Скачать fb2
Валькирия

Валькирия

Аннотация

    История о совместимости понятий девушка и война. Ольга по прозвищу Валькирия, командир женской спец. группы по уничтожению машин и защите мирного населения от вампирских выродков и прочих чудовищ. Потеряла родных и веру в возможность счастья. Теперь ей предстоит найти сестренку, а заодно избавиться от одного на редкость агрессивного вампира. Ольга ненавидит роботов и вампиров, но судьба снова и снова испытывает ее на прочность, подбрасывая сюрпризы.


Рыжая Анна Валькирия

Глава 1 Введение

    Мы шли уже пятый день. Болота все никак не кончались. Вчера небо прорвало, и теплый дождь бесконечными ручьями стекал по моему лицу, заставляя щуриться и сильнее всматриваться в и без того непроглядную тьму. Ноги по колено увязали в вязкой жиже, а тяжелый рюкзак на плечах предательски тянул назад. Я молила Бога, чтобы только не упасть и не сойти с узкой тропы, петляющей между деревьев, растущих в этой гиблой воде. Вчера утонула Дина. Она шла последней. Еще минуту назад она жаловалась, что вода залилась ей в сапог, и вдруг затихла. Она сошла с тропы, просто сделала шаг в сторону. Мы даже не услышали. Трясина стала братской могилой для многих моих сестер, да и для врагов тоже. Черт бы побрал эту здоровую винтовку и всю эту гребаную войну! Когда это кончится?! Наверное, никогда. Но мы должны идти дальше. Мы не можем иначе. И неплохо было бы дожить до конца войны, если повезет, конечно.

    Мы шли друг за другом на расстоянии полутора метра, я была первой. Я отвечаю не только за себя, я должна вывести своих сестер. Нас породнила война и общее горе. Катя потеряла родных, у Лены убили маленького сына, Кристина стала вдовой на второй день после свадьбы. А я…я потеряла все. Я хотела бы найти смерть. Но это потом, а сейчас я должна вывести мою группу к лагерю.

    Их никто не звал. Им не нужно было наше приглашение. Они просто пришли и разрушили наш мир. Наши дома и семьи. Мою жизнь. Люди оказались не готовы. Никто не позвонил им и не сообщил, что 20 ноября этого года в полночь начнется жестокая, изматывающая и бесконечная война. В первый день человечество сократилось на четверть. Они не щадили никого, убивали все, что двигалось. Я никогда не видела столько крови и слез, никогда не слышала столько диких воплей… Они разрушили мой дом, когда мы спали. Когда-то у меня были мама, папа и 7ми летняя сестренка… Меня завалило обломками крыши прямо на кровати. Выбралась я лишь утром, не хочу вспоминать, что осталось от моей семьи… Воспоминания до сих пор каждую ночь приходят ко мне в кошмарах. Я верю, что моя Танечка жива, мое солнышко, моя сестренка. Я не видела ее трупа, значит, есть надежда. Я буду искать ее. Я обошла еще не все человеческие лагеря и поселения. От наших городов мало что осталось, небоскребы и торговые центры в одночасье превратились в руины, заживо похоронив под собой сотни тысяч невинных людей. Но для ботов нет невинных. Если ты живой, если ты не машина, значит, подлежишь уничтожению. Война вытащила из подполья то, о существовании чего мы даже не догадывались. Мы — это люди. Эти темные низменные существа обитали в канализации. До войны они боялись шума больших городов и никогда не покидали своей грязной обители. Теперь города затихли, и эти твари вышли на поверхность. Они пожирали по ночам тела погибших, нападали и на тех, кто решился выйти на улицу после заката. Их назвали падальщиками. Странные черно-серые существа, не переносящие яркого света, не больше метра в высоту, совершенно лишенные шерсти, с жуткими вытянутыми мордами и длинными торчащими вверх и вниз из пасти загнутыми клыками. Они бегают на сильных, развитых задних ногах, передние с острыми когтями служат для опоры и разделки пищи. Я не видела более омерзительной твари. Тупые, кровожадные и вечно голодные, они нападают чаще небольшими группами по 2–3 особи. Не знаю, сколько их я убила, может сто, может тысячу, может больше. Я не считаю, я просто убиваю. Или они убьют меня. И им будет наплевать, что мне только двадцать два, что я не успела закончить учебу в университете и, как любая девушка, хочу когда-нибудь выйти замуж. Им все равно, что я еще не нашла свою сестру и, что я — командир спец. группы «Дельта», который наводит страх, нет, не на ботов. Машинам страх неведом. На других существ, которых показала война. Жестокие, лишенные принципов и морали кровососущие чудовища. Вампиры. Похожие на нас только внешне, они нашли свою выгоду в войне. Слабая, беззащитная пища перепуганными, затравленными толпами металась по городам. Легкая добыча. Вампиры не воюют с машинами, они прячутся в подземных катакомбах. А мы вынуждены воевать на два фронта. За время существования моего отряда было уничтожено немало этих гадов, но все же недостаточно для того, чтобы я и мои сестры могли заснуть спокойно, не опасаясь за свою жизнь и не выставляя часовых. Каждый из них сильнее человека в три раза, они быстрые, ловкие и смертельно опасные. И они боятся нас. Моей группы. Женщин. Моих слабых, хрупких, но бесстрашных сестер. Они вооружены зубами, мы — самым современным оружием, разработанным с учетом физиологии вампиров. Этих тварей не убьешь простым «Макаровым», для них есть МХ-16, усовершенствованная М-16, которая оказалась бессильна против их непробиваемой кожи и крепких скелетов. Да, они боятся нас. Каждый раз, убивая очередную тварь, я вижу ужас в их глазах и радуюсь. Мне их не жалко. Они нас жалеют. Они учат свой молодняк убивать нас без жалости, даже ребенок-вампир способен загрызть взрослого крепкого мужика, и он это сделает, не раздумывая. Потому я убиваю всех. Меня этому учили, и я это освоила. Захочешь жить, научишься всему. Закон джунглей, естественный отбор. Или ты или тебя. Предпочитаю первое.

    Моя группа независима, мы не подчиняемся никому. Но абсолютной независимости, как известно, не существует. Мы сотрудничаем с Живым Альянсом. По сути, это временное военное правительство. Из его штаба мы иногда получаем задания. Руководит Альянсом генерал Генрих Штейн, немец русского происхождения, опытный и дальновидный командир, пользующийся уважением у всех солдат, в том числе и моей группы. Единственный, но важный недостаток генерала Штейна — мнительность. Он отдает под трибунал всех, кого заподазривает в измене. А в полевых условиях суды не всегда работают оперативно и на совесть. Но генерал Штейн не проиграл практически ни одной спланированной им битвы, кроме разве что битвы в Гаграх, когда отряд в сто человек попал в окружение тридцати двух ботов. Одна среднемощная машина около четырех метров в высоту, состоящая из неизвестного науке сплава титана и какого-то металла неземного происхождения, вооруженная под завязку, способна уничтожить за минуту больше тридцати солдат. Отряд был разбит, боты не берут пленных. Моя группа попадала в стачки с несколькими ботами только пару раз и то по недосмотру разведки. Сейчас же мы идем вслепую. Я не решилась отправить разведчиков, они не пройдут по болотам сами, а я здесь как дома. Фонарей мы не включали, чтобы не привлекать внимания. Но, в отличие от нас, наши враги обладают превосходным ночным зрением. Возможно, в ста метрах за деревьями давно поджидает группа вампирских наемников… Может, под ногами на глубине проплывает аква-бот. Только падальщиков здесь точно нет, эти твари предпочитают более сухую местность, особенно заброшенные города и дороги между ними.

    Мы идем уже пятый день, спим прямо в грязи, едим армейские пайки, запивая витаминно-энергетическим коктейлем, созданным нашими учеными. Не самая приятная на вкус кислая дрянь темно-зеленого цвета, зато моментально бодрит и быстро ставит на ноги.
    Война застала нас врасплох, но мы не сдаемся. Кто сказал, что женщина — слабый пол? Покажите мне этого камикадзе. Последним, что он увидит, будет моя самодовольная улыбка. Я не чудовище, я живу по нравам военного времени. Меня зовут Ольга. Вампиры называют меня Валькирия, а моих сестер ведьмами. Нас боятся чужие и опасаются свои. Я не боюсь ничего, кроме смерти сестер, я привыкла к боли, я давно умерла.

Глава 2 Катакомбы

    Опустевший, забытый людьми и Богом, город располагался чуть севернее непроходимых топей. Даже в мирные времена порядочные горожане старались обходить район фабрики в темное время суток. Криминальные сводки новостей ежедневно пополнялись новыми фактами убийств и грабежей в этой местности. Мало кто из жителей города помнил, что под этой фабрикой, построенной еще до революции, на несколько километров протягивался лабиринт туннелей, прорытых в годы ВОВ. И уж тем более, никто не мог знать, что катакомбы эти, отнюдь, не заброшены.
    Грохот тяжелых армейских сапог отзывался по туннелю приглушенным эхом. Высокий, худощавый мужчина, прихрамывая, торопился куда-то. Его лицо, не молодое и не старое, не выражало ничего, кроме злобы, испуга и усталости. Подойдя к массивной железной двери, охраняемой двумя солдатами, он в нерешительности замер, но только на мгновенье. Мужчина потянул дверь на себя и неуверенно вошел внутрь комнаты. Очутившись в темной прихожей, огороженной от остальной части комнаты грязной тканевой занавеской, он снова остановился. По ту сторону творилось что-то, наверняка, понятное ему. Оттуда доносили стоны, возня и тяжелое дыхание. Мужчина в нетерпении переминался за ширмой. Наконец, он не выдержал и громко произнес:
    — Лекс, уж извини, что отвлекаю.
    Звуки мгновенно прекратились. Кто-то спрыгнул на пол.
    — Пошла отсюда.
    Кто-то торопливо зашагал прочь по комнате.
    — Войти можно? — снова не сдержался мужчина.
    — Заходи, я тебя не стесняюсь, — проворчал кто-то в ответ.
    Незваный гость небрежно откинул ширму и шагнул в большую плохо освещенную комнату, напоминавшую палату больницы. В углу спиной к нему неторопливо одевался другой мужчина.
    — Чего у тебя? — не обернувшись, спросил он.
    — Ведьмы… — тихо ответил гость.
    — Опять? — хозяин комнаты нервно сжал кулаки, — Что случилось?
    — Они устроили засаду в районе моста…
    — Как вы могли их не заметить?! — сорвавшись, перебил тот, — Я понимаю, те — придурки, но ты, Макс! Ты-то как мог?!
    — Лекс, не вали на меня. Меня там не было, — Макс виновато опустил голову, — их вел Рич…
    — Чурка недоделанный! — прошипел Лекс, — Пускай придет сюда…
    — Не получится, — Макс покачал головой, — Валькирия застрелила его.
    — Валькирия… — протянул Лекс и, задумавшись о чем-то, сел на кровать, где несколько минут назад творилось что-то далекое от военных действий. Пауза затягивалась.
    — Что делать? — Макс ждал руководства, — Это уже третий раз за месяц.
    — Что-то Валькирия совсем оборзела, — задумчиво произнес Лекс. Вдруг он нервно засмеялся, всплеснув руками, — Нет, ну это надо? Третий раз за месяц. Какая-то баба. Вас амбалов! Идиоты!
    — Я тут при чем?! — вспылил Макс.
    — А кто у нас отвечает за жратву? Ты, твою мать! Из-за тебя мы скоро с голоду подохнем! Чего эта сучка и добивается!
    Макс глухо прорычал.
    — Не из-за меня, а из-за Валькирии с ее ведьмами…
    — Да ну?! — вскочил Лекс, — А кто должен делать так, чтоб эти курицы вас не видели? Я уж не прошу их перебить! Просто не попадаться! — Лекс отвернулся и, скорчив рожу, с искренней тоской по былым временам добавил, — Дожили…
    — Сегодня мы повторим попытку. Я думаю, ведьмы уже ушли. Они же не подозревают, что…
    — Давай, только по-тихому, — Лекс немного успокоился и, достав из коробки, забитой бутылками коньяка, початую, отпил несколько глотков и поморщился, — Гадость какая, наверно, испортился…
    — Смотри не спейся, — бросил ему, выходя, Макс.
    — Макс! — окликнул его Лекс.
    — Да, брат, — покорно обернулся тот.
    — Скажи всем. Кто приведет мне Валькирию живой, получит… короче, того ждет щедрая награда. Так и передай.
    — Передам, — Макс вышел из комнаты.
    Лекс сделал еще один глоток, снова поморщился и взглянул на бутылку. Через мгновение он яростно метнул ее в стену. Бутылка разлетелась вдребезги. Зазвонил телефон, Лекс вытащил из кармана брюк мобильник и ответил:
    — Да, Макс…Как?..Когда?? Я иду…
    Он сунул телефон в карман, накинул черную кожаную куртку и поспешно вышел следом за братом.

Глава 3 Шпионка

    Мы вернулись в лагерь после заката около 9 часов вечера. Время я определила на глаз, так как мои часы утонули в болоте. Несмотря на всю подготовку, иногда я бываю фантастически неуклюжей. Девять моих спутниц, увидев впереди огни костров, воспрянули духом и зашагали скорее. Всем нам очень хотелось помыться и рухнуть носом в мягкую пуховую подушку. В нашем лагере находилось 76 женщин. Всех их привела сюда война. 30 из них состоит в «Дельте», остальные 46 попросили защиты, мы охраняем их до приезда представителей Живого Альянса.
    Они жили в шатрах, по несколько человек в каждом. При возникновении опасности шатры можно быстро сложить и перебраться в другое место. Шатры, костры…цирк уехал, клоуны остались…
    Завидев нас, оставшиеся в лагере подняли такие вопли радости, что мне стало не по себе. Нас встречают, как героев. А мы просто делаем свою работу. Пока мои спутницы делились впечатлениями от очередной победы над вампирской группой, я устало поплелась в свой шатер. Зайдя внутрь, я скинула с плеч рюкзак, отстегнула пояс с оружием и рухнула на койку, свесив ноги на пол, чтоб не запачкать покрывало. Разуваться не было ни желания, ни сил. Я хотела, чтобы меня никто не трогал.
    — Оля? — послышался Ленкин голос, — Ты как? Живая?
    — Я вот тоже думаю над этим… — нехотя протянула я. Лена грустно взглянула на меня.
    — Я слышала, Дина утонула в болоте.
    — Да, — сухо ответила я. Нет сил.
    — Вы хоть попытались ее вытащить? — осторожно спросила она.
    — Мы не слышали, как она утонула. А даже если бы слышали, — я устало посмотрела ей в глаза. Лена отвела взгляд, — Если бы мы полезли за ней, нас всех здесь бы не было.
    — Это ужасно…
    — Это война, Лен.
    Шатер распахнулся и внутрь вошла запыхавшаяся Юля. Она явно торопилась.
    — Ольга… — попыталась она, но дыхания не хватило.
    — Ну чего еще? — проворчала я, — Отвалите от меня все. Я устала.
    — Потом отдохнешь, — слегка отдышавшись, она продолжила, — Там шпиона поймали.
    Всю мою слабость как рукой сняло. Я мгновенно поднялась и села.
    — Приведите.
    Юля исчезла за стенкой шатра, и через минуту вернулась, грубо толкнув внутрь девчонку лет тринадцати-четырнадцати. Маленькая, испуганная, она тряслась и затравленно озиралась по сторонам. Я окинула ее взглядом. Спутанные блондинистые волосы чуть длиннее плеч, бледная, худая, в узких порванных на колене джинсиках и свитере на молнии. Симпатичное лицо, тонкие посиневшие губы и большие черные глаза с пушистыми ресницами. Вампирские глаза. Только у них такие бывают. Не просто черные, а демонические.
    — Как она сюда попала? — спросила я.
    — Шла за вами, — ответила Юля, — Я только что ее поймала, в кустах пряталась.
    — Вот маленькая дрянь, — прошипела Лена, стоящая рядом со мной, — Дай, я пришибу ее…
    Вампирша вздрогнула и шарахнулась назад, но ударом в спину Юля сшибла ее с ног.
    — Погоди, — остановила я Юлину попытку пнуть сжавшуюся в комок девчонку.
    — Да чего годить-то? — зарычала Лена, — Она шпионила за вами!
    — Ты знаешь, кто я? — спокойно спросила я вампиршу.
    — Да чего она может знать? — вспылила Лена, — Эти твари и говорить-то толком не умеют!!
    — Лена! — недовольно взглянула я на нее. Она взмахнула руками и ушла в угол шатра щелкать семечки.
    — Я задала тебе вопрос, — снова обратилась я к вампирше. Та упрямо молчала, испуганно исподлобья наблюдая за мной. Я перевела взгляд на Юлю. Та мгновенно замахнулась на вампиршу дубинкой.
    — Нет! Нет! Не надо! — запищала она, закрывшись от Юли рукой.
    — Тогда говори, — я снова развалилась на кровати. Вампирша покосилась на Юлю, а та широко улыбнувшись, подмигнула ей.
    — Юль, Лен, выйдите, пожалуйста, — попросила я, вызвав недоумение на их лицах.
    — Ты уверена…? — Юля подозрительно кивнула в сторону вампирши.
    — Что я с этой малявкой не справлюсь? — улыбнулась я, похлопав МХ-16, лежащий рядом.
    Лена недовольно вышла, Юля, еще раз подозрительно взглянув на вампиршу, последовала за Леной. Девчонка продолжала сидеть на полу и испуганно пялиться то на меня, то на автомат.
    — Отличная штука, — ответила я на ее незаданный вопрос, — простреливает башку вампира на раз плюнуть. Так ты будешь говорить, или мне вернуть Юлю?
    — Не надо! — снова пропищала она.
    — Тогда я слушаю. Ты знаешь, за кем следила?
    — Нет… — тихо ответила она.
    — Тогда представлюсь, — усмехнулась я, — Ольга. По-вашему Валькирия.
    Глаза девчонки едва не вылезли из орбит. Меня в детстве пугали Бабайкой. Кто-то мне рассказывал, что непослушных вампирят теперь пугают мной.
    — Боишься? — спросила я.
    Она нервно кивнула.
    — Это правильно, — вздохнула я, — Как вы меня достали…
    Внезапно девчонка забормотала.
    — Мой брат говорит, мы просто хотим жить…
    — Молчать! — рявкнула я, — Я тебя спрашивала, что говорит твой брат?
    — Нет… — прошептала она. Из ее глаз потекли слезы.
    Я молча смотрела, как плачет маленькая вампирша. Никогда не видела, чтоб они плакали. Ее трясет, как осиновый листик, какое там нападать?
    — Ты зачем пошла за нами? — продолжила я.
    — Не знаю… — всхлипнув, ответила она, — честно…
    — О какие слова! — я встала с кровати и прошлась по комнате, — Честь… Вампиры знают такое слово?
    Она потерла нос рукой и всхлипнула.
    — Так зачем ты пошла за нами? — я подошла ближе к ней. Она сжалась еще больше. Видать, сильно их там мной запугали. Это приятно.
    — Я…хотела помочь братьям… — несмело ответила она.
    — Помогать это хорошо. А как ты хотела им помочь?
    — А если я скажу, вы меня не убьете? — пропищала она, готовая снова расплакаться.
    — Я тебя убью, если не скажешь, — спокойно ответила я. Вампирша сглотнула.
    — Нам не хватает еды…А вы мешаете нам охотиться… пять дней назад, когда вы снова убили наших охотников, я услышала, как братья говорят, что скоро мы все умрем, ели не найдем пищу…
    — Они правы, твои братья, — ухмыльнулась я.
    — Я случайно увидела ваш отряд и пошла за вами, чтобы проследить, где вы живете. На второй день пути я поняла, что не помню дорогу обратно, и решила идти за вами дальше. Я не знала, что идти почти неделю… Я не знала, что вы — ведьмы…
    Она в ожидании смотрела на меня. Сестра решила помочь братикам. Как мило. И как глупо.
    — Вы меня не убьете?
    Я никогда не видела, чтобы вампир смотрел такими глазами. Да я и не рассматривала, я стреляла. За все время войны это мой самый долгий разговор с вампиром. Она продолжала с надеждой смотреть на меня, а я думала. Я взглянула на автомат, потом на девчонку. Почему-то не хочу стрелять. Первый раз такое. Нет, я знаю почему. Эта малявка напомнила мне мою Танечку. Не знаю, чем, но напомнила. И что мне с ней делать? Я вздохнула.
    — Как тебя зовут?
    — Таня…
    Я вздрогнула.
    — Как??
    — Таня, — осторожнее повторила она.
    Я снова вздохнула и откинула отросшую челку, упавшую на глаз.
    — Юля! — позвала я, она тут же вошла в шатер, — уведи ее в сарай, постели чего-нибудь и дай поесть.
    — А сиську ей не дать? — опешила Юля. Юля, черноволосая казачка, высокая, сильная и бесстрашная, настоящая амазонка. Она была рядом со мной с первых дней существования группы «Дельта», я доверяла ей, как себе. Единственное, Юля была немного вспыльчива, как, впрочем, и Лена, ее сестра, видимо, это у них семейное. Юля старше Лены на четыре года, ей двадцать пять, потому она постоянно опекала младшую. Из-за этого сестры часто ссорились. Война унесла жизни их родителей и Юлиного жениха. Вампиры закусили им и его друзьями, когда те возвращались вечером домой. Как и я, она теперь ненавидит кровососов.
    — Дай ей крови, — повторила я.
    — Где ж это я ее возьму, интересно? — проворчала Юля, — свою, что ли?
    — Не мое дело. И не бей ее, — тише добавила я.
    — Объясни, — потребовала Юля, нервно сжимая винтовку.
    — Без вопросов, — сухо ответила я и легла на кровать лицом к стене.
    — Вставай, тварь, — послышалось сзади. Вышли. Я смотрела в одну точку на стене, но не видела ничего. Ничего, кроме улыбки моей Танечки. Последнее, что я помню, как она качается в саду на качелях. Она смеется и щурится, потому что солнышко светит ей в лицо. Я помню, как в ту ночь мама укладывала ее, Таня тогда еще попросила своего любимого зайчика в кровать. Мама не нашла игрушку, а Таня расстроилась. Больше я не видела ни ее, ни нашего дома. Где она сейчас? Как она? Я найду ее.

Глава 4 Джи-джи

    Ранее утро. Мы с Юлей шли к озеру через небольшой сосновый лес, чтобы встретить солдат Живого Альянса. Солнце еще только поднималось, но его бледные лучи уже мелькали среди деревьев. Последнее время солнце — редкий гость на небе. Словно чует опасность вокруг. Мы шли, прислушиваясь к каждому шороху, стараясь ступать на землю неслышно, по-кошачьи. Помню, как на тренировках меня нагружали разными гремящими предметами и заставляли ходить, по заваленной всяким барахлом, комнате. Стоило мне оступиться, как что-нибудь тут же гремело, за что меня, и всех, кто учился со мной, жестоко наказывали. Но я благодарна своим учителям. Если бы не их школа выживания, я давно подорвалась бы на какой-нибудь мине. За тот месяц, что мы живем в этой местности, охраняя беженцев, мне приходилось много раз срезать дорогу через лес, потому я знала его как свои пять пальцев.
    Было еще темно и довольно прохладно. Я поежилась и вжалась в воротник кожаной куртки. Холодное лето. Ненавижу. Юля шла за мной молча. Обиделась за то, что я не разрешила убить вампиршу. Пусть. Не все в жизни бывает так, как мы хотим. Сегодня я была особенно нервной. Вздрагивала от каждого хруста ветки, от дуновения ветра. Иногда у тебя есть только секунда, чтобы убить врага. Нужно помнить, что него тоже есть эта секунда. Вдруг что-то заставило меня остановиться. Я подняла руку, Юля мгновенно застыла. Я слушала тишину. Что-то подсказывает мне, что дальше идти нельзя. Все нутро ноет.
    — Оля, — шепотом позвала Юля, — В чем дело? Вроде все чисто.
    — А может, не все… — протянула я, — Пойдем в обход.
    — Мы потеряем два часа, — возразила Юля, — с чего ты взяла, что там что-то есть?
    — Тихо. Слишком тихо, — прошептала я.
    — Здесь всегда тихо.
    — Идем в обход, — приказала я, — Ходить полезно, целлюлита не будет.
    — Все равно смотреть некому, — вздохнула она и недовольно поплелась за мной.
    Мы свернули вправо от тропинки, по которой шли до того. Пройдя около пятидесяти метров, мы услышали позади душераздирающий вопль и тут же спрятались за деревья. По тропинке пробежала девушка, через секунду показался бот.
    — Аква-бот, — прошептала Юля, — Ты что, не ходи! — прочла она мои мысли.
    — На суше он уязвимее. Не могу же я стоять и смотреть, как он убьет ее.
    Я побежала назад, туда, где кричала девушка. Выбежав на поляну, я увидела их. Девушка забралась в трещину между стволами деревьев, а бот, трехметровый железный монстр, пытался достать ее своими щупальцами, вырывая молодые сосны с корнями. Я не стала ждать. Я достала клинок и, с разбегу запрыгнув на махину, воткнула его в стык между корпусом и головой. Только эта область уязвима у машин, ибо здесь, если отогнуть металл, можно добраться до системы, их мозга. Тварь мгновенно попыталась схватить меня, но щупальца не доставали. Бот завертелся, как лошадь на родео, но я удержалась. Собрав все силы, я снова ударила ножом в стык, щель расширилась. Издав пронзительный металлический звук, бот повалился за землю, я едва успела отскочить, чтобы не быть раздавленной. Хитрая машина добилась того, что я слезла, они поумнели. Бот тут же поднялся, я выпустила в него всю обойму. Зря патроны потратила, их никогда не брали пули, броня непробиваема. Думай, Ольга, думай! Откуда-то появилась Юля. Она оседлала бота, как я минуту до того, и несколько раз выстрелила в отверстие, проделанное мной в стыке. Бот снова издал жуткий звук и, дымясь, рухнул на землю. Теперь окончательно. Я перевела дух.
    — Ты очень вовремя. Где тебя носило?
    — Нет, чтоб спасибо сказать, — проворчала Юля.
    Мы подошли к деревьям, в которых пряталась девушка. Я осторожно заглянула в щель между стволами. Из темноты медленно вышла трясущаяся, заплаканная девчонка, совсем молоденькая, лет пятнадцати, не больше.
    — Выходи, тебе ничто не угрожает, — я протянула к ней руку, чтобы помочь перешагнуть через поваленное ботом дерево. Она несмело приняла помощь, и с трудом перелезла через сосну. Ниже меня на голову, худенькая, брюнетка, похоже кавказской национальности.
    — А где бот? — испуганно озираясь, спросила она.
    — Вон лежит, — кивнула я в строну дымящейся машины, — Ты что тут делаешь? Ты одна здесь?
    — Мы с дядей шли по дороге, а потом этот выскочил, я побежала, а он за мной…
    — А тебе не говорили, что если видишь бота, лучше замереть, а не бегать? — нахмурилась я. За каким чертом мы рассказываем гражданским про ботов? Все равно не слушают.
    — Я знаю, просто испугалась, — сейчас она снова заплачет, только утешать не хватало.
    Я вздохнула.
    — Как тебя зовут?
    — Женя, но все зовут Джи-джи, — улыбнулась девчонка.
    — А почему Джи-джи? — спросила Юля, заряжая мой автомат.
    — Не знаю, с детства так называют. А вы кто?
    — Кстати, не слышу спасибо, — проворчала я.
    Девчонка снова улыбнулась.
    — Спасибо большое.
    Я тяжело вздохнула. Кажется, она не поняла, что если бы не мы, бот разорвал бы ее на части. Счастливая, я не могу быть такой наивной.
    — Юль, отведи ее в лагерь, я пойду одна.
    — Ты же сама запретила ходить по-одиночке, — возразила та.
    — Не тот случай, идите. Я осторожно, — развернувшись, я пошла к озеру по той самой дороге, по которой мы шли в обход до появления девчонки и бота. Что-то мне везет на школьниц последние дни. Вчера вампирша, сегодня эта Джи-джи. Не удивлюсь, если у озера найду дите ясельного возраста. Я, что, похожа на няньку?
    Я тихо пробиралась между деревьями. Холмистая местность. Преодолев рутой подъем, я остановилась передохнуть и прислонилась спиной к стволу дерева. Внезапно мое внимание привлек след на влажной земле. Отпечаток когтистой лапы. Волки здесь не водятся, звери вообще давно ушли из этих гиблых мест. Падальщики пришли на болота. Нужно быть настороже. Я должна быстрее вернуться в лагерь и предупредить всех об опасности.

Глава 5 Посланец

    Новость о падальщиках шокировала всех. Эти твари никогда не уходили так далеко от городов. Что заставило их это сделать, не смог предположить никто, но это и не важно. Важно лишь то, что эти твари бродят где-то рядом. Мы удвоили охрану по периметру лагеря. Встречать представителей Живого Альянса отправилась группа из пяти человек во главе с Юлей. На пятерых сразу падальщики напасть не осмелятся. Я осталась в лагере, чтобы помочь остальным сестрам соорудить хотя бы подобие изгороди. Если эта война когда-нибудь кончится, то в собственном доме я и кран починить и ламинат положить, все сумею. Если, конечно, у меня появится свой дом. Сколько лет пройдет? Кому я буду нужна, старая, с боевыми ранами, которые сейчас лишь напоминают о себе парой шрамов, а к старости начнут ныть? А нервы, а испорченная психика? Все мы здесь инвалиды. Мы отдалили свои жизни на защиту несчастных людей. Кто, если не мы? Кто, если не я? Имею ли я право уйти, выйти замуж и наблюдать, как гибнут невинные люди, понимая, что могу помочь? Я говорю, нет.
    Мы заканчивали вбивать колья, когда вернулись сестры с группой солдат. Я насчитала около шестидесяти, все они в формах на одну рожу. Хочу или нет, я обязана поприветствовать их командира. Я отряхнулась от пыли и опилок и быстро пошла к ним.
    — Ольга, — приветливо кивнул мне Игорь.
    — Игорь, — улыбнулась я, — Мы прямо заждались.
    — Скучала?
    — Хочу поскорей свалить, а пока вас не было, это невозможно.
    — Все геройствуешь?
    — Ну что ты? Частное охранное предприятие, не больше. Располагайтесь.
    Он усмехнулся, а я пошла в свой шатер. На входе меня догнала Лена.
    — Ты Кротова видела?
    — Спрашиваешь, — ухмыльнулась я, — я не думала, что они пришлют Его.
    — Аа, — она хитро взглянула мне в глаза, — он все еще по тебе сохнет?
    — Отвянь, — буркнула я и зашла в шатер.
    Майор Игорь Кротов, командир первого подразделения отряда «Альфа». Они уничтожают преимущественно ботов, вампиры, в отличие от нас, им встречаются редко. Игорь был одним из моих учителей. Именно Игорь предложил верхам идею создания единственной в своем роде женской боевой группы. Это вам не израильская женская армия… Он обучал нас обращению с огнестрельным оружием, его видам, характеристикам. Он заставлял нас разбирать и собирать винтовку с завязанными глазами за 40 секунд. Кто не укладывался, того наказывали. Страх перед физической болью — отличный стимулятор. Игорь всегда требовал с меня больше, чем с других девушек, говорил, что мой потенциал значительно выше, чем у остальных, что я — лентяйка, и он заставит меня работать. Тогда я обижалась на него, сейчас благодарна. Он и его коллеги на совесть выдрессировали не один отряд, в том числе и мою «Дельту». Напрягало лишь одно. Перед тем, как отпустить новую группу в «свободное плавание», Игорь признался мне, что я для него больше, чем просто солдат. Ему тридцать три года, почему бы ему не влюбиться в двадцатилетнюю оторву, которой я была тогда? Я не могла и не хотела отвечать на его чувства, не для того я прошла эту школу убийц, чтобы варить ему борщи. Кстати, готовят у нас Алла и Эльмира, армяно-татарская кухня в полевых условиях. Шашлычки от Аллы — это нечто! Завтра мы уйдем из лагеря, нам больше незачем тут торчать. Я знаю, пока Игорь и его бойцы здесь, беженцам ничего не угрожает. Солдаты предложили сменить нас и на строительстве изгороди. Видимо, солдатское сердце не выдержало, когда мужчины увидели нас, таскающих бревна и прибивающих доски к ним. Эти вояки уничтожили не одну сотню машин. Многие из них рвались на передовую, туда, где находились скопища ботов, а вынуждены теперь отсиживаться в лесу, охраняя кучку запуганных женщин. Игорь поставит на место недовольных. Наверное, я смогла бы ужиться только с таким мужем. Дальновидный, спокойный, непробиваемый. Да и внешне тоже ничего, высокий, крепкий, сразу видно, с кем имеешь дело. Ну и что, что не люблю? А кому я буду нужна такая? А ему нужна, была по крайней мере. Последний раз мы виделись на ежегодном Съезде Живого Альянса в прошлом году. Он ничего не сказал, но глаза говорили за него.
    День прошел без происшествий. Я сидела в своем шатре и пила чай, просматривая электронную почту. Центр оперативных разработок новых технологий, иначе ЦОРНТ, был вынужден в короткие сроки решать проблему связи и передачи данных. Все существующие ранее операторы сотовой связи и Интернет прекратили свое существование. На смену им создали Global Info Net, иначе GIN, Глобальная Информационная Сеть. Общение внутри сети бесплатно. До войны бы нам такое… По Джину, как окрестили сеть в народе, мы иногда получаем задания от Живого Альянса. Не обнаружив ничего важного, я закрыла ноутбук. Около шатра послышались тяжелые шаги. Внутрь несмело заглянул Игорь.
    — Можно зайти?
    — Заходите, — равнодушно ответила я, не прерывая чаепития.
    — Сколько раз я тебя просил не обращаться ко мне на «вы»? — он расстроенно взглянул на меня. Я вздохнула.
    — Прости. Все-таки ты был моим учителем.
    — И я неплохо тебя научил, я смотрю, — Игорь, улыбаясь, сел за стол напротив меня, — Слышал, твои ведьмы уничтожили три вампирских группы только за этот месяц. Ты — молодец.
    — Услышать похвалу от тебя многого стоит, — усмехнулась я, — Помню, как я старалась заслужить хоть одно твое одобрительное слово на тренировках. А ты все…
    — Ругал и ругал, — перебил он, слегка прикоснувшись к моей руке.
    Мне стало неловко. Я убрала руки под стол. Игорь сделал вид, что ничего не случилось. Неловкая пауза затягивалась. Он начал первым.
    — Скажи, а зачем ты держись тут вампиршу?
    — Ту, что в сарае? А черт его знает. Интуиция, наверно, — я пожала плечами и улыбнулась.
    — Прибить ее и дело с концом…
    — Без моего приказа никто тут никого не прибьет, — прошипела я.
    — Научил командовать на свою голову, теперь слова против не скажи, — засмеялся он. Игорь так редко позволяет себе смеяться, что я забыла его улыбку. И снова пауза.
    — Оля, я хотел бы спросить тебя кое о чем, — бравый воин явно занервничал. Я напряглась. Хотел бы поговорить о делах, начал бы сразу.
    Не дав ему даже начать, в шатер влетела Юля. Я никогда не видела у нее таких диких глаз.
    — Ольга! — она замахала рукой в сторону выхода, — Там такое!!!
    Мы с Игорем мгновенно вскочили на ноги. Я сразу схватилась за оружие.
    — Что случилось?
    — А ты разве сама не слышишь? — удивилась она. Я непонимающе покосилась на нее.
    — Иди, посмотри, — Юля вышла, мы с Игорем поспешили за ней.
    Выходя из шатра, я услышала громкий крик. Какой-то мужчина звал меня. Обойдя толпу недоумевающих зевак, я остановилась. В ста метрах от нашего лагеря в темноте у самой кромки леса стоял какой-то мужчина. Он повторял одно и тоже:
    — Валькирия!! Мне нужна Валькирия!!
    — Вот, — прошептала мне на ухо Юля, — И так орет уже минут пять.
    — Чего вы не пристрелите его? — нахмурилась я, передернув затвор.
    — Это вампир? — поинтересовался Игорь.
    — Он самый, — прорычала я и навела на вампира автомат.
    — Оль, он орет, что с важным сообщением пришел, — добавила Юля.
    — Чего тебе надо?! — крикнула я.
    — Поговорить! — ответил он, — Я пришел только поговорить!
    — Как он нашел нас? — прошептала я скорее сама себе, — Игорь, лучше перенеси лагерь куда-нибудь, — добавила я ему.
    — Я хочу поговорить! — не унимался вампир, — Я хочу видеть Валькирию!
    — Зачем она тебе?! — засмеялась я.
    — У меня к ней важное сообщение!
    — Что думаешь? — спросила я Игоря.
    — Думаю, его стоит послушать, — он задумчиво потирал подбородок, — Убить его мы всегда успеем.
    Юля молча ждала моего решения. Я вздохнула.
    — Приведите его ко мне, — приказала я и вернулась в шатер. Игорь направился за мной.
    Через пару минут в шатер вошла жутко напряженная Юля. Следом за ней вошли два солдата из «Альфы» и тот самый настойчивый кровосос с важным сообщением.
    Я сидела за столом, положа ногу на ногу, и оценивающе рассматривала вампира. От людей их можно отличить только по неестественно-черным глазам и небольшим острым клыкам, совсем не таким длинным, как я когда-то видела в кино. Блондин среднего роста, бледный, поджарый, явно очень выносливый, впрочем, как и все они. Он окинул шатер беглым взглядом и сосредоточился на мне.
    — Ты Валькирия? — спокойно спросил он.
    — Говори, чего хотел, — кажется, Игорь едва держался, чтобы не пристрелить кровососа.
    — Я буду говорить только с Валькирией, — сухо ответил тот.
    — Так говори, я слушаю, — я в нетерпении подалась вперед. Игорь одарил меня недовольным взглядом. Сама понимаю, не следует раскрываться перед вампиром, это может быть наемник, подосланный убить меня.
    — Пусть они выйдут, — вампир кивнул в сторону охраны.
    — А больше ты ничего не хочешь? — прошипела я, — Или говори, или тебя пристрелят.
    В знак подтверждения моих слов солдаты передернули затвор. Вампир на секунду задумался о чем-то, а затем заговорил.
    — Мы слышали, у вас есть кое-кто из наших.
    — Да? — я сделала нарочито-удивленный вид, — Девушка?
    — Да, — согласился тот.
    — Блондинка?
    — Да.
    — Лет 14ти?
    — Да.
    — Не видели такой, — заключила я, едва сдерживая смех. Вампир убивал меня взглядом.
    — Мы знаем, что она жива и, что она у вас, — продолжил он, стараясь изо всех сил говорить спокойно, — Мы предлагаем за нее выкуп.
    — Ммм, и что же вы предлагаете? — поинтересовалась я.
    — Жизни десяти заложников, — ответил тот.
    Я вскочила со стула, Игорь остановил меня за плечо. Когда они успели? Где нашли десять человек? Из города ушли все люди, мы проверяли. Блеф?
    — Выведите его. Мне надо подумать, — тихо сказала я.
    — На выход, зубастый, — презрительно бросила ему Юля. Вампир оскалился, обнажив свои белоснежные острые клыки, и вышел из шатра.
    Я нервно кружила по комнате. А если это засада? Если кровосос блефует, и никаких заложников у них нет? Какое-то время Игорь молча наблюдал за мной.
    — Игорь, — с надеждой позвала я, — Подскажи, что мне делать. Ты же более опытный, чем я.
    — Ты сама должна решить, — не глядя, ответил он.
    — Боишься брать ответственность? — нахмурилась я.
    — А ты? — резко перебил он.
    — Да боюсь, — не сдержалась я, — Но не ответственности, а того, что могу ошибиться, и тогда погибнут люди! А ты не можешь подсказать!
    — Оля, — он положил руки мне на плечи, — Ты же умная девочка. Я то знаю.
    Я вздохнула и вышла из шатра. Вампир в нетерпении переминался в десяти метрах. Наверняка, ему надоело ждать, ощущая на себе, вдобавок, с десяток прицелов. Увидев меня, он напрягся и замер в ожидании.
    — Значит так, — тихо начала я, — После завтра на рассвете встречаемся у Соловьиной рощи. Мы приводим девчонку, вы — заложников. С вашей стороны не больше пяти сопровождающих, иначе пристрелю ее. Успеешь добежать?
    — Успею, — довольно улыбнулся вампир.
    — Тогда пошел вон, — прошипела я.
    Осторожно озираясь по сторонам, вампир шагом направился в сторону леса, он шел полубоком, опасаясь поворачиваться спиной к врагу. Через пару секунд он сорвался с места и мгновенно исчез среди тьмы деревьев.

Глава 6 Ровесницы

    Проходя мимо грязной, покосившейся палатки, служившей для жителей лагеря сараем, где хранилось всякое барахло, Джи-джи услышала странный звук, который заставил ее остановиться. В сарае, однозначно, кто-то есть, и, судя по всему, ему плохо. Этот кто-то хныкал и пару раз громко шмыгнул носом. Джи-джи несмело заглянула внутрь. Темно, почти ничего не видно.
    — Эй, — осторожно позвала она, — Тут кто-то есть?
    Ей никто не ответил. Джи-джи медленно вошла внутрь. В углу на мешках, набитых старым тряпьем она заметила маленькую женскую фигурку.
    — Эй, это вы плачете? — переспросила она, — У вас что-то случилось? Может, я могу помочь?
    — Уходи, — тонким дрожащим голоском попросила фигурка.
    — Ну… ладно, — непонимающе взглянула на нее Джи-джи и вышла из палатки. Через мгновенье она вернулась, — Нет, не могу я вас так оставить. Вы плачете, значит, у вас горе. Расскажите мне, я попробую помочь, а вам станет легче.
    Сказав это, Джи-джи подошла к девушке и села рядом с ней. Девушка удивленно вытаращилась на нее.
    — А ты разве не боишься меня?
    — Нет, а почему я должна тебя бояться? — Джи-джи искренне улыбнулась, вызвав ответную улыбку девушки. Не дожидаясь ответа, Джи-джи представилась, — Мне зовут Женя. Можешь звать Джи-джи, как все.
    — Таня, — девушка перестала плакать и с интересом рассматривала неожиданную посетительницу.
    — Так почему ты плакала? — снова спросила Джи-джи.
    — А ты бы не плакала, если бы тебя привязали в сарае?
    — А тебя привязали? — опешила Джи-джи, только сейчас заметив цепь, одним концом закрепленную на ноге девушки, а другим врытую в землю, — Почему?
    — А то ты не знаешь, — буркнула себе под нос Таня.
    — Нет, — снова улыбнулась Джи-джи, — Я только вчера попала сюда, Ольга и Юля спасли меня от бота.
    — Поздравляю, — отвернулась Таня.
    — Так за что тебя привязали? — переспросила Джи-джи.
    — Ты тупая или издеваешься? — Таня всем телом развернулась к Джи-джи.
    — Да нет, я правда…
    — Вот! — перебила ее та, продемонстрировав Джи-джи свои маленькие вампирские зубки.
    — Ух ты… — вырвалось у Джи-джи, — прям как у вампира!
    Какое-то время Таня в недоумении смотрела на свою собеседницу, а потом вдруг расхохоталась.
    — А что такое? — Джи-джи воодушевил смех девушки.
    — Ты, что, реально, не понимаешь? — Таня продолжала смеяться.
    Джи-джи ждала ответа.
    — Ты, что, вампиров никогда не видела?
    — Нет… — подозрительно протянула Джи-джи, — а ты…?
    — Дошло, наконец, — усмехнулась Таня, — Сейчас ты вскочишь и убежишь отсюда.
    — Ты, правда, вампир? — серьезно переспросила Джи-джи.
    — Да ну тебя, — Таня отвернулась и, взбив мешок с тряпками, облокотилась на него.
    Джи-джи молча смотрела на вампиршу, практически свою ровесницу. Она не знала, как реагировать. Вскочить и убежать она не могла, хотя первой была именно такая мысль. Это некрасиво даже по отношению к вампиру.
    — Никогда не видела раньше вампиров, — призналась она.
    — Оно и видно, — проворчала Таня, — И чего ты здесь сидишь?
    — А что?
    — Убегать должна.
    — Почему, если ты меня не укусишь?
    — А кто сказал, что я тебя не укушу?
    — А ты, что, голодная?
    — Нет. Валькирия приказала, чтобы меня кормили два раза в день.
    — Ольга классная, — мечтательно улыбнулась Джи-джи, — Я столько слышала о ней. Я хочу научиться всему, что умеет она.
    — Эта ваша Ольга убивает мой народ, — прошипела Таня, — Знаешь, сколько моих знакомых она убила?
    — Она охраняет невинных людей! — возразила Джи-джи, — А вы их… как колбасу…
    — Знаешь, когда жрать хочется так, что от боли в желудке сгибаешься пополам, тут уж не до морали!
    Обе девушки замолчали. Они сидели рядом. Каждая думала о чем-то своем.
    — Яблоки будешь? — спросила Джи-джи.
    — Давай, — равнодушно ответила Таня.
    — Сейчас принесу, — Джи-джи встала и, отряхнувшись от пыли, вышла из палатки.

Глава 7 Ночь в деревне

    Ночь. На краю поля заброшенной деревушки стояло несколько не разрушенных домов. Со стороны могло показаться, что война вообще не добралась до этих тихих мест. Здесь и в мирное-то время не было особенно шумно. Деревянные домики стояли близко друг другу, как и бывает в деревнях, их разделяли только небольшие дворики. Позади домов простирались огромные, запущенные огороды, а за ними лес. Но в эту ночь дома не пустовали. Два брата сидели в комнате около печки и разговаривали, периодически посматривая на часы.
    — Думаешь, с ней все хорошо? — тихо спросил Макс.
    — Я надеюсь. Если… — он закрыл глаза, так как не мог даже предположить, что с его маленькой Танюшкой может что-то случиться, — Я убью эту дрянь.
    — Ты слышал, что Егор рассказал про Валькирию?
    — Что за Егор?
    — Наш посланец.
    — И что рассказал Егор? — без интереса спросил Лекс.
    — Красивая баба, говорит, — усмехнулся Макс.
    — И что? — зарычал Лекс.
    Макс засмеялся, глядя на разозлившегося брата.
    — Да ничего. Просто. На нее теперь хочет посмотреть половина наших бойцов.
    — Баба как баба, две руки, две ноги, обычная зарвавшаяся баба, — Лекс встал и подошел к окну, вглядываясь в кромешную тьму за окном.
    — Баба, баба, — вздохнул Макс, — надо удвоить охрану.
    — Зачем? — обернулся Лекс, — До рассвета 4 часа. Они не полезут сюда.
    — Егор говорит, Валькирия отмороженная на всю башку…
    — Может, она и отмороженная, но не дура.
    — Ты мне так и не сказал, что будешь делать после обмена.
    Лекс ядовито улыбнулся.
    — А ты подумай.
    По ответной самодовольной улыбке можно было бы догадаться, что Макс понял замысел брата. Ничего хорошего это ведьмам не предвещало.

    Во дворе было тихо, луна пробралась, наконец, сквозь тучи и осветила путь крадущимся в темноте ведьмам. Они ползли по земле, как дикие кошки. Их лица были раскрашены под цвет листвы, на всех черные эластичные костюмы, на спинах автоматы. На поясе у каждой из двадцати ведьм было достаточно взрывчатки, чтобы остановить танковое наступление. Они ползли тихо, не издавая не единого звука. Вокруг не было слышно ни шума ветра, ни шороха травы, ни кузнечиков, которых когда-то так много было в этой местности. Ведьмы подбирались все ближе. Внезапно рыжая, та, что вела всех, остановилась. Прибор ночного видения подтвердил, что у заборов никого нет. Значит, охрана внутри. Дав знак остальным, ведьма поднялась и в два счета оказалась у забора. Две другие последовали за ней. Еще пятеро убежали в обход участков. Остальные остались на месте. Плавно ступая по земле, три ведьмы все ближе подбирались к самому дальнему дому. В отличие от двух других, в нем не горел свет. Значит, там держат заложников. Ведьмы не разговаривали. Рыжая осторожно заглянула в щель между досками забора. Четверо. Двое у двери, двое в дальнем углу двора. Значит, она не ошиблась с выбором дома. Рыжая взглянула на часы и недовольно скривила губы. В следующий миг в противоположной стороне участков раздался мощный взрыв. Рыжая одобрительно улыбнулась и снова припала к щели в заборе. Два охранника тут же сорвались с места и убежали в сторону взрыва. Зарево от пожара уже освещало всю округу. «Двое», — показала рыжая. Осталось всего двое. Медлить нельзя. Враги могу понять их план. Один прыжком рыжая перемахнула через забор. Другая ведьма была уже на крыше. Расстреляв в упор одного охранника, рыжая резко развернулась, готовая отражать атаку второго. Но тот уже неподвижно лежал у ног третьей ведьмы. Та, что была крыше, пробравшись через чердак в сени, в это время уже открыла дверь изнутри. Войдя, первые две обнаружили труп еще одного охранника. Рыжая открыла замок на двери и вошла в комнату, где мирно спавшие до того люди, теперь испуганно жались в углу.
    — Выходим! Все! Быстро! — отчеканила она.
    Не дождавшись реакции, она стала выталкивать людей из комнаты. Два армейских джипа уже ждали около двора. Ведьмы за рулем откровенно нервничали, барабаня пальцами по автоматам. Испуганные, не понимающие, что происходит, люди были в момент распиханы по кабинам. Машины с визгом сорвались с места и увезли их в поле. Рыжая осталась. Она рванула туда, где еще оставались ее сестры. Внезапно на пути, словно из-под земли, вырос вампир. Этот был не похож на других, не рядовой солдат или охотник. Рыжая была одна перед лицом смертельно опасного противника. Они стояли в десяти метрах друг от друга и ждали. Он обнажил свои острые клыки в предвкушении ее крови, а она ждала, когда он даст повод нажать на курок. Он кинулся на нее первым. Она отскочила к забору, в кровь разодрав плечо о торчащий из доски гвоздь. На секунду вампир замер. Запах свежей крови затуманил рассудок. И ей хватило этой секунды. Она выстрелила. Вампир рухнул на колено.
    — Ольга!!! — раздалось совсем близко.
    Рыжая дернулась, вампир, шатаясь, снова поднялся.
    — Черт… — в шоке прошептала она.
    Кто-то приближается…еще миг, и она не сможет уйти. Рыжая рванула на голос. В темноте ее ждала ведьма. Рыжая запрыгнула на мотоцикл позади нее, и через мгновенье они были уже далеко.
    Превозмогая боль, вампир добрался до забора и оперся на него рукой.
    — Макс!! — подлетел взволнованный Лекс, — Твою мать…Врача срочно!!
    Макс рухнул на руки перепуганного брата. Они опустились на землю.
    — Кто это сделал?! Кто?! — оскалившись, заорал Лекс.
    — Рыжая ведьма… — слабо ответил Макс, — Я сам виноват. Отвлекся на ее кровь…
    — Ты ранил ее??
    — Она сама… На гвозде…
    — Я убью ее за это, — прошептал Лекс.
    Макс хрипло засмеялся.
    — Ты говоришь, будто я собрался умирать. Эта сука прострелила мне бок, но похоронить меня я тебе не дам.
    Лекс обнял брата.
    — Ну это радует. А то я уж думал, кто мне будет мораль читать?
    — Не дождешься, — улыбнулся Макс и нервно добавил, — Где чертов врач?
    — Где врач?!! — заорал Лекс.
    Через мгновенье врач уже был около истекающего кровью вампира. Его брат провел пальцами по окровавленному гвоздю. Макса унесли в дом. Лекс вышел на поле и посмотрел на след, оставленный мотоциклом ведьмы, поднес к лицу испачканные кровью пальцы и втянул манящий сладкий аромат. Он смотрел вдаль и думал, как будет убивать ту дрянь, что так сильно покалечила его старшего брата, заменившего в чем-то умершего отца. Она заслуживала смерти, и он убьет ее с наслаждением.

Глава 8 Ромео и Джульетта

    Солнце светит в глаза. Просыпаюсь и, довольно улыбаясь, потягиваюсь.
    — Оля! Вставай! На пары опоздаешь!
    Мама, наверное, уже заварила мне кофе. Вскакиваю с кровати и выхожу в коридор. Откуда-то вылетает Танька и врезается в меня.
    — Уйди, некогда! — нервно буркнула она и исчезла в зале.
    Я усмехнулась. Мелочь пузатая, а все туда же. Я умылась, причесалась и села завтракать. Мама, улыбаясь, подала мне булочку с курагой и ушла в зал помогать Тане одеваться. Через минуту в кухне появился папа.
    — Дочь, как сессия?
    — Вчера «Право» на 5 сдала, — гордо ответила я.
    — Молодец. На вот, заслужила, — и он протянул мне тысячу.
    — Спасибо! — выпалила я и, выскочив из-за стола, чмокнула его в щеку.
    — Ну куда ты ей столько? — вошла в кухню мама.
    — Сумку новую куплю, — довольно заявила я.
    Мама вздохнула.
    — У тебя ж еще два экзамена…
    — И четыре зачета, — подтвердила я.
    — Эдак ты весь дом сумками завалишь, — засмеялся папа.
    — Вот пусть сначала все сдаст, — мама пригрозила мне пальцем.
    Я снисходительно улыбнулась. Я же знаю, она только притворяется строгой, чтоб я уж совсем не распустилась. Надо же меня контролировать.
    Я вышла из дома. Взглянула на часы.
    — Черт, опаздываю! — прошипела я и побежала к остановке. Внезапно стало тихо. Солнце скрылось за непроглядные, свинцовые тучи. Люди вокруг куда-то пропали. Я испуганно оглянулась назад. Нет!!! Мой дом лежал в руинах, как и десятки других рядом. Я подбежала к обломкам. Где-то здесь мои родные. Изо всех сил я начала толкать массивные плиты, но они словно приросли друг к другу. Выбившись из сил, я упала на них и дико заорала…
    — Ольга! Ольга! Проснись!!
    Я вскочила с кровати и машинально схватилась за автомат.
    — Юлька, нельзя так пугать, — облегченно прошептала я.
    — Ты так орала во сне, — в недоумении смотрела она, — Я решила тебя разбудить.
    — Гребаный кошмар, — вздохнула я, — нервы пора лечить.
    — Нам всем их пора лечить, — согласилась она, — кстати, про «лечить». Как рука?
    — Какая рука? — не поняла я сразу, затем вспомнила про диверсию прошлой ночи, — Ах, да ничего, заживет, как на собаке.
    Мое предплечье было забинтовано. Я обнаружила, что рука в крови только, когда мы вернулись в лагерь. Я даже не чувствовала раны. Вот что значит адреналин.
    — Там Машка учудила, — хитро сказала Юля.
    — Таак, — нахмурилась я.
    — Да не напрягайся, тебе понравится, — забывшись, Юля хлопнула меня по больному плечу. Я зашипела от боли, а она, даже не извинившись, ушла. С трудом натянув на себя одежду, я вышла на улицу. Светило солнце. Я поморщилась. Как редко оно теперь светит, даже глазам больно с непривычки. Скоро мы все уподобимся вампирам, которым и без солнца неплохо живется.
    Увидев меня, Маша напряглась, хоть и не показала этого. И было из-за чего.
    — Это что такое? — кивнула я в сторону стола с разложенными на нем инструментами для маникюра и стрижки.
    — Оль, ты не ругайся, — вкрадчиво начала она, — я же только инструменты…
    — Кажется, я ни раз говорила, как отношусь к мародерству, — перебила я.
    — Оль, она решила, что нам всем надо снять стресс, — подскочила Юля. Тоже мне, защитница.
    — Раньше я работала в салоне красоты, — осторожно вставила Маша, — А тут случайно иду, смотрю, салон, дверь открыта, никого, естественно нет. Ну вот я и подумала, чего зря добру пропадать, когда оно может принести еще столько пользы…
    Она говорила это так серьезно, с такой истинной верой в великую исцеляющую силу красоты, что я не выдержала и засмеялась.
    — Ладно, оставь, — разрешила я, а Маша засияла от счастья, — Только с тебя маникюр, стрижка и укладка.
    — Не вопрос, — засмеялась она.
    Я расположилась на табуретке напротив нее, и как в старые добрые времена, отдала свои руки во власть мастера. Через полчаса ногти было не узнать. Та же приятная участь постигла и мою непослушную рыжую гриву. Маша подстригла мне отросшие концы и мастерски уложила расческой. Хотя ощущение, словно дали взятку. Ненавижу мародерство, наживаться на чужом горе бесчеловечно. Но, наверное, Юля права, это поможет нам всем немного расслабиться после прошлой ночи. Преображенная и довольная, я направилась обратно к своему шатру. Нужно сообщить Альянсу о проведенной операции. По дороге я заметила Джи-джи. Озираясь по сторонам, она мелькала за шатрами.
    — Таак, — я проводила ее подозрительным взглядом, — чего ж это мы так шифруемся?
    Как известно, чем больше стараешься, тем хуже выходит. Я пошла за ней. Дойдя до сарая, девчонка остановилась, и, убедившись, что ее никто не видит, вошла внутрь. Я тихо подошла к сараю. Изнутри доносились голоса.
    — Принесла?
    — Ага, на, держи.
    — Спасибо, что бы я без тебя делала?
    — Не знаю. Я незаменима.
    — Это точно.
    Пора кончать представление. Я резко вошла внутрь. Девчонки вздрогнули. Обе они, и Джи-джи и вампирша, испуганно смотрели на меня, боясь даже пошевелиться.
    — Иди сюда, — прорычала я Джи-джи, держа руку на рукояти пистолета.
    — Она меня не тронет, — пропищала Джи-джи, — Таня — моя подруга…
    — Бред! — перебила я, — Живо ко мне!
    Джи-джи послушно встала рядом. Вампирша продолжала испуганно хлопать ресницами, переводя взгляд то на меня, то на Джи-джи. Я вытолкала девчонку на улицу.
    — Ты за каким хреном пошла к ней?! — не сдержалась я.
    — Она — моя подруга! — закричала та, — Она не тронет!!
    — Ты — глупая, наивная малявка! Тебя обмануть, как пальцем щелкнуть!
    — Таня не врет мне, — Джи-джи заплакала.
    — Она — вампир, — спокойнее произнесла я.
    — Она не такая, как остальные, она — моя подруга…
    — Она — твоя подруга, пока ты носишь ей кровь стаканами, а однажды ей захочется свежатинки, и она вцепится в твое горло! Ты не знаешь этих тварей…
    — А ты их знаешь?! — перебила она, — Ты же даже не разговаривала с ней! Ты только стрелять и умеешь! А она такая же, как мы!
    — Все! Хватит мне тут комедию ломать! Еще раз увижу тебя рядом с сараем, пристрелю ее к чертям собачьим!
    Джи-джи убежала в слезах.
    — Подруга, — проворчала я себе под нос и направилась к своему шатру.
    — А я говорила тебе, пристрели вампиршу, — ехидно улыбнулась откуда-то взявшаяся Юля.
    — Ты видела, да? Поставь кого-нибудь около сарая, чтоб эта дурочка больше не зашла, — я провела рукой по волосам и глубоко втянула в себя воздух, — Ну вот. Мне снова надо расслабиться. Пришли ко мне Машку, я хочу массаж.
    — Она не массажистка…
    — Мне плевать, — рявкнула я, — Я хочу массаж.
    Я быстро зашагала к шатру, а Юля пошла за Машей. Глупая, маленькая Джи-джи… Хотя какая она маленькая? В ее возрасте на востоке замуж выходят, но, как минимум, уже пора что-то соображать. Подруга… Эта ее подруга — самый опасный хищник на планете. Она не только сильная, быстрая и зубастая, но к тому же отличается от акул, тигров и прочих охотников на мясо, наличием разума. Даже, если вампирша и не планирует убивать Джи-джи, то, уж наверняка, попытается использовать ее, чтобы выбраться отсюда. Прямо как Ромео и Джульетта. Ромео, ах как мне жаль, что ты — Ромео, отринь отца и имя измени… Тут уж меняй, не меняй…Как давно они уже так дружат? Не больше пары дней, думаю, Джи-джи появилась у нас за день до прихода солдат, а именно, три дня назад. Кстати, о птичке. Точнее о солдатах. Мы свою миссию выполнили, и теперь можем уйти с чистой совестью. Ушли бы сегодня, если бы не вчерашняя операция в деревне. Подождем до завтра. Так…что делать с вампиршей? Я ее застрелить не смогу, пыталась уже. Может, поручить это Юле? Она давно порывается. Тогда Джи-джи возненавидит меня. Но с другой стороны, она больше не сможет подвергнуть себя опасности и, наконец, поймет, что в какое время мы живем. Наверное, я так и сделаю. Все равно же я не могу отпустить вампиршу. Оставить ее здесь тоже не могу. Взять с собой и подавно. Остается одно. И сделать это надо до утра, потом будет некогда.

Глава 9 У костра

    Лекс сидел у костра в сквере, неподалеку от своих катакомб, и смотрел на пламя. Огонь танцевал и извивался, бросал в небо клубы дыма и тысячи сияющих искр. Лекс сидел так уже несколько часов. На пламя костра можно смотреть бесконечно. Огонь отражался от его черных, дьявольских глаз, придавая им еще большую дикость. Лекс смотрел на огонь так, словно искал в нем следы той рыжей ведьмы. В какой-то момент ему вдруг показалось, что в пламени кружится женщина. Ее огненные волосы развеваются на ветру. Она пластичная и резкая, мягкая и агрессивная. Она — сама стихия. Демон огня. Макс еще не мог встать с постели, но опасность для жизни миновала. Лекс вынул из кармана маленький, сложенный вчетверо, платок и взглянул на засохшие на нем капли крови. Он знает ее запах, он почувствует ее, окажись она рядом. И он убьет ее, не раздумывая. Нет. Сначала он заставит ее помучаться, а уже затем убьет. И снова не так. Он оставит ее умирать. Она будет просить убить ее, но он просто уйдет и дождется ее смерти. Человек убил его отца. Женщина подстрелила его брата. Женщина держит в плену его сестру. Людей не за что жалеть, а Валькирию и эту рыжую ведьму особенно.
    — Господин, — послышалось за спиной.
    — Чего надо? — равнодушно спросил Лекс, не отводя глаз от костра.
    — Есть новости.
    — Оперативно, — вздохнул он, — Даже странно. Говори.
    — Ведьмы завтра утром уходят из лагеря.
    — Почему и куда?
    — Их сменили солдаты группы «Альфа». Куда уходят, неизвестно.
    — Так, дальше что? — так же безучастно спросил Лекс.
    — Татьяна, вероятно, останется в лагере…
    — Ты это мне пришел сказать?! — рявкнул на вампира Лекс.
    — Мы можем напасть…
    — Нет, не можем, — с издевкой проговорил Лекс, — Армия, которая останется в лагере, в два раза больше группы ведьм! Если кучка баб провела вас, как последних лохов, куда вам нападать на «Альфу»?
    Вампир молчал, понурив голову. Лекс попытался взять себя в руки.
    — Сам хорош. Чем я только думал? Мы пойдем навстречу ведьмам.
    Вампир уставился на него в недоумении. Лекс помолчал немного, явно не желая озвучивать свои мысли, но затем все же продолжил.
    — Они не оставят Таньку в лагере. Скорее всего, они уведут ее в лес и там убьют.
    — Тогда я предупрежу солдат, — вампир развернулся, собираясь уйти, но Лекс окликнул его.
    — Не надо солдат. От этих козлов толку, как молока… Или что-то вроде… Бери охотников.
    — Охотников? — с удивлением переспросил вампир.
    — Ты глухой? Повторить? — зарычал Лекс.
    — Нет… но, простите, охотники не умеют драться. Они только охотятся…
    — Вот именно, охотятся, — Лекс оскалился в предвкушении удачной охоты.
    Вампир кивнул и исчез в темноте. Лекс вернулся к костру.
    — Завтра мы с тобой потанцуем, — загадочно протянул он, потирая пальцами платок.
    Луна скрылась за тучей, но вампиру не страшна темнота, она — его стихия. И снова наступила тишина. Костер все так же бросался в ночное небо тысячей мигающих огоньков, а Лекс долго еще смотрел на пламя, наблюдая за завораживающим, опасным танцем рыжей ведьмы.

Глава 10 Казнь

    Я проснулась на рассвете. Мы уходим. У «Дельты» нет постоянной базы или лагеря, мы кочуем. Я собрала в свой рюкзак как всегда самое необходимое: сменная одежда, средства личной гигиены, ноутбук и, конечно, оружие, предварительно проверив его. В бою проверять будет некогда. Накинув рюкзак на спину, я окинула взглядом, уже ставший за месяц мне родным, шатер и вышла на улицу. Опять тучи, а я уж размечталась, что как вчера будет солнце. Наивная. Юля тоже уже собралась, я заметила, как она ходит по лагерю и торопит остальных. Солдаты смотрели на нас с грустью в глазах. Еще бы, не каждый день на войне им удается прожить неделю бок о бок с женщинами. Я знаю, что многие из моих сестер поддались соблазну приятно провести время. Но я не корю их за это нарушение дисциплины. Может быть, завтра мы все умрем. К тому же, не всем же быть такими ледяными глыбами, как я. Единственное, в моей группе не место сентиментальным и беременным. Если замечу, выгоню сразу, и пускай идет назад к беженцам. Мы не в войнушку играем.
    Через десять минут моя группа была готова к отбытию. Краем глаза я заметила на себе пристальный, настойчивый взгляд Игоря. Он наблюдал за мной уже минут пять, но я игнорировала его.
    — Ольга! — наконец не выдержал он.
    Я обернулась. Он махнул рукой в сторону шатра и исчез внутри.
    — Юль, приведи пока вампиршу, я на пару минут, — уходя, сказала я.
    — А вам хватит? — усмехнулась она.
    Я одарила ее убийственным взглядом, улыбка Юли ту же исчезла. Она поспешила удалиться. Юля, конечно, мне ближе всех из сестер, но иногда она забывает, что я все-таки ее командир. Я вошла в шатер вслед за Игорем. Он ждал меня.
    — Не хочешь попрощаться? — тихо спросил он.
    — Ты же знаешь, я не люблю долгих слезливых прощаний.
    — Это не значит, что надо уходить, совсем не попрощавшись.
    Я промолчала. Мне хотелось скорее выйти из шатра и покинуть, наконец, лагерь. Игорь подошел ближе. Я невольно отступила назад. Не люблю сокращать дистанцию своего личного пространства, становится некомфортно. Игорь странно взглянул на мое лицо, сначала в глаза, потом на губы, затем снова в глаза. Кажется, он колебался. Внезапно он прижал меня к себе и крепко поцеловал. Это было так неожиданно, что я даже не оттолкнула его.
    — Береги себя, — прошептал он.
    — И ты, — нервно улыбнулась я и поспешила выйти на улицу. Я не могла смотреть ему в глаза. Возможно, мы больше не увидимся. Наверное, это к лучшему. Я больше не буду маячить перед ним. С глаз долой — из сердца вон. По крайней мере, я надеюсь, что он сумеет забыть меня.
    Сестры ждали в полном составе, плюс испуганная вампирша, которую Юля держала на цепи около себя. Вампирша явно не понимала, зачем ее разбудили в такую рань, и куда ведут. Она нервно оглядывалась по сторонам, словно искала кого-то.
    — Уходим, — громко произнесла я.
    Группа зашагала в сторону леса. Я шла первой, не оборачиваясь. Я знаю, Игорь сморит на меня. Я не хочу пересекаться с ним взглядом. Через несколько минут лагерь скрылся за деревьями. Все позади, как и не было. Мы снова идем куда-то, по дороге будем убивать вампиров, ботов, если попадутся. И так до тех пор, пока Альянсу не понадобится проводить какую-нибудь колонну, встретить высокопоставленных лиц или провести спец. операцию.
    Мы шли небыстро. В лесу начинало светать, деревья уже не казались сплошной темно-серой массой. Влажная холодная земля проминалась под ногами. Я покосилась на Юлю. Она тут же указала взглядом на плетущуюся чуть позади вампиршу. Я поняла ее. Обуза нам не нужна. Я вздохнула.
    — Привал! — скомандовала я.
    — Так быстро? — не поняла Лена.
    — На пять минут, не больше, — сухо ответила я и протянула к Юле руку. Та молча передала мне цепь. Вампирша непонимающе смотрела на нас. Я потянула ее за собой на холм. Она послушно посеменила следом. Когда мы отошли метров на двести в чащу, я обернулась. Группы не было видно. Девчонка смотрела на меня полными ужаса ледяными глазами. Она поняла, зачем ее увели из лагеря. Ее увели на казнь. Я молча достала пистолет и передернула затвор.
    — Не надо, пожалуйста, — прошептала вампирша. Из ее больших черных глаз потекли слезы. Ее начало трясти, как в тот раз, когда Юля поймала ее в кустах у лагеря.
    — Пощадите, — пропищала она, — пожалуйста… ради Бога…
    — Не упоминай имя Бога, — холодно сказала я и направила на нее оружие.
    Она зажмурилась и сжалась в один маленький, трясущийся комочек. Я выстрелила. Пара секунд. Вампирша открыла глаза, не понимая, почему она еще жива. Я бросила к ее ногам ключ от замка на цепи и быстро пошла обратно. Девчонка так и осталась стоять как статуя. Не знаю, зачем я выстрелила мимо, зачем отпускаю ее. Наверное, интуиция. Надеюсь, не пожалею. Я вернулась к сестрам.
    — Все? — равнодушно спросила Юля.
    — Все, — так же ответила я и скомандовала, — Подъем! Уходим.
    Сестры, расположившиеся на рюкзаках, нехотя встали и снова пошли за мной.

Глава 11 Падальщики

    Таня стояла в лесу. Она все еще не верила, что Валькирия, о которой она слышала столько ужасов, пощадила ее. Зачем она сделала это? Она же ненавидит вампиров. Наверное, Таня правильно поступила, что не рискнула нападать. Тогда бы ее точно уже не было в живых. Да и нападать-то она толком не умеет. Ее старший брат, Максим, потратил кучу времени и нервов, чтобы обучить ее хотя бы азам. В итоге он оставил эту бесполезную затею. Его сменил второй брат, Александр. С импульсивным Лексом заниматься было интереснее, чем со спокойным, уравновешенным Максом, но Таня все равно не понимала, чего от нее хотят, и зачем ей все это надо. Она не хочет никого убивать, ей достаточно добычи охотников. В результате и Лекс плюнул на тренировки, назвав Таню бестолковой. Чего она и добивалась. Только вот теперь она одна в лесу, ее чуть не убила ведьма, и нет гарантий, что по лесу не бродят боты.
    Решившись, наконец, Таня подняла ключ и открыла им замок. Цепь упала на землю, Таня потерла покрасневшее запястье. Надо куда-то идти. Но куда? Почему она не слушала братьев, когда те учили различать запахи? Нет ни телефона, ни оружия. Таня пошла в противоположную от дороги сторону, чтобы еще раз случайно не встретиться с ведьмами. Иначе Валькирия все-таки застрелит ее. Вынуждена будет застрелить. Тане этого, естественно, не хотелось.
    Она шла вниз по холму, опираясь руками за стволы деревьев, чтоб не скатиться кубарем со склона. Странный звук заставил ее остановиться. Она замерла и прислушалась. Звуки раздавались где-то поблизости. Таня испуганно оглянулась. Позади нее в склоне холма была огромная нора. Звуки доносились оттуда. Таня никогда раньше не слышала ничего подобного. Она была совсем близко, но даже с ее отличным зрением, не могла различить, кто был в кромешной тьме норы. Звуки стали еще более устрашающими. Она попятилась. Из норы показалась отвратительная зубастая морда. С оголенных клыков капала слюна. Больше Таня смотреть не стала. Со всех ног она рванула оттуда. Какое счастье, что способность быстро бегать дана ей от природы, и этому не надо учиться. Чудовище из норы бросилось за ней. Оно бежало на задних ногах, вытянувшись параллельно земле, и жутко хрипело. И все же Таня бежала быстрее, она сумела оторваться от чудовища. Выбежав к какому-то озеру, она остановилась и отдышалась. Кажется, все. В лесу захрустели сухие ветки. Таня напряглась. Она ошиблась. Теперь их было много. Десять, а может и двадцать, монстров скалились, глядя на нее, в предвкушении завтрака. Таня попятилась и вошла в воду. Монстры начали окружать ее. Наверное, это конец. Если с Валькирией у нее всегда был хотя бы призрачный шанс договориться, то с этими существами вряд ли получится. Не раздумывая, Таня бросилась в воду и поплыла к противоположному берегу. Чудовища заметались на берегу, не решаясь войти в воду. Похоже, они боятся воды. Значит, в воде Таня в безопасности.
    Добравшись до противоположного берега, она устало рухнула в траву. Хорошо, что озеро не большое. Надо убираться отсюда. Таня отжала край мокрой кофты и волосы и побежала в лес.

    В обед сестры начали ныть, что хотят есть, и на развилке лесных дорог мы сделали привал. Солнца по-прежнему не ожидалось, но было довольно тепло, и это радовало. Вампирша, наверное, уже бежит домой. Сегодня я не оправдала славу убийцы вампиров. Вот прибежит девчонка к своим зубастым сородичам и расскажет, что я мягкотелая, снисходительная и, вообще, меня нечего бояться…Буду тогда знать. Развернув фольгу, я достала бутерброд и откусила кусок. По лесу прокатился крик. Кусок встал поперек горла. Я вскочила. Сестры схватились за оружие. Все мы смотрели в лес. Крик повторился, такой знакомый…
    — Черт, это Джи-джи, — вырвалось у меня.
    Я рванула на крик.
    — Я с тобой, — бросилась следом Юля.
    — Нет, оставайся за старшую, — остановила я ее и скрылась в лесу.
    Я бежала со всех ног, перепрыгивая поваленные стволы и сплетенные ветви. Куда эта малявка еще попала? Криков больше не было. Неужели, опоздала?
    — Женя! — заорала я.
    — Ольга! Я здесь! — донеслось из-за холма.
    Значит, еще не поздно. Обогнув холм, я остановилась как вкопанная. Я никогда не видела подобного. Восемь падальщиков кружили под деревом, на которое забралась до смерти перепуганная Джи-джи. Увидев более легкую добычу, они оставили дерево и бросились на меня. Троих я убила сразу, остальные пять оказались более проворными, они увернулись от пуль. Я бросилась назад, они за мной. Впервые в жизни я позавидовала вампирам. Я выбежала на поляну.
    — Сюда! — послышалось сверху.
    Не думая, я влетела на дерево. Еще миг, и челюсти монстра вцепились бы мне в ногу. Я отдышалась.
    — Какого черта ты здесь? — опешила я, увидев вампиршу, занявшую соседнюю ветку.
    — Вон, — показала она пальцем на кусты, — Ждет, когда я спущусь.
    Я усмехнулась.
    — Смотрю, ты решила искупаться.
    — Да уж, — проворчала вампирша, — не по своей воле.
    Монстры исчезли в кустах. Выжидают.
    — Так, я не собираюсь сидеть тут вечно, — прорычала я и спрыгнула вниз.
    Двое тут же бросились на меня, и упали замертво. Дальше она нападали один за другим. Я отходила, не убирая пальца с курка. Одиннадцать дохлых псов валялись у моих ног. Один еще дергался, я выстрелила ему в голову. Даже такая тварь не заслуживает мучений. В конце концов, они убивают из-за инстинкта. Я перезарядила автомат и пошла обратно в лес. Услышав позади хруст ветки, я снова чуть не выстрелила.
    — Это я, я! — остановилась вампирша.
    — Ты зачем идешь за мной? — нахмурилась я и перешагнула через поваленную березу.
    — С вами безопасней, — неуверенно ответила она.
    — Со мной?! — онемела я, — Из уст вампира это звучит, как оскорбление.
    — Можно, я пойду с вами? — тихо спросила она.
    — Куда ты собираешься со мной идти? — усмехнулась я, — К ведьмам что ли?
    — Они не увидят меня, я просто буду идти за вами…
    — Юля уже поймала тебя однажды, и поймает еще раз. Скажи, спасибо, что не пристрелила тебя, и вали к своим, — я ускорила шаг. Надо забрать Джи-джи и всыпать ей, как следует.
    — Спасибо…Но я не знаю, куда идти…
    Я обернулась. Она стояла такая жалкая и потеряная, что на секунду мне стало жаль ее. Абсолютно не приспособленная к жизни маленькая вампирша.
    — Иногда мне не верится, что ты — вампир, — засмеялась я, — Ты хоть кусаться-то умеешь?
    — Я не умею нападать, — призналась она.
    — Что ж тебя не научили?
    — Меня учили, но брат сказал, что я бестолковая.
    Я засмеялась.
    — Наверно, он прав. Мы дошли до того места, где я оставила Джи-джи. Сердце остановилось, я схватилась за автомат.

Глава 12 Обмен

    Он стоял у того самого дерева, обняв одной рукой трясущуюся от страха Джи-джи, а другой нежно убрал ее черные лохматые пряди с шеи. Вдохнув аромат ее юной кожи, он широко улыбнулся, обнажив свои белоснежные острые зубы. Высокий, темноволосый, сильное тело, колючий взгляд и ядовитая улыбка. Он поймал Джи-джи.
    Я целилась ему в голову, прямо между глаз. Он знал, что я не выстрелю, у него заложник.
    — Лекс? — испуганно прошептала вампирша.
    — Таня, иди сюда, — позвал ее вампир.
    — Таня никуда не пойдет! — рявкнула я и схватила девчонку так же, как вампир держал Джи-джи.
    — Забавно, — усмехнулся он, — обмен?
    — Отпусти, а то башку ей прострелю, — для убедительности я дернулась, вампирша взвизгнула.
    Вампир нахмурился, кажется, понял, что я не шучу. Внезапный порыв ветра развеял мои волосы. Вампир втянул в себя запах, который донес ветер.
    — Ты… — прошипел он, его глаза округлились. Он оскалился. Я улыбнулась. Не знаю, что он имел в виду, но его бешенство мне нравится.
    Неожиданно вампир вытащил пистолет и направил на меня. Мы стояли на расстоянии десяти метров друг против друга, как на дуэли, с довеском в виде заложников. Он хотел убить меня. Я еще не видела глаз, настолько полных ненависти и желания убить. Мы молчали. Джи-джи заплакала.
    — Лекс, — пропищала Таня, — не делай ей больно. Она моя подруга.
    — Ты чего несешь? — рявкнул Лекс.
    — Оля… — шептала Джи-джи, сквозь слезы.
    — Что будем делать, Оля? — снова ядовито улыбнулся вампир, сделав акцент на моем имени.
    — Твои варианты, Лекс, — так же ответила я.
    — Ты отпускаешь мою сестру, а я твою девчонку.
    — Так это твой брат? — с наигранным удивлением спросила я вампиршу, — Этот назвал тебя дубиной?
    — Бестолковой, — прошептала она.
    — Да я уж смотрю, он манерами не блещет!
    — Заткнись, тварь!
    — От твари слышу!
    Он зарычал. Напряжение росло, кто-то из нас сейчас не выдержит…Вдруг вокруг нас послышалось хриплое рычанье. Мы оба, и я и вампир, нервно огляделись. Кто-то пробежал за деревьями.
    — Это что за хрень? — напрягся вампир.
    — Падальщики, — ледяным голосом ответила я. По моим глазам он понял, что дело — дрянь.
    Чудовища медленно показались среди деревьев.
    — Слушай, вампирчик, — напряглась я, — может потом закончим?
    — Лекс, послушай ее! Они чуть не убили меня! — вступилась Таня.
    — Ладно, — решил он, — отпускаем на счет «три». Раз. Два. Три.
    Я отпустила вампиршу, а он Джи-джи. Девчонки поменялись местами. Двенадцать монстров окружали нас. Мы вынуждены были подойти ближе друг к другу. Внезапно один из монстров кинулся на вампира. Тот прострелил ему голову. Девчонки закричали.
    — Слышь, рыжая, — бросил мне вампир, — уводи девчонок, я задержу их.
    — Черта с два! — огрызнулась я. Вампир оскалился, — На дерево! — скомандовала я девчонкам.
    Два раза повторять не пришлось. Монстры окружили нас. Эти твари давно поняли, чем грозят им штуки в наших руках, они не спешили нападать, выбирая момент. Мы вынуждены были подойти еще ближе друг к другу. Мало того, мы повернулись друг к другу спиной. Монстры подходили ближе. Я попятилась и врезалась в спину вампира. Он вздрогнул и зарычал. Но сейчас было не до разбирательств. Сейчас перед нами общий враг. Они напали. Я выстрелила, вампир тоже. Твари падали одна за другой. Кто-то из девчонок закричал, на миг я отвернулась, и тут же была сбита с ног очередной зубастой тварью. Его челюсти щелкали прямо у моего лица, я держала его за горло. Если подбежит второй — мне конец.
    — Она моя, тварь!
    Псина с визгом падает замертво. Вампир пристрелил ее. Я мгновенно вскочила. Мы снова встали спина к спине. Монстры исчезли в кустах, но не уходили.
    — Полагаю, должна сказать «спасибо», но не буду, — не оглядываясь, сказала я.
    — Не позволю какой-то лысой псине убить того, кого я убью сам, — сухо ответил он.
    — Наивный, — засмеялась я.
    Монстры снова бросились на нас. Их стало еще больше. Мы перебили всех. Я отошла от вампира и жестом позвала Джи-джи к себе. Та мигом спрыгнула с дерева и подлетела ко мне. Вампир снова нацелился на меня, а я на него. Кто быстрее?
    — Ольга! — послышалось за деревьями. Вдалеке показались несколько моих сестер. Я победно улыбнулась. Вампир злобно зарычал.
    — Надо уходить! — теребила его за рукав куртки Таня, — Ведьмы убьют нас.
    Я прицелилась и нажала на курок.
    — Нет! — закричала Джи-джи, толкнув меня под руку.
    Пуля прошла выше. Вампир оскалился и, схватив в охапку сестру, исчез за деревьями.
    — Какого черта ты сделала?! — заорала я на нее. Джи-джи заплакала. Я с силой ударила ногой по стволу дерева и пошла навстречу сестрам. Джи-джи, плача, поплелась за мной.

    — Все, — остановился Лекс. Он отдышался и крепко обнял сестру, — Танька, как же ты нас испугала…
    — Я так соскучилась по тебе, — она поцеловала его в щеку.
    — Пойдем домой. Ты хорошо себя чувствуешь?
    — Да, — ответила Таня, — Валькирия не давала меня бить и велела кормить два раза в день.
    — С чего такая щедрость? — подозрительно покосился Лекс.
    — Знаешь, Валькирия сегодня отпустила меня.
    — Не понял?
    — Утром меня повели на казнь, должны были застрелить. Но она пожалела меня, представляешь, отпустила.
    — Как же не пожалеть, такую прелесть, как ты? — усмехнулся Лекс и обнял ее за плечо.
    Они шли по лесу. Вдруг Таня засмеялась.
    — Чего? — спросил Лекс.
    — А здорово вы с ней вдвоем этих монстров!
    — С кем? С рыжей?
    — Ну да, с Валькирией.
    Лекс изменился в лице.
    — Это была Валькирия?!!
    — Да… — несмело ответила Таня, — А ты не знал? Лекс пошел крушить камни и деревья. Он дрался бок о бок с самой Валькирией, с самым главным врагом, а вместо нее убивал каких лысых мутантов. Таня с философским видом наблюдала, как бесится ее брат, и не мешала ему. Она знала, сейчас он успокоится, и они пойдут дальше. Конечно, по дороге она узнает о себе много нового, но зато самое страшное уже позади.

Глава 13 Видение

    Черноволосая красавица игриво провела ногтями по его обнаженной груди. Лекс улыбнулся и закрыл глаза. Красавица расстегнула блестящий лифчик и отбросила его в сторону.
    — Я люблю тебя, — прошептала она.
    Лекс улыбнулся. Он был доволен не столько тем, что девушка призналась ему, сколько тем, что самые красивые вампирши готовы были ублажать его снова и снова, потому что каждая надеялась стать его женой, женой их лидера. Каждая мечтала завоевать его. Но Лекс не торопился жениться и даже выделять кого-то из них. Девушки считали его красавчиком, и как, любому красавчику, ему, жуть как, не хотелось расставаться со свободой. Будь жив отец, давно бы женил его на дочке какого-нибудь важного вампира. Но еще в прошлом году Роман был убит при наступлении солдат группы «Альфа». С тех пор общиной руководит его младший сын Александр, а старший, Максим, — его правая рука.
    Черноволосая красавица извивалась как кошка. Лекс млел от ее ласк. Он открыл глаза. На месте черноволосой вампирши была рыжая ведьма. Как она попала сюда? Она улыбнулась и принялась целовать его грудь. Он не знал, как реагировать, но ласки рыжей ведьмы ему безумно нравились. Рыжая поцеловала его в губы. Как же она красива… Куда делась вся его ненависть? Наверное, не надо было пить столько виски. Они двигались в унисон, как единое целое. Ее огненные волосы спадали ему на лицо, и это нисколько не раздражало. Лекс снова закрыл глаза. А когда открыл, опять увидел черноволосую вампиршу. Что-то взорвалось внутри него. Он резко поднялся.
    — Дорогой, что-то не так? — испуганно пролепетала она.
    — Уходи, — тихо ответил он.
    — Что? Почему? — не поняла она.
    — Уходи, я сказал, — громче повторил он.
    Вампирша слезла с кровати и, накинув халатик, ушла, злобно хлопнув дверью. Лекс сидел и думал. Конечно, он и раньше слышал о том, что многие представляют с собой в постели врагов, но рыжая была так реальна… Без сомнений, он убьет ее, это естественно. Но почему она привиделась ему в такой роли? Он же думает о совершенно противоположных вещах. И все же, черт возьми, Лексу понравилось это видение. Главное, чтобы оно не привиделось, когда он соберется убить эту дрянь.
    Таня уже два дня плохо спала и ела через силу. Она все твердила, что скучает по своей подруге Джи-джи. Братьям оставалось только вздыхать. Им было жаль сестру, даже, несмотря на то, что любовь к человеку они не понимали.

    Прошло два дня с той несостоявшейся дуэли в лесу. Я вспоминала того вампира и его сестру. А Джи-джи в чем-то права. Я их совсем не знаю. Оказывается, они, как и мы, любят своих близких. Что ж, плюсик им в записную книжку. Но это ничего не меняет. Эти твари — дикие и агрессивные, они опасны для людей. Такие отмороженные личности, как я, способны дать им отпор, но таких единицы. Основная масса — это беззащитные люди, никогда не державшие в руках оружия. Джи-джи переживала разлуку с подругой. Что ни говори, но эти девочки привязались друг другу. Пусть даже одна из них потенциальная пища для другой. Не понимаю, как такое возможно, но это есть. Даже я вынуждена признать это.
    Сегодня я получила письмо из генерального штаба Живого Альянса. Обычно я получаю письма от генерала Штейна. Он любит давать распоряжения лично. Сегодня же мне написал сам главный председатель Альянса, генерал армии Альфред Гегель. По крайней мере, копия письма за его подписью прилагалась, а значит, дело серьезное. Председатель писал о том, что 23 июля в Юрмале состоится всеобщее собрание, на котором обязаны присутствовать по пять представителей от каждой делегации. Я не совсем поняла, что он этим имел в виду. Наверное, солдатские подразделения «Альфа», «Бета», «Дельта» и прочие отряды, не имеющие спец. назначения. Председатель сообщил о том, что армия не справляется с машинами. Мы проигрываем одно сражение за другим. Вследствие чего, он просил нас поддержать новый спец. проект по созданию альтернативных боевых групп. Не понимаю. В самом низу письма была приписочка, что все межнациональные распри необходимо временно забыть во имя спасения планеты перед общей угрозой. Или я деградирую или, от нас что-то скрывают. Отказаться нельзя, мы обязаны посетить собрание.

    Макс, торопясь, шел по коридору. Он нес брату важное сообщение, пару минут назад сброшенное с вертолета прямо к входу в катакомбы. Уже одно то, что кто-то вычислил их жилище, говорит о значимости послания. Макс постучал, но скорее для приличия, и, не дождавшись разрешения, вошел в комнату. Лекс был один.
    — Что? — с интересом спросил он.
    — Держи, — Макс протянул Лексу конверт.
    Лекс покосился на брата и, осторожно развернув конверт, принялся читать. Макс заметил, как постепенно меняется холодное лицо брата. Лекс становился то сосредоточено-серьезным, то надменным и усмешливым, то снова серьезным.
    — Что там? — не выдержав, спросил Макс.
    Лекс молча протянул ему письмо. Пару минут Макс читал, затем глухо зарычал.
    — Мы можем отказаться?
    — Читай постскриптум, — убитым голосом ответил Лекс.
    Макс пробежал глазами по строчкам «В случае неповиновения вы будете уничтожены».
    — Черт…
    — Вот именно.
    Макс сел рядом с братом. Оба молча смотрели куда-то в пустоту. Они обязаны придти в назначенное время в назначенное место. Нет никаких гарантий, что это не ловушка, но если они не придут, их всех ждет смерть.

Глава 14 Делегация

    23 июля. Сегодня впервые за два года Юрмала собрала в себе столько же людей, сколько собирала когда-то на концертах «Новая волна». Но сегодня здесь были отнюдь не ценители музыки. Город кишил солдатами. Все они прибыли сюда на собрание Живого Альянса под лозунгом «Вместе мы — сила». Приехавших с разных точек мира размещали в специально отстроенном для этого события бункере, разделенном на корпуса. По меркам военного времени бункер казался едва ли не пятизвездочной гостиницей с горячей водой, нормальными туалетами, чистым постельным бельем, общей столовой и даже баром, в которых солдаты не бывали уже давно. Номера были рассчитаны на пятерых, но иначе организаторам просто никак было не вместить всех прибывших. Но на этом неудобства кончались. Наверняка, многие из приехавших захотят задержаться здесь подольше. На окраинах города, обнесенного высоким забором с колючей проволокой, устроили пропускной пункт. Въезд в город был всего один, чтобы в случае непредвиденных ситуаций, никто не мог покинуть пределы города. Охрана на въезде была предупреждена о возможных конфликтах, потому арсенал оружия при каждом солдате был более чем внушительный. Прибывших пропускали исключительно по предъявлению приглашения на собрание. В город допускались делегации не более чем из тридцати человек, пять из которых должны представлять свою группу или общность на самом собрании. По всему городу бродили солдаты, контролирующие соблюдение основного правила для прибывших — все распри остаются за воротами города.
    Вампиры прибыли за час до начала. Остановившись на пропускном пункте, Лекс в сопровождении брата и еще десяти вооруженных вампиров показал контролеру письмо. Дикие глаза вампирской делегации заставили содрогнуться сердце парнишки. Он впервые увидел вампира, да еще так близко. Лекс молчал, но глаза говорили красноречивее любых слов. Ему жутко хотелось разорвать в клочья всех этих людей. Но он держался, прекрасно понимая, что силы неравны. Не говоря ни слова, контролер пропустил их в город.
    — Куда дальше? — спросил брата Макс.
    — А пес его знает, — сквозь зубы ответил Лекс, — Наверное, надо у кого-то спросить.
    Макс увидел неподалеку внушающего уважение солдата, этот точно знает, куда тут идти.
    — Эй, — окликнул его Макс.
    Солдат обернулся и удивленно посмотрел на вампира.
    — Куда нам идти?
    — Откуда я знаю, куда вам надо, — усмехнулся солдат.
    Макс зарычал и дернулся в его сторону, но Лекс быстро остановил брата, схватив его за локоть. Макс мгновенно остыл. Лекс вышел вперед.
    — Мы приехали на всеобщее собрание. Мы ищем то место, где оно будет проходить.
    — Идите до конца улицы, потом свернете налево и увидите пятиэтажное административное здание.
    — Спасибо, — натянуто улыбнулся Лекс.
    Солдат для приличия кивнул ему и присоединился к своей группе.
    — Значит так, — Лекс развернулся ко всем, — Никаких драк. Охотиться тоже нельзя. Всем ясно?
    Вампиры недовольно переглянулись.
    — Не думал, что это будет так сложно, — вздохнул Макс.
    — Я тоже никогда не видел столько людей, — Лекс дружески похлопал его по плечу, — Всего сутки как-нибудь продержимся.
    — Ты прав, — согласился Макс, — Взрослеешь, брат.
    Лекс засмеялся, вампиры направились туда, куда указал солдат. Люди обходили их стороной. Многие вообще никогда прежде не видели вампиров. Но не узнать их было невозможно. Кроме бойцов из различных отрядов в городе жили и гражданские. Юрмала пострадала значительно меньше других городов. Здесь осталось много целых зданий, восстановили линии электропередач, водоснабжение. Беженцы, непринимавшие спартанский образ жизни в человеческих поселениях и лагерях, в первую очередь стремились именно сюда. Сегодня люди старались не выходить на улицу. Боялись. Одно понимание того, что в одном городе с ними находится несколько десятков вампиров, внушало им животный страх, ибо группа Лекса была не единственной вампирской делегацией. С другой стороны многие горожане знали, что на собрании будет присутствовать группа «Дельта», которая успела уже обрасти легендами. Имя капитана Власовой, а иначе Валькирии, знали здесь все. Кличка, данная вампирами, так прикрепилась к ней, что уже и простые люди предпочитали называть Ольгу именно так.
    Свернув на нужном перекрестке, вампиры увидели перед собой огромное белое здание с широким крыльцом и колоннами. Около него собралось так много солдат, что вампиры на миг остановились, не решаясь подходить.
    — Пошли, — скомандовал Лекс, вампиры, сжав зубы, зашагали к зданию.
    Вдруг прямо под ноги Лексу выкатился старенький мячик, а следом за ним из арки выскочил мальчик лет семи. Конечно же, мальчик никогда еще не видел вампиров. Наверняка, он не представлял, чем может обернуться подобная встреча. Сейчас он просто с интересом рассматривал странных людей, не решаясь забрать мяч у них из-под ног. Лекс посмотрел в глаза ребенка, чистые, наивные, такие открытые. Он вдруг подумал, что испытает эта кроха, окажись он в руках голодного вампира или той самой твари, напавшей на него тогда в лесу. Лекс молча толкнул ногой мяч мальчику и направился дальше. Кстати, о том случае в лесу. Прошел ровно месяц. Лекс думал о том, будет ли здесь рыжая ведьма, а если будет, увидит ли он ее. Но даже если и так, в этом городе он не сможет расквитаться с ней. Это понимание очень раздражало Лекса.
    Подойдя к зданию, вампиры остановились несколько в стороне от людей.
    — Ну что, дипломат? — с издевкой проговорил Макс, — Давай, веди переговоры.
    — Да пошел ты, — огрызнулся Лекс.
    Ему жутко не хотелось снова разговаривать с кем-то из этих людей.
    — Ей зубастики, — окликнул их задорный женский голос, — Чего, заблудились?
    Вампиры разом обернулись. В нескольких метрах от них стояла высокая черноволосая девушка, одетая в черное. Увидев их лица, она почему-то расхохоталась.
    — Что, нравится чувствовать себя в клетке со львами?
    — Слушай, ты, львица… — шагнул к ней Лекс, но на сей раз Макс задержал его.
    — Для зубастых третий корпус, — снова засмеялась девушка.
    Вампиры тихо зарычали, а девушка подошла к солдатам, стоящим на крыльце.
    — Какая задница, — раздалось рядом.
    — Давид? — едва ли не вместе спросили братья.
    Рядом с ними стоял блондинистый вампир и с нескрываемым восхищением наблюдал за той девушкой.
    — Я бы тебе не советовал обольщаться насчет этой задницы, — Макс неодобрительно покосился на девушку, — это одна из группы ведьм.
    — Серьезно, что ли? — удивился тот, — я слышал о них, но представлял себе иначе.
    — Черт с ведьмами, — перебил его Лекс, — Лучше расскажи, как ты?
    — Да, ничего, — ответил вампир, — наш клан сейчас живет в Западной Украине.
    — Вот занесло вас, — усмехнулся Макс.
    — Да, но там мало ботов, а стало быть, много людей.
    Лекс тяжело вздохнул.
    — Совсем плохо? — с сочувствием спросил Давид.
    — Ведьмы, — ответил за брата Макс.
    — Совсем житья не дают? — улыбнулся блондин.
    Стиснув зубы, Лекс быстро зашагал к двухэтажному зданию с табличкой Љ3, слева примыкающему к главному зданию в ансамбле. «Значит, и ты здесь», — в предчувствии встречи думал он.
    — Старайся избегать при нем разговоров о ведьмах, — тихо посоветовал удивленному блондину Макс, — Он у нас чувствительный.
    Блондин усмехнулся, и все последовали за Лексом.

Глава 15 В зале собрания

    Всеобщее собрание Живого Альянса никогда прежде не проводилось. Никто из прибывших точно не знал, с какой целью вообще оно задумано. Что за альтернативные группы? Кто додумался позвать вампиров? Многих раздражало состояние неведения, солдаты предпочитают четкие указания, а не догадки. В зале собрания было шумно. Многие не скрывали, что приехали сюда только в надежде повидать старых боевых товарищей. Солдаты обнимались, делились впечатлениями, засыпали друг друга вопросами.
    Зал походил на университетскую аудиторию, иными словами имел полукруглую форму, столы и сиденья за ними располагались под наклоном, так что каждый последующий ряд был выше предыдущего. Посадочные места заранее разбили на секции, с учетом особенностей каждой делегации. В частности, секция группы «Дельта» находилась в противоположном конце от секции вампиров, в левой стороне зала, чтоб не дай бог, чего не вышло. Группа «Альфа» занимала соседнюю секцию с «Дельтой», далее выше солдаты «Беты». Почти всю правую сторону занимала секция для вампиров, а верхние ряды обеих сторон были отданы под спецназ, ВВС и подводникам. По центру зала находился большой дубовый стол и несколько кресел. Эти места для руководства Альянса.
    Большинство солдат уже заняли свои места и коротали время за разговорами. Группа Лекса вошла в зал самой последней из вампирских групп. Лекс шел первым, за ним Макс и еще трое вампиров. На входе Лекс остановился и окинул зал взглядом.
    — Оружие сдайте, если имеется, — внезапно возник на пути двухметровый охранник.
    — Не имеется, — сквозь зубы ответил Лекс.
    Верзила проверил каждого из них металлоискателем и, убедившись, что вампиры не врут, пропустил в зал. Теперь надо куда-то сесть, но куда?
    — Лекс! Макс! — крикнул кто-то из зала. Лекс пробежал глазами по рядам и увидел машущего им Давида. Вампиры пошли туда.
    — Садитесь, будьте как дома, это наша секция, — по-хозяйски предложил Давид.
    Вампиры молча сели на ряд ниже, так как свободных мест около Давида не оказалось. Давид пересел вниз и нагло уселся между братьями.
    — Макс, а ты не женился? — неожиданно спросил блондин.
    — С чего ты взял? — Макс искренне удивился.
    — Странно, — Давид скорчил мину и отвернулся к Лексу.
    — А ты?
    — Нет, — буркнул тот.
    — А что так? — не унимался улыбчивый вампир, — У меня вот уже сын растет…
    — Слушай, заткнись, а? — огрызнулся Лекс.
    — Да расслабься ты, чего такой злой? — засмеялся Давид, — Поторчим тут денек и свалим каждый к себе.
    — Не факт, — вздохнул Лекс.
    Давид промолчал. Он прекрасно понимал, что их не на чай сюда позвали, только вот зачем? Прошло несколько минут.
    — Задерживают, — проворчал Давид, — уже пять минут четвертого. Штраф за неустойку.
    — Хрен с ними, мне плевать, — Лекс поднялся с кресла, так через окно он мог видеть, что происходит на улице. Все интересней, чем слушать этого юмориста. Тучи как всегда заволокли небо, и на стекла упали первые капли дождя. Лексу нравился дождь. Звук барабанящих по крыше капель успокаивал. Внезапно возглас Давида заставил его обернуться.
    — Ух, вы поглядите…
    В зал медленно вошли четыре девушки. Все они были одеты в черные костюмы, узкие брюки и куртка на молнии.
    — Ведьмы, — прошептал Лекс.
    Последней вошла она, Валькирия. Ее рыжая грива была сколота заколкой, она двигалась плавно и грациозно, как дикая кошка, а глаза, цвета изумруда, напряженно рассматривали собравшуюся публику. На входе она о чем-то поспорила с охранником. К ней тут же подскочила та самая брюнетка, что полчаса назад посмеялась над группой Лекса. Валькирия отмахнулась от нее, затем одним движением отстегнула пояс с пистолетом и едва ли не швырнула его охраннику. После этого, поднявшись по лестнице, она заняла какое-то место. Отсюда ее было не видно.

    Подходя к дверям зала, я наивно полагала, что Игорь еще не пришел. Я ошибалась. Он стоял почти у самого входа. Надеюсь, это не по мою душу. Заметив моих сестер, он выпрямился. Снова ошиблась, — по мою. Сделав безучастное лицо, я попыталась пройти мимо, вроде как, не заметив его. Как бы не так!
    — Ольга, здравствуй, красавица, — улыбнулся он.
    — Красавица? — недоверчиво взглянула я, — Хорошо хоть, не киска, не зайка и прочие…
    — Ну ладно тебе, — снова улыбнулся он, — Я очень рад тебя видеть. И рад, что с тобой все в порядке.
    — Я тоже рада тебя видеть, — вздохнула я, — но мне нужно в зал…
    Сестры застыли в дверях с хитрыми лицами. Особенно меня взбесила улыбка Юли.
    — Все, потом поговорим, — закипела я и быстро зашагала к дверям. Сестры уже поднимались по лестнице. Полная намерения высказать Юле пару ласковых, я собралась, было, за ними. Внезапно словно из-под земли перед моим носом появился какой-то амбал.
    — Оружие сдаем.
    — С какой стати? — зарычала я.
    — Так положено. В зал с оружием нельзя, — сухо ответил тот.
    — Мне можно! — рявкнула я.
    — Сдайте оружие, девушка!
    — Сам ты девушка! — психанула я. Откуда-то с испуганным лицом прибежала Юля.
    — Оля, Оля, успокойся, мы все сдали оружие. Это техника безопасности. Отдай ему пистолет.
    Отстегнув пояс, я швырнула его амбалу и быстро поднялась по лестнице.
    — Оль, не нервничай, — начала, было, Юля.
    — Молчи лучше, — огрызнулась я и облокотилась на стол, подперев рукой щеку.

Глава 16 Вместе мы — сила

    Выражение «точность — вежливость королей», отнюдь, не про наше руководство. Главный председатель генерал армии Альфред Гегель, генерал-майор Генрих Штейн, министр обороны Живого Альянса генерал-майор Анатолий Корчегин, начальник отдела межвидовых контактов (а это что за…?) Егор Малинин, министр юстиции Светлана Петрова, начальник отдела по защите прав военных (и звучит абсурдно, и занимаются только тем, что ставят нам палки в колеса) Виолетта Шеина и какой-то очкарик. Эти господа и дамы явили себя нашему взору с получасовым опозданием. Все мы встали, чтобы поприветствовать начальство. Те медленно заняли свои кресла, и лишь главный председатель встал за трибуну и жестом попросил нас сесть. Мы сели. Все молча ждали его слов. Наконец-то сейчас все прояснится.
    — Друзья, — заговорил председатель, — Мы рады, что все вы приехали на собрание.
    — Ты смотри, — прошептала Лена, дернув меня за локоть, — Вместе — мы сила, как-то неоригинально.
    Я молча взглянула на растяжку, висящую над входом.
    — Я не буду говорить долго и ни о чем, — продолжал председатель, — Сейчас не те времена, чтобы болтать. Нужно действовать. Наверное, вы в курсе событий, произошедших два месяца назад на территории стран Западной Европы и Сибири. Напомню, что наши, человеческие, отряды на этих территориях были разбиты. Причина тому, как мы полагали, просчет наших военачальников. Мы ошиблись.
    На проекторе, висящем на стене, за спинами руководства появились кадры непоняной формы металлического существа. Оно походило на робота из японской рекламы, только в отличие от милых человекоподобных игрушек, этот железный монстр выглядел куда серьезнее. Он стоял на двух ногах, в отличие от своих предшественников, имеющих три, четыре и более ног, плюс щупальца у аква-бота. Кадры на экране сменяли друг друга, и я все четче понимала, что раз из-за этой махины нас тут собрали, значит, дело плохо.
    — Эти кадры сделаны одним из солдат группы «Альфа» северного округа незадолго до гибели. Подобных машин прежде мы не видели. Мы еще не знаем, откуда появился этот вид. Скорее всего, это результат трансформации аквабота и охотника. Мы назвали его Аргобот. Это боевая машина, вооруженная огнеметами, автоматами и пушкой с жидким азотом. Высота — восемь метров, толщина брони — 10 сантиметров. Мы никогда еще не встречали столь толстой брони. За два месяца мы смогли обезвредить только одну такую тварь. Их броня состоит из сплава серебра с металлом неземного происхождения. Подробнее вам расскажет доктор химических наук Петр Васильевич Сомов.
    Очкарик поднялся со своего кресла и, учтиво кивнув, председателю, сменил его за кафедрой.
    — Раз, раз, — постучал он по микрофону.
    В рядах послышал приглушенный смех. Химик разложил перед собой какие-то бумажки, после чего заговорил.
    — Добрый вечер. Меня зовут Петр Васильевич Сомов, я расскажу вам кое-что про новый вид машин.
    — Прямо как когда-то на лекции, — шепнула мне Юля.
    Я улыбнулась. Как будто это было в прошлой жизни… На экране появилась графическая модель Аргобота.
    — На экране вы видите модель Аргобота, — продолжил он, — Это новый, почти не изученный вид боевых машин. Мы не знаем, откуда они появились, и почему не появлялись раньше. Все, что нам удалось узнать по одному образцу я сейчас расскажу, — Он показал лазерной указкой на область ног машины, — Это ноги Аргобота, они снабжены шипами и гусеницами. Это корпус, здесь находится основной механизм, так сказать, сердце машины. Он защищен самым толстым слоем брони — 15 сантиметров. Потому пытаться достать до сердца бесполезно. Это руки, — указал он на мощные пушки, — а точнее азотная пушка, — указал на верхнюю часть каждой руки, — огнемет, — он указал на нижнюю часть, — и автомат, он выдвигается вот отсюда, — химик указал лазером на внутреннюю боковую часть руки, — Глаза у машины здесь, — он перевел лазер на голову бота, очертив два красных кружка, — Но даже если вы сумеете ослепить ее, она все равно легко определит ваше местоположение по сигналам датчиков вибрации почвы. И все же, мы нашли способ уничтожить Аргобота. Все оказалось весьма просто. Азотная кислота. Азотная кислота расплавляет серебро. В нашем случае она размягчает броню настолько, что ее можно прострелить. Но только в затылочной части корпуса, где находится стык двух пластин.
    — А мы еще до вас это поняли, — ухмыльнулась Лена.
    — Мы изобрели новые виды патронов, представляющих собой, по сути, капсулы с азотной кислотой. Достаточно одного попадания, и можете приступать к обезвреживанию.
    — Так понимаю, этот очкарик смутно представляет процесс обезвреживания такой махины, — не сдержалась я.
    — Мы понимаем, что у восьмиметрового бота достать до шейного стыка проблематично…
    — Да ну? — съязвила я.
    — Потому мы и пригласили вас всех сегодня сюда, — поднялся главный председатель, химик занял свое место.
    Внезапно поднялся и генерал-майор Штейн, он что-то прошептал главному председателю. Тот улыбнулся и заговорил менее напряженно.
    — Генерал-майор Штейн предлагает для начала провести одну приятную для многих из вас церемонию. У нас еще не все подготовлено, но поздравлять кое-кого из вас мы будем уже сейчас.
    — О чем это он? — в недоумении спросила Юля.
    Я пожала плечами. Лучше бы дали отпуск.
    — И так…за особые заслуги звание подполковника присуждается командиру боевой группы специального назначения «Альфа» майору Кротову Игорю Сергеевичу.
    Я широко улыбнулась. Я искренне рада за Игоря. Он заслужил это.
    — Просим спуститься, — обратился председатель к Игорю, ища его глазами.
    Игорь поднялся. Он был сосредоточен и серьезен. Но я-то знаю, что в душе он готов кричать от радости. Этот порыв вырвется из него чуть позже, не при посторонних. Игорь подошел к трибуне и пожал руку главному председателю, а затем всем остальным членам руководства.
    — Документация будет готова немного позже, сейчас торжественная часть, — пояснил председатель.
    Игорь вернулся на свое место. Уверена, он сейчас подумал, «за каким чертом я спускался?» Далее назвали еще несколько фамилий. Все эти солдаты были повышены в звании. Все они выходили к трибуне, как Игорь, и пожимали руки начальству.
    — Звание майора присуждается командиру группы специального назначения «Дельта» капитану Власовой Ольге Валерьевне.
    Я опешила. Сестры принялись теребить меня, а Юля крепко поцеловала в щеку. Я на автомате поднялась со своего места и спустилась вниз. Наверное, у меня лицо, как у ненормальной. Мне майора? Но за что? Я же не делала ничего особенного. Просто работала. Главный председатель бережно пожал мне руку, то же самое сделали и остальные члены руководства. Виолетта при этом не выразила никаких положительных эмоций. Эта дама изначально была против создания женской группы, по ее мнению, женщина и война — вещи несовместимые. Наверное, так должно быть, но, увы, я и многие подобные мне девушки, не желают отсиживаться в норах. Я вернулась на свое место.

    — Смотри, Валькирию повысили, — Давид легонько ткнул Лекса локтем.
    — Вижу, — пробормотал тот, — За то, что эта дрянь убивала наших.
    — Думаю, больше за ботов.
    Лекс промолчал, наблюдая, как рыжая ведьма обходит руководителей Альянса.

    После меня с повышением поздравили еще двух солдат. Председатель снова заговорил. Кажется, он нервничал, стоял, сцепив руки и положа их перед собой на трибуну.
    — Еще раз поздравляю получивших повышение. А теперь вернемся к тому, ради чего мы собрались.
    Зал заметно напрягся. В аудитории царила мертвая тишина, все ждали.
    — Наверное, многие из вас догадались, почему наше собрание называется Всеобщим. Как вы успели заметить, большую часть правой стороны занимают делегации вампиров из разных частей Европы и Азии, — в зале послышались смешки, сложно не заметить такую кучу кровососов, — Мы, руководство Верховного штаба Живого Альянса, обращаемся ко всем вам в надежде на понимание и поддержку. Увы, положение вещей таково, что воевать на два фронта мы не в силах. Потому мы убедительно просим вас забыть о вражде. Перед нами общий враг, и по одиночке мы не справимся с ним.
    Кажется, я понимаю, к чему весь этот сыр-бор…Председатель продолжил.
    — Я обращаюсь ко всем вампирам, присутствующим в этом зале. От лица членов руководства Верховного штаба Живого Альянса прошу вашей помощи. Вы такие же граждане своих стран, помочь защитить их — ваш святой долг.
    — Для вампиров нет ничего святого, — прошептала Юля.
    — Попрошу подняться глав делегаций и назвать свои имя и фамилию, — обратился к вампирам председатель.
    — У них есть фамилии? — удивилась я.
    — Наверное, раз есть имена, — предположила Юля.
    Восемь вампиров поднялись со своих мест. Я вытянулась в струнку, посмотрим… Там этот, как его… Лекс! Этот зубастый псих — глава делегации? Олег Даль, Эштон Морган, Вильям Хистол, Ян Саржевски, еще двух я не расслышала, Давид Орлов, Александр Аксадовский. Вот как зовут этого козла. Дайте мне пистолет, руки чешутся!
    Когда главы делегаций назвали себя, им позволили сесть. Секретарь, присутствие которого я заметила только теперь, зафиксировал их имена. Председатель поблагодарил вампиров.
    — Благодарю. А теперь я объясню вам всем, — он обвел рукой всю аудиторию, — суть нашего проекта. Как уже говорилось ранее, Аргоботов практически не по силам уничтожить человеческому отряду. Потому наша исследовательская группа на основе собранных данных разработала систему взаимодействия человека и вампира.
    В рядах послышался недовольный гул.
    — Это вынужденная мера, поймите нас. Мы никогда бы не пошли на это, будь у нас иные возможности. Новый проект называется «Hunter Groop», или группа охотников на Аргоботов. В девять часов завтрашнего утра в коридоре первого этажа этого здания вы сможете увидеть состав каждой hunter-группы. Группы будут составлены с учетом особенностей каждого участника. Солдаты, имеющие старшие и высшие офицерские звания будут в группе с главами делегаций в количестве не более четырех бойцов. То есть, чем выше статус бойцов, тем меньше состав группы, и наоборот. Максимальное количество бойцов в группе — 10. На этом официальная часть собрания закончена. Всем спасибо, и помните девиз нашего проекта «Вместе мы — сила!» — главный председатель вернулся к столу, остальные члены руководства встали и покинули зал. Химик подскачил к трибуне.
    — Люди свободны, а всех вампиров просьба пройти в лабораторию номер 128 для прохождения небольшого теста. Это небольно и займет всего минуту.
    Я быстро вышла из зала, влившись в толпу людей.
    — Как они могли додуматься? — недоумевала я.
    Сестры разделяли мое состояние.
    — Нет, ну надо? В связке с вампиром! Да эти звери загрызут нас при первой возможности!
    — Я не пойду с вампирами, — прорычала Юля, остальные повторили за ней.
    — Боюсь, это не изменить. Постараюсь избавиться от них, как только смогу.
    Я уже придумала, что как только мы отойдем немного от города, я убью всех вампиров в своем отряде. Справлялись без них раньше, справимся и сейчас. Неожиданно я ощутила странный холод за спиной, словно откуда-то подул сквозняк. Я обернулась. Несколько вампиров вышли из зала и направились к лаборатории.
    — Ты глянь, какие кожаные куртки, — сморщилась Юля, — фраера гребаные.
    Я засмеялась. Юля умеет, как испортить настроение, так и поднять его. Лекс, этот отморозок, тоже шел с ними. Проходя мимо нас, этот гад бросил на меня голодный взгляд. Не позволю смотреть на себя как на мясо. Я нарочно задела его плечом. Он резко обернулся, но тот, что шел рядом, тут же утащил его за собой. Правильно, понимает, кто в доме хозяин. Мы с сестрами пошли в гостиницу, нужно немного отдохнуть и переодеться к вечеру. Сегодня мы первый раз за два с лишним года пойдем в бар.

Глава 17 Дождливым вечером

    Из-за грозы рано стемнело. Я подошла к окну и откинула рукой шторку. Небо прорвало. Дождь заливал асфальт во дворе, образуя там огромные, серые лужи. Мои окна выходили на боковую часть главного входа, на широкое крыльцо с колоннами. А прямо напротив находился корпус номер 3, этот зоопарк. Вон они ходят по комнатам, я вижу их, чего это они расшастались? Жрать, наверное, захотели.
    — Оль, ты идешь?
    Я обернулась и отошла от окна. Юля стояла уже готовая к веселью.
    — Юль, ты ценничок забыла надеть, — засмеялась я, потрепав себя за кофту на груди.
    — Ай, спасибо за комплимент, — обрадовалась она.
    Так понимаю, Юлька настроена на флирт. Узкие джинсы, топик с декольте до пупка, накрасилась… Точнее накрасила ее Маша. Ну если честно, Маша накрасила и меня, и не только накрасила, но и волосы уложила… Но у меня хотя бы грудь не наружи. Юлька, когда-то успела прихватить пару вещичек из какого-то бутика, а я не заметила, иначе надавала бы ей по рукам. Но сегодня джинсы и шелковая сорочка пригодились мне как нельзя кстати. Первый раз за эти годы мы идем отдыхать, имею же я право снять с себя форму хоть в этот день.
    Когда моя группа вошла в бар, мужчины подняли такой крик, что у меня возникло желание вернуться в номер. Их-то можно понять, а я почему-то чувствую себя шлюхой. Я знаю, что никто из них не решится флиртовать со мной. С тех пор, как я покалечила несколько особо непонятливых кавалеров, меня оставили в покое. Про Валькирию говорят, что она — мужик в юбке, хоть и очень симпатичный. Ну и пусть, так спокойнее. Не до романов. Тем более, никогда не понимала отношений на одну ночь.
    Видно, что бар сделан наспех. Скорее всего, из каких-то ресторанов принесли сохранившуюся мебель. То, что она к тому же была не одинаковой, подтвердило мою догадку. Но сегодня на это никто не обращал внимания, мы не избалованы. Просторное помещение с типичным для бара тусклым, желтым светом было набито под завязку, все столы заняты. Кроме одного в дальней части зала. Мы решили поспешить. Пересекая место для танцев, я услышала свое имя и огляделась. За одним из столиков мне улыбался Игорь, он жестом позвал меня подойти.
    — Идите, садитесь, я сейчас, — сказала я сестрам, — Надо поздравить одного солдата.
    Сестры сели, а я подошла к столику Игоря. Он был в компании девяти мужчин. Все они с интересом смотрели на меня. Я постаралась проигнорировать неприятное чувство.
    — Поздравляю с повышением, — улыбнулась я.
    — Я тебя тоже поздравляю, — Игорь поднялся, — Господа, майор Ольга Власова, известная больше как Валькирия. По совместительству моя лучшая ученица.
    — Оо, легендарная Валькирия, — поднялся какой-то полковник. Не в меру упитанный, двойной подбородок, узкие глазки и пошлый взгляд где-то в районе моей груди. После такого взгляда хочется помыться.
    — Не такая уж и легендарная, — сдержанно улыбнулась я.
    — Оль, я занял для вас стол, — Игорь указал как раз туда, где мои сестры уже потягивали пиво, — Если хотите, садитесь к нам.
    Перспектива сидеть за одним столом с пошлой свинкой меня не обрадовала.
    — Спасибо за предложение, но мы все же не будем вас стеснять. Увидимся, — добавила я, и, не дожидаясь возражений Игоря, подсела к сестрам.
    Юля пододвинула мне пиво. Холодненькое, какая прелесть! Как давно я не пила пиво. Надо осторожнее, а то напьюсь и пойду одна среди ночи убивать вампиров прямо в их корпус. И не станет меня больше. Я мирно сидела, откинувшись на спинку стула, и наслаждалась терпким вкусом хмельного напитка.
    — Оля, ты посмотри. Границ наглости, похоже, не бывает, — Юля показала пальцем на стол за барной стойкой. На часть стола падала тень от этой стойки, так что сложно было разглядеть лица тех, кто в тени, а те, что были на свету, сидели спиной к нашему столику. Этот стол находился не дальше пяти метров от нашего, но я как-то вообще не рассматривала соседние столики.
    — И что? — проигнорировала я.
    — Ты присмотрись. Кожаные куртки, — нахмурилась она.
    — Цирк уехал, клоуны остались, — я вздохнула, — Пусть сидят, мы не можем их выгнать.
    — А тебе не кажется, что это слишком? — выпалила Юля.
    — Мне не кажется, — холодно ответила я, — Я вообще галлюцинациями не страдаю.
    Какое-то время Юля пыталась делать вид, что ее вовсе не напрягает такое соседство, болтала с Леной и Машей, пыталась подпевать магнитофону (благо с музыкой проблем не было) и все же не выдержала.
    — Дай, я выйду, — прорычала она.
    — Никаких драк, — встала я, преградив ей дорогу.
    — Я не драться, я на улицу, — проворчала она себе под нос. Но подраться ей хотелось.
    Я пропустила, Юля быстро вышла из бара.

    Выйдя на крыльцо главного корпуса, Юля прислонилась к колонне. Она смотрела на дождь. Как-то незаметно, слезы сами потекли из глаз. Она вспомнила своего Эдика. Такого милого, трогательного. Тогда они жили еще на хуторе. Яркое солнце, чистое лазурное небо и бесконечные зеленые луга. Там она родилась и выросла. Эдик приносил ей ромашки по утрам, по вечерам провожал до калитки. Но, несмотря на огромную любовь к своей малой родине, Юлю тянуло в большой город. Она поступила на факультет экономики и уехала, на пять лет забыв о том маленьком светлом хуторе. А Эдик поехал за ней. Все эти годы, он как верный пес, ждал одного ее слова «да». Но так и не дождался. Однажды ночью его дорога пересеклась с дорогой вампира-охотника. И больше никто не приносил Юле ромашки.
    Юля судорожно хлопнула себя по карману, но сигарет не оказалось, она всхлипнула и, обхватив себя руками, прислонилась лбом к ледяной колонне.
    — Может сигаретку? — предложил тихий мужской голос.
    — Да, давайте, — отрывисто ответила она.
    Рука протянула ей сигарету, а затем вспыхнул огонек зажигалки, осветив заплаканное лицо девушки. Юля закурила.
    — Спасибо.
    — Не за что. Настроения нет? — спросил голос.
    — Ничего нет, — равнодушно ответила Юля.
    — Так не бывает. Что-то обязательно должно быть, — мягко возразил голос.
    — А у меня нет. Нет ничего, кроме автомата и ежедневной охоты на машин и вампиров.
    — А как же родные, близкие?
    — Моих родных убили боты, а любимого загрызла зубастая тварь, вампир. Эдик был таким милым, заботливым, сейчас я бы сумела его защитить. Он был как ребенок…А эти твари…
    — Сочувствую…
    — Черт… — Юля снова прослезилась, — Извините за спектакль. Просто накатило. Погода плохая, плакать хочется.
    — Ничего, это естественная реакция на боль от потери любимых.
    — Вы тоже потеряли кого-то? — Юля обернулась к собеседнику, но, не разглядев его в темноте, снова посмотрела на дождь. Собеседник помолчал немного, а затем тихо ответил.
    — Я потерял жену.
    — Мне жаль, — с сочувствием произнесла Юля, — А дети у вас есть?
    — Да, сынок. Дениска, — в голосе собеседника послышалась такая нежность, что Юля невольно улыбнулась.
    — Значит, вы не одиноки.
    — Нам очень не хватает мамы, — тихо ответил голос, — Дениска не понимает, куда она пропала, маленький еще. А я не знаю, что ему говорить.
    — Не говорите ничего, — Юля развернулась на голос, хоть и не видела никого, — подрастет, поймет.
    — Наверное, вы правы… — вздохнул мужчина.
    — Меня зовут Юля, — представилась она.
    — Давид, — ответил голос.
    — Из какой вы группы?
    — Не из какой…
    — Но где тогда вы служите? ВВС, спецназ?
    — Не то и не другое.
    — Тогда как? — улыбнулась Юля.
    — Давайте зайдем в бар, сами все увидите, — предложил голос.
    — Ну, давайте, — усмехнулась она и вошла в маленькую дверь, прямо за колонной. Оказавшись в баре, Юля остановилась подождать своего таинственного собеседника. Прошло около минуты, но он все не появлялся. Тогда Юля вернулась на улицу.
    — Давид, — позвала она, — Вы куда пропали?
    Никто не ответил.
    — Давид? — снова позвала она.
    И снова ничего.
    — Странно, — подумала она вслух и снова вернулась в бар.

    Прошло около часа. Давно не пившие алкоголя, сестры сегодня расслаблялись. Народ во всю танцевал, кто-то, возможно, в последний раз. Лена уже минут двадцать тащила меня на танцпол. Не справившись самостоятельно, она подключила сестренку. Юля-таки смогла уговорить меня потанцевать. Наверное, я уже разучилась это делать. Нееет…этому я никогда не разучусь. Вокруг нас мгновенно образовался небольшой кружок из восхищенных мужчин. Но я уже не замечала их. Мне было все равно, я отдыхала, наконец-то. Музыка звучала в моей голове, а тело само подсказывало движения. Это было потрясающе… Решив немного отдохнуть, я села за барную стойку, Юля присоединилась ко мне. Мы болтали о какой-то ерунде, как вдруг до меня дошло, что сидим мы в метре от вампирского столика, и один из них как-то странно косится на Юлю.
    — Чего этот кровосос на тебя пялится? — кивнула я в сторону вампира.
    Сидевшая до того полубоком к нему Юля, обернулась. Вампир отвел глаза. Юля усмехнулась и пожала плечами.
    — Не знаю, запал наверно.
    Мы засмеялись и в обнимку вернулись за свой стол.
    Не прошло и пяти минут, как Игорь предложил мне выйти на улицу. Мы вышли. Кроме нас на крыльце никого не было.
    — Что ты хотел? — улыбнулась я.
    Вместо ответа он прижал меня к колонне. Он смотрел на мое лицо, словно искал какого-то ответа и согласия. Как и тогда я растерялась. Меня не обнимали так уже очень давно, по телу побежала дрожь. Игорь прижался ко мне всем телом. Еще миг, и он целовал меня с такой страстью… Я не знала, что он способен на такое. Нельзя давать ему надежду.
    — Игорь, хватит! — оттолкнула я его.
    — Оленька, я люблю тебя, — прошептал он.
    Что-то екнуло внутри. Как не хочется обижать его… Но иначе просто нельзя.
    — Прости, — я опустила глаза.
    Он посмотрел на меня с такой болью в глазах, что мне безумно захотелось обнять и пожалеть его, сказать, что он еще найдет свое счастье и прочее, но я отвернулась. Он ушел тихо и молча. Я даже не видела куда. Противно на душе. Я громко вздохнула.
    — Зря обломала мужика, — сказал кто-то из темноты. Я вздрогнула.
    Лекс появился как призрак. Остановившись в двух метрах от меня, он ухмыльнулся и добавил.
    — Он на тебя сегодня рассчитывал.
    — Иди в задницу, — прошипела я.
    Он расхохотался и исчез в темноте. Я не вернулась в бар. Мне почему-то хотелось плакать. Почему все так? Зачем эта война? Где моя сестра? Почему я не люблю Игоря? Надо заканчивать со всей этой сентиментальной фигней. Завтра мы узнаем состав групп. Вымещу зло на вампирах. Убивая каждого, я буду представлять себе Лекса. Эта сволочь прикусит свой поганый язык. Я это так не оставлю.

Глава 18 Напарники

    Я проснулась рано, собралась за несколько минут и поспешила в главный корпус. Зря пришла, расписания еще не было. Я стояла одна в полутемном коридоре. Мне не терпелось узнать состав своей hunter-группы. Разочарованная я вернулась в номер. Без пяти семь. Расписание повесят в девять. На что я надеялась? Время тянулось невыносимо медленно. Юля тоже встала пораньше. Сегодня она была какая-то задумчивая.
    — Ты хорошо себя чувствуешь? — поинтересовалась я.
    — Да, — улыбнулась она, — Знаешь, вчера, когда я выходила на улицу, там еще такой ливень был… Я вспомнила Эдика и разревелась, как дура.
    — Почему, как дура, Юль? — обняла я ее.
    — Прошло два с половиной года, и все равно…
    — Больно, я знаю, — улыбнулась я.
    — Вчера, пока я стояла на крыльце, познакомилась кое с кем, — продолжила она.
    — Так? — шире улыбнулась я, — Симпатичный?
    — Понятия не имею, — засмеялась она, — Я его не видела.
    — Это как?
    — Так. Было темно. Он угостил меня сигаретой, мы немножко поболтали. Я рассказала ему про Эдика, а он про свою семью. У него погибла жена, и теперь он один воспитывает маленького сына.
    — Молодец, уважаю таких, — одобрила я, — Из какой он группы? Как зовут?
    — Знаю только, что его зовут Давид.
    — Как же ты теперь его найдешь?
    — Я не собираюсь его искать.
    — Ну и не надо. Ну их, этих мужиков.
    Мы засмеялись и снова пошли смотреть списки групп.
    Внизу собралось достаточно людей. Остановившись на секунду в дверях, мы решили, во что бы то ни стало, пробраться к спискам. Нагло протиснувшись сквозь толпу, я нервно впилась глазами в бумагу. Группа 1, группа 2…5…12. Hunter-группа 13: Майор Ольга Власова; АЛЕКСАНДР АКСАДОВСКИЙ????!!!!
    — Мать твою за ногу!!!! — я схватилась за голову.
    Добравшись до скамейки в углу коридора, я обессиленно рухнула на нее. Юля села рядом.
    — Что такое? — испугалась она.
    — Знаешь сколько бойцов в моей группе? — чуть не расплакалась я.
    — Нет…
    — Два!
    — Ух, негусто…Но помнишь, как мы с тобой вдвоем ботов валили?
    — Да какое там?! — психанула я.
    — А кто второй?
    — Вампир.
    — Вот попадалово, — вырвалось у нее.
    — Мало того. Это Лекс. Тот самый псих, про которого я тебе говорила, а еще брат маленькой вампирши, которую ты поймала, — я зарыла глаза, — Он меня ненавидит…
    — Ты его тоже, — усмехнулась Юля.
    — Но почему именно этот вампир? Кто все это придумал? Я пойду к Штейну, попрошу изменить состав группы, — я вскочила и пошла вверх по лестнице туда, где находился кабинет начальства. Юля дернула меня за руку.
    — Ты же мечтала убить его? Вот тебе шанс.
    — Тогда я останусь одна, мне нужен еще человек в группу, — сказав это, я убежала вверх по лестнице.

    Народ немного рассеялся, и Юля свободно подошла к спискам. Hunter-группа 9: старший лейтенант Евгений Долотов, старший лейтенант Юлия Горенко, Давид Орлов.
    Последний, судя по всему, вампир.
    — Юля.
    Юля узнала этот голос.
    — Давид, куда вы вчера пропали? — не оборачиваясь, ответила она, продолжая рассматривать списки.
    — Не решился, — тихо ответил он.
    — Что не решились? Кстати, с кем вы в группе?
    — С вами.
    Юля удивленно обернулась. Ее глаза медленно округлились. Перед ней стоял светловолосый вампир и мило улыбался. Юля молчала. Она была шокирована тем, как могла не распознать в собеседнике вампира. Да, она не видела его, но все же.
    — Скажите что-нибудь, — шире улыбнулся вампир.
    — Нет слов, — вырвалось у нее.
    — Прям уж так и нет? — засмеялся он.
    Юля выдохнула и молча пошла на улицу. Блондин последовал за ней.
    — Юль, не убегайте.
    — Отвяжись, — буркнула она.
    — Ну давай перейдем на «ты».
    Юля остановилась и круто повернулась к вампиру.
    — Тебе чего надо?
    — Мне? Ничего…Просто мне показалось, вчера мы…
    — Когда кажется, креститься надо!
    — Нам ведь работать вместе, — он снова мило улыбнулся.
    — Вот и работай, — прошипела она, — Иди, занеси оружие в вертолет.
    — В какой?
    — В наш, — рявкнула она и, развернувшись, пошла прочь.
    — А где он?! — крикнул вслед Давид, но Юля ничего не ответила. Давид покачал головой, — Женщины… Кто их поймет?…

Глава 19 Женщина

    Я торопливо шла по узкому светлому коридору корпуса. Дойдя до конца, я уперлась в широкую деревянную дверь без таблички. Кабинет начальства. Я постучала и вошла. Кабинет начальства вполне сошел бы за рабочий кабинет товарища Сталина. Высокий потолок, зеленые стены, тяжелые шторы на окнах. Для полной картины не хватало разве что портрета вождя. Генерал-майор Генрих Штейн сидел за массивным дубовым столом и что-то писал. Около него стояли и о чем-то беседовали начальник отдела межвидовых контактов Егор Малинин и начальник отдела по защите прав военных Виолетта Шеина. Я поприветствовала их.
    — Майор Власова. Разрешите обратиться.
    Штейн оторвал взгляд от бумаги и уставился на меня.
    — Разрешаю.
    — Я прошу изменить состав моей hunter-группы, — отчеканила я.
    — На каком основании? — изогнул он бровь.
    — На почве личной неприязни, — искренне ответила я.
    — И кто вам неприятен?
    — Вампир, которого со мной поставили, Аксадовский.
    — Вы должны понимать, что в каждую hunter-группу входят вампиры… — начал он.
    — Простите, я понимаю, — несмело вставила я.
    — Тогда зачем пришли?
    — Я не прошу убрать вампира. Я прошу заменить его или дать мне в группу еще одного человека.
    — Все группы укомплектованы. Для изменений нужны очень серьезные основания, — нахмурился Штейн, — Они у вас есть?
    — Да. Опасения за свою жизнь.
    — У вас конфликт с Аксадовским? — переспросил Малинин.
    — Да, — коротко ответила я.
    — Он открыто угрожал вам?
    — Да.
    — Есть свидетели?
    — Ннет…
    — Тогда мы не можем ничего изменить.
    Я закипела. Видя мое недовольство, Виолетта предложила свой вариант.
    — Ольга. Вас ведь так зовут?
    — Да, — ответила я.
    — Не забывайте, что у вас всегда есть второй вариант.
    Я с удивлением взглянула на нее. Что может понимать в войне эта белобрысая курица, всю жизнь перебиравшая бумажки? Виолетта улыбнулась своей фирменной улыбкой. Она, как анаконда, мягко обвивает тебя своими кольцами, а затем душит.
    — Вы достаточно послужили родине и многое сделали, — продолжила она, — Я считаю, вам можно не участвовать в этом рискованном мероприятии.
    Я онемела, от удивления у меня едва не отвисла челюсть.
    — У нас есть место преподавателя ОБЖ в лицее…
    — Спасибо, но я откажусь, — натянуто улыбнулась я.
    — Я поставила на совещании вопрос о расформировании «Дельты». Женщина не должна драться вместе с мужчиной…
    — Если «Дельту» расформируют, мы будем вынуждены примкнуть к партизанам, — перебила я и взглянула на Штейна. Он с интересом наблюдал за нашим диалогом.
    — Вы так уверены, что девушки и дальше захотят рисковать жизнью? — она скептически улыбнулась.
    — Во всех до единой, — сухо ответила я.
    — А я считаю…
    — Генерал-майор, разрешите удалиться, подготовить вертолет, — не обращая внимания на Виолетту, попросила я.
    Тот понимающе улыбнулся. Виолетта не ожидала от меня такой наглости. Но она не может мне приказывать, здесь я подчиняюсь только Штейну.
    — Разрешаю, — ответил он.
    Я шла по коридору и думала, что лучше пойду воевать с Лексом, чем встану чистить картошку на полевой кухне. Не собираюсь отсиживаться как крыса, пока эти железные твари убивают наших.

    Малинин сел на стул напротив Штейна и усмехнулся, вспомнив что-то.
    — Что? — спросил Штейн.
    — Что интересно, сегодня ко мне подходил Аксадовский с той же просьбой, убрать его от Власовой.
    — И что?
    — Естественно, развернул его обратно.
    — Правильно. Тут им не клуб по интересам.

    Спускаясь по лестнице, я услышала позади шаги. Я обернулась. На верхних ступеньках стоял Лекс.
    — Ну что, напарница, — особенно неприязненно он произнес последнее слово, — Отдай мне честь.
    — Воинское приветствие, дебил, — прорычала я и пошла дальше.
    Он мгновенно догнал меня, резко схватил за локоть и развернул на себя.
    — Слушай ты, стерва, — оскалился он, — если ты еще раз назовешь меня дебилом…
    — То что? — улыбнулась я, — Нам запрещено убивать друг друга, читал правила?
    — Жаль… — вырвалось у него.
    — Мне тоже, — я высвободила свою руку, — И никогда больше не дотрагивайся до меня, а то я тебе руки сломаю!
    Я поспешила выйти на улицу. Около вертолета маячила чем-то рассерженная Юля. Я подошла к ней.
    — Что такая хмурая? Кто обидел? Кого застрелить?
    — Я тебе про Давида говорила, помнишь, — словно стесняясь, начала она.
    — Ну?
    — Вон он, полюбуйся, — она указала на вампира, тащащего к самолету большую коробку.
    Я засмеялась.
    — А тоже сначала думала смеяться или плакать. Излила ему душу, а он…
    — А мне отказали.
    — Почему?
    — Да просто им плевать, возиться с бумажками неохота. Представляешь, эта дура…
    — Виолетта, что ли?
    — А кто ж еще? Она предложила мне уйти. Учить новобранцев ОБЖ, самым азам, представляешь? Как противогаз надевать, твою мать… — я снова закипела.
    — Не нервничай. Ты ее послала?
    — Ну не открытым текстом…
    — Да еще б ты ее открытым послала, — засмеялась Юля.
    Вдруг около нас возник блондинистый вампир. Они всегда появляются словно из-под земли. Он отдышался, поправил воротник курки и улыбнулся нам.
    — Юля, я закончил. Что теперь делать?
    — Все перетаскал? — недовольно спросила она.
    — Все, что ты сказала.
    — Тогда иди и сторожи.
    — Как скажешь, — улыбнулся он и исчез в вертолете.
    — Какая прелесть, — засмеялась я, — Отдай его мне, я его тоже как тягловую лошадь буду использовать.
    — Мне теперь стыдно ему в глаза смотреть, — вздохнула она.
    — Зато у тебя вроде не агрессивный. Радуйся, что тебе этот Давид достался, а не такой дебил, как мне.
    — Не завидую тебе, — улыбнулась Юля.
    — Пойду, найду этого придурка, я не собираюсь одна таскать коробки, — я направилась к вампирскому корпусу.
    Я смело вошла в корпус, обойдя трех стоящих на крыльце вампиров, в расписании нашла фамилию Лекса и номер его комнаты. В коридоре мне попалось еще несколько вампиров.
    — Корпусом не ошиблась, красавица? — послышалось вслед.
    Проигнорировав его, я дошла до конца коридора и громко постучала в пятый номер. Дверь открыл какой-то вампир.
    — Лекс здесь? — спросила я.
    — Лекс, — позвал тот, — К тебе какая-то киска.
    Я схватила его за воротник и прошипела прямо в лицо.
    — Не называй меня киской…
    — Пусти ее. Это Валькирия, — послышалось из комнаты.
    Я отцепилась от воротника, вампир распахнул передо мной дверь. Я вошла внутрь. Кроме впустившего меня вампира, в комнате был еще один. Высокой, худощавый, русые коротко-стриженые волосы, похож на Лекса.
    — Я — Макс, — представился он, — брат Лекса.
    — Где Лекс? — спросила я.
    — Моется, — ответил тот.
    Только сейчас я услышала звук душа за дверью рядом.
    — Зря моется. Ему сейчас коробки таскать, — усмехнулась я.
    — Оружие?
    — Не только.
    Макс помолчал, затем заговорил как-то странно.
    — Ты меня не помнишь?
    Я внимательно осмотрела его.
    — Тогда ночью в деревне, накануне обмена заложниками мы с тобой встретились…
    — А помню, — протянула я, — Я тогда промахнулась.
    — Промахнулась?! — зарычал он, — А это тогда что? — он поднял майку. На правом боку вампира красовался огромный шрам.
    — Ты жив, значит, я промахнулась, — улыбнулась я.
    — Лекс прав, ты отмороженная, — вампир отвернулся.
    — Не зли меня, мне нельзя вас убивать, но второй шрам я могу обеспечить!
    Я села в кресло напротив ванной, вальяжно закинув ногу на ногу.
    — Поторопи его, размывается он там, — бросила я Максу.
    — Лекс, к тебе гости! — крикнул тот.
    Звук льющейся воды прекратился. Дверь открылась, и в комнату вошел мокрый вампир. Я окинула его любопытным взглядом и улыбнулась.
    — Нравится? — поинтересовался он.
    — Ну на троечку потянет. Нет, даже на четыре с минусом, — заключила я.
    Макс засмеялся, а Лекс, что-то буркнув себе под нос, достал из сумки одежду и начал одеваться.
    — Шевелись, я не собираюсь одна таскать эти коробки.
    — Ты и одна перетаскаешь, — огрызнулся он.
    — Тебе не говорили, что женщинам нельзя таскать тяжести?
    — Ты не женщина, ты — ведьма, — тихо ответил он.
    Я промолчала. Словно ножом в сердце. Я не хотела броситься на него и убить. Я хотела заплакать. Но сдержалась. Я молча встала и подошла к двери.
    — Жду тебя внизу. Не придешь, будут проблемы, — не оборачиваясь, сказала я и вышла из комнаты.
    Я зашла на склад и подняла коробку с номером 13. Номер нашей группы прямо как специально подобрали. Сделав пару шагов, я поняла, что донести ее будет непросто, килограмм сорок, наверное. Внезапно кто-то вырвал коробку из моих рук. Лекс держал ее так легко, словно она весила пару килограмм, не больше.
    — Я сама донесу, — я попыталась забрать коробку обратно, но он отвернулся.
    — Куда тебе? Еще надорвешься. Потом тебя таскать.
    Как я его ненавижу! Снова теряю контроль над собой.
    — А не надо меня таскать! Твое дело таскать тяжести и прыгать на шею ботам!
    — Без тебя знаю, что мне делать!
    — Вот и делай, не хрен тут клювом щелкать!
    Я быстро вышла со склада. Клянусь, я убью его, когда это все закончится.

Глава 20 Кошмар

    Через пятнадцать минут Лекс перетаскал все коробки и снова ушел в свой корпус. Вылет через час. Надо успеть попрощаться со всеми. Кто знает, возможно, мы видимся в последний раз. Я собрала сестер в своем номере, он едва вместил всех. Я рассказала им про планы Виолетты. Как и ожидалось, они выразили готовность уйти в партизаны, если нас расформируют. По проекту мы уходим на три месяца. Вернуться в Юрмалу должны к концу сентября. Нас раскидает по всей Европе и Азии. Моя группа идет на Урал. Мне, как всегда, повезло больше всех. Мало того, что напарник — заклятый враг, так мне еще придется перенести встречу с родным городом. Я надеялась никогда не возвращаться туда, чтобы не бередить старые раны, но, похоже, судьба меня не жалеет. Она снова и снова испытывает меня на прочность. И когда-нибудь я сломаюсь. Просто устану бороться. Как же мне все это осточертело…эта война, эти винтовки, мины, форма. Я хочу туфли на шпильках и в клуб. Хочу заказать себе мохито и неспеша потягивать его под ритмы какого-нибудь сета. Хочу взять отпуск и уехать на Майорку или на Сафари. Но, увы. Мне предстоит провести три месяца в компании главаря вампирского клана, этого зубастого маньяка. Его так просто убить его не получится. Кто только придумал этот глупый запрет? Подозреваю, Малинин. Тоже мне, правозащитник.
    Сестры прощались, кто-то не сдерживал слез. Мы давно уже стали семьей, а теперь расстаемся на три долгих месяца. Кто-то из нас, возможно, не вернется сюда. Мы договорились, что будем ждать последнюю из нас до 3его октября. После чего уходим. Юля подошла ко мне и крепко обняла.
    — Я буду скучать по тебе, сестренка. Береги себя.
    — И ты себя тоже, — я поцеловала ее в щеку, — Обещай вернуться сюда.
    — Обещаю, ты тоже.
    — Я бы хотела…
    — Что за пессимизм?
    — Реализм, Юль. Сама понимаешь.
    — Все будет хорошо, — улыбнулась она.
    — Конечно.
    Выйдя на вертолетную площадку, я увидела, что Лекс уже сидит на подножке нашего вертолета. Я молча прошла мимо и села за штурвал. Он сел рядом. Я пристегнулась. Мы молча наблюдали, как остальные группы садятся в вертолеты. Вот Юля проходит мимо, за ней, как хвост, спешит блондинчик, а следом еще какой-то солдат. Юля, Лена, Маша, все они теперь будут далеко от меня, далеко друг от друга. В компании непроверенных бойцов. Вдруг с моими сестрами что-то случится, а эти бросят их умирать? Мы никогда не бросали своих. Вот Лекс точно бросит меня, если не добьет вообще. Мне нельзя расслабляться.
    Наконец, разрешили взлет. Мы плавно поднялись в воздух. Вертолеты улетали во все стороны света, а мы зависли на месте. Я смотрела вслед людям, ставшим мне родными.
    — Ты собираешься сегодня лететь? — безучастно спросил вампир.
    Он так же, как и я, провожал взглядом близких, но старался не показывать грусти. Мы полетели на восток, точнее на юг Уральских гор. Этот район мы должны очистить от машин. Мы летели молча. Я настроилась на волну 170.5, это волна нашей группы. Но там тоже было тихо.
    Мы пролетали над бескрайними полями. Когда-то они были покрыты злаками, теперь на них не росло ничего, кроме травы по колено. С высоты поле походило на волнующееся зеленое море, это завораживало. Я давно перестала обращать внимание на такие мелочи, как блеск травы и свежий ветер, но сейчас даже вампир, казалось, любовался пейзажем. Жаль, нет солнца. Наверняка, в ясный день поле еще красивее.
    Вечер опустился тихо и быстро. Я не заметила, как стемнело. Дальше лететь небезопасно. Я кружила над лесом в поисках приемлемой посадочной площадки. Наконец, я заметила небольшую полянку. Опустившись ниже и убедившись, что это не поросшее травой болото, я посадила вертолет. За все время полета вампир не произнес ни слова. Да и меня не тянуло на разговоры. Я встала и, достав из сумки покрывало, разложила свое кресло. Вампир последовал моему примеру. Перед сном я проверила местность на наличие ботов в радиусе пятнадцати километров. Радар ничего не обнаружил. Через два часа я снова проснусь и перепроверю.
    Я очнулась на земле. Где это я? Что за руины? Почему мне страшно? Какое непривычное, почти забытое ощущение уязвимости. Я поднялась и медленно пошла сквозь темноту по камням. Внезапно закричали какие-то птицы. Я вздрогнула. Как колотится сердце… Где мое оружие. Я привычно схватилась рукой за пояс, но ни автомата, ни пистолета не оказалось. Даже ножа нет. Я шла куда-то по узкой тропинке между серыми валунами. Кое-где стояли черные, обугленные деревья, трава под ногами выжжена. Наступив на что-то мягкое, я отпрянула назад. Что это? Маленький желтый зайчик… Сердце перестало биться. Я осторожно подняла грязную игрушку.
    — Таня, — прошептала я, из глаз хлынули слезы.
    Еще один крик птицы заставил меня повернуться вправо. О, Боже…Танечка…Она стоит на краю обрыва. Грязное белое платьишко раздувает ледяной ветер, а внизу пучина и смерть.
    — Таня!! — закричала я.
    Но Таня не слышала меня, она пошла к краю. Я рванула к ней. Вдруг словно врезавшись в какую-то невидимую стену, я упала. Таня стоит на краю и сморит в глаза смерти. Я кричала, я била руками по этой прозрачной стене, но она не слышала меня.
    — Таня! Не надо! Таня!!
    Внезапно я очнулась. Вампир тряс меня за плечи.
    — Да что за хрень с тобой творится? — проворчал он.
    Оперевшись на руки, я поднялась, еще не осознав, что это был сон. Да, это был только сон. Очередной кошмар. Я провела рукой по волосам и вздохнула.
    — Ты теперь каждую ночь будешь так орать? — недовольно спросил вампир, накрываясь своим пледом.
    — Кошмар приснился, — тихо ответила я, начиная приходить в себя. Так погано на душе.
    — Я уж понял, что кошмар, — пробубнил он, — только не надо так орать, я только заснул. Я промолчала. Раз проснулась, проверю приборы. Чисто. Я снова легла и закрыла глаза.

Глава 21 Первая охота

    Этой ночью мне снова снилась Таня. Где она? Что с ней? Может быть ей сейчас плохо, больно…А я не могу помочь…Моя маленькая сестренка, где же ты? Я с ужасом представляю, как она испугалась, увидев руины и кровь там, где раньше стояли наш дом и дома соседей. Я только надеюсь, она не видела тела родителей… А где была я? А валялась на кровати под обломком крыши! Как я могла?! Я должна была выбраться сразу! Но тогда я не умела. Тогда я еще не была командиром «Дельты». Я была простой студенткой медицинского института. Я искала Таню везде, но наш город уже покидали люди. Наверняка, кто-то из них не смог пройти мимо и увел ее с собой. Боже, надеюсь только это был хороший человек…
    Я проснулась в слезах. Волна боли снова накатила на меня. Надо успокаиваться, вампир увидит и будет издеваться.
    — Валькирия умеет плакать? — послышалось прямо над ухом.
    — Иди отсюда, — вскочила я.
    — Да я бы ушел, если бы мог, — проворчал вампир.
    — Тогда хотя бы не лезь, — я достала расческу и начала разбирать свалявшиеся за ночь волосы.
    — А нервишки-то у тебя пошаливают, — усмехнулся он.
    — Заткнись уже, — огрызнулась я.
    — А ты рот мне не затыкай!
    — Ты хотел сказать, пасть?!
    Вампир со всей силы ударил по обшивке вертолета, оставив на месте удара вмятину.
    — Ты…ты совсем сдурел? — вырвалось у меня.
    Он ничего не ответил и, оттолкнув меня с прохода, вышел на улицу.
    — Ну и вали к чертям, — прошипела я и достала свой завтрак Рембо, как мы окрестили сухие пайки и энергетический коктейль.
    Через несколько минут вампир вернулся. Вроде спокойный. Он молча поднял какой-то пакет, достал из него что-то вроде моего завтрака Рембо и фляжку. Краем глаза я наблюдала, как он ест. Заметив на его губе красную капельку, я не удержалась.
    — У тебя там кровь что ли?
    — Ты против? — не глядя, ответил он.
    — Да ради бога, — усмехнулась я, — Лишь бы не моя.
    Он отвлекся от завтрака и окинул меня изучающим взглядом.
    — И не надо так на меня смотреть, — нахмурилась я. В компании вампира, завтракающего кровью, у меня вовсе пропал аппетит.
    — Да не смотрю, — проворчал он, — нежная какая. Один плюс во всей этой бредовой затее, хоть пожрать каждый день можно.
    — Можно подумать, раньше вы жрали не каждый день…
    — Нет, благодаря некоторым, — съязвил он.
    — Почту за комплимент, — улыбнулась я, — Давай в темпе, пора взлетать.
    Через десять минут мы взлетели. Мы снова летели молча. Вампир смотрел вниз и о чем-то думал. Я покосилась на него. Не знай я, как выглядят вампиры, приняла бы его за человека. Как человек он ничего. Очень, я бы сказала, ничего. Был бы еще таким же спокойным, как Юлькин вампир, цены б ему не было. Подарочек, мать его. Я перевела взгляд на приборы.
    — Эй, смотри, — позвала я вампира.
    — Вообще-то у меня имя есть, — проворчал он.
    — Я учту, — проигнорировала я, — Бот в пяти километрах.
    — Какой? Новый?
    — Здесь не понятно, радар видит только то, что это машина.
    Нам повезло, мы засекли Аргобота. Он тоже засек нас. Я никогда не видела такую громадину. Он растопырил свои пушки, похоже собрался сбить нас.
    — Сваливай! — заорал вампир.
    — Спокойно, красавчик, все под контролем! — улыбнулась я.
    Вампир странно взглянул на меня.
    — Ты что это задумала?
    — Когда скажу, прыгай на него, — я направила вертолет прямо к боту.
    — Я прыгать должен?! — оскалился вампир.
    — Не я же! Я за штурвалом.
    — Я в смертники не подписывался!
    — Не знала, что лечу с трусом!
    — Вот стерва, — прошипел он и спрыгнул вниз.
    — Стой, придурок! — заорала я, — взрывчатку-то кто возьмет…
    Поздно. Вампир ловко приземлился на плечо огромной машины. Бот дернулся. Я нащупала в сумке взрывчатку. Машина бесилась, пытаясь скинуть вампира. Сколько он продержится? Чем он только думал? Я рискнула и опустилась ниже прямо над головой бота. Внезапно бот начал палить во все стороны, вертолет едва не зацепило.
    — Лекс! — закричала я.
    Вампир посмотрел на меня. Я показала ему на кусок взрывчатки и на шейный стык машины. Кажется, понял. Я бросила ему взрывчатку. Он подпрыгнул, но не поймал. Кусок взорвался, ударившись о каменную землю. Я злобно взглянула на вампира. Он состроил мне рожу. Как он держится на этой железяке? Словно приклеился. Я показала ему второй кусок взрывчатки и провела пальцем по горлу, якобы, не поймаешь, убью. Он протянул руку. Я бросила. Поймал. Одним движением он прикрепил взрывчатку на стык и спрыгнул. Через мгновенье раздался взрыв. Бот пошатнулся, но не упал. Мы сделали только пол дела. Взрывчатка с азотной кислотой размягчила металл, теперь нужно убивать эту тварь. Наш вертолет оснащен мощными пушками, сейчас я проверю их в действии. Облетев бота сзади, я прицелилась и открыла огонь. Машина мгновенно развернулась. Кажется, это будет не так просто… Вдруг бот снова отвернулся. Лекс стрелял ему по ногам. Отвлекает, это он хорошо придумал. Я снова открыла огонь. Не зацепить бы вампира, он, оказывается, может быть полезен. Наконец, шея машины задымилась.
    — Ну же! — не сдержалась я, — Да!
    Бот рухнул, подняв огромный столб пыли. Через миг вампир запрыгнул в вертолет. Запыхавшийся и пыльный, с разорванным рукавом, он рухнул в кресло и закрыл глаза.
    — Высоко прыгаешь, — отметила я.
    Он не ответил, умотался, бедный. Вынуждена признать, Лекс хорошо поработал.
    — Лекс, — позвала я.
    Он молча повернул голову.
    — Хорошо поработал.
    — Да ты что? — еще не отдышавшись, съязвил он, — Думаешь, это так просто?
    — Нет, я знаю, что это не просто, — невозмутимо ответила я, — Сама ездила на ботах. Только не таких больших. Первая удачная совместная охота.
    Он усмехнулся.
    — А зачем ты отвлек его? — серьезнее спросила я, — Мог бы дать ему разнести вертолет.
    — Я об этом не подумал, — улыбнулся он, — в следующий раз отвлекать не буду.
    Я засмеялась. Теперь я знаю, что этого вампира можно взять на «слабо». Со мной тоже такое проделывали. Чувствуешь, что тобой манипулируют.
    Убедившись, что железная тварь больше не встанет, мы полетели дальше. Радар показывал, что все чисто, и я немного расслабилась. Вампир вальяжно развалился в кресле и смотрел в потолок.
    — Эй, рыжая, — вдруг позвал он.
    — Будешь звать меня рыжей, я буду звать тебя зубастый, — невозмутимо ответила я.
    Он громко засмеялся.
    — А киска?
    — Козлик?
    Он снова засмеялся и поднял спинку своего кресла.
    — Ладно, Ольга.
    — Другое дело, Лекс, — одобрила я.
    — Мы должны приземлиться в районе лагеря беженцев, который вы сторожили с ведьмами.
    — Зачем? — не поняла я.
    — Мы ведь летим мимо?
    — Не совсем, придется сделать крюк.
    — Сделаешь?
    — С какой стати?
    — Родных хочу проведать, — тихо ответил он.
    — Шикарно, — вырвалось у меня, — Давай сначала родных твоих проведаем, потом друзей, потом любовниц…
    — Каких, к черту, любовниц?! — зарычал он, — У меня там сестра с голоду умереть может!
    — Таня? — я вспомнила о вампирше, которая не умеет кусаться.
    — Да, Таня, — ответил он.
    — Ладно, выброшу тебя где-нибудь у города.
    Вампир ничего не ответил, только отвернулся к окну. И опять мы летели молча. Он думал о своем, я о своем. В течении следующих трех дней мы не встречали ни ботов, ни людей, ни животных. Словно в этих лесах исчезла жизнь. Это страшно. Вампир больше не разговаривал со мной, а я с ним. Пусть молчит, так он меньше меня раздражает.

Глава 22 Переезд Джи-джи

    Через сутки мы были в районе лагеря беженцев. Я высадила вампира на окраине города, а сама полетела в лагерь беженцев. Завтра вампир должен придти туда. Надеюсь, он придет, или я разнесу его катакомбы к чертовой матери. Благо, у меня достаточно ракет для этого. Лекс взял с собой сумку, наверное, в ней были фляжки с кровью. Насколько я знаю, людей в городе не осталось, вампиры голодают. В лагерь беженцев они не суются, его до сих пор охраняют солдаты «Альфы», правда, без Игоря. Игорь сейчас, наверное, также охотится на ботов. Он признался мне в любви, а я так некрасиво повела себя с ним. Но что я должна была сказать? Я же не люблю его.
    В лагере меня встретили с распростертыми объятиями. Видимо, еще не успели забыть. Особенно рада была Джи-джи. Эта девчонка едва не свалила меня с ног, стоило мне выйти из вертолета. Я не ожидала такого приема от нее, я хотела убить ее вампирскую подружку. На ночь меня разместили в том же шатре, где я жила раньше. Все здесь такое знакомое. Поужинав, я решила лечь спать пораньше. Когда в метре от тебя дрыхнет вампир, нормально не выспишься. Я уже засыпала, когда услышала шаги. Я мгновенно вскочила и схватила пистолет.
    — Это я, Оль, — выпалила перепуганная Джи-джи.
    — Тебе чего не спится? — выдохнув, легла я.
    — Я по тебе соскучилась, — Джи-джи села около меня на кровать.
    Я улыбнулась. Кто-то по мне скучает, приятно.
    — Ты должна бы ненавидеть меня, — сказала я, — я ведь хотела убить твою подружку.
    — Я знаю, что ты ее отпустила, — улыбнулась она.
    — Откуда, даже спрашивать не буду, — вздохнула я.
    — Таня приходила ко мне ночью после этого.
    — Куда только часовые смотрят? — проворчала я.
    — Оль, я хотела тебя спросить, — несмело начала Джи-джи.
    — Ну?
    — Я хочу к вам в «Дельту».
    Я, усмехнувшись, покачала головой.
    — Жень, это тебе не романтика с песнями под гитару.
    — Я знаю, я видела. Я научусь.
    — Может и научишься, но пойми, даже если бы я хотела, ты несовершеннолетняя.
    — Я не хочу сидеть тут! — кажется, она сейчас заплачет.
    — Я понимаю. Но сколько тебе лет?
    — Четырнадцать, — ответила девчонка, — Я могу решать за себя.
    — Я знаю, что можешь, — улыбнулась я, — И должна. Но тебя никто не примет в «Дельту». Во-первых, новых бойцов никто не готовит, а во-вторых, я же говорю, тебе нет восемнадцати.
    — Ты можешь научить меня! — не унималась она, — Я быстро научусь!
    — Да я не сомневаюсь в тебе. Просто в «Дельту» больше никто не нужен. Ты знаешь, чем мы занимаемся сейчас? Охотимся на новый вид ботов в компании с вампирами.
    Джи-джи онемела.
    — Я в группе с братом твоей Тани, — продолжила я.
    — С Максимом или Александром?
    — С Лексом, — ответила я.
    — Ой, сочувствую, — улыбнулась она, — Лекс очень эмоциональный, как говорит Таня.
    Я засмеялась. Да он — псих!
    — Что еще твоя Таня говорила про Лекса?
    — Говорила, что он очень хороший, что заботится о ней и всем клане. Им сложно сейчас, есть нечего.
    — Ладно, дай мне поспать, — зевнула я, — Завтра утром улетаем.
    — А мне можно?
    — С нами? Ни в коем случае, мы не на курорт летим, — я накрылась одеялом и отвернулась к стенке.
    Какое-то время Джи-джи молча сидела рядом, затем встала и вышла из шатра. Я наконец-то заснула.
    Утром я проснулась как по часам. Я оделась и вышла из шатра. Солнце еще только намечалось на горизонте холодной бледно-розовой полоской. Свежо. Я поежилась. Люди еще спали, надо посмотреть, все ли на месте в вертолете. Я проверила сумки и коробки и, убедившись, что все в порядке, села завтракать. Если Лекс не появится через пол часа, у него будут проблемы. Внезапно в кабину запрыгнула Джи-джи.
    — Доброе утро. Приятного аппетита.
    — Спасибо, чего не спишь?
    — Не хочу, — девчонка приземлилась на место вампира.
    — Я б на твоем месте кресло протерла, — посоветовала я ей, — Тут вампир сидит, он на последней охоте на бота вымазался как свинья.
    — Сама ты как свинья, — послышалось за спиной.
    Мы с Джи-джи обернулись. Приперся-таки. Он внимательно посмотрел на Джи-джи.
    — Тебе привет от Таньки.
    Джи-джи расцвела.
    — И ей тоже!
    Вампир усмехнулся.
    — Это уж теперь сама передавай.
    — Жень, давай, нам пора, — улыбнулась я.
    — Оль, обещай, что подумаешь про «Дельту»? — она так жалостливо посмотрела на меня, что мне ничего другого не оставалось, как согласиться.
    — Хорошо, я подумаю.
    Джи-джи налетела на меня и едва не задушила в объятиях.
    — Жень, ну все, все, — улыбнулась я, чувствуя, что воздух кончается, и пора избавляться от груза на шее.
    Джи-джи отцепилась.
    — Когда мы увидимся?
    — Не могу ничего обещать, — честно призналась я, — Может, завтра меня убьют вообще.
    — Не говори так! — нахмурилась она, — Никто тебя не убьет. Тем более вы вдвоем, — кивнула она в сторону скучающего вампира.
    — Да уж, — усмехнулась я.
    Внезапно я увидела на руке Джи-джи странные порезы. Я схватила ее руку и закатала рукав до локтя.
    — Это что такое?! — зарычала я.
    — Это… — мялась она, — Ну…
    — Что за тварь кусала тебя?!
    — Это не тварь… Просто ей было очень плохо, я не могла не помочь ей…
    — Это называется помощь?! Собирайся, я отвезу тебя в другой лагерь!
    — Я никуда не полечу!
    — Живо, я сказала! — рявкнула я. Девчонка вылетела из вертолета.
    Вампир, до этого с интересом наблюдавший за всем со стороны, сел в свое кресло и произнес с какой-то хитрой, издевательской улыбкой.
    — Тебя нельзя подпускать к детям.
    — Можно подумать, тебя можно! — отмахнулась я, — Твоя сестра жрет эту девчонку…
    — Моя сестра нашла себе донора, причем добровольного. Все довольны, все счастливы.
    — Гадость какая, — прошипела я.
    — Если бы ты умела что-то чувствовать, ты бы их поняла…
    — Заткнись! — перебила я, — Ты меня не знаешь! Ты не знаешь, что я умею, а что нет! Придурок!
    Я быстро вышла на улицу и села прямо на траву в хвосте вертолета. Скотина! Это я то неспособна на чувства?! Уж кто бы говорил! Неотесанный, заносчивый вампир с одним единственным инстинктом — жрать.
    Скоро подошла недовольная Джи-джи. Она прямо с улицы швырнула сумку в вертолет.
    — Зашиби там его на хрен, — засмеялась я и вернулась в кабину.
    Я села за штурвал, вампир привычно задремал рядом, а Джи-джи расположилась на сумке в хвостовой части. Мы взлетели. За сутки нам не попалось ни одного лагеря, и только на второй день к ночи среди деревьев я заметила небольшое поселение. Мы приземлились несколько в стороне.
    — Выходим, — скомандовала я.
    — А волшебное слово? — как обычно съязвил вампир.
    — Живо!
    Он усмехнулся и вышел вслед за девчонкой. На всякий случай я взяла автомат, мало ли, что за нравы у местных.

Глава 23 В новом лагере

    Этот лагерь был значительно меньше того, что мы охраняли. В нем так же горели костры, стояли палатки, но у меня сразу возникло ощущение какой-то опустошенности вокруг. Люди поспешили выйти на улицу посмотреть, кого занесло в их глушь. Вперед вышли несколько вооруженных мужчин. Я подняла руку в знак того, что мы не враги.
    — Кто такие? — крикнул нам один из мужчин.
    — Мы охотимся на ботов! — ответила я.
    Подойдя ближе, я остановилась. Между нами было около пяти метров. Десять вооруженных мужиков, в грязной одежде, обросшие, от всех разило перегаром. Вампир заметно напрягся, заметив недобрые взгляды охранников. Его, конечно, не убьют их пули, но приятного будет мало. Джи-джи спряталась за меня.
    — Оль, мне здесь не нравится, — прошептала она.
    — Мне тоже, — негромко добавил вампир.
    — Тихо, — шикнула я на них и обратилась к охране, — Я — майор Ольга Власова, командир спец. группы «Дельта». Это мой напарник. Девочку мы хотели бы оставить у вас, если не возражаете. С кем я могу поговорить насчет этого?
    — «Дельта», говоришь? — недоверчиво переспросил один из них, бородатый мужик лет сорока, — Насколько я знаю, Валькирия отстреливает кровососов, а не екшается с ними.
    Лекс оскалился и дернулся на охрану. Они тут же схватились за оружие. Я преградила ему путь.
    — Не надо, — тихо сказала я. Он отступил. Я снова повернулась к охранникам, — Вы, наверное, не слышали о создании hunter-групп, состоящих из людей и вампиров. Мы — группа Љ 13. Не верите мне, свяжитесь с верховным штабом.
    — Сейчас свяжемся, не волнуйся, — прохрипел тот же самый мужик.
    Несколько охранников вместе с ним ушли в палатку. Их не было около десяти минут. Я начала нервничать. Джи-джи прижалась ко мне, я обняла ее.
    — Не волнуйся, все будет хорошо, — улыбнулась я ей.
    Она промолчала, только крепче обняла меня. Наконец, они вернулись. Бородатый заговорил.
    — Ну что, майор, можете остаться на ночь. В штабе подтвердили.
    — Благодарю, — формально улыбнулась я.
    Мы с Джи-джи прошли мимо охраны, и тут же услышали рычанье. Я обернулась. Лексу преградили дорогу.
    — В чем дело? Он с нами, — подошла я к ним.
    — Вампир не войдет в лагерь! — бородатый с ненавистью смотрел на Лекса, сжимая свою двустволку. Лекс так же убивал его взглядом.
    — Так не пойдет, — я встала около вампира, — Вся группа, значит, вся группа.
    — Я сказал, кровосос не войдет! — рявкнул он.
    — Я посплю в вертолете, — прошипел Лекс.
    — Благодарим за гостеприимство, — прорычала я, — Но в таком случае, я тоже сплю в вертолете.
    Вампир вытаращился на меня. Джи-джи снова прижалась ко мне.
    — Не думаю, что в штабе одобрят, что вы не пустили переночевать группу, выполняющую задание, — продолжила я.
    Бородатый закипел и прошипел сквозь зубы.
    — Заходите, но если этот твой напарник сделает одно лишнее движение…
    — Что будет? — перебила я, — И вообще как ты разговариваешь со старшим по званию, товарищ старший лейтенант?!
    Бородатый злобно взглянул на меня, но молчал. Я потянула вампира за рукав. Мы прошли к костру.
    — Неплохо ты его, — усмехнулся он.
    — Совсем распустились, уроды, — проворчала я, — никакой дисциплины.
    Вампир задумался о чем-то, а потом спросил.
    — А зачем ты защищала меня?
    — Я не защищала тебя. В «Дельте» мы никогда не бросаем своих. У нас такой закон, то есть, если бы они не пустили тебя, я бы тоже спала в вертолете. Я так привыкла.
    — Глупые принципы, — улыбнулся он.
    — А вы бросаете своих?
    — Зависит от ситуации, — ответил вампир, — Если от этого зависит жизнь остальных, то да.
    Я промолчала. Джи-джи смотрела на огонь, обнимая меня.
    — Ну и за каким чертом ты увезла ее? — спросил вампир, взглянув на усталую, засыпающую Джи-джи.
    — Я не позволю, чтобы какая-то вампирша приходила к ней, как в столовую, — в полголоса ответила я, чтобы не потревожить задремавшую у меня на плече девчонку.
    — Во-первых, выбирай выражения! — оскалился вампир.
    — Не ори, спит же!
    — А в этом гадюшнике ей будет лучше?
    — Тут ее хоть кусать некому.
    — Зато могут сделать многое другое, — съязвил он.
    — Чего ты несешь? — поморщилась я, — У тебя больная фантазия.
    — Ну, ну, — погрозил он мне пальцем, — вспомнишь тогда мои слова.
    Он ушел в палатку. Надо перенести туда Джи-джи. Девчонка не привыкла к таким нагрузкам. К тому же, слишком много впечатлений для пары дней. Я попыталась поднять Джи-джи на руки. Это оказалось не так просто. Внезапно около нас снова появился вампир.
    — Давай, не поднимешь же.
    Я молча уступила ему право отнести Джи-джи в палатку. Через минуту он вернулся и сел около меня напротив костра. Мы молчали, я смотрела на землю и бесцельно возила по ней пальцем, оставляя в пыли замысловатые узоры. Вампир думал о чем-то своем. Я не знала, стоит ли оставлять здесь Джи-джи. А вдруг вампир прав? Мне не нравятся рожи этих охранников. Да и люди здесь какие-то чересчур испуганные. В стороне послышались хриплые, пропитые голоса.
    — А майор-то ничего.
    — Дааа, киска та еще…
    — Мож, завалить ее?
    — Она не даст.
    — Ты поможешь.
    — А вампир?
    — Его ты тоже хочешь завалить?
    — Дебил, он может помешать!
    — Да на хрен ему это надо?
    — А, может, сама захочет? У них же бабский отряд, где они там мужиков-то видят?
    — Не, не думаю…
    Я сидела с равнодушным лицом. Вампир посмотрел на меня.
    — И сколько ты собираешься это терпеть?
    — Что это? — изобразила я непонимание.
    — То, что они говорят.
    — Пусть говорят, что хотят.
    — Они тебя унижают.
    — Они меня не трогают, — возразила я, — А если попытаются, лишу их возможности размножаться.
    — Не понимаю я тебя, — покачал головой вампир.
    — И не надо, — я вздохнула и пошла в шатер. На входе я обернулась, — Ты идешь?
    — Я посижу, — не оборачиваясь, ответил он.
    — Как хочешь, — я ушла внутрь.
    Джи-джи я здесь не оставлю, это точно. Лекс потушил костер. Похоже, поспать сегодня мне не удастся.
    Я не ошиблась. Примерно через два часа я услышала шаги около нашей палатки. Я взглянула на Джи-джи. Она мирно сопела около меня. Вампира с нами не было. Куда его черти унесли? Хриплый смешок заставил меня схватиться за нож. Если это те двое, я справлюсь и ножом. Стрелять нельзя, перебужу остальных, будет плохо. И снова хриплые голоса.
    — Ты за ноги, я зажимаю рот.
    — А девчонка?
    — Если проснется, прирежь.
    Так, ребята серьезные. Ну, сами виноваты. Я села на колени, готовая нападать первой. Внезапно грохот, крик, мгновенно перешедший в хрип, еще хрип, еще грохот. Я выскочила из палатки. В темноте я не сразу поняла, что произошло. Вампир стоял и тяжело дышал. У его ног лежали два неподвижных охранника.
    — Ты убил их? — опешила я.
    — Нет, вырубил, — кратко ответил он.
    — Я бы сама справилась, — недовольно взглянула я на него.
    — И перебудила бы всех, — прорычал он, — я тут побродил немножко.
    — И?
    — Я не знаю, чем они тут занимаются, но из нескольких палаток жутко несет мертвечиной.
    Я занервничала. Что это за выродки?
    — Советую свалить отсюда, пока остальные не проснулись, — добавил вампир.
    — Да, ты прав, — согласилась я.
    — А я тебе говорил, — ухмыльнулся он.
    — Смотри не зазнайся, — передразнила я, — Я в вертолет, а ты тащи Женьку.
    Вампир исчез в палатке, а я побежала к вертолету. Улетим по-тихому, а утром я свяжусь со штабом, пусть проведают этот лагерь.
    — Куда бежишь, киска?
    Передо мной возникла мерзкая обрюзгшая туша. Жирдяй пошло облизнулся и растопырил в стороны свои грязные, волосатые ручищи. Никогда не чуяла ничего, более отвратительного, чем запах этой грязной, потной свиньи. Я не двигалась. Подходи ближе… Ближе… Еще… Жирдяй бросился на меня. Я присела и ладонью ударила его в грудь. Дыхание сбилось, он закашлялся. Дальше было несложно, всего пара приемов, и жирдяй уже на земле со сломанной рукой и поврежденными голосовым связками, чтобы не смог позвать помощь. Я пнула его по заднице. Кого только земля не носит, какая мерзость…
    Я добежала до вертолета. Джи-джи сидела около вампира в кабине и испуганно озиралась по сторонам. Увидев меня, она широко улыбнулась. Я быстро подняла вертолет в воздух. Звук работающей машины и ветер от ее лопастей мгновенно поднял на ноги оставшихся в лагере. Выбежав из палаток, они начали палить по вертолету. Джи-джи вскрикнула. Эти гады меня разозлили. Я активизировала пушки.
    — Держитесь! — крикнула я и резко развернула вертолет, наклонив его полубоком.
    Снова крик Джи-джи. Она соскользнула и вылетела из вертолета. Лекс бросился следом и, повиснув на шасси, схватил ее за руку. Я постаралась выровнять машину в воздухе, нас тут же снова обстреляли. Я развернула вертолет, чтобы не зацепило Женьку.
    — Не отпускай меня! — заорала Джи-джи.
    — Держу, — вампир подтянул ее к себе, — Не тряси! Я не могу подняться! — крикнул он мне.
    — Ровней некуда! — ответила я и прицелилась, — Ну твари, сами напросились.
    Лекс затащил до смерти перепуганную девчонку в вертолет, и я тут же открыла огонь по линии лагеря. Охрана бросилась врассыпную. Я не задела ни одного из этих подонков, но смелости у них сразу поубавилось. Пока они прятались по палаткам, я развернула вертолет и направила его на восток.
    — Как она? — спросила я вампира.
    — Паршиво, — буркнул он и подсел ко мне, — За каким чертом ты так развернулась? Это тебе не истребитель!
    — Знаешь что! — огрызнулась я, — Не надо меня учить! Без тебя знаю, как мне управлять моим вертолетом!
    — Твоим?! Это вертолет группы, а значит, и мой!
    — Раз такой умный, садись за штурвал!
    Он зарычал и вернулся в свое кресло. Я победно улыбнулась. Знай, вампир, свое место. Джи-джи нужно помочь. Для нее это шок. Мы сели на краю поля за лесом. Я подошла к Джи-джи и, опустившись, перед ней на колени, крепко прижала ее к себе. Она заплакала. Я нежно гладила ее по голове.
    — Все позади. Мы в безопасности.
    Она крепко обняла меня за шею. Я взглянула на вампира. Он сочувственно смотрел на Джи-джи. Наверное, представил на ее месте свою сестру. Куда теперь везти Джи-джи? У нас не так много времени, чтобы нарезать круги, да и топливо в канистрах хватит не больше, чем на неделю. Нужно где-то дозаправиться. Придется заночевать здесь, а завтра буду думать, что делать дальше.

Глава 24 Мирись, мирись

    Было пасмурно, моросил теплый летний дождь. Лекс сидел около лесного озера. Он посмотрел на небо и зажмурился. Легкие капли приятно стекали по лицу. Его одежда уже совсем намокла, рубашка прилипла к телу, очертив каждый изгиб его сильного, упругого тела. Лекс разделся и по пояс вошел в воду. Не удержавшись от соблазна, он нырнул и проплыл под водой несколько метров. Вода, теплая, мягкая, словно сама держала его. Лекс вынырнул и провел рукой по волосам. Чьи-то женские руки нежно обвили его шею. Он улыбнулся и развернулся к девушке. Ее мокрые каштановые волосы вились по спине, она прижалась к нему и поцеловала в губы. Лекс притянул ее к себе. Девушка обхватила ногами его бедра и тихо застонала. Кто она? Его невеста, жена, любовница? Мокрые волосы скрывали ее лицо. Она обнимала его, а он, улыбаясь, целовал ее шею. Волосы упали с лица незнакомки. Что???
    Я проснулась и резко вскочила. Странное ощущение неловкости парализовало меня. Я обернулась. Вампир спал рядом, на соседнем кресле. Взглянув на него, мне снова стало неловко, я отвернулась. Что за бред мне приснился? Я не могла… Та девушка просто похожа на меня… правда, как две капли воды. Нет, нет, у нее были каштановые волосы. А если намочить рыжие волосы, они какими станут? Каштановыми. Я снова взглянула на вампира. Спит как младенец, словно он не причем. Я схватила первую попавшуюся под руку тряпку, скрутила ее, замахнулась и бросила в довольную морду вампира. Он вскочил, а я притворилась, что сплю. Слышу, как он ерзает на кресле, наверное, не понимает, откуда взялась тряпка. Так тебе и надо, скотина! Не будешь шляться по чужим снам.
    Утром я проснулась раньше остальных и сразу отправила письмо в Верховный штаб, подробно описав все происшествия вчерашней ночи, так же я указала точные координаты расположения лагеря. Джи-джи пришла в себя. Куда же ее деть? Вот ведь проблема.
    — Что так рано? — раздалось над самым ухом.
    — Хватит уже подкрадываться ко мне! — рявкнула я на вампира.
    — Что какая злая? — он сел рядом и посмотрел на экран ноутбука, — Сон плохой приснился?
    Фрагменты вчерашнего сна снова вспыхнули в моей голове, ласки, движения, чувства… Я дернулась от вампира, вызвав очередное недоумение на его лице.
    — Лучше отойду, вдруг это заразно, — поморщился он и ушел в хвост вертолета.
    Я все еще пребывала в легком ступоре. Как же это было реалистично. Ну же Ольга, возьми себя в руки. Я поделилась завтраком с Джи-джи. Видимо, придется везти ее обратно.
    Сегодня был редкий ясный день. Солнце припекало уже с утра, заставив вампира сидеть в вертолете с крайне недовольным видом. Я же, напротив, с удовольствием гуляла около вертолета, подставив лицо ласковым лучам солнца. Как кактус в пустыне, в короткий сезон дождей запасает влагу, так и я старалась вобрать в себя как можно больше света.
    Джи-джи тоже не выходила из вертолета, наверное, боялась. Я вернулась в кабину. Лекс сидел в тени и откровенно скучал.
    — Нагулялась? — недовольно спросил он.
    — Вполне, — усмехнулась я, — А ты чего не выходишь? Боишься рассыпаться в прах?
    — Не дождешься, — буркнул он.
    — Лекс, а правда, почему ты не выходишь на солнце? — спросила его Джи-джи.
    — Потому что я отвык от яркого света, и теперь солнце мне неприятно, — ответил он.
    — Вот ей он нормально ответил, — проворчала я, садясь за штурвал.
    — Она нормально спросила, — послышалось сзади.
    — А я, значит, нет?
    — Рули лучше!
    — Урод, — тихо прошипела я.
    — Я слышал!
    — Я надеюсь!
    — Ну хватит! Перестаньте! — вскочила Джи-джи, — Мне надоело, что вы все время ругаетесь!
    Вампир молчал, я тоже. Джи-джи подошла ко мне.
    — Ваши ссоры мешают вам работать. Разве вы не понимаете?
    Мы снова промолчали. Вообще-то Джи-джи права. Это действительно мешает. Но как еще говорить с тем, кто не умеет общаться по-другому?
    — Думаю, вам надо извиниться друг перед другом, — продолжила она.
    — Мне не за что извиняться, — проворчал вампир.
    — Мне тоже, — не оборачиваясь, согласилась я.
    — Как дети малые, — засмеялась девчонка, — Разве так сложно попросить прощения?
    — Мне не за что просить прощения у этого…
    — Вот видишь?! — вампир возник около меня и рухнул в свое кресло, — Она невыносима!
    — Уж кто бы говорил!
    — Вы опять начинаете? — улыбнулась Женька, — Ну бросьте. Оль, дай руку.
    — Зачем?
    — Дай.
    Я протянула ей руку, второй продолжая держать штурвал.
    — Теперь ты, — попросила она Лекса.
    — Не, не пойдет, — я отдернула руку назад.
    — Оль, ну хватит, — надулась Женька, — Я что, оторву твою руку?
    Я вздохнула и снова протянула ей руку. Джи-джи вопросительно посмотрела на вампира. Он вздохнул и тоже протянул. Джи-джи подтянула наши руки друг к другу. Я напряглась, вижу, он тоже. Джи-джи молча развернула руку Лекса ладонью вверх и вложила в нее мою. Я вздрогнула. Рука вампира была в точности такой же, как у человека, теплой, мягкой, со слегка загрубевшей кожей на пальцах. Такие странные ощущения, я впервые держу за руку вампира, и он не пытается меня убить.
    — Мирись, мирись и больше не дерись, — засмеялась она, — Ну разве это сложно?
    Я молчала. Мы все еще держались за руки. Я покосилась на него, он на меня. Что-то в образе вампира осторожно сжимающего мою руку, словно гранату, рассмешило меня. Я улыбнулась.
    — Что смешного? — не понял он.
    — Не знаю, — честно ответила я и едва не рассмеялась.
    Глядя на меня, вампир тоже начал улыбаться.
    — Ну вот, видите? — засияла Джи-джи, — Это же приятно, не ругаться.
    — Мы уже не ругаемся, — улыбнулась я и забрала руку у вампира.
    Он ничего не сказал, только отвернулся и снова задумался о чем-то.

Глава 25 Чудовище

    Вертолет группы Љ9 из-за внезапно начавшейся грозы был вынужден приземлиться в первой попавшейся роще. Старший лейтенант Евгений Долотов встал из-за штурвала и ушел в хвост вертолета. Юля, сидевшая в соседнем кресле, откинула спинку и обреченно прошептала:
    — Вот невезуха…
    Вампир, расположившийся на сумке с одеялом в хвосте вертолета, подошел к Юлиному креслу и присел на корточки.
    — Чего? — не глядя, бросила ему она.
    — Плохо, что в этих вертолетах только два кресла, — начал он, — Могли бы уж поставить еще парочку.
    — А ты, что, в одно не влезешь?
    — Влезу, — улыбнулся блондин, — Так ведь влезать-то некуда.
    — Жалуйся в штаб. Я причем?
    — Я не говорю, что ты в чем-то виновата, просто хотел поговорить. Летим уже четыре дня, мне надоело молчать.
    — Помолчи еще, — отвернулась Юля.
    Давид засмеялся и сел в соседнее кресло за штурвал. Он с улыбкой смотрел на Юлю и о чем-то думал. Наконец, Юля не выдержала.
    — Ну хватит пялиться уже!
    — Прости. Просто ты очень красивая, — снова улыбнулся он.
    — Приехали, — вздохнула Юля, — Не хватало еще, чтобы вампиры ко мне клеились…
    — Я не клеюсь, я просто сделал тебе комплимент…
    — Не нуждаюсь в комплиментах от вампиров.
    — Извини, — он отвернулся.
    Юля встала и выглянула на улицу. Ливень едва не замочил ее, она тут же вернулась в кресло.
    — Черт! Откуда только эта гроза?!
    — Природа гневается, — вздохнул вампир, глядя на молнии, рассекающие небо.
    Сзади послышался сонный голос Долотова.
    — Хватит болтать! Я спать хочу!
    — Спи! Кто тебе не дает! — огрызнулась Юля.
    Юля снова подошла к приоткрытой двери и закрыла ее. На миг ей показалась, что мимо вертолета мелькнула какая-то тень. Юля решила не проверять. Вечер, окраина рощи, гроза, ливень. Конечно, Юле ни раз приходилось сражаться в подобных условиях, а то и похуже, но в этот раз что-то подсказывало ей сидеть в вертолете. Юля вернулась в кресло. Дождь сплошной, непроглядной рекой заливал лобовое стекло. Вампир дремал, тихонько посапывая. Долотов спал на одеялах, и лишь только Юлю что-то беспокоило, она никак не могла заснуть. Грянул гром, и яркая вспышка осветила окрестности. Юля вздрогнула. Вдруг что-то ударилось о правый борт вертолета. Юля вскочила и уставилась на стену. Снова загремел гром. Что-то ударилось о хвост вертолета. Юля снова вздрогнула.
    — Что это? — проснулся вампир.
    — Понятия не имею, — прошептала Юля, — Долотов, вставай!
    Долотов потянулся на сумках и проворчал:
    — Чего еще?
    Вдруг что-то снова ударилось о хвост машины прямо там, где лежал солдат. Тот мгновенно вскочил и отошел к Юле и Давиду.
    — Что за хрень? — нервно спросил он.
    — Не знаю, — Юля взяла автомат и подошла к двери, — Надо проверить, что там.
    — Ты не пойдешь, — зарычал вампир.
    — Это почему? — нахмурилась Юля, — Ты запрещаешь?
    — Я пойду и посмотрю, — он плавно отстранил Юлю от двери и открыл запор.
    Резкий удар едва не выбил дверь, но Давид удержал ее.
    — Твою мать! — вырвалось у него, — Не слабо!
    — Закрой, — выпалила Юля.
    Вампир тут же запер дверь, все еще придерживая ее спиной.
    — Мы должны посмотреть, — подошел Долотов.
    — Вот иди и смотри, — проворчал вампир.
    — Да не вопрос! — Долотов схватил автомат.
    — Ты что делаешь? — закричала на него Юля, — Что за тупое геройство?!
    — Я не собираюсь сидеть тут и гадать! Если это падальщик, я просто пристрелю его!
    — А если нет?! — Юля встала перед ним, загородив собой дверь, — Слишком сильный падальщик!
    — Да что там может быть?! — ухмыльнулся Долотов, — Ботов на радаре нет! По близости ни одного лагеря! Падальщики! Уйди, женщина, — он оттолкнул Юлю, открыл дверь и вышел на улицу. Дверь захлопнулась.
    — Закрыть? — спросил Давид.
    — Ни в коем случае, Долотов не успеет войти, если что.
    — Если на него бросится та тварь, что врезалась в дверь, он однозначно не успеет войти, — проворчал вампир.
    — Все равно нельзя, — ответила Юля, — Возьми автомат.
    Вампир схватил первый попавшийся автомат. Они стояли у стены напротив двери и, напряженно сжимая оружие, ждали. Прошло около минуты, молния снова осветила окрестности. Юля тихо зарычала.
    — Где он там?! Я посмотрю…
    Вампир тут же возник перед ней.
    — Нет! Лучше я. Мало ли…
    — Как благородно, — передразнила она.
    Давид осторожно открыл дверь. Юля увидела, как меняется его лицо. Вампира словно парализовало, дикими глазами он смотрел на что-то и молчал. Через плечо вампира Юля выглянула на улицу. Долотов лежал на земле с разорванным животом. Над ним склонилось огромное лохматое существо и оголенными деснами и кинжальными окровавленными зубами. Его глаза были неестественно-желтого цвета, а шерсть торчала клоками. Мощными передними лапами чудовище уперлось в бок мертвого солдата и тут же отхватило кусок от его плоти. Юля заорала. Монстр оскалился и, бросив добычу, кинулся к ним. Давид оттолкнул окаменевшую девушку и захлопнул дверь. В следующий миг вертолет пошатнулся от удара. Монстр начал драть когтями дверь. Юля все еще была в ступоре, она уронила автомат и упала на сумки. Не упуская из вида дверь, Давид подскочил к ней.
    — Юля! Приди в себя! Юля!
    Она странно посмотрела на него. Из ее глаз потекли слезы.
    — Что это, Давид?! — прошептала она, — Я никогда не видела этого!
    — Тихо, тихо, — Давид прижал ее к себе, — Оно сюда не войдет, не бойся.
    — Оно убило Долотова! Он даже не закричал!
    — Не успел, я же говорил.
    — Оно убьет нас… — прошептала она и снова заплакала.
    — Юля, посмотри на меня! — рявкнул Давид.
    Она повернула голову. Давид крепко прижал ее к себе и поцеловал. Юлю словно ударило током, она оттолкнула вампира и несколько раз ударила его.
    — Совсем охренел?!!
    — Прости, — улыбнулся он, закрываясь от нее рукой, — Надо было как-то привести тебя в чувства.
    — Скотина! Сделаешь это еще раз, я убью тебя!!
    — Понял, понял, — он все еще не переставал улыбаться.
    — И хватит лыбиться!!
    Новый удар в дверь заставил их замолчать.
    — Как думаешь, что это? — тихо спросила Юля.
    — Это похоже на падальщика, только очень большого, — ответил вампир, — Наверное, мутант. Давай улетать отсюда.
    — Но гроза, нельзя…
    — Тут не безопаснее, — перебил Давид, — Ты умеешь управлять вертолетом?
    — Да, — Юля села за штурвал и тут же шарахнулась от стекла.
    Окровавленная желтоглазая морда смотрела прямо на нее через окно. Давид медленно приблизился к Юле.
    — Без резких движений… Садись, плавно…
    Юля медленно опустилась в кресло. Чудовище смотрело внутрь, но, казалось, не замечало их. Юля завела вертолет, огромные лопасти медленно завертелись. Монстр отпрянул от стекла, исчезнув из вида.
    — Где он? — прошептала Юля.
    — По-любому, рядом, — вампир напряженно всматривался в дождь, — Я не вижу.
    — У тебя отличное зрение, как это, ты не видишь?! — зарычала Юля.
    — Юля, взлетай скорее! Потом поругаемся!
    Юля подняла машину в воздух. Огромной силы удар в дверь пошатнул вертолет. Дверь отлетела. Юля вскрикнула, и попыталась выровнять. В салон протянулась длинная когтястая лапа. Чудовище повисло на шасси и изо всех сил старалось забраться в салон. Давид одним прыжком оказался в дверях и несколько раз выстрелил в лапу. Монстр завизжал, как раненый пес, и отцепился. Давид выглянул из вертолета. Дождевая вода мешала ему смотреть, затекая в глаза. Все, что он увидел, как чудовище упало на землю и, хромая, скрылось в роще. Давид вернулся в салон, сел на соседнее с Юлей кресло и вытер ладонью мокрое лицо.
    — Живучая, тварь, — вздохнул он, — С перебитой лапой упал с такой высоты…
    — Надо предупредить всех, — нервно проговорила Юля, — Похоже, ночевать теперь небезопасно.
    — Как ты себя чувствуешь? — заботливо спросил Давид.
    — Если б ты меня не поцеловал, было бы нормально, — усмехнулась она. Он улыбнулся.
    — Признайся, тебе понравилось.
    — Иди к черту! — засмеялась она. Давид так смотрел на нее, что она смутилась. Образ Эдика на миг встал перед глазами, Юля нахмурилась и прошипела, — Больше никогда так не делай.
    Давид вздохнул и отвернулся. Улыбка исчезла с его губ. Они летели, сами не зная куда, лишь бы подальше от этого места. Гроза не прекращалась, молнии все так же освещали небо, но Юля и Давид скорее предпочли бы удар молнии, чем стать ужином странной твари, раскурочившей их вертолет.

Глава 26 Аэропорт

    К обеду мы добрались до лагеря, откуда забрали Джи-джи. Лекс снабдил свою сестренку кровью на достаточный срок, так что, надеюсь, услуги Женьки ей больше не понадобятся. Я только не понимаю, как же надо хотеть есть, чтобы идти в лагерь по болотам несколько дней. Ладно, наверняка, они встречались не в лагере. Мы с сестрами шли от лагеря до города пять дней, вампир добежит дня за три, а то и меньше. Три дня туда, три обратно. Ничего себе… Голод — не тетка. В любом случае, я не могу возить Джи-джи с нами. Тут за собой надо следить да за вампиром. Еще ее не хватало оберегать. В незнакомом лагере оставлять опасно. Вампир со мной не разговаривает. Может, обидела чем? Надо спросить, что ли, и обидеть еще раз. Чудной он какой-то…смотрит, молчит, потом огрызается, потом вдруг начинает вести себя по-человечески. Интересно, Юлькин вампир такой же ненормальный, или только мне достался особенный экземпляр? Надо связаться с Юлькой.
    Приземлившись в лагере, все мы вышли из вертолета. Джи-джи крепко обняла меня и поцеловала в щеку, затем она обняла вампира. Поцеловать не решилась. Я удивилась, как она не испугалась прижаться к нему, хотя после того, как она чуть не выпала из вертолета, ей, наверное, мало что страшно. Еще больше я удивилась, когда вампир так же бережно обнял ее. А еще два месяца назад он держал ее в лесу, готовый вцепиться зубами ей в шею. Непонятно.
    — Таньке привет передай, как увидишь, — тихо сказал вампир Женьке.
    Я демонстративно злобно прокряхтела. Они обернулись в мою сторону.
    — Увижу укусы, убью обеих, — заявила я.
    — Почему-то я ей верю, — нахмурился вампир, — У Таньки есть, чем питаться, я ей много оставил.
    Джи-джи улыбнулась ему.
    — Ну если что, я…
    — Только попробуй, — зарычала я и покосилась на вампира.
    Он молча ушел в вертолет. Джи-джи улыбнулась мне.
    — Ты вернешься?
    — Вернусь, — тихо ответила я.
    Почему-то я не верю в это. Что-то гнетет… Интуиция меня не подводит. Знать бы, откуда ждать бури.
    Морщась от пыли и ветра, поднятого нашим вертолетом, Джи-джи изо всех сил махала нам. Я привыкла к этой улыбчивой, наивной девчонке, жаль расставаться. Я буду скучать по ней. Но такова жизнь. Мы снова летели по заданному курсу на Урал. Вампир снова молчал и о чем-то думал. Интересно, о чем он думает? С каких пор мне это интересно? Наверное, чисто научный интерес. Но он же не скажет. Да и что мне это даст? Радиоприемник зашумел, мгновенно переключив на себя мое внимание.
    — Группа 13! Группа 13! — послышалось среди шума.
    Я немного подправила волну.
    — Группа 13 на связи!
    — Ольга, это ты?
    — Юлька? — я широко улыбнулась, услышав голос подруги.
    — Да, ты хорошо меня слышишь?
    — Отлично, Юль! Как вы?
    — У нас ЧП! Нас осталось двое.
    Я заметила, как напрягся Лекс в соседнем кресле.
    — Что случилось? Что с третьим? — выпалила я.
    — Вчера ночью на нас напал какой-то зверь…
    — Какой зверь?
    — Кино про оборотней смотрела?
    — Юль, конкретней!
    — Я говорю, что эта тварь похожа на оборотней из фильмов! Давид считает, что это падальщик-мутант.
    — Давид жив? — Лекс влез к микрофону, едва не задев меня. Я отстранилась.
    — А чего мне будет? — донеслось из микрофона.
    Лекс засмеялся и спокойно вернулся в свое кресло. Я снова обратилась к Юле.
    — Пришли координаты, где вы видели этого зверя.
    — Пришлю. Но думаю, он не один такой. Будьте осторожны. Эту тварь даже Давид еле удержал, она выбила дверь нашего вертолета и помяла обшивку. Еле успели улететь. А третьего бойца мы потеряли. Оль, прошу, не геройствуй! Этот зверь очень опасен!
    — Лекс, к тебе это тоже относится, — раздался голос вампира, — Не знаю, справился бы я с этой зверюгой или нет. Там такие челюсти, с полруки!
    — Спасибо за предупреждение, обещаю, даже не подойду, если увижу, — усмехнулся Лекс.
    — Кто б сомневался, — бросила в его адрес я и снова обратилась к Юле, — В штаб доложили?
    — Конечно, и сейчас пытаюсь достучаться до всех наших. Нам сообщили про лагерь, где на вас напали, все нормально?
    — Да, поцарапали вертолет немножко, но мы целы. Удачи, Юль, береги себя.
    — И ты, — далее раздался громкий чмок. Вампир покачал головой, а я засмеялась.
    Что за зверь? Если вампир признал, что эта тварь едва ли ему по силам, значит, у меня шансов еще меньше. Да и Лекс вряд ли будет лезть в драку, он может просто убежать и не испытывать судьбу. А я не смогу.
    Через час мы сели в поле, мне захотелось пообедать спокойно, не держа одной рукой штурвал. Я достала свой завтрак Рембо, который был к тому же и обедом и ужином, и принялась за еду. Вампир почему-то не составил мне компанию, как обычно. Он так и остался в кресле, сосредоточенно вглядываясь в одну точку на панели приборов.
    — Почему не ешь? — поинтересовалась я.
    — Не хочу, — тихо ответил он.
    — Раньше ты всегда хотел. Что изменилось сегодня?
    — Просто нет аппетита.
    — Ну как знаешь, — потягивая коктейль, я спрыгнула из вертолета прямо в траву. Солнце слепило глаза, но не пекло. Я сделала несколько глотков и обернулась к вертолету.
    — Лекс! Хватит сидеть, скоро к креслу прирастешь! Выйди сюда!
    Через секунду вампир появился рядом и тут же закрылся рукой от солнечного света.
    — Зачем звала? Я же говорил про солнце… — прорычал он.
    — Привыкай, мало ли когда мы встретим бота, — я взглянула на него.
    Он по-прежнему морщился, опустив голову. Мне снова стало смешно.
    — Чего ты улыбаешься? — спросил он.
    — Парадокс, ты такой сильный, а солнышка испугался.
    — Я? — зарычал он и тут же опустил руку. Опять сработало. Вампир пытается не морщиться.
    — Ладно, хватит для начала, — сжалилась я.
    — Нет уж, — проворчал он, — и моя смерть будет на твоей совести.
    — Это всегда пожалуйста, — усмехнулась я, залезая в вертолет, — Улетаем через минуту.
    Скоро вампир занял свое место. Он потер покрасневшие глаза и все еще морщился. Я вздохнула.
    — Зачем так себя истязать, не понимаю. Ты всегда на «слабо» ведешься?
    — Хотел доказать самому себе, что могу, — ответил он, продолжая тереть глаза.
    — Доказал?
    — Почти.
    — В следующий раз стой, пока не ослепнешь.
    — Ты бы хотела, наверное…
    — Нисколько. Зачем мне слепой напарник? И голодный, кстати, тоже не нужен.
    — Боишься? — улыбнулся он, продемонстрировав мне все свои зубы.
    — Никогда не боялась, а сейчас начну? — ухмыльнулась я.
    — Вампиры, что, не убивали никого из твоих близких?
    — Вампиры нет, — тихо ответила я. Перед глазами встала картина с трупами моих родителей, обломки нашего дома. Чтобы успокоиться, я начала глубже дышать. Вампир заметил это. Он молча наблюдал за мной.
    — Расскажи.
    — Что тебе рассказать?
    — Кто убил твоих близких.
    — Тебе это интересно?
    — Иначе я бы не спрашивал.
    — Ладно. Мои родители погибли в ту самую ночь, когда началась война. Мы спали. На меня обрушилась крыша, а родителей убили боты. Моя младшая сестра потерялась, теперь я пытаюсь ее найти. Хватит?
    — Достаточно, — вздохнул он, — Могу еще кое о чем спросить?
    — Давай, раз уж начали.
    — Почему ты не убила мою сестру?
    — Потому что она напомнила мне мою. Мою сестренку тоже зовут Таня, только ей сейчас девять лет. Надеюсь, с ней все хорошо, надеюсь, найду, — я снова начала глубоко дышать.
    — Найдешь, — тихо произнес вампир, — Ты же Валькирия.
    Я улыбнулась. Хоть бы он оказался прав. Поля закончились, мы пролетали над очередным заброшенным городом. Надо бы добыть топлива. Проверив местность на наличие ботов, я приземлилась в аэропорту. Взяв автомат и канистру, я отправилась на склад, а вампир остался в вертолете. Небо затянули тучи. Самолеты стояли, готовые к взлету, но на них никто уже никуда не полетит. В аэропорту стояла мертвая тишина. Не было ни пассажиров, ни провожающих, ничего. Только пустота. Так странно, дико, это пугает…
    Оттолкнув поржавевшую железную дверь, я вошла на склад. Темнота мгновенно остановила меня. Нельзя идти туда, где ничего не видно. Я включила фонарь на своем автомате и осторожно пошла вглубь помещения. Это ангар. Пыль, серость, небольшой частный самолет. Владельцу он больше не нужен. В этом помещении ничего нет, может, в соседнем найдется. Я медленно приоткрыла дверь в углу ангара и посветила туда. Вроде ничего. Комната уходила куда-то длинным узким коридором. Прямо за дверью я увидела пустую канистру из-под топлива. Значит, где-то может быть и полная или цистерна. Я пошла по коридору. Жаль электричества нет, фонарем много не насветишь. Я дошла до поворота и увидела еще один ангар с частным самолетом. Прямо около шасси стояли две полные канистры. Я шагнула в сторону самолета, но что-то тут же заставило меня остановиться. Снова гнетущее чувство. Дальше ни шагу. В темноте за самолетом что-то хрипло зарычало. Однажды услышав, этот хрип не спутаешь ни с чем. Я замерла, держа палец на спусковом крючке. У них преимущество, они меня видят, а я их нет. Хрип стал громче, тварь не одна тут. Что ж, хотя бы попытаюсь… Со всех ног я побежала обратно. Слышу грохот их лап, скрежет когтей о бетонный пол. Я бегаю не так, как вампиры. Но у меня хотя бы есть автомат. На ходу я убила двоих, они с размаху упали на пол, бежавшие следом повалились через их трупы, но тут же бросились снова. Я забежала в первый ангар и захлопнула дверь на защелку. В тот же миг дверь едва не слетела с петель. Какие же эти твари голодные… Я не успею выбежать на улицу. Я забралась на крыло самолета и приготовилась. Вовремя, еще удар и защелка упала на пол. Пять, десять, шестнадцать… Все разом, они бросились на самолет. Их челюсти так близко щелкали, что до меня долетала слюна. Я застрелила еще троих. Вдруг один из них едва не запрыгнул на крыло, я потеряла равновесие и выронила автомат. Одна из тварей тут же вцепилась в него зубами. Я быстро достала пистолет. Шесть патронов. И того, остается семь падальщиков, чтобы меня прикончить, и это, если попаду в голову. Они все равно запрыгнут сюда. Нет, останется восемь тварей. Один патрон я приберегу для себя.

Глава 27 Нельзя

    Лекс сидел в вертолете и думал об Ольге. Оказывается, она не такая безжалостная и ненормальная, как он полагал. Она ищет сестру, это благородно. Он бы тоже везде искал. Она чуть не расплакалась, значит, эмоции в ней еще остались. Странная девушка. Он таких не встречал. С людьми он не разговаривал, а вампирши совсем другие. Лекс вспомнил, как Ольга назвала его красавчиком, и усмехнулся. Вообще-то, она ничего для человека. Красивые глаза, длинные, вьющиеся волосы, хорошая фигура. И ее запах… такой манящий, притягательный. Наверное, на вкус тоже неплохо. Лекс вспомнил свое видение и улыбнулся. Не будь она человеком, да к тому же Валькирией… Вдруг что-то на складе загремело. Слух никогда не подводил Лекса, он отчетливо услышал несколько выстрелов. Нарвалась… Не может она без приключений! Но это не его дело. Ему-то что? Пускай сама решает свои проблемы. Больше не стреляет. И не выходит. А кто поведет вертолет? Ладно, в конце концов, будет неинтересно, если кто-то убьет Валькирию за него, а он к тому же не увидит. Лекс схватил автомат и побежал к складу.

    Я истратила все патроны, кроме одного. Неужели вампир не слышал выстрелы с его-то слухом? Наверное, просто не хочет идти. Я его понимаю. Даже не обижаюсь. Зачем ему спасать меня? Пусть он не умеет управлять вертолетом, но он может вернуться домой и пешком.
    Одна из тварей запрыгнула на крыло, я столкнула его ногой. Другая уже залезает следом. Я должна выстрелить… Не думала, что это будет так страшно. Зубастая пасть щелкнула прямо у моей ноги, я едва отползла. Вдруг резкая боль пронзила руку, я зашипела. Падальщик оцарапал меня. Кровь закапала на пол. Учуяв ее, твари внизу взбесились. Я приставила к виску пистолет, нужно сделать это. Не хочу, чтобы меня сожрали заживо.
    Дверь в ангар резко открылась. На пороге появился Лекс. Две твари тут же кинулись на него, но он отшвырнул их в стену. Третья вцепилась ему в предплечье, но мгновенно отлетела прямо в самолет. Я едва удержалась. Лекс отстреливал их одного за другим. Наконец, не осталось ни одной живой твари. Лекс дотронулся до своей руки и взглянул на меня. Я все еще напряженно сжимала пистолет с единственным патроном. Вампир сделал пару шагов и поморщился, прикрыв нос ладонью.
    — У тебя кровь? — тихо спросил он.
    — Меня оцарапали, — напряглась я. Бессмысленно скрывать сей факт от вампира.
    Мне не нравится его взгляд, у меня по-прежнему один патрон для себя. Окажусь ли я быстрее голодного вампира? Лекс стоял на месте, не двигаясь, он перестал дышать, но все еще пристально смотрел на меня. Такими же дикими глазами смотрели падальщики. Внезапно вампир выбежал из ангара. Я осторожно спустилась с самолета и, зажимая, окровавленную руку, вышла на улицу за вампиром. Он бродил несколько в стороне от вертолета. Я молча, стараясь не привлекать внимания, поднялась в вертолет и достала аптечку. Проспиртовав рану и пошипев от боли, я наспех замотала руку от запястья до локтя. Вампира все еще не было. Я вышла из вертолета и едва не столкнулась с ним. Он уставился на мою перевязанную руку, а я на его рану.
    — Пошли, — тихо сказала я.
    — Куда? — ответил он, не отрываясь от моей руки.
    — Так хочется? — не сдержалась я.
    — Даже не представляешь… — прошептал он.
    — Что тебя держит?
    — Я помню, что нельзя.
    — Пошли, — я легонько потянула его за рукав.
    Он молча вошел за мной вертолет. Я посадила его на кресло и опустилась рядом на колени. Лекс следил за каждым моим движением.
    — Сними куртку, — скомандовала я. Через мгновенье разорванная куртка оказалась на полу. Я рванула рукав на его окровавленной руке. Он молча разорвал остальное, оставшись в одних джинсах. Эпизоды из того сна, снова вспыхнули в моем сознании. Лекс уже не смотрел на меня, как на пищу. Он ждал моих действий, а я просто рассматривала его сильное тело. Смотрела и все. Наяву он выглядел даже лучше. Вампир странно улыбнулся.
    — Можно тебя спросить?
    — Давай, — я тут же пришла в себя и нечаянно нажала спиртовым тампоном на его рану.
    Вампир дернулся.
    — Ну потише! И так больно!
    — Потерпи, не маленький, — проворчала я. Мне стало крайне неприятно, что я так откровенно рассматривала его. Я стерла кровь вокруг раны и принялась перевязывать его руку. Он усмехнулся и произнес, глядя мне в глаза:
    — Никогда не думал, что Валькирия будет перевязывать мне раны.
    — Я тоже не думала, что вампир спасет меня от падальщиков.
    — Выходит, все когда-то…
    — Случается в первый раз, — добавила я.
    Мы оба улыбались.
    — У меня предложение, — вдруг заговорил Лекс. Я вопросительно взглянула на него, — Попробуем не ругаться?
    — Что ж… давай попробуем, — кивнула я, — А что ты хотел спросить?
    — Если спрошу, мы поругаемся, — усмехнулся он.
    — Таак, я уже начинаю злиться, — нахмурилась я.
    — Если спрошу, разозлишься намного больше, — засмеялся он, — Я принесу канистры, где они?
    — Там могли остаться твари…
    — Не думаю, ты так приятно пахнешь, что собрала бы около себя всех.
    — Тогда иди, — поежилась я.
    Все вокруг хотят меня сожрать. Лекс не завтракал и не обедал, наверно, он очень голоден, а я для него со своей царапиной… Надеюсь, про перемирие он говорил серьезно, а не для того, чтобы притупить мою бдительность. Все-таки Лекс — вампир, а вампиры очень хитрые, особенно, когда голодные.
    Лекс вернулся через десять минут с двумя полными канистрами. Он как обычно сел в свое кресло и расслабился. Мы поднялись в воздух и покинули территорию аэропорта. Лекс снова молчал. Я уже привыкла к этому. Это не Юля, которой поболтать только дай повод. Он встал и ушел в хвост вертолета, а вернулся уже в новой одежде. Почему Лекс не убил меня? Да, его вампиров вместе с ним самим убьют в случае моей смерти. Но он мог бы убить меня и увести своих вампиров в другие катакомбы. Никто бы не нашел. О чем он хотел спросить, что я должна была бы разозлиться? Он не скажет. А почему я так смотрела на него и так ясно, меня не поймет только монахиня или дурочка. Нельзя больше думать об этом.
    Тем временем мы приближались к моей малой родине.

Глава 28 Зайка

    Мой город. Здесь я родилась, здесь мама водила меня в детский сад, потом в школу, наконец, здесь мой университет. Точнее то, что от него осталось. Мой город был областным центром с населением около семисот тысяч человек. Он считался одним из самых зеленых городов России. Увы, туи и кедры, украшавшие многочисленные аллеи города, давно погибли. Нет ни клумб, ни фонтанов, ни влюбленных пар на лавочках. Только серость, руины, поросший травой асфальт. В ту ночь было много смертей, трупы лежали прямо на улицах, и никто не убирал их. Люди бежали из города, бросив все, что любили, самое дорогое. Конечно же, никаких трупов уже не было видно. Что не сожрали падальщики, то сгнило за два с половиной года. Мы пролетали над городом. Как после бомбежки. Да, так оно и было. Боты раскурочили все, не осталось практически целых зданий, магазины, офисы, школы…все разрушено. Битые стекла, облетевшая краска, нищета, разруха. Город-призрак, один из тысяч, но неповторимый для меня…
    — Ничего себе городок, — Лекс с интересом рассматривал остатки фонтана на центральной площади.
    — Это мой город, — тихо сказала я. Слова отдались болью где-то в груди, я стиснула зубы.
    — Ты здесь жила? — спросил он.
    — Да, когда-то в прошлой жизни, — грустно улыбнулась я.
    — Мы могли бы обогнуть этот город…
    — Зачем? — перебила я, — Одна мысль, что я буду рядом, уже неприятна. Я хотела запомнить его другим, не таким, как сейчас.
    Лекс вздохнул и посмотрел на город, мы пролетали над мостом.
    — Где будем ночевать? — поинтересовался он.
    — В вертолете, как всегда.
    — Ты же знаешь город, могли бы остановиться в гостинице.
    — Какие гостиницы? — усмехнулась я, — Ты посмотри вниз!
    — У тебя дома?
    — Сейчас я покажу тебе мой дом, — процедила я и повернула вертолет влево.
    Через пять минут мы долетели до окраины города, района коттеджей. Точнее, их развалин. Я посадила вертолет там, где это было возможно, и вышла на улицу. Лекс вышел следом.
    — Пойдем, — обернулась к нему я.
    Мы прошли одну улицу и свернули в узкий переулок. Мертвые дома жутко улыбались разбитыми стеклами, рядом лежали обломки крыш, разбитые машины, поваленные столбы. Некоторые постройки просто сложились как карточные домики.
    — Пришли, — сухо прошептала я, сжимая губы, — Мой дом.
    Груда плит, несколько устоявших стен и ржавая антенна на земле. Доски от забора практически сгнили, я наступила на поваленную калитку, доски промялись под ногами. Сердце забилось быстрее, я стала чаще дышать. Вампир остался сзади, он молчал. Я вошла в родные стены. Нет даже крыши. Вот расколотый телевизор, вот обломки дивана, вот рама от разбитого окна…Холодильник лежал на боку, примятый чем-то тяжелым. Наверное, бот прошелся по нему, как и по газовой плите. Мой дом. Здесь я засыпала, сюда приглашала друзей, здесь зубрила экзамены. И здесь умерли мои мама и папа. Я отвернулась от их комнаты. Наверняка, их тела давно сожрали падальщики, если нет, я увижу скелеты. Задержав дыхание, я шагнула в комнату. Нет ничего, кроме обломков. Я позволила себе выдохнуть, глаза тут же намокли. Зачем я пришла сюда? Я ходила по дому, касаясь рукой стен, сломанной мебели, всего, что попадалось. Я хотела стать ближе, вернуть себе ощущение счастья, что дарили мне эти предметы.
    Здесь была комната Тани. Вот ее кроватка, разорванная подушка, одеяло с котятами. Конечно, из-за слоя грязи рисунок было не различить, но я помню все. Я закрыла глаза и отвернулась. Больно. Надо уходить. Вдруг я снова прослезилась. Грязный, маленький зайчик сидел под поваленным столом, дождь его не мочил, а падальщики не заметили. Иначе разорвали бы как подушку. Я опустилась на колени и достала зайчика. Танечка… Слезы молча покатились по щекам. Я смотрела на игрушку и вспомнила улыбающуюся мордочку моей сестренки. Начинается истерика. Я сидела на полу и беззвучно рыдала. Кто-то коснулся моего плеча, и я шарахнулась в сторону. Лекс стоял в метре от меня и смотрел как на побитую собаку. Я поспешила подняться и вытерла слезы. Зайчик все еще был в моей руке.
    — Не надо тебе было видеть это, — обрывисто прошептала я.
    — Ничего, я понимаю, — едва заметно улыбнулся вампир.
    — Не думаю.
    Я поспешила выйти из дома, Лекс не отставал. Я шла так быстро, как могла, не оборачиваясь. Убегала от боли и воспоминаний. Я крепко сжимала зайца в руке. Таня искала его перед сном и не нашла. Наверное, она забыла, что положила его под стол. Я должна вернуть ей зайку.
    Зайдя в вертолет, я села на сумки. Лекс присел напротив.
    — Ничего, если я посижу минут пять? — спросила я, — Я не смогу нормально лететь.
    — Конечно, сиди, — кивнул он и перевел взгляд на игрушку, — Можно?
    Я молча протянула ему зайца. Он отряхнул его от пыли и улыбнулся.
    — Игрушка твоей сестры?
    — Да. Таня всегда спала с этим зайцем, — улыбнулась я, — В ту ночь она не нашла его… она так расстроилась. Я хочу вернуть его ей, когда найду ее. Если, конечно…Не дай бог, она…
    Я замолчала, снова чуть не разрыдавшись. Вампир нахмурился и сел рядом со мной.
    — Оль, — позвал он.
    Если бы я не видела, что около меня сидит Лекс, ни за что бы не подумала, что это его голос. Я посмотрела на него. Он улыбался. Его черные демонические глаза блестели, но сейчас они не были злыми, они тоже улыбались. Я смотрела в эти глаза и ждала.
    — Таня жива, с ней все хорошо, слышишь? — мягко добавил он, — Она ждет тебя и очень обрадуется, когда ты вернешь ей зайца.
    Я улыбнулась и опустила голову. Надо верить.
    — Спасибо, — пошептала я.
    — Не за что, — кивнул он, — Заночуем в городе или полетим дальше?
    — Полетели.
    Я села за штурвал и подняла вертолет в воздух. Я улетала так быстро, как могла. Вампир пару раз покосился на меня, видимо, понимая причину спешки, но промолчал. Я благодарна ему за слова поддержки. Не думала, что он способен на это, но эти слова подействовали на меня ободряюще. Мы скоро покинули границы города. Я ни разу не обернулась назад. Лекс изредка поглядывал в мою сторону, явно жалея. Я старалась не замечать этого, неприятно. Но ругаться сейчас совсем не хочется. Маленький пыльный зайчик, бывший когда-то желтым, сидел на панели приборов и время от времени отвлекал на себя мое внимание. Начинало темнеть. Нужно где-то приземлиться. На горизонте я заметила огни, и мы полетели на свет.

Глава 29 Сестры

    Музей народного творчества, одноэтажный деревянный домик, находившийся в пригородном поселке, похоже, стал для кого-то приютом. Мы опустились в пятидесяти метрах от здания. Помня прошлую неудачную попытку переночевать вне вертолета, я скептически отнеслась к предложению вампира постучаться в дверь. До здания музея оставалось чуть более двадцати метров, как вдруг дверь открылась, и на пороге появились две женщины. Одна из них, платиновая блондинка среднего роста, в белом платье по колено и неестественно бледной кожей, широко улыбнулась. Ее острые зубки блеснули в свете восходящей луны, заставив меня мгновенно прицелиться.
    — Стой, — шепнул Лекс.
    Вторая женщина, с короткими красно-рыжими волосами, издалека походила на парня. Блондинка пригнулась и оскалилась, рыжая схватила ее за плечо и что-то шепнула. Лекс дружелюбно поднял руку и обратился к женщинам:
    — Мы не враги! Мы хотим просто переночевать.
    — Ты, что, издеваешься?! — шикнула я на него, — Я не собираюсь спать под крышей с тремя вампирами!
    — Тихо! — бросил он мне и снова взглянул на женщин.
    — Ты привел закуску? — недоверчиво улыбнулась блондинка.
    Я сжала автомат, еще слово, и я пристрелю стерву. Словно прочитав мои мысли, Лекс коснулся моего плеча.
    — Нет, — ответил он вампирше, — Девушку трогать нельзя.
    — Пусть попробует, — прошипела я вполголоса, — Полетели отсюда.
    Вампир игнорировал меня.
    — Кто ты такой? — рыжая вампирша медленно спустилась с крыльца.
    — Меня зовут Александр Аксадовский, — ответил Лекс.
    — Аа, я знаю тебя, — улыбнулась она, — и ты должен помнить нас. Меня зовут Ева, а это Роза, моя сестра. Мы приезжали на похороны твоего отца в прошлом году.
    Лекс внимательно смотрел на женщин, вдруг он тоже улыбнулся.
    — Да, помню. Ваш отец тоже здесь?
    — Нет, он погиб в тот же год, что и твой, — рыжая опустила голову, похоже, ей неприятно вспоминать об отце.
    — Почему с тобой человек? — нервно бросила блондинка, выступая вперед сестры.
    — Вы слышали о создании смешанных боевых групп? — спокойно спросил Лекс.
    — Да, что-то слышала, — недоверчиво покосилась рыжая. Кажется, эта более адекватная, чем ее сестра.
    — Девушка — моя напарница, — невозмутимо продолжил Лекс, — Она неприкосновенна.
    — Это кто сказал? — оскалилась блондинка.
    Я навела на нее автомат. Она засмеялась.
    — Доржешься! — не сдержалась я.
    Блондинка дернулась в мою сторону, я выстрелила, проделав ей дыру в платье между ног. Вампирша мгновенно остановилась.
    — В следующий раз пристрелю! — зарычала я, не отводя оружие.
    Ее сестра оскалилась.
    — Лекс, как это понимать?!
    — Девушку трогать нельзя, — внятно повторил он, — И она вас не тронет.
    — Отвечай за себя, — проворчала я, хитро улыбнувшись. Как же чешутся руки, — Что-то давненько я по вампирам не стреляла.
    — Позвольте представить, — улыбнулся Лекс, — Валькирия.
    Обе вампирши заметно удивились. Блондинка тихо зарычала и взглянула на меня с еще большей ненавистью. Рыжая, напротив, с интересом рассматривала меня.
    — Однако же, необычные у нас сегодня гости. Да, Роза?
    — Ты же не позволишь ей остаться?! — блондинка в недоумении уставилась на сестру.
    — Лекс — наш гость, а она пришла с ним, — спокойно ответила рыжая.
    Лекс довольно улыбнулся.
    — Рад, что мы поняли друг друга. Мы можем рассчитывать на ваше гостеприимство?
    — Можете, — ответила рыжая, бросив на меня подозрительный взгляд, — Проходите.
    Блондинка в отчаянии всплеснула руками и убежала в музей. Рыжая ждала нас, но я, в отличие от Лекса, идти в их логово не спешила.
    — Ольга, пойдем, — обернулся Лекс.
    — Я похожа на идиотку? — усмехнулась я.
    — Тебя никто не тронет, — он протянул мне руку.
    — И все же я предпочитаю спать в вертолете, — я развернулась и быстро зашагала к вертолету.
    — Ольга! — рявкнул Лекс. Я не обернулась и, забравшись в вертолет, достала завтрак Рембо. Поужинать и спать.
    — Можно? — послышалось около вертолета.
    Я напряглась. В дверях появилась рыжая вампирша. Я готова была в любой миг схватить автомат и выстрелить.
    — У нас не принято, чтобы гости ночевали вне дома, — серьезно произнесла она. Я усмехнулась.
    — А у нас не принято ночевать в доме с кучей вампиров.
    — Тебя никто не тронет…
    — Я вас не боюсь.
    — Я знаю, — перебила она, — Скажи…ты, правда, Валькирия? Или Лекс пошутил?
    — Лекс не пошутил, — ответила я, — У него вообще с юмором не очень.
    Вампирша усмехнулась и забралась в вертолет. Теперь я рассмотрела ее лучше. Довольно худая, наверное, поэтому я едва не приняла ее за парня. Симпатичное лицо, волосы торчали ежом, зачесанные назад, будто их уложил так ветер. Узкий свитер за молнии и джинсы подчеркивали ее гибкую фигуру. Она напомнила мне гепарда, в ней было что-то динамичное и неуправляемое, хотя держалась она весьма сдержанно.
    — И все же я приглашаю тебя в дом, — улыбнулась вампирша, — У нас не принято обижать гостей.
    — Как много у вас правил, — заключила я, — Хорошо, Ева, — я едва вспомнила ее имя, — Пойдем.
    Вампирша снова улыбнулась и спрыгнула в траву. Я сложила ужин обратно в пакет, взяла автомат и направилась за вампиршей. Лекса на улице уже не было, значит, зашел внутрь. Не нравится мне это. Но в свете последних событий, а именно появления информации о странном звере, неизвестно, где безопаснее. Вампиры — сильные враги, но хотя бы известные. Вампирша пропустила меня вперед, и мы оказались в коридоре музея. На стенах горели свечи, так что было достаточно светло.
    — Сюда, — указала она на дверь в конце коридора.
    Войдя в дверь, я увидела сидящего на старом диване Лекса и потягивающего из кружки красную жидкость. Около него, поджав под себя ноги, расположилась блондинка. Увидев меня в дверях, она нахмурилась.
    — Располагайся, — предложила мне вампирша, жестом указав на диван в противоположном углу. Я молча села и снова достала ужин. Ева присела на край того же дивана. Она так внимательно рассматривала меня, что голод, мучивший меня весь вечер, куда-то пропал. Я вопросительно уставилась на нее.
    — Не обращай на меня внимания, — улыбнулась та, — Я просто никогда не видела Валькирию.
    — Я их тоже не видела, — усмехнулась я, — Так же как и гарпий и Лохнесское чудовище.
    Она засмеялась.
    — Мы с тобой похожи.
    — Чем же? — не поняла я.
    — Обе рыжие…
    — Обе женского пола, — добавила я. Вдруг что-то заставило меня обернуться. Блондинка обвила руками шею Лекса, а он, казалось, снисходительно позволял ей это. Взглянув на меня, он улыбнулся. Я поморщилась.
    — Роза своего не упустит, — вслух озвучила мысли Ева.
    Я промолчала, меня это не касается. Лекс, думаю, тоже не будет против расслабиться.
    Ева оказалась достаточно болтливой. Она напомнила мне Юлю. На время я даже забыла, что нахожусь в компании трех вампиров. Ева не проявляла ко мне агрессии, напротив, она заваливала меня вопросами, на которые я неохотно, но отвечала. От нее я узнала, что они с сестрой происходят из важного вампирского рода, что их мать погибла уже давно, а отец в прошлом году был убит ботом. С тех пор сестры бросили родной дом и перебрались сюда. В городе они не живут, так как там много падальщиков, а здесь тихо и спокойно. Ева старше Розы на шесть лет, она заменила ей мать, а теперь еще и отца. Розу всегда баловали, исполняли каждый каприз, в то время как Ева должна была принимать не по годам серьезные решения. Недавно Розе исполнилось восемнадцать, и Еве стало тяжелее справляться с ней, но все равно, она смотрела на сестру как на несмышленого ребенка.
    Я поймала себя на мысли, что с Евой разговаривать довольно просто, несмотря на то, что она вампир, и мы знакомы не больше пары часов. Я даже рассказала ей немного о себе. Мы обе избегали острых тем, касающихся моей службы в «Дельте» и ее способа питания. Так что, к концу вечера я даже прониклась к вампирше некой симпатией, что в случае чего, все же не помешало бы мне убить ее.
    Лекс нежился в объятиях Розы. Я сидела спиной к ним, но пару раз видела, как они целовались. Я тут же отворачивалась, сделав вид, что не замечаю. Лекса надо посадить за совращение. Хотя нет, блондинке уже есть восемнадцать. Она старательно висла на нем, всем своим видом демонстрируя желание уединиться. Я увидела, как она залезла ему под рубашку, как гладила его бедра. Мне вновь стало не по себе. Я здесь лишняя.
    — Где я могу спать? — спросила я Еву.
    — Пошли, — она встала с дивана, и мы вышли.
    В дверях я слегка обернулась. Казалось, Лексу все равно, что девушка ласкается к нему, как кошка. Роза целовала его шею, а он провожал меня пристальным взглядом с абсолютно равнодушным лицом. Я вышла, закрыв за собой дверь. Пусть отдыхает. Имеет право. Отрывки моего сна снова мелькнули в голове, но я быстро избавилась от них. Ева постелила мне на софе в одном из залов, пожелала приятных снов и ушла. Я знала, что Лекс и Ева не тронут меня, а Роза вряд ли отойдет от Лекса, и все же этой ночью что-то мучило меня и долго не давало заснуть.

Глава 30 Бессонница

    Полная луна заливала землю своим холодным, таинственным светом. Она отражалась в бездонных глазах вампира, делая их похожими на две бездонные пропасти, упав в которые, обратно уже не выберешься. Лекс сидел на деревянных ступеньках старого музея и смотрел на луну. Почему-то потянуло завыть. Захотелось броситься отсюда и бежать, бежать без остановки, навстречу ветру и свободе. Лекс любил ветер. В детстве они с братом часто бегали по лесу, забирались на деревья или в пещеры и сидели там, пока не стемнеет, тем самым доводя до обморока свою мать. Лекс вспомнил маму. Она всегда казалась ему идеальной женщиной. Милена была южанкой, смуглая кожа, красивое лицо, длинная черная, как смоль, коса и огромные глаза демона, которые в раз и навсегда подчинили себе их отца. Милена фантастически сочетала в себе гордый нрав южных красавиц и почти рабскую преданность любимому мужу. Лекс обожал мать. Внешне он походил на нее гораздо больше, чем на отца. Та же смуглая кожа, те же черные волосы и бездонные демонические глаза.
    Макс пошел в отца, светлая кожа, русые волосы, спокойный нрав, полная противоположность. И все же братья отлично дополняли друг друга. Лекс был заводилой и инициатором всех их приключений, Макс же — тем тормозом, который удерживал брата, не давая перейти опасную грань. Сейчас Макс, наверное, спит. Лексу не хватало его нотаций. Вообще, Лекс не понимал, почему брат до сих пор не обзавелся семьей. Ему сам бог велел всю жизнь любить одну женщину и воспитывать детей. А вот Лексу, наоборот, всегда хотелось свободы. Его тяготили долгие отношения, потому он менял девушек с такой скоростью, что уже и сам не запоминал всех. Как и сейчас. Несколько минут назад он еще находился в объятиях светловолосой вампирши, а теперь сидит на крыльце в полном одиночестве. Он надеялся отдохнуть, снять напряжение, но не вышло. Физическое удовлетворение не принесло удовлетворения морального. Лекс не понимал причину. Его пугало то, что близость с этой красавицей, по сути, не принесла ему радости. Его что-то беспокоило, хотелось чего-то другого, но чего Лекс не мог понять. На миг он подумал об Ольге, странно, но ему очень захотелось увидеть ее. Наверное, она давно спит. Эта рыжая бестия напомнила ему мать. Гордая, непокорная, но сегодня она так плакала, что ему захотелось обнять ее. Лекс понимал только то, что совсем не знает эту девушку. Ее прошлое печально, настоящее неясно, а будущее может исчезнуть в любой момент. Он поймал себя на мысли, что не хочет убивать ее. Он уже привык к ней. Лекс поднял голову и посмотрел на окна зала, в котором должна была спать Ольга. Ему вдруг безумно захотелось провести остаток ночи с ней, но он мгновенно прогнал эти мысли. Как минимум, Ольга выгонит его, как максимум, попытается застрелить. Дикая кошка, не иначе. Лекс улыбнулся пришедшему в голову сравнению. В ту ночь у костра, когда ему впервые привиделся ее образ в пламени, он и подумать не мог, что когда-нибудь станет утешать ее, как сегодня.
    Позади раздался глухой скрип деревянной двери. Лексу не нужно было оборачиваться, по запаху он понял, что пришла Ева. Девушка мягко пустилась на ступеньку около него и, взглянув на луну, мечтательно произнесла:
    — Красиво… Хочется летать. Просто взять и улететь от всех проблем.
    Лекс улыбнулся. Ева внимательно посмотрела на его лицо.
    — Устал? — тихо спросила она.
    — Безумно, — Лекс провел пальцами по волосам и глубоко вздохнул.
    — Я тоже, — добавила вампирша, — С Розой последнее время совсем сложно стало. Неуправляемая. Я устала нянчить ее.
    — Так не нянчи, — усмехнулся Лекс, — Она уже не ребенок.
    — Как сказать, Лекс, — Ева посмотрела на него такими глазами, что он понял, причина повышенной заботы Евы кроется не только в любви, — Роза больна, — продолжила Ева, — Она родилась с очень слабым сердцем. В любой момент ей может стать плохо.
    Лекс вспомнил, что вытворяла Роза час назад. Как она не боялась?
    — Я думал, у вампиров таких болезней не бывает.
    — Бывает, но очень редко, — Ева снова посмотрела на луну, — и в отличие от людей, у нас это не лечится. Представь, каково каждую минуту быть готовой к потере сестры?
    — Ты не сможешь подготовиться, — Лекс поднялся и отряхнул джинсы. Ева встала рядом.
    — Я знаю. Но понимаю, что однажды это случится, и тогда я останусь совсем одна.
    Ее голос задрожал. Сегодня Лексу весь день приходится утешать женщин. Он по-дружески положил руку ей на плечо.
    — Никто не знает, когда это случится. Пока можете, живите и радуйтесь каждому дню вместе.
    Ева обняла его.
    — Спасибо, Лекс.
    — Не за что. Мы всегда с радостью примем тебя у нас.
    — Спасибо, — снова сказала она, — Пошли, все давно спят.
    — Иди, я побуду тут еще немножко, — Лекс оперся локтями на перила и снова посмотрел на небо.
    Вампирша беззвучно скрылась за дверью. Лекс смотрел на полную, яркую луну и думал над ценностью жизни. Увы, что-то мы способны оценить, только потеряв навсегда.

Глава 31 Казанова

    Я проснулась от того, что кто-то настойчиво барабанил в дверь. Я жива, значит, вампиры меня не трогали. Я потянулась и нехотя поднялась с дивана. В дверь все еще барабанили.
    — Войдите, — громко сказала я.
    В дверях появилась Ева, она мило улыбнулась.
    — Как спалось?
    — Спасибо, нормально, — соврала я.
    Я не спала почти всю ночь. Мне очень хотелось выйти на улицу, а луна светила прямо в лицо. Заснуть мне удалось только под утро.
    — Пойдем завтракать? — предложила она.
    — Никогда не завтракала в обществе трех вампиров, — усмехнулась я, вызвав ответную улыбку вампирши.
    Накинув куртку, я проследовала за Евой в кухню. За маленьким прямоугольным столом уже сидели Лекс и Роза. Лекс кивнул мне, а вампирша проигнорировала мое появление. Тем лучше. Не нужно ругаться с самого утра. Я отодвинула стул и, собравшись уже сесть, вспомнила, что завтрак Рембо остался в комнате. Я снова задвинула стул, вызвав непонимание на лицах вампиров.
    — Я сейчас, — пояснила им я, — принесу завтрак.
    Опередив меня, Ева выложила на стол пачку шоколадного печенья и конфеты. Я в недоумении уставилась на продукты.
    — Откуда это у вас? — спросила я.
    — В шкафу лежало, — пояснила Ева, — Угощайся.
    Я так давно не ела конфет, что с удовольствием взяла одну и развернула. Как я и думала, испортились. Сколько они лежат тут? Год, два?
    — Спасибо, — улыбнулась я Еве, — Но это уже не съедобно.
    — Да? — искренне удивилась она и добавила сама себе, — То-то я думаю, чего мне плохо было…
    Я улыбнулась и все же ушла за своим неиспорченным завтраком. Когда я вернулась, вампиры о чем-то оживленно беседовали. Я молча села между Евой и Лексом. Завтрак с вампирами, до чего я дошла? От вида крови в их чашках меня затошнило. Откуда вообще эти вампирши взяли кровь? Тут в радиусе тридцати километров ни души. На всякий случай я мельком взглянула на свои запястья. В порядке. Ева заметила мою нервозность.
    — Тебя смущает, что мы пьем кровь? — с улыбкой поинтересовалась она.
    — Есть немного, — честно ответила я, — Еще недавно я за это убила бы, не глядя.
    Ева постаралась сохранить невозмутимость. Она молча подняла со стола фарфоровый заварник и долила сестре крови. Та кивнула ей и подмигнула Лексу. Он едва заметно улыбнулся в ответ и продолжил пить. Роза хитро прищурилась. Ее рука плавно скользнула под стол. В следующий момент Лекс поперхнулся. Мастерски сымитировав кашель, он недовольно взглянул на вампиршу. Роза демонстративно надула свои пухлые розовые губки. Аппетит у меня пропал окончательно. Ева же делала вид, что ничего не происходит. Она давно привыкла к выходкам сестры. Лекс продолжил завтракать. Я тоже попыталась начать это делать. Как бы не так. Роза игриво закусила нижнюю губу и снова опустила руку под стол. Лекс вздрогнул и опять покосился на нее.
    — Я поем в вертолете, — прорычала я и резко встала из-за стола.
    — Почему? — опешила Ева. Лекс и Роза также в недоумении уставились на меня.
    — Я порнуху к завтраку не заказывала, — прошипела я и быстро вышла из кухни.
    Не знаю, почему на меня накатила такая злость. Я готова была порвать их обоих. Любовнички, мать их. Нашли место.
    Выйдя на улицу, я задержалась на крыльце. Небо затянули свинцовые тучи, дождь лил как из ведра. А ведь еще ночью небо было ясным и безоблачным. Я быстро добежала до вертолета и там продолжила завтракать. Зайчик Тани все так же сидел на панели приборов. Я улыбнулась.
    Полчаса я провела в вертолете. Возвращаться в музей не хотелось. Эта парочка снова будет там обжиматься по углам, а мне смотреть. Неужели так сложно уединиться? Я взглянула на часы. Половина десятого. Пора бы уже лететь. Если этот кровосос еще не накувыркался, я вытащу его за ноги прямо из постели. Мы не на курорте, в конце концов.
    Полная намерения отчитать вампира за срыв графика, я уверенно направилась к музею. Дождь стекал по волосам, но меня это не волновало, я закипела так, что через минуту уже обсохну. Неожиданно Лекс вышел навстречу, за ним на крыльце показались сестры.
    — Ну наконец-то, — прорычала я, — Я, конечно, понимаю, что любовью заниматься приятней, чем войной, но только в штабе это никого не волнует!
    — Ты чего завелась-то? — проворчал вампир, — Я прощался с сестрами.
    — Особенно с одной из них, — я скорчила ему рожу.
    — Ты что-то имеешь против? — зарычал вампир.
    — Да, имею! — рявкнула я, — Если это мешает работе, то я еще как против!
    Мы стояли под дождем и убивали друг друга глазами. Вода стекала по его лицу, но он даже не морщился. Я обошла его, как тогда на собрании, задев плечом, и подошла к оставшимся на крыльце под крышей вампиршам. Роза отвернулась, а Ева неожиданно обняла меня. Я постаралась скрыть удивление, но получилось, похоже, не очень. Она засмеялась и отстранилась.
    — Будешь рядом, заходи в гости, — улыбнулась она.
    — Хорошо, удачи, — кивнула я и пошла обратно к вертолету.
    Лекс сидел, как всегда, на своем месте. Я молча села за штурвал и подняла вертолет. Сестры махали нам с крыльца. Вампиры, оказывается, тоже бывают разные. Только вот как мне определить в следующий раз, когда соберусь выстрелить, кто передо мной? Лекс сидел, сложив руки на груди, и демонстративно отворачивался. Я передразнила его.
    — Я чего-то не понял? — огрызнулся он, — Тебе чего надо?!
    — Денег и счастья, — съязвила я.
    — Тогда чего ты ко мне-то с утра пристаешь?
    — Приставала к тебе эта белобрысая шлюшка, а я злюсь, что ты срываешь график. Мы должны были вылететь два часа назад.
    — Ничего не случится!
    — Это ж надо, какой мне любвеобильный вампир достался! — снова съязвила я, — Прямо-таки Казанова с клыками!
    — Заткнись, а?! — рявкнул вампир, — Давно не ругались?! Скучно стало?!
    Я засмеялась. Ух, как он разозлился! Как мне это нравится! Аж настроение улучшилось. Вампир подпер рукой щеку и снова отвернулся, а я сидела с гордым видом победительницы. Я понимаю, что придираюсь. Надо признаться самой себе, я просто завидую, что он хорошо провел время. Но это мой выбор. Лекс действительно не обязан подчиняться уставу и прочим правилам, кроме правил взаимодействия в hunter-группе. Да и графика полетов никакого не существует. Я выдумала его, чтобы было чем подкрепить претензии. Только вот Лексу об этом знать необязательно.

Глава 32 Слабое место

    Лестница. Мрачная, каменная, она начинается у моих босых ног, поднимается выше и выше и теряется где-то в облаках. Нет, это не облака, это свинцовые тучи. Воздух так накален, что кажется, лишь чиркни спичкой… Будет гроза. Вороны, целая стая ворон вьется вокруг этой лестницы, словно приглашая меня подняться. Почему я боюсь? Я не хочу туда. Куда ведет эта лестница? Не похоже, что на небеса, скорее в ад. Но почему тогда она идет вверх? Я осмотрела себя. Что за лохмотья? Почему я босиком?
    Оглушительный раскат грома заставил меня зажать уши. Вороны! Они падают замертво одна за одной… Да что же это?! Еще один громовой раскат, и я падаю, сжимая голову от внезапно накатившей боли. Надо встать, я смогу, должна. Шатаясь, я поднимаюсь на ноги. Снова мертвая тишина. Я разжала уши, не убирая руки от головы. Тихо, слишком тихо. Я напряженно оглянулась по сторонам. Позади меня лес. Я лучше поднимусь по этой жуткой лестнице, чем войду в тот лес. Черный, мертвый, голодный… Там, наверняка, под каждым кустом сидит смертельно-опасная тварь, готовая разорвать меня на части. Кусты шелохнулись, или мне показалось? Выбора нет. Я ступаю на лестницу. Какие холодные ступени… Мои босые ноги оставляют влажный след, словно растапливая лед на ступенях. Влага на следах тут же замерзает, невероятно…
    Поднявшись до облаков, я в нерешительности остановилась. Дальше сплошной серый туман, я легко уязвима. Какой отвратительный запах. Но лестница продолжается, а пути назад нет. Сжав руки в кулак, я делаю шаг в неизвестность. Еще шаг, еще… Никто не нападает. И вот туман рассеивается, наконец-то. Дышать становится тяжелее, вонь усилилась, и я закрыла нос рукой. Еще немного до верха… Что это? Я наступила во что-то мокрое. Я спустилась на ступеньку назад. Мутная жидкость темно-бордового цвета каскадом капала с верхних ступеней на нижние, с тех еще ниже. Я наклонилась и провела пальцем по луже, в которую наступила за пару секунд до этого. Сердце бешено застучало, мне не хватает воздуха… Это кровь!!! Стараясь не наступать в кровь, я побежала вверх так быстро, как могла. Ступенька, еще, еще, все, конец. Я в ужасе замерла на верхней ступеньке. Крик, родившийся где-то в груди, так и не прорвался… Бесконечность простиралась передо мной, бесконечная лужа крови и трупов. Они утопали в этой луже, источая гниющий, зловонный аромат. Где-то торчали руки, где-то головы, где-то раздувшиеся тела плавали на самой поверхности. Хрип и чавканье за спиной заставили меня очнуться. Я резко развернулась. В нескольких метрах от меня по колено в крови стояла плачущая Танечка, а вокруг нее сотни пожирающих трупы вампиров. Они отрывали мясо от костей словно дикие звери. Гримаса ужаса застыла на моем лице. Таня, не шевелись… Где мое оружие?! Что мне делать?! Один из вампиров прямо рядом с Таней, он отрывается от пищи и смотрит на меня… Лекс… Он весь в крови, глаза дикие и беспощадные. Он знает мое слабое место. Он протягивает руку к моей сестренке…Таня плачет…Я кинулась к ней. Вампир бросился на Таню…НЕТ!!!
    — Ольга! Ольга!!!
    Я резко вскочила и шарахнулась в сторону, больно ударившись головой о стену. Лекс сидел около моего разложенного кресла и озадаченно смотрел на меня. Я все еще не пришла в себя, грудь бешено вздымалась, я нервно огляделась.
    — Тихо, тихо, — мягко произнес вампир, — Все нормально. Тут никого нет.
    Я вытаращилась на него. Образ Танечки и бросающегося на нее голодного монстра заставил меня вздрогнуть.
    — Это был кошмар, — продолжал успокаивать меня вампир, — Просто кошмар, из-за которого я опять не могу поспать.
    Я не могла говорить. Я боялась приблизиться к вампиру, хотя понимала, что сейчас он неопасен. Лекс смотрел на меня с сожалением. В его глазах я не видела злобы и голода. Наверное, это успокоило меня, и я легла в кресло. Лекс накрыл меня одеялом.
    — Спасибо, — обессилено прошептала я.
    — Не стоит, — улыбнулся он и добавил, — Скажи, ты к психиатру обратиться не думала?
    — Отстань, — беззлобно проворчала я.
    — Ну вот, приходишь в себя, — шире улыбнулся вампир, его острые клыки вновь напомнили мне кадры из кошмара. Лекс вздохнул, — Я не знаю, что такого может присниться, что надо так орать, но это мне уже надоедает. Я тоже спать хочу. В следующий раз выкину тебя из вертолета.
    Я вяло улыбнулась.
    — Улыбаешься? Не веришь? — он удивленно приподнял брови, — Когда проснешься в кустах, будешь знать.
    От его слов мне стало совсем весело, а Лекс, недовольный, лег в соседнее кресло.
    — Рассказывай, чего хоть снилось-то? — вздохнул он.
    — Кошмар, — тихо ответила я.
    — А то я не понял, — прорычал он, — Я имею право знать, почему ты не даешь мне спать?
    — Ладно, — я набрала побольше воздуха, — мне снилось, как ты загрыз мою сестру…
    Лекс вытаращился на меня.
    — Однако… — вырвалось у него, — Вот я скотина.
    Я промолчала, а он странно взглянул на меня.
    — Ты считаешь, что я такая тварь?
    Я не знала, что ответить ему и задала встречный вопрос.
    — Сколько человек ты убил?
    — Думаешь, я считал?
    — Вот видишь, — перебила я его, — А все они чьи-то мужья, жены, дети…
    — Мы тоже чьи-то дети и прочее, Оль. Сколько вампиров ты убила?
    — Много, — отвернулась я, — Я бы не убивала вас, если бы вы нас не трогали.
    — Выходит, замкнутый круг?
    — Наверное…
    — Если я сейчас брошусь на тебя, ты меня убьешь?
    — Да.
    — Так и думал…
    — А что, мне нужно подставить тебе шею? — вампир начинает меня раздражать.
    — Не надо. Хотел бы, давно бы набросился, — он отвернулся от меня к стене.
    — Что тебя держит? Правила? — я приподнялась на локте, чтобы лучше видеть его.
    — Да нет. Я давно понял, как обойти эти ваши правила, — равнодушно ответил он.
    — Тогда что?
    Вампир помолчал и тише добавил.
    — Просто я не хочу убивать тебя.
    — И почему же? — не унималась я. Признание вампира меня заинтересовало, — Месяц назад ты грозился убить меня при первой возможности.
    — Слушай, отвяжись уже! — обернулся он, — И так орешь по ночам, так еще и сейчас достала!
    — Пока не ответишь, не уснешь! — пригрозила я.
    — Твою мать! Женщина! — закипел вампир, — Ты заставляешь меня передумать!
    — Не я начала этот разговор!
    — Ты заорала среди ночи!
    — А я, что виновата, что мне кошмары снятся?!
    — Тебе лечиться пора уже!
    — Да пошел ты! — я отвернулась и легла на другой бок.
    Лекс выругался себе под нос и, по видимости, тоже лег.
    — Не женщина, ведьма, — тихо прошипел он.
    — Еще слово, и я тебе клыки повыдергиваю, — так же тихо прошипела я в ответ.
    — Ну рискни…
    Я мгновенно поднялась и с силой пнула кресло вампира. Он вскочил, оказавшись прямо передо мной. От неожиданности я попятилась, но тут же уперлась в панель приборов.
    — Давай. Смелее, — процедил вампир.
    Я стояла, пытаясь сообразить, как лучше обороняться. Толкни он меня, и я упаду на панель приборов, места развернуться нет. Решив, что лучшая защита — это нападение, я замахнулась на него.

Глава 33 Желание

    Я замахнулась на него, но он перехватил мою руку. Вторую он поймает так же легко. Его реакция намного быстрее моей. Ногой ударить не выйдет, негде размахнуться, он слишком близко. Будь Лекс человеком, давно бы валялся на полу, но он — вампир, а значит, вручную я с ним не справлюсь. И все же. Я со всех сил толкнула его, он пошатнулся и упал в свое кресло, притянув меня за собой. Я упала прямо на него, остановившись буквально в миллиметре от его лица. От неожиданности, меня словно парализовало. Он смотрел мне в глаза, он не шевелился. Я ощущала его дыхание на своих губах. Я чувствую, как он напрягся. Да что со мной такое? Кровь прилила к голове, как жарко… Я хочу поцеловать его…Что я делаю…? Не хочу останавливаться, просто не хочу… Зачем он так смотрит на меня? Он, что, издевается? Это противоестественно… Внезапно Лекс мягко коснулся моих губ. Я мгновенно протрезвела и отпрянула от него, заодно нечаянно попав ему коленом в самое уязвимое мужское место. Он зашипел.
    — Чтоб тебя, рыжая!
    — Извращенец, — прорычала я, одергивая майку, — Совсем охренел уже!
    — По-моему, ты не особо сопротивлялась!
    — Я была в шоке от твоей наглости!
    — Ой, да ладно! — засмеялся он, закинув руги за голову.
    — Слушай сюда, зубастый! — я встала прямо напротив его кресла, — Если ты еще раз попытаешься меня поцеловать или хотя бы не так взглянешь, я тебя пристрелю на хрен, а в штабе скажу, что ты на меня напал, понял?! И ничего мне за это не будет!
    — Испугала, — проворчал он, — Заметь, ты сама на меня упала.
    — С тем же успехом я упала бы на пол. В общем, я тебя предупредила.
    Нужно остыть. Я вышла на улицу и села в траву у вертолета. Что на меня нашло? Сначала сны, потом пялилась на него, как дура, в вертолете, теперь чуть не поцеловала… Не нравится мне эта тенденция. Нужно держать его на дистанции, иначе добром это не кончится.

    Лекс поднялся в кресле и посмотрел вслед разозлившейся девушке. Вот это да… Она была так близко… Все границы между ними мгновенно стерлись. Лекс ощущал, как напряжено ее тело, его невозможно обмануть. Он еще никогда раньше так сильно не хотел ни одну женщину. Ее губы были так близко, как же он хотел поцеловать ее. Зачем она все испортила?
    Внезапно Лекс разозлился сам на себя. Валькирия — враг! И когда он успел забыть об этом?! Она убивала его соплеменников, ранила брата, держала в плену сестру, а он не хочет убивать ее. Невозможно. Лекс в ярости хлопнул себя по голове, в надежде выбить из нее эту дурь.
    — Последние мозги вышибешь, — послышалось за спиной.
    Он обернулся. Ольга стояла, прижавшись к стене, избегая его взгляда. Лекс мгновенно остыл. С каких пор Валькирия стала действовать на него, как валерьянка? Ольга вернулась в свое кресло.
    — Предлагаю забыть этот инцидент и больше не вспоминать, — сухо проговорила она, накрываясь одеялом.
    — Согласен, — выдавил из себя Лекс. Но забывать ему, напротив, ничего не хотелось.
    Он отвернулся от нее к стене и попытался заснуть.
    Прошло уже около часа, но Лекс так и не заснул. Мысли беспорядочно кружились у него в голове. Что-то меняется там, перестраивается против его воли, а он не может ничего изменить. Оставив попытки заснуть, Лекс поднялся и сел на край своего кресла. Ольга давно уже спала. Он смотрел на нее, пытаясь запомнить каждый миллиметр ее лица, каждую прядь волнистых рыжих волос. Ему снова безумно захотелось прикоснуться к ней, провести пальцами по волосам, просто обнять. Так нельзя. Лекс мотнул головой, пытаясь избавиться от этих мыслей. Идиот. Еще два месяца ему предстоит находиться рядом с этой девушкой. С этими желаниями надо что-то делать…
    Кстати, о желаниях. Поесть бы. Только нечего. Последний раз Лекс ел у сестер несколько дней назад. До этого он не ел три дня. Почти всю кровь, полученную в дорогу, он отдал Тане. Ей нужнее, а сам как-нибудь справится. И вот закончилась последняя фляжка. Свежая кровь дала бы ему сил на гораздо более длительный срок, а то был какой-то кровяной коктейль, разработанный специально для проекта «Hunter Groop». Этот коктейль, конечно, способен заменить кровь, но чувство насыщения от него проходило гораздо быстрее. И тогда снова наступал голод. Лексу не привыкать голодать по неделе. Из-за диверсий Валькирии он неоднократно сидел на вынужденной диете. Нужно где-то поесть. Иначе он или умрет от голода, или, что более вероятно, убьет Ольгу. Надо бы поохотиться. Он оделся и вышел из вертолета. Может, хотя бы какой-нибудь зверь попадется ему. Кровь животных не такая вкусная, как человеческая, но она хотя бы свежая, да и вообще, выбирать не из чего. Лекс обернулся на спящую девушку и ушел в лес.

Глава 34 Северное сияние

    Юле не спалось. Она лежала в разложенном кресле и щурилась от лунного света. Вампира рядом не было, наверное, гуляет. На этот раз они приземлились в поле на берегу маленькой речки. Падальщики и прочие чудовища здесь не водятся, а значит, Юля может спокойно выйти на улицу. Так она и поступила. Укрывшись пледом, Юля вышла из вертолета и села в траву. Свежий ветер колыхал ее волосы, заставляя девушку щуриться от наслаждения. Сейчас ей было спокойно. Она посмотрела в ночное небо. Тысячи звезд мигали ей таинственным ледяным светом. Юля заворожено наблюдала за ними. Когда-то на хуторе она также, как сейчас смотрела на звезды, только тогда еще не было ни армейского пледа на плечах, ни вертолета за спиной, ни самой войны.
    Юля решила пройтись по берегу. Вертолет стоял на небольшом холме, и ей для начала ей нужно было спуститься. Подойдя к спуску, она заметила сидящую на берегу фигуру. Отсюда фигура казалось сплошь черной, но, конечно, же это Давид. Кто же может оказаться здесь в глуши без транспорта? Разве что пришельцы подвезли. Юля осторожно спустилась и, кутаясь в плед, подошла к вампиру.
    — Не спится? — спросила она, глядя на серебряную рябь на воде.
    — Нет, — улыбнулся он, — красивая ночь, правда?
    — Да, очень, — согласилась Юля и села справа о него, — Теперь такие редко бывают, сплошные тучи.
    — Когда-то я жил на островах Новая Земля. Ты когда-нибудь видела северное сияние?
    — Нет, — Юля взглянула на него, как ребенок смотрит на папу, рассказывающего волшебную сказку.
    — Это безумно красиво, — Давид задумался, — Мне нравилось уходить одному куда-нибудь в поля и смотреть на него. Небо переливалось тысячей оттенков, это как гипноз, ты смотришь, и не можешь оторваться…
    Юля мечтательно вздохнула.
    — Хотела бы я увидеть северное сияние…
    — Значит, увидишь, — улыбнулся Давид, — Я обещаю.
    Юля засмеялась. Вампир обещает показать ей северное сияние. Как не стыдно врать? Внезапно Юля заметила, что Давид что-то держит в левой руке, в то время как она сидела справа. Он явно не хотел, чтобы она это видела, иначе не прятал бы руку. Что-то белое, похоже, бумага.
    — Что у тебя там? — она попыталась заглянуть через него.
    — Ничего, — напрягся вампир.
    — Как это? Тогда покажи, зачем прячешь?
    — Просто кусок бумаги, нашел тут…
    Заметив, как вампир пытается извернуться, Юля покачала головой.
    — Давид. Врать ты не умеешь.
    Он нахмурился и промолчал, как школьник, не сделавший уроки. Юля протянула руку.
    — Дай посмотреть, что там.
    Давид молча, с обреченным лицом протянул ей сложенный пополам листочек бумаги. Она развернула его и, пробежавшись глазами по первым строчкам, с восторгом произнесла:
    — Вау! Давид, ты пишешь стихи?
    Вампир совсем зажался и тихо буркнул:
    — Нет, это так просто…
    — Сейчас посмотрим, какой из тебя поэт, — улыбнулась девушка и начала вслух читать:
Настала ночь. Мне не уснуть.
Судьбу хотел бы обмануть.
Хотел бы изменить себя,
И жить как прежде, не любя.
И снова ты сидишь одна,
Как одинокая луна.
Твои божественны черты.
Ты далеко, хоть рядом ты.
Но ты не смотришь на меня,
Ты скажешь «ненавижу».
Но ни за что и никогда
Тебя я не обижу.
Моя царица, я твой раб
Отныне до конца.
Позволь же мне стереть печаль
С любимого лица.
И снова ты, и только ты,
Глаза небесной красоты,
Всегда лишь ты, я как в бреду,
Я за тебя в огонь войду,
Я брошу мир к твоим ногам,
Я за тебя и жизнь отдам.
Я обману судьбу свою,
Поверь мне, я тебя люблю.

    Дочитав последнюю строчку, Юля расплылась в улыбке. Она посмотрела на Давида с таким восторгом, что он смутился еще больше.
    — Давид, это здорово! — выпалила она.
    — Ты так думаешь? — скромно улыбнулся он.
    — Да не то слово! — засмеялась она, — Это потрясающе…
    — Значит, тебе нравится? И ты не считаешь меня идиотом? — в надежде спросил он.
    — Да нет, ну что ты? Твоя девушка, наверное, будет очень рада услышать такие слова. А мне никто никогда не писал стихов…
    Юля погруснела. Она вновь вспомнила Эдика. Эдик не писал ей стихов, он вообще едва мог связать пару слов в предложение, особенно, когда видел Юлю.
    — У меня нет девушки, — тихо ответил Давид.
    Образ Эдика исчез так же мгновенно, как и возник. Юля посмотрела на вампира. Он улыбнулся и, глядя ей в глаза, добавил:
    — Я написал это для тебя, Юль.
    Пару секунд Юля пыталась осознать его слова. Давид, что, признался ей в любви? Вампир? Да быть не может. Это неестественно, нереально…
    — Слышишь, я люблю тебя, — повторил он.
    Юля онемела. Она нервно покачала головой, словно желая развеять это глупое видение, поднялась и быстро зашагала к вертолету. Давид пошел за ней. Он уже понял, что поспешил с признанием. Юля только-только начала привыкать к нему, они только начали общаться почти как друзья, а он все испортил. Нужно было дать ей больше времени. Прошел один месяц, а рана, нанесенная ей гибелью любимого, болит несколько лет.
    Давид был подавлен. Он перечеркнул все, чего достиг за этот месяц. Юля же чувствовала себя как зверь в клетке. Душа металась так, словно хотела покинуть тело. Юля шла, не оборачиваясь, она знала, Давид идет за ней. Любит… Правда, любит или издевается? Нет, Давид врать не умеет. Это она поняла за тот месяц, что провела с ним бок о бок. И вообще, если бы она не знала, что он — вампир, посчитала бы его отличным парнем. С ним весело, он умудряется любую ситуацию извернуть так, что проблема исчезает. Сколько раз Юле становилось плохо от смеха за последний месяц? Она едва ли не начала считать Давида другом. Наверное, вампиры тоже не все злобные монстры, или просто Давид — исключение. Бедная Ольга, у нее тот еще зверь в группе. Хоть Юля и видела Давида в деле, вместе они уничтожили пять ботов, видела каким быстрым и опасным он может быть, но почему-то совсем перестала бояться его. Она могла спокойно сесть рядом, пихнуть его в плечо, просто поправить рубашку. Как любая женщина, она прекрасно понимала, что означает взгляд, каким Давид смотрит на нее, но старалась игнорировать эти мысли. Давид — вампир, а значит, ей нельзя влюбляться в него. Он же позволил себе это. Нет, Давид не обманул ее. Его глаза сказали то же самое. Он ее любит. И что теперь делать? Юля не знала.
    Она вошла в вертолет и легла в кресло, делая вид, что пытается уснуть. Она слышала, как вампир сел около нее. Она приоткрыла один глаз. Давид сидел на корточках, оперевшись на подлокотник ее кресла.
    — Я вижу, что ты не спишь, — улыбнулся он, — Давай поговорим.
    — О чем? — равнодушно спросила она.
    — О нас.
    — Нас нет.
    — Есть, Юль. Чего ты боишься?
    — Спокойной ночи, — она накрылась пледом голову и притихла.
    Давид зарычал и отдернул плед на себя. Юля недовольно села.
    — Чего тебе надо от меня? — отвернулась она. Смотреть ему в глаза было невыносимо.
    — Кроме тебя, ничего, — он сказал это с такой нежностью, что Юля непроизвольно улыбнулась.
    Давид осторожно коснулся ее руки, боясь снова все испортить. Девушка вздрогнула, но не отдернула руку. Давид медленно поднес ее руку к своим губам и едва ощутимо поцеловал.
    — Дай мне шанс, — прошептал он, — Я все сделаю.
    Юля посмотрела ему в глаза. Он ждал ее слов, как приговора. Ее сердце разрывалось на части. Что делать? Она обреченно закрыла глаза.
    — Хорошо.
    В следующий миг Давид уже обнимал ее. Юля опустила голову, зная, что последует за этими объятиями, но он бережно приподнял ее лицо и поцеловал. Ее никогда не целовали с такой нежностью, Юля растаяла. Руки сами легли на плечи обнимающего ее вампира. Ей снова стало хорошо и спокойно. Она опустила голову ему на грудь и закрыла глаза. Он гладил ее волосы, шептал какие-то ласковые слова, но она уже не разбирала их. Состояние тепла и невесомости заняло все ее сознание. Можно уснуть прямо так, у него на руках. Давид накроет ее одеялом и будет охранять от всяких ночных чудовищ. Он любит ее, он не бросит ее в случае чего. Он обещал показать ей северное сияние.

Глава 35 Я хочу, чтобы…

    Я проснулась из-за грохота. Что-то ударилось о вертолет. Сон как рукой сняло, я вскочила и схватила автомат, благо он всегда у меня под рукой. Конструкция нашего вертолета дверей не предусматривала, потому каждую ночь мы задвигали ее ящиками. Это хотя бы даст нам какое-то время, чтобы проснуться и дотянуться до оружия. Я напряженно смотрела на ящики. Где Лекс? Куда его черти унесли?
    Удар в хвостовую часть заставил меня вздрогнуть. Я сняла автомат с предохранителя. В памяти мгновенно всплыла информация от Юли. Чуть позже она писала мне, что нападение странного зверя началось именно с ударов о вертолет. Но их вертолет имел дверь, наш только ящики в проходе. И вампира под рукой тоже нет. Наверное, бросил меня. Просто ушел. Так и знала, что нельзя полагаться на вампиров! Внезапно ящики пошатнулись. Я прицелилась. В щель между верхним ящиком и проходом протиснулась лохматая лапа с огромными острыми когтями. Я опешила. Стрелять? Есть риск разозлить тварь, а по словам Давида, она далеко не безобидна. Я тихо залезла на кресло вампира и открыла люк в крыше. Зверь просунул лапу еще дальше. Он, однозначно, хочет попасть внутрь. Нужно рискнуть.
    Подтянувшись на руках, я забралась на крышу и стала наблюдать за зверем в приоткрытую крышку люка. Надеюсь, он не учует меня. Верхний ящик с грохотом упал на пол. Зверь дернулся, но поняв, что опасности нет, продолжил пробираться внутрь. И вот в салон уже просунулась его мерзкая морда, оголенные десны, хищные желтые глаза, кинжальные клыки. Я поморщилась. Зверь навалился на ящики, они попадали один за другим. Монстр осторожно вошел в вертолет. Огромная, ростом с человека, волосатая тварь, похожая на мутировавшую собаку. Она стояла на мощных задних ногах, слегка согнувшись и втягивая носом воздух. Я сидела тихо, как мышь, боясь шелохнуться, чтобы не привлечь внимание голодной твари. Между тем зверь освоился и начал бродить по салону, принюхиваясь и касаясь передними лапами всего, что его интересовало.
    Вдруг что-то заставило меня обернуться в сторону леса. К вертолету бодро направлялся вампир. Увидев меня на крыше, он улыбнулся и крикнул:
    — Не устаешь меня удивлять, рыжая!
    Идиот! Я замахала ему рукой, чтобы он уходил обратно. Зверь в салоне уже занервничал, он замер. Слушает. Я быстро прислонила к губам указательный палец. Только не кричи…
    — Ты зачем туда залезла?
    Лекс, какой же ты дурак!! Зверь метнулся на улицу.
    — Беги!! — заорала я.
    В следующий миг зверь обогнул вертолет и понесся на вампира. Я открыла огонь. Зверь упал, но мгновенно вскочил и кинулся теперь уже в мою сторону. Я снова начала стрелять. Эту тварь, кажется, ничего не берет…Надо было брать автомат для вампиров. Зверь запрыгнул на вертолет, я упала на землю и сделала первое, что пришло на ум, закатилась под вертолет. Огромная лапа тут же разрыхлила землю там, где я приземлилась. Зверь пытался достать до меня, он хрипел и царапал землю, стараясь залезть под вертолет, но не мог, дно слишком низкое. Где автомат?! Он за спиной монстра, когда я падала, было не до чего. Зверь начал копать. Я не могу вылезти с другой стороны, он тут меня убьет. Неужели мне суждено умереть вот так, от клыков неизвестного монстра? Я не увижу Таню…
    Выстрел. Зверь мгновенно исчезает. Автоматная очередь. Пригибаю голову и пытаюсь разглядеть через шасси. Лекс?! Разве он не убежал?! Он отстреливается от этой твари, не подпуская к себе. Похоже, он взял МХ-16, патроны против вампиров. Он перебил твари ногу. Ну же…Почему он не стреляет? Он только пятится. Патроны кончились. Зверь убьет его… Как бы мы с Лексом не ругались, я не позволю убить его какому-то облезлому псу.
    Я вылезла из-под вертолета и кинулась в салон за другим автоматом. Через лобовое стекло я взглянула на Лекса. Зверь бросился на него. Лекс увернулся. Он держится за плечо, пытаясь сохранять дистанцию. Я выскочила на улицу и снова открыла огонь. Зверь зарычал и кинулся на меня. Я пятилась и продолжала стрелять. Он несся на меня как разъяренный вепрь, готовый порвать на куски. Почему он не падает?! Я же ни разу не промахнулась! Он все ближе, нет смысла бежать, даже Лекс не успел увернуться. Говорят, перед смертью вся жизнь за доли секунды пролетает перед глазами. Но я вижу только глаза зверя…
    Резкий удар в бок, я отлетаю в сторону. Тут же зверь пролетает мимо. Звук разрываемой плоти, тяжелые удары о землю, визг, хрип, хруст, все смешалось в единым поток. Внезапно все затихло. Я с трудом подняла голову от земли. Тело отозвалось жуткой болью. Я простонала. Сейчас тварь добьет меня. Пересилив себя, я поднимаюсь, опираясь на руки. Кажется, сломано несколько ребер и… Лекс… Он лежал неподвижно сбоку от вертолета, а рядом дохлый зверь с разорванной пастью. Я заставила себя подняться. Если Лекс жив, то ему сейчас хуже, чем мне. Добравшись до него, я упала на колени. Он тяжело дышал. Его плечо было разодрано, на правом боку зияла огромная рваная рана. Бардовая кровь залила траву, не успевая впитываться в землю. Мои губы задрожали, он умирает… Из-за меня.
    — Лекс, — прошептала я, поднимая трясущимися руками его голову.
    Он слабо приоткрыл глаза и посмотрел на меня.
    — Не умирай, пожалуйста, — я заплакала. Я должна помочь ему.
    Я поднялась и так быстро, как могла, шатаясь, побежала за аптечкой. Когда я вернулась, Лекс почти не дышал. Пульса тоже почти не было.
    — Держись, пожалуйста, — прошептала я, набрала десять миллиграмм адреналина и воткнула ему в кожу. Не вышло, иголка отпружинила. Его кожу не проколоть. Выбора нет. Я вколола адреналин прямо в рану. Из университетского курса я помню, что пять миллиграмм допустимо вводить человеку, значит, вампиру нужно больше.
    — Держись, ты сможешь. Я хочу, чтобы ты жил… — прошептала я.
    Дыхание все слабее…Он не дышит.
    — Лекс! Лекс! — пропищала я.
    Запрокинув ему голову, я начала делать ему искусственное дыхание. Дыши, пожалуйста, дыши. Не дышит, сердце еще бьется, значит, есть шанс. Я взглянула на аптечку. Адреналин отдыхает по сравнению с тем, что содержится в ампуле под номером 9а. Это вещество было разработано год назад. Состав его неизвестен никому, кроме группы ученых-разработчиков. В каждой аптечке лежала всего одна ампула, но по заверениям ученых 9а способно вытащить с того света. Препарат не прошел должной проверки, это лишь эксперимент. Но выбора нет. Я вколола раствор в рану вампира. Борись. Не сдавайся.
    Я перевязала его раны, кровь больше не шла… если там что-то осталось. Я сделала все, что могла. Я буду виновата в его смерти. Я села около него и снова заплакала. Раньше я бы даже не подумала, что смогу плакать из-за умирающего вампира. Но плачу. Да, Лекс — сволочь и все такое, но я не хочу, чтобы он умирал. Я хочу снова ругаться с ним, как раньше, хочу, чтобы он называл меня рыжей, как я хочу, чтобы он жил…

Глава 36 Виновата

    Я не знаю, сколько времени прошло. Я уже перестала плакать, сил не осталось. Меня не беспокоили мои царапины и сломанные ребра, я смотрела на Лекса, гладила его по волосам и периодически проверяла пульс. Все такой же слабый, но он есть. Валькирия плачет из-за вампира… Да, это так. И пусть. Лекс спас меня. Он оттолкнул меня с дороги зверя, а сам попал ему в зубы. Лекс сломал мне только несколько ребер, а сам сейчас умирает. Я не заслужила этого. Я должна быть на его месте. Если он выживет, я даже позволю ему поцеловать меня… хотя нет, это уже слишком. Только бы он выжил…
    Внезапно вампир глубоко вдохнул, издав сиплый звук. Он с трудом приоткрыл глаза.
    — Лекс, — бросилась я к нему, — дыши, дыши…
    Он начал дышать ровнее. Его взгляд сконцентрировался на мне. Я широко улыбнулась.
    — Все будет хорошо. Ты сделал это. Ты выкарабкался. Ты будешь жить, — бормотала я, гладя его по голове.
    Он смотрел на меня, словно увидел что-то особенное. Его губы слабо зашевелились, он что-то шептал. Я склонилась над ним, но не расслышала.
    Я сходила за одеялами. Одним я накрыла вампира, во второе укуталась сама. Я села около Лекса, прислонившись спиной к вертолету. Я не могу сейчас тащить его в вертолет. Я буду дежурить. Он смотрел на меня полуприкрытыми глазами. Я улыбнулась и провела пальцами по его волосам.
    — Спи. Сегодня я буду тебя охранять.
    Он вяло улыбнулся в ответ. Могу только представить, чего стоила ему эта улыбка. Вскоре Лекс заснул, а я стала думать, как погрузить его в вертолет. Поднять я его не смогу, тяжелый, но оставлять на улице тоже не выход. Так он не поправится, да и небезопасно это. Регенерация тканей у вампиров быстрее, чем у людей, но несколько дней мне придется понянчиться с этим кровососом.
    Утром я позволила себе заснуть на пару часов, так как по утрам всякая нечисть, как ей и положено, прячется. Конечно, падальщики могут напасть и днем, но исключительно в пасмурную погоду и в теневой местности, эти твари боятся света. Наш вертолет стоял на поляне, день сегодня обещается солнечный, так что можно и вздремнуть. Напрягало лишь то, что в нескольких метрах лежит туша дохлого зверя, но трогать его я не намерена.
    Выспаться, правда, все равно не получилось. Я вздрагивала и просыпалась от малейшего шороха. Окончательно же меня разбудил Лекс. Он закашлялся и тихо застонал. Я тут же склонилась над ним.
    — Лекс? Ты слышишь меня?
    Он открыл глаза и вяло улыбнулся.
    — Значит, слух в норме, — я засмеялась.
    Он, улыбаясь, смотрел на меня, словно в его ранах виновата не я. Мне стало не по себе, и я отвернулась. Он лежал такой слабый и беззащитный, как будто это был и не Лекс вовсе. Вампир не может быть таким. Лекс не может быть таким. Я поймала себя на мысли, что хочу о нем позаботиться. Я? О ком я вообще могу позаботиться? Не знаю… Но Лекс так смотрит на меня, что выхода нет. И пусть завтра мы снова будем ругаться до хрипоты, но сегодня я убью любого, кто попытается причинить ему боль.
    — Мы должны как-то затащить тебя в вертолет, — сказала ему я, — но поднять тебя я не смогу. Мне интересно, все вампиры такие тяжелые, или просто ты такой обжора?
    Он снова улыбнулся, но уже не так, как до этого. Его улыбка показалась мне грустной. Зря я это сказала. Забыла, Лекс давно не ел. Я не могу представить себе голод вампира, но когда я не ела несколько дней, желудок скручивало так, что хотелось умереть. Это невыносимо. А он лежит и терпит не только голод, но и боль. Я погладила его по голове. То, что кровяной коктейль у него закончился, я давно поняла, еще тогда, когда он ссылался на отсутствие аппетита. Нужно где-то достать ему кровь. Но для начала надо погрузить его в вертолет, а это не легче.
    — Давай, я все же попробую поднять тебя, — я задумалась, — Придумала. Готовься.
    Вампир нахмурился. Наверное, думает, что за бред пришел мне в голову. Я с трудом, но осторожно перекатила его на бок, подложила ему под спину одеяло и снова опустила на спину. Затем я перевернула его на другой бок, расправила одеяло и снова опустила его. Я чувствовала, что он изо всех сил старается мне помочь, хотя ему, наверняка, было очень больно.
    — Ну вот и все, — улыбнулась я, — Лежи и прекрати пытаться мне помочь. Толку от тебя все равно нет, только себя мучаешь.
    Лекс усмехнулся и стал ждать моих действий. Я потащила одеяло с лежащим на нем вампиром к вертолету. Теперь самое сложное — поднять его в салон. Я опустилась около него.
    — Что же мне с тобой делать? — вздохнула я.
    В следующий миг Лекс коснулся пальцами моей руки. Я вздрогнула. Он снова улыбнулся, а затем стиснул зубы и попытался подняться на руках. Его руки были так напряжены, что начали дрожать. Я подхватила его со стороны здорового бока и перекинула его руку через свое плечо. Он взглянул мне в глаза. Снова так близко… Так, все, хватит. Не до этого. Совместными усилиями мы все же сделали это. Я соорудила Лексу постель в хвосте вертолета, помогла ему удобно расположиться там. Он ничего не говорил, только благодарно улыбался. Не за что благодарить только, хотя у него очень красивая улыбка… Я виновата во всем. Я подняла вертолет в воздух. Пора улетать отсюда. Дохлый монстр и так теперь, наверняка, разнообразит мои кошмары.
    Мы летели уже три часа. Солнце стояло в зените, полдень. Бок начал болеть, но я старалась игнорировать боль, хотя прекрасно понимала, что рано или поздно мне придется обратиться к доктору. Полевые госпитали были разбросаны по территории России там, где отряды солдат очистили местность от ботов. Кстати о ботах, попадись нам сейчас Аргобот, и мы не только не сможем уничтожить его, но и будем вынуждены сбежать, поджав хвост. Лекс едва жив, я со сломанными ребрами тоже не попрыгаю.
    Я обернулась. Вампир спал. Правильно, ему сейчас нужно набираться сил. 9а помогло ему выжить, но помочь себе встать на ноги сможет только он сам. А я должна где-то найти ему кровь.

Глава 37 Убийца

    Третий день лил дождь. Небо затянуло не меньше, чем на неделю. Вдобавок к этому, порывы ледяного ветра пронизывали Таню до костей. Хоть она и вампир, и простуду подхватить не сможет, но такая погода ей все же не нравилась. Таня бежала под навесами разграбленных магазинов. Она спешила домой. Сегодня она снова встречалась с Джи-джи. Но не для того, чтобы поесть, а просто потому что соскучилась. Джи-джи стала для Тани сестрой, которой у нее никогда не было. А братья — это не то. С ними не потрещишь о мальчиках, не обсудишь, почему Светка такая стерва и прочие женские тайны. А с Джи-джи можно поговорить обо всем. Жаль, она человек, а то было бы совсем здорово. Понимание, что дружба с человеком компрометирует ее, Таню беспокоило. Но беспокоилась она больше за подругу, ведь та легко уязвима, в отличие от нее. Что будет, если кто-то из обитателей Таниных катакомб убьет Джи-джи? Таня поморщилась и прогнала нехорошие мысли.
    Ветер растрепал ее волосы и обдал лицо доброй порцией дождевых брызг. Таня недовольно проворчала себе под нос какие-то ругательства и завернула в магазин, под навесом которого шла. Внутри царил полумрак, было еще темнее, чем на улице. Таня огляделась. Расколотая витрина, поваленные манекены, вешалки, дорогая одежда теперь больше походила на половые тряпки. Видимо, когда пришли боты, людям было неважно, что под ногами у них вещи ценой до нескольких тысяч евро. Когда-то этот бутик одевал самых капризных жителей города. Кому это нужно теперь? Никому, разве что, крысам. Да и те, учуяв приближение вампира, поспешили спрятаться.
    Таня осторожно перешагивала через кучи тряпок от кутюр и продвигалась внутрь. Ею двигало исключительно любопытство. Она никогда не была в магазинах. И до войны вампиры не контактировали с людьми. Одежду забирали у своих жертв, если совсем не везло с размерами, попросту грабили по ночам магазины. Но Таня никогда не выходила на охоту, а братья не пускали ее грабить. Теперь она ходила и с интересом рассматривала все это, полочки, платья, кассовый аппарат… Внезапно ее внимание привлекло висящее на вешалке платье, оно было совсем как новое, даже не запылилось. Таня никогда не видела такой красоты. Нежный бежево-розовый шелк, легкий, невесомый, такой приятный на ощупь, а вырез отделан блестящими стеклышками. Конечно, Таня никогда не слышала про Сваровски, да и лейбл «D&G» ей ни о чем не говорил. Для ее братьев не было разницы какие вещи брать, что с рынка, что из бутика, тряпка она и есть тряпка. Таня привыкла к джинсам и свитерам. Ей было удобно в этой одежде, и она никогда не задумывалась о платьях. Вампирши не носили платьев. Это непрактично, охотиться неудобно, юбка может задраться, а мужики, они и в Африке мужики, даже если вампиры. Но сейчас Таня не думала, насколько удобно платье для охоты. У нее загорелись глаза. Не думая, она стянула с себя джинсы и свитер и принялась осторожно надевать платье. Как бы посмотреть со стороны? Чутье подвело любопытную вампиршу к примерочной, она смело отдернула шторку и закружилась перед зеркалом, расплываясь в восхищенной улыбке. Вдруг она взглянула на свои кроссовки. Что-то не то, портят весь вид. Таня отшвырнула кроссовки в угол и осталась босиком. И тут на глаза ей попался глянцевый журнал.
    — Какая красота… — вырвалось у девчонки, когда она перелистывала страницы.
    Озарение пришло внезапно. Туфли! Вот чего ей не хватает! Таня заметалась по магазину, переворачивая тряпки и коробки. После нескольких минут тщетных попыток найти туфли, она догадалась заглянуть в соседний зал. Сердце у нее заколотилось, а губы снова растянулись в блаженной улыбке. Перед ней распростерся рай элитной, дизайнерской обуви. Таня перемерила десяток пар, выбрала для себя пять, остальное свалила в пакет, найденный там же и, довольная, направилась на выход.
    — Голубые я подарю Джи-джи, — вслух думала она, — как раз подойдут к ее кофточке.
    У зеркала вампирша еще раз довольно раскрутилась. На ее ножках теперь красовались золотистые босоножки от тех же Дольчи и прекрасно дополняли платье. Для полной картины Таня распустила по плечам золотистые волосы. «Красота — страшная сила», — заключила она и уверенная в своей неотразимости, уверенно направилась к выходу.
    Погода снаружи поубавила ее радость. Вампирша вздохнула и поспешила скрыться под ближайшей аркой, платье мочить не хотелось. Один раз она споткнулась и отметила про себя, что по части комфорта старой одежды ее братья все же были правы. Но что ж, красота требует жертв. Таня стояла и смотрела в небо, серое, мокрое, она обреченно вздохнула. Наверное, все же придется намочить платье.
    Едва слышный всхлип заставил ее мгновенно развернуться и принять оборонительную стойку. Таня принюхалась. Люди… Она оскалилась. Медленно опустив пакет с обувью на пол, Таня уверенно пошла туда, откуда раздался звук. После того случая с падальщиками в лесу Таня осознала необходимость тренировок. Теперь она старательно запоминала все, чему учил ее Лекс. После двух месяцев тренировок, до отъезда брата, она могла легко справиться с несколькими взрослыми людьми.
    Снова всхлип. Таня снова оскалилась и развернулась на звук. Звуки доносились из подъезда прямо за аркой. Таня втянула воздух и закрыла глаза. Как учил брат… вспоминай… Трое взрослых, двое мужчин, одна женщина и… а этот запах она не знала. Он был гораздо более нежный. От него у Тани усилилось слюнотечение. Она не была голодна, запаса, оставленного Лексом, хватит еще надолго, но перекусить свежей кровью она не откажется. Таня уверенно, но осторожно подошла к полуприкрытой двери подъезда. Сейчас она была похожа на грациозного дикого зверя, идущего по следам своей добычи. Она потянула на себя ручку двери и вгляделась в темноту. Наивные, думают, она не увидит их в темноте… Под лестницей сидела женщина, она крепко обнимала ребенка и с ужасом смотрела на вампиршу. Она не дышала, сидела словно камень, и зажимала рукой рот маленькой девочке, сидящей у нее на коленях. Таня остановилась в дверях. Во-первых, она не голодна, во-вторых, ребенка точно есть не станет. Это для нее чересчур.
    Внезапно с лестничного пролета на нее бросились двое мужчин. От неожиданности Таня растерялась. Один из них ударил ее ножом в живот, порвав платье, другой обмотал вокруг шеи цепь и принялся душить. Мощный выброс адреналина, и Таня тут же отшвырнула душителя в стену. Второй все еще пытался ее зарезать. Нож пружинил от ее кожи, зато платье было испорчено. Неизвестно, что взбесило Таню больше, попытка убить или порванное платье. Она никогда прежде не нападала на человека. Таня зарычала и вцепилась зубами в шею мужчины, повалив его на пол. Тут же последовали удары по спине. Таня отшатнулась. Душитель уже пришел в себя от удара о стену и замахивался на нее погнутой трубой. Таня дернулась на него, готовая расправиться так же, как с предыдущим, но внезапный крик девочки заставил ее остановиться. Таня взглянула на девочку, которая, заливаясь слезами, изо всех сил жалась к женщине. Мужчина тут же бросился на вампиршу. Она легко отбросила его назад и снова посмотрела на ребенка.
    — Не надо, пожалуйста, — дрожащим голосом пропищала женщина, — Не трогай ребенка…
    Таня повернула голову на бок. Ей показалось, что этот запах она уже где-то чуяла. Она шагнула к ребенку. Женщина завизжала и зарыдала еще громче.
    Таня взглянула в глаза женщине. В них отражалось лохматое, залитое чужой кровью миниатюрное существо в разорванной одежде. Это чудовище — ее отражение? Теперь она настоящая вампирша, убийца. Таня испуганно попятилась. Она убила человека просто так, не будучи голодной, неизвестно, выживет ли второй. Они ведь просто защищали от нее женщину и ребенка. Она вылетела из подъезда как ошпаренная и так быстро, как могла побежала домой, забыв про пакет с туфлями и уже не обращая внимания на дождь.

Глава 38 Доноры

    Я сидела в проходе и смотрела на дождь. Лекс проспал уже полдня. Я отхлебнула из фляжки энергетического коктейля и взглянула на вампира. Неужели это вампир? Неужели это тот самый Лекс, которого включили в мою группу? Я улыбнулась от умиления. Для полной картины ангельского сна Лексу не хватало только большого пальца во рту.
    Внезапно зашипела рация. Я села в свое кресло и ответила.
    — Группа 13, Майор Власова на связи.
    — Власова? — донеслось из микрофона, — Валькирия, что ли?
    Так, вампир, по всей видимости.
    — Она самая, — вздохнула я, — Кто говорит?
    — Максим Аксадовский. Позови Лекса.
    — Не могу, он спит.
    — Так разбуди! — рявкнул голос.
    — Не ори! Лекс ранен! — в ответ прошипела я, стараясь не разбудить вампира, — Ему спать надо.
    — Лекс ранен? — переспросил Макс, — что с ним? Он жив?
    — Спит, значит, жив, — усмехнулась я, — Прошлой ночью на нас напал неизвестный зверь, вам должны были сообщить о таких.
    — Да, нам говорили. Что с Лексом?
    — Он тяжело ранен, но жить будет. Я вколола ему сильное лекарство. Поваляется еще пару дней и встанет.
    Из микрофона донесся вздох облегчения.
    — Говорил же ему не лезь на рожон… — проворчал Макс.
    Я улыбнулась. Говорить Лексу? У этого вампира на все свое мнение.
    — Ты ему кровь давала? Ему сейчас надо очень…
    — Она у него закончилась. Сестре отдал все.
    — А что он ест?
    — По-моему, ничего.
    — И давно?
    — Около пяти дней.
    — Рекомендую накормить его, пока он не бросился на тебя. Он может не сдержаться.
    — Пока он не сдерживается в другом плане, — сама себе ответила я.
    — То есть?
    — Да ничего. Так чего хотел? Просто поболтать с ним?
    — Нет… Таня пропала.
    — Таня, ваша сестра? — переспросила я.
    — Да. Мне позвонили из дома. Она оставила записку, что должна уйти, и исчезла.
    — Девчонки в этом возрасте эмоциональны. Может, влюбилась просто? — усмехнулась я.
    Вампир прорычал.
    — Ты не знаешь ее! Она бы просто так не сбежала!
    — Ладно, не психуй. Я скажу Лексу.
    — Пусть свяжется со мной, как сможет.
    Связь прервалась. Сзади послышался слабый голос.
    — Оля…
    Я подскочила к Лексу. Он испуганно смотрел на меня, ожидая чего-то.
    — Как ты? Говорить можешь? — я поправила его одеяло и подушку.
    — Да…вроде… — в полголоса ответил он, — Что там с Таней?
    — Макс сказал, сбежала.
    — Почему?
    — Не знаю, — я пожала плечами, — И Макс не знает.
    Лекс закрыл глаза и сглотнул. То, что он безумно любит сестру, не заметит только слепой. Вот и сейчас он переживает. Надо было говорить тише.
    — Тебе нельзя переживать, — нахмурилась я, — Никуда она не денется. Наверное, ушла к Женьке.
    — Не думаю… — не глядя, ответил он.
    — В любом случае, мы не знаем. А тебе нужно скорее поправляться, понял меня?
    — Да, конечно, — равнодушно согласился Лекс.
    Я промолчала. Его можно понять, я бы с ума сходила, если бы моя сестра… Моя сестра вообще неизвестно где… Глаза намокли, я стала глубже дышать.
    — Не плачь, пожалуйста, — его ласковый шепот заставил меня улыбнуться, — Наши Таньки найдутся. Веришь?
    Я кивнула. Он смотрел на меня и улыбался. И я не смогла не ответить на его улыбку. Он мягко коснулся моей руки.
    — Друзья?
    — Друзья, — согласилась я, — и как друг я должна чем-то тебя накормить. Когда ты ел в последний раз?
    — У сестер в музее.
    — Так и думала. Есть очень хочешь?
    — А как ты думаешь?
    — Попробуй это, — я открыла свой энергетический коктейль, помогла вампиру приподняться и дала ему фляжку.
    Он сделал несколько глотков и поморщился.
    — Как ты это пьешь? Кислятина…
    — Привыкла. Зато энергии много, и есть не хочется, — усмехнулась я.
    — Мне нужен другой коктейль, ты понимаешь…
    — Понимаю, но где я тебе его возьму?
    Лекс помолчал пару секунд, а затем взглянул мне в глаза.
    — У тебя примерно пять литров всегда в наличии…
    — Лекс, не наглей, — проворчала я, — Еще ты меня не кусал!
    — Жадина, — улыбнулся он.
    — Нахал, — засмеялась я, — Даже не жди. Я еще что-нибудь придумаю.
    Я вернулась за штурвал.
    — А еще друг… — послышалось вслед.
    — Ой, зубастый, давление на совесть не пройдет, — засмеялась я и подняла вертолет в воздух, — Даже не пытайся.
    — Я просто хочу жрать! Сама-то наелась!
    — Ты мне еще ложкой постучи, — проворчала я, — Терпи. Я обещала тебя накормить, значит, накормлю. Но на мою кровь не надейся.
    — Не надейся… — тихо передразнил он.
    Я покачала головой. Говорят же, наглость — второе счастье. Пять минут назад умирал, а теперь, видите ли, кровь ему подавай. Достань и выложь, ничего не хочу знать. Нахал. И все равно я на него не злюсь.
    К вечеру на радаре появилось поселение. Я направила вертолет в его сторону, и через десять минут мы уже садились в небольшом палаточном лагере.
    Люди столпились на за оградой посмотреть, кто пожаловал в гости. Помня прошлый раз, я ожидала всего, чего угодно, потому увешалась оружием, как на передовую. Лекс остался в самолете, а я вышла. Люди напряженно смотрели на меня. Вперед вышел мужчина средних лет, высокий, по-видимости, гражданский. Кстати, я не вижу охраны.
    — Кто ты такая? — ровным голосом спросил он.
    — Майор Ольга Власова, — ответила я.
    — Неужто, сама Валькирия? — улыбнулся мужчина.
    — Она самая, — подтвердила я, — Моему напарнику нужна помощь. Он ранен.
    Мужчина развел руками.
    — У нас нет врачей…
    — И не нужно, — добавила я.
    Не могу вот так сходу попросить их сдать кровь для вампира. В лучшем случае, меня просто далеко пошлют. Придется врать.
    — Я везу его в ближайший полевой госпиталь. Но нам сообщили, что нужной именно нам донорской крови у них нет, закончилась.
    Люди смотрели на меня в непонимании.
    — 4 группа крови, резус отрицательный. Редкая кровь. У кого есть? — обратилась я к людям, — Мой напарник может умереть. Нам больше не к кому обратиться.
    Все молчали и переглядывались. Я в надежде взглянула на того мужчину.
    — Я не уверен, что кто-то здесь вообще знает свою группу, — сказал он.
    — Тогда сдайте хоть какую-нибудь…
    Он вытаращился на меня, а я поняла, что сморозила глупость.
    — Так вашему напарнику другая не подойдет… — мужчина смотрел на меня как на ненормальную.
    — Я знаю, — я поспешила реабилитироваться, — Но если вам не безразличны жизни других раненых бойцов, вы должны помочь. Возможно, умрет мой напарник, но кто-то другой будет жить.
    — Мы с удовольствием поможем, но как узнать, у кого какая группа крови? Не можем же мы мешать все в один флакон…
    — Можем, — перебила я, — В госпитале все разделят сами. Вы только сдайте.
    — Прогресс, — улыбнулся мужчина и обернулся к людям, — Сдаем кровь раненым солдатам!
    Я облегченно выдохнула. Через час я заправила все имеющиеся в вертолете пустые фляжки. Люди смущались, глядя на сосуд, в который капала их кровь, но я объясняла, что в госпитале все очистят, разделят и прочее. Вы только сдайте. Стыдно обманывать хороших людей, но выбора нет. На прощанье я оставила автограф нескольким девочкам и, собрав фляжки, направилась к вертолету. Хорошие люди, а я чувствую себя отвратительно. Но разве они сдали бы кровь вампиру? Конечно, нет.
    Мы взлетели и направились дальше по курсу. Через час я нашла подходящую поляну и посадила вертолет. Пора ужинать. Я присела к Лексу, отвинтила крышку одной из фляжек и сунула ему под нос. Его глаза мгновенно округлились. Он сам взял у меня фляжку и принялся жадно пить. Минуты три я наблюдала за ним, затем тоже решила поужинать и достала коктейль.
    — Оленька, я тебя обожаю… — донеслось сбоку.
    Я усмехнулась. Раз такое сказал, значит, очень доволен.
    — Наелся?
    — О да… Только у крови какой-то странный вкус. Я такой не пробовал.
    — Там разные намешаны просто. Скажи спасибо, что вообще достала.
    — Я и говорю, спасибо.
    Я взглянула на него. Он улыбался, как довольный кот.
    — Ты еще замурлыкай, — засмеялась я.
    Он поднял мою руку и поцеловал. Я вздрогнула и отняла ее.
    — Боишься? — спросил Лекс.
    — Просто не надо целовать мне руки, — не глядя, ответила я.
    — Почему?
    — Я сказала, не надо. Без вопросов.
    — Женщины… — вздохнул Лекс, — Не поймешь…
    — И не надо понимать. Спи. Быстрее поправишься.
    — Давай без приказного тона, — проворчал он.
    — Тогда молчи.
    — Рыжая… — пошипел он и отвернулся от меня. Я улыбнулась. Когда он злится, всегда так меня называет. И мне это нравится. Пора спать. Надеюсь, сегодня обойдется без приключений.

Глава 39 Абу-Даби

    Абу-Даби — одна из самых неотразимых столиц мира. В этом городе сочетаются высотные здания, мечети и минареты, современная жизнь и древние традиции востока. Вдоль основной дороги в город и всей набережной тянутся линии посадок, скрывающие засушливую почву, растут эвкалипты и пальмы. В городе много газонов, декоративных кустарников и цветов. Удивительно чистые улицы, прекрасно обустроенные набережные, сотни фонтанов, обилие зелени и парков. Аравийский полуостров почему-то не привлекал ботов, как и практически вся Африка. Ученым еще только предстояло выяснить почему. Города были нетронуты, словно войны вообще не существовало. По крайней мере здесь. Наверное, поэтому жить в Абу-Даби теперь могли позволить себе только самые богатые люди мира. Остальных сюда попросту не пускали.
    Молодой человек в строгом костюме и с портфелем в руке неторопливо шел по набережной. Было уже довольно поздно, дорогу ему освещали причудливой формы фонари, а в воздухе витал легкий аромат орхидеи. Молодой человек был из богатой арабской семьи, но именно сегодня он отпустил личного водителя и решил прогуляться, к тому же до дома всего два квартала. Ночь казалась ему волшебной. На небе мерцали тысячи звезд, и молодой человек заворожено смотрел на них. Людей на улице уже не было, и ничто не отвлекало его от своих мыслей. Завтра он женится. Его Райя — самая красивая девушка на свете. Он мечтательно улыбнулся, подумав о ней. Нужно домой, завтра тяжелый день.
    Молодой человек свернул с освещенной набережной и вошел в сквер. Внезапно ему послышались шаги. Он обернулся, но никого не увидел и продолжил свой путь. Ощущение, что за ним кто-то наблюдает, не оставляло юношу. Он ускорил шаг. Не хватало его семье похищения накануне свадьбы. Звук бьющегося стекла вновь заставил его обернуться. Фонари позади погасли. Внезапно разбились несколько фонарей впереди. Единственный, хрупкий источник света прямо над его головой, не смог бы защитить от угрозы, таящейся во тьме. Снова звук бьющегося стекла, погас последний фонарь. Осколки посыпались прямо на голову юноши, заставив закрыться портфелем. Он стоял в полной темноте. Он ничего не видел. Она его видела. Он рванул наугад по темной аллее. Он всегда быстро бегал, но она бегала быстрее. Она не спешила. Она играла с ним. Юноша остановился, ему не убежать.
    — Чего тебе надо?! — заорал он.
    — Ты… — прошипела она.
    Ее острые зубки сомкнулись на его шее. Она жадно впитывала его жизнь, и, казалось, она никогда не насытится. Наконец, она отбросила его обескровленное тело в кусты и, проведя по губам изящным пальчиком, облизнула его.
    — Уберите, — приказала она кому-то во тьме, — На сегодня хватит.
    В кустах началось торопливое движение, кто-то унес тело юноши.
    — Как все-таки утомляет эта охота, — вздохнула она и растворилась во тьме. Утром о случившемся напоминали только разбитые стекла уличных фонарей и слегка примятая трава в кустах. Одним женихом на свете стало меньше.

Глава 40 Ясира

    Северная часть Абу-Даби. Толстосумы не подозревали, что рай, в котором они живут, имеет и обратную сторону. Откуда им было знать, что под землей, прямо под их ногами, находятся хоромы ничуть не хуже тех, что на поверхности. Эти светлые туннели, отделанные черным мрамором, никак не напоминали катакомбы клана Аксадовского. Отличная вентиляция, налаженная система водоснабжения и отопления. И все автономно. Аромат благовоний наполнял воздух повсюду. У человека вскоре разболелась бы голова, но вампирам этот аромат казался гипнотическим.
    Вальяжно потянувшись, черноволосая красавица зевнула и присела на край своей огромной, мягкой кровати. Большие черные глаза, обрамленные густыми длинными ресницами, пухлые алые губы и роскошное тело. Она подошла к зеркалу, привычно расчесала блестящие локоны и накинула золотистый шелковый халатик. Пробираясь к ванной, девушка отшвырнула пару лежащих на персидском ковре декоративных подушек. Она всегда принимала по утрам пенную ванну.
    Через полчаса в дверь ванной постучали.
    — Госпожа, ваша мать просит вас придти в Большой зал.
    — Да, да, я помню, — недовольно ответила девушка, — Не голой же я пойду!
    Еще через полчаса девушка вышла из комнаты и проследовала за ожидавшей ее в коридоре служанкой в Большой зал. Сегодня она надела любимые шелковые шаровары и блестящую тунику. На запястьях, в ушах и на шее у девушки блестело золото. Она любила его, как и все арабские женщины. Ярко накрашенные глаза с узкими стрелками в уголках казались кошачьими. Девушка походила на арабскую принцессу.
    Войдя в просторный зал, она огляделась. Никого. Она вдруг подумала, что интерьер зала пора бы обновить. Кому нужны сейчас эти огромные шторы, за которым нет окон, свечи на стенах, мало того, что пол и стены из мрамора, так мать зачем-то еще и стол мраморный в тон поставила.
    — Ясира, — по залу прокатился властный женский голос.
    Девушка обернулась. В зал вошла ухоженная женщина лет тридцати пяти в длинном черном платье. Ее черные кудри были забраны позади, а лоб венчала тонкая золотая диадема. Женщина медленно обошла девушку и присела на один из стульев у мраморного стола.
    — Мам, ты зачем звала меня? Я вчера охотилась и хочу спать, — нахмурилась Ясира.
    — Об этом я и хотела с тобой поговорить, — строго взглянула на ее мать.
    Ясира обреченно всплеснула руками.
    — Что еще?
    — Не дерзи! — рявкнула та. Ее голос эхом прокатился по залу, — Вчера ты убила сына важного человека!
    — Мам, в этом городе все люди важные, — вздохнула она, — Сюда не пускают бедных, потому что тут нет ботов.
    — Но почему из тысяч богачей ты выбрала именно сына посла?!
    Ясира виновато закусила губу.
    — Теперь начнется расследование, — проворчала мать, — если найдут труп со следами укусов…
    — Подумают, что собака покусала, — проворчала девушка.
    — Собака? Собаки не высасывают из людей кровь! Где труп?
    — Откуда я знаю? — девушке надоела болтовня ее матери. — Еще я трупы не таскала!
    — Сурайя! — позвала женщила.
    Через мгновенье в зал вошла служанка, невысокая вампирша средних лет. Она учтиво поклонилась.
    — Да, госпожа Иман.
    — Прикажи охотникам, сопровождавшим прошлой ночью мою дочь на охоте, уничтожить труп ее жертвы. Чтобы не осталось ничего. Ясно?
    — Да, госпожа Иман, — покорно кивнула та.
    Женщина изящно взмахнула увешанной тяжелыми золотыми браслетами кистью.
    — Иди. А ты, — обратилась она к дочери, — будешь наказана.
    — За что?! — опешила девушка.
    — Ты знаешь за что. Повторять не буду. Иди в свою комнату.
    Девушка резко развернулась и, едва сдерживаясь, чтобы не наговорить матери лишнего, быстро зашагала к выходу.
    — Ясира! — донеслось ей в след.
    Ясира тихо зарычала и повернулась к матери, лицемерно улыбнувшись.
    — Почему Саид-Мустафа больше не приходит к нам? Твоих рук дело?
    — А я тебе говорила, что не пойду замуж за этого старика! — огрызнулась она.
    — Не сметь! — поднялась женщина, — Я — твоя мать, и я буду решать, кто для тебя старик, а кто нет!
    — Мама… — попыталась девушка.
    — Пойми, — спокойнее произнесла мать, — Я всего лишь хочу, чтобы ты ни в чем не нуждалась. Ну к чему эта блажь с охотой? У нас есть охотники, пусть они приносят нам пищу.
    — Это же драйв, адреналин! Как ты не поймешь?
    — Я хочу понять, какой мужчина тебе нужен. Ты отказала Саиду-Мустафе, поссорила нас с кланом Родриго Алонсо, Ли Юнань тебя тоже не устроил!
    — А я тебе говорила, что или Лекс или никто! — отвернувшись, прошипела она.
    — Лекс… — прорычала женщина, — Ты видела его катакомбы? Город, в котором он живет, разрушен, люди ушли. Ты хочешь умереть там с ним с голоду?!
    — Я уговорю его переехать сюда…
    — Лекс не бросит свой клан. Он обещал отцу. К тому же, он, наверняка уже женился.
    — Не женился. Я бы знала, — хитро улыбнулась Ясира.
    — А если у него есть невеста?
    — Я убью ее, — не задумываясь ответила она и тут же получила увесистую оплеуху.
    Ясира потерла пылающую щеку и злобно исподлобья взглянула на мать.
    — Не сметь, — прошептала та, — Иди в свою комнату. Я запрещаю тебе выходить без моего разрешения. Ясира молча вышла из зала. Она торопливо шла по коридору и самодовольно улыбалась. Не сметь… Она еще как посмеет. Сегодня же она отправляется в Россию.

Глава 41 Львы и тигры

    Прошло пять дней с той кошмарной ночи. Лекс уже начал ходить, правда, периодически спотыкался, и мне приходилось его подхватывать. Он сказал, что крови, обманом собранной у беженцев, ему хватит на месяц. Я в этом сильно сомневаюсь. Такими темпами, какими он ее уничтожает, скоро от крови ничего не останется. И пусть тогда выкручивается сам, без моей помощи.
    Приятно, что за эти пять дней мы ни разу не ссорились. Ну может, всего пару, и то несерьезно. Я даже начинаю чувствовать себя как в «Дельте», а Лекс как одна из моих сестер. Вот бы еще у него отвалились зубы и… стал бы он девушкой. А то смотрит на меня как-то не по-товарищески. Хорошо хоть, целоваться больше не лезет. Я работаю с вампиром, сплю рядом с ним, ем рядом с ним, раны ему перевязывала, дошла до того, что кровь ему раздобыла… Валькирия, ты спятила.
    Я привыкла к нему, а он, по-моему, изменился. Конечно, я не знаю, каким он был раньше. Но тот псих, с которым я садилась в вертолет, и этот, улыбающийся мне вампирчик, имеют мало общего. Хотя, возможно, Лекс притворяется. Сидит и вертит пистолет. А ведь может застрелить меня прямо сейчас. Опять улыбается, стрелять вроде бы не собирается. Даже с предохранителя не снял.
    Пикающие звуки радара отвлекли меня от мыслей о вампире. Бот в трех километрах.
    — Лекс! — позвала я, — У нас бот рядышком. Помогать можешь?
    — Постараюсь, — отозвался он и сел около меня.
    — Ты уверен? Тебя же шатает, как пьяного…
    — Я в норме.
    — Ну смотри.
    — А ты что, одна собралась?
    — Да, хотя одна я с ними еще не встречалась. Мы в «Дельте» меньше, чем по двое, не ходили.
    — Кстати, давно хочу спросить. Расскажи мне о «Дельте» и вообще о себе.
    — Обязательно, — усмехнулась я, — но сначала прикончим ту тварь.
    Бот был уже близко. Еще один Аргобот. Как и предыдущий, он активировал пушки и выстрелил. Мы едва увернулись. Я обогнула махину. Лекс уже стоял в проходе с взрывчаткой, готовый прыгать.
    — Лекс! — крикнула я.
    Он взглянул на меня.
    — Осторожней.
    Он улыбнулся и прыгнул. Я открыла огонь, отвлекая машину. Лекс приземлился ей на руку и ловко перепрыгнул на голову. Еще прыжок, и взрывчатка уже на шейном стыке. Лекс спрыгнул за секунду до взрыва. Машина рухнула на землю, но мгновенно вскочила. Секунда. Активированы азотные пушки.
    — Уходи оттуда! — заорала я.
    Конечно, Лекс не услышал. Этот придурок забрался на бота, как обезьяна, и принялся стрелять в то место, где серебро размягчилось. Глупый, у тебя же обычные патроны! И я не могу выстрелить, боюсь зацепить его. Бот закрутился на месте, его правая пушка посинела, заливая землю жидким азотом. Земля словно покрылась туманом. Лекс, только не прыгай вниз.
    Лекс все еще стрелял, а я бесполезно летала вокруг бота. Внезапно деревья в прилегающей роще затрещали. Оттуда вывалился бот-охотник. Этот трехметровый железный урод считался самым опасным из известных ранее. Он передвигался по принципу животного на четырех лапах, разница в том, что эти лапы были заряжены под завязку.
    — Лекс! — снова заорала я, — отвлеки от меня Аргобота!
    Он кивнул и снова прыгнул машине на голову. Я выпустила ракету. Прямое попадание в корпус охотника. Вмятина осталась приличная, но тварь еще боеспособна. Жуткий скрип железа заставил меня отвлечься. Лекс прострелил Аргоботу глаза. Он — гений. Теперь эта махина будет ориентироваться только по датчикам движения, а значит, у нас появилось преимущество.
    — Лекс! Прыгай назад! — крикнула я, махнув ему рукой.
    Он оттолкнулся, но не допрыгнул и приземлился прямо под носом у бота-охотника. Тот дернулся, чтобы раздавить Лекса многотонными ногами, но вампир оказался проворнее. Он прошмыгнул прямо под его корпусом и оседлал бота, как лошадь на родео. Аргобот активировал огнеметы. Он целится в охотника, от которого идет единственное на земле движение. Но там Лекс… Глупый вампир!
    — Уходи!! — заорала я.
    Пламя охватило охотника, дым поднимался в небо непроглядной стеной. Я висела в воздухе, ничего не видя.
    — Боже мой… — прошептала я, — Лекс… Не может быть…
    Глаза намокли, я хотела спуститься, но не могла. Где-то там в этом огне, в дыму может быть он. Но там же и Аргобот. Он еще опасен.
    — Леекс!!! — изо всех сил заорала я.
    Ничего. Опять ничего. Он может быть еще жив. Я спустилась ниже, дальше нельзя, иначе машина просто достанет до меня, даже не стреляя. Ничего не видно, только дым и огонь внизу. Я должна найти Лекса. Но как? Остается только звать.
    — Лекс! Я здесь! — снова закричала я, — Лекс!
    Он выпрыгнул из дыма прямо на нос вертолета, врезавшись в лобовое стекло. От неожиданности я едва не потеряла управление, вертолет качнуло. Вампир едва не свалился. Я постаралась выровнять и развернула вертолет, чтобы вылететь из дымовой завесы. Вдруг что-то ударило сверху прямо в винт. Вертолет начал терять высоту. Бот был рядом. Я его не видела, а он задел нас, просто разворачиваясь.
    Я еще пыталась выровнять, но вертолет отказывался слушаться. Все датчики сообщали о потере высоты и прочих отклонениях. Кто-то выхватил меня прямо из кресла. Мгновенье в свободном полете, плавное приземление, и мы уже на земле. Лекс осторожно опустил меня на землю.
    — Все хорошо? — взволнованно спросил он.
    — Да, а ты…? — я все еще не верила, что он передо мной, весь грязный, но живой.
    Он усмехнулся.
    — В норме. Правда, чуть не поджарился.
    Позади нас раздался страшный грохот. И Аргобот тут же направился в сторону нашего упавшего вертолета.
    — Лекс, отвлеки бота, я в вертолет! — я рванула к дымящейся машине.
    — Куда?! — Лекс схватил меня за руку, — Он сейчас взорвется!
    — Там оружие, еда, все! Я успею!
    Он отпустил, а я со всех ног рванула к вертолету. Лекс запрыгнул на бота, тот закружился в тридцати метрах от меня. Я вошла в смятую кабину. Еда, оружие… Я схватила несколько сумок с моими пайками и фляжками вампира и два автомата. Возможно, пока я отнесу это, все остальное взорвется. Я оттащила еду и оружие на двадцать метров и снова вернулась в вертолет. Салон наполнился дымом. Надо спешить. Я сгребла одеяла и спальные мешки, в них же насовала оружия. Ноутбук…Надеюсь, пострадал не сильно. Я выволокла одеяла и мешки из вертолета. Тяжелый улов… Позади раздался взрыв. Лекс умудрился запихать в шейный стык взрывчатку. Еще один взрыв. На этот раз загорелся вертолет. Что там за лобовым стеклом? Танин зайчик… В голове зашумело, я схватилась за лицо. Я вытащу его оттуда, я обещала вернуть… Я кинулась к горящему вертолету, но Лекс перехватил меня.
    — Отпусти меня! — вырывалась я.
    — Ты сдурела?! — заорал он, — Ты все вынесла!
    — Не все! Там Танин зайчик!
    — Это так важно? — спокойнее спросил он.
    Я судорожно кивнула.
    — Жди здесь. Жариться, так жариться…
    Вампир скрылся в горящей машине. Я в нетерпении топталась на месте. Ну где он, где?! Вот он! Лекс выскочил из вертолета с игрушкой в руках. Он откашлялся и протянул ее мне. А я бросилась ему на шею и крепко обняла. Он замер, словно окаменел, а через мгновенье тоже обнял меня, но куда осторожнее, чем я.
    — Спасибо, — прошептала я ему на ухо.
    — Не за что, — ответил он.
    — Нет, есть.
    Я отстранилась от него. Он, улыбаясь, смотрел на меня. Его одежда обгорела, кожа местами почернела, и все равно он показался мне безумно красивым. Снова жутко захотелось поцеловать его. И, кажется, он тоже хотел этого. Я мягко провела ладонью по его щеке, он не шевелился, продолжая смотреть мне в глаза. Я плавно обвила рукой его шею. Наши губы снова так близко, совсем рядом. Я вижу, как он хочет этого… Ну же, Ольга, ты сможешь… Он коснулся моей талии. Я потянулась к нему. Сантиметр, полсантиметра, почти… Снова оглушительный грохот. Я отскочила, как ошпаренная. Лекс оскалился и занял оборонительную стойку. Только сейчас Аргобот, добитый взрывчаткой Лекса, рухнул недалеко от горящего вертолета. Я нервно засмеялась, психика ни к черту. Лекс тоже расслабился. Он улыбнулся и подошел ко мне. Он взял меня за руки и снова обнял. Я плавно отстранилась.
    — В чем дело? — в недоумении спросил он.
    — Прости, — отвернулась я, — Не могу.
    Я присела около той кучи оружия, еды и вещей, что успела спасти, и принялась раскладывать все это по рюкзакам. Спиной ощущаю его взгляд. Идиотка. Не хватало Валькирии влюбиться в вампира, во врага. Но разве Лекс все еще враг? Вампиры — враги. Лекс — вампир, причем их главный. Значит, Лекс — враг. Дедукция. Неправильная это дедукция. Должны же быть исключения из любых правил.
    Через минуту Лекс присел около меня и начал молча помогать. Я старалась не смотреть на него, он на меня. Обиделся. Пусть упрекает меня в расизме. Но разве меня нельзя понять? Последние годы я только и делала, что убивала его собратьев. А как иначе, когда я для них — пища. Они бросались, я защищалась. А лучшая защита, как известно, нападение.
    Это время с Лексом для меня — откровение. Я никогда не общалась с вампирами так близко, разве что перекинулась парой фраз с его сестрой, но и все. А тут… Оказалось, он не тупое чудовище, постоянно жаждущее крови. Да, иногда он чудит, но в остальном, вполне адекватный человек… Я подумала, человек? А вот это ошибка. Он не человек, и никогда им не станет. Впрочем, как и из меня не сделаешь полноценную вампиршу.
    Ученые провели эксперимент на людях. На пяти опасных преступниках, обреченных на смертную казнь. Они заставили нескольких вампиров укусить их, чтобы обратить в себе подобных. Не вышло. Трое скончались в страшных муках, а двое заразились жаждой крови, но свойственных вампирам качеств, силы, скорости, не приобрели. К тому же, их желудки отторгали кровь. Значит, наши организмы слишком разные. А причиной тому — ДНК. У человека в ДНК 23 хромосомы, у вампира — 24. Их сердце бьется медленнее, температура тела приближается к 34 градусам, клетки кожи имеют, отличный от нашего, состав. Они гиперэластичны, потому их невозможно не прострелить, не прорвать обычными средствами. Кровь укушенного человека заражается только веществами из слюны, потому ему хочется пить кровь. С укусом ДНК не передается, а значит, организм человека почти не меняется.
    Ученые выделили 24ую хромосому и внедрили ее в ДНК других смертников. Изменения проходили столь стремительно, что все подопытные сошли с ума. Переливание крови вампира человеку дало такой же результат. Наша кровь несовместима. Но природа жажды вампира остается для ученых загадкой. Почему кровь человека предпочтительнее крови животного? Почему свежая питательнее хранимой в холодильнике? Могут ли вампиры пить кровь друг друга? Возможно ли появление детей-гибридов и в каком случае? Если мать — вампир или человек? Или неважно? Ведь появляются же щенки у волков и собак, а тигра реально скрестить со львом. Но организм подопытных женщин в обоих случаях отторгал инородный плод. Все попытки ученых получить ребенка получеловека-полувампира провалились. Из всего этого следует только одно. Природа не зря создала нас такими разными. Они — охотники, а мы — жертвы. Как львы и антилопы, а не тигры. У них потомства точно не будет, и они не могут превратиться один в другого, как бы ни хотели. Только вот меня роль антилопы в этом спектакле не устраивает. Я — не жертва. Я тоже охотник, только другой породы. И думаю, львы со мной спорить не станут.

Глава 42 Слабо

    Распределив сумки между собой, мы пробирались через лес. Судя по данным спутника на моем чудом уцелевшем компьютере, через 23 километра находится небольшой городок. Хотелось бы верить, что там есть люди. Лекс шел впереди, и мне приходилось периодически ускоряться, чтобы не отстать от него. Он нес оружие и спальные мешки, в которых заодно лежали одеяла и кое-что из одежды. Я тащила еду и свое личное оружие. Один рюкзак был у меня на плечах и жутко тянул назад, второй я несла в руке, то и дело задевая им коряги и кустарники. Литров десять крови, как-никак.
    Солнце уже садилось, а мы прошли не больше пяти километров. Все это время Лекс молчал. Его лицо было сосредоточено, взгляд отрешенный, а сам он погрузился глубоко в свои мысли. Подозреваю, что я в них тоже присутствую. Я твердо решила больше не поддаваться соблазну. Это слабость. Если я полюблю кого-то, то начну волноваться за него. Стану милой и ласковой девушкой, а значит, слабым солдатом. Второй вариант, я подорвусь за него на какой-нибудь мине, закрою собой от пули и так далее. В общем, в условиях войны любовь равна самоубийству. Думаю, Лекс бы со мной согласился. Он уже зачем-то подставился под зубы зверю. До сих пор не понимаю причину его поступка. А почему бы не спросить?
    — Лекс, — позвала его я.
    Он ответил, не оборачиваясь.
    — Да.
    — Не надоело молчать? — поинтересовалась я.
    — Да нет.
    — Твое право.
    Я нахмурилась и не стала продолжать диалог. Все равно вампир общаться не настроен.
    — Ты хотела что-то спросить? — через минуту спросил он. В его голосе мне померещились нотки интереса. Но, увы, настроение общаться теперь отпало у меня.
    — Да так, ничего, — сухо ответила я.
    — Ясно, — процедил вампир.
    Через час на лес опустились сумерки. Лекс остановился около большого старого дерева и поднял голову вверх. Я остановилась рядом и взглянула туда же.
    — Что ты там высматриваешь?
    — Пытаюсь понять, насколько реально тебе там заснуть и не свалиться, — задумчиво ответил он.
    Я и сама прекрасно понимаю, что ночевать в лесу на земле небезопасно. Но на дерево мне как-то не хочется. А если приснится кошмар? А пока Лекс проснется и сообразит, что происходит, я уже свалюсь.
    Я достала из рюкзака ноутбук, положила его на колени и посмотрела на карту со спутника.
    — У меня идея получше, — улыбнулась я, — По данным со спутника в полутора километрах от нас находится какой-то домик.
    — Людоеда какого-нибудь, — к чему-то добавил он.
    — Лекс, твою мать! — зарычала я, — И так нервы ни к черту! Еще ты мне тут!
    Он засмеялся и продолжил.
    — Да ладно, здесь только один людоед, — он демонстративно откланялся.
    — Да иди ты, — прошипела я и запихала компьютер в рюкзак.
    — А ты так не считаешь?
    Мне не нравится его вызывающий тон. Я поднялась и взглянула ему в глаза.
    — Ты чего добиваешься? Что-то не устраивает?
    — Меня ты не устраиваешь, — оскалился он.
    — А несколько часов назад мне так не показалось!
    — Вот и мне казалось, но я ошибся, — запал прошел, Лекс поднял с земли свои сумки и пошел вперед.
    Я зашагала за ним. Так и знала, причина его злости в моей глупости. Ну как-то так…
    — Нам на северо-восток, — тихо добавила я.
    Вампир свернул в сторону. Как он за секунду определил направление? Я бы присмотрелась к деревьям и прочее, а он просто взял и свернул, причем правильно. Спросить бы. Но не буду. Характер он мне свой показывает. Мы тоже не лыком шиты.
    Прошло пятнадцать минут, и в темноте вырисовался силуэт покосившейся хижины. Лекс рукой преградил мне путь.
    — Я первый пойду.
    — С какой стати ты тут командуешь? — огрызнулась я.
    — Потому что я — мужчина, а ты — женщина.
    — Во-первых, — закипела я, — наличие характерных мужских признаков еще не делает тебя мужчиной. А во-вторых…
    — Что во-вторых? — прорычал он.
    — Ты забыл? Валькирия не женщина.
    Я обошла его и зашагала к хижине. Те слова больно врезались мне в память. А сейчас я просто припомнила ему их. Не сдержала обиду.
    Подойдя к двери, я на всякий случай позвала хозяев. Как и ожидалось, никто не ответил. Я толкнула дверь, но она не поддалась. Рядом возник Лекс, собравшийся помочь мне открыть ее.
    — Не надо, сама открою, — я выбила дверь ногой и победно взглянула на вампира.
    Его лицо не выражало никаких эмоций. Он пропустил меня вперед. Внутри, естественно, было темно. Я включила фонарик. Одна комната, пять на шесть метров. В углу стоял гнилой деревянный стол и две табуретки, у стены напротив — металлический каркас кровати даже без пружин, у противоположной стены такой же дряхлый диванчик и маленький железный котел и несколько покрытых мхом поленьев. Окна были не выбиты, но накрест заколочены досками. Пол под ногам проваливался, так что мы стояли почти на земле. Но зато здесь есть хотя бы стены и крыша. Я свалила сумки на диван. Лекс сделал то же.
    Спустя полчаса я разложила спальный мешок и поужинала. Лекс возился дольше меня. Он долго соображал, что делать с мешком и как лучше поступить, завернуться в одеяло и залезть в него или сначала залезть в мешок, а потом накрыться одеялом.
    Ночь сегодня выдалась холодная. Лекс лежал молча, наверное, спал. А мне спать не хотелось. Я стояла у окна, закутавшись в одеяло, и сквозь накрест забитые доски смотрела на небо. Верхушки деревьев словно специально расступались над хижиной, давая мне возможность увидеть звезды. Я снова думала о своем будущем. Не ближайшем, о нем я имею представление. А вот далекое… если оно, конечно, есть. Будем надеяться, все же есть. И вот опять. Если закончится война, что будет со мной? Чем я буду заниматься в мирной жизни? Торговать цветами, преподавать ОБЖ? Вряд ли… Я хотела стать хирургом. Но мои нервы уже не назовешь железными. Я могу разминировать бомбу, но если моя рука дрогнет, погибну я, если же дрогнет рука со скальпелем, погибнет кто-то другой. Я не возьму на себя такую ответственность. А что будет с Лексом по завершению проекта? Он уйдет в свои подземелья? А дадут ли ему уйти?
    — Ольга…
    Вспомнишь, как говорится. Я обернулась. Лекс подошел ко мне и тихо продолжил.
    — Почему не спишь?
    — Не хочу, — равнодушно ответила я.
    — Завтра будешь клевать носом.
    — Я справлюсь, — я избегала его взгляда, а он смотрел мне в глаза.
    — Я знаю. И все-таки я хочу, чтобы ты выспалась.
    — Я сама решу, Лекс.
    Он вздохнул.
    — Ну прости…
    Я удивилась и вытаращилась на него.
    — За что?
    — За то, что тогда сказал… что ты не женщина.
    — Ты так считаешь, твое право…
    — Я так не считаю, — перебил он, — Я хочу сказать, что ты…
    — Все-таки женщина? — засмеялась я.
    — Нет…
    — Так да или нет?
    Он засмеялся.
    — Рыжая, ты невыносима!
    Я усмехнулась и в ожидании взглянула на него.
    — Оль, ты не просто женщина. Ты очень красивая и самая невероятная женщина из всех, что я встречал.
    Я постаралась сдержать улыбку. Он взял меня за руку.
    — Прости меня. Просто иногда я бываю слишком вспыльчив, могу наговорить разного, но это не значит, что я так думаю.
    — Я заметила, — усмехнулась я, — Ладно, зубастый, извинения принимаются.
    Он снова улыбнулся, а я направилась к спальному мешку. Лекс опередил меня и остановил за руку.
    — Ответь мне честно на один вопрос.
    Я тяжело вздохнула. Прочитав мое обреченное согласие, он спросил:
    — Зачем ты себя останавливаешь каждый раз, когда хочешь поцеловать меня?
    Я высвободила руку и принялась залезать в свой мешок.
    — С чего ты взял, что я чего-то хочу?
    — Вообще-то я не дурак.
    — Правда? — съязвила я.
    — Рыжая, не беси меня. Ответь на вопрос.
    — Отвяжись со своими тупыми вопросами, — огрызнулась я.
    — Боишься? — хитро улыбнулся он. Вот гад, использует против меня мое же оружие, берет на «слабо».
    — Не пройдет, — фыркнула я.
    — Значит, боишься.
    Скотина…Как же я его иногда все-таки ненавижу. Он выжидательно смотрел на меня, сидя на своем мешке.
    — Пошел ты, — прошипела я, — Я тебе не школьница, чтоб целоваться на спор!
    — Тогда не веди себя как ребенок, — улыбнулся он.
    — Я веду себя как здравомыслящий человек, который понимает, что целоваться с вампирами нельзя…
    — И где же это написано? — перебил он.
    — Тебе, что, своих баб мало? На людей потянуло?
    — Не на людей, а к тебе. И я вижу, что тебя тоже тянет ко мне.
    Снова этот взгляд. Надо бы уточнить, не обладают ли вампиры гипнотическими способностями. Просто Лекс соскучился по женским ласкам. И когда успел? Недавно только расслаблялся с блондинкой. Казанова хренов. В радиусе нескольких сотен километров, вероятно, ни одной женщины. А тут Оля под боком задом виляет. Его можно понять. Но я отказываюсь это делать. Я молча легла и отвернулась.
    — Мы не закончили, — послышалось за спиной.
    — И не закончим, — отрезала я.
    Слышу, как он тоже лег. Я не смогла обмануть его, так нечего даже пытаться обманывать себя. Он прав во всем, но это ничего не меняет. Приручить меня не получится, я ему не по зубам, причем во всех смыслах. Только разъяснила все Игорю, не хватало мне ухаживаний вампира. Я его не знаю, я не верю ему. Будущего у нас быть не может, так не стоит и начинать. Но он, этого, похоже, понимать не хочет.

Глава 43 Жених и невеста

    Я проснулась оттого, что на лицо падал луч солнца. Даже стало немного жарко. Я поморщилась и села. Это же надо, сквозь щель в стене пробился единственный лучик света и упал именно мне на лицо. Как вообще сквозь эти многовековые заросли сюда проникает свет? Солнце. Как я люблю его.
    — Проснулась? — донеслось из противоположного угла.
    Я взглянула туда. Лекс сидел в тени и завтракал. Я потянулась и встала. Что-то мышцы затекли. Я напрягла все тело и снова потянулась. Внезапно резкая боль в левом боку сложила меня пополам. Я стиснула зубы и постаралась не двигаться. Я слышала, как Лекс вскочил с дивана и подбежал ко мне.
    — Ты чего? Болит где-то? — склонился ко мне он.
    — Ничего, так… — я постаралась распрямиться. Вроде бы отпустило.
    Это что за новости еще? Я ломала руки, набивала шишки, в меня стреляли, ничего серьезного, конечно, но я хотя бы знала, где болит и почему. Подозреваю, что сломанные ребра дают о себе знать. Кто знает, что Лекс повредил мне, когда оттолкнул. Надо бы к врачу, но где его взять?
    Опасаясь, что снова прихватит, я осторожно села на диван и достала из рюкзака завтрак. Лекс сел рядом. Он подозрительно косился на меня, я же старалась игнорировать его.
    Через полчаса мы сложили спальные мешки и вышли из хижины. Бок вроде бы не беспокоил, и я немного расслабилась. Лекс то и дело оборачивался на меня, как конвоир на заключенного. Вчерашний разговор оставил у меня неприятный осадок. Нельзя смешивать работу и личную жизнь, тем более, если в ухажеры набивается вампир, который не так давно пытался меня убить. Я не стала говорить Лексу про перелом ребер. Он пострадал гораздо сильнее. Правда, сейчас он уже как новенький, а мои проблемы со здоровьем, кажется, только начинаются. Как медик, да и просто здравомыслящий человек, я понимаю, что никакая болезнь, если ее не лечить, не проходит бесследно. Нужно бы сделать снимок и побыстрее. Но сейчас это невозможно, а значит, нужно стиснуть зубы и работать.
    Мы поднимались на холм. Я немного запыхалась, потому периодически задерживалась то у одного, то у другого дерева. Странно, раньше со мной такого не было. Лекс пару раз, по видимости, хотел что-то спросить, но так и не спросил. Я старалась не отставать, но дыхания на долгий разгон не хватало. Попытавшись нагнать его в очередной раз, я закашлялась. Лекс развернулся и быстро подошел ко мне.
    — Ладно, говори, что с тобой, — недовольно спросил он.
    — Ничего, запыхалась просто, — попыталась я соврать и снова закашлялась.
    Вампир нахмурился.
    — Марафон что ли бегала? Сначала сгибаешься пополам, теперь еле ползешь, кашляешь.
    — Ну извините, постараюсь побыстрее, — проворчала я.
    — Может, честно скажешь?
    — Нечего говорить. Может, просто простудилась, — я ускорила шаг и обошла Лекса.
    — Насколько я знаю, всем солдатам делают какие-то инъекции, чтобы ничем не болели, — скептически добавил он.
    — Я, что, не могу покашлять?!
    — Да на здоровье, — прорычал он.
    Теперь я шла впереди и старалась не дать вампиру обогнать меня. У меня сломаны ребра, а не ноги. Мы прошли так около десяти минут. Я больше не кашляла и останавливалась. Может, прошло и не повторится? Я ошиблась. Резкая боль в боку снова заставила меня стиснуть зубы. Я оперлась о дерево и попыталась восстановить дыхание. Вижу подозрительный взгляд Лекса. Надо идти. Собрав волю в кулак, я зашагала дальше. Вдруг что-то остановило меня. Рюкзак, который, как и вчера я волочила в правой руке, ремнем зацепился за куст. Я дернула его на себя и тут же снова согнулась от резкой боли. Словно в бок ударила молнии, и там внутри что-то взорвалось. Боль была невыносима, я упала на колени. Лекс мгновенно подскочил ко мне.
    — Оля, что с тобой? Где болит? — испуганно бормотал он.
    Но теперь я не могла ему ответить, даже если бы захотела. Я сидела на земле, наклонившись на левый бок и обхватив себя руками. Мне казалось, что если я разожму руки, то умру. Лекс беспомощно смотрел на меня. Он боялся даже прикоснуться ко мне.
    — Живот болит? Тошнит? Что с тобой? — не унимался он.
    Я взглянула на него и еле слышно, боясь, что слова принесут мне новую боль, прошептала:
    — Бок болит…
    — Почему он болит? — Лекс осторожно погладил меня по руке.
    — Сломанные ребра, — коротко ответила я.
    — Когда ты их сломала? Кто это сделал?
    — Ты, — я улыбнулась, а он вытаращился на меня.
    — Когда?!
    — Когда оттолкнул меня с дороги зверя…
    — Прости, — Лекс виновато опустил голову, — Я хотел как лучше…
    — Ты меня спас. А я тебе, кстати, даже еще спасибо не сказала. Это мне надо извиняться, ты из-за меня чуть не умер.
    Он улыбнулся.
    — Ты меня вылечила, добыла мне кровь. Мы в расчете. Встать сможешь?
    — Попробую, — я попыталась подняться, но боль снова резанула так, что я простонала.
    Лекс окинул меня оценивающим взглядом и задумался. Молчание затягивалось. Я не выдержала.
    — О чем ты думаешь?
    — Думаю, смогу ли я нести тебя и сумки одновременно, — задумчиво ответил он.
    — Да ты что? — опешила я, — Не надо. Я сама…
    — Я уже видел, как ты сама, — перебил он, — Сколько до города?
    — Километров пятнадцать.
    — Идти будем долго, — вздохнул он, затем накинул на себя четыре сумки, две на спину, две на руки и снова присел ко мне, — Давай, иди сюда, осторожно.
    — Лекс, даже не вздумай! — прошипела я, — Я не позволю таскать меня на руках!
    — А кто тебя спросит? — усмехнулся он и подхватил меня так легко, будто я весила не больше десяти килограмм.
    Я закрыла глаза и сжалась, ожидая, что бок снова прострелит, но боль не приходила. Лекс держал меня на руках, на спине у него были два больших рюкзака, еще по одному висели на локтях.
    — Чувствую себя ишаком, — улыбнулся он, — Тебе удобно? Не больно?
    — Нет, все хорошо, — кажется, я начинаю смущаться. Мужчины давно не носили меня на руках, — Тебе, наверно, тяжело?
    — Сносно, — снова улыбнулся он, — Расслабься, нам идти долго.
    Я улыбнулась и осторожно, избегая резких движений, обняла его за шею. Мы отправились дальше. Я приношу вампиру одни неприятности. Хотя за то они и прозвали меня как прозвали. Но Лексу мне совсем не хочется вредить. Я же вижу, ему тяжело. А он не бросает ни меня, ни сумки. Понимаю, я ошибалась в нем в начале. Все-таки мне повезло с напарником. Я улыбнулась своим мыслям, и Лекс заметил это.
    — Что? — спросил он.
    — Спасибо, что не бросил, — улыбнулась я ему, — Я рада, что у меня такой напарник.
    Вижу, как приятны ему мои слова. Он буквально растаял и, взглянув мне в глаза, произнес:
    — Я тоже рад, Оль. Мы с тобой похожи.
    — Чем же?
    — Характером. Когда мы ссоримся, мне иногда кажется, что я ругаюсь с собой. Наверно поэтому, я так быстро привык к тебе.
    Я промолчала. Не стоит развивать эту беседу, иначе получится то же, что и вчера.
    За десять часов пути Лекс остановился всего три раза ненадолго передохнуть. Поражаюсь его выносливости. Это все 24ый хромосом. Жаль, у меня его нет. Ребра давно бы срослись. Но помимо боевых качеств Лекса, этот гад еще и красавчик. Раньше я не замечала этого, я видела в нем только врага и убийцу. Сейчас же я вижу в нем личность. На его руках не просто удобно. Ощущение стопроцентной безопасности и защищенности не покидало меня весь день. Даже боль, казалось, отступила.
    Сумерки снова опустились на землю, и мы как раз вышли из леса на дорогу. А вот и старый указатель, а за ним город. Очередной город-призрак.
    — Добрались, — вздохнул Лекс, — переночуем в первом попавшемся здании, ладно?
    — Устал? — виновато улыбнулась я.
    — Очень. Давай поспешим, а то падальщики выйдут, а помощи от тебя сейчас…
    — Ну ладно, — проворчала я, — С руками-то у меня все в порядке.
    — Я знаю, — снова улыбнулся он.
    Когда мы дошли до города, и Лекс осторожно поставил меня на ноги, я едва не упала. Очень захотелось, чтобы он снова взял меня на руки. Я почти день просидела у него на руках, это однозначно, сблизило нас. Наверное, взгляд выдал меня, потому что Лекс хитро улыбнулся и спросил:
    — Что такое? На ручки хочешь?
    — Хочу, — улыбнулась в ответ я. И как у меня язык повернулся признаться?
    — Потерпи немножко, я проверю, все ли там чисто.
    — У тебя пять минут, — засмеялась я.
    Лекс вошел в одноэтажное здание. Окна были нетронуты, витрины тоже целы, значит, есть шанс, что падальщики сюда не заходили. Я осталась стоять на улице, не рискуя шагать самостоятельно. Вскоре Лекс вернулся.
    — Чисто, все проверил, — он взял сумки и занес их внутрь, затем вернулся и протянул ко мне руки, — Ну что, пойдем на ручки?
    — Пойдем, куда ж мы денемся? — усмехнулась я, и он снова с легкостью поднял меня.
    Когда мы вошли в магазин, у меня возникла странная ассоциация. Примерно так жених вносит невесту домой. Ну и мысли. Это все ребра. Спишем на них.
    Мы расположились в комнате отдыха, где когда-то обедали продавцы. Небольшая уютная комнатка с диваном с двумя креслами, с тумбочкой и холодильником. Лекс принес откуда-то свечи.
    — Вот сейчас бы огнемет вчерашний…
    Погуляв по залам, он нашел-таки спички, и теперь наш ночлег озарился таинственным мягким светом пламени свечей. Я сидела на диване и пила коктейль, когда Лекс показался в дверях с бутылкой вина и парой батончиков «Сникерс».
    — Ты где взял? — сорвалось у меня.
    — А ты не заметила, в каком магазине мы находимся? Продуктовый вообще-то.
    Лекс протянул мне шоколадку.
    — Все получше твоей кислятины.
    Следом он откупорил пробку и вдохнул аромат напитка.
    — Аа, как я соскучился по нему, — томно протянул он.
    — Алкоголик, — засмеялась я, — Оно хоть нормальное?
    — Вино с годами только лучше, — заявил он, — А это особенно…Стаканы я не нашел, будем пить так. Но если не хочешь…
    — Дай, — перебила я его, протянув руку к бутылке.
    — Сначала я, — засмеялся он и сделал несколько глотков, — Прелесть…
    Я едва не выхватила бутылку из его рук и отхлебнула. Красное вино…как давно я не пила его. Я уже и забыла этот потрясающий терпкий вкус.
    — Супер, — заключила я.
    — А я говорил, — Лекс сел рядом со мной, — Сейчас не больно?
    Я прислушалась к своим ощущениям.
    — Вроде нет.
    — Хорошо. Я оставлю тебя на минут десять. Там есть канистры с чистой водой. Пойду сполоснусь. Сказав это, Лекс встал и принялся раздеваться. Сначала он снял куртку, затем майку. Только сейчас я заметила на его спине и боку шрам, похоже, от зубов. И все равно я не могла оторваться от него. Снова смотрю, как дура. Отвернись же… Тем временем Лекс уже стянул джинсы.
    — Эй, эй! — возмутилась я, — Вообще-то ты тут не один!
    — Ой, да брось. Ты ж меня уже видела. Чего теперь стесняться?
    — Лекс! Раздевайся там! — я беспощадно указала на дверь. Он усмехнулся и вышел. Нахал. Эх, жаль в тот раз я видела в нем только врага.

Глава 44 Соловьиная роща

    Таня не навещала Джи-джи уже две недели. Такого раньше не случалось. Каждое воскресенье Таня приходила в Соловьиную рощу в часе ходьбы от лагеря беженцев. Когда-то Соловьиная роща была базой отдыха с баней, гостиницей, собственной конюшней и известным на всю округу родником. Когда-то в этой роще действительно пели соловьи. Теперь же деревянные постройки полностью разрушены, лошади разбежались, и лишь родничок, бьющий из склона холма, как и прежде, питал землю целительной влагой. У него-то каждое воскресенье в десять часов утра и встречались девчонки. Они делились друг с другом новостями из жизни своих собратьев, рассказывали, что происходило с ними за ту неделю, что они не виделись.
    Джи-джи уже прекрасно разбиралась в обычаях вампиров, знала по именам глав почти всех существующих кланов. Таня рассказала ей, что в каждой стране существует от одного до пяти кланов, в зависимости от территории государства. Территория страны равно поделена между ними, каждый живет и питается на своей зоне. Для того, чтобы вампиру из одного клана переселиться в другой, а также поохотиться в чужой зоне, необходимо запросить разрешение у главы соответствующего клана. И только при его согласии, вампир может осуществить задуманное.
    Таня рассказала, что каждый клан представляет собой одну или несколько семей, связанных дружбой или деловыми отношениями. Например, Танин клан состоит из четырех больших семей. Отцы каждой семьи когда-то заключили договор, по которому обязались жить в одной зоне и помогать друг другу. Главой был избран тогда еще прапрадед Тани, Арсений Аксадовский, главенство передавалось от отца к сыну. И так в прошлом году бремя заботы о клане свалилось на плечи Александра. Он не был готов к такой ответственности. Все прочили в наследники главы клана Максима, старшего брата. Максим мог бы стать отличным руководителем. Разумный, ответственный, он никогда не совершал необдуманных поступков. Иногда Тане казалось, что Макс слишком степенный для своего возраста. Другое дело — Лекс. Никто не ожидал, что этот ветреный, импульсивный ловелас способен принимать взвешенные решения. И все же последними словами их отца было имя Лекса как преемника. Лекс не был готов. Он никогда не интересовался делами клана, в отличие от брата. Макс тоже не был готов принять такое решение отца, но он смог подавить обиду и решил не бросать брата, а стать ему надежным другом и помощником.
    Шокированы таким непонятным выбором умирающего главы были не только все члены клана, но больше всех сам Лекс. На следующий день после серьезного разговора с братом он пропал. Просто исчез. Лекс не появлялся в ни клане, ни в городе, ни в его окрестностях. Охотники не смогли взять его след. Запах словно растворился на земле. Видимо, Лекс очень не хотел, чтобы его нашли.
    Прошла неделя. И вот когда уже члены клана решили, что новый глава попросту струсил и бросил их, он вернулся. Некоторые даже не сразу узнали его. Внешне он нисколько не изменился, но взгляд выдавал теперь уже настоящего вожака. Лекс сразу же принялся изучать дела клана, его интересовала каждая мелочь. И на вопрос брата, откуда такие перемены, Лекс ответил лишь, что он о многом успел подумать и принял правильное решение. Лекс мгновенно повзрослел, хотя характер его, в общем-то, не изменился. Разве что, выработалась привычка командовать. Но Таня просто обожала брата, а он баловал ее, как мог. Таня сумела даже убедить его разрешить ей встречаться с Джи-джи. А когда она сообщила ему, что та, к тому же, не против помочь ей с питанием, то и вовсе расслабился.
    Но в прошлое воскресенье Таня не пришла к ручью. Джи-джи просидела около него три часа, и так и ушла, опасаясь, что вместо подруги в итоге придут падальщики.
    Что могло случиться? Что могло помешать Тане придти к ней? Может, она заболела? Да нет, вампиры не болеют человеческими болезнями. Солдаты в город не ходили, значит, подстрелить Таню никто не мог… От этой мысли у Джи-джи сжималось сердце. Она должна узнать, что с Таней. Но ведь не пойдешь же в город. Идти пять дней по болотам, дороги она не знает, а вдруг падальщики… Нет, нужно ждать. Но сидеть на месте невыносимо. Вдруг Таня придет к роднику именно сегодня?
    Окрыленная надеждой, Джи-джи незаметно выскользнула за ограду лагеря и побежала в Соловьиную рощу.
    Солнце скрылось за тучей, а в воздухе все четче ощущалось электричество. Джи-джи подумала, что неплохо бы вернуться в лагерь до грозы. Она бежала по влажной земле, еще не успевшей просохнуть от вчерашнего дождя и то и дело спотыкалась. Но что-то тянуло ее к роднику, и девчонка хотела понять, что. Вдалеке уже сверали молнии, а когда она вбежала в рощу, на землю упали первые мелкие капли.
    — Ну вот, как всегда, — проворчала Джи-джи, взглянув серое на небо.
    Позади что-то хрустнуло. Таня вздрогнула и испуганно уставилась на кусты в десяти метрах от себя. Снова все стихло. Нет, там кто-то есть. Кусты достаточно высокие, чтобы скрыть вампира. А вдруг?
    — Таня? Это ты? — несмело позвала Джи-джи, а сама тихо попятилась назад.
    Никто не ответил. Сердце девочки никогда так не колотилось. Страх зазвенел у нее в ушах, голова стала горячей, захотелось кричать, но голос отказывался подчиняться. Кто-то следит за ней. Он там, он явно сильнее, явно голодный, а она одна далеко от лагеря. Конец один, но попытаться стоит. Джи-джи со всех ног рванула к дороге. Ей казалось, что она никогда не бежала так быстро. Внезапно что-то с силой ударило ее в спину и сбило с ног. Джи-джи прокатилась по земле несколько метров и остановилась, уткнувшись лицом в сырую траву. Что-то тяжелое прыгнуло ей на спину и резким рывком задрало ее голову назад. В следующий миг острая боль парализовала ее. Что-то жадно впилось зубами ей в шею. Слезинка скатилась по щеке. Джи-джи не могла кричать, не могла пошевелиться, а ее кровь уходила через рану от чьих-то клыков.
    Вдруг снова удар, на сей раз сбоку. По инерции Джи-джи откатилась в сторону. Она инстинктивно зажала рукой рану на шее. Что произошло? Она была в прострации, она слышала какие-то крики, рычание, грохот, хруст ломающихся стволов деревьев. Джи-джи не знала, сколько времени прошло, перед глазами все поплыло, она потеряла сознание.

Глава 45 Уверена

    Дождь хлестал ей в лицо, ветер уже не раздувал прилипшие к нему волосы, тушь давно размазалась и смылась. Таня не пряталась от дождя, она вяло плелась по дороге домой. После того случая в подъезде, когда она не смогла проконтролировать свою жажду, Таня так испугалась, что, едва появившись дома, сразу же убежала. Она успела лишь переодеться и оставить в двери своей комнаты записку с просьбой не искать ее. Таня боялась сама себя. На что она способна? А если ей взбредет в голову напасть на соплеменников? Или, того хуже, на Джи-джи. Она ведь не простит себе это. Тане необходимо было уйти и разобраться в себе, как когда-то сделал ее брат. И она ушла. Ушла в лесные пещеры. Когда-то в этих пещерах жили отшельники, позже туда начали водить экскурсии, а теперь этот холодный и темный лабиринт стал прибежищем для маленькой, запутавшейся в себе вампирши.
    Таня не хотела убивать того человека, она понимала, что он лишь защищал женщину и ребенка. Она хотела сказать им, что не причинит вреда, но кто поверит вампиру? Они напали, а она не сдержалась. А если не сдержится еще раз? Если жажда затуманит разум? Всего секунда, и человек мертв. Таня не хотела превращаться в убийцу. Она всегда осуждала братьев за это, а они только переглядывались, решая к психологу ее вести или психиатру. Таня и без них понимала, что ее нежелание пить свежую кровь донора — отклонение. И все же она отказывалась вонзать зубы в того, кто глазами молил ее о пощаде. Она запиралась у себя каждый раз, когда охотники притаскивали в катакомбы живых доноров, и, несмотря на все ругательства Лекса, отказывалась выходить. Позже ей просто приносили наполненный сосуд.
    Таня всегда ощущала вину перед донорами. Ей было жаль их. Но отказаться от крови она по понятным причинам не могла. Зато могла не участвовать в убийстве.
    Когда полгода назад в их области появился уже нашумевший отряд «Дельта», никто поначалу не воспринял их всерьез. Братья отказывалась верить сообщениям сибирского клана, о том что ведьмы могут серьезно попортить им жизнь. Особенно сомневался Лекс. Чтобы кучка наглых девиц, возомнивших себя солдатами, могла помешать ему охотиться? Не смешите. А девицы пришли и разнесли из пушки два здания, в которых прятались охотники. В живых не остался никто. Поначалу Лекс списывал это на невезение, но когда наглые атаки «Дельты» повторились еще несколько раз, заметно занервничал. К тому моменту живые доноры уже закончились, вампиры подчищали запасы замороженной крови. А вскоре кончилась и она. Ведьмы увели из города почти всех людей. Клан голодал. Но несмотря на нестерпимую боль в желудке, в глубине души Таня чувствовала облегчение. Больше из-за ее жажды никто не умирает.
    А теперь она уподобилась братьям, стала убивать. Ни Лекс, ни Макс не видели в убийстве человека чего-то особенного. Она была другой.
    Таня провела в пещерах почти две недели. Пила кровь ворон, неосторожно опускавшихся на лужайку около входа в пещеру, спала на подстилке из еловых веток, умывалась родниковой водой в глубине пещер. Она много думала о своей жизни, но в первую очередь о том, как ей научиться контролировать себя. В ней что-то изменилось. Она больше не была уверена в себе. Но так же она понимала, что вечно сидеть в пещерах не сможет, а значит, нужно учиться жить дальше.
    С этими мыслями девчонка брела по дороге к своему городу. В лесу, где она пряталась, все время шел дождь, и, кажется, она принесла его с собой и сюда. Но зонтика, увы, не было. На горизонте сверкнула молния. Соловьиная роща. Что думает о ней Джи-джи? Таня вздохнула и тут же широко улыбнулась.
    — Женька, — прошептала она.
    Ее запах Таня ни с чем не перепутает. Джи-джи где-то в роще. Вдруг что-то метнулось среди деревьев, молниеносно промелькнуло и скрылось в роще. Таня нахмурилась. Надо бы найти подругу до того, как этот кто-то найдет ее первым. Таня побежала на запах Джи-джи. В роще она вдруг остановилась. Джи-джи стояла здесь, вот ее следы на сырой земле, а это чьи следы. Таня прикоснулась пальцами к ветке кустарника в нескольких метрах от следов. Чужак. О нет, Джи-джи… Таня схватилась за голову и заметалась на месте. Куда?! Соберись! Таня постаралась взять себя в руки и принюхалась. Есть! Она рванула по следу. А через миг перед ней предстала жуткая картина. Джи-джи лежала на траве, а какой-то мальчишка жадно пил ее кровь, сидя у нее на спине. Таня заскрипела зубами, с диким криком она бросилась на него и столкнула с едва живой девчонки. Удар оказался таким сильным, что мальчишка отлетел в рощу, проломив собой несколько молодых сосен. Таня влетела туда следом. Она стояла, оскалившись и тяжело дыша, сжимая руки в кулак. Она снова готова была убить. Но на этот раз совесть вряд ли бы мучила ее. Мальчишка не сразу понял, что произошло. Пока он поднимался, отбрасывая с себя ветки, Таня успела окинуть его взглядом. Лет пятнадцать на вид, худощавый, среднего роста, смуглый, похож на араба. На нем были широкие черные штаны и черная рубашка подпоясанная золотым поясом.
    Когда он поднялся, Таня снова кинулась на него, но он увернулся, и она едва не врезалась в дерево. А в следующий миг Таня уже летела в кусты. Мальчишка заорал ей что-то по-арабски. Она вскочила и готова была уже снова напасть, как вдруг мальчишка резко развернулся и исчез среди деревьев.
    — Трус! — отчаянно бросила она ему вслед.
    Таня побежала туда, где наверное истекала кровью ее лучшая подруга. Джи-джи лежала, зажав рукой шею. Она была уже без сознания. Хорошо, что вампир не успел разодрать ей шею, он только начал, когда Таня помешала. Перевязывая ей рану, Таня думала, почему решила пойти домой именно мимо Соловьиной рощи, ведь так дальше. А что привело сюда Джи-джи, ведь сегодня не воскресенье? Наверное, это судьба. Неожиданно Таня поймала себя на мысли, что хоть и ясно ощущает запах Женькиной крови, но пить ее не хочет. Наверное, потому что это ее лучшая подруга, и ей нужна помощь. Таня осторожно, не без некоторых усилий, перенесла Джи-джи к роднику и стала ждать, когда та проснется.

    Прошло около часа. Дождь кончился. Джи-джи очнулась от зудящей боли в шее. Она тихо простонала и потерла рану рукой. Что это? Шея перевязана? Джи-джи с трудом открыла глаза и огляделась. Она лежала около родника на подстилке из травы и веток.
    — Ку-ку, соня! — раздался за спиной такой знакомый голос.
    Девчонка обернулась, но боль мгновенно напомнила о себе. Джи-джи прошипела.
    — Больно? — присела к ней Таня, — Я перевязала тебе шею. Думаю, что ничего…
    Джи-джи повисла на шее у подруги, заставив ту замолчать и так же крепко обнять ее.
    — Где тебя носило? Я переживала вообще-то! — рассердилась она, — Пропала на две недели, теперь заявилась!
    — Ты чего орешь? — надулась Таня, — Я тебя лечила тут, неблагодарная…
    — Да я же шучу, — засмеялась Джи-джи и тут же снова зашипела, потерев рану.
    — Это будет с неделю болеть, потом останется только след от укуса, — пояснила Таня.
    — Ясно, — Джи-джи опустила глаза, — Меня ни разу так не кусали.
    Таня удивленно взглянула на нее.
    — А я как же? Ты же давала мне кровь.
    — Ты — это не то, — улыбнулась девчонка, — Твоих укусов я почти не ощущала, а тут было больно…
    Таня задумалась о чем-то, а потом, осторожно подбирая слова, спросила:
    — А ты не можешь допустить то, что это я могла напасть на тебя, а потом опомнилась?
    — Да нет, ты что? — искренне улыбнулась Джи-джи, — Ты не можешь такое со мной сделать. Я тебя знаю. Ты — моя лучшая подруга, и я в тебе уверена. Таня засияла. Джи-джи даже не усомнилась в ней. Она верит, что Таня не причинит ей вреда. И как после этого она может предать ее веру?

Глава 46 Дура

    Лекса не было около пятнадцати минут. Я начала думать, что он решил сбежать прямо в одних трусах, но он вдруг заявился с довольной улыбкой, завернутый в какой-то тканевый лоскут, как в полотенце.
    — Как же хорошо-то, — плюхнулся он около меня, — как заново родился…
    Вампир закинул руки за голову и закрыл глаза. Воспользовавшись моментом, я снова принялась его рассматривать. Наверное, у вампиров тоже есть тренажерные залы. Чем же Лекс отличается от обычного мужчины, от человека? Пожалуй, только рационом. А клыки даже не бросаются в глаза, не такие уж они и длинные. Мне вдруг стало нестерпимо жарко. Я начала чаще дышать. Душно. Что со мной опять?! Я сняла куртку, оставшись в одной черной хлопковой борцовке.
    — Жарко? — не открывая глаз, спросил вампир.
    — Да, немного, — насторожилась я. Откуда он узнал?
    — Так раздевайся совсем, — также добавил он.
    Я изогнула бровь и вздохнула.
    — Лекс, давай договоримся. Больше никаких намеков…
    — Я не намекаю, я говорю открытым текстом, — перебил он.
    Я покачала головой.
    — Не говори больше. Мы с тобой напарники, вот и давай будем вести себя как партнеры.
    Лекс открыл глаза и подался на меня с хитрой улыбкой.
    — Это в каком смысле?
    — Придурок, — прорычала я и вышла из комнаты в торговый зал.
    Лекс покачал головой и усмехнулся.
    — Лиса. И бок-то у нее сразу прошел.

    Я бесцельно бродила между витринами и рассматривала консервы и зеленый горошек в банке с давно истекшим сроком годности. Сколько продуктов зря пропало. Я выглянула в окно. Небо разветрилось, и уже появились первые звезды. Вид из окна завораживал. Прямо за окном начиналась дорога, по которой мы пришли. Она уходила к лесу и сворачивала куда-то вправо. Наверное, мои сестры сейчас спят. Все ли она живы? Все ли здоровы? Я надеюсь. А моя Танечка? Спит ли она? Рассказал ли ей кто-нибудь сказку?
    Кто-то мягко коснулся моего плеча, я вздрогнула и обернулась. Лекс улыбнулся и подошел ближе.
    — Это всего лишь я. Пора привыкнуть.
    — Привыкла, как видишь, — я снова отвернулась к окну.
    — Что ты там высматриваешь? — поинтересовался он.
    — Ничего, просто смотрю на небо. Не думал, что Валькирия может смотреть на звезды?
    — Оль, я давно изменил мнение о тебе.
    — И какое оно сейчас?
    — Хорошее, — усмехнулся он, — Очень…
    — Рада слышать. Ты тоже заставил меня изменить мнение о вас. Не все вы беспощадные монстры, — улыбнулась я, но тут же оговорилась, — Но это не значит, что стрелять в твоих сородичей я не буду.
    — А в меня?
    Я обернулась. Он стоял ближе, чем мне казалось. Я даже не ощутила, что он настолько близко. Он смотрел мне прямо в глаза. Снова этот взгляд. Опять жарко. Воздуха мало, надо на улицу. Я дернулась, чтобы обойти его и выйти на дорогу, но он опередил меня, схватив за руки, подтянул обратно к окну и крепко обнял. Я превратилась в камень. Кажется, сердце остановилось. Лекс склонился к моей шее и прошептал.
    — Пожалуйста, не убегай…
    Я молчала. Все внутри разрывалось от противоречий. Я не вырывалась, меня будто парализовало. Лекс снова взглянул мне в глаза, и все стало ясно без слов. Как же меня тянет к тебе… Да что же это…? Так нельзя. Так не должно быть. Это даже невозможно.
    Он нежно провел пальцем по моим губам. Я вздрогнула, как от тока. Лекс запустил руку в мои волосы на затылке. Я закрыла глаза. Как приятно… Что он делает со мной? Вдруг он резко прижал меня к себе. Я машинально попыталась отгородиться руками, но в результате лишь обняла его. Он гипнотизирует меня. Его взгляд, прикосновения… Лекс снова запустил руку в мои волосы. Я уже не дышала. Он едва коснулся моих губ и, почти не отрываясь от них, прошептал:
    — Поцелуй меня…
    — Не буду… — выдавила я из себя.
    — Ну как хочешь, — добавил он и, крепче прижав меня к себе, впился в мои губы.
    Он целовал меня словно в последний раз в своей жизни. Меня никогда так не целовали. Я все еще не могла даже пошевелиться, но каждой клеточкой своего тела ощущала его желание. Его руки скользнули мне на талию, затем ниже. Я теряю контроль… Что я делаю… Я прижалась к нему. Он улыбнулся. Я отвечала ему, я никого еще так не целовала. Я хочу его… Безумно… Словно прочитав мои мысли, Лекс провел ладонью по моей груди и, задирая мне майку, прошептал:
    — Давай-ка избавимся от лишнего.
    Нет, нет, нет, нет. Не так быстро. Я отошла от него, опуская майку обратно.
    — Что-то не так? — он снова обнял меня.
    — Ннет… — запнулась я, — Лекс, я… пойду спать.
    — Чего? — опешил он, вытаращившись на меня.
    — Спать надо, поздно, — я обошла его и направилась к комнате отдыха.
    Лекс схватил меня за руку.
    — Нет, подожди! — прорычал он, — Тебе нравится играть со мной, да?
    — Ничего мне не нравится, — пробубнила я себе под нос.
    — Я что-то не так сделал? — мягче спросил он, — Скажи. Я не понимаю.
    Я провела ладонью по его щеке и улыбнулась.
    — Ты не при чем. Дай мне время понять себя.
    — То, что мы нравимся друг другу, уже козе понятно, — усмехнулся он.
    — Лекс, остынь. Секса не будет.
    Наверное, я перегнула. Лекс зарычал и пошел гулять между витринами, пнув одну из них ногой. Я зашла в комнату и прихлопнула за собой дверь. Конечно, мне все еще хотелось броситься в его объятья и отдаться на волю чувствам. Я ходила от дивана до кресел и обратно и била себя по лбу. — Какая же ты дура! Какая же ты, Оленька, дура!

Глава 47 Корень зла

    Откуда взялись боты? Что побудило их придти именно в этот год, в этот день и час? Наконец, почему, несмотря на то, что армии всей планеты уничтожили уже тысячи этих монстров, они все же откуда-то появляются? В тот год на Антарктиде на станции Восток зафиксировали небывалое повышение сейсмической активности.
    Антарктика — наиболее суровая климатически область Земли с низкими температурами воздуха, сильными ветрами, снежными бурями и туманами. Это самая большая в мире холодная пустыня. Антарктида подразделяется на две крупные части, существенно различающиеся по геологическому строению и особенностям рельефа. Восточная Антарктида занимает большую часть материка и имеет форму почти правильного полукруга. На суше ее ограничивают Трансантарктические горы, простирающиеся от мыса Адэр до Земли Котса. Западная Антарктида имеет гораздо меньшую площадь, и значительную ее часть занимает Антарктический п-ов. Материк и близлежащие острова имеют покровное оледенение. Средняя температура летом -3 °C, а зимой -6 °C. Минимум доходил до -89,2 С. Антарктида — самый изолированный и единственный материк, не имеющий коренного населения. Это — материк самых сильных ветров. При пересечении горных цепей и холмов скорость ветра может достигать 320 км/ч.
    Антарктида характеризуется минимальной по сравнению с другими материками сейсмической активностью, потому ученые и пришли в замешательство. Первое землетрясение там было отмечено только в 1985 г. Крупнейший действующий вулкан — гора Эребус, а другие очаги вулканизма находятся в состоянии временного покоя. Еще один действующий вулкан находится под ледниковым покровом Западной Антарктиды.
    Полученные со спутников фотографии заставили ужаснуться весь ученый мир. В восточной части материка произошла серия мощных взрывов. Многовековая толща льда лопалась как воздушный шарик. А спустя десять дней началась война.
    Специально подготовленные отряды много раз пытались пробраться к Трансантарктическим горам, но ни одна экспедиция не дошла до цели. Кого-то разбили боты, которых там великое множество, а кто-то погиб, не выдержав холода и ветра.
    Но корень зла ученые видели именно там. По фотографиям, сделанным все теми же спутниками, и информации накопленной за годы войны, они сделали вывод, что боты — биомеханические существа неземного происхождения. Скорее всего, они попали на землю за много лет до нынешних событий, вероятно даже не в нашу эру. Упав на землю, они пробили собой огромные дыры, но, попав в вечную мерзлоту, так и не активировались. Что заставило их пробудиться, остается загадкой. Возможно, глобальное потепление. Но вероятнее всего, внутри каждой машины есть некий таймер, механизм, отвечающий за отсчет времени. Когда время пришло, машины пробудились.
    Ученые проанализировали поведение машин. Они не общаются друг с другом, но иногда их действия настолько синхронны, что возникает ощущение, будто ими управляет кто-то. Конечно, не человек. Человек вряд ли бы выжил в условиях Антарктики. Никаких строек в районе гор не производилось, значит если база у машин и есть, то она где-то под землей или в горах.
    Живой Альянс поставил новую цель перед армией — добраться до Трансантарктических гор и взорвать базу. Любой ценой. Найти и уничтожить.

Глава 48 Артурчик

    За завтраком мы не разговаривали. Лекс игнорировал меня, видимо, хотел, чтобы я чувствовала себя виноватой. А я вот не чувствую. Отказалась ублажать его высочество, голову с плеч. Не хочу больше думать об этом… но думаю. Лекс мне больше не то, что не враг, больше не чужой. Странно и непривычно, но, когда я сморю на него, что-то внутри меня сжимается, то загорается, то холодеет. От его прикосновений я вздрагиваю, по кожи пробегают мурашки, а дыхание замирает. Я словно впадаю в ступор, в невесомость и не могу совладать с этими эмоциями. Вчера я едва не позволила себе лишнего. Хотя, я и так позволила достаточно… Будь моя воля, я бы поцеловала его еще сотню, тысячу раз, но не могу. Не нужно начинать то, чего не сможешь закончить. А наши отношения невозможны. Нет перспективы. Даже не говоря о том, что секс ради секса для меня неприемлем, я просто не хочу влюбиться в него, а потом, когда мы вернемся на базу, и он уйдет в свои катакомбы, рыдать ночами в подушку. Как же больно думать об этом… а не должно. Впереди чуть больше месяца, затем нашей миссии конец, и мы вернемся в Юрмалу. И все будет, как раньше. Я надеюсь…
    Я сидела в кресле и пила коктейль, когда Лекс нечаянно задел локтем мой сухой паек, лежавший на подлокотнике. Он сухо извинился, а я нагнулась, чтобы поднять его. Внезапно бок пронзила такая боль, что я застонала. Разогнуться не было сил. Лекс мгновенно оказался рядом.
    — Тихо, тихо, — прошептал он, поглаживая меня по руке, — Подыши, сейчас пройдет…
    — Я не беременная! Чего мне дышать?! — прорычала я сквозь зубы.
    Лекс в отчаянии взмахнул руками.
    — Твою мать… Что мне делать с тобой? Ты же врач! Скажи!
    — Я не врач, я только студентка… — прошептала я и, обхватив себя руками, откинулась в кресло.
    Лекс молча обнял меня, присев на подлокотник. Я чувствовала его теплое дыхание над моим ухом. Боже мой, как хорошо сейчас. Я почти не чувствовала боли, я ощущала лишь его сильные, мягкие руки. Руки, готовые защищать меня от всего. Я обняла его руку и взглянула ему в глаза. Лекс смотрел на меня с такой нежностью, что я невольно заулыбалась. Он склонился к моему лицу и, ласково проведя пальцем по моей щеке, бережно поцеловал. Я улыбалась, а он продолжал целовать меня. Мир вокруг словно замер. Мы одни в этом городе, и кажется, что в целой Вселенной. Я снова таю. Вампир, мой заклятый враг, сумел сделать то, что не удалось ни Игорю, ни другим мужчинам. Он сумел отогреть мое сердце. Банально, но это так. Больше я не буду обманывать себя, это бесполезно.
    — Ну и чего ты улыбаешься? — не выдержал Лекс и чмокнул меня в кончик носа.
    — Можешь заставить меня плакать, — еще шире улыбнулась я.
    — Ни за что, — он снова поцеловал меня, — тебе полегче?
    — Ты подействовал на меня как морфий, — я отодвинулась и продолжила завтракать.
    Лекс опустился на колени перед мои креслом.
    — И все-таки мне не нравятся эти твои припадки.
    — Говоришь, как про эпилепсию, — усмехнулась я.
    — Оль, это не смешно, — нахмурился он, — Тебе надо к врачу.
    — Я знаю, тоже мне новость. Давай дойдем до местной больницы. Только чего-то я сомневаюсь, что там даже тараканы еще остались. Врачи есть только в полевых госпиталях. А по карте до ближайшего из них километров четыреста. Сомневаюсь, что ты меня донесешь, — я отвернулась и тише добавила, — Да и если донесешь, я могу не дожить.
    Лекс закипел и, бросив на меня, убийственный взгляд, рявкнул так, что я вздрогнула.
    — Еще раз такое услышу…!
    — Ну что? — хитро улыбнулась я, — Ничего ты мне не сделаешь. Можешь не рычать. Я тебя не боюсь.
    Лекс вынужден был улыбнуться в ответ.
    — Я беспокоюсь за тебя.
    — Я знаю. Нам пора уходить отсюда. Конечная точка нашего пути в ста двадцати километрах отсюда, Магнитогорск.
    — Какие тебе боты? Нам надо к врачу и срочно. Мы идем в твой госпиталь.
    — Никуда мы не идем, — как можно строже сказала я, — У нас есть задание, значит, надо выполнять.
    — Оль, ты не в штабе, и генералов тут нет…
    Его слова задели меня. Я отвернулась.
    — Лекс, я делаю то, что делаю не ради показухи и медалей.
    — Да знаю, — он снова улыбнулся, — Знаешь, как я тебя называл раньше?
    Я покачала головой и в ожидании уставилась на него. Явно ничего хорошего.
    — Отмороженная, — произнес Лекс, поглаживая мою руку, — Но это было раньше.
    Я усмехнулась. Подлизывается, хитрый лис. Я осторожно встала, опасаясь нового приступа боли. Ничего. Я облегченно вздохнула.
    — Пойдем, хватит сидеть. За нас никто ничего не сделает.
    — В госпиталь, — между дел сказал он.
    — В Магнитогорск, — невозмутимо добавила я.
    — Я сказал, в госпиталь.
    — Мне плевать, что ты сказал.
    — Ольга!
    — Лекс!
    Мы злобно смотрели друг на друга.
    — В нашей группе я командую, — сквозь зубы процедила я.
    — Я женщинам не подчиняюсь.
    Я засмеялась, глядя на его обиженное лицо и властно добавила.
    — Поцелуй меня. Ну?
    Повторять не пришлось. Лекс тут же поцеловал меня.
    — А говоришь, не подчиняешься женщинам, — довольно улыбнулась я.
    — Лиса, — обнял меня он, — И все-таки, госпиталь.
    — Магнитогорск, — я взяла сумки и вышла из комнаты.
    — Госпиталь! — донеслось вслед.
    — Магнитогорск!
    — Ольга!
    — Лекс!

    Мы прошли два квартала. Лекс нагло отобрал у меня сумки, но оружие я ему так и не отдала. Нас учили не расставаться с ним, твое оружие должно быть у тебя. Город был точь-в-точь похож на все остальные. Выбитые стекла, распахнутые двери, перепаханный ботами, асфальт местами порос травой. Разбитые машины, опрокинутые урны, поваленные столбы с оборванными проводами, — все, как везде. И ни души. Я шла и думала о возможности предотвратить эту войну, когда Лекс спросил, о чем я думаю.
    — О том, можно ли было избежать войны, — ответила я, — Как они проследили начало наступления ботов? Знаешь, что вначале, когда машин было еще мало, и они только начали появляться на Севере Канады и на Скандинавском полуострове, их можно было остановить. Но кто-то промедлил. А через два дня они повылазили, как грибы после дождя, и все.
    — И кто промедлил?
    — Да еще бы мне кто сказал! Мне это-то разболтал один придурок из штаба.
    — Пытала? — усмехнулся он.
    — Девушке необязательно пытать мужчину, чтобы узнать что-то.
    Я приняла хитрый вид, а Лекс напрягся.
    — Не понял? Ты с ним спала?!
    — А что? Ревнуешь, что ли?
    Он преградил мне дорогу.
    — Отвечай.
    Я сложила руки на груди.
    — Сначала ты мне.
    — Ты с ним спала, я спрашиваю?!
    Я уже начала злиться, потому молча обошла его и зашагала дальше. Он резко развернул меня назад.
    — Я спросил!
    Я высвободила руку и прошипела ему в лицо:
    — Еще раз так схватишь, и я забуду, что мы уже не враги…
    Я снова отвернулась и быстро пошла дальше. Пройдя несколько метров, я тихо добавила:
    — Не спала я с ним. Если б ты меня знал, не стал бы даже спрашивать.
    Второй раз за день Лекс меня обидел. Я понимаю, что он не со зла. Просто он мало знает меня. И все-таки, мог бы проанализировать и сделать какие-то выводы о моем характере.
    Мы снова шли молча. На перекрестке напротив торгового центра Лекс вдруг снова схватил меня за руку и прижал к губам палец. Я замерла, а рука сама потянулась к оружию. Прошло десять секунд. Ничего не происходило. Приближение бота я бы и сама услышала. Я вопросительно смотрела на Лекса, в ответ он серьезно покачал головой.
    — Поздно, — вдруг прошептал он, — Они засекли нас.
    — Кто? — нахмурилась я.
    — Вампиры, — сухо ответил он.
    Сердце ёкнуло и заколотилось намного быстрее. Против кучи вампиров я еще не выступала. Признаюсь, страшно. Поможет ли мне Лекс? Я сняла автомат с предохранителя.
    Они вышли из тени магазинов и подъездов. Их было так много, что я не смогла сразу сосчитать. Десять, двадцать, тридцать восемь. Попала ты, Ольга… Я напряженно сжала автомат, готовая сорваться и открыть огонь в любую секунду. Они сгруппировались и начали окружать нас. У некоторых в руках было оружие, другие просто скалились.
    Лекс окинул вампиров осторожным взглядом. Он не шевелился и слегка придерживал меня за предплечье. Он медленно поднял руку вверх и заговорил.
    — Мы пришли с миром. Мы не враги.
    — Тогда почему девка держится за автомат? — сипло прогорорил кто-то из них.
    Мы разом взглянули на него. Перед нами стоял, сжимая автомат, как и я, пожилой вампир, несмотря на довольно теплую погоду, в черном кожаном плаще на распашку, черных брюках и рубашке, черных кожаных ботинках, со щетиной на лице и шрамом на правой щеке. Похоже, это их лидер.
    — Шрам, — едва слышно прошептал Лекс. Я покосилась на него, а он явно искал кого-то в куче вампиров.
    — Ты кто такой и откуда пришел? — раздраженно спросил Шрам.
    — Меня зовут Александр Аксадовский. Из центральной России. Мы выполняем боевое задание, мы просим разрешения пройти через город или покинуть его, по вашему усмотрению, — дипломатично заговорил Лекс.
    Шрам задумался о чем-то, затем его взгляд упал на меня. Я сжала рукоять автомата. Шрам втянул носом воздух и закатил глаза.
    — Какой запах… Оставь девчонку и можешь идти.
    Я дернулась, но Лекс сильнее сжал мою руку.
    — Девушка со мной. Я не могу оставить ее.
    — Да ну? — усмехнулся тот.
    Вампир слева от меня шагнул в мою сторону, я мгновенно направила на него автомат, готовая нажать на курок. Шрам засмеялся.
    — Девка-то у тебя какая агрессивная! Уж не ведьма ли? А то, может, ты нам саму Валькирию приволок?
    Внутри меня похолодело. Моя жизнь в руках Лекса. Я напряженно ждала его ответа, не отводя оружия от вампиров слева.
    — Девушка — моя подруга, как бы это не прозвучало. Она не имеет никакого отношения к ведьмам.
    — Подруга? — переспросил Шрам, — Любопытно. А почему же у твоей подруги на куртке нашивка «Дельты»?
    — Куртку нашли в лагере беженцев, — невозмутимо ответил Лекс.
    Лекс держался молодцом. Он говорил уверенно и четко. Он не показывал страха, и лишь я ощущала, с каким напряжением он сжимал мою руку. Настоящий лидер. Боюсь, он будет меня защищать. Боюсь за него. Меня они вряд ли отпустят, а он может уйти. Лучше бы ушел. Не хочу, чтобы он погиб из-за меня.
    — Повторяю, — сквозь зубы прорычал Шрам, — Оставь нам девчонку и уходи.
    — Я без нее не уйду, — Лекс оскалился, а я приготовилась стрелять.
    Напряжение мгновенно нарастало и могло лопнуть в любое мгновение.
    — Пусти! Уйди! — донесся из толпы мужской голос, — Лекс?!
    — Артур? — кажется, Лекс не поверил своим ушам.
    Из группы вампиров вышел еще один, который, похоже, задержался. Высокий брюнет с правильными чертами лица, немного лохматый и обросший, как Шрам, в джинсах и черной майке. Увидев Лекса, он остановился и, расплывшись в улыбке, широко раскинул руки.
    — Аксадовский! Это ж ты, черт!
    — Леханов! Артурчик! — засмеялся Лекс и зашагал к нему, так же раскинув руки.
    Обнявшись, они перекинулись парой фраз, после чего Артурчик громко обратился к вампирам.
    — Господа, мой друг Лекс! Прошу любить и жаловать, — после чего, взглянул на Шрама, — Пап, где твое гостеприимство? Ты, чего, Лекса забыл? Центральный клан Аксадовских. Лекс сейчас глава, кстати.
    — Прошу прощения, — в недоумении уставился на Лекса Шрам, — Не признал.
    Чувствуя себя лишней, я занервничала еще больше. Вампиры все еще хотят меня сожрать. По глазам вижу. Когда вампиры голодные, от демонов их не отличишь. Вдруг Лекс обернулся ко мне и жестом подозвал. Я рискнула пошевелиться и приблизилась. Лекс обнял меня за плечо.
    — А это что еще? — опешил Артур, разглядывая меня с ног до головы.
    — Ольга, моя подруга. Ее трогать нельзя.
    — Ты охренел, да? — усмехнулся тот.
    — Твою мать, Леший! — зарычал Лекс.
    — Ты серьезно, да? — переспросил тот, — Точно трогать нельзя?
    — Ну попробуй, — не сдержалась я.
    — Ух ты! — засмеялся он.
    — Оль, он шутит, — улыбнулся Лекс.
    — Артур! — раздался за спиной грозный голос отца.
    Артур вздохнул и тихо сказал нам:
    — Вот щас лечить начнет… Я поговорю с ним, стойте здесь, — и подмигнул мне. Как мне захотелось выстрелить ему в спину, но, возможно, Артурчик уговорит папу меня не убивать.

Глава 49 В гостях

    Артур разговаривал с отцом около пяти минут. Шрам почти все время слушал, только изредка косился на меня и что-то высказывал. Все это время Лекс обнимал меня за плечо, а я нервно вертела головой, опасаясь нападения. Наконец, Артур подошел к нам. Мы в ожидании смотрели на него. Артур стоял с серьезным видом. Он тяжело вздохнул и заговорил:
    — Прости, Лекс. Я сделал все, что мог…
    Лекс изменился в лице, а я, наверное, побледнела.
    — Отец был непреклонен, так что… — продолжил он, — Тебе придется погостить у нас денек. И девке твоей тоже.
    Лекс нервно засмеялся.
    — Скотина! — Лекс снова обнял друга, — Юморист хренов…
    — Эй, эй, — возмутилась я, — Я чего-то не поняла. Мы, что, идем в гости к вампирам?
    — Оль, не начинай, — проворчал Лекс.
    — Ни хрена себе, не начинай!
    — Да, никто тебя не съест, красавица, — Артур фамильярно приобнял меня.
    Я отшатнулась в сторону.
    — Еще раз лапу протянешь, и я тебе ее оторву…
    Артур нахмурился и подошел к Лексу.

    — Слушай, брат, — Артур по-свойски обнял Лекса, — Твоя девка всегда такая злая? Она кто вообще?
    — Не обращай внимания, у нее аллергия на вампиров, — усмехнулся Лекс, — Она — моя напарница. Слышал про hunter-группы?
    — Погоди, но туда только солдат берут. Она, чего, ведьма?
    — Нет, не ведьма, — Лекс старался быть как можно более убедительным, — Просто ее подготовили. Не задирайся к ней, она на взводе.
    — А почему ты ее не убьешь, если она такая злющая?
    — Нельзя ее убивать. И не хочется, — Лекс улыбнулся.
    — Не говори, что это то, о чем я думаю, — хитро взглянул на него Артур.
    — Не буду, — Лекс обернулся и взглянул на Ольгу.
    Она стояла в стороне, недовольно сложив руки на груди. Вампиры начали расходиться кто куда. Ольга занервничала и на всякий случай снова взялась за автомат. Артур окинул ее оценивающим взглядом.
    — Ничего куколка. На тебя у нее тоже аллергия или…?
    Лекс понял его многозначное молчание.
    — На меня не так выражено.
    Артур засмеялся и похлопал друга по плечу.
    — Как ее зовут, я забыл?
    — Ольга.
    — Оль! Иди-ка сюда, — обратился к ней Артур.

    Чего этот вампир от меня хочет? Я приблизилась. Прочитав на моем лице недовольство, он улыбнулся.
    — Да не укушу, подойди сюда.
    — Лекс, пускай лучше замолчит, — прорычала я. Фамильярно-снисходительный тон от незнакомых людей меня всегда раздражал, а от вампиров я этого тем более не потерплю.
    — Оль, мы в гостях, не забывай, — нахмурился тот, — Артуру можно бы и спасибо сказать.
    — Скажу, когда надо будет, — я подошла ближе, — Так чего хотел?
    Артур снова оглядел меня.
    — Обалдеть. Стою и разговариваю с человеком, — он покачал головой, не веря своим словам.
    Я безнадежно вздохнула.
    — Когда кончится этот цирк?…
    — Ладно, пойдемте, а то отец разорется, — Артур пошел вдоль по улице и свернул в арку, мы направились следом. Только теперь я заметила, что все вампиры идут впереди нас, они просто ушли раньше.
    Артур подождал нас и протянул руку к сумкам, которые тащил Лекс. Тот отдал ему две. Хорошо хоть, рюкзак с оружием остался у него. Мы шли уже минут двадцать. Лес был посередине, справа от него шла я, подозрительно озираясь по сторонам, а слева Артур. Лекс с Артуром что-то оживленно обсуждали, но я не вслушивалась, и только их смех периодически заставлял меня смотреть на них. Меня поражала их манера общения. Обзывают друг друга, а потом смеются. Придурки.
    — Лекс, — позвала я. Лекс повернулся ко мне, — А почему ты — Черт, а он — Леший?
    — А это я тебе расскажу, — влез Артур, — Короче, в детстве мы с ним жили в одном клане, рядом рос лес, в котором мы постоянно играли. Ну вот как-то сидим мы втроем, я, он, и Макс, знаешь такого?
    — Знаю, — вздохнула я.
    — Да она и с родней твоей, я гляжу, знакома, — засмеялся тот, — Ну вот, сидим мы в лесу. И кому-то, не помню, кому, стукнуло в башку в нечисть переодеться…
    — А чем вас собственный облик не устроил? — пробубнила я.
    — Хе, юмористка, — Артур взглянул на Лекса и показал на меня пальцем, — А она начинает мне нравиться.
    — Дальше, — перебила я его.
    — Дальше мы переоделись, кто во что в лесу нашел. Я водорослями из болота обмотался, веток на себя навешал, Макс, вроде, тряпку какую-то нацепил, а этот, — кивнул он в сторону улыбающегося Лекса, — вообще не стал заморачиваться, вымазался в грязи как свинья и два сучка за уши воткнул.
    — Это на него похоже, — усмехнулась я.
    — Да ну вас, — засмеялся Лекс.
    Артур продолжил.
    — Вот после этого Лекс стал Чертом, я Лешим, а Макс кем стал?
    — Отшельником, — добавил Лекс.
    — Чудные, — вздохнула я.
    — Дети были, — Лекс о чем-то задумался.
    А я снова вспомнила про Таню. Лекс, наверное, меня понял. Он снова обнял меня за плечо.
    — Оль, не грусти, найдем.
    Я улыбнулась.
    — Чего потеряли? — снова влез Артур.
    Лекс с минуту шептал ему что-то, после чего Артур странно покосился на меня и проговорил:
    — Если увижу, обещаю, трогать не буду.
    Я грустно улыбнулась.
    Пройдя через центральную площадь города с полуразрушенным фонтаном в центре и покосившимися лавочками по периметру, мы снова зашли в какую-то подворотню, прошли вперед метров пятьдесят, а затем Артур указал нам на дверь, ведущую в подвал.
    — В подвал? — поморщилась я.
    — Погоди, ты внутри не была, — в предвкушении произнес Артур, исчезая в подвале.
    — Дамы вперед, — улыбнулся Лекс.
    Я тихо зарычала и, согнувшись пополам, нырнула в подвал.
    Классический подвал. Трубы, грязь, это я увидела еще в дверях. Почти ничего не видно из-за отсутствия света. Я замерла, решив дождаться Лекса. Кто-то потянул меня за локоть. Я шарахнулась в сторону.
    — Это я, не бойся.
    В следующий миг он коснулся губами моих губ, я обняла его. Мы снова страстно целовались. Позади кто-то прокряхтел. Я тут же отошла от Лекса с самым невинным видом.
    — Может темнота и друг молодежи, — раздался голос Артура, — но в случае с вампирами это не прокатит. Пойдемте. Я дам вам одну комнату на двоих, не переживайте.
    Мне было неловко, как школьнице, застуканной в туалете с сигаретой. Лекс взял меня за руку и потянул за собой, потому что я совершенно ничего не различала в темноте. Я осторожно перебирала ногами, боясь упасть или наступить на что-то. Мало того, вокруг может быть куча вампиров, а я ничего не вижу. Внезапно впереди открылась дверь, и мы шагнули в освещенный обложенный темно-синим кафелем коридор. На стенах на равном расстоянии друг от друга висели причудливые канделябры с белыми свечами. Через тридцать метров коридор раздваивался.
    — Нам туда, — указал направо Артур, — В этой стороне спальни, в той залы, столовая и… — он вдруг осекся.
    Я нахмурилась.
    — И?
    Лекс стоял с наиграно безразличным видом. Эти вампиры знают что-то, чего мне знать не положено.
    — И склад, — нашелся Артур.
    — Врешь, ну да хрен с тобой, — проворчала я.
    Он засмеялся, и мы снова пошли за ним по правому коридору. На расстоянии примерно в десяти метрах друг от друга располагались металлические двери. К одной из них под номером 15 и подвел нас Артур.
    — Милости просим. Занимайтесь, чем хотите, но к семи вечера приходите в главный зал, это прямо по коридору, вы его ни с чем не спутаете. Да, Лекс, пусть Ольга тут одна не гуляет, сам понимаешь.
    Его фраза «занимайтесь, чем хотите» заставила меня задуматься. Что это он имел в виду, интересно?
    Лекс занес наши сумки в комнату. Я вошла следом.
    — Никогда не была в вампирской обители, — проговорила я, оглядываясь по сторонам.
    — Все когда-то случается в первый раз, — философски протянул Лекс, раскладывая сумки.
    Небольшая прямоугольная комната примерно 6х8, тщательно побеленные стены и потолок, под ногами застывший цемент, прикрытый ковром. В углу полутораспальная кровать, аккуратно застеленная бежевым покрывалом, рядом тумбочка, в противоположном углу шкаф, столик и два стула. На стенах также, как в коридоре горели свечи. В комнате, создавая таинственную атмосферу, царил полумрак. И еще одна дверь. Я открыла ее. Ванная! Я не верю своим глазам. Я тут же открыла красный кран и замерла в возбужденном ожидании. Прошло около пяти секунд, и я сунула руку под струю воды. Горячая… По коже пробежала приятная дрожь, я блаженно улыбнулась. Надоело обтираться влажными полотенцами, наконец-то я нормально помоюсь. Забыв обо всем на свете, я принялась стягивать с себя одежду. Отстегнув пояс с пистолетом, я положила его на раковину, затем стянула куртку, майку и брюки. Вовремя опомнившись, что не одна здесь, я закрыла дверь на защелку. Погрузив усталое, напряженное тело в воду, я блаженно простонала и закрыла глаза. Как все-таки иногда мало нужно для счастья…
    Внезапно я услышала разговор. Тонкий женский голосок с легким придыханием радостно повторял имя Лекса. Я прислушалась.
    — Лекс! Как я рада, что ты здесь! Я думала, мы так никогда и не встретимся.
    — Я тоже так думал, — тихо ответил тот.
    Я вообще отметила, что Лекс старается говорить тише, видимо, надеясь, что собеседница тоже начнет говорить спокойней.
    — Когда Артур сказал, что ты здесь, я прямо сразу все бросила и прилетела сюда! Ты так изменился!
    — Да?
    — Да, такой шикарный стал…возмужал что ли…
    — Спасибо.
    — Ты к нам надолго?
    — На сутки, переночуем и пойдем дальше.
    — Жаль. А куда? И, я так понимаю, ты с кем-то к нам пришел? И почему у тебя тут пахнет человечиной?
    — Наверно, потому что человек — это я, — я стояла в дверях ванной, обернутая полотенцем, и прокручивала на пальце пистолет.
    Лекс вытаращился на меня, сейчас челюсть отпадет, и язык вывалится. А около него на меня таращилась миленькая кудрявая блондинка, на полголовы ниже меня, миниатюрная, в светлых брючках и легкой кофточке в цветочек. Ну прямо ангел без крыльев. Точнее волчица в овечьей шкуре.
    — Лекс, а что это? — едва смогла сказать она.
    — Кира, знакомься, это Ольга, моя напарница и подруга. Оля, это Кира, младшая сестра Артура.
    Я натянуто улыбнулась. Вампирша состроила непонятную мину, среднюю между удивлением и недовольством. Она еще раз окинула меня изучающим взглядом.
    — Извини Лекс. Я, наверно, пойду.
    Вампирша вышла из комнаты, а я снова забралась в ванную. Это мой вампир, и никакие блондинки его не получат.

Глава 50 В первый раз

    Я спокойно нежилась в ванной, когда в дверь постучали.
    — Оленька, может, пустишь меня к себе?
    Лекс. Кто бы сомневался, что такого дефиле он не попытается прорваться в ванную.
    — Тебя, наверное, ждет Кира, — я изобразила недовольство, в то время как едва сдерживалась от смеха, — Иди к ней в ванную.
    — Оль, ну ты, что, обиделась? Ну извини, — жалобно протянул он, — У меня с ней ничего не было.
    — Заливай дальше, — усмехнулась я.
    — Я клянусь тебе, — проворчал он, — Она сохнет по мне уже лет пять, но между нами ничего не было.
    — Как и с той блондинкой, Розой, да? Тебя, я смотрю, на них тянет? Джентльмены предпочитают блондинок, да?
    Я откровенно издевалась. А Лекс, кажется, воспринимает наш разговор всерьез.
    — Оль, открой дверь, — тихо сказал он.
    С тяжелым вздохом я вылезла из ванны, обернулась все тем же полотенцем и открыла дверь. Лекс стоял такой потерянный, что мне на миг захотелось обнять его. Бедный, он думает, я приревновала. Я не спорю, я не отдам его никому, если он сам не захочет уйти, но сказать, что это ревность… Я не знаю.
    Лекс снова осмотрел меня. Полотенце едва доходило до середины бедра. Его взгляд на мгновенье остановился где-то в районе моей груди.
    — Так, что хотел? — я изобразила недовольство.
    Лекс нежно обнял меня за талию.
    — Солнышко, ну не обижайся.
    — С каких пор ты так меня называешь? — опешила я.
    — С этих. Если ты не против.
    И снова его милая улыбка подкупает меня. Я улыбнулась в ответ.
    — Только не при посторонних.
    — Конечно.
    Лекс склонился ко мне, мы снова слились в поцелуе. Я снова чувствую его желание, нас разделяет только полотенце, повязанное на моей груди. Он крепко обнял меня. Его рука скользнула под полотенце сниз.
    — Что ты делаешь? — прошептала я, попытавшись отойти от него. Но Лекс так крепко прижал меня, что все попытки освободиться провалились. Лекс посмотрел мне в глаза.
    — Я хочу тебя.
    — Лекс, пожалуйста…
    Не дав мне закончить, он снова поцеловал меня. Его руки забрались под полотенце. Что же он делает…Нет. Только не здесь…
    — Лекс, не надо, пожалуйста, — прошептала я.
    — Ну почему, Оль?
    Кажется, он не принял меня в серьез. Я резко отошла. Он вздохнул.
    — Оль, ну сколько можно? Мы же оба понимаем, чего хотим. Ну что тебя держит?
    Он снова обнял меня. Я вздохнула.
    — Я же сказала, не здесь…
    — А где? Ты везде найдешь отговорку.
    Я чмокнула его в губы и наивно улыбнулась.
    — Лекс, я тебе обещаю. Как только, так сразу.
    Он усмехнулся.
    — То есть, никогда?
    — Балбес, — я прижалась к его сильной, упругой груди. Я все равно никому не отдам тебя.
    Не знаю, сколько мы стояли так. Может минуту, может час. Время остановилось. Снова были только мы, и никого больше. Лекс так нежно обнимал меня, стал таким близким, что мне казалось, будто я знаю его всю жизнь. Как бы я хотела сказать, что люблю его, но я боюсь говорить это, тем более вампиру. Я не стала бы отказывать ему и мучить нас обоих, если бы не боялась полюбить его. Он же все равно уйдет, как только это кончится. А я останусь со своими чувствами. И что тогда со мной будет? Боль, слезы, разочарование?
    — Ванна свободна, — прошептала я, — Можешь занимать.
    — Пойдем вместе? — улыбнулся он.
    — Я тебя подожду.
    Он безнадежно улыбнулся и скрылся за дверью ванной. А мне захотелось плакать. Я присела на край кровати. Лекс становится мне все дороже, и это очень плохо. Мы ведь не можем быть вместе. Мы все равно никогда не поженимся, и даже не будем жить вместе. У нас не может быть детей, Лекс не сможет стать человеком, а я вампиром. Мы слишком разные. Нужно взять себя в руки. Я оделась и принялась проверять оружие, чтобы хоть как-то отвлечься от грустных мыслей. Я разобрала и собрала МХ-16 уже раз десять, когда в комнату без стука вошел Артур.
    — А постучать? — недовольно спросила я. МХ-16 был разобран, а передо мной стоит мало знакомый вампир. Я принялась быстро собирать автомат. Артур с интересом наблюдал, с какой скоростью мои руки вставляют детали на свое место. Игорь научил меня делать это очень быстро. Когда я закончила, вампир усмехнулся.
    — Хех, однако, быстро. Меня испугалась?
    — Я никогда вас не боялась, — пробурчала я, — и тебя не собираюсь.
    — Убивала вампиров?
    — Доводилось, — сухо ответила я.
    — Оля, — он странно взглянул на меня, подходя кровати, — Ты же не просто так, левая девка какая-нибудь? Ты же из ведьм?
    — Во-первых, не ведьм, а «Дельты», — прорычала я, сжав на всякий случай автомат, — а во-вторых, нет.
    Он шагнул, я сняла с предохранителя.
    — Врешь, — хитро улыбнулся он, — Чтобы так обращаться с оружием, нужна практика. А если, как сказал Лекс, тебя подготовили специально к операции, то за пару месяцев ты бы так не научилась. Ты же ведьма, признайся. Только ведьмы так могут.
    Я хотела бы сказать ему, что разборка-сборка автомата, это только азы, такое даже в школе преподают, что он не видел еще, на что я способна. Но не буду. Хвастаться некрасиво, а в данном случае еще и небезопасно. Я натянуто улыбнулась.
    — Тебе кажется. Просто я способная.
    — А нашивка «Дельты»? — еще ближе подошел он, — А твой взгляд?
    — А со взглядом что не так? — нахмурилась я.
    — Да ты так смотришь, словно собираешь разведданные, — усмехнулся он, — Запусти тебя в комнату на секунду, и ты скажешь, что там, в каком количестве и сколько стоит.
    Я улыбнулась.
    — Ну это вряд ли. В ценах я не ориентируюсь.
    Вампир оглянулся по сторонам и странно покосился на меня.
    — А где Лекс?
    — Моется, — непонимающе ответила я. Он что-то задумал.
    — То есть, минут десять — пятнадцать у нас есть? — хитро улыбнулся он.
    — Не поняла, — прорычала я.
    Мысли засуетились у меня в голове. Желательно не стрелять, так как звук выстрелов привлечет толпу вампиров, и тогда мне крышка. А глушителя нет, да и надеть я его не успела бы.
    Внезапно Артур кинулся на меня и повалил на кровать. Я хотела закричать, но он зажал мне рот. Сладить с вампиром невозможно, но я все же попытаюсь. Я вырывалась изо всех сил, но его, кажется, это только забавляло.
    — Не рыпайся, — прошептал он и попытался поймать мои губы, — Сделаем все по-быстрому и разойдемся.
    Я изловчилась и укусила его руку, которой он зажимал мне рот. Но Артур только засмеялся.
    — Не больно. А вот если я укушу? Не бойся, милая, не буду. С Лексом-то ты была поласковее. Чем же я хуже?
    Он рванул молнию на моей куртке и, убрав руку, мгновенно впился в мои губы. Как мне хотелось кричать… Лекс, где же ты? Из-за шума воды он не слышит моих слабых стонов. Артуру быстро наскучили мои зажатые губы, и он переключился на грудь, пытаясь задрать зацепившуюся за клепку майку.
    — Да что там у тебя? — проворчал он и бросил взгляд на мои брюки, где застряла майка. Воспользовавшись той самой секундой, я схватила с тумбочки подсвечник и ударила им Артура. Тот прошипел и схватился за голову. Вот оно…
    — Лекс! — дико заорала я.
    Артур тут же снова зажал мне рот.
    — Лекс не услышит, стены толстые, — ухмыльнулся он.
    Он начал грубо целовать мне шею. Я хотела плакать. Что Артур успеет сделать со мной к тому времени, когда Лекс выйдет из ванной?
    Внезапно Артур с криком отлетел к стене. С дикими глазами Лекс стоял у кровати. Я бросилась ему на шею, едва сдерживая слезы. Лекс тяжело дышал, он не обнял меня, он просто смотрел на Артура, который медленно поднялся на ноги и отряхнулся от побелки.
    — Да брось, — отмахнулся Артур, — Мы же с тобой всегда делили баб!
    Лекс молчал, он сжал кулаки, не отводя глаз от Артура. Я крепче обняла его.
    — Он сделал тебе больно? — сухо спросил Лекс.
    — Не успел, — прошептала я, уткнувшись носом в его плечо.
    — Убирайся. Или я за себя не отвечаю, — процедил Лекс.
    Артур нахмурился и, хлопнув дверью, вышел. Меня начало трясти. Лекс наконец обнял меня.
    — Знаешь, я думала, меня невозможно испугать, — прошептала я, — я убила кучу ботов, вампиров, мы проворачивали такие сумасшедшие операции… я видела кровь, боль, я переломала себе уже, наверно, все… и никогда не плакала и не боялась. А тут так банально и…
    Глаза намокли, я изо всех сил старалась сдержать слезы, но не смогла. Лекс поцеловал меня в лоб и прошептал:
    — Я с тобой. Я никому не дам тебя в обиду. Ты — все то хорошее, что у меня есть.
    Мой герой… Я подняла заплаканное лицо и взглянула ему в глаза. Он смотрел на меня так же, как тогда Игорь на крыльце около бара, хотя нет, не так. Я воспринимаю это не так. Я первой потянулась к нему и поцеловала. Он прижался ко мне всем телом. Только теперь я заметила, что он выскочил из ванной без одежды. Он странно взглянул мне в глаза и поцеловал, а затем резко рванул мою майку. Я вздрогнула, а Лекс уже успел стянуть с меня брюки. И снова я стояла как парализованная. Миг, и мы снова слились в поцелуе. Его руки осторожно, словно боясь испугать меня, коснулись моей груди. Мурашки волнами побежали по коже. Он улыбнулся и подхватил меня на руки. От неожиданности я ахнула.
    — Не бойся, моя хорошая, — улыбнулся он, — ни за что не уроню.
    — Я знаю, — в ответ улыбнулась я.
    В этой улыбке он прочитал мое согласие. Лекс бережно опустил меня на кровать. Его руки ласкали мое тело, и оно отзывалось на его ласки. Что-то сладкое разливалось по животу, я сильнее прижимала его руки. Лекс незаметно раздел меня полностью.
    — Красавица ты моя, — нежно прошептал он.
    Я улыбнулась.
    — Ты тоже ничего.
    — Я знаю, — хитро улыбнулся он.
    Его рука опустилась мне на живот, затем скользнула ниже. Мне никогда не было так хорошо… Я растаяла и закрыла глаза. А спустя миг я поняла, что ошиблась… Мы двигались как единое целое, я повторяла его движения, а он словно читал мои мысли. Он посмотрел мне в глаза и улыбнулся. Я обвила его ногами, полностью расслабившись. Волны наслаждения одна за одной пробегали по телу. Никогда раньше мне не было так хорошо. Как же хотелось кричать, но я сдерживалась, кусала губы и царапалась. Нельзя кричать, могут услышать.
    Лекс устало рухнул рядом, уткнувшись лицом в прядь моих волос. А мне снова захотелось плакать, но теперь уже от счастья. Я прижалась к нему, он вяло улыбнулся и чмокнул меня в лоб.
    — Все хорошо? — тихо спросил он.
    — Все отлично, — ответила я, — С вампирами у меня еще не было. В первый раз…
    — И не надо, — усмехнулся он, — Только со мной.
    Я засмеялась. Мы забрались под одеяло. Он снова накрыл мои губы долгим поцелуем, а я прижалась к нему. И наплевать, что у нас нет будущего, что я никогда не стану его женой. У нас есть настоящее, и этого уже немало.
    Мы пролежали в постели около часа, как вдруг снаружи послышались крики и топот. Кричали, что пришли боты.
    — Давай-ка посмотрим, — приподнялся Лекс. Мы быстро оделись и выскочили в коридор. Трое вампиров с оружием пробежали мимо нас. Я метнулась в комнату и схватила из рюкзака взрывчатку и автомат. Развернувшись в выходу, я врезалась в Лекса. Он стоял передо мной, недовольно сложив руки.
    — Ты куда собралась? — строго спросил он.
    — Как куда? Туда, — не поняла я.
    — Тебе там делать нечего, — прошипел он, — Сами справятся. Ты у меня больше не стреляешь в ботов.
    — Чего? — опешила я, — Дорогой, ты не упал? Может, ударился?
    — Ольга, я сказал, ты больше собой не рискуешь.
    Лекс вылетел из комнаты и запер ее с той стороны.
    — Скотина! — рявкнула я и со всей силы ударила дверь ногой. Не поддалась. Запер меня. Думает, один единственный раз дал ему право мной командовать. Черта с два! Я снова ударила дверь. Ну ничего, дорогой, ты еще не все мои таланты знаешь. Я быстро нашла в рюкзаке отмычку и принялась усердно ковырять ей в замочной скважине.

Глава 51 Если я умру

    Голоса снаружи затихли, все куда-то убежали. Лекс… Убью гада! Наивный, думает, я стану паинькой. Да я скорее поцелую в морду падальщика, чем буду ему подчиняться! Продумывая детали наказания Лекса, я старательно ковыряла отмычкой в замке. Наконец замок щелкнул, я толкнула дверь, и она со скрипом открылась наружу. Пристегнув пояс с пистолетом и схватив автомат и взрывчатку, я выскочила в коридор. Ни души. Надо на улицу. Я осторожно бежала по коридору. На том самом месте, где коридор раздваивался, я остановилась. Выход там, а кто кричит в левой стороне? Я побежала на голоса. Пробежав мимо нескольких залов, я еще раз свернула влево и застыла как вкопанная. Так вот, о чем мне знать не положено… Я стояла в тупике, а напротив меня в стене было выдолблено пять маленьких камер. Одна из них была занята донорами. За решеткой сидели женщины. Я с ужасом осмотрела их, детей не было. Измученные, запуганные люди, увидев меня, они прижались друг другу. Женщины заплакали, затравленно сжимаясь в кучу. Быстрым взглядом я окинула стены, ключей нигде не было.
    — Не трогайте нас, пожалуйста! — прокричала одна из женщин.
    Сердце сжалось, я поспешила подойти.
    — Я — майор Ольга Власова, командир спец. группы «Дельта», — выпалила я, — Я помогу вам.
    Женщины бросились на решетку. Всем не терпелось скорее выйти из клеток. Они хватают меня за руки, они же мешают мне!
    — Отойдите! — рявкнула на них я.
    Не подействовало. Инстинкт толпы, особенно запуганной, всегда сложно подавить. Я прицелилась в замок, они разом отшатнулись к стене. Я выстрелила, замок перелетел пополам. Женщины рванули из клетки. Куда они собрались бежать? Стадо…
    — Стоять! — заорала я, прицелившись в них.
    Они замерли, наконец-то затихли.
    — А теперь слушаем меня, — ровным тоном начала я, — Бежим за мной, тихо и молча. Не орем, ясно?
    Они синхронно закивали. Я махнула им и побежала первой. Мы беспрепятственно добрались до развилки, я остановила их и посмотрела, все ли на месте. Мы побежали дальше. Внезапно боль в боку снова подкосила меня, я упала на одно колено и зашипела. Женщины позади начали что-то кричать. Я мгновенно обернулась. Какой-то вампир оскалившись, стоял в нескольких метрах от нас. Он дернулся на нас, но пуля из моего автомата остановила его. Выстрел прокатился эхом по коридору, и снова настала тишина. Превозмогая боль, я постаралась подняться, опираясь рукой на стену.
    — Пошли, — кивнула я в сторону выхода.
    Я уже не могла бежать, но ползти было некогда. Если придут другие вампиры и Лекс? Я должна успеть увести женщин. Открыв дверь в подвал, я жестом остановила их.
    — Я первая, — тихо сказала я, — Идти по моей команде.
    Я включила фонарь на автомате и шагнула в полную тьму, разрезаемую лишь тонким лучом света. Осторожно, шаг за шагом, я проходила к двери. Напряжение дошло до предела, я даже забыла о боли. Ожидая нападения с любой стороны, и понимая, что в следующий миг на твоем горле могут сомкнуться острые зубы, забудешь даже собственное имя. Но никто не нападал. Где все вампиры? Я медленно приоткрыла дверь на улицу и окинула взглядом подворотню. Ни вампиров, ни ботов.
    — Пошли, — махнула я женщинам, напряженно ждавшим в коридоре.
    Они быстро подбежали ко мне. Внезапно меня осенило… Я злобно хлопнула себя по лбу.
    — Ты! За мной, — ткнула я пальцем одну из женщин, — Остальные, ждать там, я показала на трубы, за которыми можно было спрятаться. Есть шанс, что вампиры, даже если придут раньше меня, не учуют их среди вони подвала.
    Я потащила девчонку за собой.
    — Куда мы бежим? — испуганно спросила она.
    — Поможешь мне забрать оружие.
    — Что??
    Я хотела ей ответить, но боль снов заставила меня остановиться. Я зашипела и схватилась за бок.
    — Что с тобой?! — девчонку начало трясти.
    Мне только паникеров не хватало!
    — Ничего, мелочь, — сухо ответила я.
    Стиснув зубы и полусогнувшись, я побежала дальше. А вот и комната.
    — Бери те две сумки, я возьму эти.
    Взвалив на себя сумки, я едва сдержалась, чтобы не вскрикнуть. Девчонка с трудом подняла нашу с Лексом еду. Мы быстро вернулись к выходу. Все так же тихо. Вампиров вроде не было. Кстати, хотелось бы понять, с какой стати этот клан не участвует в hunter-проекте? И где Лекс? Я вывела женщин на улицу. Закат. Солнце еще не село, но в воздухе было по-осеннему прохладно. Холод активизировал меня, а боль снова притупилась. Я увела женщин через две улицы от подземелья вампиров и, проверив какой-то магазин на наличие проблем, заставила их спрятаться там. Нужно вывезти их из города, пешком они не уйдут далеко. Да и я, боюсь, тоже…
    Пока я сидела на полу и доставала из рюкзака ноутбук, в голове промелькнула мысль, что раньше убьет меня, Лекс или то, что болит внутри? Я усмехнулась.
    Написав в штаб оперативной группы спасателей о том, что в месте с такими-то координатами находится восемь женщин, я залпом выпила энергетический коктейль. Это придаст мне сил. Аптечка сгорела вместе с вертолетом, да и что толку, препарата 9а все равно больше нет. Зачем я обманываю себя? Я не дойду до Магнитогорска. А если и дойду? Умру прямо там? А до госпиталя тем более не дойду. Впереди должно быть еще около месяца работы с Лексом, ну теперь еще не только работы…
    Что будет, если я умру? Похоронят ли меня или бросят на съедение падальщикам? Будет ли кто-то плакать обо мне? Как быстро Лекс найдет мне замену? И я так и не узнаю, где моя сестренка…
    Я закашлялась, прикрыв рот рукой. Кровь на ладони, сердце едва не остановилось от страха. Внутреннее кровотечение — это очень, очень плохо. Но пока я не чувствую боли. Если я умру, Лекса могут обвинить в этом. Я должна что-то сделать, чтобы его обезопасить. Я написала в штаб спасателей второе письмо. Ответ пришел на удивление быстро, уже через пять минут. Через час сюда прилетит вертолет спасателей. Это просто чудо, что один из экипажей оказался поблизости.
    Ожидая реакции организма, я осторожно встала на ноги. Вроде не больно, только дышать тяжело. Только не то, что я думаю… Но пока я в сознании и могу держать оружие, я буду драться. Я должна найти Лекса, возможно ему нужна моя помощь.

Глава 52 Заключение

    Я быстро обошла несколько близлежащих улиц, но вампиров не было нигде. Заметив ямы в асфальте, я поспешила в сторону площади. Это следы, оставленные трехпалой лапой бота-охотника. Только бы хватило сил на уничтожение еще одной механической твари…
    Вот она, центральная площадь. Я мгновенно спряталась в арке. Охотник неторопливо разгуливал по площади. Он раздавил ногой лавочку и, занеся над ней ту же ногу, тут же отсканировал то, что от нее осталось. Я пыталась проанализировать особенности местности, свои физические возможности и скорость движения бота. Если видишь бота, его надо уничтожить. Если я этого не сделаю, какой из меня тогда, к черту, командир группы? Вдруг снова накатил кашель. Я зажала рот рукой, стараясь приглушить звуки. У этой машины отличный слух. Четырехногая громадина мгновенно повернула голову в сторону моей подворотни. Между нами от ста до ста двадцати метров. Максимальную скорость, 250 км\ч, он разовьет за три секунды. Феррари отдыхает. Я не шевелилась, вжавшись в стену, как могла. Если тварь решит проверить подворотню тепловым радаром, мне крышка. Он реагирует на все, что теплее 2 °C. Бот активировал тепловой радар, я напряженно сжала автомат.
    Внезапно что-то заставило его развернуться. Бот сорвался с места и, подобно гепарду, понесся на другой край площади. Я выглянула из подворотни. Кто-то открыл огонь. Послышались крики женщин. Вампиры там. Я вернулась в подворотню. Сердце бешено забилось. С одной стороны, эти твари держали в плену беззащитных женщин, вот и пусть теперь подыхают как тараканы… Но там может быть Лекс… Я знаю его достаточно, чтобы быть уверенной, что этот придурок не будет стоять в стороне и наблюдать, как умирают его собратья. Он снова будет рисковать, почем зря. Глупый вампир… Я не могу его там бросить.
    Нельзя бежать через площадь, тогда весь удар мощи охотника придется на меня, а в таком состоянии, я вряд ли окажу достойное сопротивление. Я побежала в обход площади, чтобы зайти с тыла.

    Лекс выбежал на улицу вместе с остальными вампирами. Кто-то кинул ему винтовку. Асфальт у их ног был перекопан, значит, здесь прошел бот, а, может, и не один.
    — Пошли! — кто-то одернул Лекса за рукав.
    Тот растерянно вытаращился на вампира.
    — Быстрее! Надо спрятать детей и женщин! — закричал тот.
    Лекс оглянулся на вампиров, с ужасом выбегающих из подвала. Ольга заперта в комнате. Ей ничего не угрожает. Если он сейчас выпустит ее, она наверняка кинется убивать бота, а с ее ребрами… Лекс решил оставить ее там, помочь отвести женщин и детей в укрытие, а затем вернуться за ней.
    Неожиданно кто-то охватил Лекса за руку. Он дернулся и, увидев заплаканные глаза Киры, не смог ничего сказать. Она прижалась к нему и прошептала:
    — Лекс, мне так страшно! Ты защитишь нас?
    Лекс молча кивнул. Девушка смотрела на него, как на героя, он был ей нужен. Лекс не смог оттолкнуть ее.
    Всю дорогу до тайного убежища Кира держала Лекса за руку. Она прижималась к нему, вздрагивая от каждого шороха. Вампиры впереди бежали быстро и тихо. Лексу хотелось скорее вернуться в подземелье. Что-то тянуло его назад, Ольга одна там. Нужно скорее вернуться.
    Остановившись у очередного полуразрушенного здания, вампиры начали спускаться в подвал. Лекс и, висевшая на нем Кира, спустились в числе последних. Подвал выходил окнами на площадь. Лекс задался вопросом, зачем они делали такой крюк? Темный, сырой подвал мало напоминал светлое и теплое подземелье, но стены здесь были такие толстые, что машина вряд ли смогла бы их проломить. Кира и остальные в безопасности, нужно вернуться за Ольгой. Лекс развернулся к выходу. Кира снова схватила его за руку.
    — Куда ты? Там опасно! Останься со мной! — нервно бормотала она.
    Лекс аккуратно отцепил тоненькие ручки вампирши.
    — Я должен идти…
    — К ней? — оскалилась Кира.
    — Да, к ней, — улыбнулся Лекс.
    — Но ты обещал защищать меня… — умоляюще прошептала она, — Останься…
    — Извини, — Лекс снова развернулся к выходу, но Кира загородила собой дверь.
    — Не ходи к ней! Зачем она тебе?
    — Я люблю ее, — не задумываясь ответил он.
    Вампирша онемела. Столько лет она ждала встречи с Лексом, она лелеяла его образ в своей памяти, а он сказал, что любит другую, к тому же человека… Лекс быстро обошел Киру, она не держала его. Он вышел и исчез за дверью, а она заплакала.
    Лекс бежал так быстро, как мог. Через две минуты он уже снова был в подвале. Наверное, Ольга готова убить его, за то, что он оставил ее там взаперти. Но это для ее же блага. Лютая ненависть к этой рыжей бестии как-то незаметно сменилась безумной страстью. Ни одна женщина не вызывала у него таких эмоций. И все же Ольга была для него больше, чем просто любовницей. Лекс вынужден был признаться себе, что любит ее. Своего врага, девушку, которая даст фору любому бойцу, даже вампиру. Такая смелая и независимая. И такая нежная и любимая. Он не должен потерять ее.
    Лекс вбежал в коридор и тут же остановился. На полу лежал мертвый вампир с отверстием от пули на лбу, четко над переносицей.
    — Ольга, — нахмурился Лекс, — Что ж ты делаешь?
    Все еще надеясь застать ее, Лекс рванул к комнате. Но там уже не было ни ее, ни вещей.
    Лекс молнией промчался по левому коридору и увидел открытую клетку с простреленным замком. Паника затуманила его всегда трезвый разум. Лекс заметался по коридорам. Где же она? Куда она могла повести пленников? Ей ведь в любой момент может стать плохо, а если боты… Нет, с ней все будет хорошо. Как же это на нее похоже…
    Лекс попытался сконцентрироваться на запахе Ольги. Запах любимой он узнал бы из тысяч других, но в коридоре замешалось столько разных ароматов, что он едва ощущал ее. Лекс медленно шел по коридору, стараясь поймать ее аромат. Перед глазами начали выстраиваться образы, вот она коснулась стены, здесь пола, она упала? Ей было плохо?
    Лекс шел по следу, как ищейка. Запах Ольги становился все отчетливее. Он поймал нить, которая выведет его к ней.
    Лекс вышел из подвала, и на него тут же налетел Артур. Вспомнив недавнее происшествие, Лекс оскалился.
    — Лекс, ты нам нужен! — выпалил Артур, — Я тебя обыскался…
    Вместо ответа Лекс схватил его за грудки.
    — Эй! Эй! Ну хватит тебе! — прокричал Артур, — я же ничего ей не сделал!
    — Ольга пропала, и если ты имеешь к этому хоть какое-то отношение…
    — Да не видел я твою Ольгу! — Артур высвободился из цепких рук Лекса, — Она ж ведьма, наверно, ботов ищет.
    Лекс зарычал и бросился по следу.
    — Лекс! — заорал в след Артур, — Там охотник! Ты нужен нам!
    Но Лекс проигнорировал его. Ольга стала ему дороже всех. И пока он не найдет ее, никаких охотников убивать не будет.
    След привел Лекса к маленькому продуктовому магазину. Он осторожно вошел внутрь. Рюкзаки лежали у стены. За прилавком послышался сдавленный всхлип. Лекс обошел прилавок. Несколько испуганных женщин дико закричали. Лекс оскалился и рявкнул на них:
    — А ну тихо! Не трону я вас!
    Женщины жались друг к другу, их начало трясти. Пока они еще были в состоянии что-то ответить, Лекс спросил:
    — Вас привела сюда девушка. Где она?
    Женщины молчали. Наверняка, они думали, что этот злобный вампир хочет убить и их и ту смелую девушку, что спасла их.
    — Я спросил, куда ушла Ольга?! — снова зарычал Лекс, — Я ее друг, мне нужно срочно найти ее!
    Одна из девушек несмело пропищала:
    — Она ушла…
    Взгляд вампира сконцентрировался на ней.
    — Куда? Она сказала?
    — Она сказала, чтобы мы сидели здесь, а ей надо кое-кого найти… — осторожно ответила та.
    — Черт! — прошипел Лекс и рванул к выходу. Внезапно резкий запах остановил его. Он присел около рюкзаков и коснулся пальцами бардового пятна на полу. В висках застучало… У Ольги кровь… Отпечатки пальцев, значит, она зажимала рану или что-то вроде. Ее срочно надо найти! Куда мог пойти боец спец. отряда, проанализировав все данные? На площадь. Лекс рванул обратно. Он только терял время, идя по следу.
    Он быстро добрался до площади, вновь оказавшись около укрытия. Лекс осторожно прошел по узкому переулку между домами и взглянул на площадь. Бот раздавил лавочку и зачем-то снова занес ногу над обломками. Внезапно кто-то обхватил Лекса за шею. Лекс вздрогнул, а Кира, едва сдерживая слезы, прошептала:
    — Лекс! Я так боялась за тебя!
    — Тихо, — шикнул он на нее, — Быстро назад!
    Машина мгновенно развернулась и понеслась на них. Лекс оттолкнул Киру и начал стрелять по боту.

    Я бежала так быстро, насколько это позволяло мне дыхание. Я ощущала во рту привкус крови и старалась подавить страх. Я не собираюсь умирать, пока не буду уверена, что мой любимый в безопасности. Но если нужно будет умереть ради этого, я умру.
    Добежав до очередного перекрестка, я вдруг увидела их. Лекс и еще несколько вампиров отстреливались от бота. Сейчас эта тварь ответит мне за все. Я быстро приближалась к охотнику, пробираясь между разбитыми машинами и прочим хламом. Бот полностью отвлечен на вампиров, значит, у меня есть шанс. Я разбежалась и запрыгнула ему на спину. Одним движением я прилепила к шейному стыку взрывчатку и тут же свалилась, бот скинул меня. Мгновенно последовавший взрыв, опрокинул машину на спину. Она издала пронзительный металлический звук и забарахталась на месте. Вампиры окружили его и начали стрелять.
    — Ольга!!
    Лекс подлетел ко мне и помог подняться. Он так крепко обнимал меня, что дышать стало еще труднее. Внезапно я снова закашлялась, поспешив прикрыть рот ладонью. Когда я отняла ладонь ото рта, на ней остались кровавые брызги. Лекс побледнел. Он вытаращился на мою ладонь и понял все без слов.
    — Это конец, Лекс, — улыбнулась я, — Валькирия свое отлетала.
    — Оленька, что ты говоришь? — он снова прижал меня к себе.
    Я вдыхала аромат его кожи, мне хотелось запомнить его навсегда.
    — Валькирия, значит? — процедил кто-то позади Лекса.
    Мы обернулись. Перед нами стояли Шрам и Артур, к ним тут же подошли еще несколько оскалившихся вампиров. Я прижалась к Лексу.
    — Я сразу не поверил, что она простая смертная, — Артур удивленно рассматривал меня, — Но чтоб сама Валькирия…
    — Ольга помогла вам уничтожить бота, — прорычал он, — могли бы сказать спасибо.
    — Мне сообщили, что в подземелье труп с выстрелом в голову. Оружие, способное убить вампира тут только у нее… — Шрам указал на меня, а внезапно почувствовала слабость в ногах. Я старалась стоять ровно, не шататься. Вдруг перед глазами все поплыло, я упала на колени. Лекс тут же бросился поднимать меня.
    — Я смотрю, она и без нас скоро сдохнет, — усмехнулся Шрам, почесывая свою бородку.
    Изо всех сил я старалась сконцентрироваться на лице Лекса, но она усердно раздваивалось. Лекс отнес меня к стене и опустил на лавочку.
    — Жаль… — прошептала я, — Все только начиналось…
    — Не говори так, я сказал! — зарычал Лекс, — Ну подумаешь, ребра сломала, и пару раз кровью покашляла…
    — Лекс, — улыбнулась я, — У меня внутреннее кровотечение. Наверное, задело легкие…
    — Мы тебя вылечим, — прошептал он, нежно гладя мое лицо, — У нас с тобой все будет хорошо. Мы даже поженимся…
    Я тихо засмеялась.
    — А почему даже?
    — Да ни почему, — он чмокнул меня в губы, — Поженимся и все.
    Я грустно улыбнулась.
    — Нет, чтобы предложить раньше, так он предлагает, когда я уже почти умерла. Вот все вы мужики такие…
    Лекс снова прижал меня к себе и прошептал:
    — Ты будешь жить, я обещаю. Я люблю тебя.
    Я улыбнулась и чуть не заплакала. Новый приступ кашля заставил меня сесть, я не могла лежать, чувствуя, что задыхаюсь. Лекс вскочил.
    — Тут должен быть врач! Держись, моя хорошая, я найду его, — он отбежал к вампирам.
    Я сидела на лавочке. Пыльные волосы растрепались и спадали на лицо. Женщины вышли из убежища и, не решаясь приблизиться, наблюдали, как я умираю. Наверное, вампиры не ожидали увидеть Валькирию такой жалкой. Мне уже не было больно, только тошно и хотелась сделать глубокий вдох. Но каждая моя попытка наполнить раненые легкие кислородом заканчивалась новым приступом кровавого кашля. Прошло около десяти минут, вампиры начали расходиться, хотя остались и такие, кто решил досмотреть трагедию до конца, пока занавес не опустится. Среди них была маленькая девочка с потрясающей кукольной внешностью. Как она похожа на мою сестренку…Прости, милая, я не смогу вернуть тебе зайку. Девочка стояла и хлопала длинными черными ресницами. Вдруг она улыбнулась мне. Я улыбнулась в ответ. Знала бы она, кому улыбается…
    Вдруг позади толпы раздался пронзительный металлический звук. Вампиры не прикончили охотника, он смог подняться. Одна нога не функционировала, он задымился. Сейчас снова упадет. Но вампиры не знают ботов так, как я. Они испуганно заметались и бросились назад в укрытие. Я слышала, как в толпе кричит женщина. Она звала какую-то Дашу. Я перевела взгляд на девочку. Та испуганно озиралась по сторонам и плакала. О нет… Охотника начало шатать, он пошел прямо на малышку. Он же просто раздавит ее своей массой. Собрав последние силы, я бросилась к ней и выбила ее прямо из-под падающей машины. Мы кубарем прокатились по асфальту несколько метров, затем девочка вскочила, а я так и осталась лежать. В глазах поплыло, я снова закашлялась. Ну вот, наверное, и все. Я слышала, как вампиры обступают меня, не решаясь подойти близко, как мама девочки шепчет мне спасибо. Где же он?
    — Лекс… — больше я не могу говорить.
    Да, я слышу его, я чувствую его теплые руки, но уже почти не вижу. Я проваливаюсь, и мне снова страшно.

    Лекс замер. Вампиры столпились на площади, а Ольги на лавочке не было. Расталкивая вампиров, он пробирался к ней.
    Ольга лежала на асфальте. Из уголка ее губ скатилась капля крови. Он упал на колени и приподнял ее. До этого Лекс никогда не плакал.
    — Я обещал, что ты будешь жить, — прошептал Лекс.
    А сейчас его глаза намокли, еще миг, и он расплачется, как ребенок. Его любимая умирает у него на руках, а он ничем не может ей помочь. Если бы он мог обратить ее в вампира, но это лишь продлит ее мучения.
    Вдали послышался звук приближающегося вертолета.
    Он осторожно поднял Ольгу на руки. Она была уже без сознания, обмякшая рука повисла как плеть, а с губ скатилась еще одна капля крови. Вертолет приземлился где-то неподалеку, наверное, там, куда Ольга привела женщин. Она спасла их и побежала спасать его, зная, что умирает, и этот вертолет предназначен не для нее.
    Так быстро как мог, Лекс побежал к вертолету. Ольга безжизненно лежала у него на руках, и каждая секунда могла стать для нее последней. В арке его внезапно затормозил Артур. Лекс оскалился и попытался обойти его.
    — Сверни в ту арку, — тихо сказал Артур, — Срежешь половину.
    Несмотря на отвратительное чувство, Лекс доверился старому другу. Артур не обманул, Лекс уже видел впереди вертолет. Последняя женщина исчезла внутри. Надо успеть. Огромные лопасти уже медленно завертелись, как вдруг пилоты увидели перед носом машины вампира, держащего на руках раненую девушку.
    — Быстро носилки! — закричал кому-то пилот, — Готовьте реанимацию!
    Из вертолета выбежали какие-то люди в белых халатах. Лекс осторожно положил девушку на каталку. Пока ее везли до вертолета, он не отпускал ее руки. Когда каталка исчезла в вертолете, Лекс попытался зайти следом, но какой-то мужчина преградил ему путь.
    — Вам нельзя. Спасибо за содействие.
    — Как это нельзя?! — зарычал Лекс, — Я должен быть с ней! Мы из одной группы!
    — Вы ей сейчас ничем не поможете. Если считаете нужным, вернитесь на базу.
    С этими словами он закрыл дверь. Вертолет медленно поднялся в воздух, заставив Лекса поморщиться от ветра. Вертолет увозил его любимую женщину, а он даже не спросил куда. Он потерял ее, едва обретя. Солнце уже почти скрылось за горизонтом, и стало слишком холодно для первых дней осени. Лекс смотрел вслед улетающему вертолету. И вот он, наконец, превратился в маленькую точку, а вскоре и совсем исчез. А вместе с ним исчезло самое любимое его существо, его рыжая ведьма.
Top.Mail.Ru