Скачать fb2
Техника и вооружение 2002 08

Техника и вооружение 2002 08

Аннотация

    Научно-популярный журнал (согласно титульным данным). Историческое и военно-техническое обозрение.


Техника и вооружение 2002 08

    ®ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ вчера, сегодня, завтра
    Научно-популярный журнал Август 2002 г.
    Евгений Климович

«Шилка» — 40 лет в строю

    В 1962 г. на вооружение ПВО Сухопутных войск был принят всепогодный самоходный 23-мм артиллерийский зенитный комплекс (зенитная самоходная установка ЭСУ-23-4) "Шилка" (комплекс 2А6). ЗСУ "Шилка" предназначена для обеспечения противовоздушной обороны подразделений мотострелковых (танковых) полков в различных условиях боевой обстановки, в том числе на марше, в различное время года и суток, в любую погоду. "Шилка" поступила на замену буксируемых малокалиберных зенитных пушек и зенитных пулемётных установок. Головным разработчиком ЗСУ в целом было конструкторское бюро Мытищинского машиностроительного завода (главный конструктор Н. А. Астров).
    Историческая справка. Интересно отметить, что на завершающем этапе разработки ЗСУ "Шилка" над судьбой этого комплекса нависли тучи. Дело в том, что в марте 1961 г. успешно завершились государственные испытания зенитного ракетного комплекса С — 125 "Нева", разработанного конструкторским бюро № 1 (ныне научно-производственное объединение "Алмаз"). Этим конструкторским бюро была разработана первая отечественная зенитная ракетная система С-25 "Беркут". Разрабатываемый ЗРК С-125 предназначался для борьбы с низколетящими воздушными целями, летящими на высотах от 200 метров и выше на дальности до 10 км.
    Это послужило основанием для неоднозначных оценок необходимости завершения разработки зенитного артиллерийского комплекса (ЗСУ "Шилка"), также предназначенного для борьбы с низколетящими целями. В частности, в руководящих органах страны, определявших в то время перспективу развития отечественного вооружения, было подготовлено решение о прекращении разработки ЗСУ "Шилка". Когда это решение было показано генеральному конструктору ЗРК С-125 академику А.А.Расплетину, он написал на этом документе: ’’Категорически против. ЗСУ может выполнять задачи параллельно с ЗРК С-125". Работы по созданию ЗСУ "Шилка" продолжались, и в 1962 году она была принята на вооружение.
    С тех пор в течение многих лет ЗРК С- 125 и ЗСУ "Шилка" эксплуатируются в войсках, состоят на вооружении армий многих стран мира, неоднократно модернизировались. А почти через сорок лет их последние (по времени) модификации встретились на международном авиационно- космическом салонах (МАКС-99, МАКС- 2001), которые состоялись в августе 1999 и 2001 гг. в подмосковном городе Жуковском. Как известно, на подобных выставках представляются последние новинки военной техники. В 1999 г. на салоне была представлена модернизированная пусковая установка ЗРК С-125 ("Печора — 2") его мобильного варианта. ЗСУ "Шилка" (ЗСУ- 23-4М5) была дополнена ракетным вооружением, в качестве которого использовались переносные ЗРК. В августе 2001 г. на производственной площадке салона был представлен ЗРК С-125 "Печора-2" в полном составе. Экспонировалась также очередная модификация зенитной самоходной установки "Шилка М4",осуществлённая федеральным государственным предприятием "Ульяновский механический завод". Заключение академика А.А. Расплетина оказалось пророческим: ЗРК С-125, ЗСУ "Шилка" и их модификации почти сорок лет исправно несут воинскую службу.
    ЗСУ "Шилка" была первой в истории развития отечественного зенитного ствольного вооружения самоходной установкой, которая могла вести эффективную стрельбу по воздушным целям в движении. Это качество зенитной установки обеспечивалось наличием систем гиростабилизации по линии прицеливания и выстрела. Установка могла также вести стрельбу по наземным целям, в том числе и легкобронированным. Установка должна была заменить используемые в полках буксируемые малокалиберные зенитные пушки и зенитные пулемётные установки. В состав ЗСУ "Шилка" входят следующие элементы:
    • 23-мм счетверённая автоматическая зенитная пушка (АЗП -23-4) с боеприпасами;
    • радиоприборный комплекс (РПК);
    • электрогидравлические силовые следящие приводы;
    • дневные и ночные приборы наблюдения;
    • средства связи.

    Модернизованная ЗСУ-23-4В1

    ЗСУ «Шилка» (ЗСУ-2Э-4В1) обеспечивают ПВО подразделения танкового полка на учениях

    Все указанное оборудование ЗСУ "Шилка" размещено на гусеничном шасси высокой проходимости. Боевую работу зенитной установки во всех метеоусловиях обеспечивает радиоприборный комплекс, в состав которого входят: РЛС орудийной наводки, счётно-решающий прибор и визирное устройство. РЛС орудийной наводки обеспечивала обнаружение воздушной цели при круговом или секторном (в пределах 30–80 градусов) поиске по азимуту и одновременном поиске по углу места (в пределах 30 градусов), захват воздушной цели на автосопровождение и определение её текущих координат. РЛС орудийной наводки обеспечивает "захват" воздушной цели на автосопровождение на дальностях не менее 10 км при высоте полёта 2000 м и не менее 6 км при высоте полёта 50 м. Среднеквадратическая ошибка автосопровождения воздушной цели по дальности составляет 10 метров. По координатам воздушной цели, определённым РЛС орудийной наводки, счётно-решающий прибор вырабатывает упреждённые данные для наводки автоматических зенитных пушек в упреждённую точку. Автоматическая наводка пушек осуществляется с помощью силовых гидравлических приводов.
    ЗСУ -23 -4 обеспечивает поражение воздушных целей, летящих со скоростью до 450 м/с, в круговой зоне обстрела по дальности — до 2500 м, по высоте до 2000 м. Зенитный автомат АЗП — 23 — 4 обеспечивает темп стрельбы — 4000 выстрелов в минуту, боекомплект установки — 2000 выстрелов. ЭСУ-23-4 состояла на вооружении мотострелковых (танковых) полков. Она входила в состав зенитной ракетно-артиллерийской батареи, которая, в свою очередь, состояла из двух взводов: взвод зенитных ракетных комплексов (ЗРК) " Стрела-1 " и взвод ЗСУ "Шилка", а в последующем — в состав зенитной батареи (6 ЗСУ) зенитного дивизиона мсп (тп). Управление батареей осуществлялось начальником ПВО полка через автоматизированный пункт управления ПУ-12 (ПУ- 12М). Команды, распоряжения и данные целеуказания поступают на ЗСУ "Шилка" с помощью радиостанций, установленных на командном пункте и боевых машинах. ЗСУ "Шилка" может использоваться не только для прикрытия подразделений полка от ударов воздушного противника, действующего на малых и предельно малых высотах во всех видах боевых действий, но и для борьбы с наземным противником, в том числе с легко бронированными целями.
    Наиболее близким зарубежным аналогом ЗСУ "Шилка" в 60-е годы являлась американская 20-мм шестиствольная установка М163 ("Вулкан"). Установка состояла из 20-мм шестиствольной пушки "Вулкан" и аппаратуры управления огнём, размещённых на базе гусеничного бронетранспортёра М113А1. В систему управления огнём входили: гиростабилизированный прицел со счётно-решающим прибором, радиолокационный дальномер, прицельные устройства.
    ЗСУ "Шилка" находилась на вооружении армий стран Варшавского договора, стран Ближнего Востока, Африки, Азии. В боевых условиях "Шилка" применялась в локальных арабо-израильских войнах в 60-х годах, в октябре 1973 года, в апреле-мае 1974 г. В 1973 г. (7 октября) огнём одной установки "Шилка" были уничтожены два самолёта "Фантом".
    В сирийской армии батареи, вооружённые ЗСУ "Шилка", входили в состав зенитных дивизионов танковых дивизий и отдельных танковых бригад, а также использовались для прикрытия зенитных ракетных батарей ЗРК "Куб" ("Квадрат"). В ходе боевых действий при отражении налётов израильской авиации установки "Шилка" действовали автономно. Огонь по самолётам открывался с дальности 1500–2000 метров, как правило, при визуальном обнаружении воздушной цели. Необходимо, однако, отметить, что РЛС установок "Шилка" в боевых условиях практически не использовались в силу ряда причин. Во- первых, боевые действия в то время велись в основном на пересечённой местности, в том числе горной, где рельеф местности не позволял реализовать в полной мере возможности РЛС по дальности обнаружения воздушных целей (дальность прямой видимости была невелика). Во- вторых, сирийские боевые расчёты зенитных установок были недостаточно подготовлены к работе на сложной технике, и поэтому использованию РЛС они предпочитали более простое визуальное обнаружение воздушных целей. В-третьих, РЛС установок "Шилка" имют ограниченные поисковые возможности без предварительного целеуказания, которое в тех условиях отсутствовало. Тем не менее, несмотря на перечисленные ограничения, как показал опыт боевых действий, "Шилка" оказались достаточно эффективным средством, особенно для борьбы с внезапно появляющимися низколетящими воздушными целями. Боевая эффективность ЗСУ "Шилка" во время этих военных конфликтов составила 0,15 — 0,18 на одну установку. При этом на каждую сбитую воздушную цель было израсходовано от 3300 до 5700 снарядов. В течение октября 1973 г. из 98 самолётов, сбитых средствами ПВО Сирии (ЗРК "Квадрат", переносные ЗРК "Стрела- 2М", ЗСУ "Шилка"), на долю ЗСУ "Шилка" пришлось 11 сбитых целей. За апрель-май 1974 г. из 19 сбитых самолётов доля ЗСУ ’’Шилка" составила 5 самолётов. Кроме того "Шилка" показала себя высокоманевренным средством, обеспечивающим хорошую проходимость в условиях пустыни и горной местности. Установка надёжно работала в тяжёлых условиях жаркого климата северной Африки.
    ЗСУ ’’Шилка" широко применялась в боевых действиях в Афганистане. Однако здесь она использовалась не как зенитное средство, а как высокоэффективное оружие для поражения наземных целей. В этой связи необходимо отметить, что огонь зенитной установки "Шилка" помимо собственно боевого эффекта (огневое поражение объекта, в том числе бронированного) оказывал на противника ещё и сильное психологическое воздействие ("море огня", создаваемое стрельбой скорострельного зенитного автомата, зачастую вызывало панику у противника и приводило его ко временной потере боеспособности).
    После принятия ЗСУ 23-4 на вооружение ПВО Сухопутных войск этот комплекс прошёл несколько модернизаций. Первая модернизация осуществлялась в 1968–1969 гг., в результате этой модернизации были улучшены эксплуатационные и эргономические характеристики установки, улучшены условия обитания для расчёта, увеличен (с 300 до 450 часов) ресурс газотурбинного агрегата. Для наведения РЛС сопровождения на визуально обнаруженную воздушную цель в установку был введён командирский прибор наведения. Модернизированная зенитная установка получила наименование ЗСУ — 23 — 4В.
    Дальнейшая модернизация ЗСУ "Шилка" (1970–1971 гг.) осуществлялась в направлении усовершенствования счётно-решающего прибора и повышения надёжности работы радиоэлектронной аппаратуры. Был также увеличен ресурс газотурбинного агрегата с 450 до 600 часов. ЗСУ с этими усовершенствованиями получила наименование ЗСУ-2Э-4В1. Следующая модернизация установки, проведенная в 1971–1972 гг., обеспечила повышение живучести пушечных стволов (с 3000 до 4500 выстрелов), был также увеличен ресурс газотурбинного агрегата (с 600 до 900 часов). Установка получила название ЗСУ- 23-4М1. В 1977–1978 гг. ЗСУ "Шилка" была оснащена наземным радиозапросчиком "Лук" системы радиолокационного опознавания воздушных целей по признаку "свой-чужой". Эта модификация получила наименование ЗСУ — 23-4M3.
    Учёт опыта боевых действий в горной местности (Афганистан) был реализован при очередной модернизации в 1978–1979 гг. Эта модернизация была направлена на расширение боевых возможностей зенитной установки по борьбе с наземными целями в любых условиях ведения боевых действий.
    С этой целью из корпуса установки был удалён радиоприборный комплекс и связанная с ним аппаратура. За счёт этого был увеличен возимый боекомплект (с 2000 до 3000 выстрелов), а также введена аппаратура ночного видения, обеспечивающая возможность ведения стрельбы по наземным целям в ночных условиях. Эта модификация получила наименование ЭСУ-23-4М2.
    Многолетний опыт эксплуатации и боевого применения ЗСУ "Шилка" показал, что у неё имеются определённые недостатки:
    — малая зона эффективного обстрела воздушных целей;
    — недостаточное могущество снаряда для поражения новых типов целей;
    — пропуски воздушных целей необстрелянными из-за невозможности их своевременного обнаружения собственными средствами.

    30У-23-4М1 армии Ирака, 1991 г.

    ЗСУ-2Э-4В1 сирийской армии

    На основе обобщения опыта эксплуатации и боевого применения ЗСУ "Шилка" были сделаны выводы, что новый зенитный комплекс этого класса должен быть максимально автономным, обеспечивать самостоятельное обнаружение низколетящих целей с помощью собственных средств обнаружения, иметь более дальнобойные средства поражения самолётов и вертолётов. С целью расширения зоны обстрела воздушных целей (обеспечения поражения до рубежа применения ими бортового оружия по прикрываемым объектам) было признано целесообразным поставить на ЗСУ дополнительное ракетное вооружение с системой оптического визирования и радиоуправления ЗУР. В результате анализа этих выводов были сформированы требования к новому комплексу этого типа. Им стал зенитный пушечно-ракетный комплекс "Тунгуска".
    В то же время жизнь показала, что модернизационный потенциал ЗСУ "Шилка", принятой на вооружение около сорока лет тому назад, ещё не исчерпан. Так, на международном аэрокосмическом салоне (МАКС-99), состоявшемся в подмосковном городе Жуковском в августе 1999 г., была представлена новая модификация зенитной самоходной установки "Шилка" (ЗСУ-2Э-4М5). "Шилка" превратилась в пушечно-ракетный комплекс, т. к. в дополнение к штатному пушечному вооружению на боевой машине установлены зенитные управляемые ракеты переносных ЗРК типа "Стрела-2", "Игла". Эта модификация ещё раз подтвердила, что ЗСУ "Шилка" является образцом — долгожителем.
    Интересно отметить, что волны политических преобразований, которые потрясли нашу страну в конце XX века (распад СССР, образование на его месте независимых государств с национальными армиями) докатились и до комплекса — долгожителя ЗСУ-23-4. На Украине в конце 90-ых годов на основе ЗСУ "Шилка" на Харьковском заводе им. Малышева разработан ракетно-артиллерийский комплекс "Донец". В этом комплексе используются основные элементы следующих образцов советской военной техники:
    • артиллерийская башня ЗСУ 23-4 "Шилка";
    • ЗУР зенитного ракетного комплекса "Стрела- 1 °CВ";
    • гусеничное шасси дизельного танка Т-80УД.
    Отличительной особенностью этого комплекса "Донец" является то, что по бокам артиллерийской башни с четырьмя 23-мм пушками установлены два спаренных пусковых устройства с зенитными управляемыми ракетами ЗРК "Стрела- 1 °CВ". Артиллерийское вооружение обеспечивает поражение воздушных целей на дальности до 2,5 км, по высоте — до 2 км. Ракеты обеспечивают поражение воздушных целей на дальности до 4,5 км, по высоте до 3,5 км. Боекомплект артиллерийских выстрелов увеличен до 4000 шт.
    В комплексе установлена аппаратура, обеспечивающая приём целеуказания от внешних источников. В шасси комплекса также внесены изменения — добавлен вспомогательный двигатель, обеспечивающий работу основной аппаратуры боевой машины на стоянке при выключенном маршевом двигателе. Экипаж — три человека, масса — 35 тонн. Организационно в состав зенитной ракетной батареи входят шесть боевых машин "Донец" и одна машина управления (также на шасси танка Т-80). На машине управления размещена трёхкоординатная РЛС обнаружения. При создании комплекса "Донец" предполагалось, что он будет поставляться на экспорт в страны, которые ранее приобрели танки, изготовленные на Харьковском заводе. В частности, Пакистан, закупивший уУкраины партию из 320 танков Т-80УД.

    ЗСУ-2Э-4М1 на параде на Красной площади

    Модернизированная «Шилка» (ЭСУ-23-4М5), представленная на МАКС-99

    Ракетно-артиллерийский комплекс «Донец»

Основные характеристики ЗСУ «Шилка» и ЗСУ М163
ЗСУ-23-4 М163 Зона поражения, км по дальности 0,2–2,5 ДО 2 по высоте 0-2 до 1,5 Макс. скорость поражаемых целей, м/с 450 310 Калибр пушки, мм 23 20 Количество стволов 4 6 Начальная скорость снаряда, м/с 980 1030 Масса патрона, кг 0,45 0,3 Масса снаряда, кг 0,18 0,1 Боекомгплект, шт. 2000 Скорострельность, выстр./мин. 4000 3000 Расчёт, чел. 4 4 Масса установки, т 19 12,3 Макс скорость движения, км/час 60 68 Запас хода по топливу, км 400 480 Год принятия на вооружение 1962 1968 Страна — разработчик СССР США


    На 1-й, 2-й и 4-й стр. обложки фото А. Чирятникова

    Константин Ромасев

О сравнительном совершенстве современных ОБТ

    В настоящее время на страницах военно-технических изданий, особенно периодических, не утихают споры о реальных возможностях современных основных боевых танков (ОБТ). При этом анализ их боевых качеств, особенно в зарубежных изданиях, зачастую основан не на цифрах и фактах, а на эмоциях.
    Интересно сделать попытку произвести сравнение боевых машин с помощью какого-либо математического метода, что позволит на основе анализа тактико-технических характеристик вывести своего рода обобщающий показатель качества ОБТ, выраженный числом.
    Мне кажется, для этого можно сделать следующее:
    1. Необходимо выбрать параметры Si (числовые значения тактико-технических характеристик), по которым будут сравниваться ОБТ;
    2. Из всех отобранных значений параметров выбираются наилучшие значения по каждому из параметров среди всех сравниваемых машин (назовем их предельными параметрами);
    3. Вычисляются отношения каждого параметра каждого танка к значению соответствующего предельного параметра (или предельного параметра к частному, если предпочтительным является наименьшее значение по данному параметру — например, боевая масса или удельное давление на грунт);
    4. Суммируются по каждой сравниваемой машине полученные отношения. В итоге получаем т. н. показатель совершенства машины П.
    П — величина безразмерная, чем она больше, тем танк совершеннее. Нетрудно заметить, что по данной методике оценки все параметры равноценны, т. е. имеют одинаковый "удельный вес" в общей сумме П, поэтому в качестве параметров должны быть отобраны наиважнейшие ТТХ, одинаково весомые для боевой мощи танка.
    Произведем вышеописанные расчеты для выпускающихся в настоящее время ОБТ (табл.1)

Таблица 1 — Основные боевые танки, выпускающиеся в настоящее время
Страна-изготовитель Образец строительства Начало серийного Великобритания "Челленджер" Мк2 1994 Израиль "Меркава" МКЗ 1987 Индия "Арджун" 1996 КНР "85-НМ" 1992 Россия Т-80 УМ 1992 Россия Т-90 1992 Румыния TR-85M 2001 США "Абрамс" М1А2 1994 Франция "Леклерк" 1991 ФРГ "Леопард -2А6" 2001 Южная Корея ROKIT К1 1985 Япония Тип 90 1992
    * Кроме указанных в таблице, согласно некоторым данным, производятся ОБТ — "Зульфикар -72" (Иран), "Аль-Халид" (Пакистан), "Ассад Боблие" (Ирак) и значительно переделанный Т-62 (КНДР). К сожалению, о них имеется минимум данных.

    Из числа приведенных в таблице машин явно слабее остальных румынский и южнокорейский танки, т. к. на них установлены неудовлетворительные по бронепробиваемости 100–105 мм пушки.
    Приступим к выбору параметров Si, по которым будем сравнивать выбранные машины. Я считаю, что достаточно достоверную картину боевой мощи танков можно получить из рассмотрения следующих двенадцати параметров:

По компоновке

    S1 (тонн) — боевая масса. По этому параметру можно сравнивать лишь танки, имеющие примерно соответствующую огневую мощь и бронезащиту, так как если малая масса куплена ценой слабой пушки и "картонной" брони, это нельзя отнести к конструкторской удаче. Задача снижения массы весьма актуальна для современного танкостроения. Нынешние ОБТ подошли, похоже, к верхней границе допустимой по условиям сохранения необходимой оперативной подвижности, массы. Вспомним и исторические примеры — "Королевский тигр" массой 70 т и 60-ти тонный ИС- 4 при замечательных для своего времени бронировании и огневой мощи из-за своей тяжести так и не стали полноценными боевыми машинами.
    S2 (Mi/человека) — отношение объема боевого отделения (башни) к количеству работающих в ней танкистов. Это показатель характеризует просторность танка. Надо признать, что наши танки действительно тесноваты. Впрочем, при отсутствии в экипаже заряжающего, для которого простор необходим более всего, эта проблема стоит не так остро. Да и низкорослых тощих солдатиков в наших танковых войсках хватает. Все же параметр S2 приходится признать исключительно важным; тут можно упомянуть башни Т-34 обр. 40 и обр. 41 гг., да и башню-"гайку" обр. 42 г., которые во многом сводили на нет преимущества "тридцатьчетверки".

По огневой мощи

    S3 (MДЖ) кинетическая энергия бронебойного подкалиберного снаряда. Характеризует бронепробиваемость. Согласно имеющимся данным, для пушек всех перечисленных танков имеются стреловидные БПС с урановыми сердечниками.
    S4 (выстрелов/мин) — скорострельность орудия. Малая скорострельность может свести на нет достоинства даже самого мощного орудия. Заявленная скорострельность 120-мм орудий ручного заряжания западных танков 8–9 выстр./мин кажется оценкой весьма оптимистической. Представим — теснота, качающаяся казенная часть пушки (танк-то движется, а пушка стабилизирована), снаряды массой 19–24 кг (для "Абрамса"). Я думаю, в таких условиях скорострельность не превысит 6 выстр./мин с тенденцией уменьшения при длительной стрельбе.
    S5 (выстрелов) — величина боекомплекта орудия.

    Танк Т-80УМ-1 «Барс» с комплексом активной защиты «Арена»

По защищенности

    S6 (мм) — эквивалентная толщина лобовой брони. В открытых источниках данные противоречивы. Для Т-80УМ от 500 до 1100 мм и более; для М1А2 — от 500 до 1000 мм и более. Я использовал данные по эквивалентной толщине против кумулятивных боеприпасов. Для защиты от БПС эти цифры меньше примерно на 200 мм.
    S7 (тонн/м³) — отношение массы бронезащиты к забронированному объему. Так сказать, "удельное бронирование". С одной стороны, косвенно показывает, у кого толще лобовая броня, с другой — характеризует бронезащиту кругом. Особенно она важна сейчас, с разработкой большой номенклатуры противокрышевых и противоднищевых боеприпасов. Пренебрежение к защите танка с неосновных направлений обстрела привело к появлению такой ущербной машины, как "Леопард-1 " (бортовая броня корпуса 25–35 мм; бронепробивамость 14,5-мм пулемета КПВТ — 32 мм 500 м).

По подвижности

    S8 (л.с./тонну) — удельная мощность танка. Именно этот показатель, а вовсе не максимальная скорость, определяет подвижность танка на поле боя (конечно, вкупе с проходимостью).
    S9 (км) — запас хода. Известно, что даже самый сильный танк без топлива хуже, чем самый слабый с топливом. Кое-где не придавалось особое значение этому параметру. Результат — убогий М48 с запасом хода 100–120 км (по шоссе!), а можно вспомнить и немецкий PzII — с бочкой на колесиках, волочащейся сзади.

По проходимости

    S10 (кг/см²) — удельное давление на грунт. Надо сказать, у всех современных ОБТ значение S10 стало угрожающе большим. Для того, чтобы иметь возможность проходить, не увязая там, где может пройти боец в полном снаряжении, танк должен иметь удельное давление на грунт не более 0,5 кг/см². Танк перестает быть вездеходом. Может имеет смысл переходить к сочлененным машинам по схеме, предложенной Р.Н. Улановым?
    S11 (метров) — ширина перекрываемого рва. Этот параметр выбран для характеристики проходимости танка по полю боя, насыщенному траншеями, воронками и рвами.

По надежности

    S12 (км) — пробег до капитального ремонта. Собственно, для характеристики надежности больше подошел бы параметр частоты отказов или количества отказов на 1000 км пробега. Но таких данных я, к сожалению, не имею. Теперь сведем все значения параметров сравниваемых танков в таблицу 2 и выделим в ней предельные параметры. Рассчитаем значения показателя совершенства для каждого танка по формуле 1:


    К сожалению, мне не удалось найти значения S2, S7 и S12 для ряда машин, поэтому рассчитываем П2 по меньшему числу параметров (формула 2):

Таблица 2 Значения параметров технического совершенства современных ОБТ.
Модель S1 тонн S2 м²/чел S3 мдж S4 в/мин S5 выст. S6 мм S7 т/м² S8 л.с./т S9 км S10 кг/см² S11 м S12 км Т-80УМ 46 0,95 10,191 8 45 900* 2,12* 27,17 400 0,93 2,85 14000* Т-90 46,5 0,923 10,19 8 43 900* 1,78 18,06 700* 0,938 2,8 14000* М1А2 61,9 1,33 10,10 8 40 850 1,61 24,23 460 1,00 5,74 9600 "Леопард 2А6" 59,7 1,5* 11,03i* 8 42 850 1/75 25,13 500 0,9 3* 10000 "Челленджер" Мк2 62,5 нд 10,44 7 52* 800 нд 19,2 450 0,9 2,8 нд "Меркава" МкЗ 65 нд 10,10 8 48 800 нд 18,46 500 0,9 3* нд "Леклерк" 54,5 нд 10,045 12* 40 850 нд 27,52 650 0,9 3* нд Тип 90 50 нд 10,10 9 40 700 нд 30* 400 0,89 2,7 нд "85-IIM" 41* нд 10,19 8 40 550 нд 17,8 480 0,9 2,7 нд "Арджун" 58,5 нд нд 6 39 нд нд 23,93 450 0,84* 2,4 нд
    нд — нет данных
    * выделенные значения предельных параметров (наилучшие значения)
    1 — для снаряда ЗБМ32 (V0 1700 м/с)
    2 — для снаряда М829 (V0 = 1675 м/с)
    3 — для снаряда LKE-1 (V0 =1750 м/с)
    4 — для снаряда CHARM-1 (V0 =1700 м/с)
    5 — для снаряда OFL 120F1 (V0 = 1800 м/с)

    Приводимые в печати характеристики бронезащиты и противотанковых боеприпасов носят, скорее всего, рекламный характер или являются экспертными оценками, поэтому рассчитываем П3 по более менее достоверным параметрам S1, S4, S5 , S8 , S9 , S10 , S11, (формула 3)


    Результаты расчета сведем в таблицу 3
    Можно заметить, что наибольшее значение показателя совершенства из возможных вообще равно количеству параметров, по которым производится сравнение (т. е. П1, J12, П2, J9, П3, J7). При этом максимальное значение П (П1=12) соответствует "виртуальному" идеальному танку, у которого все характеристики равны предельным (наилучшим) в данной группе машин. Значение П для реальных машин показывает насколько они приблизились к этому идеальному танку.

Таблица 3 Показатели совершенства современных ОБТ
Модель П1 (П1<=12) П2 (П2<=9) П3 (П3 <= 7) "Леклерк" - 8,155 6,301 Т-80УМ 10,311 7,678 5,754 Т-90 10,185 7,730 5,806 "Леопард-2А6" 10,131 7,591 5,646 Тип 90 - 7,448 5,754 "Меркава" МкЗ - 7,288 5,483 "Челленджер" Мк2 - 7,221 5,389 М1А2 9,508 7,177 5,316 "85-НМ" - 7,083 "Арджун" - - 5,191
    * Для "85-IIM" показатель П 3 не рассчитывается, т. к. бронезащита его заметно слабее, чем у остальных танков; а так как в П 3 параметры бронезащиты не учтены, для танка "85-IIM" этот показатель будет весьма высок, но не будет объективно отражать его совершенство по сравнению с машинами — конкурентами.

Подведем итоги:

    Первое место принадлежит танку "Леклерк". Его основное достоинство — высокая огневая мощью. Орудие обладает максимальной на данный момент скорострельностью и наибольшей начальной скоростью снаряда. Также машина имеет отличную систему управления огнем (едва ли не лучшую из существующих). Спаренный пулемет не 7,62-мм, а 12,7-мм. "Леклерк" достанет солдат-истребителей танков и за кирпичной стеной и за деревьями. Бронезащита танка достаточна, с тенденцией к улучшению, т. к. бронеконструкции легкосъемные и могут быть впоследствие заменены на более совершенные. Подвижность отличная. Танк "Леклерк Тропик" имеет еще более мощный двигатель, что делает его чемпионом по удельной мощности (30,28 л.с./т).
    Таким образом, можно (с удивлением!) признать, что на сегодняшний день лучший в мире танк имеет армия ОАЭ (330 единиц на 01.2002 г. — модификация "Леклерк Тропик").
    — Второе и третье места делят российские Т-80УМ иТ-90. Кроме всего прочего, они имеют уникальные комплексы управляемого вооружения (танковые ПТУР), позволяющие поражатьтанки противника на расстоянии до 5000 м. Жаль только, что вести огонь на такую дальность по условиям наблюдения возможно далеко не всегда, особенно в Европе. А вот в зоне пустыни или степей комплекс управляемого вооружения сделает наши танки, безусловно, самым смертоносным противником. Также на этих машинах имеются станции оптико-электронного подавления (СОЭП) "Штора" и возможна установка комплекса активной защиты танка (КАЗТ) "Арена" (или "Дрозд"). Мне кажется, в атаке они будут быстро снесены осколками и пулями (как на учениях ими сносятся кронштейны, бочки, ящики и др.), но при выдвижении танков от исходного рубежа наступления к рубежу перехода в атаку СОЭП и КАЗТ могут прикрыть танки от управляемых боеприпасов, доставляемых артиллерией, авиацией и вертолеами ("Копперхед", "Мейврик", "Хеллфайр").
    Танки Т-80УМ и Т-90, в основном, различаются типом силовой установки. Вероятно, Т-80УМ предназначен для применения в Европе, где на хорошо оборудованной территории он может реализовать отличные динамические качества. АТ-90 может применяться на восточных ТВД, где как нельзя более кстати будут огромный запас хода высочайшая надежность и нетребовательность к воздухоочистке дизеля В-84.
    Западные эксперты, знакомые с советскими танками прежде всего по упрощенным экспортным образцам, совершенно уверены и не устают повторять, что системы управления огнем отечественных танков безусловно и намного (даже абсолютно) хуже аналогичных западных. Это, может и верно, если сравнивать иракские Т- 72 (советские экспортные первых образцов) и М1А1 (хотя и тут можно поспорить — я, например, не представляю, как ведут бой командир и наводчик этой модификации "Абрамса", пользуясь фактически общим прицелом). А вот ночные приборы наших танков смотрелись слабовато — до появления тепловизора "Агава". Судя по тому, что известно о комплексе управления огнем 1А45 танков Т-80УМ и Т-90, он ничем не уступает западным аналогам.
    Также, между прочим, не перестают критиковать наши механизмы заряжания (М3), из-за наличия которых наши танки якобы "горят как спички". Все это весьма спорно — в отечественных механизмах заряжения боеприпасы расположены ниже погона башни, с бортов прикрыты элементами ходовой части, да и при движении танка на местности борт часто закрыт неровностями рельефа. А вот для М1А2, у которого основной боекомплект расположен в башне, опасность взрыва боеприпасов очень велика. Отсек боеприпасов М1А2 занимает треть объема башни, сверху и сзади прикрыт тонкой броней, да и с бортов башни тоже (относительно лба). Тонкая крыша легко пробивается многочисленными противокрышевыми боеприпасами, а заряды боекомплекта — детонируют. При этом вышибные панели вылетают, но также разрушается башня и танк выгорает. Фотографии уничтоженных таким образом М1А1 времен войны в заливе начали появляться в печати. То же, хотя и в меньшей степени, относится и к танку "Леопард-2" (у него в башне хранится меньшая часть боекомплекта).
    — Четвертое место — "Леопард-2А6". Мощная пушка, большой боекомплект и простор для экипажа. Поставив на танк механизм заряжения по типу "Леклерка" и увеличив за счет сокращения экипажа боекомплект (благо башня огромная) немцы могут получить отличную машину, смертельно опасную для наших "восьмидесяток".
    — Пятое место принадлежит японскому Тип 90. Замечательная удельная мощность, скорострельность, танк низкий и относительно легкий. Не хватает бронезащиты, кроме того, Тип 90 — самый дорогой из существующих танков (это не достоинство!).
    — Шестое и седьмое места делят танки израильтян и британцев. Похоже, только эти танки застрахованы от взрыва боекомплекта, т. к. все снаряды находятся ниже уровня башни, заряды у "Челленджера" и выстрелы-унитары у "Меркавы" помещены в защитные пеналы. У "Меркавы", кроме того, двигатель в передней части и люки сзади корпуса. Даже если танк подбит, можно безопасно эвакуироваться под прикрытием огромной машины. Можно предположить, что экипажи "Челленджеров" и "Меркав" будут нести наименьшие потери по сравнению с другими машинами.
    В то же время эти танки довольно вялые — удельная мощность меньше, а вес — больше, чем у конкурентов.
    — Только восьмое место занимает "Абрамс". Несмотря на свой хороший, как сейчас говорят, "пи-ар", танк американцев не тянет. Обратим внимание, что М1А2, единственный из представленных в таблице, не имеет в своем активе ни одного предельного параметра. Один — чуть легче "Абрамса", другой — чуть мощнее, третий чуть лучше защищен и т. п. Кроме того, судя по всему, у М1 больше проблем с эксплуатацией ГТД. Дейстия "Абрамсов" в пустыне и отказы вследствие засорения их ГТД стали мрачной страницей истории действий американской армии в Заливе. Единственное, в чем заокеанский танк обходит конкурентов, так это в агрессивной рекламе.
    — Девятое и десятое места — китайский "85-IIM" и индийский "Арджун". Что же, страны эти — развивающиеся, поживем — увидим. Кстати, ни китайцы, ни индийцы таким положением недовольны.
    Индийцы решили закупить Т-90 (а по некоторым данным — и лицензию на его производство), перепрыгнув с нижних строчек нашего рейтинга на верхние. А китайцы выкатили "90-II". Также и в Южной Корее сделали танк К1А1. Похоже, новые "азиатские хищники" окажутся не слабее старых европейских.
    Что касается ОБТ предыдущего поколения с 105–115 мм пушками (и "Чифтена" со 120 мм), то они в настоящее время ограниченно боеспособны, т. к. орудия не пробивают лобовой брони современных машин — это ясно показали ирано-иракская война (М60 и "Чифтен" против Т-72) и война в Заливе.
    Пришла пора взяться за модернизацию этих машин. Первыми это проделали иранцы (Т-55 со 125 мм пушкой). Танкисты многострадальной страны прошли кровавые полигоны и очень хорошо представляют, что такое хорошо, а что такое плохо. Затем израильтяне продемонстрировали танк "Сабра" (М60АЗ со 120-мм орудием), и теперь во всю борются этими танками с полунищими "террористами". За ними потянулись китайцы (Т-59 и Т-69 со 120-мм орудием) и пакистанцы ("Аль-Заррар"). Похоже, и странам СНГ придется перевооружить заслуженные Т-55 и Т-62.

    Основной боевой танк Т-9 °C

    И, наконец, еще два соображения:
    • Танки Т-80УМ и Т-90 не могут быть бронированы хуже западных машин, так как имеют наибольшую массу брони на единицу забронированного объема.
    • БПС 125-мм пушек не уступают по бронепробиваемости снарядам 120- мм пушек, т. к. имеют одинаковое устройство, сопоставимые скорости и массу и изготовлены из того же обедненного урана.

    Владимир Коровин

Не только В-300

    * Подробно о ЗРС С-25 "Беркут" см. "ТиВ" №№ 1,3,4/2002 г.

    "Мы должны получить ракету для ПВО в течение года " — именно эта фраза, произнесенная Сталиным в начале августа 1950 г., определила пути и подходы в решении сложнейшей военно-технической проблемы создания зенитной ракетной системы для ПВО Москвы, получившей название "Беркут".

    Макет ЗУР В-500 ОКБ-301

    Создание зенитных управляемых ракет (ЗУР) для "Беркута" в сентябре 1950 г. было поручено ОКБ-301 С.А.Лавочкина, известному своими истребителями. Взятый с первых же месяцев темп работ был чрезвычайно высок — уже в середине марта 1951 г. в КБ-1, являвшемся головным разработчиком системы, состоялась защита эскизного проекта по спроектированной ОКБ-301 зенитной ракете В-300 (заводское обозначение "205"). В основу ее конструкции были положены идеи, реализованные еще в годы войны немецкими конструкторами при создании ЗУР "Вассерфаль". Как и немецкий аналог, В- 300 имела представляла собой довольно крупное изделие массой около 3500 кг, была выполнена по одноступенчатой схеме, а ее старт должен был производиться вертикально со специального пускового стола. Двигательная установка ракеты "205" представляла собой созданный на двухкомпонентном топливе четырехкамерный ЖРД С09-29, разработанный под руководством Алексея Михайловича Исаева в ОКБ-2 НИИ-88.
    Менее чем через полгода после начала разработки начались летные испытания, Первый пуск В-300 состоялся 25 июля 1951 г. Спустя год начались испытания ракеты в замкнутом контуре управления, а 26 апреля 1953 г. В-300 в небе над Капустиным Яром впервые уничтожила воздушную цель — бомбардировщик Ту-4.
    Однако все это время параллельно с ОКБ-301 свою зенитную ракету создавали и в КБ-1, где В-300 с самого начала работ не воспринималась как последнее слово техники. При объективном походе следовало признать, что руководство страны было сориентировано на выполненные в первые месяцы работ по "Беркуту" проработки по ракете, которые уже в следующем году могли с полным основанием считаться устаревшими. Со всей отчетливостью это проявилось, когда выяснилось, что ракета у Лавочкина получается почти в три раза тяжелее американского аналога — зенитной ракеты для комплекса "Найк" («Nike- Ajax»), сообщения о пусках которой стали регулярно появляться с осени 1951 г.
    Меры для исправления этого недостатка в ОКБ-301, конечно, предпринимались, но далеко не самые радикальные. При реализации перспективных технических решений, сопряженных со значительным техническим риском, пришлось бы отказаться от формулы Сталина — "ракету для ПВО создать в течение года" и заменить предписанный год на два, а то и натри… Правда, следует отметить, что работы по такой "трехлетней" схеме в КБ Лавочкина также велись — эти ракеты получили обозначение В-500 и В-600.
    В-500 (заводской индекс "220") предназначалась для поражения самолетов, летящих со скоростями до 1000 км/час на высотах до 20–25 км. В соответствии с заданием, эта ракета при наклонной дальности 30 км должна была маневрировать с перегрузкой до 2 единиц на высоте 20 км. Время достижения этой высоты устанавливалось в 60 сек.
    В результате расчетов и продувок моделей в аэродинамических трубах для В- 500 была выбрана схема "утка". При выборе возможных способов старта ракеты были рассмотрены как вертикальный — с помощью маршевого двигателя или катапульты, так и наклонный — с помощью твердотопливных ускорителей. В результате, наиболее рациональным оказался вариант с наклонным стартом. Из двух вариантов схемы полета ракеты к цели — с пассивным участком и без него — был выбран первый. Для обеспечения запаса статической устойчивости ракеты при старте при смещении центра тяжести ракеты назад из-за установки массивного ускорителя, была предусмотрена установка на ускорителе стабилизаторов, которые также несколько увеличивали момент демпфирования, что ограничивало колебания ракеты после старта. Для В-500 в КБ Исаева был спроектирован ЖРД с тягой 2800 кг. Для подачи топлива предполагалось использовать пороховые аккумуляторы давления, располагавшиеся на баках окислителя и горючего. С учетом неотработанности этой системы параллельно был рассмотрен и вариант с подачей топлива с помощью воздушного аккумулятора давления. Стартовая масса ракеты В-500 оценивалась в 1300 кг при боевом отсеке кумулятивного действия массой 100 кг.
    Перспективность разрабатываемой ракеты к июлю 1951 г. была должным образом оценена, и вскоре к этой работе подключили дополнительные силы. В августе 1951 г. ОКБ-301 представило проект В-500 в третье главное управление, где он был одобрен. Однако в связи с изменением КБ- 1 требований к продолжительности активного участка полета ракеты, руководство ТГУ предложило ОКБ-З01 разработать ракету с полностью активным полетом до цели. Эта работа продолжалась до апреля 1952 г., когда стало известно об успехах, достигнутых КБ-1, где по аналогичным требованиям разрабатывалась ракета ШБ-32. С этого времени в ОКБ-301 начались работы по проектированию более крупной ЗУР В-600, имевшей стартовую массу 1600 кг и массу боевой части 120 кг. Эта ракета также получила заводское обозначение "220". Спустя несколько месяцев руководство ТГУ потребовало пересмотреть тактико-техническое задание на ракету, с целью увеличения массы боевой части ракеты до 200 кг. По расчетам, реализация этого требования при сохранении стартовой массы В-600 была возможна, в частности, за счет уменьшения максимальной высоты зоны поражения до 16 км и наклонной дальности до 25 км. В сентябре 1952 г. об этом было доложено Министру авиапромышленности М.В.Хруничеву, после чего, ввиду отсутствия решения ТГУ о продолжении разработки В-600, работы были приостановлены, а затем прекращены.
    Для реализации аналогичных перспектив в создании новых зенитных ракет в КБ-1, еще до первого пуска В-300, был создан специальный конструкторский отдел № 32. Ведущая роль в новом отделе была отведена бывшим работникам КБ Н.Поликарпова Дмитрию Людвиговичу Томашевичу и Николаю Зырину. Руководством КБ- 1 новому отделу была оказана значительная поддержка. Из ряда организаций туда передали техническую документацию по ракетам различного назначения, образцы уже изготовленных ракет, сами же работники отдела постоянно присутствовали при испытаниях В-300 в Капустином Яре. Результат этой поддержки сказался быстро — уже к концу 1951 г. в КБ-1 полным ходом велись работы по созданию двух новых ракет — зенитной ШБ-32 и авиационной ШМ (К-5) или, как их называли сами разработчики, "Ш-большая" и "Ш-малая".
    Официально ШБ-32 не заявлялась как конкурент В-300 в системе "Беркут", хотя ее расчетная дальность соответствовала требованиям по этой системы. Как в ТГУ, так и в министерствах первое время о ней говорилось только, как о ракете будущего. Ведь в том, что зенитных ракет потребуется еще немало, сомнений ни у кого не возникало. Поэтому разработчики этой ракеты в КБ-1, в отличие от создателей В- 300, не были связаны по рукам и ногам "почасовыми" графиками разработки, испытаний и развертывания серийного производства ракеты. Тем не менее, вКБ-1 сразу же был взят максимальный темп работ по создании ШБ-32.
    С самого начала ШБ-32 проектировалась как двухступенчатая ракета, состоящая из ускорителя и маршевой ступени. Использование подобной схемы позволяло ракете стартовать с наклонной направляющей пусковой установки и значительно сократить потери энергии ракеты на стартовом разгоне и развороте в сторону цели. Для реализации такого старта была спроектирована специальная поворотная пусковая установка 140Е с изменяемым углом подъема направляющей.
    Стартовый ускоритель ракеты ШБ-32 представлял собой твердотопливный двигатель ПРД-10, который должен был разогнать ракету до сверхзвуковой скорости и отделиться после завершения работы. Ускоритель, тяга которого составляла около 20 т, создавался под руководством Ивана Ивановича Картукова в КБ-2 завода № 81.
    Полет ракеты после отделения ускорителя обеспечивался работой с маршевого жидкостного ракетного двигателя ЖРД С2.168Б, при этом достигалась максимальная скорость около 800 м/сек. Разработку этого двигателя осуществлялась под руководством Исаева в ОКБ-2 НИИ-88.
    Использование двухступенчатой схемы ракеты позволило значительно снизить требования к ее маршевому двигателю. Ввиду того, что от него не требовалось решительно отрывать ракету от земли, вполне достаточной оказалась тяга всего в 1300 кг вместо 9000 кг для двигателя В- 300. В результате, удалось заметно уменьшить массу двигательной установки. Дополнительному снижению массы ракеты способствовало и исполнение конструкции аппаратурного отсека, расположенного между баками и маршевым двигателем, — блока "Б", объединившего блок управления автопилота, блоки радиоуправления и радиовизирования, а также блок питания в виде так называемого "моноблока". Еще одним новшеством стало использование на ракете мультикумулятивной боевой части, весившей 118 кг и состоявшей из 108 кумулятивных зарядов. В совокупности, все это позволило при обеспечении выполнения требований по дальностям и высотам перехвата целей сократить почти на порядок запасы компонентов топлива, в качестве которых использовались "тонка" и азотная кислота.
    В то же время ШБ-32 имела ряд общих черте В-300. Так, обе ракеты использовали аэродинамическую схему "утка", а для подачи компонентов топлива в двигатель использовалась вытеснительная система подачи с помощью сжатого воздуха. Однако следует отметить, что на первых этапах проектирования ШБ-32 для нее в ОКБ-2 НИИ-88 рассматривалась и более перспективная турбонасосная система подачи топлива.

    ЗУР ШБ-32, вариант Б-75

    Результатом принятых при разработке ШБ-32 прогрессивных проектных решений стало обеспечение величины ее стартовой массы равной 1354 кг, то есть достижения уровня, практически равного американской ЗУР "Nike-Ajax".
    Уже весной 1952 г. статус работ по ШБ значительно поднялся, благодаря активному влиянию на этот процесс курировавшего ТГУ Лаврентия Берии. По его указанию изготовление первых ракет ШБ-32 для испытаний в Капустином Яре было поручено одному из лучших на тот момент в стране ракетостроительных предприятий — заводу № 88 в Подлипках. Причем приоритетность этой работы для завода была столь значительна, что это сказалось на темпах работ по изготовлению здесь баллистических ракет. Подобное ускорение позволило уже летом 1952 г. начать стендовые испытания стартового ускорителя ШБ-32, а концу года приступить к летным испытаниям ракеты. С этого момента у В- 300 появился серьезный конкурент.
    Для первых автономных пусков в КБ-1 готовилось два варианта ШБ-32, обозначавшихся Б-44 и Б-45. Вариант Б-44 был оснащен автопилотом, самописцами и предназначался для изучения вопросов поведения ракеты при старте и в автономном полете. На нем также планировалось исследовать работу ускорителя и процесс его отделения от маршевой ступени. Вариант Б-45 предназначался для следующего этапа испытаний — изучения поведения ракеты в управляемом полете. Он имел на борту радиоаппаратуру, телеметрическое оборудование и программный механизм для выдачи в полете команд управления.
    Пуски первых вариантов ШБ-32 были осуществлены в конце 1952 г. Для их обеспечения задействовали центральный радиолокатор системы "Беркут", захватывавший и сопровождавший ракеты по отраженному от их корпуса сигналу. Однако к этому времени уже было принято решение о начале серийного производства В-300 сразу на нескольких заводах. Для создателей ШБ оставался последний шанс — подготовить их ракету к этапу испытаний по перехвату воздушных целей одновременно с В-300. Предпринятые в те месяцы меры по изысканию дополнительных возможностей для дальнейшего ускорения работ по ШБ-32 были предельно радикальны. Среди прочего, руководство КБ-1 проявило особый интерес к также занимавшемуся ракетной тематикой химкинскому ОКБ-293 М. Р. Бисновата. Уже 19 февраля 1953 г. было выпущено правительственное постановление, в соответствии с которым "для усиления работ по заказам Третьего Главного управления при Совете Министров СССР" ОКБ-293 стало частью КБ-1. В самом КБ-1 все подразделения, занимавшиеся разработкой бортового оборудования ракеты и системы ее наведения на цель, были объединены в одно. Задача, которая была поставлена перед ними — решить в кратчайшие сроки все вопросы, связанные с обеспечением испытаний ШБ-32 в составе опытного образца "Беркута".
    Однако ни к стрельбам по уголковым отражателям, ни к завершающему этапу испытаний — стрельбам по самолетам-мишеням ракета КБ-1 не успела. Окончательно же судьбу ШБ, выполнившей к середине июня 1953 г. 15 пусков, предрешили политические события весны-лета 1953 г. — смерть И.В. Сталина, арест Л.П. Берии и его сына Сергея, входившего в руководство КБ-1. Расстановка сил в области создания ракетных средств противовоздушной обороны в считанные недели радикально изменилась…
    После ряда перестановок в руководстве КБ-1 в сентябре 1953 г. сформировали новую структуру предприятия, в которой были вновь разделены участники работ по ШБ. Тем не менее, работы по ней продолжились, а ее главным конструктором был назначен Томашевич. Осенью 1953 г., наконец, состоялись пуски ракеты с полным комплектом аппаратуры, а к концу года общее количество пусков различных вариантов ШБ (уже известных Б-44 и Б-45, а также телеметрических Б-75 и Б- 115 и боевых Б-80 и Б-120) достигло 35.
    Ракета ШБ-32 в своем штатном варианте характеризовалась следующими техническими решениями.
    Общая длина двухступенчатой ракеты составляла 7818 мм (8003 мм с выступающей трубкой ПВД) По своей аэродинамической схеме маршевая ступень длиной 6000 мм и диаметром 500 мм представляла собой тело вращения большого удлинения, на котором в носовой части размещались четыре руля, а в хвостовой — четыре крыла с размахом 1450 мм. Рули с размахом 860 мм были установлены в вертикальной и горизонтальной плоскостях, а крылья — в двух взаимноперпендикулярных диаметральных плоскостях под углом 45° к горизонту. Две консоли крыла из четырех были оснащены элеронами.
    К передней части стартового ускорителя диаметром 650 мм крепился упорный конус, связывающий его с маршевой ступенью. Две из четырех консолей стабилизатора с размахом 2000 мм были оснащены элеронами, отклонение которых обеспечивалось механической связью с элеронами крыла.
    Тяга стартового двигателя ПРД-10 со временем работы 3.5…4.3 сек составляла 13500-19960 кг, масса снаряженного ускорителя — 525 кг, из которых 215 кг приходилось на конструкцию. Максимальное давление в камере сгорания стартового двигателя достигало 66,4 кг/см². Температурный диапазон применения двигателя соответствовал +/-30°.
    Корпус маршевой ступени представлял собой монокок с работающей обшивкой и состоял из пяти отсеков, состыкованных между собой болтовыми соединениями.
    В отсеке № 1 размещалась аппаратура радиовзрывателя. На поверхности отсека под углом 45’ к горизонту были расположены четыре приемных антенны радиовзрывателя.
    На отсеке № 2 устанавливались рули. В передней части отсека были расположены рулевые машинки и блок автопилота, а в задней части — боевой заряд. Вдоль корпуса отсека снаружи были установлены четыре передающие антенны радиовзрывателя. В телеметрических вариантах вместо боевой части устанавливалась так называемая "этажерка" с аппаратурой радиотелеметрии.
    В отсеке № 3 были расположены бак для горючего (66 кг "тонки" — ТГ-02) и окислителя (239 кг азотной кислоты АК-20Ф), баллон сжатого воздуха емкостью З6 л (с максимальным рабочим давлением 255 кгс/см²) и воздушно-арматурный блок.
    В отсеке № 4 были установлены "моноблок" (блок управления автопилота, блоки радиоуправления и радиовизирования и блок питания), рулевая машинка управления элеронами крыла и стабилизатора, бортовые разъемы, электропроводка и трубопроводы. На заднем шпангоуте отсека крепился маршевый двигатель.
    Маршевый двигатель С2.168А изделий Б-75 и Б-80 развивал тягу: у земли 1170 кг, а на вариантах Б-115 и Б-120 — 1300 кг. На высоте 4000 м эти показатели составляли, соответственно, 1250+/-70 кг и 1380 +/- 70 кг. Удельный импульс у земли соответствовал 216 кг. сек/кг. Начальное давление подачи компонентов соответствовало 30 кг/смг для Б-75 и Б-80, 34,6 кг/см² для Б-115 и Б-120, конечное — 21 кг/см². Время работы двигателя — 57 сек
    Отсек № 5 представлял собой обтекатель маршевого двигателя, в задней части отсека была расположена кольцевая антенна радиоуправления.
    Отсек № 6 — упорный конус ускорителя, был связан с маршевой ступенью при помощи четырех замков. На боковой поверхности конуса были расположены окна для выхода струи продуктов сгорания маршевого двигателя.
    Основными материалами, примененными в конструкции ракеты, являлись дюралюминий (обшивка, прессованные профили-стрингеры) и электрон (обшивка, литые шпангоуты).

    Компоновка ракеты ШБ
    1. Приемник давления 2. Передающая антенна РВ 3. Радиовзрыватель (РМ) 4. Рулевая машинка 5. Предохранительно-исполнительной механизм 6. Приемная антенна РВ 7. Боевая часть 8. Бак горючего 9. Бак окислителя 10. Передний узел подвески 11. Воздушной арматурной блок 12. Воздушной баллон 13. Моноблок бортовой аппаратура 14. Ампульная батарея 15. Преобразователь тока 16. Антенна радиовизирования 17. Рулевая машинка канала крена 18. Маршевой двигатель 19. Антенна радиоуправления 20. Задний узел подвески 21. Стартовой двигатель 22. Кинематика элерона стартовика

    Боевая часть ракеты представляла собой 108 одиночных кумулятивных зарядов, расположенных в 9 рядов по 12 зарядов в каждом. Для обеспечения равномерного распределения кумулятивных струй по всей зоне поражения единичные заряды были расположены на центральной несущей трубе по спирали, со смещением на угол 2,5°. При этом крайние ряды зарядов имели наклон 2° к оси ракеты в сторону центра боевой части. Этим достигалось концентрированная полоса поражения кумулятивными струями на расстоянии 60 м с пробитием авиационной брони толщиной до 10 мм, воспламенением всех видов жидкого топлива и инициированием боеприпасов. Масса снаряженной боевой части составляла 118 кг.
    Стартовая масса ракеты составляла 1354,4 кг, из которых 740 кг приходилось на маршевую ступень.
    При угле пуска 50° скорость полета при отделении ускорителя составляла — 460 м/ сек, а при дальнейшем полете максимальная скорость достигала 800 м/сек на изделии Б-80 и 804 м/сек для Б120. Максимальные осевые перегрузки составляли 14,6, а поперечные — 9. Максимальная высота полета достигала 19,93 км для Б-80 и 20,93 км для Б-120. Максимальная наклонная дальность ракеты составляла 30,8 км применительно к варианту Б-80 и 31.35 км для Б-120. В дальней зоне реализовалась поперечная перегрузка 3,8…3,85.
    Дальнейшие работы по ШБ оказались тесно взаимосвязаны с созданием 20 ноября 1953 г. Особого конструкторского бюро № 2 (в дальнейшем — МКБ "Факел"), основу которого составили специалисты КБ-1 и ОКБ-293. Томашевич стал руководителем бригады проектов ОКБ-2, Зырин — начальником конструкторского отдела, а возглавил новую организацию Петр Дмитриевич Грушин, который работал до того времени первым заместителем Лавочкина. Получив в наследство от КБ-1 практически готовую ракету, Грушин постарался распорядиться ею по-хозяйски, поскольку к тому времени на различных стадиях изготовления на заводе № 88 находилось еще почти пятьдесят изделий в различных вариантах. Конечно, об использовании ШБ в составе "Беркута" речи уже не шло — к тому времени заводы успели выпустить несколько тысяч В-300, а в (ЖБ-301 подходили к концу работы по ее модернизации. Не годилась ШБ-32 и для использования в составе перевозимой системы С- 75, ракету для которой, обозначенную 1Д и предстояло разрабатывать ОКБ-2.
    В первые же недели работы ОКБ-2 Грушин досконально изучил все возможные варианты дальнейшего использования ШБ и остановился на варианте "летающей лаборатории". Это словосочетание, применяющееся обычно по отношению к самолетам, как нельзя лучше характеризует те задачи, решение которых было возложено на ШБ. Решение, принятое Грушиным оказалось наиболее рациональным — у проектировщиков ОКБ-2 в считанные месяцы стали появляться ответы на свои вопросы, у конструкторов — на свои. Также в этом процессе было задействовано опытное производство и испытательные службы ОКБ-2.
    Ряд экспериментальных работ, проведенных с ШБ, позволил специалистам ОКБ-2 избежать многих, свойственных молодым организациям, ошибок. Так, в составе ШБ был впервые опробован в полете механизм изменения передаточного числа, с помощью которого согласовывались величины отклонения рулей ракеты с величинами действующего на нее в полете скоростного напора на различных скоростях и высотах. Проблема поиска средств достижения подобной гармонии тогда еще только вставала в полный рост и была связана с достижением самолетами и ракетами высоких сверхзвуковых скоростей полета. При этом оказывалось, что рули, спроектированные исходя из условий сверхзвукового полета, недостаточно эффективны для управления ее движением на дозвуковой скорости и, наоборот, рули эффективные на дозвуке, в сверхзвуковом полете становились чрезмерно эффективными, значительно снижавшими точность управления ракетой. Гармонию в процесс управления ракетой и был призван внести механизм изменения передаточного числа. Этот достаточно сложный механизм, нашедший в дальнейшем место на 1Д и на всех последующих вариантах ракет, использовавших ся в составе С-75, был впервые испытан именно в составе ШБ.
    Другими исследованиями, выполненными с помощью ШБ, стали летные эксперименты по выяснению достоинств и недостатков выбранной для 1Д нормальной аэродинамической схемы. С этой целью на одном из вариантов ШБ в дополнение к крыльям были установлены как передние рулевые поверхности, применяемые в схеме "утка", так и задние, используемые в "нормальной" схеме. Получилась своего рода ракета-триплан. В экспериментальных пусках управление ракетой при работе стартового ускорителя осуществлялось передними рулями, а после его сброса — задними. В этих полетах была проверена устойчивость и управляемость ракеты подобной аэродинамической схемы, определено воздействие на ее полет возмущающих моментов по крену. Это явление, получившее обозначение "косая обдувка" и связанное со скосом потока за первыми попадающими в поток аэродинамическими поверхностями, в те годы еще только начинало исследоваться.
    В ряде экспериментальных пусков на ШБ устанавливались специальные датчики, предназначавшиеся для измерений температуры ее корпуса в процессе относительно непродолжительного сверхзвукового полета.
    Проводились испытания ШБ и с измененной конструкцией стартового ускорителя. Первоначальный вариант ПРД-10 для работы в диапазоне температур от минус до +50 °C должен был комплектоваться сопловыми вкладышами четырех типоразмеров. Изменение конструкции, выполненное в ОКБ-2, состояло в установке в сопле двигателя специального устройства — "груши", позволявшей при ее продольном перемещении регулировать размеры критического сечения сопла без трудоемкой смены вкладышей. Это позволило добиваться большей стабильности характеристик работы двигателя ускорителя при различных условиях окружающей среды. Впервые эта конструкция была успешно испытана в полете 5 апреля 1955 г. во время 71 — го пуска ШБ. После проведения еще двух подобных пусков дорога "грушам" на ракетах Грушина была открыта. В дальнейшем это устройство было использовалось на одной из модификаций ракет системы С-75 и на ракетах системы С-125.
    Последний, 74-й по счету пуск ШБ (по программе "ракета-триплан") был произведен в 12 часов 10 минут 16 апреля 1955 г. Дальнейшие эксперименты с этой ракетой теряли смысл — на полигоне готовилась к первому пуску 1Д — первой ракеты ОКБ-2.
    Оставшиеся неизрасходованными ШБ были переданы в качестве наглядных пособий в учебные заведения, в частности в МАИ, где на них учились будущие конструктора и инженеры-ракетчики. А простоявшая на полигоне несколько лет без дела пусковая установка 140Е осенью 1958 г. еще раз была использована по своему прямому назначению. В те дни с нее было произведено несколько пусков ракет В-600, предназначавшихся для использования в составе С-125.

    Топливные баки ЗУР ШБ-32 с ЖРД С2.168Б

    Носовая часть ЗУР ШБ-32

    ЗУР В-600 на пусковой установке 140Е, сентябрь 1958 года

    Автор благодарит А. В. Фомичева за информационную поддержку.

    Уроки истории:

Германское легкое пехотное орудие IG-18

    Владимир Одинцов
    По ряду причин исчезло важное звено системы артиллерийского вооружения России — легкая пехотная артиллерия. Этот вид мобильного оружия особенно необходим армии в современных условиях, характеризующихся множественными региональными конфликтами. Ликвидация пехотной артиллерии была серьезной ошибкой ГРАУ — ошибкой, которая должна быть признана и исправлена. Легкая пехотная артиллерия играла важнейшую роль во всех войнах XX века (ТиВ, 2001, № 1–2, 2002, № 4). Одним из наиболее известных легких пехотных орудий периода II-й Мировой войны была германская пехотная пушка IG-18.

    75 мм легкое пехотное орудие IG-18

    75 мм (7,5 см) легкая пехотная пушка Le IG-18 (Leichte Infanterie Geschbtze) (в дальнейшем сокращение "Le" опускаем) была разработана фирмой "Рейнметапл" в 1927 году и относилась к классу легких орудий, не запрещенных Версальским договором. В этот период быстрыми темпами шло возрождение немецкого милитаризма и формирование новой военной доктрины Германии, основанной на идее "молниеносной" маневренной войны ("блицкрига"). В этих условиях немецкие военные и инженеры главное внимание уделяли вопросам мобильности орудий, определяемой в первую очередь их массой. Другой новый момент заключался в придании пехотному орудию в определенных пределах противотанковых свойств. Новому орудию обеспечили дальность прямого выстрела 300 м, достаточно большую по представлениям того времени, что потребовало увеличения начальной скорости до 216 м/ с. При этом максимальная дальность стрельбы составила 3550 м. Это позволяло не только подавлять с безопасного расстояния пулеметные гнезда (опасная дальность не более 2000 м), но и вести на более или менее равных условиях артиллерийские дуэли с большинством полковых орудий того времени.

Основные характеристики легкого пехотного орудия IG-18

    Калибр 75 мм
    Длина ствола в клб 11,8
    Масса орудия боевая 440кг
    Масса орудия походная с передком и расчетом 1840 кг
    Угол вертикальной наводки 10°/+73°
    Угол горизонтальной наводки 5,5
    Число нарезов 24
    Длина хода нареза в клб 25
    Масса РФ снаряд 5,5 кг
    Начальная скорость снаряда 92-216 м/с
    Максимальная дальность стрельбы 3550 м
    Скорострельность 12 выстр/мин
    Дульная энергия 0,128 МДж
    Удельная дульная энергия 292 Дж/кг

    Орудие включало в себя следующие основные узлы: ствол, салазки, люльку с гидропневматическим тормозом отката и накатником, станок с однобрусной коробчатой станиной, боевую ось с механизмом подрессоривания и деревянными колесами (после 1941 года металлическими с резиновыми шинами), щит, механизмы горизонтальной и вертикальной наводки, прицел.
    Устройство заряжания было выполнено аналогично устройству "переламывающихся" охотничьих ружей. При нажатии на рукоятку ствол поворачивается в плоскости стрельбы, его казенная часть поднимается вверх, при этом выбрасывается стреляная гильза. Производится ручное досылание снаряда и гильзы с пороховым зарядом, после чего нажатием на рукоятку казенная часть ствола опускается и входит в соприкосновение с затыльником салазок, в котором размещен стреляющий механизм.
    Тщательно проработаны вопросы защиты расчета от огня противника: наствольный щиток перемещается вместе со стволом и перекрывает вертикальную прорезь в щите, фартук щита доходит до земли, орудие имеет малую высоту (расчет работает, стоя на коленях). Кромки щита выполнены волнистыми, что затрудняет опознание орудия на местности.
    Главным недостатком орудия является малый угол горизонтального обстрела (±5,5°), что обусловлено наличием однобрусной станины. Этот недостаток лишь отчасти компенсируется малой боевой массой орудия (440 кг), позволяющей без особого труда быстро переставлять станину, поскольку требуется относительно большое время на закапывание сошника.
    Другим существенным недостатком является раздельно-гильзовое заряжание, существенно снижающее скорострельность. В то же время оно позволяло использовать переменный пороховой заряд, что значительно увеличивало живучесть орудия.
    Основным типом снаряда является осколочно-фугасный снаряд обр. 18 г. массой 5,5 кг, предназначенный для стрельбы по открытой живой силе и легким полевым укрытиям. Собственно взрыватель снаряда имеет две установки — на мгновенное (осколочное) и замедленное (фугасное) действия. Характерной особенностью этого снаряда было использование необычной схемы инициирования заряда ВВ с расположением капсюля-детонатора и детонатора не во взрывателе, а в снаряде. Взрыватель выдавал не детонационный импульс, а форс огня. Эта схема, часто применявшаяся в германских снарядах периода II MB, является непредохранительной (КД при выстреле не разобщен с зарядом ВВ), но конструктор пошел на это для того, чтобы обеспечить надежное инициирование заряда ВВ, и, следовательно, отсутствие отказов. Боязнь отказов при стрельбе из пехотных орудий, в особенности на коротких дистанциях в условиях дуэльного боя перевешивает страх перед разрывом снарядов в канале ствола, в особенности учитывая малую вероятность таких разрывов при стрельбе с малыми начальными скоростями.
    Борьба с танками на дальностях до 800 м велась с помощью фугасного снаряда обр. 38 г. В случае необходимости стрельба этим снарядом могла вестись и по открытым живым целям. Для борьбы с танками использовались также кумулятивные снаряды HL/A и HL/B, пробивающие на дистанции до 800 м броню толщиной 75 мм и 90 мм соответственно. В состав боекомплекта входил также специальный сигнальный (целеуказательный) снаряд. При воспламенении вышибного заряда из корпуса снаряда выбрасывались назад 120 картонных кружков кирпичного цвета и 100 жестких кружков красного цвета, рассыпаемых на местности. Орудия IG-18 были приняты на вооружение артиллерийских рот (рот пехотных орудий) пехотных полков в 1932 году. В каждой роте имелось 6 легких пехотных орудий IG-18 и два тяжелых 155 мм пехотных орудия IG-33. Таким образом, с учетом 2-х легких пехотных орудий в разведывательном батальоне пехотная дивизия вермахта располагала 20 легкими и 6 тяжелыми пехотными орудиями. Особенно важно отметить, что расчеты орудий комплектовались целиком из пехотных солдат, а не артиллеристов. В наступательных операциях орудия передавались в батальоны (по два орудия на батальон), а при необходимости и в роту. Перемещение артиллерии в низшие пехотные звенья (в батальон, роту, в отдельных случаях — во взвод) полностью соответствовало концепции наступательной маневренной войны и резко повышало возможности и инициативу пехотных командиров.
    Первое боевое применение IG-18 произошло в Испанской войне 1936-38 г.г.

    Представление орудия IG-18 командованию сухопутных войск

    Пехотная пушка IG-18 на боевой позиции