Скачать fb2
Свидание на Елисейских полях

Свидание на Елисейских полях

Аннотация

    Одна неприятность за другой вдруг стали валиться на голову Джорджии Ди: то владелец дома, где располагался ее магазин модной одежды, отказался продлевать аренду, то от пожара пострадала большая партия товара, а теперь и вовсе пропала — по дороге из Франции целая коллекция одежды! И за всем этим стоит мрачная фигура Дюваля, мечтающего прибрать к рукам се магазин. Если бы не предложение помощи от некоего Жан-Клода Лассаля, внезапно нагрянувшего в их маленький городок из Парижа, Джорджия просто не знала бы, что делать. Но можно ли доверять этому ослепительно красивому незнакомцу?..


Стефани Ховард Свидание на Елисейских полях

ГЛАВА ПЕРВАЯ

    Джорджия сразу же поняла, кто этот темноволосый незнакомец, хотя раньше никогда его не видела. Конечно же, француз. Никаких сомнений. В глубине души она даже слегка запаниковала.
    Он сидел на деревянной скамье напротив дома, под восхитительным куполом из живых глициний, цветущих в апреле. И хотя мужчина, несомненно, дожидался именно ее, он, казалось, не заметил неожиданного появления Джорджии, склонившись над газетой, лежащей на коленях.
    Что ж, у нее по крайней мере минутное преимущество. Расправив плечи и глубоко вздохнув, Джорджия отворила калитку и ступила на дорожку, усыпанную гравием.
    — Чем могу помочь? — произнесла она сдержанно, шагая навстречу незнакомцу. Да кто он, собственно, такой, чтобы чувствовать себя у нее в саду как дома? Мужчина сразу же поднял голову, поспешно сложил газету и бросил ее на скамейку. Затем, словно не замечая недовольного выражения ее лица, пружинисто поднялся, как бы нехотя улыбаясь.
    — Enchante, mademoiselle[1]. Меня зовут Жан-Клод Лассаль.
    Как только он взглянул на нее, Джорджия остановилась словно вкопанная, внезапно забыв свои недавние гнев и испуг и едва не задохнувшись. За всю свою сознательную жизнь девушка не встречала столь великолепного мужчины.
    Он был высок, с худощавой и мускулистой фигурой, лет тридцати с лишним, в дорогом голубом костюме. Казалось, энергия буквально бьет в нем ключом. Каждой клеточкой он излучал силу и какие-то волнующие и удивительные импульсы. Джорджия не осталась к ним безучастной. Этот мужчина, видимо, был рожден покорять прекрасный пол.
    — Простите меня за вольность, но скамья так манила, что мне не захотелось ждать снаружи.
    Пока он произносил эти слова, его взгляд пробежался по ней. Быстро. Оценивая каждую деталь ее овального лица: бледную нежную кожу, большие карие глаза цвета лесного ореха и — по мнению Джорджии — слишком крупный рот. Рассмотрел, казалось, каждую прядь ее блестящих волос цвета красного дерева, мягко ниспадающих на плечи.
    Оценена единственным быстрым взглядом! Держу пари, он даже заметил, что я завиваю ресницы, подумала она удрученно. А когда взгляд Жан-Клода заскользил ниже, у Джорджии появилось впечатление, что он рассмотрел и то, что было под ее облегающим светло-вишневым шерстяным костюмом! К своей досаде, вся она жарко вспыхнула.
    Как тебе не стыдно, Джорджия! — прошептала она себе. Ты должна быть сердита на этого француза, вместо того чтобы млеть под его взглядом!
    А тот остановился перед девушкой, протягивая руку, и наконец пришел черед Джорджии рассмотреть незнакомца поближе; однако она была намного осторожней в своих исследованиях, нежели ее нежданный гость. И первое, в чем ей пришлось себе признаться: вблизи Жан-Клод Лассаль казался еще более привлекательным — хотя вряд ли это было возможно.
    Его загорелое лицо с классическим носом и четко очерченным ртом притягивало взгляд, а глазам, которые оказались не карими, как поначалу решила Джорджия, а изумительно темно-синими, окаймленными длинными ресницами, позавидовала бы любая женщина. Его черные волосы, небрежно свисавшие на лоб, казались шелковыми.
    Джорджия подала ему руку, и он сжал ее ладонь сильными, холодными пальцами в рукопожатии, от которого ее пронзил волнующий разряд.
    — Рада познакомиться, — услышала она словно со стороны свой голос. — Меня зовут Джорджия Ди.
    — Да, я знаю, кто вы. — Синие глаза улыбались. — Я отниму у вас несколько минут. Я хотел бы обсудить с вами очень важный вопрос.
    Английский Жан-Клода, приправленный восхитительным французским акцентом, был великолепным, а его ленивая, теплая улыбка — соблазнительной и греховной. Джорджия взглянула на него и почувствовала, как внутри все похолодело. Она уже почти хотела сказать, что готова обсуждать с ним все что угодно.
    Почти! Джорджия мысленно задала себе хорошую взбучку. О чем она думает? Неужели забыла, что это за человек? Она что — сошла с ума, позволив себе соблазниться красивым лицом и легкомысленной улыбкой? Девушка высвободила руку и отступила на пару шагов назад, так как гнев и страх в одно мгновение вернули ее к реальности.
    Она окинула лицо гостя подозрительным взглядом.
    — Ведь это вы разыскивали меня днем в магазине?
    В то время Джорджия ненадолго отлучалась, чтобы перекусить, а когда вернулась, Кэй, ее помощница, рассказала о таинственном иностранном визитере. Он не сообщил Кэй, зачем ему понадобилась хозяйка магазина, но Джорджия и сама без труда обо всем догадалась и до конца дня была не в состоянии думать о чем-либо другом.
    А сейчас, затаив дыхание, она слушала, как Жан-Клод отвечает на ее вопросы:
    — Да, я заходил в ваш магазинчик. Сказал вашей помощнице, что собирался вернуться чуть позже, но, к несчастью, мне помешали другие дела. И поскольку я ограничен во времени, то решил попытаться поймать вас здесь, посчитав, что в это время вы, вероятно, возвращаетесь с работы. — Жан-Клод улыбнулся и ответил на незаданный вопрос Джорджии: — Мне не трудно было выяснить, где вы живете. Я просто поискал ваш домашний адрес в телефонной книге.
    — Все ясно. — Возрастающее беспокойство позволило Джорджии на этот раз противостоять его улыбке. — И что же это за вопрос, который вы хотели со мною обсудить? Очевидно, дело важно и для вас, раз вы о нем хлопочете. — Джорджия старалась говорить как можно спокойнее, боясь выдать свое волнение.
    — К тому же оно довольно срочное. — Жан-Клод посерьезнел. — Так что не будем попусту тратить время. Давайте пойдем и поговорим в домашней обстановке.
    Жан-Клод прошел мимо Джорджии и уверенно направился к парадной двери.
    — Минуточку! Это важное срочное дело… оно каким-то образом связано с моим магазином? — Она затаила дыхание, страшась узнать правду и всей душой моля небеса, чтобы ее опасения не сбылись.
    Но Джорджия не ошиблась.
    — Да, — сказал он. — Связано.
    Слова эти какое-то мгновение мрачно и угрожающе витали в воздухе, она почувствовала, что ее охватывает панический страх. Выходит, ее мучители все-таки не отступили от своего.
    До того как в этот злосчастный день Кэй сообщила ей о визите Лассаля, Джорджия осмелилась поверить, что ее недавние беды бесследно миновали. Фактически все начинало выглядеть так, будто расположенная в Париже фирма, которая шесть недель назад объявила ей войну, вынуждая продать ее процветающий магазинчик одежды, наконец-то согласилась с тем, что он не продается. Им никогда не удастся прибрать к рукам ее детище, «Джорджию Ди», независимо от того, какие еще грязные уловки они собираются пустить в ход.
    Джорджия глубоко вздохнула и посмотрела Лассалю в глаза.
    — В таком случае вам придется разговаривать с моими торговыми агентами.
    Пока она на одном дыхании называла их имена, ее голос оставался небрежно-сдержанным. Внешне Лассаль казался совершенно другим, нежели парочка агентов, которых послали изводить ее, но за блестящей внешностью, без сомнения, скрывался еще один головорез, получавший удовольствие от запугивания беззащитной женщины.
    — Вам не придется их выслеживать, — добавила Джорджия, холодно улыбаясь, — они значатся в телефонной книге, с которой вы уже прекрасно знакомы. Просто позвоните им. Я уверена, что эти люди окажутся намного полезнее.
    Показывая всем своим видом, что разговор окончен, она повернулась и зашагала мимо него к парадной двери.
    Лассаль сорвался с места, и не успела Джорджия сделать и шага, как он уже стоял перед ней, преграждая дорогу.
    — Вы меня удивляете. Я считал, что с учетом недавних событий вы должны быть чуточку более заинтересованы выслушать все, что я намеревался вам сообщить.
    «С учетом недавних событий»? Это уже похоже на явную попытку запугивания! По мере того как недавние происшествия вспыхивали у нее в памяти — таинственный пожар в кладовой, повредивший большую часть сырья, конфликт по поводу срока аренды, едва не стоивший ей магазина.
    Джорджия почувствовала, что ее презрение к непрошеному гостю усилилось.
    — Уверена, что мои агенты заинтересуются. — Она едва взглянула на него. — Позвоните им. Договоритесь с ними о встрече. А сейчас пропустите меня.
    — Но мне не нужны ваши агенты. — Жан-Клод не двинулся с места, бросив на девушку взгляд, который, казалось, пронзил ее насквозь. — Человек, ради которого я прибыл сюда, в Бат, чтобы поговорить, — это вы, мисс Ди.
    — Боюсь, вам не повезло, месье Лассаль. Я не расположена говорить с такими, как вы. — Глаза девушки метали молнии, щеки пылали от гнева. По какому праву этот человек ведет себя столь нагло? — Итак, все, что я могу вам предложить, — это уступить мне дорогу, покинуть мои владения и убраться туда, откуда явились.
    Джорджия рассчитывала хоть немного смутить Лассаля решительным и резким тоном, на который только была способна. Но он глядел на разъяренное лицо девушки и улыбался.
    — Вот так, — сказал он с интонацией, с какой обращаются к невоспитанному ребенку, осмелившемуся перечить старшим, — вы обычно встречаете людей, желающих вам помочь?
    — Помочь мне?
    — Да, помочь. Именно это я и пытаюсь сделать.
    Что-то новенькое…
    — И каким же образом вы собираетесь мне помочь? — Джорджия изобразила заинтересованность. За кого он ее принимает?
    Глаза Лассаля сузились.
    — Возможно, вы не в курсе, но вам грозит серьезная опасность — вы можете потерять свой бизнес. А я здесь, чтобы помочь вам справиться с этой проблемой.
    Следующая уловка. Выходит, он — принц на белом коне, явившийся спасти ее? Этот мужчина, похоже, действительно считает ее дурочкой.
    Джорджия смерила Лассаля ледяным взглядом.
    — Это, конечно, очень трогательно с вашей стороны, но так вышло, что я не нуждаюсь в вашей заботе. И прекрасно разберусь со своим бизнесом сама. — Девушка замолчала на мгновение, а затем добавила, насмешливо улыбаясь: — С чего вы вздумали, что я поверю в такую нелепую историю? С какой стати я должна верить в ваше желание мне помочь? Зачем вам это вообще нужно? Вы меня даже не знаете!
    — Вы совершенно правы. Но я кое-что о вас слышал и немного знаком с вашей ситуацией… — Прежде чем Джорджия успела перебить его, Жан-Клод уточнил с внезапно строгим видом: — Ручаюсь, что знаю намного больше о вашем положении, чем вы сами, и удивляюсь: неужели вы хотите справиться с этим в одиночку?
    — С чем?
    — С претензиями на владение вашим магазином.
    У девушки все внутри похолодело от страха, однако она постаралась не показать этого.
    — Боюсь, вы немного опоздали. У меня есть все основания считать, что претензии прекращены.
    — Неужели? Да, было бы неплохо, окажись вы правы. После вашей изнуряющей работы по созданию на пустом месте магазина, ставшего одним из самых престижных салонов моды на юге Англии, было бы трагедией, если бы кто-то прибрал его к рукам. Насколько я понимаю, для вас это было бы ударом.
    — Вы абсолютно точны. Но никто и не думает трогать мой магазин.
    Лассаль наблюдал за ней.
    — Я восхищаюсь вашей самонадеянностью, — проговорил он. — Но, увы, боюсь, она неоправданна. — И, помолчав, добавил: — Возможно, вы даже не представляете всю степень опасности. Дюваль не из тех, кто отказывается, если ему чего-то действительно очень хочется.
    Дюваль! При упоминании этого ненавистного имени кулаки Джорджии непроизвольно сжались. Владелец сети модных парижских магазинов, пожелавший прибрать к рукам ее дело, самолично нанес ей визит, пытаясь убедить Джорджию путем запутанных обещаний и завуалированных угроз. И хотя у нее не было доказательств, девушка была абсолютно убеждена, что именно Дюваль стоял за зловещими событиями — включая пожар в кладовой и спор из-за аренды, — которые произошли после ее отказа.
    Джорджию нелегко было напугать, но Дювалю это удалось. Одно время ей даже стало казаться, что он добьется-таки ее банкротства.
    Мороз пробежал по ее коже, а тем временем Лассаль продолжал трагическим голосом:
    — Ваш магазин идеален для Дюваля. Как раз то, что он искал, чтобы развернуть в Англии свой бизнес. И уж поверьте мне, он полон решимости.
    — Еще бы вам не знать! — Злость и отвращение переполняли Джорджию, и она не пыталась скрыть их. — Теперь мне совершенно ясно, что вы один из лакеев этого негодяя. Конечно, вы немного отличаетесь от других. Не так грубы. Я поздравляю Дюваля с его столь утонченной сменой тактики. Но это не сработает. И я отвечу вам то же, что и остальным. Возвращайтесь и доложите своему шефу, что он никогда не получит мой магазин. А сейчас… — Джорджия резко вскинула голову, — отойдите и пропустите меня.
    — Я не лакей Дюваля.
    Девушка пристально посмотрела на него. Может, она слишком раздражена?
    — Хорошо. Тогда вы его служащий. Извините, что наступила на больную мозоль. Тем не менее мой ответ неизменен. — Она метнула в него свирепый взгляд. — А теперь — в последний раз: уйдите с моего пути.
    — Я также не служащий Дюваля. И вообще на него не работаю, не затем я пришел сюда. Я уже говорил, что хочу вам помочь.
    — О да! Я и забыла. И почему же вы решили снизойти до помощи мне? Вы еще ничего не сказали по этому поводу.
    — Вы правы. Но об этом вам знать не обязательно. Сказали бы «спасибо», что я вообще собрался это сделать, мисс Ди, потому как, уж поверьте, вам очень понадобится моя помощь. Отнесите это к моей страсти помогать страдающим девушкам.
    — Выходит, вы замаскированный белый рыцарь? — Джорджия на самом деле хотела поверить в это! — Простите, месье Лассаль, но боюсь, меня этим не купишь. Я перестала верить в сказки еще в двенадцать лет.
    — Но вы еще верите в чудовищ? Встретив Дюваля, вы, несомненно, должны были поверить. — Темно-синие глаза неотрывно следили за ней. — И хотя, увы, я определенно не белый рыцарь, все же могу помочь вам победить монстра Дюваля.
    Наступила тишина. Джорджия пристально смотрела на визитера, не зная, чему верить. Взгляд его был серьезным, почти непреклонным. В конце концов, может, этот человек не врет? Действительно ли он здесь, чтобы помочь ей? Должна ли она прислушаться к его словам?
    Казалось, он прочел ее мысли.
    — Давайте войдем и поговорим. Это важно. Я ведь представляю, как много ваш магазин значит для вас.
    — Сомневаюсь. — Джорджия отвела взгляд. Ее магазин для нее был самой жизнью. В течение трех лет она отдавала все свое сердце и душу, чтобы добиться того успеха, каким ее магазин заслуженно пользовался. Это было воплощение мечты. Реализованная цель жизни. Но это было намного, намного больше, чем просто бизнес. Магазин давал девушке возможность отплатить тем, кого она любит. И мысль о том, что она может всего лишиться, заставляла леденеть кровь в ее жилах.
    — Это еще один довод выслушать меня. Давайте же войдем. — С этими словами Жан-Клод двинулся вперед и слегка коснулся ее руки.
    Прикосновение Лассаля обожгло девушку. Внутри что-то вспыхнуло. Внезапное волнение. Острая, как лезвие ножа, вспышка желания. Джорджия чуть не застонала вслух, взглянув на него.
    В следующий момент она уже тонула в его окаймленных черными бархатными ресницами синих глазах, чувствуя, как согревающая аура этого мужчины окутывает ее, словно объятия. Губы девушки приоткрылись, почти готовые сказать «да».
    Но в последнее мгновение она в панике одернула себя. Что за безумие? Такое ощущение, что ее захлестывает какая-то непостижимая сила. Жан-Клод обладает властью, поняла девушка, заставить меня делать все, что бы он ни пожелал. Но я должна противостоять ей. Должна! И Джорджия поспешно отступила назад.
    — Нет! — Ее голос был тверд. Жак-Клод Лассаль явно жил с иллюзией, что завоевать любую женщину можно, всего лишь взглянув на нее своими восхитительными глазами цвета кобальта и обратившись к ней с любой из обворожительных улыбок, заставляющих замирать сердце. И, несомненно, обычно это срабатывало. Женщины, должно быть, падали к ногам этого самца, словно кегли. Джорджия и сама едва не поддалась. Всему виной его явное, прямо-таки магическое очарование.
    Но Джорджия не желала стать очередной покоренной им дамой. У нее нет ни одной причины доверять Жан-Клоду и сто причин против этого. Она уже научилась воздерживаться от излишней доверчивости — особенно при ведении дел с коварными французами, обнаружившими повышенный интерес к ее магазину. Кто знает, что на уме у этого Лассаля?
    — Нет! — произнесла девушка снова. — Я уже сказала вам: если хотите обсудить деловые вопросы, то к вашим услугам мои агенты.
    — А я уже сказал вам, что либо я говорю с вами, либо ни с кем. — Соблазнительный шарм исчез. Взгляд снова потяжелел. — Кроме того, время не ждет. Первое, что я сделаю завтра, — это покину Бат. Так что соображайте побыстрее, если хотите узнать, о чем речь.
    — Я уже решила. Не хочу ничего слушать о ваших соображениях. — Джорджия буквально испепелила мужчину взглядом. — Уйдете вы наконец с дороги?
    — Вы делаете огромную ошибку. — Лассаль проигнорировал ее требование, а взгляд девушки словно не задел его. — Но поступайте как знаете. Я не буду настаивать. Если хотите, чтобы Дюваль отобрал у вас магазин, то какое мне до этого дело? — Жан-Клод взглянул на Джорджию сверху вниз, мрачно улыбаясь. — И он отберет его у вас. Я прекрасно знаю Дюваля, посему вам это гарантирую.
    — Не пытайтесь запугать меня! Я не боюсь ваших глупых угроз. И если вы сию минуту не уберетесь отсюда, я позову полицию, и вас вышвырнут вон с моей территории!
    Так или иначе, но незваный гость уже уходил, быстро направляясь по дорожке, усыпанной гравием. Возле калитки он повернулся, чтобы взглянуть на Джорджию.
    — С моей стороны было предупреждение, а не угроза. И вы зря тратите свою драгоценную энергию, крича на меня, тогда как вам лучше припасти ее для скорого сражения с Дювалем. — Лассаль словно стегнул ее своим мрачным взглядом. — Он с вами еще не закончил.
    — Откуда вы знаете? Вы работаете на Дюваля, ведь так? — Девушкой овладели гнев, страх и смущение одновременно. — Раз вы кажетесь настолько посвященным в мои дела, почему бы вам не поведать о его планах?
    Жан-Клод оставил вопросы Джорджии без ответа.
    — До настоящего момента вы не хотели меня слушать. Дюваль, по его понятиям, играл вполне открыто. Но, кажется, все меняется. Он начинает терять терпение. А когда Дюваль становится нетерпеливым, он начинает играть по-грязному и ему абсолютно плевать на тех, кто в процессе игры будет уничтожен.
    Джорджия почувствовала, что бледнеет. Она оцепенело уставилась на Лассаля, в то время как он открывал калитку.
    — Я не верю вам. Вы все выдумываете. Просто хотите напугать меня. Но у вас это не выйдет. — Смелые слова, но даже для ее собственных ушей они казались пустым звуком. Она действительно поверила этому человеку и определенно была в ужасе.
    Джорджия в тревоге смотрела, как со щелчком захлопнулась калитка. Даже не взглянув на нее, Жан-Клод сошел с тротуара и, перейдя дорогу, направился к тому месту, где был припаркован блестящий приземистый черный «порше». Когда он открыл дверцу и уже собирался садиться, Джорджией овладела внезапная паника.
    — Постойте! Куда же вы? Черт возьми! Не уезжайте! — Не сознавая, что делает, Джорджия бежала по тропинке вслед за Лассалем. Возможно, она погорячилась. В конце концов, надо было выслушать непрошеного гостя. Ведь он предлагал ей помощь. Не следовало выгонять его.
    Девушка поравнялась с калиткой, когда Жан-Клод сел за руль и захлопнул дверцу машины.
    — Подождите! — выкрикнула она. — Пожалуйста, подождите! Прошу вас, вернитесь!
    Но мужчина не обратил на нее внимания. И машина, визжа покрышками, резко тронулась с места.
    Жан-Клод вернулся в гостиницу, расположенную в центре города, и обнаружил целую кучу телефонных сообщений и факсов, ожидавших его в администрации.
    — Вы, я вижу, весьма популярный мужчина. — Женщина за стойкой мило ему улыбнулась, и ее щеки порозовели от удовольствия, когда Жан-Клод улыбнулся в ответ. Джорджия была абсолютно права, предполагая, что женщины всего мира, независимо от возраста и расы, имели склонность падать, словно кегли, к его ногам.
    Жан-Клод знал о своей власти над женскими сердцами (что впервые заметил в шестнадцать лет) и никогда особенно не церемонился, используя свой дар. Жан-Клод любил женщин. Смотреть на них. Находиться с ними рядом. Разговаривать с ними. Заниматься с ними любовью. Без этих существ мир был бы сер и лишен очарования.
    Тем не менее, когда он взял груду сообщений и сказал розовощекой портье: «Спасибо, mademoiselle», флирт абсолютно не входил в его планы. При взгляде на кипу бумаг он тотчас настроился на работу, и еще ни одной женщине не удалось надолго занять более высокое положение в его личном списке приоритетов, нежели бизнес.
    Надо сказать, скольких бы женщин он ни любил, еще не нашлось такой, которая бы стимулировала и удовлетворяла его хоть наполовину так, как работа. Бизнес правил его жизнью. Женщины же были лишь хобби — хотя этому увлечению он отдавался с великой страстью.
    Направляясь к лифту, Лассаль уже начал просматривать стопку сообщений, некоторые требовали срочного ответа. Когда лифт открылся, он взглянул на часы. Если немедленно засесть за работу, к обеду можно успеть. Одно из посланий тем не менее он отложит, чтобы заняться им позже. Оно касалось дела Джорджии Ди. Вспомнив о ней, Лассаль улыбнулся. Джорджия полна загадок.
    Первый взгляд на нее явился, пожалуй, самым большим сюрпризом для Лассаля, так как Джорджия оказалась вовсе не такой, какой Жан-Клод ее себе представлял. Он знал, что это молодая особа — лет двадцати шести, согласно его информации, — но ожидал увидеть «железную» леди, иначе у кого еще хватило бы мужества противостоять такому монстру, каким был Дюваль? Но вместо этого его взору предстало самое красивое, чистое, восхитительное создание с ангельским лицом и телом, которое так и манило согрешить, — совершенно неотразимая комбинация!
    Пока лифт поднимался на верхний этаж, Жан-Клод недовольно хмурился. Что он может предпринять в отношении мисс Ди? В порыве разочарования оставив Джорджию пятнадцать минут назад, он решил умыть руки. Как-нибудь обойдется и без ее помощи, хотя содействие этой девушки намного облегчило бы его задачу.
    Но настроение Жан-Клода постепенно смягчалось. Независимо от того, нуждался он в помощи Джорджии или нет, ему очень нравилась идея еще раз попытаться одержать над ней верх. Во-первых, Лассаль был крайне неравнодушен к брюнеткам, особенно с такими изумительными, цвета лесного ореха глазами. Кроме того, Джорджия обладала силой духа, а его ничто так не привлекало, как борьба со смелой женщиной. Конечно, если она сама испытывала аналогичный азарт.
    Когда двери лифта распахнулись, сердце Жан-Клода защемило от сладкого предвкушения. После обеда он решит, как осуществить этот план.
    В первой гостинице, в которую позвонила Джорджия, Лассаль не останавливался. Его также не было ни во второй, ни в третьей. Быть может, подумала девушка мрачно, Жан-Клод вообще не воспользовался услугами гостиницы. Возможно, он поселился у друзей. А времени так мало… Он ведь сказал, что на следующий день покинет город. Как же ей разыскать этого человека?
    Но после четвертой попытки Джорджия наконец попала в цель.
    — Да, мистер Жан-Клод Лассаль числится в списке наших клиентов, — подтвердили в регистратуре. — Вас соединить?
    — Нет, спасибо, — поспешно отказалась Джорджия. — Не беспокойтесь. Я лучше подъеду и переговорю с мистером Лассалем лично.
    Десять минут спустя она уже запрыгивала в свой красный «поло» и мчалась к центру города.
    Слава Богу! — думала девушка. Я спасена! Она словно получила временную передышку. С того самого момента, когда Джорджия стояла у калитки и провожала взглядом Лассаля, исчезающего в облаке пыли, она была абсолютно уверена, что совершила страшную ошибку.
    Возможно, Лассаль не был с ней искренен. Всегда есть такой вариант. Но надо учитывать и обратный случай. И если этот мужчина действительно хотел помочь ей, то она, видимо, была не в себе, отделавшись от него таким образом. И если Дюваль собирается атаковать Джорджию вновь, то не годится отталкивать любую протянутую ей руку помощи.
    Джорджия содрогнулась, вспоминая череду напастей, обрушившихся на нее после того, как она отвергла третье, и последнее, предложение Дюваля.
    Сначала неприятности с арендой помещения. Джорджия уже собиралась продлить ее — абсолютно рутинная процедура, — как вдруг, словно гром среди ясного неба, пришло известие от землевладельца, что аренда не будет возобновлена. Хозяин посоветовал ей к концу месяца найти другое помещение.
    Это был какой-то кошмар. Все казалось абсолютно безнадежным. Подходящие помещения в центре города можно было пересчитать на пальцах одной руки. Но в последний момент агент Джорджии установил, что владелец не имел законного права отказывать в продлении срока аренды.
    Но это еще было не все. Землевладелец втрое поднял арендную плату. Не могло быть и речи, чтобы выплачивать такую сумму, хотя одно время Джорджия подумывала о продаже своей квартиры, чтобы как-то продержаться, пока не найдется более дешевое помещение. Но в конце концов в результате долгой битвы владелец был вынужден уступить. И хотя арендная плата и осталась высокой, но все же не в три раза выше прежней.
    Едва Джорджия пришла в себя от случившегося, произошел пожар в кладовой, уничтоживший почти все ее запасы товара. Страховая компания, конечно, заплатила, но потерянное было невосстановимо. Утешало лишь то, что беда застала магазин в период межсезонья, когда основная масса товара еще не прибыла из Франции. Иначе несчастье было бы катастрофическим.
    Доказательств не было, но Джорджия не сомневалась, что за все свои беды она должна благодарить именно Дюваля. Ведь каждый раз, когда что-нибудь случалось, этот человек внезапно давал о себе знать либо по телефону, либо с помощью одного из многочисленных лакеев, возобновляя свое последнее предложение, настоятельно советуя принять его и намекая, что было бы очень глупо со стороны Джорджии отказать ему в сотрудничестве.
    Этот период жизни сильно потрепал нервы девушки, но она выдержала, тем более что Дюваль наконец исчез из виду. Агент Джорджии сообщил, что Дюваль окончательно отказался от своих претензий на ее дело. Но теперь Лассаль утверждал обратное, уверяя, что Дюваль собрался играть по-грязному. Это не на шутку испугало Джорджию. Что же является грязным, по мнению Дюваля, если этот монстр уже и так пытался добиться своего путем нечистых махинаций?
    Что же до Лассаля, то здесь тоже была масса неясностей. Кто он? На кого работает? Почему, собственно, хотел ей помочь? Но тем не менее Джорджия признавала, что ошиблась, выгнав мужчину, даже не выслушав его. И если существовал хоть один шанс из ста, что Лассаль не врал, надо найти способ снова расположить его к себе.
    Пока Джорджия пробиралась через поток вечернего транспорта к центру города, она мысленно прокручивала в голове свой план. Нужно застать Жан-Клода одного, как следует извиниться за свою грубость и умолять о помощи. И так как, по мнению Джорджии, Лассаль относится именно к тому типу мужчин, которым нравятся умоляющие, просящие женщины — это должно льстить его властному мужскому самолюбию! — он пощадит ее и сделает все, что она пожелает. Позже, когда у нее появится возможность получше узнать Лассаля, она решит, врал он или нет.
    Джорджия улыбнулась себе: план наверняка сработает. Она раскусила Жан-Клода.
    Но новости, которые она услышала в администрации, разочаровали ее.
    — Извините, — сказала портье, взглянув на пронумерованные ячейки для ключей, — но, кажется, мистер Лассаль вышел.
    Черт!
    — Простите, он не сообщил, куда направляется? — Знать бы, куда уехал Жан-Клод, можно было бы попытаться найти его.
    Но портье лишь покачала головой.
    — Боюсь, не смогу вам ничем помочь. Мы не следим за перемещениями наших гостей, — добавила она, презрительно фыркнув.
    Джорджия присела в углу вестибюля, откуда хорошо просматривалась входная дверь. Жан-Клод мог отправиться обедать, но выслеживать его бесполезно, в любом из ресторанов с радостью обслужат столь представительного клиента.
    Уж лучше отдохнуть здесь и дождаться его возвращения.
    Девушка откинулась в кресле, с трудом подавив зевок. Ждать, вероятно, придется долго. Этот модно одетый мужчина в сверкающем «порше», скорее всего, не из тех, кто удовольствуется обедом на скорую руку. Ему вряд ли подойдет китайский ресторан быстрого обслуживания или же готовый гамбургер. Он, вероятно, побалует себя шикарным обедом из трех блюд в лучшем ресторане Бата за бутылочкой вина и рюмкой бренди на десерт.
    Вздохнув, Джорджия потянулась за одним из журналов, лежащих на столике.
    Прошло полтора часа, но Лассаль так и не появился. Девушка зевнула и встала, чтобы размять затекшие ноги. Она прочла уже всю прессу от корки до корки и порядком устала от острых презрительных взглядов, которые бросала на нее женщина из-за стойки. Она, должно быть, приняла меня за высококлассную путану, прибывшую слишком рано! — подумала Джорджия.
    Но ей докучало другое. В холле было чересчур жарко, к тому же Джорджия поймала себя на том, что пару раз едва не уснула. Вот это уже серьезно. Положение окажется бедственным, если она проспит приход Лассаля. Тем более что женщина с глазами-буравчиками, скорее всего, не потрудится встать из-за стойки и разбудить ее. А к тому времени, когда Джорджия обнаружит, что Лассаль объявился, тот будет уже крепко спать в своем номере.
    Джорджия наморщила брови. Наверное, не помешает немного пройтись, сказала она себе. Это взбодрит меня, а заодно доставит массу удовольствия администраторше. Но внезапно ее осенила более подходящая идея.
    Джорджия во второй раз подошла к стойке.
    — Извините, вас не затруднит проверить, не оставлял ли мистер Лассаль сообщение для меня? — Она страдальчески улыбнулась. — Видите ли, этот человек обещал встретить меня здесь, и я не могу поверить, что он не дал бы мне знать, если задержится.
    Надменно улыбаясь, женщина за стойкой повернула голову к ячейкам, всем своим видом давая понять, что делает великое одолжение. Затем, в то время как Джорджия затаив дыхание наблюдала, сработает ли ее уловка, портье сделала именно то, о чем Джорджия молилась в душе. Она слегка нагнулась и запустила пальцы в одну из ячеек.
    Минуту спустя портье уже просматривала выуженный ею листок.

    — Нет, такого сообщения нет. Здесь есть лишь факс для мистера Лассаля. — И она вернула бумагу на место.
    Джорджия боялась выдать себя улыбкой. Конечно же, для нее там ничего не было! Но тем не менее она получила все, что хотела. Теперь девушка знала номер его комнаты, который портье не назвала бы ей даже под угрозой пытки. Итак, вперед, к осуществлению своей блестящей идеи!
    Джорджия вернулась на свое место, взяла, не глядя, первый попавшийся журнал и, дождавшись, момента, когда портье скрылась в офисе за перегородкой, вскочила, вихрем промчалась через вестибюль и незаметно нырнула в дверной проем, ведущий к лифтам и лестницам. Почти не останавливаясь, девушка домчалась до верхнего этажа.
    Теперь оставалось подождать Жан-Клода около его номера. Здесь хотя бы можно побродить неподалеку в одиночестве, а когда Лассаль наконец появится, она сможет поговорить с ним вдали от любопытных глаз.
    Когда Джорджия добралась до нужного номера, ее ожидал сюрприз. Из полуоткрытой двери неожиданно вышла горничная с охапкой использованных банных полотенец.
    — Добрый вечер. — Она улыбнулась Джорджии. — А я как раз прибирала в ванной. — И она распахнула дверь, позволяя ей войти.
    Первой реакцией Джорджии было исправить ошибку. «Это не мой номер, — хотела она возразить. — Я вообще не живу в этой гостинице».
    Но по какой-то необъяснимой причине девушка этого не сделала. Она колебалась буквально секунду.
    — Спасибо, — ответила Джорджия. И, не раздумывая о последствиях, расправила плечи и смело шагнула в открытую дверь.

ГЛАВА ВТОРАЯ

    Джорджия открыла глаза, прищурилась и внезапно осознала, что заснула. Ужас! О чем она думала? Девушка покосилась на часы и с тревогой обнаружила, что уже почти полночь. А Лассаль все еще не вернулся. Где его носит?
    Джорджия с трудом села, откинув с лица прядь волос. Как бы то ни было, мне повезло, сказала она себе. Вот была бы комедия, если бы Лассаль обнаружил ее спящей на его собственной кровати!
    Как раз в этот момент до слуха Джорджии долетел шум воды из ванной комнаты.
    Девушка застыла на месте, поначалу отказываясь верить собственным ушам. Неужели Жан-Клод вернулся, тихонько прошел мимо нее — ведь другой дороги не было! — а затем, словно ничего не произошло, спокойно отправился принимать душ! В таком случае этот мужчина заслуживал десять баллов из десяти за хладнокровие.
    Джорджия услышала, как щелкнул выключатель, и тут же спрыгнула с постели. Как же ей теперь выкручиваться? Спасаться бегством, пока можно? Такой способ весьма привлекал, но был не очень уместным в данной ситуации. Нет, единственный верный путь — это оставаться на месте и попытаться вести себя столь же невозмутимо, как Жан-Клод. А самое главное, Джорджии хотелось объяснить, что, собственно, она тут делает, ведь один Бог знает, как это воспринял Лассаль! Выпрямившись и быстро разгладив помятую юбку, она повернулась к ванной как раз в тот момент, когда Жан-Клод выходил из нее.
    — Итак, вы проснулись? — Он был абсолютно голый, если не считать белого полотенца, повязанного на бедрах. Лассаль весело улыбался, глядя в лицо Джорджии, которая пыталась сохранить спокойствие. — Надеюсь, не помешал? Я старался не разбудить вас.
    Очень смешно. Выходит, Жан-Клод решил повеселиться на ее счет? Ну что ж, по крайней мере он вел себя вполне культурно. Могло быть и хуже.
    Джорджия попыталась улыбнуться. — Простите, — начала она извиняться, стараясь смотреть Лассалю прямо в лицо, хотя соблазн рассмотреть его загорелое мускулистое тело с широкими, сильными плечами и подтянутым, плоским животом был велик. — Я вовсе не собиралась спать. Но в комнате так жарко… Я, кажется, задремала.
    — Так оно и было. Но не переживайте из-за этого. Когда я вошел, моим глазам предстала неожиданная и оттого еще более очаровательная картина.
    — Я присела на кровать, потому что кресло оказалось не очень удобным. — Джорджия бросила недовольный взгляд на кресло с низкой спинкой и, к своему ужасу, обнаружила, что оно завалено одеждой Лассаля. Выходит, Жан-Клод разделся в комнате прямо перед ней! Слава Богу, что она не проснулась во время этого представления! — Я хотела, — неуверенно добавила девушка, — лишь присесть на минутку.
    В душе, однако, Джорджия невольно поежилась от осознания своего непристойного faux pas[2]. Устав ходить по комнате, она присела на край кровати, затем, чтобы почувствовать себя более комфортно, решила ненадолго прилечь, мысленно приказав себе не засыпать. Она наивно полагала, что успеет вскочить, услышав, как Лассаль возвращается. Но просчиталась. Надо же быть такой идиоткой!
    Лассаль же, напротив, выглядел нисколько не смущенным. Возможно, он привык находить у себя в постели спящих женщин. Даже не поинтересовался, как она сюда попала!
    А она-то! Какого черта ей вообще вздумалось пробраться в номер? Должно быть, сошла с ума. Ведь это все равно, что отправиться в логово льва! Джорджия наблюдала, как Лассаль включил пару ночников около кровати, и не могла оторвать глаз от гладкой мускулистой спины, менявшей свой рельеф при каждом движении. Еще днем девушка признала, что впервые встретила столь восхитительного мужчину, и теперь то, что она видела перед собой, лишь укрепляло ее мнение. Лассаля поистине можно назвать эталоном мужской красоты. Но хватит, она пришла сюда вовсе не восхищаться Жан-Клодом, это последнее, что следует делать! Так и до греха недалеко!
    Но вот Лассаль вновь повернулся к ней, и Джорджия откашлявшись, забормотала:
    — Думаю, вы хотите знать причины моего появления здесь… — И, не дожидаясь какого-нибудь двусмысленного ответа, поспешно продолжала, старательно избегая взгляда вспыхнувших весельем синих глаз: — Я, собственно, приехала просить у вас прощения. За то, что выставила за дверь, не выслушав. — Джорджия изобразила виноватую улыбку. — Я нагрубила вам и искренне сожалею об этом. Меня действительно интересует ваше сообщение.
    Некоторое время Лассаль молчал. Глаза его пытливо всматривались в лицо Джорджии. Затем он взглянул на обтягивающий шерстяной костюм девушки.
    — Почему бы вам не снять что-нибудь? — произнес он. — Вы, должно быть, невероятно измучились в такой жаре.
    Что-нибудь снять? Значит, вот что у него на уме! Выходит, он не слышал ни одного ее слова!
    Джорджия холодно взглянула на Лассаля:
    — Мне вовсе не жарко.
    — Ну, если так… Но не будете же вы утверждать, что собираетесь спать в таком виде? — Он, похоже, развлекался. — Ведь это же неудобно! — Лассаль небрежно откинул стеганое покрывало. — Лично я обожаю спать голым — по крайней мере когда рассчитываю на женскую компанию.
    Джорджия тщетно пыталась оторвать взгляд от зрелища, внезапно представшего ее взору: Лассаль улегся на постель и протягивал девушке руку, приглашая присоединиться к нему.
    Это уже само по себе было чудовищно, но в двадцать раз хуже было то, что Джорджия почувствовала, насколько бесстыдно она отреагировала на происходящее. Ее вдруг охватило страстное, до дрожи, желание.
    Как тебе не стыдно, Джорджия! Она постаралась взять себя в руки и втолковать Лассалю, что он неправильно понял сложившуюся ситуацию.
    — Минуточку. Вы абсолютно неправильно истолковали мой поступок. — Девушка непроизвольно скрестила руки на груди, словно защищаясь. — Я пришла только поговорить. У меня и в мыслях не было делить с вами постель. Я хотела узнать, что вы собирались сообщить мне днем.
    — В этот час? В полночь?
    — Когда я приехала, до ночи было еще далеко.
    — Тем не менее сейчас полночь. — Черная бровь скептически поднялась вверх. — Вы что, действительно хотите убедить меня, что ждали мужчину в его постели поздно вечером лишь с целью побеседовать?
    — Как ни странно, так оно и есть. — Джорджия метнула на Лассаля гневный взгляд. — Боюсь, вы обманываете себя, надеясь, что я пришла для чего-то иного.
    Произнося эти слова, она старалась держать глаза подальше от кровати, которая словно разрослась до размеров комнаты.
    — Я ждала вас несколько часов. Спросите внизу. Полседьмого я была уже в гостинице.
    — Надо же, какое стремление увидеть меня!
    — Да, но не для того, о чем вы думаете. Единственной причиной, по которой я пришла и ждала вас до сих пор, является то, что завтра вы уезжаете из Бата, а мне бы хотелось узнать, что вы собирались мне сообщить.
    Пока девушка на одном дыхании произносила свою оправдательную речь, Лассаль сел в постели.
    — Какая досада! — Синие глаза озорно искрились под невозможно длинными ресницами. — Позвольте спросить, что вынудило вас столь неожиданно передумать?
    — Я поняла, что слишком поспешила с выводами. — Джорджия попыталась улыбнуться. — Вы же видите, я действительно раскаиваюсь в своем поведении и готова выслушать то, что вы собирались мне поведать.
    — Вот как… — Лассаль снял часы и положил их на тумбочку у кровати. — Вся беда в том, что уже немного поздно для каких бы то ни было разговоров.
    — Знаю и прошу извинить меня. — Девушка попыталась смягчить Лассаля еще одной улыбкой. — Может, вы вкратце расскажете мне, в чем суть вопроса?
    — Сомневаюсь. — Мужчина покачал головой. — День выдался длинный, и я слишком устал. Так что в повестке дня на сегодня у меня остался только сон.
    — Что же нам в таком случае делать? Вы же завтра уезжаете.
    — Вы правы. Полагаю, что уеду. — Лассаль зевнул и немного помолчал, прежде чем добавить: — Если, конечно, вы не пожелаете остаться здесь на ночь. Думаю, что в течение ночи мы нашли бы возможность выделить несколько минут для серьезной беседы.
    Лицо Джорджии стало ледяным.
    — Боюсь, мне совсем не подходит такое решение. — Еще с минуту она испепеляла Лассаля взглядом, но постепенно смягчилась. Любым путем надо перехитрить Жан-Клода и навязать ему свои условия. — А как насчет завтрашнего утра? Я могла бы прийти в отель пораньше. Возможно, мы нашли бы немного времени для разговора перед вашим отъездом.
    Лассаль вновь отрицательно покачал головой:
    — Я уезжаю очень рано. К тому же я не жаворонок. Скорее уж ночная сова. И встречи рано утром не для меня.
    — Но ведь это важно. — Джорджия свирепо посмотрела на него. Похоже, этот тип развлекается, заставляя ее платить за утреннюю выходку. Девушке даже показалось, что по лицу мужчины проскользнула усмешка. — И что же мне делать, коли вы отказываете в помощи?
    — Я вовсе не отказываюсь помочь вам. Я же сказал… останьтесь на ночь.
    Это уже было невыносимо.
    — Я не останусь. За кого вы меня принимаете? У вас до отвращения наглая манера вести себя!
    — О'кей. Сдается мне, что вопрос исчерпан. Если вы уходите, я, пожалуй, немного посплю.
    И, не дожидаясь ответа Джорджии, Лассаль стянул с талии полотенце и швырнул его на пол. Затем он плавно скользнул под простыню.
    Щеки девушки запылали и стали одного цвета с костюмом. Проклятый эксгибиционист! Он сделал это умышленно. И если этот наглый тип решил заставить ее спасаться бегством от увиденного, то теперь ему придется признать, что ее не так-то просто смутить!
    Джорджия окинула Жан-Клода дерзким взглядом.
    — Должен быть еще какой-нибудь выход. Допустим, мы могли бы созвониться с вами. Дайте ваш номер, и я найду вас по телефону.
    Лассаль лежал, откинувшись на подушки, его черные волосы ярко выделялись на фоне белоснежного белья. И он ей улыбался.
    — Вижу, вам совсем не хочется уходить. В таком случае почему бы вам не сбросить одежду и не присоединиться ко мне?
    Джорджия ничего не добилась. Более того, она проиграла. Девушка в гневе отвернулась.
    — Не тешьте себя. Я с превеликим удовольствием покину вас. Сожалею, что ошиблась, решив прийти сюда. — Она направилась к двери. — Спокойной ночи и прощайте.
    Лассаль молчал, но Джорджия чувствовала, как взгляд синих глаз обжигал ей спину. Когда она открыла дверь, он произнес:
    — Если вас все еще интересует мое сообщение, приходите завтра в гостиницу днем около пяти.
    — Я полагала, вас завтра уже не будет в городе?.. — Нахмурившись, девушка повернулась в сторону Жан-Клода. Но в этот момент он погасил свет. Внезапная темнота ослепила Джорджию. Она прищурилась и уставилась невидящим взором в сторону кровати. Он что, серьезно говорил о завтрашнем дне? Можно ли ему верить? Девушка почувствовала себя совершенно сбитой с толку. Что его заставило изменить решение?
    — Вы еще здесь? — внезапно подал голос Лассаль. — Эй, решайтесь! Входите и ложитесь со мной или убирайтесь, дайте хоть чуть-чуть поспать.
    Подавляя рвущиеся из нее проклятия, Джорджия вышла в коридор, громко и решительно хлопнув дверью.
    — Да, вот это уже интересно! Но вообще-то я не удивлена. Я не сомневалась, что он слишком очарователен, чтобы оказаться отъявленным негодяем!
    Джорджия поведала Кэй о двух вчерашних встречах с Лассалем, включая историю о том, как она осрамилась, уснув на его кровати, что весьма позабавило ее помощницу.
    — Вот чего я действительно не понимаю, — пошутила Кэй, — так это твоего отказа провести ночь вместе с таким красавцем. Столь лакомый кусочек не каждый день попадает в меню девушки.
    Отчасти согласившись с подругой, Джорджия сказала:
    — Я, в отличие от тебя, до сих пор сомневаюсь в его искренности.
    Хотя она собиралась принять предложение Лассаля о встрече днем в отеле, ее до сих пор терзали мучительные сомнения.
    — Послушай, я даже не имею представления, кто он. Несмотря на все свои заверения, Лассаль запросто может оказаться человеком Дюваля. И вообще, с какой стати кто-то должен протягивать мне руку помощи? Возможно, все это лишь чей-то искусно продуманный план, чтобы поиздеваться надо мной или разыграть. Так что сегодняшний день может оказаться пустой тратой времени.
    — Ни в коем случае. — Кэй была неисправима. — Как можно свидание с таким парнем считать бесполезной тратой времени… — Она смерила Джорджию прищуренным взглядом и сказала полушутя-полусерьезно: — Как знать… В конце концов, он может оказаться тем мистером Совершенством, которого ты ждешь.
    — Ага, и свиньи тоже машут крылышками.
    В одном Джорджия по крайней мере была уверена. Хотя Жан-Клод и являл собой весьма приятный набор достоинств, он ни в коем случае не мог оказаться мистером Совершенством.
    Эта шутка насчет мистера Совершенства возникла давно. Кэй была для Джорджии не только ценным помощником, но и близкой подругой. И не переставала твердить, что ей пора найти себе близкого друга.
    — Работа — это еще не все, — упрекала она Джорджию. — Тебе необходима личная жизнь.
    — Вы, замужние матроны, никогда не изменитесь, — возражала на это Джорджия, ведь Кэй уже семь с половиной лет жила в счастливом союзе с Эдди. — Я даже не пытаюсь искать себе мужчину. В данный момент мне хватает работы.
    В каком-то смысле это так и было. В течение трех с половиной лет с момента открытия ярко-голубых дверей бутика «Джорджия Ди» — тогда в наличии имелись лишь гигантская банковская ссуда и неисчерпаемая целеустремленность Джорджии — огромный поток дел, посвященных успешному развитию бизнеса, поглотил большую часть ее сил и времени. Конечно, иногда на сцене появлялись и мужчины. Но ни с кем не было серьезных отношений. Для Джорджии встречи с ними дальше совместного обеда не заходили. Порой девушка испытывала одиночество, в чем даже однажды призналась своей помощнице, но, по правде говоря, она еще не встретила человека, который вызвал бы у нее желание завязать серьезные любовные отношения.
    — Твоя беда в том, — как однажды мудро заметила Кэй, — что ты не ищешь себе мистера Подходящего, а мечтаешь о мистере Совершенстве. — И возможно, подумала Джорджия, она права.
    Меня покорит мужчина, который перевернет всю мою жизнь и наполнит ее любовью, волшебством и волнением. Страстью. Огнем. Очарованием. Чудом. Я сошла с ума, часто говорила себе Джорджия, но именно об этом я мечтаю.
    А Жан-Клод Лассаль? Ну, в вопросах страсти-то он, пожалуй, искушен. Есть в нем и огонь, даже немного волшебства, и выглядит он потрясающе. Но, несмотря на все это, на мистера Совершенство Лассаль не тянет. Потому что такой мужчина прежде всего должен принадлежать одной-единственной женщине, а совершенно очевидно, что Жан-Клод Лассаль не имеет никакого отношения к категории верных мужей.
    Итак, проигнорировав намек Кэй, Джорджия без четверти пять покинула магазин и поспешила на встречу. Ей требовалось лишь выведать у Лассаля все, что он знал о планах Дюваля, и — если она убедится в его искренности — поинтересоваться, как Жан-Клод все-таки планировал помочь ей.
    Менее чем через пятнадцать минут она уже подходила к столу администрации, готовясь в очередной раз увидеть презрительную физиономию женщины, дежурившей прошлой ночью. Будучи свидетельницей полуночного отъезда Джорджии из отеля, та наверняка горела желанием узнать, что же у них произошло в номере.
    Ну и пусть гадает!
    — Джорджия Ди к мистеру Лассалю, — сказала она, самоуверенно улыбаясь. — Он ожидает меня.
    Но неожиданно улыбка Джорджии погасла. Женщина отрицательно покачала головой:
    — Простите, но мистера Лассаля нет. Он уехал в Лондон.
    — В Лондон? — У девушки рот открылся от изумления. — В Лондон? — повторила она вновь. — Но у нас назначена встреча.
    — Он оставил вам сообщение. — Женщина повернулась, чтобы вытащить листок бумаги из ячейки с номером Лассаля. — Он недавно звонил и передал, что задерживается, но обещал приехать на встречу с вами как можно скорее.
    — А как скоро? Он уже выехал из Лондона? Он не сказал? — От Лондона до Бата было около трех часов езды — возможно, чуть меньше на «порше»! Сколько же ей придется здесь околачиваться?
    Но женщина была бессильна помочь ей.
    — Он не сообщил о времени задержки. — Она сочувственно пожала плечами и со значением изрекла: — Мужчины!
    Джорджия улыбнулась. Возможно, она зря о ней плохо думала.
    — Выходит, мне остается только ждать. — Но, направляясь к креслам, девушка с трудом сдерживала гнев. Бродить по отелю в ожидании Жан-Клода Лассаля уже становилось привычкой, без которой она бы прекрасно обошлась.
    Прошел час. Женщина за стойкой взглянула на Джорджию и сказала:
    — Почему бы вам немного не размяться? Если он приедет, я ему обязательно сообщу о вас.
    Идея неплохая. Джорджия поблагодарила и вышла прогуляться. Двадцать минут спустя она вернулась полная надежды. Но администратор смогла ее утешить лишь тем, что Лассаль звонил еще раз.
    — Он говорил по автомобильному телефону, и я с трудом его поняла. Кажется, он обещал скоро быть.
    Скоро. Что, интересно, это означало?
    — Я пойду еще пройдусь, — сквозь зубы процедила Джорджия. Если ей придется ждать еще столько же, то она за себя не ручается.
    Девушка с трудом выдержала еще двадцать минут, но, подходя к отелю, поняла, что Лассаль наконец-то прибыл. Знакомый черный «порше» припарковался у входа.
    Джорджия в бешенстве взлетела по ступеням и ворвалась в вестибюль, где сразу же увидела Жан-Клода, сидевшего в кресле с газетой в руках. Когда он встал, отложив газету, Джорджия в гневе обрушилась на него:
    — Наконец-то! — Ее глаза метали молнии. — Вы хоть отдаете себе отчет, что опоздали на два часа? Вы просили меня приехать в пять. Сейчас, между прочим, почти семь.
    Если бы он попытался отшутиться, сказав, что ей следовало уже привыкнуть к ожиданию, Джорджия задушила бы его на месте! Видимо, Лассаль прочел это на ее лице, так как ответил спокойно, даже примирительно:
    — Виноват, пришлось задержаться. Я приехал при первой же возможности, но, похоже, прощения не заслуживаю.
    Эти слова немного охладили пыл девушки. Но прощать Лассаля она пока не собиралась.
    — Вы абсолютно правы — вам нет прощения! Неужели вы думаете, что мне больше нечего делать, кроме как часами ожидать вас?
    — Нет, я так не считаю. — Мужчина хмуро поглядел в ее сердитые глаза. — Вот что, я предлагаю подняться ко мне и поговорить. Пойдемте. — С этими словами он легко взял Джорджию под локоть. Девушка отдернула руку, словно он ее ударил: частично из-за злости, — как Жан-Клод посмел к ней прикоснуться? — а частью из-за того, что внутри что-то странно сжалось.
    — Я не нуждаюсь в вашей помощи и вполне способна передвигаться самостоятельно! — И Джорджия устремилась к лифту, опережая своего спутника. Путь к верхнему этажу проходил в полном молчании. Джорджия ни разу даже не взглянула на Лассаля. Никто в жизни еще настолько не выводил ее из себя.
    И вовсе не потому, что пришлось потратить время на ожидание, хотя это было тоже достаточно неприятно. Что на самом деле вызвало такую ярость в девушке, так это невозмутимый вид, с каким он сидел со своей газеткой — так же, как и во время их первой встречи. Абсолютно спокойно. Совершенно беззаботно. Казалось, Лассаль думал, что с ней он мог вести себя как хочет, словно Джорджия была девочкой на побегушках.
    Что ж, она поставит его на место! Наконец двери лифта открылись, и Лассаль посторонился, пропуская девушку вперед. То же самое он проделал при входе в номер. Какие безупречные манеры! Вот только на нее это не произвело ни малейшего впечатления. Джорджия скользнула мимо него, а после того, как Жан-Клод захлопнул дверь, повернулась к нему:
    — Итак, вы полагаете себя вправе заставлять меня ждать вас часами?
    — Давайте все забудем. Поверьте, это не самое худшее, что вообще могло произойти.
    Интересно, Лассаль надеялся на ее снисхождение? Девушка бросила на него сердитый взгляд:
    — Хорошо, я уже все забыла!
    — Думаю, нам обоим не помешает немного выпить. — Он направился в угол комнаты к бару. — Почему бы вам не присесть, пока я приготовлю виски?
    — Я не пью виски. — Джорджия смотрела Жан-Клоду вслед. Я вовсе не хочу сидеть, чуть было не вырвалось у нее. Но это говорил ее гнев. На самом же деле ей не мешало бы расслабиться.
    Путаница в ощущениях вызвала у девушки легкое головокружение.
    Из нескольких кресел вокруг кофейного столика у окна она выбрала то, на котором можно было сидеть спиной к мужчине, а также к его постели, так как это зрелище наверняка вывело бы ее из равновесия.
    До слуха Джорджии доносились звон бокалов, звук отвинчиваемой крышки, легкий стук кубиков льда и плеск жидкости. Затем шаги, приближавшиеся к ней по ковру. Девушка уставилась прямо перед собой, отказываясь повернуться в сторону Лассаля.
    — А этот виски вам понравится, — говорил он. — Это уникальный напиток двадцатилетней выдержки. Мой шотландский друг регулярно пополняет мои запасы. — Жан-Клод внезапно возник перед девушкой, протягивая ей бокал.
    От неожиданности Джорджия вздрогнула, а взглянув в лицо мужчины, смутилась. Девушка забыла, насколько сильное впечатление производит на нее этот человек, и, застигнутая врасплох, сразу осознала свою беспомощность перед Лассалем. Сердце гулко забилось, а близость привлекательного мужчины наполнила ее бесстыдным наслаждением. Было и еще кое-что. Вспышка безумного желания, которое — о Боже! — так сладко пронзило ее…
    Джорджия еле дышала. Только бы он не пытался меня соблазнить, подумала она. Где мне тогда взять силы, чтобы не поддаться искушению?
    Девушка взяла бокал, старательно избегая прикосновения к пальцам Лассаля. Она, конечно, не притронется к напитку, так как виски вообще не пьет, но если возьмет бокал, то Жан-Клод наконец отойдет от нее. Он, между прочим, так и сделал. Глотнул немного виски из своего бокала и сел напротив по другую сторону столика. Откинувшись назад, он вдруг улыбнулся.
    — У меня не было возможности сказать, что сегодня вы выглядите сногсшибательно.
    Взгляд Жан-Клода откровенно скользил по ней, так же как в первый раз, пристально всматриваясь в каждую деталь ее бледно-голубого костюма от Шанель. Он нагло прищелкнул языком, выражая одобрение.
    — Шикарно. Просто класс. Вам очень идет. Джорджия смерила его ледяным взглядом.
    — Рада, что вам понравилось.
    Обычно девушка не испытывала затруднений, выслушивая комплименты от мужчин, но сейчас ее раздражало все, что бы ни произнес Жан-Клод. Кроме того, его комплимент показался ей чересчур избитым. Без сомнения, подобные похвалы постоянно лились из уст Лассаля.
    Почувствовав внезапное облегчение, Джорджия пересмотрела свое недавнее суждение. Если Жан-Клод и попытается соблазнить ее, она без труда устоит. Джорджию ни капельки не привлекали мужчины, коллекционировавшие женщин пачками, словно мальчишки, что собирали почтовые марки. А по ее мнению, Жан-Клод Лассаль являлся весьма характерным представителем этого класса.
    Почувствовав вновь боевое настроение, Джорджия, не отводя взгляда от мужчины, отставила свой нетронутый бокал на столик.
    — Не знаю, как вы, но я считаю, что раз мы наконец-то встретились, то пора бы приступить к делу. Вы говорили, что обладаете важной для меня информацией. — Джорджия выжидающе уставилась на Лассаля. — Пожалуйста, продолжайте, я вас слушаю.
    В ответ Жан-Клод еще глотнул виски. Он заинтересованно взглянул на девушку.
    — Вы что, никогда не расслабляетесь?
    — Я сюда не за этим пришла. Я здесь, чтобы выслушать то, что вы хотели мне поведать. Насколько я понимаю, именно это является целью нашей встречи?
    — Не волнуйтесь. Вы обо всем узнаете. Могу я хотя бы допить свой виски? У меня был чертовски тяжелый день, и я немало времени провел за рулем, добираясь из Лондона.
    — Как хотите. Искренне сочувствую вам. — Джорджия послала ему равнодушный взгляд. Ее безмерно утешило известие о том, что Лассаль чертовски устал. Девушка пошевелилась в кресле. — Итак, будем сидеть в тишине, пока вы не покончите с виски, или же побалуем себя светской беседой?
    — Предпочитаю беседу.
    — О'кей. Выбирайте тему. Рестораны? Кино? Отдых? Или, может, чтобы разговор получился действительно занимательным, обменяемся жизненными историями? Начнем, пожалуй, с вас. Мне, например, нравятся страшные истории.
    Лассаль улыбался.
    — Передо мной пример чисто английской иронии? — Он сделал еще глоток, глядя на девушку поверх стакана. — Вот это мне в вас, англичанах, нравится. Вы никогда не теряете чувства юмора.
    — Правда? Что касается меня, то я составила довольно приятное мнение о французах, но, боюсь, в последнее время оно померкло. Хотя было бы несправедливо судить обо всей нации по кому-то одному — вроде вас. Вы, в конце концов, абсолютно нетипичны.
    — А вот в этом вы ошибаетесь. Думаю, я как раз истинный француз. Очаровательный. С изысканными манерами. Обладаю всеми признаками галльской нации. — Не спуская глаз с Джорджии, Лассаль улыбнулся.
    Девушка едва не улыбнулась в ответ. Но нет, она не простит себе, если поддастся чарам обаятельного француза. Джорджия смерила Лассаля холодным взглядом.
    — Вижу, здесь не только я обладаю чувством юмора.
    — Значит, что-то общее у нас все-таки есть. Это замечательно. — Жан-Клод не переставал улыбаться. — Два человека, планирующие объединиться, обязательно должны иметь нечто общее.
    — Планирующие объединиться? Простите, я не ослышалась?
    Лассаль тем временем поставил свой бокал на столик, отделяющий их друг от друга.
    — Вы же хотели приступить к делу…
    Он наклонился вперед и так пристально посмотрел девушке в глаза, что она заморгала и неожиданно вспомнила, что уединилась с мужчиной, в номере с огромной кроватью…
    Девушка едва дышала, широко открыв глаза, пока Жан-Клод наклонялся все ближе.
    — Как раз именно это я и хотел предложить. Мы с вами объединяемся. Думаю, вдвоем мы составим прекрасную команду.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

    — Неужели? — Что происходит? Джорджия всматривалась в лицо Жан-Клода. Если это розыгрыш, то она его быстро разоблачит. Девушка послала мужчине ледяной взгляд. — Боюсь, вам придется объясниться.
    — С удовольствием. — Лассаль откинулся в кресле, его лицо посерьезнело. — Вы хотите спасти ваш магазин, для чего необходимо нейтрализовать Дюваля. Он и для меня является помехой, так что мы с вами играем в одни ворота. А если согласимся друг с другом сотрудничать, наши планы осуществятся намного легче и быстрее. — Жан-Клод помолчал, а потом неожиданно добавил, улыбаясь: — Клянусь, что именно это я имел в виду под прекрасной командой.
    Итак, она не ошиблась. Конечно, глупо с ее стороны верить Лассалю, хотя следует признать, что он все же ни на чем не настаивает. Но вся беда в том, что его глаза излучают такое обволакивающее тепло, против которого трудно устоять. Как тут сохранить беспристрастность? С Лассалем можно иметь дело, лишь убедив его в абсолютном безразличии к его чарам.
    — Я не уверена, что нуждаюсь в каком-либо партнерстве, — сказала Джорджия. — Но постепенно картина становится мне ясной. Вы утверждаете, что горите желанием помочь мне, но в действительности добиваетесь своих целей. Думаете, что достанете Дюваля через меня?
    — Безусловно. — Он, похоже, веселился. — Вы же не рассчитываете, что я буду помогать вам просто так? Как там вы, англичане, говорите? Нет ничего лучше бесплатного завтрака?
    Довольно. Последнее откровение отчетливо прояснило позицию Лассаля. Жан-Клод признал, что у него есть достаточно основательный мотив кроме помощи Джорджии.
    Девушка ненадолго расслабилась.
    — О'кей. Допустим, вы каким-то образом извлечете выгоду из сотрудничества со мной. А как насчет меня? Мне это столь же необходимо? Вы сказали, что хотите помочь мне, но почему я должна вам верить? Я даже не знаю, действительно ли нуждаюсь в вашей заботе.
    — Думаете, сможете одолеть Дюваля в одиночку?
    — До сих пор мне это удавалось. А о том, что Дюваль займется мной, я слышала только от вас. Вдруг вы все это выдумали, чтобы я вам помогала? Тем более мой агент считает, что Дюваль — дело прошлое.
    — В таком случае ваш агент глуп. — Лассаль говорил спокойно. — Выходить из игры не в правилах Дюваля.
    Джорджии вообще-то тоже так казалось, но не хотелось сразу соглашаться с Жан-Клодом. Впрочем, не слишком ли она зациклилась на недоверии к нему?
    Вполне вероятно, так оно и есть.
    — Как вы можете быть уверены? Пока что о Дювале две недели ни слуху ни духу. Вы только предполагаете, что он не отстал от меня, или же что-то недоговариваете?
    — Я говорю только то, что знаю. А я знаю Дюваля. — Глаза мужчины сузились. — А после дела об аренде и таинственного пожара в кладовой вы сами должны были трезво рассудить, с каким человеком имеете дело.
    При упоминании о недавних неприятностях Джорджия почувствовала дурноту. Она в ужасе посмотрела на Лассаля.
    — Почему вы так осведомлены о моих делах? — Вдруг Жан-Клод, несмотря ни на что, — один из прихвостней Дюваля?
    Лассаль нетерпеливо вздохнул.
    — Я веду борьбу с Дювалем. И обязан знать все о его намерениях. — Он помолчал, поморщившись. — А с вами он еще не распрощался. И если о нем не было слышно две недели, то это, поверьте мне, вовсе не значит, что он сдался. Он лишь залег на дно, готовясь к очередному удару.
    — Ну и каким же будет следующий удар, коль вы настолько компетентны в данном вопросе?
    — Я точно не знаю. Но Дюваль не заставит себя ждать. И я бы посоветовал вам приготовиться к чему-то действительно ужасному. Как я вам уже говорил, он начинает терять терпение.
    Джорджия неожиданно поняла, что нервно кусает губу. Что-то действительно ужасное? Неужели опять пожар? Ей и так уже снятся кошмары. Новый пожар ее точно разорит, если учесть, что со дня на день ожидается дорогостоящая партия летней коллекции из Франции. Сгори все это, как ей удастся выжить?
    Картины одна страшней другой вихрем проносились в голове девушки. Возможно, у нее нет иного выбора, кроме как довериться таинственному незнакомцу. По крайней мере так все начинает выглядеть. Но поможет ли ей предлагаемое Лассалем сотрудничество?
    — Каким образом вы поможете мне, не зная, что предпримет Дюваль на сей раз? — поинтересовалась девушка.
    — Я вам скажу. Уверен, что Дюваль прежде всего свяжется с вами, надеясь, что вы примете его очередное предложение. Естественно, вы откажете ему, после чего сразу же свяжетесь со мной, введя меня в курс дела. Тогда я войду в игру и сделаю все, что в моих силах. Я, конечно, не обещаю чуда. — Лассаль внезапно помрачнел. — Но вместе со мной вы добьетесь большего, чем в одиночку. Если честно, ваши шансы самостоятельно победить Лассаля равны нулю.
    Пока Жан-Клод молчал, его слова эхом отдавались в ушах девушки, словно барабанная дробь перед казнью. Но он неожиданно улыбнулся и наклонился к Джорджии через столик.
    — Для Дюваля я достойный противник. Можете поверить мне на слово. В отличие от вашего местного агента я тоже могу играть в грязные игры.
    Буквально десять минут назад Джорджия ответила бы отказом, но сейчас, когда ее внезапно сковал страх, девушка сочла сомнительные доводы Лассаля довольно убедительными. Несмотря на то что ей придется противостоять чарам Жан-Клода, в его лице она приобретет бесценного союзника. Еще раз взглянув на него, Джорджия решилась окончательно:
    — Хорошо, я согласна.
    — Итак, мы союзники. Прекрасно. — Лассаль улыбнулся Джорджии. — Хочу сказать, что вы приняли весьма мудрое решение. Предлагаю тост в честь нашего сотрудничества. — С этими словами он приподнял свой бокал.
    Девушка потянулась было за своим напитком, но внезапно остановилась и прищурилась.
    — Сначала объясните мне один момент. Что я буду вам должна за вашу помощь?
    — Ничего. Все, что мне требуется, — это информация о происходящих событиях. Поверьте, это единственное, что мне от вас нужно.
    Что ж, вполне беспристрастно. Джорджия кивнула. Чем больше доводов приводил Лассаль в пользу чисто деловой стороны их сотрудничества, тем сильнее девушке, по крайней мере до, настоящего момента, хотелось верить ему. Конечно, скорее всего, у Жан-Клода какие-то свои личные планы, но он, увы, об этом не распространялся. Все личное осталось за пределами их разговора.
    — Есть, правда, кое-что еще… — неторопливо добавил Лассаль. — Мне бы очень хотелось пригласить вас сегодня на ужин.
    — Ужин? — Джорджия, слегка пригубив виски, застыла в нерешительности. Она непременно должна отказаться. Ужин определенно предполагал более близкое общение, а девушка уже твердо решила не допускать подобного.
    Но, не дав Джорджии вымолвить ни слова, Жан-Клод уточнил:
    — Только в знак примирения после сегодняшнего столь длительного ожидания с вашей стороны.
    — Хорошо, — кивнула девушка. В конце концов, он же не съест ее за ужином?
    Прийти в переполненный ресторан «Рэфферти» с Лассалем оказалось равносильно выигрышу в национальную лотерею. В зале мгновенно воцарилась тишина, женщины, забыв про ужин, застыли в немом оцепенении. Зависть словно повисла в воздухе.
    Джорджию это безмерно позабавило. Скорей бы рассказать Кэй, как я повергла самый модный ресторан в Бате в шок лишь тем, что моим спутником был великолепный Жан-Клод Лассаль! — подумала она.
    Кроме того, девушке не терпелось поделиться с помощницей своими переживаниями по поводу поездки в машине. До этого дня Джорджии еще не приходилось ездить в «порше». Но, как только она опустилась в обволакивающее пассажирское сиденье, а Лассаль, скользнув на водительское место, захлопнул дверцу и пристегнулся и как только ключ повернулся в замке зажигания, возвращая мотор к жизни, девушка мгновенно поняла, что будет наслаждаться каждой секундой предстоящего путешествия.
    Джорджии сразу стало ясно, почему Жан-Клод водит именно «порше». Ни одна машина в мире даже наполовину не гармонировала бы с ним так, как эта.
    Во-первых, модель была абсолютно мужской. Она дорого выглядела и ослепляла своей красотой. И, наподобие своего хозяина, излучала, наравне с внешним блеском, недюжинную звериную мощь. Они оба — человек и его машина — были созданы друг для друга.
    Однако, когда они тронулись, Джорджию ожидал сюрприз. Она была почти уверена, что ей придется вцепиться в край кожаного сиденья во время суперскоростной поездки по шоссе, но путешествие, напротив, оказалось приятным и неторопливым.
    Хотя, возможно, удивляться и не следовало.
    Жан-Клод был настолько уверен в себе, что не испытывал необходимости устраивать шоу. И он, похоже, еще кое в чем был уверен…
    Потому что было нечто определенно эротичное в изумительно расслабляющей поездке в таком авто, да еще с таким спутником. Когда они в конце концов подъехали к стоянке у ресторана, девушка чувствовала легкое головокружение.
    Джорджия и до сих пор его испытывала, несмотря на все попытки успокоиться. Опасно доводить себя до такого состояния. Вообще-то ей следовало бы помнить, что необходимо быть постоянно начеку, находясь в компании такого мужчины, как Лассаль.
    Пока официант обслуживал других посетителей, Лассаль откинулся на стуле и посмотрел на Джорджию через стол.
    — Итак, расскажите о себе побольше. Вы говорили о своем детстве в Бидкомбе. А сейчас вы там бываете? Ваши родители до сих пор живут там?
    — Я езжу туда практически каждые выходные. В конце концов, туда лишь десять миль пути. Обычно я стараюсь успеть к воскресному ланчу.
    Джорджия встретила взгляд синих глаз, скептически улыбаясь про себя. Жан-Клод, конечно же, даже отдаленно не интересуется историей ее жизни. По дороге в ресторан он начал расспрашивать, где она родилась и выросла, но все эти незначительные личные вопросы были наверняка лишь частью его плана. Уловкой, чтобы расслабить девушку и усыпить ее бдительность.
    Пусть так. Она ему немного подыграет — хотя расслабляться не будет! — а потом переведет разговор в другое русло и тоже кое о чем расспросит. Фактически девушка ничего не знала о своем спутнике, кроме имени, и пора было заполнить этот досадный пробел.
    — Вы близки со своими родителями? — продолжал Лассаль.
    — Очень. Хотя на самом деле они мне не родители. Меня вырастили тетя с дядей. Настоящие же родители погибли в аварии вскоре после моего рождения.
    — Да, это трагедия. Я сожалею. — В глазах Жан-Клода мелькнуло сочувствие. — Печально, что у вас нет даже воспоминаний о них.
    — Вы правы, это хуже всего. — Джорджия отвела взгляд. Странно, что Жан-Клод вторгся именно в то, что мучило девушку более всего. Злой рок и скоростной грузовик разлучили ее с родителями. Девушка отогнала от себя грустные мысли и вновь взглянула на своего спутника. — Но мне повезло. Тетя Беатрис и дядя Дэвид приняли меня несмотря на то, что им тогда было уже под сорок и они уже поставили на ноги свое семейство. И эти люди оказались замечательными родителями. Лучшими в мире.
    — Видно, что вы сильно их любите. Неужели это написано на ее лице?
    — Да. Я обожаю их и всем им обязана.
    Джорджия почувствовала внезапное напряжение. Одной из причин, по которым она так яростно добивалась процветания своего магазина, было стремление компенсировать приемным родителям их немалочисленные затраты на нее. Ради воспитания осиротевшего младенца своей сестры тетя Беатрис оставила работу, и для них было серьезным испытанием прожить на зарплату дяди Дэвида — почтового служащего.
    Сейчас они уже не работали и жили на небольшую пенсию, а Джорджии больше всего хотелось иметь возможность помогать им. Когда магазин начал приносить доход, девушке показалось, что ее мечты осуществимы. Но сейчас… кто знает, как все обернется? Почувствовав взгляд Лассаля, она подняла на него глаза.
    — А сейчас ваша очередь. Мне хотелось бы узнать о вашей жизни. — Неожиданно именно это показалось ей самым важным. Судьбы двух дорогих ей людей и ее собственная могли зависеть от этого человека.
    Лассаль улыбнулся.
    — Вы хотите услышать страшную историю? Вы действительно полагаете, что это мудрое решение на голодный желудок?
    Девушка на мгновение нахмурилась, но вскоре вспомнила, что сама недавно шутки ради предложила обменяться страшными историями. Она усмехнулась:
    — Я вовсе не требую посвящать меня во все кровавые подробности. Расскажите, к примеру, чем вы зарабатываете на жизнь.
    Это могло бы многое прояснить. Хотя бы ту же связь с Дювалем. Это был бы ключ к пониманию характера Жан-Клода.
    Лассаль откинулся назад, но ответ последовал не сразу. Помолчав, он сказал:
    — Я занимаюсь бизнесом.
    — Каким? — Девушка хотела услышать более подробное объяснение.
    — Все подряд. Мои интересы представлены как здесь, так и во Франции. И хотя основная моя контора в Париже, я довольно много путешествую.
    — Поэтому вы так хорошо владеете английским? — (Он говорил почти как англичанин, если не считать небольшого акцента.) — Лично я горжусь своим французским, но с вашим английским его, конечно, не сравнить.
    Лассаль улыбнулся.
    — Я учил язык, когда ребенком отдыхал в Англии. Друзья нашей семьи живут недалеко от Кентербери. Мы часто к ним ездили.
    — Тогда все ясно.
    Она-то занималась французским на вечерних курсах! Когда начались поставки партий одежды из Франции, знание языка оказалось для девушки необходимым.
    Джорджия уже собралась было поведать об этом Лассалю, но внезапно поняла, что это будет отступлением. Она же собиралась узнать побольше о Жан-Клоде, а не рассказывать ему о себе!
    Девушка взглянула на Лассаля, размышляя, стоит ли немного отвлечься. Расспросить, например, о его детстве и каникулах в Кентербери. Нет, ей необходима другая информация. Она глубоко вздохнула и спросила:
    — Как вы познакомились с Дювалем?
    — У нас с ним было несколько конфликтов.
    — Да? В сфере бизнеса? Вы, как и он, занимаетесь торговлей?
    — Нет. — Он отрицательно покачал головой. — Но, к моему величайшему сожалению, мы с ним в прошлом совершили несколько крупных сделок… посредством которых Дюваль нанес мне огромный ущерб. Сейчас же меня с ним абсолютно ничего не связывает, но я мечтаю заставить его заплатить за прежние делишки.
    Пока Лассаль говорил, его глаза были темными от гнева, а голос источал жар, словно тлеющие угли. И если до настоящего момента Джорджия колебалась, то сейчас у нее не осталось ни тени сомнения. Лассаль ненавидел Дюваля — возможно, даже сильнее, чем она сама. Жан-Клод был кем угодно, но не его сообщником.
    Теплая волна облегчения окутала сердце девушки, полное страхов и волнений.
    — Что вам еще хочется услышать? — Жан-Клод опять расслабился и откинулся на спинку стула. — Какие еще подробности ужасной истории?
    Джорджия заколебалась.
    — Я не знаю.
    Лассаль так и не рассказал о своей работе. Девушка до сих пор не знала об источнике его доходов. Но это больше не имело столь важного значения. Ее вполне устраивало, что Жан-Клод на ее стороне. В конце концов, в этом он точно не врал.
    Как раз в тот момент, когда подошли два официанта с вином и приборами, а Джорджия к ним обернулась, она неожиданно перехватила взгляд женщины за соседним столиком, которая буквально пожирала глазами Лассаля.
    Когда та покраснела и отвернулась, Джорджия обратила свой взгляд на Жан-Клода, ожидая увидеть его реакцию. Но он, казалось, ничего не заметил. Его внимание было сосредоточено на официанте, который разливал по бокалам бургундское. И это внезапно поразило девушку.
    Похоже, ее спутник абсолютно равнодушен к голодным женским взглядам, сопровождавшим их с момента прихода в ресторан, а Джорджия в свою очередь ощутила, что сей факт удивил и приятно поразил ее. Большинство знакомых мужчин наслаждались бы, словно удовлетворенные самцы, получи они хоть часть подобного внимания. Джорджия почувствовала неожиданную теплоту по отношению к Жан-Клоду. Возможно, он не настолько плох, как ей казалось раньше.
    Официанты удалились. Лассаль улыбнулся и взглянул на девушку.
    — Ну? Вы надумали, о чем еще спросить? Забавно, но ее внезапно осенила одна мысль.
    И девушка тут же выпалила:
    — Вы женаты?
    Лассаль, казалось, замер на мгновение, хотя, возможно, был просто удивлен.
    — Нет, — ответил Жан-Клод. — Ни жены, ни детей. — И он, улыбаясь, посмотрел на Джорджию.
    Та моментально отвела глаза, изобразив неподдельный интерес к устрицам в соусе, которые только что поставил перед ними официант. О чем она думала, задавая подобный вопрос? Какая ей разница, женат он или нет?
    — Ммм… Выглядит превосходно. — Джорджия потянулась за вилкой. — Не возражаете, если я начну, а то я ужасно проголодалась?
    Что бы Лассаль про себя ни думал о ее любопытстве, он ясно дал понять, что не желает более обсуждать данную тему, и до конца обеда они оба избегали личных вопросов. Джорджия старалась не спрашивать, а он в свою очередь более о себе не распространялся.
    Это вполне устраивало девушку. Она больше и не хотела ничего знать, а окончательно разрушать барьеры между ними было бы опасно. Полученные сведения и так произвели на нее чересчур сильное впечатление.
    Джорджии было стыдно себе признаться, но, когда она услышала, что Лассаль не женат, неожиданное волнение охватило ее. Наверное, она сошла с ума, ведь ясно же, что за человек Жан-Клод Лассаль. Но этот мужчина странным образом продолжал волновать девушку — и кто знает, что может произойти, позволь она себе слишком сблизиться с ним.
    Вечер получился довольно приятным, если не считать странного напряжения, которое Джорджия испытала. Она даже ловила себя на том, что, смеясь или слушая какой-нибудь анекдот, задумывалась о том, что никогда еще раньше не получала такого наслаждения от мужского общества. Временами она чувствовала тревогу или стыд, иногда то и другое вместе, и тогда заставляла себя меньше реагировать на близость Лассаля. А это было довольно сложно. Джорджия вздохнула с облегчением, когда вечер наконец закончился и Лассаль попросил счет.
    Несколько минут спустя они уже садились в «порше».
    — Я подвезу вас к гостинице, там вы заберете свою машину, — сказал ей Лассаль.
    Казалось, время пролетело незаметно, и через мгновение они уже доехали до отеля. Поставив машину на ручной тормоз, Лассаль полез в карман пиджака, вытащил оттуда листочек бумаги и протянул его Джорджии.
    — Завтра рано утром я уеду обратно во Францию, — сказал он ей, — но вот номера телефонов, по которым вы без труда сможете связаться со мной.
    Он повернулся лицом к девушке.
    — При малейшем намеке на появление Дюваля немедленно звоните мне. Пообещайте мне это, пожалуйста. И не пытайтесь с ним самостоятельно разобраться.
    — Не буду. — Джорджия опустила взгляд на полученную визитку. Все ясно. Он завтра уезжает.
    — Если вдруг не застанете меня ни по одному из этих телефонов, оставьте сообщение моему секретарю, не забыв напомнить ей о срочности.
    Девушка кивнула. Она старательно пыталась не смотреть на него и отчаянно боролась с сумасшедшими мыслями, одолевавшими ее.
    А они действительно были сумасшедшими. Бесстыдно, опасно сумасшедшими.
    Ее «поло» был припаркован на другой стороне.
    — Пошли, — сказал Лассаль. — Я провожу вас до машины. — И не дав Джорджии возразить, быстро открыл свою дверцу и вылез из машины.
    Пока они вдвоем переходили дорогу, Жан-Клод легко держал девушку под локоть, точно так же, как вечером в отеле, когда они шли через вестибюль к лифту. Хотя с трудом верилось, что все произошло в один и тот же день. Казалось, прошли годы. Слишком многое изменилось за один вечер.
    Около машины Лассаль подождал, пока девушка искала ключи. Наконец она нашла их и улыбнулась ему.
    — Спасибо за ужин, — сказала Джорджия. А теперь оставалось пожелать ему спокойной ночи, сесть в машину и уехать. Но девушка почему-то не двигалась, глядя на мужчину.
    — Не стоит благодарности. Мне это было приятно. — А сейчас он точно попрощается и уйдет? Но Жан-Клод просто стоял и смотрел на нее. Прошла целая вечность, по крайней мере так показалось Джорджии. Вдруг, совершенно неожиданно, Лассаль протянул руку и очень нежно коснулся щеки девушки.
    Джорджия почти перестала дышать, едва взглянув на мужчину. Ее сердце бешено стучало, а ноги словно приросли к земле. Он хочет меня поцеловать, а я не собираюсь и пальцем пошевелить, чтобы остановить его, подумала Джорджия.
    Лассаль придвинулся ближе и, взяв девушку одной рукой за талию, мягко притянул ее к себе. Она почувствовала прикосновение его бедер. Страстное желание пронзило Джорджию так остро, что она едва не задохнулась. Это какое-то безумие, но пусть этот миг никогда не кончается, твердила она про себя.
    Рука Жан-Клода скользнула со щеки на затылок девушки, решительно притягивая ее к себе. Джорджия внутренне содрогнулась, страсть буквально пьянила ее.
    — Джорджия, ma douce[3]… - Лассаль вплотную придвинулся к ней и наклонился к ее губам. — Джорджия… — вновь произнес он, после чего последовал поцелуй.
    То было лишь короткое, мимолетное прикосновение губ, но для девушки этот поцелуй оказался самым возбуждающим и чувственным. Когда Жан-Клод прижал к себе Джорджию, а она прильнула к нему в ответ, ее волновала лишь одна мысль: больше всего на свете сейчас она жаждала заняться любовью с этим мужчиной, который, несомненно, окажется самым восхитительным любовником в мире. Но он отпустил ее.
    — Спокойной ночи, ma chere.
    — Спокойной ночи, — хрипло ответила девушка. Затем, испытывая некоторое изумление, она забралась в машину, захлопнула дверцу и махнула Жан-Клоду на прощание. И пока добиралась до тихого, покрытого зеленью района, где жила, всю дорогу думала о том, что, должно быть, сошла с ума. Получается, что она увидит Лассаля лишь в том случае, если Дюваль предпримет еще один шаг — другими словами, если должно будет случиться нечто ужасное, — в противном случае нечего и думать о встрече с ним.
    Но девушка думала. Испытывала неистовую, острую, безрассудную страсть. Не увидеть более Жан-Клода Лассаля было самым ужасным, что только Джорджия Ди могла себе представить.
    Проводив Джорджию, Жан-Клод сел в «порше». Неожиданно он погрузился в беспокойное, унылое и раздраженное состояние. Он знал, что заснуть ему сегодня не удастся, и подозревал, что обычно срабатывающая терапия — двухчасовая прогулка и ледяной душ — на сей раз не произведет должного эффекта. Все будет бесполезно. Он не сможет сконцентрироваться.
    Около получаса Лассаль кружил по центру города вдоль элегантной Королевской площади, мимо Ратуши, Зала для питья минеральных вод и ненадолго остановился полюбоваться на Палтни-бридж — мост, усыпанный магазинчиками, на который он больше всего любил смотреть. И хотя, казалось, Лассаль был поглощен красотой и величием этого древнего романского курортного городка, признанного сердцем западной Англии, на самом деле его мысли были заняты совершенно другим. Он просто не мог отвлечься от мыслей о Джорджии.
    Это в какой-то степени удивило его, так как красивые женщины уже давно перестали быть для него чем-то неизведанным. Они являлись такой же частью его существования, как утренний круассан и крепкий черный кофе. Почему же тогда эта темноволосая красавица произвела столь сильное впечатление на него? И пока Лассаль смотрел на мост, совершенно его не видя, он поймал себя на том, что пытался найти хоть какое-то подобие ответа на мучивший его вопрос.
    Жан-Клоду не составило труда обнаружить достоинства Джорджии. Она была стильной и энергичной, а ее естественное самообладание и природная грация особенно привлекли Жан-Клода. Плюс ко всему она буквально излучала теплоту и была восхитительно застенчива. Джорджия принадлежала к женщинам — к тому типу, который более всего интриговал Лассаля, — которые, похоже, абсолютно не ведают, насколько мощно они манят к себе мужчин.
    Но если бы все ограничивалось перечисленными выше достоинствами! Кроме того, Джорджия обладала каким-то непостижимым даром. Таинственным, неожиданным и не имеющим определения. Чем-то, что странно взволновало Жан-Клода.
    Но ведь есть же способ освободиться от этого наваждения! И Лассаль мысленно задал себе взбучку за то, что не додумался до этого раньше. Ведь он наверняка знал, что лежало в основе его странного настроения. Он просто жаждал переспать с этой девушкой.
    Честно говоря, подобное и в голову не пришло Жан-Клоду, когда он поцеловал Джорджию. Этот поцелуй был абсолютно спонтанным, но он резче обозначил желание, растущее в нем. После того как Лассаль ощутил на вкус сладость ее губ и нежность прикосновений, ему стало ясно, что покоя он не найдет до тех пор, пока не будет держать ее обнаженной в своих руках.
    Покачав головой, Жан-Клод завел двигатель и двинулся обратно к отелю. Он уже твердо знал, что следует предпринять.
    Лассаль улыбнулся про себя. Конечно, придется немного пообхаживать Джорджию. В отличие от некоторых женщин, которых он знал, эта девушка не прыгнет в постель к мужчине при первом же намеке. Когда Жан-Клод обнаружил ее спящей на кровати в своем номере, он точно знал, что в планах девушки не было, предлагать ему себя. А все свои провокационные вопросы он задавал лишь с целью слегка поддразнить ее. Но понимание того, что Джорджия окажет ему сопротивление, делало игру еще более заманчивой. И в конце концов она ему сдастся. В этом Лассаль ни на секунду не сомневался.
    Хотя все достаточно грустно, размышлял Жан-Клод, подъезжая к отелю. Стоит один раз лечь с ней в постель, как мучительное желание вскоре исчезнет без следа. Так случалось всегда. Страсть изживала сама себя. А когда исчезает страсть, остальное теряет всякий смысл.
    Лассаль вышел из машины, захлопнул дверцу и направился по ступеням к центральному входу. Появился портье, и Жан-Клод протянул ему ключи вместе с пятифунтовой банкнотой.
    — Джордж, будьте добры, отгоните машину в гараж. На обычное место.
    Затем он пересек вестибюль, взял ключ от номера, зашел в лифт и нажал кнопку своего этажа, все это время не прекращая думать о Джорджии. Забавно, но, когда она спросила, чем он занимается и женат ли, Лассаль вдруг захотел быть с ней предельно откровенным. К счастью, ему удалось избежать этого соблазна.
    Признаться во всем было бы абсолютным сумасшествием. Поведать ей правду о своей работе было бы равносильно отказу от сотрудничества с ней. А насчет остального?.. Не было никакой нужды посвящать ее во все детали его личной жизни. Какие бы отношения у них ни возникли, Жан-Клод заранее определил их как преходящие и недолгие, а все остальное, что касается его обычного существования, не должно было волновать Джорджию.
    Это напомнило Лассалю, что ему нужно позвонить. Он подсел к телефону у кровати и быстро набрал парижский номер. Она, конечно, уже в постели, но он был уверен, что не побеспокоит ее, ведь на ночь она всегда включала автоответчик. После пары гудков раздался знакомый голос, произносивший знакомое сообщение. Жан-Клод дождался сигнала и быстро заговорил по-французски:
    — Звоню, чтобы сообщить, что вернусь завтра. Спокойной ночи. Я люблю тебя. Скоро увидимся. — И, послав звучный поцелуй, положил трубку.
    Вздыхая, Лассаль встал, снял пиджак и бросил его на ближайшее кресло. Затем включил телевизор и начал раздеваться, ощущая, что беспокойство вновь завладело им.
    Джорджия. Джорджия. Она, казалось, заполнила все мысли Жан-Клода и все уголки его тела острым физическим желанием.
    На мгновение выходом показался долгий холодный душ — лишь временное решение. Но ничего, надо надеяться, вскоре ему удастся обеспечить себе другое, более подходящее лечение.
    И Жан-Клод направился в ванную, снимая на ходу рубашку. Хотя, возможно, ждать придется не слишком долго. Потому что они очень скоро снова встретятся. Это было единственное, в чем Лассаль абсолютно не сомневался.
    На следующий день во время полуденного перерыва в магазине раздался телефонный звонок, и Джорджия подняла трубку.
    — Алло? — Произнося это, девушка почувствовала нервные покалывания во всем теле. Инстинкт уже говорил ей, кто именно отзовется на другом конце линии.
    И инстинкт не подвел ее. Едва заслышав знакомые угрожающие нотки, Джорджия почувствовала, как волосы у нее на затылке буквально зашевелились.
    — Доброе утро, месье Дюваль. Чем могу служить? — Девушке казалось, что громкий стук ее сердца заглушал звук собственного голоса.
    — Я хотел поинтересоваться: возможно, вы уже пересмотрели ответ на мое недавнее предложение после двухнедельного обдумывания?
    — Нет, я не передумала. Мой магазин не продается.
    На другом конце помолчали.
    — Вы уверены? Думаю, это решение может оказаться не очень мудрым.
    — Что вы хотите этим сказать? — Голос Джорджии неожиданно стал резким. — Или это завуалированная угроза?
    Опять молчание.
    — Конечно же, нет. — Девушка буквально видела его зловещую улыбку рептилии. — Но все же я буду великодушным, несмотря на ваш отказ. Итак, сегодня среда. Я дам вам время все окончательно обдумать до конца уик-энда. Кто знает? Возможно, к тому времени вы почувствуете склонность изменить свое мнение. Ну а пока всего хорошего, мисс Ди. — И в трубке щелкнуло.
    Джорджия швырнула трубку.
    — Это был он! — известила она Кэй, которая уже стояла перед ней с обеспокоенным видом. — Быстро! Где моя сумочка? Я немедленно должна позвонить Лассалю!
    Следующие десять минут Джорджия беспрерывно набирала все номера, полученные от Жан-Клода. Один был занят, другой не отвечал, а по третьему девушке ответили, что его там нет. Но она поговорила с секретаршей и оставила сообщение для Лассаля с просьбой ей позвонить. И чем быстрее, тем лучше. Теперь оставалось только ждать.
    После трех часов дня, так и не дождавшись звонка Жан-Клода, Джорджия вновь связалась с его секретаршей, чтобы удостовериться, что ее сообщение было передано. Секретарша подтвердила. Но почему же он тогда не позвонил? Джорджия снова набрала два других номера, но это ничего не дало: по одному невозможно было дозвониться, а по другому никто не отвечал.
    — Что же мне теперь делать? — плакалась она Кэй, которая готовила вешалки и шкафы к новой коллекции летней одежды, прибывавшей на следующий день из Франции. — Не понимаю, почему он не звонит?
    Джорджия чувствовала, что ее сердце разрывается на части, наполняясь горьким разочарованием.
    Ровно в три тридцать телефон ожил. Девушка тотчас бросилась к нему. Слава Богу! Наконец-то! Но это оказался вовсе не Лассаль, и когда Джорджия спустя несколько минут положила трубку, ее всю трясло так, что она боялась потерять сознание.
    — Господи, Кэй, я не могу поверить… Произошло что-то ужасное. — Она упала в кресло за прилавком, чувствуя себя совершенно разбитой. — Товар из Франции. Вся наша летняя коллекция. Вся партия исчезла. Никто не знает, где она.
    — Звони Лассалю. — Кэй подошла и встала позади Джорджии, ободряюще положив руку ей на плечо. — Давай же, — настаивала она, пододвигая телефон к девушке. — Он единственный, кто в данный момент сможет нам помочь.
    Джорджия опять не нашла Жан-Клода. К этому времени она потеряла всякую надежду, но все же оставила третье, близкое к истерике, сообщение секретарше:
    — Прошу вас, попытайтесь его найти. Передайте, что это очень, очень срочно. Попросите его связаться со мной. Случится беда, если он этого не сделает!
    Но ко времени закрытия магазина ничего не изменилось.
    — Я еду домой, — сказала она Кэй. — Сидеть здесь не имеет смысла.
    Джорджия оставила свой домашний номер секретарше Лассаля, чтобы та могла найти ее, хотя, похоже, он так и не объявится. Во Франции было уже больше семи часов.
    — С утра я сразу попробую еще раз найти его. — Но по дороге домой девушка подумала, а будет ли в этом звонке какой-нибудь смысл. Возможно, он обманул ее. Вовсе и не собирался ей помогать. Может, это была игра его садистского больного воображения. Внутри все похолодело. Ей придется сражаться с Дювалем в одиночку.
    Джорджия поставила машину снаружи у передней калитки. Затем двинулась по дорожке, все больше опасаясь, что карточный домик ее надежд окончательно рухнул. Как мог Лассаль сыграть с ней такую отвратительную шутку?
    Да пошел он к черту! Обойдусь и без него! Я справлялась раньше и на сей раз справлюсь! — поклялась она.
    Пытаясь прогнать чувство безнадежности, Джорджия дошла до калитки и отворила ее. И тут девушка замерла, глаза ее расширились, отказываясь верить тому, что видели перед собой.
    Лассаль! Рот девушки раскрылся от удивления.
    Жан-Клод, сидевший на скамейке под глицинией, встал и пошел ей навстречу. Лицо его было мрачнее тучи. Он взял девушку за руку и потащил к двери.
    — У вас есть пятнадцать минут, чтобы войти и собраться. Вы едете со мной в Париж. Немедленно.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

    — Париж? О чем вы говорите? Почему я должна ехать с вами в Париж?
    Совершенно сбитая с толку, Джорджия, мигая, уставилась на Лассаля. Стоило девушке заметить его сидящим на скамейке — на сей раз, правда, он не читал газеты! — как ее сердце бешено забилось в груди. Все в порядке! Все-таки он приехал помочь мне! — подумала она. Внезапно облегчение, которое вдруг почувствовала Джорджия, привело ее в замешательство.
    Но было нечто пугающее в мрачном выражении его лица. Возможно, он появился не для того, чтобы помочь ей. Может быть, Жан-Клод приехал абсолютно по другой причине.
    Девушка всмотрелась в него.
    — Почему вы здесь? Вы получили мое сообщение?
    — Я получил все ваши сообщения. — Лассаль внезапно улыбнулся. — По крайней мере получил все, поступавшие до двух тридцати — в полтретьего я уже садился на самолет, чтобы попасть сюда. Пару раз я пытался связаться с вами, чтобы сообщить, что вылетаю, но ваш номер был занят. Я не мог дозвониться.
    Это случилось из-за того, что в это время она неистово пыталась связаться с Жан-Клодом!
    — Но зачем вы здесь? — спросила Джорджия. Лассаль все еще держал ее за руку.
    — Потому что вы должны быть в Париже, у меня под рукой, когда я займусь поисками вашей пропавшей коллекции одежды. И я решил, что самый простой способ убедить вас — это лично прилететь сюда и посадить вас в самолет.
    Хотя мысли Джорджии еще немного путались, но, взглянув на Лассаля, девушка уже улыбалась. Она ошиблась, засомневавшись в нем: Жан-Клод действительно хотел помочь ей. Слава Богу! Теперь ей не придется сражаться с Дювалем в одиночку.
    Но то, что он сдержал свое слово, оказалось не единственной причиной ее облегчения. Вообще-то ее не должно было это волновать, но обида и пустота в душе от возможного обмана затронули ее гораздо больше.
    Девушка заглянула ему в лицо.
    — Но почему я должна ехать в Париж? Я же не могу все бросить. У меня здесь дела.
    Лассаль какое-то время пристально разглядывал девушку, снова посуровев.
    — Если вы не готовы все бросить и ехать, у вас вообще вскоре не останется никаких дел.
    Джорджия побледнела от его слов, а Жан-Клод непреклонно продолжал:
    — Я небезосновательно подозреваю, что смогу вычислить ваш пропавший груз, но для этого мне следует находиться в Париже, более того, вы мне тоже понадобитесь. Итак, решайте. — Синие глаза изучали ее лицо. — Попрощаться с вашей коллекцией или немедленно поехать со мной в Париж.
    При такой постановке вопроса выбор был невелик.
    — Хорошо, я еду. — Девушка полезла в сумку за ключом. — Дайте мне несколько минут, чтобы сложить кое-что в сумку и позвонить Кэй. — Помолчав, она спросила: — Как долго, по-вашему, мне придется задержаться в Париже?
    — Столько, сколько потребуется. Возможно, день. А может быть, и дольше. — Лассаль буквально потащил ее вверх по ступенькам. — А сейчас хватит вопросов, идите и собирайтесь. Если мы поспешим, то успеем на десятичасовой рейс.
    Из здания аэропорта «Шарль де Голль» они вышли в ясную, звездную ночь, воздух был чист и свеж, а луна в небе сверкала, словно начищенная серебряная монета.
    Не то чтобы Джорджия абсолютно не замечала всей небесной красоты, но большая часть ее сознания была связана с земным мужчиной, идущим рядом с ней, и с волнением от его близости.
    То же самое она ощущала практически всю дорогу от Бата, с момента, когда они сели на заднее сиденье такси — того же, на котором Лассаль приехал из аэропорта Хитроу и которое ожидало их обоих, чтобы отвезти обратно. И Джорджия больше не собиралась подавлять свои чувства.
    Собственно, зачем? Он сотворил какое-то чудо. Услышав, что она в беде, Жан-Клод прилетел спасти ее, словно сказочный принц!
    Когда они сели в парижское такси, Лассаль сказал:
    — Уже поздно, поэтому мы сразу поедем ко мне домой. Я планирую завтра взяться за дело как можно раньше.
    — Хорошо.
    Джорджия кивнула. Действительно, было поздно, уже за полночь — хотя по английскому времени на час меньше, — и несмотря на то, что она чувствовала себя бодрой и вполне способной протанцевать всю ночь напролет, если бы, конечно, он предложил ей, девушка твердо знала, что должна прямиком отправиться в постель. Все-таки она провела мучительно-напряженный день.
    Но в то же время в голове девушки пронесся вопрос — не впервые за последние пару часов. Как именно Жан-Клод хочет разместиться на ночь?
    Тут же последовал ответ на ее немой вопрос.
    — Вы можете лечь в комнате для гостей. — Лассаль помолчал, провокационно улыбаясь. — Только, конечно, если это вам подходит…
    Джорджия встретила его взгляд и залилась краской. В одно мгновение она вспомнила поцелуй прошлой ночи и вновь испытала беспомощное волнение, горячее желание узнать его как любовника. Именно это Жан-Клод и предлагал своим коварным вопросом. В какой-то мучительный момент девушка уже почти была готова поддаться соблазну. Но все-таки поборола искушение.
    Она что, сошла с ума? Он же донжуан и явный бабник, и, в конце концов, она едва знает его!
    — Комната для гостей — звучит неплохо.
    Ее тон был легким и непринужденным, словно девушка не поняла завуалированного предложения. Затем она резко отвернулась и уставилась в окно. Успокойся и возьми себя в руки, внушала себе Джорджия. Ты уже не владеешь собой!
    Незаметно они доехали до центра Парижа, и девушка, как всегда, почувствовала восторг оттого, что вновь находилась в самом сердце этого великолепного города. Взглянув на ходу на Сак-ре-Кёр, одну из ее любимых церквей, Джорджия смогла, пусть на мгновение, забыть о присутствии рядом ее темноволосого соседа. Миновав ярко освещенную Триумфальную арку, такси повернуло на Елисейские Поля. И вскоре, к удивлению девушки, припарковалось у элегантного строения в стиле прошлых столетий.
    — Мы на месте, — проворковал Жан-Клод, удивляя Джорджию еще больше.
    Девушка, улыбаясь про себя, вылезла из такси. Ничего себе! Квартира на Елисейских Полях! Хотя чему тут удивляться? «Порше», модные, дорогие костюмы, то, что Жан-Клод воспринял полет за ней в Англию как само собой разумеющееся… Все это свидетельствовало о том, что он отнюдь не беден.
    Она, конечно, ожидала, что его квартира находится где-нибудь на последнем этаже одного из старинных зданий. Но чтобы Елисейские Поля!.. Когда Лассаль ввел девушку в вестибюль с инкрустированной конторкой для портье, бархатистым голубым ковром и изящными гравюрами на стенах, она с любопытством воззрилась на него. Чем он все-таки занимается, что может позволить себе такую жизнь?
    Квартира Жан-Клода находилась на верхнем этаже и, хотя в ней было немного комнат, буквально дышала роскошью. Лассаль скромно улыбнулся, когда она вошла в огромный холл и воскликнула:
    — О Боже! Какая огромная квартира!
    — Здесь всего три спальни, одна из которых — мой кабинет.
    Пусть так, но комнаты были большими, с высокими потолками, а дух богатства и старинной парадности буквально витал в стенах этого дома. По сравнению со всем этим величием ее квартирка представилась девушке не более чем чисто подметенным чуланчиком с парой кресел!
    Когда Жан-Клод привел Джорджию в гостиную, она осмотрелась в немом восхищении.
    — Потрясающе! — воскликнула она, обводя взглядом элегантные темно-фиолетовые шторы, множество очаровательных антикварных вещиц, мягкие, глубокие кресла с подушечками. — Мне очень нравится. — Действительно, здесь не было ничего, что бы не импонировало ей.
    — Я рад, что вам понравилось.
    Пока Лассаль снимал пиджак, который он небрежно бросил на одно из кресел, Джорджия с интересом разглядывала комнату. Ей всегда нравилось рассматривать обстановку, в которой жил человек. Его дом многое рассказал о своем хозяине. А дух этой квартиры совершенно изменил ее взгляд на Жан-Клода.
    Первое, что потрясло ее, была явная, изумительная роскошь во всем, но, слегка привыкнув к ней, девушка обнаружила нечто совершенно другое, что потрясло ее не меньше. Жилой дух. Полное отсутствие помпезности. Несмотря на огромные размеры комнат, она чувствовала себя как дома. Здесь можно спокойно развалиться в кресле с любимой книжкой.
    Квартира абсолютно соответствовала своему хозяину. Это чувствовалось сразу. Что-либо вычурное и показное не подошло бы Жан-Клоду. Но было здесь еще нечто любопытное, только вот что, девушка не могла определить.
    — Хотите выпить чего-нибудь на ночь или, может, перекусить? Или вам просто показать вашу комнату?
    — Думаю, последнее. — Джорджия улыбнулась ему. — Я помню, что вы запланировали на завтра ранний подъем.
    Девушка расслабилась. Недавнее возбуждение постепенно покидало ее. И, взглянув на Жан-Клода, она испытала новое для нее чувство теплоты к нему. Он не только самый восхитительный мужчина из всех, кого я знала, более того, он, кажется, начинает мне не на шутку нравиться, подумала она.
    Джорджия последовала за Лассалем в холл, где он взял ее сумку, затем по короткому коридору, ведущему к свободной спальне, напряженно вслушиваясь в интимный дуэт их шагов, усиленный мраморной плиткой. Они были одни в этом огромном пространстве. И в этом было что-то чрезвычайно приятное и возбуждающее.
    Глаза девушки непроизвольно рассматривали затылок мужчины, его черные вьющиеся волосы, спускающиеся на воротник рубашки. Внутри что-то сжалось. Наверное, волосы у него необычайно мягкие. Ей безумно захотелось запустить руки в его вихры и почувствовать, как они струятся между пальцами.
    — Вот и ваша комната. Думаю, там вы найдете все, что потребуется.
    — Если вам все-таки захочется перекусить, на кухне вы найдете все, что нужно.
    Когда Жан-Клод произнес это и взглянул на девушку, она улыбнулась ему в ответ.
    — Спасибо, — произнесла она.
    — А если вам еще что-нибудь захочется, то моя комната в конце коридора.
    Джорджия боялась посмотреть ему в глаза. Он наверняка догадался, о чем она думает. Это читалось в ее глазах, освещенных яркими лампами.
    Девушка шагнула в комнату.
    — Спасибо, но думаю, мне ничего не понадобится. — Пора было уже закрыть дверь, разделяющую их. Учитывая, какие мысли бродили в голове у Лассаля, да и у Джорджии, ситуация становилась крайне опасной. — Я действительно устала. Наверное, мне следует поскорее лечь спать.
    — Тогда спокойной ночи. — Жан-Клод улыбнулся и отступил назад. — Dormez bien[5]. Увидимся завтра утром.
    Она едва успела пробормотать:
    — Спокойной ночи, — а он уже развернулся и исчез в коридоре.
    Джорджия быстро закрыла дверь и перевела дыхание. Она была рада, что все закончилось именно так, даже без прощального поцелуя, потому что только сейчас, возможно слегка запоздало, она осознала, что в общем-то этого поцелуя ожидала.
    Ожидала или надеялась?
    Нет. Определенно не надеялась. Девушка сняла туфли и начала раздеваться. Возможно, ей просто показалось, что подобное могло произойти.
    А если бы произошло? Воспротивилась бы она этому? Скорее всего, нет. По крайней мере до тех пор, пока он не попытался бы пойти дальше. Джорджия порылась в сумке и вытащила свои туалетные принадлежности. А что, собственно, случилось бы, если бы Лассаль поцеловал ее?
    Она прошла в ванную и немного расслабилась под теплыми струями воды. Ничего особенного, успокаивала себя девушка. Поцелуй — это ничто. Всего лишь поцелуй. Но тем не менее Джорджия все еще хмурилась, выключая воду и вытираясь мягким бледно-зеленым полотенцем.
    Не лги себе, Джорджия. Ты хотела, чтобы он поцеловал тебя. Вытершись и начав чистить зубы, девушка посмотрела на свое отражение в зеркале над раковиной. Неудивительно, что ты столь виновато выглядишь. У тебя на лице написано, что ты хотела этого. Ты желала этого с того самого момента, когда села в самолет.
    А что, собственно, такого? — спросила себя Джорджия. Он холостой, красивый и приятный молодой человек, который старается помочь тебе.
    Она прошла в спальню и нырнула под одеяло, продолжая, уже с улыбкой, развивать свою мысль.
    Романтичный, сексуальный эпизод с Жан-Клодом Лассалем, несомненно, окажется восхитительным переживанием.
    Восхитительным, но коротким, внезапно приуныла Джорджия. В своем безумии она совсем забыла, что за человек Жан-Клод. «Поматросил и бросил» — это как раз его тип. Сегодня здесь, завтра там. А Джорджия не принадлежала к тому сорту женщин, которые ввязывались в подобные недолговечные аферы. Она могла испытывать горячую страсть, но одновременно ей хотелось любви. Девушка выключила свет у кровати. Нет, Лассаль не для нее.
    Стоило Джорджии откинуться на подушки, как ее внезапно осенило. Недавно в гостиной ее потрясло то, что оформлению комнат присуще какое-то любопытное качество. Тогда она не могла объяснить себе, какое именно, но сейчас, во внезапном озарении, девушка все поняла. Хотя ее комнату нельзя было назвать женской, но она, как и другие помещения в квартире, несла на себе мягкий, едва заметный след женского участия. Возможно, Лассаль и не женат, но это может быть постоянная подруга. Некая многострадальная женщина, смирившаяся с его романтическими побегами, к которой Жан-Клод в конце концов всегда возвращается.
    Джорджия закрыла глаза. Все наверняка так и есть. Вот еще один повод избегать близости с ним. Слава Богу, она вовремя спохватилась!
    Но вместе с тем, засыпая, девушка понимала, что никакой радости от своего здравомыслия вовсе не испытывает. Скорее даже глубокое разочарование оттого, что ее великолепная романтическая мечта просуществовала столь недолго.
    А в другом конце коридора Жан-Клод думал о Джорджии. Одетый в пижамные брюки, в которых он обычно спал — конечно, когда спал один! — мужчина сидел на кровати, покрытой легким шелковым пледом, пытаясь побороть страсть, снедавшую его. Больше всего на свете он хотел бы сейчас быть рядом с Джорджией.
    Несомненно, Жан-Клоду приходило в голову попытаться осуществить свои фантазии. Тогда, в гостиной, он страстно хотел привлечь девушку к себе и поцеловать, явно чувствуя, что она вряд ли скажет «нет». Затем, уже около двери, когда Жан-Клод желал Джорджии спокойной ночи, ему стоило невероятных усилий отказаться от соблазна обнять ее.
    Но тем не менее он устоял, хотя и не из самых благородных побуждений. По правде говоря, все мысли о благородстве исчезли, стоило Лассалю взглянуть на девушку, когда он вновь приехал в Бат. Когда она шла ему навстречу через калитку, Жан-Клод понял, что ему не удастся осуществить свое решение.
    Это решение он принял по дороге из Парижа, днем позже того знаменательного ужина в «Рэфферти». Тогда его внезапно осенило, что будет абсолютно несправедливо завести интрижку с Джорджией.
    Она была чудесной девушкой, такой живой и яркой, хотя в то же время в ней ощущались нежность, и чувственность, и ранимость. Признавая ее крайне привлекательной внешне, Лассаль чувствовал, что Джорджия начинает ему безумно нравиться и как человек. Поэтому Жан-Клод посчитал, что будет нечестно заводить с ней простую интрижку, хотя его такое положение вещей, возможно, и удовлетворило бы.
    Тогда Лассаль твердо решил, что между ними не будет никаких интимных отношений. В конце концов, кроме нее в мире существует еще масса женщин. Но в этот вечер в Париже Жан-Клод внезапно понял, что с его стороны было нелепо давать себе подобные обещания. Ни одна женщина его более не устроит. В данный момент ему нужна только Джорджия.
    Жан-Клод нырнул в постель. Он страстно желал ее, но решил в этот вечер ничего не предпринимать из чисто практических соображений: уже поздно и она, вероятно, устала. Но завтра все будет иначе. Он скоро будет любить Джорджию так, как никто прежде ее не любил.
    Собираясь выключить свет, Жан-Клод внезапно ощутил острое чувство вины и взглянул на телефон у кровати. Черт! Он забыл позвонить и оставить свое обычное сообщение на автоответчике. Лассаль потянулся к трубке, но в последнюю минуту передумал. Позвоню утром, решил он. И выключив свет, откинулся на подушки, понимая, что мысли о Джорджии будут тревожить его всю ночь.
    — Я здесь. Входите и присоединяйтесь. Я как раз собираюсь выпить кофе.
    Джорджия буквально застыла на месте при звуке его голоса. Она спешила в гостиную в поисках Жан-Клода и пролетела мимо его кабинета, не заметив приоткрытой двери. Сконфузившись, девушка вернулась и наконец увидела Лассаля, сидящего за столом, заваленным кипой папок и бумаг. Очевидно, тот уже давно встал и работал. Джорджия виновато улыбнулась.
    — Мне очень стыдно. Проспала.
    Было почти половина девятого, а девушка проснулась около пятнадцати минут назад. Увидев, сколько времени, она тотчас соскочила с кровати, приняла душ, быстро натянула одежду — тот же самый зеленый костюм, но на сей раз с алой блузкой. Затем, слегка причесавшись и наспех накрасив ресницы, выскочила из комнаты, торопясь принести свои извинения Жан-Клоду.
    — Вы, должно быть, стучали, чтобы разбудить меня, — виновато сказала девушка, предполагая, что Лассаль, возможно, недоволен. — Но я ничего не слышала. Спала как убитая.
    — Все в порядке. — К облегчению Джорджии, Лассаль вовсе не выглядел сердитым. Напротив, он, улыбаясь, шагнул ей навстречу. — В любом случае, я был занят все это время. Да, кстати… — Он указал на женщину, стоявшую у книжного шкафа в дальнем углу комнаты. — Познакомьтесь, это мадам Жу, мой секретарь.
    Еще вчера Джорджия удивилась бы при виде женщины средних лет, шагнувшей ей навстречу с приветливой улыбкой. Она ожидала бы увидеть перед собой эффектную блондинку, но сегодня, узнав Жан-Клода немного лучше, решила, что именно такой должна быть его секретарша.
    — Мадам Жу уже уходит, — сказал Лассаль. — И мы, пожалуй, начнем, как только вы позавтракаете.
    Жан-Клод кивком указал на поднос с кофейником, стоявший у него на столе.
    — Немного кофе здесь есть, но, если вы хотите чего-либо посущественней, боюсь, вам придется самой похозяйничать на кухне.
    Джорджия колебалась. Она и так уже заставила Лассаля ждать ее, но, с другой стороны, ей не хотелось умирать с голода, ее желудок привык получать каждое утро хотя бы порцию хлопьев с молоком!
    Мадам Жу окончательно развеяла ее сомнения.
    — Пойдемте, на кухне есть круассаны. Я вас провожу. — И с доброй, почти материнской улыбкой женщина двинулась к двери.
    — Благодарю вас, — произнесла Джорджия и обернулась к Лассалю. — Я скоро. Вернусь буквально через пару минут.
    И уже догоняя мадам Жу, услышала:
    — Не торопитесь. В вашем распоряжении сколько угодно времени.
    В бело-голубой кухне, которая, казалось, блистала всеми мыслимыми техническими приспособлениями, мадам Жу поставила перед девушкой корзиночку со свежими круассанами и достала из холодильника большой кувшин свежего апельсинового сока.
    — Месье Лассалю нужно сделать еще пару важных звонков, так что вы действительно можете не спешить. — Затем женщина попрощалась и оставила Джорджию одну.
    Несмотря на то что ей не надо было торопиться, девушка проглотила свой завтрак в один присест. И через десять минут она уже мыла за собой посуду — несомненно, в великолепной кухне где-то крылась посудомоечная машина, но Джорджии показалось неудобным проявлять излишнее любопытство, — после чего поспешила вдоль по коридору к заветному кабинету.
    Войдя, она застала Жан-Клода за телефонным разговором; он сидел слегка отвернувшись, так что не заметил прихода гостьи. Джорджия задержалась, чтобы полюбоваться Лассалем: он выглядел особенно привлекательно в темно-синем шерстяном костюме и белоснежной рубашке. Девушка не прислушивалась к его разговору. Но Жан-Клод, похоже, думал по-другому, когда повернулся в ее сторону с крайне недовольным выражением лица.
    — Я перезвоню, — сказал он по-французски и положил трубку.
    Джорджия уже хотела было просить прощения за свое невольное присутствие, хотя ей в принципе было не за что извиняться, но гнев с лица Лассаля неожиданно испарился.
    Он улыбнулся девушке.
    — Ну что, вы позавтракали? — Да, спасибо.
    А может, ей следовало извиниться? Или по крайней мере убедить Жан-Клода, что она не слышала его разговора. Но он вел себя, словно ничего не случилось, так что с ее стороны, возможно, было бы более дипломатично поступить так же.
    Внезапно Джорджия обнаружила еще одну деталь. Все ранее лежавшие на столе бумаги и документы исчезли. Странно. Неужели он принимает ее за шпиона? В любом случае ясно, что Лассаль держит свои дела от нее в секрете. Непонятно, но, в конце концов, это его личное дело.
    — Проходите и присаживайтесь. Разрешите предложить вам чашечку кофе. Хотя я уже пил, думаю, все равно составлю вам компанию. — И пока девушка усаживалась в одно из кресел, стоявших полукругом у стола, Жан-Клод добавил: — Мне всегда работается легче с чашкой кофе под рукой.
    Джорджия улыбнулась.
    — Вы говорите так же, как моя тетя Беатрис. Она вечно заявляет, что ни на что не способна, пока не заварит свежего чая.
    Вместе с тем ей в голову пришла мысль: а ведь Лассаль пришелся бы по душе тете Беатрис. «Люблю загадочных мужчин», — часто восклицала жизнерадостная семидесятилетняя особа. А Лассаль явно преуспел в загадочности! Джорджия улыбнулась про себя. Хотя она и не задумывалась об этом раньше, возможно, именно эта черта влекла ее к этому мужчине. Уж он-то точно не принадлежит к скучным и предсказуемым людям!
    — Ну, с чего начнем? — Жан-Клод налил им обоим кофе и подвинул чашку девушке через стол. — Думаю, прежде всего следует кое-куда позвонить.
    — Я принесла все бумаги, — с этими словами Джорджия полезла в свою сумку и извлекла пачку документов и других бумаг, за которыми они заезжали в архив ее магазина перед отлетом в Париж. Девушка положила все это на стол. — Пожалуй, приступим.
    Джорджия ожидала, что в деловых вопросах Лассаль окажется спокойным и, возможно, даже слегка ленивым, но последующие два часа стали для девушки открытием. На самом деле Жан-Клод производил впечатление человека, обладающего деловой хваткой.
    Он то и дело кому-то звонил, иногда разговаривал долго, иногда коротко, обращаясь время от времени к документам или уточняя у девушки какую-либо деталь. Говорил он довольно быстро, так что Джорджия понимала не все, но чувствовала влияние, которое оказывал Лассаль на тех, с кем общался.
    Это было вовсе не игрой, и Лассаль действительно занимался ее вопросом. Хотя, возможно, лишь частично ее. А в этом было что-то очаровывающее.
    Словно загипнотизированная, девушка следила за ним. Ей впервые привелось встретить такого мужчину. Более того, Джорджия даже не предполагала, что бывают подобные. Если, конечно, те «грехи», в которых она его подозревает, не окажутся правдой.
    Мысли девушки тотчас перескочили на эти подозрения. Возможно, никаких «грехов» и нет. Не обязательно Лассалю быть волокитой, может быть, у него и постоянной девушки-то вовсе нет. А что касается женского участия в отделке квартиры, тут, скорее всего, существует другое объяснение. Жан-Клод мог просто нанять женщину — специалиста по интерьеру!
    В конце концов, многие, подобно Лассалю, поступают именно так. Такую работу они предоставляют профессионалам, а не своим подружкам. Джорджия улыбнулась про себя. И почему она до этого раньше не додумалась? Ведь такой вариант ее вполне устраивает.
    Уже миновал полдень, когда Жан-Клод налил им еще по чашке кофе и сказал:
    — Думаю, мы кое-чего уже достигли. Мне не удалось точно установить, что именно случилось с вашим товаром, но похоже на то, что Дюваль приложил руку к этому делу. — Он посмотрел на часы. — Позвольте мне еще кое-куда позвонить, а после этого мы сможем, пожалуй, где-нибудь перекусить. Но очень быстро. В полтретьего у нас встреча с одним моим другом, который, вероятно, сможет нам помочь.
    Джорджия кивнула в ответ и улыбнулась.
    — У меня сложилось впечатление, что вам все это нравится. — Девушка буквально чувствовала охотничий азарт, излучаемый мужчиной, сидевшим напротив. — Похоже, вы наслаждаетесь игрой в сыщика.
    Жан-Клод усмехнулся.
    — Возможно, вы правы. Я обожаю брать верх над своими противниками. Не буду отрицать.
    — Я хотела сказать, что вы получаете удовольствие от самого процесса борьбы, а не от победы.
    — Скорее, я люблю словесные баталии. — В глазах Лассаля промелькнула улыбка. — Когда я был маленьким, мать часто говорила, что я испытывал настоящее счастье, если возникала возможность с кем-нибудь поспорить.
    — Почему-то я вам верю. — Поразительно. — Жан-Клод впервые добровольно сказал что-то о себе. Внезапно Джорджия испытала непреодолимое желание узнать как можно больше о его жизни.
    Но Лассаль уже сменил тему разговора.
    — Хочу сказать, что вы по натуре тоже боец. Взять хотя бы то, как вы смело противостояли Дювалю.
    Джорджия пожала плечами.
    — Я сражалась лишь по необходимости. Не люблю проигрывать. — Это подтвердили бы все, кто знал девушку, начиная с ее школьного учителя математики и кончая многострадальным банковским управляющим! — Но не думаю, что сама борьба меня привлекает столь же сильно, как вас. По крайней мере сражение с Дювалем меня вовсе не радовало. — Она взглянула Жан-Клоду в лицо. — Но я не пойму одного… Почему бы вам лично не встретиться с Дювалем? Я об этом как раз думала, когда потеряла надежду связаться с вами.
    Когда я была в ужасе, думая, что вы покинули меня в беде, — так было бы точнее сказать, но в данный момент упоминание об этом казалось неуместным, так что девушка заставила себя промолчать.
    — Противоборство, так сказать, лицом к лицу, — продолжила она, улыбнувшись. — Ведь это по-вашему, если я не ошибаюсь?
    — Возможно, но не в данном случае. — Лассаль уже не улыбался. Выражение его лица стало мрачным, и он резко, даже грубо добавил: — И упаси вас Бог поступать таким образом. Дюваль не тот тип, с которым можно вести себя легкомысленно.
    — Хорошо. Я ведь лишь предложила. Нет нужды казнить меня за это. — Джорджия интуитивно откинулась назад, словно защищаясь. Она вдруг почувствовала себя неуютно, испытывая легкую обиду.
    Лассаль тотчас смягчился.
    — Я не хотел грубить вам. Прошу вас мне доверять. Мы приближаемся к цели, и у меня есть все основания полагать, что вскоре ваша пропажа обнаружится.
    Он вздохнул и, немало удивив девушку, протянул ей руку, словно заключая перемирие.
    — Простите, что был резок, но вы взволновали меня своими словами. С таким человеком, как Дюваль, не стоит лезть на рожон.
    — Понимаю. Не волнуйтесь. На самом деле я бы так и не поступила.
    Джорджия не протянула своей руки в ответ, даже отвела взгляд. Она чувствовала себя неловко из-за своей обиды, вернее, из-за того, что показала ее, и была сердита на Жан-Клода, поскольку он заметил ее обиду.
    Лассаль довольно долго смотрел на нее.
    — О'кей. Не будем больше об этом. — И словно признав поражение, убрал свою руку. — А сейчас я все же позвоню в одно место, а потом нам, наверное, не помешает перекусить.
    Лассаль повез Джорджию в небольшое бистро рядом с авеню де Ош, шикарное местечко, где его, похоже, хорошо знали.
    — Советую попробовать мидии, — сказал он. — Лучше, чем здесь, вы не найдете.
    Девушка последовала его совету и была вынуждена согласиться, что Лассаль прав.
    — Восхитительно, — сказала она. — Это действительно самые лучшие мидии, которые я когда-либо пробовала.
    Джорджия уже давно пришла в себя после той небольшой утренней размолвки. Как он сказал, его грубость была вызвана лишь беспокойством, поэтому девушка признала свою неправоту. Кроме того, было бы нелепо продолжать дуться на Жан-Клода! Когда они сейчас, расслабившись, сидели вдвоем, Джорджии казалось, что ничего более приятного нельзя было и пожелать.
    — У меня появилась идея, — сообщил Лассаль, попросив счет. — Давайте вечером придумаем что-нибудь особенное. Например, поедем в какой-нибудь клуб. — Он взглянул на Джорджию и улыбнулся. — Как вам такая мысль?
    — Звучит неплохо.
    А ведь сейчас она только что согласилась остаться еще на одну ночь. Во время обеда Жан-Клод объяснил ситуацию с пропавшей коллекцией, которая в двух словах сводилась к тому, что потребуется еще некоторое время, а присутствие девушки не помешало бы благоприятному развитию событий.
    — О'кей, — согласилась Джорджия, изо всех сил стараясь не выдать голосом своего радостного возбуждения. На самом деле она очень надеялась, что он попросит ее остаться.
    — Если пожелаете, мы можем отправиться в мой любимый джаз-клуб, — предложил он. — При условии, что вам нравится эта музыка.
    — Вообще я люблю джаз, хотя это и недавнее мое увлечение. Телони Монк и Оскар Питерсон сейчас меня очень интересуют. — Как раз за день до того, как Джорджия впервые встретила Лассаля, она приобрела пару дисков.
    — Тогда так и сделаем. Сегодня вечером там как раз играет пианист, который обычно исполняет репертуар Оскара Питерсона. — Он наклонился вперед и взял девушку за руку, переплетя ее пальцы со своими. — Видите, какие мы хорошие партнеры? У нас сходятся даже музыкальные вкусы.
    Именно об этом Джорджия как раз и думала, хотя и пыталась подавить в себе эти мысли. Она также тщетно пыталась высвободить свою руку. В любом случае она уже сдалась.
    — Ну, значит, договорились. Тогда пойдемте. У нас еще есть дела. — И, не выпуская ее руки, Лассаль повел девушку между столов, мимо бара к выходу.
    Мысли Джорджии путались. События сменяли друг друга с молниеносной быстротой. Обед. Затем джаз-клуб. А что потом? Ясно одно — все закончится иначе, нежели прошлой ночью, когда они оба отправились спать даже без прощального поцелуя!
    Ну а сейчас насколько далеко она позволит себе зайти? Разрешит ему любить себя? Отбросит ли все сомнения, дав событиям развиваться своим чередом? Девушку охватило волнение. Больше всего на свете она желала именно этого.
    Поглощенная собственными мыслями, Джорджия очнулась, когда была практически вытолкнута за дверь. Но что-то заставило ее обернуться на Жан-Клода, и девушка поразилась мрачному выражению его лица.
    — Что случи?.. — начала было она, но остановилась на полуслове, потому что за секунду до того, как закрылась дверь, через плечо Лассаля сама увидела, в чем дело.
    За столиком у входа сидела женщина. Весьма привлекательная блондинка, одетая в элегантный красный костюм в клетку. Но трепетать Джорджию заставило другое — ее взгляд.
    Подобно взгляду горгоны Медузы, ее взгляд словно хотел превратить их в камни.

ГЛАВА ПЯТАЯ

    — Кто была эта женщина?
    Не прошло и двух минут, а Джорджия уже сидела на заднем сиденье такси. Она до сих пор не могла отдышаться.
    Жан-Клод встретил вопрос девушки озадаченным взглядом.
    — Какая еще женщина? — спросил он.
    Джорджия почувствовала, что ее буквально захлестывает гнев. Неужели он думает, что Джорджия ослепла? О Господи, за кого он ее принимает?
    Девушка повернулась к Лассалю, обличающе пронзая его взглядом.
    — Не пытайтесь притворяться, что не понимаете, о чем я говорю. Я прекрасно ее видела за столиком у входа в ресторан. Довольно привлекательная светловолосая особа в красном клетчатом костюме.
    — Не видел я никакой женщины в красном костюме. — Жан-Клод смотрел на девушку так, словно действительно не имел ни малейшего представления о предмете разговора.
    Великолепно сыграно, Лассаль, но боюсь, это не сработает, подумала Джорджия.
    — Зачем же вы тогда от нее убегали, если даже в глаза не видели этой женщины? В таком случае побег выглядит очень странным.
    — Вы правы, выглядел бы. — К досаде девушки, Лассаль улыбнулся. — Но бежал я не от этой дамы, кем бы она ни являлась. Я лишь пытался скрыться до того, как один джентльмен в баре повернется и узнает меня.
    — Ага. Значит, вы спасались бегством от джентльмена? — Всем своим тоном она давала понять, что не поверила ни единому его слову. Улыбка не сходила с лица Жан-Клода.
    — Термин «джентльмен» я употребил весьма условно. Человек, о котором я говорю, является коллегой Дюваля. И я не хотел, чтобы он увидел нас вместе и сообщил Дювалю о том, что мы объединились. Хотя он, возможно, и не догадался бы, кто вы такая, но в данных обстоятельствах я решил, что рисковать не следует.
    Джорджия притихла на время. Либо она поняла все абсолютно превратно, либо же Лассаль оказался на поверку исключительно умным и изобретательным лжецом. Девушка пребывала в растерянности. Что же в таком случае правда?
    Немного смягчив тон, она спросила:
    — А женщина тогда кто? Она сидела, злобно глядя на нас. Я не знаю, что и вообразить.
    Жан-Клод пожал плечами.
    — Боюсь, я тоже не имею ни малейшего представления. — Он замолчал и окинул девушку веселым взглядом. — А как вы думаете, кто она? У меня сложилось впечатление, что какие-то предположения у вас все же есть.
    Вот она и попалась! Ведь то, о чем она подумала, было очевидным. Джорджия предположила, что дама была разъяренной, ревнивой подругой Лассаля, — а ведь девушка и сама себя вела почти так же, учитывая, как она набросилась на него!
    Скорее умру, чем признаюсь в этом! — подумала Джорджия. Она повернулась к Жан-Клоду с каменным выражением.
    — Насколько я понимаю, вы должны ей деньги.
    Такой вариант весьма позабавил Лассаля.
    — Возможно, вы правы. — Выражение его лица тоже оставалось непроницаемым, но в глазах стоял смех. — Или, может быть, она моя бывшая любовница?
    — Думаю, такая вероятность тоже есть. — Джорджия изо всех сил старалась не измениться в лице, словно ей не было дела до того, какое объяснение окажется верным. — Мне кажется, у вас повсюду есть бывшие подружки, склонные посылать вам подобные взгляды.
    — Ваша правда.
    — Вы по крайней мере не отрекаетесь.
    — Конечно, нет. Признаю, что брать в долг — один из моих грехов. — Жан-Клод улыбнулся. — Ведь говорят, что признание грехов — уже искупление вины.
    Можно подумать, он заботится об искуплении! Это же смешно! Ни малейшей, хотя бы мимолетной тени раскаяния не коснулось его совершенного лица. Скорее наоборот. Его явно позабавили обвинения Джорджии. Она сильно ошиблась, решив утром, что Лассаль, возможно, вовсе не волокита. Он типичный донжуан.
    Теперь, когда девушка ясно это поняла, о глупых мечтах насчет возможного романтического вечера не могло быть и речи. Ничего не получится. Ничего. Она вернется к своей прежней политике сохранения дистанции между ними. Единственно возможными отношениями с Жан-Клодом могут быть только чисто деловые.
    Именно о деле Джорджия должна думать в данный момент. Она бросила на спутника мимолетный взгляд и круто изменила тему разговора:
    — Итак, коллега Дюваля… тот, в ресторане… Как вы думаете, он заметил нас?
    — Не могу ничего утверждать. Но в любом случае не стоит придавать этому слишком большое значение. Как я уже говорил, он, возможно, не поймет, кто вы. Нам остается лишь скрестить пальцы, надеясь, что ничего не случится.
    Джорджия кивнула. Она до сих пор пребывала в смятении, не поверив полностью в версию Лассаля. Хотя, если предположить, что он не соврал, ясно одно — Жан-Клод воспринимает Дюваля крайне серьезно. Одно это давало девушке надежду на то, что он не подведет ее.
    Джорджия отвернулась и смотрела в окно, пока машина пробиралась по забитым улицам, что было обычно для времени ланча. Конечно, она надеялась, что Лассаль окажется на высоте и кое в чем другом, но девушка пыталась не задерживаться на подобных мыслях. Ей было ненавистно само предположение о том, что Жан-Клод — один из тех мужчин, которые позорно сбегают от бывших любовниц. С другой стороны, почему ее это должно волновать? Разве что-то можно изменить? Похоже, Джорджия начала забывать, что Лассаль должен интересовать ее из чисто деловых побуждений!
    Как бы не так! Мысли девушки снова вернулись к женщине из ресторана. На самом ли деле она бывшая любовница Жан-Клода, как он намекал? Это в корне меняло первоначальное впечатление, сложившееся у нее.
    Ведь это она предположила существование подружки. Но нынешней, а не бывшей. Если «бывшая», это полностью меняет всю ситуацию.
    Впрочем, это касается ее меньше всего. Все равно, Лассаль бесстыдно использует женщин, и она ничего не сможет изменить.
    Ничего.
    Абсолютно ничего.
    Запомни это, Джорджия.
    — Ну, как ты справляешься? Надеюсь, проблем не возникает?
    — Не волнуйся. Все в порядке. Дела идут как часы. — Голос Кэй звучал ясно и уверенно, впрочем, как всегда. — А у тебя как? Выяснилось что нибудь насчет пропажи?
    В Париже было полседьмого, и Джорджия только что вернулась в квартиру Лассаля. Он оставил ее в такси, сказав, что ему нужно еще кое-куда заскочить, но пообещал вернуться около восьми, как раз к назначенному ужину.
    Это вполне устроило девушку, которая хотела связаться с Кэй до закрытия магазина, а уж вернется ли Жан-Клод вовремя или нет, ее не волновало. Его планы на вечер больше не казались Джорджии столь привлекательными. Между прочим, по возвращении Лассаля она сможет сказать, что не хочет никуда выходить.
    Но об этом она еще успеет подумать. А пока девушка отвечала на вопрос Кэй.
    — У нас есть доказательства, что Дюваль, по видимому, вступал в контакт с грузоотправителями. — Об этом они узнали днем на встрече с другом Лассаля. — Похоже, что куча денег переходила из рук в руки, чтобы груз исчез, но это пока все, что удалось выяснить.
    — Тем не менее он намерен найти пропажу? Я чувствую это интуитивно. Ты знаешь, я сразу поняла, что этот парень — то, что надо.
    — Ну, я думаю, ты абсолютно права. Я уверена, что Лассаль найдет исчезнувший товар. — В этом вопросе Джорджия ему полностью доверяла. Если уж кто-нибудь ей и поможет, так это он. — Но тем не менее я не согласна, что Жан-Клод то, что надо.
    — Почему? Ради Бога, что он тебе сделал? Ну же! Мне-то ты можешь рассказать.
    Джорджия рассмеялась.
    — Он не сделал мне ничего плохого и не собирается делать. Просто Лассаль — донжуан. И я не намерена поддаваться его чарам.
    На другом конце линии раздалось оханье.
    — Какая жуткая потеря! Ему следовало пригласить в Париж меня. И уж поверь мне, я не теряла бы время даром.
    — Как тебе не стыдно! — Джорджия развеселилась. — Я передам твои слова Эдди. — Она, конечно, понимала, что Кэй шутила. Уж как для кого, а для Кэй существовал лишь один-единственный мужчина. — Тем не менее, — продолжала Джорджия, — я не задержусь. Позвоню, когда буду выезжать. Думаю, это случится скоро. Ты же знаешь, я не люблю бросать тебя одну.
    — Не сходи с ума, я прекрасно справляюсь, тем более завтра придет Дора. — Дора была субботней сменщицей, и в магазине ее ценили на вес золота. — Так что, ради Бога, расслабься, — буквально приказала Кэй, — и наслаждайся свободой. Ты же в Париже вместе с божественно-сексуальным французом.
    Положив трубку, Джорджия улыбнулась. В общем-то она и не сомневалась, что Кэй справится, та всегда прекрасно обходилась одна во время частых поездок Джорджии, связанных с закупкой товара. Но все же слова Кэй принесли огромное облегчение.
    А может быть, она и впрямь чересчур серьезно отнеслась ко всему, что касалось Лассаля? «Расслабься и наслаждайся свободой» вдруг показалось отличным советом. Кэй права. Она находилась в Париже с самым сексуальным французом. Почему, в конце концов, она такая недотрога? Расслабиться и отдохнуть с ним — это вовсе не сумасшествие, ведь она не собирается прыгнуть в постель к первому встречному мужчине! Разве она не может немного развлечься с Жан-Клодом?
    Лассаль вернулся раньше, чем ожидала Джорджия. Вскоре после того, как часы пробили полвосьмого, в дверь ее спальни постучали.
    — Все в порядке? — раздался голос из коридора. — За полчаса вы будете готовы?
    Девушка только что вышла из-под душа, обернув мокрые волосы полотенцем.
    — Все отлично, — ответила она. — Полчаса мне хватит.
    Открывая гардероб, Джорджия улыбалась во весь рот. К собственному удивлению, девушка ждала этого вечера с еще большим волнением, чем раньше.
    Лассаль повез ее в небольшой ресторанчик возле Бастилии, славное, уединенное местечко, где обычно встречались влюбленные, и Джорджия не имела ничего против того, что за ней в открытую ухаживают. А почему я должна быть против? — думала девушка. Гораздо приятнее наслаждаться этим. А наслаждаться оказалось вовсе не сложно. Уж в этом вопросе Жан-Клод был знатоком. И хотя она наверняка знала, что он играл подобную роль тысячу раз, этого не чувствовалось. Как раз наоборот: Лассаль заставил Джорджию ощущать себя первой девушкой в мире, с которой он вел себя столь обольстительно.
    Для начала он сказал, что никогда не ужинал со столь красивой девушкой.
    — Ваше платье очень эффектно смотрится на фоне темных волос, — прошептал он.
    Неужели? На Джорджии было платье вишневого цвета, и хотя девушка знала, что оно ей шло, она и не подозревала о его особой эффектности. Возможно, не думала об этом. До сегодняшнего вечера. Потому что, взглянув в лицо мужчине, Джорджия действительно почувствовала, что выглядит великолепно.
    Немного позже, разливая по бокалам вино, Жан-Клод поклялся, что еще никогда в жизни не видел столь восхитительных глаз.
    — Как только я увидел вас, я был поражен цветом ваших роскошных глаз.
    Джорджия определенно хотела ему верить! Улыбаясь, девушка кивала в ответ; какая, собственно, разница, верит она ему или нет? В любом случае это лишь откровенный флирт. Возражать было бы бессмысленно. А взгляд Жан-Клода заставлял ликовать сердце Джорджии.
    Когда подошло время десерта, Лассаль наклонился через стол и взял ее руку. Джорджия не отняла ее, она просто сидела, наслаждаясь ласковыми поглаживаниями его пальцев и не задумываясь, насколько Жан-Клод искренен, заверяя ее:
    — Я счастлив, что познакомился с вами. И, кроме Дюваля, мне некого за это благодарить.
    Просто какое-то безумие, но я, кажется, тоже благодарна Дювалю, думала она.
    О чем они беседовали за кофе, Джорджия вряд ли смогла бы позже вспомнить. Когда они наконец покинули ресторан, где-то около десяти, девушка чувствовала себя опьяненной, словно плывущей по волнам, хотя вино, выпитое ею, не имело никакого отношения к столь волнующим ощущениям. Это Лассаль опьянил девушку, проникнув в ее сознание, словно наркотик.
    — Хорошо. Теперь, думаю, настало время немного послушать джаз.
    Они уже сидели в «порше», направляясь к центру города, и, говоря это, Жан-Клод наклонился и взял Джорджию за руку. Она чувствовала, как его пальцы, такие настойчивые, сильные и в то же время чувственные, переплелись с ее пальцами, а затем мужчина поднес руку девушки к своим губам и нежно поцеловал ее.
    — Надеюсь, вы любите танцевать? Там есть танцплощадка.
    Джорджия кивнула.
    — Обожаю танцевать.
    Девушке пришлось перевести дыхание, прежде чем произнести эти слова. Губы Жан-Клода словно жгли ее, и девушка была в шоке оттого, что одна только мысль о танце с ним заставляет ее сердце бешено стучать.
    Она уже словно чувствовала, как руки Жан-Клода настойчиво притягивают ее к себе, ощущала легкое волнующее соприкосновение их тел, ловила его теплое дыхание на своих волосах. Джорджия отвернулась, не в силах смотреть на Лассаля — столь сильно было ее возбуждение.
    Клуб, расположенный буквально в двух шагах от Эйфелевой башни, представлял собой затененное помещение с царящей в нем интимной атмосферой, которая еще более подчеркивалась группой тесно поставленных вокруг площадки столиков, освещенных свечами. Когда они рука об руку вошли и направились к указанному столику, волнение девушки еще более возросло.
    Сегодняшняя ночь, предчувствовала она, будет ночью без оков. Случиться может абсолютно все.
    Это чувство не покидало Джорджию и во время танца, и с каждым движением становилось все более ясно, что именно должно произойти. Все говорило об этом: то, как их глаза, встречаясь, не могли оторваться друг от друга, то, как их тела буквально сливались в единое целое. Без сомнения, сегодня ночью они станут любовниками.
    Джорджию до сих пор волновало одно обстоятельство. Она вроде бы уже достаточно узнала Лассаля, они испытывали особое взаимопонимание, чисто инстинктивное, но в то же время девушка осознавала, что, в сущности, ничего о нем не знает. Хотя они весь вечер проговорили не переставая, он не рассказал о себе ничего. А ей это было необходимо. И сейчас, когда наступает самый волнующий момент, она хотела душевной близости с Жан-Клодом, а не просто заняться любовью с незнакомцем, каким до сих пор он ей представлялся.
    И когда уже почти в полночь они вновь вышли на площадку под звуки ностальгического блюза, девушка пытливо посмотрела в лицо мужчине, обнимавшему ее.
    — Расскажите что-нибудь о себе. Вы всегда такой скрытный. Мне бы хотелось знать, что вы скрываете, — пошутила Джорджия.
    — Скрываю? Я? — Лассаль наклонился и поцеловал девушку в нос. — Я и не собирался ничего от вас скрывать. — Он улыбнулся. — Вы только скажите, что хотите узнать. Джорджия улыбнулась в ответ.
    — Все, — сказала она.
    — «Все» может занять слишком много времени. — Он снова поцеловал ее. — Вам следует быть более конкретной.
    — О'кей. Где вы родились?
    — Здесь, в Париже. Я вырос недалеко от того места, где мы сегодня ужинали.
    — Правда? — Девушке стало приятно, что она провела часть вечера рядом с местами его детства. — Расскажите о своих родителях. Я знаю только, что у вас есть мать. Она, насколько я помню, говорила, что вы были непослушным ребенком.
    — Скорее, любящим спорить.
    — А есть разница?
    — Конечно. Непослушные дети раздражительные и злобные. А любителей поспорить отличает живой, пытливый ум.
    Джорджия рассмеялась.
    — И от кого же вы унаследовали столь живой и пытливый ум?
    — Думаю, от обоих родителей, хотя никто из них не любил так спорить, как я. Мой отец — инженер, а мать — художница. Очень талантливая. Она в основном пишет портреты. Мои братья, сестра и я провели, наверное, половину жизни, позируя ей.
    — Значит, у вас есть братья и сестры?
    — Два брата и одна сестра.
    — Старшие или младшие?
    — Все старше меня.
    Итак, Жан-Клод был младшеньким в семье.
    Мысль об этом показалась ей странной. Лассаль всегда представлялся ей лидером. Хотя это, возможно, объясняет явную самонадеянность, присущую его характеру. Жан-Клода в детстве наверняка баловали!
    — А чем занимаются братья и сестра? Тоже бизнесом?
    Лассаль покачал головой.
    — Мой старший брат — инженер, как и отец. Второй брат — архитектор, а сестра — детский врач.
    Талантливое семейство. Внезапно Джорджия представила всех этих ярких, одаренных людей вместе за обеденным столом, смеющихся и оживленно болтающих. И эта картина показалась девушке крайне привлекательной.
    — Они до сих пор живут в Париже? У них есть свои семьи?
    — Они все состоят в браке, и у всех есть дети. А я уже семь раз дядя. — Жан-Клод улыбался Джорджии во время танца, а девушка испытывала неизъяснимое удовольствие оттого, что ее посвящают в эти маленькие семейные детали. — Все мои родственники живут или в самом городе, или же неподалеку от него. У моей сестры дом почти рядом с моим в Жиф-сюр-Ивете.
    — У вас дом в Жиф-сюр-Ивете? — Это был богатый пригород Парижа, и девушка знала о нем, поскольку там проживал один из ее постоянных поставщиков. Джорджия даже заморгала от удивления. — А я думала, что апартаменты на Елисейских Полях — ваш единственный дом.
    Лассаль покачал головой.
    — Я живу там в течение рабочей недели, пока нахожусь в городе. Это удобнее, чем возвращаться обратно. — Руки Жан-Клода крепко сжали девушку в то время, как он легко коснулся губами ее щеки. — Но, думаю, обо мне достаточно. Сейчас у меня на уме другое. Что вы скажете, если мы вернемся домой?
    Джорджия ответила не сразу. Ей показалось, что Лассаль пытается побыстрее закончить разговор о себе. Не сожалеет ли он по каким-то причинам, что нечаянно обмолвился о своем втором доме?
    Но возможно, у нее просто разыгралось воображение из-за того, что расстояние, разделявшее их, практически исчезло. Жан-Клод пожирал девушку глазами, а ее саму буквально бросило в дрожь, когда он, еще раз поцеловав Джорджию, спросил:
    — Ну так что вы на это скажете?
    Девушку захлестнула сладкая, горячая истома.
    Оба прекрасно знали, что между ними произойдет, как только они вернутся домой, и Джорджия с трудом выдержала его взгляд.
    Прерывисто вздохнув, она кивнула:
    — О'кей. Поехали.
    По дороге назад Лассаль вел машину намного медленнее, чем обычно, и она точно знала причину. Он нарочно растягивал последние минуты предвкушения, желая, чтобы напряжение, снедавшее их, возросло до невыносимости. И когда они наконец останутся наедине, то долго сдерживаемая страсть немедленно вырвется наружу — подобно взрыву, способному перевернуть весь мир.
    Наконец машина притормозила у дома.
    — Джорджия, ma douce…
    Когда Жан-Клод наклонился, чтобы поцеловать девушку, ее бросило в жар от нахлынувшего острого желания. Джорджия посмотрела на него.
    — Жан-Клод… — Теперь его имя звучало для нее привычно. Лассаль более не был незнакомцем. Ей казалось, что она знает его всю жизнь. Они еще долго сидели и смотрели друг на друга. Девушка ясно сознавала, что ее лицо выдает испытываемую ею страсть. Но почему она должна это скрывать? Ей нечего стыдиться. Ведь те же чувства написаны и на его лице.
    — Ну, что же, — сказал Жан-Клод. — Viens. Пойдемте.
    Они как раз поднимались в лифте, обхватив друг друга за талию, когда Джорджия вдруг обнаружила, что забыла в машине сумку. Она сказала об этом Лассалю.
    — Какая глупость! — охнула девушка. О чем она думала?
    — Не волнуйтесь. — Жан-Клод поцеловал ее. — Я спущусь вниз и заберу ее. — Он полез в карман и достал ключ. — Вы пока входите и доставайте из холодильника шампанское. — И когда лифт уже остановился на верхнем этаже и Джорджия собралась выходить, он поймал ее и нежно коснулся поцелуем губ девушки. — Не исчезайте, — предупредил Лассаль с напускной строгостью. И снова поцеловал ее. — Я вернусь через пару минут.
    Словно в сладком волшебном сне Джорджия вышла из лифта, а Жан-Клод наконец нажал кнопку спуска. Направляясь к двери и вставляя ключ в замок, девушка счастливо улыбалась, вся дрожа от предвкушения. Сегодняшний вечер обернется незабываемой ночью. И — кто знает? — она, возможно, послужит началом чего-то особенного. Потому что они питали друг к другу нечто большее, чем просто физическое влечение. Она это точно чувствовала весь вечер. Воздух, окружавший их, был насыщен каким-то волшебством.
    Но стоило Джорджии открыть дверь и войти в холл, все ее мечты в мгновение ока разбились вдребезги. Потому что в дверном проеме гостиной показалась высокая светловолосая девушка лет шестнадцати, одетая в длинный голубой банный халат.
    При виде Джорджии она остановилась и смерила ее подозрительным взглядом.
    — Кто вы? — спросила девушка по-французски. — И где папа?

ГЛАВА ШЕСТАЯ

    — Я Джорджия, — ответила она по-французски. — А ваш отец сейчас вернется. Ему пришлось спуститься. Я забыла сумку.
    Джорджия произнесла это спокойно и сдержанно, хотя подобный тон был насквозь фальшивым, равно как и улыбка, сопровождавшая его. И ей чудом удалось не сорваться, хотя ее всю трясло и она едва владела собой из-за предательства, так неожиданно обрушившегося на нее.
    Вечером, в порыве несвойственной ему откровенности, Жан-Клод действительно снизошел до того, чтобы рассказать ей о своем происхождении и о своей семье. Об отце и матери, о сестре и братьях. Но — словно бы случайно! — забыл поведать Джорджии решающую для нее часть информации.
    Лассаль был семейным человеком. Он был женат.
    Это, без сомнения, значило, что он и раньше лгал. Когда девушка поинтересовалась, был ли он женат, Жан-Клод ответил отрицательно. Естественно, она поверила ему и была уже готова разделить с ним постель. Джорджию охватил ужас от того, что она едва себе не позволила. Как Лассаль посмел обмануть ее? Он повел себя низко с самого начала. Ее охватила ярость.
    Но Джорджия все же силилась сохранить притворную улыбку — ведь девушка, которая выглядела довольно милой, ни в чем не виновата и было бы несправедливо срывать на ней злость.
    — Если вы не против, я пожелаю спокойной ночи и пройду в свою комнату. — Джорджия была не в силах и далее сохранять спокойствие, кроме того, у нее не было ни малейшего желания дожидаться появления лживой физиономии Лассаля. И она деревянной походкой направилась к своей спальне.
    Буквально несколько минут спустя в дверь постучали.
    — Джорджия! — Это был Жан-Клод. — Могу я войти?
    — Нет. Нельзя. — Она говорила ледяным голосом. — Будьте добры, уйдите и оставьте меня одну.
    Девушка сидела на кровати, дрожа от напряжения, до боли сжав кулаки и еле дыша. Если он только попытается войти, она набросится на него.
    — Джорджия, нам нужно поговорить. Открой, пожалуйста. — Лассаль подергал за ручку и наконец обнаружил, что дверь заперта изнутри. — Джорджия, — начал он снова, — открой, пожалуйста.
    Зачем? — думала Джорджия. Чтобы он вошел сюда с новой ложью и извинениями и попытался заставить простить его? Нет уж, забудь об этом. Я с тобой покончила. И не желаю даже выслушивать тебя.
    Джорджия закрыла глаза и глубоко вздохнула.
    — Пожалуйста, уходите.
    Наступило молчание, и девушка почувствовала раздражение за дверью. Дверная ручка еще раз дернулась, и послышался нетерпеливый вздох.
    — О'кей. Думайте что хотите. Я оставлю вашу сумку за дверью. — Мгновение спустя девушка услышала шум удаляющихся шагов.
    Джорджия не помнила, как долго она просидела на кровати, тупо уставившись в пустоту и ни о чем не думая. Она словно окаменела. В то же время девушка ощущала некую отрешенность. Словно она более не принадлежит этому миру. А заключена в собственном аду.
    Скажи «спасибо», что все произошло раньше, чем ты допустила роковую ошибку и переспала с ним, сказала себе Джорджия. В своем воображении девушка представляла его несчастную обманутую жену, которая, похоже, сидела в его втором доме в Жиф-сюр-Ивете в неведении, пока тот занимался своими делишками. Подумай, насколько было бы хуже, обнаружь ты всю правду позднее, размышляла она.
    Но когда Джорджия разделась, наспех умылась и свернулась клубком под одеялом, она, как ни старалась, не почувствовала облегчения. Напротив, ей казалось, что невидимая небесная рука вырвала у нее сердце и разорвала его в клочья.
    — И куда же вы? Могу я узнать?
    — Я ухожу. Найду дешевую гостиницу или что-нибудь в этом роде. Думаю, в данных обстоятельствах это наилучший выход.
    Было около семи утра, и она стояла в холле, бледная, в зеленом шерстяном костюме, и держала в руке упакованную сумку. Другая, черная кожаная сумка, которую она недавно взяла у двери, висела на плече.
    Джорджия молча проклинала все на свете. Уйти незаметно не удалось. Она чувствовала себя выжатой и совершенно обессиленной после бессонной ночи, и ей меньше всего хотелось встречи с Жан-Клодом.
    Кроме того, один лишь вид Лассаля творил с Джорджией нечто ужасное. Она понимала, что сошла с ума — ведь Жан-Клод для нее ничего не значит и ей нет никакого дела до того, что все обернулось подобной неприятностью, — но сердце девушки внезапно часто забилось, а горло сдавили слезы боли и страдания.
    Лассаль стоял в конце коридора у своей спальни в коротком шелковом халате в красную и голубую полоску. Он, наверное, услышал, что она вышла, и решил посмотреть.
    — Итак, вы задумали уйти, не сказав мне? — Жан-Клод окинул Джорджию мрачным взглядом. — Прекрасно. Решили сбежать, не обмолвившись ни единым словом?
    — Я оставила записку. Вот она, на столе. — Девушка кивнула в сторону подвесного столика с мраморным верхом, находившегося за спиной у Жан-Клода. — И я действительно не вижу никакой нужды в личном прощании.
    Лассаль взглянул на записку, но даже не потрудился взять ее. Затем обернулся и, слегка нахмурившись, посмотрел на Джорджию. И внезапно, немного помолчав, улыбнулся, чем немало ее удивил.
    — Вы выглядите ужасно, — изрек он. — Никогда бы не подумал, что придется говорить вам такое. Взглянув на вас, я понял, что не только я плохо спал ночью. И прежде, чем мы что-нибудь предпримем, нам обоим необходим завтрак.
    Интересно, это уже нечто новое. Джорджия не ожидала подобного! Ложь и извинения — да. Выпад насчет внешности и предложение позавтракать — определенно нет.
    Но ей было все равно, какую тактику он избрал. Она больше не собиралась попадаться ему на крючок. С каменным лицом девушка посмотрела на Жан-Клода.
    — Большое спасибо, но не утруждайте себя. Как я уже говорила, я ухожу.
    — О'кей. Уходите, если вам так угодно. Но сначала мы позавтракаем. Затем, если вы будете готовы выслушать меня пять минут, я все же расскажу то, что хотел сообщить прошлой ночью.
    Вот это самообладание! Джорджия еле сдержалась, чтобы не ударить его. Ни капли раскаяния!
    — Боюсь, я еще не готова выслушать вас. — Глаза девушки вызывающе вспыхнули. — Мне нисколько не интересно слушать ваши сказки!
    И в подтверждение своих слов она взялась за дверную ручку.
    Прошла буквально доля секунды, и Жан-Клод изрек с оттенком пренебрежения в голосе:
    — Не важно, интересно вам это или нет, но я вынужден настаивать, чтобы вы меня выслушали. — В его голосе слышались угрожающие нотки.
    — Это что, угроза?
    Джорджия повернулась к Лассалю лицом, чувствуя, как ее охватывает ярость. Пусть только до нее пальцем дотронется, она закричит на весь дом.
    — Нет, не угроза. Просто констатация намерений. — Лицо Жан-Клода посветлело. Он внезапно опять улыбнулся. — Послушайте, почему бы вам добровольно не пойти со мной позавтракать?
    — А почему бы вам не дать мне уйти? — Девушка снова ухватилась за ручку двери. Интересно, успеет она выскочить за дверь? — Я не желаю слушать ваши извинения.
    — Тем не менее, боюсь, вам придется выслушать меня.
    Мгновение спустя Джорджия поняла это. Стоило ей лишь повернуть ручку, как Жан-Клод с быстротой молнии очутился рядом и сжал ее запястье, вынудив пальцы девушки отпустить ручку. И не успела она и рта открыть, чтобы возмутиться, как он вырвал у нее из руки сумку и в нетерпении швырнул ее в угол.
    — И не надо кричать, — предупредил Лассаль, — иначе вы разбудите Николь. Она спит на диване в моем кабинете, и думаю, не стоит вовлекать ее в наши проблемы. — С этими словами он потащил девушку к кухне.
    Джорджия не понимала, что случилось с ее голосом. Он пропал в тот момент, когда Жан-Клод схватил ее. Самое большее, на что она была способна, — это пробормотать бессвязно: «К… как вы смеете?» — когда обнаружила, что ее, словно мешок, волокут вдоль коридора.
    — Вы свинья! — ухитрилась с чувством произнести Джорджия, когда Лассаль протащил ее через порог кухни, захлопнул дверь и толкнул девушку в кресло. Затем, окончательно обретя дар речи, сообщила ему: — Вы самый отвратительный тип, которого я когда-либо видела!
    Но этот довольно грубый выпад, похоже, совсем не взволновал Жан-Клода, который стоял и изучающе смотрел на девушку.
    — Bien, — согласился он. — Уверен, вам стало легче, когда вы извергли весь свой гнев и негодование. Тем не менее, прежде чем я все объясню и докажу, как сильно вы ошибаетесь, давайте все же позавтракаем. Ненавижу споры на пустой желудок.
    — Хорошо. Но в любом случае вы попусту потратите свое красноречие. Вам не удастся убедить меня, что бы вы ни сказали.
    — Вполне возможно. Но позвольте мне потерпеть подобную неудачу после завтрака. — К неистовой ярости Джорджии, Жан-Клод улыбнулся. — Итак, что вы желаете на завтрак?
    — Хочу видеть, как вас поджарят в аду. Вот мое желание.
    — В таком случае могу вас обрадовать. Скорее всего, подобная участь мне предназначена свыше. Но боюсь, это произойдет не сегодня. Так что, пока я готовлю кофе, придумайте что-нибудь попроще.
    Джорджия ничего не ответила. Она негодующе уставилась в спину Жан-Клода, когда он, отвернувшись к столу, на котором стояла кофеварка, насыпал в нее кофе и включил ее. Каковы у нее шансы сбежать, пока он не видит? Более чем ничтожны, мрачно решила девушка. Ей не удалось бы проделать и половины пути к двери. И поскольку Джорджия не горела желанием быть вновь протащенной по коридору, она поняла, что будет разумнее остаться на месте. Пока.
    — К сожалению, не смогу предложить вам английский завтрак. Яиц у меня достаточно, но бекона нет. — Жан-Клод выдал эту информацию, словно девушке было не все равно, и, несмотря на ее враждебное молчание, продолжил: — Зато в холодильнике есть круассаны и хлеб, если вы захотите тосты. Могу даже предложить мармелад. Это, кстати, еще одно, что мне нравится у англичан, — их мармелад, — добавил Лассаль.
    Джорджия смотрела на Жан-Клода, сжав губы и еле сдерживаясь, чтобы не заявить, что ей в данный момент в нем абсолютно ничего не нравится. Хотя это было не совсем верно. Потому что нечто притягивающее взгляд было в позе Лассаля — в том, как он стоял рядом в своем красно-голубом шелковом халате.
    От близости этого едва прикрытого мужественного тела девушку начинало знобить.
    Какой позор, Джорджия Ди! Возьми себя в руки! Ведь именно из-за этого крайне бесстыдного сексуального влечения она угодила в такое положение. И не будь она готова прыгнуть к нему в постель, тот факт, что Лассаль имеет семью, нисколько бы ее не возмутил.
    Джорджия свирепо уставилась Лассалю прямо в спину.
    — Может, в таком случае ваша дочь присоединится к нам? Ваша несуществующая дочь. Или она не завтракает? А может, ваша несуществующая жена тоже составит нам компанию?
    — Думаю, Николь сядет за стол около полудня — у нее это вошло в привычку. — Абсолютно не задетый атакой Джорджии, полностью игнорируя ее издевки, Жан-Клод с улыбкой взглянул на девушку. — А сейчас, вместо того чтобы бездельничать, почему бы вам не помочь и не достать тарелки и другие приборы, пока я разогрею круассаны?
    Вместо ответа Джорджия смерила его уничтожающим взглядом, который Лассаль проигнорировал, направляясь к холодильнику. Девушка хотела было напомнить Жан-Клоду, что вообще не желала завтракать, но, поскольку он не слышал ее, решила не тратить усилий, тем более что вид кофе и круассанов неожиданно начал ее привлекать. Поэтому, с неохотой поднявшись, Джорджия выполнила пожелание гостеприимного хозяина.

    Пятнадцать минут спустя они уже сидели за столом с корзиночкой дымящихся круассанов и двумя чашками кофе перед ними. Жан-Клод положил себе в чашку сахар и, придвинув сахарницу к Джорджии, поймал взгляд девушки и старался не выпускать его, при этом выражение лица было холодным и спокойным.
    — Николь мне не дочь, — сказал он.
    Джорджия вновь почувствовала прилив бешенства. Неужели он считает ее идиоткой? Какой трогательной сказкой собирается он удивить ее на сей раз?
    — Вы лжете, — возразила девушка. — И я в этом имела случайность убедиться. Прошлой ночью, встретив меня в холле, она спросила: «Где папа?»
    — Не сомневаюсь. — Жан-Клод продолжал смотреть на девушку. — Она всегда называла меня папой, с момента нашей первой встречи, которая произошла, когда ей было около семи лет. И хотя я действительно привык считать Николь своей дочерью, на самом деле она таковой не является. Я ей лишь отчим. Даже не так. Николь — дочь моей бывшей жены.
    У Джорджии похолодело внутри.
    — Что вы сказали? Вы сказали — бывшей жены?
    Лассаль кивнул.
    — Мы разошлись около четырех лет назад. Я не сказал вам об этом, когда вы спросили, женат ли я, лишь потому, что не люблю распространяться на эту тему. Я изо всех сил старался сохранить этот брак, и мне очень горько, что он распался, хотя сейчас понимаю, что мы совершенно не подходили друг другу.
    Жан-Клод, без сомнения, говорил правду. Потому что, глядя на него, понуро сидящего напротив, девушка явно ощутила слишком острую и мучительную боль, стоявшую за его словами. Хотя Джорджия и отдавала себе отчет, что это была боль поражения, а не боль потери. В конце концов, Жан-Клод не привык терпеть неудачу.
    — Итак, вы наконец поняли, что вы всего лишь человек. И вам не подвластен весь мир. — Девушка говорила мягко, хотя осуждение все же сквозило в ее голосе. Глаза ее сузились. — Знаете, — продолжала она, — тот факт, что вы были женаты, все-таки является, пожалуй, основным. С вашей стороны было бы лучше довериться мне и рассказать об этом раньше.
    — Я ведь объяснил уже, почему умолчал. И дело здесь вовсе не в доверии. Просто мне трудно говорить на эту тему.
    — Я ведь и не утверждаю, что вы были обязаны посвятить меня в детали. Достаточно было упомянуть об этом.
    Некоторое время Жан-Клод молчал. Отведя взгляд от лица девушки, он уставился на свой нетронутый кофе.
    Джорджия наблюдала за ним. Возможно, он сердится, что я посмела критиковать его. Что ж, это его проблема. Есть вещи, которые должны быть сказаны.
    — Самое худшее из всего было то, что ребенок тоже пострадал. Боюсь, Николь очень тяжело восприняла наш разрыв. — Жан-Клод говорил спокойно, не поднимая глаз, словно сам с собой рассуждая. — Она никогда не знала своего отца, и мы с ней всегда были очень близки. Как я уже говорил, Николь считала меня отцом и поэтому, думаю, была в ужасе — так же, как и я, — что нас могли разлучить. Самыми тяжелыми были первые несколько месяцев после развода.
    Джорджия сидела безмолвно, не зная, что и сказать. Девушка вдруг отчетливо увидела наличие другой боли, терзавшей Жан-Клода. Искреннее сожаление. Неприкрытая скорбь. Острая и мучительная истинная боль. Это чувство однозначно не являлось лишь болью поражения. Оно, ощущала Джорджия, глубоко затронуло душу Лассаля.
    — Но, слава Богу, мы выстояли и до сих пор близки, как и всегда. Даже более близки. Как два потрепанных солдата, которым удалось уцелеть на войне. — Он взглянул на девушку и улыбнулся грустно и в то же время победно. — Потеряй мы друг друга, я бы себе этого никогда не простил, — добавил он.
    Неожиданно для себя Джорджия была тронута его искренностью. Жан-Клод определенно любил Николь как родную дочь и глубоко ценил их дружбу. Девушка в смятении смотрела на мужчину. Он предстал перед ней в совершенно ином, неожиданном образе — чуткий, надежный, даже заботливый. У нее было ощущение, что она заглянула за запретную дверь.
    Для Джорджии действительно многое прояснилось. Не только глубина чувств Лассаля к Николь, но и то, что он был так же уязвим, как и все люди. Страх потерять дочь слишком заметно ощущался в нем.
    Но одновременно с появившейся по отношению к нему теплотой Джорджия все же осознавала, что не все подозрения покинули ее.
    Девушка заглянула Лассалю в глаза.
    — Зачем вы мне все это рассказываете?
    Не уловка ли это? Может, он пытается завоевать ее симпатию, чтобы вымолить прощение?
    Жан-Клод ответил не сразу. Глаза его сузились, словно он мучительно искал ответ внутри себя. Затем, удивляя девушку, он потянулся через стол и, взяв руку Джорджии, мягко сжал ее своими ладонями.
    — Возможно, чтобы доказать вам, что вы ошибаетесь. Я достаточно вам доверяю, чтобы рассказывать подобные вещи. Я не поведал о своем бывшем браке вовсе не из-за недоверия, а скорее по привычке. Обычно я старательно избегаю разговоров на эту тему.
    Джорджия почувствовала, как ее рука расслабилась в ладонях Жан-Клода. Поначалу девушка хотела убрать руку, но что-то — Джорджия сама не ведала, что именно, — заставило ее отказаться от этого. Возможно, его искренность. Или, в конце концов, понимание того, что она слишком сурово осудила Лассаля. Девушка улыбнулась.
    — Я рада, что для вас с Николь все закончилось хорошо. — И чисто импульсивно Джорджия решила быть более откровенной. — Это действительно замечательно, что вам удалось сохранить с Николь теплые отношения. Молодой девушке необходимо постоянное присутствие любящего отца в ее жизни. — Джорджия думала о дяде Дэвиде, который в отсутствие настоящего отца превосходно справился с его ролью. — Думаю, Николь счастлива иметь рядом такого человека, как вы, — добавила она. Заглянув в глаза Жан-Клода, девушка поняла, что интуиция ее не обманывает и Лассаль всегда будет для Николь той самой надежной опорой, каковой являлся для нее дядя Дэвид. — Уверена, даже очень счастлива.
    Жан-Клод улыбнулся с прояснившимся лицом.
    — На самом деле это я счастлив. Я получаю огромное удовлетворение от участия в жизни Николь, а сейчас у нее очень важный момент в жизни. — Он гордо, по-отечески покачал головой. — Она пытается решить, какую карьеру выбрать, и постоянно звонит, чтобы посоветоваться по тому или иному вопросу. Так что сейчас мы общаемся больше, чем обычно. Эти дни проходят как бесконечная череда телефонных звонков.
    Джорджия улыбнулась при виде очевидного удовольствия на его лице. Затем девушку внезапно осенило:
    — А ваша бывшая жена больше не вышла замуж?
    — Вышла, но ее повторный брак также потерпел неудачу. Они с ее новым мужем разошлись около двух лет назад. Он американец из Филадельфии, поэтому вернулся обратно в Штаты. — Жан-Клод грустно покачал головой. — Это, безусловно, явилось еще одним ударом для Николь.
    — Тем более важно, что у девушки сейчас есть вы.
    — Я с вами согласен. — Он гордо улыбнулся. — Поэтому всегда стараюсь держать с ней связь и быть уверенным, что Николь в любой момент сможет найти меня. — Тут Жан-Клод нахмурился. — Хотя, боюсь, на этот раз я не сообщил, где нахожусь; именно поэтому она приехала без звонка. Николь часто остается здесь на ночь, когда поздно задерживается с друзьями. — Жан-Клод помолчал, хмурясь и улыбаясь одновременно. — И я рад принимать ее здесь, тем более что она всегда согласовывает это с матерью, хотя прошлой ночью все же произошла печальная несостыковка.
    Джорджия внезапно почувствовала себя очень глупо.
    — Сожалею о случившемся прошлой ночью. Я должна была позволить вам все объяснить. Но я была очень удручена и думала, что…
    Девушка замолчала, резко опустив глаза. Она слишком много наговорила. Джорджия попыталась скрыть вновь вспыхнувшие в ней глупые чувства, ведь она прошлой ночью опять испытала гнев, боль от измены и чувства потери чего-то крайне важного, хотя и не имела права переживать из-за Лассаля. Не только переживать, но даже и думать об этом, а уж тем более признаваться в своих мучениях Жан-Клоду.
    Джорджия лишь покачала головой и уклончиво закончила:
    — Я даже и не знала, что подумать.
    — Я вовсе не виню вас. — Жан-Клод поднес руку девушки к своим губам и поцеловал ее. — Это моя вина, что я не прояснил ситуацию, но мне даже и в голову не приходило, что Николь может объявиться здесь, не предупредив. — Мужчина улыбнулся. — Но сейчас по крайней мере мы все выяснили. — Он пытливо, с улыбкой заглянул в глаза" Джорджии. — Теперь-то все ясно, не так ли?
    — Вполне ясно. — Ответно улыбаясь, девушка изо всех сил пыталась сдержать безудержное биение сердца. Теплый, чувственный блеск в глазах Жан-Клода заставил ее вновь ощутить острое, горячее желание.
    — Надеюсь, вы больше не жаждете покинуть мой дом? — Лассаль слегка сжал руку девушки. Он улыбался, а его синие глаза горели обещанием, отчего желание Джорджии вспыхнуло с новой, удвоенной силой. — И, надеюсь, вы позволите мне исправить случившееся вчерашней ночью?..
    Девушка смотрела на него, ослабев от счастья и облегчения.
    — А я постараюсь загладить свою вину за поспешный вывод.
    — Это своего рода сделка. — Жан-Клод наклонился к ней и нежно прошелся длинными сильными пальцами по волосам девушки, притягивая ее голову к себе.
    Сердце Джорджии бешено стучало. А когда она уловила тонкий, свежий запах его тела, когда губы Жан-Клода жадно припали к ее губам, она уже с трудом владела своими чувствами. Девушка прильнула к мужчине, блаженно сливаясь с ним в страстном порыве.
    Но вдруг дверь кухни растворилась, и вошла Николь в ночной рубашке.
    — Всем доброе утро, — приветствовала она их, даже не смутившись увиденным. Затем, окинув кухню взглядом, поинтересовалась: — Ну и что у нас сегодня на завтрак?
    — А теперь скажи, что ты думаешь о моей приемной дочери?
    Прошло несколько часов, и Джорджия с Жан-Клодом направлялись к центру Парижа, возвращаясь из Винсенна, куда они отвезли Николь. Задавая этот вопрос, Жан-Клод гордо улыбался, словно вовсе не сомневался, каким будет ответ девушки.
    Джорджия тоже улыбнулась. Что ж, у него есть причина для гордости, и ей нетрудно ответить то, что ему хочется услышать.
    — Мне она очень понравилась. Я думаю, она особенная девочка. И знаете, я очень рада, что познакомилась с ней.
    — Я доже. Вы, кстати, ей понравились. Она вас одобрила, что, хочу заметить, является редким исключением. Николь склонна слишком критично относиться к людям.
    — Все мы были такими в этом возрасте.
    Без сомнения, шестнадцатилетней девушке не нравились его подружки, ведь она наверняка многое замечала в жизни своего красавца отчима, с которым ее связывала крепкая дружба.
    Джорджия скользила взглядом по тонкому профилю Жан-Клода, чувствуя, как в ее сердце крепнет чувство, похожее на привязанность. Этот мужчина теперь представлялся ей вовсе не таким, как она о нем думала вначале, и каждое новое открытие радовало девушку все больше и больше. Получалось, что она совершенно случайно встретила на своем жизненном пути удивительного человека.
    Джорджия была рада, что они с Николь, о которой Жан-Клод так заботится, очень быстро и легко поладили. Девушка чувствовала себя польщенной и тронутой, когда в Винсенне Николь обняла ее на прощание и сказала:
    — Надеюсь, мы еще встретимся. Джорджия и сама на это надеялась, хотя и страшилась этого чувства. Все будет зависеть от того, как сложатся их отношения с Жан-Клодом, но, Господи, как же опасно питать радужные надежды.
    Однако пока было совершенно невозможно удержаться от фантастических планов, тем более что Жан-Клод, тепло улыбаясь, сказал ей:
    — Я настаиваю, чтобы вы остались на весь уик-энд. И вовсе не потому, что нам нужно кое с кем переговорить по поводу вашей пропавшей коллекции. Просто потому, что мне этого очень хочется. Я хочу побыть с вами. Мечтаю сделать этот уик-энд особенным. — Он просительно заглянул девушке в глаза. — Пойдемте где-нибудь перекусим и заодно решим, чем займем остаток дня. Хотя я уже знаю, как провести вечер. У меня в запасе есть сюрприз. Я думаю, вам понравится.
    — Хорошо. — Джорджия улыбнулась. На самом деле хорошо, что прошлой ночью случился тот инцидент. Сегодня она была намного больше уверена в своих чувствах к Жан-Клоду. Все ее сомнения окончательно рассеялись. Лассаль оказался порядочным и честным человеком. А это значило немало.
    Направляясь к центру города, Джорджия прошептала про себя: Господи, пожалуйста, пусть все продлится дольше, чем один уик-энд! Иначе что тогда будет с моим сердцем?
    Они прекрасно провели время в Ру-Муффа-тарде, небольшом шикарном местечке, буквально забитом многочисленными национальными ресторанчиками.
    — Что вы скажете по поводу алжирского? — предложил Жан-Клод.
    В ответ Джорджия с готовностью кивнула.
    — Звучит неплохо, тем более для меня это впервые. Я еще ни разу не пробовала алжирскую кухню.
    За закуской и жарким из баранины они рассказали каждый о своем детстве — хотя в этот раз первым начал задавать вопросы Жан-Клод. И пока девушка рассказывала ему о том, как росла в Бидкомбе, а потом с интересом слушала истории о мальчишеской жизни Жан-Клода в Париже, она поняла, что в их взаимоотношениях что-то изменилось.
    Появилась новая теплота в том, как они обращались друг с другом. Словно окончательно убедились в своей взаимной симпатии и могли вести себя свободно и искренне.
    После восхитительной трапезы они еще около часа бродили по округе, разглядывая витрины магазинчиков и посетив удивительный продуктовый супермаркет. И все время беспрерывно болтали, рассказывая друг другу бесконечные истории, словно находиться вместе было для них самым естественным занятием.
    Когда они зашли в небольшое кафе, чтобы выпить кофе, Жан-Клод взял Джорджию за руку и сказал:
    — Я до сих пор еще не говорил о своих планах на вечер и хочу, чтобы вы сначала выслушали их. Если у вас есть какое-то другое предложение, вы только скажите.
    Девушка посмотрела ему в глаза с невольным волнением. Он решил провести вечер с ней, о большем она и не мечтала. Ей вдруг захотелось ему в этом признаться, но пока еще не наступило время для подобных откровений.
    — Говорите, что вы предлагаете, а я скажу, что об этом думаю, — произнесла вместо этого Джорджия.
    Некоторое время Жан-Клод молчал, продолжая смотреть на девушку. Потом медленно протянул руку и коснулся ее волос. Сердце Джорджии неожиданно дрогнуло.
    — Я думал… — тихо протянул он, улыбаясь. Затем привстал и наклонился, чтобы поцеловать девушку, и прикосновение его губ, такое же мягкое, как и его шепот, повергло Джорджию в сладкое напряжение.
    Она испытывала подобное каждый раз, когда Жан-Клод дарил ей один из своих быстрых поцелуев, что случалось довольно часто во время всего обеда. Джорджия посмотрела Жан-Клоду в глаза и улыбнулась.
    — Так о чем вы думали? — поддразнила она. Лассаль снова поцеловал ее.
    — Я думал, — продолжил он, — что мы можем поужинать вместе в Жиф-сюр-Ивете. Я позвоню Миранде, своей экономке, и попрошу ее приготовить нам что-нибудь особенное, напомню, чтобы она положила в холодильник шампанское, и мы вдвоем могли бы провести тихий уединенный вечер…
    Жан-Клод еще раз поцеловал девушку и нежно провел пальцами по ее щеке, отчего по спине Джорджии пробежали мурашки.
    — Что вы на это скажете? — Он помолчал и заглянул ей в глаза. — И конечно, мы останемся там на ночь…
    Джорджия посмотрела на него, уже не отдавая себе отчета в том, что Жан-Клод снова целовал ее, на этот раз немного дольше задержав свои губы на ее губах. То, что мужчина имел в виду, было ясно как белый день: они проведут ночь вместе. И не только под одной крышей, но и в одной постели. Девушка знала, что именно этого она хотела, но вместе с тем ее не оставляло беспокойство.
    Уверена ли она в своих желаниях? Неужели она готова вступить в мимолетную связь? Ведь Жан-Клод ни разу не дал ей понять, что у их отношений есть какое-то будущее.
    Но Джорджия всегда отдавала себе отчет в своих действиях, тем более что черту она уже переступила. Ведь, если бы не внезапное появление Николь прошлой ночью, она уже провела бы ночь с Жан-Клодом.
    К чему же тогда нынешние колебания? В них нет никакого смысла — ведь если не считать прошлой ночи, то все выглядит иначе, нежели кратковременный любовный флирт. Джорджию уже давно захлестнула волна манящего очарования, которая превращала все происходившее во что-то нереальное. А сейчас изменились и их отношения. Нет, волшебство не исчезло, но чувства ее к этому мужчине стали более земными.
    Сейчас Джорджия опасалась, что ее сердце вряд ли выдержит еще одну сумасшедшую ночь. Подобную прошлой.
    А в следующее мгновение, посмотрев на Жан-Клода, она еле слышно прошептала:
    — Я не против вместе поужинать. — Затем ей пришлось опустить глаза, прежде чем добавить: — А что касается остального, дальше будет видно.
    — Конечно. — Жан-Клод и не пытался настаивать. Он лишь легко коснулся губами макушки ее наклоненной головы.
    Вскоре они заехали на квартиру Лассаля, чтобы девушка собрала свои вещи, а Жан-Клод тем временем позвонил Миранде.
    — Как я и ожидал, она сразу же разволновалась. — Лассаль широко улыбался, когда вешал трубку. — Миранда превосходно готовит и поэтому обожает, когда ее просят за короткое время изобрести нечто особенное. В таких случаях она всегда превосходит саму себя. — Жан-Клод протянул девушке руку. — Поехали. Вы скоро с ней познакомитесь.
    Вилла Жиф-сюр-Ивет была поистине сказочной. Огромная. Изысканная. Она располагалась в великолепном саду, откуда открывался захватывающий вид на реку.
    Когда они прибыли, на землю уже опустились сумерки и сад утопал в множестве огней. Ступив на террасу, Джорджия поняла, что никогда в жизни не видела ничего столь потрясающего.
    Как вообще это могло случиться в ее жизни? Все было как в сказке. Как могла она, Джорджия Ди, обыкновенная девушка, оказаться в таком волшебном месте со столь необыкновенным мужчиной? А когда Жан-Клод, обняв девушку за талию, поцеловал ее, она подумала, не стоило ли ей ущипнуть себя. Может, она в любой момент проснется и окажется, что все это лишь сон?
    Однако Миранда отнюдь не выглядела вымышленным персонажем. Добродушная приземистая женщина с сияющими глазами и улыбающимся лицом приветствовала Джорджию вопросом:
    Суп из креветок оказался чудесным, как, впрочем, и жаркое из молодого барашка, не говоря уже о crepes Suzette[8].
    — Это, пожалуй, один из самых потрясающих ужинов в моей жизни, — сказала Джорджия Миранде после трапезы.
    Нет нужды говорить, что вовсе не еда сделала вечер незабываемым. И не великолепный вид из окна на освещенную лунным светом блестящую гладь реки. Всему виной был мужчина, сидевший напротив нее за большим овальным столом, с мерцающим бокалом в руке. Каждый раз, когда он бросал взгляд на девушку, она чувствовала, как замирает ее сердце от захватывающего дух восторга.
    И лишь одно слегка омрачило настроение девушки — они тогда как раз ели баклажановое суфле, прекрасно гармонировавшее с бараниной.
    Джорджия, смеясь, заметила:
    — Все потрясающе вкусно. Я привыкла считать, что неплохо готовлю, но все же мое кулинарное искусство не идет ни в какое сравнение со способностями Миранды! — Затем, увидев улыбку Жан-Клода, не задумываясь, добавила: — Обещайте, что позволите мне отплатить вам за гостеприимство. Вы должны обязательно прийти ко мне на обед, когда окажетесь в следующий раз в Бате.
    — Договорились.
    Но Жан-Клод, кажется, какое-то время колебался, прежде чем ответить. И взгляд его изменился. Похоже, он хотел спрятать его. В этот момент девушку словно окатило ледяной водой. Он никогда не придет на обед. Он даже никогда не приедет в Бат. Вот и все. Этот уик-энд — единственное, что он ей предлагал.
    Сердце девушки замерло. Ты была права, сказал ей внутренний голос, сомневаясь насчет продолжения этой связи. Если ты позволишь себе пойти дальше и переспать с ним, то вскоре последует горькое разочарование.
    Но потом Жан-Клод улыбнулся, и девушка усомнилась в своих мрачных предположениях. Может, она становится параноиком? Позволяет своим страхам брать верх над собой? Ведь все в этом обворожительном вечере — включая то, что Жан-Клод не сделал еще ни одной попытки обольщения, — не подтверждает ее опасения.
    Разве может он оказаться человеком, который будет обращаться с ней небрежно, словно с какой-то потаскушкой? Одна только мысль об этом была для Джорджии оскорбительной.
    А может, она внушала себе подобные мрачные мысли лишь потому, что слишком сильно желает этого мужчину?
    Вихрь сомнений кружился в голове Джорджии, а ее растущее желание довериться Лассалю соперничало со страхами и подозрениями. После ужина Жан-Клод предложил прогуляться по саду.
    — Лишь короткая, неторопливая прогулка, — сказал он, беря девушку за руку и направясь с ней к каменным ступеням террасы. — Не знаю, как вам, но мне после столь обильного ужина необходим глоток свежего воздуха.
    Пока они медленно прогуливались, обняв друг друга за талию, Жан-Клод рассказывал Джорджии о саде. Девушка слушала, хотя вряд ли до нее доходил смысл его слов. Она наслаждалась уже одной близостью этого мужчины. И по крайней мере Джорджия была точно уверена: еще никогда в жизни она не испытывала такого блаженства.
    — Вам холодно? — Жан-Клод остановился, почувствовав дрожь девушки. — Вот. Наденьте это. — Джорджия не успела ответить, а он уже снял свой пиджак и быстро накинул его на плечи девушки.
    Джорджия улыбнулась. Ее озноб был непроизвольным. Она даже не сообразила, что замерзла. Но почувствовать пиджак Жан-Клода на своих плечах было восхитительно. ЕГО тепло, ЕГО запах. Девушка на мгновение зажмурилась, жадно вдыхая его. Когда Джорджия открыла глаза, она внезапно обнаружила, что Жан-Клод смотрит на нее, а в его потемневшем взгляде светится откровенное желание. Какое-то мгновение он молчал. Потом наклонился и нежно поцеловал девушку.
    — Джорджия, я безумно хочу вас.
    Девушку захлестнула теплая волна. В тот же миг она осознала, что битва проиграна. Доверие к этому мужчине все-таки победило.
    Глядя Жан-Клоду в глаза, Джорджия кивнула. И тогда он взял девушку, охваченную слабостью, за руку и повел к дому.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

    Джорджия так и не поняла, как оказалась в просторной спальне, отделанной в голубых и золотых тонах. Всю дорогу она словно парила в небесах, совершенно не ощущая под собой ног. Но вот они дошли, и Жан-Клод, закрыв за собой дверь, привлек ее к себе.
    — Cherie, — прошептал он, — я так долго мечтал об этом.
    — И я ждала этого мгновения.
    На секунду мелькнула мысль: нужно ли было произносить эти слова? А почему, в конце концов, нет? Он был с ней откровенен, разве нельзя и ей раскрыть ему свою душу? Ведь наступил момент искренности, а не забавы, так ведь? И когда Жан-Клод обнял девушку, она мягко обвила руками его шею и откинулась назад в ожидании поцелуя. Ей незачем было стыдиться того страстного желания, которое она испытывала к этому мужчине.
    Они целовались, сердца их неистово бились, а дыхание в груди замирало от уже неконтролируемой страсти. Джорджия знала, что не ошиблась. Она сразу поняла, что эта поездка обернется чем-то необычным. В них обоих давно зародился огонь, разгоревшийся с неуемной силой, влекущей их друг к другу. Эта сила, казалось, была предопределена свыше, и когда наконец настал нужный момент, звезды, наверное, заплясали в небе.
    Джорджия задрожала, когда Жан-Клод начал нежно ласкать ее через одежду. Девушка в ответ тоже гладила его плечи, его мощную грудь, отвечала на его ненасытные поцелуи.
    Она непроизвольно вздрогнула, когда Жан-Клод расстегнул ремешок ее платья, а рот ее жадно ловил воздух, пока он, прерывисто дыша, освобождал ее от одежды.
    Почти задыхаясь, Джорджия нетерпеливо расстегнула пуговицы на его рубашке и коснулась горячей, покрытой волосками кожи как раз в то мгновение, когда он оттянул ее бюстгальтер и подставил ладонь под вырвавшуюся на свободу, налившуюся страстью грудь.
    Кончиком пальца Жан-Клод принялся дразнить набухший сосок, и Джорджия испытала от этой ласки столь острые ощущения, что ей казалось, она может умереть. То, что творил с ней этот мужчина, было невыносимо, хотя, прекрати он свои ласки, она уж точно умрет.
    Рубашка Жан-Клода скользнула на пол, присоединившись к платью Джорджии, а он бережно поднял девушку на руки. Она сомкнула руки на шее мужчины, чувствуя, как прикосновение его губ обжигает ее огнем, и с радостью ощутила обнаженной спиной шелковую прохладу покрывала.
    Жан-Клод положил девушку на кровать и посмотрел на нее затуманенными синими глазами.
    — Comme tu es belle… Боже, как ты прекрасна, — выдохнул он.
    Его руки неторопливо прошлись по всему телу Джорджии, он не спеша снял с нее бюстгальтер и черные кружевные трусики и наклонился, целуя напряженную грудь.
    — Джорджия, ma belle.
    Шепча ее имя, Жан-Клод ласкал ее грудь, слегка касаясь пальцами отвердевших сосков, отчего по телу девушки словно проносились стремительные вспышки молнии. Сорвав с себя одежду, он растянулся рядом с ней, обнаженный, стройный и напряженный до предела, а она подалась к нему, ощущая, как страсть вскипает в ней с неукротимой силой.
    Прижавшись к нему, Джорджия почувствовала, что он дрожит от нетерпения. Ощущение дикой мужской силы повергло девушку в трепет.
    — Жан-Клод, — прошептала она, сдерживая в себе огонь страсти — столь же необузданной, как желание мужчины, лежавшего рядом. В затуманенной голове всплыла мысль, что именно об этом она так долго мечтала.
    Этот мужчина сотворил то, что никому еще не удавалось сделать. Он вырвал из самых потаенных глубин ее души скрытое желание, тайную, дикую страсть, которая, девушка это точно знала, томилась в ожидании своего освобождения. А сейчас это желание было подобно извержению вулкана, и сама Джорджия, и ее мир навсегда менялись.
    — Я больше не в силах ждать, cherie. — Жан-Клод целовал лицо девушки и смотрел на нее глазами, в которых пылала страсть. — Я не йоту. Я хочу тебя.
    — Да. — Джорджия обхватила ладонями его лицо и поцеловала. — Не нужно ждать. Люби меня.
    Девушка раскрылась навстречу Жан-Клоду, осыпая его лицо поцелуями, и крик наслаждения застыл в ее горле, когда он вошел в нее.
    Джорджия парила, взмывая в неведомом вихре, пока сладкое внутреннее напряжение не возросло до наивысшей точки, порождая долгожданный взрыв, обрушившийся на нее всей своей необузданной мощью, и она утонула в потоке неведомых доселе восхитительных ощущений, а на глаза навернулись слезы радости, которая внезапно окутала ее сердце.
    Потом Жан-Клод лежал около девушки, зарывшись лицом в ее волосы и положив руку на ее грудь. И хотя Джорджия не сомневалась, что в данный момент не было ни одной женщины в мире столь же довольной и удовлетворенной, она также испытывала страх. Потому что, несмотря на неземное блаженство, душой девушки овладел новый ужас. Господь не оставит меня, думала Джорджия. Я полюбила этого мужчину.
    Жан-Клод взял у Миранды поднос и вернулся в спальню, на мгновение приостановившись, чтобы полюбоваться на стройную темноволосую девушку, стоявшую на балконе в одном из его любимых шелковых халатов.
    Прошлая ночь удивила его. Она обернулась для него несомненно ярким переживанием. И не только сексуальным, как он ожидал, но также душевным и эмоциональным.
    После того как Джорджия и Жан-Клод впервые познали друг друга, они некоторое время лежали молча, не нуждаясь в словах, обнявшись, лениво целуясь и наслаждаясь близостью. Тогда он почувствовал, что никогда раньше не был столь близок с женщиной. Глубина испытываемого им удовлетворения совершенно потрясла его.
    А сейчас Джорджия, не догадываясь о его присутствии, стояла на балконе, подставив лицо апрельскому солнцу; роскошные волосы разметались по плечам, а тоненькая фигурка выглядела беззащитно-трогательной. И Жан-Клод вновь испытал теплое, сильное влечение, которое она постоянно в нем вызывала. Но сейчас в этом резком приливе желания присутствовало столько нежности, что ему хотелось просто взять ее на руки и защитить от всего мира.
    Кто-то, возможно, посмеялся бы над ним, потому что Джорджия была смелой и весьма расторопной молодой женщиной, вполне умеющей, если надо, постоять за себя. Но это желание все равно не покидало его. В глубине его души говорил некий инстинкт — основной человеческий инстинкт, повелевавший защищать тех, кого приручили.
    Размышляя об этом, Жан-Клод вздрогнул. Да, это так: он приручил ее. К несчастью, даже слишком сильно. Он только теперь понял это. Но вместе с тем сознавал, что не должен был доводить до такого.
    Ему не нужно было спать с ней. Нельзя было допускать, чтобы их отношения зашли так далеко. Он знал это с самого начала, но отмахнулся от своего внутреннего голоса, поглощенный снедавшим его желанием. Теперь он попал в переделку, из которой требовалось как-то выбираться. В это мгновение Джорджия повернулась и, увидев его, улыбнулась.
    — Вот ты и вернулся, — раздался ее голос. — Вижу, принес завтрак. — Девушка выглянула в балконную дверь. — Может, поедим здесь?
    — Неплохая идея.
    Улыбаясь в ответ, Жан-Клод направился к ней. Пытаясь подавить внезапную вспышку желания, он думал о том, что ни одна женщина еще не оказывала на него столь неотразимого воздействия. Занимаясь с ней любовью, он хотел ее все сильнее.
    Лассаль спрятал поглубже возникшее неожиданно чувство непреодолимой тоски. Ему предстояла нелегкая задача. Пожалуй, ничего столь тяжкого ему еще не приходилось делать. Но он сам во всем виноват. Не следовало допускать близкие отношения.
    — И снова кофе и круассаны. Боюсь, опять не могу угостить тебя английским завтраком. — Ставя поднос на столик, Жан-Клод, забывшись, чуть было не произнес: «Мы насладимся английским завтраком, когда я в следующий раз приеду в Англию», но с чувством искреннего сожаления вовремя спохватился. Не будет больше никаких завтраков ни в Англии, ни где бы то ни было еще.
    Когда он приблизился, Джорджия поцеловала его в губы, а он автоматически притянул ее к себе. Ему до боли в сердце было приятно держать ее в объятиях, ощущая сладкий запах и теплое, мягкое дыхание. Он мог бы, казалось, простоять так всю жизнь.
    — Моя сладкая Джорджия, — произнес он и поцеловал девушку.
    Как странно, размышлял Лассаль, почему жизнь так часто ранит нас? Вроде бы все уже почти решено, и когда ты меньше всего ожидаешь, капризная судьба выбивает почву из-под ног.
    После того злосчастного развода четыре года назад он дал себе две торжественные клятвы: никогда не завязывать долгих отношений с женщинами и никогда не жениться, что бы ни случилось. И с головой погрузился в то, в чем преуспевал, а именно в работу. У него даже не было времени на какие-нибудь серьезные отношения.
    Но Лассаль вовсе не собирался совсем обходиться без женщин. Это было не в его натуре. Он себя слишком хорошо знал. Поэтому, стараясь не причинить никому вреда, Жан-Клод искал себе женщин, которым также не нужны были никакие обязательства. Женщин, которые были счастливы от мимолетных встреч. Так он решил, и так он и жил все это время.
    Но потом неожиданно появилась Джорджия, которая совершенно не вписывалась в обычную категорию окружавших его женщин, и вся его философия потерпела крах. Он начал привязываться к ней, сам того не осознавая.
    Жан-Клод держал ее в своих руках и смотрел в ее глаза — умопомрачительные глаза, каких он раньше никогда не встречал. Она оказалась глубоко чувственной женщиной, как он и подозревал с самого начала. Она была особенной, и ему меньше всего хотелось причинять ей боль. Но это случится, если он не остановится.
    Была и другая причина, по которой Лассаль хотел расстаться с Джорджией. Слишком уж много лжи лежало между ними.

    Лгал, конечно, он. Увы, у него не было выбора. Ситуация с Дювалем не позволяла ему рассказать о себе всю правду. Поначалу это его не беспокоило, но сейчас все было наоборот. Лассаль испытывал чувство отвращения от обмана, совесть терзала его беспрерывно, и все, вместе взятое, казалось, начинало сводить с ума.
    Нет, нужно с этим кончать, пока они оба серьезно не пострадали. Хотел он этого или нет, их отношения требовали немедленного прекращения.
    — Будем завтракать? — Жан-Клод снова поцеловал девушку и почувствовал, как его душа леденеет, когда она улыбнулась в ответ и обняла его. Необходимость оставить ее разрывала его сердце на части.
    Он не спускал с нее глаз, пока она садилась в кресло и наливала им по чашечке cafe au lait[9]. Затем, подчиняясь неведомому порыву, Жан-Клод достал из серебряной вазы, поставленной на поднос Мирандой, бледно-розовую розу. Он протянул ее Джорджии.
    — Для самой красивой девушки в Париже, — сказал он.
    Джорджия посмотрела на него, и в ее взгляде сквозила безмерная радость.
    — Спасибо, — ответила она.
    И от того, как улыбались ее глаза и пылали щеки, у Жан-Клода защемило сердце. Ему хотелось протянуть руку и дотронуться до нее, но он лишь отвел взгляд, проклиная себя за этот романтичный жест.
    Мысленно Лассаль приказал себе ожесточиться. Он прекрасно знал, что ему следовало делать, и чем дольше он будет оттягивать этот момент, тем сложнее окажется выполнить задуманное. Нужно без промедления со всем покончить.
    — Плохие новости. Боюсь, мне придется уехать в город. Появились неотложные дела. Неожиданный провал.
    Жан-Клод выдал Джорджии это сообщение, когда, ненадолго отлучившись к телефону, присоединился к девушке в гостиной.
    — Я надеялся провести вместе уик-энд, но теперь это вряд ли возможно.
    Джорджия расстроилась:
    — Мы даже не сможем побыть вместе за ланчем? — Как говорил вчера Лассаль, они должны были посетить небольшой ресторанчик неподалеку, а затем отправиться на машине в Версаль. — Хотя это неважно, — быстро добавила она, заметив сожаление на его лице. — Бизнес есть бизнес, и ничего тут не поделаешь. — Несмотря на горькое разочарование, девушка выглядела искренне понимающей.
    Жан-Клод покачал головой.
    — Я не смогу даже пообедать с тобой. Джорджия, мне действительно очень жаль.
    — Не волнуйся. Я понимаю, что такое может случиться. — С этими словами девушка поцеловала его. — Ты ведь не забыл, что я тоже в некотором роде бизнесмен?
    Жан-Клод поцеловал ее в ответ, хотя это вряд ли можно было назвать поцелуем, настолько быстро он коснулся лица девушки своими губами. Но вместе с тем он так крепко сжал руку Джорджии ладонями, словно не хотел ее отпускать. И Джорджия остро ощущала его душевное волнение.
    Девушка склонила голову к плечу Жан-Клода. Эти двенадцать часов все изменили. Всего двенадцать часов, хотя казалось, что прошла целая вечность с тех пор, как он пронес ее на руках по ступеням к золотисто-голубой спальне. Джорджии казалось, что за этот короткий отрезок времени она прожила дюжину ярких жизней, и она чувствовала, что то же самое испытывал и Жан-Клод. Хотя он немало удивил девушку, когда утром на балконе она дала ему ясно понять, что хотела бы вновь заняться с ним любовью. Она села к Жан-Клоду на колени, обвила его шею руками, позволив шелковому халату распахнуться, обнажая грудь. Джорджия целовала его, не скрывая своего страстного желания. То, что он тоже хотел ее, было ясно без слов. Жан-Клод немедленно возбудился, отчего желание девушки еще более возросло, и протянул было руку, чтобы коснуться ее груди. Но вдруг со вздохом запахнул халат девушки и, целуя ее, спросил:
    — Хочешь, чтобы я износился? У меня действительно нет сил.
    — А мне почему-то кажется обратное.
    Джорджия улыбнулась и поцеловала Жан-Клода, но больше ни на чем не настаивала. И не чувствовала себя отвергнутой, хотя такое ощущение поначалу закралось ей в душу. Нет, Джорджия не сомневалась в силе его чувства.
    То же самое она испытывала и сейчас, несмотря на его странный поцелуй. Их обоих, несомненно, связывало нечто большее, чем просто физическое влечение. Между ними возникло совершенно особенное чувство. Джорджия взглянула на него.
    — В таком случае будет лучше, если ты отвезешь меня в город. Я найду, чем заняться до конца дня.
    Это же Париж, в конце концов. В нем всегда можно найти себе занятие, хотя ей без Жан-Клода будет не так весело.
    — Если по правде, я не вижу более смысла в твоем пребывании здесь. — Жан-Клод все еще держал девушку за руку, хотя уже не так крепко. — Я, вероятно, буду занят и завтра, а что касается пропавшей коллекции, думаю, теперь разберусь и сам. — Он помолчал. — Я считаю, что ты можешь вернуться в Англию.
    — Ясно. — Это было единственное, что Джорджия сумела вымолвить. Неожиданный холодный тон и странный взгляд, которые было невозможно понять, заставили Джорджию внутренне содрогнуться. И если бы Лассаль до сих пор не держал ее за руку, она бы подумала, что перед ней незнакомец.
    Но девушка постаралась взять себя в руки. Она слишком уж расчувствовалась. У Лассаля действительно какое-то серьезное затруднение, раз он будет занят весь уик-энд. И нет ничего удивительного в том, что он выглядит холодным и поглощенным своими мыслями, а уж обижаться на предложение Жан-Клода вернуться в Англию было бы по-детски глупо.
    Если ее присутствия для выслеживания пропажи больше не требуется и Лассаль слишком занят, чтобы развлекать ее, то самым разумным выходом будет возвращение домой.
    Девушка глубоко вздохнула, почувствовав себя лучше после этих размышлений.
    — Ты прав. Мне, пожалуй, нужно позвонить и узнать расписание самолетов.
    Жан-Клод позвонил сам.
    — Рейс почти в девять вечера, — сказал он. — Это единственное, на что сегодня можно рассчитывать.
    — Прекрасно. Осталось только забронировать место. Значит, я попаду в Лондон не слишком поздно и постараюсь успеть на поезд до Бата, а если повезет, то попаду домой до полуночи.
    Когда Лассаль отвернулся, чтобы позвонить, Джорджия посмотрела на него, и ее сердце сжалось от тоски. Когда она его сможет увидеть? Пока он еще ничего не сказал. Но ведь не собирается же расстаться с ней, так и не поговорив?
    Жан-Клод положил трубку.
    — Думаю, нам пора выезжать. — Он посмотрел на часы. — У меня через час встреча. — Он замолчал и, протянув руку, коснулся волос девушки. — Джорджия, ты особенная девушка. — На мгновение он нахмурился, его синие глаза блуждали по ее лицу с таким выражением, словно он хотел что-то сказать. Но затем напряженный взгляд исчез. — Думаю, вам пора собрать вещи, — сказал он, отдергивая руку.
    Джорджия буквально за несколько минут побросала свои вещи в сумку. Застегнув молнию, она на мгновение остановилась и окинула взглядом роскошную спальню. Эту комнату ей никогда не забыть. Здесь она провела самые сладкие моменты в своей жизни. Именно здесь она познала истинную страсть. Именно здесь поняла, что влюбилась.
    Джорджия улыбнулась в ответ на захлестнувшую ее волну нежности. Милая комната, надеюсь, мы ненадолго расстаемся, тихо произнесла она про себя.
    Дорога в город проходила в абсолютном молчании. Жан-Клод был погружен в собственные мысли, а Джорджии нечего было сказать. Ее все время мучил один вопрос: что же будет дальше? Она решила сама не спрашивать. Пусть он заговорит первым.
    Они приближались к Елисейским Полям, когда Лассаль неожиданно повернулся к ней.
    — Предлагаю завезти твою сумку ко мне домой, а потом ты можешь заняться, чем пожелаешь. — В тот момент, когда девушка повернулась к нему, его глаза тут же переметнулись на дорогу. — Если мы встретимся здесь около семи, у нас будет еще достаточно времени. — Лассаль подождал секунду и добавил: — Я хочу сам отвезти тебя в аэропорт.
    Джорджия почувствовала необъяснимое облегчение. Она больше всего опасалась, что Жан-Клод просто попрощается с ней и уедет, а она этого не переживет.
    Но она нашла в себе силы возразить: — Вам не обязательно это делать. Я имею в виду, если ты занят… Я вполне могу взять такси. — Это говорила ее гордость. Ей не хотелось, чтобы Лассаль догадался, что она едва не потеряла сознание от радости. Но, ожидая ответа Жан-Клода, она еле дышала от страха, что он может принять ее глупое предложение.
    Впрочем, разве Лассаль когда-нибудь обращал внимание на ее протесты?
    — Не волнуйся. Я успею. У меня вечером встреча в девять, но я успею. И вообще, — добавил он убедительно твердым и решительным тоном, — мне даже думать не хочется, что ты поедешь на такси.
    Джорджия почувствовала себя словно заново рожденной. Когда Жан-Клод будет провожать ее в аэропорт и, значит, поговорит с ней об их будущем, он скажет ей, когда они вновь увидятся, а она о большем и не мечтала.
    Они остановились около дома.
    — Я занесу твою сумку наверх, если хочешь. Мне все равно нужно зайти домой. Я должен позвонить. — Он улыбнулся. — Так что тебе незачем подниматься.
    — Хорошо. — Девушка улыбнулась в ответ. — Я погуляю и полюбуюсь витринами магазинов. Желаю хорошего дня, и до встречи в семь.
    Повинуясь порыву, Джорджия подалась вперед, чтобы поцеловать Жан-Клода на прощание, но тот уже открывал дверь, собираясь войти. Казалось, он даже не заметил ее жеста.
    Джорджия подавила чувство острой обиды. Не будь глупой, сказала она себе. У него сейчас голова забита совершенно другим. Вечером, если повезет, он будет чувствовать себя лучше.
    Ведь правда, нет ничего приятней, чем прогулка по парижским магазинам? Они изысканны и полны чудес, на которые можно любоваться весь день, а если надоест, всегда есть возможность понаблюдать за людьми. Джорджия считала, что наблюдать за парижанами — одно удовольствие.
    Но сегодня она никак не могла настроиться на развлечения. Так или иначе, витрины магазинов, на которые Джорджия упорно пялилась, не доставляли ей никакой радости. Ее глаза замечали лишь нагромождение какой-то вычурной мишуры, которая была девушке не по карману. А что касалось людей, снующих вокруг нее по тротуару, то они как будто и вовсе не существовали. Джорджия едва бросала на них взгляды. Они были не более чем незнакомцы.
    Девушка позавтракала в небольшом бистро недалеко от Нотр-Дам, заказав полбутылки вина и надеясь хоть немного расслабиться. Но это не помогло. Джорджия испытывала напряжение и одиночество человека, оказавшегося в чужой стране, и отчаянно боролась с мыслями и страхами, одолевавшими ее. До вечера, пока Жан-Клод не объяснится с ней, она ни на что не способна.
    После ланча Джорджия, еле передвигая ноги, попыталась еще раз пройтись по магазинам и даже осмотрела пару церквушек. Но в половине шестого решила, что с нее хватит. Еще одна витрина, и она сойдет с ума. Гораздо разумней будет вернуться в квартиру и дождаться возвращения Лассаля.
    Джорджия двинулась в обратный путь, и быстрая ходьба немного улучшила ее самочувствие. Его, конечно, там не окажется, но она сможет просто подождать внизу, в холле. А вдруг портье узнает ее, тогда она сможет убедить его впустить ее в квартиру. Но это уже не важно. До семи оставалось чуть больше часа, а ей не привыкать дожидаться Жан-Клода!
    Недалеко от его дома, как раз за пешеходным переходом, стоял газетный киоск. Поравнявшись с ним, Джорджия остановилась спросить, нет ли английской прессы. Она сможет узнать последние новости, ожидая Лассаля.
    Девушка как раз выбирала газету, когда, словно подталкиваемая неким шестым чувством, взглянула на оживленную улицу, и вдруг ее сердце чуть не выскочило из груди: она увидела Жан-Клода. Он выходил из парадной двери своего дома, разговаривая с мужчиной в шляпе с широкими полями. По-видимому, он принимал какого-то делового партнера. При виде Лассаля сердце Джорджии мгновенно переполнилось любовью. Ясно, почему она не находила себе места. Расставание с этим мужчиной тяжким камнем легло ей на душу.
    Забыв про газету, Джорджия ступила на край пешеходного перехода. Когда загорится зеленый свет, она быстро перебежит через дорогу и спросит Жан-Клода, можно ли дождаться ею в квартире.
    Но Лассаль не ушел со своим спутником. Он попрощался с ним и поспешил обратно к входу. Чудесно! Похоже, он закончил свои дела и сможет побыть немного с ней наедине!
    Сигналы светофора должны были вот-вот смениться, и Джорджия приготовилась мчаться. Но в тот момент, когда машины затормозили, мужчина в шляпе, только что расставшийся с Жан-Клодом, внезапно поднял лицо вверх, глядя на небо. Сердце Джорджии замерло в груди. Теперь она разглядела его.
    Словно парализованная стояла она на месте, не замечая людского потока, спешившего мимо нее по переходу. Неужели это правда? Девушка почувствовала ужасную слабость. Это был Дюваль.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

    К счастью, Дюваль не заметил Джорджию. Пока девушка в состоянии шока стояла будто прикованная к месту и не спускала с него глаз, он развернулся в обратную сторону. Мгновение спустя Дюваль поймал такси и скрылся внутри машины. Такси уже тронулось, а девушка все еще стояла, не в силах сдвинуться с места.
    Душа Джорджии рыдала. Неужели Жан-Клод обманул ее? Он ведь уверял, что больше не имеет никаких дел с Дювалем. Что их сотрудничество уже кануло в Лету. Что в данный момент Дюваль ему враг. Он также говорил, что ни под каким предлогом не хотел бы встретиться с этим человеком.
    А она только что видела их выходящими вместе из дома Лассаля. И они вовсе не выглядели врагами. И это вовсе не плод ее воображения. Они были похожи на деловых партнеров.
    Миллионы мыслей проносились в голове Джорджии. Что это значит? Выходит, Жан-Клод все же каким-то образом связан с Дювалем?
    Ведь на самом деле он никогда не говорил ей, каким бизнесом занимается. Джорджии особенно запомнился тот случай, когда она зашла в кабинет Жан-Клода во время его телефонного разговора, а он, явно сочтя, что она подслушивала, быстро повесил трубку. Он также, вспомнила девушка, убрал все со стола, пока она завтракала. Стал бы Лассаль делать это, если ему нечего было скрывать?
    Едва дыша, она закрыла глаза. Было невыносимо даже думать о подобном. Но после увиденного разве можно думать о чем-либо другом?
    Чья-то рука на плече. Вздрогнув, девушка повернулась и увидела перед собой доброжелательное лицо женщины средних лет, с беспокойством разглядывавшей ее.
    — Allez-vouz bien, mademoiselle? — снова повторила женщина.
    Джорджия выдавила из себя слабую улыбку.
    — Oui, je vais bien, merci[11].
    Девушка внутренне собралась. Вероятно, она выглядит такой же оглушенной, какой себя чувствует. И потрясенной. Девушке казалось, что у нее кровь застыла в жилах.
    Пока она так стояла, светофор уже сменил сигнал на красный, но сейчас опять загорелся зеленый. Благодарно кивнув женщине, Джорджия ступила на мостовую, чувствуя себя роботом, и быстро пошла по переходу.
    На другой стороне она остановилась. Что ей теперь делать? Одна часть души подсказывала немедленно сесть в такси и мчаться в аэропорт. Наплевать на вещи, оставленные в квартире Лассаля. Он может их переслать, или она вообще обойдется без них.
    Заманчивое решение. Мысль о встрече с ним пугала Джорджию. Что, если все ужасные подозрения окажутся правдой? Но тем не менее ноги уже сами несли девушку к Жан-Клоду. В конце концов, данному случаю может найтись вполне невинное объяснение. И какой бы ни была правда, нельзя прятать голову в песок.
    Портье узнал Джорджию и кивнул ей. Она вошла в лифт, нажала на кнопку верхнего этажа, и кабина бесшумно понеслась вверх.
    Не успела Джорджия перевести дыхание, как лифт уже остановился. С тихим шелестом двери отворились, и девушка вышла, еле передвигая ноги, словно они прилипали к полу. Она прошла по мягкому ковру и, глубоко вздохнув, нажала на кнопку звонка.
    Казалось, ее поджидали. Дверь тут же распахнулась, и Джорджия внезапно очутилась лицом к лицу с Жан-Клодом. Сердце девушки бешено стучало. Любовь и боль одновременно захлестнули ее. И какую-то долю секунды она была готова развернуться и убежать.
    — Джорджия!
    Физиономия Лассаля уже было расплылась в улыбке, но, увидев выражение ее лица, он посерьезнел.
    — Qu'est-ce qu'il у а? Что случилось? В чем дело? — Он шагнул к ней и взял ее за руку, собираясь ввести в квартиру.
    — Нет!
    Джорджия изо всех сил пыталась сохранить самообладание, но как она могла оставаться спокойной, если он так нагло себя ведет? Она вырвала руку и прошествовала мимо него в холл.
    — Я требую объяснений! Я только что видела вас с Дювалем.
    Когда Джорджия вновь повернулась к Жан-Клоду, тот стоял нахмурившись. Он собирается отрицать? — подумала Джорджия. Желудок у нее буквально скрутило от тревожных предчувствий, и она произнесла то, чего более всего опасалась:
    — Вы утаили от меня, что работаете на Дюваля!
    Все, что она хотела, — это услышать от него отрицательный ответ. Но Лассаль не сказал «нет». Он лишь нетерпеливо вздохнул.
    — Думаю, нам лучше пройти в гостиную, — последовал ответ. Затем он резко развернулся и направился по коридору.
    Джорджия последовала за ним, хотя ноги почти не слушались.
    — Садитесь, мне нужно позвонить.
    Пока Лассаль шел к телефону, девушка буквально испепеляла его темными от гнева глазами. Почему он не мог сразу ответить на ее вопрос, и вообще, как он посмел указывать ей, что делать? Будь я проклята, если еще хоть раз подчинюсь ему, поклялась она себе. И осталась стоять.
    Жан-Клод отменял встречу. Сейчас он должен вернуться. Прекрасно. Джорджия радовалась, что помешала его планам.
    — Я выпью виски. За это, я думаю, мне не придется отчитываться. — Положив трубку, Лассаль взглянул на девушку через плечо. — Полагаю, вам тоже лучше выпить.
    — Я не пью виски. Об этом я вам уже говорила. Совсем недавно, если вы немного напряжете свою память.
    Все еще пытаясь сохранять самообладание, Джорджия смерила Лассаля мрачным взглядом. А он прошел к бару и плеснул виски в два бокала. Все было точно так же, как тогда в отеле, где она пыталась противостоять ему. Однако на сей раз все будет по-другому.
    Держа в каждой руке по бокалу, Жан-Клод направлялся к ней. Если он протянет мне виски, я его выплесну ему в лицо, подумала девушка. Но, словно прочитав мысли Джорджии, он остановился у невысокого кофейного столика и осторожно поставил на него бокалы. Затем, не дожидаясь реакции со стороны девушки, Жан-Клод подтолкнул ее к одному из кресел.
    — У меня кружится голова, — процедил он, — от того, как вы стоите здесь, качаясь словно корабельная мачта в десятибалльный шторм. Ради Бога, присядьте и расслабьтесь.
    Прикосновение Жан-Клода, тепло его пальцев на руке Джорджии, разрывающая сердце близость этого знакомого мужественного тела на мгновение почти лишили ее сил сопротивляться. Девушка почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы. Она продолжала любить этого мужчину каждой частицей своей души. Узнать, что он ей лгал, будет просто невыносимо.
    Пока Жан-Клод устраивался в кресле напротив, она усилием воли подавила слезы и вновь постаралась обрести спокойствие, хотя готовой к разговору себя еще не чувствовала. Прерывисто дыша, девушка смотрела, как Лассаль потянулся за своим бокалом и, сделав медленный глоток, поставил напиток на столик.
    — Итак, — спокойно произнес он, — вы видели меня с Дювалем.
    — Да. Я видела, как вы оба выходили из дома. Джорджия ощутила слабый проблеск надежды.
    По крайней мере он ничего не отрицал. Но тут же девушку сковал страх. Лассаль пока еще ничего и не объяснил.
    — Хорошо еще, — сквозь зубы добавила она, — что я не появилась на десять минут раньше. Я могла бы застать вас обоих в этой самой комнате.
    — Вам бы это не удалось. — Теперь голос Жан-Клода звучал резко. — Дюваль не был в моем доме. Ни сегодня, ни когда бы то ни было.
    — Тем не менее я видела, как он уходил.
    — Вы видели его выходящим из здания. Возвращаясь пятнадцать минут назад, я встретил Дюваля, поджидавшего меня внизу в холле. Я провел с ним ровно столько времени, сколько потребовалось, чтобы убедить его уйти.
    У Джорджии немного отлегло от сердца.
    — И что же он здесь делал? Зачем вы ему понадобились?
    — По многим вопросам.
    Девушка едва не задохнулась от гнева. Почему он не может ответить на ее вопрос? Зачем мучает ее? К чему столько таинственности?
    Сжав кулаки, она спросила:
    — Скажите мне одно: вы работаете на Дюваля или нет?
    Жан-Клод медлил с ответом, и за это время она умерла тысячу раз. Затем он очень тихо сказал:
    — Нет. Больше не работаю.
    — Но вы работали?
    Девушка почувствовала дурноту. То, чего она больше всего опасалась, оказалось правдой.
    Лассаль вновь помолчал, прежде чем ответить.
    — Боюсь, что да. Но это было не то, что вы себе воображаете.
    — Вот как! — От волнения желудок Джорджии судорожно сжался. — Почему вы мне не сказали об этом в самом начале?
    — Я не мог. — Жан-Клод выдержал паузу, всматриваясь в лицо девушки. — Правда в том, что я некоторое время работал на Дюваля в качестве адвоката.
    Некоторое время Джорджия лишь тупо смотрела на Жан-Клода. Что он говорит? Адвокат?
    — Вы же вроде говорили, что являетесь бизнесменом?
    — Я и есть бизнесмен. У меня не один источник дохода. Но по профессии я адвокат.
    — Адвокат Дюваля. — Сердце девушки сжалось от ужаса. — Вы работали с ним, когда он пытался захватить мой магазин?
    — Нет. Тогда я уже с ним не работал. Наше с ним сотрудничество, между прочим, было крайне коротким. Я очень быстро понял, что он лжец и мошенник и что он вовлекает меня в ряд дел глубоко неэтичных, по моему мнению. Я чуть не сошел с ума. Я ценю репутацию своей фирмы, а этот человек поставил ее под серьезную угрозу. Поэтому я расторг наши отношения и решил поставить на нем крест.
    В то время как Лассаль потянулся за своим бокалом и сделал еще глоток, Джорджия отчаянно пыталась собраться с мыслями. Все очень странно. В этом мужчине загадочности, похоже, больше, чем у сфинкса!
    — Я не понимаю. Почему вы не могли мне сказать об этом раньше?
    Жан-Клод поставил свой бокал.
    — Я и сейчас не должен был вам ничего говорить. Если об этом кто-нибудь узнает, у меня могут быть огромные неприятности. Но я сам хочу рассказать. Мне все время хотелось открыться вам. — Лассаль вздохнул. — Понимаете, ситуация становится довольно сложной и опасной, какими обычно оказываются дела, в которые вовлечен Дюваль. Я совершил большую ошибку, сказав ему, что шел по его следу, на что он ответил прямыми угрозами. Теперь он пытается привлечь меня за незаконную практику, и хотя официально обвинить меня не в чем, Дюваль тем не менее знаток в изобретении улик. У него имеется возможность крайне осложнить мне жизнь, и он ставит на это в надежде, что я отступлю. Я не мешал ему тешить себя подобными надеждами. Пока. Но кажется, его коллега все же заметил нас выходившими рука об руку из ресторана и доложил об этом Дювалю. Поэтому он перехватил меня внизу и снова начал угрожать.
    Какое-то внутреннее чутье подсказывало Джорджии, что каждое слово Лассаля было правдой. Девушка всмотрелась в его лицо.
    — Хорошо. Но вы до сих пор не объяснили, почему не сказали об этом раньше.
    Жан-Клод улыбнулся.
    — Вы правы, но я как раз начал к этому подходить. — Он наклонился к ней. — Как я уже сказал, проблема обострилась. Все осложняется тем, что я был короткое время адвокатом Дюваля; и теперь он пытается обвинить меня в незаконной практике. Не буду входить в подробности, но я был обязан присягнуть, что не буду обсуждать дело, которое веду против Дюваля, ни с кем из тех, кто имеет с ним даже незначительные деловые контакты. Это касается и вас.
    Поэтому, хотя я и имел право использовать вашу информацию для своего дела, у меня не было законных оснований рассказывать вам, чем конкретно я занимаюсь. — Жан-Клод вздохнул, откинулся в кресле и запустил пальцы в волосы. — Мир законов, поверьте мне, очень хитрая штука.
    — Я бы даже сказала, бессовестная и нечистоплотная.
    — Даже для эксперта этот мир может оказаться ночным кошмаром. — Что-то изменилось во взгляде Лассаля. Он вновь наклонился вперед и посмотрел на девушку. — Я ненавидел себя за то, что обманывал вас. Вот это действительно было кошмаром. Пожалуйста, Джорджия, поверьте мне. Я хотел вам все рассказать.
    Какое-то время она безмолвно смотрела на него. Может, и хотел, а может, и нет, хотя девушка поверила всему, что Жан-Клод ей только что сказал. Она, конечно, не все поняла, но разве простой смертный в состоянии постичь все запутанные нюансы законов? Однако основной смысл сказанного дошел до Джорджии, а ей этого было вполне достаточно. Но чувство незаконченности объяснения не покидало девушку.
    Она почти бессознательно откинулась в кресле, увеличивая дистанцию между ними.
    — Хорошо, я принимаю, что вы не имели права рассказать мне о Дювале… Но по крайней мере могли признаться, что работаете адвокатом? — В голосе девушки неожиданно появились напряженные, резкие нотки. — Об этом вам не нужно было лгать.
    Жан-Клод наклонился еще ближе. Его глаза внимательно смотрели в лицо Джорджии.
    — Вы правы. Если честно, мне не было нужды лгать по этому поводу. Я мог признаться, что был адвокатом. Но вы в самом начале относились ко мне с большим подозрением и считали меня сообщником Дюваля. Если бы я сказал вам, что работаю адвокатом, вы бы пришли к заключению, что я замешан в деле о праве на собственность и помогаю Дювалю. Поэтому я решил промолчать.
    — Солгать, так будет точнее.
    — Я представился бизнесменом, и это чистая правда. — Жан-Клод вздохнул. — Я лишь утаил от вас часть правды.
    — По-вашему, это не ложь?
    — Нет. Это всего лишь умалчивание.
    — Для меня это равносильно лжи. — Джорджия чувствовала, что самообладание начало покидать ее. — Я должна была догадаться, что вы адвокат. Вы говорите, как адвокат, и спорите так же, как они. И так же, как они, вы перевираете все, чтобы победить в споре.
    Девушка перевела дыхание. Долго сдерживаемые эмоции, казалось, вот-вот хлынут наружу, словно огненная лава из сердца вулкана.
    — Как вы можете хладнокровно сидеть передо мной и играть словами? Как смеете уверять, что не лгали мне? Я доверяла вам! Я верила! А вы с самого начала играли со мной. Вы бессовестный лжец! Вы даже не потрудились сказать, кем являлись на самом деле! Вы врали мне каждый раз, когда открывали рот!
    — Джорджия! Ради Бога!.. Это неправда! Жан-Клод вскочил на ноги, а в его взгляде отражалось беспокойство — хотя оно, вероятно, было таким же лживым, как и все остальное. Джорджия догадалась, что было у него на уме. Он хотел подойти и обнять ее. А девушка не желала этого. Она пока не была к этому готова. Ей требовалось время. Чтобы побыть одной. Чтобы как-то упорядочить путаницу в голове. — Нет!
    Когда Лассаль двинулся к ней, она выставила вперед руку. Но его, конечно же, это не остановило.
    — Нет! — вновь воскликнула девушка. Затем, повинуясь неведомому порыву, наклонилась, схватила свой нетронутый бокал и выплеснула виски Лассалю в лицо.
    Жан-Клод резко остановился, словно ошпаренный, и на мгновение замер. Невозможно было понять, что выражало его лицо. Затем он полез в карман, вынул чистый платок и, ни слова не говоря, вытер лицо. Потом отшвырнул платок в сторону. Джорджия наблюдала за ним с колотящимся сердцем. Она вовсе не жалела о том, что сделала. Ей было необходимо как-то остановить его. Если бы она позволила Жан-Клоду дотронуться до себя, то тут же сдалась бы. Тут же его простила бы, а Джорджия этого не хотела. Она не должна спешить. Ей требуется время.
    Наконец он заговорил:
    — Я сделал все возможное, чтобы объясниться с вами. Я сказал вам, что виноват, и не отказываюсь от своих слов. Сожалею, что не сказал вам все с самого начала. Я нарушил свою клятву и исповедался перед вами отчасти потому, что должен был это сделать, но больше из-за того, что устал обманывать вас.
    Джорджия ничего не ответила, потому что ей нечего было сказать, а Лассаль отвел взгляд и отступил назад.
    — Сейчас я должен уйти. — Он посмотрел на часы. — Вы пришли в шесть, когда мне нужно было встречаться с клиентом, поэтому у меня нет иного выбора, как сделать это сейчас. Почему бы вам не остаться здесь вместо того, чтобы улетать? — Жан-Клод снова взглянул на нее, и выражение его лица смягчилось. — Боюсь, я не смогу отвезти вас сейчас в аэропорт, тем более что нам о многом нужно поговорить. Если я отменю вечернюю встречу, то вернусь не очень поздно.
    — Спасибо, но я предпочитаю уехать. Джорджия не хотела разговаривать. Все, о чем она мечтала, — это исчезнуть. Сейчас девушка была не в состоянии думать — и не сможет, пока не окажется подальше отсюда, подальше от него и всего с ним связанного. Стоило ей лишь взглянуть на Жан-Клода, как у нее начинала кружиться голова.
    — Я могу взять такси, — сказала она. — Меня это вполне устроит.
    — Вы уверены, что именно этого хотите?
    — Да, конечно. — Джорджия встала. — Вас не затруднит заказать мне машину?
    Жан-Клод не настаивал. Он лишь сделал то, о чем она его попросила, затем, вопреки протестам Джорджии, проводил до выхода, а через десять минут подошло такси.
    Ни слова не говоря, девушка села в машину. Поскорее бы исчезнуть. Она даже не взглянула на Лассаля, когда он сказал ей:
    — Мне жалко, что вы уезжаете именно так. Она уже опустила стекло, отделяющее ее от водителя, и попросила ехать, даже не попрощавшись с Жан-Клодом.
    — Merci, mademoiselle. Et bon voyage[12]. Водитель остановил машину напротив зала вылета, и Джорджия дала ему довольно щедрые чаевые, досадуя, что это ее единственный вклад в стоимость поездки. У Жан-Клода, похоже, кредит в таксомоторной компании, и он заранее договорился, чтобы стоимость поездки записали на его счет.
    Неужели он всегда все держит под контролем, даже ее отъезд? Лживый, отвратительный соглядатай!
    Джорджия подошла к столу регистрации и заняла очередь. Она немного успокоилась, пока ехала в такси. Съежившись на заднем сиденье, слепо уставившись в окно, девушка чувствовала, как ее напряжение постепенно ослабевает, а сердце успокаивается. В желудке до сих пор ощущалась свинцовая тяжесть, но мысли постепенно приходили в порядок.
    Как он мог так обмануть ее? Как мог? Как он МОГ? Как ему удалось продолжать разыгрывать этот лживый спектакль? Она влюбилась в него, но даже не знала, кто он на самом деле!
    Парочка, стоявшая перед Джорджией, уже дошла до стола и ставила свой багаж на весы. Мы должны поговорить, сказал он. Но она не желала говорить. О чем тут можно было говорить? Он обманул ее, и точка. Она правильно поступила, не захотев обсуждать эту тему.
    Дернувшись, конвейер потащил сумки впереди стоявшей пары, и теперь настала очередь Джорджии. Девушка-контролер приветливо улыбнулась ей.
    — Добрый вечер. Ваш билет, пожалуйста.
    Джорджия кивнула, собираясь достать его, но внезапно замерла.

    Действительно ли она правильно поступила?
    Или все-таки совершала большую ошибку? Какое-то мгновение девушка стояла неподвижно, а мысли вихрем кружились в ее голове. Вдруг ее осенило. Она резко шагнула назад, сжимая ручку своей сумки.
    — Простите, — произнесла Джорджия неожиданно спокойно, — но я передумала. Я не полечу.
    Затем она развернулась и направилась к выходу, совершенно не обращая внимания на насмешливо-изумленные взгляды, сопровождавшие ее до тех пор, пока она не исчезла за автоматическими дверями.
    Джорджия оставила сумку в холле и прошла в гостиную. Она знала, что ей придется ждать долго, потому что Жан-Клод не отменит свою вечернюю встречу и, возможно, вернется не раньше полуночи. Но ожидание ее не пугало, она радовалась, что вернулась. Опустившись на один из диванчиков, она сбросила туфли и с удовольствием откинулась на большие мягкие подушки.
    Она поступила правильно. У нее не было в этом никаких сомнений. Им действительно нужно поговорить. Как сказал Жан-Клод, это очень важно. Но чем больше Джорджия об этом думала, тем меньше ей хотелось требовать от него еще каких-либо объяснений.
    Он уже и так все объяснил. И если бы в тот момент это не явилось для девушки таким потрясением, она бы еще тогда поняла, что у Лассаля не было другого выхода, кроме как держать ее в неведении. Клятва есть клятва. И Жан-Клод прав: сказав Джорджии о своей профессии адвоката, он дал бы почву для подозрений. Дюваль и адвокаты были неразрывны в представлении девушки.
    Нет, он был обязан поступить таким образом, и с ее стороны не следовало обвинять его. Пожалуй, она должна быть польщена, что Лассаль в конце концов ей обо всем рассказал. Ведь он сделал это, потому что доверял Джорджии и беспокоился о ней.
    Когда Жан-Клод вернется, она извинится, что сбежала от него в приступе злости; и он не будет сердиться на то, что Джорджия убедила портье пустить ее в квартиру. Она ведь сделала так, хотя и слегка запоздало, как хотел Лассаль, — решила дождаться его.
    Убедив себя в правильности своего решения, Джорджия еще долго лежала, растянувшись на диванчике. Затем около десяти, когда дал о себе знать пустой желудок, она прошла на кухню, взяла хлеб и сыр и поела, запивая красным вином. Девушка включила телевизор, но там не оказалось ничего, что бы привлекло ее внимание. Тогда она прошла в спальню, приняла душ, взяла книгу — в книжном шкафчике стояло несколько томиков на английском — и, совершенно обнаженная, с довольной улыбкой забралась в постель.
    Уже через пару страниц девушка почувствовала, как ее веки начали слипаться. Она отложила книгу и откинулась на подушки, с наслаждением вытягиваясь под свежими льняными простынями. Я только подремлю пару минут, подумала она. Я, без сомнения, услышу, как он войдет. Если не проснусь от стука двери, то уж его шаги по коридору меня точно разбудят.
    Но очнулась она только тогда, когда кто-то забрался в постель позади нее, пара рук потянулась к ней, теплые губы поцеловали ее и знакомый глубокий голос прошептал ей на ухо:
    — Джорджия, mon amour… Какой чудесный сюрприз!
    Жан-Клод лежал на спине, уставившись в темноту, а его чувство физического удовлетворения соперничало с тревогой в сердце.
    Он ничего не мог с собой поделать. В конце концов, он же не из стали. Когда Жан-Клод вошел в спальню и увидел Джорджию, лежавшую в постели, его охватило настолько сильное желание, что сопротивляться ему было невозможно.
    Лассаль вздохнул. В возникшей путанице виноват лишь он один. То, что он раскрыл карты сегодня вечером, было прекрасной возможностью поставить точку в их отношениях. Но что он натворил вместо этого? Не в состоянии причинить Джорджии боль, попытался все объяснить и даже попросил девушку остаться. Потом вернулся домой и занимался с ней любовью, хотя и понимал, что не должен был этого делать. Господи, что творится в его голове?
    Он сошел с ума. А сейчас только усложнил все. Потому что, хотя и раскрыл перед ней свои секреты и между ними больше не существовало лжи, обман, который он совершал сейчас, был намного ужаснее.
    Их отношения не имели будущего. Он знал это. Она не знала. Все закончится слезами, и очень скоро.
    Джорджия во сне придвинулась к Жан-Клоду, и он бессознательно обнял ее за талию, чувствуя, как сердце наполняется наслаждением, которое тотчас переросло в чувство вины. Эта девушка заслуживает большего. Если бы он мог ей это дать! Но из прошлого опыта он знал, что ничего хорошего из их отношений не выйдет. Он должен исчезнуть из ее жизни.
    Стараясь не разбудить Джорджию, Жан-Клод прижался к ней, упиваясь сладким запахом ее тела. Надо сообразить, как оставить девушку, не причинив ей боли.
    Он нежно поцеловал ее в плечо.
    — Я придумаю, как сделать это для тебя безболезненным, — тихо поклялся Лассаль. — А сейчас у меня нет выбора. Это сильнее меня. По крайней мере сейчас. И пока все будет продолжаться, я постараюсь, чтобы ты чувствовала себя счастливой.
    Жан-Клод прижался к девушке щекой и наконец закрыл глаза, немного удивляясь облегчению, охватившему его при мысли, что ему не придется немедленно распрощаться с Джорджией.
    — Ты меня оскорбляешь! Что ты имеешь в виду, предлагая мне подумать о карьере взломщика?
    Жан-Клод прижался к девушке, целуя ее в шею.
    — Ну, думаю, ты должна признать, что у тебя определенно имеется талант проникать сквозь запертые двери.
    Джорджия рассмеялась и обняла его.
    — Я уже объясняла тебе, что не вламывалась в отель в Бате. Все произошло совершенно случайно. Меня впустила горничная. Сюда я тоже не вламывалась. Я лишь убедила портье впустить меня.
    — Я рад, что тебе это удалось. — Жан-Клод снова поцеловал девушку. — Когда, войдя в комнату, я увидел тебя спящей в моей постели, то подумал, что какой-то добрый волшебник, вероятно, прислушался к моим молитвам.
    Наступило утро, и они лежали в постели и завтракали кофе и круассанами, которые недавно Жан-Клод принес на подносе.
    — Не поднимайся, — сказал он Джорджии, когда та попыталась встать и помочь ему на кухне. — Я хочу, чтобы ты оставалась здесь, когда я вернусь. Мне кажется, я начинаю испытывать наслаждение от этого вида.
    Джорджия размышляла о Жан-Клоде в то время, как он опускал ей в рот кусочек круассана. Как она могла сбежать от него? Должно быть, сошла с ума. Ведь Жан-Клод самый великолепный, самый умопомрачительный мужчина во вселенной.
    Прошлой ночью, когда он забрался в постель позади нее, девушка сонно повернулась к нему, вздыхая с наслаждением, подставляя губы для поцелуя и тая в его руках. Его сильное обнаженное тело казалось прохладным по сравнению с ее собственным. Дрожа от возбуждения, Джорджия прижалась к нему. И не было нужды в словах, вопросах или объяснениях, почему она уехала и почему вернулась. Их губы и их руки сказали все, что они хотели сказать.
    Они, конечно же, занимались любовью, но все было иначе, чем в прошлый раз. Столько же страсти, нежности и волнения, как и тогда, но в этот раз все было окрашено восхитительной чувственностью. То, что они потеряли друг друга, а теперь вновь обрели, добавило остроты, даже некоей пикантности.
    Чувство глубокого удовлетворения, прежде не изведанного, охватило Джорджию, когда она засыпала в объятиях Жан-Клода. И это чувство не покидало ее с тех пор, как она проснулась сегодня утром.
    Оно немного напомнило Джорджии то ощущение, которое она испытывала, возвращаясь каждый вечер в свою квартирку в Бате. Ощущение покоя. Ощущение чего-то родного. Ощущение надежности. И только сейчас она осознала, что ее душа наконец-то нашла свое пристанище.
    — Понимаешь, я должен тебя оставить. Джорджия понимала, о чем он говорит — в этом не было ничего ужасного, — но тем не менее ее сердце дрогнуло от слов Жан-Клода. Всю ее пронзил внезапный холод. Если я его потеряю, подумалось ей, как я тогда выживу?
    Она посмотрела на Лассаля и изгнала страх из своей души.
    — Понятно, — сказала она. — Но, надеюсь, не надолго?
    Жан-Клод объяснил ей, что на это утро у него назначена важная встреча. Но обещал вернуться к ланчу — хотя потом, увы, собирался опять уйти до вечера.
    Он поцеловал девушку.
    — Надо полагать, я не задержусь. — Обняв Джорджию, Жан-Клод погладил ее по волосам. — Мне жаль, что все так складывается. Этот уик-энд получился неудачным. Кризис грянул как гром среди ясного неба. — Лассаль отклонился и, нахмурившись, посмотрел на девушку полными тревоги синими глазами. — Но такое случается не часто. Не пойми меня превратно. Тебе не всегда придется терпеть подобное одиночество.
    «Не всегда». Это звучало так, словно Жан-Клод желал продолжения их отношений. Чувство безмерной радости и облегчения овладело девушкой. До сих пор он не делал никаких намеков на свои намерения.
    Обвив руками его шею, Джорджия прижалась к нему и поцеловала. Я люблю тебя! Я люблю тебя! Ей хотелось прокричать об этом на весь мир. Ведь она испытывала самое чудесное чувство в мире.
    — Я не имею ничего против. Правда.
    Когда Лассаль ушел, девушка в счастливом возбуждении принялась бродить по квартире. Он сказал ей, чтобы она не беспокоилась об уборке, так как на следующий день должна была прийти горничная. Но Джорджия пренебрегла его инструкцией и занялась наведением порядка, получая огромное удовольствие от таких простых домашних дел, как вынос мусора, застилание кровати, взбивание подушечек на диванах в гостиной. Ведь это был его мусор, его постель, его подушки и его диваны, и делать для него даже такие незначительные вещи было ей в радость. Это заставляло ее чувствовать себя ближе к нему. Чувствовать себя частью его дома. Частью его жизни.
    Жан-Клод вернулся около часа и повел Джорджию в небольшое бистро недалеко от дома. А когда принесли их заказ, девушка сказала ему:
    — Я решила сегодня вечером вернуться в Бат. — Произнося эти слова, она испытывала тяжесть на сердце. Ей безумно не хотелось покидать Жан-Клода. Но нужно было уезжать. Завтра понедельник, начало рабочей недели. — Я звонила утром в аэропорт. И мне удалось забронировать место на шестичасовой рейс.
    Жан-Клод вздохнул и потянулся к ее руке. — Я не хочу, чтобы ты уезжала. Это был совершенно особенный уик-энд, хотя я видел тебя не так много, как хотелось бы. — Затем он неожиданно улыбнулся. — Но будут еще другие уик-энды. Париж и Бат не так далеко друг от друга.
    Джорджия кивнула. Конечно, Бат не на другом краю света, хотя в данный момент ей именно так и казалось. Находиться от него столь далеко будет невыносимо.
    Девушка постаралась прогнать мрачные мысли. У них есть еще несколько часов перед расставанием. И потом они еще увидятся. И проведут вместе не один уик-энд. Ведь именно так он сказал. И хотя в данный момент их будущее рисовалось девушке в серых тонах, на самом деле дальнейшая картина была определенно розовой.
    После обеда они отправились прогуляться вдоль Сены, часто останавливаясь посмотреть на лодки или поцеловать друг друга, в остальное же время беспрерывно болтали и смеялись, взявшись за руки. Потом вернулись в квартиру за вещами Джорджии. Жан-Клод хотел сам отвезти девушку в аэропорт.
    По дороге Лассаль сказал:
    — Я должен узнать новости о твоей пропавшей коллекции. Как только что-нибудь прояснится, тут же свяжусь с тобой. Но ты не переживай. Это всего лишь вопрос времени.
    — Спасибо. — Джорджия улыбнулась Жан-Клоду. Она почти забыла о своих неприятностях.
    Странно: то, что казалось страшной трагедией, соединило ее с ним. Судьба поистине загадочная вещь. Никогда не знаешь, чем все обернется. До аэропорта они доехали в мгновение ока.
    — Я буду скучать по тебе, — сказал Жан-Клод, провожая Джорджию в зал ожидания. — Но скоро мы что-нибудь придумаем. — Он обнял девушку. — Я позвоню тебе. — Он поцеловал Джорджию и какое-то время не разжимал своих объятий. Потом улыбнулся и покачал головой. — Господи, как я ненавижу прощаться! Но все равно, спасибо тебе за незабываемый уик-энд.
    — Аналогично. — Джорджия натянуто улыбнулась. Ее сердце, казалось, поднялось к горлу. Прощание давалось ей намного болезненнее, чем она опасалась. — Раз я тоже ненавижу прощания, то лучше будет, если ты уйдешь сейчас. — Девушка поцеловала Жан-Клода и взяла свою сумку у него из рук. — Спасибо тебе за все. Надеюсь, мы скоро увидимся.
    Джорджия отвернулась, пряча слезы, внезапно подступившие к глазам, убрала руку, которую Жан-Клод все никак не отпускал, и быстро направилась к автоматическим дверям.
    Хотя уйти просто так не удалось. Она должна была еще раз на него взглянуть. И, увидев, что Жан-Клод все еще не ушел, Джорджия ощутила, как сжалось ее сердце.
    Он послал ей поцелуй.
    Потом двери закрылись.
    Встреча закончилась хорошо, хотя слишком затянулась. Жан-Клод вышел на улицу и ненадолго остановился, с наслаждением вдыхая бодрящий, прохладный ночной воздух. Офис его клиента, где они занимались делами в течение трех с половиной последних часов, был слишком душным и жарким, отчего у Лассаля разболелась голова.
    Он посмотрел на часы. Чего ему действительно хотелось, так это оставить машину, припаркованную на соседней улице, и отправиться пешком в квартиру на Елисейских Полях. Завтра он сможет попросить кого-нибудь пригнать ее, а сейчас ему требовалась хорошая, оживляющая прогулка пешком.
    Но тогда он вернется домой слишком поздно, чтобы позвонить Джорджии, а он беспокоился, как она добралась до Бата. Жан-Клод улыбнулся при мысли о Джорджии. Ему снова хотелось услышать ее голос. Значит, прогулка отменяется. Придется взять машину.
    Все еще думая о Джорджии, он вернулся туда, где был припаркован «порше». Хотя он и скучал по ней, хорошо, что она вернулась в Бат. Когда Дюваль на тропе войны — а он вчера ему недвусмысленно угрожал, — Жан-Клод чувствовал себя спокойнее, зная, что Джорджия в Англии. Хотя он быстро покончит с этим негодяем.
    Улица, где стоял «порше», была темной и пустынной. Он завернул за угол и улыбнулся, представив себе Джорджию. При прощании она сказала, что надеется его вскоре увидеть. Он тоже на это надеялся. И, если постарается, ему удастся выкроить время, чтобы слетать в Бат на следующие выходные. Жан-Клод ничего не обещал в аэропорту, потому что не хотел обнадеживать девушку, но, похоже, кризис в делах близится к благополучному завершению, поэтому он обрадует Джорджию, когда будет звонить ей вечером.
    Это подняло Жан-Клоду настроение. Подходя к машине и доставая ключи, он улыбался в предвкушении разговора с Джорджией, внезапно испытав сильное желание поскорее добраться до дома и позвонить ей. В столь поздний час на улице мало машин, поэтому он будет на месте минут через пятнадцать.
    Жан-Клод отключил сигнализацию, открыл дверцу машины и быстро скользнул за руль, вставляя ключ в замок зажигания.
    Все произошло в мгновение ока.
    Ослепляюще яркая вспышка. А после темнота — и ничего более.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

    — Попробуй угадай! Она нашлась! Нашлась пропавшая коллекция! — (Услышав новость, Кэй улыбалась до ушей.) — Это был кто-то из офиса корабельной компании Болоньи. Наша коллекция находится там, в отличном состоянии, и завтра уже будет здесь. Фантастика! Ведь я же говорила! — Джорджия тоже сияла. — Я же говорила, что Жан-Клод обещал скоро найти пропажу!
    Это произошло на следующий день после возвращения из Парижа. Джорджия стремглав бросилась из кладовой в тот момент, когда в магазине раздался звонок. Девушка надеялась, что это Жан-Клод, ведь он так еще и не звонил. Она наивно полагала, что он позвонит прошлой ночью, хотя бы для того, чтобы узнать, как она добралась домой.
    Хотя с какой стати он должен был это делать? — спрашивала Джорджия себя всю ночь, стараясь прогнать глупое разочарование, которое нахлынуло на нее, когда девушка окончательно потеряла надежду и погасила ночник у кровати. Она же взрослая женщина, вполне способная долететь самостоятельно.
    И Жан-Клод к тому же крайне занятой человек, внушала сейчас себе Джорджия, потому что уже наступило время ланча, а от него все еще не было звонка. Не о чем было волноваться. Он обязательно позвонит, когда будет время.
    А новости в это утро были получены приятные, хотя они мало удивили Джорджию. Как она сказала Кэй: «Я ни капли не сомневалась, что Жан-Клод сдержит свое слово». При этом девушка не могла скрыть гордость в своем голосе и счастливый обожающий блеск в глазах.
    Избегая отдельных интимных подробностей и не выдавая секрета Жан-Клода, Джорджия рассказала Кэй о своем волшебном уик-энде. И вряд ли смогла бы промолчать. Все было написано у нее на лице.
    — Ого! — воскликнула Кэй, как только увидела Джорджию. — Ты выглядишь так, словно неплохо провела время!
    — Чудесно! — воскликнула Джорджия, восторженно подняв глаза к небу. Затем вздохнула и призналась: — Кэй, я влюблена!
    — Великолепно! — Реакция Кэй была предсказуемой и моментальной. — Ради Бога, не молчи. Я сгораю от нетерпения поскорее все услышать!
    К счастью, до обеда было всего два покупателя — утро понедельника всегда проходило спокойно, — поэтому Джорджия смогла посвятить немало времени своему рассказу. Восхитительное ощущение! Девушка словно вновь пережила весь уик-энд. А разговоры о Жан-Клоде кружили ей голову не хуже вина.
    — Он самый потрясающий мужчина из всех, кого я знала. Я обожаю в нем все. Он и есть тот самый мистер Совершенство, которого я ждала.
    — Я так счастлива за тебя, Джорджия! — Кэй дружески обняла Джорджию. — Ты заслужила эту сказку.
    Но если это сказка, что же тогда случилось с принцем? К вечеру, когда две подруги уже закрывали магазин, от него все еще не было ни звука.
    — Не волнуйся, он ждет, чтобы позвонить тебе домой. — Кэй тепло улыбнулась, глядя в обеспокоенное лицо девушки. — Просто хочет поговорить с тобой наедине, чтобы никто не мешал.
    Именно на это Джорджия и надеялась. Но за весь вечер, что она провела у телефона, позвонила лишь тетя Беатрис. Девушка отправилась в постель, стараясь не беспокоиться, но чувствуя, что вся буквально омертвела от горького разочарования. Неужели она ошиблась в нем? Может, сама все себе напридумывала?
    Следующий день прошел точно так же.
    — Он, возможно, занят, — продолжала утверждать Кэй, пока они распаковывали коробки с прибывшим товаром. — Вот увидишь, скоро позвонит и будет просить прощения.
    Джорджия испытывала благодарность за сочувствие, но неужели он мог быть ТАК занят? Никто не может быть загруженным настолько, чтобы в течение сорока восьми часов не выкроить пару минут для телефонного звонка. Нет, была какая-то другая причина молчания Жан-Клода.
    Такая, например, что он вовсе и не собирался ей звонить. Что прошедший уик-энд ничего для него не значил. Абсолютно ничего. И что Джорджия была всего лишь очередной пометкой в длинном списке его побед.
    Мысли о подобном терзали девушку, но как можно думать о чем-либо другом? Ведь она с самого начала подозревала, к какому типу мужчин принадлежит Жан-Клод Лассаль. И теперь выходило, что была все же права.
    Но ведь она сама позволила себе поддаться его чарам. Даже уговорила себя поверить, что на: шла мистера Совершенства. Унижение охватило Джорджию. Какая же она дура!
    Было как раз около шести, когда Кэй, надевая пальто и собираясь уходить, просунула голову в дверь кладовой, где Джорджия до сих пор занималась распаковкой товара.
    — Не засиживайся допоздна, Джорджия. Иди-ка домой и отдохни. Или можешь провести вечер у нас с Эдди. Сегодня его очередь готовить, так что ужин будет вполне съедобным.
    Джорджия взглянула· поверх ящика с льняными блузками, который как раз распаковывала, испытывая благодарность и глубоко тронутая вниманием помощницы. Но тем не менее отказалась:
    — Спасибо, Кэй. Может, как-нибудь в другой раз. Я только закончу этот ящик и сразу же отправлюсь домой.
    Заниматься каким-нибудь делом было лучшей терапией, кроме того, Джорджия не хотела провести вечер в компании. Пока работала, она хоть немного забывала о тяжести на сердце, тогда как общение с людьми только обострит ее страдания. Возможно, это звучало и неблагодарно, но она действительно лучше чувствовала себя в одиночестве.
    — Ну ладно, тогда увидимся завтра. — Кэй не настаивала. Она была хорошим другом и, вероятно, понимала чувства, испытываемые Джорджией. — Но не работай до ночи. Лучше посмотри дома телевизор. По-моему, сегодня как раз твое любимое игровое шоу.
    Джорджия улыбнулась.
    — Не волнуйся. Я недолго. Закончу вот это и уйду.
    Девушка, конечно же, не сдержала своего слова. Распаковав один ящик, развесив одежду на вешалки и прикрепив ценники, она взялась за следующий. Затем еще за один. До тех пор, пока есть силы. Потом поедет домой и свалится в постель. И если повезет, сможет по-настоящему заснуть.
    Последние пару ночей сон для Джорджии был несбыточной мечтой. Она лежала, прислушиваясь к тиканью часов у кровати, а мозг ее буквально плавился от отчаяния. И только когда через шторы начинал брезжить рассвет, девушка впадала в короткий, тревожный сон.
    Это безумие. Если Жан-Клод действительно лишь играл с ней, в таком случае он просто не стоит всех ее страданий. Но хотя мозг девушки понимал это, сердце думало совершенно иначе!
    Спустя четыре часа, когда Джорджия вышла из магазина, на Бат обрушился сильный ливень. Все одно к одному. Девушка раскрыла зонтик. Небеса, похоже, внимали ее настроению.
    Спустившись вниз, Джорджия поспешила к стоянке, где всегда парковала свой красный «поло». Я должна забыть его, решила она. Это все, что можно сделать. Если так будет продолжаться, я сойду с ума. Я совершила ошибку, и ничего с этим не поделаешь. Но это же не трагедия. Ведь ничего ужасного не произошло. В один прекрасный день я встречу кого-нибудь еще лучше, и мое сердце выздоровеет.
    Нет, не выздоровеет. И ты не сможешь забыть его! И не найдешь никого лучше! — звучал какой-то неведомый голос в голове Джорджии. Мужчина, подобный Жан-Клоду, встречается лишь один раз в жизни.
    Как раз в этот момент длинная черная машина промчалась мимо девушки. Заметив ее краем глаза, Джорджия чуть не бросилась ей вслед, а ее сердце едва не вырвалось из груди. Какое-то мгновение она была уверена, что это «порше» Жан-Клода.
    Она, конечно же, ошиблась. Но когда машина исчезла, в ее мозгу что-то неожиданно прояснилось. И она поняла то, что до сих пор не приходило ей на ум.
    Девушка развернулась и почти побежала к стоянке. Теперь она знала, как ей быть.
    — Николь? Это Джорджия из Англии.
    Лишь с пятнадцатого раза она дозвонилась до его квартиры, столько же раз набирала номер Жиф-сюр-Ивета. Она уже хотела на сегодня оставить все попытки связаться с Парижем. Было около одиннадцати. Во Франции почти полночь. Джорджия решила подождать до утра и тогда попробовать еще раз.
    Но из упрямства она решила попытаться последний раз, и — о чудо! — кто-то в конце концов поднял трубку. Это была Николь.
    — Джорджия! Я искала ваш номер. О, Джорджия… папа… Случилось что-то ужасное.
    Пять минут спустя Джорджия повесила трубку. Но тут же вновь ее подняла и набрала номер Кэй. Девушка вся оцепенела, а ее сердце покрылось льдом.
    Кэй ответила почти тут же. Джорджия глубоко вздохнула и сказала:
    — Кэй, тебе придется завтра опять остаться одной. Произошел несчастный случай, и я первым утренним рейсом лечу во Францию.
    — Отвезите меня по этому адресу, пожалуйста. Как можно быстрее.
    На следующий день, около девяти утра, в аэропорту «Шарль де Голль» Джорджия садилась на заднее сиденье такси и протягивала водителю листок бумаги, на котором были написаны название и адрес госпиталя. Девушка обычно не часто обращалась к Богу, но сейчас она горячо молилась. Господи, не дай ему умереть. Пожалуйста, позволь ему выкарабкаться.
    Прошлой ночью Николь рассказала ей о бомбе. Тогда она только что вернулась из госпиталя от Жан-Клода и отозвалась на последний звонок Джорджии.
    — Взрывчатку подложили под машину. Считают, что это Дюваль или кто-то из его окружения. О, Джорджия… Кто мог желать его смерти?
    — Но он жив? — Джорджия едва не лишилась чувств, спрашивая об этом. — Ты ведь сказала, что он в госпитале? Он жив?
    Николь задыхалась от слез.
    — Да, слава Богу, пока жив. Но очень сильно ранен. С воскресенья еще не приходил в сознание. Врачи говорят, что это плохо. Я… — Николь не смогла продолжать и разрыдалась.
    В этот момент Джорджия уже решила.
    — Я выезжаю, — сказала она Николь. Они сейчас очень нужны друг другу. Но Джорджия в любом случае не могла остаться в Бате. Она должна быть рядом с Жан-Клодом.
    Когда такси подъезжало к госпиталю, Джорджия беззвучно молилась. Слава Богу, что она прозрела и решила позвонить. Как было бы ужасно, если бы она до сих пор оставалась в Бате в мучительном неведении, ведь практически так и случилось. Если бы ее мозг не пробудила та промчавшаяся машина, она бы даже не знала, что Жан-Клод борется за свою жизнь.
    Девушка в тысячный раз вспоминала тот момент прозрения. Тогда в ее голове словно зажегся свет. И в момент вспышки для нее все прояснилось.
    Жан-Клод не мог бы ее обмануть. Не такой он человек. Она несправедливо его осудила, положившись на свое первое впечатление о нем. Но ведь она знает его теперь лучше и не имеет права так о нем думать. Единственной причиной его молчания могло быть только какое-то несчастье. Джорджии стало стыдно, когда она все поняла, и это чувство не покидало ее до сих пор. Жан-Клод заслуживал ее уважения и доверия, а она не смогла их ему дать. Она была слишком занята жалостью к себе, чтобы трезво мыслить.
    Но сейчас-то Джорджия рассуждала вполне трезво. Когда такси подъехало к госпиталю и высадило девушку у главного входа, она чувствовала себя очень сильной.
    Я буду здесь с тобой, мой любимый, мысленно клялась она. Что бы ни случилось, я буду с тобой рядом. И если только любовь в состоянии помочь человеку выжить, то ты обязательно выкарабкаешься, ведь моя любовь к тебе безгранична.
    Через сеть коридоров Джорджия шла к одноместной палате, где, как сообщила Николь, лежал Жан-Клод. У двери она на мгновение задержалась, чтобы собраться с духом, затем, расправив плечи, уже было подняла руку, чтобы постучать. Но в этот момент дверь распахнулась, и появилась медсестра.
    — Мадемуазель Джорджия? — Она смотрела в бледное, напряженное лицо девушки и улыбнулась, когда та кивнула. — Вы можете войти и увидеть его, — сказала она на хорошем английском. — Его дочь говорила, что вы приедете. — Когда Джорджия проходила мимо медсестры, та мягко коснулась ее плеча. — Он, конечно, вас не узнает. Пациент до сих пор не пришел в сознание. Боюсь, в его состоянии не наступило никаких перемен к лучшему.
    Девушка кивнула.
    — Да, я знаю. — Она благодарно улыбнулась медсестре, затем глубоко вздохнула и вошла в палату.
    Все могло быть намного хуже. Нужно радоваться хотя бы этому. Кровать, на которой лежал Жан-Клод, бледный и неподвижный, как труп, была окружена аппаратами, мониторами и капельницами, к чему Джорджия в принципе была готова. Она не видела его поврежденной ноги — о ней девушке рассказала Николь, — но забинтованная рука и повязка на лице свидетельствовали о несчастье. Но он все же был целым. Его не разорвало на части.
    Изо всех сил стараясь держать себя в руках, Джорджия подошла к изголовью кровати.
    — Здравствуй, Жан-Клод. Это Джорджия. — Она взяла его здоровую руку в свои ладони. — Прости, что не приехала раньше, но я не покину тебя, пока ты не поправишься.
    Около кровати стояло кресло. Девушка села в него, бросив свои сумки на пол.
    Она наклонилась к Жан-Клоду, не выпуская его руки.
    — Я знаю, что ты не можешь отвечать мне, но, возможно, слышишь меня, поэтому я просто посижу здесь и немного поговорю с тобой. — Девушка слабо улыбнулась. — Зато ты не сможешь спорить со мной.
    Следующие минут десять Джорджия рассказывала о том, что произошло после их расставания. О своем приезде в Бат, о прибытии пропавшей коллекции, о плохой погоде в Англии и о том, как узнала от Николь о несчастном случае. Девушка вспомнила, как раньше где-то читала, что люди в коме часто могут слышать и что разговоры с ними помогают вывести их из бессознательного состояния. Поэтому она будет приходить и разговаривать с ним до тех пор, пока не охрипнет.
    Появилась медсестра в сопровождении врача.
    — Извините, но вам придется ненадолго покинуть комнату, — сказала она Джорджии. — Доктор Миллайс хочет осмотреть пациента без посторонних. Но когда мы закончим, вы снова можете войти.
    — Хорошо. — Джорджия подняла свои вещи и вышла. Как раз в этот момент в конце коридора появилась Николь.
    Они бросились друг к другу и некоторое время стояли молча, обнявшись. Николь, очевидно, постоянно плакала. Ее лицо было помятым и опухшим, а когда она наконец заговорила, голос звучал надломленно и хрипло.
    — Я немного отдохнула. Я здесь всю ночь. Мне нужно было что-нибудь поесть, поэтому я спустилась в кафетерий. Как он? — с надеждой спросила молодая девушка. — Ничего не изменилось, пока меня не было?
    Джорджия покачала головой.
    — Там сейчас врач. Возможно, он нам скажет что-нибудь, когда выйдет. Пойдем сядем. — Она взяла Николь за руку и повела к ряду кресел, стоявших вдоль стены. Бедная девушка выглядела истощенной, едва держалась на ногах. Джорджия поняла, что за Николь нужно следить не меньше, чем за Жан-Клодом.
    Когда доктор Миллайс наконец вышел, он сказал, что никаких изменений не произошло, хотя состояние Жан-Клода слегка стабилизировалось.
    — Ему повезло, — сказал он Джорджии. — По счастливой случайности бомба не полностью сработала. В противном случае его уже не было бы с нами.
    Джорджия уцепилась за эту мысль. Ему не предначертано судьбой сейчас умереть. Ведь он в конце концов выкарабкается с того света, если она будет в это верить?
    Весь оставшийся день Джорджия продолжала свое дежурство у кровати Жан-Клода, почти постоянно в компании Николь, хотя ей и удалось убедить измученную девушку прилечь на пару часов. Джорджия все время разговаривала с ним, убеждая Николь делать то же самое. Она была уверена, что хоть что-то доходит до сознания Жан-Клода.
    Было около шести часов вечера, когда дверь внезапно открылась и появилась стройная, элегантная темноволосая женщина. Джорджия поняла, кто она, еще до того, как Николь встала той навстречу. Именно такой Джорджия себе представляла бывшую жену Жан-Клода.
    Джорджия смотрела, как женщина подошла и встала с другой стороны кровати, вежливо и быстро улыбнувшись ей. Она была очень расстроена, между бровей залегла глубокая складка, а все ее тело казалось напряженным, отчего Джорджия неожиданно взволновалась.
    Бывшая жена Жан-Клода переживала за него. Это было очевидно. Что бы там у них ни произошло в прошлом, врагами они не стали. Почувствовав это, Джорджия поняла, что любит Жан-Клода еще сильнее.
    Женщина оставалась в больнице около часа, и ушла незадолго до десяти, когда Джорджия с Николь сели в такси, направляясь в квартиру на Елисейских Полях.
    — Вам нет смысла здесь дежурить, — сказал им доктор Миллайс. — Его состояние остается без изменений, а если что-нибудь изменится, мы обязательно тут же свяжемся с вами. Я бы вам обеим советовал отправиться домой и немного поспать.
    Никто не спорил, хотя уходили обе неохотно. Но упорствовать было бы неразумным. Они обе были физически и морально измучены.
    — Я лягу на диване в кабинете, — заявила Николь, входя в холл и включая свет. — А вы можете лечь в спальне. Там будет удобнее.
    — Ты уверена? Я не против дивана. — Джорджия чувствовала себя немного виноватой в том, что займет кровать.
    Но Николь покачала головой.
    — Я настаиваю, — сказала она. — Вы после дороги, и я так счастлива, что вы рядом со мной. Без вас я бы, наверное, не вынесла этого горя.
    Джорджия обняла девушку.
    — Я тоже рада, что мы вместе.
    Меньше чем через пятнадцать минут Джорджия ложилась в постель, зная, что уснет, как только голова коснется подушки. Однако она не забыла помолиться за Жан-Клода.
    «Пожалуйста, не оставляй его. Умоляю, дай ему силы. Сделай что угодно, только не забирай его».

    Через два часа девушка проснулась от телефонного звонка.
    В холодном поту она села, сердце бешено колотилось в груди. Это из госпиталя. Что-то случилось. Жан-Клод умирает.
    Джорджия откинула одеяло, но внезапно спохватилась. Телефон вовсе не звонил. Это был всего лишь сон. Плод ее воспаленного воображения.
    Закрыв глаза и хватая ртом воздух, девушка забралась обратно в постель. О Господи, молилась она, я люблю его так, что невозможно передать словами, и отдам все на свете, чтобы когда-нибудь он стал моим. Но если даже у нас нет общего будущего, умоляю, спаси его. Пожалуйста, позволь ему выжить. Это единственное, что имеет значение.
    Медсестра как раз меняла Жан-Клоду постельное белье, когда они приехали.
    — Bonjour, — приветствовала она девушек. — Надеюсь, вы хорошо отдохнули? Рада вам сообщить, что пациент провел спокойную ночь. Доктор Миллайс только что осматривал его и констатировал, что состояние больного остается стабильным.
    Тем не менее не произошло никакого улучшения. Жан-Клод все еще лежал в коме. Но Джорджия запретила себе падать духом, когда заступила на дежурство у его постели. В конце концов он придет в сознание. И когда это произойдет, она будет рядом.
    Все шло так же, как и вчера: они наблюдали, как входили и выходили медсестры; покидали палату, когда врач приходил на осмотр; изо всех сил морально поддерживали друг друга и по очереди садились к Жан-Клоду, чтобы говорить обо всем, что приходило в голову.
    Был полдень, когда Николь вдруг сказала:
    — Думаю, мне стоит позвонить матери. Она говорила, что не сможет сегодня сюда подъехать, и я обещала ей позвонить и сообщить о самочувствии папы.
    Джорджия улыбнулась и кивнула:
    — Хорошо. Иди, не беспокойся. А я буду с ним разговаривать.
    Когда дверь бесшумно закрылась, девушка потянулась за рукой Жан-Клода, а сердце ее болезненно сжалось от внезапно нахлынувшей жалости, стоило лишь взглянуть на его мертвенно-бледное лицо.
    — Вот мы и опять с тобой вдвоем. — Джорджия слегка пожала вялые пальцы. — Ты помнишь тот наш последний день, когда я улетала в Англию? Мы тогда обедали в уютном местечке недалеко от твоей квартиры. «Ле-Шат-Руж» — так, кажется, оно называлось. Потом мы отправились на прогулку вдоль ре…
    Джорджия неожиданно осеклась. Это ее фантазия или его рука действительно шевельнулась?
    Девушка наклонилась к нему ближе, не в силах сдержать бешеное биение сердца.
    — Жан-Клод! Ты меня слышишь?
    В тот момент ей показалось, что время остановилось. Но его рука вновь дрогнула, на этот раз Джорджия не сомневалась.
    — Жан-Клод? — Девушка с трудом сглотнула, стараясь не дышать. Она уже было открыла рот, чтобы вновь произнести его имя, когда веки Жан-Клода приоткрылись и пара синих глаз посмотрела на нее.
    Затем, крайне изумив Джорджию, он заговорил:
    — «Ле-Шьен-Руж». Джорджия уставилась на него.
    — Что ты сказал?
    — Ресторан… где мы обедали… он называется «Ле-Шьен-Руж»… а не «Ле-Шат-Руж».
    Джорджия не могла вымолвить ни слова. Потеряв дар речи, она не сводила глаз с мужчины, не замечая слез безумной радости, которые лились по ее лицу.
    — Говорят, через пару дней или что-то около этого меня выпишут, хотя некоторое время придется походить на костылях. Никогда бы не подумал… С костылями я умею неплохо обращаться. Несколько лет назад я сломал ногу, катаясь на лыжах, и одно время виртуозно передвигался на костылях.
    Плотно позавтракав, Жан-Клод сидел на постели. Он выглядел посвежевшим, с его лица сошла бледность, а глаза сверкали. Никто, посмотрев на него, не подумал бы, что всего несколько дней назад он был на пороге смерти.
    Джорджия, сидевшая около его постели, улыбалась.
    — Уверена, ты недолго проходишь на костылях. — Глаза девушки блуждали по лицу Жан-Клода. Никогда раньше она не испытывала столь сильного чувства любви, столь безмерного счастья, удовлетворения и блаженного облегчения. Ее молитвы были услышаны. О большем она и не мечтала. — Я даже готова заключить пари, что ты очень скоро пойдешь самостоятельно, — добавила девушка. — И вообще, учитывая твою способность поражать медиков, меня не удивит, если ты выйдешь из госпиталя на своих ногах.
    — Ты знаешь, что спасла меня? — Лицо Жан-Клода посерьезнело. Он потянулся за рукой Джорджии и взял ее в свои ладони. — Я чувствовал, что ты была рядом. Ты и Николь. И только ваша близость дала мне силы вытащить себя из темной бездны.
    Жан-Клод так проникновенно заглянул в глаза девушки, что у нее сжалось сердце.
    — Я всегда буду тебе благодарен. Покуда буду жив.
    Джорджия почувствовала, как ее щеки загорелись.
    — Я в долгу перед тобой, — тихо произнесла она, — за то, что ты для меня сделал. — А мысленно сказала: все, что я для тебя сделала, я сделала ради любви. И тут же нахмурилась, вспомнив о том, что все это время не давало ей покоя. — Ничего бы не произошло, если бы ты не связался с Дювалем из-за моих проблем.
    — Джорджия, не смей даже думать об этом. Ты глубоко заблуждаешься. — Тон Жан-Клода стал почти резким. Он помрачнел и сжал руку девушки. — Скорее, это я должен испытывать вину, что привез тебя сюда и подвергал опасности из-за того, что этот сумасшедший видел нас вместе. — Лицо его окаменело. — Мне мерещатся кошмары каждый раз, как представлю, что ты могла в тот момент находиться в машине. Я, должно быть, помешался, если надумал привезти тебя сюда.
    — Ты помешался, если действительно так считаешь! — Теперь наступил черед Джорджии протестовать. — Откуда ты мог знать, что он подложит бомбу? Никто не мог знать, что этот человек выжил из ума! Поэтому, ради Бога, перестань мучить себя. — Девушка нахмурилась. — Я тебя знаю. Я знаю, ты привык считать, что у тебя все под контролем… Жан-Клод, прости меня, но даже ты не в состоянии контролировать абсолютно все!
    Как раз в этот момент раздался осторожный стук в дверь.
    — Заходи, Николь!
    Жан-Клод улыбнулся, произнося эти слова. Николь все утро вела себя крайне тактично, постоянно отлучаясь, чтобы оставить их вдвоем, и не входила без стука.
    Они, конечно, в особом уединении не нуждались, но все же Джорджия оценила чуткость девушки. Она тоже улыбнулась, когда Николь входила в комнату.
    — Я, кажется, слышала громкие голоса? — Николь с наигранной строгостью переводила взгляд с одного на другого. — Уж не хотите ли вы сказать, что сразу начали спорить?
    — Боюсь, что да. — Жан-Клод улыбался. — Джорджия как раз предъявляла мне некоторые серьезные обвинения. И для начала предположила, что я вовсе не всемогущ.
    — Она посмела сказать тебе это?
    — Да, боюсь, что так оно и было.
    — Прекрасно. — Николь улыбалась. — Я рада, что кто-то тебе все-таки это сказал. — Она рассмеялась и посмотрела на Джорджию. — Но вам все равно не удастся его убедить. Поэтому я никогда и не пыталась просветить его. — Она пожала плечами. — Зачем лишний раз напрягать свои голосовые связки? Пусть живет со своими иллюзиями.
    Жан-Клод опять смеялся. Джорджия смотрела на него со сжавшимся сердцем, зная, что она навсегда запомнит этот момент. Сейчас между ними было столько теплоты, столько любви витало в окружавшем их воздухе, что она чувствовала себя бесконечно счастливой.
    Джорджия решила уехать в воскресенье, за день до выписки Жан-Клода. Она поклялась оставаться до того, пока ему не станет лучше, а сейчас, если не считать поврежденной ноги, Лассаль был вполне здоров. Его рука быстро заживала, требуя теперь лишь тонкой легкой повязки, а бинт с порезов на лице уже сняли.
    Можно было и не говорить, что ей вовсе не хотелось уезжать, но не мешало подумать и о Кэй, оставшейся одной в магазине. Джорджия звонила ей каждый день, и та, конечно, уверяла, что прекрасно справляется, убеждая девушку оставаться столько, сколько потребуется. Но в ее присутствии здесь действительно больше не было необходимости. Пора было возвращаться домой.
    Утром в воскресенье Джорджия поехала повидаться с Жан-Клодом одна. Николь, упорно настаивавшая на том, чтобы проводить ее днем в аэропорт, отлучилась ненадолго к матери. А ближе к ланчу она вернулась в квартиру Жан-Клода, куда Джорджия заехала, чтобы сложить вещи, после чего они уже вместе отправились на такси в госпиталь.
    Джорджия испытывала странные чувства. Она перенесла эмоционально-напряженное время. Девушке казалось, что за эти десять дней прожита дюжина жизней. А сейчас все закончилось, и она возвращалась в Бат к своему нормальному состоянию. Мир, казалось, полностью изменился, хотя, с другой стороны, вроде все было по-старому.
    Оставался всего час до отъезда в аэропорт, и Николь, поцеловав Жан-Клода, исчезла.
    Джорджии как раз хотелось, чтобы она этого не делала. Жан-Клод сегодня пребывал в непонятном нервном напряжении. Так как он больше не был прикован к постели, то сидел в кресле, окруженный цветами, заполнявшими палату. Стоило ему поцеловать девушку, как она тут же почувствовала его взвинченное состояние. Оно сквозило в его взгляде. Даже в том, как Жан-Клод держал руку Джорджии.
    Хотя, возможно, она это сама придумала, потому что испытывала напряжение и чувство неловкости. Джорджия понимала, что между ними осталось очень много недосказанного. Взять, например, ее любовь к нему… Ведь Жан-Клод сам должен был это заметить. Его собственные чувства к ней… ведь он еще ни разу об этом не обмолвился. Джорджия знала, что он ей благодарен. Она знала, что нравится Жан-Клоду. Конечно, они будут поддерживать контакт. Но станет ли их взаимная привязанность друг к другу глубже? Невозможно предугадать. И подобное неведение, когда Джорджия больше всего жаждала услышать от Жан-Клода слова любви, было для нее мучительным.
    Приблизительно за пятнадцать минут до того, как им с Николь нужно было уезжать, он внезапно сказал:
    — После столь долгого отсутствия ты, скорей всего, будешь очень занята. Но, без сомнения, приятно вновь вернуться к повседневной работе.
    Джорджия натянуто улыбнулась. Что он хотел этим сказать? Не то ли, что она слишком погрузится в дела, чтобы встретиться с ним?
    — Да, думаю, я буду очень занята, — ответила девушка. — Но ты прав: мне приятно вновь вернуться к работе.
    — Я тоже вскоре собираюсь заняться делом, завтра же, как только выйду отсюда. Представляю, какая кипа бумаг накопилась на моем столе за это время.
    Все обстояло именно так, как он говорил. Они оба будут слишком заняты. Неужели это являлось утонченным отказом? Девушке казалось, что ее сердце билось словно похоронный набат.
    — Да, твой стол, наверное, будет полностью завален, — сказала она.
    — В любом случае я позвоню, когда ты доберешься домой. Чтобы узнать, как там у тебя дела. — Жан-Клод наклонился и быстро поцеловал Джорджию. — Еще раз спасибо за все, что ты для меня сделала.
    — Не за что.
    Почему он ведет себя столь официально? Что происходит? Девушке хотелось кричать.
    Раздался стук в дверь, и показалась голова Николь. Она виновато взглянула на них и сказала Джорджии:
    — Мне не хочется напоминать, но пора ехать. Я только что слушала по радио автоновости: говорят, по дороге в аэропорт пробки.
    — В таком случае поехали. — Джорджия почти вскочила на ноги. Внутреннее напряжение становилось невыносимым. Она наклонилась к Жан-Клоду и коснулась своими губами его губ. — Следи за собой. Не работай слишком много. — И она почти побежала к двери. Однако у самой двери приостановилась и с улыбкой повернулась к Жан-Клоду. — Я очень рада, что ты поправился. — И с этими словами вышла и поспешила по коридору вслед за Николь.
    Дорога до аэропорта действительно оказалась крайне долгой. Когда они наконец добрались до места, оставалось всего сорок минут до вылета.
    Прежде чем Джорджия успела вылезти из машины, Николь крепко обняла ее.
    — Я буду скучать, — сказала она. — Я так рада, что мы подружились, и надеюсь вскоре увидеться.
    Это было намного больше, чем сказал Жан-Клод, хотя Джорджия пыталась не зацикливаться на этом, торопясь через вестибюль к столу регистрации. Но почему же он все-таки вел себя так странно? Неужели это на самом деле отказ? Хотел ли Жан-Клод таким образом предостеречь ее от ожидания слишком многого?
    А может, она сама все преувеличила? Была слишком чувствительной? Теперь девушке казалось, что именно из-за этого «порока» она столь болезненно воспринимала свои любовные неудачи.
    У стола регистрации было всего двое опаздывающих, поэтому Джорджия быстро дождалась своей очереди. Она протянула свой билет и сказала девушке, что хотела бы место в салоне для некурящих, после чего проводила глазами свой багаж, уплывавший по конвейеру.
    Это был не сон. Она действительно уезжала домой. Через каких-нибудь три часа она окажется в своей квартире в Бате. Хотя ей хотелось бы испытывать побольше энтузиазма по поводу возвращения в Англию.
    Расстроенная и потерянная, Джорджия боролась со своей тоской. Почему же она не радуется, ведь ее молитвы услышаны? Жан-Клод выжил, а разве не она клялась, что ей больше не о чем мечтать, кроме этого?
    Так оно и есть. Она действительно любит Жан-Клода по-настоящему. И счастлива лишь оттого, что он остался жив, что у него все в порядке. Почти прогнав свое мрачное настроение, Джорджия направилась к бюро паспортного контроля.
    — Джорджия! Джорджия!
    Служащий как раз жестом разрешил Джорджии проходить, когда она вдруг услышала до боли знакомый голос, выкрикивающий ее имя. Отказываясь верить собственным ушам, девушка повернулась, и ее сердце едва не оборвалось. За ограждением, опираясь на пару костылей, стоял Жан-Клод.
    Какое-то мгновение Джорджия, мигая, смотрела на него, словно это был мираж, а в ее голове проносились тысячи спутанных мыслей. Затем она бросилась к нему.
    — Что ты здесь делаешь?
    — Джорджия, я дурак. — Перевесившись через ограждение, Жан-Клод ухватился за девушку. — Я весь день мучился, пытаясь привести свои мысли в порядок, и до того додумался, что едва не лишился рассудка.
    Жан-Клоду, похоже, не было абсолютно никакого дела до проходящих мимо пассажиров, которые бросали в его сторону любопытные взгляды. А что касалось Джорджии, то она их вовсе не замечала.
    — Все дело в том, — продолжал он, — что еще до встречи с тобой я твердо решил никогда больше не жениться. Считал, что не создан для этого, но все внезапно изменилось. Сейчас я понял, что просто не встретил раньше подходящей женщины. Мне кажется, я понял, что люблю тебя в самый первый момент нашей встречи, но это было так для меня неожиданно, что я не мог сразу с этим свыкнуться… — Жан-Клод крепко поцеловал девушку. — Я хотел сказать что-то в этом роде еще в больнице… но слова не шли на ум… Болтал всякую чепуху. Но когда ты вдруг исчезла, понял, что не могу отпустить тебя, не сказав…
    Жан-Клод задержал дыхание, не спуская с Джорджии глаз.
    — Ты выйдешь за меня замуж?
    Девушка в шоке уставилась на него. Но лишь на мгновение.
    — Да! — ответила она, смеясь и обвивая его шею руками.
    Некоторое время после этого Джорджия ничего не слышала, кроме неожиданно зазвучавшей восторженной музыки в своем сердце, в то время как Жан-Клод осыпал ее поцелуями. С некоторым опозданием она расслышала объявление, приглашающее пассажиров на посадку.
    Жан-Клод тоже услышал сообщение. Влюбленные со вздохом разомкнули свои объятия и еще некоторое время не сводили друг с друга глаз.
    В конце концов Джорджия сказала:
    — Думаю, мне действительно нужно идти.
    — Я позвоню тебе, как только ты доберешься домой. А в выходные обязательно приеду.
    Затем он все-таки это сказал:
    — Я люблю тебя, Джорджия. Люблю тебя больше всего на свете.
    — Я тебя тоже люблю.
    Джорджия заглянула Жан-Клоду в глаза и в этот момент ощутила себя самой счастливой женщиной в мире.
    Несколько минут спустя девушка уже шла к самолету, чувствуя себя словно парящей в воздухе. Жан-Клод… — шептала она про себя. Мой мистер Совершенство. И ей казалось, будто ангелы спускаются с неба, чтобы благословить ее.
    А в это же самое время около здания аэропорта Жан-Клод останавливал такси. Но лишь когда наклонился, чтобы открыть дверцу машины, обнаружил, что держит костыли в руке. Он шел всю дорогу без них!
    Смеясь про себя, Жан-Клод забросил костыли на заднее сиденье. Только посмотри, что с тобой сотворило предложение руки и сердца любимой женщине! — воскликнул он. Скорее всего, чудо произошло благодаря тому, что она приняла предложение. Что бы там ни говорили, он себя сейчас чувствует поистине всемогущим.
    Он забрался в машину, все еще улыбаясь про себя, и захлопнул дверцу. Скоро ему предстоит самое стоящее путешествие в его жизни.


notes

Примечания

1

    Рад вас видеть, мадемуазель (франц.).

2

    Ошибка (франц.).

3

    Моя сладкая (франц.).

4

    Кровать-лодочка (франц.).

5

    Приятных снов (франц.).

6

    Раковый суп из креветок (франц.).

7

    Жаркое из молодого барашка (франц.).

8

    Блинчики Сюзетт (франц.).

9

    Кофе с молоком (франц.).

10

    С вами все в порядке, мадемуазель? (франц.).

11

    Да, все в порядке, спасибо (франц.).

12

    Спасибо, мадемуазель. Счастливого пути (франц.).
Top.Mail.Ru