Скачать fb2
Русалочка в черном

Русалочка в черном

Аннотация

    Она совсем юная, а страдания уже оставили в ее иссиня-черных волосах серебряную прядь. Предательство возлюбленного, смерть ребенка… Разве после всего случившегося можно поверить колдунье с библейским именем Мириам, что счастье для нее, Памелы О'Доннел, еще возможно?


Уинифред Леннокс Русалочка в черном

Глава первая
Розовая жемчужина

    Любовь — над бурей поднятый маяк,
    Не меркнущий во мраке и тумане,
    Любовь — звезда, которою моряк
    Определяет место в океане.
    Уильям Шекспир, сонет 116
    Перевод С. Я. Маршака
    Памела удивленно уставилась на молодого человека, преградившего путь. Ей нередко приходилось выслушивать в свой адрес комплименты, порой весьма причудливые. Но такое… такое можно было услышать, наверное, только в Риме.
    — Mia cara bambina, моя дорогая детка, ты словно хрустальный бокал, до краев полный живительной влаги! Я хотел бы осушить тебя до дна в жаркий полдень, но боюсь оскорбить твою прозрачность нечистым прикосновением пальцев…
    Глаза итальянца взирали на нее с таким искренним восхищением, что Памела смутилась. Смуглый и курчавый, лет двадцати восьми, он выглядел сейчас сущим ребенком, увидевшим в витрине роскошного супермаркета потрясающую игрушку.
    Девушка приготовилась было резко его осадить, даже уже раскрыла рот… Но молодой человек расхохотался и шагнул вперед, протянув руку для пожатия.
    — Привет, mia cara, моя дорогая! Я Джанни Кастельяно, мне поручено встретить тебя и никому не давать в обиду. Однако сдается мне, я сам перепугал тебя до смерти. Добро пожаловать в Рим, mia bella, моя красавица!
    Памела машинально пожала протянутую руку, все еще не в силах изобразить даже подобие улыбки.
    — Очнись! — Джанни достал пачку «Кента» и протянул девушке. Та машинально вынула сигарету. — Ты репортер или юная монашка? Неужели такая красотка, как ты, не привыкла к мужскому вниманию? Учти, тут тебя здорово достанут, так что крепись, детка.
    Прикурив, Памела глубоко затянулась. Понемногу она начала успокаиваться, поняв, что не стоило и заводиться.
    — Давай-ка выпьем кофейку и потолкуем, — снова лучезарно улыбнулся молодой итальянец. Вот уж не думал, что ты так надуешься. Я-то по простоте душевной решил тебя немного адаптировать к местным условиям, так сказать с места в карьер…
    — Извини… — Голос девушки, низковатый, с легкой хрипотцой, прозвучал чуть виновато. — Я вот только одного в толк не возьму: вроде одета я скромней некуда, скрыла все, что могла.
    — Вижу, ты вовсю постаралась! — Джанни опять расхохотался, едва не утирая слезы. — Неужели такой дешевый трюк работает в Нью-Йорке? Нас, итальянцев, не проведешь, хоть ты джутовый мешок напяль!
    Памела щеголяла, разумеется, не в джутовом мешке, а в свитере — довольно, кстати, дорогом. Дело было в том, что, невзирая на цену, напоминал он более всего именно джутовый мешок — собственно, так она и задумывала. Дорожный наряд довершали голубые джинсы и тяжеленные ботинки на толстой подошве. Рядом на тротуаре стоял чемодан, на плече болтался кофр, а на носу красовались непроницаемо черные очки. Глядя на них, Джанни усмехнулся.
    — Сейчас я растолкую тебе, в чем ты заблуждаешься. Глаз твоих я, естественно, не вижу, однако именно это обстоятельство сосредотачивает все мое внимание на губах — нежных и удивительно чувственных. Да не дергайся ты! — уже непритворно огорчился парень. — Дослушай сначала! Изумительного овала лица ты, душа моя, ничем не скроешь, как, впрочем, и потрясающих волос. И жемчужная кожа сразу бросается в глаза — тем более что для Италии это большая редкость. Ого, да ты краснеешь, моя дорогая!
    Краснела Памела удивительно. Обладая от природы удивительно светлой кожей, наследием предков-ирландцев, девушка никогда не делалась пунцовой — скулы лишь слегка розовели, что необычайно ее красило.
    — Милостивый Боже, ты словно бесценная жемчужина на ладони ныряльщика, когда на нее, дочь морских пучин, падает первый рассветный луч! Не пугайся, моя розовая жемчужина, я не продам тебя ювелиру, я буду сам любоваться тобой! — Джанни уже откровенно потешался над ее замешательством. — О! Отныне тебя зовут mia perla, и только так! Слушай, пойдем пить кофе, ладно? В отель успеем.
    Памела кивнула. Тогда Джанни поднял чемодан, и они двинулись в сторону ближайшего кафе. Усевшись под полосатым навесом, они заказали по чашечке капуччино и снова закурили.
    — Не много ли дымишь? — изогнул черную бровь итальянец.
    Девушка промолчала, глядя на носок своего тяжелого ботинка.
    — Слушай, сделай одолжение, сними очки хотя бы на секунду! — взмолился Джанни. — Я, в конце концов, не Джеймс Бонд, ты не Никита, и мы с тобой не намереваемся пристрелить Папу Римского!
    Поколебавшись с секунду, Памела сняла очки и чуть вопросительно взглянула на собеседника. Тот раскрыл было рот, но, видимо, счел за благо смолчать — как бы чего не вышло. Однако терпел он минуту, не более.
    — Скажи честно, — он принялся накручивать на палец прядь и без того курчавых полос, — зачем ты приехала? Ты же запросто заткнешь за пояс любую фотомодель, черт подери! — Джанни вскочил, едва не опрокинув стол. — Неужели сама этого не понимаешь?
    Но глаза девушки, прозрачные, словно два аквамарина чистейшей воды, в обрамлении антрацитовых ресниц, смотрели на него так мрачно, что итальянец смутился.
    — Ладно, извини, если что не так… Но ты изумительно хороша и наверняка сама это знаешь. Мы, южане, как никто другой чувствительны к красоте, в особенности женской. Наверное, именно поэтому конкурс «Лицо года» решили провести именно здесь, в Риме.
    — Да нет, это ты прости меня. — Памела улыбнулась, уже досадуя на себя. — Вероятно, правду говорят, что мы, американки, малость чокнутые… А журналистки тем более.
    От мимолетной улыбки, обнажившей ровные белые зубы, лицо девушки словно засветилось изнутри, а миндалевидные глаза под изогнутыми бровями засияли.
    — Ого, да ты умеешь улыбаться! — расцвел Джанни. — От души советую, кури поменьше — зубки у тебя чудесные, еще испортишь.
    — А я жую «Риглиз», — беспечно пожала плечами Памела, — и дважды в день хорошенько чищу зубы. Репортеры почти все сплошь дымят как паровозы, и я не исключение.
    По крайней мере, последние пять лет…
    Заметив, что лицо собеседницы вновь омрачилось, молодой итальянец принялся шутить и балагурить, и вскоре Памела уже хохотала от души. От смеха тотчас ей стало жарко, и мешковатый свитер был сброшен. Скользнув взглядом по груди девушки под белой маечкой, Джанни торопливо отвел глаза, не желая смущать гостью. Памела, впрочем, ничуть не смутилась — за два года работы в редакции она успела ко многому привыкнуть.
    Помимо внешности у девушки был ум, да и характер к тому же. Опытным путем выяснив, что никакие ухищрения вроде бесформенных свитеров в сложных ситуациях не помогут, Памела выработала особый взгляд. Некоторое время поупражнявшись, она довела его до такой степени совершенства, что любой мужчина под этим взглядом скукоживался и сникал, будь она хоть в бикини.
    Мужская часть редакции скрежетала зубами, но поделать ничего не могла, разве что кое-кто обзывал ее за глаза снулой рыбой. Однако одного-единственного взгляда в аквамариновые глаза было достаточно чтобы убедиться в том, что это не соответствует действительности. Спору нет, многим она дала от ворот поворот, многие затаили на нее обиду.
    Впрочем, Памела плевала на это. Она хоть и прослыла мужененавистницей, обладала недюжинным умом. К тому же были у нее и приятели мужчины, но не более того…
    Джанни повезло: ему сразу удалось взять правильный тон в разговоре, и вскоре они уже болтали как закадычные друзья, обсуждая типичные редакционные проблемы вроде того, сколько разворотов в журнале отведут под репортаж о конкурсе красоты «Лицо года», на какую пленку лучше всего снимать при искусственном свете и тому подобное. Коллегам всегда есть что обсудить.
    — Неужели работаешь одна? — уже в который раз спрашивал Джанни.
    — А что в этом такого? — Памела положила ногу на ногу и с наслаждением потянулась. — Фотографировать меня научил дядя еще в детстве, а в школе я обожала писать сочинения. Лично мне кажется, что репортаж особенно удается, если и у снимков, и у текста один автор.
    — Искренне завидую. Лично я до сих пор пишу с ошибками, — чистосердечно признался итальянец. — Да и слог оставляет желать лучшего… Ну ладно. — Джанни встал. — Позвольте, мисс, проводить вас в отель. А вечером, если захочешь, устрою тебе экскурсию.
    — Посмотрим. Если днем удастся подремать, почему бы и нет? — улыбнулась девушка, вставая.
    Походка у малышки обалденная, невзирая на ботинки по килограмму весом каждый, не меньше, отметил про себя Джанни. Вскинув на плечо увесистый кофр, девушка шла легко, при каждом шаге будто приподнимаясь на носочки, отчего ноги в голубых джинсах казались еще длиннее.
    — Послушай, — полюбопытствовал Джанни, — ты часом не балерина?
    — Попадание в десятку, — кивнула она. — С семи лет занималась классическим танцем, а потом как вымахала за год до метра семидесяти восьми, стала выше всех мальчишек… Словом, в пятнадцать лет моей балетной карьере настал конец. Пришлось спешно переквалифицироваться.
    — Но ходишь ты словно прима, — искренне восхитился итальянец, любуясь стройной фигуркой, гордой посадкой головы и струящимся водопадом черных волос своей новой знакомой. — Кажется, мое сердце в опасности, моя жемчужина… — И умолк, ошарашенный.
    Что произошло? Да ровным счетом ничего. Просто девушка взглянула на него через плечо, чуть вскинув подбородок.
    Камея. Настоящая камея, но вырезанная из куска льда. Лицо, прекрасное, словно у богини, и столь же отрешенное. Глаза — точь-в-точь два холодных аквамарина в обрамлении темных ресниц… Только вот отчего-то эта завораживающая красота напрочь отбивала охоту к флирту, даже самому что ни на есть мимолетному. Куда легче было бы приударить за мраморной Афродитой.
    Джанни поскреб подбородок, и его внезапно осенило.
    — Детка, — заговорил он мягко и проникновенно, — давай расставим все до единой точки над «i». Я счастливо женат, у меня крошечная дочка, как две капли воды похожая на своего папу. Моя добрая мама передала мне по наследству несусветную порядочность, за что я ей, разумеется, благодарен. Но я не могу — слышишь, не могу не реагировать на такую потрясающую красоту! Как итальянец, как мужчина в конце концов, — распалялся понемногу он. — И это вовсе не означает, что я сплю и вижу, как бы приударить за тобой!
    Памела слушала его внимательно и серьезно. Потом достала очередную сигарету, но так и не закурила.
    — Прерви на секунду свой горячий монолог, — произнесла она, и Джанни послушно умолк на полуслове. — Во-первых, ты прав: настрой у меня нынче не романтический, а самый что ни на есть деловой. А во-вторых, редакция не ошиблась, предоставив освещать конкурс столь потрясающему ценителю женской красоты, коим, вне всякого сомнения, являешься ты.
    Итальянец растерянно заморгал, но почти тотчас рассмеялся.
    — Слог у тебя и вправду отличный. И с чувством юмора все, кажется, о'кей. А еще я вижу, что ты, моя жемчужина, здорово наловчилась отшивать приставучих мужиков. Боже Праведный! — У Джанни от неожиданно пришедшей на ум мысли перехватило дыхание. — Давай будем честными до конца. Умоляю, скажи, ты, часом, не лесбиянка?
    Теперь настал черед Памелы хохотать до слез.
    — Стало быть, нет, слава Богу, — заключил итальянец. — Значит, дружок в Нью-Йорке?
    Памела неопределенно повела плечами, что могло означать и да, и нет. Для деликатного Джанни этого оказалось вполне достаточно, чтобы прекратить расспросы. Он остановился, залез во внутренний карман куртки, достал бумажник и продемонстрировал фото.
    Юная рыжеволосая женщина с младенцем на руках. Матери на вид не больше двадцати, малышке нет и полугода. Сходство последней с курчавым Джанни и впрямь было поразительным.
    Тонкие брови взлетели, пухлые губы дрогнули — на какой-то краткий миг Джанни почудилось, что она готова расплакаться. Но длилось это лишь мгновение.
    — Превосходно! — Памела с улыбкой вернула итальянцу карточку. — Станет красавицей.
    — Ну, до тебя ей вряд ли дотянуть… Ладно, пошли, — решительно сказал Джанни. — Провожу тебя в отель. Будешь обитать под одной крышей с фотомоделями. Пари держу, нынче же вечером пройдохи-коллеги донесут моей Лу, что я обхаживаю самую красивую из залетных пташек.
    — У тебя ревнивая жена?
    — Душа моя, — проникновенно заговорил итальянец, — Луиза ни единого раза не задала мне сакраментального вопроса, которым веками досаждают мужьям несносные жены: «Где ты был?», в котором бы часу я ни вернулся. Но одного лишь ее взгляда довольно, чтобы я сам все ей выложил. Врать я не люблю, да и не умею, зато обожаю Луизу и малышку Фло.
    — Ты образцовый семьянин? — чуть насмешливо прищурилась Памела.
    — Оставь ярлыки при себе! — вскипел Джанни. — Подобные глупости выдумали те, кто понятия не имеет о том, что такое любовь. Знаешь, я повидал на своем веку уйму роскошных задниц и классных бюстов, но меня они почему-то не привлекают. И вообще…
    — Уймись, уймись! Я все уже поняла! — прервала его, смеясь, Памела. — Давно ты женат?
    — Уже три года, и за все это время…
    — Да поняла я, успокойся! Ты — типичный бабник-теоретик.
    Итальянец в очередной раз захохотал, демонстрируя редкую по скорости смену настроений, а Памела страдальчески возвела глаза к небу.
    — Дойду ли я сегодня до отеля? Не терпится вытянуть ноги.
    — Да, башмачки у тебя явно не из хрусталя, — констатировал очевидное Джанни. — Зачем только ты их напялила?
    Этот вопрос остался без ответа.


    Роскошное венецианское зеркало в вестибюле отеля отразило то, чего поначалу не заметили ни девушка, ни ее спутник: Памела была выше Джанни сантиметров на десять. Впрочем, ни того ни другого это нимало не смутило. Одобрительно, скользнув взглядом подлинным ногам девушки, Джанни торжественно изрек:
    — Прошвырнуться с такой красоткой по ночному Риму будет для меня честью.
    — Взаимно, — лучезарно улыбнулась она.
    — Одна только просьба: смени имидж бродяжки на нечто более… ммм… подходящее. Для пущего эффекта.
    — Зачем тебе это? — Памела искоса взглянула на себя в зеркало, мельком отметив, что даже в джинсах и свитере выглядит превосходно.
    — Хочется, — лукаво усмехнувшись, потупился Джанни.
    — Обещаю, — серьезно кивнула она.
    — Вот и ладно. Около восьми зайду за тобой, хорошо?


    Номер, к великому ее неудовольствию, оказался двухместным, однако выбирать не приходилось. Памеле оставалось лишь уповать на то, что до появления соседки ей удастся всласть вздремнуть после утомительного перелета. С наслаждением сбросив тяжелые башмаки, она подошла к окну.
    Отсюда, с верхнего этажа отеля, открывалась прекрасная панорама города. Памела задумчиво смотрела на величественный купол собора святого Петра, затянутый еле уловимой голубоватой дымкой, и на сердце у нее отчего-то вдруг стало так горько, что она поспешно отвернулась…
    Что с тобой, девочка? Ты же сама напросилась, сама всеми правдами и неправдами выбила эту недельную поездку на конкурс красоты в город твоей мечты! Или ты грустишь оттого, что в двадцать два года достигла предела своих жалких мечтаний?.. А означает это всего-навсего то, что пора начать мечтать о чем-нибудь другом.
    Но о чем?
    Достав из чемодана белый махровый халат, Памела решительно направилась в ванную. Душ всегда подбадривал ее, когда пошаливали нервы.
    Воду она обожала с детства. Очень рано, лет в семь, научилась плавать, и больше всего на свете любила нырять, непременно с открытыми глазами. Подводный мир с его смутными тенями и силуэтами стремительных рыб зачаровывал девочку, и порой ей казалось даже, что она забывает дышать… Богатейшее воображение рисовало вдали то темный абрис затонувшего галеона, то колышущиеся щупальца гигантского осьминога, хотя Памела прекрасно знала, что у побережья Калифорнии не могло быть ни того, ни другого.
    Друзья прозвали тоненькую словно тростинка девочку Русалочкой Ариэль, и Памела гордилась прозвищем. Даже Шон, признанный заводила и лучший пловец, хмуро признался однажды, что девчонка обставила его, продержавшись под водой почти полторы минуты…
    Да, она обставила Шона… Тогда осознание полной своей победы преисполнило Памелу невыразимым никакими словами торжеством. Этой победы уже никто и никогда у нее не отнимет…
    Памела затрясла головой, возвращаясь к реальности. Ванная, сверкающая ослепительно белым кафелем и никелем, зеркало во всю стену, и в нем черноволосая девушка с мрачным, отрешенным выражением лица.
    Довольно! Ведь она всегда была сильной, всегда добивалась своей цели, всегда побеждала! Приказав себе не распускаться, Памела быстро разделась и шагнула под манящие прохладные струи. Сразу сделалось легче. Налив на губку ароматного геля, Памела быстро растерла его по нежной груди, по плоскому животу, по длинным, стройным ногам. Потом долго еще стояла просто так, без движения, представляя, как вода смывает и уносит прочь усталость, грусть, застарелую боль.
    Выйдя из ванной, Памела направилась прямиком в одну из спален, где, сбросив халат, блаженно вытянулась во весь рост под прохладной простыней и почти тотчас же уснула…

    Мокрые ветви деревьев наотмашь хлестали по лицу, ледяной ветер не давал дышать, тьма обволакивала, тянула назад, сковывая бег. Выбившись из сил окончательно, захлебываясь горючими слезами, опустилась она без сил на мшистую землю, вдыхая промозглую сырость и запах влажной травы.
    Впереди сквозь путаницу причудливо искривленных стволов и ветвей различила она свет — еле видимый, призрачный. И возник Звук. Пронзительный детский плач, жалобный и отчаянный. Не чувствуя ни рук ни ног, Памела рванулась вперед. Может быть, на этот раз… на этот раз она успеет?
    Теперь гибкие ветви, словно когтистые хищные лапы, хватали за плечи, стараясь остановить, не пустить дальше. Но она не сдавалась, переступив предел сил человеческих, разрывая объятия призрачных рук, обретая крылья… Младенческий плач делался все слабее, тише и глуше… Казалось, вот-вот…
    — Чего ты хочешь? — Седовласая женщина в белом халате устремила на нее сквозь очки взгляд серьезных серых глаз, всезнающих и печальных. — Твой мальчик умер. Я сожалею…
    Младенец не плакал больше. В наступившей тишине услышала Памела собственный отчаянный крик.


    Она проснулась в холодном липком поту, прижала руки к груди, силясь сдержать рыдания, и тотчас отдернула их. До грудей невозможно было дотронуться — они налились, соски одеревенели и невыносимо ныли… Прерывисто вздохнув, Памела спрятала в ладонях заплаканное лицо.
    Такое случалось с нею не впервые. Она знала, что через полчаса от надсадной боли, угнездившейся в груди, и следа не останется. Куда хуже обстояло дело с другой болью, неистребимой никакими средствами…
    Когда Памела взглянула на часы, оказалось, что проспала она всего-навсего полтора часа. Высвобождаясь из цепких объятий кошмара, она вылезла из-под влажной простыни и, накинув халат, снова направилась под спасительный душ. Проходя мимо соседней спальни, она заметила, что дверь приоткрыта, и успела увидеть край постели и чью-то розовую пятку, выглядывающую из-под одеяла. Стараясь не шуметь, Памела скользнула в ванную и тихо прикрыла за собой дверь.
    Выйдя оттуда минут пятнадцать спустя, она обнаружила в гостиной необыкновенно хорошенькую загорелую блондинку лет двадцати, в коротеньком шелковом халатике персикового цвета. Забравшись с ногами на диван, обитый золотистым шелком, она лучезарно улыбалась.
    — Привет! Из какого агентства? — И, не дождавшись ответа, затараторила: — А мне сказали, что по ошибке администратора меня поселили с какой-то мымрой-писакой из Нью-Йорка, вот я и приуныла было… Но все, кажется, обошлось. Как спалось? Хорошо, что я тебя не разбудила. Какие планы на вечер?
    Памела растерянно молчала, еще не вполне оправившись от дурного сна. Подойдя к журнальному столику, она достала из пачки сигарету и закурила.
    — Не угостишь, пока никто не видит? — шепотом попросила блондинка. — Да я и не курю почти — так, время от времени балуюсь.
    Памела все так же молча протянула блондинке пачку «Кента». Закурив, девушка блаженно вытянула длинные ноги и пустила в потолок струйку голубоватого дыма.
    — Я Милдред Марш, из модельного агентства «Гламур», Нью-Йорк. Можешь звать меня просто Милли. Приехала завоевывать сердца и кошельки сильных мира сего. Многие поставили на меня, как на призовую лошадь, — и ведь я этого достойна, не правда ли?
    Вскочив с диванчика, Милли держа руку с дымящейся сигаретой на отлете, продефилировала по комнате, слегка покачивая стройными бедрами. Синие глаза ее сияли.
    — А что? Двадцать лет, рост метр семьдесят семь, классические девяносто — шестьдесят — девяносто, натуральный цвет волос… Словом, есть шансы, ты как считаешь?
    Глядя на светловолосую красавицу, Памела ощутила себя вдруг усталой сорокалетней женщиной. К тому же все еще ныла грудь…
    Слегка раздосадованная молчанием соседки, Милли уселась на подлокотник кресла и выжидательно уставилась на Памелу.
    — Вот она я, вся как на ладони. А ты, пташка, кто и откуда? Мне кажется, я вправе рассчитывать на откровенность.
    Обреченно вздохнув, Памела с улыбкой проговорила:
    — Сдается мне, я и есть та самая мымра-писака из Нью-Йорка, моя милая…
    — Не может быть! — округлила глаза Милли.
    — Сущая правда, — заверила ее Памела. — В доказательство могу предъявить ноутбук и кофр с аппаратурой. Тогда поверишь?
    — Ну, знаешь, если ты журналистка, то я…
    — А что тебя так удивляет? — хмыкнула Памела.
    Вместо ответа Милли стремительно вскочив, метнулась к ней и дернула за пояс халата, который тотчас же распахнулся. Памела сделала протестующий жест, но поздно: соскользнув с плеч, халат упал на ковер. Под ним не обнаружилось даже трусиков, и щеки Памелы окрасил легкий румянец — то ли гнева, то ли стыда. Но Милли, казалось, не заметила ее замешательства, во все глаза разглядывая подробности телосложения своей странной соседки.
    — Та-а-ак… — протянула она. — Дела обстоят даже лучше, чем я думала. Ты просто статуэтка, дорогуша, и ростом повыше меня будешь… Слушай, ты что, вообще не загораешь? У тебя есть то, чем далеко не все фотомодели могут похвастаться, — точеная щиколотка, настоящее произведение искусства, — продолжала блондинка детальный разбор внешних данных Памелы. — Это, милочка, дар Божий — никакими упражнениями не добиться. А какой шампунь предпочитаешь? Волосы у тебя на солнце так и сверкают. Или это какой-то особый бальзам? Ну-ка, пройдись! Пари держу, двигаешься ты тоже первоклассно…
    — Хватит! — не выдержала, Памела, подхватывая с пола халат. — Говорят тебе, я не за этим сюда приехала!
    В ответ Милли расхохоталась, да так заразительно, что минуту спустя обе девушки уже смеялись, откинувшись на спинку дивана и болтая ногами.
    — Ну ты даешь! — смеялась блондинка. — Уж не в монастыре ли воспитывалась? Видела бы ты свое лицо, когда я… когда я… Ох, не могу! Слушай, — Милли вдруг округлила глаза, — может, ты еще и девственница? Нет, этого я не переживу! — И она снова затряслась в приступе неудержимого хохота.
    А вот у Памелы охота смеяться вдруг пропала. Вынув из пачки очередную сигарету, она подошла к окну и настежь распахнула его.
    — На этот счет могу сразу же тебя успокоить… — Светлые глаза ее тотчас стали ледяными. — Я не девственница. — И, вспомнив утренний вопрос Джанни, добавила: — И не лесбиянка, если это тебя волнует. Просто на данном этапе жизни меня не слишком привлекает секс. — Низковатый, слегка хриплый голос Памелы звучал глухо.
    — А как же любовь? — искренне изумилась Милли.
    — Не знаю, что это такое. Не пробовала! — отрезала Памела.
    — Слушай, ты что, обиделась? — Милли, казалось, была искренне опечалена холодностью Памелы. — Просто слишком уж ты хороша для бизнес-леди. Поверь, в этом-то уж я знаю толк. Ты могла бы стать первоклассной фотомоделью, если бы захотела. Неужели тебе никогда никто этого не предлагал?
    Предлагали. И не только это. Губы Памелы сурово сжались.
    — Ясно, — заключила Милли. — Я тебя достала, и ты полезла в бутылку. Ладно, хватит на сегодня, а не то, чего доброго, поссоримся…
    Девушка явно была раздосадована, и Памела ощутила приступ раскаяния. В самом деле, кого она из себя строит, и для чего?
    — Прости, — она приобняла Милли за плечи. — Я просто не в духе нынче. Слушай, что делаешь сегодня вечером? Хочешь составить мне компанию?
    Узнав о перспективе совершить экскурсию по ночному Риму, Милли тотчас воодушевилась.
    — Тогда я скачу прямиком в душ, а ты одевайся и жди звонка этого твоего парня. — Взглянув на Памелу, она тотчас спохватилась: — Ах, прости, твоего коллеги… — И, не дожидаясь ответа, скрылась за дверью ванной.
    Порывшись в чемодане, Памела достала единственное платье, которое прихватила с собой в поездку, поскольку предпочитала носить джинсы или свободные брюки, что было не в пример удобнее. Разложив платье на кровати, она окинула его критическим взором.
    Единственная по-настоящему дорогая вещица в ее немудреном гардеробе. Черное, атласное, от «Шанель». Как же редко она его надевала!..
    Разыскав тонкое кружевное белье под цвет платья, Памела принялась одеваться. От нежных касаний кружев кожа ее словно теплела, а по спине, вдоль позвоночника, пробегала странная дрожь. Да что с нею сегодня?
    Взглянув на себя украдкой в зеркало и заметив, как порозовели щеки и загорелись глаза, Памела поспешно отвернулась. Сладив с молнией платья, она вдруг гибко выпрямилась и сделала несколько шагов, слегка покачивая бедрами и приподнимаясь на носки.
    Неужели болтовня трещотки Милли так меня раззадорила, недоумевала Памела, выгибая спину и по-кошачьи потягиваясь. Нежная ткань платья ласкала кожу, тончайшие чулки плотно облегали стройные, длинные ноги, подчеркивая их безупречный контур. Вскинув подбородок, она расправила плечи и…
    — Вот это да! — послышался у нее за спиной восхищенный возглас.
    Вздрогнув как ужаленная, Памела обернулась. В дверях спальни стояла Милли. Весь наряд блондинки составляло голубое полотенце, обернутое вокруг бедер. Памела закусила губу.
    — Брось стесняться! Ты прекрасно выглядишь, прекрасно двигаешься, и вообще чудо как хороша!
    — Спасибо, — пробормотала Памела.
    Весь следующий час они потратили на то, чтобы выбрать из кучи туалетов, составлявших гардероб Милли, наиболее подходящий. Критически оглядывая в зеркало свои обтянутые алым шелком формы, она вздохнула.
    — Кажется, я располнела. Давно пора всерьез собой заняться… Умеючи можно за три дня сбавить сантиметров пять-шесть в объеме бедер, я уже пробовала.
    — Чепуха! Такое не под силу никакой диете! — воскликнула Памела. — И потом, с чего ты вдруг решила, что это необходимо? Ты ведь…
    — Не спорь, уж я-то знаю. — Блондинка вновь посмотрелась в зеркало. — Ничего, справлюсь, не впервой…
    И Милли принялась сосредоточенно рыться в сумочке. Найдя флакон с какими-то таблетками, она сунула в рот сразу две. Памела молча наблюдала за ней.
    — А у тебя, похоже, начисто отсутствуют проблемы с лишним весом. — Милли оглядела стройную фигурку Памелы с явным одобрением и нескрываемой завистью. — Какие у тебя объемы?
    — Мне-то откуда знать? — пожала плечами Памела.
    — А вот сейчас и узнаешь…
    И безжалостная Милли, достав сантиметр, обмерила новую знакомую, невзирая на ее протесты.
    — Та-а-ак, — бормотала она сквозь зубы, — бедра — восемьдесят восемь, то, что надо… Да не дергайся ты!
    — Щекотно же! — хихикнула Памела.
    — Ничего, потерпишь… Талия… Не может быть! Пятьдесят восемь! Да стой же ты смирно! — прикрикнула она, просовывая сантиметр под мышки Памелы. — Ну вот, что и требовалось доказать: ровно девяносто! Слушай, а рост свой ты хотя бы знаешь?
    — Метр семьдесят восемь… кажется…
    — Ка-а-ажется! — передразнила ее Милли. — А мне вот кажется, что ты, дорогуша, не своим делом занимаешься! Слушай, детка, зачем тебе гробить лучшие годы в какой-то редакции? Ты могла бы…
    Памела изумленно уставилась на Милли. Щеки блондинки неестественно порозовели, глаза потемнели… Отчего бы это? Просто зрачки расширились или… или это ей только показалось?
    Телефонный звонок заставил Памелу издрогнуть. Метнувшись к аппарату, Милли первой схватила трубку.
    — Это тебя. Твой приятель из газеты. — Она протянула Памеле трубку.
    Перспектива развлекать двух дам вместо одной ничуть не обескуражила Джанни, и они условились встретиться в вестибюле отеля в половине восьмого вечера.
    — Одно плохо, — нахмурилась блондинка. — Мне во что бы то ни стало нужно быть в номере к одиннадцати. Сделай одолжение, напомни, если я вдруг… забуду. — И Милли тонко рассмеялась.

    Увидев девушек, Джанни пришел в неописуемый восторг.
    — Хоть фотографируйся вместе с вами, мои птички, — пусть Лу знает, на каких красоток я ее не променял! — воскликнул он. — Итак, стартуем! — Затем, оглядев Памелу с головы до ног, добавил: — Вот это совсем другое дело, моя жемчужина. Только… не мрачновато ли? Да и украшения не помешали бы, как считаешь?
    Милли горячо поддержала его, но Памела отрицательно помотала головой.
    — Я никогда не ношу бижутерии.
    — Да ты сама лучше любой драгоценности! — торжественно провозгласил Джанни. — Твоей красоте вовсе не надобны дополнительные аксессуары.

Глава вторая
Ночной Рим

    Рим на закате дня ошеломил Памелу. Здесь все словно дышало страстью — и фонтаны, окруженные жемчужной водяной пылью, сквозь которую едва различимы были силуэты влюбленных, и смутные абрисы величественных дворцов, и несущаяся будто отовсюду музыка.
    Было около девяти часов — в это время в июне далеко до темноты, но сгущающиеся сумерки слегка приглушают буйство красок Средиземноморья, делая нежнее цвет неба, сдержаннее изумрудную зелень листвы. Казалось, даже звуки стали иными — медлительными, тягучими, ласкающими… Все было как будто насквозь пропитано любовью, заставляющей сладко замирать сердца, руки — находить друг друга и сливаться в нежном пожатии, губы — гореть и трепетать…
    Милли, похоже, вконец разомлела — она висла на Джанни, то и дело не к месту хохотала и томно потягивалась, заглядывая в глаза молодому итальянцу. Смотря на нее, Памела чувствовала, как у нее начинают пылать щеки, и была благодарна сумеркам, великодушно скрывавшим это. Однако Джанни ничуть не казался смущенным. Видя, как Памела в который уже раз нервно закуривает, он лишь улыбался. А когда компания уютно устроилась в ресторанчике под открытым небом и Милли понадобилось отлучиться, доверительно произнес:
    — Не переживай! Девочка просто околдована — магия вечернего Рима неумолима. Разве ты сама не чувствуешь?
    Памела все прекрасно чувствовала, и это ее бесило. Кровь словно быстрее струилась по жилам, согревая кожу. Но ведь это не повод, черт подери, вести себя подобно дешевой шлюхе!
    Никогда не презирала она фотомоделей, считая их работу не хуже любой другой. К тому же Милли при первом знакомстве показалась ей милой девочкой, не лишенной остроумия и здравого смысла. Внезапное преображение красотки поставило Памелу в тупик. Неужели все-таки…
    Джанни словно прочел ее мысли. Черные глаза итальянца взглянули на нее пристально и пытливо.
    — Не горячись, коллега! И не спеши никого осуждать — это последнее дело…
    Румянец стыда окрасил щеки Памелы.
    Опустив глаза, она принялась пристально рассматривать крахмальную салфетку, словно надеясь прочесть на ее белоснежной поверхности некое пророчество. Тонкие пальцы сами собой сжимались и разжимались. Румянец на щеках уступил место мертвенной бледности.
    — Я никого и никогда не осуждаю, — вырвалось у нее вдруг. — Никому не дано этого права. Мне — тем более. Я…
    — Ты должна изучать сейчас меню, а не салфетку, — мягко перебил ее Джанни. — Вот, возьми. Рекомендую пасту с соусом пепперони и креветки. Если не возражаешь против легкого вина, позволю себе его выбрать… А вот и наша Милли!
    Белокурая красавица шла к столику, сопровождаемая восхищенными взглядами мужчин, ничуть не смущаясь. Она демонстрировала настоящее подиумное дефиле высочайшего класса — каждый шаг был преисполнен небрежной грации дикого животного, а от того, как она несла голову, захватывало дух. Щеки ее неестественно пылали — или она успела в дамской комнате воспользоваться косметикой?
    Странный блеск в глазах Милли уже не на шутку встревожил Памелу, и она с надеждой взглянула на часы. Только половина десятого… Во всяком случае, подруга ни глотка спиртного не получит, решила она.
    Однако блондинка избавила ее от необходимости принимать крутые меры, отказавшись не только от выпивки, но даже от еды.
    — У меня только три… нет, уже два с половиной дня на то, чтобы сбавить вес. — Милли изящно присела на краешек плетеного стула, и алое платье тотчас обрисовало восхитительной формы бедро, которое Джанни принялся незамедлительно и со знанием дела изучать. — Не стесняйтесь, заказывайте хоть каплуна — воля у меня сильная. Выпью минеральной воды, и все. Слушай, угости сигаретой!
    Протягивая пачку «Кента», Памела отметила, как подрагивают пальчики блондинки: Милли не сразу удалось вынуть сигарету, а когда она щелкнула зажигалкой, огонек чуть дрожал. Эти мелочи не укрылись от внимания Джанни, и они с Памелой обменялись украдкой вопросительными взглядами.
    С аппетитом съев порцию пасты с пепперони, Памела наслаждалась бокалом рубинового «Барбера д'Асти» и обдумывала начало репортажа. Да, она непременно упомянет и о знакомстве с белокурой Милли, и этом восхитительном вечере, и терпком вине… Памела, погрузилась в свои мысли и не заметила, как Милли едва ли ни силком увела Джанни танцевать. Уставившись невидящим взором на блюдечко креветок, Памела витала так далеко и от ресторанчика, и вообще от земли, что опомнилась, лишь когда на часах было без десяти одиннадцать.
    Вспомнив о просьбе новой знакомой, Памела сделала знак танцующим, но блондинка, казалось, ничего вокруг не видела. Движения ее были слегка замедленны и необычайно чувственны, тонкие руки самозабвенно обвивали шею партнера, который был явно не в своей тарелке.
    Заметив выразительную пантомиму Памелы, Джанни испытал откровенное облегчение и повел свою даму к столику. Милли шла, слегка покачиваясь, а подойдя к столику, споткнулась. Памела ничего не понимала. Ведь они весь вечер провели вместе, Милли ни единого глотка не выпила. Хотя… Ведь она же отлучалась в дамскую комнату! Воображение услужливо нарисовало картину: воровато оглянувшись, красотка достает из крошечной сумочки изящную фляжку, отвинчивает крышечку, прикладывается к горлышку… Все это было настолько дико, что Памела даже головой затрясла.
    И все же с Милли явно творилось что-то странное. Зрачки ее синих глаз расширились так, что девушка походила теперь на черноокую итальянку, губы запеклись. В очередной раз пытаясь закурить, Милли испытала массу затруднений — кончик сигареты наотрез отказывался попадать в пламя зажигалки. Памела вновь переглянулась с Джанни.
    — Пойду-ка поймаю такси. — Джанни поднялся из-за стола и, склонившись к уху Памелы, шепнул: — Гляди за нею в оба: скорее всего ее сейчас потянет на приключения.
    И он не ошибся: одинокие красавицы тотчас привлекли внимание мужской части присутствующих, и Памеле немалых трудов стоило отшить пару подгулявших молодцов, настроенных весьма решительно. Все дело портила Милли: она то хохотала как безумная, то начинала строить глазки, то порывалась вновь пуститься в пляс.
    Вскоре Памела ждала своего итальянского коллегу словно манну небесную — даже ее «особый» взгляд уже утрачивал силу. А молодые люди из кожи лезли вон, предлагая фантастическую программу развлечений и суля золотые горы… Спасение в лице Джанни подоспело как раз вовремя: Милли, повиснув на локте одного из ухажеров и хихикая, была совершенно глуха к увещеваниям подруги, не желая и слышать о том, что на часах уже почти половина двенадцатого.
    Джанни, выразительно жестикулируя, заговорил по-итальянски, да так, что любой, даже совершенно незнакомый с языком, все понял бы без переводчика. Затем они с Памелой подхватили плохо соображающую Милли под руки и поволокли к машине.
    Устроившись подле девушки на заднем сиденье такси, Памела мертвой хваткой вцепилась в нее.
    — Что ты пила? А ну, говори! И когда ты только умудрилась?
    — Я… я ничего не пила, ничего не ела, и вообще мне классно! — На розовых губках Милли застыла как приклеенная улыбка. — Мне так классно, как еще никогда… никогда не бывало! И… и уже не будет никогда! — Блондинка вдруг истерически разрыдалась, размазывая по загорелому лицу помаду и тушь.
    Памела мало-помалу приходила в отчаяние. Но вот машина притормозила у входа в отель. Вдвоем с Джанни им удалось почти без проблем затолкать упирающуюся Милли в лифт, затем волоком протащить по коридору и впихнуть в номер. Памела была слишком занята, чтобы в полной мере удивиться тому, что дверь оказалась не заперта. Скорее всего, это горничная, подумала она, вот стыд-то…
    В гостиной Милли тотчас ничком повалилась на диван и безутешно заплакала, словно обиженное дитя. Памела обвела глазами комнату, ища кувшин с водой… и остолбенела.
    В одном из кресел подле журнального столика, с последним номером «Лайф» в руках, восседал как ни в чем не бывало незнакомец в безупречном костюме цвета голубиного крыла. Взмыленной и замученной Памеле было не до того, чтобы разглядывать непрошеного гостя, она заметила лишь идеально причесанные светлые волосы, да такую же светлую бородку.
    — Что вы здесь делаете? — воскликнула Памела. — Кто вы такой? Джанни!
    — Не трудитесь звать на помощь, мисс. — Незнакомец, отложив журнал, поднялся с кресла, и Памеле с перепугу показалось, что росту в нем не менее двух с половиной метров — он словно заполнил собой всю гостиную. — Лично вам ничто не угрожает, но вот эта… особа получит сейчас по всей форме, и никто, даже этот итальянский жиголо ее не спасет!
    — Я попросил бы… — раздался голос Джанни, но Памела не дала ему договорить.
    — Извольте замолчать! — повелительно прикрикнула она на незнакомца, который слегка опешил от ее тона. — Прежде всего мне хотелось бы выяснить, каким образом вы тут оказались и чего вам, собственно, надобно. Если вы друг Милли…
    — Друг Милли? — Брови незнакомца неудержимо поползли вверх, и он расхохотался так, что Памела тотчас поняла — вернее, почувствовала: этот человек вовсе не злодей. — Друг, вы сказали? Слушайте, да из какого вы агентства, позвольте спросить?
    — Молчи, дурочка, — донесся с дивана сдавленный шепот Милли. — Это же… это…
    Памела оглянулась. Лицо Милли покраснело и распухло, губы дрожали. Она то и дело по-детски всхлипывала.
    — Ну довольно! — Незнакомец стремительно пересек комнату, сгреб Милли за плечи и рывком поднял, но ноги не держали девушку, и она вновь мешком осела на диван. — Опять, да?
    Ответом ему были сдавленные рыдания.
    — Ах ты… — Незнакомец с размаху отвесил Милли звонкую пощечину. — Пеняй теперь на себя, идиотка!
    Этого Памела стерпеть не смогла. Кровь бросилась ей в лицо, в глазах потемнело. Подскочив к незнакомцу и мертвой хваткой вцепившись в рукав его великолепного пиджака, она развернула его лицом к себе — откуда только силы взялись — и наотмашь ударила по щеке. Милли охнула и уткнулась лицом в золотистую обивку дивана. Джанни, подойдя сзади, положил ладонь на плечо Памелы.
    Незнакомец же был потрясен настолько, что, казалось, потерял дар речи — просто стоял, уставясь на нее. Но вот мало-помалу выражение лица его из изумленного сделалось вопросительным, затем ироничным… Задыхаясь от злости и одновременно сгорая со стыда, Памела схватила пачку сигарет, валяющуюся на журнальном столике. И когда незнакомец как ни в чем не бывало щелкнул дорогой зажигалкой, чудом сдержалась, чтобы не вцепиться зубами в его руку.
    — Итак, милочка, выкладывайте все начистоту — с этой девицей объясняться сейчас бессмысленно, — властно заговорил он. Золотисто-карие глаза пытливо смотрели на Памелу. — Где были, что пили?
    — Извольте сначала объяснить, по какому праву… — начала было Памела, но ее перебила Милли:
    — Это же Боб Палмер, президент агентства «Гламур»… — Голосок блондинки звучал сдавленно и глухо. — А ты… ты его…
    — А он — тебя! — парировала Памела, сверкая глазами. — Будь он хоть сам Джордж Вашингтон, но бить женщину…
    — Тут вы правы, — хмуро согласился Палмер, устало опускаясь в кресло. — Однако такое с этой леди случается уже не впервые, и в прошлый раз я клятвенно пообещал в случае чего надрать ей задницу.
    — Смею надеяться, вы шутили? — не поверила своим ушам Памела.
    — А вы как считаете? — Светло-карие глаза Палмера уже смеялись. — Рука, кстати, у вас тяжелая…
    Памела молча отвернулась к окну и сосредоточенно стряхнула пепел в крошечную круглую пепельницу.
    — Неужели ваш агент позволяет вам курить? — спросил Палмер.
    — Не произнесу ни единого слова, покуда вы не попросите прощения у Милли… и у Джанни, — сухо уронила Памела.
    Милли снова зарыдала. Джанни сунул руки в карманы. Он казался сильно смущенным, но благоразумно молчал. Палмер, подойдя к дивану, мрачно ждал, пока Милли прекратит плакать. Однако ее рыдания усиливались, и минуты две спустя она забилась в истерике.
    Палмер действовал со знанием дела. Подхватив девушку на руки, он отнес ее в ванную, где властно приказал последовавшей за ним Памеле:
    — Откройте холодную воду! Поживей! И парня позовите, как там его…
    — И не подумаю, — раздалось в ответ. — Вы же не извинились.
    — Вы соображаете хоть чуть-чуть? — зарычал Палмер, и на мгновение Памеле сделалось по-настоящему жутко. — Очнитесь! Не видите, что с нею?
    Лицо Милли посинело, дыхание стало хриплым и затрудненным. Она уже не рыдала — глаза ее с мольбой были устремлены на Палмера.
    Быстренько открутив кран с холодной водой, Памела опрометью кинулась в гостиную, где мялся растерянный Джанни. Чуть погодя мужчины вдвоем перенесли девушку в спальню, где Палмер раздел ее, словно ребенка, — Памела машинально отметила, что он знает в этом толк, — и уложил в постель. Затем, взяв сумочку Милли, вытряхнул ее содержимое на одеяло.
    — Видите? — Он с мрачным видом продемонстрировал ничего не понимающей Памеле пустой пузырек. — Неужели не знаете, что это за штука?
    Та отрицательно покачала головой.
    — Приходится верить вам на слово. — Палмер в ярости отшвырнул пузырек. — Когда она в последний раз принимала это?
    — Я вовсе не видела, чтобы она что-либо принимала… — начала было Памела. — Хотя… погодите, кажется, несколько часов назад, еще в номере…
    — Все ясно. А вы что-нибудь заметили? — повернулся Палмер к нахмуренному Джанни.
    Тот лишь пожал плечами.
    — Однако врача все равно надо вызвать, и поскорее. Побудьте с нею! — приказал он и направился в гостиную.
    — Что это за мерзость, как ты думаешь? — спросила Памела у Джанни.
    — Это… такое лекарство… — просипела Милли. — Хотела быстренько похудеть… Боже, Палмер убьет меня!
    — Разумеется, убью, — возник тот в дверях. — Но пока что ты сама себя едва не угробила. Врач сейчас будет. Не хотите ли, мисс, переночевать у кого-нибудь из подруг? — обернулся он к Памеле. — Здесь будет… ммм… несколько неуютно в ближайшие несколько часов.
    — Да вы в своем уме? — ахнула пораженная Памела, делая шаг к Палмеру.
    — Предупреждаю вас, — ледяным тоном произнес он, — если вы намерены вновь меня ударить, получите сдачи.
    — Пойдем-ка, — схватил ее за локоть Джанни. — Есть у меня одна мыслишка…
    — Вот и чудненько, — ослепительно улыбнулся Палмер во все тридцать два зуба. — Молодой человек с радостью развлечет вас. Благодарите Бога за то, что вы не из моего агентства — иначе не сносить бы вам головы за ваши художества!
    Памела уже предвкушала, как сейчас все выложит начистоту этому типу… Однако проницательный Джанни обнял ее за талию и повлек к выходу.
    — Что ты делаешь? — отбивалась она, но итальянец был неумолим.
    Их дальнейший диалог происходил уже в кабине лифта.
    — Ты уже достаточно натворила, моя жемчужина! Может, на сегодня хватит?
    — Спятил? Что я сделала?
    — Съездила по морде Роберту Палмеру. Хотя… может, ты не знаешь, кто это такой?
    — Обижаешь, ведь я журналист. То-то его лицо показалось мне смутно знакомым. Впрочем, встречаться нам не доводилось. — Памела уперла руки в бока. — К тому же, если помнишь, когда я ему врезала, то еще понятия не имела, что это за фигура… Но если бы даже знала, это не остановило бы меня!
    — Пусть так, — хмуро согласился Джанни. — А теперь представь: эдакий вот верзила типа Халка Хогана дает тебе сдачи. Палмер на такое, сдается мне, вполне способен. Не слабо? Стать свидетелем вашей потасовки мне не улыбалось, а все шло именно к этому…
    И тут Памела не выдержала. Ее одолел такой приступ хохота, что колени у нее подогнулись, а из глаз брызнули слезы. Джанни вынужден был остановить кабину между этажами. Он с улыбкой наблюдал за нею, отмечая, что будь у девушки накрашены ресницы, тушь уже текла бы черными потоками по нежно-розовым щекам. Отсмеявшись, она сказала:
    — Ладно, поехали. Что ты теперь намерен со мною делать? Представить меня семье?
    — Можно было бы, — вздохнул Джанни. — Но это мы отложим, а покуда представлю я тебя тут еще кое-кому… Кстати, там ты и переночуешь, если не будешь против.

Глава третья
Чары Мириам

    Выйдя из отеля, Памела подняла голову… и замерла, потрясенная бархатной чернотой южного неба. Звезды, казалось, сияли так близко, что до них можно было дотронуться рукой, и она потянулась уже к самой яркой из них… Ей вдруг сделалось так легко, словно крылья, до поры сложенные за спиной, расправились во всю ширь.
    К действительности ее вернул задумчивый голос Джанни.
    — Знаешь, что было в пузыречке Милли?
    — Что? — Памела словно очнулась. — А-а… Может, слабительное?
    — Мысль интересная, — улыбнулся Джанни. — Однако все не так просто. Это наркотик из группы амфетаминов, в модельном бизнесе запрещен, как допинг в спорте.
    — Но какого черта? — изумилась Памела. — Неужели Милли наркоманка?
    — Ничуть не бывало. Эта дрянь помимо прямого действия имеет ряд побочных эффектов — например, притупляет чувство голода. Помнишь, за весь вечер она крошки в рот не взяла? А как отплясывала? После такой таблеточки можно колобродить хоть всю ночь до утра — и ни малейшего утомления. Здорово, правда? А эта дурочка, похоже, проглотила содержимое пузырька за один день. Немудрено, что ее нервная система не выдержала.
    — И что теперь с нею будет?..
    — Да уж ничего хорошего… — Джанни вздохнул. — Но она, слава Богу, в надежных руках. Этот Боб Палмер знаменит тем, что носится со своими девочками, словно с малыми детишками, и вообще…
    — И что, в порочащих его связях со своими «малыми детишками» не замечен? — насмешливо прищурилась Памела.
    — Брось, детка, — насупился итальянец. — Палмер — притча во языцех в модельном бизнесе. И, похоже, это не очередная утка газетчиков. К тому же у него маленькая дочка — ей, кажется, годика четыре или пять…
    — И прелестная женушка с ногами, растущими от ушей и прочими прибамбасами?
    Памелой вдруг овладел приступ бешеной злобы — она вспомнила, как Палмер ударил по лицу бедняжку Милли. Ничего себе праведник!
    — Прелестная женушка с прибамбасами, как ты выразилась, сбежала от него года четыре назад, оставив ему ребенка.
    — Может, этот тип ее бил? — процедила она сквозь зубы.
    — Ну, тебя заклинило! — вскипел Джанни. — Знаешь, кто она? Кимберли Палмер, слыхала о такой? Сейчас руководит в Лондоне модельным агентством, носящим ее имя. Лет сорока, но все еще необыкновенно хороша. Бывшая модель. Кстати, завтра должна прибыть со своими девочками…
    — Послушай, я устала, мне все это уже неинтересно и… Ой! Петля на чулке поехала, чтоб ее…
    И Памела, в полголоса бранясь, принялась сосредоточенно изучать свою изящную ногу.
    — Я это заметил еще в номере, — хмыкнул Джанни.
    — А почему молчал? Я могла бы захватить запасную пару! — разозлилась она.
    — Ты очень красива, когда сердишься. — Джанни наконец удалось остановить такси. — И спущенная петля ничуть тебя не портит. Вот только ругаешься ты так, что уши вянут, прямо жуть берет!
    Памела помимо воли улыбнулась. Присев на краешек заднего сиденья машины, попросила:
    — Отвернись, сделай одолжение.
    — Это еще зачем? — удивился Джанни,
    — Надо, — решительно заявила Памела.
    Джанни послушно отвернулся, а она, сбросив туфельки и слегка приподняв подол черного платья, быстро отстегнула сначала один чулок, потом другой, затем стянула оба и сжала в кулаке.
    — Вот, — протянула Памела черный комочек итальянцу, — Премногим меня обяжешь, если дойдешь до ближайшей урны…
    Поглядев на смятые чулки, Джанни неожиданно покраснел, как мальчишка, но просьбу выполнил. Когда такси тронулось с места, Памела спросила:
    — Что это с тобой стряслось? Ты, кажется, смутился. А весь вечер держался таким молодцом, что любо-дорого посмотреть.
    — Знаешь, — без улыбки изрек итальянец, — Лу легко простит мне то, что я весь вечер развлекал двух потрясающих девушек, что танцевал с одной из них, что она висла на мне… Но вот когда я держал в руке твои чулочки, я вдруг подумал… в общем, подумал, что это чересчур интимно. И слишком уж эротично.
    — Прости, — серьезно произнесла Памела. — Мне это как-то в голову не пришло.
    — Да-а, ну и бойфренд у тебя там, в Штатах, — укоризненно покачал головой Джанни. — Никакой утонченности…
    Памела промолчала, глядя в окно.
    Куда они едут? А какая, собственно, разница? Не все ли ей равно? Ведь Джанни ничего плохого ей не сделает, это она поняла после эпизода с чулками.
    Устало прикрыв глаза, Памела откинулась на мягкую спинку сиденья. Невыносимо хотелось спать. Она уже засыпала, она уже почти спала…
    — Ну все, прибыли, — вернул ее к реальности голос Джанни.
    На нее вдруг свинцовой тяжестью навалилась усталость. Она вновь ощутила себя сорокалетней — не впервые за сегодняшний день. Казалось, ныла каждая жилка, каждый мускул…
    — Куда ты меня привез? — не открывая глаз, тихо спросила Памела.
    — Сейчас узнаешь. Вылезай.
    Опершись на протянутую руку спутника, она ступила босой ногой на асфальт, еще хранивший дневное тепло, — надевать туфли без чулок не хотелось. Теперь она почти сравнялась с Джанни ростом, чему тот, судя по всему, обрадовался, но счел все же своим долгом спросить, не холодно ли ей. Памела лишь устало отмахнулась и осмотрелась.
    Куда завез ее неугомонный репортер? Тьма кругом такая, хоть глаз коли — едва различимы лишь силуэты домов на фоне ночного неба, но каким-то непостижимым образом ясно, что улочка невероятно узка, чуть более двух метров в ширину. Что было тому виной неизвестно, но Памеле вдруг почудилось, что ехали они не в такси, а в машине времени. Или вновь просто разыгралось воображение? Босые ноги ступали по булыжникам мостовой — асфальт как-то внезапно кончился, она даже не заметила когда…
    — Эй, проснись! — окликнул ее Джанни.
    — А может, лучше не стоит? — еле слышно отозвалась она, кончиками пальцев касаясь шершавого камня стены.
    — Ты права, — засмеялся итальянец. — Что ж, баюшки-баю, красавица. Здесь темно, но я все равно вижу твои ножки — они такие белые, моя жемчужина, такие изящные, словно у девочки-подростка, вступающей в пору расцвета…
    — Тебя опять понесло? — грозно спросила Памела.
    — Ну вот, снова все испортила! — возмутился Джанни. — Какие вы, американки, неромантичные!
    — У тебя что — богатый опыт по части общения с женщинами разных национальностей?
    — Еще какой! — гордо произнес репортер. — Латиноамериканкам, к примеру, без кудрявых восхвалений их прелестей жизнь не в жизнь, француженки хихикают, немки сразу выпячивают грудь, а вот африканки — о, это отдельная песня! Здесь нельзя увлекаться, не то многим рискуешь.
    — Как это? — не поняла Памела.
    — Африканский темперамент, душа моя — это не шутка. Я же бабник-теоретик, ты не забыла? Ну, хватит болтать. Сейчас я познакомлю тебя с женщиной, которая за всю жизнь выслушала такое множество самых разнообразных комплиментов, что даже я не рискнул прибавить что-либо к хору восторженных восхвалений…
    — Ну-ну, — скептически хмыкнула Памела. — Уж не африканка ли она?
    — Не угадала. Еврейка, причем древняя.
    — Старуха, что ли?
    — Сама увидишь. Пошли. И ничему не удивляйся.
    Найдя в кромешной тьме руку Джанни, Памела, осторожно ступая по булыжникам, двинулась вперед. Итальянец ничем не возбудил ее любопытства. Хоть еврейка, хоть китаянка — какая разница? Женщина — она везде женщина. К тому же переночевать все равно где-то надо…
    — Стоп! Сейчас нащупаю кнопку звонка.
    Сосредоточенно сопя, Джанни принялся шарить рукой по стене… И вдруг без малейшего скрипа распахнулась тяжелая дверь, к которой вели три вытертые от времени каменные ступеньки.
    Памела зажмурилась. Нет, свет был вовсе не ярким — просто глаза отвыкли.
    — Вот тебе на… — изумленно протянул Джанни. — Хотя зря это я удивляюсь. Мириам всегда начеку. Проходи, не робей!
    — С чего ты взял, что я робею? — вздернула подбородок Памела.
    — А у тебя задрожали пальчики.
    — Ничего подобного!
    И она смело шагнула вперед, но тотчас, взвизгнув, отпрянула: из глубины слабо освещенного коридора гибко и бесшумно прямо на нее двигался огромный сиамский кот. Уши зверя были прижаты, в глубине каждого голубого глаза горел ярко-алый огонек, шерсть на спине, почти черная, стояла дыбом…
    И вдруг в памяти Памелы всплыло детское заклинание — из игр в Маугли на задворках. С его помощью ей с друзьями когда-то удавалось утихомиривать самых яростных цепных псов…
    — Мы с тобой одной крови, ты и я… — одними губами произнесла она.
    Мягкая черная лапа, поднятая для очередного шага, так и не коснулась темно-зеленого ковра, острые уши встали торчком, вздыбленная шерсть мало-помалу улеглась.
    Уже ничего не страшась, Памела шагнула вперед и, наклонившись, протянула руку к животному. А кот, утробно мурлыча, стал тереться о ее ноги. Джанни за ее спиной удивленно присвистнул.
    — Негрито! — послышался совсем рядом гортанный женский голос. — Ты правильно сделал, что влюбился, — это хорошая девочка.
    Памела вздрогнула и выпрямилась — прямо перед нею, на расстоянии двух шагов, стояла женщина. Как же так? Ведь нигде поблизости не было и намека на дверь! Приглушенный свет, минуя чуть склоненное лицо, освещал лишь роскошные волнистые волосы, струящиеся по покатым плечам. Совершенно белые, седые волосы… Однако под длинным шелковым одеянием жемчужно-серого цвета угадывалось тело цветущей женщины не старше тридцати.
    Глазеть на хозяйку молча казалось Памеле не вполне приличным, и она поспешила исправить оплошность.
    — Здравствуйте. Меня зовут…
    — Русалочка, — произнесла женщина еле слышно — или Памеле послышалось?
    — Что? — ахнула она.
    — Босоногая Русалочка, — уже громче повторила женщина. — А за спиной у тебя юноша, известный на весь Рим душевной щедростью и чистотой помыслов. Я не боюсь перехвалить тебя, Джаннино, мой мальчик.
    — Прости, Мириам, что нагрянули без предупреждения. — Голос Джанни звучал виновато. — Тут вышла одна история…
    — Ты хочешь о чем-то мне рассказать?
    В интонации Мириам прозвучала ирония столь убийственная, что Памеле стало вдруг совершенно ясно: непостижимая женщина знает все. Однако трезвый ум ее отказывался признавать это.
    — Видите ли, я…
    — Это все пустяки, — жестом остановила ее Мириам. — Гораздо важнее то, что ты с ног валишься от усталости. Сейчас я тебе помогу. Проходите, дети.
    И статная фигура хозяйки поплыла по коридору — казалось, женщина не касалась ногами ковра. Словно во сне Памела двинулась за нею, сопровождаемая котом, ни на шаг не отстававшим от нее, — мягкая шерстка животного щекотала ее голые ноги.
    В просторной гостиной было до смешного мало мебели — лишь небольшая софа, обитая синим бархатом, да странный высокий столик. На подоконнике Памела, к великому своему изумлению, увидела радиотелефон. Пол был застлан толстым ковром, синим, с причудливым восточным орнаментом в золотисто-коричневых тонах.
    — Усаживайся на любимое местечко, Джаннино, — указала Мириам на софу. — А мы с девочкой устроимся на ковре. Ведь она с детства любит сидеть на ковре, но осанку так и не испортила — зря пугала ее мама искривлением позвоночника… Чему не дано искривиться, останется прямым навсегда, гласит древняя мудрость.
    Памела была ошеломлена настолько, что не помнила даже, как опустилась на ковер, — просто обнаружила себя сидящей, а у своих колен — мурлычущего Негрито. Джанни был забыт окончательно. Впрочем, вопреки всегдашней своей манере поведения итальянец был сейчас тише воды, ниже травы.
    — Выпей вот это, — кивнула Мириам на высокий тонкостенный бокал, неведомо как очутившийся на столике; Памела могла поклясться, что, когда они входили в гостиную, столик был пуст. — Не бойся, я тебя не отравлю.
    — Да я, собственно… — начала было Памела и тотчас осеклась: бесполезно было обманывать себя, ведь на какую-то долю секунды у нее и впрямь мелькнула мысль, что в бокале может быть яд. — Но, может быть, Джанни.
    — Оглянись, — ласково улыбнулась Мириам.
    Неугомонный Джанни, уронив курчавую голову на бархатную подушку, тихонько посапывал во сне. Выражение лица его было совершенно младенческим.
    Памела поднесла к губам бокал, вяло удивившись, что тот словно по волшебству очутился у нее в руках. Странный напиток слегка отдавал мятой, грейпфрутом и еще чем-то совершенно ей незнакомым. Снова повернувшись к хозяйке, она вздрогнула и едва не выронила бокал. Ушки Негрито на мгновение встали торчком, но кот тотчас успокоился и вновь громко замурлыкал.
    На ковре, как раз между сидящими друг против друга женщинами, горел непонятно откуда взявшийся масляный светильник. Тотчас воздух наполнился ароматами сандала и хвои, голубоватая струйка дыма поднималась к потолку…
    Но не это, вовсе не это потрясло Памелу. Она впервые как следует разглядела лицо хозяйки.
    Нет, Мириам не была уродливой или отталкивающей, совсем наоборот. У нее оказалось лицо богини, однако по этому словно изваянному из мрамора лицу нельзя было определить ни возраста, ни национальности женщины. Невзирая на седину, ей можно было дать лет тридцать. Но уже секунду спустя Памела решила, что Мириам может быть и пятьдесят, и шестьдесят… Или больше? Губы, полные и четко очерченные, яркие, но явно не тронутые помадой поражали свежестью и могли бы принадлежать девушке. Ноздри тонкого, без малейшего признака горбинки, носа едва заметно трепетали. На смуглой коже не видно было ни единой морщинки. И все же…
    Глаза. Все дело было в них. Миндалевидные, очень большие, непроницаемо черные, в обрамлении длинных загнутых ресниц, они взирали на мир так, что немыслимо было вообразить себе эту женщину чьей-то возлюбленной, женой или матерью. Это были поистине древние глаза, очи ветхозаветной пророчицы… Наверное, именно такие были у ее тезки, сестры пророка Моисея, думала Памела, вновь поднося к губам бокал.
    На сей раз вкус напитка стал иным. Теперь он напоминал терпкое виноградное вино. У Памелы, и без того ошеломленной всем происходящим, слегка закружилась голова и веки опустились сами собой. Однако в следующее же мгновение она ощутила такой прилив сил, словно проспала не менее восьми часов в мягкой постели.
    Вновь взглянув на Мириам, она слабо охнула: глаза колдуньи — а теперь Памела уже не сомневалась, что это именно так, — посветлели и налились изумрудной зеленью, отчего лицо непостижимой женщины сделалось еще прекраснее. Но в душе Памелы не зародилось и тени страха. Когда губы Мириам раздвинулись в улыбке, обнажив ровные белые зубы, гостья ответила тем же.
    — Ты умеешь улыбаться, — ласково проговорила колдунья. — У тебя настоящая улыбка, редкий дар. Ты улыбаешься сердцем, а это так нелегко, когда оно плачет…
    Памела вздрогнула, как от удара и, словно защищаясь, подняла руки.
    — Н-не надо, — пробормотала она. — Ты ведь гадалка, я поняла, ты читаешь по лицу… или как-то иначе, но не надо! Мне и без того больно!
    — Надо, Русалочка. — Глаза Мириам, теперь аквамариново-прозрачные, такого же, как у Памелы, цвета, печально смотрели на собеседницу. — Надо именно потому, что боль твою скоро не вместит сердце и она прольется через край, сжигая на своем пути все, подобно раскаленной лаве, и оставляя позади бесплодную пустыню, которая никогда уже не даст всходов. Сердце твое плачет кровавыми слезами, соски тоскуют по младенческим губам, касания которых так и не изведали, грудь полна молока…
    Впав в оцепенение, Памела слушала гортанный голос, доносящийся словно издалека, завороженная плавными движениями смуглых изящных рук Мириам, переливами жемчужного шелка на широких рукавах ее одежды… Все вокруг словно заволокло туманом, бокал выскользнул из ослабевших пальцев…


    — Дыши! Дыши! Ну же!
    Хватая потрескавшимися губами воздух, она уже ничего не понимала, отталкивая руки акушерки, извиваясь, в судорогах, не в силах кричать. Мука эта длилась уже часов десять… или двенадцать — впрочем, какая разница? Памела молила небо лишь об одном — о смерти. Казалось, вот-вот придет желанный покой, небытие, в котором нет ни рвущей на части тело боли, ни измены, пи обмана — только покой…
    — Дыши, маленькая дрянь! — Над нею склонилась седая женщина в роговых очках, прижимая к ее лицу кислородную маску. — Дыши, я кому сказала!
    Сделав нечеловеческое усилие, Памела оттолкнула маску.
    — Не хочу. Не хочу жить… Не хочу этого ре-ребенка… Отпустите меня!
    Очередная судорога боли скрутила ее, и Памела забилась в руках врача и акушерки, хрипя и задыхаясь.
    — Не выйдет! Тебе уже семнадцать, ты сильная и здоровая.
    — Я все равно не стану жить… — прошептала она посиневшими губами, когда боль слегка отпустила. — Вы… вы ничего не знаете…
    — А о ребенке подумала? Он вот-вот появится на свет, а ты уже ненавидишь его! — Теплая ладонь пожилой женщины-врача легла на горячий лоб роженицы. — Ну полно, успокойся! Скоро ты познакомишься с малышом, и тогда…
    — Не-е-ет! — отчаянно закричала Памела. — Отпустите меня!
    — Черта с два, дыши! Сестра, маску! — Врач была неумолима. — И приготовьте все для наркоза. Кажется, пора…
    Памела извивалась, вырывалась, но тщетно: в вену впилась тонкая игла, словно хоботок неведомого кровососа, перед глазами замелькали какие-то искорки, и она стала плавно погружаться туда, где не было ни боли, ни темного ужаса перед грядущим… Неужели это конец?
    Очнувшись, она испытала поистине райское блаженство, заключавшееся в отсутствии боли. Широко раскрыв в темноте глаза, облизнула искусанные, вспухшие губы. Постепенно из окружающего мрака выплыли очертания спинки кровати, ночного столика, крошечной колыбельки…
    Памелу подбросило словно пружиной. Ребенок! Он все-таки родился. И она жива…
    От резкого движения внутри снова пробудилась боль, но Памела уже не думала о ней. Двадцать восьмое июня. День ее рождения. И его…
    Подойти к колыбельке? Нет, никогда! Она с трудом выпростала из-под казенной простыни длинные ноги, спустила их на пол, выпрямилась… Приступ дурноты едва не испортил все дело, но Памела успела ухватиться за спинку кровати.
    Видимо, ребенок в колыбельке что-то почувствовал — зашевелился, закряхтел, потом заплакал. Плач этот, горький и отчаянный, подействовал на юную мать словно удар тока — Памела задрожала всем телом, сделала шаг к колыбельке…
    Ну и куда ты пойдешь, девочка? Домой, к матери, сердце которой разорвется от горя, узнай она о твоем позоре? Или пустишься вдогонку за Шоном, умоляя, упрашивая? Твоя ирландская гордость не позволит тебе ни того, ни другого, Ты сама знаешь. Самое лучшее — бежать, бежать без оглядки прямо сейчас.
    Она только подойдет к колыбельке, только взглянет на дитя, родившееся в один день с нею…
    Нет! Ты прекрасно понимаешь, дурочка: стоит тебе сделать это — и ты никогда уже не сможешь уйти!
    Пересиливая боль и сковывающую тело усталость, борясь с головокружением, Памела подошла к окну, тихонько открыла тяжелую раму… Водосточная труба. Подойдет. Развитая мускулатура и на этот раз не подвела ее — спуститься со второго этажа оказалось плевым делом. А позади не умолкал зовущий младенческий крик…
    Вот босые ноги коснулись влажной травы, вот она стремглав бежит прочь от клиники, больничная рубашка не достигает колен — а детский плач делается все громче… Ветви хлещут по лицу, рвут рубашку, Памела спотыкается о корень дерева, падает лицом вниз и теряет сознание. Только тут где-то далеко позади умолкает ребенок — или она просто перестает слышать его зов?..
    Открыв глаза, Памела зажмурилась — солнце, стоящее почти в зените, буквально ослепило ее. С трудом поднявшись, она огляделась. Далеко убежать не удалось — до больничной ограды осталось несколько десятков метров. Ничего, даже при свете дня она сможет ускользнуть, и никто ее не остановит!
    Но что это? В истерзанном теле обнаружился новый источник боли — груди налились и отяжелели, тонкая рубашка промокла насквозь. Коснувшись сосков кончиками пальцев, Памела глухо застонала и опустилась на траву. Кружилась голова, стучало в висках. Уронив руки на колени, юная мать дрожала, но не от холода — день выдался на редкость теплым. Неужели у нее жар? Дотронувшись до пылающего лба, она поморщилась: лицо было исцарапано — наверное, во время ночного бегства.
    Потом она не могла припомнить, сколько часов просидела так, не думая ни о чем, тупо уставясь на узловатые корни, мало-помалу приходя в себя. Постепенно всплывали в памяти лица врача, акушерки, больничная палата, крохотная колыбелька… Зазвенел в ушах жалобный плач покинутого ребенка.
    Что ты натворила, глупая? Если кто-то и должен расплатиться за свой грех, так это ты, именно ты, а не невинное дитя! Нельзя, подарив ему жизнь, отнять у него любовь! Мало тебе того, что всю жизнь прожила без отца, который бросил вас с матерью, когда ты была малюткой? Но у тебя есть хотя бы мама!
    В памяти Памелы всплыли личики маленьких обитателей сиротского приюта — в детстве она с подругами часто носила туда подарки на Рождество и День благодарения. Словно наяву она вновь увидела их глаза — серьезные, сосредоточенные, взрослые глаза маленьких человечков, и ноги сами собой понесли ее назад, все быстрее, быстрее… И вот она уже бежала, прижимая руки к груди, где безумствовала боль…
    — Ты вернулась, девочка? — Пожилая женщина-врач устремила на нее сквозь роговые очки взгляд серых глаз, всезнающих и печальных, но лишь на мгновение — и вновь уткнулась в регистрационный журнал. — Сожалею, — проговорила она еле слышно. — Твой мальчик умер. Два часа тому назад.
    Детский плач, звеневший в ушах Памелы, умолк. Наступившая внезапно тишина оглушила ее. Она сделала шаг к столу, за которым, сидела, не глядя на нее, врач, потом другой… и упала навзничь, стукнувшись затылком об пол, прижимая ладони к промокшей от молока больничной сорочке…

Глава четвертая
Дар колдуньи

    — Выпей, Русалочка…
    Памела ощутила у самых губ холодный ободок бокала и машинально отхлебнула густой напиток, на сей раз напоминающий на вкус кофейный ликер. Надсадно ныла грудь — она отяжелела, соски снова затвердели. А тело болело так, словно Памела пробежала марафон или… или родила несколько часов назад. Она обвела взглядом гостиную. За окнами занимался рассвет. Она сидела на синем ковре, поджав ноги, у голых колен свернулся клубочком Негрито, а Мириам ласково улыбалась ей. Глядя в оливково-смуглое лицо в обрамлении снежной седины, Памела ощутила внезапное желание броситься на шею колдунье. Та, ни слова не говоря, раскрыла объятия, и Памела, сотрясаясь от рыданий, припала к ее груди.
    — Прости меня, Русалочка, я вновь заставила тебя пережить самый страшный сон твоей жизни, — раздался уже знакомый гортанный голос. — Не удивляйся. Вся наша жизнь по большому счету сон, и стоит это понять, как делается легче… и немного скучнее.
    — Я… я… — всхлипывала Памела, не в силах вымолвить ни слова.
    — Не говори ничего, девочка. Я все расскажу сама. Ты пролежала в клинике три недели, первую из них — на грани жизни и смерти. Потом попыталась разузнать, что произошло с твоим ребенком.
    — Мне сказали… сказали, такое случается. — Памела прерывисто вздохнула. — И чаще почему-то с мальчиками…
    Мириам нежно отстранила ее от себя, заглядывая в залитое слезами бледное лицо. Глаза колдуньи снова были непроницаемо черными.
    — С мальчиками? Но ведь ты родила дочь!
    — Ты что-то путаешь, Мириам, это был мальчик. — Памела напрягала остатки воли, чтобы не закричать во всю мочь. — Мальчик! Он родился и умер в день моего рождения, когда мне исполнилось…
    — Мальчик умер, говоришь? — Мириам нахмурилась. — Но ведь ты так и не увидела свое дитя. Тебе не приходило в голову, что, возможно…
    — Не надо! Понимаю, куда ты клонишь…
    Памела вскочила с ковра, едва не опрокинув бокал с таинственным напитком. Проснувшийся Негрито потянулся, выгнув спину, и принялся тереться о ее голые ноги, словно стараясь успокоить.
    — Сядь! — властно приказала Мириам.
    — Не хочу! Не нужно меня убаюкивать сказками в духе мыльных опер! Я достаточно сильная, чтобы это пережить! — Памела откинула со лба влажные черные волосы. — В сладких грезах я не нуждаюсь. Я убила своего ребенка и расплачусь за все сполна! Ведь это я виновата…
    — Помолчи и сядь, — возвысила голос колдунья, и Памела повиновалась. — В моем напитке нужды больше нет. Выпьем-ка джина с тоником, согласна?
    Столь будничный напиток в баре древней ведьмы? Памела оторопела, но Мириам уже разливала спиртное по бокалам. После нескольких глотков гостья почувствовала, как боль медленно покидает истерзанное ночным кошмаром тело. О, теперь она не сомневалась, что колдунья своими чарами наслала на нее сон.
    — Нет, это был не сон, — улыбнулась Мириам, поднося к губам свой бокал. — После того что ты благодаря мне пережила, тебе легче будет освободиться. А это необходимо — ведь ты на пороге важных перемен в жизни.
    — Перемен? — Памела горько усмехнулась. — И что же ты мне нагадала?
    — За гадания я очень дорого беру…
    Слова эти прозвучали столь зловеще, что у Памелы напрочь пропала охота шутить. Ей стало вдруг совестно.
    — Прости меня. Я понимаю, ты хотела мне добра. И я очень тебе признательна за все… И тебе тоже, — обратилась она к Негрито, который, сидя на ковре в позе древнеегипетской статуэтки богини-кошки Бастет, преданно смотрел на нее голубыми глазами.
    — О, этот зверь — истинный джентльмен, — сказала колдунья. — Учти, тебя он выделил из всех моих посетительниц. А ведь ко мне приходит множество людей, среди которых попадаются личности… весьма и весьма примечательные. Негрито, ты простишь нас, если мы закурим? — очень серьезно спросила у кота Мириам.
    Тот, фыркнув, встал, гибко потянулся и, неслышно ступая, вышел в коридор. Кончик черного хвоста возмущенно подрагивал. Глядя ему вслед, обе — и гостья, и хозяйка — прыснули со смеху.
    — Негрито не выносит табачного дыма, — пояснила Мириам и рассмеялась, демонстрируя изумительные, как на рекламном плакате, зубы. — Я нечасто курю, просто чтобы составить компанию кому-нибудь. И тебе, кстати, не советую увлекаться — впрочем, скоро это само собой пройдет.
    — Да у нас в редакции все дымят как паровозы. — Памела пустила в потолок тонкую голубую струйку. — В честь чего это я стану бросать?
    — Все тебе расскажи, — укоризненно покачала головой колдунья, стряхивая пепел с кончика длинной сигареты. — Не любопытничай, Русалочка. Сдается мне, я и так наболтала ненароком много лишнего…
    Осмелев, Памела все же рискнула задать мучивший ее вопрос:
    — А сколько тебе лет?
    — Не спрашивай… — Мириам уселась по-турецки. Поза и зажатая в зубах сигарета неожиданно сделали ее похожей на студентку. — Столько обыкновенные люди не живут.
    — А… дети у тебя есть?
    Мириам посмотрела на гостью с легкой укоризной.
    — Я сказала, что дорого беру за колдовство и гадание, но не упомянула о том, что расплачиваюсь за это еще дороже…
    В ответ Памела нежно погладила точеную руку колдуньи, что вызвало у той задумчивую и печальную улыбку.
    — А я… Что я тебе должна? — Неожиданно пришедшая на ум мысль, заставила Памелу боязливо поежиться.
    Тонкие брови Мириам взметнулись вверх.
    — Выброси это из головы — ведь не ты просила меня погадать. К тому же ты приятельница Джаннино, к которому я питаю искреннюю привязанность. Кстати, пора мальчику просыпаться.
    — Неужели я пропустил самое интересное? — послышался сонный голос молодого итальянца. — Ну вот, опять…
    — Вставай, — нежно промурлыкала Мириам. — Пора пить кофе. Я отлучусь ненадолго.
    Поднявшись с ковра легко и изящно, словно юная девушка, Мириам вышла из гостиной. Походка у нее и впрямь была фантастическая, как у большинства восточных женщин. Памела даже залюбовалась. Надо будет попрактиковаться, решила она, и тотчас устыдилась своих мыслей. Тоже еще, фотомодель нашлась! Кстати, что с Милли?
    — Как считаешь, удобно позвонить отсюда? — спросила она у Джанни.
    — Разумеется, — искренне изумился тот. — Мириам — гостеприимная хозяйка.
    С первой же попытки дозвонившись в отель, Памела довольно долго слушала длинные гудки. Но вот…
    — Алло? — послышался в трубке низкий мужской голос.
    Это еще кто такой? Памела растерялась, поскольку ожидала услышать писк бедняжки Милли, потревоженной ранним звонком. Она молчала, хлопая ресницами.
    — Ну же, говорите! — Неведомый гость Милли был явно раздражен.
    Ах вот оно что! Великолепный Боб Палмер так носится со своими цыплятками, что стоит одной из девочек захворать, как он проводит у ее постели ночь! Памела даже зубами скрипнула от негодования.
    — Доброе утро, мистер Палмер. — Голос ее буквально сочился ядом. — Это соседка вашей… питомицы Милдред. Хотела справиться о ее здоровье, но если вы рядом, то беспокоиться не о чем, ведь так?
    — Сожалею, но порадовать вас ничем не могу, — сухо ответствовал Палмер. — Милли час назад увезли в клинику, из-за чего меня вытащили из постели. А сейчас я занят тем, что стараюсь упаковывать ее вещи.
    — Милли плохо? — Злость Памелы мигом улетучилась. — Что с нею?
    — Главная беда ее — глупость, а другая — беспробудная лень! — проворчал Палмер. — Едва не отправилась на тот свет — и все ради того чтобы похудеть, не прилагая никаких усилий! Словом, в конкурсе ей не участвовать, а без нее моя команда слабовата. Я надеялся на нее, и дурочка прекрасно об этом знала!.. Слушайте, — в голосе Палмера послышалось легкое изумление, — а с чего это вдруг я перед вами так разоткровенничался?
    — Могу я чем-нибудь вам помочь? — помимо воли вырвалось у Памелы.
    Похоже, этот тип, какой бы свиньей он ни был, не на шутку огорчен — ей вдруг стало жаль его. Она представила, как Палмер, ругаясь последними словами, мечется по номеру, собирая раскиданную Милли одежду, косметику и прочие мелочи…
    Видимо, Палмер был искренне удивлен, потому что ответил не сразу.
    — Благодарю вас. Думаю, что справлюсь. Хотя нет, постойте… был бы очень признателен, если бы вы упаковали вещи нашей больной. Согласитесь, это больше по женской части.
    — Я буду примерно через час, — сухо ответила Памела. — Всего наилучшего.
    — Представьтесь хотя бы, мой добрый ангел, — примирительно произнес Палмер. — Мое имя вам уже известно, так давайте восстановим справедливость.
    — Памела О'Доннел, корреспондент нью-йоркского женского журнала, — отрекомендовалась она.
    — Простите… — Голос Палмера вдруг стал хриплым. — Я, кажется, не расслышал… Повторите, пожалуйста.
    Памела еще раз, стараясь говорить отчетливее, произнесла свое имя.
    — Прекрасно, — ответил он. — Спасибо. — И в трубке раздались короткие гудки.
    — Я же говорила тебе, Негрито, что у нашей гостьи добрая душа. — В дверях стояла Мириам с кофейным подносом, а у ног ее восседал, словно изваяние, сиамский кот, мерцая сапфировыми глазами.
    Кофе и впрямь оказался превосходным — густым, ароматным, с какими-то восточными пряностями.
    — Ты волшебница, Мириам! — закатывал глаза Джанни. — От одного запаха твоего кофе можно вознестись на небеса!
    — Хороша бы я была, будь это так! — улыбнулась хозяйка, сверкнув белоснежными зубами. — Уж поживи еще годков шестьдесят, сделай милость!
    Допив кофе, Памела попросилась в ванную — слишком сильна была у нее тяга к воде, да и напряжение прошедшей ночи давало себя знать.
    — Негрито, проводи! — приказала Мириам.
    Задрав хвост, кот направился в коридор, гостья последовала за ним. Ванная, облицованная черной мраморной плиткой, была оборудована по последнему слову техники. Все сверкало чистотой, отменная сантехника радовала глаз. Душ принять Памела все же не отважилась, решив отложить это до возвращения в отель, но с наслаждением умылась холодной водой. Сразу сделалось легче.
    Но когда, подняв голову, Памела взглянула в зеркало, то беззвучно ахнула: в черных волосах с левой стороны отчетливо виднелась седая прядь. Она крепко зажмурилась, вновь открыла глаза. Седая прядь не исчезла, а вроде бы даже сделалась еще заметнее…
    — Мой тебе подарок, — послышался за спиной Памелы гортанный голос. — Не правда ли, изысканно?
    В дверном проеме ванной застыла Мириам. Жемчужное одеяние ниспадало складками до самого пола, скрывая носки домашних туфель. Как это Памела раньше не замечала, что росту в колдунье едва ли больше пяти футов?..
    — Д-да… это, пожалуй, красиво, но несколько неожиданно, — пробормотала Памела, потирая виски.
    — Это очень нужный подарок, — сказала хозяйка. — Со временем сама поймешь что к чему. А теперь ступай, Русалочка. Выспись хорошенько. Страшные сны больше не потревожат тебя…


    Минут через пятнадцать они с Джанни уже мчались в такси по улицам утреннего Рима. Бешено жестикулируя, итальянец взахлеб рассказывал о Мириам. Оказалось, что не кто иной, как эта необыкновенная женщина, стала «виновницей» его счастливого брака и косвенно причастна к появлению на свет малютки Фло. Луизу врачи единодушно приговорили, признав бесплодной. «Чушь собачья! — сказала тогда Мириам. — Не волнуйся, Джаннино. У вас будет куча детишек!»
    А месяца два спустя после визита молодых супругов к колдунье у Луизы обнаружились все признаки беременности…
    Слушая вполуха болтовню Джанни, Памела старалась справиться с овладевшим ею вдруг давним недугом — нервным тиком, мучившим ее после выписки из клиники, но потом вроде бы прошедшим.
    — А скажи, — прервала Памела поток его словоизлияний в надежде сменить тему, — как обстоят у нее дела с мужчинами? Ведь она потрясающе красива и наверняка разбила не одно сердце…
    — О, к представителям сильного пола Мириам безжалостна, — рассмеялся Джанни. — Однако ей по силам как приворожить, так и, наоборот, отвадить любого. Но Мириам не наносит смертельных ран. Лично я убежден, что во всем свете не сыскать достойного ее мужчины! Хотя однажды…
    — И кто же это был? — мгновенно откликнулась Памела.
    — Честно говоря, сам не знаю, — смутившись признался итальянец. — Я лишь догадался об этом по ее недомолвкам…
    Утренний город был прекрасен, словно девушка, только что проснувшаяся после сладкого сна. Но Памела смотрела больше не в окно машины, а в зеркало водителя, все еще надеясь, что белая прядь в волосах ей померещилась…

Глава пятая
Аромат страсти

    Отперев дверь номера, Памела устало опустилась в кресло и смежила веки. Выжатая словно лимон, она склонна была счесть события прошедшей ночи причудливым сном… если бы не седая прядь. Касаясь ее, Памела всякий раз ощущала легкое покалывание в кончиках пальцев — или это ей только казалось?
    Нечего рассиживаться, решительно сказала она себе. Стянув через голову платье, она направилась в ванную и только тут заметила на журнальном столике записку. На листочке, наспех вырванном из органайзера, красовалось несколько строк, написанных размашистым решительным почерком:

    Вы очень любезны. Убедительно прошу: упаковав чемоданы нашей больной, попросите портье отнести их в номер 612. Хочу оказать Вам ответную любезность и приглашаю на репетицию дефиле в три часа. Вам это должно быть любопытно.
    Б. П.

    Да провались ты, Б. П.! — мысленно выругалась Памела и устало поплелась в ванную. Надо еще успеть собрать вещи Милли, поспать, перекусить… Какого черта она потащится на эту репетицию, где девицы в купальниках будут вышагивать по подиуму, щеголяя своими прелестями?
    Однако журналистский азарт уже пробуждался в ней помимо воли. Стоило бы посмотреть на это шоу, потом пригодится для статьи, подумала Памела, растираясь жесткой мочалкой. Тело порозовело и загорелось, мышцы рук и ног налились силой… Не увлекайся, а то не уснешь! — одернула она себя, прикручивая кран с горячей водой. Прохладные струи необыкновенно приятно обтекали тело, Памела зажмурилась от удовольствия, представляя, что стоит под летним дождем…
    Выйдя из ванной в халате, она направилась прямиком в спальню Милли, где царил полнейший хаос: платья разнообразнейших фасонов и расцветок валялись где попало, кружевные трусики почему-то надеты были на абажур ночника, лифчик нахально расположился на кондиционере, а три — почему-то именно три — черных чулка отдыхали на спинке кресла.
    Тяжело вздохнув, Памела принялась за дело. Ей понадобилось не менее часа на то, чтобы аккуратно разложить вещи Милли по двум объемистым чемоданам, но результатами своих трудов она осталась вполне довольна. Надо бы навестить бедолагу, думала Памела, вставая коленками на крышку чемодана в попытке его закрыть… Придется узнать у этого великолепного Б. П., в какую больницу увезли Милли, и выкроить часок.
    На сбор косметики ушло еще минут сорок: Памела была буквально сражена количеством всяческих баночек, тюбиков и коробочек на туалетном столике и в ванной. Тональные кремы, казалось, всех известных косметических фирм мира, тени для век потрясали разнообразием тонов. Правда, Памела не могла взять в толк, как все это выглядит на лице — на это у нее явно не хватало фантазии. Тушь для ресниц была тут самая разная — от банальной черной до серебристой. Поражали воображение фантастические цвета вроде ярко-красного, бронзового, ядовито-зеленого, кислотно-желтого…
    Надо будет заполнить пробел в образовании, вздохнула Памела, раз уж собралась писать о конкурсе красоты. Для начала придется вытрясти из душеньки Милли все, что только можно, о макияже, думала она, засовывая богатство блондинки в толстые пластиковые конверты со множеством отделений. На столике обнаружилось штук двадцать кисточек, в которых Памела понимала еще меньше, чем в румянах и губной помаде. Одна из них была столь внушительных размеров, что ею с легкостью можно было бы побелить потолок в небольшом помещении типа, например, ванной. Ну, кажется, все!
    Памела огляделась и чуть было не застонала в голос: незамеченная ранее батарея баночек и пузырьков занимала весь подоконник. Что ж, деваться некуда… И она принялась собирать их, разглядывая и читая надписи на этикетках. Были тут помимо изысканных и очень дорогих кремов еще и тоники для кожи, и эмульсия для локтей и коленок, и еще Бог знает что.
    Этого я не переживу! — расхохоталась Памела и без сил повалилась на постель Милли. Что-то тут же впилось ей в лопатку, и она нашарила очередную баночку, на которой прочла: «Скраб для пяток».
    Именно эта баночка цвета маренго переполнила чашу ее терпения. Рассвирепев, Памела в беспорядке затолкала все это великолепие в косметичку размером с небольшой чемоданчик и перевела дух. Неужели все? Но не тут-то было. У ножки ночного столика стоял довольно объемистый, размером с дипломат, крапчатый чемоданчик. Ругаясь на чем свет стоит, уже готовая ко всему, Памела положила его на колени, щелкнула замочком и…
    У нее перехватило дыхание. Духи она обожала страстно, коллеги утверждали даже, что это единственная ее слабость. Бархатная внутренность чемоданчика, разделенная на углубления, явила восхищенному взору Памелы такое многообразие изысканных произведений парфюмеров мира, что любопытства она сдержать не смогла. Помимо классических «Шанель № 5» и «Диориссимо» — цветочных и невыразимо женственных, были тут и пряный «Азарро», и пьянящий «Кензо д'Эте»… Беря изящные флакончики, Памела подносила к лицу то один, то другой, вдыхая тончайшие ароматы. Насладившись изысканным запахом «Иссей Мияке», она прикрыла глаза и потянулась, словно кошка на солнцепеке.
    Духи всегда порождали в ней эмоции, причем каждому запаху соответствовало определенное ощущение. Аромат «Шанель» заставлял Памелу чувствовать себя великосветской леди — в ее представлении именно он соответствовал черному цвету, ее любимому. «Кензо» ассоциировался с жарким летом, обтягивающей одеждой леопардовой расцветки, деревянными бусами и браслетами и — непременно! — с босыми ногами. Когда подружки подтрунивали над ее парфюмерными фантазиями, Памела лишь пожимала плечами: это ведь и не нуждалось в понимании. Это надо было чувствовать.
    Любимая туалетная вода Памелы — одна из вариаций «Роша» на тему цитрусовых, с ароматом чуть аскетичным и сдержанным, полным пронзительной свежести, — тоже обнаружилась в чемоданчике Милли. Сняв серебристую крышечку с изящного флакончика, Памела подержала его на ладони, колеблясь… и нажала на кнопочку распылителя. Нежнейшее облачко окутало ее, она выгнула спину, приоткрыла губы и часто задышала. Мускулы стройного тела напряглись, из груди вырвался сладкий стон — и тут Памела испугалась по-настоящему. Да что с ней такое? Ведь она всегда любила этот аромат, всегда наслаждалась им…
    Может, именно в том-то все и дело? Для нее это был запах сдерживаемой страсти, готовой в любой момент вырваться на свободу. Сейчас Памела отчетливо ощущала, как знакомый аромат опасен для нее. Видимо, Рим сыграл с нею злую шутку…
    После Шона у Памелы не было мужчин, да она и не испытывала потребности в плотской любви — после всего, что вынесла. Шон своими руками разрушил то, что сам создал, — пробудив очень рано ее чувственность, причинил потом такую душевную боль, что она навеки, казалось, срослась в сознании Памелы с усладами секса. Неужели природа берет свое, с ужасом думала она, торопливо, словно застигнутая на месте преступления злоумышленница, укладывая флакончик в чемоданчик. Ведь то, что испытала она сейчас, вдохнув любимый аромат, — не что иное, как жар желания…
    Придется безжалостно выкинуть любимые духи, твердо решила Памела, вставая со смятой постели и стыдливо оправляя ее. В духах ли тут дело или это все еще действует дурманящее зелье Мириам? Нет, об этом лучше не думать.
    Памела вызвала портье и попросила отнести чемоданы в пресловутый шестьсот двенадцатый номер, затем торопливо скинула халат и вытянулась во весь рост под простыней. Все ее опасения были напрасны — она уснула в тот самый миг, когда сомкнула веки…
    Сильные руки обнимают ее… крепче… крепче… И вот она уже едва может дышать — но как же это сладко! Как сладко ощущать на губах вкус чьих-то — но чьих? — губ, слегка солоноватых, горячих… касания рук, могучих и одновременно нежных, ощущать, как где-то в потаенных глубинах тела пробуждается тайный жар — так занимается от крохотной искорки высохшая на солнце трава… И вот уже бушует яростное пламя, всепожирающее, безжалостное и одновременно невыносимо сладостное, в котором сгорают без следа вся ее боль, все страшные воспоминания… Она возрождается подобно Фениксу из горстки серого пепла, в которую превратило ее это пламя, — но лишь для того, чтобы запылать вновь… Из груди рвется полустон-полукрик, она выгибается дугой, мускулы тела напрягаются, перед глазами расцветают причудливые многоцветные огни фейерверка…


    Назойливо трезвонил телефон. Памела слышала звонки, но цепкие объятия сна не выпускали, а по телу все еще пробегала чувственная дрожь… Ощутив щекой повлажневшую ткань подушки, она повернулась на бок, не открывая глаз, тяжело дыша. Ей хотелось проспать вот так вечность — но как же невыносим этот звон! Ах, кажется, наконец-то он умолк…
    Ее горячие ладони скользят по мускулистым плечам, по рельефным мышцам груди. Чьей груди? Впрочем, какая разница? Она вдыхает пряный аромат мужской кожи, нежно касаясь ее губами…
    Часть ее сознания, неподвластная наваждению, твердит, что это не Шон. Тот был другим, совсем другим… и запах его юного тела был иным, и обнимал он ее не так, совсем не так… Неужели все еще длятся чары Мириам?.. И Памела снова сладко застонала во сне…
    Бедра ее словно наяву ощущали тяжесть бедер неведомого мужчины… неведомого, но до боли желанного. Подчиняясь размеренному ритму, она испытывала восторг бесконечный, беспредельный… Неужели бывает такое? Она не просто достигла вершины блаженства, она осталась там, купаясь в волнах наслаждения, набегающих одна за другой…
    Во сне все бывает, дорогая, твердил рассудок. Но почему же тогда, как ни старается, она не может разглядеть лица своего призрачного возлюбленного? Глаза застилает жемчужный туман, сквозь который угадывается лишь общий абрис. Почему?
    — Потому что еще не время, Русалочка…
    Голос Мириам! Значит, все-таки…
    Нечеловеческим усилием воли Памела заставила себя оторвать голову от подушки. Перед глазами все плыло, руки и ноги дрожали — в точности так, как бывает после ночи любви, безумной любви…
    В чем же все-таки дело? Может, зря она винит колдунью, может, просто нанюхалась до одури духов Милли? Запахи и прежде действовали на нее магически…
    Тряхнув головой, Памела обнаружила, что волосы влажны и спутаны так, словно кто-то и впрямь запускал в них пальцы, лаская каждую прядь, и тяжело вздохнула — при их длине она как минимум полчаса потратит на прическу. Интересно, который сейчас час? Пять минут второго… У нее уйма времени.
    Встав на ноги и потянувшись все телом, Памела слегка поморщилась: мышцы на самом деле болели. Ничего, все можно поправить при помощи душа и легкого массажа.
    Вновь зазвонил телефон, и Памела поплелась в гостиную, даже не набросив халата. Зачем? Ведь на сей-то раз она точно одна в номере.
    — Алло, — произнесла она и удивилась тому, как звучит ее голос — тягуче и низко, словно она и впрямь…
    — Откуда это я вас вытащил? — поинтересовался слегка раздраженно мужчина: Памела даже не сразу поняла, что это сам Б. П. — Ну, тогда с добрым утром. Весьма признателен за чемоданы Милли — я бы возился с ними до второго пришествия.
    — Не стоит благодарности… — пробормотала Памела, прижимая руки к обнаженной груди.
    Щеки слегка порозовели — она вдруг застыдилась наготы, хотя видеть ее Палмер явно не мог, находясь двумя этажами выше в своем шестьсот двенадцатом…
    — Вы принимаете мое приглашение? — суховато поинтересовался он.
    Сбитая с толку, Памела молчала. Какое еще приглашение?
    — Я жду. — А ждать Палмер явно не привык — это было ясно по его голосу, в котором тотчас зазвенела сталь. — Итак?
    — Видите ли, я спала…
    — И я вас разбудил?
    — Нет, но…
    — В таком случае встречаемся в три часа дня, — отчеканил Палмер. — Камеру оставьте в номере — все равно вас с нею в зал не пропустят.
    — Что-о? Как это понимать? — возмутилась Памела.
    — А так, что репортерам вход туда строжайшим образом воспрещен.
    — Я вовсе не об этом!
    — О чем же тогда?
    — Разве я уже согласилась? — повысила голос Памела.
    — Давайте расставим все точки над «i», мисс О'Доннел. Я не в ресторан вас позвал, и не в ночной клуб — туда можете таскаться с вашим римским приятелем! — Палмер был явно взбешен, но вовремя овладел собой, и голос его стал меньше напоминать рык разъяренного льва. — Вы репортер, если я верно понял. Вам предоставляется исключительная возможность своими глазами увидеть изнанку конкурса. Неужели вы упустите свой шанс?
    Я круглая дура, подумала Памела. Пора спрятать в карман глупую гордыню — я же на работе!
    — Извините, — пробормотала она. — Видимо, я просто не до конца проснулась.
    — На окончательное просыпание даю вам полчаса. На все остальное — еще пятнадцать минут. В два часа я зайду за вами.
    — Благодарю вас, мистер Палмер, — как могла любезно ответила Памела. — Я буду готова.
    Волшебство воды вновь воскресило ее. Стоя перед зеркалом и расчесывая спутанные волосы, она с изумлением констатировала, что снежно-белая прядь необыкновенно украшает ее, придавая облику… какую-то завершенность, что ли? Казалось, прозрачные глаза Памелы сделались еще прозрачнее, нежный румянец — еще нежнее, даже губы стали ярче. Или тому виной странный сон? Доискиваться причин не было времени, и Памела пошла одеваться.
    Выбирать наряд? Еще чего! И, не мудрствуя лукаво, сняла с вешалки широкие брюки из черного шелка и белую блузку свободного покроя. Надев и то и другое, она посмотрелась в зеркало. Брюки сидели идеально, блузка ниспадала свободными складками, но — вот незадача! — соски под тонкой тканью чересчур уж… ммм… эффектно выделялись. Пришлось надеть бюстгальтер.
    Стук в дверь раздался в тот момент, когда Памела расчесывала волосы, иссиня-черной волной ниспадавшие ниже пояса. Вздрогнув, она торопливо отложила щетку и направилась открывать дверь.
    Разумеется, до двух с половиной метров Палмер не дотянул, однако два-то уж в нем было точно. Однако, этот гигант на редкость пропорционально сложен, вынуждена была признать Памела и искренне поздравила себя с тем, что не получила вчера от него по шее…
    Вместо серого костюма нынче Палмер щеголял в светло-голубых джинсах и ярко-синей рубашке-поло. Загар его казался теперь бронзовым, а волосы и борода напоминали цветом спелую рожь. Светло-карие глаза пытливо разглядывали Памелу. И та вдруг невероятно смутилась, вспомнив давешнюю оплеуху, которой «угостила» этого человека.
    — Пожалуйста, простите меня за вчерашнее, — с искренним раскаянием произнесла она. — Но я совершенно не выношу, когда бьют женщин…
    — Некоторые заслуживают того, чтобы их убили. — Глаза Палмера на мгновение похолодели, и Памела вздрогнула, внезапно осознав, что в минуты бешенства этот человек способен на многое. — Как я уже говорил, Милли здорово меня подвела. Да что там, без нее у нас немного шансов на призовые места… Другие девочки хороши, да вот опыта почти у всех кот наплакал — показать свою красоту тоже надо уметь. А довольствоваться утешительными призами я не привык.
    — Может быть, вы драматизируете… — начала было Памела, но Палмер перебил ее:
    — Черта с два! Недурные внешние данные есть у многих, но вот кураж… Я вынужден просчитывать все на несколько ходов вперед, как в любом бизнесе. Послушайте, можно я сяду?
    В гостиной Палмер с наслаждением опустился в кресло и вытянул длинные ноги. Присев на краешек дивана, — того самого, на котором вчера билась в истерике Милли, — Памела ощутила давящее напряжение. В чем дело? Она ведь не робкого десятка…
    — Наверное, вам и впрямь нелегко — ведь руководителями большинства модельных агентств являются, насколько мне известно, женщины, — сказала Памела.
    — Наследство жены, — пояснил Палмер. — Я вот уже четыре с лишним года тяну эту лямку… и, знаете, вошел во вкус. Не глядите на меня так! — вскипел он, заметив ироничную улыбку собеседницы.
    — Не обижайтесь, — потупилась Памела. — Дело есть дело.
    — Не скрою, вчера я принял вас за фотомодель, — извиняющимся тоном произнес Палмер. — Да что там, когда утром вы представились мне репортером, я подумал сначала, что это какая-то ошибка… или мистификация. Но, наведя справки, убедился, что вы и впрямь журналистка. А теперь, когда вы добавили к своему облику заключительный штрих, мне снова кажется, что произошла некая путаница…
    Машинально дотронувшись до волос, Памела почувствовала, что предательский румянец вновь заливает щеки.
    — И кожа у вас изумительная — чистая, нежная и совершенно прозрачная, — продолжал Палмер. — Вы, кажется, смущены? Тогда не стану распространяться о прочих ваших достоинствах — о них вы, вне всякого сомнения, прекрасно знаете сами. Кстати, кто вы по гороскопу?
    — Я? — Памела была застигнута врасплох неожиданным вопросом. — Я — Рак. А какое это имеет…
    — Имеет! — сказал, как отрезал, Палмер. — Моя дочь тоже Рак. И уже сейчас, хотя ей нет еще и пяти, ясно, что она станет изумительной красавицей… вроде вас.
    Вспомнив о том, что Палмер в одиночку растит дочь, Памела слегка смягчилась — впрочем, было ясно, что одиночество его не продлится долго. С такими данными, да еще окруженный разномастными красотками, он сумеет выбрать достойную замену сбежавшей супруге, если сочтет это необходимым…
    — Ваша дочка похожа на вас? — не сдержала любопытства Памела.
    — Она похожа на свою мать.
    Слова эти Палмер произнес так, что отбил у Памелы всякую охоту продолжать начатый разговор. Видимо, воспоминания о бывшей жене все еще причиняли ему боль. Чем иным можно было объяснить внезапную перемену в нем? Кулаки Палмера судорожно сжались, глаза потемнели.
    Как он напоминает разъяренного льва, подумала Памела, испытывая внезапное желание забиться в угол дивана, превратиться в мышку и ускользнуть в щель между подушками. И, не придумав ничего лучшего, спросила:
    — А вы по гороскопу случайно не Лев?
    — Точно так, — кивнул Палмер. — Что, похож?
    — Как две капли воды — сейчас, по крайней мере…
    — В таком случае, раз мы знаем друг о друге главное, — глаза его вновь улыбались, — можно ехать на репетицию. Надеюсь, я не нарушил никаких ваших планов?
    Подумать только, он спрашивает об этом только сейчас! Поразительный человек!
    — Не беспокойтесь, — холодно улыбнулась Памела. — Искушение проникнуть туда, куда моим коллегам доступ заказан, чересчур велико. Ради этого я отменила бы что угодно… даже посещение ресторана или ночного клуба, — язвительным тоном добавила она.
    Внимательно посмотрев на нее, Палмер сдержанно произнес:
    — И туда, и туда вы вполне можете успеть… если, конечно, захотите. Надеюсь, ваш Ромео дождется своей Джульетты.
    — Что вы себе позволяете? — возмутилась Памела. — Джанни — мой коллега…
    — Одно другому не мешает. Впрочем, это ваше дело.
    Поднявшись с кресла, он вновь буквально заполнил собой гостиную. Памела тоже встала — осторожно, очень осторожно. Казалось, одно неверное движение — и она коснется Палмера, а этого она почему-то боялась. Очень боялась…

Глава шестая
Начало карьеры

    Уже в лифте Палмер сказал:
    — Если не возражаете, кое-куда заглянем по дороге. Мне нужно купить подарок на день рождения моей Ариэль. Я обещал привезти ей из Рима что-нибудь интересненькое.
    — Как? — В горле Памелы мигом пересохло. — Как вы сказали, ее зовут…
    — Причуда Ким, моей бывшей жены, — нахмурившись пояснил Палмер. — Уж больно ей мультфильм понравился. Но имя необыкновенно идет малышке. А что вас так взволновало?
    Успокойся! — приказала себе Памела. Откуда ему знать, что ты с трудом выносишь разговоры о детях? А то, что девочку зовут так, как прозвали тебя в детстве, никому не известно в целом свете, кроме тебя самой… и Шона.
    — А знаете, — вырвалось вдруг у нее, — когда-то так называли меня за любовь к плаванию.
    Палмер покосился на свою спутницу, хотел что-то сказать… и ни слова не произнес. В полнейшем молчании они сели в такси, которое минут через пятнадцать затормозило у дверей роскошного ювелирного салона. То, что Палмер как воды в рот набрал, отчего-то необыкновенно пугало Памелу. Надо было что-то делать…
    — Может быть, вы хотите, чтобы я помогла вам выбрать… — робко заговорила Памела, но Палмер покачал головой.
    — Нет. Подарки для дочери я всегда выбираю сам.
    Увидев витрину, где были выставлены драгоценности, Памела оторопела. Что можно выбрать здесь в подарок пятилетнему ребенку? Ох уж эти богатые папочки! Наверняка девочка куда больше обрадовалась бы игрушке…
    Вероятно, блеск драгоценных камней был тому виной, но у Памелы вдруг заслезились глаза, и она часто заморгала.
    Стеклянные двери беззвучно открылись перед ними, пропуская внутрь салона, сияющего белым мрамором, стеклом и позолотой. Молоденькая продавщица поспешила навстречу Палмеру с такой ослепительной улыбкой, словно перед нею был не человек в джинсах и рубашке-поло, а, по крайней мере, особа королевской крови. Памела следовала за ним словно тень, молча и настороженно.
    Драгоценности ее совершенно не интересовали, ей хотелось как можно скорее уйти отсюда. Отклонив предложение любезной девушки посмотреть каталоги, Палмер подошел к витрине, где были выставлены последние образцы продукции фирм «Картье» и «Тиффани». Глядя на изысканные, но, на ее вкус, чересчур роскошные колье, серьги и кольца, Памела думала о своем, и между ее черных бровей тотчас образовалась вертикальная складочка.
    Блеск драгоценностей действовал на нее подобно сверканию никелированного шарика в руках искусного гипнотизера: она вновь переставала ощущать границу между явью и сном, совсем как утром. Ею опять стала овладевать странная истома…
    — Ну и что? — вернул ее к действительности голос Палмера.
    Медленно повернувшись к нему, Памела заметила, что он вертит что-то в руках — кажется, какое-то кольцо.
    — Что — «ну»? — довольно резко переспросила она.
    — Вам что-нибудь нравится?
    — Вы же всегда сами выбираете подарки для дочери! — уже не на шутку разозлилась Памела.
    — Вы слушаете, что вам говорят, или витаете в облаках? — поинтересовался Палмер. — Кажется, я спросил, понравилось ли что-нибудь вам.
    — Нет, — почти выкрикнула она, — не понравилось! Мне вообще не нравятся побрякушки! Я не ношу украшений!
    — А я было подумал… Лицо у тебя стало как у ребенка в магазине игрушек. — Палмер смутился, осознав, что обратился к ней на «ты». — Простите… вырвалось.
    — Ничего страшного, переживу, — уже спокойнее ответила Памела.
    — Стало быть, переходим на «ты»? — Золотистые глаза Палмера улыбались. — Согласна?
    Нечего строить из себя невесть что, решила она — и как в омут головой кинулась:
    — Согласна.
    — Отлично. Надо признаться, мне будет так намного проще общаться с тобой в присутствии моих девочек — ты ведь большинству из них ровесница.
    Памела лишь молча передернула плечами.
    — Вот, полюбуйся, — произнес Палмер.
    Она машинально взяла у него протянутый предмет. Кольцо… Кольцо из белого золота с аквамарином. Но сказать так значило ничего не сказать. Лаконично-простая оправа, а в ней каким-то непостижимым образом подвижно закреплен почти квадратной формы камень. Памела слегка дотронулась до него мизинцем — и камень закачался в своем гнезде, дробя в бесчисленных гранях лучи солнца, щедро льющиеся сквозь стекло витрины.
    Надеть такое? Памела тотчас представила кольцо на своей руке и поняла, что отчаянно хотела бы иметь это чудо. Да ты и в правду сдурела, одернула она себя. И, возвращая драгоценность Палмеру, невозмутимо ответила:
    — Приятная вещица. Но не чересчур ли для маленькой девочки?
    — Ты права, — рассмеялся Палмер. — Подыщем для Ариэль что-нибудь другое, ладно?
    Эти слова он произнес как-то необыкновенно тепло, и напряжение отпустило Памелу. Потом они вместе принялись рассматривать выставленные в витрине украшения.
    — Смотри! — воскликнула вдруг она. — Вот это, кажется, подойдет!
    На синем бархате в самом углу витрины угнездился крошечный кулончик — миниатюрный рак из белого золота с сапфировыми глазками. Он свободно мог бы уместиться на ногте указательного пальца Памелы. По просьбе Палмера продавщица достала украшение, и фигурка закачалась на цепочке, состоящей из крохотных шариков.
    — Действительно подойдет, — согласился Палмер. — Ей понравится, я знаю. Но непременно надо будет купить еще какую-нибудь игрушку, а то она не поймет. Знаешь, ты молодец. Я бы еще часа два копался. А может, и вообще бы его проглядел, ведь кулон такой малюсенький…
    Памела ничего не ответила, лишь слабо улыбнулась в ответ. Похоже, этот человек и впрямь нежно любит дочурку — возможно, особенно потому, что мать бросила ее…
    С ужасом она вдруг поняла, что сейчас разревется. Губы задрожали, тонкие пальцы судорожно сжимались и разжимались… Склонив голову, Палмер пристально наблюдал за тем, как по ее щекам одна за другой покатились слезы, которых уже нельзя было сдержать.
    — Ну-ну, полно. — Достав из кармана носовой платок, он принялся вытирать ее мокрые щеки. — Не плачь! — Голос его звучал необыкновенно ласково, почти нежно. — Ну, маленькая…
    Стискивая изо всех сил зубы, Памела силилась успокоиться, но все было тщетно. Тогда Палмер притянул ее к себе за плечи, и она уткнулась лицом в его могучую грудь, а огромная ладонь стала гладить ее по волосам.
    — Наверное, тебя в детстве не баловали подарками?
    Памела поспешно закивала, не в силах произнести ни слова. Один Бог знал, как благодарна она была Палмеру за подсказку! Он сама ни за что не смогла бы выдумать лучшего объяснения своим слезам.
    — Ну иди, подожди меня в машине. — Палмер отстранил ее от себя, заглядывая в лицо. — Возьми платок.


    Устроившись на заднем сиденье такси, Памела торопливо достала из сумочки пудреницу. Из маленького круглого зеркальца на нее взглянули полные слез прозрачные глаза.
    Вскоре Палмер показался в дверях магазина, и Памела в который уже раз поразилась, какой он высокий и широкоплечий. Но сейчас она отметила еще и необыкновенную легкость его движений — видно было, что человек этот в отличной форме для своих сорока лет.
    На сей раз он сел так близко к ней, что Памеле захотелось слегка отодвинуться, но не тут-то было.
    — Ну-ка, покажись! — Положив ладони на плечи, Палмер, одним легким движением развернул ее лицом к себе. — Все в порядке, малышка. Будь ты накрашена, последствия были бы непоправимы. Никто ничего не заметит.
    «Да плевать мне заметят или нет», — собралась было сказать Памела, но вместо этого почему-то смущенно попросила:
    — Можно я закурю?
    — Кури, ладно уж, — махнул рукой Палмер. — Хотя будь моя воля, я бы тебя за это выпорол.
    — Да, как я успела понять, это твой излюбленный метод воспитания, — слабо улыбнулась Памела, доставая сигареты. — Вот и Милли выпороть хотел…
    — Учти, дочь я никогда пальцем не тронул, — очень серьезно сказал Палмер.
    — А жену? — с вызовом спросила Памела, щелкая зажигалкой.
    — Это Ким швыряла в меня чем ни попадя! — расхохотался он. — Она дама нервная, натура тонкая… Но это, как говорится, отдельная песня.
    Памела равнодушно пожала плечами, всем своим видом демонстрируя полнейшее отсутствие интереса к подробностям семейной жизни Палмера. Впрочем, и он не горел желанием откровенничать. Некоторое время они молчали. Памела курила, глядя в окно, стараясь казаться безразличной.
    Ах, как это было непросто! Каждой своей клеточкой она ощущала близость Боба Палмера, ладони которого еще совсем недавно лежали на ее плечах. Ей казалось, что она все еще ощущает их тяжесть. Подумать только, она позволила себе разреветься. Хуже того, позволила этому человеку утешать ее, словно дитя! Где хваленое умение держать себя в руках?..
    Нервно затягиваясь и не чувствуя вкуса сигареты, Памела вдруг со стыдом призналась себе в том, что отчаянно хочет вновь ощутить прикосновение рук Палмера, которые сейчас — она видела это краем глаза — спокойно лежали на коленях, обтянутых выцветшими джинсами. Памела представила вдруг, как эти ладони ласкают ее тело, и щеки обдало жаром. Благодарение Богу, спутник, казалось, позабыл о ней — во всяком случае, не делал больше попыток ее коснуться. Тут она заметила, что все еще комкает в руках мокрый носовой платок. Что с ним делать? Вернуть?
    Палмер, видимо, владел даром читать мысли.
    — Отдай! — Он протянул руку за платком. — Еще пригодится.
    — Нет уж! — Раскрыв сумочку, Памела достала оттуда свой, девственно чистый, совсем новый. — Если на репетиции понадобится утереть кому-то сопли, и этот сгодится.
    Не придумав ничего лучшего, она решила поиграть в нахалку, однако номер не прошел.
    — Это не твой стиль, — снисходительно заметил Палмер. — Давай просто забудем досадный инцидент, и дело с концом. Я уже успел понять, что ты не из разряда плакс, так что не ломай комедию и… Да выброси ты эту сигарету! — Он повелительно возвысил голос. — В конце концов, мне это неприятно.
    Изумляясь самой себе, Памела послушно выкинула окурок в окно.
    — Спасибо, — вежливо склонил голову Палмер. — Ты очень любезна.
    Она готова была сквозь землю провалиться, но лишь молча потупилась и достала из сумочки мятную жвачку.
    — Дважды молодец, — засмеялся Палмер.
    — Угощайся. — Памела протянула ему на ладони пачку «Риглиз спеарминт».
    Он взял пластинку и повертел в пальцах.
    — Спасибо. Я как раз такую люблю. С детства…
    Памела не ответила.
    Перед концертной студией РАИ-ТВ, обладающей монопольным правом на радио- и телевизионные передачи в Италии, яблоку негде было упасть. Вокруг автобусов, в которых привезли конкурсанток, кишмя кишели репортеры, для которых это был единственный шанс отснять будущих звезд до послезавтрашнего действа. Внутрь пропускали лишь девушек и персонал.
    Помогая Памеле выйти из машины, Палмер скорее приказал, чем посоветовал:
    — Набери в рот воды, опусти глазки, а еще лучше — надень черные очки. Одно лишнее слово — и вылетишь отсюда как миленькая. Усвоила?
    Покорно доставая из сумочки очки, она с опаской следила за тем, как дюжие охранники утихомиривают самых ретивых из ее коллег.
    — Не робей. Вперед и только вперед! Ты же у нас храбрая.
    В словах Палмера звучала откровенная ирония, но Памела молча это проглотила — в конце концов, она на работе, а работа прежде всего. Протискиваясь сквозь толпу, она несказанно радовалась тому обстоятельству, что ее спутник наделен недюжинной физической силой — иначе им пришлось бы несладко. Споткнувшись, она едва не упала, но могучие руки сгребли ее за плечи, да так на них и остались. Шум вокруг стоял невообразимый, их то и дело ослепляли вспышки фотокамер, и Памела порадовалась, что на ней черные очки.
    У самого входа она опять споткнулась, и Палмеру пришлось обхватить ее за талию. Крепко зажмурившись, Памела силилась унять бешеное биение сердца: ведь себя не обманешь — споткнулась она намеренно. Не зная, куда деваться от стыда, она даже не сопротивлялась, когда ноги ее оторвались от земли. Теперь Палмер буквально нес ее сквозь все это столпотворение.
    Когда стеклянные двери закрылись за ними, Памела с облегчением перевела дух.
    — Ну как, жива? — деловито осведомился Палмер.
    Поправляя очки и тяжело дыша, она ответила:
    — Кажется. Только жвачку едва не проглотила…
    — Ничего, мы еще легко отделались, — усмехнулся он. — Посиди пока, скоро я за тобой вернусь. — И широким шагом направился куда-то по ярко освещенному фойе.
    А Памела доплелась до ближайшего кресла и рухнула в него. Опомнись, дурочка! Ты вконец распустилась! Надо же было сомлеть от прикосновения мужских рук… Мало тебе, что ли, Шона? Не нахлебалась еще? Или гормоны некстати разыгрались? Собери волю в кулак!
    Спору нет, он великолепный представитель сильной половины человечества, так что твоя реакция, милочка, вполне естественна — особенно если принять во внимание пятилетнее воздержание. Но за эти пять лет тебя не раз пытались лапать мужики, и ничего, кроме отвращения, ты не ощущала — так что же случилось теперь? Даже испарина на лбу выступила, подумать только…
    Поднеся к лицу носовой платок, который все еще сжимала в кулаке, Памела ощутила слабый, слегка пряный запах одеколона, и голова у нее немного закружилась. Поспешно отдернув руку с платком, она сунула его в сумочку.
    — Привет, детка! Ты кто?
    Памела подняла голову. Перед ней стояли две девицы с одинаковыми сумками с размашистой надписью «Гламур», перекинутыми через плечо. Одна щеголяла в джинсовых шортиках, открывавших длинные ноги, и предельно лаконичном топике, снежная белизна которого подчеркивала смуглость плоского живота. В пупке мулатки покачивалось колечко с подвеской, тонкую щиколотку украшала золотая цепочка, а высветленные до почти пепельного оттенка густые волосы заплетены были в тысячу косичек.
    Подруга представляла с нею разительный контраст — светлокожая и синеглазая, с почти белыми прямыми волосами, она переминалась с ноги на ногу, боязливо озираясь. Платьице-мини под цвет глаз необычайно шло этой юной особе, которой можно было дать лет пятнадцать от силы.
    — Ты из какого агентства? — осведомилась мулатка.
    Памела, не зная, что отвечать, замялась, но шоколадного цвета красавица пришла ей на помощь.
    — Тебя ведь привел сюда папа Бобби, правда? — широко улыбнулась она. — Как тебя зовут?
    На этот вопрос ответить было куда легче, и напряжение тотчас разрядилось.
    — Я Беверли, — в свою очередь представилась мулатка. — А этого цыпленка зовут Кирстен, сокращенно Кирсти. Она шведка. В агентстве без году неделя, по-английски говорит пока не блестяще. Но ничего, пообтешется.
    Беловолосая Кирстен застенчиво улыбнулась и покраснела.
    — Не горюй, малютка! — Беверли обняла подружку за талию. — Все мы когда-то начинали. Она и на конкурс-то ехать нипочем не желала, но папа Бобби рявкнул, и баста! У него не забалуешь…
    — Что, держит вас в ежовых рукавицах?
    — Не то слово! — Мулатка присела в кресло напротив, а юная шведка примостилась на подлокотнике. — Как говорится, суров, но справедлив. Без причины не накажет, а уж проштрафилась — тогда терпи! Ты что, его не знаешь, что ли?
    — Да как тебе сказать… — замялась Памела.
    — Что-то Милли не видно, — сдвинула брови Беверли.
    Пришлось Памеле поведать девушкам печальную историю соседки. Беверли лишь охала да таращила огромные черные глаза, а Кирсти испуганно переводила взгляд с Памелы на мулатку.
    — Ох, даст ей папа Бобби пинка под зад, как пить дать! — заключила мулатка. И, потрепав по руке подружку, наставительно произнесла: — Мотай на ус, детка! Хотя ты все равно ни фига не поняла… Ничего, объясню позже.
    Кирсти сосредоточенно нахмурилась, совершая некое умственное усилие, и наконец выдала загадочную фразу:
    — Я фига поняла.
    Памела и Беверли, переглянувшись, прыснули, а юная шведка продолжала:
    — Глупый Милли не хотел делать в спортзале ножками вот так… — Кирстен изобразила, будто крутит педали велосипеда. — И скушал какой-то гадость, чтобы стать меньше вот тут. — Она обхватила руками свою тонкую талию. — И теперь Милли в госпиталь. Правильно, Бев?
    — Ты делаешь успехи! — Беверли похлопала Кирстен по круглой коленке. — Мораль: не ленись и делай ножками «вот так»! И не ешь на ночь гамбургеры.
    — Я не буду больше… — потупилась шведка.
    — А я и не дам! — угрожающе оскалилась мулатка. — Мудрый папа Бобби к каждой зеленой малявке приставляет опытную наставницу, так что моя обязанность — приглядывать за Кирсти. Вчера вот недосмотрела, и она лакомилась всем подряд, а сегодня с утра встала на весы и сама за голову схватилась…
    — Ах вот оно что! — послышался откуда-то сверху суровый голос.
    Боб Палмер угрожающе навис над шведкой, и девушка съежилась.
    — Ну-ка, иди сюда! — повелительно приказал он.
    На негнущихся ногах Кирстен покорно последовала за Палмером. Отведя ее в сторону, он минуты две что-то говорил по-шведски с таким выражением лица, что перевода не требовалось. Девушка лишь кивала, заливаясь краской. Но вот Палмер, видимо, счел воспитательный процесс завершенным и, взяв Кирстен за локоть, подвел к креслам.
    — Уже познакомились? Хорошо. Эта девушка любезно согласилась заменить Милли, и я только что уладил все формальности.
    Глаза Памелы поползли на лоб. Очевидно, что-то случилось у нее со слухом… Не может быть! Но взгляд Палмера властно приказывал: «Молчи!» И она ничего не сказала.
    Чуть позже, идя рядом с ней по мраморной лестнице, ведущей в зал, Палмер вполголоса произнес:
    — Ты поняла, надеюсь, что к этому вынудила меня суровая необходимость. Не мог же я во всеуслышание объявить, что ты журналистка! И не вздумай проболтаться, иначе не миновать неприятностей и тебе, и мне.
    — Ну ты и фрукт! — фыркнула Памела. — Втравил меня Бог знает во что…
    — Ах вот как? — нахмурился Палмер. — В таком случае милости прошу на выход.
    — Черта с два! — Щеки Памелы окрасились румянцем. — Я дойду до самого конца, если уж на то пошло!
    — Умная девочка. — Ладонь Палмера вновь опустилась на ее плечо. — Сообразила, сколь редкий шанс дарит тебе фортуна в моем лице? Ты состряпаешь сенсационный репортаж! Твоя карьера пойдет в гору! О гонорарах я уж молчу…
    Памела даже не сразу поняла, что он просто подтрунивает над ней, а когда до нее дошло, пришла в неописуемое бешенство. Кровь снова кинулась ей в лицо, в глазах потемнело.
    — Говоришь, у Милли был шанс занять призовое место? — угрожающе произнесла она.
    Палмер молча улыбался, с интересом наблюдая за нею.
    — Так вот слушай меня внимательно, — отчеканила Памела. — Призовое место у тебя будет и об этом позабочусь я! Я когда-то очень недурно танцевала и… — Боже милосердный, что я несу? — пронеслось в ее мозгу.
    — Отлично, девочка! — Теперь Палмер уже улыбался во весь рот. — Стало быть, ты согласна?
    Отступать было безнадежно поздно.
    — Да, черт побери! — выкрикнула Памела так, что несколько хорошеньких головок разом повернулись в их сторону. — И готова держать с тобой пари на все, что угодно…
    — Притормози. Думаешь, так все просто? Одной твоей хорошенькой мордашки недостаточно… — Глаза Палмера на мгновение стали ледяными — Памела могла поклясться, что в их золотистой глубине зажглись огоньки самой настоящей ненависти. Но вот он опять улыбается. Неужели ей снова померещилось? — Надо посмотреть тебя в деле. Пойду-ка оформлю на тебя заявку…
    — Как? Ты же сказал…
    — Мало ли что я сказал? — Палмер сунул руки в карманы джинсов совершенно по-мальчишечьи. — Как же просто оказалось тебя провести!

Глава седьмая
Двухголовая змея

    Памелу душила бессильная злоба. Так глупо попасться!
    — Я… я…
    — Что? — вздернул бровь Палмер. — Убьешь меня? Снова дашь затрещину? Надо уметь проигрывать — к тому же кто знает, чем обернется проигрыш?
    — Что ж, слово не воробей… — Памеле стоило немалых трудов сдержать приступ гнева. — Надо отдать тебе должное, ты меня мастерски провел.
    — Учти, я ставлю на темную лошадку. — Палмер оглядел ее с головы до пят. — Ведь я видел тебя только в платье, да в этих вот широченных штанах. Кто знает, может, у тебя кислый зад или безобразное родимое пятно во всю спину? — Памела задохнулась от ярости, но он невозмутимо продолжал: — Впрочем, я обожаю авантюры, и ты, кажется, тоже. Пойду оформлять твои документы, а ты ступай с девочками — они введут тебя в курс дела… — И, повернувшись спиной, как ни в чем не бывало стал спускаться по лестнице.
    — Чего застыла словно изваяние? — тормошила Памелу Беверли. — Нам надо еще переодеться… И, кстати, где твои вещи?
    — Понимаешь, я… — растерянно забормотала Памела.
    — Бог с ними, со шмотками, — не в них счастье. Подберем для тебя что-нибудь. Размер ноги у нас, похоже, одинаковый, а это главное. — Мулатка ослепительно улыбнулась, но улыбка тотчас сползла с ее лица, а глаза широко раскрылись. Глядела она на что-то позади Памелы. — Кирсти! Брось сейчас же!
    По-кошачьи гибким стремительным движением Беверли кинулась к шведке и буквально вырвала у нее из рук тюбик губной помады.
    — Я только хотела… — жалобно протянула та.
    — Кому нужна твоя намазюканная рожа? — сверкнула глазами Беверли. — Завтра с нами будут работать профессионалы, а им, кроме чистой ухоженной кожи, ничего не нужно.
    У перепуганной Кирстен личико сделалось совсем детским, губы задрожали, и Памела сочла своим долгом вмешаться.
    — Ну-ну, девочка, — она нежно обняли беловолосую шведку за плечи, — ты и так необыкновенно хороша, просто загляденье. Вот я не крашусь вовсе, а посмотри, тоже недурна, правда? — И гордо вскинула подбородок, поворачивая голову на точеной шее из стороны в сторону.
    — Ты… ты лучше всех. — Кирсти слабо улыбнулась и наморщила хорошенький лобик, подбирая слова. — Ты совсем как… ну, как это… из сказки, с рыбным хвостом? Мама Бев, как называется?
    — Не с рыбным, а с рыбьим, дурочка ты моя! — Во взгляде мулатки читалась теперь почти материнская нежность. — Называется русалка, запомни. — Она окинула взглядом Памелу. — Так и есть, вылитая русалочка: кожа прозрачная, волосищи роскошные и еще эта пикантная седая прядь… Слушай, а у тебя неплохие шансы. Опыт есть? — деловито осведомилась Беверли.
    — Да как тебе сказать…
    — Все ясно, — заключила темнокожая красотка. — Но попытка не пытка, да еще с такими данными. Ладно, хватит трепаться! Первый выход в купальниках.
    И мулатка едва ли не волоком потащила растерянную Памелу в гримерную. Кирстен шла за старшей подругой, как цыпленок за квочкой, не отставая ни на шаг. В синих глазах читалось обожание.
    В гримерной, извлекая из объемистой сумки ворох одежды, Беверли командовала:
    — Кирсти, достань купальник — ну, тот самый, голубой! Туфли не забыла? Памела, живо раздевайся! Чего застыла? Да ты, похоже, хуже Кирсти!
    Кажется, делать нечего, вздохнула Памела. Она едва успела расстегнуть блузку, а Беверли уже стояла посреди комнаты совершенно обнаженная и, уперев руки с длинными наманикюренными ногтями в бока, критически оглядывала в зеркало свою точеную фигуру.
    — Ничего, сойдет, — заключила мулатка. — Кирсти, покажись!
    Голая шведка, осторожно переступая босыми ногами по серому паласу, приблизилась к подруге.
    — Вот что значит молодость! — вздохнула Беверли. — Никакие гамбургеры ее не берут — живот плоский, втянутый, бедра стройные, зельце гладенькое, будто мраморное… Таким старухам, как я, для сохранения формы надо каждый день часами потеть в спортзале, да и за столом во всем себе отказывать… Чего уши развесила? — Мулатка угрожающе нахмурилась, сурово глядя на шведку. — Увижу еще раз после шести вечера с сосиской в зубах — убью! А ты чего копаешься?
    Последняя фраза была явно адресована Памеле, и та, обреченно вздохнув, стала снимать брюки. Раздевшись, Памела выпрямилась и выжидательно уставилась на мулатку. Та окинула ее оценивающим взглядом и широко улыбнулась.
    — Хороша! Все при тебе. А теперь в душевую!
    Памела лишь хмуро потупилась. Во что она позволила себя втравить? Впрочем, папа Бобби верно рассчитал: врожденный авантюризм, помноженный на горячность натуры, сделал свое дело… Напрасно она уговаривала себя, что занимается сбором поистине бесценного материала для женского журнала, — ничто не помогало. Настроение катастрофически портилось. Проницательная Беверли тотчас это заметила.
    — Ну, чего приуныла. Давай-ка живенько мойся! — затормошила ее мулатка.
    Памела сочла за благо промолчать и направилась в душ, где принялась яростно растирать себя жесткой мочалкой. Пока юная шведка плескалась под струями воды, Беверли выбирала для новой приятельницы купальник. Это оказалось непростым делом: пересматривая разноцветные тряпочки, мулатка морщилась и отбрасывала их одну за другой в сторону.
    — Нет, это не для белой женщины, — пояснила она Памеле, вышедшей из душа. — Во всяком случае, не для такой белой, как ты, Русалочка.
    — А что, если вот этот? — робко протянула Памела руку к блестящему черному комочку.
    — Этот? Может, и подойдет. Натягивай!
    Облачившись в купальник, Памела изумленно оглядела себя. Черная эластичная ткань тотчас подчеркнула тонкость талии, крутой изгиб бедер и молочную белизну кожи.
    — Остановимся на этом. Лучшее — враг хорошего, — изрекла мулатка, поправляя на своем смуглом плече ярко-желтую бретельку. — Кстати, мы классно смотримся рядом. — И Беверли, обняв Памелу за талию, приосанилась, глядя в зеркало.
    — Но, мама Бев… — Тоненький голосок Кирсти дрожал. Стоя в дверях душевой, шведка вновь была готова расплакаться. — Я хочу с тобой!
    — Не реви, а то нос покраснеет! — возвысила голос мулатка. — И не бойся: я тебя не брошу. — Обращаясь к Памеле, Беверли рассмеялась: — Решено! Когда завяжу с модельным бизнесом, наймусь воспитательницей в детский садик — сдается, у меня к этому талант.
    — А сколько тебе лет, бабуля? — полюбопытствовала Памела.
    — Двадцать один. Старая карга… — вздохнула мулатка, дергая себя за косичку. — А тебе, внученька?
    — Почти двадцать два.
    — Столько не живут, — покачала головой Беверли. — Но есть ведь еще порох в пороховницах, а?
    У запасливой мамы Бев нашлись в сумке две пары почти одинаковых черных лодочек на шпильке, а размер у них с Памелой и впрямь оказался один и тот же.
    — Тот, кто придумал шпильку, был величайшим гением в истории человечества! — Надев туфли, Беверли грациозно прошлась по гримерной, глядясь в зеркало. — А теперь ты, Кирсти!
    Шведка не успела сделать и трех шагов, как мулатка нахмурилась.
    — Стоп-стоп! Не годится. Я башку тебе продолбила, дура: не горбись, разверни плечи! Ну, снова пошла! Да что же это такое…
    — Погоди, — вмешалась Памела. — Дай-ка я попробую… Послушай, девочка, — поглядела она на шведку, — представь, что у тебя есть крылья…
    — Как? — не поняла Кирсти.
    — А вот как. — Памела сделала руками несколько плавных волнообразных движений. — И постарайся их развернуть во всю ширь. Нет, руки оставь в покое — крылышки у тебя за спиной… А теперь иди.
    — Здорово! — восхищенно прошептала Беверли. — Ну-ка, покажи еще раз.
    — Да что тут особенного? — растерялась Памела.
    — Ни черта ты не понимаешь! — Мулатка попробовала повторить то, что делала Памела, но лишь рукой махнула. — Куда мне… А ты малышка, учись! Шагай-шагай, не ленись!
    К изумлению старших подруг, юная Кирстен довольно сносно продефилировала по гримуборной.
    — Прошла бы ты так по подиуму, цены бы тебе не было — с твоей-то мордашкой и волосами. Но боюсь, что в последний момент все наставления у тебя из головы вылетят, — хмуро заключила мулатка.
    — А дела, кажется, идут на лад…
    Памела, вздрогнув как ужаленная, обернулась — в дверях стоял Боб Палмер в сопровождении высокой, худощавой, коротко стриженной блондинки средних лет. Женщина, безусловно, была красива — высокие скулы, чувственный рот, спокойные серо-стальные глаза. Однако чересчур волевое, жесткое выражение делало ее лицо почти отталкивающим. Одета она была просто, но элегантно — черный свитер под горло, узкие черные брючки, туфли на высоком каблуке. Серые глаза, оглядев девушек, остановились на Памеле.
    — Очень милы… — Голос женщины был таким же ледяным, как и взгляд, от которого у Памелы по спине пробежали мурашки. — Особенно хороша эта, с седой прядью. Где ты ее отыскал?
    — Потом, Ким… — Палмер выглядел слегка смущенным. — Пойдем, поглядишь остальных.
    — Да, эта лучше всех… — Женщина, казалось, его не слышала, пристально глядя на Памелу. — А знаешь, она как две капли воды похожа на…
    — Идем, Кимберли! — В голосе Палмера зазвенела сталь, пальцы сомкнулись вокруг локтя спутницы. — Я сказал, пошли!
    Когда за ними закрылась дверь, Беверли прошептала:
    — Знаешь, кто эта стервоза? Бывшая жена папы Бобби, в прошлом классная фотомодель. Теперь у нее агентство в Лондоне. Папа, видимо, здорово испугался, что она тебя переманит…
    Памелу же душило бешенство. Никто и никогда еще не смотрел на нее так, словно она неодушевленный предмет, кукла! Неужели в модельном бизнесе подобное отношение к человеку в порядке вещей? Памела, с присущей ей прямотой, задала этот вопрос многоопытной Беверли.
    — Здесь, как и везде, все по-разному. Это зависит от человека… — Мулатка грустно улыбнулась. — Бывает, нарываешься на такое, что повеситься впору, а порой с тобой цацкаются, как с принцессой. Кстати, Кимберли Палмер — тетка неплохая, хотя поначалу этого и не скажешь.
    И мулатка поведала Памеле о порядках в лондонском агентстве, руководимом Кимберли. Оказалось, мало где так следят за здоровьем девушек, как в королевстве этой холодной и властной особы. Если девушка хочет выйти замуж, ей выплачивается значительная сумма, причем контракт с агентством продлевается по ее желанию. А в случае незапланированной беременности — втрое большая, причем аборты находятся под строжайшим запретом.
    — Она права на все сто, и говорить тут нечего. — Беверли явно целиком была на стороне Ким. — И в постели нельзя голову терять. Взять хотя бы нашу Исамар, пуэрториканку, — девятнадцать всего, а туда же… Твердишь ей: используй резинку, а она лишь головой мотает — такая, мол, я страстная, что в самый интересный момент все из башки вылетает. И поплатилась. Тайком сделала аборт, да неудачно. Теперь вот мучается кровотечениями…
    — И что же Палмер? — изумилась Памела.
    — Что — Палмер? — не поняла мулатка. — Скоро на врачах разорится, а мог бы вышибить из агентства за милую душу.
    На языке у Памелы вертелся коварный вопрос, и она в конце концов не удержалась.
    — Да ты спятила, что ли? — уставилась на нее Беверли. — Никогда ни с одной из нас у него ничего не было! Мы для него — дети, как бы ни демонстрировали свои прелести. Девочки в него влюблялись по уши — это было, врать не хочу. Кое-кто даже со зла слух пустил, что папа Бобби предпочитает мальчиков, но по мне это чушь собачья.
    Памела сочла подобное предположение столь абсурдным, что прыснула в кулак. Наверняка Палмера привлекают женщины постарше, решила она, и посчитала для себя вопрос закрытым.
    — Папа Бобби лучше всех, — вдруг подала голос до сих пор молчавшая шведка.
    — Вот, полюбуйся! Еще одна. Мне только этого недоставало… — Беверли укоризненно посмотрела на Кирсти. — Выкинь это из головы. Я сама подберу тебе мальчика, который пылинки станет с тебя сдувать!
    Забота Беверли о малышке показалась Памеле настолько трогательной, что ее неожиданно обуяла зависть. Будь у нее такая подруга в семнадцать лет, может статься, ребенок ее был бы сейчас жив…
    — Ты чего скисла? — взглянула на нее проницательная мулатка. — Ну-ка, выше нос! Вперед и только вперед!
    Ведомые решительной Беверли, права которой на лидерство никто и не думал оспаривать, девушки направились за кулисы, где толпились участницы конкурса. Памела уже прикидывала, какими словами опишет все это великолепие в репортаже. Надо будет нынче же вечером запереться в номере, включить ноутбук и набросать кое-что, думала она, крутя головой во все стороны.
    Вон та китаяночка похожа на фарфоровую статуэтку — ей необычайно идет белый цвет, он подчеркивает теплый оттенок кожи, безупречной, как у большинства представительниц ее расы. А эта рыжеволосая секс-бомба, с грудью, как у Саманты Фокс, и крутыми бедрами, — точь-в-точь племенная кобыла, выставленная на аукцион. И ногами переступает, словно лошадка… А вон совершенно черная негритянка в серебристом купальнике, с шапочкой мелких кудряшек, раскрашенных в самые фантастические цвета, — какая потрясающая шея!
    — Видишь ту, в красном, с пепельными волосами? — зашептала Памеле на ухо Беверли. — Говорят, она из России. Неплохо владеет английским, но волнуется страшно…
    Памела с любопытством смотрела на русскую — пикантное личико, необычайно широко расставленные серые глаза.
    — Немного напоминает Джоди Кидд, — прошептала она в ответ. — И такая же худенькая…
    — Ничего не ест, представляешь? — хихикнула Беверли. — Грызет морковку, дует минералку — и все! И каждые два часа зубы чистит…
    — Зачем?
    — Кто их поймет, этих русских… О, погляди: экземпляр, заслуживающий внимания. — И Беверли указала на высокую худощавую брюнетку в зеленом.
    Чуть ниже плеча девушка носила серебряный браслет в виде двухголовой змеи, а одно ухо украшали бесчисленные крошечные сережки «гвоздики». Темные волосы ее были подстрижены ежиком и неестественно блестели, напоминая парик.
    — В прошлом году ей достались почти все лавры. Классно двигается. Зовут Мадлен, сокращенно — Мадо, парижанка. Говорят, колется втихую… Вчера еле оттащила ее от Кирсти — похоже, она на малышку глаз положила.
    — И часто такое бывает? — спросила Памела.
    — Случается… Есть даже парочки, очень трогательные. Но вообще-то это не афишируется, сама понимаешь. Ладно, хватит трепаться — кажется, пора. Кирсти! — Беверли ухватила шведку за руку. — Когда пойдешь на сцену, вспомни про крылышки, как показывала Памела, иначе все пропало.
    Под звуки довольно приятной музыки девушки одна за другой выходили на ярко освещенную сцену. И, глядя на их раскованную походку, Памела сделала вдруг потрясшее ее открытие: ей стало страшно.
    Это еще что такое? А ну-ка, перестань! — приказала она себе. Кто тянул тебя за язык, когда ты пообещала Палмеру занять призовое место? Пеняй теперь только на себя… Ну хотя бы сделай все, что от тебя зависит!
    — Ты что, уснула? — толкнула ее в бок Беверли. — Пора!
    Но у Памелы ноги словно приросли к полу. Колени дрожали, ладони похолодели и вмиг стали влажными.
    — Я… я не могу…
    — Времени нет! Меняемся! — Беверли прошла вперед и бросила через плечо таким тоном, что Памела вздрогнула: — Идешь за мной, делаешь то же, что и я. Помни: за тобой — малышка! — И, гордо вскинув голову, ступила на сцену.
    Цепочка на ее левой щиколотке еле слышно позвякивала. Стараясь слышать только этот звук, Памела направилась следом. То, что за нею идет юная шведка, обязывало ко многому…
    С каждым шагом идти делалось все легче.
    Браслет Беверли мелодично звенел, пепельные косички слегка подрагивали на шоколадных плечах. Не сводя с них глаз, Памела шла, имитируя классическое дефиле, — впервые в жизни! Ах, как хорошо, что об этом никто не знает. Особенно Кирсти… Интересно, как чувствует себя малышка? Но оборачиваться было нельзя.
    Когда конкурсантки повернулись лицом к зрительному залу, Памела скосила глаза, ожидая увидеть беловолосую Кирсти. И обомлела: взгляд уперся в двухголовую серебряную змею, украшавшую тонкую руку. Светло-зеленые глаза пресловутой Мадо, смотревшие прямо на нее, были бесстрастны, как у статуи. Однако от этого взгляда у Памелы похолодело внутри.
    Черт с нею, с этой стриженой, сказала она себе. Где Кирсти? Неужели малютка так и не вышла на сцену?
    Но вот девушки развернулись и столь же медленно направились назад, за кулисы. Теперь взгляд Памелы упирался как раз между острых лопаток француженки, зловеще двигающихся под бледной, какой-то зеленоватой кожей. На левом плече Мадо чернела крошечная татуировка, изображающая скорпиона. «Я — ужас, летящий на крыльях ночи…» — вспомнились Памеле слова из детского мультика.
    Идя вслед за Мадо, она машинально отметила, что походка стриженой брюнетки полна дикой, даже какой-то сверхъестественной для человеческого существа грации — девушка более всего походила на черную пантеру, постоянно готовую к прыжку… Памела чувствовала, как ее тело помимо воли копирует малейшее движение худощавой фигуры Мадо…
    Мистика какая-то, растерянно думала Памела. Словно я становлюсь ею, шагая след в след. Но если так, то это страшная женщина. Страшная… и очень несчастная. А может, у меня просто разыгралось воображение?
    За кулисами Памелу тотчас стала тормошить смеющаяся Беверли.
    — Здорово я тебя купила?
    — Послушай, где Кирсти?
    — Проснись, подруга! — воскликнула мулатка. — Я еще в своем уме! Кирсти всегда идет впереди меня. Я предупредила: ежели что — получит такого пинка, что мало не покажется… Глупая девочка верит… пока.
    Беловолосая Кирсти стояла тут же, разрумянившаяся и необыкновенно хорошенькая. Синие глаза ее светились.
    — Обе молодчины, — подвела итог Беверли. — Но нечего расслабляться! Нам вышагивать тут до вечера, так что наберитесь терпения. И слушайтесь мамочку.
    Мулатка вела себя так, что Памела, будучи годом старше, безоговорочно признала ее лидерство. Кирсти просто смотрела той в рот — для нее Беверли была богом.
    — Неужели ты совсем не волнуешься? — полюбопытствовала Памела.
    — А какого черта? — передернула плечами Беверли. — Что я от этого выиграю? И потом, я воробышек стреляный.
    Затем девушки выходили на сцену парами, потом поодиночке. Страх постепенно оставил Памелу, движения ее обрели необыкновенную легкость, каждый мускул стройного тела играл под прозрачной кожей…
    — Стоп-стоп! — раздался вдруг голос из зала.
    Памела замерла, ничего не понимая. На сцену быстро взбежал сухопарый пожилой человек в очках.
    — Не волнуйся, девочка. Все, что ты делаешь, — хорошо и правильно, но пойми: мне это совершенно неинтересно. Мне скучно! Найди свой образ. Я намеренно не хочу ничего тебе подсказывать. Действуй сама. Я не стал бы вмешиваться, если бы не был уверен, что тебе это по силам. — Человек поправил очки. — Ну, вперед! — И также стремительно сбежал со сцены в зрительный зал.
    Памела на секунду задумалась — и вдруг вспомнила волшебную походку Мириам. Ноги сами собой сделали шаг, потом другой. Теперь она словно парила над сценой.
    — Браво! — раздался голос пожилого очкарика. — А теперь — сразу по-другому! Попробуй, не бойся…
    Перед мысленным взором замелькал двухголовый браслет, пронзительные зеленые глаза… Тело Памелы как по волшебству переродилось, и она двинулась вперед, чувствуя, как каменеет ее лицо.
    — Великолепно! Да ты актриса, девочка! Правильно, ты должна быть разной. Ведь меняешь же ты наряды — так и с образами.
    В перерыве Памела, отыскав мулатку, поинтересовалась, кто этот странный тип в очках.
    — Серость ты необразованная! — фыркнула Беверли. — Да это же великий человек Сам маэстро Тонино, бывший танцор, сейчас балетмейстер, работает на лучших дефиле Европы и Америки. И он тебя отметил, цени!
    Ощутив вдруг неприятный холодок между лопаток, Памела обернулась. Возле кулисы, устремив на нее кошачий взгляд, стояла, скинув туфли, француженка. Ни от кого не таясь, она курила тонкую черную сигарету, стряхивая пепел прямо на пол…
    — А ну-ка, пошли отсюда! — схватила Памелу за локоть мулатка. — Кирсти, детка! Выпьем кофе в гримерной, поболтаем ножками после перерыва еще пару часов работать!
    — Подождите, девочки! — К ним широким шагом направлялся Палмер. Брови его были насуплены, он явно был чем-то озабочен. — Я ненадолго задержу Памелу, а вы пока идите отдыхайте. Нам с нею есть о чем поговорить.
    Оставшись с ним один на один, Памела вдруг мучительно застеснялась своего обтягивающего купальника. Однако Палмер, казалось, не обращал внимания на ее внешний вид.
    — Скажу честно, такой прыти от тебя не ждал. — Он обхватил себя руками за плечи, глядя на нее сверху вниз. — Кое-кто из авторитетного жюри, заглянув на репетицию, уже поздравил меня с победой. У меня в связи с этим есть к тебе предложение… — Палмер замялся, подыскивая слова.
    — Что такое? — вздернула упрямый подбородок Памела. — Надо уметь проигрывать. И потом, еще неизвестно…
    — Не в этом дело! — раздраженно оборвал ее Палмер. — Я готов признать себя побежденным. Просто не хочу продолжать!
    — Зато этого хочу я! Слушай, — Памела дотронулась до его рукава едва, кончиками пальцев и тотчас убрала руку, — ты повздорил с женой? Кажется, она сказала, что я ей кого-то напоминаю…
    — Ким тут ни при чем! — зарычал Палмер. — Дело в тебе!
    — Успокойся, со мной все в порядке. — Памеле на мгновение стало жаль этого великана, которого явно что-то мучило. — А вот с тобой что стряслось? Ты сам не свой.
    — Я не желаю ничего объяснять. — Ладони Палмера тяжело опустились на ее обнаженные плечи, а лицо оказалось вдруг совсем рядом, так что Памела едва не отшатнулась. — Довольно! Игра окончена!
    Как близко его лицо! Опасно близко… Горячее дыхание обжигает щеку, глаза мечут молнии, пальцы стискивают нежные плечи все сильнее. Но страшнее всего другое: то, что ей мучительно хочется податься ему навстречу всем телом, прильнуть губами к его губам, обнять и успокоить. И ей чудилось, что это в ее власти.
    Позабыв обо всем на свете, привстав на цыпочки, Памела потянулась к нему… И едва не упала, потеряв равновесие, — Палмер внезапно разжал пальцы, отшатнувшись от нее словно от прокаженной.
    — Ладно, твоя взяла. — Он поднял руку, словно сдаваясь. Что это? Неужели у него дрожат губы? Не может быть… — Ступай к девочкам. Шоу продолжается.
    Резко развернувшись, он пошел прочь. Глядя ему в спину, Памела переводила дыхание теряясь в догадках. Оставалось надеяться, что у Палмера не случилось внезапного помрачения рассудка. Однако в гримуборную она вошла, уже вполне овладев собой.
    — Ну что? Папа Бобби доволен тобой? — спросила Беверли.
    Уложив Кирстен на диванчик, она сосредоточенно массировала ноги юной шведки, не обращая внимания на жалобные попискивания той.
    — Все в порядке. Он совершенно счастлив. Кофе хочу! — С этими словами Памела упала в кресло.
    — Ты молодчина, — одобрительно сказала мулатка, не прерывая своего занятия. Действуй в том же духе, ничего не бойся… Да не крутись ты! — Она звонко шлепнула Кирсти по попке. — Не мешай мамочке! А ты, Русалочка, послушай. Кажется, ты всерьез рассердила Мадо. Она… не то чтобы очень опасна, но свинью подложить может запросто.
    — Как это? — не поняла Памела.
    — Не хочу тебя пугать. Скажу лишь вот что: следи в оба за одеждой и обувью, ничего не пей в перерывах между дефиле, и тем более не ешь. Это легко. Ты хорошо меня поняла?
    — Ничего себе Екатерина Медичи! — присвистнула Памела. — Думаешь, может пропитать мышьяком мой купальник? Или заколоть испанским стилетом?
    — Я видела ее глаза, когда она на тебя смотрела. — Беверли покончила с массажем и уселась напротив Памелы. — Я просто призываю тебя к разумной осторожности. И… — мулатка улыбнулась во весь рот, — не сдавайся! Держи свой «рыбный» хвост трубой, Русалочка!

Глава восьмая
Наваждение

    После перерыва все шло как по маслу. Обретшая уверенность в себе Памела плевать хотела на француженку, которая, однако, ничего лишнего не позволяла. Когда девушки выходили на сцену в вечерних платьях, Памела за отсутствием такового просто обернула бедра черным шелковым платком с роскошной бахромой — и все равно заслужила одобрение жюри. Единственной неприятностью стал внезапный обморок русской девушки Кати. Впрочем, врач объяснил происшедшее чересчур усердным воздержанием в пище накануне конкурса.
    Когда программа, намеченная на день, была окончена, в дверь гримерной постучали.
    — Входите, мы одеты! — крикнула Беверли, застегивая молнию на шортах.
    В дверном проеме показалась огромная фигура Палмера.
    — Если не возражаете, я заберу у вас Памелу. Нам надо поговорить.
    Он широко улыбался — куда девалась недавняя мрачность! Что бы там ни произошло во время репетиции, это наверняка улажено, решила Памела и, взяв свою сумочку, направилась к выходу, сердечно простившись с Беверли и маленькой Кирстен.
    — Ты отвезешь меня в отель? — спросила она, садясь в такси.
    — Не совсем, — усмехнулся Палмер. — Мы с тобой заедем в отель, переоденемся, а потом поедем в ресторан — надо же отпраздновать твой блестящий дебют!
    — Хочешь сказать, что приглашаешь меня провести вечер в ресторане? — холодно поправила его Памела, которой безапелляционность спутника вовсе не понравилась.
    — Извини, я неудачно выразился, — согласился на удивление покладистый нынче Палмер. — Итак, ты принимаешь приглашение?
    — Вообще-то я собиралась сделать кое-какие заметки вечерком… — начала было она, но Палмер перебил ее:
    — Успеется.
    — Ах вот как? — не на шутку рассердилась Памела. — Если ты забыл, то напомню: я приехала сюда работать, а не шляться по злачным местам!
    — Да ты никак захворала звездной болезнью! — воскликнул Палмер. — Рановато еще мнить себя Линдой Евангелистой. Хотя, на мой вкус, ты куда лучше…
    Огромная ладонь вдруг легла на плечо Памелы, и она испытала непреодолимое желание съежиться. Сейчас прикосновение было совсем другим. От этого человека исходили флюиды столь недвусмысленные, что ей сделалось по-настоящему страшно. Разумеется, ни в какой ресторан она с ним не пойдет, черта с два!
    — Не бойся меня… — Низкий голос звучал так ласково, так волнующе. — Я понимаю, ты устала с непривычки, переволновалась. Поверь моему опыту: тебе лучше расслабиться, передохнуть, а не сидеть скрючившись над компьютером. Тем более что завтрашний день будет не из легких — шесть часов дефиле, потом примерки…
    Памеле хотелось заорать: «С чего ты взял, что я тебя боюсь?», на полном ходу выпрыгнуть из машины, послать Палмера куда подальше…
    Врешь, девочка. Тебе сейчас больше всего на свете хочется принять его приглашение, а еще — не спорь! — оказаться в постели с этим потрясающим мужиком. Хоть себе-то самой сознайся! Вот сейчас его ладонь согревает твое плечо — и ты боишься, что, когда он уберет ее, ты тотчас почувствуешь, что тебе чего-то не хватает…
    Словно со стороны Памела услышала свой хрипловатый, почти неузнаваемый голос:
    — Что мне надеть?
    Ладонь Палмера дрогнула, но мгновение спустя слегка стиснула ее плечо.
    — Неважно. Ты необыкновенно хороша в любом наряде. И тебе так идет черное…
    Подняв глаза, она зачарованно глядела в лицо Палмера, которое снова было так близко, что…
    — Не угостишь ли сигаретой? — вдруг смущенно попросил он.
    Достав из сумочки пачку «Кента», Памела протянула ее Палмеру. Убрав руку с ее плеча, он закурил с видимым удовольствием.
    — Видишь, я нынче тоже расслабляюсь. Вообще-то я бросил это пакостное занята лет пять назад. Но сегодняшний день выдался и для меня нелегким, так что могу себе позволить побезобразничать.
    Памела не ответила, глядя на свои руки, сцепленные на коленях. Только бы не задрожали пальцы…


    В отеле, проводив ее до двери номера, Палмер посмотрел на часы.
    — Я зайду за тобой минут через тридцать. Успеешь переодеться?
    Памела молча кивнула.
    — Тогда до встречи. — И прежде чем она успела что-либо понять, теплые губы коснулись ее лба — как раз между черных бровей.
    В номере, упав на диван, она несколько минут переводила дыхание. Господи, что с нею творится! Влечение к этому мужчине было таким внезапным и непреодолимым, что в буквальном смысле ошеломило ее. Можно было сколько угодно презирать себя, клясть, ненавидеть, но…
    Даже вода не принесла желанного облегчения — пожалуй, стало еще хуже. От прикосновения струй к телу Памела вздрагивала, словно от легких ударов тока, кожа покрывалась пупырышками. Словом, полнейший кошмар…
    Надевая перед зеркалом свое единственное платье — то самое, от «Шанель», — Памела вдруг наступила на что-то твердое. Блеснула серебряная крышечка. Странно, ведь она могла поклясться, что засунула флакончик «Роша» вместе с остальными в чемоданчик Милли. Подержав флакон на ладони, Памела заколебалась, а затем решительным движением сунула его в сумочку. Будь что будет, решила она, натягивая тончайшие чулки…
    Стук в дверь раздался точно в условленное время. Идя открывать, Памела мельком взглянула на себя в зеркало и поморщилась от досады. Хороша, нечего сказать! Глаза блестят, щеки горят, губы яркие, словно она их накрасила… Плевать!
    Распахнув двери, она исподлобья уставилась на Палмера. В строгом черном костюме он казался еще выше ростом. Белоснежная сорочка эффектно оттеняла великолепный загар и чудесный цвет волос. Палмер ласково улыбался Памеле. Лишь в глубине его золотистых глаз затаилась тревога — или ей это опять почудилось?
    — Ты прелестна, девочка.
    Господи, даже этот примитивный комплимент в его устах звучит сладчайшей музыкой, подумала Памела, чувствуя, как краснеет.
    — Ты тоже хорошо выглядишь, — ответила она, силясь скрыть смущение.
    — Я ни секунды не сомневался, что ты будешь в черном. Ну, коль скоро мы с тобой такая прекрасная пара, тогда пошли!
    Беря его под руку, Памела обреченно смирилась с тем, что Палмер ощутит сквозь одежду бешеное биение ее сердца. В лифте она сделала попытку слегка отстраниться, но вышло еще хуже — рука мужчины властным жестом легла на ее талию, и у Памелы перед глазами все поплыло. Слава Богу, двери лифта вскоре открылись, и ей удалось перевести дух. Еще немного — и она сама припала бы к его широкой груди.
    — Куда мы едем? — слабым голосом спросила она, когда Палмер помогал ей сесть в такси.
    — А это мой маленький секрет, — улыбнулся он, усаживаясь рядом. — Обещаю, ты не пожалеешь.
    Памела никогда прежде не посещала подобных мест. В Нью-Йорке она время от времени бывала в ресторанах — преимущественно китайских, где сотрудники редакции отмечали торжества вроде дней рождения или помолвок, но это было совсем, совсем другое…
    Теперь же, идя по ярко освещенному залу под руку со своим великолепным кавалером, она ощущала себя Золушкой на первом в ее жизни балу. Смотрела на ослепительных женщин со смешанным чувством восхищения и — о Боже! — зависти. Последнее стало для Памелы полнейшей неожиданностью, ведь от природы она вовсе не была завистлива.
    С первого взгляда было заметно, что великосветские красавицы чувствуют себя здесь словно рыбы в воде — в отличие от нее самой. Их изящные пальцы с удлиненными ногтями, унизанные дивными кольцами, непринужденно, как мотыльки, порхали от тончайших ножек хрустальных бокалов к витым ручкам серебряных столовых приборов… Нет, не то чтобы Памела сомневалась в своем знании этикета, но она прекрасно отдавала себе отчет в том, что столь восхитительная непринужденность будет ей не по силам. Насколько лучше она чувствовала себя вчера вечером, сидя в ресторанчике с Джанни и Милли!
    А тут еще опасная близость локтя Палмера — о, какая опасная! Памела словно ощущала всей кожей тепло мужского тела, не в силах унять легкую дрожь, которую теперь, впрочем, можно было бы объяснить непривычностью окружающего великолепия…
    Успокойся, милочка! Коль уж занесла тебя нелегкая сюда, то попытайся хотя бы не выглядеть круглой дурой. Если тебе без проблем удалось сегодняшнее дефиле, то вполне по силам и отужинать в столь роскошном заведении! Это наверняка много проще.
    — Вот тебе на… — развел руками Палмер, усаживая спутницу за столик, который, к ее радости, располагался в углу зала. — Я хотел, чтобы ты отдохнула и расслабилась, а ты что делаешь?
    — А что я делаю? — растерялась Памела. Ей искренне казалось, что смятение ее надежно скрыто от посторонних глаз. Неужели…
    — Ты похожа сейчас на маленькую девочку в мамином платье, — улыбнулся Палмер. — И в туфлях, которые велики на пять размеров… Но если ты утратишь ощущение торжественности момента, то все наладится.
    Золотистые глаза смотрели на нее с нежностью — так отец смотрит на дочь, которую впервые в жизни выводит в высший свет. И сердце Памелы согрелось.
    — Но почему все на нас глазеют? — жалобно спросила она.
    — Не на нас, а на тебя. Я тут никому особенно не интересен, а вот ты словно создана для того, чтобы привлекать жадные взоры мужчин и завистливые — женщин. Ты делаешь мне честь…
    — Издеваешься? — предостерегающе сощурилась Памела.
    — Почему? — искренне изумился Палмер. — Надеюсь, комплексом неполноценности ты не страдаешь?
    Она уже приготовилась достойно ответить, но тут зазвонил мобильный телефон в кармане у Палмера.
    — Вот напасть, забыл отключить, — поморщился он, но поднес к уху миниатюрную трубку. — Послушайте…
    Видя, как каменеет его лицо, Памела разом позабыла и о своем волнении, и вообще обо всем на свете. Сейчас Палмер был страшен — он походил на ожившую статую древнеримского легионера, и бледность, разливавшаяся по его лицу, лишь усиливала сходство.
    — Что… что, Боб? — Ладонь Памелы, словно действуя отдельно от тела, легла на его руку. — Что-то с дочкой?
    В ответ Палмер сжал ее тонкие пальцы так, что Памела едва не вскрикнула от боли.
    — Я сказал — нет! — бросил он в трубку. — Нет, Кимберли! И хватит об этом.
    Слава Богу, подумала Памела, морщась от боли, но не отнимая у него руки. Это всего лишь очередной скандал с бывшей супругой…
    Отключив телефон, Палмер долгое время молчал. И от этого молчания ей делалось все страшнее: она могла поклясться, что какое-то мгновение светло-карие глаза смотрели на нее так, словно Палмер стиснул не ее пальцы, а горло… Но вот он, кажется, опомнился. Ослабив железную хватку, но не выпуская руки Памелы, он вдруг поднес ее к губам и принялся нежно, необыкновенно нежно целовать один за другим побелевшие пальчики. Если бы в этот момент она стояла, то рухнула бы как подкошенная…
    — Больно? — спросил он, легко касаясь губами кожи. — Прости, маленькая… Прости меня.
    — Что произошло? — Памела с великим трудом, но все же совладала со своими чувствами. — Может, зря мы все это затеяли… ну, с конкурсом? В конце концов, это шутка, не более… Она должна понять. Послушай, Кимберли не ревнует?
    Последнее предположение вызвало у Палмера слабую улыбку. Ничего не отвечая, он пристально смотрел на свою спутницу, и во взгляде его была такая тоска, такая боль, что Памела едва не расплакалась. У нее даже задрожали губы.
    — Самое главное, что с Ариэль все в порядке, — принялась утешать его Памела. — Все остальное не так уж важно, правда? Завтра мы пойдем и купим ей игрушку, самую лучшую на свете…
    — Ты права. — Палмер выпустил ее руку, глаза его вдруг похолодели. — А пока выпьем-ка мы шампанского.
    Появившийся невесть откуда официант откупорил бутылку «Дом Периньона» и разлил пенистый напиток в тонкие бокалы.
    — А мне разве можно? — удивилась Памела. — Ведь завтра…
    — Утро вечера мудренее, — сухо бросил Палмер, поднося бокал к губам. — Сегодня я разрешаю тебе все.
    Уже ничего не понимая, Памела следила за тем, как Палмер, осушив бокал до дна, налил себе еще один — до краев и залпом выпил…
    — Что ты делаешь? — попыталась сдержать его Памела. — Ты ведь напьешься!
    — А может, именно это мне сейчас и нужно? — криво усмехнулся он.
    — Послушай, для этого выбирают место попроще и заказывают отнюдь не шампанское. Если ты не прекратишь, я сейчас встану и уйду! — повысила голос Памела. — Пригласил девушку в роскошный ресторан, а сам сидишь и надираешься, словно портовый грузчик! Это неприлично! Либо выкладывай, что стряслось, либо…
    — Извини, — виновато потупился Палмер. — Я просто хам. Выпьем за нашу с тобой победу, ладно? — И он поднял бокал, неизвестно который по счету, — в бутылке вина оставалось меньше половины.
    — Но за близкое будущее пить не принято… — возразила Памела, беря бокал за тонкую ножку.
    — И все-таки…
    Хрусталь мелодично звякнул серебряным колокольчиком — или это зазвенело в ушах Памелы? Она поднесла бокал к дрожащим губам… и явственно ощутила вкус колдовского напитка Мириам.
    — Почему ты не пьешь? — удивился Палмер, видя, как Памела ставит бокал на белоснежную скатерть, едва пригубив. — Я же разрешил.
    Поколебавшись, она сделала еще глоток.
    Голова кружилась так, словно она выпила не меньше Палмера, на котором, впрочем, количество осушенных бокалов никак не отразилось.
    Сказав, что отлучится на минутку, Памела встала из-за стола и, гордо вскинув голову, летящей походкой прошла между столиков под перекрестным огнем любопытных взглядов. Однако после сегодняшнего дефиле ей было необычайно легко — даже подумалось на миг, что она прирожденная фотомодель.
    В туалетной комнате Памела взглянула на себя в зеркало, поправляя волосы. На нее из глубины волшебного стекла взирало бледное лицо: скулы обозначились резче обычного, глаза сделались совсем прозрачными, губы вспухли словно от поцелуев… Уже не колеблясь, Памела достала из сумочки заветный флакончик, и ее окутало облачко любимого аромата. Что скажет Палмер? А какая, собственно, разница?..
    Разумеется, Палмер ничего не сказал, лишь ноздри его еле уловимо затрепетали, а глаза блеснули, но он тотчас опустил веки. С удивлением Памела видела, как на скулах его выступают яркие пятна румянца…
    Потом она так и не смогла толком вспомнить, что подавали на ужин. Кажется, это была белая рыба под итальянским соусом, потом устрицы… Во всяком случае, вкуса блюд она не ощущала, Видимо, она выпила еще пару бокалов шампанского — в ведерке со льдом незаметно появилась вторая бутылка… Или это была уже третья?
    Борясь с головокружением, Памела ничего не видела, кроме лица Палмера. До ослепительных ли дам и их обнаженных белых плеч было ей теперь? Сейчас на всем свете существовали только они двое.
    Как же он красив, Боже Праведный! И совсем не похож на Шона, который тоже был необыкновенно хорош, но совсем в ином роде… Полно, да кто такой этот Шон? Разве он когда-либо был в ее жизни? И вообще, что такое жизнь, если не сон? Кажется, так говорила Мириам…
    Вот Палмер наконец соблаговолил улыбнуться, и лицо Памелы в ответ просияло так, что в зале словно сделалось светлее.
    — В жизни не видел более прелестной улыбки, — серьезно сказал он. — В самый ответственный момент конкурса непременно улыбнешься.
    — Постараюсь, — кивнула Памела. — Вспомню этот вечер, тебя и…
    Вместо ответа Палмер взял ее руку и медленно поднес к губам, не отрывая взгляда от чувственного женского рта. Когда он прильнул к нежной коже запястья, Памела невольно раскрыла губы, словно для поцелуя, и тотчас покраснела до корней волос…
    Да он просто Казанова, черт подери! Не тебе, девочка, и не с твоим мизерным опытом в делах любви играть с таким в кошки-мышки! Ты ведь уже знаешь, чем это кончится, правда? Ты уже таешь от тайного жара, сжигающего тебя изнутри, а по спине у тебя то и дело пробегает сладостная дрожь… Но тем не менее если ты чего и боишься, милая, то лишь того, что он, проводив тебя до двери номера, чмокнет в щечку и уйдет…
    Однако, взглянув в глаза Палмеру, Памела поняла: не уйдет. Щеки у нее пылали, перед глазами все расплывалось — все, кроме его лица…
    Что будет потом? А не все ли равно? Ты совершеннолетняя, самостоятельная, замуж не собираешься — уж тем более за Боба Палмера. Чего тебе терять, кроме очередной одинокой ночи, полной томления и жара неутоленного желания? Хоть раз отпусти себя на свободу, дурочка! Хотя бы раз проснись утром без мучительного ощущения тяжести во всем теле, без ноющей боли в груди, ставшей уже привычной…
    Видимо, чувства, обуревающие Памелу, ясней ясного были написаны на ее лице, потому что Палмер, слегка стиснув ее пальцы, едва слышно, но властно произнес одно-единственное слово:
    — Идем.
    Словно сомнамбула она поднялась и взяла его под руку, ни секунды не сомневалась, что все до единой женщины, холеные и изысканные, все без исключения мужчины, лощеные и подтянутые, глядя им вслед, знают, куда они идут. И ей было на это наплевать.


    Когда Палмер открыл перед нею дверцу такси, Памела буквально рухнула на заднее сиденье. Хотя в машине царил полумрак, она ясно видела глаза Палмера, и последние сомнения покинули ее. Нет, он не удивится, не оттолкнет ее, если она сейчас…
    Палмер явно выжидал. Или чего-то опасался? Или…
    Какое-то мгновение после того, когда тонкие руки обвились вокруг его шеи, он оставался недвижим, затем стиснул ее в объятиях так, что Памела едва не задохнулась. Жадно прильнув губами к ее рту, он глухо застонал, а Памеле показалось, что еще миг — и она лишится чувств. Последняя отчетливая мысль была о том, что стекло, отделявшее их от водителя, поднято…
    Его руки, казалось, были везде. Сколько их было? Две? Не может быть… Но сколько бы их ни было, все они оказались необыкновенно искусны и одновременно нежны. От их касаний груди Памелы налились, и она выгнулась навстречу волшебным прикосновениям. Из уст вырвался хрипловатый стон, ладонь сама собой скользнула под рубашку Палмера и прильнула к горячей мускулистой груди, которая была так близко, что…
    Каким бы коротким ни было ее платье, оно отчаянно мешало, но сейчас с этим приходилось мириться. Когда губы Палмера приникли к ее ключице, а пальцы легли на грудь с напрягшимся соском, у Памелы словно помутился рассудок и она впилась ногтями в его шею, легонько вскрикивая и постанывая. Какая-то часть рассудка, еще не поддавшаяся безумию, твердила, что все это уже было с нею, было совсем недавно…
    Но, крепко зажмурившись, Памела приказала себе ни о чем не думать. Ее тело содрогнулось, охваченное огнем, в глазах потемнело, когда Палмер зажал ей рот поцелуем, больше похожим на укус. Руки его тотчас сделались грубыми, словно у насильника, дыхание — хриплым… Почуяв неладное, она широко раскрыла глаза, но поцелуй стал уже другим — необыкновенно ласковым, дразнящим, от которого Памела вновь ощутила сладкую дрожь где-то глубоко внутри…


    Когда машина затормозила у входа в отель, Палмер сам привел в порядок одежду Памелы — двигаться она была не в силах. В столь поздний час в вестибюле никого не оказалось, кроме ночного портье, который, видимо, не впервые являлся свидетелем подобной сцены. Впрочем, в ней не было ничего сверхъестественного — просто мужчина нес на руках девушку, голова которой бессильно склонилась на его плечо.
    В лифте Памела вновь обняла Палмера за шею, страстно целуя его. Наверное, в машине ей что-то на мгновение померещилось — сейчас он отвечал на поцелуи с бесконечной нежностью, и сердце у нее то колотилось как бешеное, то почти останавливалось…
    Возле дверей шестьсот двенадцатого номера Палмер вынужден был поставить Памелу на пол. Ей не удалось бы удержаться на ногах, если бы сильная рука не поддержала ее, и Памела впервые в жизни ощутила себя под защитой. Каким это казалось невероятным счастьем!
    Нечего удивляться, девочка, ведь Шон, семнадцатилетний мальчишка, оказался на поверку сущим дитятей, и ты в свои шестнадцать лет рядом с ним ощущала себя заботливой мамочкой! Но ведь тогда ты вовсе не тяготилась этим, правда? Вы любили друг друга так, как умели, и были счастливы… Тогда вы еще не подозревали, что это ошибка и что кто-то должен за нее ответить. И ты отделалась легко, милая, а вот ваш ребенок, проживший на свете всего несколько часов, заплатил сполна…
    Совладав с замком, Палмер распахнул дверь и, подхватив Памелу на руки легко, словно ребенка, переступил через порог. Но та, закрыв лицо руками, уже отчаянно рыдала. Опустившись в кресло и не выпуская ее из объятий, Палмер принялся целовать тонкие пальцы, соленые от слез. Затем, осторожно отняв ее руки от лица, он стал касаться губами мокрых щек — и теперь в его ласках не было ни похоти, ни страсти, лишь искреннее и сердечное сострадание… Так можно целовать ребенка, рыдающего над сломанной игрушкой. Помимо физической силы этот человек наделен еще и завидным самообладанием, машинально отметила Памела. Всего несколько минут назад, в машине, Палмер на мгновение превратился в дикое животное, напугав ее до смерти. А теперь…
    — Не плачь, маленькая, — шептал он, нежно целуя розовое ушко, — все пройдет, все будет хорошо, обещаю тебе…
    Отчаянным усилием поборов соблазн поверить этим словам, Памела вырвалась из его объятий и отскочила в угол гостиной.
    — Что ты обо мне знаешь? — с отчаянием выкрикнула она. — Да я не имею права на счастье, понимаешь? Я проклята!
    Обессилев от переживаний, она опустилась прямо на пол, почти ослепнув от слез. Но мощные руки легко подняли ее, и возле самого уха раздался спокойный голос:
    — Никто, кроме Господа, не знает, на что каждый из нас имеет право. Никто, кроме Него, не знает, что нам предначертано. Не бери на себя слишком много, маленькая моя…
    Чувствуя, как воля покидает ее, а внутри все вновь занимается огнем, она прильнула к широкой груди Палмера, а пальцы, словно живя собственной жизнью, принялись расстегивать пуговицы на его рубашке. Опять опустившись вместе с ней в кресло, он сам освободился от галстука. Коснувшись щекой его загорелой кожи, Памела прерывисто вздохнула — как же это было сладко! Иллюзии необходимы, порой они спасительны: вот сейчас ей кажется, что никогда больше не будет в ее жизни гнетущего одиночества, а этот сильный человек останется рядом о нею навсегда…
    Жизнь — это всего лишь сон, говорила Мириам. Так спи сладко, девочка, наслаждайся волшебным сновидением — сейчас ты полновластная хозяйка своим грезам и возьми от них все, что только сможешь взять!
    Не открывая глаз, Памела запрокинула лицо, тогда Палмер приник к ее зовущему рту, к ее солоноватым губам. И вот, не ощущая ни капли стыда, изумляясь себе самой, она принялась расстегивать пряжку его брючного ремня. Палмер не помогал ей, но и не мешал — тонкие пальцы сами справились с задачей. С молнией совладать оказалось куда проще. Охваченная нетерпением Памела коснулась горячей напряженной плоти… и Палмер сдавленно застонал. Объятие делалось все крепче, и скоро Памела уже едва могла вздохнуть. Ей вновь стало страшно, но, ничем не выдав себя, она не прерывала ласк.
    Однако Палмер сам остановил ее, хотя это далось ему явно нелегко.
    — Не бойся… Я не такой уж зверь. — Склонившись, он целовал ее нежную шею, шелковистые волосы, снежно-белую прядь. — Просто у меня очень давно не было женщины.
    Выскользнув из его объятий, Памела опустилась на колени, уже окончательно перестав узнавать себя, — ведь никогда она ничего подобного не делала, и от одной мысли об этом прежде ей делалось дурно. Теперь же что-то изменилось в ней, что-то вырвалось на волю из долгого заточения. Новая, неузнаваемая Памела лишь мельком ужаснулась тому, что подумает о ней Палмер, но губы уже касались горячей плоти, одновременно такой грозной и такой нежной…
    — Не надо, маленькая. — Палмер ласково отстранил ее. — Иначе все кончится чересчур быстро, а я этого не хочу. Иди сюда…
    Она покорно встала, позволяя волшебным рукам Палмера раздеть ее, сладко вздрагивая от каждого прикосновения. Неся ее на руках в спальню, он вдруг произнес тихо:
    — Не надо меня бояться. И себя не бойся, малышка.
    Уложив ее на широкую постель, Палмер с минуту стоял, любуясь стройным телом, изумительными ногами, восхищаясь прозрачностью кожи. Памела изумилась тому, что не ощутила и тени стыда — скорее, даже наоборот. Не сводя с него глаз, она вдруг раздвинула бедра. Не покориться этому безмолвному призыву не смог бы даже аскет, а Палмер и не мнил себя таковым. Стремительно освободившись от одежды, он шагнул к кровати…
    Когда мощное тело мужчины нависло над ней, Памела отчетливо поняла, что ей предстоит пережить, но страха не ощутила. Наверное, умереть так — величайшее счастье. Да, он вновь вылитый лев, настигший добычу, даже в темноте различим блеск зубов, а хриплое дыхание, вырывающееся из широкой груди, больше походит на рычание… В отчаянном порыве подавшись всем телом навстречу этому зверю, Памела почувствовала, как горячая мужская плоть входит в нее… и все исчезло, растворившись в огненном вихре…

Глава девятая
Я знаю все…

    Медленно возвращаясь к жизни, она чувствовала, как чьи-то нежные, ласковые пальцы откидывают с ее лица спутанные пряди. Приподнявшись на локте, Палмер смотрел на нее сверху вниз. И от этого взгляда, в котором смешались непостижимым образом нежность и отвращение, ей сделалось жутко. Так жутко, что она закрыла глаза. Но вот, склонившись, он прильнул губами к ее лбу.
    — Спи, девочка. До утра еще далеко.
    Нащупав его руку, Памела поднесла ее к губам — говорить она была не в состоянии. Сильные пальцы напряглись, но руки Палмер не отнял. Боясь открыть глаза, чтобы не встретить вновь взгляд, значения которого не понимала, Памела чувствовала, как из-под опущенных век катятся неудержимые слезы.
    Нежно обняв ее и баюкая, словно дитя, Палмер молчал — и от этого молчания ей становилось еще больней. Так дальше продолжаться не может, решила она.
    — Послушай, я должна кое о чем рассказать тебе…
    — Ты ничего мне не должна, — холодно ответил Палмер, но холодность эта как-то не вязалась с нежным объятием.
    И Памела заговорила. Сначала каждое слово давалось ей с величайшим трудом, но это быстро прошло. И вот она уже ощутила невероятное облегчение, словно после настоящей исповеди…
    — Когда я вернулась в клинику, было уже поздно. Я не знаю даже, от чего умер мой сын. Не понимаю, зачем рассказываю тебе об этом, — Памела глотала слезы, — но чувствую, что должна, и не надо со мной спорить. Я ведь не оправдываюсь, просто… просто я отдала бы все, чтобы…
    — Молчи. — Палмер зажал ей рот поцелуем, которого она так ждала и так боялась не дождаться. Оторвавшись от ее губ, он вдруг спросил: — А когда ты была беременна, кого хотела — мальчика или девочку?
    Застигнутая врасплох подобной жестокостью, Памела в голос зарыдала. Обнимая ее, Палмер прошептал:
    — Прости меня, маленькая… Я… Ты даже не знаешь, кто я такой.
    Постепенно поцелуи, которыми он покрывал ее мокрые щеки, сделались жгучими и страстными, руки — требовательными, и, повинуясь их призыву, она вновь подалась ему навстречу.
    Теперь все было иным — глубоко дыша, не отрывая взгляда от лица Палмера, ставшего вдруг бесконечно дорогим, Памела чувствовала, как сердце ее тает от нежности.
    — Я люблю тебя, — шепнули сами собой губы.
    Что ты сказала, дурочка? Ведь он теперь подумает, что тебе от него что-то нужно! Но разве не для того ты обо всем ему рассказала, чтобы отрезать себе все пути к счастью? Ты же не сможешь теперь смотреть ему в глаза! Теперь, когда он…
    — Прости меня, маленькая, — вдруг услышала она.
    Неужели у нее слуховые галлюцинации? В полном недоумении смотрела она на Палмера. Что это? У него на глаза навернулись слезы — или ей почудилось?
    — Поспи, девочка, — медленно произнес он. — Тебе надо отдохнуть, а завтра…
    Но конца фразы измученная Памела так и не услышала. Она уже спала, страдальчески сдвинув брови, слегка всхлипывая. А Палмер, глядя на ее лицо, во сне совсем детское, клял себя на чем свет стоит… Поняла ли она, что значил его бестактный вопрос? Видимо, нет — но он-то прекрасно все понял! Увидев ее впервые в номере отеля, он был чересчур озабочен состоянием Милли, чтобы что-либо анализировать, но уже тогда необыкновенное сходство Памелы с малышкой Ариэль потрясло его. Наутро, узнав ее имя, Палмер понял, что не ошибся…
    Да, он готов был уничтожить эту потаскушку, смешать ее с грязью, разорвать в клочки — и знал, как это сделать. Одного он не учел: глядя на Памелу, он все время видел лицо своей приемной дочурки…


    Познакомившись много лет назад с Кимберли, тогда еще фотомоделью, он влюбился в нее страстно, она ответила взаимностью, и вскоре они вступили в брак. Для фотомодели возраст Ким был критическим — ей стукнуло двадцать девять, но, наделенная незаурядными деловыми качествами, она не унывала. Хватка и опыт в модельном бизнесе в короткие сроки позволили Кимберли создать собственное агентство. Разумеется, не последнюю роль здесь сыграл и капитал Палмера. Казалось бы, чего еще желать?
    Когда выяснилось, что Кимберли не сможет стать матерью, отчаянию ее не было границ. Палмер, узнав о вердикте медиков, далек был от того, чтобы рвать на себе волосы, однако видеть горе жены было для него невыносимо. Не внемля никаким увещеваниям, Ким начала прикладываться к бутылке и однажды, пьяная в дым, еле ворочая языком, призналась мужу, что виной всему не природа, а осложнения после третьего по счету аборта, на который она решилась когда-то во имя блестящей своей карьеры.
    — Женись на другой, наплоди детишек, — плакала она навзрыд. — Только не связывайся со шлюхами с подиума вроде меня!
    Тогда Палмеру удалось кое-как ее успокоить. Но недели через две, застав Кимберли в спальне почти в невменяемом состоянии, с большой куклой, которую она, рыдая, заворачивала в одеяльце, он понял, что настало время действовать. Узнав о согласии мужа взять на воспитание малыша, она вся так и засветилась. Они даже решили, что Ким будет симулировать беременность, — на всякий случай, чтобы потом доброхоты не открыли ребенку правды. Дело было за малым — за ребенком? Задача оказалась не из простых, но Палмер, видя сияющие глаза жены, настроен был весьма решительно. Отправив Ким на Мальдивы, он несколько месяцев потратил впустую, пытаясь отыскать дитя непременно мужского пола — это было их общим желанием, — брошенного родителями.
    Кимберли непременно хотела, чтобы ребенок был светленьким, как и она сама… Но когда срок инсценированной беременности Ким уже близился к концу, Палмер понял, что готов на все.
    Джоан Карвер, пожилая женщина-врач из крошечной клиники, была одной из немногих, кто отнесся с пониманием и одобрением к идее Палмера. Ее смущало лишь то, что активность проявляет будущий отец, но, узнав, что Ким «уже на девятом месяце», согласилась им помочь.
    Она пообещала позвонить в любое время дня и ночи, и Палмер вызвал Ким — ждать сообщения из клиники они должны были вместе. Звонок раздался в четыре часа утра двадцать восьмого июня пять лет назад.
    — Приезжайте, — голос миссис Карвер был необычайно сух, — и побыстрее.
    Встретив их в приемном покое, Джоан Карвер столь же сухо сообщила, что в клинике есть оставленная девочка, что мать ее белая, хоть и не блондинка, вполне здоровая и очень юная, а остальное в руках Божьих.
    Ким рвалась увидеть дитя — ее не особенно опечалило, что у нее «родилась» дочь, а не сын. Палмер же настоял, чтобы ему сообщили имя настоящей матери его приемной дочери, клятвенно заверив, что это останется тайной. Поддавшись на уговоры и обещание пожертвовать значительную сумму денег на благоустройство клиники, миссис Карвер с каменным лицом черкнула на клочке бумаги два слова и протянула Палмеру. Уже собираясь уходить, он замешкался в дверях.
    — А бывает так, что бежавшая мать возвращается за ребенком?
    — На моей памяти подобного не случалось, — ответила Джоан Карвер, не поднимая глаз от журнала, в котором что-то писала. — Этой к тому же всего семнадцать, так что сами понимаете… Но если даже и так, правды она не узнает. Я выполняю обещания.
    Свое слово сдержал и Палмер — имя матери девочки не узнал никто, даже Кимберли, которой, впрочем, было не до того. Она самозабвенно нянчилась с малышкой — необыкновенно хорошенькой, но, увы, темноволосой. Ким надеялась, что на смену первым черным волосикам придут более светлые, однако этого не случилось. Палмер же не придавал таким, с его точки зрения, мелочам ровным счетом никакого значения. Его тревожило другое — то, чего сама Кимберли явно не замечала. Однако он прекрасно отдавал себе отчет в том, что жена упоенно играет в дочки-матери: наряжает трехмесячную Ариэль в кружева с бантиками, приглашает на дом известнейших фотографов Нью-Йорка, позируя перед объективами с девочкой на руках. А вечером, сдав дитя с рук на руки няне, отправляется спать, словно актриса, отыгравшая спектакль, и поднимается порой на следующий день около полудня.
    Поначалу Палмер тешил себя надеждой, что все наладится, но шли месяцы, и надежды таяли как дым… Более того, Кимберли вдруг стали раздражать темные волосики девочки, ее необычайно светлые глазки, цвет которых упорно не желал меняться, хотя Ариэль уже исполнилось восемь месяцев. Приступы раздражения неизменно сменялись лихорадочной нежностью — Ким тискала девочку так, что та начинала плакать и Палмеру приходилось отнимать у жены ребенка. Хуже всего было то, что Кимберли вновь начала пить, совершенно забросив дела в агентстве, — теперь Палмер занимался еще и этим без чьей-либо помощи.
    Много раз он пытался поговорить с женой, но та упорно отмалчивалась, замыкаясь в себе. Тогда Палмер обратился к психоаналитику.
    — Чего вы хотите? — пожал плечами тот. — Сколько сделала абортов ваша жена? Впрочем, это неважно. Лишь сейчас она по-настоящему поняла, что натворила. Этот тепленький комочек для нее — живой укор. Глядя на девочку, она видит в ней своих нерожденных детей.
    Голос психоаналитика звучал буднично, но у Палмера все похолодело внутри.
    — Миссис Палмер очень сильная женщина, — продолжал он. — Поэтому она не признается вам в том, что страдает, предпочитая топить горе в стакане. Могло, конечно, быть и иначе, но такой уж у нее характер. Если бы вы посоветовались со мною заранее, подобный исход можно было бы предсказать… Но вы играли вслепую.
    Во рту у Палмера мигом пересохло.
    — Что же делать?
    — Мой вам совет: не оставляйте жену с дочкой без присмотра, — ответствовал психоаналитик.
    И оказался прав: не прошло недели, как Ким вдруг ни с того ни с сего стала трясти ребенка, выкрикивая нечленораздельные ругательства, а за секунду до того спокойно сидела на софе, держа девочку на коленях, и ничто не предвещало беды. Палмер вырвал у нее Ариэль и оттолкнул жену с такой силой, что та отлетела в угол гостиной, где тотчас забилась в истерике.
    В ужасе глядя на Ким и прижимая девочку к груди, Палмер проклинал свою опрометчивость. В ту ночь он впервые лег в комнате малышки, отослав няню. Спал он дурно: ему мерещились всякие ужасы, то и дело слышались шаги Ким. Да и Ариэль постоянно всхлипывала…
    Серьезного разговора у супругов не получилось ни в тот вечер, ни в последующие. А в один прекрасный день Кимберли просто исчезла, оставив все бумаги, необходимые для скорейшего развода. При них не было даже коротенькой записочки… Вскоре Палмер получил от нотариуса документ, удостоверяющий, что теперь он является единоличным владельцем модельного агентства «Гламур».
    Он вертелся как белка в колесе, едва успевая изумляться тому, что почти не тоскует по Ким. Анализировать свои чувства у него не было ни желания, ни времени — вечера он безраздельно посвящал малышке. А та, увидев его в дверях, улыбалась, агукала и тянула к нему крошечные ручки. Палмер пребывал в отчаянии, понимая, что девочку невозможно сдать назад, в клинику, словно надоевшую игрушку — обратно в магазин…
    В десять месяцев Ариэль, засыпая у него на коленях, пробормотала осмысленное «папа», и это решило все. Гладя дочурку по темноволосой головке, и глядя на нее, брошенную дважды, Палмер удивлялся, что не превратился в женоненавистника, хотя это было бы, наверное, оправданно. Но ведь на коленях у него сладко посапывала будущая женщина, притом явно очень красивая… В тот вечер Палмер твердо решил, что жены у него не будет больше никогда.
    Разумеется, время от времени он встречался с женщинами, но свято соблюдал два незыблемых правила. Первое: сразу расставлять все точки над «i», дабы подруга на час не тешила себя иллюзиями. Второе: на сто один процент исключить у нее нежелательную беременность. Многих женщин, пытавшихся с помощью этого незамысловатого приема привязать к себе преуспевающего красавца, это повергало в уныние. И теперь, неотрывно глядя на спящую Памелу, Палмер сознавал, что впервые нарушил правило номер два.
    Соблазн объяснить все внезапной вспышкой страсти представлялся весьма заманчивым, но Палмер понимал: дело не в этом. И шампанское тут было ни при чем. Какое-то наваждение, да и только…
    Как похожа она на Ариэль! Такого сходства между матерью и дочерью он не мог даже вообразить. Ему сейчас казалось, что если их хотя бы раз увидят рядом, тайное тотчас станет явным. Мог ли он допустить такое? И Кимберли известно все… Случайно обнаруженная в кармане его пиджака записка с именем настоящей матери Ариэль выдала его тайну. Но жена, естественно, была нема как рыба…
    С Ким он снова увиделся только два года спустя после развода. К тому времени ее лондонское агентство уже процветало. Очутившись лицом к лицу, ни он, ни она не ощутили ничего. Ровным счетом ничего. Кимберли лишь холодно поинтересовалась, здорова ли «его дочь»…
    А подросшая малышка то и дело спрашивала, куда девалась мама. Сначала Палмер решил выдумать авиакатастрофу, но ведь девочке было всего три года! И он, отводя глаза, бормотал про то, что мама уехала далеко, но непременно вернется…
    — А она красивая? — тормошила его Ариэль.
    — Ты похожа на нее как две капли воды, — отвечал Палмер…


    В гостиной отчаянно зазвонил телефон, и Палмер кинулся к аппарату, боясь, что резкий звук разбудит Памелу. Ким! Легка на помине…
    Сквозь сон Памела услышала звонок, но блаженная истома во всем теле не давала проснуться окончательно. Она лишь повернулась на другой бок. И вдруг…
    — Я запрещаю тебе это, Кимберли! К тому же она знает все!
    Возбужденный голос Палмера мигом пробудил ее, и Памела рывком села в постели. Ни секунды не сомневаясь, что речь идет именно о ней, она прислушалась…
    — Это тебе не все до конца известно! Но сейчас у меня нет ни времени, ни желания объясняться с тобой! Нет, сегодня вечером я занят. Она все знает, ты поняла? И кончим с этим.
    Швырнув трубку, Палмер обернулся и увидел Памелу. Та стояла в дверях спальни, широко раскрытые глаза смотрели на него с ужасом, в лице не было ни кровинки. Стремительно шагнув навстречу, Палмер прижал ее к груди и почувствовал, что она дрожит.
    — Ну-ну, маленькая, что ты! — зашептал он, подхватывая ее на руки и укладывая обратно в постель. — Ты испугалась?
    — Ч-что происходит, Боб? — Аквамариновые глаза с мольбой взирали на него. — Ведь вы говорили обо мне, признайся! Это правда?
    Солгать? Бесполезно. Да ты этого и не умеешь, Палмер.
    — Правда, маленькая моя. — Огромная ладонь нежно гладила ее по волосам. — Но тебе ничто не угрожает.
    — Чего она хочет? Она все еще любит тебя?
    — Нет.
    Услышав это короткое и спокойное «нет», Памела тотчас поверила. Но в чем тогда дело?
    — И я не люблю ее. — Золотистые глаза Палмера задумчиво смотрели на нее. — Я люблю совсем другую женщину…
    Он говорит о дочери, решила Памела, но, когда губы Палмера прижались к ее губам, а сильные руки стиснули в объятиях, поняла, что ошиблась. И снова, отдаваясь ему, она чувствовала себя счастливее всех женщин на свете. Даже если он сейчас лгал ей…
    Лежа в его объятиях, она с трудом приходила в себя.
    — Послушай, маленькая моя, — низкий голос Палмера околдовывал ее, завораживал, — можешь пообещать мне выполнить одну мою просьбу?
    «Господи, да я готова пообещать тебе что угодно!» — хотелось закричать Памеле.
    — Смотря что, — неожиданно услышала она словно со стороны свой голос.
    — Упрямая моя девочка, пойми: сейчас ты должна меня послушаться. Обещай, что, если… что, когда Ким заговорит с тобой, ты остановишь ее. Просто скажешь: «Я все знаю».
    — Но я ничего не знаю, не понимаю, и вообще…
    Но Палмер уже целовал ее и, обвивая руками его шею, Памела подумала, что кое-что ей все же известно…


    — Пора вставать, девочка…
    Открыв глаза, Памела увидела Палмера. В знакомых выцветших джинсах и синей рубашке-поло он стоял у окна, сквозь которое лились лучи солнца, и с улыбкой смотрел на Памелу. Увидев его сейчас, при ярком свете, Памела залюбовалась им — в который уже раз! — и, мучительно застыдившись чего-то, отвернулась.
    — Я бы помог тебе одеться, но боюсь, тогда мы всюду опоздаем. — Палмер присел на краешек постели и ласково погладил ее по обнаженному плечу. — Поторопись, ладно?
    — Ладно. — Памела собрала в кулак всю волю, натянула простыню до подбородка и взглянула на него холодно и отчужденно. — Но кое-что ты должен твердо себе уяснить…
    — О, да ты кремень! — изумленно поднял брови Палмер. — Не продолжай, я уже понял: тебе ничего от меня не нужно, ты поддалась порыву, и все такое прочее, так?
    Как проницателен этот человек — и как циничен! А ты чего ожидала, детка?
    — В общих чертах — да, — мрачно кивнула Памела. — И все-таки кое-что упустил из виду. Нынче ночью ты даже не поинтересовался…
    — Ах, вот ты о чем! Согласен, я дал маху. — Палмер невесело усмехнулся. — Но есть масса способов решить эту проблему, если она вообще…
    — Черта с два! — сквозь зубы процедила Памела, не сводя с него глаз. — Я никогда, слышишь, никогда не сделаю того, о чем ты думаешь! Но тебе не о чем беспокоиться, что бы ни случилось, я…
    Палмер кончиком пальца коснулся ее носа, при этом он улыбался как ни в чем не бывало.
    — Не забивай себе голову всякой всячиной — нынче у нас ответственный день. — Он нежно привлек ее к себе и чмокнул в макушку. — Ведь наше шоу продолжается, правда?
    Памела отстранилась от него, простыня скользнула вниз, обнажив грудь. Но не на грудь смотрел сейчас Палмер. Взгляд серьезных глаз был устремлен на него с бесстрашной нежностью — именно это странное словосочетание пришло ему на ум.
    — Да, шоу продолжается, — медленно проговорила она. — Я сделаю все, о чем ты попросишь. Потому что я… люблю тебя.
    Молчи! — приказал себе Палмер, нежно касаясь ее щеки. Кажется, ему удалось обуздать свой отчаянный порыв. И он невозмутимо произнес:
    — Ты помнишь, о чем я просил тебя? Ну, если вдруг Ким…
    — Да. Скажу, что все знаю.
    Чувствуя себя последним подонком, Палмер тихо произнес:
    — Обещаю, что все объясню тебе. Но… позже. Ты веришь мне?
    — Да, — кивнула она. — Но и ты обещай мне кое-что. Так, безделицу…
    «Видит Бог, я готов пообещать тебе хоть луну с неба!» — хотелось воскликнуть Палмеру, но он лишь молча склонил голову.
    — Я хочу выйти на подиум в черном, — прозвучал тихий голос. — Только в черном. Это возможно?
    Сердце Палмера дрогнуло и сжалось — он, как никто другой, понял, почему Памела избрала этот цвет. Цвет скорби…
    — Я умоляю тебя… — Голос ее дрогнул. — Я…
    — Все будет так, как ты скажешь. — Палмер с трудом сдерживался — больше всего на свете ему хотелось стиснуть ее в объятиях и никогда не выпускать. Но вместо этого он произнес: — Одевайся, малышка. Не буду мешать.
    Выйдя из спальни, он рухнул в кресло и закрыл глаза. Что он делает? Чем все это кончится?
    Чем-нибудь да кончится! Пеняй теперь на себя. Ведь ты чувствуешь, что в ответе теперь за эту девочку, что бы ни случилось. И конкурс тут ни при чем. К черту конкурс! Дело совсем в другом, ведь…
    — Эй…
    Нежная ладонь легла на его плечо, и Палмер вздрогнул. Тонкая, словно тростинка, в своем черном платье, Памела показалась ему сейчас школьницей, и даже седая прядь в волосах не могла сделать ее старше.
    — Мне нужно заглянуть в мой номер на полчаса — привести себя в порядок, переодеться. Ты проводишь меня?
    Голос ее, тихий и низкий, был полон такой тоски, что сердце Палмера сжалось вновь.
    — Пойдем, маленькая. Я подожду тебя в гостиной.
    На это у него были причины, притом самые что ни на есть веские — Палмер не без основания полагал, что Кимберли может позвонить Памеле, и тогда…
    — Ладно. Мне и самой не хочется, чтоб ты оставлял меня.
    В лифте Памела, подняв на него глаза, спросила вдруг:
    — Можно, я тебя поцелую?
    В ответ Палмер, остановив кабину между этажами, склонился к Памеле, взял в ладони запрокинутое лицо и коснулся губами ее губ. Поцелуй был необычайно нежен и долог — он вовсе не походил на порождение необузданной животной страсти, которая порой толкает в объятия друг друга совершенно чужих людей. Они целовались сейчас словно двое влюбленных после помолвки, или как молодожены на ступенях алтаря, на глазах у родственников и гостей, приглашенных на свадьбу…
    Так прошло не менее десяти минут. Первым опомнился Палмер.
    — Нам пора, — сказал он.
    Памела едва заметно кивнула, щеки окрасил бледный румянец. И Палмер в который раз изумился ее красоте, невольно подумав, что она и впрямь может с легкостью получить титул «Лицо года». В душе его шевельнулась вдруг жгучая ревность. Выставлять на всеобщее обозрение то, что так тебе дорого, не каждому по силам. Ты идиот, приятель!..
    В номере Памела тотчас направилась в ванную, а Палмер, усевшись на диван, принялся листать какой-то дамский журнал. Когда зазвонил телефон, он без колебаний снял трубку. Однако это оказалась вовсе не Ким. Звонил Джанни, уже пронюхавший о потрясающей новости.
    — Ее участие в конкурсе — ваша идея? — хмуро поинтересовался журналист.
    — Вообще-то на вопросы прессы я имею полное право не отвечать, — ледяным тоном отозвался Палмер.
    — Благодарите Бога, что пресса не интересуется, как вы очутились с утра у нее в номере! — заорал итальянец. — Плевать мне на то, кто вы такой! Учтите, я вполне могу съездить по зубам и папе Бобби, если вдруг…
    Кладя трубку на рычаг, Палмер испытывал почти симпатию к темпераментному журналисту. Как рьяно защищает очаровательную коллегу от грязных посягательств похотливого старого козла! Телефон тотчас зазвонил вновь — на сей раз его собственный, мобильный.
    — Послушайте… — начал было Палмер, но тотчас умолк. Это был вовсе не Джанни, и даже не Ким.
    — Папочка! — От звонкого детского голоса ему едва не сделалось дурно. — Папа! Ты, правда, соскучился?
    — Малышка, погоди…
    Однако девочка перебила его:
    — А мы с миссис Вуд уже здесь, представляешь? Быстро, правда? Ты и не ждал нас так скоро…
    — Милая, что ты говоришь? Где вы? Я вас вообще не ждал…
    — Па-а-па… — В голосе Ариэль зазвенели слезы. — Но ведь тетя нам звонила, и она сказала…
    Все ясно. Не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы понять: это дело рук Кимберли.
    — Вы в аэропорту?
    Но трубку взяла уже миссис Вуд. Выяснилось, что вчера им действительно звонили из Рима, якобы по его личному поручению, и просили как можно скорее вылететь. Палмер, поставленный перед фактом, потерянно молчал. Затем трубкой вновь завладела девочка.
    — Ведь ты давно обещал взять меня на конкурс, — хныкала она. — Я буду очень-очень хорошо себя вести, правда!
    В отчаянии Палмер покосился на дверь ванной. Будь что будет, решил он…
    — Хорошо, детка. Я скоро приеду за вами.
    Вышедшая из ванной Памела застала его в тот момент, когда он вызывал такси.
    — Что-то опять стряслось? — упавшим голосом спросила она. — Что на сей раз?
    Нельзя говорить ей о приезде Ариэль, подумал он. И видеться они не должны. Пока не должны. Черт бы побрал эту безумную Кимберли!
    — Послушай, маленькая, — Палмер сгреб ее в охапку и усадил себе на колени, — у тебя две минуты на одевание — почти как в армии. Потом я везу тебя на последнюю репетицию, а сам мчусь по неотложным делам. Помнишь, что ты мне обещала?
    — Я все помню, — кивнула Памела. — И все сделаю так, как ты просил. Не сомневайся.
    Как хотелось Палмеру обнять ее, ощутить вновь вкус нежных губ, шелковистость кожи, но…
    — Ступай, моя хорошая. Возможно, мы целый день не увидимся, а вечером я найду тебя сам.
    — Не волнуйся, я ведь уже стреляный воробышек… — Памеле вдруг вспомнилась лихая Беверли, и она гордо вскинула подбородок, подражая мулатке. — Все будет хай класс, папа Бобби!
    И, стремительно вскочив с его колен, убежала в спальню. Выйдя оттуда минуты две спустя в черных брючках и белой тенниске, она объявила:
    — К бою готова! Вперед, к победе!
    В лифте Палмер с трудом удержался от того, чтобы поцеловать Памелу, — лишь нежно прижал ее темноволосую голову к своей груди. Слушая глухие удары его сердца, Памела ощутила предательскую слабость в ногах. Но обнаруживать это было никак нельзя…
    В такси они почти не разговаривали, но Палмер всю дорогу не выпускал ее руки. Высадив Памелу из машины у ступенек концертной студии, он спросил:
    — Не боишься?
    — Боюсь… Но вовсе не того, о чем ты думаешь. — Памела печально улыбнулась: — Может, так даже лучше.
    — Что — лучше? — растерялся Палмер.
    — Ну, если чего-то боишься и в это время делаешь другое дело, то на него страха уже не хватает… — И она стремительно понеслась вверх по лестнице.
    Глядя ей вслед, Палмер схватился за голову и глухо застонал.

Глава десятая
Русалочка в черном

    — Да ты нынче просто сногсшибательна! — заявила, увидев Памелу, мулатка. — Ну-ка, покажись! Что ты сделала с лицом? Хотя… на тебе ведь нет косметики?
    — Ты светишься… — Беловолосая Кирсти и сама сияла. — Настоящий, живой русалка! Только без хвоста…
    — Ей только хвоста недоставало, — грозно сверкнула глазами на шведку Беверли. — Марш одеваться, цыпленок!
    Репетиция прошла на удивление гладко. Памела не уставала изумляться необыкновенной легкости во всем теле, а во время дефиле ее не покидало ощущение полета, полузабытое, но необычайно приятное. Такое бывало с нею давным-давно, когда она занималась балетом. Ее все время словно приподнимало на носочки, ей хотелось раскинуть руки и взлететь…
    Дело портила лишь Мадо — Памела то и дело ловила на себе холодный взгляд зеленых глаз француженки. В перерыве Памела наконец не выдержала.
    — Послушай, — коснулась она острого локтя Мадо, — что ты смотришь на меня, словно на котенка, который разорвал тебе последние колготки? Что тебе надо?
    — Ошибаешься… — Француженка затянулась черной сигаретой и выпустила тонкую струйку дыма чуть ли не в лицо Памеле. — Тебе померещилось, дорогая.
    Неожиданно отобрав у Мадо сигарету, Памела затянулась и точно так же выпустила голубоватую струйку дыма. Затем, кинув окурок в урну, сказала:
    — Вот и прекрасно. Стало быть, все в порядке?
    Не удостоив ее ответом, Мадо повернулась спиной и пошла прочь, слегка покачивая бедрами. Глядя на острые лопатки странной француженки, Памела вспомнила предупреждение Беверли и отчетливо поняла, что опасения мулатки, скорее всего, вовсе не беспочвенны… Потом к ней подошел балетмейстер, и они немного поговорили. Оказалось, проницательный маэстро Тонино еще вчера распознал в ней балерину, и они легко нашли общий язык.
    В гримерной, присев на диванчик передохнуть, Памела ощутила вдруг, что соскучилась по Палмеру. Сердце ее на секунду болезненно сжалось, а потом заколотилось как сумасшедшее. Вот еще новости, одернула она себя. Хороша, нечего сказать! Прошла всего пара часов, а ты нюни распустила! Не забыла, что это ты объявила ему, что любишь его, а не он тебе? А вечером он обещал…
    Кто-то дотронулся до ее плеча. Вздрогнув, Памела обернулась, уверенная, что это Палмер, но перед нею стояла Кимберли, невероятно элегантная в узких коричневых брюках и шелковой кремовой блузке. Не тронутые помадой губы были крепко сжаты, в глазах застыло странное выражение то ли отвращения, то ли угрозы…
    Вспомнив обещание, данное Палмеру, Памела решила взять быка за рога.
    — Не трудитесь, миссис Палмер, — заговорила она, — мне все известно.
    — Все ли? — холодно поинтересовалась Кимберли. — Ты в этом уверена?
    Памела готова была уже раскрыть рот, но лицо женщины исказила вдруг мучительная гримаса. Господи, что же это такое?
    — Ты хоть понимаешь, что сегодня вечером вы встретитесь? — Голос Кимберли предательски дрожал.
    — Разумеется. — Памела силилась казаться невозмутимой. — А что в этом особенного? Палмер мне сам об этом сказал, он обещал найти меня…
    — Тогда ты — настоящее чудовище! — Руки Кимберли сжались, будто для удара. — Ах ты, дрянь…
    — Ну довольно! — Памела вскочила с диванчика. — Я не намерена выслушивать оскорбления! Я не заслужила…
    — Ты сама не ведаешь, чего заслужила. — Кимберли справилась с собой, пальцы ее разжались, но лицо превратилось в каменную маску. — И тебе воздастся сполна.
    Бросив на соперницу последний, испепеляющий, взгляд, она повернулась на каблуках и вышла, оставив Памелу в полнейшем недоумении… Похоже, Палмер солгал и эта чокнутая все еще любит его. Ничем иным объяснить поведение Ким Памела не могла.
    Но, черт возьми, что означает это заклинание: «Я знаю все»? А ведь она повторила фразу как попугай! И непонятнее всего было то, что она продолжала верить каждому слову Палмера…
    Настроение у Памелы тотчас испортилось, и во время дефиле она получила сразу несколько замечаний. Впрочем, совладать с собой ей в конце концов удалось, и не последнюю роль в этом сыграла Мадо, которая откровенно радовалась любому ее промаху. Вскоре все вновь пошло как по маслу — тело обрело нужную гибкость и легкость. Время летело незаметно, и когда Памела опомнилась, было уже семь часов вечера. А Палмер так и не появился.
    Простившись с Беверли и Кирсти, жившими в отеле этажом ниже, она отказалась от предложения скоротать вместе вечерок и поднялась к себе. Ей сделалось вдруг так одиноко, что захотелось расплакаться, и Памела поспешила в ванную, надеясь, что проверенное средство поможет… Какое там! Горькие слезы текли по ее лицу вперемешку со струями воды, а тело содрогалось от рыданий.
    Зачем ты позволила себе так влипнуть? Дурацкий вопрос. Вообще-то тебя никто не спрашивал, все случилось само собой. Но даже это не самое худшее. Вполне возможно, ты беременна, детка. И если даже пять лет назад, когда Шон тебя предал, ты думать не могла об аборте, что станется с тобой теперь?
    С ужасом коснувшись груди, Памела замерла. Нервы, видимо, сдавали — она явственно ощутила ноющую боль в сосках, точно такую же, как тогда… Угомонись, сумасшедшая, мысленно прикрикнула на себя Памела. Это противно законам природы. Пройдет еще немало времени, прежде чем ты узнаешь…
    — Ты уже все знаешь, Русалочка.
    Она задохнулась от ужаса и зажала руками уши — так явственно прозвучал совсем рядом голос Мириам. Ей сделалось по-настоящему страшно.
    В гостиной зазвонил телефон, и Памела в чем мать родила кинулась туда.
    — Это ты? — в отчаянии закричала она в трубку.
    И его голос, уже такой родной, откликнулся:
    — Через две минуты я у тебя. Жди.
    Едва накинув халат и прижимая руки к груди, словно боясь, как бы сердце не выпрыгнуло, она бросилась к двери. Распахнув ее прежде, чем Палмер успел постучать, Памела, уже не думая ни о чем, кинулась ему на грудь. Подхватив ее на руки, он отнес ее в спальню, уложил на кровать, а сам, опустившись на колени, не отрываясь стал смотреть на нее.
    Почему он молчит? Памеле казалось, что еще секунда — и она закричит от ужаса. Но вдруг…
    — Спасибо тебе, детка. — Палмер ласково улыбнулся.
    — За что?
    — Ты выполнила мою просьбу.
    — Ведь я обещала…
    Губы Памелы задрожали, глаза наполнились слезами. Видя, как она мужественно борется с собой, Палмер стал целовать ее руки. Чувствуя, как глубоко внутри просыпается желание, она распахнула полы халата. Горячие губы Палмера прильнули к гладкой коже ее живота, и сердце на несколько секунд перестало биться. А он… он даже не подозревал, что означают эти поцелуи.
    Неожиданно Палмер поднял голову, взгляды их встретились… и Памела едва не лишилась чувств. Безумие, полный бред, но сейчас она могла поклясться, что он все понял! Словно в подтверждение ее сумасшедшей мысли, он вновь стал покрывать поцелуями ее живот, затем губы его коснулись груди, сильные руки стиснули ее в объятиях…


    Медленно возвращаясь к реальности, она вдыхала пряный запах кожи любимого, запечатлевая его в памяти навсегда. Ведь что бы ни случилось, они связаны до конца дней. Может быть, это последнее их свидание. Однако отчего-то эта мысль уже не пугала.
    — Ты сегодня была великолепна, — тихо проговорил Палмер, едва касаясь губами ее виска. — В финал прочат двенадцать девушек, первой называют тебя. Ты рада?
    — Не знаю. — Не могла же она сказать, что ей плевать на результаты конкурса! — Я старалась, и все.
    — Даже взыскательная Ким тебя оценила.
    Упоминание о Кимберли заставило ее вздрогнуть.
    — Да твоя жена сегодня меня едва не ударила!
    — Знаю, — погладил ее по голове Палмер. — Мы с ней уже беседовали.
    — Ах, беседовали! Тогда, будь добр, побеседуй и со мной! Не находишь, что настал час мне узнать, в чем, собственно, дело?
    — Всему свое время, — спокойно ответил Палмер. — Терпение, девочка моя…
    У тебя язык не повернется объявить сейчас, что двумя этажами выше, в номере, спит твоя дочь. Наша дочь… Это было бы чересчур даже для такой мужественной, такой храброй женщины, как Памела. А потом ты что-нибудь придумаешь…
    Прерывисто вздохнув, Памела отвернулась к стене. Плечи ее вздрагивали.
    — Я люблю тебя, маленькая, — отчетливо услышала она вдруг, и дыхание у нее перехватило. — И знаю о тебе куда больше, чем ты сама о себе знаешь!
    Слушая его голос, Памела больше всего на свете хотела умереть — умереть сейчас, в его объятиях. Ведь счастливее она никогда уже не будет…
    — Ты очень сильная, ты чистая и нежная, ты самая прекрасная женщина в мире, — говорил меж тем Палмер. — На твою долю выпали страдания, которые сломили бы любую другую. Другую, но не тебя… Ты умеешь любить и станешь прекрасной матерью…
    Неужели он знает? Откуда? Опять колдовство или наваждение? Но ведь жизнь — это сон. Она просто спит. А что будет, когда она проснется?..
    Они любили друг друга до самого рассвета, время от времени ненадолго забываясь беспокойным сном. И лишь когда сквозь шторы стал просачиваться розовый рассвет, Палмер нежно поцеловал ее в лоб.
    — Теперь спи, любимая. И ни о чем не тревожься. Когда ты проснешься, меня не будет рядом, но не бойся. Автобус придет в два, поедешь вместе с девочками…
    Памела сонно кивала, не в силах разлепить веки. Голос Палмера доносился до нее словно сквозь толстый слой ваты.
    — Платье для тебя уже готово — такое, как ты просила. И еще… Кое-что ты найдешь на туалетном столике. Спи, моя маленькая. Мы скоро встретимся, я обещаю…


    Она шла по цветущему лугу, залитому светом полуденного солнца. Нет, не шла, а летела, раскинув руки, не касаясь ногами травы. Над землей висела необыкновенно яркая радуга, и Памеле казалось, что еще немного — и она сможет коснуться ее кончиками пальцев.
    Навстречу ей шел он — она видела, как он улыбается, как раскрывает ей объятия. А рядом с ним — маленькая девочка. Лица ее Памела не могла различить, как ни силилась, видела лишь темные волосы да челку до самых бровей. Какие у нее глаза? Серые? Нет, кажется, голубые или…


    Проснувшись от телефонного звонка, Памела едва добрела до аппарата и сняла трубку, не открывая глаз.
    — Привет, соня! — зазвенел в ухе голос неутомимой Беверли. — Ноги в руки! Через полчаса в вестибюле. Пока!
    Положив трубку, Памела еще с минуту сидела, смакуя свой необычайно яркий сон. Ощущение счастья, испытанное во сне, не покидало. Наверняка девочка — ее будущая дочка, подумала она с улыбкой, касаясь живота. И поняла, что уже любит малютку, любит так, как не довелось полюбить умершего сына…
    Странно, но даже мысль о потерянном ребенке, от которой обычно темная тоска наполняла душу до краев, не опечалила Памелу. Напротив, ее вновь охватило чувство необычайной легкости — сродни испытанному во сне ощущению полета.
    Уже выйдя из ванной, она вспомнила, что Палмер говорил на рассвете, и бросила взгляд на туалетный столик. Открыв маленькую коробочку из синей кожи, Памела ничуть не удивилась, увидев кольцо — то самое, с аквамарином, которое они рассматривали недавно вместе в ювелирном магазине. Зачарованная, она, как тогда, коснулась мизинцем камня — и тот опять закачался, разбрасывая вокруг пучки голубых искр.
    В коробочке обнаружилась и короткая записочка:

    Доброе утро, моя маленькая! Я мог бы дождаться твоего дня рождения, но не утерпел. Надень кольцо на указательный палец левой руки, и пусть оно принесет тебе сегодня удачу. Помни, я люблю тебя.
    Б. П.

    Опять Б. П., подумала она с нежностью, падевая на палец кольцо и даже не удивляясь, что Палмер верно угадал размер. Странно, но у нее, всегда такой щепетильной, даже мысли не возникло о том, удобно ли принимать от него столь дорогой подарок. Записку Памела, поцеловав, спрятала в сумочку — для нее этот клочок бумаги был много дороже кольца…
    — Клевая цацка, — тотчас заметила кольцо Беверли, — и дорогая, небось. А знаешь, тебе идет необычайно — камушек под цвет глаз.
    — Мой талисман, — односложно пояснила Памела.
    — Подарок твой влюбленный? — спросила шведка, держа Памелу за руку и играя камушком, словно малый ребенок.
    Господи, какая она еще маленькая, с нежностью думала Памела, глядя на блондинку.
    — Ну, если это подарок ее милого, то он как минимум Рокфеллер! — хмыкнула мулатка. — Колечко потянет тысяч на десять.


    Площадь перед студией вновь была запружена народом — репортеры вели себя еще нахальнее, а девушки, выходя из автобусов, норовили как можно ослепительнее улыбнуться в объективы.
    — Послушай, Бев, — спросила Памела, когда они добрались наконец до гримерной, — а как ты оцениваешь свои шансы?
    — На что? Стать «Лицом года»? — изумленно уставилась на нее мулатка. — Очумела, что ли? Я же черная.
    — А Наоми Кэмпбелл? — возразила Памела.
    — Я не Наоми, и прекрасно это понимаю, — отрезала Беверли. — Самое большее, что мне светит, — это недурной контракт с каким-нибудь домом моды. Я знаю все свои сильные и слабые места. Двигаюсь я классно, что есть, то есть, но…
    — Ты как черный пантера. — Кирстен смотрела на подругу с искренним обожанием.
    — А у этого вот цыпленка чудная кожа, — потрепала мулатка Кирсти по нежной щечке. — Косметическая фирма вроде Эсте Лаудер такую не упустит — по крайней мере, по моим расчетам.
    — Ну а что ты думаешь обо мне? — рискнула спросить Памела.
    — Застегни-ка лучше мне молнию, — повернулась к ней спиной мулатка.
    С утра стилист уложил ее пепельные косички в сумасшедшую прическу, открывавшую стройную шоколадную шею, и Памела залюбовалась дикой красотой Беверли. Застегивая длинную молнию на жемчужном, узком, словно чулок, платье, обрисовывавшем великолепные бедра мулатки, она вновь спросила:
    — Как думаешь, мне удастся… — И замялась.
    — Хорошо, — усмехнулась сдаваясь Беверли, — если тебе так уж неймется, то слушай. Финалисток будет двенадцать. Кирсти, скорее всего, вылетит после первого тура — мала еще, зелена… Я войду в дюжину, ты тоже. Хотя… у тебя ведь не закружится голова, если я скажу, что хорошие шансы есть лишь у тебя… и у этой стервы Мадо?
    — У нее? — Памеле показалось, что он ослышалась.
    — Чего уставилась? — изогнула бровь Беверли. — Не веришь?
    — Честно говоря…
    — Одевайся лучше, горе мое. — Мулатка вдруг нежно обняла Памелу и шепнула на ухо: — Помнишь, что я говорила тебе насчет этой французской змеи?
    Памела в ответ растерянно кивнула.
    — Так вот, я не шутила, запомни крепко… Да одевайся же! — прикрикнула на нее Беверли. — Потрясающее платье между прочим.
    Длинное, без бретелек, черное платье, с серебристой неширокой полосой, обвивающей фигуру, словно змейка, и впрямь выглядело необычайно эффектно. Но важнее всего было то, что Палмер сдержал обещание.
    — А оно не слетит с меня на ходу? — встревожилась Памела, глядя в зеркало на свои обнаженные плечи. — Бев, оно же ни на чем не держится!
    — Еще чего, дурочка! — рассмеялась мулатка. — Чувствуешь, как сидит! — Беверли обхватила ладонями тонкую талию Памелы. Такое могла сморозить Кирсти, но ты… — в голосе ее было столько уверенности, что опасения Памелы как рукой сняло.
    Весь следующий час она стоически переносила «издевательства» визажиста и стилиста по прическам. Но, взглянув на себя в зеркало, поняла, что и тот, и другой были мастерами своего дела. Визажист, мрачноватый молодой человек, лишь слегка подчеркнул темными румянами ее скулы и еще что-то сделал с глазами — теперь они казались вдвое ярче. Парикмахер не стал особенно мудрить с ее длинными волосами, — чего она опасалась, — а просто зачесал иссиня-черную гриву на одну сторону, слегка сбрызнув волосы лаком, — и белая прядь тотчас заиграла, перекликаясь с серебристой полосой на платье.
    — Высший класс! — искренне восхитилась Беверли.
    Сама мулатка тоже несказанно похорошела — перламутровые, в тон платью, тени отлично смотрелись на темной коже, выделяя выразительные глаза девушки. Памеле подумалось, что Беверли излишне скромно оценивает свои шансы.
    — Мама Бев, а я?
    Кирсти с высокой, но очень лаконичной прической, в элегантном платье из золотистой парчи, смотрелась старше своих лет, чему была явно рада. Однако Беверли осталась неумолимой.
    — Все равно ты козявка! Еще пару лет поскачешь по подиуму, вот тогда поглядим.
    На лестнице Памела, нагнав мулатку, укоризненно спросила:
    — Ну зачем ты так с девочкой?
    — Чтобы потом не рыдала! — отрезала Беверли. — А если я ошибусь, что может быть лучше? О-о-о! Гляди в оба, русалочка, береги хвостик!
    Навстречу им кошачьей походкой двигалась француженка. Темно-зеленый бархатный комбинезон с вырезами во всех мало-мальски мыслимых местах облегал гибкое тело Мадо, словно вторая кожа, на стройных ногах красовались сапоги-чулки выше колен. Столь фантастический наряд смотрелся бы дико на ком угодно, но экзотическую красоту француженки лишь подчеркивал. Пристально глядя на Памелу таинственно мерцающими глазами, Мадо приветствовала ее царственным кивком.
    — Нехорошо, — процедила сквозь зубы Беверли. — Скверно… Королева не в духе.
    Но Памела уже изучала других претенденток, и вскоре у нее в глазах зарябило от множества прелестных лиц, изысканных туалетов и умопомрачительных причесок. Но все это великолепие было каким-то безликим. И Памела наконец-то поняла, что Беверли права: по крайней мере, в том, что касалось Мадо. Француженка явно выделялась на общем фоне, не будучи при этом самой красивой и правильно сложенной.
    Ее явно портили слишком острые плечи, да и руки были чересчур длинны. И тем не менее у Мадо было то, чем далеко не всякая красавица может похвастаться. Именно это и называется шармом, подумала Памела, глядя, как француженка курит свою неизменную черную сигарету. Глаза ее, обведенные темными тенями, светились теперь точь-в-точь как у дикой кошки, даже жуть брала. Была не была, решила Памела и смело направилась к сопернице.
    — Привет. — Она смело взглянула в светящиеся глаза, поняв, в чем секрет: ресницы Мадо были густо накрашены изумрудной тушью. — Угостишь сигаретой?
    Француженка молча протянула пачку. Закурив, Памела поморщилась — черная сигарета показалась ей чересчур крепкой.
    — Ты сердишься? — напрямик спросила она.
    — Конечно, — последовал невозмутимый ответ. — И на тебя, и на всех прочих.
    — Но почему?
    — Злость — мой лучший товарищ на подиуме. Хочешь еще о чем-то спросить?
    Такого желания Памела явно не испытывала и, бросив окурок в урну, отошла от Мадо подальше. Настроение у нее испортилось, тем более что и Палмера нигде не было видно.


    В ожидании выхода на ярко освещенную сцену девушки вели себя по-разному. Кто-то крестился, кто-то шептал что-то, вот китаянка молитвенно сложила ладони, вот русская зажмурилась и украдкой поцеловала крохотный золотой крестик… Непостижимая Мадо лишь смачно сплюнула через левое плечо и, изгибаясь словно кошка, зашагала вперед…
    Когда настала ее очередь, Памела нежно коснулась губами кольца, украшавшего указательный палец, и остатки страха покинули ее. Если он вообще был, этот страх…
    Как и предсказывала Беверли, в финал прошли двенадцать участниц, среди которых были мулатка, Памела, Мадо, русская и, как ни странно, Кирсти. Стоя в ярком свете прожекторов, Памела слегка повернула голову — и словно два зеленых луча уперлись в нее. Глаза француженки полыхнули такой ненавистью, что Памела вздрогнула.
    Да пошла ты! — мысленно выругалась она. Хоть лопни от злости, не испугаюсь. И все-таки хороша, чертовка. Необыкновенно хороша!
    За кулисами Памела, скинув туфли на высоченной шпильке, огляделась, ища глазами Палмера, но его и тут не было. Зато Кимберли решительно направилась к ней. Час от часу не легче!
    — Господи, чего вам еще нужно от меня? — воскликнула Памела. — Разве вы не все мне сказали?
    — Нет, не все. — Кимберли посмотрела на нее с такой тоской, что Памела растерялась. — Будь счастлива. И постарайся полюбить…
    — Ким! — раздался совсем рядом голос Палмера. — Я предупреждал тебя!
    Рука его тяжело опустилась на плечо бывшей жены, но та стряхнула ее и не оглядываясь пошла прочь.
    — Чего она тебе наплела? — встревоженно спросил Палмер.
    — Да ничего. Пожелала счастья… А что она должна была мне сказать?
    — Не торопись… — начал Палмер, но Памела резко оборвала его:
    — Все! Хватит! — Хотелось кричать, драться, кусаться, ярость слепила ее. — Не хочу больше тайн! Говори, говори сейчас все — или…
    Сделав шаг вперед, Палмер, ни слова не говоря, обнял Памелу и поцеловал на глазах у пораженных участниц конкурса. Сначала возникло желание вырваться, но это оказалось выше ее сил, и вот она уже страстно отвечает на поцелуй, забыв обо всем на свете — и о переполненном зрительном зале, и о странном поведении Ким. Все исчезло, остались лишь он и она.
    — Пора, девочка. — Губы Палмера прильнули к ее пылающей щеке. — Я люблю тебя. Помни только об этом.
    Оказывается, финалисток уже пригласили на сцену, а она этого даже не слышала. Подхватив туфли, Памела поспешила к кулисе. Ей не нужно было оглядываться — она и без того знала, что Палмер неотрывно смотрит ей вслед. Теперь девушки выходили по одной, и Памела замерла с туфлями в руках, дожидаясь своей очереди — девятой в дюжине финалисток. Вот вышла седьмая, восьмая… Сунув ноги в черные лодочки, Памела еще успела изумиться тому, что они стали как будто на размер меньше.
    — Номер сорок пять, Памела О'Доннел, модельное агентство «Гламур», Нью-Йорк!
    Сделав первый шаг, Памела услышала странный хруст и ощутила в ступнях острую боль, но остановиться было уже нельзя. С опозданием вспомнив наставления Беверли и чувствуя, как осколки стекла впиваются все глубже, Памела ощутила себя вдруг той самой андерсеновской Русалочкой, которая во имя великой любви умолила ведьму превратить ее рыбий хвост в стройные ножки. Однако с той поры каждый шаг причинял бедняжке такую боль, словно она ступала по лезвиям остро отточенных мечей.
    И подобно сказочной Русалочке Памела не могла сейчас ни вскрикнуть, ни закусить губу, а до середины сцены идти было еще ой как далеко… Ох, Мадо, думала она, не ощущая к сопернице ничего, кроме пронзительной жалости. Наверняка ты никогда не была такой счастливой, как я, еще минуту назад, за кулисами.
    Остановившись в луче прожектора, Памела повернулась лицом к залу и улыбнулась так ослепительно, что публика взорвалась аплодисментами. Где-то рядом стояла француженка. Даже не смотря в ее сторону, Памела чувствовала на себе ее ненавидящий взгляд. Зачем все это, недоумевала она, не вслушиваясь в то, что говорит председатель жюри.
    Слова его сливались в однообразный гул, шквалы рукоплесканий напоминали шум прибоя, и Памеле хотелось, подобно сказочной героине, поскорее окунуть пылающие ноги в прохладную воду. Неужели можно бестрепетно сделать такое — пусть ради победы, пусть ради круглой суммы, ожидающей победительницу? С немым вопросом взглянула Памела на Мадо. Француженка стояла вполоборота к ней умопомрачительно эффектная.
    — Мисс Экстравагантность — Мадлен Бушерон, модельное агентство «Бон Шанс», Париж!
    Не обращая внимания на боль, Памела направилась к француженке. Как тяжело дались ей эти несколько метров, не знал никто, кроме нее… и Мадо. Когда Памела обняла зеленоглазую соперницу, та не шелохнулась. Лицо ее было залито слезами. Не поднимая глаз, Мадо глухо уронила одно лишь слово:
    — Поздравляю.
    И словно эхом откликнулся на ее голос председатель международного жюри:
    — Наши поздравления победительнице! «Лицо года» — умопомрачительная Памела О'Доннел, жемчужина агентства «Гламур», Нью-Йорк!
    Кто-то поцеловал ее, кто-то повис у нее на шее — кажется, Кирсти. Вздрагивая от острой боли, Памела не испытывала особенной радости — скорее безмерное изумление. Ей не раз приходилось видеть лица девушек, которых торжественно объявляли «Мисс Чего-То-Там» — они обливались слезами счастья, хватались за голову… А Памела лишь слабо улыбалась, мечтая об одном: чтобы ушла боль, которую было все труднее выносить. Она чувствовала, что туфли полны крови. Господи, когда же вы натешитесь, сокрушенно думала она, подставляя голову, на которую кто-то водрузил сверкающую корону.
    Осторожные и нежные пальчики дотронулись до ее руки, и Памела словно сквозь пелену тумана увидела запрокинутое детское личико. Необычайно светлая кожа, черная челка до бровей… Точь-в-точь девочка из ее сна — она была уверена в этом, хотя тогда не рассмотрела лица ребенка. Прозрачные голубые глаза смотрели на нее — и в черных зрачках Памела различила свое отражение…
    Нет, совсем не то, — она словно гляделась в волшебное зеркало и видела себя такой, какой была много лет назад. Уже не ощущая боли в израненных ступнях, Памела склонилась, подхватила девочку на руки, не понимая ничего. Граница между сном и явью исчезла — она окончательно убедилась в этом, когда услышала тихое:
    — Мама…
    Фотография обошла потом все крупнейшие журналы мира: два лица, словно отраженные друг в друге. Все были единодушны: снимок века. Но это было потом, а пока…
    — Где ты была так долго? Я тебя ждала…
    Детские губки задрожали, по щекам покатились огромные слезы. Вытирая их ладонью, Памела не замечала, что сама плачет. Зная, что спит, она молилась, чтобы сон длился вечно.
    — Мамочка моя, ты не уедешь больше? — спросила девочка.
    — Никогда, моя хорошая… никогда, — прошептала Памела в ответ странные слова, которые ей словно подсказывал кто-то.
    Как очутились они за кулисами? Откуда взялся Палмер? Почему девочка обнимает его?..
    — Отдай! — протянула руки Памела. — Это моя…
    Что с ее ногами? Откуда эта боль? Скинув туфли, она кинулась к Палмеру, оставляя за собой цепочку кровавых следов, но не добежала — сознание покинуло ее.

Глава одиннадцатая
Вместе

    Очнувшись, Памела не сразу поняла, где находится. Но вот из полумрака выступили очертания знакомых предметов, и она заплакала — горько и бессильно. Сон кончился — лишь отчаянно болели забинтованные ступни… Что-то тихонько шевельнулось рядом с ней, и она затаила дыхание, боясь спугнуть внезапно вспыхнувшую надежду. Но детские ручонки обвили ее шею, а около уха раздалось сонное:
    — Мамочка…
    Только бы не шелохнуться! Памела медленно закрыла глаза, и из-под опущенных век вновь полились слезы. Но усталость и нервное перенапряжение взяли свое: она снова уснула, не видя, что за окнами уже занимается розоватая заря…


    Сидя в постели, Памела слушала исповедь Палмера, не в силах произнести ни слова. Закончив рассказ, он выжидательно поглядел на нее. Но Памела молчала.
    — Ты ничего мне не скажешь? — спросил он наконец.
    Вместо ответа она взяла его руку и поднесла к губам. Подавшись к ней, Палмер поцеловал Памелу в сомкнутые губы. Но вот они доверчиво раскрылись, вот она уже страстно отвечает ему…
    — Постой! — вдруг отстранилась она. — Когда ты рассказал обо мне Ариэль?
    — Ничего я ей не говорил, — Палмер погладил Памелу по волосам, — кроме того, что ее мама самая красивая на свете и что очень на нее похожа.
    — За что так поступили со мной? — вдруг закрыла Памела лицо руками. — За что? Зачем обманули столь… столь жестоко? Я же вернулась! Я…
    — А вот за это тебе еще предстоит простить меня. — Палмеру сделалось страшно, но он мужественно закончил: — Это сделали по моей просьбе. Ты не должна была знать правды, чтобы…
    Но ладонь ее уже прижалась к его губам.
    — Я люблю тебя. И кончим на этом. Душераздирающая сцена подошла к концу. Занавес! Все спасибо! Слушай, я сейчас сойду с ума или…
    — Везет тебе, — вздохнул Палмер. — Я, например, давно спятил.
    Тут весьма кстати в комнату вихрем ворвалась уже умытая и одетая Ариэль и кинулась на шею Памеле. Расцеловав ее, девочка объявила:
    — Знаешь, мам, к тебе просится одна тетя. Она очень красивая и странная.
    — Пойдем, малышка. — С этими словами Палмер подхватил девочку на руки. — Это не для наших с тобой ушей.
    Когда гостья вошла, Памела глазам своим не поверила — она ожидала увидеть кого угодно, только не Мадо. В простой белой сорочке мужского покроя и черных брюках, без всяких признаков косметики на лице француженка со своей немыслимой прической походила сейчас на юношу. Памела тотчас вспомнила, что Мадо лесбиянка. И это походило на правду…
    Глядя, как француженка медленно, одну за другой, расстегивает пуговицы сорочки, Памела ахнула и привстала. Но вот Мадо сбросила сорочку прямо на пол и, ни слова не произнеся, повернулась спиной. Чуть выше поясницы белел уродливый шрам сантиметров шесть в длину, похожий на впившееся в кожу жуткое насекомое-многоножку.
    — Знаешь, что это такое? — спросила Мадо, поднимая сорочку и накидывая на плечи.
    Пораженная Памела замотала головой.
    — Два года назад я едва не погибла в автокатастрофе. После травмы позвоночника я перенесла две операции, потом почти год передвигалась в инвалидной коляске. Постепенно к ногам вернулась подвижность, но это мне дорого стоило…
    — Но ведь я…
    — Молчи! Сейчас говорю я. Хочешь сказать, ты не знала? Никто не знал, кроме меня! Хочешь, расскажу все до конца? Да, я морфинистка, но без укола могу потерять сознание от боли! И я вовсе не лесбиянка — просто корчу из себя невесть что, чтобы никто не соглашался жить со мной в одном номере! Чтобы никто не увидел моей уродливой спины…
    Памела потрясенно смотрела на Мадо широко раскрытыми глазами.
    — Мне двадцать восемь лет, — продолжала француженка, — и это был мой последний шанс. Семьи у меня никогда не будет — человек, кого я любила, погиб в той самой катастрофе, где покалечилась я. Детей иметь я не смогу — тогда же, в катастрофе, я потеряла ребенка. И тут появляешься ты — которая, и пальчиком не пошевелив, получила то, к чему я ползла, стиснув зубы! Да, сейчас я оправдываюсь перед тобой. И только лишь потому, что видела, как ты терпела боль. Сначала я подумала даже, что перепутала туфли и подбросила пустые ампулы из-под морфия кому-то другому…
    — Я не держу на тебя зла, — искренне сказала Памела, глядя прямо в зеленые глаза Мадо. — И мне тебя ничуть не жаль, потому что ты вовсе не жалкая, а очень сильная. И очень, очень красивая…
    Зеленые глаза расширились, блеснули. Мадо сделала шаг к постели, но вдруг развернулась и стремительно пошла к дверям. Взявшись за ручку, она вдруг обернулась.
    — А знаешь, у тебя потрясающая дочь. Будьте счастливы. Обе… И спасибо тебе.
    Не успела Памела осмыслить сказанное Мадо, как в комнату влетели Беверли и юная Кирсти. Вдвоем они принялись тормошить Памелу, взахлеб рассказывая о сумасшедших контрактах, которые им успели предложить сразу несколько фирм.
    — Ладно, мы помчались, — потрепала Памелу по плечу мулатка. — А ты не разлеживайся, а то вмиг растолстеешь. Ножки у тебя быстро заживут, с ними ничего серьезного. Вот тварь эта Мадо, убила бы!
    Лишенная возможности раскрыть тайну француженки, Памела лишь опустила голову. Слава Богу, подруги ушли, но вскоре позвонил Джанни, и они проговорили почти час.
    Памела уже знала от Палмера, что титула лишилась автоматически, ведь по условиям конкурса претендентка не может быть матерью, а также иметь мужа. Палмеру, осажденному журналистами, пришлось объявить, что Ариэль на самом деле является дочерью победительницы, однако он решительно пресек все попытки вытянуть из него подробности. Правда, это породило шквал журналистских вымыслов, которыми уже пестрели страницы утренних газет.
    Джанни с присущим ему юмором пересказывал Памеле весь этот бред, и она давилась от смеха. Если верить одному борзописцу, дитя было зачато в пробирке, а отцом является особа королевской крови, пожелавшей для своего ребенка в качестве матери самой красивой женщины на свете. Почему при этом девочка оказалась приемной дочерью Боба Палмера, журналист не счел нужным объяснять.
    Другой писака выдумал кое-что похлестче: якобы Ариэль явилась плодом любви юной американки и католического священника, который, не в силах устоять перед ее волшебной красотой, нарушил обет безбрачия…
    Сам Джанни первым же делом помчался к Мириам, желая узнать истину. Но колдунья строго отчитала его за неуемное любопытство.
    — Кстати, Мириам передает тебе привет, а еще подарок для твоей дочурки. Откуда только она взялась, ума не приложу! Может, по знакомству побалуешь меня эксклюзивным интервью, а, моя жемчужина?.. Ну-ну, не сердись, я пошутил…
    Тут прибежала Ариэль, восторженно прижимая к груди крошечного сиамского котенка. Кажется, я тут лишний, подумал Джанни и попрощавшись ушел.


    Поздно вечером, сидя в кресле рядом с постелью, Палмер глядел на два бесконечно любимых лица, которые теперь были рядом, на одной подушке, — и впервые понимал, что все сложилось единственно возможным образом, притом без малейшего его участия. Если и было что-то теперь в его власти, так это сделать обеих счастливыми. И он поклялся, что сделает для этого все.

Эпилог

    Девять месяцев спустя в семействе Палмер появился на свет крепкий светловолосый мальчик, к полнейшему восторгу родителей и Ариэль. Так модельная карьера Памелы и закончилась, не начавшись… Но об этом никто из них не сожалел.
    Беверли сделала головокружительную карьеру, став ведущей манекенщицей одного из известнейших домов моды Европы. Она продолжала опекать Кирсти, которой прочили недурное будущее. Только о Мадо не было каких-либо достоверных сведений — француженка словно в воду канула. Но, собираясь вместе, когда позволяли обстоятельства, Памела, Беверли и Кирстен редко о ней вспоминали. У них были более приятные темы для разговоров.
Top.Mail.Ru