Скачать fb2
Аркан для холостого босса

Аркан для холостого босса


Инграм Памела Аркан для холостого босса

    Памела ИНГРАМ
    АРКАН ДЛЯ ХОЛОСТОГО БОССА
    Анонс
    Мадлен - опытный секретарь-референт, но наивная и влюбчивая женщина. В результате предыдущий босс оставил ее одну с дочкой. И вот у нее другой босс, и тоже холостяк. Мадлен отличный работник, хороша собой, но нового босса она заинтересовала еще и тем, что способна дать важную информацию о фирме, в которой работала прежде...
    Глава 1
    Дела Мадлен Вайер после дня рождения стали меняться к лучшему.
    Если что и могло бы спасти одинокую тридцатилетнюю мать-одиночку, оказавшуюся перед лицом возможной безработицы, так это место помощника администратора в "Корпорации Амберкрофт".
    Мадлен запрокинула голову, чтобы взглянуть на массивное сооружение, утверждающее силу денег и достоинство архитектуры. Вершина здания вонзалась в небо Далласа, словно сами небеса расступились, предоставляя пространство семье Амберкрофт.
    Закрываясь рукой от свежего весеннего ветра, она ждала, когда иссякнет поток машин и она сможет перейти улицу с очень интенсивным движением. Очевидно, вежливость техасцев, которой они так славились, куда-то исчезала после четырех часов дня. Во всяком случае, в деловой части Далласа...
    Перейдя улицу, она остановилась перед тяжелыми, стеклянными, обрамленными свинцом дверями и поправила жакет. Мадлен глубоко вздохнула, вошла внутрь и уверенно направилась к стоике администратора или настолько уверенно, насколько она могла это сделать. По крайней мере, она надеялась, что выглядит достаточно спокойно.
    Пока Мадлен ждала, когда секретарша в приемной обратит на нее внимание, она заметила, что женщина была очень раздражена. Мадлен и сама знала, насколько изнурительной может быть такая работа, но все же показывать это как-то не достойно служащей такой серьезной корпорации.
    Она дала женщине время ответить на поток телефонных звонков и окинула взглядом приемную. Мраморные полы были вычищены до блеска и, казалось, наплывали на стены из темного дерева. На мраморной части стены, доходящей до сводчатого потолка, висели портреты пяти поколений семьи Амберкрофт, где каждый представитель был облачен в безупречный темный костюм, соответствующий эпохе. Сам стиль заявлял о преемственности семейного наследия, и становилось немного не по себе от взглядов этих мрачных фигур. Мадлен сделала вывод: весь смысл в том, чтобы убедить посетителей, что они входят в бастион власти.
    С каждым новым преуспевающим поколением мужчины становились все интересней и как-то заметно строже. Правда, этого нельзя было сказать про портрет самого младшего Филиппа Амберкрофта, Филиппа Амберкрофта IV, если быть более точным. Он был, без сомнения, самым красивым. Конечно, Мадлен видела огромное количество его фотографий, начиная от выпусков еженедельных новостей и заканчивая бульварной прессой, а может быть, ей это только показалось, но его загадочная улыбка как бы приглашала разгадать его тайну.
    В паузе между непрерывными, хотя и приглушенными звонками Мадлен шагнула вперед:
    - Извините, я...
    - Мисс Фоке отошла на минутку. Я из бухгалтерии и просто... - но тут телефон снова зазвонил, и женщина одарила Мадлен таким взглядом, словно та была причиной этого звонка. - Приемная. Нет, не вешайте, пожалуйста, трубку. - И снова повернулась к посетительнице:
    - Что вы хотели?
    - Я по вопросу вакансий к...
    Зазвонил второй телефон, и женщина ответила:
    - Приемная. Подождите минуточку.
    - К мистеру Амберкрофту, - продолжила Мадлен.
    - Мистер Амберкрофт на двадцать первом этаже.
    - Боюсь, вы меня не поняли... Женщина отняла трубку от уха и пригвоздила Мадлен взглядом:
    - Я сказала, двадцать первый этаж. Не желая спорить, Мадлен направилась в сторону лифтов. Может, кто-нибудь на двадцать первом этаже сможет направить ее в отдел кадров и сделает это более вежливо.
    В минуты, подобные этим, Мадлен была готова рискнуть и открыть собственную оранжерею. По крайней мере, розы и фикусы не смотрели бы на тебя свирепо и не грубили бы. Но эта давняя мечта была недосягаема. Мадлен нужен был прежде всего твердый заработок, так как сейчас ей приходилось заботиться не только о себе одной.
    Лифт поднимался плавно и быстро, она же как-никак находилась в здании корпорации "Амберкрофт", и техника здесь не могла не быть превосходной. Когда двери бесшумно раскрылись, Мадлен ступила на ковер цвета мяты, и он был таким мягким, как будто идешь по подушкам. Мадлен позволила себе минуту благоговейного страха и даже открыла от удивления рот. Перед ней находился секретарский стол, таких больших столов ей еще не доводилось видеть, и все предметы на нем были расставлены в идеальном порядке. Диван и кресла для посетителей, обитые дорогой тканью, заявляли о прекрасном вкусе, а слева от лифта находилась дверь рабочего кабинета.
    Мадлен подавила смешок, представив себе прилизанную секретаршу, сияющую деланной улыбкой. Но никакой секретарши за столом не было, и молодой женщине тут же стало ясно, что это вовсе не отдел кадров.
    Она хотела уже повернуть назад и спуститься на первый этаж, чтобы снова попытаться начать поиски оттуда, когда дверь кабинета открылась. Поскольку этот день располагал к неожиданностям, то она не удивилась, что сам мистер Амберкрофт вышел с озабоченным выражением лица, неотрывно глядя на лист бумаги в руке.
    В жизни он оказался гораздо интересней, чем на фотографиях, и Мадлен даже вздрогнула от этого открытия. Раньше ей приходилось слышать выражение "точеные черты" при описании чьей-либо внешности, но он был первым человеком, который полностью подходил под это определение. Напрашивалось сравнение с членами королевских семей в Европе, но, судя по всему, такие неистово гордые американцы, как Амберкрофты, вряд ли оценят проведенную ею аналогию.
    Филипп окинул посетительницу быстрым взглядом и направился к столу. Он начал было говорить, но тут же резко замолчал, не найдя человека, которого явно ожидал увидеть.
    - Присядьте пока. Я скоро вернусь.
    Больше не говоря ни слова, он вошел в лифт и нажал кнопку, оставив после себя шлейф свежего, бодрящего аромата.
    Когда Мадлен пришла в себя, она села и приготовилась ждать, как ей и было предложено. Ничего другого не оставалось, колени у нее предательски дрожали.
    Сам Филипп Амберкрофт только что находился в пяти дюймах от нее! Мадлен стояла так близко, что видела слабый блеск в его голубых глазах. Могла бы протянуть руку и коснуться черной пряди, щеголевато отброшенной на лоб, и убедиться, что она такая же бархатно-мягкая, как и кажется. Кончиком указательного пальца Мадлен могла бы очертить тонкую дугу его жесткой верхней губы.
    - Возьми себя в руки, Мадлен! - проговорила она вслух.
    Руки у нее дрожали, когда она провела ими по лбу, и это отнюдь не придало ей уверенности. Она должна подавить волнение, чтобы совсем не потерять над собой контроль.
    Ей хотелось одного: чтобы Филипп Амберкрофт не появлялся как можно дольше. Свободная вакансия была у Джина Амберкрофта, а не у Филиппа. Две ошибки сразу - не тот этаж и не тот Амберкрофт, - во всем виновата псевдосекретарша. Но какой теперь смысл винить ее? Надо просто смириться с тем, что весь этот день состоял из сплошных неудач.
    Теперь, когда Мадлен увидела Филиппа Амберкрофта воочию, она не могла не думать о нем. Как и миллионы других американцев, она испытывала сильное любопытство ко всему, что было связано с Амберкрофтами. Они представляли цвет Америки, и пресса относилась к ним соответственно.
    В отличие от большинства женщин Америки, Мадлен более привлекал образ финансового магната Филиппа, чем его брата-плейбоя. Она не имела ничего против работы у Джина, но именно старший брат поразил ее воображение с тех пор, как она прочла первую статью об этой знаменитой семье.
    В нем было что-то интригующее, что-то гораздо более интересное, чем обычная мужская привлекательность. Будучи таким же ярким, как и его младший брат, Филипп источал уверенность и благородство. Однако Мадлен подумала, что несправедлива по отношению к Джину. Виной тому были репортеры, которые сосредоточили все свое внимание на его личной жизни. Она сомневалась, что кому-то может понравиться, когда каждый его шаг отражен на страницах журналов, хотя Джин знал, как вести себя с папарацци, предпочитая видеть в них просто восхищенных почитателей. Они не особенно беспокоили Джина здесь, дома, зато преследовали его за границей.
    Репортеры не оставляли без внимания и Филиппа, но он вовсе не обладал терпением Джина, считая это посягательством на свою личную жизнь. Мадлен, конечно, завидовала красавицам, снятым вместе с ним под руку, но ей казалось, что вечер, проведенный с Филиппом, может быть не только волнующим, но и полезным, поскольку даст ей пищу для ума.
    Вспомнив, что нужно выбраться отсюда до возвращения Филиппа, Мадлен взяла свою сумочку, папку с документами и направилась искать отдел кадров. Это был шанс, который выпадает раз в жизни, и она не собиралась упускать его. Будь у нее выбор, она продолжала бы работать в "Прайс мануфактуринг", но это было невозможно, потому что само существование компании оставалось под вопросом. Мистер и миссис Прайс стали для нее вторыми родителями и дедушкой с бабушкой для Эрин. Привязанность к ним была еще одной причиной, по которой она очень хотела получить работу здесь. Не следует Прайсам беспокоиться о ней, когда у них самих сейчас полно проблем. У Прайсов целый штат преданных сотрудников, которых они вынуждены уволить, а у нее только одна забота - Эрин.
    Эта мысль заставила Мадлен улыбнуться. Неужели еще три года назад она была уверена, что никогда не захочет иметь детей? Какая глупость! Теперь она не могла себе представить жизни без своей дорогой дочурки.
    Но сейчас не время думать о маленькой фее, которой не исполнилось еще и двух лет и которая занимает каждую ее свободную минуту. Сейчас необходимо сосредоточиться на том, как получить работу, которая обеспечит эту фею жильем, няней, одеждой и питанием.
    Не успела Мадлен нажать кнопку лифта, как звякнул звонок и двери открылись.
    - Мистер Амберкрофт, - произнесла Мадлен, узнав Филиппа и собираясь проскользнуть мимо.
    Он поднял бровь в недоумении.
    - Куда вы уходите?
    - Ухожу?
    - Да. Разве эти бумаги не для меня? - спросил он, кивнув на папку в ее руке.
    - Ну, думаю, в какой-то мере...
    Он потянулся за папкой и коснулся ее руки, когда забирал документы. Прикосновение заставило ее забыть о том, что она собиралась сказать.
    Мадлен молча наблюдала за ним, пока он открывал папку и читал бумаги.
    - Что это? - спросил Филипп, поднимая глаза. -Где отчет из Аштон-Хиллз?
    - Из Аштон-Хиллз?
    - Разве вы не из конторы Денхама?
    - Э-э, нет. Я...
    - Если вы не от Денхама, то что вы тут делаете?
    - Я здесь по вопросу освободившейся вакансии помощника администратора у мистера Амберкрофта.
    Его поведение тут же изменилось. Филипп выпрямился, улыбка, игравшая в уголках рта, исчезла, и он окинул ее быстрым взглядом, который был не далек от оскорбительного. Казалось, мужчина изучил каждый дюйм ее груди, разглядел узкую талию и аккуратную выпуклость бедер. Он словно видел сквозь ткань модного, но строгого костюма. Его глаза медленно скользнули по ее ногам, прежде чем снова вернулись к лицу.
    - Извините, мисс... - Филипп посмотрел в ее резюме. - Прайс. - И он направился в свой офис.
    - В настоящее время я работаю на "Прайс мануфактуринг". Меня зовут Мадлен Вайер.
    Мужчина резко остановился. Мадлен почувствовала перемену в нем, но не понимала, чем вызвано приветливое выражение его лица. Он начал повторно читать резюме, словно не видел его раньше.
    Когда Филипп снова поднял голову, на его лице опять играла улыбка. Мадлен могла бы поспорить, что произошло что-то важное, и читалось это по глазам. Глаза говорили, что он замечает буквально все.
    - Мисс Вайер, извините, что принял вас не за ту. Войдите, пожалуйста, в мой кабинет. Я бы хотел исправить ошибку.
    Не дав ей времени подумать, он подошел ближе, взял под руку и вежливо проводил к двери.
    У Мадлен опять перехватило дыхание, и она вынуждена была следить за тем, чтобы у нее не заплетались при ходьбе ноги. Она могла только надеяться, что внешне выглядит спокойно и по-деловому, когда в голове у нее царил полный хаос. Ей ничего не оставалось, как последовать за Филиппом. Ну что ж, решила Мадлен, импровизированное собеседование как раз и будет той небольшой передышкой, которая ей сейчас так необходима.
    Филипп обошел рабочий стол, внимательно изучая резюме. Закончив чтение, он потянул время, перекладывая папки с бумагами с места на место. Филипп не знал, как далеко он зайдет, но если будет играть по этим правилам, может выиграть неделю и получить в придачу информацию о компании, на которую имел виды.
    Он ни разу не воспользовался теми возможностями, которые подворачивались ему в течение долгих лет, не умел планировать или предвидеть события. Однако он был достаточно ловок, чтобы действовать незамедлительно, если того требовали обстоятельства.
    Поначалу Филипп хотел отказать мисс Вайер: она была слишком привлекательна, чтобы даже подумать о собеседовании с ней для работы с Джином. Но потом у него родился план. Существуют люди, которые полагают, что он не способен увлечься женщиной. Мисс Вайер уже доказала, что может усилить биение его сердца и возбудить.., воображение. Почувствовав такую внезапную реакцию, такое неожиданное желание, какого он не испытывал никогда, он не мог не удивиться. И, прежде всего, такого не случалось с ним по отношению к подчиненным.
    Но внешность мисс Вайер не была главной причиной. Предположение, что с ее помощью можно решить сразу несколько проблем, отодвигало ее красоту на второй план.
    Во-первых, его постоянная секретарша взяла длительный отпуск, а временные не задерживались дольше чем на день. Одна ушла на обед и так и не вернулась. Другая была беременна, и у нее начались преждевременные роды. Третья подхватила желудочный грипп. Филипп не знал, почему ему так не везет с секретаршами, но это уже начинало его раздражать.
    Во-вторых, у мисс Вайер было достойное резюме плюс ее работа в интересующей его компании "Прайс мануфактуринг", которая могла бы стать прекрасным дополнением к списку компаний Амберкрофтов.
    В-третьих, нужно получить как можно больше сведений о "Прайс мануфактуринг", прежде чем он решит, как поступить. А кто, кроме помощника администратора, может быть лучше информирован о делах фирмы?
    Однако Филипп скорее умрет, чем позволит младшему брату нанять такого секретаря, как мисс Вайер. Последнее время Джин использует "Корпорацию Амберкрофт" для своих личных целей. Когда он вернется из Европы со своей секретаршей, недавно превратившейся в любовницу, то найдет на ее месте квалифицированную, почтенную даму. Филипп невольно хмыкнул: слово "почтенная" никак не вязалось с мисс Вайер.
    Итак, все его насущные проблемы решались благодаря симпатичному созданию, сидевшему напротив него со сложенными на коленях руками. Ему придется самому разбирать корреспонденцию, по крайней мере месяц, пока не вернется его постоянная секретарша, но он мог бы перепоручить этой Вайер другие дела. Определенно, за несколько недель до возвращения миссис Монтаг, Филипп получил бы интересную информацию о "Прайс мануфактуринг". Потом, заменив секретаршу Джина точной копией миссис Монтаг, он нашел бы местечко для мисс Вайер в каком-нибудь из отделений корпорации, и его жизнь снова бы вошла в привычное русло.
    Чего еще он мог бы желать?
    Но, взглянув на ее ноги, которые не скрывала строгая темно-синяя юбка, Филипп понял, чего еще мог бы пожелать. Но - это только мечты. Никогда в жизни он не вступал в близкие отношения со своими подчиненными и не собирался изменять своим правилам и сейчас. Это поле битвы Джина...
    Все же Филипп подумал, что ему будет нелегко диктовать, глядя на милое личико мисс Вайер.
    Несомненно, миссис Монтаг - приятная женщина, но она почти ровесница его матери и не в его вкусе. Он очень уважал миссис Монтаг и ценил ее деловые качества, но вид ее никогда не вызывал у него никаких эмоций.
    Отогнав от себя эти мысли, Филипп выдавил улыбку.
    - В вашем резюме сказано, что вы изучали стенографию.
    - Да, - подтвердила она, выпрямившись.
    - Замечательно. В наши дни трудно найти секретаря, который бы знал стенографию. Признаюсь, я ненавижу все эти маленькие магнитофоны и предпочитаю диктовать старомодным способом.
    Она ответила вежливой улыбкой.
    Филипп сложил руки на столе, и его лицо приняло любезное выражение.
    - Кажется, произошло недоразумение, но, думаю, мы сможем все исправить. Видите ли, мой брат в настоящее время в Европе и останется там еще на несколько недель.
    Он замолчал, когда вдруг ему в голову пришла странная мысль. Почему ему прислали именно такую девушку для собеседования? Он лично говорил с главой агентства по найму и подробно объяснил, какая кандидатура ему нужна. Он предложил зарплату, наверняка способную заинтересовать кандидатов с отличными рекомендациями и большим опытом. Обычно это люди старше тридцати лет, а по представлению Филиппа, так вообще не моложе сорока пяти или пятидесяти.
    Поэтому непонятно, как такая женщина, как мисс Вайер, попала сюда. Агентство слишком серьезно относилось к его бизнесу, чтобы допускать подобные ошибки.
    - Мисс Вайер, как вы узнали о вакансии? Филипп видел слишком много людей за столом переговоров, чтобы не заметить слабый блеск в ее глазах. Возможно, это удачный ход или совсем наоборот, но если Вайер солжет, а он об этом узнает обязательно, она вылетит из корпорации в два счета.
    - Честно говоря, я слышала, что есть работа, на которую требуется человек высокой квалификации.
    Ему нравились решительные люди. Он восхищался находчивостью конкурентов и подчиненных, если она не вредила ему. Филипп оценил признание мисс Вайер, но все же решил понаблюдать за ней и убедиться, что ее практичность не окажется ударом ему в спину.
    Хотя она прекрасно держалась, в ней чувствовалась некоторая скованность. Он выждал достаточно долгое время, а потом кивнул.
    - Как бизнесмен, я вас понимаю. Филипп перечитал ее резюме, тем самым поставив свой ответ под сомнение.
    - Все же скажите, почему вы хотите уйти из "Прайс мануфактуринг"?
    Еще до того, как она начала говорить, Филипп знал, что Мадлен выдаст ему заранее придуманную причину. Он ни за что бы не приумножил те жалкие семейные десять миллионов в несколько раз, если бы не развил в себе определенные психологические навыки.
    - Миссис Прайс хочет вернуться на работу. Говорит, что ей скучно. В конце концов, она правила компанией вместе с мистером Прайсом многие годы. Вдвоем они составляют отличную команду. Во всяком случае, мне предложили столько свободного времени, сколько понадобится, чтобы я нашла хорошую работу. И как только мои дела решатся, миссис Прайс вернется в офис. Вы знаете, они гордятся своим семейным руководством.
    Да, Филипп знал. Он встречался с Евой и Мартином Прайс на светских раутах и слышал об их прекрасной репутации.
    - Тогда уверен, они дадут вам хорошую рекомендацию. - Он помолчал с минуту, а потом продолжил:
    - Как я уже сказал, брата долго не будет, и так случилось, что моей собственной секретарши тоже нет. Мне нужна временная. Будет ли вам интересно поработать у меня вместо нее несколько недель? Если хотите, назовем это испытательным сроком. Когда вернется миссис Монтаг, вы можете попытаться получить вакансию, ради которой пришли. Если же это не получится, уверен, мы найдем для такого профессионального работника, как вы, место в "Корпорации Амберкрофт".
    Филипп назвал оклад еще выше, чем предложил в агентстве по найму, стараясь хотя бы деньгами заставить ее принять предложение о временном замещении. Подслащивание сделки обещанием принять в постоянный штат должно было быстро решить дело. Таким образом, в выигрыше оказался бы каждый. Даже Джин, хотя Филипп не собирался рассказывать младшему брату об этом рискованном предприятии.
    Часы на руке тихо просигналили, и он взглянул на запястье. Только пять часов? Замечательно, он еще успеет поработать.
    Филипп снова посмотрел на мисс Вайер. Он никогда не принимал на работу служащих на основе их физических данных. Но в случае с ней мог бы сделать исключение. Ему всегда нравились брюнетки, а ее зеленые глаза были яркими и влекущими. Поведение Мадлен говорило о том, что она совершенно не подозревает, какое впечатление производит на мужчин. Она обладала той красотой, которая напоминала ему о великолепных женщинах из его любимых старых фильмов. Элизабет Тейлор в зените славы, Кэтрин Хепберн, Ингрид Бергман.
    Однако с практической стороны, нанимая Мадлен, он получал гораздо больше, чем секретаря с приятной внешностью, которой можно любоваться. Он приобретал квалифицированного и энергичного помощника.
    - Ну, мисс Вайер. Что вы думаете?
    - Конечно, мне интересно ваше предложение. Но я бы хотела знать, полагается ли мне медицинская страховка на, время так называемого испытательного срока и учитывается ли он при отпуске.
    Амберкрофт спрятал улыбку. Не сказано ничего лишнего. Она начинала нравиться ему все больше и больше. Он ненавидел заискивающих глупцов и слабовольных людей.
    - Что касается медицинской страховки, то вам не о чем беспокоиться. Мы внесем вас в страховой список корпорации сразу же. Отпуск и больничные учитываются только после зачисления в постоянный штат сотрудников.
    Она кивнула, словно такого ответа и ожидала.
    - Я согласна, мистер Амберкрофт.
    - Тогда, раз мы собираемся работать вместе, вы должны называть меня просто Филиппом. Можно и мне обращаться к вам только по имени?
    - Ну, конечно.
    - Вот и хорошо. - Он переложил бумаги на столе, подал ей блокнот и ручку. - Давайте начнем.
    Глава 2
    Мадлен потрясла рукой, чтобы избавиться от боли в запястье. Теперь она понимала, почему Филиппа Амберкрофта называли тираном.
    Хорошо еще, что мать приехала погостить из Луизианы. Мадлен повезло и с няней, которая никогда не поднимала вопрос о ее точном возвращении с работы, и в городе еще жила двоюродная сестра, которая всегда с удовольствием оставалась с Эрин в непредвиденных случаях. Но Мадлен никого не хотела просить о помощи, если только не возникала острая необходимость. По крайней мере, ее вина как-то сглаживалась сознанием того, что Эрин сейчас с бабушкой, а та просто обожала маленькую внучку.
    Она запретила себе жаловаться, хотя ее несколько удивило, что пришлось начать работу уже в день собеседования, да еще и в пять часов вечера. В конце концов, ее кандидатура заинтересовала Филиппа.
    И если Мадлен произвела хорошее впечатление, ее зачисление на постоянную работу может быть окончательно решено. Он ни в коем случае не связан сказанными ранее словами, поэтому она хотела быть абсолютно уверенной, что заслуживает зачисления в постоянный штат.
    Мадлен знала, что многие называли его безжалостным, критиковали за то, что он стал финансовым магнатом путем покупок компаний. Но она достаточно много читала о нем. Понимая, что он не альтруист, она выяснила, что он реорганизовывал купленные им умирающие компании и превращал их в кур, несущих золотые яйца. Ее всегда восхищали серьезный подход Филиппа к бизнесу и его требование напряжения всех сил от своих сотрудников. Мадлен с огромным трудом выбралась из удушающей бедности родного городка и достигла своего положения сейчас только путем полной отдачи себя на любой работе. Филипп как босс в состоянии оценить это.
    Конечно, сейчас, когда ей диктуют целый час без перерыва, а это все еще нужно напечатать, другая часть Мадлен хотела сказать ему, чтобы он свернул свою работу и... Она суеверно постучала по деревянному столу. Молодая женщина боялась все испортить даже мысленно.
    Она ничего не имела против того, чтобы работать на сто десять процентов, но сегодня ее день рождения. Мать ждет дома, чтобы вместе пойти в китайский ресторан. А потом они будут спорить о том, чья очередь держать Эрин на коленях во время просмотра фильма, который Мадлен взяла напрокат вчера вечером. Возможно, большинство людей сочтут, что это не лучший способ справлять день рождения, но ее это вполне устраивало.
    Мадлен посмотрела на часы. Было почти семь, а к завершению работы она даже не приблизилась. Подняв телефонную трубку, она вздохнула и набрала домашний номер. Откинув сбившуюся прядь волос, прижала телефонную трубку к уху.
    Резкий голос матери развеял кружащиеся в голове мысли.
    - Да?
    - Мама, привет. Это снова я. Похоже, нам придется отменить празднование дня рождения. Я пока не могу оставить свое рабочее место.
    - Ты все еще работаешь? Боже мой!
    - Я все тебе расскажу, когда вернусь домой. Только не жди меня скоро. И напомни мне, чтобы я позвонила мистеру Прайсу из дома и рассказала ему о моих делах.
    - Я напишу тебе записку. Жаль, что все так получилось, дорогая. Но мой ангелочек и я прекрасно проводим время вместе.
    - Правда? А сколько штук печенья она уже выцыганила у тебя?
    - Не смей так говорить про моего ангелочка!
    - Мама...
    - Всего три, и они были совсем крошечные...
    - Мама, не вздумай давать ей еще. Она вообще обедала?
    - Да, и мы искупались, а сейчас она трет глазки. Клянусь, она похожа на твоего отца, когда смотрит на меня.
    - Я знаю, мама, - улыбнулась Мадлен. - Послушай, мне пора идти. Скоро увидимся. Поцелуй за меня крошку.
    - Будь уверена. Веди машину аккуратно. Ты меня слышишь?
    - Слышу. Люблю тебя.
    Мадлен повесила трубку, к ней вернулось чувство юмора. С обычной решительностью она повернулась к монитору компьютера и стала печатать страницы, которые записала под диктовку. Занявшись привычной работой, она снова потеряла счет времени, и только когда почувствовала, как у нее ноет шея, перестала печатать и выпрямилась.
    - Мадлен?
    Голос Филиппа испугал ее и заставил сердце биться сильнее. Она даже не слышала, как он открыл дверь.
    - Извини, я не знал, что у тебя день рождения. Я снова просматривал резюме, и дата вдруг ошеломила меня.
    Она попыталась улыбнуться как можно искренней.
    - Такое иногда случается. Ведь это не конец света.
    - Все же я завалил тебя работой, даже не подумав о времени. Позволь мне пригласить тебя в ресторан, чтобы все исправить.
    - Не надо, в этом нет необходимости.
    - Я настаиваю. Какую кухню ты любишь? Китайскую? Мексиканскую?
    - Китайскую, но...
    Господи, ну неужели он не понимает, что она только сотрудник? От холодного страха свело желудок. Мадлен надеялась, что не обманулась в Филиппе, надеялась, что он не донжуан. Но она уже ошиблась однажды...
    - Филипп, послушай. Мне придется сказать тебе прямо. - Она глубоко вздохнула, полагая, что не потеряет работу из-за своих слов. - Я не чувствую себя уютно, когда путают бизнес с личной жизнью. Я ценю твое предложение и все такое, но мне лучше отказаться.
    Он несколько удивился, однако кивнул с серьезным видом.
    - Ну, что ж, очень хорошо. Тогда почему бы тебе не провести дома остаток вечера?
    - Спасибо. Но я уже почти закончила, поэтому хотела бы допечатать эти бумаги и начать завтрашнее утро с другой работы. Ладно? Это не займет больше часа. Уже почти все готово. Или я задерживаю тебя?
    - Вовсе нет. Я ценю твое предложение.
    Он снова вернулся в свой кабинет, и его телефонная линия сразу же оказалась занятой. Такое отношение к работе только поднимало Филиппа в глазах Мадлен. Ее не нужно было убеждать, что он очень занятой человек, любая статья о нем говорила об этом в первую очередь. Теперь, когда она лично познакомилась с ним, его загруженность просто исходила от него осязаемыми волнами. Мадлен на минуту задумалась, но тут же решила, что без жалоб поработала бы в выходные, если он попросит. Только сделает она это, чтобы убедиться в том, обеспечит ли ее эта работа и предоставит ли ей и Эрин безбедное существование.
    Она не ожидала, что вскоре ее удивят еще больше. Но сорок пять минут спустя дверь лифта открылась и оттуда вышел посыльный с пластиковыми пакетами. Запах, исходящий из пакетов, был восхитителен, и ей не нужно было читать красные буквы на них, чтобы понять, что праздничный ужин доставлен из китайского торгового центра "By Дак Фонг". Для нее ресторан "Фонг" был самым любимым на свете.
    Филипп, должно быть, услышал, что пришел посыльный, и вышел к нему. Она наблюдала за происходящим с противоречивым чувством, в котором сочетались удивление и тревога.
    - Филипп...
    - Нет, никаких возражений. Я заставил тебя трудиться, как рабыню, в день рождения. Я не хотел, чтобы ты чувствовала неудобства, приняв мое предложение, поэтому следующие мои действия должны исправить предыдущие.
    Объясняя, Филипп выкладывал коробочки и закрытые крышками чашки. Чтобы освободить место на столе, он переложил папки на пол.
    - В самом деле, тебе не следовало этого делать.
    Улыбка, озарившая его лицо, заставила замереть ее сердце.
    Может, это вовсе и не хорошая идея. Может, ей следовало бы продолжать поиски, пока она не нашла бы себе босса с отвратительным лицом и ниже ее ростом, по крайней мере, на пять дюймов. Подошел бы кто угодно, только не высокий темноволосый мужчина, чья улыбка могла осветить все вокруг.
    Мадлен не хотела признаваться, что его присутствие волнует ее, она пыталась убедить себя, что все это из-за того, что Филипп ее новый начальник, а вовсе не потому, что он чертовски красив. Было уже почти восемь часов вечера, а его костюм выглядел таким свежим и чистым, будто он только что его надел. Мадлен же, напротив, чувствовала, что одежда на ней помялась, и это неудивительно после дня, который она провела. Жакет висел на спинке стула, и она пожалела, что сняла его.
    Она решила вести себя достойно, спокойно поесть, поблагодарить за ужин, а потом поехать домой.
    - Спасибо. Пахнет восхитительно. Но как ты догадался, что фирма "Фонг" - моя любимая?
    - А разве только твоя? - спросил он с улыбкой. - Честно говоря, я не имел об этом ни малейшего представления, но ты сказала, что любишь китайскую кухню, а здесь, вдали от Гонконга, эта самая лучшая. Поэтому я и сделал заказ там.
    Он определенно бывал в Гонконге десятки раз и знает точно, кто предлагает лучшую китайскую кухню по эту сторону Тихого океана. Филипп придвинул стул ближе к столу и раскрыл картонную коробку, в которой лежали говядина и брокколи.
    - Расскажи мне о себе, о своей семье. - Он скорчил гримасу и махнул палочками в воздухе. -Подожди, забудь, о чем я спросил. Мой адвокат говорит, что оторвет мне голову, если я буду задавать вопросы личного характера своим подчиненным.
    Она улыбнулась искренности его признания.
    - Полагаю, тебя постоянно об этом предупреждают во избежание унизительных судебных разбирательств.
    Подцепив палочками ярко-зеленый кусочек брокколи, он прожевал его, довольно вздохнул и кивнул:
    - Я иногда устаю от напускной вежливости. Терпеть не могу следить за каждым произносимым мной словом.
    Мадлен склонила голову набок.
    - Странно. С твоей репутацией бизнесмена, мне казалось, что для тебя это сущие пустяки.
    - Такие пустяки, как ты выражаешься, портят все удовольствие в бизнесе.
    - Ну, не переживай. Ты меня не обидел, обещаю не затевать судебного разбирательства.
    Он улыбнулся ей и наклонился, чтобы дотянуться до пакетика с соевым соусом.
    - Хорошо. Вот и расскажи мне о себе, Мадлен Вайер.
    - А что бы тебе хотелось узнать?
    - Все. Начнем хотя бы с самого обычного: откуда ты родом. А дальше посмотрим.
    Мадлен едва ли могла ожидать, что Филиппа заинтересует еще что-то, кроме поверхностной информации. Несомненно, после нескольких незначительных деталей, разговор будет о нем. Мадлен бы это очень устроило, так как он давно возбуждал ее любопытство. И когда ей вместо этого предложили рассказать о себе, такой поворот разговора привел ее в легкое замешательство.
    - Я выросла в небольшом городке под названием Асулта, в Луизиане.
    - Никогда не слышал о таком.
    - Естественно, - рассмеялась она. - Это крошечный городишко, заслуживающий быть только точкой на карте. Он находится далеко от больших дорог, в нескольких милях от ближайшей автострады. Поэтому единственными промышленными предприятиями в нашем городе являлась пара швейных фабрик. Все жители трудились на этих фабриках, за исключением нескольких человек, которые работали в сфере образования, и моего отца.
    - Кем он был?
    - Сторожем. Мне было восемь лет, когда он умер.
    - Мне жаль.
    - Жаль, что он работал сторожем, или жаль, что он умер?
    Губы Филиппа скривились в ответ на ее ехидный вопрос. Когда он улыбнулся, его лицо стало мальчишески очаровательным, и это пленило ее. Потребовалось еще одно строгое мысленное предупреждение, что она не имеет права увлечься новым боссом, даже если он только временный.
    - Мне жаль, что ты потеряла отца, - пояснил Филипп. - Я потерял отца, когда учился в колледже, и мне трудно было это пережить. Не могу себе представить, как можно справиться с таким горем, когда тебе всего восемь лет.
    - Да, - согласилась Мадлен. - Я была поздним ребенком у моих родителей, поэтому, признаюсь, меня сильно любили.
    - Гм, у тебя было совершенно другое детство, заметил он с легкой иронией.
    - Добавлю, - сказала она со смехом, - что до того, как стала подростком, теннисные корты видела только по телевизору.
    - Я не это имел в виду. Просто попытался представить отца, который бы так любил меня, но картина как-то не вырисовывается.
    Мадлен растерялась, потому что не ожидала, что в разговоре будут затронуты личные темы.
    - Я не совсем поняла, что ты ожидал услышать от меня.
    Филипп словно внезапно осознал, о чем говорил.
    - Извини, - сказал он с робостью в голосе, которую она не могла не заметить, и его застенчивость тронула ее. - Я совсем не хотел показаться тебе сентиментальным.
    Не слово "сентиментальный" предпочла бы Мадлен, скорее "самоуглубленный", но она была абсолютно поражена. Образ, который вырисовывался сейчас, никак не вязался с тем, который у нее уже был. Она ожидала встретиться с холодным и расчетливым бизнесменом, никогда не оглядывающимся на прошлое, а перед ней сидел очень приятный человек, обладающий внутренней силой и личным обаянием.
    Филипп поставил тарелку на стол и небрежно откинулся на спинку стула, чтобы передохнуть. Сорочка сильно обтянула мускулистую грудь, и Мадлен вдруг почувствовала сухость во рту. Боже мой, мужчина был восхитителен! Может, это только ее воображение, но он напоминал ей любимого актера, хотя Пирс Броснан наверняка оспорил бы такое предположение. Все же, в самом деле, в этот момент, когда тени гаснущего дня скрывали его лицо, а темные волосы слегка растрепались, Филипп Амберкрофт очень походил на Джеймса Бонда в исполнении Пирса Броснана.
    - Расскажи мне, какой день рождения тебе больше всего запомнился, попросил он, оторвав ее от раздумий.
    Мадлен нахмурила брови. Любимый день рождения?
    - Думаю, когда мне исполнилось восемь лет, как раз перед смертью отца. В ближайшем от нас городе проходил карнавал. Не могу представить, где отец взял деньги, но мы отправились туда вместе, прокатились на каждом аттракционе и попробовали все возможные угощения. Я даже проехалась на маленьком шотландском пони. Ты знаешь, те, что медленно ходят по кругу. Настоящее удовольствие для девочки, которая никогда даже не видела вблизи живую лошадь. А у тебя?
    - Очень хорошо помню. Когда мне исполнилось шестнадцать, я учился в частной школе в Швейцарии. Мои родители не смогли приехать, и я провел все выходные один в горах. Никакого давления извне, никакого надзора, никаких измерений роста.
    - Шестнадцатилетие в одиночестве? Звучит довольно грустно.
    - Вовсе нет. В первый раз я тогда почувствовал, что мой день рождения не является показателем моей зрелости.
    Он произнес "зрелость" с такой иронией, что Мадлен не могла не задуматься, как это можно расти под давлением такой самостоятельности. У нее защемило сердце., Мадлен снова ошеломила его откровенность.
    - Мне грустно это слышать. Праздники всегда для меня много значили. Особенно Рождество и дни рождения.
    - Прости за то, что я слишком болтлив. Не знаю, что на меня сегодня нашло.
    - Должно быть, на тебя действует мой талант к приятным разговорам, сказала она в шутку.
    - Возможно, - согласился он, но теперь уже с большей осторожностью.
    - Тебе придется запомнить, к кому теперь обращаться, если станет тоскливо. Просто зови меня доктор Мадлен.
    - Ну, доктор, думаю, ужин стынет, поэтому нам придется продолжить сеанс как-нибудь в другой день.
    - Ах, да, - произнесла она, снова принимаясь за цыпленка с золотистой корочкой и откусывая от него кусочек. Она вздохнула с явным удовольствием и промокнула рот салфеткой.
    Когда они доедали яичные рулетики, разговор принял легкий и светский характер. Они говорили о здании, об акциях, которыми владела "Корпорация Амберкрофт", то есть обо всем, что Мадлен уже знала из своего личного опыта. Но было интересно слушать Филиппа, наблюдать, как светится от гордости его лицо. Он по-настоящему любил свою компанию. Они принимали участие во многих благотворительных акциях.
    Филипп даже упомянул о празднике, который собиралась провести Ева Прайс с благотворительной целью в пользу Лиги педиатров в борьбе со СПИДом.
    - Ты собираешься пойти? - спросила Мадлен. Она не смогла скрыть радость в голосе. Как здорово, что Ева привлекает помощников из членов семьи Амберкрофт!
    - Я еще не дал своего согласия. А ты собираешься?
    - Мм, да, - ответила она, сомневаясь, сама не зная почему. - Я вхожу в состав комитета. Я уже участвовала в нескольких торжествах, проводимых Евой, мне очень нравится такая полезная работа.
    - В твоих словах я слышу приглашение к участию. Так ведь?
    Не зная точно, какого ответа от нее ждут, она сосредоточилась на остатках риса. Еда была великолепной. Мадлен получила огромное удовольствие от общения с Филиппом, но уже ждала окончания их совместного вечера. Она устала и очень хотела прижать к себе свою малышку хотя бы на несколько минут, прежде чем положит ее спать. Мадлен подумала о том, что надо рассказать Филиппу об Эрин, но не захотела начинать еще один долгий разговор.
    Филипп удивил ее тем, что начал убирать со стола.
    - Я могу это сделать сама, - сказала она, поднимаясь.
    - Нет, ты выключи компьютер и собери вещи. Пора имениннице открыть печенье с фантом, где ее ждет предсказание, и идти домой.
    Послушно распечатав печенье, Мадлен развернула листочек бумаги, вложенный в него, и сразу же рассмеялась.
    - Ну, давай, не томи меня.
    - Здесь написано: "Тебя ждет новая работа".
    - Ты меня разыгрываешь. Она протянула ему листок, и они оба засмеялись.
    - Интересно, что тогда у меня. Хм, в нем написано: "Ты следующий в списке повышений". Она подняла голову.
    - А разве может босс получить повышение?
    - Понятия не имею. Но обязательно возьму это предсказание на следующее заседание директоров.
    Насмеявшись, молодые люди спохватились, что на дворе ночь. Выйдя из здания, они направились на стоянку автомобилей. Филипп был таким вежливым весь вечер, и Мадлен не удивилась, когда он взял у нее ключ и отпер дверцу машины. Она стояла рядом, готовая проявить праведное феминистское негодование, но он двигался так уверенно, с таким вызывающим спокойствием, что она просто забыла, как в таких случаях надо поступать. Она видела только то, как пустынно на стоянке и какими мягкими выглядят его губы. Неловкость, казалось, исчезла. И на секунду Филипп наклонился ближе к ней. У нее перехватило дыхание. Захотелось поцеловать его, убедиться, что он действительно такой, каким рисовало его ее воображение...
    К ним вернулось чувство реальности, и они отодвинулись друг от друга. Смущение обожгло Мадлен лицо, она стала распутывать ремешок на сумочке, чтобы не смотреть ему в глаза. Может, удастся списать все это на усталость... "
    Готовая провалиться сквозь землю, она кое-как забралась в машину и пристегнула ремень безопасности.
    - Спокойной ночи, Мадлен, - сказал Филипп, закрывая за ней дверцу. Завтра можешь поспать, ты заслужила это.
    - Спокойной ночи. И еще раз спасибо за ужин.
    Он кивнул и сделал шаг назад, чтобы она могла проехать. Подождав, пока машина скроется из виду, он вернулся к лифту.
    Что за чертовщина с ним происходит? Когда Филипп заказал ужин, он понимал, что это несколько необычно, но даже в самых смелых мечтах не мог допустить, чтобы секретарша превратила его в болтуна. Он никогда не говорил о своем детстве, и тем более не распускал язык с незнакомыми людьми.
    Случившееся ясно говорило о том, что ему нужно избегать откровенных бесед с этой женщиной. Бог свидетель, она ни разу не спросила его о чем-то очень личном, но без особых усилий разрушила железную стену, которую он раз и навсегда считал прочно возведенной между ним и другими людьми. Так можно выболтать номера своих счетов в швейцарском банке.
    А потом его поведение около машины. Филипп первый поддался этому порыву. Но Мадлен стояла так близко, и аромат ее духов заставил забыть о том, кто он и кто она. Единственное, о чем он думал в тот момент, так это о своем желании поцеловать Мадлен, почувствовать вкус ее губ, убедиться, что они так же прекрасны в действительности, как кажутся.
    К счастью, что-то остановило его. Теперь он должен позаботиться, чтобы такого больше не повторилось.
    Филипп просто не мог предположить, что она так ему понравится. Он очень уважал миссис Монтаг, но никогда не приглашал ни ее, ни других секретарш на совместный ужин в ресторан. Правда, ужин проходил в офисе, а не в ресторане, но все равно это было не принято. Годовщины и другие особые случаи отмечались премиями и дарственными грамотами, чтобы секретарша могла насладиться праздником в кругу близких. Такое положение вещей устраивало обе стороны.
    Но Мадлен заставила его подумать о сексе горячем, неудержимом, а потом медленном, долгом и утомительном, и все это спустя лишь несколько часов после их знакомства. Она ничем не провоцировала его желаний. Ни единый жест, ни единый взгляд, ни одно слово не имели намека на сближение.
    Возникшее желание было для него непостижимым.
    Что писал сэр Вальтер Скотт? "О, какие путаные сети мы плетем..."
    Внезапно Филипп усомнился, что совместная работа с Мадлен такая уж хорошая идея. Даже несмотря на интерес к "Прайс мануфактуринг", он решил, что такое тесное сотрудничество с Мадлен опасно для него. Она нарушила его спокойствие, а он не мог позволить себе такого.
    Самое лучшее - это сократить потери и нанять другую временную секретаршу. А то что будет потом, принимая во внимание его загруженность делами последнее время?
    Чувствуя угрызения совести, Филипп решил сообщить ей эту новость завтра.
    Глава 3
    Мадлен удивилась, когда на следующее утро не застала Филиппа на рабочем месте. Она привыкла рано вставать по утрам и поэтому не восприняла всерьез его предложение поспать подольше. Даже если бы и захотела, она бы не смогла. Эрин просыпалась, едва солнце успевало взойти над горизонтом.
    На столе Мадлен обнаружила аккуратную стопку уже распечатанных документов. Судя по всему, Филипп засиделся здесь за полночь.
    В общем, она была признательна ему за это, но теперь испугалась, что ей придется сидеть без дела. От этого она чувствовала себя несчастной. Филипп никогда не ленился. С какой стати он позволит это своим работникам? Кроме того, когда ты занят, рабочий день пролетает быстрей, и, значит, быстрее можно вернуться домой к своей Эрин.
    К тому времени, как открылись двери лифта и появился Филипп, она нашла себе дело - занялась изучением проспекта, написанного Госсом для бизнесменов, которые, несмотря на риск, заинтересовались покупкой одной из его компаний. Работа обещала быть скучной - занесение цифр в таблицу, перепечатывание документов с диктофона, который, по словам Филиппа, так ненавистен ему. Но, несмотря на это, такое занятие было ей по плечу.
    - Мне казалось, я разрешил тебе поспать подольше.
    Мадлен захотелось, чтобы его голос звучал более шутливо.
    - Да. Но мне это все равно не удается. Да и дождаться звонка будильника оказалось трудно.
    - Ну, что ж, ценю твою преданность работе. Послушай, Мадлен...
    - Да?
    - Видишь ли, прошлым вечером я... Зазвонил телефон, и она вопросительно посмотрела на Филиппа. Тот сердито кивнул в сторону аппарата.
    - Офис мистера Амберкрофта, - ответила она четким секретарским голосом. Ответа не последовало.
    - Алло! Чем могу вам помочь?
    - Кто это?
    Мадлен мысленно приказала себе не реагировать на властный тон женщины.
    - Меня зовут Мадлен Вайер. Я помощник мистера Амберкрофта.
    - Понятно, - медленно произнесла женщина. -Мой сын в офисе?
    - Пожалуйста, подождите минуточку. Это твоя мать, - ответила она на его немой вопрос.
    Филипп нахмурился, и ей показалось, что она заметила усталость в его глазах.
    - Я отвечу у себя в кабинете.
    Он исчез в кабинете, затворив за собой дверь. Мадлен понимала его реакцию. Она очень любила свою мать, страшно беспокоилась из-за ее ухудшающегося здоровья, но никто на свете не мог быстрее матери вызвать у нее раздражение. Она была благодарна тому, что материнские визиты вызывали только одну тему для спора, а именно: ее незамужнее положение. Так или иначе, Мадлен пыталась уговорить ее переехать в Даллас, чтобы они могли чаще встречаться, но...
    Спустя некоторое время Филипп вернулся и попросил папку, которую Мадлен подготовила для него. Она остановила босса, когда он направился к своему кабинету:
    - Ты хотел мне что-то сказать перед тем, как нас прервали?
    Филипп посмотрел на нее долгим взглядом, напряженность которого заставила девушку почувствовать себя очень неловко. Похоже, он боролся сам с собой. Мадлен задумалась, является ли ее собственное волнение таким же сильным.
    - Нет, - только и ответил он, закрывая дверь в свой кабинет.
    Ей не нужно было долго размышлять, чтобы понять - тема закрыта раз и навсегда.
    Филипп прислонился к двери. Он не замечал, что мнет документы, которые ему дала Мадлен. Бросив бумаги на стол, он сел, откинувшись назад, и попытался понять, что с ним происходит.
    Во-первых, он удивился самому себе, потому что рассказал матери о Мадлен больше, чем того заслуживала временная секретарша. У него как-то само собой слетело с губ, что она работала на "Прайс мануфактуринг", и, что более поразительно, он упомянул о ее необыкновенной трудоспособности.
    Внезапное молчание матери сказало о многом. Очевидно, он застал ее врасплох, когда начал обсуждать с ней свои проблемы. Обычно они были не очень-то откровенны друг с другом.
    Потом Филипп почувствовал себя довольно глупо, когда мать напомнила ему о необходимости не позволять эмоциям вмешиваться в бизнес. С каких это пор он нуждается в советах? Не то чтобы мать перестала их давать, просто много лет назад он прочертил границу их отношений, которая напоминала ей не только о том, что ему почти сорок, но и о том, что он в состоянии принимать решения без ее помощи.
    Филипп сам отвечал за свои действия и за свои ошибки. О некоторых уроках прошлого было особенно тяжело вспоминать. Например, о любви к Ханне Холлингсворс в колледже. Любовные фантазии могут поработить его полностью. Филипп считал, что Амберкрофты - гордые, добившиеся всего сами американцы. Даже если они и замалчивали тот факт, что их дед нажил состояние на подпольной торговле виски во времена сухого закона. Сам же Филипп полагал, что его дед был славным малым, и часто вспоминал, как завороженно слушал его рассказы о молодых годах. Иногда Филипп подозревал, что дед рассказывал все это, чтобы как можно сильнее разгневать мать.
    Семья Ханны явно страдала отсутствием чувства юмора, но не забыла наделить чрезмерной гордостью большинство своих предков с голубой кровью. Филипп глупо верил, что этого недостаточно, чтобы разлучить их. Он умолял девушку бежать вместе с ним, выйти за него замуж, но Ханна не могла ослушаться родителей ради человека, чье происхождение было ниже происхождения ее семьи.
    Филипп был уверен, что в тот день, когда она ему отказала, его сердце окаменело навсегда, многие люди полагали, что так оно и есть. Себе же он поклялся никогда не позволять эмоциям брать верх над здравым смыслом.
    С тех пор ничто не могло помешать ему в достижении поставленных целей. А сейчас, вот так вдруг, он готов отказаться от доходного дела только потому, что его новая секретарша, причем временная, доставляет ему сильное беспокойство? Черта с два. Он возьмет свои чувства под контроль и будет делать то, что планировал. Когда подойдет время, расспросит ее как можно подробнее о "Прайс мануфактуринг". Едва ли это можно назвать непорядочным.
    Филипп сел и заставил безжалостно работать свой мозг. Сердце не слушалось его, мысли путались в голове, но он взял себя в руки. "Прайс мануфактуринг" не была для него проблемой номер один в данный момент, поэтому он решил отложить дела, связанные с этим предприятием. Сейчас его интерес был обращен к "Макконналли машинери".
    Прижав подбородком телефонную трубку к плечу, он набрал номер. Когда закончил долгий разговор, у него даже онемела шея, но он все-таки позвонил Мадлен по внутреннему телефону.
    - Мадлен, зайди, пожалуйста, ко мне. Есть важное дело.
    - Да, сэр? - обратилась она к нему прямо от двери минуту спустя.
    - Садись.
    Она повиновалась, но Филипп не мог не заметить, как умело она скрывала свое любопытство. Мадлен была абсолютно спокойна, сложенные на коленях руки не выдавали никакого волнения, и только в глазах был вопрос.
    Филипп очень зависел от опыта высококлассного помощника. Если бы он ошибся в Мадлен, то завалил бы сразу два дела, которые необходимо было быстро решить.
    - Итак, я возлагаю на тебя большие надежды. Переговоры назначены на завтра. На длительные заседания я обычно брал с собой миссис Монтаг, потому что у нее прекрасный опыт ведения протоколов. Но сегодня я хочу попросить тебя поехать со мной. Можешь ее заменить? Мне необходимо уехать сегодня днем. Мы вернемся завтра, но поздно.
    Мадлен колебалась. При обычных условиях она не могла бы даже подумать над его предложением, потому что ни за что не оставила бы Эрин на ночь с чужим человеком, но ее мать собиралась погостить у нее, по крайней мере, еще неделю.
    - Есть проблемы? - прокомментировал он ее молчание.
    - Мне нужно кое-что тебе сказать. У меня ребенок, и я воспитываю дочку одна.
    - Вот как, - произнес Филипп, не сумев скрыть мимолетного удивления. Конечно, тогда я понимаю...
    - Но моя мама сейчас гостит у нас. И раз мы будем отсутствовать только одну ночь, я не вижу в этом ничего страшного. Куда мы едем?
    Ее вопрос, должно быть, отвел возникшие у него сомнения, потому что голос Филиппа снова принял исключительно деловой тон.
    - В Мобил - это в Алабаме. Компания "Макконналли машинери". Они выпускают винты и валы для кораблей. Я играю в кошки-мышки с владельцем уже год.
    Он открыл папку и протянул ей черно-белое фото пятидесятилетнего мужчины с зачесанными назад седыми волосами. У него было открытое, обаятельное лицо, кожа слегка огрубела, словно на соленом морском воздухе.
    - Его зовут Коннар Макконналли. Когда познакомишься с ним, не дай манерам доброго парня обмануть тебя. Он любит притвориться деревенским простачком, хотя на самом деле очень проницателен. Его компания относительно небольшая, но ему удалось оставить крупный куш в сделке "Мобил Бей" полностью за собой. Люди, чья жизнь зависит от того, чтобы их лодки находились в море, будут ждать, пока этот человек, - Филипп кивнул в сторону фотографии, - займется их ремонтом. Он начал поднимать шум вокруг продажи год назад, но не сделал еще ни одного честного шага.
    Мадлен внимательно рассмотрела фотографию, а потом вернула ее назад.
    - В чем будут заключаться мои обязанности?
    - Будь моими глазами и ушами. Тебе придется делать больше, чем только записывать. Наблюдай за людьми. Делись со мной своими впечатлениями обо всем.
    - Думаешь, он что-то скрывает? Филипп улыбнулся:
    - Бизнесменам всегда есть что скрывать. Меня же интересует, что именно он хочет скрыть. Думаю, он достаточно ловок, чтобы скрывать свои истинные намерения, но я должен быть во всем уверен прежде, чем мы сделаем первый бросок. Моя цель - уговорить его слиться с "Амберкрофт", но дать ему право оставаться в компании и управлять делами. Хочу убедить его в том, что ему нужно просто переложить некоторые заботы со своих плеч, но при этом оставить за собой прибыль от компании, которой он так гордится, и избежать повседневных проблем.
    - Как ты намерен это сделать?
    - Я знаю таких людей, как Коннар. В действительности они не хотят уходить от дел. Работа это их жизнь, сама мысль о свободном времени наводит на них страх. Они бы не отказались несколько облегчить ситуацию, но не настолько, чтобы утратить чувство азарта.
    Мадлен согласно кивнула.
    - Очень похоже на моего отца. Если б он остался жив, уверена, он все еще продолжал бы работать, а ему было бы за семьдесят сейчас. - Она покачала головой, и ее лицо приняло прежнее деловое выражение. - Извини, я отвлеклась от темы. Если мы уезжаем сегодня днем, мне нужно сделать какие-нибудь приготовления?
    - Нет. В нашей компании имеется отдел, который занимается вопросами, связанными с командировками. Поездка будет не трудной, так как у нас есть свой отель на берегу залива, а также казино в Луизиане и гостиничный комплекс во Флориде. Если будет время, мы сможем немного поиграть в казино, не нарушая закона.
    Мадлен улыбнулась в ответ на его предложение.
    - Может быть, в следующий раз, - сказала она, но каждый знал, что следующего раза не будет.
    - Сейчас самолет готовят к вылету. Ты можешь поехать домой и собраться за два часа?
    - За такое время - очень легко.
    - Замечательно. - Он взглянул на часы. - Я передам своему шоферу, чтобы он приехал за тобой в половине первого, тогда тебе не придется оставлять свою машину на стоянке. Мы встретимся в аэропорту.
    Он заметил, что, вроде бы согласившись, Мадлен никак не может решиться, и обрадовался, когда она утвердительно кивнула в ответ и вышла. Ему очень не хотелось обращать внимание, как красиво облегает ее бедра модная прямая, чуть выше колен юбка, как короткий жакет подчеркивает тонкую талию, как стройные длинные ноги вызывают у него непреодолимое желание прикоснуться к ним.
    Он в самом деле старался этого не замечать.
    Но заметил. Заметило все его тело - от вен, пульсирующих на висках, до напрягшейся плоти, заставившей его быстро отвернуться от двери, на случай, если она оглянется.
    Филипп попытался переключиться на деловую волну, убрал фотографию в папку и собрал портфель.
    Только это ему не помогло.
    Дом Мадлен находился в небольшом районе на окраине Далласа. Его приобретение стало результатом удачно сделанных ходов. Раньше он принадлежал некой компании, которая поменяла место расположения администрации. Дом был выставлен на продажу год назад, но на него не находилось покупателей. Мадлен предложила за него неприлично низкую цену, но, сказать по правде, даже это было больше, чем она могла себе позволить. Они выдвинули ответное предложение, на что Мадлен снова предложила свой вариант, и они приняли его. В результате она приобрела дом, который при иных обстоятельствах никогда не смогла бы себе позволить - по самой дешевой закладной в радиусе пяти миль. Но более всего Мадлен радовалась тому, что ее маленькая дочка сможет расти, чувствуя зеленую травку под ногами, и у нее будет место, где побегать.
    Совсем не расстроившись, что матери и маленькой Эрин нет дома, Мадлен достала чемодан и начала собирать вещи. Так как коляски не оказалось на месте, она решила, что они ушли на прогулку.
    Мадлен погрузилась в мысли, касающиеся ее предстоящей командировки. Она гордилась всем тем, чего достигла с тех пор, как покинула родной город. И сейчас в который раз напомнила себе, что смогла добиться нынешнего положения благодаря здравому смыслу и потому, что запретила чувствам влиять на ее решения.
    Однажды она уступила эмоциям и в результате получила хороший урок.
    Поэтому Мадлен не собиралась искать подоплеку в этой внезапной командировке. Филипп не говорил о поездке во время собеседования, но тогда ситуация в целом была не ясна. Сегодня ее новый босс попросил выполнить работу, соответствующую занимаемой должности, и у нее нет оснований полагать, что у него еще что-то на уме.
    Если только не принимать во внимание вспышку страсти, когда ей показалось, что он хочет поцеловать ее прошлым вечером, и предательскую реакцию ее собственного тела.
    Ну, подобная проблема не должна больше возникнуть, так как Мадлен не собиралась снова оказаться в ситуации, даже отдаленно располагающей к интимным отношениям. Любой намек на нарушение приличий - и она категорично поставит его на место.
    Даже несмотря на возникающее у нее непреодолимое, безответственное желание испытать хотя бы только один недолгий поцелуй, хотя бы только ради любопытства.
    Хлопнула входная дверь.
    - Мадлен?
    - Я дома, мама, - отозвалась она.
    - Я видела твою машину на дороге. Почему ты вернулась? - спросила Каролина Вайер, придерживая Эрин в розовом теплом комбинезоне.
    Лицо маленькой феи осветилось радостью, и она немедленно протянула вперед ручки.
    - Мама! Ты дома!
    Сердце Мадлен затрепетало от радости, когда она взяла свою дочурку и закружилась с ней по комнате.
    - Привет, детка.
    - Пливет, - повторила Эрин.
    - А что вы делали без меня? - спросила Мадлен, расстегивая комбинезон, который надевали на Эрин, чтобы защитить ее от резкого весеннего ветра.
    - Гуляли с бабу.
    Эрин не могла выговорить "бабушка", поэтому "бабу" стало ее обращением к Каролине.
    Каролина подхватила сшитую на заказ кофточку, которая едва не соскользнула на пол, и вопросительно взглянула на дочь.
    - Я собираюсь в деловую поездку, - сказала Мадлен. - Если ты, конечно, не будешь против остаться с Эрин на ночь одна. В противном случае я сразу отменю командировку. Понимаешь, я бы не попросила...
    - Естественно, я не против. Но не кажется ли тебе, что это слишком уж неожиданно?
    - Кажется. В последнее время все происходит несколько неожиданно. Я очень хочу получить эту работу, мама. А Филипп весьма вежлив и ведет себя очень корректно.
    За исключением случая возле машины. Но ведь это не считается?
    - Милая, ты же знаешь, я не сую нос в твои дела. Все последние годы ты сама прекрасно справлялась. И если я могу тебе чем-нибудь помочь, буду очень рада.
    - Спасибо, мам. Мне жаль, что так получилось. Ведь ты приехала ко мне в гости.
    - Можно подумать, дома меня ждет кто-то еще, кроме комаров и мух, рассмеялась Каролина.
    Мадлен тоже засмеялась. Москиты, широко распространенные в ее родном городе, достигали просто мифических размеров.
    - У тебя есть тетя Элизабет.
    - Вытащить эту старую курицу из дому труднее, чем повыдергивать зубы у енота. Говорила ей, поедем со мной.
    Когда мать волновалась, ее речь становилась более грубой. Мадлен подавила улыбку.
    - Ну, как-нибудь мы заставим ее пересечь границу Луизианы. Вот я почти и упаковалась. Скоро подъедет лимузин.
    - Лимузин? Ничего себе! Может, тебе стоит взять то превосходное красное платье?
    Дочь бросила на мать снисходительный взгляд.
    - Мама, я его секретарша, а не любовница. Красное платье останется дома.
    - Я просто подумала...
    Выражение лица у Мадлен стало очень серьезным.
    - Мама, однажды я совершила огромную ошибку, подумав, что босс мог бы полюбить секретаршу. Никогда в жизни не пожалею, что у меня есть Эрин, но если я что и поняла, так только то, что это все детские сказки. Сказки, и только. Боссы не женятся на секретаршах. Миллионеры не берут в жены бедных девушек из захолустных городков Луизианы. Поэтому прекрати, ладно?
    Каролина подошла ближе и провела ладонью по шелковистой щеке дочери.
    - Прости меня, милая. Я не хотела ничего... Мадлен погладила худощавую руку матери и вернулась к своим вещам.
    - Я знаю, что ты не хотела, но ты по-прежнему продолжаешь верить во всю эту чушь, которую рассказывала мне в детстве. Как однажды примчится принц и влюбится в меня. Такого не произойдет.
    Каролина подхватила разбаловавшуюся Эрин и пощекотала ей животик.
    - Не теряй надежду, милая. Кит Гутери, тот парень из нашего города, все так же сильно любит тебя. Его отец недавно умер, и ему теперь принадлежит половина прихода.
    Мадлен не пыталась ее переубедить. Каролина просто не понимала, почему молодая, здоровая и, по представлениям матери, очень красивая женщина не могла бы выйти замуж как принцесса. Каролина и Лаймон Вайер никогда не жили в достатке, но были очень преданы друг другу. И теперь мать желала дочери состоятельного мужа, Мадлен ничего не имела против того, чтобы найти человека, который бы горячо любил ее, которому она могла бы ответить таким же сильным чувством, но, видно, судьба готовила ей что-то иное.
    Девушка села на кровать и вытащила из волос шпильки. Тряхнула головой, и французский пучок, который ока постоянно носила на работе, рассыпался. Волосы, собранные в строгий пучок, выглядели элегантно, но еще более ценное качество этой прически заключалось в том, что ее всегда легко было сделать. Мадлен рассеянно расчесывала волосы, стараясь поскорее закончить приготовления к отъезду. Времени в запасе оставалось еще много, но она не хотела суетиться, когда приедет лимузин.
    Кроме того, ей не хотелось упускать ни одной свободной секунды, которую она могла провести с Эрин. Мадлен знала, что будет отсутствовать всего лишь одну ночь, но это будет впервые в жизни Эрин, когда мама не прочитает ей сказку перед сном.
    Однако Каролина никак не могла выбросить из головы образ принцессы, ожидающей своею рыцаря на белом коне, и снова вернулась к этой теме.
    - Ах, мама, - сказала Мадлен, глядя в зеркало и укладывая волосы. Почему бы тебе не сказать мне в детстве: "Девочка, лучшее, на что ты можешь надеяться, - это парень из рабочей среды. Так что откладывай денежки на черный день".
    Так нет же. Она упорно верила в нелепую мечту, что человек, подобный Филиппу Амберкрофту, захочет пренебречь условностями и соединить свою жизнь с ее.
    Да, на свете случаются разные чудеса, но такие...
    К тому времени, когда водитель посигналил, предупреждая о своем приезде, она уже полностью собралась. У нее даже было несколько свободных минут, чтобы почитать дочке, а потом уложить ее в кроватку для дневного сна.
    Накрывая ножки Эрин мягким одеялом, Мадлен строго напомнила себе, что у нее есть многое, за что она должна быть благодарна судьбе. У нее прекрасный дом, хороший опыт работы и самая лучшая девочка на свете.
    И нет абсолютно никаких причин для глубокой грусти, которая камнем лежала на сердце.
    Глава 4
    Филипп пытался сосредоточиться на документах, разложенных у него на коленях, на записях, которые тут же делал в блокноте, но каким-то образом его внимание все время переключалось на Мадлен, старающуюся казаться спокойной и бесстрастной во время полета. В том, как она тайком окинула взглядом уютный салон, было что-то определенно обворожительное. Он привык к скучающему виду, который напускали на себя женщины, летавшие с ним на самолете корпорации.
    Мадлен наверняка считает, что он мотается по миру ради своей прихоти. Не то чтобы его сильно волновало, о чем она думает, но по каким-то причинам он испытывал сильное желание рассказать ей, что собственный самолет корпорации совсем недавнее "приобретение. А "мотание по миру" на деловые встречи, в сущности, может сильно наскучить.
    Но сейчас ему было совсем не до скуки. Чертовски раздражало, что пульс бился учащенно и резко усиливалось волнение, и все из-за секретарши. Господи, из-за простой секретарши! У него, должно быть, жар, только этим он мог объяснить то, что с ним происходит.
    С одной стороны, Филипп ожидал возвращения миссис Монтаг из отпуска, тогда он вернется к нормальной жизни. С другой, ему хотелось как можно дольше оставаться с обворожительной брюнеткой, сидящей в кресле напротив него.
    - Итак, что ты думаешь? - вдруг спросил он, обведя ручкой, как указкой, салон самолета.
    Филипп испытал чувство вины, когда Мадлен едва не подпрыгнула, словно он нарочно испугал ее.
    - О, замечательно!
    Мадлен рассмеялась, и сразу исчезла скованность.
    - Филипп, я собираюсь сделать заявление, которым едва ли смогу тебя удивить. Я никогда не летала на частных самолетах. Более того, мне довелось пользоваться коммерческими рейсами всего несколько раз в жизни.
    Сделав вид, что до глубины души поражен ее признанием, Филипп широко раскрыл глаза и поднял брови.
    Она прыснула от смеха, прикрыв рот рукой.
    - Мне все кажется, что появится какой-нибудь археолог и прочитает нам лекцию о достоинствах коринфских кожаных изделий.
    При виде того, как она погладила узкой рукой блестящее мягкое сиденье рядом с ней, у Филиппа пересохло во рту. Движение было неосознанно чувственным, ее пальцы, скользящие по верхнему шву, привели его в замешательство. Филипп опустил ручку и блокнот на столик у компьютера, чтобы не выронить их из внезапно задрожавших пальцев. То, что Мадлен не понимала, насколько она привлекательна, давало ей огромную власть над ним.
    Он попытался пошутить:
    - Думаю, за ним протиснется очаровательная красотка, чтобы предложить нам программу полета.
    Она снова хихикнула. Обычно хихикающие женщины вызывали у него невыносимое раздражение. Но улыбка Мадлен, ее стремление оставаться такой, какая она есть, естественной и лишенной жеманства, делали ее восхитительной.
    - А потом, - сказала она, наклонившись вперед и подыгрывая ему, Кении Джи даст нам концерт для двоих.
    Филипп с удивлением обнаружил, что смеется вместе с ней. Только подумать! За последние два дня он смеялся больше, чем за... Интересно, как долго он не смеялся? Филипп не мог припомнить, когда ему хотелось в последний раз с кем-нибудь просто поболтать. Давным-давно, с целью самозащиты, он стал скрытным, отрешенным от внешнего мира, а Мадлен заставила его желать простого общения.
    Очевидно, Мадлен не представляла, как притягательно выглядит, слегка наклонившись вперед. На ней было достаточно строгое платье спортивного покроя с короткими рукавами и юбкой в складку, поверх него полагался темно-синий блейзер, который сейчас, аккуратно сложенный, висел сзади на спинке кресла. Но вырез ее платья, открывающий нежную белую кожу, подвергал его танталовым мукам.
    Филипп быстро зажмурился и сделал глубокий и медленный вдох. Нельзя вести себя по-мальчишески. Его поведение просто неприлично. Последнее время Филипп был слишком загружен делами, чтобы заниматься личной жизнью. Но это же не значит, что он стал сексуально озабоченным! Черт побери! Он всегда держал себя в руках, и так будет впредь.
    Когда Филипп открыл глаза, то почувствовал благодарность к появившемуся в проходе бортпроводнику.
    - Могу ли я вам что-нибудь принести, сэр? А вам, мэм?
    - Холодной воды с лимоном для меня. А тебе, Мадлен? - спросил Филипп.
    - Я буду то же самое.
    - У нас полный набор напитков и укомплектованный бар. Ты уверена, что больше ничего не хочешь? - уточнил Филипп, стараясь, чтобы Мадлен чувствовала себя свободнее.
    - Нет, правда. Достаточно одной воды.
    Когда стюард скрылся, Филипп не удержался, чтобы не подразнить ее:
    - Обещаю не говорить старшему пилоту, если ты что-нибудь прольешь.
    - Похоже, что я могу это сделать? - Мадлен густо покраснела.
    - Нет, вовсе нет, - сказал он, смягчившись при виде ее откровенного смущения.
    - Жалкий обманщик, - она шутливо надулась. И сразу же хлопнула себя ладонью по губам.
    Краска отлила от лица, а глаза стали огромными, когда она поняла, что сказала. Филипп закатился от смеха.
    - Все нормально, Мадлен. Ты знаешь, я не обделен чувством юмора.
    Она отвела взгляд, чувствуя, что снова краснеет.
    - Честно говоря, пока не знаю. Я никак не могу привести себя в нормальное состояние. Все случилось так быстро. Никак не могу сообразить, что к чему. Понимаешь, всего за день с небольшим я получила работу, о которой могла только мечтать, прокатилась в лимузине, а вот теперь лечу на частном самолете в командировку. Если бы я не была уверена в этом, мне бы просто казалось, что я сплю.
    - Согласен, потому что и для меня в этом тоже много неожиданного.
    - Однако ты наверняка не чувствуешь себя ребенком в церкви, который ждет, что ему вот-вот прикажут сидеть спокойно и не ерзать.
    Когда принесли напитки, Филипп взял свой бокал, благодарно кивнув стюарду. Он ждал, пока Мадлен с жадностью осушила свой, а потом, поймав ее взгляд, сказал:
    - Клянусь, больше не буду тебя дразнить, Мадлен. Ты можешь расслабиться.
    - Сомневаюсь, что у меня получится, - ответила она, и к ней вернулось чувство юмора. - Но обещаю, я постараюсь.
    Филипп снова занялся своими записями, и Мадлен вздохнула с облегчением. Он был очень мил. А она чувствовала себя деревенщиной. Но с самого начала Мадлен решила, что будет глупо, если она попытается показать, что такая роскошь для нее привычна. Ничто в повседневной борьбе за выживание не могло бы принудить ее к дешевому притворству. Мадлен никогда не могла принять безразличный вид, если ей что-то нравилось, и на ее лице всегда было написано то, что она чувствовала. Но сейчас ей вдруг захотелось быть опытной и искушенной, чтобы казаться беспечной.
    Не стоит говорить, что безделье только еще больше распаляло ее и без того взвинченные нервы. Наверное, Филипп думает, что поступает правильно, не диктуя ей и не давая задания печатать на машинке. Мадлен оставалось листать журнал, который не содержал ничего любопытного, или наблюдать за тем, как Филипп задумался над документами - последнее было намного интереснее для нее. Снова и снова она старалась убедить себя, что он просто босс, как и любой другой, поэтому не надо поддаваться панике, чтобы не выглядеть простофилей.
    Но едва ли Филиппа можно назвать "любым боссом"...
    Конечно, ее можно простить за мимолетные фантазии, оправдывала себя Мадлен, сидя в роскошном салоне частного самолета. В конце концов, хоть она и работает в огромном городе, но в душе по-прежнему остается простой девушкой из далекого провинциального городка. Мать ничего плохого не имела в виду, только Мадлен невольно снова подумала о рыцаре в сияющих доспехах, правда, замком ему служило стоэтажное здание, а боевой конь имел блестящие белые крылья.
    Полет длился менее двух часов, и очень скоро они шли по покрытым коврами холлам старого, но прекрасно отреставрированного отеля. Клерк за стойкой протянул Филиппу ключ от апартаментов, принадлежащих его семье, и подал его спутнице ключ от меньшего номера, но находящегося на этом же этаже через холл. Когда они поднимались в лифте, Филипп обратил ее внимание на то, что верхний этаж постоянно зарезервирован за членами семьи, поэтому шумные соседи не будут беспокоить ее.
    Мадлен с трудом удержалась, чтобы не покачать головой от удивления. Она останавливалась в отелях такого класса только несколько раз до этого, когда работала на конференциях, но всегда занимала самые дешевые комнаты, и те со скидками. Понимая, что Амберкрофты серьезно относятся к комфорту, она все же с трудом представляла, как это возможно - иметь целый этаж в распоряжении одного человека.
    Еще один пункт добавился к списку вещей, вызывающих у нее удивление.
    Филипп покинул Мадлен у дверей ее номера, предложив отдохнуть пару часов перед встречей с четой Макконналли за ужином в ресторане отеля. На случай, если ей захочется поплавать, он сказал, что на крыше имеются отдельный бассейн и горячая ванна. Мадлен обрадовалась, что поддалась соблазну и бросила в сумку купальник.
    Когда Филипп ушел, в комнате стало слишком уж тихо, и по телевизору не было ничего заслуживающего внимания. Перспектива поплавать в бассейне выглядела заманчивой, а несколько минут в горячей ванне, возможно, расслабят ее.
    Мадлен потребовалось не более минуты, чтобы скинуть блейзер и платье и надеть скромный купальный костюм, который она купила еще несколько лет назад. Мадлен выбрала классический стиль, потому что он всегда в моде, и, принимая во внимание, что ей редко выпадал случай поплавать, купальник выглядел почти как новый. Она почувствовала некоторое стеснение по поводу совсем плоского живота, но тут же одернула себя. Какая разница, ведь Филипп не увидит ее!
    На крыше никого не было. Когда Мадлен вышла на солнце, она немного полюбовалась открывшимся перед ней видом залива. Барьер из оргстекла защищал от резкого ветра с океана. Девушка коснулась ногой воды в бассейне и убедилась, что она подогрета. Уже ничему не удивляясь, Мадлен скинула банный халат, в котором вышла из своего номера, и нырнула.
    Она потеряла счет времени, когда плавала по кругу, наслаждаясь тем, как напрягаются мышцы во время движения. Это напомнило ей, что она не занимается гимнастикой. Необходимо включить физические упражнения в свой распорядок дня.
    Вопрос в том, когда. Весь день Мадлен на работе и, конечно, не собирается тратить на гимнастику драгоценное время по вечерам, которое она полностью посвящает своей крошке. Может, заняться аэробикой под магнитофон, когда малышка уже будет спать? Но, если посмотреть на это здраво, к вечеру она настолько измотана, что уже и сама готова быстрее лечь в кровать.
    Мадлен перешла из бассейна в горячую ванну. Не хотелось снова задумываться над вопросами, начинавшимися со слов "что, если...". А что, если у нее была бы часть этого богатства и ей не нужно было бы работать? А что, если бы она могла обеспечить свою девочку всем тем, что ей полагалось по закону, не окажись ее отец таким подонком? Что, если?..
    Все. Разве она не решила больше не предаваться мечтаниям? Что было, то было, и пути назад нет. Вспоминая прошлое, Мадлен считала, что ситуация складывалась пятьдесят на пятьдесят, хотя и утешала себя тем, что негодяй прекрасно скрывал свою сущность. Она все еще иногда винила себя за то, что так глупо обманулась, но все-таки большее время находилась в согласии с собой.
    Мадлен заставила себя расслабиться, позволив бурлящим пузырькам творить свое чудо. Она разбиралась в людях, несмотря на то, что когда-то допустила ошибку. И теперь, когда у нее была Эрин, она по достоинству оценивала свой жизненный опыт. Даже если и искала когда-то блеска в жизни, сейчас повзрослела и стала более мудрой. А в будущем, добившись экономической независимости, Мадлен навсегда избавится от мечтаний о рыцарях, спешащих к ней на помощь. Очень богатых и красивых рыцарях.
    Мадлен старалась не думать о них, но понимала, чем вызваны эти мысли, заботами о себе и о маленькой дочери. Было бы здорово, если бы однажды ей повстречался положительный человек, добрый, трудолюбивый, пусть не очень красивый, из среднего класса. Кто-нибудь, чье общество устраивало бы ее. Без бьющих через край чувств можно обойтись. Однажды Мадлен уже горела от страсти и гибла от любви. Даже мысль о том, чтобы все повторить сначала, причиняла ей сильную боль.
    Но предательский разум незамедлительно задал вопрос: "А что будет, если такой человек, как Филипп, увидит в тебе не только секретаршу, а женщину?" От него исходила энергия, и Мадлен не составило труда вообразить, какова эта энергия, когда он занимается любовью. Стоило ей подумать о том, каков Филипп в постели, дыхание ее участилось, а сердце забилось сильнее.
    Мадлен встала и направилась к лестнице. Опять эти дурацкие мысли! С явным раздражением она вытерлась полотенцем и накинула на плечи халат. Возвращаясь к себе, Мадлен не встретилась с Филиппом в холле, из чего сделала вывод, что он работает у себя в номере. И слава богу. Чем реже видеться с ним, тем лучше.
    Прохладный душ и переодевание заняли остаток отведенного ей на отдых времени. Когда за ней зашел Филипп, Мадлен была одета в свое единственное платье для вечернего выхода и в красивые черные туфли-лодочки. Взглянув в зеркало, она решила, что манекенщицей ее не назовешь, но и стыдно за себя ей не было.
    В свою очередь, Филипп переоделся в льняной костюм и белую накрахмаленную сорочку с открытым воротом. Он, возможно, пытался придать себе небрежный вид, но в нем не было ничего небрежного. Энергия, которую Мадлен заметила в нем ранее, так и била ключом. Когда Филипп посмотрел на нее, у Мадлен перехватило дыхание и подкосились коленки. Ее словно пронзил мощный заряд электрического тока.
    Напряжение Мадлен спало только тогда, когда они встретились с супругами Макконналли и магнетизм Филиппа переключился на другой объект. Миссис Макконналли сразу же попала во власть его обаяния, а мистер Макконналли и сам не был лишен некой доли привлекательности. В целом распитие коктейлей перед ужином в баре, примыкающем к четырехзвездочному ресторану, послужило веселым и приятным началом дела, которое так долго не могло сдвинуться с места.
    За ужином мужчины легко и непринужденно обсуждали тему бизнеса. Мадлен с удовольствием наблюдала, как мистер Макконналли не только просил жену прокомментировать ту или иную ситуацию, но и с неподдельным интересом выслушивал ее ответы. То, что эти люди явно умеют за себя постоять, заставило Мадлен испытать необъяснимую радость. Она не могла не думать о Прайсах и о дилемме, перед которой они оказались в настоящий момент. Ей хотелось, чтобы Прайсы проявили такую же сметливость, как Макконналли, когда решат, продавать фирму или нет. К несчастью, она понимала, что это невозможно.
    Сердце Мадлен разрывалось от желания сделать для них что угодно, лишь бы помочь им выкарабкаться.
    Она сосредоточилась на теме разговора, и вечер опять пошел своим чередом.
    Филипп надежно держал под контролем свое богатство. Обстоятельства складывались так, что сделка была близка к завершению.
    Они стояли перед рестораном, провожая мистера и миссис Макконналли. Коннар пожал руку Филиппу и предложил:
    - Давайте встретимся завтра утром и уладим дело до конца.
    Когда служащий отеля подогнал для гостей машину и они уехали, Филипп едва сдерживался, чтобы не схватить Мадлен в объятия и не запечатлеть на ее прекрасных губах поцелуй. Он находился в состоянии сильного возбуждения, которое наступало у него всегда после серьезной деловой победы, но даже это не объясняло необычного для него порыва.
    Ему с трудом удавалось не смотреть на Мадлен за ужином. Он всегда считал маленькие черные платья женским оружием. Хотя в платье Мадлен и не было ничего особенно сексуального круглый вырез горловины, покрой в форме трапеции и рукав-фонарик, но на ней оно сидело соблазнительно, облегая изгибы тела, привлекая внимание к ее тонкой талии и стройным ногам...
    Он надеялся, что чета Макконналли ничего не заметила, хотя помнил, как ему подмигнул Коннар, когда они усаживали дам за стол.
    Коннар оказался хорошим человеком, и Филипп радовался тому, что он согласился остаться в компании хотя бы на пару лет. И миссис Макконналли была тоже очень приятной леди. Несмотря на то, что Филипп имел репутацию финансовой акулы, он искренне радовался возможности поправить чужой бизнес. Иногда ему удавалось привлечь к совместной работе бывшего владельца, иногда нет, но в данном случае все складывалось просто превосходно.
    Может быть, забота о людях заменила ему желание иметь свою семью, желание, которое он прятал глубоко внутри себя и которое выскальзывало наружу в моменты, подобные этому. Филипп чертовски хорошо знал, что не видать ему семейного счастья, как собственных ушей. Это не входило в его планы. Даже если он когда-нибудь осядет на одном месте и женится, вряд ли из него получится примерный семьянин, возвращающийся домой к шести часам вечера.
    - Итак, все прошло как надо, - сказала Мадлен, нарушив поток его мыслей.
    - Да, спасибо.
    - За что? - удивилась она.
    - За то, что была прекрасным помощником за столом. Думаю, ты очень понравилась супругам Макконналли.
    Она покачала головой.
    - Сомневаюсь. Хотя мне было приятно поговорить с миссис Макконналли. Ты знал, что у них семеро внуков?
    Знал ли? Филипп не мог вспомнить. Он вообще затруднился бы что-либо вспомнить в этот момент. Филипп напряженно думал, как будут выглядеть волосы Мадлен, если вытащить из ее блестящих локонов две длинные заколки, похожие на расписанные китайские палочки для еды. Работодатель не имеет права на такие вещи, но он решил, что, мечтая об этом, не обидит ее.
    - ..а их младшей только исполнилось два годика. Это такой интересный возраст!
    Пропустив все сказанное ею, он встал на безопасный путь и произнес:
    - Да, я тоже слышал.
    Лифт бесшумно остановился, и при мысли, что Мадлен пойдет к себе, а он останется в одиночестве, Филипп испытал странное чувство потери. Пренебрегая здравым смыслом, он предложил:
    - Может, зайдешь, чтобы выпить перед сном бокал вина или чашечку кофе?
    Мадлен явно сомневалась, и Филипп понимал, что лучше будет, если она откажется. Но все к черту, он был в прекрасном настроении, и ему хотелось с кем-нибудь его разделить.
    В конце концов она кивнула в знак согласия.
    - Ну, конечно. Звучит заманчиво.
    Филипп открыл дверь и провел девушку внутрь. Сперва отдернул с окна шторы, а потом направился в сторону бара.
    Вид, открывшийся из окна, тут же привлек внимание Мадлен. Огромные стеклянные двери выходили на длинный балкон. Резкий ветер с залива развевал края тента над столом. И даже понимая, что там будет довольно прохладно, она не могла удержаться от соблазна выйти на балкон.
    - Можно? - спросила она, указывая рукой на раздвижные двери.
    - Конечно. Что тебе принести?
    Решив, что спиртного, выпитого за ужином, более чем достаточно, Мадлен выбрала сельтерскую воду. Когда он присоединился к ней минуту спустя, она стояла, облокотившись на перила, и наблюдала, как океанские волны катятся друг за другом по изогнутому пляжу.
    - Не думаю, что мне когда-нибудь надоест океан, - произнесла Мадлен мечтательным тоном. - Наверное, потому, что не часто бываю рядом с ним.
    Филипп снял пиджак и накинул ей на плечи. Мадлен уткнулась подбородком в лацканы пиджака и улыбнулась в знак благодарности, хотя для ее спокойствия лучше было бы оставаться под порывами ветра. К тому же она почувствовала теплоту, которую излучала шелковая подкладка, ласкавшая ей плечи и руки, а тонкий аромат его одеколона, исходивший от воротника, пленял и одурманивал ее.
    Пальцы Мадлен вцепились в стакан с водой, и она подняла тост за них, в то время как Филипп облокотился на холодный поручень рядом с ней.
    - Тебе в самом деле все нравится? - спросила она, чувствуя его полное удовлетворение настоящим моментом.
    - Дело стоит того, - ответил Филипп, сообразив, что она говорит не об океане.
    - Ты имеешь в виду победу?
    - Не совсем так. Победа - это только часть целой игры. Несмотря на мою репутацию, я доволен, если и другим так же хорошо, как и мне. -Он издал какой-то странный смешок. - Но не думай, что я альтруист.
    На мгновение ей захотелось поговорить с ним о Прайсах. Возможно, Филипп сможет предложить подходящее решение. Но так же быстро Мадлен подавила в себе это желание. Сначала ей следовало бы переговорить с мистером Прайсом. Она никогда не будет действовать за его спиной, даже побуждаемая самыми положительными намерениями.
    - Не могу вспомнить, когда был здесь в последний раз, - вдруг произнес Филипп, наблюдая за тем, как в док у левого пирса входит небольшой катер.
    Мадлен посмотрела на него, пораженная тем, что голос его звучал абсолютно серьезно.
    - У тебя свой отель на берегу океана, а ты почти никогда не выбираешься сюда?
    - Не в отель, а на балкон.
    - Это еще хуже! Позор на твою голову, - пошутила она. Он засмеялся:
    - Ты права. Но зато я знаю, кого винить в моем непредсказуемом поведении. Тебя.
    - Ну, извини...
    Но Филипп оборвал ее:
    - Я серьезно. Вот уже два дня я изо всех сил стараюсь контролировать себя, но у меня только голова идет кругом. За последние сорок восемь часов я сказал больше, чем за всю свою жизнь, и сомневаюсь, что мой пульс хоть раз пришел в норму с тех пор, как я встретил тебя.
    Глаза Мадлен расширились от удивления. Она открыла рот, но не могла вымолвить ни единого слова.
    - Мадлен, - тихо произнес Филипп, глядя вниз на свои сцепленные пальцы. - Я решил, что мне необходимо поцеловать тебя. Это стало почти навязчивой идеей. Нам нужно найти выход, чтобы все встало на свои места. Он повернулся к ней и нежно притянул ее ближе к себе за лацканы пиджака. Ты ведь понимаешь?
    Сначала она согласно кивнула, потом отрицательно покачала головой.
    - Филипп, я...
    Но было слишком поздно. Его губы припали к ее губам, полностью завладев ими. Чувства девушки были парализованы.
    Даже в самых диких фантазиях Мадлен не могла представить, каким может быть поцелуй Филиппа. Она приоткрыла рот, задохнувшись от неожиданности, не в состоянии остановить его, даже если бы захотела.
    И все же ей нужно.., его.., остановить...
    Мадлен не была уверена, кто из них стонал, да это и не имело значения. Мир поплыл по кругу, и она вцепилась в сорочку Филиппа, чтобы не упасть. Не важно, кому принадлежал стон, когда ее сердце неистово билось в такт с сумасшедшими ударами его сердца, а в ушах стоял гул, который нельзя было объяснить шумом прибоя внизу.
    Каким-то волшебным образом исчезли заколки из волос. Мадлен не помнила движения его рук, но чувствовала, что теперь они касаются ее шеи под волосами.
    На этот раз она не сомневалась, что стонал именно он.
    Его губы оставляли огненный след на коже Мадлен, она задерживала дыхание, когда он проводил языком по сильно пульсирующей жилке на шее. Пальцы Мадлен запутались в волосах Филиппа, она притягивала его к себе все ближе, прижималась к нему все крепче...
    Только благодаря остаткам здравомыслия, Мадлен смогла оторваться от Филиппа, испытывая щемящую боль оттого, что уже не чувствовала больше его прикосновений.
    - Филипп, я...
    - Мадлен, мне очень жаль.
    Что ж, все правильно, ему жаль. Выражение лица Филиппа свидетельствовало о его смущении и раскаянии.
    Он отвернулся и крепко схватился за перила.
    Его пиджак валялся смятый на полу. Резкий холодный ветер пронизывал Мадлен.
    - Мне...мне лучше уйти.
    Он просто кивнул, и Мадлен, еле справляясь с дыханием, заторопилась через комнату к выходу. Когда пыталась отпереть дверь своего номера, ее пальцы дрожали, но вовсе не от холода.
    С трудом передвигая ноги, она добралась до кровати, резким движением откинула стеганое ватное одеяло и повалилась на постель. И только натянув одеяло на голову, позволила слезам пролиться наружу.
    Глава 5
    Филипп не знал точно, как Мадлен поведет себя во время завтрака на следующее утро. Она по-прежнему оставалась для него "темной лошадкой". Их знакомство было очень недолгим, и он все еще не мог выработать своего мнения о ней.
    Отбросив воспоминая о происшедшем на балконе, Филипп попытался сосредоточиться на проблемах текущего дня. Но оказалось, Мадлен уже подготовила все для работы. Он по достоинству оценил это, и когда они занялись делами, ни один из них даже словом не обмолвился о том, что случилось ночью. Они работали в паре спокойно и продуктивно. А когда достигли удачного соглашения с мистером Макконналли и его адвокатом и уже находились на борту самолета, возвращающегося в Даллас, Филипп продиктовал Мадлен четыре приказа и три письма.
    Надо немного подождать, и все образуется само собой, решил Филипп, устраиваясь в кресле поудобнее и принимая поднос с обедом от стюарда. Они вылетели сразу после встречи, так как очень торопились домой. Мадлен ни разу не заговорила о своей дочке, но Филипп понимал, как ей не терпится снова оказаться с ней.
    Он не мог объяснить тот приступ полного сумасшествия, да, впрочем, и не старался. Они оба пришли к негласному соглашению, что с этим покончено раз и навсегда. Филипп испытывал странное чувство разочарования, полагая, что она слишком легко забыла его поцелуй. Все же это было намного лучше, чем скандальное выяснение отношений или повторение событий.
    Мадлен снова выглядела первоклассным секретарем. Аккуратно отложив в сторону блокнот, она принялась за обед. Ни единого волоска не выбивалось из ее аккуратной прически.
    Филипп вспомнил о красивых шпильках, которые поднял после того, как смог оторвать руки от холодных перил балкона. Он спрятал их в свой дипломат и хотел вернуть ей позднее. Вряд ли шпильки представляли большую ценность. Но кто знает? Может, они дороги ей как память.
    - Расскажи мне о дочке, - попросил Филипп, решив, что сейчас самое время хоть как-то загладить события прошлой ночи.
    Улыбка, которая немедленно осветила лицо Мадлен, подтвердила, что он выбрал правильную тему для разговора.
    - Ее зовут Эрин, ей около двух лет. У нее темно-каштановые волосы и карие глаза, а еще потрясающе забавные маленькие ямочки на щеках. Филипп только смог улыбнуться в ответ, и еда сразу показалась ему по-настоящему вкусной. Он отпил ароматного кофе и взглянул на Мадлен.
    - А что умеют делать двухлетние дети? Мадлен проглотила кусочек, а потом на секунду задумалась.
    - Они "вечные двигатели". Моя дочка пытается забраться, куда только сможет, и ее нельзя оставить без присмотра ни на минуту. Она испытывает неописуемый восторг, когда я забываю запереть какой-нибудь шкаф. А мое хождение за ней по пятам считает самой интересной игрой.
    - Она разговаривает?
    Мадлен начала рассказывать, но потом остановилась. Подняла на него взгляд и, поддразнивая, усмехнулась.
    - Похоже, рядом с тобой нет маленьких детей.
    - Я заметил, ты произнесла это как утверждение, а не вопрос. - Филипп откусил от шоколадного слоеного торта. - Могу смело сознаться, дети для меня - существа с другой планеты. Следующее поколение Амберкрофтов еще не начало появляться, поэтому нет никаких племянников и племянниц для накопления опыта.
    - А тебе хочется иметь своих детей? Филипп собирался дать привычный в такой ситуации ответ: "Конечно", но вдруг засомневался.
    - Я не уверен, - наконец ответил он. Мадлен удивленно подняла бровь.
    - Ну, по крайней мере, честно. Он пожал плечами.
    - Так случилось, что продолжение рода Амберкрофтов падает на мои плечи. Я полагаю, что мне придется иметь своих детей, но пока не знаю, хочу ли этого.
    - Ни один ребенок не должен родиться как необходимость, - произнесла Мадлен тихо, но твердо.
    - Ты права, - искренне согласился Филипп. -Я сказал глупость. Извини.
    - Не извиняйся. Просто не заводи детей, пока сам не захочешь. Им нет цены. Когда-то я тоже не была уверена, хочу ли детей. Мне пришлось пройти через серьезные испытания, когда я забеременела, и это сильно изменило мою жизнь. Но, даже воспитывая дочку одна, я знаю, как это прекрасно, по крайней мере для меня.
    - Отец Эрин принимает участие в ее воспитании? - помолчав, спросил Филипп, хотя и понимал, что это его не касается.
    Вопрос был задан не только из любопытства. Ему захотелось узнать, присутствует ли в ее жизни мужчина, даже если он и не живет с ней вместе постоянно.
    - Нет. Несколько лет назад я совершила невероятно глупую ошибку, влюбившись в своего босса. Я не понимала тогда, что для него это всего лишь веселое времяпрепровождение, а мысли о свадьбе даже и не возникали у него в голове. -Она сделала кислую мину. - Меня уволили за аморальное поведение в тот же день, как он узнал о моей беременности. Так дорого я заплатила за служебный роман.
    Голос ее звучал чересчур беспечно, и Филипп понял, что таким образом она недвусмысленно предупреждала его. Забавно. Что ж, он это вполне заслужил. Никто не имеет права совать свой нос в чужую жизнь.
    - Да, об этом не говорилось в моем резюме, продолжила Мадлен, - но только потому, что я работала на него менее года.
    - Я обратил внимание, что в твоем послужном списке отмечены только годы работы, но это теперь вполне обычно. Так можно легко скрыть недолгие периоды безработицы и не упоминать о них в резюме.
    - В действительности у меня не было никаких перерывов, потому что я сразу устроилась в компанию Прайсов. Мне повезло, они такие замечательные люди. Когда узнали о моей беременности, их отношение ко мне не изменилось. Они любят Эрин, как собственную внучку.
    - Это не первый случай, когда ты с такой благодарностью отзываешься о Прайсах. Я удивляюсь, почему ты вообще решила уйти от них, учитывая столь доброе отношение с их стороны.
    От Филиппа не ускользнул ее резкий взгляд в сторону. Он успокоил свою совесть, убедив себя, что не спросил ничего лишнего. Ему просто хотелось узнать, чем вызвана такая благожелательность к этим людям.
    - Я работала бы на них вечно. Но мне кажется, я уже объясняла: миссис Прайс хочет вернуться в дело. Она говорит, что ей надоело заниматься одной благотворительностью. У них наверняка есть планы, в которые я не посвящена. Не хочу лезть не в свое дело.
    Филипп понял намек и закрыл тему. Для его спокойствия с них достаточно "откровений" на этот день, решил Филипп, и ему не нужно больше задавать никаких вопросов. Поэтому сразу после обеда они вернулись к работе.
    Вскоре самолет приземлился, и лимузин отвез Мадлен домой. Филипп разрешил ей не появляться сегодня в офисе, причем сделал это скорее ради себя самого, чем ради нее.
    Но когда уселся за свой стол в кабинете, ему стало как-то одиноко. Пятнадцать лет он не испытывал ничего подобного.
    Как же все это странно...
    Мадлен не стала спорить с Филиппом. Она торопилась домой, чтобы поскорей увидеть дочку. Всего одна ночь без Эрин показалась ей целой вечностью.
    После приятного ужина и долгого разговора с матерью Мадлен стала готовить Эрин ко сну. Усевшись в любимом кресле в детской, она теснее прижала дочку к себе. Под нежное укачивание девочка быстро успокоилась, а вот ее матери потребовалось гораздо больше времени, чтобы привести свои мысли в порядок.
    Она поцеловала мягкие, как пух, волосы Эрин на затылке.
    - Ты знаешь, - шептала Мадлен, - очень странно, но я рада, что все так произошло. Теперь твоя мамочка перестанет быть такой наивной.
    Мадлен коснулась нежной щечки Эрин. Та крепко спала, и ее можно было опустить в кроватку. Но сегодня Мадлен ощущала острую потребность подольше побыть с ней вместе.
    - Видишь ли, - продолжала она нашептывать сладко посапывающей дочурке, - отныне мама может забыть про свои детские фантазии. Она поцеловала его, теперь и она, и он знают, какую серьезную ошибку они совершили. Хотя должна сказать тебе, целуется он просто неотразимо.
    Слово "ошибка" абсолютно не подходило к событиям прошлой ночи. Мадлен вообще не могла описать то, что произошло. Во всяком случае, они оба сразу ощутили, что ведут себя неподобающе, и все сразу встало на свои места. И Мадлен, и Филипп достаточно взрослые люди, они оставят все это в прошлом и продолжат работу соответственно их профессиональному уровню. Филипп с должным уважением и пониманием отнесся к ее предупреждению, когда они обедали в самолете.
    Мадлен была чрезвычайно рада, что немедленно ушла с балкона и не разрушила всего того, к чему так долго стремилась. Ей нравилась эта работа, и она почувствовала бы душевное опустошение, если бы получила увольнение.
    Или если бы ей пришлось уйти по собственному желанию. По крайней мере, пока в этом не было необходимости. Тот странный поцелуй, в конце концов, помог ей освободиться от фантазий, которые затягивали ее как трясина, и не думать о той старой-старой сказке, о рыцарях на белых конях и о счастливой жизни... Она должна всегда помнить о том, что Филипп - ее босс, а она лишь его секретарь, и никогда граница их отношений не будет нарушена вновь.
    Мадлен упорно старалась заглушить боль в сердце, которую ей причиняли эти мысли.
    - Кроме того, он даже не знает, хочет ли иметь детей. - Она снова поцеловала Эрин. - Глупый человек.
    Эрин сладко, по-детски вздохнула во сне. От этого вздоха Мадлен всегда просто млела, а сейчас приняла его как полное согласие дочки с тем, о чем она говорила.
    - Ты права, он нам не нужен. Нам никто не нужен. Только эта работа, и все.
    Когда Мадлен опустила наконец спящего ребенка в кроватку, она решила не признаваться дочурке в том, что солгала. К сожалению, Филипп нужен ей, очень нужен.
    За завтраком Эрин не замечала красных кругов под глазами матери, вызванных еще одной бессонной ночью. Мадлен радовалась тому, что маленькие дети не умеют задавать каверзных вопросов. Неотложные утренние дела отвлекли ее, и ей удалось восстановить душевное равновесие. Когда Мадлен пришла на работу, она совершенно спокойно, выйдя из лифта, направилась к массивному столу, заваленному бумагами. Разумеется, это не постоянное ее рабочее место, но на сегодня оно принадлежало ей. Такая мысль вернула девушке немного спокойствия и дала возможность почувствовать себя нужной.
    Она почти освободила стол от бумаг, когда двери лифта снова открылись. Мадлен даже не подняла головы, так как считала, что это Филипп. Сейчас вежливо скажет ей "доброе утро" и пойдет мимо нее в свой кабинет.
    Мадлен чуть не подпрыгнула от удивления на своем стуле, услышав совершенно незнакомый протяжный голос:
    - Приве-ет. Определенно не миссис Монтаг, поэтому полагаю.., мм.., мисс Секретарша.
    Мадлен не нужно было долго ломать голову, чтобы понять: перед ней стоит Джин Амберкрофт. Даже если б она не узнала его по фотографиям из прессы, в нем можно было безошибочно узнать одного из Амберкрофтов по темным волосам, орлиным чертам лица и загорелому и мускулистому телу. Правда, мужчина показался Мадлен менее красивым, чем Филипп.
    Она улыбнулась и протянула ему руку.
    - Привет, меня зовут Мадлен Вайер. А вы, должно быть. Джин.
    Он усмехнулся в ответ и задержал ее руку немного дольше, чем того требовали приличия.
    - Должно быть? - Он вздохнул. - Думаю, так оно и есть.
    Мадлен осторожно высвободила руку.
    - Миссис Монтаг в отпуске, а я ее замещаю.
    - Везунчик... Я имею в виду Филиппа. В мужчине было что-то такое, что сразу располагало к нему. Мадлен почувствовала, что не может вести себя с ним строго. Ей стало понятно, почему Джин имел репутацию плейбоя, о чем часто упоминалось в прессе. Если он так непринужденно общается с секретаршей, то можно предположить, какой производит эффект, когда пускает в ход все свои чары.
    - Филиппа еще нет. Передать ему, что вы заходили?
    - Его еще нет? - Джин приложил руку к груди, словно у него остановилось сердце. - Быстро вызывайте "скорую помощь". Он, должно быть, болен, умер или что-нибудь еще.
    Со стороны лифта донеслось фырканье.
    - Или что-нибудь еще, - произнес Филипп, проходя через приемную. Он бросил взгляд на Мадлен:
    - Отставить "скорую помощь".
    - С добрым утром, братец. Ты что, проспал? осведомился Джин.
    - Некоторые из нас имеют такие обязанности, как, например, встречи с советом директоров, и их день начинается задолго до начала обеда. -Улыбка Филиппа выглядела натянутой, но, осознав свое излишнее высокомерие, он пожал протянутую братом руку и хлопнул того по плечу. -Не знал, что ты вернулся. Как Европа? - спросил он, по мнению Мадлен, с искренним любопытством.
    - Ты скучал по мне? А в Европе холодно. -Джин в свою очередь похлопал брата по плечу и обратился к Мадлен:
    - Запишите, дорогая. Никогда больше не позволяйте мне летать в Англию раньше июля. В марте у них еще зима. Живя в Техасе, я забыл об этом.
    Мадлен схватила блокнот и начала быстро писать.
    - Готово.
    Джин рассмеялся:
    - Эй, Филипп, она мне нравится. Можно мне забрать ее себе?
    - Она не игрушка, Джин. И забрать ее тебе нельзя.
    - Но у тебя уже есть секретарь, я имею в виду миссис Монтаг, благодаря стараниям которой ты раздулся от важности, как индюк. Разве ты не понимаешь, что мне необходима именно такая квалифицированная мисс Вайер, чтобы привести меня в порядок?
    Филипп схватил Джина за отворот рубашки и потащил к себе в офис.
    - Забудь об этом, или я лично приведу тебя в порядок.
    Джин бросил умоляющий взгляд через плечо и воскликнул:
    - Помогите мне!
    Мадлен рассмеялась, когда за братьями наконец закрылась дверь.
    Из кабинета слышались громкие голоса. Естественно, Мадлен не могла разобрать слов, да и не старалась прислушиваться. Любопытство возникло тогда, когда через некоторое время она услышала громкий смех. Сразу можно сделать вывод: они действительно родные братья - минуту назад ссорились, теперь смеются. Будучи женщиной и имея только одного ребенка, она не знала, как обычно складываются отношения между братьями, просто у нее появилось впечатление, что Джин и Филипп очень близки.
    Джин сразу понравился Мадлен, но работать ей больше хотелось под началом старшего брата. Здесь она находилась в гуще всех дел. Филипп старался не загружать ее, однако скучать Мадлен не приходилось.
    Через полчаса мужчины вышли из кабинета, попрощались с Мадлен и отправились обедать. Казалось, Филипп торопился увести Джина, но Мадлен подумала, что это глупо. Пожав плечами, она снова вернулась к делам, стараясь не поддаваться изводящему ее страху потерять работу из-за временного безумия, которое охватило их на балконе.
    Остаток недели прошел довольно спокойно, и Мадлен почувствовала себя немного легче. Она не совершала никаких промашек. У нее даже появилась слабая надежда, что Филиппу нравится, как она работает. А раз он упорно делает вид, что на балконе ничего не произошло, Мадлен решила, что место в "Корпорации Амберкрофт" ей обеспечено.
    Мадлен и Филипп организовали совместную деятельность так, что снова чувствовали себя комфортно друг с другом. Ощущая себя полезной, Мадлен стала по-новому относиться к своим обязанностям. Ей нравились ее должность и лихорадочный ритм работы. А о возвращении миссис Монтаг не хотелось и думать.
    В субботу мать уехала в Луизиану, и к полудню воскресенья Мадлен и Эрин втянулись в свой обычный распорядок дня.
    Все протекало слишком хорошо, чтобы быть правдой, хотя следующая неделя началась так же гладко.
    Мадлен следовало бы знать, что перед штормом всегда наступает затишье...
    В среду среди ночи она испуганно вскочила, услышав отчаянный плач Эрин. Мадлен сразу поняла, что у малышки высокая температура, как только взяла ее на руки.
    Термометр показал, что у Эрин жар, но не опасный. Мадлен дала девочке лекарство, чтобы сбить температуру, искупала ее и сменила влажное белье в кроватке. Эрин не хотела слезать с рук матери даже на несколько минут, но Мадлен, не прекращая тихо напевать дочке, сделала все необходимое. Потом они сели в кресло-качалку:
    Эрин - с бутылочкой разбавленной детской микстуры, а Мадлен - с чашкой крепкого кофе.
    Не в первый раз они проходили через это. Не так давно Эрин страдала от хронического воспаления уха, но казалось, что заболевание отступило. А сейчас Мадлен была абсолютно уверена, что это очередной приступ, все классические симптомы были налицо: Эрин постоянно терла ушко, спать могла только урывками.
    Ночь обещала быть долгой.
    Мадлен неожиданно проснулась несколько часов спустя, с удивлением заметив, как яркий солнечный луч пробивается сквозь щель между занавесками в комнате Эрин. Она бросила сонный взгляд на часы и увидела, что уже начало девятого.
    Мадлен осторожно опустила спящую Эрин в кроватку, надеясь, что бедная крошка спокойно полежит хотя бы несколько минут, пока она позвонит доктору и Филиппу.
    В приемной педиатра наконец ответили, и Мадлен записала время, на которое ей назначили прием.
    Теперь надо предупредить Филиппа. Мадлен очень нервничала, когда набирала номер офиса. Эрин, конечно, прежде всего, но и место в корпорации потерять не хотелось. Ведь у нее сейчас испытательный срок, а она не знала ни одного босса, который был бы терпелив даже с постоянными сотрудниками, если вдруг возникали проблемы, связанные с детьми. Если же временные служащие отпрашиваются с работы, это, скорей всего, грозит увольнением.
    На долю секунды Мадлен подумала, что ей было бы легче услышать автоответчик, а потом упрекнула себя за трусость. Кроме того, шанс, что Филиппа нет в офисе, слишком ничтожен и...
    - Филипп Амберкрофт слушает.
    - Филипп, это Мадлен. Извини, но я дома.
    - У тебя все в порядке?
    Беспокойство в его голосе заставило Мадлен испытать чувство вины из-за того, что она проспала вместе с Эрин и не позвонила раньше.
    - Со мной все нормально, но дочка заболела. Я иду с ней к врачу в десять тридцать, поэтому не смогу выйти сегодня на работу. Извини.
    - Ничего страшного.
    - Я пойму, если тебе придется найти мне замену...
    - В этом нет необходимости. Просто дай мне знать, как у тебя дела. Ладно?
    - Конечно. И спасибо тебе.
    Остаток утра прошел в суматохе. Эрин капризничала и не хотела, чтобы ее клали в кроватку. Мадлен выбивалась из сил, стараясь как можно быстрее одеться и успеть к назначенному сроку на прием. К тому времени, как они побывали у врача, заехали в аптеку за антибиотиками и вернулись домой, Мадлен была так же измотана, как и дочка.
    Она редко жалела себя, не разрешала себе хныкать, когда все шло из рук вон плохо. Но иногда, в короткие минуты, не могла не чувствовать боль одиночества, которая застигала ее врасплох.
    Эрин наконец спокойно уснула у нее на руках. Мадлен стояла у кроватки и смотрела на дочку. На глазах у нее выступили слезы, но она решительно вытерла их. В такое время, как это, она думала, а правильно ли она поступает. Сейчас ей очень недоставало рядом хорошего и верного друга, с кем она могла бы поговорить, к кому бы могла прислониться хотя бы на минутку. Ей хотелось найти для Эрин отца, который любил бы девочку так, как она того заслуживала, отца, которому была бы интересна ее жизнь, и он наблюдал бы за тем, как она растет и развивается.
    Можно позвонить в Луизиану Киту, но это несправедливо. Он возложил огромные надежды на их одно-единственное свидание, поэтому было бы жестоко позволить ему надеяться на что-то снова. Кит славный малый. Мадлен знала: он давным-давно влюблен в нее, но ей пришлось убедить его, что они не более чем друзья. Он, не задумываясь, женился бы на ней. Кит обожал Эрин, и от этого становилось еще печальнее, потому что Мадлен не могла ответить ему теми же чувствами. Но сейчас был тот случай, когда ей очень хотелось опереться на его плечо.
    Мадлен не могла заставить человека, имеющего прямое отношение к рождению Эрин, взять на себя ответственность за девочку, но также не могла выйти замуж за другого, чтобы переложить на него все трудности матери-одиночки.
    Глубоко вздохнув, она распрямила плечи и заставила себя прогнать мрачные мысли. Все так, как оно есть, и...
    Раздался звонок в дверь. Мадлен помчалась через весь дом, надеясь добраться до двери быстрее, чем человек снаружи позвонит еще раз и разбудит Эрин. В спешке укладывая малышку, она забыла повесить на дверь табличку "Ребенок спит".
    Вместо почтальона, которого Мадлен рассчитывала увидеть, она обнаружила Филиппа. От неожиданности она застыла, как парализованная.
    - Привет, - наконец произнесла Мадлен, вспомнив о необходимости пригласить гостя войти.
    Филипп быстрым взглядом окинул гостиную, прежде чем снова посмотрел на нее, давая всем видом понять, как ему неловко. Однако она вынуждена была улыбнуться, когда он подарил ей букет весенних цветов и секунду спустя протянул игрушечного розового зайчонка.
    - Это тебе. Честно говоря, я не знал, что принести.
    - Спасибо. Мне всегда хотелось именно розового зайчонка.
    Он рассмеялся вместе с ней:
    - Вообще-то, он для твоей дочки. Что принести ей, я тоже не знал.
    - Тебе ничего не нужно было приносить, Филипп. Но все равно спасибо.
    Она проводила его на кухню и угостила вином, а потом занялась букетом.
    Смущение Филиппа понравилось ей. Прежде она видела его только в роли начальника, и теперь это казалось открытием. Но Мадлен не хотела пасть жертвой его очарования. Для них возможны только служебные отношения, и об этом не надо забывать. А все другие мысли опасны.
    - Что-нибудь случилось? - спросила она, надеясь тактичным вопросом выведать причину появления здесь Филиппа. Хорошие новости или плохие, но лучше она сразу все узнает от него.
    - Случилось?
    Она пожала плечами.
    - Пытаюсь выяснить, почему ты приехал в такую даль.
    - Сказать по правде, сам не знаю. Я сидел в своем кабинете, но после твоего звонка подумал, что ты одна и как это тяжело - быть одной с больным ребенком. По твоему звонку я понял, что ты переживаешь из-за работы, и решил успокоить тебя. Я пытался дозвониться, но думаю, вы были у врача или где-нибудь еще, и я просто не удержался и приехал навестить вас.
    Она слушала его объяснение, пребывая в полном недоумении. Даже мистер и миссис Прайс никогда не приезжали лично, когда случалось что-либо подобное. Они всегда звонили, но никогда не навещали ее и Эрин. Такое определенно, с ней впервые.
    - Не знаю, что сказать тебе... Напрасно ты беспокоился.
    Мадлен поставила вазу с цветами на стол и теперь не знала, куда деть руки. Сунула их в карманы, чтобы они не дрожали, и только тут поняла, как она выглядит, и сразу почувствовала себя неловко. Волосы убраны в конский хвост, далеко не новая топ-майка намокла при кормлении Эрин, а шорты, хотя и очень удобные, совершенно не соответствовали моде. На ней не было ни косметики, ни украшений, ни туфель.
    В общем, Мадлен чувствовала себя не в своей тарелке перед лицом безупречно одетого босса.
    Филипп же, казалось, не замечал ее неудобства. Он был и сам каким-то скованным, и она решила, что это из-за того, что им не о чем говорить. Такая мысль окончательно разрушила ее мечты о Филиппе. Его пребывание в маленькой трехкомнатной квартирке заставило ее остро почувствовать, насколько разными были их миры.
    Эрин проснулась, заявив о себе плачем. Мадлен, извинившись, отправилась к нарушительнице спокойствия и взяла ее из кроватки. Детское личико еще хранило следы нездорового румянца, но температура уже спала.
    - Как она? - озабоченно спросил Филипп, стоя в дверях детской комнаты.
    - С ней все будет хорошо, - заверила его Мадлен, пристраивая одеяло на плече, чтобы дочке было удобней. - Эрин, - сказала она, - это мамин босс. Поздоровайся с ним.
    Крошка отрицательно покачала головой, прячась за материнским плечом.
    - Иногда она стесняется. Извини.
    - Не извиняйся. Честно говоря, я не думал, что нас познакомят.
    - У нее больше нет жара, лекарство уже действует. Скоро она снова станет общительной. У Эрин воспаление уха, это не заразно. Но мне как-то неловко оставлять ее с няней, когда она так неспокойна.
    Филипп удивленно посмотрел на Мадлен.
    - Разве я сказал, что ты должна оставить ребенка с няней? Мне хотелось успокоить тебя, пет ничего страшного в том, что ты не вышла на работу.
    - Думаю, мне просто нужно было оправдаться.
    Филипп провел ладонью по лицу.
    - Похоже, мой порыв приехать сюда не совсем уместен. Кажется, своим визитом я только причинил тебе массу неудобств.
    - Пожалуйста, не говори так. Ты правда поступил очень любезно, сказала она, снова направляясь в гостиную.
    Мадлен села в кресло-качалку, которое они с мамой называли большим, чтобы отличать его от кресла в детской, а Филипп расположился на кушетке.
    - Если честно, я беспокоилась из-за работы. - призналась Мадлен, когда они устроились. - Было бы грустно, если бы меня уволили, потому что мне очень правится работать у тебя.
    - Не переживай. Глупо пытаться найти нового временного секретаря, когда нам так хорошо работать вместе.
    - Спасибо. Просто поразительно - найти такое понимание!
    - С моей стороны? Или вообще?
    Мадлен покраснела, чувствуя, что ее щеки полыхают, как и у Эрин.
    - Со стороны человека, который занимает такое высокое положение, дипломатично уточнила она. - Ты не только поступаешь великодушно, но и позволяешь мне отнимать у тебя массу времени.
    Тонкий намек на то, что ему пора откланяться, но Филипп, казалось, и не собирался уходить. Он по-прежнему выглядел взволнованным, что было для нее не совсем привычно.
    - Отец Эрин навещает ее?
    Вопрос был задан неожиданно. Быстро вспомнив их разговор на борту самолета, она поняла, что сказала ему очень мало, но удивилась его любопытству.
    - Нет, я не поддерживаю с ним связь.
    - Он совсем не видится с дочкой?
    - Он вообще не признает ее. Филипп помолчал с минуту.
    - Видишь ли, когда в самолете я узнал, что ты мать-одиночка...
    - Ну.., мы с ним не были женаты.
    - Я не представлял, что ты воспитываешь дочку одна.
    Это как-то влияет на мою работу?
    - Нет, нет. Я просто думал... Честно говоря, не знаю, что я думал.
    Мадлен поставила ноги на перекладину сервировочного столика и качнула кресло-качалку.
    - Послушай, Филипп. Я, в самом деле, очень благодарна тебе за то, что ты навестил нас, но тебе не стоило беспокоиться. Мы прекрасно живем с Эрин вдвоем. Ее отец предпочел не принимать участия в ее судьбе, и я не желаю о нем слышать до тех пор, пока он сам не захочет взять на себя ответственность за нее.
    - Но ведь можно заставить его в судебном порядке...
    - То есть обязать его выплачивать мне деньги? усмехнулась она.
    - Но это же не правильно, что он все взвалил на тебя одну.
    Мадлен грустно улыбнулась:
    - Не всякую проблему можно решить с помощью денег, Филипп. Да, я могла бы вынудить его выплачивать мне алименты на содержание ребенка через суд. Но, знаешь ли, мне не нужны ни он, ни его деньги, ни его забота. Он предпочел отказаться от всех родительских прав на ребенка.
    - Вот подонок, - с чувством произнес Филипп. Потом взглянул на Эрин и покачал головой. - Как он мог так поступить?
    - Мне кажется, ему не нужны были проблемы. - Она усмехнулась. Слышала, что он собирается жениться. На особе, занимающей видное положение в обществе. Как мне известно, он всегда это планировал. Говорил, что в его планы входит непрерывный служебный рост, и никакой сопливый ребенок не помешает ему в этом.
    - Он так назвал Эрин? Мадлен кивнула.
    - Что ты ему ответила?
    - Ничего. Ударила его по щеке и ушла. С тех пор я с ним не встречалась.
    - Жаль, я не знаю, что нужно говорить в таких случаях.
    - Тебе ничего не надо говорить, Филипп, - заверила она его уже веселым голосом. - Время рыцарства прошло. А нам и вдвоем с Эрин очень хорошо.
    Филипп долго молчал. Эрин нарушила вынужденное молчание и попросилась на пол. Благодаря детской способности быстро выздоравливать, она почувствовала себя лучше и требовала внимания к себе.
    Не отрывая глаз от дочери, Мадлен обратилась к Филиппу:
    - Я рада, что ты навестил нас, и за подарки большое спасибо. Но я уверена, что тебе необходимо вернуться в офис.
    Филипп воспользовался намеком и поднялся, а девушка изо всех сил старалась не выдать желания улыбнуться, когда заметила, с каким облегчением он сделал это, хотя и не хотел показывать своих чувств.
    - Да, думаю, мне пора. Могу я что-нибудь сделать для тебя прежде, чем уеду?
    Она весело рассмеялась и наклонилась, чтобы поднять игрушку, которую уронила Эрин.
    - Нет, благодарю. Твой визит оказался приятным сюрпризом.
    У двери Филипп щелкнул пальцами и повернулся.
    - Почти забыл. Раз Эрин чувствует себя нормально, хочу напомнить: завтра в парке праздник для сотрудников корпорации. Ты можешь взять Эрин, у нас будут воспитатели, которые позаботятся о детях.
    Мадлен вспомнила, как в свой первый рабочий день печатала приказ о праздновании Дня семьи за счет "Корпорации Амберкрофт". Но она даже не могла предположить, что выходной день распространяется и на нее тоже.
    - Это очень мило, но...
    - Не отказывайся, Мадлен, - сказал он строго. -Ты сотрудник корпорации, а срок службы в данном случае не имеет значения. Собственно говоря, будет лучше, если я заеду за тобой и Эрин.
    Мадлен отрицательно покачала головой, пытаясь справиться с необъяснимым чувством страха. Целый день, проведенный вместе с Филиппом? Это может закончиться неизвестно чем.
    - Нет, Филипп, я не могу.
    - Потому что Эрин еще не совсем здорова? спросил он, указывая на девочку, которая возилась с игрушкой на полу.
    - С ней наверняка все будет в порядке, но...
    - Тогда решено. Я приеду около девяти, и мы успеем к открытию праздника.
    - Филипп...
    - Ты опять споришь с начальством? - спросил он с напускной строгостью. Наконец она сдалась:
    - Нет, больше не спорю. Спасибо тебе еще раз. Он посмотрел на нее и как-то робко произнес:
    - Я должен признаться, что, пригласив тебя, имел скрытый мотив.
    - Да, и какой же? - усмехнулась в ответ Мадлен, прислонившись к двери, чтобы не было заметно, как трясутся у нее колени.
    Когда он улыбался так, она, казалось, не могла заставить сердце биться медленнее, а ее ладони становились влажными.
    - Ненавижу чувствовать себя третьим лишним на всех этих мероприятиях.
    - Каким третьим лишним? Ты о чем?
    - Понимаешь, я босс. Предполагается, что я там тоже должен быть, по никто не чувствует себя комфортно в моем присутствии. Поэтому если у меня будет спутница, наверняка все потихоньку расслабятся.
    - Спутница?
    - Ну, да. С кем можно кататься на каруселях, есть сладкую вату, в общем, весело проводить время.
    - Но наверняка...
    - Все, я решил. Увидимся завтра утром. Вопль, который издала Эрин, заставил Мадлен спешно попрощаться и поторопиться к ней на помощь. Ничего серьезного не произошло. Всего лишь неприятность из-за игрушки, но Филипп уже ушел. Мадлен задумалась над тем, во что же она опять втягивается.
    По дороге в офис Филипп, в свою очередь, тоже размышлял над тем, что он сделал, а главное, почему. Сначала идея показалась превосходной. Это самое лучшее из того, что он придумал за день.
    Когда же он приехал к Мадлен домой, то почувствовал себя полным дураком. Но благодаря ее чувству юмора ему снова стало с ней легко.
    Вспомнив, как застыла Мадлен на пороге, Филипп улыбнулся. Конечно, она могла одеваться как угодно, находясь дома и ухаживая за дочкой. Но ее вид был скорее сексуальным, как и все в ней, чем небрежным. Волосы Мадлен всегда были тщательно убраны, а одежда соответствовала ее положению в корпорации, так что Филипп оказался не готов увидеть красивые длинные ноги, которые не могли скрыть шорты, и соблазнительный вырез ее майки. Он старался не выглядеть полным нахалом и не пялиться на нее, но все же ему стало неловко, когда она открыла дверь.
    Дом Мадлен также вызвал у него удивление. Она представляла собой идеального секретаря квалифицированного, организованного. Газоны перед домом были такими, какими он и ожидал их увидеть: аккуратно подстриженные, с клумбами распускающихся цветов. На него это произвело приятное впечатление, особенно сейчас, когда он узнал, что ей никто не помогает. Мадлен обладала настоящим талантом дизайнера, хотя как ей удавалось все делать одной, было сверх его понимания.
    Войдя в квартиру, Филипп замер на месте. На большом синем диване лежали подушки. Огромная репродукция с подсолнухами Ван Гога висела над камином. Кокопелли танцевал со своей флейтой на одной стене, а почти всю другую стену занимал яркий пейзаж. Казалось, это нельзя было соединить, но у Мадлен как-то получилось. Квартира выглядела эклектической, яркой, привлекающей внимание. Кухня была выдержана в клубничных тонах: от коробки для чая до штор и полотенец для рук. Комната Эрин напоминала рисунки из детских книжек. Филипп заметил Шалтая-Болтая и Чеширского кота, но ничего другого он не мог припомнить.
    До сих пор Филипп не понимал, что привело его к Мадлен. В конце концов, может, как раз хорошо, что он побывал у нее. Теперь он знает, насколько они отличаются друг от друга, какая разная у каждого из них жизнь. К несчастью, ему захотелось заботиться о ней.
    Филипп никак не мог отделаться от желания узнать о Мадлен как можно больше. Он никогда не интересовался детьми миссис Монтаг. Черт, даже о внуках, которых она уехала навестить, спрашивал только из вежливости. А Мадлен засыпал вопросами об отце Эрин!
    Он прижал руку ко лбу. Может, это у него жар...
    Сознание того, как она одинока, не оставляло Филиппа в покое. Каким-то образом это связывало его с собственным детством. Он любил отца, временами сильно скучал по нему, но Филиппа Амберкрофта III никогда нельзя было назвать папой. Отцом можно, а папой нет. И Филипп вдруг понял, чего хочет от женитьбы - быть папой.
    Наблюдая за Мадлен и Эрин, он ощутил, что все те желания, которые он подавил в свое время, вспыхнули в нем с новой силой. Эрин просто восхитительна, темноволосая, очень похожая на мать. Все же она улыбнулась ему, спрятавшись за плечом матери. Та даже не заметила этого, а он заметил, и это пленило его сердце.
    Филипп не знал, как поступить, и поэтому тоже улыбнулся в ответ. Потом девочка сползла с колен матери и начала играть.
    Приглашение Мадлен на праздник стало для него таким же сюрпризом, как и для нее. Однако оно имело смысл. Филипп в самом деле чувствовал себя третьим лишним на таких мероприятиях. Все видели в нем только босса, а не простого сотрудника компании. Что, в конечном счете, было правдой. Если же он не придет, его будут считать высокомерным. Праздник был приурочен к заключению компанией важного договора.
    Явиться вместе с девушкой, которая не будет тушеваться из-за того, что она "с боссом", показалось ему хорошей идеей. Мадлен не проявляла никакого страха и не заискивала перед ним с самого первого дня, и ему это ужасно понравилось. Поэтому, находясь в квартире Мадлен, он решил пригласить ее на праздник в качестве своей спутницы.
    Сейчас, сидя в одиночестве за рулем машины, Филипп понял, что натворил. Они вдвоем изо всех сил старались отдалиться друг от друга после случая на балконе. Филипп мог восстановить в памяти каждое мгновение того поцелуя, а это чревато последствиями. Вернувшись в офис, она спряталась за свое положение секретаря, а он - за положение босса, но теперь они снова оказались в рискованной ситуации. И все из-за его приглашения на праздник. Филипп никогда не поддавался чувству одиночества раньше, и ему придется заплатить высокую цену, если он и впредь будет потакать своим желаниям. Рискованно вновь открывать двери, которые он прочно закрыл много лет назад, двери, которые, казалось, опечатаны навсегда.
    Он подъехал на место своей парковки и выключил мотор. На празднике будет весело. Если повезет, они проведут день интересно и без проблем.
    Если им повезет.
    Глава 6
    Открыв ему дверь, Мадлен мгновенно поняла, что вся эта идея с праздником страшная ошибка. Филипп Амберкрофт был так неотразим в темно-синих шортах, белой рубашке поло и кепке для игры в гольф! Он выглядел таким.., земным. Впрочем, ничего простецкого в нем не было, да и быть не могло.
    Когда же Мадлен пришла наконец в себя настолько, чтобы впустить его в дом, то занялась сбором походной сумки и подготовкой фляги с водой. Мадлен пожалела, что отправила дочку к няне. День обещали слишком ветреный, и она побоялась пока везти Эрин в парк на гулянье. По крайней мере, самое лучшее для девочки будет соблюдать обычный режим дня. Зато теперь Мадлен не сможет воспользоваться той защитой, которую обеспечила бы ей малышка Эрин.
    Мадлен решительно тряхнула головой. Не нужно ей никакого прикрытия. С этим вздором покончено навсегда. Тоже мне, большое событие: кусок пирога и прогулка по парку.
    Совершенно спокойно она взглянула на Филиппа. Он огляделся.
    - Полагаю, твоя дочка с нами не едет. Мадлен перекинула сумку через плечо.
    - Я подумала, что для нее будет лучше, если она останется дома в такую ветреную погоду. Сегодня утром она чувствовала себя прекрасно, но я не хотела рисковать и отвезла ее к няне.
    На какое-то мгновение Мадлен почувствовала его неловкость и подумала, что он, наверно, тоже рассчитывал на спасительное присутствие Эрин. Потом она резко одернула себя. Глупости! Филипп, конечно, и не вспоминал про тот поцелуй и просто ведет себя как тактичный босс, который сопровождает ее в парк на праздник. Вот и все. Правдиво и просто.
    Резко выпрямившись, Мадлен последовала за ним к дверям. Если бы только она могла воспринимать все как сверхурочную работу, могла бы провести этот день относительно спокойно.
    Оказалось, проводить время, встречаясь с другими людьми, очень интересно. Даже короткое катание на каруселях доставляло массу удовольствия. Во время медленной поездки на детском паровозике вокруг парка у нее перехватывало дыхание. Филипп небрежно клал руку на спинку сиденья позади нее или заботливо прикасался к ее плечу. Все это было похоже на джентльменское обхождение, к которому она не привыкла.
    А потом Мадлен отдыхала в тени под дубом, а Филипп стоял в очереди за закусками. Она не могла вспомнить, когда в последний раз за ней так ухаживали. Спокойно посидеть одной для нее было непозволительной роскошью, а сейчас с ней обходились ну просто по-царски.
    Как это было ни парадоксально, но все это лишь послужило поводом для того, чтобы Мадлен почувствовала себя очень одинокой. Постоянная занятость не позволяла ей задумываться над подобными вещами, и по этой же причине в ее распорядок никогда не включались такие выходы в свет. Филипп, конечно, и не подозревал, во что для нее выливается его обходительность. Он наверняка пришел бы в ужас. В такой же ужас, какой охватил ее, когда она призналась сама себе, что в центре парка, среди нескольких сотен коллег, она теряет из-за него голову.
    К черту! Мадлен сделала все, чтобы помешать этому. Она постоянно читала себе нотации. Она пыталась быть квалифицированным секретарем на службе. Она посвятила себя работе и заботам о доме.
    И ничто, ничто не спасало ее сейчас. Сердце не хотело повиноваться ей: Мадлен влюбилась в мужчину, которому не могла быть парой. И если в чем и была абсолютно уверена, так это в том, что богатые боссы не женятся на своих секретаршах.
    Мадлен признавалась себе, что никогда не была сторонницей феминизма. Она точно знала, что хочет носить обручальное кольцо, иметь огороженный штакетником садик и собаку, короче, все, что подразумевает замужество. Она хотела много детей. С удовольствием стала бы членом учительско-родительской ассоциации, принимала бы участие в кукольных спектаклях в библиотеке и в играх у бассейна. Вовсе не потому, что Мадлен не устраивала ее карьера, совсем напротив. Она любила свою работу, и ей нравилось, что она справляется с ней.
    Но ей хотелось всего сразу: быть и женой, и матерью, и чтобы любимый человек, с которым она делила бы постель, так же делил бы с ней и ее жизнь. Если бы ее интересовал только секс, она наверняка нашла бы того, кто смог бы удовлетворять ее в этом. Но она мечтала о большем, чем физическая связь.
    И хотела всего этого с Филиппом.
    Если недолгий поцелуй был таким обещающим, то секс с ним был бы восхитителен. Но смогла бы она получать радость от связи с ним, зная, что их отношения не постоянны? Мадлен тут же запретила себе думать об этом. Она ни за что не пережила бы, если бы он навсегда ушел из ее жизни после того, как они занимались бы вместе сексом.
    Как ни крути, все же лучше согласиться с тем, что она никогда не покажет своих чувств и продолжит жить так, как жила. Мадлен будет получать удовольствие от каждого дня работы с ним, сохранит все в памяти, а потом отправит свое резюме далеко-далеко отсюда. Ей всегда хотелось уехать в Калифорнию. А может, в штат Вашингтон. Не потому, что на планете достаточно места, где спрятать свою боль, просто она здравомыслящая женщина, и у нее есть чувство гордости. А еще у нее ребенок, о котором нужно заботиться. Дни безрассудства прошли.
    Как раз в этот момент вернулся Филипп с полным подносом еды и газированной водой. Его появление положило конец ее размышлениям, за что она была ему благодарна. У нее слишком щемило сердце, чтобы продолжать в том же духе.
    Мадлен постаралась придать лицу веселое выражение и даже рассмеялась.
    - Ты так сильно проголодался? - спросила она, указывая на гамбургеры, чипсы и колечки лука, лежащие перед ней. - Думаю, тут хватит на пятерых.
    Филипп смутился:
    - Должен признаться, я обожаю всю эту вредную еду.
    - И? - Она подняла голову.
    - Я не часто позволяю себе это. Но пока я стоял в очереди, мой желудок решил за меня.
    - Ого, прославленный Филипп Амберкрофт IV имеет слабое место. Он скорчил ей гримасу.
    - Очень смешно. Не понимаю, почему у меня репутация человека, сделанного из камня. Я обычный парень.
    Она фыркнула:
    - Ага, обычный парень стоимостью в сорок миллиардов долларов.
    - Я не стою так много.
    - Лучше помолчи об этом, - пробормотала она с полным ртом чипсов. Послушай, Филипп, для тебя не должно быть большим секретом, что к тебе относятся, как к божеству.
    - В действительности, я не задумывался над этим раньше. Это твоя вина. Вот так номер!
    - Моя? - удивилась Мадлен, резко выпрямившись. - Что ты имеешь в виду?
    - Пока не был знаком с тобой, я не потратил бы и десяти минут на размышления о том, кто что обо мне думает. Моя жизнь вращалась вокруг работы, и я точно знал, что делал. Тебе я выболтал все про свою семью и детство, а сейчас ты заставила меня подумать о женитьбе и детях.
    Сердце у Мадлен заныло еще сильней. Филипп женится на той, которая занимает высокое положение в обществе и кто еще больше украсит фамилию Амберкрофтов.
    Она уставилась на еду, только чтобы не смотреть на Филиппа.
    - Не вини меня, - наконец сказала Мадлен, прожевав очередное колечко лука. - Раз ты думал об этом, значит, готов к такому шагу. Если я подтолкнула тебя к этим мыслям, то только случайно.
    - Я просто решил, что мне пора... Джин выбрал как нельзя более подходящий момент, чтобы появиться у их столика и плюхнуться рядом с Мадлен.
    - Привет, детки. Как дела? - прервал он их разговор и схватил чипсы с тарелки Мадлен.
    - Привет, Джин, - поздоровалась она, пододвигая к нему поднос с едой.
    - Джин. - Филипп небрежно кивнул.
    - Я мешаю? - спросил тот с напускной невинностью.
    - Да...
    - Нет...
    Все трое рассмеялись, и скованность исчезла.
    - Хорошо провел время? - поинтересовалась Мадлен, наблюдая, как Джин с явным удовольствием уплетает чипсы и лук.
    - Ты не поверишь. Я познакомился с девушкой из фирмы, обслуживающей гулянье, и...
    - Нет. - Филипп стукнул рукой по столу.
    - Что? - Джин подпрыгнул на стуле.
    - Оставь ее в покое.
    - Да ты даже не знаешь, о ком я говорю.
    - Не имеет значения. Джин, держись подальше от обслуги.
    - Не понял? От обслуги? - Тон был игривым, но глаза оставались серьезными.
    - Ты знаешь, что я имею в виду, - тихо ответил Филипп.
    Мадлен начала бить дрожь, но ветер был тому виной.
    Улыбка Джина скорее выражала вызов, чем доброжелательность.
    - Я должен спрашивать у тебя, с кем могу общаться, а с кем нет?
    - Брось! Встречайся, с кем хочешь, помимо служащих из "Амберкрофт".
    Джин бросил взгляд сначала на Филиппа, потом на Мадлен, потом снова посмотрел на брата:
    - Угу.
    - Это не имеет никакого отношения к тому, о чем я говорю, рассвирепел Филипп.
    - Угу, - снова произнес Джин, поднимаясь. -Было весело провести с вами время, ребятки. Но через десять минут я должен встретить Анжелу, которая сейчас катается на паровозике. Придется поторопиться.
    Он исчез прежде, чем Филипп смог сказать что-нибудь еще. Мадлен была несколько удивлена, оказавшись свидетелем небольшой семейной перебранки. Не без чувства удовлетворения она наблюдала, как Филипп бросил салфетку на стол и в ярости откинулся на спинку стула. Переговоры, где на карту была поставлена многомиллионная прибыль, не вызвали у него и капли волнения, а короткий разговор с братом лишил аппетита и явно вывел его из себя.
    - Не знаю, что я сделаю с ним, - пробурчал Филипп.
    - А почему ты вообще что-то должен делать? спросила Мадлен.
    - Потому что я глава семьи, - он бросил на нее суровый взгляд. - Вот почему.
    Она постаралась выбрать правильную тактику в разговоре.
    - Филипп, сколько тебе лет?
    - Почти сорок, - ответил он, с явным недоумением в голосе.
    - Л сколько лет Джину?
    - Тридцать три.
    - А насколько положительным и серьезным был ты в тридцать три года?
    - Очень серьезным. Я уже руководил большей частью компании.
    - Понятно, - глубокомысленно кивнула Мадлен. - А если посмотреть с другой стороны? Какие обязанности возложены на Джина? Я знаю, что у него есть работа, но ты не дал ему никакой власти.
    Взгляд Филиппа был устрашающим, но она не испугалась. Все равно ей скоро снова придется искать другое место, а случись это раньше или позже, не имеет большой разницы.
    - Более того, ты обращаешься с ним как с ребенком. Он взрослый человек, даже несмотря на то, что ты этого не замечаешь.
    - Я это заметил, - буркнул Филипп. - Но, кажется, Джин все еще никак не может этого понять. Мадлен вздохнула:
    - Ты всегда был таким правильным?
    - Извини?
    - Правильным, - медленно повторила она. -Послушай, Филипп. Стороннему наблюдателю очень легко заметить, что к тебе всегда относились как к старшему сыну. Заранее готовили к будущей карьере. И если Джин даже не намерен поменяться с тобой местами, он наверняка хотел бы играть не второстепенную роль в семейном бизнесе. Ты ни в коем случае не потерял бы власть, дав ему хоть самый мизерный шанс попробовать себя. Он такой же гордый, как и ты, и ни за что не будет просить одолжения, как просил Оливер Твист тарелку овсяной баланды.
    - Откуда ты...
    - Я знаю больше, чем тебе бы того хотелось. Я интересовалась деятельностью "Амберкрофт" задолго до того, как начала здесь работать. У меня есть свой небольшой архив, и вы, то есть "Корпорация Амберкрофт", всегда привлекали меня. Статья в "Мани тудей" наиболее всеобъемлющая из всех, что я читала о вашей семье.
    Филипп скорчил гримасу.
    - Знаю, статья не особенно льстила корпорации. Не нужно быть психологом, чтобы заметить, как Джину хочется твоего уважения.
    - Чертовски странно он об этом заявляет.
    - Естественно. Я сомневаюсь, что разговор по душам - обычное дело в вашей семье.
    - Да, это правда. - Он посмотрел на нее долгим взглядом. - А ты бесстрашная женщина, Мадлен.
    Она почувствовала, как бледнеет, но продолжала:
    - В самом деле? А почему? Потому что не боюсь сказать королю, что он голый?
    - Да уж. - Филипп рассмеялся. Мадлен играла соломинкой для воды.
    - Ну, самое неприятное здесь в том, что ты мне нравишься, Филипп, и Джин тоже. И даже если я при этом рискую потерять работу, я не могу просто сидеть здесь и наблюдать за вами, не высказав своего мнения. Наверно, глупо с моей стороны так поступать, но...
    - Нет, для этого нужно иметь определенное мужество. И это одна из причин моего расположения к тебе. Не говорю, что ты права, но я подумаю над тем, что ты сказала. Я имею в виду Джина.
    - Очень рада. А теперь давай посмотрим, большая ли очередь на тот аттракцион виртуальной реальности.
    Филипп наблюдал, как Мадлен убирала со стола со своей обычной аккуратностью, а потом послушно отправился с ней к аттракционам. Он не был человеком, который всегда следует чужим советам, но не был и глупцом. Несмотря на то, что ему не понравились ее слова, он признавал их разумными. Они явно были не лишены здравого смысла. Настолько, что Филипп никак не мог понять, почему не заметил этого сам.
    Мягкие шелковистые волосы Мадлен, поднятые ветром, коснулись его лица, отвлекая Филиппа от мыслей о брате и возвращая их к женщине, которая даже не подозревала, что перевернула всю его жизнь.
    Возможно, появление Джина за их столиком сослужило Филиппу хорошую службу. Он снова начал думать о Мадлен, а этого не следовало делать. Мадлен заслуживала другого человека в жизни, который был бы так же открыт, как и она. Мадлен без обиняков заявила, что не вступит ни в какую связь со своим начальником. И молодец. Филипп не мог что-либо сейчас обещать. Даже несмотря на странные мысли, которые у него возникали пару раз о женитьбе, он слишком занят, чтобы прийти к какому-нибудь серьезному решению на этот счет.
    Что касается его детства, то Филипп больше помнил няню, чем родителей. Если он не сможет посвящать время своим детям, тогда и вовсе не надо их иметь.
    Но почему он никак не может избавиться от образа Мадлен в своих объятиях и в постели? Почему не хочет завести с ней роман, не думая о женитьбе на ней?
    Да потому, что никогда в жизни не будет походить на того подонка, который причинил ей столько боли. А может, потому, что в глубине души знает, что Мадлен никогда не пойдет на это. Да и самому Филиппу смертельно надоели случайные связи.
    И об этом думает человек, который поклялся больше никогда не влюбляться! Когда-то увлечение женщиной очень дорого ему обошлось. Что же такого есть в Мадлен, раз она способна заставить его подумать о долгой связи с ней?
    Усилием воли отбросив эти мысли, Филипп сосредоточился на происходящем вокруг. Они приятно провели остаток дня, а когда Филипп вез Мадлен домой, его обращение с ней было ровным и дружелюбным.
    На обратном пути Филипп вернулся к прерванным мыслям. Он знал, что отказ от Мадлен никак не связан с ее материальным положением и всеми вытекающими из этого последствиями. Он не может ухаживать за Мадлен, потому что не в силах отдать ей то, что ей так необходимо: свое сердце.
    Глава 7
    Мадлен радовалась, что маленькая нотация, которую она прочитала Филиппу в парке, никоим образом не отразилась на их отношениях в совместной работе. Филипп, несомненно, был более сдержан на следующий день, да и всю неделю, но оставался по-прежнему вежлив с ней. Она решила, что его сдержанность объясняется сделкой, ожидающей его впереди, и целиком погрузилась в свою работу. Мадлен начала постигать суть его характера. Чем больше Филипп приближался к завершению дела, тем спокойнее и сосредоточеннее становился. В этом была определенная закономерность, полагала она, особенно у таких людей, как Филипп.
    Настроение Мадлен оставляло желать лучшего. Последнее время они встречались довольно редко, а на всю следующую неделю он собирался уехать из города. Ожидание скорого возвращения миссис Монтаг делало Мадлен еще печальней. Несомненно, она все знала заранее, но удручал тот факт, что у нее осталась всего неделя для совместной работы с Филиппом.
    Напряженной поездки по запруженным транспортом улицам во второй половине дня в пятницу достаточно для усталости, но Мадлен нужно было успеть переделать тысячу дел до праздничного вечера. Поэтому она заставила себя отбросить мысли о Филиппе. Накануне она оставила ему записку с напоминанием о благотворительном вечере, хотя и сомневалась, что ему нужны ее подсказки. Она была так счастлива за миссис Прайс, что сделала все от нее зависящее, чтобы быть уверенной в его появлении на вечере. Миссис Прайс была на седьмом небе от радости, когда Мадлен доставила от него ответ. Для комитета это огромная удача.
    К тому времени как Мадлен искупала дочку, приняла душ и стала накладывать косметику, приехала няня и полностью занялась Эрин. Хорошо, что Эрин не пыталась увязаться за Мадлен и не цеплялась за ее подол. Едва ли платье можно было назвать дизайнерским шедевром, их сегодня будет в изобилии, но ей не придется стыдиться за свой наряд. Не следуя общему примеру, Мадлен наверняка вызовет неодобрение у большинства патронов, с которыми там столкнется, но сегодня ее обязанности заключались не в том, чтобы произвести впечатление. Она должна будет помочь миссис Прайс успешно провести вечер.
    Не торопясь, Мадлен положила в сумочку мобильный телефон, пейджер, губную помаду, права, ключи и деньги. Осталось только поцеловать Эрин и пожелать ей спокойной ночи, а потом уехать.
    Как она и предполагала, ей было некогда беспокоиться, приедет Филипп или нет. Во всяком случае, если Мадлен и переживала, то не особенно. Пока бегала туда-сюда, проверяла все и подзывала людей, она оглянулась на дверь всего-то несколько десятков раз. Даже когда прибыла очередная группа преуспевающих гостей, она не досчитала еще и до пятидесяти, но на всякий случай начала считать сначала.
    Когда дверь снова открылась, Мадлен опять оглянулась. Лучше бы ей этого не делать. На пороге стоял Филипп, такой прекрасный, что у нее захватило дух. На нем были смокинг, белоснежная рубашка и черный галстук-бабочка.
    Его держала под руку необыкновенно красивая блондинка, которую Мадлен прежде никогда не встречала.
    И, конечно же, она была одета соответственно. Сшитое на заказ узкое платье цвета голубого льда, украшенное сверкающими бусинками, красиво облегало каждый дюйм ее высокой стройной фигуры.
    Впервые в жизни Мадлен почувствовала себя неловко в своей одежде. И совсем не из-за Филиппа, потому что он еще даже ее не заметил. Причиной послужила внезапная душевная боль. Она понимала, что женщина, державшая его под руку, как раз та, кто может составить пару такому мужчине, как Филипп. Они только вошли и начали беседовать с гостями, но Мадлен смогла разглядеть, что женщина держится спокойно и непринужденно. И она была так чертовски хороша, что Мадлен захотелось закричать во весь голос или выцарапать незнакомке глаза. Такие ощущения были совершенно несвойственны ей.
    - Дорогая, с тобой все в порядке? Голос миссис Прайс и нежное прикосновение руки помогли Мадлен прийти в себя.
    - Все прекрасно, спасибо. Вы видели, кто стоит у самых дверей? спросила она.
    Глаза Евы Прайс округлились, когда она посмотрела туда, куда указывала девушка.
    - О, черт! Он пришел. - Ева повернулась к Мадлен и схватила ее за плечи. - Спасибо тебе, дорогая, огромное спасибо!
    - Я не сделала ничего такого, - возразила та.
    - Уверена, ты этому как-то поспособствовала, доказывала Ева. - Ты всегда была радостью для меня и мистера Прайса.
    - И вы тоже. Почему бы вам не пойти поприветствовать нового гостя, я имею в виду, еще одного вкладчика. - Мадлен почувствовала комок в горле, когда снова взглянула на высокую блондинку.
    - Должна сказать, не ожидала увидеть его с ней, - произнесла Ева задумчиво.
    - С ней? - спросила Мадлен, возможно, с излишним любопытством.
    - С Раймоной Стоунхолл.
    - Из "Манхэттен Стоунхоллз"? - спросила девушка, еще больше расстроившись.
    Работая у Прайсов, она кое-что узнала о сильных мира сего. Ей стали знакомы имена людей, столь далеких от ее круга общения.
    - Да. Около года ходили упорные слухи, что Раймона будет той, с кем Филипп пойдет к алтарю, но потом они довольно неожиданно перестали встречаться. Никто не знает почему.
    - Они выглядят превосходной парой, - заметила Мадлен, не в состоянии скрыть волнения.
    Ева бросила на нее проницательный взгляд и вдруг все поняла.
    - Дорогая, не говори мне...
    - Что? - Мадлен старалась взять себя в руки. -Я только сказала, что они очень подходят друг другу Она переключила внимание на список гостей. Проведя пальцем по странице, отыскала имя Филиппа и отметила его галочкой.
    - Мадлен, дорогая...
    - Я отправляюсь посмотреть, что делается на кухне. Мы ведь не хотим, чтобы кому-то не досталось канапе.
    Мадлен поторопилась, пока ей не пришлось объяснять что-нибудь еще. Хотя она действительно собиралась увидеть шеф-повара, сначала остановилась у комнаты отдыха и поблагодарила Бога за то, что там никого не было. Мадлен оторвала кусок бумажного полотенца и намочила его. Сидя на старинной кушетке в прихожей, она приложила прохладное полотенце ко лбу.
    Девушка пыталась убедить себя, что глупо так расстраиваться. Но у нее разрывалось сердце, когда она видела Филиппа вместе с Раймоной Стоун-холл. Не потому, что Раймона была богата.., ну, не только из-за этого. Ситуация очень наглядно показывала, насколько разные образы жизни ведут Филипп и она. Мадлен не хотела принимать во внимание тот факт, что богатство - часть его мира, хотя в действительности оно играло в жизни Филиппа определенную роль. Мадлен приехала из провинциального городка, на ее счете в банке до недавнего времени никогда не хранилось больше сотни долларов. А Филипп, наверное, платил официантам сотни долларов чаевых.
    Она могла отличить вилку для салата от вилки для устриц, но этого было мало, чтобы считать себя ровней Филиппу.
    Решив, что прятаться неприлично, Мадлен выпрямила спину и вернулась в зал. Вскоре Филипп оказался рядом с ней.
    - Добрый вечер, Мадлен.
    Она кивнула ему и ровным голос произнесла:
    - Филипп, я видела тебя минуту назад у двери. Твоя спутница очень красива.
    - В действительности я собирался прийти один, сказал он так, будто и сам удивлялся, как это произошло. - Раймона позвонила мне утром и сказала, что она в городе. Я оказался не готовым ответить на ее вопрос о планах на вечер. Но все в порядке. Уверен, Раймона заставит своего отца внести крупное пожертвование.
    - Это.., это замечательно.
    - Мадлен, что произошло?
    - Я просто чувствую себя немного неловко, правдиво ответила она. Во всяком случае, честность всегда была ее лучшей защитой. Она никогда не умела притворяться, даже если бы это могло ей здорово помочь.
    - Почему? - Голос его звучал удивленно. Взяв по бокалу пунша у официанта, они направились к той стороне зала, где играл большой оркестр и пары танцевали фокстрот.
    - Разве Раймона не будет тебя искать?
    - Не пытайся поменять тему разговора. Почему ты чувствуешь себя не в своей тарелке?
    Раз он хочет, чтобы она ему все сказала, пусть получает свое.
    - Я здесь лишняя, ясно?
    - Потому что ты одна? Почему ты не сказала мне раньше? Я бы с удовольствием сопровождал тебя.
    - Нет, Филипп, это не потому, что я без спутника. Я.., я здесь чужая.
    Ее слова явно привели Филиппа в замешательство.
    - Не знаю, как подоходчивее тебе все объяснить, Филипп. Ты ведь читал мое резюме и видел, что я не заканчивала привилегированных университетов. Я здесь только ради Евы.
    Филипп отпил глоток прохладного шипучего пунша.
    - Я редко бываю непонятливым, но ты меня поставила в тупик. Ты правда считаешь себя тут чужой, потому что небогата?
    Мадлен рассмеялась.
    - А сколько еще секретарш ты видишь здесь? Или даже девушек из среднего звена управления? - Она обвела рукой зал.
    Он невольно посмотрел вокруг.
    - О'кей, ты меня убедила. Никогда не думал о твоем классовом самосознании.
    Теперь она засмеялась тихо и печально.
    - Я никогда не теряю уверенности, когда нахожусь среди людей своего круга, но сейчас не тот случай.
    - Тебе не нужно ничего доказывать, Мадлен. Ни одна женщина в зале не идет с тобой ни в какое сравнение.
    - Как это мило звучит! Даже если это явная ложь. - Она улыбнулась, чем смягчила свой укор.
    - Извини, - нахмурился Филипп. - Ты красивая, восхитительная, талантливая. Я мог бы назвать половину женщин в этом зале, чья красота является заслугой умелых хирургов и личных массажистов и чей единственный талант заключается в трате денег, нажитых папочками или мужьями. Они теряют обаяние и чувство такта, если вдруг кто-то их заденет.
    Его страстная тирада сильно удивила Мадлен. Он в самом деле считает ее красивой? Да нет же, просто хочет успокоить ее, и не более того. Мадлен умеет вести банальные разговоры, она сразу же постаралась забыть про комплимент.
    Она успокоилась и положила руку ему на плечо.
    - Филипп, твоя речь восхитительна, но неуместна. Мне и в голову не приходило сравнивать себя ни с кем из присутствующих здесь сегодня дам. Я не стыжусь своей жизни и горжусь своим воспитанием, но это не значит, что я не вижу леса за деревьями.
    Мадлен убрала руку и отпила глоток из бокала. Сейчас она бы отдала все, лишь бы только тонкие кусочки льда смогли остудить ее полыхающее лицо. Минута прошла в молчании.
    - Не могу поверить, что мы стоим и беседуем о классовых различиях, сказала Мадлен, качая головой.
    - Признаюсь, тоже не ожидал такого поворота.
    - А все началось с банального "привет". Они рассмеялись, и ей стало немного легче.
    - Давай потанцуем, - предложил Филипп, забрав у нее бокал и поставив его вместе со своим на поднос проходящего мимо официанта.
    Больше всего ей хотелось ответить согласием, но здравый смысл шепнул, что этого не нужно делать, и она отрицательно покачала головой.
    - Нет, спасибо.
    - Филипп! Вот ты где. Тебе должно быть стыдно за то, что заставил меня искать тебя.
    Мягкий голос с легким восточным акцентом заставил их отвернуться друг от друга. Мадлен взглянула на Раймону Стоунхолл и выдавила улыбку, в то время как ее съедала жгучая ревность. Раймона взяла Филиппа под руку.
    - Ты нас не представишь? - спросила она многозначительно.
    - Раймона, познакомься с Мадлен Вайер. Мадлен, это Раймона Стоунхолл. Мадлен первой подала руку:
    - Очень приятно.
    Глаза Раймоны светились, и улыбка казалась искренней.
    - Вы родственница Тони Вайера из "Ривердейл паблишинг" в Нью-Йорке?
    - Нет, вся моя семья из Луизианы.
    - Ну и ладно. - Раймона рассмеялась. - Никогда не знаешь заранее. Мир тесен. Мадлен вежливо кивнула.
    - А как вы познакомились с Филиппом? спросила Раймона, слегка похлопав по его руке.
    - Мы.., друзья, - после недолгой паузы вставил в разговор свое слово Филипп.
    Мадлен не любила такие игры, несмотря на то, что высоко оценила его попытку избежать неловкости с ее стороны. Но она не стыдилась того, кто она.., и кем работает.
    - По правде говоря, я его секретарь. Во всяком случае, пока.
    На лице Раймоны застыло удивление, но потом оно снова приняло приятное выражение.
    - А, понятно. Не знала, что "Корпорация Амберкрофт" спонсирует это мероприятие.
    Раймона обратилась за комментариями к Филиппу, но за него ответила Мадлен:
    - Они и не являются спонсорами. Корпорация Филиппа только щедрый вкладчик. Я бы могла многое объяснить, но ограничусь лишь тем, что скажу я подруга женщины, организующей праздник. И здесь я больше на работе, чем в гостях.
    - Ну, даже несмотря на это, у вас очень красивое платье и было приятно с вами познакомиться.
    Мадлен не хотела верить в искренность, которую видела в глазах Раймоны. Мадлен и сама не могла понять, почему она не хочет, чтобы ей понравилась любимица фортуны. Она бы с большим удовольствием увидела холодное презрение в глазах Раймоны, когда бы та узнала, что Мадлен из рабочей среды. Такое часто случалось с тех пор, как она начала работать с Евой. Однако, узнав Мадлен ближе, многие из состава комитета с искренней добротой относились к ней, и Мадлен всегда чувствовала себя спокойно среди них. Она испытывала привычное спокойствие и с Раймоной, но ей это было неприятно. Мадлен считала себя выше такой мелочности, но ничего не могла с собой поделать.
    Ей втайне хотелось, чтобы все женщины из окружения Филиппа были бы надменными стервами, и поэтому она, Мадлен, смогла бы вдохнуть домашнее тепло в его жизнь. Думая так, она чувствовала отвращение к самой себе. Ее стереотип "бедная, но счастливая" теперь был не лучше, чем "богатая, но стервозная". Филиппу не нужно ничего такого. Ни от нее, ни от других.
    Еще одна фантазия Мадлен превратилась в прах.
    Пока она думала о своем, Филипп воспользовался намеком своей спутницы, извинился перед Мадлен, и они пошли на танцевальную площадку. Наблюдать, как они танцуют, было слишком больно, и Мадлен решила, что сейчас самое время отправиться на кухню и проверить, все ли там в порядке.
    Переворачивающие нутро рыдания она прибережет до дома.
    - Я скучала без тебя на праздничном вечере в прошлый выходной, сказала Мадлен Амберкрофту-младшему. - Я знаю, у тебя было приглашение. Филипп распорядился, чтобы я отправила его тебе.
    Она удивилась, когда Джин зашел в офис. Филипп уехал из города на целую неделю, и она никак не ожидала появления его брата.
    Отсутствие Амберкрофта-старшего позволило ей предаваться своему горю несколько дней, но потом Мадлен взяла себя в руки. Как раз сегодня утром она обнаружила, что снова может смеяться. Значит, со временем она справится со своими чувствами.
    - Не занимаюсь такими вещами до тех пор, пока меня не вынуждают. Мне предстоит командовать парадом на большом вечере у матери в следующую субботу. Кому же перепали щедрые дары на прошлой неделе?
    - Вся выручка пошла в фонд Педиатрической лиги борьбы со СПИДом. А вечер у вашей матери будет проходить в поддержку Совета искусств?
    - Да. Разве это не производит на тебя должного впечатления?
    Мадлен рассмеялась, когда Джин вдруг выкатил глаза, сделав вид, что его поразила пришедшая ему в голову идея.
    - Послушай, а почему бы тебе не избавить меня от унижения быть кавалером без дамы и не стать моей спутницей? - Он наклонился к ней ближе и посмотрел на нее глазами преданной собачонки.
    - Потому что она собирается пойти со мной, - сказал Филипп, выходя из лифта.
    - Я? - опешила Мадлен, поворачиваясь к только что вернувшемуся боссу.
    Она знала, что Джин хитер на выдумки. У него миллион женщин, из которых он мог выбрать любую и в любой момент. Уж если он и шел куда-нибудь один, так только по собственному желанию.
    - Да, ты, - подтвердил Филипп. - Это обязательное мероприятие и для меня тоже. Так лучше я пойду с человеком, с которым можно поговорить о чем угодно, помимо его последнего тренера по теннису.
    Мадлен не была уверена в том, как ей следует поступить. Раймона Стоунхолл произвела впечатление умной женщины. Поэтому она решила принять его слова за комплимент.
    - А почему это ты должен идти с ней? - опечалено спросил Джин старшего брата. - Я попросил первый.
    - Потому что она моя секретарша. К тому же я отсутствовал целую неделю, и у меня нет времени искать спутницу.
    Это была такая явная галиматья, что Мадлен чуть не прыснула от смеха.
    - Филипп, это смешно, - заявила она, не задумываясь.
    - Еще бы! - согласился Джин.
    Филипп приблизился к ней со строгим видом, на лице его было написано, что он принял решение, и оно окончательное.
    - Если только нет веских причин, по которым ты не сможешь со мной пойти.
    Едва ли он примет неудачные отговорки. Мадлен не понимала, что с ним происходит, но и не хотела спорить в этот момент.
    - Гм, таких причин нет. Было бы приятно с тобой пойти.
    - Вот и хорошо. Джин, - он обратил холодный взгляд на брата, - если ты здесь, чтобы повидаться со мной, прошу в кабинет.
    Джин последовал за ним, и Филипп закрыл за собой дверь, надеясь, что на его лице не написано, каким дураком он сейчас себя чувствует. Филипп не мог объяснить, что на него нашло, когда он вышел из лифта и увидел, как Джин заигрывает с Мадлен. Захотелось схватить брата за шиворот и навешать ему тумаков.
    А потом Филипп услышал, как Джин приглашает ее составить ему компанию. Это уже было чересчур. Филиппу не становилось легче оттого, что он прекрасно знал: под маской плейбоя скрывался обыкновенный шалопай. Нельзя допустить, чтобы Мадлен влюбилась в парня, подобного Джину. Веселое необременительное времяпрепровождение было в его стиле. И хотя леди, с которыми Джин общался, никогда на него не жаловались, такое не подходило для Мадлен. Филипп сомневался, что Мадлен устоит против чар Джина, а поэтому защитить ее - его обязанность. Кроме того, дьявол нашептывал ему в ухо, что, если девушка не против повеселиться, так уж лучше пусть с ним, чем с другим.
    - Что за бес в тебя вселился? - потребовал ответа Джин, нарушая полет фантазий брата.
    - Ты о чем?
    - О номерах, которые ты выкидываешь. И не притворяйся дурачком, тебе это не идет.
    Филипп поправил пиджак, рывком опустил манжеты.
    - Знаю. Не уверен, что именно должен сказать в таком случае, кроме одного: держись подальше от моего секретаря.
    Джин скорчил кислую гримасу.
    - Опять ты за свое. Ну, давай, Филипп, расслабься.
    Филипп хлопнул рукой но столу.
    - Я выразился ясно. Мадлен не та девушка, которая ищет сумасшедших выходных. Оставь ее в покое.
    Джин принял задумчивый и удивленный вид.
    - Парень, да ты похоже, попался!
    - Не смеши.
    - И не думаю. Да я счастлив до смерти! В моем арсенале появилось крупнокалиберное оружие против тебя. Едва ли ты теперь сможешь ругать меня, когда сам по уши влюблен в свою секретаршу.
    - Нет.
    - Не нужно отрицать. Мне даже показалось на минуту, что ты собираешься вышибить мне мозги. Прежде ты никогда не вел себя так из-за женщин. Это любовь, дружище, что же еще?
    Филипп решил, что с него достаточно.
    - Уверен, ты пришел не для того, чтобы обсуждать мою личную жизнь, сказал он многозначительно. - Тебе что-нибудь нужно?
    Слава богу, что Джин согласился поменять тему разговора, но Филипп слушал деловые предложения брата вполуха. Он продолжал думать о Мадлен...
    После ухода Джина Филипп вышел в приемную, чтобы предложить объекту своих мыслей пойти домой. Была пятница, и к тому же почти пять часов. Он знал, что Мадлен задержалась бы на работе, раз он только что вернулся. Но Филипп не собирался портить ей выходные, поскольку и сам не знал, когда сможет закончить дела.
    Он остановился, увидев ее очень расстроенной.
    - Мадлен? В чем дело?
    - Только что позвонила тетя. Мама упала и сломала бедренную кость. Я должна ехать, чтобы позаботиться о ней. Тетя слишком слаба, даже чтобы заботиться о себе, и...
    Мадлен зажмурила глаза, чтобы не брызнули слезы. Она раньше не представляла себе старость матери такой драматичной, и это расстраивало ее больше, чем она того ожидала. Она спокойно поговорила по телефону с тетей Лиз, но только когда повесила трубку, осознала, что произошло.
    Глупо, но ей казалось, что мама всегда будет сильной, здоровой... Мадлен не представляла, что может ее потерять. Мама - единственная, кто у них с Эрин остался.
    Мадлен не осознавала, что плачет, пока Филипп не притянул ее к себе. Стоило ей коснуться головой его груди, как слезы полились рекой. Презирая себя за слабость, она рыдала в его объятиях.
    - Я просто не переживу, если мама умрет, - шептала она с надрывом, уткнувшись ему в пиджак.
    - Ну что ты, - успокаивал ее Филипп, нежно убирая волосы со лба. - Она поправится. Сломанное бедро еще не конец света.
    Мадлен высвободилась из кольца его рук и потихоньку успокоилась. Нашла салфетку, высморкалась и попыталась слабо улыбнуться.
    - Ты не понимаешь. Они говорят об операции. Правительственной страховки хватит только на лечение перелома. А потом... - Она резко замолчала, поняв, что начала жаловаться. - Прости. Я не должна была всего этого говорить. - Не в состоянии поднять на него глаза, она направилась к своему столу. - Я почти все сделала, поэтому, если ты не возражаешь, я закончу и поеду. Нас с Эрин ждет долгая поездка.
    - Почему бы тебе не воспользоваться самолетом? Я могу распорядиться, чтобы его немедленно подготовили...
    - Нет. Спасибо.
    - Но...
    - Нет. Я.., не могу злоупотреблять твоим терпением. Не имею ни малейшего представления, вернусь ли я к понедельнику, поэтому...
    - Мадлен, ты так ничего и не поняла. Ты все еще думаешь, что я могу тебя уволить?
    - Ну, честно говоря, не знаю. Отсутствие на работе в течение одного дня из-за больного ребенка не то же самое, что происходит сейчас.
    - Тогда дай мне сказать. За тобой гарантировано рабочее место, когда ты вернешься. Пожалуйста, не переживай из-за этого.
    - Спасибо. - Она с облегчением вздохнула. Мадлен уже представляла, как истратит все свои сбережения на уход за матерью. Гарантия сохранения места в данной ситуации была для нее жизненной необходимостью. По крайней мере, ей не придется искать работу и ухаживать за мамой одновременно. Не в первый раз она пожалела об упрямстве матери и тети и их нежелании переехать к ней поближе.
    - А теперь насчет самолета...
    - Нет, Филипп. Твое предложение более чем великодушно, но я не могу себе позволить воспользоваться им.
    - Почему?
    - Ты предоставляешь самолет, принадлежащий корпорации, всем служащим, когда у них возникают проблемы?
    - Нет, но какое это...
    - Я не могу допустить привилегированного отношения к себе, Филипп. Это было бы несправедливо. Если бы у матери случился сердечный приступ, я, вероятно, ухватилась бы за твое предложение. Но при данных обстоятельствах семичасовая поездка ничего не меняет.
    - Ерунда.
    - Возможно, для тебя, но не для меня. Кроме того, если я полечу на самолете, мне придется брать напрокат машину, а это связано с определенными расходами.
    - Черт, я возьму тебе машину напрокат!
    - В последний раз говорю, нет! - Она не заметила, как повысила голос, пока не увидела, что его брови удивленно приподнялись. - Пожалуйста, извини меня. Я не хотела кричать.
    - Ничего страшного, ты ведь взволнована. Я только не понимаю, почему ты не хочешь, чтобы я помог тебе.
    Мадлен собрала сумочку, взяла жакет и снова повернулась к нему лицом.
    - Потому, Филипп, что я долгое время забочусь о себе сама. Если начну принимать от тебя помощь сейчас, что я буду делать потом, когда, например, у меня зависнет компьютер или случится что-то еще в этом роде? Поэтому спасибо за твое предложение. Оно было очень милым. Но я со всем справлялась сама до настоящего момента и буду это делать впредь. Она перекинула сумочку через плечо и пошла к лифту. - Я оставила телефон матери и больницы на всякий случай, если ты вдруг не найдешь что-нибудь из документов.
    Двери раскрылись, и Мадлен вошла в лифт, не сказав больше ни слова. Двери тихо закрылись.
    - Упрямая женщина, - пробормотал Филипп в пустоту.
    Он еще долго не отводил взгляд от лифта.
    Глава 8
    Поездка в родной город протекала гладко, даже маленькая Эрин не мешала, сладко проспав всю дорогу. Было уже почти три часа ночи, когда они подъехали к дому и Мадлен вытащила девочку из машины. Над крыльцом горел свет, но в окне тети Лиз было темно. Ну и хорошо, пусть отдохнет, подумала Мадлен. Мать и тетя Лиз были очень близки друг другу, но, к сожалению, обе они теперь слабы здоровьем. Мадлен всегда переживала за них, а сейчас сильнее обычного.
    Мадлен старалась не шуметь, тетя никогда не спала крепко. Когда она уложила дочку в кровать и накрывала ее одеялом, в комнате для гостей появилась тетя Лиз.
    - Боже мой, милая, да что ж ты не подождала утра, зачем отправилась в дорогу ночью с такой крошкой?
    - Я в полном порядке, тетя Лиз, - заверила она пожилую женщину, нежно целуя ее в щеку. Затем направилась к дверям. - Я сейчас вернусь.
    Она перенесла из машины сумки и личные вещи в дом, а потом заперла дверь.
    - Я приготовила тебе чай, милая. А после ты обязательно должна отдохнуть.
    - Ты так добра, - ответила девушка, принимая чашку из рук тети.
    - Разговаривала с мамой?
    - Нет. Я звонила перед отъездом из Далласа, но она спала. В дороге я поговорила с дежурной медсестрой. Та сказала, что с мамой все в порядке, насколько это возможно в ее положении.
    Внезапные слезы наполнили глаза Лиз.
    - Как я упреждала эту старую курицу: "Не лазай в своих тапках вниз по той лестнице". Говорила: "Ты, глупая ослица, шмякнешься и сломаешь себе шею". А послушалась она? Тьфу. Кого она слушает? И что сейчас? Сама видишь, что...
    - Тетя Лиз, - прервала ее Мадлен, подавая салфетку из стакана, который стоял на боковом столике столько, сколько она себя помнила, - все хорошо. Мама поправится.
    - А не поправится, так будет ей урок. Я совсем из-за нее свихнулась.
    - И она всегда переживает за тебя. Вы обе очень любите друг друга.
    - Ха. Как будто теперь кому-то есть до этого дело, - фыркнула Лиз. Ее лицо приняло страдальческое выражение, и по щеке скользнула слеза. - Ума не приложу, что нам делать, милая. Доктора говорят, нужна операция. Сама знаешь, старики тяжело их переносят. Уж не знаю, как мы за все это заплатим.
    Пожилая женщина накидала целую гору из скомканных салфеток. Мадлен накрыла рукой ее руку с сильно просвечивающими венами.
    - Ты перестанешь переживать сию же минуту. У меня есть деньги, которые я приберегла на черный день. - Девушка попыталась весело улыбнуться. - И я бы сказала, что такой день настал. У нас все будет хорошо.
    Но Лиз только нахмурилась в ответ на ее улыбку - А теперь ты меня послушай, детка. Может, я просто становлюсь брюзгой, но те деньги для тебя и ребенка. У тебя нет мужа, который бы позаботился о тебе, поэтому те деньги понадобятся тебе самой.
    Мадлен знала: бесполезно пытаться доказывать тете Лиз, что она больше не нуждается ни в каком муже, так же как она не смогла убедить в этом свою мать. Поэтому Мадлен не стала ничего объяснять. Сестры никогда не верили, что она может позаботиться о себе.
    - Поговорим об этом позже. Эрин наверняка начнет капризничать, когда проснется. Мне лучше поспать, пока есть такая возможность. - Мадлен поднялась, обогнула стол и еще раз поцеловала тетю в лоб. - Ты тоже отдохни, а утром мы навестим маму.
    - Ты добрая девочка, дочка. Всегда была такая.
    - Спокойной ночи, тетя Лиз, - пожелала она ей с любовью.
    Ополоснув чашки и погасив везде свет, Мадлен позволила себе понежиться в горячем душе, а потом накинула ночную сорочку и забралась в кровать, где чистое, накрахмаленное постельное белье так сладко пахло домом.
    Добрая девочка, да? Мадлен взбила подушку. Доброй в этот момент она себя не чувствовала. Скорее сейчас она была измотанная, подавленная и раздражительная. Мадлен боялась того, что не состоится как мать. Она отчаянно влюблена в мужчину, который просто недосягаем для нее. И маме, и Эрин необходимо, чтобы она была сильной, и на ее плечи давил тяжкий груз ответственности.
    Мадлен еще раз взбила подушку. Она не станет потакать жалости к самой себе. Хныканье никогда еще никому не помогало.
    Несмотря на строгий выговор, который она себе сделала, ей снились сияющие доспехи, белые лошади и Филипп.
    Проснувшись, Мадлен удивилась, что уже так светло. Она бросила сонный взгляд на часы и резко села. Пятнадцать минут девятого!
    Сбросив одеяло, она одним прыжком оказалась у детской кроватки, сердце бешено билось. Должно быть, что-то не так.
    Кроватка оказалась пуста.
    Только потом она услышала звонкий смех Эрин, и страх отступил, не успев перерасти в настоящую панику.
    На ходу натягивая халат, Мадлен спустилась в гостиную. Там на полу сидели тетя Лиз и Эрин, а все игрушки, которые они привезли, были разбросаны вокруг.
    - Тетя Лиз, ты с ума сошла? - сделала она выговор тете, входя в комнату. - Ты тоже хочешь получить перелом бедра, развалившись вот так на полу?
    Лиз взглянула на Эрин и покачала головой:
    - Предупреждала тебя, крошка, не шуми. Предупреждала, что твоя мамочка будет ворчать, когда проснется.
    Эрин пустила изо рта пузыри, смеясь над бабушкой.
    Мадлен помогла Лиз подняться на ноги, пытаясь оставаться строгой, но в этом не было смысла. Она тоже рассмеялась и обняла тетю.
    - И ты еще называешь упрямой маму, - сказала молодая женщина, подходя к столу и наливая себе чашку кофе.
    Гостиная плавно переходила в кухню в этом тесном доме, в котором она выросла. Но все здесь казалось уютным. Ей следовало бы чувствовать себя обделенной, но Мадлен никогда не испытывала ничего подобного, ведь родной дом дышал покоем и любовью. Может, поэтому она всегда шла по жизни с улыбкой на лице. Ни к чему винить судьбу за несправедливо посланную бедность и грозить небесам. Отец и мать сделали ее детство поистине счастливым.
    Она покачала головой и отпила глоток кофе с цикорием.
    - Тебе следовало бы меня разбудить, тетя Лиз. Тогда бы мы могли уже быть в больнице.
    - А я звонила в больницу, медсестра сказала, что ей делают рентген и физиолечение утром, поэтому нет нужды ехать туда до десяти часов. Ее даже не будет в палате.
    Мадлен не терпелось повидаться с матерью, но тетя была права. Глупо сидеть в пустой палате.
    - Тогда спасибо тебе за то, что дала мне поспать. Уже много лет я не могла так хорошо выспаться.
    - Мы переживаем за тебя, милая. Мама и я. Ты одинока и все такое.
    - Я говорила вам тысячу раз, у меня все прекрасно. Я могу позаботиться об Эрин и о себе.
    - Но...
    Стук в дверь прервал их бесконечный спор, чему Мадлен была очень рада.
    Вопль тети у двери минуту спустя испугал ее, и она облила руку горячим кофе, поспешно ставя чашку на столик.
    - Милая! Иди сюда и посмотри на это. Это был доставленный букет бледно-розовых роз. Лиз расписывалась в квитанции, а Мадлен принесла вазу.
    - Кто их прислал? - спросила Лиз, взволнованная, как ребенок на Рождество.
    Мадлен была абсолютно уверена, от кого они, а открытка только подтвердила ее догадку.
    - "Мадлен, прости за то, что задел твою гордость", - прочитала она вслух. - "Надеюсь, твоя мама скоро поправится. Филипп".
    - О! Дочка, ты не рассказала, что у тебя есть кавалер!
    - У меня нет кавалера.
    - Ну, как же. Если у мужчины нет серьезных намерений, он не будет присылать такие цветы.
    - Он мой босс, а не кавалер. И просто очень добр ко мне.
    - ..двадцать четыре, двадцать пять. Мда. Я спрашиваю, сколько боссов ты знаешь, которые шлют по двадцать пять роз кому-нибудь только потому, что добры?
    - Тетя Лиз, этот человек мог бы послать по двадцать роз каждой знакомой женщине, и это никак не отразилось бы на его кошельке. Это всего лишь красивый жест, и ничего больше.
    - Мда.
    Мадлен только развела руками и перестала спорить.
    - Если ты не против присмотреть за девочкой, я бы хотела принять душ.
    Даже задержавшись из-за дорожной пробки, они прибыли в больницу раньше, чем Каролина прошла осмотр у физиотерапевта. Во время отсутствия матери Мадлен поговорила с лечащим врачом и проконсультировалась у геронтолога-ортопеда. Теперь она лучше знала, чего можно ожидать. После беседы ей стало несколько легче.
    Но спокойно она себя почувствовала, только когда увидела мать. Принимая во внимание случившееся, Каролина выглядела замечательно. Несмотря на то, что все еще испытывала боль, она с радостью встретилась с внучкой.
    - Врачи говорят, ты принимаешь недостаточное количество обезболивающих средств. Ты уверена, что тебе этого хватает?
    - Со мной все хорошо, дочка. Мне не нравится, когда все плывет в голове. Не беспокойся. Я выпиваю их столько, сколько мне нужно, чтобы чувствовать себя неплохо.
    Хотя ее мама верила в сказки, тем не менее она была практичной женщиной, пусть даже иногда поступала неразумно.
    Отец часто говорил, что Мадлен очень похожа на мать, но сама дочь это отрицала.
    Лиз просто умирала от желания рассказать Каролине о цветах. Мадлен застонала, обхватив голову руками, когда сестры принялись обсуждать "явный" намек в этих цветах. Когда немного спустя огромный букет весенних цветов доставили Каролине, обе женщины были вне себя от радости. Мужчина, который шлет цветы матери девушки, просто не может не иметь серьезных намерений.
    Мадлен была готова прибить Филиппа.
    - Мама, эти цветы не свидетельствуют ни о чем, кроме как о его добром расположении к нам. Филипп может быть очень великодушным, и он...
    - Ты ему нравишься, дочка. И это просто замечательно!
    - Я ему не нравлюсь, - произнесла Мадлен сквозь зубы.
    - Говорю тебе...
    - А я говорю тебе то же, что уже говорила тете Лиз. Филипп - мой босс. Только мой босс. Просто повезло, что он порядочный человек.
    - Очень богатый порядочный человек, - уточнила Каролина, обращаясь к сестре.
    Это переполнило чашу терпения Мадлен.
    - Сейчас же прекратите, прошу вас! Сейчас, когда я наконец перестала верить в глупые сказки, которые вы мне вбили в голову в детстве, случается что-то такое, что лишает меня спокойствия. Говорю вам в последний раз, что счастливый конец бывает только в сказке.
    Чувствуя себя отвратительно, Мадлен схватила Эрин и вылетела из палаты. Она шла, не останавливаясь, пока, наконец, не оказалась в педиатрическом отделении рядом с пустой игровой комнатой. Медсестра разрешила ей побыть там с Эрин. Мадлен удобно свернулась в кресле, наблюдая, как дочка с ликованием понеслась к надувному клоуну, неуклюже раскачивающемуся в центре комнаты.
    Отбросив волосы с лица, Мадлен изо всех сил старалась взять себя в руки. Ей не хотелось обидеть ни мать, ни тетю, но она должна была заставить их слушать себя. Ее сводило с ума и одновременно смешило, что сестры так разволновались и обрадовались возможному появлению мужчины в жизни Мадлен. Словно в этом весь смысл ее существования. Она понимала, что они не имели в виду ничего плохого. Мать и тетя - не только люди своего поколения, но и южане, для которых замужество - венец всех достижений. Но они должны оставить глупые фантазии по поводу ее жизни. Мадлен вообще сомневалась, что когда-нибудь выйдет замуж. И была абсолютно уверена, что никогда не выйдет за босса.
    Боже сохрани, если они узнают, как сильно она влюблена в Филиппа!
    Сердце ныло, и нервы были на пределе. Если женщины будут продолжать в том же духе, она просто не сможет выдержать.
    Вскоре Эрин начала хныкать, и Мадлен выбрала одно из кресел-качалок, выставленных вдоль стены. Успокаивающее покачивание и сладкое дыхание ребенка успокоили и ее.
    К возвращению в палату матери она полностью взяла себя в руки и была готова принести сердечные извинения.
    - Мама, - сказала она тихо, чтобы не разбудить спящую Эрин, - извини меня. Я нагрубила и была не права.
    - А теперь ты послушай, дочка. Тебе не за что извиняться. Мы две старые свахи, и мы были не правы. Это мы должны извиняться.
    - Ах, мама, - произнесла Мадлен. - Как бы мне хотелось, чтобы каждая история имела счастливый конец. Но такого просто не бывает.
    Каролина взглянула на цветы на подоконнике и только улыбнулась.
    Филипп решил, что сходит с ума.
    Миссис Монтаг была превосходной секретаршей. Он не показал охватившей его паники, когда она попросила долгосрочный отпуск. А потом он нашел Мадлен.
    Теперь Мадлен уехала, и Филипп окончательно потерял голову. Хуже всего то, что он мог думать только о ней. По одной этой причине его работа не двигалась с места.
    Слава богу, сегодня она возвращается. То, что он дожил до среды, можно объяснить только чудом.
    Интересно, его объяснение по поводу телефонного звонка показалось ей таким же неуклюжим, как и ему? Но Филиппу очень хотелось услышать ее голос. И удостовериться, что с ее матерью все в порядке.
    Когда звякнул колокольчик, возвещавший о том, что лифт остановился на его этаже, пульс Филиппа участился по крайней мере на тридцать ударов.
    - Добро пожаловать, - поприветствовал он Мадлен, стоя у ее стола и намеренно притворяясь, что просматривает файл.
    - Вижу, что ты был слишком занят, чтобы сильно обо мне скучать, заметила она, улыбаясь.
    - Напротив, - возразил Филипп. - Я ужасно по тебе скучал. Ты же знаешь, как я ненавижу диктофоны. Но мне пришлось заставить себя пользоваться ими.
    Мадлен рассмеялась и сняла жакет. Потом с деловым видом уселась за свой стол. Филипп понял, что она готова сразу окунуться в работу.
    - Как дела у твоей матери?
    - С ней все будет хорошо. Кстати, маме очень понравились цветы, которые ты послал ей. Мои розы тоже были превосходны. Спасибо.
    - Пожалуйста. Как операция?
    - Пока они решили ее не делать. Я смогла устроить маме консультацию у лучшего местного физиотерапевта. И хотя ей придется долгое время пользоваться костылями, врачи полагают, что постепенно она восстановит полную способность передвигаться самостоятельно. - Румянец, который заливал лицо Мадлен в моменты сильного волнения, снова вернулся к ней. - Теперь ты получил исчерпывающую информацию. Вывод таков: она быстро поправляется.
    Филипп даже не подозревал, как скучал по Мадлен, до тех пор, пока снова не увидел, как она краснеет. Несмотря на ее профессионализм, на те трудности, которые выпали ей в жизни, Мадлен сохранила в себе непосредственность, которое всегда проявлялась спонтанно.
    - Рад это слышать. Я знаю, что ты была вне себя от волнения.
    - А-а, это. - Она снова покраснела. - Даже не могу найти подходящих слов для извинения...
    - Ни слова больше. Все забыто. А сейчас давай посмотрим, смогу ли я оправдать репутацию эксплуататора и успеем ли мы наверстать упущенное.
    Мадлен весело рассмеялась.
    Удивительная девушка! Всегда умеет подстроиться под его настроение.
    Филипп направился в свой кабинет, но остановился в дверях:
    - Не забудь о субботе.
    - О субботе?
    - Я заеду за тобой в шесть, и мы отправимся на праздник к моей матери.
    - А, да. Прекрасно.
    Филипп закрыл дверь и задумался, почему ему вдруг так захотелось, чтобы скорее закончилась рабочая неделя.
    Глава 9
    Суббота выдалась прекрасной: ясное синее небо, температура около двадцати градусов. Мадлен чувствовала возбуждение после прогулки с Эрин среди весенних цветов на поляне. Она беспокоилась, что будет чувствовать себя разбитой после дня, проведенного в хлопотах, но даже неиссякаемая энергия Эрин не мешала ей переживать радостное волнение в предвкушении вечера.
    Мадлен пыталась убедить себя, что ничего особенного в этом вечере нет, но у нее ничего не получалось.
    Когда они вернулись домой, Мадлен уложила Эрин в кроватку и прилегла сама. Такого она никогда раньше себе не позволяла. Драгоценные часы во время сна Эрин посвящались работе по дому, которую невозможно сделать с ребенком на руках, или даже таким непростительным вещам, как чашка кофе или книга любимого писателя. Когда позвонили в дверь, она подавила стон и с трудом поднялась с кушетки.
    При виде посыльного, протягивающего ей перевязанную атласным бантом коробку, ее затуманенный разум сразу прояснился. Удивившись, Мадлен расписалась в квитанции и внесла сверток в комнату. Она оставила его на кушетке и нашла в конверте маленькую, но очень красивую этикетку одного из наиболее дорогих бутиков города. Потом достала сопроводительную записку и сразу узнала почерк Филиппа. Он писал: "Не спорь. Просто получи удовольствие".
    Сняв бант, она распечатала коробку. И у нее перехватило дыхание.
    Расшитый бисером шелковый жакет персикового цвета был завернут в мягкую бумагу. Мелкие жемчужинки и прозрачные крошечные бусинки украшали длинные рукава и оптически уменьшали талию. Жакет надевался на шелковое платье без рукавов такого же цвета. Мадлен приложила платье к себе и закружилась. Пышная юбка закружилась вместе с ней, а потом, когда Мадлен остановилась, медленно и красиво опустилась.
    Она никогда в жизни не видела такой красоты.
    Мадлен мигом скинула с себя одежду и померила платье. Волосы мешали, и она небрежным движением руки заколола их сзади, пожалев о потерянных в Алабаме заколках. Она любила их больше всего, и цвет был очень подходящим к этому наряду. Вместо них она заколола волосы гребнями, украшенными жемчугом.
    Платье сидело на ней как влитое. Лиф облегающий, но совсем не тесный, юбка мягко спускается чуть ниже щиколоток. Порывшись в шкафу, Мадлен нашла атласные туфли-лодочки, которые купила две недели назад, и сунула в них ноги. А когда надела жакет, у нее перехватило дыхание. Даже без косметики она выглядела так, словно фея-крестная взмахнула волшебной палочкой, и вместо Мадлен Вайер, измотанной матери-одиночки, появилась сказочная принцесса.
    Она взглянула в зеркало, и улыбка исчезла с лица. Что у нее общего с Золушкой? Смогла бы она провести единственный бал со своим принцем, а потом снова вернуться к грязной посуде? Мадлен знала: в ее жизни не будет хрустального башмачка.
    Глубоко вздохнув, она решила, что достойна одной такой ночи. Впереди у нее жизнь, подобная той, которую прожили отец и мать, от зарплаты до зарплаты. Мама так долго пела сладкую песню сирен, что Мадлен была не в состоянии противостоять соблазну провести хотя бы одну ночь в волшебной стране.
    Она это заслужила, и, если собирается прожить эту волшебную ночь, то проживет ее с широко раскрытыми глазами. Никаких горьких слез, если сердце окажется разбитым.
    Но опять же, как можно разбить то, что уже разбито? Мадлен давно смирилась с тем, что Филипп не принадлежит ей и никогда не будет принадлежать. Тогда что же плохого в том, если она не откажется весело провести сегодня время?
    Не отвечая на свой вопрос, Мадлен сняла платье и аккуратно развесила его на кровати. Взглянув на часы, она поняла, что у нее осталось на сборы всего четыре часа. Если поторопится, то успеет принять расслабляющую ванну до того, как проснется дочка. Няня придет к пяти, и у нее будет масса времени, чтобы собраться до приезда Филиппа к шести часам. Она предполагала, что они пообедают вместе, потому что вечер планировался только на восемь часов.
    Мадлен укладывала волосы феном, когда наконец приехала няня. Теперь Мадлен могла закончить сборы, не опасаясь, что дочь забрызгает ее дорогое платье соусом для спагетти.
    К приезду Филиппа ее нервы совершенно расстроились. Она переделала прическу по крайней мере раз семь, прежде чем ее устроило, как лежат локоны, которые она оставила над ушами. Смыв косметику, начала накладывать макияж во второй раз.
    Ей уже казалось, что это никогда не кончится, когда вошел Филипп, неотразимый в черном смокинге. От него исходил слабый аромат пряного одеколона. Ноги у Мадлен подкосились. К счастью, она стояла за креслом-качалкой, играя в прятки с Эрин, тем самым не давая дочурке испачкать свой выходной наряд. Глядя на Филиппа, Мадлен ухватилась за лакированные планки, словно от этого зависела ее жизнь.
    - Добрый вечер.
    Господи, даже голос у него был прекрасным. Мадлен слышала его почти каждый день в течение последнего месяца, но сегодня он был каким-то особенным. Она понимала, что это всего лишь ее воображение, но даже в этом случае голос Филиппа успокаивал, словно скользя по возбужденным нервам, как платье легко скользило по бедрам.
    - Ты прекрасно выглядишь, - прошептала она и покраснела.
    Даже смех был каким-то глубоким.
    - Это является моей характерной особенностью. А потом вмешалась Эрин. Она примчалась быстро, как только могла, взяла игрушку и подала ее Филиппу.
    Мадлен пояснила:
    - Эрин хочет, чтобы ты взял игрушку.
    - Зачем?
    - Чтобы снова отдать ей.
    - А, - он кивнул с пониманием, - в этом есть глубокий смысл.
    Он подтянул брюки на коленях, присел на корточки и без всякой брезгливости взял из рук Эрин игрушку, измазанную вареньем. На Мадлен это произвело впечатление.
    - Спасибо, Эрин, - сказал он серьезным тоном. Как и предупреждала Мадлен, Эрин улыбнулась и сразу забрала игрушку назад. Но потом сделала такое, что поразило мать до глубины души. Она вытянула ручки, что означало: "Подними меня". Смущенный, он посмотрел на Мадлен.
    - Она хочет, чтобы ты взял ее на руки.
    - Правда?
    - Правда. И должна тебе сказать, что даже когда Эрин находится в веселом расположении духа, она не просит об этом всех подряд.
    Очень осторожно Филипп поднял девочку на руки и так и остался стоять.
    - Мне стыдно, что я не понял. Довольная Эрин пустила пузыри и ухватилась за розу в его петлице.
    Мадлен кинулась ему на помощь, на ходу прихватив полотенце. Роза была спасена, и мать вытерла лицо Эрин, пока пятна не остались на смокинге у Филиппа. Несмотря на такой трогательный момент, она позвала няню и передала ей девочку. Ни к чему испытывать судьбу слишком часто.
    Попрощавшись с Эрин и няней, Филипп повел Мадлен к лимузину, около которого стоял шофер и ждал, чтобы открыть для нее дверцу машины. С этого самого момента начинался сказочный вечер.
    Шампанское в лимузине и обед в ресторане, слишком дорогом, чтобы его когда-нибудь рекламировали. Это объясняло, почему Мадлен никогда не слышала о нем. Потом кофе и десерт в бистро в деловой части города. Мадлен будто перенеслась в другой мир. Ее все время сопровождала музыка: Рахманинов в лимузине, струнный квартет в ресторане и джаз в бистро. Если б колеса лимузина превратились в колеса кареты, а у водителя из-под пиджака появился хвост, она бы не удивилась.
    - Ты слышала речь Генерального секретаря ООН на канале "Си-Спан"?
    Мадлен взглянула на Филиппа и рассмеялась. Она понимала, что он напускает на себя важный вид, чтобы ее рассмешить.
    - Ты шутишь? Я даже не знаю, как он выглядит. Я не смотрела этот канал до тех пор, пока там не появился Барни.
    - Барни?
    - Фиолетовый динозавр!
    - А, да. Его все еще показывают?
    - Конечно! Он стал нашим классическим персонажем.
    - Почему же тогда зрители находят его безвкусным?
    - Знаешь, я часто это слышала. Но меня удивляет, почему люди считают, что это так плохо, когда их детям прививают такие ценности, как честность и порядочность.
    Мадлен поняла, что Филипп с трудом сдерживает смех, и ощетинилась.
    - Что ж, радуйся, - заворчала она, борясь с желанием запустить в него салфеткой. - Я ведь легко попалась на твою удочку.
    - Честно говоря, я не предполагал, что мой гамбит приведет к дискуссии о фиолетовых динозаврах. Думал, мы начнем политические дебаты, но я не жалуюсь. Беседовать с тобой всегда так интересно. Ты воспринимаешь многое не так, как я.
    - Что ж тут удивительного, все просто: ты мужчина, а я женщина и мать. - Она подождала, пока официант наполнит ей чашку. - Ребенок вообще во многом меняет взгляд на мир.
    Филипп кивнул, чтобы принесли счет, и сделал глоток кофе.
    - У меня и без ребенка теперь другой взгляд на все. Ты оказываешь на меня положительное влияние, Мадлен.
    Не зная, что сказать в ответ, она улыбнулась:
    - Ты просто сразил меня наповал вопросом о Генсекретаре ООН.
    - Тогда считай меня бестактным. Между прочим, мне очень понравился наш разговор. Ты видишь вещи совершенно по-другому. Меня это интригует.
    Мадлен почувствовала себя так, словно ее ударили в самое сердце. Она медленно опустила чашку и встретилась с ним взглядом.
    - Ты имеешь в виду примитивной Он с изумлением уставился на нее, и Мадлен поняла, что неверно истолковала его слова.
    - Нет, - тихо, но твердо произнес Филипп. -Как-то уникально.
    - Филипп, разреши напомнить, что сегодня в Америке несколько миллионов родителей-одиночек. Это едва ли делает меня уникальной.
    - Возможно, ты права. Но я скорее имел в виду тот факт, что ты не боишься меня. Ты никогда не относилась ко мне, как к какому-то идолу. К моему великому сожалению, пресса изображает меня именно таким. Ты не испытываешь передо мной страха и прямо говоришь о том, что думаешь. Споришь со мной, когда считаешь меня не правым.
    Чувство стыда, которое она испытала из-за того, что не правильно поняла его, только усилилось в результате его откровенности.
    - Ты даже не представляешь, как я хотела бы забрать свои слова обратно.
    Наконец принесли счет, и минуту спустя они уже ехали на праздничный вечер. О неловкой ситуации было забыто, и вскоре Филипп снова заставил ее смеяться, изображая кое-кого из гостей. Мадлен знала этих людей по работе с Евой. Ее поразила необыкновенная точность, с которой копировал их Филипп.
    Они прибыли с небольшим опозданием. Судя по количеству лимузинов, припаркованных у дороги, ведущей к родовому дому Амберкрофтов, публика уже собралась. Пользуясь своей привилегией, Филипп попросил шофера проехать за дом, чтобы не оказаться в этой толчее.
    Мадлен немного знала об особняке Амберкрофтов из прессы, но репортеры не могли воздать должное тому зданию, которое сейчас возвышалось перед ней. Не обладая глубокими познаниями в архитектуре, Мадлен точно знала, что здание довоенное. Ходили слухи, что дом был построен на деньги, которые принес винокуренный завод прадеда Филиппа. Его сын, то есть дед Филиппа, сделал свое состояние на виноделии в годы сухого закона. Потом он превратился в респектабельного гражданина, а все остальное стало историей.
    Филипп поинтересовался, с чего она хочет начать. Вместо того, чтобы сразу направиться в дом в танцевальный зал, она выбрала возможность обойти дом и выйти на парадную лестницу, ведущую на огромное крыльцо с колоннами. Вид с парадного крыльца был захватывающим. Будучи садоводом-любителем, она испытала благоговейный трепет перед загадочным пейзажем, едва различимым в сумерках. Она могла только предположить, как красивы эти цветы, полностью раскрытые под яркими лучами солнца.
    Через несколько минут они вернулись в дом. В паузах между знакомствами Мадлен смогла окинуть взглядом фойе, которое казалось больше, чем вся ее квартирка. Паркетный пол сверкал благодаря многим слоям светлой мастики. Огромная лестница, которая непременно привлекала к себе внимание, напоминала лестницу из романа "Унесенные ветром".
    Филипп постоянно представлял кому-нибудь Мадлен, пока они, наконец, не нашли его мать.
    Услышав имя Мадлен, миссис Ольга Амберкрофт натянуто улыбнулась и вежливо попросила разрешения переговорить с Филиппом наедине. Мадлен не слышала, что миссис Амберкрофт неистово нашептывала Филиппу, но уловив слова "секретарша", "свидание" и "упущенные возможности", почувствовала, как на нее нашло уныние.
    Когда он снова присоединился к ней, Мадлен заметила, что он крепко сжал зубы.
    - Полагаю, ты получил нагоняй, - сказала она, стараясь разрядить обстановку.
    Глаза Филиппа утратили строгое выражение, взгляд посветлел.
    - Что-то вроде этого. Моя мать по-детски уверена, что я не должен приводить с собой того, кто не является потенциальным вкладчиком.
    - О, у меня есть двадцатка, припрятанная в кошельке. - Она вызывающе ухмыльнулась. -Мне стоит вложить ее прямо сейчас?
    Филипп запрокинул голову назад и расхохотался, чем вызвал не один любопытный взгляд. Ее непринужденная естественность и отказ выдавать себя за ту, кем не являлась, восхищали его. Никакой неловкости, никакого подобострастия!
    - Тебе показать дом? - спросил он. - Или ты хотела бы потанцевать?
    - Гм. Серьезный выбор. Думаю, я бы предпочла посмотреть дом. Если, конечно, ты не возражаешь.
    - Нисколько. Сюда, пожалуйста.
    Поднимаясь с ней по огромной лестнице, Филипп взял ее под локоть, отчего по телу Мадлен пробежала дрожь. Обычная реакция на его прикосновения! Даже жакет на ней не служил защитой.
    - Тебе холодно? - заботливо спросил Филипп. Холодно? Скорее она чувствовала поднимающийся жар, но едва ли это могло послужить подходящим ответом.
    - Со мной все в порядке. Наверное, это из-за сквозняка.
    Когда они остановились на лестничной площадке, Мадлен посмотрела на него и улыбнулась.
    - Очень надеюсь, что экскурсия закончится посещением твоей детской комнаты. Уверена, сейчас в ней никого нет. Застывшие солдатики ждут, когда будущий полководец из следующего поколения поведет их в решающую атаку.
    Филипп широко улыбнулся в ответ.
    - Мне очень жаль, но не могу предложить тебе ничего такого сентиментального. Бывшая детская теперь мой кабинет, но я с удовольствием покажу его тебе.
    Он открыл дверь, включил свет и отступил назад, чтобы Мадлен могла войти.
    - Я должна сделать признание, - произнесла она, оглядывая комнату, обстановка которой состояла из антикварных ценностей.
    - Как, еще одно? Сгораю от нетерпения. Мадлен покачала головой и закусила губу, чтобы не усмехнуться.
    - Будешь иронизировать, не скажу вообще ни слова. - Она притворилась, что хочет уйти.
    Филипп схватил ее за плечи и повернул к себе.
    - Ну же, я жду.
    Мадлен поняла, что не сможет долго сопротивляться, и сдалась.
    - Когда мы встретились с тобой впервые, я была такой же глупой, как и те люди, которые относятся к тебе как к божеству и о которых ты мне рассказывал. Я читала про тебя и твою семью, и ты казался мне необыкновенным человеком. Впрочем, как и вся твоя семья. Потом, работая на тебя, я поняла, что ты другой.
    - Это хорошо или плохо?
    - Конечно, хорошо. - Мадлен сделала шаг назад, провела рукой по изящно выгнутой спинке одного из кресел, стоящих перед камином. Потом с осторожностью повесила расшитую бисером сумочку на подлокотник. Не глядя на хозяина кабинета, она продолжила:
    - Мне просто хотелось, чтобы ты знал: работать на тебя было замечательно, и я благодарна тебе за предоставленный мне шанс. Знаю, что скоро вернется миссис Монтаг, и тогда у меня уже не будет больше возможности пооткровенничать с тобой.
    Филипп подошел к ней. Она стояла, рассматривая портрет его отца.
    - Мадлен, только потому...
    - Ты знаешь, что похож на него?
    - Мне говорили об этом. Послушай...
    - Джин больше похож на мать, но у вас обоих сильные гены Амберкрофтов.
    - Мадлен...
    - Филипп, не надо. - Она повернулась к нему и быстро прикоснулась кончиками пальцев к его губам. - Не говори, что мы будем встречаться. Ты очень занятой человек, твоя жизнь вернется в обычное русло, а я стану секретарем в каком-нибудь среднем звене корпорации. Если повезет, я смогу мельком увидеть тебя на празднике в парке в будущем году...
    - Мадлен, - прервал ее Филипп, схватив Мадлен за руки и целуя каждый палец поочередно, - мне бы хотелось, чтобы ты хоть немного помолчала.
    - Хорошо, - прошептала она, закрыв глаза в тот момент, когда его губы коснулись ее губ.
    Она так надеялась на этот поцелуй. Расставание не может быть окончательным без настоящего горячего поцелуя.
    И Филипп ее не разочаровал.
    Он крепко обнял Мадлен, и она обхватила шею Филиппа руками, вздохнула и замерла в его объятьях.
    Его губы дразнили ее, а руки ласкали, но этого было недостаточно. Ласки становились более настойчивыми.
    Тело словно воспламенилось, Мадлен испытывала такую страсть, какой не знала раньше. Она заметила, что жакет сполз, только тогда, когда почувствовала руки Филиппа на своих оголенных плечах, потом на спине. Его прикосновения обдавали жаром ее кожу.
    Руки Мадлен проскользнули под смокинг, лаская грудь Филиппа сквозь накрахмаленную сорочку. У него напряглись мускулы, словно ее прикосновения тоже обжигали его.
    Дыхание у обоих стало неровным, Мадлен стонала, будто ей не хватало его ласк.
    - Да, - прошептала она, уткнувшись ему в шею и чувствуя, как поползла вниз застежка молнии на платье.
    - Да, - хрипло повторил он, покрывая ее плечо жаркими поцелуями.
    Вдруг в другом конце комнаты послышалось деликатное покашливание.
    Филипп дернулся как ужаленный и оторвался от испуганной Мадлен, заслонив ее спиной. Выглянув из-за его плеча, Мадлен увидела Джина.
    Тот сидел на подлокотнике кресла, небрежно опустив руку за спинку и покачивая ногой.
    - Что, черт возьми, ты тут делаешь? - строго спросил Филипп.
    - Жду, пока вы двое выйдете на свежий воздух. Но по тому, как обстоят дела, я решил, что едва ли дождусь.
    Мадлен поправила платье, дотянулась до спины и застегнула молнию. Подхватила с пола жакет, старательно избегая смотреть на братьев.
    - Я пойду в дамскую комнату, - пробормотала она, воспользовавшись первым пришедшим на ум предлогом, чтобы удалиться.
    Мадлен направилась к выходу, стремясь уйти как можно скорее, и чуть не забыла свою сумочку.
    Когда за ней закрылась дверь, в комнате воцарилась почти оглушающая тишина.
    - Что, черт возьми, я тут делаю? - Джин повторил грозный вопрос Филиппа. - А чем, интересно, занимаешься ты?
    - Я не обязан давать тебе отчет в своих действиях.
    - Вот это забавно! Хорошо, тогда я отчитаюсь первым. Я пришел сюда, чтобы выкурить сигару и выпить глоток бренди. Не предполагал, что увижу здесь целое представление. - Джин взглядом показал, чтобы Филипп застегнул сорочку и одернул смокинг. - Ну, и какие намерения у тебя по поводу Мадлен?
    - Мои намерения? - Филипп выдавил из себя смешок. - Ты кто? Ее отец?
    - А кто ты? - Джин потер подбородок, словно размышляя. - Ах, да, вспомнил. Ты ее босс. Филипп покраснел и отвернулся.
    - Слушай, братик, я здесь не для того, чтобы препираться с тобой, вздохнул Джин. - И красный с бронзовым оттенком - не твой цвет.
    Прошла секунда, прежде чем Филипп понял, к чему клонит брат. Потом он покраснел уже по-настоящему. Достав носовой платок из внутреннего кармана, он оттер помаду с губ, затем посмотрел на брата, вопросительно подняв бровь. Джин показал Филиппу, где на его лице еще оставалась губная помада, и Филипп провел платком по подбородку.
    - Послушай, Филипп, я...
    - Ничего не говори. Все верно. - Он провел руками по волосам и глубоко вздохнул. - Наверняка все, что ни делается, - к лучшему.
    - Да, но быть честным перед самим собой это иногда такое дерьмо.
    - Мама терпеть не может, когда ты говоришь "дерьмо". - Старший брат мрачно улыбнулся.
    - Знаю. Так говорят простолюдины. Тебе тоже не нравится?
    Филипп отрицательно покачал головой. Джин подошел к нему и молча поправил бабочку на шее.
    Уже направившись к двери, Филипп остановился и протянул брату руку.
    - Хотя ты прав, это такое дерьмо.
    Мадлен понимала, что не может проторчать в ванной комнате весь вечер, пусть эта мысль и казалась такой соблазнительной. К счастью, она привезла с собой достаточно косметики, чтобы, по крайней мере, поправить макияж на лице. Теперь уже точно никто бы не подумал, глядя на нее, что она чуть не разделась донага в доме самой влиятельной дамы высшего общества Техаса. И не перед кем-нибудь, а перед ее венценосным сыном.
    Должно быть, часы скоро пробьют полночь, и она превратится в тыкву. Нет, минуточку, в тыкву превращается карета. Но в этот момент Мадлен превратилась бы в кого угодно: крысу, лягушку, летучую мышь.., лишь бы исчезнуть и не встречаться снова с Филиппом.
    Собрав всю свою смелость, она наконец покинула туалет и поправила в последний раз волосы перед зеркалом в маленькой прихожей. Дверь открылась так внезапно, что девушка подпрыгнула от неожиданности.
    - Вот ты где, моя дорогая, - сказала Ева Прайс, положив руку ей на плечо. - Что-нибудь случилось? Мы обыскались тебя.
    - Нет, со мной все в порядке, - солгала она в ответ на преувеличенно радостную улыбку Евы. -Сейчас присоединюсь к мистеру Прайсу.
    - Подожди...
    Но Мадлен не оглянулась. От Евы Прайс не так-то просто отмахнуться, а объяснять ей что-либо Мадлен пока не была готова.
    Мистер Прайс по-отечески поцеловал ее в щеку, когда она отыскала его в толпе гостей. Он позаботился, чтобы ей подали пунш, и они вдвоем отошли в угол танцевального зала. Оркестр наигрывал медленную мелодию, под которую плавно кружились красиво одетые пары.
    - Ева нашла тебя, моя дорогая?
    - Да. Мы столкнулись с ней в дамской комнате.
    - Значит, она рассказала тебе?
    - Рассказала мне? О чем?
    Он посмотрел по сторонам и прокашлялся.
    - Мы надеялись, что зять сможет выкупить наш бизнес, но он потерпел неудачу. Похоже, нам скоро придется оставить за собой только статус управляющих.
    - Мне очень жаль.
    Мистер Прайс улыбнулся и пожал плечами.
    - У нас все будет прекрасно. Я только хочу удостовериться, что ты продала свои акции, как я тебе советовал.
    - Да, мистер Прайс.
    - Замечательно, - сказал он, потирая руки, и взял что-то с подноса проходящего мимо официанта. - Тебе следует попробовать это.
    Мадлен не могла спокойно отнестись к сказанному мистером Прайсом, словно и ее жизнь зависела от этого. Она очень любила их. Прайсы стали близкими для нее людьми, и она расстроилась из-за того, что с ними случилось.
    Когда к ним присоединилась Ева, Мадлен извинилась и оставила супругов одних. Пока она стояла с мистером Прайсом, план, который девушка вынашивала долгое время, наконец созрел. Даже несмотря на то, что будет трудно смотреть Филиппу в глаза, она поможет Прайсам... Или, по крайней мере, попытается.
    Глава 10
    Мадлен отправилась на поиски Филиппа. Нервы были на пределе, но она твердо решила выполнить поставленную перед собой задачу. Все внимание было сосредоточено на его поисках, поэтому она даже вздрогнула, когда кто-то довольно резко остановил ее, схватив за руку.
    - Так-так-так. Должен сказать, что горжусь тобой, Мадлен. Твои амбиции еще покруче моих. У нее сразу же свело живот.
    - Эдди. Как.., приятно тебя видеть.
    - Ну, и как твой новый объект? Пытаешься убедить его, что он отец твоего отродья?
    Кровь застыла в ее жилах, и Мадлен охватила ярость. Но она мгновенно опомнилась, сознавая, с каким ничтожеством разговаривает. В тысячный раз Мадлен удивилась, как могла когда-то даже подумать, что была влюблена в него. Оправдывало одно: Эдди умел быть обходительным и обаятельным, когда испытывал в этом необходимость.
    Этот мерзавец не стоил ее гнева, не стоил никаких проявлений эмоций с ее стороны. Человек, который оказался столь ничтожен, что лишил себя радости общения с Эрин, не стоил ничего. Мадлен оставалось только радоваться тому, что он не принимает участия в жизни ее дочки.
    Однако ему удалось посеять сомнения в ее душе. Зачем она здесь? задала себе вопрос Мадлен. Она не имела никаких корыстных планов, придя сюда, не питала ни малейших надежд, что Филипп бросится к ее ногам и станет умолять выйти за него замуж. Мадлен не планировала пробиться любым способом в среду богатых и знаменитых. Она была здесь лишь спутницей босса, с добрыми намерениями хорошо провести вечер.
    Все эти мысли пронеслись в ее голове в течение нескольких секунд, после чего она снова обратила внимание на Эдди.
    - Рада встрече с тобой, Эдди. А теперь извини, мне надо идти.
    Мадлен не стала дожидаться ответа. Нечего тратить попусту драгоценное время на общение с ним. Сейчас необходимо отыскать Филиппа и переговорить с ним по важному делу. Может, ей удастся убедить его помочь Прайсам.
    Обнаружив Филиппа, беседующего с группой пожилых мужчин около бара, она отбросила мысли об Эдди и решила больше никогда не вспоминать о нем впредь.
    Удивляясь своей смелости, Мадлен шагнула к Филиппу и прервала мужской разговор:
    - Извините, джентльмены, могу ли я похитить у вас Филиппа на несколько минут?
    Хорошее воспитание и правила этикета не позволили мужчинам возразить. Филипп поклонился и отошел с ней в сторону.
    - Я хочу поговорить с тобой. Наедине.
    - Конечно. Пойдем в библиотеку. Там нам никто не помешает.
    Не имея ни малейшего представления, где находится библиотека, она кивнула и пошла за ним.
    В библиотеке, как и в кабинете Филиппа, стояла дорогая антикварная мебель. Мадлен могла дать руку на отсечение, что картина Ренуара на дальней стене была подлинной.
    - Мадлен?
    Господи! Сама напросилась на разговор, а теперь стоит перед Филиппом застывшим изваянием.
    - Мне нужно обсудить с тобой довольно деликатный вопрос.
    - Слушаю тебя.
    - Ты знаешь, как хорошо я отношусь к Прайсам, и... - Мадлен прижала руку ко лбу и глубоко вздохнула. Совершив над собой последнее усилие, она продолжила, взволнованно меряя шагами комнату:
    - Понимаешь, их бизнес собираются отнять, оставив Прайсам статус управляющих. Ты знал об этом?
    Филипп всегда держал руку на пульсе событий, поэтому она бы удивилась, если бы он не знал.
    - До меня.., дошли слухи.
    - То, о чем я собираюсь просить тебя, только моя идея, поэтому, если ты откажешься, пожалуйста, ничего не говори Прайсам. Они и так будут чувствовать унижение, обращаясь к кому-нибудь за помощью.
    - Подозреваю, что ты хочешь, чтобы я вмешался в дело от их имени, по возможности купил компанию или увеличил заем?
    - Ну, да, - пробормотала Мадлен, испытывая единственное желание провалиться сквозь землю. - Поверь, "Прайс мануфактуринг" хорошая компания!
    - Мадлен, прежде чем мы продолжим наш разговор, я должен тебе кое-что сказать. В течение некоторого времени я наблюдал...
    Двери распахнулись, чуть не ударив одной створкой Мадлен по лицу, и в комнату влетела мать Филиппа.
    - Филипп, я искала тебя повсюду. Пол Леффлер подслушал, как Мартин Прайс беседовал с какой-то девушкой...
    - Мама...
    - Прайсам грозит статус управляющих! Разве это не замечательно?
    Под выразительным взглядом сына Ольга Амберкрофт замолчала.
    - Мама, хочу еще раз представить тебе Мадлен Вайер. Это с ней разговаривал Мартин.
    Мадлен застыла. Она едва могла дышать. Ольга неверно истолковала слова сына. Не размышляя, она воскликнула:
    - Филипп! Как умно с твоей стороны иметь секретаршу, которая еще и шпионит для тебя.
    Каким-то дальним уголком сознания Мадлен уловила, как помертвело лицо Филиппа.
    - Она не шпионит, мама. Мадлен бывшая сотрудница Прайсов и осталась очень близка с ними.
    Наконец Ольга поняла, что к чему. Без единого намека на смущение она произнесла:
    - Ну, тогда извините, что помешала вам. Она вылетела из комнаты так же стремительно, как и появилась. Воцарилась мертвая тишина.
    - Ты использовал меня, - прошептала Мадлен сдавленным голосом. - Все это время ты использовал меня.
    - Мадлен, нет...
    Она отшатнулась, когда он сделал шаг по направлению к ней.
    - Пожалуйста, выслушай. Я не использовал тебя.
    - Поэтому ты утаил, что давно положил глаз на "Прайс мануфактуринг"?
    Он поморщился, как от зубной боли.
    - Да, но я никогда не выуживал из тебя информацию.
    - А зачем тебе надо было выуживать, когда я практически вывернулась перед тобой наизнанку? - зло рассмеялась она.
    - Ты никогда не делала этого, Мадлен. Ты всегда была очень осторожна по поводу того, что говорила о Прайсах.
    - Но я не стала наживать миллиард долларов умением читать между строк.
    - Мне следовало бы сказать тебе раньше. Я собирался...
    - Когда? После того, как я бы все услышала в передаче "Фондовая биржа сегодня" на канале "Си-Спан"?
    - Я полагал, что ты не смотришь этот канал. Она бросила на Филиппа свирепый взгляд при его неудачной попытке пошутить. С чувством достоинства, которое еще смогла сохранить, она взяла сумочку и открыла дверь.
    - Прощай, Филипп.
    Не обращая внимания на звук догоняющих ее шагов, Мадлен поторопилась выбраться из дома, воспользовавшись толпой гостей, отделяющей ее от Филиппа. Когда она рискнула оглянуться, то заметила, как он пытается отвязаться от нескольких мужчин, снова старающихся втянуть его в разговор.
    Больше она не оглядывалась.
    Мадлен потребовалось еще несколько минут, чтобы пробраться к передней двери. Только теперь она вспомнила, что лимузин находится на заднем дворе. Придется найти водителя Филиппа и убедить его отвезти ее домой, что едва ли удастся. Единственным правильным решением было отыскать Еву и Мартина. Они прикажут своему водителю доставить ее домой, а на все вопросы она ответит позже.
    Когда Мадлен уже собиралась вернуться в дом, кто-то положил руку ей на плечо. К своему удивлению, вместо Филиппа она увидела Джина.
    - Мадлен! Что произошло?
    Девушка никогда бы не смогла объяснить, как ей удалось рассмеяться. Отчаяние толкает людей на отчаянные поступки, подумала она и обратилась к Джину:
    - Отвези меня, пожалуйста, домой.
    Он колебался недолго.
    - Конечно. Моя машина в гараже.
    Помогая ей сесть в свою спортивную машину, Джин не произнес ни слова, только спросил, куда ехать. Она назвала адрес дрожащим голосом и не стала возражать, когда он помог ей пристегнуться ремнем. Во всяком случае, сама она не нашла бы защелку из-за слез, застилавших глаза.
    По-прежнему храня молчание. Джин достал из внутреннего кармана носовой платок и протянул ей. Мадлен с благодарностью приняла его.
    Джин дождался, когда они въехали в ее район, и лишь потом спросил:
    - С тобой все в порядке?
    - Конечно. Со мной всегда все в порядке.
    - Можешь рассказать, что произошло?
    - Скажем так, мне преподнесли еще один урок.
    - Ты что, влюблена в Филиппа? - спросил он, положив руку на спинку ее сиденья.
    Ошеломленная, она глубже вжалась в кресло.
    - Не делай вид, что удивлена. Ты просто светишься от счастья, когда он рядом.
    - Правда?
    - Конечно. А сегодня ты сияла как никогда. Мадлен прикоснулась к жемчужинке на своем рукаве.
    - Пожалуйста, не говори Филиппу, - смущенно прошептала она.
    - Если он настолько слеп, что не видит сам, то я не буду ему в этом помогать. Особенно если он плохо с тобой обращается.
    - В буквальном смысле - нет.
    Ей показалось, что Джина это как-то успокоило. Возможно, ему было бы неприятно, окажись Филипп монстром, способным причинить женщине боль.
    - Джин, спасибо тебе за то, что ты привез меня домой. Извини, что оторвала тебя от праздника.
    - Ты шутишь? Лучшего предлога для побега я не мог и желать.
    - Хочешь зайти?
    - Нет, спасибо. Ценю твое гостеприимство, но у меня такое чувство, что тебе хочется быть как можно дальше от всего, что связано с Амберкрофтами. Он понимающе кивнул ей и добавил:
    - Не расстраивайся. Все уладится.
    - Спасибо.
    Джин немного помолчал, прежде чем спросил:
    - Что ты собираешься делать в понедельник? Мадлен еще не думала об этом. Вряд ли она как ни в чем не бывало вернется на свою прежнюю работу.
    - Освобожу свой стол и начну искать другое место.
    - А как твоя мать?
    Она быстро взглянула на него.
    - Откуда ты знаешь про мою мать?
    - Я говорил с Филиппом, когда ты уезжала.
    - Понятно. Ну, мы как-нибудь справимся. Впервые Джин почувствовал себя неловко.
    - Переходи ко мне, - выпалил он.
    - Не поняла?
    - Пока не найдешь другую хорошую работу. Я не хочу, чтобы ты с места в карьер взялась за любую, которую сможешь найти. Позволь мне восстановить честь дома Амберкрофтов.
    - Твое предложение очень великодушно, но...
    - Не принимай решения прямо сейчас. Сначала отдохни, а я позвоню тебе утром.
    Мадлен попрощалась с ним и вышла из машины. Но не смогла помешать Джину проводить ее до двери. Время рыцарства еще не совсем прошло, только и подумала она.
    Когда няня ушла, Мадлен легла в постель. Но сон никак не приходил.
    Филипп мерил шагами комнату в ожидании возвращения Джина. Уж больно хотелось залепить брату пощечину.
    Когда он отделался от группы мужчин, помешавших ему догнать Мадлен, та уже скрылась из виду. Тогда он вышел на улицу и увидел, как "порше" Джина выезжает на дорогу. Уже было достаточно темно, но ему показалось, что рядом с братом сидит Мадлен. Разговор с лакеем возле двери только подтвердил его подозрения.
    Сорвав с себя смокинг, Филипп швырнул его на спинку кресла. Туда же последовала чертова бабочка.
    Внезапно обессилев, Филипп сел на край кровати. Несколько раз он пытался дозвониться до Мадлен, но попадал на автоответчик. Мысль поехать к ней пришлось оставить. Была почти полночь, а у Мадлен маленький ребенок, с этим надо считаться.
    Он по заслугам испытывает сейчас угрызения совести, ему нет прощения. И хотя он говорил правду, что вовсе не использовал Мадлен для получения информации, все же ему следовало объяснить ей свой интерес к "Прайс мануфактуринг" с самого начала.
    Черт, теперь она никогда ему больше не поверит, никогда не заговорит с ним снова. Он задел ее гордость.
    Хуже того, не оправдал ее доверия.
    Это то, чего Мадлен не сможет простить... Особенно после того, как с ней уже поступили однажды подобным образом.
    А Джин все не возвращался. Не то чтобы это было необычным для него. Просто понимание того, что Джин последним виделся с Мадлен, рождало в воображении Филиппа самые абсурдные мысли...
    Где-то ближе к утру ему наконец удалось забыться беспокойным сном.
    В воскресенье легче не стало. Когда Филипп по-прежнему не смог до нее дозвониться, он отправился к Мадлен домой. На его нетерпеливый звонок в дверь никто не ответил. В доме было тихо. Скорее всего, Мадлен избегает его, решил Филипп.
    И рассмеялся над своей самонадеянностью. Она наверняка сомневается в том, что он взял на себя ответственность за происшедшее, поэтому и нечего пытаться найти ее так быстро.
    Ему ничего не оставалось, как тихо сойти с ума.
    Мысль о возвращении домой не привлекала его, и он решил поехать в офис, чтобы попытаться забыться на работе.
    После бессонной ночи и бесконечных споров с самой собой Мадлен решила принять предложение Джина.
    Она многое узнала о нем всего лишь из одного короткого телефонного разговора. Оказалось, что у него есть настоящее дело в рамках корпорации. Джин отвечал за проектные исследования и осуществлял сделки с недвижимостью. Он сказал, что наслышан о своей репутации плейбоя, но не считает нужным оправдываться, поэтому только немногие понимают, что он в самом деле заслуживает своего жалованья. В тот момент он так напоминал Филиппа, что Мадлен стало тяжело на сердце. Она еще раз убедилась, что чувства гордости этой семье не занимать.
    Мадлен выяснила, что его офис находится в другом здании, еще в одном небоскребе на расстоянии нескольких зданий от ее прежнего места работы.
    Условившись поговорить на следующий день, они попрощались, и Мадлен решила спланировать свои дальнейшие действия.
    Прежде всего, ей нужно уйти из дома. Она слышала непрекращающиеся щелчки автоответчика и прекрасно понимала, что большинство звонков от Филиппа. Она не трусиха, но встречаться с ним сегодня ей не хотелось.
    Двоюродная сестра Мадлен жила неподалеку. Они провели много времени за разговорами. Потом Мадлен решила съездить в офис, напечатать письмо Филиппу и забрать свои вещи, которые оставила на рабочем столе. Эрин спокойно играла, и другого такого случая может не выдаться. С благословения кузины Мадлен отправилась в центр города.
    Согласиться на работу у Джина оказалось нелегким решением. Мысленно Мадлен снова вернулась к вопросу о своем малодушии. Она ведь все сделала правильно. Мадлен не собиралась рисковать здоровьем матери и ставить на карту свое будущее и будущее Эрин только потому, что Филипп разбил ее сердце. Она понимала, что работа у Джина - это еще одно временное назначение, но она примет его, пока не найдет другое место, приемлемое для нее, и не покинет корпорацию навсегда.
    Итак, все ясно. Она останется в Далласе, там, где ее дом и где ей так хорошо. Никаких скоропалительных решений, каким бы соблазнительным ни казалось возвращение на родину.
    Мадлен уже большая девочка. Довольно фантазировать, верить в сказки и парить в облаках. Она думала, что с этим покончено, но, видно, потребовался сильный удар по голове, чтобы забыть все это раз и навсегда.
    Как и следовало ожидать, в воскресный полдень здание было пустым. Мадлен прошла внутрь благодаря пластиковой карточке и только потом подумала о своем внешнем виде - шорты, короткий топ и сандалии - но никто не повстречался ей, кроме охранника, проверившего у нее пропуск.
    Она уже загрузила компьютер, когда дверь кабинета Филиппа распахнулась. Мадлен едва не лишилась рассудка.
    - Филипп!
    - Мадлен!
    - Что ты... - начали они одновременно. Мадлен рассмеялась.
    - Как глупо с моей стороны. Мне следовало бы знать, что ты будешь здесь.
    - Все верно. Мы уже давно решили, что у меня нет другой жизни. А почему ты здесь?
    - Я собиралась напечатать тебе письмо о состоянии оставленных мною дел, забрать фотографию Эрин и уехать.
    Филипп покачал головой.
    - Уехать, значит. Глядя на тебя, мне кажется, что ты желаешь мне оказаться в пекле. Может, ты приехала, чтобы высказать свое мнение обо мне?
    Мадлен закрыла глаза и глубоко вдохнула. Потом сделала медленный выдох и снова посмотрела на Филиппа.
    - Я больше не сержусь на тебя.
    - Правда?
    Она кивнула.
    - Я не спала сегодня, поэтому и выгляжу так плохо. Но в результате бессонной ночи я поняла, что ты не лгал мне. Ты сказал, что не выуживал из меня информацию, и это правда.
    - Тогда почему ты уходишь?
    - Потому что будет еще хуже, если я останусь. Возможно, ты меня и не использовал, но и не говорил, что у тебя на уме. Конечно, глупо полагать после такого короткого времени работы здесь, будто я знаю тебя, но, тем не менее, мне так казалось. Я доверяла тебе, а ты меня предал. Не обращать на это внимание - выше моих сил. - Она выдавила из себя смешок.
    - Прости меня, Мадлен. Я никогда не думал, что так получится, - он задержал на ней долгий взгляд.
    - Прости и ты меня, Филипп. - Она улыбнулась ему грустной улыбкой.
    - Я не отступаю от своего обещания. За тобой остается место в "Амберкрофт". Происшедшее ничего не меняет.
    - Спасибо, но у меня уже есть место. Я собираюсь работать у Джина. По крайней мере, пока.
    - Ты серьезно?
    - Абсолютно.
    Филипп явно не ожидал такого ответа. Он бы рассмеялся, если бы момент не был столь печальным. Филипп откашлялся:
    - Я не хочу, чтобы ты уходила к нему. Мадлен принялась убирать со стола свои вещи.
    - Филипп, не думаю, что это вызовет радикальные перемены в твоей жизни. Миссис Монтаг вернется в среду или четверг. Так что у тебя будет только несколько трудных дней.
    Он выпрямился, и она заметила, что его лицо спряталось под своей обычной маской.
    - Конечно. Тебе нужно помочь с вещами?
    - Нет, их немного. Разреши мне напечатать отчет, и я уйду.
    - Пожалуйста. - Он вернулся в кабинет, но задержался прежде, чем закрыл дверь. - Когда уйдешь, не забудь оставить пропуск и ключи охране.
    И только закрытая дверь слышала ее ответ:
    - Да, сэр.
    Мадлен потребовалось больше времени, чем она ожидала. Отчет показал, как много она успела сделать за несколько коротких недель. Она вывела его на принтере и забрала свои вещи.
    Огибая стол, она заметила, что он выглядит так же, как выглядел до ее появления. Ничто не напоминало о ее пребывании здесь.
    Но не по этой причине у нее тихо текли слезы, когда лифт закрылся и медленно поехал вниз.
    Филипп слышал, как звякнули двери лифта, но так и не вышел. Он сидел в своем кабинете, тупо уставившись на заколки для волос, которые только что нашел в дипломате. Они лежали незамеченными за складкой, пока он не столкнул дипломат в порыве гнева со стола и не рассыпал все на пол.
    Прошло довольно много времени, когда Филипп открыл дверь и взглянул на опустевший секретарский стол. И замер, не в силах пошевелиться. Чем дольше он смотрел на стол, тем сильнее чувствовал утрату. В конце концов, Филипп понял, от чего отказался.
    Он любил ее. Но признание пришло к нему слишком поздно.
    Филипп провел рукой по деревянной поверхности и вдруг почувствовал себя дураком. Решив, что ему просто необходимо выпить чего-нибудь покрепче, он нажал кнопку лифта и поднялся в пентхаус, где выпил двойную порцию скотча тридцатилетней выдержки. К несчастью, тупая боль от сознания того, что он потерял единственную на свете любимую женщину, не оставляла его. И потерял, не успев даже обрести.
    Мадлен обладала всем, что Филипп искал в женщине. Она была образованной, остроумной и принимала его таким, какой он есть. Она не видела в нем билет в богатое высшее общество. Он был просто Филипп. Он так долго ждал этого, что потерял вкус к жизни, пока Мадлен не заставила его снова мечтать. Мечтать о возможном.
    Мадлен с интересом обсуждала с ним документы и отчеты. Почти никто не хотел с ним работать, все его слишком боялись. Но только не Мадлен. Она сделала его работу снова интересной, она сделала снова интересной его жизнь.
    О том, что Мадлен красива, не стоит лишний раз говорить. Но Мадлен никогда не напрашивалась на комплименты. Возможно, она думала, что ее бедра слишком полные, но он находил их превосходными. Как раз такими, чтобы заниматься любовью всю ночь.
    Филипп взял хрустальный графин за горлышко и направился на балкон, там он устроился в одном из шезлонгов и стал наблюдать за закатом солнца.
    Рюмку он оставил в гостиной.
    Глава 11
    Мадлен изо всех сил старалась привыкнуть к новой работе. Не потому, что бездельничала у Филиппа. Наоборот, у него всегда приходилось выполнять массу поручений. Дело было не в этом. У Филиппа она не скучала. А теперь, несмотря на доброе отношение к ней Джина, она не вскакивала с постели по утрам, чтобы скорее помчаться в офис.
    Неужели прошла всего одна неделя? Ей казалось, что она целый год не виделась с Филиппом. Как бы то ни было, Мадлен все время возвращалась к нему в мыслях. Но боль разлуки от этого только усиливалась. Когда-нибудь ей станет легче.
    Однако и следующая неделя не принесла облегчения. Мадлен не могла преодолеть давящей тоски. Джин не был в этом виноват, как и никто другой. Мадлен уже не верила, сможет ли когда-нибудь стать прежней. Похоже, только Эрин способна заставить ее рассмеяться снова.
    Когда наступила третья неделя, даже Джин не смог больше выносить ее страданий.
    - Мадлен, хочу, чтобы ты кое-что сделала для меня. Нужно, чтобы ты отправилась в Аспен и подготовила для меня коттедж, который мы только приобрели месяц назад.
    - Что?
    - Ты прекрасно слышала. Давай назовем это сочетанием приятного с полезным.
    - Джин, в самом деле...
    - Я серьезно. Приведи там все в порядок. Я собираюсь отвезти туда некую леди, с которой недавно познакомился.
    Мадлен снисходительно улыбнулась ему. Хотя они были почти ровесниками, она относилась к нему скорее по-матерински.
    - Джин, для такой работы я тебе не нужна. Наверняка у тебя найдется кто-то...
    - Совершенно верно, я мог бы нанять дизайнера. Но тебе нужно побыть одной.
    Мадлен отвернулась, почувствовав смущение оттого, что ее подавленное настроение настолько заметно.
    - Ты очень добр, но я мать-одиночка. У меня просто не бывает времени, чтобы я могла побыть одна.
    - Что ж, уверен, горный воздух пойдет на пользу и Эрин тоже. - Его лукавая улыбка стала серьезной. - Мадлен, послушай. Я понимаю, что тебе тяжело. Отправляйся в Аспен. Сделай короткую передышку. Если тебе не станет легче, я сокращу размер твоих обязанностей, пока ты сама не решишь, что тебе делать дальше.
    - Почему ты так заботишься обо мне? - спросила Мадлен напрямик. - Ты не обязан оказывать мне такое доброе расположение.
    Он кивнул.
    - Ты права, я не обязан. А делаю так, потому что ты мне нравишься. Хватит спорить. Я распоряжусь, чтобы транспортное бюро заказало тебе два билета на послезавтра. Ты и Эрин поедете собирать цветы и дышать чистым горным воздухом. В коттедже тебе предоставляется полная свобода действий. Мы обсудим финансовую сторону вопроса позже.
    Болезненная пустота в сердце, усилившаяся в течение дня, вынудила ее согласиться.
    - Хорошо, но мы поговорим о выходном пособии, когда я вернусь.
    - Идет. - Он взял папку с обзором документов, за которой он якобы заходил, и направился к двери.
    - Джин?
    - Да?
    - Спасибо.
    Филипп шел в свой офис безо всякого энтузиазма. Прошло уже три недели, но он до сих пор морщился при виде миссис Монтаг за секретарским столом.
    - Миссис Монтаг?
    - Да, мистер Амберкрофт?
    Тринадцать лет. Впервые за тринадцать лет он почувствовал раздражение оттого, что она никогда не обращалась к нему просто по имени. Когда-то она сказала, что считает это неудобным, и он не стал с ней спорить.
    - Сэр?
    - Что вы думаете о наших шансах на слияние с компанией "Санфорд"?
    - Я не имею об этом ни малейшего представления. - Ее глаза округлились.
    А Мадлен бы знала. Она бы сказала, что говорит ей по этому поводу ее интуиция, и объяснила бы, почему ей так кажется. Но злиться на миссис Монтаг из-за того, что она чего-то не знает, не было смысла.
    - Я приготовила вам кофе, а материалы по модернизации компании Макконналли лежат на вашем столе.
    Филипп кивнул и вошел к себе в кабинет. Чувствовал он себя неважно. Такого с ним еще не было. Он мог сейчас думать только о том, что Мадлен никогда не подавала ему кофе. Впрочем, Филипп и не просил ее об этом. Дело было в другом. Должно быть, миссис Монтаг превосходная секретарша, но Мадлен была превосходным.., партнером.
    Два резких удара в дверь предшествовали появлению Джина. Филипп выдавил улыбку.
    - Вот отчет о зданиях банка в Остине, который ты просил, - сказал Джин.
    - Хорошо. А почему ты доставил их сам, а не передал по электронной почте?
    Джин удобно устроился в одном из кресел.
    - Просто подумал: сообщу тебе, что отправил Мадлен в Аспен.
    - В Аспен? Зачем?
    - Ну, скажем, я попросил ее устроить все в коттедже, который мы только что приобрели.
    Филиппу не понравилось, с каким небрежным видом брат разглядывал свои ногти, и не понравилась играющая на его губах улыбка.
    - Что все это значит?
    - Ничего, - ответил он с невинным видом.
    - Джин, если ты замышляешь легкий флирт...
    - Флирт? Черт побери, Филипп, разве это слово употребляют в нашем столетии?
    - Не пытайся отвлечь меня, Джин. Лучше оставь Мадлен в покое.
    - Это почему же? Тебе от нее ничего не нужно. А она чертовски красивая молодая женщина.
    Филипп даже не заметил, как вскочил со стула. Он ринулся на брата, сшиб ногой стул позади себя и схватил Джина за грудки.
    - Клянусь, если ты только прикоснешься к ней, я...
    Ткань на сорочке Джина поползла под пальцами Филиппа. Игривость сошла с лица младшего Амберкрофта.
    - Что? Ударишь меня?
    Филипп застыл на месте. Глаза его прояснились, он отпустил Джина и выпрямился. Потом глубоко и резко вдохнул и выдохнул. Когда гнев стих, он протянул брату руку.
    - Джин, я...
    - Эй, я здесь именно ради такой реакции, братец.
    Филипп с изумлением взглянул на него.
    - Ради чего ты здесь?
    - Я пытался тебе намекать, пытался тебя разговорить... До тебя никак не доходило. Поэтому я решил разозлить тебя.
    - Должен сказать, тебе это здорово удалось, усмехнулся брат.
    - Поезжай к ней. Фил...
    - Что, черт возьми, здесь происходит? Властный голос принадлежал Ольге Амберкрофт. Она бросила сердитый взгляд на перевернутый стул и на смятую рубашку Джина.
    - Доброе утро, мама.
    - Я спрашиваю, что здесь...
    - Видишь, мама, - вступил в разговор Джин, небрежно целуя ее в щеку. Я говорил тебе, что он любит ее.
    - Гм. Филипп, объясни-ка все.
    - Тут нечего объяснять. Я признаюсь, что влюблен в Мадлен, если вы это имеете в виду. Но что толку? Она меня на дух не выносит.
    - Да на нее жалко смотреть, - начал спорить Джин. - Она несчастна.
    - Тебе-то какое дело?
    - Ты что, ничего не понимаешь? Она сходит по тебе с ума. Поезжай в Аспен. Поговори с ней. Уговори ее выйти за тебя замуж.
    - В Аспен? - Ольга вопросительно вскинула брови.
    - Я все объясню потом, - быстро заверил ее Джин.
    Филипп по-прежнему смотрел на брата.
    - Может, ты и не заметил, но никто не может заставить Мадлен изменить свое мнение. Джин только усмехнулся.
    - Филипп, - произнесла Ольга, - поезжай. Филипп перевел взгляд на мать.
    - Не думай ни о чем, просто поезжай. Глаза у него полезли на лоб. Неужто мама сошла с ума?
    - Ты хочешь сказать, что явилась сюда специально, чтобы посоветовать мне попросить руки простой служащей корпорации?
    Она одарила его высокомерным взглядом.
    - Я явилась сюда, чтобы обсудить с тобой новое трастовое соглашение, которое ты прислал мне на подпись. Однако теперь вижу, что подозрения Джина имели основания.
    - И тебя не беспокоит, что я влюблен в Мадлен?
    - Это очень сильно меня беспокоит, - честно призналась Ольга. - Но я хорошо знаю, что, если ты что-то решил, мои запреты едва ли изменят дело. У меня только два выхода: стоять на своем и потерять тебя или пожелать тебе счастья и сохранить тебя в своей жизни. Остается надеяться, что Мадлен не станет держать на меня зла.
    - Очень мудро с твоей стороны, мама.
    - Пусть все будет так, как будет. Мне очень жаль, что ты не выбрал более подходящую женщину, но уверена, что со временем все уладится.
    - Ты же знаешь, что сердцу не прикажешь, обратился к матери Джин, стараясь поддержать брата.
    - Да, знаю, - сказала Ольга, и лицо ее просветлело. - Вас, мальчики, возможно, удивит, но я вовсе не собиралась составить пару вашему отцу, тем более влюбляться в него. Но он умел быть очень.., настойчивым. - Она пожала плечами. -Кроме того, это вселяет в меня надежду понянчить внука, прежде чем я стану слишком старой, чтобы удержать его на руках.
    Филипп с изумлением открыл рот, когда услышал о потаенных мечтах матери.
    - А теперь, - Ольга снова полностью владела собой, - тебе лучше уехать прежде, чем я решу, что вела себя как сентиментальная идиотка.
    - Правильно, - поддакнул Джин. - Двигай, пока я не решил, что идиот это я, и не отправился в Аспен сам.
    Филипп хмыкнул, глядя на брата, и поцеловал мать в щеку. Ему больше не нужны были их подсказки.
    Собираясь, он вспомнил, что необходимо кое-куда позвонить. Он готовился завоевать сердце Мадлен...
    Мадлен с удовольствием предалась благоустройству коттеджа.
    Приехав, она обнаружила две большие комнаты: спальню и нечто среднее между гостиной, столовой и кухней в одном помещении.
    Единственной мебелью была шикарная кровать в спальне. Видимо, стиральная машина и сушильный шкаф были куплены вместе с домом. Мадлен пропустила простыни, которые лежали здесь же, на кровати, все еще в упаковке, только через ополаскивающий цикл, так как у нее все равно не было стирального порошка. Она понятия не имела, холодны ли здесь весенние ночи или нет, и вздохнула с облегчением, обнаружив на кровати прекрасную грелку.
    Мадлен не теряла зря времени. Она уже знала по имени владельца кафетерия, служащего маленького бакалейного магазина и рабочего на заправочной станции. А от Эрин все были без ума.
    Встретившись с владельцами двух небольших мебельных магазинов, Мадлен выяснила, что они братья и непримиримые соперника в бизнесе, который обычно оживлялся с возвращением владельцев в их дачные дома и с последующей затем реконструкцией. Она заказала холодильник и гарнитур для столовой у Эйба и двухкамерный морозильник с комплектом мягкой мебели у Аарона.
    Теперь настала очередь штор для окон. Мадлен увлеченно изучала каталог, когда услышала стук в дверь. Она надеялась, что посыльные приедут после четырех и дадут Эрин поспать днем, но...
    - Филипп!
    - Привет, Мадлен. Можно войти?
    - Ко-конечно.
    Он вошел и огляделся по сторонам.
    - Выглядит потрясающе. Мадлен скромно повела плечом.
    - Я пыталась сохранить мужской стиль, поэтому мебель и ковры на полах в терракотовых тонах.
    Филипп внимательно посмотрел на нее.
    - Мадлен, я здесь не для того, чтобы обсуждать обстановку.
    У нее все внутри сжалось. Как же она сразу не поняла, для чего именно он приехал!
    - Конечно. Я смогу быстро собраться, но если можно, пусть Эрин поспит еще немного.
    - Да послушай же ты! Я не хочу тебя выгонять. - Он вдохнул и выдохнул, успокаиваясь. -Пожалуйста, сядь.
    Филипп устроился на диване, а Мадлен заняла стоящий рядом стул.
    - Я в самом деле нервничаю. - Излишнее признание: красные пятна на его лице говорили красноречивее всяких слов.
    - Что-нибудь случилось?
    - Нет. Да, черт побери. - С явным трудом он разжал кулаки и потянулся к Мадлен, чтобы взять ее дрожащие руки в свои. - С тех пор, как мы познакомились, я каждую секунду думаю о тебе. Прости меня за то, что случилось. Давай попробуем еще раз сначала.
    Мадлен пришла в ужас. Вот к чему все привело! Она вскочила со стула как ошпаренная и отошла к камину.
    - Нет, Филипп. Не надо. Не поступай так со мной. У нас с тобой нет ничего общего - и никогда не будет, - тихо произнесла Мадлен.
    Встав с дивана, он подошел, но не стал прикасаться к ней.
    - Я...
    - Нет, послушай. Это какое-то сумасшествие. Честно говоря, не думаю, что смогу пережить еще один такой месяц, как этот. Пожалуйста, уезжай, и мы оба сделаем вид, как будто тебя здесь и не было.
    - Я не могу этого сделать.
    - Но почему? - спросила она с отчаянием в голосе.
    - Потому что люблю тебя, - ответил Филипп. Он взял ее руки, которыми она вцепилась в полку камина, в свои и начал целовать каждый пальчик.
    - Ты не любишь меня, - дрожащим голосом пробормотала Мадлен. - Тебе хочется заботиться обо мне, чтобы облегчить мое существование, но ты не любишь меня.
    - Я люблю тебя, а забота о тебе еще одна сторона моей любви.
    - Ты не понимаешь, - сказала она, выдернув руку из его ладони, - я долгие годы была независима. Я не хочу, чтобы кто-то заботился обо мне. Мне не нужно это.
    Филипп схватил ее и усадил рядом с собой на диване.
    - Чего ты так боишься? - шепотом спросил он, не отводя горящих глаз от лица Мадлен.
    Слезы, горькие и горячие, струились по ее щекам.
    - Я не могу уступить тебе, Филипп, только потому, что ты явился сюда на белом коне, чтобы спасти меня.
    - Что, если я прямо сейчас подпишу брачный контракт, где обязуюсь никогда не тратить ни цента из твоих денег?
    Она слабо рассмеялась и откинулась на спинку дивана, прижавшись щекой к обивке.
    - Ты же знаешь, что деньги здесь ни при чем. Он придвинулся еще ближе.
    - Знаю. Вот и скажи, как мне убедить тебя, что я говорю серьезно? Только не пытайся спорить на тему классовых различий и прочей чепухи.
    - И все же это следует принимать во внимание.
    - Не следует. И мы не будем обсуждать данный вопрос.
    - Мошенник.
    - Спасибо, а теперь...
    - Филипп, ты не слушаешь меня.
    - И ты тоже. - Он прижал пальцы к ее губам. -Только ты можешь стать миссис Филипп Амберкрофт. Кому, как не мне, это знать, ведь я сам выдумал все требования к будущей жене. И сверх того, мне ужасно хочется стать папой для Эрин. Я знаю, мне предстоит многому научиться, но я решил завоевать сердце Ваейр-младшей так же, как и твое.
    - Не прикрывайся Эрин...
    Филипп вытер остатки слез с ее лица.
    - Я не прикрываюсь ею, дорогая. Я пытаюсь отвергнуть все аргументы, по которым ты бы не могла выйти за меня замуж. Ты, видно, совсем забыла, как настойчив я бываю, если что-либо решил.
    - Филипп...
    - Кстати, я говорил с Прайсами.
    Ему удалось переключить ее на другую тему.
    - С Прайсами?
    - Мда, - пробормотал он, проведя пальцами по контуру ее подбородка. Все будет прекрасно.
    - Они собираются принять твою помощь? Как тебе это удалось?
    - Прайсы с удовольствием пошли на это, когда поняли, что я почти член их семьи.
    - Как?
    - Так. Ты им как дочь. Стало быть, я - как зять. Филипп воспользовался тем, что Мадлен молчала, ошеломленная его словами. Он склонился к ней и поцеловал в губы. В его поцелуе чувствовались голод, страсть, мольба о прощении и все желания, которые он так долго таил в себе.
    Мадлен отодвинулась, чтобы снова видеть его лицо.
    - Но я не создана для шопингов и теннисных партий.
    - Тогда продолжай работать или открой собственное дело. Разве нет такого, чем бы ты всегда хотела заниматься? Что ты делала, когда говорила: "Если бы я была..."?
    Ну, вот опять эта пугающая фраза! Всю свою жизнь Мадлен боялась ее, понимая, что для нее опасно играть в "Если бы я была...".
    - Скажи мне, - настаивал Филипп.
    - Оранжерея. Мне всегда хотелось иметь собственную оранжерею.
    - Ладно, решено. Что потом?
    - Филипп, ты все упрощаешь.
    - А почему ты все стараешься усложнить? Я люблю тебя. Думаю, и ты любишь меня. - Он вдруг замолчал. - Или нет?
    - Одной любви не всегда бывает достаточно, прошептала она еле слышно.
    - Ее достаточно, чтобы начать. Я не могу обещать, что трудные времена обойдут нас стороной. В семейной жизни так не бывает. Но клянусь, что буду любить тебя всей душой и сердцем. Я хочу стать отцом для Эрин и хочу, чтобы у нее были братья и сестры, с которыми она будет играть. Могу обещать тебе...
    - Да.
    - Что "да"?
    - Да. Я выйду за тебя замуж. Я до смерти боюсь рисковать, но я согласна.
    - Ты всегда будешь сводить меня с ума таким образом? - спросил он взволнованно. - Проведешь меня сквозь все круги ада, а потом вдруг так просто скажешь "да"?
    - Вероятно.
    Филипп прижал ее к себе и начал покрывать горячими поцелуям.
    - Слава богу.
    - Как скоро, ты думаешь, мы сможем пожениться? - спросила Мадлен. Он принял серьезный вид.
    - Погоди минутку. Мы не можем.
    - Что? - воскликнула она.
    - Ты не сказала, что любишь меня.
    - Ах 1Ы чурбан! Теперь вообще никогда не скажу.
    Он подался вперед и прижал ее к спинке дивана.
    - Скажи.
    - Я люблю тебя. - Она старалась не улыбаться.
    - Повтори, - он закрыл глаза от счастья.
    - Я люблю тебя.
    Топот детских ножек по деревянному полу заставил их сесть прямо. На пороге появилась Эрин, протирая глаза и обнимая полюбившегося игрушечного зайчонка.
    Когда девочка увидела Филиппа, она рассмеялась и бросилась к дивану, заползая на место, которое взрослые освободили для нее. Очень быстро она устроилась на коленях Филиппа и прижалась спиной к его груди, засунув большой палец в рот. Радостно хихикая, малышка выставила ногу и уперлась ею в живот матери.
    Мадлен просто растаяла. У нее не было выбора теперь, когда она увидела такую любовь.
    Эта мысль ошеломила ее, и она откинула голову на спинку дивана и тихо застонала.
    - Мадлен, что с тобой? - испуганно спросил Филипп.
    Она широко улыбнулась ему:
    - Понимаешь, моя мама все-таки оказалась права! В конце концов, я получила своего сказочного принца. Как я теперь искуплю свою вину?
    Филипп рассмеялся вместе с ней, и они поцеловались над головкой Эрин.
    - Мы найдем способ, дорогая. Будет трудно, но мы его найдем.
Top.Mail.Ru