Скачать fb2
Темная лошадка

Темная лошадка

Аннотация

    Хитрая, расчетливая интриганка может не только ввести в заблуждение юную неопытную женщину, не только попытаться обольстить своего шефа, но и посеять разлад между любящими людьми, преследуя коварные цели. К счастью, рыжеволосой красотке с холодными зелеными глазами удача улыбнулась лишь на миг…


1

    На заднем дворе яркого цирка-шапито было людно. Всюду сновали люди в пестрых трико, униформисты в синих куртках с золотыми галунами, девушки-акробатки в причудливых коротеньких платьях. Раннее весеннее солнце одинаково освещало странное смешение вызывающего блеска украшений и преувеличенно яркого грима на усталых лицах, засыпанную грязными опилками землю, косматого верблюда в пыльной попоне, грустные темные личики мартышек в проволочной клетке, лоснящиеся спины цирковых лошадей. Было короткое затишье между представлениями.
    Две женщины, молодая и старая, вели оживленный разговор, стоя рядом со сваленными в кучу ящиками фокусника.
    Старая Марта, та, что повыше, крепкая смуглая испанка в мужских штанах, в сапогах для верховой езды и с шамберьером в руках, что-то втолковывала своей собеседнице. Та была неуловимо схожа с ней, как дочь с матерью, хотя на самом деле женщины не состояли в родстве. Просто темноволосая, невысокая, с золотистой кожей и с яркими синими глазами, Рита тоже была испанкой. Ее порывистые, выразительные жесты говорили о крайнем волнении.
    — Не понимаю, почему ты хочешь уехать, — недовольно говорила Марта, раздраженно постукивая хлыстом по голенищу сапога. — Начало сезона, в номере занято шесть лошадей, две из них — неопытные трехлетки. Я одна с ними не справлюсь.
    Рита покачала головой.
    — Нет, нет, я никак не могу остаться. Придется вам нанять кого-нибудь еще. Мне очень жаль, но я не могу.
    — Ты одна из лучших наездниц, которых я когда-либо знала! Кого я смогу нанять вместо тебя! Клоуна Кики? Или просто дам объявление в газете? Ты можешь хотя бы объяснить, почему так срочно уезжаешь?
    — Я нигде не могу оставаться на долгое время.
    — Ты совсем недавно родила, Рита! Твоему малышу всего шесть месяцев. Хотя бы ради него следует вести более размеренную жизнь! И эта работа тебе тоже нужна. Ты же не можешь вот так все бросить и отправиться в своем фургоне куда глаза глядят!
    — Могу, Марта. Должна, по крайней мере. Пока ваш цирк кочевал по побережью, меня это устраивало, но теперь вы собираетесь остаться здесь надолго. На весь сезон. Я не могу столько времени быть на одном месте!
    Рита испытывала к старому цирку и к Марте самые теплые чувства. Любила и лошадей, с которыми приходилось работать. Она не выступала на арене, нет, но на ее долю приходилась самая трудная часть — подготовка номера, выездка и обучение. Молодая женщина уже не мыслила себя без цирковой пестроты и шума, без утомительных каждодневных репетиций…
    Если бы была хоть маленькая возможность остаться, Рита не задумываясь сделала бы это. Но такой возможности не существовало.
    — Мне действительно очень жаль, Марта, сказала она тихо. — Но я должна уехать.
    — Почему?
    — Думаю, я просто непоседа. Нет мне покоя на одном месте, — пробормотала Рита, старательно отводя глаза в сторону.
    Старая испанка недоверчиво покачала головой. Седые пряди выбились из тугого пучка волос, все еще густых и пышных.
    — Что-то не верится. Видела я многих непосед. Ты на них не похожа. Я знаю, что тебе нужен свой дом. И оседлая жизнь. И стабильность. Тебе и твоему маленькому сыну, Рита.
    — Марта, давай оставим эту тему! Но та снова покачала седой головой.
    — Моя дорогая девочка, лучше поговорим начистоту. Создается впечатление, что ты боишься кого-то. И страх, что этот кто-то найдет тебя, — единственная причина твоего бегства.
    Услышав слова Марты, Рита побледнела. Казалось, вся кровь отхлынула от ее лица.
    — Я давно заметила, что ты ведешь себя странно, — продолжала Марта, с участием поглядывая на испуганную женщину и как будто не замечая ее странной реакции. — Ты слишком нервничаешь и будто бы ждешь все время кого-то. Пугаешься каждого незнакомца. Что с тобой?
    — Я не совершила ничего противозаконного, — поспешно произнесла Рита, взглянув наконец собеседнице в глаза. — Но, видит Бог, хоть мне и очень страшно, ничего больше я тебе сказать не могу.
    Произнося эти слова, молодая женщина вдруг усомнилась в их истинности. А правда ли то, что она не нарушила закон? Ведь посоветоваться с адвокатом у нее не было возможности. Да и законы разных стран так отличаются один от другого…
    Вот уже восемь месяцев, как она скрывается, а все еще не знает, правильно ли поступает. От семьи помощи ждать не приходилось.
    — Может быть, ты пытаешься спастись от какого-нибудь бывшего дружка? — проницательно сощурив темные глаза, поинтересовалась Марта. Она, видимо, задалась целью, во что бы то ни стало докопаться до сути проблемы. — Почему ты не хочешь поговорить со мной об этом? Бегство не спасало еще никого.
    — Нет, Марта, прости, но я не могу, — устало произнесла ее собеседница. — Я должна уехать отсюда и сделаю это завтра же утром. Дай мне расчет, пожалуйста.
    Заметив, что глаза Риты наполнились слезами, Марта с сожалением прекратила тяжелый разговор.
    — Хорошо, моя дорогая. Надеюсь, ты знаешь, что делаешь. Но я хочу, чтобы ты помнила: здесь тебе всегда будут рады, можешь вернуться, когда пожелаешь…
    Старая женщина ободряюще похлопала подругу по плечу и медленно направилась туда, где были сооружены временные стойла для лошадей. Предстояло много работы…

2

    — Столько сил потрачено, и все впустую? — чуть раздраженно спросил молодой мужчина с очень светлыми волосами, с аристократически тонкими чертами лица, коротко стриженный и одетый в дорогой серый костюм.
    В данный момент он восседал за письменным столом в своем просторном кабинете, освещенном мягким рассеянным светом. За огромным зеркальным окном открывался потрясающий вид на Париж.
    Рене де Сен-Сирк собирался выслушать очередной доклад частного детектива.
    — Напротив, месье, осмелюсь доложить, что мы нашли их. Какие действия мы должны предпринять теперь?
    Де Сен-Сирк жадно впился глазами в документы, содержащие в себе результаты частного расследования, которое велось уже более полугода. Он был так взволнован, что с трудом скрыл это.
    Найдена! Ее нашли! Неожиданный успех после столь долгих и бесплодных поисков опьянил его. Теперь наследник рода Сен-Сирков займет подобающее ему место. Вместе с матерью, конечно. Ведь эта женщина все еще продолжает оставаться его женой.
    Рене давно отказывался называть ее по имени. Даже в мыслях. Беглянка не заслуживала этого.
    — Не делайте ничего, — наконец произнес он безразличным тоном.
    Да этого парня ничем не проймешь! — возмущенно подумал человек, принесший столь важные сведения. Холодная французская лягушка, и ничего больше. Получить известие о том, что найдены сбежавшая жена и маленький сын, и сидеть вот так, в бездействии, вяло перелистывая бумаги!
    — Оставьте мне полный отчет, — продолжил автомат в образе человека, сидящий за директорским столом. Казалось, что он может произнести лишь строго отмеренное количество слов, не больше и не меньше, и поэтому медленно цедит их сквозь зубы. — У моей секретарши можете получить дополнительное вознаграждение за расторопность. Всего доброго.
    За столом в приемной сидела потрясающе красивая девушка в строгом деловом костюме. Копна рыжих волнистых волос красиво обрамляла бледное утонченное лицо. Однако, несмотря на столь яркую прическу, секретарша, казалось, была сделана из той же глыбы льда, что и шеф.
    Все дело в выражении лица, подумал детектив, но все же попытался завести разговор.
    — Ваш начальник, милочка, вроде как из холодильника только что вылез. Вы его туда на ночь убираете, да?
    Холодные зеленые глаза недобро блеснули.
    — Мой начальник — один из лучших бизнесменов Европы и мой любовник, — произнесла секретарша таким тоном, что незадачливый собеседник немедленно пожелал провалиться сквозь землю. — Вы только что потеряли ваше вознаграждение.
    Не веря своим ушам, молодой человек остолбенело уставился на дракона в образе прекрасной девушки.
    — Должна ли я вызвать охрану для того, чтобы помочь вам найти дверь? — женским голосом произнес дракон, сладко улыбаясь.

    В это время Рене де Сен-Сирк начал действовать, не теряя ни секунды времени. Спустя несколько минут перед ним уже стоял начальник охраны и внимательно выслушивал распоряжения.
    Надо все сделать как можно быстрее, пока она снова не удрала с моим сыном, лихорадочно думал Рене. Самое большее, я могу подождать до утра. Да, до утра!
    — Филипп, ты должен немедленно лететь в Испанию. Вот адрес. Там ты увидишь цирк-шапито…
    — Цирк-шапито?
    — Да. Где-то на его территории находится автофургон, в котором живут мои жена и ребенок. — Де Сен-Сирк проигнорировал невольную гримасу удивления, появившуюся на лице охранника. — Ты отправишься туда и проследишь, чтобы фургон не двигался с места. Утром за ними приедут. Но чтобы до этого времени они никуда не скрылись! Думаю, нет нужды объяснять, насколько это важно для меня.
    — Да, месье. Я все понял, месье. Мы отправляемся немедленно. Мои ребята не подведут.
    — Выполняйте, — сухо произнес Рене, с трудом скрывая возбуждение. Их скоро доставят сюда!
    Чертов цирк! Чертов фургон! Она осмелилась оставлять наследника рода де Сен-Сирк одного в каком-то грязном фургоне, а сама в это время возилась со своими любимыми лошадьми! Кто присматривал за малышом, пока эта безответственная женщина носилась с четвероногими тварями?
    О, Рита! Честная, наивная, беззащитная Рита! Что с ней произошло? Как вышло, что она предала и покинула его? Как случилось, что проницательный взор не заметил в ней зачатков зла?
    Коротко и зло засмеявшись, Рене достал из ящика стола бутылку, плеснул коньяку в прозрачный стакан. Его одолевали мучительные сомнения.
    Чего ей не хватало, этой странной женщине? Она обладала здоровьем и красотой, замужество дало ей финансовое благополучие, дома, драгоценности, положение — все, что она только могла пожелать. И какова же расплата? Она предала их брак, предала его самого. Так быстро, как только смогла, прыгнула в постель другого мужчины.
    Да, в тихом омуте черти водятся!
    Молодой мужчина стиснул зубы. На губах все еще оставался горький привкус коньяка… или предательства?
    Один из его предков в средние века убил свою жену за то, что она изменила ему. Предпочел убийство запятнанной фамильной чести. Смыл позор кровью.
    Рене никогда бы не смог поднять руки на женщину, даже на неверную жену. Но она все-таки поплатится за свое бесстыдное поведение! Де Сен-Сирки всегда владели ситуацией. Есть масса способов ограничить свободу человека и контролировать его. Масса способов. Заточить ее в четырех стенах на всю жизнь и то было бы слишком мягким наказанием!
    Но ничего, он что-нибудь придумает. Эту женщину ждет огромный сюрприз по возвращении к человеку, которым она так бездумно пренебрегла.

3

    С облегчением закрыв дверь фургончика изнутри, Рита присела на маленькую откидную скамью и глубоко задумалась.
    «Бегство не спасало еще никого» — слова старой испанки горели в ее мозгу, словно начертанные огнем. Это была правда, истинная правда. Никого еще не спасали ни бегство, ни бесконечная игра в прятки.
    Восемь месяцев прошло с тех пор, как она покинула Орлеан. Первым порывом напуганной женщины было отправиться в Барселону, к своей семье.
    Наивная дурочка! Здесь она могла бы искать поддержки в последнюю очередь.
    — Не желаем, чтобы ты впутывала нас в эту грязную историю! — яростно визжала мать Риты. — Так что, будь добра, проваливай отсюда и жалуйся кому-нибудь еще!
    — Отправляйся домой, к мужу. Тебе здесь нечего делать! — Это уже был голос отца.
    — Ты что же, совсем из ума выжила? Представь себе, как твоя идиотская выходка отразится на нашей семье. Да этот Сен-Сирк сотрет нас всех в порошок! — надрывалась старшая сестра.
    — Да, да, ты совершенно напрасно приехала сюда, — тонкими голосками вторили ей младшие. — Никто из нас не станет помогать тебе. Неужели ты думаешь, что мы сумасшедшие!
    На этот вопрос — явно риторический — можно было и не отвечать. Всю свою жизнь, с детства и до замужества, Рита ждала от своей семьи хоть малюсенького знака внимания, пустячного ласкового словца, мимолетного признака того, что она им не совсем безразлична. Эта слепая надежда оставалась неизменной до последнего времени.
    Только теперь молодая женщина с мучительной ясностью осознала, что кукушонок в чужом гнезде чувствовал бы себя уютнее, чем она среди родственников. Эти люди были не рады ей. Не желали помочь. По правде сказать, они ненавидели ее. Нежеланная гостья, вот кем она была в этой семье.
    Итак, следовало посмотреть в лицо реальности, каковая на тот момент заключалась в том, что не было ни денег, ни работы, зато наличествовал новорожденный Дэнни. Пришлось продать обручальное кольцо и на вырученные деньги приобрести подержанный автофургон.
    Так Рита и кочевала с малышом по всей южной Испании, нигде не останавливаясь надолго, постоянно опасаясь погони, подрабатывая то здесь то там, пока не познакомилась с Мартой и не прибилась к бродячему цирку. Единственное, что Рита вынесла из своего детства в доме родителей, так это умение обращаться с лошадьми. Но теперь… теперь снова надо было уезжать.
    Нет сомнений, что Рене разыскивает ее и ребенка. Всемогущий и ужасный Рене де Сен-Сирк, владелец нефтяных скважин и счетов в банках, человек, за которого она по глупости вышла замуж. Его великолепные способности делового человека стали притчей во языцех.
    Когда Рене попросил Риту выйти за него замуж, та была так удивлена, что не нашла в себе силы отказать. Только недоумевала, что он нашел в простой девушке, небогатой, некрасивой и совершенно неинтересной в общении. Рита всегда считала, что не представляет собой ничего особенного. Рене же был так обаятелен, его окружал почти физически ощутимый ореол власти и богатства! А она… она была дочерью ранчерос, ее отец продавал скот, зарабатывая этим на жизнь.
    Как она могла отказать такому человеку, как Рене де Сен-Сирк! Даже если он и не любил ее, разве это имело значение? Рита позволила надеждам и мечтам ослепить себя, за что и поплатилась. Положившись на удачу, она потеряла все.
    Теперь Рита уже с трудом могла объяснить, зачем позволила Полю Мишо поцеловать себя. Но в то время новоиспеченная жена Рене де Сен-Сирка чувствовала себя очень несчастной, ей было тягостно и неуютно в его огромном парижском особняке. А Поль был так настойчив, сказал, что любит ее. Никогда за всю свою недолгую жизнь Рита не слышала слов любви.
    — Ты мне нравишься, — говорил обычно Рене, но не более того.
    Она уже и не надеялась услышать ничего иного. Ее муж был слишком гордым и холодным, чтобы выражать свои чувства, даже если они и были…
    После столь неожиданного признания, пока ошеломленная Рита размышляла, как приструнить Поля, чтобы не обидеть его, он сгреб ее в объятия и принялся жадно целовать. Почему она не оттолкнула наглеца? Рита до сих пор не могла ответить на этот вопрос даже самой себе. Поль совсем ей не нравился, и уж конечно она не жаждала позволять ему подобные вольности, тем более на приеме, где было полно посторонних. И все же стояла как столб, не сопротивляясь.
    Неверной женой — вот кем она стала. Неверной женой. И оправдания тут быть не могло. Рене застал их, что называется, на месте преступления. Вот только не смог поверить, что злосчастный поцелуй был единственным прегрешением жены. Муж посчитал, что все обстоит гораздо хуже, и возненавидел ее.
    Боялась ли Рита Рене? Вспоминая свою короткую жизнь в браке с ним, она считала, что нет. Для его ближайшего окружения это было более чем странно, ведь все знали, что Рене де Сен-Сирк внушает некоторый страх даже немногочисленным друзьям. Не то что бы он был вспыльчив или невоспитан, нет. Просто его холодноватая, рассудочная манера общения внушала неосознанные опасения. Он был могуществен, очень могуществен.
    Задумавшись, Рита машинально подняла голубенькую рубашку Дэнни, валяющуюся на полу, фургона.
    Зря она была столь беззаботна. Рене проявил-таки свою змеиную натуру, когда, восемь месяцев тому назад, захотел отобрать у нее сына, едва узнав, что тот появится на свет. Как только ей стало известно о плане мужа, Рита провела в замке Сен-Сирк, куда Рене «сослал» ее, еще несколько дней, после чего сбежала в Испанию с новорожденным сыном.
    Вот только от того факта, что она своими руками разрушила собственный брак, нельзя было убежать. Рита чувствовала себя виноватой, да и была таковой. Это по ее вине муж отдалился от нее, перестал доверять, захотел растить сына один. А она лишила его возможности даже видеть маленького Дэнни. Пора что-то предпринять. Пора прекратить убегать.
    Но что же делать с Рене? И самое главное, что он сделает с ней, Ритой? О, теперь она его боялась, и очень сильно. После того злополучного поцелуя муж отправил ее в замок, где молодая женщина жила в полном одиночестве, если не считать охраны, прислуги… и этой ужасной мадам Мерийон. Все это время она ждала, что Рене простит ее и приедет мириться. Напрасно.
    Таков мой муж, с горечью подумала Рита, уставившись в пустоту. Это вполне в его духе — приобрести себе недорогую и надежную машину для деторождения, то есть меня. И очень удобно — не нужно тратить время и силы на ухаживания, подарки, нежные слова. Не нужно вывозить в свет и общаться. Обеспечить минимальный комфорт, и не более того.
    Все эти старинные семейства просто помешаны на продолжении рода, на наследниках и на всем таком прочем. Вот этого-то и хотел от нее Рене де Сен-Сирк — наследника. Того, кто продолжит его дело, унаследует финансовую империю семьи. А Рита — она ничто.

    Ранним утром молодая женщина проснулась до звонка будильника — так напряжены были нервы.
    Все вещи она упаковала еще вчера. Покормив Дэнни и наскоро проглотив легкий завтрак, Рита выглянула на улицу. Было прохладно, и она вернулась для того, чтобы одеть сына потеплее. Малыш сидел на мягком ковре и вдумчиво сосал край журнала «Всадник».
    Рита подскочила к нему и забрала журнал.
    — Дэнни, нет, он грязный. Возьми лучше вот это.
    И она протянула малышу специальное прозрачное пластиковое кольцо. Однако Дэнни, недовольный тем, что забрали старую игрушку, швырнул кольцо на пол и громко заревел, пытаясь добраться до журнала. Его голубые глаза наполнились слезами, личико скривилось, светлые брови страдальчески поползли вверх.
    Взяв сына на руки и ласково уговаривая его, Рита ходила по тесному помещению фургона, который служил им домом вот уже много месяцев. Дэнни и не знал другого, хотя должен был бы жить во дворце. Его полное имя было Рауль Даниэль де Сен-Сирк, а после смерти отца к нему перешел бы и титул.
    Маленький Дэнни был копией Рене — светловолосый, голубоглазый красавчик, при виде которого сердце всякой матери наполнилось бы гордостью и любовью. Рита не отдала бы его никому на свете.
    Как раз в это время у него прорезывался четвертый зуб, о чем свидетельствовали пылающие щеки и глаза, блестевшие сильнее обычного. Малыш был просто неотразим в своей беленькой матроске и в синих джинсах.
    Проверив, хорошо ли закреплены все предметы в фургоне, Рита вынесла Дэнни на улицу, дошла с ним до кабины и усадила в специальное детское креслице, пристегнув ремнем безопасности. Она со всеми попрощалась накануне вечером, так что можно было спокойно отправляться в путь.
    — Скоро поедем, малыш. Я так рассчитала, что мы минуем железнодорожный переезд сразу после того, как пройдет шестичасовой экспресс. Ту-ту!
    — Ту-ту! — весело пролепетал малыш, помахав ей ручкой. Он уже с удовольствием повторял за ней простые словечки, копировал жесты и мимику.
    Глядя на беспечного малыша, так уютно устроившегося в своем креслице, его мать тяжело вздохнула. Слишком долго она задержалась в этом цирке! Теперь снова наступал тяжелый период бесконечных переездов с поисками работы на неделю или две между ними. Странствие без дома, без цели, с мыслями только об одном: как бы не попасться. Дорожные траты высоки; путешествие, особенно на старой машине, обходится недешево. Приходится постоянно тратиться на ремонт и детали. А наличных денег осталось совсем мало…
    Уйдя с головой в невеселые размышления, Рита не сразу обратила внимание на странный шум возле денников, где стояли лошади. Потом послышался громкий и сердитый окрик. Узнав голос Марты, она бросилась в том направлении, откуда он раздался. Подбежав ближе, Рита увидела, что подруга стоит у полосатой стены шапито.
    Старая женщина с пугающей уверенностью сжимала в руках ружье. Ствол был направлен на темноволосого человека в сером костюме, опасливо поглядывавшего то на Марту, то на подбежавшую Риту. Вид у него был несколько ошарашенный.
    — Ради Бога, Марта, что здесь случилось?
    — Еще ничего, но сейчас случится, если этот парень не заговорит! Эй, ты, в последний раз спрашиваю, какого черта ты делал рядом с моими лошадьми?
    Высокий мужчина протестующе протянул руки вперед и что-то произнес. Рита моментально распознала французскую речь. О Боже!
    — Я так думаю, что этот парень — лошадиный вор! Ишь, думает, что можно грабить беззащитных циркачей. Вот всажу тебе пулю в живот, негодяй! И лопочет что-то не по-нашему… Рита, сбегай позвони в полицию. Ну, что стоишь? Быстрее!
    Однако Рита словно приросла к месту. В голове ее с бешеной скоростью проносились панические мысли: «Они нашли-таки меня! О Господи… Да это же Филипп Кабош!»
    В высоком, хорошо одетом человеке молодая женщина опознала шефа охранной службы де Сен-Сирка. Хотя в данный момент это было нелегко сделать: лицо месье Кабоша своей бледностью могло соперничать с отглаженным воротничком его белой рубашки. Кому понравится, когда явно сумасшедшая старуха направляет на тебя ружье!
    — Рита! — В голосе Марты сквозило нетерпение.
    Филипп Кабош бросил в ее сторону почти умоляющий взгляд.
    — Мадам Рита, — наконец выдавил он из себя по-французски и попросил ее объяснить старой женщине, что не представляет никакой опасности.
    Как бы не так! — в смятении подумала молодая женщина. Появление Филиппа в цирке означало только одно: Рене нашел ее, знает, где она находится и считает, что ловушка захлопнулась.
    — Марта… Я знаю этого человека. Он не вор, но, пожалуйста, задержи его здесь, пока я не уеду.
    — Ты объяснишь мне в конце концов, что здесь происходит!
    Но Рита уже бежала к своей машине. Если Филипп здесь, значит, Рене следует за ним. Схватив свою жертву, он никогда не выпустит ее снова. Осознание этого придавало сил. Она прыгнула на водительское сиденье и поспешно включила зажигание.
    Мотор с готовностью заурчал, но в это время в зеркале заднего вида стал отчетливо виден длинный темно-синий «мерседес», перегородивший единственный выезд на дорогу.
    Беглянка вздрогнула, машинально разворачивая фургон, и увидела автомобиль во всех подробностях, а также человека, сидящего за рулем. Это был ее муж.
    Сердце подпрыгнуло и заколотилось где-то в горле. Рита с трудом подавила накативший приступ паники. Присутствие де Сен-Сирка действовало на нее, как присутствие гремучей змеи действует на птицу. Хотелось прекратить борьбу и покорно сдаться.
    Дэнни! Он отберет у меня Дэнни! — эта ужасная мысль отрезвила ее. Прикинув расстояние до машины, Рита поняла, что по дороге не проехать. «Мерседес» перегораживал ее полностью.
    Бордюр… Я проеду по бордюру. Я прекрасно вожу, могу развернуть машину вокруг монеты. Я сделаю это. Должна сделать!.. Мысли проносились в голове, словно молнии, а руки и ноги уже делали свое дело — поворачивали руль, выжимали на газ.
    Маленький фургон на полной скорости понесся к темно-синему автомобилю, словно бы намереваясь протаранить его лоснящийся бок. В последний момент он резко вильнул вправо, въехал двумя колесами на низкий бортик ограждения и впритирку прошел мимо «мерседеса», вырывая клочья травы и земли из зеленого газона рядом с дорогой. Объехав препятствие, Рита выровняла машину, жалостно скрипевшую от столь варварского обращения, и понеслась прочь от этого места, мечтая только об одном — скрыться от своего мужа.
    — Пойду, непременно пойду к адвокату. Надо как-то решать эту проблему. Не могу же я и в самом деле всю жизнь убегать, — бормотала она себе под нос, в то же время внимательно глядя на дорогу.
    С Рене станется устроить пару засад. Все это начинало напоминать какой-то низкопробный боевик. Вот только участие восьмимесячного малыша в нем никак не было предусмотрено.
    К счастью, Рита успела хорошо изучить окрестности и машину вела уверенно. Хотя бы в этом у нее было преимущество перед Рене. Вряд ли тот хорошо ориентируется здесь. Или все-таки лучше остановиться и попробовать поговорить с мужем? Может быть, он согласится выслушать ее? Нет, не стоит и думать об этом!
    Свернув, Рита выехала прямо к железнодорожным путям. Проклятье! Здесь ей пришлось затормозить. Дорога была перекрыта шлагбаумом, и сигнальные огни, предупреждающие о скором прохождении поезда, уже горели. И как только она могла забыть про шестичасовой экспресс!
    Это была ловушка. В то время как поезд с грохотом проносился мимо, сзади снова появился темно-синий «мерседес», неумолимо приближающийся к старенькому фургону.
    Поймана! Поймана, как крыса! Рита со злостью ударила по спинке кресла, да так, что взвилось облачко пыли. Фургон и вправду был очень старым. Внезапная боль пронзила ее руку.
    Не веря своим глазам, Рита посмотрела на сиденье и увидела раздавленную пчелу. О Боже! Не может быть, еще слишком рано для этих тварей! Скорпион не смог бы испугать бедняжку больше.
    Рите было пятнадцать, когда ее в первый раз ужалила пчела. С тех пор она никуда не ездила без аптечки с антигистаминными препаратами.
    Вовремя введенное лекарство означало жизнь… Если же его не оказывалось под рукой, итог мог быть плачевным…
    Рита с ужасом поняла, что ей становится трудно дышать, а движения замедляются. Борясь с шоком, вызванным укусом, она попыталась открыть дверцу фургона. Это удалось только с третьей попытки, поскольку онемевшие пальцы никак не могли подцепить ручку.
    Наполовину выпав из машины, задыхающаяся женщина увидела светловолосого человека, быстро бегущего к фургону. Он подхватил ее на руки и выволок из кабины.
    В глазах у Риты уже потемнело.
    — Рене, пчела… пчела укусила… — прошептала она по-испански.
    Тот сориентировался мгновенно.
    — Где аптечка?
    Пытаясь совладать с ускользающим сознанием, она судорожно цеплялась за руки мужа. Перехватило горло.
    — Потерялась… Она потерялась…
    — Где ближайшая клиника? Рита, где здесь врач?!
    — Тут… в поселке неподалеку…
    Она уже с трудом осознавала, что происходит, отчаянно борясь с болью и с удушьем.
    — Дэнни… Где Дэнни? — из последних сил прохрипела Рита.
    — С ним все в порядке, успокойся.
    — Если я умру… позаботься о Дэнни, прошу тебя…
    — Mon Dieu! Конечно же ты не умрешь! Я довезу тебя, — прошептал Рене, приподнимая голову жены так, чтобы той было легче дышать. — Я не допущу этого.
    Последнее, что осталось в памяти, — это Рене, куда-то несущий ее на руках, шум двигателя, возбужденные голоса, переговаривающиеся по-французски. Затем Рита потеряла сознание.

4

    Ее привел в чувство живительный глоток кислорода, наполнивший истерзанные, мучительно горевшие легкие. Рита жадно вдохнула, чувствуя, как жизнь вновь возвращается к ней, и, медленно открыв глаза, увидела сверкающую белизну реанимационной.
    Видимо, своевременная инъекция антидота оказалась спасительной. Осторожно пошевелив рукой, Рита обнаружила капельницу. Рядом с высокой кроватью, на которой она лежала, тихо попискивал какой-то прибор.
    Подошла медсестра в зеленоватой форме и в шапочке, из-под которой выбивались светлые кудряшки. Она вопросительно взглянула на Риту и улыбнулась.
    — Что… Где я? — Язык и гортань больной слушались еще плохо, говорить было трудно.
    — Вам повезло, мы успели вовремя оказать помощь. Начинался анафилактический шок. — Немолодой уже мужчина, видимо врач, показался в поле зрения Риты. — Вы находитесь в частной клинике. Я ваш лечащий врач, Франсиско Васкес.
    — Полежите спокойно, и вам скоро станет значительно лучше, — добавила сестра.
    Осмотрев больную, врач удовлетворенно кивнул и вышел вместе с сестрой. Рита осталась одна. Силы постепенно возвращались к ней — видимо, лекарство действовало, но пока еще она вряд ли справилась бы и со средних размеров мышью.
    А ведь рядом с больничной койкой сидела вовсе не мышь. Это был Рене де Сен-Сирк, ее муж собственной персоной, — не самое лучшее соседство для больной женщины. Пришлось набраться храбрости и взглянуть ему в глаза.
    В их прозрачной голубизне не было и тени тепла. Рита вздохнула и снова опустила ресницы. Важный разговор следовало отложить на потом. Да и о чем им говорить? Власть и деньги сделали свое дело — теперь она снова в руках мужа, хочет того или нет.
    Как ни странно, Рита была почти рада видеть своего мучителя. Ей так надоело постоянно убегать, терзаться сомнениями, правильно ли она поступила, вспоминать редкие минуты счастья… Все-таки он был очень привлекательным мужчиной. Ледяной принц — так его прозвали в прессе. Эта холодная красота завораживала, притягивала Риту против ее воли. Если бы только их брак не был омрачен той ужасной историей… может быть, они могли бы быть даже счастливы вместе.
    К сожалению, все произошло именно так, и никак иначе. А теперь Рене ненавидит ее. Или, что еще хуже, презирает. Стена, вставшая между ними, была невидима, но неразрушима. Ледяная стена презрения и безразличия. Ее не растопить, не разбить. Как и лед в глазах мужа.
    — Мне бы следовало тебя бросить там, в машине, — наконец произнес Рене.
    — Чего бы вам действительно следовало сделать, сеньор де Сен-Сирк, так это выпить успокоительного. У вас нервный шок, — безапелляционно заявила медсестра, входя в реанимационную.
    Рене недовольно поморщился оттого, что с ним говорят, словно с большим ребенком, но смолчал.
    В это время Риту отсоединили от капельницы и отвезли в комфортабельную палату, так как жизнь ее была уже вне опасности. Впрочем, ей это было все равно. После того как муж заговорил, стало понятно, что она для него теперь не более чем пустое место. Ничто. Лучше бы действительно оставил ее в машине и позволил умереть, чем и дальше терзать холодностью и безразличием.
    Подсознательно Рита надеялась на чудо, на перемену в их исковерканных отношениях, но, как водится, ничего такого не произошло. Она снова окуналась в тот кошмар, который преследовал ее много месяцев назад. Говоришь с человеком, а он не понимает тебя. Пытаешься объяснить, а он не желает слушать. Любишь его, а он тебя презирает.
    — Ваш супруг очень беспокоился за вас, — мягко произнесла сестра, поднося к губам Риты кружку с водой. — Всех поднял на ноги, не успокоился, пока ему не сказали, что вашей жизни ничто не угрожает.
    Да-да, хваленая основательность рода де Сен-Сирков, вяло подумала Рита. Взялся, так делай!
    — Я еще долго не смогу вставать? — спросила она у сестры.
    — Сеньор Васкес хотел вас понаблюдать еще несколько часов, чтобы убедиться, что нет никаких осложнений. Позвольте, я помогу вам переодеться.
    Риту облачили в мягкую пижаму и оставили в покое. Она вытянулась среди белых простыней на мягкой пружинной кровати и задумалась. Кто же теперь присматривает за Дэнни? Ребенок еще совсем мал и не привык к чужим. Внезапный страх заставил похолодеть: а вдруг отец уже приказал увезти мальчика домой и она никогда больше его не увидит?
    Примерно в ту минуту, когда паника достигла предела, в палату снова вошла сестра, но на этот раз с Дэнни на руках. Точнее говоря, сначала до слуха несчастной матери донесся громкий рев, а потом уже появилась вышеупомянутая пара. Рауль Даниэль де Сен-Сирк решил проявить силу характера, доставшуюся ему по наследству, и орал во всю мощь своих легких.
    — Мне кажется, что это ваш, — произнесла сестра. — Видимо, решил, что приемный покой недостаточно хорош для него. Или что мы хотим его похитить. В общем, требует мамочку.
    Рита с облегчением протянула руки и взяла истошно вопящего младенца. Тот обхватил мать ручками за шею и удовлетворенно замолк.
    — Кто за ним присматривал?
    — Высокий темноволосый мужчина, он приехал вместе с вашим супругом. Но в детях, как мне кажется, не очень разбирается.
    Бедняга Филипп, с искренним сочувствием подумала молодая женщина, обнимая свое дитя. Закоренелый холостяк, да еще и отставной военный. Пришлось же ему пережить несколько нелегких минут!
    Занятая общением с сыном, она не сразу заметила, что дверь в очередной раз открылась и в палате появился Рене. Увидев маленького Дэнни на руках у Риты, он замер. Сестра тихо вышла, тактично оставив супругов наедине.
    — Ты… ты уже познакомился с Дэнни? — неловко произнесла молодая женщина.
    — Нет. Его привез сюда Филипп в твоей машине. Я был слишком занят.
    Услышав незнакомый мужской голос, малыш крепко вцепился в мать, с недоверием уставившись на Рене. В его возрасте многие дети боятся незнакомых людей, и для сегодняшнего утра их было более чем достаточно. Несмотря на все самообладание, по лицу отца ребенка прошла судорога. Рита знала, о чем сейчас думает этот холеный светловолосый мужчина. О том, что первенец даже не узнает его. Не узнает и, более того, боится.
    — Рене… мне так жаль, — покаянно произнесла она, пытаясь проглотить комок, стоящий в горле. — Прости меня за все, что я натворила.
    — Да ты, верно, не в своем уме! — Тонкие черты лица Рене слегка исказились: было видно, что он с трудом сдерживается, чтобы не заорать во весь голос. Сегодняшние гонки с препятствиями и реанимацией подкосили не только его жену. — Как ты посмела таскать моего сына по каким-то захолустьям, словно маленького бродягу! Как ты посмела поставить меня в такое положение, что я должен был оправдываться перед полицией только за то, что хотел увидеть собственного ребенка! И после всего этого ты решила отделаться сентиментальными словечками! О каком прощении может идти речь?

5

    — Полиция? Причем тут полиция? — недоуменно переспросила Рита.
    — С тех пор как я женился на тебе, ты приносишь мне только неприятности! — бросил Рене.
    — Почему полиция? — настойчиво повторила молодая женщина. Не верилось, что у этого могущественного человека могут быть хоть какие-то проблемы с властями.
    — Та пожилая дама, у которой ты работала, Марта Родригес, после твоего впечатляющего побега, вызвала полицию и обвинила во всем меня. Она, видишь ли, заботится о твоей безопасности. Двое полицейских теперь ждут моих объяснений в приемной клиники. — Рене возвышался над больничной кроватью, словно статуя, символизирующая обвинение.
    — Но я…
    — Если ты только попробуешь солгать им или подставишь меня, то, предупреждаю, ты горько пожалеешь об этом. Я не отдам тебе сына так просто. Я больше не позволю отнять его. Тебе ясно?
    Температура в палате понизилась примерно до ноля. Когда Рене гневался, он мог выморозить все на километр вокруг. Рита вздрогнула и непроизвольно прижала малыша к себе. Оказывается Дэнни, воспользовавшись ситуацией, крепко заснул, прислонившись к плечу матери.
    Угроза мужа возымела действие. Итак, он все-таки хочет отнять у нее сына! Тогда, восемь месяцев назад, Рене не говорил открыто о своих ужасных намерениях. Если бы не Летиция, верная подруга Риты, то она так и не узнала бы ни о чем, пока не стало бы слишком поздно. Именно Летиция поведала ей о замыслах мужа.
    Пытаясь различить на лице человека, стоящего рядом с кроватью, хоть какие-то признаки жалости, Рита видела только безразличие. Безразличие и решимость бороться с ней до конца. Вот он стоит перед ней, высокий, уверенный в себе, непоколебимый и еще более красивый, чем прежде. Ослепительный ангел, сошедший с холодных и равнодушных небес… с таким же холодным и равнодушным сердцем.
    Такие и привлекают женщин. Каждая думает, что именно ей суждено растопить ледяную броню, стать его единственной возлюбленной. А сердце этого человека покоится в могиле вместе с первой женой, погибшей в автокатастрофе. Рита с обреченностью вспомнила свои глупые надежды в самом начале их брака. Тогда она еще ничего не знала. А теперь уже слишком поздно.
    — Ты поняла меня? — терпеливо переспросил Рене.
    Рита медленно кивнула. Она была слишком обессилена, чтобы спорить. Да и вряд ли что-то можно изменить. После всего того, что произошло, Рене наверняка считает ее недостойной воспитывать его сына.
    — Да, я поняла тебя.
    Сдерживая слезы, молодая мать повернула голову, глядя на сладко спящего Дэнни, вдыхая его трогательный молочный запах. Все, что она делала, оказалось напрасным: и усилия сохранить брак, и попытки спастись от мужа бегством. Теперь она лежит здесь, в больничной палате, не имея больше сил защищаться.
    В глазах Рене промелькнуло вдруг что-то странное, некая тень чувства.
    — Я не собираюсь разлучать тебя с малышом, — глухо произнес он. — Ты ему нужна.
    — Ты и в самом деле так считаешь? — потрясенно спросила Рита.
    — Я сказал то, что сказал… Дай мне его подержать, пока он спит. — И Рене протянул руки к Дэнни. — Да, забыл сказать, сюда приехала Марта Родригес. Она обещала позаботиться о ребенке, пока тебя не выпишут. Мне кажется, ей можно доверять.
    Затаив дыхание, Рита прижала сына к себе, боясь хоть на секунду расстаться с ним. Однако в это время в дверях показалась Марта, успевшая переодеться в старомодное черное закрытое платье. Волосы она убрала под затейливую, тоже черную шляпку и выглядела почтенной старой вдовой, коей, собственно, и являлась. В руках она держала большую сумку с вещами Дэнни.
    — Не беспокойся, я позабочусь о нем, дитя мое. Тебе нужно поскорее выздоравливать.
    — Пойду переговорю с полицейскими, — мрачно произнес Рене.
    Дождавшись, когда он выйдет, Марта осторожно присела на край постели.
    — Откуда я могла знать, что он твой муж? — ворчливо спросила она. — Подумала, что мафия решила наконец «наехать» на мой цирк. Да еще перепугалась, когда они за тобой помчались.
    — Разве ты можешь испугаться, Марта? — улыбнулась Рита, с любовью глядя на старую женщину. Теперь казалось, что все несчастья остались позади. — Я повела себя очень глупо, это правда, но ведь ты не знала об этом.
    — И очень плохо, что не знала. Твой муж, которого я уж было записала в наемные убийцы, спас тебе жизнь, между прочим. А я со страху вызвала полицию, и вот теперь они сидят там и ждут, что кто-нибудь все им объяснит. Думаю, это будешь ты.
    — Хорошо, хорошо. Я действительно кругом виновата, — всхлипнула Рита. — Только и делаю что одни глупости. А все моя испанская кровь!
    — Хмм, — с сомнением произнесла старая испанка, покачав головой. — По-моему, ты делаешь глупости оттого, что иногда не можешь мыслить здраво. Твой муж не плохой человек.
    — Но теперь он ненавидит меня! Я все испортила!
    Желая получить от Рене больше, чем было в его силах, Рита обрекла себя на постоянные страдания. Муж был равнодушен к ней и никогда не смог бы дать то, что было так необходимо молодой женщине, — любовь и тепло. Никогда!
    Осознание этого пронзило ее сердце тупой болью. Все вокруг стало серо и безлико. Она через силу попрощалась с Мартой, и та вышла вместе с Дэнни на руках. Рита отвернулась к стене и долгое время лежала так, стараясь не думать ни о чем.
    Потом появился подтянутый молодой полицейский. Пришлось взять себя в руки и отвечать на вопросы. Несостоявшаяся беглянка объяснила, что произошла ошибка, что к мужу никаких претензий не имеет, и что, собственно говоря, он ни в чем не виноват.
    Выяснив все, что хотел, офицер учтиво попрощался, и Рита забылась сном. Проснулась она оттого, что привезли обед на тележке с резиновыми колесами, мягко катившимися по полу. Кусок не лез в горло, да и задерживаться в клинике лишнее время не хотелось. Короткий разговор с врачом привел к тому, что ей позволили покинуть палату, когда она захочет.
    — Состояние удовлетворительное, — довольно пояснил сеньор Васкес. — Страшно подумать, что могло бы случиться, если бы вас привезли с опозданием. Но, благодарение Богу, все кончилось благополучно. В следующий раз не забывайте лекарства, ибо рассеянность может стоить вам жизни.
    Рита смущенно кивнула. Ей было неловко, что из-за нее поднялся весь этот шум.

    — Слишком много приключений для одного дня, — бормотала она себе под нос, натягивая джинсы и свитер. — А ведь еще даже не вечер.
    Спустившись в приемную, молодая женщина обнаружила там Филиппа Кабоша, поджидавшего жену своего шефа. Оказавшись в прохладном полумраке комфортабельного салона «мерседеса», Рита услышала, как дверца машины мягко щелкнула, закрываясь. Мышью, попавшей в западню, вот кем она стала. Маленькой, испуганной мышью.
    На заднем сиденье, совсем близко сидел Рене. Видимо, решил дождаться жену. Для верности, что ли?
    — И что теперь? — мрачно поинтересовалась Рита.
    — Заберем Дэнни и вернемся домой.
    В салоне повисло неловкое молчание. Слово «дом» звучало как-то двусмысленно.
    Вернемся домой, повторила про себя молодая женщина. Вот как.
    — Вот как, — произнесла она вслух.
    — Да. Я велел, чтобы твои вещи забрали из фургона и отправили домой. Думаю, что Филипп уже отогнал эту развалину и распорядился насчет ее продажи. Вряд ли фургон тебе когда-либо еще понадобится.
    Как же холодно! — тоскливо подумала Рита, пряча руки в рукава своего синего свитера. Холодно и безрадостно. И так будет теперь всегда.
    — Ты даже не счел нужным узнать мое мнение относительно продажи фургона?
    — Не думаю, что это важно. Мы возвращаемся в Париж. Ненавижу Испанию! — Рене говорил, не глядя на жену, так что она могла видеть его четкий профиль на фоне светлой обивки салона. По нему никогда не скажешь, что дела идут не так хорошо, как ему хочется, если случится что-то непредвиденное. Самообладание и выдержка — вот девиз семейства де Сен-Сирков.
    Невольно взглянув на себя в зеркало заднего вида, Рита решила, что сравнение не в ее пользу. Они являли сейчас собой странную семейную пару. Темноволосая женщина с буйными локонами, чье, обычно такое живое, лицо сейчас было усталым и потухшим, синие глаза глядели куда-то сквозь стекло, не желая встречаться взглядом с голубовато-серыми, непроницаемыми глазами мужа. Что объединяет сдержанного французского аристократа и темпераментную испанку без роду и племени? Обида? Неприязнь? Ничего не понять…
    — Рене… может быть, нам не стоит жить вместе?
    — Даже и не думай требовать развода. Я тебе все равно его не дам.
    Рита почувствовала, что сейчас не стоит настаивать на чем-либо. Сейчас, пока Дэнни в его руках… Боже, о чем она думает: ведь Рене — отец малыша! И не видел его со дня рождения. Как только можно быть такой эгоисткой!
    Все, что она совершила за последние месяцы, было одной огромной ошибкой. Металась по стране с маленьким ребенком, думала только о себе. Теперь наступает час расплаты.
    — Мне казалось, что развод нужен тебе, Рене.
    — Не в данный момент.
    Ну да, конечно! Вернемся к старой и удобной манере общения. Муж всегда держал ее на расстоянии, говорил отстраненно, будто с одним из своих сотрудников. Ничего личного… кроме постели. Раньше это хотя бы немного утешало Риту. Пустяки, что он так холоден и вежлив со мной, говорила она себе. Зато ему не противно меня обнимать и целовать. Не на людях, никогда днем, но ведь по ночам он приходит к ней в спальню! Рождение Дэнни тому доказательство. Но как же редко это случалось!
    Поймав себя на не совсем соответствующих моменту мыслях, Рита попыталась сосредоточиться на другом. Она отыскала взглядом детское креслице, прикрепленное к сиденью справа от водителя. Креслице Дэнни.
    Рене не собирается пока разлучать ее с сыном. Они втроем вернутся в его огромный дом в Париже. Или где-нибудь еще. По какой-то причине он не хочет немедленно вышвырнуть ее на улицу, подав на развод…
    Но как же все-таки хорошо не вести больше эту собачью жизнь, притворяться, что любишь путешествовать, жить постоянно на нервах, пугаться каждого шороха! Ютиться в крошечном фургоне с маленьким ребенком! Может быть, она зря запаниковала тогда? Но Петиция говорила так уверенно, так старалась помочь… Впрочем, сделанного не вернешь.
    — И… у тебя будут другие женщины? — неожиданно для себя выпалила Рита. Слова, как водится, слетели с языка, минуя разум.
    Спохватившись, она осеклась, но все было уже сказано. В салоне снова воцарилась напряженная тишина.
    — Ты… Что ты сказала? Что значит «другие»? — потрясенно произнес наконец Рене, изображая полнейшее недоумение.
    — Ничего. Ровным счетом ничего, — попыталась выкрутиться Рита. — Просто… просто…
    — Это просто потрясающе! Типично женское поведение. Хочешь сказать, что это я виновен в супружеской неверности? Мне кажется, ты несколько подзабыла истинное положение дел, — сообщил блистательный месье де Сен-Сирк, глядя на нее, как на вошь или на что-то не менее мерзкое. Мокрицу, например.
    Рита поняла, что следует идти на попятный. Вот так всегда, скажет что-нибудь, не подумав, а потом…
    — Я не имела в виду ничего такого… Я просто думала… думала…
    — Будь так добра, в следующий раз не думай. Это тебе не идет.

    Общение с мужем начинало напоминать пытку. Поэтому Рита вздохнула с облегчением, когда они наконец подъехали к цирку, чтобы разыскать Марту и забрать у нее Дэнни.
    Это оказалось несложно. Отказавшись от предложенной чашки кофе, Рита тепло поблагодарила старую женщину и с сыном на руках отправилась к машине. Слава Богу, что неудачная тема их с мужем разговора оказалась забыта. Однако Рита так и не получила ответа на свой вопрос.
    Это не должно меня интересовать, сказала она себе. Рене волен делать, что хочет. Во всяком случае, все, что не испортит ему репутации. Сосредоточиться на себе и на Дэнни — вот что нужно. И не обращать внимания на выходки мужа, какими бы они ни были. Вероятно, он захочет отплатить за нанесенную ему обиду и причиненные неприятности. Что ж, справедливо. Ей остается только терпеть. Другого выхода все равно нет, раз развода получить нельзя.
    Приняв это героическое решение, Рита посмотрела на то, как общаются Дэнни и его отец. Это было их первое свидание. Но он явно старался подружиться с ним, расположить малыша к себе. И Дэнни уже весело смеялся и стучал ручонкой по колену Рене. Рита с удивлением отметила, что муж, кажется, непритворно рад видеть это маленькое улыбающееся создание, появившееся на свет вдали от него несколько месяцев назад.
    Теперь, оказавшись вместе, эти двое представителей рода де Сен-Сирков оказались до смешного похожи. В светлом личике Дэнни, в его сияющих синих глазах и в белокурых волосах угадывался будущий облик того изысканного светского льва, каким он станет когда-нибудь. Сын был маленькой копией своего отца, и Рита почувствовала мгновенный укол ревности. О да, это дитя ожидает роскошный дворец, толпа слуг и счет в банке.
    А что она могла ему дать? Жизнь на колесах? Будущее циркача или наездника? По какому праву хотела лишить этого маленького мальчика блеска и роскоши, уготованных ему по праву рождения?
    Да и Рене, по-видимому, был так счастлив обрести своего сына, что даже жесткие и непроницаемые черты его лица как-то смягчились, сквозь них словно проглянул другой человек, более открытый и жизнерадостный. Или это соседство маленького Дэнни создает такое впечатление?
    Глядя, как малыш пытается засунуть в ротик палец отца, Рита протянула Рене маленького резинового слоника.
    — Лучше дай ему это. Палец грязный.
    Лицо мужа стало снова замкнутым и холодным. Словно бы со стуком захлопнулась какая-то дверца в его душе.
    — Если мне потребуется твой совет, я его спрошу. — И, посмотрев на сжавшуюся от обиды женщину, он прибавил с горечью: — Вероятно, тебе бы больше понравилось, если бы мой сын начинал плакать, как только я попытался бы к нему прикоснуться.
    Рита побледнела.
    — Прости меня, Рене. Я ведь сказала, что мне очень жаль.
    Она с болью заметила, как отчаянно пульсирует тоненькая жилка на его виске. Пожалуй, эти месяцы дались Рене де Сен-Сирку не так легко, как он хочет показать.
    Откинувшись на сиденье так, что широкие плечи примяли упругий материал, Рене с вызовом посмотрел в синие глаза жены.
    — Думаю, что теперь у меня будет достаточно времени, чтобы наладить контакт с моим сыном. Не тогда, когда ты позволишь, понимаешь? Не по воскресеньям.
    Какой же он все-таки гордец! Если бы Рита не видела его минуту назад занятым игрой с маленьким ребенком, то решила бы, что перед ней совершенно бесчувственный человек.
    — Я… я боялась связываться с тобой, — виновато пробормотала она. — Я не могла ни позвонить, ни написать.
    — Я не собираюсь обсуждать с тобой эти вещи при ребенке. Ты его мать. Он чувствует, когда ты нервничаешь, и расстраивается сам.
    Действительно, Дэнни, внимательно прислушивавшийся к разговору взрослых, вдруг завозился и тихонько захныкал. Ему явно не нравилась напряженная обстановка в машине. Рита поспешно умолкла. В конце концов, сколько можно просить прощения! Все что меня интересует, это мой сын, снова мысленно повторила она.
    — Тебе не мешало бы переодеться, — сказал Рене через некоторое время. — Мне бы не хотелось, чтобы ты сопровождала меня в таком виде.
    Рита с сомнением посмотрела на свои потертые джинсы, такие удобные, но не слишком приглядные, старенький свитер и видавшие виды кроссовки. Всю дорогую одежду она оставила в Барселоне, когда ездила к родным. Глупо возить с собой в маленьком фургоне кипу бесполезных роскошных вещей. Да она и не успела привыкнуть к ним, всю жизнь ходила в чем-нибудь пригодном для верховой езды. Лошадям все равно, во что ты одета. А вот Рене нет.
    — Ты должен был жениться на какой-нибудь актрисе или манекенщице. Они послушны и хорошо одеваются. Я не то, что тебе нужно, — неожиданно разозлившись, прошипела молодая женщина.
    — Ты не находишь, что теперь уже поздно что-либо менять, — хладнокровно заметил ее муж.
    Рита кипела от злости. Вот так всегда: пара слов — и он заставил ее потерять душевное равновесие. Когда же она научится не обращать внимания на его замечания? Нужно быть терпеливой и спокойной. Терпение и спокойствие — вот что поможет ей в этой ужасной ситуации.
    Стиснув зубы, она покорно приняла кошелек из рук Рене и, когда водитель остановил машину у модного бутика, отправилась прямо к зеркальным дверям. «Все для дам» — гласила яркая надпись над входом. Тяжело вздохнув, Рита переступила порог страшного заведения.
    Оказавшись внутри, среди блеска и сияния множества зеркал, услужливо отразивших жалкую мальчишескую фигурку в вылинявших джинсах и в обвисшем синем свитере, Рита смутилась. Да кто она на самом деле такая, чтобы еще и позорить мужа своим ужасным видом! Сразу видно, что ей не место среди всех этих роскошных вещей, зеркал и сверкающих ламп.
    Рене раньше никогда не возил ее в такие магазины. Просто в шкафу для одежды в ее личных апартаментах были какие-то вещи. Прислуга приносила их и развешивала, а Рита надевала, что попроще. Выбирать себе наряды она никогда не умела. Другое дело — сапоги для верховой езды или снаряжение для лошадей. Оголовья, седла, ногавки или хлысты — все просто и понятно, но здесь…
    Некоторое время ошеломленная женщина бродила по магазину, бесцельно трогая платья и костюмы, свисающие с вешалок. Взять вот это, серебристое… Да в нем же ногу не поднимешь! Или эти брюки… Да, тоже не побегаешь, особенно если надеть еще ботинки на толстой подошве.
    В конце концов, поймав на себе вежливый и одновременно настороженный взгляд продавщицы, Рита решилась. Она постаралась припомнить все те советы, которыми щедро одаривала ее Летиция, единственный человек из окружения де Сен-Сирка, который тепло относился к ней.
    «Ты должна помнить, что кожа у тебя слишком смуглая, поэтому выбирай одежду поярче, чтобы скрыть этот недостаток», — говорила подруга. Рита с сомнением посмотрела на серо-голубой костюм, который был надет на манекен. Красиво, но, судя по всему, нечего в нем и показываться. К тому же он будет слишком облегать ее, а Летиция утверждала, что мальчишескую фигуру лучше всего скрыть под пышными фалдами и оборками.
    Она решительно направилась к следующей стойке с одеждой и выбрала ярко-оранжевую длинную юбку с разрезом сбоку, а также кофточку черного цвета с красными разводами и рукавами-буфами.
    Кажется, получилось довольно ярко, с удовлетворением подумала она. Ну, что еще? Нужны туфли. После недолгих колебаний она выбрала алые лаковые ботиночки на высоком каблуке-шпильке. Надо привыкать к красивой обуви, решила молодая женщина, переодеваясь в примерочной. Даже не взглянув на себя в зеркало, она прошла мимо опешившей продавщицы, расплатилась в кассе и отправилась к машине.
    Рене, с Дэнни на руках вышедший подышать свежим воздухом, увидев жену, нервно вздрогнул. Ну, не то чтобы вздрогнул, но какие-то эмоции на его лице отразились.
    Может, нравится? — с надеждой подумала Рита, с трудом вышагивая на высоких каблуках. Ноги сразу же начали адски болеть. Разрез оказался чересчур длинным. Рукава мешали. Но если ему нравится, то не грех и потерпеть.
    — Прости, что я так долго.
    — Ничего, — несколько потрясенно произнес Рене, поспешно открывая перед ней дверцу.
    Возможно, со временем я и научусь выглядеть привлекательно, понадеялась Рита, в то время как мягко покачивающийся автомобиль мчал их дальше.

    Привыкнув быть гадким утенком в семье, Рита давно уже не расстраивалась из-за своей непривлекательности. Ее сестры и мать, пышнотелые рослые красавицы, черноглазые и темноволосые, совершенно затмевали худенькую невысокую девушку. Единственное, что было, по мнению самой Риты, замечательным в ее внешности, так это глаза — ультрамариновые, выразительные, окаймленные длинными темными ресницами. Таких в семье больше ни у кого не было. Как-то девушка поинтересовалась у матери, в кого это у нее такой необычный для испанки цвет глаз, но та, потупившись, что-то пробормотала о прабабушке-француженке и перевела разговор на другую тему.
    Как бы то ни было, но могущественного Рене де Сен-Сирка привлекла именно эта худышка с копной темных волос, с застенчивым и в то же время пристальным взглядом, чем и заслужила ненависть незамужних сестер. А уж она-то в свою очередь, что называется, втюрилась по самые уши.
    И надеялась, что и он тоже…

6

    Все свое время Рита проводила среди лошадей. Сестры помогали матери по хозяйству, в конюшню их было плеткой не загнать, хотя, конечно, все кое-как ездили верхом. Рита — другое дело.
    Как только у нее выдавалась свободная минутка, она бежала навестить Горца, жеребца, за которым обычно ухаживала. Он топал по каменному полу денника копытом, разбрасывая солому, тыкался в ухо мягким носом и охотно выслушивал обо всех несчастьях и маленьких удачах, выпадавших на долю юной Санчес. Все равно больше было некому.
    Постоянно имея дело с лошадьми, Рита не представляла, как это можно чувствовать себя в седле неуютно или неуверенно. Она носилась по окрестностям бешеным галопом, пугая сусликов и луговых собачек, прыгала через живые изгороди и заборы. Справлялась со строптивыми лошадьми. Научилась объезжать и лечить их. Трудно было даже подумать, что можно жить как-то иначе.
    Но настало время, когда мать напрямую заявила ей, что неплохо бы оплачивать съеденный хлеб, а заодно и крышу над головой.
    — Для этого надо перестать носиться по полям и пойти работать, — прибавила она, затем поджала губы и посмотрела на дочь неприязненным взглядом.
    Рита не возражала. Она вообще никогда не возражала матери, выходило себе дороже. Та могла при соответствующем настроении перекричать полицейскую сирену и обладала способностью мгновенно доводить себя до истерики.
    Впрочем, можно сказать, что девушке повезло. Отец через каких-то знакомых подыскал ей работу неподалеку от Барселоны, в огромном испанском поместье де Сен-Сирков.
    Узнав, что нужно ухаживать за лошадьми и время от времени проезжать их, Рита с радостью согласилась. Главный конюх, переговорив с девушкой, тоже дал свое согласие и предоставил ей жилье. Находиться при лошадях следовало неотлучно — это были лоснящиеся породистые скакуны, каждый из которых стоил не меньше пятидесяти тысяч долларов.
    Рита блаженствовала. Она никогда еще не видела, как живут действительно богатые люди. Их семья не бедствовала, но о настоящем богатстве, речь конечно же не шла. Теперь же девушка наблюдала все это великолепие как бы изнутри.
    Помимо роскошного особняка у Рене де Сен-Сирка был целый парк дорогих машин. На территории поместья располагалась посадочная площадка для его вертолета. Рита узнала, что ему принадлежат дома по всей Европе, в которых он и не живет почти никогда, а также баснословная коллекция произведений искусства европейских мастеров, причем самые старые передаются в семье по наследству еще с тринадцатого века. У этого человека было все, что только можно себе вообразить, и еще немного больше. Единственное, чем он не обладал, — так это временем для того, чтобы наслаждаться всем этим великолепием.
    Несколько недель спустя Рита смогла увидеть своего работодателя во плоти. Ее предупредили, как себя вести с ним, — вежливость, предупредительность, должная дистанция. Никакой фамильярности, никаких разговоров на личные темы.
    Потрясающая вишневого цвета спортивная машина остановилась у парадного входа как раз в тот момент, когда Рита и еще одна девушка гоняли лошадей на просторном открытом манеже.
    — Вот это да! — восторженно прошептала Лу на ухо Рите, округлив свои глазищи больше, чем обычно. — Стоит больше полумиллиона. Подожди, еще увидишь его самого. Когда меня сюда наняли, я думала, что он пятидесятилетний жирный старикашка, а этот Рене просто картинка. Сейчас поймешь, о чем я. Настоящий принц из сказки. Двадцать семь лет, блондин, не женат. Если бы только мне удалось застать его без телохранителей, тут же затащила бы в спальню, заперла дверь и выкинула ключ!
    Краем уха слушая излияния подруги, Рита не отрывала глаз от вишневой машины. Ей вдруг показалось очень важным увидеть хозяина усадьбы.
    Вот приоткрылась полированная дверца машины, и из-за нее показался действительно потрясающий мужчина. Хотя он был одет в строгий деловой костюм, Рите почудилось на мгновение, что это действительно сказочный принц. Обыкновенные люди просто не умеют двигаться с такой грацией и мягкостью. Весь его облик, осанка, манера держать голову выдавали не просто человека, привыкшего к богатству, но еще и человека высокого происхождения, чьи властительные предки насчитывают десятки поколений.
    Девушка была настолько поражена увиденным, что ее лицо приняло по-детски огорченное выражение, когда сияющий пришелец подошел к другой дверце своего автомобиля и галантно открыл ее.
    Каково же было удивление Риты, когда на месте ожидаемой прекрасной дамы оказался здоровенный серый дог, свернувшийся калачиком, в тщетной попытке казаться меньше, чем он есть на самом деле. Выбравшись из машины, пес походил, стуча когтями и махая хвостом, вокруг хозяина и пару раз оглушительно гавкнул.
    — Ненавижу эту проклятую собаку, — прошептала Лу. — Здоровенная, глупая как пробка.
    Если позовешь, головы не повернет, а носится, как наши жеребцы. Пойду-ка я отсюда.
    И она ушла. А Рита, очарованная собакой и ее хозяином, продолжала стоять на месте. Не имея собак, она любила и умела с ними обращаться, с маленькими или большими — все равно.
    Рене конечно же заметил невысокую девушку, замершую в восхищении, и попросил ее позаботиться о собаке.
    — Будьте с ним добры. Арно стареет. — Его голос, мелодичный, глубокий, казалось, пробудил в сердце Риты какие-то доселе неведомые ей чувства.
    Она подошла и взяла дога за ошейник, украдкой поглядывая на ее хозяина. Вблизи он казался еще выше и мощнее — видимо, много занимался спортом. Она даже почувствовала слабый аромат — странный запах, непохожий на излюбленные мужчинами цитрус и сандал. Так могла бы пахнуть вода, свежая холодная вода. Только запах свежести и прохлады исходил от человека, а вовсе не от родника. Плохо владея собой, Рита шагнула вперед, но владелец усадьбы уже прошел вперед, к ступеням, ведущим наверх, к парадному входу.
    Прекрасный, недосягаемый и холодный, как горная вершина, он прошел мимо нее, как сотни раз проходил мимо своих безымянных и безликих слуг. Рене де Сен-Сирк забыл и думать о девушке, которой отдал пса.
    И так, наверное, все бы и осталось, если бы не случай. Через несколько дней Рене покинул усадьбу, а собаку оставил в доме, на попечении слуг. Арно должен был бегать, где ему вздумается, но, дождавшись, когда хозяин уедет, экономка, ненавидевшая собак, заперла его в пустом сарайчике рядом с конюшнями.
    — Видишь ли, милочка, он в этой псине души не чает, — спокойно пояснила экономка Рите, когда та пришла к ней за объяснениями. — Если собака вдруг убежит или попадет под машину, я же буду виновата и потеряю работу. Может, это и выглядит бессердечно, однако ведь животное накормлено и у него там достаточно места.
    Делать было нечего. Но бедняга Арно так тосковал, так оглушительно выражал свой протест против заключения в темном сарае, что Рита старалась облегчить его участь как могла. Все свободное время она проводила с ним, водила собаку гулять на манеж, разговаривала с ним, утешала.
    Как-то ночью сарай загорелся. То ли кто-то поджег его нарочно, то ли непотушенная сигарета сделала свое дело, но так или иначе пламя было сильное. Пока пытались потушить огонь, Рита вспомнила про Арно, запертого внутри, и кинулась за ним. Она никогда не могла бросить в беде лошадь или собаку. Отчаянная попытка окончилась успехом, но девушка наглоталась дыма и потеряла сознание.
    Очнулась она в маленькой палате клиники, а рядом с кроватью стоял Рене.
    Встретив удивленный взгляд синих глаз, он, несколько смутившись, улыбнулся.
    — Кинуться в огонь за моим псом было с вашей стороны очень безрассудно… И очень отважно.
    — Я как-то не подумала, — прошептала Рита, борясь с саднящей болью в легких и горле.
    — Нет, нет, вы настоящая героиня! Я сообщил вашей семье, но мне показалось, что они сейчас очень заняты. Конечно же я успокоил их, сказал, что вы поправляетесь, однако они пока не могут найти время вас навестить.
    При такой деликатной, но очень правдивой характеристике ее семьи, Рита закусила губу. Ха! Не могут найти время. Даже не станут искать.
    — Спасибо, — сказала она.
    — Это я должен вас благодарить. Один из служащих набрался смелости рассказать мне, что, если бы не вы, то Арно провел бы в том сарае все время, пока меня здесь не было. — Рене нахмурился. — Вы оказались единственной из двадцати человек, живущих в доме, кто проявил милосердие к несчастному псу.
    Несколько смущенная похвалой, Рита пожала плечами.
    — Я просто люблю животных. Арно, может быть, глуповат, но у него доброе сердце.
    Ее собеседник хмыкнул.
    — Глуповат — это еще мягко сказано. У него мозги размером с горошину или вроде того. Он раньше принадлежал моей сестре. После того как она умерла, никто не знал, куда девать собаку. Пришлось взять мне. — Лицо Рене помрачнело. — Наверное, я поступил не слишком обдуманно, ведь бизнес съедает все мое свободное время.
    — Да он же вас все равно обожает! Так скучал, что не мог спать, пока я не выпросила у экономки ваш старый свитер и не положила на подстилку! — с горячностью возразила Рита и тут же осеклась, заметив, что хозяин поместья как-то странно смотрит на нее, а его бледное лицо окрасилось легким румянцем.
    В палате повисла неловкая тишина. Но не прошло и десяти секунд, как Рене взял себя в руки и снова стал холодным и неприступным сеньором де Сен-Сирком.
    Они поговорили еще немного, и, учтиво попрощавшись, Рене ушел. После его ухода Рите принесли огромный букет цветов и корзину с ароматными фруктами.
    А через несколько дней, выписавшись из клиники, она узнала, что Рене хочет сам отвезти ее домой к родителям. Это была незабываемая поездка. Рита провела ее в полном молчании, сидя рядом с этим странным человеком, чувствуя, что все сильнее и сильнее влюбляется в него.
    Появление такого гостя в семье Санчес, естественно, произвело фурор. Один из первых богачей Европы, неженатый, в доме, где, если не считать Риту, было три дочери на выданье, мог быть принят исключительно как посланец Небес. Его тут же пригласили к обеду и, как ни странно, получили согласие.
    Ангелина, Хлоя и Лючия улыбались и мило краснели, опуская ресницы. Блистательный сеньор де Сен-Сирк произвел на них сильное впечатление. А его автомобиль еще большее.
    Рита заняла привычное место гадкого утенка среди прекрасных лебедей. Она тихо сидела за столом, ковыряя вилкой жареное мясо, и думала о том, что случится, если Рене вдруг понравится одна из ее сестер…

    Тихий голос мужа вернул ее к действительности.
    — Кажется, Дэнни заснул. Рита утвердительно кивнула.
    — Может быть, все-таки удостоишь меня пары слов?
    — Да, Дэнни уснул, — терпеливо ответила Рита. — Но если мы будем разговаривать, он может проснуться.
    — Ничего страшного, мы постараемся не разбудить его. Скажи мне, кто присматривал за моим сыном, когда ты была занята с лошадьми?
    — Никто.
    — Никто?! Как это понимать? — с яростью прошипел Рене.
    — Успокойся, пожалуйста. Это было вовсе не опасно. Когда я работала, то ставила коляску рядом с ареной. Мне же не приходилось выступать, я только занималась с лошадьми. Поверь, он никогда не был один, мой малыш. А все свободное время я проводила с ним.
    Во время этого объяснения на лице Рене отражались весьма определенные чувства. Ему очень хотелось придушить жену, и лишь джентльменское воспитание не позволяло этого сделать.
    — Вовсе не опасно? Конюшня или цирковая арена не место для младенцев, тем более для тех, за которыми некому присмотреть. Ты же знаешь, что лошади опасны. Они могут понести, сбросить седока, вытворить все, что угодно. Одна из этих тварей могла перевернуть коляску! Ушибить Дэнни! Причинить массу вреда! А ты говоришь об этом так спокойно!
    — Повторяю, Дэнни был в безопасности. Всегда находился кто-то желающий за ним присмотреть. Наши клоуны с ним играли, если не репетировали. И он их любил, особенно Фру-Фру.
    — Что? Какие-то цирковые оборванцы, зарабатывающие на жизнь ужимками и кривлянием, присматривали за моим сыном? Ты оставляла его на попечение клоунов? Ты понимаешь, что говоришь?
    — Прекрасно, — процедила Рита сквозь зубы, выходя из себя. — Я делала, что могла. Если бы можно было никогда не отлучаться от Дэнни, то я бы так и поступала, можешь мне поверить. Но у меня не нашлось денег, чтобы нанять няню.
    — И чья же это вина, как думаешь?
    Рита из последних сил сдержалась и демонстративно отвернулась, глядя на улицу сквозь тонированное стекло. Да как он может так говорить! Все эти люди — оборванцы, как считает ее муж, — только они и помогали выжить ей с сыном в то самое время, как собственная семья отвернулась от нее.
    Если бы не Кики и Фру-Фру, клоуны, работавшие в цирке Марты, то Рита вообще не знала бы, что делать. Они часто сидели с малышом, играли с ним, меняли мокрые пеленки, в то время как его мать была занята подготовкой номера. Циркачи, всю свою жизнь проводящие в дороге, привыкают к тому, что без дружеской помощи не обойтись. Маленькая труппа жила как одна семья, разделяя на всех беды, проблемы, редкие счастливые минуты.
    Да, все эти акробатки, силачи, веселые и грустные клоуны, наездники и фокусники, вместе взятые, не имели столько денег, сколько их было у Рене де Сен-Сирка. За месяц тяжелой работы они зарабатывали столько, сколько он мог потратить, купив себе пару рубашек. Зато они не стеснялись смеяться, когда были веселы, и плакать, когда горевали. Многие из них слишком часто видели лицо смерти, прыгая с высокой трапеции, жонглируя острыми как бритва ножами, глотая огонь на потеху публике, чтобы притворяться перед самими собой.
    И самое главное, они были добры. Не так хорошо воспитаны, может быть, не так тактичны… Но они не оставили Риту, когда ей нужна была помощь и работа. Дали чувство уверенности. Кто он такой, этот человек, сидящий рядом, чтобы упрекать ее?
    Твой муж и отец твоего ребенка, ответил ей внутренний голос. Ты обещала любить и почитать его.
    Словно бы вспомнив еще что-то, Рене кашлянул.
    — Прошу тебя, ответь, почему ты сбежала тогда из замка? — спросил он. Рита смутилась.
    — Я это сделала только потому, что боялась тебя. Боялась, что ты отнимешь у меня Дэнни, едва он появится на свет, — наконец ответила молодая женщина.
    Рене с недоумением поднял бровь.
    — Хочешь сказать, что это абсурдное предположение заставило тебя броситься в бессмысленную авантюру? Клянусь тебе, что до сегодняшнего дня я никогда не думал о том, чтобы разлучить тебя и ребенка. Но кто внушил тебе эту идиотскую мысль?
    — Никто, — покачала головой Рита, отчаянно боясь, как бы муж не узнал правду.
    Не выдавать же Петицию! Она была так добра и заботилась о Рите, как могла. Приняла в ней искреннее участие. Больше никто из окружения де Сен-Сирка не хотел общаться с его молодой женой.
    Со времени своего побега она не могла связаться с Петицией и не знала, что с ней теперь, но от души надеялась, что та продолжает работать секретаршей Рене. Эта женщина заслуживала только лучшего. Случайно услышав, что Рене обсуждает со своим адвокатом возможность лишения Риты родительских прав, она предупредила молодую жену де Сен-Сирка. Однако сказать об этом, означало подставить отважную женщину.
    — Я… Мне показалось… Ты был так зол на меня! И я решила, что ты захочешь отомстить, отняв Дэнни.
    — И поэтому предпочла отнять его у меня? Именно так все и было? Решила предстать перед всеми маленькой невинной жертвой жестокого мужа-деспота? Что ж, должен тебя огорчить: твой поступок не произвел на общественность никакого впечатления… И на меня, кстати, тоже.
    — Я вовсе не старалась произвести впечатление.
    — Неужели? — В голосе Рене звучала горькая ирония.
    Атмосфера явно накалялась. Не слишком ли много эмоций? — грустно подумала Рита. Расцепив судорожно сжатые руки, она сделала примирительный жест.
    — Я знаю, что мне случалось совершать ошибки…
    — Ошибки!
    — Но теперь я просто стараюсь быть честной.
    — Да-да, честной. Именно это слово. — Ее муж уже и не пытался скрывать своего сарказма. — Итак, будем честными.
    Рита нервно облизнула губы. Разговор приобретал совсем уж неприятный оборот. Проклятая машина! Не выйдешь, не убежишь, не спрячешься! Выпрыгнуть что ли на ходу?
    — Но… — нерешительно начала она.
    — Нет, послушай сначала меня. Ты носила моего ребенка в тот момент, когда легла в постель с другим мужчиной. Как думаешь, многие ли женщины заводят любовников, когда беременны от своего мужа? — с болью в голосе спросил Рене. — Ты даже не постеснялась привести его в мой дом и познакомить нас! Ты имела наглость позволить ему пользоваться моим гостеприимством! Только распутная женщина может так поступить.
    Ну, это уж слишком!
    — Я сто раз тебе говорила, Рене, — твердо произнесла Рита, отчаянно желая оказаться где-нибудь на необитаемом острове. — Ты не прав: Поль никогда не был моим любовником.
    — И ты думаешь, что я тебе поверю? Твои уверения ничего не значат, поскольку они лживы.
    Ничего не значат. И сама ты ничего не значишь для него, вот как следует это понимать.
    — Но не забывай, что ты принадлежишь мне! — с внезапной яростью продолжил Рене. — Ты моя жена перед богом и людьми!
    Уязвленная тоном, каким были произнесены эти слова, Рита вздернула подбородок.
    — Ты ошибаешься, мой дорогой деспотичный муж: я вовсе не твоя собственность, не машина, не самолет и не дорогая игрушка! Ты не купил меня за деньги и не можешь выбросить, когда надоем. У меня есть чувства и мысли, различные права, в конце концов, а ты об этом ничего не желаешь знать! Это ты для меня ничего не значишь!
    Остаток пути прошел в гробовом молчании.

7

    По какой-то причине Рене не захотел воспользоваться личным самолетом. На ночь они остановились в отеле «Ришесс», а на следующий день с утра должны были продолжить путь.
    Уложив Дэнни и приняв ванну, Рита сидела одна в комфортабельном номере, размышляя о том, как давно не видела нормальной ванной комнаты. Для того чтобы как следует помыться, она раз в неделю снимала комнатку в дешевеньких мотелях. Там обычно были душ и кран с горячей и холодной водой. О такой роскоши, как здесь, нечего было и мечтать. Для того чтобы искупать Дэнни, ей приходилось кипятить воду в чайнике, в своем фургоне.
    Но все это искупалось чувством безопасности. Относительной, конечно, но все-таки… Никто не упрекал ее в том, что она неверная жена, или плохая мать, или неблагодарная дочь. Как хорошо быть хозяйкой своей судьбы! Как плохо осознавать при этом, что навсегда потеряла человека, которого любишь…
    В дверь постучали. Рита, плотнее запахнув уютный махровый халат, который нашла в ванной, открыла дверь. На пороге стоял Рене.
    — Я тут подумал, — жестким тоном произнес муж, отодвигая оторопевшую женщину и входя в номер. — Я хорошенько поразмыслил над твоими необоснованными претензиями и должен тебя разочаровать. В этом браке у тебя нет никаких прав.
    — Я не верю, что ты действительно так считаешь, — пролепетала Рита, испуганная мрачным выражением его, обычно спокойного, лица. Сердце ее учащенно забилось. — Ты зол на меня, вот и все.
    — Отнюдь. Я вовсе не зол. — Рене расположился в удобном кресле и закинул ногу на ногу. Просто должен сообщить, что не могу доверять тебе и предоставлять такую свободу, какой ты пользовалась прежде.
    — Ты называешь это свободой? — горько усмехнулась Рита, вспомнив свою прежнюю жизнь с супругом.
    Каждая минута была расписана, не оставляя никакой лазейки для собственных желаний и увлечений. Временами хотелось биться головой о стену или вылить тарелку супу на голову приемной матери Рене. Жаль, что она этого не сделала — теперь шанса, наверное, не представится.
    — Называй как хочешь, но отныне ее у тебя не будет.
    — Ну, если ты имеешь в виду твои деньги… очень хорошо, меньше забот. Они мне не нужны, Рене, совсем не нужны. Вероятно, я все-таки не та женщина, на которой ты должен был жениться. До сих пор не понимаю, зачем ты это сделал…
    Рита старалась говорить презрительно и отстранение, как это прекрасно умел муж. Но под его холодным испытующим взглядом, смешалась и замолчала.
    Рене по-прежнему сидел в кресле, внимательно глядя на нее, чуть повернув голову так, что видно было, сколь совершенны черты его аристократического лица. Как и всегда, он выглядел необычайно привлекательно. Рите случалось видеть его после двух суток бессонницы и напряженной работы, но он и тогда имел вид чуть утомленного принца, вернувшегося с охоты или с турнира. Что бы ни происходило в его душе, Рене никогда не позволял усталости или огорчению проявиться на лице.
    — Не понимаешь? — прошептал ангел с сердцем демона, легко поднявшись и подходя к Рите.
    Остановился он опасно близко, и молодая женщина вдруг ощутила, что о безразличии не может быть и речи. Стоило Рене приблизиться, просто встать рядом с ней, и теплая волна желания поднялась и нахлынула, согревая все ее существо. Напрасно рассудок кричал, что теперь между ними ничего быть уже не может, — чувства говорили обратное. Откуда-то появились непрошеные воспоминания о том, как хорошо им было в первые месяцы после свадьбы, какие страсть и Нежность скрыты в этом холодном и обычно сдержанном человеке.
    Сексуальная притягательность Рене де Сен-Сирка могла сравниться разве что с его деловыми качествами. Когда Рита вынуждена была появляться с ним на светских приемах, то с ревностью замечала горящие взгляды дам, наблюдавших за ее мужем. В этих взглядах она легко читала тоску, желание, зависть. Он был не похож на остальных мужчин своего круга, вечно озабоченных, усталых и прагматичных дельцов. Древняя и знатная кровь, текущая в его жилах, придавала ему легкость, изящество, те неуловимые властность и притягательность, которые не приобретешь ни с возрастом, ни за деньги. Их можно только унаследовать.
    И вот теперь этот прекрасный мужчина, по какой-то нелепой случайности ее супруг и повелитель, стоял перед Ритой, глядя на нее магнетическими голубыми глазами, оживляя давно и, казалось бы, прочно забытые чувства.
    Рене подошел так близко, что сквозь ткань халата она уловила тепло сильного мужского тела, тонкий, только ему присущий аромат, ощутила его дыхание и биение сердца.
    Как хорошо, что он снял деловой костюм, мелькнула в голове непрошеная мысль. В нем он похож на неприступную скалу, а сейчас, в тонкой белой рубашке и в синих джинсах, — так притягателен… и так недоступен.
    — Мне подумалось, что я многое могу тебе дать. А ты… ты ведь сильно желала меня, если не ошибаюсь. Очень сильно. Тогда мне показалось это взаимовыгодным обменом.
    Мысли отчаянно путались в голове Риты. Ей уже ничего не было нужно, только бы муж снова обнял ее, как тогда, давно, в далекие счастливые времена тысячу лет назад. «Сильно желала», — сказал он. Можно ли желать воздух, которым дышишь? Можно ли желать хлеб, который ешь? Рене был для нее воздухом и хлебом, самой жизнью, давая возможность быть рядом с ним, любить его, боготворить. Так почему же, почему все это теперь потеряно? Что за злую шутку сыграла с ними судьба?
    — И раньше ты не спрашивала, почему я женился на тебе, — прошептал он.
    — Ты высказался вполне ясно в первые дни нашего знакомства, — выговорила наконец Рита, с трудом разлепив пересохшие губы. Сердце билось где-то в горле. В висках стучало.
    — Это было давно. С тех пор ситуация изменилась. — Рене внимательно посмотрел в ее туманящиеся желанием глаза. — Но, как это ни печально для тебя, ты все еще продолжаешь желать моих ласк.
    — Вот уж нисколько! — из последних сил возразила Рита. Не хватало еще, чтобы он заметил эту позорную слабость и стал издеваться.
    — Ты и вправду так думаешь?
    В голубых глазах Рене появилось опасное выражение. Крылья его породистого носа затрепетали, и он совершил вдруг самую невозможную вещь на свете — медленно притянул задрожавшую от этого прикосновения женщину и одарил долгим, глубоким, чувственным поцелуем, покоряя и подчиняя своей воле.
    Вмиг он показал Рите, кто на самом деле здесь хозяин. Добившись того, что она растаяла в его сильных руках, словно податливая восковая статуэтка, Рене принялся целовать со всей пылкостью человека, восемь месяцев не видевшего жену. Поддаваясь умелым ласкам, Рита с удивлением осознала, что отвечает на поцелуй со всей страстью, на которую только была способна.
    В висках оглушительно стучали какие-то молоточки, колени подгибались, перед глазами поплыли разноцветные круги. Только сейчас Рита поняла, как тяжело ей было вдали от Рене. Она была готова забыть все их размолвки, никогда больше не возражать мужу, только бы он продолжал целовать ее так же страстно и в то же время бережно, а потом поднял бы на руки, и…
    — Рита, — вдруг произнес муж, внезапно отстраняясь.
    Она непонимающе уставилась на него, не в силах возвратиться к реальности.
    — Дэнни плачет, — встревожено пояснил он, глядя на дверь в соседнюю комнату.
    Оттуда действительно слышалось недовольное хныканье. Видимо, малыш проснулся в незнакомой комнате и, испугавшись, решил, на всякий случай, призвать маму.
    Рита с трудом заставила себя покинуть кольцо сильных рук мужа, вдруг ставших такими ласковыми. Бывали в ее жизни моменты, когда она думала, что им больше не придется испытать мгновения, подобные этому. Что между ними все кончено. Но порой она надеялась, что произойдет чудо и Рене забудет про оскорбленную гордость, проявит понимание, простит ее…
    — Дэнни, — повторил обеспокоенный отец, еще не умеющий разбираться в детских плачах.
    Рита же прекрасно понимала, что малыш просто капризничает, и медлила пойти успокоить его. Когда же все-таки направилась в комнату, где спал сын, то уловила звук хлопнувшей двери. Муж воспользовался ситуацией и ретировался сам, видимо немало смущенный происшедшим.
    Тяжело вздохнув, Рита поправила одеяльце, сползшее, когда малыш вертелся в колыбельке, и вручила ему плюшевого мишку, упавшего на пол. Дэнни сразу же успокоился и заснул, крепко обняв любимую игрушку.
    Удостоверившись, что все в порядке, Рита присела на кровать, рядом с которой стояла колыбель, подперла голову рукой и глубоко задумалась.
    Тело все еще горело, снедаемое самым беспощадным из видов жажды — жаждой любви. Лишенная общения с мужем столь долгое время, молодая женщина с мучительной ясностью поняла, что ее чувства и влечение к нему никуда не исчезли. Затаились где-то в глубине души, а не канули в небытие.
    Могла ли она надеяться, что и с Рене происходит то же самое? С ним, который мог получить любую женщину, только лишь свистнув или хлопнув в ладоши. Вероятнее всего, он просто решил преподать урок непокорной жене, показать ей, кто здесь главный. Он ведь и понятия не имеет, как сильно и глубоко ее чувство. Думает, что жена — распутная женщина, связавшаяся с первым встречным.
    Мне следовало бы иметь больше гордости, горько думала Рита, прижимая ладони к пылающему лицу. Он не доверяет мне, считает изменницей, а я отвечаю на его поцелуи, словно глупая девчонка!
    Ее потряс сам факт того, что Рене решился прикоснуться к женщине, запятнавшей, как он считал, его честь. После той злосчастной истории, случившейся почти год назад, разгневанный муж объявил Рите, что не желает больше иметь с ней ничего общего и встречаться они будут только за обедом и на светских раутах, чтобы не давать пищи злым языкам.
    А теперь вдруг обнял ее, заставив тем самым совершенно потерять рассудок. Голова Риты кружилась, все было так, как в первые месяцы их знакомства.
    Воспоминания проносились перед мысленным взором, словно сверкающий рой дней, среди которых не было ни одного несчастливого. Рене вошел тогда в ее жизнь яркой, сверкающей звездой…
    Где-то через месяц после истории с Арно, Рите сообщили, что сеньор де Сен-Сирк желает видеть ее. Поспешно пригладив растрепанные волосы, девушка направилась к своему могущественному работодателю, недоумевая, зачем понадобилась, и досадуя на свою пыльную рабочую одежду. Ее вызвали прямо с манежа, где она тщетно противоборствовала с жеребцом, имевшим очень подходящую для него кличку Диабло.
    Его нужно было выездить под седло. Хотя в последнее время у девушки сложилось стойкое впечатление, что этот конь умеет ходить либо боком, скалясь и бия задом при первой же возможности, либо на задних ногах, бешено размахивая передними в воздухе в тщетных попытках сбросить легкую всадницу. Кровей он был превосходных, однако не годилось, чтобы сеньор де Сен-Сирк как-нибудь взял его для верховой прогулки и оказался в ближайшей канаве.
    Занятая этими мыслями, а также тщетными попытками отчистить с бриджей лошадиную шерсть, Рита проследовала за важным и неразговорчивым дворецким в особняк, где еще никогда до этого не была. Интерьер был великолепен: светлые деревянные панели на стенах, темная резная мебель, мраморный пол… Не успела она рассмотреть всю эту роскошь, как откуда-то с громким лаем выбежал Арно и кинулся к ней, как к старой знакомой.
    Девушка нагнулась, чтобы потрепать его по шее. Но пес радостно заскакал вокруг, пытаясь втянуть ее в игру, поэтому Рита не сразу заметила, что Рене де Сен-Сирк стоит в конце огромного холла и внимательно наблюдает за тем, как она возится с собакой. На губах его блуждала рассеянная улыбка.
    Как только Рене понял, что девушка обратила на него внимание, его лицо приняло обычный замкнутый вид. Он что-то сказал, но Рита не расслышала, что именно. После месяца разлуки со своим кумиром она могла думать лишь об одном, как бы оказаться к нему поближе, снова вдохнуть хоть чуточку того аромата великолепия и власти, что окружал его. Голова опять начала опасно кружиться.
    Наконец до Риты дошло, что ее приглашают в библиотеку. Она послушно пошла за хозяином дома, по-прежнему дивясь великолепию и роскоши окружающей обстановки.
    В библиотеке Рене указал на уютное кресло попросил присесть.
    — У меня одежда очень грязная, — со смущенной улыбкой произнесла Рита. — Уж лучше я постою.
    — Как вам будет угодно, сеньорита Санчес. Я не задержу вас надолго.
    После краткой паузы, последовавшей за этим обменом репликами, сеньор де Сен-Сирк сел, непринужденно оперся о полированную крышку стола и внимательно посмотрел на взволнованную девушку.
    — Как вы могли слышать, я пригласил к себе нескольких друзей. Они, естественно, приедут с семьями. Мне известно, что вы неплохо ездите верхом, так не возьмете ли вы на себя труд дать несколько уроков детям, которые будут в моем доме? Само собой разумеется, что я подниму вашу заработную плату. Вы согласны?
    — Конечно, — улыбнулась польщенная Рита.

    Таким образом, в ее обязанности теперь входило заниматься с теми детьми, что приезжали в поместье де Сен-Сирков. А через некоторое время Рене стал приглашать ее к столу, когда в доме обедали гости. Естественно, те не обращали на нее никакого внимания, если не считать учеников и самого хозяина.
    — Я слышал, что сеньор де Сен-Сирк сказал моей маме, как хорошо вы ладите с собаками и лошадьми, — поведал как-то маленький Стюарт, один из ее подопечных. — И еще он сказал, что вы очень добрая. Сеньорита Рита, а можно мне поиграть с Арно, когда мы закончим?
    Рита не расслышала, что мальчик сказал дальше, так как пыталась успокоить бешено бьющееся сердце. Вот как! Рене говорит о ней с гостями…
    Только много месяцев спустя, уже став сеньорой де Сен-Сирк, Рита с горечью осознала, что на самом деле это были, так сказать, «испытания в полевых условиях». Рене просто приглядывал себе послушную, не требующую больших затрат и внимания жену, ласковую к детям и к животным…
    — Ты проделала большую работу, — сказал как-то он. — Хочу пригласить тебя на обед.
    Девушка была потрясена.
    — Но, сеньор де Сен-Сирк, вам совершенно необязательно делать это, — пролепетала она, мучительно подыскивая повод для отказа.
    — Рита…
    — Я… никогда не была в ресторанах.
    — Это не имеет никакого значения. Обед в шесть. Я тебя отвезу. — Властным жестом он отмел все дальнейшие возражения и направился прочь, давая понять, что разговор окончен.
    Обедом все конечно же не ограничилось. Рита и сама не заметила, как оказалась в его постели. Никаких объяснений в любви. Просто «ты мне нравишься, Рита», и все. Будто бы этого достаточно… Впрочем, для нее так оно и было.
    — Вы мне тоже очень нравитесь, — пролепетала она, словно какая-нибудь школьница. Очень…
    — Прекрасно, — последовал лаконичный ответ.
    Следующей ночью Рита снова оказалась в его роскошной спальне. И день спустя тоже…
    — Ты выйдешь за меня? — лениво спросил Рене, разлегшийся на широчайшей кровати среди тонких льняных простыней, после того как в полной мере насладился любовью со своей новой подружкой.
    Она даже не спросила, почему удостоилась подобной чести. Ничего такого просто не пришло ей в голову. Бедняжка смогла только потрясенно кивнуть и поднять полные обожания глаза на своего возлюбленного.
    — Ты, наверное, уже беременна, — с удовлетворением произнес тот. — Так что зарегистрируем брак как можно скорее в Париже.

8

    На следующее утро Рита проснулась поздно. Предавшись накануне воспоминаниям, она не заметила, что засиделась далеко заполночь. К счастью, Дэнни дал ей поспать.
    Каково же было ее удивление, когда за завтраком Рене сообщил, что планы переменились.
    — Не годится оставлять тебя в Париже. Ты полетишь со мной в замок Сен-Сирк.
    — Но, Рене…
    — Никаких возражений, — произнес он своим обычным властным тоном и вернулся к еде.
    Как ни негодовала несчастная женщина, пришлось лететь туда, где вблизи Орлеана находилось родовое поместье Рене, которым его предки владели уже почти восемь столетий подряд.
    Хотя теперешний владелец редко туда наведывался — слишком много горестных воспоминаний таило в себе фамильное гнездо.

    Перелет прошел без осложнений. Выйдя из самолета с Дэнни на руках и осторожно спускаясь по трапу, Рита увидела, что в аэропорту их встречают. На взлетном поле стояли два «ситроена».
    Рядом с одной из машин стояла высокая женщина в изящном зеленом костюме. Когда солнце сверкнуло на ее волнистых, ослепительно рыжих волосах, Рита с удивлением поняла, что это Летиция.
    Она все еще работает на Рене! Как только секретарша заметила молодую женщину с младенцем на руках, ее лицо приняло холодное и неприступное выражение. Наверняка Летиция была поражена тем, что жена шефа возвращается во Францию, и не хотела рисковать, обнаруживая их знакомство.
    Улыбка Риты несколько потускнела.
    — Мадам де Сен-Сирк, — сдержанно поприветствовала ее старая подруга, с безразличным видом протягивая руку.
    Она играет свою роль очень хорошо, подумала Рита с сожалением. Впрочем, кто теперь захочет радостно поприветствовать неверную жену Рене, рискуя впасть в немилость.
    — Рита, подожди в машине! — приказал муж ледяным тоном.
    Филипп услужливо распахнул перед ней черную дверцу «ситроена», и, несколько опешив от происходящего, Рита забралась внутрь, устроив Дэнни поудобнее. Шеф и секретарша стояли в нескольких метрах от машины и о чем-то говорили. Рене выглядел, как всегда, элегантно, и рядом с ним Летиция, смотрелась как нельзя лучше — стройная, длинноногая, с яркими рыжими волосами и с бледной кожей. Правда, сейчас она явно была чем-то смущена. Легкий румянец горел на высоких скулах.
    Наконец Рене тоже сел в машину, и они тронулись в путь. Риту посещали разные тяжелые мысли. Она промаялась весь полет, с ужасом вспоминая свое предыдущее пребывание в замке Сен-Сирк. Одни званые обеды чего стоили! А мадам Мерийон… Брр! Ничего хорошего ждать не приходилось.
    — Лучше бы я осталась в Испании, — пробормотала молодая женщина.
    Рене хранил ледяное молчание, отвернувшись к окну.
    Замок находился в живописной местности на берегу Луары. Рита никогда не могла понять, как это выросший в таком райском месте муж умудрился превратиться в ледяного истукана, каким был сейчас. Казалось, в его прошлом не было ни веселых купаний, которые устраивали местные мальчишки, ни сумасшедших скачек верхом, ни ясного летнего неба, ни рождественских огней…
    — Я думаю, что ты больше не будешь проводить ни зиму, ни лето и никакой другой сезон в Испании, — произнес наконец Рене. — Я больше не могу тебе доверять.
    — Что? — в недоумении переспросила Рита, занятая своими мыслями.
    — То, что ты теперь никуда не выйдешь без сопровождающего.
    — О Боже! Как это понимать?
    — Ты отлично слышала, что я сказал. Если поедешь кататься, тебя будет сопровождать инструктор, если захочешь прогуляться, то только с шофером или с телохранителем. Я больше не могу рисковать, что ты снова выкинешь что-нибудь и окончательно опозоришь мое имя. И никаких возражений больше!
    Ошеломленная Рита и не собиралась возражать. Она отвернулась, старательно и глубоко дыша, чтобы успокоиться. Почему бы им просто не развестись!
    Меж тем машины подъехали к старинному замку, выстроенному еще в тринадцатом веке, но с тех пор многократно обновлявшемуся. Внутри провели и электричество, и водопровод, и канализацию, но на первый взгляд это была все та же серого камня зубчатая крепость, окруженная высоченными буками, какими ее видели далекие предки де Сен-Сирка.
    Может быть, замок выглядел не так пышно, как многочисленные особняки в Европе, принадлежавшие теперь Рене, не был таким высоким, как главное здание его компании в Париже, но сразу было видно, что именно здесь сердце семьи. Каждый камень тут дышал древностью и историей и мог многое рассказать, если бы кто-нибудь догадался спросить.
    О том, как предки Рене ходили в крестовые походы с Людовиком Святым. О том, как по этой местности прокатилась Столетняя война. Неподалеку отсюда Орлеанская дева с войском французов разгромила англичан, сняв осаду с древнего города. Замок Сен-Сирк пережил все и Французскую революцию, и немецких оккупантов…
    Однако Рита не испытывала особой радости, возвращаясь сюда. Во-первых, ее ничего не связывало с этим местом, кроме тягостных воспоминаний. Во-вторых…
    — Рене, можно я туда не пойду? — в панике спросила она.
    — Ты намереваешься спать в машине? — саркастически осведомился тот. — Может быть, тебе это и нравится, но я этого никак не могу позволить. К тому же нас ждет Симона, чтобы поприветствовать.
    Рита мысленно застонала. Снова эта ужасная женщина…
    Она осторожно выглянула в окно. У ворот замка стояла высокая женщина, с ног до головы одетая в черное, со скорбным выражением лица.
    Поприветствовать? Мадам Мерийон, приемная мать Рене и родная мать его первой жены, решила поприветствовать Риту на священной земле замка Сен-Сирк? Как бы не так! Прекрасная шутка, просто великолепная.
    С первых дней их брака эта женщина даже и не думала скрывать свою неприязнь к Рите.
    — Я не выйду из машины! Зачем ты меня сюда привез?
    — Позволь, я не буду объяснять моих намерений. Выходи. Не серди меня, жена!
    — Я больше не хочу быть твоей женой, — пробормотала Рита, чувствуя, что глаза наполняются слезами.
    — Мой Бог!
    Терпение Рене лопнуло. Он вылез из машины и за руку выволок оттуда испуганную женщину.
    — Я пошел на то, чтобы принять запятнавшую мое имя жену обратно в дом, а ты решила ответить мне черной неблагодарностью, да? — Тонкие ноздри раздувались от гнева, голубые глаза сверкали.
    Никогда еще Рита не видела мужа в такой ярости.
    — Отпусти меня! — взмолилась она, пытаясь выдернуть руку, но тщетно.
    И тут, видимо, для того, чтобы окончательно все испортить, раздался холодный голос мадам Мерийон:
    — Прости меня, Рене, но, если эта замарашка переступит порог замка, то я его покину.
    — Мне будет очень жаль, — ответил он, отпуская руку Риты. — Однако осмелюсь напомнить, что это мой замок и на моей земле никто не смеет указывать, что мне делать, а также оскорблять мою жену.
    Рита в изумлении вытаращилась на мужа, не понимая, что происходит. Он всегда раньше держал сторону Симоны.
    — Если бы Изабель могла видеть тебя вместе с этой… — Горестно вздохнув, мадам Мерийон замолчала и с ненавистью посмотрела на молодую женщину.
    Рита ощутила, как напрягся муж. Его лицо превратилось в непроницаемую маску.
    — Прошу вас, не упоминайте имя вашей дочери понапрасну.
    Мадам Мерийон развернулась и скрылась в дверях.
    Да, прием прекрасный, что и говорить, подумала Рита и тихо сказала мужу:
    — Дэнни все еще в машине.
    — Мой сын спит. Няня, мадемуазель Бурдуа, позаботится о нем.
    Рене отдал необходимые распоряжения. Затем, положив руку на талию Риты, заставил ее переступить порог замка Сен-Сирк и войти в огромный зал, освещенный лучами солнца, проникающими сквозь высокие стрельчатые окна с витражами.
    Одну из стен украшал парадный портрет молодой женщины, светловолосой красавицы в розовом бальном платье. Это была первая жена Рене, дочь Симоны Мерийон, — Изабель. Пять лет назад эта юная особа, у которой впереди была жизнь, полная счастья и роскоши, погибла в автокатастрофе вместе с сестрой Рене.
    «Не упоминайте имя понапрасну…» Рита горько усмехнулась. Все время перед ее глазами стоял образ Изабель — царственно-прекрасной… и мертвой. А с мертвыми нельзя соперничать. Они не совершают ошибок.
    — Прошу тебя, пойди и поговори с мадам Мерийон, пока она не сделала какую-нибудь глупость, — попросила молодая женщина своего мужа. — Я все равно не собираюсь тут оставаться, так что вовсе необязательно ей думать, что она должна уехать отсюда, лишь бы меня не видеть.
    — Ты останешься здесь.
    — Я не могу… Если мадам Мерийон так меня встретила, то что скажут твои друзья?
    Рене резко повернулся к ней. Страшно было видеть, как бешенство исказило его красивое лицо.
    — Проклятье! Ты что же думаешь, я дал объявление во все газеты, что бездельник-фотограф трахнул мою жену?!
    Рита была поражена. Никогда еще она не слышала, чтобы сдержанный Рене употреблял подобные слова.
    — Я никогда не спала с Полем, — побледнев, прошептала она. — Все, что между нами было, ты видел своими глазами.
    — И никогда не забуду этого! Не выводи меня из терпения! Я был достаточно глуп, чтобы поначалу чуть не поверил твоим объяснениям. Но вину твою подтвердил еще один человек. Не только я узнал, что ты изменяешь мне с этим мерзавцем!
    Рита в ужасе отшатнулась. Как такое могло быть?
    — Еще один человек? Кто же это, интересно знать, рассказал тебе о том, чего никогда не происходило? Уж не мадам ли Мерийон?
    — Ошибаешься. — Голос Рене был холоден. — Она, может быть, не любит тебя, но в данном случае ни при чем. Больше я ничего не могу тебе сообщить.
    Рита прижала ладони к пылающему лицу. Сказать, что она была потрясена, — значило не сказать ничего. Как ужасно узнать после многих месяцев мучений, что твоя судьба зависела от неведомого недоброжелателя, за что-то решившего отомстить!
    — Что ж, — горестно вздохнула Рита, — поступай как знаешь. Все равно тебя не переубедить.
    — Поступай как знаешь? А что мне прикажешь делать с женой, оказавшейся в чужой постели? Может, расцеловать в обе щеки?
    Недоброжелательность и скрытая агрессивность — вот с чем она сталкивалась, пытаясь откровенно поговорить с мужем. Он никогда не поверит в ее невиновность. Он никогда не забудет свою первую жену Изабель.
    Увидев, как отшатнулась жена, Рене поспешил извиниться и объяснил:
    — Пойми, мне очень тяжело видеть тебя в этом замке.
    Рита покраснела и опустила голову. Да, он имел полное право возненавидеть жену.
    — Ну что мне такого сказать, чтобы ты мне поверил? — в отчаянии прошептала она.
    — Промолчи. Чем больше ты говоришь, тем злее я становлюсь. Это словно цепная реакция.
    Рене развернулся, собираясь уйти.
    — Мне нужно поговорить с Симоной. Она, кажется, не поняла, что мою жену нельзя называть замарашкой.
    — Ты назвал меня распутной, — горько усмехнулась Рита.
    — Если я и извинюсь, то боюсь, мои извинения будут неискренними.
    С этими словами месье де Сен-Сирк покинул зал, оставив Риту наедине с ее нерадостными мыслями. Вскоре пришла няня Дэнни, попросив молодую женщину осмотреть детскую — все ли там в порядке. Они поднялись на второй этаж в маленькую комнатку в угловой башне. Рита распахнула тяжелую дверь… и остановилась в изумлении.
    Прелестная детская открылась ее взору. Напротив высокого стрельчатого окна стояла роскошная старинная колыбель под батистовым пологом. Пол устилал пушистый персидский ковер. Рядом с колыбелью сидели, лежали и были сложены в коробки самые прекрасные игрушки, которые только можно было себе представить.
    Горло Риты перехватило. Она поняла, что все то время, пока Дэнни не было здесь, Рене заботливо подготавливал его комнату, выбирал все до последней мелочи, сам покупал яркие игрушки… И не видел своего сына с момента рождения.
    Чувство вины, накатившее внезапно, было столь сильным, что Рита невольно всхлипнула.
    — Прекрасная детская, — сказала она няне, стоящей рядом. — Простите, мадемуазель Бурдуа, я пойду.
    Добравшись до своей роскошной спальни, Рита упала на кровать и разрыдалась. Все, все, что бы она ни делала, все выходило плохо — от жалких попыток научиться одеваться и смотреть за домом до общения с собственным мужем. Она всего лишь никчемная, глупая и бездушная женщина, более никто.
    Муж ее не любит, его приемная мать ненавидит. Дэнни — единственное утешение, но и его могут забрать! Зачем, зачем только Рене вернул ее обратно? Ради спокойствия сына? Ради приличия? Лучше бы велел утопить в ближайшем пруду, всем было бы легче! Рита де Сен-Сирк, нежеланная, отвергнутая жена… Что может быть печальнее.
    Все еще всхлипывая, Рита поплелась в ванную, открыла краны, безучастно следя за тем, как ванна наполняется, насыпала ароматизированную соль и со вздохом погрузилась в теплую воду.
    Чего еще можно было ждать от Рене? Он дал ей имя, состояние, безопасность, в конце концов. Да, он никогда не отвечал на ее телефонные звонки. Да, он постоянно упоминал имя Изабель.
    Вполне возможно, что ему наскучила тощая жена и он решил утешиться с какой-нибудь красоткой? Все, что требовалось от Риты, она выполнила — родила ему наследника…
    С этими грустными мыслями она вылезла из ванны, вытерлась, накинула пеньюар и снова отправилась в детскую, проверить, как там Дэнни. Она еще не привыкла доверять прислуге и няне.
    Около дверей в комнату малыша, Рита неожиданно столкнулась с мадам Мерийон. Та стояла возле детской, словно привидение, не осмеливаясь переступить порог.
    — Ты родила Рене сына. Должно быть, страшно довольна собой? — с горечью произнесла старая женщина.
    — Пожалуйста, прошу вас, не уезжайте! Это же и ваш дом тоже.
    — Этот дом перестал быть моим с тех пор, как ты переступила его порог. Как только Рене мог осквернить память моей дочери, приведя в семью такую, как ты?
    Рита стиснула зубы. Ну сколько можно! Чем она провинилась перед ними! Призрак прекрасной Изабель постоянно стоял перед нею, словно насмехаясь: «Вот я, лучше тебя, красивее, воспитаннее, любимее… Главное — любимее. И ты ничего мне не сделаешь, потому что я умерла!»
    — Даже если дочь больше не с вами, то вы все равно остаетесь частью семьи Рене и он любит вас, — терпеливо произнесла Рита, не желая поддаваться на провокации и грубость.
    Мадам Мерийон, обескураженная подобной вежливостью, молча развернулась и засеменила по коридору прочь.
    Ничто не может причинить мне вреда, убеждала себя Рита. Ничто. Я должна всегда об этом помнить!
    Проведав спокойно спавшего Дэнни, она отправилась бродить по замку, пытаясь обрести душевное спокойствие.
    Проходя по слабо освещенным коридорам был уже вечер, — молодая женщина зашла в небольшой зимний сад, где журчала вода в фонтане и неярко горели фитолампы. Своим возникновением этот прелестный уголок замка был обязан конечно же великолепной Изабель де Сен-Сирк — предшественнице Риты, если можно так выразиться.
    Присев на каменную скамеечку, искусно размещенную среди высоких фикусов и цветущих апельсиновых деревьев, Рита закрыла глаза, с наслаждением вслушиваясь в успокоительный плеск падающих струй.
    Однако долго побыть в одиночестве ей не удалось.
    — Рита, мне нужно с тобой поговорить, — раздался голос ее мужа, вошедшего в зимний сад.
    Она нехотя открыла глаза.
    — Что случилось, Рене?
    — Пойдем со мной. Здесь нам могут помешать.
    Не желая, как обычно, спорить, Рита поднялась со скамьи, с тоской размышляя о том, что же еще могло случиться за время их краткого пребывания в замке Сен-Сирк.
    Украдкой взглянув на мужа, она поняла, что тот страшно разозлен, хотя не показывает виду. Голубые глаза метали молнии, тонкие ноздри раздувались, скулы затвердели.
    — Как ты могла! — безо всяких объяснений выпалил он, когда они вошли в спальню Риты и дверь за ними закрылась.
    — Как я могла… Что, могла? — пролепетала несчастная женщина.
    — Нечего притворяться! — рявкнул Рене, дав волю гневу. — Симона пришла ко мне и сказала, что ты неуважительно отзывалась о ее дочери. Как ты можешь быть такой бесчувственной? Как тебе не стыдно?!
    Рита почувствовала, что колени — в который уже раз за сегодняшний день — готовы подломиться и она может без сил рухнуть на пол. Казалось, она попала в какой-то нескончаемый круг лжи и интриг.
    — Неправда! Я всего лишь сказала, что, хотя Изабель больше нет, мадам Мерийон может по-прежнему считать этот замок своим домом.
    — Я тебе не верю. Еще никогда я не видел Симону в таком состоянии. Ты намеренно оскорбила ее, а теперь даже не хочешь сознаться в своем проступке!
    Но Рита не собиралась сдаваться так просто. Сколько можно, в конце концов!
    Она выпрямилась во весь свой маленький рост, гордо выпятила подбородок и смело посмотрела в глаза Рене.
    — Я не совершила ничего предосудительного! Мадам Мерийон меня неправильно поняла, вот и все!
    — Не лги! Ты просто хочешь отвертеться! Не думала, что Симона мне все расскажет, да?
    — Я не говорила ей ничего оскорбительного! Зачем мне делать это, посуди сам?
    — Потому что, как мать моего сына и моя жена, ты чувствуешь свою силу и безнаказанность в этом доме!
    Что?! Рита нервно рассмеялась — так чудовищно было это предположение!
    — Силу? Безнаказанность? Я? Да я здесь не больше, чем ничто! Мадам Мерийон вечно издевалась надо мной. Высмеивала все мои ошибки перед гостями и прислугой, попрекала меня… Ничто из того, что я делаю, не нравится ей… и тебе, кстати, тоже! Я тратила часы на то, чтобы научиться составлять меню для идиотских вечеринок только для того, чтобы их отвергли! Оказывалось, что ты этого вовсе и не ешь! Я позволяла этой женщине издеваться надо мной во время бесчисленных приемов и обедов, на которые ты никогда не являлся, а я, как дура, переодевалась по четыре раза в день!
    Рита почти кричала, огромные синие глаза лихорадочно блестели.
    — Рита!
    — Что, Рита? Что ты знаешь обо всем этом! Да я бы предпочла по двенадцать часов вкалывать в забое, чем быть твоей женой! Это невыносимо!
    Последние слова повисли в напряженной тишине. Рене немного помолчал, ожидая, не скажет ли она еще чего-нибудь, потом хладнокровно произнес:
    — Ты выдаешь себя каждым словом. Теперь я ясно вижу, что ты недолюбливала мою приемную мать и была бы рада выжить ее отсюда.
    Рита потрясенно посмотрела на его спокойное лицо. Надо же, как этот человек все переиначил! Из всех слов, он услышал только те, что говорили не в ее пользу.
    — Я не оскорбляла ее, — устало повторила она. — Я знаю, что ты любишь мадам Мерийон, и просила ее остаться здесь, не покидать замок, понимаешь?
    — Знаешь, почему-то я больше верю ей. Если ты солгала мне один раз, то почему бы тебе не солгать снова?.. Не смей отворачиваться, когда я с тобой разговариваю! — закричал Рене, увидев, что Рита беспомощно пожала плечами и отошла к окну.
    Схватив ее за руку, он рывком развернул жену лицом к себе.
    — Если я скажу тебе «прыгай», то ты должна только спросить, как высоко! Ты поняла меня? Нужно повторять?
    — Прекрасно поняла! Но я не стану потакать тебе! — выкрикнула Рита, судорожно выдергивая руку. На глазах ее закипали злые слезы. — Ты все равно не заставишь меня думать о тебе хуже, чем сейчас!
    — Неужели? — Рене сладко улыбнулся. — А я-то полагал, что ты от меня без ума. Что ж, тогда тебе не понравится то, зачем я привел тебя сюда.
    — Чтобы мучить меня, вот зачем. И мне это не нравится!
    — Нет, моя дорогая. Я пришел заняться с тобой любовью.

9

    Сначала Рита решила, что ослышалась.
    — Ч-что? — слегка заикаясь, переспросила она. — Скажи, ты не шутишь? Что это на тебя нашло? Ты же не хотел прикасаться ко мне и пальцем, разве забыл? Или решил отомстить мне?
    — Оставь свои вопросы, моя дорогая, — ответил Рене, как-то странно глядя на жену. — Не думаю, что должен объяснять тебе мои действия.
    Произнося эти слова, он подходил все ближе. Рита ощутила мощную волну желания, исходящую от мужа, и слегка испугалась: раньше она его никогда таким не видела. Чопорный и холодный месье де Сен-Сирк вдруг куда-то исчез, а вместо него появился кто-то другой.
    — Не трогай меня!
    — Позволь напомнить, что ты — моя жена.
    — Это неважно! — Рита пятилась от мужа все дальше, пока не наткнулась на кровать.
    — Нет, важно, — прошептал Рене, крепко обнимая ее за талию и впиваясь в полураскрытые губы жадным поцелуем.
    Как будто и не было долгих месяцев разлуки! Молодая женщина никогда прежде не знала, что холодноватый и сдержанный Рене таит в себе столь глубокую жажду чувственных наслаждений. Он вел себя, словно крестоносец в захваченном городе, совсем не думая о приличиях.
    Крепко прижав к себе тщетно пытавшуюся вырваться жену, Рене целовал ее до тех пор, пока она не начала задыхаться, сминая пальцами тонкий шелк пеньюара, безжалостно терзая кружево.
    Оторвавшись от губ Риты, Рене буквально швырнул на кровать жену — смятенную, перепуганную, в растерзанной одежде.
    — Это будет тебе наказанием, — жестко произнес он, развязывая пояс своего халата. — Не думаю, что доставлю тебе удовольствие… да это и не обязательно.
    — Рене, что ты делаешь? — попыталась воззвать Рита к его цивилизованности. — Ты ведешь себя, как дикарь!
    — Я и есть дикарь. Я ничем не отличаюсь от моих предков! И не стану умолять тебя. Если мне что-то нужно, я беру это. А мне нужна ты!
    Опершись коленом о роскошное ложе, он склонился над Ритой, словно царственный хищник, и распахнул полупрозрачный пеньюар, обнажая ее стройное тонкое тело, прикрытое теперь лишь беленькими трусиками.
    — Батист очень мил, — прошептал он, срывая и этот клочок ткани. — Но он идет только невинным девочкам… Ты понимаешь, о чем я, не так ли?
    Рита, окончательно решив, что ее муж сошел с ума, отрицательно помотала головой, уставившись на него широко раскрытыми синими глазами и пытаясь руками прикрыть наготу.
    — Твоей главной обязанностью отныне будет доставлять мне удовольствие. И нечего прикидываться скромницей, как ты любила делать раньше! Может быть, секс со мной не так приятен для тебя, как с твоим ненаглядным Полем, но придется через это пройти. И не один раз!
    Он придавил ее к кровати всей массой своего тренированного тела, сжимая хрупкие запястья сильными пальцами.
    — Как насчет тех веселых дней, что ты проводила у Поля в студии? Думала, если прикинешься недотрогой, то обведешь меня вокруг пальца? Но мы то с тобой знаем, что ты любишь заниматься этим!
    — Я никогда не прикидывалась, — прошептала Рита, осознавая, что голова кружится от волнующей близости Рене, источающего сексуальные флюиды, заставляющего забыть обо всем, кроме него. — И я никогда не оставалась наедине с Полем. У него была подружка.
    — Соври что-нибудь поинтересней! Или скажи, чем ты там занималась с ним?
    — Ничем!
    — Пусть он сгорит в аду! — с мучительной яростью выкрикнул Рене. Он смотрел на Риту, как ястреб, готовый броситься на свою жертву. — С этих пор не будет никаких запертых дверей, никаких отдельных спален!
    Жесткое колено раздвинуло судорожно сжатые бедра Риты. Рене приподнялся на руках над распростертым телом.
    — Я не хочу! — выкрикнула молодая женщина, изо всех сил пытаясь вывернуться.
    Ей удалось освободить руки, и в бессильной ярости она заколотила кулачками по широким плечам мужа. Но тот, казалось, только наслаждался этим.
    — Кого ты хочешь обмануть, дорогая, — пробормотал он и снова впился в податливые губы, умело лаская их языком, покусывая, приводя Риту в исступление.
    Она чувствовала себя беспомощной жертвой и, как ни странно, начинала наслаждаться этим. Лучше так, чем мучительно противиться собственному желанию!
    — Все теперь переменится, — пообещал Рене, сильным толчком проникая внутрь ее тела, каждым движением подчиняя, порабощая трепещущую плоть.
    Горячая волна наслаждения прошла по телу стонущей женщины, давно забытое ощущение близости мужа ошеломляло. Она непроизвольно вцепилась пальцами в его обнаженные плечи, прижимая к себе сильное, гибкое тело. Никогда еще Рене не был таким страстным, таким изобретательным в любви.
    Рита вдруг осознала, что еще ни разу не видела мужа обнаженным при свете, а сейчас он пылко обнимал ее, даже не позаботившись о том, чтобы погасить лампу. Его, казалось, занимало только одно — как бы дать жене больше наслаждения.
    Еще через несколько секунд они сплелись, как две змеи, не в силах оторваться друг от друга, став одним целым.
    — Рене, прекрати, прошу тебя, — простонала Рита, понимая, что сейчас он просто раздавит ее.
    — Ну уж нет, я только начал!
    Он перекатился на спину и легко приподнял Риту над собой.
    — Разве не видишь, что твой муж хочет тебя? Придется постараться ради моего удовольствия.
    Словно беспомощную куклу, он медленно опустил ее, заставляя раскрыться, безжалостно проникая внутрь влажного лона. Рита лишь беспомощно застонала, не в силах помешать происходящему.
    Невероятно! Муж использовал ее, словно продажную девку или рабыню, чтобы насладиться сексом. Средневековый деспот!
    Разум был возмущен, но тело… тело с готовностью поддавалось властным ласкам Рене. Словно бы жаркий костер разгорался внутри Риты в ответ на пылкость мужа, на его страстные прикосновения.
    — Что, лучше, чем с Полем? — вдруг спросил тот, крепко сжимая в объятиях разгоряченную, тяжело дышащую женщину.
    Рита не поняла сначала, что за слова были произнесены. Потом в затуманенное сознание пробился смысл сказанного.
    — Ты… Что ты говоришь! — закричала она, пытаясь высвободиться. — Пусти меня!
    — Нет!
    Впрочем, пусть говорит, что хочет, лишь бы не останавливался, подумала охваченная страстью женщина. Только бы не прекращал ласкать ее истосковавшееся тело, поглаживать напрягшиеся груди, нежную кожу бедер… покрывать ее тысячами жадных поцелуев.
    — Рене…
    — Да, дорогая?
    — Я… я хочу тебя снова. Сейчас, — поборов смущение, прошептала Рита.
    Ей хотелось сейчас только одного — ощущать жар шелковистой кожи, силу его объятий. Быть так близко, как только можно.
    Странное чувство промелькнуло в голубых глазах молодого мужчины. Боль или страсть? Понять было невозможно.
    — Я не смогу быть нежным сегодня, — произнес он, тяжело дыша, капелька пота стекала по его лицу.
    — Неважно.
    Быстрым движением Рене снова оказался сверху, мягко, но решительно разводя бедра Риты, теперь уже с готовностью устремившуюся навстречу его напору. Мгновение — и он был уже внутри, заполняя ее всю, заставляя нежное тело содрогаться от мучительного удовольствия.
    — О, Рита… — простонал муж, начиная двигаться все быстрее, не в силах больше сдерживать свою страсть.
    Обхватив ногами его напрягшуюся спину, молодая женщина двигалась вместе с ним, подчиняясь всепоглощающему извечному ритму, отбросив смущение, думая только об одном — чтобы жаркая волна наслаждения, зарождающаяся где-то в низу живота, пульсирующая в груди и бедрах, выплеснулась наконец наружу, унося ее с собой.
    Где-то краем затуманенного сладкой негой сознания Рита уловила, как Рене снова выкрикнул ее имя, прижимая к себе, входя еще глубже, причиняя невыносимое наслаждение, перемешанное с болью, доводя до экстаза…

    Опустошенные этой неожиданной вспышкой, они лежали рядом на смятых простынях.
    Несмотря на физическую усталость, Риту переполняло счастье. Она давно не чувствовала себя желанной, необходимой… не чувствовала себя в безопасности, наконец.
    Положив голову мужу на плечо, она наслаждалась ощущением покоя и радости. Все тревоги, казалось, ушли куда-то прочь. Рене обнимал ее за тонкую талию, машинально поглаживая гладкую кожу.
    — Милый…
    — Ммм…
    — Выслушай меня, пожалуйста, — решительно произнесла Рита, не желая дольше терпеть недомолвок и подозрений. — Я клянусь, что никогда Поль Мишо не был моим любовником. Злосчастный поцелуй, что ты видел, — все, что было между нами.
    Рене с неудовольствием повернул к жене красивое лицо.
    — Ты, что не можешь немного помолчать? Опять за свое?
    — Выслушай меня, прошу!
    Но он уже поднялся с постели, обернул бедра полотенцем и скрылся в ванной.
    Рита со злостью стукнула кулаком по подушке.
    Как же так! Не хочет слушать ее, и все тут. Невозможно даже оправдаться!
    А может быть, ему это и не нужно? Все очень просто — не думаешь о проблеме, ее как бы и нет. А разобраться, признать свои ошибки — это не для месье де Сен-Сирка. Проще считать виновным человека, который на деле ничего дурного не совершил, оскорблять его ни за что.
    Дверь ванной распахнулась, и оттуда появился Рене.
    — Может быть, ты не понимаешь, — мрачно произнес он. — Считаешь, что мне очень легко сейчас. Но я думаю о том, что случилось, каждую минуту. Не могу выкинуть эту сцену из головы. Если бы я не был христианином, то убил бы Поля Мишо. Злосчастный поцелуй? Да ты разбила всю мою жизнь, а теперь хочешь просто извиниться!
    Он наклонился, поднял с ковра пушистый халат и накинул его на плечи.
    — Ты куда?
    — Куда-нибудь, где нет тебя… А ты оказалась очень страстной женщиной. Могла и не притворяться раньше.
    — Ты тоже, — прошептала Рита, с горечью глядя на мужа, вновь ставшего холодным и недоступным, как вершина Эвереста. — Поверь, я не спала с Полем…
    — Если ты еще раз заговоришь на эту тему, — заорал Рене, окончательно выходя из себя, — я не знаю, что с тобой сделаю! Где этот чертов пояс?
    Рита подняла с постели пояс от халата и швырнула ему в лицо. Ее нервы тоже были на пределе.
    — Забирай свой дурацкий пояс и убирайся! — выкрикнула она, замахиваясь, чтобы залепить мужу пощечину.
    Легко перехватив занесенную руку, Рене мрачно посмотрел в синие глаза, сверкающие яростным огнем. Нагая, с разметавшимися черными волосами, его, обычно кроткая, жена стала вдруг походить на одну из мифических фурий.
    — Мои христианские добродетели не заходят настолько далеко, чтобы я подставлял другую щеку, — угрожающе произнес он.
    Рита выдернула руку, подскочила к двери и молча распахнула ее. После того как Рене прошествовал мимо, взбешенная женщина захлопнула дверь, повернула в замке ключи и бросилась на кровать лицом вниз. С нее на сегодня было предостаточно!
    Страшный удар сотряс стену. Испуганно вскочив, Рита увидела распахнутую дверь и — в коридоре — высокую фигуру мужа. Он вышиб дверь ногой и, тяжело дыша от ярости, шагнул на порог.
    — Да, забыл сказать, — процедил он сквозь зубы, глядя на потрясенную жену. — Всякий раз, как ты запрешь дверь своей спальни, я буду вышибать ее. Понятно?
    Медленно, словно не веря своим ушам, Рита кивнула.

10

    Проведя тревожную ночь, молодая женщина проснулась рано и сразу же отправилась к Дэнни. Окруженный множеством прекрасных игрушек, он пребывал в самом радужном настроении, но, утомленный новыми впечатлениями, скоро снова лег спать.
    За посещением детской последовал завтрак в столовой в полном одиночестве, так как хорошенькая горничная, вкатившая на сервировочном столике свежеиспеченные бриоши, кофе с молоком и масло в серебряной масленке, сообщила, что месье Рене уехал по делам и будет только к вечеру.
    День обещал быть прекрасным. Солнечный, теплый апрельский денек. Деревья уже покрылись легкой зеленоватой дымкой, их теплая шершавая кора скрывала таинственное движение соков. В воздухе плыл горьковатый запах распускающихся почек и проснувшейся земли. Оглушительно щебетали птицы.
    Рита немного погуляла по лесистой возвышенности, на которой стоял замок, любуясь древними липами и буками. Посетила старинный колодец, вырытый на случай осады, — в средние века владельцам замка Сен-Сирк часто приходилось отбивать нападения неприятеля.
    Поднявшись на крепостную стену, с интересом разглядывала маленькие домики внизу, казавшиеся совсем игрушечными, со своими красными черепичными крышами и с белеными стенами, освещенными солнцем.
    Как странно, что в свой прошлый приезд сюда, она ничего этого не заметила! Правда, тогда стояла осень, а потом ее сменила зима. Все кругом было занесено снегом, деревья стояли голые и черные. К тому же Рита поначалу плохо говорила по-французски. Одним из обитателей замка Сен-Сирк, знавших испанский, как назло, оказалась мадам Мерийон.
    Молодая женщина поежилась, припомнив, как однажды приемная мать Рене пригласила ее в свою гостиную выпить кофе и принялась рассказывать об Изабель. Апартаменты мадам Мерийон все были увешаны снимками и портретами дочери.
    Изабель венчается с Рене в Орлеане, в кафедральном соборе Сент-Круа. Прекрасная блондинка в золотисто-розовом платье, сияющая улыбка, огромный букет белых лилий, а рядом юный, счастливый жених. А Рита и Рене просто зарегистрировали брак в одном из муниципалитетов Парижа!
    Изабель и Рене проводили медовый месяц в Ницце и в Риме. Блеск драгоценностей, вечерние наряды… То они играют в казино, то посещают концерты, то наслаждаются бесценными сокровищами музея Ватикана… А у Риты и вовсе не было медового месяца. Она сразу забеременела… и с тех пор Рене к ней не прикасался.
    Изабель на собственной яхте. Изабель верхом на лошади… Фотографии, фотографии, и молодое сияющее лицо на них — утраченная любовь Рене.
    Рита так углубилась в воспоминания, что не заметила, как к ней кто-то подошел. Услышав осторожное покашливание, она быстро обернулась и с удивлением увидела, что это мадам Мерийон.
    Пожилая дама выглядела подавленной. Рита переборола естественную вспышку неприязни и приветливо поздоровалась.
    — Я хочу с тобой поговорить, — сообщила мадам Мерийон, встав рядом и опираясь на каменный парапет.
    Рита нерешительно кивнула, гадая, какую еще гадость может услышать.
    — Я видела твоего сына… Он прелестный мальчик, весь в отца. — Приемной матери Рене слова давались явно с трудом. — Мне стало очень стыдно, Рита. Я всю ночь не могла заснуть. А утром рассказала твоему мужу всю правду, покаялась, что намеренно очернила тебя в его глазах.
    Как ни удивлена была молодая женщина, услышав подобное, она не смогла отогнать от себя мысль, что правда несколько запоздала, — все равно Рене никогда не признает того, что оскорбил Риту напрасно.
    — Прости меня за то, что я так третировала тебя, — продолжала мадам Мерийон. — Когда я увидела твоего сына, в котором все будущее могущественного рода де Сен-Сирков, то поняла, насколько сильно то, что я не была добра к тебе, повлияло на ваш разрыв с Рене.
    — Давайте не будем вспоминать прошлое, — нерешительно предложила Рита, все еще не веря в то, что мадам Мерийон испытывает искреннее раскаяние. Слишком уж привыкла она видеть в старой женщине смесь ведьмы и инквизитора в одном лице.
    — Я больше не причиню тебе неприятностей. Горничные уже пакуют мои вещи. Я уезжаю.
    Повинуясь душевному порыву, Рита взяла пожилую даму за сухую, но все еще изящную руку.
    — Вы не должны уезжать из-за меня, мадам Мерийон! Я не держу зла!
    — Но так хочет мой приемный сын, — печально произнесла та. — Он очень зол на меня и просил покинуть замок.
    — О, он передумает, вот увидите! Может быть, мы с вами не ладили в прошлом, но теперь ведь все забыто, правда? Я просто не могу представить этот замок без вас!
    — Года полтора назад Рене сказал мне: «Рита такая славная, такая добрая и кроткая. Ты полюбишь ее». — Мадам Мерийон покачала головой. — А я возненавидела тебя с первого взгляда!
    По ее лицу потекли слезы, плечи судорожно затряслись. Мадам Мерийон, никогда не проявлявшая своих чувств в присутствии других людей, горько рыдала. Рита как могла утешила ее и проводила в личные апартаменты, где уложила в постель и дала успокоительного. Эта женщина, так долго унижавшая ее, теперь была охвачена приступом запоздалого раскаяния и не находила себе места. Она вдруг разглядела в Рите живую душу, но это случилось, увы, слишком поздно.
    Оставив мадам Мерийон в ее комнате и проходя по огромному холлу, молодая женщина остановилась в изумлении. Поистине, этот день полон сюрпризов! Неподалеку от нее Летиция в темно-вишневом платье, облегающем ее как перчатка, оживленно беседовала с экономкой.
    — Летти, что ты здесь делаешь? — с интересом спросила Рита, подходя, чтобы поприветствовать подругу.
    — О, строго деловые проблемы, — ответила та, холодно улыбаясь. — Я не задержусь надолго. Рене хочет устроить вечеринку на следующей неделе, и я отдаю последние распоряжения. Видишь ли, с тех пор как ты исчезла, мне приходилось во многом помогать ему.
    — А мадам Мерийон знает об этом? — спросила Рита, несколько удивленная тоном бывшей подруги.
    — Эта старая ведьма? — рассмеялась Летиция. — Ну, милочка, я вовсе не была такой мягкой, как ты. Сразу поставила ее на место, объяснила, что нечего досаждать нам с Рене глупым нытьем и претензиями. Думаю, что ей пора съезжать отсюда.
    Рита потрясенно уставилась на секретаршу. Как можно было так говорить!
    — Но, Летти…
    — Вот уж не думала, что ты снова здесь появишься, — бесцеремонно перебила ее вышеупомянутая Летти. — Такой шум поднялся, когда ты сбежала в прошлом году!
    — Я хотела тебя предупредить, но было как-то недосуг… — нерешительно пояснила Рита, тронутая проявленным, как ей показалось, участием.
    — Все это пустяки, — снова перебила ее Летиция. — Надо сказать, что, когда я тебе передала тот разговор Рене с его адвокатом, то думала, что ты пойдешь по легальному пути. Разведешься с мужем, например. Кто бы мог подумать, что ты сбежишь, заставив Рене разыскивать тебя по всей Европе!
    Рита слегка побледнела под напором этих новых обвинений.
    — Представь, я почувствовала себя так, будто бы своими руками отняла у Рене сына, продолжала говорить рыжеволосая красотка, небрежно поигрывая золотыми часиками. — Что на тебя нашло тогда? И теперь вернуться сюда, зная, как он к тебе относится… Это просто непростительно!
    — О чем ты? — задохнулась молодая женщина, терзаемая самыми мрачными предчувствиями.
    — Да брось, Рита… Конечно же Рене жаждал заполучить своего сына, увидеть его в целости и сохранности во Франции. Зачем ему теперь ты, прикинь?
    — Летти, мне не хотелось бы это обсуждать, — сдержанно произнесла Рита, чувствуя себя крайне неудобно рядом с этой ставшей вдруг такой развязной девицей.
    Тон и манера поведения Летиции настолько не вязались с изысканной внешностью, что Рита не знала, что и думать. Создавалось впечатление, что эта женщина очень долго притворялась, а теперь с облегчением сбросила маску.
    — Что ж, прости, что я злоупотребила нашей дружбой, милочка. Вот только не приходи ко мне плакаться в жилетку, когда окажешься выброшенной на улицу без своего драгоценного сыночка, — зашипела, как кошка, бывшая подруга. — Да, и еще одно, моя милая дурочка. Разве ты не догадалась, что у Рене давно уже есть другая женщина!
    — Летти, одумайся, что ты говоришь!
    — Может быть, тебе стоит позвонить моему кузену Полю, пока еще есть шанс? — усмехнувшись произнесла Летиция и горделивой походкой направилась к двери.
    У выхода эта столь странно переменившаяся женщина остановилась и ехидно помахала рукой опешившей подруге.
    — Счастливо оставаться, мадам Наивность! — Последние слова так поразили Риту, что она провела остаток дня, забившись в свою комнату и судорожно размышляя над услышанным. Почему Летиция так ведет себя? Неужели, и правда, переживает за Рене и теперь невзлюбила ее за то, что она причинила мужу столько хлопот? Или…
    — Рита, ты здесь? — Веселый голос Рене вывел ее из задумчивости.
    Он, оказывается, давно уже вернулся и, как ни странно, был полон энтузиазма.
    — Приглашаю тебя на ужин, — сообщил он. — Хочу тебе кое-что сообщить.
    Вот оно! Сейчас скажет мне, что хочет развестись, решила Рита. Скажет, что у него есть другая, а я… я гожусь только в бесплатные няньки собственному сыну.
    Медленные, злые слезы поползли по ее щекам. Однако нежелание конфликтовать, как обычно, заставило ее подняться в спальню, подойти к шкафу с одеждой и с отвращением на него посмотреть.
    Что-то надо надеть… Красное? Нет уж, хватит следовать советам Летиции. Она могла и наврать насчет ярких цветов, тем более что сама Рита их от души ненавидела. Помучавшись с пятнадцать минут, она выбрала самое простое платье. Но потом, решив, что правильно подобрать к нему аксессуары ей все равно не по силам, влезла в привычные джинсы и рубашку.
    Какая разница, в чем получать от ворот поворот, мрачно решила она, зашнуровывая кроссовки. Пусть лучше я буду чувствовать себя удобно, чем полной дурой. Господи, что-то последнее время я чувствую себя так постоянно!
    Легко сбежав по старинным ступеням, Рита увидела, что муж уже ожидает около «ситроена». Как ни странно, он окинул ее одобрительным взглядом и ничего плохого не сказал. Должно быть, его хорошее настроение тяжело было испортить какими-то джинсами!
    В ресторанчике, в котором они ужинали, было тихо и малолюдно. Рита никак не могла привыкнуть к привычке Рене есть вне дома и чувствовала себя скованно. К тому же она постоянно ждала роковых слов о разводе. Рене же, словно не замечая мрачного вида жены, весело болтал о каких-то пустяках, тщательно изучал меню, подливал ей вино — в общем являл собой образец прекрасного кавалера, каким мог иногда быть. Вот только по отношению к жене он так проявлял себя не часто.
    — Со мной сегодня говорила Симона, — сообщил он наконец, несколько посерьезнев.
    — Знаю, — ровным тоном ответила Рита. — Она извинилась передо мной.
    — Я, видимо, был не прав, — неуверенно произнес муж. — Видишь ли, я не мог даже предположить, что Симона обижала тебя.
    — Что ж поделать. Некоторые вещи предположить очень сложно, — иронически произнесла молодая женщина, с горечью подумав, что их так же очень трудно и доказать.
    — Видишь ли, когда она мне сказала, что возненавидела тебя с первого взгляда, то я был просто потрясен, — продолжал Рене, нервно разглаживая салфетку. Слова извинений давались ему нелегко. — Я был глупцом, когда решил, что Симона легко смирится с другой женщиной на месте дочери. Если бы у меня не была назначена деловая встреча сегодня утром, я бы сразу пришел к тебе…
    — Что ж, бизнес это альфа и омега твоей семьи, — вздохнула Рита. — Ничего нового в этом нет.
    — Это не означает, что я не хочу признать мою вину, — сказал месье де Сен-Сирк таким тоном, будто всю жизнь произносил только обвинительные приговоры. Почему-то все равно казалось, что виновен кто-то другой, а не он. — Но ты должна была сообщить мне, что Симона несправедлива к тебе. Ведь замок Сен-Сирк в первую очередь твой дом!
    — Что? Да неужели этого не было видно! Рита с трудом могла различить мужа сквозь слезы, застилающие глаза. — Неужели ты такой бесчувственный?
    — Я… А что я должен был чувствовать, — в смущении пробормотал Рене, начиная подозревать, что он что-то упустил в своей жизни.
    — Что? Портреты Изабель в холле, в гостиной… В моей спальне только их нет. Везде ее вещи и напоминания о ней! И после этого ты говоришь, что это мой дом!
    На лице Рене появилось забавное выражение обескураженности.
    — Но я думал… Я к ним привык… Не знал, что портреты и вещи Изабель так огорчают тебя!
    — Ты думал! Может быть, твоя первая жена была самой красивой женщиной Франции, а ее портреты — произведения искусства, но ты мог их хотя бы повесить на менее заметные места. Они убивают меня! Я и так ничего не значу в твоей семье, а когда она еще глядит на меня со всех стен… Это невыносимо, пойми! Если бы я могла переделать по своему вкусу хотя бы одну комнату, она стала бы моей. Атак твой замок на самом деле принадлежит Изабель!
    Рене в ошеломлении покачал головой.
    — Никогда не прощу себе подобной бестактности, — медленно произнес он.
    — Ничего, можешь не переживать особенно. А теперь, прежде чем ты скажешь все то, что собирался, будь так добр, выслушай меня! Просто хочу излить душу.
    — Я слушаю, — неожиданно согласился Рене, беря ее руки в свои. Рита ощутила тепло его сильных пальцев, и злая обида несколько утихла. Однако она поняла, что если не выскажется сейчас, то уже никогда не будет себя уважать.
    — Ты все еще сердишься на меня, моя дорогая?
    «Все еще сердишься…» Как у него все просто!
    — Вовсе нет, — услышала она свой голос будто бы издалека. — Просто я требую развода.
    Швырни она на пол соусник, это не произвело бы более сильного впечатления. Рене в ужасе уставился на нее.
    — Ты понимаешь, что говоришь?
    — Абсолютно. Мало того, прошлой ночью я уже говорила, что больше не хочу быть с тобой.
    — А мне показалось иначе…
    — Тебе показалось.
    — А что же будет с Дэнни?
    — Я заберу его.
    — Но это невозможно! — Рене порывисто вскочил из-за стола, не в силах больше сдерживаться. — Я не видел моего сына со дня его рождения! Он до сих пор не уверен, бояться меня или нет. А ты снова хочешь забрать его!
    — Тем не менее ты не можешь заставить меня жить с тобой только ради благополучия Дэнни. — Голос Риты был холоден.
    — Только ради… Да что ты говоришь? Разве нам не было хорошо прошлой ночью? Разве…ладно, если ты не хочешь, чтобы я к тебе прикасался, обещаю этого не делать. Только скажи. Я был не прав, признаю это.
    — Да, я не хочу, чтобы ты ко мне прикасался.
    — Но почему? Почему? У тебя нет причин требовать развода. Давай объяснимся начистоту!
    — Начистоту? Очень хорошо. — Рита погрузила пальцы в копну темных вьющихся волос и глубоко вздохнула. Отчего бы и не объясниться. — Когда я выходила за тебя, то была слишком молода для того, чтобы понимать, что делаю. Ты воспользовался моей влюбленностью в тебя. У меня была отвратительная свадьба, и ты даже не подумал устроить медовый месяц!
    Рене в удивлении поднял бровь.
    — И это все?
    — Это только начало! Потом ты привез меня в дом, где меня не замечала даже прислуга. А затем… затем я оказалась в замке, где властвовала женщина, ненавидящая меня! И ты даже не интересовался, жива ли я еще.
    — Я звонил!
    — Не помню что-то. Мало того, ты даже не отвечал на мои звонки. Тебя никогда не было на месте, а если я просила перезвонить, ты этого не делал!
    — Мне не передавали, что ты звонила. Я всегда отвечаю на звонки. — Рене внимательно посмотрел на жену. — Это привычка. Ни один звонок я не пропускаю. Значит, ты мне не звонила.
    — Это неправда!
    — Мне кажется, что ты выдвигаешь ложные обвинения, — мрачно заявил он. — Закончим этот разговор.
    — Но я только начала!
    — Я сказал нет, Рита. Пойдем лучше потанцуем.
    Неожиданно все еще кипящая от злости и возмущения женщина обнаружила себя в объятиях своего стройного супруга, упорно не желающего сегодня поддаваться на провокации. Он почти на руках пронес ее между столиков к тому месту, где среди мерцания мягких огней под лиричную музыку двигались пары. Еще мгновение — и они закружились вместе со всеми, подхваченные плавными звуками вальса, забывшие обо всем на свете.
    Рене, положив руку на талию Риты, умело вел ее в такт мелодии, заставляя поверить в то, что на него можно положиться, что он, словно опытный кормчий, проведет ее и среди бурных волн жизни, не позволит бедам и проблемам потопить маленький отважный кораблик.
    Музыка звала за собой. И Рита, забыв, зачем пришла сюда, положила свою кудрявую голову на плечо мужу.
    — Рене…
    — Да, моя дорогая?
    — А разве можно танцевать вальс в джинсах?
    — Как видишь, можно, — улыбнулся он.

11

    После этого странного ужина они вернулись домой очень поздно. Словно дети, на цыпочках прокрались в спальню Риты и самозабвенно предавались любви, пока солнечные лучи не позолотили легкие занавески на окнах.
    — Твоя кожа, словно шелк, — прошептал Рене, лаская жену. — Ты такая нежная… и ласковая.
    — Ммм… — откликнулась Рита, весьма утомленная событиями этой ночи. Больше всего на свете ей хотелось закрыть глаза и забыться в мягких объятиях сна.
    — Рита…
    — Да?
    — Давай съездим в Барселону, к твоим родителям. Покажем им Дэнни, хорошо?
    Удивленная этими словами, молодая женщина приподняла голову и взглянула на мужа.
    — Ты не представляешь, как я разозлился, когда узнал, что они отказались принять тебя в своем доме. — Лицо Рене стало очень серьезным. — Не слишком-то хорошо они поступили, как думаешь.
    Рита слегка побледнела.
    — Но я же их не предупредила… свалилась как снег на голову… Мама и папа, наверное, думали, что я вернусь к тебе, если они меня выгонят.
    — Или думали, что, оказав тебе помощь, рассердят этим меня, — жестко сказал Рене. — И я перестану поддерживать их маленький бизнес, не так ли?
    — Как ты можешь так говорить!
    — Звучит немного цинично. Зато правдиво. Может быть, ты и полагаешь, что лучше знаешь своих родственников… Вот только объясни мне, как у них рука поднялась выгнать свою беременную дочь и сестру зимой, без денег и помощи? Я бы и с собакой так не поступил. А они сочли, что сей поступок понравится мне.
    — Люди часто не знают, как поступить, дорогой. Особенно когда им преподносят сюрприз вроде беременной дочери, сбежавшей от мужа, — мягко произнесла Рита.
    — Не уверен.
    Рене занял отчетливо осуждающую позицию по отношению к ее родителям… Непонятно почему.
    Рита удобно устроилась в объятиях мужа и задумалась. А с чего она решила, что семья любит ее? Со времени их с Рене бракосочетания родные отдалились, насколько это было возможно. Не писали, не звонили. Словно бы с облегчением сбросили с плеч тяжкий груз.
    Однажды она пригласила мать и сестер в парижский особняк Рене. Те приехали, но провели эти несколько дней в столице Франции, расхаживая по магазинам и увеселительным заведениям. Если кому-нибудь из сестер случалось встретиться с Ритой в доме, они критиковали или задевали ее.
    Все следующие приглашения вежливо отклонялись. Нет, семья не желала иметь ничего общего с ней. Совершенно ничего. Как это она раньше не понимала?
    Поцеловав мужа, Рита поднялась с кровати и направилась в ванную, накинув кружевной пеньюар. Рене проводил ее влюбленным взглядом. Казалось, все их разногласия неожиданно канули в прошлое. Вероятно, весна подействовала на ожесточившиеся сердца супругов, смягчив их и расположив обоих к пониманию.
    Рене вслушивался в шум воды в ванной, представляя изящную фигурку жены в клубах пара, и тихонько улыбался своим мыслям. В окно, прикрытое полупрозрачными занавесками, проникал яркий солнечный свет. Оглушительно пели птицы, заселившие древние деревья вокруг замка Сен-Сирк. Вероятно, они тоже устраивали свои семейные дела…
    Пожалуй, он забудет все, что произошло тогда между его женой и этим мерзавцем Полем Мишо… Простит ее. Теперь они начнут новую жизнь и постараются не делать ошибок. Пусть Рита и не любит его, но ради Дэнни… ради сына она останется.
    — Рита, — мягко сказал Рене, когда его посвежевшая и оттого кажущаяся совсем юной супруга появилась из ванной. — Я думаю, что ты можешь распоряжаться в замке по своему усмотрению. Ты ведь его полноправная хозяйка. И портреты сними, если они тебе не нравятся.
    Молодая женщина улыбнулась и нерешительно кивнула.
    — Хорошо, если ты считаешь нужным…
    — Поступай как хочешь. Главное, чтобы тебе было хорошо… Пойдем завтракать?
    — Честно говоря, я бы съела быка. Проголодалась ужасно, — смущенно произнесла Рита.
    Через некоторое время примирившиеся супруги сидели в столовой замка Сен-Сирк, с аппетитом поглощая изысканно сервированный завтрак — ветчинные рулетики, паштет из дичи, свежеиспеченные булочки и апельсиновый сок. Впервые за несколько лет Рита поймала себя на том, что не чувствует за столом отчаянной неловкости. Ни тонкостенный фамильный хрусталь, ни столовое серебро, ни кипенно-белые льняные салфетки больше не пугали ее. Молодая женщина, поглотив немалое количество вкусной снеди, теперь пила крепкий черный кофе со сливками, такими жирными, что они с трудом вытекали из сливочника, оживленно болтала с мужем и непринужденно смеялась. Ей было хорошо.
    Развод откладывался на неопределенно долгий срок.
    Но, по-видимому, все хорошее очень быстро кончается. Тяжелая, темного дерева дверь тихо приоткрылась, и в столовую проскользнула рыжеволосая девица.
    Летиция! Что она здесь делает? Рита с недоумением и возмущением уставилась на незваную гостью. Рене же, напротив, очаровательно улыбнулся.
    Походкой манекенщицы секретарша прошествовала к столу. Светлый костюм соблазнительно облегал ее, рыжие волосы были стянуты в хвост.
    — Месье де Сен-Сирк… — ослепительную улыбку Летиции легко можно было бы использовать вместо фотовспышки, — извините, я и не думала, что ваша жена может быть здесь. Здравствуйте, мадам Рита…
    — Здравствуйте, Летиция, — мрачно ответствовала молодая женщина, настроение которой сильно испортилось. Что здесь нужно этой мерзавке?
    Однако ее супруг уже вежливо поднялся из-за стола, приветствуя свою подозрительную помощницу легким наклоном головы.
    — Прости, Летти, я изменил свои планы относительно утра и забыл тебя предупредить.
    Его голос звучал подозрительно мягко. С каких это пор они так фамильярничают, с мучительной ревностью подумала Рита.
    — Ничего страшного, Рене, я готова к услугам в любой момент… Вам стоит только приказать.
    Эта фраза прозвучала в устах Летиции настолько двусмысленно, что Рита с трудом удержалась оттого, чтобы не запустить в нее тяжелым серебряным подсвечником.
    Крепко сжав зубы, она смотрела, как муж подходит к своей секретарше, забирает у нее какие-то папки, негромко говорит что-то, снова улыбается… Между ними что-то есть! Иначе не было бы в голосе Рене этой особой, сексуальной нотки. Он всегда так холодно вежлив с подчиненными… И гадина Летиция не смотрела бы на него так томно и с намеком: ничего, мол, как только эта дура куда-нибудь уйдет, мы поговорим открыто, милый Рене… Именно эти слова читались в томных зеленых глазах, подведенных розовым. И розовые же, блестевшие от помады губы многозначительно и вызывающе кривились.
    Рене и Летиция — любовники! — эта мысль пронзила Риту, словно электрический разряд. Ну конечно, с кем же ему было еще утешаться, в то время как вероломная жена сбежала!
    Вот почему рыжеволосая красотка могла с полной уверенностью заявлять о том, что у Рене другая женщина. Этой «другой женщиной» была она сама!
    Никакого иного объяснения не могло быть тому, что Рене так нежен и фамильярен с собственной секретаршей. Еще не много, и они начнут целоваться прямо на глазах Риты!
    — Увидимся позже, Летти, — донесся до слуха молодой женщины голос мужа.
    Она яростно скомкала салфетку. Так и есть! Договорились у нее под носом, нимало не стесняясь.
    Как я могла быть такой дурой и поверить в искренность этой змеи? — недоумевала Рита, безуспешно пытаясь скрыть раздражение и обиду. Кофе казался водянистым, еда — невкусной. Яркое солнечное утро потеряло все свои краски, будто бы кто-то набросил на него пыльную дымку.
    Рита заметила, что Рене вернулся к прерванному завтраку, но теперь это ее уже мало интересовало. Мысли снова и снова возвращались к вероломной бывшей подруге.
    Если бы они не познакомились тогда… Если бы…
    Когда Рита впервые приехала в Париж, ей было очень тяжело. По-французски она почти не говорила.
    Перед глазами Риты словно бы наяву промелькнули все те бесчисленные приемы и вечеринки, которые приходилось устраивать, чтобы угодить мужу. Вереница незнакомых людей, непонятные отношения между ними, непонятный язык…
    — Светскость и такт, вот что главное в женщине, — не уставала повторять мадам Мерийон, когда появлялась в парижском особняке приемного сына. — В вас, милочка, этого совершенно нет.
    Единственным утешением для молодой жены всемогущего Рене де Сен-Сирка стал телефон. Так приятно было поговорить немного с собственным мужем, который целыми днями пропадал в офисе! Вот только нечасто удавалось до него дозвониться.
    Обычно трубку брала секретарша, знавшая испанский, и с сожалением сообщала, что месье занят, но она непременно передаст ему о звонке. Месье перезвонит, как только сможет.
    Вот только Рене никогда не перезванивал.
    По несколько раз в день Рита набирала номер его кабинета, чтобы удостовериться, передали ли мужу сообщение. Секретарша всегда успокаивала ее. Говорила, что все передала. «Месье очень занят, он перезвонит вам позже…» Сколько раз Рита слышала эти слова? Сто? Тысячу?
    Как-то незаметно они сблизились с Летицией. Человек, знающий твой родной язык, в чужой стране тоже кажется родным и близким. Они стали ездить вместе по магазинам, посещать маленькие кафе, подолгу беседовать.
    Летиция попросила Риту ничего не говорить мужу об их неожиданно возникшей дружбе. Она опасалась, что тому не понравится сближение супруги с секретаршей. Рене всегда очень строго соблюдал субординацию.
    Если бы у молодой женщины были еще друзья в то время, она вряд ли решилась бы что-то скрыть от мужа. Но ей так не хватало самого обыкновенного человеческого общения, а Летти казалась такой милой, такой доброй, что Рита поддалась на уговоры новой приятельницы.
    Именно Летиция познакомила ее со своим кузеном Полем, профессиональным фотографом. Именно Летиция подала ей «гениальную» мысль сделать красивые фотографии Риты, подарить их Рене, а уж тогда он наверняка позволит снять портреты Изабель хотя бы с одной стены… И вот что из этого вышло.
    — Ты уже поела? — Голос мужа вернул ее к реальности, оторвав от тягостных мыслей.
    Рита подняла на Рене безучастный взгляд.
    — Да… спасибо. Уже поела.
    Как он может так? Словно ничего не произошло?
    Рита поднялась из-за стола медленно, будто бы ей исполнилось лет сто. Двигаться было тяжело, да и не хотелось. Легкий призрак счастья поманил ее и развеялся. Так бывает всегда. Зачем только муж привез ее в этот замок? Жил бы себе спокойно, утешался бы с красоткой Летти.
    Ах да, сын. Ее сын. И его… Рауль Даниэль де Сен-Сирк, будущий наследник. Значит, придется жить ради него. Чтобы Дэнни было хорошо.
    Удрученная этими мыслями Рита последовала за мужем, отчаянно борясь с желанием накричать на него или убежать прочь. Вот он идет, красивый, изящный. Человек, которого она любит. А у него уже есть другая.
    Как можно было так обмануться, не понять того, что за этой ночью, полной утонченной страсти, стояло только одно — желание успокоить ее, не дать снова сбежать! Удержать ради сына. Рене никогда ничего не делает необдуманно. Наверное, все те маленькие безумства, которые они совершали вчера, были тщательно спланированы…
    На этом горестный внутренний монолог закончился, так как Рита споткнулась о ковер и упала, больно стукнувшись локтем.
    — Боже мой! Ты цела? — встревожено спросил Рене, помогая ей подняться. — Что с тобой?
    — Н-ничего. Все в порядке, — неуверенно произнесла она, ощупывая себя. — Просто задумалась.
    — О чем же?
    — Почему ты так дружен с Летицией Адамс? — мрачно спросила Рита, решив, что отступать некуда.
    Воцарилась тишина. Некоторое время Рене смотрел на жену, не отпуская, однако, ее руки. Потом отошел в сторону, повернувшись к окну.
    — Почему?
    — Да.
    — Мне не кажется, что мы должны это обсуждать.
    Рене, не поворачиваясь к ней, скрестил руки на груди. Это означало, что разговор окончен. Раньше Рита не посмела бы настаивать, но сегодня ее обуяла какая-то безнадежная храбрость. Не все ли равно, если он ее не любит!
    — А мне все же хотелось бы это обсудить, — настойчиво повторила она, подходя к мужу и глядя в его холодные голубые глаза. — Что в этом такого?
    — Не думаю, что тебе понравится ответ. Летиция была шокирована тем, что ты завела роман с ее кузеном. Она очень поддержала меня в те дни.
    — Что? — пролепетала Рита, не веря своим ушам.
    — После всего пережитого нам, знаешь ли, было трудно вернуться к прежним формальным отношениям. Я очень ценю Летицию и как секретаршу, и как близкого друга. Попрошу тебя принять это к сведению.
    — Правильно ли я поняла, что…
    — Ты не имеешь права задавать мне вопросы, — холодно процедил Рене. — Может быть, ты уже забыла о том, что сделала? Так я тебе напомню! Ты сбежала из моего дома и скрывалась где-то больше полугода с моим сыном. Я не знал, что и думать! Я не знал, где тебя искать! Я не знал, живы ли вы! Летиция была рядом все это время.
    С каким бы удовольствием Рита прикончила обоих! Двуличная подруга вела, оказывается, свою игру. И выиграла. Интересно, что сказал бы Рене, если бы узнал, что именно обожаемая Летти подговорила его жену бежать из дому? Чтобы завладеть самым дорогим, что было у Риты, — любовью и вниманием Рене. Как просто ей это удалось!
    Неожиданная догадка вспыхнула в мозгу молодой женщины.
    — Так вот кто был этим «еще одним человеком»! Это Летиция сообщила тебе, что мы с Полем якобы любовники? — прошептала она потрясенно.
    — Я не намерен тебе отвечать.
    Итак, Рене предал ее. Он даже не захотел разобраться, кто виноват. Поверил наветам другой женщины. Завел себе любовницу.
    — Скажи мне, — с трудом сказала Рита, пересохший внезапно рот мешал говорить. — Скажи мне, муж мой, ты вернул бы меня сюда, если бы не было Дэнни?
    Лицо Рене странно изменилось. Он слегка побледнел.
    — Повторяю: я не намерен тебе отвечать.
    — Очень хорошо, я и так все поняла! — со слезами на глазах выкрикнула Рита.
    — Это не освобождает тебя от обязанности быть моей женой, — холодно произнес он. — А теперь вытри слезы и дай мне руку. Мне не доставят удовольствия очередные пересуды слуг.

12

    Через пять дней, когда до вечеринки оставалось всего ничего, Рита героически сражалась с композициями из живых цветов, предназначенных для украшения холла, а вовсе не для пытки несчастных гостей.
    Однако то, чем она занималась ранее, было еще мучительнее. Сначала Рита сняла все портреты Изабель, после чего на штофных обоях остались блеклые отметины. Чтобы заменить обои в холле, гостиной и столовой, времени уже не оставалось. Пришлось произвести некоторую перестановку мебели, но это мало помогло. В итоге Рита собрала картины со всего замка и еще долго играла в мозаику, пытаясь развесить их по размеру пятен.
    Взглянув на плоды рук своих, она испугалась, не придут ли гости-эстеты в ужас от ее художественного вкуса. Постоянно преследовало искушение подойти к Рене и попросить вернуть портреты на прежнее место. Ну, на время вечеринки. Останавливало только то, что она знала, каким взглядом муж встретит эту странную просьбу.
    Они по-прежнему находились в состоянии холодной войны, и это обстоятельство совсем не улучшало настроения Риты. Дверь спальни она держала запертой, однако порой думала, что, ворвись Рене силой, только обрадуется.
    Месье де Сен-Сирк был настолько вежлив и предупредителен, что вызывал зубную боль. Теперь он никогда не опустится до того, чтобы испытать хоть малейшее желание физической близости по отношению к своей жене. Тем более что великолепная Летти почти всегда находится в пределах досягаемости шефа. В худшие минуты Рита представляла, как Рене, пользуясь служебным положением… Она гнала от себя подобные мысли, но все же не переставала думать, что муж и его секретарша могли стать любовниками задолго до появления Поля.
    Невольно Рита снова и снова вспоминала, с чего начались доверительные и дружеские отношения с молодым фотографом, кузеном Летиции.
    — Это очень просто, — рассмеялась Летиция. — Если ты хочешь избавиться от портретов Изабель, просто подари мужу свои снимки. Он будет вполне удовлетворен.
    Затем последовала небольшая словесная битва, в результате которой Рита дала себя убедить, что достойна украсить своими изображениями фотобумагу. У Поля была квартира и студия на Монмартре, так что работа началась буквально через несколько дней.
    Первая встреча произошла в квартире Летиции. С фотографом пришла его подружка — состоятельная, влиятельная дама, не оставлявшая Поля ни на секунду. Очевидно, она не доверяла такую драгоценность другим женщинам. Впрочем, Поль никогда не флиртовал с Ритой в рабочее время. Предусмотрительная дама вскоре оставила свои подозрения и ушла с должности охранника при своем дружке.
    Вскоре Рита решила, что нет ничего предосудительного в том, чтобы пригласить Поля поужинать с ней и Рене. Тогда она впервые солгала мужу, сказав, что это ее старый знакомый по Барселоне, случайно встреченный во время похода в магазин. Она никак не могла сказать правду: тогда бы открылась ее дружба с Летицией. К тому же она хотела сделать сюрприз, подарив Рене свои снимки, и визиты к Полю приходилось держать в тайне.
    Во время ужина выяснилось, что молодой фотограф категорически не согласен ни с одним утверждением Рене.
    — В следующий раз приглашай его в большей компании. Этот молодой человек — кошмарный спорщик, заткнет за пояс любого, самого трудного подростка. И вообще, если он такой чудесный мастер, то почему о нем никому ничего неизвестно?
    Короче говоря, Поль Мишо не произвел на Рене никакого впечатления. Рита же, напротив, считала его очень талантливым. К тому же она находилась на ранней стадии беременности и по утрам страдала от приступов тошноты, а в остальное время — от своей непривлекательности и ненужности: муж не прикасался к ней уже в течение нескольких недель. Поэтому человек, который мог сделать ее красивой на фотоснимках, в глазах Риты был гениален сверх всякой меры.
    В ту ночь они встретились на каком-то приеме, и, когда Рита с Полем вышли подышать свежим воздухом, молодой фотограф признался ей в любви. Он предложил — раз Рене не ценит жену — убежать с ним, с Полем, тогда она может рассчитывать на вечное поклонение и преданность. За все время их знакомства Рите и в голову не приходило, что этот человек может в нее влюбиться, поэтому, мягко говоря, удивилась. Больше всего расстроила ее мысль, что до этого ей никто не признавался в любви. Рене никогда не скажет ничего подобного, хотя она и носит под сердцем его ребенка…
    — О мой Бог! — произнес Рене, без малейшего предупреждения появляясь из-за спины Риты.
    На щеках молодой женщины мгновенно вспыхнул румянец: даже мысли о Поле заставляли ее чувствовать себя смертельно виноватой. Она повернулась, и перед ее взором предстал месье де Сен-Сирк во всем своем великолепии. Приподняв брови, он недоуменно взирал на странную конструкцию, которую только при богатом воображении можно было принять за флористическую композицию.
    — Что, ваза упала? — полюбопытствовал он.
    Рита в отчаянии покосилась на результат своих художественных экспериментов — некоторые цветы безжизненно висели на сломанных стеблях. Вот что сделали ее «нежные ручки», привыкшие к лошадям!
    — Нет, ваза не падала, — нашла в себе силы ответить Рита. — Просто я пыталась составить букет.
    — А, значит, я просто смотрел не с того ракурса! Это теперь так… модно? — Рене вздохнул достаточно громко, чтобы его можно было услышать.
    — Да заткнись ты! — рявкнула Рита, не в силах больше выносить этой издевательской французской вежливости. Его лучшие чувства, похоже, были задеты подобной резкостью, но она уже ничего не могла с собой поделать. — Эти дурацкие цветы омерзительны и ты прекрасно это видишь!
    — Я не умею обращаться с ними…
    — А зачем тебе это надо?
    — Затем, что другие женщины могут, а я не могу ничего! — воскликнула она и бросилась вверх по лестнице, на ходу утирая слезы.
    Рита бежала по ступенькам, чувствуя себя леммингом, который собирается прыгать со скалы. Не такая уж и плохая идея, если учесть, что впереди ждет вечер величайшего унижения. Придется разыгрывать гостеприимную хозяйку перед Летицией и быть готовой, что темой всех разговоров непременно станут неловкость и промашки мадам де Сен-Сирк. Еще ужаснее было то, что придется выбирать одежду!
    Она влетела в неприкосновенный покой своей спальни и мгновенно обнаружила, что от неприкосновенности не осталось и следа. Две горничные стягивали белье с кровати, шкафы стояли раскрытыми, еще одна мыла пол. Рита медленно развернулась и пошла куда глаза глядят.
    Однако на пути возникло нечто… вернее некто, отрезающий пути к отступлению. Рита покорно остановилась, все еще не веря, что это происходило на самом деле.
    — Успокойся. — Рене протянул руку, пытаясь как-то утешить ее.
    — Успокоиться? Будьте так любезны, месье, куда теперь мне прикажете удалиться? За ворота? В подвал к крысам?
    — Не надо преувеличивать, в винных погребах замка Сен-Сирк нет ни одной крысы, — невозмутимо ответил он, хотя в этих сведениях Рита нуждалась меньше всего.
    — Зато наверху есть одна! — Рене нахмурился.
    — Надеюсь, ты шутишь…
    — О Боже, погляди в зеркало! — в ярости прошипела она.
    Несмотря на сопротивление, Рене крепко взял ее за руку и повел по длинным коридорам в другой конец замка. Рита терялась в догадках, но с губ ее не сорвалось ни единого вопроса: она твердо решила больше не унижаться перед этим тираном.
    Тем временем «тиран» широко распахнул перед женой двери в собственную спальню — жестом несколько театральным, но вполне подходящим для данной драматической ситуации! Она вошла, терзаясь самыми противоречивыми чувствами и не зная, какому из них отдать предпочтение.
    — Теперь посмотри вокруг себя, — слегка насмешливо произнес Рене.
    Знакомая пижама с розовыми мишками как ни в чем не бывало лежала на подушке огромной кровати.
    — Но… но мы же раньше никогда не спали в одной комнате…
    — Почему бы не исправить это теперь?
    На ватных ногах Рита подошла к кровати и медленно села. Затем взяла в руки пижаму, удивляясь, почему столь непривлекательная вещь была выставлена на всеобщее обозрение, словно музейный экспонат.
    — Разве это…
    Она пожала плечами, пытаясь казаться равнодушной. На самом деле молодая женщина испытывала крайнее удовлетворение: в этот момент она чувствовала себя очень могущественной. Он сделает все, что угодно, лишь бы не говорить прямо, но сейчас Рита просто физически ощущала его желание. Это приглашение разделить супружеское ложе служило лучшим свидетельством его дальнейших намерений. Жуткие переживания последних дней, домыслы и подозрения показались совершенно беспочвенными и ненужными: в конце концов он пришел к ней.
    — Это большая кровать, — констатировала Рита. — Я думаю, мы сможем соблюдать правила вежливости в ней точно так же, как за обеденным столом.
    — Хорошо, — пробормотал Рене. — Кстати, у меня для тебя есть подарок.
    Она тем временем сворачивала пижаму в тугой комок, но после этих слов забросила ее под кровать и уставилась на мужа.
    — Ты сказал, подарок?
    Рене молча указал на башню из коробок, украшающую туалетный столик. Она подлетела к этому сооружению, вне себя от волнения. Муж никогда еще не дарил ей подарков!
    — Для меня?
    Рита кинула коробки на кровать, и самая большая из них раскрылась в полете. В полном изумлении Рита извлекла на свет некий предмет одежды, но она затруднилась бы назвать, что именно это было.
    — Ты купил мне это, чтобы надеть?
    — Да, на сегодняшнюю вечеринку.
    — Но почему? — искренне недоумевая, спросила она.
    Рене засунул руки в карманы идеально отглаженных брюк и пожал плечами.
    — Захотелось.
    При ближайшем рассмотрении содержимое коробки оказалось чем-то шелковым совершенно крошечного размера.
    — Но это же… — Рита не решилась произнести слово «белье», но как по иному назвать кусочек блестящей материи не знала.
    — Быть может, платье? — в свою очередь предположил Рене.
    — П-платье? — повторила она, с ужасом представляя, как появиться среди гостей чуть ли не голой. — Но платье не может быть таким маленьким…
    Рене глубоко вздохнул.
    — И такого цвета. — И прямо скажем, почти прозрачным. Рите казалось, что легкая синяя ткань будет просвечивать, как полиэтилен на солнце.
    — Ну, наверное, это не самая лучшая моя идея, — как-то странно произнес Рене.
    О Боже, вот за подобную бестактность ее действительно следует посадить в подвал с крысами! Муж сделал ей подарок, а она стоит и мямлит что-то невразумительное, словно школьник, пойманный с банкой варенья! Если он хочет, чтобы Рита появилась на вечеринке в этом, так оно и будет. Да попроси он надеть мусорное ведро, нужно носить его с улыбкой на лице!
    С несколько преувеличенным энтузиазмом Рита взялась за остальные подарки, с трепетом думая, что еще ее ждет. Открытые туфли на маленьком каблучке — значит, ее опять будут принимать за подростка! Нижнее белье, которое можно продеть сквозь обручальное кольцо, такое тонкое, что непонятно, зачем вообще оно нужно. Неужели он совсем не ценит целомудрие?
    Подойдя ближе, Рене протянул жене обтянутую бархатом коробочку, довольно большого размера для ювелирной.
    — Это как раз подойдет к твоему платью.
    Рита замерла на месте, как завороженная глядя на блестящие темно-синие сапфиры в серебряной оправе. При взгляде на чудесное колье и серьги, она не испытала радости, скорее, наоборот.
    — Их когда-то носила… Изабель? — еле слышно прошептала она.
    — Нет… Я никогда не предложу тебя надеть то, что принадлежало Изабель.
    — Но я думала… Понимаешь, я думала, что все драгоценности, которые ты мне дарил после свадьбы, раньше были ее.
    Рене явственно произнес безмолвную молитву, прося Господа ниспослать ему выдержки спокойствия.
    — Изабель носила только бриллианты. Они теперь у Симоны. А у тебя наши фамильные камни, которые Изабель никогда не нравились.
    — Если бы ты сказал это раньше… — тихо произнесла Рита.
    Ей хотелось дотронуться до чудесных сапфиров — сверкающих теперь для нее. Только для нее. С трудом веря в происходящее, она попыталась скрыть непрошеные слезы.
    — Я, конечно, не ангел, но и не совершенно бесчувственный тип.
    Они говорили об Изабель, как будто это было в порядке вещей. Наконец-то Рене не стал уходить от темы или отмалчиваться с мрачным видом.
    — Я очень тронута, что ты приложил столько усилий, и все ради меня! — прерывисто сказала Рита. Но что касается платья и белья, то все-таки она надеялась, что неожиданные походы в магазин не войдут в привычку ее мужа.
    — Эти усилия я должен был приложить много раньше, — неожиданно хрипло ответил Рене.
    — Лучше поздно, чем никогда, — пробормотала Рита, очень удивляясь, что он смог признать свою ошибку.
    Она чувствовала себя виноватой за то, что не носила подаренных драгоценностей, полагая, что они принадлежали Изабель. Наверное, побила все рекорды по неблагодарности.
    — Должна признаться, что всегда страшно завидовала Изабель… и отчаянно ревновала… — начала Рита с глубоким вздохом.
    — Завидовала? Ревновала? — Рене искренне удивился этому признанию.
    — У нее было подвенечное платье и медовый месяц. Она была по-настоящему красивой и так замечательно украшала дом…
    — Она приглашала профессиональных дизайнеров.
    — И умела принимать гостей…
    — Она нанимала специалистов, чтобы те развлекали приглашенных.
    Рита нахмурилась, слушая, как развенчивается миф о прекрасной и совершенной Изабель, и не понимая, чем ее предшественница заслужила такую жестокую критику.
    — Она была совершенно необыкновенной. Ты влюбился еще подростком…
    Рене невесело рассмеялся, и молодая женщина недоуменно замолчала.
    — Только не говори мне, что наслушалась сказок Симоны о том, что мы любили друг друга с пеленок!
    — Ну да, но…
    Увидев ее замешательство, муж издал нечленораздельный возглас, и его лицо потемнело.
    — То есть ты и сейчас не знаешь правды? Хотя кто, кроме меня, мог рассказать тебе эту нелицеприятную правду? Но я не хотел ворошить прошлое, а Симона всегда предпочитала смотреть на жизнь своей дочери сквозь розовые очки и слишком многого не замечать.
    — Нелицеприятную правду? — Глаза Риты округлились от удивления. — Что ты имеешь в виду?
    — Изабель сидела на наркотиках и не желала лечиться.
    Какое счастье, что поблизости оказалась кровать, иначе она бы села прямо на пол.
    — Этого не может быть…
    Стиснув зубы, Рене судорожно перевел дыхание, а потом разом выложил все. Да, впервые он увидел Изабель шестнадцатилетним подростком, когда его вдовый отец, женившись на Симоне, привез ее с дочерью в замок Сен-Сирк. Изабель была на пять лет старше и выглядела совершенно недосягаемой. Наследница огромного состояния рано умершего отца, Изабель воспитывалась любящей мамочкой, никогда не знала ни в чем отказа и обладала полной свободой.
    — К сожалению, я не представлял, в каком мире она живет, и не был знаком с ее друзьями. Я обожал ее на расстоянии, и, когда лет через шесть, она стала отвечать мне взаимностью, чуть с ума не сошел от радости, — продолжал Рене. Не мог поверить, что мне так повезло…
    С любознательностью, достойной натуралиста, Рита изучала коврик под ногами. Она больше ничего не хотела знать о первой жене Рене, достаточно было того, что прекрасная Изабель принимала наркотики.
    — Я застал ее с кокаином на второй день медового месяца. Она рассмеялась, назвала меня занудой и сказала, что мне лучше привыкнуть, потому что она так живет. Это меня убило, — с мрачной усмешкой признался Рене. — Еще до свадьбы я видел ее в возбужденном состоянии, но не заподозрил ничего ненормального. Ни, тем более, правды. Она была очень жизнелюбивой и активной. К тому же просто не могла находиться без внимания окружающих. Постоянно нуждалась в том, чтобы ею восхищались.
    — А ты не пытался убедить ее обратиться к врачам?
    — За три года Изабель четыре раза попадала в больницу с передозировкой. Ни я, ни врачи, ни Симона не могли заставить ее лечиться. К тому же из-за наркотиков она постоянно находилась в иной реальности.
    — Но ведь наверняка многие знали о ее болезни?
    — Когда она совершала что-нибудь жуткое, ее покрывали друзья или родные. У нее были свои деньги и куча знакомых продавцов кокаина, поэтому наши отношения очень скоро практически прекратились. Моя сестра Жанна погибла из-за Изабель… Нет, это только моя вина!
    По лицу мужа прошла судорога боли. Рита еще никогда не видела такого страдания.
    — Я не верю. Не верю, что ты хоть в чем-то виноват! — яростно запротестовала она.
    — Когда я был за границей, то попросил Жанну присмотреть за женой, потому что Симона уже не справлялась. Сестра совершила роковую ошибку, поехав в машине с Изабель и позволив той сесть за руль. Они просто вылетели с дороги на большой скорости…
    — Пожалуйста, не вспоминай больше об этом! — взмолилась Рита, не в силах выносить его мучений.
    — Да, это не лучшая история для того, чтобы развеселить нас перед вечеринкой, — печально усмехнулся Рене.
    — Если хочешь, можешь повесить ее портреты обратно, — пробормотала Рита, и это предложение оказалась самой большой жертвой, на которую она была способна в этот момент. Теперь мне очень жаль и тебя, и Изабель. И бедную Симону… Я даже могу понять, почему она твердит всем и каждому, какая у нее была чудесная дочь.
    — Потому что не может посмотреть правде в глаза?
    — Нет, просто хочет помнить только хорошее. Помнить Изабель, какой та была до пристрастия к наркотикам. Может быть, тебе тоже станет легче, если ты попробуешь забыть плохое…
    — Тогда придется забыть все! — неожиданно зло произнес Рене. — Как думаешь, почему я женился на тебе?
    — Не уверена, что хочу узнать причину сейчас, когда ты в таком настроении, — мягко ответила она.
    Но месье де Сен-Сирк намеревался рассказать теперь все.
    — После смерти Изабель я поклялся себе, что ни одна женщина больше никогда не будет иметь надо мной власти, — горько сказал он.
    Ну, это Рита знала и так. Она уже давно поняла, что муж подчинил свои чувства холодному рассудку, когда понял, что первый брак не удался. Возможно, он пребывает в искреннем недоумении, почему второй тоже грозит развалиться.
    Молодая женщина закусила губу: теперь она расплачивается за боль и унижение, которые испытал Рене по вине Изабель. Судьба нанесла ему слишком сильный удар, и он не позволит никому приблизиться к себе. Правда, муж не сказал всего, но многое читалось между строк: он действительно любил Изабель, иначе давно бы расстался с ней. Сколько раз он предлагал помощь только для того, чтобы первая жена посмеялась над его опасениями!
    Рене наконец взял себя в руки и прервал затянувшееся молчание.
    — Лучше начинай одеваться, у тебя мало времени.
    С покорностью осужденного Рита направилась в ванную, захватив содержимое коробок. Теперь руки и ноги, так прекрасно прятавшиеся в длинных штанах и рукавах рубашек, будут выставлены на всеобщее обозрение. Пожалуй, после нескольких часов такой пытки она признается во всех нераскрытых преступлениях.
    Приняв душ, молодая женщина приступила к критическому осмотру собственной внешности. С этими волосами я больше похожа на ведьму, чем на мать семейства и почтенную супругу, решила Рита. С ними нужно что-то сделать, иначе меня не будет видно. Да и каблуки, как на грех, низкие! В итоге черные вьющиеся локоны были подняты наверх и теперь спадали на спину шелковым водопадом, оставляя шею открытой. Какая разница, все равно в купленном Рене платье совершенно невозможно походить на монахиню.
    Спустившись вниз, Рита заметила, что какой-то неведомый благодетель совершил с цветами чудеса: холл украшали прекрасные букеты, не имеющие ничего общего с монстрами, которых она породила до этого. Из гостиной неспешно вышел как всегда неотразимый Рене, в белом костюме и черной рубашке. Сердце Риты на секунду замерло, но теперь уже от нетерпеливого ожидания: всего несколько часов, и там, наверху…
    Месье де Сен-Сирк посмотрел на жену. Его голубые глаза потемнели, в них словно зажглось пламя.
    Заметив этот взгляд, молодая женщина попятилась, прижимая руки к груди.
    — Вот видишь, я же говорила… Я выгляжу так, будто ты меня моришь голодом. Дай мне две минутки, чтобы переодеться, и я…
    — Ты выглядишь потрясающе, — перебил ее Рене, подходя ближе.
    Неплохо для начала, удивилась Рита. Я получила высший балл. Теперь посмотрим, что из этого выйдет: похоже, в финале намечается масса удовольствия.
    — Восхитительно, моя радость.
    — По-моему, отвратительно, — поморщившись, ответила она.
    — А мне нравится. Ты же все равно себя не видишь, так что не можешь судить.
    — Я прекрасно вижу мои гадкие ноги, гадкие руки, гадкие…
    — Они чудесны, — прошептал Рене, наклоняясь к жене. — Прекрасные, стройные ноги, нежные руки, шея, как у лебедя…
    — Скорее, как у вороны, — прошептала Рита в тайной надежде, что муж примется ее разубеждать. — Ноги слишком короткие, руки висят, словно палки…
    — Ты вся изумительна… К тому же в синем ты напоминаешь фею из сна…
    — Ну да, из ночного кошмара. Настоящая ведьма…
    — Прекрасная принцесса. Ты выросла с сестрами, которые всегда завидовали твоей красоте. Так что перестань приписывать своей внешности несуществующие недостатки, — добавил Рене с некоторым раздражением. — Если не веришь, посмотри сама. — И он подвел жену к огромному, в человеческий рост, зеркалу.
    Она подняла голову и увидела красивую женщину, хрупкую и элегантную. На тонком смуглом лице сияли ярко-синие глаза, волны темных волос спадали на спину. Рита даже сначала не узнала себя. Она повернулась к мужу и заметила в его взгляде жадное нетерпение — ну что ж, по крайней мере он все еще хочет ее.
    — Мои сестры никогда мне не завидовали, — твердо произнесла она.
    — Тогда почему они постоянно принижали тебя своими глупыми и жестокими шутками?
    — Ну, наверное, у них такое чувство юмора…
    — И твоя мать всегда делала вид, будто ничего не происходит. Знаю, что ты любишь свою семью, но пора заставить их относиться к тебе с уважением.
    В этот момент входная дверь распахнулась, пропуская первых гостей. Разговор так и остался незаконченным, но Рита запомнила каждое слово. Конечно, неприятно, что Рене заметил, как мало любви достается ей от родственников, но зато он проявил заботу. К сожалению, молодая женщина совершенно не представляла, как добиться уважения от старших сестер.

    В самый разгар вечеринки появилась неотразимая Летиция. Стоило ей войти, как все мужчины, словно по команде, повернулись в сторону рыжеволосой красавицы. Зеленое шелковое платье облегало стройную фигуру, огненные пряди, обычно убранные в аккуратный пучок, разметались по плечам.
    Рита с тревогой наблюдала, как Рене здоровается со своей прекрасной секретаршей. Они всего лишь друзья, твердила она себе. Между ними ничего нет.
    К тому же месье де Сен-Сирк ведет себя совсем не как тайный изменник. Наоборот, старается всеми силами сохранить брак: возвращает жену в супружескую спальню, рассказывает об Изабель, восхищается маленьким сыном. К тому же подарил ей вечерний туалет и чудесные сапфиры, которые за сегодняшний вечер вызвали немало восторгов у гостей.
    В общем, совершенно незачем мучить себя и других неоправданными подозрениями. Ведь Летиция Адамс всегда находила общий язык с мужчинами, а не с женщинами. Так что ничего удивительного, что она предпочла дружбу своего шефа и постаралась скрыть бывшие теплые отношения с Ритой. И может быть, она действительно разлюбила подругу после того, как та сбежала, причинив Рене сильную боль.
    Чтобы привести в порядок мысли и чувства, молодая женщина выпила два бокала вина. Она не любила алкогольные напитки, но надеялась, что те придадут ей храбрости.
    — Рита… — послышался знакомый грудной голос. Конечно, это была Летиция, прямо-таки излучающая самодовольство. — Я устроила чудную вечеринку, правда?
    — Да, прекрасную. — Гримаса на лице Рита должна была изображать радостную улыбку.
    В другом конце зала стоял Рене и внимательно смотрел на обеих женщин. Рита снова растянула губы так, что ей стало больно.
    — Он мой. Присмотрись повнимательнее, — уверенно сказала Летиция.
    — Я верю своему мужу, — ответила Рита, впрочем сама не зная, так ли это на самом деле. Больше всего ей хотелось запереть Рене в несгораемом сейфе… так, на всякий случай.
    — Когда он нашел тебя, то собирался начать бракоразводный процесс.
    Рита широко раскрыла глаза, надеясь, что это придаст ей возмущенный вид.
    — Я сама просила о разводе. Он отказал.
    — Думаешь, я тебе поверю? — усмехнулась Летиция. — Мы с ним любовники. Неужели ты еще ничего не поняла?
    Молодую женщину словно ударило молнией: она с трудом удержалась на ногах.
    — Я тебе не верю, — выдохнула она.
    — Дело твое. — Рыжеволосая красотка рассмеялась и отошла.
    Любовники! Слова этой интриганки еще ничего не значат, убеждала себя Рита. Судорожно сжимая бокал, она смотрела, как Рене ведет Летицию к танцевальной площадке, как тела их сближаются, плавно двигаясь под медленную мелодию. Роскошная секретарша всем телом прижалась к своему партнеру, но тот через секунду слегка отстранился. Неудачный ход, Летти, Рене де Сен-Сирк никогда не станет демонстрировать свои чувства на глазах у других людей, усмехнувшись подумала Рита. Но Летиция не успокоилась и теперь шептала ему что-то на ухо, при этом соблазнительно улыбаясь. Рене громко рассмеялся в ответ, и смех этот отозвался болью в сердце его жены.
    Если он любил Изабель, почему не мог влюбиться в Летицию, пока законная жена колесила по Европе с бродячим цирком? Рита уже совсем запуталась и, снедаемая ревностью, не знала, чему верить. А через секунду уже казалось, что все в порядке и Летиция ей не соперница.
    Заставив себя прекратить подсматривание за мужем, Рита повернулась к кому-то из гостей и включилась в оживленный разговор о последних скачках.
    Всего через несколько минут на плечи ее легла тяжелая рука, и Рене мягко, но властно притянул ее к себе.
    — Единственный недостаток этих туфель в том, что тебя совершенно не видно в толпе. Где ты была?
    — О, везде понемножку.
    Пожалуй, теперь пришла ее пора покружиться на танцевальной площадке. Она прижалась к мужу так крепко, что между ними не поместилась бы и открытка.
    — Если ты меня бросишь, ты — мертвец, — зло прошипела Рита. — Достаточно уже того, что от тебя несет ее духами.
    — Неужели ревнуешь? — как-то обеспокоено спросил Рене.
    — Летти сказала мне, что вы любовники! — почти выкрикнула молодая женщина, решив прекратить эту дурацкую игру.
    Но на представителя древнего французского аристократического рода этот взрыв страстей не произвел никакого впечатления.
    — Какая глупость! Зачем бы Летти это говорить? Рита, не я придумал эту неумную шутку, учти, — сухо заметил он.
    — То есть ты мне опять не веришь? — в ярости произнесла она.
    — Без комментариев…
    — Если ты мне не ответишь прямо, ноги моей не будет в твоем доме!
    — Ты выпила и напридумывала Бог весть что. Гордо подняв голову и выпрямившись, Рита внимательно посмотрела в голубые глаза. Нет, он ей по-прежнему не верит.
    — Летти сказала мне, что тебя огорчило ее присутствие, — произнес он. — Теперь я в этом убедился сам. Тебе совершенно не нужно придумывать никаких историй.
    Молодая женщина резко отступила и скрылась в толпе, оставив мужа в недоумении. Ее переполняли ярость и горечь: что бы она ни делала, Летти всегда оказывалась на шаг впереди. Если Рене невиновен, то он никогда не поверит, что секретарша действительно сказала это. Но если они любовники, то ему оставалось только заявить, что жена напилась и мелет ерунду.
    Весь остаток вечера Рита старательно избегала Рене, переходя от одного кружка гостей к другому, поддерживая самые разнообразные беседы. Наконец все потянулись к выходу. Когда огни последней машины скрылись за поворотом, Рита облегченно вздохнула и вернулась в холл.
    Замок казался пустым, тихим и неуютным. Наверное, муж уже поднялся в спальню. Выглянув в окно, она заметила, что не все фонари погашены. Со стоном она вышла в мощенный камнем двор и увидела, что ворота открыты. Потом заметила Рене с Летицией.
    В этот момент рыжеволосая красотка сделала какое-то неуловимое движение и мгновенно оказалась в объятиях своего спутника. Они прижались друг к другу.
    — Лживый ублюдок! — яростно выкрикнула Рита, выбегая на свет.

13

    Рене тут же выпустил Летицию и резко обернулся. Его мужественное лицо выражало крайнее удивление.
    — Думал, я пошла спать?.. — Голос Риты сорвался. На более вразумительный вопрос у нее просто не хватило сил: прямо на глазах оправдывались самые худшие подозрения и страхи.
    Летиция подошла ближе и вызывающе спокойно произнесла:
    — Смею тебя уверить, что произошло недоразумение, ты все неправильно поняла. Я просто оступилась, и Рене меня подхватил.
    — И ты считаешь, что меня так просто обдурить? — Рита снова перешла на крик. Теперь эта женщина играла совсем другую роль, чтобы выгородить своего любовника. Какая заботливость!
    Рене внимательно всмотрелся на побледневшее лицо жены и произнес отчетливо и веско:
    — Не говори глупостей, Рита. Ночь выдалась жаркая, и Летти просто стало нехорошо. Она чуть не упала, я всего лишь ее поддержал. И хватит об этом, — жестко добавил он, глядя ей прямо в глаза.
    Молодая женщина отвела взгляд — она больше не могла видеть этих двоих. Ее трясло от боли, ярости и негодования. Как они могут так с ней поступать? Почему Рене не ответил честно? Теперь они стоят напротив нее, надеясь, что глупая жена проглотит дурацкие объяснения.
    — Наверное, Рене, я лучше поеду домой. Мне очень жаль, что все так вышло, — печально произнесла Летиция и вздохнула.
    Риту передернуло от подобного лицемерия.
    — Скажи мне, что ты задумала на этот раз? Даже для такой лгуньи, как ты, это слишком!
    — Держи себя в руках! — потребовал Рене, но она даже не взглянула на него. Внимание ее было приковано к Летиции.
    — Ты не говорила моему мужу, какими друзьями мы с тобой были до моего отъезда из Парижа?
    — Даже не представляю, о чем ты, — холодно ответила та.
    — Неужели? — Молодая женщина слишком разозлилась и уже не могла просто махнуть рукой на бессовестную обманщицу. — А как же наши задушевные беседы в любимом кафе на Монмартре? А походы по магазинам? А встречи в твоей квартире?
    Летиция посмотрела на Рене так, словно просила избавить от общества совершенно пьяной и безумной женщины.
    — Если я не приходила к тебе в гости, скажи мне, откуда я знаю, что у тебя на кухне мебель обита красной кожей? А на стене в гостиной висит подзорная труба твоего отца? А бархатные пуфики, металлические столики?
    В ответ на эти разоблачения Летиция только тяжело вздохнула, как человек, уставший слушать всякие глупости.
    — Да, у меня действительно есть обитый бархатом гарнитур, как и у многих других людей. Что касается подзорной трубы, мне бы очень хотелось ее иметь, но, увы, отец не оставил мне такого наследства. И поверь, у меня не настолько плохой вкус, чтобы заводить красную кожаную мебель. — Тут оскорбленная красавица скорчила гримасу.
    Плечи Риты опустились: эта змея всегда найдет как выскользнуть, так просто ее не поймаешь.
    — Летти, пожалуйста, поезжай домой, — еле слышно произнес Рене. — Мне очень жаль, что тебе приходится выслушивать этот бред.
    С видом королевы та прошествовала мимо Риты, даже не удостоив ее взглядом. Рене сквозь зубы выругался и подошел к жене, которая бессмысленно смотрела в пространство. Сильно сжав ее руку, он яростно зашептал:
    — Что, черт возьми, с тобой? Какая еще дружба с Летицией? Неужели ты настолько пьяна? К чему весь этот цирк?
    — У нее действительно есть подзорная труба, — тихо, но твердо произнесла Рита. — И раньше мы дружили.
    Голубые глаза сузились, хватка ослабла, теперь Рене уже скорее поддерживал молодую женщину.
    — Хорошо, хорошо… Послушай, ты устала, тебе надо отдохнуть…
    — Думаешь, я сошла с ума? Или ты такой же обманщик, как она? Ладно, пусть все остается как есть, меня это больше не волнует. — Она высвободилась и быстрым шагом вернулась в замок.
    — Я буду наверху через минуту! — крикнул ей вслед Рене. — Или хочешь, чтобы я поднялся с тобой?
    — Нет, спасибо.
    Если муж полагает, что она собирается спать в одной постели с человеком, который считает ее полной идиоткой, то его ждет разочарование.
    Рита прошла через холл и в окно заметила огни отъезжающей машины. Да, похоже, отцовская подзорная труба теперь отправится прямиком в мусорное ведро, если, конечно, умница Летти не избавилась от семейной реликвии гораздо раньше. Она все равно никак не подходила к ультрасовременной обстановке гостиной.
    Неожиданно Риту охватил приступ клаустрофобии: стало страшно находиться в тихом и пустом замке. К тому же опять придется выяснять отношения с Рене.
    Она вышла в залитый лунным светом сад, медленно ступая по мокрой от росы траве. Ветви деревьев отбрасывали причудливые тени, мир вокруг казался призрачным, ненастоящим.
    Рита присела на широкую мраморную скамью, спрятанную за раскидистым розовым кустом, и скинула туфли с уставших ног. В воздухе витал сладковатый аромат теплой ночи — на улице было куда приятнее, чем в каменной громаде, особенно если там находится Рене.
    Похоже, муж считает, что она действительно сошла с ума. Наверное, сейчас звонит в психиатрическую лечебницу, чтобы получить срочную консультацию или даже записать ее на прием к лучшему врачу.
    Наконец успокоившись, Рита поняла, что Летиция опять сыграла с ней злую шутку. Скорее всего, она видела, что за ними наблюдают, и изобразила приступ дурноты. Если бы Рене не терпелось заключить любовницу в объятия, он легко мог бы найти более подходящее место, чем ярко освещенный двор. Так что я сама виновата в этой глупой сцене, горько думала молодая женщина.
    Пожалуй, прежде следует добиться уважения от собственного мужа, а уж потом думать про сестер. Да, теперь она мадам де Сен-Сирк, но все равно при каждом удобном случае ее унижают и ставят в неловкое положение.
    А все потому, что муж застал ее во время в некотором роде насильственного поцелуя. Зачем же себя постоянно винить за глупый и случайный эпизод? Ведь никакой измены не было! Просто Рене, как всегда, лишил ее всякой возможности защитить себя. Он пришел тогда в ярость и до сих пор свято верит, что жена спала с Полем Мишо.
    Только теперь Рита стала осознавать, что на протяжении двадцати двух лет жизни только и делала, что винила себя во всех смертных грехах. Еще в детстве, когда родители с неудовольствием смотрели на нее или когда ее обижали сестры, она считала себя плохой и изо всех сил старалась исправиться. Правда, безуспешно — любви не прибавлялось.
    Потом она вышла замуж за Рене, и пришлось смириться с порядками, установленными им, потому что сам он не собирался делать никаких уступок. И она смирилась и с его постоянными отъездами, и с мадам Мерийон, и с призраком Изабель, и с чуждым образом жизни. Разве кто-нибудь слышал хоть слово недовольства? Хоть одну жалобу? Нет! Рита винила только себя в том, что хочет слишком многого, что не умеет радоваться тому, что есть. А надо было посмотреть правде в глаза и смело переложить ответственность на мужа.
    Где-то невдалеке послышались шаги, и молодая женщина замерла, надеясь остаться незамеченной.
    — А теперь ты решила поиграть в прятки, да? — сухо спросил Рене, появляясь из-за деревьев. — Сейчас три часа ночи. Ты хоть понимаешь, сколько я тебя искал? Как беспокоился? Если бы я не заметил твои следы на газоне, здесь бы уже рыскали агенты спецслужб с собаками!
    Рита подняла совершенно спокойное лицо. Она не собиралась извиняться за свой поступок.
    — Надо признать, что ты оказался довольно плохим мужем, — вздохнула она. — Я, даже не впадая в истерику, могу сказать…
    — Все, что угодно, только внутри, — холодно прервал он. — У меня нет никакого желания торчать в саду в такое время и выслушивать всякую ерунду.
    — Как хочешь. Спокойной ночи.
    — Послушай, ты слегка перебрала…
    — Рене, будь добр, оставь командный тон для подчиненных. Тебе не удастся меня запугать…
    — Я просто хочу увести тебя в замок, — ответил Рене, подходя к скамейке. — Понимаю, тебе кажется, что Летти тебя обидела, но, пожалуйста, давай не будем обсуждать этот глупый инцидент. Вопрос закрыт.
    — Неужели? — Рита выпрямилась и вздернула подбородок.
    — Только не надо снова делать вид, что ты подозреваешь меня в измене! — взорвался муж. — Ты ведь прекрасно знаешь, что это не так.
    — Разве? — ледяным тоном спросила она.
    — Я никогда не стал бы связываться со своей подчиненной…
    — А я думала, что вы друзья. К тому же разве я в свое время не работала на тебя? И надо сказать, что мое положение было куда ниже, чем положение личного секретаря.
    — Это другое. — Рене бросил на жену яростный взгляд.
    — Так, может быть, Летти тоже другое…
    — Ты что, хочешь меня разозлить? — удивленно спросил он, нависая над молодой женщиной.
    — Зачем бы? Послушай, Рене, просто докажи, что ты невиновен, и вопрос будет закрыт.
    — Как, черт побери, это следует понимать?
    — А так, что сегодня вечером мне в голову закрались подозрения относительно вас с Летицией. — Рита говорила спокойно, словно примерная ученица на экзамене. — И мне кажется совершенно естественным, что ты должен убедить меня в их беспочвенности.
    — И что же ты предлагаешь для этого сделать? — спросил он.
    — Не знаю. — Она равнодушно пожала плечами. — Это уже не мое дело.
    — Все, с меня хватит! — прорычал Рене и, наклонившись, подхватил жену на руки. — Ты пытаешься шутить со мной…
    — Когда прошу тебя доказать твою невиновность? Ничего подобного. И заметь, я веду себя куда снисходительнее, чем ты в такой же ситуации, когда застал нас с Полем целующимися. Ты мне и слова не дал сказать в мое оправдание, — приторным голосом напомнила Рита.
    — Помолчи, иначе я за себя не отвечаю, процедил Рене сквозь зубы, крепче сжав жену в объятиях, и направился быстрым шагом к замку.
    Но, даже чувствуя себя тряпичной куклой в его руках, она продолжала настаивать на своем.
    — Я не бросаю на тебя презрительные взгляды, не запираю в замке вместе с ненавидящей тебя старухой…
    — Замолчи!
    — Сам видишь, что я отнюдь не тиран…
    — Черт! Хочешь сказать, что я тиран?
    — Ну, если тащить меня куда-то без моего желания это не…
    Рене резко остановился.
    — Я всего лишь забочусь о тебе, — пробормотал он, но так раздраженно, что Рита почувствовала себя неуютно.
    — Но я не хочу, чтобы обо мне заботились. Я могу сама со всем справиться. И ходить тоже умею.
    Намеренно осторожно он опустил жену на траву. Только теперь она поняла, что туфли остались в саду. Рене, конечно, давно это заметил и теперь насмешливо улыбался.
    — Спасибо.
    — Когда я увидел тебя с Мишо, я сдержался. Разве многие поступили бы так же?
    — Я была очень расстроена, чувствовала себя виноватой, хотя не совершила ничего плохого, а ты еще стал меня запугивать.
    — Да я к тебе и пальцем не прикоснулся! — сказал он резко.
    — Верно, — легко согласилась Рита. — Но я боялась, что ты можешь…
    — Я когда-нибудь делал тебе больно? — побледнев от гнева, спросил Рене.
    — Никогда. Но тогда я испугалась. К тому же я была совершенно растеряна и никак не могла толком объяснить тебе, что именно произошло. Впрочем, ты все равно не стал бы слушать, потому что сразу решил, что я тебе изменяю. А ведь на самом деле, что ты видел? Только то, что Поль обнял меня и поцеловал…
    — Я стоял там довольно долго, — мрачно заявил Рене. — И слышал, как он умолял тебя бежать с ним, и еще целую кучу всякой ерунды.
    — Пока Поль не заговорил, я даже подумать не могла, что он в меня влюблен. Это было настоящее потрясение. Мне не хотелось его обидеть, и я не знала, что ответить…
    — Поэтому просто позволила себя поцеловать. Если все было именно так, то можешь забыть об этой истории.
    — Как хочешь. Но теперь тебе придется меня уверить, что за время нашего брака ты ни разу не изменил мне, — твердо произнесла Рита, ступая на холодные камни дорожки.
    — Я рассчитываю на твое доверие, — ответил Рене, ни мало не колеблясь.
    — Я тоже рассчитывала на твое доверие, и, посмотри, к чему это привело, — так же быстро сказала она. — Так что не надейся на мою снисходительность.
    — Послушай, Рита, но это же смешно, — устало вздохнул он. — Когда ты исчезла на восемь месяцев, я подумал, что ты чему-нибудь научишься, если я найду другую женщину. Но не сделал этого.
    — Докажи, — сказала она, не поворачивая головы.
    Они уже дошли до замка, и Рита медленно открыла тяжелую дверь.
    — Как, черт побери, я могу доказать это?
    Однако Рита чувствовала себя слишком усталой, чтобы продолжать этот разговор, в голове у нее не осталось ни одной мысли. Поэтому она молча поднялась в спальню, предоставив Рене право запереть дверь и выключить свет.
    В спальне Рита вытащила из-под кровати свою пижаму и направилась в ванную. Быстро приняв душ и расчесав волосы, она легла в постель и закрыла глаза.
    Ну почему он мне не верит? Можно подумать, что я неразборчивая девица, которая спит со всеми встречными мужчинами!
    Рене, словно ураган, влетел в спальню, однако, увидев жену, успокоился. Она вздохнула, улеглась поудобнее и сонно пробормотала:
    — Спокойной ночи.
    — Значит, мне опять объявлена война!
    — Я просто устала, — тихо ответила она. Минут через десять он лег рядом и притянул ее к себе. Рита возмущенно замычала и уперлась руками ему в грудь. Но Рене не обратил внимания на протесты жены. В его голубых глазах полыхал странный огонь:
    — У Летти есть подзорная труба, — объявил он таким тоном, словно ожидал бури аплодисментов. — Сразу скажу, что я не был в ее квартире, но помню, как давным-давно она говорила, что ее отец не оставил ей ничего, кроме этой трубы.
    — Мои поздравления, — пробормотала Рита, снова опуская веки.
    — Ты не можешь сейчас спать, моя радость, — нетерпеливо произнес Рене. — Ты слышала, что я сказал?
    — Давай лучше завтра утром…
    — Да уже утро и через шесть часов мы летим в Барселону!
    Он слегка встряхнул жену за плечи, пытаясь продолжить разговор. Но Риту сейчас не интересовало ничего, кроме сна. И, пожалуй, даже воздушная тревога не заставила бы ее проснуться.
    — Тебе кто-нибудь говорил, что ты спишь как убитая?
    — Ты.
    Взглянув поверх журнала, Рита в который раз с беспокойством заметила, что муж неотрывно смотрит на нее. Так продолжалось уже в течение двух часов, с того момента как она спустилась к завтраку. За это время они не обменялись и несколькими словами, словно все давно уже было сказано.
    Они молча позавтракали, сели в машину, доехали до аэропорта, поднялись в самолет. Только тогда Рене заговорил с ней.
    — Помнишь, что я сказал тебе ночью, до того как ты заснула? — спросил он нарочито небрежным тоном.
    Молодая женщина задумчиво покусала нижнюю губу и покачала головой. Она несколько покривила душой: вчера муж что-то говорил про объявление войны, но сегодня утром, проснувшись в его объятиях, Рита ясно осознала, что ни о какой войне не может идти речи. Еще всю ночь ей снилась подзорная труба Летиции, совершенно непонятно почему.
    — Ты какая-то очень тихая, — заметил Рене.
    — Эта ночь вымотала меня, — честно призналась она.
    — Ты была на высоте. И уверяю тебя, что я никогда не вступал в интимные отношения с Летицией Адамс.
    Рита равнодушно кивнула, словно речь шла о погоде.
    — Ну, хотя бы посмотри на меня, — тихо, но настойчиво произнес он.
    Полная решимости, она подняла голову, но стоило ей посмотреть в его голубые глаза, как на ресницах появились слезы. Рита беспомощно опустила взгляд.
    — Пожалуйста, только не плачь. — Рене сжал ее сплетенные пальцы в своих ладонях. — Я и так чувствую себя последним негодяем.
    Она затаила дыхание.
    — Я почти разрушил наш брак. И пожалуйста, не спорь со мной.
    Рита с удивлением посмотрела на его склоненную голову: она и не думала возражать. Рене замолчал, словно надеясь, что жена тут же бросится его оправдывать. Но она молчала, и он продолжил:
    — Теперь я не повторю прежних ошибок. — Его ладони так крепко сжали тонкие пальцы, что Рита чуть не вскрикнула от боли. — У меня не самый легкий характер, но это не значит, что я не смогу измениться. Просто распоряжаться другими людьми для меня более естественно, чем…
    — Знаю, — прошептала она. — Только не совсем понимаю, зачем ты говоришь все это мне.
    Подняв светловолосую голову, Рене посмотрел на жену покрасневшими глазами.
    — Я не спал всю ночь. Вспоминал тот вечер, когда застал… увидел тебя с Полем. Кажется, тогда ты не могла произнести и трех слов, чтобы я не прервал тебя.
    — Да, наверное… Но ты очень разозлился на меня. Зря я вчера была такой жесткой…
    — Рита, помолчи, — попросил Рене. — Ты была недостаточно жесткой. Ты всегда слишком быстро сдаешься.
    — Постараюсь исправиться, хотя и не люблю конфликты. Только ничего больше не говори: я поняла, чего ты хочешь.
    — Неужели? — с сомнением спросил он.
    — Ты все время боишься, что, когда мы прилетим в Испанию, я схвачу Дэнни и откажусь возвращаться в Париж. Но не тревожься, я больше не сделаю этого. — Рита старалась говорить как можно убедительнее.
    Рене выпустил ее руки и откинулся на спинку кресла.
    — Дело совсем не в этом. Приходится признать, что сейчас ты на голову выше меня. Никогда не думал, что такое когда-нибудь произойдет.
    — Я не стану отнимать у тебя сына, — снова сказала Рита.
    — Если ты вернешься со мной во Францию, то у тебя будет подвенечное платье, медовый месяц и все, что захочешь, даже звезда с неба, — с сумрачным видом заверил он жену.
    Неужели Рене так мало верит ее словам, что готов буквально подкупить ее? Рита совершенно не представляла, о чем он сейчас думает. Голос его дрожал, как от боли, в потемневших глазах, казалось, блестели слезы. Неужели муж настолько боится потерять Дэнни? А ведь его страх оправдан: после того как она вместе с сыном исчезла на много месяцев, ему трудно доверять ей.
    — Рене, я хотела сказать тебе всего две вещи. Только ты, пожалуйста, не перебивай меня. Даже если решишь, что я говорю неправду.
    — Я слушаю.
    — Я никогда не говорила тебе о моей дружбе с Летицией, потому что она просила меня об этом. Она считала, что это может повредить ее карьере, — тихим голосом произнесла Рита, глядя в сторону. — Мы с Полем познакомились в ее квартире, это она предложила мне сниматься у ее кузена, чтобы потом подарить фотографии тебе…
    — Довольно. Я больше не хочу ничего знать! — резко оборвал ее муж.
    Но молодая женщина во что бы то ни стало решила договорить до конца.
    — Я сбежала из замка только потому, что мне позвонила твоя секретарша. Она сказала, что случайно слышала твой разговор с адвокатом. Ты интересовался, можно ли отобрать у меня ребенка сразу после его рождения.
    После этих слов повисла мертвая тишина. Собравшись с силами, Рита посмотрела на мужа. Он смертельно побледнел, в голубых глазах зажглась ярость.
    — Что-нибудь еще? — одними губами произнес он.
    — Ничего существенного, — так же тихо ответила молодая женщина, снова уткнувшись в журнал.
    Она чувствовала себя неуютно, молчание мужа пугало. К счастью, вскоре самолет стал заходить на посадку.
    Еще через полчаса, уже подходя к турникетам, Рита обернулась к Рене.
    — Подождешь меня в отеле?
    Тот оторвался от собственных мыслей и, нахмурившись, посмотрел на жену.
    — Мы вместе поедем к твоей семье.
    — А я думала, у тебя важная встреча…
    — Я ее перенес.
    Понятно. Значит, он по-прежнему не доверяет ей, раз боится выпустить из-под наблюдения. Что же говорить про ребенка.
    — Мне бы хотелось навестить родных одной.
    — Я еду с тобой, — спокойно констатировал он.
    — Да ты просто не слушаешь меня! Я хочу поговорить с матерью начистоту. Это личный разговор, и мне не нужна компания.
    — Когда я сказал, что смогу измениться, я не имел в виду, что через два часа стану праведником. Твоя мать, как всегда, расстроит или обидит тебя. Если я буду рядом, ей придется сдерживаться.
    — Мне не нужен праведник. Мне нужно, чтобы уважали мои желания.
    — Хорошо. Только не говори потом, что тебя не предупреждали, милая.

14

    — Наверное, тебе лучше войти, — неохотно сказала Лаура Санчес, стоя на пороге небольшого уютного домика.
    Нервно сжимая руки, Рита пошла вслед за матерью в кухню. Темноглазая испанка снова вернулась к мытью посуды, не обращая внимания на застывшую в дверном проеме дочь. Хорошенькая встреча после восьми месяцев разлуки!
    — Ты встретилась со своим мужем? — Лаура наконец-то проявила хоть малейшую заинтересованность. — В прошлом году он искал тебя и обвинял нас в том, что мы тебя не удержали. Должна сказать, что я очень обеспокоилась. Ты всегда доставляла нам массу проблем.
    Рита сжала зубы: она всегда была тихим, аккуратным и послушным ребенком, но все равно слышала только упреки.
    — Я не хочу отнимать твое драгоценное время или мешать тебе, мама. Я ненадолго. Просто хочу узнать одну вещь. Надеюсь, ты сможешь по-честному ответить мне.
    — Что ты такое несешь? — сердито произнесла мать, не ожидавшая такого от обычно застенчивой дочери.
    Рита скрестила руки на груди и, вздернув подбородок, заявила:
    — Я имею право знать, почему ты не любишь меня.
    — Какие глупости! Не люблю тебя? Что ты хочешь этим сказать? — насмешливо спросила Лаура. — Ты всегда была странной.
    Рита побледнела как полотно, но сдаваться не собиралась.
    — Если я и странная, то это вы сделали меня такой! Мне нужна правда, и после этого я навсегда оставлю вас в покое.
    Поджав губы, мать несколько секунд смотрела на нее, потом со вздохом опустилась на стул.
    — Хорошо. Перед тем как мы перебрались сюда из Мадрида, у меня был роман с одним человеком. Он и есть твой настоящий отец.
    — Что ты такое говоришь? — в ужасе прошептала молодая женщина.
    — То, что ты хотела слышать. Он был выходцем из Шотландии, его звали Георг Макдауэлл. Он говорил, что женится на мне, если я разведусь, но потом передумал. К тому времени я была уже на седьмом месяце. Этот мерзавец просто выгнал меня из дому, приказав возвращаться к мужу.
    — Значит, твой муж, Диего Санчес, не мой отец?
    — Нет. Но когда я вернулась, он принял меня и сказал, что вырастит тебя как собственного ребенка. Мы переехали сюда, в Барселону, чтобы начать жизнь заново на новом месте.
    — А этот Георг Макдауэлл… я ведь на него похожа, да? — слабым голосом спросила Рита.
    — Точная копия, — подтвердила Лаура. — Он умер лет пятнадцать назад. Погиб в автокатастрофе. Не могу сказать, что я расстроилась: он оказался настоящим подонком. Я действительно влюбилась в него, но он менял женщин как перчатки…
    — Мне очень жаль… — Рита видела, как матери тяжело: когда-то давно ей сделали больно, унизили и бросили.
    — Мне тоже очень жаль, — устало произнесла та. — Но я никогда не могла любить тебя так, как твоих сестер. Ты не виновата ни в чем, но всякий раз, глядя на тебя, я вспоминаю Георга. А его я никогда не прощу за то, что он мне сделал.
    — Понимаю… Спасибо за правду. — Рите едва хватило сил сказать это.
    Она повернулась и медленно пошла прочь из дому, где провела все детство. Ей послышалось, что из кухни донеслись сдавленные рыдания. Сестры ведь наверняка все знали, даже помнили время, когда мама уходила к этому Георгу Макдауэллу. Почему же ей никто ничего не говорил?
    Рита испытала такое потрясение, что с трудом держалась на ногах. Ей просто необходимо было, чтобы кто-нибудь оказался рядом. Рене, где же ты? Почему, если ты нужен, тебя никогда нет? Она чуть не заплакала от обиды.
    Выйдя за ворота, Рита бессильно остановилась и прислонилась к железной решетке. В этот момент из стоящего неподалеку лимузина выскочил Рене и подбежал к ней.
    — Что ты здесь делаешь? — изумленно спросила она.
    Взглянув на побледневшее лицо и мокрые от слез глаза, он просто обнял ее и крепко прижал к себе. Рита громко всхлипнула: никогда еще она не была так счастлива видеть этого человека! Боже, как хорошо и спокойно в его объятиях…
    Рене подхватил ее на руки и понес к машине. Опустившись рядом с женой на заднее сиденье, он обхватил рукой ее дрожащие плечи и привлек к себе.
    — К-как ты здесь оказался? — пробормотала она сквозь слезы.
    — Я подозревал, что твоя миссия может закончиться печально, поэтому решил быть рядом… на всякий случай.
    Рита взяла протянутый платок и вытерла глаза.
    — Ты оказался прав. Я спросила, почему она не любит меня. Думала, мама станет отрицать это или говорить, что я поздний, нежеланный ребенок, или что просто ей было тяжело меня вынашивать…
    — А на самом деле?
    — Оказалось, что с моим появлением на свет связана довольно грязная история, о которой в семье хотели бы забыть.
    — Не преувеличивай, — мягко произнес он, убирая пряди темных волос с ее глаз. — И что дальше?
    — Будучи замужем, мама завела роман с каким-то, как она выразилась, подонком. Он и есть мой отец.
    — Я ожидал чего-то подобного, — тихо сказал Рене.
    Рита вздрогнула и, неловко развернувшись, изумленно уставилась на мужа.
    — Ты ожидал?
    — Радость моя, ты не похожа ни на кого из своих родственников. Конечно, все можно было бы списать на гены, но слишком уж странно близкие с тобой обращались.
    Если смотреть снизу вверх, у него очень длинные ресницы, неожиданно подумала Рита и вздохнула.
    — Мне кажется, у меня больше нет прошлого. Значит, нет и меня самой. То есть я не та, кем всегда себя считала…
    — Ты мадам де Сен-Сирк, — твердо напомнил ей муж. — Если хочешь, я могу что-нибудь узнать про твоего отца. Возможно, он окажется не таким уж подонком.
    — Мама очень расстроилась, когда все мне рассказала. Я даже пожалела, что заставила ее ворошить прошлое.
    — Скорее всего, она мечтала избавиться от этого тяжкого груза, но на деле все оказалось не так-то просто. К тому же ты, наверное, в лучшей твоей манере вежливо сказала «спасибо» и закрыла за собой дверь.
    — Вроде того… А как ты догадался?
    — Если ты сказала мне «спасибо» за то, что я пригрозил выгнать тебя из дому, то с такой же легкостью могла поблагодарить свою мать…
    Это утверждение окончательно выбило Риту из колеи. Она недоуменно уставилась на мужа, не понимая, что тот имеет в виду.
    — Разве в тот вечер я сказала тебе «спасибо»? Рене уверенно кивнул.
    — Я так понял, что ты действительно хочешь быть с Полем Мишо.
    — О нет, ты неправильно меня понял! — Она покачала головой. — Как ты мог такое подумать?
    — Рита, то, что я слышал и видел тем вечером, стало для меня тяжелым ударом. И неудивительно, что я говорил и действовал сгоряча, не успев собраться с мыслями.
    — Ох… Но что ты ожидал от меня?
    Рене бросил на жену насмешливый взгляд.
    — Предполагалось, что ты приползешь ко мне на коленях и будешь умолять о прощении. А ты вместо этого, вернувшись домой, поднялась наверх и стала собирать вещи.
    Молодая женщина закрыла глаза и бессильно откинулась на сиденье. Лучше бы Рене этого не говорил! Выходит, можно было все объяснить сразу, на месте, и тогда не пришлось бы провести столько времени друг без друга.
    — Ну почему при всей твоей предсказуемости ты никогда не можешь сказать мне то, что я от тебя жду? — устало спросил он.
    — Прости…
    — Ладно, забудь об этом. Я снова веду себя как в худшие времена. А ведь нас ждет медовый месяц в замке Сен-Сирк.
    — Медовый месяц? — повторила она как попугай.
    — О Летиции и Поле больше ни слова! — продолжил он командным тоном.
    — Полагаешь, это возможно?
    — Я мыслю логически. Отсутствие спорных тем приводит к отсутствию споров. Мы сможем получить церковное благословение, и у тебя будет подвенечное платье…
    — Ты шутишь?
    — Просто пытаюсь отвлечь тебя от мыслей о твоей семье.
    — Тебе совершенно необязательно…
    — Похоже, тебя убедит только звезда с неба, — перебил ее Рене, нарочито закатывая глаза.
    — Но почему, почему ты делаешь все это для меня?
    — Я хочу быть твоим мужем, милая. Я же не могу приковать тебя цепями к супружескому ложу или запереть в шкафу. Короче, я собираюсь принять ряд специальных мер по спасению нашего брака. — Он пристально смотрел в ее все еще мокрое от слез лицо. — Но если ты имеешь хоть что-нибудь против, не бойся сказать об этом.
    Рита с трудом отвела взгляд. Боже, как она любит его, даже когда он так жесток!
    — Это ведь все из-за Дэнни?
    Он отодвинулся от жены и спросил:
    — Ты хочешь именно этого?
    — Да!
    — Хорошо, все действительно из-за Дэнни. И я не буду тратить время, доказывая, что ребенку лучше иметь двух родителей.
    Услышав ответ, которого добивалась и который полагала честным, Рита почувствовала острую боль в сердце. Рене сделает все, чтобы сохранить брак ради сына.
    — Спасибо за честность, — деревянным голосом произнесла она.
    — Теперь ты счастлива? — спросил он, проявляя редкую бесчувственность.
    — Просто в восторге.

    Обратный полет, казалось, растянулся на целую вечность.
    Вернувшись в замок, Рене тут же скрылся в библиотеке, чтобы сделать несколько важных звонков. А Рита направилась в сад и довольно быстро нашла там Дэнни с няней. Мальчик радостно встретил маму и, взяв малыша на руки, она горько прошептала:
    — Поскольку твоя фамилия де Сен-Сирк, мне позволено носить ее же.
    Впрочем, вскоре от мрачности не осталось и следа: она не могла долго грустить, находясь рядом с сыном. Рене тоже по-настоящему любил малыша и искренне заботился о нем. Жене он предоставил свое имя, состояние, а теперь еще собирается подарить дурацкое белое платье и дурацкий медовый месяц, даже если они ей совершенно не нужны. Но в любом случае, он не крутит роман с Летицией — уже хорошо.
    Так почему же ей всегда мало того, что есть? Конечно, она повзрослела и больше не тешит себя глупыми мечтами о его страстной ответной любви. Она научилась настаивать на своем. И сейчас нужно пользоваться моментом: Рене никогда еще не выражал такой готовности выполнить любую ее просьбу.
    Прогуливаясь с Дэнни по саду, молодая женщина обдумывала свои требования. Вернувшись в замок, Рита отдала уснувшего сына мадемуазель Бурдуа и направилась в гостиную, где нашла листок бумаги и ручку.
    Когда она вошла в библиотеку, Рене все еще говорил по телефону. Заметив жену, он лениво улыбнулся ей. Голубые глаза жадно оглядели стройную фигурку, и в них зажглись знакомые огоньки. Бросив трубку, он подошел к ней и хрипло произнес:
    — Я хочу тебя.
    — Сначала прочитай вот это, — твердо сказала Рита, кладя исписанные листки на стол.
    — Что это, моя радость?
    — Руководство к действию для спасательных служб, — сдержанно ответила Рита.
    Рене весело рассмеялся и опустился в кресло. Усадив жену на колени, он начал читать.
    — Я работаю не больше восьми часов в день за исключением экстренных случаев? Но это нереально…
    — Попробовать всегда можно.
    — Если я еду за границу, то ты сопровождаешь меня?
    — Да.
    — За каждый день, проведенный без меня, я буду проводить день без тебя?.. Но мы тогда совсем перестанем видеться!
    — Я хочу распоряжаться моей жизнью по своему усмотрению.
    — Женщина должна сидеть дома и воспитывать детей! Иначе ни о каком спасении брака не может быть и речи.
    Рита заметно напряглась и попыталась встать с его колен.
    — Хорошо, хорошо, — поспешно произнес Рене, заметно побледнев. — А ты когда-нибудь слышала о существовании компромиссов?
    — Первое время я только и делала, что шла на компромиссы и постоянно чувствовала себя несчастной и одинокой.
    Рене взялся за второй листок и через секунду чарующе улыбнулся, от чего сердце Риты готово было запеть.
    — То есть ты просто не хочешь выпускать меня из виду больше, чем на восемь часов, да?
    — Если хочешь, считай, что так.
    Рита улыбнулась и встала. А муж снова сосредоточился на чтении. Пробегая глазами незначительные просьбы, Рене даже пару раз усмехнулся, но затем вскочил и отбросил листки.
    — Ты больше не желаешь иметь детей? Как же так? — Лицо его выражало искреннее недоумение и боль.
    — Когда мы только поженились, ты дал мне понять, что хочешь ребенка. Но, если честно, то я тогда чувствовала себя слишком молодой и не готовой стать матерью, — неловко призналась Рита.
    — Я никогда не требовал, чтобы ты родила мне…
    — Но ты считал, что я должна это сделать.
    — То есть на самом деле ты не хотела ребенка? — Рене изумленно воззрился на жену.
    — Я обожаю Дэнни. Однако если когда-нибудь снова забеременею, то это произойдет только потому, что я этого пожелаю.
    — Но я считал, что ты разделяешь мои взгляды на создание семьи… — В голубых глазах Рене светилось такое искреннее огорчение, что молодая женщина почувствовала себя очень жестокой. — Теперь понятно, почему ты чувствовала себя такой несчастной и одинокой, — мрачно произнес он.
    — Я чувствовала себя несчастной потому, что, когда я забеременела, ты… ну, в общем, ты ни разу не прикоснулся ко мне…
    — Ты рассчитывала, что я проигнорирую совет врача?
    — Какой совет? — нахмурившись, спросила она.
    — Рита, ты же слышала, как врач велел воздерживаться от физической близости в течение первых месяцев!
    — Мне ничего об этом неизвестно. — Потрясенная, она упала в кресло рядом с ним.
    Теперь молодая женщина начала вспоминать, что во время визита к врачу велела мужу выйти. Тогда переводчиком служила молоденькая медсестра, потому что врач не говорил по-испански. Когда же Рене вернулся, медсестра ушла, а врач еще долго говорил что-то по-французски, обращаясь к обоим супругам. Рита не вникала, считая, что муж переведет ей все важное.
    — Ты действительно ничего не знала? — воскликнул он. — Но почему тогда не попросила меня объяснить, в чем дело? Если не сразу, то хотя бы позднее?
    — Мне не терпелось уйти из больницы. Во время приема врач только и говорил, какая я тощая и как это плохо! И потом ты сам никогда не упоминал об этом совете.
    — О чем тут упоминать? Кому захочется говорить о таком?
    — Я недооценила тебя. Прости, пожалуйста. Знай я, в чем дело, моя спальня никогда бы не оказалась запертой, — пробормотала Рита, чувствуя себя крайне глупо. — Мне казалось, что меня просто отвергли…
    — Я и сам не то чтобы страшно веселился. — Он помог ей подняться из кресла и притянул к себе. — Когда мы только поженились, то были как чужие. Я надеялся, что смогу найти жену, которая будет счастлива, не претендуя на особую близость…
    — Ты выбрал не ту женщину.
    — Да, я сделал тебя несчастной, — произнес Рене, не спуская с жены потемневших глаз. — Но я стараюсь исправиться. — Он взял в ладони ее лицо и поцеловал с такой страстью и нежностью, которых она раньше не знала.
    Неожиданно для себя Рита ответила ему, чувствуя, что этот человек необходим ей, как воздух и вода. Она дрожала, сгорая от неутоленного желания. Рене оторвался от нежных губ и, тяжело дыша, прошептал:
    — Пойдем…
    — Но мы собирались пить кофе?
    — Пойдем в спальню.
    — Пора купать Дэнни…
    — У нашего сына есть няня, а ни я, ни ты больше не можем ждать.
    Рене подхватил жену на руки и понес вверх по лестнице, умудряясь при этом срывать мешающую обоим одежду. К счастью, на пути им никто не встретился. В спальне он бережно положил Риту на кровать и лег сверху. Страсть захлестнула их, они были так нужны друг другу, что через секунду тела их сплелись в едином порыве. Никогда еще желание не было столь яростным и всепоглощающим…
    Наконец, изможденные, они замерли, наслаждаясь близостью и покоем.
    — Ты просто использовала меня, моя радость, — рассмеявшись произнес Рене. — В качестве возмездия за плохой день. Я не жалуюсь. Но имей в виду, что, если я примчусь домой в обеденный перерыв и уложу тебя на первую же горизонтальную плоскость, ты должна будешь оказаться столь же понимающей.
    Поскольку Рита не могла себе представить, как муж мчится домой в обеденный перерыв, то просто поцеловала его в плечо и тут же погрузилась в сладкий, счастливый сон.

15

    Стоя перед зеркалом, Рита придирчиво разглядывала себя со всех сторон. Осмотр ее полностью удовлетворил: серебристое подвенечное платье было не только изумительно красивым само по себе, но и очень шло к хрупкой, изящной фигуре.
    Молодая женщина мечтательно закрыла глаза: Рене обязательно восхитится. Впрочем, последнее время ему все больше нравится, когда на ней вовсе нет никакой одежды.
    Три недели после примирения они провели в замке Сен-Сирк. Три самые счастливые недели! Между супругами царили мир и спокойствие, и даже воздух в старинном замке стал волшебным. Быть может, это всего лишь глупые романтические грезы, но Рите порой казалось, что муж испытывает к ней нечто большее, чем физическое влечение.
    Почти все время они проводили вместе. Выяснилось, что кроме постели в мире есть еще масса других приятных занятий: прогулки с Дэнни, скачки на лошадях по полям, катание в лодке по ночному озеру… Только теперь они начали постепенно узнавать друг друга, словно только что познакомились.
    — Я думал, что ты будешь все время пропадать в конюшне с лошадьми, — признался Рене. — А вместо этого ты постоянно ходила по магазинам, а если была дома, то устраивала вечеринки. Все это слишком походило на мою жизнь с Изабель.
    Так что напрасно она вела себя столь неестественно. Все попытки быть правильной женой только отталкивали его. На самом деле желания их совпадали, и Рита очень обрадовалась, наконец поняв это. Рене не беспокоил ее проблемами бизнеса, считая, что дома о работе следует забывать.
    Каждый день он дарил жене цветы и громко смеялся над ее бесплодными попытками сделать из них что-нибудь эстетически приемлемое. Да, он был бы счастлив подарить ей все, кроме одного. Сердце Рене по-прежнему оставалось во власти холодного рассудка и не ведало любви. В его душе находилось место лишь для искренней привязанности к Дэнни: сына он просто обожал. Впрочем, Рита не винила мужа. Она понимала, как тяжело ему доверять людям после Изабель. Боясь причинить ему боль, молодая женщина изо всех сил старалась быть такой, какой он хочет.
    К тому же разве недостаточно, что однажды она уже заставила его страдать? Прикинулась бедной жертвой после истории с Полем, вместо того чтобы убедить мужа в своей невиновности.
    Что касается Летиции, то Рита была уверена, что рано или поздно муж признается, что спал с обольстительной секретаршей в тяжелые для него восемь месяцев. В таком случае станет понятно, почему он запретил упоминать о рыжеволосой красотке. Рене просто боялся, что, узнай она правду раньше времени, их брак окончательно распадется…
    В дверь нетерпеливо постучали.
    — Рита!
    Молодая женщина улыбнулась, мгновенно забыв о невеселых мыслях. Присев перед замочной скважиной, она лукаво произнесла:
    — Закрой глаза.
    — И не подумаю. Я хочу тебя видеть, — возмутился Рене. — Я и так жду слишком долго!
    Она распахнула дверь и предстала перед мужем во всей красе.
    — Ты просто великолепна! Два года назад я был просто эгоистичным, самоуверенным типом, — выдохнул он, в восхищении глядя на жену.
    — Когда нам следует быть в церкви? — спросила она, слегка зардевшись от смущения.
    — У нас полно времени…
    — Почему не скажешь, сколько именно?
    — Ну, хотя бы потому, что в гостиной нас ждет кое-кто и сначала нужно разобраться с ними. — Он обнял Риту за плечи и повел вниз.
    — Кто именно?
    — Будь возможность, я бы устроил эту встречу месяц назад. Но этот парень пропал куда-то на долгое время. Но теперь я его отыскал. Правда, он опять куда-то собирается.
    — Кого ты имеешь в виду? — нахмурилась Рита.
    — Поля Мишо, — ответил Рене, вводя жену в гостиную.
    — Поля? — воскликнула она в ужасе. — Но я не хочу его больше видеть!
    Однако в гостиной ее ждал куда более неприятный сюрприз: у окна стояла Летиция. Заслышав шаги, секретарша обернулась. Приторно-сладкая улыбка замерла на ее губах, как только рыжеволосая красотка увидела Риту в подвенечном платье.
    — Мы не задержим тебя надолго, Летти, — произнес Рене. — Для простоты дела ты можешь сразу признаться, что поступала низко и подло.
    Секретарша моргнула и недоуменно уставилась на него.
    — Простите, шеф?
    — Ты втерлась в доверие к моей жене и причинила нам немало вреда. Ты так ни разу и не сообщила, что Рита звонила мне в офис. К тому же регулярно забывала отметить в моем расписании дни, когда устраивались приемы…
    — Ты что, говоришь это серьезно? — ни мало не смущаясь, возмутилась Летиция.
    Потрясенная Рита повернулась к другой двери, откуда в этот момент появился Поль Мишо. Молодая женщина покраснела, едва увидев его.
    — Зачем ты здесь? — резко спросила кузена Летиция.
    — Затем, чтобы назвать тебя лгуньей и интриганкой, — вздохнул тот, и на открытом честном лице молодого человека появилось угрюмое выражение. — Ты предложила мне двадцать тысяч франков с тем, чтобы я соблазнил жену Рене. Я, конечно, не святой, но даже мне стало нехорошо. К счастью, подвернулся этот заказ на снимки…
    — Лжешь! — фальцетом воскликнула Летиция. — Рене, ты ведь не думаешь, что это правда?
    — С какой бы стати Полю лгать? — пробормотала Рита, пристально глядя на рыжеволосую красавицу. — Какой теперь в этом смысл?
    — Я не могу винить Риту за доверие к тебе в то время, как сам ошибался. Все, Летти, игра окончена. И кстати, если ты продолжишь распускать слухи, что я с тобой спал, придется мне обратиться к прокурору, — холодно произнес Рене, сверля взглядом секретаршу.
    — А как же ты докажешь, что не спал со мной? — Летиция бросила на Риту победоносный взгляд. — Ты, милочка, никогда уже не сможешь быть уверенной в своем муже, не правда ли?
    — Думаю, чтобы доказать мою невиновность, будет достаточно сведений о том, что ты пыталась проделать ту же шутку со своим предыдущим шефом, — очень тихо сказал Рене.
    Но Летиция услышала и заметно побледнела. Затем в ярости уставилась на кузена.
    — Поль, этим я обязана тебе, признайся?
    — Прости, но, переехав в Париж после той грязной истории, ты обещала больше не повторять такого.
    — То есть это уже не первый раз? — ужаснулась Рита.
    — Ее предыдущий шеф тоже был женат. Летти сказала кому-то, что они любовники, и слух пополз дальше, — объяснил Поль. — Потом она попыталась шантажировать его, угрожая, что напишет жене. Тот человек просто-напросто обратился в полицию. Однако Летти удалось подкупить врача, и тот засвидетельствовал, что шантажистка не осознавала, что делает. Но работу ей, конечно, пришлось оставить.
    — И ты хотела шантажировать Рене? — Рита не верила, что хоть кто-нибудь способен на столь мерзкий поступок.
    Летиция выглядела растерянной, но ее глаза, как всегда, смотрели твердо и холодно. Ни мало не заботясь о последствиях столь ошеломительного разоблачения, она повернулась и вышла из гостиной.
    — Думаю, она надеялась выйти за Рене замуж, — вздохнул Поль. — Но для этого нужно было убрать со сцены тебя, Рита. Кузина пришла в ярость, узнав, что у ее шефа новая жена.
    Даже железный месье де Сен-Сирк был потрясен его словами.
    — Прости меня, Рита, что я вел себя не очень-то достойно, но меня можно понять. — Молодой фотограф неловко пожал плечами и посмотрел ей прямо в глаза. — Узнать тебя — значит полюбить. А я безнадежный романтик. Представь только: отверженная жена — юная и хрупкая…
    — Теперь уже не отверженная, — быстро произнес Рене.
    — Как было бы хорошо, если бы ты рассказал мне о Летти раньше, — прошептала Рита.
    — Поль сам хотел заполучить тебя. Зачем же ему было говорить правду? — резко сказал ей муж.
    — Нет, я собирался рассказать обо всем, когда узнал, что ты оставила Рене. Понял, что сделал большую гадость. К тому же ты была ко мне совершенно равнодушна. Но не знал, где тебя искать. Тогда я приехал в ваш парижский особняк и попытался все объяснить твоему мужу, — напомнил Поль.
    — А я велел тебе держаться от меня подальше, — вступил в разговор Рене. — Ты все хотел что-то мне сказать, но я не был намерен слушать тебя. Прости, я был не прав.
    Рене поблагодарил Поля за помощь и буквально выпроводил за дверь с пожеланиями счастливого пути. Молодая женщина смотрела вслед фотографу, чувствуя острую необходимость задать ему хорошую взбучку. Причинил всем так много горя! Но все же он пытался рассказать о проделках своей кузины. Просто не повезло, что его никто не выслушал вовремя.
    — Я благодарен Мишо за то, что он помог мне разоблачить Летицию. Без его слов твои подозрения могли бы и не рассеяться, так ведь?
    Рита отвернулась, чтобы муж не видел выражения ее лица. Несмотря на гордость, Рене обратился-таки к Полю за помощью. Интересно, насколько задето его самолюбие?
    — А когда ты понял, что Летти лжет? — вместо ответа спросила она.
    Молодая женщина чувствовала себя несколько виноватой: из-за нее мужу пришлось приложить столько усилий, чтобы доказать свою невиновность. В течение трех недель он искал фотографа, чтобы тот подтвердил его слова. Подобное поведение привело Риту в замешательство.
    — Подзорная труба… Я же говорил тебе, что Летиция однажды упоминала о ней.
    — Нет, не говорил.
    Рене саркастически улыбнулся и напомнил о том, как около трех недель назад она моментально заснула после вечеринки.
    — Ты даже не запомнила моих слов. А я понял, что раз Летиция солгала в такой мелочи, то и все остальные ее уверения могут быть неправдой.
    — Но почему же ты ничего не сказал на следующее утро?
    — У меня все еще не было доказательств. И к тому же, если быть до конца честным, мне хотелось заставить тебя ревновать…
    — Что ты хочешь этим сказать?
    — Вспомни, когда я наконец нашел тебя, ты тут же заговорила о разводе, — несколько смущенно ответил Рене. — Я тогда очень разозлился. Так что пришлось несколько преувеличить степень близости наших отношений с секретаршей.
    — Чтобы заставить меня ревновать? — Рита никак не могла свыкнуться с этой мыслью. — То есть ты лгал мне?
    — В тот момент мне казалось, что не будет особого вреда, если ты станешь думать, будто у меня могла быть другая женщина, — пробормотал он. — Я считал, что поступаю очень благородно, пытаясь восстановить наш брак.
    — И поэтому сделал все, чтобы разрушить его? Заставил меня поверить в ваши отношения с Летицией?
    — О Боже, разве я недостаточно расплатился за свою ошибку? После твоего исчезновения я только и делал, что разыскивал тебя! Правда, без особого успеха…
    Рита опустила голову, чтобы скрыть улыбку. Он хотел заставить ее ревновать! Рене пытался добиться своего при помощи интриг, которые так несвойственны его честному и прямому характеру. Этот довольно глупый поступок неожиданно умилил молодую женщину. Куда подевался железный человек, совершенно равнодушный к чувствам своей жены? Да его никогда и не существовало!
    — Мне мало нравилась Летиция, она слишком расчетлива и холодна. Впрочем, в работнике я прежде всего ценю профессионализм, а она — даже теперь я признаю это — очень ценный помощник.
    — И когда во время перелета из Барселоны в Париж, я стала упоминать остальные подозрительные поступки твоей секретарши, ты рассердился на нее, а не на меня, — неожиданно осознала Рита.
    — Конечно, я рассердился, моя радость… но не на Летицию, а на себя самого. — В голосе Рене прозвучала искренняя горечь. — Тебя подставили, и я приложил немало усилий, чтобы добавить тебе боли. Веди я себя как надо, Летиции никогда бы не удалось провернуть свою авантюру.
    — Да. Например, если бы ты больше доверял мне… Если бы рассказал об Изабель раньше…
    — Я думал, ты перестанешь меня уважать, когда узнаешь, каким кошмаром обернулся для меня мой первый брак, — с тяжелым вздохом признался Рене.
    Потрясенная подобной откровенностью, Рита подошла к мужу и взяла его за руку.
    — Ничего подобного. Я бы просто стала лучше тебя понимать…
    — К тому же мне гораздо больше нравилось, когда ко мне относятся как к всемогущему богу… — Он пристально посмотрел в чудесные синие глаза жены и снова тяжело вздохнул. — Так я чувствовал, что все под контролем… Но теперь я не могу контролировать даже себя.
    Тут Рене взглянул на часы, и на лице его отразился панический ужас. Да, похоже, месье де Сен-Сирк растерял былую холодность и сдержанность.
    — Мы опоздаем в церковь! — воскликнул он, хватая жену за руку и таща ее к входной двери.
    Она на ходу пыталась образумить его.
    — Послушай, совсем не нужно делать все это, чтобы доставить мне удовольствие. Мне совершенно не нужны ни платье, ни благословение, если ты не хочешь…
    — Конечно, хочу, — твердо ответил он, помогая Рите сесть в лимузин. — У нас ведь с тобой начинается новая жизнь. Теперь я постараюсь, чтобы ты была счастлива.
    — Неужели в течение двух лет тебе ни разу не приходила мысль сделать меня счастливой? — с болью спросила она.
    Он сел рядом и прижал ее к себе.
    — Я думал только о том, как бы самому получить удовольствие.
    — Ох, неужели ты признаешься в собственном эгоизме?
    — Именно.
    Как ни странно, в церковь они все-таки не опоздали. Церемония прошла очень скромно. Зато клятвы их, взлетевшие к высоким церковным сводам, прозвучали так искренно, что на глазах Риты выступили слезы. Когда Рене наклонился для поцелуя, ей показалось, что на ресницах его тоже заблестели соленые капли. Впрочем, возможно, это ей лишь показалось.
    На обратном пути Рене неожиданно произнес с некоторой гордостью:
    — Кстати, я внес изменения в мое рабочее расписание. Большинство поездок заграницу будут совершать доверенные лица. Так что теперь самый подходящий момент для тебя, чтобы выполнить остальные твои просьбы.
    Рита почему-то почувствовала себя новым проектом, в который ее муж вкладывает все силы. Но ведь в будущем он может пожалеть об этих жертвах, раскаяться в излишней поспешности. Когда вспышка энтузиазма погаснет, он станет думать, что жена причиняет ему сплошные неудобства.
    — Пожалуйста, только не делай ничего, просто чтобы мне стало приятно. Я никуда не убегу, не впрыгну в первый самолет до Барселоны, — очень мягко произнесла она. — Тебе не о чем волноваться.
    Он не обратил на ее слова ни малейшего внимания и продолжил говорить, как человек, решивший за один раз объяснить все:
    — Не могу сказать, что время, которое ты провела в замке после нашей ссоры, было лучшим в моей жизни, — с трудом признался он. — Несмотря на то что отказался говорить с Полем, я готов был приехать к тебе и просить вернуться домой.
    — Пожалуйста, не говори больше… ничего. Я и так себя ненавижу за тот… дурацкий побег, — прерывистым от слез голосом прошептала Рита.
    — Совершенно напрасно. Ты должна была исчезнуть, чтобы я смог понять, как сильно люблю тебя, как ты мне нужна.
    В этот момент машина остановилась около дома, и разговор пришлось прервать. У входа уже собрались гости с роскошными букетами. Когда супруги подошли, их осыпали душистыми лепестками белых роз. Рита с ворохом цветов в руках шла рядом с мужем, и на лице ее сияла счастливая улыбка.
    Она так и не осознала, куда именно они идут, пока не остановилась перед дверью в спальню. Муж взял у нее из рук цветы и положил на столик в коридоре.
    — А как же гости? — забеспокоилась Рита.
    — Не волнуйся, они прекрасно проведут время, — уверил ее муж.
    — А цветы? Их нельзя так оставлять, они засохнут, — пробормотала Рита, не совсем понимая, что именно говорит. — Ты сказал, что любишь меня…
    Вместо ответа Рене подхватил жену на руки и внес в спальню. Ногой он захлопнул дверь и, подойдя к кровати, бережно опустил драгоценную ношу.
    — Я хочу тебя с той минуты, как увидел в первый раз…
    — Уверена, ты даже не помнишь, когда это было! — возмутилась Рита, все еще подозревая, что он говорит о чувствах, которых никогда не испытывал по отношению к ней.
    — Ничего подобного. Ты тогда была в старом синем свитере и рваных джинсах, — несколько самодовольно провозгласил он. — С заплетенными в две косы волосами.
    — Но ты ведь даже не взглянул на меня, — растерянно протянула молодая женщина.
    — Я очень ловко умею скрывать чувства, моя милая, — поддразнил он. — Еще тогда я подумал, что ты очень хороша. А когда ты спасла из огня Арно, стало понятно, что ты не только сексуальна до безумия, но еще смелая и добрая. Потом я отвез тебя домой и выяснил, что ты самая настоящая Золушка. И тут… Короче, я выдумал эту работу в конюшне только для того, чтобы лучше узнать тебя.
    — А чего же ты хотел, когда пригласил меня на обед?
    — Жениться на тебе. Что в этом плохого? Увидев в синих глазах тревогу, он признался: — Ну хорошо, я был в таком ужасе от первого брака, что поначалу не хотел торопить события…
    — Однако не устоял и вскоре сделал мне предложение. — Рита все еще не могла поверить в свое счастье.
    — А разве нетерпение сделать тебя моей женой ни о чем не говорит? — спросил он, прижимая ее к себе.
    — Ты решил не тратить времени на глупые ухаживания?
    — Проклятье! — прорычал Рене. — Я влюбился в тебя, просто не хотел признаваться даже самому себе.
    Глядя в голубые глаза, которые когда-то напоминали ей льдинки, Рита наконец-то поверила мужу. Она протянула руку и нежно провела по его щеке.
    — Я очень, очень, очень люблю тебя, и, пожалуйста, не спрашивай, почему я ждала так долго, чтобы попросить развод.
    — Ты что, шутишь? — яростно воскликнул он. — Всякий раз при упоминании о разводе, я впадал в панику. Когда в самолете я понял, что Летиция лгала мне, то словно начал сражаться за собственную жизнь… А ты была уверена, что я волнуюсь только из-за Дэнни. Если бы я сказал тебе о моей любви тогда, ты бы ни за что не поверила.
    — Да, наверное. С другой стороны… — Дыхание Риты прервалось, потому что рука мужа властно переместилась с талии на ее грудь.
    — Ты что-то сказала, милая?
    — Я забыла…
    Губы их встретились в глубоком и страстном поцелуе. Через миг мир уже перестал существовать для этих двоих, словно они были первые люди на земле, познающие друг друга.

    Через полгода Рита и Рене снова вернулись в замок Сен-Сирк. Дэнни уже подрос и научился ходить, так что стал их почти постоянным спутником на прогулках. Однако для верховой езды он был еще маловат, поэтому на лошадях родители уезжали без него.
    Они неспешно рысили по зеленым полям, то разговаривая, то просто наслаждаясь тишиной и солнцем. Каждый день любовь их разгоралась с новой силой, теперь Рене часто приезжал домой. Молодая женщина научилась быть хозяйкой в огромном замке, под ее присмотром находились не только прислуга и конюшни, но и сад. Она наконец-то сумела побороть страх перед растениями и теперь с удовольствием разбивала цветники и клумбы, саживала кусты и деревья…
    Солнце уже склонялось к западу, а супруги все еще не поворачивали в сторону замка. Слишком уж тихим был вечер, напоенный медовым
    запахом трав и свежестью легкого ветерка. Неожиданно Рита прервала молчание.
    — Ты ведь когда-то говорил, что хочешь иметь большую семью… Так вот, я тут подумала…
    — О чем? — Рене как-то напрягся.
    — Я хочу второго ребенка…
    — Чтобы они вдвоем будили нас на рассвете? — Муж попытался перевести все в шутку, но не смог скрыть потрясения. — Милая, пожалуйста, не надо таких жертв ради меня. У нас и так прекрасная семья: ты, я и Дэнни. Я совершенно счастлив…
    — А я нет. — В синих глазах Риты зажглись веселые огоньки. Она была тронута заботой мужа, но знала, как он сожалеет, что не смог быть с нею во время ее первой беременности. — Мне не хватает второго малыша.
    — Но я не хочу, чтобы ты снова чувствовала себя несчастной и одинокой. — Нахмурясь, он смотрел в ее смеющееся лицо.
    — А я и не буду. Верь мне, я знаю.
    — Спасибо, любимая, — тихо и серьезно произнес Рене, затем широко улыбнулся. — Тогда, может быть, нам следует поспешить домой?
    — Нечестно, ты читаешь мои мысли! — притворно возмутилась Рита. — Давай наперегонки, кто быстрее?
    И через мгновение обе лошади поднялись в галоп и полетели над землей. Впереди всадников сияло золотое закатное солнце, такое же светлое, как их будущая жизнь.
Top.Mail.Ru