Скачать fb2
Операция 'Кошмар'

Операция 'Кошмар'


Хайнлайн Роберт Операция 'Кошмар'

    Роберт ХАЙНЛАЙН
    ОПЕРАЦИЯ "КОШМАР"
    - Тебе-то всего и нужно четыре очка... Бросай же!
    - Спорю на интерес, что выброшу две двойки!
    Никто не отозвался на предложение. Пожилой солдат побренчал костями в стакане и швырнул их о стенку гальюна. Один кубик сразу же лег двойкой кверху, другой продолжал кувыркаться. Кто-то заорал:
    "Пятерка! Ей-Богу, пятерка! Ну, давай же, Фиб!"
    Кубик остановился. Двойка. Пожилой солдат сказал:
    - Я ж говорил, что со мной лучше не связывайся. Ну, кому еще охота заработать деньжонок на сигареты?
    - Хватит, папаша! Мы не такие... Атас!!!
    В дверях гальюна стояли человек в штатском, полковник и капитан. Штатский сказал:
    - Верни деньги, Пистолет!
    - О'кей, проф. - Пожилой солдат вытащил две бумажки по доллару. - А остальные - мои.
    - Как бы не так, - возмутился капитан. - Я конфискую все как вещественное доказательство. А вы, ребята...
    Его прервал полковник:
    - Майк, забудьте хоть на минуту, что вы адъютанта Рядовой Эндрюс, следуйте за нами.
    Он вышел, остальные потянулись за ним. Они прошли через помещение клуба для рядового состава и оказались на плацу под яростным солнцем пустыни.
    Гражданский сказал:
    - Пистолет, какого черта...
    - Чепуха, проф, попрактиковался немножко.
    - А почему бы тебе не практиковаться с Бабулей Уилкинс?
    Солдат засопел:
    - Вы что, меня за дурака держите?
    Вмешался полковник:
    - Ты заставил дожидаться себя целую кучу генералов и других важных лиц. Вряд ли это свидетельствует о большом уме.
    - Полковник Хэммонд, мне было приказано дожидаться в клубе.
    - Но не в гальюне же. А ну, подтянись!
    Войдя в помещение штаба, они оказались в холле, где часовые проверили их документы, прежде чем пропустить дальше. Какой-то штатский заканчивал вступительное слово: "...На этом можно и закончить рассказ об исторических опытах в университете Дьюка. А вот и доктор Рейнолдс вернулся. Сейчас он приступит к демонстрации..."
    Офицеры сели в заднем ряду. Доктор Рейнолдс подошел к председательскому столу. Рядовой Эндрюс подсел к группе людей, державшихся особняком в толпе генералов и важных штатских, заполнявших комнату. В этой группе был человек, похожий на профессионального игрока (таковым он и был в действительности), сидевший рядом с двумя очаровательными рыжими девицами явно близняшками; за ними развалился на стуле негритенок лет четырнадцати, который, казалось, спал; еще дальше - в высшей степени бодрствующая миссис Энн Уилкинс вязала кружева, бросая быстрые взгляды по сторонам. Во втором ряду сидели студенты и весьма неряшливо одетый пожилой мужчина.
    На столе лежали доска для игры в кости, колоды карт, альбомчики для рисования, счетчик Гейгера и свинцовая коробочка. Рейнолдс облокотился на стол.
    - Внечувственные восприятия, или ВЧВ, - название, объединяющее ряд малоизученных явлений - телекинез, ясновидение, дальнослышание, умение предсказывать грядущие события, телепатию. Все они существуют. Мы умеем их измерять. Мы знаем, что некоторые люди обладают такими способностями. Но мы ничего не знаем о внутреннем механизме их действия. В Индии, во время первой мировой войны англичане обнаружили кражу военных секретов, произведенную с помощью телепатии. - Видя на лицах аудитории недоверие, Рейнолдс добавил: - Нет ничего невероятного в предположении, что в данную минуту какой-нибудь шпион, находящийся от нас на расстоянии пятисот миль, извлекает из ваших умов сверхсекретную информацию.
    Недоверие стало еще более явным. Генерал ВВС с четырьмя звездами произнес:
    - Минуточку, доктор... Если то, что вы говорите, верно, какие меры предосторожности нам следует предпринять?
    - Никаких.
    - Это не ответ. Может быть, нужно обшить помещение листовым свинцом?
    - Мы пробовали, генерал. Никакого эффекта.
    - Глушение токами высокой частоты? Или еще что-то на частотах мозговых излучений?
    - Возможно, хотя я и сомневаюсь. Если ВЧВ приобретут военное значение, вам придется иметь дело с теми фактами, которые точно установлены на данный момент. Однако вернемся к нашей программе. Эти леди и джентльмены в полной мере наделены даром телекинеза, то есть даром контролировать массу на расстоянии. Намеченный на завтра эксперимент может оказаться неудачным, но мы все же постараемся убедить неверующих, - он улыбнулся кому-то в заднем ряду, - что попытаться провести его все же стоит.
    Мужчина в заднем ряду, на которого смотрел Рейнолдс, встал.
    - Генерал Хэнби!
    Один из пехотных генерал-майоров повернулся в его сторону.
    - Да, доктор Уитерс?
    - Я просил освободить меня от этой затеи. Мой письменный стол ломится от важнейших материалов, а подобные игры меня совершенно не интересуют.
    Командующий генерал хотел было что-то ответить, но четырехзвездный гость положил руку ему на локоть.
    - Доктор Уитерс, мой письменный стол в Вашингтоне, вероятно, загружен не меньше вашего, но я прибыл сюда по распоряжению Президента. Не будете ли вы добры остаться? Мне необходим взгляд скептика, чтобы корректировать собственные выводы.
    Кипя от возмущения, Уитерс сел на место. Рейнолдс продолжал:
    - Но начнем мы все же с других проявлений ВЧВ - не с телекинеза, а с чего-то отличного от него по механизму действия. - Он повернулся к одной из рыжеволосых девиц. - Джейн, пройди сюда.
    - С удовольствием, - отозвалась девушка, - только я - Джоан.
    - Ладно, пусть будет Джоан. Генерал Ла Мотт, не нарисуете ли вы что-нибудь в этом альбомчике? Четырехзвездный летчик поднял бровь.
    - Что именно?
    - Что хотите, только не слишком сложное.
    - Ладно, доктор. - Генерал немного подумал и сначала нарисовал девушку, потом ухмыльнулся и добавил к ней пучеглазого волка. Спустя несколько мгновений он поднял глаза от альбома. - Готово.
    Пока он рисовал, Джоан возилась со своим альбомом. Рейнолдс протянул его генералу. Рисунки были идентичны, кроме того, что Джоан пририсовала волку погоны с четырьмя звездами. Генерал взглянул на нее, и она ответила преувеличенно невинным взглядом.
    - Уверовал, - сухо сказал генерал. - Что дальше?
    - То, что мы показали, может рассматриваться и как ясновидение, и как телепатия. Сейчас мы покажем вам чистую телепатию. - Рейнолдс подозвал вторую близняшку и попросил:
    - Доктор Уитерс, не поможете ли вы нам?
    - Смотря как...
    - Так же, как генерал в прошлом опыте, только Джейн будет смотреть на рисунок из-за вашего плеча, а Джоан попытается воспроизвести его. Нарисуйте что-нибудь посложнее.
    - Ладно... О'кей...
    Уитерс взял альбом и стал набрасывать сложную радиосхему; Джейн внимательно наблюдала. Вместо подписи Уитерс поставил столь любимую радиолюбителями фигурку Клема - человечка, заглядывающего через забор.
    - Отлично, - сказал Рейнолдс. - Ты кончила, Джоан?
    - Да, доктор.
    Рейнолдс забрал у нее альбом. Чертеж был выполнен безукоризненно точно, но Клему Джоан сделала лукаво подмигивающий глаз.
    Шумок, возникший в зале, Рейнолдс прекратил словами:
    - Я не стану вам демонстрировать опыты с картами, а перейду прямо к телекинезу. Нет ли у кого-нибудь в зале игральных костей? - Так как никто не отозвался, он продолжал: - У меня есть несколько штук, которые мне предоставила лаборатория физики. Игральная доска и пакет с костями опечатаны печатью лаборатории.
    Он вскрыл пакетик и высыпал из него дюжину кубиков.
    - Пистолет, как насчет программы по собственному выбору?
    - Попробую, проф.
    - Генерал Ла Мотт, будьте добры, выберите пару костей и положите их в стаканчик.
    Генерал повиновался и передал стаканчик Эндрюсу.
    - Сколько выбросишь, солдат?
    - Шестьдесят пять генерала устроят?
    - Устроят, если они у тебя выпадут.
    - Не пожелает ли генерал поставить пятерку просто ради интереса? - Эндрюс ждал, глаза широко открыты, взгляд самый что ни на есть невинный.
    Ла Мотт усмехнулся.
    - Смотри, не продуйся, солдат.
    Он положил на стол пятидолларовый банкнот. Эндрюс накрыл его своей пятеркой, потряс стаканчик и выбросил кости. Одна упала на банкноты пятерка. Другая ударилась о спинку стула - шестерка.
    - Продолжим, сэр?
    - Не считай меня таким уж олухом. Покажи еще что-нибудь.
    - Как прикажете, сэр. - Пистолет собрал деньги, а затем выбросил 6-1, 5-2, 4-3 и те же цифры, но в обратном порядке. Затем несколько раз подряд выбросил 6-1, а потом вдруг получил "змеиные глаза". Попытался еще раз вышла двойка с единицей, солдат сердито поглядел на пожилую даму.
    - Мэм, - сказал он, - если хотите играть в кости, то почему бы вам не выйти сюда и не заняться этим делом?
    - Что вы! Да как вы можете говорить такое, мистер Эндрюс!
    Рейнолдс поспешил прервать спор.
    - Ваша очередь подойдет, миссис Уилкинс.
    - В толк не возьму, о чем это вы, джентльмены, - сказала она и снова занялась вязанием.
    Полковник Хэммонд подсел к рыженьким близняшкам.
    - Вы ведь "январские близнецы", не так ли?
    - Никак поклонник! - взвизгнула одна радостно.
    - Наша фамилия Браун, - ответила другая.
    - Пусть будет Браун, - согласился полковник, - но как насчет сеанса для наших ребят?
    - Доктору Рейнолдсу это может не понравиться, - отозвалась первая.
    - Беру его на себя. Нас ведь управление по культурному обслуживанию армии не обеспечивает - слишком строгий режим секретности. Ну, так как, Джоан?
    - Я - Джейн. О'кей, если договоритесь с профом,
    - Молодцы. - И он вернулся к Бабуле Уилкинс, которая демонстрировала "селекцию" - каскад шестерок на доске для игры в кости. Доктор Уитерс глядел на это зрелище с весьма мрачным ведом.
    - Что скажете, док? - спросил Хэммонд.
    - Эти опыты меня смущают, - признался тот, - но все идет на молярном уровне и законов элементарных частиц не нарушает.
    - А как насчет рисунков?
    - Я физик, а не психолог. А вот на базовые частицы - электроны, нейтроны, протоны - воздействовать невозможно, для этого нужна аппаратура, сконструированная с учетом законов радиоактивности.
    Услышав замечание Уитерса, доктор Рейнолдс сказал:
    - Спасибо, миссис Уилкинс. А сейчас, леди и джентльмены, еще один эксперимент. Норман!
    Негритенок открыл глаза.
    - Чего, проф?
    - Подойди ко мне. И попрошу сюда же всю лабораторную группу. У кого-нибудь есть часы со светящимся циферблатом?
    Штабные техники присоединили счетчик Гейгера к усилителю, и аудитория услышала негромкие редкие щелчки, говорившие о фоновой радиоактивности; затем к счетчику поднесли часы с радиоактивными цифрами на циферблате. Редкие щелчки сменились градом ударов, сливающихся в барабанный бой.
    - Выключите свет, - приказал Рейнолдс.
    - Пора, проф?
    Тишина нарушалась лишь трескотней усилителя, считывающего уровень радиоактивности пылающих цифр.
    - Давай, Норман!
    Горящие цифры исчезли. Град щелчков сменился редкими тихими ударами.
    В бункере, расположенном на расстоянии многих миль в глубине пустыни, собралась та же компания. Еще дальше находился испытательный полигон - в его сторону выходило окошко с перископом, углубленное в железобетон и снабженное специальным стеклом-фильтром толщиной не менее фута. Доктор Рейнолдс беседовал с генерал-майором Хэнби. Капитан флота с радионаушниками и портативным динамиком принимал сообщения. Он повернулся к командующему:
    - Планеры прибыли, сэр.
    - Спасибо, Дик.
    - Станция "Чарли" - Контролю, - громко зарычал динамик. - Все готово.
    Моряк снова обратился к Хэнби.
    - Все станции готовы. Цель тоже.
    - Начинайте отсчет времени.
    - Всем станциям подготовиться к отсчету. Готовность минус семнадцать минут. К контролю времени приступить. Пошел отсчет. Повторяю, пошел отсчет.
    Хэнби сказал Рейнолдсу:
    - Расстояние для вас значения не имеет?
    - Мы могли бы находиться в Солт-Лейк-Сити, раз моим коллегам известны все обстоятельства. - Он поглядел на часы. - Мои, должно быть, стоят.
    - Это всегда так кажется. Вспомните хотя бы метроном при первом испытании на Бикини. Я тогда чуть не спятил.
    - Могу себе представить. Хм-м, генерал, кое-кто из моих людей явно нервничает. Может, я что-нибудь сымпровизирую?
    Хэнби мрачно усмехнулся:
    - У нас тут заготовлен конферанс для зрителей. Доктор Уитерс, вы готовы выйти на просцениум?
    Главный физик стоял, склонившись над приборами. Выглядел он очень утомленным.
    - Сегодня очередь не моя, - отозвался он скучным голосом. - Этим займется Саттерли.
    Саттерли вышел вперед и, поглядев на высших офицеров, штатских шишек и членов группы Рейнолдса, усмехнулся.
    - Я тут заготовил для зрителей шуточку, однако она предназначена лишь для очень узкого круга. И все же... - Он взял блестящий металлический шар и поглядел на операторов ВЧВ. - Во время вашей утренней поездки вы уже видели такой. Он был заряжен плутонием. Находится он сейчас там же, где был и тогда, и готов к тому, чтобы сделать "бух" через... через одиннадцать минут. Этот шар стальной, так что прошу ошибок не делать. Хорошенькая получилась бы шуточка - нас буквально на клочки разнесло бы от смеха.
    Никто не засмеялся, и он продолжал:
    - Впрочем, он весит слишком мало, так что с нами все будет в порядке. Этот макет изготовлен для того, чтобы люди доктора Рейнолдса имели перед собой нечто, что поможет им сконцентрироваться. На атомную бомбу он похож меньше, чем я на Сталина, но изображает (если бы там был плутоний) то, что физики называют "подкритической массой". Со времени процессов по делам атомного шпионажа всем прекрасно известно, как устроена атомная бомба. Плутоний излучает в единицу времени постоянное число нейтронов. Если масса мала, большая часть нейтронов уходит наружу. Но если она достаточно велика и достигает критических размеров, нейтроны поглощаются в количестве, необходимом для начала цепной реакции. Вся хитрость в том, чтобы создать критическую массу быстро, а потом бежать, спасая свою шкуру. Это занимает буквально считанные микросекунды, а сколько времени именно - умолчу, не желая огорчать офицеров из отдела безопасности.
    Сегодня мы намерены выяснить, может ли мысль влиять на масштабы эмиссии плутония. Теория, достаточно надежная, чтобы разрушить два крупнейших города Японии, гласит, что эмиссия каждого отдельно взятого нейтрона - дело случайное, но суммарная эмиссия неизменна, как неизменно движение звезд. А если бы дело обстояло иначе, то изготовить атомную бомбу было бы вообще невозможно.
    Согласно стандартной теории, то есть теории, которая подтверждена опытом, эта подкритическая масса имеет шансов взорваться не больше, чем обыкновенная тыква. Наша опытная группа попробует доказать, что это не так. Мои люди сконцентрируют свои силы и постараются увеличить нейтронную эмиссию, благодаря чему шар взорвется, как настоящая атомная бомба.
    - Доктор Саттерли, а вы-то сами считаете это возможным? - спросил вице-адмирал с "крылышками".
    - Я полагаю это абсолютно невозможным. - Саттерли повернулся к членам группы Рейнолдса. - Только, ради Бога, не обижайтесь, ребята.
    - Пять минут, - объявил капитан флота. Саттерли кивнул Рейнолдсу:
    - Ваш выход. Желаю успеха.
    - Одну минуточку, молодой человек, - затрещала миссис Уилкинс, - эти штучки... нервоны...
    - Нейтроны, мадам.
    - Ну, я же так и говорю... Так вот, мне кое-что непонятно. Вероятно, их изучают в старших классах, а я ушла из восьмого. Так обидно...
    Саттерли тоже огорчился, но все же попытался выправить положение.
    - ...И каждое из этих ядер потенциально способно испустить вот такой м-а-а-ленький нейтрончик. В этом шаре, - он поднял макет, - помещается примерно пять тысяч миллиардов триллионов ядер, каждое из которых...
    - Это ведь ужас сколько получается, верно?
    - Мадам, вы совершенно правы. Теперь...
    - Две минуты!
    - Миссис Уилкинс, не волнуйтесь, - вмешался Рейнолдс. - Сосредоточьте внимание на металлическом шаре, что находится там, далеко, и думайте об этих нейтронах, каждый из которых готов вот-вот сорваться с орбиты. Когда я подам команду, я хочу, чтобы вы все, а особенно ты, Норман, думали бы о том шаре, представляли бы, как из него летят искры, словно от светящегося часового циферблата. Постарайтесь сделать так, чтобы этих искр стало больше. Просто постарайтесь. Если ничего не получится, вас никто бранить не будет. Так что - не бойтесь.
    Миссис Уилкинс кивнула.
    - Постараюсь. - Она отложила вязание и устремила в пространство отсутствующий взгляд.
    В ту же минуту всех ослепила неправдоподобно яркая вспышка, прорвавшаяся через массивный стеклянный фильтр. Она осветила каждого присутствующего, а затем исчезла.
    Капитан флота воскликнул: "Что за черт!", кто-то закричал: "Она взорвалась! Взорвалась!" Заревел динамик: "Взрыв произошел на отсчете минус одна минута тридцать семь секунд. Контроль, имела место какая-то ошибка... эта штуковина выглядела как водородная бомба!"
    Накатила взрывная волна и заглушила все прочие звуки. Свет погас, потом со щелчком зажглось аварийное освещение. Бункер качался, как корабль в штормовом море. Яркая вспышка ослепила всех, в ушах стоял рев звуковой волны, а физики уже отталкивали локтями офицеров от перископа. В эту-то минуту на весь бункер и раздалось пронзительное сопрано:
    - О Боже!
    - В чем дело, Бабуля? Вы-то в порядке?
    - Я? О да, да... но мне так жаль... Я же не нарочно...
    - Что не нарочно?
    - Я как раз начала нащупывать, представляя себе эти крохотные противные нервоны, готовые соскочить... Но я не собиралась ничего взрывать... во всяком случае, пока вы не скажете...
    - Ох! - Рейнолдс повернулся к остальным. - Еще кто-нибудь спускал курок?
    Никто не сознался. Миссис Уилкинс сказала виновато:
    - Извините, доктор. Может, у них найдется вторая? Уж на этот раз я буду поосторожнее.
    Рейнолдс и Уитерс сидели в офицерском клубе, перед ними стояли чашки кофе, причем физик про свою начисто забыл. Его глаза горели, лицо нервно подергивалось.
    - Предела не существует! Расчеты показывают, что более девяноста процентов массы превращается в энергию. Вы понимаете, что это значит?! Если мы примем... впрочем, неважно! Скажем проще: мы можем делать бомбы размером с горошину! Никаких мер предосторожности! Никаких сложных запасных цепей! Ничего, кроме... - Он помолчал.- К месту бомбежки их будут доставлять небольшие сверхскоростные реактивные самолеты с пилотом, инженером-оружейником и одним из ваших операторов. А бомб сколько угодно! Ни одно государство на Земле не сможет...
    - Полегче, - произнес Рейнолдс, - у нас слишком мало операторов. Мы не сможем рисковать ими, сажая их в самолеты.
    - Но...
    - Впрочем, это и не нужно. Покажите им бомбу, дайте фотографии целей, свяжите по радио с инженером-оружейником... Мы разместим их по всей стране, а сами начнем новый поиск людей, обладающих ВЧВ. По моим расчетам, таких примерно один на тысячу восемьсот.
    - Разместить по стране, - повторил Уитерс. - Миссис Уилкинс одна может управиться с несколькими бомбами... верно ведь?
    - Думаю, да. Испытаем.
    - Обязательно испытаем! - Уитерс наконец вспомнил о кофе и выпил его одним глотком. - Извините меня, доктор, я лезу прямо напролом. Слишком много старых представлений приходится пересматривать.
    - Это мне понятно. Я сам в прошлом бихевиорист.
    Вошел капитан Майклер, огляделся и быстрыми шагами двинулся к их столику.
    - Генерал ждет вас обоих, - сказал он тихо. - Поторопитесь.
    Их провели в охраняемый часовыми кабинет. Кроме генерала Хэнби тут присутствовали еще генерал Ла Мотт и вице-адмирал Кейтли. Лица военных были суровы. Хэнби протянул какую-то бумагу. Рейнолдс увидел на ней штамп "Совершенно секретно" и вернул ее генералу.
    - Генерал, у меня не тот уровень секретности.
    - Заткнитесь и читайте!
    Рейнолдс пропустил несколько предваряющих кодовых групп:
    "Расшифровка. СЕГОДНЯ РУССКОЕ ПОСОЛЬСТВО ВРУЧИЛО НАМ УЛЬТИМАТУМ: ТРЕБОВАНИЕ ПРЕОБРАЗОВАТЬ СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ В "НАРОДНУЮ РЕСПУБЛИКУ" ПОД ПОЛИТИЧЕСКИМ РУКОВОДСТВОМ КОМИССАРОВ, НАЗНАЧАЕМЫХ СССР. ТРЕБОВАНИЕ ПОДКРЕПЛЯЕТСЯ ВОЕННЫМИ ДЕЙСТВИЯМИ. В НОТЕ СООБЩАЕТСЯ, ЧТО В ВАЖНЕЙШИХ ГОРОДАХ США (СПИСОК ПРИЛАГАЕТСЯ) ЗАЛОЖЕНЫ АТОМНЫЕ БОМБЫ, КОТОРЫЕ БУДУТ ПРИВЕДЕНЫ В ДЕЙСТВИЕ ПО РАДИО, ЕСЛИ США НЕ КАПИТУЛИРУЮТ К ШЕСТНАДЦАТИ НОЛЬ-НОЛЬ БЛИЖАЙШЕЙ ПЯТНИЦЫ".
    Рейнолдс перечитал документ дважды. Шестнадцать ноль- ноль в пятницу означало два часа дня послезавтра по местному времени. В наших городах заложены атомные бомбы? Неужели им это действительно удалось? Он с трудом осознал, что генерал Ла Мотт что-то говорит.
    - Следует рассматривать эту угрозу как совершенно реальную. Наша децентрализованная организационная структура делает нас естественным объектом нападения.
    - А может, они блефуют? - засомневался адмирал. Генерал ВВС покачал головой:
    - Они знают, что Президента на испуг не возьмешь. Не следует считать русских дураками.
    Рейнолдс все еще не мог понять, по какой причине ему разрешается быть участником подобного совещания. Но тут Ла Мотт взглянул на него.
    - Адмирал Кейтли и я немедленно убываем в Вашингтон. Я задержался только для того, чтобы спросить вас: если ваши люди могут взорвать атомную бомбу, так не могут ли они предотвратить ее взрыв?
    Рейнолдсу показалось, что время растягивается так, будто у него впереди чуть ли не год на то, чтобы обдумать все детали, касающиеся миссис Уилкинс, Нормана и других.
    - Могут, - ответил он. Ла Мотт встал.
    - Тогда это ваша забота, Хэнби. Пошли, адмирал.
    - Постойте,- запротестовал Рейнолдс. - Дайте мне бомбу и миссис Уилкинс, и я смело усядусь на эту бомбу. Но сколько там городов?
    - Тридцать восемь.
    - Значит, тридцать восемь бомб, а может быть, и больше. Где они спрятаны? Как выглядят? На какой срок все это может растянуться? Нет, это совершенно невозможно!
    - Разумеется. Но делать-то надо! Или хотя бы попытаться. Хэнби, известите, что мы вылетели, ладно?
    - Конечно, генерал.
    - Прощайте, доктор. Или, возможно, до свидания. Рейнолдс внезапно сообразил, что эти двое отправляются, чтобы "сесть" на одну из бомб и продолжать выполнять свои обязанности, пока она их не уничтожит. Он торопливо проговорил:
    - Мы постараемся. Мы обязательно постараемся. Тридцать восемь городов... сорок три часа... семнадцать операторов. Были, конечно, и другие, найденные за предыдущие годы исследований, но они разбросаны по сорока одному штату. В стране с диктаторским режимом секретная полиция отыскала бы их в одну минуту и доставила бы в нужное место со сверхзвуковой скоростью. Но ведь это - Америка!
    Разыскать! Доставить сюда! Немедленно! Хэнби поручил полковнику Хэммонду выполнение распоряжений Рейнолдса и приказал офицеру секретной службы передать свои обязанности кому угодно, а самому сесть на телефон и, пользуясь личными связями в ФБР и с другими офицерами безопасности, а через них и с полицией, объявить общую тревогу и найти этих обладателей ВЧВ. Найти, убедить, используя любые формы давления, и заставить лететь, как на крыльях, в нужном направлении. К вечеру нашли двадцать три, из них одиннадцать ублажили или обманули, двое уже прилетели. Хэнби позвонил Рейнолдсу и застал его жующим на ходу сандвич.
    - Говорит Хэнби. Только что звонил Президент.
    - Президент?
    - Ла Мотт к нему пробился. Он, конечно, весь в сомнениях, но все же распорядился оказать нам всемерную поддержку, разумеется, кроме той, что может снизить готовность обычных оборонительных средств. Один из его помощников уже час назад вылетел из Национального аэропорта реактивным самолетом, чтобы помочь нам здесь. В общем, мы продвигаемся.
    Продвигались они, конечно, медленно, зато, поскольку русские передачи не глушились, разразившийся кризис немедленно стал всеобщим достоянием. Ровно через тридцать минут Президенту пришлось выступить по телевещанию. Рейнолдс его не слышал - дел было по горло. Он имел всего двадцать человек и мог спасти только двадцать городов, а ведь надо было спасать всю страну. Но как? Рейнолдс был уверен, что миссис Уилкинс сможет обезвредить любую атомную бомбу, если ей ее показать. Он надеялся, что на это же способны и другие, но ведь бомбы спрятаны в далеких-далеких городах - их следует сначала отыскать мысленно, потом все обдумать, потом обезвредить, и все это не за микросекунду, которая требуется для взрыва, а за миллиарды микросекунд, потребных на обнаружение бомбы. Возможно ли это?
    Как помочь своим людям? Конечно, есть наркотики - кофеин, бензедрин. Ведь людям нужен и покой, верно? Он повернулся к Хэммонду.
    - Мне нужна комната с ванной для каждого человека.
    - Так это у них уже есть.
    - Нет, сейчас в каждой комнате по двое, а все ванны - общие.
    Хэммонд пожал плечами.
    - Будет сделано. Придется дать под зад кое-кому из генералитета.
    - Пусть кухня работает круглые сутки. Спать им не придется, а есть надо. И чтоб все время свежий кофе, кока, чай - все, чего они потребуют. Можно поставить в каждую комнату телефон и подключить его к отдельному коммутатору?
    - О'кей. Что еще?
    - Пока не знаю. Надо спросить у них.
    О русском ультиматуме было уже всем известно, а о том, каковы наши планы, не знал никто. Речь Рейнолдса была выслушана в неловком молчании. Рейнолдс повернулся к Эндрюсу.
    - Что ты скажешь, Пистолет?
    - Кусок-то больно велик, проф, как бы в горле не застрял.
    - Верно. А может, все же сжуем?
    - Полагаю, придется.
    - Норман?
    - Ну, босс... как же быть, ежели я их "не вижу"?
    - Миссис Уилкинс сегодня утром тоже "не видела" бомбу. И радиацию часового циферблата ты тоже "не видел" - она слишком мала. Ты видел только циферблат и думал лишь о нем. Ну, так как?
    - Думать о блестящем шаре где-то в городе?
    - Да. Нет, постой! Полковник Хэммонд, им нужно иметь представление о внешнем виде объекта, а он будет совсем другим. Здесь ведь есть наши атомные бомбы - им надо на них посмотреть.
    Хэммонд задумался.
    - Американская бомба предназначена для сбрасывания или запуска с ракетой, она не может быть похожа на русскую, которую нужно где-то спрятать, чтобы потом "разбудить" радиосигналом.
    - А как выглядят те?
    - Отдел С-2, надо полагать, знает. Мы попробуем получить от них рисунок или чертеж. И пусть готовят макет. Придется обратиться к Уитерсу и генералу. Он вышел.
    Миссис Уилкинс сказала деловито:
    - Доктор, дайте мне Вашингтон, о'кей?
    - Хорошо, миссис Уилкинс, вы единственная, кто прошел испытание практикой, хотя тогдашнее задание было прямо противоположным. Значит, Вашингтон за вами. Этот объект исключительно важен.
    - Да я не потому. Его я "вижу" лучше остальных.
    - В этом что-то есть, - отозвался Эндрюс. - Тогда я возьму Сиэтл.
    К полуночи Рейнолдс распихал всех своих подопечных (их стало уже двадцать шесть) по комнатам офицерского клуба. Хэммонд и он сам по очереди дежурили у коммутатора, развернутого в верхнем холле. Дежурства операторов должны начаться незадолго до истечения срока ультиматума. Усталость ослабляла ВЧВ, иногда сводя их на нет. Рейнолдс надеялся, что последнюю ночь перед вахтой им удастся поспать как следует.
    В каждой комнате был установлен микрофон, селекторная связь позволяла слышать, что происходит у жильцов. Рейнолдсу это было не по душе, но Хэммонд переспорил его,
    - Разумеется, это вторжение в частную жизнь. Не разве бомба не вторгается в нее? - Он нажал на клавишу. - Слышите? Этот парнишка - Норман - что-то выпиливает из фанеры. - Он нажал на другую. - Рядовой Эндрюс тоже еще копошится. Мы не можем разрешить им спать во время вахты, когда она начнется, поэтому придется шпионить.
    - Возможно, вы правы.
    Наверх пришел Уитерс.
    - В чем-нибудь еще нуждаетесь?
    - Полагаю, что нет, - ответил Рейнолдс. - Как там с макетом бомбы?
    - Будет готов на рассвете.
    - Насколько он надежен?
    - Трудно сказать. Их агенты, надо думать, изготовили спусковые устройства из частей, закупленных здесь, но они могут сильно различаться между собой. Что же касается основы... что ж, пришлось прибегнуть к настоящему плутонию.
    - Пойдет. Покажем им сразу же после завтрака. Дверь комнаты Пистолета приоткрылась.
    - Привет, полковник. Проф, она там.
    - Кто?
    - Да бомба же. Под Сиэтлом. Я ее чувствую.
    - Где она находится?!
    - Глубоко. И там мокро, как мне кажется. Может, они ее в Саунд [Пьюджет-Саунд - залив, на берегу которого стоит Сиэтл.] запихали?
    Хэммонд вскочил.
    - Она в гавани, чтобы залить город радиоактивным дождем! - Он говорил и одновременно набирал номер. - Дайте мне генерала Хэнби!
    - Говорит Моррисон, - ответил чей-то голос. - В чем дело, Хэммонд?
    - Насчет бомбы в Сиэтле. Прикажите поискать ее драгами. Она либо в Саунде, либо поблизости от него под водой.
    - Откуда это известно?
    - Один из колдунов Рейнолдса. Начинайте! - И он положил трубку.
    - Проф, я ее "не вижу", я же не ясновидящий. Почему бы не вызвать сюда кого-нибудь из них? Например, эту крошку Брентано?
    - Боже мой! Ясновидящие! Да ведь они нам просто необходимы!
    - Доктор, вы считаете... - воскликнул Уитерс.
    - Ничего я не считаю, иначе давно бы подумал об этом. А как отыскиваются бомбы? Какими-нибудь приборами?
    - Приборами? Бомба защищена так, что даже счетчик Гейгера ни черта не покажет. Их надо вскрывать и смотреть.
    - И сколько на это нужно времени? Скажем, на Нью-Йорк?
    - Подождите! - сказал Хэммонд. - Рейнолдс, где эти ясновидящие?
    Рейнолдс пожевал губами.
    - Они попадаются очень редко.
    - Куда реже, чем игроки в кости, - добавил Пистолет, - но если говорить об этой девочке Брентано... Она нашла ключи, которые я потерял, когда рыл окоп. А ведь они оказались под трехфутовым слоем земли. Я тогда всю казарму чуть не перерыл.
    - Да, да, миссис Брентано! - Рейнолдс полез за своей записной книжкой.
    Хэммонд потянулся к коммутатору.
    - Моррисон? Сейчас мы продиктуем вам несколько имен, разыскать этих людей еще важнее, чем прежних.
    Важнее, но и труднее: началась паника. Президент уговаривал население сохранять хладнокровие и не покидать дома, но тем не менее больше тридцати миллионов людей бежали из городов. Телетайп в офисе командующего отстукивал:
    "НЬЮ-ЙОРК, ШТАТ НЬЮ-ЙОРК. ЧТОБЫ РАСЧИСТИТЬ ОТ ОБЛОМКОВ ПОСЛЕ АВАРИИ ЧАСТЬ ТУННЕЛЯ ХОЛЛАНД, ВЕДУЩУЮ ИЗ ЦЕНТРА К ПЕРИФЕРИИ, ПРИШЛОСЬ ПЕРЕКЛЮЧИТЬ ДВИЖЕНИЕ НА ЧАСТЬ, ОБЕСПЕЧИВАЮЩУЮ ВСТРЕЧНЫЙ ПОТОК ТРАНСПОРТА. ПОЛИЦИЯ ОТКАЗАЛАСЬ ОТ НАМЕРЕНИЯ ОСТАНОВИТЬ ЭВАКУАЦИЮ. БУЛЬДОЗЕРЫ ПРОБУЮТ ВОССТАНОВИТЬ ДВИЖЕНИЕ ПО ТРИБОРО-БРИДЖ, СБРАСЫВАЯ ПРЯМО В РЕКУ ИСКОРЕЖЕННЫЕ АВТОМОБИЛИ И ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ТРУПЫ. ПОДТВЕРЖДАЕТСЯ ИЗВЕСТИЕ О КАТАСТРОФЕ С ПАРОМОМ В УИХОКЕН, НО СПИСКА ПОГИБШИХ ПОКА НЕТ. СЮЧНОЕ СООБЩЕНИЕ: МОСТ ДЖОРДЖА ВАШИНГТОНА РУХНУЛ ТО ЛИ ИЗ-ЗА ПЕРЕГРУЗКИ, ТО ЛИ В РЕЗУЛЬТАТЕ ДИВЕРСИИ. ЕЩЕ ОДНО СРОЧНОЕ СООБЩЕНИЕ... ЕЩЕ..."
    Подобная обстановка царила повсюду. На автостраде Денвер-Колорадо-Спрингс к полуночи было зарегистрировано 135 смертельных исходов в результате аварий, потом подобная информация уже просто не поступала. Тяжелый ДС-7 врезался в Бербанке в толпу, прорвавшую ограждение. Движение по автостраде Балтимор-Вашингтон забито пробками в обоих направлениях. Все пять выездов из Лос-Анджелеса намертво закупорены грудами столкнувшихся автомашин. В четыре утра по восточному времени Президент ввел военное положение. Немедленных результатов этот приказ не принес.
    К утру у Рейнолдса был уже тридцать один волонтер, их распределили по двадцати четырем городам. Ему пришлось принять крайне тяжелое решение, разрешив своим людям "держать" лишь знакомые им города. Все решилось окончательно, когда игрок Кэрш Деньги-Ваши-Будут-Наши сказал: "Док, у меня предчувствие - Миннеаполис должен быть моим". Рейнолдс сдался, хотя один из его только что прибывших подопытных был уроженцем этого города. Он посадил на Миннеаполис обоих и молился, чтобы хоть у одного из них предчувствие сработало. Прибыли двое ясновидящих - один совершенно слепой киоскер из Чикаго, которому тут же был поручен поиск бомбы в этом городе, другой же циркачке-чтецу мыслей просто дали список городов и велели заняться свободным поиском. Миссис Брентано вторично вышла замуж, переехала, и ее разыскивали по всему Норфолку.
    В час пятнадцать пополудни, то есть за сорок пять минут до истечения срока ультиматума, все сидели в своих комнатах, вооруженные планами городов, их аэрофотоснимками и фотографиями макетов атомной бомбы. Клуб был полностью очищен от обычных посетителей. Тем нескольким служащим, которые должны были обеспечивать необходимым бригаду операторов ВЧВ, приказали соблюдать полнейшую тишину. На шоссе перекрыли движение, самолетам было запрещено летать в определенном воздушном коридоре. Все должно было создавать условия, чтобы теперь уже сорок два человека могли бы сидеть и думать.
    У коммутатора находились Хэммонд, Рейнолдс и Мак-Клинток - помощник Президента. Рейнолдс оторвал взгляд от списков:
    - Время?
    - Час тридцать семь, - ответил Хэммонд, - осталось двадцать три минуты.
    - Час тридцать восемь - поправил его Мак-Клинток. - Рейнолдс, как у вас с Детройтом? Нельзя же оставить его без защиты!
    - Мне некого на него поставить. Каждый прикрывает тот город, который он знает.
    - А близняшки? Я слышал, как они упоминали Детройт.
    - Так они повсюду выступали, но их родной город- Питтсбург.
    - Одну из них переведите на Детройт.
    Рейнолдсу очень хотелось послать его подальше.
    - Они работают только в паре. Вы что, хотите сбить их с толку и потерять два города?
    Не отвечая на вопрос, Мак-Клинток спросил:
    - А кто на Кливленде?
    - Норман Джонсон. Он оттуда родом, а по своим способностям занимает среди операторов второе месте.
    Их разговор был нарушен звуком голосов на нижней площадке. По лестнице поднимался мужчина с чемоданом в руках. Увидев Рейнолдса, он воскликнул:
    - О, хелло, доктор! Что случилось? Я занят важнейшим делом - изготовляю танк, а меня вдруг волокут в ФБР! Это ваши штучки?
    - Да. Пошли.
    Мак-Клинток хотел было что-то сказать, но Рейнолдс уже увел приезжего.
    - Мистер Нельсон, вы прибыли со всем семейством?
    - Нет, они все еще в Детройте. Если бы я знал...
    - Погодите. Выслушайте меня внимательно. - Рейнолдс объяснил ситуацию и показал план города и макет атомной бомбы, находившийся в той комнате, куда они прошли. - Вы все поняли?
    Желваки на скулах Нельсона ходили ходуном.
    - Неужели это возможно?
    - Да, возможно. Все, что надо, - это думать о бомбе или о бомбах. Войти с ними в соприкосновение, зажать их, не дать взорваться. Придется попотеть.
    Нельсон тяжело перевел дух.
    - Постараюсь не заснуть.
    - Если вам что-нибудь потребуется, звоните по телефону. Желаю удачи.
    Рейнолдс возвращался мимо двери слепого ясновидящего. Она была приоткрыта.
    - Гарри, это проф. Что-нибудь получается?
    Владелец комнаты повернулся на голос:
    - Она в Лупе ["Луп" (Петля) - район в центре Чикаго, охватываемый петлей железной дороги.]. Я мог бы провести к ней, если б был там. Дом шестиэтажный.
    - А более определенно сказать нельзя?
    - Передайте, пусть пошарят на чердаке. Когда я "поднимаюсь" вверх, становится теплее.
    - Передам немедленно. - Вернувшись почти бегом, он увидел, что прибыл Хэнби. Рейнолдс набрал номер узла связи. - Говорит Рейнолдс. Чикагская бомба в шестиэтажном доме в Лупе, вероятно, на чердаке. Нет, это все. Будьте здоровы.
    Хэнби начал что-то говорить, но Рейнолдс, отрицательно качнув головой, взглянул на часы. Генерал, так ничего и не сказав, взял трубку.
    - Говорит командующий. Любые срочные сообщения передавайте сюда. - Он положил трубку на рычаг и тоже посмотрел на часы.
    Долгие пятнадцать минут прошли в полном молчании. Генерал прервал его, подняв трубку.
    - Говорит Хэнби. Есть какие-нибудь новости?
    - Нет, генерал. На проводе Вашингтон.
    - Вашингтон?
    - Да, сэр. Генерал у телефона, мистер Секретарь.
    Хэнби вздохнул.
    - Говорит Хэнби, мистер Секретарь. У вас все в порядке? Вашингтон... в норме?
    Остальные слушали разговор через усилитель.
    - Разумеется, разумеется. Срок ультиматума истек. Но я хотел бы сказать... Радио Москвы сообщило, что наши города в огне.
    Хэнби искал нужные слова.
    - А на самом деле?
    - Конечно, ничего подобного. Я напрямую связан с Генеральным штабом, у которого постоянная связь с каждым городом в списке. Все они в полном порядке. Не знаю, был ли толк от ваших ненормальных, но так или иначе, тревога оказалась ложной... - Голос умолк.
    Лицо Хэнби помертвело. Он в бешенстве ударил по клавише.
    - Нас прервали!
    - Это не у нас, сэр... Никак не могу добиться соединения.
    - Продолжайте попытки.
    Прошло чуть больше минуты, хотя казалось, время тянулось бесконечно, наконец связист доложил:
    - Связь восстановлена.
    - Это вы, Хэнби? - раздался голос. - Надо полагать, нарушения на линии, подобные тому, что только что имело место, возможны и в будущем. Так вот, насчет этих ВЧВ... Мы им, конечно, благодарны и все такое прочее, но я советую не посвящать в это дело газетчиков. Могут понять все не так, как хотелось бы, знаете ли.
    - Вот как? Это приказ, мистер Секретарь?
    - О, нет, нет... Просто дела такого рода обычно проходят через мой офис...
    - Понятно, сэр, - Хэнби осторожно положил трубку.
    - Не следовало вам прерывать разговор, генерал, - сказал Мак-Клинток. - Я хотел узнать, считает ли шеф продолжение нашей работы необходимым.
    - Давайте обговорим это у меня. - Генерал увлек его за собой, но перед этим успел послать Рейнолдсу тоскливый взгляд через плечо.
    В шесть часов у дверей комнат были выставлены подносы с едой, вечером многие попросили кофе. Миссис Уилкинс заказала чай. Дверь в ее комнату была постоянно открыта, и она болтала со всеми, кто проходил мимо.
    Гарри-киоскер обследовал Милуоки. Из Чикаго ответ на его сообщение еще не поступил. Миссис Экстейн, или "Княгиня Катя" - таков был ее сценический псевдоним, - заявила, что "ощущает" передвижной домик в Денвере, а теперь занялась планами Нового Орлеана. После того, как срок ультиматума истек, паника немного улеглась, а положение с коммуникационными системами улучшилось. Американцы говорили друг другу, что все время были уверены в том, что проклятые красные просто блефуют.
    В три утра Хэммонд и Рейнолдс потребовали еще кофе. Когда Рейнолдс наливал чашку, рука его слегка дрожала. Хэммонд сказал:
    - Вы уже две ночи без сна. Прилягте вон на том диванчике.
    - Как будто вы себя чувствуете намного лучше!
    - Я посплю, когда вы проснетесь.
    - Не могу спать. Меня волнует то, что может случиться, если заснут они. Он показал на шеренгу закрытых дверей.
    - Меня тоже.
    В семь утра в коридор вышел Пистолет.
    - Та бомба... ее больше нет. Чувство такое, будто разжал кулак, а в нем пусто!
    Хэммонд схватил трубку.
    - Дайте мне Сиэтл. Местное отделение ФБР. Пока его соединяли, Пистолет спросил:
    - А что теперь, проф?
    Рейнолдс попытался сосредоточиться.
    - Может, отдохнешь чуток?
    - Пока все не кончится, лучше не стоит. У кого Толидо? Мне он знаком.
    - Хм... У молодого Барнеса.
    Хэммонда соединили. Он назвал себя и задал вопрос. Потом тихонько опустил трубку.
    - Они нашли ее, - сказал он шепотом. - В озере.
    - Я ж говорил, что там мокро, - буркнул Пистолет. - Так как насчет Толидо?
    В семь тридцать пять ворвался Мак-Клинток, за ним спешил Хэнби.
    - Доктор Рейнолдс! Полковник Хэммонд!
    - Ш-ш-ш-ш! Тихо! Вы им мешаете!
    Мак-Клинток понизил голос.
    - Извините... Переволновался. Но это очень важно. В Сиэтле нашли бомбу и...
    - Да, рядовой Эндрюс нас уже известил.
    - А? Да откуда он-то мог знать?
    - Неважно, - вмешался Хэнби. - Важно, что бомбу нашли с задействованным спусковым механизмом. Теперь мы уверены, что именно ваши люди спасают города.
    - А разве тут могли быть сомнения?
    - Ну, в общем... да...
    - Но больше их нет, - добавил Мак-Клинток. - Теперь я все беру на себя. Он наклонился к коммутатору. - Связь? Дайте мне Белый дом.
    - Что вы хотите сказать, - медленно начал Рейнолдс, - этим "беру все на себя"?
    - Что? Да просто-напросто беру на себя руководство операцией от имени Президента. Будьте добры принять меры, чтобы эти люди ни на минуту не покидали своих постов.
    - А вы что собираетесь делать?
    - Да ничего, доктор, - быстро вмешался Хэнби. - Просто с этой минуты мы будем находиться в непрерывном контакте с Вашингтоном.
    Они продолжали нести вахту вместе. Рейнолдс буквально кипел от ярости и ненависти к Мак-Клинтоку. Ему захотелось выпить еще чашечку кофе, но он решил заменить ее таблеткой бензедрина. Рейнолдс надеялся, что его люди последуют его примеру, но не слишком переусердствуют. Возбуждающими средствами пользовались все, кроме Бабули Уилкинс, которая не желала к ним даже притрагиваться. Ему очень хотелось проверить всех, но он знал, что не вправе - каждая бомба висела на тоненькой ниточке человеческой мысли отвлекись на секунду - и все...
    Загорелся огонек внешнего вызова. Трубку снял Хэнби.
    - Конгресс распустили на каникулы, - объявил он, - и Президент вручил контр-ультиматум русским : найти и обезвредить все бомбы, иначе мы начнем бомбардировку их территории.
    Снова вспыхнул огонек внешнего вызова. Хэнби ответил. Лицо его просветлело.
    - Найдены еще две. Одна в Чикаго - именно там, где установил ваш парень. Другая в Кемдене.
    - В Кемдене? А каким образом?
    - Они проводят превентивные аресты коммунистов. Одного из них привезли обратно в Кемден для допроса, что ему ужас как не понравилось - знал, что находится всего лишь в миле от бомбы. А кто у нас на Кемдене?
    - Мистер Димуиди.
    - Старикашка? Тот, что прихрамывает?
    - Именно. Почтальон на пенсии. Генерал, мы уверены, что в каждом городе только одна бомба?
    Ему ответил Мак-Клинток:
    - Нет, конечно. Эти люди должны...
    Хэнби опять вмешался:
    - Си-Ай [Разведывательное управление.] полагает, что так. Исключения Нью-Йорк и Вашингтон. Считается, что если бы бомб было больше, то список городов был бы длиннее.
    Рейнолдс ушел, чтобы снять с дежурства мистера Димуиди. Мак-Клинток, кипел он, не способен понять, что человек сделан из плоти и крови.
    Димуиди ничуть не удивился.
    - Знаете, недавно внезапно исчезло ощущение давления, и я испугался, что по-настоящему задремал. Решил, что "отпустил" бомбу и она взорвалась, но тут же понял, что ошибаюсь.
    Рейнолдс велел ему отдохнуть, а затем быть готовым прийти на помощь кому-нибудь из товарищей. Они остановились на Филадельфии - Димуиди там жил некоторое время.
    Вахта продолжалась. Миссис Экстейн выдала целых три предположения, но ответов на них пока не было, так что Рейнолдсу пришлось продолжать держать все эти три города под неусыпным наблюдением. И тут миссис Экстейн заявила, что ее "зрение" притупилось. Рейнолдс сходил к ней в комнату и уложил спать, даже не посоветовавшись с Мак-Клинтоком.
    Подносы с завтраком появились и исчезли. Рейнолдс трудился изо всех сил, стремясь добиться того, чтобы его операторы могли отдохнуть. Сорок три человека и тридцать пять городов - ах, если бы иметь хоть по двое на каждый город! Конечно, возможно, что каждый из них способен контролировать любой город. Нет, проверка подобного предположения может обойтись слишком дорого!
    Проснулся Барнес и снова взялся за Толидо. Теперь Пистолет был свободен. Может, поручить ему Кливленд? Норман работал бессменно, а Пистолет как-то раз проезжал через Кливленд на поезде. Цветной мальчуган был просто уникум, хотя и склонен к истерике, тогда как Пистолет... Короче, Рейнолдс был уверен, что, проведи Пистолет даже неделю без сна, он будет последним, кто сойдет с рельс.
    Нет! Нельзя доверить Кливленд человеку, который всего лишь раз проехал через него. Но когда Димуиди возьмет на себя Филадельфию, а когда Мэри Клиффорд проснется, он сможет посадить ее на Хьюстон, что даст возможность Хэнку поспать, прежде чем его пересадят на Индианаполис, и тогда...
    Настоящая шахматная задача, только все пешки в ней - ферзи, а ошибки недопустимы!
    Мак-Клинток забавлялся переключением селектора, вслушиваясь в то, что происходит в комнатах. Внезапно он заорал:
    - Кто-то дрыхнет!
    Рейнолдс взглянул на номер.
    - Естественно. Это комната близняшек. Они работают поочередно. Вы можете услышать храп еще в двадцать первой, тридцатой, восьмой и девятнадцатой комнатах. Там все о'кей. Они спят после вахты.
    - Ну, ладно, ладно. - Мак-Клинток явно чувствовал себя уязвленным.
    Рейнолдс снова склонился над своими списками. Вскоре Мак-Клинток опять взревел:
    - Кто в двенадцатой?
    - Что? Подождите-ка... Там Норман Джонсон, Кливленд.
    - Вы хотите сказать, что он на вахте?!
    - Да. - Рейнолдс услышал астматическое дыхание мальчугана, и это его успокоило.
    - Он храпит!
    - Нет, он не спит.
    Но Мак-Клинток уже мчался по коридору. Рейнолдс бросился ему вслед, Хэнби и Хэммонд - за ним. Рейнолдс успел добежать до двенадцатой комнаты как раз в тот момент, когда Мак-Клинток в нее ворвался. Норман полулежал в кресле, глаза по обыкновению закрыты. Мак-Клинток схватил его за ворот и ударил по лицу.
    - Продери глаза!
    Рейнолдс схватил Мак-Клинтока.
    - Проклятый идиот!
    Норман открыл глаза и тут же отчаянно разрыдался.
    - Она взорвалась!
    - Спокойнее, Норман! Все в порядке!
    - Нет! Нет! Она взорвалась, и мамми погибла!!!
    Мак-Клинток рявкнул:
    - А ну, сконцентрируйся, парень! Принимайся за дело!
    Рейнолдс повернулся к нему:
    - Убирайся! Убирайся отсюда, пока я тебе морду не набил!
    Хэнби и Хэммонд стояли в дверях. Генерал опомнился первым:
    - Замолчите, доктор, и займитесь мальчиком. На командном пункте уже горел сигнал внешнего вызова. Хэнби взял трубку, а Рейнолдс пытался успокоить негритенка, Хэнби выслушал в мрачном молчании, потом сказал:
    - Он прав. Кливленда больше нет.
    - Он спал! - резко выкрикнул Мак-Клинток. - Убить его мало!
    - Заткнитесь, - ответил Хэнби.
    - Но...
    - Какие будут приказания, генерал? - спросил Рейнолдс.
    - А разве они нужны?
    - А весь этот галдеж? Наверняка не менее десятка людей выбиты из колеи.
    - Проверим. - Генерал снова вызвал Вашингтон, затем вздохнул с облегчением. - Нет, только Кливленд. Можно сказать... нам повезло.
    - Генерал, - стоял на своем Мак-Клинток, - он спал!
    Хэнби посмотрел на него.
    - Сэр, может, вы и помощник Президента, но военной властью не располагаете. Вон из моего командного пункта!
    - Но я направлен Президентом, чтобы...
    - Вон из командного пункта, сэр! Возвращайтесь в Вашингтон. Или в Кливленд!
    Мак-Клинток окаменел. Хэнби добавил:
    - Вы хуже заразы. Вы - дурак!
    - Я буду жаловаться Президенту!!!
    - Вмешайтесь еще раз, и Президент вряд ли доживет до той минуты. Пошел вон!
    К ночи ситуация резко осложнилась. Угроза все еще висела над двадцатью семью городами, а операторы Рейнолдса выбывали из строя быстрее, чем успевали обнаруживать новые бомбы. Кэрш Деньги-Ваши-Будут-Наши даже после отдыха был не в силах встать на вахту.
    - Пуст, как пересохший колодец. Все.
    После этого Рейнолдс проверил всех, кто должен был заступить на вахту, и обнаружил, что некоторые из них безнадежны - короткий сон ничего изменить не смог - они были "пусты".
    К ночи осталось только восемнадцать операторов на девятнадцать городов. Близняшкам со слезами пришлось расстаться - и ничего ужасного не произошло. Миссис Уилкинс "держала" Балтимор и Вашингтон - она взяла на себя Балтимор, когда там не оказалось замены.
    Но теперь у Рейнолдса уже не было резервов для подмены, и три оператора Нельсон, Пистолет и Бабуля Уилкинс - работали бессменно. Рейнолдс слишком вымотался, чтобы волноваться. Он просто знал, что если хоть один из них достигнет предела своих возможностей, Соединенные Штаты потеряют город. Паника после гибели Кливленда вспыхнула снова. Дороги были забиты. Развал затруднял поиски бомб, но изменить ситуацию Рейнолдс ничем не мог.
    Миссис Экстейн все еще жаловалась на свое "зрение", но работу все же продолжала. У Гарри-киоскера с Милуоки дело не сдвинулось с мертвой точки, но подменять его смысла не было - другие города были для него "белым пятном". За ночь миссис Экстейн обнаружила бомбу в Хьюстоне. Она, - сказала миссис Экстейн, - находится в ящике под землей. Гроб? Да, там есть и могильная плита, но прочесть на ней имя она не может.
    Из-за этого покой многих недавно опочивших в Хьюстоне был потревожен. В девять часов воскресного утра Рейнолдс пошел к Мэри Клиффорд, чтобы сказать ей, что она может лечь спать или сменить оператора по Уилмингтону, если у нее еще есть силы. Он обнаружил Мэри в глубоком обмороке, уложил ее в постель, гадая, знает ли она, что бомба в Хьюстоне обезврежена.
    Одиннадцать городов и восемь людей. Бабуля Уилкинс "держала" четыре города. Никто, кроме нее, не мог взять на себя даже два. Рейнолдс тупо подумал, какое это чудо, что они все же держатся, - это чудо намного превосходило все, что операторы демонстрировали когда-либо.
    Когда он вернулся, Хэммонд поднял на него глаза.
    - Заменили кого-нибудь?
    - Нет. Эта девочка Клиффорд выбыла надолго. Значит, в конце концов мы потеряем не меньше полудюжины городов.
    - Наверняка некоторые из них уже обезлюдели.
    - Будем надеяться. Еще бомбы найдены?
    - Пока нет. А как вы, доктор, себя чувствуете?
    - Как покойник трехнедельной давности. Рейнолдс устало рухнул на стул. Он подумал, не стоит ли разбудить кого-нибудь из спящих и посмотреть, в каком они состоянии, но тут внизу раздался шум. Рейнолдс выбежал на лестничную площадку. По лестнице поднимался капитан военной полиции.
    - Приказано доставить ее к вам. Рейнолдс поглядел на женщину, шедшую за капитаном.
    - Дороти Брентано!
    - Ныне Дороти Смит!
    Сдерживая дрожь нетерпения, он объяснил ей, чего от нее ждут. Она кивнула.
    - Все это я еще в самолете усекла. Карандаш есть? Тогда пишите: Сент-Луис в прибрежном складе с вывеской "Барлетт и сын. Оптовая торговля". Ищите на чердаке. В Хьюстоне... нет, ее уже нашли. Балтимор - на корабле в доках, название "Золотой берег". Какие там еще города? Я потеряла уйму времени, вынюхивая там, где ни черта нет.
    Рейнолдс уже во весь голос вызывал Вашингтон.
    Последней от вахты освободилась Бабуля Уилкинс. Дороти обнаружила еще одну бомбу в Потомаке; миссис Уилкинс грубовато велела ей не лениться. В Вашингтоне всего было четыре бомбы, что миссис Уилкинс, оказывается, знала с самого начала. Дороти нашла их за одиннадцать минут.
    Спустя три часа Рейнолдс, который никак не мог заснуть, зашел в гостиную офицерского клуба. Несколько членов его команды закусывали и слушали радиопередачу о нашем воздушном налете на Россию. Рейнолдс даже слушать не стал - ну, разбомбят там Омск или Томск, Минск или Пинск - ему сегодня не до этого. Медленными глотками он пил молоко и думал о том, что никогда в жизни больше не прикоснется к кофе. К его столику подошел капитан Майклер.
    - Вас вызывает генерал. Быстро!
    - Чего это он?
    - Я сказал - быстро! А где тут Бабуля Уилкинс... о, вот она! А кто такая Дороти Смит?
    - Та, что сидит рядом с миссис Уилкинс.
    Майклер ввел их в кабинет Хэнби. Тот кивнул.
    - Садитесь вон там. Вы, леди, тоже. Постарайтесь держаться в фокусе.
    Рейнолдс обнаружил, что он находится как раз против экрана телевизора, на котором возникло изображение Президента. Выглядел Президент таким же усталым, каким чувствовал себя Рейнолдс, но все же улыбался.
    - Вы доктор Рейнолдс?
    - Да, мистер Президент.
    - А эти дамы - миссис Уилкинс и миссис Смит?
    - Да, сэр.
    Президент тихо сказал:
    - Вы трое и все ваши коллеги получите благодарность от имени республики. И мою личную - тоже. Но это подождет. Миссис Смит, бомбы еще есть, только они в России. Не может ли ваш удивительный дар обнаружить их там?
    - Господи, откуда же мне знать... Можно попробовать...
    - Миссис Уилкинс, а вы можете взорвать эти бомбы, хоть они и находятся от вас далеко?
    Ко всеобщему удивлению, глаза Бабули блестели так же ярко, как обычно; она была оживлена в высшей степени.
    - Мистер Президент!
    - Сможете?
    Взгляд Бабули устремился в неизвестные дали.
    - А вы дайте нам с Дороти тихонькую комнатку подальше отсюда... да чайник с хорошей заваркой. Только чтоб чайник был побольше.
Top.Mail.Ru