Скачать fb2
Крещение киберударом

Крещение киберударом

Аннотация

    Его разыскивает Бюро Галактической Безопасности и преслeдует межпланетная мафия, потому что он, Иван Стрельцов, — единственный оставшийся в живых Чтец, системный гений, киберпрограммист, способный работать с массивами информации с помощью безотказного и уникального инструмента — собственного мозга. Для него нет непреодолимых кодов, а значит, нет тайн и неразрешимых задач. Он, незаменимый боец на фронтах виртуальных войн, нужен всем. Но у Стрельцова свой путь и своя война, и противник его намного могущественнее и опаснее, чем думают люди.


Константин ИГНАТОВ КРЕЩЕНИЕ КИБЕРУДАРОМ

Часть 1
ТУРИСТИЧЕСКИЙ РАЙ

Глава 1

    Ранним утром над поляной, на высоте около метра от поверхности заискрился, точно бенгальский огонь, завертелся, разбрасывая огненные капли, подобно праздничной пиротехнической вертушке, неожиданно возникший странный светящийся комочек фиолетового цвета. Вокруг фейерверка колебался воздух, почва под ним шевелилась, покрываясь трещинами. Это указывало на взаимодействие неизвестного клубка с окружающей средой. Вращаясь, он быстро увеличивался. Не прошло и десяти секунд, как от фиолетового облачка отделился возникший в нем человек — и грянулся оземь. Это был Ваня Стрельцов. Он сел, отряхнул ладони, окинул себя озабоченным взглядом. Путешествие по тахиоканалу явно прошло не совсем гладко. Разодранная одежда болталась на Стрельцове клочьями, будто кто-то, желая подшутить, взял ножницы и старательно искромсал весь нехитрый Ванькин гардероб.
    Парнишка огляделся вокруг, пытаясь понять, куда он попал. Странно, но рядом не было никакого тахиотамбура, постов охраны, санкарантина и прочих служб, которые всегда сопутствовали входам в канал. «Либо это служебный выпуск, — подумал он, — возможно, секретный, принадлежащий военным или Бюро Галактической Безопасности (БГБ), либо корректировка кода назначения, произведенная в спешке уже внутри тахиоканала, чтобы оторваться от погони, прошла крайне неудачно. Но тогда надо благодарить господа за то, что вообще вывалился хоть где-то!»
    Когда Стрельцов нырнул в канал и погрузился в его вязкую текстуру, ему показалось, что тело разлетелось на мельчайшие тахионы — частицы, которые могут существовать только на сверхсветовых скоростях. Они бешено разнеслись, похоже, в неуправляемом порядке по всей вселенной, вернее, не самой вселенной, а по каким-то ее подвалам и лабиринтам, и неизвестно, бог ты мой, соберутся ли они еще когда-нибудь вместе… В общем-то, это было недалеко от истины, но можно сказать, что все прошло более-менее удачно.
    Вдруг над поляной появился еще один фейерверк, из которого вот-вот должен был появиться человек. Иван резко вскочил на ноги. Огненный волчок испускал непонятное розовое сияние.
    Неожиданно свечение прекратилось, и на землю грохнулось какое-то страшное бескожее существо с торчащими из окровавленных боков костями. Горячий песок тут же впился в обнаженные внутренности, жег и колол несформировавшиеся мышцы и нервы. Невыносимая боль подбросила это дьявольское создание вверх. Затем, упав, оно с визгом завертелось вокруг себя, вздымая клубы пыли, чем еще больше усилило свои страдания. Беспомощно катаясь взад и вперед, кровавое месиво устрашающе хрипело и клацало челюстями.
    Внезапно существо остановилось, дернулось несколько раз и, неестественно выгнув то, что должно было стать спиной, затихло, широко разинув пасть.
    Пораженный ужасным зрелищем, Иван остолбенел. Видимо, охраннику тахиоканала с планеты Грин, который кинулся за ним в погоню, повезло гораздо меньше, чем беглецу. «Видит бог, я этого не хотел», — подумал молодой человек.
    Чтобы определить точно свое местонахождение, Стрельцов телепатически подключился к инфополю, опоясывавшему планету. Мгновенно «пошарив» в нем своими извилинами, парень удивился, что его занесло на Октаву: «Ба-а! Да это же голубая мечта любого туриста». Планета курортов, отелей и пляжей. Неизгаженная экология, богатый животный мир, прекрасный климат, напоминающий земное Средиземноморье. Путешественник попал как раз в субтропическую зону. Стояло сухое и теплое лето. Ванька вспомнил телерекламу, в которой симпатичная, сексуальная девушка, очаровательно улыбаясь, убеждала: «Вы еще не решили, где провести отпуск? Присоединяйтесь к нам» — и начинала описывать все прелести отдыха на Октаве. Небольшая проблемка состояла лишь в том, что даже за год работы на плантациях Иван, в общем-то, совсем неленивый человек, мог заработать на такое путешествие разве что в одну сторону, не говоря уже об оплате самого отдыха. Его всегда удивляло, откуда у людей такие деньги. Однако сейчас то, что он оказался в месте, куда стремились на отдых люди со всей галактики, работягу ничуть не радовало.
    Это было совсем не то, о чем он думал, ныряя в тахиоканал.
    Молодой человек завалил погибшее существо ветками, чтобы его не обнаружили с воздуха. Подобрав вывалившиеся из кармана дискоключи и тугую пачку денег, Стрельцов двинулся на поиски ближайшего тахиотамбура, с целью улизнуть с этой планеты в более спокойные края.
    К тому же место высадки скоро засекут и погоня не заставит себя ждать. «Хотя, похоже, они работают быстрее, чем я полагал», — подумал Иван, мысленно «наблюдая», как орбитальный спутник слежения загружает в инфосистему координаты обнаруженного разрыва тахиоканала и выдает целеуказание поисковым отрядам Бюро Галактической Безопасности. Без труда взломав защитный периметр системы управления спутника, вернее, даже не взломав, а просто пройдя через него, как нож сквозь масло, беглец осторожно, чтобы не вызывать больших возмущений инфополя, подкорректировал координаты, направив поисковые команды Галбеза в другую точку. Но сделать это пришлось в разумных пределах, стараясь избежать видимого сбоя систем спутника. Это давало Стрельцову, как ему казалось, минут сорок, а то и пятьдесят форы. «Что ж, для начала совсем неплохо», — подумал он.
    Зная свое местонахождение по координатам, полученным со спутника, путешественник, пользуясь картами БГБ, развернутыми в инфосистеме, определил направление движения. Кстати, на этих картах отражались схемы его же поимки. Что было очень удобно.
    Иван миновал полоску леса, которая оказалась не такой уж безбрежной, как чудилось из-за буйной растительности сначала, и вышел к реке. Вдоль кромки пляжа идти было легче, тем более что через пару километров лес полностью отступил и сменился лугом, простирающимся от берега до самого горного хребта, расположенного вдали.
    В это время от верховьев реки донесся непонятный гул. Беглец замер, напряженно вслушиваясь. Вскоре из-за поворота, метрах в трехстах от Ивана, появилось гигантское чудовище высотой, наверное с пятиэтажный дом. Исполинское животное двигалось прямо на оцепеневшего парня, странно и неуклюже переваливаясь. Оно издавало пронзительный гул и непрерывно меняло свои неясно очерченные формы, что было как-то противоестественно.
    Иван, конечно, предполагал, что на его поимку Галбез бросит все возможное и невозможное. Но откуда они взяли этого монстра? Особенно угнетало отсутствие связи между гигантом и поисковыми службами через инфополе. Стало быть, непонятно кто и как им управляет. За последние два дня Ваня настолько уверился в мысли о прозрачности сетей связи, что сейчас растерялся. От волнения сердце у бедняги как будто расширилось; оно с такой силой заглатывало и выплевывало кровь, что казалось, кто-то бьет деревянной кувалдой в грудь с размеренностью часов, а удары отдаются в ушных перепонках. Страшилище уже затмило собой весь горизонт, а Стрельцов все никак не мог решить, что делать, когда почувствовал, как в глаза и уши набивается зудящая гадость. Он просто ошалел от изумления. Колосс оказался… плотной стаей мелких летающих насекомых, вроде мошки. Жужжащее облако медленно пролетало вниз по реке. Иван остался неподвижно стоять, запачканный с головы до пят коричневыми выделениями насекомых.
    — Нет, ну надо же, обгадили, как хотели, —чертыхнулся он с досады. — Вот тебе и курорты с развлечениями.
    Двигаясь по берегу реки, беглец с планеты Грин неосознанно определил, почему тысячи людей стремились на Октаву. Переливчатые трели тысяч птиц, каких-то сверчков и кузнечиков приятно щекотали слух. Легкие прямо-таки упивались целебным воздухом. Несмотря на опасность, которая следовала по пятам за Иваном, тревоги куда-то улетучились и настроение сделалось приподнятым и даже радостным. Он шел, что-то там беспечно насвистывая себе под нос, и любовался пейзажами туристического рая.
    Стрельцов и сам не заметил, как добрался до поляны аборов, — видимо, название этих животных произошло путем сокращения слова аборигены. Эти загадочные обитатели курортной планеты являлись местной достопримечательностью, с успехом совмещая в себе особенности животного и растения. С виду их можно было принять за небольшие пни, покрытые синеватой слизью, под которой скрывалось несколько довольно проворных щупалец. Слизь равномерно вздымалась и опускалась в такт неглубокому дыханию. Эти создания обладали разумом. Правда, общаться с ними можно было только при помощи лингвистических автоконструкторов — переводчиков, снабженных телепатическими генераторами, так как аборы были лишены органов речи и могли «разговаривать» лишь путем передачи своих мыслей.
    Питались псевдопни как растения. Они пускали корни, которые быстро разрастались до трех метров в глубину — втрое больше размеров самих животных, — и высасывали из почвы питательные вещества. Когда почва истощалась, стая перекочевывала на другое становище, расположенное неподалеку. При этом подземные отростки студни отбрасывали, подобно тому, как отбрасывает хвост ящерица.
    А передвигались они при помощи щупалец.
    Оставленный корень быстро загнивал и разлагался, привлекая к себе червей, всегда сопутствующих аборам. Вскоре на покинутом месте появлялась зловонная широкая яма, наполненная кишащей массой, производящей отличное удобрение. Поэтому покинутое становище студней через год-полтора можно было узнать по островкам особенно буйной растительности, возникшим на месте ям.
    Иван остановился, с интересом рассматривая достопримечательность планеты. Из любопытства он решил понаблюдать за животными, а если повезет, и пообщаться с ними. Правда, намечаемый контакт несколько омрачался не очень сильным, но достаточно неприятным запахом, исходящим от ближайшей к путешественнику ямы. Наверное, корень абора, когда-то бывший здесь, уже окончательно разложился, потому что яма имела довольно внушительные размеры и напоминала собой воронку от взрыва, заполненную извивающимися червями. Жизнь у этих червей, похоже, кипела вовсю, и если бы у них имелись челюсти, то, несомненно, их радостное чавканье заглушило бы пение птиц и стрекотание кузнечиков.
    В этот момент мозг Стрельцова почувствовал хлесткий удар модуль-сигналов. Значит, локаторы преследователей где-то рядом. Все красоты окружающего мира мгновенно потускнели и отошли на второй план. Сознание пулей взметнулось ввысь, в инфосистему БГБ, чтобы определить источник опасности. Иван «развернул» карту-схему с маршрутами поисковых команд и увидел на ней две быстро приближающиеся к поляне аборов слабо мерцающие точки. Скорее всего, преследователи, сбитые с толку ложными координатами, полученными со спутника, вслепую прощупывают местность модуль-локаторами с типолетов, стандартных развед-тарелок Галбеза.
    День назад, качая через компьютер сведения из галактической информационной сети, Стрельцов наткнулся на статью, где рассказывалось, что в ямах, оставленных аборами, множатся черви, которые поглощают модуль-сигналы, т.е. фактически объект, погруженный в такую яму, становится невидимым для развед радаров.
    Вспомнив об этом, Ванька рванулся к спасительной воронке. Он хотел с размаху прыгнуть в нее вперед ногами, но неожиданно поскользнулся и нелепо вкатился в эту «помойку» вперед головой. При этом он разбил о край воронки бровь.
    Стрельцов неуклюже забарахтался в зловонной жиже. Он вытянулся и встал на цыпочки, но все равно гуща шевелилась у самого подбородка. Каждое движение сопровождалось мерзким чавканьем. Иван куриными шажками попробовал двинуться в сторону, но там оказалось глубже. Нога соскользнула и… червивое месиво захлопнулось над головой. Парень ринулся на прежнее место, подпрыгнул и жадно глотнул воздуха. С головы вязкими волнами скатывалась вонючая гуща. Правая бровь, рассеченная при падении, заливала кровью глаз. Но тем не менее беглец успел заметить движущиеся по воздуху прямо на него два типолета. О боже!
    Бедняге пришлось нырнуть еще раз, теперь уже добровольно. Иван задержал — насколько можно дыхание, чтобы переждать, оставаясь невидимым пока летательные аппараты проследуют над поляной. Когда он вынырнул и оглянулся, то увидел бесшумно удаляющиеся разведтарелки. На душе немного полегчало, но одна из мерзких тварей забралась в ухо и, быстро сокращаясь, ползла, казалось, в самый мозг. Будь она неладна! Парень невольно потянулся к уху залепленной рукой и… занес туда еще несколько особей. Борясь с вонючей и кусающейся массой, путешественник осторожно ощупал стены ловушки. На уровне груди он обнаружил твердый выступ. «Если присесть и выпрыгнуть, а затем оттолкнуться от этого выступа, то можно, пожалуй, выбраться», — прикинул Иван. Он зажмурил глаза и погрузился в «кашу». Резкий толчок… Парень подтянулся, опираясь на выступ, и ухватился за веточку на краю ямы. Веточка оборвалась, и бедняга снова плюхнулся в «помойку». Ванька долго не мог найти бугорок, на котором стоял раньше, и отчаянно бултыхался. Растревоженные черви стали уделять ему еще больше внимания. Стрельцов попытался выбраться еще раз — результат тот же. С третьего раза он, наконец, прочно уцепился за крепкий пучок травы и мало-помалу вытянул корпус наружу. Грудь обессиленно упала на край ямы, а ноги так и висели, погруженные в кашеобразную мерзость. Отдохнув в таком положении с полминуты, беглец перевернулся на спину, поднял ноги и боком откатился в сторону от воронки.
    Выполняя кувырок, парень чуть не столкнулся с абором, который поспешил переместиться подальше от человека. Несколько хозяев поляны, видимо, уже давно покинули стойбище и, сбившись в группу, подошли к яме, в которой бултыхался непрошеный гость. Наверное, им было интересно понаблюдать за тем, что здесь происходит. Животные уставились своими немигающими глазами на Ивана, словно зрители в театре на неловкого актера, упавшего в оркестровую яму. Стрельцова немного возмутил такой нездоровый интерес к его персоне.
    — Ну, что вылупились? Что, трудно было помочь, когда я барахтался в вашей ловушке?
    — Нет, не трудно. Но ты же не просил, — буркнул один из зрителей. — А лезть в чужую жизнь без спроса — не в наших правилах.
    Молодой человек сначала даже не обратил внимания, что обращается с аборами без всяких лингвистических конструкторов, в прямом телепатическом контакте.
    — Странные у вас, однако, понятия о вежливости. А если бы я захлебнулся в этой гадости? Тогда что?
    Хотя у аборов не было плечей, но тем не менее Иван поймал себя на мысли, что ощущает, как животные растерянно ими пожимают.
    — Знаешь, — начал небольшой студень, — у нас тут однажды был интересный случай. Некий злобный мужик тянет за волосы какую-то женщину к яме, избивает ее на ходу и кричит: «Стерва поганая, сейчас я утоплю тебя в этом дерьме!» Она истошно вопит: «Спасите, помогите!», пытается вырваться, лихорадочно отбивается от разъяренного здоровяка. Ну, мы решили спасти бедолагу и парализовали мужчину. (Надо сказать, что яд, выделяемый обитателями поляны, — не смертельный. Через пять-шесть часов человек уже вполне может двигаться.) Так ты не представляешь, что здесь было. Эта баба как давай на нас орать, что мы — мерзкие твари, что мы — изверги, покалечили ее мужа, а он такой хороший человек. Она, схватив какую-то дубину, угрожала, что всех перебьет на холодец и так далее. Короче, ее тоже пришлось парализовать в целях самообороны. Вот и пойми вас, людей, если вы сами не знаете, чего хотите, как та женщина, вся в синяках.
    — Да, действительно, — согласился Иван, — иногда сам не знаешь, что делаешь.
    Аборам, наверное, эта бессмыслица показалась скучной, и они начали расходиться. Стрельцов смущенно почесал за ухом, потом что-то вспомнил и обратился к разговорчивому животному:
    — Послушай, дружище, ты не смог бы вытащить из этой ямы одну нужную мне вещицу? — Человек описал, как выглядит дискоключ от тахио-канала.
    — Пожалуйста, — ответил студень и встал на край воронки.
    Одно из его щупалец стало быстро удлиняться и утончаться. Он деловито пошарил им в червивой гуще и извлек оттуда дискоключ. Парень с благодарностью принял находку. Житель Октавы еще немного поковырялся в яме и вытащил пачку денег.
    — А это не нужно? — услужливо спросил он. Путешественник с сожалением взглянул на то, что осталось от купюр. Бумага обильно пропиталась вонючей мутью, и, естественно, такие деньги никто к расчету не примет.
    — Нет, спасибо, — промямлил Ванька.
    — Как угодно, — ответил абор, бросил пачку обратно в яму и поспешил к своим собратьям.
    «Один раз в жизни подержал в руках такую сумму и… на этом все удовольствие закончилось», —заметил про себя Стрельцов.
    Несмотря на необычность обстановки, в которой произошло знакомство, молодому человеку понравились эти самобытные и разговорчивые зверушки. Он еще раз окликнул своего помощника:
    — Спасибо, дружище, удачи тебе.
    — Будь здоров, — отозвался хозяин поляны. Путешественник поплелся к реке, чтобы искупаться после процедуры, основанной на лечебных грязях. Шутки шутками, а укусы этих червей в определенных дозах были действительно полезными, скажем, наподобие укусов пчел.
    Намывшись вдосталь, Иван растянулся на песке, нежась под теплыми и мягкими лучами курортного солнца. Он решил не спеша обдумать все происшедшее с ним за последние дни и наметить, что делать дальше. Ведь не сидеть же действительно остаток жизни по уши в дерьме — в прямом смысле, — укрываясь от погони Бюро Галактической Безопасности.

Глава 2

    Процесс поступления грузов был полностью автоматизирован. Подъемники-антигравитаторы, как заведенные, ныряли внутрь глубокой шахты, на дне которой располагалась огромная плоскость принимающей платформы канала. Там каждый из гравитационных погрузчиков захватывал невидимой «пригоршней» шестьдесят тонн пшеницы и, поднимаясь наверх, заполнял одним движением подготовленный вагон. Отточенной слаженностью действий это напоминало часовой механизм.
    Где-то глубоко в недрах сложнейшего оборудования закончили свою работу и затихли тахионовые нагнетатели. Оставалось только поднять наверх уже поступившее зерно и погрузить его в вагоны.
    Близилась к концу вторая смена. Дежурные операторы собрались в диспетчерской и с наслаждением отхлебывали ароматный чай из небольших стаканчиков. На столе красовалось с десяток разноцветных термосов, почти опустевших к завершению рабочего дня. Повешенный кем-то на служебный шкаф радиоприемник тихо напевал приятную мелодию… Типичная суета перед уходом домой. Порядком уставший персонал ожидал вот-вот команды на пересменку.
    Вдруг здание содрогнулось. Люстра под потолком тихо качнулась и погасла. Диспетчерский пульт — во всю стену — безжизненно умолк, погасив все до единого индикаторы. В непроглядной темноте комнаты воцарилась зловещая тишина, каковой здесь, в крупном межпланетном транспортном узле, отродясь не бывало. В ту минуту безмолвие нарушилось звоном стекла. Вероятно, кто-то выронил от на пол стакан с чаем. Благо что оператору положен — по инструкции — переносной фонарь, который крепится у работника за поясом. И когда люди немного отошли от шока, во мраке послышались еле уловимые щелчки тумблеров… Но ни один луч света не прорезал пространство помещения. Со всех сторон послышались недовольные восклицания с ругательствами в адрес снабженцев, типа: «Опять подсунули просроченные аккумуляторы!» Но мнения разделились, поскольку большинство диспетчеров перед заступлением на вахту проверяли свои фонари — и тогда все было нормально.
    К счастью, среди операторов нашлись курильщики (нет худа без добра), у которых, естественно, при себе оказались зажигалки. Следуя за дрожащими язычками пламени, работники тахиоузла нашли аварийный щит и, разбив стекло, достали несколько бескислородных факелов, каждый из которых был рассчитан на полчаса горения в любой среде, даже под водой. В следующую же секунду пылающий фонарь отчетливо выхватил из темноты встревоженные лица людей.
    За всю историю эксплуатации тахионовых каналов на них никогда не случалось аварий. Несколько мелких инцидентов имели место исключительно по причине небрежного ввода кода назначения. Все системы самого эффективного галактического транспорта страховались девятикратным дублированием. Обязательно предусматривалось аварийное автономное энергоснабжение. Вероятность сбоя систем, по расчетам специалистов, была ничтожно малой: что-то около единицы, умноженной на десять в минус семнадцатой степени. Неужели это случилось? Сейчас? Здесь?
    Операторы спешно покинули диспетчерскую и направились в кромешной тьме к шлюзам, чтобы осмотреть место происшествия. Люди осторожно подобрались к шахте канала и заглянули вниз. Яркий свет факелов отражался от блестящей, полированной поверхности колодца, создавая неплохую видимость.
    Невероятно! Последняя партия поступившей пшеницы дематериализовалась вместе с частью принимающей платформы. Кусок мощной плоскости, выполненной из сверхтвердых сплавов, как языком слизнуло. По краю оставшегося сооружения совсем не просматривалось следов механической резки или оплавления. Похоже, сотни тонн материи утянуло в субпространство тахиоканала в момент аварии.
    Судя по всему, здесь произошел гигантский выброс энергии. Под разрушенной пластиной платформы виднелись сквозные провалы, ведущие в машинное отделение, спрятанное глубоко под землей. Обломки перекрытия, смонтированного из толстенного бронекреопласта, обвалившись, покорежили тахионовые нагнетатели. Трудно даже представить, какая невообразимая силища здесь пронеслась!
    Из пугающей пустоты сооружения по-электрически пахло озоном, как после грозовых разрядов. Издалека чуть слышно доносился звук капающей жидкости. По-видимому, выброс энергии повредил одну из инженерных сетей, обслуживающих шахту.
    Теперь не оставалось и тени сомнения в том, что крупнейший галактический транспортный тахиоузел на Голде оказался полностью выведенным из строя. Для планеты, импортирующей до семидесяти процентов продовольствия, это означало катастрофу!
    Основными богатствами этого мира являлись золото и платина, крупные месторождения которых природа обильно разбросала по всей суше. Залегали ценные ископаемые почти везде неглубоко. Поэтому разработки велись открытым способом. Учитывая очень высокое содержание драгметаллов в руде, себестоимость их конечного производства оказывалась значительно ниже, чем в любом из известных миров галактики. Естественно, Голд являлся монополистом в мировом экспорте редких металлов. Ведь золото и платина всегда пользуются высоким спросом как для нужд промышленности, так и для ювелирного производства.
    Успехи золототорговцев на внешнем рынке привели к невиданному экономическому расцвету здешнего мира и быстрому росту численности населения. Города и поселки были буквально нашпигованы самыми современными производствами и технологиями, свезенными сюда со всей галактики.
    Однако относительно суровый климат планеты с коротким и прохладным летом не позволял получать в необходимых объемах продовольствие. Территории, хотя бы частично пригодные для земледелия, располагались преимущественно вдоль экватора. Эти районы, как правило, были густо застроены жилыми и производственными комплексами. Cone держание же гигантских тепличных хозяйств являлось невыгодным ввиду высокой потребляемости энергии, так как на планете почти отсутствовали к дешевые и эффективные энергоносители.
    Два года назад, после покорения местного политического Олимпа партией «Золотой конгресс», Голд вышла из состава Лиги. Раньше на избирателя давили национальным экстремизмом. Сейчас — планетарным. Лидеры «Золотого конгресса» пришли к власти под лозунгами, что Голд кормит всех голодранцев необъятной Лиги; что здешние природные богатства нещадно эксплуатируются транспланетарными корпорациями в ущерб местным жителям.
    Новые власти решительно отвергли предложение правительства Лиги Планет перебросить часть населения в более подходящие миры, чтобы не усугублять продовольственную проблему. Но если не лукавить, то стоит признать, что отказ был обусловлен скорее нежеланием раскошелиться и профинансировать на предполагаемом месте строительство жилья со всей инфраструктурой для нужд переселенцев. «Мало того, что у нас хотят безвозмездно забрать людские ресурсы, так еще предлагают нам же за это и заплатить, — возмущались на Голде. — Наглость неслыханная».
    Окончательно закрепившись на вершине власти, «Золотой конгресс» установил на планете жестокий авторитарный режим.
    Правительство Голда выдворило за его пределы всех числившихся на территории неграждан и отозвало с других планет свои посольства и консульства, полностью прекратив политические и культурные контакты с Лигой.
    Единственными ниточками, связывающими Голд с внешним миром, являлись взаимопоставки товаров, преимущественно: продовольствия — сюда, золота и платины — отсюда. И вот теперь эти ниточки, похоже, оборвались на неопределенное время.
    Выбравшись из поврежденного тахиотамбура, работники канала поразились и испугались еще больше… Всего лишь в десяти километрах от шахты располагалась столица планеты — Голден-сити, гигантский мегаполис с многомиллионным населением. Когда операторы, поглощенные своими, служебными заботами, торопились выяснить последствия аварии, то сперва не обратили внимания на полный мрак, окруживший транспортный узел. Но это абсурд! Такого не может быть… Потому что противоречит законам физики и никак не вяжется с логикой…
    Каждый вечер перед взорами транспортников распускался гигантский светящийся узор, протянувшийся на многие километры — от горизонта до горизонта. Ночной город искрился тысячами огней, которые можно было заметить на самых дальних подступах к нему. Сейчас столица полностью лежала во тьме. Получалось, весь мегаполис абсолютно обесточен. Ни одного огонька — хоть глаз выколи! Но ведь Голден-сити — центр миллиардеров, разбогатевших на межзвездных поставках золота и платины. Их небоскребы, вне всякого сомнения, оборудованы автономными генераторами энергоснабжения…
    Люди поспешили обратно в диспетчерскую, чтобы доложить последствия аварии в столичный офис «Тахиогалактсети». Но, к их изумлению, ни телефоны, ни рации не отвечали. Молчал и радиоприемник, висевший на шкафу. Попробовали покрутить ручку настройки каналов. Бесполезно. Не только радиостанций — ни одного щелчка в эфире. Гробовое молчание. Мистика какая-то!
    Лишь одно казалось совершенно ясным: произошло что-то жуткое и неординарное.

Глава 3

    Стрельцов уже вполне пришел в себя после недавней «грязевой ванны». Более того, в результате процедуры он на самом деле почувствовал небывалый прилив сил. Иван перевернулся на живот, несколько раз отжался на руках — для поднятия общего тонуса — и встал. Снял с кустарника высохшие рубашку и брюки, оделся и зашнуровал ботинки. Но беглец не спешил покидать это место. Здесь было уютно и безопасно. И хотелось все-таки выработать какой-то конкретный план действий, а не бежать куда глаза глядят. Молодой человек присел на камень и вновь погрузился в размышления.
    Аномалии Ивана, думалось ему, не такие уж из ряда вон выходящие. В этой связи Стрельцов решил провести миниревизию своей отнюдь не богатой эрудиции в области непознанного.
    Как известно, бог создал человека по своему образу и подобию. Поэтому тело и разум хомо сапиенс наделены самыми фантастическими способностями.
    К примеру, зафиксировано много случаев парения людей над землей — левитации. Известны прецеденты мгновенного перемещения в пространстве — телепортации.
    …Люди, продвинутые в технике «цигун», могут придавать своим телам феноменальную твердость. Даже остро отточенные сабли не оставляют на них следов, а металлические ломы изгибаются при Ударе об руки или шею так, будто испытуемые выкованы из железа. Отсюда следует, что само человеческое тело может быть боевой супермашиной.
    Или вот еще… Наши пращуры, об этом Иван читал в школьные годы, могли обмениваться мыслями на расстоянии, иными словами, поддерживать друг с другом телепатический контакт.
    Но, видимо, по причине врожденной лености, человечество выбрало путь улучшения своих орудий труда и производства, а не осознания себя воплощением совершенства и развития врожденных способностей, дарованных самим богом. Хотя даже испорченный цивилизацией человек время от времени подсознательно ощущает невидимые нити, соединяющие его с другими людьми, особенно близкими. Вспомним, сколько матерей во время войн и просто несчастных случаев хватались за сердце именно в тот момент, когда преждевременная смерть или увечье настигали их детей.
    …Или, скажем, в процессе спиритических сеансов опытные медиумы вызывают души давно умерших людей и даже умудряются на время вселить эти души в тела зрителей, у которых отключено собственное сознание. Фантастика! Можно уже и не говорить о древних колдунах, способных — по преданиям — оживлять мертвецов, превращая их в зловещих зомби.
    Но самым интересным, по мнению Стрельцова, и значимым лично для него было то, что практики, владеющие йогой пхова (переносом сознания), могли еще в одиннадцатом веке от Рождества Христова на Земле выводить свое сознание через макушку головы и свободно перемещать его в пространстве, т.е. практически они совершали то же самое, что Иван в инфополе.
    …А сколько еще удивительных фактов из жизни людей зафиксировано в те или иные времена на разных планетах? Невозможно представить! Однако это никого не пугает. Вероятно, с пеленок люди непостижимым образом чувствуют причастность ко всему вышеперечисленному. С другой стороны, человек еще с библейских времен панически боится именно ИНОРОДНЫХ созданий. «Например, таких, как я! — эта мысль гадко стукнула в мозг Ивана глухим ударом каменного гонга. — Ведь я же ЧТЕЦ, по гипотезе БГБ. Там, в Галбезе, никого, может быть, и не интересует, что я по своей биологической сущности — человек в десятом поколении! Толпы вооруженных агентов гоняются за мной, как за самым опасным преступником… Поди еще пристрелят невзначай, а может, и специально…»
    Беглец молча сидел на широком камне, подтянув к груди колени. Молодой человек уперся взглядом в землю и механическими движениями обрывал пучками траву вокруг своих ботинок, словно хотел их прополоть. Парень задумчиво поднял голову и… от неожиданности вздрогнул.
    Представьте свое состояние, если, находясь в собственной квартире, вы встали ночью по нужде. Привычным — до автоматизма — движением нащупываете на стене в нужном месте тумблер и включаете освещение. Затем, зевая, спросонья, как ни в чем не бывало беззаботно вваливаетесь в туалет, на ходу сдвигая нижнее белье, чтобы подготовиться к отправлению естественной надобности, и в это время… натыкаетесь на незнакомого здоровенного мужика в водолазной маске, сидящего на вашем собственном унитазе… Примерно такую же гамму чувств испытал Стрельцов.
    Вплотную перед Иваном стоял человек, одетый в непромокаемый костюм аквалангиста, только без кислородных баллонов. Водолазная маска была сдвинута на лоб, освобождая лицо. Незнакомец держал в руке внушительный пистолет сорок пятого калибра, направленный прямо в лицо беглецу. Боковым зрением Ванька обнаружил и второго аквалангиста, придвинувшегося слева. Лица этих людей имели такие выражения, что их можно было назвать только рожами. Физиономии данного типа обычно присущи отъявленным головорезам и диверсантам.
    За спиной человека с пистолетом, в реке, недалеко от берега, застигнутый врасплох путешественник заметил открытый люк малой подводной лодки. «Надо полагать, эти ребята — оттуда, — подумал Стрельцов. — В жизни — как в кино: стоит на минуту отвлечься, как упустишь очень интересную деталь, важную для дальнейшего сюжета». Еще минуту назад ничто не предвещало опасности.
    Парень попытался встать, но тут же получил от громилы слева сокрушительный удар. Никогда раньше Ванька не верил, что могут искры из глаз сыпаться, как обычно рисуют карикатуристы. Однако сейчас убедился — сущая правда. По технике исполнения удара беглец понял, что перед ним находится специалист в области рукопашного боя. Голова слегка закружилась.
    — Босс сказал держать этого пижона подальше от компьютера, — донесся, как издалека, голос одного из нападавших. — Бросим его в грузовом отсеке.
    Бандиты перевернули пленника на живот и связали ему за спиной руки.
    «Черт возьми, — злился Иван. — Но откуда они взялись?» Парень развернул в уме карту-схему Бюро Галактической Безопасности. Никаких подводных лодок там не было. «Что за чушь?!» Минуту-другую Чтец колебался. Затем мысленно кинулся в глубь инфополя. Там он начал быстро-быстро просматривать частные информационные системы. И… Бац! Вот она. Двухместная мини-субмарина, отмеченная именно в этом районе на карте, которая пульсировала в компьютерной системе штаб-квартиры «РиГл корпорейшн». От такого поворота событий у Ивана тут же обмякло все тело.
    Даже самые «матерые волки» из джунглей большого бизнеса опасались этой транспланетарной компании, имеющей темную репутацию. Корпорация принадлежала Ричарду Гольфу, в недавнем прошлом конгрессмену, «сенатору от мафии», как его окрестили в прессе. Будучи главой сенатской комиссии по оборонному производству и членом объединенной экономической комиссии конгресса, задача которых — осуществлять надзор за тем, как размещаются военные заказы в компаниях и правильно ли расходуются государственные средства, он содействовал представлению выгодных контрактов компаниям, контролируемым преступным синдикатом (в симбиозе с военно-промышленным комплексом мафия получает огромные законные прибыли и попутно отмывает деньги, поступившие от подпольного бизнеса).
    Стремительно продвигаясь по политической лестнице, Риччи наладил связи в сфере бизнеса. Однако после бурного скандала, связанного с финансовыми аферами, он оставил политическую карьеру. Сейчас это богатый делец, член генерального совета одной из самых мощных военно-строительных компаний, владелец крупного «РиГл-банка», а также президент «РиГл корпорейшн», которая служит, по словам вездесущих репортеров, надежной крышей для бизнеса, контролируемого мафией.
    «Лучше уж попасть в лапы БГБ, чем в зубы к этим акулам», — мелькнула у Стрельцова мысль.
    Один из аквалангистов взвалил связанного Ивана на плечо и потащил к воде. Парень быстро, пока еще оставалась такая возможность, сформулировал сообщение о своем состоянии и координатах и передал его через инфополе в адрес руководства Бюро Галактической Безопасности. Затем, вспомнив о всесильных связях Ричарда Гольфа, засомневался, не имеет ли президент «РиГл» своих людей даже в Галбезе. На всякий случай Ванька через систему галактической связи отправил еще одно сообщение: на сей раз частному лицу — для подстраховки.
    Когда до воды оставалось метров пять, верзила, который нес Стрельцова, вдруг неестественно запрокинул ноги и упал на землю, навалившись всем весом на пленника. Ивану, придавленному грузным бандитом, стало трудно дышать. Однако тело головореза почему-то ритмично сотрясалось в конвульсиях и через некоторое время, вздрагивая, само соскользнуло с беглеца. Парень откатился в сторону и встал на четвереньки. Справа на песке точно так же дергался второй диверсант.
    И тут Стрельцов все понял. Перед ним стоял добродушный абор — его недавний собеседник. Человеку даже померещилось, что студень улыбается.
    — Мне показалось, дружище, у тебя проблемы. — Слово «дружище», наверное, было новым в лексиконе животного, поэтому он «произносил» его, комично шепелявя. Получалось: «друз-зисе». — И я решил тебе помочь. Надеюсь, ты не будешь говорить, что это хорошие люди и вы вместе приятно беседовали? — продолжал спаситель.
    — О! Нет-нет! Ты совершенно правильно поступил. Ребята, может быть, заслуживают гораздо большего наказания, нежели мягкий паралич. Спасибо тебе. Не знаю, как и благодарить.
    — Да ладно. Ты мне сразу понравился, — отозвался студень, развязывая веревку.
    — А почему?
    — Люди не видят ауру — светящиеся нимбы над своими головами, а аборы видят. По форме и цвету свечения можно определить, добрый человек или нет. У тебя хорошее, ясное свечение, — объяснил житель Октавы.
    — Надо же, — искренне удивился Иван. Студень немного помялся как-то неловко, а потом обратился к человеку с просьбой:
    — Мы вскоре будем перекочевывать поближе к горам. — Абор указал щупальцем на горизонт. — Там, у подножия хребта, проложена туристическая трасса. Машины так и снуют туда-сюда, туда-сюда. А у меня жена — беременная. Ей сейчас нужен покой. Ты не можешь сделать так, чтобы в ближайший месяц по этой дороге никто не ездил?
    — Нет проблем, друз-зисе, — сказал Иван, передразнивая «произношение» озабоченного животного.
    Стрельцов через инфополе проник в электронный путеводитель и пометил данный участок дороги значком ремонта. Снабдив знак информацией о том, что ремонт займет 35 дней, он указал штрихом объездной путь. Этим путеводителем пользуются как частные лица, так и диспетчеры различных служб и ведомств.
    — Все будет в лучшем виде, — подбодрил студня путешественник. Если родится сын, назови его Иванушкой.
    — Вот еще, — пень недовольно надулся и разворчался: — У аборов нет таких имен.
    — Прости, я не хотел тебя обидеть, — попытался оправдаться молодой человек. — Кстати, а как тебя зовут, приятель? Мы ведь так и не познакомились. Я — Иван Стрельцов.
    Парень протянул аборигену раскрытую ладонь.
    — Что ты хочешь? — спросил тот.
    — У нас принято скреплять знакомство рукопожатием.
    — А-а… понятно.
    Студень быстро обвил протянутую руку одним из своих щупалец с такой силой, что у Ивана посинели пальцы. Молодому человеку показалось, что ладонь обмотали жестким кабелем, выполняющим роль жгута, и затянули на морской узел.
    — Ух! — слегка взвыл Иван.
    — Теперь знакомство будет крепким? — доверительно поинтересовался хозяин поляны.
    — Непременно, мой друг. Но, пожалуй, хватит.
    — Подожди. Я еще не представился.
    — Ах, да.
    — Быстрый Ветер.
    — Что — «быстрый ветер»? — не понял Стрельцов.
    — Меня так зовут — Быстрый Ветер, — с гордостью пояснил абор. — Тебе нравится?
    — Прекрасное имя!
    Иван смекнул, что у этих самобытных жителей Октавы имена давались на манер древних американских индейцев. Например: Гордый Орел или Трепещущая Лань.
    Быстрый Ветер терпеливо ожидал продолжения обряда знакомства. Парень растерянно развел руками, показывая, что церемония окончена.
    — Извини, мне пора. Приятно было с тобой пообщаться. — Человек оглянулся на мини-подлодку. — А насчет дороги не беспокойся. Я все устрою.
    — Будь здоров, — отозвался студень и засеменил к сородичам.
    Поскольку субмарина считалась двухместной, то наверняка, кроме двух парализованных членов экипажа, на ней никого не было. Тем не менее Стрельцов прихватил на всякий случай пистолет — оружие противников. Иван забрался в приемный отсек и задраил за собой люк.
    Если бы эта штуковина управлялась механически, он ни за что бы здесь не разобрался. Но, к счастью, внутри царила автоматика. Чтецу не пришлось возиться с кнопками и программами. Он просто «слился» мысленно с системой управления, задал лодке необходимый режим и выбрал маршрут следования.
    Отойдя от берега, субмарина погрузилась в воду и начала движение.
    Стрельцов, у которого росинки маковой во рту не было с момента прибытия на Октаву, принялся обследовать свое убежище в поисках чего-нибудь съестного. По пути Иван, к своему удовольствию, обнаружил комплект цивильной одежды подходящего размера. Парень тут же переоделся, без сожаления бросив в мусоросборник свои прежние лохмотья.
    Новый капитан судна осмотрел камбуз и удовлетворенно потер ладони, радуясь запасливости прежних хозяев. Имея столько провианта, можно месяц не высовываться наружу. Ванька выбрал самое вкусное и стал наслаждаться, намеренно растягивая процесс поглощения пищи. «Хорошо все-таки живут эти мафиози!»
    Стрельцов снова вспомнил рекламные проспекты, манящие на Октаву, и справедливо рассудил: если уж волей случая в руки ему досталась подводная лодка, то грешно было бы не оценить здешние речные красоты, которые так навязчиво расписывают туристические компании. Пассажир отодвинул металлическую броню, защищающую иллюминатор, и залюбовался подводным царством.
    Да-а! Рекламные буклеты не лгали. Ради такого зрелища действительно стоило сюда выбраться хотя бы раз в жизни, невзирая на расходы. Среди диковинных зарослей кораллов различных форм и оттенков плавали стайками золотые и красные рыбки. Породистые моллюски горделиво передвигали необыкновенные раковины и панцири, увитые тонким орнаментом, достойным кисти лучших живо— писцев. Солнечный свет играл рябистой волной на водорослях и создавал иллюзию богатого театрального занавеса. Невольный турист пожалел, что не имеет под рукой видеокамеры…

Глава 4

    Зачем Стрельцов понадобился крупным мафиози из «РиГл корпорейшн», догадаться несложно, учитывая возможности Чтеца. Привлекательность информационного супермена для всевозможных преступных группировок — это обратная сторона медали.
    Терроризм в настоящее время может иметь милое интеллигентное лицо. Злоумышленникам не нужно минировать дороги и вокзалы, провозить через таможню массу оружия и боеприпасов. В век информационных технологий достаточно войти в трансгалактическую сеть, пересечь в ней охраняемые периметры замкнутых систем путем расшифровки служебных многослойных кодов или же посредством внедрения в обслуживающую среду специальных вирусов. Да мало ли как еще! Ведь искусство незаконного вскрытия сетей прогрессирует параллельно с искусством по их защите. На каждый новый метод охраны компьютерной информации находится контрприем — и наоборот…
    А дальше хакер может натворить таких дел, какие традиционному диверсанту и не снились. Например, вывести из строя инфраструктуру, обеспечивающую бесперебойную работу тахионовых каналов (слава богу, пока это никому не удавалось!), или хотя бы парализовать отдельные участки каналов, через которые осуществляется продовольственное и энергетическое снабжение целых планет. Ведь не все миры Лиги располагают собственными ресурсами в достаточном объеме. Но они тем не менее вполне процветают за счет поставок на общий рынок других товаров и технологий, необходимых в разных точках Содружества. Производство обрело трансгалактический характер, хотим мы этого или нет. Однако законы выживания, включая жесткую конкуренцию, действуют и здесь. Но при столкновении экономических интересов далеко не всегда побеждают законопослушные компании, обеспечивающие свою финансовую и технологическую безопасность дозволенными методами…
    Но, может быть, вскрыть инфозащиту тахиоканалов — это уж слишком круто. Для террористов есть и более прозаичные задачи. Скажем, отключить энергетический экран, защищающий планету (на которой базируется конкурентное производство), либо от вечного космического холода, либо от невыносимого пекла близрасположенного светила.
    Или, к примеру, вывести из строя диспетчерский блок транспортной системы определенного города, и т.д. и т.п.
    Впрочем, проявление терроризма для традиционного характера типично. Его сферы деятельности более приземленны. Это, во-первых, электронные грабежи банков. Злоумышленник пробирается в инфосистему финансового учреждения и модулирует фальшивое перечисление средств на подставные счета или перехватывает реальные платежи и переадресовывает их фиктивному получателю. Во-вторых, вредительство в чужих компьютерных сиcтемах методом прямого разрушения или искажения файлов либо подcадка вирусов. В-третьих, шпионаж — хищение секретной информации из охраняемых массивов. Но и для этих целей Чтец тоже подошел бы как нельзя лучше. Ведь если сравнивать код, ограждающий компьютерную систему от несанкционииного доступа, с лабиринтом, то обыкновенный хакер, следуя по нему и попадая в тупик, «сгорает». После чего ему приходится начинать сначалa.
    И таких попыток компьютер-взломщик может проделать миллионы, если атакуемая система не объявит тревогу и не заблокирует проникновение. Кибердвойник Ивана в рассматриваемой аналогии с лабиринтом просто «пролетает» над сооружением не вдаваясь в хитросплетения возможных маршрутов, но и не нарушая слаженной работы всей системы. Самое интересное здесь, что Чтец пролетает над лабиринтом, составляющим тело кода, строго говоря, совсем не по сетям связи, а в инфо-поле. Поэтому наличие кода и его сложность, по сути, не имеет для супермена ни малейшего значения. Это объясняется тем, что информация, хотя бы единожды зафиксированная любым техническим средством, отражается в дубль-массиве, плавающем в бескрайнем космосе инфополя, и продолжает там уже самостоятельную жизнь. Таким образом, Иван имеет доступ к любым данным, даже если компьютер отключен или, более того, уничтожен вместе со всей сетью, в которой он функционировал. Причем Стрельцов обладает информацией в полном виде, включая самые свежие изменения к ней. Плюс ко всему, внося поправки в дубль-массив, Иван корректирует соответственно и оригинал информации.
    Неудивительно, что один человек, обладающий такими феноменальными способностями, вполне смог бы заменить целый штат компьютерных взломщиков. Но кто они, потенциальные инфотеррористы, современные хакеры? Помимо спецов в данной oбласти стоящих на службе практически в любой крупной компании, существуют целые потомственные династии подпольных программистов. Они заселяют обширные столичные кварталы почти на каждой планете, вступившей в Лигу. За вывесками различных контор и мелких фирм, оказывающих услуги в сфере программирования, при желании всегда можно найти своеобразных менеджеров неофициального бизнеса по взлому информационных систем.
    Что же толкает хакеров на столь серьезное в наше время преступление? Обычному человеку, далекому от страстей, кипящих в подпольном бизнесе, может показаться, что прежде всего — перспектива заработать огромные деньги. Но это не совсем так. Ведь высококвалифицированный программист без труда сможет найти хорошо оплачиваемую работу в солидной и уважаемой компании. Однако эти люди сродни игрокам. В их среде господствует необъяснимая жажда риска, которая будоражит человеческую кровь с первозданных времен. Повседневная рутина, скучная работа «на богатого и доброго дядю» здесь абсолютно не котируется. К тому же хакер высшего пилотажа — это прежде всего, как ни странно, творческая личность. Взломать, например, систему Минобороны, по его меркам, героический подвиг, наподобие покорения недоступной вершины альпинистом. Но и помимо всего прочего, чего греха таить, есть среди этих людей элементарно свихнутые маньяки, инфантильные хулиганы-переростки и закомплексованные неудачники, обозленные на весь мир. Короче, самая разношерстная публика.
    Как только зародились первые предвестники развитого технополя в виде групп компьютеров, завязанных в служебную сеть с выходом на каналы связи, — так сразу же появились и заказчики на инфотерроризм. Тут и мафиози, и бизнесмены с недобросовестными методами конкуренции, и политические авантюристы, рвущиеся к власти, и сыскные агентства (ведь всегда найдутся охотники до чужих секретов), и бог весть кто еще… А с недавних пор к ним присоединились еще оппозиционные политики и крупные промышленники, недовольные теми или иными последствиями интеграции миров.
    Удивляет, почему соответствующие службы Галбеза, зная районы дислокации хакеров, не могут вырезать под корень исполнителей и заказчиков этого черного бизнеса, по-настоящему опасного для общества. Однако очень сложно построить доказательство преднамеренности таких преступлений, если неизвестен истинный заказчик, — или известен, но юридических оснований для проверки его офиса нет. Адвокат хакера, как правило, заявляет, невинно округлив глаза, что его клиент и знать не знал о проникновении в чужую систему. Он, мол, и сам удивился информации, возникшей на его мониторе; и только-только хотел сообщить в компанию, обеспечивающую доступ в системы связи, о сбое, как его почему-то задержали.
    Да, мы живем в правовом свободном обществе. Тут ничего не поделаешь… Еще с двадцатого века ведутся споры, обязательно ли должна сопутствовать демократии наркомания, или, скажем, детская проституция, или финансовое мошенничество в высокорискованных операциях по добровольным вкладам населения и так далее. Но, как показывает опыт истории, многие социальные язвы нельзя выжечь каленым железом. Они являются следствием морально-нравственного уровня всего общества. Главным средством борьбы с ними остается бережное сохранение традиций и укладов, которые помогали странам и планетам идти к процветанию в течение столетий…
    Двигатели субмарины тихо посапывали и убаюкивали беглеца. Покачиваясь в такт лодке, Иван сквозь дрему недовольно поморщился от того, что забрался в такие высокие материи, а потому перевернулся на другой бок, выгнал из головы еще задержавшиеся там мысли и мирно заснул.

Глава 5

    В тоннелях метрополитена в момент энергетической катастрофы застряло двести семь поездов с пассажирами.
    Следует заметить, что указанные тоннели в Голден-сити располагались на гораздо большей глубине, чем обычно принято. Это объяснялось желанием строителей сохранить архитектурный облик города, имеющего многовековую историю. Основные линии подземки были проложены в последние десятилетия — в период расцвета галактического экспорта драгметаллов. В центре мегаполиса раскинулись обширные кварталы, застроенные небоскребами. Протягивая в этих районах метрополитен, оказалось очень трудно сохранить несущую способность фундаментов многоэтажных строений, если не опустить подземный транспорт на большую глубину.
    Никогда раньше в тоннелях не скапливалось столько людей. И поскольку в момент аварии вышла из строя вся принудительная вентиляция, то с самого начала несчастные пассажиры ощутили нехватку воздуха. Внезапному отключению энергии предшествовал высокий скачок напряжения, который вызвал не только сбои в различных системах, но и возгорание аппаратуры и кабелей. Таким образом, к недостатку кислорода прибавился еще и едкий дым. Паника в вагонах началась практически тотчас же. В дыму, толкая и давя друг друга, люди пытались прорваться к дверям. Визги, крики и плач заглушали звон разбитых стекол и скрежет железа. Когда кому-то в темноте удавалось все же раздвинуть створки дверей, люди начинали беспорядочно сыпаться под колеса вагонов.
    Лишь половине пассажиров удалось, буквально шагая по искалеченным и раздавленным, добраться до узких «тротуаров», оборудованных в тоннелях Для ремонтных рабочих. Но впереди еще был долгий путь на ощупь среди мрака в неизвестность.
    Взбудораженные гарью и привлекаемые запахом крови из невидимых нор, повылезали полчища крыс, обитающих в подземельях Голда. Под прикрытием темноты кровожадные грызуны стали нападать на раненых, а также пожирать свежие трупы, превратив каменную западню в сущий ад.
    Мало кто сумел в ту ночь добраться до станций и выйти наружу, сохранив способность здраво мыслить. Тем более что в широких подземных залах маршрутных остановок поначалу тоже бушевала паника…

Глава 6

    — Катя, милая Катька, — пробормотал Стрельцов и проснулся.
    При этом он обнаружил, что обнимает какой-то теплый трубопровод, проложенный в чреве субмарины. Иван усмехнулся, перекатился на спину и сел.
    В это время корпус подлодки тихонько дрогнул от слабого удара, полученного снаружи. Видимо, судно уткнулось в какое-то препятствие. Незакрепленные и подвешенные в отсеке предметы, как по команде, качнулись и задрожали. Инерция бросила Ивана обратно на лежанку.
    Чтец развернул в уме электронную карту, чтобы определить свое местоположение. «Так-так-так. Вроде бы все правильно, но… лишь наполовину». Перед сном Стрельцов запрограммировал маршрут субмарины в направлении столицы Октавы, поскольку она, как нельзя кстати, располагалась по берегам этой самой реки. Беглец планировал где-нибудь в центре города покинуть свое подводное убежище, затеряться в толпе и спокойно выйти к ближайшему тахиотамбуру. Но сейчас на карте было видно, что судно находится на окраине мегаполиса, в одном из промышленных районов. Более того, покинув фарватер, подлодка завернула в какой-то частный канал и оказалась в тупике. Иван дал увеличение изображения и прочитал пояснительную надпись.
    Ну что еще можно сказать?! Так же как ласточки возвращаются весной к своим гнездам, так и подлодка прибыла в родные пенаты. Судя по обозначениям, это был металлургический комбинат, принадлежащий «РиГл корпорейшн». Наверное, пока беглец спал, доверившись автопилоту, специалистам «РиГла» удалось переключить субмарину на спецмаяк автопривода и загнать на подготовленную стоянку.
    Скрежет металла по днищу корпуса прервал размышления Стрельцова. Судно накренилось и замерло. Снаружи послышалось гудение каких-то мощных моторов. Вдоль обшивки лодки забурлила вода. Иван отодвинул броню иллюминатора и прильнул к стеклу. Судя по всему, субмарина зарулила в сухой док, хотя кто его знает. Обездвиженное судно на специальной платформе поднималось вверх. Теперь Иван обозревал землю как бы из иллюминатора самолета. Комбинат занимал огромную территорию. Он представлял собой, наверное, целый город на окраине столичного комплекса. Курорты курортами, а без металла все же никуда. Правда, за экологической безопасностью производства на этой планете следили очень строго. Тут и там, насколько хватало глаз, виднелись многочисленные цеха, плавильные печи, склады и другие постройки как основного, так и смежных производств.
    Ричард Гольф знал, куда вкладывать деньги. Ведь в условиях жестокого экологического контроля со стороны местных властей получить лицензию на открытие столь грандиозного производства можно, только имея связи в самых высших кругах политического истеблишмента Октавы. И, соответственно, наладив выпуск продукции, Гольф завладел данным сектором здешнего рынка. Потому что металлы, импортируемые с других планет, не выдерживали конкуренции по цене. Галактический транспорт — он не дешев.
    Хотя это была территория металлургического комбината, но встречали Стрельцова явно не металлурги. Вокруг подъемной платформы сосредоточилась группа захвата — полностью экипированные решительные парни в шлемах и бронежилетах.
    «А где же хваленые галбезовцы? — с грустью подумал Чтец. — Ведь я же передавал им свои координаты, когда бандиты захватили меня там, за городом. Вполне можно было засечь подлодку и отследить ее маршрут, как это сделали мафиози». Ивана всегда раздражали пропагандистские фильмы, в которых хитроумные агенты БГБ с непроницаемыми лицами поражают зрителей адской трудоспособностью и неусыпной бдительностью, денно и нощно стоя на страже галактического правопорядка и безопасности населения. Дескать, уважаемые граждане, работайте ритмично и отдыхайте спокойно. Ваш сон в надежных руках… А в жизни все, как правило, наоборот… хитроумные бандиты с бесхитростными рожами демонстрируют адскую опять же работоспособность и неутомимую настойчивость в достижении своих целей. В отличие от Галбеза.
    Через переговорное устройство, вмонтированное в перегородку каюты, скрипучий голос сообщил Стрельцову, что ему лучше добровольно покинуть подлодку. Иначе на борт судна будет закачан нервно-паралитический газ и работники «РиГл» войдут туда сами. Но он, Стрельцов, после этого еще, наверное, с полмесяца будет неожиданно хвататься за свою несчастную голову, не в силах побороть частые припадки ужасной боли.
    Столь доходчивое и убедительное объяснение сподвигло молодого человека тут же выдать в ответ согласие на скорейшую встречу с хозяевами субмарины.
    Беглец уже пробирался к входному люку, когда в динамике — без всяких помех — зазвучал совершенно другой голос — спокойный и ровный:
    — Ваня, добрый день. На связи генерал БГБ Бойко. Мы вполне контролируем ситуацию, но у нас к тебе есть одна небольшая просьба.
    Стрельцов остолбенел от неожиданности и напряг слух, дабы невзначай не пропустить что-то важное.
    — Из лап «РиГл корпорейшн» мы вырвем тебя, чего бы это ни стоило. Но раз уж ты к ним попал, то по ходу хотелось бы решить еще одну задачу. Кстати, это в твоих же интересах, поскольку мафиози уделяют тебе очень пристальное внимание, — продолжил бэгэбэшник. — По нашим данным, тебя ожидает личная встреча с владельцем «РиГл» — Ричардом Гольфом, скорее всего, в головном офисе корпорации. Этот человек — очень важная фигура в преступном мире. Но собрать компромат лично на него — невероятно сложно. Ведь загребать жар удобней чужими руками. А у Гольфа — масса подручных. Сам же босс всегда остается в тени и окружен стеной молчания и страха. — Генерал перевел дыхание. — Я знаю, Иван, что тебе вполне по силам организовать трансляцию беседы с «крестным отцом» на пульт БГБ — для записи в качестве доказательства по делу Гольфа. Ты ведь можешь перенастроить его охранные камеры, телекомы, коммутаторы и прочее так, что они позабудут, для чего были, собственно, созданы. Не так ли?
    Стрельцов хотел ответить бэгэбэшнику, но не знал, услышит тот его или нет. А про себя возмутился: «Этот службист такой деловой, как я погляжу. Нагружает, будто я его агент. Действительно, уголек из костра хватать сподручней чужими руками, как он сам же и говорит».
    Функционер спецслужбы по фамилии Войко невозмутимо продолжал инструктаж:
    — При встрече тебе необходимо вызвать Гольфа на откровенность; постараться разузнать поподробней о его планах и намерениях; выведать что-нибудь о близких партнера. Если не удастся развязать Риччи язык, тогда желательно спровоцировать его на угрозу против тебя. Можешь ему крепко нахамить. Патрон к этому не привык. Все ходят вокруг него на цыпочках, чтобы не заиметь столь опасного врага.
    «Этот Войко определенно нахал», — продолжал возмущаться Иван.
    — Удар будет в самое яблочко, — подзадоривал бэгэбэшник, — если президент «РиГл» прикажет своим подопечным применить к тебе пытки либо устранить тебя физически.
    «Во наглец!» — мелькнуло у Стрельцова.
    — Вот тут-то мы и ворвемся прямо в кабинет. Повторяю, ситуация под контролем, — отчеканил генерал. — Так что тебе ничего не угрожает. Мы располагаем планом штаб-квартиры «РиГл» и описанием ее охраны. Как только аудиенция начнется, наши люди очистят весь этаж и будут ждать сигнала. Но ты, Иван, — генерал особо надавил интонацией в этом месте, — ты должен дать компромат. Иначе адвокаты Гольфа затаскают нас потом по судам. Тогда несдобровать ни мне, ни тебе. Ведь мы не можем просто так напасть на головорезов Риччи, чтобы отбить тебя, потому что мафиозный босс заявит, что ты увел его субмарину. Потом иди доказывай… Все. Удачи, Иван. Конец связи. — Динамик умолк.
    Стрельцов двинулся к выходу, переваривая в уме полученную информацию: «Делать нечего придется, видимо, нагрубить этому чертову мафиози». Парень попытался вспомнить образчики словесных оборотов и фразеологизмов, почерпнутые им из дурацких гангстерских фильмов: «Например, „говнюк“… „вонючий“… А что? Ярко и выразительно. Впрочем, слишком примитивно. Ладно, что-нибудь подберем…» Снаружи кто-то начал нетерпеливо барабанить по люку.
    — Да сейчас открою, иду уже, — недовольно забубнил себе под нос молодой человек. — Все такие резвые! Не знаешь, кого и слушать.
    Слоноподобные мускулистые ребята, сопровождавшие Стрельцова в штаб-квартиру «РиГл», смотрели на него пренебрежительно, сверху вниз. Но в обхождении проявляли максимальную предупредительность и такт. Вероятно, босс дал понять своим людям, что этот пленник — игрушка очень дорогая, вернее, ценная. Ощущение своей нужности и незаменимости для «РиГл корпорейшн» (это доказывало поведение телохранителей) положительно сказалось у Ивана на присутствии духа. По дороге в офис он подчистую утратил нервозность и растерянность и был готов разговаривать на равных с мафиозным главарем и известным бизнесменом.
    Перед входом в кабинет «крестного отца» охранники «РиГл» тщательно обыскали Стрельцова, а также просканировали анализаторами на предмет наличия на одежде и теле «жучков» — записывающей или передающей микроаппаратуры.
    Президент корпорации оказался высоким, худощавым и элегантным мужчиной, одетым, что называется, с иголочки. Возраст по внешнему виду не угадывался. Было непонятно, то ли этот человек под бременем многочисленных забот, связанных с содержанием гигантской империи «РиГл», рано состарился и выглядит гораздо старше своих лет, то ли, наоборот, удачливый делец, будучи в преклонном возрасте, хорошо сохранился и еще хорохорится. Ведь в принципе ему-то по карману самые последние достижения медицины и косметологии. Скорее всего — второе, потому что предательские складки на шее все же выдавали более чем солидный возраст. В жестах и мимике Ричарда Гольфа сквозил волевой и энергичный характер, к тому же, наверное, импульсивный и вспыльчивый.
    Патрон торопливо подошел к Стрельцову, возбужденно пожал гостю руку и с жаром заговорил:
    — Ваня, дорогой, если б ты знал, сколько лет я ожидал такого партнера, как ты. От нашего тандема — босс радостно очертил руками большой круг над головой, — содрогнется вся галактика. Представь, Ваня, дорогой ты мой человек, твои возможности плюс мое руководство.
    Под таким напором Стрельцов еле-еле успел наладить трансляцию эмоциональной речи хозяина «РиГл» на пульт Галбеза.
    — Насколько я знаю, господин Гольф, уж вам-то грех жаловаться на своих партнеров. Таким союзникам позавидовал бы любой бизнесмен, —вставил Чтец.
    Прожженный политик ироничным взглядом осмотрел молодого человека и расхохотался:
    — Ты правильно сказал, Ваня, насколько ты знаешь. А что ты знаешь, как и миллионы других простаков? Кучу-малу из рекламных сюжетов по телевизору да победные финотчеты в прессе?
    — Ну почему же? Торговые марки, известные по всей галактике, говорят сами за себя.
    — Например?
    — Да хотя бы «Лунный сталактит»… чем вам не угодил? Общепризнанный лидер в машиностроении…
    — Ой-ой-ой, не смеши. Если бы я не врезал в свое время ниже пояса транспланетарному «Гипердвигателю» и не протащил бы в конгрессе проект финансовой помощи этому хваленому «Сталактиту» в целях удержания занятости, то неизвестно, в каком Дерьме он сейчас прозябал бы.
    — Ну а «Турбокосмос»? — возразил гость.
    — Еще лучше, — улыбнулся Гольф. — Подонок Стив — тупорылый осел! Упертый носорог ничего не видит дальше своего носа, вернее, своих рогов, которые ему понатыкала жена. Считает себя великим стратегом. Теперь пусть пеняет на себя, я предупреждал… — со злостью выдавил президент «РиГл». — Не сегодня-завтра его финансовые резервы пополнят мои авуары, и с «Турбокосмосом» будет покончено! — Глаза Риччи блестели восторгом.
    — Но среди ваших партнеров есть и финансовые воротилы, — спросил Стрельцов, — например, Майкл Бригг?
    — Безмозглый кретин! — отрезал Гольф.
    — Антонов-Южный?
    — Старый брюзга давно потерял нюх.
    — А друзья в конгрессе? — выпытывал парень. — Скажем, Дитт и Покровский — влиятельные соратники, не так ли?
    — Ох-ох-хо! — вздохнул мафиози. — Друзья были в детстве, когда гонял с пацанами в футбол, да и то лишь те из них, кто вовремя выдавал пас. А Дитт с Покровским и пальцем не пошевелят, пока не заплатишь. За копейку удавятся — соратнички…
    — Однако на ваших непосредственных компаньонов, я надеюсь, можно положиться?
    — На кого?
    — Нерсесян, Уотерс, Степанчук, Иванов, Мак-рейн…
    — Вчерашний промозглый день. С такими верблюдами скучно работать.
    — Я прямо сражен подобными характеристиками союзников. Вы всех так за глаза чихвоститe?
    — Ну что ты, Ваня, что ты. Это же отработанный материал. А у нас с тобой перспективы!
    Бизнесмен, похоже, упивался своими проектами. — О! У меня припасено очень много идей и задумок. С тобой мы завалим всех конкурентов! Да что там конкурентов! — захлебывался Гольф. — Мы завалим само правительство Лиги. Все миры у твоих ног… Они будут бороться за право облобызать следы наших ботинок. Представь только это, милый мой компаньон. — Тут мафиозный босс спохватился и, широко улыбнувшись, продолжил более серьезным тоном: — Не будем сотрясать воздух словесными конструкциями. Мы же — деловые люди. Необходимо оговорить условия сотрудничества. — Риччи немного задумался, а затем одарил Стрельцова подчеркнуто торжественным взглядом. — Чтобы ты не сомневался, я готов уступить сразу пятьдесят процентов прибыли от реализации наших совместных проектов. Поверь, Ваня, это фантастическое предложение. Речь идет о суммах не просто гигантских — об астрономических! Если выразить их в цифрах, то ты с непривычки по первости, могу спорить, запутаешься в нулях и разрядах, даже не увидев за ними денег. Потому что на такие суммы можно покупать целые миры и планеты. — «Крестный отец» с силой сжал кулак, будто хотел ощутить материальность будущих сверхприбылей. Мол, рано или поздно, но вы все равно будете вот здесь.
    Стрельцов небрежно прервал разгоряченного хозяина кабинета:
    — Я рискну дать вам один совет.
    — Пожалуйста, Ваня, не стесняйся, говори. — Галантный старичок оживился еще больше. — Ведь ты же здесь полноправный партнер. Отныне и навеки. И я всегда с удовольствием выслушаю любое твое предложение.
    — Спасибо, я польщен, — поблагодарил Чтец. — Так вот, вы можете скатать купюры из вашей прибыли в большую-большую трубочку и сунуть ее себе в одно место…
    Крупный бизнесмен разочарованно остановился посреди кабинета. С самого детства с Ричардом Гольфом, который отличался мстительностью и злопамятством, никто не осмеливался так разговаривать. В глазах владельца «РиГл» вспыхнул злобный огонек. Невероятным усилием воли «крестный отец» мощного межпланетного мафиозного клана подавил в себе вспышку гнева и произнес, стараясь выглядеть спокойным:
    — В чем дело, партнер? Тебя не устраивает пятьдесят процентов? Я ценю твою хватку, но, дорогой мой друг, больше просто нереально.
    — Не беспокойтесь, патрон. Дело совсем не в этом, — усмехнулся Иван. — Вы можете засунуть в то самое место все сто процентов своих денег. — И Стрельцов рассмеялся: — Представляю, сколь захватывающим было бы это зрелище.
    Хозяин «РиГл» замер и, наклонив голову, недоверчиво, но с интересом, рассматривал охамевшего молодого человека. «Этот змееныш еще не понимает, как вляпался», — с тайным умилением прикинул мафиозный босс.
    Беседу на самом интересном месте прервали выстрелы, раздавшиеся в коридоре. Судя по всему, к галбезовцам не удалось без шума нейтрализовать людей Гольфа и завязалась перестрелка. Какой-то человек в форме охранника «РиГл» заскочил в кабинет и остановился у входа. Он, вероятно, хотел доложить своему шефу о неожиданном нападении.
    Но в этот момент дверь выбили снаружи сильнейшим пинком — она отбросила охранника на пол, и тот беспомощно растянулся вдоль богатой ковровой дорожки.
    Несколько штурмовиков в бронежилетах и шлемах со знаками отличия БГБ ворвались в комнату. Упавшего мафиози тут же скрутили, заковали в наручники и вывезли прочь. Два бойца заняли места слева и справа от входа. В кабинет деловито проскочил улыбающийся человек чуть старше средних лет — офицер БГБ — и представился:
    — Генерал Войко. Бюро Галактической Безопасности.
    Жизнерадостный бэгэбэшник своей внешностью удивительно походил на бульдога: гладкошерстный с большими залысинами спереди и сзади; розовые щеки чуть одутловато свисают, а глаза хищно блестят. И хватка, наверное, мертвая. Если в кого вцепится — не уйти. Казалось, генерал вот-вот выпустит изо рта длинный часто дрожащий язык, и на пол закапает собачья слюна.
    Президент «РиГл корпорейшн» с демонстративной надменностью не спеша уселся за свой стол. На его лицо словно надели каменную маску.
    — Без своих адвокатов я не произнесу ни слова, — только и выдавил старик.
    — Естественно. Никто не собирается ущемлять ваши законные права, — отозвался генерал БГБ.
    Тем временем в зал вошли два молодых человека атлетического сложения, одетые в штатское, и выразительно посмотрели на офицера. Войко указал кивком головы на Ивана. Один из агентов предложил Стрельцову следовать за ними. Чтец с готовностью подчинился и в сопровождении атлетов покинул роскошный кабинет Ричарда Гольфа.
    В кабине лифта Стрельцов спросил у сотрудников Галбеза, куда они направляются. Ему объяснили, что на улице ожидает квадромобиль, который доставит их в штаб-квартиру БГБ на Октаве. На дальнейшие расспросы сопровождающие никак не реагировали, показывая всем своим видом, что лично им поручено препроводить Чтеца по месту назначения, а остальное — уже забота других специалистов Галбеза.
    Молодой человек почему-то подумал в этот момент, что хитрецы из руководства Бюро Галактической Безопасности, наверное, не случайно открыли штаб-квартиру этого ведомства именно на Октаве. К примеру, сотрудник за счет фирмы приезжает в головной офис и одновременно посещает курортные достопримечательности. Недурно придумано… Впрочем, какая разница?
    Сейчас, когда удалось отвязаться от назойливых мафиози, Иван вспомнил о секретном приказе насчет своего ареста, и у парня резко поубавилось оптимизма относительно совместной плодотворной работы с БГБ. Приглядываясь к приставленным стражам, Стрельцов просчитывал в уме варианты побега. Иван имел довольно крепкое телосложение — он с удовольствием занимался спортом: любил плавание и бег. Но, трезво оценив свои шансы, Стрельцову пришлось признать, что вряд ли он сможет выйти победителем в случае физического противоборства с этими накачанными ребятами. Однако в душе Чтец был согласен с древней японской поговоркой, которая гласила: из всякого безвыходного положения есть хотя бы два выхода, если не считать третьего. Парень не сомневался, что в конце концов ему представится удобный случай оставить неразговорчивых службистов с носом.
    Стоял погожий ясный день.
    Солнце ослепило глаза, когда Иван в сопровождении почетного эскорта вышел из парадного подъезда «РиГл», расположенного в одном из престижных кварталов столицы Октавы. На улице было полно народу, торопливо снующего в разные ста-роны.
    От проезжей части Чтеца и его спутников отделял широкий тротуар. Напротив подъезда возле припаркованного квадромобиля спиной к Стрельцову и агентам БГБ стояла очень эффектная девушка. Взоры Ивана, как и сопровождающих его молодых людей, словно магнитом притянуло к безупречным ножкам, лишь слегка прикрытым мини-юбкой. Голову незнакомки скрывала большущая шляпка, уместная скорее на пляже, — взамен солнцезащитного зонтика. Стрельцов и его цивильный конвой направились к машине БГБ, ожидающей поодаль от центрального входа в здание. Поравнявшись с девушкой, все трое завороженно повернули головы в ее сторону. Столичная красавица снисходительно взглянула на молодых людей и, очаровательно улыбаясь, направилась прямо к ним. Иван чуть не споткнулся… когда узнал в незнакомке свою Катьку. Невеста скользнула по нему лишь беглым взглядом, и ни один мускул не дрогнул на ее прекрасном лице. Ближайший к Катерине агент галантно повернулся, видимо, готовясь к вопросу типа «как пройти?», «как проехать?» или «вы не подскажете?». Службисты были осведомлены, что Стрельцов работает в одиночку, поэтому не ожидали подвоха. Девушка, глядя неотрывно прямо в глаза вежливому молодому человеку, подошла к нему вплотную и с силой ударила коленкой в пах. Ошарашенный конвоир тут же переломился пополам и двумя руками крепко-крепко прикрыл ширинку, будто из нее мог просыпаться мелкий бисер, а он хотел его удержать. Катька выхватила из-за пояса прогнувшегося охранника электро-шокер — очень эффективное средство самообороны, — молниеносно проскользнула к Стрельцову за спину и толкнула жениха к машине.
    — Ваня, быстрей за руль!
    Но второй агент, вцепившись в парня, упорно не хотел его отпускать. Тогда девушка подскочила к службисту сзади, схватила его за волосы и истошно завопила на всю улицу:
    — Помогите, грабят! Этот подлец хотел вытащить у меня кошелек!
    Люди на тротуаре, только что спешащие по своим делам, начали останавливаться и с интересом наблюдать за любопытной сценой. От толпы зевак отделились несколько мужчин (вероятно, сочли за удачу — помочь столь очаровательной незнакомке). Они с решительным видом направились к месту заварушки. Растерянный агент БГБ оглянулся на толпу и выпустил Ивана. Катерина только этого и ждала. Конвоир тут же получил разряд электро-шокера (пока он держал жениха, Катька боялась, что может достаться и тому). Охваченный судорогой, сторож неуклюже завалился навзничь. Стрельцов юркнул в квадромобиль и уже выглядывал из-за руля, ожидая невесту. Но первый охранник, который, как видно, успел отойти от потрясения и уже прекратил улавливать бисер, страшным ударом ноги в подсечке сбил Катьку на землю.
    В это время конвоиры получили подкрепление: из парадного подъезда, расталкивая зевак, к месту происшествия быстро пробивались штурмовики Гал-беза, освободившиеся после операции по захвату кабинета Ричарда Гольфа. Иван метнулся было к невесте, которая болезненно сжимала разбитую при падении коленку. Но девушка умоляюще крикнула:
    — Ваня, беги, пожалуйста. Если схватят нас обоих, то надеяться больше не на кого. Беги.
    Стрельцов, стараясь пока не думать о Катерине, махом врубил передачу и утопил акселератор в пол. Покрышки с шумом вцепились в креасфальт…

Глава 7

    Через некоторое время Стрельцов услышал сзади вой сирены дорожно-патрульной службы. Да и куда можно убежать из центра города? За полицейскими как пить дать мчатся и люди из БГБ. Иван лихорадочно пытался что-нибудь придумать, когда справа по курсу движения открылась величественная панорама одного из столичных стадионов. «Идея!» Беглец резко дал по тормозам и круто вывернул руль. Машину занесло и бросило в крен.
    Она лишь чудом не перевернулась. В последний момент колеса все-таки вернулись на дорожное покрытие. Стрельцов устремился к центральному входу спортивного сооружения, не обращая внимания на опущенную перекладину, закрывающую въезд.
    Шлагбаум, изогнутый ударом, с треском отбросило вбок. Из-за стены выскочил какой-то человек, отчаянно размахивающий руками. Наверное, охранник стадиона. Иван, невзирая на помеху, понесся к центральному кругу футбольного поля и там остановил машину. Для удержания ситуации ему нужно было всего лишь пару минут… Сторож сначала кинулся к нарушителю, но, заметив выскочившие из-за поворота машины дорожно-патрульной службы, отступил назад. С оглушительным воем сирен полицейские доехали до ворот, где юзом развернули квадромобили и перегородили въезд. Вооруженные люди повыскакивали из машин и рассыпались полукругом, прячась за транспортом. Видимо, они посчитали ненормального водителя потенциальным террористом и пока ничего не предпринимали — до выяснения обстоятельств.
    Иван откинулся на подголовник и закрыл глаза. Он сконцентрировал сознание в технополе. Все происходящее вокруг Стрельцова его уже как бы и не касалось. Чтец «вломился» в систему спецсвязи штаб-квартиры Галбеза и потребовал генерала Войко, с которым недавно «общался» в подводной лодке и в офисе бандитов. Стрельцов не сомневался: именно этот человек, имеющий высокое звание, держит под своим контролем все происходящее с беглецом и сейчас, безусловно, следит за ситуацией, располагаясь в командном пункте штаб-квартиры. Парень не ошибся. Генерал тут же схватил трубку и прижал ее к уху, весь превратившись во внимание.
    Иван открыл глаза и повернул голову в сторону ворот — убедиться, прибыли ли агенты БГБ на место чтобы взять дело в свои руки. Молодой человек не обманулся в своих ожиданиях. Люди в штатском оживленно беседовали с полицейскими, что-то показывая дежурным патрульной службы: наверное, удостоверения личности. Время от времени галбезовцы кидали на Стрельцова настороженные взгляды и пригибали головы к воротникам — видимо, вслушиваясь в закрепленные за ушами переговорные устройства, ожидая приказаний.
    Чтец спокойно обратился к генералу:
    — Вы загнали меня в угол и принуждаете .к жестким действиям. У меня просто не остается выбора. Даю вам десять минут, чтобы исправить положение.
    — А что, если нет?
    — В противном случае, — огрызнулся Иван, — я в два счета сожгу жесткие накопители в вашей компьютерной сети со всеми программами, вводными и базами данных. Примерно вот так…
    Кибердвойник взвинтил напряжение в одном из мониторов, стоящих в кабинете Галбеза. Внутри аппарата что-то пшикнуло, и задняя стенка выпустила струйку едкого дыма.
    — Ого-го, — присвистнул Войко. Иван рассердился не на шутку.
    — А еще проще — уничтожить ваше осиное гнездо любой орбитальной ракетой.
    — Но уж тут-то повозиться все-таки придется, — насмешливо отозвался службист. — В командной системе триллионы комбинаций.
    — Извините, генерал. Но я не собираюсь копаться в ваших комбинациях. Посмотрите на свой дисплей.
    Высокопоставленный функционер в ужасе взглянул на сверхсекретную стратегическую карту космо-сектора, которая во всей своей красе разворачивалась на целую стену командного пункта, сопровождаемая колонками цифр, постоянно уточняющимися данными, бегущими строками и мерцающими условными обозначениями. От неожиданности у господина Войко едва не отвалилась челюсть. Он искренне поразился происходящему и спросил без тени угрозы, но с прямолинейностью солдафона:
    — Слушай, Чтец, неужели твоя башка и вправду может обрабатывать такой объем информации co скоростью командной суперсистемы?
    — Зачем же? Ваша суперсистема и тысячи других справляются сами, работая на нужды моей «башки», как вы изволили выразиться. Они мне — как родные. — В голосе Ивана снова послышались металлические нотки: — Время пошло, генерал.
    В этот момент на стратегической карте действительно произошли какие-то изменения. На передний план выдвинулась кривая траектории одной из ракет, облепленная цифрами и значками. В верхней части дисплея электронные часы начали обратный отсчет времени:
    10.00
    9.59
    9.58
    — Э-э! — ошарашенно промычал службист. — ' Иван, не дури. Ты и так уже наломал дров.
    — Что вы имеете в виду?
    — В звании рядового дезертировал — раз; ограбил Галактбанк — два; причинил смертельные телесные повреждения охраннику тахиоканала, бывшему при исполнении, — три…
    — Это несчастный случай!
    — Допустим, но произошедший по причине твоего запрещенного проникновения в канал. Еще продолжать? — спросил бэгэбэшник.
    — Нет. Лучше посмотрите на дисплей.
    9.18
    9.17
    — Ты неправильно меня понял, — убеждал Бойко. — Никто не собирается на тебя вешать какие-то преступления. Я просто хочу, чтобы впредь не произошло ничего дурного.
    — Зачем вообще было меня арестовывать? — перебил Стрельцов. — Что я такого сделал? Вы сами все время провоцируете.
    — Ваня, мы хотим лишь обезопасить тебя, — оправдывался генерал. — Небось сегодня-то убедился, какие киты желают тебя заполучить?
    — А нельзя было просто приказать? — отрубил Иван. — И я бы явился.
    — Ты мог не дойти, пойми… Арест — это предлог для охраны.
    — Предположим, — отозвался Чтец. — Но ведь можно было просто меня предупредить.
    — Нет. Проект имеет сверхсекретный гриф, и от него — не побоюсь высоких слов — зависит будущее целых планет.
    — Какой там еще проект? — разозлился Стрельцов. — Если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе… Почему бы вам лично не приехать на Грин по столь важному поводу?
    Генерал неловко потупил взгляд. Он действительно привык за годы работы на своей могущественной должности, что любого человека по приказу доставляют к нему, а не наоборот.
    — Есть такой грех, — наконец выдохнул бэгэбэшник. — Но кто старое помянет — тому глаз вон, как говорили наши мудрые предки.
    — Я вам не верю, генерал, — закончил Иван. — Взгляните на часы. Время идет. 7.44 7.43
    — Хорошо, — сдался Войко. — Твои требования?
    — Немедленно освобождаете Катерину, сажаете ее в типолет и отправляете ко мне, на стадион.
    — А она что у тебя, пилот?
    — Тарелкой буду управлять я, — ответил Стрельцов. — Прямо отсюда. Дальнейший маршрут мы определим сами, не волнуйтесь…
    — Хорошо, — согласился генерал. — Я переговорю с девушкой. Постараюсь ее убедить, и через полчаса она будет у тебя.
    — Но… — Иван хотел что-то возразить.
    — Да не бойся ты, ничего с ней не случится, — отчеканил Войко тоном, не терпящим возражений. — И останови наконец время.
    — Договорились. — Чтец остановил часы и свернул стратегическую карту. Теперь на стене осталось лишь небольшое светящееся пятно остывающего экрана. — Разгоните, пожалуйста, полицейских, — попросил Иван, — пока здесь не собралось полгорода зевак.

Глава 8

    Вот так живет человек и мечтает — особенно по молодости — о невероятных приключениях, о суперспособностях, славе и незабываемых путешествиях, о личном знакомстве с сильными мира сего из кожи вон лезет, снедаемый собственным честолюбием… А когда все это на него реально сваливается — так не знает, куда бежать, бедняга.
    Иван откинулся на спинку квадромобильного кресла и умчался в мыслях на родину, вспоминая события последних дней…
    Текущий год выдался благоприятным для большей части планеты Грин. Удалось собрать отличный урожай суперсои. Подающие шлюзы транспортных тахиоканалов не успевали «переваривать» тонны бобов, отправляемых на другие планеты Лиги. Подъезды к элеваторам были забиты квадропоездами с плантаций, груженными отборной продукцией.
    Тут и там сновали чиновники из Сельскохозяйственного департамента. Через несколько дней ожидалось прибытие партии автоматизированных комплексов для выращивания сои, а также нескольких заводов по производству растительного белка.
    Пятый год подряд производительность на полях вдвое превышала стандартную. Может быть, это послужило одной из причин того, что недавно планете присвоили первую категорию, которая открывала дорогу для представителей Грина во все правительственные учреждения.
    Где-то в самых верхах родилось решение об открытии на Грине Школы Резерва. Такие школы готовили чиновников для департаментов и отделений Правительства Лиги планет. Учебное заведение имело очень высокий статус, ибо дипломы о его окончании являлись необходимыми для занятия большинства должностей в многочисленных ведомствах планетарного содружества.
    Обильный урожай, сулящий хорошие заработки, повышение категории Грина вкупе с открытием Школы Резерва поддерживали приподнятое настроение у большинства местных жителей. Для захолустной, деревенской планеты, имеющей не очень-то богатую историю освоения, эти события являлись поистине значимыми.
    Кадровый департамент правительства затребовал от местных властей рекомендательный список претендентов на поступление в Школу из числа здоровых и способных молодых людей, имеющих среднее образование и необходимый производственный стаж, лояльных к существующей власти и не испытывающих осложнений с законом. Помимо этих требований анкета абитуриента содержала еще 130 пунктов.
    Все руководство гриновской колонии — столичное и на местах — в данный момент было озабoчено тем, чтобы втиснуть в заветный список своих отпрысков.
    Сердце Ивана Стрельцова наполнялось неподдельной гордостью от того, что он не только попал в число претендентов, но и успешно выдержал вступительные экзамены. Влиться в труднодоступный список молодому человеку помогла будущая теща — Клавдия Петровна. Кстати, если бы не ее упорство, она могла уже давно стать тещей настоящей. Мать постоянно пилила Катьку, что та связалась с бесперспективным увальнем, серым работягой, без связей, без влиятельных родных и знакомых. Но Иван с Катериной упорно встречались и по-настоящему любили друг друга (по крайней мере, им так казалось).
    После зачисления Стрельцова в Школу Резерва Клавдия Петровна стала относиться к возможному зятю с явным уважением. Даже дочери сказала, что на такого парня можно положиться. Правда, она безотчетно злилась немного на Ваньку (из глупой ревности), потому что Катька-то, бесценная доченька, экзамены провалила.
    Школа Резерва находилась в ведении Министерства обороны, хотя учебная программа издавалась и утверждалась Кадровым департаментом. Всем курсантам с момента зачисления присваивалось звание рядового. Выпускников ждали лейтенантские погоны или, в случае продолжения карьеры «на гражданке», солидный чин государственного советника третьего ранга. Наверное, Школу не зря передали в Минобороны — чтобы исключить из процесса обучения ненужные элементы праздности и лености. Везде здесь царили дисциплина и порядок. И если уж кто сюда поступал, то мог не сомневаться — необходимые знания вдолбят в его лову, хочет он того или нет.
    Местные власти выделили для Школы лучше, здание города, расторопно проведя необходимую реконструкцию. Ивану в Школе сразу понравилось. Особенно зачаровывало новейшее оборудование — компьютеры как на подбор все последнего поколения, с выходом в Галактическую сеть (самые совершенные модели, которые парню случалось видеть до этого — у Клавдии Петровны на работе, по сравнению со здешними образцами были, пожалуй, просто детскими игрушками).
    Иван надолго запомнил, с каким волнением он дотронулся до кнопок клавиатуры на своем учебном месте во время первого занятия. Курсант тогда сразу почувствовал необъяснимую перемену в себе. Его сознание как бы слилось с платами и микросхемами машины, вернее, даже не с деталями и внутренностями компьютера (который служил только промежуточным узлом, средством подключения к огромному миру инфополя); незримый двойник Стрельцов, взломав суть того измерения, внедрился непосредственно в цитадель информации. Клавиатура показалась гринчанину продолжением его собственных пальцев, но временами к парню подступало ощущение, будто клавиши вовсе и не нужны, — в бездонных глубинах инфополя все было и так управляемо и понятно. Огромные массивы данных обрабатывались в недрах мозга молодого человека мгновенно. Они просто поглощались сознанием Ивана.
    На первых порах Стрельцов отнес эти странности на счет высокой квалификации преподавателей Школы Резерва и отличного качества техники
    Все-таки высшее учебное заведение Лиги планет, элитная структура правительственного Департамента кадров и все такое прочее… Но вскоре курсант пришел к пониманию, что это не так…
    Вчера еще Иван был простым парнем. Сегодня он владел гигантскими объемами информации, в том числе сверхсекретной. На второй день обучения Стрельцов обнаружил в себе способность напрямую входить в инфополе, минуя компьютер и другие технические средства — путем бесконтактного взаимодействия. Личность парня вмиг превращалась в частичку неведомого мира. Гринчанин свободно перемещался по сетям на самых дальних планетах, отстоящих от Грина на сотни световых лет. Он беспрепятственно пересекал охраняемые периметры секретных массивов, принадлежащих Бюро Галактической Безопасности, Министерству обороны, банковским сферам, правительственным учреждениям и так далее. С непостижимой быстротой двойник Ивана в инфополе переносился в любую заданную точку, не замечая суперкодов, преграждающих путь обычным пользователям. Парень растворился в этой сущности и потерял счет минутам и часам, проведенным в ней, — какая-то немыслимая сверхмедитация!
    Чтобы определить, не свихнулся ли он, Иван обратился напрямую к инфополю:
    — Кто ты? Какая аппаратура поддерживает твои структуры? Где твои серверы?
    — Я — ВЕЗДЕ, — последовал мощный ответ. При этом вся реальность той сферы задрожала от силы, вложенной в потусторонний голос. Аналоговая личность Ивана почувствовала себя маленькой беззащитной рыбкой в грозных глубинах информационного океана.
    — Что это значит? — все же осмелился уточнить Стрельцов.
    — Ничто не исчезает в мире, — снова загудел голос. — Все оставляет свой след: события, люди, предметы, даже мысли, потому что они вполне материальны, просто в измерении, недоступном для людей. Мысль оставляет следы информации; она есть во мне, я—в ней. — Инфополе стихло.
    — Но откуда ты? — не удержался кибердвойник парня.
    Гигантский собеседник после паузы басовито ответил:
    — Спроси у Старолюба. Человек человеку внемлет. — В это время колоссальное существо с непостижимой легкостью и стремительностью выскользнуло из-под аналоговой личности Ивана, как громадный кит из-под маленькой шлюпки. «А при чем тут Старолюб? — поразился курсант. — И где его искать? — Парень стукнул себя по лбу. — Где, где… Естественно, в инфополе». Незримый двойник сконцентрировался на обращении к Старолюбу.
    — «Просите, и дано будет вам; ищите и найдете; стучите, и отворят вам» (вангелие от Матфея, 7:7.) — услышал Стрельцов какое-то время спустя.
    Курсант сразу невпопад почему-то спросил своего нового знакомого:
    — А можно ли отключить инфополе?
    — Ты что, смеешься, сынок? Оно же — ВЕЗДЕ, — ответил приятный голос, мелодично растягивая слова.
    Ванька оцепенел от этой фразы, вспомнив ответ загадочно исчезнувшего бестелесного существа.
    — Что это значит? — с волнением выговорил молодой человек.
    — Нельзя остановить жизнь.
    — Что ты имеешь в виду? — настаивал парень.
    — Бог — триедин, — торжественно объявил далекий голос. — Вселенная со всем содержимым, живым и неживым, есть тело Господне. Это Бог Отец, — распевал баритон, — Отче наш, если помнишь древнюю молитву. (Иван утвердительно кивнул.) Бог Сын — плоть Господня в человеческом обличье — послан с учением и во искупление грехов наших. Для зверей и растений Бог Сын является в их обличье, чтоб на их языке донести Слово Божие.
    — А что, животные и растения имеют разум?
    — Имеют зрение…
    — Понятно, — изумился Стрельцов.
    — Все сущее пропитано эфиром информации и любви, суть — инфополем, — подытожил Старолюб. — Это и есть Бог Святой Дух.
    Молодой человек на минуту онемел от неожиданной простоты и глобальности этой идеи, а затем неуверенно переспросил:
    — Инфополе и есть Святой Дух?
    — Вот именно. Божественная субстанция, разлитая по вселенной, — совокупный орган чувств Высшего Разума. Посему даже мимолетная мысль оставляет в инфополе свой след, ибо сказано в Писании, что нет невидимого от Бога: «…и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно»( От Матфея, 6:4.)
    — Получается… что бы я ни подумал — это тут же находит свое отражение в инфополе, так, что ли? — уточнил гринчанин.
    — Совершенно верно. Поэтому-то не только в словах, но и в чувствах и мыслях надлежит соблюдать смирение, ибо сказано: «А исходящее из уст — из сердца исходит; сие оскверняет человека; ибо из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления…»( Евангелие от Матфея, 15:18, 19.)
    — Ты не мог бы выразиться по-светски? — попросил Иван.
    — Хорошо. Проще говоря, любая грубость, неприязнь, злость засоряют инфополе, а Святой Дух не терпит этого и возвращает зло тому, кто пожелал его другому, в виде неприятностей, житейских неудач, болезней и в крайнем случае — смерти; а вселенский эфир при этом очищается.
    — Понятно. Но все-таки ты скажи: мы сейчас общаемся с тобой через галактические системы связи, имеющие техническую основу, или посредством Святого Духа? — добивался Стрельцов.
    — Информационные системы, созданные человеческой цивилизацией, — лишь малая доля Святого Духа, дарованная людям; небольшой сектор инфополя, я бы назвал это технополем… и ты имеешь в него доступ, — нараспев прочел Старолюб.
    — Но почему я? — изумился Иван. — Пути Господни неисповедимы, — ответил невидимый собеседник. Впрочем, ты вовсе не сам по себе, а — один из нас. Но тебя ожидает трудный путь.
    От такого ответа парень окончательно растерялся:
    — Объясни тогда, кто мы?
    — Мы — слуги Господни. Ты слышал об эффекте Лазарева? — поинтересовался Старолюб.
    — Нет. А что это такое?
    — Когда ученые решили определить размеры биополя человека путем натурных измерений специальными приборами, то обнаружили, что у некоторых людей оно слабое и окружает лишь телесную оболочку, а у других очень сильное — до нескольких десятков метров во все четыре стороны. Но когда попытались измерить размеры биополя над головой, то столкнулись с тем, что это невозможно, так как оно уходит в бесконечность, — объяснил Старолюб. — То есть практически все люди подсоединены к высшим слоям инфополя, к его первоисточнику.
    — Что ж мы, как куклы, что ли? — перебил Иван.
    — Бери выше, — отозвался баритон. — Я же тебе толковал, мы, как и все окружающее, — тело Господне. Бог волен управлять своим телом, как и ты своим. А инфополем суждено пользоваться не всякому, потому что силу Создатель дает только во благо. Помнишь, в сказках побеждают добрые герои — они обладают волшебной силой?
    — Да-к то ж в сказках!
    В это время Иван почувствовал какой-то импульс в инфополе. Ему почудился хлопок, вроде далекого выстрела, исходящего от собеседника. После этого — невероятно, но… аналоговая личность молодого человека получила щелчок по несуществующему носу.
    — Ты что делаешь? — обиделся Стрельцов.
    — Узелок на память… Заруби себе на носу: сказка — реликтовый документ веков, закодированный опыт далеких предков, знающих о вселенной побольше нашего. Это очень важно!
    — Хорошо, — отозвался гринчанин. — Я сделал зарубку. — И добавил словами Пушкина: — «Сказка — ложь, да в ней — намек, добру молодцу урок».
    — Вот именно.
    — А скажи, — продолжил парень, — во сне мы все-таки попадаем в первозданное инфополе?
    — Во сне происходит отчет перед Высшим Разумом, являющимся первоисточником инфополя. Человек не может без сна, потому что ему необходима подпитка от Святого Духа, основы жизни. — Старолюб умолк.
    «Поэтому-то вокруг снов столько мифов и суеверий, — подумал Иван. — Поэтому по снам с древних времен еще пещерные люди пытались определять будущее, искали в ночных видениях знаки свыше; верили в хорошие и плохие приметы. Надо же… никогда бы не подумал, что во всем этом есть здравый смысл. А все потому, что и эта область знания опошлена изданием глупых сонников, деятельностью лжепрорицателей и толкователей снов. Стрельцов тяжело вздохнул, он устал, будто проделал громадную работу. Но все-таки вновь обратился к мудрецу:
    — Объясни, пожалуйста, в чем трудность моего пути?
    Но, похоже, Старолюба в ближайших слоях инфополя уже не было. Аналог Ивана стремительно вернулся в уставшее тело, и парень, отдыхая, откинулся на спинку стула.
    Дабы отвлечься от всей этой новизны, свалившейся на его плечи, гринчанин решил сосредоточиться на процессе обучения, но тут же усмехнулся оценивая нелепость положения. Ведь каждый из реподавателей Школы был теперь по уровню знаний желторотиком в сравнении со Стрельцовым. Учителя не смогли бы сообщить Ваньке ничего такого, чего бы он еще не знал.
    С целью убить время до конца занятий парень отправился еще разок побродить по технополю. Он забрался в трехмерную карту Лиги и, поражаясь космическим размахам Содружества, занялся изучением схемы тахиоканалов, соединяющих планеты в единый мир.
    И тут Стрельцов обнаружил, что его засекли в Галбезе. Значительные возмущения инфополя, набегавшие на Школу Резерва, вероятно, позволили функционерам Бюро Галактической Безопасности «вычислить» эпицентр событий. Да что там возмущения! Это был целый шторм. Все ближайшие секторы и правительственных, и частных систем перенастроились на Ивана, обрабатывая его запросы. Кибердвойник метался по сетям, каталогам и отдельным файлам как угорелый. Гринчанин представил себе картину паники, которая сейчас творится в Управлении системной безопасности Галбеза. Лучшие инженеры и программисты, видимо, пытаются разобраться, что происходит, и, наверное, винят во всем обнаглевших хакеров. Системный гений понял, что поступал по неопытности в прошедшие дни довольно опрометчиво. Галактосеть — не ипподром. Все задачи здесь вполне можно решать спокойно и рассудительно, а не носясь туда-обратно сломя голову.
    Иван перехватил распоряжение о своем АРЕСТЕ, который планировалось произвести тихо и спокойно на учебной базе БГБ — в полукилометре отсюда. «Зачем им это надо?» Охране Школы Резерва ничего не сообщали. Им просто предписывали полный состав учебной группы (дабы не возбуждать подозрений жертвы) срочно перебросить на базу БГБ, как там говорилось, «для дальнейшего углубления прохождения курса».
    Стрельцова заинтересовала одна вещь… В секретном распоряжении о его аресте Ивана почему-то именовали ЧТЕЦОМ. Молодой человек имел неясное и смутное представление об этой легенде, связанной со Старолюбами. Сейчас все тонкости давнего дела представлялись очень важными для прояснения ситуации. Кибердвойник тут же нырнул в архивы Галбеза и уже через несколько секунд выскочил оттуда, как ошпаренный. «Господи Боже мой, спаси и сохрани, — бормотал вспотевший от напряжения Ванька. — Я не хочу, чтобы меня кастрировали. Нужно срочно бежать. За что мне такое наказание?»
    Однако системный гений тут же взял себя в руки и прекратил ныть. Вспомнив шифры, считанные вчера в технополе, Стрельцов настроился на правительственный канал и отправил начальнику с Школы Резерва срочное распоряжение, в котором с тому предписывалось немедленно выделить Ивана с из состава учебной группы, выдать ему дискоключ для проникновения в тахиосеть, а также кредитную карточку, положенную каждому выпускнику, и, кроме того, срочно доставить курсанта к ближайшему тахиотамбуру. Аналоговый двойник параллельно занимался тем, что «перебрасывал» с Галактобанка на кредитку Стрельцова несколько тысяч рубдолов — на всякий случай, мало ли какие расходы могут ожидать беглеца впереди. (На секунду в голове курсанта возникла мысль о возможности суперограбления, но Ванька сразу откинул ее, посчитав идиотской. Тут же в памяти всплыли слова Старолюба о том, что сила дается Создателем только во благо.)
    Уже через минуту за парнем прибежал посыльный… Начальник Школы плохо скрывал свое раздражение и недовольство, потому что не понимал, чем этот зеленый юнец заслужил такие почести всего лишь на третий день учебы. Руководитель натянуто улыбнулся и вручил курсанту дискоключ и кредитку. Офицер сообщил, что ему поручено срочно доставить Стрельцова к ближайшему тахиотамбуру, пожелал парню удачи и велел садиться в командирский экипаж, ожидавший Ивана у центрального входа.
    Пока все шло по плану. Курсант высадился у тамбура и отправил машину назад. Как только квадромобиль скрылся за поворотом, гринчанин сразу кинулся к банкомату и полностью обналичил свои «сбережения», находящиеся на кредитке. Через некоторое время факт несанкционированного перечисления средств, возможно, вскроется, и карточку обнулят — она превратится в бесполезный кусочек пластика. Ванька с удовольствием запихнул в карман солидную пачку денег и залюбовался закатом, окрасившим небо в приятный для глаз розовый оттенок.
    Внезапно обстановка резко изменилась. Беглец почувствовал на себе удар модуль-сканера и понял, что преследователи встали на след. Набирая в инфополе код выбранного мира. Чтец ринулся к каналу. Перед глазами бежала электронная команда 11, на отключение тахиотамбура, поступившая из БГЕ
    Стрельцов на бегу (и ногами, и в мыслях) блокировал нежелательную команду и с разбега прыгнул приемный квадрат канала. Колодец послушно открылся — парень тут же провалился в пустоту. Наверное, даже для первого галактического путешествия — слишком много суеты. Ранее молодой человек не только планеты, но и своего города с прилегающими плантациями сои ни разу не покидал.
    В тахиоканале доступ в инфополе ограничен и кроме того, искажен колоссальными переплет ниями пространства и времени. Но беглец все я успел установить, что один из охранников тамбу сумел среагировать и несется за ним в погоню. Борясь с искажениями, Ванька попытался скорректировать диско ключ идущего по следу на выброс в другой точке пространства. Но получилось это или нет, он уже не заметил — сознание отключилось.! Мозг Чтеца рассеялся мельчайшими частичками в бескрайнем космическом пространстве…
    Через мгновение Стрельцов «вывалился» на Октаве.

Глава 9

    Стрельцов в последнее время уже начал потихоньку привыкать к определенному раздвоению личности. Казалось, кибераналог Ивана и спит там — в своей естественной среде обитания. Чтец научился мысленно не замечать двойника, если в данный момент не был озадачен очередной проблемой, требующей своего решения именно в инфополе. А вот когда требовалось, парень уже сознательно сливался с аналоговой личностью и концентрировал на ней внимание в необходимой дозе.
    Вот и сейчас кибердвойник бледным телом слонялся в оазисах информации, ожидая настоящей работы, когда в него вольется вся неисчерпаемая энергия Чтеца.
    Внезапно Ивана обожгло, но не жаром, а холодом, который исходил из инфополя. Стрельцов почти инстинктивно напрягся и устремился ввысь. Краем глаза, боковым зрением, он успел заметить громадную тень, покидающую технополе. В ней было что-то поистине зловещее. Кибердвойник почувствовал на себе неимоверно тяжелый взгляд из ниоткуда. Будто возле самой головы просвистела огромная ледяная стрела. Это было дыхание животного ужаса,
    Странно… более чем странно!.. Иван в инфополе не имел, как он полагал, «естественных» врагов. Он не являлся программным продуктом. Поэтому против него нельзя было применить вирусы. Его невозможно было запереть в каком-то каталоге или приклеить намертво к инфоносителям. Двойника не лишить питания, отключив энергию, и так далее. Стрельцов чувствовал себя, если можно так выразиться, свободным ажданином инфополя, аборигеном, на права которого никто не покушался.
    Но то, с чем он встретился, было не просто личностью, скорее — сверхличностью. Оно тоже не содeржало признаков программирования. И вообще, увиденное нельзя было отнести к творению рук человеческих. Загадочное Нечто казалось порождением неизмеримо высших сил, неведомых и страшных.
    До того, как Иван увидел исчезающую из технополя Тень, он, собственно, не обращал внимания на то, что у поля есть границы. Подобно тому, как человек ходит по земле, но не считает ее своей границей, — эта привычная поверхность просто является одной из особенностей его среды обитания. Но если бы на ваших глазах кто-нибудь провалился сквозь землю, не оставив при этом и следа, то вы наверняка, хотя бы из любопытства, подошли и пощупали это место. То же самое сделал и Стрельцов, точнее, его аналог в технополе. Чтец обследовал место исчезновения Тени, но не обнаружил на первых порах ничего особенного. Единственное, что ему запомнилось, — это ощущение, что в лицо гадко подуло, нет, неуловимо повеяло странным, мерзким холодом. Резкая волна страха вихрем пронеслась по телу — с головы до пят, — оставив на нем зябко покалывающие мурашки.
    Иван попробовал надавить на незримую стену. Она напряглась — словно энергетическая пленка, закрывающая таинственный вход, сильно натянулась… В месте надавливания во все стороны проявилась едва заметная паутина, вернее, ее пугающее подобие в виде помутневших нитей пространства. Матовая сеть обладала засасывающей вязкостью. Аналог резко отдернул руку как ужаленный. Тотчас парню почудилось, как где-то в воображаемом подземелье инфополя раздался издевательский хохот. Через некоторое время блеклые нити паутины на глазах рассосались, возвратив невидимым стенaм былую прозрачность. Кибердвойник поспешил покинуть загадочное место.
    Стрельцов призадумался, что это за существо такое способное явственно внушать первобытный ужас. Парень вспомнил слова Старолюба, что технополе — лишь малая часть Святого Духа, дарованная ЛЮДЯМ. Значит, Зловещая Тень свободно проходит сквозь границу, предназначенную для человеческого сознания. Получается, она имеет прямой доступ из технополя в высшие (или низшие?) слои божественного эфира… Созревшее умозаключение выглядело, пожалуй, святотатством, но неведомый обитатель тонкой реальности в образе Тени запросто общался со Святым Духом! Что ж, видимо, это очень могущественная фигура. И Ивану не хотелось бы повстречаться с ней на узкой дорожке где-нибудь в затерянной периферии инфополя.
    Скажи Стрельцову сейчас, что скоро их пути пересекутся, — ни за что бы не поверил. А зря…

Глава 10

    Затем кибердвойник Ивана вошел в центр управления полетами БГБ и переключил на себя пилотажный комплекс одного из дежурных типолетов Бюро Галактической Безопасности.
    Летательный аппарат представлял собой альфа-металлическую конструкцию, напоминающую по внешнему виду классический НЛО (две тарелки накрывающие друг друга) диаметром около шестнадцати метров и высотой примерно пять метров. Несмотря на кажущуюся громоздкость, типолеты отличались уникальной легкостью и бесшумностью скольжения, а также высокой маневренностью. Скорость варьировалась от нулевой (разведмашина могла просто зависнуть над указанной точкой) до сверхзвуковой. Корпус летательного аппарата был почти под завязку забит мощным антигравитационным комплексом, разведывательными и навигационными системами, а также поисково-спасательным оборудованием. Командно-пассажирская рубка изготавливалась, как правило, в стандартном — пятиместном исполнении. Кроме того, на борту имелся грузовой отсек, рассчитанный на пятнадцать тонн полезного груза. Пилотажный компьютер автоматическом режиме анализировал данные, поступающие от различных датчиков, локаторов, сканеров, опознавателей и т.д. В дополнение к этому пилоты и пассажиры имели визуальный круговой внешний обзор через прозрачную лобовую и боковые панели, многочисленные иллюминаторы и с через видеокамеры, транслирующие изображение на пульт управления. В общем, типолет был идеальным средством для воздушных путешествий и, помимо всего прочего, отличался еще и поразительной экономичностью: всего лишь ста килограммов твердого сигматического топлива хватало бортовой энергетической установке на пятьсот тысяч километров хода.
    Генерал сдержал слово, и ровно через полчаса, как и было обещано, над спортивной ареной завиcла тарелка типолета. Затем она осторожно опустилась на поле недалеко от Стрельцова. Парень, нагнувшись, вскочил в открытый люк, и аппарат плавно заскользил над стадионом, набирая высоту. На борту типолета радостная Катька сразу повисла на шее у Ивана.
    — У меня такое впечатление, — сказала девушка немного остыв, — что вся наша прежняя жизнь разом провалилась в какое-то мутное прошлое. — И тут же бодро добавила: — Да и бог с ней. Знаешь, Ваня, я как будто из плена вырвалась. Все это так здорово! Правда?
    — Ну вот и отлично, — улыбнулся Чтец, прижимая девушку к груди.
    — Когда пришло сообщение, что диверсанты тащат тебя к подводной лодке, я прямо места себе не находила, — запричитала Катька. — Хорошо, что одновременно выслал деньги на проезд. Кстати, — она вопросительно замерла, — а где ты их взял?
    — Да так… небольшой гонорар за научную работу.
    — Ой-ой-ой, — взбрыкнула Катька. — Ну не хочешь — не говори. А я все думала, где тебя искать, — продолжала невеста. — Хорошо, решила поехать к офису «РиГл»… и как раз вовремя. Смотрю, тебя выводят эти молодчики…
    Иван не дал подруге договорить. Он поймал ее рот своими губами, и влюбленные надолго застыли, слившись в глубоком поцелуе.
    Стрельцов вывел типолет за пределы города и погнал аппарат к далеким холмам, заполняющим неровной волной горизонт. Когда контуры городских строений исчезли из вида, Иван опустил таРелку почти к самой земле и снизил скорость до минимума. Чтец хотел в определенном месте выпрыгнуть с Катькой вниз, не останавливая летящей машины, а тарелку запрограммировать на дальнейшее самостоятельное движение, чтобы со спутников слежения нельзя было точно определить место остановки и высадки.
    Кругом простиралось зеленое море субтропиков. Почти из-под самого корпуса типолета иногда выскакивало какое-нибудь испуганное животное и бросалось прочь. Аппарат двигался бесшумно, и было забавно наблюдать по сторонам, как тот или иной зверек, застигнутый врасплох приближением неизвестного объекта, застывал, вытаращив глаза, и провожал пролетающее небесное тело поворотом головы. Молодая пара чувствовала себя туристами на смотровой площадке подвесной дороги, протянутой над дикими зарослями лесов и нетронутыми лугами, источающими терпкий аромат разнотравья. Довольно часто тарелка скользила над поверхностью прозрачных ручейков и речушек, наполненных чистой ключевой водой.
    — Красотища-то какая! — Катька восхищенно крутила головой в разные стороны. — А куда мы летим?
    — Есть тут одно райское местечко, — самодовольно сощурил глаз Иван.
    — А почему — «райское»?
    — Сама увидишь.
    Наконец, насытившись видами богатой местной природы, девушка повернулась к жениху и обратилась к нему вполне серьезным тоном:
    — Слушай, Ваня, сейчас ты продемонстрировал БГБ, каким опасным ты можешь быть, и мне немного страшно за тебя…
    — А что мне оставалось? Бросить тебя, что ли?
    — Ну не знаю… Этот генерал мне понравился. Он так доверительно со мной разговаривал. Говорит, что ты им нужен для очень важной операции… И мне кажется, это правда.
    — Мне он тоже пел про какой-то засекреченный проект, — покривился Иван. — Но толком ничего не говорит. Кать, запомни: в любой спецслужбе мягко стелют, да жестко спать. Хотя, конечно, я нужен им живым. Иначе на стадионе снайперы запросто могли меня снять — еще до расконсервации боеголовки.
    — Но он говорит, что это не телефонный разговор, что ему нужно обсудить с тобой все с глазу на глаз.
    — Посмотрим. — Парень пожал плечами. — А может, посадят в колбу, датчиками облепят и будут изучать (как мамонта) да мозги просвечивать… А?
    Минут пятнадцать молодые молчали, вновь отдавшись созерцанию проплывающих ландшафтов.
    — Вот здесь! — наконец воскликнул Иван. — Скоро будем прыгать. Приготовься.
    Чтец еще чуть замедлил ход тарелки, подождал, пока аппарат поравняется с гладкой поляной, поцеловал Катьку и открыл люк:
    — Давай…
    Девушка вскрикнула и полетела вниз. Иван тут же выпрыгнул следом. Приземлились без происшествий. Стрельцов помог невесте встать и начал объяснять, как бывалый экскурсовод, указывая рукой на ряд холмов, к которым они направлялись:
    — Перед вами Плоскогорье Гротов — памятник природы… Представляет огромный интерес для ученых. Это заповедная зона, охраняемая властями Октавы. Обыкновенным туристам вход в нее строго воспрещен. Только некоторые галактические толстосумы попадают сюда время от времени (как и в любой другой заповедник), — парень многозначительно округлил глаза, — уплатив за исключительное право посещения большие деньги. А мы, собственно, чем хуже их? — подмигнул Иван. — Внутри уникальной системы гротов имеется естественное освещение — через природные отверстия в каменных сводах. Там располагаются небольшие действующие гейзеры. Пар, брызги, свет — вид исключительный. — Рассказчик лихо щелкнул пальцами. — К тому же минеральная вода из этих фонтанов — целебная. — Гринчанин на минуту остановился и спросил Катьку: — Помнишь надоевшую рекламу напитка «Октава»?
    Катька согласно кивнула.
    — Так вот, — продолжал Иван. — Это всего лишь плохая подделка настоящей водички из источников Плоскогорья Гротов.
    — Откуда ты все это знаешь? — удивилась девушка. — Ты ведь ни разу здесь не был.
    — Да так. — Чтец изобразил руками жест, обозначающий «Ну и что с того?». — Просто читаю электронный путеводитель.
    — А что ты собираешься делать в гротах?
    — Показать своей будущей жене местную достопримечательность, — улыбнулся Иван, — чтобы на склоне лет нам было что вспомнить.
    Катька счастливо прижалась к жениху, внутренне гордясь его новыми возможностями, и крепко обняла парня за талию. До ближайшего холма оставалось всего несколько десятков метров.
    Вдруг девушка остановилась и ахнула, заприметив в тени кустарника небольшое животное, похожее по форме на старый помятый футбольный мяч, потерявший от перенесенных ударов свою первоначальную округлость.
    — Смотри, какой хорошенький. — Катерина нагнулась, чтобы лучше рассмотреть зверька.
    Синеватая кожа «колобка» была гладкой по всему телу — ни глаз, ни ушей. Под туловищем шевелились многочисленные ножки-хоботки. «Мячик» отламывал щупальцами мягкие коренья и поглощал их, подсовывая под себя.
    Молодой человек придержал подругу за руку:
    — Не трогай его, это вонючка!
    — Откуда ты знаешь?
    — Просто читаю электронный путеводитель, — невозмутимо повторил Стрельцов. — Вот смотри…
    Иван осторожно, стараясь не шуметь, поднял небольшой камешек, прицелился и запустил свой снаряд в цель. Ядро угодило рядом с животным. «Колобок» замер, потом тело его расползлось, как тающее мороженое. На коже зверька вскрылось множество пор. Из них шарик выпустил защитный газ. От невообразимого зловония жителей Грина качнуло в сторону. Зажав носы, они отбежали от вонючки и рассмеялись:
    — Вот тебе и хорошенький!
    Шагах в десяти в скалистом склоне холма темнела узкая расщелина — вероятно, вход в пещеру. Иван с Катериной юркнули внутрь и, нащупывая ногами дорогу, двинулись вглубь природного тоннеля. Через минуту впереди блеснул свет. Он шел из большого каменного зала. В сводчатом потолке высокого грота зияло округлое отверстие величиной примерно с велосипедное колесо. Природное окошко «подпирал» солнечный луч, выстроенный из тысячи водных пылинок. Этот же луч являлся и центром полусферы разноцветного свечения — радуги, искристо играющей в водяных парах гейзера, расположенного внизу. Струи горячего источника били невысоким прозрачным фонтаном и стекали в маленькую лужицу. Из нее вода поступала в теплое озеро, спрятанное в глубине грота.
    Иван взял Катьку за руку и медленно повел к озеру. Природная терраса внутри грота плавно спускалась к теплому озеру и образовывала естественные ступеньки, окаймляющие пляж. Парень и девушка лежали, обнявшись, на краю спуска, в счастливом утомлении наблюдая за прозрачными переливами радуги, пляшущей на каменистых сводах. Катерина бережно держала в руках ладонь жениха и нежно ее поглаживала.
    — Вань, расскажи, пожалуйста, подробней, что произошло с тобой за последние дни, когда ты попал в Школу.
    Стрельцов чуть поколебался и ответил:
    — Как оказалось, во мне течет кровь ИНФО-ХОМОСОВ. Я их далекий потомок.
    Парень выпрямился и принял горделивую позу, напоминающую фигуру благородного вождя древнего племени. От внимания Ивана не ускользнуло, с что при его словах по лицу Катерины пробежала тень, после которой во взгляде невесты потускнел восхищенный оттенок, а улыбка стала несколько неестественной. Девушка продолжала поглаживать руку жениха. Милая даже нагнулась и поцеловала его в ладонь. Вероятно, для того, чтобы скрыть волнение..
    Оно и понятно. Ведь в глазах среднестатистического обывателя инфохомос предстает в образе некоего техногенного монстра, этакого киборга, нафаршированного электроникой и кинематикой. Но на самом деле это глубокое заблуждение или, вернее, предрассудок, проистекающий от незнания действительного положения вещей. О загадочных инфохомосах толком никто ничего не ведает. О них ходят только глупые байки и нелепые легенды, которые со временем обрастают все более запутанной бородой.
    Иван с трудом сглотнул ком, застрявший в горле. В этот момент Катюша подняла голову и посмотрела на жениха чистыми и ясными глазами. Девушка быстро подавила в себе мимолетную волну смятения… и сейчас ее лицо вновь светилось нежностью и любовью. Она ласково уткнулась головой в грудь парня и попросила продолжить рассказ. Окрыленный Иван ответил, что для представления полной картины событий нужно вспомнить все — с самого начала освоения Грина. Ведь их родная планета являлась исторической колыбелью инфохомосов. Катя легла вдоль широкой ступеньки, положила свою прекрасную голову Ивану на колени и приготовилась слушать…

Глава 11

    Подавленные и одновременно взвинченные люди в свете факелов быстро выскочили из диспетчерской на улицу и скорым шагом, почти бегом, направились к служебной квадростоянке. Но здесь их ожидал еще один сюрприз (каждый из операторов не смог бы, вероятно, припомнить с самого детства столь несчастливого дня в своей жизни)… Ни один из квадромобилей не заводился. Более того, даже самый маленький огонечек хотя бы на полсекунды не промелькнул на безжизненных панелях управления, будто из машин выкрали все источники питания. Но, к ужасу работников тахио-тамбура, все энергосистемы находились на своих местах, как и положено. Одним словом, квадромобили в силу каких-то таинственных и необъяснимых причин превратились в бесполезные груды металла и пластика.
    К счастью, некоторые из диспетчеров, проживающих в Голден-сити, добирались к месту работы на велосипедах. Это было очень удобно и, главное, надежно. Им не приходилось подолгу торчать в квадромобильных пробках или сиротливо ожидать по окончании ночного дежурства общественного транспорта на остановках…
    Операторы воспользовались двухколесным транспортом и уже через сорок минут добрались до с столицы. На въезде в центр города их остановили с хулиганствующие молодчики. Велосипеды у диспетчеров сразу же отобрали, жестоко избив металлическими прутьями одного из работяг, выразившего недовольство.
    Слух о том, что вышел из строя межпланетный тахиоприемник грузов, мгновенно (без всяких радио и голограмм-ТВ) распространился по ночному городу, заполненному мечущимися, ничего не понимающими жителями… Призрак грядущего голода подстегнул бушующую толпу к мародерству и бесчинствам. Погромы магазинов, ресторанов, офисов и складов прокатились жуткой волной по всей столице.
    Полицейские в отсутствие действующих средств связи и эффективного управления, не имеющие ни малейшего представления о масштабах беспорядков, в ужасе скрывались от скоплений разгневанных людей, превратившихся в разбойничьи банды. А некоторые из стражей порядка вообще поспешили поскорей избавиться от злополучной формы, служащей приманкой для хулиганов-садистов.
    Когда с магазинами и складами было покончено, настал черед частных особняков, простых квартир и… отдельных граждан. Грабежи, изнасилования и драки, стоны, проклятия и отчаяние заполнили кварталы Голден-сити…
    Несмотря на обрушившуюся темень, в городе было довольно светло от пожаров, многочисленных костров, горящих квадромобилей. Вдоль дорог у открытого огня грелись невесть откуда появившиеся в таком количестве бомжи, хронические безработные, бродяги и прочий опустившийся люд. Блики костров тускло отражались в мутных глазах наркоманов, смахивающих на бледных поганок, которые кучковались тут и там. Бомжи жадно поедали вскрытые консервы и какие-то куски пищи, негаданно угодившие в руки несчастных в этой бредовой действительности.
    Из глубины кварталов периодически доносились звуки перестрелок. Судя по всему, охрана жилых небоскребов и офисов кое-где пыталась отбиваться от наседающих мародеров, опьяненных безнаказанностью (да и пьяных от награбленного алкоголя). Обнаглевшие вандалы громили все на своем пути. Иногда ночной воздух гулко сотрясали взрывы гранат…
    Время от времени где-то над головой звенели лопающиеся окна и рамы. Тротуары покрылись стеклянной крошкой, обломками мебели и прочим мусором. Сквозняки, свободно гуляющие в глубоких коридорах, образованных высотными зданиями, подняли в воздух тучи пепла, дыма и пыли, обрывков газет и бумаг…
    Кто бы мог представить еще вчера, во что так быстро превратится блистательная, высокомерная столица золотых и платиновых «баронов» галактики?
    Непостижимо!

Глава 12

    Стрельцов никак не мог собраться с мыслями: с чего начать рассказ о своих далеких предках — инфохомосах. Отдельные эпизоды будущего повествования разрозненно вспыхивали в мозгу, но в стройную картину пока не складывались.
    — Кать, давай сначала примем минеральную ванну, — предложил парень. — А то что-то не получается вот так сразу сосредоточиться.
    Девушка улыбнулась в ответ:
    — Прекрасная идея.
    Катерина поднялась и направилась к озеру. Вид ее тела снова вызвал у Ивана прилив желания. Молодой человек вскочил на ноги, быстро обогнал невесту и первым с разбега нырнул в теплую воду. Когда голова Чтеца появилась над поверхностью, лицо излучало сказочное удовольствие. Иван нырнул, выскочил у самых Катькиных ног и, схватив девушку за талию, перекинул через себя. Влюбленные махом скрылись под водой, подняв фейерверк брызг и пара… Надурачившись до упаду, они подобрались к самому берегу и, оставив ноги в теплой минералке, растянулись на песке.
    — Вань, а что ты собираешься делать дальше? — мечтательно спросила разомлевшая девушка.
    — Сейчас или вообще?
    — Вообще, — уточнила Катерина.
    — Я думаю сбежать с тобой куда-нибудь на окраину Лиги, во вновь осваиваемые миры. Мне кажется, что с документами я все улажу — через технополе. Они и не подумают, где нас искать.
    — А что мы там будем делать?
    — Как что? Жить-поживать да добра наживать.
    — Но у нас там ни кола ни двора; ни работы, ни денег. Ты рассуждаешь, как ребенок, — укоризненно произнесла Катерина.
    — А что работа? Голова, руки — есть. Так что проживем.
    — Я думала, что твоя дальнейшая профессия будет связана с новыми способностями. Ведь здесь ты — супермен, а там, скрываясь…
    — К черту супермена, Кать. Еще неизвестно, зачем они меня ищут. Любовь — дороже. — И паРень умиленно вздохнул. — Весь безграничный мир информации не стоит одного твоего взгляда, твоей улыбки… Ну? — Жених уткнулся лицом в мокрые волосы девушки.
    — Почти забытый сегодня поэт подметил одну интересную вещь несколько веков назад: «День за днем любовь хиреет, словно кожа мертвеца», — продекламировала Катерина.
    Иван удивленно уставился на невесту. Он никак не ожидал услышать такие слова именно от нее, от своей знойной Катьки. А девушка философски продолжала:
    — Любовь — это всего лишь прекрасный миг в нашей жизни.
    — Но ради него и стоит жить! Ведь этот миг нельзя запрограммировать или смодулировать где-нибудь в технополе. Его можно только получить от самого Создателя.
    — Да ясное дело, дорогой ты мой. А как же наши родители, родственники, друзья, знакомые? Что, всех их вычеркнуть из жизни? Да что говорить, Ваня. Бегство — не выход. От себя не убежишь, — подытожила премудрая Катька.
    Стрельцов раздосадованно поморщился: «А она права!»
    — Ладно, тут действительно голову сломаешь .Что-нибудь придумаем. Мне кажется, скоро всe прояснится.
    — Это другое дело, — обрадовалась Катерина и очень искренне, убедительно добавила: — Вань, ты не думай… Я с тобой хоть на край света.
    — А я и не думаю! — счастливо хохотнул молодои человек.
    Чтобы разрядить обстановку, Стрельцов поднял невесту на руки и через несколько шагов с шумом опрокинул на глубину. Катька, вынырнув, начала брызгаться, как ребенок, пытаясь накрыть каплями лицо Ивана. Он, искусно уворачиваясь, подобрался вплотную и…
    В это время в полутьме грота кто-то громко захлопал в ладоши и произнес:
    — Очень трогательно. Очень! Примерно такую же душещипательную сценку я, помнится, видел в одном стареньком фильме…
    Изумленная парочка, как по команде, повернулась к берегу. Невысокий, коренастый сержант в походной форме Галбеза стоял на песке и держал в руках одежду беглецов. Вояка с похотливой улыбочкой всматривался в обнаженную девичью фигуру. Возле стен пещеры угадывались очертания еще нескольких бойцов.
    — На .этой планете решительно нельзя искупаться, — разочарованно хмыкнул Стрельцов. — Стоит залезть в воду, как тебя уже поджидают какие-нибудь серые личности.
    Иван взял себя в руки и подмигнул невесте. В это мгновение в кармане сержанта, который, видимо, руководил поисковой группой, завибрировал аппарат спецсвязи. Полевой командир БГБ приложил трубку к уху и вдруг автоматически (по всем правилам военной выправки) вытянулся по стойке «смирно» и отчеканил: «Так точно, господин генерал». Через некоторое время он опять повторил:
    «Так точно, господин генерал».
    Со стороны могло показаться, что человек в военной форме окостенел и вдруг превратился в странную игрушку. На ум приходила мысль, что невидимый хозяин — хулиганистый ребенок — застывал своей кукле очередную оплеуху, а в ответ говорящий солдатик заученно, как попка, твердил:
    «Так точно, господин генерал… так точно, господин генерал».
    Чтец обернулся и посмотрел на Катерину. Девушка прыснула в ладошку, стараясь не показать группе захвата своей веселости.
    Сержант закончил разговор и кинул растерянный взгляд на свою команду. Подойдя к самому урезу воды, он обратился к Стрельцову:
    — Господин лейтенант, только что я получил распоряжение от генерала Войко: закончить УЧЕБНУЮ операцию «Перехват» по отработке тактических приемов, связанных с поимкой преступников в условиях экологических заповедников. Мне приказано передать вам свое транспортное средство и экипировать всем необходимым.
    Бэгэбэшник замер в ожидании дальнейших распоряжений.
    — Хорошо, сержант, — снисходительно отозвался Чтец. — Ожидайте нас на улице. Пока освободите вездеход от вашего хлама. Выполняйте.
    — Есть, — вытянулся командир поисковой группы.
    Затем сержант прикрикнул на подчиненных, и они бегом покинули грот.
    — Как тебе это удалось? — тихонько спросила Катька, когда гринчане остались одни.
    — Элементарно, — ответил Иван. — Через массив Галбеза нашел номер мобильного телефона данной группы, послал вызов и смодулировал голос генерала Войко. Я сразу понял, что это его люди.
    — А кто их пустил в заповедник на вездеходе? — возмутилась девушка.
    — Скорее всего, он оборудован антигравитаторами. Так что давление на почву не больше, чем от наших ног. Собственно, таким же транспортом пользуются и сами работники экологического парка.
    — А почему ты не обнаружил группу сразу? Ты же просматривал электронную карту БГБ.
    — Их вездеход, вероятно, не автоматизирован и не имеет бортового компьютера, иначе я бы сразу увидел его пятнышко на карте. Это все уловки генерала Войко, — пояснил Чтец. — Группа находилась в автономном режиме поиска и специально не выходила на связь, чтобы не обнаружить себя.
    Молодая парочка быстро оделась. Стрельцов подобрал оставленный сержантом в спешке рюкзак, и гринчане поспешили наружу. При выходе из грота Иван на секунду замешкался и присел, чтобы завязать шнурок, а Катьку отправил вперед, но тут же догнал невесту.
    Командир поисковой группы и трое его подчиненных ожидали беглецов возле разгруженного вездехода. Чтец одобрительно осмотрел команду и произнес:
    — Благодарю за отличную службу, сержант. В своем отчете об операции я обязательно отмечу профессионализм ваших людей. — Тут взгляд Стрельцова скользнул по массивной коробке с оборудованием, которая стояла возле вездехода. — А это что такое? — спросил Иван, указывая рукой на интересующий его предмет.
    — Портативный модуль-локатор, господин лейтенант, — отчеканил службист.
    — Модуль-локатор погрузите обратно, — озабоченно произнес Чтец. — Возможно, он мне еще пригодится. — А про себя подумал: «Чтоб не хлестал потом по мозгам».
    — Слушаюсь, господин лейтенант.
    Сержант сделал знак подчиненным, и те быстро закинули оборудование в вездеход.
    Иван вручил командиру его вещмешок, затем помог Катерине взобраться на сиденье (соседнее с водительским), обошел машину и сел за руль. Раздосадованные бойцы буквально пожирали Катьку глазами, всем своим видом словно говоря: «Везет же людям. Вот это служба!»
    Стрельцов сделал прощальный жест поисковой команде и тронул машину с места. Почти не касаясь почвы, вездеход быстро набрал скорость — он действительно был оборудован антигравитаторами.
    Когда беглецы немного отъехали. Чтец предложил Катерине:
    — Ты не хочешь повести эту штуковину? А то мне пока приходится блокировать телефон сержанта в технополе, чтоб он не связался с Галбезом. Это немного отвлекает от дороги.
    — Ты что, Иван? — отрезала девушка. — Я никогда и в глаза не видела таких машин. А почему ты не забрал у него трубку?
    — Нельзя. Это личный канал спецсвязи командира поисковой группы. Он мог заподозрить неладное.
    Немного погодя Стрельцов оглянулся — холм уже скрылся из виду. Тут парень остановил машину и неожиданно разразился хохотом. Катька еле дозналась от смеющегося жениха, в чем дело.
    — Помнишь, когда мы выходили из грота, я присел — завязать шнурок?
    — Ну и что?
    — На самом деле я подобрал околачивающегося там шарика-вонючку и сунул его в рюкзак сержанту. — Изливая душу, Иван ржал еще заразительней.
    — Что-то я не почувствовала дурного запаха, — недоверчиво сказала девушка.
    — Ну, правильно. Я же плотно проклеил липучку по всей горловине мешка, — все больше заливался жених. — Когда откроют — тогда и почувствуют…
    Катька тоже затряслась и сквозь смех еле выдавила:
    — Ну и шутки у тебя, Иван. Какие-то дебильные…
    — Но ты же смеешься.
    — Я смеюсь не над шуткой, а над тем, какой ты еще, оказывается, ребенок.
    Спустя минуту молодой человек успокоился и вновь запустил двигатель.
    Когда гринчане отъехали на достаточное расстояние, Стрельцов снял блокировку мобильного телефона сержанта. Чуть позже Иван решил все же заглянуть в инфосистему Галбеза, чтобы определить, как там отреагировали на последнее происшествие. Чтец обнаружил, что в системе плавает, ожидая его, персональный вызов генерала Войко. Парень решил играть в открытую. Он проник в канал спецсвязи и обратился к высокопоставленному бэгэбэшнику:
    — Чтец на связи. Что вам угодно, генерал, на сей раз?
    — Ловко ты провел наших людей в гроте, —со смехом отозвался службист. — Поздравляю.
    — Спасибо.
    — Я знаю сержанта несколько лет. Он — хороший разведчик. Давно его так не уделывали. Впечатление такое, что бедолага на тебя даже обиделся! будто ты ему в карман наложил…
    Гринчанин скромно промолчал.
    — Ваня, а почему ты думаешь, что мы собираемся тебя кастрировать?
    Уж чего-чего, а такого вопроса Стрельцов никак не ожидал. Парень резко дал по тормозам — таким образом физическое тело Чтеца отреагировало на внезапную головоломку. Вездеход, плавно скользя по траве, развернулся и медленно закружился вокруг своей оси, отвечая на странный маневр водителя, — машина ведь не имела жесткого сцепления с землей.
    — Можешь быть уверен, что твоему «хозяйству» ничего не угрожает, — с поддевкой продолжал Войко.
    — А с чего вы это взяли? — удивился Иван. — Разве я говорил вам, что опасаюсь кастрации? Что-то не припомню такого.
    — Нет. Ты, естественно, не говорил. Об этом мне сказал Старолюб.
    Обескураженный Стрельцов окончательно пришел в замешательство и, остановив машину, вы ключил двигатель.
    — Я и Старолюбу не говорил ничего подобн го, — возмутился Иван.
    — Старолюб — опытный следопыт. Он обнаружил в инфополе микрообломки твоих волнений и страхов и сумел их реконструировать.
    «Час от часу не легче!» — подумал парень. Катька толкнула жениха в бок и спросила:
    — Почему мы остановились?
    Стрельцов выразительно поднял указательный палец правой руки, обозначающий: погоди, не мешай. Чтец с силой зажмурился, чтобы не отвлекаться на внешние раздражители. «Но ведь Старолюб никак не может быть заурядным агентом БГБ, — размышлял он про себя, на минуту оставив беседу с генералом. — Что-то тут не так».
    Мудрец, по наблюдениям Ивана, не являлся таким же свободным «гражданином» инфополя, как он сам, ибо в этом случае Стрельцову удалось бы, наверное, «вычислить» если не конкретную область «обитания», то уж, по крайней мере, те слои, где можно найти Старолюба в любой момент. Нет! Таких слоев в технополе не было. Хотя, естественно, оно — поле — безгранично, и утверждать что-то со стопроцентной убежденностью было бы признаком излишней самоуверенности. Но все-таки, опираясь на свое видение той реальности, Чтец не чувствовал постоянного присутствия в технополе толкователя древней религии. Более того, Стрельцов абсолютно был уверен в обратном, потому что его вольные поиски доброго знакомого никогда не приводили к успеху. Старика можно было только вызвать концентрацией воли, а уж потом ждать — появится тот или нет. Какой-то загадочный мираж извне! Но и техническим интеллектом он тоже не являлся. Да и само поле, предлагая познакомиться с мудрецом, сказало, что человек человеку внемлет. Иван все собирался поговорить со Старолюбом начистоту, чтобы узнать о нем побольше. Но события последних дней, заполненные невероятными поворотами судьбы, не оставляли времени для спокойной беседы.
    Стрельцов вернулся к разговору с Войко:
    — А откуда вы знаете Старолюба?
    — Он сам на меня вышел, вернее, на мой компьютер.
    — Давно это было? — продолжал расспрашивать Иван.
    — Если ты имеешь в виду первый раз, так это было еще в прошлом году.
    — Вот как? — удивился парнишка.
    — Да. Именно он и посоветовал открыть Школу Резерва на Грине, чтобы обнаружить тебя, — объяснил генерал. — Ты не представляешь, каких трудов нам стоило протащить это решение через Кадровый департамент. Мне пришлось поднять все свои связи, чтобы инициатива исходила якобы от правительства, а не от Галбеза, дабы не возбуждать излишних подозрений.
    — А я-то думал, вы вычислили меня в Школе по возмущениям инфополя, — растерянно произнес гринчанин.
    — Ваня, ты не пугай меня своими терминами, — усмехнулся генерал. — Какие возмущения? Кроме тебя, их никто не видит. Нашей аппаратуре это не по зубам… Просто, когда все окружающие серверы дали сбои — мы поняли, что они работают на тебя. Значит — началось! А ты, видимо, на первых порах имел дело больше с реальным массивом информации, а не с их отражениями в технополе… и носился по Галактсети, а не по киберпространству… Так?
    — Так, — ответил Иван и подумал: «Какой я осел!»
    — Ну вот поэтому и наделал столько шума — по неопытности… Искусство Чтеца, как я понимаю, тоже можно оттачивать…
    — А откуда старику знать, что я появлюсь в Школе? — не переставал удивляться молодой человек.
    — Наш добрый фантом расшифровал одно старинное пророчество, напоминающее, как он говорит, на первый взгляд обычную сказку, но имеющую, по сути, двойное дно, — ответил Войко. — Пока, как видишь, все подтверждается.
    — А кого вы называете фантомом? — уточнил Иван.
    — Кого, кого, — передразнил службист. — Естественно, Старолюба. Ведь он (опять же чисто с его слов) не имеет физического тела.
    «Вот те раз!» — Стрельцова будто слегка ударило током. Шарады, ребусы и головоломки сыпались на его бедную голову не меньшим потоком, чем открытия, с тех пор, как у него проявились способности Чтеца.
    — А что еще сказано в том пророчестве? — поинтересовался гринчанин.
    —Если говорить о самом главном, то ты должен будешь сразиться с некой Зловещей Тенью, угрожающей существованию инфополя.
    Эта фраза буквально пригвоздила парня к сиденью вездехода. Ему показалось, что он ощущает, как под огромной тяжестью прогибается водительское кресло. Руки и ноги словно свинцом налились. «Ну вообще, полный отвал», — мелькнуло в голове у Ваньки.
    — А что вам известно о Зловещей Тени? — не унимался Стрельцов.
    — Почти ничего, ведь мы не обладаем способностью к мироощущению той реальности, — разочаровал генерал. — И даже наше лучшее оборудование не может зафиксировать сей объект, имеющий потустороннюю природу. Если бы не Старолюб, то я бы не знал ничего о Тени, так же как и о твоих страхах насчет кастрации. Кстати, Иван, ты так и не ответил, почему испугался именно этого, — усмехнулся службист.
    — Ничего смешного нет, если, конечно, примерить ситуацию на себя, — разозлился Стрельцов. —Почему, почему, — пробурчал он. — Вы отлично знаете, что у первых инфохомосов гены, отвечающие за размножение, безжалостно санировались, чтобы Чтецы не имели естественного потомства. А раз у меня эти гены в порядке, то почему бы не предположить возможность решения данной проблемы хирургическим путем? От вас всего можно ожидать!
    — Иван, уверяю тебя, что в этом вопросе мы абсолютно не согласны с создателями проекта «Инфохомос», — торопливо оправдывался службист. — Да и было это триста лет назад. Сам пойми…
    — А чем вы можете подтвердить, что Школа Резерва была открыта специально «под меня», — переменил тему Стрельцов.
    — Можешь посмотреть бюджет Галбеза на этот год, — отозвался Войко. — От тебя ведь не существует секретов. Там в плане финансирования ты найдешь отдельной строчкой инициативу «Чтец».
    Иван устало проник в массив бюджета БГБ и через некоторое время нашел там искомую строчку. Потом он сказал генералу:
    — А почем я знаю? Может, вы только вчера внесли туда эту запись, чтобы подсунуть мне… специально?
    — Глупости, курсант. Нам больше делать нечего, — ответил службист. — И потом, ты ведь в принципе можешь восстановить все этапы построения и изменения инфомассивов, так что — пожалуйста, убедись.
    — Ладно, — согласился Иван. — Значит, и Грину присвоили первую категорию только из-за меня?
    — Скажем так: в этом есть твоя заслуга… и довольно весомая.
    — Ого-го!.. А что еще Старолюб рассказывал о Тени?
    — Об этом лучше тебе поговорить с ним самим, — отозвался генерал.
    — Но ведь вы сказали, что этот объект имеет потустороннюю природу, — продолжал Стрельцов. — Почему же тогда ваше ведомство занимается этим делом?
    — Потому что это один из аспектов галактической безопасности, и, следовательно, мы должны его изучать, — отчеканил генерал. — Что поделаешь, если это объективная реальность и она существует независимо от того, хотим мы этого или нет. Например, на Земле в России еще в восьмидесятых годах двадцатого века уже работал засекреченный институт привидений. И причем… довольно успешно. Другое дело, что об этом не сообщается населению, потому что большинство людей, да и вся наша цивилизация в целом, пока еще не готовы к адекватному восприятию той действительности.
    — Генерал, а вас не смущает, что пророчество опирается на обыкновенную сказку? Разве можно строить работу спецслужбы на такой зыбкой основе? — съязвил Стрельцов.
    — Ничуть не смущает, — парировал Войко. — Да и сказка-то как раз необыкновенная. — Службист на минутку задумался, а затем спросил: — Может быть, ты слышал, Иван, что «Одиссею» и «Илиаду» Гомера тоже сначала считали сказочками, этакими поэтизированными представлениями древних о жизни богов и людей… А потом, изучив события, описанные в поэмах, ученые обнаружили древнюю Трою.
    — Слышал, — ответил Чтец. — Но это совсем из другой оперы.
    — Ну хорошо. А, например, русскую народную сказку об Иване Царевиче и Сером Волке ты читал? — не унимался службист.
    — Ну и что дальше?
    — А дальше… Современные исследователи неопознанного считают, что языческие жрецы умели вселять свою душу в мертвое тело животного, — пояснил генерал. — А в давно знакомой, казалось бы, сказке, по их мнению, повествуется — иносказательно — о том, хак царевич перемещался в только что убитого волка и в обличий зверя, пользуясь безошибочным природным чутьем и повадками хищника, проникал куда ему нужно и совершал необходимые действия. При этом оборотень сохранял твердый расчет в поступках, основанный на человеческом разуме. Вот тебе и сказочка…
    — Пусть даже так, — упорно не соглашался молодой человек. — Но ко мне это все равно не имеет никакого отношения!
    — Ладно. Будем говорить языком фактов, — четко, по-военному, отрезал генерал. — Первое: согласно расшифрованному пророчеству открыли Школу Резерва и вычислили Чтеца. Факт?
    — Факт, — подтвердил Иван.
    — Второе, ты сам-то хоть видел эту Тень?
    — Да-а… — Стрельцов немного замялся. — Мне кажется, однажды мы встречались.
    — Ну вот видишь, — обрадовался службист. — Чем тебе не факт? Если б не Старолюб со своей, как ты говоришь, сказочкой, я бы и знать не знал, что где-то в другом измерении некое чудище бессовестно угнетает технополе. Короче, Иван, мы уже и так с гобой слишком много выболтали для открытой беседы в эфире, даже невзирая на то, что это спецсвязь… Хватит уже бегать! Поговорим обо всем у меня — в штаб-квартире. — Бэгэбэшник выдержал паузу. — Ваня, нас ждет большая и тяжелая работа. Так что… высылаю за тобой типолет. Давай координаты.
    Иван наконец-то поверил генералу и с облегчением вздохнул: хоть одной проблемой меньше! Ему уже порядком надоело скрываться от Галбеза, постоянно находясь в напряжении. Парень выдал в эфир свои координаты, затем, мысленно отслоившись от аналоговой личности, вернулся в физическую реальность и с удовольствием открыл глаза.
    Стрельцов огляделся и внутренне растерялся. Чего-то не хватало… очень важного. Он сразу как-то не мог сообразить. «Ах, да! Катька!» На соседнем сиденье ее не было. Ванька испугался и метнулся к дверце. Перегнувшись через полуопущенное стекло, парень тут же обнаружил свою невесту. Девушка как ни в чем не бывало лежала около вездехода на каком-то покрывале, очевидно, взятом на заднем сиденье, и беззаботно загорала, обнажив свою восхитительную фигуру. Успокоенный Иван позвал подругу:
    — Кать, одевайся. Сейчас прилетит галбезовский типолет. Возвращаемся в штаб-квартиру.
    Катерина уставилась на спутника, удивленно округлив глаза, отчего стала еще красивее. Чтец объяснил:
    — Я сейчас получил подтверждение того, что генерал не врет. Мне придется действительно поработать какое-то время в их системе.
    Невеста накинула платье и, обиженно надув губы, обратилась к жениху:
    — Вань, так же нельзя. Ты уткнулся в свое инфополе и ничего не замечаешь. Я тебя тереблю, тереблю, а в ответ — ноль внимания. Вот так меня уведут у тебя из-под самого носа, а ты и не заметишь…
    Стрельцов смутился, чувствуя свою вину перед любимой.
    — Кать, ну прости. Это, знаешь, как наваждение… — И решительно добавил: — Но я тебя никому не отдам. Ишь, уведут… Да у них ума не хватит.
    Влюбленная парочка примирительно обнялась…
    Вскоре за ними прибыла разведтарелка.

Часть 2
БЮРО ГАЛАКТИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Глава 13

    На Стрельцова в упор — глаза в глаза — придирчиво смотрел молодой человек в форме лейтенанта БГБ. Иван в свою очередь отвечал ему взаимностью, с интересом изучая внешний вид офицера. Это был высокий широкоплечий парень. Шатен с европейским, как сказали бы на Земле, типом лица. В меру широкие скулы. Изящный, но в то же время волевой подбородок. Прямой с чуть заметной горбинкой нос. В умных зеленых глазах пряталась почти неуловимая искорка юмора. Упрямо сжатые губы придавали всему образу выражение строгости и торжественности.
    Надо сказать, что новенькая форма была молодому человеку очень к лицу. Специальные нашивки на погонах указывали на принадлежность офицера к одной из наиболее секретных служб Галбеза, агенты которой обладали самыми широкими полномочиями в принятии решений и отличались почти неконтролируемой самостоятельностью действий. В сущности, этот лейтенант по своим должностным возможностям в системе БГБ соответствовал обычному полковнику (из других служб). Наверное, поэтому доминантой в облике молодого бэгэбэшника была уверенность в себе. Каждая спецнашивка по внешнему виду напоминала извивающуюся змейку. Это обстоятельство объясняло, почему на внутреннем жаргоне Галбеза офицеров данной службы называли змееносцами.
    Иван еще постоял немного возле зеркала, изучая свое изображение, и остался доволен. Он вспомнил, как обрадовались родители, когда их сын поступил в Школу Резерва. Мать почему-то всегда хотела, чтобы Ваня стал офицером. И вот теперь ее мечта сбылась. «Кстати, — подумал Стрельцов, — надо сообщить родителям, что у меня все нормально».
    Для своего возраста молодой гринчанин неплохо устроился в Бюро Галактической Безопасности. Подчинялся он непосредственно генералу Войко и ни с кем более не обсуждал планов своих операций. Генералу пришлось изрядно попотеть, чтобы пробить своему новому сотруднику лейтенантское звание (да еще в качестве змееносца!), ведь у Ивана не было диплома, подтверждающего получение необходимого образования. Зато он с необычайной легкостью сдал квалификационный экзамен. Для Чтеца установленная процедура показалась просто смешной. Но порядок есть порядок, и Стрельцову пришлось продемонстрировать малую толику своих способностей комиссии, состоящей из старших офицеров с умными на первый взгляд физиономиями. Лейтенантский тест по уровню сложности представлял для Ивана набор простейших детских загадок. Молодой человек как орешки расщелкал увесистый томик вопросов за пару минут. Наверное, с таким же успехом Чтец расщелкал бы и генеральский тест. Ведь технополе, из которого кибердвойник выуживал ответы, — очень демократаческая субстанция: информация не подразделяется там на лейтенантскую и генеральскую.
    Специальные нашивки на погонах, как и следовало ожидать, не обманывали насчет широты полномочий. Лейтенанту было поручено курировать по линии своей службы целое Управление системной безопасности БГБ. Начальство столь важного для межпланетного ведомства управления на первых порах недоуменно поглядывало на слишком молоденького куратора, вычисляя, вероятно, в уме, кто же из высшего генералитета бессовестно засунул своего отпрыска на такую ответственную должность, требующую от человека самых широких профессиональных познаний… Но Иван быстро привел всех в чувство, продемонстрировав квалификацию и компетентность.
    Еще при первой встрече с генералом Войко, когда типолет доставил Ваньку и Катерину из заповедника прямо на крышу штаб-квартиры БГБ, службист попросил Чтеца «осмотреть» сети Галбеза и оценить уровень их защищенности. Стрельцов тогда пораженно воскликнул:
    — Чем занимаются ваши специалисты из УСБ?
    — Как чем? — удивился генерал. — Обеспечивают безопасность компьютерных систем.
    — Да ваши сети продырявлены хакерами, как решето.
    — Не может быть, — ахнул Войко.
    — Зачем же вы попросили меня осмотреть ваше хозяйство, если сами не соглашаетесь с моими оценками? — развел руками Иван.
    — Но как ты это видишь?
    — Это очень трудно объяснить непосвященному. Вот вы, например, смогли бы объяснить дальтонику, имеющему ущербное черно-белое восприятие действительности, что такое зеленый цвет, а что такое красный?
    Генерал, соглашаясь, непроизвольно почесал затылок:
    — Ну хотя бы образно ты можешь описать, что видишь?
    — Попробую, — согласился Иван. — Информация обладает очень стройной гармонией и яркой красотой, как затейливый рисунок на большом ковре. Если рисунок где-то подпорчен, это сразу бросается в глаза. Или представьте, например, — продолжил Иван, — что вы идете по улице, застроенной однотипными многоэтажными домами. На отдельные детали фасадов вы, как правило, не обращаете никакого внимания. Все конструкции и окна сливаются в естественный фон. Но предположим, что в одном из помещений разгорелся пожар: из окна ползет дым, стена в этом месте закоптилась. Вот здесь-то ваш взгляд и задерживается, по сути, автоматически. Понимаете?
    — Почти, — неуверенно покачал головой Войко.
    — Ну, хорошо. Поскольку ковер с рисунком информации в технополе очень большой, его можно образно сравнить с сельскохозяйственными плантациями. Представьте, что вы летите на высоте птичьего полета над пшеничным полем. Зрелые колосья под напором ветра переливаются, словно морские волны. Зрелище по своей красоте — захватывающее. И вдруг посреди хлебного поля — воронка от взрыва. Ее просто нельзя не заметить. Здесь как раз поработал хакер — вот вам и аналогия. Теперь понимаете?
    — То, что ты это видишь, я понял—ответил генерал. — Но я никак не могу понять, как хакер оставляет следы в инфополе, Ну, скажем, покрутился он вокруг кода, защищающего вход в систему. Если подобрал код или как-то вычислил его, то вошел в систему; если не подобрал — отправился восвояси. Какие там могут быть следы?.. Вот что интересно.
    — Хм-м… — отозвался Стрельцов. — Это только кажется, что поле — вроде поверхности воды на озере: бросил камень, круги разошлись, поверхность выровнялась — и никаких тебе следов.
    — Во-во! В самую точку, — перебил Войко. — Ты прямо мысли мои читаешь.
    — Но на самом деле инфополе представляет собой взаимосвязанную систему со своей экологией, если хотите. Хакер нарушает техническую составляющую этой системы. Он — браконьер в море информации… и ловит свою рыбку запрещенным способом.
    Хотя, конечно, как и экосистема, поле со временем самовосстанавливается — те самые воронки от взрывов на пшеничном поле постепенно затягиваются, но только в определенных пределах — какой-то процент от всей площади, так же как речка от одинокой хижины на берегу не погибнет, а если большой город превратит ее в сточную канаву, то органика вымрет. Понятно?
    — Вот теперь уже точно — почти, — улыбнулся генерал.
    Иван продолжил:
    — Хоть хакер и подобрал «ключ» и вошел в систему вроде как по установленному коду, но перед этим грубым подбором отмычек он нарушил гармонию информации, вызвал непродуктивные возмущения поля и, в конечном итоге, захламил его, обломками ненужной информации.
    — Ну, Ваня, с такими возможностями тебе — и карты в руки. Бери невидимую экологию под свою защиту, — немного напыщенно попросил тогда Войко.
    Жизнь в Управлении системной безопасности БГБ с появлением в нем Стрельцова закипела так бурно, что повергла в изумление даже самых опытных профессионалов Галбеза.
    В первые же дни пребывания на новой должности Чтец сконструировал специальную программу, защищающую компьютерные сети от проникновения хакеров, вернее, смодулировал, потому что как программист — в прямом смысле слова — на клавиатуре он ее не набирал. Не вдаваясь в технические сложности, можно описать действие программы следующим образом. Если сеть, на которую осуществлялось нападение, принадлежала правительственному учреждению, то немедленно после попытки взлома, даже неудачной, компьютер хакера сам, без ведома хозяина, отправлял сообщение в Управление системной безопасности БГБ; если сеть частная, то в адрес полицейского отдела по борьбе с системными преступлениями. В сообщении содержалось признание в содеянном преступлении с просьбой провести более тщательное расследование. Можно назвать это добровольной явкой с повинной по компьютерной почте. Указанное признание скреплялось личной электронной подписью владельца компьютера. Поэтому данный документ имел юридическую силу в соответствии с действующим законодательством и служил основанием для получения в прокуратуре ордера на обыск у хакера, а также для конфискации — в случае необходимости — оборудования и других улик в качестве вещественных доказательств. Кроме того, в особых случаях — покушениях на терроризм — такого документа было достаточно для получения санкции на арест подозреваемого злоумышленника.
    Что тут началось!
    Такого аврала в Управлении системной безопасности БГБ не помнили, пожалуй, с самого момента его основания. Работники Управления просто физически не успевали выезжать по вызовам — точь-в-точь как скорая помощь. От усталости люди валились с ног. УСБ пришлось обращаться к руководству Галбеза с просьбой усилить службу людьми — хотя бы на время. Обработать такой объем информации по вновь заведенным делам сразу не представлялось возможным, поэтому у хакеров просто изымали компьютеры, так как на жестких носителях хранились данные, незаконно добытые из чужих сетей, которые служили уликами преступления.
    С физических лиц при этом брали подписку о невыезде и предупреждали о возрастании ответственности в случае получения повторного сообщения, свидетельствующего о том, что хакер не оставил свой преступный промысел. У юридических лиц изымали лицензию на право оказания услуг в сфере программирования, компьютерного сервиса и системного обслуживания — до окончания следствия. На руководителей такой фирмы заводили уголовные дела. Так что дальнейшая деятельность на этом поприще коммерческой структуры, хоть однажды пойманной с поличным при попытке взлома чужих сетей, сразу же прикрывалась.
    В среде хакеров разразилась настоящая паника. Взломщики боялись вообще заходить в Галактическую Сеть. Им казалось, что даже этим естественным действием они могут привлечь к себе внимание полиции или Бюро Галактической Безопасности.
    Среди заказчиков незаконных сетевых операций тут же родилось феноменальное предложение, которое сулило огромный гонорар тому программисту, который придумает и создаст вирус, нейтрализующий программу Чтеца. Таким образом, обитатели городских кварталов, заселенных компьютерными взломщиками, остались, по сути, совсем без работы. А они составляли фактически целый социальный слой населения. И Стрельцов для них стал самой ненавистной фигурой — врагом номер один. Хотя в Галбезе и засекретили личность разработчика антихакерской программы, но стараниями Ричарда Гольфа имя компьютерного гения стало известно всему свету. Президент «РиГл корпо-рейшн» безошибочно связал появление новинки в области системной безопасности с приходом на службу в БГБ Ивана.
    А вот правительство Лиги планет, обезопасив в данный момент свои компьютерные сети, столкнулось в результате успехов Галбеза на ниве борьбы с хакерами с неожиданной проблемой — необходимостью трудоустройства огромного числа программистов, которые кормились раньше на рынке незаконных услуг по взлому сетей, а теперь остались без средств к существованию вместе со своими семьями. Воистину не знаешь, где найдешь, где потеряешь.
    Катерина на новом месте устроилась ничуть не хуже Ивана. Стрельцов настоял перед своим шефом, что в работе ему необходим помощник, которому бы он мог полностью доверять. Кандидатура на эту должность была только одна… И Катя на правах гражданского служащего (каковых в Галбезе было предостаточно) поступила в полное подчинение Ивана. Стоит ли говорить о том, как девушке повезло с начальством. Она практически была предоставлена самой себе, ведь все равно «залезть» вместо Чтеца в технополе она бы не смогла при всем желании.
    Лишь изредка Иван использовал невесту в представительских целях — посылал вместо себя на какое-нибудь занудное и ничего не значащее совещание, организованное генералом Войко, на котором по протоколу было необходимо присутствие представителя секретной службы.
    С жильем у молодой пары тоже все сложилось. Выделенный Стрельцову служебный особняк с охраной в одном из престижных районов столицы Октавы скромным гринчанам показался шикарным дворцом.
    На фоне удачно налаженного быта определенную опасность для влюбленных представляли, конечно, разъяренные хакеры… Но, во-первых, аккуратный особняк гринчан надежно охранялся. А во-вторых, высокий статус Ивана удерживал горячие головы от решительных действий против своего обидчика. Да и что могло дать, по большому счету, даже физическое устранение Чтеца, кроме мести? В принципе ничего. Ведь дело уже сделано. Анти-хакерская программа запущена… и компьютерным взломщикам стоило лучше потратить свою энергию на создание вируса, способного разрушить хитроумную конструкцию Стрельцова, чем, кстати, многие из них и пытались заниматься — в надежде получить огромную премию. И кроме того, рождение желанного вируса сделало бы его создателя настоящим героем в своей среде…
    Строго говоря, специалисты экстра-класса из числа хакеров вовсе не обижались на Ивана. Ведь настоящий воин почтет за честь встретиться в поединке с достойным противником. А гвардейское звание можно завоевать только в ожесточенном сражении…
    Иными словами, активная работа велась и с той, и с другой стороны. Иван ведь тоже отслеживал в инфополе потуги своих соперников и про себя давно отметил, что среди подпольных программистов есть ребята очень башковитые.
    В общем, жизнь на новом месте вполне вошла в свою колею. И жених с невестой начали всерьез подумывать о назначении даты официального бракосочетания.

Глава 14

    Дела в подшефном Управлении системной безопасности БГБ шли в гору. Генерал Войко только и успевал выдавать наверх победные реляции. Босс никак не мог нарадоваться на свое вновь приобретенное сокровище — системного гения Стрельцова. Иван задал в УСБ высокий ритм работы. Он поддержал личным участием узловые программные проекты Галбеза. А теперь с успехом «расшивал» своим вмешательством самые узкие места в решении текущих проблем, стоящих перед управлением. Как известно, профессионально заведенный механизм обладает хорошей инерцией. Поэтому сейчас у Чтеца появилась неплохая возможность без ущерба для дела заняться разгадкой многих вопросов, интересующих лично его.
    Хоть все вокруг и считали Стрельцова информационным суперменом, сам он полагал, что нет предела процессу познания. Каждый день приносил пусть небольшие, но все-таки открытия из жизни гигантского мира технополя. Одной из самых интригующих загадок того измерения была личность Старолюба. Сегодня Иван наконец-то решил посвятить беседе с дружелюбным фантомом как можно больше времени.
    Под занавес рабочего дня Иван зашел в свой кабинет и закрыл дверь на ключ, чтобы никто не помешал сосредоточиться на диалоге. Молодой человек придвинулся к окну и посмотрел с высоты тридцатого этажа на поток квадромобилей, движущихся внизу. Эта картина механического муравейника почему-то всегда его успокаивала и настраивала сознание на самый продуктивный труд. Зарядившись эмоционально от привычного вида уличной суеты. Чтец вошел в технополе и сконцентрировался на обращении к Старолюбу.
    — Сказано: «Стучите, и отворят вам», — послышался вскоре знакомый голос невидимого собеседника.
    — Рад тебя слышать, старик, — произнес Стрельцов.
    — Взаимно, Ваня.
    — Я давно хотел тебя спросить, почему нас называют Чтецами? — сразу приступил к делу лейтенант БГБ.
    — Это название, — откликнулся Старолюб, — присвоили, собственно, в Галбезе. Вероятно, оно имело смысл служебного секретного кода, вроде клички агента. Но охватывало при этом целое сообщество людей, вернее, инфохомосов, обладающих уникальной способностью считывать информацию из технополя путем телепатического подключения. Если быть точным, то первоначальная версия названия выглядела как «Киберчтец», и, по-моему, эта версия более удачно подчеркивала смысл секретного кода, указывающего на способность инфохомосов работать в киберпространстве. Но со временем приставка «кибер» атрофировалась как неудобный рудимент, и до наших дней дошло только «Чтец». Кроме того, здесь, по-видимому, нашла свое отражение манера разговора Старолюбов, как бы по-церковному распевающих слова. Если ты заметил…
    — Заметил, — отозвался Иван.
    — Человека, просто считывающего информацию, пусть даже их технополя, можно было бы назвать и читателем, не так ли?
    — Вполне, — подтвердил парень.
    — Но, согласись, чтец и читатель — разные вещи. Чтец читает молитвы либо декламирует с выражением стихи, а читатель молча пробегает глазами по строчкам текста. — Старолюб немного задумался, но тут же продолжил: — И наконец, читателей много, а чтецов — единицы. Ведь так?
    — Так.
    Данное объяснение в части логического обоснования групповой клички, вероятно, являлось личным мнением Старолюба, его умозаключением. Но в целом выглядело довольно убедительно и вполне удовлетворило Ивана.
    — Генерал Войко сказал, что у тебя нет физического тела. Это правда? — спросил Стрельцов.
    — Правда.
    — А я думал, ты — человек.
    — Ты правильно думал, сынок…
    — Объясни толком, — попросил Иван.
    — Бренные останки моей телесной оболочки покоятся, как и положено, на кладбище среди могил других Старолюбов… Уж век минул с той поры, как я топтал своими ногами гостеприимную планету инфохомосов, — пояснил старик. — Так что. Старолюбы научились концентрировать субстанцию личности, некую вытяжку сознания, и помещать ее посмертно в технополе? — поразился Стрельцов.
    — Ничего подобного… люди — не боги, — ответил Старолюб. — Создать жизнеспособную квинтэссенцию личности и даровать ей приют в технополе им пока что не под силу.
    — Но ведь субстанция твоей личности умудряется как-то разговаривать со мной.
    — С тобой общается моя душа.
    — А что, души обитают в технополе?
    — После смерти души людей отходят в ноосферу, которая располагается над технополем, а затем (если они ничем не связаны с землей) перемещаются на верхние уровни Святого Духа — в распоряжение Божественного Сознания. Далее возможны перевоплощения — на усмотрение Создателя.
    — Но с твоих слов я понял, что прошел уж век, — уточнил Иван, — а ты и поныне в ноосфере…
    — Я посвятил всю жизнь свою богослужению и посмертно был канонизирован Церковью Старолюбов, — пояснил фантом, — то есть причислен к лику святых. Поэтому ко мне постоянно обращаются с просьбами в молитвах жители планеты инфохомосов. И пока в их сердцах будет жить память обо мне, моя душа не покинет ноосферу. Такова воля Господня.
    — А почему паства не обращается напрямую к богу? — наивно спросил молодой человек.
    — Сказано: «Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно…»(Исход, 20:7. о. )
    — Разъясни по-светски.
    — Ты, если потеряешь иголку в квартире и расстроишься из-за этого, то не станешь же просить правительство Лиги помочь тебе с поисками?
    — Естественно, нет.
    — А если бы и попросил, то все равно никто бы не откликнулся. Так же и Отца нашего Небесного не волнуют твои текущие проблемы, которые только тебе кажутся важными, а на самом деле — яйца выеденного не стоят. Создателя интересует лишь направление твоего движения, образно говоря, река жизни.
    — В каком смысле?
    — В прямом: «И показал мне чистую реку воды жизни, светлую, как кристалл, исходящую от престола Бога и Агнца»(Откровение Иоанна Богослова, 22:1.).
    — Понятно. — Ванька деловито почесал в затылке. — А святые? — Святые были смертными и понимали людей. Откликаясь на просьбы паствы о помощи, они дарят ныне живущим через решение трудностей бытия спокойствие и умиротворение в душах, тем самым подталкивая верующих в реку жизни.
    — Ясно. Значит, ко мне, в технополе, ты просто заходишь в гости, так? — спросил Стрельцов.
    — Так. Технополе расположено в низших уровнях Святого Духа. Оно не приспособлено для приюта душ, как, например, ноосфера, имеющая более тонкую структуру. К тому же, технополе перегружено сигналами, импульсами, электричеством и шумом. Ведь в этих слоях работает техника, созданная людьми… структура порядком загажена хламом ненужной информации и не успевает утилизировать отработавшие массивы. Поэтому, Ваня, в технополе мне душно. И от долгого пребывания здесь все способности тают прямо на глазах. Ведь моя паства проживает на другой планете, и ее молитвы сквозь помехи сюда почти не пробиваются, а в них — моя сила, — вздохнул старик. — В родной среде — ноосфере — содержится только чистая информация, отфильтрованная от разного шлака, связанного с сиюминутными потребностями ныне живущих людей.
    — А я думал, что и ноосфера напрямую подчинена интересам текущей жизни на планете… например, она аккумулирует накопленный разум, — сказал Иван.
    — Насчет разума — правильно, но это уже результат текущей жизни. Кроме того, ноосфера каждой планеты хранит в себе энергетические матрицы всех существ, населяющих ее в данный момент. В них закодированы биологические, морально-нравственные и умственные характеристики индивидов. Вот это как раз и есть субстанция личности, квинтэссенция человека, о которой ты спрашивал ранее.
    — А почему инфохомосы создали обособленную Церковь Старолюбов? Ведь вы же христиане? Почему было не присоединиться к одной из существующих конфессий, например, к православию или католичеству? — поинтересовался Стрельцов.
    — Мы, в общем-то, христиане, но в очень далеком от классического понимания смысле, — ответил старик.
    — Конфессий много, а Библия одна?..
    — Да… Сказано Иисусом: «Ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них»(1 Евангелие отМатфея, 18:20.).
    — И все-таки, чем вас не устраивали существующие конфессии? — переспросил Иван.
    — Богословы посвящают целые жизни учению о Высшем Разуме. А ты хочешь, чтобы я за пять минут раскрыл тебе особенности нашей Церкви.
    — Не упрямься, старик. Изложи суть коротко, тезисно…
    — Хорошо.
    — Только, пожалуйста, без специальных теософских терминов и религиозно-исторических ссылок, — поставил условие лейтенант БГБ, — на простом, доступном, понятном мне языке. Договорились?
    — Может, тебе еще на пальцах объяснить? —усмехнулся далекий собеседник.
    — Если бы я тебя отчетливо видел, то — может быть, а так…
    — Церковь Старолюбов была основана старейшинами рода, чтобы подготовить исход инфохомосов с Грина.
    — Я нашел в технополе, что в соответствии с проектом «Инфохомос» ученые до закладки эмбриона демонтировали в схеме ДНК участки, отвечающие за размножение. Они, видимо, хотели избежать неконтролируемого роста численности киберчтецов, — предположил молодой человек. — Но природа все равно взяла свое… И когда у вас начали появляться дети, вы, наверное, решили бежать, чтобы не подвергать их и свое будущее опасности… Так?
    — В принципе так. Структура ДНК действительно имеет способность самовосстанавливаться, реконструируя генетический механизм наследственности… Но что конкретно ты имел в виду, когда говорил об опасности для нашего потомства? — спросил Старолюб.
    — Высокие политики и военные того времени, посвященные в детали исследования, могли заметить, что проект начал выходить из-под контроля. Вместо послушных агентов, расположенных к изучению точных наук, они получили информационных суперменов. Для вас, как они поняли, не существует никаких государственных секретов. А искусство дипломатии — это зачастую игра тайн, своеобразный политический блеф, — рассуждал Стрельцов. — Кто знает, согласились бы вы и в дальнейшем работать на правительство Лиги в условиях добровольного заточения. Тем более дети, рожденные в семьях инфохомосов, могли унаследовать способности киберчтецов… мощь колонии постоянно возрастала. Ведь вам вполне по силам было бы добиться суверенитета Грина либо переметнуться к Конгломерату Внешних Планет… Терять столь благоприятный по климату мир в самом центре Лиги из-за своего же научного проекта вряд ли входило в планы правящей верхушки… А когда в политике речь идет о государственных интересах, то сотня-другая человеческих жизней не представляет в этой игре большого веса — не более пешек на шахматной доске. Так что, я думаю, в голове отчаянных политиков к тому времени вполне мог созреть план физического уничтожения колонии инфохомосов.
    — Да, если бы они не боялись мести чтецов, то, может быть, так и поступили бы, — подтвердил Старолюб. — Хотя я никого не хочу обвинять. Это просто предположение.
    — Какой мести?
    — Все ученые, участвовавшие в проекте «Инфохомос», в короткий срок скончались от непонятной болезни. Наверное, кураторы-наблюдатели из правительства подумали, что это наших рук дело. Но того, что написано на роду, не избежать. Это была кара божия неразумным людям, которые вломились в священную область мироздания, закрытую для смертных.
    — Понятно, — сказал Иван. — Значит, не желая ввязываться в возможный конфликт с властями, вы решили освоить неизвестную планету и, скрываясь там, обрести независимость. Правильно?
    — Да. Но возможность физического истребления не являлась основным доводом при принятии такого решения. Старейшины больше боялись внутренней опасности.
    — Что, в вашем сообществе наметился раскол? — удивился молодой человек.
    — Нет. Опасность заключалась совсем в другом.
    — В чем же?
    — Инфохомосы — не просто люди. Тебе-то это известно.
    — Конечно.
    — А мир настолько же загадочен и разнообразен, насколько и познаваем.
    — Согласен.
    — Самые опытные Чтецы из первого поколения, постоянно упражняясь в овладении секретами полевых структур, развили свое мастерство ориентации и перемещения в технополе до такого уровня, что научились проникать в соседствующую с ним ноосферу. Вот их-то я бы точно назвал информационными суперменами.
    — Понятно, — вставил Стрельцов.
    — Естественно, что для старейшин, достигших больших высот в изучении инфополя, секреты мироздания приоткрылись, и тут они пришли к выводу, что над популяцией инфохомосов в целом нависла угроза вырождения.
    — Но почему?!
    — Это слишком долго и нудно объяснять.
    — Старик, не виляй, — возмутился Иван. — Мне важно знать!
    — Хорошо. — Старолюб немного помолчал, собираясь с мыслями. — Человек не знает точно, что будет после смерти. Будет ли, к примеру, перерождение или нет. Но он видит, что в этой жизни зачастую злому живется легче. Не правда ли?
    — Наверное, — отозвался молодой человек.
    — Он знает, что если где-то прижать слабого и отобрать у него нечто полезное, ценное, то ему десь сейчас будет жить легче и веселее.
    — Ну и что?
    — Не гони лошадей, — осадил парня Старолюб.
    — Извини.
    — Самые различные религии толкуют человеку, в общем-то, одну и ту же мысль. Если он не будет пренебрегать духовной культурой, совершая при этом добро по отношению ко всему окружающему… Если он не будет стремиться только к земным благам, то ему обеспечена вечная жизнь. Сказано:
    «Удобней верблюду пройти сквозь игольное ушко, нежели богатому войти в Царство Божие»( Евангелие от Матфея, 19:20.).
    — Понятно.
    — Не перебивай.
    — Извини.
    — Целые народы, у которых все вожделения направлены на потребление, вымирают, независимо от того, на какой ступени развития стоят. И наоборот… Народы, переживающие без ропота и возмущения в тяжких трудах длительные удары судьбы, впоследствии крепнут и процветают.
    — Можно поближе к инфохомосам? — поторопил Стрельцов.
    — Большое видится на расстоянии. Нельзя описать костюм, если рассматривать только пуговицу. — Извини еще раз.
    — Человек имеет право выбора. На него наложено ИСПЫТАНИЕ ВЕРОЙ. Поскольку, протягивая руку помощи другому в ущерб себе, он может лишь надеяться на то, что поступает правильно, что не оставляет этим необдуманным действием себя и свою семью без хлеба насущного. Но в тот момент, когда он принимает решение все-таки помочь в этой жизни другому, оторвав что-то от себя, в тот самый момент в ноосфере, окружающей любую заселенную планету, рождается громадная энергия, которой и питается Высшее Сознание. Как, например, твой компьютер питается от электричества. Понял?
    — Понял, — отозвался Иван.
    — Мироздание — это практика взращивания осознанной веры, — резюмировал Старолюб. — Осознанную веру в свою очередь можно построить только из любви, ума и воли. Если довести эти качества до совершенства, то человеческая душа сливается с Высшим Сознанием и, по сути, больше не нуждается ни в каких перерождениях.
    — Ну, а что же все-таки инфохомосы? — нетерпеливо спросил Стрельцов.
    — Инфохомосы, научившись проникать в ноосферу, познали те секреты мироздания, которые простым смертным недоступны.
    — Но ты же сам говорил, что самые массовые религии раскрывают эти секреты, показывая, какой путь ведет в вечность.
    — А вот в этом-то и заключена вся суть. — Старик чуть повысил голос. — Одно дело ВЕРИТЬ, другое — ЗНАТЬ. Человек, как я тебе уже толковал, делая добро, рождает созидательную энергию космоса и взращивает ту самую осознанную веру — основу мироздания. А инфохомос, лишенный ИСПЫТАНИЯ ВЕРОЙ, поступает наверняка, даже если этот поступок на самом деле соответствует его убеждениям. Ну если пояснить на примере, то обыкновенный человек (не имеющий опыта в каком-то узком вопросе) как бы на веру воспринимает, скажем, что нельзя баловаться с кипятком, потому что можно обжечься. А инфохомос, — про должая этот пример, — знает точно, что с кипятком шутки плохи. Понял?
    — Я не пойму одного, — ответил молодой человек. — Если инфохомос поступает правильно, пусть даже зная об этом наверняка, что в нем плохого? Какие законы мироздания он нарушает?
    — Видишь ли, — протянул нараспев Старолюб. — Природа — очень рациональна… И если отдельному Чтецу ничего не грозит в случае, когда он поступает по законам мироздания (например, как тебе), то популяция в целом, не производящая живительной энергии, подлежит вымиранию. Сказано: «Всякое дерево, не приносящее плода доброго, срубают и бросают в огонь»(Евангелие от Матфея, 7:19.) Поэтому старейшины рода, создавая Церковь Старолюбов и подготавливая исход колонии с Грина, руководствовались одной целью: отлучить свою молодежь от инфополя.
    — Ни за что не додумался бы до такого, — изумился Иван. — Значит, вы не развиваете дар Чтеца в своих детях, а глушите его?
    — Именно так. Сказано: «И если глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя: лучше тебе с одним глазом войти в жизнь, нежели с двумя глазами быть ввержену в геенну огненную»(Евангелие от Матфея, 18:19.).
    — Но вы-то вырываете не свои глаза! За чужой-то счет — оно просто быть мудрецом! — возмутился Стрельцов.
    — Смотря с какого уровня понимания рассмат-к ривать проблему, — отрезал старик. — Прижигая рану, ты вместе с пораженными участками кожи убиваешь и часть здоровых. Мозг не спрашивает отдельно взятую клеточку, какие решения ему принимать в тех или иных ситуациях. Он находится на верхнем этаже и заботится обо всем организме в целом.
    — Да-к то ж мозг! — не согласился Чтец. — А ваших старейшин кто назначил мозгом? Они самостийно, никого не спросив, келейно присвоили себе эту привилегию.
    — К старости, Ваня, мудрость сама перемещается из штанов в голову…
    Парень немного задумался и спросил:
    — Ты хочешь сказать в самом общем плане: разум к тому времени побеждает желания?
    Старолюб промолчал, но Иван в одиночку развил свою мысль:
    — А может быть, желания сами покидают разбитый возрастом организм, а разуму практически больше ничего и не остается, как только подняться в голову?
    — Ты закончил? — вежливо поинтересовался далекий собеседник.
    — Только не получил ответа! — воскликнул возбужденный Стрельцов.
    — Получил, но не расслышал, — возразил протяжный голос.
    — Поясни еще раз…
    — …Ты замкнулся на отдельном индивиде, который имеет высокоразвитый организм как данность. Но ведь это не только его организм. По воле Божьей он развивался миллионы лет (хотя каждый субъект лично живет какую-то малость и является ступенькой, пылинкой в поступательном движении истории). Любая клеточка сквозь поколения прошла от простого к сложному, и лишь потом, на вершине эволюции, разум смог в принципе отделиться от желания. Человеческое племя — это тоже высокоразвитый организм…
    Конечно, если встать на позицию конкретного инфохомоса, которому не дали воспользоваться уникальными способностями, то можно подумать, что его «пайку» урезали. Это действительно так. Но недостающая часть как бы ушла на пользу всей популяции… Отдельное и целое, личное и общее: единство и борьба противоположностей — способ существования разумной жизни.
    — Ладно, старик, тебя все равно не переспоришь.
    — Ты просил попроще, а сам лезешь в дебри…
    — Извини, — замялся гринчанин. — Послушай, а ваши мудрецы там ничего не попутали? Ведь у инфохомосов все-таки рождались дети. Вот ты, например, появился же как-то на свет.
    — Все правильно. Дело в том, что блокирующие механизмы мироздания включаются не сразу, а когда вероятностная случайность события перерастает в устойчивую тенденцию… Постоянно увеличивающаяся популяция инфохомосов, по подсчетам старейшин, на тот момент подходила, если можно так сказать, к своей критической массе. Иными словами, численность племени уже лавировала на опасной грани, и нельзя было допустить вмешательства высших сил — они бы пустили Киберчтецов по кругу вымирания.
    — Понятно, — вздохнул лейтенант.
    — Живя на уединенной планете и добывая хлеб насущный в поте лица своего, инфохомосы давно превратились в обычных людей… Ведь если б ты не возбудил свои киберцентры в мозгу, соприкоснувшись с мощным компьютером последнего поколения, то и поныне оставался бы обычным человеком, не так ли?
    — Думаю, что так, — отозвался Стрельцов.
    — Ну вот видишь. То же самое происходит и с нашими детьми. ЗНАНИЕ о феноменальных способностях инфохомосов со временем перешло в закрытый — эзотерический — раздел нашей религии. И дается оно только посвященным — и то лишь с одной целью: жрецы-Старолюбы глушат концентрацией своих способностей при рождении ребенка его связь с инфополем — с целью сразу разорвать невидимую нить, дабы избежать в дальнейшем, как сказано в молитве, искушения от лукавого. Таким образом наш народ удалось вернуть в лоно испытания верой, — закончил Старолюб.
    Пораженный Иван довольно долго молчал, осмысливая полученную от невидимого собеседника информацию. Затем парень спросил:
    — А почему вы назвали свою Церковь именно так?
    — Точно не знаю. Наверное, старейшины хотели подчеркнуть, что с любовью относятся к старой религии (христианству), однако для себя открыли в ней новые грани. Получилось — Старолюбы. А что? По-моему, звучит неплохо? — спросил старик.
    — Я тоже так думаю, — согласился Иван. — А как вам удалось замести следы при побеге с Грина? Ведь о тайных поселениях Старолюбов ходят целые легенды, обрастая самыми нелепыми «фактами» и подробностями. Но никто никогда их не видел. Даже в Галбезе, насколько я знаю, полагают, что за двести лет, прошедших с момента бегства инфохомосов, все Старолюбы давно вымерли.
    — Нам удалось изменить защитное поле тахионового канала и тем самым искривить пространство таким образом, чтобы отклонить точку высадки далеко в сторону от существующих магистральных маршрутов галактического транспорта. А саму планету подобрали наиболее продвинутые Киберчтецы, добившись способности переливаться в ноосферы других миров. Блуждая по тонким оболочкам планет и изучая информацию об их растительном и животном мирах, они присмотрели наиболее подходящее пристанище — близкое по всем критериям к родной планете Грин. Вот так.
    — Понятно.
    — Извини, Ваня. Но здесь, в технополе, очень душно. Продолжим беседу в другой раз.
    — Подожди-подожди, — заторопился Стрельцов. — Еще пару вопросов.
    — Будь по-твоему.
    — Генерал Войко говорил, что ты расшифровал древнюю сказку-пророчество.
    —Да.
    — И там говорится о битве со Зловещей Тенью.
    Но кто она? Откуда взялась? И что я должен делать?
    — Что делать, тебе подскажет сердце.
    — Спасибо, обнадежил.
    — Не за что, Ваня, — спокойно отозвался старик. — Тень является тем, чем и кажется — Тенью.
    — Здорово! — воскликнул Стрельцов.
    — Да уж! Но главное-то… чья она тень.
    — И чья же?
    — Вельзевула — князя тьмы.
    — Дьявола, что ли? ?
    — Вот именно.
    — Ты не шутишь, старик?
    — Нисколько. Сатана имеет свое отражение во всех измерениях. В технополе — это Зловещая Тень, — ответил Старолюб.
    — Почему же Господь сам не уничтожит силы зла? Ведь ему ведомы все помыслы, в том числе и черные? — недоумевал молодой человек.
    — Это невозможно. Зло — лишь одна из граней Природы. Ведь что такое тень, тьма, мрак? Всего лишь отсутствие света. А зло? Отсутствие добра. Убери тень — и не разглядишь, где начинается свет. Убери зло — не будет и добра. Все станет нейтральным и аморфным, бесформенным и бессмысленным. Человек, укрепляя веру в силу добра, как я тебе разъяснял, рождает энергию созидания. А если между добром и злом стереть границу — во что верить? Повторяю: мироздание — это практика взращивания осознанной веры. Но раз ничто не будет рождать веру, то не будет и самого мироздания. Так что… без зла, как это ни парадоксально, невозможно существование Природы. Законы диалектики, давно подмеченные человеком, действуют и здесь. Единство и борьба противоположностей… и неразрывная круговерть.
    — Понятно, — перебил Иван. — Грубо говоря, добро, накрепко обнявшись со злом, и составляет суть жизни. Одни борются со злом и при этом подпитывают добро. Другие — наоборот: отвергая доброту, подпитывают зло.
    — Примерно так.
    — А на мою долю, получается, выпадает поединок с самой Тенью бессмертного Вельзевула, так?
    — Так.
    — Но когда я видел Тень, мне показалось, что она может положить меня на одну ладонь, а другой прихлопнуть. А тут, как говорится, и сказке конец, — сострил Стрельцов.
    — Ну-ну, Ваня… Не так мрачно. Люди склонны преувеличивать свои проблемы.
    —Да уж!
    — Не знаю, дошло до тебя или нет, что главное твое оружие — вера: в себя и в Бога. А Святой Дух — сплав любви и информации — всегда с тобой. Он —везде.
    — А почему бы Зловещей Тени не уничтожить меня прежде, чем я начну действовать? — удивился Иван. — Ведь Вельзевул владеет тайным смыслом пророчеств. Фигурально выражаясь, он в курсе событий. Не так ли?
    — Совершенно верно — в курсе. Но куда ему спешить? Он же — бессмертный. В битве титанов тоже есть своя тактика. Наверное, князь тьмы не хочет раскрывать возможные ходы раньше времени. А Зловещая Тень (образно говоря, полномочный посол Вельзевула в технополе) пока что не сочла простого смертного бродягу из той реальности, то есть тебя, за избранного — того, о ком гласит пророчество. Так что, Ваня, пока отдыхай, нагуливай жирок и готовься к схватке.
    — А как?
    — Укрепляй веру.
    — Старик, ты — неисправимый оптимист. Это только в глупых боевиках можно одолеть зло кулаками да навороченным оружием, изрыгающим огненные струи. А в жизни, Ваня, все решают ум, воля и сердце.
    — Спасибо на добром слове. — Отозвался Старолюб. — Ну а теперь мне действительно пора. Поговорим в другой раз.
    — Ты хочешь сказать — когда моя душа закончит свой земной путь и отлетит к тебе в ноосферу? — съязвил молодой человек. — Тогда у нас в самом деле будет очень много времени для плодотворных бесед.
    — Зачем откладывать дела в столь долгий ящик? Я думаю, мы успеем наговориться намного раньше, — ответил Старолюб.
    В этот момент парень почувствовал, что дыхание старика в технополе затихло — фантом покинул его пределы.
    Чтец уселся за стол, положил подбородок на руки и погрузился в невеселые размышления…

Глава 15

    Ценность информации, полученной Иваном от Старолюба, относительно Зловещей Тени (в части предполагаемых повадок возможного противника, его опасных привычек или неожиданных вывертов) можно было определить древним выражением: «ни рыба ни мясо». Иными словами, как хочешь, так и сражайся… сам ищи слабые места, сам разрабатывай стратегию и тактику… и сам… надейся только на себя. Естественно, такой расклад сил отнюдь не побуждал лейтенанта БГБ лезть в драку с неведомым чудовищем. К тому же гринчанин обладал врожденной скромностью и застенчивостью (надо сказать, эти качества в данной ситуации выглядели совершенно оправданными добродетелями). Самолюбие Ивана не было развито уж настолько, чтобы тут же возгордиться славной миссией освободителя человечества, которая, по словам фантома, ожидала его в ближайшем будущем. Поэтому Стрельцов решил-таки поделиться сомнениями насчет своей избранности с генералом Войко. Чтец через инфо-поле связался с шефом и спросил, не соизволит ли тот уделить ему несколько минут.
    — Четверть часика у меня есть. Так что, Ваня, не тяни, — ответил босс. — Давай — ноги в руки… Я жду.
    Вскоре Стрельцов сидел в кабинете Войко напротив начальника.
    — Ну, Ваня, выкладывай, что тебя волнует. Не стесняйся. Одна голова — хорошо, а две — лучше. Вместе — оно в любом деле сподручней… Разберемся, — дружелюбно подбодрил шеф.
    — Скажите, господин генерал, мой родной город на Грине, в котором я появился на свет и вырос… ведь именно он когда-то давным-давно создавался как полигон Галбеза по проекту «Инфохомос»?
    — Все правильно. А если копнуть глубже, то непосредственно с него и начиналось освоение планеты. Да ты, видимо, и сам уже ознакомился с документами.
    — Стало быть, в городе, помимо меня, обязательно должны проживать и другие потомки инфохомосов, — вкрадчиво начал молодой человек. — Я, честно говоря, не знаю, занимались вы этим вопросом вплотную или нет, но мне кажется, в любой момент может появиться еще один Чтец, а может, даже несколько… Ведь Школа Резерва, по сути, только начала свою работу, и не исключено… то есть я хочу сказать, на мне свет клином не сошелся… Где гарантия, что в пророчестве ведется речь конкретно об Иване Стрельцове?
    — Я понял, Ваня, что ты имеешь в виду. И надо отметить, твои сомнения вполне обоснованны и логичны… Но мы действительно вплотную, как ты говоришь, занимались этим вопросом, и, знаешь, свет все же сошелся клином как раз на тебе.
    Стрельцов ушам своим не поверил:
    — Неужели лишь один из первопроходцев-инфохомосов решил создать семью… и он оказался моим предком? Но даже если так, все равно не может быть, чтобы в каждом поколении по этой линии рождался только один ребенок и генеалогическое древо моего пращура почти за триста лет своего развития не дало ни одного ответвления, а цепочка закончилась на мне. Невероятно. Ведь у Стрельцовых десятки родственников… И я думаю, среди них обязательно должны быть инфохомосы…
    — Да нет, Ваня, дело, конечно же, в другом, — прервал собеседника генерал. — Мы подняли в архиве документы биоконструкторов, участвовавших в разработке проекта, и тщательно в них покопались. Из этих первоисточников вытекает следующее… Если не подвергать искусственному подавлению биологическую способность Чтецов к продолжению собственного рода (как это поначалу планировалось), то картина унаследования способностей будет выглядеть следующим образом: дети, рожденные в браке между инфохомосами, сохраняют дар Чтеца, со стопроцентной гарантией независимо от пола — хоть сын, хоть дочь. А вот в смешанных семьях (когда инфохомос сочетается с обычным хомо сапиенс) феномен наследуется только по мужской линии — от отца к сыну. Поскольку инфохомосы, руководимые Церковью Старолюбов, покинули Грин еще двести лет назад, то в настоящий момент мы можем говорить лишь о смешанных браках.
    — Так-так-так, — вклинился лейтенант. — Значит, все-таки есть вероятность, что где-то по городу бродят, кроме меня, еще несколько мужчин, генетически обладающих даром Чтеца. Но так как этот дар уже несколько поколений не использовался их предками, то он как бы законсервирован и потенциальные инфохомосы о нем даже и не подозревают, как это было со мной. Правильно?
    — Чисто теоретически такая вероятность существует.
    — Почему чисто теоретически? — не согласился Стрельцов.
    — Дело в том, что мы скрупулезно прошерстили все имеющиеся в твоем городе регистрационные книги записей актов гражданского состояния, в которые официально вносятся новорожденные дети. Затем компьютер по специальной программе построил и выдал «на-гора» генеалогические деревья каждого из первых поселенцев Грина (видел бы ты, Ваня, эти длиннющие распечатки). Эта же программа провела исследование указанных родословных на предмет выявления наследственных цепочек исключительно мужского рода: отец—сын, отец—сын и так далее…
    — И что в итоге? — не выдержал молодой человек.
    — Как ни крути, Ваня, только твоя ветвь предков от самых пионеров планеты и по сей день ни разу не прерывалась появлением на свет маленькой девочки…
    — Это совершенно точно? — все никак не мог поверить Стрельцов.
    Босс неловко кашлянул в кулак:
    — Как ты понимаешь, некоторые люди, к несчастью, имеют обыкновение «гулять» от супруга на стороне. И далеко не каждый папаша сможет с полной уверенностью утверждать, что воспитывает именно своего ребенка, а не соседского, к примеру, или, скажем, сослуживца жены… Но по официальной версии, по крайней мере, ты — единственный претендент на право обладания даром Чтеца.
    — Тем не менее по неофициальной версии вероятность появления еще одного инфохомоса все же существует. Не так ли?
    — Ты имеешь в виду детей «левизны»?
    — Да, такой тайный семейный приварок со стороны.
    — Нет, Ваня, и здесь теоретическая возможность самая низкая. На всякий случай мы прогнали через компьютер и такую комбинацию…
    — Ну и что?
    — С самой бледной вероятностью живут пока еще несколько пожилых мужчин, не имеющих детей, вернее, сыновей. Да и то на других планетах — их предки давно покинули Грин.
    — А почему вы назвали вероятность бледной?
    — Потому что наши психологи утверждают, что в компьютерную программу отслеживания «левых» детей в качестве установочных данных был введен сильно завышенный коэффициент возможных супружеских измен.
    — То есть?
    — Ну нельзя же в самом деле представлять колонию Галбеза в виде гнусного развратного вертепа.
    — Охо-хо! Бэгэбэшники — такие же люди.
    — Ваня, я лишь ссылаюсь на мнение квалифицированных психологов и социологов.
    — …Каждый из которых лично ни разу не жил в колонии, но в институтах и академиях имел хорошие оценки по всем предметам… — продолжил Стрельцов.
    — Короче, Ваня, дорогой ты мой, — лицо генерала сияло, — нет сомнения, что ты и есть тот самый последний из могикан, герой старинного пророчества, надежда и опора Галбеза. И я полон гордости, что судьба свела меня с таким удивительным человеком.
    — В данной ситуации я бы предпочел, чтобы вы гордились кем-нибудь другим, — буркнул гринчанин, поднимаясь со стула.
    — Конечно, — понимающе кивнул шеф, — Зловещая Тень — суровый соперник. Но мне кажется, Старолюб смотрит на это дело с оптимизмом. А я доверяю его интуиции.
    — Да уж… дядька проницательный, — нехотя согласился молодой человек.
    Босс посмотрел на часы, мысленно сверяя фактическое время разговора с предполагаемым по плану, — давняя привычка разведчика.
    — Кстати, Ваня. Мне прямо перед самым твоим приходом передали, что в двадцатом секторе барахлят правительственные сети. Проверь, пожалуйста. Может быть, это по нашей части. А может, их внутренние недоработки, тогда я три шкуры с бюрократов сниму… Статус сетей — очень высокий. Хотелось бы выяснить причины в кратчайший срок. Хорошо?
    — Ладно. Сейчас посмотрю, — ответил Чтец, пожимая напоследок шефу руку.
    Вернувшись от генерала Войко в свой кабинет, Иван подошел к окну и оперся на подоконник. Внизу многочисленными звездочками мелькали фары квадромобилей, выстроенных в движущиеся ряды. Уличный шум и суета тут же настроили Стрельцова на рабочий лад, и, несмотря на позднее время, он решил до возвращения домой разобраться по просьбе шефа с нарушениями в правительственных сетях.
    Чтец быстро проник в двадцатый сектор, где сразу же обнаружил поврежденные инфомассивы. Немудрено, что у бюрократов возникли сбои. Здесь какой-то вандал очень упорно потрудился над разрушением технополя. Изгрызенная ткань киберпространства прямо светилась от дыр, как пчелиные соты. Если бы инфомассивы были деревянными, наверное, возникла бы мысль, что ими полакомились ненасытные термиты, старательно источив своими ходами каждую деталь.
    Кибердвойник Ивана приблизился к тем сетям, от которых зависело жизнеобеспечение городов, и принялся наметанными движениями устранять дефекты поля, как бы залатывая поврежденную структуру своими инфотелами. Вдруг тело начало быстро таять и катастрофически терять силу. Ванька хотел взметнуть аналога ввысь, чтобы по привычке «выпасти» его на чистых лугах информации — для восстановления энергии. Но двойник почему-то не слушался и, казалось, намертво прилип к «сотам».
    Неожиданно пчелиные ячейки вкрадчиво приоткрылись, заполняя киберпространство невообразимой виртуальной вонью. В этот момент Стрельцова неприятно кольнуло в грудь. Парень с испугом обнаружил, что сквозь уйму миндалевидных «бойниц» на него пристально смотрят тысячи хищных глаз (будто старой ужасной ведьме с силой стукнули по голове, и ее чугунный лоб рассыпался на мелкие зеркальные осколки, а в каждом из них извращенно отразился тусклый кошачий зрачок… жуткая тысячеглазая колдунья). Липкая волна страха подкатилась к самому горлу Ивана. Воображаемая истлевшая рука высохшими мертвецкими костяшками не спеша — с живодерским наслаждением — погладила вспотевшую шею и вцепилась в кадык. Гринчанин почувствовал разливающийся в области сердца холод и ощутил, как медленно коченеют руки и ноги. Аналоговая личность вконец обессилела.
    …Как будто почуяв слабость Чтеца, изо всех дырявых глаз, изгибаясь глистами, полезли отвратительные могильные черви. Каждый из них имел опухшее трупное человеческое лицо с запаянными наглухо глазницами и омерзительной улыбочкой олигофрена. Иван хотел дернуться, но они зашипели ему прямо в светлые очи, как змеи, странно сковывая волю и заглушая жизненные силы молодого человека. Глисты, все прибывая и прибывая, скользкими волнами расползались вокруг гринчанина, а затем, сцепившись друг с другом, начали искусно заплетать собой кибердвойника в мягкий удобный кокон, словно пеленали младенца.
    Глаза Стрельцова застилала мутная пелена. Где-то далеко отстраненный женский голос (грозный и одновременно ласковый) приятно убаюкивал и нежно-нежно убеждал, что смерть — это радость умерщвления, сладостная погоня за свободой духа… Сознание Ивана засыпало и медленно угасало, как у человека, замерзающего, в дремучем лесу лютой зимой, — в чистом свете таинственной лампады отступили все страхи, боли и волнения; в сердцу зазывающе подтянулась удавка безразличия…
    На мгновение пелена с глаз спала, и Ванька столкнулся — нос к носу — с отвратительной рожей наседающего червя, который подслеповато «вглядывался» в самый зрачок человека и, казалось, собирался его выклевать. Аналоговая личность инстинктивно встрепенулась — в этот момент Стрельцов с неожиданной ясностью осознал весь ужас своего положения. Двойник начал отчаянно отбиваться от червей, пытаясь разорвать их гладкий кокон. Могильные шелкопряды яростно зашипели и оскалили зубы.
    Ванька сконцентрировался и беззвучными криками что есть мочи стал звать на помощь Старолюба. Вскоре парень заметил легкое смятение в стане врага и услышал приятный голос фантома:
    — Повторяй за мной, Ваня: Отче наш, сущий на небесах! Да святится имя Твое;
    Да приидет Царствие Твое;
    Да будет воля Твоя И на земле, как на небе…
    Читая вслед за Старолюбом молитву, Стрельцов почувствовал, как его тело торжественно наливается божественной силой.
    …Ибо Твое есть Царство И сила и слава вовеки. Аминь.
    Сердце ожило и полностью отторгло мерзкий холод.
    — Что мне делать, старик? — радостно спросил гринчанин.
    — Лучшая защита от лукавого — молитва. А сейчас просто возьми себя в руки, парень. Святой Дух всегда с собой… Если понадобится дополнительная поддержка, мысленно обращайся за помощью к родственникам и предкам — живым и мертвым.
    Ванька тихонько позвал родных и близких, с удовольствием перебирая в уме их приятные образы. Стрельцов открыл глаза и увидел прямо над собой в технополе доброе милое лицо мамы. Мамочка ласково теребила Ванюшу за волосы и любящим голосом говорила: «Ваня, вставай, лежебока. Вставай, Ванечка, пора на работу».
    Инфотело оттаяло и богатырскими движениями начало стряхивать с себя гадких червей. Злодейский кокон беспомощно развалился, как скорлупа от протухшего яйца. Жалобно попискивая, противные твари трусливо расползались прочь и спешили укрыться по своим глазницам. Приняв очередного червя, колдовские очи закрывались и закатывались внутрь «пчелиных миндалеобразных сотов». Чтец зацепил напоследок пару мерзких извивающихся особей ногами и размазал их по изгрызенной стене плавающего рядом инфомассива. После этого молодой человек окончательно пришел в себя.

Глава 16

    Стрельцов ощупал ссадину руками и посмотрел на пальцы — нет ли крови. Все в порядке. Во рту пересохло и страшно хотелось пить. Иван поднялся и подошел к столу, на котором блестел графин с водой. Потянувшись к сосуду, парень обратил внимание на клочок бумаги, оставленный кем-то на самом видном месте. Ванька оглянулся и посмотрел на дверь. «Что за черт!» Кабинет был закрыт. Пытаясь сосредоточить внимание, Стрельцов устало прочитал текст, отпечатанный на принтере: «Не ищи меня, Иван, потому что ты — болван! Катя».
    В комнате принтера не было. Значит, записку принесли извне. Парень был уверен, что это совсем не Катькина проделка. Усталость как рукой сняло. Сердце тревожно сжалось. «Сами вы болваны», — отметил про себя лейтенант и загрузил сознание в личность аналога.
    Чтобы опознать аппарат, который напечатал эту дурацкую записку, Чтец активизировал в себе, если можно так сказать, функцию текстового фильтра-автопоиска. Результат не заставил себя ждать… Искомый принтер находился в офисе металлургического комбината, принадлежащего «РиГл корпорейшн». Это как раз там, где мафиози выловил его подводную лодку в прошлый раз — во время неудачного речного путешествия. Ванька уже начал в душе корить себя за то, что не подумал сразу о безопасности невесты. Парень проник через технополе в инфосеть металлургического комбината и там обнаружил развернутое послание в свой адрес. Именно этого он и боялся…
    «Дорогой Чтец, в последний раз предлагаю тебе сотрудничество. Катерина гостит у меня на заводе, в помещении, которое расположено над загрузочной площадкой сталелитейной печи. У девушки пока все в порядке. Но если ты вздумаешь сообщить об этом дружественном визите в БГБ или опоздаешь ко мне хоть на одну минуту к указанному ниже времени, то знай — ни один эксперт не обнаружит ее останков в расплавленном металле. Кстати, твоя невеста — очень даже ничего. И если ты пренебрежешь вот этим моим предложением, то до начала плавки я со своими ребятами с удовольствием развлекусь с ней… и таким образом все-таки получу причитающиеся мне пятьдесят процентов хотя бы от одного из твоих сокровищ. До скорого. Я жду тебя только до 22.00. Твой компаньон».
    Иван судорожно вскинул руку и посмотрел на часы. «Мама родная!» До встречи оставалось всего 55 минут, а если добираться наземным транспортом, то можно застрять где-нибудь в квадромо-.бильной пробке — и тогда конец. Стрельцов выскочил в коридор и побежал к лифтовому холлу. На крыше здания всегда можно было застать пару-тройку дежурных типолетов.
    Всего в распоряжении штаб-квартиры Бюро Галактической Безопасности находилось восемь летательных аппаратов. Ситуация, когда отсутствовал весь воздушный парк, встречалась крайне редко. Как правило, из-за верхней кромки фасада здания эффектно выглядывало несколько дуг альфаметалла. Если смотреть снизу, можно было принять выступающие края тарелок за удачную архитектурную находку проектировщика. Самое высокое начальство Галбеза если и злоупотребляло служебным воздушным транспортом, то уж не настолько, что-бы превратить дежурные типолеты в бесплатное такси. (Хотя на то и начальство, чтобы иметь привилегии. Ведь и генералы начинали когда-то с курсантских лычек… и за свою долгую службу, надо полагать, заслужили право на некоторое исключение из правил.)
    «Только бы они не оказались где-нибудь на задании!» — повторял на ходу змееносец. Чтобы воспользоваться служебной разведтарелкой, нужно было иметь санкцию руководства штаб-квартиры Гал-беза. Пока лифт поднимался наверх, кибердвойник успел отправить соответствующее распоряжение по внутренней связи на последний этаж командиру дежурного подразделения летательных аппаратов. В нем предписывалось предоставить лейтенанту Стрельцову типолет без пилота и охраны — для выполнения срочного задания.
    Иван выскочил из лифта и кинулся к выходу на крышу. Он чуть ли не в лицо ткнул на ходу служебное удостоверение вахтенному офицеру, а затем быстро провел им по считывающему устройству пропускного турникета. Турникет сдвинулся и освободил дорогу. Аналоговая личность тем временем уже включила все системы тарелки и открыла люк (посредством компьютерных команд). Лейтенант с ходу вскочил внутрь аппарата, который тут же взмыл в небо. Ошарашенный дежурный непонимающим взглядом проводил быстро удаляющийся типолет. «Этот новичок побил все нормативы, а когда он успел активизировать тягу и антигравитационный комплекс и набрать шифр входного люка — вообще непонятно. Фокусник какой-то. — Офицер приложил ладонь ко лбу — определить, нет ли температуры. — Что и говорить, змееносцы — они все шустрые».
    Иван приземлился за два квартала до металлургического комбината и отправил типолет назад, чтобы ни в коем случае не дать повода подумать о начале операции по освобождению заложницы. Стрельцов изо всех сил мчался к проходной предприятия, хотя в запасе у него еще была уйма времени.
    Чтец решил пока ничего не сообщать в Галбез, а сориентироваться на месте. По наблюдениям Ивана с прошлого раза, бандиты вроде бы не догадываются о его способности подключаться к инфополю именно телепатическим путем. Скорее всего, они полагали, что Стрельцов действует, работая на клавиатуре компьютера. Хотя кто их знает. Там видно будет.
    Змееносец забежал в помещение проходной завода и представился. Со скамейки поднялся высокий гориллообразный хомо сапиенс и молча обыскал запыхавшегося парня. Убедившись в отсутствии оружия, верзила велел гостю следовать за ним. Иван удрученно отметил про себя, что разум не оставил видимого отпечатка на лице спутника. Общение с такими типами не предвещало ничего хорошего. Словно в подтверждение этой мысли кто-то сзади нанес Стрельцову по голове сильный удар тяжелым предметом, и лейтенант БГБ отключился…
    …Острая пульсирующая боль в голове привела Ивана в сознание. Сначала парень предположил — это следствие перенесенного удара, но потом почувствовал, что недомогание как-то связано с технополем. Там бушевала невообразимая буря. Информационные массивы превратились в мешанину помех и искажений. Какое-то сплошное короткое замыкание. Пораженный Чтец никак не мог воссоединиться со своим кибердвойником. Казалось, что аналог скрывается от этого хаоса где-то у черта на куличках, пережидая там противный магнитный шторм.
    Оставив бесплодные попытки сориентироваться в технополе, Иван почти полностью вернул сознание в физическое тело, чтобы уменьшить насколько это возможно реакцию мозга на болевые волны, истекающие из другого измерения.
    Надо сказать, что в реальном измерении все выглядело тоже безрадостно и бесперспективно. Судя по обшарпанным каменным стенам, можно было, догадаться, что это просторное помещение без единого окна (скорее всего, подвальное) служило бандитам своеобразной тюрьмой. И не просто тюрьмой, а еще, наверное, и камерой пыток. Вход прикрывала массивная металлическая дверь. В дальнем от Ивана углу громоздился какой-то станок, напоминающий по внешнему виду зубоврачебное кресло с откинутой почти горизонтально спинкой. В основание станка испуганно вжалась Катерина со связанными ногами. Пожалуй, ее милое лицо было единственным светлым пятном в угрюмой панораме подвального помещения. Но сам факт присутствия Катьки в этой дыре мучил Ивана похлеще всякой пытки. Ноги девушки — от бедер до пяток — многочисленными кольцами из плотного ремня были притянуты к сиденью и составляли с ним как бы одно целое. Левую руку гринчанки тюремщики прищелкнули наручником к металлическому кольцу, вделанному в стену, а правая оставалась свободной.
    Над станком нависла металлическая балка, утыканная многочисленными кронштейнами, на которых крепились какие-то шипы, сверла, граверы, ножи, кусачки и прочий инструмент, о назначении которого именно в этом месте догадаться было совсем нетрудно. К «зубоврачебному» креслу примыкал небольшой столик, заваленный всякими шприцами, медикаментами и коробочками.
    Сам Иван восседал на массивном металлическом троне. Руки лейтенанта, вывернутые назад, предупредительные мафиози приковали наручниками к специальному выступу за широкой спинкой уродливого кресла так, чтобы пленник не мог подняться. Оттопыренные плечи и ключицы Стрельцова, застывшие в неудобной позе, предательски затекли и онемели.
    В мрачной камере, помимо жениха и невесты, находились еще два человека: президент «РиГл корпорейшн» Ричард Гольф, а также его подручный — уже знакомый Ивану «горилла», который встречал парня на проходной. Мафиозный босс неторопливой, но уверенной походкой прохаживался из угла в угол и, заметив, что Иван очнулся, самодовольно воскликнул:
    — Ну наконец-то мы собрались все вместе! — Гольф широко расставил руки, будто хотел обнять связанного парня. — И теперь сможем спокойно обсудить интересующие нас проблемы.
    Худощавый патрон подошел к Стрельцову и надменно потрепал молодого человека за подбородок.
    — Ну что, мой юный друг, как у нас дела в информационной среде? А?
    — Не знаю, y меня же нет компьютера. — уклонился Чтец.
    — Ну-ну, не скромничай. — Риччи не смог сдержать циничной улыбочки. — Мне ведь известно гораздо больше, чем ты думаешь, об успехах Галбеза. — Гольф отошел в центр помещения и повернулся к Ивану. — Но должен тебя разочаровать, мой друг. Я неплохо подготовил эту уютную комнатку к долгожданному визиту. — И босс обвел глазами внутренность камеры. — Стены, потолок и пол обшиты с внешней стороны свинцовыми пластинами, чтобы отсечь тебя от инфополя, — пояснил «крестный отец»., — Кроме того, поверх пластин наброшена сеть из высоковольтных кабелей под напряжением в тысячи вольт. Как тебе это нравится? — Взгляд президента «РиГл» торжествующе уперся в пленника.
    Иван неуверенно пожал вывернутыми плечами;
    — Да, в общем-то, это ваши проблемы. Меня такие вещи абсолютно не интересуют, — отстранение заявил Стрельцов.
    Теперь Чтец отчетливо понимал причины негаданного шторма в технополе.
    — Проблемы-то как раз твои, сопливый упрямец, — зло отрезал мафиози. Глаза его гневно сузились. — И начались они с тех пор, как ты отказался от партнерства со мной. Запомни, ты, кусок дерьма, Ричард Гольф умеет любить, но умеет и ненавидеть. И ты будешь делать то, что тебе скажут… Потому что я так хочу. Понял?
    — Не волнуйся, мой милый старикашка, — съязвил Иван. — Жизнь полна капризов и загадок. И у нас еще будет время насладиться причудами фортуны.
    Президент «РиГл» заразительно — во всю силу — рассмеялся. Вспышка злости у него тут же прошла. Опытный бизнесмен и политик умел держать себя в руках в самых различных ситуациях. Смахивая слезинку, накатившуюся от смеха, Риччи обратился к пленнику:
    — Да, Ваня, ты абсолютно прав насчет капризов и загадок. И одна из самых непостижимых загадок находится вот здесь. — Тут мафиози подошел к столику около Катерины и вытащил из открытой коробочки ампулу с прозрачной жидкостью. — Знаешь, что это такое? — обратился Гольф к лейтенанту.
    Иван промолчал.
    — Циффередин — одно из самых последних достижений моих химиков. Сильнодействующий наркотик. Непреодолимое стопроцентное привыкание — практически с первого раза. Через два дня, чтобы заполучить вот такую ампулу, ты будешь мне пятки лизать. А через пару недель в этой дозе для тебя будет заключаться вся вселенная. Ты не сможешь ни спать, ни есть, ни говорить, ни думать. Ты будешь ходить под себя: и ссать, и срать. А еще через месяц-другой твой организм полностью утратит иммунитет… Ты покроешься отвратительными язвами, высохнешь, как щепка… и сдохнешь. Понял? — Старичок немного отдышался и продолжил уже менее эмоционально: — Но к тому времени, Ваня, я думаю, ты уже мне не понадобишься. Мне вполне достаточно будет двух недель. Отрабатывая вот эти жалкие ампулки, ты вполне справишься со всеми намеченными задачками в отведенный срок. — И президент «РиГл» цинично подмигнул парню.
    Пораженный убийственной перспективой, Иван встревоженно зашевелился на своем жестком троне. Похоже, удача сегодня на самом деле отвернулась от него. Гольф вернулся к столику возле Катьки и взял начатую коробочку, чтобы положить ампулу на место. Мафиози прищурился, разглядывая упаковку, потом повернулся к своему подручному и спросил:
    — Ты ничего не напутал? Здесь написано: «болеутоляющее».
    — Нет, шеф. Все правильно. Мы же не можем выпускать на легальном заводе ампулы, сложенные в коробочку с надписью «Циффередин — сильнодействующий наркотик».
    Гольф безразлично махнул рукой и бросил мимоходом взгляд на Катерину. Голова пленницы с растрепанными волосами безжизненно свисла вбок. Похоже, услышав о кошмаре, ожидающем ее жениха, впечатлительная девушка упала в обморок. Щеголеватый старик небрежно схватил ее за лицо и пальцами надавил на щеки. Он наклонился над «зубоврачебным» креслом и прошипел:
    — Что? Не нравится? — Затем мафиози обратился к своему помощнику: — Наверное, притворяется, сучка. Ну-ка, сунь-ка ей нюхнуть аммиаку…
    Здоровяк торопливо подошел к боссу. Взял со стола бинт, обильно полил его нашатырным спиртом и хлопнул примочкой по лицу пленницы. Нашатырь шибанул Катьке в нос так, что она аж дернулась всем телом.
    — Ну вот, артистка. Роли будешь играть в Галбезе, — злорадно произнес Гольф, заглядывая девушке в глаза.
    Тут Катька неожиданно резким движением выхватила из-за пояса у охранника свободной рукой электрошок и резко воткнула его прямо в гнусную морду престарелого мафиози. «Крестный отец» взвыл, словно мотопила, и, схватившись за сердце, повалился на пол. Видимо, он был сердечником. Здоровяк с безмозглым лицом, опоздав на полсекунды, все же пришел на помощь своему шефу и нанес девушке сильнейший удар в лицо. Катькина голова отскочила от кулака с такой прытью, будто футбольный мяч от бутсы спортсмена, и буквально влипла в опущенную спинку кресла. Иван даже подумал, не сломал ли этот садист невесте шею.
    Верзила подтянул бесчувственного патрона к стулу возле Стрельцова, бережно усадил своего босса и тряхнул за плечи. Президент «РиГл» приоткрыл глаза и начал понемногу приходить в себя. Помощник засуетился, подскочил к столику в поисках нужного лекарства.
    — Сейчас, шеф. Я сделаю вам сердечную инъекцию, как обычно. Не беспокойтесь.
    Здоровяк уже схватил нужную коробочку, но разъяренный патрон зло прервал его:
    — Нет, сначала сделай укол нашему гостю. Я подожду. — И он метнул свирепый взгляд на Катерину: — А с тобой, сучка, разберемся позже.
    В это время Иван ценой неимоверного физического усилия, как штангист, идущий на рекорд, умудрился встать на ноги и оторвать от пола здоровенное кресло, к которому он был привязан. Стрельцов попытался развернуться задом и нанести массивным троном удар по сидящему на стуле Гольфу. Риччи испуганно вскрикнул и позвал охранника на помощь. «Горилла» бросил сердечное лекарство на стол и кинулся выручать босса. Вдвоем с шефом они долго возились со взбунтовавшимся пленником, пока им не удалось пристегнуть трон еще одной парой наручников к металлическому кольцу, закрепленному в стене.
    Здоровяк мигом слетал к столику и вернулся с наполненным шприцем. Как ни сопротивлялся связанный лейтенант БГБ, бандиты все же сумели вскоре сделать ему инъекцию. Стрельцов сразу почувствовал нездоровое учащенное сердцебиение. Мыслями и телом овладел незнакомый сумбур. Даже кровь в жилах пульсировала как-то по-иному — неправильно. «Неужели это и есть тот самый кайф, к которому так стремятся наркоманы?» — мелькнула глупая мысль в угасающем сознании. И молодой человек провалился в небытие…

Глава 17

    Вероятно, Галбезу очень повезло, когда в незримое воинство его агентов волею судеб, почти случайно, влился скромный инженер-физик Ганс Бейкер. Еще более межпланетному ведомству подфартило, что этот талантливый человек оказался на Голде как раз во время разразившегося там информационно-энергетического катаклизма. Если б не донесение Ганса (единственное со всей планеты!), то о техногенной катастрофе в Золотом Мире не узнали бы не только в БГБ, но и вообще во всей галактике (по крайней мере, на тот момент времени, когда все это происходило).
    Ганс Бейкер отнюдь не входил в секретную элиту БГБ. Напротив, в закрытых списках Галбеза он занимал место среди самых малоперспективных агентов, на которых, по сути, никто не возлагал особых надежд. Зачастую так и случается в любой сфере человеческой жизнедеятельности: в критический момент, когда признанные лидеры оказываются не в состоянии преодолеть нестандартное, неожиданно возникшее препятствие, из задних рядов спокойно, без суеты выходит скромная личность — темная лошадка — и своими уверенными действиями спасает положение — просто по долгу службы (или зову сердца), а не из желания наград, привилегий и званий.
    Собственно, назвать Ганса разведчиком или, пуще того, шпионом, язык не поворачивается. Его никогда не привлекала романтика «невидимого фронта»: тайные операции, резиденты, внедрения, диверсии, слежки, погони и т.д. Да этого ему никто и не поручал. Работу физика в пользу БГБ можно было бы сравнить с деятельностью обыкновенного дипломата в официальном консульстве Лиги на любой из планет: анализ, сбор и сортировка информации легальными методами с целью выявления господствующих тенденций в общественно-политическом развитии общества; оценка производственного, научно-технического и военного потенциала; сравнение официально провозглашаемых доктрин в области внешней и внутренней политаки с реальным положением дел и так далее. Однако с каких это пор Галбез решил взять на к себя часть функций государственных дипломатике ческих институтов? Да, в общем-то, так было всегда. Любой дипломатический работник во все времена являлся сотрудником спецслужб, и в этом нет ничего крамольного — общепринятая практика.
    Но при чем тут научный сотрудник — инженер-физик по образованию? Все очень просто: еще за два года до закрытия на Голде всех инопланетных представительств и консульств аналитики БГБ, основываясь на агентурных и дипломатических сведениях, предсказали именно такой поворот событий во внешней политике Золотого Мира. После чего, готовясь к большому исходу с Голда и желая оставить там как можно больше своих людей, Бюро Галактической Безопасности приступило к ускоренной массированной вербовке агентов в самом Золотом Мире, а также засылке агентов — еще до закрытия границ — из других миров галактики под прикрытием самых разнообразных легенд.
    Ганс Бейкер работал (если быть точным) не за деньги или положение, а за свою научную идею. На Голд он согласился поехать только потому, что там находилась прекрасная лаборатория, где проводились исследования по интересующему Ганса направлению. Научный творческий поиск занимал в жизни физика ведущее место и превратился в увлечение, соединившее в себе и работу, и хобби. Еще до службы в БГБ Ганс опубликовал несколько солидных научных монографий по профилю своих исследований.
    Будучи ценным специалистом, Бейкер без проволочек получил местное гражданство. Проблема «утечки мозгов», возникшая еще в двадцатом веке в отсталых странах, остается актуальной и поныне: богатые миры (такие, как Голд), создавая для ученых более выгодные условия, концентрируют у себя весомую часть научной элиты.
    Второй причиной, по которой Ганс согласился осесть в Золотом Мире, явилась неудача в личной жизни—развод с женой, тяжело переживаемый инженером. Так же как церковные миссионеры преднамеренно высматривают в людском потоке заблудшие души, чтобы затем крепко в них вцепиться и пополнить ряды приверженцев своей конфессии, так и опытные специалисты Галбеза приголубили расстроенного Бейкера, показав цель в жизни и объяснив, в чем смысл ее величия.
    Ганс полагал, что огромное расстояние, отделяющее его от прежнего дома, и время постепенно залечат душевную рану; но, как оказалось впоследствии, ученый сильно ошибался: тоска по маленькой дочке не давала покоя и неумолимо тянула назад. Незадолго до глобальной катастрофы на Голде инженер в очередном агентурном донесении уведомил свое начальство в БГБ о желании покинуть эту планету и просил быстрее решить вопрос с официальным оформлением возврата на родину. Но надеждам ученого не суждено было сбыться…
    В своих опытах Бейкер использовал для обработки обыкновенного грунта («пустой породы», которой полно в любом месте) античастицы высоких материй. Бомбардировка частицами вызвала внутри опытных образцов нарушение кристаллических связей. В дальнейшем выяснилось, что применение обработанной «пустышки» в качестве простого химического топлива давало поразительные результаты: один килограмм синтетического горючего выделял энергии в шестьсот тысяч раз больше, чем такое же количество угля. Конечно, килограмм ядерного топлива дает при «сжигании» энергии в пять крат выше этого; но производство синтетического топлива несравненно дешевле. К тому же технология относительно безопасна для людей и окружающей среды. Теперь понятно, почему ученому мгновенно предоставили гражданство Голда, ведь недостаток эффективных энергоносителей — одна из самых насущных проблем Золотого Мира.
    Беда лишь в том, что физик никак не мог добиться устойчивого результата — практического получения заданного комплекса свойств. Дело в том, что в 95 процентах опытов с грунтом конечный продукт бомбардировки античастицами представлял собой все ту же «пустую породу», и Бейкер пока не продвинулся далеко в разрешении этой научной загадки.
    По суточным ритмам трудоспособности Ганс являлся ярко выраженной совой. Ночами (никто не мешает и не отвлекает) физик с упоением трудился в лаборатории, а днем, как правило, отсыпался.
    В день энергетической катастрофы он лег отдыхать особенно поздно — после обеда — и проснулся уже затемно от шума на улице и звона битого стекла, доносившегося снизу. Бейкер арендовал половину двухэтажного дома у торговца аудио— и видеопродукцией. На первом этаже располагался небольшой, но со вкусом обставленный магазинчик, который пользовался популярностью у покупателей.
    Спальня физика находилась на втором этаже. Ганс выглянул в окошко и с удивлением обнаружил, что группа хулиганов камнями и дубинами крушит витрину.
    — Что здесь происходит? — выкрикнул инженер.
    Один из вандалов увидел заспанного постояльца и зло крикнул, показывая на него пальцем:
    — Смотрите, вон эмигрантская рожа… понаехали сволочи… дармоеды!
    И распоясавшийся молодчик запустил в окно увесистый камень. Снаряд угодил в цель — припечатался Гансу прямо в глаз. Бейкер, схватившись за лицо, в ужасе отскочил в глубь комнаты и бросился к телефону, чтобы вызвать полицию. Трубка молчала.
    В этот момент камни в окно второго этажа посыпались градом. Через несколько секунд от стекол ничего не осталось. Под обстрел попала большая часть спальни. Физик побежал во мрак к компьютеру — отправить вызов в полицию по электронной почте, но и он не включался. Тогда инженер выхватил из кармана рабочего пиджака служебную рацию — позвать на помощь охрану лаборатории (по контракту научный институт брал на себя обязательства по обеспечению безопасности ученого). «Чертовщина какая-то!» — рация тоже не работала.
    Через несколько минут хулиганы начали ломиться в дверь. Стандартный замочек, рассчитанный скорее на вежливых посетителей, в любой момент мог не выдержать ударов нападающих. Не дожидаясь развязки, Ганс быстро накинул на себя спортивный костюм, прихватил ключ от лаборатории и помчался по внутренней лестнице на чердак, а оттуда спустился на улицу со стороны бокового фасада и быстрым шагом покинул место возможного побоища.
    Но оказалось, что весь город представляет собой гигантское поле битвы, заполненное многочисленными бандами хулиганов и мародеров. Пока физик добрался до цели, он умудрился как минимум пару раз получить по зубам.
    Наконец Бейкер забрался в подвальное помещение лаборатории. За ее толстыми стенами инженер почувствовал себя более-менее в безопасности. Интересно, что его отдохнувший мозг, невзирая на солидную порцию адреналина, полученную в уличных сражениях, анализировал сложившуюся обстановку со спокойной отрешенностью. Помимо всего прочего, Ганс был еще и неплохим философом. И неизвестно, что важнее на пути к научным открытиям — знание конкретной дисциплины или учение о наиболее общих принципах жизни. Бейкер пришел к выводу, что отсутствие всех видов связи и энергетический коллапс — не разрозненные отрывочные эпизоды, а звенья одной цепи, какого-то большого явления (которое заинтересовало его как ученого).
    Воспользовавшись аварийными факелами, инженер прошел в глубь помещения и… О! Батюшки!.. натолкнулся на комплект действующего оборудования. Мозг физика не спеша заработал в поисках разгадки: почему именно этот комплект выпал из общего ряда и составил исключение… Ганс припомнил, как два дня назад подверг бомбардировке античастицами аккумулятор и основные узлы работающего агрегата. Стало быть, антимир обладает способностью прорывать обрушившуюся на Голд энергетическую блокаду. Это, конечно, еще только предположение. Все надо будет очень тщательно проверить…
    Но в такой обстановке, которая возникла в городе, неизвестно, как сложатся дела завтра. Бейкер решил в первую очередь отправить донесение в БГБ, чтобы предупредить об опасности остальные миры и, наверное, подстегнуть руководство Лиги к оказанию необходимой помощи бедствующей планете. К сожалению, межзвездный передатчик находился в подвале дома, где инженер снимал жилье, и хочешь не хочешь — придется тащиться туда, прихватив с собой необходимые узлы и прежде всего работающий портативный аккумулятор.
    Текст донесения Ганс решил составить здесь, в лаборатории, в спокойной обстановке. В конце донесения ученый еще раз упомянул о своем желании покинуть Голд и попросил лично генерала Войко, как куратора его агентурного отделения, ускорить решение вопроса о переводе и организовать техническую сторону дела — сам процесс перемещения в пространстве. Бейкер не стал пропускать тест через шифровальный аппарат, чтобы не тратить зря драгоценную энергию (все равно в Золотом Мире сейчас сообщение никто не перехватит). По этой же причине агент попросил дежурного оператора Галбеза сразу дать подтверждение о получении донесения — и тоже открытым текстом. Сложив в разобранном виде нужные части оборудования в сумку, Бейкер отправился в опасный путь — домой.
    На этот раз (все-таки имея кое-какой опыт) инженеру удалось добраться до квартиры без приключений.
    Ганс сразу спустился в подвал, закрыл за собой на замок дверь и при свете факела приступил к подготовке сеанса межзвездной связи. Физик заменил в конструкции передатчика некоторые узлы и детали на те, которые принес из лаборатории, — обработанные античастицы, проверил портативный аккумулятор (также несущий на себе след антимира), включил в цепь тахионовых микронагнетателей преобразователи материи (это должно было сработать!) и быстро набрал на клавиатуре заготовленный текст. Все… Осталось нажать одну кнопку, и направленный излучатель пошлет тахиограмму по назначению — в шифровальный центр галактической связи БГБ.
    Бейкер все еще сомневался: получится или нет. Он зажмурил глаза и нажал клавишу «пуск». Аппарат выдал звуковой сигнал, подтверждающий, что донесение уже отправляется.
    Ганс открыл глаза… Подвал освещался электрическими светильниками… Из помещения магазина донеслась музыка… Физик отворил дверь и через небольшую лестницу поднялся в торговый зал. В разбитых витринах медленно передвигались голо-графические фигуры кукол — фирменный рекламный ролик магазина. Полупрозрачные изображения танцевали под старинную музыку.
    «Может быть, я зря послал мрачное донесение в Галбез? — подумал агент. — Вероятно, все закончилось само по себе».
    На самом же деле ничего не закончилось. Включение электричества в доме явилось загадочной физической реакцией на работающий межзвездный тахиопередатчик. Но это был всего лишь один дом на весь город! (Более того, на всю планету!)
    Сначала вокруг магазина все замерло. Люди на улицах, буквально раскрыв рты, уставились на яркий свет разбитых витрин и безмятежно танцующих кукол. Но потом… Потом гигантская толпа хлынула в освещенное помещение. И народ все прибывал и прибывал. Разъяренные люди схватили физика-иммигранта и потребовали объяснений. В этот момент из подвала послышался звуковой сигнал, сопровождающий приём поступившего из Галбеза подтверждения о получении донесения Бейкера. Несколько разгневанных «посетителей» магазина кинулись вниз и вскоре вернулись с сообщением БГБ, набранным (по просьбе Ганса) открытым текстом.
    Подстрекатели в людской массе начали кричать, что этот чужестранец является одним из исполнителей чудовищного заговора против Голда, задуманного Лигой. Взбешенная толпа накинулась на Ганса и выволокла его на улицу. Передатчик и все оборудование разбили вдрызг и растащили по кусочкам. Электрический свет тут же погас, восстановив справедливость (никому — так никому). И город снова погрузился в темень с проблесками костров.
    Бейкера с тех пор больше не видели. Вероятно, его растерзали озверевшие горожане…

Глава 18

    …Тяжело, как сквозь похмелье, соображая, Иван все же чувствовал, как кто-то настойчиво шлепает его по щекам, вероятно, пытаясь разбудить. Стрельцов нехотя раздвинул отяжелевшие веки… Но потом глаза самопроизвольно выпучились, изучая Катькину физиономию. Девушка, нагнувшись, стояла прямо перед женихом. Кош-шмар! Прекрасное лицо невесты обезобразил огромный фингал, расплывшийся под правым глазом. Но это был не какой-то заурядный синяк или даже синячище.
    Половина лица утонула в опухоли. Глаза с поврежденного бока просто не было видно. Иван тут же вспомнил, как здоровенный бандит ударил Катьку в лицо, и сердце его сжалось от жалости и гнева. А вместе с жутким воспоминанием и жаждой вендетты вернулось ощущение реальности.
    Похоже, за время его вынужденного сна Катерине удалось каким-то образом уладить дела с мафиози. Об этом красноречиво говорил труп «гориллы», уткнувшийся головой в пол возле зубодробильного кресла. В затылке убитого мафиози торчала рукоятка металлического шипа. Стрельцов узнал в нем одно из орудий пыток, развешанных на кронштейнах. Из раны на шею сбегала полузапекшаяся дорожка крови. Ричард Гольф с закинутой назад головой неестественно развалился на стуле и беспокойно вздрагивал время от времени. Судя по всему, он находился под воздействием каких-то лекарственных препаратов. Катька уже успела откинуть в сторону наручники, сковывающие Ивана. Девушка перехватила вопросительный взгляд жениха и произнесла, трогая одной рукой щеку, а другой поддерживая расползающуюся одежду:
    — Потом все объясню. Надо подумать, что делать дальше.
    Стрельцов только сейчас обратил внимание, что блузка невесты разорвана снизу доверху.
    Молодой человек поднялся и, разминая затекшие конечности, подошел к металлическому шкафу, стоявшему около входа. Ванька нашел там белый медицинский халат и бросил его Катерине:
    — Надень пока вот это.
    Сам Стрельцов переоделся в форму охранника «РиГл», оставленную кем-то в обнаруженной ячейке.
    — В этом электрическом склепе я никак не могу выйти в технополе, — обратился парень к невесте. — Ты не нашла ключ от входной двери?
    Девушка выразительно приподняла на уровень груди увесистую связку.
    — Отлично. Если кого встретим на пути, сделаем вид, что я тебя конвоирую. — Иван многозначительно осмотрел свою новую форму.
    — Думаешь, сработает?
    — А что еще делать? По крайней мере, есть какая-то вероятность, ведь не все же охранники знают нас в лицо.
    Для убедительности Стрельцов предложил накинуть на запястья Катерине, не застегивая, наручники. Девушка пожала плечами и повернулась к Ивану спиной, подставляя руки. Но прежде она, будто что-то вспомнив, сняла с кронштейна небольшой металлический прут, подошла к спящему президенту «РиГл» и стукнула его по голове. Ричард Гольф судорожно всхлипнул и свалился на пол.
    — Вдруг очухается в самый неподходящий момент, — пояснила девушка.
    Парень одобрительно кивнул. Пленники выскользнули из камеры и закрыли за собой дверь снаружи. В коридоре никого не оказалось. Молодые люди подошли к лифту и по табличке у кабины определили, что находятся в подвале. Лестничных маршей поблизости видно не было. Поэтому, хочешь не хочешь, пришлось воспользоваться лифтом. Стрельцов нажал кнопку первого этажа, и беглецы в ожидании неизвестности настороженно замерли, вслушиваясь в стук собственных сердец, которые, казалось, переместились ближе к горлу.
    Когда створки лифта раздвинулись, гринчане увидели перед собой просторный холл, заполненный людьми в форме «РиГл». Катька испуганно замерла на пороге. Но потом почувствовала, как Иван тихонько подтолкнул ее в спину и шепнул: «Не бойся». Парочка вывалилась наружу. Через несколько шагов какой-то чужой голос (будто спутника подменили) захрипел сзади со злостью:
    — Ну чего плетешься, сучка? Шевелись давай!
    Сопровождающий с силой толкнул пленницу вперед. «Сдурел, что ли? — подумала Катька. — Вошел в роль». К изумлению гринчанки, все охранники, как по команде, спешно расступились в стороны и пропустили парочку. При этом они вытягивались по стойке «смирно». Катерина обернулась… и натолкнулась взглядом на надменную улыбочку Ричарда Гольфа, сжимающего руки за спиной. Голова пошла кругом: «Значит, Ивана схватили сразу у лифта…» Ошарашенная девушка пыталась брыкаться и вырываться, но президент «РиГл» вцепился в запястье мертвой хваткой.
    Около входа Гольф распорядился, чтобы подали его квадромобиль. Какой-то охранник немедленно бросился исполнять. И уже через минуту на улице послышался скрип тормозов. У ворот стоял длинный, сверкающий полировкой сногсшибательный квадромобиль, наверное, самой последней марки. Катька видела такие только в кино. Гольф подал знак одному из своих людей, и тот услужливо открыл дверь. Президент «РиГл» бесцеремонно затолкнул внутрь пленницу и захлопнул створку.
    Водительский отсек отделялся от салона сплошной перегородкой. Катька оказалась единственным пассажиром богатого квадро…

Глава 19

    Старолюб выходил на связь с генералом Войко крайне редко. Все их «беседы» можно было в прямом смысле пересчитать по пальцам. Да и назвать это «беседами» было бы не совсем верно. Как правило, далекий фантом выдавал на компьютере бэгэбэшника несколько лаконичных тезисных формулировок, а службист — по ходу разговора — успевал запросить те или иные уточнения к полученной информации. Каждую фразу призрака генерал впоследствии с педантичностью разведчика-профессионала «раскладывал по полочкам», зная по опыту недолгого общения с потусторонними визави, что по пустякам Старолюб беспокоить его не станет.
    Трудно классифицировать сложившиеся отношения между высокопоставленным бэгэбэшником и неведомым фанатом каким-то конкретным однозначным понятием: и не служба, и не дружба; скорее отстраненно-обезличенное сотрудничество во благо интересов безопасности общества. В принципе такое положение дел устраивало Войко и как генерала БГБ, и как независимого индивида. Между прочим, со временем службист стал испытывать некоторую привязанность к призраку, неуловимую тягу, наподобие отношения сына к отцу. Ведь даже взрослый человек на самом деле является все тем же ребенком (просто выросшим) и в решении житейских и служебных проблем непроизвольно оглядывается на своих родителей, зачастую подсознательно, даже не догадываясь об этом. От Старолюба или, точнее, от его образа, сложившегося в сознании генерала, всегда веяло доброжелательностью, мудростью и тактом. Поэтому общение с бесплотным собеседником напоминало Войко разговор с собственным отцом и всегда оставляло в душе уютное и приятное тепло.
    Однако сегодняшний сеанс связи, выдержанный в тревожном тоне, отнюдь не обещал подарить генералу чувство оптимизма.
    Из сообщения фантома Войко сделал парадоксальный с точки зрения обыкновенного смертного вывод. Оказывается (по крайней мере, так понял бэгэбэшник), ноосфера устроена таким образом, что, располагаясь как бы в одной ее точке, Старолюб находится одновременно и во всей сфере. Хотя, может быть, это не свойство ноосферы, а особенность существования в ней отлетевшей человеческой души. В общем, смысл такой: либо душа сплошь «размазана» по тонкой реальности, либо, наоборот, сам потусторонний мир разлит по энергетической субстанции умершего. И где начало, где конец; где малость, где величина; где точка, где объем — не разберешь. Короче, все это единая сущность.
    Технополе, как самый низкий уровень Святого Духа, находилось под ноосферой. Не в смысле пространственной ориентации (там нет гравитации, поэтому «низ» и «верх» — несуществующие в тонком измерении понятия), а в смысле энергетической иерархии, некой соподчиненности полевых структур — от простого к сложному. Будучи одновременно во всех точках ноосферы, Старолюб имеет возможность наблюдать за расположенным «ниже» технополем со всех сторон. Иными словами, в любой момент призрак видит под собой технополе ПОЛНОСТЬЮ.
    И вот что озадачило, взбудоражило и всерьез обеспокоило генерала, если не сказать больше — испугало: фантом, взирая с высоты, обнаружил, что сначала технополе по всему периметру сузилось и деформировалось, а в области планеты Голд неестественно скукожилось. По мнению Старолюба, это происки Тени. А затем посланница Вельзевула полностью поглотила или, скажем, парализовала, заморозила технополе Голда, ввергнув там людей в первобытное состояние, и Золотой Мир погрузился в кошмар и хаос. Жители далекой планеты не смогли достойно противостоять внезапному испытанию. Они дали волю злости и самым гадким инстинктам, впав, по словам фантома, в чудовищный грех. Вероятно, именно этого Тень и добивалась. Старолюб, как обычно, подкрепил свою мысль соответствующей цитатой: «И, по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь; претерпевший же до конца спасется»( Евангелие от Матфея, 24:12, 13.).
    Правительство Голда, подумал Войко, своими руками подписало себе же приговор, погрязнув в чванстве, самодовольстве и демагогии относительно суверенитета и свободного выбора пути. Теоретикам планетарного сепаратизма хотелось полностью подмять под себя собственный мир — ни с кем не делиться властью. Зачем им Лига, общечеловеческие ценности? И вот результат: возжелав все — потеряли, что имели… Чем обернулась для Голда потеря контактов с галактическим сообществом? Кто выиграл от этого, что планета перестала фигурировать не только в сводках информационных агентств, но и в секретных сводках спецслужб? В выигрыше в конечном итоге оказалась только Тень. Золотой Мир стал удобной мишенью для ее дьявольских экспериментов.
    По всей видимости, на уединенной планете, без сторонних наблюдателей, чтобы не всполошить человечество раньше времени, под руководством князя тьмы отрабатывался один из сценариев вселенской катастрофы.
    Закончив беседу со Старолюбом, генерал Войко буквально почувствовал груз ответственности, что лег ему на плечи. К пятидесяти годам глубокие переживания человека начинают выливаться в осязаемые телесные ощущения. В данный момент опытный бэгэбэшник почти физически воспринимал надвигающуюся угрозу. Осознавая всю важность полученного от фантома сообщения и шаткость сложившейся ситуации, генерал решил соединиться по секретному спецканалу непосредственно с могущественным директором Бюро Галактической-Безопасности — Гарри Смитом, чтобы доложить обстановку и выяснить, какими сведениями на сегодняшний день обладает Галбез относительно событий на Голде.
    Гарри Смит, по прозвищу Краб, — живая легенда БГБ. Этому человеку в течение последних двадцати лет удавалось с честью отражать направленные на возглавляемое им межпланетное ведомство нападки оппозиции и прессы, выдерживать проверки и ревизии Конгресса. Он дипломатично — бочком-бочком, словно краб, — избегал прямого противостояния с внешними врагами Лиги планет и уклонялся от ненужных междоусобиц с собственным правительством. При этом гигантская спецслужба никогда не испытывала проблемы с финансированием. Время от времени сменялись кабинеты министров, и в положенные сроки переизбирался Конгресс. Только непотопляемый Гарри-Краб бессменно возглавлял Галбез. Во всех мирах в сегодняшней общественно-политической обстановке не нашлось бы, пожалуй, ни одного человека, способного сковырнуть Смита с его кресла. И такую обстановку он, как профессионал, создавал в какой-то мере собственными руками.
    Генералу Войко пришлось немного подождать, пока загруженный до предела высокопоставленный босс смог уделить ему несколько минут. Службист с Октавы доложил, что, по его сведениям, на один из миров, вышедших из Лиги, — Голд — обрушилась информационно-энергетическая катастрофа. Войко поинтересовался у начальника, имеются ли на этот счет какие-либо агентурные донесения с бедствующей планеты.
    Даже по видеофону было заметно, как передернуло директора БГБ. Он уставился на генерала своими немного выпученными — по-крабьи — глазами, будто хотел пригвоздить подчиненного к стулу, и медленно, с расстановкой спросил:
    — Откуда у вас эти сведения?
    — Голд попал в наше поле зрения в связи с разработкой стратегической инициативы под кодовым названием «Чтец», направленной на защиту галактического технополя от враждебного проявления разрушительных сил иных измерений. По нашим данным, эти самые силы выбрали Золотой Мир в качестве мишени для первого удара — решающего испытания, если хотите.
    — Почему именно Голд? — хмуро произнес Гарри Смит.
    — Планета почти не поддерживает контактов с другими мирами, и поэтому ее выпадение из политического и экономического пространства галактики не вызовет настороженности у остальных участников межпланетного сотрудничества, которые хорошо осведомлены о сепаратистских настроениях правительства Голда и его стремлении к самоизоляции. Поэтому для агрессоров извне Голд превратился в удобный полигон для экспериментов по уничтожению инфраструктуры современной цивилизации.
    — Чем это грозит нам? — Директор БГБ словно подтверждал свое прозвище: казалось, сейчас из-за спины он покажет конечность, увенчанную клешней.
    — Есть основания полагать, что это генеральная репетиция перед невиданным нападением на все технополе, созданное человечеством. И это может привести к катастрофе вселенского масштаба, — выпалил Войко.
    Гарри Смит немного помолчал и, как бы закрывая тему, распорядился:
    — Подготовьте подробный отчет о проделанной работе по проекту «Чтец» и немедленно передайте в мою канцелярию.
    — А как же насчет сообщений агентуры БГБ с Голда?
    — На текущий момент поступило всего лишь одно сообщение. Но… — босс немного замялся, — но его сейчас обрабатывают в Управлении контрразведки.
    — А при чем здесь контрразведка? — поразился Войко.
    — Пока мы не располагаем данными, подтверждающими истинность фактов, изложенных в донесении. — А если это дезинформация?
    — Но ведь я тоже получил сообщение об этих фактах. Совпадение донесений и будет подтверждением их истинности, — возразил подчиненный бэгэбэшник.
    — Вам ли объяснять, генерал? Любые катастрофы могут оказаться на самом деле результатом широкомасштабных диверсий. И было бы очень просто — взять вот так и объяснить их происками каких-то потусторонних сил. Мы не имеем права исключать любую версию, не так ли?
    —Да, но…
    — А если это сообщение — липа? — перебил Краб. — Может, кто-то хочет заставить нас суматошно действовать и в результате высветить всю агентуру на Голде, выращенную и выпестованную с таким трудом? Что тогда?
    — Господин директор, — попытался вставить службист с Октавы.
    — Короче, Войко, мне нужен ваш отчет по «Чтецу», а также дополнительные сведения с Голда. Сейчас этим занимается контрразведка… А вот после этого мы как раз сможем принять взвешенное решение. Не забывайте, что правительство Лиги вверило нам галактическую безопасность, и у нас нет права на ошибку. Все.
    — Но для дальнейшей разработки инициативы мне просто необходимо ознакомиться с агентурным донесением из Золотого Мира, — возразил генерал.
    — Хорошо. Вам пришлют копию. Я распоряжусь. До свидания. — И высокий начальник отключил связь.
    Войко не стал тянуть с отчетом по стратегической инициативе «Чтец» и буквально через полчаса — со своего компьютера — лично отправил его в канцелярию директора БГБ.
    Генерал рассчитывал на ответную оперативность со стороны вышестоящих служб. По его прикидкам, до конца рабочего времени в штаб-квартиру должна была поступить копия агентурного донесения с Голда, как и обещал Краб. Но документ в этот день так и не попал в распоряжение Войко,
    Службист, ожидая сообщение, засиделся на работе допоздна.
    Сколько бумаги уже исписано на тему бюрократии, сколько копий поломано. А воз, как говорится, и ныне там… Бюрократический аппарат во все времена во всех учреждениях умудрялся «пожирать» самые необходимые документы и не выдавать их, даже вопреки прямому указанию высшего руководства. Генерала, как человека дела, такой оборот событий всегда бесил. Он искренне сожалел о том, что те или иные клерки, виновные в непредвиденной задержке, не находились под его началом. Уж он бы заставил нерадивых службистов «шевелить батонами»!
    Озабоченный бэгэбэшник уже собирался домой, когда зуммер аппарата внутренней связи отвлек офицера от мысленных возмущений по поводу существующей бумажной волокиты в Галбезе, вернее, теперь уже волокиты компьютерной.
    — Что там? — спросил Войко у адъютанта.
    — Только что по служебному тахиоканалу из Центрального Штаба БГБ прибыл генерал Пустынник (Управление контрразведки) специально для встречи с вами. Через пять минут он будет здесь.
    — Ясно. Как придет — впусти.
    — Есть.
    «Куда же от них денешься?» — недовольно подумал Войко.
    Надо сказать, что оперативники всегда недолюбливали (взаимно) контрразведчиков за их несносную подозрительность. Этим типам везде мерещатся измена и происки врагов. Они бесцеремонно суют свой нос во все дела, зачастую разваливая непрошеным присутствием и предосудительностью многоходовые комбинации, разработанные другими службами БГВ. Конечно, надзирать-то проще, чем работать. Может быть, у контрразведчиков и есть успехи в противостоянии разведкам внешних миров. Но поскольку они засекречены, то судить о результативности работы своих коллег на невидимом фронте простым галбезовцам всегда очень сложно.
    Тем не менее генеральское звание визитера говорило о важности предстоящего разговора (по крайней мере, с точки зрения самой контрразведки). Задача несколько упрощалась тем, что генералы давно знали друг друга — чисто по деловым контактам: обычное взаимодействие руководителей различных служб одного общего ведомства.
    После традиционных рукопожатий — «Сколько лет, сколько зим?!» — Войко сразу перешел к делу:
    — Чем могу быть полезен?
    — По приказу директора БГБ я ознакомился с вашим отчетом по инициативе «Чтец», но мне бы хотелось некоторые вопросы уточнить у вас лично.
    — Пожалуйста, я к вашим услугам.
    — Значит, вы утверждаете, что так называемый фантом Старолюб предупредил вас о возможном поглощении технополя враждебными потусторонними силами, так? — начал контрразведчик.
    — Совершенно верно.
    — Но наши специалисты из института привидений периодически санируют все помещения штаб-квартиры Галбеза… и ваш кабинет в частности. Однако им здесь ни разу не удавалось обнаружить каких-либо следов эктоплазмы, — констатировал генерал Пустынник. — Странный, однако, у вас фантом.
    — Все правильно. Ведь физическое тело этого призрака похоронено не на этой планете. Более того, место захоронения, как и сама планета, приютившая колонию Старолюба, тщательно скрываются инфохомосами, — пояснил Войко.
    — Чем вы можете это подтвердить хотя бы косвенно? — напирал контрразведчик.
    — Об этом мне рассказал фантом.,
    — Это тот самый, что не имеет эктоплазмы?
    — Почему не имеет? Как пить дать имеет. Только она обитает на той планете, где захоронен прах Старолюба, — с раздражением повторил бэгэбэшник с Октавы. — Вы же читали мой отчет?
    — Читал, — отрезал контрразведчик. — А где же тогда вам удалось встретиться с этим призраком?
    — Фантом имеет способность на какое-то время перемещать свою душу из ноосферы в технополе, а оттуда выдавать сообщения на любой компьютер.
    — А что вы подразумеваете под технополем?
    — Проекцию совокупности всех информационных технологий человечества в высших слоях мироздания.
    — Но душа фантома, если она еще не перешла на более высокий уровень, должна вращаться в ноосфере своей планеты, — с многозначительным видом произнес контрразведчик.
    — Так и есть. Но ведь все ноосферы взаимосвязаны через центр солнц и являются, по сути, строительным материалом для определенных уровней Святого Духа, — терпеливо объяснил генерал Войко.
    — Уверен, что это вам тоже рассказал фантом, не так ли? — съязвил дотошный визитер.
    — Совершенно верно, — невозмутимо продолжал хозяин. — Но если учесть тот факт, что еще при жизни Старолюб был одним из самых опытных Киберчтецов, хорошо знакомых с полевыми структурами, то нет ничего удивительного в том, что его душа способна перетекать в ноосферы других планет вселенной. Я, например, не вижу здесь никаких противоречий.
    — А хотелось бы, чтоб видели — по долгу службы! — назидательно вставил гость. — Может быть, вообще никакого Старолюба и в природе не существует. Сидит где-нибудь за компьютером суперхакер — да хоть в этом же здании — и вешает вам лапшу на уши.
    — Что за бред? — возмутился генерал Войко. — Существование фантома подтверждает и Иван Стрельцов, обладающий способностями Киберчтеца. В настоящий момент он является лейтенантом БГБ.
    — А на этого Стрельцова вас вывел опять же призрак, не так ли? — поинтересовался въедливый контрразведчик.
    — Ну и что с того?
    — Все это смахивает на очень интересную комбинацию: фантом ссылается на Стрельцова, а Стрельцов на фантома… Как-то не очень убедительно, — покачал головой Пустынник.
    — При воскресении Иисуса Христа тоже присутствовали только его ученики. Однако именно на их свидетельствах основана одна из самых массовых мировых религий — христианство, и ничего… — возразил оперативник. — Важно, чтобы свидетельство подтверждалось всем ходом событий, имело внутреннюю суть…
    — Ну вы сказанули тоже, — усмехнулся контрразведчик. — А нельзя ли спуститься поближе к делам земным?
    — Можно, — отозвался Войко. — Только я не совсем понимаю, уважаемый коллега, смысл ваших уточнений.
    — Смысл — вполне прозрачен.
    — Если вы сомневаетесь в способностях Стрельцова, то посмотрите, как он почистил сети от хакеров. Кстати, в Управлении контрразведки с точки зрения системной безопасности они были самыми дырявыми. Куда только смотрят ваши специалисты? — бэгэбэшник с Октавы не упустил-таки возможности боднуть непрошеного гостя.
    — Это — не показательно, — вяло парировал Пустынник. — Просто ваш работник — хороший программист. Здесь нельзя говорить о его способностях как о признаке Киберчтеца.
    — Ну хорошо. А проникновение в суперсистему Минобороны в истории с расконсервацией боеголовки? Это, по-вашему, тоже не признак?
    — С этой историей еще надо разобраться, — стушевался генерал контрразведки.
    У Войко чуть было не вырвалась фраза: «Нельзя же судить с такой категоричностью о вещах, в которых вы абсолютно ничего не смыслите!» Но в голове оперативника автоматически сработали дипломатические «тормоза», выработанные и тщательно выверенные за годы службы в БГБ, и вместо этого он произнес:
    — Уважаемый коллега, зайдите, пожалуйста, на досуге в УСБ и поговорите там с ведущими специалистами. Тогда вы сразу поймете ошибочность своих оценок.
    — Зачем мне специалисты УСБ, когда я уже проконсультировался со своими людьми?
    — Но ваши люди видят только конечный результат. А здесь важно посмотреть, как Чтец работает.
    — Ну и что?
    — Он ничего не программирует в общепринятом смысле, не вводит с клавиатуры установочных данных для работы систем и не подает команд голосом интерсинтезатору речи. Он в них э-э… как бы сказать… живет… мысленно… все происходит изнутри.
    — Не знаю как сети, но вас, я вижу, он точно запрограммировал изнутри, а может быть, и снаружи… — раздраженно ответил Пустынник.
    — Господин генерал, если вы ознакомились с материалами по инициатив? «Чтец», то, вероятно, к обратили внимание на способности, которыми обладали инфохомосы?
    — Я обратил… Жаль только, что эти самые инфохомосы всей гурьбой сбежали двести лет назад в неизвестном направлении… в благодарность за то, что правительство всех их вырастило и поставило и на ноги. Более того, грешно сказать, оно их попросту и выдумало… на свою же голову.
    — На чью голову — еще неизвестно, — вставил хозяин кабинета. — Родителей, как говорят, не выбирают…
    — Вы лучше скажите, куда пару часов назад ваш хваленый Чтец гонял дежурную тарелку? Между прочим, типолет вернулся без пилота.
    — Этого требовало неотложное задание, — солгал Войко, защищая подчиненного. На самом деле генерал впервые услышал об этом происшествии. «Ты посмотри-ка, ему уже доложили, — удивился оперативник, — а я еще ни сном, ни духом… Надо будет срочно выяснить, где сейчас находится Иван». А вслух произнес:
    — Коллега, а вы не привезли агентурное донесение с Голда?
    — Да, конечно. Я вам его передам. Обсудив еще некоторые вопросы, генералы расстались.

Глава 20

    Шикарный лимузин резко набрал скорость и быстро отъехал от металлургического комбината. Вскоре, километров через десять, он завернул на пустынную квадростоянку возле какого-то большого административного комплекса. Машина остановилась, и неожиданно двигатель заглох. В воздухе повисла настораживающая тишина. Рабочий день давным-давно завершился, поэтому на огромной территории, прилегающей к неизвестному зданию, не было ни одного квадромобиля. Площадка тускло освещалась слабыми фонарями, расположенными по периметру парковки.
    Катька испуганно выглянула наружу, приподняв на стекле шторку. Вокруг не было ни души. «Зачем они привезли меня в это безлюдное место? — недоумевала девушка. В голове у нее проносились самые жуткие версии и сценарии дальнейших событий. Попробовав дернуть за дверную ручку, пленница с удивлением обнаружила, что салон не заперт. Катерина потихоньку открыла створку и на четвереньках, не поднимая головы, осторожно выбралась из машины. „Чем объяснить полное бездействие мафиози? Может, с шофером что-то случилось?“ — промелькнула зыбкая надежда в ожидании чуда. Через площадь все равно не пробежишь незамеченной, и поэтому девушка решила рискнуть и выяснить, что там происходит в водительском отсеке. Она чуть-чуть привстала и заглянула в боковое зеркало заднего вида. За рулем никого не было. Катька осмелела, продвинулась к передней двери, медленно поднялась и осмотрела кабину… От неожиданности сердце заколотилось еще чаще. Поперек сиденья лежал Иван. Он обхватил голову руками, будто боролся с внутренней болью. МожеТ, даже находился без сознания. Девушка резко открыла дверь и принялась отчаянно с тормошить Стрельцова:
    — Ваня, Вань, что с тобой? Нам надо бежать. Вставай. Сюда в любой момент могут приехать бандиты. — Катька продолжала трясти жениха. — Ведь в такой дорогой машине обязательно есть противоугонный маяк, и они знают, где мы находимся.
    — Я уже сообщал в Галбез. Скоро нас заберут, — устало отозвался Чтец.
    Вдруг внимание девушки привлек пронзительный визг тормозов. Она выпрямилась и огляделась вокруг. С двух противоположных сторон из только что появившихся машин высыпали, как саранча, разъяренные бандиты с автоматами наперевес и, на ходу стреляя, побежали прямо на нее. Дробь выстрелов слилась с градом пуль, вонзившихся в квадромобиль беглецов. Как видно, мафиози предпочитали использовать в своих разборках древнее варварское оружие. Одна из пуль со свистом шлепнула по бронированному стеклу приоткрытой дверцы, которая защищала Катькино туловище. Окно тут же покрылось трещинами. Девушку сильно стукнуло створкой и отбросило на корпус машины. Пули с визгом рикошетили во все стороны и со стуком плясали на креасфальте вокруг лимузина. Очередной выстрел угодил в колесо прямо под ногами девушки и в мгновение раскромсал покрышку на мелкие крошки. Очевидно, мафиози стреляли так называемыми «реверсивными» пулями. Попадая в мягкие ткани, такие моментально превращают тело в фарш. Иван одним сильным рывком затянул невесту в салон.
    — Быстрей закрой дверь. Квадромобиль — бронированный, — с жаром-выпалил молодой человек.
    В это время над их головами ярко сверкнула молния и… нескольких бандитов, уже приближающихся к беглецам, буквально разрезало пополам смертоносными лучами. Мощный лазер легко проткнул фигуры нападающих и вонзился в креасфальт за их спинами, заставляя плавиться дорожное покрытие. Разрубленные тела диверсантов попадали на землю, заливая ее лужами крови. В воздухе запахло паленой шерстью и мясом, как будто где-то поблизости смолили только что заколотого поросенка… Зрелище — не для слабонервных.
    Сверху прогремел металлический голос, усиленный динамиками:
    — Внимание! Я — Боевой Патруль Бюро Галактической Безопасности. Приказываю бросить оружие и лечь на землю лицом вниз, руки за голову. ПРЕДУПРЕЖДАЮ: имею все санкции на прямое уничтожение. В случае сопротивления или попытки к бегству немедленно открываю огонь на поражение.
    Уговаривать бандитов не пришлось. С Боевым Патрулем БГБ не шутят. Побросав в стороны оружие, мафиози послушно, как на занятиях в гимнастическом зале, дружно бросились на креас-фальт.
    Боевые Патрули БГБ являлись элитным спецподразделением по борьбе с терроризмом. Несколько лет назад все миры Лиги подписали межпланетную конвенцию, направленную на искоренение этого зла. В данной конвенции закреплялись огромные полномочия, предоставляемые спецподразделению Галбеза в сфере борьбы с бандформированиями. Следует отметить, что демократические права населения при этом ничуть не ущемлялись. Действия Патрулей были направлены только против ВООРУЖЕННЫХ преступников. Если отдельный террорист или целое бандформирование были застигнуты во время незаконного использования оружия или они отказывались его добровольно сдать, то спецподразделение имело право уничтожить преступников на месте как представляющих реальную угрозу обществу. Как только злоумышленника разоружили и задержали, дальнейшее расследование и судебное разбирательство велось уже на обычных основаниях — в соответствии с действующим законодательством.
    Эмблема Патруля выглядела как круг, очерченный волнистой линией, внутри которого располагалась галочка-черточка с поднятыми вверх краями. Так обычно дети рисуют улыбающееся солнышко. Видимо, на этот образ и намекали создатели отличительного знака. Но на бандитском жаргоне патрульный круг именовали во всех закоулках галактики «морозом». Почему в воображении преступников знак солнца вызывал такую ассоциацию, точно сказать никто, естественно, не мог. Но филологи-любители из рядов БГБ связывали столь странное название с русскоязычными мафиозными группировками. По правде говоря, эта версия выглядела совсем неправдоподобно, но Ивану, например, импонировала как славянофилу — из псевдопатриотических соображений, дескать, знай наших. Суть в том, что для кого оно и солнышко, а для террориста — «мертвый оскал», ведь спецподразделение безжалостно расправлялось с вооруженными бандформированиями. Если оставить от слов «мертвый оскал» по первому слогу, то получится: «мёр-ос» или, как производное, «мороз». Бойцов БП называли соответственно снеговиками. Русскоязычные группировки в преступной среде имели очень большой вес, и, наверное, поэтому их толкование патрульного знака было безоговорочно принято во всем преступном сообществе. Кроме того, «солнышко» БП, если рассматривать чисто физиологическую реакцию на внешний зрительный раздражитель, на самом деле вызывало ощущение мороза, пробежавшего по коже. И вот почему.
    Стандарттарелка Боевого Патруля имеет на вооружении четыре лазерных излучателя, способных в автоматическом режиме вести огонь одновременно по шестнадцати целям. Если учесть, что на уничтожение одной цели затрачивается не более десятой доли секунды, то нетрудно посчитать, что только за секунду и одними лишь лазерами боевой типолет может поразить сто шестьдесят целей. Для прицельно-поискового сканера, руководящего огнем излучения, бесспорным критерием мишени (в одном из наиболее часто используемых режимов работы) является наличие у человека оружия. Неудивительно, что морозная эмблема действует на преступников по всей галактике как гипноз. Люди в панике отбрасывают в стороны оружие, включая и то, которое спрятано за поясом, под мышкой, в рукавах, брюках и т.д., поскольку анализатор сканера свободно просвечивает любую одежду.
    Помимо этого, для борьбы с большими скоплениями бандформирований или крупными антиконструкционными соединениями разного рода повстанцев стандарт-тарелка БП оснащается мощными биопарализаторами. Вернее, излучатели способны вмиг покрыть многотысячную толпу. Обездвиженные на несколько часов люди падают, как подкошенные, словно над ними в это время проносится невидимый ураган.
    И наконец, две кассеты — по шестнадцать самонаводящихся ракет в каждой — служат мощным дополнением к описанному вооружению патрульного типолета и предназначаются для выведения из строя тяжелой боевой техники (как наземной, так и воздушной), которая может попасть тем или иным путем в руки бандформирований.
    Проведенные статистические исследования показали, что с момента подписания Конвенции по борьбе с терроризмом количество опасных преступлений с применением оружия снизилось в мирах Лиги на восемьдесят процентов. Естественно, ведь если человек вооружен, он автоматически превращается для снеговиков в мишень и может быть немедленно уничтожен — на законных основаниях. Кому нужен такой риск?
    Вот и сейчас, только увидев «морозный» круг, бандиты немедленно прекратили сопротивление и, распластавшись на креасфальте, покорно ожидали ареста. Через некоторое время подъехал автобус с «солнышком» на блестящем борту. Крепкие парни в темной форме Патруля ловкими заученными движениями быстро надели на преступников наручники и отконвоировали их в передвижную тюрьму. Затем на стоянку въехал фургон с красным крестом под эмблемой БГБ. Хмурые люди с суровыми лицами молча погрузили в будку трупы погибших мафиози, захлопнули двери, и машина направилась в морг Галбеза.
    Типолет Боевого Патруля до сих пор висел над площадкой. Мимо него беззвучно пролетела дежурная разведтарелка и плавно «припарковалась» напротив лимузина. Из аппарата выскочил генерал Войко и торопливо подбежал к совершенно измотанным за день Ивану и Катерине.
    — Фу-у! — запыхался обрадованный службист и, то ли спрашивая, то ли утверждая, произнес: — На этот раз вроде все обошлось.
    — Да уж! — ответил Стрельцов, а про себя подумал: «Если не считать коварного наркотического укола, который может повлечь необратимое пристрастие к пагубной привычке, а впоследствии привести к деградации личности… и далее — к смерти…» — Гринчанин действительно выглядел напрочь разбитым.
    Генерал хотел еще что-то сказать, но потом посмотрел на Катькину физиономию и осекся.
    Пилоты БП и прибывшей «дежурки», по всей видимости, обменялись официальными рапортами. После чего патрульный типолет дрогнул и неслышно поплыл по направлению к реке. Вскоре он скрылся из виду.

Глава 21

    — Ну что, мои хорошие, отправить вас домой?
    Иван отрицательно покачал головой:
    — Мы будем очень признательны, шеф, если вы на личной машине подкинете нас до грин-хауса. Таким полуконспиративным-полушутливым с термином Стрельцов называл квартиру Анатолия — Катькиного брата.
    — Хорошо, — согласился босс и приказал по рации, чтобы сюда подогнали его квадромобиль.
    С тех пор как Чтец запустил в действие свою антихакерскую программу и теоретически появилась возможность насильственных действий в отношении ценного сотрудника БГБ со стороны компьютерных взломщиков и их покровителей, особый отдел Галбеза, по настоянию Войко, принял меры по защите близких родственников как Ивана, так и Катерины.
    Эти мероприятия вписывались в рамки сверхсекретной межведомственной программы по защите особо важных свидетелей, проходящих по громким уголовным делам против организованной преступности. Таким людям, имеющим важные для следствия сведения, как правило, меняли внешность и устраивали их переезд в другой город или даже на другую планету. Свидетелям выдавались все необходимые документы на новое имя. При этом факты вымышленной биографии стараниями особистов обязательно закреплялись в официальных инфомассивах и базах данных всех правительственных департаментов и ведомств (где родился, где учился, где женился и т.д.), так что подкопаться со стороны было очень нелегко. Тем более что трудоустраивали этих людей обычно в какое-нибудь научно-техническое учреждение или предприятие, принадлежащие Галбезу, да еще с мощной рекомендацией сверху.
    Однако родителе и Ивана, и Катерины наотрез отказались как переезжать, так и менять внешность и, естественно, имя. Старики ведь — ортодоксы. Ну что с них взять? Клавдия Петровна подчистую раскритиковала всех, кого только можно: «Что я, воришка какая, что ли, али тать, чтобы хоронить собственное происхождение? Мне нечего скрываться от людей и стыдиться, потому как я чиста перед ними, что то стеклышко. Все бы так жили! Уже бы давно жулья всякого и в помине б не было!..»
    Единственное, на что удалось уломать предков, так это на сиф-маяк. Да и то, наверное, по причине убедительной простоты всей процедуры. Ведь всего-то и дел: два раза в год употребить вовнутрь двести граммов специальной жидкости… И тело само начнет генерировать сильное невидимое излучение, которое можно обнаружить сиф-приборами. Причем характеристика излучения у каждого индивидуума своя. После первого приема сиф-жидкости специалисты тщательно замеряют все параметры нового «маяка» и заносят их в свою базу данных. Отныне спрятаться данному человеку от всевидящего ока Галбеза — практически невозможно. Поисковые спутники БГБ, которые окружают все планеты Лиги, наряду с другой аппаратурой имеют и сиф-приборы. Поэтому местонахождение «маяка» всегда можно установить.
    В другие миры ни на одном тахиотамбуре человека с сиф-излучением не выпустят без специального пропуска, подтверждаемого в каждом конкретном случае санкцией из штаб-квартиры Галбеза. Следует отметить, что употребляемая «маяком» с дважды в год жидкость в целом по медицинским показателям безвредна для организма. Правда, имеет один весьма специфический побочный эффект — на время действия излучения ощутимо снижается потенция. Но стариков данное обстоятельство ничуть не смутило. Батя Ивана, например, решительно заявил, что достигнутых на интимном поприще успехов вполне хватит для написания увлекательных Мемуаров и дальнейшие похождения бессмысленны ввиду полной бесперспективности относительно поисков новизны ощущений…
    А вот брат Катерины, напротив, отказался от сиф-маяка (ему, вероятно, еще было что терять на лично-половом фронте) и с удовольствием пошел по программе защиты свидетелей.
    Внешность Анатолий изменил минимально. Ему сделали хирургическую операцию по выпрямлению носа (когда-то в детстве повредил его, занимался боксом) и одновременно с выпрямлением убрали излишнюю горбинку, придав этой части лица строгий элегантный классический стиль. Так что парень, наверное, стал еще и красивее. Кроме этого, Катькин брат начал носить усы.
    В результате даже люди, знакомые с Толиком с детства, вряд ли узнали бы его.
    Будущий родственник Ивана с готовностью переехал на Октаву (губа — не дура), где получил в собственность шикарную квартиру (приобретенную, к слову сказать, на средства Галбеза). Стоит подчеркнуть, что подобные апартаменты на планете курортов и туристического рая стоят ой-ой-ой сколько…
    Десятыми обходными путями брату подобрали хорошую высокооплачиваемую работу в довольно престижном научно-исследовательском институте БГБ. Бывшего гринчанина снабдили весомыми рекомендациями и самыми хвалебными отзывами с предыдущего места службы, которые сразу обольстили будущее начальство. К чести Анатолия — он действительно бы высококвалифицированным программистом. Особый отдел, естественно, выдал положительное заключение по указанной кандидатуре. В итоге все произошло так, будто молодой человек трудоустроился сам, без чьей-либо помощи.
    Стоит ли говорить, что документы вместе со всей «родословной» Анатолию заменили. Правда, к фамилии, по желанию парня, добавили всего-то одну букву. Был Путников, стал Спутников. Вот и все. Пойди найди теперь прежнего гринчанина. Почти на каждой планете Лиги живут миллиарды людей. А самих планет — великое множество (листай себе реестр). И миллионы однофамильцев.
    Информация о формальном стирании личности и появлении на свет новой находилась только в суперсекретных файлах Галбеза, к которым не имелось доступа из внешних компьютерных сетей. Да и оттуда Иван, никому не доверяя, стер все, связанное с Анатолием.
    Для встречи с родителями Толя обычно сбривал усы; у скульптора-косметолога делал модную протоплазменную недельную присадку на нос, изменяющую его форму (в данном случае парень возвращал своему лицу былые характеристики. А присадка только называется протоплазменной, на самом деле это обыкновенная термопластмасса с семидневной подзарядкой тканей). И вот он прежний с виду житель Грина — пожалуйста. Если кто-то из старых знакомых на родной планете окликал к Анатолия: «Эй, Путников, подожди», то его сознанию не нужно было глубоко и мучительно перестраиваться, вспоминая свою прежнюю фамилию, и парень с радостью отзывался.
    Для компьютера же, как и следовало ожидать, наличие лишнего буквенного знака в документах полностью исключало идентификацию личности. Другими словами, вживание в новый образ прошло для Анатолия не только без проблем, но и с повышением общественно-социального статуса.
    Вот к нему-то, к брату Катерины, молодые гринчане и собирались отправиться после столь утомительного дня, чтобы в гостях расслабиться и отдохнуть, а заодно (не в последнюю очередь) и проверить, все ли в порядке у единственного родственника на Октаве. Кроме Войко, никто не знал о проживании в столице Спутникова, бывшего Путникова. Именно поэтому Иван попросил генерала доставить их к Анатолию на личном квадромобиле.
    По пути до грин-хауса Стрельцов коротко, без деталей, устало доложил шефу о похищении невесты людьми «РиГл корпорейшн» и сказал, что вырваться из плена ему с Катей удалось буквально чудом.
    — Подробности завтра. Хорошо? — закончил Иван.
    Машина уже подъехала к дому, в котором проживал Анатолий, и нырнула в гараж нулевого этажа.
    — Добро, — отозвался генерал. Войко включил двигатель и повернулся к грин-чанам, устроившимся на заднем сиденье.
    — Не пойму, с чего это выдержка изменила Гольфу? Почему он решился на столь наглое и дерзкое покушение? Видимо, у Риччи созрел какой-то гениальный план, в котором тебе, Ваня, отводится не самая последняя роль.
    — Ясно, как божий день. Но меня-то сейчас волнует совсем другое. Похищение людей, шантаж, покушение на убийство, производство наркотиков —неужели мы спустим ему все эти преступления?
    — Прямых доказательств, как обычно, нет. Более того, президент «РиГл» наверняка заявит, что вы угнали его лимузин…
    — Объясните, шеф, тогда, чего мы вообще стоим? Вся наша система?.. Если не можем сковырнуть одного зарвавшегося толстосума?
    — Не кипятись, Ваня. Кто сказал, что не можем? Именно этим я и собираюсь заняться завтра же. Есть у меня кой-какие задумки. Но все это еще нужно проработать до мелочей. Кстати, большие надежды я возлагаю на тебя, как на виновника торжества, так сказать. От тебя же нет секретов. Поко-выряйся, Ваня, в его инфомассивах. Можешь смело отбросить все юридические и морально-нравственные табу. Считай, что санкцию на полную проверку документации «РиГл» от меня ты уже получил. Не верю, чтобы мы не накопили убойного компромата на этого мафиози… (пусть даже в обход прокуратуры и юстиции). А там уж посмотрим, какую тактику избрать дальше. Договорились?
    — Ладно, — ответил Чтец.
    — Если меня с утра не будет, я оставлю для тебя информацию на своем компьютере — как обычно.
    — Хорошо. Войко открыл бардачок машины, вытащил оттуда небольшую кожаную сумочку, застегнутую на «молнию», и передал Стрельцову.
    — Держи.
    — Что это?
    — Индивидуальный медпакет бойца разведыва-й тельно-диверсионной группы БГБ. Прекрасная вещь!
    — А мне зачем? Я вроде бы в разведку не собираюсь, — непонимающим тоном переспросил лейтенант.
    — В розовом тюбике биологически активный заживляющий гель. Помажешь Катерине лицо — к утру будет как новое, — улыбнулся генерал. — В крайнем случае, в коричневом тюбике — протоплазма с двухдневной подзарядкой. Можно сделать косметическую накладку. Да там есть инструкция…
    — Спасибо, — в один голос поблагодарили гринчане.
    Анатолий для Ивана был дорог не только как брат невесты, но и как самый близкий друг детства. Можно сказать, что между парнями сложились отношения, ничуть не уступающие по родству душ кровному братству.
    Ведь только в детстве и юношестве, не обремененные семейными, производственными и социальными проблемами, люди ценят дружбу как таковую — саму по себе, независимо от выгод, которые она сулит. Пацаны безотчетно радуются друг другу и готовы проводить вместе чуть ли не все свободное время. Они обмениваются пристрастиями и привязанностями, заражаются один от другого увлечениями, суждениями, симпатиями и антипатиями к событиям, явлениям, предметам, людям. Иногда ссорятся, ревнуют и даже дерутся. Но, как правило, все противоречия разрешаются сами собой в очень короткий срок. Порой интересно наблюдать, как между бывшими друзьями детства сохраняются теплые или по крайней мере сносные отношения, даже когда их пути круто разошлись.
    Например, алкоголик и спортсмен, полицейский и вор, бизнесмен и безработный и т.д.
    Анатолий был старше Ивана всего лишь на год — практически ровесник. Неудивительно, что приятели-соседи за долгие годы знакомства очень сблизились. А сейчас, когда на носу маячила свадьба Стрельцова с Катериной, отношения парней переросли поистине в родственные.
    Толик пока еще ходил в холостяках и всегда искренне изливал свое радушие и гостеприимство на сестру и ее жениха. Молодому хозяину не приходилось оглядываться, как это часто бывает у женатых мужчин, на капризы и взбрыкивания строгой супруги, не испытывающей к тому же ни малейшей радости по поводу внезапного появления мужниной родни. Так радоваться гостям может только одинокий простодушный парнишка. Квартиру Спутникова можно было бы смело назвать для Катерины и Ивана вторым домом на Октаве.
    Сегодня Стрельцов весь день подспудно переживал за Толика — а не добрался ли Гольф и до него? Ведь мог же, бестия, и выследить… Но все оказалось в норме.
    Братишка всерьез испугался за сестричку, осматривая ее лицо, но расспрашивать не стал. Иван особенно ценил в друге способность к пониманию ситуации, сдержанность и такт. Когда Анатолий впервые увидел Стрельцова после поступления на службу в БГБ, то прямо остолбенел, лицезрея новый мундир лейтенанта-змееносца. Ведь от змееносцев на улицах даже полицейские слегка шарахаются. Это что-то вроде отпугивающей и завораживающей формы высших чинов СС в фашистской Германии времен Второй мировой войны. Только, естественно, не с таким кровожадным содержанием… но по глубине воздействия на окружающих, пожалуй, сравнимо. То есть обыкновенный гражданин, как говорят, обыватель, совершенно далекий от БГБ, и тот четко осознавал, что змееносцы облечены тайной властью и имеют за спиной мощную спецслужбу, для которой нигде нет преград. Погоны со змейкой можно сравнить, наверное, с рубкой субмарины — стратегического ракетоносца, — мирно выглядывающей из-под воды на кадрах кинохроники, — верхушка, всего лишь маленькая видимая часть гигантской сокрушительной махины. Догадливый Спутников самостоятельно, без лишних намеков со стороны родственников, пришел к выводу, что служебные дела Ивана и Катерины — закрытая тема для разговоров. И во время встреч с дорогими ему людьми Анатолий безоговорочно следовал этому принципу.
    Биологически активный гель из аптечки генерала Войко оказался и впрямь очень эффективным заживляющим средством. Буквально через двадцать минут у Катьки почти сошла опухоль, и из-под синяка весело сверкнул озорной глаз, будто он только что вырвался из вражеского плена. Лицо девушки постепенно приобрело врожденные пропорции, и гринчанка перестала наконец-то походить на чучело недоразвитого гуманоида из дешевого фантастического фильма.
    Иван всегда поражался той энергии, которой обладала его невеста. Наверное, не зря говорят, что женщины выносливее мужчин. Пока Стрельцов, по-домашнему развалившись на диване, восстанавливал свои физические и моральные силы в неспешной светской беседе с другом, Катька уже вовcю хозяйничала на кухне. Холостяцкий холодильник хранил в своем чреве избитый набор полуфабрикатов, из которых бывалая повариха вмиг сготовила нехитрый, но плотный и сытный ужин. Искусно сервированный стол венчал штоф старой доброй «Русской водки», как нельзя кстати завалявшийся у Анатолия. Капельки росы на запотевшей бутылке так соблазнительно поблескивали, что усталый Стрельцов, обычно равнодушный к алкоголю, в этот раз с удовольствием приложился к чудодейственному напитку и… сразу почувствовал себя человеком. Туман переживаний и волнений, засевший в голове, понемногу рассеивался, а грозные события прошедшего дня выстроились в воображении в увлекательную цепь приключений, наблюдаемых как бы со стороны. Под занавес недолгого застолья нервное напряжение полностью отступило, и Ванька ощутил желанный прилив сил — древний напиток сделал свое дело.
    Когда жених и невеста остались одни, Стрельцов, пользуясь просветлением в голове, приступил к подруге с расспросами:
    — Кать, расскажи, ради бога, как тебе удалось справиться с этим бугаем в зубодробильном подвале?
    — Ваня, давай поговорим с утра. Завтра же на службу, — предложила девушка.
    — Ничего подобного. Как непосредственный начальник даю тебе выходной.
    — Но тебе-то надо хоть немного выспаться.
    — Катя, да я умру от любопытства. Ведь не усну же. Буду всю ночь думать: мотать, мотать, мотать…
    — Ладно. Помнишь, я разрядила электрошок прямо в рожу Гольфу?
    — Да, — подтвердил Стрельцов. — Он еще потом все хватался за сердце.
    — Охранник тогда кинулся к столу, чтобы сделать укол своему боссу, и уже хотел набрать шприц. Но в этот момент ты попытался ударить креслом противного старика, и они вдвоем бросились тебя усмирять.
    — Конечно. Связали, пока я был без сознания, а потом — герои… — Иван как бы оправдывался перед невестой за то, что так нелепо попал впросак.
    — Молодец, хоть сопротивлялся, — подбодрила Катюша.
    — А что толку? — выпалил Стрельцов. — Все равно укололи… сволочи.
    — Толк-то был, — хитро подмигнула девушка. — Вот если бы сложил лапки и сдался — тогда точно конец.
    Чтец выжидательно посмотрел на невесту.
    — Пока вы там тусовались, — продолжила Катя, — я успела поменять местами ампулы: сердечные положила в коробочку от наркотика и наоборот.
    Иван непроизвольно вытянул шею, будто не расслышал:
    — Что-что?
    — Поменяла ампулы…
    — Так они ж подписаны… — недоверчиво выговорил гринчанин.
    — Только сердечные, а наркотические — нет. Помнишь, «горилла» сунул мне под нос бинт, смоченный нашатырем? — спросила девушка
    —Ну…
    — Этот бинт так и остался лежать у меня на груди. Одна рука у меня была прикована к кольцу в стене. В нее я вложила проспиртованную ткань, а свободной рукой брала со стола ампулы и нашатырем оттирала надпись.
    — Что, так быстро?
    — А зачем все ампулы? Я отчистила всего лишь две или три с сердечным средством и положила их в коробочку из-под наркотика. Остальные сунула в карман. Вот они, — девушка вывернула из юбки несколько стекляшек и улыбнулась. — Сама не знаю, как успела. А циффередин был без надписи, как я и говорила.
    — И что, верзила не заметил?
    — Так тоже спешил, все второпях, второпях…
    — Так-так-так, — затараторил повеселевший жених. — Значит, мне вкололи сердечное средство?
    — Конечно, — усмехнулась Катя.
    — А я-то думаю, почему так кровь закипела! — радостно воскликнул Иван. — А что потом?
    — Потом «горилла» сделал инъекцию Гольфу.
    — Наркотиком? — Гринчанин аж наклонился в ожидании ответа.
    — Циффередин, — опять подмигнула Катька. — Стопроцентное привыкание с первого раза.
    Молодой человек на секунду замер, а затем… Стрельцов был по натуре человеком не злорадным, но на сей раз он не сумел совладать с припадком гомерического хохота. Сквозь смех по слогам парень, сотрясаясь всем телом, едва выдавил:
    — Катька! Так ты посадила самого Гольфа на циффередин… Ну ты даешь!.. — Вытирая повлажневшие глаза, Ванька закатился еще пуще. — Нет, Кать, ты только прикинь: президент «РиГл» — на игле… Сундучок… Правильно говорят: «Бог шельму метит»… Не рой яму другому… — Дав волю чувствам, Чтец насилу успокоился и спросил: — А охранник?
    — Когда босс отключился, «горилла» подошел ко мне и разорвал блузку. Наверное, хотел изнасиловать… подонок.
    Лицо жениха перекосило яростью:
    — Это он еще вовремя «зажмурился»… гад… а то бы…
    — Потом нагнулся надо мной и стал отвязывать ноги…
    Слушая, Иван сжался всем телом.
    — Как только освободил одну ногу, я изловчилась и со всей силы ударила ему голенью в нос (все-таки не зря я занималась спортивной гимнастикой)… Голова бандита резко отскочила назад и напоролась на один из шипов для пыток — кронштейн с инструментами-то висел прямо над ним. — Катя брезгливо поморщилась. — Потом смотрю, по шее потекла кровь, глаза выпучились наружу неестественно и… как стоял, так и рухнул.
    Стрельцов облегченно выдохнул.
    — А тяжелый, скот… Еле подтянула к себе свободной рукой, чтобы вытащить ключи от наручников… — Девушка немного задумалась, но тут же встряхнулась. — Ну, а дальше ты знаешь…
    — Катенька, — нежно выговорил Иван, — ласточка ты моя ненаглядная. Впредь каждое утро я буду начинать с молитвы в благодарность за то, что бог послал мне тебя, моя радость…
    Невеста изобразила удивление:
    — А что, до сих пор ты этого не делал?
    — Ну конечно… то есть да…
    — Вань, а ты мне ничего не хочешь рассказать… про лимузин Гольфа, например?
    — Ой, Кать, ты правильно говорила… завтра на службу. Давай лучше с утра.
    — Вот так всегда — добьется своего… и в кусты, — поворчала для порядка гринчанка. Хотя, впрочем, особо на продолжении разговора не настаивала. Время-то действительно было уже позднее.
    — Кать, а у тебя здесь есть во что переодеться, кроме домашнего халата? Или мне заскочить перед работой домой, что-нибудь принести?
    — Есть, не волнуйся.
    — Ладно. Завтра, то есть уже сегодня, отлежись, отдохни. Если что, я позвоню тебе из УСБ. А когда приеду на обед — заберу. Хорошо?
    — Договорились.
    Жених и невеста с облегчением завалились на кровать, что называется, без задних ног — хоть немного поспать до утра.

Глава 22

    Анатолий ни свет ни заря отвез Ивана домой, где молодой лейтенант побрился, переоделся и привел себя в порядок. Ванька взял личный квадромобиль и уже через полчаса прибыл в штаб-квартиру Галбеза. Следуя по коридору УСБ, Чтец по ходу играючи «вторгся» в компьютер шефа —заглянуть, не оставил ли генерал ему персональное сообщение, как это Войко делал уже неоднократно. Гринчанин не ошибся: в знакомом секторе технополя вольно дрейфовало послание босса. Парень немного замедлил шаг, знакомясь с информацией, чтобы сразу прикинуть, стоит ли вообще идти в свой кабинет или его ожидает какое-нибудь конкретное задание сверху. Стрельцов быстро «поглотил» сообщение и… чуть не споткнулся. «Какой-то бред!» Если бы Иван не успел за время совместной работы хорошо узнать Войко, то подумал бы, что это глупая шутка. Но генерал, как правило, не выказывал предрасположенности к розыгрышам, особенно в служебной сфере.
    Стрельцов как ни в чем не бывало лениво посмотрел на часы — 8.15. Парень сошел с ковровой дорожки, остановился и оперся о стенку коридора одной рукой. Молодой человек естественным жестом согнул ногу в коленке и приподнял ее сзади подошвой вверх. Затем он перегнул голову через плечо за спину, будто заглядывая, не прилипло ли что-то к ботинку. А сам в это время, скосив глаза, незаметно осмотрел коридор. Так и есть! Четверо здоровенных, выдрессированных, как гончие псы, унтер-офицеров со знаками различия БП отсекли Ивана от входа, преградив путь к отступлению. Снеговики, делая вид, что Стрельцов их нисколько не интересует, медленно, но неуклонно приближались. Гринчанин жизнерадостно улыбнулся, рассеянным жестом потеребил ботинок, будто что-то стряхивая, выпрямился и бросил взгляд вперед… То же самое: приближающаяся четверка бравых снеговиков (взяли в клещи). Ну надо же! Сегодня что, в коридоре УСБ организовали площадку для выгула унтеров Боевого Патруля?
    Чтец легонько оттолкнулся от стены, уверенной походкой в несколько шагов пересек коридор, открыл первую попавшуюся дверь и проник в кабинет. За столом сидел молодой лейтенантик из комендантской роты штаб-квартиры БГБ Виктор Тип. В центральном офисе Галбеза работало не так много молодежи, поэтому Стрельцов успел чуть-чуть познакомиться со своим ровесником. Прямо с порога Иван приятельским тоном, но с озабоченностью и сочувствием в голосе постарался выпроводить Тица из помещения:
    — Витек, я не знаю, что ты там натворил. Но Краб страшно недоволен. Послал меня за тобой, сказал, одна нога здесь, другая там. Так что все бросай и—к боссу…
    Хозяин кабинета побледнел и испуганно вытаращил глаза, ничего не понимая. Ведь Гарри Смит — совершенно не его уровень. Непосредственный начальник Тица и то почти не общался с директором БГБ напрямую… Гринчанин, нагоняя жути, подзадорил:
    — Витя, ты что, не понял? Не советую испытывать терпение Краба. Он тебя на кусочки порвет.
    — Что, правда, что ли, вызывает?
    — Ну я тебе говорю. Это же не шуточки! — на полном серьезе ответил Стрельцов.
    Тиц сорвался с места с такой прытью, будто получил под зад хорошего пинка. Секунда — и он скрылся за дверью. Иван тут же скользнул в соседнюю комнату, где торопливо раскрыл окно… Буквально следом в кабинет вломились снеговики, но Чтеца там уже не было. …Ясно, что все входы и выходы, подъезды и выезды к зданию плотно заблокированы, рассуждал гринчанин. Единственная возможность покинуть штаб-квартиру быстро, надежно и с шиком — дежурный типолет на крыше Галбеза. Поднимаясь в лифте на верхний этаж, Ванька быстро вывел свою фамилию за пределы черного списка комендантской роты — его пропуск уже успели аннулировать. Затем Чтец смодулировал распоряжение на выпуск разведтарелки за подписью самого Краба и переправил указание офицеру дежурного подразделения летательных аппаратов.
    Увидев Ивана, охранник на последнем этаже штаб-квартиры сразу потянулся к портативному биопарализатору:
    — Извините, господин лейтенант, но я имею приказ на ваше задержание,
    — Я в курсе, дружище, — с обезоруживающей искренность улыбнулся Стрельцов. — Это ошибка секретарши… Перепутала фамилии в списке. Уже все улажено. Можешь проверить.
    Офицер посмотрел на дисплей и утвердительно кивнул головой:
    — Еще раз извините, господин лейтенант, приказ на задержание действительно отозван.
    — Ничего-ничего. Служба есть служба, — добродушно улыбнулся гринчанин. Иван уже успешно преодолел пропускной турникет и дружески хлопнул дежурного по плечу. — Бывает.
    Приняв на борт молодого змееносца, типолет резко покинул стоянку и на большой скорости помчался к окраине столицы.
    Под корпусом тарелки стремительно мелькали городские кварталы. Стрельцов порадовался, открыв в себе еще одно качество — как инфохомос, он, оказывается, обладал уникальной способностью мгновенно активизировать внутреннюю психологическую защиту. Вероятно, свойство личности к стабилизации в экстремальных условиях являлось неотъемлемым качеством Киберчтецов. Иначе в реальных (а не лабораторных) условиях они просто не смогли бы четко перерабатывать огромные массивы информации. Ванька, словно бывалый психолог-профессионал, спокойно очистил мозг от лишних тревог и ненужной возбужденности, блокирующих способность рациональной оценки ситуации, и задумался над полученным от генерала сообщением. Жалко, конечно, что Стрельцов, еще находясь дома, не догадался «вскрыть» компьютер шефа. Тогда бы не пришлось ухищряться и бегать от Боевого Патруля. Да и находился бы он сейчас не на борту типолета, местоположение которого постоянно фиксируется на экранах локаторов, а затерялся бы в гуще туристов-зевак где-нибудь в центре города — и поминай как звали. Посадить же тарелку посреди улицы в данный момент — значит, сто процентов угодить в руки снеговиков. Так что высадку, вероятно, придется перенести в безлюдные заповедные зоны Октавы.
    Послание генерала содержало невероятные вещи. В самом начале шеф предупредил, что, если он не отзовет свое письмо до 8.00, Ивану необходимо срочно бежать и скрыться от Галбеза. Стрельцов ознакомился с информацией босса в 8.15. Минутой позже — и было бы уже, наверное, поздно. Преданные люди из Комитета внутреннего контроля БГБ сумели заранее предупредить Войко, что на 8.00 планируется… его арест! Поэтому шеф успел-таки оставить предостерегающее сообщение Чтецу, в котором генерал объяснил, что пал жертвой чудовищного заговора. Против босса готовилось обвинение в государственной измене, терроризме и превышении власти. Иван, предположительно, будет проходить по делу как соучастник.
    Чтобы Стрельцов отчетливо понял суть дела, шеф привел полный текст агентурного донесения с планеты Голд о разразившейся там информационно-энергетической катастрофе. Указанное донесение босс получил из рук генерала Пустынника.
    Смысл предъявляемого Войко обвинения состоял в том, что, в изложении контрразведки, события на Голде выглядели как тщательно спланированная генералом широкомасштабная террористическая акция, с блеском проведенная преданной шефу агентурно-диверсионной сетью, руководство которой он якобы осуществлял через Стрельцова, используя его способности Киберчтеца. В основу обвинения легло все то же агентурное донесение. Оно, как полагает шеф, было (либо на стадии дешифровки, либо на пути от шифровальщиков к директору БГБ) тщательно подтасовано некими лицами, заинтересованными в отстранении генерала от должности. В извращенном свете сообщение агента выглядело как отчет о проделанной работе (адресованный лично Войко), а не описание глобальных событий, неожиданно парализовавших далекий Золотой Мир. Кроме того, недоброжелатели напирали на тот факт, что генерал непостижимым образом узнал о катастрофе раньше, чем пришло единственное агентурное донесение, поступившее в адрес шифровального центра галактической связи БГБ. На этом основании строилось утверждение, что, делая запрос Крабу насчет информации с Голда, Войко лишь хотел получить официальное подтверждение удачно проведенной им же операции. В довершение ко всему изменники профессионально вплели в картину воображаемого заговора некоторые досадные промахи в работе службы возглавляемой генералом, искусно интерпретироч вав их как подготовку к будущей операции.
    В данный момент Управление контрразведки разрабатывало оперативное мероприятие для скoрейшего выяснения истинного положения вещей на Голде. Дело находилось на контроле у самого директора БГБ — Гарри Смита.
    Далее шеф выражал в письме надежду, что скоро измена раскроется, если только новое начальство войковской службы не поснимает сразу всех руководящих работников, потому что костяк офицеров — люди генерала. И они не будут сидеть сложа руки, а, вероятно, попытаются отыскать и предоставить руководству Галбеза убедительное опровержение гнусной лжи.
    Большие надежды Войко возлагал и на Стрельцова, в связи с чем поделился с подчиненным некоторыми соображениями относительно причин движущих сил и предполагаемых исполнителей заговора, а также попросил Ивана поискать в технополе подтверждения своих версий. В случае обнаружения сведений, разоблачающих злоумышленников, рекомендовал переправлять их непосредственно Крабу в тот момент, когда директор БГБ лично paботает за персональным компьютером (обычно утром). По мнению генерала, инициатива заговора и ходила от могущественного Ричарда Гольфа, кoтoрый однозначно имел своих людей в самых вьcших эшелонах Галбеза. Вероятно, операция тщaтельно разрабатывалась в нескольких вариaнтax как прикрытие акции с похищением Ивана и Катерины. Профессионально отточенная до правдоподобности дезинформация должна была выключить из игры Киберчтеца и его основного покровителя в БГБ — Войко. В случае успешного пленения бандитами Стрельцова в штаб-квартире Бюро Галактической Безопасности, по сценарию заговорщиков, должны были ухватиться за версию сознательного побега змееносца, якобы почувствовавшего близость провала. У заговорщиков наверняка имелось несколько наработок по внедрению фальсифицированных сведений в БГБ и как минимум три-четыре варианта самой дезинформации. А тут, как нельзя кстати для координаторов вражеской операции, всплыл этот злополучный звонок Войко Крабу. Получилось, что шеф Стрельцова владеет информацией об очень подозрительных событиях, происходящих где-то на краю галактики, тогда как об этих вещах в Галбезе знают единицы самых посвященных высокопоставленных офицеров.
    Из послания генерала Иван понял, что начальник давно рассматривал вероятность присутствия людей Гольфа в структурах БГБ как очень высокую, почти осязаемую. Ведь, казалось бы, все знают, что «РиГл» отмывает деньги мафии. Но внедрить агента на серьезный уровень в эту фирму никогда не удавалось. Галбез в буквальном смысле Потерял в недрах бандитской корпорации несколько самых лучших своих людей. Причем прослеживалась Подозрительная тенденция: успешно внедренный в «РиГл» агент на первых порах четко выполнял тест-радание — фиктивное, для проверки каналов связи, подстраховки возможных вариантов операции.
    Нo все проходило без сучка и задоринки; а непосредственное задание неизменно проваливалось.
    После чего агент Галбеза бесследно исчезал. Следовательно. Гольфа всегда кто-то вовремя предупреждал об опасности. И этот «кто-то» владел самой секретной информацией Управления контрразведки. Все это не входило в компетенцию Войко. Он черпал сведения о провалах в работе с «РиГл» из личных источников, заслуживающих доверия, а также, как опытный разведчик, составлял мозаику событий с минимальной погрешностью из разрозненных косвенных фактов. Наличие «пятой колонны» в БГБ подтверждалось, кстати, и тем фактом, что мафиози начали поиск Стрельцова после его побега из Школы Резерва практически одновременно с Галбезом и даже опередили огромное межпланетное ведомство, первыми настигнув беглеца. Откуда они могли знать, что на захолустной планете Грин сбежал какой-то никому не известный курсант, что его разыскивает БГБ и, главное, почему разыскивает?
    В своем письме Войко назвал поименно несколько должностных лиц Галбеза, которых, по мнению генерала. Чтецу следовало «просветить» в первую очередь на предмет возможного сотрудничества с мощным мафиозным кланом Ричарда Гольфа.
    После вчерашней отсидки в бандитской камере пыток Ивана не пришлось особенно убеждать в необходимости попотеть, подыскивая в недрах техно-поля факты в пику своему неудавшемуся компаньону. Кроме того, другого выхода у Стрельцова, в к общем-то, и не было. Единственная возможность вытащить и себя, и своего шефа из дерьма — предоставить руководству Галбеза компрометирующие материалы как на президента «РиГл», так и на его пособников — предателей из рядов БГБ.
    Тут Иван вспомнил, что Катюша, наверное, уже встала и ожидает звонка от милого. Нужно срочно предупредить ее, чтобы и носа не высовывала из конспиративной квартиры. К счастью, кроме Войко, никто не знает о существовании спасительного «запасного аэродрома». «Самому соваться туда тоже не стоит, — подумал Стрельцов, — чтобы не провалить явку». Хотя конкретного плана дальнейших действий у гринчанина пока еще не было, но он подумал, что, вероятно, ему все-таки понадобится помощь невесты. Поэтому следовало назначить встречу с Катей на нейтральной территории. В уме почему-то всплыло название бара «Инфодром». Приставка «инфо» безотчетно согревала душу Киберчтецу, и Стрельцов решил остановиться именно на этом заведении.
    Аналоговая личность с энтузиазмом ринулась в городскую телефонную сеть, но Иван ее чуть-чуть попридержал и запустил вызов на квартиру Анатолия по такой хитрой схеме, что ни один компьютер ни за что бы не разобрался, откуда вообще поступил данный звонок.
    Заботливый жених вкратце обрисовал Катерине сложившуюся обстановку (девушка очень расстроилась) и категорически запретил подруге выходить из квартиры, кроме как по его распоряжению.
    — Помнишь, генерал вчера говорил, что в коричневом тюбике разведывательного медпакета находится протоплазма с двухнедельной подзарядкой? — спросил Стрельцов.
    — Я поняла, — сразу догадалась Катя.
    — Умница. Сделай косметическую накладку, чтобы изменить внешность, когда пойдешь на встречу. И еще… вчера я видел у Толика в ванной набор оттеночных шампуней. Это ты, наверное, притащила?
    — Да.
    — Хорошо. Перекрась волосы и сделай замысловатую прическу. А фигуру замаскируй каким-нибудь бесформенным балахоном. Есть там у тебя что-нибудь подходящее?
    — Не волнуйся. Подберем, — ответила гринчанка. — А ты сам-то хоть меня узнаешь?
    — За меня не беспокойся. Главное, чтобы бэгэбэшники не заметили. А я тебя, если надо, и по запаху найду.
    — А зачем вообще встречаться? «Перекачай» что нужно на компьютер — да и все, — удивилась девушка.
    — Кать, я еще сам не знаю. Может, надо будет что-то тебе передать на сохранение… к примеру… мало ли что… Ну а если ничего не понадобится, тогда просто прогуляешься. И дождись меня обязательно, постараюсь не опоздать, — закончил Иван.
    Чтец назначил свидание в «Инфодроме» на пятнадцать часов и отключил связь.

Глава 23

    Памятуя о том, как в недавнем прошлом разведчики Галбеза «накрыли» его в гроте в чем мать родила вместе с Катькой, Стрельцов принял решение на сей раз не соваться в леса и заповедники, а затеряться где-нибудь в густонаселенном квартале на окраине столицы или же в пригороде. Тем более что здесь преследователи не смогут в полную силу применить модуль-локаторы. Потому что мощные потоки модуль-лучей имеют способность запросто выводить из строя компьютерные сети, а модуль-сигналы послабей приводят к сбоям в системах связи. Естественно, в густонаселенных районах города обязательно сосредоточены всевозможные службы жизнеобеспечения, которые в свою очередь по уши напичканы электроникой. И надо полагать, что подвергать все это хозяйство групповому залповому риску ради поимки отдельного индивидуума навряд ли кто-нибудь станет. По крайней мере, Иван на это надеялся. Портативные же, маломощные модуль-сканеры с минимальным радиусом действия не представляли для Чтеца большой опасности, потому что он чувствовал удары лучей своими киберцентрами в мозгу гораздо раньше, чем сканирование начинало быть результативным для преследователей и на мониторе появлялись координаты беглеца. Иными словами, Иван ощущал воздействие лучей сравнительно далеко за пределами оптимального расстояния поиска, предусмотренного конструкцией сканеров. Следовательно, у него всегда оставалось время для маневра, чтобы заблаговременно покинуть район, который «прощупывали» облучением.
    Между тем офицерам БГБ, руководящим погоней, Стрельцов решил подбросить диаметрально противоположную версию относительно своего местонахождения. Для этого он планировал недалеко от города, в лесопарковой зоне, где меньше случайных свидетелей, прижать типолет к земле и замедлить его движение с тем, чтобы в удобном месте спрыгнуть, как в прошлый раз. А затем отправить тарелку подальше, куда-нибудь на Плоскогорье Гротов. Пусть там разведчики Галбеза обыскивают себе все щели и норы, раз это у них так хорошо получается.
    От лесопарковой зоны до города можно добраться часа за полтора-два. А там на окраине всегда есть возможность на денек-другой снять дешевую комнатку в заштатной гостинице — за наличные, даже без предъявления каких-либо документов. Иван вытащил портмоне. Деньги с собой. Прекрасно. Ну, а за несколько дней можно горы свернуть.
    Типолет тем временем бойко выскочил за город. Стрельцов снизил аппарат и притормозил ход. Тарелка плавно пересекала большой участок леса. Ванька, перегнувшись через панель управления, осматривал рельеф, скользящий под днищем типо-лета, в поисках места, удобного для беспарашютного десантирования. По-хорошему, уже надо было бы прыгать, чтобы потом не тащиться к городу добрую половину дня. Но деревья все не кончались и не кончались. А перспектива быть насаженным на одну из макушек, вроде шашлыка, не слишком устраивала беглеца. Наконец густой лес сменился кустарником, обильно покрывающим поверхность до самого горизонта. Парень понял, что удобной полянки можно не дождаться и до вечера. Стрельцов обреченно вздохнул и открыл люк.
    Приземлился Иван нормально, если не считать, что немного ушиб коленку и поцарапал кустарником руки. Но главное — глаза целы. А царапины до свадьбы заживут. Кстати, о свадьбе… торжество снова откладывается. В этом вопросе молодым гринчанам пока так и не удалось поставить заветную точку. Стрельцов подумал, что уж на сей раз — после окончания сегодняшнего абсурда — им с Катериной не стоит слишком оттягивать желанную дату официального бракосочетания.
    Пережидая, пока коленка приноровится к не очень сильной боли, молодой человек улегся на спину и, заложив руки за голову, с удовольствием сосредоточил взгляд на ясно-голубом небе. Сила глубины и чистоты, исходящая оттуда, успокаивающим эликсиром пролилась на растрепанные нервы Ивана.
    Беглец быстро насытился живительной энергией небес и уже собирался отправиться в обратный путь — к городу. Парень лишь едва приподнялся, когда услышал невдалеке карканье и стрекот потревоженных птиц. Ванька резко оглянулся, тут же присел и бочком завалился под кустарник. Он успел заметить, как над кромкой леса блеснул корпус типолета. Без сомнения, это была погоня за дежурной тарелкой, которую только недавно покинул Стрельцов.
    Искоса поглядывая вверх и прикрываясь жидкими ветками, беглец плотно вжался в землю. Вскоре над ним бесшумно скользнул летательный аппарат Галбеза. Чтец внимательно присмотрелся и увидел на борту тарелки знак улыбающегося солнца. У Ивана по коже тут же пробежал мороз. «Мертвый оскал» действовал безотказно. События развивались не самым лучшим образом. То, что за беглым лейтенантом гнались снеговики на типолете Боевого Патруля БГБ, могло обозначать лишь одно — его заочно причислили к самым опасным террористам. «Ну уж тут они явно перестарались!» — с раздражением подумал Иван.
    Чтобы создать у преследователей иллюзию своего присутствия на борту «дежурки», Стрельцов ввязался в переговоры с наседающими снеговиками. А сам тем временем, управляя дистанционно, придал максимальное ускорение покинутому типолету, с целью оттянуть преследователей как можно дальше от своего местонахождения. Тарелка БП в стремлении не упустить из вида объект погони тоже взвинтила тягу до предела. Стрельцов поймал радиозапрос:
    — Вызываю борт шестьсот тринадцать. (Это был номер типолета Ивана.) Вызываю борт шестьсот тринадцать. Я — Боевой Патруль БГБ. Командир «СТ-девять».
    — «СТ-девять», я шестьсот тринадцатый, — отозвался Чтец. — Слышу тебя прекрасно. Рад приветствовать вас на параллельном курсе, коллега.
    Между тем летательные аппараты мчались .почти на максимальной скорости и уже скрылись за горизонтом.
    — Борт шестьсот тринадцатый, — вновь обратился снеговик. — Лейтенант Стрельцов, приказываю посадить типолет и передать управление офицеру Патруля. Мне поручено доставить вас в штаб-квартиру БГБ. Предупреждаю: в случае неподчинения имею все санкции на прямое уничтожение.
    — Но у меня нет на борту оружия, — возмутился Иван. — Я не подпадаю под вашу компетенцию. Летите с миром, ребята. Господь с вами.
    — Лейтенант Стрельцов, вы угнали дежурный типолет, — обвинительным тоном гаркнул командир «СТ-9».
    — Ничего подобного. Я выполняю спецзадание и подчиняюсь лично генералу Войко, — огрызнулся беглец.
    — Повторяю приказ: посадить типолет и передать управление офицеру БП.
    — Извините, ребята. Я, конечно, уважаю ваш БП. Но знаете ли: гусь свинье — не товарищ, а погоняла змееносцу — не указ.
    — Имею все санкции на прямое уничтожение, — продолжал угрожать снеговик.
    — «СТ-девять», повторяю: подчиняюсь только распоряжению генерала Войко, — ответил Иван. — Вы нарушаете Устав.
    — Генерал Войко задержан по подозрению в организации террористической деятельности. Своим неподчинением вы подтверждаете сопричастность к данному делу.
    — Это гнусная ложь! — воскликнул Стрельцов, прикидываясь, что ему еще неизвестно об аресте шефа. — Войко — один из самых уважаемых генералов Галбеза.
    Иван «расслоил» сознание и, не отвлекаясь от управления тарелкой, нашел в инфосистеме БГБ личное дело командира «СТ-9», чтобы узнать его имя. Обнаружив его, Чтец продолжил:
    — Коля, ты еще на горшке сидел, когда мой шеф уже разыскивал и ловил опасных галактических преступников. Понял?
    — Лейтенант Стрельцов, предлагаю сдаться в последний раз, — вновь заговорил уязвленный командир БП. — Если вы невиновны, то служебное расследование ничем вам не грозит. Подумайте…
    В это время Чтец обратил внимание, как показания приборов на его типолете «заплясали», и понял, что преследователи начали облучать «дежурку» модуль-локаторами. Причем на полную катушку. Если бы Иван находился в этот момент на борту, то у него, наверное, голова бы треснула от таких доз. «Вот тебе и коллеги, — подумал Стрельцов с укоризной. — В глаза улыбаются, а за глаза рады по башке настучать. Видимо, дружеский диалог приблизился к завершению».
    Чтец залез в пилотажно-навигационный комплекс типолета Боевого Патруля и изменил курс летательного аппарата на девяносто градусов.
    — Счастливого пути, Николай. Рад был познакомиться, — произнес змееносец.
    Иван «раскрыл» электронную карту-схему и понаблюдал, как тарелка БП удаляется прочь. Но вдруг она резко развернулась и на большой скорости понеслась наперерез «дежурке». Естественно, типолет БП был несколько мощней Обыкновенной стандарттарелки. «А они настырные, эти снеговики. Черт… Ну, все ясно… Не иначе — отключили пилотажную автоматику», — догадался гринчанин. Да, командир «СТ-9» вел аппарат дедовским способом — на ручном управлении. Лейтенант как ни в чем не бывало обратился к преследователю:
    — Коля, ты что-то забыл?
    — Теперь я вижу, лейтенант Стрельцов, что вы — настоящий террорист.
    — С чего вы взяли, командир?
    — Вы повредили систему управления типолета. А это знаете что?
    —Что?
    — Пункт 13.2 межпланетной Конвенции по борьбе с терроризмом: «Нападение на Боевой Патруль».
    — Господь с тобой, «СТ-девять». Я и в глаза не видел вашей системы. Поговори лучше со своими техниками.
    — Меня предупредили, с кем предстоит иметь дело.
    — Но зато, Коля, хоть потренируешься, — сдался Иван. — Небось с самого училища не летал «на ручном». Это тебе не автомат. Так, глядишь, и квалификацию потеряешь, точно?
    — Это вас не касается, лейтенант Стрельцов. Прекратите демагогию. В последний раз предлагаю. сдаться. Напоминаю: имею все права на ликвидацию террористов.
    — Вот ты предупреждаешь, «СТ-девять», и даже не догадываешься, что у тебя над головой — в мезосфере — висит боеголовка. И будь уверен, Коля, если бы я захотел, то от твоего БП уже давно могли остаться жалкие неузнаваемые ошметки. Но у нас общее дело, коллега, — змееносец сделал ударение на последнем слове. — А ты говоришь: терроризм…
    — Повторяю: пункт 13.2 «Нападение на Боевой Патруль» предоставляет мне право…
    — Странная у тебя логика, командир, — перебил Иван. — Если я пытаюсь просто защищаться — это же естественно… — Чтец прервал изложение своей мысли, потому что в этот момент уловил в прицельно-опознавательном комплексе управления вооружением тарелки БП характерный щелчок — прошла команда на активизацию боевых лазеров. Но поскольку кибердвойник Ивана загодя заклинил автоматику всех четырех излучателей (как и автоматику кассет с самовыводящимися ракетами — на всякий случай), то залпа не произошло.
    Тем не менее в груди у Стрельцова неприятно кольнуло. Парень до последнего момента надеялся, что снеговики все-таки не прибегнут к использованию оружия. По мнению змееносца, они имели приказ прижать тарелку к земле либо загнать, как зайца, в тот квадрат, где им на помощь подоспели бы еще несколько типолетов. Однако преследователи предприняли реальную попытку боевой атаки. Значит, они действительно имеют-таки все санкции на уничтожение. Получается, теперь у Чтеца нет права на ошибку — как у сапера. В любой момент его могут просто уничтожить физически. И, возможно, без предупреждения… Поистине нет предела человеческой неблагодарности. «И это после того, как я „почистил“ им практически все сети», — скользнула мысль у молодого лейтенанта БГБ.
    В это время приборы «дежурки» содрогнулись от вибрации. Пожарные датчики подали сигналы тревоги в связи с задымленностью кабины. Стандарттарелка начала терять высоту. Конечно, тяжело управлять боем на огромном расстоянии, почти вслепую (да еще и не желая зла противнику). Иван пришел к выводу, что снеговики подбили его, скорее всего, ручным гранатометом усиленного действия (практически это малое противотанковое орудие).
    Чтобы хоть как-то скрасить печальный финал, Стрельцов произвел катапультирование всех пяти кресел из кабины — по очереди. Все-таки поиск и осмотр пяти объектов займут у Боевого Патруля гораздо больше времени, чем изучение одной упавшей тарелки. Пока они спохватятся, что беглеца нет на борту типолета, Иван успеет отойти на порядочное расстояние в сторону от маршрута «дежурки», безусловно, отмеченного на их картах.
    Интересно, что в момент поражения летательного аппарата он уже находился над территорией экологического заповедника. Вероятно, местные власти выставят Бюро Галактической Безопасности шикарнейший штраф за причиненный природе ущерб. На Октаве с этим очень строго. И снеговики, зная об этом, все-таки не постарались поберечь бюджет родного ведомства. Сомнений нет, кто-то сильно попотел, чтобы сформировать в Галбезе представление о Стрельцове как об очень опасном преступнике.
    Иван торопливо поднялся с земли и быстрым шагом направился к лесу — в сторону от бывшего маршрута «дежурки». Горечь поражения в заочном воздушном поединке разбудила у молодого гринчанина сильнейший аппетит. Так часто бывает: понервничал — и хочется кушать. Простое пережевывание пищи в данной ситуации — идеальный анти-депрессант. Вероятно, это реликтовый отголосок обычаев самых далеких наших предков — еще с первобытных времен, когда сам факт наличия пищи являл собой признак успеха. Более того, представлялся конкретным и осязаемым смыслом суетливого каждодневного бытия. А действительно, что еще нужно здоровому организму? Поел — и полный порядок.
    Из глубины чащи на Стрельцова повеяло приятным ванильным ароматом. Он увидел метрах в пятидесяти густую крону дерева, увешанную гирляндами плодов. По внешнему виду они напоминали длинную связку сосисок. Хотя Ванька не знал вкуса этой цепочки булочек, он уже сочинил его себе в самых аппетитных чайных тонах. Офицер тут же представил, как лакомство сладко тает во рту. Чтец заглянул в электронный путеводитель, чтобы справиться насчет съедобности плодов неизвестного дерева. Ответ удовлетворительный. Порядок! Молодой человек сквозь густые заросли осторожно пробрался к природному угощению… Булочки и впрямь обладали изумительными качествами. Представьте себе сахаристое печенье с арбузным ароматом… Ух! Иван оборвал нижние гирлянды и съел несколько штук. Вкусно! Ему захотелось сорвать еще. Дерево, точно угадав желание гринчанина, повернуло к нему дальнюю здоровенную ветвь (толщиной с футбольный мяч). Стрельцов обрадованно потянулся за гостинцем. Но тяжелая спелая ветвь неожиданно стукнула его по голове, как бы защищаясь от наглого пришельца, который с бессовестным упорством обрывал его плоды. Словно железобетонная балка обрушилась на Ивана.
    Ошарашенный Чтец с размаху шлепнулся на длинное липкое бревно, валявшееся под ногами. Внутри бревна что-то булькнуло. Оно вздрогнуло и… мгновенно охватило парня, прочно обвив тело кольцами, подобно гигантскому удаву. Свободный конец этого существа вплотную приблизился к лицу человека и «уставился» на него тупым безглазым рылом. Иван нутром почуял, что срезанная морщинистая синяя морда изучает его (возможно, на предмет съедобности).
    «О, господи! Эта планета со своей заботой о богатом животном мире уже начинает мне надоедать, — мысленно разворчался гринчанин. — Произвели здесь каких-то червей. И где? В двух шагах от города. Простому путнику и пройти-то нельзя. Я бы вовсе не сказал, что местная флора и фауна всегда выглядит так уж привлекательно». Стрельцов попробовал раздвинуть локти и ослабить хватку хищника. Но «бревно» в ответ еще сильнее сдавило тиски своих объятий. Сейчас уже Ивану было не до шуток. Только изрядным напряжением мускулатуры ему пока удавалось уберечь свои ребра от переломов. Ситуация усугублялась тем, что гигантский червь выпустил какую-то слизь (похоже, он начал выделять пищеварительные соки, чтобы подготовить жертву к поглощению).
    Чтец метнулся в инфополе — посмотреть в электронном путеводителе, что за пугало на него напало. «Ага, вот… так-так… рекомендации по самообороне… боится громкого крика. Отлично!» Иван понял, что нужно сильно крикнуть, и тогда удав оставит его в покое. Вроде бы все просто. Но пленник столкнулся с проблемой: как набрать в легкие побольше воздуха, если грудная клетка уже крепко сдавлена. Иван вдохнул одним ртом, так, что щеки раздулись, как у хомяка, и постарался по возможности громче выплюнуть слово: «Пу-у». Ничего не получилось. Тогда он просто напряг губы и резким движением челюсти выбросил из себя: «Бом!» Тиски немного разжались. Окрыленный парень проделал такую же операцию еще несколько раз:
    «Бом!.. Бом!..» И, воспользовавшись слабиной, сумел вздохнуть по-настоящему — от души. Стрельцов выдержал торжественную паузу и заорал как резаный. Испуганное животное кольцами обвалилось к ногам молодого человека. Иван опять набрал полные легкие, наклонился и вновь заорал на змеюгу что есть мочи — прямо в упор. Хищник, быстро извиваясь, отскочил в сторону. Однако лейтенантом уже овладел азарт охотника, и он погнал «бревно» дальше. Добравшись до рыхлой почвы, оно с непостижимой быстротой зарылось в землю, точно огромный червь. Да так ловко, что следа почти не осталось.
    Парень подошел к тому месту, где только что скрылся его обидчик, и — назло врагам! — с удовольствием попрыгал на бугорке. Затем гринчанин с важным видом назидательно произнес:
    — Будешь знать, как на Стрельцова кидаться, понял? Шланг позорный!
    Молодой человек надулся и сделал, говоря по-простонародному, «краба» — расправил плечи и напряг мышцы, словно культурист на сцене. Иван представил себя победителем на пьедестале почета после многотрудного соревнования.
    По окончании инцидента Стрельцов, довольный своим образом, направился к городу. Но через несколько шагов обернулся и властно сказал:
    — Слышь, ты, червь болотный, и родичам своим передай, чтоб на пути мне не попадались. Затопчу!
    Вот сейчас гринчанин полностью избавился от стресса. С победоносной усмешкой он потянулся и продолжительно зевнул, освобождая легкие от напряжения… а потом беззвучно рассмеялся.

Глава 24

    Возвращаясь в столицу, Иван пожалел, что не выпрыгнул из типолета раньше. В уютном кресле летательного аппарата время тянулось безмятежно, а километры пересеченной местности, свободно скользящие за бортом, почему-то не соизмерялись в мозгу с необходимостью обратного марш-броска в город «на своих двоих»… Короче, не подрассчитал. Легкостью и бесшумностью парения стандарт-тарелка усыпила бдительность Чтеца и притупила способность к простому математическому анализу. Как говорится, дурная голова ногам покоя не дает. Тем более пришлось сделать большой круг, чтобы отойти подальше от бывшего маршрута «дежурки».
    Стрельцов пробирался подлеском вдоль трассы, не выходя на дорогу. Он решил не привлекать внимание лишних свидетелей, пока не удастся переодеться во что-нибудь гражданское. На борту типолета Ванька обнаружил довольно свежий ремкомплект «спецухи» («комбез», как его называют механики) и облачился в находку — все же лучше, чем погоны со змейкой и стильные, сразу узнаваемые брюки, украшенные блеклыми, но затейливыми строчками-лампасами.
    К счастью, вскоре фортуна улыбнулась (правда, не очень-то ослепительно), и гринчанин натолкнулся на какого-то типа с бомжеватым видом. После коротких переговоров, аргументированных со стороны Стрельцова хрустящей купюрой, состоялся вещественный обмен. К Ивану перекочевали брюки и куртка, сшитые из самой дешевой синтетики, а неизвестный путник стал счастливым обладателем «комбеза». Конечно, бродяга поупирался, но только для вида, чтобы выклянчить еще и деньги. На самом деле в его среде спецуха котировалась по наивысшему разряду. Бомжей привлекала в летной спецодежде БГБ прочная и немаркая ткань (материал пропитывался тончайшей водоотталкивающей пленкой с антистатическими свойствами, чтобы не прилипала грязь). Кроме того, наличие многочисленных карманов, карманчиков и ремешков на клепках и «молниях» — незаменимое удобство в бродячей жизни. А когда новый владелец «комбеза» нашел в обретенном только что гардеробе случайно завалявшийся там индикатор напряжения, то вообще пришел в восторг, как полугодовалый младенец при виде разноцветной погремушки. Бродяга торопливо посрывал с одежды элементы БГБ и поспешил ретироваться с места бартерной сделки, пока Иван не передумал.
    Через несколько часов гринчанин доплелся до жилых кварталов пригорода и тут же шмыгнул в первый попавшийся супермаркет, чтобы купить более-менее приличную одежду и превратиться в среднего обывателя — не выделяться ни потрепанностью, ни шиком. Один из охранников торгового центра неотрывно следил за подозрительным бродягой (как бы чего не стащил), чем очень развеселил Стрельцова.
    Вскоре из супермаркета деловитой походкой вышел бывший лейтенант-змееносец. Сейчас по внешнему виду он ничем не отличался от обыкновенного среднестатистического горожанина. Новая куртка сидела на нем, пожалуй, немного мешковато. Зато скрывала фигуру и зрительно изменяла конституцию тела.
    Ванька посмотрел на часы и ахнул. Близился час свидания с Катериной в «Инфодроме». А Чтец до сего времени не имел ни малейшего представления о своих дальнейших действиях и не располагал даже наметками мало-мальски продуманного плана. В этом свете встреча с невестой выглядела абсолютно излишней — только зря подвергать Катьку опасности. Свидание следовало срочно отменить. Аналоговая личность через технополе настойчиво попыталась дозвониться до квартиры Анатолия —тщетно. Видимо, подруга уже отправилась на рандеву. В который раз за день Ивану опять пришлось посетовать на свою рассеянность: «Ну почему было не связаться с Катей пару часов назад». Теперь придется тащиться на свидание. Ведь сам предупреждал невесту, чтобы дождалась его обязательно.
    Стрельцов поймал такси и отправился в «Ин-фодром». Молодой водитель оказался на редкость разговорчивым. Ему прямо не терпелось похвастаться перед клиентом своим знанием столицы. Название бара таксиста ничуть не смутило. С видом бывалого, повидавшего на своем веку извозчика, парнишка небрежно пояснил Ивану, что, дескать, знает в городе все заведения как свои пять пальцев (и не туда, мол, возили). Рот шофера не закрывался ни на минуту. Однако это в данном случае оказалось Стрельцову на руку. Болтун, как известно, — находка для шпиона.
    Из бурного потока речи парня Ванька понял, что бар находился как раз на другом краю города. Но это еще так себе, житейские мелочи, прелюдия, можно сказать. А вот зрелищное представление… оказывается, впереди. Гринчанин только сейчас, благодаря байкам подвернувшегося экскурсовода, сидящего за рулем, сообразил, почему назначил свидание Катерине в этом заведении. Ведь сам-то Чтец по увеселительным местечкам не шатается, поэтому и названий их не знает. Как человеку творческому Стрельцову просто жаль тратить время на бесцельное прозябание за стойкой бара. Да и, честно говоря, некогда. Иван — натура увлекающаяся. Пока всю работу не переделает — не успокоится. Только всю работу, к сожалению, никогда не переделаешь. А данное название Ванька ляпнул невесте потому, что слышал его однажды мельком (и оно отложилось в сознании) из уст… Войко на оперативном совещании. Ведь «Инфодром» — неофициальный клуб хакеров, подпольный специализированный бизнес-центр (в принципе даже по названию можно догадаться). Гринчанин, пошевелив мозгами, припомнил, что, со слов генерала, в баре имеются несколько секретных кабинетов, в которых заключаются различные сделки на услуги по компьютерному мошенничеству. А в одном из залов регулярно проходит тайный аукцион, где на торги выставляется незаконно добытая в сетях (и не только) информация. Ясно, что случайного человека, с улицы, без рекомендации, в этот зал не допустят.
    Можно себе представить, как в логове компьютерных взломщиков встретили бы успевшего стать легендой змееносца Ивана Стрельцова. Ведь Чтец оставил, по большому счету, огромную массу хакеров по всей галактике без работы. Да его бы там, наверное, просто прикончили в два счета. Одно дело — ненавидеть человека заочно, а другое дело — увидеть обидчика перед собой, да еще в одиночку, в образе гражданского лица, без отпугивающей формы Галбеза. Разве можно поручиться за подвыпившего обозленного безработного с расшатанными нервами, к тому же выросшего в среде, где — либо ты, либо тебя? Хакеры, имеющие на Ивана зуб, но не желающие связываться с секретной службой БГБ, даже прозвище ему приклеили с намеком на змееносца — Змееныш (приятно все-таки унизить недосягаемого соперника хотя бы в разговорах между собой). Иными словами, для встречи с Катериной в «Инфодроме» понадобится посредник, прикинул Стрельцов. Спасибо таксисту — он, рассказав о баре как о клубе хакеров, сам не догадывается, что, может быть, предотвратил изощренное убийство. Когда-нибудь на небесах это ему зачтется…
    Но нет худа без добра. Необходимость сунуть голову в пасть хищника (войти в «Инфодром») навела Стрельцова на очень интересную мысль. Проще говоря, у него наконец-то родился конкретный план действий. Не слушая далее болтовню водителя, Чтец полностью загрузил сознание в аналоговую личность и принялся скрупулезно изучать в технополе, словно придворный летописец, биографии наиболее авторитетных хакеров — руководителей теневого бизнеса. После сравнительного анализа самых впечатляющих вех (тайных и явных) из жизни лидеров подпольного компьютерного мира Иван остановил свой выбор на весьма колоритной фигуре по кличке Виртуоз — прекрасная кандидатура для проведения широкомасштабной акции, задуманной Стрельцовым. Даже кличка матерого хакера была подобрана со вкусом и глубоким смыслом… и расшифровывалась как мастер виртуальной реальности.
    Наверное, даже мать родная не узнала бы Катерину, когда молодая гринчанка вошла в «Инфодром», не говоря уже о сослуживцах и знакомых. Настолько искусно девушка изменила внешность. Она даже побаивалась: не хватила ли лишку, а то и Иван не заметит невесту, хоть и хвастается по телефону, что, дескать, ее-то и по запаху учует. Посмотрим…
    Однако, не желая все-таки подставлять грим под яркое освещение. Катя уединилась в затененном крыле зала за маленьким столиком. Не успела гринчанка, что называется, приземлиться, как тут же пришлось отшить одного за другим троих непрошеных ухажеров. Что за народ? Одинокой культурной девушке уже и средь бела дня нельзя отстраненно отдохнуть за чашечкой кофе. Вроде и повода не давала — ни одеждой, ни поведением. Посдурели, что ли? Вот и еще один претендент… Лысоватый, немолодой мужчина с выпирающим наружу животиком, самоуверенной походкой подрулив к столику, с нагловатой бесцеремонностью уселся напротив Катерины. Окружающая атмосфера тут же наполнилась выхлопами алкогольных паров, исходящих от незнакомца. Мужичок мечтательно закатил глаза и приглушенным голосом с томными вздохами начал нашептывать с вызывающей страстью стихи:
    О-о! Как тобой хотел бы насладиться! Но неприступен, холоден твой взгляд. Наверно, смотрят так жестокие волчицы На пойманных для завтрака ягнят.
    Но, видит бог, назло морозным искрам Во что бы то ни стало изловчусь К ушам твоим заснеженным пробиться, Чтоб шевельнуть лавину теплых чувств…
    — Довольно, — перебила Катя. — Уже шевельнулось. Чего тебе надобно, старче?
    Со стороны могло показаться, что седовласый дядечка пытается по старинке соблазнить симпатичную девушку, разыгрывая роль романтического героя, а та дает ему решительный отпор. Однако неказистые, но откровенно напористые стихи принадлежали пeру Стрельцова, и Катька знала это совершенно точно. Рассказать их стареющему ловеласу мог только Иван. Фактически это означало (на языке разведчиков), что незнакомец произнес пароль. Ухажер внимательно посмотрел на девушку и убедился, что гринчанка правильно восприняла поэтическое приветствие — как тайный сигнал от жениха. После этого связной, одобрительно моргнув собеседнице глазами, мягким приятным голосом сказал:
    — Ступай себе с богом, дочка. Все в порядке. Привет брату. И не отходи от компьютера. Точкам
    Дядечка встал и направился к стойке. Там он еще немного покрутился, что-то выпил, расплатился с барменом и вышел на улицу, даже не взглянув в сторону Катерины. Свидание окончено. Девушка рассердилась: «Стоило ради этого спектакля „пилить“ сюда через весь город, соблюдая всякие меры предосторожности? Ну, Ванька, смотри, попадешься ты мне еще…»
    Прежде чем вступить в тесный деловой контакт с Виртуозом, Иван через технополе тщательно «просветил» бывалого хакера со всех сторон и выловил множество занимательных фактов и фактиков из его подпольной биографии, которые впоследствии должны были облегчить Стрельцову знакомство с известным теневиком — сделать мастера виртуальной реальности более сговорчивым.
    Почти девяносто процентов неофициальных доходов, как выяснил Чтец, Виртуоз «перегонял» в Нейтралбанк, принадлежащий Конгломерату Внешних Миров.
    Надо, сказать, что Конгломерат всячески поошряет размещение сомнительных средств в своих финансовых институтах, привлекая твердую галактическую валюту, — не требует с вкладчиков деклараций о доходах с объяснением источников обогащения, не подвергает сами вклады и проценты по ним никакому налогообложению и т.д. Все суммы без проволочек, по первому требованию клиента выдаются владельцу или перечисляются на указанные им счета. При этом тайна банковских вкладов охраняется прямо-таки фанатично. Даже компетентным правоохранительным органам доступ к сведениям о счетах и клиентах строго запрещен. Неудивительно, большинство денег мафии хранится именно в Нейтралбанке. Конгломерат имеет на этой почве систематические трения с собственным ГалактПолом и с БГБ Лиги Планет, но на уступки в спорном вопросе упорно не идет, так как привлеченные извне (варварским способом) средства во многом составляют основу финансовой стабильности Конгломерата Внешних Миров.
    Виртуоз ко времени «аудиторской проверки» со стороны Стрельцова успел сколотить крепкий основательный капитал. Авторитетный компьютерный взломщик и по стандартам Лиги, и по стандартам Конгломерата, несомненно, заслуживал эпитета «богатый человек». Следуя заразительному примеру, Ванька с ухмылочкой тут же открыл в Нейтралбанке несколько личных счетов и хладнокровно «перекачал» на них все деньги Виртуоза (ветер принес — ветер и унес). Если бы Стрельцов был заурядным, примитивным хакером, то, очевидно, счел бы такой залповый сброс твердой валюты на собственные счета невероятной удачей. Сорвав подобный куш, любой компьютерный взломщик средней руки затаился бы года на два (как сказали бы в «Инфодроме» — выпал в осадок), а затем вынырнул бы в одном из миров Конгломерата и преспокойненько доскрипел бы до самой старости без тяжелых раздумий о хлебе насущном. У Ивана же, как у истинного инфохомоса, сердце даже не екнуло при виде семизначных цифр на своих счетах — обыкновенная операция в технополе, не более того.
    Затем Чтец в тысячную долю секунды разобрался с генератором случайных чисел, установленным на компьютере Виртуоза в качестве индивидуального шифра пользователя, — владелец вводит со специального диска определенный опознавательный код, и только после обработки кода генератором обеспечивается доступ к файлам. В данном случае Стрельцов работал с инфомассивами в технополе, а не с файлами на компьютере старого хакера, поэтому взглянул на изощренную шифровальную программу Виртуоза лишь мельком — как на бесполезную конструкцию, плавающую поверх интересующих гринчанина данных.
    Покопавшись в каталогах мастера виртуальной реальности, Иван определил круг его партнеров и заказчиков. Чтец внимательно ознакомился с их деятельностью поближе и пришел к выводу, что доходы этих людей отнюдь не соизмеримы с общественно полезным трудом, затраченным ими на благо Лиги. После этого, действуя безжалостно, как робот-экспроприатор, Иван обнулил в свою пользу счета несчастных товарищей Виртуоза, обнаруженные в Нейтралбанке (принцип «Грабь награбленное» — в действии).
    Затем Стрельцов не спеша ознакомился с последними контрактами бывалого хакера, дабы оказаться в курсе текущих финансовых и деловых обязательств авторитетного взломщика. Надо сказать, что Виртуоз, как и другие теневые лидеры компьютерного мира, выполнял функции некоего генерального подрядчика на противозаконные услуги в сетях. Он руководил отлаженным механизмом поиска клиентов, сортировал полученные заказы по степеням сложности и опасности, распределял конкретные задания среди непосредственных исполнителей, отвечал за своевременное финансирование работ и распределение средств, обеспечение охраны, страховки, прикрытия, надзора и т.д. и т.п. По успехам, достигнутым кланом Виртуоза в невидимой области жизнедеятельности, гринчанин сделал вывод, что мастер виртуальной реальности является непревзойденным администратором и обладает врожденными организаторскими способностями. «Приятно работать с талантливыми людьми», — с оптимизмом подумал Стрельцов,
    Чтец еще немного полистал каталоги Виртуоза и наконец нашел то, что искал: оплаченные хакером счета и накладные на отгрузку в его адрес со складов незарегистрированной подпольной фирмы контрабандной системы «Антимодуль». Комплект тяжелого, громоздкого и очень дорогостоящего к оборудования мог себе позволить лишь профессионал. Зато такая система обеспечивала надежную защиту определенного помещения от модуль-локаторов. Аппаратура улавливала излучение и запускала его oбратно в противофазе — тем самым гасилось воздействие модуль-лучей на охраняемый компьютер. Незначительный процент излучения, проскользнувший сквозь энергетические фильтры, эффективно рассеивался в радиусе cта метров. Недостатком, может быть, являлось то, что охватит.ь протяженные сети комплект аппаратуры был не в состоянии — он рассчитывался только на точное воздействие. Иными словами, лишь избранное помещение защищалось полностью… но Стрельцову больше ничего и не было нужно. Получалось,у Виртуоза однозначно имелся бункер, оборудованный «Антимодулем». Вот в нем-то Ванька и планировал отсидеться незамеченным — в недосягаемости для надоевших модуль-локаторов Галбеза…
    Закончив подготовительные работы, Стрельцов приступил к реализации задуманного плана.
    Чтобы провести первую встречу с Виртуозом, Ивану необходимо было запомнить теневого лидера в лицо — вдруг хакер подошлет какого-нибудь заместителя, а Стрельцова интересовал только шеф, собственной персоной. Чтец просмотрел личные дела Виртуоза в разных государственных ведомствах: водительские права, медицинскую книжку, картотеку БГБ и т.д. Но объемных фотографий парню показалось мало, и он воспользовался камерами слежения в офисе мастера виртуальной реальности. С этой целью аналоговая личность Киберчтеца спокойно проникала в охранные системы здания, принадлежащего Виртуозу.
    Бывалый взломщик сетей, судя по изображению, обладал сгорбленной старческой фигурой. Губы, нос, разрез глаз генподрядчика хакеров носили слабо выраженный, но все же заметный азиатский отпечаток. Жиденькие усики плохо скрывали рваный шрам-в полгубы. Лицо мастера имело, вероятно, в расцвете лет строгие и властные черты, но теперь пообвисло и оплыло. Весь его облик был пронизан чем-то мифически коварным, даже вероломным, и заставлял думать, что к этому человеку в трудную минуту нельзя поворачиваться спиной (чтобы не получить нож между лопатками).
    Продолжая наблюдать за Виртуозом через внутренние камеры слежения, Иван сымитировал вызов с ближайшего к офису хакера таксофона. При этом Чтец использовал конфиденциальный телефонный номер, который был знаком только доверенным лицам подпольного лидера. Мастер удивленно взглянул на аппарат (видимо, на это время никаких разговоров не планировал) и поднял трубку.
    — Господин Виртуоз? — спросил Стрельцов.
    — Э-э… с кем имею честь?.. — ответил хакер. Похоже, старого взломщика заинтересовало, кто это вызывает его по закрытой линии. Чтец видел, как опытный программист быстро набрал на клавиатуре компьютера какую-то комбинацию и вдавил на краю стола блестящий хромированный болт (замаскированную кнопку вызова охраны). На дисплее монитора высветилась схема телефонных линий ближайшего района — хакер вычислил, откуда поступил вызов. В кабинет заскочил здоровенный телохранитель. Хозяин жестом подозвал охранника и ткнул пальцем в дисплей. Тот кивнул и пулей вылетел наружу. Вероятно, выехал на место. Все это произошло за каких-нибудь несколько секунд. Гринчанин улыбнулся, оценивая оперативность хакера, — расторопный дядька.
    — Вас беспокоит Иван Стрельцов, — вежливо произнес Чтец.
    — Извините, что-то не припомню… — По лицу взломщика было видно, что он безуспешно пытается понять, с кем имеет дело.
    — Хм-м..,. — удивился молодой человек. — Я думал, в вашей среде лейтенант Стрельцов — популярная личность…
    — Ах да! Змеены… э-э… змееносец. Ну конечно, господин Стрельцов.
    — Он самый, — подтвердил Иван. — Змеены… змееносец.
    — Да-да. Очень приятно. — Физиономия хакера выражала недоумение. — Чем могу?.. э-э..
    — Я, собственно, звоню как лицо частное. У меня к вам имеется очень выгодное коммерческое предложение, — ответил гринчанин.
    — Что вы, господин лейтенант? Вы, наверное, ошиблись адресом. Ну какие могут быть дела у бедного программиста со змееносцем? Нет-нет…
    — Дела — оч-чень интересные и касаются ваших партнеров — Самурая и Викинга. Уверяю, уважаемый коллега, если откажетесь, то оч-чень, оч-чень пожалеете…
    — Э-э…
    — Для вас это будет катастрофой, — резюмировал Стрельцов.
    Бывалый хакер настороженно замер, оценивая ситуацию. Затем, видимо, решив, что ничем не рискует, вкрадчиво спросил:
    — Что вы хотите от меня?
    — Нам нужно встретиться.
    — Где, когда?
    В это время Иван увидел, как к таксофону, с которого он якобы звонил, подбежал охранник Виртуоза (над уличными таксофонами в столице установлены полицейские камеры слежения, как средство борьбы с хулиганами-вандалами, разбивающими телефонные аппараты; к такой камере Чтец и подключился).
    — Встретимся прямо сейчас у таксофона, к которому только что подъехал ваш охранник.
    — Откуда вы его знаете? — удивился хакер. Иван вопрос проигнорировал.
    — Подъезжайте лично, — предложил Стрельцов. — И, пожалуйста, минимум сопровождения — только люди, которым можно стопроцентно доверять. Сохранять секретность переговоров — в ваших же интересах.
    — Хорошо, ждите, — согласился Виртуоз.
    Место встречи Иван выбрал не случайно. Пространство возле таксофона находилось под перекрестием трех охранных камер. Первая (полицейская) — на самом таксофоне, вторая (частная) — на парадном подъезде расположенного рядом банка, третья захватывала прилегающую проезжую часть и принадлежала дорожно-патрульной службе — она располагалась на столбе со знаками дорожного движения у края дороги. Таким образом, предоставлялась возможность записать в разных ракурсах процедуру знакомства Стрельцова и Виртуоза — на долгую добрую память (как прибытие к Ивану с визитом высокопоставленного дипломата).
    Через несколько минут у таксофона появился генподрядчик хакеров. Ванька, широко улыбаясь, крепко пожал теневому лидеру руку, а затем неожиданно обнял его, как старого приятеля. Оживленно и жизнерадостно жестикулируя, будто чрез-вычайно рад встрече, Чтец мягко подвел Виртуоза к его же квадромобилю, словно к своему, заботливо открыл дверцу и, дружески похлопывая взломщика по плечу, скрылся вслед за ним в машине.
    Переговоры, по предложению Стрельцова, продолжались в офисе Виртуоза.
    — Ты, как я понял, собираешься бежать в Конгломерат? — усмехнулся Иван.
    — С чего это вы взяли, господин лейтенант?
    — Ну ты же переводишь туда деньги.
    — Ваши агентишки, как всегда, что-то выдумывают. Лучше бы ловили настоящих преступников. чем приставать к пожилому законопослушному программисту.
    При этих словах на лице хакера появилось такое искреннее выражение, что Стрельцов невольно отметил про себя: «Самообладание у старичка действительно великолепное. Классический блеф, будтд на дипломатических переговорах».
    — Я просто сужу, — объяснил Чтец, — по соотношению твоих личных вкладов: в банках Лиги — всего лишь три, а в банках Конгломерата — аж тринадцать! Число, правда, несчастливое…
    — Да какие уж там счета? — жалостливо промычал Виртуоз. — С вашим воображением только романы фантастические писать. Тут хоть бы на похороны прилично хватило. Бедным внукам и оставить-то после себя нечего…
    Иван, будто не замечая препирательства, продолжил:
    — И суммы в Конгломерате осели, соответственно, побольше…
    — Да полноте, господин лейтенант, полноте. Извините, но мнe, в отличие от вас, нужно свою копеечку зарабатывать, а не лясы точить. Я ведь не на государственном содержании. Так что, пожалуйста, ближе к делу…
    — Хорошо.
    Иван начал с выражением декламировать стихи. Хитрый Виртуоз придумал оригинальные коды для анонимных банковских счетов до востребования со словесным ключом. То есть вклад выдавали любому, кто предъявит словесный пароль, и такими тайными кодами были псевдостихи, составленные из цифр, чисел и женских имен (вероятно, подруг молодости), например:
    Людмила. 200. 27.
    Елена. 19.
    Сюзанна. 1000. 2. 7.
    Наина. 18…
    И тут выдержка изменила подпольному лидеру. Старик аж позеленел от злости. Жалко деньжат, наверное, стало. На скорбную кончину приберег… суммы-то громадные… похороны, видимо, задумывались неслабые.
    Стрельцов специально выбрал глуповато-нагловатую тактику в дальнейшем разговоре. Обычно этот прием безотказно выводит людей из себя. Особенно пожилых, с ослабленными нервами (да еще под гнетом стресса).
    — Я ведь тоже неплохой хакер, — заявил Чтец. — Люблю, знаешь ли, вскрывать банковские коды… Поковырялся, поковырялся на своем компьютере и, глядь, наковырял несколько бесхозных счетчиков со словесными ключиками. Хозяин-то, может, и помер уже давно. Ну не пропадать ведь добру-то… Я, представляешь, думал, думал, что делать, да и перевел сиротинушек к себе (на обычный счет, без всяких там ключиков-примочек). Денежки, они-то заботу любят… чтоб ими интересовались… пересчитывали. — Иван явно издевался.
    Виртуоз стремглав бросился к компьютеру и мгновенно отправил по банкам запросы. Электронная почти тут же выдала ошеломительный ответ: все счета обнулены.
    Старик повернулся к Стрельцову, и в этот момент Ванька по лицу подпольного системщика понял, как примерно выглядит серийный убийца в момент покушения на очередную жертву.
    — Ты… ты… гаденыш гэбэшный, мусор конченый. Да я из тебя сейчас ремней нарежу, сука. Ты, падла, пожалеешь, что припер сюда свою вонючую задницу… гнида.
    — Ну-ну-ну, — тоном встревоженной мамаши успокоил Иван. — Оставь, пожалуйста, вот эти первобытные визги. Мы же — деловые люди. Правда?
    — Сейчас увидишь, мразь, — злобно подтвердил хакер, — оч-чень деловые!.. оч-чень.
    — Да не нужны мне твои деньги, Виртуоз. — Стрельцов опереточно попятился. — Я ведь их только как страховочку изъял, на время. Понял?
    Старый взломщик замер:
    — Какая страховочка?
    — На время НАШЕЙ совместной операции,.я же предполагал, какой ты прыткий… и, видишь, угадал. Ремни тебе понадобились… А шкура-то у меня одна. Вот под нее-то я и заложил страховочку, уважаемый коллега. — Иван скинул дурацкую маску и серьезно, по-деловому, предложил: — Если ты успокоился, я перехожу к делу.
    Перемена в лейтенанте подействовала и на хозяина. Старик судорожно сглотнул слюну… и с ней, видимо, проглотил яростный паралич, который неожиданно затмил испитые мозги (в последнее время хакер злоупотреблял алкоголем).
    — Может, ты предложишь мне сесть? — поинтересовался Чтец.
    Мигом протрезвевший хозяин, изобразив склеротическую забывчивость дряхлого, но гостеприимного дядюшки, засуетился:
    —Да-да, конечно. Извините. Сюда, пожалуйста. Что-нибудь выпьете?
    — Кофе.
    — А покрепче?
    — Да, пожалуй, крепкий кофе. — Молодой человек решительно отверг намек на спиртное. — Без сахара… с лимоном, если можно.
    — 0'кей, коллега. — Виртуоз уже полностью взял себя в руки. Он отдал по внутренней связи распоряжение насчет кофе и повернулся к Ивану. — Ну-с, уважаемый, я вас очень внимательно… Пока гринчанин собирался с мыслями, здоровенный детина с безразличным лицом занес поднос с кофе. Именно этот охранник очутился у таксофона еще до прибытия туда шефа. Босс, обратившись к нему, сказал:
    — Микропроцессор, меня ни для кого нет. И предупреди на этот счет Стрелка.
    Когда дверь закрылась, Иван заинтригованно спросил:
    — Почему «Микропроцессор»?
    — Потому что у него нет мозгов, — пошутил хакер. — Если вскрыть его черепную коробку, достать оттуда серое вещество и положить на весы, оно, вероятно, не перетянет и микрочип размером с ноготь. Но зато у него кулаки размером с вашу голову. — Хозяин исподлобья взглянул на гостя. — И он мне предан.
    — А Стрелок — это тот, что сидел в машине?
    — Да. Им можно доверять, — подтвердил Виртуоз.
    — Что, метко стреляет?
    Взломщик многозначительно промолчал.
    — Хорошо, — понимающим тоном вымолвил Стрельцов. — Я хотел бы, чтоб о моем пребывании здесь знало как можно меньше людей.
    — Договорились.
    Собеседники молча выпили кофе и приступили к делу.
    Разговор затянулся надолго. Иван сообщил, что знает о крупной премии, которая ожидает любого счастливчика, если тот нейтрализует антихакерскую программу Стрельцова, защищающую сети от несанкционированного доступа. Чтец предложил Виртуозу выступить в роли упомянутого счастливчика. Ключ к своей же защитной программе Иван пообещал выдать хоть завтра. Но это, по мнению гринчанина, могло стать лишь началом. Стрельцов планировал сорвать на распространении вируса жирный куш, а затем запустить в сети очередную антихакерскую программу, которая будет построена совершенно на другом принципе и окажется неподвлас.тной вирусу. Заинтересованные лица, естественно, объявят новую премию. А предполагаемые компаньоны — Стрельцов и Виртуоз — опять окажутся вне конкуренции. Короче, золотое дно. При грамотной постановке дела здесь можно сгрести огромные барыши.
    Мастера виртуальной реальности предложение, похоже, заинтересовало. Он постоянно уточнил те или иные моменты, заострял внимание Ивана на каких-то узких, специфических проблемах, требовал необходимой деталировки предполагаемых событий. Гринчанин в свою очередь неизменно втягивал собеседника в разговор, подталкивал к обсуждению различных подробностей предстоящей акции. Чтец без устали подчеркивал, что все конкуренты Виртуоза на рынке хакерских услуг вынуждены будут идти к нему на поклон; что при желании мастер виртуальной реальности может оставить их «без штанов». Собеседник с удовольствием соглашался.
    Итоговая фаза переговоров была посвящена разделению будущих прибылей. Решили: пятьдесят на пятьдесят. Но Стрельцов предупредил, что по ходу операции будет аккумулировать все средства на своих счетах. А после завершения акции'состо-ится окончательный дележ. В качестве гарантии от щулерства Иван предложил себя в заложники. Однако для успешной раскрутки событий Чтец потребовал предоставить ему бункер, защищенный комплектом «Антимодуля». Виртуоз попытался было выразить удивление: мол, откуда же взять такое дорогое оборудование, — но гринчанин быстро привел компаньона в чувство, перечислив номера платежных документов и суммы, потраченные Виртуозом на приобретение контрабандной аппаратуры. Старый взломщик понял, что упираться бесполезно, и сдался.
    — Ну что, по рукам? — предложил Иван. Но мастер виртуальной реальности пока не спешил протягивать руку, будто что-то обдумывая. Стрельцов решил ударить ниже пояса:
    — Виртуоз, ты же видел свои банковские счета. На текущий момент ты — нищий. Да еще, как и всякий бизнесмен, имеешь массу невыполненных обязательств перед партнерами и заказчиками. Что не так?
    Старый хакер уклончиво пожал плечами.
    — Ну вот, пожалуйста, — подстегнул Иван. — Сегодня у тебя срок расчета с Викингом; послезавтра, если не ошибаюсь, — с «Литлинтернешнл»; через четыре дня — с Самураем. Ведь это очень суровые люди. В случае твоего отказа от сотрудничества со мной… ты — труп, Виртуоз…
    — Если я — труп, то и тебя с собой прихвачу, — со злостью огрызнулся теневой лидер.
    — Меня-то ты можешь, конечно, прихватить, — согласился Чтец, — но делу-то этим не поможешь, компаньон.
    — Ладно, по рукам, — отозвался Виртуоз. В глазах хакера чуть ли не открытым текстом Иван прочитал, как вновь обретенный партнер прикидывает, за сколько можно будет сдать Змееныша своим дружкам после получения на руки антивируса (а может, просто кокнуть, чтобы не привлекать внимания).
    — Кстати, чуть не забыл, — произнес Стрельцов. — Я работаю в тандеме с очень крепким специалистом по сетям. Сейчас ты в этом убедишься. — Гринчанин подошел к компьютеру и для видимости хаотично постучал по клавишам, будто набирая какой-то код. — Смотри, что мой товарищ успел сегодня записать…
    Кибердвойник уже смонтировал и отмикширо-вал настоящий захватывающий фильм, рассказывающий о тесных и дружеских взаимоотношениях Ивана и Виртуоза. Вот старые знакомые встречаются и обнимаются у таксофона. Вот они приятельски переговариваются и садятся в квадромо-биль хакера. Вот они в кабинете мастера заинтересованно делят прибыли, полученные в тайной борьбе против конкурентов по теневому бизнесу. Вот Виртуоз сам перечисляет влиятельные фигуры среди компьютерных взломщиков и радуется тому, как они со Стрельцовым их «раздели». И самое главное… кадры-то — реальные. Воротилы подпольного мира, естественно, имеют первоклассное оборудование, которое без труда подтвердит под? линность материалов.
    — Да, — будто спохватился Иван, — я тебе не успел сказать, что счета персонажей из этого фильма (закадровых), имена которых ты только что перечислял в беседе со мной, я тоже обнулил. Так что, если сейчас эта запись попадет к конкурентам, они, наверное, заподозрят, что мы с тобой поделили их денежки. И тогда ты — точно труп. Крысятников и предателей нигде не любят. Даже в Конгломерате не скроешься. Ты же знаешь, что галактические хакеры общаются между собой, как и Галбез с ГалактПолом.
    Виртуоза аж передернуло от злости. Он схватил со стола телефонный аппарат и с силой запустил с его в камеру слежения, подвешенную в углу кабинета. Стрельцов невозмутимо продолжил:
    — Мы с помощником договорились, что, если с трижды в день я не выйду на него через электронную почту, он тут же разошлет все имеющиеся материалы заинтересованным сторонам — для етраховочки. О получении сообщения он будет сбрасывать подтверждение на твой компьютер. Кстати, — гринчанин озабоченно посмотрел на часы, сейчас как раз время сеанса связи. Как бы не опоздать… — Молодой человек с сосредоточенным видом проник через компьютер в Галактическую сеть и отправил куда-то зашифрованное сообщение. — Все в порядке. — Парень повернулся к хозяину кабинета и с улыбкой протянул хакеру ладонь: — Вот теперь точно по рукам, — и добавил: — И чтоб никаких недомолвок.
    Никогда еще матерого взломщика не брали в столь жесткие клещи. Он с остервенением потряс Ивану руку — в знак заключения сделки — и со злостью процедил:
    — Как этому выродку удалось?
    — Какому выродку? — не понял Стрельцов.
    — Твоему сволочному помощнику.
    — Ах, ты о фильме, — улыбнулся Чтец. — Просто твои спецы из «Инфодрома» по сравнению с моим товарищем — дети. Это совершенно другой уровень — высший пилотаж.
    Виртуоз в бессильной злобе заскрежетал зубами.
    Справедливости ради стоит сказать, что ценный фильм, как и любые другие интересные материалы, Иван действительно «скидывал» на компьютер своего самого близкого друга — Катерины. Гринчанин сообщил невесте также, куда и что нужно переслать — в случае чего. Поэтому здесь он не блефовал — подстраховка существовала реально.
    В это время компьютер запищал — невидимый ассистент Стрельцова подтвердил прием сообщения.
    На самом деле все эти манипуляции проделывал, конечно же, сам Чгец, чтобы Катерину не «вычислили»: опытные хакеры. Девушке же отводилась роль стратегического резерва — последней инстанции.
    — Еще бы кофейку, — потянулся Иван. Хозяин организовал угощение. С наслаждением отхлебывая бодрящий напиток, парень обратился к компаньону:
    — Завтра полюбуюсь на твой триумф в «Инфодроме».
    — Каким образом? — удивился хакер.
    —Там тоже есть камеры слежения, даже… в туалетах. (Взломщик недоверчиво вытаращился на гостя.) Думаю, мой товарищ отснимет для истории неплохую хронику. К слову сказать, Виртуоз, туалет «Инфодрома» — не самое подходящее место для опохмелки, — упрекнул Иван своего нового партнера. — Если тебе невтерпеж… и ты не хочешь, чтобы коллеги видели, как ты «квасишь» с утра, лучше не ходи в клуб… или воздержись от спиртного.
    — С чего это ты взял? — заикаясь, начал оправдываться теневик.—Не пойму…
    — Ты, наверное, любишь документальное кино? — подмигнул Стрельцов. — Могу прокрутить.
    — Да пошел ты… — плюнул старый взломщик. Если бы Виртуоз был ребенком, то, наверное, точно б расплакался от обиды и унижения. Мастер виртуальной реальности уже в сотый раз пожалел, что этот информационный монстр со своим ублюдочным помощником свалился на его голову. И никуда от них не денешься… «Тьфу ты, сучье вымя!» — с ругнулся про себя хакер и выговорил с обидой:
    — Ты-то, компаньончик, ничем не рискуешь…
    — Да ну, — отрезал гринчанин, — не скажи… Как только антивирус начнет действовать, в Управлении системной безопасности Галбеза сразу заподозрят меня… и затеют поиск. Так что не переживай, коллега, мы с тобой в одной упряжке… и риск у нас обоюдный. А я вообще, получается, собственными руками рублю сук, на котором сижу…

Глава 25

    Убежище, которое Виртуоз предоставил Стрельцову и которое заменило теперь Чтецу и жилище, и рабочий кабинет, отнюдь не походило на номер «люкс». Подвальный бункер, оборудованный «Антимодулем», своей спартанской обстановкой напоминал, наверное, тюремную камеру. Да что там «напоминал»… он ей, по сути, и был. Классическая в таких помещениях железная дверь с зарешеченным окошком являлась единственным проемом средь толстенных стен, соединяющим каменный мешок с внешним миром, если не считать, конечно, вентиляционных решеток. Но размеры инженерных отверстий позволили бы проникнуть снаружи в секретную комнату (и обратно) разве что вездесущим крысам — не более того. Кстати, эти грызуны почему-то на самом деле испытывают пристрастие к электронике. Видимо, она обладает не доступными людскому пониманию, но соблазнительными для крыс вкусовыми качествами.
    К чести принимающей стороны, надо признаться, что питание в подпольной «гостинице» было не только сносным, но и даже приличным. Уютная кровать, чистое белье, сверкающие белизной ванна и туалет, очищенный кондиционированный воздух. Короче, нормальные условия для плодотворной работы и отдыха. Виртуоз заботился о своем госте столь же старательно, сколь сильно его и ненавидел. Но договора не нарушал. Гринчанин профессионально прижал старого хакера к стене. А для Ивана главное удобство пребывания в подземелье заключалось в недосягаемости для самых мощных модуль-локаторов, что обеспечивало ему полную безопасность. Отдохнувший мозг не отвлекался на внешние раздражители и даровал Чтецу небывалый творческий подъем.
    Добровольный узник не обманул надежд своего партнера-тюремщика и уже на второй день пребывания в гостях сбросил на стандартный лазерный диск драгоценное сокровище — антивирус к своей же собственной программе, отпугивающей взломщиков от сетей по всей галактике. Стрельцов не собирался раскрывать Виртуозу способность работать с технополем в прямом телепатическом контакте, поэтому целый день ломал комедию, отстукивая на клавиатуре всякую несусветную чушь. Через инфополе Иван видел, что его компьютер включен в замкнутую сеть подпольного мастера виртуальной реальности, и старый хитрец неотрывно наблюдает на параллельном дисплее за всеми манипуляциями системного гения, пытаясь постигнуть его приемы и методы. Парень со смехом представил, какой сумбур творится сейчас в голове бывалого программиста. И надо было видеть физиономию Виртуоза в конце дня, когда Ванька вручил ему заветный диск. Старый хакер, вероятно, подумал о себе, что сошел с ума. Ведь, судя по операциям Чтеца за клавиатурой, на этом диске не могло быть ничего путного. Но (святые отцы!) вирус находился там и… он действовал. Хозяин подземелья убедился в этом, не покидая камеры.
    Виртуоз, к удивлению Ивана, присвоил программе Стрельцова претенциозное название «Денди». Бывалый программист вообще импонировал гринчанину своей склонностью к некоему поэтизированию суровой действительности незаконного бизнеса — романтический старичок.
    На Виртуоза как на влиятельную фигуру в среде компьютерных взломщиков, отличного коммерсанта и организатора можно было безошибочно делать самые крупные ставки. Как только хитроумная программа оказалась в его руках, матерый хакер с завидной энергией развернул уникальный бизнес, что называется, на широкую ногу. Фантастическую премию в неофициальном клубе старый мастер виртуальной реальности сорвал — это само собой. Но ее размер в общем потоке прибылей, связанных с распространением «Денди», выглядел более чем скромно. Ванькин партнер профессионально раскинул межпланетную дилерскую сеть. Группировка хакеров, контролируемая Виртуозом, самым жесточайшим образом пресекала хождение «неофициальных», если так можно выразиться в данном случае, копий. Учет клиентов велся по высшему классу. Объемы продаж побили все рекорды распространения легитимных программных продуктов, достигаемые самыми известными фирмами-разработчиками. «Денди», наверное бы, без труда завоевал первые строчки в таблицах самых раскупаемых программ, если бы там учитывалась продукция черного рынка. «Инфодром» на время превратился в межпланетную штаб-квартиру хакеров.
    Доходы исчислялись миллионами. Мощные финансовые потоки устремились на счета Виртуоза… а с этих счетов денежки неумолимо переливались в засекреченные авуары Ивана. Партнер-проныра, экспроприируя совместную прибыль, доводил подпольного воротилу буквально до белого каления. Взломщик сетей никак не мог понять, каким образом Стрельцову удается перекачивать средства на свои счета. Этот бэгэбэшный подкидыш умудрялся обнулять даже анонимные и вновь открытые на подставные имена вклады. Порой Виртуозу приходилось униженно просить у Ивана сотню-другую тысяч рубдолов для текущих расчетов с партнерами, обслуживающими бесперебойное функционирование дилерской сети по распространению «Денди», и обнаглевший узник всегда делился общими деньгами с видимой неохотой. Если бы не таинственный сообщник Стрельцова, трижды в день подтверждающий, что держит руку на пульсе, старый хакер уже б давно прикончил надоевшего партнера (даже пожертвовал бы бывшими накоплениями в надежде на будущие прибыли от «Денди»). Но он чувствовал, что вязнет в связях с бэгэбэшником с каждым днем все глубже и глубже. Таинственный сообщник с непостижимой четкостью выдавал на дисплей трижды в день список продаж «Денди». Если бы такой список попал в Галбез (якобы из рук Виртуоза), то бывшие коллеги по незаконному бизнесу пришили бы мастера, не задумываясь, как стукача и предателя. Кроме того, на экране появлялись и все другие, сопутствующие подпольному предприятию сведения.
    Опытный взломщик ежедневно силился вычислить адрес невидимого помощника Ивана, но пока безуспешно. А посоветоваться-то хакеру было и не с кем, ведь дело держалось в строгом секрете и от к своих, и от чужих. Успокаивало Виртуоза одно — Стрельцов находится под надежной охраной в помещении, из которого невозможно бежать, и рано или поздно хозяин найдет способ, как безболезненно расправиться с «дорогим» гостем.
    В среде подпольного программного бизнеса появление «Денди» вызвало настоящий фурор. Сетевые взломщики заработали с тройной энергией, чем застали врасплох как Управление Системной Безопасности БГБ, так и полицейские отделы по борьбе с системными преступлениями, в компетенцию которых входила защита от хакеров частных лиц и компаний. К хорошему, как известно, привыкается всегда быстро. Службы, ответственные за безопасность сетей, за короткое время так расслабились, будто компьютерных взломщиков как таковых раньше и не существовало вовсе. Руководители соответствующих отделов беспечно распустили людей в длительные отпуска. А во многих частных фирмах так вообще решили отказаться от услуг опытных сетевиков — их безжалостно сокращали. Зачем специально держать работника, если системам ничего не угрожает? В случае каких-то неполадок гораздо дешевле оплатить разовый вызов специалиста извне. Короче, для УСБ Галбеза наступили наихудшие времена… Вот тут-то в управлении и вспомнили куратора-змееносца…
    Что интересно: ни специалисты защитных служб, ни сами хакеры не могли расшифровать загадку «Денди», которого теперь почти свободно можно было приобрести в самой затрапезной фирме, торгующей программными продуктами. Вирус был скомпилирован таким образом, что запутывал и затруднял расшифровку тела программы. На дисплее всплывал невообразимый набор значков и символов, и даже самые опытные специалисты не могли разобраться в языковых особенностях программирования. Проще говоря, никто не понимал принцип действия «Денди», схему его работы.
    Стоит ли говорить, что «сотрудничеству» с Виртуозом Иван уделял малую толику своего времени? Трижды в день сверял объемы продаж «Денди», реквизировал выручку и отправлял соответствующие отчеты от имени тайного сообщника хозяину бункера и самому сообщнику — Катерине. Она четко выполняла функцию подстраховки — накопления данных на своем компьютере с целью возможного устрашения Ванькиного тюремщика.
    Основной же заботой, вернее, мишенью для Стрельцова на текущий момент являлся еще более несносный, чем Виртуоз, «компаньон» — Ричард Гольф. Иван методично, как шахтер в забое, разрабатывал в технополе все новые и новые пласты фактов о криминальной активности президента «РиГл» в различных сферах финансово-экономической деятельности и о связях мафиози с пособниками из Галбеза. Все это каждое утро Стрельцов педантично «перекачивал» на персональный компьютер Краба, так что у директора БГБ материалов по указанному делу скопилось уже столько, что хватило бы для написания сценария самого длинного детективного сериала, который только можно представить…
    В общем, Чтец старался на славу, вытащив на свет целую массу прямых улик и косвенных доказательств участия в противозаконных операциях как Гольфа, так и предателей-бэгэбэшников. Стрельцов остался доволен проделанной работой. Молодои человек чувствовал себя средневековым лесорубрм, свалившим только чтo очень толстое дерево стоящим подле него на россыпях щепок. Лес рубят щелки летят.

Часть 3
СХВАТКА

Главa 26

    А пока Чтец решил поговорить со Старолюбом, дабы озарить в своем сознании светом понимания некоторые мутные пятна, связанные с их встречей, происходившей в нелепой, унизительной и нелицеприятной для Чтеца обстановке, когда он мирно покоился в отвратительной куче смердящих и скользких глистов. Стрельцов сконцентрировался и позвал фантома. Через какое-то мгновение эфир технополя донес до ушей кибердвойника приятный голос невидимого друга:
    — Добрый день, Ваня. Рад тебя слышать. Куда ты пропал? То, помнится, сетовал, дескать, не успеваешь за время наших бесед полностью удовлетворить свое любопытство, а теперь — на тебе… который день не выходишь на связь.
    — Извини, старик. Я тоже рад тебя слышать. Но в последние дни суетливая текучка повседневности напрочь заела… даже поспатьнекогда.
    — Инфопиявки тебя больше не донимали? — поинтересовался Старолюб.
    — Что за инфопиявки? — не понял Стрельцов.
    — Это те черви, скрывающиеся в ячейчатой структуре.
    — Мне пришлось с ними встретиться еще несколько раз. Но теперь, завидя меня, они прячутся в своих сотах.
    — Потому что изменилось твое отношение к ним и к себе.
    — В каком смысле?
    — Если всерьез рассматривать войско Вельзевула, то пиявки — несущественная мелюзга, которая абсолютно не стоит твоего внимания.
    — Но во время первого контакта…
    — Да-да… Все правильно, но ты сам дал им повод… Их привлекает злость, трусость, грубость, гнев, безволие и безразличие… Пиявки питают Тень, поглощая энергетическую основу негативных чувств. Слоняясь по технополю, они также пожирают информацию, подпорченную дисгармонией. Инфопиявки, наподобие микробов, присутствуют практически повсюду, но ждут, когда в окружающей среде возникнут приемлемые для них условия.
    — Например?
    — Ну… например, продукты — одни и те же, а блюда из них у каждого из поваров получаются разные. Более того, у отдельного повара в зависимости от настроения может получиться вкуснейшее кушанье, а может — неудобоваримая масса. Потому что когда человек выполняет свою работу с любовью и смирением, информационная структура, сопровождающая любой производственный процесс, получается гладкой и ровной, словно мячик, — без щелей и трещин; и пиявкам некуда пробраться, чтобы нарушить гармонию. А когда человек зол, несобран, выполняет работу просто за деньги или за страх, информационная сущность, отражающая сей труд, покрыта язвами и пробоинами — вот тут-то для пиявок простор.
    — Но ты сказал, что я дал повод… Каким образом?
    — Ты позволил первому испугу зацепиться за душу, впустил его внутрь себя… Пиявки безошибочно чуют слабину и тут же подчиняют человека себе, обволакивая его усыпляющим гипнозом, и начинают пожирать душу. Это самая желанная энергия для Тени. Безвольно внимая увещеваниям загробного женского голоса, ты уподобился беззащитному кролику, который, как парализованный, покорно сидит перед змеей и ждет, пока она его проглотит…
    Испугаться, конечно, может каждый. Плох тот воин, который не боится противника. Контролируемая боязнь не позволяет делать необдуманных шагов, а вот безотчетный страх — это безжалостный убийца. Если бы ты сразу взял себя в руки, то мелюзга даже не посмела бы высунуться из своих нор. Собственно, так и было раньше, во время предыдущих путешествий по технополю, когда ты просто не мог не столкнуться с инфопиявками… но они, чувствуя твердый волевой настрой, прятались еще до того, как на них обращали внимание.
    — Почему же ты не предупредил меня заранее? — попенял Стрельцов.
    — Человек учится только на своих ошибках. Победив пиявок однажды, ты побеждаешь их и в следующий раз. А предупреждение могло вызвать неестественную предрасположенность к опасности, и в конечном итоге только сгубить дело.
    — А черви?
    — Черви — это и есть твой страх. Псевдореализация информационных субстанций. Колдовские чары Зловещей Тени. Ведь пеленаешь и заковываешь себя ты сам… и никто другой. Глисты своими телами лишь закрепляют субэнергетические меридианы окутывающего тебя страха — твоего страха, твоих мыслей. Как только страх исчезает, червям не за что зацепиться, и они превращаются в беспорядочную массу — никчемную кучу дерьма.
    — Все так просто, старик. Твоими бы устами только мед пить.
    — «Кто имеет уши, да услышит»( Евангелие; ртМатфея; 1 l,;15s..).
    — Хорошо. Ты упоминал войско Вельзевула… какие же еще чудики поджидают меня в технополе? — поинтересовался гринчанин.
    — Стоит ли размениваться по мелочам, Ваня. Выбирай противника достойного — по плечу. Как ты, наверное, понял: все-в твоих руках.
    — Но ты ведь, старик, поможешь, если что? — Стрельцов подумал и добавил: — Сам бы взял да и выбрал по плечу. С твоим-то опытом, наверное, Зловещая Тень — в самый раз?
    — Боюсь, Ваня, у тебя создалось обманчивое впечатление… Конечно, моя душа (простого смертного) усилена в сотню-другую молитвами паствы, но что это по сравнению со Зловещей Тенью? Ведь ее хозяин есть обратная сторона Создателя. Представь, чем сильнее человек, тем шире его спина, и тем громадной тень, отбрасываемая силачом. Мыслимо ли вообразить размеры Бога? Вельзевул, князь тьмы, занимает чуть ли не половину мироздания. Ведь если Отец наш небесный — свет, то он — мрак; Отец — белое, он — черное; Отец — высота, Вельзевул — подземелье. Я против него — пылинка. К тому же, Ваня, я неплохо пожил на белом свете в свое время, но сейчас мне нельзя напрямую вмешиваться в дела житейские…
    — Жалко, — вздохнул молодой человек.
    — А вот тебе, Ваня, неразумно преждевременно сжигать драгоценные силы. Они еще пригодятся — в решающем сражении.
    — Старик, значит, ты — пылинка против князя тьмы, а я, получается, — ничего… должен биться с ним в одиночку?
    — С тобой сердца всего человечества, — подбодрил фантом. — Правда, сами люди, к сожалению, этого не знают…
    — Стало быть, всеобщей поддержки мне не видать? — резюмировал Ванька.
    — Эту поддержку заполучить так же просто, как и сложно: нужно только окунуть людей в реку любви, которой так боится князь тьмы — дьявол.
    — Спасибо, как всегда, обнадежил, — поблагодарил Стрельцов.
    Старолюб пропустил фразу мимо ушей и обратился к парню заботливым, предупредительным тоном:
    — Ваня, я точно знаю, что Зловещая Тень уже приступила к самым активным действиям. Теперь, пожалуйста, веди себя осмотрительно. Повторяю, Ваня, сейчас тебе нужно быть очень осторожным во всем, — продолжил невидимый собеседник, ос-то-рож-ным. То, что тебя ждет, — уже началось. Будь внимателен и не пропусти… ЭТО. Да! И вот еще что. — Фантом приглушил свой голос, как это делают, когда не хотят, чтобы посторонние уши уловили что-то личное и важное. — Постарайся не думать о вещах, людях, событиях, особенно дорогих для тебя. Потому что всякая твоя мысль — через кибердвойника — находит неизбежное отражение в технополе и становится известна Вельзевулу. Запомни: Зловещая Тень кольнет противника в самое сердце, чтобы лишить воли, сбить с верной мысли, заставить поддаться лука… лукавому. — Тут голос невидимого собеседника внезапно осекся. — Хотя… хотя…
    — Что там стряслось? — нетерпеливо вскрикнул Стрельцов, почуяв неладное. — Говори же.
    — Уже, видимо, поздно, — тихо вымолвил Старолюб.
    — Что поздно? — не понял молодой человек.
    — Поздно не думать о том, что дорого.
    — Почему?
    — Твоя Катерина спит летаргическим сном.
    — Откуда ты знаешь? — подскочил Чтец.
    — Знаю… да и все. Какая разница?
    — А вдруг ты ошибаешься?
    — Нет, Ваня. К сожалению, это правда… Я думаю, Зловещая Тень приглашает тебя на свой дьяВольский танец.
    Стрельцов подбежал к двери бункера и нервно заколотил по ней кулаками и ногами. Снаружи не последовало никакого ответа. Парень повернулся спиной и начал бить в преграду каблуком ботинка. Маленькое окошечко посреди двери неохотно отвoрилось, и сквозь решетку Иван увидел тупорылую физиономию Микропроцессора.
    — Ну что ты ломишься, как к себе домой? — недовольно фыркнул охранник. — Что ты хочешь?
    — Мне нужно срочно в город. У меня безотлагательное дело, — выпалил Стрельцов. — Открывай!
    — Ну ты артист!.. Нужно!.. Дело безотлагательное!.. — передразнил верзила. — Шеф придет — с ним и договаривайся. Понял?
    — А когда придет?
    — Откуда мне знать? Может, через час, а может, вечером. Поживем — увидим.
    — А где он?
    — Не знаю.
    Окошко захлопнулось. Пленник еще немного потарабанил в дверь. Бесполезно… Иван вернулся к столу и в отчаянии обхватил голову руками. Он сконцентрировался и позвал фантома:
    — Старик, что мне делать?
    — Не знаю, Ваня. Это твой поединок.
    — Как всегда, совет — весьма ценный… Наступило тягостное молчание.
    — Поищи ответ в сказках, — неожиданно предложил Старолюб. — Например, у Пушкина.
    — Почему именно у него? — удивился Чтец.
    — В принципе не обязательно у него. Любые сказки хранят непреходящую мудрость и могут пролить свет на самые удивительные загадки судьбы. Однако первые инфохомосы были русскими, во всяком случае русскоязычными…
    — Ну и что?
    — Всегда легче разобраться в родной литературе, в истоках… По крайней мере, так принято считать.
    — Тогда логичней проштудировать народные сказки!
    — Так Пушкин и писал на основе фольклора!
    — Но почему ты настаиваешь на нем? — спросил Иван.
    — Потому что Катерина в данный момент напоминает мне чем-то спящую царевну из сказки о семи богатырях.
    — Вполне может быть, — прошептал Стрельцов. Эта мысль его заинтересовала.
    — Гениальные писатели и поэты не просто сочиняют великие вещи, они черпают их из вселенского эфира, — пояснил Старолюб.
    — Так они что, пророки? — поразился гринчанин.
    — Для тебя, наверное, — да. Ты же — Чтец. Для простых читателей, может, — нет. Великие произведения живут столетия для того, возможно, чтобы хоть однажды спасти целые миры.
    — А люди об этом даже не подозревают, — поддержал Стрельцов.
    — Точно, Ваня. Но так и должно быть. В этом вся изюминка. Имеющий уши — да слышит.
    — Действительно: смотреть и видеть — разные вещи, — согласился молодой человек.
    — То-то! Ведь не каждый понимает, что, читая сказку, он получает ЗНАНИЕ. — После длительной паузы Старолюб произнес: — Извини, Ваня, мне пора.
    — До свидания, старик, — нехотя отпустил своего друга гринчанин. — Смотри не пропадай надолго.
    — Хорошо. Успеха тебе. До скорого… — Фантом исчез из технополя.
    Стрельцов все больше и больше злился на Виртуоза и на себя лично за то, что добровольно засадил себя в этот каменный мешок. Хотя, как знать, на тот момент это было, пожалуй, самым взвешенным решением. «Ладно, злостью делу не поможешь. Только себя изведешь. — Парень сосредоточился: — Поехали по сказкам!..» Кибердвойник Ивана нырнул в электронные библиотечные фонды. Страницы, стихи и главы замельтешили перед глазами сплошной рекой. Чтец и сам удивлялся, как это он умудряется проглатывать все эти мегабайты и при этом не свихнуться. «Так… Вот здесь помедленней! „Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях“. Королевич Елисей спасает свою невесту… как он это делает? — Гринчанин напрягся. — Так-так… читаем внимательно…
    Перед ним, во мгле печальной, Гроб качается хрустальный, И в хрустальном гробе том Спит царевна вечным сном.
    Ну, Катька-то, я думаю, не вечным…
    И о гроб невесты милой Он ударился всей силой. Гроб разбился. Дева вдруг Ожила. Глядит вокруг.
    Вот-вот… явный намек на личный контакт». — Иван раздраженно щелкнул языком и оглянулся на дверь. Прямой контакт пока что исключен. Впрочем, план побега у Стрельцова давно был готов. Но парень не хотел его «светить» сейчас, в отсутствие Виртуоза. С безмозглым Микропроцессором хитрый фокус мог и не пройти. Ведь есть такие ситуации, когда чем тупее человек, тем труднее его обмануть, — как это ни странно. У бедолаги элементарно не хватает извилин, чтобы ассоциативно оценить то, что ему предлагают, вжиться в случайный образ. Если такому одноклеточному существу что-то непонятно, оно не станет разгадывать тайну, а оставит все как есть: пойдет ляжет, чтобы проспаться, либо, еще хуже, напьется для «просветления мозгов» (которых почти нет). Поэтому до приезда Виртуоза побег следовало отложить — однозначно.
    Гринчанин распрямил спину и сцепил пальцы на затылке в замок. Эта поза была для него мобилизующей, предрасполагающей к глубоким размышлениям. «Все равно за спящей царевной что-то прячется, какая-то подсказка (хитрый фантом просто так говорить не будет). — В груди у парня защемило предчувствие близкой удачи. Какое-то явное и одновременно незримое (вот-вот) решение плавало на поверхности, но все-таки ускользало меж пальцев. — Что-то… что-то… что-то… Стоп! — Иван замер. — Вот оно — хрустальный гроб! — Стрельцов, как настоящий сыщик, начал раскручивать аналогию (сказка — ложь, но в ней намек!): — Мертвая царевна заключена в оболочку гроба. Но Катерина — жива. Что есть летаргический сон? Катькино сознание заковано в какую-то невидимую оболочку, которую нужно разбить. Астральное тело невесты во время сна путешествует в закрытых мирах ноосферы. И не имеет обратного доступа в физическое тело по причине летаргической блокады. Вот если бы Катерина была инфохомосом, — размышлял Иван, — то я бы помог, очевидно, ее аналоговой личности взломать „хрустальную“ оболочку изнутри, временно передав ей часть своего сознания… Тогда астральное тело воссоединилось бы с физическим и сон прекратился. Стоп! —
    Молодой человек взвился, как ужаленный. — Ну, конечно! Катька обязательно должна быть потомком Киберчтецов. Ведь ее предки тоже с незапамятных времен жили на Грине. Их корни уходят к самому началу освоения планеты, в котором участвовали инфохомосы. А генеалогические деревья родов, проживающих несколько веков в одной местности и принадлежащих к одной социальной группе, неизбежно имеют общий ствол. Так что среди предков невесты обязательно есть хотя бы один Киберчтец. Просто гены инфохомосов для Катерины являются рецессивными, и поэтому феноменальный дар у нее не проявляется… Но сами гены все-таки есть. Значит, в технополе должно быть какое-то слабенькое подобие аналоговой личности Катюши (вот оно-то, скорее всего, и заблокировано летаргией). В повседневной жизни кибердвойник не оказывает на нее никакого влияния. Девушка просто не замечает своего аналога. Более того, ничего о нем не знает (на этом, вероятно, и построен расчет Тени: раз Катька — не инфохомос, то искать причины сна здесь никто не будет; а на самом деле изолированный отголосок сознания в виде пленного аналога полностью сковывает и саму личность). Но где ж его искать в огромном инфополе? Кто мне в этом поможет? — Парень немного замешкался. — Так-так… — Счастливая догадка стукнула в мозг гринчанина: — А кто помог королевичу Елисею? Могучий ветер показал сказочному жениху высокую гору и глубокую нору. К кому же обратиться мне? Наверное, только к самому технополю. А почему бы и нет? Ведь познакомило же оно меня со Старолюбом…»
    Сказано — сделано. Чтец обратился к невидимой реальности с просьбой провести его к аналоговой личности невесты. Информационная сфера дрогнула и расплылась. Незнакомые массивы, проскальзывая перед глазами, слились в непроницаемую стену. Если человека посадить во вращающееся кресло в центре зала, стены которого увешаны экранами с колонками цифр и текстами, а потом это кресло хорошенько раскрутить, то, когда испытуемый откроет глаза, перед ним предстанет картина, подобная той, что видел сейчас Иван. Хотя, конечно, все это сказано образно — для наглядности. На самом деле жизнь в технополе имеет совершенно иное течение, чем в реальности (что и говорить — другое измерение). Перемещение Стрельцова в заданную точку заняло не более наносекунды. А вращающиеся экраны — всего лишь субъективные впечатления Киберчтеца.
    Как только расплывчатые инфомассивы обрели четкость и зафиксировались, Иван тут же увидел перед собой аналоговую личность Катерины, покрытую матовым коконом энергетического экрана. «Кто ж тебя, родная, замуровал в эту скорлупу? — поразился Стрельцов. — Не иначе — Зловещая Тень. Ни дать ни взять — хрустальный гроб, копия! Старолюб со своей навязчивой идеей насчет сказок оказался прав. В них действительно можно найти кой-какие ключики к решению разных проблем. — Чтец с удовольствием потер ладони. — Половину дела, можно сказать, провернул… Осталось вскрыть этот прозрачный „орешек“. Кибердвойник Ивана подошел поближе и „ощупал“ экранирующий кокон. Упругая оболочка немного продавливалась, но тут же пружинила назад. Следовательно, слова Пушкина о том, что гроб разбился под ударами жениха в текущих обстоятельствах не стоило принимать за чистую монету. Надо было искать другое решение…
    Вдохновленный удачными поисками в технополе аналога невесты, Чтец вновь забрался в библиотечные фонды — раздел «Сказки». Опять беззвучно затрепетали тысячи страниц, просеиваясь через возбужденное сознание молодого человека. Многочисленные персонажи поэм, легенд, былин и сказок проносились перед воображением Ивана. Ему даже понравилось это занятие. Парень с удивлением признался себе, что провел в инфополе самые приятные минуты с момента пробуждения его суперспособностей.
    «Стоп, стоп, стоп… Вот здесь очень интересно… чрезвычайно… Поэма „Руслан и Людмила“. Бездыханный славный витязь лежит в долине. Но что это? Перед ним предстал отшельник с двумя кувшинами: с водой мертвой и живой. Так-так-так. Очень внимательно… очень… вспрыснул мертвою водой — труп процвел… окропил живой водой — герой встал. Несомненно, это и есть разгадка! Но что есть в технополе вода живая и вода мертвая? Надо подумать. — Иван аж раскраснелся от напряжения, будто только что вынес из пожара несколько несчастных погорельцев. — Так… так… так… Человек чуть ли не на восемьдесят процентов состоит из воды, поэтому его и поливают водой — живой и мертвой. Аналоговая же личность живет в технополе, которое чуть ли не на восемьдесят процентов состоит из различных сигналов. Значит, по аналогии, кибердвойник Катькин необходимо „облить“ сигналами — мертвыми и живыми. — Стрельцов поднялся и начал ходить по комнате взад-вперед, чтобы придать мыслям определенную ритмичность. — Мертвые сигналы должны возбуждать нейроцентры Катерины, но в чем-то ущемлять ее аналоговую личность, где-то даже — умерщвлять (ведь надо же оправдывать свое название). — Тут молодой человек резко остановился посреди комнаты и хлопнул себя по лбу. — Как все элементарно! Это же усиленные импульсы модуль-сигналов. Что тут думать? Если от мощной порции этих лучиков кибер-центры в мозгу Катюши возбудятся, то буквально в следующую же секунду они как пить дать пожалеют, что активизировались в столь неподходящее время — когда поблизости работает модуль-локатор. Характерные удары по мозгам — процедура не из приятных…»
    Иван готов был расцеловать Старолюба (только как это исполнить в отношении призрака?), если предположение оправдается. Возбуждение кибер-центров в мозгу девушки приведет, в свою очередь, к полному оживлению ее аналоговой личности в технополе. Иными словами, с Катериной можно будет общаться. Возможно, она сама тут же взломает «хрустальный гроб» — энергетический кокон. «Живой водой» в таком случае должен быть опре-; деленный сигнал или действие двойника, способные побудить астральное тело вернуться в физическую оболочку.
    Довольный своими аналитическими способностями. Чтец «развернул» карту Галбеза, чтобы определить, есть ли в данный момент в том районе, где спит Катерина, типолеты БГБ, оснащенные модуль-локаторами. К сожалению, район оказался пуст. Вот так всегда: когда от навязчивых разведтаредок скрываешься — они повсюду, когда нужен хоть один типолетик — днем с огнем не сыщешь, как назло. Закон подлости. Видимо, Галбез уже оставил попытки найти Ивана в городе. «Что ж, с одной стороны, хоть это радует, — подумал Стрельцов. — Знать, недаром я Проторчал столько времени в этой яме. План сработал, и мне удалось обвести сыщиков вокруг пальца». Судя по карте, весь город был подозрительно чист на предмет наличия разведтарелок. «Может быть, выманивают наружу? — усмехнулся гринчанин. — Как рыбку на червя. Дескать, выходи, Ваня, не бойся, тебе ничего не угрожает». Молодой человек неприличным жестом продемонстрировал свое категорическое несогласие с такой политикой, но тут же взял себя в руки. «Выход один — сорвать „дежурку“ прямо с крыши Галбеза. Пусть думают, что я решил похулиганить. Засечь меня они все равно не могут, — улыбнулся Стрельцов. — А чтобы не навести следопытов БГБ на Катьку, придется по ходу дела „обстреливать“ модуль-локаторами и другие районы города. Устроим скучающим обывателям веселую жизнь. — Иван искренне подивился собственному черному юмору. — Вот и пощупаем их сети модуль-сигналами, попробуем их на прочность… то-то обхохочутся. — Парень развел руками. — А что мне еще остается?»
    В штаб-квартире Бюро Галактической Безопасности поднялся переполох… Одна из разведтарелок самопроизвольно взмыла в небо и полетела к жилым кварталам, где начала «поливать» все подряд модуль-локаторами. Охрана типолетов клятвенно уверяла, что никого к летательным аппаратам не подпускала. Инженеры-эксплуатационщики из разЛичных служб недоуменно пожимали плечами, кивая друг на друга.
    Действия типолета можно было квалифицировать как попытку противосетевой диверсии, направленной на невинных жителей. Однако особенно больших повреждений такой «обстрел» вызвать не мог (поскольку излучение до определенного уровня мощности довольно эффективно нейтрализуется спецзащитой). Но как бы то ни было, с разных мест поступали сообщения о сбоях в компьютерных системах. Тем более что над некоторыми районами неизвестный злоумышленник (пилот летательного аппарата) включал модуль-локаторы на Полную мощность. На всякий случай Управление системной безопасности БГБ отдало приказ об аварийном отключении всех систем по маршруту типолета, чтобы устранить угрозу их повреждения (неработающим сетям модуль-сигналы не страшны). Поначалу руководство спецподразделения БГБ по борьбе с терроризмом (Боевого Патруля) даже предлагало сбить «дежурку», захваченную диверсантами. Но в условиях густонаселенного города обойтись без жертв при этом вряд ли удалось бы. При падении сбитый типолет вполне мог врубиться в любое здание, и от этой безумной акции тут с же пришлось отказаться.
    Судя по всему, только несколько высших офицеров БГБ, занимающихся делом лейтенанта Стрельцова, догадывались об истинных причинах неуправляемого взлета взбесившейся тарелки. Но и они не могли понять, зачем это нужно Ивану. Ведь если бы он Захотел вывести сети из строя, то нашел бы более эффективный способ. Пожалуй, службисты лишний раз укрепились в мысли о целесообразности Киберчтеца (мало ли что взбредет в голову супермену, а тогда — трепещи, мелкота).
    Однако внезапно, на радость всем, загадочная атака на городские сети окончилась. Типолет остепенился и послушно вернулся на родную стоянку — крышу штаб-квартиры Галбеза. Сперва его обыскали снеговики, но террористов не обнаружили. А затем на мятежный аппарат гурьбой накинулись взбудораженные техники. Однако он вел себя как шелковый и не выказал ни единой неисправности. Озадаченные эксплуатационники, не на шутку задумавшиеся об уровне своей квалификации, еще и еще раз проверили все системы разведтарелки в поисках причины самопроизвольного взлета и не могли ее найти.
    Когда Стрельцов угнал «дежурку», управляя аппаратом дистанционно, то поначалу попетлял, как заяц, путающий следы, над кварталами, которые его совершенно не интересовали. Затем, приближаясь к району, где спала Катерина, Чтец наметил траекторию полета таким образом, чтобы аппарат описал плавную дугу вокруг заветного многоэтажного дома — с целью произвести облучение с разных сторон и растянуть во времени процесс атаки на объект.
    Заходя на вираж, Иван врубил модуль-локатор на полную мощность (бог с ними — с местными компьютерными сетями). Когда маневр был закончен, Стрельцов вогнал тарелку в несколько путаных петель, отойдя от квартиры Анатолия на достаточное расстояние, отправил по плавной синусоиде (чего не сделаешь ради конспирации) типолет восвояси.
    Иван отчетливо представлял себе, что творилось в это время в дежурном подразделении летательных аппаратов штаб-квартиры Галбеза. Но на запросы наземных служб никак не реагировал — специально, чтобы не подтверждать версию о своей причастности к угону. Это могло вызвать у службистов нежелательные вопросы по поводу мотивации столь необычного полета. «Пусть поломают голову — это им не повредит».
    Парня сейчас интересовало совершенно другое: как среагировала на «процедуру» облучения аналоговая личность Катерины. Иван молниеносно задал программу обратного маршрута типолета и переключил сознание на «хрустальный гроб», удерживающий в плену кибердвойника невесты.
    Результаты операции обнадеживали. Похоже, «мертвые сигналы» вполне справились со своей задачей. «Личинка» внутри энергетического кокона зашевелилась и начала расти, как говорится, не по дням, а по часам — в данном случае даже по секундам. Вскоре скорлупа стала совсем тесной для аналога Катерины… и через мгновение невидимая пленка лопнула, словно мыльный пузырь, не оставив и следа. Прозрачная субстанция сформировавшегося кибердвойника девушки неуверенно поднялась и растерянно оглядывалась по сторонам. Это напомнило Ивану его собственные ощущения при первом визите в технополе. Но ему-то было легче. Он ведь сидел за компьютером и в принципе представлял, что находится в динамичном потоке информационного мира. Трудность представляла на первых порах лишь ориентация в незнакомом измерении и взаимодействие с инфомассивами. Стрельцов решил помочь невесте с адаптацией к новым , условиям. К тому же Чтец надеялся, что, может быть, его помощь как раз и окажется искомой живою водой для любимой. Парень догнал фигуру Катькиной личности, блуждающую по технополю, и обнял ее — если можно так выразиться применительно к тонкой материи, — или, скажем иначе, вступил во взаимодействие. Девушка очень обрадовалась. Она нежно прижалась к жениху и тоже вступила во взаимодействие, но более пылкое (в реальности это, вероятно, выглядело бы как страстный поцелуй).
    Общаясь с двойником невесты, гринчанин сделал одно приятное и важное открытие. Аналог девушки нес в себе блок информации, описывающий физическое состояние настоящей Катерины на данный момент. Имея уже весьма богатый опыт Киберчтеца, Иван без труда смог выделить этот блок и трансформировать его в живой образ. Иными словами, он словно бы видел Катьку перед собой: ее лицо, положение тела, местонахождение в пространстве. Парень даже чувствовал пульс невесты и ощущал частоту ее дыхания. Зрительно все выглядело так, будто Стрельцов смотрел на девушку сверху вниз, с высоты полутора-двух метров. Это открытие позволяло Ивану, во-первых, следить за самочувствием Катерины, не покидая бункера, в котором он сейчас находился, и, во-вторых, корректировать свои дальнейшие действия по пробуждению невесты в зависимости от их результативности. Такое положение вещей несколько успокоило молодого человека и отвлекло его от мысли насчет срочного побега из плена.
    Покончив с лирикой, Чтец решительно перешел к делу. Он создал специфический информационный мост между своей аналоговой личностью и Двойником Катерины. Далее Иван «закачал» в сознание невесты сведения о текущих событиях и предложил план действий. Девушка нехотя выпустила жениха из объятий и постепенно переместилась в физическое тело.
    Но что-то не пошло! Стрельцов взглянул сверху вниз на Катерину — никаких изменений: пульс, дыхание, давление указывали на то, что летаргический сон продолжается. Чтец сгруппировался, сконцентрировался в маленькую энергетическую точку и пулей понесся по технополю. Через мгновение он нашел то, что искал — астральное тело Катюши. Под воздействием мертвых сигналов оно просочилось сюда из страны сновидений, но отнюдь не спешило воссоединиться со своим естественным убежищем — физической оболочкой молодой гринчанки. Эфирный образ спящей девушки неспешно двигался в технополе, будто прогуливался по вечернему парку. Чтец, словно пастух заблудшую овцу, постарался загнать астральное тело в его жилище… Тщетно. Иван свободно проскакивал сквозь прозрачное создание, будто оно было невидимым облачком. Эта структура, видимо, подчинялась только своей хозяйке — Катерине.
    Стрельцов оставил в покое невесту и опять погрузился в размышления: «Хрустальный гроб, спящую красавицу и мертвую воду я открыл довольно быстро. — Парень гордо поднял подбородок. — Осталось найти только воду живую. Задачка, в общем-то, классическая — пойти туда, не знаю куда, найти то, не знаю что. Прекрасно! Старолюб там, наверное, уже баиньки в своей ноосфере… И посоветоваться-то не с кем. Получается, один я во поле воин. — Молодой человек придал своему подбородку еще более горделивое положение. — Ну-с, приступим.. Искомая величина — живая вода. Ключевая позиция в этом словосочетании, скорее всего, „живая“. Кто ее оживил-то? — задумался гринчанин. И тут Ванька вспомнил свои беседы со Старолюбом. Похоже, дед в двести лет все-таки оказывал ему заочную поддержку. — Точно! Ведь добрый фантом ясно втолковывал, что жизнь — в любви. Она, собственно, и есть источник жизни. Абстрактная любовь, наверное, — слишком уж широкое понятие. Скорее, любовь к богу, и через него ко всему сущему — вот она, живая вода. Тут она, водица животворящая… и никуда ей от меня не утечь! Ну конечно! — Парень радостно взметнул руки к небу. — Чтоб испить той водицы, надо, в первую очередь, простить своего врага, очистить душу от злобы и жажды мести!»
    Чтец полностью слился с двойником и оттуда истово, от души, стал просить прощения у Зловещей Тени за то, что обиделся на нее и сам обидел ее; за то, что незаслуженно боялся ее и в ответ пугал сердечную. А она на самом деле — тень как тень. Ну что ж страшного-то в тени? Стрельцов просил прощения у посланца Вельзевула за то, что плохо думал о ней, и за то, что дурно выражался. Парень вошел в раж и уже просил прощения за каждую мысль и каждое слово в отдельности; за все, что только мог припомнить.
    Искренность и непосредственность молодого гринчанина, по-видимому, легли в цель — тютелька в тютельку. Они резко выбивали из рук противника страшный меч злобы — вековое орудие преступлений. Где-то в глубинах холодного космоса Стрельцов расслышал чудовищные стоны. Зловещая Тень получила удар в самое сердце. Пелена мрака над Катериной начала понемногу рассеиваться и приподниматься, как бы испаряясь. Ванька осторожно взглянул вниз и увидел, как слегка дрогнули ресницы невесты. «Сработало!» — восхищенно крикнул сам себе счастливый жених. Но тут же пелена резко сгустилась и вновь рухнула на Катерину. Стоны в подземелье стихли, а девичьи ресницы замерли в крепком сне.
    Парень понял, что действовал в принципе правильно, но в последний момент непроизвольно допустил злорадство. И это гнусное чувство одним махом перечеркнуло отступление Зловещей Тени и возможное пробуждение невесты. Ничего страшного! Ведь на ошибках и учатся! Тем более — на своих. Иван, образно выражаясь, тщательно почистил перышки. Молодой человек собрался с духом и выкинул из сердца всю горечь неудачи. Он настроил себя на самый прекрасный и величественный лад… И упорный гринчанин добился-таки невозможного: парень реально и ярко представил себе, как сильно он любит своего врага. Стрельцов обратился прямо к богу с молитвой, в которой он просил не за себя, а за Зловещую Тень. Он страстно умолял господа отпустить прислужнице князя тьмы все ее тяжкие грехи, даровать ей шанс и прощение. Эти слова, судя по всему; натурально убивали страшилище, которое сидело внутри Зловещей Тени. Стоны в невидимых подземельях достигли такой силы, что от них раскалывалась голова. Но к на этот раз Иван даже не обращал на них внимания, будто это был самый обычный звуковой фон. Стрельцов не смотрел и на невесту. Молодой человек, по сути, уже не играл какую-то заданную роль, а по-настоящему вжился в образ. Можно было подумать, что воистину вся акция с молитвой с самого начала совершалась не ради освобождения Катерины от оков летаргического сна, насланного преспешницей Вельзевула, а исключительно ради спасения перед богом Зловещей Тени. Гринчанин все продолжал и продолжал молиться. Он, видимо, впал в религиозный экстаз. Парню казалось, что не только его душа витает где-то в заоблачных розоватых мирах и наслаждается там прекрасной музыкой, которая вдруг заполнила вселенский эфир; но и тело, потеряв вес, стало левитировать и парило под самым перекрытием. Затем потолок постепенно растворился и исчез. Теперь уже ничто не разделяло Ивана с зачаровывающей мелодией, льющейся с небес…
    Молодой человек испытывал неописуемый, чистейший восторг…

Глава 27

    Насколько долго длилась сверхъестественная молитва, сказать трудно. Однако, отсверкав салютом, волшебное видение померкло. И грешная душа молодого гринчанина вернулась в родное тело — из-под самой люстры Стрельцов камнем грохнулся наземь. Оказалось, что левитация не была лишь плодом воображения. Парень на самом деле висел под потолком. Собрав свои ушибленные кости, Иван только хотел встать, как, придавленный неожиданным сюрпризом, заново шлепнулся на пол. Перед ним на диване как ни в чем не бывало сидела Катерина. Жених и невеста с интересом и удивлением уставились друг на друга.
    Катя завороженно посмотрела на потолок и отметила про себя, что Ванька в последнее время становится до неузнаваемости эксцентричным — выдумывает все новые и новые фокусы. Прямо цирковой иллюзионист. И внешность у него как-то изменилась, будто сам на себя не похож. Девушка припомнила, что, когда ложилась спать, милого друга в комнате не было. Но Катюша улыбнулась и мудро рассудила: «Если любимому хочется поразить меня своими способностями, то он вполне своего добился».
    Однако Иван сам ничего не понимал. Парень растерянно осматривал знакомый интерьер помещения и наконец сообразил, что очутился в квартире Катькиного брата — той законспирированной, где невеста и погрузилась в летаргический сон. Стрельцов догадался, что с ним произошел случай непроизвольной телепортации, то есть перемещения в пространстве. Он сам недавно читал, как семилетняя девочка отправилась с мамой на Грине в лес по ягоды. Дочь шутила, убегая и прячась, и наконец потерялась… Когда девочка осознала, что заблудилась, то очень сильно испугалась и… мгновенно оказалась возле встревоженной ма тери. И это лишь один из многих подобных случа ев. «Со мной, вероятно, произошло нечто подобное», — подумал Иван.
    Нынешняя встреча влюбленных молодых людей свалилась на них совершенно неожиданно. Но от этого свидание не стало менее желанным. Отбросив случайные мысли в сторону, жених и невеста кинулись друг другу в объятия.
    Катя бережно поглаживала лицо Стрельцова и покрывала его поцелуями. Девушка озабоченно спросила:
    — Вань, что с тобой? Ты какой-то сам не свой. Если бы не глаза, то, клянусь, я бы тебя не узнала. Ты не заболел случайно?
    — Да нет вроде, — ответил жених.
    — А-а… Я поняла, — подмигнула невеста. — Это маскировка, чтоб тебя не узнали, так?
    Стрельцов, не понимая, о чем речь, ощупал собственную грудную клетку, словно врач-диагностик.
    — С чего ты взяла, Кать? По-моему, все в порядке.
    Девушка недоверчиво покосилась на жениха, пытаясь определить, разыгрывает он ее или нет. Судя по всему, Иван действительно не мог вразумительно объяснить причины произошедшей с ним метаморфозы.
    — А ты помнишь, как бродила в технополе? — спросил Стрельцов.
    — Я? — удивилась Катька.
    —Да.
    — Ты меня подначиваешь?
    — Нет. Говорю серьезно. Я видел там твое астральное тело.
    — Какое тело?
    — Астральное. А что тебе снилось? — поинтересовался жених.
    Девушка потупила глаза.
    — Не помнишь?
    — Помню.
    — Ну и…
    — В общем, ничего такого. Мы с тобой там обнимались да целовались…
    — Все правильно, — подтвердил Стрельцов. —Это потому, что я обнимал в технополе твою аналоговую личность.
    — Когда это было? — уточнила невеста.
    — Да вот только что.
    — А вчера ты тоже обнимал мою личность?
    — Нет.
    — Так мне и вчера снилось то же самое, —прыснула девушка.
    Иван задумался: «А может, действительно не было никакого летаргического сна. Просто Катька прилегла отдохнуть. Вот и все». Перебирая в уме сомнения, парень сосредоточенно грыз ногти. Катерина назидательно шлепнула жениха по рукам, как воспитательница ребенка. Стрельцов благодарно кивнул невесте — он и сам с детства корил себя за эту дурацкую привычку. «Нет. Все-таки Старолюб прав, — размышлял Чтец. — Летаргия была. Это точно. Ведь я сам видел „хрустальный гроб“. Одним словом, Зловещая Тень вышла на тропу войны. Странно, почему Катя ничего не помнит…»
    Из задумчивого состояния Ивана вывел звонок в дверь. Парень вопросительно посмотрел на невесту. Она указала пальцем на дистанционный пультик видеодомофона. Жених согласно кивнул и включил камеру внешнего осмотра. На экране появилось довольное лицо генерала Войко. — Свои, — облегченно вздохнул молодой человек, а про себя отметил: «Ничего не понимаю! Он что, тоже телепортировался?.. или сбежал? Или его вообще не арестовывали?» Иван открыл дверь и приветливо улыбнулся и гостю.
    — Здравствуйте, — довольно прохладно произнес шеф, заглядывая через плечо Стрельцова в квартиру.
    — Здравствуйте, — растерянно ответил гринчанин.
    — Вы не могли бы позвать Ивана или Катю? — попросил старый службист.
    «Что за спектакль? — с удивлением подумал Чтец. — Или в гостеприимных застенках Галбеза босс тронулся умом?»
    — Нет. Не мог бы. А вы случайно не знаете генерала Войко? — ехидно поддел Иван.
    Шеф сперва подозрительно осмотрел молодого человека, но затем оттаял и оживленно признался:
    — А я и есть генерал Войко.
    — Да? И вы можете это подтвердить? Визитер достал из внутреннего кармана пиджака служебное удостоверение и предъявил хозяину. Стрельцов, продолжая играть свою роль, внимательно сравнил голографическую фотографию с оригиналом лица и только после этого пригласил:
    — Вроде бы похож. Ну тогда входите. Увидев Катерину, генерал сразу обрадовался и, презрев протокол, растроганно обнял девушку, — по-отечески, сохраняя приличную дистанцию.
    — Катя, милая, где Иван? У него все в порядке? — горячо спросил Войко.
    Стрельцову это представление уже начинало надоедать. Молодой человек только хотел возмутиться, как увидел в зеркале свое отражение: на него смотрел седовласый интеллигентный мужчина лет шестидесяти. Парня словно обухом по голове треснули. Шатающейся походкой Ванька доплелся До кресла и обессиленно плюхнулся на мягкое сиденье. Гринчанин расслабился, закрыл глаза и удобно откинулся на широкую спинку, будто в ожидании озарения свыше, которое расставило бы все по своим местам и пролило свет на то, что с ним происходит. Вместо этого Стрельцов услышал прямо над ухом знакомый голос генерала:
    — С вами все в порядке? Вам плохо?
    — Мартышка к старости глазами ослабела, — отозвался Иван. — Никогда бы не подумал, что мой шеф — примитивный слепец. И это называется: разведчик со стажем, профессионал!
    Войко ошарашенно отпрянул от кресла и впился глазами в лицо пожилого незнакомца с таким напряжением, что даже лысина на затылке сморщилась и покрылась испариной. Наконец он выдавил:
    — Ваня, неужто — ты?
    — А кто ж еще будет тут околачиваться, кроме меня?
    — Ну ты даешь! — Босс неуверенным жестом хлопнул Стрельцова по плечу. — Признаюсь, я недооценивал тебя как оперативника. Чтобы наложить грим с таким мастерством, нужно быть специалистом экстра-класса. Мне знакомы многие разведчики, которые по роду своей деятельности постоянно меняют внешность. Но и им, наверное, еще бы пришлось у тебя кое-чему поучиться. — Шеф заметно повеселел, испытывая гордость за успехи подчиненного.
    — Боюсь, мой опыт им не пошел бы впрок, — разочаровал начальника Стрельцов.
    — Это почему же?
    — А потому, что никакого опыта и нет.
    — Что ты хочешь сказать? — удивился босс.
    — Вы видите перед собой только то, что есть на самом деле.
    — За несколько дней, пока мы не встречались, ты постарел? Так, что ли?
    — Не знаю. Об этом лучше спросить у Зловещей Тени. Я думаю, она здесь главный гример и косметолог.
    Озадаченный генерал уселся на диване перед Стрельцовым и растерянно спросил:
    — Ты уже вступил с ней в открытое единоборство?
    — В технополе все относительно — там же не будешь махать палицей. Похоже, мы крепко сцепились.
    — А как она?
    — Не знаю. Финальная сцена проскочила мимо моего сознания. Но сдается мне… это лишь прелюдия к настоящей схватке.
    — Почему ты так считаешь? Парень пожал плечами:
    — Предчувствие.
    В разговор эмоционально вступила Катерина:
    — Злая ведьма, вероятно, хочет сжить тебя со свету еще до большой битвы.
    — Может, это и есть большая битва, — неуверенно ответил Иван. — Кстати, Катя, ты в ее списке идешь под вторым номером.
    Генерал с девушкой недоуменно переглянулись.
    — Сегодняшний удар, в сущности, и был направлен против тебя, — пояснил невесте Стрельцов.
    Чтобы не подвергать близких ему людей пытке, основанной на зуде неудовлетворенного любопытства, Иван, опуская, впрочем, самые искрометные подробности, вкратце поведал о своих приключениях, начиная с побега из Галбеза и заключения договора с Виртуозом и кончая Катькиным летаргическим сном и стычкой со Зловещей Тенью в технополе. При этом молодой человек в каждом из эпизодов повествования обошел стороной кой-какие тайны. Ведь, по правде говоря, с начальством нельзя быть до конца откровенным, а будущей жене стоит поберечь нервы (хотя бы ради здорового потомства). Под конец увлекательной истории Стрельцов признался, что понятия не имеет, как очутился в этой квартире. Сильное желание оказаться в трудный момент рядом с невестой самым непостижимым образом материализовалось — к изумлению и радости присутствующих здесь людей, в том числе и самого героя (а про себя гринчанин подумал, что даже самые необъяснимые вещи имеют свое объяснение, и надо будет на досуге по возможности разобраться в механизме телепортации. Если получилось раз, то может получиться и другой… И, вероятно, было бы недурно сознательно овладеть тайной перемещения в пространстве). Внимательно выслушав динамичный рассказ Ивана, генерал Войко и Катерина получили удовольствие, подобное тому, которое охватывает человека после прочтения остросюжетного романа или просе смотра в кино лихо закрученного детектива.
    — Да, Ваня… ты, я вижу, время даром не терял, — удовлетворенно произнес шеф.
    — Благодарю. Ну, а теперь ваша очередь поведать о своих успехах, — откликнулся Стрельцов. Собираясь с мыслями, босс сгруппировал на лбу роскошный морщинистый узор, видимо, не зная, с чего начать…
    — Обвинение-то хоть с вас сняли? — подтолкнул молодой человек.
    — Да, конечно… И я сразу кинулся сюда… узнать, как у вас… — бодро подхватил генерал.
    — Прекрасно. — Лицо пожилого Ивана просветлело. — И что. Краб лично принес извинения?
    — В общем-то, можно сказать, что — да, — уклончиво ответил службист.
    — Как это «можно сказать»? Вы говорите конкретно, — возмутился гринчанин.
    — Он объяснил, что арест с самого начала был задуман с целью ввести в заблуждение притаившихся врагов. Дескать, игра разведок, «кошки-мышки» и все такое… Ну ты понимаешь.
    — Да я-то понимаю… Врет, как сивый мерин, — выругался беглый лейтенант БГБ.
    Бровь генерала изогнулась как знак вопроса. Иван пояснил:
    — Мне удалось покинуть типолет Галбеза лишь за минуту, как к нему на хвост сели снеговики. Окажись я тогда на борту, то, возможно, сейчас уже не беседовал бы с вами.
    На лице у генерала в этот момент читались противоречивые чувства, вернее, их борьба.
    — Не думаю, — продолжил Стрельцов, — что столь жесткие меры были вызваны какими-то тонкостями разведигр (тем более за городом, вдали от свидетелей). Боевой Патруль однозначно имел приказ на мою ликвидацию в случае неподчинения… и он его выполнил. То есть на тот момент меня действительно считали опаснейшим преступником.
    — На то он и Краб, чтоб пятиться, — вздохнул Войко.
    — Вы его защищаете?
    — Нет. Но и не обвиняю. Руководителю такого ранга зачастую приходится жертвовать своим личным мнением ради перестраховки.
    — Ясное дело, — съязвил гринчанин. — Вот так вот шлепнут ненароком во имя высокой абстрактной идеи, прикрываясь интересами Лиги. И поминай как звали…
    Генерал с виноватым видом почесал лысину.
    — К слову сказать, Ваня, я был знаком со Смитом задолго до того, как он занял пост директора БГБ. Конечно, мы не состояли в дружеских отношениях, но в товарищеских…
    — Поздравляю, — вставил Стрельцов.
    — И я уверен, что лично Гарри как человек с самого начала не сомневался в моей и соответственно твоей невиновности. Но как шеф Галбеза был просто обязан принять предупредительные меры до окончания расследования.
    — Но тем не менее через детектор лжи вас все-таки прогнал? — подцепил начальника Иван.
    — А ты откуда знаешь?
    — Догадлив от рождения.
    — Действительно прогнали. Но если бы Краб по-настоящему верил в обвинение, то меня бы накачали наркотической сывороткой правды, как волейбольный мяч воздухом. — Какая, в сущности, разница? — возразил молодой человек.
    — Ну ты, Ваня, даешь, — развел руками генерал. — Разница — огромная. При испытании на детекторе лжи отвечаешь на определенные вопросы — и все. А когда человека накачают сывороткой, он плетет все подряд, все, что знает, выворачивая, как карманы, большие тайны и маленькие секретики из закоулков сознания и даже подсознания — и служебные, и личные. Так что детектор лжи в моем случае — щадящая разумная подстраховка. Они просто убедились, что я говорю правду.
    — А я слышал: детектор можно обмануть — при определенной подготовленности испытуемого.
    — Но не тот, который установлен в Комитете внутреннего контроля БГБ, — усмехнулся Войко. — Это исключено. Аппаратура изощреннейшая.
    — Понятно. Ну, а что этот ваш хваленый комитет? Они проводили расследование? — поинтересовался Стрельцов.
    — Конечно. Иначе бы я сейчас тут не сидел, — подтвердил генерал. — Как только Краб получил те данные, которые удалось тебе накопать, он дал полный ход делу. Твои сведения оказались лишь кончиком нити от огромного клубка… Специалисты КВК раскрыли и обезвредили нешуточную разветвленную сеть заговора в среднем и высшем звеньях Галбеза — особенно в Управлении контрразведки. Дело в том, что у них и раньше имелся кой-какой компромат на некоторых высокопоставленных офицеров этого управления, но в КВК боялись выходить на Краба, имея на тот момент малую доказательную базу. В такой ситуации директор БГБ мог воспринять компромат как внутриклановую борьбу за посты в системе Галбеза и сделать выводы, обратные предполагаемым. Непосредственная же санкция первого руководителя полностью развязала парням руки. А «рыть землю» они умеют, что ни говори. — Генерал Войко широко улыбнулся. — Зато теперь, Ваня, со стороны директора Бюро Галактической Безопасности нам обеспечен полный карт-бланш — стопроцентное доверие и поддержка.
    — Я польщен, — не удержался Стрельцов. — Если бы снеговики меня тогда за городом прикончили, то сегодня на могиле под звуки оркестра водрузили бы памятный знак о том, что здесь лежит герой, отдавший жизнь за безопасность человечества. И это выглядело бы, наверное, весьма трогательно.
    — Нет, серьезно, Ваня. При встрече Гарри дал мне понять гораздо больше, чем сказал на словах. Ты бы видел, какой благодарностью светились его глаза и сколько уважения он вложил в рукопожатие.
    — Шеф, вы, как и любой службист, просто патологически заражены чинопочитанием, — рассмеялся гринчанин. — Вашему самолюбию льстит сам факт того рукопожатия. Ну как же! Поручкаться с Крабом дано-то не каждому, а?
    Войко тоже рассмеялся:
    — Нет-нет, Ваня. Здесь другое. Я же говорю, что знал Гарри еще до того, как он возглавил ве-г домство. Я, конечно, никогда не позволю себе выходить за рамки субординации, как, впрочем, и он. Но тем не менее какая-то тайная связь, исходящая от нашей молодости, между нами ощущается. В конце концов, Смит ведь тоже человек, а не краб, каким его представляет большинствосотрудников Галбеза. Это просто образ. Причем довольно удачный, который помогает в работе… — Наверное, так, — все же продолжал посмеиваться Иван. — Наверное. Ну, ладно. — Стрельцов перешел на более серьезный лад: — А в Управление системной безопасности вы заходили?
    — Заскочил буквально на минутку перед тем, как направиться сюда.
    — Ну и что там?
    — Полный переполох. Признаться, Ваня, ты их там несколько развратил.
    — Это чем же?
    — Своей бурной деятельностью, — доброжелательно улыбнулся Войко.
    — Я просто выполнял свои обязанности.
    — Феноменально выполнял, — уточнил генерал. — И специалисты УСБ расслабились, прячась за твоей широкой спиной.
    — Это уже их проблемы.
    — Действительно. Ты знаешь, Ваня, хакеры атакуют, будто с цепи сорвались.
    — Ну, правильно. У них же тоже есть семьи, которые надо кормить. Пусть порезвятся ребята.
    Высокопоставленный офицер БГБ удивленно выпрямился:
    — А мы в управлении подумали, что ты снова запустишь какую-нибудь антихакерскую программу…
    — Нельзя же быть таким бессердечным по отношению к домочадцам взломщиков, — повторил свою мысль Стрельцов.
    — Но… — начал генерал.
    — Пока я не закончу свои «дебаты» со Зловещей Тенью, я и пальцем не пошевелю в отношении сетей.
    — Послушай, Ваня…
    — Там сидит целое Управление системной безопасности, укомплектованное огромным штатом. Все спецы получают приличную зарплату. Так пусть ее и отрабатывают.
    — А если…
    — Повторяю, пока я не разберусь с Тенью, мне не до этих вопросов… Вы же сами видите, во что я превратился. — Гринчанин раздраженно провел руками по своему телу — от плеч к бедрам.
    Войко спохватился и подумал, что уже на самом деле привык к новому образу подчиненного — пожилому мужчине. А ведь он — молодой парнишка. Надо с этим срочно что-то решать.

Глава 28

    По приказу генерала Войко Ивану было выдано направление на обследование в судебно-медицинский центр Галбеза на предмет установления физиологического возраста пациента. Причем для достижения максимально достоверного и непредвзятого заключения был использован принцип анонимности. Никаких анкетных данных на Стрельцова врачам не сообщили — ни имени, ни места работы, ни паспортного возраста. Он проходил обследование под цифровым кодом: субъект номер 15.
    Целую неделю Иван сдавал различные анализы, получал необходимые процедуры, выполнял физические и умственные тесты. Ему пришлось даже спать, облепленному датчиками, словно мед мухами. Субъекта номер 15 погружали в физиологические растворы и укладывали в барокамеру. Врачи изучали реакцию организма на всевозможные раздражители: тепло, холод, уколы, шум, химические препараты и прочее. У него снимали кардиограммы и замеряли давление. Специалисты сравнивали интенсивность пульса, измеренного в различных точках тела. Даже на сексуальную возбудимость пациента проверили весьма тщательно. Дотошные медики скрупулезно изучали радужную оболочку глаз и кожные покровы на ушах и ладонях, простукивали коленки и пятки; просвечивали испытуемого рентгеном и проверяли ультразвуком; замеряли температуру и прочее, и прочее…
    Наконец заключение высококвалифицированной врачебной комиссии легло на стол генерала Войко. В нем указывалось, что система кровоснабжения, а также внутренние органы, ткани и железы субъекта номер 15 принадлежат человеку с возрастом от шестидесяти до шестидесяти пяти лет… Единственное, что выпадало из этого ряда, — тесты на сообразительность и умственные способности. По результатам исследований можно было сделать вывод, что пациент находится на интеллектуальном подъеме, соответствующем возрасту приблизительно двадцати двух — двадцати пяти лет, и обладает незаурядной живостью ума. На словах председатель комиссии рассказал опытному службисту о неподдельном удивлении всех до единого врачей как испытуемый, дожив до таких лет, сумел сохранить ясность мышления, присущую молодому возрасту. Доктор даже пошутил по этому поводу, мол, хоть стихи пиши.
    Короче, если не считать сохранившегося соображения и воображения, то остальные результаты обследования совершенно не обрадовали ни Бойко, ни Стрельцова, ни Катерину. Еще одна такая стычка с Тенью, и наш галактический боец может отойти в миры иные. И тогда прощай системная безопасность технополя и стоп информационные Технологии БГБ.
    Иван понурил голову и уныло уставился на медицинский документ, как баран на новые ворота. Непроходимый тупик. Даже живость ума, удачно подмеченная врачами, почему-то временно рассеялась…
    Но молодость все-таки берет свое. Стрельцова наконец посетила одна неординарная мысль. Парень сразу оживился и одним махом сбросил с себя хандру, словно тулуп с плеч. От обреченности не осталось и следа. Гринчанин игриво подмигнул невесте и шлепнул ладонью по столу.
    — Все это — туфта, — бодро произнес Ванька. — Есть тут на Октаве у меня один очень хороший диагностик.. Познакомился по случаю…
    Войко, привыкший верить в квалификацию галбезовских докторов, недоверчиво спросил:
    — Он что, опытный врач?
    — Нет, он — абор.
    — Ничего не понимаю, — признался генерал.
    — Аборы видят ауру и по свечению, окружающему голову человека, могут определить его состояние. Зверушки очень проницательны, и, мне кажется, их исследовательские способности чрезвычайно велики.
    — Ты так полагаешь? — усомнилась Катерина.
    — Еще бы. Ведь простые с виду пни почти наполовину набиты мозгами. Представляете, какое количество нейронов?
    — Конечно, — съязвил Войко. — Им бы еще штекер в задницу — и вот тебе готовый компьютер. Фраза сразила Стрельцова наповал, и он по-настоящему развеселился, как, впрочем, и собеседники. Юмор восстанавливает силы почище, чем лекарства и снадобья. От хорошей шутки и мертвый в гробу улыбнется.
    — А что? — поддержал шефа гринчанин. — Это идея! Надо запатентовать.
    — Но-но! Все права защищены…
    Генерал не очень-то верил в затею с аборами, однако искренне сочувствовал Ваньке, который уже успел стать для него любимцем (как и для УСБ в целом).
    — От меня какая-нибудь помощь требуется? — спросил Войко.
    — Да, — немного подумав, ответил подчиненный. — Мне нужен катер БГБ со всеми бумагами, опознавательными знаками, маячками и пропусками, чтоб и полиция, и местные экологи, и егеря — без претензий.
    — Комар носа не подточит, — заверил генерал. — Охрану выделить?
    — Не надо. — Стрельцов махнул рукой. — Только внимание привлекать. В таком виде меня все равно никто не узнает.
    — Да. Действительно. А ехать далеко?
    — В то место, где состоялась первая встреча с субмариной Гольфа.
    — Порядочно. Может, лучше на типолете? — предложил службист.
    — Нет, спасибо. У знакомого жена — беременная. Хотя, может, уже и родила. Да, скорее, родила.
    — У какого знакомого? — не понял шеф.
    — У абора. У них там брачный сезон.
    — А-а… Ну и что?
    — Неохота сверху пугать детишек. По воде — естественней. Да и воздух речной — целебный. Глядишь, пока доеду — помолодею.
    — Ладно, поступай, как знаешь. Катя с тобой?
    — Конечно.
    — Хорошо. Только не теряйтесь. Хотя бы пару раз в день выходи на связь. Ведь для тебя это не проблема, — попросил босс. — А то я буду переживать.
    — Так точно. Два раза в день: 9.00 и 16.00, — отчеканил Стрельцов.
    Генерал, как профессиональный разведчик, остался доволен, что время связи Иван назначил с точностью до минуты.
    — Договорились. Можете ехать на набережную. Катер будет ждать напротив речного вокзала. — Шеф немного задумался и добавил: — В случае непредвиденных обстоятельств немедленно вызывайте типолет. Я предупрежу дежурного офицера.
    — Спасибо, — отозвался Чтец. — До скорого…
    — Удачи!

Глава 29

    Наверное, Войко специально распорядился подогнать для Ивана с Катериной катер, оборудованный автоматической системой управления. Поэтому Стрельцову не пришлось неотрывно торчать за штурвалом, уворачиваясь от многочисленных судов и лодок, заполнивших фарватер столичной реки. Чтец мысленно руководил движением прямо с носовой палубы, где они уютно устроились с Катей на мягких раскладных шезлонгах. Иван не пытался выжать из катера всю скорость, на которую тот был способен. Молодые гринчане с удовольствием любовались проплывающими за бортом городскими набережными и старинными архитектурными ансамблями, известными на всю галактику. Чувство прекрасного, по большому счету, доступно человеку лишь во время отдыха. Когда некуда спешить, душа раскрывается для поэтического созерцания мира.
    Постепенно за кормой остался центр города, а затем и пригород. Теперь путешественников с обеих сторон окружали величественные пейзажи первозданной природы. Стрельцов снизил скорость до самой малой, чтоб не распугивать стайки птиц, беззаботно перелетающих с дерева на дерево, и животных, пришедших к реке на водопой. Влюбленные опять почувствовали себя туристами в экологическом заповеднике. Встречные суда попадались все реже и реже (местные власти на такое расстояние от города пропускают далеко не каждого). Неожиданно Катя обратилась к жениху:
    — Ваня, ты рассказывал, со слов Старолюба, что инфополe состоит из информации и любви.
    — И что?
    — До меня как-то не доходит. Информация — это нечто конкретное, осязаемое, а любовь — эфемерное и неуловимое. Что между ними общего?
    — Здесь надо подойти абстрактно, — пояснил Стрельцов. — Атом, к примеру, состоит из разных вещей: положительно заряженного ядра и отрицательных электронов, а в целом конструкция получается нейтральной. Так и тут: эфемерное проникает в конкретное, и получается обтекаемое и вездесущее, то есть нейтральное. Дошло?
    — Как тебе сказать. Ну хорошо. А что из них первично?
    — Ответить на этот вопрос так же сложно, как и выяснить, что главней: левая рука или правая… Мне кажется, информация и есть способ существования любви…
    — Ой, для меня, Ваня, это все уж больно сложно… И как ты только там ориентируешься, в своем технополе? — Катерина пододвинула свой шезлонг поближе к жениху и спросила заговорщическим тоном: — Вань, а что за мужик подходил ко мне в «Инфодроме»? И как он меня узнал?
    Стрельцов помолчал, будто прикидывая, стоит ли отвечать на этот вопрос или нет.
    — Ну, Вань, — подтолкнула девушка. — Ты же сам говорил, что во время побега из Галбеза с бэгэбэшниками контактов не поддерживал. Но и людей Виртуоза ты бы не стал на меня выводить. Ведь так?
    — Так.
    — Откуда ж он взялся? Раньше я этого дядьку не видела. Забавный такой.
    — Ты находишь?
    — Ну да. Юморной старичок.
    — Опять старичок, — вздохнул Чтец.
    — Почему опять?
    — А сейчас перед тобой кто?
    — Извини. Я не хотела тебя обидеть. Ты-то — не старичок. Мы же знаем. А твой связной — незнакомый мужчина. Это же — разные вещи.
    — Ты думаешь?
    — Ваня, кончай придуриваться. Я же серьезно спрашиваю.
    — А я серьезно отвечаю, — улыбнулся пожилой Стрельцов.
    Катерина обиженно надулась. — Вот как с тобой разговаривать?
    Гринчанин ласково взял в руку ладонь невесты и прижал ее к своему сердцу.
    — Кать, истинно говорю: там, в «Инфодроме», с тобой беседовал я собственной персоной, но в образе милого дядьки.
    Зная страсть жениха к различным подвохам и розыгрышам, девушка переспросила:
    — Кроме шуток?
    — Сто процентов.
    За время длительного знакомства — с самого детства — подруга научилась по глазам Ивана определять с большой долей вероятности, лжет он или нет. Сейчас ответ походил на правду.
    — Ничего себе! — вырвалось у пораженной гринчанки. — Как тебе удалось?
    — Это очень сложно объяснить… — замялся Стрельцов.
    — Ты хоть попробуй. Я же вроде не тупая.
    — Заостренная, — пошутил Иван.
    — Вся в тебя. Два сапога — пара, — срезала Катька.
    — Вот ты, когда нажимаешь кнопочку на пульте дистанционного управления и телевизор включается, — можешь рассказать, что происходит?
    — Если внимательно почитать учебник физики, то, вероятно, смогу, — не сдавалась девушка.
    — Для Киберчтецов учебника, к сожалению, пока не выпустили, — улыбнулся жених. — Единственный мой учитель в той реальности — Старолюб.
    — И он подсказал, как это делается?
    — Косвенно… Я не знаю, пользовались ли сами инфохомосы этим приемом. Скорее всего — да. Фантом только навел меня на очень интересную мысль, даже несколько мыслей…
    — Какой ты плодовитый, — игриво перебила невеста.
    — Кать, если тебе неинтересно, тогда зачем спрашиваешь?
    — Ничего себе «неинтересно»! Ты что, издеваешься? Пока все не узнаю —я от тебя не отстану. А то опять ускользнешь.
    — Хорошо, — покорился гринчанин.
    — Кстати, Ваня, ты об инфохомосах-то мне ничего не рассказал, а обещал…
    — Не все сразу.
    — Можно и постепенно, — согласилась Катя.
    — Так вот. Еще до того, как тебя выкрали головорезы из «РиГл корпорейшн», я разговаривал со Старолюбом.
    — Постой, постой…
    — Кать, ну ты прямо рта не даешь открыть…
    — Подожди, подожди, — невеста деловито подбоченилась и решительно заглянула Ивану прямо в глаза. — Значит, там, на металлургическом комбинате, когда меня заталкивали в лимузин, это ты, а не Гольф, выкручивал мне руки?
    — Естественно. — Лицо жениха просияло довольной улыбкой. — Зато как правдоподобно выглядело — для твоей же пользы.
    — Прекрасно. — Девушка округлила глаза. — Ваня, у тебя совести — ни на грамм.
    — Что, было ужасно больно?
    — Да я не о том.
    Стрельцов терпеливо выжидал.
    — Прошло столько времени, — возмутилась Кать-кау — а ты до сих пор ничего мне не рассказал. Вань, ты изверг. Я-то, как дурочка, все думаю, откуда тогда взялся этот противный старикашка, ведь я сама тюкнула ему ломиком по башке. А потом… на тебе. Так и заикой можно оставить. Я еще удивлялась: старичок — дряхлый, а хватка — железная, и не вырвешься.
    Парень задержал в легких воздух, чтобы не рассмеяться. Но все-таки не выдержал и затрясся от смеха.
    — Прости, Катя. Я не хотел распространяться. Знаешь, по секрету — всему свету, и пол-Галбеза — в курсе.
    — Что ж, ты думаешь, я пойду всем болтать?
    — Ну не всем, а Войко, к примеру.
    — Ты ему не говорил?
    — Нет.
    — А почему? — удивилась девушка.
    — Он же — службист. Оформит рапорт, доложит по инстанции. Вот тебе и пол-Галбеза… От начальства всегда надо иметь тайное орудие. Посуди сама, если б руководство знало, то в период опалы меня точно бы арестовали. Как только я понял в штаб-квартире, что унтеры БП пришли за мной, так юркнул в чужой кабинет, хозяина выдворил, а сам принял облик знакомого офицера. Затем быстро отворил окно на улицу в смежном помещении и едва успел сбросить китель со змейками и сесть за стол, чтобы спрятать лампасы на брюках. Заскочившим преследователям сказал, что Стрельцов пошел в соседнюю комнату. Они увидели распахнутое окно и «клюнули». Дунули оттуда, как ошпаренные, — побежали меня ловить. Через минуту я выглянул сквозь жалюзи вниз: так там человек двадцать изучали фасад. Все не могли понять, как я улизнул. А я спокойненько взял китель и пошел в лифт…
    — Ваня, я так тебя люблю. — Девушка прижалась к жениху, одобряя тем самым все его действия.
    — А лимузин от металлургического комбината ты сам вел?
    — Да. Шофера выгнал. Он так удивился: с чего это шеф решил полихачить, но возражать не посмел.
    — Когда я нашла тебя за рулем, ты странно охватил голову, будто она раскалывалась…
    — Так и было.
    — В технополе что-то произошло?
    — Не из того копытца попил водицы, — усмехнулся Стрельцов.
    — Переведи на нормальный язык.
    — Хлебнул дрянной информации.
    — У Киберчтецов так принято — излагать мысли при помощи метафор?
    — Если судить по Старолюбу, Чтецу со стажем, — ты права. Он и меня уже заразил своей сказ-команией. — Гринчанин развел руками. — Когда я остановил машину на пустынной квадростоянке, то сразу «отрубился» — у аналоговой личности возникли проблемы в ноосфере.
    — В технополе? — уточнила девушка.
    — Нет, в ноосфере.
    — Ты и туда забрался? — поразилась невеста.
    — Погоди, Катя, не перебивай.
    — Ого-го! — восхищенная гринчанка никак не могла угомониться.
    — К счастью, мне на помощь пришел фантом. Он так и сказал: «Ваня, разве мама не читала тебе в детстве сказку о сестрице Аленушке и братце Иванушке?» Я говорю: «Читала». Старолюб пожурил меня немного, будто сына: «Что мне с тобой делать? Ты же помнишь, как сестра предупредила мальчишку: мол, не пей из копытца — козленком станешь?»
    — А ты попил? — угадала Катерина.
    — Можно сказать, что — да.
    — Ну и?
    — В какой-то степени окозлел, вернее, огольфел: вместе с образом мафиози хлебнул и его злости, а в ноосфере — это яд. Тем более с непривычки… — вздохнул Стрельцов. — Старолюб подоспел вовремя — он подобрал моего кибердвойника и вынес в технополе.
    — Так ты воочию видел старика? — заинтересовалась собеседница.
    — Видел… но лишь мгновение.
    — Как это? — не поняла невеста.
    — Возникнув рядом, его лицо тут же, чтобы не опалить меня своим образом, превратилось в белую лилию — символ невинности и чистоты.
    — Чтобы не опалить? — обескураженно прошептала гринчанка.
    — Да. Простому смертному запрещено лицезреть свободно парящую душу…
    — Почему?
    — Там, — Стрельцов указал пальцем в небо, — это такая же аксиома, как, скажем… ну, скажем, что вода течет вниз, а не вверх…
    Девушка хотела что-то спросить, но жених со смехом перебил:
    — Да ты не робей, Кать, когда помрем, наверняка узнаем все их тайны. Разберемся, так сказать, по месту…
    — Ваня, у тебя Шуточки, как обычно, на уровне…
    — Так я же стараюсь. Чего не сделаешь ради любимой!
    — А за то мгновение, что случайно выдалось, ты успел рассмотреть Старолюба?
    — Его облик сам скользнул мне в сердце и там полностью сохранился.
    — Как на фотоснимке?
    — Скорее как волнительный образ или пейзаж в Душе восхищенного художника.
    — Ну и как он выглядел?
    — Горделивый славянский старец, исполненный достоинства. Седовласое лицо хоть и прорезано морщинами, но излучает молодость. Про таких обычно говорят: «Одухотворенная личность».
    — Так, получается, ты нарушил их запрет? — Невеста повела глазами наверх.
    — Я же не специально… ненароком…
    — Ну ладно. — Девушка возвратила разговор к Гольфу. — Мне непонятно, как можно «хлебнуть чужой образ».
    — С чего начали, к тому и вернулись, — терпеливо объяснил Иван. — Как ты помнишь, фантом навел меня на очень интересную мысль, даже несколько мыслей…
    На этот раз Катерина промолчала, поглощенная рассказом жениха.
    — Во-первых, старик признался, что инфохомосы, постоянно тренируясь или, лучше сказать, совершенствуясь как Киберчтецы, научились проникать в ноосферу. — Стрельцов очертил руками воображаемый круг над головой. — Тогда я и подумал: «Раз у них получалось, почему бы мне не дерзнуть?» А во-вторых, со слов фантома я узнал, что в ноосфере хранятся энергетические матрицы всех существ, населяющих планету, на которых отражаются их биологические и личностные особенности.
    — Фантастика, — вставила благодарная слушательница.
    — К сожалению, до твоего похищения бандитами посвятить тренировкам много времени не удалось. Но «тропку» в ноосферу я все-таки пробил, вернее, к ее окраинам. Путешествие по ноосфере в полном смысле для живого смертного невозможно. — Гринчанин по-суперменски подмигнул невесте. — Правда, непосредственно с матрицами столкнуться не пришлось до той поры, пока под руку не подвернулся Гольф.
    — Когда же ты успел скопировать президента «РиГл»? — удивление не покидало Катьку в течение всего разговора. — Ведь мафиози отсекли зубодробильный подвал от технополя.
    — «Отсекли» — слишком резко сказано, — возразил Стрельцов. — Технополе невозможно отсечь — по самой природе вещей. Другое дело — они создали такие помехи, что мой кибердвойник «поджал хвост», как испуганный пес на боевом полигоне. Кстати, служебных собак с успехом «натаскивают» для работы в условиях взрывов и выстрелов — до такой степени, что они не обращают внимания на оружейные залпы. В принципе, кибер-аналога тоже можно натренировать для работы в режиме помех. Было бы время. Да и кто знал, что в этом появится необходимость?
    — Как я поняла, в камере пыток с энергетической матрицей Гольфа ты не связывался?
    — Нет, конечно. Я подтянул ее «за уши», когда мы вошли в лифт, потому что не питал иллюзий насчет отсутствия охраны «РиГл» при выходе из здания.
    — Но ведь мы поднимались всего несколько секунд!
    — В технополе время течет по-иному — быстрее. В ноосфере еще быстрее… Или нет, вообще не течет. Там как во сне: за секунду можно пробежать полжизни.
    Девушка проглотила очередную порцию удивления.
    — В кабине лифта, — продолжал Стрельцов, — я передал сознание аналоговой личности. Она в свою очередь быстро проникла в ноосферу и разделилась на две части. Первая часть отыскала матрицу злобного Риччи, вторая — мою. Это трудно объяснить не Киберчтецу, но, образно говоря, половинки моего двойника поддерживали между собой постоянную связь на уровне — для понятности — зрительных образов. Часть аналоговой личности, удерживающая мою энергетическую схему, начала подгонять рисунок матрицы под образ Гольфа.
    — Как это — подгонять?
    — Ну, скажем, где-то растягивать, где-то сужать. Короче, добиваться видимого сходства биологических разделов схемы. Понимаешь?
    — Более-менее, — подтвердила Катюша. — А почему у тебя раскалывалась голова?
    — Позднее Старолюб объяснил, что копирование энергетической структуры людей не происходит бесследно для обеих матриц. Между ними происходит как бы обмен информацией. Нет, я, конечно, не превращусь в Гольфа, как и он в меня, но определенные черточки и характера и внешности остаются в нас и после копирования — на некоторое время, хотя при наличии благоприятных условий они могут закрепиться и надолго… — Иван сделал небольшую паузу, чтобы девушка лучше уяснила излагаемый материал. — Надо полагать, мафиозный босс в то время, несмотря на наркотический сон, находился не в лучшем расположении духа…
    — Особенно после того, как я треснула его по голове, — добавила гринчанка.
    — Вот именно. Иными словами, при передаче информации от меня к нему и обратно в стерильную среду ноосферы, видимо, попала инфекция злости. И Святой Дух тут же нейтрализовал моего кибердвойника, как загрязнителя небесной экологии.
    — А как же тогда вообще матрицы всех злодеев спокойненько хранятся в ноосфере? Почему они не засоряют Святой Дух? — заинтересовалась Катька.
    — Энергетические образы и живые люди — разные вещи. Нет сомнений, что если бы кто-то из них сунулся реально, как я, в ноосферу, то получил бы удар похлеще, чем твоим ломиком. Человеческие образы в той среде покоятся, как закрытые колбочки на широких полках гигантского хранилища. А я взял да и выпустил из опломбированного сосуда джинна, к тому же —злого.
    — У тебя все сказочки на уме, — рассмеялась девушка.
    — Если бы не сказочки, так бы ты до сих пор лежала бы в летаргическом сне, — улыбнулся Чтец.
    — Да ладно тебе, — невеста благодарно обняла Стрельцова. — Вань, а когда ты копировал весельчака в «Инфодроме», все произошло нормально?
    — Трудно, конечно, пересыпать муку из одного мешка в другой и не напылить. Но если от этого зависит твоя жизнь — вполне возможно, правда?
    — Давай по-простецки, без метафор!
    — Пожалуйста. Процесс «перекачки» информации между матрицами в принципе можно контролировать концентрацией внимания. На этот раз я постарался, чтоб ни одна «пылинка» не упала на «сверкающий паркет» ноосферы.
    — Получилось?
    — Я остался доволен… Да и мужичка удалось найти изначально не злобного.
    — А если бы ты с ним столкнулся прямо в баре?
    — Это еще что… я столкнулся с каким-то его знакомым, к тому же — кредитором.
    — Уже после встречи со мной?
    — Да. Как я понял, наш юморной типчик оказался полуспившимся художником, у которого давно нет совершенно никаких заказов. Он у всех подряд берет взаймы и с поразительной безответственностью спускает шальные деньги в дешевых забегаловках.
    — Ну ты попал, — развеселилась Катька.
    — Не говори. — Стрельцова самого забавляла комичность описываемой ситуации. — Представляешь, здоровенный мужичище хватает меня за руку и трясет: мол, когда долг отдашь Я — какой долг? Он давай припоминать обстоятельства и суммы…
    — Тебе пришлось бежать?
    — Нет. Я сделал вид, что споткнулся. А пока лежал на земле, прекратил удерживать матрицу весельчака — то есть превратился в самого себя. Здоровяк хватает меня за плечи и, как манекен, ставит на ноги.
    Девушка от души расхохоталась:
    — Представляю его реакцию…
    — Да… Мужичище чуть дар речи не потерял. Говорит так, заикаясь, мол, извините, простите… бес попутал.
    —А ты?
    — А я: «Ничего-ничего. Всякое бывает». Короче, хохма.
    — С твоими перевоплощениями действительно не соскучишься, — подтвердила невеста.
    — Примерно таким же образом (по окончании мракобесия в Галбезе) я планировал сбежать и от Виртуоза, — продолжил Иван. — Думал, позову его в камеру и скажу, чтоб убрал внешнее слежение (или сам бы отключил), — якобы у меня есть очень секретный разговор. А сам бы тюкнул старого хакера чем-нибудь по голове да и спрятал бы бедолагу под столом, а затем, приняв его образ, спокойненько попрощался бы на выходе с охраной.
    — Неплохая задумка. Почему же ты от нее отказался?
    — Когда Старолюб сообщил, что ты впала в летаргический сон, Виртуоза в офисе не было. А стражник по кличке Микропроцессор, охранявший меня, — настолько туп и непробиваем, что ни в жизнь не поверил бы даже собственным глазам, чей бы облик внутри закрытого помещения я не принял. Поэтому от побега пришлось временно воздержаться.
    — Ясно, — улыбнулась Катерина. — Хорошо то, что хорошо кончается. — Тут девушка повернулась и указала рукой на громоздкий катер, следующий встречным курсом. — Смотри, куда прет. Пьяный, что ли?
    Стрельцов включил сигнал отмашки по правому борту и при минимальной дистанции разминулся с шикарным речным турбоходом. На палубе незнакомого судна подвыпившая компания под ритмичную музыку, комично дергаясь, пыталась изобразить модный молодежный танец — хит сезона. Однако нелепые телодвижения выливались лишь в глупую пародию — максимум возможного для достигнутой стадии опьянения. Люди съезжаются на Октаву со всей галактики, чтобы хорошенько отдохнуть и подзарядиться положительными эмоциями. Но каждый понимает это по-своему…
    Поравнявшись с гринчанами, один из туристов выкрикнул:
    — Эй, папаша. Давай свою девчонку сюда! Она, бедная, с тобой там со скуки сдохнет.
    Танцоры дружно рассмеялись, выказав завидную жизнерадостность. А их капитан поддержал компанию парочкой зычных гудков. Катерина расстроенно отвернулась. Иван же, не принимая шуток «золотой молодежи» всерьез, приветливо помахал туристам рукой.
    — Не скучай, папаша, — раздалось в ответ. — Вспомни молодость!..
    Встречные суда давно разошлись, а невеста все не оборачивалась к милому спутнику.
    — Не переживай, дочка, — пошутил Стрельцов и по-отечески погладил голову гринчанке. — Все образуется.
    Но Катька на сей раз не была расположена к юмору. Когда жениху удалось наконец обратить на себя внимание, он заметил, как на глаза девушке навернулись крупные — с горошину — слезы.
    — Вань, а ты уверен, что этот абор нам действие тельно поможет? — жалобно пропищала Катюша.
    Казалось, вот-вот — и она разрыдается. Стрельцов продемонстрировал железобетонную непоколебимость (больше для невесты, чем для себя):
    — Однозначно! Я же говорю, эти зверушки запросто дадут фору всем нашим докторам, вместе взятым.
    Тем не менее лицо подруги не озарилось ожидаемой улыбкой. И чтобы отвлечь невесту от тягостных мыслей, Иван спросил:
    — Кать, ну хочешь, я расскажу тебе об инфохомосах?
    Девушка несколько оживилась. Врожденная любознательность, судя по всему, не давала покоя гринчанке. Нехитрой провокацией жених решил еще больше подогреть возникший у любимой интерес к дальнейшей беседе.
    — Ну как скажешь, — безразлично бросил молодой человек. — Если не хочешь — тогда в следующий раз.
    — Скажу: «Хочу», — перефразировала Катька. — Обрадовался. Давай рассказывай…
    — В некотором царстве, в некотором государстве, — мягким грудным голосом начал Стрельцов.
    Подруга выпрямилась и бросила на парня удивленно-недовольный взгляд, позабыв про слезы. Именно этого Чтец и добивался. Подняв перед собой ладони, словно удерживая невидимый поршень, Ванька начал шутливо оправдываться и каяться:
    — Понял, понял… Я исправлюсь. Девушка победоносно откинулась на шезлонг. Иван продолжил:
    — Это было давным-давно. На Грине тогда еще конь, как говорится, не валялся.
    — Посерьезней, молодой человек, посерьезней.
    — Понял. Могу наукообразно.
    — Ничего. Я потерплю.
    — Хорошо. — Увиливать далее не имело смысла, и Стрельцов приступил к изложению темы. — Кать, сразу оговорюсь: через пятьдесят лет после того, как инфохомосы сбежали с Грина, в Галбезе уничтожили большую часть архивов… Начинать проект заново никто не собирался, а дразнить столь лакомым кусочком внешние разведки планет Конгломерата было бы неразумно.
    Гринчанка приподняла голову, чтобы оценить по глазам жениха правдивость (либо лживость) данного утверждения. Зная о проницательности невесты, Иван услужливо подставил свое лицо на обозрение эксперта. Проведя экспресс-исследование, девушка безмолвно откинулась обратно. Чтец воспринял молчание как знак одобрения.
    — Я, конечно, мог бы (чисто теоретически) восстановить стертую информацию, но, Кать, ты только представь, какая это тягомотина — возиться с с массивами трехсотлетней давности. — Представила, — согласилась невеста. — Жуть. — Поэтому расскажу обо всем схематично. Я и сам глубже не копал. — Хорошо.
    — Итак… Группа ученых, которой впервые удалось добиться гипервозбуждения мозга, сама попросилась под крылышко Галбеза. Впрочем, это был, скорее, вынужденный шаг. Во-первых, у БГБ никогда не возникало проблем с финансированием своих лабораторий. А во-вторых, над мудрыми практиками вполне осязаемо завис меч правосудия.
    — Чем они провинились перед законом?
    — Испытуемые, на которых опробовали теорию гипервозбуждения, стали, по сути, подопытными крысами, принесенными в жертву мировой науке… Хотя большинство из них были добровольцами и их родные получили впоследствии солидные страховки, но тем не менее законодательство не позволяет испытывать на людях лекарственные средства, методы физиологического и психического воздействия и так далее…
    — И ученых вывели из-под удара Фемиды?
    — Это же Галбез… Неприятности с подопытными деликатно замяли.
    — А что с ними случилось? — спросила Катерина.
    — Большинство сошли с ума в первые же дни. Несколько человек умерли от нарушения кровообращения в мозге. Некоторые покончили самоубийством. Даже те, которые поначалу показывали поразительные результаты в обработке информации, через несколько дней неумолимо отправлялись за своими товарищами. Короче, пока к проекту не подключили галбезовских генетиков, эксперимент не пошел. Они пришли к выводу, что обыкновенного взрослого хомо сапиенс нельзя, грубо говоря, модифицировать в инфохомоса. Его нужно вырастить с пеленок. Человек, как считалось ранее, использует свои умственные способности, заложенные природой, на десять-пятнадцать процентов. В противовес этому утверждению прозревшие на несколько дней добровольцы доказали, что — всего лишь на одну миллионную процента! Представляешь?
    — Нич-чег-го себ-бе, — произнесла гринчанка с таким видом, будто ее только что ударили по голове.
    — Посчитай сама. Основным тормозом на пути обработки информации нашим мозгом является еe вербальный характер, то есть словесное выражение. Облачение сведений в форму предложений и цифровых конструкций «съедает» львиную долю умственного труда. При обычном способе усвоения данных человек способен «переварить» где-то до пятисот бит в секунду. А между тем в мозг природой заложена производительность четыре миллиарда бит в секунду…
    — Нич-чег-го себ-бе! — повторила девушка.
    — Представляешь? Разница в восемь миллионов раз! — поддержал Иван. — А Киберчтецы работают с информацией не в вербальной форме, а в виде инфомассивов в технополе, то есть полевых структур, и поэтому приближаются к предельным показателям возможной производительности. Вот и прикинь теперь КПД Чтеца!
    — Да-к получается, ты работаешь, как суперкомпьютер?
    — Я бы сказал, супер в квадрате, — улыбнулся Стрельцов, — а может, и в кубе.
    — От скромности ты, конечно, не скончаешься.
    — Господь с тобой. Кому нужна такая глупая смерть? — подмигнул в очередной раз жених и серьезным тоном продолжил мысль: — Следовательно, мозг от рождения готов к гипервозбуждению. Таким его создал бог. Но для перехода больших с полушарий в режим суперанализатора, выводящего с подопытного на уровень информационного гения, без корректировки ДНК на генном уровне обойтись практически невозможно. Другими словами, биоконструкторам поставили задачу: подтянуть периферию головного мозга и центральной нервной системы до нового уровня — как бы создать инфраструктуру для гипервозбуждения. Иначе получалось, как тебе объяснить… что в емкость размером со стакан пытались закачать цистерну жидкости. Естественно, стакан разлетался вдребезги, то есть добровольцы один за одним сходили с ума. Другого и быть не могло!
    — Ты хочешь сказать, что инфохомос сам в природе появиться не может?
    — Пока да, вернее, если где-то и есть такие уникумы, они науке неизвестны… Однако вполне возможно, что естественная эволюция как раз движется в этом направлении. Ученые просто ускорили тысячелетний процесс.
    — ДНК корректируется еще на стадии зародыша. Так? — уточнила Катерина.
    — Конечно. Если ребенок родился без обработки ДНК — это уже не инфохомос.
    — Но твой эмбрион никто же не обрабатывал?
    — Зато обрабатывали у моих далеких предков.
    — А свойство гипервозбуждения мозга передается по наследству?
    — Ты имеешь в виду, может ли далекий потомок загадочного племени стать Киберчтецом? — переспросил Иван.
    —Да.
    — А по мне что, не видно?
    — Снаружи — нет. Человек как человек.
    — Инфохомос и есть человек. Просто со своими особенностями, пусть даже вызванными искусственно. Лучше всего это подтвердили смешанные браки, давшие жизнеспособное деятельное потомство. Ведь в природе разные виды, например, кошку с собакой, не скрестить. Правильно?
    —Да.
    — Над естественными особенностями народностей мы почему-то не задумываемся. Вот скажи, почему пигмей — маленький и черный, а финн — большой и светлый?
    — Не знаю, — призналась невеста.
    — Вот видишь. Продолжим пример с кошкой и собакой. Представители разных пород одного и того же вида реагируют, скажем, на дрессировку по-своему.
    — Ну ты и сравнил. Это же — животные.
    — А человек что — механизм?
    — Нет.
    —Вот именно. Такое же биологическое существо, только более высокоразвитое.
    — Хорошо. Значит, дар Киберчтеца по наследству передается. Я правильно поняла?
    — Не совсем. То есть смотри: если оба родителя — инфохомосы, преемственность однозначная. Если только один из родителей — дар передается лишь по мужской линии. Стоит цепочке поколений прерваться хоть раз девочкой — прощай Киберчтец.
    — Поясни на примере. Я что-то ничего не поняла.
    — Не будем ходить далеко. Я — инфохомос, ты — нет. Родись у нас мальчик, он будет Чтецом a девочка — пиши пропало.
    — А когда несколько детей? Это не имеет значения?
    — Нисколько, — усмехнулся Иван. — Только поворачивайся…
    — А у наших детей как? — пристала Катерина.
    — Ну так же. Если сын родит сына — получи 2 инфохомоса. А сын сына еще сына — то опять. И так далее. Знаешь, как в Библии: Авраам родил Исаака, Исаак родил Иакова; Иаков родил Иуду и братьев его…
    — Понятно, — остановила его девушка. — Ты сначала говорил, когда оба родителя — Киберчтецы, то и наследство однозначно… Но ведь получается, что женщине дар не передается. Откуда тогда оба? — пыталась разобраться Катерина.
    — Среди первых поколений-то были женщины. И инфохомосы создавали семьи внутри своей колонии. Вот в такой семье даже девочка рождалась инфохомосом. А я произошел от смешанного брака. Ведь Грин оказался очень благоприятной планетой, и колония быстро разрасталась за счет приезжих. Так что вскоре все перемешалось: и инфохомосы, и неинфохомосы…
    — А кто же тогда сбежал на другую планету, если все перемешалось?
    — Скрылись преимущественно «чистокровные» Киберчтецы.
    — То есть семьи, где и папа, и мама обладали гипервозбужденным мозгом, так?
    —Да.
    — А зачем они сбежали?
    — С одной стороны, созрело обоснованное подозрение, что власть имущие, испытывающие втайне страх перед неограниченными возможностями Чтецов, рано или поздно уничтожат колонию физически. Долго ли подстроить какую-нибудь катастрофу местного масштаба? А с другой стороны, у инфохомосов, создавших свою Церковь Старолюбов, появились морально-этические причины, диктуемые религиозными соображениями. Но это, я думаю, можно в рассказе опустить. Хорошо?
    — Хорошо. А как создавали колонию и как она развивалась? В официальных документах об освоении Грина нигде не упоминается о каких-то там инфохомосах. Большинство населения вообще думает, что это сказочки.
    — Правильно, ведь проект был суперсекретным. И гриф секретности до сих пор не сняли. В Галбезе об этой программе знают только несколько человек, которые в своих долгосрочных внешнеполитических прогнозах должны (пусть с самой малой вероятностью) учитывать возможность появления на свет где бы то ни было исчезнувшей популяции инфохомосов. Если бы в свое время колонию просто уничтожили (а вопрос, по сути, был решенным), то, я думаю, документы бы вообще давно ликвидировали, чтобы, так сказать, закрыть данную тему.
    Катерина надолго задумалась, пытаясь представить в воображении трудную судьбу целого племени людей, вынужденного бежать с собственной планеты… затем обратилась к Ивану:
    — Поскольку об истинной истории освоения планеты правду, по твоему утверждению, нигде не узнаешь, то мне хотелось бы, как коренной грин-с чанке, хоть немного приподнять завесу над теми далекими событиями.
    — Кать, да я сам-то многого не расскажу.
    — Ну хоть чуть-чуть. Все равно сидим. Пока катер плывет, что нам еще делать?
    — Как что? — Стрельцов похлопал себя по жи воту. — Надо перекусить. Кто ж рассказывает бай ки на голодный желудок? Это же чистое мучение.
    — Ваня, дорогой…
    — Катя, и не спорь. Пока не поем — никаких продолжений. Как в сказках, знаешь? Ты сначала и баньку истопи, накорми и спать уложи, а потом уж расспрашивай. А у тебя все наоборот получается.
    — Ладно, — согласилась девушка. — Накормить — накормлю, а о баньке с кроватью и не мечтай.
    Иван недовольно почесал затылок:
    — Экая ты — несговорчивая!
    — Седина в бороду — бес в ребро, — ехидно подколола его Катька. — Стыдно, батенька, в вашем-то возрасте… — Подруга укоризненно покачала головой.
    — Да уж. — Чтец с показным разочарованием потянулся на шезлонге. — В нашем возрасте одно удовольствие — теплая ванна с хорошей сигарой в зубах да эротический календарь на стене…
    — Я думаю, к джентльменскому набору можно еще приплюсовать и рюмочку коньяку, — съязвила девушка. — Сейчас посмотрим, что у них там на камбузе… Чай, катер-то — командирский.
    — Прекрасная идея, — согласился Стрельцов. Иван передал управление судном автопилоту, и гринчане направились в каюту.
    Вместительный холодильник полностью оправдал надежды пассажиров. Он был набит под завязку самыми разнообразными продуктами. Заботливые интенданты, к счастью, не позабыли и о свежих фруктах.
    — В таких условиях можно служить безопасности Лиги, — улыбаясь, прокомментировал Чтец, рассмотрев этикетки бутылок.
    Катька быстро собрала на стол. Обед получился шикарным. Ванька то и дело по-старчески кряхтел и причмокивал от наслаждения. Спасибо Зловещей Тени — хоть зубы оставила на месте.
    Наевшись до отвала, Стрельцов, как сытый кот, растянулся на мягком диване, пока Катерина приводила в порядок внутренний интерьер. Но перегруженному пищей организму не хватало воздуха и Иван вернулся на палубу, где заботливо погрузил тело в удобный шезлонг. Сам себе Ванька в этот момент напоминал рептилию, которой для полного усвоения пищи необходима солнечная энергия. Пристроившись на теплом камешке, древнее животное может один удачный обед переваривать в течение нескольких недель, а то и месяцев. Может быть, для него в этом и состоит радость общения с природой.
    Но… счастливую идиллию нарушила Катерина. Покончив с уборкой посуды, невеста заново приступила к расспросам.
    — Кать, ты совесть-то имей, — возмутился Чтец. — Разве родители тебя не учили, что нельзя досаждать пожилым людям после еды, поскольку у них замедленное пищеварение?
    Девушка открыла рот для возражений, но Стрельцов беспардонно перебил:
    — Посмотри сюда. — Парень указал пальцем на свой округлившийся животик. — Вопросы есть?
    — Есть. Вань, а почему для колонии инфохомосов выбрали именно Грин?
    Стрельцов изобразил гримасу мученика. Катюша подвинулась поближе к жениху и ласково погладила гринчанина поверх рубашки в области желудка — по «трудовому мозолю».
    — Ваня, не упрямься. Ну же… Девушка просила таким вкрадчивым и ангель— ским голоском, что отказать ей было просто невозможно… Разомлевший гурман сдался:
    — Известно почему. Биоконструкторы хотели проверить работоспособность Киберчтецов в условиях, близких к земным. Ведь основные правительственные учреждения тогда находились на Земле (как, впрочем, и сейчас). Планировалось, что впоследствии, в случае успешного окончания проекта, инфохомосам предстояло бы трудиться в многочисленных бюрократических структурах, удовлетворяя информационные запросы чиновников.
    — А я и не знала, что на Грине условия жизни так уж приближены к земным, — простодушно призналась девушка.
    — Ну ты даешь! Современные астрономы имеют в своем распоряжении уникальные средства наблюдения за космическими объектами. В поле зрения ученых в разных галактиках находятся тысячи планет. Но из них лишь десяток-другой более-менее похож на колыбель человечества.
    — Однако выбрали все-таки Грин.
    — Потому что на тех двадцати (или около того) планетах, о которых я говорил, к началу проекта уже шло интенсивное заселение. А инфохомосов хотели поместить во вновь осваиваемый мир — подальше от многочисленных городов. Ведь никто не мог поручиться головой, как поведет себя таинственное племя. А на Грине, как я и говорил, если что, всегда можно было просто уничтожить колонию, не особенно взбудоражив при этом общественное мнение.
    — Понятно. Так чем конкретно наша планета схожа с Землей? — не отставала Катерина.
    — Да много чем… По излучению всепроникаю-щих частиц, исходящему из ядра планеты, определили ее возраст — около 8х109 земных лет, т.е. Грин немного старше Земли, но по космическим меркам они — ровесники.
    Наша планета — это подтвердили результаты астрофизических измерений — лишь чуть больше правительственной. Поэтому изменение гравитационных сил по сравнению с земными — незначительное, оно не опасно для здоровья человека.
    Грин обращается вокруг звезды где-то за 375 суток (земных), а местные сутки (один оборот вокруг оси вращения) составляют 25 стандарт-часов Лиги. Это тоже вполне приемлемо для человека.
    Большая полуось эллипсовидной орбиты нашей планеты, т.е. среднее расстояние от планеты до звезд, несколько превышает расстояние от Земли до Солнца, но наша звезда помощней их, поэтому количество поглощаемой энергии также вполне сравнимо.
    Впитывая цифры, величины и термины, которые приводил Иван, Катька обескураженно вытаращила глаза. Стрельцов невозмутимо продолжал:
    — Подобно Земле, Грин имеет магнитное поле (величиной около одного эрстеда). Магнитосфера защищает поверхность небесного тела от гибельного для всего живого излучения звезды, отклоняя поток заряженных частиц. Угол наклона магнитной оси Грина к плоскости ее орбиты — около 68 градусов. При этом магнитная ось и ось вращения «с нашей планеты приблизительно совпадают, как и в условиях Земли. Только у них этот показатель составляет 66 градусов 33 минуты. Как видишь, различия минимальные. Стало быть, климатические и природные зоны на сравниваемых планетах располагаются аналогично: широтными поясами — от жаркого и влажного экваториального к арктическим у полюсов. Кроме того, атмосфера…
    — Довольно, — взмолилась Катерина, в голове у которой за время монолога жениха шарики успели заехать за ролики. — Как я поняла, схожесть планет — довольно высокая.
    — Я рад за тебя. — Лицо Стрельцова растянулось в широкой улыбке. — Ты просила — я объяснил.
    — Хорошо. А вот ты можешь объяснить, почему в многочисленных легендах и старинных сплетнях инфохомосам зачастую приписывали черты киборгов, таких, знаешь, биороботов?
    — Потому что самым первым Чтецам в детском возрасте, когда они еще, по большому счету, и Чтецами-то не были, по требованию руководителей проекта в мозг вживили микрочипы. По официальной версии — это маяки слежения, то есть датчики наблюдения за перемещением. Но я подозреваю другое. Мне кажется, маячок — не основная функция.
    — А какая главная?
    — Чин является встроенным дистанционным средством уничтожения. Кураторы проекта (от правительства) уже тогда побаивались будущих возможностей инфохомосов и перестраховывались. Смотри, как удобно: где бы ни находился Чтец, стоило нажать одну из кнопочек на пульте слежения, и у бедняги в голове взрывался мини-заряд из бризантной взрывчатки (одного миллиграмма вполне достаточно, чтобы умертвить мозг и, соответственно, человека). Может быть, вместо взрывчатки устанавливался микроконденсатор, выдающий смертельный электрический импульс. Короче, что-то в этом роде…
    — Ты уверен?
    — На девяносто девять процентов. Как я тебе уже говорил, просто неохота восстанавливать уничтоженные несколько веков назад инфомассивы. Да и, в общем-то, мне и так все ясно. По крайней мере, в этом вопросе.
    — Но почему ты думаешь, что микрочипы связаны с байками и легендами?
    — А что тут думать? Сами кураторы непроизвольно и распространили эти сплетни. Знаешь, в отличие от ученых, чиновники и политики всегда любят прихвастнуть, что, дескать, полностью контролируют ситуацию. В своих докладах наверх правительственные надсмотрщики не преминули подчеркнуть, что в случае чего, мол, нажал на кнопочку—и сомнительный инородец уже безопасен для общества. А там, в бюрократических структурах, в свою очередь, утечка информации неизбежна, даже из-под секретных грифов. Тем более прошло столько времени. Короче, по секрету всему свету… Вот тебе и байки… Ну а если человека можно контролировать на расстоянии и к тому же в голове у него вшиты какие-то детали, то кто он? Ответ прост: биоробот. Логично?
    — Вполне, — подтвердила Катерина. — Но ты сказал, что чипы ставились только первым Чтецам?
    — Да, только первым, и, между прочим, делалось это втайне от родителей…
    — Родителей? — с удивлением переспросила гринчанка.
    — Вот именно. А что здесь необычного? — не понял Иван. — У каждого человека есть отец и мать, не правда ли?
    — Правда, конечно, но я думала, что инфохомосы были, как бы сказать… обезличенными, что ли… бесфамильными… ведь все эти эксперименты с эмбрионами… коррекция ДНК… Согласись, странная забота о продолжении собственного рода… Я бы, наверное, так не смогла.
    — Соглашусь лишь частично, — мягко возразил
    Стрельцов. Некий этический барьер в данной ситуации, конечно, присутствует. Вернее, он имеет право на существование. Однако если встать на другую точку зрения, то сомнения можно счесть за излишнее самокопание высоколобого интеллигента, закомплексованного и забитого формальными требованиями книжной морали.
    — Ну ты сказанул, — выдохнула Катерина.
    — Может быть, несколько грубо, — согласился гринчанин. — Но я просто хочу, как и ты, постигнуть чувства и логику родителей первых инфохомосов.
    — Интересно.
    — Вот ты говоришь: «забота о потомстве».
    — Правильно…
    — Да. Еще в двадцатом веке юридически узаконили так называемых людей из пробирки.
    — Но это же были естественные дети.
    — Что значит «естественные»? — спросил Иван.
    — Как и любой другой ребенок, каждый из них получал в качестве наследственной информации от родителей по 23 хромосомы. Точные копии этих 46 хромосом попадали во все клетки организма, являясь врожденной генной характеристикой данного индивидуума. Ведь так?
    — Так. Но зачастую родителей больше гложет забота не столько о детях, сколько об их похожести на себя.
    — Как же иначе-то, Ваня? — усмехнулась невеста. — А тебя, что ли, больше устроит похожесть ребенка на соседа?
    — Кать, эти пошлости тут совершенно не к месту.
    — Они везде — не к месту. — И я не имел в виду только физическое сходство.
    — Я — тоже, — улыбнулась Катюша.
    — Родители первых инфохомосов — в этой плоскости рассуждений — совершили где-то даже акт самопожертвования, подвиг самоотречения в пользу потомства.
    — Хорош подвиг — подвергнуть своего будущего ребенка неизвестному вмешательству.
    — Я никого не оправдываю, но и не осуждаю. Мы-то пытаемся понять мотивы, движущие давно ушедшими из жизни людьми — со своими мыслями, страстями, надеждами… Ведь до конца разобраться во внутреннем мире другого человека практически невозможно. Здесь уместно только предполагать.
    — Иногда себя-то не можешь до конца постигнуть, — подтвердила девушка.
    — Не говори. А те родители, как мне кажется, хотели дать своим детям еще на дородовой стадии мощный толчок к развитию, некий супершанс… Непредсказуемость, естественно, была, но, может быть, это увеличивало ценность лотереи до гигантской суммы чувств, выражаемой стоимостью величайшего сокровища — жизни собственных детей.
    — Ваня, ты просто извращенец, — поразилась гринчанка.
    — Катя, повторяю: я пытаюсь понять. Но ведь есть же такая психология: «Либо пан, либо пропал, третьего не дано»?
    — Есть.
    — К тому же стать родителем инфохомоса не предлагали всякому встречному. Над отбором кандидатур работали десятки психологов, аналитиков и медиков. Желающих «сканировали», «просвечивали» и «фильтровали» со всех сторон. Ты думаешь, среди них оказались какие-нибудь аферисты, стяжатели или аморальные типы, готовые пожертвовать здоровьем и жизнью своих детей ради собственного благополучия?
    — Которые превратили бы эксперимент в личную пожизненную кормушку, — развила мысль Катерина. — Ведь совсем недурно «доить» до конца своих дней сердобольный Галбез с его лабораториями и стоящее за ними правительство Лиги.
    Иван кивнул головой, поддержав невесту, и продолжил:
    — Напротив. Это были высоконравственные люди с развитым чувством долга, которые согласились посвятить свои жизни заботе о собственных детях (пусть даже предполагаемых вундеркиндах) где-то на дальней, еще никому не известной планете, в заброшенной колонии. Ведь именно они и возмутились первыми, когда узнали про надругательство над юными Чтецами — вживление в мозг микрочипов. А ты говоришь: инфохомосы — обезличенные… Представь, что было бы с бедными детьми, если бы их действительно воспитывали где-нибудь в интернате тюремного типа, как в инкубаторе.
    — Да, — согласилась Катя. — Я бы тоже никому не позволила издеваться над собственным ребенком.
    — Разъяренные матери, узрев нарушение прав человека, добрались даже до Верхнего Суда Лиги. И если бы дело дошло до рассмотрения, то однозначно в Галбезе полетели чьи-нибудь головы, а для проекта была бы обеспечена преждевременная огласка со скандалом в средствах массовой информации. Естественно, «мудрые» кураторы сразу пошли на попятную и от чипов тут же отказались…
    — А новорожденные на Грине инфохомосы признавались гражданами Лиги?
    — Конечно, ведь родители — граждане… со всеми официальными последствиями.
    — Какими последствиями? — уточнила девушка.
    — И они, и их дети находились под защитой Основного Закона Лиги — Конституции.
    — Понятно.
    — Но, по правде сказать, с отказом от чипов в Галбезе несколько слукавили. Вернее, не с самим отказом, а с той легкостью, с которой они на него согласились.
    — Почему? — снова удивилась Катерина.
    — К тому времени уже обнаружили (по иронии судьбы, совершенно случайно), что модуль-сигналы действуют на гипервозбужденный мозг инфохомоса примерно так же, как и на работающий компьютер.
    — То есть?
    — На экранах модуль-локаторов Чтец появляется с высокой четкостью.
    — Так что, с помощью системных локаторов можно запросто обнаружить его местонахождение? — Ну не то чтобы запросто. Существуют определенные методы защиты, как и для сетей. — Про себя Иван подумал: «Лучший метод — червивое дерьмо», а вслух произнес: — Ведь просидел же я несколько дней у Виртуоза в самом центре столицы, оставаясь невидимым для Галбеза.
    — Таким образом, — подытожила девушка, — в чипе-маячке, как в датчике наблюдения за перемещением, необходимость отпала ввиду открытия действия модуль-сигналов на мозг инфохомоса. Так?
    —Да.
    — А чем они заменили чип, выступающий в роли послушного убийцы?
    — Теми же модуль-локаторами, но работающими на большой мощности.
    — Я знаю, что модуль-сигнал повышенной энергии выводит из строя компьютерные сети… неужели и инфохомосов… тоже… — От волнения Катерина широко раскрыла красивые глаза.
    — Нет-нет, не насмерть, — улыбнувшись, успокоил Стрельцов. — Скажем так: в момент облучения мозг Чтеца интенсивно угнетается чудовищными болевыми ударами.
    — Ты хочешь сказать…
    — Дабы поберечь твои нервы, — перебил Иван, — я не хотел бы описывать ощущения инфохомоса, когда он находится вблизи действующего локатора большой мощности.
    — Извини. Наверное, это описание повредило бы больше тебе…
    — Да ладно… Кстати, за время «спортивных состязаний» с Галбезом, когда пришлось скрываться от погони, я убедился, что целенаправленными тренировками можно значительно снизить болевой шок от облучения, в идеале, вероятно, — убрать совсем. Ведь угнетается не весь мозг, а только некоторые гипервозбужденные области — так называемые киберцентры Чтеца, которые, если регулярно упражняться, можно в принципе временно. «отключать».
    Видно было, что напряжение, охватившее до этого Катерину, после обнадеживающей фразы жениха значительно отступило.
    — Вань, ты тренируйся хоть, чтоб тебя не застали врасплох, — заботливо посоветовала девушка.
    — Слушаюсь, господин генерал, — шутливо вытянулся гринчанин. — Разрешите выполнять?
    — Отставить. Занятия — по расписанию, — скомандовала Катька.
    — Есть.
    — Ваня, а что сталооь с первыми инфохомосами? Они так и носили в голове эти проклятые чипы до конца жизни?
    — Вообще-то медицинские консультанты проекта уверяли, что чип вживлен по специальной технологии таким образом, чтобы исключить его удаление. Хирургическое вмешательство в зону имплантата, с их слов, было сопряжено практически со стопроцентным риском повреждения мозга, что повлекло бы за собой самые плачевные последствия — вплоть до летального исхода. Однако молодые инфохомосы — обладатели лишней детали в голове, — достигнув зрелого возраста, проштудировали всю медицинско-техническую литературу с дотошностью и рвением, завидным даже для Киберчтецов. И сей огромный труд не пропал даром. Ребята разработали уникальную хирургическую методику оперирования мозга, позволившую освободиться от ненавистного чипа, не повредив при этом жизненно важные зоны… Осуществили ее на практике сами же разработчики… Молодые Чтецы в роли медиков еще раз доказали свою гениальную предрасположенность к обучению любым наукам. Ведь, собственно, для этого и создавался проект. Никто же вначале не думал, что инфохомосы, став взрослыми людьми, совершат гигантский качественный скачок в обработке информации и выйдут на фантастический уровень взаимодействия без поддержки компьютеров и других технических средств.
    — А руководители предполагали, что получат обыкновенных людей, но с повышенным коэффициентом обучаемости?
    — Что-то типа такого, — согласился Стрельцов.
    — Вундеркиндов по жизни, но не более? — переспросила Катерина.
    —Да.
    — Ваня, ты говорил, что научный эксперимент с самого начала задумывался и осуществлялся под покровом секретности.
    — Как и большинство проектов, финансируемых Галбезом, — подтвердил гринчанин.
    — И чтобы скрыться подальше от любопытных глаз, даже создали отдельную колонию на Грине. А наша планета на тот момент была еще практически неосвоенной.
    — Так.
    — Откуда же тогда впоследствии появились смешанные браки, да еще в таком количестве? Получается, в поселке проживала целая масса посторонних людей. Так, что ли?
    — Совершенно верно. Но не посторонних. Все они работали в системе Галбеза.
    — Что, колония в полном составе?
    — На первых порах — да. Мало кто знает, но вообще-то освоение любой планеты начинается именно с колонии Галбеза. Так называемый карантин — десять лет. Массированный научный десант… Пристальное изучение геологических, климатических, биологических особенностей нового мира. Выявление гуманоидов, либо других разумных существ, либо лидирующего биологического вида. Установление контактов с местным населением, если таковое имеется, улаживание территориальных споров. Рекогносцировка местности, геодезическая съемка рельефа, проектирование городов и поселков, привязка типовых производственных комплексов и объектов обороны, установка галактических опознавательных маяков и пограничных знаков Лиги, подготовка площадок для строительства приемного и подающего тамбуров магистрального тахионового канала — пассажирского и грузового. И еще тысяча разных дел…
    — И все это руками Галбеза? — поразилась Катька.
    — Да. Пока не окончится карантин, ни одно гражданское лицо не вступит на планету.
    — Почему?
    — Чтобы убедиться в безопасности населения, которое будет здесь проживать.
    — Что, были прецеденты?
    — Сколько угодно. Некоторые колонии Галбеза вымирали подчистую, как динозавры на Земле.
    — Кошмар… и известны причины?
    — Убийственные бактерии, вирусы, газы, замедленная смерть от неведомых химических соединений, природные катаклизмы, изощренные нападения аборигенов и просто таинственные случаи, окутанные мистическим ореолом.
    — Как это?
    — А вот так. К примеру, колония абсолютно не выходит на связь. Высылают разведподразделение. Поисковики прибывают на место, а кругом одни трупы или, еще пуще, вообще никого нет…
    — И что тогда?
    — Если ответить официально — ведется рассле дование…
    — И долго?
    — Когда как. Бывает, планета десятилетиями числится на консервации, пока выясняют причины.
    — А потом?
    — Потом повторный карантин.
    — Ваня, откуда ты все это знаешь? Это же, наверное, государственные тайны?
    Стрельцов самодовольно улыбнулся:
    — Кать, ты не забывай, с кем имеешь дело. Я же — Киберчтец. От нас нет секретов.
    — От кого это, от вас?
    — От Чтецов…
    — Хорошо, — согласилась девушка. — Стало быть, родители первых инфохомосов участвовали в карантине на нашей планете. Я правильно поняла?
    — Нет. Они прибыли на Грин сразу же после окончания десятилетнего испытания, когда началось официальное заселение нового мира.
    — Как прошло испытание?
    — Прекрасно. Наша родина зарекомендовала себя с самой положительной стороны. Да и что может быть лучше Грина?
    — Да! — мечтательно вздохнула девушка, вспоминая дорогие сердцу места. — В колонию тогда, наверное, хлынули поселенцы со всех концов галактики?
    — Не совсем в колонию. Они хлынули туда, куда им и следовало хлынуть в соответствии с перспективным планом освоения планеты, разработанным карантинщиками. А непосредственно поселение Галбеза пополнилось родителями инфохомосов и другими косвенными участниками проекта. Все — сотрудники БГБ.
    — Что за косвенные, участники? — уточнила Катька.
    — Строители, лесники, транспортники, пищевики, механики, учителя, сельскохозяйственные работники, администраторы, аналитики, артисты, журналисты, и прочее, и прочее. Короче, весь трудовой люд, от которого зависит успешное развитие и устойчивая жизнедеятельность любого населенного пункта.
    — При чем же тут Бюро Галактической Безопасности? — опять не поняла гринчанка.
    — Некоторые обыватели, насмотревшись дешевых фильмов, представляют себе сотрудника БГБ только в виде суперпробивного агента с удостоверением личности в руках, которое он сует под нос чуть ли не каждому встречному… ну еще, может быть, в виде сурового снеговика, собирающего трупы вооруженных мафиози после очередного лазерного залпа с тарелки Б П.
    — Ты намекаешь на меня? — подозрительно спросила невеста.
    — Катя, ты слушаешь невнимательно. Я же сказал: «некоторые обыватели…»
    — А-а…
    — На самом же деле это лишь конечный, так сказать, продукт производства, видимая часть фасада гигантской империи Галбеза, в которой работают миллионы людей. И далеко не каждый из них видел хоть раз в жизни настоящее оружие или встречался лицом к лицу с галактическими преступниками. — Стрельцов немного подумал и обратился к Катюше: — Ты еще не устала?
    — Нет. А что?
    — А я устал. Предлагаю остаток пути до стойбища аборов провести более продуктивно.
    — В каком смысле? — Думаю, Кать, нам стоит попробовать зачать ребенка… — с убежденностью и лаской в голосе произнес Иван. Девушка грациозно повернулась и взглянула на собеседника с таким интересом, какой обычно испытывают посетители —галактического зоопарка рассматривая в аквариуме диковинную зверушку.
    — Дурное дело — не хитрое, — обронила невеста. — Что ж тут продуктивного-то? Пожилой жених неловко поежился:
    — Нет, Катя, ты пойми меня правильно. Перспектива — гигантская, — объяснял Стрельцов, энергично жестикулируя руками.
    — Ну-ну…
    — Посуди сама, через девять месяцев ты родишь мальчика, такого же инфохомоса, как и я.
    — А вдруг девочку?
    — Ну… в таком случае у нас еще будет время исправить ошибку судьбы.
    — И что дальше?
    — Ты только представь, какие это сулит выгоды…
    — Представила.
    — Спустя несколько лет сын подрастет, и ты сможешь пристать к нему со всеми своими вопросами. Мальчонка не рискнет отказать заботливой мамочке, и тогда ты наконец-то полностью удовлетворишь свое нескончаемое любопытство. Ну как? — Глаза гринчанина светились восторгом и вдохновением, будто он только что сделал гениальное научное открытие.
    — Предложение, конечно, заманчивое, — улыбнулась Катерина (Иван засверкал еще сильней). — Однако скоро сказка сказывается, да нескоро дело делается. Слишком уж долго ждать.
    — Но, Кать. — Стрельцов начал терять блеск.
    — Вы, инфохомосы, любите все усложнять — поучительно высказалась невеста.
    — Какая ты, Катя, все-таки бездушная, — с едким упреком и показной обидой пробубнил жених (девушка согласно закивала головой), — и бессердечная.
    — Зато уж твоя «сердечность» настолько ненасытная, что с лихвой окупит мое любопытство. Если сложить все вместе, мы неплохо друг друга компенсируем. Я же предупреждала, Ваня: пока не расскажешь все, что надо, я от тебя не отстану.
    — А много надо?
    — Достаточно.
    Стрельцов еще чуть-чуть подождал, все же надеясь на перелом в настроении девушки в пользу «продуктивных действий», но напрасно.
    — Итак, на чем мы остановились? — переспросила Катерина. — Значит, Галбез, по-твоему, гигантская империя?
    — Конечно, — обреченно подтвердил гринча-нин. — Ведь БГБ — не просто пожарная команда, бессистемно реагирующая в срочном порядке на возникающие очаги возгорания. Межпланетное громадное ведомство ведет целенаправленную работу, я бы даже сказал, политику по предупреждению и предотвращению возможных чрезвычайных ситуаций. Профилактика заболеваний, как известно, всегда обходится дешевле их лечения. Именно поэтому Галбез имеет свои многочисленные лаборатории, полигоны, институты и даже города. Где прогнозируются и моделируются различные, стихийные бедствия, природные и техногенные катастрофы, социальные беспорядки и катаклизмы; ведутся научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по созданию технологий, методик и комплексов для эффективного ведения спасательных и аварийно-восстановительных работ; действенному управлению общественным мнением в условиях чрезвычайных ситуаций; выявлению и устранению причин и побудительных мотивов массовых беспорядков и паники; выработки приемов ликвидации бандформирований и вооруженных маньяков-одиночек…
    — Стоп, стоп, стоп… — прервала Катерина. — Почему вы, Чтецы, такие многословные? Я все поняла, Поселок инфохомосов был одним из таких полигонов. Так?
    — Так.
    — А как же секретность?
    — Все сотрудники Галбеза дают подписку о неразглашении…
    — И действует?
    — Конечно. Если даже кто-то, выйдя на пенсию, и сболтнет лишнего где-нибудь в кругу родных и близких на вечеринке, например, за столом, то все равно в средствах массовой информации подтверждения пьяным байкам пытливые слушатели не найдут. В итоге, знаешь, один сказал то, другой это, а настоящую картину тех событий, в которых участвовали работники ведомства, смогут восстановить лишь специально обученные профессионалы (и то не всегда). Да и сам уровень секретов зачастую бывает просто смешным: одно дело работать, предположим, в Следственном отделе; совсем другое — поваром в кафе, пусть даже это кафе принадлежит Галбезу.
    — Понятно, — остановила гринчанка. — А какова цель создания поселка инфохомосов? Чего хотели добиться авторы проекта?
    — Кать, тебе только следователем работать… во вражеской разведке.
    — Не отвлекайся.
    — Цель простая. Во всем добиться естественности. То есть обычный среднестатистический поселок с обычными среднестатистическими людьми (ведь у них на лбу не написано, что они из БГБ).
    — И ради этого стоило тащиться на столь удаленную от Земли планету?
    — Катя, и ради этого стоило тебе рассказывать о тайных полигонах и секретных исследованиях, о прогнозировании и моделировании событий и ситуаций, о желании руководства жестко контролировать ход эксперимента и иметь в любой момент возможность его пресечения — вплоть до уничтожения колонии?
    — Ясно, — перехватила инициативу девушка. — Ты хочешь сказать, что в поселке моделировалась естественная благополучная социальная среда, в которой планировалось вырастить из инфохомосов законопослушных граждан, лояльных к родному правительству. Так?
    — Верно. Поэтому сразу отказались от вариантов с интернатами, чтобы из вундеркиндов не получились какие-нибудь моральные уроды — вымуштрованные с виду солдафоны, но злобные монстры внутри. Ведь чужой ребенок, как ни стараются воспитатели в самых лучших приютах и детдомах, все равно недополучает материнской любви и отеческой заботы, так необходимых для становления нормальной всесторонне развитой личности. А для детей с уникальными способностями это важно втройне. Кроме того, во избежание вавилонского языкового столпотворения население поселка составили сплошь из русскоязычных семей.
    — Почему именно русских?
    — Проект с самого начала вел Санкт-Петербургский институт. Что ж, им надо было за океаном искать добровольцев, что ли?
    — Понятно.
    — К тому же, взращивать, если можно так выразиться, национальную монокультуру гораздо проще ввиду общности фольклора, традиций, обычаев, истории и т.д.
    — Да… Как ни прискорбно это отметить, — вставила Катерина, — до сих пор еще имеются планеты, буквально раздираемые этническими противоречиями.
    — Ты права. Авторы проекта, вероятно, учитывали и эти моменты.
    — Подозрительно одно, — рассуждала девушка, — неужели они не боялись самопроизвольного расширения популяции за счет смешанных семей, создаваемых возмужавшими Киберчтецами.
    — Нисколько не опасались, — ответил Иван. — Даже браков между инфохомосами, не говоря уже о смешанных.
    — Что-то не похоже на перестраховщиков, о которых ты сегодня рассказывал.
    — В том-то и дело, что перестраховались они еще на дородовой стадии. Поэтому и не боялись.
    — Как это они умудрились, — удивилась гринчанка.
    — Все та же коррекция ДНК… параллельно с гипервозбуждением мозга. Те самые хромосомы, о коих ты недавно упоминала…
    — Почему же тогда на свет появился ты, вернее, твои предки?
    — Старолюб объяснил, что, к счастью, структура ДНК, ответственная за наследственность, имеет способность самовосстанавливаться. Природу не обманешь.
    — Да хранит нас господь! — Высокопарной фразой гринчанка выразила удовлетворение удачной развязкой истории с хромосомами.
    — Аминь! — поддержал Иван в том же духе. В этот момент Стрельцов наконец-то увидел долгожданную знакомую поляну на берегу. Ориентирами служили одинокое раскидистое дерево на берегу и зловонный валун около воды, напоминающий по форме конскую голову. Радости парня не было предела, потому что «творческая встреча» с поклонниками и почитателями по типу «вопрос-ответ» ему дьявольски надоела, а прибытие к месту назначения являлось весомой и уважительной причиной для прекращения «пресс-конференции». Гринчанин энергичным жестом указал невесте на берег:
    — Катя, приехали, все вопросы потом. Спасибо за внимание.
    — Ваня, еще секундочку…
    — Оставь хоть немного на будущее, Катя. Какие наши годы? Подожди, еще успеем надоесть друг Другу.
    — Типун тебе на язык, — недовольно отозвалась очаровательная спутница.
    Иван с Катериной высадились на берег и направились к раскидистому дереву. Именно оно служило Стрельцову указателем-ориентиром, хорошо заметным с борта катера. По расчетам гринчанина, стая аборов должна была располагаться приблизительно в этом районе — животные постоянно кочевали от хребта к реке и обратно.
    К удивлению молодых людей, в тени дерева их уже неторопливо поджидал Быстрый Ветер. Хозяин поляны, вероятно, давно заметил приставшее к берегу судно и понял, что гости прибыли лично к нему. Стрельцов удовлетворенно подмигнул невесте:
    — Я же говорил, что они очень сообразительны!
    — Это и есть твой друг? — уточнила девушка.
    — Он самый.
    Иван торжественно протянул студню руку. Зверек с готовностью обвил ее щупальцем и расшаркался в приветствиях и благодарностях за то, что Ванька в свое время перекрыл квадротрассу. Катерина, не умеющая телепатически общаться, могла лишь строить догадки, о чем беседуют давние знакомые.
    Молодой человек и не ожидал, что услуга, второпях оказанная местному жителю в прошлый раз, вызовет в душе абора столь бурную и теплую ответную реакцию. Чувствуя приподнятое настроение Быстрого Ветра, Стрельцов и сам повеселел:
    — Что, машины совсем не беспокоили?
    — Все было в лучшем виде, дружище.
    — Здорово. А как жена? Родила? — поинтересовался Ванька. .
    — Да.
    — Все в порядке?
    — Прекрасно!
    — Сын? Дочь?
    — Сын.
    — Как назвал?
    — Ваней, — радостно сообщил абор. От изумления гринчанин даже тихонько с благодарностью обнял иноплеменного товарища. Ведь еще никто в жизни не называл своего ребенка в честь Ваньки Стрельцова.
    — Быстрый Ветер, ты же говорил, у вас нет таких имен, — удивился растроганный гость.
    — Зато у нас есть обычай — давать детям имена хороших друзей. Ты единственный из людей знаешь наш язык — все родичи слышали. И я объяснил им, кто помог мне перекрыть дорогу…
    — А другие аборы не возмущались, что имя — человеческое?
    — Сначала — да.
    — А потом?
    — Я сказал им, что Иван переводится как «Умная Голова».
    — Подействовало?
    — Еще бы. Половина племени зовет сына Ваней, а другая — Умной Головой.
    — Ничего, со временем привыкнут, — подбодрил парень.
    — Я тоже так думаю.
    — Скажу тебе по секрету, — доверительным шепотом протелепатировал Стрельцов, — что в русском фольклоре Иванушку, как правило, называют дурачком.
    — Да? — растерянно переспросил абор. От неожиданности у него, казалось, отвалилась несуществующая челюсть.
    — Но это так… к слову, чтоб ты знал… в случае чего… В итоге-то Иван всегда оказывался умней всех…
    — Аа-а!.. — с облегчением вымолвил счастливый папаша. Я-то нутром чую, что имя у тебя хорошее, доброе.
    — Спасибо. Кстати, Быстрый Ветер. — Гринча-нин ласково взял под руку Катерину. — Вот моя невеста. К сожалению, не могу гарантировать, — развел руками Стрельцов, — что назову ребенка Быстрым Ветром. У нас-то уж точно такие имена не приняты.
    — Ничего-ничего, — рассмеялся абор. — Я не настаиваю.
    — Ну-ка, дружище, подскажи, как у моей избранницы свечение? Чистое?
    — В полном порядке. Прекрасная человеческая самочка, — отозвался мудрый «диагностик» с Октавы.
    — Девушка.
    — Я что-то неправильно сказал? — учтиво переспросил студень.
    «А в чем, собственно, суть уточнения?» — призадумался жених и ответил:
    — Не беспокойся, дорогой друг. Все хорошо. Я рад за невесту. А вот у меня что-то не клеится, — пожаловался гринчанин. — Говорят, постарел. Не пойму, с чего бы это? А ты как думаешь. Быстрый Ветер?
    — Не бери в голову, Иван, — успокоил студень. — Возраст тут ни при чем. Старости не добавилось нисколько.
    Стрельцов быстро перевел последние слова Катерине. Подруга встрепенулась и заинтересованно повернулась к Ивану, будто хотела подслушать его дальнейший разговор с абором.
    — Так я такой же молодой? — уточнил Чтец.
    — Разумеется. Просто в твоей ауре появилось большое черное пятно, словно кто-то зубами старательно выгрыз кусок свечения или, скажем, наоборот, воткнул туда мерзкий непроницаемый кинжал, точнее, бесформенный кусок зловещего металла.
    — Быстрый Ветер, а ты не ошибаешься?
    — Ничуть.
    Абор не спеша обошел вокруг гринчанина и продолжил:
    — Ты стоишь рядом со своей невестой — здоровенькой симпатичной самочкой.
    «Девушкой», — подумал Стрельцов, но возражать не стал.
    — И если, Ваня, смотреть на тебя сквозь ее свечение, то оно восполняет черноту — под таким углом зрения ты выглядишь, как прежде, молодым.
    — Чудеса! — только и вымолвил парень. — Что же это за пятно такое? Откуда оно взялось?
    — Перераспределение энергий, — пояснил добродушный зверек. — По-вашему — колдовство. На тебя наложено мощное заклятие.
    Хотя Стрельцов и ожидал нечто подобное, тем не менее не смог сдержать возглас удивления и даже инстинктивно пригнулся под тяжестью известия. Катя, заметив недобрую перемену в настроении жениха, взволнованно спросила:
    — Что-то серьезное?
    — Сейчас уточним, — ответил Стрельцов. Парень снова обратился К абору: — И что, заклятие сильно крепкое?
    Житель Октавы подошел поближе и внимательно осмотрел Ивана.
    — Чрезвычайно грамотно сработано, дьявольски филигранное исполнение, — с восторгом (не к месту) отрекомендовал студень. — Уложить рисунок злобы и мести такими аккуратными завиточками подвластно только настоящему кудеснику, непревзойденному гению темных сил.
    — Быстрый Ветер, ты что, издеваешься? — Гринчанин не выдержал столь хвалебных отзывов об авторе заклятия.
    — Извини, Ваня, — всполошился мудрый «диагностик». — Я лишь хотел сказать, что… э-э…
    — То, что уже сказал?
    — Верно. Извини…
    — Понятно. Да ты не переживай, дружище, — подбодрил Стрельцов. — Ведь только реальная оценка ситуации может служить надежной основой для принятия правильного решения. Если уж так случилось, то… то будем думать, что делать дальше.
    — Правильно.
    — Быстрый Ветер, скажи, а аборы не занимаются снятием порчи?
    — Не. Что ты, Ваня, это исключено. Ты же знаешь, мы принципиально не вмешиваемся в жизнь людей (потому что только в этом случае имеем право требовать и от них того же). Данный же случай вообще исключительный (как ты, наверное, понял из моей оценки). Если кто-то попытается встать между тобой и этим дьявольским недоброжелателем, то вряд ли он сможет чем-то помочь. В лучшем случае бедолага перетянет заклятие на свой род, а тогда и сам сгинет, и все его родственники по седьмое колено включительно.
    — Мощная композиция, — поразился молодой человек.
    — Ваня, но ты же — Умная Голова. Не пропадешь. Я в тебя верю, дружище, — поддержал Абор.
    — Спасибо, — поблагодарил Стрельцов. — Придется изворачиваться. А что еще делать? Кстати, Быстрый Ветер, передавай привет супруге и, естественно, маленькому Ванечке.
    — Хорошо. Удачи тебе, Иван. Крепись. — Студень направился к стае.
    — Будь здоров, — пожелал напоследок гринча-нин.
    — Ну и что он сказал? — спросила Катерина, когда абор удалился в свои чертоги.
    — Ситуация — каноническая, как в анекдоте, — усмехнулся жених. — Две новости: одна хорошая, другая плохая. Хорошую ты уже слышала.
    — Ты не утратил молодость, — предположила невеста.
    —Да.
    — А плохая?
    — Мне в ауру подбросили кусок дерьма…
    — Ваня…
    — Серьезно.
    Девушка недоверчиво посмотрела на своего спутника.
    — Если дословно, как он сказал, — воткнули обломок зловещего металла, конец цитаты. У меня лично это вызывает поэтическую ассоциацию с небесным метеоритом из черного железа.
    — А кто воткнул?
    — С его слов, грамотный и высококвалифицированный злопыхатель неизвестного происхождения. Короче, мощное заклятие в виде лютиков и бабочек, которыми Быстрый Ветер аж залюбовался.
    — Все правильно, — вдруг твердым голосом произнесла Катя.
    Стрельцов замер на полуслове. Он понял, что подругу осенила какая-то интересная мысль. — Ваня, Старолюб научил тебя искать ответы в сказках… И до сих пор это помогало…
    — Ну и что?
    — Черный, металл в твоей ауре — это же гадкий осколок разбитого зеркала злого тролля.
    Парень, кажется, начал понимать Катькину догадку:
    — Ты хочешь сказать… Снежная королева.
    — Вот именно. Ганс Христиан Андерсен.
    — Логично, — согласился гринчанин. — Аналогия с осколком вполне допустима. Но что это нам дает?
    — Это лишь ниточка. Главная подсказка в другом.
    — В чем же?
    — Кай и Герда — вот она. Любовь, мальчик и девочка.
    — Что ты имеешь в виду?
    — Только девчонке дано найти друга на самом краю света, одолеть злые чары Снежной королевы и спасти мальчика, когда все уже считали его умершим. Понял?
    — Нет.
    — Что вы, мужики, без нас можете? До Стрельцова наконец дошло, и он не на шутку перепугался, зная характер невесты:
    — Э-э… Кать, ты это брось!
    Но подругу уже понесло! На нее нахлынула дикая безумная радость, как на альпиниста, стоящего на высочайшей покоренной вершине.
    — Зловещая Тень — моя Снежная королева, — громко смеялась девушка.
    — Прекрати, Катя, слышишь? Я тебе говорю…
    — Это мой крест. Я и ОНА. ОДИН на ОДИН. Мне нужно попасть в инфополе.
    — Отстань! — воскликнул жених. — Ты не принадлежишь к Чтецам, Катюша.
    — Сам-то ты, милый, давно влился в их ряды? Стрельцов в отчаянии сцепил руки в замок:
    — Ну что мне с тобой делать?!

Глава 30

    — Во мне должна быть кровь инфохомосов-первопроходцев. Должна! И она есть! Просто не может быть иначе. Ваня, ты же сам говорил, что видел там, в инфополе, мое астральное тело, моего эфирного двойника. Все, что мне нужно, — лишь соединиться с ним.
    Девушка остановилась и замерла. Она широко развела руки и с силой сжала кулаки. А затем медленно с величайшим напряжением начала сводить их у груди, как бы втискивая в себя возбуждение, концентрируя его внутри изящного тела. Лицо ее выражало отчаянную решимость, словно у воина перед последним боем, когда отступать некуда — и уже ничто в мире не сможет его поколебать или испугать.
    — Это моя схватка! — тихо, но грозно вымолвила Катя и бросила взор к небу.
    Иван видел, как невеста пытается подключиться к технополю, чтобы реализовать громадные возможности инфохомоса, заложенные в ней от рождения. Но она никак не могла преодолеть сопротивление новой для нее среды.
    — Что мне делать? — не оставляя своих попыток, вскрикнула девушка.
    Стрельцов не хотел отпускать Катюшу вверх, в опасную и таинственную неизвестность. Но парень понимал, что задержать ее сейчас — это то же самое, что подрезать прекрасной птице крылья во время обучения искусству летать — свободно парить над грешной землей. Птицы в чем-то очень близки богам. Воспрепятствуй он сейчас невесте — она больше никогда не взлетит. Но самое страшное — оборвется та волшебная связь, которая заставляет биться два молодых сердца в унисон. Иван утратит понимание любимой. Он потеряет ее на духовном уровне. А это гораздо страшней физического расставания. К тому же потеря духовного контакта рано или поздно все равно приведет к разлуке. «Делать нечего, — решил молодой человек. — Придется содействовать ей в этом безумии!»
    — Катя, попроси помощи у своих родных и близких — живых и особенно мертвых. Их души вращаются в слоях, отстоящих не так далеко от технополя. Предки обязательно помогут. А если они на самом деле были Киберчтецами — тем более, — посоветовал Иван. — Они прорвут для тебя в энергетической оболочке отверстие изнутри. В крайнем случае — пробьют брешь. Попробуй, родная, — вздохнул Стрельцов.
    В глазах девушки мелькнула искорка надежды. Мольбами и просьбами девушка, похоже, подняла всю свою родословную на небесах. Через некоторое время Катерина впала в мистический транс. По красивому телу гринчанки волной прокатились конвульсии. Но не хаотические и беспорядочные, а объединенные в строгий рисунок пластики. Вероятно, эти движения были наполнены сверхъестественной магической силой. Недаром колдуньи и шаманы, наряду с внутренней духовной техникой, придают большое значение ритмике движений, особому таинственному танцу, передаваемому из поколения в поколение в виде формальных поз и движений. Все это способствует правильному выделению праны — жизненной энергии — для построения прочной связи между душой и Божественным Сознанием.
    Родные и близкие Катерины, судя по всему, не оставили мольбы девушки без внимания. Иван заметил, как сквозь технополе из ноосферы ко лбу невесты — в область «третьего глаза» — протянулись многочисленные ниточки-паутинки. Нет, они были нематериальными даже для полевой структуры и представляли собой скорее тончайшие лучики, почти невидимые штришки, указывающие путь для движения особых порций информации, недоступной в строгом научном понимании для человеческого сознания. По ниточкам в голову девушки заскользили мельчайшие бестелесные бусинки в виде сверкающих звездочек. Это были капельки Чистого Разума, микроскопические брызги Божественного Сознания. Может быть, в определенных условиях из этих вот капелек родились бы целые звездные системы, настолько высокоорганизованная информация была в них заложена! Иван не мог, конечно, знать этой истины напрямую. Но он безошибочно чувствовал ее сердцем. Весь опыт общения с технополем в роли Чтеца никогда не выводил гринчанина на такие мощные источники энергии, какие (он видел) были заложены в скользящих по ниточкам искорках.
    Душа Катерины неудержимо рвалась в верхние слои вечной жизни, принадлежащие Создателю. И чистая девичья любовь, как это уже много раз бывало в истории человечества, опрокинула все мыслимые и немыслимые преграды, раздвинув пределы возможностей обыкновенной личности, по сути говоря, до бесконечности.
    Стрельцов понял, что невесте удалось засечь внутренний огонь. Ее тело вдруг стало прозрачным и обесцветилось. Внутри полыхнуло яркое свечение и… ослепляющий огненный столб устремился от головы девушки ввысь — к самому небу, словно энергия любви материализовалась в огромный меч, готовый разрубить Зловещую Тень на мелкие кусочки.
    Там, где только что стояла Катерина, остались лишь цветастое платьице да ажурное нижнее белье. Девушка испарилась полностью — она дематериализовалась. Практики-эзотерики, постигающие закрытые для непосвященных людей разделы тех или иных религий, стремятся к этому акту всю жизнь: воссоединиться с первородным Божественным Сознанием и раствориться в нем, достигнув нирваны. Катерина взяла эту высоту сразу, без подготовки.
    В этот момент произошел колоссальный всплеск энергии. Вся структура технополя содрогнулась от удара мощной волны. Магнитные бури небывалой силы пронеслись по всем планетам галактики.
    Для нормальных людей, не обладающих даром Киберчтеца, чисто внешне вроде бы ничего и не происходило. Кроме фантастического исчезновения девушки (окажись там свидетели), они бы ничего и не заметили. Разве что недоумение большинства населения в этот момент вызвали многочисленные сбои в компьютерных системах, прокатившиеся волной буквально по всем сетям. Люди и не догадывались, что невидимая энергетическая волна имеет гигантский очистительный заряд. Безжалостно уничтожались только слабые, небрежно выполненные программы, не подкрепленные своеобразной «кристаллической решеткой» информационной гармонии. Они разрушались как карточные домики. Расстроенные инженеры-системщики и программисты, не зная корня проблемы, озадаченно рассматривали платы и блоки, заглядывали в разъемы, проверяли контакты, сетовали на скачки напряжения и на распоясывавшихся хакеров. Но, что удивительно, там, где весь информационный комплекс был выстроен заботливо, с душой, ничего дурного не произошло, и там всякий рачительный хозяин, подражая убитым горем нерадивым коллегам, осматривал свой компьютер. И с небывалым удовольствием обнаруживал, что все в порядке. А ведь случайности здесь никакой не было. Такой исход событий был предопределен каждодневной рутинной работой, выполненной с любовью. Воистину по трудам воздается.
    Кроме сбоя в компьютерных системах, с момента дематериализации Катерины отключились также все радио— и телевизионные станции. В эфире бушевали невообразимые помехи… И не только на одной-двух планетах Лиги. Электронные средства массовой информации и системы связи отказывались устойчиво работать в каждом из миров галактики.
    Большинство людей в данный момент ломало голову над вопросом, что случилось с инфосистемами, зависимость от которых как на производстве, так и в быту в современном обществе настолько велика, что практически в эти минуты замерла сама жизнь — по меркам и понятиям достигнутой цивилизации.
    И лишь лейтенанта Стрельцова проблемы связи сейчас не интересовали нисколько. Всей своей сущностью он пребывал в другом измерении. Будучи дееспособным Киберчтецом, Иван являлся, пожалуй, единственным свидетелем фантастического сражения, бушующего в технополе. Молодому гринчанину казалось, что он находится в эпицентре ядерного взрыва, в самом его основании — чудовищном месиве взломанной информационной структуры. Хотя даже такое сравнение, наверное, неспособно полностью передать ощущение грандиозности космической бури, открывшейся изумленному взору Ивана.
    Сильнейший киберудар сразу же, как пушинку, отбросил Чтеца на стоящее рядом дерево. Парень соскользнул телом по стволу, будто отклеившаяся афиша, и немигающими глазами уставился вверх. Окружающая среда вокруг молодого человека непрерывно сотрясалась от вибраций и вздрагиваний. Уши забило неумолкающим гулом и тревожным рокотом. Парень представлял, что лежит на кромке жерла действующего вулкана, а может, на стыке целого семейства действующих вулканов.
    Катькина душа взметнулась огненным столбом к самому центру галактики и там вырвалась с огромной энергией, словно термоядерный гриб, в окружающее ее киберпространство. Вспученная туманность аналоговой личности девушки неожиданно вспыхнула ярчайшим светилом. Центр этого гигантского облака активно поглощал вспоротые внутренности технополя, с шипением и клокотанием перемалывая и очищая информационную структуру невидимой реальности. Всепобеждающий чистый свет заполнил тонкую материю, расплавляя, как в домне, и превращая в шлак, гладкие черные пятна, оставленные Зловещей Тенью. Звездный жар любви методично очищал божественный эфир, разрушая злодейские заклинания князя тьмы.
    В первые минуты Иваном овладело желание как-то помочь любимой. Но тут же парень отчетливо понял, что он в этом сражении абсолютно лишний. Нет, не из чувства самосохранения Чтец пришел к такому выводу. И даже не по причине невозможной реальной помощи. Ведь на самом деле Стрельцов и не знал, кому и где помогать-то — ментальное тело невесты, разорванное на тысячи прозрачных полотнищ, словно в образе романтических парусов древности, разлетелось во все концы галактики… Просто высшие уровни технополя сейчас для Ивана были недоступны — по законам Божественного Рока. Ведь там не совсем чтобы каждый за себя. Скорее один за всех и все за одного, как у мушкетеров. А судьба распорядилась так, что все человечество было сейчас сконцентрировано в Катькиной сверхновой звезде… И одновременно она была в ответе за всех людей.
    До сознания Ивана смутно дошло, что, возможно, он навсегда УТРАТИЛ СВОЮ КАТЮШУ. Опустoшенный Стрельцов отупело и безразлично вглядывался в грохочущую над ним топку очистительной суперзвезды. Временами парень полностью терял ощущение действительности и в реальном, и в потустороннем мире. Ни добро, ни зло как таковые сейчас его не интересовали, будто все, что творилось вокруг, происходило как бы совсем и не с ним. Ни страх, ни благородство ничуть не щекотали его нервы.
    Душа пуста. Но очи чисты. И если невеста растворилась в мироздании полностью, то жених в свою очередь достиг в какой-то степени частичного просветления: он начал потихоньку бсвобождаться от страданий, вызванных земными привязанностями и желаниями… Но сближение с Чистым Разумом длилось недолго, и, покинув подступы к нирване, Чтец вновь очутился в бушующей реальности технополя.
    Термоядерный гриб, или, вернее, сияющий цветок взрыва, окруженный огненной сферой, все так же импульсивно расширялся под воздействием внутренних ударов продолжающегося извержения энергии. Перемалывающая туманность захватывала все новые и новые слои тонкой материи.
    Понятие расстояния имеет в технополе совершенно иную сущность и наполнение, чем в реальности. Но тем не менее Иван чувствовал, видел и даже знал, что очищающий солнечный шар уже подмял под себя информационные структуры миров, находящихся в космическом пространстве далеко за пределами галактики.
    Зловещая Тень панически бежала с места сражения и укрылась в глубоких подвалах мироздания, которые в простонародье называют адом.
    Из центра огненного шара до Стрельцова со свистом и шипением долетали лишь развороченные глыбы застарелых, некачественных массивов да остывающие ошметки вспоротой структуры поля (из тех слоев, которые успели загадить пиявки Вельзевула). Догорающие остатки информационного мусора и хлама, словно кометы, то тут, то там с воем вонзались в энергетические поля вокруг распластанного тела Чтеца. Звук, доносящийся из самой гущи огненного вихря, можно было сравнить с раскатами грома. Но не с одиночными ударами, а со сплошным гулом, наподобие артиллерийской канонады. Если бы Иван только посмел сейчас сунуться поближе к пылающему факелу Катькиной души, то сразу бы сгорел, как щепка.
    Вдруг Стрельцов услышал искаженный, как в испорченных наушниках, голос, напоминающий гнусавого телевизионного ведущего с какого-нибудь чрезвычайно удаленного в пространстве спортивного состязания. Это Старолюб сквозь бурлящие в технополе помехи все же сумел пробиться к ушам Чтеца. Голос старика подрагивал. Он возбужденно, с волнением, выкрикивал:
    — Иван, Ваня, ты что там поджег? Это колоссально! — В «наушниках» раздался посторонний треск. — Ваня, ты слышишь? Это КОЛОССАЛЬНО! — Дрожащий голос Старолюба сорвался на восторженный вопль. — Технополе очистилось на е сотни световых лет от Октавы. Пиявки в ужасе закрываются и лопаются, как мыльные пузыри, а потом испаряются. — Старик орал так, что это уже была не речь, а, пожалуй, боевой клич. — Зловещая Тень трусливо сбежала зализывать ожоги… Даже на Голде рассасываются метастазы. — Телеведущий теперь гремел тысячекратным «ура-а!». — Технополе сотрясается от стонов Вельзевула. Heпостижимо, Ваня. Это колоссально! Ты слышишь, Ваня? Ты что там поджег? Иван. Ответь.
    Стрельцов, с трудом шевеля пересохшими губами, прошептал:
    — Свечу силою в одну человеческую любовь.
    — Ваня, говори громче. Ничего не слышно. Сплошной треск. Ваня…
    — Это пылает моя Катерина, — чуть громче Произнес молодой человек.
    — Кто пылает, Иван?
    — Что же ты, старик, забыл, что ли? — крикнул во всю глотку гринчанин. — Ведь и ты когда-то был молодым!
    — Ох, давно это было, сынок, — отдалось в эфире, — давно…
    — Горит моя любовь, старик. Любовь!
    — Я понял, Ваня. Твоя любовь, — восторженно кричал далекий фантом. — Понял, Ваня. Любовь! Понял. Колоссально!
    «Эх, старик. Ничего ты не понял, — с горечью подумал Иван. — Ничего!»
    Что бы там ни говорили об реинкарнации и переселениях душ, о многочисленных перевоплощениях и свободе духа, и так далее, и тому подобное, но ведь такого же индивида, в такой же телесной оболочке — Ивана Стрельцова — с его мыслями, переживаниями и житейским опытом, с его добрыми привычками, привязанностями и любовью, с ЕГО КАТЕРИНОЙ — НИКОГДА БОЛЬШЕ НЕ БУДЕТ, никогда! А она, его Катюша, сейчас находится НА ГРЕБНЕ МИРОЗДАНИЯ… И навряд ли оттуда вернется! Ведь там нет ни справедливости, ни коварства; ни прошлого, ни настоящего, ни будущего; ни добра, ни зла; ни боли, ни радости… Есть только чистый свет Божественного Сознания: вечное блаженство. Разве можно возвратиться оттуда сюда добровольно? Нет, скорее земля для нее — уже пройденный этап.
    В это время Иван почувствовал усиление шума, исходящего из центра галактики. Вибрации стремительно переросли в землетрясение. Рокот перешел в умопомрачительный рев. Казалось, что на него несется сокрушительная волна энергетического цунами. Шквал взбесившегося электричества подбрасывал тело Чтеца, как мячик, выгибал и ломал его, будто пытал на дыбе. Со стороны Иван, наверное, походил на эпилептика, у которого только что начался жестокий приступ страшной болезни.
    ВНЕЗАПНО все стихло и наступила тишина — полная, АБСОЛЮТНАЯ, до звона в ушах.
    «Она не вернулась. Она осталась ТАМ», — мелькнула ужасная мысль.

Глава 31

    — Ваня, ты слышишь меня? Скоро на всех планетах галактики одновременно начнется сильный ливень.
    — Слышу, — устало буркнул Стрельцов.
    — Растительность и поверхность земли обильно покрыта невидимым пеплом и гарью, выпавшими из технополя.
    — Я вижу, — вставил парень.
    — Молодой дождик должен смыть сажу и нагар, освободить все живое от омертвевших клеток Зловещей Тени.
    — Прекрасно.
    — За всю свою жизнь — и во плоти, и призраком — я ни разу такого не видел, Ваня. Это колоссально! Дождь на всех планетах одновременно.
    «Понятно, — безразлично подумал гринчанин. — Дезинфекция, дегазация, дезактивация и прочие „дезы“. Что тут такого? Природа рациональна… и любит порядок».
    — Это колоссально, Иван. Колоссально.
    «Похоже, старик сегодня зациклился на этом слове от бурной радости. Похоже, так», — грустно улыбнулся молодой человек.
    В этот миг воздух передернулся под изгибами молний, но грома не последовало… Небеса разверзлись, и оттуда вырвался мощный сноп ярчайшего света. Сияние в форме огненного шара, как в замедленном фильме, докатилось до земли и застыло возле удивленного парня, словно на поверхность планеты что-то аккуратно поставили. Стрельцов пригляделся и ахнул. В основании луча, будто изваяние из огненной лавы, пылало жаром девичье тело — КАТЕРИНА! Свечение потускнело и где-то на самом верху оборвалось. Обрезанный луч, подобно телескопической антенне, плавно задвинулся в макушку головы остывающей «статуи» невесты.
    ОНА ВЕРНУЛАСЬ! И не просто вернулась. Словно античная богиня, она спустилась с небес — торжественно и величаво. Огненная фигура девушки искрилась безумной, невыразимой, сказочной красотой. Остывающее от Божественных лучей тело мерцало миллиардами звезд. Вся вселенная отразилась в Катерине, как в совершенном зеркале.
    Иван вскочил на ноги и одним прыжком оказался возле невесты. Но нестерпимым жаром ему тут же опалило ресницы. Парню пришлось отодвинуться назад — в ожидании завершения «процесса плавки».
    Стрельцов и сам весь горел от счастья. Он никак не мог поверить, что вновь обрел свою прекрасную белую лебедь, сказочную царевну. Люди в поисках волшебства зачастую отправляются за тридевять земель. А чудо — вот оно, под боком.
    Волосы Катерины переливались набегающими огненными волнами. Неподвижный взор раскаленных глаз устремился сквозь жениха в неописуемые дали планет. По выражению лица, застывшей загадочной улыбке нельзя было понять, что девушка чувствует… и, вообще, чувствует ли что-нибудь! Для обалдевшего Стрельцова невыносимо потянулись минуты ожидания: что же будет дальше?
    Когда температура остывающего тела позволила, Иван подошел и поцеловал изваяние в губы. По лицу статуи скатилась прозрачная слезинка. Ресницы и губы одновременно дрогнули и ожили. Невеста засияла счастьем и светом. Грудь девушки медленно приподнялась, вдыхая воздух и…
    Где-то внутри у Стрельцова застрял ком рыдания. Но вместо рыдания из уст вырвался потрясающий крик победы, который многоликое эхо не раз повторило в отрогах далекого горного хребта. Казалось, сами легкие вырвались через горло вместе с этим криком и заполнили звуковой вибрацией пространство вокруг счастливого парня.
    Небеса ответили молодому человеку мощными раскатами грома. Началась гроза.
    Катя моргнула и своими настоящими, живыми глазами радостно посмотрела на Ивана. В тот же миг она кинулась к нему на грудь. Молодые люди обнялись и сразу же позабыли обо всем на свете. О! Что это были за минуты! Любовь целых поколений, сконцентрированная всего лишь в двух сердцах.
    В голове, как в наушниках, все продолжал трещать восторженный голос Старолюба.
    — Это колоссально, Иван, колоссально! Стрельцов взвыл от досады:
    — Да иди же ты, старик. Надоел. Ну чего ты пристал? Я все давно уже понял. Успокойся ты там, наконец… Успокойся!
    Но Старолюб не унимался, будто не слышал реплики влюбленного гринчанина.
    Иван и Катерина стояли почти по колено в разлившемся ручье и ничего вокруг не замечали. Жених целовал лицо невесты, залитое дождем, и чувствовал вкус ее слез. Парень упивался девичьей красотой, словно замешанной на молоке и крови.
    Стрельцов и сам преобразился. Жизненные соки рекой хлынули в его тело. Катерина отошла от Ивана на пару шагов и с удовольствием осмотрела результаты проделанной работы, как закройщик оценивает костюм, удачно сидящий на клиенте.
    Иван хорошел, словно герой из сказки Ершова, проскочивший сквозь котел с водой студеной, сквозь второй — с водой вареной и последний — с молоком, вскипятя его ключом. Как известно, тот Ванюша (надо же, совпадение) стал таким пригожим, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Чтец улыбнулся: «Может, и у меня были свои „котлы“-испытания: студеный, наверное, — испарение невесты, вареный — возвращение, молоко — оживление». Парнишка еще раз подивился мудрости Старолюба, считающего, что в сказках можно найти ответ на любой вопрос.
    Гринчанин сконцентрировался и позвал фантома.
    — Да, Ваня. Я слышу, — ответил тот.
    — Спасибо тебе, старик, за все, — расчувствовался молодой человек.
    — Спасибо вам, сынок. Это вы с Катериной сегодня отличились.
    — Скажи еще: «Колоссально!» — засмеялся Стрельцов.
    — Да, Ваня, ты прав — колоссально, — согласился собеседник. — А я-то что? Чем могу — тем помогу…
    — Ну не прибедняйся, старик. Не прибедняйся. Молодой человек с удовольствием отметил про себя, что беседует с добрым фантомом, как с давним, закадычным другом. Ивану это нравилось. Старолюбу, по всей видимости, тоже. «Все-таки молодец этот старик, — подумал Стрельцов. — Молодец!»
    Между тем живительный дождь хлестал во всю силу. Живительный, потому что это была не простая вода. В каждой капельке содержалась бесценная информация о бегстве Зловещей Тени. Только посвященный человек, знающий о последних событиях в технополе, мог подметить и вразумительно объяснить, почему растения и деревья с такой жадностью потянулись к водным струям. Вся поросль радостно подставляла свои зеленые тела под дождь и неутомимо всасывала влагу из почвы, будто хотела напиться именно этой водой на всю будущую жизнь.
    Катька сорвалась и весело зашлепала по лужам:
    — Дождик, лей, не жалей, чтобы было веселей! — кричала гринчанка ввысь. Она прот