко отвернулся и поставил на столик маленький коричневый пузырек.
    — Вы уже пару приемов пропустили. Поэтому, я думаю, сейчас стоит принять две таблетки сразу. На печке для вас овощной суп, съешьте попозже. Я варил его сам и потому не знаю, вкусный он или нет. — И направился к двери, бросив на больную холодный взгляд. — Вам надо отдохнуть! — приказал он. — Вид у вас такой, как будто вы сейчас рухнете. А я пойду повожусь с грузовиком.
    Большую часть дня Крис провел у машины. Тиффани чувствовала себя усталой, измотанной. Сидела одиноко в своем кресле, укрыв ноги до колен толстым пледом, временами погружаясь в неглубокий сон или же просто глядя на море.
    Она изо всех сил старалась ни о чем не думать, что было не просто. И опять корила себя за свое поведение, за тот надрыв, который сопровождал каждую ее фразу, за неблагодарность, за дурацкий характер. Вот теперь опять раздумывай, как быть с супом? Сам приготовил! Зачем ему надо так с ней возиться? Или хочет загладить свою вину? Вряд ли, Кристофер Уолленджер никак не походит на человека, способного на подобные переживания. Значит, это своего рода упрямство и настойчивость? Пожалуй, так вернее. Видимо, у него личный кодекс поведения, согласно которому он делает только то, что, по его мнению, единственно верно. А может, в основе чувства к ней просто жалость? Такая мысль пришла к ней впервые. Конечно же, в его глазах она как раз такое существо, которое стоит пожалеть: одинокая молодая особа, доведенная до сумасшествия, живущая отшельницей. Плюс к тому редкий экземпляр женщины, не желающей поддаться его чарам обольстителя. Да, конечно же, им движет только жалость.
    Сказал, что у нее есть только одна, чертовски трудная проблема. Да, это его слова. Может, он прав?
    Заскрипели петли на калитке, и Тиффани выжидающе посмотрела на приближающегося по дорожке красавца-мужчину. Сердце у нее сразу учащенно забилось.
    Послеполуденное солнце мягко светило на подернутом дымкой небе. От него шли ровные несильные лучи и спокойное тепло, проникавшее в комнату через открытое окно. В воздухе стоял тяжелый аромат жасмина с примесью запаха моря.
    Девушка наблюдала за высокой мужской фигурой. Жаль, что все разногласия, скандалы, обоюдонесправедливые нападки, резкие слова, обидные выражения разъединили их настолько, что уже трудно строить отношения, будто недоразумений и не было. Нет, такое просто невозможно — Крис выглядит очень озабоченным и по-прежнему мрачным, как преисподняя.
    — Как вы себя чувствуете?
    Голос звучал сухо, почти официально. Ей-то что? Просто наваждение какое-то! Сама себе ненавистна за то, что он для нее так много значит. Когда его темные глаза скользили по ее бледному и сейчас совершенно непривлекательному лицу, по всей ее измученной фигуре — а одежда-то на ней висит, как на древней бабусе! — это ее беспокоило и задевало.
    Тиффани постаралась говорить таким же тоном, как и он. На вопрос она ответила холодно и кратко:
    — Прекрасно!
    — Вам ничего не нужно?
    Нет, чтобы поблагодарить, а она тут же вся напыжилась, ожесточаясь душой. Да, ей много чего нужно, но только не от него и ему подобных! Однако надо взять себя в руки. Девушка перевела взгляд на окно и уставилась на море.
    — Нет, мне ничего не нужно, спасибо! Я чувствую себя прекрасно.
    — Вы это уже говорили. — Темные глаза внимательно ее разглядывали. — Я привел в порядок пикап. Да, еще у вас расшаталось несколько столбов в ограде. Я их тоже подправил. — Он подошел к плите и поднял крышку кастрюльки. — Вы так и не рискнули отведать моей стряпни. По-вашему, это моя кулинарная неудача?
    Стоит немалого труда молча и сохраняя внешнее спокойствие наблюдать, как Крис, заложив руки в карманы, наклонился над столом и повел плечами. Наверное, он пытался показать, что ему на все наплевать, но как-то не угадывалось прежней самоуверенности.
    — Спасибо, мне просто не очень хотелось есть.
    Глаза гостя еще больше потемнели. От злости?
    — Ясно! Но вам надо было бы себя заставить. — Он быстро взглянул на часы. — Я все разогрею, и вы сможете съесть немножко супа прямо сейчас.
    — Не хочу я никакого вашего чертова супа! — взорвалась она. — Уходите! Оставьте меня в покое! Вы уже и без того зря потратили столько времени. Я совершенно здорова!
    Нет, она вовсе не хотела, чтобы все получилось именно так. В перерывах между дремотой Тиффани все время помнила, что Крис во дворе возится с пикапом. И каждый раз, когда ей казалось, что он собирается войти в дом, сердце у нее начинало бешено биться. В глубине ее сознания постоянно крутилась настойчивая мысль, что как только он войдет, нужно попросить у него прощения за свое скверное поведение. Сама того не замечая, она даже начала про себя репетировать, что именно собирается сказать. И мысленно же представляла себе, что тот ответит. В душе теплилась надежда на какое-то вмешательство небесных сил, способных вызволить ее из этой запутанной ситуации, из этого несчастья, которое, по-видимому, предначертано самой судьбой…
    Раздался глубокий, громкий вздох. Тиффани замерла в ожидании грома и молний. Ей хотелось крикнуть: «Да я сама не знаю, почему так себя веду! Простите меня! Пожалуйста, я не хочу, чтобы вы уходили!»
    Он и не ушел, по крайней мере, пока еще не ушел.
    От сердца отлегло.
    — Вы обязательно что-нибудь съедите, даже если мне придется для этого применить силу! — мрачно изрек неугомонный человек. — Ешьте этот чертов суп! Не вздумайте снова твердить, что у вас нет аппетита! — Он со злостью повернулся к буфету и рывком открыл дверцу. — Честно говоря, мне абсолютно наплевать, есть у вас аппетит или нет! — Тарелка с грохотом была поставлена на стол. Как еще не разбилась! — Вы регулярно принимаете лекарство?
    Девушка опустила глаза на свои лежащие на коленях крепко стиснутые руки. Проглотив внезапно нахлынувшие слезы, она кивнула.
    — Да, регулярно.
    — Ладно, это уже кое-что, на мой взгляд! — выдавил из себя добровольный лекарь. — Похоже, хоть толика здравого смысла у вас все-таки есть!
    — Куда меньше, чем мне бы хотелось! — быстро ответила больная, не желая показывать гостю, насколько она расстроена на самом-то деле. — Иначе я бы никогда не позволила вам так себя вести в моем доме. Вы принуждаете меня делать то, чего я вовсе не хочу, и разговариваете со мною так, словно я — дитя несмышленое.
    — Все, что я делаю, для вашего же блага, и вы это отлично знаете! — вежливо произнес невозмутимый благодетель, наливая в тарелку большую порцию дымящегося овощного супа.
    — А вы, как я понимаю, ожидаете, чтобы я прониклась к вам благодарностью! — вспыхнула упрямица. — За возню с грузовиком, за столбы в ограде, за этот треклятый ваш суп!
    — Честно говоря, мне на все это в большой степени наплевать! — отчеканил Крис. Он придвинул кресло поближе к столу и поставил тарелку перед Тиффани. — А теперь немедленно замолчите и ешьте!
    Больше бороться с ним сил уже не было. Она раздраженно вздохнула, всем своим видом демонстрируя, что подчиняется под давлением, и проглотила ложку приятно согревающей жидкости. Оказалось, есть хотелось куда больше, чем она думала. Суп был на удивление хорош. Едва принявшись за него, девушка вдруг увидела, что Крис смотрит на часы.
    — Вот и уходите! — мгновенно отреагировала она, а у самой все внутри замерло при одной мысли о его уходе. — Вы добились того, чего хотели, — я уже ем и регулярно принимаю пилюли, как положено хорошей девочке! Свой христианский долг вы выполнили. А потому можете идти и предаваться радостям жизни. Со мной вы свою совесть успокоили.
    Упорный взгляд Криса, устремленный на нее, был более чем выразительным. Свое возмущение он еще подкрепил резким взмахом руки.
    — Не находите ли вы, что ваше агрессивное поведение весьма утомительно для других? — деланно вежливо спросил он, не отводя глаз от напряженного лица девушки. — Я бы посчитал, что было бы куда разумнее использовать свою энергию на то, чтобы поскорее поправиться.
    Тиффани поглубже вздохнула и крепко сжала ложку.
    — Ладно, только уходите. Вы уже сделали все, что могли. К тому же, я уверена, что Кэй уже заждалась и начала терять всякое терпение!
    — Весьма возможно! — прорычал Крис, направляясь к двери. — Но поскольку в мои планы никак не входит с ней сегодня встречаться, ее переживания меня абсолютно не волнуют!
    — Вы… Вы и правда с ней больше не… не спите? — слова вырвались до того, как она осознала глупость своего вопроса.
    Мужчина повернулся и взглянул на Тиффани. Взгляд его был непроницаемым и тяжелым.
    — Я ведь об этом вам уже однажды сказал! — отчеканил он безжалостно. — У меня нет привычки повторяться!

8

    Тиффани увидела его снова только через несколько дней.
    Горло у нее прошло, но о полном выздоровлении говорить было рано.
    Крис выглядел, как всегда, прекрасно в шортах цвета хаки и рубашке с короткими рукавами, которая от ветра чуть раздувалась.
    Девушка нацепила на нос солнечные очки, висевшие на цепочке на шее, и с еще большим рвением продолжила прополку грядки.
    — Можно мне купить у вас несколько яиц?
    Тиффани на миг смутилась, а потом резко выпрямилась во весь рост, одной рукой опершись на тяпку.
    — Извините… Нельзя.
    Ну вот, теперь любуйся на результат своих слов: губы Криса вытянулись в нитку, желваки ходят на скулах, темные глаза сузились. И она поспешила добавить:
    — Я хочу сказать, нельзя не потому, что их нет, а потому, что я не могу их вам продать. Перед тем, как это сделать, надо получить разрешение от министерства, подтверждающее, что они высокого качества и ничем не заражены.
    — Ну не продать, а дать их вы можете? — Крис отомкнул калитку. — Вам не жалко просто подарить их мне? — Мужчина медленно прошел по дорожке между аккуратными грядками и остановился в нескольких метрах от хозяйки.
    При его приближении она почувствовала волну облегчения и радости. Сама не зная почему, Тиффани утром тщательно уложила волосы в толстую сияющую на солнце косичку. Вместо традиционных поношенных тренировочных брюк и старой рубашки сегодня на ней красные шортики и милая маечка с короткими рукавами. И ей прекрасно известно, что сейчас она выглядит в тысячу раз лучше, чем во время их последней встречи. Но разве это что-нибудь значит? Какая ему, на самом-то деле, разница?
    — Дайте мне дюжину, сможете?
    Хозяйка молча кивнула. Взглянув в лицо Крису, поняла, что темные глаза внимательно за ней следят. Надо собраться с мыслями! Но как всегда под его взглядом девушка впала в смятение.
    — Да… Думаю, смогу. Иногда, когда куры несутся хорошо, яиц бывает столько, что даже не знаю, куда их девать. Я… пойду и принесу корзинку… Скоро вернусь!
    — Как ваше горло?
    Тиффани посмотрела по сторонам, держа миску с крупными куриными яйцами. Оказалось, что Крис вошел вслед за нею в комнату. Прислонившись к дверному косяку, он стоял в позе, подчеркивающей его жизненную силу и мужскую стать.
    — Горло? Совсем не болит!
    — А как дела с аппетитом?
    — Ну, и с этим тоже все в порядке, — слова были произнесены намеренно равнодушным тоном. Лгунья! — мысленно оборвала она себя.
    Так, подарок упакован в небольшой плетеной корзинке, осталось вручить.
    — Пожалуйста! — спокойно произнесла она. — Боюсь, они немножко грязные, ведь куры, когда несутся, места не выбирают.
    — Это неважно! — Глаза Криса сверлили ее лицо. — Я думаю, мы оба отлично знаем, что моя просьба — только зацепка.
    — Разве? — ресницы девушки дрогнули, голос стал тише шепота.
    — Разумеется! Я просто хотел вас видеть.
    Тиффани почувствовала, как ее охватила волна радости, почти болью отозвавшейся в душе.
    — Хотели меня видеть?
    Крис широко улыбнулся, уголки его красиво очерченного чувственного рта медленно приподнялись. Девушке на миг показалось, будто она поплыла по воздуху.
    — Именно так! — Крис опустил корзину с яйцами на стоявший рядом столик. — Мне хочется, чтобы вы позабыли всю эту чепуху и пошли бы со мной на пляж. Сегодня такой прекрасный день! — Взгляд его теперь был прямой и уверенный. А вот зеленые огромные глаза собеседницы выражали полную растерянность. — Никакого подтекста, честное слово! — мягко добавил он. — Никаких вопросов, никаких подначек, никаких споров! Просто приятный день на берегу моря! — Он помедлил. — Я искренне приглашаю вас, Тиффани, только и всего. А потому вам вовсе ни к чему выглядеть такой смущенной!
    — Я… я не смущаюсь. — Голос, однако, в своей неуверенности был под стать всему ее виду. — Просто я этого никак не ожидала. Я хочу сказать, после того как…
    — После того, как все между нами приняло такой оборот, вам бы не доставило большого удовольствия снова оказаться в моем обществе, так я вас понял? — сухо закончил за нее Крис.
    Нечто подобное уже готово было слететь с ее уст, но настрой Криса явно свидетельствовал о том, что если она сейчас не примет его приглашения, это будет значить одно: полный разрыв отношений между ними. На этот раз он уйдет и никогда не вернется. Другого шанса этот человек ей уже не предоставит!
    — Если это поможет снять с вашей физиономии выражение великомученицы, могу добавить, что с нами вместе будет пара моих компаньонов, — сделал последнюю попытку Крис.
    Тиффани взглянула на него и удивленно подняла брови.
    — Да?
    — Да, два маленьких сорванца, за которыми я пообещал сегодня присмотреть. Брат с сестрой. Уверен, им очень понравится, если с нами будете и вы. Однако само собой разумеется, — небрежно продолжал он, меняя позу, словно готовясь сразу же уйти, — если вы решили, что вам лучше со мной никаких дел больше не иметь…
    — Нет, отчего же? — Ясно, что и у его терпения есть предел. Так что этот шанс у нее действительно последний. Значит, надо решаться: — Подождите! Я с удовольствием пойду!
    Будут там компаньоны или нет, неважно — главное, что ей так хочется пойти с ним! Тиффани бросилась собираться.
    Так, что взять с собой? Купальник, полотенце… Хорошо бы прихватить еду и что-нибудь попить, но нет, в таком случае все будет походить на пикник, а этим она как бы намекнет, что надеется остаться с ними на весь день. Обойдемся без еды…
    Крис ждал ее на тропинке.
    — Так где же они?
    — Вы имеете в виду моих компаньонов? — Слегка поведя плечами, он снова посмотрел вниз на крутую тропинку к пляжу. Уголки его рта чуть скривились. — Похоже, они уже туда добрались. Вот черти! Уйма энергии!
    — Что вы, нельзя ни на секунду упускать их из вида! — встревожилась девушка. — Спуск здесь трудный, если его не знать заранее, а ведь ваши подопечные — дети. Боже правый, о чем же вы только думали?
    Тиффани взглянула на скалистый спуск.
    — Крис! Вы меня слышите? Пойдемте скорее! Надо побыстрее убедиться, что с ними ничего не случилось.
    Он удержал ее за руку.
    — Успокойтесь, Тиффани! Мне совсем не хочется, чтобы вы ушиблись.
    — Но…
    — Доверьтесь моей интуиции, — ровным голосом произнес Крис. — Я знаю, с ними все в порядке — честно говоря, я абсолютно в этом уверен. Позвольте я пойду первым, и не спешите.
    — Я здесь много раз бывала раньше, к вашему сведению! Возможно, эти скалы я знаю гораздо лучше вас!
    — Ну что же! Тогда вам наверняка известно, как они опасны, если не соблюдать осторожность, — резонно возразил Кристофер, снимая с плеча девушки ее сумку с купальными принадлежностями.
    — Даже не верится, что вы так легко об этом говорите! — заметила Тиффани в замешательстве, когда они спускались по крутой тропинке. — Где-то там на скалах дети могут быть в опасности, а вы остаетесь равнодушным… О Боже! — Сердце у Тиффани вдруг ушло в пятки, потому что неожиданно ступня ее соскользнула с тропинки и она неуклюже подалась вперед, врезавшись в крепкую спину Криса. Девушка инстинктивно вцепилась в него.
    — О, Тиффани! Поосторожней! Так мы оба свалимся! — Мужчина повернулся. Тиффани дрожала, но скорее от шока, вызванного столь близким соприкосновением с великолепным Кристофером Уолленджером, нежели от сознания возможного падения. Руку ее прочно, надежно держала его рука. Ступая спокойно и уверенно, он повел ее вниз к основанию скалы.
    — Ну, и где же они? Я их не вижу.
    — Все в порядке. Не стоит паниковать. Они тут.
    Тиффани в удивлении взглянула на спутника. Тот наклонился и пытался успокоить двух черных щенят, носившихся у его ног и пытавшихся допрыгнуть до его лица, чтобы выразить свой беспредельный восторг.
    — Так где же они?
    — Да вот! — Крис поднял с песка гладкий сучок и кинул его. Песики мгновенно бросились за ним. — Их зовут Рэмбо и Бруна. Наши сегодняшние компаньоны.
    Оставалось поглубже вдохнуть и медленно выдохнуть, чтобы хотя бы казаться спокойной.
    — Вы поступили нечестно! — заявила она. — Вы меня обманули!
    — Ничего подобного! — возразил Крис. — Возможно, я не сказал всей правды, но…
    — Возможно? — Ну как тут не разозлиться! — Вы привели меня сюда обманом.
    — Значит, вы хотите вернуться? — внезапно сурово спросил очаровательный обманщик.
    При виде холодного лица Кристофера девушка возненавидела себя за то, что снова встала на прежний шаткий путь. Она покачала головой:
    — Не хочу.
    — Тогда прекратите весь этот ненужный шум! — С минуту он молчал, а потом заговорил таким тоном, в котором чувствовалось огромное раздражение и никакого сочувствия: — Полегче, юная леди, полегче! Мне стали здорово надоедать эти ваши старые подозрительные настроения! — Он прошел к расщелине в скале и вытащил оттуда пару коробок и большой парусиновый портплед. — Не знаю, как вы, — уже спокойно продолжил он, протянув одну коробку девушке, — а я умираю от голода. Я видел, как моя домоправительница, миссис Фогтс, положила нам еду, и эта еда выглядела просто великолепно. Что вы скажете по поводу раннего второго завтрака?
    — Вы знали, что я могу отказаться.

    Они медленно гуляли по пляжу. Мужчина рассеянно смотрел по сторонам.
    — Вам не нравится, что я могу читать ваши мысли? — затаив иронию в улыбке, спросил он.
    — Не могу сказать, чтобы мне это очень нравилось! — честно призналась девушка. — Скажите, вы всегда так уверены в себе? — не без ехидства в голосе поинтересовалась она.
    — В данном случае на сто процентов! — Глаза озорно сверкнули. — Помимо прекрасной перспективы провести день в моем милом обществе, — продолжал он, — я знал, что вас привлечет сам пляж. Ведь с того времени, как вы были здесь в последний раз, прошло уже несколько недель. Не сомневаюсь, вы по нему соскучились.
    — И эту мысль удалось проследить? — шутя спросила Тиффани, пытаясь идти в ногу с мужчиной.
    — Эта мысль сама по себе — прозрачная. — Крис остановился, положил коробки на песок и стал расстегивать молнию портпледа. — А кроме того, у вас в домишке собрано такое количество ракушек и разных забавных по форме прибитых волнами деревяшек! Значит, вы море любите. Если помните, когда я вас увидел в первый раз, вы находились именно здесь. Поэтому мне особенно-то и думать об этом не пришлось, теперь понятно? — Крис расстелил на песке два коврика.
    Ну вот, а самую главную мысль разгадать не может! Неужели действительно не сумел понять, что именно он никак не выходит из головы? Что, как бы я ни противилась, меня все время непреодолимо тянет к нему?
    — Между прочим, вы очень мило выглядите. Вам здорово идет этот красный наряд и очень к лицу косичка. Можно хотя бы это сказать? Вы не окаменеете и не станете опять на меня нападать? — улыбнулся Кристофер.
    Тиффани покраснела и сосредоточенно стала помогать растягивать коврики.
    — Ладно! — прошептала она, ощущая на себе его слегка дразнящий взгляд. Странно, но даже от столь тривиального комплимента, оказывается, теплая приятная волна может охватить каждую клеточку тела! — Говорите, что хотите!
    — Что-то я не слышу большой уверенности!
    — Боюсь, я просто не знаю, как воспринимать комплименты. Мне от них всегда как-то не по себе.
    — Не сомневаюсь, в вашем ответе содержится глубокий психологический смысл, но в данный момент мы его опустим. Почему бы вам просто не улыбнуться и не сказать «спасибо»? Обычно это прекрасно срабатывает.
    Крис подвинул поближе одну из коробок и приподнял крышку.
    — Ну, не хотите ли помочь мне отведать эти яства? Я сказал миссис Фогтс, что вас надо хорошенько подкармливать, и, похоже, сердобольная женщина перестаралась.
    — Мне и правда не очень-то хочется есть. — Тиффани аккуратненько разместилась на самом краешке коврика и вытянула ноги. — Если можно, я чуть попозже возьму немножко салата.
    — Когда вы ели в последний раз?
    — Сегодня рано утром, — ответила девушка и посмотрела в сторону кромки берега, словно ей было очень интересно, как в набегающих волнах, ошалев от радости, барахтаются «компаньоны» Криса.
    — Не надо притворяться глупенькой, юная леди! Это вам вовсе не идет. Вы прекрасно понимаете, о чем я спрашиваю.
    — О'кей! Я завтракала четыре или пять часов тому назад, где-то около шести! Вы удовлетворены?
    — Если вы сейчас чего-нибудь поедите, то я, возможно, и буду удовлетворен. А до того, боюсь, я от вас не отстану.
    Говорит полушутя-полусерьезно, а лицо, если приглядеться, суровое и очень привлекательное. И тут Крис скорчил ей смешную рожицу, отчего ее губы сами собой растянулись в улыбке.
    — Идет! Тогда подавайте мне вашу еду! — с деланной строгостью скомандовала она. — Что угодно, только чтобы вы не запилили меня до смерти!
    — Я? Вас? Запилить? — Загорелое лицо Криса выразило полнейшую невинность. Он пошарил в холодильной коробке и поставил на коврик целый набор блюд, от вида которых у кого угодно потекли бы слюнки. — Берите что хочется, — посоветовал он, — а я открою пиво. Может, вам лучше выпить чего-нибудь другого? Я прихватил белого вина, легкого немецкого пива, минеральной воды… — Он широким жестом указал на вторую коробку, где обложенные кусочками льда лежали бутылки. — Ну, приступайте!
    Тиффани облизнула губы.
    — Хорошо бы выпить пива! — не выдержала она и положила себе хрустящую булочку с салатом и очень аппетитную смесь креветок с майонезом.
    — Получите баллы и за набор выбранной еды, и за ее количество. — Кристофер передавал налитый до краев бокал пива. — Чем больше вы съедите, тем меньше я буду выступать в роли командира.
    — У вас, похоже, поразительный талант приказывать людям, что им делать, а чего — нет.
    — Это вы так, очень вежливо, хотите мне сказать, что я — не что иное, как чрезмерно властный и назойливый? — поинтересовался Крис.
    Тиффани чуть вздернула подбородок и, к своему удивлению, весьма спокойно взглянула в сверкающие глаза собеседника. Ага, вот так-то оно и должно быть! Почему же не получалось раньше? Почему столько времени нужно было тратить на ссоры?
    — Вы совершенно правы! — Как это прекрасно — суметь тихо согласиться.
    Наступило долгое, несколько напряженное молчание.
    — Мне… мне очень стыдно за то, как я… себя вела в последний раз, — еле слышно призналась девушка.
    — Вы же были больны. И давайте об этом забудем.
    Она украдкой взглянула на Криса — мягкости в лице не угадывалось.
    — Вы сейчас ищете мне оправдания, но мы оба знаем, что моя болезнь здесь вовсе ни при чем.
    — Тиффани, ну неужели вы не можете понять? Я не желаю об этом говорить! Я ведь тоже вел себя прескверно. До сих пор стараюсь забыть, как безобразно поступил в тот вечер! — Крис замолчал. — Извините меня ради Бога за то, что унизил вас в присутствии Кэй. Я не должен был этого делать! Сам не знаю, что со мной тогда случилось! — Он резко встал и соорудил на голове чалму из хрустящей от крахмала белой рубашки. — Давайте пройдемся!
    Тиффани медлила. Она не знала, как ей реагировать. Эта его переменчивость в настроении, это поспешное извинение невероятно на нее подействовали.
    — У вас есть, чем покрыть голову? — спросил Крис, когда девушка наконец поднялась с коврика.
    Она сверхстарательно стряхнула с шортиков крошки и попробовала не замечать рядом с собой крепкий, мускулистый торс, покрытый темными густыми волосками.
    — Еще час или два солнце будет здорово припекать. А вы такая беленькая, наверное, разумно было бы надеть шляпку.
    — Нет! У меня ничего нету. — Тиффани засунула руки в карманы своих алых шортиков. Надо смотреть куда угодно, только не на него! — Но вам не стоит обо мне беспокоиться. Уверена, все будет в порядке. Я ведь очень часто работаю на такой жаре. Я… я к ней привыкла…
    — Наденьте-ка! — Крис извлек из портпледа белую бейсбольную кепку и надел на золотистую головку Тиффани. — Я, знаете ли, никогда не простил бы себе, если бы с вами случился солнечный удар! Ш-ш-ш! — он приложил палец к ее губам и весьма успешно приостановил чуть было не вырвавшиеся слова протеста. — А такое вполне возможно. Так что никаких возражений, а не то я снова превращусь в гневного наставника.
    — А вы сами в этой… чалме? — еле слышно спросила Тиффани.
    Знает ли он, как на нее действуют вот такие простые поступки? Знает ли он, как ей трудно владеть собой, когда его руки касаются ее волос? Что ей просто физически невозможно сдерживать свои чувства, когда он дотрагивается до ее губ, пусть даже пальцем?
    — Забудьте про меня! — твердо прозвучал его ответ. — У нас только одна кепка, и я хочу видеть ее на вас.
    Тут бы ей следовало немедленно отойти от Криса, чтобы между ними было бы хоть какое-то расстояние. Но девушка не сделала этого. Сраженная силой его взгляда и гипнотизирующим голосом, она просто замерла на месте, словно вросла в землю. Нет, ей не по силам бороться с самой собой.
    Тиффани затаила дыхание, почти лишившись способности думать под взглядом устремленных на нее черных как смоль глаз. Вот его лицо оказалось совсем рядом, и сердце бешено застучало. Она почти желала, чтобы сейчас что-нибудь наконец-то действительно случилось.
    — Может быть, мы?.. — Крис выдерживал паузу, что-то волнующее было в этом недолгом молчании. Он, наверное, делает это сознательно? Но пауза затянулась. Куда делось твое красноречие, самоуверенный красавец-мужчина? Его глаза неотрывно смотрели на нее. И она вся сгорала — от шеи до кончиков пальцев — от напряженного ожидания. Мы… что? Что? В глубине ее существа звучал тихий внутренний голос: что мы будем делать? — Может быть, пройдемся?
    Вот так неожиданность! Тиффани резко повернулась и побежала. Ее трясло. Зло брало на себя, на него. На себя, в первую очередь. Ей хотелось от отчаяния кричать во весь голос. Обозлилась за то, что она сама — в который уже раз! — дала ему возможность сделать из себя полную идиотку! А он только развлекался! Он прекрасно знал, что она при этом чувствует. Знал все преотлично!
    — Тиффани, подождите! — Крис очутился рядом — она не слышала его шагов, которые заглушал сухой серебристый песок. — Перестаньте так по-детски себя вести!
    — Что? — она повернулась к нему лицом в полной растерянности.
    — И не смотрите на меня так своими зелеными невинными глазами! — распорядился Крис властным голосом. — Вы отлично понимаете, о чем я говорю! Откуда этакая злость? В чем дело? Вы хотите, чтобы я забыл о своих обещаниях? — Тиффани тащилась по пляжу, не в силах что-либо возразить, не в состоянии что-либо ответить. — Или вы хотите, чтобы я овладел вами прямо тут и сейчас же? Этого вы хотите?
    Шокирующая прямота его слов пригвоздила девушку к месту.
    — Как вы только… только можете быть таким низменным? Вы еще грубее, чем я думала!
    Крис шагнул ближе и, схватив Тиффани за руку, прижал к себе.
    — Это вполне могло бы случиться, — прохрипел он, не отводя черных глаз от ее горящего лица. Девушку охватила слабость. Отчего голова закружилась и все в ней затаилось в ожидании? — Прямо сейчас. Прямо тут. Вам надо сказать лишь одно слово.
    — Прекратите! — еле сдерживая рыдание, потребовала Тиффани.
    — Прекратить что? — по-прежнему в упор глядя на нее, спросил Крис. — Прекратить притворство? Вы это хотите сказать? Нет уж, не отворачивайтесь! — Его пальцы сжали ее подбородок. — Не смейте отворачиваться. Скажите мне прямо, Тиффани, — приказал он, — честно скажите, чего вы хотите! Мне до черта надоели эти ваши бесконечные игры!
    — Игры?! — Взрыв ярости неожиданно прибавил девушке силы. — Да как вы смеете говорить это мне! — Она сумела высвободить подбородок из цепких пальцев, и тогда Крис сжал ее в объятиях. — Пустите меня! — закричала Тиффани. — Наверное, я просто потеряла рассудок, когда согласилась прийти с вами сюда. Отпустите меня! Немедленно отпустите!
    Руки Криса разжались, и девушка, от неожиданности отпрянув, растянулась на теплом и мягком песке. По щекам текли слезы.
    — Я вас ненавижу, Кристофер Уолленджер! — рыдала она, ударяя по песку кулаком. — Боже, как я вас ненавижу!
    — Нет у вас никакой ненависти ко мне! — Он опустился на колени рядом и бережно привлек ее содрогающееся тело к себе. — Возможно, в чем-нибудь другом я разбираюсь мало, но это-то я знаю твердо! — Крис нежно прижал Тиффани, не обращая внимания на сползшую ей на глаза кепку, и стал покачивать, как младенца. И не было ничего удивительного, что у девушки не хватило сил противиться. Прильнув к крепкой, такой надежной, мужественной груди, она постепенно расслабилась.
    Накопившееся за несколько дней напряжение стало отпускать.
    — Вы — глупая милая девочка! — гладя Тиффани по плечу, приговаривал мужчина, — но тогда получается, что я сам — тоже хороший дурак. Так что давайте считать, что мы квиты… а иначе… — Конец его фразы улетел вместе с бризом. Наконец слезы иссякли, правда, время от времени еще вырывались из груди судорожные вздохи. Крис взглянул в ее мокрые глаза: — Сейчас вам лучше?
    Тиффани через силу ответила:
    — Да… чуть лучше.
    — Хотите вернуться? — как бы между прочим спросил он.
    Она отрицательно качнула головой:
    — Не хочу.
    — Хорошо! — С минуту помолчали. Лицо Криса было непроницаемо. И вдруг он очень мягко произнес: — Не знаю кто, но какой-то человек, я уверен, нанес вам жестокую рану.
    Его догадка ошеломила Тиффани. Она смогла в ответ лишь пожать плечами и закрыла глаза. Потом заставила себя сказать:
    — Вы правы.
    — И боль до сих пор не прошла? — Голос его был преисполнен искренней озабоченности.
    — Да, но… Крис… прошу вас!
    — Хорошо! Я не собираюсь допытываться. — Сжимавшие ее тело сильные руки расслабились. Крис встал, помогая подняться и Тиффани. — Полагаю, для меня сейчас самое лучшее — пойти искупаться! Не хотите присоединиться?
    — Не слишком ли быстро — сразу после еды?
    — Не думаю! Вы очень долго плакали. Ну?
    — Мне надо переодеться, — ответила она. — Вы идите, а я… я вас чуть позже догоню.
    Кристофер повернулся и пошел по пляжу вдоль кромки набегающих волн. Приятно было издалека наблюдать, как великолепно сложенный мужчина умело и изящно нырнул. Загорелое тело мелькало среди волн.
    Девушка медленно побрела к коврику, иногда поглядывая на море. Крис играл с волнами, руки его умело рассекали их пенистые барашки.
    Тиффани начала медленно переодеваться. Она не стала для этого обматываться пляжным полотенцем, потому что место здесь укромное, пляж — частный. Она сняла трусики и лифчик и надела купальник цвета морской волны. Его фасон был изящен и скромен. Оставалось только пожалеть, что так сильно за последнее время похудела, это, естественно, не пошло на благо фигуре. Да что там говорить — кожа да кости!..
    Тиффани направилась к морю, издалека оценивая силу волн. Шустрые собачонки плавали вдоль берега взад-вперед, держа в зубах по палке. Но их хозяина что-то не было видно.
    Вода оказалась довольно теплой, тем не менее с непривычки девушка вздрогнула от холода и заколебалась — купаться ей или нет.
    — Лучше уж сразу нырнуть! Вода теплее не станет!
    Опять этот неожиданный человек возник неизвестно откуда. Появился из волн и стоит теперь по пояс в воде, положив руки на бедра. Темные блестящие волосы от воды стали совсем черными и падали ему на лицо.
    — Я понимаю, что вы правы! — отозвалась девушка, ощущая, как по всему телу бегают мурашки. — Но от этого мне не легче. — Она зашла в воду чуть поглубже и тотчас же отступила назад, когда на нее угрожающе надвинулась большая волна.
    — Да перестаньте же так трусить! Идете или нет?
    — Ид… Иду, — скосила она глаза на Криса, двинувшегося в ее сторону.
    — И сколько же вы собирались ждать?
    — Я… я… — Тиффани вся сжалась и чуть подпрыгнула, когда новая волна добралась ей до бедер. — Мне только надо чуть-чуть пообвыкнуть.
    — Сейчас или никогда!
    Не успела Тиффани охнуть, как сильные руки подхватили ее и понесли прямо в волны.
    — Ой, Крис! Нет, нет, прошу вас! — Но было уже поздно. Озорно смеясь над ее отчаянным страхом, тот мгновенно опустил Тиффани в морскую пену.
    Отплевываясь, она вынырнула — вода оказалась намного теплее, чем представлялось раньше.
    — Ах вы, черт полосатый! — пронзительно вскрикнула девушка. — Как вы только могли так со мной поступить? — Хохоча и сердясь одновременно, девушка, преодолевая волны, двинулась в сторону Криса, намереваясь отомстить, но безуспешны были все попытки накрыть его брызгами.
    — Да я это сделал ради вашего же блага! — поддразнивал ее Крис, подпрыгивая при накате волны. — Не помню, когда я в последний раз видел столько мурашек!
    — Не двигаться! — приказала Тиффани с притворной серьезностью. — Вы слишком уж быстрый!
    — А почему бы вам не оторвать ноги ото дна и не поплыть по-настоящему? — Смеясь, он уплывал все дальше от берега. — Кто знает, может быть, там, где глубже, вам будет куда легче меня догнать!
    Ей пришлось напрячь все силы, но что это дало? Расстояние между ними не сокращалось. В полном изнеможении и, как ни странно, чувствуя себя превосходно после этой шутливой погони, Тиффани легла на спину, раскинув руки по поверхности воды. Закрыв глаза, доверилась ритмичному покачиванию морских волн.
    — Вы заплываете слишком далеко, — неизвестно откуда раздался голос Криса.
    От неожиданности Тиффани резко развернулась и вдруг, к огромному своему удивлению, почувствовала, что не может достать ногами дна. Она сделала отчаянное усилие выбраться на поверхность, захлебнулась, откашлялась, но снова ушла под воду.
    — Надо просто расслабиться и все делать медленно, — подхватив ее, резонерствовал наставник. — Двигайте руками вот так, теперь смотрите, что в это время должны делать ноги. Все гораздо проще, чем кажется. Надо лишь чуть-чуть практики, только и всего.
    — У меня нет времени на такую практику! — начала сердиться девушка. — Спасите меня! Я ведь тону!
    Чего бояться? Он же рядом. Она почувствовала, как сильные руки надежно обхватили ее талию и подняли вверх. Инстинктивно Тиффани уцепилась за мускулистые загорелые мужские плечи.
    — Все в порядке?
    Она кивнула и выплюнула морскую воду.
    — Ведь это наверняка одно из самых неприятных ощущений, — робко прозвучало ее признание, — вдруг осознать, что под ногами нет дна.
    — Ваши наблюдения касаются исключительно морской пучины, Тиффани? Или затрагивают и жизнь вообще?
    Как же ей и трудно, и приятно смотреть в его потрясающие глаза, которые Крис не сводит с нее. Но надо отвечать, раз человек спрашивает про то, что до недавней поры было определяющим в ее нескладной жизни.
    — И то, и другое.
    — И как же часто вам приходилось терять это дно под ногами?
    — В данный момент, к примеру, — перевела она дух. — Разве вы не заметили?

9

    — Думаю, пора возвращаться. — Тиффани поплотнее обернула дрожащее тело теплым полотенцем и выжидающе посмотрела на красавца-мужчину, растянувшегося рядом с нею на коврике.
    — Ну что ж, если вам этого хочется.
    Он лежал с закрытыми глазами, закинув руки за голову.
    — Знаете, я сам с собой поспорил, — как бы в дреме медленно сказал он, нарушив несколько затянувшееся молчание. — Все смотрел, как вы сражались с волнами, а потом бежали со всех ног по песку. И я мысленно поспорил сам с собой на сто фунтов, что при первой же возможности вы заспешите домой. — Прикрыв ладонью глаза, мужчина повернулся в ее сторону. — Я оказался прав, разве не так?
    — Просто я считаю, что действительно мне пора домой, только и всего.
    — Но почему? — Крис, перевернувшись со спины на живот, подпер голову рукой.
    И смотреть ему в глаза трудно, и отвести взгляд тяжело.
    — Я… мне… мне холодно.
    — Снимите с себя мокрый купальник, и вам не будет холодно. В сумке есть свитер, достать?
    — Но… у меня дома животные… За ними нужен присмотр.
    Крис лег на спину, закрыл глаза и подарил небу всепонимающую улыбку.
    — Ах, да, конечно, конечно! — Слова звучали несколько суховато. — Несчастные животные, так преданные человеку! Вас с ними не было целых… — он открыл глаза и взглянул на часы, — целых два часа. Голову даю наотрез, они там умирают без вашей заботы!
    — Послушайте! Я вовсе не обязана давать вам отчет о своих действиях и своих планах. — Только бы не допустить злости взять верх над собой. — Не обя-за-на!
    — Разумеется! Мне никаких ваших объяснений и не надо. Я и без них абсолютно точно знаю, что сейчас творится в вашей красивой головке.
    Ну как не раздражаться от этой безмерной самоуверенности! Да и сама хороша! Разозлилась и на него, и на себя за то, что срывается с ее языка грубость за грубостью, а еще за то, что с удовольствием восприняла его комплимент. Пусть полушутливо, но назвал же он ее красивой…
    — Не понимаю, о чем вы говорите! — заявила она, потянувшись за шортиками и майкой. — Просто я считаю, мне пора собираться домой, вот и все!
    — Да, да, вы все время это твердите! — Рука Криса змеей обхватила запястье девушки. — Не трогайте вещи! — приказал он. — Я считаю, нам с вами надо многое обсудить. — Он сел и отодвинул ее одежду в сторону.
    — Эй! Отпустите руку — мне же больно!
    — Замолчите! — снова приказал Крис. — Перестаньте вырываться, и вам не будет больно. Вот так-то лучше! — С минуту он молча смотрел на ее напряженное побледневшее лицо. — Почему вы все время от меня убегаете?
    — Я… я… не убегаю! — неуверенно произнесла она.
    — Мне кажется, убегаете.
    — Ну, может быть… может быть, это потому, что вы — такой эгоист! — логика, конечно, хромает, но что-то же надо говорить. — Вы, совершенно очевидно, привыкли, что все женщины падают к вашим ногам, и, наверное, просто не в состоянии вынести, когда… когда… — Она покачала головой и отвела глаза. — О… лучше об этом забудем, — и сердито отвернулась, заметив полную иронии улыбку.
    — Знаете, слова ваши так же запутанны, как ваши действия.
    — Все из-за вас, — чувствуя себя совершенно несчастной, прошептал она. — Но я действительно хочу домой.
    Приподняв плечи, Крис усмехнулся.
    — Это я и сказал — вы убегаете!
    — Перестаньте ко мне придираться! — взорвалась Тиффани. — Я знаю, вы считаете меня какой-то… капризулей… По-вашему, я достойна осмеяния… и только потому, что не поддалась вашим чарам. Однако считаю, что придерживаться собственных принципов — это вовсе не преступление! — Ну вот она изо всех сил старается превратить все возрастающее в ней напряжение в приступ гнева, потому что только это чувство способно охранять ее. — Одному Богу известно, сколько времени я заставляла себя думать только о хорошем, — не переводя дыхания, продолжала Тиффани, — пыталась осознать, как живу, как мне следует дальше жить! И мне не нужны были никакие…
    — И вы полагаете, что главное — обет безбрачия? — Черные брови взметнулись от удивления.
    — А почему бы и нет? — еле выговорила она, озадаченная откровенным изумлением Криса. — Конечно же, для вас мое отношение к браку абсолютно неприемлемо! Но я, как ни странно, не могу столь легко и беспечно, как вы, относиться к некоторым вещам…
    Помрачневшие глаза Криса диссонировали с его голосом, звучащим по-прежнему ровно и дружелюбно:
    — А именно?
    — Например, вы чрезвычайно легко относитесь к сексу — вы это так наглядно продемонстрировали недавно. — Сама же напомнила унизительные сцены с Кэй, и сама содрогнулась от омерзения.
    — Секс — абсолютно естественная сторона жизни, — заметил Крис. — Ведь не все же люди его столь резко осуждают!
    Тиффани прерывисто вздохнула. Нет, с ним просто невозможно! Этот Кристофер Уолленджер — совершенно бесчувственный, испорченный человек! Если бы только он знал, что ей пришлось пережить! Любой человек на ее месте испытывал бы точно такие же чувства, как и она.
    Пусть бы он сейчас извинился за прошлое, попробовал бы хоть как-то оправдаться… Но нет, совершенно ясно, от такого самоуверенного типа подобного не дождешься.
    — В отличие от вас я не навязываю миру свое отношение к сексу. Не считаю подобно вам, что секс есть дар, ниспосланный свыше. — Тиффани торопилась высказать все, что накопилось, хотя понимала, что идет по тонкому льду. — Во всяком случае, что касается меня… лично я не желаю быть частью ваших пагубных привычек! Не желаю быть для вас еще одной Кэй!
    Нависла тягостная тишина, нарушаемая лишь ритмичным всплеском волн и едва доносившимся до них лаем собак. Девушка замерла, видя, с каким трудом держит себя в руках Крис. Что она уж такое ему наговорила? Но сумела же все-таки высказать то, что наболело, что долго составляло предмет ее размышлений.
    Наконец Крис нарушил молчание:
    — Учтите одно обстоятельство. Ведь мы оба отлично знаем: все только что сказанное вами — чистейшая чепуха, — Крис выговаривал каждое слово четко и жестко, — это всего лишь дымовая завеса, которой вы стараетесь оградиться от реальности, чтобы не смотреть в глаза правде. Что за ерунда! Вы — еще одна Кэй? И вы действительно считаете меня таким идиотом?
    — Умоляю! Забудем все, что я сказала! Послушайте! Вы обещали, что мы проведем на пляже прекрасный день, безо всяких… недоразумений… Помните?
    — Выходит, я еще и обманщик, а не только сексуальный маньяк! — съязвил Крис. — Ну, это-то вас уже удивлять не должно!
    — Прошу вас, Крис! Не надо! — Ну вот, опять она близка к отчаянию. Не без своей в этом вины.
    — Так давайте уж договорим до конца. Вы отлично знаете… И я тоже знаю… что нам обоим нужно! — внезапно голос выдал его безмерную чувственность, от чего по всему телу Тиффани мгновенно побежала дрожь. Крис ласково погладил руку девушки от локтя к плечу. — Перестаньте бороться с собой и против себя, Тиффани!
    — Крис! Умоляю! Вы же обещали! — Ну как объяснить этому человеку, что она боится не его, а себя рядом с ним, когда неуправляемыми становятся мысли, когда голос плоти заглушает все иные чувства, когда желание близости с ним сродни физической боли.
    — Разве я такое обещал? — словно это касалось не его, произнес Крис.
    — Конечно, обещали! — Глаза девушки сами собой закрылись от ласкового прикосновения к ее руке. — Обещали…
    — Ну почему для вас так мучительно трудно признаться себе в своих истинных чувствах? Черт побери, Тиффани! И я, и вы, мы оба — живые люди, а не каменные! Я прекрасно помню, как все случилось тогда, в вашей хижине, в первый раз… Разве вы этого не помните?
    Она лишь кивнула и, широко раскрыв глаза, уставилась на Криса. Его большая загорелая рука начала описывать легкие полукруги по обнаженному бедру девушки.
    — Вы сами знаете, что тогда желали меня, равно как и я желал вас, — твердо произнес мужчина. — Если бы я поддался своим инстинктам и проявил настойчивость, если бы наплевал на ваши запреты, то теперь бы нам с вами, вероятно, не пришлось терпеть весь этот затянувшийся фарс! — Он чуть приподнял лицо девушки и повернул к себе. — Тиффани, вы меня слышите?
    Золотистая головка кивнула.
    — Я… я не понимаю, что вы имеете в виду!
    — О, нет! Я полагаю, вы все отлично понимаете! — Крис придвинулся к ней еще ближе и обеими руками прижал ее к своему великолепному торсу. — Вы хотели меня тогда и хотите сейчас. Я ведь вижу это по каждому вашему жесту, по каждому взгляду. И если я к вам притрагиваюсь… — Тиффани вздрогнула от прикосновения его пальцев к губам и закрыла глаза. Мужчина удовлетворенно усмехнулся. — Видите?
    — Я ничего не хочу видеть! Ну, неужели непонятно… — Тиффани в упор взглянула на него. — Я не привыкла, не хочу чувствовать себя такой несуразной, не хочу быть в таком потерянном состоянии! — призналась она. — Я… я не знаю, что мне с собой делать!
    — Тогда позвольте мне вам помочь. — Его губы приблизились к ее губам. — Не пугайся, любимая! — еле слышно прошептал он. — Я тебя ничем не обижу.
    Любимая! Боже, как прекрасно звучит это слово! Все внутри у нее словно расплавилось, голова стала легкой-легкой. Она утратила ощущение окружающей действительности. А сильная мужская рука нежно гладила ее оголенную спину, губы искусителя целовали медленно, со все возрастающей чувственностью.
    Поцелуй был долгим. Крис поднял голову и чуть улыбнулся.
    — Ну, так лучше?
    Тиффани размежила ресницы и, ничего не соображая, вся дрожа, взглянула в проницательные черные глаза.
    — Я… это для меня непривычно… Я хочу сказать… раньше я никогда… он никогда…
    Крис приложил палец к ее губам:
    — Тише! Забудь прошлое. Думай только о нас… только о том, что происходит сейчас. — Губы его снова слились с ее губами. На сей раз поцелуй был гораздо сильнее и настойчивее, выражая предел эротического напряжения. Потом мужчина поднял голову и в упор посмотрел девушке в глаза. — Расслабься, больше ничего не надо, — шептал он. — Думай только о том, как тебе со мной хорошо!
    Он сдвинул с нее полотенце. Сознание ее, как в дремоте, зафиксировало, что быстрые и умелые пальцы уже развязывают узел от лямок купальника на шее.
    — Крис! Прошу вас! — А чего просила? То ли чтобы он не останавливался в своей настойчивости, то ли, наоборот, чтобы все прекратил? Так или иначе, но пальцы Криса лишь на миг замерли, а рот его властно овладел ее губами.
    Тиффани чуть вздрогнула и почувствовала, как всю ее охватывает сладкая, всепоглощающая волна. А руки Криса медленно — о, как же медленно! — пытались снять с нее мокрую ткань.
    — Какая же ты красивая! Ты сама-то это знаешь? — потрясенно улыбнулся Крис, привлекая ее еще ближе к себе. Потом с необычайной легкостью, словно взял девушку в плен, порывисто обнял ее. — Я безмерно хочу тебя.
    Он бережно положил Тиффани на теплый песок. Руки его нежно коснулись ее обнаженной груди. Взгляд Криса выражал искреннюю радость. Тиффани закрыла глаза, едва переводя дыхание.
    Такого удовольствия она не испытывала никогда. Никогда даже не представляла себе, что тело ее может так быстро снова стать живым.
    — Крис! — Имя вырвалось вместе со вздохом восторга. Губы Криса по очереди целовали кремовые бугорки напрягшихся сосков.
    Кожа ее пылала, когда она распрямилась под властным телом Криса. Руки его опустились ниже, упорно стараясь стянуть с нее нижнюю часть купальника. Губы мужчины коснулись ее оголенного живота, покрывая гладкую шелковистую кожу горячими поцелуями. Она ощутила, как его обнаженное тело сливается с ее собственным.
    На какой-то кратчайший миг Тиффани вдруг пронзил до ужаса знакомый страх. Ее охватила паника, когда над нею четко обозначились контуры мужского тела.
    — Все хорошо, любимая! — Крис приподнялся и заглянул ей в лицо. — Все просто чудесно!
    Именно так оно и было! Тиффани, не отрываясь, вглядывалась в бездонно-черные глаза. Боль внутри нее все увеличивалась по мере того, как руки Криса ласково гладили бедра, нежными касаниями подбираясь к самому чувствительному месту.
    — Я не причиню тебе боли, девочка моя! — Пальцы его дотрагивались в ласке, казалось, до каждой частички ее тела, а губы непрестанно целовали ее пылающий рот.
    Снова и снова, еще и еще — искусство ласкать не знало у этого мужчины никаких границ, и Тиффани погрузилась в бездну экстаза. Из ее груди непроизвольно вырвался крик восторга. Она крепко обняла Криса за шею, прижав к себе голову, подчиняясь нахлынувшим на нее волнам возбуждения и радости.
    Крис заставил ее почувствовать, что желание ощутить мужскую плоть внутри себя стало сильнее всех ее мыслей и чувств.
    — Крис, прошу тебя! — На сей раз просьбу можно было истолковать однозначно. Чуть приподнявшись над женщиной и замирая на каждом движении, он стал погружаться в нее все глубже и глубже, пока не овладел ею до конца. И тут же все повторилось снова, и еще, и еще раз.
    Сладостный порыв любовника, казалось, не знал границ, пробуждая в девушке еще большее желание принадлежать ему. И тут ее тяга к нему достигла такого предела, что большего, казалось, желать невозможно. Тиффани привлекла к себе Криса, и сама в древнем как мир ритме любви растворилась в любимом от невероятного восторга и удовольствия.
    Когда все кончилось, Тиффани обвила руками шею Криса и как можно плотнее прижала его к себе, спрятав лицо у него на груди. Ей так хотелось, чтобы это их слияние продолжалось вечно. Она чувствовала, как его пальцы нежно поглаживают ее.
    — Я никогда, никогда не знала… — прошептала она, качая головой и не спуская глаз с лица этого удивительного, этого любимого человека. — Никогда не знала, что это может быть так прекрасно! — Она легко и радостно вздохнула, и на лице отразилось беспредельное изумление и даже некоторое неверие в реальность происходящего.
    Притягательные губы Криса чуть улыбнулись.
    Когда он наклонился и поцеловал ее, по телу Тиффани пробежала теплая волна счастья.
    — Думаю, ты права. Чтобы понять тебя, потребовалась уйма времени, но в конце концов кое-что мне стало ясно.
    — Ты назвал меня «любимая», — прошептала Тиффани.
    — Что же тебя удивляет? — Крис снова поцеловал ее в губы.
    — Меня… меня никто никогда еще так не называл.
    — Ты говоришь это серьезно? — искренне удивился Крис и улыбнулся. — Прекрасно! Я очень рад. — Он обнял ее и ласково провел рукой по груди, по плоскому животу, по нежному изгибу бедер. — Не хочешь чего-нибудь выпить? — Мужчина дотянулся до коробки и извлек из нее бутылку белого вина и два бокала на длинных ножках. — Вообще-то надо было бы выпить шампанского, — серьезно заявил он, — но придется обойтись этим.
    Крис сел, вытащил пробку и, налив прохладную жидкость в бокалы, протянул один Тиффани.
    — За мою любимую! — медленно произнес он и поцеловал ее в губы. — Да даруются ей все блага мира!
    Неожиданно девушка почувствовала, что близка к слезам. Такая вот странная реакция на положительные эмоции, но ведь за всю свою жизнь она не чувствовала себя так прекрасно.
    Тиффани сначала чуть пригубила вино, а потом разом выпила весь бокал. Ее огромные зеленые глаза неотрывно смотрели на улыбающееся лицо замечательного мужчины. Я люблю его! Эти простые слова ворвались в душу неожиданно. Осознание длилось мучительно и долго, а ясность наступила внезапно, вдруг, как счастливое открытие. Нет, это не просто телесное желание. Не только сексуальное влечение, это любовь!
    Тиффани опустила бокал и медленным движением натянула на плечи полотенце. Я люблю Кристофера Уолленджера! И да поможет мне Бог, это правда! Она взглянула на любимого из-под опущенных ресниц и почувствовала теперь уже столь знакомое ей волнение, в котором соединились воедино и желание, и любовь, и осознание того, что этот человек ей бесконечно дорог и нужен.
    Конечно же, он не должен догадываться об этом. Пока Крис медленно потягивал вино, Тиффани внимательно изучала его великолепное бронзовое тело. И тут на нее впервые накатился холодок реальности. Мужчина свою задачу выполнил, он подкрепил то, что, несомненно, являлось типично мужской амбицией. И потому, видимо, при их первой, настоящей близости он был таким ласковым и вдохновенным, — в конце концов, ему очень долго пришлось преодолевать последнюю преграду, которую она упорно ставила между ними с первой их встречи.
    Все было хорошо, но — было! Прошедшее время, не переходящее в настоящее? Нет, Крис ее хотел. Он, скажем справедливо, был с нею — все время! — ласков и добр. Он же назвал ее любимой? Он дал ей минуты счастья? Чего же еще желать? И сейчас Тиффани не испытывала ни сожаления, ни стыда. Она любила его.
    — Тебе не холодно? — Крис снова коснулся ее, и сразу же у нее улетучились все сомнения. — Хочешь еще выпить?
    Не успела Тиффани ответить, как Крис уже налил ей вина и с удовольствием и удивлением проследил, как она за пару секунд выпила его. Нет, нет, нельзя позволить ему догадаться, что она его любит! Это значило бы совершить непростительную глупость! Ничего нельзя передать словами. Да к тому же признание чревато последствиями — болью, обидой. На такой риск она идти не может! Разве с нее недостаточно прошлого, повлиявшего на всю оставшуюся жизнь?
    — Если тебе хочется пить, наверное, больше подойдет минеральная вода.
    — Что ты сказал? О, нет, вполне годится вино. Мне… нравится его вкус.
    Крис подвинулся и снова поцеловал ее в губы.
    — Мгм, ну-ка скажи, чего ты хочешь?
    Им опять овладело желание. Тиффани ощутила, как напряглось его тело, и мгновенно среагировала. Ей тоже хотелось близости с ним. И нечего тут стыдиться. Нечего сомневаться. Все было прекрасно — просто прекрасно!
    Она ответила на его жадный поцелуй. От вина в голове стало легко и пусто, к тому же оно придало смелости. Тиффани обвила руками шею любимого и притянула его к себе так сильно, как только могла. Она желала подтверждения своему счастью. Прижавшись к крепкой груди Криса, на этот раз она ласками горячила его кровь.
    — О Боже, Тиффани, если бы только знать, что ты не притворяешься, — смеясь, Крис схватил ее смелые пальцы, — я бы сказал, что ты меня соблазняешь. Ну вот, милая, из одной крайности в другую?
    Тиффани хитро улыбнулась. Чуду, конечно, немножко помогло выпитое вино, но ведь и он, ее любимый, тоже способствовал этому.
    — А разве это так плохо?
    Он покачал головой.
    — Конечно нет! Но я думаю… — Фраза прервалась, потому что девушка притянула его лицо к себе и крепко, чувственно поцеловала в губы. — Ого!.. Тиффани!.. — Чуть отодвинувшись, Крис с удивлением взглянул в ее сияющие, смеющиеся глаза. — Да ты — чертовски превосходная ученица, ты сама-то это знаешь?
    — Извините! — Тиффани вся сжалась и отодвинулась. Ну, конечно, он добился своего и теперь может позволить себе насмешничать. На что она рассчитывала? Изменить свою жизнь? Нет, дорогая, смирись, все будет у тебя как прежде. Как до него…
    — Эй, что случилось на этот раз? — тепло спросил Крис. Он шутя потянул девушку за косу. — И не пытайся снова от меня убегать! Я хочу тебя, какие тут могут быть сомнения. Но есть же и другие… соображения.
    — Какие, например? — еле слышно выговорила Тиффани. Боже! Его поведение сейчас — просто вежливый способ от нее отделаться.
    — Посмотри-ка на меня. — Он снова ее обнял, медленно поворачивая к себе лицом. — Один из нас должен рассуждать здраво. И похоже, что это придется делать мне. Может быть, ты заметила, а может, и нет, сладкая моя девочка, но я никаких мер предосторожности не принял. — Он помолчал. — Но, если я неверно истолковал всю ситуацию, и ты… Нет? Я так и думал, — прошептал он, видя, каким отсутствующим взглядом смотрит на него Тиффани, медленно качая головой. — Я тоже про все забыл, к огромному сожалению, и заранее не подготовился. Так что, вопреки тому, что ты могла бы подумать, совращение это я заранее не планировал. Правда, конечно, надеялся! — добавил он, касаясь пальцем ее брови, потом виска, щеки, а затем и полной нижней губы. — Я взрослый, отвечающий за свои поступки человек. К тому же абсолютно здоровый. Так что, если ты только что нахмурилась из-за того, что беспокоишься…
    — Нет! Я… по-моему, мне надо бы одеться.
    Крис потянулся и схватил ее руку, с силой снова поворачивая лицом к себе.
    — Не придумывай больше никаких барьеров, хорошо? — предупредил он. — Будем считать, что этот этап мы уже прошли, верно? Ты согласна со мной?
    Помолчав, она согласно кивнула, правда, глубоко вздохнув. Ей даже удалось слабо улыбнуться, что вряд ли выглядело натурально.
    — Ты бесконечно желанная женщина. Верь мне! Но ты должна поверить в себя, даже если не хочешь верить в меня.
    Теперь снова надо заставить себя улыбнуться. И попытаться сдержать слезы. Все в ее жизни произошло так быстро: полгода адского замужества, полтора года безбрачия, а теперь этот… этот мистер Уолленджер… Да, с ним было замечательно… только что-то пугало. И как с этим справиться?
    — Не мог бы ты… подать мне мои вещи? — Удивительно, но голос ее звучал абсолютно ровно, почти нормально. — Мне становится немножко холодно. — Тиффани нервно взглянула на Криса, подающего ей шортики и майку. — Можно мне еще чуточку вина? — неуверенно попросила она, скорее для того, чтобы отвлечь его внимание, пока она будет одеваться. Пить ей вовсе не хотелось.
    — Конечно! — Он приветливо улыбнулся. — Только обещай, что не выпьешь залпом, как минуту назад. Хорошо?
    Тиффани оделась мгновенно, проигнорировав нижнее белье. Лишь бы быстрей защитить свою наготу. Впрочем, теперь это бессмысленно — в конце концов, он уже видел ее обнаженной, был посвящен в самое для нее интимное.
    Тиффани закрыла глаза и постаралась вытеснить из сознания вдруг возникший образ Джозефа и все унижения, которым он ее подвергал. Боже, почему Крис не был в ее жизни первым?!
    — Ты хорошо себя чувствуешь?
    Она подняла на него глаза, ощутив ласковое прикосновение, и увидела его взволнованное лицо.
    — Прекрасно! — Ей так хотелось разрешить сложную шараду — как перешагнуть одним махом через все свои нынешние сложности. Приняв у него наполненный до краев бокал, она отпила несколько глотков. — Только… немножко болит голова.
    — Может быть, в таком случае с вином лучше повременить. — Он забрал бокал, шутливо проговорив: — Обычно на головную боль ссылаются до… — но не после же!
    — Я… я знаю, — Тиффани встала. Кстати, Джозеф никогда такие слабые доводы в расчет не принимал. — Послушай, Крис, мне хотелось бы сейчас вернуться домой. Мне нужно какое-то время… уделить… лично себе, — быстро добавила она, увидев сомнение на его лице.
    — Ничего подобного! — Он натянул на мускулистые бедра шорты. Каждое его движение было быстрым и ловким. Потом привлек ее к себе и резко сказал: — Я уже предупреждал — больше ты никуда не убежишь!
    — Но…
    — Ты слишком долго прожила в этой хибаре одна, Тиффани, — перебил ее Крис. — Всем нам нужно свое убежище, всем нам надо время от времени уединяться, но не до такой же степени, чтобы…
    — У меня не было выбора! Разве так трудно это понять!
    — Да, да, я понимаю! — убежденно заверил он. — И во многом я восхищаюсь твоей волей — превращать непредвиденные трудности и нищету в идеал, в образ жизни так, как это делаешь ты… Достойно всяческой похвалы. Но…
    — Да просто вынужденная необходимость! Я должна была как-то со всем справиться!
    Нет, ничего он не понял. Может, взять да рассказать ему все, разом разорвав путы прошлого? О нет. Подумать легко, а выполнить невозможно. Ведь придется будто заново пережить прежние унижения! Да в любом случае — что это даст? Большую часть последних почти двух лет она потратила на то, чтобы все это забыть. А тут предлагается намеренно вспоминать. Нет уж. Увольте.
    — Я хочу домой! — Голос звучал тихо, умоляюще. — Пожалуйста, я очень прошу!
    Он молча взглянул на нее и нехотя выпустил из своих объятий.
    — О'кей! Уходим! Но больше никаких сцен а-ля Грета Гарбо. Поняла?

10

    — Куда мы идем?
    В ответ лишь загадочный взгляд. Собачонки уже мчались впереди, энергии у них не убавилось.
    — В мой дом! А ты что подумала?
    — Но мне надо вернуться к себе! — Тиффани в нерешительности остановилась.
    — Нет, не туда. А кроме того, еще не до конца завершен обряд совращения! — беззлобно поддразнил он. — А я жду этого с огромным нетерпением. Может быть, попозже позволю тебе вернуться. Но гораздо позже!
    Крис сбросил с плеча портплед и притянул Тиффани к себе. Глаза его отражали вспыхнувшее в нем желание.
    — Я хочу тебя, Тиффани Моултон, — хрипло проговорил он. Его влажные, ищущие губы остановились на шелковистой коже девичьей шеи. — Я безумно хочу тебя.
    Руки Криса блуждали по ее телу, касаясь самых нежных и чутких мест. И сразу же дрожь блаженства охватила девушку с ног до головы. Внутри, где-то глубоко возрастало волнение. Тиффани уже знала, что это означает, знала, насколько сильно ее собственное желание. Она обвила руками шею любимого и стала перебирать пальцами его шевелюру. Крис прильнул губами к ее губам; поцелуй становился все сильнее, тело напряглось. Уж он-то знал, что теперь Тиффани ни в чем не сможет ему отказать.
    — Пошли! — Он неохотно отодвинулся от девушки и потянул ее за собой по дороге. Они дошли до боковой двери его дома, Крис поднял Тиффани на руки и перенес через порог. После жаркого августовского солнцепека вестибюль показался особенно прохладным и приятным. Но никакая прохлада не могла остудить пыл их ожидания и желания, который сейчас в равной мере сжигал обоих. Он перепрыгивал через две ступеньки, поднимаясь в спальню, плечом толкнул дверь и поспешил к кровати.
    — Только не здесь! — замотала головой Тиффани, увидев искусное деревянное кружево и элегантные спинки кровати. Она крепко ухватилась за шею Криса и спрятала лицо в его загорелое плечо. Только бы подавить эти старые видения! — Крис, умоляю, только не здесь!
    — Но почему? — Он не вникал в то, что та говорила, а только целовал ее. — Ммм… какая же у тебя нежная, прохладная, какая дивная кожа! — Крис положил ее на кровать, а сам сел рядом. Он казался таким сильным и мощным в сравнении с худенькой женской фигуркой. — Как раз то, что нам сейчас нужно для задуманного!
    — Крис, пожалуйста! Умоляю тебя!
    — Умоляешь? — От желания голос его совсем охрип. Он никак не мог вникнуть в прозвучавшие слова и продолжал целовать девушку, лаская обнаженную грудь. Руки его опустились ниже, застыли на пояске шортиков и проскользнули под них…
    А Тиффани не сводила глаз с висящего над кроватью шелкового кремового полога. Ее всю сжигало желание. На пляже было великолепно, так же будет и где угодно, но только не здесь, не в этой комнате. Здесь все так похоже на прошлое, эта резная кровать на громоздких вычурных ножках слишком напоминает ненавистное ложе ее супружеской жизни. На мгновение она почувствовала, что все вокруг наполнено Джозефом. Его вещи, его руки, грубые, злые, его требовательное тело.
    — Нет! — как безумная закричала Тиффани. Она изо всех сил ударила в бок Криса и оттолкнула его голову. — Уйди! Не прикасайся ко мне!
    Крис взглянул в побледневшее, искривленное ненавистью лицо. Его черные глаза выразили изумление и полное непонимание происходящего. Он повернулся и отодвинулся от девушки. Не произнося ни слова, следил, как она выбралась из постели и, беззвучно рыдая, бросилась из комнаты.
    В коридоре Тиффани прислонилась к стене и попыталась унять дрожь. Она ощущала пристальный взгляд Криса, который стоял в дверях. Дыхание все еще не восстановилось. Прошло какое-то мгновение, а она уже и поверить не могла, что только что вела себя столь агрессивно. На виске любимого мужчины красная царапина — след от ее ногтя.
    — Извини, я совсем не хотела тебя ударить.
    — Неужели?
    Тиффани зажмурилась и несколько раз тряхнула головой. Как же она ненавидит этот ужасный, холодный его взгляд!
    — Совсем не хотела!
    — Чего же тогда ты хотела?
    Что тут ответить? Разве он поверит, если просто сказать, что она неизвестно почему потеряла всякое ощущение действительности, что в тот короткий миг перенеслась в свое прошлое, когда муж ночь за ночью грубо затаскивал ее в постель, чуть ли не насиловал? Тиффани вся внутренне сжалась от нахлынувшего на нее ощущения унижения.
    — Я… я просто себя неуютно чувствую в кровати на таких четырех ножках. Больше ничего, — нерешительно прозвучал невразумительный ответ. А тот, кому ответ предназначался, смеялся ей в лицо.
    — Вот это да! Это что-то новенькое! И ты думаешь, что я могу поверить в это детское объяснение? Ты спала в этой самой проклятой кровати и никаких жалоб на эти чертовы ножки! Или ты забыла?
    — Не забыла. Разумеется, я все помню. — Она неуверенно провела рукой по лбу. Как ей хотелось, чтобы сейчас Крис ее приласкал, сжал в объятиях! А вместо этого, стоя от нее неподалеку, он смотрит такими холодными глазами… — Но в тот раз… ну, тогда я была больна… все было по-другому.
    — Ты хочешь сказать, я не навязывал тебе себя?
    — О, не надо так! — прошептала девушка, поднимая на Криса полные слез глаза.
    — Ты хочешь сказать, все запуталось? — коротко спросил тот. — Именно это я чувствую в данный момент! Я полагал, мы с этим уже покончили! Ты же вырывалась так, словно я тебя насиловал! — зло выговорил Крис. — На твоем лице было такое отвращение ко мне, такой страх! Как же, черт возьми, я должен себя вести? А главное, что, по-твоему, я должен после всего случившегося чувствовать?
    — Я знаю, ты считаешь, что я… я — сумасшедшая. Но это не так. Трудно объяснить… Может быть, когда-нибудь потом… Сейчас не могу.
    — Не можешь или не хочешь? — Судя по всему, он не собирался облегчить ее положение. — Ну же, Тиффани! Первое или второе?
    — Я не знаю. Наверное, и то, и другое.
    — Что-то ты не очень в этом уверена!
    — Раз так — значит, не хочу! — отрезала девушка. — Теперь ясно? Ничего не скажу!
    — Ведь ты уже обо всем жалеешь, я же вижу!
    — О чем? — еле слышно прозвучал вопрос.
    — О том, что мы были близки! А о чем же еще, черт побери! — взорвался он.
    Вопрос, над которым стоит поразмыслить. Не будь сегодня днем между ними близости, она в этот момент, естественно, не стояла бы здесь, терзаемая страданиями. Ей не пришлось бы терпеть этот злой взгляд, который разрывает сердце и кружит голову до тошноты. Но разве можно пожалеть о прекрасном времени на пляже? О, нет! Как можно? До того дивного часа она чувствовала себя мертвой, опустошенной.
    В своей прежней жизни день за днем она испытывала только отрицательные эмоции, защищая себя от реального мира, потому что не хватало сил перебороть старые воспоминания… И тут явился Крис. Он для нее единственный. Он вернул ее к жизни, помог ей осознать себя как личность. Он дал ей понять, что она красива и достойна любви. Ну разве не удивительно это ощущение раскрепощенности? Разве не страшно, ощутив любовь, предчувствовать горечь ее утраты? Нет, она будет бороться, и, если есть хоть малейший шанс, может быть, у нее хватит сил отстоять свою любовь.
    — Ладно! Тебе вовсе не надо мне отвечать! — В Крисе клокотала злая энергия. — Я достаточно хорошо могу все прочесть по твоему лицу.
    — Нет, сейчас ты читаешь не то, — тревожно прошептала Тиффани. — Ведь ты же не думаешь, что то… то, что мы вместе с тобой делали на пляже…
    — Делали? — вскинулся Крис. — Господи! Да ты даже и выразить это как следует не можешь! — Он отпрянул от нее и в полном отчаянии запустил большую ладонь в свою шевелюру. — Мы с тобой любили друг друга, Тиффани. Ну а если несколько снизить пафос, можно сказать так: занимались любовью. Что нисколько не умаляет смысл слова «любить». И мы почти что готовы были заняться этим сейчас!
    — Но я же предупредила тебя, что только не там! — Голос ее выдавал полное отчаяние. — Я тебе сказала! Но ты не стал слушать. Ты ничего не замечал! Я попыталась рассказать тебе про эту чудовищную кровать…
    — Ты и впрямь решила, что я хотел тебя изнасиловать? Пора бы тебе усвоить, что некоторые мужчины не в состоянии включать и выключать свои чувства по заказу, как водопроводный кран! — Взгляд не скрывал жестокой иронии. — Минуту назад тебе так же хотелось меня, как мне тебя. Что, я говорю излишне прямо? Но так честнее! Ясно одно, тебе не очень нравится избитое выражение «заниматься любовью»! Вот «кровать», «постель» — другое дело. Что-то или ты, или я путаем. Тянуть в постель, то бишь в кровать, — одно, заниматься сексом — другое… Слушай, объясни-ка мне, как ты трактуешь разницу между этими близкими по смыслу и разными по содержанию понятиями?
    — Есть… есть разница.
    — Ладно! Ну вот ты мне ее и объясни! — настаивал Крис. — Ну же! Я тебя слушаю.
    — Не могу я этого сказать! Не хочу!
    Видя его ярость, Тиффани тотчас же подумала, что, наверное, такой день, когда она сможет ему все рассказать, не наступит никогда. Еще неизвестно, как бы он отреагировал, узнав правду? Что почувствует по отношению к ней. Жалость? Отвращение? Презрение? Лучше сразу убить в себе все чувства к нему, пока не поздно. Кроме головной боли и страданий, они ей ничего не принесут. Так зачем же длить эти муки?
    — В любом случае, — заявила она, — я вижу по твоему лицу, что ничего хорошего у нас не получится! Ты сердишься на меня за то, что я ущемила твое мужское самолюбие. Ты считал, что уж после пляжа все пойдет само собой, гладко и ладно… Что делать, если сейчас не получилось? Вот так вот все у меня…
    Собеседник был явно озадачен этой прерывистой тирадой.
    — Как у тебя язык поворачивается говорить подобное?
    — О, нечего на меня так смотреть! — выдохнула Тиффани. — Ты думаешь, я — просто идиотка, заклинившаяся на своей невинности? Как ты понимаешь, о невинности разговор запоздал. Но я не могу отрешиться от мыслей о низменности мужских помыслов и желаний.
    О, это неумирающее наследие Джозефа! Век теперь доживать с кошмаром в душе. Ее-то вины ни в чем не было; что с нее тогда было взять, с девчонки, не посвященной в грязные подробности жизни? Она боялась мужа… трепетала от ужаса перед ним. Наверное, ей следовало уйти от Джозефа гораздо раньше. Надо было разорвать их отношения после первой же брачной ночи. Но ей даже посоветоваться было не с кем… И куда бы она пошла?..
    Слабые оправдания! Это ей самой ясно. Почему же Крису того же не понять? А правда состояла в том, что она ни в коем случае не должна была позволять Джозефу так себя с нею вести.
    — Все ясно! — Тиффани открыла глаза и увидела мрачное, нахмуренное лицо Криса. Выражение холодное, отчужденное. — Похоже, я переоценил ситуацию. Я думал, мы уже достигли такого этапа, когда ты мне могла бы хоть чуточку доверять. Очевидно, я ошибся.
    — Наверное, мы оба ошиблись! — Боль отразилась в глазах девушки.
    — Ты абсолютно права! Помнится, ты настаивала на самостоятельности. Что ж! Теперь моя очередь настаивать на том же. Я подвезу тебя до дома, если хочешь…
    — Не надо! — Гордость придала ее голосу силы, но следовало заставить себя быть хотя бы вежливой. — Не стоит, спасибо. Я пойду пешком.
    — Прекрасно!
    Равнодушие Криса ранило, усугубляло ее душевную боль. Ей так хотелось рассказать, что происходит на самом деле. Поведать ему о своей любви…
    — Тиффани!.. — Она резко повернулась и посмотрела на властный профиль любимого человека. Сердце отчаянно стучало. — Нет, ничего! Забудем об этом, — изрек Крис, закрывая дверь. — Забудем!

    Время тянулось медленно. О Боже, ужасно медленно! День казался целой неделей, а неделя — месяцем. Она многое успела передумать. Однажды даже решилась упаковаться на скорую руку и уехать отсюда насовсем. В конце концов, разве богатый и щедрый Джозеф не оставил ей все свое состояние? С деньгами все в порядке. Жить так, как она живет сейчас, нет никакой необходимости. Но при одной мысли, что она уже никогда больше не увидит Криса, ей становилось плохо… Да это просто вынести невозможно! Пока она здесь, близко от него, у нее остается шанс встретиться с ним и хоть какая-то, пусть маленькая, надежда на примирение. Совершенно ясно, что он-то ничего подобного не чувствовал…
    Тиффани возвращалась на грузовичке после поездки в город и вдруг увидела на заборе дома Кристофера Уолленджера объявление: «Продается». Ей показалось, что ее сильно стукнули, так велико было потрясение.
    Она остановила машину и все смотрела и смотрела на красные буквы. Ощущение огромного несчастья все нарастало, будто волна тошноты. Значит, уезжает? Боже! Сделай так, чтобы он не уехал! Умоляю тебя, Господи! Мысли неслись в ее голове со скоростью ста миль в час. Если он уедет, как же ей жить дальше! Он должен быть рядом!
    Тиффани выключила мотор и вылезла из грузовичка. Сердце рвалось наружу, когда она сделала первые несколько шагов в сторону тяжелой парадной двери. Его машина стояла во дворе — значит дома. Впрочем, мог уйти и пешком…
    Девушка собрала всю свою смелость, чтобы приподнять большое железное кольцо, как вдруг дверь сама распахнулась, и на пороге появился Крис. Он, как всегда, великолепно выглядел в безупречном темно-сером костюме, рубашке в тонкую серую полоску с шелковым галстуком цвета красного бургундского вина. Вне сомнения, хозяин намеревался куда-то ехать по делам. Сейчас поедет подписывать купчую у своего маклера и все! Возможно, он уже приобрел другой дом.
    — Привет!
    От его спокойного голоса Тиффани вспыхнула, руки и ноги ее вдруг стали ватными.
    — Вы уезжаете? — слова сами собой сорвались с губ.
    Крис взглянул на красное объявление, повешенное на ограде.
    — Вроде бы да.
    — Скоро?
    Темные брови приподнялись.
    — Кто знает? На рынке недвижимости все так неопределенно.
    — Я… я думала, вам здесь нравится, — прошептала она. — Я хочу сказать, что очень удивилась — ведь вам пришлось потратить столько денег, чтобы привести этот дом в порядок… и вдруг так быстро вы его продаете…
    — Я получу вложенные в ремонт деньги обратно — это учтено в новой цене, — лаконично сообщил мистер Уолленджер. — Не беспокойтесь, милая леди, — мягко произнес он. — Я ведь прекрасный бизнесмен. Я все предусмотрел и наверняка ни фунта не потеряю.
    Ах, как он холоден, как далек от нее, такой сдержанный, Кристофер Уолленджер! Девушка вздохнула и облизнула внезапно пересохшие губы. Ей хотелось сказать ему тысячу разных слов. Но почему-то слова и мысли логично не связывались в ее мозгу. Сколько раз она прокручивала в сознании все, что между ними было. А сейчас, когда вот он, реальный, перед ней, онемела и ничего не может сказать.
    — Крис, мне бы очень хотелось поговорить о…
    — Ты готов? — Голос Кэй на секунду опередил ее появление. Потрясающее впечатление от дико взъерошенных черных волос, роскошных одежд и дорогих духов!
    — А, это вы! — Кэй пренебрежительно взглянула на Тиффани, а затем жестом собственницы взяла Криса под руку. — Мы как раз собираемся уезжать… Так что если вы хотите нам что-нибудь продать… или…
    — Прекрати, Кэй! — резко оборвал ее Крис. — Мисс Моултон случайно проезжала мимо и увидела объявление, вот и все.
    Кроваво-красный рот Кэй растянулся в злой улыбке.
    — Вы, часом, не хотите купить этот дом? — спросила она, не скрывая насмешки. — Но в таком случае, как я могу себе представить, это было бы весьма серьезным ударом по вашему благосостоянию! Тем не менее, вы можете продавать на рынке свои продукты, или, не знаю уж, что там еще вы делаете. Ничего, конечно, нельзя заранее сказать, но, кто знает, может быть, поднакопите деньжат и в один прекрасный день вам это удастся!
    Кристофер отвел в сторону руку спутницы.
    — Подожди меня в машине, Кэй, хорошо? Я приду через минуту.
    Та нахмурилась.
    — Мы опоздаем на скачки…
    — Не опоздаем! Иди же! У тебя на зубах помада, — небрежно заметил он. — Займись-ка лучше этим.
    Крис подождал, пока не утих стук высоких каблуков Кэй, а потом взглянул на Тиффани.
    — О чем вы хотите поговорить?
    — Ни о чем… Это неважно. — Горло сжал спазм тошноты. Напряжение было просто невыносимым. Вот и опять она оказалась в идиотском положении.
    — По-видимому, напротив, это очень важно. — Не успела девушка отвернуться, как Крис сжал ее руку. — Похоже, очень и очень важно.
    — Я… мне было любопытно узнать про это объявление, — неуверенно вымолвила Тиффани. — Отпустите мою руку, будьте любезны!
    — Кэй появилась в самый неподходящий момент, верно? — мрачно спросил Крис. — Мне очень жаль!
    — О, конечно! Нисколько в этом не сомневаюсь! — Улыбка далась трудно. — Как вы могли! — Тиффани не скрывала отвращения.
    — Мог что? — Глаза Криса сверкнули.
    — Вы прекрасно знаете, о чем я говорю! — выдавила она. — И не пытайтесь мне внушать, что я неверно понимаю ситуацию. Все равно не поверю ни единому вашему слову!
    — А, полагаю, вас по-прежнему волнует, спал ли я с Кэй? И вы думаете, что спал. — Темные глаза зло сверкнули.
    — Я думаю, что вы спали с Кэй? За кого вы меня принимаете — за полную дуру? Я не думаю, я знаю!
    — Ну, уже хорошо, что вы способны допустить мысль, что кто-то может быть рядом со мной. Мысль интересная, но хотелось бы знать подробнее ваши соображения на сей счет, — с вызывающей улыбкой на одном дыхании произнес Крис.
    — Вы просто наглец! — вырвала у него свою руку Тиффани.
    Мужчина нервно передернул плечами.
    — Скажите обо мне что-то новенькое, чего я не знаю! Я такой, какой есть. И вам пора бы это знать.
    — Никогда не думала, что вы сможете так поступить… что вы уедете! — Тиффани почувствовала, что под холодным взглядом Криса она вот-вот расплачется. Совершенно ясно — он к ней равнодушен. Как же она была права, ни на что не надеясь, не веря ни в какой сказочно-счастливый конец их истории.
    Тиффани резко повернулась и бросилась к своему пикапу. Села, громко хлопнув дверцей, и на предельной скорости помчалась домой, почти не видя дороги из-за слез.
    Вечером того же дня Тиффани пришла в голову мысль купить этот злополучный дом. Откуда-то из темноты вдруг всплыли насмешливые слова Кэй. Вызов брошен — может быть, стоит ответить?
    Девушка ходила по комнате взад-вперед. Ах, как все отвратительно! Противно вспоминать все случившееся днем. Ее воображение рисовало картину: эта парочка на вычурной кровати. Мука непереносимая!
    Она оглядела свое убогое жилище. Ясно, что еще один этап ее жизни себя изжил. Здесь ей было хорошо. Здесь она пыталась сохранить свое здравомыслие. Но внезапно ею овладела клаустрофобия, словно стены домика вдруг как-то сузились, став невыносимо тесными.
    Настало время перемен! Не кардинальных, нет. Ей не нужна полная метаморфоза: кур и коз она обязательно оставит, будет, как и раньше, жить достаточно скромно. Но ведь она — молодая, а жизнь проходит мимо, и все ее большие деньги лежат в банке. Тиффани раздала на благотворительные цели сотни тысяч. И все равно в банке осталась уйма денег, месяц за месяцем приносящих немалые проценты. Может быть, будет лучше всего, если она избавится от всех накоплений разом? Ей уже не раз хотелось поступить именно так. Но Тиффани — обыкновенное человеческое создание, и сама мысль о нищете, настоящей бедности, пугала ее, как и любого другого.
    Да. Решение верное. Это хороший способ использовать наследство Джозефа. Возможно, ей удастся найти полезное применение этому дому — может быть, дом отдыха для обездоленных детей? Конечно же! А почему бы и нет? При этой мысли лицо девушки просветлело. И тогда она сможет всю себя отдать нужному делу… и значит про все забыть…
    Что бы там ни случилось, но оставаться тут больше нельзя. И уж совсем глупо позволить себе рассуждать о том, что могло бы быть или не быть, если… Глубокий вздох сопроводил эту мысль. Кристофер Уолленджер ее не любит — надо смотреть правде в глаза, надо с этим смириться и жить дальше. Хоть сколько-то гордости у нее же осталось! Она покажет, что ее не сломили жизненные обстоятельства. И, в частности, обстоятельства, связанные с ним, мистером Уолленджером.
    Пришло время доказать, что больше у нее нет страха перед жизнью.

11

    — А это столовая. Выглядит очень мило. Прекрасные пропорции! Ремонт сделан превосходно, все продумано до мелочей. Два ряда французских окон выходят на заново переделанную террасу. Взгляните на этот вид! Великолепно, верно?
    Лысый низенький человечек весь лучился. Он повернулся, ожидая от Тиффани восторженной реакции. Под высоченными потолками нависла тишина. Девушка поспешила улыбнуться. Агент по недвижимости не умолкал ни на минуту с того самого момента, как они вышли из его машины и добрались до входной двери. Он просто из кожи вон лез, но, наверное, так оно и должно быть. Ведь хозяин запросил за дом почти полмиллиона фунтов и посредническая фирма получит немалый процент.
    Тиффани испытывала какое-то странное чувство — уж не знак ли судьбы в том, что ее водят по дому Кристофера. Правда, никак не думала, что настроение у нее будет такое подавленное. Разумеется, Крис отсутствует, о чем была специальная договоренность. Тиффани несколько раз настойчиво просила агента, чтобы при осмотре дома хозяина не было. Имя возможного покупателя держалось в тайне. Покупательница лишь показала лысому посреднику, умелому и ловкому, необходимые банковские подтверждения своих финансовых возможностей. Счет оказался настолько впечатляющим, что теперь с ней обращались, как с очень важной персоной. Тиффани так и задумала свой план, который сейчас воплощался почти с военной точностью — пусть хоть это произведет на владельца дома должное впечатление.
    Тиффани взглянула на себя в огромное, богато украшенное зеркало, висевшее над камином, сделанным в стиле восемнадцатого века. Чтобы произвести должное впечатление, девушке пришлось изменить свой имидж. Иначе нельзя — дело предстоит серьезное. Впервые за долгие месяцы мисс Моултон оделась так, чтобы подчеркнуть качество своего наряда, его особый высокий стиль и шик. Ну что ж, пожалуй, неплохо: кремовый льняной костюм, бежевые кожаные сандалии, под стать и все аксессуары. Все выглядело, казалось бы, просто, но выдавало хороший вкус: неброские золотые серьги и большой браслет вокруг тонкого запястья. Тиффани потратила уйму времени на то, чтобы красиво уложить свои солнечно-медовые локоны, которые теперь обрамляли ее милое лицо. Она даже не пожалела усилий и искусно подчеркнула свои чисто английские черты, воспользовавшись приглушенными тенями для век и подкрасив губы светлой помадой.
    — Не сомневаюсь, мисс Моултон, вы, конечно же, со мной согласитесь, что покупка этого дома — прекрасная сделка! — Агент по недвижимости снова оседлал своего конька. — Не так уж часто на рынок попадает собственность такого калибра. И цена вполне приемлемая. Владелец дома выразил желание его поскорее продать. Хочет все оформить до отъезда в Канаду.
    — В Канаду? — как от удара вздрогнула Тиффани. Она в этот момент смотрела сквозь французские окна на террасу. Девушка резко повернулась, ее огромные зеленые глаза в изумлении впились в лысого человечка. — Вы сказали — в Канаду?
    — Именно так! — Тот забавно сложил свои толстенькие, короткие ручки. — Говорят, Канада — очень красивая страна. Хотя даже и там вряд ли можно встретить такую чудесную природу, как здесь. Вы только посмотрите, мисс Моултон! Вы когда-нибудь видели такое великолепие?
    Мисс Моултон последовала его призыву и взглянула за окно. Летний день был на редкость хорош. А уж насчет пейзажа пусть лысый не беспокоится. Знакомый пейзаж. Что уж говорить — здесь действительно прекрасно. Хотя в Канаде… О, неужели Крис и в самом деле думает отсюда уехать? Не из графства, а из Англии вообще? Уедет на другой конец света… Неужели он до такой степени ее, Тиффани, ненавидит?
    Девушку охватило отчаяние. Впрочем, не надо впадать в панику, попытаемся рассуждать логично. С какой стати великолепный мистер Уолленджер продает дом и уезжает именно из-за нее? Прямо-таки бежит в Канаду. Ерунда, конечно, но все равно горько думать обо всем этом. И вдруг ей вспомнился один из разговоров с Крисом. Ведь у него там, в Канаде, живет сестра! Наверное, он собирается ее навестить?
    — Вы не знаете, владелец этого дома… останется в Канаде? — Тиффани приложила все силы, чтобы голос ее был лишен каких бы то ни было эмоций. — Я имею в виду насовсем?
    — Насколько мне известно, да, — весело ответил коротышка. — Мистер Уолленджер действительно что-то говорил о своей новой жизни или о чем-то в этом роде. Так, может быть, пройдем в заднюю часть дома? И вы еще не видели комнаты наверху. Там девять спален, три из них со всеми удобствами. В большинстве этих комнат отделочные работы еще идут, перепланированы они преотлично. Мисс Моултон? — Поток слов вдруг оборвался. Сквозь туман слез Тиффани увидела, что агент по недвижимости онемел от изумления. — Вы хотите посмотреть остальную часть дома?
    — Нет, не хочу. — Девушка проглотила комок слез и глубоко вздохнула, чтобы успокоиться. — Не стоит, мистер… мистер Кинг. Все, что мне хотелось увидеть, я уже увидела. Я хочу купить этот дом, и цена меня вполне устраивает.
    Коротышка нахмурился.
    — Но ведь вы не все осмотрели! Не сомневаюсь, вам бы стоило взглянуть на…
    — Не надо! — оборвала его Тиффани гораздо резче, чем хотелось. Ей пришлось напрячься, чтобы на сей раз голос звучал мягче и чтобы в нем отразилась хоть доля удовлетворения. — Это и в самом деле именно такое место, которое я ищу уже давно, уверяю вас. — Ничего не видя, она взглянула на свои часики, разыгрывая роль занятой деловой дамы. — Извините, но у меня сегодня очень жесткий график…
    — Конечно! Конечно! Я понимаю, мисс Моултон. Извините меня, ради Бога! — Улыбаясь во весь рот, коротышка подождал, пока Тиффани вновь приблизится к французским окнам. — Ну, владелец дома будет несказанно рад! — Агент по недвижимости просто сиял. — Я ему обещал, что наша фирма сумеет продать его дом достаточно быстро. А сделки быстрее, чем ваша, просто и быть не может, верно? Как я понимаю, у вас своей недвижимости на продажу нет, мисс Моултон, и вам хочется поскорее переехать сюда, верно?
    — Что? — нахмурилась Тиффани, заставляя себя сосредоточиться на словах собеседника. — О, да, да! Я сразу расплачусь. — Она откинула со лба прядь волос. Как хорошо, что здесь, внутри здания, так прохладно! — Ведь на все формальности много времени не надо, я думаю?
    — Конечно нет! Если все пройдет гладко, вы смогли бы въехать сюда уже в конце следующего месяца.
    Так! Примерно шесть недель, и она уже будет жить здесь. Просто невероятно! Правильно ли она поступает? Тиффани все сделала так быстро, так импульсивно, реализуя свои планы как одержимая, что вопрос был не праздным. Может быть, ее замысел на самом деле не столь хорош, как кажется? — думала Тиффани, завязывая шарф.
    — А, мистер Уолленджер, вы вернулись!
    Пальцы Тиффани вцепились в шелк шарфа, накинутого на плечи.
    Крис? Здесь? Сейчас? Сердце бешено заколотилось при мысли, что сейчас они встретятся лицом к лицу. Раздались такие знакомые размеренные шаги.
    — Примите мои поздравления, мистер Уолленджер! У вашего дома есть покупатель! Как раз только что я говорил, что эта сделка — одна из самых быстрых, это — рекорд!
    Тиффани мгновенно скрылась за шкаф. На сей раз она обрадовалась, что мистер Кинг такой болтливый, поскольку благодаря этому у нее будет шанс незаметно убежать.
    — Неужели? — Голос Криса особой радости не отразил.
    — Да, да! Этот вид произвел на мисс Моултон такое впечатление, что она даже не…
    — Мисс Моултон?
    — Да, именно она! — Агент по недвижимости воспрянул духом, почувствовав внезапный интерес клиента. — Такая красивая молодая дама. Я вас сейчас ей представлю, хотите?
    Тиффани ринулась к французским окнам, которые оказались уже закрытыми, и резко повернула ручку. Она сейчас же исчезнет за живой изгородью и помчится по дороге, пока оба джентльмена придут в себя. Попозже позвонит агенту и попросит у него извинения. А сейчас самое важное, чтобы Крис ее не увидел. Ему совершенно не надо знать, кто именно покупает его дом.
    Но створки французских окон не поддавались. Тиффани бросилась к другой паре окон. Она тихо выругалась, потому что и эти тоже не желали открываться. Будьте вы прокляты, высокопрофессиональный мистер Кинг! На кой черт вы позакрывали все окна? Тиффани быстро оглядела комнату, чтобы найти другой выход. Она все время помнила, что Крис и агент сейчас всего лишь в двух шагах от нее, за дверью столовой.
    — Мисс Моултон, позвольте представить вам хозяина дома, мистера Уолленджера.
    Тиффани уже намеревалась спрятаться за длинными толстыми шторами, да где угодно, лишь бы избежать проницательных черных глаз мистера Уолленджера. Вместо этого она уставилась в окно как раз в тот момент, когда вошел Крис. Тиффани с упоением разглядывала открывающийся перед ней великолепный вид. Она молила Бога, чтобы сейчас что-нибудь случилось, только бы ей не пришлось выдерживать конфронтацию с человеком, который был для нее и навсегда останется первым и единственным любимым.
    Она не сразу повернулась к вошедшим. Агент прочистил горло и попробовал повторно осуществить свой замысел.
    — Мгм… Мисс Моултон! Совершенно неожиданно приехал хозяин дома. Надеюсь, вы не возражаете…
    — Тиффани? — Глаза Кристофера от удивления сузились.
    Тиффани шагнула вперед и ухватилась за спинку кресла. У Криса был совершенно ошарашенный вид и полные недоумения глаза. Она собралась с духом и взглянула ему в лицо.
    — Привет, Крис!
    Как всегда энергичен, быстр в движениях, прекрасно одет. В руке — ключи от машины и темные очки. Другая рука крепко сжимала пачку бумаг.
    — А! Да вы друг друга знаете! До чего же тесен мир!.. — начал агент.
    — Что вы здесь делаете? — Крис пристально смотрел на Тиффани. Она увидела, как его глаза мгновенно вобрали в себя всю ее фигуру, сшитый на заказ костюм. — Это что, какая-то глупая шутка?
    — Отнюдь не шутка!.. Почему это должно быть шуткой? — Голос у мисс Моултон звучал не так уверенно, как хотелось бы. Она попробовала придать себе вызывающий вид, но инстинктивно почувствовала, что это ей не удастся.
    — Потому что вы оказались здесь, у меня в доме, и в таком наряде! — принял вызов Крис.
    Не вовремя замолчавший красноречивый агент теперь вновь воодушевился. Его личико выражало смущение, однако он попытался выступить в роли примирителя.
    — Какие-то проблемы?
    — Не могли бы вы оставить нас одних? — вежливо попросил мистер Уолленджер. — Нам с мисс Моултон надо кое-что обсудить.
    — Не уходите! — Тиффани отвела взгляд от лица Криса и умоляюще уставилась на мистера Кинга. — Прошу вас!
    — Сейчас же убирайтесь из моего дома! — Крис даже не взглянул на агента. Слова прозвучали очень резко — ни один здравомыслящий человек не осмелился бы ослушаться.
    Тиффани проследила, как агент бочком ретировался, и услышала его нерешительные заверения, что он будет ждать в машине, если вдруг понадобится.
    — Вам не следовало так грубить, — смело сказала она, — он только исполнял свои обязанности!
    — Забудем о нем! Я хочу знать, что все это значит! — мрачно потребовал он. — Вы что, окончательно рехнулись?.. Или случилось еще что-нибудь?
    Тиффани глубоко вздохнула, и еще, и еще раз — ничего не помогало, волнение не отпускало ее.
    — Отчего бы мне, как вы выразились, рехнуться? — сухо спросила она.
    — О, абсолютно безо всяких причин! — прогремел Крис. — Зачем вы дурачили этого идиота, чтобы он и впрямь поверил, будто вы можете купить мой дом. И при этом разоделись так, словно только что сошли с обложки журнала мод!..
    — Значит, по-вашему, я сошла с ума? — резко оборвала его Тиффани.
    — А что же еще, черт побери, мне думать? — мрачно вопросил Крис. Качая головой, он разглядывал ее роскошный кремовый льняной костюм. — Только посмотрите на нее! Я не специалист, но даже мне понятно, что на такой наряд надо было потратить целое состояние.
    — Он вам так сильно не нравится? — Зачем она так спросила? Ну зачем?
    — Нравится? Да это не то слово. Вы просто великолепны! Но какое это имеет отношение к делу? Я желаю знать, зачем вам понадобилось бросать на ветер — сколько же? — четыреста, пятьсот фунтов на то…
    — Вас вовсе не должно касаться, сколько стоит мой наряд! — взорвалась Тиффани. — Мне необходимо было его купить — неужели, по-вашему, агент принял бы меня всерьез, если бы я предстала перед ним в поношенных джинсах и майке?
    Крис в полном недоумении качал головой.
    — Вы же влезли в долги! И ради чего? Только чтобы разыграть этот идиотский спектакль? Плевать я хотел на этого агента! Разве вам мало того, что сумасшедшей вас считаю я?
    — А вы уезжаете в Канаду, насколько мне известно? — спокойно произнесла девушка, уставившись в пол. — Почему?
    — А почему бы и нет? — равнодушно ответил Крис; было ясно — распространяться на эту тему он не собирается.
    — Но… это ведь так далеко. Вы едете навестить сестру? Да?
    — Конечно, я повидаюсь с ней. Но главная причина не в этом. — Тиффани подняла глаза в ожидании продолжения. — Я решил сменить континент, — сообщил Крис. — Отличный способ уединиться.
    — Понимаю.
    — Понимаете? — Глаза Криса впились в ее лицо. — Сомневаюсь!
    — Агент мне сказал, что вы надеетесь все оформить до вашего отъезда, — объяснила Тиффани. — Мне кажется, он даже не поверил своей удаче, когда услышал от меня, что я тоже надеюсь на быструю сделку.
    — Тиффани! Что вы несете? — Пачка бумаг безо всяких церемоний полетела на полированный обеденный стол из красного дерева, за нею вслед туда же были отправлены ключи и очки. Крис обошел стол и, схватив девушку за плечи, развернул ее лицом к свету. — Сейчас же перестаньте притворяться! Это бесполезно, разве вам не ясно?
    — Я нисколько не притворяюсь, — тихо, но очень четко произнесла Тиффани. Для нее было ужасно, что Крис находится так близко к ней и при этом ей не принадлежит и никогда принадлежать не будет.
    — Неужели вы искренне верите, что я хочу уехать в Канаду? — резко спросил он, тряся ее за плечи. — Неужели и правда вы этому верите?
    — Но ведь вы уезжаете, верно? — тихо возразила Тиффани. — Вы объявили, что этот дом продается.
    — Объявил! — Крис отпустил ее плечи и глубоко вздохнул. Глаза его были устремлены на море. — Да, объявил… — Теперь он смотрел на застывшее лицо девушки. — Я получил предложение одного канадского журнала написать несколько статей. Открылась совершенно неожиданная перспектива. Мне даже показалось, что это знак свыше. — Крис небрежно повел широкими плечами. — Предложение показалось мне достаточно серьезным знаком судьбы, чтобы его проигнорировать.
    — Что ж! Рада за вас! — резко оборвала его Тиффани, потому что у нее больше не было сил продолжать этот почти официальный разговор. — А сейчас простите меня. — Она развернулась и быстро направилась к двери столовой.
    — Тиффани! Да нельзя же так мчаться! — Крис опередил ее, преградив путь своей широкой, крепкой фигурой. Какой-то миг они молча смотрели друг на друга. Затем он с подчеркнутой резкостью произнес: — Я хочу знать, чего вы хотели добиться, придя сегодня сюда. Я действительно хочу понять, зачем вы устроили здесь эту бессмысленную встречу с агентом по недвижимости.
    Тиффани взглянула в его черные глаза и глубоко вздохнула.
    — Эта встреча вовсе не бессмысленна, Крис, — неуверенным тоном произнесла она. — И я отнюдь не сошла с ума. Я твердо решила купить ваш дом. Кроме того… — Тиффани постаралась говорить как можно мягче. — Кроме того, кто-нибудь другой, если бы его купил, может переделать этот милый старый каземат в отель или еще во что-нибудь. Этого я допустить не могла.
    — Нет, никто ничего здесь не переделает, — спокойно заявил Крис. — Это я оговорил в условиях сделки как самое главное: никакого бизнеса в этих стенах, никаких отелей. Странно, что столь высокопрофессиональный мистер Кинг этого вам не сказал. У меня даже добавлен специальный абзац, где оговаривается ваше полное право на пользование пляжем.
    — Да? — Тиффани не скрывала своего удивления. Она покачала головой. — Вы проявили большую щедрость. Только я не понимаю почему?
    Теперь головой покачал Крис. На его губах появилась мягкая улыбка, от которой сердце девушки замерло.
    — Вы же любите этот пляж. Я не мог лишить вас этого памятного места.
    Тиффани нахмурилась. Ей так хотелось сказать ему, что у нее на душе. Тяжелое бремя самозапрета говорить о своей любви становилось невыносимым.
    — Ну так расскажите же мне, — продолжал Крис, когда затянувшаяся пауза грозила перерасти в давящее обоих напряжение, — где вы собираетесь достать полмиллиона фунтов? Может быть, в свободное от работы время вы грабите банки?
    — Давайте без шуток! — Тиффани от отчаяния закрыла глаза. — Есть… есть такие обстоятельства… — заговорила она заметно дрожащим голосом, — про которые я вам не говорила, Крис…
    Черные брови мужчины сошлись на переносице.
    — Например?
    Тиффани сжала губы, чтобы унять их дрожь, а затем несколько раз вздохнула в нерешительности, прежде чем начать:
    — Я… я была замужем. Мой муж умер. От сердечного приступа. Он все оставил мне. — Теперь уже смелее можно посмотреть на собеседника. Никакой реакции. Никакого даже намека на то, как он воспринял эту неожиданную информацию. Тиффани нервно прокашлялась и заставила себя продолжить: — После его смерти я раздала уйму денег, но даже при этом я все равно очень богата… слишком богата…
    Наступившее молчание длилось долго. Да слушал ли он ее! Слушал. И слышал.
    — Понятно. — Теперь глаза его не мигая смотрели на Тиффани. — И как же давно был заключен ваш счастливый брачный союз?
    — Почти два года назад.
    — А как давно умер ваш муж?
    — Крис, прошу вас!
    — Так как давно он умер?
    — Какое это имеет значение?
    — И вы его любили?
    Девушка нервно провела рукой по лбу.
    — Когда-то… я не знаю… мне казалось, что любила. Но потом…
    — От меня ждут обычных для подобных обстоятельств слов соболезнования?
    Тиффани облизала пересохшие губы и чуть качнула головой:
    — Нет! Ничего мне от вас не надо! Если быть честной…
    — Честной? — Губы Криса ехидно скривились. — Вы уверены, что понимаете смысл этого слова? — Он прислонился к двери и свирепо запустил пятерню в свою черную шевелюру. — Я этому не верю! Тогда зачем понадобилась вам эта убогая хижина? Зачем вы притворялись такой бедной? Зачем нужно было лгать?
    Трудно выносить такой взгляд. Она отвернулась. В тот же миг ее подбородок оказался во власти крепких, настойчивых пальцев, повернувших ее лицо.
    — Говорите же!
    — Я никогда вам не лгала! — беспомощно защищалась Тиффани. — Никогда!
    — Ну, естественно, от вас ко мне поступали только драгоценные крупицы правды! И я попался на эту удочку, весь, без остатка, верно? Это я-то! — Он хрипло рассмеялся. — Я, твердый орешек, который преисполнен гордости и самоуверенности. Я настоящий идиот, который питал иллюзию, что когда-нибудь вдруг удастся обрести подлинное счастье с девушкой — чистой, скромной, не похожей на всех других! — Крис сожалеюще взглянул на Тиффани. — Что ж, это и впрямь не похоже на все остальное. Но только это совсем, совсем не то, о чем мечталось! — Он покачал головой и резко выдохнул. — Совершенно не то!
    — Крис? Что вы такое говорите?
    — Я говорю, что я — идиот, вот что! В вашем поведении было нечто такое, что навсегда оставалось для меня загадкой. Ладно, я с этим смирился. Тем не менее, при всем моем удивлении, при всей этой путанице я пытался найти утешение в том, что вы чисты, ни в чем не лжете, что вы живете по своим собственным принципам, отличным от принципов, которыми руководствуются простые смертные. Возможно, я и не понимал того, что происходит в вашей хорошенькой головке. Чаще не понимал, чем понимал. Но я ценил в вас именно честность и чистоту! Ха! — зло рассмеялся он. — Чертовски глупо, правда? Теперь-то, разумеется, все становится на свои места: вы вели себя как улитка, чуть что и не ухватишь — спряталась в свою раковину. Ваш ветхий домишко и был той раковиной, где вы прятались от мира, от жизни, от меня и от наших с вами отношений. Бог ты мой! До чего, наверно, увлекательной казалась вам подобная игра! Несколько недель вы притворялись нищенкой, чтобы покрепче зацепить меня! Нищая маленькая богачка! Богатенькая вдовушка Тиффани!
    — Крис! Все было совсем не так! — взмолилась девушка. Его ярость сковывала мысли. — Я и не пыталась вас обманывать. Эта хижина — действительно моя единственная обитель.
    — Ах так! Ну тогда не смогли бы вы мне сказать — почему? В чем же заключается смысл всей этой шарады? — поинтересовался он. — Никак не пойму, зачем это было нужно!
    — Да какая теперь разница? — тихо спросила Тиффани. — Разве от этого вы станете на меня меньше сердиться?
    — Скорее всего, не стану. Но я всю жизнь был ярый приверженец того, чтобы во всех обстоятельствах сходились концы с концами. Придется выслушать ваши объяснения, если только они у вас есть!
    — Не надо на меня так смотреть! — взмолилась Тиффани. — Вы стоите тут… с таким видом… у вас такое лицо… и взгляд такой, будто…
    — Будто что?
    — Будто вы меня просто ненавидите? — Тиффани бросилась назад в комнату.
    — Ненавижу? — в полном недоумении переспросил Крис. — Неужели вы действительно думаете, что меня бы все это так задевало, если бы я вас ненавидел?
    — Не знаю! — рыдала Тиффани. — Я знаю только одно — больше я этого не вынесу! Почти всю свою жизнь я существовала в эмоциональном вакууме. — Она провела рукой по мокрым от слез щекам. — Честно говоря, я от вас и не жду понимания. Но я должна сказать вам все, тогда, может, что-нибудь вам и объяснит мое поведение и вы поймете, что я чувствую!
    — Тиффани…
    — Нет, выслушайте наконец меня, Кристофер Уолленджер! Позвольте мне сказать, а потом можете навсегда все забыть! — Спотыкаясь, она дошла до стула и, опустившись на него, закрыла лицо руками, пытаясь хоть как-то привести свои мысли в порядок. — Я вышла замуж в восемнадцать лет. — Тиффани прижала ладони к щекам и изо всех сил постаралась, чтобы голос ее звучал как можно спокойнее. — Муж был намного старше меня. А я была слишком юной, по своим эмоциям, своему развитию — физическому и нравственному — менее опытной, чем сверстницы. Мама… умерла, когда я была совсем маленькой. И меня передавали друг другу дальние родственники, близких не было. Никому из них я была не нужна, но не будем их за это винить… — Тиффани с трудом вздохнула. — Я встретила своего мужа совершенно случайно. Он любил верховую езду, а я… Понимаете, я в то время была членом бригады «Скорой помощи» при госпитале. А он упал с лошади и вывихнул запястье. — Она искоса взглянула на Криса. Лицо его было мрачным, скулы напряжены. — Все произошло с ураганной скоростью. Почему-то он счел меня привлекательной. Вознес меня до небес. Я чувствовала себя принцессой. До этого я никогда не встречала подобного к себе внимания. А он был такой обходительный, такой утонченный, умудренный жизнью и невероятно богатый. Прошла всего пара недель, и он предложил мне стать его женой.
    — Тиффани, для чего вы мне все это говорите? — Крис подошел к окну. — Мне чертовски не хочется ничего слышать. Кроме того, я вижу, как это больно для вас. Вы его любили… — Голос Криса чуть напрягся. — Вы все еще его любите… Скажите мне правду…
    — Нет! — Тиффани встала, резко отодвинув стул. — Не говорите так! Он был просто чудовищем! Жестокий, ненавистный мне человек! Он превратил мою жизнь в сплошное несчастье!
    — Что? — Крис подскочил к Тиффани. Теперь в глазах его не угадывалось ни холода, ни равнодушия.
    Тиффани собрала все свои силы, чтобы заговорить:
    — Он пил. Я даже не знала, каким же он был на самом деле… Когда мы встретились, я была невинной. Совершенно не ведала… ничего. Понимаете, мне все виделось в розовом свете… Жила в фантазиях и ждала сказки. И все вдребезги в первую же брачную ночь. Он был совершенно пьян, со мною обращался ужасно… — Тиффани перевела дух и продолжила: — Я тогда словно окаменела. Я молила Бога, чтобы все изменилось к лучшему, но день ото дня становилось только хуже. Он требовал от меня все большего, а сам делался грубее и грубее…
    — Он вас бил?
    Тиффани кивнула.
    — Как только мы поженились, он стал совершенно другим человеком. Я была его собственностью. Он покупал мне одежду, еду, красивые вещи. А за это я для него была не чем иным, как… официально разрешенной шлюхой…
    — Тиффани! — Не скрывая своего сочувствия, Крис смотрел, как страдальчески скривилось лицо девушки. — Больше ничего не говорите!
    — Предполагаю, что вызову у вас отвращение. — Она опустила голову. Пальцы конвульсивно теребили легкий шарф. — Да я и сама себе противна. Целых шесть месяцев я мирилась с его… его безобразиями. Я от него пряталась. Иногда винила себя, полагая, что сама виновата, что допустила подобное отношение к себе. Мне надо было бы сразу же от него уйти.
    — Так почему же… не ушли?
    — Этот вопрос я задавала себе неоднократно. Однажды попробовала уйти, но куда? Муж сразу же после нашей свадьбы запретил мне иметь какие-либо контакты с моими старыми друзьями. Даже найди я их, что бы я могла им сказать? Мне было так стыдно!
    — И никто ничего не знал?
    — Конечно нет! — покачала головой Тиффани. — Ведь в глазах всех мой муж был таким милым, просто очаровательным. Его обожали. Он имел большую власть, хорошую репутацию — он дружил с министрами и лордами. У меня не было ни малейшей возможности кому-либо доказать, как все обстояло на самом деле. Что бы значило мое слово?
    — А потом этот мерзавец умер?
    Тиффани взглянула в напряженное лицо Криса.
    — Умер. Завещания он не написал. А я, единственная наследница, получила все его состояние.
    — Вы раньше кому-нибудь про это рассказывали?
    — Никому… никогда. Я убежала от всех, от всего. Несколько недель я жила в разных гостиницах. И все время думала, что же мне теперь делать. Потом взяла и уехала из Лондона на побережье. Мне казалось, морской воздух мне поможет. Так и получилось.
    — И вы нашли эту хижину?
    — Именно так. Тогда она выглядела еще хуже, чем сейчас. Я выяснила, кому она принадлежит, и купила. Хозяин, местный фермер, сам почти позабыл про ее существование. Ну вот. Переехала и стала сама себя лечить…
    — И все шло прекрасно, пока не появился я и не вскрыл все ваши старые раны… — очень тихо сказал Крис.
    Тиффани кивнула.
    — Что-то в этом роде. Хотя… если говорить об излечении… Я думаю, это не совсем так. Единственное, чего мне удалось добиться, — я сумела вычеркнуть эти страницы из своей жизни. Я заставляла себя позабыть весь позор и всю свою злость, вместо того, чтобы отнестись к этому более серьезно… чтобы суметь это преодолеть.
    — Мне очень вас жалко. Очень, очень жалко. — От его слов у Тиффани дрогнуло сердце. Она растерянно посмотрела на Криса, направившегося к ней.
    — Крис… мне… мне надо, обязательно надо сказать вам еще кое-что… — Она глубоко вздохнула. Мужчина остановился. — Вы, вероятно, считаете, что я совсем подавлена в эмоциональном отношении. Возможно, по-вашему, я — неуравновешенная. Но это не совсем так. Теперь я снова чувствую себя живой, я заново обрела себя как личность. — Она нахмурилась. — Только благодаря вам, Крис! Сначала я никак не могла справиться со своими чувствами. А теперь могу. Я понимаю, что призналась во всем слишком поздно…
    — Теперь послушайте меня. — Не отрывая взгляда от Тиффани, Крис медленно приблизился к ней, взял ее руку и поднес к своим губам. — Я люблю вас, Тиффани. — Его сильные, загорелые пальцы нежно гладили ее лицо. — Вы мне нужны. Я хочу вас. Я люблю вас! — Голос его был глубоким, преисполненным чувством. Крис откинул с заплаканных глаз ее золотые локоны и поцеловал в мокрую щеку. — Ты такая хрупкая, Тиффани Моултон! Тебе так необходима любовь… Моя любовь! — Губы Криса опустились на ее дрожащие губы. — Я хочу всегда заботиться о тебе, — тихо проговорил он. — Никогда, никогда я не причиню тебе боли.
    — Ты… ты правда меня любишь? И тебя не задевает мое прошлое? — чуть слышно прошептала Тиффани.
    — Никакого прошлого нет. Есть только настоящее и будущее. — Кристофер привлек ее к себе. — Ну и идиотом же я был! Я пытался сломить твое сопротивление, пытался делать вид, что мне на все наплевать, а на самом-то деле мне было здорово обидно. Думаю, именно тогда я и понял, что влюбился с первой же нашей встречи… В тебе есть что-то особенное. И дело не только в физическом влечении, нет! Такое чувство посетило меня впервые в жизни. Я, человек, прошедший огонь и воду, растерялся. Я заметил, что все время допускаю ошибки, веду себя по-хамски, что больше собою не владею! И мне показалось, что единственное спасение — поскорее уехать. Я не знал, как заставить тебя полюбить такого нелепого, злого человека, как я.
    — Но ведь заставил! — сквозь слезы улыбнулась Тиффани. — Когда мы сблизились там на пляже… Я тогда это поняла, по-настоящему поняла. — Девушка задумалась. — Мы с тобой всегда испытывали друг к другу одинаковое чувство. Ты любил меня, а я — тебя.
    — Мы эту проклятую четырехногую кровать спалим! — заявил Крис.
    — Ни за что! — Тиффани провела кончиком пальца по твердым, чувственным мужским губам. — В этом нет нужды. Она очень красивая. Это наше ложе.
    Крис улыбнулся, привлек к себе стройное тело любимой и поцеловал ее. Потом взял на руки и медленно понес через холл вверх по лестнице, прямо в спальню. Его черные горящие глаза лучились.
    — Выйдешь за меня замуж, Тиффани Моултон? — хрипло спросил он. — Знаю, я тебя очень обидел, но…
    Тиффани высвободила руку и дотронулась до губ Кристофера, дав понять, что слова им уже не нужны.
    — Ты прав: прошлого больше нет! — мягко сказала она. — Есть только будущее.
    — Это значит, ты согласна? — нетерпеливо спросил Крис, прижимая девушку к себе.
    — О, любимый мой! Конечно, согласна! — Зеленые глаза Тиффани с любовью глядели на Криса. — Я знаю только одно — я не мыслю жизни без тебя. Когда я узнала, что ты уезжаешь в такую даль…
    — Шшш! Об этом даже и не думай! — Крис целовал ее со все разгорающейся страстью, потом прошел к кровати и осторожно положил любимую на богатое золотое покрывало.
    — Покажи мне, как сильно ты меня любишь, — прошептала Тиффани. — Прошу тебя, милый! Прямо здесь! Сейчас!
    Крис медленно снял с Тиффани одежду. Каждое его движение было нежной лаской; каждое прикосновение, каждый поцелуй передавали его любовь.
    Глаза Тиффани затуманились слезами, когда их тела слились воедино. Она больше не скрывала радости, не стеснялась слез. Что же их стесняться, они же не от боли, не от печали или обиды. Благостные слезы счастья.
    Тиффани улыбнулась в открытое загорелое лицо Криса, с наслаждением приняла его поцелуй и… И наконец-то поверила в волшебные сказки.
Top.Mail.Ru