Скачать fb2
Перстень с печаткой

Перстень с печаткой


Ильичёв Валерий Аркадьевич Перстень с печаткой

    Ильичев Валерий Аркадьевич
    Перстень с печаткой
    Глава 1
    Опасное поручение
    Не желая быть кем-нибудь замеченным, частный детектив Комов решил подняться на нужный ему третий этаж на лифте. Выйдя на лестничную площадку, он прислушался к тишине, казалось, заполнившей снизу доверху весь подъезд старого добротно сработанного дома.
    Нужная ему дверь была расположена прямо напротив лифта. Комов достал из кармана нанизанные на толстое металлическое кольцо два ключа от квартиры, в которой находилась вещь, так интересующая его клиентку.
    Еще пару месяцев назад Комов вряд ли бы взялся за столь опасное поручение. Но в последнее время ему не везло, и, оказавшись на мели, он соблазнился предложенной крупной суммой.
    Подстраховываясь от возможных неприятностей с милицией за проникновение в чужую квартиру, он заставил нанявшую его Людмилу Осипову дать ему письменное поручение. И теперь у него в кармане лежала записка: Поручаю Комову Сергею Викторовичу забрать из квартиры моего бывшего мужа ОсиповаН.Г. принадлежащие мне вещи. Я передаю ему ключи от квартиры, где сама прописана, так как идти туда не хочу из-за неприязненных отношений с мужем. Еще она показала ему фотографию мужа на всякий случай.
    Комов стоял перед дверью квартиры и, опасаясь подвоха, не решался войти. Может быть, плюнуть на все и повернуть назад? Отдать Осиповой аванс, и дело с концом?..
    Комов нервно провел рукой по шероховато-ребристой поверхности рукояти пистолета.
    Хотя Осипова и уверена, что в квартире днем никого не будет, я должен быть готовым к любой неожиданности. Иначе я не профессионал, а жалкий дилетант, что будет обидно признать после почти десяти лет работы в уголовном розыске.
    Где-то наверху хлопнула дверь, и кто-то нетерпеливый и быстроногий, не дожидаясь медленно двигающегося лифта, побежал вниз, отстукивая каблуками дробь по каменным ступеням. Времени на размышления у Комова не было, и, быстро отперев дверь, он юркнул в прихожую.
    Некоторое время Комов прислушивался и к звукам на лестнице, и к тишине внутри квартиры.
    Когда снаружи все стихло, Комов ещё некоторое время постоял. Ему казалось, что вся эта просторная, перестроенная по личному проекту хозяина квартира излучает флюиды опасности. Но все было тихо, и Комов заставил себя двинуться из прихожей вправо по коридору в ту сторону, где, по словам Осиповой, находился кабинет её мужа. И в этот момент его слуха достиг едва уловимый шорох. Комов замер, прислушиваясь.
    Откуда это: из соседней комнаты или из кабинета? А может, у Осиповых есть кошка? Надо было поинтересоваться заранее, теперь бы не гадал. Но не могу же я стоять так до бесконечности. Надо двигаться дальше.
    На всякий случай Комов достал из кобуры под мышкой пистолет и засунул его за поясной ремень под пиджак. Он не хотел терять важные для жизни доли секунды, если дело дойдет до перестрелки.
    Преодолев страх, Комов сделал ещё несколько шагов и застыл на пороге кабинета: его явно опередили. В кабинете царил беспорядок. Здесь явно что-то искали. На полу валялись разбросанные вещи, книги, какие-то бумаги с записями.
    Комов бросил взгляд на стоявшую в правом углу тумбочку, на которой возвышался телевизор с непривычно большим экраном, и сразу понял: До тайника они не добрались.
    Он подавил в себе желание сразу же броситься за нужной ему вещью.
    А что, если эти шустрые ребята ещё здесь, в квартире, и, услышав звук открываемой двери, затаились в надежде, что нежданный гость по неосторожности укажет им тайник? Ну нет! Ничего, ребятки, у вас не выйдет!
    И Комов направился не к тумбочке, а в противоположную сторону, к стилизованному под старину секретеру со взломанными и распахнутыми створками. Он должен был миновать массивный двухтумбовый письменный стол. Бросив на него взгляд, Комов остолбенел: возле стола лежал хозяин кабинета, устремив безжизненные глаза в потолок. Рядом с его правой рукой валялся небольшого размера пистолет. Из простреленной груди натекло совсем мало крови, и если бы не коричневатого цвета пятно на рубашке, можно было бы подумать, что хозяин умер естественной смертью.
    Рана у него в правой стороне груди, а он сам, похоже, правша: по крайней мере оружие находится у правой руки. Так что на самоубийство не похоже. Скорее всего он попытался оказать сопротивление. Вполне возможно, что убийца ещё находится в квартире. Если это так, то единственное место, где он мог спрятаться, там, за чуть приоткрытой дверцей встроенного в стену шкафа. Этот киллер меня в живых не оставит. Здесь кто кого. Значит, надо действовать.
    Комов, сделав вид, что хочет убедиться в смерти Осипова, наклонился над мертвым телом, а затем, резко нырнув вперед, упал на ковер рядом с трупом, и, согнувшись, укрылся за одной из массивных тумб стола. С пистолетом в руке Комов начал осторожно двигаться таким образом, чтобы в поле его зрения оказалась дверь шкафа, за которой мог укрываться убийца. В какой-то момент взгляд его упал на оружие, лежащее возле безжизненно откинутой руки хозяина кабинета. Мелькнула мысль: чтобы меньше наследить и скрыть свое присутствие здесь и от милиции, и от бандитов, лучше воспользоваться пистолетом Осипова.
    Комов схватил с пола пистолет и дважды выстрелил в чуть приоткрытую створку стенного шкафа. Одну пулю он послал на уровень груди человека среднего роста, а вторую на тридцать сантиметров ниже. Туда, где предположительно должен был находиться его живот.
    По крайней мере одна из пуль попала в цель. Сыщик увидел, как пробитая в двух местах коричневая дверца с натужным скрипом начала сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее открываться, пока из-за неё не показалось обмякшее тело человека. С глухим стуком оно упало на пол. Продолжающая по инерции движение тяжелая дверца совсем открылась.
    Комов уже начал подниматься с пола, когда в дверях увидел ещё одного киллера. Невысокий светловолосый крепыш с недоумением взирал на Комова ему, видимо, не верилось, что в результате стрельбы остался в живых не его ловкий и бывалый напарник, а этот неизвестно откуда появившийся молодой круглолицый мужик.
    Сейчас он опомнится и пристрелит меня, пронеслось в мозгу Комова. Он вскинул вверх руку с пистолетом, но опоздал: киллер успел выстрелить первым. За спиной Комова раздался звон разбитого оконного стекла. Еще не до конца осознав, что пуля его не задела, Комов почти не целясь нажал на курок.
    Запрокинув окровавленное лицо, киллер упал на спину, раскинув в стороны руки, словно желая перед окончательным прощанием заключить в объятия весь этот огромный мир, который он покидал. Комов был неплохим стрелком, но это меткое попадание могло быть объяснено лишь невероятным везением.
    Хоть здесь улыбнулась удача, а то бы мне не выбраться живым из этой истории. Скорее всего этот второй парень прятался в другой комнате, чтобы отрезать мне путь к отступлению. Услышав выстрелы, он, видимо, решил, что убит именно нежданный гость, и прибежал посмотреть, кого завалил его напарник. У нас были равные возможности, но ему не повезло. Все могло окончиться для меня роковым образом ведь я не учел, что в квартире может быть ещё один бандит. Стоп! А вдруг здесь прячутся ещё убийцы, но более осмотрительные и осторожные, чем эти двое? Но на размышления нет времени: разбитое оконное стекло могло привлечь внимание соседей. Приедет милиция, а это мне ни к чему. Надо поскорее взять что нужно и сматываться отсюда, пока меня не застали среди горы трупов.
    Комов ринулся к тумбочке с телевизором, просунул в неё руку, нащупал под крышкой потайную кнопку и нажал на нее. Правая боковая стенка тумбочки начала медленно отходить, словно раскрываемая книга. Комов достал из тайника обычную канцелярскую папку из серого картона с желтыми тесемками, для верности пошарил в тумбочке рукой, но там больше ничего не было.
    Он развязал тесемки папки и облегченно вздохнул: видеокассета в расцвеченном ярко-красными узорами футляре лежала рядом с какими-то записями и счетами, тут же была половина визитной карточки с привязанным к ней шпагатом золотым мужским перстнем. Комов с любопытством стал рассматривать рисунок, выгравированный на массивной печатке: длиннохвостый фазан горделиво возвышается над перекрещенными двуствольным ружьем и охотничьим рожком.
    Интересно, какое отношение имеет рожок к охоте на фазанов? По-видимому, гравер, потрафляя вкусу заказчика, хотел создать обобщенный символ охоты. А бумаги, похоже, какие-то банковские документы. Возьму на всякий случай все, потом разберемся.
    Приведя боковую стенку в первоначальное состояние, Комов протер носовым платком поверхность тумбочки и рукоятку пистолета Осипова, и вложил его в уже окоченевшую полураскрытую ладонь хозяина: Пусть мои бывшие милицейские коллеги поломают себе голову над тем, что здесь произошло. Версия, что Осипов убил нападающих, но и сам при этом был смертельно ранен, будет для них спасательным кругом и хорошим поводом для списания дела в архив: ведь никого из участников перестрелки в живых не осталось, и значит, некого и искать. Для меня главное убраться отсюда живым, и как можно скорее.
    Вытащив из-за пояса свой пистолет, сыщик не без опаски выглянул в коридор и проскользнул к двери. Обе руки у него были заняты, и, чтобы открыть замок, он вынужден был взять картонную папку в зубы. На ощупь, не теряя из виду полуоткрытые двери второй комнаты, открыл замки. Выскочив на лестничную площадку, захлопнул дверь и побежал вниз, перепрыгивая сразу через несколько ступенек.
    Около выхода из подъезда спохватился, что все ещё держит в руке оружие, и быстро спрятал его в кобуру.
    Он сделал это вовремя. Входная дверь с улицы открылась, и в подъезд вошли два сотрудника милиции с короткоствольными автоматами на изготовку. Не обращая внимания на Комова, скуластый с черной щеточкой щеголеватых усиков сержант, заходя в кабину лифта, сердито проворчал: Небось от ветра стекло разбилось или мальчишки рогаткой балуются, а мы бегай и проверяй. Ладно бы сам хозяин позвонил, а то соседи!
    Оказавшись на улице, Комов, стараясь сдерживать шаг, чтобы не показать спешки, направился к автобусной остановке. Он знал, что у него есть в запасе время: сотрудники милиции сразу не решатся взламывать двери в отсутствие хозяев и ограничатся звонками в пустую квартиру да формальными расспросами соседей.
    Уже сидя в автобусе, Комов никак не мог унять дрожь в руках от неожиданной встречи в подъезде.
    Эти двое даже не взглянули в мою сторону. Так что вряд ли они смогут опознать человека, спускавшегося вниз по лестнице, даже если сыщики вычислят и разыщут меня в огромном городе. Но все же до чего противно подрагивают пальцы... Нервы совсем расшатались. Надо будет потребовать у заказчицы двойную плату за риск. Впрочем, как бы не получилось наоборот. Людмила Анатольевна стала вдовой, и ей теперь эта видеокассета с любовными играми мужа совсем без надобности. А потому я сначала вручу ей видеокассету, получу деньги, а уж потом расскажу о гибели Осипова. Так будет вернее.
    Сойдя с автобуса, Комов зашел в телефонную будку и набрал номер. Людмила Анатольевна трубку сняла почти сразу. В её голосе слышалось нетерпение:
    Да-да, слушаю.
    Это я, Комов. Все в порядке. Нужная вещь у меня.
    Хорошо, я жду. Поспешите, пожалуйста.
    Я нахожусь недалеко от вас и скоро буду.
    Комов не мог предположить, что его последняя фраза о быстром приезде сыграет роковую роль в судьбе Осиповой.
    Когда раздался длинный звонок в дверь, обычно осторожная Людмила Анатольевна поспешно бросилась её открывать, уверенная, что это частный детектив. Правда, её на миг смутило, что после телефонного разговора с ним прошло чуть более десяти минут.
    Но он мог звонить с соседней улицы, успокоила она себя и повернула колесико замка... И тут же с ужасом поняла свою ошибку. Резким ударом двери её отбросило в сторону, и высокий мужчина шагнул в переднюю. За его спиной виднелись двое молодых парней.
    Это Осипов подослал убийц, мелькнула догадка. Жажда жизни удесятерила её энергию. Обеими руками женщина оттолкнула громилу и помчалась к балкону. Опомнившийся от неожиданности боевик бросился за ней, но не успел: Осипова закрыла дверь на задвижку прямо перед его носом. Услышав её истошный крик: На помощь, убивают! Помогите кто-нибудь!, громила понял, что по-тихому захватить Осипову не удалось, а значит, задание провалено. В бессильной злобе он ударом кулака выбил стекло и, просунув руку, отодвинул задвижку. С силой распахнув дверь, он шагнул на балкон.
    Женщина в отчаянии старалась перебраться на соседнюю лоджию, избегая смотреть вниз с высоты восьмого этажа. Она уже взобралась на бетонную ограду, но на мгновение оглянулась и увидела протянутую к ней руку бандита. Запаниковав, она сделала неловкое движение, потеряла равновесие и, закричав, полетела вниз. Громила повернулся к своим сообщникам:
    Смываемся! Быстрее! Эта дура разбилась. Сейчас нагрянут менты!
    Не прошло и минуты, как все трое вскочили в стоявшую возле дома машину, и она рванула с места на полной скорости.
    Подойдя к дому заказчицы, Комов увидел во дворе толпу зевак, две милицейские машины и оцепление вокруг тела женщины в темно-зеленом платье и со светлой накладной косой на голове. Вокруг запястья её бессильно откинутой в сторону руки золотистой спиралью обвивалась змейка с рубиновыми глазами.
    Стоявшие рядом с ним женщины о чем-то спорили. Комов прислушался.
    Никакое это не самоубийство. Ерунда какая! говорила одна. Моя соседка шла из булочной и своими ушами слышала крик о помощи. А ещё видела мужика там, рядом с ней на балконе восьмого этажа. Скинули её, горемычную, оттуда, вот что я вам скажу. Это точно. Видите, вон там в стороне моя соседка милиции показания дает? Стали бы высокие начальники глупые бредни старухи записывать. Что им, делать нечего?
    Комов посмотрел в указанную сторону и увидел, как пожилая женщина что-то азартно рассказывает высокому сыщику в штатском, записывающему её показания в блокнот. Рядом мрачно стоял подполковник милиции.
    Да это же Кондратов из МУРа! Раз он здесь, наверняка дело сложное. Из-за простого несчастного случая он бы не приехал, подумал Комов и поднял глаза на балкон восьмого этажа. Там уже суетились сотрудники милиции. Еще утром Комов был в этой квартире, где после разрыва с мужем жила у своей престарелой тетки Осипова. Вручая ему ключи от своего прежнего жилища, женщина вряд ли предчувствовала свою скорую гибель.
    Никто не знает своего рокового часа, подумал частный детектив. - Вот и я нежданно-негаданно вляпался в какой-то кровавый кошмар, да к тому же за бесплатно если, конечно, не считать привязанного к визитной карточке золотого перстня с фазаном, за которого, пожалуй, можно будет выручить кое-какую сумму. Но спешить с этим не буду. Сначала надо оценить сложившуюся ситуацию, чтобы не допустить нового прокола. Серьезные ребята, крутящиеся вокруг этого дела, шутить явно не намерены. Это же бандиты и Осипова, и его жену убили. Интересно, они знают о моем существовании? Или действуют вслепую, пытаясь найти того, пока им неизвестного человека, что взял папку с желтыми тесемками?
    Обнаружив в квартире Осипова трупы своих братанов, они многое поймут. И начнут меня вычислять. Но вдруг им уже известны мои анкетные данные и адрес? Сегодня мне, пожалуй, идти домой не следует, а там видно будет.
    Комов незаметно выбрался из толпы и покинул двор, где разыгралась трагедия.
    В ресторане Комов сел за угловой столик, спиной к стене. Прямо над ним нависало массивное, глиняное, расписанное абстрактным узором кашпо с экзотическим растением, свесившим вниз темно-зеленые побеги, напоминающие щупальца какого-то хищного морского животного, отдыхающего после удачной подводной охоты.
    Это место Комов посчитал наиболее безопасным: сзади была стена, и он мог ожидать нападения лишь со стороны входа в зал, к которому сидел лицом. Но ещё не настал час пик, посетителей в ресторане было мало, и атаковать его пока явно никто не собирался.
    Совсем нервы сдавать стали. Правду говорят: пуганая ворона и куста боится. Но и лишняя осторожность не помешает. В деле, в которое я вляпался, что-то слишком много крови. Самая простая версия: Людмила Анатольевна послала меня за видеокассетой с жеребячьими подвигами своего мужа, чтобы потом выторговать себе большую долю при разделе имущества. А Осипов, желая поскорее избавиться от ненавистной жены, не будь дураком, послал своих людей расправиться с ней, что те благополучно и сделали. При таком раскладе мне лично опасность не угрожает. Но все указывает на то, что здесь ситуация гораздо сложнее и опаснее. И дело скорее всего не в видеозаписи любовных игрищ Осипова, обожающего просматривать на досуге свои постельные забавы и нанимающего для их съемок специального оператора, а в чем-то совсем другом, гораздо более важном. Ведь объявлена настоящая охота. Что же так интересует неизвестного мне охотника, пославшего своих людей сразу в два адреса с целью завладеть этим чем-то, и не останавливающегося даже перед убийством? Возможно, вожделенный объект охоты находится вот здесь, в папке? Это либо какие-то документы, либо перстень, привязанный к обрывку визитки Осипова. Недаром же они хранились в тайнике. Да, здесь кроется большая загадка.
    К столику Комова подошел официант, и он заказал салат, бифштекс и двести граммов коньяка. В его распоряжении была уйма времени: идти домой ему нельзя, подвергать опасности кого-либо из знакомых он не собирается, а потому он решил подцепить в ресторане какую-нибудь женщину и переночевать у нее. Она не должна быть проституткой, в доме у которой его могут запросто покалечить и ограбить а ещё туда может нагрянуть милиция и задержать его для последующей проверки. У Комова, разведенного с женой более десяти лет назад, был достаточный опыт менее опасных знакомств. Обычно, если ему нужна была женщина на ночь, он находил её в шумных ресторанных компаниях и застольях, где дам всегда больше, чем кавалеров. Разгоряченные спиртным и танцами, женщины охотно принимали ухаживания молодого мужчины, умеющего к тому же быть галантным.
    Комов наметанным глазом увидел подготовку к многолюдному застолью в соседнем зале. Принесший заказ официант подтвердил, что там через час будут праздновать свадьбу, и Комов подумал: Судьба дает шанс. Свадьба это почти беспроигрышный вариант: незамужние подруги невесты именно в минуты чужого торжества мечтают о своей удаче и надеются прямо сейчас и здесь встретить свое счастье.
    Детектив взглянул на часы: до начала свадебного застолья оставалось совсем немного времени. Он налил себе из графина в рюмку коричневатой жидкости и с удовольствием выпил. После пережитых в этот день волнений спиртное начало действовать на него гораздо быстрее, чем обычно.
    Надо будет себя попридержать, чтобы, обретя необходимый для знакомства кураж, не очень сильно опьянеть, а то вместо приятного приключения придется ночевать на вокзале. Это относительно безопасно, но очень уж неуютно.
    И Комов с аппетитом принялся за еду, с интересом присматриваясь к уже появившимся в соседнем зале женщинам, стараясь угадать среди них ту, которая согласится к концу вечера повезти его к себе домой.
    Выпитый коньяк и вкусный бифштекс подняли его настроение, и он излишне самонадеянно посчитал, что любовный успех ему гарантирован.
    Глава II
    Схватка
    Комов с трудом приоткрыл глаза. Ранний рассвет безуспешно пытался вытеснить из комнаты ночную мглу. Пробуждение было тяжелым. Шумными толчками пульсировала кровь. Комов попробовал приподнять голову, его замутило, и он бессильно откинулся на подушку. Стараясь не шевелиться, осмотрелся: просторная комната со столом, шкафом и стоявшей в углу тумбочкой была ему явно незнакома. Скосив глаза вправо, он увидел на соседней подушке разметавшиеся в беспорядке длинные темные волосы.
    Значит, вчера я все-таки подцепил какую-то дамочку. Но где? То, что не в ресторане, это точно. На той натужно веселящейся свадьбе, как назло, собрались девчонки лет по восемнадцати и дебелые матроны за пятьдесят, так что там я никого найти не мог. К тому же, снимая стресс, я не рассчитал свои силы и здорово перебрал. Но как я попал сюда? Надо же, ничего не помню! О, черт! Не потерял ли я материалы из тайника?!
    И тут же заметил лежащую на стуле серую папку с желтыми тесемками, а рядом с ней свою кобуру с пистолетом. Вздохнув с облегчением, он повернулся к женщине и осторожным движением убрал с её лица волосы. Она была не в его вкусе. Да, пожалуй, и старовата: лет около сорока. Но на это ему в данный момент было наплевать. Главное, не в вытрезвителе оказался. И то спасибо. Интересно, было ли у меня с этой женщиной что-нибудь, или я сразу отключился, как только добрался до постели? В любом случае мне придется выполнить свои мужские обязанности, чтобы хотя бы этим отблагодарить её, спасшую меня от неприятностей.
    Ему не очень-то хотелось этого, но он понимал, что одинокая женщина, приведшая к себе первого встречного, да ещё в крепком подпитии человека, искала партнера прежде всего для физической близости.
    В этот момент женщина, видимо, почувствовав, что её кто-то рассматривает, открыла глаза. Поняв по не совсем осмысленному взгляду Комова, что он плохо помнит вчерашние события, она коротко пояснила:
    Ты подсел ко мне в метро и наговорил кучу приятных вещей. Время было позднее, и ты любезно вызвался проводить меня до дома.
    Ты меня пожалела?
    Совсем нет! Ты довольно привлекательный мужчина, к тому же говорил комплименты, которых я давно не слышала.
    Так вот чем я её взял! Да, это я умею. Значит, был проблеск сознания. Это уж потом я отключился. Но пора все-таки переходить к делу, подумал Комов.
    Он погладил женщину по распущенным волосам и вкрадчиво произнес:
    Правильно говорят, что дуракам и пьяницам везет. Подфартило же мне, пьяному: какую интересную женщину встретил.
    Он намеренно не сказал красавицу, так как это было бы ложью. А вот слово интересная женщинам нравилось. Они понимали под этим загадочная, роковая. Его первый ход оказался верным: давно разведенной сорокадвухлетней женщине, отправившей дочь-подростка к бабушке в деревню и получившей возможность хоть ненадолго почувствовать себя желанной, эта встреча была кстати. Благодарно откликнувшись на его непритязательный комплимент, женщина, не пытаясь скрыть страстного нетерпения, раскрыла ему свои объятия. Комов стал нежно ласкать её тело. Сначала, стесняясь, она сдержанно реагировала на его прикосновения, но затем, словно решившись, отбросила в сторону мешающее одеяло и отдалась во власть плотского наслаждения.
    Вскоре Комов с облегчением подумал, что наконец-то это мучительное для него и морально, и физически действо окончено, и что он, судя по счастливому выражению на лице женщины, откинувшейся на подушки, не оплошал, несмотря на тяжкое похмелье. Теперь надо было для соблюдения приличий полежать рядом с женщиной ещё минут десять. Он потянулся к куртке, висящей рядом на стуле, достал сигарету и, чиркнув зажигалкой, с удовольствием затянулся. Женщина вынула у него изо рта сигарету и, неумело вдохнув в себя дым, вновь передала её Комову. Продолжая молчать, они выкурили сигарету до конца. Наверное, женщина видела подобную сцену в каком-нибудь заграничном фильме и теперь копировала шикарную жизнь его героев, живущих в фантастическом и недосягаемом для неё мире. Исподтишка наблюдая за ней, Комов размышлял, как достойно, не обидев хозяйку квартиры, уйти.
    Чутко уловив настроение гостя, знавшая по своему опыту, что мужчины, получив удовольствие, заняты уже совсем другими мыслями, женщина пришла к нему на помощь:
    Та, наверное, спешишь?
    Комов с радостью откликнулся:
    Да, мне, к сожалению, пора уходить. Дела... Начальство небось меня уже обыскалось.
    Вскочив, он начал одеваться. Конечно, не мешало бы принять душ, но это значило затянуть прощание, а ему хотелось побыстрее покинуть и эту чужую квартиру, и ставшую ему совсем ненужной женщину.
    Долгие проводы лишние слезы, сказал он про себя и, накинув куртку, подошел к окну.
    Ты действительно работаешь в уголовном розыске? спросила она.
    Да. Вчера у меня был отгул, а сегодня я иду в засаду, ловить особо опасного преступника, лихо соврал Комов, подумав про себя: Интересно, что ещё я вчера ей наболтал с пьяных глаз?
    Взглянув в окно, он невольно отшатнулся: внизу было кладбище. Могилы и кресты почти вплотную подступали к дому. Ему сделалось страшно это было как предостережение.
    Не пугайся. Это старое московское кладбище. А дом наш относительно новый. Я сюда въехала по обмену года два назад. Поначалу трудно было привыкнуть, но теперь все в порядке.
    Хорошо, что мне не нужно к этому привыкать, подумал он.
    И, словно угадав его мысли, женщина спросила с деланным равнодушием:
    Ты ещё придешь? После восьми вечера я обычно дома. Так что, если захочешь, пожалуйста.
    Она намекает, что, кроме меня, у неё никого нет. До чего же тонко порой женщины умеют передать свои мысли! подумал Комов, а вслух произнес:
    Спасибо, дорогая, я приду к тебе непременно: мне с тобой было хорошо.
    Но её трудно было обмануть. Она все поняла как надо по нарочито бодрому тону Комова. Ему не откажешь в умении говорить женщине приятные вещи, но она чувствовала наигрыш. В постели он был совсем неплох и все-таки, как говорится, не сошлось. И то, что он подошел к ней, наклонился и поцеловал в щеку, уже не имело никакого значения: это был всего лишь ни к чему не обязывающий ритуал вежливости. Она больше не заблуждалась на его счет. И когда за ночным посетителем закрылась дверь, женщина еле сдержала рыдания и долго лежала с глазами, полными слез, жалея не себя, а этого симпатичного молодого мужчину, за внешней галантностью и самоуверенностью которого проглядывала какая-то ущербная жертвенность. Она и сама не могла бы толком объяснить, что насторожило её в этом человеке. Но то, что в нем имеется нечто такое, чего он сам в себе должен опасаться, это точно.
    Женщина вздохнула, поднялась, накинула халат и пошла в ванную: праздник окончился и, как это часто бывает, оставил после себя тяжелый осадок.
    Комов, захлопнув за собой дверь, сбежал по лестнице к подъезду, который, к счастью, выходил не в сторону кладбища, а во двор, и вышел на улицу. Оглянувшись на дом, где провел ночь, он понял, что никогда сюда больше не придет.
    И дело было совсем не в том, что начавшая стареть женщина пришлась ему не по вкусу, а в том, что невыносимо было бы каждый раз после постельных сцен лицезреть под окнами старое кладбище с мраморными памятниками и покосившимися деревянными крестами. Это напоминало бы ему о неизбежности смерти и расплаты там, в другом мире, за свои греховные услады ничего, в сущности, кроме ощущения пустоты, ему не приносящие.
    Комов огляделся и направился к проходу между домами. Навстречу ему шел пенсионного вида человек с бидоном.
    Отец, метро далеко?
    Да тут, за углом, мужчина сердито махнул рукой.
    Слушай, а что это за район?
    Пенсионер остановился, его нахмуренное лицо разгладилось, он усмехнулся и понимающе подмигнул Комову:
    Гульнул, значит, вчера? Ну что же, дело знакомое. Это Преображенка. Далеко тебя от дома занесло?
    Но Комов не стал ему отвечать, благодарно кивнул и, прижимая к себе заветную папку, пошел в указанном мужчиной направлении. Метро было, действительно, тут же, за углом.
    Хоть в этом повезло! подумал Комов, уже начиная выстраивать в уме план своих ближайших действий.
    День для сотрудника уголовного розыска Ильина начался с неприятности: ему позвонил домой дежурный по отделению милиции и сообщил, что ночью была убита и ограблена теща высокопоставленного чиновника. И он, едва успев выпить стакан чая, поехал прямо на место происшествия, где уже работала следственно-оперативная группа из Главного управления внутренних дел.
    Мельком взглянув на труп пожилой женщины, лежащей посреди комнаты в луже крови, Ильин вместе с другими сотрудниками включился в поквартирный обход дома, не особенно надеясь на успех.
    Через три часа утомительного хождения по этажам и опроса жильцов Ильин вернулся в отделение милиции в дурном расположении духа: никаких зацепок, а значит, и перспектив раскрытия преступления не было. А это грозило нервотрепкой и постоянными вызовами на ковер к высокому начальству для разноса: зять убитой на самом деле был большая птица. Надо было садиться писать план следственно-оперативных мероприятий. Как и любой сыщик, Ильин не любил бумаготворчества, но он знал, что от него неминуемо потребуют составления этого основополагающего документа, без которого вся его работа будет признана нецелеустремленной и малоэффективной, даже если он будет бегать, высунув язык, днем и ночью.
    Достав из сейфа спецблокнот для секретных записей, Ильин скрепя сердце уже начал выводить в правом верхнем углу Утверждаю, но тут в кабинет вбежал дежурный по отделению милиции Лидов и с радостным возбуждением сообщил:
    С тебя, Ильин, причитается. Только что позвонили ребята из соседнего отделения милиции. К ним там доставили каких-то двух приезжих типов, которые пытались загнать у магазина женские золотые часики. По всем приметам это те самые, украденные из квартиры убитой. Карпов приказал тебе туда срочно выехать, по такому случаю он свою машину дает. Так что давай скорее!
    Лидов выбежал. Ильин подумал: Неужели удастся раскрыть это преступление без особых затруднений?"
    Он поднялся, спрятал бумаги в сейф и уже направился к выходу, когда раздался телефонный звонок. Несколько мгновений Ильин стоял в нерешительности: возвращаться или нет? Ему хотелось побыстрее убедиться, что двух залетных гастролеров сотрудники соседнего 7-гоотделения милиции взяли в цвет, что изъятые у них часы похищены в квартире убитой. Но чувство долга взяло верх, и Ильин поднял трубку, ещё не зная, что этим обречет себя на участие в раскрытии новых, гораздо более серьезных и запутанных преступлений.
    Голос в трубке звучал фальшиво-бодро, словно человек на другом конце провода пытался скрыть свою тревогу:
    Привет, Ильин, это Комов. Не забыл ещё бывшего коллегу? Где тебя носит? Я названиваю с утра. Телефонный аппарат на твоем столе, наверное, раскалился докрасна.
    Да нет, как был черного цвета, так и остался, решил поддержать шутливый тон собеседника Ильин. Зная, что Комов, с которым много лет назад он учился в школе милиции, просто так не позвонит, Ильин терялся в догадках. Что ему нужно?
    А Комов, как назло, тянул время:
    Ты кого-нибудь из наших видел в последнее время?
    Да практически никого. Как-то случайно встретил на Арбате Юрку Доброва. Вот с Кондратовым из МУРа встречаемся регулярно. Но все больше по работе. Даже грамм по сто выпить некогда. Сам работал в розыске, так что знаешь.
    Без выпивки редко обходится. То с горя, из-за висяка какого-нибудь, то с радости, если удается дело раскрыть. Кстати, что-нибудь о Нине Игоревне Авдеевой слышно?
    К сожалению, ничего хорошего. Так же пьет горькую. В последнее время работала уборщицей в продуктовом магазине. Полгода назад выменяла свою двухкомнатную квартиру в Москве на однокомнатную в Мытищах. Взяла приличную приплату и теперь, по слухам, не работает и ещё больше пьет.
    Ну, теперь ясно, а то я позвонил по прежнему адресу, а мне отвечают: здесь такая больше не проживает, а где её можно найти, не знаем. Жаль её. Помнишь, какая она была красавица? В школе милиции все слушатели были в неё влюблены...
    Ильин знал, что о Нинке Авдеевой, в которую Комов был влюблен, тот мог говорить часами, и потому нетерпеливо перебил:
    Извини, Сергей, мне сейчас некогда. Начальство срочно посылает на выезд: дело у нас тут одно убойное образовалось. Вроде бы просвет проклюнулся. Мне надо бежать. Ты чего позвонил, по делу или так?
    И, после едва уловимой паузы, Комов поспешил его заверить:
    Да, нет, ничего особенного. Просто вспомнил: в этом году, осенью, десять лет как мы окончили школу милиции. Надо бы собраться и отметить юбилей. Как считаешь?
    Я не против. Но до осени ещё долго, можно и раньше собраться провести, так сказать, генеральную репетицию. А сейчас извини, я побежал. Позвони, буду посвободнее, и где-нибудь пересечемся.
    Положив трубку, Ильин покачал головой: Не понравился мне этот звонок. Что-то Комов темнит. Не стал бы он звонить за полгода, чтобы просто напомнить о юбилее. Явно какое-то дело было ко мне, но вот не сказал. А может, оно и к лучшему: мне сейчас и своих забот хватает.
    Выйдя на улицу, Ильин сел в машину. Заждавшийся его водитель, пользующийся особым расположением подполковника Карпова, едва ответив на приветствие, резко тронул с места, сразу набрав огромную скорость. Не обращая внимания на плохое настроение сержанта, считающего ниже своего достоинства возить кого-либо, кроме начальства, Ильин переключил свои мысли на предстоящий разговор с задержанными парнями. Мысли эти напрочь вытеснили из головы Комова с его звонком. А зря!
    В этот самый момент на другом конце города авторитет по кличке Буг нервно ходил по кабинету. Обычно выдержанный и не теряющий присутствия духа ни при каких условиях, Буг был неузнаваем. Он был в ярости, он просто молнии метал! И было из-за чего. Мало того, что он не смог достать сверхценные материалы и номер так необходимого ему секретного зарубежного счета, он потерял двух своих людей! Их тела, оставленные на месте происшествия, помимо прочего, засветят его участие в этом деле.
    Расчет был верным. По плану слабак Осипов должен был указать свой тайник после первых же ударов: ребятки свое дело знали. Но они оплошали, и этот размазня успел вынуть оружие. Пришлось его убрать.
    Но ведь никто не мог предположить, что эта дура, жена Осипова, наймет человека, чтобы завладеть дурацкой видеокассетой. Из-за этой, никому, кроме нее, не нужной порнографической поделки, все и сорвалось. В результате мои два дуролома и тайник не нашли, и вообще гробанулись. А другие идиоты позволили жене Осипова выброситься с балкона, да ещё с таким шумом.
    И потом: куда исчезла Софка, любовница Осипова? Неспроста она скрылась. Неужели ей что-то известно? Пока я в этом деле на нуле. Все коту под хвост. Но если нужные мне документы пока ещё находятся у этого отмороженного частного детектива, есть ещё надежда исправить положение.
    Телефонный звонок прервал размышления Буга. Он нетерпеливо схватил трубку:
    Слушаю!
    Это я, Лимон. Пока все тихо. Этот Комов дома не ночевал. Уже полдня прошло, а он не проявился, и где шатается, неизвестно. Что делать?
    Продолжайте наблюдение. Меняй людей каждые два часа, круглые сутки пусть следят, но только не упусти этого типа. Мне нужен не он, а взятые им у Осипова бумаги, и ты лично отвечаешь за то, чтобы доставить мне его живым. В этом деле трупов уже много, а толку никакого. Держи меня в курсе дела, звони каждый час.
    Положив трубку, Буг в задумчивости потер переносицу: Почему этот Комов не появился дома? Неужели знает, что мы его вычислили? Да нет, едва ли. Мои ребята здорово побегали, прежде чем вышли на ближайшую подругу Осиповой Лидку, которая была посвящена в её планы изъятия видеокассеты с помощью Комова. Так что детектив вряд ли опасается засады. Скорее всего совершив двойное убийство в квартире Осипова и узнав о гибели заказчицы, этот тип решил на время затаиться. Если он не придет ночевать домой и сегодня, придется проводить скрупулезную работу по выявлению всех его связей. А на это может уйти масса времени. Последние фразы Буг невольно произнес вслух и досадливо поморщился: Совсем я раскис. Вслух стал думать. Так и секреты можно выболтать. Хорошо еще, что здесь в кабинете, никого нет. Надо взять себя в руки. Перед моими ребятками нельзя показывать слабину: вмиг выйдут из повиновения.
    Буг взглянул на часы: было уже около пяти вечера. Надежд на появление Комова в своей квартире оставалось все меньше.
    Лимон со своим напарником Сухарем занял позицию на лестничной площадке между шестым и седьмым этажами так, чтобы видна была дверь в квартиру Комова.
    В отличие от своего шефа он не верил, что Комов отважится в этот вечер вернуться к себе домой. Более того, он совсем не жаждал искать себе на голову приключений: человек, заваливший накануне двух боевиков и вкусивший крови, не задумываясь, откроет стрельбу при попытке его захвата. Лимон не был в курсе задумок своего хитроумного шефа, ворочающего большими делами. Его, Лимона, обычно использовали втемную, лишь разъясняя цель задания и обговаривая, что он должен, а чего не должен делать ни при каких обстоятельствах. Лимон был исполнителен, дисциплинирован и до конца предан своему хозяину, выручившему его год назад из большой беды, когда он по своей бесшабашности перешел дорогу какому-то авторитету. Тогда только заступничество Буга спасло ему жизнь. А Буг приобрел надежного и преданного человека, готового выполнить любое его поручение.
    Но нынешнее задание было Лимону не по душе. Гораздо проще, считал он, завалить какого-нибудь банкира, открыв внезапно из засады огонь на поражение, чем захватить вооруженного человека живым, без единого выстрела и по возможности без шума. Правда, хитроумный Буг продумал все до мелочей, вручив им с напарником милицейские удостоверения естественно, поддельные, но сработанные мастерски.
    Лимон вынул красные корочки, развернул. На фотографии он увидел свою физиономию с вытаращенными глазами и полуоткрытым ртом и остался не очень доволен своей внешностью. Но зато набранная типографским шрифтом надпись, гласящая, что владелец удостоверения состоит на службе в уголовном розыске и имеет право на ношение оружия, наполнила его гордостью, будто там значилась не другая фамилия.
    Да, Буг, конечно, умен. Он рассчитывает, что частный детектив после происшествия в квартире Осиповых не особенно удивится, если его тормознут менты и предложат проехать с ними для выяснения обстоятельств дела. Он должен поверить. Дальнейшее уже будет делом техники.
    Поразмышляв в этом духе, Лимон с удовлетворением положил ментовскую ксиву обратно в нагрудный карман пиджака.
    Время приближалось к восемнадцати часам; скоро надо будет выдать дежурный звонок Бугу.
    Внизу в очередной раз хлопнула дверь подъезда, и кто-то нажал кнопку, вызывая лифт. И Лимон, ткнув в бок Сухаря, уже в который раз призвал напарника к бдительной готовности на случай, если это возвращается домой Комов. Проинструктированный шефом Лимон уже не раз прокручивал в уме свои действия, и ему казалось, что все должно пройти гладко, без особых осложнений. К тому же дежурившие внизу в машине боевики Жох и Казан должны заранее предупредить о появлении человека, схожего по приметам с этим отмороженным детективом.
    Жаль, что не успели раздобыть его фото!
    Войдя во двор, Комов внимательно осмотрелся. Все вроде было спокойно, если не считать двух иномарок, явно не принадлежащих жильцам его дома, в котором обитали в основном рабочие ближайшего завода железобетонных конструкций. Машины стояли в противоположных концах двора, словно прикрывая с двух сторон подходы к дому.
    Похоже, это посланцы по мою душу. Хотя, возможно, они поджидают кого-то другого либо вообще не связаны между собой и появились здесь случайно. Но в любом случае люди в машинах меня уже наверняка засекли, и отступать поздно. Да и устал я здорово после событий последних суток. Попробую все-таки добраться до своего жилища и отоспаться. А если меня ждут в подъезде? Все равно рискну: трус не играет в хоккей и не пьет шампанского.
    Комов усмехнулся, посчитав забавным смешение двух общеизвестных крылатых выражений и, нащупав под мышкой рукоять пистолета, решительно открыл дверь подъезда.
    Сидящий в одной из машин боевик, вызвав по рации Лимона, предупредил: мужик, похожий по описанию на объект, зашел в подъезд. Проверь, не тот ли это, кого мы ждем.
    Лимон от волнения ответил излишне зло:
    Не учи ученого, лучше сам посматривай, как бы тебя за задницу менты раньше времени не взяли. Ну все, до связи! Дыши глубже!
    И чего я на него набросился? Словно он виноват, что появился мужик, похожий на Комова. Просто я здорово нервничаю. Надо быть спокойнее, а то частный детектив сразу меня расколет: настоящий мент держится нагло и уверенно, словно прокурор, судья и палач в одном лице. Вот и мне надо повести себя надлежащим образом.
    Послышался шум механизма подъемника, кабина лифта приблизилась, но вопреки ожиданиям Лимона, миновала шестой этаж, где находилась квартира Комова, и остановилась на седьмом.
    Из лифта вышел молодой мужчина, действительно по описанию очень похожий на человека, которого они ждали.
    При виде двух явно нервничающих дюжих мужиков с нахмуренными лицами, испытующе смотрящих на него снизу с площадки между этажами, Комов понял: Меня ждут, сволочи. Хорошо, что я догадался подняться на этаж выше. Теперь надо потянуть время. И, уверенно двинувшись вправо от лифта, Комов подошел к первой двери и стал шарить по карманам, делая вид, что ищет ключи. Хотя и понимал, что этот маневр даст ему всего лишь несколько секунд отсрочки.
    Серега Комов, это ты? Не узнаешь? окликнул его плотного сложения милиционер с чуть раскосыми глазами и длинным крючковатым носом.
    Старая как мир покупка, за лоха меня держат, усмехнулся про себя детектив, а вслух небрежно бросил через плечо:
    Комов живет этажом ниже, вон в той квартире. Позвоните, может, он дома.
    И для убедительности сделал вид, что наконец-то обнаружил ключ. Даже, подняв левую руку, сделал попытку вставить его в замок. При этом пола пиджака приподнялась, и Комов правой рукой нащупал ребристую рукоятку пистолета, осторожно вытягивая его из кобуры.
    Заметив, что ключ не хочет вставляться в замок, Лимон поднялся по ступенькам и властно потребовал:
    Гражданин, ваши документы! Мы из милиции.
    Комов едва взглянул на раскрытое и повернутое к нему удостоверение, удерживаемое пальцами, на которых красовались вытатуированные явно в зоне бледно-синие перстни, горделиво свидетельствующие о бывшем уголовном прошлом этого типа.
    Вот идиоты: ксиву милицейскую наверняка блестяще слепили, а дали её человеку с воровскими наколками на пальцах. Однако что мне делать? Они оба насторожены и держат руки под пиджаком. Шансов уцелеть у меня практически нет. Надо на что-то решаться.
    И тут Лимон, слепо верящий, что в работников милиции Комов, сам бывший когда-то ментом, стрелять не станет, сделал ошибку: перешагнув последние две ступеньки, он подошел слишком близко к частному детективу. Нервы у Комова не выдержали. Испугавшись, он нажал на спусковой крючок, и пуля, продырявив полу его пиджака, угодила боевику в голову. Его падающее тело заслонило на какое-то мгновение второго бандита, и это решило схватку не в пользу частного детектива. Пуля из пистолета ТТ, выпущенная Сухарем, пробила ему сердце. Затем, выйдя из спины, ударилась о железобетонную стену и упала на покрытую кафелем площадку.
    Сухарь кинулся к телу Комова, обыскал его, но, кроме паспорта и бумажника с небольшой суммой денег, ничего не обнаружил. Ключи от квартиры Комова он сунул себе в карман. Затем подобрал милицейское удостоверение Лимона, его рацию и оружие: на месте происшествия нельзя было оставлять ничего, что могло дать ментам ниточку, ведущую к Бугу.
    Жаль, что труп Лимона с собой не утащить, мелькнула у него мысль, прежде чем он вскочил в лифт. Сухарь был уже возле первого этажа, когда наверху кто-то из жильцов решился все же выйти и посмотреть, что случилось. Истошный женский вопль возвестил Сухарю, что окровавленные трупы Лимона и частного детектива уже обнаружены.
    Вначале будет бестолковая суета, потом кто-то догадается позвонить в ментовку. У тех на раскачку тоже уйдет время. Так что у меня в запасе, самое меньшее, минут пять. Этого достаточно, чтобы убраться отсюда подальше.
    Сухарь знал, что его расчет верен, и потому, подавив желание перейти на бег, вышел на улицу и направился к машине. Только сев в нее, нетерпеливо приказал Жоху:
    Рвем отсюда, вот-вот менты нагрянут!
    По рации продублировал приказ об отходе во вторую машину:
    Братва, линяем по-быстрому! Возвращайтесь на базу и ждите звонка.
    И обе машины, почти одновременно обогнув с разных сторон углы дома, выехали со двора, словно освобождая место уже мчавшимся сюда по сигналу тревоги ментам.
    Жох, внимательно следя за дорогой, спросил как можно небрежнее:
    А Лимона где оставил?
    Сухарь ответил с излишней раздражительностью:
    А тебе что за дело? К нему хочешь? Так я за тебя походатайствую: Буг тебя мигом к нему направит, для компании, чтобы он там не скучал!
    Жох обиженно зыркнул в его сторону и отвернулся, не желая ссориться с человеком, который скорее всего станет бригадиром взамен погибшего Лимона.
    И Сухарь, поняв ход мыслей соучастника, начал про себя прикидывать новый расклад в их группе:
    Вместо погибшего Лимона, пожалуй, назначат меня, если только Буг меня раньше не прибьет. Он наверняка будет в ярости, узнав о новой неудаче. Я убил человека, знающего, где находятся интересующие Буга бумаги. Стоп! А если я окажусь здесь совсем ни при чем? А детектива успел перед смертью свалить последним выстрелом сам Лимон? Пожалуй, так все и было. Главное, избежать гнева Буга в первый момент, а там видно будет.
    Удовлетворенный своим хитроумным решением, Сухарь достал мобильный телефон и начал набирать номер Буга.
    ГлаваIII
    По свежему следу
    Ильин зря волновался: дело об убийстве тещи высокопоставленного чиновника было раскрыто на редкость быстро. Задержанные сотрудниками 7-гоотделения милиции парни оказались дезертирами, призванными в армию из деревни, и были совершенно не искушены в криминальных делах. Посаженные для допроса в разные кабинеты, они клюнули на старую как мир почти детскую обманку. Сотрудники уголовного розыска доверительно сообщали одному из задержанных: Твой дружбан Петька говорит, что это ты женщину по голове палкой ударил. То же самое внушалось в соседней комнате Петьке, который, возмущаясь, опровергал обвинения в свой адрес, давая подробные показания о том, как нагло сваливающий свою вину на него Колька убивал старую женщину. Уже через час парни полностью сознались в убийстве неосторожно открывшей им двери женщины и согласились показать, где спрятали основную часть похищенных вещей.
    К концу рабочего дня преступление можно было считать раскрытым. Доложив обо всем подполковнику Карпову, Ильин поехал домой.
    По дороге он размышлял. Бывают же на свете чудеса: то опасное преступление раскрывается мгновенно, то по простенькой краже мечешься-мечешься, а все без толку. Видимо, на роду у двух этих простоватых деревенских парней было написано сесть в тюрьму. И надо же было им продавать золотые женские часики у гостиницы, что в десяти минутах ходьбы от дома, где они убили женщину! Но как бы то ни было, а преступление уже раскрыто. Что дает мне право сегодня расслабиться, выпить немного водки и закусить жареным мясом.
    Забежав в магазин Кулинария, Ильин купил три эскалопа и направился к дому. Стоя возле дверей своей квартиры, он услышал доносящиеся изнутри требовательные телефонные звонки. Он вошел. Звонки не прекращались.
    А ну их всех к черту! Не буду снимать трубку. Буду пить водку и есть жареное мясо, и не буду думать о преступлениях и уголовниках. Меня ни для кого нет. Нет меня и все!
    С этой мыслью Ильин, кляня себя за болезненно обостренное чувство долга, снял трубку.
    Привет, Ильин, это Кондратов. Плохие вести: Серегу Комова час назад убили возле дверей собственной квартиры.
    Это заказ?
    Несомненно. В акции участвовало не менее шести человек. Одного Комову удалось перед смертью завалить. Некоего Лимона. Да ты его знаешь. Помнишь, он полгода назад привлекался за вымогательство в отношении иностранного бизнесмена? Но доказательств не хватило, и его пришлось отпустить. Но к убийству Комова, уверен, прошлые дела не имеют отношения. Надо покопаться в недавних событиях. У меня кое-что есть. Так ты подъедешь?
    Да, конечно. Минут через тридцать.
    Ильин с сожалением посмотрел на пакет с эскалопами, вздохнул и забросил его в холодильник. Пиршество откладывалось. Жаль Сергея, талантливый был сыщик. Погорел он тогда, года три назад, из-за своей принципиальности затронул интересы высокопоставленных людей. И последние два года вынужден был заниматься частной практикой выполнять заказы разводящихся супругов, выискивая для ревнивых мужчин и женщин доказательства неверности их партнеров.
    Интересно, Кондратов знает о том, что Комов мне звонил сегодня днем, или позвонил потому, что мы трое дружили в школе милиции? В любом случае, надо ехать.
    Ильин вынул из холодильника бутылку кефира, прямо из горла сделал несколько больших глотков, удовлетворенно почувствовал обманывающую сытую тяжесть в желудке и пошел к выходу. Он уже не жалел ни о водке, ни об эскалопах милицейская солидарность требовала немедленного ответного удара по уголовной братве: Пусть, сволочи, знают, что сыщики, даже бывшие, неприкосновенны. Это надо внушить им немедленно и по полной программе!
    Кондратов, недавно вернувшийся с места убийства Комова, был мрачен:
    Вот так, Ильин, живем, суетимся, и вдруг кто-то нажал на курок и тебя нет. Ничего больше нет: ни желаний, ни чувств, ни ощущений. И никому нет дела, что ты не хотел уходить из этого чем-то уже опостылевшего, но ещё притягательного для тебя мира!
    Этот давно привыкший к чужим смертям сыщик сейчас настроен философски, потому что убили человека, которого он лично знал. Когда погибает в молодом возрасте знакомый тебе ровесник, невольно проецируешь его смерть на себя и остро осознаешь, что и сам смертен. А это, естественно, наводит на тяжкие размышления.
    И, отвлекая приятеля от невеселых мыслей, Ильин поспешил перейти к делу:
    Ну что зря горевать? Надо искать заказчика. У нас есть какие-нибудь зацепки?
    Как тебе ни покажется странным, и зацепки есть, и заказчика мы знаем. Иное дело, что доказательств у нас пока никаких нет. Одни агентурные данные.
    Тебе было известно, что Комова хотели угробить?
    Нет, конечно. Я вообще не знал, что Комов в это дело влезет. Короче, есть в криминальном бизнесе авторитет по кличке Буг. Ты наверняка о нем наслышан: он большими деньгами ворочает, а отмывать их в легальном бизнесе ему помогал некий Осипов, по прозвищу Химик. Только этот хитроумный Осипов затеял самостоятельную игру за спиной у Буга, и деньги к его рукам прилипли немалые. На прошлой неделе Бугу каким-то образом стало известно о двойной игре его партнера, и он начал дознаваться, где тот хранит украденные из общего дела деньги. Слух прошел, что сумма с шестью нулями положена на предъявителя в зарубежный банк. Буг поставил себе целью добраться до документации и номера секретного счета. Отсюда все и заварилось. Вчера Буг послал своих боевиков потрясти Осипова и выбить из него нужные ему сведения. Да не учел, что жена Осипова свой интерес по отношению к мужу имеет. Она наняла нашего друга Комова для того, чтобы он достал ей из тайника в их квартире, где она больше не жила, видеокассету с любовными утехами мужа, которая, она надеялась, сыграла бы важную роль при разделе имущества. В квартире Комов столкнулся с боевиками Буга. Что произошло там дальше, нам мало известно, если говорить о деталях. Но в итоге там остались три трупа: хозяина и боевиков Буга.
    Думаешь, их всех Комов завалил?
    Не знаю. Экспертиза установила, что боевики убиты из оружия Осипова. Но я полагаю, что это Сергей чужим пистолетом воспользовался. Да и какая теперь разница: обвинение предъявлять все равно некому. Но слушай дальше. Не найдя нужных документов, Буг послал своих боевиков к жене Осипова. А та, пытаясь сбежать от них, сорвалась с балкона и погибла. При осмотре квартиры Осипова в тумбочке для телевизора мы обнаружили тайник, оказавшийся пустым. А на его внутренней поверхности эксперт нашел отпечатки пальцев Комова. Значит, он-таки добрался до тайника и взял оттуда материалы. Опасаясь расправы после схватки с боевиками, Сергей, естественно, домой ночевать не пошел. Где он болтался до вечера сегодняшнего дня, когда его убили, мы не знаем.
    Значит, скорее всего секретные материалы теперь у Буга?
    В том-то и дело, что нет. Имеется у меня источник в группировке Буга. Так себе, невысокого ранга человечек, но в его присутствии некий Сухарь доложил по телефону Бугу, что никаких бумаг при убитом частном детективе они не обнаружили. И сейчас Буг землю роет ищет, где Комов мог спрятать взятые в квартире Осипова документы. Нам надо обязательно опередить этих шустрых ребят. Но вот только где их искать, я пока не знаю.
    Я, пожалуй, могу тебе подсказать с большой долей вероятности.
    Ты шутишь?
    Тут не до шуток. Звонил он мне сегодня днем, Комов. Повел пустой разговор о предстоящем через полгода юбилее: десятилетии нашего выпуска из школы милиции. Тема вроде бы праздничная, но по его тону я понял, что он чем-то встревожен. Только почему-то не решился мне открыться. Полагаю, он хотел через меня адрес Нинки Авдеевой выяснить. Ты же помнишь, как в школе милиции он был в неё влюблен и бегал за ней как привязанный. Первая любовь, одним словом. Вот я и думаю, что он в трудную минуту вспомнил именно о ней. Иначе зачем её искать?
    Кондратов вскочил и возбужденно прошелся по комнате:
    Пожалуй, ты прав, Ильин. Если он хотел у кого-то спрятать опасные документы, то самое надежное место у Нины. Он с нею последние годы наверняка не виделся. Вряд ли кто вспомнит и воспримет всерьез опустившуюся женщину, уволенную из органов милиции за пьянство. Надо срочно ехать к ней. Пойду к начальству просить машину. Благо тут до Мытищ недалеко. Через час будем на месте.
    Оставшись один, Ильин представил себе миловидную девушку в ладно сидящей на стройной фигуре милицейской форме. Кто мог подумать, что через пять лет, потеряв ребенка в результате трагического происшествия, она начнет выпивать, разведется с мужем и будет в конце концов уволена из органов милиции?
    В кабинет вихрем ворвался Кондратов:
    Поехали, Ильин. Начальство дало "добро". Машина ждет внизу. Кстати, я из дежурной части позвонил ребятам в Мытищи. Они подтвердили: Комов к ним сегодня днем заезжал, чтобы узнать адрес Авдеевой. Так что мы на верном пути.
    Ильин пошел за Кондратовым, вновь наполненным азартом и энергией охотничьего пса.
    Да я бы ни за какую приплату не поехал из Москвы в эту обшарпанную хибару, да ещё на окраине города, подумал Ильин, стоя перед дощатой, разрисованной местными футбольными фанатами дверью, и постучал в нее.
    Не спрашивая, кто пришел к ней в столь позднее время, Авдеева открыла дверь. Увидев на пороге Кондратова с Ильиным, женщина, не выразив удивления, посторонилась, пропуская нежданных гостей в комнату, где остро пахло кислой капустой и жареной рыбой.
    Послушай, Нина, у тебя Комов сегодня был? сразу перешел к делу Кондратов.
    Авдеева, не отвечая, взяла со стула нижнее белье и, небрежно скомкав, бросила его в шкаф.
    Тянет время, не знает, что ответить, чтобы не навредить Комову. Не с того бока Кондратов зашел. Ей, пожалуй, надо сразу сообщить о его смерти, подумал Ильин и сочувственно пояснил:
    Убили Сергея три часа назад у дверей собственной квартиры. Он мне днем звонил по телефону, тобою интересовался. Полагаю, был он у тебя сегодня. Нина, ты если что знаешь, скажи: время нас торопит.
    Женщина присела на стул и горестно покачала головой:
    Вот и Сергея уж нет на белом свете, а я все живу и мучаюсь. Жаль парня. Я так и подумала, что дело плохо, когда он ко мне заявился после стольких-то лет. Значит, все-таки не уберегся.
    Она замолчала. Сыщики терпеливо ждали, когда она вновь заговорит. Словно очнувшись, Нина кивнула на бледно-желтый, облезлый шкаф:
    То, что вам нужно, вон там, сверху лежит.
    Ильин пододвинул к шкафу табуретку, встал на нее: сверху на толстом слое пыли лежала серая картонная папка с желто-золотистыми тесемками. Ильин взял её и, сдунув пыль, протянул вниз Кондратову. Тот развязал тесемки, и перед их глазами оказался мужской золотой перстень, привязанный к обрывку визитной карточки, и какие-то бумаги, пестреющие рядами цифр. Одного взгляда на них было достаточно, чтобы понять: перед ними те самые документы, из-за которых в последние сутки погибло шесть человек.
    Кондратов повернулся к Авдеевой:
    Надо бы официально, в присутствии понятых, изъять папку, но я не хочу огласки. Напиши-ка нам заявление, как к тебе эта папка попала. И что ты нам её добровольно выдаешь.
    Заметив колебания женщины, Кондратов удивился:
    Неужели ты, бывший следователь, такой простой документик составить не можешь?
    Авдеева зло посмотрела на него:
    Да если понадобится, то я и тебя, Кондратов, допрошу и задокументирую по всей форме. Только вот руки дрожат. Так что ты сам все нужное зафиксируй, а я подпишу!
    Кондратов понял, что возражать бесполезно, и, достав листок бумаги, принялся писать. Чтобы не сидеть в тягостном молчании, Ильин спросил:
    Нина, на похороны Комова приедешь?
    Нет. Не хочу, чтобы мою опухшую физиономию ребята видели. Пусть запомнят меня молодой и красивой. А Сереге, я думаю, теперь наплевать на то, кто придет его провожать в последний путь.
    Не жалеешь, что не за него замуж вышла?
    Нет, Ильин, не жалею. У меня к нему никаких чувств не было. Только ещё и ему бы жизнь сломала. И вообще, я думаю, от судьбы не уйдешь.
    Кондратов закончил писать и протянул листок Авдеевой. Та нарочито внимательно начала читать, чтобы досадить Кондратову, а затем, с трудом удерживая в прыгающих пальцах авторучку, с величайшим напряжением вывела свою подпись.
    Теперь можно было уходить. Но сыщики медлили. Просто так покинуть эту женщину они не могли. Слишком многое их связывало: и годы учебы в школе милиции, и общие знакомые, и радужные надежды на будущее, впрочем, быстро испарившиеся, как только они начали работать в уголовном розыске. Все это было трудно просто так отбросить в сторону. Здоровые, полные сил сыщики невольно испытывали чувство вины перед этой опустившейся женщиной, их сверстницей. Молчание нарушила Нина:
    Пойдемте, ребята, я вас провожу. Спасибо, что не читали проповедь и не уговаривали бросить пить. Я теперь нормальная только когда выпью. А в трезвом состоянии я не человек.
    В дверях Нина спросила:
    Я сильно изменилась?
    И, выслушав заверения, что совсем нет, ну, если чуть-чуть, горько улыбнулась и поблагодарила:
    Спасибо, ребята. Найдите тех сволочей, что Серегу убили. Должна же быть в жизни справедливость.
    Дверь захлопнулась, и сыщики, не оглядываясь, пошли к машине. Когда она тронулась с места, Кондратов повернулся к Ильину:
    Просто удивительно, как повезло нам с этой папкой! Может быть, права Авдеева и есть на свете справедливость? Комов, передав ей эту папку, словно вручил нам ключ от двери, ведущей к его убийцам.
    Ильин промолчал. Он не разделял оптимизма приятеля. У него было предчувствие, что путь к разгадке всего этого дела ещё далек и труден.
    На следующее утро Ильина вызвал подполковник Карпов. В его тоне сквозило недовольство:
    Тебя, Ильин, опять отзывают в следственно-оперативную группу по убойным делам. Наверное, твой друг Кондратов расстарался. Ты бы наконец решил, где работаешь у нас, в отделении милиции, или в МУРе? Может, там и зарплату получать будешь? Тогда я не против.
    Ильин знал, что лучше молчать, пока гнев у начальника не иссякнет сам собой. Он приготовился к длинной нотации, но Карпов в этот раз был непривычно краток:
    Ну что сидишь как на именинах? Отправляйся туда, там тебя уже ждут.
    Ильин пошел к выходу. Он не обижался на Карпова, потому что понимал настроение подполковника: дела в отделении милиции шли неважно. Но найти и наказать виновных в убийстве Комова было делом чести всех его коллег.
    По дороге в Главное управление внутренних дел Ильин думал о содержании серой папки: Наверное, Кондратов со специалистами из отдела борьбы с экономическими преступлениями уже анализирует материалы. С цифрами и документами они разберутся. А вот зачем Осипов в этой папке держал золотой перстень-печатку, привязанный шпагатом к обрывку собственной визитной карточки, надлежит разгадать нам.
    Кондратова он застал нервно расхаживающим по кабинету и догадался: Что-то у ребят не заладилось. И, словно отвечая на его немой вопрос, Кондратов кивнул в сторону лежащей на столе раскрытой серой папки:
    Золотой ключик читал? Так вот, эти материалы напоминают мне ту сказку: ключик есть, а где находится дверь, которую он должен открыть, неизвестно. К тому же это даже не ключ, а его половинка.
    Объясни толком! И не мотайся из угла в угол, а то в глазах рябит.
    Объяснять тут особенно нечего. Осипов, почувствовав опасность, перед своей гибелью разъединил все бумаги, относящиеся к тайному счету, на две части. И передал половину скорее всего своей любовнице некой Софье Беловой.
    Зачем?
    Зачем? Да очень просто: он смертельно боялся Буга и его парней, способных за пару минут выбить из него эти документы. А спрятав часть содержимого папки в другом месте, он в случае наезда имел шанс поторговаться и за свою жизнь, и за значительную долю украденных денег.
    Так ты думаешь, что недостающие документы у Софьи Беловой?
    И не только я так считаю. Послал я своих ребят к ней домой, а там уже кто-то побывал до нас: в квартире полный разгром.
    Без трупа?
    Скрылась дамочка заблаговременно, как раз за день до убийства Осипова. Спешно ушла из офиса и исчезла, оставив боевиков Буга с носом. Теперь нам с ними придется соревноваться, кто её первый разыщет.
    Ну так что будем делать? Какие планы?
    Сейчас придется всем отделом поработать над выявлением связей Софьи Беловой: может, нам повезет, и мы найдем её живой. Вторая часть материалов позарез необходима. Если даже вину Буга не докажем, то хотя бы государству в казну не менее миллиона долларов вернем. Начальство, кстати, в курсе дела, и обещало ради такой перспективы оказывать любую помощь. Я своих людей по всей Москве разослал, по всем её знакомым и подругам. Будем ждать результатов.
    Ну а перстень, привязанный к визитной карточке, что означает?
    На это пока ответа нет. Сначала надо другую часть материалов достать и с Софьей Беловой побеседовать. Кстати, мне в офисе сотрудники Осипова сказали, что перстень этот он сделал на заказ всего месяц назад у одного известного ювелира. Надо нам с тобой к нему сегодня обязательно заехать. Возможно, он подскажет что-нибудь дельное. Ну а для начала давай посмотрим видеокассету с любовными забавами ныне покойного Осипова. Там, кстати, во всей красе зафиксировано его последнее страстное увлечение эта самая Софья, из-за которой он даже решился на развод с женой. Мы выберем кадр, чтобы сделать и размножить фото Беловой для объявления в розыск.
    Смотря пленку, Кондратов не скрывал своего омерзения от увиденного, и несколько раз крепко выругался.
    Ты, Кондратов, стал что-то слишком ярым врагом порнографии.
    Дело не в моей нравственности. Я и почище номера видел, к тому же в реальной жизни, а не на кассете. Только в хорошо снятом порнофильме все выглядит привлекательнее, и актеры профессионально страсть изображают, и фигуры у партнеров что надо, и все это действо отрежиссировано... А здесь полноватый, невысокий мужик, похожий на откормленного поросенка, довольно неловко, натужно, весь в поту выполняет явно тяжелую для него работу, заставляя женщину ублажать свою похоть. Это зрелище способно отбить охоту к нормальному сексу даже у меня. Тьфу!
    Слушай, Кондратов, а зачем ему это надо было?
    Я выяснял у его знакомых. У него, оказывается, были проблемы в интимной жизни. Он возбуждался чаще всего, если самого себя видел в удачный момент совершения им полового акта. Для запечатления всего процесса и этих моментов он специально нанимал оператора, подрабатывающего среди определенного сорта клиентов. Этого кинодокументалиста уже разыскали и опросили. Тот подтвердил, что Осипов его разыскал по объявлению в газете и приглашал в тех случаях, когда чувствовал себя в наилучшей сексуальной форме.
    А что за дамочки соглашались с ним позировать?
    Да разные. Есть среди них продавщица, манекенщица и даже учительница средней школы.
    У них тоже комплексы?
    Нет, просто он платил бешеные деньги и клялся, что кассета будет изготовлена в одном экземпляре и только для него. Впрочем, так оно и было. Стоп, вот пошли кадры с Софьей Николаевной Беловой. Кстати, ты, наверное, уже заметил, что Осипов предпочитал снимать свои фильмы по одному и тому же сценарию. Вот женщина ходит по комнате, постепенно раздеваясь, смеется, улыбается, кокетничая, делает вид, что стесняется. Наконец появляется наш герой. И начинается все это скотство. Обрати внимание, он давал оператору указание снимать не столько свои конвульсивные движения, сколько фиксировать выражение лица партнерши. Вот видишь: камера надвигается все ближе, и уже с трудом можно узнать искаженные страстью черты лица Беловой... Дальше пленка пустая. Мы проверяли. Видимо, оставил место для нового увлечения. А теперь прокрутим пленку чуть назад. Стоп! Мне кажется, именно этот кадр нам более подходит: здесь, в самом начале любовной сцены, Белова ещё одета и выглядит вполне прилично. С него сделаем фотографию. Ну, кинопросмотр шедевра порнографического искусства окончен. Едем к ювелиру.
    Ювелир оказался довольно молодым человеком спортивного телосложения со странной, словно приклеенной к лицу улыбкой. Парень либо играл в преуспевающего бизнесмена западного образца, либо кто-то ему сказал, что у него красивые зубы так или иначе, но улыбка его находилась в контрасте с настороженным взглядом. Этому золотых дел мастеру явно было что скрывать от милиции. Впрочем, возможно, его секреты не были связаны с делом, которое расследовали сыщики.
    Пока Ильин прикидывал, какую тактику избрать, чтобы вызвать ювелира на откровенность, Кондратов решил действовать напрямую:
    Послушайте, у нас мало времени. Мы расследует убийство известного вам Осипова, по заказу которого вы изготовили перстень печатку с фазаном. Расскажите подробнее об этом своем изделии.
    Услышав о причине прихода сыщиков, ювелир вздохнул с облегчением:
    Вас интересует перстень с печаткой? Здесь все просто. Осипов обратился ко мне с просьбой сделать для него эту вещь более месяца назад. Я и раньше изготовлял для него украшения. И для него самого, и для его женщин. В этот раз он попросил сделать перстень печатку с хвостатым фазаном. И к нему парное женское золотое колечко с курочкой фазана. Я сделал.
    Так значит, было ещё и женское золотое колечко со схожим изображением?
    Да. Но для кого оно предназначалось, не знаю. Не мое дело. Он лишь назвал довольно распространенный размер женского кольца: семнадцать с половиной. Но по такому признаку вы вряд ли сможете разыскать его владелицу.
    Вы можете описать это кольцо?
    Мне проще его нарисовать.
    Ильин и Кондратов с интересом наблюдали через плечо ювелира за почти мгновенным появлением на листке бумаги изображения женского украшения: востроносая птица на ветке, склонив голову, смотрит бриллиантовым глазом чуть вниз и вбок, словно увидела крупное зерно.
    Кондратов сложил листок с рисунком, положил его себе в карман и поинтересовался:
    Этот символ удачной охоты на перстне-печатке и колечко с сидящей на ветке самочкой фазана плод вашего творчества или фантазии Осипова?
    Неужели вы думаете, что я мог предложить подобную безвкусицу? Я выполнил каприз заказчика. Он сам скрупулезно описал, какими хотел бы видеть эти украшения.
    А не пояснил, откуда у него такие охотничьи фантазии?
    У нас был разговор на эту тему. Правда, вскользь. Я ему предложил для выбора альбом с фотографиями выполненных мной ранее работ. Но на его вкус там ничего не оказалось, и он предложил свой вариант вот этот, пояснив, что, когда они с его любимой женщиной были в деловой поездке на Кавказе, их повезли для развлечения на фазанью охоту. Ему, новичку, способствовала удача, и он подстрелил дичь. Там же его любовные отношения с дамой достигли своего апогея. В память об этих знаменательных событиях в своей жизни Осипов решил сделать парное украшение: себе перстень с изображением фазана, а ей золотое кольцо с самочкой.
    Значит, мы о его даме знаем уже больше, чем размер кольца: именно с ней он год назад ездил на охоту, сказал Кондратов.
    Ювелир кивнул головой:
    Выходит, что так. Но мне-то эти сведения были ни к чему. Мое дело угодить клиенту.
    Ну и угодили?
    Да, Осипов остался доволен. Мне жаль, что потерял такого клиента.
    Это все, что вы можете нам сообщить?
    Ювелир сделал вид, что пытается вспомнить ещё что-то интересное для сотрудников милиции, и после небольшой паузы отрицательно покачал головой. Больше здесь делать было нечего, и сыщики направились к выходу. На улице Ильин повернулся к товарищу:
    Ты заметил его заминку перед тем, как он не нашел, что ещё он нам может сообщить?
    Да, колебания у парня определенно были. Но не станешь же давить на него. Вряд ли это дало бы результат, только время бы зря потратили. Ну а теперь в управление. Наши ребята, должно быть, уже вернулись с данными опроса людей из окружения Беловой. Мне представляется это одним из самых перспективных направлений дальнейшего розыска. Будем надеяться, что ребята раскопали что-то существенное.
    За отъезжающими сыщиками из окна, укрывшись за шторами, наблюдал ювелир. Пожалуй, я поступил правильно, скрыв, что противники опережают их на полсуток, - размышлял он. Те были у меня вчера поздно вечером и узнали то же, что я сказал этим сыщикам. При моем ремесле надо соблюдать нейтралитет, не позволяя втянуть себя в криминальные игры. А Осипову все равно не поможешь. Ему теперь уже ничего не надо: ни охоты, ни любовниц, ни золотых украшений.
    И ювелир задернул шторы на окне, словно закрыл занавес, символизирующий окончание разыгранного им спектакля.
    О том, что его умолчание о визите бандитов может повлечь за собой гибель людей, он не думал.
    Не мог предположить Виталий Михайлович Резин, что затеянная им в этот вечер поездка с любовницей на загородную дачу приведет к трагедии и будет иметь самое непосредственное отношение к убийству Осипова, о существовании которого он даже не подозревал.
    Сидя за рулем, Резин едва сдерживал нетерпение. Время приближалось к полуночи, и на пустынном шоссе он мог позволить себе развить высокую скорость. Но он намеренно притормаживал свою иномарку. Наконец-то, после долгих месяцев упорной осады и ухаживаний, он вез к себе на дачу Елену, согласившуюся на их первое тайное свидание.
    Эта молодая красивая женщина была любовницей его непосредственного шефа, и если бы тот узнал о вероломстве её и своего подчиненного, чтобы наказать предателей, наверняка пошел бы на крайние меры. С его деньгами и связями в преступном мире это было совсем несложно. И хотя данное обстоятельство придавало особую пикантность отношениям с Еленой, Виталию Михайловичу было немного не по себе от собственной отваги. С его богатым опытом любовных приключений он, наверное, добился бы успеха и в более короткое время, но присутствие рядом грозного шефа сдерживало обоих. Весьма кстати шеф улетел на важные переговоры, и Виталий Михайлович уговорил Елену поехать к нему на дачу, воспользовавшись отсутствием своей жены, отдыхающей на юге. Казалось, никаких препятствий для долгожданной любовной встречи больше не оставалось. И теперь надо было только незаметно подъехать и провести любимую женщину в свой летний домик так, чтобы не заметили досужие соседи, способные разнести весть о его грехопадении по всем садоводческим участкам. А скандал с женой даже из-за такой женщины, как Елена, никак не входил в его планы. Поэтому он и решил подъехать к своему коттеджу ближе к полуночи, когда дачный поселок уже погрузится во тьму. Поглощенный этими мыслями, Виталий Михайлович не очень внимательно слушал легкомысленное щебетание Елены.
    Под своей оживленностью она тоже скрывает беспокойство. Пусть себе несет всякую романтическую чепуху о проплывающем мимо окон машины вековом лесе и окутанных темной вуалью деревьях. Все-таки женщины, даже взрослые, остаются детьми и умеют узреть чудо даже в таком вот редком лесочке, тянущемся вдоль шоссе.
    Машина свернула с шоссе и, вихляя из стороны в сторону, подскакивая на ухабах и проваливаясь в рытвины и ямы, поехала по проселочной дороге.
    Сколько раз уговаривал соседей, досадовал Резин, скинуться на строительство дороги от шоссе до дачного поселка. Хорошо еще, что тут езды не более трех километров, да и дождей на этой неделе не было.
    Виталий Михайлович сказал спутнице:
    Уже совсем близко. Слева будет небольшое озерцо. Обогнем его, и тут же начнутся дачные участки. Мой дом, как назло, в дальнем конце. Если бы заранее, лет пять назад, я знал, что тебя сюда привезу, то взял бы участок при въезде на территорию садоводческого товарищества.
    Елена, оценив шутку, рассмеялась:
    А ты бы для сегодняшнего свидания построил шалаш вот здесь, на берегу озера. На одну ночь. Это было бы прекрасно. Останови-ка машину, дай полюбоваться красотой. Я уже несколько месяцев за город не выезжала.
    Виталию Михайловичу эта остановка была совсем ни к чему. Но пока не овладел женщиной, приходится мириться с её капризами, и, свернув чуть в сторону, он затормозил почти у самой воды. Они вышли из машины. Елена сладко потянулась, и Виталия Михайловича вдруг неодолимо повлекло к ней. Он взял её за плечи, повернул к себе и обнял, ощутив прилив желания, жаждущего немедленного ответа.
    Но Елена, ответив на страстный поцелуй, мягко освободилась из его объятий:
    Не сейчас, подожди немного! Ведь мы уже приехали. Давай постоим, полюбуемся этим дивным озером. Ты только посмотри, какое оно таинственное, почти черное в отблеске лунного света. А эти сосны словно величественные часовые на страже его покоя. Мне кажется, если встать на лунную дорожку, то можно идти по ней, как по тропинке, к небу...
    Она сбросила босоножки, коснулась пяткой воды и, вскрикнув от холода, отдернула ногу. Но тут же упрямо вновь погрузила её в темную озерную гладь.
    Слушай, а давай искупаемся, прямо сейчас! Я помню, как мы после последнего выпускного экзамена в школе поехали всем классом на дачу к одному парню, и там ночью купались в пруду нагишом. Ребята на одном краю пруда, а мы на другом. Это было здорово! Ну, давай! Следуй за мной!
    Елена мгновенно сняла сарафан, сбросила бюстгальтер, трусы.
    Виталий Михайлович хотел предупредить, что в озере полно холодных ключей и опасных водоворотов, но не успел: обнаженная женщина медленно, давая ему время вдоволь налюбоваться собой, входила в воду. Наконец, решившись, она поплыла, плавно рассекая лунную дорожку.
    Черт побери этих женщин! С ними всегда надо быть готовым к любым неожиданностям. Ей, видите ли, захотелось вернуться в дни юности, а мне поэтому придется лезть в пахнущую гниющими водорослями воду, кажущуюся ей божественной купелью.
    Виталий Михайлович начал нехотя раздеваться. И тут со стороны озера послышался слабый вскрик, и он увидел, как в отдалении, почти у противоположного берега, над поверхностью словно нарисованного масляной краской озера, мелькнула голова и тут же погрузилась в воду.
    Попала в водоворот! ужаснулся Виталий Михайлович. Некоторое время он с надеждой всматривался в колеблемую ветром гладь воды но женщины не было видно. Еле сдержав готовый вырваться наружу крик, Виталий Михайлович поспешно сбросил брюки и рубашку, и, прыгнув в воду, поплыл по световой дорожке прямо к тому месту, где в последний раз промелькнула голова Елены.
    Не доплыв до него метра два, он перестал работать руками и, передвигая ногами, начал кружить по воде, опасаясь быть захваченным водоворотом, только что поглотившим Елену.
    Он сделал несколько кругов рядом с опасным местом, и вдруг ясно осознал всю бесплодность своей попытки спасти её. Чудес не бывает. Для очистки совести Резин несколько раз нырнул, чтобы поискать её на глубине, но даже не смог достать дна. И что увидишь в этой кромешной водяной мгле? Он поплыл назад к берегу. Некоторое время постоял на влажной от ночной росы траве в глупом ожидании чуда. Нет, никого не видно и не слышно. Озеро надежно укрыло свою добычу и не думало её возвращать.
    Все кончено, Елены нет в живых. Надо скорее уезжать отсюда. Не хватало мне ещё обвинения в убийстве. А что? Возьмут и скажут, что я утопил свою любовницу.
    Виталий Михайлович начал торопливо одеваться, натягивая брюки прямо на мокрые трусы. Схватив лежащую на берегу одежду Елены, бросил её в машину и, сев за руль, с погашенными фарами поехал обратно в сторону шоссе.
    Появляться мне теперь на даче опасно. Буду утверждать, что я здесь не был с прошлой недели. И мое имя с выловленным в озере трупом не смогут увязать.
    Километров через двадцать Виталий Михайлович свернул в лес и открыл оставленную Еленой на переднем сиденье сумочку. Кроме косметики, связки ключей и небольшой суммы денег, в ней не было ничего, что могло бы указать на личность её владелицы. Это вполне устраивало Виталия Михайловича. Он вышел из машины и, размахнувшись, забросил подальше сумочку. Затем завернул босоножки в одежду погибшей и закинул сверток за ближайший куст.
    Вряд ли кто, найдя эти вещи, узнает, кому они принадлежали. Да и труп, возможно, не всплывет. Так что опасаться мне нечего. Эта мысль несколько его успокоила, и Виталий Михайлович вернулся к машине. Открыв дверцу, он увидел на сиденье водителя пятно от мокрых плавок. Значит, брюки тоже мокрые. Он передернулся, как от озноба, и заставил себя сесть за руль.
    Будто обмочился от страха, как в детстве, подумал он, и его ожег стыд за свое малодушное поведение. Да при чем здесь я? тут же оправдал он себя. Разве я виноват, что этой несчастной сумасбродке вздумалось купаться? Воспоминания, видите ли, нахлынули. Сама виновата, дура поганая.
    И злая досада на женщину заслонила и чувство стыда, и чувство смутной вины. Резин включил мотор, и, выехав на шоссе, погнал машину в город. По мере удаления от рокового озера он все больше успокаивался, понимая, что доказать его присутствие в момент гибели Елены будет практически невозможно.
    Через три дня разбухший до неузнаваемости труп женщины всплыл. И пораженный Виталий Михайлович, к своему удивлению, узнал, что в озере утонула совсем не Елена Михайловна, а некая Софья Николаевна Белова, приехавшая погостить к своей подруге на дачу ещё на прошлой неделе.
    Либо подруга Софьи Николаевны ошиблась, опознав труп, либо почти в одно и то же время утонули две похожие друг на друга женщины, что маловероятно. В любом случае такая ошибка мне на руку: мой приезд на дачу с любовницей шефа останется тайной. Не идти же в милицию с заявлением, что произошла ошибка, и в озере утонула моя знакомая Елена Михайловна, а не какая-то Софья Белова.
    Рассуждая вполне логично, Резин, как и несколько дней назад ювелир, не мог даже предположить, что его трусость приведет вскоре к новой трагедии.
    ГлаваIV
    Приманка
    Труп утонувшей в озере женщины всплыл в пятницу вечером. Среди набежавших на берег зевак из соседних дач была и Анна Угарова, опознавшая в погибшей свою подругу Белову. Демонстрируя искреннее горе, она на допросе в местном отделе милиции сказала, что Белова приехала к ней погостить в прошедшие выходные и внезапно пропала. Об исчезновении подруги она не заявила, так как предположила, что та после мелкой ссоры уехала в Москву. Зная характер подруги, Угарова вполне допускала, что Белова могла уехать, никого не предупредив и не попрощавшись.
    Местный дознаватель, вполне удовлетворившись полученным объяснением, дал разрешение на транспортировку и захоронение трупа. Поскольку у Беловой не было близких родственников, Угарова, как ближайшая подруга погибшей, взяла на себя оплату ритуальных услуг.
    Угаровой удалось все организовать довольно быстро, и в понедельник уже состоялась кремация, на которой присутствовало всего несколько сослуживцев и соседей. Гроб был закрытый, как то и положено в подобных случаях.
    На поминки пришло человек семь никуда не спешащих незамужних женщин, пользующихся удобным случаем посидеть за столом с выпивкой и закуской.
    Угарова накрыла не очень богатый стол. Еда и спиртное скоро закончились, и гости разошлись.
    В пять часов вечера Угарова, убрав со стола и вымыв посуду, вышла из дома.
    Хорошо, что наш план сработал и все уже позади. Жаль, что Софья не могла присутствовать на собственных поминках. Вот была бы умора! Но ничего, я ей все расскажу!
    Угарова взглянула на часы. До отхода электрички оставалось совсем немного времени, и она ускорила шаг. После утомительных забот последних трех суток ей хотелось поскорее оказаться в своем загородном домике. Но, как назло, в метро сначала сломался эскалатор, а потом по какой-то причине состав долго стоял в тоннеле. В результате вся в поту, запыхавшаяся, она еле успела вскочить в последний вагон отходившей электрички.
    Все-таки успела. Нет, что ни говори, а сегодняшний день складывается на редкость удачно. Сейчас приеду на дачу, и отпразднуем с Софкой её спасительную гибель: пусть теперь кто-нибудь её, покойницу, найдет. Угарова уже предвкушала, как через час, приняв душ, будет сидеть напротив подруги и пересказывать ей в деталях, что говорили о ней сослуживцы, враз забывшие свою зависть к имеющей богатого любовника женщине. И, зная смешливый Софкин характер, Угарова представила себе, как та заразительно смеется, и сама разулыбалась в предвкушении приятного вечернего времяпрепровождения. Но тут же, суеверная, одернула себя: День ещё не завершился, а я уже считаю его удачным. Как бы чего не вышло.
    Выйдя из электрички, она направилась в сторону переходного моста. Стоявший на краю платформы человек встретился с ней взглядом и чуть заметно кивнул, давая понять, что должен ей что-то сказать.
    Дурное предчувствие охватило ее: Так и есть сглазила я, дура, удачу! Но что там на даче могло случиться? Она замедлила шаг, давая возможность встретившему её человеку поравняться с ней. Мужчина, шагая рядом, произнес свистящим шепотом:
    Спускайся вниз и иди, не оглядываясь, к железнодорожному переезду.
    Да, наверняка произошло что-то ужасное и на дачу идти нельзя, пронеслась в голове мысль. Может, Софьи уже на самом деле нет в живых? Путь к железнодорожному переезду лежал через холмы, заросшие кустами акации и дикими яблонями. Здесь обычно собирались компании любителей выпить. Но сейчас там никого не было. Раздвинув кусты, Угарова стала высматривать удобное для разговора с человеком, встретившим её на станции, место. Заметив небольшую ложбинку между кустами, она направилась туда. Сзади послышались шаги. Она хотела обернуться, но не успела: страшный удар по затылку свалил её на землю. Мужчина отбросил в сторону сломанный черенок лопаты и, подняв сумочку, вытащил из неё деньги. Затем, встав на корточки, выдернул из ушей женщины золотые сережки.
    Пусть считают это убийством из-за денег. Хотя лучше представить все как несчастный случай. Что, если подбросить её на рельсы под проходящий поезд? Мужчина посмотрел в сторону переезда там никого не было. И он решил рискнуть. Приподняв безжизненное тело, он поволок его к путям, потом, осмотревшись, подтащил ближе к месту, где дорога делала крутой поворот, и положил на рельсы. Услышав звук приближающейся электрички, укрылся в кустах.
    Машинист вынырнувшей из-за поворота электрички поздно заметил лежащую на рельсах женщину...
    Сержант гнал машину, ругая дачников на допотопных Победах и Москвичах, не по праву занимающих левый ряд. Виртуозно лавируя в автомобильном потоке, он как бы отвечал на вызов Кондратова, заявившего, что они ни за что не доберутся до дачного поселка менее чем за час. И водитель, когда-то в молодости участвовавший в автогонках, не споря, велел засечь время. Он был уверен, что они доедут гораздо быстрее, и даже не стал включать милицейскую, тревожно завывающую мигалку, выжимая из мотора нужную ему скорость.
    И зачем им обоим это надо? размышлял Ильин. Водитель, конечно, довезет их гораздо быстрее, ведь Кондратов, это ясно, назначил ему срок с довольно большим запасом. Но сержант старается, словно в конце его ждет приз. С чего это Кондратову нужно было его подначивать? Спешить вроде некуда. Просто он здорово разозлился из-за прокола с Угаровой. Конечно, доверившись капитану Мелешину, он не мог предположить, что его подчиненный, сыщик с пятилетним стажем работы, способен допустить такую оплошность: не заметить явную ложь в показаниях Угаровой...
    Ильин вспомнил багровые щеки Мелешина, когда его зло материл Кондратов. И было из-за чего прийти в ярость: тот, формально опросив некую Угарову, ближайшую подругу Беловой, доложил Кондратову, что та ничего нового о ней не сообщила. И Кондратов ему поверил. А сегодня, когда в поселковом отделении милиции наконец-то спохватились и ближе к вечеру решили, что надо все-таки сообщить о гибели Беловой инициатору её розыска, Кондратов узнал, что та жила именно на даче Угаровой.
    Вынув из дела показания Угаровой, где она утверждала, что не знает, куда скрылась её подруга, Кондратов их прочитал и вызвал к себе Мелешина. Тыча пальцем в протокол, потребовал: Объясни-ка мне, что тут тобой с её слов записано. И Мелешин послушно прочитал: Узнав о гибели Осипова, Софья сказала, что боится за свою жизнь и ей надо скрыться. Где она сейчас находится, я не знаю.
    Стоп! Достаточно! Ты не видишь в этих словах ничего особенного? Ну так вспомни показания других людей из окружения Беловой: все в один голос утверждали, что она внезапно исчезла за сутки до убийства Осипова, а не после того, как узнала о гибели любовника! Если бы ты обратил внимание на это противоречие, мы сразу начали бы трясти эту Угарову, организовали бы за ней наблюдение, наверняка бы вышли на Белову и заставили отдать нам переданные ей Осиповым материалы. А теперь мы даже не знаем, кого сегодня сожгли в крематории. Возможно, Белову, а может быть, и кого-то другого. Поди проверь! Одна надежда: взять в оборот Угарову и добиться от неё правдивых признаний. Поедем, Ильин, к ней на дачу. И ты, Мелешин, поедешь с нами: она тебя знает и, возможно, будет с тобой более откровенна на этот раз.
    И вот теперь, намеренно подначив водителя на скоростную езду, Кондратов молился про себя, чтобы они успели, чтобы бумаги, за которыми они охотятся, все ещё были на даче у Угаровой.
    Кондратов не заметил, как сказал это вслух. Ильин поддержал его:
    Я тоже надеюсь, что они здесь, на даче. Скорее всего Осипов, опасаясь налета боевиков Буга, велел любовнице скрыться, передав ей важную часть документации в качестве гарантии её и собственной безопасности. У той в Москве не так уж много знакомых, а Угарова одна из её ближайших подруг. Вот она и попросилась пожить у неё на даче. Так что, думаю, Угарова многое знает, да и материалы там, на даче.
    Кстати, Мелешин, ты не поинтересовался, что могло связывать тридцатилетнюю Белову с Угаровой, которой уже перевалило за сорок?
    Спрашивал я об этом их общих знакомых. Они говорят, что обе дамочки не отличались строгостью нравов и вместе ходили по сомнительным компаниям, где знакомились со своими кавалерами.
    Словом, женщины на любой вкус: кому попадья, а кому, так сказать, попова дочка.
    Все может быть. Только дружба их была крепкой: видимо, из-за разницы в возрасте их любовные интересы не пересекались. Придется теперь Угаровой себе другую спутницу для развлечений подыскивать.
    Это если в озере действительно Белова утонула. Только я думаю, что это не её труп сожгли. Сами посудите: ни на теле утопленницы, ни на берегу никакой одежды и предметов, принадлежащих убитой, не нашли. И Угарова опознала подругу не по особым приметам, а лишь по чертам лица, которые, кстати, от пребывания в воде здорово изменились. Так что это опознание и скоротечная кремация либо ошибка, либо намеренное введение в заблуждение и нас, и бандитов, преследующих Белову. И я не удивлюсь, если на даче у Угаровой мы застанем Белову, живую и невредимую.
    Водитель свернул с шоссе и, попетляв среди деревьев и редких кустов, выехал к железнодорожному переезду, перекрытому шлагбаумом. Он затормозил и, повернувшись к Кондратову, по-мальчишески предупредил: задержка на переезде не в счет. Мы уже рядом с дачным поселком, а в запасе у нас почти пятнадцать минут.
    Но Кондратов не стал вступать в дискуссию с водителем. Внимание его привлекли милицейский уазик и небольшая толпа недалеко от переезда, там, где кустарник почти вплотную подступал к железнодорожному полотну:
    Смотрите, ребятки, тут что-то произошло. Пойдем туда. Может быть, местным сыщикам понадобится наша помощь.
    Сержант из транспортного отдела милиции, увидев предъявленные документы, указал им на руководящего осмотром места происшествия средних лет толстяка, то и дело вытирающего пот с лица.
    Изучив документы сыщиков, следователь Старков пояснил:
    Женщина попала под электропоезд. Вроде бы можно списать на несчастный случай, да есть несколько моментов, меня смущающих. Чего её понесло переходить пути в таком неудобном месте, когда в десяти метрах переезд имеется? Денег в сумочке нет. Но это, положим, кто-то до нашего приезда мог воспользоваться суматохой и украсть. Главное же рядом с железнодорожным полотном на земле имеются странные следы. Словно кто-то её сначала оглушил, потом притащил сюда и на рельсы положил. Здесь есть над чем подумать. А сыщики меня уговаривают признать, что это типичный несчастный случай. Понять их можно: не хотят себе на шею висяк, как хомут, надевать. Ведь ясно, что найти виновного, если это убийство, будет трудно.
    А на труп посмотреть можно?
    Да, пожалуйста! Сержант, пропусти товарищей из Москвы, пусть опытным взглядом оценят ситуацию, может, что-нибудь дельное подскажут.
    Зрелище было не из приятных. Перерезанное пополам тело, снятое с рельсов, положили таким образом, что нижняя его часть лежала отдельно от головы с другой частью туловища. На лице покойной застыл ужас. И все это вместе напоминало разломанную злым ребенком большую куклу. Куски окровавленного мяса с раздробленными костями у непривыкшего к таким картинам человека могли вызвать тошноту и обморок. Ильин посмотрел на Мелешина: тот был очень бледен, уголки его губ нервно подрагивали. Неужели сыщик из МУРа ещё не привык к подобного рода зрелищам? подумал Ильин.
    Но Мелешин, явно думавший о другом, повернулся к Кондратову:
    Мы опоздали. Это и есть та самая Угарова.
    Кондратова не удивило это сообщение.
    Я так почему-то и подумал, когда увидел милицию и людей недалеко от переезда, а потом труп.
    И повернулся к толстяку-следователю.
    Слушай, командир, мы из МУРа и ехали допросить как раз эту даму, являвшуюся важной свидетельницей по делу об убийстве. Так что несчастный случай тут вряд ли имел место: кто-то убрал её, видимо, из-за того, что она слишком многое знала. Здесь надо разбираться по полной программе, и всем вместе. Сначала надо порыскать вокруг, возможно, и обнаружим следы убийцы.
    Старков кивнул:
    Согласен. Мне сразу показалось, что тут не все так просто.
    И сыщики стали осматривать близлежащую местность. Ильин направился к отметке на земле, где начинался след волочения тела и где, судя по всему, жертве был нанесен роковой удар. Если женщина шла со стороны платформы и ей нанесли удар сзади, размышлял Ильин, а убийца правша и находился, если учесть обстановку, лицом к переезду, то логично предположить, что орудие преступления он забросил вон в ту сторону!
    И, проверяя свою догадку, он направился к поросшему высокой травой косогору за плодовыми деревьями. Где сразу увидел торчащий из травы обломок черенка от лопаты. Осторожно взяв за края двумя пальцами палку, Ильин рассмотрел прилипшие к ней окровавленные волосы. Подошедший на его зов Старков, увидев орудие преступления, тяжело вздохнул:
    Да, круг замкнулся. Похоже, что женщину все-таки убили. Будем возбуждать уголовное дело. Вы полагаете, что её убили как важного свидетеля. Значит, нам необходимо будет работать в контакте.
    Кондратов согласно кивнул:
    Мы не против. А сейчас проедем на дачу потерпевшей. Не исключено, что мы найдем там много интересного, а если повезет, то и человека, способного открыть нам причину новой трагедии. В сумочке у погибшей я видел ключи. Надо торопиться, а то мы опять опоздаем.
    Они сели в машину, и водитель, резко тронув с места, крутанул руль, чтобы объехать все ещё опущенный шлагбаум, и помчался вперед к виднеющемуся невдалеке дачному поселку. Играющие в футбол мальчишки указали им Лесную улицу, и вскоре машина остановилась у небольшого зеленого домика, на котором красовалась нарисованная белой краской цифра 18.
    Это здесь. На всякий случай, ребята, приготовьте оружие. Давайте рассредоточимся и будем соблюдать осторожность, чтобы не нарваться на пулю. Дело наше все больше осложняется, и надо быть ко всему готовыми.
    Путь от незапертой калитки до крыльца дома преодолели, двигаясь короткими перебежками по одному, страхуя друг друга. Кондратов, убедившись, что дверь в дом тоже не заперта, вошел и стал осторожно заглядывать в каждую из двух перегороженных тонкой стеной комнат. Дача была старая, построенная ещё лет двадцать назад. Небольшие размеры её внушали надежду, что осмотр не займет много времени.
    Мелешин, жаждущий оправдаться за допущенный им промах, принялся старательно, шаг за шагом все обследовать. Зайдя в кухонную пристройку, он заметил медное кольцо погреба и, взявшись за него, приподнял крышку. Прибежавшие на его крик Кондратов с Ильиным заглянули вовнутрь: в погребе лежало тело Софьи Беловой. Мелешин встал на колени на краю погреба он был неглубокий и, свесившись вниз, дотронулся до шеи женщины. Пощупав артерию, поднялся и покачал головой:
    Пульса нет, но тело ещё не успело окоченеть. Смерть наступила чуть более двух часов назад.
    Значит, когда под её именем кремировали другое тело, она ещё была жива, подумал Ильин.
    Взглянув на погибшую женщину, он поразился: искаженные предсмертной агонией черты её лица удивительно совпадали с подсмотренной видеокамерой гримасой наивысшего наслаждения в момент её сексуальных забав с Осиповым. Внешнее сходство двух таких разных ощущений, испытанных одной и той же женщиной невольно заставляло задуматься о бренности всего живого и неминуемости расплаты за грехи.
    Создается впечатление, что её казнили именно за незаконную связь с Осиповым.
    Чтобы освободиться от мрачных мыслей, Ильин занялся привычным для него делом.
    Надо срочно сообщить о новом происшествии, взять санкцию на обыск и вызвать сюда экспертов, обратился он к Кондратову. Пусть ищут отпечатки пальцев. Я лично мало сомневаюсь в том, что найденные здесь следы совпадут с оставленными убийцей на обломке черенка лопаты возле станции. Наверняка их убил один и тот же человек. И думаю, нужных нам бумаг здесь уже нет. А ты как считаешь?
    Похоже на то, но гадать не будем, пусть специалисты поработают, ответил Кондратов.
    Пока Кондратов по мобильному телефону связывался с начальством, Ильин, не желая смотреть на мертвую женщину, такую красивую и молодую, отошел в сторону. Он испытывал невольное чувство вины за то, что они не успели предотвратить несчастья и кто-то сильный и безжалостный оборвал её жизнь.
    Как бы то ни было, а похоже, что в этом деле количество жертв ещё больше увеличится. А мы с Кондратовым по-прежнему далеки от его раскрытия. Где же, где эти проклятые бумаги, за которыми идет такая охота?!
    Ильин знал, что в ближайшее время они вряд ли сумеют получить ответ на этот вопрос.
    Обыск на даче Угаровой закончился поздно вечером, так что домой Ильин вернулся ближе к полуночи. На следующее утро он появился в кабинете Кондратова невыспавшийся и злой. Вопреки его ожиданиям, приятель не был в мрачном расположении духа после вчерашней неудачи.
    Видимо, у него появились какие-то новости, но придется подождать, пока он соизволит ими со мной поделиться. Этот сыщик из МУРа любит эффектные трюки и наверняка потянет время, прежде чем сообщит мне важную информацию.
    Ильин не ошибся. После нескольких ничего не значащих фраз Кондратов предложил:
    Сыграем в Что, где, когда?. А для начала угадай, сколько у меня новостей и каких: хороших или плохих?
    Подыгрывая приятелю, Ильин ответил:
    Одна, и притом хорошая.
    Кондратов, словно мальчишка, обрадовался его ошибке:
    А вот и нет! Новостей у меня сразу несколько, и они, как обычно, и хорошие и плохие. И потому пока не совсем ясно, как они повлияют на наше расследование: помогут нам или, наоборот, создадут дополнительные трудности... Даже не знаю, с какой начать.
    Начни с самой важной.
    Ну, тогда слушай! Там, на даче, нас опередили не люди Буга, как мы полагали, а кто-то другой, пока нам неизвестный. Наши источники из окружения Буга сообщили, что вчера вечером, узнав о случившемся в загородном доме Угаровой, их шеф пришел в дикую ярость. Им, как, впрочем, и нам, не пришло в голову, что Белова скрывается на даче у своей подруги.
    Это интересно! А что ещё установлено? Я же чувствую, есть и другие важные новости.
    Ты прав. В доме, где задушили Белову, эксперты обнаружили множество отпечатков пальцев, не принадлежащих ни Беловой, ни Угаровой. Они, кстати, совпали с отпечатками пальцев, обнаруженных на черенке от лопаты, которым нанесли удар по голове Угаровой.
    Ну, и о чем это, по-твоему, свидетельствует?
    Человек, убивший обеих дам, хорошо их знал и, более того, в последние дни перед трагедией жил на этой даче. По крайней мере, соседка из домика напротив накануне видела за задернутой занавеской в окне силуэт мужчины. Следовательно, этот человек хороший знакомый либо Угаровой, либо Беловой, либо их обеих. Но скорее всего Угаровой. У Беловой в последний год никаких мужчин, кроме Осипова, не было.
    Значит, надо тщательнее покопаться в знакомствах хозяйки дома.
    Это будет совсем не просто, продолжал Кондратов, если учесть, что за бурно проведенные после развода годы она имела огромное количество любовников, особенно в последнее время.
    Нам пока про этого типа известно только, что он не профессионал. Опытный человек не оставил бы столько следов в доме. Я полагаю, исходя из этого, что он не был судим.
    Скорее всего. По нашим учетам он не значится. А потому в наших оперативных материалах его целесообразно называть Дилетантом. По неопытности он фактически подсказал нам, где его искать. Вспомни альбом с фотографиями Угаровой, который мы обнаружили на даче: она на море, в лесу, в горах... Судя по всему, Угарова предпочитала фотографироваться во время отпуска. Женщина она была аккуратная, и фотографии в альбоме располагала в хронологическом порядке, ставя на обороте отметку о годе, месяце и месте своего отдыха.
    Ну и что? не понял хода мысли Кондратова Ильин.
    А то, что в конце альбома на месте одной фотографии пустота, и через два листа отсутствует ещё одна фотография. Мы установили по датам соседних фотографий, что первый исчезнувший снимок относится к 1997году, а второй к лету 1998года. Мы навели справки через знакомых Угаровой и узнали, что именно в эти последние два года она отдыхала у моря, в пансионате Южный, в большом курортном городе. Так что убийца, вытащив именно эти фотографии, дал нам прямое указание, где пересеклись их с Угаровой пути.
    Но мы не знаем, житель ли он этого южного города или только отдыхал там? А если отдыхал, то где проживал: в пансионате Южный, в гостинице или жил дикарем.
    Вот потому и надо бы туда съездить, тщательно порыскать и выяснить, с кем Угарова встречалась там два года подряд. Я уже ходил к начальству, но мне заявили, что у нас нет денег, чтобы отправлять сыщиков отдыхать на море в самый разгар лета, когда кривую роста преступности зацикливает.
    Ну и что будем делать?
    Есть ещё одна зацепка, которую можно использовать.
    И какая же?
    С дачи исчезли не только нужные нам бумаги и две фотокарточки, но кое-что еще.
    Да оставь ты, Кондратов, свои спецэффекты, не тяни, говори, в чем дело!
    Дело в том, что с пальца Беловой исчезло кольцо с самкой фазана, которое она, по свидетельству знакомых, постоянно носила последний месяц. На пальце убитой остался от него четкий след. Похоже, убийца связывает с этим кольцом какие-то надежды. И я думаю, надо пойти ему навстречу.
    Каким образом?
    Я хочу в ряде популярных газет, печатающих рекламу, дать объявление следующего содержания: Фазан-самец, венчающий перстень-печатку, ищет свою утерянную пару: кольцо с изображением его возлюбленной, сидящей на ветке. Оказавшего содействие в воссоединении супружеской пары ждет крупное вознаграждение. По договоренности. И опубликовать номер домашнего телефона нашего консультанта, старика Бородина. Он одинок, давно ушел на пенсию, три года назад получил новую квартиру, переехал на другой конец города, где о его работе в качестве консультанта уголовного розыска никто не подозревает. Мы вполне можем использовать Бородина в качестве приманки. Старик опытен и способен войти в личный контакт с любым преступником, не вызвав особых подозрений. Ну, что скажешь?
    И ты искренне думаешь, что кто-нибудь клюнет на эту дешевку?
    Идея, конечно, бредовая, но только на первый взгляд. Посуди сам. Этот убийца, спутавший планы и наши, и Буга, судя по всему, действовал спонтанно. Случайно узнав о существовании важных бумаг, он решил завладеть ими, чтобы разбогатеть. Эта мысль затуманила ему мозги. В отсутствие Угаровой, участвующей в кремации неизвестной утопленницы, он убил Белову, завладел документами и снял с неё кольцо. Потом, по логике вещей, ему необходимо было ликвидировать Угарову, как опасного свидетеля. И вот, совершив два убийства и придя в себя, он вдруг обнаруживает, что эти, доставшиеся такой ценой, документы никакого богатства ему не дают.
    Да, отделенные от основной части, они превращаются в простые бумажки. Преступник сейчас наверняка в отчаянии и будет пытаться искать основную часть документов, ради чего пойдет на любой необычный шаг, подхватил Ильин.
    Вот именно! Ясно, что кольцо с фазанихой было изготовлено в паре с перстнем-печаткой, привязанным к обрывку визитной карточки, не просто так. Это своеобразный пароль. Эксперты дали интересную подсказку: оказывается, эта визитная карточка на имя Осипова не разорвана в азарте пополам, а фигурно разрезана, что тоже просто так не делается. Я полагаю, Осипов, разделив документы, записал номер тайного счета на своей визитной карточке и, допуская, что вторая часть секретных материалов может попасть в руки случайного человека, придумал своеобразную форму пароля: парное украшение с фазанами. Узнать целиком номер многомиллионного счета можно, лишь соединив фигурно разрезанные части визитной карточки. Следовательно, нынешний обладатель второй части материалов сейчас должен искать, кому он может с выгодой продать свою часть? И я думаю, что его тяга к богатству в данный момент сильнее страха разоблачения. Он же не знает, что другая часть материалов находится у нас, в милиции, и будет искать выходы на кого угодно, даже на бандитов. Конечно, ему страшно, но он уже преступил закон и теперь пойдет до конца.
    А Бородин согласен войти в активную игру? Ведь это рискованно. Ведь вместо вступления в переговоры Дилетант может попытаться силой завладеть предлагаемыми ему деньгами, не отдав нам материалы. К тому же не исключено вмешательство в дело боевиков Буга.
    С Бородиным мы уже обо всем договорились. Он готов пойти на риск. Мы выделим ему охрану, пусть наши ребята за ним присматривают. В оперативных материалах он будет именоваться Стариком. Объявление, данное от его имени, появится сразу в трех газетах уже завтра. Что будет дальше посмотрим.
    Ильин покачал головой:
    Идея с объявлением в газетах кажется мне сомнительной. Ну, посуди сам: кто, находясь в здравом уме и ясной памяти, после двойного убийства сунет голову в явный капкан?
    Вот именно: если этот кто-то будет рассуждать хладнокровно и логично не сунет! Но Дилетант в запале, он закусил удила. Он убил двух своих знакомых женщин, ради богатства, а не получил его! И сейчас он горячо жалеет не их загубленные жизни, а себя, напрасно пошедшего на смертельный риск. Я почти не сомневаюсь, что он откликнется на наше объявление. Вопрос лишь когда. Давай поспорим? Я даю ему на размышления не более недели и ставлю тебе бутылку хорошего коньяка, если проиграю. Что скажешь?
    Ильин кивнул в знак согласия:
    А я думаю, что он вообще не позвонит.
    Хлопнув ладонь о ладонь, сыщики ритуально скрепили договор.
    ...Пари выиграл Кондратов: Бородину позвонили уже на третий день.
    ГлаваV
    Начало охоты
    Майор в отставке Константин Семенович Бородин, несколько лет назад отпраздновавший свой пятидесятилетний юбилей, не растерял задора и азарта молодости. Проработав без малого тридцать лет в уголовном розыске, он ушел на пенсию, но без дела сидеть не смог и попросился обратно. Его взяли на должность вольнонаемного консультанта. Он был хороший психолог. Его советы были особенно ценны при раскрытии убийств, совершенных на бытовой почве, а также в случаях, когда жертву и преступника связывали какие-то личные взаимоотношения. Когда же дело касалось организованных преступных группировок и каких-то нетрадиционных видов преступлений, опыт Бородина нередко оказывался бесполезным. Столкнувшись в очередной раз с малопонятной ему ситуацией, он говорил:
    Ничего не поделаешь, ребятки: новые времена требуют новых песен. На ваших дискотеках в вихре вальса уже не покружишь засмеют.
    Чаще всего Бородина привлекали к выполнению трудоемких поручений, связанных с нудной перепиской, с проведением разведывательных опросов в крупных жилых массивах. Это тяготило удачливого в прошлом розыскника, он с обидой думал, что его недооценивают, используют не в полную силу. И поэтому, когда Бородину предложили сыграть роль приманки в охоте за опасным убийцей, он согласился без малейших колебаний. После смерти жены старый сыщик жил один, и в случае чего гибель грозила только ему. Привыкший к риску, Бородин был благодарен за возможность вновь почувствовать азарт большой игры и холодок в груди от встречи с опасностью.
    После опубликования в газетах объявления от его имени Бородин в ожидании телефонного звонка не выходил из дома. Ему звонили довольно редко сын, немногочисленные родственники и никому не нужные, как и он сам, отставники. И потому каждый раз, заслышав дребезжащую трель звонка, он спешил к аппарату, надеясь, что приманка сработала и звонит именно тот, на кого объявлен сезон охоты. Снимая трубку, он отыскивал взглядом установленный по предложению Кондратова определитель номера и проверял готовность к записи магнитофона, подключенного к телефону. Но двое суток прошли впустую: звонили только редкие знакомые либо досадно ошибались номером.
    Бородин уже начал терять надежды на захватывающее приключение, способное вернуть ему давно забытое чувство полноты жизни и собственной значимости. На третий день, сразу после окончания программы Время, Бородин решил лечь спать. Он уже начал стелить себе постель, когда зазвонил телефон. Наверное, сын. Сначала из вежливости поинтересуется самочувствием, и тут же начнет просить денег на очередную глупую затею, подумал Константин Семенович и снял трубку. И тут же напрягся, услышав незнакомый женский голос:
    Это вы давали объявление о поиске самочки для вашего фазана на перстне-печатке?
    Сонливость вмиг слетела с него.
    Да, я! Я полагаю, нужная мне вещь находится у вас?
    Представьте себе, она сейчас лежит передо мной.
    Тогда позвольте поинтересоваться, на какое вознаграждение вы рассчитываете?
    Ну, скажем, двести тысяч долларов.
    Не слишком ли большая сумма за птичку, которая к вам прилетела, мягко говоря, не при совсем одобряемых законом обстоятельствах? Надеюсь, вы поняли, что я хочу сказать?
    Я даже не догадываюсь, на что вы намекаете, но названная мною сумма изменению в сторону уменьшения не подлежит.
    Похоже, у меня нет выхода?
    Это решать вам.
    Ну так вот, милая дама, я вполне оценил вашу напористость и непреклонность. А теперь давайте все-таки перестанем витать в облаках и спустимся на грешную землю. Названная вами сумма абсолютно нереальна, и с моей стороны было бы несерьезно её вам обещать. Украшение, которым вы завладели, по оценке ювелира едва тянет на пятьсот долларов, и вы можете оставить его себе. Мне нужны прилагаемые к нему материалы. Для вас они бесполезны, а я их смогу использовать с выгодой. Итак, контрпредложение: мы встречаемся, вы передаете мне имеющиеся у вас материалы и получаете за это пятьдесят тысяч долларов. Согласитесь, это приличная сумма, и, главное, она вполне реальна.
    В трубке воцарилось молчание: Она, наверное, советуется с тем, кто попросил её позвонить мне, догадался он.
    Пауза затянулась, но Бородин не торопил с ответом. Он надеялся, что Дилетант не выдержит и вклинится в разговор, предпочтя вести переговоры без посредницы. Но тот проявил осторожность и не стал засвечиваться. В трубке вновь зазвучал голос женщины:
    Хорошо, мы с моим другом согласны. Только вы вручаете нам сразу всю сумму при передаче вам материалов. И ещё одно условие: место и время встречи назовем мы.
    Ну нет! Место и время мы должны определить вместе. Вы хотите иметь гарантии безопасности, и я с моими друзьями тоже. Мы предлагаем встречу на пустынном участке загородного шоссе, где можно исключить засаду и другие неприятные неожиданности. О дате встречи договоримся особо.
    Нет, это исключено. Наша встреча должна состояться не здесь, а на юге, через неделю, в субботний вечер. Вы должны быть один. Я вас узнаю по перстню-печатке с фазаном. И вы сможете меня узнать по знакомому вам кольцу.
    Ну что же, как бы нехотя согласился Бородин, я полагаю, вы не измените своего решения. Тогда назовите мне точное место встречи.
    Услышав ответ, Бородин еле удержался, чтобы не присвистнуть:
    Ну что же, будь по-вашему. Только учтите, я передам вам эту сумму, лишь убедившись, что предъявленная вами половина визитной карточки господина Осипова совпадает по разрезу с имеющейся у нас половиной.
    Само собой. И последнее. Предупреждаем: не делайте глупостей, не забывайте, что игра пойдет на нашей территории. До встречи!
    Услышав гудки отбоя, Бородин положил трубку и некоторое время сидел молча, анализируя содержание разговора. Вроде бы все прошло как надо, в соответствии с инструкцией Кондратова. Сбивая сумму вознаграждения до допустимых пределов, я создал у них впечатление, что мы действительно собираемся им заплатить. Что касается места встречи, то хотя Кондратов и настаивал, чтобы она состоялась на загородном шоссе, у меня не было иного выхода, чем согласиться на их условия, чтобы не вспугнуть их. Это, конечно, осложнит нам проведение операции, нужна будет предварительная разведка на местности. Представляю, какое выражение лица будет у Кондратова, когда он узнает, что встреча назначена в пансионате Южный на берегу Черного моря!
    И, усмехнувшись про себя ожидаемому эффекту, Бородин принялся набирать номер телефона Кондратова.
    На следующее утро Кондратов вызвал к себе на совет Ильина и Бородина. Трижды прослушали пленку, стараясь выудить из телефонного разговора Бородина с женщиной максимум информации. Сошлись на том, что звонившая, судя по оборотам речи, достаточно интеллигентна, находчива и хорошо проинструктирована своим партнером.
    Бородин заметил:
    Пока остается неясным важный вопрос: сколько у убийцы Беловой соучастников и знают ли они, каким образом предлагаемые для продажи материалы попали в их распоряжение? Вызывает подозрение так быстро полученное согласие на передачу материалов за сумму, во много раз меньшую, чем запрошенная вначале. Это может свидетельствовать как о желании побыстрее совершить сделку, так и о намерении силой захватить все деньги. В этом случае сумма сделки им безразлична. И тогда нам предстоит довольно опасное свидание.
    Кондратов задумчиво покачал головой:
    Все эти соображения интересны и скорее всего верны, но сейчас нам надо поискать зацепки, чтобы вычислить этих людей. Как было установлено, звонок поступил из телефона-автомата возле Курского вокзала. Заметьте, это опять все то же южное направление. Надо будет запросить списки всех пассажиров, выехавших в интересующий нас город сразу после телефонного разговора с Бородиным.
    Ты не учитываешь, сказал Ильин, что наш противник мог схитрить и, позвонив из телефона-автомата с привокзальной площади, помчаться в аэропорт, чтобы улететь на самолете.
    Не думаю. Не забывай, что мы имеем дело не с профессиональным преступником, а с человеком, вступившим на скользкий путь из-за стремления к наживе, и вряд ли он станет выдумывать такие трюки. Но такую возможность мы должны предусмотреть, а потому затребуем список пассажиров и ближайшего рейса самолета в тот город. Пока, однако, данные о пассажирах нам мало что дадут. Это потом, когда личности преступников будут установлены, мы используем наличие их фамилий среди пассажиров в качестве дополнительных доказательств их причастности к убийствам.
    И вновь вмешался в разговор Бородин:
    Список пассажиров может нам пригодиться, если, начиная с сегодняшнего дня, постоянно сверять его с данными о людях, прибывающих на отдых в пансионат Южный.
    Мысль была дельная, и Кондратов, досадуя, что она пришла не ему в голову, уверил Бородина:
    Мы это обязательно сделаем, но идея сработает только в том случае, если разыскиваемые нами лица действительно остановятся в пансионате Южный. Никто, однако, им не мешает поселиться в другом месте, скажем, в частном секторе, а в следующую субботу вечером появиться в назначенном месте. Но, повторяю, отслеживать лиц, прибывающих в этот пансионат, мы все же будем.
    Каким образом? поинтересовался Ильин.
    Очень просто: вы с Бородиным через несколько часов отправитесь туда самолетом, поселитесь и будете делать вид, что между собой незнакомы. Основная ваша задача разведать местность и присмотреться к окружению. Особое внимание, естественно, уделите выяснению круга лиц, с которыми Угарова общалась в пансионате в прошлые свои приезды. Может быть, вам удастся заранее определить потенциальных участников предстоящей сделки и подготовиться. Кто предупрежден тот вооружен.
    И вы считаете, что нас двоих достаточно для проведения столь ответственной операции?
    Нет, конечно, но начальство из-за отсутствия денег вследствие кризиса дало разрешение на оплату командировки только двух человек. Вам гарантирована помощь местного отдела внутренних дел, вернее, одного из его сотрудников заместителя начальника уголовного розыска Пименова. Я его знаю лично. Он человек принципиальный и сыщик по призванию. Я ему сегодня позвоню и введу в курс дела.
    Я думал, наша поездка будет строго конфиденциальна.
    Так оно и есть: с Пименовым будете встречаться конспиративно и только в заранее условленных местах. И, кроме него, до поры до времени никто не будет знать об истинной цели вашего приезда в город.
    Это совсем не лишне, если учесть, что наш Дилетант может, перестраховываясь, прибегнуть к помощи местных уголовников.
    Не исключено. А потому ты, Ильин, будешь постоянно поддерживать связь с Пименовым.
    Ну и как посоветуешь нам вести себя все оставшиеся дни до субботы?
    Легенда у Ильина будет простая: ловелас и прожигатель жизни, бабник и не дурак выпить. Тебе, Ильин, даже не надо будет вживаться в роль, веди себя как обычно.
    Ценю твой юмор, Кондратов, но, по моему мнению, ты бы справился с этой ролью получше меня.
    Ладно, шучу. Но ты должен вести себя естественно для молодого мужчины, приехавшего на юг отдыхать. А вот изображать, к примеру, ученого, отрешенного от мира, тебе явно не под силу.
    С Ильиным все ясно, ну, а мне какое амплуа ты определил? Давай, не стесняйся, говори! переключил Бородин внимание на себя.
    Вам, Константин Семенович, карт-бланш, решайте сами. Главное, чтобы вы вели себя, в отличие от Ильина, тихо и незаметно. Ваша роль ограничивается лишь выходом на авансцену в ближайшую субботу с надетым на палец золотым перстнем-печаткой, на котором выгравирован красавец фазан. Вы дождетесь, когда к вам подойдут и предъявят кольцо с самочкой фазана и фигурно вырезанной частью визитной карточки на имя Осипова, а там... Впрочем, вы человек в розыскных делах опытный и сами определите момент, удобный для перехода к активным действиям.
    За что я всегда и любил розыскную работу, что она дает возможность импровизации и свободна от мелочной начальственной опеки. А, кстати, вы знаете особенности охоты на фазанов? Нет? Так я и думал. Скажу коротко: охота эта не из самых сложных. Найди место, где эти птицы регулярно кормятся, это обычно поле, засеянное злачными культурами, вспугни, и бей из обоих стволов влет. Но есть и другой вариант: спрятаться в кустах или за холмом и ждать, когда птицы слетятся на поле на утренней или вечерней зорьке. Для засады можно построить шалаш. Но это временное сооружение из палок и веток должно быть сделано заранее, по крайней мере, за несколько дней до начала охоты. Как думаешь, Ильин, для чего?
    Наверное, чтобы глупые фазаны привыкли к новому предмету и не боялись его.
    Молодец, Ильин, ты хоть не охотник, а в этом деле сечешь. Как только построенный для засады шалаш станет привычным и птицы, потеряв осторожность, полетят лакомиться вожделенным кормом, их легко можно взять на мушку. Так вот, Ильин, наше с тобой заранее спланированное появление в пансионате и должно, как я понимаю, притупить бдительность противников. Мы за несколько дней там примелькаемся и лишь в субботу вечером выйдем на вечернюю охотничью зорьку.
    Точное сравнение. Только в отличие от безобидных фазанов нам предстоит охота на матерого волка, уже вкусившего вкус человеческой крови. Как бы нам из охотников не превратиться в дичь.
    Надо постараться. Тут многое от нас зависит. Предлагаю нашей операции дать кодовое название Золотой фазан. Очень уж оперативная обстановка её напоминает охоту на эту дичь.
    Кондратов согласно кивнул:
    Я против такого названия не возражаю. Ну все, братцы сыщики, оформляйте командировочные документы и в аэропорт: ближайший рейс через три часа. А я позвоню своим знакомым ребятам в транспортную милицию, чтобы вас без проволочек пропустили с оружием на борт. Как говорят охотники ни пуха ни пера!
    Оба сыщика хором послали суеверного Кондратова к черту и направились к двери.
    Операция Золотой фазан началась.
    В целях конспирации Ильин с Бородиным в самолете сидели далеко друг от друга. И к тому же приехали в пансионат Южный с разницей в два часа. Взяв одноместные номера на разных этажах, начали готовиться к первому вечернему появлению среди отдыхающих в пансионате. Прочитав в холле объявление о танцевальном вечере, Ильин подумал: Обстоятельства нам благоприятствуют. Где, как не на танцах, собирается основная масса изнывающих от безделья на отдыхе людей? Ну и мне, выступающему в роли плейбоя, надлежит появиться в этом легкомысленном месте, где завязываются ни к чему не обязывающие курортные романы. Интересно, Бородин там тоже появится или предпочтет вести образ жизни ничем не интересующегося, живущего воспоминаниями о прошлом старика? Я бы на его месте предпочел последнее.
    Услышав доносящиеся из танцзала на втором этаже звуки музыки, многократно усиленные колонками, Ильин поморщился: Неужели эту какофонию, бьющую по ушам и нервам, предстоит слушать ежедневно? Так и падучей заболеть недолго. Хорошо, что я приехал сюда всего на четыре дня подобное дольше вряд ли смог бы выдержать. Видимо, поэтому, а не из-за высоких цен, здесь в разгар сезона имеются свободные номера. Да за такие децибелы постояльцам надо приплачивать, а не драть с них такие суммы...
    Ильин взглянул на себя в зеркало и остался доволен. Высокий, поджарый мужчина, модно подстрижен, и хотя одет небогато, но это можно списать на желание спастись от жары хлопчатобумажную рубашку и простые легкие брюки. Ну все, я готов к сердечным битвам, приосанился он. Что мне терять, молодому, незарегистрированному? Не став дожидаться лифта, он поспешил вниз, отбивая подобие чечетки на каменных ступенях, словно уже отплясывал с неведомой партнершей.
    Ильин вошел в уже порядком заполненный публикой зал. Его самоуверенный вид и оценивающий раздевающий взгляд давали понять, что не столько любовь к танцам привела его сюда, сколько желание найти женщину, которая согласится разделить с ним постель уже сегодня ночью.
    Ильин по опыту знал, что тут важно не ошибиться и не получить отказ на свое первое приглашение на танец эта неудача может стать роковой. Многие получившие отказ мужчины делают ошибку, начиная суетиться и приглашать всех девиц подряд: отказ следует за отказом. Они не понимают, что дело вовсе не в них самих, а в самолюбии женщин, считающих, что пойти танцевать с кавалером, которого до тебя отвергли другие дамы, ничем тебя не лучше, все равно, что подобрать объедки. И потому Ильин, скользя по фигурам и лицам возможных партнерш, старался встретиться с ними глазами и прочитать в них откровенный призыв и поощрение к активным действиям.
    Ильин не сразу заметил, как рядом с ним возникла дебелая блондинка и, по-хозяйски, словно они были давно знакомы, взяв его за руку, пригласила:
    Ну, что стоишь как столб? Пришел на дискотеку, так танцуй! Нечего без дела стоять, здесь и без тебя дышать нечем.
    Ильина шокировала бесцеремонность бойкой дамы, но, решив, что только выиграет в глазах других женщин, возбудив у них невольную ревность к нахальной блондинке, направился с ней в середину круга. Он уже намеревался задергаться, поймав ритм грохочущей из динамика музыки, но партнерша не дала ему этого сделать, а, обхватив полными руками его плечи и тесно прижавшись к нему, начала медленно, совсем не в такт, топтаться на одном месте.
    Ильину не понравилось, что женщина взяла на себя инициативу в танце, и он, крепко взяв её за талию, принудил повиноваться своей воле, заставляя двигаться туда, куда хотелось ему, чтобы дать понять, кто здесь хозяин положения. Почувствовав, что женщина наконец подчинилась ему и, уже не сопротивляясь, покорно позволяет себя вести в танце, Ильин удовлетворенно подумал: Ну, кажется, я обуздал эту строптивую кобылку. А женщина, приблизив к его уху полные, ярко накрашенные губы, доверительно сообщила:
    Сегодня у меня последний свободный вечер. Завтра прилетает муж, и тогда, считай, пропал отпуск. Но до завтрашнего утра целая вечность, если провести это время с толком. А как ты считаешь?
    Музыка внезапно смолкла, и, пользуясь моментом, Ильин отошел в сторону, сделав вид, что не понял намека: Зачем мне это приключение на одну ночку? Потом ни к одной женщине не подступиться: кто пойдет навстречу мужику, переспавшему накануне с другой? Пережду один танец и приглашу кого-нибудь. Сам.
    Он направился к выходу, чтобы перекурить, и заметил стоящего недалеко от входа приодевшегося в новый костюм Бородина. Ишь ты, подивился Ильин. Старик решил все-таки появиться на танцах! Сыграть, так сказать, роль разведчика в тылу врага. Впрочем, с его богатым розыскным опытом он сможет заметить какие-то детали, на которые я, увлеченный флиртом, могу не обратить внимания. Пусть понаблюдает.
    Выйдя в холл, Ильин закурил и стал прикидывать, с какой из женщин в зале ему предпочтительнее войти в контакт. Среди танцующих было несколько подходящих для быстротечного романа дам, но мысли его почему-то все время возвращались к напоминающей Золушку бедно одетой девушке. Она стояла рядом со своей подружкой, больше похожей на официантку, чем на отдыхающую в этом престижном пансионате. Он видел, что явно понравился Золушке, но из робости она боялась это показать, и каждый раз отворачивалась, когда он смотрел в её сторону. Худощавая, слегка сутуловатая, она была некрасива, и только серые глаза и нежная белизна щек привлекали взгляд. Откровенно говоря, она была не во вкусе Ильина, но он ощущал искренность её интереса к нему. Похоже, она даже влюбилась в него, что льстило его мужскому самолюбию. Решив не торопить события и для начала просто пригласить её на танец, Ильин вернулся в зал.
    Дебелая блондинка уже таскала по залу какого-то плешивого мужичка на полголовы ниже её, нашептывая ему на ухо всякую чепуху про единственную свободную от семейной жизни ночь. И по тому, как мужчина похотливо водил по её спине руками, было ясно, что он, уж точно, своего не упустит.
    Ильин с облегчением вздохнул и вдруг увидел Бородина, неуклюже, но с вдохновением топчущегося на места в паре с толстухой лет сорока пяти. Та, смеясь и сверкая золотыми зубами, рассказывала что-то старому сыщику, слушавшему её с серьезным выражением лица.
    Во Бородин дает! Не стареют душой ветераны. Хорошо, что он мне не конкурент, со снисходительностью подумал Ильин, а затем, неожиданно для самого себя, направился в угол, где одиноко стояла Золушка. Интересно, как она сюда попала? Чувствуется, что она не в своей тарелке. Ну, ладно, побалую бедняжку, сказал сам себе Ильин, тут же поймав себя на мысли, что врет сам себе: его влекло к этой стеснительной девушке. Было в ней нечто такое, чего так не хватало другим пришедшим сюда представительницам прекрасной половины человечества. Наверное, природная женская стеснительность стала в наши дни редкостью, раз я так остро на неё реагирую, подумалось Ильину. Зайдя сбоку, он внезапно предстал перед девушкой. Эффектно прищелкнув каблуками и опустив в поклоне голову, по-гусарски галантно он пригласил её на танец. Если уж играть роль сказочного принца, решил он, то до конца.
    Ильину было приятно держать партнершу в объятиях, но его беспокоил её полный благодарной влюбленности взгляд. Не хватало только, чтобы эта наивная дуреха по-настоящему увлеклась мною. А если я захочу и проявлю настойчивость, так оно и будет, и уже сегодня она окажется в моей постели, мелькнула мысль.
    Ильин и сам не знал, хочет ли он этой победы, опасаясь излишне серьезных для курортного романа отношений, способных помешать проведению операции Золотой фазан.
    На следующий день Ильин проснулся рано утром и выглянул в окно. Уже рассвело, и лучи солнца успели нагреть паркет. Ильин с удовольствием встал босыми ногами на светлое пятно и сладко потянулся. Оглянувшись на смятую разобранную постель, подумал: Все-таки хорошо, что я спал один. Хорошо, что не проявил настойчивости, когда Галина отказалась подняться ко мне в номер, чтобы выпить шампанского. Конечно, все было бы проще, будь на её месте искательница приключений. Но девчонка приехала в отпуск к подруге на юг после трагической гибели мужа в автокатастрофе. Живет в маленьком городке, где ничего ни от кого не скроешь какие там романы, какие влюбленности? К тому же она старомодна и считает, что для физической близости нужен длительный период ухаживания. И не моя заслуга, что она выбрала меня, просто ей очень хотелось вновь почувствовать себя женщиной любимой и желанной. А может быть, я ей напомнил кого-то? С ней все понятно, но почему я думаю о ней? Все. Хватит. Это самокопание. Пора заняться делом. Что у меня на сегодня? Встреча с местным Пинкертоном. В интересном месте назначил свидание большой, видно, оригинал.
    Ильин взглянул на часы: до встречи осталось чуть менее часа. Он поспешил в ванную.
    ГлаваVI
    Десятая жертва
    Верный старой оперативной привычке, Ильин появился на месте встречи за десять минут до назначенного срока, чтобы осмотреться во избежание неприятных неожиданностей.
    Да, прав Пименов: этот уголок городского парка ранним утром совсем пустынен. Если я здесь попаду в ловушку, труп мой разыщут не скоро.
    Ильин расстегнул "молнию" на пляжной сумке, положил поверх купальных принадлежностей пистолет и направился по тропинке к высокому дереву, растущему, казалось, прямо из подножия сложенной из крупных булыжников стены.
    Подойдя к полуразрушенной старинной крепости, он услышал шум водопада и, соблюдая осторожность, завернул за каменную укладку. В нос шибанул запах прелой листвы, сырости и, увы, экскрементов. Вот тебе и знаменитый Источник красоты, присвистнул Ильин. У людей не осталось ничего святого. Им обязательно надо нагадить именно здесь, в этом чудном уголке природы. А грот прекрасен, и эта струя воды, льющаяся серебром из каменного желоба...
    Эй, москвич, почему не соблюдаешь конспирацию? услышал Ильин.
    Подняв голову, он увидел появившегося из-за кустов на холме молодого человека с тонкими стрелочками щеголеватых усиков и аккуратным пробором на гладко причесанной голове.
    Он похож больше на плейбоя с обложки альбома модных причесок, чем на начальника уголовного розыска, подумал Ильин и крикнул в ответ:
    Мне что, надо было сходить в парикмахерскую, сделать себе завивку и надеть фрак?
    Пименов весело рассмеялся.
    Вовсе нет! Но раз уж ты идешь к Источнику красоты, не мешало бы захватить с собой бидончик или на худой конец банку. А то непонятно, с какой целью ты сюда тащишься, да ещё по такой жаре. А насчет моего внешнего вида зря иронизируешь. У нас курортный город, я нередко общаюсь с важными персонами и должен соответственно выглядеть. Ну ладно, поднимайся сюда. Здесь, где я стою, начинается еле заметная тропа, ведущая в старую часть города. Это наиболее краткий путь из города к источнику. Сможешь сюда забраться по выступам стены?
    Да вроде, сидя в кабинете, я живота ещё не отрастил.
    Пименов одобрительно цокнул языком, наблюдая, как Ильин ловко взбирается наверх, и протянул ему руку, помогая соскочить с выступа грота на косогор.
    Молодец, Ильин! Пойду с тобой в разведку!
    А я-то по наивности считал, что сам позвал тебя с собой на опасное дело.
    Не ершись, капитан. У нас с тобой общий противник, а славой потом сочтемся. Пройдем чуть вперед по склону здесь неподалеку есть укромное место, где можно спокойно потолковать.
    Они пошли по извилистой, круто уходящей вверх тропе, вплотную подступающей к краю обрыва. Минуту спустя Пименов свернул вправо и, раздвинув кусты, указал на полусгнившую скамейку:
    Здесь нам никто не помешает. Запомни это место. Я дам тебе резервный телефон. В срочных случаях звони, назови только время встречи, мне передадут, и мы встретимся именно здесь. Ну а теперь рассказывай, с каким заданием прибыл сюда, а то я знаю все лишь в общих чертах.
    По мере того как Пименов узнавал подробности дела, которое привело сюда московских сыщиков, лицо его мрачнело:
    Да, Ильин, задал ты мне задачу! Думаешь, легко найти любовника одной из многих десятков тысяч отдыхавших здесь в прошлом году женщин?
    Минуточку, во-первых, нам надо искать не по всему городу, а лишь в пансионате Южный, и ограничиться одним месяцем: Угарова каждый раз приезжала сюда в августе. Я передам в ваше распоряжение её фотографию. Сам я этой работой заняться не могу, чтобы не засветиться.
    Хорошо, я пошлю своих ребят поговорить с обслуживающим персоналом пансионата под предлогом розыска женщины, не вернувшейся из отпуска и считающейся без вести пропавшей. Может быть, что-нибудь и добудем интересное. Но пока мы не знаем, этот убийца из местных жителей или из отдыхающих?
    А что, агента у тебя в этом пансионате нет?
    Есть один человек организует там спортивную и культурно-массовую работу. Мы зовем его Подводник. Он ловкий мужик, ранее был судим, имеет связи среди местных уголовных элементов. Его завербовал ещё мой предшественник лет десять назад, поймав Подводника на незаконных валютных операциях. Источник он неплохой, и от него мы получаем иногда ценные сведения. Правда, своих, местных, он не сдает, а в основном заезжих гастролеров. Но и на том спасибо.
    Для нашего задания он подходит. Попробуй через него узнать, не обращался ли кто-нибудь к местной братве за помощью. Разыскиваемый нами человек вполне может нанять нескольких вооруженных парней для своего прикрытия в ближайшую субботу вечером.
    Хорошо, попробую выяснить. А вообще вся эта история и предстоящая встреча с предъявлением в качестве пароля золотого перстня напоминают мне знаменитую фразу: Каждый охотник желает знать, где сидит фазан. Мы тоже желаем знать, где скрывается нынешний владелец нужных нам материалов. Но, похоже, Ильин, тебя ждут и другие заботы. У меня есть две новости, и обе плохие. Так что все равно, с какой начать.
    И все-таки начни с той, которая похуже, чтобы на её фоне следующая выглядела не такой ужасной.
    Хорошо, что ты обладаешь чувством юмора. Оно тебе сейчас пригодится. Звонил Кондратов из Москвы и ругался матерно: пока вы оформляли командировки, произошла утечка информации. Буг, узнав о месте предстоящей сделки, послал сюда своих людей.
    Ну, а вторая, менее неприятная, новость?
    По имеющимся у Кондратова агентурным данным, сюда выехало совсем немного бандитов всего шесть человек.
    Всего шесть! У твоего юмора черная окраска, Пименов. Тебе бы анекдоты о восстающих из могил мертвецах и кровожадных вампирах сочинять.
    Ладно, Ильин, не дрейфь. Не забывай, что я в этом городе не последний человек, и окажу вам всяческую поддержку. В рамках закона, конечно.
    Ну и на том спасибо.
    А теперь я побежал. У меня, помимо ваших столичных забот, своих дел невпроворот. Я пойду первым, а ты минут через десять. Наверху сядешь на автобус и доедешь прямо до пансионата. Ну все. До связи!
    Ильин смотрел вслед удаляющемуся по узкой тропе сыщику, пока тот не скрылся из виду за кустами акации. На душе было тревожно: приезд боевиков Буга осложнял ситуацию и вообще ставил под сомнение успех предстоящей операции.
    Дурные предчувствия начали сбываться, как только Ильин вернулся в пансионат. Заметив нервно прохаживающегося в холле Бородина, он насторожился. Замедлив шаг, Старик сделал незаметный кивок в сторону сада. Они встретились в дальнем его уголке и сели на укрытую от посторонних глаз кустами жасмина скамейку.
    Не глядя на молодого сыщика, почти не разжимая губ, Бородин сообщил:
    Беда, Ильин: исчез перстень. Он лежал у меня в кармане пиджака, который я повесил на спинку стула. Из номера вышел лишь минут на пять, когда пришла горничная, чтобы пройтись пылесосом по коврам. С ней был пацаненок лет десяти. Думаю, этот её внучок и украл перстень. Сейчас пойду к ней домой. Это здесь рядом. Может быть, удастся вернуть перстень без шума.
    Ильин еле сдержался, чтобы не выругаться вслух. Старик, конечно, не мог предполагать, что пацан перстень из пиджака украдет, но выпустить украшение из вида! Воистину, и на старуху бывает проруха. Из-за Бородина вся операция под угрозой срыва. Теперь уж точно придется подключать Пименова.
    Стараясь говорить тихо, Ильин посоветовал:
    Действуйте методом кнута и пряника: пригрозите милицией, потом предложите деньги. Должно сработать.
    Бородин обиделся:
    Не тебе меня учить элементарным вещам. То, что ты знаешь, я уже давно забыл.
    Ильин хотел напомнить, по чьей вине пропал перстень, но пожалел Старика.
    Бородин тяжело поднялся со скамейки и зашагал в сторону виднеющихся вдали двухэтажных домиков, где жил обслуживающий персонал. Подойдя, он увидел ту самую горничную, она развешивала белье. Заметив Старика, горничная обеспокоенно направилась ему навстречу:
    Что-нибудь случилось?
    Да, у меня из номера пропал перстень, как раз когда я вышел в коридор, пока вы пылесосили ковры.
    Лицо восточной женщины, и без того смуглое, потемнело ещё больше:
    И вы думаете, что я его взяла?
    Нет, не вы, а ваш мальчик, увидев блестящую вещь, взял её поиграть. Уверен, это просто шалость, и не более того.
    Женщина забеспокоилась.
    Она не возмутилась, отметил про себя Бородин. Видимо, её внучок грешит подобными делами. Она явно напугана, и её надо дожать прямо сейчас.
    Послушайте, уважаемая, сама по себе эта вещица недорого стоит. Но пропавший перстень наша фамильная реликвия, он от деда перешел к моему отцу, а я, в свою очередь, передам его моему сыну. Сами понимаете, я сделаю все, чтобы вернуть перстень. Если сейчас мы не договоримся, я подниму на ноги милицию, прокуратуру и, как минимум, добьюсь вашего увольнения из пансионата.
    Зачем меня пугаешь? Я женщина мирная, одна внука воспитываю. Зять в тюрьму попал, дочь в отъезде, а мальчишка совсем от рук отбился. Меня уволят, где я работу найду? Если мальчик взял твое кольцо поиграть, он отдаст. Сейчас я его позову.
    Женщина крикнула что-то на своем языке, и из-за дома появился с футбольным мячом в руках знакомый Бородину мальчик. Весь его вид выражал досаду на то, что его отвлекли от важных дел. Бабушка быстро стала говорить ему что-то, то повышая голос, то переходя на более спокойный тон. Судя по тому, как паренек отрицательно качал головой и запальчиво, переходя на крик, возражал ей, становилось ясно, что переговоры заходят в тупик. Бородин решил вмешаться. Достав три крупные купюры, он веером развернул их перед лицом мальчишки:
    Эти деньги будут твоими, если скажешь, где мой перстень. И мы тут же забудем об этой истории.
    Глаза мальчишки жадно заблестели, и Бородин понял, что сделал верный ход.
    Ну что молчишь? Я жду! Не бойся, не обману.
    Я его отдал одному мужчине.
    Какому?
    Где живет, не знаю. Его все называют Дуплетом. Он по вечерам ошивается в бильярдной в центральном парке. Там его и найдешь.
    Паренек зажал в руке деньги, которые дал ему Бородин. Женщина вновь заговорила страстно и горячо, энергично размахивая руками перед лицом внука. Парень отвечал ей с упрямой злостью, по-видимому, отрицая свою вину.
    Наверное, она ругает его за воровство, подумал Бородин, но, увидев, как женщина, схватив мальчишку за руку, пытается разжать его пальцы, понял, что они ссорятся из-за денег.
    Бородин в досаде плюнул, повернулся и, не оглядываясь, зашагал к пансионату. Он уже решил, что в бильярдную лучше идти не ему, а более молодому Ильину. У того больше шансов вернуть похищенный из гостиницы перстень.
    Ильин появился в бильярдной около пяти часов вечера. Все игровые столы уже были заняты. На правах новичка он неторопливо прошелся по залу, присматриваясь к посетителям. Впрямую спрашивать о Дуплете он не мог, не желая раньше времени обнаружить свой интерес к этому человеку, но, судя по всему, его в игровом зале ещё не было. Послонявшись между столами, понаблюдав за публикой, Ильин вскоре разобрался, кто и зачем пришел в этот вечер в душный бильярдный зал. Несколько столов занимали отдыхающие, катающие шары по зеленому сукну для собственного развлечения. Это было скучное зрелище. В другом конце зала на трех столах играли профессионалы высокого класса. Между ними и остальным залом была незримая граница, которую никто не решался нарушить.
    Вокруг столов в центре зала царило оживление. Здесь идет игра не всерьез, здесь хорошо отрепетированное театральное действо, сделал вывод Ильин. Два года назад он участвовал в проведении негласных мероприятий в одном из бильярдных залов, где торговали наркотиками, и познал множество мошеннических трюков по обману азартных простачков. Среди трюков были и мнимая неумелость, и игра в поддавки, и ставки зрителей на своих фаворитов.
    Стоя среди шумных болельщиков, Ильин с интересом наблюдал, как высокий щеголеватый блондин в белой рубашке с закатанными рукавами и светло-кремовых брюках, поправляющий перед каждым ударом широкий узел галстука, легко расправился со своим противником пожилым золотозубым толстячком. Стоявший впереди Ильина вертлявый паренек с прыщавым лицом, по-женски всплеснув руками, поддержал вдрызг проигравшегося толстяка:
    Держись, дядя Миша, не посрами нас, сибиряков. Дай ему прикурить! Ставлю на тебя двадцать долларов. Кто ответит?
    Ставлю на блондина, выкрикнул молодой мужчина в джинсовых брюках и ковбойской шляпе, доставая из кармана деньги. Увидев жадный блеск в глазах азартного болельщика, прыщавый решил взвинтить ставку:
    Вы ошибаетесь, если думаете, что дядя Миша и дальше будет проигрывать. Если на то пошло, то я ставлю не двадцать, а пятьдесят долларов!
    Ковбой не остался в долгу:
    Пятьдесят так пятьдесят!
    Этот ковбой корчит из себя крутого парня, не понимая, что влип, Ильину это было яснее ясного. Так и есть: прыщавый подмигнул блондину, дав знак, что ему удалось заключить пари. Теперь блондину надо проиграть партию, чтобы его тайный сообщник получил с ковбоя пятьдесят долларов. Он в любом случае не останется внакладе, так как с противником было договорено, что, в случае равного счета, каждая третья, контрольная, партия идет по двойной ставке. Так что для его кошелька не имело значения, выиграет он все партии подряд или нарочно, уступив сопернику одну партию, разгромит его в следующей".
    Ильин уже безо всякого интереса наблюдал, как блондин намеренно бьет мимо цели, любезно подставляя шары прямо к лузам, чтобы противнику легко было их туда загнать. При этом блондин деланно сокрушался, ссылаясь на невезение.
    Неужели этот, в ковбойской шляпе, удивлялся Ильин, не замечает затеянной вокруг него игры? Блондин к тому же скверный актер, и его неестественные причитания вряд ли кого введут в заблуждение. Вот уж кому Станиславский мог с полным правом крикнуть: Не верю!
    Игра закончилась, и ковбой нехотя протянул смятую купюру прыщавому парню:
    Давай ещё замажемся на пятьдесят долларов!
    Но парень отрицательно махнул головой:
    Не сейчас. Мне надо отойти, жену предупредить, чтобы шла на танцы одна, а минут через пятнадцать я вернусь, и тогда продолжим. Извини, браток!
    И он поспешил покинуть бильярдный зал. Словно на смену ему, рассекая толпу, к столу пробрался человек лет сорока, одетый, несмотря на жару, в замшевую куртку. Блондин приветствовал вновь прибывшего взмахом кия:
    Привет, Дуплет. Я думал, ты после вчерашнего проигрыша не придешь. Должок принес?
    Мужчина в куртке достал из кармана пачку купюр и со скорбным видом отделил от неё часть.
    Заметив на его правой руке знакомый перстень, Ильин вздохнул с облегчением: Хорошо, что он никуда не уплыл, остается его вернуть. Вряд ли Дуплет поставит украшение на кон, да и игрок он, надо полагать, классный, посильнее меня это точно. Значит, наиболее подходят два варианта: попытаться выкупить перстень либо обратиться за помощью к Пименову, чтобы тот официально изъял у Дуплета краденую вещь. А пока я просто за ним понаблюдаю.
    В это время блондин и Дуплет начали разыгрывать новый мини-спектакль, готовя ловушку для очередного лоха.
    Ну что, Дуплет, может быть, ты за сутки научился шары в лузы загонять? Я слышал, ты когда-то мог поставить шар в центр стола так? И другим своим шаром дуплетом от двух бортов, с пяти ударов закатить его в ближний к себе правый угол? Жаль, что ты сейчас в плохой форме и уже такой фокус показать не способен.
    Блондин сейчас заводит не Дуплета, с которым явно в сговоре, а рассчитывает на реакцию ещё одного простака из публики. А Дуплет, который, кстати, играет великолепно, изображает из себя постаревшего, спившегося и потерявшего навык профессионального игрока. Сейчас он сделает вид, что обижен таким пренебрежением, и примет вызов, предположил Ильин.
    И, действительно, Дуплет достал из кармана куртки стеклянную фляжку с коньяком, демонстративно сделал большой глоток, вытащил из кармана несколько крупных купюр и с вызовом спросил:
    Отвечаешь?
    Блондин, всем своим видом демонстрируя уверенность в победе, тоже достал деньги и положил в лузу:
    Только я усложню тебе задание: забивать шар от двух бортов будешь не кием, а катать рукой.
    Дуплет хорошо разыграл сомнения в справедливости такого условия, но затем кивнул головой:
    Как скажешь, Белый. Сегодня твоя очередь банковать.
    Сейчас Дуплет первую свою попытку должен провалить, заманивая очередную жертву в ловушку, усмехнулся Ильин. Он знал наизусть все хитрости этого старого, как мир, эффектного, но не очень сложного для настоящего мастера спектакля.
    Дуплет сказал блондину:
    Ставь шар на точку!
    Блондин усмехнулся и, нагнетая обстановку, демонстративно выбрал и выставил на зеленое сукно шар с номером 13:
    Ты же, Дуплет, у нас не суеверный. Начинай!
    Не удостоив соперника взглядом, Дуплет взял в руку полосатый шар и как бы взвесил его на ладони. Затем, как хороший актер, умеющий держать паузу, отставил шар в сторону и начал стягивать с пальца туго сидящий на нем перстень.
    Только что приобретенный перстень для него маловат, непривычен и, действительно, ему мешает, подумал Ильин, внимательно проследив, как Дуплет положил его в нагрудный карман куртки.
    Решив, что публика уже разогрета, Дуплет, демонстрируя показную старательность, начал игру. Шар, резко под углом отталкиваясь от одного борта, подлетал к другому и, вновь отрикошетив, попадал точно в шар под номером 13, подталкивая его все ближе к намеченной лузе. Но, исчерпав все пять попыток, Дуплет потерпел неудачу: шар остановился недалеко от лузы, не дотянув до неё каких-нибудь трех сантиметров.
    Он хочет убедить зрителей, что был близок к победе, но вот не повезло!.. Хорошо работают ребята, почти без шероховатостей, публика уже на крючке, осталось подсечь. Сейчас они это сделают, Ильин просто любовался мошенниками.
    Дуплет вновь вытащил флягу с коньяком и, сделав глоток, сказал со злобной решимостью:
    Удваиваю ставку!
    Блондин с издевательской снисходительностью заметил:
    Смотри, Дуплет, мне все равно: я-то сейчас при деньгах, а ты в последнее время всегда на мели. Помнишь старую присказку: Отец бил сына не за то, что играл, а за то, что отыгрывался.
    Я не совета спрашиваю. Я спрашиваю, будешь ли ты отвечать на двойную ставку?
    Блондин, взяв у Дуплета выигранные деньги, добавил их к уже лежащим в лузе.
    И опять Дуплет не спешил. Он дважды прошелся взад-вперед, как бы разминаясь и настраиваясь на серьезную игру. На самом деле он давал время своим приятелям, снующим в толпе, заключить пари. Дуплет встретился взглядом с находящимся с ним в явном сговоре плохо выбритым типом маленького роста, который чуть заметно отрицательно покачал головой.
    Дает знать, что Дуплет вновь должен проиграть, поскольку на него ещё пока делают крупные ставки, и надо подождать, когда цена его победы станет достаточно высокой, догадался Ильин.
    Он оказался прав. Дуплет, потея и делая вид, что с трудом сдерживает дрожь в непослушных пальцах, допускал ошибки, и непослушный шар с цифрой 13после пятого завершающего удара оказался прижатым к борту на довольно большом от лузы расстоянии... Опять провал.
    С досадой передав остаток денег злорадно улыбающемуся блондину, Дуплет вяло сделал ещё один глоток из стеклянной фляги. Казалось, он сломлен окончательно.
    Блондин же подначивал соперника:
    Ну что же ты сник, Дуплет? Скажи прямо, выходишь из игры или хочешь сделать ещё попытку? А может быть, у тебя валюта иссякла? Если хорошо попросишь, дам тебе на бедность сотню. Хотя нет: сегодня среда, а я обычно подаю по четвергам. Так что приходи завтра.
    Это было явным оскорблением, и Дуплет бросился с кием на своего обидчика, но его схватили за руки двое вышибал и заставили успокоиться. Дуплет, все ещё тяжело дыша, обратился к какому-то типу из толпы:
    Толян, дай взаймы пятьсот долларов, отвечаю своей тачкой. Ты меня знаешь.
    Толян, сделав вид, что колеблется, все же достал из кармана зеленые долларовые купюры и передал их Дуплету, который с вызовом показал их блондину:
    Может быть, испытаешь судьбу ещё раз? А, Белый?
    Блондин пренебрежительно передернул плечами:
    Это не моя проблема: твой долг и твоя тачка будут стоять на кону.
    Дуплет замялся в нерешительности. Подставные лица в зале быстро начали заключать пари, раскручивая легковерных лохов. Теперь желающих поставить на Дуплета осталось всего два человека. Особенно горячился, поднимая ставки, высокий парень в расстегнутой почти до пояса рубашке, из-под которой виднелась густо покрытая черными курчавыми волосами мускулистая грудь. Он сумел заключить пари на триста баксов с каким-то рыхлым, болезненного вида мужиком, возжелавшим легко срубить крупную сумму и поставившим на явного фаворита блондина.
    Получив сигнал от своих партнеров, что все в порядке и ставки против него достаточно высоки, Дуплет снова взял в руку разделенный двумя пересекающимися полосками шар. Надо отдать ему должное: он не стал с легкостью выигрывать, чтобы зрители не почувствовали обмана. Сделав несколько примеривающих замахов, Дуплет резкими бросками раз за разом заставлял брошенный им шар ударяться в правый борт, отлетать к противоположному и, оттолкнувшись от него, катиться назад, подталкивая второй шар все ближе к лузе.
    Ильин с восхищением наблюдал, как ловко, с ювелирной точностью Дуплет выполняет свою задачу. Да он же запросто может загнать шар в ближайшую к себе лузу дуплетом от двух бортов, и всего с трех бросков! Для него это раз плюнуть. Интересно, станет ли Дуплет рисковать и забивать шар последним броском? Или сделает это уже на четвертой попытке? Но уверенный в своем мастерстве, игрок предпочел пощекотать нервы зрителям. И, подкатив шар перед последней, пятой, попыткой поближе к лузе, начал тянуть время, делая вид, что никак не может отважиться на решающий удар.
    В зале установилась напряженная тишина. Наконец Дуплет плавно взмахнул рукой, разжал пальцы и выпущенный им на свободу шар начал свой путь к намеченной цели. Один борт, второй... Шар с глухим костяным стуком подтолкнул шар с номером 13 по направлению к заказанной лузе.
    Конечно, Дуплет легко мог добиться успеха, но, как истинный мастер, он, играя на публику, сделал слабый бросок. И шар, получив небольшое ускорение, направился к провалу лузы медленно, словно нехотя. Ильин вместе со всеми зрителями затаил дыхание: докатится шар до цели или бессильно замрет в каком-нибудь сантиметре от зияющего под металлической скобой провала, обтянутого вязаной сеткой?
    Казалось, прошла целая вечность, прежде чем шар с невезучей цифрой 13 лениво подкатился к краю лузы и, на долю секунды замерев, все-таки решился и нырнул вниз. Большинство из присутствующих крупно проиграло, но по залу прошел гул восхищения.
    С тонким психологическим расчетом Белый у всех на виду демонстративно рассчитался, как бы приглашая и других без шума оплатить проигранные ставки. Впрочем, следящие за порядком крепкие парни вряд ли позволили бы кому-то не оплатить их. Здесь у них все было схвачено, и эти быки четко следили за тем, чтобы игра и ставки шли на пользу бильярдного зала. Профессиональные игроки, естественно, отчисляли владельцам зала процент от выигрыша.
    Многие из зрителей, проигравших свои ставки, разочарованно потянулись к выходу. Дуплет, достав из нагрудного кармана перстень, с трудом надел его себе на палец и пошел к выходу, покидая сцену, на которой талантливо разыграл мошеннический спектакль.
    Вряд ли мне в такой удачный для Дуплета день удастся выкупить у него перстень, лучше прослежу за ним до его дома, а потом обращусь к Пименову за помощью: пусть местные сыщики вытрясут из него эту вещицу, решил Ильин. Немного выждав, он вышел вслед за Дуплетом из бильярдного зала. Уже начало темнеть. В конце аллеи парка сыщик заметил замшевую куртку Дуплета. Внезапно Дуплет свернул с центральной аллеи, и Ильин, боясь потерять его из виду, ускорил шаг. Откуда-то возникли две темные фигуры и устремились за Дуплетом. Это встревожило Ильина, и он, отбросив осторожность, побежал в ту сторону. И тут же остановился, увидев на посыпанной гравием дорожке метрах в двадцати от себя неподвижно лежащего вверх лицом Дуплета, из груди которого торчала рукоятка охотничьего ножа, и наклонившихся над ним каких-то парней. Лицо одного из них показалось Ильину знакомым. Он обшаривал карманы замшевой куртки, а второй пытался стянуть с пальца жертвы перстень-печатку...
    Появление Ильина было для бандитов полной неожиданностью. Они в растерянности уставились на него. Но стоило Ильину в поисках пистолета сунуть руку в спортивную сумку, как один из бандитов произвел выстрел в его сторону. Ильин, укрывшись от прицельной стрельбы за кустом жасмина, вскинул пистолет, не целясь, дважды нажал на курок и, пригнувшись, перебежками, скрываясь за кустами, стал продвигаться вперед. Потеряв его из вида, бандиты занервничали и несколько раз беспорядочно выстрелили по кустам. Не высовываясь из укрытия, Ильин опять выстрелил в их сторону. Нервы у них не выдержали. Оставив свою жертву, они бросились в сторону от парковой дорожки и заскользили по склону.
    Ильин, стараясь не отставать от них, в спешке зацепился за какой-то куст, и пока выпутывался из колючек, потерял время. Поэтому уже без всякой надежды продолжил преследование. У склона холма убийцы вскочили в поджидавшие их Жигули, и машина, резко стартовав, рванула к старой части города. Выскочив на шоссе, Ильин успел лишь заметить четыре цифры номерного знака удаляющейся автомашины, за рулем которой сидел мужчина в кепке с широким козырьком. Поняв, что упустил бандитов, Ильин поспешил назад туда, на дорожку, где лежал мертвый Дуплет.
    Он смотрел на неподвижное тело человека, ещё полчаса назад ловко катающего шары по зеленому сукну, и думал: Вот она, десятая жертва в деле о золотом фазане. Сколько же их ещё будет?
    Времени не оставалось. Нагнувшись, Ильин схватил руку Дуплета и начал стаскивать золотой перстень. Кольцо поддавалось туго, и в какое-то мгновение Ильину показалось, что покойник отчаянно сопротивляется, не желая отдавать свое, недавно приобретенное украшение.
    Раздался звук милицейской сирены. Отчаянным рывком Ильин сорвал перстень с пальца и стремглав кинулся бежать по уже знакомому склону. Быть застигнутым с поличным, то есть с перстнем, снятым с пальца трупа, лежащего с ножом в груди на темной парковой аллее, никак не входило в его планы.
    ГлаваVII
    Охотники желают знать
    Минут через десять Ильин выбрался на примыкающую к парку узкую улочку и позвонил из телефона-автомата Пименову. Тот сразу снял трубку. Услышав голос Ильина, нетерпеливо перебил:
    У тебя что-нибудь срочное? А то в центральном парке была стрельба и труп с ножом в груди нашли. Я сейчас туда должен выехать.
    Можешь не спешить: убитому Дуплету уже не поможешь, а два человека, его завалившие, успели уехать на машине. Блокнот есть? Записывай номер машины и установи личность шофера мужчины в спортивной кепке с широким козырьком, как у велосипедистом.
    Так ты там был?
    Да. И, кстати, дашь мне четыре патрона взамен израсходованных.
    Ну, москвич, ты действительно крутой мужик: и суток не прошло, как знатную заваруху устроил на подконтрольной мне территории. Да ещё даешь новое хлопотное задание.
    Водителя и его пассажиров, когда установите, пока не трогайте. За ними надо будет установить наблюдение. Сдается мне, что это люди Буга. Лицо одного из них мне определенно знакомо, но откуда, пока вспомнить не могу. Посланные сюда Бугом шесть человек, возможно, разделились и действуют автономно. Я надеюсь, что, проследив за этими двумя, удастся установить и остальных.
    Понял. А за что они Дуплета ликвидировали?
    Полагаю, за перстень с фазаном, который он днем выкупил у мальчишки, выкравшего это украшение из номера моего напарника.
    Ну вы, блин, даете! По-другому не скажешь. Чует мое сердце без всякой гадалки: через ваши дела ждет меня большая неприятность в ближней дороге. Завтра, в семь утра, на том же месте встретимся и обсудим, что делать дальше. А сейчас я все же должен выехать на место происшествия и обеспечить как минимум поиск и изъятие гильз на месте происшествия: твои свидетельские показания это одно, а вещественные доказательства совсем другое. Ну, давай, назови мне номер машины, на которой скрылись киллеры...
    Продиктовав запомненные цифры, Ильин положил трубку и пошел в ту сторону, где, по его представлениям, находился пансионат Южный. Он ещё очень плохо ориентировался в этом незнакомом и потому казавшемся неприветливым и враждебно настроенном к нему городе.
    Добравшись до пансионата, Ильин поднялся в номер, принял душ, переоделся и спустился в танцевальный зал. Он хотел продолжить поиск людей, жаждущих заполучить крупное вознаграждение за бумаги убитого Осипова. Кроме того, он обещал Галине, что придет сегодня на танцы. Помимо прочего, после совершенного почти у него на глазах убийства ему надо было развеяться, отвлечься от мрачных мыслей.
    Пока единственным утешением было то, что перстень удалось вернуть. Ильин завернул его в кусочек полиэтилена и положил в маленький кармашек брюк. Перстень давил на бедро, напоминая о своем присутствии, и это служило гарантией его сохранности вплоть до субботнего вечера, когда Ильин должен будет предъявить его в качестве пароля.
    В танцевальном зале было пока мало народа. На невысокой круглой эстраде стояли пюпитры и стулья. Музыканты с черными галстуками-бабочками на белых накрахмаленных рубашках занимали свои места. Услышав, как оркестранты настраивают свои инструменты, Ильин подумал: Уж не заменила ли администрация танцы на вечер классической музыки?
    И тут же увидел Галину. Она обрадовалась и сделала непроизвольное движение навстречу ему, но тут же погасила свой порыв из опасения столкнуться с мужским пренебрежением.
    Видимо, жизнь приучила её не верить в хорошее отношение к ней мужчин. Несколько лет промаялась с мужем, вымещавшем на ней свою злость и в трезвом, и в пьяном виде, пока тот не погиб, врезавшись на своем грузовике в самосвал... Ишь ты, завивку сделала. Зря это она: гладко зачесанные волосы были ей больше к лицу.
    И, решив больше не испытывать терпения взволнованной его появлением женщины, Ильин направился к Галине:
    А я вас сразу и не узнал: вы в другом платье, прическу у вас новая. Я ещё подумал, кто эта интересная женщина? А оказалось, что это вы...
    Лицо Галины осветила улыбка. Сияющими глазами она смотрела на него.
    Как мало надо женщине, чтобы почувствовать себя счастливой, подумал Ильин и кивнул в сторону оркестра:
    А эти реликты откуда здесь появились? Танцы, что ли, отменены?
    Нет, что вы! Это музыканты из Санкт-Петербурга. Они каждый год приезжают сюда подзаработать. Здесь, в пансионате Южный, то магнитофонные кассеты покрутят, то этот оркестрик поиграет. Моя подруга, в доме которой я остановилась, работает здесь буфетчицей. Она говорила, что музыканты, хоть люди и серьезные, но с учетом вкусов публики играют практически любой репертуар.
    Музыканты закончили настройку инструментов. С полминуты оркестр молчал. Но вот пианист взял вступительные аккорды танцевальной мелодии.
    Через несколько тактов вступили скрипка, гитара, аккордеон. А чуть позже саксофон выдал из своего нутра переливчатую мелодию... И все это слилось воедино, и зазвучала ритмичная веселая, и в то же время щемящая душу музыка, неудержимо влекущая туда, в зал...
    Ильин танцевал и вдруг поймал себя на мысли, что вся эта история вокруг перстня, бильярдный зал, убитый Дуплет, перестрелка в парке всего лишь нелепое кошмарное видение. А реальность, жизнь здесь, в этом большом танцевальном зале с высокими потолками и маленькой эстрадой, на которой весело, сами получая удовольствие, играют музыканты, заставляя окружающих людей подчиняться их настроению, звукам летящей вверх и зовущей всех за собой мелодии.
    Лицо Галины раскраснелось, взгляд уже был не затравленным, а дерзко призывным, дразнящим, словно вопрошающим: Ну что? Слабо тебе уговорить меня сегодня?
    Перед глазами некстати всплыло кровавое пятно, расплывшееся вокруг рукоятки охотничьего ножа, торчащего из груди Дуплета. И Ильин с досадой подумал, что не сможет получить истинного наслаждения от близости с женщиной после всего сегодня пережитого. Ну, ничего, с другой стороны это и неплохо: женщина от нетерпения станет более покладистой.
    В зале появился Бородин в сопровождении своей вчерашней партнерши с золотыми зубами. Поймав его тревожно-вопросительный взгляд, Ильин ободряюще подмигнул и кивнул головой, давая понять, что все в порядке и перстень уже у него. Старый сыщик обрадованно засуетился и, сбившись с ритма, вместо быстрого, повел свою партнершу в медленном танце. Словно в угоду его старомодному вкусу, высокий, худощавый, с залысинами на лбу пианист плавно перешел на танго, и, как по мановению волшебной палочки, лица танцующих сделались томно-задумчивыми, и партнеры, заключив друг друга в объятья, как бы остановили свой бег и предались в танце воспоминаниям.
    Ильин проснулся от громкого стука в дверь. Резкий голос горничной, способной, казалось, разбудить обитателей сразу нескольких этажей, напомнил Ильину о просьбе разбудить его в шесть часов утра.
    Он быстро умылся, оделся, выпил кефира и ещё раз, перед тем как выйти, проверил, на месте ли оружие, удостоверение и перстень-печатка. На сегодняшний день эти три предмета представляли для него наибольшую ценность.
    Выйдя из пансионата, он зашагал по уже знакомой дороге, ведущей к Источнику красоты. У источника он подождал, пока приехавшие сюда на велосипедах пожилые мужчина и женщина наполнят огромные полиэтиленовые канистры родниковой водой, и как только они скрылись из вида, быстро вскарабкался по выступам каменной кладки, перескочил на небольшую площадку, с которой начиналась тропа, и вскоре достиг места условленной встречи. Пименов был уже там. Поздоровавшись, он сказал:
    Начинай рассказывать: события, о которых ты знаешь, произошли раньше моих.
    Пименов выслушал Ильина и, вытащив из кармана четыре патрона, протянул их москвичу:
    Твои действия были правомерными, к тому же ты никого не убил и не ранил. Ты облегчил мне задачу: надо будет искать только убийцу Дуплета, а тебя пока оставим в тени это в моих силах.
    Значит, мне не надо переходить на нелегальное положение?
    Не юродствуй, Ильин. У меня тоже начальство над головой нависает, и прокуратура за законностью неусыпно следит, так что постарайся не преступать дозволенную грань, не подставляй меня. Себя тоже.
    Постараюсь, хотя стопроцентной гарантии дать не могу, сам понимаешь. Ну а что удалось установить о машине, на которой скрылись бандиты?
    Владелец машины Храпов занимается частным извозом. К криминальным группам отношения не имеет. Но иногда подворовывает у пассажиров: может обчистить пьяного или уехать с чемоданом лоха, отлучившегося на рынок или в магазин. Скорее всего бандиты, скрываясь с места происшествия, случайно сели в его машину, и он не подозревает, кого увез из парка.
    Он что, по-твоему, выстрелов не слышал?
    Вашу перестрелку можно было принять за взрывы петард и детских ракет, которыми часто балуются и взрослые и дети в городском парке. Поэтому не исключено, что он в этом деле чист.
    И что думаешь делать?
    Храпова, конечно, можно задержать прямо сейчас, но боюсь, он прикинется дурачком и ничего нам не скажет.
    Надо попробовать его поприжать.
    Каким образом? На старых недоказуемых кражах?
    А если его взять с поличным сейчас?
    У тебя, видимо, имеется какое-то предложение. Выкладывай.
    Все просто. Ты говоришь, что Храпов обворовывает пассажиров. Вот давай и проверим: пусть наш человек сядет к нему в машину с ценной поклажей и разыграет из себя ротозея. Посмотрим, что он станет делать.
    Это не будет провокацией?
    Нет. Ведь оставив на пару минут в машине Храпова дорогостоящую вещь и попросив за ней присмотреть, мы не понуждаем его совершить кражу. Это целиком будет его собственная воля.
    Ты, пожалуй, прав. Но нам надо будет организовать его задержание быстро, в течение часа, иначе мы упустим убийцу Дуплета. Роль лоха, значит, придется сыграть тебе. У меня есть изъятый шикарный чемодан и видеокамера. С ними ты сядешь в его машину и попросишь отвезти на центральный рынок. А там, на месте, действуй по обстановке. Я с одним из своих парней на его личной машине буду следовать за вами. Если все сойдется, возьмем его с поличным. Ну, что скажешь?
    Я, как пионер, всегда готов. Где встречаемся?
    Рядом с городским стадионом. Передам тебе шмотки и подвезу поближе к вокзалу. Как раз через час приходит московский поезд. Храпов его всегда поджидает. Выйдешь на площадь в числе первых пассажиров и постараешься с ним договориться. Ехать тебе надо в поселок Прибрежный. Это выгодная дальняя поездка, и частники на неё охотно соглашаются. Он, конечно, заломит высокую цену, но ты не торгуйся. Разыграй из себя разгулявшегося в свой первый отпускной день отдыхающего. Храпов должен клюнуть. Если дело выгорит и мы его возьмем, то доставим для конспирации в милицию водного транспорта. Не хочу пока, чтобы тебя видели у нас в городском отделе. Ну все, надо спешить. Через полчаса буду ждать тебя у касс стадиона. Не опаздывай!
    Водитель в спортивной кепке с большим козырьком был улыбчив и словоохотлив. Но глаза, настороженные и злые, никак не вязались с его шутливыми прибаутками.
    Все пока шло по плану. Согласившись на непомерно высокую плату за поездку в пригородный поселок, Ильин намеренно посветил толстую пачку денег, выданную на время операции Пименовым. Жадный блеск в глазах водителя сказал ему о многом. В пути Ильин попросил заехать на рынок за фруктами. Оставив вещи в машине, пообещал вернуться через пять минут и, не взглянув на номер машины, вошел в крытое здание рынка. Повернув голову назад, сквозь стеклянную стену он увидел спешно отъезжающую машину Храпова и следующую за ней вплотную машину с Пименовым и его сотрудником.
    Через полчаса Ильин вошел в помещение милиции при морском вокзале. Увидев его в кабинете следователя, Храпов побледнел. А Пименов, продолжая игру, весело заметил:
    Вот и жертва обмана обнаружилась, а то Храпов нас уверяет, что пассажира ненароком потерял. Ну все, Храпов, приехал ты на нары. Отправишься, как когда-то в молодости, в зону.
    Не губи, Пименов! Одно дело в шестнадцать лет туда угодить, а другое после сорока. Бес попутал.
    А с какой стати мне с тобой добрым быть? Ты ведь в убийстве замешан. И эта кража лишь пустячок; довесок, можно сказать, к более серьезным делам.
    В каком ещё убийстве?
    Не притворяйся, Храпов. По лицу вижу, что ты понимаешь, о чем речь пойдет. Вчера двое приезжих Дуплета в городском парке завалили, а увозил их оттуда ты. Так что, как минимум, статья о соучастии в опасном преступлении тебе обеспечена.
    Храпов вытер платком вспотевший лоб и осипшим от волнения голосом, с трудом выдавливая из себя слова, произнес:
    Об убийстве я ничего не знал. Попросили подвезти, очень спешили, обещали хорошо заплатить. Я их отвез в частный сектор, недалеко от дороги в аэропорт. Конечно, были у меня подозрения, но зачем мне лезть в чужие дела, если хорошо платят? А уж сегодня утром, услышав, как водители на стоянке болтали об убийстве в парке, понял, что к чему.
    Тем более не надо было лезть в новую историю и вещи у пассажира красть.
    Но, может быть, я договорюсь с потерпевшим? Заплачу ему за беспокойство...
    Он, может, и простит. Да я, как служитель закона, обязан уголовное дело возбудить. Давай поступим следующим образом. Сейчас поедем, ты покажешь, куда отвез тех двух крутых мужиков, ну а после их задержания я подумаю, стоит ли мне на радостях забыть о твоих прегрешениях. Согласен?
    А что мне ещё делать? Но ты не обманешь?
    Я ещё ничего не обещал. Твоя судьба сейчас зависит от успеха нашего визита к твоим вчерашним пассажирам. Эти ребятки очень серьезные, и я вызову подкрепление. А вы, гражданин, напишите по поводу кражи официальное заявление, а вечером заедете к нам в горотдел и получите свои вещи. Пока они нам нужны как вещественное доказательство.
    Последнее он сказал, чтобы ещё раз напомнить Храпову, что вопрос о возбуждении уголовного дела за кражу ещё не снят. Меня же он пока отстраняет от участия в операции, чтобы я не обнаружил себя раньше времени. Жаль, что я не буду участвовать в захвате этих отморозков... И все-таки одного из них я определенно где-то видел. Ильин вновь попытался вспомнить, где он мог встречаться с убийцей Дуплета. Так и не вспомнив, он направился к выходу. Он был уже возле дверей, когда Пименов окликнул его:
    Вы мне позвоните, пожалуйста, часа через два. Думаю, к этому времени я уже освобожусь и сообщу вам, куда надо приехать за вещами.
    Ильин взглянул на часы: было всего девять часов. День только начинался.
    Отправляя в южный город своих боевиков, Буг приказал разделиться по двое и искать человека, носящего перстень с изображением золотого фазана. Завладев перстнем, они должны были сами идти в субботу на встречу с неизвестным обладателем важных материалов.
    Отправляясь в бильярдный зал, Зонт и Рельс намеревались лишь приятно провести время. Заметив возле одного из бильярдных столов игрока по кличке Дуплет, с перстнем, разыскиваемым Бугом, они не сразу поверили своей удаче. Они видели, как тот снял перстень, чтобы ему удобнее было играть. За его игрой они почти не следили, сразу поняв, что он просто дурит доверчивых лохов. В ожидании конца дешевого спектакля они не упускали его из вида.
    Когда игра завершилась запрограммированной победой Дуплета и, опять надев перстень, он покинул бильярдный зал, они вышли вслед за ним.
    Дуплет направился к боковым аллеям, через которые можно было быстро выбраться из парка прямо на небольшую площадку, где обычно дежурили подрабатывающие извозом частники, поджидая удачливых игроков.
    Этот кратчайший путь знали лишь местные жители, и потому Дуплет оказался на узкой аллее один. Зонт и Рельс забежали вперед и вышли ему навстречу. Зонт свалил его одним ударом, забив в грудь по самую рукоятку охотничий нож. Чтобы не испачкаться в крови, он оставил нож в теле и стал стаскивать перстень. Тот никак не снимался, словно намертво врос в палец.
    В этот момент на аллее появился мужчина. Дальнейшее произошло очень быстро. Пока мужчина доставал из спортивной сумки пистолет, Рельс успел выстрелить первым. Укрывшись за кустами, тот выпустил в их сторону две пули. Оставаться на открытом месте возле трупа было нельзя. Мужчина выстрелил еще. И еще. Пришлось бежать, так и не сняв перстень-печатку. Сев в частную машину, расстроенные неудачей боевики, потеряв осторожность, назвали водителю свою улицу. Правда, позже, спохватившись, приказали водителю остановиться, не доезжая до дома, где они накануне поселились. Тщетная предосторожность! Как будто трудно их будет разыскать на этой маленькой улице, с двух сторон которой стояли одноэтажные домишки, где все друг друга знали и каждый приезжий был на виду.
    Они сняли на двоих комнату. В ней было душно, и Рельс решил лечь спать на скамейке в беседке, обвитой плющом. Деревянное сооружение стояло в углу сада, возле забора. И это его спасло.
    Было около десяти утра, когда он услышал, как к дому одна за другой подъехали две машины. Раздвинув стебли плюща, Рельс выглянул наружу и увидел сотрудника милиции в форме, и с ним ещё одного, в штатском, заглядывающих за забор их дома.
    Не иначе менты пожаловали. Сволочь водитель, выдал, падла.
    На первом этаже в угловой комнате спал Зонт. У Рельса был выбор: рискнуть, попытавшись предупредить соучастника, либо, не теряя времени, скрыться одному. Пока он раздумывал, на улице началось какое-то движение.
    Готовятся к штурму, догадался он. Медлить было нельзя. Рельс раздвинул стебли плюща с задней, не видной со стороны улицы беседки, перескочил через невысокий дощатый барьер и, пригнувшись, приник к потемневшему от старости забору. Без особых усилий раздвинув доски, примерился и, убедившись, что тело его, худое и длинное, благодаря которому он и получил свое прозвище, проходит в проем, протиснулся на улицу, параллельную той, на которой находились сыщики. В этот момент во дворе раздались один за другим несколько выстрелов. Судя по звукам, стреляли из разных видов оружия.
    Значит, Зонт заметил ментов вовремя. По крайней мере несколько минут он продержится, отвлекая внимание на себя. У меня есть шанс смыться. И Рельс скользнул к повороту на соседнюю улицу. Он свой выбор сделал.
    С трудом выждав два часа, Ильин позвонил Пименову. Но того ещё не было на месте.
    Что-то там у них не заладилось, забеспокоился он. Зря я не поехал с ними на захват. У меня все-таки опыта в таких делах побольше. Сыщики здесь, у моря, не так уж часто штурмуют дома и квартиры. Надо было им помочь. Но что же там все-таки случилось?
    Решив звонить каждые полчаса, Ильин застал Пименова только в полдень. Тот был краток:
    На том же месте, через час.
    Солнце светило немилосердно и, представив, как он будет тащиться по жаре к этому Источнику красоты, Ильин выругался. Подумав немного, решил искупаться.
    Из-за жары народу на пляже было мало. Это вполне устраивало Ильина: он боялся за сохранность содержимого сумки. Оставив вещи почти у самой кромки воды, он вбежал в море, нырнул, немного поплавал и поспешил на берег. И, хотя к его сумке с одеждой за те минуты, пока он купался, никто не подходил, Ильин для успокоения все же проверил наличие пистолета, удостоверения и перстня и, убедившись, что все на месте, отправился на встречу с Пименовым.
    На этот раз он вскарабкался на стену с большим трудом, обжигая пальцы о раскаленные булыжники крепостной стены. Дойдя до скамейки, укрытой кустами бузины, обнаружил, что Пименов опаздывает, и, сев так, чтобы тень укрывала его, с наслаждением начал вдыхать терпкий аромат зелени. Незаметно подкравшийся Пименов возник перед ним внезапно:
    Послушай, Ильин, ты тут у моря совсем расслабился и потерял бдительность. Тебя могут похитить и у меня выкуп потребовать.
    Это он ерничает, скрывая смущение из-за собственной неудачи, догадался Ильин и перешел в атаку:
    Судя по всему, не я один расслабился. У вас, местных, тоже не все получилось. Не тяни резину, рассказывай.
    Не получилось, ты прав. Мы рассредоточились вдоль забора, и двое из наших пошли к дому: хотели сыграть под проверку паспортного режима. Но один из отмороженных сразу открыл пальбу и ранил участкового инспектора. Ну, тут и мы в ответ огонь открыли. Короче, боевик, оказавший сопротивление, получил пулю в лоб, и теперь допросить будет некого. Я так долго у себя в кабинете не появлялся потому, что отписывался в прокуратуре по поводу применения оружия.
    А о втором бандите почему умалчиваешь?
    Ушел второй. Мы ведь дом держали под прицелом. А он в беседке, оказалось, прятался, и успел уйти через дыру в заборе.
    И что теперь делать будешь?
    Сейчас со слов водителя Храпова составляем словесный портрет сбежавшего бандита. И пошлем запрос в Москву на убитого. Вот, кстати, его паспорт.
    Ильин раскрыл его, посмотрел на фотографию и прочитал: Баранов Виктор Сергеевич. И тут же в памяти всплыла сводка-ориентировка о розыске наемного киллера, совершившего убийство известного банкира.
    Так вот где я его видел! На паспорте та же фотография, что и в сводке-ориентировке. На фотографии он помоложе, с усами и ещё пышной шевелюрой. Вот почему я его сразу не узнал. Ильин отдал паспорт Пименову:
    Это наемный убийца по кличке Зонт. Входит в группировку Буга. Разыскивается МУРом за убийство банкира. Надо как можно скорее послать в Москву фоторобот второго преступника: думаю, столичные сыщики его узнают. На сегодня это единственная наша зацепка. Если твои люди его обнаружат, пусть не трогают. За ним надо походить, чтобы выявить, с кем он тут связан. Нам надо обязательно найти людей Буга. Теперь их осталось пятеро, четверо из них пока себя не проявили.
    Хорошо, мы так и сделаем. Помимо этого, пошлю Храпова поездить по городу в поисках этого сбежавшего парня. И всей агентуре фоторобот покажем. Может быть, что-нибудь и подскажут. Кстати, я только что встречался со своим Подводником и показал ему портрет разыскиваемого убийцы Угаровой, а также и её фотографию. Он сказал, что узнал женщину, отдыхавшую здесь в прошлом году, но с кем она встречалась, не помнит. Обещал кое с кем поговорить и выяснить. Будем ждать результатов. Ну, я пошел. События разворачиваются довольно быстро, так что звони мне каждые два часа.
    Выждав минут десять, Ильин встал со скамейки и направился не вверх, как обычно, а вниз к источнику. Дойдя, с жадностью припал к воде и сделал несколько больших глотков. От холода заломило зубы, но зато сразу стало легче дышать.
    И он бодро зашагал к пансионату.
    Храпов колесил по городу уже два часа в надежде обнаружить сбежавшего от ментов парня. Сыщики клятвенно его заверили, что за содействие в поимке бандита порвут у него на глазах протокол о попытке кражи вещей у пассажира.
    И Храпов старался. Объехав аэропорт, несколько ресторанов и казино, он остановился и задумался: Если бы я был на месте этого приезжего, куда бы я подался в самый разгар жары? Пожалуй, на пляж. Сейчас там полно народа и легко можно затеряться. Храпов подъехал к входу на пляж. Стоянка была платная, и он, не желая платить деньги, проехать чуть дальше и поставил Жигули под кусты, чуть в стороне от дороги. Придя на пляж и увидев множество голых тел, Храпов понял, что приехал сюда напрасно: было невозможно в этом муравейнике опознать бандита, тем более, что почти все загорающие лежали лицом вниз. А сам он, в рубашке, джинсах и ботинках, прохаживающийся под горячим солнцем, напротив, привлекает внимание. Махнув досадливо рукой, Храпов отправился назад к машине.
    Он не видел, как заметивший его человек быстро оделся и двинулся вслед за ним, стараясь держаться на расстоянии. Подойдя к своей машине, Храпов открыл дверцу и начал садиться на водительское место. И в этот момент остро отточенная заточка вошла в его затылок.
    Рельс быстро втолкнул обмякшее тело в машину, захлопнул дверцу и, оглядевшись, нет ли кого, зашагал прочь.
    Он был доволен: Надо же, как мне повезло: я хотел его искать, а он сам пришел. Теперь этот свидетель не заговорит.
    Позвонив в очередной раз Пименову, Ильин узнал о гибели Храпова...
    Несомненно, это дело рук второго, сбежавшего, бандита. Водитель был опасным свидетелем любому ясно. Значит, все ещё более запутывается. Но, судя по всему, Пименову я пока не нужен, подумал Ильин.
    Вздохнув, он отправился в танцзал, где его уже ждала Галина, с горечью понимая, что неприятности прошедшего дня опять помешают ему быть настоящим мужчиной по отношению к ней.
    ...До решающей встречи с убийцей Угаровой и Беловой оставалось двое суток.
    ГлаваVIII
    Где сидит фазан
    Спустившись на первый этаж, Ильин на доске объявлений увидел красочную афишу, гласившую, что в субботу, в семь часов вечера. состоится бал-маскарад Сказка. Вход, писалось далее, только в карнавальных масках и костюмах. Ильин направился было завтракать, но, решив проверить вдруг возникшую у него догадку, подошел к стойке дежурной:
    Скажите, пожалуйста, а как давно определена вашей администрацией дата завтрашнего бала-маскарада?
    Полная женщина в помятом платье посмотрела на него с неприязненным удивлением:
    У нас имеется типовой план, и мы меняем лишь название месяца, обновляя трафаретку. Каждую первую субботу месяца в пансионате проводится бал-маскарад. Проходит он всегда очень весело. Костюм можно подобрать у меня за довольно низкую плату, а те, кто располагает большими деньгами, могут обратиться в местный театр. Они выдают напрокат любые наряды. Но чаще костюмы берут у меня. Как раз на вашу фигуру имеется костюм мушкетера, милицейская форма...
    Ильин поблагодарил, обещал зайти попозже и отправился в ресторан завтракать.
    Зал был почти полон. За одним из столиков Бородин в одиночестве с аппетитом поедал яичницу. Решив, что не особенно нарушит законы конспирации, Ильин направился к нему. Заказав себе антрекот, Ильин кивнул в сторону входа в ресторан:
    Читали объявление? Ну и что вы об этом думаете?
    Если дата бала-маскарада была известна заранее, то не исключено, что на связь с нами объект выйдет именно во время этого мероприятия, скрывая свое лицо под маской. Я думаю, мне надо будет надеть перстень, лишь появившись на маскараде.
    А я считаю, что это следует делать за несколько часов до начала карнавала, во время обеда: мы же не знаем их планов. Хотя скорее всего вы правы: главные события развернутся именно вечером. Подождем, осталось чуть более суток, и завтра все должно решиться. Кстати, вам со своей золотозубой надо сегодня решить половой вопрос, а то завтра будет не до любовных похождений.
    Не мне одному, Ильин, и тебе тоже следует поспешить, а то замучил девку одними танцами и обещаниями красивой любви в светлом будущем.
    Ладно, не обижайтесь, я же пошутил. Завтра уже действительно будет не до веселья. Давайте лучше с пользой для себя проведем оставшееся время и отдохнем перед решающим поединком.
    Быстро покончив с завтраком, Ильин вышел из ресторана. Поднявшись к себе в номер, он разделся, прилег на кровать и тут же услышал телефонный звонок. Голос Пименова в трубке звучал весело и бодро:
    Эй, Ильин, привет! В нашем деле подвижки: минуту назад позвонил Подводник и сообщил, что имеет сведения об ухажере Угаровой. Но сейчас я занят, и мы договорились с ним о встрече в пять часов вечера.
    А может быть, у него что-нибудь срочное?
    Ну знаешь, Ильин, я не могу заниматься только одним твоим делом. Меня в последние два дня заворовали, еле успеваем выезжать на места происшествий и успокаивать обчищенных до нитки отдыхающих. Позвони мне часов в шесть вечера, и, вернувшись со встречи со своим человеком, я сообщу тебе новости. Ничего страшного, несколько часов потерпишь. А пока гуляй, отдыхай, купайся. Завидую тебе.
    Положив трубку, Ильин посмотрел на часы: было только половина одиннадцатого. Прикидывая, сколько у него ещё осталось свободного времени, он не предполагал, что новые трагические события вскоре нарушат всего его планы на отдых.
    После завтрака Бородин решил пройтись по пляжу. Было ещё не жарко, от моря веяло прохладой, и прогулка по небольшой речушке, пересекающей пляж, обещала быть приятной. Вдали, у самой воды, Старик заметил какую-то фигуру, которую сначала принял за обнаженную девушку. Приблизившись, он увидел, что это скульптура, вылепленная из песка и глины. То было настоящее произведение искусства. Неведомый скульптор вложил в свое творение максимум чувственности. Женское тело изогнулось в сладкой истоме, взывая к ласке. Локтем левой руки женщина стыдливо прикрывала лицо. И лишь, пожалуй, соски маленьких грудей, сделанные из ракушек, портили все впечатление.
    Бородин вспомнил шутливое пожелание Ильина насчет его романа с золотозубой толстухой: Ильину она явно не пришлась по вкусу: возраст, фигура, опять же эти зубы... Но и я ведь не молодой повеса. Она думает, что моя нерешительность объясняется опасением оказаться не на высоте. Ведь она как-то сказала: Ты зря волнуешься. Я исповедую принцип: лучше кое-как, чем совсем никак. Сомнительное утешение. Хотела меня поощрить к более активным действиям, а ляпнула, в общем-то, обидную для любого мужика вещь. Ну ладно, сегодня вечером будет видно. Постараюсь её приятно удивить.
    Бородин повернул к пансионату. Море вдруг разволновалось, покрылось барашками. Подчиняясь неведомым земным ритмам, на берег обрушился высокий водяной вал с пенящимся гребнем.
    Бородин невольно отскочил в сторону, и вовремя: волна, грозно рыча, захватывала все новые участки суши, пока не потеряла силу, и с шипением, как бы нехотя, отступила назад.
    Бородин оглянулся на скульптуру от неё мало что осталось. В поле его зрения попал какой-то человек, который смотрел на него, но, поймав его взгляд, поспешно отвернулся. Эта поспешность и напряженная неестественность в движениях мужчины заставили старого сыщика заподозрить, что тот следит за ним.
    Бородин ускорил шаг. Поравнявшись с продавцом мороженого, он внезапно свернул в его сторону и боковым зрением уловил, как притормозил движение преследующий его человек. Покупая эскимо, Бородин исподволь бросил быстрый взгляд на него, с деланно равнодушным видом проходящего мимо.
    Да это же Блин! Я задерживал его десять лет назад за угон посольской иномарки. Он наверняка тоже меня узнал. А что, если он теперь, отбыв наказание, обретается в команде Буга? Если моя догадка верна, то понятно, почему он так настойчиво топает за мной: сыщик из Москвы может быть в курсе того, где сидит фазан. Ну нет, браток, шалишь! В пансионат Южный я тебя за собой не поведу. Повожу по окрестностям и попробую оторваться.
    И он неторопливо побрел к выходу с пляжа. Опередившего его Блина нигде не было видно. Но Бородин знал, что тот где-то поблизости.
    Вот я и превратился из охотника в дичь. Ну, ничего: дичь не всегда дается охотнику в руки. Поведу его к местной достопримечательности горе, на которую, по преданию, взбиралось множество великих людей, приезжавших в этот город. Там водят экскурсии, и есть возможность укрыться в какой-нибудь расщелине или уйти из-под наблюдения, смешавшись с толпой экскурсантов.
    У подножия горы, где стояло несколько экскурсионных автобусов, Бородин вновь заметил Блина. Тот был не один рядом с ним семенил, стараясь не отстать, незнакомый Бородину, коротко стриженный паренек с напряженно-злым взглядом. Видимо, никак не мог отыскать в толпе экскурсантов Бородина, и потерявший терпение Блин зло ткнул пальцем в сторону старого сыщика, открыто, почти не таясь, обнаруживая свою слежку. Паренек, встретившись взглядом с Бородиным, глаз не отвел, а дерзко продолжал смотреть на сыщика, запоминая его внешность. Затем кивнул напарнику, показывая, что теперь этот человек от него не уйдет.
    Плохо дело! Раз они действуют с такой наглостью, значит, готовы в поисках перстня перейти к насильственным действиям, встревожился старый сыщик.
    Смешавшись с группой экскурсантов, он стал подниматься по дороге, круто идущей вверх. Через каждые сто метров на ней были указатели для любителей оздоровительного восхождения. На отметке триста метров Бородин оглянулся: за ним следом шел только Блин, тот, другой, вероятнее всего, остался внизу на площадке, где стояли экскурсионные автобусы. Надо воспользоваться моментом, тем более что оружия у меня с собой нет, пронеслась в голове Старика мысль, иметь дело с одним боевиком в любом случае легче, чем с двумя. И он начал обдумывать детали предстоящего поединка.
    Бородин внимательно изучал каждый поворот, все расщелины и обрывы по обеим сторонам дороги. Наконец он увидел то, что ему было нужно: большую глубокую ложбину с гранитными валунами. Здесь он решил спрятаться на обратном пути.
    Вместе с экскурсантами он поднялся до самой вершины горы к белокаменной беседке, нависшей над пропастью. Раздумывая, как ему поступить дальше, он совсем не слушал объяснения экскурсовода худенькой женщины, взволнованно рассказывающей о достопримечательностях родного края. Его мучил вопрос: идти ему назад самостоятельно или вместе со всеми экскурсантами?
    Неожиданно для самого себя он вдруг резко повернулся и почти побежал по направлению к стоянке автобусов. Перед первым поворотом Бородин быстро оглянулся: его преследовал Блин. Явно обрадовавшись тому, что сыщик откололся от группы.
    Сейчас будет участок дороги с тремя резкими поворотами на небольшом расстоянии друг от друга мне их надо быстро миновать. Блин же наверняка станет осторожничать, опасаясь моего выстрела из укрытия, ведь он не знает, что я не вооружен. Бородин миновал один за другим повороты и быстро свернул в намеченную ранее ложбину. Пробежав метров двадцать, он укрылся за большим валуном и, выглянув из-за него, увидел выскочившего на дорогу Блина. Какое-то мгновение боевик стоял в нерешительности, а затем спустился в лощину и, достав пистолет, осторожно двинулся между валунами.
    Я не учел, что впереди на пару сотен метров открытое пространство, поздно сообразил сыщик, и, не увидев меня на дороге, Блин догадается, что я укрылся здесь. Похоже, мне не выбраться из этой истории. Для начала надо хоть как-то вооружиться.
    Бородин заметил в траве большой камень и поднял его.
    А что, если забраться на высокий валун недалеко от края обрыва? Если даже Блин обнаружит меня там, то, пока он будет залезать на него с единственно возможной стороны, я смогу бросить в него этот булыжник.
    Через минуту Бородин уже лежал плашмя на раскаленном солнцем валуне метров двух с половиной высотой и, слегка приподнимая голову, урывками следил за передвижениями боевика.
    Он уже почти возле меня. Стоит ему поднять глаза и мне конец. Если я сейчас не убью его, он пристрелит меня, и потому мои действия можно расценить как необходимую самооборону. Только бы не промахнуться!
    И, решившись, Бородин поднялся во весь рост и с размаху метнул булыжник в голову боевика. Тот на секунду замер и с проломленным черепом рухнул в траву!
    Спустившись с валуна, Бородин подошел к бандиту, какие-то секунды смотрел на него, затем, наклонившись, нащупал сонную артерию. Блин был мертв.
    В этот момент до Бородина донеслись голоса экскурсантов, он упал в высокую траву и затаился. Никто его не заметил. Сыщик подождал немного, взял пистолет Блина, и, спрятав его под рубашку, поспешил за возвращающимися с прогулки экскурсантами.
    Еще издали он заметил, что рядом с напарником Блина стоят двое крепких парней: видимо, тот вызвал подкрепление. Выход у сыщика был один скрыться отсюда как можно скорее.
    И вновь ему на помощь пришел случай. Как раз в этот момент на стоянку подъехали сразу два автобуса, привезшие новых экскурсантов. Воспользовавшись образовавшейся толпой из идущих навстречу друг другу людских потоков, Бородин проскользнул вместе с экскурсантами в отходящий автобус. На его счастье, на заднем сиденье оказалось свободное место. Автобус тронулся, и он успел заметить, как тройка боевиков, обеспокоенная отсутствием Блина и сыщика, двинулась вверх по дороге. На всякий случай Бородин наклонился, делая вид, что завязывает шнурки, пока автобус не отъехал подальше.
    Надо срочно сообщить о происшедшем Ильину и Пименову: пусть пошлют сюда людей для захвата разгуливающих на свободе боевиков. Возможно, удастся ликвидировать их группу ещё до начала намеченной на вечер операции".
    И Бородин попросил водителя выпустить его в центре города, объяснив, что в суматохе спутал автобусы и поехал не в ту сторону.
    Старому сыщику удалось добраться до пансионата Южный лишь через двадцать минут. Он поднялся к Ильину, но того в номере не было, а телефон Пименова не отвечал.
    Бородин поискал Ильина по этажам, и тут услышал разговор по телефону горничной, обсуждающей с приятельницей убийство, недавно совершенное на пляже.
    На вопрос Бородина, кого убили, женщина ответила с превосходством человека, знающего то, что другим неведомо:
    Неужели не слыхали? Да физкультурника нашего под водой стрелой пронзили в шею. Говорят, насмерть. Милиции на пляж понаехало тьма.
    Но Бородин её уже не слушал. Он направился на пляж. За веревочным ограждением стояло множество людей, наблюдая за действиями сотрудников милиции и врачей, сгруппировавшихся возле распростертого на песке мужчины. Тут же лежали акваланг, ласты и маска. Мускулистое тело мужчины все ещё казалось мощным и грозным, но пронзенная гарпуном шея и безвольно откинутая в сторону голова говорили о том, что жизнь уже покинула его.
    Человек в плавках и темных очках, видимо, уже не в первый раз взволнованно рассказывал:
    Мы купались напротив вон той скалы. Несколько человек плавало с аквалангами. Вдруг кто-то крикнул: Сюда, скорее! Тут тело на дне лежит. Я один не достану. Я поплыл. Аквалангист подтянул тело вверх, и мы вместе отбуксировали его к берегу. Гарпун проткнул ему шею насквозь. Вот сюда вошел, а отсюда вышел.
    Не показывайте на себе плохая примета, сказала женщина, стоявшая с ним рядом.
    Мужчина кивнул, опустил руку и несколько хвастливо закончил:
    Я покойников никогда не боялся. Мы его отбуксировали на берег и вызвали милицию. Нас записали в свидетели. Теперь будут таскать в милицию. А мы же не видели, как его убивали, лишь труп со дна подняли.
    Заметив группу только что пришедших на пляж людей, мужчина передислоцировался поближе к ним и вновь начал свой рассказ.
    Пименов, руководивший оперативной работой на месте происшествия, дал последние указания и, сев в машину, уехал. Бородин, посчитав, что ему здесь больше делать нечего, выбрался из толпы и пошел в пансионат. Возле входа его обогнал Ильин, шепнув на ходу:
    Надо пообщаться. Идите к себе в номер, оставьте дверь полуоткрытой, и я, когда никого не будет в коридоре, зайду к вам.
    Через десять минут Ильин уже был у Бородина. Он было открыл рот, чтобы что-то сказать, но старый сыщик опередил его:
    Подожди минутку, у меня новость погорячее. Трупу теперь все равно, он подождет. А на горе, на которую водят экскурсии, разгуливают трое боевиков Буга. Час назад за мной увязался один из его ребят, по кличке Блин, со своим бритоголовым дружком... Короче, Блина я ликвидировал вон на столе его пистолет лежит, а бритоголовый, вызвав подмогу, теперь разыскивает меня и своего приятеля.
    Это было час назад?
    Да.
    Посылать туда людей поздно. Наверняка бандитов этих уже и след простыл. Сейчас я выйду на связь с Пименовым и договорюсь о срочной встрече. Этот убитый под водой мужик его агент, обещавший сегодня вечером рассказать нечто интересное о человеке, встречавшемся здесь с Угаровой прошлым летом. Похоже, он сумел выйти на него. Вы оставайтесь в номере и никуда не выходите. Пистолет Блина отдайте мне, я передам его Пименову для экспертизы. А свое оружие всегда держите при себе, даже когда в туалет идете.
    Ильин набрал номер телефона Пименова и услышал короткое:
    Через полчаса на том же месте.
    Он повернулся к Бородину:
    Набросайте приметы тех троих для местных сыщиков, вдруг да наткнутся где-нибудь на них.
    Бородин взял листок бумаги и профессионально четко перечислил приметы всех трех боевиков. Ильин взял листок и внизу приписал приметы парня, участвовавшего в убийстве Дуплета и сумевшего скрыться.
    Теперь из шести боевиков Буга остались в живых четверо. При таком раскладе уже можно было рассчитывать на успех.
    Вернувшись после встречи с Пименовым в пансионат, Ильин зашел в свой номер и прилег на кровать, чтобы спокойно проанализировать полученные сведения:
    Итак, как было установлено, часов до одиннадцати Подводник был на репетиции концерта художественной самодеятельности в клубе, и именно оттуда позвонил Пименову. Не исключено, что именно там он увидел человека, имеющего отношение к Угаровой, и, по всей вероятности, какой-то своей неосторожностью вызвал его подозрения. Тот проследил за ним и убил.
    На репетицию пришли по объявлению о предстоящем через неделю концерте шестнадцать отдыхающих и ещё несколько человек из обслуживающего персонала, среди них Подводник, он пел старинные романсы. Пименов проверил всех отдыхающих, желавших показать свои таланты, ни один из них не приезжал сюда в прошлом году. Стоп! Музыканты! Это мог быть кто-то из музыкантов! Галина говорила, что этот оркестр приезжает сюда ежегодно. Интересно, ходил ли Подводник на танцы? Скорее всего нет: местный сорокалетний женатый мужчина вряд ли пойдет на дискотеку. Если так, то моя догадка верна, и он увидел прошлогоднего спутника Угаровой в оркестре, начавшем играть в клубе лишь на этой неделе. Сейчас Пименов выявляет всех любителей подводного плавания, находившихся на расстоянии двухсот метров от места обнаружения тела. Пока в этом списке лишь три человека, но их было гораздо больше. Когда Пименов выявит всех, не удивлюсь, если найду в числе их кого-нибудь из оркестра.
    Ильин начал вспоминать всех виденных им музыкантов. Женщина не в счет. Гитарист не очень силен физически, чтобы задушить молодую Белову. Аккордеонист стар, плешив и вряд ли мог заинтересовать Угарову. А вот саксофонист или играющий на пианино тип с широкими плечами... Вполне возможно, кто-то из них готовится к завтрашней встрече с нами.
    Ильин связался с Пименовым, изложил ему свою версию и попросил особое внимание при проверке музыкантов обратить на этих двух типов. Положив трубку, Ильин решил вечером на танцах понаблюдать за поведением подозреваемых им лиц.
    Он стал думать о Галине, о том, что дальше тянуть со свиданием у него в номере нельзя, а то она бог весть что о нем подумает или начнет комплексовать по поводу своей внешности. А он уже к ней попривык, и женщина ему все больше нравилась. И неизвестно, останется ли он в живых после завтрашнего бала-маскарада.
    Чтобы избавиться от мрачных мыслей, он стал убирать номер, готовясь к приходу Галины.
    ГлаваIX
    Маска, я тебя знаю!
    На следующее утро Ильина разбудил телефонный звонок. Лежавшая рядом Галина уже не спала. Прежде чем отозваться на звонок, Ильин поцеловал её в щеку. Она благодарно погладила его по плечу.
    Услышав голос московского сыщика, Пименов шутливо произнес:
    Дети, в школу собирайтесь, петушок пропел давно. Я понимаю, после бурной ночи вставать тяжело, но надо. У меня новости. Только сначала выпроводи даму, и, кстати, не забудь сказать ей спасибо. Будь джентльменом до конца. Я сейчас к тебе зайду.
    А ты где?
    В холле на твоем этаже. Терпеливо жду, когда ты освободишься.
    Ну, теперь мне все ясно. А то я удивился, откуда такая осведомленность о моей личной жизни. Оказывается, от дежурной по этажу. Подожди минут десять.
    Ильин положил трубку и виновато пояснил гостье:
    Ко мне приятель приехал. В холле сидит. Так что...
    Галина не дала ему договорить.
    Я понимаю. Мне все равно пора идти. Но вечером мы встретимся?
    Обязательно. Я буду на бале-маскараде, но там подходить ко мне нельзя. Я тебе уже говорил, что я сотрудник милиции и здесь на задании. Словом, я буду занят. А как только освобожусь, мы поднимемся ко мне.
    Галина взяла со стула платье и под одеялом стала надевать его прямо на голое тело.
    Надо же, после проведенной вместе ночи она меня стесняется! Не знал, что такие женщины ещё встречаются.
    Чтобы не смущать её, Ильин подошел к окну. Галина встала с постели, обулась, причесалась и произнесла послушным тоном, каким говорят дети, собирающиеся на прогулку:
    Я готова, могу идти.
    Ильин обнял женщину за плечи, довел до двери и вновь поцеловал, но уже в губы, страстно, словно не прощался, а только привел её к себе.
    Тактично выждав после ухода Галины несколько минут, в номер постучал Пименов. Глядя на его довольное лицо, нетрудно было догадаться, что вести он принес неплохие.
    Ты, Ильин, молодец! Все в цвет! Именно этот квинтет приезжал в прошлом году сюда и играл в пансионате Южный. И один из музыкантов вполне мог познакомиться и встречаться в тот период с Угаровой.
    А что скажешь про любителей подводного плавания?
    - На этот час мы выявили пять человек с аквалангами, находившихся в то время на море. И искать других уже не имеет смысла: в этом списке значится некий Сочнев Сергей Сергеевич, пианист из оркестра, играющего в данное время в пансионате.
    Вот это удача! Теперь надо узнать, мог ли он оказаться в Москве на даче Угаровой в тот день, когда та была убита?
    Мыслишь правильно! Я уже позвонил Кондратову и попросил его проверить, не приезжал ли Сочнев в Москву из Питера в начале этой недели. Кондратов обещал, в свою очередь, связаться с питерскими сыщиками: им там легче выяснить, покидал человек свое постоянное место жительства или нет. А теперь обсудим некоторые детали предстоящей операции. Мы приготовили для вас с Бородиным чемодан с пачками ровно нарезанной бумаги, сверху прикрытых стодолларовыми купюрами. Тоже, между прочим, фальшивыми.
    Думаешь, кукла понадобится?
    Сам посуди, человек может прийти на встречу пустой, без необходимых документов и нужной нам половинки визитной карточки, оставив их в потайном месте или у соучастника, находящегося поблизости. В такой ситуации посветить ему издали "дипломат", набитый доверху долларами, будет совсем не лишним.
    Все правильно. Сочнева надо брать с поличным, ведь его пребывание здесь в прошлом году и увлечение подводным плаванием не являются доказательствами того, что он убийца.
    Нам нельзя сбрасывать со счетов и возможных его соучастников, продолжал Пименов. Кстати, Бородину ведь звонила женщина. Кто она, мы не знаем. И местная братва, по данным нашей агентуры, тоже нигде пока по этому делу не проявилась. Так что, судя по имеющейся на данный час информации, нам будут противостоять Сочнев с соучастницей,и боевики Буга.
    А теперь подумаем, какой тактики мы будем придерживаться на карнавале? У тебя есть план?
    Да, мои люди плотно заблокируют здание пансионата, так, чтобы оттуда никто не мог уйти незамеченным.
    Твои ребята будут выставлены только снаружи?
    Нет, конечно. Трое будут находиться непосредственно в танцевальном зале. Пока я ещё не придумал, как их замаскировать. Здоровенных накачанных парней из ОМОНа ни под какой маской не спрячешь и в маскарадный костюм не втиснешь.
    А что, если их прямо в милицейской форме с тельняшками нараспашку в зал впустить, как будто это такие костюмы? Мне, кстати, дежурная с первого этажа предлагала милицейскую форму для той же цели.
    Ты все шутишь, Ильин, но если говорить серьезно, то мы уже приглядели кое-что в местном театре. За прокат берут большие деньги. Но их администратор два раза в месяц попадает к нам по пьяному делу и предпочитает быть с милицией в хороших отношениях. Мы его не обижаем, всегда отвозим домой, а не в вытрезвитель. Вот он и старается быть нам полезным.
    Ну, и во что будут одеты твои костоломы?
    Не скажу. Хочу проверить твой профессионализм. Придешь на карнавал и попробуешь сам угадать, кто есть ху, как говорил наш бывший президент. А тебя и Бородина мы нашим сотрудникам покажем заранее, и они будут знать, кого надо беречь и ненароком не пришибить, если начнется свалка при задержании.
    Ты, Пименов, как опытный сыщик, должен знать, что высший пилотаж взять преступника, как говорится, без шума и пыли. Так что лучше никаких скандальных разборок не допускать.
    Это я и без тебя понимаю. Но сейчас мы работаем вслепую: не знаем, кто и с чем явится на встречу. Да и люди Буга, скорее всего в курсе, где и когда эта встреча состоится, и пожелают принять в ней участие. А Бородин, видевший боевиков, не сможет их опознать, если те будут в масках.
    Ну а как нас твои ребята узнают, если мы тоже переоденемся?
    Вы маски надевать не будете. На голову вы водрузите шляпы-котелки начала века, на плечи накинете белые шарфики, как в Джентльмен-шоу. Ну и облачитесь в свои лучшие костюмы, а то в шортах и котелках вы будете выглядеть слишком экстравагантно.
    Ладно, я позвоню в Москву и посоветуюсь с Вячеславом Зайцевым, что сочетается со шляпой-котелком и белым шарфиком. Нам, приезжим из столицы, негоже ударить лицом в грязь.
    Нравится мне, Ильин, твой юмор. Ну а теперь вернемся к нашим баранам. Пусть Бородин наденет золотой перстень с фазаном в начале вечера и пройдется со своей золотозубой толстушкой по всему залу. Кстати, по имеющимся у меня данным, старина преуспел и прошлую ночь тоже провел не один. В общем, не стареют душой ветераны да и телом, как я наблюдаю, тоже. Везет же вам, москвичам: приехали в служебную командировку за государственный счет, а заодно и в море искупались, и любовниц завели. Не служба, а сплошное удовольствие. А ныть любите: как там поется? Наша служба и опасна, и трудна. Опасна, трудна!.. Да вас из милиции палкой не прогонишь.
    Хватит подначивать, Пименов, давай лучше со связью определимся. Пусть твои ребята установят на Бородине и на мне микрофоны, и мы будем обмениваться с тобой информацией.
    Слушай, а ведь это идея! Микрофон можно спрятать под какой-нибудь хризантемой в петлице пиджака.
    Этот цветок из популярных шпионских фильмов может только насторожить, а вот платок в нагрудном кармане можно считать вполне благопристойным и не привлекающим особого внимания аксессуаром.
    Платок, так платок. За час до карнавала к вам в номера подойдут наши специалисты и все наладят. Постарайся комментировать мне все заслуживающее внимания.
    Пименов поднялся и протянул Ильину руку:
    Пожелать тебе успехов в предстоящей операции? Конечно, надо бы. Но я лучше скажу так: желаю тебе и Бородину провести грядущую ночь не на больничной койке, а, как и предыдущую, в объятиях женщины.
    Ильин серьезно ответил:
    Спасибо за добрые слова, мы постараемся, чтобы все так и случилось.
    Оставшись один, Ильин позвонил Бородину:
    Я сейчас спущусь. Нам надо обсудить детали вечернего карнавала.
    Уходя, Ильин задержался перед зеркалом. На него смотрел тридцатилетний мужчина с хмурым взглядом.
    Если быть объективным, то нет в этом парне ничего особенного. Но все равно будет жалко, если его уже сегодня вечером не будет в живых. Подумав о себе в третьем лице, как о постороннем человеке, Ильин суеверно трижды сплюнул через левое плечо и поспешил к выходу. Им с Бородиным надо было все до мелочей продумать, чтобы уцелеть и исполнить пожелания Пименова.
    Ильин занял позицию в углу напротив входа в зал, недалеко от оркестра. Отсюда было удобно наблюдать и за находящимися в зале, и за интересующими его музыкантами. К его удивлению, масок, закрывающих лицо, было совсем немного: их надело человек двадцать. Многие были одеты в довольно оригинальные костюмы, и Ильину порой трудно было угадать, кого тот или иной человек изображает. Ему показалось, что он угадал в переодетых в запорожских казаков готовых к схватке дюжих омоновцев. Они надели широкие шаровары, чтобы скрыть оружие и делать мах ногой в приемах карате.
    Определить с уверенностью других участников встречи Ильин сразу не смог. Чаще всего люди, пришедшие на карнавал отдохнуть и повеселиться, размышлял он, стремятся хоть на несколько часов побыть другими, нежели в обычной жизни. Не очень храбрые предпочтут костюмы смельчаков: пиратов, разбойников, мушкетеров. Сильные выберут себе что-нибудь более мирное... Боевики Буга скорее всего предпочтут явиться в образе, внушающем доверие. Я не удивлюсь, если вон те три поросенка они и есть. Их жестикуляция и настороженно-угрожающая манера держаться у стены, ближе к выходу, могут служить подтверждением моей догадки.
    Заметив появление Бородина с подругой, Ильин отбросил свои логические умозаключения и начал наблюдать за реакцией окружающих на вызывающе поблескивающий перстень на пальце полусогнутой руки старого сыщика, на которую опиралась, довольно улыбаясь, его дама.
    Бородин приблизился к эстраде и пошел вдоль нее. Поравнявшись с гитаристом, подмигнул ему и фальшиво пропел: Две гитары за стеной жалобно заныли... При словах жалобно заныли, сделал страдальческое лицо и, скинув с локтя руку подруги, схватился за щеку, словно у него разболелся зуб.
    Это он специально спектакль разыграл, чтобы показать пароль-перстень на пальце руки, которой держится за щеку. Молодец Бородин: роль старого подвыпившего ловеласа у него неплохо получается. И его спутница, напялившая на крашеные волосы какую-то невообразимую диадему, вряд ли может вызвать подозрения.
    Ильин внимательно следил за реакцией на перстень пианиста. К его удивлению, тот, скользнув взглядом по загулявшему старику в шляпе-котелке и его живописной подруге, равнодушно отвернулся и стал смотреть в окно.
    Неужели мы ошиблись, и он не имеет отношения к расследуемому нами делу?
    Но сомнения Ильина рассеялись, когда пианист, выждав небольшую паузу, повернул голову вслед уходящему в глубь зала Бородину. И этот острый настороженный взгляд подсказал Ильину, что они на верном пути.
    Пианист легко прошелся пальцами по клавишам, заставляя их отзываться на его едва уловимые прикосновения, и оркестр подхватил чарующую мелодию старинного вальса.
    Пожалуй, Сказки Венского леса самая подходящая мелодия для начала карнавала. Сейчас она отзвучит, и Сочнев, покинув эстраду, направится к Бородину.
    Но Ильин ошибся. Мелодия следовала за мелодией, заставляя людей в карнавальных костюмах то плавно кружиться, то подчиняться ритму современного танца, то стилю ретро, когда звучало танго. Оркестранты играли без устали. Порой казалось, что мелодия, достигнув вершины, захлебнется, и наступит тишина. Но кончалась эта мелодия, начиналась другая, за ней ещё и еще...
    Глядя на танцующих, Ильин подумал: Если происходящее в зале заснять на видеопленку, а потом прокрутить её без звука, зрелище будет ужасающее.
    Он уже начал терять надежду, что это вечное движение когда-нибудь прекратится, как очередная мелодия, только начавшись, внезапно оборвалась. Люди остановились и начали приходить в себя, освобождаясь от колдовского очарования затянувшей их, словно в омут, музыки.
    Оркестранты расслабленно сидели на стульях. К удивлению Ильина, пианист не покинул своего места. Опустив руки на колени, он смотрел в окно, словно ожидал там увидеть что-то для себя чрезвычайно интересное и важное.
    Ильин недоумевал: Возможно, он почувствовал ловушку? А может, осторожничает и хочет убедиться, что Старик здесь действительно один?
    В это время скрипачка, надев поверх короткого платья широкую цыганскую юбку и накинув на плечи черную шаль с пунцовыми розами, взяла в руки скрипку и смычок и пошла к микрофону. В зал полилась тихая, умиротворяющая, врачующая сердечную муку музыка. Под неё нельзя было танцевать, под неё можно было думать, чувствовать, мечтать о чем-то далеком и прекрасном. Все в зале с благоговением просветленно внимали её игре.
    Но Ильину было не до красот величавого старинного свободолюбивого напева: на пальце руки, держащей смычок, сверкало и переливалось золотое кольцо! То самое, с золотой птичкой! Сыщик мог поклясться, что раньше его не было. Значит, мелькнула догадка, именно она звонила Бородину по просьбе Сочнева! Интересно, какие отношения их связывают, и знает ли она об убийстве Угаровой и Беловой?
    Понимая, что ответ на этот вопрос они получат лишь после завершения операции, Ильин, убедившись, что на него никто не смотрит, произнес, наклонившись к носовому платку, торчавшему из нагрудного кармана:
    Первый, это Второй! Прилетела самка фазана. Сидит на пальце у скрипачки. Конец связи.
    Продолжая играть, женщина спустилась с эстрады и пошла по залу, лавируя между людьми. Ильин не спускал с неё глаз. Она приближалась к Бородину, делавшему вид, что не замечает никого, кроме своей дамы. Но тут Старик, словно невзначай, сделал два шага в сторону, оказавшись прямо на пути скрипачки. Подойдя к Бородину, женщина, чуть задержавшись, сказала ему несколько слов и продолжила свое движение. На мгновение оторвав смычок от скрипки, она описала им в воздухе круг, давая понять пианисту, внимательно следившему за ней, что его поручение выполнено. И тут же опять женщина заводила смычком по струнам...
    Ильин не заметил, как за его спиной возник Бородин. Он сообщил:
    Через пятнадцать минут, на открытой летней террасе, находящейся на этом же этаже, но в противоположном конце здания. Мне приказали явиться одному, и с деньгами.
    Ильин посмотрел вслед удаляющемуся из зала старому сыщику: тому надо было подняться к себе, взять "дипломат" с фальшивыми долларами и спуститься на террасу.
    Вновь заиграл оркестр. Но место пианиста теперь пустовало.
    Ильин наклонился к микрофону в нагрудном кармане и продублировал сообщение:
    Через пятнадцать минут, на террасе второго этажа в правом крыле здания. Пианиста нет.
    Не привлекая к себе внимания, Ильин направился к выходу. Он должен был страховать Бородина во время встречи и ведения переговоров. Он не сомневался, что Пименов именно там, на террасе, сосредоточил свои силы.
    Выйдя из зала, Ильин с облегчением сорвал с головы шляпу-котелок и поспешил в противоположный конец коридора, рисуя в уме схему здания и основные подходы к террасе.
    Эта большая полуовальная площадка как нелепый отросток на голом стволе могучего дерева. Зачем архитектору понадобилось пристраивать эту террасу? Что здесь было задумано устроить: летнее кафе или обзорную площадку с видом на парк? Вид с неё и в самом деле живописный. И клумба под ней как узорный ковер.
    Ильин, приоткрыв стеклянную дверь, заглянул на террасу. Она была пуста. Справа над каменной оградой нависала ветка высокого дерева.
    Его можно использовать как наблюдательный пункт, решил Ильин. Бросив вниз мешающую ему шляпу-котелок, он, разбежавшись, подпрыгнул и ухватился за ветку. Перебирая руками, стал передвигаться к стволу. Добравшись до него, оседлал толстое основание ветки, устроился поудобнее и, переведя дух, сообщил в микрофон:
    Первый, я Второй. Нахожусь на месте встречи. Веду наблюдение с дерева. Объект пока не появился.
    Ильин огляделся. Терраса находилась довольно высоко над землей. Прыгнуть с неё обычному человеку, а не каскадеру, вряд ли было возможно.
    Этот пианист сам загнал себя в западню, назначив здесь свидание. Наверное, главным для него было выбрать безлюдное место, хорошо просматриваемое, чтобы не угодить в засаду, и убедиться, что владелец перстня с фазанами пришел на встречу один. Дилетанты дальше одного хода не видят.
    На террасе появилась какая-то нечетко различимая в густых южных сумерках фигура и, достигнув центра полуовальной площадки, остановилась. Человек при ходьбе немного приподнимал правое плечо и скашивал голову влево.
    Бородин пожаловал первым, узнал напарника Ильин. Меня он не видит, и потому думает, что он один, без прикрытия, и его неуверенность вполне естественна.
    Бородин, держащий в руке "дипломат, действительно чувствовал себя, находясь в центре открытой п"лощадки, как под прицелом. Он сделал ещё несколько шагов и остановился в метрах трех от белых столбиков террасы, напротив открытой настежь стеклянной двери, видимо, для того, чтобы Сочнев мог убедиться в соблюдении им предварительных условий встречи.
    Ловушка была готова захлопнуться в любой момент. Осталось только дождаться прилета дичи.
    ГлаваX
    Захват
    Ильин взглянул на часы: с того момента, как скрипачка назначила свидание Бородину, прошло семнадцать минут.
    В дверном проеме появился мужчина со спортивной сумкой. Убедившись, что Старик один, направился к нему. На голове мужчины был черный чулок с прорезями для глаз, а на руках черные перчатки.
    Непрофессиональные преступники уделяют много внимания именно этому маскам, перчаткам, забывая о существенных деталях. Дилетант скрыл свою внешность под чулком, но не снял концертный костюм, не подумал изменить свою странную, как на шарнирах, походку... Но сейчас главное, принес ли пианист документы и не выкинет ли он какой-нибудь фокус?
    Ильин взял пистолет на изготовку, направив ствол на Сочнева, который остановился в нескольких шагах от Бородина, повернувшись чуть боком к дверям на террасу, чтобы избежать внезапного нападения сзади.
    Как неудачно он встал: на одной линии между мной и Бородиным, с досадой подумал Ильин. Если я промахнусь, то могу попасть в Старика. Может, перебраться на другую ветку?
    Но, поразмыслив, решил не делать этого, опасаясь произвести шум. Да и не вечно же они будут так стоять!
    До него долетели первые фразы пианиста:
    Вы молодец, пришли на встречу один, как и договаривались. Где деньги?
    Бородин, как хороший актер, выдержал паузу, прежде чем сказать:
    Сначала я должен убедиться, что вы тот самый человек, который мне нужен, и что бумаги при вас.
    Вот, смотрите, они здесь. Сочнев достал из спортивной сумки пластмассовую папку с бумагами, помахал ею и снова убрал.
    С таким же успехом он мог показать прошлогоднюю канцелярскую папку с газетами, подумал Ильин. Не исключено, что Сочнев перестраховался и пришел без бумаг. Видимо, это понимает и Пименов и пока не вмешивается.
    А теперь вы покажите баксы! потребовал пианист.
    Бородин, поколебавшись, наклонился, поставил дипломат на согнутое колено и, открыв, развернул его так, чтобы Сочневу были видны пачки сложенных рядами долларовых купюр. Пианист мгновенно выхватил из сумки ружье для подводной охоты, заряженное гарпуном, и наставил его на Бородина.
    Закрой дипломат! Быстро! Положи его на пол и отойди на пять шагов в сторону. Иди медленно и вытянув вперед руки...
    Я недооценил Дилетанта, а он рассчитал все правильно и застал Бородина врасплох, когда у того обе руки были заняты "дипломатом". Но зато теперь я могу стрелять в него без опаски задеть Бородина.
    А старый сыщик, давая понять Пименову, что происходит на террасе, заговорил:
    Не надо пугать меня подводным ружьем. Нетрудно догадаться, что я здесь не один. Меня страхуют друзья, и вам не удастся далеко уйти. Лучше договоримся: я вам доллары, а вы мне ненужные вам документы. А потом разбежимся: вы меня не знаете, я вас никогда не видел. К тому же, убив меня, вы подпишите себе смертный приговор. Вы не сможете уйти отсюда, если я через пару минут не подам сигнал своим людям, что все завершилось благополучно.
    Он говорит достаточно убедительно. Но в расчете на нормального человека и спокойную обстановку. А этот тип взвинчен до предела, и любая оплошность Бородина может толкнуть его на роковой выстрел. Я стрелять в пианиста не могу: если бумаг при нем не окажется, вся операция пойдет насмарку. Но, с другой стороны, он в любой момент может прибить старика.
    Пианист сделал три шага и поднял с пола чемоданчик.
    Настал критический момент: если Сочнев заранее решил убить человека, которому назначил встречу, то он сделает это сейчас, когда доллары у него: более благоприятного момента у него не будет.
    Решив не подвергать жизнь напарника опасности, Ильин прицелился и собрался было окликнуть Сочнева, чтобы отвлечь его внимание на себя, как на террасу ворвались трое крепких парней. Их мощные торсы и мускулистые руки никак не сочетались с масками веселых поросят. Они угрожающе двинулись на Сочнева. Тот, мгновенно осознав, что главная опасность исходит от них, навскидку пустил стрелу в того, кто был посередине. Боевик упал на спину со стрелой, торчащей из груди. Воспользовавшись замешательством нападающих, Сочнев метнулся к краю террасы и, не обращая внимания на окрик и предупредительный выстрел Ильина, сбросил вниз чемодан с долларами и перебрался через ограду на узкий наружный карниз.
    Он же разобьется! Там метров семь, подумал Ильин. Но, к его удивлению, пианист, низко пригнувшись, вдруг исчез из поля зрения.
    Ильин передал сообщение:
    Пианист убил одного из боевиков Буга и скрылся с "дипломатом", спустившись за ограду террасы в сторону парка. Пименов, не дай ему уйти! Не дай ему уйти!
    Ильин произвел ещё один предупредительный выстрел вверх и крикнул:
    Терраса блокирована! Бросай оружие и ложись вниз лицом!
    Бандиты соображали, откуда приказ, лишь какое-то мгновение. Бросившись в сторону друг от друга и достав на ходу оружие, они открыли стрельбу по дереву.
    В схватку включился Бородин, произведя два выстрела в сторону боевиков. Он был плохим стрелком и вряд ли надеялся попасть в кого-нибудь из них. Но ему удалось отвлечь внимание на себя. Буквально в тот же момент Ильин произвел прицельный выстрел и ранил одного из бандитов. Вскрикнув, тот упал и стал кататься по каменным плитам террасы, завывая от боли. Третий боевик, пригнувшись, бросился к выходу с террасы. У дверей он столкнулся с двумя омоновцами, переодетыми в запорожских казаков.
    В какой-то момент Ильину показалось, что он смотрит спектакль по произведению Гоголя, в котором украинские парубки ловят свинью, залезшую в чужой огород. Но то был не спектакль, и настала пора Ильину вмешаться в схватку, тем более что начали сгущаться сумерки, и он со своего наблюдательного пункта мало что мог увидеть.
    Засунув пистолет в кобуру, он начал передвигаться по ветке в сторону террасы. Через минуту он спрыгнул на нее. При прыжке подвернул ногу и упал, но боль смягчила радость, что правильно рассчитал и не угодил за ограду террасы на клумбу, тогда бы точно костей не собрать. Поднявшись, он осмотрелся: омоновцы, ряженные в казацкие костюмы, уже справились с боевиком, прижав его к кафельному полу, и теперь отдыхали, тяжело дыша. Запорожские папахи, оброненные в процессе борьбы, валялись в нескольких метрах от них.
    На другом конце террасы Бородин оказывал первую помощь подстреленному Ильиным боевику, затягивая ремень выше раны на плече. Ильин подошел к месту, где Сочнев перелез через ограду, заглянул вниз и чертыхнулся про себя: Провел, сволочь! Ведь надо же было все так предусмотреть!
    За один из столбиков ограды была привязана длинная веревка. Свернутая кольцом, она, видимо, лежала на карнизе. Сейчас она спускалась до земли. А свою спортивную сумку он оставил наверху. Ильин заглянул вовнутрь. Кроме запасного гарпуна, там лежала лишь папка, которую показал Бородину Сочнев. Ильин осторожно раскрыл её и увидел чистые листы бумаги.
    Мы ему долларовую куклу в чемоданчике, а он нам имитацию документов в пластмассовой папке. Так что обижаться не стоит: мы с ним квиты. Зло берет, что все впустую: и пианист исчез, и документов мы не достали.
    Ну что, Ильин, вытянул пустой номер? раздался за его спиной веселый голос.
    Ильин оглянулся и, увидев улыбающееся лицо Пименова, догадался:
    Сочнева, я так понимаю, вы взяли. Но материалов-то нет. Как ни крути, все равно провал.
    Да, пианиста мы задержали, как только он коснулся земли. Он, похоже, этого совсем не ожидал, думая, что ему противостоят примитивные уголовники. Но ты прав: нужных нам документов при нем не оказалось. Он перестраховался. Но я знаю, где они находятся. И, как гостеприимный хозяин, предоставляю высокому гостю из Москвы право произвести на охоте решающий выстрел. Пойдем.
    Пименов повернулся к лежащему на полу раненому боевику:
    Да не стони ты так: Скорая помощь уже вызвана, сейчас эскулапы прибудут и займутся тобой. А вы, запорожцы, тащите своего поросенка свежевать на нашу оперативную кухню. Я скоро подъеду и с ним побеседую.
    Пименов кивнул в сторону поверженного боевика и спросил Ильина:
    Знаешь его?
    Ильин посмотрел на парня с родинкой у глаза и отрицательно покачал головой:
    Нет, я этого отморозка раньше не видел. Отправим его в Москву Кондратов наверняка опознает этого типа. А теперь поспешим за материалами. Не уплыли бы.
    Не беспокойся, никуда они не денутся! За ними неотступно следят мои парни. Но раз ты так нервничаешь, давай пройдем в танцевальный зал на веселый бал-маскарад.
    На террасе появились медики и сотрудники милиции. Пименову и московским сыщикам можно было уходить.
    Пименов был в приподнятом настроении, будто и впрямь шел веселиться.
    Слушай, Ильин, ещё не догадался, где документы?
    Думаю, что у скрипачки, его сообщницы.
    Молодец! Она, кстати, была когда-то его женой. Развелись двенадцать лет назад, и она вернула себе девичью фамилию. Потому мы и не сразу разобрались в ситуации. Но, как видишь, расстались они не врагами, сохранив самые теплые отношения.
    Счастлив за них. Она что, материалы у себя на груди спрятала?
    Ты близок к правде. Горячо, как говорят в детской игре.
    Ну тогда в футляре от скрипки.
    Мыслишь правильно! Я предполагал нечто вроде этого и установил заранее в служебной комнате, где артисты готовятся к выходу, скрытую камеру. Она зафиксировала, как, придя раньше всех, Сочнев спрятал пластмассовую папку с материалами в футляр от скрипки своей бывшей супруги.
    Она в курсе всех его дел?
    Возможно, она лишь знает, что Сочнев стал обладателем каких-то важных бумаг, которые можно с выгодой продать, но какой ценой они ему достались, даже не подозревает. Впрочем, это мы скоро выясним.
    Сыщики вошли в зал и стали пробираться между танцующими к эстраде. Трое мужчин, одетых совсем не по-карнавальному, привлекли внимание скрипачки. С нескрываемой тревогой она повернулась к аккордеонисту, что-то сказала ему и, перестав играть, быстро спустилась по ступенькам в зал и направилась ко входу в служебную комнату. Дорогу ей преградил высокий плечистый мужчина в светлом костюме, выражение лица которого не предвещало для скрипачки ничего хорошего. Она отпрянула назад и повернулась, чтобы вернуться на эстраду, но перед ней уже стояли трое мужчин, в профессиональной принадлежности которых она вряд ли сомневалась.
    Гражданка Глызина, прошу пройти с нами в служебную комнату для проведения осмотра.
    Голос Пименова звучал официально. Он полагал, что именно такой тон произведет должное впечатление на скрипачку.
    И не ошибся. Побледневшее лицо и подрагивающие губы женщины свидетельствовали о том, что она уже сломлена и скоро заговорит откровенно.
    Высокий сыщик с лицом громилы посторонился, открывая путь в служебную комнату, и махнул рукой понятым двум парням и девушке.
    В комнате на широком столе, диване и стульях лежали футляры для музыкальных инструментов, какая-то одежда и бутафорский реквизит. Пыльные, в беспорядке разбросанные по полу и на столе рваные зеленые шторы завершали картину беспорядка. Не прошло и нескольких секунд, как в дверь постучали, и на пороге возник запыхавшийся человек с видеокамерой. Пименов радостно кивнул:
    Ну вот, все наконец в сборе, и можно начинать. Кто из нас в детстве не мечтал сниматься в кино? Сегодня наша мечта исполнится. Но мне кажется, что вы, Глызина Мария Николаевна, не очень рады представившемуся счастливому случаю? Или я ошибаюсь? Кстати, пленка нынче стоит дорого, так что прошу в присутствии понятых добровольно выдать переданные вам Сочневым на хранение документы.
    Не в силах вымолвить ни слова, скрипачка лишь отрицательно покачала головой.
    Она ещё не знает, что Сочнев задержан, предположил Ильин. Так оно и оказалось.
    Послушайте, Мария Николаевна, сказал Пименов, понимаю, вы боитесь навредить своему бывшему мужу. Но он уже задержан, находится в милиции и в данный момент дает показания следователю. Неважно, что он будет говорить: у нас достаточно неопровержимых доказательств того, что он убил двух женщин в дачном поселке под Москвой.
    Убил женщин? Этого не может быть! Я знаю Сергея, он и мухи, как говорится, не обидит. Вы врете!
    А как, думаете, к нему попали важные документы, за которыми охотится мафия? Кстати, снимите с пальчика колечко с самочкой фазана, которое дал вам Сочнев. Мы внесем его в протокол изъятия вещественных доказательств.
    Пожалуйста. Только здесь какое-то недоразумение. Сергей нашел важные документы, утерянные в вагоне электрички подвыпившим бизнесменом, и хотел с моей помощью вернуть их владельцу за хорошее вознаграждение. Он просил меня ему помочь, опасаясь ловушки. Ведь его могли убить, чтобы не заплатить обещанную крупную сумму денег.
    Нашли беззащитного! Этот ваш, который мухи не обидит, помимо двух женщин, вчера в море из подводного ружья гарпуном убил местного спортивного инструктора, а минут двадцать назад на моих глазах пронзил человека гарпуном на суше, вмешался в разговор Ильин.
    Какой ужас! Неправда, Сергей этого не мог сделать!
    Мария Николаевна, у вас будет возможность узнать правду на очной ставке с Сочневым, а теперь укажите, где в этой комнате находится футляр от вашей скрипки. Откройте его.
    Женщина щелкнула замками и откинула крышку футляра. Он был пуст. Ильин вопросительно посмотрел на Пименова. Но тот, казалось, вовсе не был обескуражен. Подмигнув Ильину, он жестом фокусника достал из кармана нож, нажал на кнопку, эффектно выбросив лезвие, и подцепив им дно, обтянутое красным шелком, приподнял его.
    Прошу понятых подойти поближе, сказал он. А ты, капитан, снимай все здесь происходящее крупным планом. Видите эти отдельные листки бумаги с цифрами и обрывок визитной карточки на имя Осипова? Мы их изымаем в качестве доказательств.
    ...Ну вот, дело сделано. Документы для получения крупного вклада у нас, и убийца-пианист задержан. Доказать его вину будет совсем несложно. Это, как говорится, уже дело техники, вяло подумал Ильин, внезапно почувствовав усталость и опустошенность.
    А Пименов уже обращался к нему и Бородину:
    Ну что, коллеги, дело движется к завершению. Можете идти отдыхать. Мы сами все оформим и завтра в полдень отправим вас с Сочневым и его подругой самолетом в Москву. Дам вам в подкрепление двух своих людей, телефонирую Кондратову, и в Москве на аэродроме всех встретят.
    Ильину хотелось поехать вместе со всеми в отдел милиции и задать Сочневу несколько интересующих его вопросов, но он пересилил себя, зная, как не любят следователи, когда кто-либо вмешивается в проводимый ими допрос.
    Пожимая на прощание руку московским сыщикам, Пименов озорно подмигнул:
    Ну что, мужики, вам остается только с честью выполнить мое недавнее пожелание и провести последнюю ночь на юге, как и предыдущую, с честью и достоинством, чтобы никаких жалоб ко мне потом не поступило. Мне и без вас забот хватает.
    Ни Ильин, ни Бородин шутки не поддержали. Им сейчас хотелось просто подняться в свои номера и завалиться спать. Теперь скрываться им не имело смысла, и из служебной комнаты все вышли вместе. Бал-маскарад продолжался, и мало кто обратил внимание на скрипачку с бледным лицом и сжатыми губами, в сопровождении нескольких мужчин покидающую зал.
    И все-таки каким-то непостижимым образом настроение скрипачки передалось её товарищам. И они, резко обрубив веселую мелодию, перешли на грустное довоенное танго. Саксофонист играл так, что, казалось, это не танец, а печальная песня без слов о прощании с любимой.
    Уходя, Ильин заметил Галину. Она смотрела на него с благоговейным восхищением. Он почувствовал себя неловко. Как любят женщины погружаться в свои фантазии, придумывая и мужчин, и свою счастливую жизнь с ними. Они наделяют нас качествами, которыми мы не обладаем, видят в нас героев и сказочных принцев, а потом разочаровываются и нас же винят в крушении своих надежд. Вот и Галина наверняка вообразила меня милицейским суперменом, поборником справедливости, бесстрашным защитником обиженных и униженных, наподобие благородного шерифа из западных фильмов. А потом, погрузившись в семейный быт, возненавидит меня за то, что я просто мент, обыкновенный мужчина с недостатками и раздражающими её привычками.
    Ильин заставил себя здорово разозлиться на ничего не подозревающую и ничем перед ним не провинившуюся женщину, заглушая в себе невольную вину за чувство, ненароком внушенное истосковавшемуся по любви и ласке человеку. Зная себя, он с досадой подумал, что всю оставшуюся жизнь будет испытывать это чувство вины.
    Ильин поднялся к себе в номер. За окном сгустилась темнота южной ночи. В дверь трижды негромко постучали. Так робко проситься к нему могла только Галина. Пересилив себя, Ильин направился к двери, чтобы впустить в номер женщину, к которой не чувствовал ни малейшей привязанности.
    На следующее утро Бородин встал рано, быстро собрал вещи и прямо в номере попил чаю с печеньем. Взглянув на часы, прикинул: Пименов обещал прислать за нами машину в десять. Я успею попрощаться с морем.
    Он всю жизнь верил в примету, что, если бросить монету в воду, обязательно вернешься сюда еще. Он подошел к самой кромке моря. Над водой кружились чайки.
    Бородин достал из кармана печенье, разломал его и стал бросать в воздух, поближе к птицам. Чайки, возбужденно крича, ловко подхватывали на лету и жадно проглатывали его угощение. Глядя на эту сварливую кутерьму, старый сыщик вздохнул: На вид красивая и гордая птица, способная на величавое парение, а выпрашивает подачку, как настырная нищая.
    Он бросил чайкам последний кусок печенья и достал из кармана горсть монет. Размахнувшись, бросил. Блеснув на солнце, они рыбьей чешуей упали в море.
    Увязая в песке, Бородин пошел прочь. Ненасытные чайки, надеясь на подаяние, некоторое время кружили над ним, пока не отстали. У выхода с пляжа Бородин повернулся к морю лицом, посмотрел на вздымающиеся волны с белым гребешком, и ему вдруг так захотелось поверить, что море разволновалось из-за расставания с ним.
    С годами все меньше веришь в то, что брошенные в воду монеты чудесным образом возвратят тебя туда, где тебе было хорошо, с горечью подумал Бородин и, уже не оглядываясь, покинул пляж.
    У входа в пансионат стояла присланная за ними машина. Бородин поднялся в номер, взял чемодан и спустился вниз.
    Вслед за ним из подъезда вышел Ильин. В одной руке он нес свою сумку, а другой обнимал провожавшую его Галину. Небрежно поцеловав женщину в щеку, он сел в машину рядом с Бородиным. Галина, до того пытавшаяся даже улыбнуться, вдруг заплакала и, закрыв руками лицо, отвернулась.
    Водитель, молодой светловолосый парень, резко тронув с места, сразу набрал высокую скорость. Хохотнув, он подмигнул Ильину в висящее справа зеркало:
    Долгие проводы лишние слезы. Я правильно понимаю?
    Ильин ничего не ответил. Он смотрел в окно. Сжав челюсти так, что резко обозначились скулы, он усилием воли старался вытеснить из сознания рыдающую у подъезда пансионата женщину и стал думать о новых делах, ожидающих его в Москве.
Top.Mail.Ru