Скачать fb2
Выстрелы в ночи

Выстрелы в ночи


Гусев Валерий Борисович Выстрелы в ночи

    Валерий Борисович ГУСЕВ
    ВЫСТРЕЛЫ В НОЧИ
    Повесть
    Только что со мной произошла
    совершенно дикая, невообразимая
    история. Не разрешите ли с вами
    посоветоваться?..
    А. К о н а н Д о й л. Записки
    о Шерлоке Холмсе
    30 м а я, с у б б о т а
    После зимы в Синеречье сразу началась весна. Она пришла день в день, час в час, будто терпеливо дожидалась своего времени, расчетливо накапливая силы, и в ночь с февраля на март отчаянно ворвалась в село короткой, яростной, хорошо подготовленной атакой: грозно зазвенела очередями капели, шумно обрушила с крыш твердо слежавшиеся снежные пласты, неудержимо, стремительно разбежалась повсюду бурными ручьями. К утру она бросила в бой свои главные резервы - сначала ветер и жадный дождь, а затем - горячий свет с чисто-синего неба. И дальше все быстро и ладно пошло своим извечным чередом. Сбежали снега, загремел на реках лед, разрушаемый беспощадной силой, шумно тронулся и навсегда уплыл куда-то далеко вниз, ярко зеленея и сверкая холодными искрами на острых, граненых изломах.
    Отовсюду - с теплых полей, из хмурых еще лесов - потянуло волнующим запахом проснувшейся земли и прелой соломы, оттаявших стволов и прошлогодней листвы. Торопливо проклюнулась травка, вылупились первые листочки, посвежела хвоя. Чище и звонче стали орать по деревне петухи. Веселее зазвенели в колодцах ведра. Зашумели на полях застоявшиеся трактора.
    Синереченцы, соскучившись за зиму по настоящей крестьянской работе, отсеялись ровно, уложились в нужные сроки и по району вышли на первое место. Радуясь хорошей весне, они дружно уверились и в хорошее, совсем уже недалекое, лето, и в добрый урожай...
    Андрей Ратников, хоть и своих забот хватало, но в посевную сумел и на сеялке постоять, и даже, подменяя приболевшего некстати тракториста Ванюшку Кочкина, вспахал малую толику за Косым бугром. Все еще тянуло его к привычному сельскому труду, нравилось и хотелось делать с людьми одно общее и важное - дело. Да к тому же хорошо понял он за свою недолгую еще милицейскую службу, что нельзя ему наособку держаться, надо со всеми вместе общими заботами жить - польза от этого обоюдная и заметная...
    Но сегодня что-то не ладилось у него. Весь день Ратников как-то неуютно себя чувствовал. И понять никак не мог почему. Уж, вроде бы в должности освоился, привык на людях их внимание ощущать: и доброе, да и недоброе тоже, надо сказать. А тут будто что-то нехорошее у него за спиной делалось, а он и не знал об этом, только казалось, словно кто глаз настороженных и злых с него не спускал, ровно на мушку взял и водил следом стволом, выбирая нужный момент, чтобы курок спустить. Черт знает что такое, злился на себя Андрей, на небывалое с ним состояние.
    Домой он пришел поздно: дождался, пока в клубе танцы закончатся, развел двух петушков - Серегу и Митьку, которые уже было и куртки поскидали, и рукава рубах подтянули, проводил до калитки разомлевшего в тепле старика Корзинкина, терпеливо послушал, как он клялся, что "в последний раз, да и то с устатку", проверил магазин и с Галкой на крылечке постоял. За всеми этими делами (день вообще трудный был, хлопотливый суббота) Андрей как-то поуспокоился, однако тревога совсем не прошла, где-то внутри затаилась.
    Среди ночи, поближе к утру, Андрей проснулся от какого-то странного стука в наружную дверь. Спросонок ему показалось, будто ветер забрасывает на крыльцо тяжелые редкие капли дождя и они барабанят в старый перевернутый тазик. Он привык уже, что его иногда поднимают по ночам, но в таких случаях стучат в окно - громко, требовательно, настойчиво - и зовут в полный голос. А сейчас это непонятное, даже жуткое постукивание настораживало, в нем таилась тревога и опасность.
    Андрей приподнял с подушки голову, прислушался, стараясь успокоить гулко забившееся сердце. Потом тихонько встал, не зажигая света, нашел спортивные брюки, сунул ноги в тапки и, взяв пистолет, бесшумно вышел в сени, все время слыша этот необъяснимый дробный стук, словно кто-то горстью кидал в дверь камешки.
    Он положил руку на засов, снова прислушался, подавляя острое, нарастающее предчувствие беды - какой-то неясной, нереальной и потому страшной, как в кошмарном сне. Сопротивляясь этому страху, не позволяя ему одолеть себя, а значит - и потерять голову, Андрей лихорадочно соображал, прикидывал: что делать? По-хорошему бы - ударить ногой в дверь, упасть на крыльцо камнем или кошкой и руку с пистолетом вскинуть... А если это пацаны балуются? Или чья-нибудь бедняга женка пришла потихоньку, соседей стыдясь, просить, чтобы утихомирил разгулявшегося мужика? Хорош будет участковый - пузом на полу!
    Он осторожно двинул затвор пистолета и, чуть помедлив, быстро шагнул на крыльцо и сразу - в сторону. Тут же заблестело в кустах напротив дома длинное прерывистое пламя, гулко затрещало, с глухим звоном защелкали, застучали в бревна пули, взвизгнула одна из них, попав в какую-то железку, и влепилась куда-то под крышу.
    Андрей, словно его толкнуло в спину, упал. Еще падая, не раздумывая, дважды выстрелил вверх. В мгновенно навалившейся тишине булькнула в ведре с водой выброшенная пистолетом гильза, звякнула обо что-то другая и поскакала вниз по ступенькам крыльца. Он вскочил на ноги, перемахнул через перила и бросился туда, где только что блестели вспышки выстрелов и слышалось, как затрещали под ногами сухие ветки, зашелестела листва по одежде убегающего человека.
    Андрей бежал следом, кричал: "Стой!" - и все старался разглядеть, узнать - кто это, кто ночью воровски выманил его на крыльцо, чтобы стрелять в него - подумать только! - из автомата, но ему никак не удавалось уцепиться взглядом за что-нибудь знакомое в пригнувшейся фигуре, за какую-то характерную деталь в облике. Здесь, в кустах, было совсем темно, по глазам били, хлестали ветки, и он видел только подпрыгивающую спину, бугорок головы над ней и откинутую, мотающуюся руку с оружием в ней. "Глупо делаю, - мелькнуло в голове, - если он меня на другого выведет, тот запросто срежет", но остановиться Андрей уже не мог.
    Они почти одновременно вырвались наискось к проселку, и один за другим перемахнули канаву. Стрелявший тяжело побежал к чему-то массивно темневшему впереди на дороге, и Андрей опять подумал, что там могут быть сообщники и тогда уж все вместе они наверняка сделают то, за чем приходил этот, с автоматом.
    Темное пятно впереди оказалось легковой машиной, стоящей у обочины с потушенными огнями, с распахнутой левой задней дверцей. Неизвестный подбежал к ней, швырнул внутрь автомат и сам бросился, как нырнул, следом. Машина рванулась, взвыв, буксуя, бешено набрала скорость, и где-то уже далеко ярко зажглись ее красные габаритки, заметались над дорогой длинные лучи света и громко, как выстрел, хлопнула дверца.
    Андрей сгоряча пробежал еще по дороге и остановился, слыша надрывный шум мотора, свое тяжелое частое дыхание и возбужденную брехню перепуганных собак. Стало холодно ногам, особенно правой, с которой еще у крыльца свалился тапок. Андрей постоял, чертыхнулся в сердцах и пошел обратно.
    - Ну? - жестко спросил сидящий рядом с водителем.
    - Уделал, - задыхаясь, хрипло, прерывисто ответил ему тот, кто прыгнул в машину.
    - Уделал, говоришь, дешевка? - И резко обернулся. - А кто бежал за тобой? Кто из пушки садил? Покойник?
    - Где мне... знать?.. Ночевал... у него кто-то... Следом за ним... из избы выскочил... Дай глотнуть... задохнулся шибко.
    - Слыхал, глотнуть ему? Не подавишься? Такую подлянку нам кинул, а ему - глотнуть! Что же ты и второго не уделал? А если он засек тебя, падло?
    - Не засек... Где там... В такой-то темени. Я б его... лупанул... Да это... керосинка заела... Дай глотнуть.
    Водитель посмотрел на сидящего рядом, пошарил под сиденьем и протянул назад бутылку водки.
    - Останови. Глотнул? Давай мотай в село. Посмотри - как там? На глаза попадись, понял? Утром жду. А ты подбрось меня поближе к стойлу...
    Когда Андрей вернулся, у дома уже собрался встревоженный народ.
    - Что за происшествие, товарищ лейтенант? - деловито выступил вперед крошечный Богатырев - командир колхозной дружины. - Мы готовы к действию!
    - Тапок потерял, - ответил участковый.
    - Была бы голова цела, - сказал председатель колхоза Иван Макарович, протягивая Андрею ключи от правления. - А уж тапки мы тебе новые купим. Звонить прямо сейчас пойдешь?
    - Оденусь только. Расходись, мужики, не топчитесь здесь. И по кустам не лазайте. Богатырев, присмотри тут. - Андрей так и стоял с пистолетом в руке, потому что деть его было некуда - не за резинку же "треников" засовывать.
    Гордый доверием Богатырев, солидно поправив форменную фуражку, доставшуюся ему от прежнего участкового и которую он, похоже, даже на ночь не снимал, стал шустро теснить людей к калитке, приговаривая: "Освободите, граждане, место происшествия для осмотра и охраны".
    Андрей, одевшись, вышел на улицу с фонариком, подобрал свои гильзы и нырнул в кусты. Он быстро отыскал место, откуда стреляли, разглядел россыпь тусклых старых гильз и нашел хорошо вдавленные во влажную землю следы кирзовых, видимо, сапог.
    - Богатырев! - крикнул он. - Поставь своих ребят, чтобы сюда никто не подходил. И сами пусть подальше держатся.
    Андрей позвонил в район, дежурный по отделу связал его с начальником, и тот хриплым со сна голосом, выслушав участкового, сказал:
    - Ну ты даешь, Ратников! Мы тебя хвалим, в пример ставим, а на твоем участке такие происшествия. Не приснилось тебе, часом?
    - Если бы...
    - Вот что, лейтенант. Людей я сейчас высылаю. А ты пока думай: зачем в тебя стреляли? Что ты за фигура такая, что такое наделал, чтоб из автомата тебя бить? И второе: автомат и машина. Понял? Давай действуй.
    У Андреева дома толпа гудела - все село, конечно, сбежалось, как на пожар. Светать уже стало, и все глаз не отрывали от свежих, с торчащими острыми белыми щепками сколов на бревнах сруба, от перилины крыльца, вовсе перебитой, повисшей на гвозде. И страшно как-то людям, и тревожно было, что это в их участкового, совсем пацана еще - Андрюшку Ратникова, которого многие вообще мальцом помнили, стреляли так по-настоящему, беспощадно, нагло, без всякой опаски. Стреляли, чтобы убить. Потому люди и смотрели по-разному: кто со страхом и жалостью, кто с крайним удивлением, словно бы и не веря глазам своим, а кто и с тихим бешенством, гневно, скрипя зубами, сжимая кулаки.
    Андрею даже как-то неловко было подходить к ним, особенно когда все обернулись к нему и молча, сочувственно расступились.
    - А ты, дядя Федор, чего прибежал? На кого магазин оставил?
    - Как же теперь без меня - ведь я при ружье и вполне способный тебе помощь оказать. Потому и прибежал.
    - Где ему бегать? - засмеялся Степка Моховых. - Он с вечера тут прятался, поближе к милиции.
    Кто-то (кто именно, Андрей не разобрал в сером свете наступающего утра), постучав о землю черенком зачем-то прихваченных вил, сказал негромко: "Ты, Андрейка, нынче ко мне ночевать иди, не сомневайся". Участковому аж горло перехватило. Он сказать-то ничего не мог, только кивнул и покачал головою - мол, спасибо, не надо. А тут еще Галка вывернулась, бросилась к нему, в руку вцепилась, молчит, а глазищи - вот такие.
    Андрей ее легонько отстранил, сел на ступеньку, ладонью устало по лицу провел - все-таки такого страха натерпелся - и тихо сказал:
    - Расходитесь, граждане.
    Граждане послушно разошлись. Только Галка, безуспешно поискав предлога остаться ("Может, тебе чаю поставить или за молоком сходить?"), попыталась задержаться, но Андрей и ее спровадил безжалостно. Ему нужно было побыть одному, собраться с мыслями и приступить к работе.
    В дом почему-то идти не хотелось, он остался на крыльце, взяв только из планшетки свой рабочий блокнот.
    Начинался день. Быстро, торопясь по своим важным делам, поднималось солнце. Оно, словно подброшенное, выскочило из-за леса и круто полезло в небо, заливая все вокруг ярким светом. И хотя в селе уже никто не спал и было так же, как всегда: кричали петухи и мычали коровы, скрипели и хлопали калитки, гремели в колодцах ведра, звенели по железкам молотки (хозяева загодя готовились к сенокосу), - утро все-таки казалось не таким, как обычно, не веселым, что ли, пасмурным.
    Андрей сидел на крыльце, листал блокнот, поминая при этом добрым словом участкового Иванцова, у которого принял эту трудную, неспокойную и, выходит, опасную должность. Тот ему сразу сказал, сдавая свой пост: "Каждый день, Андрей, записывай. Подробно пиши, не стесняйся бумагу марать. Все пиши, где был, что видел и сделал, с кем и о чем говорил, у кого кто родился и кто вчера выпил лишнего - все-все пиши. Неизвестно, что пригодится. Может, тебе из всего только одна строчка и понадобится, но ей цены не будет, золотой окажется".
    Тихонько, исподтишка, ни с того ни с сего стал накрапывать дождик. Андрей вынес из дома коробку от ботинок, накрыл ею след сапога в кустах и положил сверху кусок пленки. Потом снова сел на ступеньку, раскрыл блокнот, задумался.
    Вернемся и мы вместе с участковым к тому дню, когда, вероятнее всего, начались какие-то события, развитие которых едва не стоило ему жизни; постараемся вместе с ним разобраться в них, понять, что в обычных, рабочих буднях сельского милиционера могло привести к столь загадочным, необычайным последствиям...
    Вот другой конец запутанной нити.
    А. К о н а н Д о й л. Записки
    о Шерлоке Холмсе
    13 м а я, с р е д а
    С утра Андрей ездил в район. С делами управился к обеду и только подошел к мотоциклу, как кто-то небритый - царапнул по щеке как наждаком набросился сзади, сильно обхватил, сдавил и заорал радостно, счастливо, не стесняясь прохожих:
    - Сергеич, участковый, отец родной! Здорово, милиция!
    Андрей, который от неожиданности чуть было не бросил его через себя, смущенно вырвался из цепких дружеских рук Тимофея Елкина (по прозвищу Дружок) и поправил фуражку. Полгода назад участковый направил его на принудительное лечение, выступал в суде свидетелем и, конечно, не ожидал от Тимофея такой бурной радости при встрече. Но, видно, тот многое понял и обиды на него не держал, а был искренне рад ему и благодарен.
    - Ну как ты? - спросил Андрей.
    - Хорош, Андрей Сергеич! По всем статьям выправился и человеком стал: и умный опять, и здоровый, и трезвый навсегда. Дай твою добрую руку пожму! Спасибо тебе. Ты со мной как с другом обошелся. Спас, можно сказать, в трудную минуту. Теперь за мной должок. Придет пора - и я тебя выручу!
    Был он оживлен, доволен, будто возвращался с курорта, а не из лечебно-трудового профилактория.
    - Трогай! - закричал он, садясь в коляску Андреева мотоцикла, и свистнул так звонко и заливисто, что с куполов церкви сорвались голуби, а дремавшая неподалеку на лавочке бабуля вздрогнула и испуганно закрестилась, сердито бормоча.
    - Тихо, тихо, - улыбнулся Андрей, - а то я вместо села в отделение тебя доставлю.
    Дорогой, пока ехали Дубровниками, Тимофей, как бойкий птенчик в гнездышке, вертелся в коляске, все время смеялся и что-то говорил, поворачиваясь к Андрею, но тот почти ничего, кроме отдельных слов ("вино... жизнь... со стороны... Зойка... вино... доченьки... жуть... вино"), не слышал и только время от времени согласно кивал головой, чтобы не обидеть Тимофея, не омрачить его радости.
    Уже на окраине, у переезда, участковый вдруг остановился, мотоцикл заглушил и, бросив Елкину: "Посиди", - пошел к пивному ларьку, около которого - он заметил - назревал беспорядок.
    Тепленькие мужики, горланя, размахивая кружками и кулаками, угрожающе теснили какого-то прилично одетого гражданина. Тот не пугался, стоял, лениво прижавшись спиной к обитой железом полочке ларька, и, опираясь на нее локтями, развязно держал в руках кружки с пивом, спокойно улыбался, как скалился.
    Андрей видел: так же опасно улыбаясь, он, не торопясь особо, выплеснул пиво под ноги окруживших его мужиков, ахнул кружки о полочку зазвенело, брызнули осколки, - и в руках его оказались, как кастеты, крепкие ручки со сверкающими острыми обломками... Мужики примолкли, переглянулись.
    - В чем дело, граждане? - Андрей уверенно протолкался сквозь толпу, остановился перед отважным гражданином. - Бросьте в урну ваше "оружие", подберите осколки и уплатите за разбитые кружки. В чем дело, граждане?
    Продавщица, получив деньги, испуганно хлопнула окошком, спряталась от греха. Мужики загалдели - враз, все вместе:
    - Без очереди лезет! Обзывается всяко! Урка тюремный! Он - человек, а мы что - не люди? Прибери его, милиция!
    Андрей оглядел толпу, послушал и повернулся к "урке". Тот уже не был так спокоен, но вида не показывал. Что-то насторожило Андрея, что-то в нем не нравилось, не так было. И главное - не то, что он умело, опытно превратил кружки в страшное оружие, а другое - пока еще неясное.
    - Спасибо, лейтенант, выручил. Может, и я когда тебе пригожусь. Совсем оборзели - хулиганье! Как собаки бросаются! - Он почти заискивал, но не явно, в меру, соблюдая достоинство.
    - Пройдемте. - Андрей взял его за рукав, отвел в сторону.
    Мужики расступились, ворча, пропустили их, сдерживаясь, чтобы не дать задержанному хорошего пинка напоследок.
    - Документы прошу предъявить, - сказал участковый.
    - Да ты что, лейтенант? Меня чуть не пришили, и я же отвечать должен! Ты даешь!
    - Документы! - спокойно, но уже настойчиво повторил Андрей и настороженно смотрел, как он зло лезет в карман, достает бумажник, как подрагивает его чуть раздвоенный подбородок, подергивается бритая щека. Вот оно что! Выбрит, но в волосах сухие травинки, костюм новый, а уже помятый. Ну и что? Загулял мужик, ночевал где-то в прошлогоднем стогу, подумаешь. И брился тоже там? К тому же по виду городской, а лицо обветренное, и дымком от него попахивает - не уютным, печным, а костерным, бродяжьим.
    Задержанный стал шарить по кармашкам бумажника - искать паспорт.
    - Забыл, куда сунул, - пояснил он, отвечая на вопрошающий взгляд милиционера. - Давно никто не спрашивал.
    "Не его бумажник", - уверился Андрей, наблюдая, как неуверенно и нервно, словно спотыкаясь, бегают его грязные худые пальцы.
    - Дайте-ка я сам посмотрю.
    Неизвестный быстро, незаметно оглянулся по сторонам. На лоб его упала чуть вьющаяся челка с заметной седой прядкой.
    Андрей достал паспорт, посмотрел.
    - Ваша фамилия?
    - Там написано, - буркнул он. - Ты грамотный? Федорин - моя фамилия. Верно? Алексей Кузьмич. Пятьдесят третьего года.
    - Где получили паспорт?
    Неизвестный ответил.
    - Когда?
    - В семьдесят восьмом. В декабре. Точнее не помню.
    Все было правильно. И что-то не то. Андрей осмотрел бумажник немного денег, лотерейный билет и блок фотографий. Сравнил с фотографией на паспорте. Одинаковые... Стоп! А почему они одинаковые? Фотографии новые, вот на обороте дата карандашом проставлена и номер квитанции, а паспорт выдан в семьдесят восьмом году!
    - Задерживаю вас, гражданин Федорин, - сказал Андрей, - для выяснения некоторых обстоятельств.
    - Да ладно тебе, начальник! Давай по стакану и разойдемся друзьями. Нет за мной вины, ты уж поверь.
    Андрей не ответил, вложил паспорт в бумажник, открыл планшетку...
    Федорин вдруг прыгнул в сторону, вцепился в задний борт сползавшего с переезда грузовика, подтянулся и перевалился в кузов. Мужики заорали, кто-то засвистел, но водитель не обратил внимания, прибавил скорость, и машина свернула за угол.
    Андрей бросился к мотоциклу, рванул с места так, что Дружок едва не вылетел из коляски.
    Машину они догнали почти сразу.
    - Давай поближе к борту, - прокричал Тимофей, привставая, - я его возьму!
    - Я тебе возьму!
    Андрей обогнал машину, просигналил, чтобы остановилась, и подбежал к ней. В кузове уже никого не было...
    Андрей забежал в один двор, в другой, выскочил на параллельную улицу, вернулся...
    - Как же ты так оплошал? - посетовал дежурный, когда Ратников написал и сдал ему рапорт вместе с бумажником. - А если он в розыск объявлен?
    Андрей поморщился, промолчал. Да и что ему было сказать? Что все получилось слишком неожиданно? На то он и милиционер, чтобы любую неожиданность предусмотреть, всякую беду предвидеть и предупредить. Да, плохо дело...
    Знал бы Андрей - как оно плохо!
    До самого села почти ехали молча. Дружок сочувственно поглядывал на Андрея, кряхтел, плевал на дорогу и все хотел показать, что часть вины за промашку готов взять на себя.
    Когда поднялись на Савельевку, он дернул Андрея за рукав - попросил остановиться - и выбрался из коляски.
    Все кругом было залито солнечным светом - таким ярким и сильным, что казалось, так будет всегда: не придет ночь, не грянет зима, не набежит издалека серая мокрая туча. И повсюду в этом горячем свете звенели птицы.
    Тимофей подошел к самому краю обрыва, обернулся к Андрею, блестя влажными глазами:
    - Красота у нас, верно? Нигде таких облаков не бывает, ты глянь какие белые да высокие, какими барашками завиваются. И жаворонок у нас особый - звонкий и переливчатый. Я его одним ухом узнаю, не ошибусь... Он присел, достал мятые папиросы. - Лучшие в мире наши края. Я хоть и нигде кроме не бывал, а знаю. Живи и радуйся! Еще бы Зойка с девчонками вернулась...
    - От тебя зависит, - сказал Андрей.
    - Думаешь? Ладно, поживем - поглядим.
    Так и сидели они рядышком - участковый инспектор милиции и бывший злостный пьяница и тунеядец, и будто не было важнее дела, любовались бескрайним раздольем, нежно-зелеными полями, синими реками, в которых блестело солнце.
    - Слышь, Андрюша, а верно старики говорят про кузнеца Савелия, что он в стародавнюю пору сделал себе крылья и летал на них выше леса, а? И края наши, сверху оглядев, Синеречьем прозвал?
    - Наверное, правда, - Андрей помолчал. - Теперь уж не узнаешь, про какие крылья они рассказывают, может, что другое под этим понимают...
    - Ага, - подхватил Тимофей, - у меня тоже вроде как крылья появились, и легкость в душе как у птицы... Ты гляди, гляди, что выделывает, окаянный! - Он, смеясь, показал на выскочившего на волю, ошалевшего от тепла и света теленка, который, припадая и взбрыкивая, прыгал вокруг трактора. - Ну чисто кобель перед лошадью, только что не гавчет! Ай, молодец! Так его, так, куси его, Бобик!
    Ванюшка Кочкин, сидевший за рулем, тоже, видно, был в хорошем настроении: недолго думая, вылез из кабины и стал на четвереньки, замотал кудлатой головой, тяжело и очень похоже замычал. Теленок, задрав хвост, в ужасе дернул от него по борозде.
    - Господи, всегда бы так хорошо было! - от сердца пожелал Тимофей.
    - Ладно, едем, - сказал участковый. - Дела ждут.
    Тимофей, став серьезным, уселся в коляске поважнее и строго сказал:
    - В правление. Буду просить председателя доверить мне прежний ответственный пост - поголовье Козелихинской фермы. Так и скажу, мол, рядовой сельский труженик Тимофей Елкин из вынужденного увольнения прибыл, готов приступить к добросовестному исполнению своих обязанностей. Трогай помалу!
    У правления только пионеров с горнами не было, а так почти все село собралось - событие! Впрочем, один пионер был - гипсовый. Он стоял напротив фонтана, и на его высоко поднятой трубе сидела ворона и каркала.
    Тимофей выбрался из коляски, постоял, глядя на знакомые лица, поклонился до земли.
    - За пьянку, сердешный, сидел, - прикрывая рот платком, злорадно вздохнула худая и вредная Клавдия.
    - За пьянку не содят, - авторитетно поправил первый на селе пьяница и сплетник хуже бабы, небритый, с синяком под глазом Паршутин. - Вот ежели чего по пьянке - это другое, за это содят.
    - Лечился он, - сердито сказала тетя Маруся. - Теперь лечут от этого.
    - Дружок! - заорал Паршутин. - Тебя тоже небось вином лечили? Мы в телевизоре видали. Так и я могу, заходи вечерком - вместе полечимся!
    Тимофей обернулся на крыльце, усмехнулся снисходительно, как на глупого ребенка.
    - Я теперь не Шарик и не Дружок, а тебе и подавно. Ты эту собачью кличку забудь навсегда. Я теперь Тимофей Петрович Елкин - полноправный и сознательный член нашего общества. И потому требую к себе уважения, а кто не захочет - заставлю!
    Паршутин закатил глаза, делая вид, что ах как испугался, и показал ему кукиш в спину.
    ...Я прихожу к заключению, что
    дело это гораздо серьезнее, чем может
    показаться с первого взгляда.
    А. К о н а н Д о й л. Записки
    о Шерлоке Холмсе
    15 м а я, п я т н и ц а
    Этот день Андрей начал с того, что зашел на машинный двор как раз к тому времени, когда механизаторы готовились выезжать в поле. Поговорил, машины осмотрел ("Своя ГАИ у нас теперь", - добродушно шутили трактористы, они привыкли уже к этому), отстранил от работы Василия Блинкова, от которого сильно пахло еще "вчерашними дрожжами" и который при нем дважды уронил разводной ключ и споткнулся на ровном месте, помог студенту-практиканту Алешке завести мотор и пошел дальше.
    В личном деле участкового инспектора милиции Андрея Сергеевича Ратникова и в приказе, которым ему объявлялась благодарность, записано, в частности: "...настойчиво и повседневно ведет большую профилактическую работу среди населения, и особенно с подростками и молодежью. Добивается в этом важном деле заметных успехов. На его участке самое низкое число правонарушений вообще, а среди несовершеннолетних они практически отсутствуют". И в областной газете, в очерке "Надежный парень", подчеркивалось, что лейтенант А. Ратников обеспечивает высокие показатели в своей важной работе благодаря творческому подходу к делу и широкой связи с общественностью".
    Сказано, конечно, коряво, отштамповано грубо, но по существу верно.
    Вступив в должность, освоившись в ней, Андрей, как только позволило время, поднял старые дела и проанализировал все случаи правонарушений среди подростков. Завел даже специальную тетрадку, разграфил ее и заполнил самыми разными показателями.
    Выводов он сделал много - неожиданных и интересных, но не о них сейчас речь. Главное, что он понял, - нормальные ребята и пацаны совершают преступления не со зла, не из корысти, а чаще всего "от нечего делать", со скуки. Андрей даже картинку нарисовать не поленился - из нее ясно как день было, что "кривая правонарушений среди подростков, например, хотя и лезет вверх в каникулы (в частности, в летние), но снижается в период уборочных работ, то есть когда ребята заняты в поле, помогают старшим".
    С этой убедительной картинкой молодой инспектор пришел на правление и в партбюро, встретил там поддержку и понимание, наладил работу комиссии по делам несовершеннолетних, в которую вошли председатель колхоза, секретарь парторганизации, директор школы и школьный физкультурник.
    На первом ее заседании Андрей так сказал:
    - Нам не такая комиссия нужна: "Вася, зачем ты выпил вина и ударил Колю по головке напильником? Это очень плохо, Вася. Ты бы лучше порисовал у окошка птичек или построил для них скворечник. Тебя бы похвалили, а теперь ругают". Нам нужна, товарищи, такая работа комиссии, чтобы Васе и в голову не пришло выпить вина и хвататься за железки. Давайте думать.
    Подумали, прикинули, наметили. И работа пошла. Пошла потому, во-первых, что важность ее все хорошо понимали, а во-вторых - самим интересно было.
    Правда, поначалу такое наворотили в планах, что и в пятилетку бы не уложились, но Андрей укоротил, остановил на самом главном сейчас - занять ребят тем, что для них интереснее, что помогло бы им смелость свою испытать, силу показать и риск попробовать, разумный, конечно.
    Комсомольцы своими руками пристройку к клубу сделали - спортзал получился (там Андрей и дружинников тренировал), потом подземный ход, что от церкви за реку шел, в порядок привели - тир устроили. Председатель Иван Макарович пневматические винтовки купил, мишени ребята сами придумали - и до того веселые и забавные, со смыслом и назиданием, что и взрослые побаловаться приходили, а леший Бугров (лесничий) свой класс по выходным показывал - спички ставил и головки им с одной руки навытяжку снимал. Ему Андрей и поручил стрелковую секцию, зная, что Бугров - человек серьезный и баловства с оружием не допустит.
    Скоро и конная секция образовалась - зоотехник предложил. Он и лошадей отобрал из колхозных, не бог весть каких скакунов и мустангов, конечно, но вполне еще крепких и на вид ладных коняшек. И тренер нашелся свой - конюх, бывший кавалерист; он про лошадей знал много, рассказывал интересно и любил их как близких родных. И вот как-то двенадцать мальчишек и девчонок сели на своих коней и в строгом строю по селу проскакали серьезные такие и красивые. В тот же день в секции вдвое больше их стало.
    А потом и другой стороной, еще лучшей, это дело обернулось. В соседнем хозяйстве пацаны табун угнали - случай, к сожалению, теперь нередкий: покатаются ребята, жестоко загонят усталых животных и без жалости бросят где-нибудь в глухом месте, оставят до конца погибать. Андрей об этом случае только еще сообщение получил, а уж его конники поводья разбирали - сами вдогон бросились. И нашли, догнали и лошадей пригнали, и выходили, а потом соседям в лучшем виде передали. Правда, сгоряча угонщиков поучили - кому фонарей наставили, а кого и плетью разок огрели в назидание. Андрей, конечно, строгость показал, необходимое внушение сделал и наказание определил, а в душе счастлив остался.
    Сейчас новое дело назревало. Затеялись ребята дельтапланы строить. Запала им в сердце история кузнеца Савелия, который сделал себе крылья из птичьих перьев и поднялся на них в синее небо. Иван Макарович помог с материалами, а школьный физкультурник-универсал достал журналы с чертежами, и вечерами в мастерских творились крылья.
    Ну какие уж тут драки, огородные набеги и выпивки? Скучно этим заниматься, да и некогда.
    Со взрослыми участковому тоже забот немало было. Мужик синереченский испокон немножко шалый был - шустрый, на все руки умелец - мог и крылья построить, но мог и душу пропить. Хоть сам-то по габаритам мелковатый, но шибко до вина охочий, приверженный к этому делу. Баба же синереченская, напротив, собой дородная, статная, характером крутая и умом трезвая. Раньше каждый выходной и в праздник можно было видеть, как супруги из гостей идут: сама идет ровно, крупно шагает, песню ревет, а в правой руке шиворот законного мужа держит. И висит он, как старое пальто на вешалке, болтается по всем сторонам, лениво, для вида, почти что в воздухе перебирая отказавшими ногами.
    Участковый на пьянство зло нацелился, знал, что это такое, каких бед оно наделать может. И борьбу повел беспощадную. Но пьяница здесь был стойкий, упорный, веками закаленный забулдыга и без боя не сдавался.
    Кое-что и здесь Андрею уже удалось сделать. Результаты уже заметные, но до победы еще далеко шагать...
    Кроме того, было на его участке несколько человек, отбывших наказание. За ними Андрей особо смотрел. Но не обидно, с подозрением, а по-доброму, чтобы вовремя остановить или поддержку оказать. Разные ведь все. Имелись, конечно, и такие, что вот-вот опять загреметь могли, только случая ждали. Этих Андрей не жалел, смотрел только, чтобы они сами кому обиды не нанесли...
    В Оглядкине участковый первым делом хулигана Игоряшку Петелина навестил. Его он на особом учете держал, был с ним строгим, даже грубоватым и, войдя в его двор, где Игоряшка с машиной возился, без церемоний сразу официально заметил, чтобы больше этого не было - гаражей в колхозе много и нечего по дворам машинам ночевать.
    - Ты вчера в клубе чуть до драки не дошел. Делаю тебе предупреждение, при повторном нарушении приму другие меры, более строгие. Тебе это, сам знаешь, ни к чему.
    Игоряшка, полноватый, сильный и крупный парень, от которого почему-то всегда хорошо пахло семечками, доливал воду в радиатор своего "уазика" (он возил Главного инженера), и то кивал, соглашаясь, то, возражая, мотал нечесаной головой. При этом под грязной белой тенниской колыхалась его жирная грудь.
    - Товарищ участковый, дозволь слово сказать. Меня вчера ваши побить хотели. Я сам не надирался, я только морду свою сберечь желал.
    - А мне дружинники не так докладывали, и я им больше верю, чем тебе.
    - Да уж конечно, - с деланной обидой сказал Игоряшка. - Какая мне вера, раз пятно на мне. Теперь что случись, все одно мне отвечать, меня потянут. - Он захлопнул капот, бросил ведро в машину. - А я и так уж тише воды, мышкой живу.
    - Заплачь еще, - рассердился Андрей. - Я пожалею.
    - Кабы сам не заплакал, - тихонько буркнул Игоряшка и завел мотор. Некогда мне, работать пора.
    Судили Игоряшку за злостное хулиганство, год ему строгого режима определили, а тогдашний участковый сказал, что он бы и больше для него не пожалел. Может, и верно. За Игоряшкой кое-что еще водилось. Шкодливый он по натуре парень был. И не ради смеха шкодил - ради зла, ради того, чтобы человеку больно сделать. Но теперь намного тише стал, не жаловались особо на него.
    Петелин переоделся, сказал что-то матери, которая вышла на крыльцо и с тревогой поглядывала на участкового, похлопал себя по карманам, проверяя, не забыл ли чего, не придется ли за чем возвращаться, и, не обращая больше внимания на милиционера, будто тот и не стоял рядом, сильно хлопнул дверцей.
    Вроде бы ничего необычного в его поведении не было, но показалось Андрею, что Петелин крепко не в духе либо сильно волнуется. Водитель он был неплохой, а вот сейчас поехал как-то не по-своему, не в своей манере передачи менял рывками, со скрежетом, заворачивал резко, тормознул жестко, на ухабе скорость не сбросил.
    Андрей, пока видно было машину, провожал ее взглядом, потом усмехнулся про себя и подумал: "Подозрительный вы стали, Андрей Сергеевич, всюду вам кошки черные мерещатся".
    В магазин участковый взял себе за правило всякое утро заходить - тут глаз постоянно был нужен. Правда, в последнее время все меньше хлопот с этим делом получалось, потому что и сам много сил положил, и общественность хорошо помогала, а главное - Евдокия, продавщица, крепко его сторону держала. Работала в этом смысле творчески: ограничивала продажу алкоголя не только по времени, но руководствовалась и другими причинами, соображениями и признаками, а прежде всего - личностью покупателя и даже его семейным положением. Спорить тут с ней было бесполезно, да и кто из своих с продавщицей спорить станет - с ней все дружить старались.
    Поговаривали, однако, что неспроста Евдокия такую гражданскую активность проявляет, что сильно приглянулся ей молоденький участковый, и потому она, имея далекие на него виды, и в магазине строгий порядок завела, и даже в дружину просилась. Но это злые языки трепали. Евдокия особой красотой не отличалась, сама про то знала (носик - кнопочкой, ротик - дырочкой, глазки - крохотные - и все рядом посажено, близко-близко собрано, а вокруг много места для щек и веснушек остается) и Андрею скорее всего помогала бескорыстно - кто-кто, а уж она-то знала - что есть водка для слабого мужика да для его семьи.
    Андрей вошел в магазин, поздоровался. Ему дружно, охотно ответили. В очереди были одни пожилые женщины, да спрятался за старой печкой, где рулон оберточной бумаги стоял, сплетник Паршутин. Участковый ему головой на дверь кивнул, и тот сразу вышел, спорить не стал.
    - Андрей Сергеич, - прошептала ему Евдокия, когда очередь разошлась и только одна Клавдия осталась - платочек выбирала, - слыхал небось, Егор-то Зайченков опять до нас вернулся? Вот с кем хлопот тебе прибудет. Вчера опять авоську бутылками набил, консервов набрал - все гуляет с приезда. Ты поглядывай за ним - скользкий мужик, от него добра ни щепотки не жди...
    Егор Зайченков никогда не был путным мужиком: школу так и не кончил, на механизатора не выучился и специальность никакую себе не приобрел, работу по душе те выбрал. А все потому, что жадным был, с детства мечтал ничего не делать и большие деньги иметь. В колхозе чего только не перепробовал, за какую работу не брался, да все не по душе: которая полегче - так за нее мало платят, а где заработать хорошо можно - там руки набьешь и горб намозолишь. Стал Егор на сторону поглядывать, в город его потянуло. Прикинул, что да как, да и сорвался. Теперь, значит, вернулся. С чем, с какими мыслями и планами? Права Евдокия, вряд ли Егор образумился...
    Потом участковый к правлению пошел - машину встречать, за деньгами сегодня ездили: зарплата. Машина скоро подошла. Из нее трое вылезли кассир да два дружинника (один из них - шофер) - этот порядок Андрей сразу завел и строго следил, чтобы он соблюдался, - дело нешуточное, многие тысячи трудной дорогой приходилось везти, тут риску никакого оправдания нет.
    - Привет, - сказал Андрей. - Что-то вы долго сегодня. Очередь была? Как доехали?
    - С приключениями, - покрутил головой Пашка, председателев шофер. - У Соловьиного болота дерево упало, прямо поперек дороги, будто кто его нарочно положил. Я даже сначала, как ты учил, задний ход дал и в машине остался, а Гришку вперед послал - он и возился с ним.
    - Дерево само упало? - забеспокоился Андрей. - Не подрублено?
    - Кто его знает? Я не глядел: как Гришка убрал его, так по газам и вперед. Спроси Гришку, сейчас он выйдет, деньги сдаст и выйдет.
    - Ладно, сам съезжу, посмотрю. В каком месте-то?
    Сваленное дерево Андрей быстро нашел - оно так на обочине и осталось. Лес тут к дороге близко подходил - с одной стороны взгорок поросший, с другой - болото. И дерево, хоть и небольшое было, всю дорогу, видно, перегораживало. Андрей комель осмотрел - и холодно ему стало: подрубленный. Причем в два приема: загодя, так, чтобы стояло дерево до поры, а потом его можно было бы двумя ударами положить, и свежие следы топора ясно видны были, будто только что рубили.
    "Плохо дело, - подумал Андрей. - Может, и случайность: приглядел кто-то себе осинку, свалил, а тут - машина председателя... А может, и не так... В следующий раз сам с кассиром поеду - спокойней будет".
    Холмс поднял с пола громадное
    духовое ружье и стал рассматривать его
    механизм.
    - Превосходное... оружие! - сказал
    он. - Стреляет бесшумно и действует с
    сокрушительной силой.
    А. К о н а н Д о й л. Записки
    о Шерлоке Холмсе
    17 м а я, в о с к р е с е н ь е
    С утра маленький дождик порезвился. Хотя до этого он грозным притворялся - тучи бродили кругом, вдали гремело и сверкало, похолодало сильно, но ничего серьезного так и не случилось. Поганенький получился дождик - какой-то порывистый, неровный, будто его, как росу с деревьев, ветром с туч срывало - посыплется немного, пошуршит как взаправдашний, и снова нет его, опять свалится, и вновь - тишина. Так и не собрался, только настроение испортил да грязи поверху наделал, самой противной - скользкой, липучей.
    Андрей после завтрака во дворе гирькой помахал, постучал в грушу, попрыгал со скакалкой и решил даже в тир сходить - гулять так гулять!
    Вход в тир пока не переделывали, так все и осталось, как раньше было, - решетка вокруг склепа, а за ней - двери, кованые, мрачные, тяжелые. Сейчас все они - враспашку, и уже на улице слышны звонкие щелчки духовушек, смех, а то и крепкое словцо. Старики на эту затею ворчали кладбище все-таки, пусть и давно заброшенное, но, как говорится, последний приют страждущим, да и непростое - при церкви оно. Но молодежь это мало трогало, однако надо сказать, что хотя и провели сюда электричество, вечером, как стемнеет, народу в подвале всегда поменьше было - мальчишки в основном резвились, из самых отчаянных.
    Сегодня в тире сам председатель командовал: очередь установил и пульки раздавал. Андрей сквозь мальчишек еле к нему протолкался.
    - Здорово, Андрюха! - сказал Иван Макарович. - Ну-ка, огольцы, пустите милицию пострелять, пусть первый класс покажет.
    Андрей выбрал фигуру "несуна" - маленького человечка с громадными лапами, в которых он тащил ящик с надписью "гвозди", - вскинул легонькое ружье и выстрелил: перед воришкой опустилась тюремная решетка, ящик с гвоздями исчез, и стало очень похоже, что человечек обескураженно разводит опустевшими руками. Кто-то засмеялся и сказал: "На Паршутина похож!"
    Иван Макарович сдал свой пост кому-то из дружинников, взял Андрея под руку и повел его наверх.
    - Хочу посоветоваться с тобой. Косить скоро начнем...
    - А я тут при чем? - удивился Андрей.
    - Дело мы одно в правлении задумали, секретное. Сейчас расскажу надо, чтобы без свидетелей.
    Они вышли из тира, прошли немного по улице и сели на лавочку под ветелкой Петрухиных - она во всем селе самой развесистой была и вроде даже общественной считалась.
    Иван Макарович свои длинные ноги чуть не до дороги вытянул, закурил с удовольствием и вот что сказал:
    - У нас самые лучшие травы где? Правильно - на островах. А добираемся мы до них в последнюю очередь, когда перестоят и нахохлятся, если вообще до них руки доходят, верно? Педсовет тут интересное дело предлагает: вроде как боевой десант высадить туда, из пионеров и комсомольцев. Конно-шлюпочный сеноуборочный отряд, во! - Иван Макарович когда-то служил во флоте, и с той поры осталась в его характере некоторая бесшабашность и склонность к авантюрам. Правда, в отношении сугубо хозяйственной деятельности это не проявлялось, напротив, тут он был расчетливо-скуп и по-крестьянски осторожен. Цену труду и копейке хорошо понимал.
    Затея тем не менее Андрею понравилась. Если все обдумать и подготовить, большая польза могла получиться.
    - Бугрову я уже поручил шалаши наладить, а всадники наши на своих лошадях и косилки потаскают, и грабли конные у нас где-то еще есть. Скажи - здорово?
    Тут из тира быстрой стайкой мальчишки по своим делам пронеслись. Среди них Вовка - старый приятель и помощник Андрея. Но сейчас он его даже не заметил - так был спором увлечен. Андрей только край их разговора ухватил.
    - ...А я стрелял из автомата, - горячо хвалился парнишка городского вида. - У отца, на полигоне.
    - Подумаешь, - отрезал Вовка. - Если захочу - тоже постреляю.
    - Палкой по забору, - презрительно уточнил городской парнишка. - Кто тебе автомат даст?
    - Захочу - свой буду иметь, спорим?
    - В вашем сельпо купишь?
    - Знаю, где достать...
    Андрей проводил их взглядом, посмеялся вместе с председателем. С этим фантазером и путешественником Вовкой не только родителям, всему селу нескучно было. Парень он был хороший, но уж больно его в дальние края тянуло, на подвиги звало: то в Сибирь, на стройки, нацелится, то на зимовку в Арктику, то воевать за какую-нибудь маленькую страну - Андрей не раз его уже с транспорта снимал, не раз с ним беседовал, но никак Вовка свой характер угомонить не мог. Во все секции и кружки записался, исправно их посещал и говорил, что путешественнику все надо уметь: и верхом проскакать, и из ружья метко бить, и машину водить - знать, упорно готовился в новые бега.
    Нынешней весной Андрей его со льдины снял. Пока главный лед шел, Вовка где-то свою льдину до поры заботливо прятал и в удобный момент на широкий простор вывел. На льдине палатка стояла, прорубь была сделана, колдунчик из полосатой штанины на мачте и флажок с буквами СП (то ли Северный полюс, то ли синереченский пароход, понимай, как знаешь), словом, все как положено. Сам Вовка у входа в палатку сидел и над примусом, нахохлившись, руки грел.
    Все село тем временем на крутой берег сбежалось, все молча стояли и смотрели, как Вовка мимо медленно проплывал и как, поравнявшись с ними, встал и шапкой начал махать: прощайте, мол, люди добрые, зовет меня нелегкая и опасная судьба исследователя.
    Хорошо, у Степки Моховых моторка уже отлажена была. Они с Андреем ее в воду бросили и догнали "исследователя". Вовкин отец тут уж не выдержал за вожжи схватился, и Вовка поклялся, что до шестнадцати лет из дома ни ногой. Никто, правда, этой клятвой не успокоился, да и сам Вовка в первую очередь. Не такая была натура, чтобы спокойно жить.
    Вечером Андрей с Галкой на свадьбу пошли - Галкина подруга замуж вышла, а они у них свидетелями были.
    Вышли задолго до нужного часа и не спеша прошли все село. Андрей его сильно любил - и людей, что здесь жили, и дома, что здесь стояли, - не бог весть какие затейливые, да свои, родные, и колодцы, и сады - тоже непышные, но все-таки и с яблоками, и с цветами. А больше всего он любил деревенские старые ветлы. Такая у каждого дома стояла - развесистая, уютная, похожая на добрую бабушку, а под ветлой обязательно лавочка, до лакового блеска отполированная портками и юбками. Сколько важных семейных дел обговаривалось под их ласковой листвой, сколько обсуждалось новостей и принималось важных решений, каких только сплетен не рождалось и приговоров не выносилось...
    Самая приметная ветла была у Петрухиных - старше всех, пожалуй, и скамейка под ней особая, кругом ствола сделана из четырех досок. Говорили старики, что под этой ветлой первые колхозные собрания проводились, говорили также, что в ее стволе пять или шесть кулацких пуль сидело...
    Одну только ветелку Андрей не то что не любил, ненавидел лютой ненавистью. Стояла она за околицей, в укромном местечке, и под ней издавна повадились собираться синереченские мужики после получки. В ее дуплистом стволе всегда хранились стаканы и даже можно было небезуспешно поискать нехитрую закуску, а густая широкая крона дерева гарантировала необходимый комфорт для "душевных бесед" в любую погоду - и в жару, и в проливной дождь.
    Андрей что было сил боролся с этой стихийной "точкой". Нельзя сказать, чтобы вовсе уж безуспешно. Остались ей верны немногие Куманьков-старший, Паршутин, Гуськов и Шмага. Но это были стойкие "бойцы", из них ядро состояло, а уже вокруг него попеременно группировались те и другие.
    Не было бы жаль, срубил бы Андрей вековое дерево, да понимал - не в дереве дело. Это не пожалеешь - срубишь, другое найдут. Не ходить же за ними с топором.
    Галка его заботы давно уже как свои к сердцу принимала. И тут, когда к Калинкиным на свадьбу шли, сама предложила: "Заглянем, Андрюш, под ветелку?" Андрей согласился, тем более что день был воскресный и лишняя проверка не помешала бы. Правда, догадался он еще, что Галке наедине с ним немного хотелось побыть и повод она нашла самый для него удобный. Догадался и оценил. Он давно уже на Галку другими глазами глядел, все понять старался, откуда у этой болтливой и веселой девчонки столько такта душевного и ума женского, взрослого, твердого. Совсем другая Галка стала.
    Они почти до ветелки дошли, а все еще непривычно и подозрительно тихо кругом было. Хотя, конечно, какой смысл под ветелкой мужикам собираться, если свадьба в селе - лишний стакан всегда найдется и закуской доброй не обнесут.
    Андрей уже обратно хотел завернуть, и вдруг шорох какой-то послышался.
    Надо сказать, что здесь еще потому удобное место было, что ветелка на чистой полянке стояла и кругом нее, кроме травы, ничего не росло, а подальше теснился густой и высокий кустарник. Так что незамеченным близко никто подойти не мог, и в то же время при тревоге легко было в кустах рассредоточиться, опасность переждать, а когда она минует, вновь под деревом сгруппироваться. Андрей все эти хитрости давно изучил и потому приложил палец к губам, сделал несколько осторожных шагов и отодвинул чуть в сторону одну ветку.
    Темнеть уже начинало, но на полянке еще светло было. И вышел осторожно из кустов человек с большим свертком под мышкой, огляделся и, пока Андрей соображал, кто это и куда его несет на ночь глядя, пересек открытое место быстрым шагом и опять скрылся в кустах. Узнал в нем участковый Егора Зайченкова, недавно вернувшегося в родные края, посмотрел ему вслед, проводил глазами вспугнутую им птаху, которая уже было спокойно устроилась на ночлег, а теперь спросонок потерянно металась между деревьями и не сердито, а жалобно попискивала, отыскивая себе новый укромный уголок...
    Пока Андрей с Галкой на свадьбу идут, пока Галка трещит без умолку, а Андрей, занятый неприятной мыслью, успешно делает вид, что внимательно ее слушает, расскажем, что нам известно о Егоре Зайченкове - может, и сумеем тогда понять, куда это и с чем направился он на ночь глядя.
    Поначалу устроился в городе Зайченков вроде неплохо - общежитие дали, спецодежду, оклад положили и премиальные обещали. Да вот беда! - и тут надо было "горбатиться" на дядю, а самому малая толика шла, как Егор считал. Снова забегал Егор, наконец, на стройку подался. Тут ему способнее оказалось: кому мешок цемента продаст, кому ведро краски, а то и пачку паркета - гладко пошло, в кармане зазвенело, а потом и зашуршало. Взбодрился было Егор. Но как-то вечером зашли к нему двое из бригады, и после короткого разговора с ними Егор понял, что и здесь ему "не светит".
    Тем же вечером он снял с бульдозера пускач и продал какому-то судоводителю-любителю (тот давно к нему подбирался - катеришко построил, а движка нет) - на дорогу подъемные себе обеспечил. В общем, когда Егор на родину двинуть намылился, след за ним тянулся не такой уж богатый, но года на четыре строгой изоляции набралось бы. Но Зайченкова это не беспокоило, под сердцем не пекло - он уже на новую жизнь настроился, старые грехи легко позабыл.
    На вокзале, когда билет выправил, пошел меж людей потолкаться посмотреть и послушать, чтобы время убить.
    И тут Егору наконец повезло как в сказке, как во сне. Какой-то дальний командированный (выпивши был, конечное дело) гужевался у буфета и бумажник сунул мимо кармана. Егор, глазом не моргнув, на бумажник словно невзначай наступил, и хоть сердце от радости за чужую беду колотилось, наклоняться сразу не стал - оглядывался, смотрел поверх голов, благо с каланчу вымахал, будто знакомцев искал, да нет никого. Потом нагнулся и стал порточину поправлять - выбилась из сапога - и вместе с ней за голенище бумажник-то и заложил. Вот и все - разбогател Егор. Не так чтобы уж очень-то, но дурная деньга, какая бы ни была, все ж таки благодать.
    Правда, разбогател ненадолго. Заперся Егор в кабинке вокзального туалета, стал теребить бумажник: деньжата, главное дело, есть, документ (его надо будет из поезда в окошко пустить), письмецо (это туда же после знакомства - забавные попадаются. Егор в общежитии пристрастился чужие письма читать, в библиотеку - лень, да и зевота от книг ему челюсти ломала, а письма - ничего, интересно и завлекательно, особливо про любовные чувства)...
    И тут снаружи кто-то дверь рванул - аж шурупы посыпались, - и парень, молодой еще, приличный, из городских, сказал ему, руки в карманы себе засунув и сигаретой дымя:
    - Покажи-ка, что взял, - и так сказал, что Егор, за многие годы не раз битый, сразу все понял и бумажник угодливо отдал.
    Парень бумажник взял, деньги небрежно в карман переложил, стал документ внимательно, голову набок склонив - на лоб седая прядка упала, изучать, остался доволен и Егору кивнул:
    - Пойдем, дурацкий твой фарт отметим, проголодался я в чужой стороне.
    - На мои-то деньги? - осмелился уточнить Егор.
    - Ты, лягушка сырая! Какие деньги? Это деньги?
    Егор мигнул двумя глазами и, как пристегнутый, за парнем в ресторан потопал, в затылок ему глядя.
    Сели хорошо, у окошка, под пальмой. И официант быстро прибежал, книжечку принес. Егор поначалу смущался - сроду в ресторанах не гостил, а парень командовал как дома, и официанту, немолодому уже, пожившему и повидавшему на своей работе, это, судя по всему, нравилось: стол так заставил - окурок некуда ткнуть.
    Парень водку сам открыл и разлил самостоятельно. Пальцы его, хоть и дрожали чуть-чуть, из чего Егор заключил, что незнакомец - парень бывалый, с вином давно воюет, действовали коротко и точно, будто в бутылке мерка была: бульк - рюмка до края точь-в-точь, бульк - и другая полна. По второй уже недрогнувшей рукой разлил и спросил:
    - Звать-то небось Егором? Или Георгием? Жорой буду звать, понял?
    Егор кивнул, глотая.
    - А тебя?
    Парень промокнул губы салфеткой, потрогал ее легонько пальцами, достал из бумажника паспорт, заглянул:
    - Алексеем зови, можешь Ленькой, понял?
    - Как не понять? - усмехнулся робко Егор-Жора.
    Новонареченный Алексей держался легко, видать по всему - проходной личностью был. Егор-то ножики и солонки тронуть боялся, тем более что и ножей, и вилок по паре положили и за какие надо браться, не догадаешься.
    - Без гувернера воспитывался? - усмехнулся парень. - Крайние бери, не ошибешься.
    Сам он на загляденье играл приборами, ел быстро, но не жадно аккуратно и красиво. Только пил до жути много. Но не пьянел. Курил лишь все чаще и больше скалился. И рука у него уже вовсе не дрожала - точной была и ловкой.
    - Куда собрался, Жора?
    Егор ответил.
    - Это где же будет такое место и чем привлекательно?
    Егор рассказал.
    - Сколько туда езды? Понятно. Возьмешь и мне билет туда же отдохнуть мечтаю. Мне на время приют и ласка нужны. Хочу тебе довериться, не подведешь? - И опять тот же взгляд: если бить, то как - надолго или насовсем?
    Заказал кофе, попросил минеральной воды, снова закурил.
    - Гляди, клиент твой ходит.
    Они долго хихикали, глядя, как командированный, протрезвев, растерянно что-то выспрашивал у официанта, а потом вышел из ресторана с милиционером.
    - Не жалей его, Жора. Таких учить надо. Ну пошли.
    Когда проходили через зал ожидания, шепнул:
    - Видишь мужика с корзиной и чемоданом? Перед звонком чемодан возьмешь и принесешь к моему вагону, понял? Перед самым звонком.
    Егор покивал усердно, будто всю жизнь только тем и занимался, что крал чемоданы на вокзалах. Впрочем, он для этого давно был готов. Переступить последнюю черту только трусость держала. А с этим парнем не страшно воровать - все гладко сойдет. Страшно его ослушаться.
    Егор сделал все как надо: и билет взял, и чемодан принес.
    В Дубровниках они снова встретились на платформе. Парень был уже переодет и с двумя другими чемоданами. В скверике он их посмотрел, в один сложил нужное, а другой швырнул в кузов грузовика, что стоял неподалеку, за низким штакетником.
    - Ну так где же коляска, которая доставит нас на ранчо "Долина синих рек"? Проспал твой управляющий, Жора? Ты попеняй ему. Скажи - так дорогого гостя не встречают, он не привык, чтобы им манкировали - может обидеться.
    Андрей на свадьбу в штатском костюме пошел, чтобы гостей не смущать, и сперва непривычно себя чувствовал, настолько уже с формой и должностью своей сжился. Даже вначале про себя все машинально отмечал: дядя Федор слишком большими стаканами пьет, Василию вроде бы уже хватит - остановить его пора, приятели жениха что-то уж подозрительно перешептываются и поглядывают на приглашенных из Козелихина парней.
    Потом это прошло, Андрей почувствовал себя таким же гостем, как и все, и они с Галкой даже сплясали так, что им хлопали громче, чем молодым, которые вместо того, чтобы покружиться в положенном традиционном вальсе, попрыгали друг против друга на современный козлиный манер, и молодая жена даже сломала каблук.
    Глухой дед Пидя, муж Евменовны, почему-то сказал, что это к счастью, и трахнул об край стола новую тарелку. Похоже, дед вообще в дыме и коромысле веселого застолья совсем запутался и не понимал, по какому поводу оно собралось. Когда дошла до него очередь поздравить молодых, он понес такую околесицу, что просторная изба подпрыгнула от дружно грохнувшего хохота.
    Вроде бы все поначалу перепутал дед Пидя - так всем показалось, решил, что это на их с Евменовной свадьбе гуляют, и стал благодарить народ за поздравление. И тут смеяться перестали, а устыдились - ведь верно, пятьдесят лет старики вместе прожили. А дед, который под шумок еще одну рюмочку "портвейного вина" хлопнул, совсем разошелся и осмелел, пожелал молодым столько же лет в любви и верности прожить и напомнил про давнюю местную традицию, когда невеста накануне свадьбы купалась в обильных синереченских росах.
    Молодые на своей свадьбе вообще не чинились, вели себя по-новому: сидели за столом в обнимку, целовались под "горько!" без смущения и с явным удовольствием и веселились от души и больше всех. И первыми начали в адрес своих свидетелей разные шуточки с намеками пускать. И шуточки эти остальные гости с охотой подхватывали.
    Оно и верно - на селе от соседей ничего не утаишь, как ни старайся. Да, собственно, Галка и не старалась, не скрывала, что любит Андрея и хочет за него пойти. С год, наверное, назад он в шутку на ее слова: "Возьми меня в жены, Андрюша, не пожалеешь" - ответил: "Не доросла еще!" И с тех пор Галка дни считала до своего восемнадцатилетия. Совсем уж немного ей ждать осталось.
    Что до Андрея, то он этот год о женитьбе вначале не помышлял. Как должность получил, столько забот свалилось, дохнуть некогда, не то что жениться. А вот в последнее время, особенно когда домой возвращался, одиноким себя чувствовал. Да и то сказать - весь день на людях, а вечером один, в пустом доме. Поневоле загрустишь. Родители-то, как сорвались дочку выручать - она в районе замуж после учебы вышла и двух девчонок одним разом родила, - так и застряли у нее, уже второй год пошел.
    Но главное не в этом. Сказать правду - сильно стала ему Галка нравиться. За ее беззаботным и легким, на взгляд, характером видел Андрей безграничную верность и житейскую отвагу. Такие женщины есть еще на Руси (да и не будет им перевода): в счастье поет, а если беда, смеется и приговаривает: "Не было бы большей, эта не беда еще". За такой женой спокойно, тылы надежные, можно дальше воевать. Да и красавица настоящая к тому же. Редко кто не заглядится в ее блестящие глаза и ямочки в уголках губ, будто все время готовых смеяться.
    Застолье между тем шумело своим чередом. Тимофей Елкин, который тоже на свадьбу поспел, лучше всех держался. Были, конечно, охотники с толку его сбить: и красного наливали, и белого подносили, но Тимофей без заметного сожаления отвергал соблазны и только приговаривал: "Кому, конечно, нравится поп, кому - попадья, ну а мне лично - молодая поповская дочка", - и с демонстративным удовольствием пил большими стаканами ситро. А когда Паршутин (его на свадьбу не позвали, и он все в окошко заглядывал) закричал ему: "Пей, дурак! Что ж ты свадьбу людям портишь?" - Тимофей, не оборачиваясь, плеснул в него наугад из кружки, полной хорошего кваса. Паршутин сгинул и больше не показывался.
    Наконец, от столов отвалившись, перебрались в свободную горницу, которую хозяева от мебели освободили и для танцев приспособили.
    Плясали всяко - все мастера были. А потом, когда подустали малость да угомонились, дружно взялись за песни. Ну и пели! Так звонко, так дружно и в лад, что иной и слезу удержать не мог.
    Андрей и Галка задержались после гостей, убраться помогли, посуду на кухню снесли.
    - Женись, Андрюша, - сказала Евменовна, разбирая для мытья тарелки. Женись скорей, покуда я жива еще - я и на твоей свадьбе спою!
    - Не надо! - испугался Андрей. - Не пой!
    - Женись, - поддразнила и Галка, когда молодые стали подарками хвалиться. - Видишь, как хорошо!
    Потом вышли на крыльцо, посмотрели в звездное небо. Взбудораженное свадьбой село затихало понемногу. Кой-где еще звякнет ведро, калитка стукнет, собака взбрехнет, а уж тишина подкралась, все вокруг собой залила. И сколько вдаль было видно, уже синим сонным туманом подернулось.
    Галка поежилась, прижалась к Андрею плечом и зевнула - сладко, искренне, по-детски.
    Спокойная была ночь, тихая. Как перед бурей.
    - Не бог весть что, но все же
    любопытно... Кое-какие данные здесь
    безусловно есть, и они послужат нам
    основой для некоторых умозаключений.
    А. К о н а н Д о й л. Записки
    о Шерлоке Холмсе
    18 м а я, п о н е д е л ь н и к
    Приемные часы Андрей на вечер установил, чтобы люди от дела не отвлекались. Но так только у него на дверях было написано, а фактически прием участковый круглосуточно вел. Даже, бывало, по самым обычным вопросам по ночам стучались - каждый справедливо свое дело самым важным считал и не всегда своей очереди дождаться мог.
    По понедельникам же народ к нему больше обычного шел: и в положенное, и в любое другое время. Это понятно - выходные позади, было время что-то обдумать и решить, поскандалить и посоветоваться, кто-то жену спьяну обидел, кому-то теща слово поперек сказала, у кого-то накипело, наболело, набродило и терпение лопнуло, а в понедельник участковому заявление на стол: разбирайся, власть, принимай меры.
    Вот и сегодняшний день так начался. Не успел Андрей на ферму съездить, проверить, как там по его указанию противопожарное состояние объекта улучшают, не успел фуражку повесить и за стол сесть, без стука ввалился Дачник - так его все на селе звали. Был он то ли военный в отставке, то ли просто пенсионер, крепко осевший в селе - купил старый дом у Овечкиных, перебрал его и развел мощное хозяйство, не чета местным. Урожаи согревал под пленкой и потому брал их ранние и отменные, цветами тоже вовсю промышлял, на рынке не то что свой - главный человек стал.
    Дачник пошарил сзади себя за дверью и швырнул в комнату, как нашкодившего котенка, Марусиного Вовку. Тот вылетел прямо к столу, едва не упал, но не заплакал, только глазами сердито сверкнул.
    - Ворюга! - сказал ему вслед Дачник, обошел брезгливо и с тяжелой злостью плюхнулся на стул.
    - Что у вас произошло?
    - На месте преступления застал! Пошел за водой, вернулся, а в сарайчике, слышу, шебаршит что-то. Я осторожность проявил - мало ли кто там шарит, - дверцу снаружи колом подпер и к окошку, гляжу, а они, голубчики, пол уже разбирают топором...
    - Дальше что было?
    - Я на них, они мимо меня в дверь и по грядкам к забору. Этот вот, главный ворюга, запнулся, я его и взял, повязать хотел, да он говорит сам пойду. Вы как хотите, а я ихним родителям иск вчиню: и за пол, и за потоптанные грядки, и за нарушение неприкосновенности жилища.
    И предупреждаю: если вы, как обычно, проявите свойственные вам мягкость и либерализм, я не пожалею времени - буду соответственно информировать ваше прямое начальство и соответствующие инстанции! - Он хлопнул тяжелой ладонью по столу и вышел.
    Андрей молча проводил его взглядом и посмотрел на Вовку.
    - Дядя Андрей, мы ничего красть не собирались - врет он все! Мы там одну вещь искали. Но она не его. Ничья.
    - Клад, что ли? - усмехнулся Андрей.
    - Вроде, - уклонился Вовка. - Не спрашивай, дядя Андрей, все равно не скажу. Эта тайна не моя, и я не предатель.
    - Вовка, да разве можно в чужом доме клады искать? Соображаешь?
    - Соображаю. Мы ему грядки поправим. И пол заколотим, всего-то одну доску и успели поднять.
    - И извинишься как следует, да?
    - Ладно, постараюсь.
    - Что-то ты больно легко согласился, - сказал участковый. - Мне это подозрительно. Смотри, Владимир, не подведи меня.
    Вовка покивал головой и исчез.
    Дверь за ним не успела закрыться, супруги Кошелкины пришли разводиться наконец решили. Они давно уже не ладили, то сходились с песнями, то расходились с руганью и слезами, а в чем дело, никто понять не мог. Да, они и сами, видно, не знали.
    - Вы, милые граждане, совсем уж одурели, - сказал им участковый. Они ему соседями были, сам Кошелкин не раз у Андрея ночевал после семейных объяснений, и он мог с ними так разговаривать. - По таким делам в милицию не ходят, подавайте заявление в загс, в сельсовет или в суд, если надо.
    Супруги - молодые еще, высокие и сильные - переглянулись, потоптались.
    - Ты хоть рассуди нас, посоветуй, - попросила Зинаида. - Невозможно так дальше жить. Что ни день, то ругань.
    - Точно, - подтвердил Кошелкин. - Лаемся как собаки, а из-за чего, не спрашивай. Сами не знаем. С жиру ты, Зинка, бесишься, счастья своего не понимаешь: не пью, не гуляю, зарплату - вовремя и до копейки, по дому тебе помогаю...
    - Помогает он! - завизжала Зинаида. - Лучше бы не помогал! Андрюш, он мне даже посуду моет, правда. Только в кухне перед тем занавеску задергивает, чтоб соседи его за этим бабьим делом не видали. Мне от такой помощи плакать хочется!
    - А как же! Буду я на все село позору набирать!..
    И пошло дальше, как обычно, под крутую горку. Андрей еле разнял их, сказал, что нашел нужным сказать, а Кошелкину уже в спину добавил:
    - Ты, если жену любишь, не стыдись этого перед людьми. Позору тут нет, и любви исподтишка не бывает...
    Потом Зайченкова явилась и тоже кричать начала:
    - Свалился на мою голову, черт незваный! Отдохнуть от него не успела! Только хозяйство в порядок привела, а он - нате! - явился. Трех курей уже пропил, телогрейку новую где-то задевал и отцовы сапоги загнал. Сажай его, участковый, поскорее, до большой беды!
    Паршутин пришел с бумажкой, в разорванной по вороту рубахе.
    - Вот, гражданин участковый, прими по всей форме заявление потерпевшего от хулиганских действий бывшего алкоголика Тимофея Петровича Елкина.
    Андрей заявление взял (сердце упало - неужели сорвался Тимофей), прочитал, посмотрел на Паршутина и возмутился:
    - Ты зачем к нему пошел? Он звал тебя?
    - Принципиально хотел высказать личное мнение об его двухличном поведении, выразить словесный протест против его публичного оскорбления.
    - И сильно он тебя оскорбил?
    - При народе пьяницей и треплом обозвал. И когда я ему протест высказал, он меня форменно за рубашку стащил с крыльца и нанес таким образом трамву, а также материальный и моральный ущерб.
    Паршутин встал, повернулся и показал свою "трамву" - след сзади на штанах от сапога, - а потом оттянул ворот порванной рубахи.
    - Прошу принять меры и достойно наказать хулигана Елкина (кличка Дружок) за оскорбление моей личности.
    Каждая грязная морщинка на лице Паршутина словно светилась, мутные маленькие глазки плавали в довольстве как в масле.
    - Вот что, личность... - Андрей перевел дыхание. - Если ты еще раз сунешься к Елкину, я тебя направлю на две недели вагоны разгружать. Все! Кругом! Шагом марш!
    - Вот как? - удивился Паршутин. - Вот, значит, как? Ну, погоди, участковый, погоди! Плохо ты меня знаешь, чтоб я не отомстил...
    Андрей встал - Паршутин выскочил за дверь.
    Участковый уж было вздохнул, но тут забарабанили в окно, и Паршутин, расплющив о стекло нос, прокричал: "Нянькайся с ним, нянькайся, он тебе за добро и заботу найдет чем отплатить!"
    Вредный по-глупому Паршутин все старался Тимофея разозлить, до гнева довести и морду свою немытую под его кулак подставить, а потом шум поднять, жалобу устроить. Андрей, чтобы этого не случилось последствия-то могли весьма чреватыми для Тимофея оказаться, - особо его предупредил, чтобы не соблазнялся Паршутина проучить. Елкин его успокоил:
    - Не боись, Сергеич, пусть себе лает, верблюд все равно идет и ноль внимания на него оказывает. Это он от зависти все.
    Но Андрей все-таки тревожился (он Паршутина хорошо знал) и потому так грубо с ним обошелся. Нехорошо, конечно, но надо.
    За всеми этими и другими обычными делами незаметно день прошел.
    Андрей посмотрел на часы - пора в клуб: сегодня танцы - школьный оркестр, наверняка со всех деревень молодежь соберется. За своих-то он был спокоен, а вот козелихинские парни на танцы как в бой ходили. А все потому, что своих девчонок мало, да и чужие всегда лучше кажутся. Надо приглядеть...
    На сцене серьезные музыканты еще свои инструменты расставляли, уборщица мокрым веником полы брызгала, а уж по стеночкам самые нетерпеливые топтались - девчонки завитые и подкрашенные, парни приодетые, с влажными волосами.
    Андрей прошел в игровые комнаты, посмотрел на окаменевших шахматистов, послушал, как стучат шары в бильярдной и прыгает над зеленым столом белый теннисный мячик, предупредил Куманькова-старшего, чтобы убрал карты, которые тот уже ловко раскидывал на широкой скамейке.
    В спортивном зале дельтапланеристы свои крылья разложили, что-то с ними ладили и чему-то смеялись. Посторонних здесь не было - не пускали, только в углу пыхтел над штангой Василий Кочкин.
    В зале грохнуло, завизжало, затопало - танцы понеслись. Андрей зашел еще в курилку - глянуть, не звенят ли там стаканы, а уж потом вернулся в зал. Наметанным взглядом окинул бушующую толпу. Сразу и не поймешь, что творится, кто с кем и как танцует.
    К нему подошли дружинники, доложили, кого пришлось вывести и домой проводить, кто в опорном пункте объясняется с командиром Богатыревым и за кем надо присмотреть.
    Андрей вышел на улицу, постоял на крыльце. Народ все еще шел в клуб, и все с ним здоровались, многие издалека уже руку тянули.
    - Джон Клей убийца, вор, взломщик
    и мошенник, - сказал Джонс. Он еще
    молод... но это искуснейший вор в
    стране: ни на кого другого я не надел
    бы наручников с такой охотой, как на
    него.
    А. К о н а н Д о й л. Записки
    о Шерлоке Холмсе
    19 м а я, в т о р н и к
    Андрей, можно сказать, еще не ложился, а его уже поднял многодетный Петрухин, про которого на селе шутили, что у него детей больше, чем зубов. Это в самом деле было так: зубов у него осталось всего два, и то в глубине, не видно, а детей было - шестеро девчонок.
    - Андрюша, выручай, - чуть не плакал он. - Младшенькая сильно заболела, а Федя говорит, что сам помочь не может - надо в район везти, да не на чем. Ихняя машина Дашку Парменову рожать повезла. Когда она вернется? Выручай, Андрюша! Век не забуду твоего добра, - лихорадочно говорил он, пока Андрей быстро собирался и закрывал дом. - Уж такая она славная девочка получилась, такая славненькая - вся в меня, и зубов даже столько же...
    - А пить бросишь? - спросил Андрей, заводя мотоцикл, чтобы как-то его успокоить.
    - Курить брошу - только подмогни. В дружину запишусь, молиться стану.
    Пока заехали за девочкой, пока мать собирала ее и давала наказы Петрухину, далеко за полночь перешло. В район приехали - уже светало.
    - Ты иди, - сказал Андрей, - а я тебя подожду.
    Вернулся Петрухин не скоро, часа через два - Андрей даже подремать сумел.
    - Ну что? - спросил он, выбираясь из коляски.
    - Порядок! Говорят, езжай, отец, домой смело, нет теперь опасности. Спасибо тебе, участковый.
    - Ладно, теперь ты меня жди, надо в райотдел заскочить. А уж потом домой.
    - Привет, Ратников, садись. Как ты? - Следователь Платонов отложил дело, которое смотрел, и взял другую папку, вынул из нее листок. - В дежурке был? Нет еще? Тогда смотри, знакомься. Хотя тебя это вряд ли коснется, но все-таки... Ты что? - Платонов едва успел подхватить в горсть прыгнувшие из стакана карандаши - так Андрей в досаде трахнул по столу.
    - Коснулось уже. - Андрей лихорадочно просматривал ориентировку. Она у вас что, за шкафом валялась?
    - Сам виноват, - обиделся Платонов. - У нас ты гость редкий, и на месте тебя не застанешь, впрочем, маленечко и наш грех есть. А что?
    Андрей ответил не сразу, не мог оторваться от нескольких строк: "...среднего телосложения... пальцы тонкие, беспокойные, слегка дрожат... волосы темные, спереди в волосах заметна ровная седая прядь..."
    - Это он был. Федорин. Я рапорт составлял.
    Андрей коротко рассказал о случае на переезде.
    - Ах ты черт! - вырвалось у Платонова. Он схватил телефонную трубку. - Алеша? Платонов говорит. Посмотри, у тебя рапорт должен быть синереченского участкового, - посмотрел на Андрея. - Когда? От тринадцатого числа... Жду, жду... Читай... Понятно, спасибо.
    - Дай-ка мне сводки за последние две недели, - попросил Андрей. - И карты областей - смежной и нашей.
    Андрей разложил карты, наклонился над столом, сделал выписки.
    - Вот смотри: побег - первого числа; кража в продовольственном ларьке в Бирюкове, со взломом, - второго; в Сабуровке на вокзале кража чемодана с носильными вещами - четвертого...
    - Шестого, - перебил Платонов, - заявление гражданина Федорина об утере документов, в том числе паспорта.
    - ...Это уже у нас, в Званске. Там же, в тот же день кража чемодана на вокзале, кража двух чемоданов в поезде. Тринадцатого - встреча на переезде. Вот его дорожка.
    - Точно, - сказал Платонов. - Во времени и в пространстве. И прямо в наш дом. Молодец, Ратников!
    - Смеешься?
    - Какой смех! Пойдем начальству докладывать.
    - Так, Ратников, - сказал следователь Платонов, когда они вернулись. - Посмотрим, что за фигура такая - Антон Агарышев, в настоящее время гражданин Федорин... Год рождения... Молодой совсем, твой ровесник. Судимости... Статья такая-то, такая и такая. И еще две... Набрал - ничего не скажешь. Больше, чем у тебя благодарностей. Признан по решению такого-то суда особо опасным рецидивистом. Патологически жесток, в местах лишения свободы терроризировал заключенных, ставших на путь исправления. Отец - бывший ответственный работник торговли. Осужден, отбывает наказание. Статья... Так, образование гражданина Агарышева - чуть выше среднего. Это ясно - как папашу посадили, сынок за систематическую неуспеваемость из института вылетел - заступиться-то некому. Трудового стажа практически нет. Вместо него - другой стаж, очень солидный для его возраста. Ты знаешь, как он побег совершил? С оружием в руках! Он в колонии ухитрился пистолет изготовить - из аптечной резинки, алюминиевой ложки, гвоздя и стержня от авторучки. Кто-то ему патрон от мелкашки подарил. И этим единственным патроном из своего фантастического пистолета он тяжело ранил охранника. Попытался забрать его автомат - не удалось. Тогда он без автомата ушел и уже почти двадцать дней на свободе. Где он может быть? И чего нам от него ждать?
    - Чего угодно, - вздохнул Андрей. - Такие на все способны. Тем более что отвечать ему все равно по высшей отметке придется. Как же я его упустил!..
    - Ты и поймать должен, - по-доброму улыбнулся Платонов, хорошо понимая, как сильно казнится молодой участковый, и желая шуткой поддержать его. - Только вот где он сейчас? Ты у себя ничего... такого не замечал?
    - Особенного ничего, - пожал Андрей плечами. - Все как обычно, одни и те же проблемы.
    - А не особенного?
    - Телогрейка у одного мужика пропала.
    - Ну?
    - И сапоги.
    - Так...
    - И топор.
    - Все?
    - Дерево на дорогу упало...
    - Кот взобрался на чердак, - в тон ему протянул Платонов.
    - ...Дерево упало перед машиной, где деньги везли. Зарплату.
    Платонов привстал:
    - Само, что ли, упало?
    - Подрублено.
    - Здорово.
    - А что - здорово? Я сам сначала напугался, бог знает что подумал. А если все проще? Облюбовал мужичок осинку, повалил, а тут председатель едет.
    - Так пришел бы потом и забрал.
    - Приходил, забрал; кто, не знаю. Исчезло дерево.
    - Ратников, ты сейчас должен как отделение милиции работать. Как Шерлок Холмс!
    - У меня и доктор Ватсон свой есть, - улыбнулся Андрей. - Богатырев, командир дружины. Он уже в газету очерк послал о том, как я похитителя собственного кабанчика нашел.
    - Ты не смейся, - тоже улыбнулся Платонов. - Мне, например, эта личность - Шерлок Холмс - крайне симпатична. И знаешь чем? Универсализмом. Целый правовой институт в одном человеке - и следователь, и розыскной работник, а эксперт какой многосторонний: и баллист, и трассолог, токсиколог, в серологии прекрасно для того времени разбирался. Иногда сам приговор выносил и сам его приводил в исполнение.
    - Ты научишь! - засмеялся Андрей.
    - Нет, серьезно, у нас сейчас узкая специализация - это необходимо, а в идеале мы должны бы все смежное знать как свое собственное. А уж для участкового это главный хлеб.
    - Я знаю...
    - И вообще, по дружбе тебе скажу: смелее работай, побольше творчества, импровизации. Я бы даже сказал - предвидения. Самое лучшее, когда ты на месте преступления оказываешься раньше, чем оно совершается. Ведь если мы будем работать только по схеме: "совершил - поймали доказали - наказали", нам век с преступностью бороться. И без никакого результата.
    - Знаю. Главное - не наказать, а чтобы наказывать не за что было.
    "Данных о том, что беглый Агарышев может скрываться на моем участке, - размышлял Андрей, - вроде нет, но и полностью исключать такую возможность нельзя. А если все-таки предположить?.. Тогда ему надо иметь где-то убежище. У кого-нибудь в доме, в сарае? Нереально. Сразу бы заметили, и слухи бы пошли. Пока же ни слухов, ни фактов на этот счет нет. Значит, не в селе. В лесу? Тоже маловероятно. Наверняка на него уже бы натолкнулись.
    В любом случае Агарышев должен быть непременно связан с кем-нибудь из местных, кто бы взял на себя заботу о нем, хотя бы о его пропитании. Кто?"
    Андрей перебирал в уме самых ненадежных своих односельчан, искал возможного помощника Агарышева, пока не остановился на Генке Шпингалете.
    Кличку свою дурацкую Генка издалека привез. Видно, как окрестили его там, за проволокой, так она и здесь каким-то чудом проявилась. Был он собой мелкий, но жилистый и на вид - шпана шпаной: срисовал с кого-то себе облик, а может, в кино подсмотрел: липкая челочка до глаз, сапоги гармошкой, кепочка в обтяжку и зуб золотой. А главное, чуть не по нем визжал, матерился и за нож хватался, который заправски в сапоге носил.
    С участковым-то они старые и непримиримые враги были. Это ведь Андрей (он только что из армии пришел) Генку тогда задержал и в милицию доставил. И в суде свидетелем выступал.
    Освободили Генку сравнительно недавно, но отбытое наказание, судя по всему, ничуть ему ума не прибавило: так все и ходил по краешку, пока в конце прошлого лета опять под следствием не оказался.
    Дело так получилось. Подкараулила как-то участкового старая Евменовна, дома его ухитрилась застать:
    - Андрюша, а ведь я заявление тебе несу. Для принятия мер. К лешему, охотничьему егерю, ходила - не берет, ругается, ногами топает. Ты б, говорит, не шлялась по лесам, а на печке б сидела. А если у меня характер неспокойный, если...
    - Я твой характер знаю, - улыбнулся, перебивая, Андрей. - Говори, пожалуйста, о деле.
    Евменовна осторожно, как на гвоздики, присела на стул, перебрала, уложила складочки юбки, перевязала платочек.
    Смолоду она была красавица редкая - не зря ее тогда Афродитой землемер прозвал. И если случается, что и на склоне лет остается что-то в человеке от былой красоты - стать ли, упругая ли поступь, а то и свежий голос и ясная мудрость во взгляде, то Евменовна к старости все потеряла, живая Баба Яга стала: нос крючком, подбородок тянется к нему волосатой бородавкой, щеки ввалились, да и голос обрела другой - противный, как у пантюхинской козы. Даже в характере черты преобразились, будто и душа старела вместе с телом: была бойкая на язык - стала сварливая, девичью живость поменяла на суетливую пронырливость, вместо общительности стала надоедливой и суетливой. Никто и не заметил, как веселая фантазерка и безобидная болтушка превратилась в ярую сплетницу и выдумщицу, как сменила природный ум на упорную хитрость. И это бы еще ничего, но, смолоду привыкнув быть на виду, до сей поры любила Евменовна, чтобы о ней поговорили, вечно изобретала себе приключения, лишь бы внимание привлечь. Андрею доставало с ней хлопот. И сейчас он тоскливо ждал длинного вздорного рассказа.
    - Помнишь, Андрюша, как ты мне быстро корову разыскал, - польстила для начала бабка, - теперь снова выручай, беда пришла: от мишки избавь чуть в лес не утащил.
    - Какой Мишка? - не сразу понял Андрей. - Курьянов, что ли? Нужна ты ему, как же!
    Евменовна законфузилась, игриво отмахнулась конопатой лапой, собрала сухие губы в ладонь:
    - Андрюша, не смейся над старой - грех ведь. Какой Курьянов? Он уж до завалинки доползти не сумеет. То медведь за мной ходит. Вчера всю дорогу из Оглядкина следом перся, паразит, и мычал как корова недоеная, зашептала, приблизившись. - Знаешь, в народе говорят, если медведь вдовый, так он еще с лета бабенку себе присматривает, чтобы в берлоге теплее зиму коротать. А как бабенки нынче все крашеные, в пудре-помаде да духами обрызганные, так он ими брезгает, а я, видать, ему в аккурат пришлась. Да и немолодой уже, верно, в годах - морда и загривок седые, по себе, значит, подбирает, охальник.
    "Совсем спятила", - сердито подумал Андрей, отодвигаясь.
    - А чего тебя в Оглядкино занесло?
    - Ну а как же? Бабы говорят, туристы там остановились, в Хмуром бору, так поговорить с ними хотела... пообщаться, - с удовольствием выговорила бабка новое слово, - новости узнать, рассказать чего.
    - Правильно леший тебе посоветовал - на печке сиди, а по лесам не шляйся!
    - Помоги, Андрюша, не дай бог, припрется ночью, утащит в лес - совсем ведь пропаду. Какая ему из меня сожительница!
    Еще до армии - Андрей помнил - побрызгали Синереченские леса с самолета, чтоб извести какого-то вредного жучка, да так крепко побрызгали - не то что ежика, комара в лесу не осталось. В последние годы ожил старый лес, помолодел, зазвенел птицами, боровая дичь откуда-то взялась, лоси осмелели, волк за ними с севера потянулся. Вот и медведь объявился. Если, конечно, не врет Евменовна, гораздая придумывать что-то уж вовсе несуразное.
    - Сходи, Андрей Сергеич, - ныла бабка, - и туристов погляди - вроде уважительные ребята, чайком с конфеткой меня напоили, да уж больно костры шибкие жгут и водки в кустах цельный мешок прячут. Да и маты такие загинают - деревья дрожат. Вот пойдешь поглядеть - и медведя застрели, ладно?
    - Нельзя его стрелять, - теряя терпение, отрезал Андрей и встал. - Он на весь край небось один. На развод оставим. И ты от него не бегай, не бойся - не польстится он на такое сокровище.
    - Смейся, смейся, внучок, - со злостью зашамкала Баба Яга, - кабы не заплакать тебе, злорадному! - и хлопнула дверью.
    В лес Андрей все-таки пошел: туристов посмотреть следовало. Нашел он их легко, поздоровался, осмотрелся. Ни "шибкого" костра, ни водочных бутылок не обнаружил. Ребята оказались аккуратные, из настоящих путешественников. Стоянку держали в порядке: палатки туго натянуты, костерок обложен камнями - не поленились с речки натаскать, топоры торчали в старом пеньке, а не в живом дереве, как иногда бывает, даже ямка для мусора отрыта и прикрыта от мух лапником.
    Медведя они, оказывается, тоже видели - приходил под утро, чисто вылизал немытую с вечера посуду, погремел пустыми банками в помойке и ушел, "ничего не сказав".
    Ребята предложили Андрею дождаться ухи - вот-вот должны были вернуться рыболовы, но он отказался - некогда...
    Хмурый бор только зимой был хмурым, а вообще-то, в Синеречье не сыскать места приветливее и солнечнее. Андрей давно уже не бывал здесь, и радостно ему дышалось, весело было хрустеть валежником, поддавать носком сапога крепкие шишки, снимать ладонью с влажного лица невесомую упрямую паутинку. Он, не удержавшись, срезал зачем-то два крепких грибочка, понюхал, улыбаясь, и наколол их на сухую ветку, высыпал в рот горсть горячей земляники. У большой, туго натянутой между землей и небом сосны Андрей остановился, прислонился к звенящему стволу, чувствуя, как он дрожит, шевелится, толкает в плечо, запрокинул голову. Над ним, высоко-высоко, размашисто качались далекие кроны, гнали по синему небу белые, пронизанные солнцем облака, толстым сердитым шмелем гудел в ветвях упругий ветер.
    И вдруг в этом прекрасном разумном мире раздались два резких, почти слившихся выстрела. "Дуплет. Пулями. Кто?" - мелькнуло в голове Андрея, уже быстро шагавшего на еще разбегающийся, мечущийся по лесу грохот. Он шел бесшумно, не раздвигая ветви, а скользя между ними, чтобы не шуршала листва по одежде, ставил ноги легко, чтобы не трещали под сапогами сухие сучки.
    На краю небольшой, зарастающей молодняком вырубки Андрей остановился, осмотрелся - увидел невдалеке задержанное густой листвой жиденькое, прозрачное облачко дыма, и ему показалось, что в воздухе еще стоит нерастаявший, тревожный запах пороха. Какой-то человек, стоя на коленях, возился с чем-то большим, темным, что-то быстро делал с ним.
    Андрей терпеливо дождался порыва ветра, тихо подошел сзади, сжал зубы, непроизвольно закачал головой. Медведь лежал на спине, раскинув лапы, как убитый человек, запрокинув большую голову с открытыми, будто еще видящими глазами. Земля вокруг него была изрыта когтями, забросана клочьями выдранной травы. В воздухе густо стоял тяжелый дух сырого горячего мяса, жадно жужжа, кружились большие зеленые мухи.
    Генка Шпингалет, мотая головой, сдувая с лица комаров, сноровисто, воровато свежевал тушу. Левая рука его, голая по локоть, в ошметках красного мяса, в клочьях мокрой шерсти, задирала, оттягивала взрезанный край шкуры; в правой, окровавленной, безошибочно, точно сверкал тусклым лезвием длинный нож.
    - Здорово, браконьер, - негромко сказал Андрей. - С полем тебя.
    Тот вздрогнул, выронил нож, мокрая красная лапа метнулась было к ружью, но Андрей успел отбросить его носком сапога.
    Генка был в растерянности недолго, нахальства ему не занимать.
    - Он сам на меня бросился. Необходимая оборона была, - ухмыльнулся он.
    - И ты на этот случай в лес с ружьем пошел, а в стволы "жаканы" забил, - добавил Андрей.
    - Ага, он мне давно грозил. Ладно, шеф, давай по совести: мясо пополам, а шкура вся тебе. Галке на свадьбу подарок сделаешь. - Генка поглубже натянул кепочку и снова нагнулся над тушей. - И разойдемся друзьями.
    - Что ты, как можно мне с таким человеком дружить? - усмехнулся Андрей. - Загоржусь тогда совсем.
    Генка поднял голову, посмотрел кругом, потом снова в глаза милиционеру.
    - Жить не хочешь? Мы одни здесь...
    - Что? - так спокойно и вежливо, будто действительно не понимал, переспросил Андрей, что Генка сразу понял - не напугать ему участкового, не уговорить его и не совладать с ним.
    - Ладно. - Он скрипнул зубами и грязно выругался. - Сейчас твоя сила, но я своего часа дождусь, за оба раза посчитаюсь. Ты жди, оглядывайся!..
    После суда (Генку оштрафовали сильно и ружье конфисковали) он при всех сказал и не раз потом повторял, что околоточному (так он Андрея за спиной называл) все равно "пасть порвет". Андрею эти слова передали, и он хотя особенно об этом не думал - других забот хватало, но все-таки понимал: злопамятный, истеричный Генка долго ждать не будет и, как удобный случай выпадет, может на крайность пойти...
    Вполне возможно, что с Агарышевым он уже давно знаком был. Надо бы уточнить, где отбывал наказание Генка и не имелось ли у них контактов раньше.
    В селе Андрей обогнал телегу, в которую были сложены разобранные разноцветные крылья и мотоциклетные шлемы и которую сопровождал конный эскорт во главе с физкультурником. Андрей остановился на обочине, и к нему подбежала веселая орава.
    - Андрей Сергеич, а мы уже тренироваться сегодня начали! У Лешки Куманькова лучше всех получается, а Челюканов боится! Тридцать первого, в воскресенье, летать будем, приходите посмотреть.
    - Спасибо за приглашение, обязательно приду.
    ...Я никого не увидел возле него,
    и я не могу себе представить, кто мог
    его убить. Его мало кто знал, потому
    что нрава он был несколько замкнутого и
    неприветливого. Но все же, насколько
    мне известно, настоящих врагов у него
    не было.
    А. К о н а н Д о й л. Записки
    о Шерлоке Холмсе
    22 м а я, п я т н и ц а
    В этот черный день только погода была хорошей (ей до наших проблем дела нет, она лишь своими занимается), а все остальное уже с утра не задалось, не ладилось, как говорится, через пень колоду валилось. Андрей с каким-то непонятным нетерпением ждал, когда же вечер наконец придет, будто чувствовал, что эта пятница взаправду черной станет, большие неприятности сулит. Он все на часы суеверно поглядывал, время торопил. Казалось ему: дотянется день до вечера без происшествий, так все и обойдется - или совсем беды не будет, или она надолго в сторону уйдет.
    Но не вышло, не получилось. Стукнул в дверь тяжелым кулаком леший Бугров и, не дожидаясь ответа, шагнул в дом...
    Бугрова лешим справедливо звали. По облику своему (бородища до пупка, брови седые, волосы чуть не до плеч, трудная хромота) и повадкам (из леса почти не вылезал, ночевать у костра предпочитал, людей сурово сторонился) он прямой леший был.
    К браконьерам, невзирая на чины и личности, беспощадность проявлял завидную. Одному большому начальнику из области, отщелкивая цевье от дорогого новенького ружья, он в ответ на бешеные угрозы прямо сказал - со спокойной уверенностью в своей правоте и силе: "Это мой лес. Мне доверено соблюдать в нем все живое. И здесь, пока я сам жив, порядок будет. Никому - ни свату, ни брату, ни тебе, бессовестному, - не допущу его нарушить".
    Лешего и свои боялись. Самые отпетые и отчаянные бегали от него, как мальчишки из чужого сада. Какой-то козелихинский парень даже, говорят, прятался от него на болоте, всю ночь просидел по горло в грязной жиже, лишь бы лешему на глаза не попасться.
    Но зла на него не держал никто, видно, хорошо понимали, в чем корень его беспощадности, и уважали за это.
    Всегда угрюмо-спокойный, он был сейчас встревоженным, почти растерялся. Участковый, правда, не сразу это заметил.
    - Как дела, Федор Михайлович? - приветливо поздоровался Андрей. Они часто помогали друг другу, бывали уже в переделках, испытали взаимную помощь и прониклись взаимным уважением. Если не любовью.
    Бугров оперся на ружье, бросил на стул шапку, он и летом ее не снимал.
    - Дела-то, говоришь? Было бы хорошо, кабы не было так худо. Собирайся, Сергеич. И дружинников возьми. Двоих. Не особо трепливых.
    - Что случилось? - Андрей спросил, уже на подробности рассчитывая. Что именно случилось, ему уже ясно было.
    - Мертвое тело Веста нашла.
    - Где?
    - На Соловьиных болотах. В самой воде. Всплыло, она и учуяла. Правда, дух такой, что и собаки не надо. Любой насморк прошибет. С неделю, не меньше, пролежал.
    - Мужчина?
    - Мужик по первому виду. Однако я особо не приглядывался, не трогал. А так не видать - лицо в воде. Пошли, что ли?
    - А что тебя на болото занесло? - спросил Андрей, собираясь.
    - Там, в самой глуби, еще при помещике сторожка была - крепкая такая. Я ее под зимовье приспособил, ночевал иногда, припас кой-какой держал. Место спокойное, кроме меня, кто туда доберется? Пути не сыскать. Сегодня, как шалаши для пионеров ладить закончил, дай, думаю, попроведаю. Вот и наткнулся, далеко не доходя. Совсем недалече от дороги.
    Болота Соловьиными назывались вовсе не потому, что сидел в них когда-то Соловей-Разбойник, хотя ему тут самое место было, а потому, что действительно свистели в них голосистые птахи свои щедрые песни. Собственно, соловьи звенели не в самом, конечно, болоте, а в овраге, который начинался сразу от дороги и шел в глубь леса, раздавался вширь, зарастал по-над водой зелеными травами, превращался в жидкую трясину.
    Место это не любили, обходили стороной, считали нечистым. Неохотно говорили о нем, а уж бывать там только самым отважным доводилось.
    Да и то сказать, каких только косточек - и черных и белых - не гнило здесь, в смрадной вечной глубине, какой только кровью - и голубой и алой не разбавлялась черная болотная жижа.
    Вот уж на нашей памяти, годов десять тому, леший Бугров, который один осмеливался заходить на болота и знал их тайные тропки, подцепил концом ствола плавающий среди зеленой ряски новенький картуз. Кто его потерял, вовек не узнать. Как он туда попал, что и говорить - яснее ясного.
    И травы здесь растут яркие, коварные и обманчивые. И дерева - кривые да коряжистые, поросшие, как грязным клочкастым волосом, путаным и рваным мхом. И часто сидит на таком дереве черный ворон и каркает хрипло, скрипуче, до мороза по коже.
    Все было в болоте том. И пузыри вырывались из черной глуби, и туманы ходили меж дерев, будто утопленники в саванах, и огоньки плавали над бездонными пучинами. И стоны по ночам глухо доносились до путника, и вроде шепот шел над кочками, и говор слышался глухой, нелюдской, непонятный...
    Даже луна здесь особая была - холодная, белая, безразличная. Смотрит сверху, как над болотами бродят туманы и огоньки, бесшумно, а то и с гулким хохотом, мелькают меж кустов страшные глазастые совы - и вроде все это ей очень нравится.
    Многие верили, что в болотах нечисть водилась - то ли водяной, то ли еще какая темная сила, толком никто объяснить не мог, но ходили про эти места худые слухи. Старая Евменовна любила об этом поговорить, да и та мутно объясняла: "Поводит, поводит огоньками по кочкам, да и столкнет в бучило и тянет за ноги вглубь и щекочет". И человек вместо того, чтобы звать на помощь, хохочет дурным голосом на весь лес - отпугивает своих возможных спасителей...
    Не любили на селе Соловьиные болота, боялись их и без крайней нужды сюда не заглядывали, далеко стороной обходили, хотя ягода тут водилась знатная и дичь хорошая была. И соловей здесь отменный селился. Иногда, по весне, аж с дороги было слыхать его песни, от которых у любого заходилось и печально и радостно сердце...
    Сейчас день был ясный, шли они твердой тропкой, а над болотом висела в жуткой тишине мятежная тревога. Издалека Вестин вой заслышали. Еще немного прошли, и она, обрадованная, из-за кустов к ним выскочила. Андрей даже вздрогнул - так напряжен был.
    Дружинники в сторонке остались, участковый с Бугровым ближе подошли. Подошли непросто - оба под ноги смотрели, чтобы след, какой будет, увидать и не уничтожить: Бугров еще дорогой сказал, что, верно, не своей волей этот несчастный мужик в болоте оказался, похоже даже, дырка у него в спине есть, ружейная.
    - Вон, гляди, у края, видишь?
    Андрей уже и сам разглядел. Там, где твердое кончалось, торчало из воды что-то темное, пятнистое, видны были ноги в рубчатых походных ботинках, спина с каким-то рисунком на куртке, а голова была вся в воде, только волосы чуть виднелись и шевелились, как тонкая водяная травка.
    Правду сказать - жутко было участковому. Но что делать - надо. Ближе Андрей подошел и точно - на спине две дырки разглядел на курточке. И курточка жалкая какая-то: вроде детской, заяц на ней нарисован и "Ну, погоди!" написано зелеными буквами.
    Андрей вернулся к дружинникам.
    - Вы, ребята, с Федором Михайлычем меня здесь подождите. С места не сходить и никого не подпускать. Я сейчас вернусь, позвоню только.
    До приезда опергруппы Андрей с Бугровым место происшествия осмотрели. Кругами ходили, все больше и больше забирая. Андрей первым палатку нашел и Бугрова позвал.
    Палатка была зашнурована, рядом на сучке мешок походный висел с продуктами, в пеньке топорик ржавел. Около кострища обувка на колышках висела - видно, сменная, на сушку.
    Леший полог палатки откинул, голову внутрь сунул, посмотрел, понюхал, проворчал:
    - Точно, неделя лапнику будет, - пошарил в изголовье и сумку вытащил - как полевая, прочная.
    Андрей с волнением открыл ее, достал документы, бумаги, посмотрел внимательно. Бугров за его лицом вопросительно следил.
    - Ученый, - сказал Андрей. - Орнитолог.
    - Это по птицам, что ли?
    - Ну да... Командировочное удостоверение и письмо из института.
    Андрей снял с дерева рюкзак - внутри продукты были: сахар и соль отсыревшие, чай, консервы, в отдельном пакете проросшая картошка.
    - Точно, - сказал Бугров. - Недельный срок, по всему видать: и топор говорит, и кострище, и все другое.
    - Слушай, Федор Михалыч, - вдруг сказал Андрей, - надо шире искать. Он приехал птиц записывать на магнитофон, соловьев. Понимаешь? Если мы этот магнитофон найдем, он многое сказать может.
    - Это верно. - Бугров поскреб бороду.
    Первое напряжение немного улеглось, привыкать стали и теперь больше по-деловому настроены были. Правда, когда ветер налетел и деревья зашумели, опять тревожно стало, неуютно. Будто хотят они рассказать, что видели, да не могут, потому и стонут.
    Андрей встряхнулся.
    - Где здесь соловьи поголосистее? Пошли. Сейчас на куски разобьем и все обыщем.
    - Дело. К оврагу надо идти, к дороге ближе. Сдается мне, покойник от своего магнитофона недалеко ушел.
    Андрей объяснил дружинникам задачу и, когда на дороге машина милицейская зашумела (Андрей там Кочкина оставил, чтобы перехватил и к месту проводил), Богатырев закричал, чтобы к нему шли. Нашелся магнитофон. На пеньке лежал, рядом провода были и микрофоны, и телогрейка лежала разостланная.
    А метрах в сорока Андрею еще удача сверкнула - след сапога на мягкой черной земле, а в нем - раздавленный окурок, самокруточный.
    Вскоре Кочкин группу привел. Андрей поздоровался, доложил как положено, и уже вместе продолжили работу.
    Судмедэксперт осмотрел убитого - сомнений в том уже не осталось. Человек был немолодой, с бородкой, за ухо очки зацепились - и что удивительно и страшно: стекла в них целы были, только позеленели. Убит был в спину, двумя выстрелами. Предварительное мнение эксперта - пуля тупая, пистолетного типа, миллиметров девять-одиннадцать.
    Осмотрели место (предположительно), откуда стреляли. Но гильз, как ни искали (и приборы не помогли), не нашли - вернее всего, подобраны гильзы предусмотрительной рукой.
    Следователя особенно магнитофон заинтересовал. Конечно, болото, сырость, какая тут пленка выдержит, но он на нее надеялся - может, что и скажет, да не простое, а главное. Но больше всего он на участкового надеялся, особенно когда про дерево на дороге услыхал. "Ратников, назидательно сказал он, - любое слово сейчас лови и к этому делу примеряй. Глядишь, что и к месту точь-в-точь придется".
    Дружинников особо предупредили, чтобы ни слова в село не принесли. Чем дольше знать не будут, тем вернее и скорее след отыщется.
    Вечером Андрей в клуб пошел, на товарищеский суд. Хоть и мрачно на сердце было, а надо - остальные дела бросать тоже нельзя. Все они главные.
    Судили нерадивого механизатора Василия Блинкова. Суть дела была такова: Василий с детства мечтал о мотоцикле, можно сказать, бредил им и во сне каждую ночь видел, а возможности приобрести машину все не появлялось. Причин тому было достаточно, а главная, первая, - Клавдия, жена его, женщина со злым и скандальным характером, которая взяла манеру сама получать Васькину зарплату, мол, иначе пропьет. Васька жены боялся и активно, открыто не протестовал. Но уж в пику ей, если сваливался левый или сверхурочный заработок, не откладывал его, а действительно назло Клавдии пропивал с друзьями. Выпив же, начинал мечтать вслух о том, какой мотоцикл он купит и как и куда на нем станет ездить. Все это было довольно безобидно, но с горчинкой. Терпел, терпел Васька злобу и тиранию супруги, насмешки приятелей - и пошел на крайность: втихую, втайне от Клавдии, продал собственного кабанчика и инсценировал кражу.
    Все было сделано по-детски, наивно. Андрей сразу же понял, что замок на сарае был распилен до того, как его навесили, что Васька лжет, уверяя, что два дня не был в сарае - остались на влажной земле следы его резиновых сапог поверх Клавдиных бот и кое-что другое.
    Разгадав его нехитрую хитрость, получив Васькино покаянное признание и съездив с ним за кабанчиком в Оглядкино - благо его еще не успели заколоть, - Андрей и сам растерялся: как дальше быть? Какие меры принять? Кража ведь была, преступление совершено... Но кража-то у самого себя! Подумал - и решил передать дело товарищескому суду. В суде, правда, обернулось все иной стороной. Поначалу, однако, все шло как надо: осуждали и стыдили Василия за нерадивость и лень, за пьянство без размера, но когда вылезла на сцену Клавдия и стала чернить при народе своего мужика, настроение в зале изменилось.
    Клавдия ради такого события, где она главной была, принарядилась покрылась алым платком, надела желтую кофту и зеленую юбку - издалека, из зала, была она похожа на испорченный светофор, у которого все огни горят разом. А Васька пришел с работы в затрапезе, сидел, неловко повернувшись боком, чтобы односельчане не видели под глазом синяка, навешенного Василию запальчивой Клавдией.
    Общее мнение выразил бригадир полеводов по фамилии Кружок, испортив всю назидательность важного мероприятия:
    - Это же надо, граждане, довести собственного мужика, опору и надежду семьи, до такой позорной крайности. Васька тоже хорош, не спорю. Гордости в нем мужской ни на чих не осталось. Обидно для всей нашей половины человечества, что он такую мужскую несостоятельность проявляет...
    В зале засмеялись.
    - ...Я не об этом говорю, этого я не касаюсь. Я говорю об том, что на месте Василия за такое повседневное издевательство всю бы скотину со двора свел и пропил. Не Ваську надо судить, а главного в этом деле подстрекателя. Ты, Клавдия, самый близкий ему человек после отца и матери. Что же ты мужика родного понять не можешь? Ведь живете вы на одну твою зарплату, а Васькину ты на книжку ложишь, и он даже не знает, где ты ее держишь и сколько на ей денег. Унижаешь мужика. Ты сколько ему на обед даешь? То-то. А ведь он курить бросил через то, что ему стыдно стрелять папироски у товарищей.
    Вот что, Васька, у меня в сарае старая "Ява" есть, испорченная, но хорошая еще, если руки приложить. Забирай ее себе, ремонтировай и уезжай на ней от своей змеи Клавдии на край света!
    В зале опять засмеялись и захлопали, Клавдия заголосила, Васька встал и выпрямился, развернув плечи и задрав голову.
    Суд с улыбками и шутками вынес частное определение в Клавдиин адрес и кассиру, Ваське порицание и, в общем, сработал как надо. Разобрался в причинах, постарался их устранить, выразил общее мнение коллектива.
    Андрей видел, что Клавдия и Василий вышли с суда вместе. Клавдия цепко держала мужа под руку, семенила рядом, даже немножко опережала его и заглядывала ему в лицо. Василий шагал торжественно и величаво, на жену поглядывал снисходительно.
    В другое время улыбнулся бы участковый, порадовался, а тут на душе сплошная чернота. Сидел он сейчас в зале, смотрел на своих односельчан, слушал, что они говорят, а мысль одна его мучила: неужели из них кто-нибудь к этому делу причастен? И ведь скорее всего это так, в той или иной мере.
    - ...Имеется одна или две
    незначительные детали, которые стали
    известны во время допроса. Они
    заслуживают внимания.
    А. К о н а н Д о й л. Записки
    о Шерлоке Холмсе
    26 м а я, в т о р н и к
    Прошло несколько дней. Нехороших. Ничего за эти дни не произошло, но и ничего не прояснилось. В Синеречье и во всех других близлежащих местах давно уже знали, что случилось на болотах, все обсудили, все предположения высказали, нагородили такого, что сами по вечерам с опаской из дома выглядывали, за каждым кустом им злодеи мерещились.
    Андрей с Бугровым уже несколько раз и в район, и в область ездили, соображения высказывали. Следствие шло, время - тоже; силы подключились к расследованию немалые, но результатов пока особых в деле не значилось. Как выразился следователь Платонов, здесь было еще много темных мест и "белых пятен". А точнее, все сплошь оставалось темным, и хотя некоторые детали все-таки кое-что прояснили, но даже для начала зацепиться было не за что.
    Нынешний день начался для участкового, можно сказать, как обычно: разбудил его неистовый стук в окно и хриплый от волнения голос: "Андрюша, отвори!"
    Андрей распахнул окно и отшатнулся. Под окном, прямо в будущих цветах (Галка подлизывалась), стоял колхозный бухгалтер Коровушкин, обычно, точнее - всегда, суховатый в общении, опрятный в одежде и въедливый в делах, вовсе непьющий человек, а сейчас такой непохожий на себя, что Андрей ощутил в животе холодок недоброго предчувствия: либо у него баланс на три копейки не сходился, либо колхозную кассу ограбили, не иначе.
    Коровушкин был небрит, взлохмачен, в грязной белой рубашке, из кармана пиджака висел мятый галстук - веревка веревкой, брюки держались на одной пуговице, и в прореху просунулся клочок рубахи. И разило от него так, что у Андрея закружилась голова.
    - Спасай, Андрей Сергеевич! Погибаю!
    - Погоди погибать, - сказал Андрей. - Дай одеться.
    Андрей оделся, поставил на плитку чайник - он понимал: человеку надо успокоиться, чтобы все толком рассказать, - и сел напротив Коровушкина.
    - Ну рассказывай теперь, Тихон Ильич. Что натворил?
    Коровушкин вздохнул тяжко, со стоном, обхватил седую голову руками.
    - Ох, и натворил, Андрюша, на старости лет. Всю жизнь при деньгах, при важных документах - и никогда ни пятнышка на моей биографии не было. Нынешний год на пенсию собрался, и вот тебе - опозорил свое честное имя навсегда. Папку я вчера потерял в районе.
    - Так. - Андрей привстал. - А что в ней? Деньги?
    - И деньги кое-какие были, по доверенности получил: девятьсот сорок два рубля тридцать шесть копеек - и прописью, как говорится, и цифрой. И документы, оформленные на премию колхозникам за посевную, и почетные грамоты победителям соревнования... Два письма гарантийных... Деньги ладно. У меня почти тысяча на книжке есть - покрою; на премию новые бумаги сделать тоже можно, задержим маленько, конечно, но поймут люди, а вот что жалко - грамоты. Весну ведь как хорошо поработали, разве можно это не отметить, не порадовать людей!
    - Ладно, давай-ка расскажи все по порядку. И без утайки, погулял ты, по всему видно, здорово. Не из любопытства спрашиваю: чтобы искать успешно, весь твой вчерашний путь, как ни горько и стыдно, заново надо пройти.
    Вот что рассказал бухгалтер.
    ...Отправился он в райцентр человек человеком - черный костюм, белая рубашка с галстуком, шляпу положил на голову как подобает и платочек в кармашек; под мышкой - красная папочка с тесемками.
    Уехал на машине, а вернулся нехорошо: поздно ночью, никто не видал на чем (и хорошо, что не видал), а сам он не помнил. Собственную калитку нашел с трудом и открыл ее не в ту сторону - так и повисла на оставшейся петле. Верная Жучка, радостно бросившаяся было ему на грудь, вдруг сморщила морду, чихнула, заскулила и, отбежав к сараю, долго испуганно лаяла на хозяина, который упорно и шумно карабкался на крыльцо.
    Уснул он прямо в сенях, до горницы не добравшись, положив голову на старые валенки, круглый год валявшиеся под лавкой, и проснулся с чувством, что ничего более ужасного в его жизни еще не случалось.
    Да, так оно, собственно, и было. Жизнь он свою провел правильно, прямым курсом, не допуская резких поворотов, а вот тут такой неладный сбой допустил.
    И ведь все шло хорошо: показал отчет, первым получил в банке деньги, потом - грамоты, в общем, все сделал в полдня - быстро и аккуратно - и собрался домой: одну ногу уже в дверцу машины занес, а тут кто-то ему руку на плечо положил.
    Оглянулся Коровушкин - стоит пожилой и полный человек с портфелем, на руке дорогой плащ, и улыбается, ждет, когда бухгалтер в ответ рассмеется и на шею ему бросится. Коровушкин так и поступил - ногу обратно выдернул и повис на толстяке:
    - Ванюшка, родной! Откуда ты здесь!
    Словом, встретились старые друзья, у которых было общее детство, и боевая юность, и годы разлук, у которых есть что вспомнить, у которых жизнь была позади, и потому они особо друг в друге нуждались и рады были нечаянной встрече.
    Коровушкин шофера с машиной отпустил - не любил он зазря государственное время мотать (сам-то с делами управился и с чистой совестью мог несколько часов другу посвятить).
    Ну куда деваться? Сели тут же в скверике на лавочку, да прохожие стали оглядываться: сидят трезвые старые мужики и то друг друга по плечам хлопают, то хохочут враз, не поймешь над чем, то вдруг замолкнут и слезу пустят, рукавом по щекам заскребут...
    Короче, оказались они на вокзале, в ресторане. Справедливости ради надо заметить, что от первой Коровушкин пытался отказаться, но Ванюшка, друг его, с таким изумлением, даже обидой посмотрел на него, что бухгалтер махнул рукой и хлопнул стопку, а за ней и другую, хотя к вину был крайне непривычен. За разговорами, ахами да охами время пролетело быстро. Тут вспомнил Иван, что нынче видел в гостинице Настю Копейкину, старую любовь Коровушкина, с которой пути его еще в молодости почему-то разошлись и более не пересекались. Как было не навестить?
    В гостинице Коровушкин, глядя на свою первую любовь, снова засмущался, потерялся и, чтобы взбодриться и развязать язык, снова хлопнул - уже коньячку. Ему и без того было довольно, да Настя всполошилась, что во втором этаже Кузьма с Никитой живут (все они на одно совещание прибыли). Поднялись на второй этаж. А уж как спускались, и вплоть до сего утра Коровушкин уже ничего не помнил. И где красную папку оставил или потерял - тем более...
    - Ну поехали, - сказал участковый.
    Заскочили они к председателю и рванули в райцентр. По всем точкам прошли, по всем пунктам проверку сделали, всех старых друзей Коровушкина навестили, но без результата. Про красную папку так никто и не вспомнил. Андрей справился на всякий случай в райотделе и сказал Коровушкину:
    - Поехали домой. Не здесь мы ищем.
    Коровушкин, на глазах уменьшавшийся в размерах по мере того, как таяли его надежды, удивленно посмотрел на милиционера и решил, что тот его просто утешает. А участковый так рассуждал: бухгалтер - человек крайне добросовестный и строгий, и в каком бы виде он ни оказался, папку с колхозными деньгами и документами из рук не выпустил бы, да и не вспомнил ее никто - ни Иван, ни Настасья, ни Кузьма с Никитой. И официант, который их обслуживал, тоже про папку ничего не сказал. Хотя, конечно, причина тут и другая могла быть. Но вряд ли - парень был хороший, молодой, не испорченный еще.
    Соображений своих Андрей высказывать не стал, чтобы человека зря не обнадеживать. Пусть уж на всякий случай свыкнется со своей бедой. А уж если найдет он папку - что ж, от радости хуже не станет.
    Подъехали прямо к правлению, и благо председателева машина, на которой вчера бухгалтер в район ездил, на месте была и из-под нее Пашкины ноги торчали. Андрей прямо к ней подошел, заднюю дверцу открыл, осмотрел и о чем-то Пашку, голову высунувшего, тихо спросил. Потом они снова на мотоцикл сели.
    - Куда теперь? - тихо и безразлично поинтересовался Коровушкин. - За вещичками?
    - Домой. Папку возьмешь - и в правление, к председателю. Он, хоть и моложе тебя вдвое, а я думаю, не постесняется ногами потопать и кулаком по столу постучать для профилактики.
    - Калитку поправь, - сказал Андрей, проходя во двор.
    Коровушкин махнул рукой, какая уж тут калитка... и остолбенел: Андрей подошел к окну и взял с подоконника красную папку.
    - Посмотри для порядка, Тихон Ильич, все ли у тебя тут на месте?
    Бухгалтер взял папку, прижал ее к груди и сел прямо в куст крыжовника.
    - Ты ее в машине оставил, - пояснил Андрей. - Зря мы только в район гоняли.
    - Боже мой, - заплакал Коровушкин. - Как же ты догадался!
    - Сообразил, - улыбнулся Андрей. - Я, правда, еще здесь хотел в машине посмотреть - не верил, что такой человек, как ты, может потерять казенные бумаги. Думаю, небось когда садился в машину, положил ее на сиденье, а тут - Ванечка... Верно? У Павла спросил, а он говорит: "Я ее утречком на окошко ему положил, будить не захотел". Вот так, гуляка.
    - Андрюша! - торжественно сказал Коровушкин. - Что тебе сделать? Как тебя отблагодарить?
    - Бутылку поставь, - усмехнулся Андрей.
    - Привет, Ратников. Платонов говорит. Знаешь, прошли по его связям никаких следов. Да и связи-то... Человек, как выяснилось, он был крайне необщительный, даже нелюдимый. Холост, ни друзей, ни врагов у него. В институте никто и не знал, куда именно он собирается: свои заветные места имел и держал их в тайне. То есть совершенно никаких концов. Здесь скорее всего элемент случайности был, как думаешь? Вот и я так же. Ведь явных мотивов, по существу, нет. Цель ограбления, наиболее вероятная, вообще исключается: все вещи целы, документы, деньги, главное, - тоже. На месте надо получше искать, согласен? У тебя ничего пока? Ну да, конечно... Я уж подумываю - не наш ли Агарышев-Федорин руку приложил. Что, если он в ваших краях обитается? Ты собираешься к нам? Хорошо, жду. Да, ты просил меня место жительства гражданки Елкиной Зои Николаевны установить - записывай. Это вашего Дружка, что ли, беглая супруга? Ну-ну.
    Елкин недавно устроил у себя чаепитие, на которое созвал тех мужиков, кто всерьез решил кончать с вином. Во дворе, у всех на глазах, поставили самовар и сели чаи распивать. Паршутин за калиткой топтался, радовался. "Знаем мы эти чаи. Сперва воды наглотаются, потом молодость вспомнят и рубашки на груди рвать начнут, а опосля все равно кого-нибудь в сельпо пошлют и до утра песняка орать будут", - говорил он всем любопытным прохожим.
    Но в магазин не бегали, песен не пели, водки не пили. Разговаривали, Сначала Тимофею слово дали.
    - Мне, мужики, первую рюмку папашка - пусть спит спокойно, если может, - поднес, и я ее до своего гроба не забуду. Сколько из-за нее добра мимо себя пропустил, сколько, братцы, хороших минут не дожил.
    - Не так уж ты и выпивал-то до поры, - поправил кто-то.
    - До поры... То-то и оно. Кабы раньше не выпивал, так, когда меня Зойка бросила, я бы с этой бедой справился, а тут - и запил по-настоящему, вглухую. И совсем под откос пошел. Ни ума, ни стыда не осталось. Считал, вся жизнь кончилась. Был, правда, момент недолгий, одумался почти. Это Евменовна меня поучила. Дурак, говорит, ты, Тимка, я, как старость подходить стала, тоже думала - все, кончилась жизнь, чего уж хорошего ждать. Да нет - в любых годах своя радость и свой смысл есть и до самого конца будут. Мне, говорит, на солнышке погреться, внучонку нос выбить, чайком с хорошим человеком побаловаться, на молодых поворчать - счастье. И просто на белый свет глянуть - удовольствие, светло на душе и спокойно. А твои-то годы какие? Почитай, все еще самое доброе и разумное впереди. Верите - две недели после ее слов в рот не брал жидкого, кроме чая да супа, а потом Зойка письмо прислала, и я обратно срезался. Спасибо Андрюшке - подхватил вовремя и на ноги поставил. Хоть и стыдно было от пьянки лечиться, зато после как вновь народился, будто помыли все вокруг меня - такое чистое и ясное стало...
    Это заметно было - Тимофей очень изменился. Исчез стыд в глазах, который он маскировал развязностью и дурачеством, суетливость пропала, степенность и уверенность появилась - и в словах, и в поступках.
    Другим мужикам тоже нашлось что сказать, и беседовали долго, друг в друге поддержку нашли и еще больше укрепились. Вот так начал свою "антиалкогольную пропаганду" Тимофей Елкин - наивно, иногда смешно, но настойчиво и упрямо.
    Самовар свой они под ветелку перенесли. На сучок знак повесили круг, а в нем красной чертой водочная бутылка перечеркнута. Паршутин со своей гвардией попробовал было отбить ветелку, но чаевники - в прошлом достойные ветераны кулачных боев - хорошо их встретили, дружно проводили. Так что теперь на вечерние беседы вроде очереди установилось, расписание ввели. Правда, знак с бутылкой в удобный момент сбили и далеко забросили. Но это не беда, не в знаке ведь дело.
    Тимофей же на достигнутом не задерживался. Теперь он по лесу шастал какую-то народную травку собирал, будто бы очень помогающую от табака и алкоголя, в баньке ее сушил и в заварку добавлял. Сам-то он в ней не нуждался, заботился о том, кто послабее духом.
    Андрей уже тревожиться начал - видел, что Тимофей сам себе для поддержки новые заботы ищет, - и решил, не откладывая, Зойку навестить, поговорить с ней.
    Как у нее жизнь сложилась, он точно не знал, но по слухам - не очень гладко, не так, как Зойка рассчитывала. Надеяться, что она сама первый шаг к Тимофею сделает, не приходилось - не тот характер, но вот подтолкнуть ее можно было бы.
    Жила Зойка на окраине Дубровников, в совершенно деревенском домишке, где снимала комнату. Андрей удачно пришел - Зойку застал, а девчонок дома не было, так что можно было поговорить не спеша, серьезно.
    Зойка ему сильно обрадовалась, с односельчанами она связей не держала, по дому, видно, соскучилась и за Тимофея от души переживала. Как Андрей вошел, она ему чуть на шею не кинулась и стала чай собирать.
    Андрей огляделся и Зойку пожалел: трудно ей приходилось - в комнате пусто было, всего-то одна кровать на троих и чемодан с вещами.
    - Знаешь, Андрюша, - говорила Зойка, - я много тут думала... Это ведь я во всем виноватая оказалась. Тимофей-то - добрый мужик, да и не так уж он шибко выпивал, чтобы нельзя было с ним совладать. Я-то решила, что новую любовь нашла, лучше прежней, думала, счастье мне с ним будет... Ну и заявилась со всем, что нажила, - с дочками. Обрадовать хотела, сюрприз сделать. А он мне всего-то и сказал: "Ты б еще и мужа первого притащила". Вот... Ну куда мне было? Не назад же, с позором. Устроилась кое-как, в столовой работаю. Тимофей-то, верно, после этого как следует и запил.
    - Он ждет вас, - сказал Андрей. - Совсем другой человек стал. Не узнать. Хозяйство все поправил, работает, книги читает. - Тут Андрей решил немного схитрить, очень естественно смутился, замялся.
    - Ну? - насторожилась Зойка.
    - Ухоженный такой стал, наглаженный. Бреется каждый день. Сонька соседка ваша - ему и постирает и сготовит. Вроде шефство взяла. Ну, ей можно, разведенная, забот немного. Да и Тимофей, если надо, ей помощник, ты ж ведь знаешь его, никогда не откажет что по хозяйству, что в огороде...
    - Ах вот как! - взвилась Зойка. - Я тут одна с двумя хвостами бьюсь, а он там на чужой дом работает! Ну погоди, мне ведь собираться недолго. Она кивнула на чемодан.
    - Вот и собирайся, - встал Андрей. - Увольняйся, выписывайся и домой. Ждут вас там.
    Зойка сняла со спинки стула платок, уткнулась в него и заплакала.
    - А то хочешь, - сказал Андрей уже у двери, - я вас сам привезу, если перед людьми неудобно.
    - Сама натворила, сама и поправлю. - Зойка утерлась, улыбнулась. - А ты-то, Андрюша, не женился еще?
    - Собираюсь, - ответил Андрей и вышел.
    В селе участкового ждала новость: у Елкина банька сгорела. Андрей приехал как раз, чтобы на угольки посмотреть. В толпе больше всех суетился Паршутин и все кричал: "Это дело непростое! Эти алкоголики, которых милиция покрывает, зря свои бани не жгут! Они, граждане, следы свои скрывают". Увидав подъехавшего участкового, Паршутин не испугался, а, схватив Елкина за рукав, стал вытаскивать из толпы и еще громче орать: "Вот он - поджигальщик! Бери его, милиция! Не возьмешь, я знаю! За такой милицией алкоголикам спокойно. Они нас скоро убивать захочут, а милиция куда смотрит? В ихние голубые глазки? Я все знаю!"
    - Что это с ним? - спросил Андрей, слезая с мотоцикла. - Укусил кто?
    Двое дружинников взяли Паршутина под руки. Он вырвался и показал на дорогу:
    - Не торопись, богатыри. Сейчас вашего участкового самого под ручки возьмут.
    Что он имел в виду, никто не понял, но все обернулись и смотрели, как ныряет за кустами милицейский "уазик".
    Приехавшие прежде всего попросили народ разойтись, долго копались на пепелище, беседовали с Елкиным, с председателем, еще кое-кого опросили, а потом начальник сел в сторонке на лавочку и подозвал Ратникова.
    - Теперь погляди, лейтенант, зачем я приехал. По сигналу. - И протянул Андрею бумажку.
    "Сообщение, - было написано на ней. - Участковый милиции Ратников, который должен усилять борьбу, а сам покрывает неисправимых алкоголиков и защищает их от честных граждан и вступает с ними в преступление ради мотоциклетных покрышек для своего мотоцикла, на котором он возит алкоголика Елкина. Он их украл из государства и запер в бане, слева от двери и прямо, где находятся и другие похищенные Елкиным дефективные узлы и агрегаты на водку. Надо срочно принять меры к справедливости и каждому дать, который что заслужил, - участковому по шапке, а Елкину по башке. Честный гражданин".
    - Паршутин писал, - уверенно сказал Андрей. - Я его руку и выражения хорошо знаю.
    - А что у тебя с ним?
    Андрей рассказал.
    Приехали наконец пожарные. Тоже походили вокруг бывшей баньки и даже поливать ее не стали - незачем было.
    Паршутина увезли объясняться. А за Андреем сразу прибежали от магазина - какие-то проезжие ломились, водки требовали. Участковый их живо остудил - номера машин записал, документы проверил и пообещал в их хозяйства сообщить. Евдокия, когда он атаку отбил, в виде спасибо сказала ему, что хорошие сигареты привезли и она ему оставила.
    - Я ж не курю, - напомнил Андрей.
    - Закуришь на своей работе, - уверенно пообещала продавщица. - Вон Зайченков, уж как здоровье свое бережет, и тот курить начал, за троих смолит. Ну для гостей возьми. - Очень ей хотелось Андрею приятное сделать.
    А тут и легкий на помине Зайченков явился, посуду сдать принес. Увидал участкового и назад было повернул.
    - Постой, постой, - сказал Андрей. - У меня к тебе разговор есть.
    Зайченков нехотя вернулся, поставил авоську на пол, придерживая за ручки, чтобы не расползлась, снял кепку и провел ею по лицу.
    - Упарился, - съехидничала Евдокия. - Как на работу, в магазин ходишь. Интересно, на какие ты миллионы столько пьешь?
    - Да уж не на твои... Слушаю вас, гражданин участковый.
    - Ну, - с нажимом сказал Андрей, - допрыгался, зайчик? Завтра собирайся с утра, в район поедем. Ты в СУ-16 работал месяц назад?..
    Зайченков побелел, не ответил, бросил авоську и выскочил за дверь.
    - Чего это он? - удивилась Евдокия. - Небось и там чего нашкодил!
    - Вроде. Есть данные...
    - Ваши рассуждения прекрасны!
    воскликнул я в непритворном восторге.
    - Вы создали такую длинную цепь, и
    каждое звено в ней безупречно.
    А. К о н а н Д о й л. Записки
    о Шерлоке Холмсе
    31 м а я, в о с к р е с е н ь е
    Вот, кажется, и все, о чем вспоминал участковый Ратников, сидя на крылечке, листая свой блокнотик. И, признаться, было ему о чем вспомнить, над чем поразмыслить. Нельзя сказать, что все он понял, во всем разобрался, и можно было себя по лбу шлепнуть и сказать: "Как же я раньше-то не догадался!", а когда прибудет на место оперативная группа, предложить готовенькое, правильное, горячее решение.
    Нет, хотя до этого уж и недалеко - цепочка-то выстроилась, но пока еще не хватает в ней минимум трех звеньев. Их предстояло найти, выправить, разогнуть и поставить на свое место, а уж тогда действовать, как говорится, под занавес и аплодисменты.
    Что ясно? Ясно, что Агарышев, убийство орнитолога, ночная автоматная очередь - это одно целое, связное.
    Что неясно? Неясно: откуда автомат, кто взял его в руки, почему в него, участкового, стреляли?
    Андрей посмотрел на часы, встал. Сейчас ему никто не нужен - только Марусин Вовка. Сомнений нет - Вовка ему два вопроса из трех закроет запросто.
    Участковый подошел к калитке и ближайшего к ней пацана (они с рассвета так и не отходили от его дома) послал к Марусе. Вовка прибыл мгновенно, будто за углом терпеливо ждал, когда его позовут. Пожалуй, так оно и было.
    - Дядя Андрей, ты на нас не думай - мы его не нашли. Дачник нам помешал.
    - Давай-ка по порядку. Откуда ты узнал про автомат?
    Вовка, естественно, пожал плечами: ну и вопрос, смехота!
    - Мы об этом давно слыхали. Старший Овечкин его с войны принес, он ведь партизаном был и в доме под полом его спрятал. А потом и забыл про него. А мы вспомнили. И решили достать. Только ты не думай - постреляли бы и тебе принесли.
    - В доме, говоришь, прятал?
    - Да.
    - А почему же вы в сарай полы вскрывать полезли?
    - Так сарай-то с той поры еще стоит, а дом разбирали недавно и новый строили.
    Ну вот, все и разъяснилось - и про автомат, и про руки на его затворе и спусковом крючке. Сам Овечкин из села давно уже уехал, где-то на Севере работал, там и скончался. У его дальних наследников Дачник и купил старый дом. Перебрал его. До фундамента. Сам перебрал? Нет, не сам. Кто это делал? Зайченков!
    Андрей на всякий случай домой к нему сбегал, не застал, конечно, дома никого, и вовремя к себе вернулся - у калитки уже "уазик" стоял, и дверцы его хлопали.
    Первым к нему Платонов подошел, руку на плечо положил и сказал улыбаясь:
    - Слух прошел, тебя бомбили ночью, а ты только тем и спасся, что, боясь хулиганов и пьяниц, в погребе взял моду ночевать?
    Все дружески посмеялись, похлопали участкового по спине, как товарища, который счастливо из смертного боя вышел, и делом занялись.
    Потом в дом вошли и совещание устроили. Андрей больше слушал, на вопросы отвечал, но свои соображения пока высказывать воздерживался.
    Начал эксперт-баллист. Родители его так предусмотрели, или само собой получилось, но к своей необъятной, сокрушительной силе он имел фамилию Муромцев и звали его Ильей Ивановичем.
    Он говорил, чуть похлопывая по столу ладонью, а в печи от этого скакали конфорки.
    - Сообщаю кратко предварительные результаты экспертизы. Выстрелы произведены из пистолета-пулемета образца 1940 года марки МР-40, состоявшего на вооружении германской армии до мая 1945 года. Особенностью его является низкий темп стрельбы, достигаемый... и т. д. По расположению пулевых отверстий в стене и крыше дома можно предположить, что стрельба велась неумелой, неопытной рукой... Патроны девятимиллиметровые пистолетные 08 (парабеллум). Тип пули - оболочечная, тупоконечная. Гильза - латунная, цилиндрическая. Автоматика оружия скорее всего имеет незначительную неисправность. Смею высказать и еще одно соображение стрелявший по каким-то причинам не осуществил наводки на цель, поскольку первые пули из выпущенной очереди находятся слишком далеко от нее, чтобы предположить обыкновенный промах...
    - На болоте стреляли из этого же оружия? - сразу спросил Платонов.
    - О полной идентичности пуль, изъятых из трупа и бревен дома, можно будет сказать лишь после соответствующих исследований. Пока же можно отметить, что такая возможность не исключена.
    - Следы сапога на болоте и здесь, в кустах, идентичны, - продолжил Платонов. - Ратников, найдешь сапоги?
    - Чего проще, - усмехнулся Андрей. - Размер очень редкий - сорок третий. Таких на моем участке пар четыреста, не больше.
    - Смотри-ка, он шутит. Я рад. Но продолжим. Я привез пленку из магнитофона орнитолога. Кое-что можно разобрать. Послушай, Андрей, может, узнаешь, хотя вряд ли, там одна фраза только разборчиво сказана.
    Платонов включил магнитофон.
    Зашипело, затрещало, загудело. Защелкало, похоже на птичий щебет. Опять шум. Тишина. Шум. Истеричный выкрик: "Бей, дурак!" Короткая - в три-четыре патрона - очередь, ясная, четкая. Тишина. Шум. Долгая тишина. И тот же незнакомый, брезгливый голос: "Допрыгался, зайчик!"
    Все вопросительно смотрели на Андрея. Он молчал. Потом сказал:
    - Голос не знаю. Да если бы и знакомый был, не узнал бы. А фраза про зайчика... Где-то слышал.
    - Как это? - привстал Платонов.
    Андрей сжал ладонью лоб, сильно потер лицо...
    - Ну, ну, - торопил следователь.
    - На днях. В магазине. А! Я сам ее сказал... Зайченкову Егору.
    - Ах ты черт! - выразился Платонов, когда Андрей рассказал об этом случае, об автомате. - Ищи теперь его! Ты спугнул его, он решил, что ты все знаешь. Потому и стрелял в тебя. А теперь он, - Платонов подумал, теперь он, самое лучшее, за полтыщи верст отсюда... Очень жаль, - добавил он таким тоном, будто уронил на мосту в воду коробку спичек.
    Тут дверь приоткрылась, и Галка просунула голову.
    - Чаю вам сделать? - нахально опросила она. - Или обедать будете?
    Муромец сладко потянулся, Андрей нахмурился, Платонов кивнул. Галка вошла и посудой загремела.
    - Хозяйка? - спросил Андрея Муромец.
    - Напрашиваюсь, - ответила за него Галка, - а он все не берет. Совратил девушку, а сам в кусты.
    - Зазнался ты, Андрей, - серьезно осудил Платонов. - Потому и ошибаться стал в работе.
    - Кто ее совратил? - закричал Андрей. - Слушайте ее больше, она наплетет!
    - А ты не оправдывайся. Признай свою вину, исправь ошибку и женись на бедной девушке.
    - Ну как? - спросила Галка, расставляя посуду на столе. - Берешь? Или заявление в местком писать?
    Тут в окно постучали, и Тимофей со двора закричал:
    - Андрей Сергеич, имей в виду, я никаких покрышек не крал и в бане не прятал! Об этом я тебе под дверь официальное заявление подсунул и ответственность с себя снимаю!
    - Видала? - спросил Андрей Галку. - Хорошо еще, не в два часа ночи заявление принес. Поняла, что тебя ждет?
    - А если я тебя люблю?
    - Да ты не запугивай ее, - пригрозил Муромец. - Женись, и все.
    Галка собрала чай и попрощалась.
    Позже, когда все обсудили и предварительные меры наметили, Андрей вышел к машине товарищей проводить.
    - Ты, вернее всего, первый на него выйдешь, - сказал Платонов, поставив ногу на подножку "уазика". Не спеши действовать. Помни, он уже не человек, его остановить только пулей можно. Так что инициативу в разумных пределах проявляй.
    - Соблюдай технику безопасности, - шутливо добавил Муромец. - Мне бы он попался...
    Андрей вернулся в дом, походил из угла в угол, прилег, почувствовал, как сильно устал. Он стал задремывать, и ему представилась такая картина...
    Заросший овраг. Птичьи голоса. Шум ветра в верхушках деревьев. Где-то высоко солнце. На траве шевелятся тени от листьев. В кустах лежит на животе пожилой человек в детской курточке с зайчиком на спине, возится с приборами, поправляет очки.
    Вдали, где шоссе, слышится шум приближающейся машины. Человек недовольно морщится, и вдруг совсем рядом громко стучит топор и падает с треском и шелестом большое дерево. И голоса:
    - Ты с "керосинкой" - на дорогу, к машине. Как станет, подходи и бей внутрь. Чтоб никаких следов и свидетелей. Ты - с другой стороны. Мешки возьмешь. Пошли!
    Он видит три неясные фигуры, черный автомат в руке одной из них, все понимает, и его охватывает нестерпимый ужас, как в кошмарном сне, когда остается одно желание - проснуться, пока не разорвалось от страха сердце. Он кричит, вскакивает, бежит в лес. И слышит: "Бей, дурак!" И чувствует сильно ударило в спину, немыслимой, мгновенной болью что-то горячее вырывается из груди. Видит, как быстро растет под ногами черный муравей, становится громадным и закрывает собой весь белый свет...
    Андрей встает и включает лампу. Завтра понедельник, думает он. Завтра повезут в село зарплату и премию за посевную...
    Кто-то барабанит в дверь. Андрей хватается за пистолет и впервые в жизни, прежде чем откинуть крючок, спрашивает: "Кто?"
    - Я!
    Андрей распахивает дверь.
    На пороге стоит Галка, босая, под мышкой - подушка, в руке - чемодан.
    - Ты что?
    - Знаешь, Андрей, в тебя уже из пулеметов садят - пропадешь ты без меня. Я к тебе совсем. Мне уже восемнадцать сегодня исполнилось. Полчаса назад. Не веришь - у мамы спроси.
    - А босиком почему?
    - На всякий случай. Чтоб пожалел и сразу не выгнал.
    - Тебя выгонишь, как же!
    - Имейте в виду, доктор, что дело
    будет опасное. Суньте себе в карман
    свой армейский револьвер.
    А. К о н а н Д о й л. Записки
    о Шерлоке Холмсе
    Т о т ж е д е н ь, б л и ж е к в е ч е р у
    - Нынче я до своей избушки, что на болоте, опять не дошел, - сказал леший Бугров. - Больно тропка туда заметная стала. За последние дни не раз по ей в обе стороны протопали. Я и остерегся, издалека посмотрел. Не сказать, чтоб чего заметил, но прячется в сторожке какая-то чужая личность. Я без тебя трогать не решился. По всему - твоя это забота. Тот человек. Пойдем, что ли?
    Андрею недолго собираться было: сапоги на ноги, пистолет на бок, фуражку на голову. "Наши-то, - подумал он, - еще туда не доехали, а уж обратно надо".
    Позвонил в район, обрисовал ситуацию, получил указания: организовать наблюдение, ждать помощи, до приезда группы самому никаких действий не предпринимать.
    - Я тебя провожу, Андрюша, - попросилась Галка.
    Андрей с Бугровым говорили тихо и так спокойно, буднично, что она всего не расслышала, а что слыхала - не поняла и потому не встревожилась.
    - Нет уж, - строго сказал Андрей. - Ты и так уж через все село с подушкой под мышкой маршировала. Дома сиди.
    - Сперва ко мне зайдем, - сказал Бугров, когда они вышли на улицу. А дружину свою после соберешь, успеешь.
    Дома Бугров отпер старый скрипучий шкаф, достал из него винчестер, а с верхней полки - коробку с патронами.
    - Не бойсь, он на меня записанный по закону. Посиди пока, я быстро управлюсь.
    Он вытер винтовку тряпочкой, передернул скобу, поднял откатившийся патрон, обдул его и стал не торопясь набивать магазин. Потом глянул на Андрея, будто померил его глазами, и укоротил немного ремень.
    - Знаешь, как с им управляться?
    Андрей кивнул.
    - Держи.
    Участковый покачал головой и хлопнул ладонью по кобуре.
    - Зря. Эта штука много верней.
    Из села вышли по отдельности и собрались под ветелкой. Андрей каждому объяснил, как себя вести, что делать и чего делать ни в коем случае нельзя.
    - Особенно это тебя, Богатырев, касается.
    - Я не боюсь, - ответил бравый командир дружины и поправил свою любимую милицейскую фуражку. - Я маленький, в меня попасть трудно.
    - Фуражку оставь здесь. Вон на сучок повесь.
    - Почему? - огорчился Богатырев.
    - Потому что, если он нас заметит, в тебя первого стрелять станет... Раз ты в фуражке.
    - Я не пойду, - вдруг сказал один парень и отошел в сторону.
    - Не ходи, - согласился Андрей. - Только передай от меня председателю, чтобы он к развилке через полчаса машину послал.
    И они пошли. Андрей с Бугровым - впереди, рядышком, а дружинники цепочкой, следом.
    Вот и овраг. А за ним - Соловьиные болота.
    - Здесь рассредоточиться, залечь и ждать меня, - распорядился Андрей. - Федор Михалыч, где тропа начинается?
    Тихо было в лесу. С одной стороны - хорошо это, с другой - плохо. Но погоду не закажешь, участковый, бери что есть.
    Андрей почти до края болота дошел. Оставалось полянку пересечь. Он постоял на ее краю, осмотрелся, прислушался. Тихо, страшно тихо. Тихо и страшно.
    Андрей отпустил ветку, за которую будто держался, и шагнул на полянку. Несколько шагов сделал, и на ее противоположной стороне кусты разошлись, и вышел навстречу Агарышев.
    - Что, мент, ты опять живой? Опять пулю просишь? - Он чуть приподнял автомат. - У меня много, выбирай любую.
    Андрей не успел ни растеряться, ни удивиться - он только с интересом, даже как-то задумчиво смотрел на этого парня и видел обычное русское лицо, туго подпоясанный ватник (Егоров, отметил Андрей машинально), кирзачи с подвернутыми голенищами (тоже Егоровы), а в руках - немецкий автомат прошлой войны. В кино такой парень был бы смелый партизан, а этот - нет, спокойно, размеренно думал участковый, этот больше похож на фашиста, которого забросили в партизанский лагерь. Андрей чуть улыбнулся и даже покраснел от своих детских и совершенно неуместных мыслей.
    Так они и стояли друг против друга, будто столкнувшись на узком бревнышке через пропасть, и ни один из них не хотел уступить дорогу Агарышев в кустах, Андрей на открытом месте.
    Лес совсем затих, напряженно молчал, словно замер в ожидании: чем эта встреча кончится, кто на своем тверже настоит? И вдруг...
    - Стой! - закричал, выламываясь из зарослей и размахивая корзинкой, Тимофей Елкин. - Ты что делаешь, гад? На кого ты оружие наставляешь?
    И побежал к Агарышеву, подняв руку, будто хотел ударить его своей плетушкой.
    Андрей ничего не успел: прогремел, прыгая в руках Агарышева, автомат, и сомкнулись кусты там, где он стоял.
    Андрей бросился к Елкину, упал на колени, приподнял его голову.
    - Вот и посчитались мы с тобой, Сергеич, нашими жизнями, - тихо, с трудом сказал Тимофей и закрыл глаза. - Ты - мне, я - тебе.
    Из уголка рта выползла алая струйка, быстрой змейкой побежала по подбородку, по шее, скользнула за воротник.
    - В машину! Быстро! - скомандовал Андрей подбежавшим дружинникам. Подгоняй ее сюда!
    - Лучше на руках отнесем к дороге, - возразил дрожащий Богатырев. Здесь, в машине, растрясет его сильно.
    Дружинники приподняли Елкина. Он открыл глаза, нашел взглядом Андрея.
    - Сергеич, помни, я покрышки не крал, баньку не жег... Зойку позови...
    Андрей скрипнул зубами, сжал его руку и бросился в чащу - туда, где еще дрожала испуганно ветка и стоял едкий запах сгоревшего пороха.
    - Взять его там нетрудно будет, - гулко шептал Бугров. - Сторожка заросла кругом, видишь, к ней вплотную с любой стороны подойти можно. А из нее далеко не уйдешь, трясина кругом без дна. Только надо ли его живым брать, я думаю...
    Андрей не ответил. "Сколько у него патронов осталось? Если магазин был полный... В меня они восемь пуль выпустили. В орнитолога - четыре. Сейчас штук пять. Значит, пятнадцать еще есть. На весь мой отряд хватит..."
    - Обходи, ребята, потихоньку. Не высовывайтесь. Федор Михалыч, ты рядом будь, позади меня. Если что - бей и не думай.
    Андрей натянул потуже фуражку, вскочил, перебежал, пригнувшись, вперед и упал за деревце, стоящее прямо на тропе. Из черного окошка сторожки засверкало, загремело. В ствол березки ударила пуля и стряхнула с нее вечернюю росу. Несколько капель попало Андрею за воротник, он вздрогнул и чуть не вскочил.
    Слева зашевелилась трава, и большим грибом поднялась над ней голова Богатырева. Из сторожки отчетливо донеслось яростно брошенное ругательное слово.
    "Ага, или заело, или патроны все, - догадался Андрей. - Везет Богатырю".
    Он вздохнул, наметил взглядом новый рубеж - высокую лохматую кочку, на которой чуть покачивался тоненький стебель кипрея, и снова бросился вперед...
    Тишина. Выстрелов нет.
    Еще рывок и падение. И опять тихо.
    Андрей вынул пистолет, встал и во весь рост, не спеша пошел к сторожке.
    Выстрелов не было.
    Он подошел почти вплотную. Дверь, ржаво скрипнув, отворилась, и вышел Агарышев, держа автомат за ремень.
    Андрей вскинул пистолет.
    - Брось оружие! - сказал он. - И протяни руки!
    - А это ты видел, мент! - истерично выкрикнул Агарышев и, перехватив автомат за ствол, отвел наотмашь руку. - Мне один конец! Раньше, позже едино! Стреляй!
    А с Андрея уже все схлынуло, он теперь только усталость чувствовал и о Тимофее думал. И о том, что и он, участковый, теперь должен искать, за кого бы свою грудь подставить. Иначе ему теперь жить нельзя, надо людям свой долг отдавать. И уж не только по службе, но и по совести.
    Смотрел он на этого Агарышева, который за свою короткую жизнь столько бед и горя уже другим успел сделать, и боролся с собой, с какой-то темной силой, которая в нем откуда-то из глубины поднималась, росла и пеленой глаза уже задергивала, чувствовал, как немеет палец на спусковом крючке...
    Агарышев тоже ему в глаза смотрел. Сначала со злобой и страхом, а потом уже по-другому, не понять как. Не выдержал - выругался осторожно, тихонько автомат в траву опустил и протянул, усмехаясь, руки.
    Вздохнул Андрей. И не сразу смог сделать то, что надо, - палец, ненавистью скрюченный, никак не разгибался.
    Обратно другой дорогой добирались, покороче. Впереди, повесив винтовку на шею и положив на нее сверху тяжелые руки, шагал Бугров. За ним - в наручниках - Агарышев. Потом Андрей, а сзади тянулись дружинники за своим боевым командиром, который сосредоточенно топал маленькими ножками и придерживал прыгающую на голове фуражку. Вид со стороны получился интересный. Шли молча, бесшумно и словно на ниточку нанизанные: где один под ветку нырял, там и другие ей кланялись, как передний из-за пенька крюк делал, так и все за ним повторяли.
    Тропа все выше забирала и наконец на краю леса, на верхушке горы Савельевки, кончилась. Тут они голоса услышали. И крики. Андрей отряд свой остановил и один из леса вышел - осмотреться.
    Похоже, все село здесь было. Все столпились на краешке и, заслонясь ладонями от заходящего солнца, смотрели в небо. Там, раскинув крылья, летали синереченские мальчишки. Андрей только сейчас вспомнил, что его звали дельтапланеристы посмотреть их первые полеты.
    - Гляди, гляди! - кричал Куманьков-старший, стуча кому-то в спину кулаком. - Мой-то выше всех забирает! Вот тебе и потомственный хулиган.
    - А Васька Кролик ногами болтает - трусится!
    - Сам бы попробовал, боевитый! Ты небось только с печки летал.
    - Ах, хорошо. Ах, хорошо-то! Ну и деревня у нас - крылатая. Давай, давай, Ленька, не боись, ближе к небу старайся. Ах, хорошо...
    Андрей тихо отступил в лес и повел свой отряд кругом горы, чтобы не портить людям радость.
    Спустились заросшим склоном, обойдя Савельевку стороной. Андрей приостановился, оглянулся. В тихом, бронзовом на закате небе бесшумно парили большие разноцветные птицы, мелькали на крутом зеленом склоне горы их быстрые тени.
    Зайченков отыскался быстро и не за пятьсот верст: прятался недалеко, по соседству, у веселой разведенки - она невольно выдала его, в открытую купив в магазине одеколон и бритвенный прибор, что и стало известно тамошнему участковому, предупрежденному Андреем.
    На первом же допросе Егор дал исчерпывающие показания. Заявил, что в ученого стрелял по указке Агарышева Игоряшка Петелин, что сам он, гражданин Зайченков, стрелять в синереченского участкового не хотел, но больно боялся проклятого Агарышева и согласился, чтобы только самому остаться живым, задумав сразу же после стрельбы скрыться и от Агарышева, и от закона, что нарочно мимо целил, что он чистосердечно раскаивается в содеянном, окажет большую помощь следствию и будет просить у советского суда снисхождения.
    Тимофей Елкин выжил. Зойка домой вернулась и в больницу к нему каждый день бегала. А Паршутину кто-то втихую набил морду, и он в милицию жаловаться не стал. "Так мне, дураку, и надо", - наконец сделал Паршутин правильный вывод.
    Андрей женился, и на его свадьбе было очень много гостей, и очень многие из них были в милицейской форме и с орденами и медалями.
    Следствие по делу Агарышева шло долго, и все это время Платонов, когда встречался или созванивался с Андреем, шутливо называл его Шерлоком Холмсом из Синеречья.
Top.Mail.Ru