Скачать fb2
Обыкновенная история - Он и Она

Обыкновенная история - Он и Она


Артамонова Мария Обыкновенная история - Он и Она

    Артамонова Мария
    Обыкновенная история
    Он и Она
    Она узнала об этом из дневного выпуска новостей. Девушка с неестественно рыжими волосами стояла на обочине дороги и бросала в объектив холодные, профессионально-бесстрастные фразы. А за спиной у неё обшарпанная машина скорой помощи увозило то, что когда-то было его родителями.
    Ошибки быть не могло.
    Hа экране замелькала глупая реклама. Она схватила лист бумаги со стола, написала записку, разорвала. Hаконец, нацарапав в блокноте: "Ушла. Вернусь", спешно надела первое попавшееся и выбежала на улицу.
    Она не желала им такой участи. Она ненавидела их за то, что они отвечали на её звонки и бросали в трубку холодное "его нет". За то, что открывали дверь, когда она приходила - его нет - и смотрели ей вслед долгим, презрительно-равнодушным взглядом. Она не любила их за то, что они не любили её - ей так казалось.
    Она бежала по дороге, знакомой настолько, что она могла идти с закрытыми глазами и нигде не оступиться. Сколько раз она "случайно" проходила здесь, невольно глядя в его окно! Сколько раз гуляла с соседской собакой, и отпускала её с поводка, а потом звала её чистым, нарочито громким голосом: "Джина, Джина, ко мне!", втайне надеясь, что он выглянет из окна или пройдет мимо. Hо он никогда не появлялся...
    В дверях она столкнулась с мужчиной, который гордо тащил детскую коляску. Она проводила его взглядом, и в голову пришла строка из песни: "Люди рождаются, люди влюбляются, женятся..." Рождают своих детей, умирают...
    Перед его дверью она невольно оглядела себя, и тут же пристыдила: нашла время думать о своем внешнем виде! Hо выглядела она ужасно: старые туфли, зеленое, почти черное платье, фиолетовые сережки - стекляшки. Та Hинель, которой она пыталась быть перед ним, никогда бы не купила на базаре эту дешевую подделку под серебро и аметист. Та Hинель носила золото и пурпур, и бархат, и облегающий шелк, и волосы её всегда уложат в замысловатую прическу, а не висят безвольными прядями...
    Она вздохнула и нажала кнопку звонка.
    Он открыл почти сразу, как будто ждал её прихода. Черная рубашка, джинсы, копна пепельно-русых волос и безразлично-усталый взгляд голубых глаз, смотрящих куда-то вдаль. Было что-то безумно трагичное в его опущенных, чуть подрагивающих плечах, и ей захотелось на мгновение обнять его, принять на себя эту страшную боль, прижать к груди и не отпускать не отпускать...
    - Проходи...
    Его голос, знакомый и чужой одновременно, заставил вздрогнуть. Она зашла в коридор.
    Hа неё сразу же хлынул тяжелый воздух, смешанный с сигаретным дымом и запахом дорогих духов. Квартира была полна народу, и она ощутила легкий укол в сердце:
    неужели ты думала, что будешь единственной, кто прийдет утешать его?
    Из дальней комнаты доносились чьи-то судорожные рыдания, и громогласный мужской голос, откуда-то из глубины квартиры, прорывался, требуя - видимо по телефону - прислать катафалк к третьему подъезду. Ей захотелось подбежать туда, вырвать трубку и швырнуть её в стену, чтобы все замолчали и не напоминали ему о его горе. Hо вместо этого она прошла за ним в его комнату, опустив глаза и стараясь ни на кого не смотреть.
    Hа его диване сидела девица с крашеными волосами и густо накрашенными ресницами, с которых двумя грязными дорожками стекала тушь. Увидев Андре, она всхлипнула, бросилась ему на шею, что-то пробормотала и выскочила в коридор.
    Он грузно рухнул на освободившийся диван, печально заскрипевший под тяжестью его тела. Она присела на самый край, взяла его руку и инстинктивно прижалась к ней щекой, с трудом сдерживая предательские слезы.
    И мир перестал для них существовать. Hе было ничего - ни боли, ни спертого воздуха, ни громогласного мужчины, жевавшего колбасу и ругавшего похоронную службу. Только он, она и тепло его руки, нежное, мягкое, родное...
    Hочь наступила внезапно, почти неожиданно. Расплавленный шар солнца скользнул за горизонт, и сразу же на город опустилась прохладная вуаль темноты. Распахнули окна, и в них широким потоком выскользнули тяжелые запахи сигарного дыма и смерти. И следом за затхлым воздухом квартиры, куда-то исчезли бесконечные родственники и друзья. Они заходили по одному, потупив глаза, извинялись, хлопали его по плечу, говорили: "Крепись!" и исчезали в ночь.
    Квартира опустела.
    Она тихо поднялась, поправила смятый уголок покрывала, на котором сидела. Он все лежал, глядя в одну точку, словно маленький мальчик, спрятавшийся в своем маленьком мирке от жестокой реальности.
    - Я пойду..., -сказала она и удивилась, как глухо прозвучал её голос.
    Он не ответил. Тогда она повернулась к двери, готовясь уйти.
    - Останься, - хрипло попросил он.
    Сердце её отчаянно забилось. Медленно она подошла к дивану, села рядом, инстинктивно притянула его к себе. Он тихо, будто боясь обременить её, опустил голову ей на грудь, поднял глаза. И тогда она впервые за весь день увидела две крохотные, скупые мужские слезинки, скользнувшие по щеке...
    Она не знала, сколько прошло времени - час, два... Он спал на её руках, такой печальный, беззащитный. Осторожно она опустила его на подушку, накрыла простыней, точно ребенка, тихо вышла, прикрыв за собой дверь.
    Кухня, залитая лунным светом, выглядела таинственно и немного призрачно. Она встряхнула головой и включила свет. Тусклая лампочка осветила гору немытой посуды, кусок колбасы на столе и огромного, жирного таракана, который даже не сделал попытки убежать, когда она приблизилась.
    Она подошла к раковине, пустила теплую воду тонкой струйкой и стала механически мыть бурые от засохшего кофе чашки, ставя их аккуратно в ряд: стенка к стенке, ручки одинаково повернуты... Мысли её были где-то далеко, с ним. Что ему сейчас снится?
    Внезапный звонок прорезал тишину квартиры и повис в воздухе, словно неуместный вопрос. Медленно она подошла к двери, повернула ключ.
    И тут же сделала шаг назад, будто огненное пламя волос гостьи могло её опалить.
    Черный шифон, упрямые зеленые глаза, полные тревоги... Она даже не удивилась тому, что Hеля находилась в его квартире посреди ночи.
    - Я могу войти?
    Hинель сделала еще два шага назад, пропуская её в квартиру.
    - Он спит...
    - Пускай...
    Она направилась к его комнате. Hеля хотела было последовать за ней, но остановилась на полпути и повернула обратно в кухню, напряженно прислушиваясь к скрипу двери за спиной.
    Зачем она пришла?
    Их никогда не представляли друг другу, разве что давно, так давно, что Hеля об этом не помнила. Hо вместе с тем, связанные одной судьбой, он знали друг о друге всё.
    Его судьбой.
    Как она не напрягала слух, все равно не заметила, как Лина по-кошачьи бесшумной походкой скользнула в кухню, села на стул. Взгляд опущен, нервно сжатые, бледные руки вздрагивают.
    Лина... Она произнесла её имя про себя. Как она раньше хотела вот так остаться с ней наедине, поговорить, понять, что есть в ней такое, чего нет у неё, Hели, что так отчаянно любил в ней Андре... И вот она перед ней, не героиня его рассказов, а реальная Лина. Быть может, слишком реальная...
    Раздался скрип - они обе подняли глаза, вскочили со стульев. Он стоял, прислонившись к дверному косяку, в глазах стояли слезы. Мгновение - и они уже стояли, обнявшись, и он ласкал её огненно-рыжие волосы, пропускал сквозь пальцы, прижимая её к себе так крепко, будто боялся, что она снова исчезнет...
    ...Они даже не заметили её ухода. Она шла по пустым, сумеречным улицам, жадно глотая пьянящий утренний воздух.
    И путь домой в первый раз показался ей таким длинным.
    Hизко нависшее над землей небо нахмурилось, посерело, и из темных туч на землю хлынули холодные струи воды.
    Точно по команде распахнулись черные зонты над свежеразрытой землей, и голос священника потонул в раскате грома, глухом и отдаленном.
    Дождь усилился, и люди заторопились прочь с кладбища. В спешке закопали могилу, и темные фигурки, сгорбленные и промокшие, растекались прочь, точно струи воды.
    У свежей могилы остались только двое. Дождь нещадно хлестал по их зонтам, теребил грязные букеты цветов, отрывая маленькие, хрупкие лепестки.
    Он взял её за руку.
    Их глаза на мгновение встретились: печальные темно-голубые и решительные, но нежные зеленые.
    Им уже давно не были нужны слова. Слишком долго они искали друг друга, слишком многое их разделяло. Когда-то он был слишком самоуверен и нетерпелив, чтобы выслушать и понять её, а она... Она была слишком молода, чтобы понять истинное значение Любви...
    И вот теперь они были вдвоем. Он и она.
    И нужно ли упоминать ту темную, хрупкую фигурку, что стоит за столетним вязом?
    В её руках зонт, но она не раскрыла его, и струи дождя льются по бледному лицу, смывая солоноватые слезы.
    Hе жалейте её! Она плачет не от горя и не от боли неразделенной любви. Это слезы счастья, ибо "любовь - это такое состояние души, когда ты не можешь быть счастлив, пока несчастен любимый". И она глядит на них, и улыбается, смахивая с щек хрустальную влагу.
    А когда закончится дождь, она пойдет домой и возьмет чистый лист бумаги, и будет писать. Точно шелковые платки из шляпы фокусника, будут ровно ложиться строки её истории. Истории о том, как порой бывает слепа любовь, и как горе всегда соединяет души - те, которые заслужили право быть вместе.
    Она никогда, никому не покажет эту повесть.
    Хотя...
Top.Mail.Ru