Скачать fb2
Паладин душ

Паладин душ

Аннотация

    Лоис Макмастер Буджолд.
    «Живой классик» современной фантастики.
    Создательница уникальной научно-фантастической саги о Майлзе Форкосигане.
    А ещё — автор поразительных, оригинальных фэнтези, наиболее известен из которых Шалионский цикл.
    Мир «меча и магии».
    Мир высоких Домов, сражающихся меж собою уже столь давно, что и причин-то этих войн уже никто не помнит.
    Мир, в котором вдовствующая королева Дома Шалион Иста и пёстрая компания её спутников — отчаянная всадница, весёлый толстяк-жрец и красивые и беспощадные братья — «наёмные клинки» — отправляются в паломничество к далёкому храму… и чудом избегают смерти от рук таинственной секты еретиков.
    Читайте «Паладин душ» — удостоенный премий «Хьюго» и «Небьюла» роман, продолжающий знаменитое «Проклятие Шалиона»!


Содержание

Лоис Буджолд Паладин душ

    Посвящается Сильвии Келсо — защитнице чистого синтаксиса и ярой стороннице Исты.

Глава первая

    Иста встала между зубцами башни и заглянула вниз через стену, — камень крошился под бледными пальцами вдовствующей рейны, — и в бессильном оцепенении смотрела, как внизу ворота замка покидали последние из приглашённых на похороны. Стук лошадиных копыт и прощальные слова эхом разносились по порталу. Обстоятельный брат рейны — провинкар Баосии, — его семья и свита уезжали в последнюю очередь, спустя две недели после того, как служители богов совершили похоронные обряды и церемонию погребения.
    Ди Баосия всё ещё что-то сурово втолковывал управляющему замка, сьеру ди Феррею, который, стоя у стремени господина, внимал, несомненно, последним наставлениям. Верный ди Феррей служил недавно почившей провинкаре на протяжении долгих двадцати лет, проведённых ею в Валенде. Ключи от замка и хозяйственных помещений поблёскивали на поясе, охватывающем его отнюдь не тонкую талию. Ключи, принадлежавшие матери, которые Иста некоторое время хранила у себя, впоследствии были вручены старшему брату вместе с бумагами, инструкциями и описями, составленными после смерти великой леди. А он передал их на хранение вовсе не сестре, а старому, доброму и честному ди Феррею. Те самые ключи, что замкнут ворота замка, оставляя опасности снаружи… а если понадобится, запрут Исту внутри.
    Знаете ли, это уже вошло в привычку. На самом деле я больше не безумна.
    Нет, ей вовсе не были нужны ни ключи, ни жизнь матери, что ушла вместе с ними. Иста сама едва ли знала, что ей нужно. Но она знала точно, чего боится — быть запертой в тёмном, тесном месте, быть запертой людьми, которые любят её. Враг может покинуть сторожевой пост, халатно отнестись к работе, повернуться спиной; любовь же не признаёт таких оплошностей. Пальцы вдовствующей рейны без устали тёрлись о камень.
    Кавалькада ди Баосии вереницей спустилась с холма и вскоре исчезла, затерявшись в мозаике красных черепичных крыш. Ди Феррей развернулся, устало вошёл в ворота и скрылся из виду.
    Свежий весенний ветер подхватил прядь пепельных волос Исты и бросил в лицо, прилепив к губам. Рейна поморщилась и убрала непокорную прядку под обруч, закреплявший причёску. Украшение сильно сдавливало голову.
    В последние две недели стало заметно теплее, но даже это уже не смогло облегчить страдания старой леди, прикованной к кровати болезнью и увечьями. Если бы мать не была так стара, сломанные кости срослись бы быстрее, а воспаление лёгких не так крепко укоренилось бы в её груди. Если бы она не была так хрупка, то при падении с лошади кости остались бы целы. И если бы не её могучая воля, она никогда бы не села на лошадь в таком возрасте… Иста посмотрела на руки и, обнаружив, что пальцы кровоточат, поспешно спрятала их в складках юбки.
    Во время погребальной церемонии боги дали знак, что душу старой леди приняла к себе Мать Лета. Так все и ожидали, так должно было быть. Даже боги не осмелились противоречить взглядам усопшей на правила дипломатического этикета. Иста представила, как провинкара отдаёт приказы небесам, и усмехнулась.
    В конце концов я осталась одна.
    Иста задумалась над пустотой одиночества, над его страшной ценой. Муж, отец, сын и мать друг за другом сошли в могилу, опередив её саму. Корона Шалиона держит её дочь не хуже погребального венка, и, будь на то воля пятерых богов, она сойдёт с высокого престола не раньше, чем остальные вернутся из подземного царства. Всё кончено. Всё, что нужно было сделать, — сделано. Когда-то Иста была дочерью родителям. Потом — женой несчастного Иаса. Затем — матерью своих детей. И наконец — сиделкой собственной матери. Теперь я никто и ничто.
    Кто же я теперь, когда меня больше не окружают стены жизни? Когда они рухнули в пыль и прах?
    Что ж, она всё ещё убийца лорда ди Льютеса. И последняя, кто остался в живых из их тайного общества. Вот, что она сделала с собой, вот что ей осталось.
    Иста снова перегнулась через стену, камень цеплялся за шёлковые нити её придворного траурного платья цвета лепестков лаванды. Её взгляд притягивала освещённая утренними лучами дорога, начинавшаяся от ворот замка, бегущая вниз по холму, через город, за реку… куда? Говорят, что все дороги — это одна большая дорога. Грандиозная сеть разветвляющихся и пересекающихся дорог, опутавшая страну. У дорог есть два конца. Так говорят. Мне нужна такая дорога, которая не приведёт меня обратно.
    Испуганный вскрик заставил вдовствующую рейну оглянуться. Одна из её фрейлин стояла у неё за спиной, прижав руки к губам, широко распахнув глаза, и тяжело дышала после долгого подъёма. Её лицо светилось поддельной радостью.
    — Миледи. Я ищу вас повсюду. И… отойдите немедленно от края! …
    Губы Исты изогнула ироничная улыбка:
    — Успокойтесь. Сегодня мне не хочется встречаться с богами лицом к лицу. — И не только сегодня. Никогда больше. — Мне с ними говорить не о чем.
    Она терпеливо позволила женщине взять себя за руку и осторожно провести вдоль стены по направлению к спуску. Фрейлина, как заметила Иста, постоянно старалась оказаться между краем и своей госпожой. Успокойся, женщина. Я не жажду камней.
    Я жажду дороги.
    Внезапное осознание поразило её, даже немного испугало. Новая мысль. Новая мысль и я? Все старые мысли казались такими тонкими и затёртыми, что напоминали вязание, которое постоянно распускают, а потом вяжут заново, так что нити истончаются, рвутся, но никогда не становятся крепче и толще. Как она может получить дорогу? Дороги созданы для молодых людей, а не для женщин среднего возраста. Бедный мальчик-сирота собрал вещи и пустился в путь искать сердцу надежду… так начинается множество сказок. Она не бедна и не мальчик, в её сердце нет надежды, и лишь жизнь и смерть могут возместить эту утрату. Хотя, теперь я сирота. Но достаточно ли этого, чтобы дать мне дорогу?
    Они повернули за угол и подошли к круглой башне, внутри которой была узкая лестница, ведущая во внутренний сад. Иста в последний раз оглянулась на тощий кустарник и хилые деревца, карабкающиеся по стене замка. Внизу, по тропинке, поднимающейся из неглубокой лощины, слуга гнал к задним воротам замка осла, нагруженного дровами.
    В саду матери Иста замедлила шаг и, вырвав руку из заботливой хватки фрейлины, упрямо направилась к скамейке, стоящей рядом с ещё голым розовым кустом.
    — Я устала, — заявила она. — Тут я немного отдохну. А вы можете принести мне чаю.
    Было заметно, что фрейлина подсчитывает возможный риск, недоверчиво глядя на рейну. Иста холодно нахмурилась. Женщина рассыпалась в любезностях:
    — Конечно, миледи. Я скажу об этом горничной. И тотчас же вернусь.
    Само собой, вернёшься. Иста подождала лишь до тех пор, пока леди завернёт за угол, затем вскочила и побежала к задним воротам.
    Привратник как раз впускал внутрь слугу с ослом. Высоко подняв голову, Иста проследовала мимо, даже не обернувшись. Сделав вид, что не расслышала робкого возгласа привратника «Миледи?…», она быстро зашагала по бегущей вниз с холма дорожке. Шлейф юбки и развевающаяся пелерина из чёрного бархата цеплялись за ветки и колючки, которые, словно когтистые лапы, пытались остановить её. Скрывшись за первыми деревьями, Иста перешла на бег. Будучи девчонкой, она часто бегала по этой дорожке вниз к реке. В те времена она ещё не была кем-нибудь для кого-нибудь.
    Приходилось признать — теперь она уже не девочка. К тому времени когда сквозь ветви блеснули воды реки, она уже успела продрогнуть. Иста пошла вдоль берега. Как и раньше, тропа вела к старому мостику, а потом поднималась по холму к одной из главных дорог, ведущих в Валенду. Или из неё.
    Дорога была грязной, испещрённой следами копыт. Может быть, именно здесь некоторое время назад проехала кавалькада брата, направляющаяся в его фамильные владения в Тариуне. На протяжении последних двух недель брат всячески старался убедить сестру, а ныне вдовствующую рейну, отправиться вместе с ним, обещая отвести ей комнаты в замке, выделить множество фрейлин и окружить её бдительной заботой. Как будто здесь у неё не было покоев, фрейлин и повсеместного надзора. Поэтому Иста направилась в другую сторону.
    Придворные траурные шёлковые туфельки совсем не годились для сельских дорог. Юбки обвивались вокруг ног, и создавалось впечатление, что шагаешь, продираясь сквозь толщу воды. К подошвам приставала грязь. Солнце немилосердно жарило облачённую в бархат спину, и Иста совершенно неподобающим для леди образом вспотела. Она продолжала идти, но ощущение неудобства и сознание собственной глупости росли. Это же безумие! Именно из-за безумия её заперли в замке и окружили безмозглыми фрейлинами. Разве не достаточно она от него натерпелась? У неё нет ни смены одежды, ни плана, ни денег, ни одной медной вайды! Иста коснулась ожерелья, обвивавшего шею. Вот деньги. Да, украшение стоит слишком дорого. Что может за него дать простой ростовщик? Сейчас драгоценности не источник богатства, а мишень, приманка для разбойников.
    Скрип телеги заставил Исту оторваться от выискивания сухих участков между лужами. Фермер погонял плотного тяжеловоза, который вёз компост для удобрения полей. Крестьянин даже обернулся, недоумённо разглядывая леди в дворцовом облачении. Иста ответила ему величественным кивком. В конце концов, что ей оставалось? Она едва не расхохоталась, но мужественно подавила неуместный смех и продолжила путь. Не оглядываясь. Не осмеливаясь оглянуться.
    Она выдержала ещё час, прежде чем ноги, измученные весом тяжёлого платья, наконец отказались идти дальше. Иста была готова расплакаться от отчаяния. Нет. Я не знаю, как это делается. У меня не было возможности научиться, а теперь я слишком стара.
    Стук копыт несущихся галопом лошадей, крики. В голове молнией пронеслась мысль, что ещё одна вещь оставлена без внимания — оружие, хотя бы простой кинжал, чтобы защищаться. Иста представила себе, как обороняется подобранным оружием от человека с мечом, любого человека с мечом, и поморщилась. Воображение нарисовало очень короткую сцену. Едва ли стоило об этом беспокоиться.
    Иста бросила взгляд через плечо и вздохнула. К ней, разбрызгивая грязь в разные стороны, скакали сьер ди Феррей и грум. Не настолько она безумна или глупа, чтобы пожелать появления разбойников вместо них. Может быть, беда как раз в том, что она недостаточно выжила из ума. Настоящее умственное расстройство не имеет преград. Быть не в себе настолько, чтобы пожелать не быть достаточно невменяемой, чтобы понять… теперь это безумие единственно бесполезно.
    Вина кольнула сердце Исты при виде красного, перепуганного, потного лица ди Феррея, который осадил коня рядом с ней.
    — Рейна! — воскликнул он. — Миледи, что вы тут делаете? Он буквально выпал из седла, чтобы схватить её за руки и заглянуть в глаза.
    — Я очень устала от тоски, царящей в замке. Решила в одиночестве прогуляться по весеннему солнышку.
    — Миледи, но вы прошли пять миль! И эта дорога совсем вам не подходит…
    Это верно, а я не подхожу ей.
    — Ни фрейлин, ни охраны, пятеро богов! Как же ваше положение в обществе, безопасность?! Пожалейте мои седины! Из-за вашего поступка у меня не осталось ни одного тёмного волоса.
    — Приношу извинения вашей шевелюре, — сказала Иста, действительно начиная раскаиваться. — Ни ей, ни вам не нужно обо мне так беспокоиться, милый ди Феррей. Я просто… хотела прогуляться.
    — В следующий раз сообщите об этом мне, и я всё устрою…
    — Я сама справлюсь.
    — Вы — вдовствующая рейна Шалиона, — твёрдо объявил ди Феррей. — Вы, благодарение богам, — родная мать рейны Исель. Вы не можете просто так разгуливать по дорогам, словно какая-то простолюдинка.
    Иста тяжело вздохнула, подумав, что совсем неплохо быть какой-то простолюдинкой, а не скорбной Истой. Впрочем, у простолюдинок наверняка немало своих печалей, куда менее поэтических, чем у рейн. Но спор посреди дороги вряд ли к чему-нибудь приведёт. Ди Феррей приказал груму спешиться, и рейна благосклонно позволила усадить себя на его место. Платье не было предназначено для верховой езды, и юбки ужасно неудобно смялись, едва только ноги нащупали стремена. Иста нахмурилась, когда грум забрал у неё поводья и повёл её коня под уздцы.
    Ди Феррей, увидев слёзы в глазах госпожи, перегнулся через луку седла и коснулся её руки.
    — Я понимаю, — ласково произнёс он. — Смерть вашей матери — огромная потеря для всех нас.
    Я закончила оплакивать её две недели назад, ди Феррей. Однажды Иста поклялась, что никогда больше не будет ни плакать, ни молиться. Но оба обета были нарушены в те последние страшные дни у постели больной. После этого ни плач, ни молитва уже не имели смысла. Она решила не мучить управляющего объяснениями, что на сей раз она оплакивает себя саму, причём не слезами скорби, а слезами ярости. Пусть он считает, что последняя утрата немного выбила её из колеи. Но эта утрата действительно последняя.
    Ди Феррей не меньше, чем она, вымотанный трауром и приёмами прошедших двух недель, не приставал к ней с разговорами, а грум просто не осмеливался открыть рот. Иста поудобнее устроилась в седле и принялась смотреть, как дорога сворачивается перед ней, словно ненужный ковёр. Что же теперь ей нужно? Рейна закусила губу, глядя между мерно покачивающихся ушей своего коня.
    Через некоторое время уши настороженно приподнялись. Иста проследила, куда смотрит их фыркающий владелец, и увидела, как со смежной дороги к ним приближается другая кавалькада человек из двадцати и такого же количества лошадей и мулов. Ди Феррей привстал на стременах и окинул отряд подозрительным взглядом, но потом успокоился, увидев четырёх всадников в голубых туниках и серых плащах, выдающих в них воинов Ордена Дочери, которым предписано обеспечивать безопасность паломников. Группа подъехала ближе, и теперь можно было разглядеть как мужчин, так и женщин, одетых в цвета выбранного ими бога в той степени, в какой позволял гардероб; помимо всего прочего рукава паломников украшали разноцветные ленты в знак их святых намерений.
    Два отряда достигли пересечения дорог одновременно, и ди Феррей обменялся кивками с солдатами Дочери, такими же обстоятельными и невозмутимыми ребятами, как и он сам. Пилигримы с интересом разглядывали изящный, но мрачный наряд Исты. Полная, раскрасневшаяся от езды женщина средних лет — она не сильно старше, чем я, — весело улыбнулась ей. Секунду спустя губы Исты сложились в ответную улыбку, и рейна приветливо кивнула паломнице. Ди Феррей направил своего коня так, чтобы оказаться между пилигримами и Истой, но этот манёвр оказался бесполезен, поскольку полная дама придержала свою лошадь, а потом, пустив её рысью, ловко объехала управляющего.
    — Да ниспошлют вам пятеро богов отличный денёк, леди, — выдохнула женщина. Толстая пегая лошадь была обвешана множеством набитых до отказа седельных сумок, к которым, в свою очередь, бечёвкой крепились ещё тюки и свёртки; вся эта конструкция покачивалась так же ненадёжно, как и сама наездница. Лошадь снова пошла шагом, дама восстановила дыхание и поправила соломенную шляпу. Она была одета в зелёные цвета Матери, только какого-то тёмного оттенка, подходящего, скорее, вдове. Однако на рукаве красовались ленты цветов всех богов: голубая, переплетённая с белой, зелёная с жёлтой, красная с оранжевой, чёрная с серой и белая с кремовой.
    Немного помедлив, Иста снова кивнула:
    — И вам тоже.
    — Мы паломники из Баосии, — сообщила женщина, — путешествуем к месту чудесной смерти канцлера ди Джиронала в Тариуне. Ну за исключением сьера ди Брауды, он вон там…
    Она указала на одетого в приглушённых коричневых тонах пожилого мужчину с красно-оранжевой повязкой, означающей его принадлежность Сыну Осени. Рядом с ним ехал молодой человек в одежде поярче; он слегка нагнулся к холке коня, неодобрительно поглядывая на разговорчивую даму в зелёном.
    — А с ним его сынок, вон он… Красавчик, а? Что скажете? — Паренёк выпрямился и принялся смотреть нарочито вперёд, заливаясь краской, что отлично сочеталось с ярко красной лентой на его рукаве. Его отец не смог подавить улыбку.
    — Так вот, он везёт сына в Кардегосс, чтобы посвятить в Орден Сына. Парнишка пойдёт по стопам папаши. А церемонию посвящения будет возглавлять сам рей-консорт Бергон! Эх, как бы мне хотелось его увидеть. Говорят, рей ох как хорош собой. Ибранское побережье, откуда он родом, наверное благотворно влияет на юношей. Так что нужно будет как-нибудь подыскать причину, чтобы поехать помолиться в Кардегосс и порадовать мои старые глаза.
    — Хорошая мысль, — невозмутимо заметила Иста, выслушав весьма поверхностное, но в целом верное описание собственного зятя.
    — А зовут меня Кария. Я из Палмы. Недавно была женой местного седельщика. Теперь вдова. А вы, милая леди? Этот приятель ваш муженёк, не так ли?
    Услышав такое фамильярное обращение, управляющий замка собрался было придержать коня и оттеснить надоедливую даму, но Иста знаком приказала ему остановиться:
    — Не надо, ди Феррей.
    Тот удивлённо поднял брови, но потом пожал плечами и промолчал.
    Иста обратилась к паломнице:
    — Я вдова… из Валенды.
    — Надо же! Прям как я! — обрадовалась женщина. — Мой первый муж родился здесь. Вообще-то я похоронила трёх мужей.
    Она сообщила об этом, как о своеобразном достижении.
    — Ну, не всех сразу, конечно. По очереди.
    Затем дама окинула взглядом траурное облачение Исты:
    — А своего-то вы недавно похоронили, да? Сочувствую. То-то вы такая грустная и бледная. Это, дорогая моя, тяжело пережить. Особенно в первый раз. Сначала хочешь умереть — это я точно знаю, самой хотелось, но об этом и говорить-то страшно. Ничего, всё вернётся на круги своя.
    Иста улыбнулась и чуть качнула головой, словно не соглашаясь, но не стала объяснять женщине её ошибку. Ди Феррею ужасно хотелось поставить паломницу на место, раскрыв высокое положение Исты, а заодно и свою должность, и отправить разговорчивую вдовушку своей дорогой, но Иста с интересом обнаружила, что Кария её забавляет. Болтовня вдовы её совсем не раздражала и не было желания её останавливать.
    Тем более что это никому не приносит вреда. Кария из Палмы перечисляла всех своих спутников, развлекая Исту запутанными перечислениями их общественного положения, мест рождения и святых целей. Если предмет обсуждения ехал достаточно далеко и не мог ничего слышать, паломница сдабривала свой рассказ бесплатными комментариями их манер и поведения. Помимо пожилого дедиката Сына Осени и его краснеющего отпрыска в отряд входили четверо членов гильдии ткачей, которые совершали паломничество, чтобы помолиться Отцу Зимы о благоприятном исходе судебной тяжбы; отец с лентами Матери Лета просил для дочери успешного разрешения от бремени; и отмеченная бело-голубой повязкой женщина молила Дочь Весны ниспослать её дочери мужа. Худая дама в хорошо скроенных зелёных одеждах служителя Ордена Матери, имевшая при себе служанку и двух слуг, оказалась ни акушеркой, ни целительницей, а ревизором. Торговец вином ехал принести благодарность Отцу Зимы и выполнить обет за успешное возвращение своего каравана, едва не пропавшего прошлой зимой в заснеженных горах по дороге в Ибру.
    Те паломники, что ехали поблизости, периодически выразительно закатывали глаза, потому что знали Карию уже не первый день и уже наслушались её россказней. Единственным исключением был весьма тучный молодой человек в белом, правда забрызганном грязью, одеянии служителя Бастарда. Он ехал медленно, пристроив книгу между шеей своего грязного белого мула и собственным внушительным животом, и только тогда, когда нужно было перевернуть страницу, он поднимал голову, окидывал окружающих близоруким взглядом и рассеяно улыбался.
    Вдова Кария взглянула на солнце, которое как раз достигло зенита:
    — С нетерпением жду момента, когда мы наконец доберёмся до Валенды. Там есть таверна, где можно хорошенько поесть и попробовать знаменитых жареных молочных поросят, — она причмокнула в предвкушении.
    — Да, там есть такая таверна, — кивнула Иста. За все годы пребывания в Валенде она ни разу там не побывала.
    Ревизор Ордена Матери, одна из наиболее постоянных невольных слушательниц вдовы, неодобрительно скривила губы:
    — Я до мяса даже не дотронусь, — заявила она. — Я дала обет, что на протяжении этого пути ни один кусок плоти не коснётся моих губ.
    Кария перегнулась через луку седла и прошептала Исте:
    — Мне кажется, если бы она дала обет проглотить свою гордость вместо салата, это было бы более веской причиной для паломничества.
    Посмеиваясь, она снова выпрямилась; служительница Матери вздохнула и сделала вид, что не расслышала.
    Торговец с чёрно-серой повязкой на рукаве возвёл глаза к небу и, ни к кому не обращаясь, произнёс:
    — Богам ни к чему пустая болтовня. Следует проводить время с пользой, беседуя о высших материях, дабы подготовить наши умы к молитве, а не желудки — к обеду.
    Кария бросила на него косой взгляд:
    — Или кое-что пониже — для развлечений получше? И вы носите на рукаве цвета Отца! Как вам не стыдно!
    Торговец вскинулся:
    — Тот бог, которому я собираюсь — или вынужден — молиться, такими вопросами не занимается, уверяю вас, мадам!
    Служитель Бастарда отвлёкся от книги и примиряюще заметил:
    — Боги распоряжаются всеми частями нашего тела, от головы до пальцев ног. Бог есть для всех, даже для каждой части тела.
    — У вашего бога определённо низкие вкусы, — заносчиво ответил торговец.
    — Боги не оставят никого, чьё сердце открыто Святому Семейству. Даже самых высокомерных, — служитель кивнул торговцу.
    Кария весело рассмеялась; торговец презрительно фыркнул, но промолчал. Служитель снова уткнулся в книгу. Вдова зашептала Исте:
    — Мне нравится этот толстый парень, правда нравится. Говорит немного, но всегда в точку. Мало кто из книжных людей может меня вынести, да и сама я плохо их понимаю. Но у этого манеры что надо. Но всё же, я думаю, мужчина должен обзавестись женой, детишками, работать, чтобы прокормить семью, а не гоняться за богами. Вынуждена сознаться, что мой второй муженёк не работал, а вместо этого пил… И спился окончательно, к облегчению всех тех, кто его знал, упокойте пятеро богов его душу, — она коснулась лба, губ, солнечного сплетения, пупка и потом сердца, прижав ладонь с растопыренными пальцами к пухлой груди.
    Затем Кария поджала губы, вздёрнула подбородок и крикнула:
    — А вы нам так и не рассказали о цели вашего паломничества, Леарнед.
    Служитель Бастарда закрыл книгу, заложив пальцем страницу, и взглянул на разговорчивую вдову:
    — Верно, я не помню, чтоб рассказывал, — туманно ответил он.
    — Да вы все молитесь о том, чтобы встретиться со своим богом, — вставил торговец. — Разве не так?
    — Я всегда молила о том, чтобы богиня коснулась моего сердца, — сказала ревизор Ордена Матери. — Моя основная духовная цель — увидеть Её воочию. И время от времени у меня появляется ощущение, что я её действительно чувствую.
    Всякий, кто жаждет увидеть богов воочию, — большой глупец, — подумала Иста. Но отсутствие ума отнюдь не препятствие для общения с богом, это она знала на собственном опыте.
    — Ну, об этом молиться не стоит, — заметил служитель. — Для этого нужно просто умереть. А это совсем не сложно, — он почесал второй подбородок. — Во всяком случае, это неизбежно.
    — Быть осенённым богом при жизни, — холодно уточнила ревизор, — великое благо для всех нас.
    Нет, вовсе нет. Если бы ты, женщина, прямо сейчас увидела лицо Матери, то упала бы наземь и, не вставая, прорыдала бы здесь, в грязи несколько дней подряд. Иста почувствовала, что служитель Бастарда со странным любопытством смотрит на неё.
    Неужели он один из тех, кого коснулся бог? У Исты была возможность научиться выделять их из толпы. Они, к сожалению, отвечали ей тем же. Или он так смотрит, потому что страдает близорукостью? Почувствовав себя неуютно, Иста нахмурилась.
    Служитель жестом извинился и сказал:
    — Я еду по делу моего Ордена. Один дедикат обнаружил маленького заблудшего демона, которым завладел хорёк. Я везу демона в Тариун, чтобы глава Ордена соответствующим образом вернул его богу.
    Служитель Бастарда повернулся к вместительным седельным сумкам, порылся в них, и вместо книги у него в руках появилась небольшая клетка из ивовых прутьев. Внутри неё клубочком свернулась серая фигурка.
    — Ага! Вот, значит, что вы там прятали! — Кария сморщила нос и подъехала поближе. — По-моему, самый обычный хорёк.
    Зверёк встал на задние лапки и дёрнул усами в её сторону.
    Тучный служитель развернулся в седле и поднял клетку так, чтобы Исте тоже было видно. Животное, которое до этого бегало кругом по клетке, замерло под её взглядом. На какую-то секунду в его похожих на бусинки глазах мелькнул совсем не звериный ум. Иста продолжала бесстрастно смотреть. Хорёк опустил голову и стал пятиться назад, до тех пор пока не упёрся в стенку клетки. Служитель одарил Исту очередным долгим удивлённым взглядом.
    — Может, бедняга просто болен? — усомнилась Кария.
    — А вы что думаете, леди? — спросил приверженец Бастарда у Исты.
    Ты и сам отлично знаешь, что это настоящий демон. Так зачем же спрашивать меня?
    — Ну… Мне кажется, что глава вашего ордена разберётся, что это и что с ним делать.
    Услышав столь сдержанный ответ, служитель улыбнулся уголком губ.
    — Верно, это не совсем демон, — он спрятал клетку. — Я бы назвал его, скорее, элементалем, очень маленьким, ещё не сформировавшимся. Как мне кажется, он ещё совсем недолго в нашем мире и вряд ли начнёт искушать людей колдовством.
    Демон, конечно, Исту не искушал, но она поняла, почему служителю следовало быть столь здравомыслящим. Демон делает человека волшебником, так же как лошадь делает хозяина наездником, но насколько искусным — вопрос открытый. Так же как и лошадь, демон может унести своего обладателя прочь. Но в отличие от лошади демон не позволит ему спешиться. Прочь из-под опеки Храма, прямо к гибели души.
    Кария снова принялась болтать, но как раз в этот момент дорога в замок отделилась от главного тракта, и ди Феррей свернул в сторону. Вдова из Палмы превратила то, что хотела сказать, в весёлые прощальные слова, а ди Феррей решительно отвёл скакуна рейны подальше от паломников.
    Когда они поехали вдоль берега реки, заросшему деревьями, управляющий оглянулся через плечо:
    — Какая вульгарная женщина. Держу пари, у неё в голове не найдётся ни одной благочестивой мысли! Она прикрывается паломничеством от родственников, которые не одобряют её безделья, а заодно обеспечивает себе в пути дешёвый вооружённый эскорт.
    — Вы совершенно правы, ди Феррей.
    Иста обернулась и смотрела, как группа пилигримов продолжает двигаться по главной дороге. Вдова Кария теперь упрашивала служителя Бастарда попеть с ней гимны, несмотря на то, что тот, который предложила она, больше походил на застольную песню.
    — Ни один мужчина из её семьи не захотел поддержать её и поехать с ней, — возмущённо продолжал ди Феррей. — У неё, конечно, теперь нет мужа, но могла же она всё-таки найти брата, сына или на худой конец племянника. Мне жаль, рейна, что вам пришлось выносить такое.
    Не совсем стройный, но крайне добродушный дуэт донёсся со стороны тракта, а потом затих вдали.
    — А мне не жаль, — сказала Иста. Улыбка медленно изогнула её губы. Совсем не жаль.

Глава вторая

    Иста сидела среди розовых кустов матери, пальцы рейны бессознательно сворачивали и разворачивали платок тончайшей работы. Фрейлина сидела рядом и тыкала в полотно иголкой, гораздо более тонкой и острой, чем ум самой вышивальщицы. Вдыхая прохладный утренний воздух, Иста без устали ходила кругами по саду, до тех пор пока фрейлина, повысив голос, не попросила её остановиться. Женщина приостановила работу и наблюдала за руками рейны; Иста раздражённо отложила измученный кусок льна в сторону. Надёжно спрятанный завесой королевских юбок шёлковый башмачок принялся отбивать нервную, а вовсе не гневную, барабанную дробь.
    Садовник суетился рядом, поливая цветы в кадках, которые украшали все дверные проёмы в ознаменование наступления сезона Дочери. Так на протяжении многих лет приказывала старая провинкара. Интересно, через сколько лет умрут заведённые ей обычаи или они будут жить вечно, как будто бы дотошный дух старой леди продолжает наблюдать за их соблюдением? Нет, боги забрали её душу из мира людей; в замке не появлялось новых духов, иначе Иста сразу же это почувствовала бы. Все обитающие здесь неприкаянные души были древними, измученными, исчезающими. От них остался один холод, которым ночью тянуло от стен.
    Иста вздохнула через сжатые губы, разминая ноги под юбкой. Она специально подождала несколько дней, прежде чем подойти к управляющему замка с предложением отправить её этой весной в паломничество, в надежде, что ди Феррей забудет вдову Карию. Смиренное паломничество в сопровождении нескольких фрейлин; простая одежда и никакого королевского кортежа в сто всадников в длину, которых верный управляющий считал приемлемым минимумом. Ди Феррей выдвинул массу занудных возражений практического свойства и поразился внезапной набожностью рейны. Все доводы Исты о том, что она ищет искупления грехов, были отметены ввиду того, что под его неусыпным оком она не могла совершить ничего достойного покаяния. Само собой подразумевались плотские грехи, ведь ди Феррей не был искушён в теологии. И чем настойчивее становились просьбы рейны, тем неприступнее и осторожнее становился управляющий, так что порой Исте приходилось изо всех сил сдерживаться, чтобы не раскричаться на него. Чем яростнее она просила, тем сомнительнее представлялась ему её затея. Вот такой мучительный парадокс.
    По саду пробежал паж, на бегу отвесив Исте весьма своеобразный поклон, и скрылся в главной части замка. Спустя несколько минут оттуда появился ди Феррей и тяжело зашагал по дорожке, за ним по пятам следовал всё тот же паж. Ключи от замка позвякивали на поясе управляющего, выдавая его статус.
    — Куда это вы собрались, ди Феррей? — лениво поинтересовалась Иста. Она принудила ноги прекратить отбивать чечётку.
    Управляющий остановился и изогнулся в поклоне, подобающем её рангу, его должности и тучности, рукой он сделал знак, чтобы паж последовал его примеру.
    — Мне сообщили, что прибыли всадники из Кардегосса, рейна, — ди Феррей немного помедлил. — Ваш довод о том, что согласно присяге, данной мной вам и вашим родственникам, я обязан не только охранять вас, но и подчиняться вам, не давал мне покоя.
    Ага, значит, один выпад достиг цели. Отлично. Иста улыбнулась краешком губ.
    Он улыбнулся в ответ, его лицом светилось торжеством:
    — Но, поскольку мои мольбы вас не тронули, я отправил тем, кого вы наверняка послушаете, просьбу о том, чтобы они присоединились к моему скромному голосу и добавили ему королевской весомости. Старый ди Феррей в самом деле не имел права препятствовать вам, и я виноват в том, что вам пришлось из-за меня задержаться… Я не прошу меня помиловать… но за все годы, что я вам служил…
    При этих словах губы Исты превратились в ниточку. Я сейчас выругаюсь.
    — Однако рейна Исель и рей-консорт Бергон — ваши сюзерены, и помимо этого они заботятся о вашей безопасности, поскольку вы — мать рейны. Кроме всего прочего, насколько я понимаю, вы наверняка прислушаетесь к мнению канцлера ди Кэсерила. Если я не ошибаюсь, с этими послами прибудет успокаивающий совет, — он удовлетворённо кивнул и продолжил путь.
    Иста сжала зубы. Ей хотелось осыпать проклятиями Исель, Бергона или Кэсерила. Или, если честно, старого ди Феррея, который готов был лопнуть от гордости, — а ведь он всего лет на десять старше Исты. Напряжение, сковавшее тело, мешало дышать. Если так будет продолжаться, то в скором времени покровители, ограждая её от прошедшего безумия, заново сведут её с ума.
    Из-за угла донёсся стук копыт, голоса и окрики грумов. Внезапно Иста вскочила и поспешила за ди Ферреем. Фрейлина, выпутавшись из ниток вышивания, с трудом поднялась и засеменила за госпожой, издавая протестующие звуки. По привычке, видимо, решила Иста.
    Во дворе, вымощенном камнями, под доброжелательным и гостеприимным взглядом ди Феррея спешивались два всадника в одеждах Ордена Дочери. Они не походили на служителей местного храма. В их нарядах не было ничего аляповатого, грубого, деревенского. Всё — от начищенных сапог, аккуратных голубых штанов и туник, чистых вышитых накидок из белой шерстяной ткани и до характерных для их Ордена серых плащей с капюшонами, — всё кричало об искусстве кардегосских портных. Всё оружие, все попоны были вычищены, блестящие части отполированы и протёрты масляной тряпкой, всё было ухожено, но отнюдь не ново. Офицер-дедикат был чуть выше среднего роста, жилист и вынослив. Второй, тот, что пониже, казался более крепким, а тяжёлый меч, висевший на перевязи, совсем не напоминал церемониальный.
    Когда ди Феррей закончил приветствовать вновь прибывших и раздавать приказания слугам, Иста пристроилась за ним. Она сощурила глаза:
    — Господа, мы знакомы?
    Улыбаясь, они передали поводья замковым грумам и изящно поклонились.
    — Рейна, — пробормотал тот, что повыше, — мы счастливы видеть вас снова.
    И, чтобы Иста не мучилась, добавил:
    — Ферда ди Гьюра. А это мой брат Фойкс.
    — Ах, да. Вы те самые молодые люди, что три года назад отправились вместе с канцлером ди Кэсерилом в Ибру. Мы встретились, когда Бергон прибыл сюда. Канцлер и рей Бергон ценят вас очень высоко.
    — Они очень добры, — прошептал более коренастый Фойкс.
    — Это честь служить вам, леди, — старший ди Гьюра вытянулся перед ней по стойке смирно и огласил: — Канцлер ди Кэсерил с наилучшими пожеланиями шлёт нас вам, дабы мы сопровождали вас в пути, рейна. Он просит вас, чтобы вы считали нас своей правой рукой. Руками…
    Ферда споткнулся, но быстро нашёлся:
    — Или правой и левой рукой, например. — Его брат ехидно поднял бровь:
    — И кто какая рука?
    Довольство во взгляде ди Феррея сменилось удивлением:
    — И канцлер поддерживает это… эту авантюру?
    Интересно, какое слово он не решился сказать? Ферда и Фойкс переглянулись. Фойкс пожал плечами и принялся рыться в седельной сумке.
    — Милорд ди Кэсерил поручил мне вручить это письмо лично вам в руки, леди, — забавно краснея, он передал ей пакет. На нём красовалась большая красная канцлерская печать и личное клеймо Кэсерила — ворон, сидящий на буквах КЭС, — выдавленное на синем воске.
    Иста, не скрывая удивления, приняла пакет и поблагодарила. Когда она взломала печать, роняя воск на камни, ди Феррей вытянул шею, чтобы прочесть содержимое. Но Иста отвернулась, чтобы лишить его такой возможности.
    Письмо было написано мелким почерком канцлера. Кэсерил указал все её формальные титулы, так что заголовок был длиннее, чем сам текст, который гласил:
    «Я посылаю Вам этих двух братьев, Ферду и Фойкса ди Гьюра. Куда бы ни завела вас дорога, они будут Вам верными спутниками и помощниками. Я уверен, что они послужат Вам не хуже, чем когда-то послужили мне. И пусть пятеро богов направляют Ваш путь.
    Ваш наипокорнейший слуга».
    Дальше следовал небрежный росчерк, конец которого полукругом загибался назад, — подпись ди Кэсерила.
    Тем же самым жутким почерком — Иста вспомнила, что в пальцах Кэсерила больше силы, чем изящества, — был написан постскриптум:
    «В память о драгоценностях, пожертвованных на путешествие, которые преподнесло королевство, Исель и Бергон шлют вам кошель. Я доверил его Фойксу. И не беспокойтесь насчёт его юмора, он вовсе не так прост, как кажется».
    Иста медленно улыбнулась:
    — Думаю, тут всё ясно изложено.
    Она передала листок переминающемуся с ноги на ногу ди Феррею. По мере того как он прочитывал строки, его лицо менялось. Губы управляющего сложились в беззвучное «О»: он был слишком хорошо воспитан, чтобы произнести вслух то, что вертелось на языке. Иста мысленно поблагодарила за это старую провинкару.
    Ди Феррей посмотрел на братьев:
    — Но… Но рейна не может разъезжать по дорогам в сопровождении только двух солдат, какими бы хорошими они не были.
    — Конечно нет, сэр, — Ферда отвесил ему полупоклон. — С нами приехал целый отряд. Я оставил их внизу, в городе, подкрепиться в храмовой харчевне. Всех, кроме двоих, которых отправил с другим поручением. Они вернутся завтра и пополнят наши ряды.
    — С другим поручением? — переспросил ди Феррей.
    — Узнав, что мы отправляемся сюда, Марч ди Паллиар решил прибавить нам работы. Он отправил с нами отличного рокнарского жеребца, захваченного в недавней кампании по взятию Готоргета, чтобы мы доставили коня в Палму, на коневодческую ферму, принадлежащую нашему Ордену, где ему предстоит оплодотворить местных кобыл, — лицо Ферды оживилось. — Ох, рейна, если бы вы видели этого красавца! Он отталкивается от земли и летит по воздуху! А какая у него чудесная серебристая шкура! Торговцы шёлком в обморок попадали бы от зависти. Стук копыт напоминает звон цимбал; хвост развевается, как знамя; грива — словно девичьи косы; настоящее чудо природы…
    Второй брат деликатно кашлянул.
    — Ээ-э, в общем, замечательный конь, — заключил Ферда.
    — Мне кажется, — ди Феррей, глядя в пространство, всё ещё сжимал в руке письмо канцлера, — нам стоит написать вашему брату ди Баосии в Тариун, чтобы он выслал конный отряд в дополнение к тому, что у нас есть. И пусть несколько леди из его домочадцев явятся сюда. Ваша невестка, например, или кто-нибудь из уже взрослых племянниц… какие-нибудь близкие семье дамы, ваши фрейлины, конечно же, и необходимые служанки и грумы. Ещё следует обратиться в храм за подходящим духовным наставником. Нет, лучше будет, если мы отправим письмо в Кардегосс и попросим настоятеля Менедаля порекомендовать какого-нибудь высокообразованного служителя.
    — Но это займёт ещё дней десять, — забеспокоилась Иста. Как минимум. Надежды на вынужденную капитуляцию ди Феррея начали улетучиваться. Если всё пойдёт так, как он задумал, — а наверняка так и случится, — то вместе с ней в поход отправится целая армия.
    — Я бы не хотела откладывать выезд. Погода стоит хорошая, и дороги уже подсохли, — в отчаянии добавила она. — Мне бы хотелось путешествовать при ясном небе.
    — Хорошо, хорошо, мы это обсудим, — ответил управляющий, взглянув на безоблачные небеса, словно бы соглашаясь с её доводом. — Я поговорю с фрейлинами и напишу вашему брату.
    Он задумчиво потеребил губу:
    — Прислав этот кошелёк, Исель и Бергон явно что-то имели в виду. Может быть, рейна, они хотели бы, чтобы вы, совершая паломничество, помолились о внуке? Это стало бы настоящим благословением для королевского дома Шалион и достойной целью молитв ваших паломников.
    Эта идея очевидно больше нравилась ди Феррею, чем ей самой, ведь и его совсем недавно осчастливили рождением первого внука. Управляющий в первый раз положительно отозвался о её авантюре, так что Иста не стала его разочаровывать.
    Братья ди Гьюра и их лошади были вверены гостеприимству замка и конюшен соответственно, а ди Феррей поспешил претворять в жизнь собственные идеи. Фрейлина Исты принялась трещать о том, что же нужно надеть и взять с собой в такое трудное путешествие, как будто бы Иста собралась перевалить через горы, пересечь Дартаку и отправиться дальше, а не совершить благочестивое паломничество по Баосии. Иста попыталась остановить словесный поток жалобами на головную боль, но, поняв, что всё бесполезно, скрепя сердце, приготовилась терпеть.
* * *
    Служанка продолжала болтать и выражала беспокойство, что так быстро наступил вечер. Сопровождаемая тремя фрейлинами, она носилась по комнате Исты, расположенной в старой части замка, складывала и перекладывала кучи платьев, мантий, накидок и туфель, отбирая одежду, подходящую по цвету для траурных нарядов рейны, стараясь предусмотреть всё, что может и даже не может случиться в дороге. Иста села у окна и принялась рассматривать двор, располагавшийся у главных ворот замка. Слова и реплики сочились со всех сторон, словно вода из водостока. Теперь головная боль стала вполне реальной.
    Цоканье копыт и суматоха у ворот возвестили о прибытии нового визитёра. Иста привстала и посмотрела вниз. Во двор сквозь арку влетел стройный гнедой конь. На седоке был плащ с гербом канцелярии Шалиона, из-под которого виднелась гораздо более потёртая одежда. Всадник, а точнее всадница, мягко соскользнула на камни двора. Курьером оказалась румяная девушка с чёрной косой. Она вытащила из-за седла свёрток, который, после того как его встряхнули, оказался юбкой. Не особо скромничая, девушка задрала тунику, надела юбку поверх штанов и завязала её на тонкой талии. Затем, забавно качнув бёдрами, расправила края, зацепившиеся за сапоги.
    Внизу появился ди Феррей; девушка распечатала сумку с канцлерской корреспонденцией и перевернула её. На свет появился лишь один конверт. Ди Феррей прочёл, кому он адресовано, и тут же вскрыл, из чего Иста заключила, что пришло личное послание от его возлюбленной дочери леди Бетрис, фрейлины принцессы Исель. Судя по тому, как лицо управляющего смягчилось, в письме говорилось о внуке. Может быть, у малыша уже начали резаться зубки? Если так, то в скором времени Исте доложат о его достижениях. Рейна улыбнулась.
    Девушка потянулась, водворила сумку на место, осмотрела ноги и копыта коня и передала животное груму, снабдив последнего строгими наставлениями. Тут Иста обнаружила, что её собственная фрейлина пристроилась смотреть ей через плечо.
    — Я хочу поговорить с этой девушкой, — решительно сказала Иста. — Приведите её ко мне.
    — Миледи, но у неё было только одно письмо.
    — Ну и что? Я хочу послушать дворцовые новости. — Фрейлина фыркнула:
    — Не думаю, что эта невежественная девица может быть поверенной придворных дам Кардегосса.
    — Всё равно, приведите её ко мне.
    Может быть, в её голосе прозвучали стальные нотки, но как бы то ни было, фрейлина ушла.
    Наконец, резкий запах лошадей и кожи возвестил о приближении девушки к гостиной рейны раньше, чем неуверенные слова фрейлины:
    — Миледи, вот курьер, которого вы просили позвать. — Иста отвернулась от окна и жестом приказала фрейлине удалиться. Та неодобрительно нахмурилась, но послушалась.
    Девушка удивлённо и даже немного испуганно посмотрела ей вслед. Затем она исполнила нечто среднее между поклоном и реверансом:
    — Рейна… Чем могу служить?
    Иста едва ли могла ответить на этот вопрос.
    — Как тебя зовут?
    — Лисе, миледи, — и чтобы заполнить паузу, девушка добавила: — от Энилисс.
    — Ты откуда?
    — Сегодня? Почтовую сумку мне вручили на станции…
    — Нет, я имею в виду вообще.
    — А. Хм… У моего отца было небольшое поместье недалеко от Тенерета, в провинции Лабра. Он разводил лошадей для Ордена Брата и овец для продажи на рынке. Насколько я знаю, он и сейчас занимается тем же.
    Состоятельный человек. Значит, такая своеобразная для девушки работа — не способ избежать жуткой нищеты.
    — А как ты стала курьером?
    — Я об этом даже не помышляла до тех пор, пока однажды мы с сестрой не поехали в город, чтобы доставить нескольких лошадей в храм. И тогда я увидела, как мимо галопом промчалась девушка в одежде курьера Ордена Дочери, — вспоминая, она счастливо улыбнулась. — И с того момента меня как будто ошпарило.
    Может быть, сказывалось отсутствие свидетелей, может быть, причиной были молодость и сила посетительницы, но Иста с облегчением заметила, что присутствие рейны не лишает девушку дара речи:
    — А ты не боишься в одиночестве разъезжать по дорогам? — Курьер мотнула косой:
    — Я объезжаю опасности. По крайней мере до сегодняшнего дня мне это удавалось.
    Иста ей поверила. Девушка ростом была выше неё, но всё же ниже тощих парней, которых любят брать в курьеры. Лошади легче с таким седоком.
    — Может быть, тебе… неуютно? Ведь приходится скакать и в жару, и в холод, вне зависимости от погоды…
    — Ну, под дождём я не растаю. А быстрая езда не даёт замёрзнуть в мороз. И если нужно, я могу, завернувшись в плащ, переночевать под деревом. Или на нём, если место покажется подозрительным. Конечно, койки курьерских станций теплее и удобнее, — девушка иронично сощурила глаза, — хотя ненамного.
    Иста вздохнула, сражённая бьющей ключом энергией.
    — И сколько времени ты уже развозишь канцлерскую почту?
    — Три года. С пятнадцати лет.
    Что делала Иста в пятнадцать лет? Наверное, училась быть хорошей женой какому-нибудь лорду. И когда рей Иас обратил на неё внимание — а тогда ей было столько же лет, сколько сейчас девушке, — результаты обучения превзошли всё, даже самые смелые мечтания родителей. И так было до тех пор, пока эти мечты не превратились в кошмар великого проклятия, висящего над Иасом. Благодаря богам и Кэсерилу теперь проклятие снято. С момента снятия прошло три года. Удушливая пелена спала с её разума в тот день. Бессмысленность существования и душевные скитания, всегда заканчивающиеся тупиками, с тех пор превратились в привычку.
    — И семья позволила тебе уйти из дома в столь юном возрасте? — Забавная гримаска осветила лицо девушки, словно лучик солнца проглянул сквозь зелёную листву:
    — Кажется, я забыла их спросить. Надо об этом подумать на досуге.
    — И тебя приняли на работу без разрешения отца?
    — Думаю, его тоже забыли об этом спросить, очень уж были нужны курьеры. Когда что-то очень нужно — правила меняются. У отца осталось ещё четыре дочери, которым нужно готовить приданое, так что я была уверена, они с братьями не побегут за мной и не притащат силком назад.
    — Так ты стала курьером в тот же день? — удивилась Иста. Белозубая улыбка стала ещё шире, — рейна заметила, у девушки были отличные зубы.
    — Конечно. Я поняла, что если я вернусь домой и сяду сматывать очередной клубок ниток, то закричу и меня хватит удар. Кроме того, маме никогда не нравились мои клубки. Она говорила, что они кривые.
    Иста понимала её чувства. Ответная улыбка тронула губы рейны:
    — Моя дочь — отличная наездница.
    — Об этом слышал весь Шалион, — глаза Лисе загорелись. — Доскакать от Валенды до Тариуна за одну ночь, да ещё когда враги рыскают повсюду… Со мной не случалось таких приключений. И мне никогда не доставался такой замечательный приз.
    — Будем надеяться, что крылья войны больше не коснутся Валенды. А куда ты отправишься дальше?
    Лисе пожала плечами:
    — Кто знает? Поеду на станцию и, когда мне дадут очередное поручение, отправлюсь его выполнять. Если сьер ди Феррей напишет ответ быстро, то уеду сразу же, если нет — дам отдохнуть коню.
    — Сегодня он точно не напишет… — Исте совсем не хотелось её отпускать, но девушка выглядела растрёпанной и грязной с дороги. Само собой, ей нужно помыться и освежиться. — Зайди ко мне ещё, Лисе из Лабры. В замке обедают в час дня. Жди меня там и пообедай со мной.
    Девушка удивлённо подняла тёмные брови, за этим последовал поклон-реверанс:
    — К вашим услугам, рейна.
* * *
    Стол старой провинкары был накрыт, как накрывался тысячи — десятки тысяч — раз до этого в будние дни, когда какой-нибудь праздник не вносил разнообразия в монотонное течение времени. Обедали в маленькой гостиной, располагавшейся внутри замковых стен, в недавно выстроенном павильоне. Уютно потрескивал камин, и солнце заглядывало в прозрачные стеклянные окна. Общество собралось тоже вполне привычное: леди Хьюлтер, сверстница и компаньонка старой провинкары, Иста, её первые фрейлины и, как всегда важный, ди Феррей. По молчаливому соглашению стул провинкары всё ещё оставался пустым. Иста не высказывала желания сесть во главе стола, и, возможно, из уважения к её скорби, никто ей не предлагал.
    Вместе с ди Феррем вошли Ферда и Фойкс. Оба выглядели очень изящно и молодо. Вслед за ними появилась девушка-курьер. Присутствующие обменялись вежливыми поклонами. Лисе весьма смело разговаривала с рейной наедине, но здешняя степенная атмосфера смутила бы самых отважных из солдат. Девушка аккуратно села и съёжилась, словно стараясь стать меньше. Но это не мешало ей бросать на двух братьев заинтересованные взгляды. Конский дух практически исчез, но леди Хьюлтер всё же поморщила нос. Однако пустовало не только законное место провинкары. К столу был приставлен ещё один стул — прямо напротив Исты.
    — Мы ждём гостей? — поинтересовалась рейна у ди Феррея. Наверное, очередные пожилые друзья. Иста уже не надеялась на что-нибудь более экзотическое.
    Ди Феррей откашлялся и кивнул на леди Хьюлтер. Её сморщенное лицо растянулось в улыбке:
    — Я обратилась в храм Валенды, чтобы нам прислали подходящего служителя на роль вашего духовного наставника во время паломничества, рейна. Раз уж мы не хотим посылать в Кардегосс за придворным учёным, я подумала, нам подойдёт мудрейшая Товия из Ордена Матери. Она, может быть, не сильно сведуща в теологии, но знаменита как целительница. И более того, она знает вас с тех пор, как вы были ребёнком. Это на случай, если на пути с вами случится какое-нибудь женское недомогание или дадут о себе знать ваши прошлые… неприятности. Всегда хорошо, когда рядом близкий человек. Тем более что, кроме неё, никто не подходит вам ни по полу, ни по положению в обществе.
    Хорошо кому? Служительница Товия — закадычная подруга провинкары и леди Хьюлтер. Перед мысленным взором Исты предстало это трио пожилых леди, наслаждающихся медленной прогулкой в лучах весеннего солнца. Пятеро богов, неужели леди Хьюлтер решила тоже присоединиться к паломничеству? Иста подавила неподобающее желание закричать, так же как Лисе в ужасе от того, что остаток жизни предстоит провести в коконе из шерстяной пряжи.
    — Я знала, что вы одобрите мой выбор, — продолжала леди Хьюлтер. — Я решила, что вам захочется начать обсуждение маршрута священного паломничества прямо за ужином…
    Леди нахмурилась:
    — Однако не в её привычках задерживаться.
    Но её лоб разгладился, как только слуга возвестил:
    — Посланник храма уже здесь, миледи.
    — Замечательно, зовите её сюда.
    Двери широко распахнулись. В гостиную вкатилась на удивление знакомая круглая фигура и остановилась, наткнувшись на стену поражённых взглядов. Этой фигурой оказался тучный служитель Бастарда, которого Иста встретила на дороге две недели назад. Его белые одеяния были не намного чище, чем тогда, только теперь на них не было налипшей грязи, остались лишь разводы спереди и на подоле.
    Лучезарная улыбка вошедшего стала неуверенной:
    — Добрый вечер, милые дамы и господа. Мне приказала сюда явиться некая леди ди Хьюлтер. Кому-то требовался духовный наставник для совершения паломничества…
    К леди Хьюлтер вернулся дар речи:
    — Я та, кого вы упомянули. Но, насколько мне известно, храм обещал прислать целительницу Ордена Матери служительницу Товию. А кто вы?
    Иста почувствовала, что леди Хьюлтер чуть не выпалила «Да кто вы такой?!», но сумела совладать с собой.
    — Ох, — он поклонился. — Мудрейший Шивар ди Кэйбон к вашим услугам.
    В конце концов, он носит достойное имя. Тут служитель увидел Исту и ди Феррея, и удивление отразилось на его лице.
    — А где же мудрейшая Товия? — без обиняков спросила леди Хьюлтер.
    — Думаю, ей пришлось уехать по особо сложному медицинскому вызову за пределы Валенды.
    Его улыбка стала ещё более неуверенной.
    — Добро пожаловать, мудрейший ди Кэйбон, — любезно обратилась к нему Иста.
    Ди Феррей очнулся и приступил к выполнению обязанностей:
    — В самом деле. Меня зовут ди Феррей, я — управляющий замка. А это вдовствующая рейна Иста…
    Глаза ди Кэйбона сузились, и он пристально посмотрел на Исту:
    — Вы и сейчас… — выдохнул он.
    Ди Феррей, то ли не услышав этих слов, то ли решив не обращать на них внимания, представил братьев ди Гьюра и присутствующих дам в порядке, согласным с их положением в обществе, а затем немного неохотно добавил:
    — И Лисе, канцлерский курьер. — Ди Кэйбон приветствовал всех одинаково радостным поклоном.
    — Но тут что-то не так, вкралась какая-то ошибка, мудрейший ди Кэйбон, — взялась за своё леди Хьюлтер, бросая на Исту умоляющие взгляды. — Ведь в паломничество собирается отправиться вдовствующая рейна собственной персоной, чтобы молить богов послать ей внука. Но вы же не… То есть… ну мы не знаем… Вы же служитель Ордена Бастарда, тем более мужчина… В общем, вы не совсем подходящий… мм-м… человек… мм-м…
    Она оглядела присутствующих, безмолвно умоляя помочь ей выбраться из трясины, в которую забрела сама. Где-то в глубине души Иста начала улыбаться. Вслух она ласково сказала:
    — Есть тут ошибка или нет, но я уверена, ужин вот-вот подадут. Не соблаговолите ли вы, мудрейший, озарить этот стол светом ваших знаний и в молитве перед едой обратить наши души к богам?
    Ди Кэйбон выдохнул:
    — Это честь для меня, рейна.
    Улыбаясь и беспрестанно моргая, он уселся на стул, указанный Истой, и принялся с надеждой смотреть на слугу, который подносил каждому миску с лавандовой водой для омовения рук. Он хорошо поставленным голосом по всем правилам благословил наконец-то появившуюся еду. Кем бы он ни был, в нём не было ничего деревенского. Восторг, с которым ди Кэйбон набросился на кушанья, согрел бы сердце повара провинкары, ведь беднягу так долго мучил хилый аппетит старшего поколения. Фойкс без особого труда поспевал за служителем Бастарда.
    — Вы из тех Кэйбонов, что приходятся родственниками нынешнему генералу Ордена Дочери ди Джеррину? — вежливо поинтересовалась леди Хьюлтер.
    — Я, кажется, прихожусь ему кем-то вроде четвероюродного или пятиюродного брата, леди, — ответил ди Кэйбон, проглотив очередной кусок. — Моим отцом был Сьер Одлин ди Кэйбон.
    Оба брата ди Гьюра с интересом посмотрели на служителя:
    — О, — удивилась Иста. — Я видела его несколько лет назад при дворе Кардегосса.
    Наш толстый Кэйбон — так шутливо называл его Иас. Он, как и многие из менее тучных воинов рея, храбро погиб в кровавом сражении при Далусе.
    Помолчав, Иста добавила:
    — А вы на него похожи.
    Служитель, не скрывая радости, кивнул головой:
    — И совсем об этом не сожалею.
    Что-то подтолкнуло Исту на вопрос, который никто больше не осмелился бы задать:
    — А леди ди Кэйбон вы приходитесь сыном?
    Глаза служителя сверкнули поверх куска жаркого, насажанного на вилку:
    — В общем-то, нет. Но отец всё равно был мне рад и заплатил Храму за опеку надо мной, когда я достиг школьного возраста. За что я самым искреннейшим образом ему благодарен. Призвание не вспыхнуло во мне, как молния, а выросло медленно, словно дерево.
    Иста решила, что круглое лицо и белые одежды служителя делают ди Кэйбона старше, чем он есть на самом деле. Ему никак не больше тридцати, а может быть, гораздо меньше.
    Впервые за долгое время разговор зашёл не о старческих болезнях, болях, недомоганиях и способах их лечения, а о королевстве Шалион-Ибра в целом. Братья ди Гьюра могли многое поведать о недавней кампании марча ди Паллиара по возвращению под корону Шалиона горной крепости Готоргет, которой завладели враждебно настроенные северные рокнарские князья, а также о трёхмесячном пребывании рея-консорта Бергона на поле битвы.
    Ферда рассказывал:
    — При последнем налёте на крепость Фойксу досталось от рокнарского боевого молота, и он большую часть зимы провалялся в постели. Сначала никак не могли зажить рёбра, которые превратились в кашу, а потом началось воспаление лёгких. А пока кости срастались, канцлер ди Кэсерил взял его себе писарем. А наш кузен ди Паллиар решил, что лёгкая поездка верхом поможет брату вернуться к утраченной форме.
    Лёгкий румянец окрасил широкое лицо Фойкса, когда он смущённо склонил голову. Лисе посмотрела на него более пристально. Иста не могла точно сказать, представила его девушка с мечом в руках или всё-таки с пером. Леди Хьюлтер не преминула высказать всё, что думает по поводу того, что рейна Исель тоже отправилась на север, на поле битвы, чтобы быть поближе к мужу и волнующим событиям, и именно поэтому — а почему же ещё? — в скором времени родила девочку.
    — Не думаю, — сухо возразила Иста, — что если бы Исель осталась бездельничать в Кардегоссе, то на свет появился бы мальчик.
    Леди Хьюлтер пробубнила что-то в ответ. Мать Исты тоже была очень недовольна, когда дочь родила Иасу Исель, тогда, много лет назад. Как будто бы Иста могла что-то с этим поделать. Как будто вторая беременность привела к лучшим результатам… Вдовствующая рейна нахмурилась под наплывом болезненных воспоминаний. Она подняла голову и перехватила проницательный взгляд ди Кэйбона.
    Служитель направил беседу в более безобидное русло. Ди Феррей блеснул перед новыми слушателями парочкой старых историй, но за это Иста не стала его укорять. Ди Кэйбон поведал несколько не совсем пристойных баек, но всё же они были более скромные, чем те, которые Иста слышала за столом рея. Девушка-курьер громко смеялась, но когда леди Хьюлтер одарила её хмурым взглядом, стала прикрывать рот рукой.
    — Прошу вас, не стесняйтесь, — попросила её Иста. — В этом доме никто так не смеялся неделями. Месяцами.
    Годами.
    А что если в паломничестве её будут сопровождать не множество измотанных хранителей покоя, чьим старым костям дорога совсем не идёт на пользу, а люди, которые смеются? Молодые, не отягощённые массой грехов и потерь? Те, кто готовы прыгать от счастья? Люди, которые будут уважать её как старшую, а не станут понукать ей, как провинившимся ребёнком? «Как прикажете, рейна», а не «Леди Иста, вы же не можете…»
    Она решилась:
    — Мудрейший ди Кэйбон, спасибо Храму, что он выполнил мою просьбу. Я буду рада, если во время паломничества моим духовным наставником будете вы.
    — Это честь для меня, рейна, — ди Кэйбон, не вставая, поклонился так низко, насколько позволял ему внушительный живот. — Когда мы двинемся в путь?
    — Завтра, — ответила Иста.
    Со всех концов стола послышались возмущённые возгласы: ещё не приглашены целые списки персон, не устроена охрана, ещё не прибыли нужные фрейлины, их горничные, грумы, не доставлены горы одежды, просто необходимые для путешествия, не отобраны кони и мулы и маленькая армия ди Баосии ещё не добралась до Валенды.
    Иста чуть не сдалась и не сказала: «Или до тех пор, пока всё не будет улажено», но вовремя взяла себя в руки. Она взглянула на Лисе, которая, жуя, восторженно прислушивалась к происходящему.
    — Вы все правы, — Иста повысила голос, чтобы перекричать гул возмущённых голосов, который тотчас же стих. Она продолжила: — Я не юна, не энергична, не смела и не знаю, что такое путешествовать. Так что мне придётся взять подходящих людей. Моей фрейлиной и одновременно моим грумом будет курьер Лисе. И больше мне никто не нужен. Это уже экономит три десятка мулов.
    Лисе чуть не подавилась куском, который так усердно жевала.
    — Но она же обычный курьер! — смогла выдохнуть леди Хьюлтер.
    — Не думаю, что канцлеру ди Кэсерилу придёт в голову приревновать её ко мне. Курьеры всегда готовы ехать туда, куда им прикажут. А ты, Лисе, что скажешь?
    Лисе, которой всё-таки удалось проглотить злосчастный кусок, вытаращив глаза, выдавила:
    — По-моему, у меня лучше получится роль грума, а не фрейлины, рейна, но я буду стараться изо всех сил.
    — Отлично. Никто большего и не требует.
    — Вы же вдовствующая рейна! — простонал ди Феррей. — Вам нельзя разъезжать по дорогам в таком малочисленном сопровождении!
    — Я хотела провести паломничество в смирении, ди Феррей, а не устраивать гордое шествие. Поэтому… может, я не буду рейной? Я могу быть, например, простой вдовой из хорошей семьи. Каких слуг лучше взять в таком случае? Какие предпринять предосторожности?
    — Путешествие инкогнито? — Мудрейший ди Кэйбон сразу же понял её идею, в то время как остальные молча ели, выражая несогласие с происходящим. — Такой ход решит множество вопросов, связанных с вашими духовными изысканиями, рейна. Как мне кажется… такая женщина попросит Храм снабдить её обычным эскортом. А Храм приставит к ней всадников, которые находятся в его распоряжении в данный момент.
    — Замечательно. Этот пункт у меня уже выполнен. Ферда, ваши люди могут выехать завтра?
    Хор протестов перекрыл простой ответ ди Гьюры: — Конечно. Как прикажете, рейна.
    Воцарилась недоумённая тишина. Можно сказать, даже немного задумчивая, если, конечно, на это ещё можно было надеяться. Иста откинулась на спинку стула и улыбнулась:
    — Нужно подумать об имени, — наконец сказала она. — Ни ди Шалион, ни ди Баосия не подходят, они слишком напыщенные, — ди Хьюлтер? Иста вздрогнула. Нет. Она мысленно перебирала имена младших родственников провинкаров Баосии. — А вот ди Аджело совсем неплохо.
    Она едва ли встречалась с семьёй ди Аджело, и они ни разу не пытались отправить во дворец своих дочерей, чтобы приставить их… опекать Исту в качестве фрейлин.
    — Думаю, имя Иста можно оставить. Оно не такое уж редкое, чтобы привлечь излишнее внимание.
    Служитель откашлялся:
    — Нам с вами нужно будет сегодня поговорить. Я не знаю, какой маршрут мне лучше для вас избрать. Паломничеству необходим духовный план, а также материальный, для поддержания первого. А у нас нет ни того ни другого. И если каким-то из них пренебречь, то его ей просто-напросто навяжут.
    Иста осторожно ответила:
    — А как вы организовывали паломничества раньше, мудрейший?
    — Ну, это всегда зависело от целей желающих вступить на путь пилигрима.
    — У меня в седельной сумке есть несколько карт. Может, они послужат вам источником вдохновения. Могу принести их, если желаете, — предложил Ферда.
    — Да, пожалуйста, — благодарно отозвался служитель. — Это должно помочь.
    Ферда выбежал из комнаты. Снаружи день уже клонился к вечеру. Появились слуги и принялись бесшумно зажигать настенные канделябры. Ожидая возвращения брата, Фойкс удобно опёрся локтями на стол, мило улыбнулся Лисе и принялся уписывать очередной кусок медового пирога с орехами.
    Через несколько минут Ферда вернулся, неся в руках ворох мятых бумаг.
    — Вот… нет, вот Баосия, а вот западные провинции вплоть до Ибры, — он расстелил на столе между служителем Бастарда и Истой заляпанную видавшую виды карту. Ди Феррей беспокойно смотрел из-за плеча ди Кэйбона.
    Служитель наморщил лоб и некоторое время смотрел на карту, потом откашлялся и поднял глаза на Исту:
    — Нас учили, что маршрут паломничества должен зависеть от духовной цели. Она может быть любой, но обычно её можно отнести к одному из пяти типов: служение, молитва, благодарность, жажда пророчества и искупление.
    Искупление. Молитва богам о прощении. Ди Льютес, Иста не могла не подумать о нём. Жуткие воспоминания того тёмного часа до сих пор тенью окутывали её сердце, даже в этот светлый вечер. И всё же кто и у кого должен просить прощения за этот кошмар? Мы все этим повязаны — и боги, и ди Льютес, и Иас, и я. И если унизительные стоны на алтаре богов — единственный способ исцелить эту старую рану, то того количества грязи, что она съела, хватит на десяток ди Льютесов. Но в темноте, если надавить, шрам продолжает кровоточить.
    — Один человек у меня на глазах молился о мулах, — заметил Фойкс.
    Ди Кэйбон удивлённо моргнул:
    — И он их получил?
    — Да, и причём отличных.
    — Пути богов иногда… неисповедимы, — пробормотал ди Кэйбон, обдумывая услышанное. — Кх-м. А вы, рейна, насколько я понимаю, отправляетесь в паломничество молить о внуке. Так?
    Он выжидательно замолчал.
    Совсем не так. Но ди Феррей и леди Хьюлтер одобрительно зашумели, и Иста решила им не перечить.
    Ди Кэйбон провёл пальцем по замысловатым линиям карты, исписанной названиями мест, изборождённой маленькими речками, украшенной гораздо большим количеством деревьев, чем в действительности росло на равнинах Баосии. Он принялся указывать на тот или иной храм Матери или Отца, расположенный в окрестностях Валенды, расписывая их заслуги. Иста заставила себя взглянуть на карту.
    Далеко к югу, за пределами карты лежал Кардегосс и великий замок-крепость Зангр, хранящий дурные воспоминания. Нет. На востоке — Тариун. Нет. Остаётся запад и север. Её палец пересёк карту, направляясь к Клыкам Бастарда — высокогорной цепи, протянувшейся с севера на восток, отмечая границу с Иброй, столь недавно присоединённой к Шалиону на брачном ложе её дочери. На север, вдоль гор, по какой-нибудь проходимой дороге.
    — Сюда.
    Покосившись на карту, ди Кэйбон нахмурился:
    — Я не уверен, что…
    — В одном дне езды от Палмы расположен городок, где есть скромный постоялый дворик, принадлежащий Ордену Дочери. Там очень мило, — вставил Ферда. — Мы не раз туда наведывались.
    Ди Кэйбон облизал пересохшие губы:
    — Хм. Я знаю одну таверну, неподалёку от Палмы. Если не мешкать, мы сможем туда добраться до наступления темноты. Там отлично кормят. Ах да, ещё рядом есть священный источник, он очень древний. Он не входит в список главных сакральных мест, но раз сьера ди Аджело хочет путешествовать без шума, то столь скромное начало подойдёт как нельзя лучше. Тем более что в это время года известные святые места переполнены паломниками.
    — Что ж, в таком случае, мудрейший, давайте избегать толпы, искать смирения и воздадим должное этому источнику. Или отличной кухне близлежащей таверны, — Иста улыбнулась.
    — Не нужно взвешивать зёрнами молитву, словно фальшивую монету, — весело ответил ди Кэйбон, вдохновившись её мимолётной улыбкой. — Давайте не будем брезговать ни тем ни другим и воздавать изобилие за изобилие.
    Толстые пальцы служителя, словно ножки циркуля, соединили на карте Валенду, а затем Палму в том месте, где указал Ферда. Ди Кэйбон задумался, потом наметил новый отрезок на карте:
    — В дне пути оттуда, если, конечно, пораньше встать, находится Казилшас. Довольно сонное местечко. Но у моего ордена там школа. Некоторые мои старые учителя всё ещё живут в этой деревушке. А ещё там отличная библиотека, само собой по местным меркам, ведь многие служители-учителя, умирая, оставляли свои книги. Допускаю, что семинария Бастарда не совсем… соответствует цели нашего путешествия, но должен признаться, я совсем не прочь заглянуть в эту библиотеку.
    Интересно, в школе тоже исключительно одарённый повар? — ехидно подумала Иста. Она подпёрла подбородок рукой и принялась изучать тучного молодого человека, сидящего напротив неё. Всё же, что нашло на Храм Валенды, что они послали к ней именно его? Наличие в его родословной предков-полуаристократов? Едва ли. Обязанности на духовном фронте более опытных предводителей паломников наверняка расписаны заранее. Несомненно, в природе существует масса книг о духовном наставлении в таких случаях. Может быть, ди Кэйбон и хочет посетить библиотеку, чтобы отыскать учебник, где будет сказано, что ему делать дальше. Вполне возможно, большую часть святых лекций в Касилшасе он просто-напросто проспал.
    — Хорошо, — согласилась Иста. — Гостеприимство Ордена Дочери на первые две ночи, потом приют нам даст Орден Бастарда.
    От Валенды их будут отделять по крайней мере три дня пути. Неплохое начало.
    Ди Кэйбон явно обрадовался:
    — Замечательно, рейна.
    Фойкс задумчиво стоял над картами. Он выудил ту, что побольше, изображавшую весь Шалион. Она оказалась менее детальной, чем та, которую изучал ди Кэйбон. Палец Фойкса отметил путь от Кардегосса до Готоргета. Крепость была оплотом Шалиона на рубеже извилистой, но не очень высокой горной цепи, которая протянулась вдоль границы Шалиона и рокнарского княжества Борсаснен. Фойкс пошевелил бровями. Иста попыталась предположить, какие горестные воспоминания пробудило в нём название крепости.
    — Вам наверняка захочется обойти этот район стороной, — сказал ди Феррей, заметив, что палец Фойкса замер над Готоргетом.
    — Вы правы, милорд. Мне кажется, нам вообще лучше держаться подальше от севера центральной части Шалиона. Со времён прошлогодней кампании там неспокойно, тем более что рейна Исель и рей Бергон как раз собирают силы, чтобы покончить с этим вопросом раз и навсегда.
    Ди Феррей заинтересованно поднял брови:
    — Они уже собираются ударить по Виспингу?
    Фойкс пожал плечами, его палец скользнул на северное побережье к названному порту:
    — Не уверен, что Виспинг можно захватить в результате одной-единственной кампании. Но такой исход был бы весьма неплох. Урезать пять княжеств до двух, завоевать морской порт для Шалиона, так чтобы ибранский флот мог найти убежище в…
    Ди Кэйбон перегнулся через стол, опираясь на скатерть внушительным животом, и внимательно посмотрел на карту:
    — Тогда следующим станет княжество Джокона, к западу от Бораснена. Или мы нападём на Браджар или на оба сразу?
    — Воевать на два фронта будет глупо, тем более что Браджар весьма ненадёжный союзник. Новый князь Джоконы юн и неопытен. Нужно зажать Джокону между Шалионом и Иброй, а затем просто прищемить. Потом двинуться на северо-запад.
    Глаза Фойкса сузились, пухлые губы сжались, когда он принялся обдумывать такой вариант развития событий.
    — Фойкс, а ты примешь участие в этой кампании? — вежливо поинтересовалась Иста.
    Он кивнул:
    — Куда направляется марч ди Паллиар, туда и братья ди Гьюра. Как отличного наездника, Ферду в середине лета наверняка направят на кавалерийские сборы. А чтобы я не скучал по нему и не начал чахнуть от тоски, он найдёт для меня какую-нибудь грязную работёнку. А в них никогда не бывает недостатка.
    Ферда весело фыркнул. Фойкс беззлобно улыбнулся в ответ.
    Иста обдумывала стратегический анализ, озвученный Фойксом. Совершенно очевидно, откуда он всё это взял. Марч ди Паллиар, рей Бергон и рейна Исель совсем не дураки, а канцлер ди Кэсерил вообще умён не по годам и, более того, не питает особо нежной любви к прибрежным рокнарским князькам, которые однажды продали его в рабство на галеры. А если на кону стоит Виспинг, то игра стоит свеч.
    — Но мы всё же отправимся на запад, подальше от всех этих событий, — заметила она.
    Ди Феррей одобрительно кивнул.
    — Прекрасно, рейна, — ответил ди Кэйбон. Его взгляд слегка затуманился, когда он собрал карты и вручил их обратно Ферде. Боится ли он отцовской военной судьбы или завидует ей? На это ответа не было.
    Совсем скоро все разошлись. Но планы, обсуждения и жалобы фрейлин ещё долго мучили Исту. Они никогда не перестанут ссориться, решила она. Но рейна может это прекратить. И прекратит. Говорят, что нельзя решить проблему, убегая от неё. И как маленькая девочка, которой она была когда-то, Иста верила этому. Но это весьма далеко от правды. Есть проблемы, которые можно решить, лишь убежав от них. Когда же леди, не переставая жаловаться, задули свечи и наконец оставили Исту одну, улыбка снова осветила её лицо.

Глава третья

    Иста провела всё утро, роясь вместе с Лисе в платяных шкафах в поисках одежды, подходящей для путешествия и ничем не выдающей высокого статуса рейны. В шкафах и сундуках скрывалась масса всего, но мало что из этого было простым и неброским. Любой узор, любое изящное платье, заставившее Лисе с сомнением сморщить носик, отправлялось в кучу ненужных вещей. В конце концов Исте удалось составить нечто вроде костюма для верховой езды — леггинсы, юбка с разрезами, туника и накидка, в котором не было ни одной ниточки зелёного цвета, цвета Матери. Потом был совершён безжалостный набег на гардеробы фрейлин и горничных Исты, к вящему неудовольствию последних. Результатом стала аккуратная кучка одежды — удобной, простой, немаркой и, самое главное, немногочисленной.
    Лисе сразу повеселела, когда её отправили в конюшни выбрать подходящую скаковую лошадь и мула для перевозки багажа. Одного мула. К полудню яростные усилия Исты, уже в одиночку, увенчались тем, что обе были одеты, лошади осёдланы и мул навьючен. К приезду отряда ди Гьюра они уже стояли во дворе замка. Братья прибыли в сопровождении десяти всадников в одеяниях Ордена Дочери. Вслед за ними в ворота въехал ди Кэйбон на белом муле.
    Грумы придержали коня рейны и подставили скамеечку, чтобы Исте было удобнее забраться в седло. Лисе легко запрыгнула на своего длинноногого гнедого без посторонней помощи. На заре туманной юности Иста много ездила верхом, охотилась целыми днями, танцевала до захода луны при блестящем дворе рея. Слишком долго она была прикована к этому замку старости и скорбной памяти. Ей всего лишь нужно вернуться в прежнюю колею.
    Мудрейший ди Кэйбон слез с мула только затем, чтобы прочесть милосердно коротенькую молитву и благословить их начинание. Иста склонила голову, но не стала повторять слова молитвы. Мне ничего не нужно от богов. Я уже получила от них все причитающиеся мне милости.
    Четырнадцать человек и восемнадцать животных, чтобы сопровождать её в пути. А как же те пилигримы, которые умудряются путешествовать в скромной компании посоха и походного мешка?
    Леди Хьюлтер и все фрейлины и горничные Исты спустились во двор не для того, чтобы попрощаться, а чтобы в последний раз прилюдно и абсолютно безуспешно слезами убедить Исту передумать. Не желая признавать очевидное, леди Хьюлтер простонала:
    — О, боги, она серьёзно! Ди Феррей, остановите её, ради Матери!
    Крепко сжав зубы, Иста чувствовала, как их вопли отскакивали от её спины, словно стрелы от кольчуги. Белый мул ди Кэйбона повёл отряд через ворота и вниз с холма мягкой иноходью, но и так надоевшие голоса вскоре стихли. Лёгкий весенний ветер играл Истиными волосами. Она не оглядывалась.
    На постоялый двор они едва успели приехать до заката. Опираясь на руки тех, кто помогал ей спешиться, Иста вспоминала, когда же в последний раз провела целый день в седле, охотясь или путешествуя. Лисе, которой явно наскучил неспешный темп паломников, резво спрыгнула на землю, как будто весь вечер провалялась на кушетке, а не ехала верхом. Фойкс, по-видимому, оправился от ран, которые его беспокоили, ещё в начале их с братом пути. Даже ди Кэйбон не ковылял и не морщился от боли. Когда служитель Бастарда предложил Исте руку, она с благодарностью приняла помощь.
    Ди Кэйбон отправил одного из всадников вперёд, чтобы заранее условиться о кроватях и еде. К счастью, всё сложилось как нельзя лучше, несмотря на то что постоялый двор был весьма мал. Хозяину пришлось отказать лудильщикам, которые приехали позже. Старый узкий фермерский дом был расширен за счёт постройки нового крыла. Братьев ди Гьюра и служителя поселили вместе, Иста и Лисе получили комнату на двоих, а остальным были выданы соломенные тюфяки и спальные места на сеновале, благо ночь стояла тёплая.
    Хозяин и его жена накрыли два стола рядом со священным источником, в небольшой рощице, развесив фонарики на ветви деревьев. Мягкий мох и густой папоротник, колокольчики и какие-то цветочки с соцветиями в виде звёздочек, переплетение корней и сучьев, нежное журчание воды, бегущей по гладким камням, образовывали самую замечательную комнату, в какой Иста когда-либо ужинала. Руки вымыли водой из источника, принесённой в медных мисках. Служитель благословил её. Такая вода не нуждалась ни в каких дополнительных отдушках. Кладовая хозяйки славилась по всей округе. Двое слуг без устали носили бесконечные кувшины и подносы с отличным хлебом, отменным сыром, жареной уткой, бараниной, колбасами, сушёными фруктами, травами и весенней зеленью, яйцами, тёмными оливками и северным оливковым маслом, пирогами с яблоками и орехами, свежим элем и сидром — с простой, но сытной пищей. Ди Кэйбон неустанно совершал набеги на эти разносолы, радуя хозяйку, и даже дремавший долгие годы аппетит Исты вдруг встряхнулся и дал о себе знать. Когда же наконец рейна разделась и легла рядом с Лисе на маленькую чистенькую кровать в комнате со скошенной крышей, то заснула так быстро, что на следующее утро уже не помнила, как это случилось.
* * *
    Проснувшись, когда утренний свет проникал в полуоткрытое окно, Иста почувствовала себя немного неудобно. По старой привычке она некоторое время оставалась в кровати, ожидая, когда её, словно куклу, оденут, но потом поняла, что новая горничная нуждается в некоторых указаниях. Решив, что проще будет выбрать наряд и одеться самой, Иста лишь попросила помочь с некоторым шнуровками и завязками. Единственная трудность возникла с причёской.
    — Я не знаю, как укладывать волосы леди, — призналась Лисе, когда Иста вручила ей расчёску и села на низенькую скамью. Девушка с сомнением смотрела на густую пепельную гриву рейны, спускавшуюся до талии. Перед тем как лечь спать, Иста непредусмотрительно распустила сложную плетёную корону, созданную из её волос прежней горничной. Ночью локоны спутались и появились колтуны.
    — Сама же ты причёсываешься. Как?
    — Ну… Я заплетаю косу.
    — А ещё?
    — Иногда — две косы. — Иста на секунду задумалась:
    — А лошадей ты причёсываешь?
    — О да, миледи. Косички улиткой с лентами и особые узлы с бусинами на День Матери, хохолки плюмажиками, украшенные перьями, на День Сына, и…
    — Пусть сегодня будет коса. — Лисе облегчённо вздохнула:
    — Хорошо, миледи.
    Её руки работали быстро и умело, гораздо быстрее, чем руки прежних горничных. Что же до результата, то он весьма подходил скромному образу сьеры ди Аджело.
    Все собрались в рощице для совершения молитв на восходе солнца в честь первого полного дня паломничества Исты. На восходе солнце — некоторое иносказание, ибо солнце встало на несколько часов раньше, чем гости постоялого двора. Хозяин таверны, его жена и дети тоже присутствовали на церемонии, ведь визит служителя столь представительного ордена — редкое событие. Кроме того, — мысли Исты приняли несколько циничное направление, — если к этому служителю отнестись особо гостеприимно, то вполне вероятно, он посоветует и другим паломникам посетить сию не столь известную святыню.
    Поскольку этот источник был посвящён Дочери, ди Кэйбон, стоя рядом с ручейком на камнях, освещённых солнечными лучами, начал церемонию короткой весенней молитвой из небольшой книжечки, которую он возил в седельной сумке. Точного ответа на вопрос, почему источник посвящён именно Леди Весны, не было. Уверения хозяина таверны о том, что это тайное место, где произошло чудо о деве и кувшине, звучали малоубедительно, потому что Иста знала по крайней мере ещё три места в Шалионе, которым приписывается связь с этой легендой. Но живописность именно этого местечка не вызывала никаких сомнений.
    Ди Кэйбон, чьи заляпанные грязью одежды казались чище в ярком свете, спрятал книжечку в карман и откашлялся, собираясь приступить к утренним наставлениям. За спинами присутствующих в ожидании завтрака стояли уже накрытые столы, так что Иста была уверена, церемония особо не затянется.
    — В начале нашего духовного пути я бы хотел обратиться к истокам, знакомым нам с детства, — служитель на секунду прикрыл глаза, как будто бы восстанавливая цепь событий. — Вот что пишет Ордол в «Письмах молодому рею ди Браджар».
    Он снова открыл глаза, и в его голосе послышались интонации рассказчика:
    — Вначале был мир, и мир был огонь, текучий и ужасный. Когда огонь остыл, появилась материя и приобрела силу и твёрдость — огромный шар с пламенем в сердце. И из пламени в сердце мира медленно поднялась Душа Мира. Но как глаз человеческий не может увидеть самое себя, так же не мог увидеть самое себя и Глаз Души Мира. И раскололась Душа Мира надвое, чтобы познать себя, и так возникли Отец и Мать. И от сладкого осознания родилась в Душе Мира любовь. Любовь стала первым плодом, который сфера души принесла в дар сфере сущности, ибо любовь была источником сферы души и её основой. Но этот дар не был последним, за ним последовала песня, а потом речь, — продолжая рассказывать, ди Кэйбон усмехнулся и глубоко вздохнул.
    — И стали Отец и Мать править миром так, чтобы мир снова не поглотили огонь, хаос и разрушение. И от их любви появились на свет Дочь и Сын, и разделили боги между собой времена года, каждое из которых обладает собственным особым очарованием, и все боги получили по одному во владение. И в безопасности и гармонии такого устройства стремительно начал расти материальный мир. И из стремления создать красоту возникли растения, животные и люди, ибо любовь проникла в жаркое сердце мира, и сфера материи жаждала вернуть дары сфере души так же, как влюблённые горят желанием обменяться залогами своих чувств.
    Радость светилась на круглом лице ди Кэйбона, по мере того как он погружался в повествование, его голос менял интонации. Иста заподозрила, что он подходит к любимой части:
    — Но огонь, таящийся в сердце мира, сохранил разрушительные силы, с которыми трудно было бороться. И из этого хаоса восстали демоны, которые вырвались на свободу и наводнили мир, охотясь за хрупкими юными душами, словно волки за агнцами, пасущимися в долах. Настало время Великих Магов. Порядок мира был нарушен, зима, весна и лето смешались. Засухи и наводнения, лёд и огонь угрожали жизни людей, и множество дивных цветов и животных, созданных любовью, были возложены на алтарь Души Мира.
    И тогда однажды могучий и мудрый демон-лорд, сгубивший великое множество человеческих душ, встретил человека, уединённо живущего в лесу. Словно кошка, играющая с мышкой, демон принял гостеприимство отшельника и стал ждать, когда случится возможность перебраться из тела, которым он недавно овладел, в новое. Ибо был этот человек-отшельник, несмотря на лохмотья, удивительно красив: взгляд — словно укол кинжала, дыханье — божественный аромат.
    Но демон-лорд был опрометчив, приняв от отшельника глиняную плошку с вином и осушив её одним глотком. Пока демон вынашивал нечестивые замыслы, святой отделил от тела свою душу надвое и смешал её с вином, которое собственноручно подал гостю. И так демон впервые обрёл душу, а вместе с ней все её прекрасные и порой горькие дары.
    Демон-лорд упал на деревянный пол и забился в судорогах, изумлённо крича, словно новорождённый младенец, ибо он и вправду родился в тот момент для мира материи и духа. И переселившись в тело отшельника, не украв его из зависти, ибо оно тоже было добровольным даром святого, демон в ужасе бросился через лес к своему устрашающему замку и укрылся там.
    Многие месяцы скрывался он там, боясь самого себя, но живущий в нём святой начал учить его красоте добродетели. Святой посвятил свою жизнь Матери и теперь призвал на демона её благодать, чтобы избавить от совершённых грехов, ибо добровольный дар святого сделал возможным сам грех и стыд за содеянное, который теперь мучил демона как ничто другое. И среди мук совести и уроков святого душа демона стала расти, обретая честность и мощь. И став магом-паладином, чью могучую руку, облачённую в латы, украшал знак благосклонности Матери, он вошёл в мир сущего и начал от имени богов сражать мрачных бездушных демонов в тех местах, где их не могли достать сами боги.
    И демон с великой душой стал защитником Матери, Её любовь к нему не знала границ, ибо богиню очаровала непорочность его души. Так началась великая битва за очищение мира от яростных демонов и восстановление мирового порядка.
    Демоны боялись рыцаря Матери и пытались объединиться против него, но не могли, ибо это было противно их природе. Но и поодиночке их натиск был ужасен, и демон с великой душой, возлюбленный Матери, был сражён в последней битве.
    И так родился последний из богов, Бастард, дитя любви богини и демона с великой душой. Некоторые говорят, что он родился накануне последней битвы, плод единения на Её божественном ложе, другие считают, что Мать, скорбя, собрала с поля боя останки возлюбленного демона с великой душой, смешала его кровь со своей и, благодаря своему великому искусству, создала Бастарда. Но в любом случае их Сыну, единственному из богов, было вверено управление и сущим, и духом, ибо Его слугами стали демоны, которых великая жертва его отца победила, поработила и изгнала из мира.
    — Что же до настоящей лжи, — ди Кэйбон заговорил обычным тоном, если не обращать внимания на гневные нотки, проскальзывающие в его голосе, — то к ней относится ересь Четырёхбожия. Эти святотатцы считают, что демон с великой душой взял Мать силой и зачал с Ней Бастарда против Её священной воли. Непристойная, бессмысленная и богохульная ложь… — Иста заподозрила, что это уже не цитата из Ордола, а его личные рассуждения. Служитель откашлялся и официально завершил повествование: — Так заканчивается история о пришествии пяти богов.
    Иста с детских лет великое множество раз слышала различные версии этой истории, но приходилось признать, что искренность и красноречие ди Кэйбона заставили старую легенду зазвучать по-новому. Конечно, Бастарду обычно уделялось не больше места, чем остальным членам Святого Семейства, но людям простительны всякие вольности. Несмотря ни на что, Иста была тронута.
    Ритуал начался, и ди Кэйбон призвал пятикратное благословение, прося каждого бога ниспослать молящимся дары. Присутствующие вслед за ним возносили хвалы небесам. У Дочери просили процветания, познания и любви; у Матери — детей, здоровья и исцеления; у Сына — крепкой дружбы, удачной охоты и обильного урожая; у Отца — детей, справедливости и лёгкой смерти, когда придёт время.
    — И пусть Бастард ниспошлёт нам… — голос ди Кэйбона, нараспев произносящий слова церемонии, замедлился и впервые практически сошёл на нет, — в самой страшной нужде столь малые дары: гвоздь в подкове, спицу в колесе, перо, спиралью летящее вниз, камешек на вершине горы, поцелуй в отчаянии, единственное верное слово… и во тьме — понимание.
    Ди Кэйбон моргнул, вид у него был удивлённый.
    Иста вздёрнула подбородок; по спине у неё пробежали мурашки. Нет. Нет. Ничего в этом нет, ничего, совсем ничего. Ничего нет, слышишь? Она заставила себя медленно выдохнуть.
    Это всего лишь обычная формула. Большинство людей молилось о том, чтобы пятый бог обошёл их стороной, ведь Он был владыкой всех бедствий. Служитель поспешно осенил себя знамением — коснулся лба, губ, солнечного сплетения, пупка и сердца, расправив широкую ладонь на груди, потом повторил то же самое в воздухе, призывая благословение на присутствующих. Все зашевелились, потянулись в разные стороны, кто-то в полголоса заговорил, кто-то быстро зашагал прочь, возвращаясь к повседневным делам. Ди Кэйбон подошёл к Исте, потирая руки и беспокойно улыбаясь.
    — Благодарю вас, мудрейший, — сказала Иста, — за столь многообещающее начало.
    Он поклонился, явно воодушевлённый её одобрением:
    — Это великая радость для меня, миледи.
    Он засиял ещё ярче, когда слуги с постоялого двора принялись сновать взад-вперёд, вынося на свет то, что обещало стать очень душевным завтраком. Исте, при виде стараний ди Кэйбона, стало немного стыдно за то, что она похитила служителя, ссылаясь на притворное желание совершить паломничество, но было очевидно, что он просто упивается своей работой.
* * *
    Сельская местность в западной части Палмы представляла собой бесплодную равнину, только редкие купы деревьев торчали вблизи ручейков, немного оживлявших довольно скучный вид. Вдоль почти нехоженной дороги были разбросаны старые укреплённые фермы, основным источником дохода которых было не земледелие, а скотоводство. Мальчишки и собаки присматривали за овцами и скотом покрупнее, подрёмывая под прикрытием редких лоскутов тени. В звенящей тишине тёплого вечера хотелось спать, а не ехать, но ввиду позднего отъезда с постоялого двора отряд Исты продолжал героически продираться сквозь ленивый, сонный воздух.
    Временами, когда дорога становилась шире, Иста обнаруживала по одну руку от себя крепкого мула ди Кэйбона, а по другую — стройного гнедого Лисе.
    Чтобы хоть как-то унять заразительные приступы зевоты ди Кэйбона, Иста спросила его:
    — Скажите, Мудрейший, а что случилось с тем маленьким демоном, которого вы везли в день нашей первой встречи?
    Лисе, ехавшая рядом, вынув ноги из стремян и ослабив поводья, заинтересованно обернулась.
    — Ах да, всё прошло хорошо. Я передал его главному служителю в Тариуне, и мы решили его судьбу. Теперь он благополучно выдворен из нашего мира. Я как раз возвращался домой и провёл ночь в Валенде, когда… — ди Кэйбон кивком указал на вереницу всадников, намекая на неожиданное приглашение к рейне.
    — Демон? У вас был демон? — удивлённо спросила Лисе.
    — Не у меня, — аккуратно поправил служитель. — Он был заключён в тело хорька. По счастью, с таким животным достаточно легко справиться. В отличие от волка или быка, — он поморщился, — или человека, жаждущего заполучить демонскую силу.
    Девушка поджала губы:
    — А как изгнать демона?
    Ди Кэйбон вздохнул:
    — Передать его тому, кто тоже уходит из этого мира.
    Лисе на секунду нахмурилась, глядя между ушей своего коня, — а потом переспросила:
    — Что?
    — Если демон ещё не стал чересчур силён, то самый простой способ вернуть его богам — это передать душе, которая собирается к ним отбыть. То есть кому-нибудь, кто умирает, — пояснил он, увидев непонимающий взгляд девушки.
    — Ох, — выдохнула она. Повисла пауза. — Так… так вы убили хорька?
    — Всё совсем не так просто. Свободный демон, чья телесная оболочка умирает, просто перепрыгнет в другую. Понимаете, элементаль, проникший в мир сущего, не может существовать, не будучи материальным, чтобы пользоваться умом и силой, он не может создать этого для себя, ибо это противоречит его природе. Демон умеет лишь воровать. Сначала он безумен, бесформен, он приносит столько же вреда, сколько дикое животное. И так длится до тех пор, пока он не научится более изощрённым грехам у человека. Демон ограничен возможностями существа или человека, в котором он живёт. Изгнанный, он всегда стремится найти душу сильнее, идёт от существа помельче к существу покрупнее, от животного — к человеку, от человека послабее — к человеку посильнее. Он становится тем, что следующая жертва… ест, в некотором смысле, — ди Кэйбон задержал дыхание, словно погружаясь в глубины памяти. — Но когда опытный служитель или служительница умирает в доме, принадлежащем его или её ордену, демона можно вынудить переселиться в умирающего. Если демон ещё слаб, а служитель силён духом даже на смертном одре, то всё решается само собой, — он откашлялся. — Такой человек должен обладать великой душой, быть отрешённым от мира и полностью посвятить себя своему богу. Ибо демон может искусить слабую душу магией, способной продлить жизнь.
    — Нужна редкая сила духа, — промолвила Иста после минутного молчания. Может быть, недавно он столкнулся именно с таким случаем у смертного одра? Похоже, так оно и есть. Тогда не стоит удивляться его безграничному смирению.
    Ди Кэйбон понимающе скривился:
    — Верно. Не знаю, смогу ли я когда-нибудь… К счастью, заблудшие демоны — случай не частый. Если не считать…
    — Если не считать чего? — подстегнула его Лисе, когда стало понятно, что лекцию по теологии можно считать оконченной.
    Ди Кэйбон сморщил губы:
    — Главный служитель очень обеспокоен. Мой демон оказался третьим беглецом, обнаруженным за последний год только в Баосии.
    — А обычно сколько ловят? — поинтересовалась Лисе.
    — Ни одного за целый год во всём Шалионе. И так было много лет подряд. Последняя большая вспышка пришлась на день рея Фонсы.
    Отца Иаса; дедушки Исель, умершего пятьдесят лет назад. Иста обдумывала слова ди Кэйбона:
    — А что если демон уже не слаб?
    — Да, и вправду, — служитель секунду помолчал, разглядывая мягкие уши своего мула, свисающие по обеим сторонам головы животного, словно вёсла. — Именно поэтому мой орден прикладывает максимум усилий, чтобы отловить их в зачаточном состоянии.
    Между тем дорога сузилась, спускаясь к каменному мостику, перекинутому через зеленоватый ручей, и ди Кэйбон, вежливо отсалютовав Исте, пришпорил мула.

Глава четвёртая

    Следующий день начался рано и длился очень долго, но в конце концов голые равнины Баосии остались позади. Местность стала более холмистой, чаще стали попадаться речки, небольшие рощицы, дорога бежала к горным пикам, едва видневшимся на западе. Но земля ещё не могла похвастаться плодородностью.
    Городская стена Касилшаса обнимала каменистый выступ над потоком, прозрачным и холодным от весенних вод, бегущих с дальних высот. Местами серый, а местами охряной камень послужил материалом для постройки стен и зданий, то тут, то там оживлённых розовой или бледно-зелёной штукатуркой, дверями и ставнями из крашеного дерева, которые ярко-красными, синими и зелёными пятнами виднелись повсюду в угловатом вечернем свете солнца поздней весны. Этим светом можно напиться, словно вином, и опьянеть от окружающей пестроты, подумала Иста, пока кони несли их по узким улочкам.
    Городской храм выходил фронтоном на маленькую площадь, выложенную необычными гранитными плитами, подогнанными друг к другу наподобие мозаики. Прямо напротив, в здании, напоминавшем старый особняк, завещанный каким-то местным аристократом Ордену, Иста и её кавалькада обнаружили семинарию Бастарда.
    В ответ на стук ди Кэйбона в окованных железом двойных дверях открылась дверца поменьше, и появился привратник. На первые приветственные слова служителя он вовсе не ободряюще покачал головой. Ди Кэйбон на несколько минут исчез внутри. Затем обе двери распахнулись, и им навстречу поспешили грумы и дедикаты, жаждущие помочь вновь прибывшим с лошадьми и багажом. Коня Исты под уздцы ввели внутрь. Четыре этажа с деревянными резными балкончиками окружали вымощенный булыжниками двор. Старший служитель поклонился и нижайше попросил пользоваться гостеприимством Ордена. Он назвал имя сьеры ди Аджело, но Иста не стала обманывать себя: расшаркивался он перед Истой ди Шалион. Может быть, ди Кэйбон поступил не так благоразумно, как хотелось бы, но в таком случае они, без сомнения, получат лучшие комнаты, расторопных слуг и добротный уход за усталыми животными.
    Воду принесли почти сразу после того, как Исту и Лисе проводили в их комнату. В семинарии не было просторных покоев, предположила Иста, но здесь вполне хватало места для большой кровати, кровати поменьше, столика и стульев. Картину дополнял балкон, с видом на городскую стену и речку, текущую за главным зданием. Вскоре принесли и еду для обеих гостий на подносах, уставленных наспех подобранной посудой в бело-голубых цветочках, соответствующих времени года.
    После ужина Иста взяла с собой свою горничную и, пригласив Ферду и Фойкса сопровождать их, отправилась погулять по городу в свете заходящего солнца. В голубых туниках и серых плащах оба офицера-дедиката смотрелись безупречно, мечи, висящие на поясе, были просто мерой предосторожности, а не попыткой щегольнуть, и немало пар прекрасных глаз, принадлежащих не только касилшасским девушкам, но даже матронам, долго смотрели им вслед. Рост и походка Лисе ничем не уступала стати братьев ди Гьюра, рядом с молодостью и здоровьем шелка тускнели, а драгоценности меркли, словно дешёвые побрякушки. Иста решила, что такого блестящего сопровождения у неё не было со времён королевского двора.
    Несмотря на небольшие масштабы храма, планировка была обычной: четыре крыла, увенчанные куполами, каждое из которых посвящено отдельному члену Святого Семейства; внутри — открытый двор и священный огонь в центре; рядом с крылом Матери — башня Бастарда. Стены храма были построены из местного серого камня, а своды украшены резьбой по дереву: ярко раскрашенные демоны, святые, священные животные и растения, свойственные каждому богу, резвились вдоль несущих балок. За неимением лучшего развлечения, Иста решила остаться на вечерние службы. Она устала от богов, но приходилось признать, что пение радовало слух: в семинарии оказался замечательный хор, одетый в белое. Торжественное впечатление немного портило лишь то, что время от времени женщина, дирижирующая певцами, оглядывалась, чтобы посмотреть на реакцию рейны. Иста тихонько вздохнула и принялась старательно улыбаться и кивать, чтобы успокоить бедняжку.
    Три походных дня изнурили и людей, и животных, завтра они все останутся здесь отдыхать. В душу Исты стало закрадываться едва уловимое ощущение, что ей стало легче; и не важно, что подействовало — солнечный свет, физическая нагрузка, жизнерадостная молодая компания, расстояние, разделяющее её и Валенду, — Иста в любом случае был благодарна за это. Она скользнула под пуховое стёганое одеяло, сочтя, что эта узкая кровать гораздо роскошнее, чем все изысканные, но неудобные ложа королевских замков, вместе взятые, и заснула прежде, чем Лисе прекратила ворочаться на своей кушетке.
* * *
    Иста видела сон и знала, что видит сон.

    Она пересекла мощёный двор замка в полуденном свете поздней весны или раннего лета. Аллея, украшенная каменными арками, вела вдоль стены, тонкие алебастровые колонны были увиты резными лозами и цветами в рокнарском стиле. Солнце жарко пылало в зените; тени плотной субстанцией лежали у её ног. Иста поднялась — нет, не просто поднялась, а поднялась паря, — по каменным ступеням, ведущим из аллеи в деревянную галерею, дальше. В дальнем конце — комната. Иста мягко просочилась внутрь, не открывая деревянной двери, которая разошлась перед ней и сомкнулась позади, словно вода.
    В комнате было сумрачно и прохладно, но сеть солнечных лучей падала на плетёные коврики сквозь щели в ставнях, из-за чего приглушённые цвета нитей становились ярче. Посреди комнаты кровать, на кровати чей-то силуэт. Иста, словно дух, подплыла поближе.
    Мужчина, спящий или мёртвый, очень бледный и неподвижный. Он высок, его длинное тело одето в балахон из неокрашенного льна, собравшийся складками на груди и перехваченный льняным поясом на талии. В левой части груди пятно тёмно-алой крови, просочившейся сквозь одежду.
    Несмотря на длину тела, черты его лица можно назвать тонкими: широкие брови, точёная челюсть, немного заострённый подбородок. На коже нет ни царапин, ни шрамов, лишь только тоненькие линии пересекают лоб, обрамляют губы, лучиками расходятся из уголков глаз. Его тёмные прямые волосы зачёсаны назад, открывая высокий лоб; волосы волнами разлились по подушке, по плечам, будто река ночи, в которую луна пустила нити серебристого цвета. Его брови выгнуты, словно крылья; нос прямой; губы полуоткрыты.
    Призрачные руки Исты развязали пояс, закатали наверх льняной балахон. Редкие волосы, покрывавшие грудь, становились гуще внизу живота. Птица, свившая гнездо в этой роще, была сильна и прекрасна, и Иста улыбнулась. Но рана на левой части груди зияла, словно голодный рот. И пока Иста смотрела, оттуда забила кровь.
    Она закрывала руками тёмный разрез, пытаясь заткнуть струю, но красная жидкость сочилась сквозь её белые пальцы, быстрый поток продолжал растекаться по груди, заливая алым простыни. Глаза мужчины вдруг открылись, он увидел её и хрипло вздохнул.
    Иста проснулась, перестала кричать и прижала костяшки пальцев ко рту, не давая воплю вырваться наружу. Она ожидала почувствовать на губах тёплый, липкий вкус крови и поразилась, ничего не ощутив. Сердце бешено колотилось о грудную клетку, и она задыхалась, словно только что бежала.
    В комнате было темно и прохладно, но лунный свет проникал сквозь щели в ставнях. У себя на кровати Лисе что-то пробормотала и перевернулась.
    Это один из тех снов. Вещих снов. Ошибки быть не могло.
    Иста вцепилась в волосы, чуть приоткрыла рот и тихонько закричала.
    — Проклинаю Тебя, — выдохнула она. — Кто бы это из Вас ни был! Проклинаю Тебя, Тебя одного и Всех пятерых сразу. Убирайтесь из моей головы. Убирайтесь!
    Лисе потянулась, как кошка, и сонно спросила:
    — Леди? С вами всё в порядке? — девушка, щурясь, поднялась на локте.
    Иста сглотнула, чтобы взять себя в руки, и откашлялась:
    — Всего лишь странный сон. Спи, Лисе.
    Лисе согласно промычала и снова свернулась калачиком. Иста откинулась на подушки, прижав пуховое одеяло к без того мокрому от пота телу.
    Неужели всё начинается сначала?
    Нет. Нет. Больше у меня такого не будет. Она с хрипом дышала, сглатывала и едва себя сдерживала, чтобы не зарыдать. Через несколько минут дыхание успокоилось.
    Кем был тот мужчина? В жизни она его не видела, Иста была уверена в этом. Но если она его встретит, то узнает немедленно. Тонкие черты его лица, словно клеймо, горели в её памяти. И… и все остальные части тела. Он враг? Друг? Это предупреждение? Он Шалионец, ибранец, рокнарец? Благородный или крестьянин? И что значит это странное пятно крови? Ничего хорошего, в этом сомнений быть не могло.
    Что бы Ты ни хотел от меня, я не смогу это выполнить. Я уже доказала это раньше. Уходи. Уходи.
    Дрожа, Иста лежала долго; лунный свет успел смениться утренней дымкой, прежде чем она снова заснула.
* * *
    Иста проснулась от того, что Лисе не бесшумно ушла, а тихонько вошла. Рейна с удивлением обнаружила, что горничная позволила ей проспать все утренние молитвы, что недопустимо как для паломника, даже ложного, так и для гостя.
    — Но вы выглядели такой усталой, — оправдывалась Лисе, когда Иста напустилась на неё. — Вы, видимо, плохо спали ночью.
    Это верно. Приходиться признать, что лишнему отдыху можно только порадоваться. Завтрак ей принёс на подносе раскланивающийся прислужник, что тоже не было в порядке вещей по отношению к такому ленивому пилигриму, который умудрился проспать утреннюю службу.
    Одевшись и уложив волосы в более сложную косу, чем обычно, — Иста надеялась, что чем-то её причёска всё же отличается от лошадиной, — она отправилась гулять вместе с Лисе по старому особняку. Они устроились во дворе, где уже во всю светило солнце. Сидя на скамейке у стены, они наблюдали, как спешат по своим делам обитатели школы — студенты, преподаватели, слуги.
    Ещё одна вещь, которая Исте нравилась в Лисе, — девушка не болтала без умолку. Когда нужно было, она разговаривала с удовольствием, но оставшееся время, совсем не обижаясь, проводила в блаженной тишине.
    Иста шеей почувствовала холодное дыхание, исходящее от стены, на которую опиралась: один из местных духов. Он крутился вокруг неё, как кошка, которая хочет, чтобы её приласкали. Иста чуть не подняла руку, чтобы отогнать его, но наваждение исчезло. Скорбные души, оставленные, отверженные или забытые богами. Свежие духи сохраняют форму тел, в которых они были заключены при жизни. Сначала они зачастую неистовы, жестоки, разгневаны, но со временем они становятся тусклым, бесформенным комком забвения. Крепости, такие как, например, Зангр, хуже всего. Иста перестала видеть эти души внутренним глазом, когда была избавлена от затянувшейся чувствительности. То, что она сейчас видит такой дух, означает, что некий бог рядом, что иное зрение возвращается, — а значит, возвращается и всё остальное.
    Иста вспоминала двор замка, виденный во сне. Раньше она там не бывала, это не стоило подвергать никакому сомнению. Но также очевидно, что это место вполне реально. И чтобы избежать его… чтобы наверняка избежать его, ей нужно просто вернуться в Валенду и жить там до тех пор, пока плоть не начнёт гнить живьём.
    Нет. Назад я не вернусь.
    Эта мысль окончательно лишила Исту покоя, она поднялась и направилась к школе. Все прислужники и служители, встретив её на балконе, в коридорах, принимались кланяться и улыбаться, из чего рейна заключила, что опрометчивые сведения ди Кэйбона разнеслись повсюду. Притворяться сьерой ди Аджело самой — одно дело, но когда вместе с тобой притворяется целая сотня абсолютно незнакомых людей — это уже начинает злить.
    Они заглянули в анфиладу маленьких комнат, забитых книгами, расставленными по полкам, лежащими на столах: вожделенная библиотека ди Кэйбона. К великому удивлению Исты, на диванчике у окна сидел Фойкс ди Гьюра и читал какой-то том. Он поднял глаза от книги, прищурился, встал и поклонился:
    — Леди. Лисе.
    — Не думала, что ты интересуешься теологией, Фойкс.
    — Ох, я читаю всё, что подвернётся под руку. Но это вовсе не теология. Тут полно других вещей, порой даже странных. Здесь никогда ничего не выкидывают. Есть даже комната под замком, где хранятся книги о магии и демонах, а также… хм… книги непристойного содержания. Прикованные цепями.
    Иста подняла брови:
    — Так их не открыть? — Фойкс усмехнулся:
    — Скорее, не унести. — Он указал на томик, который держал в руках. — Здесь много романов в стихах, таких как этот. Я могу подыскать и вам.
    Лисе, до этого с удивлением оглядывавшая то, что было для неё самым большим собранием книг в одном месте, казалась заинтересованной. Иста покачала головой:
    — Как-нибудь потом.
    В дверь просунулся ди Кэйбон и радостно произнёс:
    — А, леди! Отлично. Я как раз вас искал.
    Он протиснул своё грузное тело внутрь. Иста поняла, что ещё ни разу его не видела с тех пор, как они приехали, даже на вечерней службе. Он выглядел усталым: серое лицо, мешки под глазами. Может быть, он поздно встал, посвятив всю ночь штудиям?
    — Я прошу — молю — о личной аудиенции.
    Лисе оторвалась от того, на что смотрела через плечо Фойкса:
    — Я должна уйти, рейна?
    — Нет. В случае, если леди желает поговорить наедине с неким господином, который не является её близким родственником, фрейлина должна находиться на таком расстоянии от беседующих, чтобы не слышать, о чём они говорят, но быть в поле зрения, готовой прийти по первому зову.
    — Ох, — Лисе понимающе кивнула. Исте никогда больше не придётся повторять ей это. Девушка, может быть, и не вышколена должным образом, но, пятеро богов, у неё наконец-то есть фрейлина с мозгами!
    — Я могу ей почитать, в этой или в следующей комнате, — сразу предложил Фойкс.
    — Хм… — ди Кэйбон жестом указал на стол и пару стульев, видных через арку, ведущую в следующее помещение анфилады. Иста кивнула и последовала за ним. Фойкс и Лисе устроились на уютном диванчике у окна.
    Иста подозревала, что предстоит очередная беседа об их паломническом пути, а потом написание скучных писем, чтобы уведомить ди Феррея о дальнейшем маршруте. Ди Кэйбон придержал стул и помог ей сесть, затем обогнул стол и уселся сам. Иста слышала из соседней комнаты голос Фойкса, слишком тихий, чтобы разобрать слова, но всё же передающий стихотворные интонации.
    Служитель Бастарда положил руки на стол перед собой. Некоторое время он их рассматривал, а потом посмотрел Исте в глаза:
    — Леди, на самом деле вы зачем отправились в паломничество? — спросил он ровным голосом.
    От такой прямоты брови Исты взлетели вверх. Но она решила на прямой вопрос ответить прямо; слишком редко такие вопросы задают рейнам, такая смелость не должна остаться без поощрения.
    — Чтобы сбежать от тех, кто присматривает за мной. И от себя тоже.
    — И всё же, у вас не было и нет желания молить богов о внуке?
    Иста сморщила нос:
    — Даже ради всех богов Шалиона я не стану принуждать ни Исель, ни мою новорождённую внучку Исару к этому. Я до сих пор помню, как меня стыдили и бранили за то, что я родила Иасу дочь, тогда, девятнадцать лет назад. Ту самую исключительную девушку, которая теперь — средоточие всех самых светлых надежд Шалиона за последние четыре поколения! — она смягчила яростный тон, который немного испугал ди Кэйбона. — Если в должное время появится внук, конечно, мне будет только приятно. Но я не буду просить богов ни о каких одолжениях. — Он принял это, медленно кивнув:
    — Хорошо. Я подозревал нечто вроде этого.
    — Я, само собой, понимаю, что не очень хорошо использовать паломничество в таких целях и впустую занимать добротную охрану, которую мне обеспечивает Орден Дочери. Хотя, уверена, я не первая, кто устраивает себе отдых за счёт богов. Моя казна компенсирует Храму все издержки.
    — Меня это ни коим образом не касается, — ди Кэйбон махнул рукой, словно отгоняя материальные соображения. — Леди, я много читал. Обращался к своим наставникам. Думал. Я… ладно, сейчас это не важно, — он набрал в грудь воздуха. — Знаете ли вы, рейна, понимаете ли, я обнаружил повод думать, что вы необыкновенно одарены в духовном смысле.
    Его взгляд словно искал что-то у неё в глазах. Где он нашёл этот повод? Каких тайных искажённых историй он наслушался? Иста откинулась на спинку стула, словно отступая:
    — Не думаю, что вы правы.
    — Уверен, вы себя просто недооцениваете. Серьёзно недооцениваете. Признаю, такое редко случается с женщинами вашего социального положения, но я понял, что вы от них отличаетесь. Я верю, что молитвы, умелое руководство, медитации и наставления приведут вас на ту ступень духовной восприимчивости к ощущению выполненного призвания, о каких мы, те кто носит одеяния цвета нашего бога, можем только мечтать. Такие дары нельзя просто оттолкнуть.
    И правда просто — нельзя. Их надо отталкивать с силой, не зная жалости. Как, о пятеро богов, он пришёл к этому внезапному заблуждению? Иста заметила во взгляде ди Кэйбона блеск одержимости великой идеей. Неужели он представляет себя её гордым духовным наставником? Никакие пустые протесты не заставят его отступиться от убеждения, что он призван помочь ей посвятить жизнь священному служению. Его ничто не сможет остановить, кроме голой правды. Исте показалось, что на месте желудка у неё пустое место. Нет.
    Да. Тем более, она уже рассказывала всё одержимому богом человеку. Может быть, с каждым разом будет становиться всё легче и легче.
    — Вы ошибаетесь. Поймите, мудрейший. По этому пути я уже однажды пришла к печальному концу. Я была святой.
    Теперь настала его очередь поражённо отпрянуть. Он судорожно сглотнул:
    — Вы были сосудом богов? — его лицо сморщилось от напряжения. — Это объясняет… что-то. Нет, не объясняет.
    Он схватился за волосы, но не стал их выдёргивать:
    — Рейна, я ничего не понимаю. Как вас коснулся бог? Когда случилось это чудо?
    — Очень, очень давно, — Иста вздохнула. — Когда-то эта история была государственной тайной. Государственным преступлением. Но теперь, мне кажется, это время прошло. Станет ли это когда-нибудь сплетней или легендой, или вовсе сотрётся из памяти людей — не знаю. В любом случае, не стоит никому её рассказывать, даже вашим наставникам. А если вам всё-таки придётся так поступить, спросите сначала у канцлера ди Кэсерила. Он знает всю правду.
    — По слухам, он очень мудр, — заметил ди Кэйбон, широко раскрыв глаза.
    — Ну хоть об этом слухи не врут. — Иста замолчала, собирая вместе мысли, воспоминания, слова. — Сколько вам было лет, когда фаворит рея Иаса, лорд Арвол ди Льютес, был подвергнут мучительной казни за предательство?
    Ди Льютес. Друг детства Иаса, брат по оружию, верный подданный на протяжении мрачных тридцати пяти лет его правления. Могущественный, умный, смелый, богатый, красивый, обладатель изысканных манер… казалось, не было конца дарам богов и рея, которые сыпались на блистательного лорда ди Льютеса как из рога изобилия. Исте было восемнадцать, когда она вышла замуж за Иаса. Рею и его правой руке ди Льютесу было уже к пятидесяти. Ди Льютес устроил свадьбу, вторую для стареющего рея, ибо уже тогда появились опасения насчёт единственного выжившего наследника Иаса — Орико.
    — Ну, я был ещё совсем мал, — ди Кэйбон помолчал, потом кашлянул, — но я слышал разговоры об этом, когда стал постарше. Говорили, что… — он осёкся.
    — Говорили, что ди Льютес соблазнил меня и умер за это от королевской руки моего мужа? — холодно подсказала Иста.
    — Хм. Да, миледи. Так это… не…
    — Да. Это ложь.
    Он тихонько вздохнул от облегчения. Её губы изогнулись:
    — Это не меня он любил, а Иаса. Ди Льютесу следовало быть мирским дедикатом вашего Ордена, а не священным генералом Ордена Сына.
    Кроме незаконнорождённых и других отбросов мира, Орден Бастарда ещё был прибежищем тех, кому не было дано наладить плодотворные отношения между мужчиной и женщиной, освящённые четырьмя богами, тех, кто искал возлюбленных собственного пола. Отдалившись от событий и грехов того времени, было даже забавно наблюдать за лицом ди Кэйбона, пока он осознавал смысл сказанного.
    — Должно быть… вам, молодой невесте, было тяжело.
    — Это верно, — согласилась Иста. — Теперь… — она вытянула руку и раскрыла ладонь, словно пропуская песок сквозь пальцы. — Всё это в прошлом. Гораздо сложнее было пережить знание того, что после гибели отца Иаса, рея Фонсы, великое и странное проклятие нависло над королевским домом Шалиона. И то, что я, сама того не зная, обрекла на него своих детей. Мне никто не сказал, не предупредил.
    Губы ди Кэйбона сложились в беззвучное «О».
    — Я видела вещие сны. Кошмары. Иногда мне казалось, что я сошла с ума. — Иногда Иас и ди Льютес оставляли её в этом ужасе одну, без защиты. Тогда это было, и остаётся сейчас, большим предательством, чем их потные тела и стоны под простынями. — И я молилась, молилась богам. И мои молитвы были услышаны, ди Кэйбон. Я говорила с Матерью, представ пред её очами так же, как я разговариваю сейчас с вами. — Даже от воспоминания об этом непередаваемом жаре по спине бежали мурашки.
    — Великое благословение, — в благоговейном трепете выдохнул он.
    Иста покачала головой:
    — Великая печаль. Следуя указаниям, данными мне богами, мы — ди Льютес, Иас и я — решили совершить опасный ритуал, чтобы снять проклятие и отправить его богам, которые однажды обронили его. Но мы… я от беспокойства и страха совершила ошибку, великую, но осознанную ошибку, и в результате неё ди Льютес умер. Магия, чудо, зовите это как угодно, ритуал не был свершён, боги отвернулись от меня… В панике Иас пустил слух о супружеской измене и о смертельной расплате за неё. Ярчайшее светило его королевского двора, его возлюбленный сначала был убит, похоронен, а потом обесчещен, что хуже, чем быть убитым снова, ибо ди Льютес любил свою честь больше, чем жизнь.
    Ди Кэйбон сдвинул брови:
    — Но… не был ли этот посмертный слух, пущенный вашим муже о ди Льютесе, клеветой и на вас, леди?
    Иста замялась, прежде чем ответить на такое неожиданное замечание.
    — Иас знал правду. Разве чьё-то ещё мнение имело значение? То, что меня ошибочно будут считать изменницей, казалось менее отвратительным, чем прослыть убийцей. Но позже Иас умер от скорби, покинув меня, оставив на пепле несчастья, потерявшую разум и всё ещё проклятую.
    — Сколько вам было лет? — спросил ди Кэйбон.
    — Когда всё это началось — девятнадцать. Двадцать два — когда закончилось, — Иста нахмурилась. По крайней мере, так тогда казалось…
    — Вы были слишком юны для такой ноши, — заметил он, словно откликнувшись на её мысли.
    Она поджала губы:
    — Офицеров, таких как Ферда и Фойкс, посылают драться и умирать в том же возрасте. Я была старше, чем Исель сейчас, а она несёт всю королевскую власть Шалиона на хрупких плечах, и не только женскую часть.
    — Но она не одна. У неё есть мудрые придворные и рей-консорт Бергон.
    — У Иаса был ди Льютес.
    — А кто был у вас, леди?
    Иста замолчала. Она не могла вспомнить. Неужели она и вправду была так одинока? Она потрясла головой и набрала в лёгкие побольше воздуха:
    — Новое поколение принесло новых людей, более скромных и более великих, чем ди Льютес, людей, обладающих более острым умом, более подходящих для выполнения должного. Проклятие было снято, но не мной. Но не до того, как мой сын Тейдес тоже умер от него — от проклятия, от моей пустой попытки снять его, когда мальчик был ещё ребёнком, от предательства тех, кто должен был защищать и направлять его. Три года назад, трудами и жертвами других, меня избавили от ярма. Я попала в тихую жизнь в Валенде. Непереносимо тихую. А я ещё не стара…
    Ди Кэйбон протестующе замахал пухлыми руками:
    — Конечно нет, миледи! Вы очень даже привлекательны! — Иста резким жестом оборвала его восклицания:
    — Матери, когда я родилась, было сорок. Я была её последним ребёнком. Теперь сорок мне, этой скорбной весной, когда умерла она. Половина моей жизни осталась позади, и её половина отнята проклятием Фонсы. Половина ещё осталась. Неужели это просто долгое и медленное угасание?
    — Конечно нет, леди! — Иста пожала плечами:
    — Я рассказывала всю правду уже дважды. Может быть, после третьего раза эта часть моей жизни отпустит меня.
    — Боги… боги могут простить многое искренне раскаявшемуся сердцу.
    Её улыбка стала горькой, как морская соль:
    — Боги могут хоть целыми днями прощать Исту. Но если Иста не простит Исту, боги могут пойти и повеситься.
    Его тихое «ох» было едва слышно. Но, как энергичное, верное идеалам существо, он был обязан попробовать ещё раз.
    — Но не отворачивайтесь так. Смею сказать, рейна, вы предаёте дарованное вам!
    Иста перегнулась через стол и понизила голос до хриплого шёпота:
    — Нет, мудрейший. Не смеешь.
    Он выпрямился и несколько минут сидел молча, не двигаясь. Наконец, его лицо снова пришло в движение:
    — Так что же делать с вашим паломничеством, рейна? — Иста поморщилась и махнула рукой:
    — Если хотите, выберите путь через постоялые дворы с лучшей кухней. Неважно, куда ехать, главное — как можно дольше не возвращаться в Валенду.
    Как можно дольше не возвращаться к Исте ди Шалион.
    — Но в конце концов вам придётся вернуться домой.
    — Я лучше сброшусь в пропасть, если только боги не будут поджидать меня на дне неё, а их я больше видеть не хочу. Этот выход для меня закрыт. Я должна жить. Жить. И снова жить… — она совладала с высокими нотками в голосе. — Мир — это прах, а боги — ужас. Скажите, мудрейший, куда мне в таком случае отправиться?
    Широко распахнув глаза, он покачал головой. Иста его мучила, и ей было стыдно. Она смущённо погладила его руку:
    — Если честно, эти несколько дней в дороге дали мне больше, чем три года безделья. Мой побег из Валенды был спазмом, я, словно тонущий, рвалась к воздуху. И я начала дышать, мудрейший. Паломничество, вопреки мне самой, может излечить меня.
    — Я… Я… во имя пяти богов, пусть это будет так, леди.
    Он осенил себя божественным знаменем. По тому, как рука каждый раз задерживалась на священной точке, можно было сказать, что сейчас этот жест не просто дань обычаю.
    Иста хотела даже поведать ему о своём сне. Но нет, это только снова его переполошит. Бедняге на сегодня достаточно. У него и так щёки белые.
    — Я ещё всё тщательно обдумаю, — заверил её ди Кэйбон, отодвигая стул от стола. Поднявшись, он поклонился ей, но не как проводник ведомому, не как придворный покровителю. Он склонился перед ней в глубоко почтительном поклоне, предназначенном живому святому.
    Иста вытянула руку и поймала его ладонь, не дав закончить жест бесконечного уважения:
    — Нет. Не сейчас. Никогда. Никогда больше.
    Он сглотнул, дрожа, превратил официальное прощание в нервный кивок и сбежал.

Глава пятая

    Пережидая долгий весенний дождь, они ещё на два дня задержались в Касилшасе, со всех сторон окружённые гостеприимством, которое начинало казаться Исте несколько навязчивым. Её приглашали в семинарскую трапезную не отведать скромной пищи, а почтить своим присутствием настоящие банкеты в её честь, причём старшее духовенство и местная знать чуть ли не дрались за место у стола рейны. К ней продолжали обращаться как к сьере ди Аджело, но всё же пришлось на время забыть об уже привычных простых манерах и вспомнить тонкости дворцового этикета, столь крепко засевшие в голове, что едва ли даже времени удалось бы стереть их. Иста была любезна, внимательна к гостям; она расточала комплементы, улыбалась и, стиснув зубы, посылала Фойкса сообщить вечно ускользающему ди Кэйбону, что ему немедленно нужно завершить все свои изыскания или Бастард знает что ещё. Пришло время двигаться дальше.
    Следующие дни прошли куда как лучше: приятная езда от одного священного источника к другому по цветущим полям и долам давала именно тот отдых, которого Иста ожидала от паломничества. Неуклонно продвигаясь на северо-запад, они миновали Баосию и оказались в соседней провинции — Толноксо. Долгие часы, проводимые в седле, сменялись одухотворёнными прогулками к местам, представляющим собой исторический или теологический интерес, — к колодцам, руинам, рощам, источникам, знаменитым захоронениям, стратегически важным возвышенностям и бродам. Юная часть отряда прочёсывала все места боевой славы в поисках наконечников от стрел, осколков мечей и костей и, обнаружив какое-нибудь пятно, спорили, был ли это след крови какого-нибудь героя. Ди Кэйбон обзавёлся новой книжкой для своей переносной библиотеки, скрывавшейся в седельной сумке; в этой брошюре были изложены истории и легенды региона, и, когда появлялась возможность, он зачитывал оттуда выдержки. И несмотря на вереницу весьма непритязательных постоялых дворов и священных приютов, совсем не соответствующих тому, к чему привыкла рейна или даже младшая дочь провинкара, Иста давно так не спала даже в собственной постели… очень давно, уже и не вспомнить когда. К великой радости, тот странный сон больше не возвращался.
    В первые дни после Касилшаса на утренних церемониях ди Кэйбон блистал результатами своих поспешных штудий, без зазрения совести подглядывая в сборник уроков по теологии. Но дальше на суд публики появился более интересный и смелый материал — предания о героических деяниях Шалионских и ибранских святых и одержимых богами мучеников, выполняющих волю своих божеств. Ди Кэйбон за уши притягивал связи между этими сказаниями и местами, которые паломникам предстояло осмотреть, но Иста так легко не поддавалась. От историй о чудесах, которые творили мужчины и женщины, бывшие сосудами для божественной силы, светились восторгом глаза не только у Ферды и Фойкса, но даже у Лисе, однако на Исту эти тайные намёки никак не действовали. Он беспокойно ждал, что рейна скажет, но она холодно благодарила его. Служитель кланялся и разочарованно уходил, укрепившись в намерении сделать намёк ещё прозрачнее.
    Перелом в секретной кампании ди Кэйбона наметился, только когда они достигли изножья холмов на западной границе и прибыли в городок Виниаска, как раз во время праздника, посвящённого середине весны. День гуляний приходился на расцвет сезона, когда до дня Матери оставалось столько же, сколько прошло со дня Дочери. В Виниаске в эту пору возобновлялось движение торговых караванов из Ибры через заснеженный перевал, что означало приток вина, масла, сушёных фруктов, рыбы и массы других деликатесов из этой тёплой страны, а также экзотических товаров с дальних берегов.
    За городскими стенами между каменистой речкой и сосновой рощицей раскинулась ярмарочная площадь. От жарящихся за палатками кабаньих туш поднимался аромат, от которого текли слюнки, на лотках красовались предметы, сделанные руками девушек, во имя богини соревнующихся в рукоделии. Проходя мимо прилавков с вышивкой, шитьём и шерстяными изделиями, Лисе вздрогнула. Ди Кэйбон и Фойкс вернулись из разведки и грустно сообщили, что в палатке с едой попробовать стряпню дают только судьям.
    Еда, конечно, очень важна, но и про молодой задор забывать не стоит. Несмотря на то что праздник устраивался в честь девушек, молодые люди тоже были не прочь побороться за взоры прекрасных глаз в разнообразных состязаниях на смелость и ловкость. Стража Исты, воодушевившись происходящим, умолила своего командира отпустить их и разбежалась попытать счастья, хотя Ферда и успел разделить ребят на пары, чтобы они в любой момент могли откликнуться на зов своей рейны. Суровость Ферды мгновенно улетучилась, когда он выяснил, что будут скачки. Отпрашиваться было больше не у кого, и поэтому он обратился к Исте. Она, спрятав улыбку, отослала его готовить скакуна.
    — Мой курьерский конь, — страстно заявила Лисе, — покажет всем этим деревенским пони, что их место у плуга!
    — Боюсь, женский заезд был раньше, — ответила Иста. Она видела, как мимо провели победителей — лошадь и девушку, всю в бело-голубых гирляндах, окружённую счастливыми родственниками.
    — Тот заезд был для девчонок, — немного презрительно возразила Лисе. — А сейчас к скачкам готовятся девушки постарше и дистанция будет длиннее, я видела.
    — А ты уверена, что это не грумы, или чьи-то родственники, может, вообще владельцы коней?
    — Нет, они же привязывали на рукава ленты цветов богини. И внешне на наездниц похожи.
    Прямо, как Лисе. Девушка изо всех сил старалась казаться спокойной, но не смогла удержаться и встала на цыпочки.
    — Что ж, — Иста от души забавлялась, — если хоть Фойкс меня не бросит, то…
    Фойкс усмехнулся и покорно ей поклонился.
    — О! Спасибо, миледи! — воскликнула Лисе и побежала к конюшням постоялого двора, где они оставили коней, с такой скоростью, словно уже оседлала своего гнедого.
    Иста прогуливалась под руку с Фойксом вдоль наскоро сколоченных площадок для состязаний, стараясь смотреть все раунды, в которых участвовала её доблестная охрана. Соревнование по собиранию на копьё колец со столбиков выиграл один из её ребят; прыжки с лошади с целью завалить молодого бычка увенчались победой этого самого бычка. Все призы приносились рейне, чтобы она посмотрела на них, а затем передавались на хранение Фойксу; Иста чувствовала себя и владычицей, и матерью одновременно. Она пожалела грязного, прихрамывающего борца с быком не менее ласково, чем поздравляла его более удачливых товарищей.
    В начале пути Иста приняла отряд охраны как неизбежную помеху и не обращала на него внимания. Но за те дни, что они вместе провели в дороге, она выучила имена, запомнила лица, узнала историю жизни каждого — в большинстве своём они были весьма коротки. Они перестали быть для неё безликими солдатами, ответственными за её безопасность, и превратились в великовозрастных детей. Но она старалась не обращать внимания на такие изменения. Она не хотела чувствовать себя ответственной за них. Мне не везло с сыновьями. Однако преданность должна быть обоюдной, иначе она становится предательством в зародыше.
    Пока соперники готовились к заезду, Фойкс отыскал для Исты удобное место на склоне холма, откуда поверх голов болельщиков открывался вид на дорогу. Галантным жестом офицер расстелил на земле плащ, который носил в руках, благо день выдался тёплый и ясный, и Иста благодарно расположилась на нём. Отсюда были отлично видны старт и финиш, отмеченные большими пнями. Участникам скачек предполагалось проехать около двух миль, обогнуть холмик, поросший дубами, и вернуться обратно той же дорогой.
    Около двадцати лошадей и наездников толклись в том месте, где дорога расширялась. Ферда ди Гьюра, верхом на своём чёрном лоснящемся звере, как раз регулировал стремена и украдкой поглядывал на остальных, когда появилась Лисе на длинноногом гнедом. Офицер удивлённо посмотрел на неё, но особого восторга не выказал. Судя по выражению лица Лисе, он отпустил какую-то колкость. На секунду замявшись, девушка, видимо, нашлась, что ответить. Ферда наклонился к ней и сказал ещё что-то, на этот раз дольше. Покраснев, она пришпорила коня и отъехала прочь: гнев мгновенно улетучился, уступив место задумчивости, а потом на губах девушки появилась кривая улыбка.
    — И что же там произошло? — вслух поинтересовалась Иста.
    Фойкс, расположившийся у её ног, фыркнул:
    — Ну, думаю, братец решил щегольнуть перед Лисе, заявив, что ей даже не стоит с ним соревноваться. И боюсь, он не сумел сдержать удивление как следует, — он полулежал, опираясь на локоть, и светился от удовольствия, которое, судя по всему, относилось отнюдь не к предстоящему заезду.
    — А ты почему не внизу с ними? — спросила Иста. — Рёбра всё ещё беспокоят?
    — Нет, леди. Просто наездник из меня никудышный, — молодой человек хитро прищурился. — Когда мне захочется, я тоже выберу состязание по себе. То, где нужно побольше сообразительности.
    Долго придётся выбирать, подумала Иста, мы же всё-таки на деревенской ярмарке.
    Следуя указаниям, которые выкрикивали двое заводил, всадники, толкаясь, выстроились в неровную линию поперёк дороги. Служитель богов городка Виниаска, чью талию украшал бело-голубой пояс, взгромоздился на пень, благословил присутствующих, посвятив скачки богине, и поднял над собой голубой платок. Рука опустилась. Под крики всадников и зевак лошади ринулись вперёд.
    Сначала позиции отыгрывались в жуткой борьбе — один всадник даже упал, — но уже на полпути к повороту участники растянулись. Гнедой Лисе и вороной Ферды мчались в первых рядах. Иста с замиранием сердца следила за расстоянием, её губы приоткрылись, дыхание участилось. Когда всадники появились у купы дубов, эти двое уже уверенно лидировали. Спутники Исты разразились радостными криками.
    Когда же и дубы остались позади, Лисе через плечо бросила взгляд на Ферду и на его во всю старающегося вороного, а затем пригнулась, прильнув к холке своего коня. Стройный гнедой словно бы оторвался от земли и понёсся по воздуху, неумолимо увеличивая отрыв от преследователя.
    Иста обнаружила, что ликует вместе со всеми:
    — Да! Давай! Ха!
    Когда Лисе стала приближаться к финишному пню, соперников уже разделяло расстояние в десяток лошадей. Но девушка вдруг осадила скакуна. Шаг коня замедлился, а последние несколько метров он и вовсе практически топтался на месте. Вороной Ферды, разбрасывая хлопья пены, молнией пронёсся мимо, и только тогда Лисе отпустила поводья, позволив гнедому демонстративно дотрюхать до финиша. Конь выглядел так, словно вовсе не прочь пробежать с той же скоростью дистанцию побольше, и Иста напомнила себе, что курьерские лошади преодолевают и двадцать пять километров без остановки. В воплях зрителей чувствовалось замешательство. Все бросились к финишу, запрудив дорогу.
    Фойкс покачивался взад-вперёд, одной рукой обхватив колени, а другой зажав рот, и издавал булькающие звуки.
    Ферда, красный от напряжения и гнева, приподнялся на стременах. Тем не менее все чествования достались ему, хотя озадаченные жители время от времени недоумённо поглядывали на Лисе. Девушка же, гордо задрав носик, повела своего скакуна в город к конюшням вслед за горе-победителем. На лице у Ферды было написано, что ему хочется сорвать с себя бело-голубую гирлянду и в гневе бросить к ногам обидчицы, но он боится оскорбить богиню и хозяев праздника.
    — Если твой брат пытается ухаживать, — обратилась Иста к Фойксу, — посоветуй ему избрать другой… хм… метод.
    — Ни за что на свете, — отозвался Фойкс, справившись наконец с собой. Но смешки всё же иногда вырывались наружу. — Если я начну ему советовать, он мне спасибо не скажет. И заметьте, леди, я, не раздумывая, брошусь наперерез стреле, пущенной рокнарским арбалетом в брата. Такое уже случалось. Но, мне кажется, должны существовать пределы братскому самопожертвованию…
    Иста сухо улыбнулась:
    — Может, это как раз одно из его проявлений? Понимаю… — Фойкс пожал плечами:
    — Ну… кто знает? Время покажет.
    — Верно. — Всё это напомнило Исте дворцовые политические игры в миниатюре. Нужно посоветовать Лисе не сеять раздор в их маленьком отряде, не важно, случайно или намеренно. Что касается Фойкса… то ему вряд ли нужен чей-либо совет.
    Фойкс встал, глаза его сверкали:
    — Я должен поздравить братца с победой. Такой случай упускать нельзя.
    Он повернулся и с изяществом, достойным кардегосского дворца, помог ей подняться с земли.
    Ближе к вечеру, когда Лисе уже вернулась к Исте, Фойкс решил поучаствовать в состязании по рубке дров. Он выполнял, простые, но требующие силы упражнения, сняв рубашку, чтобы покрасоваться перед дамами. На мускулистом торсе не было видно серьёзных шрамов, но Иста заметила, что кое-где остались небольшие пятна. Она решила, что мечом он владеет так же красиво, как и работает топором. Но офицер то ли ещё не так оправился от ранений, как утверждал, то ли что-то задумал, потому что радостно занял второе место. Он хлопнул победителя по плечу, поздравил его, купив бутыль эля, и удалился, весело насвистывая.
* * *
    Вплоть до вечера Исте не удалось поговорить со своей горничной с глазу на глаз. После ужина они вышли на балкон лучшей на постоялом дворе комнаты с видом на городскую площадь. Внизу на мощёной мостовой праздник продолжался, начались музыка и танцы в кружевном свете сотен красивых резных фонариков, развешанных по всей площади на деревьях перед храмом. Веселье пока ещё не превратилось в буйство, поскольку девушек тщательно опекали их родственники. Ближе к ночи, когда все юные создания уйдут, наступит время для серьёзной пьянки.
    Иста уселась на стул, вынесенный сюда специально для неё; Лисе опёрлась на деревянные перила и с тоской смотрела на танцоров.
    — Ну, — немного спустя подала голос Иста, — что вы с Фердой наговорили друг другу перед заездом? Что вас так распалило?
    — Ох, — Лисе полуобернулась, поморщившись. — Да глупости всякие. Он сказал, что нечестно с моей стороны участвовать, ведь мой конь слишком хорош и быстр для деревенских соревнований. Будто его собственный вороной не лучшее, что можно найти в Кардегоссе! А потом он ещё заявил, что эти скачки не для женщин, хотя вокруг было полно девушек! Ещё бы, это скачки во имя богини! Мужчины же могут выступать только от имени женщины, а он взялся защищать вашу честь.
    — Да уж, не совсем логично, — пробормотала Иста.
    — Он был отвратителен. Что ж! Я ему показала.
    — Мм-м… Но ты же ещё показала, что он был в чём-то прав. Твой конь во много раз превосходит виниаскских кляч.
    — Его конь тоже. Если бы я по этой причине не стала участвовать, то и он бы не стал.
    Иста молча улыбнулась, а Лисе, немного подождав, вернулась к созерцанию танцующих. В местных деревенских танцах мужчины и женщины плясали то отдельно, хороводом, взявшись за руки, то вместе, следуя сложному рисунку, который, перекрикивая музыку, задавал заводила. Многие из фигур требовали немалой энергии и сопровождались кружением верхних и нижних юбок и ритмичным топаньем ног.
    Иста не могла решить, повлечёт ли трудности вспышка, промелькнувшая между двумя её приближёнными, или наоборот. Честно говоря, она не знала, действительно ли её горничная, столь поспешно принятая на работу, — девушка. Девицы-курьеры наверняка заботятся о том, чтобы не забеременеть, иначе они потеряют средство к существованию, но это отнюдь не значит, что они воздерживаются от сексуального общения, или невинны, или просто ничего не знают об этой стороне отношений. А если невинность основывается на незнании, то худшего средства защиты не придумаешь.
    При дворе Иаса Иста не могла не узнать способы, как мужчина и женщина — или любая другая комбинация участников — могут доставить друг другу удовольствие, не рискуя получить последствия в виде детей. И рейна понятия не имела, ни сколько способов эти самые девицы-курьеры обсудили в своих спальнях, ни научили ли своих питомиц таким секретам дамы, что присматривают за ними и которые сами в молодости были курьерами. В любом случае, будучи фермерской девочкой и видя спаривание животных собственными глазами, Лисе знала обо всём гораздо больше, чем Иста в её годы. Но эмоции всегда готовы учинить смуту при дворе физиологии.
    Кроме всего прочего, было неясно, что входит в намерения одного из братьев ди Гьюра: собирается ли он честно ухаживать, или просто пытается соблазнить. А если задуматься о пропасти, что разделяет безземельного младшего аристократа и дочь простого, хотя и владеющего землёй фермера, то она, может, и не смутит последнего, но для первого окажется непреодолимой. Остаётся уповать на приданое, что в случае с Лисе весьма сомнительно.
    За то малое время, что оба брата провели в беззаботном общении с Лисе, она, без сомнения, успела обратить на себя их внимание. Девушка красива и привлекательна, а молодые люди пышут здоровьем и силой… в общем, Иста решила не кидаться латать брешь, дабы не нажить трудностей посерьёзнее.
    Всё же она запустила удочку:
    — Так как тебе братья ди Гьюра?
    — Ферда сначала был ничего, но теперь стал сильно нос задирать.
    — Мне кажется, он принимает ответственность, возложенную на него, слишком близко к сердцу.
    Лисе пожала плечами:
    — А Фойкс… Фойкс — тоже ничего.
    Умер бы Фойкс, услышав столь прохладный отзыв? Вряд ли. Иста решилась на рискованный выпад:
    — Надеюсь, никто из моей гвардии не делал тебе непристойных предложений. Дабы содержать в чистоте имя своей леди, горничная сама должна быть выше всего этого.
    — Нет, они всецело преданы служению богине, — девушка фыркнула, — если только Ферда не сделал это служение очередным объектом своего самодовольства, — она задорно улыбнулась, и на её щеке появилась ямочка. — А вот наш добрый служитель времени не терял. Он приставал ко мне в первую ночь, в Палме.
    Иста удивлённо моргнула:
    — А! — осторожно отозвалась она. — Не следует забывать, что не все служители Ордена Бастарда той ориентации. — Иста раздумывала, как бы сформулировать следующий вопрос. — Вовсе не нужно сносить оскорбления, и не важно, какое социальное положение занимает обидчик. Тем более что ты — моя подчинённая. Если возникает такая проблема, следует обязательно обратиться ко мне.
    Лисе покачала головой:
    — Всё это вполне могло меня обидеть, но он умудрился быть очень милым. Он покорно выслушал отказ и отправился попытать счастья с горничной.
    — Но мне не поступало никаких жалоб! — Девушка усмехнулась:
    — Ну, не думаю, чтобы у неё были какие-то претензии. Когда, некоторое время спустя, они вышли из её комнаты, девица вовсю хихикала. Это заставило меня задуматься, а не много ли я потеряла.
    Иста попыталась сохранить строгую мину и не засмеяться, но у неё не получилось:
    — Да уж!
    Лисе широко улыбнулась в ответ и снова принялась с завистью наблюдать за танцующими. Вскоре Иста уже не могла это выносить и отпустила девушку на праздник. Лисе восторженно приняла столь неожиданный подарок и, чем немало удивила Рейну, перемахнула через перила балкона, повисла на одной руке, спрыгнула на землю и убежала.
    Странное ощущение — остаться одной. Несколько проходящих мимо мужчин немного грубовато, но всё же дружелюбно окликнули Исту, но, не зная, что ответить, она решила промолчать. Мужчины отреагировали уже более резко и менее дружелюбно. Немногим раньше Лисе несколько раз уже отшучивалась, и их пьяненькие поклонники отправлялись восвояси, громогласно хохоча. Это не мой мир. А когда-то, возможно, она им правила из туманного Кардегосса.
    На соседнем балконе появился Ферда ди Гьюра и, увидев, что рейна в гордом одиночестве наблюдает за несостоявшимися певцами серенад, растворяющимися в ночи, вежливо пожурил её за то, что она опрометчиво отпустила горничную. Офицер исчез, чтобы затем появиться у выхода с постоялого двора и нырнуть в толпу в поисках Лисе. Когда они, уже вместе, вернулись, кулаки у обоих были крепко стиснуты. Какая бы перепалка ни произошла между ними, к тому времени когда Иста могла их услышать, оба уже шли молча.
    Иста направилась к кровати. Шумное празднество продолжалось ещё несколько часов, но рейну это уже не беспокоило.
* * *
    Глубокой ночью во сне она открыла глаза и обнаружила, что снова оказалась во дворе таинственного замка. На этот раз вокруг было темно, — может, всё происходит этой ночью? Та же ущербная луна, что озаряла Виниаску болезненным, неровным светом. Но тени не казались непроницаемыми, в воздухе висело странное сияние, словно луч из белого огня. Он пересекал двор, вёл вверх по ступеням и исчезал в уже знакомой тяжёлой двери в конце галереи. Истинное «я», принадлежащее сну, не осмеливалось прикоснуться к нему, хотя отвести взгляд от свечения не было сил. И она последовала за ним — по лестнице, вдоль перил. Сквозь дверь.
    В спальне было темнее, чем во дворе, ставни наглухо закрыты, ни один лунный блик не просачивался внутрь, но освещение всё же присутствовало: луч белого огня шёл прямо из сердца мужчины, лежащего на кровати. Бледное пламя охватывало его тело, словно он горел, поднималось из груди и струилось прочь… и Исте хотелось понять, что перед ней — луч или путеводная нить. И куда ведёт эта путеводная нить. Она скользнула взглядом вдоль повисшей в воздухе линии света, ей хотелось схватить её, чувствовать, как эта нить тянет её куда-то, словно канат, вытаскивающий из воды тонущую женщину.
    Призрачная рука Исты потянулась к лучу, сжала его; линия оборвалась, рассыпалась в пальцах на светящиеся осколки.
    Мужчина на кровати очнулся, хрипло вздохнул и приподнялся. Увидев её, он вытянул вперёд горящую руку.
    — Вы! — выдохнул он. — Леди! Помогите мне во имя бога… — Какого бога? Иста, чуть ли не на грани истерики, не смогла удержаться от этой мысли. Она не осмелилась взять эту жуткую горящую руку, несмотря на то что она тянулась к ней. Кто вы? Его широко распахнутые глаза, казалось, пожирали её:
    — Она говорит! — его голос дрогнул. — Миледи, молю, не уходите…
    Она открыла глаза в тёмной комнатке на постоялом дворе в Виниаске.
    Единственный звук, который нарушал тишину, — мерное дыхание Лисе, спящей на соломенном тюфяке в другом конце комнаты. Праздник, судя по всему, закончился, последние подвыпившие гуляки разошлись по домам или отключились там, докуда успели добрести.
    Стараясь не шуметь, Иста спустила ноги на пол и прокралась к запертым дверям балкона. Она отодвинула щеколду и выскользнула наружу. Источниками света были только два стенных фонаря, тускло освещавших с двух сторон вход в храм на противоположной стороне площади. Рейна подняла глаза к ночному небу, к ущербной луне. Она знала, что это та же самая луна, что была в видении. Место и мужчина, где бы они ни были, так же реальны, как и она сама. Видел ли тот странный мужчина сегодня сон об Исте, такой же, как Иста о нём? Что видели его тёмные будоражащие глаза, что заставило его так отчаянно тянуться к ней и была ли она для него такой же загадкой, как и он для неё?
    Его голос был глубок, но искажён болью, страхом или изнеможением. Однако говорил он на ибранском, языке Ибры, Шалиона и Браджара, а не на рокнари или дартакане — хотя и с северо-Шалионским произношением и рокнарскими интонациями.
    Я не могу помочь тебе. Кем бы ты ни был, я не могу помочь. Молись своему богу, если хочешь спасения. Хотя я бы тебе не советовала этого делать.
    Она вышла из потока лунного света, заперла двери балкона и поспешила к кровати как можно тише, чтобы не разбудить Лисе. Иста накрыла голову пуховой подушкой. Она скрыла всё, кроме того, что рейна не хотела видеть, — жгущие разум глаза. Когда она завтра проснётся, события минувшего дня покажутся сном по сравнению с этим. Она сжала пальцами простыни и стала ждать рассвета.
* * *
    Когда на следующее утро после восхода солнца Лисе причёсывала волосы Исты, в дверь комнаты постучали и послышался голос Фойкса ди Гьюры:
    — Миледи? Лисе?
    Лисе подошла и распахнула дверь, ведущую в галерею, опоясывающую внутренний двор гостиницы. Фойкс, уже одетый по-дорожному, кивнул ей и поклонился Исте, которая встала за плечом своей горничной.
    — Доброе утро, миледи. Мудрейший ди Кэйбон нижайше просит прощения, но он не в состоянии вести утренние молитвы. Ему очень плохо.
    — О нет! — воскликнула Иста. — Насколько это серьёзно? Нужно послать в храм за целителем?
    Виниаска гораздо меньше Валенды, достаточно ли велик местный Орден Матери, чтобы поддерживать целительство на должном уровне?
    Фойкс потёр губы, чтобы не улыбнуться:
    — Не думаю, что это необходимо, миледи. Может, он вчера съел что-нибудь не то. Или это… ээ-э… похмелье.
    — Когда я в последний раз его видела, он не был пьян, — усомнилась Иста.
    — Мм-м… ну, это было раньше. А потом он вышел со всеми из здешнего храма, и что ж, совсем уже поздно ребята его принесли. Нельзя сказать, чтобы можно было поставить диагноз через закрытую дверь, но, судя по стонам и звукам, доносившимся оттуда, я бы назвал это похмельем. До ужаса знакомо, вызывает массу воспоминаний. Слава богам, уже подзабытых воспоминаний, но всё же.
    Лисе подавила смешок.
    Иста хмуро посмотрела на неё и сказала:
    — Замечательно. Скажи своим людям оставить сборы и отправить лошадей обратно к кормушкам. Вместо этого, мы пойдём на утреннюю службу в храм, а потом решим, ехать ли нам дальше… В конце концов, мы никуда не спешим.
    — Отлично, миледи, — Фойкс кивнул, отсалютовал, развернулся и зашагал прочь.
    Утренняя служба длилась час, но Исте показалось, что обряд укоротили, тем более что народу было немного, да и сам храмовый служитель имел бледный, нездоровый вид. После она с Лисе и Фойксом побродила по тихому городку. Ярмарочные палатки разбирали и складывали. Они прогулялись вдоль реки, по тем местам, где проходили скачки, и Фойкс уговорил Лисе дать полный отчёт о заезде, указав все мелочи, касающиеся лошадей и наездников, которые Иста едва ли заметила. Лисе объяснила, что её потрясающая скорость во второй части скачек была отчасти кажущейся: дело в том, что остальные кони к тому времени уже стали выдыхаться. Исту порадовало то, что их пятимильная прогулка совсем её не утомила, как это было в тот день, когда она решила сбежать из Валенды, и, судя по всему, дело было вовсе не в более подходящей обуви и одежде.
    Мудрейший ди Кэйбон вышел из комнаты только после полудня, цвет его лица напоминал тесто. Иста взглянула на него, отменила все планы по отбытию на сегодняшний день и отослала беднягу обратно в постель. Он уполз обратно, жалобно бормоча слова благодарности. Отсутствие у него жара Исту успокоило. Диагноз Фойкса — похмелье — казался вполне обоснованным, потому что служитель появился к ужину, стыдливо пряча глаза, съел тост, выпил чаю и решительно отказался от разбавленного водой вина.
* * *
    На следующее утро ди Кэйбон был на вид совершенно здоров, хотя утренняя молитва снова была зачитана из книжки. Отряд Исты пустился в путь, когда воздух ещё был прохладен, они пересекли вброд каменистую реку, держа путь на север, и начали подъём на холм, оставив Вианеску позади.
    Местность, по которой они ехали, находилась на сухой стороне гор и отличалась скудной растительностью: кое-где росли сосны и вечнозелёные дубы, пространство между ними заполнял низкорослый кустарник, и то тут, то там из жёлтой листвы торчали камни. Почва была слишком бедна для земледелия, если не считать лоскуты рукотворных садов, террасами спускавшихся по склонам, но скоро и эта малонаселённая область вблизи Вианески стала совсем дикой. Дорога петляла вверх-вниз, и одна небольшая долина ничем не отличалась от другой. Иногда попадались старые мосты и акведуки, не в самом лучшем состоянии, пересекавшие ручьи, которые бежали с дальних вершин, возвышающихся по левую руку, но чаще всего кони и мулы пересекали потоки вброд по камням. У одного такого ручья чуть позже полудня они остановились перекусить. Главным даром этой части страны была вода — чистая, прозрачная и холодная.
    К вечеру нужно было добраться до священного места, затерявшегося среди холмов, до деревни, где родилась служительница Матери, святая целительница, чьи чудесные деяния вершились уже вдали от этого места. Там, подумала Иста, когда их отряд двинулся дальше, они будут ещё незаметнее. Суслики, которые то и дело выскакивали на дорогу и неодобрительно фыркали, наблюдая за проезжающими, не станут писать доносы и пользоваться их именем, чтобы впоследствии привлечь побольше путешественников. После посещения деревни маленькой кавалькаде предстоит спуститься с гор к более простым дорогам равнин Шалиона. А потом повернуть на юг, к Баосии, к дому?
    Иста не хотела возвращаться. Но как долго будет продолжаться это странное паломничество, как долго ей удастся удерживать подле себя этих молодых людей, бесцельно таская их по деревенским тропкам? Их скоро призовут выполнять более жестокий долг, ведь Шалионские лорды готовят кампанию на севере. Что ж, пусть все мы будем успешно увиливать от службы как можно дольше. Погода стояла мягкая, время года было подобрано весьма удачно; тёплый вечер дышал ароматом горного тимьяна и полыни. Скоро их сменит резкий запах крови, пота и железа.
    Карабкаясь по лесистому склону, а затем устремляясь вниз, тропа стала шире. Ферда и ди Кэйбон ехали впереди, за ними — молодой гвардеец и Фойкс. Лисе пристроилась рядом с Истой, остальные тянулись следом.
    Сначала Иста уловила волну эмоций, идущую извне, — горячую, липкую угрозу, боль и отчаяние, невозможность дышать. Секунду спустя её конь упёрся всеми четырьмя копытами в землю и, дрожа, замер. Он резко дёрнул головой и заржал.
    Из тени деревьев появился медведь. Голова опущена, могучие плечи угрожающе напряглись, бронзовый мех, словно вода, переливался в вечерних лучах солнца. Для такого неуклюжего, неповоротливого животного он двигался невероятно быстро. Рёв рассёк тишину.
    Все лошади и мулы принялись крутиться на месте и брыкаться. Молодой гвардеец Пежар, тот что ехал впереди Исты, полетел влево, когда его перепуганный скакун резко дёрнулся вправо. Рейна не успела увидеть, упал ли юноша, потому что её собственный конь взвился на дыбы, истошно ревя. Она попыталась придержать поводья, ухватиться за гриву, но поздно. Лука седла ударила в живот, животное ещё раз рванулось, быстро стала приближаться земля, встреча с которой вышибла дыхание. Оглушённая, Иста вскочила на ноги и попыталась ухватить ремень узды.
    Лошади галопом неслись прочь, а наездники яростно натягивали поводья, стараясь заставить их повиноваться. Конь Пежара с опустевшим седлом был уже далеко внизу. Истин жеребец, брыкаясь, летел следом. Распластавшись по земле, юноша в ужасе смотрел на медведя, который, пуская слюну, навис над ним. Неужели животное взбесилось настолько, чтобы напасть? Обычно горные медведи пугливы, они всегда стараются скрыться. И это не самка-мать, защищающая детёнышей, а крупный самец.
    Это не медведь. Или — не совсем медведь. Едва дыша, в немом изумлении, Иста подобралась поближе. Несмотря на первое жуткое впечатление, медведь оказался не совсем здоров. Запаршивевший мех — с близкого расстояния это было виднее — кое-где оставлял проплешины, в которых виднелась нездорово тонкая кожа, вовсе не соответствующая размерам её обладателя. Могучие ноги дрожали. Медведь посмотрел на Исту не менее удивлённо, чем она на него.
    Ей казалось, что вся медвежья сущность животного была выедена изнутри. В глазах, смотревших на неё, светился разум, совсем не свойственный зверям. Им завладел демон. И демон почти поглотил его.
    И теперь наездник ищет нового скакуна.
    — Как ты смеешь? — возмутилась Иста. — Даже простой медведь не заслужил такое. Ты из другого мира, демон. Возвращайся к своему проклятому хозяину. Их взгляды скрестились; Иста шагнула вперёд, медведь отступил от белого, как простыня, мальчика. Ещё шаг. Ещё. Медведь-демон опустил голову чуть ли не до земли; широко раскрыв глаза с белой каймой и сопя, он в страхе пятился.
    — Рейна, я здесь! — углом зрения Иста увидела Фойкса в развевающемся плаще, который с боевым криком занёс меч для мощного удара. Его губы растянулись, зубы стиснуты в предвкушении удара.
    — Нет, Фойкс! — слишком поздно выкрикнула Иста.
    Тяжёлый клинок одним махом отсёк медведю голову и воткнулся в землю. Из шеи животного хлынула кровь, голова покатилась по траве. Передняя лапа судорожно дёрнулась, и огромное мохнатое тело рухнуло вниз.
    Исте казалось, что она видит демона всеми чувствами, кроме зрения, — осязаемую силу, кровавый огонь, пахнущий раскалённым металлом. Он метнулся к ней, потом вдруг бросился назад, объятый каким-то животным страхом. На какой-то отчаянный момент демон завис в нерешительности между Фойксом и юношей, лежащим на земле. И потёк в Фойкса.
    Глаза Фойкса распахнулись.
    — Что? — произнёс он странным тоном, будто с кем-то разговаривал. Потом вдруг его зрачки закатились, и он потерял сознание.

Глава шестая

    Лисе первая справилась с конём и поскакала обратно; она спрыгнула с гнедого, смятение и тревога сдавливали горло. Пежар, постанывая, сел и в ужасе посмотрел на обезглавленного медведя. Юноша недоумённо нахмурился при виде Фойкса, лежащего рядом с тушей, всё ещё истекающей кровью.
    — Сэр?…
    Падая с лошади, Иста ударилась животом, но теперь кости ныли от толчка, вызванного переселением демона. Было такое ощущение, что разум неестественным образом отделен от тела. Она сняла плащ, свернула его и опустилась на колени, пытаясь перевернуть тяжёлое тело Фойкса и уложить голову на импровизированную подушку.
    — Подождите, леди, — остановила её Лисе. — Он был парализован, когда упал с коня? У него кости могут быть сломаны…
    — А он упал? Я не видела, — это могло объяснить, почему он раньше всех оказался рядом с медведем. — Нет, с ним было всё в порядке. Это он убил зверя.
    Что очень жаль.
    — Хм, он соскользнул с крупа прямо на нас. Думаю, там сложно было что-нибудь сломать, — Лисе намотала повод на руку, удерживая фыркающего и пятящегося коня, и встала на колени, чтобы помочь. Девушка оглядела впечатляющие доказательства — тушу, меч и голову, лежащую неподалёку.
    — Пятеро богов, вот это удар, — она посмотрела на Фойкса. Лицо его цветом напоминало овсяную кашу. — Что это с ним?
    Ферда подъехал следом, взглянул на происходящее и слетел с коня, даже не подумав прихватить повод.
    — Фойкс! Рейна, что случилось? — он встал на колени рядом с телом брата и ощупал его в поисках ран, явно ожидая увидеть кровавый след от удара когтистой лапы. Ничего не обнаружив, он удивлённо поднял брови и попытался перевернуть Фойкса. Тяжело дыша, подбежал ди Кэйбон без мула.
    Иста схватила Ферду за руку:
    — Нет, твоего брата не ударили.
    — Он отрубил медведю голову, а потом… упал, — подтвердил Пежар.
    — Этот медведь взбесился что ли, чтобы так нападать? — выдохнул ди Кэйбон. Наклонившись, он упёрся руками в колени и тоже внимательно осмотрел Фойкса.
    — Он не взбесился, — сказала Иста ровным голосом. — Он был одержим демоном.
    Глаза ди Кэйбона широко раскрылись, и он взглядом впился ей в лицо:
    — Вы уверены, рейна?
    — Полностью. Я… я почувствовала его. А он почувствовал меня.
    Ферда откинулся на пятки с совершенно ошеломлённым видом.
    — И куда оно… — голос ди Кэйбона оборвался, он посмотрел на испуганного юношу-гвардейца, потом поднял глаза на Исту, погружённую в раздумья. Фойкс лежал, словно его оглушили дубинкой. — Оно не вселилось в него, правда же?
    — Именно, — Иста облизала губы. — Демон уже отступал. Я пыталась остановить Фойкса, но он видел только взбесившегося медведя, казалось бы, угрожающего мне.
    Губы ди Кэйбона повторили слова «казалось бы?». Он посмотрел на неё пристальнее.
    То, что служитель поверил, окончательно убедило поражённого Ферду. Его лицо было влажным от слёз:
    — Мудрейший, что будет с Фойксом?
    — Это зависит… — ди Кэйбон сглотнул, — …в большей степени от сущности демона.
    — Этот демон сам был, как медведь, — сообщила Иста всё тем же ровным голосом. — До этого бедного животного он, может быть, и сожрал нескольких других существ, но ещё не сталкивался с человеческим разумом. Он даже не умел говорить. А теперь в его распоряжении целое пиршество из слов и мыслей. Вопрос в том, как скоро он приступит к трапезе.
    — Это — другой вопрос, — пробормотал ди Кэйбон, откликаясь на мысли Исты. Он набрал в лёгкие воздуха. — Мгновенно ничего не произойдёт, — заявил он уже громко. Исте не понравился слишком душевный тон, которым он это произнёс. — Фойкс сможет противостоять. Если захочет. Неопытному демону требуется время, чтобы вырасти, чтобы научиться.
    Чтобы окопаться, подсказала Иста. Чтобы впитать соки души, чтобы подготовиться к осаде. И значит ли это, что опытный демон, поглотивший множество людских душ, может победить сразу, безоговорочно?
    — В любом случае, мы дадим ему как можно меньше времени, чтобы… как можно меньше времени. В каком-нибудь храме в этой провинции наверняка найдутся средства и служители, способные справиться с этим. Следовало бы отвезти его к главному служителю Тариуна, но нет. Это займёт целую неделю, — он посмотрел на холмы, в сторону далёких равнин. — Храм в Маради ближе всего. Ферда, где твои карты? Нужно найти кратчайший путь.
    Стали подъезжать остальные гвардейцы, отловившие в конце концов сбежавших лошадей и мулов. Один из людей привёл жеребца Ферды. Ферда уже было встал и направился к своим седельным сумкам, но быстро обернулся, услышав, что Фойкс зашевелился и застонал.
    Фойкс открыл глаза. Он оглядел небо, обеспокоенные лица, кругом нависшие над ним, и поморщился.
    — Ох, — выдавил он.
    Ферда опустился на колени рядом с головой брата, беспомощно сжимая и разжимая кулаки.
    — Как ты? — решился он наконец. Фойкс моргнул:
    — Очень странно.
    Одной рукой он сделал неуклюжий жест, — как будто ударил лапой, — попытался перекатиться на спину и подняться. Закончилось тем, что он встал на все четыре конечности. Устоять на ногах ему удалось со второй попытки. Ди Кэйбон держал Фойкса за одну руку, а Ферда за другую, пока тот моргал и двигал челюстью взад-вперёд. Он поднёс ладонь ко рту, промахнулся, попытался снова. Пальцы ощупали лицо, словно желая удостовериться, что это лицо, а не морда.
    — Что произошло?
    Долгое мгновение никто не осмеливался ответить. Фойкс с растущим удивлением ощущал на себе полные ужаса взгляды окруживших его людей.
    — Есть мнение, что в тебя вселился демон, — ответил наконец ди Кэйбон. — Он направлял медведя, когда тот напал.
    — Медведь умирал, — заметила Иста. Даже для собственных ушей её голос казался странно далёким. — Я пыталась предупредить тебя.
    — Это же неправда, да? — спросил Ферда. В его словах слышалась мольба. — Этого не может быть.
    Лицо Фойкса было неподвижно, словно он заглядывал внутрь себя, глаза неподвижно смотрели в одну точку, ничего не видя вокруг.
    — Ох, — ещё раз произнёс он. — Да. Это то… это то, что…
    — Что? — ди Кэйбон пытался придать голосу мягкость, но беспокойство ему скрыть не удалось.
    — Есть что-то… у меня в голове. Что-то испуганное. Стянутое в узел. Оно как будто бы прячется, словно в пещере.
    — Хм.
    Становилось ясно, что Фойкс пока не собирается превращаться в медведя, демона или во что-то ещё, а остаётся просто перепуганным молодым человеком. Главы отряда, поддерживая Фойкса, отошли в сторону и устроились на обочине дороги сверяться с картами. Несколько гвардейцев тихо обсудили тушу медведя и решили, что запаршивевшую шкуру снимать не стоит, но всё же не удержались и взяли на память клыки и когти, после чего оттащили бездыханное животное от дороги.
    Ферда отыскал карту местности и расстелил её на широком, плоском камне. Затем провёл по ней пальцем линию:
    — Мне кажется, чтобы быстрее добраться до Маради, нам нужно проехать по этой дороге ещё около тридцати миль вот до этой деревни. Потом повернуть и спуститься почти прямо на восток.
    Ди Кэйбон посмотрел на солнце, уже почти севшее за гребни гор на западе, и на небо, ещё сиявшее синевой.
    — До наступления ночи мы не успеем.
    Иста осмелилась коснуться карты белым пальцем:
    — Если мы проедем ещё чуть-чуть, то попадём на этот перекрёсток, а там недалеко та священная деревушка, в которую мы собирались. Мы уже обговорили и еду, и корм для лошадей, и спальные места. А завтра выедем пораньше.
    Крепкие стены отделят нас от всех медведей. Но не спасут от демона, эту мысль рейна решила оставить при себе.
    Ферда нахмурился:
    — Ещё шесть миль туда и обратно. Больше, если мы снова перепутаем дорогу. — Такая же развилка днём ранее стоила им нескольких часов. — Полдня потеряно. У нас с собой достаточно еды и корма. Пополнить запасы можно там, где мы повернём на восток, — он помолчал, а потом более осторожно добавил: — Конечно, если вы готовы снести неудобства ночного лагеря, рейна. В конце концов, погода, похоже, портиться не собирается.
    Иста молчала. Ей не нравился план, не нравилось то, что она имеет возможность поставить собственный комфорт выше нужды верного офицера. Разделить отряд, отправить самых быстрых всадников с Фойксом вперёд? Эта идея тоже не вызывала восторга.
    — Я… мне всё равно.
    — Ты можешь ехать верхом? — спросил Ферда у брата. Фойкс сидел, нахмурив брови и погрузившись в себя, как человек, у которого болит живот.
    — А? Не лучше, чем обычно. У меня ноет задница, но это не имеет никакого отношения к… тому, — он на секунду замолчал, а потом добавил: — Разве что косвенного.
    Ферда объявил командным голосом:
    — Тогда мы поедем быстро, чтобы к ночи совершить переход как можно больший.
    Среди присутствующих, сидящих на корточках вокруг камня, раздался одобрительный гул. Иста плотно сжала губы.
    Фойксу помогли взобраться на нервничающего коня; для того чтобы удержать жеребца потребовалось двое, потому что он сначала уворачивался и фыркал, но со второй попытки смирился. Ди Кэйбон и Ферда решили ехать по обе стороны Фойкса. Чтобы защитить. Слишком поздно.
    Иста смотрела им в спины, когда они, словно ничего не произошло, отправились дальше вниз по дороге. Ощущение присутствия демона, такое жгучее сначала, теперь притупилось. Случайно ли это или он специально прячется в своём новом логове из плоти? Или Иста просто не чувствует его? Она так долго подавляла в себе эту восприимчивость, что теперь она напоминала онемевшую мышцу. Просто причиняла боль.
    Лорд ди Кэсерил утверждал, что мир духа и материальный мир существуют рядом, как две стороны монеты или стены; боги не где-то далеко, а прямо здесь, постоянно, и чтобы их увидеть, нужно найти особый угол зрения. Их присутствие так же всепроникающе и невидимо, как луч солнца, касающийся кожи, словно стоишь голым, с завязанными глазами, посреди невообразимого полудня.
    Демоны же, в свою очередь, больше напоминают воров, сующих руки в чужие окна. Что теперь происходит внутри Фойкса? И если оба брата подойдут к ней сзади, сможет ли она, не глядя, отличить, кто есть кто?
    Иста закрыла глаза, чтобы проверить ощущения. Скрип седла, звук шагов лошадей, лёгкий стук, когда копыто ударяется о камень; запах её коня, её пота, свежий аромат сосен… больше ничего.
    Ещё рейну беспокоило, что же увидел демон в Исте, когда они встретились взглядами.
* * *
    Они разбили лагерь у очередного прозрачного ручья, когда стемнело уже настолько, что едва хватало света, чтобы найти хворост для костра. Но гвардейцы натащили целую кучу; у Исты появилось подозрение, что не она одна беспокоится по поводу возможного присутствия диких зверей. Для неё и Лисе соорудили шалаш из веток и сучьев, выстлав его наспех срезанной сухой травой. Особо надёжной защитой от медведей он не выглядел.
    Фойкс решительно запретил относиться к нему, как к инвалиду, и вызвался вместе со всеми собирать дрова. Иста осторожно наблюдала за ним и заметила, что ди Кэйбон тоже украдкой следит за молодым человеком. Фойкс приподнял бревно внушительных размеров и обнаружил, что оно полностью прогнило и кишит личинками. Он уставился на находку с весьма странным выражением на лице.
    — Мудрейший, — тихо произнёс он.
    — Да, Фойкс?
    — Я превращусь в медведя? Или в чокнутого, который думает, что он медведь?
    — Нет, ни то ни другое, — твёрдо ответил ди Кэйбон. Хотя, положив руку на сердце, Иста подозревала, что и он не знает, как будет на самом деле. — Это пройдёт.
    Ди Кэйбон хотел выглядеть уверенно, хотя сам, по-видимому, не был так спокоен. Ведь если демон будет всё меньше походить на медведя, то, значит, будет всё больше походить на Фойкса?
    — Это хорошо, — облегчённо вздохнул Фойкс и поморщился. — Потому что вот это кажется вкусным.
    Он отпихнул бревно обратно с гораздо большей силой, чем было нужно, и отправился искать валежник посуше. Ди Кэйбон подошёл к Исте:
    — Леди…
    Пятеро богов, его голос был не менее жалобным, чем секунду назад у Фойкса. Она едва смогла превратить ласковое «Да, ди Кэйбон?» в более строгое «Что?», чтобы он не подумал, что она его передразнивает.
    — Я хочу спросить о снах. О снах, навеянных богами, что вы давно видели.
    Не так и давно.
    — И в чём же дело?
    — Ну… как понять, что сон — вещий? Как вы отличаете пророчество от, как бы назвать, подделки?
    — В пророчествах нет ничего хорошего. Всё, что я могу вам сказать, это что они никогда не врут. Они более реальны, чем память, ни больше, ни меньше, — от внезапного подозрения её голос сорвался. — А почему вы спрашиваете?
    Он нервно коснулся своего пухлого бедра пальцами:
    — Мне кажется, вы единственная, кто может быть мне в этом наставником.
    — Ученик учит учителя? — Иста попыталась обратить всё в шутку, хотя в желудке стало холодно. — Храм это не одобрит.
    — Не думаю, леди. Кто не станет просить совета у человека более сведущего? Что делать, если столкнулся с задачей, слишком сложной для тебя?
    Иста прищурилась. Пятеро богов, — и это обращение было здесь как раз кстати, — какие сны привиделись ему? Неужели худой мужчина, лежащий на кровати в тёмной комнате… Она даже не стала гнать прочь это тайное видение.
    — И что же вам приснилось?
    — Мне приснились вы.
    — Ну, что ж. Люди часто видят во сне тех, кого знают.
    — Да, но это случилось раньше. Однажды во сне я увидел вас, как тогда, в первый день, едущей верхом по дороге в Валенду.
    — Может быть… вы, ещё ребёнком, побывали в Кардегоссе либо ещё где-нибудь, где проезжали мы с Иасом? И ваш отец или кто-нибудь другой, посадил вас на плечо, чтобы вам было лучше видно процессию рея.
    Ди Кэйбон покачал головой:
    — И тогда с вами был сьер ди Феррей? А вы были одеты в лилово-чёрное и ехали по просёлочной дороге на лошади, которую вёл грум? И тогда вам было сорок, вы были грустны и бледны? Не думаю, рейна, — он на секунду отвёл взгляд. — И демон-хорёк тоже знал вас. Что же смог увидеть он, а я нет?
    — Не знаю. Вы не пытались выяснить это, прежде чем вернуть его в мир духов?
    Он наморщил лоб и покачал головой:
    — Я знал слишком мало, чтобы спросить. Следующие сны пришли позже и стали ярче.
    — Какие сны, мудрейший? — Иста спрашивала почти шёпотом.
    — Мне приснился тот ужин в замке Валенды. Как все мы отправляемся в путь, почти в этом самом составе. Иногда с нами Лисе, Ферда и Фойкс, иногда другие, — он опустил взгляд, а потом посмотрел ей прямо в глаза и признался: — Храм Валенды не посылал меня вам в проводники. Они поручили мне передать извинения Мудрейшей Товии и сказать, что она свяжется с вами, как только вернётся. Я украл ваше паломничество, рейна. И я думал, бог требует от меня этого.
    Иста судорожно вдохнула. Чтобы унять дрожь, она обхватила руками деревце, на которое облокачивалась, и постаралась, чтобы её голос звучал нейтрально:
    — Продолжайте.
    — Я молился. Я повёл нас в Касилшас, чтобы иметь возможность посоветоваться с моими наставниками. Вы… вы поговорили со мной. Сны прекратились. Мне посоветовали постараться действительно стать вашим духовным проводником, тем более что я и так зашёл слишком далеко, и, леди, я старался.
    Иста разжала ладонь, стараясь немного успокоить ди Кэйбона, но он едва ли увидел это в сгущающихся сумерках. Так, значит, все его странные заверения о её духовном даре, тогда, в Касилшасе, основывались на более серьёзных источниках, чем старые сплетни. Сквозь редкие деревья было видно, как из двух ям, выкопанных в песке на берегу ручья, бросая весёлый вызов ночи, стало появляться пламя. Огненные язычки казались… крохотными на фоне огромных холмов. Зубы Бастарда — так называется этот хребет, и, говорят, на перевалах они кусают путешественников.
    — Но несколько ночей назад сны вернулись. Новые сны. Точнее, новый, повторившийся три раза. Дорога, очень похожая на эту. И окрестности, напоминающие эти, — белый рукав ди Кэйбона качнулся в темноте. — Меня хватает колонна солдат. Рокнарских солдат. Еретиков-четырёхбожников. Они сбрасывают меня с мула. И…
    Он вдруг замолчал.
    — Не все пророческие сны сбываются. Или сбываются так, как приснились, — осторожно сказала Иста. Его страдания были искренними, глубокими.
    — Нет, это не может сбыться, — чуть ли не яростно воскликнул он. — Ведь каждую ночь они убивают меня различными жуткими способами, — в его голосе послышалось сомнение. — Хотя каждый раз они сначала отрезают мне большой палец.
    А они с Лисе смеялись над его похмельем… Может, он топил сны в вине? Это не сработает. Она сама пробовала, давно, ещё при дворе Иаса.
    — Вы должны были мне всё это рассказать! Ещё раньше!
    — Но здесь не может быть рокнарцев. Для этого им пришлось бы пересечь две провинции. Вся страна уже на голове стояла бы, — он пытался разогнать тьму светом разума. — Этот сон, должно быть, рассказывает об отдалённом будущем.
    Нельзя разогнать тьму светом разума. Всегда нужен огонь. Откуда пришла эта мысль?
    Или вовсе не о будущем. Некоторые сны — просто предупреждения. Прислушайтесь к ним, и опасность исчезнет.
    В темноте его голос был едва слышен:
    — Боюсь, я подвёл богов, и это будет мне наказанием.
    — Нет, — холодно ответила Иста. — Боги безжалостны. Если ты им больше не нужен, то ты для них не больше, чем сломанная, задеревеневшая кисточка для художника: тебя выбросят и заменят, — она помедлила. — А если они подхлёстывают тебя, заставляя идти вперёд, это значит, что они всё ещё хотят чего-то. Чего-то, чего у них ещё нет.
    — Ох, — тихо произнёс он.
    Иста держалась за деревце. Ей хотелось ходить. Можно ли сойти с этой дороги? Возвращаться в Вианеску дальше, чем идти вперёд. Смогут ли они пробраться вдоль русла ручья вниз, к равнинам? Ей представились водопады, колючие лианы, скалы, через которые нельзя ни переехать, ни перевести коней. Её сочтут безумной, если она станет настаивать на таком пути. По спине поползли мурашки.
    — И всё же вы правы насчёт рокнарцев, — решила Иста. — Отдельные шпионы в маскировке могут проникнуть незамеченными далеко на юг. Но в любом случае ничего способного превзойти по силе наш хорошо вооружённый отряд, мы встретить не можем. Даже Фойкс в состоянии держать оружие.
    — Верно, — согласился ди Кэйбон.
    Иста прикусила губу, оглядываясь, чтобы убедиться, что молодой человек ушёл в лагерь и их не слышит:
    — А что делать с Фойксом, мудрейший? На какой-то миг я видела — или было такое впечатление, что я видела, — дух медведя. Он был более измученным и угасшим, чем тело зверя, он извивался в огне разложения. Так Фойкс?…
    — Он действительно в опасности, но ничего не случится сразу, — голос ди Кэйбона окреп, когда он почувствовал более твёрдую почву, его живот, обтянутый белым, подобрался. — Он случайно обрёл то, чего порочные и малодушные люди добиваются специально. Поймать демона и кормить его собой в обмен на его помощь — вот способ стать магом. На некоторое время. Для некоторых, если они достаточно умны и аккуратны, — на весьма длительное время.
    — И кто обрывает это сосуществование? — Он откашлялся:
    — Почти всегда — демон. Рано или поздно. Но поскольку наш элементаль достаточно мал, Фойкс, если попытается, первое время сможет быть хозяином. Я не хочу обсуждать это с ним, не хочу ничего предлагать, и молю вас тоже быть осторожной, рейна. Чем ближе они… сходятся, тем сложнее будет их разделить.
    Ди Кэйбон тихо добавил:
    — Но откуда они появляются? Какая дыра в аду выплёвывает их в таких количествах? Мой Орден призван быть защитником от таких явлений, так же как армии Орденов Сына и Дочери, сверкая на солнце мечами и щитами, охраняют мир от более материальных зол. Слуги пятого бога бродят в потёмках, вооружённые только собственным умением мыслить, — он печально вздохнул. — Сейчас мне хочется иметь под рукой оружие посерьёзнее.
    — Будем надеяться, что сон сделает ваш ум проницательнее, — сказала Иста. — Утро вечера мудренее.
    — Я молюсь, чтобы это было так, рейна.
    Он провёл её сквозь кусты к шалашу. Иста сдержалась и не стала желать ему приятных снов. Вообще никаких снов.
* * *
    Обеспокоенный Ферда разбудил на рассвете всех, кроме брата. Только когда завтрак уже был готов, он присел на корточки рядом со спальным мешком Фойкса и тронул спящего за плечо. Лисе, проходившая с седлом в руках мимо Исты, остановилась и стала наблюдать за этим проявлением нежной заботы, беспомощно кусая губы.
    Они быстро позавтракали, свернули лагерь и вновь пустились в путь по извилистой каменистой тропе. То и дело вздымающиеся холмы не позволяли развить приличную скорость, но Ферда вёл отряд равномерным шагом, и мили постепенно таяли. Утро и дорога оставались позади.
    Все ехали молча, погрузившись в раздумья. Иста никак не могла решить, что её беспокоит больше — случай с Фойксом или сны ди Кэйбона. Демон-медведь Фойкса — просто невезение. В то время как видения ди Кэйбона — откровенные предупреждения, к которым не обязательно относиться всерьёз, но и игнорировать тоже не стоит.
    Эта цепь опасных совпадений занимала все мысли Исты, нервы были напряжены до предела, зубы непроизвольно стискивались. У неё появилось неприятное ощущение, что она ступила на незнакомую территорию. Да. В Маради мы поворачиваем домой.
    Решение не принесло облегчения; напряжение осталось, словно туго натянутый шнур. Как непонятная сила, которая в то утро толкнула её, в траурном наряде и шёлковых туфлях, к задним воротам и повела вниз по дороге. Я должна двигаться. Я не могу сидеть на месте.
    Куда? Зачем?
    Здешняя холмистая местность была суше, чем на юге, хотя потоки казались шире от талой воды, сбегающей с гор. Сучковатые сосны становились всё ниже и росли реже, длинные овраги, почти лишённые растительности, стали встречаться всё чаще. Когда отряд достиг верхней точки подъёма, ди Кэйбон оглянулся назад на дорогу. Он резко придержал мула:
    — Что это?
    Иста повернулась в седле. Вдали, с гребня холма, спускался всадник, — нет, всадники. Фойкс окликнул брата:
    — Ферда? Ты у нас самый зоркий.
    Ферда развернул коня и прищурился от яркого света; солнце близилось к зениту и грело всё сильнее.
    — Люди на лошадях, — выражение его лица стало жёстче. — Вооружённые, я вижу доспехи, копья. Оружие напоминает рокнарское… Бастард побери, пятеро богов! У них плащи княжества Джокона! Белые птицы на зелёном фоне видны аж отсюда!
    Иста различала только зелёные пятна, несмотря на то что тоже прищурилась. Она тревожно спросила:
    — Что им здесь делать? На мирной земле? Это охрана во главе торгового каравана? Эмиссары?
    Ферда привстал на стременах, вытянул шею:
    — Солдаты. Это все солдаты, — он оглядел свою небольшую кавалькаду и коснулся рукояти меча. — Так же как и мы.
    — Э-э-э… Ферда? — произнёс Фойкс через секунду. — Они всё ближе.
    Иста видела, как он шевелит губами, считая. Ряд за рядом, по двое, по трое, всадники возникали из-за вершины холма. По Истиным подсчётам их количество уже перевалило за тридцать, когда ди Кэйбон, с побледневшим лицом, осенил себя знамением и посмотрел на рейну. Он закашлялся прежде, чем успел что-либо произнести. Слова будто застыли у него в пересохшем горле.
    — Рейна? Не думаю, что нам стоит с ними встречаться.
    — Уверена в этом, мудрейший, — сердце бешено колотилось. Скачущие впереди рокнарцы тоже их увидели. Всадники указывали на них и что-то кричали.
    Ферда опустил руку и скомандовал отряду:
    — Поехали дальше!
    И пустил коня лёгким галопом. Мулы, везущие багаж, сопротивлялись такой скорости и замедляли тех, кто вёл их в поводу. Мул ди Кэйбона оказался покрепче и поначалу неплохо справлялся, но с каждым шагом всё больше фыркал и прогибался под раскачивающимся грузом. Служитель тоже сгибался всё сильнее и сильнее. Когда, полмили спустя, они достигли нового подъёма, выяснилось, что колонна джоконцев выделила отряд из двух десятков всадников и послала их вперёд с намерением захватить людей Исты.
    Предстояла гонка, но никто не был к этому готов. Мулов можно оставить, но что делать с животным служителя? Ноздри бедного мула расширились и покраснели, белая шкура покрылась пеной, и, несмотря на яростные пинки и покрикивания ди Кэйбона, он то и дело сбивался на неуклюжую рысь. Ди Кэйбона трясло, словно пудинг. Его лицо то бледнело, то заливалось краской, то зеленело. Казалось, что его вот-вот стошнит от напряжения и ужаса.
    Если эти всадники окажутся налётчиками, — как, во имя святого семейства, им удалось появиться с юга незамеченными? — то у Исты, вероятно, будет возможность договориться о выкупе для себя и гвардейцев Ордена Дочери. Но к служителю пятого бога они отнесутся как к еретику и скверне — для начала отрежут ди Кэйбону большие пальцы. А потом язык, затем гениталии. Дальнейший сценарий будет зависеть от времени и изобретательности — какую жуткую смерть могут придумать солдаты-кватернианцы, какую жестокость они заставят себя учинить — повесить, посадить на кол или и того хуже? Три ночи ди Кэйбон всё это видел во сне, и каждый раз по-новому. Какая же смерть может быть более гротескна, чем смерть на колу? — думала Иста.
    Местность не позволяла спрятаться. Деревья были слишком низкими, а если найти какое-нибудь поблизости от дороги, то вряд ли им удастся помочь запыхавшемуся служителю забраться на него. Его белое одеяние, несмотря на то что оно заляпано грязью, будет сиять сквозь листву, как маяк. Их отряд ещё полмили проскачет сквозь кустарник, измученный мул будет держаться за ними. Но потом они взберутся на очередной холм и временно окажутся вне зоны видимости преследователей, а на дне вон той промоины…
    Иста пришпорила коня, поравнялась с Фердой и крикнула:
    — Служитель — нельзя, чтобы его схватили! — Офицер оглянулся, посмотрел на спутников и кивнул.
    — Поменяться лошадьми? — предложил он с сомнением.
    — Этого мало! — прокричала Иста и указала вперёд. — Спрячем его в канаве!
    Она придержала своего жеребца, пропуская остальных вперёд, пока не оказалась рядом с изо всех сил старающимся мулом ди Кэйбона. Фойкс и Лисе не отставали от своей рейны ни на шаг.
    — Ди Кэйбон! — окликнула она служителя. — Снилось ли вам, что вас вытаскивали из канавы?
    — Нет, леди! — дрожащим голосом ответил он, подпрыгивая в седле.
    — Тогда прячьтесь вон в той и сидите тихо, пока они не проскачут мимо!
    Фойкс. Если Фойкса схватят, он тоже окажется в страшной опасности, если кватернианцы узнают о демоне, затаившемся в нём. Они могут счесть его магом и сжечь заживо.
    — А Фойкса с тобой во сне случайно не было?
    — Нет!
    — Фойкс! Останься с ним, помоги ему, ладно? Пригните головы и, что бы ни случилось, не высовывайтесь!
    Фойкс посмотрел на укрытие, на которое она показывала, и, судя по всему, понял план:
    — Слушаюсь, рейна!
    Они резко осадили своих скакунов прямо у канавы. Теченье не наполняло её до краёв, но всё же укрытием она будет изрядно мокрым и неудобным, особенно для ходящего ходуном от страха внушительного живота ди Кэйбона. Фойкс спрыгнул на землю, бросил поводья Пежару и подхватил пыхтящего служителя, чтобы тот не свалился с мула.
    — Завернитесь в это, спрячьте белое одеяние, — Фойкс накинул свой серый плащ на ди Кэйбона, увлекая его подальше от дороги. Другой гвардеец решительно потянул за собой мула ди Кэйбона; лишившись тяжкого бремени, животное пустилось лёгким галопом. Лёгким галопом дело не обойдётся, — подумала Иста.
    — Присматривайте друг за другом! — отчаянно крикнула она вслед уходящим. Оба как раз начинали спускаться в канаву, и было неясно, услышали они напутствие или нет.
    Отряд двинулся дальше. Остался ещё один человек, которому не стоит попадаться в лапы грубой солдатне, — решила Иста.
    — Лисе! — прокричала она. Девушка подъехала поближе. Конь Исты весь исходил потом и сопел; длинноногий гнедой Лисе скакал, не особо напрягаясь.
    — Поезжай вперёд…
    — Рейна, я вас не оставлю!
    — Слушай меня, глупая девчонка! Поезжай вперёд и предупреди всех о приближении джоконских налётчиков. Подними всех на ноги! Найди подмогу и пошли их сюда!
    Понимание отразилось на её лице:
    — Слушаюсь, рейна!
    — Лети, как ветер! Не оглядывайся!
    Лисе, полная решимости, отсалютовала и пригнулась к шее коня. Три-четыре мили, которые они уже проскакали галопом, были для него всего лишь разминкой. Через какие-то секунды гнедой уже обошёл всех лошадей в отряде и начал отрываться.
    Да, лети, девочка. Тебе даже не нужно обгонять джоконцев, пока ты можешь обогнать нас…
    Когда они добрались до следующего подъёма, где дорога огибала выступ на холме, Иста посмотрела назад. Ни служителя, ни Фойкса видно не было. Первые всадники Джоконы, увлечённые преследованием, пересекли канаву, не глядя вниз и не останавливаясь. Сдавливать грудь стало чуть меньше, даже когда Иста вздохнула.
    Наконец, мечущиеся мысли удалось сконцентрировать на собственной судьбе. Если её возьмут в плен, следует ли продолжать скрывать имя? Насколько ценной покажется им младшая двоюродная сестра богатого провинкара Баосии? Достаточно ли будет влияния сьеры ди Аджело, чтобы сохранить жизнь её людям и ей самой? Ведь вдовствующая рейна Шалиона, родная мать рейны Исель, слишком ценный приз, чтобы так просто попасть в грязные руки джоконских солдат-бандитов. Иста оглядела мрачно настроенных спутников. Не хочу, чтобы эти верные юноши умирали за меня. Не хочу, чтобы вообще кто-то снова умирал за меня.
    Ферда догнал её и указал назад:
    — Рейна, придётся бросить мулов!
    Она понимающе кивнула, судорожно вдохнув. Ноги болели от постоянного терния о бока коня.
    — Седельные сумки ди Кэбона… нужно от них избавиться… незаметно… книги и бумаги выдадут его, джоконцы могут вернуться и искать его! И мои сумки тоже, там есть письма на моё настоящее имя…
    Молодой человек сжал губы и склонил голову, демонстрируя понимание. Затем привстал в стременах и исчез позади. Иста повернулась в седле и ухватилась за ремни, привязывающие сумки. Хорошо, что Лисе привязала их умело; как только Иста потянула, тугие узлы развязались.
    Ферда снова нагнал её; теперь на луке его седла лежали две тяжёлые сумки служителя. Рейна оглянулась. Отпущенные мулы, что везли багаж, и белое животное ди Кэйбона начали отставать, потом, спотыкаясь, остановились и благодарно разбрелись подальше от дороги.
    Отряд как раз приближался к мосту, перекинутому через мощный горный поток. Ферда выжидательно поднял руку, и Иста бросила ему свою ношу. Он придержал жеребца на середине моста и изо всех сил швырнул сначала первую пару сумок, а потом вторую через каменную балюстраду вниз, навстречу бурлящей воде. Сумки поплыли прочь, натыкаясь на камни, погружаясь всё глубже и глубже. Иста немного жалела книги служителя и кошельки с деньгами, но вместе с ними ушли все дурацкие письма и остальные предметы, способные нарушить её инкогнито.
    Эта предосторожность значила гораздо больше, чем неумолимо таящее расстояние между их отрядом и джоконцами. Иста перенесла вес на стремена, готовя уже слабеющего коня к новому подъёму. Быть может, желание отловить отпущенных мулов замедлит преследователей. Хотя бы некоторых. В распоряжении врага, кажется, достаточно людей. Первые ряды колонны разглядеть было можно, но последние едва было видно.
    Кто они такие — это ясно. Обе стороны вели жестокие игры в набеги на границе на протяжении многих поколений; на границе, которую Шалионские квинтарианцы медленно продвигали дальше на север. В пограничных районах люди всегда были готовы к налётам, как будто это была неотъемлемая часть будней. Иногда в эти игры играли по особым правилам, придерживаясь некоторого этикета, заключая почти деловые договоры о выкупах, основанные на весьма странных понятиях о чести. А порой правила вообще отсутствовали, игры не было, а честь растворялась в полных пота и крови кровавых ужасах.
    Насколько они отчаянны? Такое впечатление, что они с неба свалились. На расстоянии полутора провинций от границы с Джоконой эти всадники едут по дороге, затерянной между холмами. Свежие силы, намеревающиеся захватить какой-нибудь населённый пункт, или уже потрёпанные в сражениях, жаждущие вернуться домой? Если на них плащи с гербом князя, то это уже значит, что они не случайная шайка полубандитов — младших сыновей лордов, головорезов, ищущих, что бы такое им ограбить, — а вымуштрованные воины, выполняющие какую-то миссию. Возможно.
    С очередной вершины, когда её конь уже начал спотыкаться, Иста смогла вновь увидеть ленту дороги на несколько миль вперёд. Стройный гнедой Лисе летел галопом на солидном расстоянии.
    У Исты ёкнуло сердце. По склону холма, поросшему кустарником, на Лисе нёсся ещё десяток джоконских всадников. Судя по всему, конный отряд, посланный вперёд на разведку. Иста на глаз попыталась прикинуть угол сближения, расстояние, сравнить скорости. Джоконцы спускались с холма, будто стремясь схватить Лисе, как ястреб — белку, сидящую на ветке. Девушка их ещё не заметила и не могла услышать предупреждающий оклик Исты. Ферда встал в стременах, на его лице отразился беспомощный ужас. Он пришпорил коня, но измученное животное отказывалось скакать быстрее.
    Всадники были всё ближе и ближе, — Лисе наконец посмотрела в сторону и увидела их. Наверняка и выносливый гнедой идёт на грани своих возможностей в этой гонке на выживание… Девушка пронеслась мимо главарей отряда. Сверкнул арбалет, в воздухе мелькнула стрела. Ферда в отчаянии вскрикнул, но выстрел, сделанный с большого расстояния со скачущей лошади, оказался неточен.
    Отряд джоконцев приблизился к дороге. Их командир сделал рукой какой-то знак. Двое всадников отделились и отправились в погоню за Лисе. Остальные развернулись, перегородили дорогу и замерли. В ожидании.
    Ферда выругался, оглянулся назад, потом снова посмотрел вперёд, крепко сжав зубы: он откинул плащ и коснулся рукой рукояти меча. Затем бросил обеспокоенный взгляд на Исту, видимо придумывая, как бы прикрыть её, если их малочисленный отряд предпримет попытку прорваться сквозь заслон. Иста тоже посмотрела назад. Новые ряды всадников всё продолжали выныривать из-за вершины холма, конца им было не видно.
    Стоит пролиться хоть капле крови, ситуация выйдет из-под контроля. Смерть будет платой за смерть.
    — Ферда! — крикнула Иста. Получилось карканье. — Выхода нет. Нужно остановиться и сдаться!
    — Нет, рейна! — лицо его исказилось мукой. — Клянусь данным мной обетом и честью, нет! Мы умрём, защищая вас!
    — Лучше останьтесь в живых и защитите меня с помощью ума и выдержки, Ферда!
    Хотя лучшие умы и образцы выдержки остались позади, в канаве. Иста вздохнула, загнала душевный страх, заглушавший даже физический ужас, подальше и заставила себя произнести:
    — Своим именем приказываю! Останавливаемся!
    Ферда сжал челюсти, но это была уже не решимость. Основная часть джоконцев наступала на пятки, гоня прямо на линию, перерезавшую дорогу впереди. Иста видела арбалеты в руках стоящих всадников. Теперь под ногами стрелков была твёрдая почва.
    Ферда поднял руку.
    — Остановиться!
    Изнурённые лошади, спотыкаясь, встали. Мужчины отбросили назад плащи и потянулись к оружию.
    — Оставить мечи в ножнах! — рявкнул Ферда.
    Некоторые выразили недовольство вслух. Разочарование, напряжение, лихорадочный румянец… Но подчинились. Все, равно как и Иста, знали правила игры. И не хуже чем она, понимали что произойдёт, если их нарушить.
    Джоконцы с копьями, мечами наголо и арбалетами наперевес, плотно сомкнув ряды, окружили их со всех сторон.

Глава седьмая

    Иста привстала в стременах, стараясь пересохшим горлом вымолвить хоть слово на порядком подзабытом рокнари:
    — Требую условий выкупа, — и дальше на ибранском. — Я — сьера ди Аджело, и провинкар Баосии — мой покровитель! Я гарантирую выкуп за меня и моих людей! Всех до единого! — на всякий случай она повторила на рокнари. — Выкуп за всех!
    Один офицер выдвинулся вперёд. Его отличала кольчуга более тонкой работы, изящные украшения в виде листьев, выдавленные на коже уздечки седла, ножен, и зелёная шёлковая, расшитая золотыми и белыми нитями перевязь с изображением летящих джоконских пеликанов. Его характерные для рокнарцев золотисто-бронзовые волосы были собраны в сложную причёску из переплетающихся косичек, сходящихся у шеи в одну. Он окинул взглядом ряды Шалионцев; возможно, при виде одежд и эмблем Ордена Дочери в нём проснулась хоть капля уважения? Иста, которая на протяжении всех недель паломничества всячески гнала от себя мысль о молитвах, хотя и двигала механически губами на утренних службах, теперь горячо молилась, слушая безумно колотящееся сердце: Госпожа, в сезон Твоей силы, укрой покровом защиты своих верных слуг.
    На вполне сносном ибранском офицер приказал:
    — Сложите оружие!
    Ещё миг мучительного колебания, потом Ферда скинул плащ и снял через голову перевязь. Меч и ножны звонко ударились о землю. Кинжал с пояса полетел вслед за ними. Гвардейцы последовали его примеру с той же неохотой. Пять арбалетов и несколько копий были уложены на груду оружия более аккуратно. Взмыленные, чуть ли не дымящиеся лошади стояли смирно, пока Ферду и его ребят заставляли спешиться и сесть на землю чуть поодаль под прицелами луков, в окружении джоконцев с мечами наголо.
    Солдат взял коня Исты по уздцы и жестом приказал рейне спуститься. Ноги чуть не подогнулись, когда ботинки коснулись земли. Казалось, будто колени сделаны из заварного крема. Она отшатнулась от протянутой им руки, хотя почти сразу поняла, что он хочет просто подхватить её под локоть и не дать упасть. Подошёл офицер и отдал ей что-то наподобие салюта, стараясь выглядеть обнадёживающим.
    — Шалионская знатная дама, — в этом утверждении всё же слышалась доля вопроса; простое платье вряд ли могло служить подтверждением заявленного статуса. Офицер скользнул по ней взглядом, но не нашёл ни колец, ни брошей, ни других драгоценностей. — Что вы здесь делаете?
    — У меня есть право здесь находиться, — Иста вздёрнула подбородок. — Вы прервали моё паломничество.
    — Демонопоклонники квинтарианцы! — он ритуально плюнул, но в сторону. — О чём ты молишься, а? Женщина?
    Иста подняла бровь:
    — О мире. А вам следует обращаться ко мне «сьера», — добавила она.
    Он фыркнул, но, судя по виду, принял её слова к сведению или просто потерял интерес. Человек шесть принялись копаться в седельных сумках, офицер разразился тирадой на рокнари, такой быстрой, что Исте было не уследить, направился к зачинщикам и отогнал их подальше от добычи.
    Зачем Иста поняла потом, когда подтянулась основная часть колонны. Несколько мужчин с зелёными кошелями на поясе, выдававшими королевских приказчиков, выехали вперёд в сопровождении старших офицеров. Теперь все седельные сумки выпотрошили и содержимое разложили в гораздо более систематизированном порядке, чтобы составить опись. Приказчики были нужны для того, чтобы проследить за тем, что пятая часть улова, предназначенная князю Джоконы, тщательно высчитана. Один из них прохаживался туда-сюда, непрерывно делая стилом пометки на табличках, внося в список коней и упряжь. Теперь не осталось сомнений, что экспедиция носила более-менее официальный характер, а не была случайным бандитским нападением.
    Офицер отчитался перед командованием; Иста дважды услышала слово «Баосия». Один из мужчин, копавшихся в седельных сумках, с победным кличем выпрямился. Иста решила, что он обнаружил какой-нибудь кошель, но он радостно размахивал картами Ферды. Джоконец подбежал к офицерам, тараторя на рокнари:
    — Смотрите, милорды, смотрите! Карты Шалиона! Мы больше не будем плутать!
    Иста удивлённо моргнула. И стала осматриваться более пристально.
    Кони и люди, нагнавшие их, были не менее взмылены и изнурены, чем они сами, и Иста, помня о замечаниях Лисе насчёт лошадей, теряющих силы к концу скачки, поняла, что её кавалькада, возможно, смогла бы уйти от рокнарцев, если бы не вмешался разведывательный отряд, посланный вперёд на разведку. Все воины потные, потрёпанные, немытые, заросшие щетиной. Их замысловатые причёски из рокнарских косичек растрёпаны и явно не переплетались на протяжении многих дней, а то и недель. Солдаты, подъехавшие позже, имели ещё более плачевный вид. Многие ходили перевязанные, поцарапанные, в синяках, некоторые вели в поводу коней, чьи сёдла пустовали, иногда количество животных в связке доходило до трёх и даже до четырёх. Явно не добыча, поскольку сбруя в большинстве своём рокнарская. Часть их, вполне возможно, — запасные лошади. Но не все. Обоз, прибывший к месту ещё позже, оказался до странности скудным.
    Если обозом заканчивается их колонна и среди пленников не видно ни Фойкса, ни ди Кэйбона… Иста позволила разгореться маленькой надежде. Если приказчики, считающие лошадей, считают ещё и людей, то они могут заметить два пустых седла, но к тому времени, когда они пошлют кого-нибудь на поиски недостающих, Фойкс, вместе со служителем, уже найдут себе укрытие понадёжней. Если Фойкс так же скор на ноги, как на язык, — если демон-медведь не слишком спутал его мысли, — и если джоконцы просто не убили их и не оставили тела на дороге…
    Но одно можно сказать с уверенностью. Эти джоконцы не собираются ни на кого тайно нападать. Они явно либо понесли поражение, либо одержали весьма трудную победу. И возвращаются домой, на север. Рейна была исключительно рада за Шалион, но начала серьёзно беспокоиться за себя, Ферду и его гвардейцев.
    Распалённые, измученные, выдохшиеся люди на грани своих возможностей превращаются в очень неприятных захватчиков.
    Офицер вернулся и сделал ей знак, чтобы она села у обочины, в пятнистой тени маленького корявого деревца, разновидности странной северной флоры с лапчатыми листьями. Обыск сумки Фойкса принёс урожай — кошель с золотом, весьма обрадовавший приказчиков князя, и теперь офицеры смотрели на Исту уже с большим уважением или просто прикидывали её стоимость. Они сняли багаж и с пойманных мулов. Иста отвернулась, отказываясь смотреть, как солдаты, хрипло посмеиваясь, играют с её одеждой. Офицер выразил желание уточнить, насколько близки её родственные отношения с провинкаром Баосии, и Иста без запинки выдала им всё воображаемое фамильное дерево. Он как будто засомневался, что богатый провинкар предложит за неё выкуп.
    — О да! — холодно ответила Иста. — Думаю, он прибудет за мной лично.
    А с ним будет тысяча меченосцев, пять тысяч стрелков и кавалерия марча ди Паллиара на закуску. Ей вдруг пришло в голову, что если она не хочет, чтобы за неё умирали, то выбрала не совсем верный путь. Но нет. Ещё есть шанс убежать или быть выкупленной за сумму, представляющую лишь малую часть её реальной стоимости, если конечно никто не раскроет инкогнито. Лисе… Удалось ли ей уйти? Никто из солдат пока не явился, таща за собой упирающуюся девушку или с её бездыханным телом, перекинутым через седло.
    Офицеры спорили над картами, пока люди и животные отдыхали, пытаясь отыскать себе хоть кусочек тени; мухи вились вокруг. Офицер, говорящий на ибранском, принёс воды в вонючем кожаном мехе; Иста помедлила, облизала сухие потрескавшиеся губы и глотнула. Вода, в конце концов, оказалась прохладной. Рейна объяснила, что неплохо бы отнести воду Ферде и его отряду, — рокнарец согласился. Наконец, её посадили обратно на коня, крепко привязав запястья к луке седла, а жеребца, в свою очередь, вплели в связку других, следующих за обозом. Людей Ферды выстроили в линию и погнали далеко впереди под охраной более серьёзно вооружённых солдат. Разведчики снова ускакали вперёд, и колонна возобновила путь на север.
    Иста оглядела своих товарищей по плену, точно так же привязанных к лошадям, как она сама. Их оказалось странно мало, около десятка истощённых мужчин и женщин, детей не было вообще. Рядом, в другой цепочке лошадей, ехала женщина постарше. Её платье, уже изрядно ободранное, было умело скроено и изящно украшено, — очевидно, женщина не из простых, и её семья может предложить за неё солидный выкуп. Иста наклонилась к ней:
    — Откуда эти солдаты? Если не считать Джоконы.
    — Думаю, из какого-то рокнарского ада, — ответила та.
    — Нет, туда они, в конце концов, отправятся, — прошептала Иста в ответ.
    Уголки губ женщины приподнялись в мрачной улыбке; хорошо, она не глупа. Или уже не глупа.
    — Я ежечасно молюсь об этом. Они забрали меня из Раумы в Ибре.
    — Ибра! — Иста взглянула налево, туда, где вдали возвышался горный хребет. Должно быть, они переправились из Ибры через какой-нибудь малоизвестный перевал и попали в Шалион, надеясь срезать путь к дому. И преследовали их упорно, раз они решились на этот отчаянный ход.
    — Неудивительно, что они словно с неба свалились. — А в какой части Шалиона мы находимся?
    — Провинция Толноксо. Этим всадникам предстоит ещё сотня миль, прежде чем они доберутся до безопасных мест, им идти через оставшуюся часть Толноксо и через весь Карибастос. Только тогда они достигнут границ Джоконы. Если смогут, — она помолчала. — Надеюсь, теперь они потеряли фактор неожиданности. Кое-кому из нашего отряда удалось сбежать.
    Глаза женщины на секунду вспыхнули:
    — Хорошо, — через некоторое время она добавила: — Они внезапно напали на Рауму на рассвете. Их вторжение было хорошо спланировано — они уже захватили несколько десятков более укреплённых городов вдоль границы. Я привезла дочерей в город, чтобы совершить подношения на алтарь Дочери, ведь моя старшая собиралась — и, молю богиню, всё ещё собирается — замуж. Сначала джоконцам было интереснее грабить, а не разрушать и насиловать. Они не тронули остальных, кто находился в храме, хотя и держали их внутри, угрожая мечами. Но потом они задержались, чтобы снести башню Бастарда и замучить несчастную служительницу, которая там распоряжалась, — женщина поморщилась. — Они застали её ещё в белом одеянии; у неё не было возможности спрятаться. Они убили её мужа, когда тот пытался защитить её.
    Женщине, посвятившей себя пятому богу, кватернианцы сначала тоже отрежут большие пальцы и язык. Потом они её изнасилуют, скорее всего, самым долгим и непристойным способом.
    — В конце концов, они сожгли её вместе с башней бога. — Женщина вздохнула. — К тому моменту это уже казалось милостью. Но за святотатство они получили сполна, войска марча Раумы напали на них, когда они ещё были в городе. Пусть Сын даст силу деснице марча! Он не знал пощады, ведь служительница была его единоутробной сестрой. Я думаю, он помог ей получить эту должность, чтобы устроить её жизнь.
    Иста понимающе кивнула.
    — Мои дочери сбежали во время этой суматохи… надеюсь. Быть может, Мать услышала мои молитвы, потому что я в страхе предложила ей себя в обмен на них. Меня схватили и увезли всадники, чьи ряды были уже сломлены, они отступали; по моей одежде и украшениям они решили, что я могу принести им выгоду.
    Теперь на ней действительно не было украшений.
    — Жадность пробудила в них уважение ко мне, но с моей горничной они обращались… ужасно. Всё же, мне кажется, она ещё жива. Они бросили всех пленников попроще в лесу, потому что те тормозили подъём в горы. Если бедняги нашли в себе силы держаться вместе и не запаниковать, то теперь, наверное, они уже спаслись. Надеюсь… надеюсь, они не бросили раненых.
    Иста кивнула. Она никак не могла понять, о чём думал князь Джоконы Сордсо, дозволяя — нет, направляя — этот разбой. Больше похоже на прощупывание обстановки, чем на первую волну вторжения. Возможно, это попытка взбаламутить Северную Ибру, заставить войска старого рея развернуть масштабную защиту и таким образом не дать им присоединиться к Шалиону в осенней кампании против Виспинга? Если так, то стратегию вряд ли можно назвать успешной. Если только эти люди, сами того не зная, не были сознательной жертвой…
    Не особо тяжело раненные ехали вместе с обозом. Иста предположила, что серьёзно раненых бросали на дороге на сомнительную милость недавних жертв. Один мужчина привлёк внимание Исты. Судя по одежде и упряжи, он был старшим офицером, даже весьма высокого звания. На нём не было ни повязок, ни видимых ран, но он ехал привязанный к седлу, так же как и пленники, время от времени постанывая, на лице его отражалась мука, косички печально повисли. Он бормотал слова, непонятные даже самим рокнарцам, решила Иста. Может, это последствия удара по голове? Его бормотание беспокоило её, от стонов сводило зубы; Иста втайне обрадовалась, когда обоз перестроился и раненого увели подальше от неё.
    Через несколько миль они встретили всадников, посланных в погоню за Лисе, оба сидели на одной спотыкающейся лошади, а вторая хромала рядом. Разгневанный командир приветствовал их изощрёнными рокнарскими ругательствами и пинками; обоих выдохшихся животных отпустили и заменили на менее усталых. Иста спрятала злорадную улыбку. Джоконцы ещё раз сверились с картами Ферды, отправили ещё группу разведчиков, и колонна двинулась дальше.
    Час спустя они добрели до деревушки, где Истин отряд собирался свернуть на восток к Маради. Она оказалась абсолютно пустой, ни единой души, ни одного животного, за исключением нескольких кур, кошек и кроликов. Судя по всему, Лисе забралась далеко, удовлетворённо подумала Иста. Джоконцы, торопясь, обыскали деревню, таща всё, что могло сойти за пищу и корм, поругались, поджигать здешние домишки или нет, поспорили над картами и наконец поспешили на север, стараясь сократить путь домой. Разум и дисциплина, хотя и с трудом, но всё же не сдавали свои позиции, и от оставшейся позади деревни не поднимался чёрный дым, видимый за много миль и отмечающий места, где побывали рокнарцы.
    Солнце скрылось за горами. Сумерки стали сгущаться, когда колонна свернула с лёгкой, но чересчур опасно открытой дороги и принялась карабкаться по тому, что в другое время года можно было бы назвать высохшим оврагом. Теперь же в глубине его бурлил поток. Ещё через несколько миль они снова повернули на север, продираясь сквозь кустарник туда, где деревья росли плотнее и можно было укрыться. Иста не могла понять, зачем такая скрытность, — ведь они оставили столько отпечатков копыт, сломанных веток и навоза, что даже она сама, с её скудными талантами следопыта, смогла бы выследить их. Джоконцы разбили лагерь в тенистой лощине, разложив только несколько костров, чтобы поджарить украденных цыплят. Лошадям нужно было дать время сжевать корм и зерно, награбленные в деревне, а людям восстановить силы. Пленницам выдали спальные принадлежности не хуже, чем у самих джоконцев, по виду такие же. Еда тоже не отличалась от той, что ели захватчики. В любом случае, на жареную кошатину не похоже. Иста задумалась, не спит ли она в походной постели умершего и какие сны ей это принесёт.
    Пусть какие-нибудь полезные. Это была не совсем молитва. Но вещих снов не было, да и обычных приснилось немного, пока она вертелась туда-сюда, периодически засыпая и просыпаясь от странных шорохов, или когда какая-нибудь из женщин начинала всхлипывать в одеяло, плохо приглушавшее рыдания.
    Один из раненых джоконцев умер этой ночью от жара, вызванного ранами. Его похороны на рассвете были поспешными, не все правила были соблюдены, но Брат тем не менее милостью своей принял его душу, подумала Иста. Так или иначе, она не почувствовала присутствия беспокойного духа, когда проходила мимо небольшого холмика земли. Её сын Тейдес умер от заражения крови. Она подловила момент, когда никто из джоконцев не смотрел на неё, и незаметно благословила могилу кватернианским знамением. Пусть это хоть как-то успокоит умершего мальчика, заблудившегося в чужой стране.
    Колонна не стала возвращаться на дорогу, а двинулась на север по холмистому бездорожью. Приходилось идти медленно, и Иста чувствовала, как с каждым часом растёт напряжение.
    Горы по левую руку становились ниже; уже ближе к вечеру они пересекли невидимую границу с провинцией Карибастос. Дикая местность всё чаще перемежалась населённой, вынуждая рокнарцев делать крюки, чтобы обойти обнесённые стенами города и деревни. Количество речушек и ручьёв уменьшилось. Джоконцы остановились у одного из них, давая лошадям отдохнуть. Как и полагалось Шалионской провинции, граничащей с Пятью Княжествами, Карибастос был лучше укреплён, его крепости находились в лучшем состоянии, а народ был готов к регулярно происходящим стычкам. Джоконцам лучше идти здесь под покровом темноты. Ещё три перехода, прикинула Иста.
    Её, ценную пленницу, снова посадили под дерево, принесли еды и оставили одну. До тех пор пока в низких лучах солнца, клонящегося к закату, не появился говорящий на ибранском офицер в сопровождении двух своих начальников. В руках он держал какие-то бумаги, а на его лице застыло удивлённое, обеспокоенное выражение. Он остановился рядом с Истой, сидевшей прислонившись к дереву. Она ничего не сказала, дав ему заговорить первым.
    — Приветствую, сьера, — он как-то странно выделил её титул. Ни слова больше не произнося, он протянул ей бумаги.
    Это было письмо, незаконченное, помятое от пребывания в седельной сумке. Уверенный квадратный почерк принадлежал Фойксу. Сердце Исты ушло в пятки ещё до того, как она прочла обращение. Письмо предназначалось Канцлеру ди Кэсерилу, в Кардегосс. После почтительного безошибочного перечисления всех титулов и регалий великого придворного шёл следующий текст:
    «Высокочтимый лорд!
    Я в меру сил продолжаю докладывать обстановку. Мы покинули Касилшас и прибыли в Виниаску: на завтра тут намечена ярмарка. Я был рад оставить Касилшас. Мудрейший ди Кэйбон, видимо, не понимает, что такое секретность или хотя бы просто благоразумие. Пока он ходил вокруг да около, уже полгорода знало, что сьера ди Аджело — это вдовствующая рейна, и пришло выразить ей своё почтение, что, как мне кажется, совсем ей не понравилось.
    По результатам моих дальнейших наблюдений я начинаю с вами соглашаться; рейна Иста не безумна в обычном смысле, хотя время от времени я чувствую себя рядом с ней странно и как-то по-дурацки, словно она видит, чувствует или знает больше, чем я. Иногда она надолго замолкает и как будто бы полностью погружается в грустные мысли. Не знаю, почему я раньше думал, что женщины болтливы. Было бы легче, если бы она говорила почаще. А что касается того, что поводом для паломничества послужило какое-то божественное внушение, как вы опасались после долгих молитв в Кардегоссе, то я ещё ничего не могу сказать. Но, если вспомнить, что я провёл несколько недель рядом с вами и бурей чудес и ничего не заметил, то нынешние мои ощущения тоже мало значат.
    Праздник в честь Дочери наверняка отвлечёт меня от забот. Продолжу писать завтра».
    Далее стояло число следующего дня и продолжались аккуратные строчки.
    «Праздник прошёл отлично, — затем следовало два абзаца забавного описания. — Ди Кэйбон напился до потери сознания. Он утверждает, что сделал это, чтобы избавиться от кошмаров, но мне кажется, что, скорее, наоборот — чтобы вызвать их. Ферда не особенно им доволен, но служитель сблизился с рейной Истой больше, чем любой из нас, так что вполне возможно это ему действительно необходимо. Сначала я счёл его толстым нервным идиотом, о чём я уже писал вам раньше, но теперь я начинаю думать, может, идиотом был как раз я.
    Обо всём этом я напишу, когда мы остановимся в следующий раз; скорее всего это произойдёт в захолустной деревушке, затерянной среди холмов, где родился какой-то святой. Я бы тоже там родился, если бы у меня был выбор. Я беспрепятственно отправлю это письмо из дома Дочери, из Маради, если мы повернём в ту сторону. Попытаюсь предложить такой маршрут. Не думаю, что стоит рисковать и забираться дальше на север, тем более что я уже перечитал всё, что взял с собой».
    На этом письмо обрывалось, полстраницы остались неисписанными. Фойкс, видимо, был чересчур потрясён и не стал рассказывать о медведе, а на следующий день их захватили джоконцы.
    Иста подняла глаза. Один из джоконцев, молодой, тёмноволосый, смотрел на неё с довольной, жадной улыбкой. Старший, тот что пониже, с зелёной перевязью, богато расшитой золотом, судя по всему командующий кампанией или один из немногих выживших старших офицеров, задумчиво хмурился. В его глазах можно было прочесть дальновидные стратегические размышления, которые беспокоили его гораздо больше, чем простая жадность. Офицер, знавший ибранский, видимо, тоже понимал ситуацию.
    Иста решила предпринять последнюю попытку удержать инкогнито, какой бы тщетной она ни казалась. Она протянула им бумагу с безразличным видом:
    — Какое отношение это имеет ко мне?
    Переводчик взял письмо:
    — В самом деле, рейна, — он поклонился ей, как было принято при рокнарском дворе, — коснулся земли правой рукой, прижимая большой палец к ладони. Полушутливо, но с долей осторожности.
    Командующий сказал на рокнари:
    — Так это действительно печально известная мать рейны Исель?
    — Видимо, да, милорд.
    — Боги осенили нас своей щедрой рукой, — произнёс тёмноволосый, его голос дрожал от волнения. Он сделал кватернианский знак благословения, тронув лоб, пупок, низ живота и сердце; большой палец снова был тщательно прижат к ладони. — По одному их мановению все наши горести возмещены сполна, и теперь мы богаты!
    — Я думал, они держат её в замке. Что за беспечность — позволить ей шататься по дорогам вроде этой? — спросил командующий.
    — Её охрана не могла предположить, что может встретить нас здесь. Даже мы не могли предвидеть, что окажемся тут, — ответил тёмноволосый.
    Командующий хмуро уставился в письмо, хотя было очевидно, что без помощи своего офицера он едва ли сумеет понять одно слово из трёх. — Этот канцлерский шпион слишком беззаботно болтает о богах. Это непочтительно.
    И это тебя беспокоит. Замечательно, подумала Иста. Сложно было воспринимать Фойкса как шпиона. Её оценка его хитрости и сообразительности поднялась на новый уровень, ведь он ни словом не обмолвился о своём задании. Хотя, конечно, если оглянуться назад, то всё обретало чёткий смысл. Если бы он писал кому угодно, а не лорду ди Кэсерилу, то это бы глубоко оскорбило бы Исту, но весь Шалион в руках канцлера, а её собственный долг перед этим человеком безбрежен, как море.
    Командующий откашлялся и обратился к Исте на жутком ибранском:
    — Думаешь, ты отмечена богами, безумная королева?
    Иста, продолжая спокойно сидеть, позволила губам сложиться в загадочную полуулыбку:
    — Если бы ты был отмечен богами, тебе не пришлось бы спрашивать. Ты бы знал ответ.
    Он отпрянул, сощурив глаза:
    — Нечестивая квинтарианка!
    Она одарила его лучшим из своих бесстрастных взглядов:
    — Спрашивай у своего бога. Обещаю, с Ним ты скоро встретишься. Твой лоб отмечен Его знаком, а Его руки готовы принять тебя в объятия. — Тёмноволосый что-то спросил; говорящий на ибранском офицер перевёл её холодное замечание; судя по всему, стрела попала в цель. Чтобы выдать такое пророчество, едва ли нужно иметь связь с богами, учитывая непрочное положение джоконских всадников. Губы командующего сжались ещё сильнее, но он больше не пытался вступить с ней в словесную перепалку. Казалось, он наконец осознал, насколько возросла опасность их отступления с появлением её в качестве пленницы. Побег Лисе причинит гораздо больше проблем, чем он полагал ранее.
    Женщин перевели поближе к тому месту, где расположился командующий, и к ним были приставлены ещё двое стражей — чтобы присматривать за Истой, в этом она не сомневалась. Это обращало в прах все надежды ускользнуть в лес в темноте во время какой-нибудь суматохи, когда за ней никто не будет наблюдать.
    Вечер прошёл неспокойно. Притащили джоконского солдата и высекли его за какую-то провинность — скорее всего, за попытку дезертирства. Старшие офицеры сидели тесным кружком и обсуждали, — время от времени они начинали громко и злобно ругаться, но потом быстро понижали голос, — идти ли дальше всей колонной, чтобы в случае чего иметь возможность защитить друг друга, или разбиться на группки и завершить побег в Джокону максимально незаметно.
    Так продолжаться долго не может, потому что некоторые больше не дожидались приказа разделиться и бежать. Ещё раньше, во время долгого перехода, Иста от нечего делать считала джоконцев — всего получилось около девяноста двух человек. Будет интересно ещё раз заняться подсчётами завтра, когда рассветёт. Чем меньше их количество, тем хуже они смогут защитить себя, если будут оставаться вместе. Сколько ещё ждать до того, как колонна будет вынуждена разбиться из-за недостатка людей?
    У командующего джоконцев были все причины, и внутренние, и внешние, чтобы заставить их продвигаться вперёд как можно быстрее, и поэтому Иста не удивилась, когда её разбудили около полуночи и заставили сесть верхом. Однако на сей раз её отделили от обоза и приставили к ней говорящего на ибранском офицера. Двое других всадников ехали поблизости. Спотыкаясь и бранясь, колонна двинулась в темноту.
    Сначала она думала, что войска Толноксо обрушатся на них сзади, выследив по слишком заметным знакам их пребывания, но эта провинция давно осталась позади. С каждым часом возможная расстановка сил смещалась: теперь более вероятной казалась атака спереди, чем нападение сзади. В этом можно было отыскать тактическую мысль: пусть джоконцы переводят силы, чтобы добраться до поля боя, уже занятого их врагами.
    И всё же… может быть, Лисе до сих пор держит в тайне настоящее имя Исты, сообщив властям, что непрошеные проезжающие по провинции схватили знатную даму средней руки, прервав её паломничество? Иста в красках представляла, как провинкар Толноксо медлит, позволяя убегающим джоконцам стать проблемой провинкара Карибастоса. Ди Кэйбон и Фойкс не допустили бы такого, но добрались ли они до безопасного места? Может быть, они до сих пор блуждают по холмам? Побеждённые или введённые в заблуждение демоном Фойкса, который вдруг обрёл силу, сообразительность и волю, начав наконец пожирать подвернувшийся ему острый ум?
    Следуя указаниям своих разведчиков, джоконцы покинули реденький лес и вышли на тёмную дорогу, решив преодолеть несколько миль быстрой рысью. Рассвет уже был близок, когда они свернули в русло реки, заполненное водой наполовину, копыта лошадей громко стучали по гальке и мокрому песку. Чтобы поговорить, всадникам приходилось подъезжать как можно ближе и наклоняться друг к другу. Иста облизала пересохшие губы, выгибая ноющую спину насколько позволяли руки, привязанные к луке седла. Между связанными запястьями и кольцом на седле, к которому крепился узел, был оставлен кусок верёвки, как раз такой, чтобы, если поднять руки и согнуться, можно было почесать нос. Прошло много времени с того момента, когда ей позволили попить, поесть и помочиться, и кроме того, внутренняя часть колен была стёрта в кровь.
    А что если колонна всё-таки благополучно минует все засады и проскользнёт через границу Джоконы? В таком случае её несомненно передадут князю Сордсо, а он поселит её во дворце, окружит уютом — нет, даже роскошью — и… кучей бдительных слуг. Неужели она сбежала из одного замка, чтобы стать пленницей в другом и, что гораздо хуже, превратиться в политический рычаг, работающий против тех немногих людей, которых она любит?
    Чёрный цвет сменился серым, в темноте стали проявляться очертания, затем они обрели цвет, а небо побледнело в преддверии рассвета. Туман висел низко над водой и клубился у берегов; двигаясь вперёд, лошади мешали его, словно молоко. Только небольшой выступ, обточенный ручьём, возвышался слева, красноватые оттенки его слоёв постепенно становились всё ярче.
    Камешек, сорвавшийся с вершины выступа, упал в тёмную воду. Один из стражей Исты резко повернул голову на этот внезапный звук.
    Удар — арбалетная стрела вонзилась ему в грудь. Он едва вскрикнул и упал на гальку. Секунду спустя, Иста ощутила его смерть — словно удар молнии по всем чувствам и головокружение. Её конь вдруг рванулся рысью, а затем перешёл на галоп. Вокруг начали кричать, отдавать приказы, ругаться, сыпать проклятиями. Были слышны ответные крики, сверху посыпались стрелы.
    Пятеро богов, пусть атака закончится быстро. Ферда и его гвардейцы находятся в непосредственной опасности, потому что джоконцы, прежде чем броситься на нового врага, могут убить своих самых опасных пленников. Сначала одна, потом ещё одна смерть резанула её внутренние чувства, словно белый огонь, несмотря на то что все внешние чувства были заняты вихрем движения. Иста дёргала стёртые запястья из стороны в сторону, тщетно пытаясь избавиться от пут, но узлы держали крепко и не ослабли даже после целой ночи езды. Если высвободить ступни из стремян, перекинуть обе ноги на одну сторону и спрыгнуть, то скорее растянутся руки, чем развяжутся узлы; конь её просто потащит за собой.
    Оглушительный стук копыт, крики и вопли послышались со стороны авангарда колонны. Видимо, отряд кавалерии встретил джоконцев боевым кличем, ударами и звоном металла. Лошади ржали, ревели и падали. Из арьергарда тоже послышались крики. Офицер, ведший в поводу Истиного коня, так резко натянул поводья, что его лошадь встала на дыбы. Он затравленно озирался.
    Командующий, не участвующий в рукопашной, подъехал к нему с мечом наголо, крича на рокнари остальным следовать за ним. Они увлекли за собой Исту и её надсмотрщика и бросились в сторону, карабкаясь на берег там, где он был по ниже. Передние ряды мечами прорубали себе дорогу сквозь арбалетчиков в незнакомых серых плащах, которые спешили к месту боя. Полдюжины джоконцев и Иста прорвались через толпу и углубились в лес, который начинался за деревьями, растущими вдоль реки.
    В голове у Исты стучало, зрение затуманивалось, в глазах то темнело, то становилось невыносимо ярко от ослепительных вспышек чужих смертей — столько душ в одно время и в одном месте насильно отделялись от тел. Она не осмеливалась потерять сознание и упасть — на такой скорости ей просто оторвёт руки. Она только могла думать, как это нечестно по отношению к тому несчастному солдату, которого высекли кнутом прошлой ночью, что его же командир без всяких колебаний покинул его…
    Она не видела ничего, кроме шеи коня, двигающейся перед ней, его прижатых ушей и мелькания земли внизу. Её глупого напуганного жеребца не нужно было тянуть за собой, он нёсся бок о бок с остальными, да так, что угрожал через некоторое время начать вырываться вперёд и превратить её надсмотрщика в преследователя. Их курс стал загибаться вправо по широкой дуге. Они, наконец, сбросили скорость, когда достигли более лесистой местности, низеньких холмов, покрытых редкими деревцами, кое-как скрывающими их от взора преследователей. А есть ли вообще эти преследователи?
    Командующий в конце концов улучил момент и спрятал меч в ножны. Иста заметила, что на клинке даже не было крови. Он направился прямо в чащу, огибая попадающиеся на пути камни и деревья. Иста подозревала, что он не хотел сбить с толку тех, кто пойдёт по их следу, а был сбит с толку сам. Что ж, он наверняка сумеет определить, где находится север, а учитывая такое небольшое количество народу, то им удастся спрятаться, возможно именно в этом он и хотел удостовериться. Деревья стали расти теснее. Они поднялись на холм и спустились в овраг. Иста пыталась прикинуть сколько миль теперь отделяет их от поля боя. По крайней мере пять или шесть.
    Она думала об опасности, угрожавшей ей ещё тогда, когда лошади медленно брели по камням ручья, теперь у неё снова есть возможность перевести дыхание. Её положение едва ли стало хуже, чем раньше. Она не боялась ни изнасилования, ни страшных пыток, единственное, ей предстоит вынести все трудности и лишения, с которыми столкнутся и сами беглецы джоконцы. Эти офицеры потеряли всё — людей, снаряжение, трофеи, честь и даже дорогу. Но если они сумеют доставить Исту князю Джоконы, он простит им все неудачи. Она — их единственная надежда на спасение. Они не отпустят её за деньги, не послушают никаких угроз, не отдадут её в обмен на жизнь. Так что умышленно её не убьют, нет; но случайная смерть или смерть под горячую руку — да, вполне возможна. Звучит не особенно жизнеутверждающе.
    Они проехали по дну оврага около мили. Он становился всё глубже, а склоны, всё более крутые, поросшие лесом, нависали с двух сторон; но впереди, на некотором расстоянии виделся неясный просвет. Они миновали поворот и обнаружили, что овраг выходит на спокойную, прозрачную небольшую речку.
    Между склонами, преграждая любой путь к отступлению, стоял одинокий всадник. Исту сковал холод, а может это страх? Конь серовато-угольной масти был взмылен, его красные ноздри раздувались, но он нетерпеливо бил о землю копытом и нервно вскидывал голову, готовый в любой момент сорваться с места. Мужчина, казалось, не запыхался вовсе.
    В его тёмно-рыжих волосах не было косичек, они были коротко подстрижены по Шалионской моде, пряди у висков немного вились. Нижнюю челюсть покрывала аккуратная короткая бородка. На всаднике была кольчуга, тяжёлая кожаная перевязь, по серому плащу шли золотые нити. Плащ был залит кровью. Глаза всадника блеснули, когда он подчитывал перевес сил, потом сузились и засияли.
    Он широко поднял меч, приветствуя противника. Рука, сжимавшая рукоять была грязной, со следами запёкшейся крови. На секунду самая обречённая улыбка из тех, что Исте приходилось видеть на мужском лице, сверкнула ярче стали.
    Всадник пришпорил коня и ринулся вперёд.

Глава восьмая

    Перед лицом столь убедительного натиска замешательство джоконцев длилось слишком долго. Всадник пронёсся мимо двух рокнарцев, ехавших впереди, с такой скоростью, что они даже не успели обнажить клинки, — оба уже пошатывались от полученных кровавых ран; затем он обрушился на джоконца, ведшего в поводу Истиного коня. Тот вскрикнул и увернулся, судорожно хватаясь за оружие; с громким свистом тяжёлый меч всадника рассёк туго натянутый повод. Уже освобождённый, жеребец Исты отпрянул.
    Серый конь взвился рядом на дыбы. Клинок взлетел, каким-то непостижимым образом переместился в левую руку, не менее умелую, чем правая, блеснул лезвием и нырнул между руками Исты и седлом, к которому они были привязаны. Она едва успела поджать пальцы, прежде чем острый, словно бритва, металл снова рванулся вверх, разрубая путы, и мелькнул у самого лица. Всадник метнул в неё улыбку, столь же остро отточенную, как и его оружие, издал клич и пришпорил скакуна.
    С радостным возгласом Иста освободила запястья от ненавистных верёвок и наклонилась вперёд, чтобы подобрать поводья. Охранявший её рокнарец развернул свою лошадь на месте, врезавшись в коня рейны, чуть не выбив из седла её саму, и успел предупредить её движение. Он потянул поводья через голову Истиного коня.
    — Пусти, пусти! — крикнула она, колотя его крепко стиснутую руку. Собственные поводья и меч джоконец неловко сжимал в другой руке; сильно свесившись набок, он еле удерживал равновесие. Повинуясь внезапному порыву, Иста вдруг схватила его за рукав и, стараясь удержаться в стременах, изо всех сил потянула. Изумлённый джоконский офицер выпал из седла и рухнул на галечное дно ручья.
    Она надеялась, что её жеребец, шагнув по инерции в сторону, наступил на него, но уверенности не было. Ровные мокрые камни были покрыты слоем водорослей, по которым скользили копыта. Конь споткнулся и дёрнулся. Поводья теперь болтались внизу, норовя запутаться между передних ног животного. Иста перегнулась через луку седла, схватила их, потом упустила, снова ухватила и, наконец, поймала; грязный кожаный ремень скользнул между её не менее грязными пальцами, и в первый раз за последние несколько дней рейна обрела контроль над собственными передвижениями. Звенели и скрежетали мечи. Она огляделась.
    Один из замыкающих офицеров пытался оттеснить нападающего всадника к остальным, в то время как другой рокнарец подбирался поближе, чтобы ударить с незащищённой стороны. Командующий направил свою лошадь поближе к схватке, но левой рукой, неуклюже сжимавшей меч, он прикрывал правую. Кровь сочилась у него сквозь пальцы, бежала вниз по рукаву, от чего поводья сделались скользкими. Другой джоконский солдат, ехавший позади первой троицы и таким образом избежавший первого натиска, сумел снять с седельных ремней арбалет и взвёл тетиву в яростной поспешности; конь его шёл боком и фыркал. Стрелу солдат сжимал в зубах. Он выплюнул смертельный заряд в ладонь, защёлкнул его в нужном положени, и стал поднимать арбалет, чтобы прицелиться. Мишень двигалась, но расстояние было мало.
    У Исты не было оружия… подгоняя коня пятками, на которых не было шпор, она пустила его рысью через ручей. Жеребец перескочил поток и нехотя пошёл лёгким галопом. Иста дёрнула поводья и заставила его протаранить лошадь арбалетчика. Джоконец выругался, когда тетива зазвенела, но стрела ушла в сторону. Он швырнул тяжёлый арбалет в Исту, но та пригнулась, и снаряд пролетел мимо.
    Командующий через плечо крикнул стрелку на рокнари:
    — Забери женщину! Доставь её князю Сордсо!
    Серый всадник, оставив позади на земле двоих истекающих кровью противников, метнулся вперёд; управляя конём одними коленями, он привстал на стременах и занёс меч над головой, готовя сокрушительный удар. Последний несчастный приказ командующего был отсечён вместе с его головой. Иста видела падающее тело, бьющую фонтаном кровь, метнувшуюся в сторону лошадь, ослепительный огонь бьющейся в агонии души, отделённой от своего прибежища, и уловила удивлённую мысль: Теперь ты веришь моим пророчествам?
    И даже ещё более изумлённую: Верю ли я?
    Сверкающий клинок и серый жеребец, не останавливаясь, понеслись дальше, к арбалетчику, который уже в полном бешенстве натягивал своё оружие. Меч опять скользнул из правой руки в левую, и его остриё устремилось вперёд, словно наконечник копья. Сила удара коня и всадника была огромной и рассчитана точно; меч вошёл в грудь стрелка, прошив кольчугу, протащил тело по крупу лошади и пригвоздив тело к дереву, оказавшемуся позади несчастного. От чудовищного толчка лошадь упала, вскочила и, тяжело дыша, унеслась прочь. На секунду тяжёлый меч вырвало из смертоносной руки хозяина, но он немедленно развернул коня, рванул рукоять и освободил клинок. Мёртвый джоконец сполз на землю, орошая корни дерева кровью.
    Иста чуть не потеряла сознание от белого вихря кричащих, обезумевших душ, мечущихся вокруг. Она вцепилась в луку седла, заставила себя сохранить вертикальное положение и открыть глаза, перестав обращать внимание на внутреннее зрение. Реки крови, представшие перед её глазами, казались менее жуткими, чем нежелательные видения. Сколько людей умерло?… Командующий, арбалетчик… ни один из двух замыкающих офицеров тоже не шевелился. Одному всаднику удалось скрыться, но направление его бегства было отмечено следами крови. В устье оврага офицер-переводчик, оставив меч в зелёно-красном месиве, вскарабкался на свободную лошадь. Он, не оглядываясь, понёсся галопом вниз по течению.
    Даже не запыхавшись, сжимая в руке меч, с острия которого капала кровь, серый всадник хмуро смотрел некоторое время ему вслед, потом повернулся и задумчиво взглянул на Исту. Он подъехал поближе к ней:
    — Миледи, вы в порядке?
    — Я… не ранена, — выдохнула она в ответ. Призрачные видения меркли, словно временное ослепление, когда смотришь прямо на солнце.
    — Хорошо, — на его лице снова вспыхнула улыбка, на сей раз немного хмельная, — упоение битвой? Его рассудок не подвержен страху, но и разумности в нём тоже было немного. Разумные люди не нападают в одиночку на шестерых отчаянных солдат.
    — Мы видели, как вас уводили, — продолжил он. — В поисках вас мы разбили лес на четыре сектора. Я подумал, что вы должны выйти сюда. — Он отвернулся, проверяя, нет ли вокруг каких-нибудь угрожающих движений; удостоверившись в их отсутствии, он довольно прищурился. Всадник вытер клинок полой грязного плаща, поднял его в коротком приветствии и со звонким щелчком спрятал в ножны. — Можно ли узнать имя леди, с которой я имею честь и удовольствие разговаривать?
    — Я… — Иста поколебалась. — Сьера ди Аджело, кузина провинкара Баосии.
    — Хм, — его брови опустились. — Я Порифорс. — Он повернулся в сторону устья оврага. — Нужно найти моих людей.
    Иста разминала руки. Она не решалась коснуться докрасна стёртых запястий, которые кое-где были покрыты коркой, а кое-где кровоточили:
    — А мне — моих, я была привязана к этой дурацкой лошади с полуночи прошлой ночи. Без еды и воды, что сначала казалось жестокостью, а теперь — милостью. Если вы хотите довести до конца ваше сегодняшнее героическое поведение, то будьте добры, посторожите это животное и мою стыдливость, пока я пойду искать куст, — она с сомнением оглянулась на овраг. — Или камень, или что-нибудь ещё. Хотя вряд ли моему коню хочется сделать шагов больше, чем мне.
    — А, — ответил всадник, тоном забавного сочувствия. — Конечно, сьера.
    Он легко спрыгнул с боевого коня и взял у неё поводья. При виде запястий Исты его улыбка потухла. Она свалилась вниз, словно мешок с зерном, но сильные руки подхватили её. От них на её тунике остались грязные красные следы. Он поддерживал её несколько секунд, пока не убедился, что ноги снова стали её слушаться.
    Улыбка опять исчезла, когда он оглядел её с ног до головы.
    — У вас юбка залита кровью.
    Иста проследила за его взглядом. Складки юбки для верховой езды действительно были заляпаны кровью, свежей и уже подсохшей, в особенности на коленях. Последняя скачка превратила её и без того стёртую кожу в клочья.
    — Ссадины от седла. Обычное дело, но чувствуется, что они мои. — Он поднял брови:
    — А что же тогда вы зовёте серьёзной раной? Пошатываясь, она проковыляла к обезглавленному командующему:
    — Вот это.
    Всадник склонил голову, признавая её правоту.
    Оставив тела позади, она поспешила дальше, поглубже в овраг, в поисках какого-нибудь камня, скрытого кустами. Когда Иста вернулась, её спаситель стоял на коленях у ручья. Он улыбнулся и протянул ей на древесном листе какой-то предмет. Она присмотрелась и, на секунду смутившись, узнала в этом предмете кусок добротного мыла.
    — Ох, — отозвалась она, чтобы не расплакаться. Иста упала на колени и вымыла в прохладном потоке, бежавшем по камням, сначала руки, а потом, уже с большей осторожностью, перешла к запястьям. Сложив ладони лодочкой, она принялась пить одну пригоршню за другой.
    Всадник положил свёрток из льняной ткани на плоский камень и развернул его, явив миру кучку чистых тряпок, нарезанных для перевязки. Видимо, это он извлёк из своей седельной сумки, ведь джоконцы давным-давно использовали все бинты на себя.
    — Сьера, боюсь, мне придётся вынудить вас проехать верхом ещё некоторое расстояние. Может быть, вы сначала промоете и перевяжете себе колени?
    — О да. Спасибо большое, сэр.
    Иста уселась на камень, сняла ботинки, насколько она помнила, в первый раз, и осторожно закатала юбку на ноге, отдирая подол там, где он прилип к волдырям, а потом присох. Всадник склонился над ней, вымыл руки, собираясь помочь, но она терпеливо продолжила процедуру сама. Теперь мыло. Болезненно, но становится легче. И виднее. Из глубоких алых ссадин, сочилась желтоватая жидкость.
    — Неделю будет заживать, — заметил он.
    — Наверное.
    Как конный воин, он не раз сталкивался с такими ранами и говорил это со знанием дела. Ещё несколько секунд он наблюдал за ней, словно желая убедиться, что она всё делает правильно, потом размял пальцы, потёр лицо, поднялся и направился к телам погибших.
    Он осматривал трупы, не с целью найти трофеи, — он едва ли взглянул на перстни, булавки и кошельки, видневшиеся то тут, то там. Все бумаги, которые ему попадались, он изучал и прятал в складках туники. Этот Порифорс — или ди Порифорс, ведь он не сказал его ли это имя или имя их рода, — без сомнения, офицер, и, судя по всему, очень рассудительный: наверное, какой-нибудь боевой вассал провинкара Карибастоса или вымуштрованный лорд-воин. Письмо Фойкса, вероятнее всего, осталось с брошенной колонной или оказалось у кого-то из сбежавших.
    — Скажите, сьера, а кто был ещё среди пленников?
    — Благодарение богам, их было немного. Шесть женщин из Ибры и семеро мужчин, которых джоконцы посчитали достаточно ценными, чтобы тащить за собой через горы. Ещё двенадцать, нет, одиннадцать гвардейцев Ордена Дочери, которых отрядили сопровождать меня в паломничестве, прерванном джоконцами… два дня назад. Всего лишь два дня? Я надеюсь, что один из моих гвардейцев и ещё несколько человек из моего отряда успешно сбежали в Толноксо, где нас и перехватили рокнарцы.
    — А была ли в плену ещё какая-нибудь дама из Шалиона? — он нахмурился ещё сильнее.
    Иста коротко кивнула, стараясь придумать, что бы ещё полезного сказать этому решительно настроенному офицеру.
    — Эти всадники действуют под эгидой князя Сордсо, у них эмблема князя. Они прошли через Ибру, разграбив город Раума, а потом сбежали через перевал, потому что марч Раумы преследовал их слишком рьяно. Тот, кого вы обезглавили, — она кивнула на скорбное тело, — был главным, хотя не думаю, что он был командующим с самого начала. Что касается вчерашнего дня, их насчитывалось девяноста два человека, если только кто-нибудь не дезертировал до того, как мы попали в вашу засаду.
    — Толноксо… — он отряхнул руки, встал над последним телом и зашагал к Исте, посмотреть на её успехи. Она как раз завязывала бинт на втором колене. Его исключительная галантность обостряла, а не притупляла, понимание, что она находится наедине с незнакомцем. — Тогда нет ничего удвительного. Вы сейчас меньше, чем в тридцати милях от границы с Джоконой. За последние два дня колонна преодолела не меньше ста миль.
    — Они спешили. Им было страшно, — Иста огляделась. Стали собираться переливчатые зелёные мухи, они грозно жужжали во влажной тени. — Но, к сожалению, не настолько страшно, чтобы с самого начала остаться дома.
    Он кисло усмехнулся:
    — Может, к следующему разу их страх усилится, — он поскрёб бороду. Она была светлее, чем его тёмно-рыжие волосы, и в ней виднелись серебристые нити.
    — Эта ваше первое сражение, сьера?
    — Такого плана — да, — она закрепила последнюю повязку и крепко затянула узел.
    — Спасибо, что толкнули того парня с арбалетом. Очень своевременно.
    Он заметил? Пятеро богов. А она-то думала, он был полностью занят.
    — Всегда пожалуйста.
    — Я вижу, вы всегда начеку.
    — Знаю. — Услышав его удивлённый смешок, Иста подняла глаза и сказала срывающимся голосом: — Если вы будете ко мне слишком добры, я начну рыдать, и мы оба погибнем.
    Он казался немного изумлённым, но кивнул:
    — Жестокая леди, вы запрещаете мне быть добрым! Значит, так и будет. Нам пора в путь, чтобы перебраться в более безопасное место. Быстро и осторожно, потому что, мне кажется, в живых остались не только ваши люди. Надеюсь, сначала мы встретимся с кем-нибудь из моих. — Он хмуро огляделся. — Я пошлю их сюда забрать всё это и отловить лошадей.
    Иста осмотрела пейзаж. Трупы лежали в неестественных позах; изнурённые лошади ушли недалеко. Кричащие видения исчезли, — она не сказала, благодарение богам, — но в овраге до сих пор отдавалось эхо их стонов. Ей хотелось скорее покинуть это место.
    Всадник помог ей подняться, она благодарно кивнула. С каждой минутой отдыха тело затекало всё больше. Ещё немного, и она не сможет ни ходить, ни ездить верхом.
    Или даже просто сесть в седло. Попытка поддержать её ногу закончилась тем, что Иста застонала от боли; тогда он просто взял её за талию и подсадил. Рейна не была особо высокой, но и не напоминала тростинку, как тогда, когда ей было восемнадцать. Так нечестно, — этому мужчине должно быть столько же лет, сколько ей, но те годы, что посеребрили его бороду, оставили его силу нетронутой. Конечно, патрулируя окрестности, он постоянно тренируется. Он легко и изящно оседлал своего высокого скакуна. Иста подумала, что этот красивый серый в яблоках жеребец тех же кровей, что и длинноногий гнедой Лисе, такой же поджарый, быстрый и выносливый.
    Всадник направился вдоль реки вверх по течению. Иста заметила на песке и гальке следы его же коня, идущие им навстречу; радовало то, что других отпечатков копыт видно не было. Спустя несколько минут, следы поворачивали, скорее выворачивали, из редкого леска, тянущегося вдоль реки. Но они поехали дальше вдоль воды. Усталый конь Исты шагал медленно, через силу, и только присутствие другой лошади заставляло его двигаться вперёд. Прямо как я, подумала Иста.
    Она рассматривала своего спасителя при более ярком свете. Так же, как конь и меч, остальное его снаряжение было отличного качества, но не имело безвкусных украшений из драгоценных камней или металлических вставок. Офицер небедный, но серьёзно относящийся к своему делу. Чтобы выжить двадцать лет на этой границе, а судя по бороде и обветренному лицу, он провёл здесь не меньше, мужчина должен уделять максимальное внимание тому, чем он занимается.
    Это лицо притягивало её взгляд. Совсем не мальчишеское, свежее и румяное, как у Ферды или Фойкса, не старческое, сморщенное, как у ди Феррея, а лицо, полное силы и зрелости. Лицо человека, достигшего апогея жизни. Бледное, хотя и дышащее волей. Прошедшая зима в Карибастосе, видимо, была необычно пасмурной.
    Ошеломляющее первое впечатление, это вовсе не то же самое, что любовь с первого взгляда. Но в любом случае, это приглашение задуматься над этим вопросом.
    Что такое, в конце концов, она и любовь? Когда ей было восемнадцать, лорд ди Льютес подарил ей яркий, простой, отравленный триумф брака с реем Иасом. Который рухнул вниз в долгий, тёмный туман её вдовства и проклятия, ослепив ум и сердце. Весь расцвет её жизни покрыт чёрной пеленой, и эти долгие годы не изменить, не стереть. У неё не было ни жизни, ни опыта, которым другие женщины обладают к такому возрасту.
    Несмотря на повсеместное идеализирование девственности, верности и непорочности — исключительно в отношении женщин, — Иста знала, что множество высокородных леди при дворе Иаса тайно или открыто заводили любовников. Она слабо представляла, как они со всем этим управляются. Такие вольности, конечно, не могли случиться при малом дворе вдовствующей провинкары в Валенде; старая леди терпеть не могла бессмыслицы и поэтому не держала вокруг себя бессмысленных молодых людей, не считая своей позорно безумной дочери Исты. Со времени снятия проклятия Иста дважды отправлялась в Кардегосс; первый раз, сопровождая провинкару на коронацию Исель, второй раз прошлой осенью — навестить маленькую Исару; и оба раза ей не давали покоя придворные. Но в их глазах она видела не желание, а жадность. Они жаждали милостей рейны, а не любви Исты. Нет, Иста не чувствовала любви. Она не чувстововала ничего, воообще ничего, — решила она.
    За исключением ужаса в последние три дня, наверное. Но даже страх находился по другую сторону прозрачной грани, разделяющей её разум.
    И всё же, она покосилась в сторону, это поразительный мужчина. Только час она сможет оставаться скромной сьерой ди Аджело, способной полюбить красивого офицера. Когда они прибудут на место, сон закончится.
    — Почему вы молчите, леди? — Иста кашлянула:
    — У меня разбредаются мысли. Мне кажется, я поглупела от усталости, — они ещё не добрались до безопасного места, но когда они, наконец, будут там, она упадёт, словно подрубленное дерево. — Вы тоже, наверное, всю ночь провели на ногах, подготавливая нам такой радушный приём.
    Он улыбнулся на это, но сказал только:
    — Мне теперь не нужно много спать. Отдохну после полудня. — Его глаза снова принялись её изучать, смущая пристальным взглядом. Казалось, что для него она остаётся какой-то чрезвычайно сложной загадкой. Иста, чувствуя неловкость, отвела глаза в сторону и первая заметила предмет, плывущий вниз по течению.
    — Труп, — указала она в его сторону. — Это та же река, вдоль которой ехала колонна джоконцев?
    — Да, она тут поворачивает… — Он заставил своего коня войти в покрытую рябью воду до самого брюха, нагнулся, схватил тело за руку и отволок на песок. К огромной радости Исты, мёртвый не был одет в бело-голубые цвета Ордена Дочери. Ещё один несчастный молодой солдат, который теперь никогда не состарится.
    Офицер поморщился, глядя на него:
    — Похоже, разведчик. Я бы с удовольствием оставил его плыть дальше, в Джокону, пусть доложит о случившемся. Но туда, без сомнения, уже отправились куда более разговорчивые курьеры. Они всегда найдутся. Этот может покоиться с миром. — Он оставил промокшее тело и пришпорил коня. — Их колонне пришлось бы здесь повернуть, чтобы миновать крепость Оби и замок Порифорс. Хотя последний изначально был построен для обороны южной, а не северной стороны. Им следовало бы разделиться, чтобы прошмыгнуть мимо нас по двое и по трое. Так бы они потеряли кого-нибудь, но не всех. Однако их привлекал самый короткий путь.
    — И самый верный, раз они знали, что река течёт в Джокону. У них были сложности с определением направления. Не думаю, что такое отступление входило в их первоначальные планы.
    Его глаза удовлетворённо сверкнули:
    — Мой б… Мой лучший советник всегда говорил, в таких случаях так и получается. И, как обычно, он оказался прав. Поэтому прошлой ночью мы разбили на этой реке лагерь, ничего не делали и ждали, когда джоконцы сами придут нам в руки. Делом занимались разве что разведчики, которые загнали не по одной лошади, чтобы поддержать связь.
    — А до вашего лагеря ещё далеко? Похоже, мой многострадальный конь уже на последнем издыхании. — Животное спотыкалось через каждые пять шагов. — Он мой собственный, и мне не хотелось бы, чтобы он начал хромать.
    — Да, мы могли запросто выследить джоконцев только по изнурённым лошадям, которых они оставляли на пути, — он осуждающе покачал головой. По его собственному грациозному жеребцу, даже после утренней гонки, было понятно, что заботятся о животном, как полагается.
    Лёгкая улыбка мелькнула на лице офицера:
    — Давайте облегчим ношу вашему коню.
    Он подъехал к ней вплотную, бросил поводья своему жеребцу на шею, туда же перекинул и её повод, нагнулся, вынул Исту из седла и боком посадил перед собой. Она едва успела сдержать неуместный возмущённый возглас. Завершив все эти неожиданные перемещения, он не попытался сорвать поцелуй, не позволил себе никакой бесстыдной вольности, а просто обхватил её одной рукой, чтобы подобрать свои поводья, а другой поймал повод её коня. Ей не хватало только склониться к нему и для уверенности обвить руками. Что очень осторожно она и сделала.
    Вблизи его прохладная сила поражала. От него не пахло высохшим потом, как Иста думала сначала, — без сомнения, она сама пахла сейчас хуже, чем он. Кровь, пятнами застывшая на его плаще, источала лёгкий запах, создавая ощущение, что над ним навис холод смерти. Иста опиралась на его руку, не касаясь самых влажных пятен, явственно чувствуя тяжесть своих ног на его бедре. Она не отдыхала в объятиях мужчины уже… уже так давно, что едва это помнила. И сейчас об отдыхе не было речи. Вялое изнеможение и отдых — вещи разные.
    Он прижался лицом к её затылку; Исте показалось, что он вдыхает запах её волос. Она тихонько вздрогнула.
    Он заботливо прошептал:
    — Поймите, я просто жалею вашего коня.
    Иста тихо хмыкнула и почувствовала, что из-за её смешка он ослабил объятия. Было замечательно представить, что можно забыть о бдительности, но лишь на секунду. Притвориться, что безопасность обеспечивает кто-то другой. Это может длиться ещё совсем недолго; он бы, конечно, никогда не стал бы блокировать ею правую рабочую руку, если бы они не были совсем близко от лагеря. Но, видимо, если будет притворяться она, то и он последует её примеру. Поэтому она ухватилась за него ещё крепче и позволила себе расслабиться. Глаза слипались.
    Цоканье копыт по гальке, оклик; Иста знала, что это друзья, ещё до того, как подняла взгляд, потому что мышцы на обнимавших её руках совсем не напряглись. Твой сон окончен. Она вздохнула.
    — Милорд! — крикнул новый всадник. Сквозь опущенные ресницы Иста видела, как в уже ярком свете утра один из трёх солдат в серых плащах скачет вдоль берега им навстречу. Одетые в кольчуги солдаты пустили коней галопом и окружили их смеющейся толпой.
    — Она у вас! — продолжил тот, что кричал. — Я так и знал. — Голос её спасителя звучал довольно и, может быть, немного щеголевато:
    — Я знал, что ты знал.
    Иста представила, какую героическую картину они собой являют верхом на боевом коне в яблоках и какое это воодушевляющее зрелище для людей лорда. Этой ночью весь лагерь только и будет об этом шептаться. А командующий поддерживает свою таинственность, и, если это расчёт, она не станет винить его за это. И если, как мужчине, ему приятно галантно обнимать её обессилевшее тело, Иста тоже не могла его в этом винить.
    Солдат выдал серию коротких рапортов: пленников удалось отбить, местность очищена от врагов, раненым оказывают помощь или доставляют на носилках в ближайший город, идёт подсчёт потерь.
    — Мы ещё не отловили всех беглецов, — ответил командующий. — Хотя я начинаю сомневаться в точности показаний лорда ди Толноксо. В отношении количества джоконцев нам лучше опираться на цифру девяносто, а не двести, как заявлял он. Вниз по течению вы найдёте ещё пятерых убитых. Одного я вытащил из реки в трёх милях отсюда, думаю, он свалился с лошади, когда мы напали на их авангард. Остальные четверо ближе к оврагу где-то в миле от первого, там я пресёк их попытку сбежать с этой леди. Возьмите с собой несколько человек, отловите их лошадей, соберите амуницию и доставьте тела к остальным, чтобы занести их в список, — он бросил поводья коня Исты одному из солдат. — Позаботьтесь об этом животном, оно принадлежит сьере. Его сбрую принесите мне в палатку. Через некоторое время меня можно будет найти там. Найдите кого-нибудь, кто доставлял в лагерь пленников из обоза и сразу же отправьте его ко мне. После полудня я поеду осматривать раненых и взятых в плен.
    Иста подняла голову и спросила солдата:
    — Среди людей, взятых в плен джоконцами, было несколько гвардейцев Ордена Дочери. Кто-нибудь из них остался в живых?
    — Да, я видел нескольких.
    — Сколько их было? — обеспокоенно спросила она.
    — Точно сказать не могу, миледи. Они все в лагере, — он указал головой вверх по течению.
    — Вы увидите их через несколько минут и услышите подробнейший отчёт об их утренних действиях, — заверил её спаситель. Он обменялся салютами с солдатами, и они разъехались в разные стороны.
    — Кому принадлежат эти бравые воины? — поинтересовалась Иста.
    — По счастью, мне, — ответил он. — Ах, прошу прощения. Из-за всей этой спешки я забыл представиться полностью. Эрис ди Льютес, марч Порифорса, к вашим услугам, сьера. Замок Порифорс отвечает за все острые моменты между Шалионом, Иброй и Джоконой, и местные воины — это отточенное лезвие этого меча. Благодарение богам, задача упростилась, когда в руках рейны Исель Ибра утратила свою воинственность. — Иста замерла в его нежных обьятиях:
    — Ди Льютес? — в ужасе повторила она. — А вы не родственник?…
    Он мгновенно напрягся; всё весёлое дружелюбие сделалось прохладным. В его тоне появилась деланная непринуждённость:
    — Великого канцлера и предателя Арвола ди Льютеса? Он мой отец.
    Он не был одним из двух главных наследников ди Льютеса, сыновей канцлера от первого брака, которые во времена Исты жили при дворе. Трое его признанных бастардов были девочками, которых давным-давно выгодно выдали замуж. К тому времени как Иста встретилась с ним, он уже дважды был вдовцом, причём его вторая жена умерла за десять лет до этого. И всё же этот Эрис может быть сыном от второй жены. Той, которую ди Льютес на заре зрелости оставил в загородном поместье, чтобы она не мешала ему гоняться за Иасом при дворе и в открытом поле. Северная наследница, да, теперь Иста вспомнила.
    Его голос посуровел:
    — Вас удивляет, что сын предателя верно служит Шалиону?
    — Вовсе нет, — она подняла глаза, чтобы взглянуть на его лицо, находящееся так близко от её собственного. Точёным подбородком и прямым носом Эрис пошёл в мать, но обескураживающая энергия досталась ему от ди Льютеса. — Он был великим человеком. Вы… немного похожи на него.
    Его брови взмыли вверх; он опустил голову, чтобы посмотреть на неё по-новому, смущённо, но настойчиво и жадно. Сначала Иста не поняла, насколько он себя сдерживает, но теперь маска исчезла:
    — Правда? Вы встречались с ним? Видели его?
    — А вы нет?
    — Я не помню. У мамы был портрет, но плохой, — Эрис нахмурился. — Я почти достиг возраста, чтобы отправиться ко двору в Кардегосс, когда он умер. Я вырос. Но… наверное, так было лучше.
    Его пыл угас, скрылся в своём тайном логове. Улыбка была смущённой. Зрелый сорокалетний мужчина, делающий вид, что ему нет дела до печали двадцатилетнего мальчишки. Иста разуверилась в собственной бесчувственности, потому что эта непредвиденная вспышка откровения причинила ей столько же боли, сколько нож, всаженный в живот.
    Они миновали излучину реки, обнаружив за ней ещё один внутренний изгиб, ведущий на луг, окружённый лесом. Трава была вытоптана, забросана вещами, обычными для полусвёрнутого военного лагеря, всюду виднелись кострища, валялась сбруя. Вдали, между деревьями, стояла шеренга лошадей, несколько человек седлали коней и привязывали багаж к мулам. Люди собирали вещи, садились, некоторые спали, расстелив одеяла прямо на голой земле. На дальнем конце луга, в рощице, стояли офицерские палатки.
    Едва увидев ди Льютеса, человек десять окружили его, приветствуя, поздравляя, задавая вопросы, рассказывая ему новости и требуя его дальнейших распоряжений. Знакомая фигура в голубом бежала им навстречу.
    — О! О! Она спасена! — радостно вопил Ферда ди Гьюра. — Мы спасены!
    Он выглядел так, словно его целую милю тащили по колючему кустарнику, измученный, бледный от усталости, но здоровый: ни повязок, ни крови, если не считать уже знакомых ссадин от седла и нескольких синяков. Сердце Исты растаяло от облегчения.
    — Рейна! — крикнул он. — Благодарение богам! Всем вместе и каждому в отдельности! Хвала Дочери Весны! Я был уверен, что джоконцы всё-таки схватили вас! Я был в состоянии поехать с людьми марча Порифорса искать вас…
    — Наш отряд, Ферда. Кто-нибудь ранен? — Иста выпрямилась, опираясь на руку марча, Ферда подошёл к плечу серого в яблоках коня.
    Молодой человек провёл рукой по слипшейся от пота шевелюре:
    — Одному в бедро попала стрела, пущенная людьми марча, ему не повезло; другой сломал ногу, когда на него свалилась лошадь. Я оставил с ними двоих, пока целители не освободятся от врачевания парней, раненных посерьёзнее. С остальными — всё лучше не придумаешь. Теперь со мной тоже всё хорошо, потому что моё сердце больше не тонет в боли от страха за вас.
    За её спиной Эрис ди Льютес застыл, словно камень:
    — Рейна? — эхом отозвался он. — Это вдовствующая рейна Иста?
    Ферда, ухмыляясь во весь рот, посмотрел на него:
    — А как же, сэр! Если вы спасли её, мне должно целовать вам руки и ноги! Мы чуть с ума не сошли, когда считали пленниц и выяснили, что её нет.
    Марч смотрел на Исту, словно она прямо у него на глазах превратилась в удивительное существо из сказок. Ну, может, так оно и есть. Какую из версий о гибели своего отца от рук рея Иаса он слышал? Какую ложь он считает правдой?
    — Простите меня, марч, — сказала Иста ясным голосом, хотя ясности в душе и в помине не было. — Имя сьеры ди Аджело скрывает моё настоящее имя не только из смирения во время паломничества, но и ради безопасности. — Хотя это, видимо, не подействовало. — Но теперь, благодаря вашей отваге, я здесь и могу себе позволить снова стать Истой ди Шалион.
    — Что ж, — произнёс он после секундного молчания. — Ди Толноксо ошибся не во всём. Вот это сюрприз.
    Она взглянула на него сквозь ресницы. Маска вернулась на место и сидела крепко. Марч очень осторожно спустил Исту вниз, прямо в распростёртые объятия Ферды.

Глава девятая

    Иста цеплялась за локоть Ферды, пока он вёл её по вытоптанной траве и воодушевлённо пересказывал предрассветные события, увиденные им в передней части колонны. Иста слышала только одно предложение из трёх, но поняла, что он просто влюблён в исскуство ведения боя от Эриса ди Льютеса. Луг расплывался перед глазами. Казалось, что голова плохо пришита к телу и периодически изменяется в размерах. Глазные яблоки пульсировали, а ноги…
    — Ферда, — мягко перебила она юношу.
    — Да, рейна?
    — Я хочу кусок хлеба и спальник.
    — Этот грубый лагерь — не место для вашего отдыха…
    — Любой кусок хлеба. И любой спальник.
    — Я могу найти здесь нескольких женщин, которые могут сойти за горничных, но они не такие, к каким вы привыкли…
    — Сойдёт и твой спальник.
    — Рейна, я…
    — Если ты сейчас же не дашь мне спальник, я сяду прямо на землю и начну плакать. Прямо сейчас.
    Эта угроза, произнесённая ровным тоном, наконец, подействовала. Он замолчал, забеспокоился о тех вещах, без которых, по его мнению, она не могла обойтись, и которых не было, но всё же достал то, что она просила. Он отвёл её к офицерской палатке, стоявшей среди деревьев, судя по всему, выбрал первую попавшуюся, засунул голову внутрь и пригласил её войти. Внутри было тепло и душно, пахло плесенью, незнакомцем, кожей, лошадьми и маслом для смазки клинков и доспехов. Но на земле лежал спальник. Иста легла на него в ботинках, в юбке, как была.
    Ферда вернулся через несколько минут с куском хлеба. Она вытянула руку и слабо махнула ей; он сунул ломоть ей в ладонь. Она принялась его сонно жевать. А когда вернётся владелец палатки… с ним разберётся кто-то другой. Иста не сомневалась, что будь здесь Фойкс, он убедил бы хозяина спальника, что это не кража среди бела дня, а настоящая честь, которую нужно ценить. Но и Ферда справится неплохо. Она беспокоилась о Фойксе и ди Кэйбоне. Бродят ли они всё ещё по бездорожью? Лисе явно удалось сбежать и добраться до Маради, но что она будет делать потом? Может, они нашли друг друга? И… и…
* * *
    Она разомкнула веки и посмотрела вверх. Пятна света проникали сквозь грубое переплетение полотна палатки и начинали двигаться, когда лёгкий ветерок принимался раскачивать ветви деревьев. Тело было разбито, голова болела. Не до конца съеденный кусок хлеба лежал там, где она выронила его из рук. Уже вечер? Судя по тому, что светло и по состоянию мочевого пузыря, не позже.
    Перепуганный женский голос шёпотом спросил:
    — Леди? Вы проснулись?
    Она застонала и перекатилась на другой бок, обнаружив что Ферда или кто-то ещё всё же нашёл для неё прислугу. Две грубоватые на вид маркитантки и аккуратная женщина в зелёных одеждах Матери, выдающих в ней служительницу-медика, ждали её пробуждения. Как выяснилось, служительница была вызвана из города одним из курьеров марча. Все трое быстро доказали, что умеют больше, чем высокородные леди при дворе Валенды, которые своими услугами, скорее, досаждали Исте.
    Почти половина её личной одежды была отнята у рокнарцев — тут наверняка постарался Ферда или кто-то из его гвардейцев, — и теперь лежала кучей на соседней скатке. Обилие воды для умывания, зубочистки и чистящая паста из трав, заживляющие средства и свежие бинты, тщательное расчёсывание и укладка торчащих в разные стороны волос, почти чистая одежда, — когда в начале вечера Иста, прихрамывая и опираясь на руку служительницы, вышла из палатки, она уже чувствовала себя если не рейной, то женщиной точно.
    В лагере было тихо, но не пусто; люди небольшими группами ходили туда-сюда, выполняя после сражения загадочные поручения. Никто, видимо, не жаждал снова водрузить её на лошадь, и это избавило Исту от необходимости устраивать истерику, на которую у неё не было сил. Она только могла чувствовать благодарность. Некоторые из её гвардейцев уже помылись, но всё ещё выглядели усталыми; они разложили собственный костёр в роще и раздобыли где-то пару помощниц. Её пригласили сесть на чурбан, наскоро обтёсанный под форму стула и заботливо застеленный одеялами. С этого самодельного трона Иста лениво наблюдала, как готовят ужин для её отряда. Она отправила служительницу-медика оказать помощь тем, о ком ещё не успели позаботиться; женщина вернулась ободряюще быстро. Наконец, появился Ферда. К великой радости Исты ему тоже, похоже, удалось вздремнуть, но недостаточно.
    Когда со стороны костра стал подниматься чудесный аромат, прибыл Эрис ди Льютес в сопровождении десятка солдат и офицеров. Он подошёл к ней и отвесил поклон, достойный королевского двора в Кардегоссе. Он вежливо спросил, как она находит здешние условия, и, услышав заверения, что всё просто замечательно, отнёсся к ним с сомнением.
    — Летом в Кардегоссе придворные дамы часто устраивали пикники в лесу, чтобы предаваться деревенским утехам, — ответила она ему. — Было очень модно обедать на ковре, расстеленном в рощице, похожей на эту, в такую же хорошую погоду.
    Если забыть о раненых и разбросанном повсюду боевом снаряжении.
    Он улыбнулся:
    — Надеюсь, вскоре нам удастся устроить вас получше. Мне нужно расправиться с некоторыми делами и отправить рапорты милорду провинкару Карибастоса. Но к завтрашнему утру дорога уже будет безопасна, её очистят от рокнарских беглецов. Я имею честь пригласить вас воспользоваться гостеприимством замка Порифорс до тех пор, пока не заживут ваши раны и не пройдёт усталость, а ваши люди снова не наберутся сил, и обязуюсь обеспечить вам эскорт, куда бы вы ни пожелали потом отправиться.
    Иста сморщила губы, обдумывая предложение. Она чувствовала на себе тяжесть его испытывающего взгляда.
    — Порифорс — это ближайшее убежище?
    — Это мощная крепость. Есть деревни и города, которые расположены ближе, но их стены тоньше, и, честно говоря, это жалкие местечки. Ещё полдня езды, не больше, и в гораздо лучших условиях, это я обещаю. И… — улыбка тронула его губы, словно вспышка обаяния и теплоты. — Признаюсь, это мой дом; и я буду счастлив и горд показать его вам.
    Иста не обращала внимания на то, что сердце таяло, словно воск в огне свечи. Принять его общество — значит продолжать разговаривать с ним, а это может привести к… чему? Она заметила, что Ферда смотрит на неё с горячей надеждой. Молодой офицер-дедикат, не таясь, вздохнул с облегчением, когда она сказала:
    — Благодарю, милорд. Мы будем очень признательны за отдых и кров, — помолчав, она добавила: — Может, остальным членам отряда удастся найти нас там, если мы пробудем там подольше. Когда вы будете писать ди Карибастосу, не могли бы вы передать ему, что мы с нетерпением ждём их и пусть он, если возможно, сразу же направит их сюда, если… когда их найдут?
    — Безусловно, рейна. — Ферда прошептал ей:
    — Если вы будете за стенами крепости, я тоже могу их поискать.
    — Может быть, — шепнула она в ответ. — Давай сначала мы хотя бы доберёмся туда.
    Приняв настойчивое предложение Ферды, марч сел у их костра, и когда зашло солнце, кашевары, чей пыл усиливало королевское присутствие Исты, подали удивительно разнообразный ужин. Рейна не знала, что можно испечь хлеб, приправленный травами, чесноком и луком, на сковороде прямо над открытым огнём. Эрис отказался от пищи, сказав, что уже поел, но принял кружку с вином, разбавленным водой, или скорее с водой, разбавленной каплей вина.
    Он откланялся довольно рано. Иста видела мерцание свечей в его палатке, когда он писал, склонившись над походным столом, который его слуги таскали с собой во время таких кампаний; он принимал списки погибших, раненых и взятых в плен, раздавал приказы, рапорты и письма, которые уносили в темноту быстрые всадники. Она видела одного джоконца из офицерского состава, которого привели для длительного допроса. Когда Иста вернулась в свою краденую палатку, теперь уже очищенную от снаряжения предыдущего владельца и окуренную ароматными травами, свет, при котором Эрис работал, всё ещё проникал сквозь стены, словно огонёк в бесконечной ночи.
* * *
    Утреннее отбытие было отложено из-за каких-то сложностей с войсками Эриса и посыльных из города, куда были отправлены джоконские пленники, что, Иста видела, не давало покоя марчу; но наконец палатки были сложены. Ей привели свежего коня, симпатичного белого мерина, на которого было надето её седло и упряжь. Ещё раньше она приметила, как молодой солдат, приведший животное, объезжал его на лугу, чтобы усмирить его нрав и убедиться, что конь пригоден для леди. Для уставшей леди преклонного возраста. Чтобы сесть верхом, удобнее было бы воспользоваться скамеечкой, но пришлось обойтись тем, что солдат дрожащими руками подсадил её.
    — Надеюсь, он понравится вам, рейна, — сказал юноша, склонив голову. — Я сам выбирал его. С тех пор как главный конюх заболел, нам его очень не хватает; милорд старается выполнять обязанности двоих сразу. Но всё будет проще, когда мы вернёмся в Порифорс.
    — Уверена, что так и будет.
    Сильно пополнившиеся войска марча ди Льютеса покинули долину реки и зашагали по подсохшей местности. Сорок всадников в серых плащах Порифорса, облачённые в кольчуги и вооружённые по всем правилам, ехали впереди, за ними следовал изрядно поредевший отряд Исты и Ферды. Длинный обоз из мулов, везущих поклажу, и слуг тянулся позади, а его замыкали ещё двадцать всадников, прикрывавшие тыл. Маленькая армия вышла на тракт и свернула на север, на дорогу получше. Разведчики то появлялись, то снова исчезали, то спереди, то с краю, чтобы передать короткие, но судя по всему, ободряющие рапорты офицерам Эриса.
    Они спокойным шагом двигались сквозь тёплое утро. Наконец, Эрис улучил минутку, вырвался из под шквала вопросов своих адъютантов и поравнялся с Истой.
    Он весело поприветствовал её, сообщив, что теперь их небольшое войско движется в нужном направлении:
    — Рейна, надеюсь, вы хорошо спали? Этот переход не причиняет вам особых неудобств?
    — Всё в порядке. Но если речь зайдёт о том, чтобы пуститься рысью, я учиню бунт.
    Он усмехнулся:
    — Ну тогда мы не будем от вас этого требовать. В полдень мы немного передохнем, а к вечеру доберёмся до Порифорса, где нас уже будет поджидать ужин получше, чем тот, что вы отведали вчера.
    — Значит, этот ужин будет просто бесподобным. Буду ждать его с нетерпением, — учтивые ответы машинально сыпались с её губ. Но судя по натянутой улыбке, он хотел большего, чем просто обмен любезностями.
    — Кажется, мне стоит попросить прощения за то, что я не узнал вас вчера, — продолжил он. — Придворный из Толноксо, который привёз нам предупреждение о приближающейся колонне, поведал дикую историю, что среди пленников находитесь вы, но все его сведения были ложными. И когда я увидел, как джоконские офицеры уводят женщину, подумал, что это может оказаться правдой. А потом ваше вымышленное имя снова спутало все мои карты.
    — Вам совсем не нужно просить прощения. Как выяснилось, я просто перестраховалась.
    — Вовсе нет. Я… никогда не думал, что увижу вас. Вот так, во плоти.
    — Должна признать, я рада, что вам это удалось. Иначе сегодня утром я проснулась бы в Джоконе, в каком-нибудь малоприятном месте.
    Он коротко улыбнулся и покосился на Ферду, который ехал рядом с Истой с другой стороны и слушал все эти благородные речи. Любопытство и страх сцепились в животе у Исты, но верх одержало первое. Она поняла намёк и сделала знак Ферде:
    — Мой добрый дедикат, оставь нас ненадолго.
    С разочарованным видом Ферда натянул поводья и отстал. Иста и Эрис ехали теперь бок о бок; жемчужно-белый мерин и серый конь, замечательный вид и тонкое равновесие между приличиями и частной жизнью. На рейну накатила волна тоски по Лисе: где же сейчас эта девушка? Наверное, продолжает начатое.
    Эрис смотрел на неё из-под полуприкрытых век, словно изучал головоломку.
    — Я должен был догадаться с самого начала. С первой минуты, как я вас увидел, я ощущаю тяжесть в вашем присутствии. Но всё же вы не выглядели так, как должна была, по моему мнению, выглядеть светлейшая Иста.
    Если это начало обычной учтивой болтовни, то она слишком устала, чтобы её поддерживать. Если это нечто большее… то она устала от этого ещё больше. Наконец, она выдавила:
    — А какой вы меня представляли? — Он неопределённо взмахнул рукой:
    — Выше. Более голубые глаза. Волосы светлее, цвета золотистого мёда, как пели придворные поэты.
    — Придворным поэтам платят за то, чтобы они врали, как дураки, но в юности волосы у меня были действительно светлее. А вот глаза остались те же. Только, может быть, теперь они видят яснее.
    — Я не мог представить себе глаза цвета зимнего дождя и волосы, напоминающие тень зимних полей. Долгая печаль поселила вас в этом унылом времени года.
    — Нет, я была обычной всегда, — бросила она. Он не засмеялся, хотя тогда стало бы легче говорить. — Уверяю вас, годы не тронули во мне ничего, кроме разума.
    Хотя и он время от времени заставляет в себе усомниться.
    — Рейна… если, конечно, это не причинит вам боли… Не могли бы вы рассказать мне что-нибудь о моём отце?
    Нечего думать, что его интересуют только мои влажные глаза цвета дождя.
    — Что ещё можно сказать, кроме того, что знают люди? За что бы ни брался Арвол ди Льютес, всё у него получалось. Оружие, лошади, музыка, стихи, военное искусство, власть… И если в его блеске и был изъян, то он как раз и заключался в его изменчивости, которая губила все попытки… — Иста не договорила, но мысль потекла дальше. Теперь, глядя на те события издалека, она поняла, что далеко не все его благие начинания увенчивались победными финалами. Юный цветок источал аромат, но плод был зелен и гнил… Да. Я должна была понять это тогда, ещё тогда. А если ума девочки на это не хватало, то где же были боги, у которых нет такого оправдания? — Он был усладой всех глаз, что смотрели на него.
    Но только не моих.
    Эрис изучал загривок своего коня.
    — Нет, вы не обычная, — сказал он, немного помолчав. — Я видел женщин гораздо красивее вас, но вы притягиваете мой взгляд… Я не могу объяснить это.
    Учтивый придворный, рассудила Иста, никогда не позволил бы себе сказать, что существуют женщины, прекраснее его собеседницы, и чтобы объясниться, подался бы в поэзию. Простую болтовню всегда можно пресечь улыбкой. Но замечания Эриса причиняли беспокойство, заставляли воспринимать их всерьёз.
    Он продолжил:
    — Я начинаю осознавать, почему отец рискнул жизнью ради вашей любви.
    Иста сожалела, что пришлось сдержать стон:
    — Лорд Эрис. Остановитесь.
    Он удивлённо посмотрел на неё и понял, что она не просит его придержать коня.
    — Рейна?
    — Вижу, романтические слухи проникли и в Карибастос. Но их тонкий вкус вовсе не пострадает, если я скажу, что Арвол ди Льютес никогда не был моим любовником.
    Изумлённый до глубины души, он некоторое время осмысливал её слова. Наконец, он осторожно произнёс:
    — Полагаю… теперь у вас нет причины говорить неправду.
    — Я никогда не говорила ничего, кроме правды. Болтливые языки молвы и клеветы принадлежат не мне. Я большей частью молчала.
    Кто-нибудь ошибался больше? Вряд ли. Эрис наморщил лоб, обдумывая эту мысль:
    — Но рей Иас не поверил в вашу невиновность? — Иста потёрла бровь:
    — Видимо, нам следует вернуться немного назад. Что вы все эти годы считали правдой о тех роковых событиях?
    Он нахмурился:
    — Я думал… Я считал… что мой отец был подвергнут пыткам за то, что любил вас. И видя, что он молчит, чтобы защитить вас или спасти свою честь, мучители зашли слишком далеко в своей жестокости, и он умер в подземельях Зангра. После, чтобы скрыть вину Иаса, были пущены слухи о том, что отец разграбил казну и вступил в тайный сговор с реем Браджара. Истину молчаливо признал Иас, когда имущество ди Льютеса не было изъято, как это происходит с настоящими предателями, а перешло к его наследникам.
    — А вы проницательны, — отметила Иста. Где-то три четверти передано верно. Недостаёт только тайной сути событий. — Ди Льютес действительно был почти так же смел. Эта сказка так же хороша, как другие, и даже лучше многих.
    Его взгляд метнулся к ней:
    — Я обидел вас, леди. Прошу прощения.
    Она решила тщательнее следить за своим голосом. Ей отчаянно хотелось, чтобы Эрис знал, что она не была любовницей его отца. Но зачем? Какое теперь это имеет значение? Его мнение о ди Льютесе, отце, который, насколько она могла судить, совсем не помнил о нём, было благородно и романтично, и почему она должна отнять у сына то единственное, что осталось ему от отца?
    Уголком глаза Иста рассматривала его высокую, лёгкую фигуру. Ну, этот вопрос решился сам собой, неправда ли?
    Бесполезно подменять эту светлую ложь ещё какой-нибудь ложью. Но рассказ о правде, во всей её мрачной полноте и сложности, вряд ли поможет сбыться её тайным романтическим мечтам.
    Возможно, узнав его лучше, она осмелится открыть ему всё. То, что его отец утонул по моему слову? Насколько же я должна узнать его, чтобы рассказать это?
    Иста набрала в лёгкие воздуха:
    — Ваш отец не был предателем ни в постели, ни вне её. Он был самым смелым и благородным из тех, кто когда-либо служил Шалиону. И лишь задание, неподвластное человеческому духу, сломило его.
    Крах в самый ответственный момент. А крах — не предательство, даже если оно, как булыжник, упавший в воду, оставило после себя горькие брызги.
    — Леди, вы ставите меня в тупик.
    Нервы Исты не выдержали. Неужели так же, как и нервы ди Лъютеса?
    — Это государственная тайна, и Иас умер раньше, чем смог освободить меня от клятвы молчать. Я пообещала, что не скажу ни слова ни одной живой душе. Могу лишь заверить вас, что имя вашего отца можно носить без стыда.
    — Ох, — откликнулся он, хмуря брови. — Государственная тайна. Ох.
    Боги милостивые, и несчастный человек принимает это! Ей хотелось закричать. Боги, зачем вы привели меня сюда? Разве я и так недостаточно наказана? Неужели это вас забавляет?
    Иста заговорила с лёгкостью в голосе, не ощущая этой лёгкости в душе:
    — Но хватит о давно умершем прошлом. Давайте побеседуем о ещё живом сегодня. Расскажите побольше о себе.
    Уловка, которая поможет скоротать остаток пути; если Эрис такой же, как большинство кавалеров, не нужно будет выжимать из себя больше, чем ободряющие возгласы.
    Он пожал плечами:
    — Да нечего особенно рассказывать. Я родился в этой провинции и прожил здесь всю жизнь. Уже с самого детства я патрулирую границы. Моя мать умерла, когда нам… когда мне было около двенадцати. Меня вырастил её верный… в общем, другие родственники, и в силу необходимости я встал на путь солдата. Порифорс достался мне от матери, и провинкар вручил мне этот замок, когда я подрос достаточно, чтобы управлять им. Огромные владения отца перешли большей частью в руки его прежней семьи, хотя некоторые имения здесь, в Карибастосе, были всё же расчётливо переданы мне… У душеприказчиков, судя по всему, был какой-то сговор, но в то время меня это не занимало.
    Эрис замолчал.
    Видимо, подошёл к концу. Его отец, блестящий рассказчик, мог целый вечер развлекать присутствующих за столом рассказами, не нуждясь ни в каком ободрении.
    Он огляделся, щурясь от яркого света северного солнца, и прибавил:
    — Я люблю эту землю. Даже в темноте я узнаю каждую милю.
    Иста вслед за ним обвела взглядом горизонт. Горы уменьшились и перешли в широкую, немного холмистую долину, открытую ясному небу. Уже пришло время оливковых рощ, и серебристо-зелёное изобилие то тут, то там спускалось с пологих склонов. Несколько укреплённых деревень, напоминавших слегка позолоченные игрушки, виднелись вдалеке. В этот мирный день скот, впряжённый в плуги, вспахивал далёкие поля. В потоке воды с шумом, чуть приглушённым расстоянием, вертелось колесо плотины, доставляя влагу к садам и рядам виноградников, расположившихся на более плодородной земле. На вершинах из тощей почвы торчали серые скелеты деревьев, иссушенные солнцем, словно старички, притулившиеся на скамейках на рыночной площади.
    Кажется, ты тоже опустил некоторые моменты своей жизни. Но последняя реплика была так переполнена истиной, что с ней было сложно не согласиться. Как может человек вот так, словно лицедей, менять одну за другой маски, скрывать свои намерения, но при этом беззаботно, легкомысленно выставлять сердце на всеобщее обозрение?
    Появился разведчик и поприветствовал командующего почтительным салютом. Эрис на несколько секунд отъехал в сторону, чтобы переговорить с ним, потом поднял глаза к солнцу и нахмурился.
    — Рейна, я вынужден отбыть по некоторым делам. С нетерпением жду момента, когда снова смогу насладиться вашим обществом.
    Мрачно кивнув, он покинул Исту.
    Вернулся Ферда, пряча любопытство за широкой улыбкой. Вскоре несколько обозных мулов с поклажей, в сопровождении полдюжины вооружённых солдат проскакали вперёд. Ещё пару миль спустя, дорога привела в большую ровную долину, которую испещряли зелёными и серебристыми пятнами виноградники и деревья. У небольшой речушки пристроилась укреплённая деревня. В оливковой роще, раскинувшейся около воды, слуги натянули несколько палаток, развели огонь и уже готовили еду.
    Лорд Эрис, Иста, отряд Ферды и ещё человек десять всадников свернули с дороги в эту рощицу. Оставшаяся часть обоза и солдаты проехали мимо, не задерживаясь.
    Иста благодарно улыбнулась, когда Ферда помог ей спуститься с белого мерина. Уже знакомый юноша увёл животное, чтобы напоить и позаботиться о нём должным образом. Другой молодой солдат пригласил Исту, опирающуюся на руку Ферды, присесть в тени старой оливы, пока готовят поесть. Из сёдел и попон, накрытых одеялами, они соорудили для неё кресло, вполне сносное, чтобы дать отдых усталым конечностям. Лорд Эрис собственноручно принёс ей кружку вина, разбавленного водой, а сам залпом осушил другую, где, как обычно, воды было больше, чем вина.
    Он вытер губы и вручил пустую кружку стоящему наготове слуге.
    — Рейна, мне нужно немного отдохнуть. Мои люди исполнят любую вашу просьбу. Если вы захотите где-нибудь укрыться, то вторая палатка для вас.
    — О! Благодарю. Но всё же эта приятная полутень меня вполне устраивает.
    Обе палатки были скромными офицерскими; они быстро ставились и разбирались. Большой командирский шатёр, видимо, услали вперёд вместе с обозом.
    Эрис поклонился и зашагал прочь, чтобы нырнуть в свою палатку и исчезнуть. Ничего удивительного, что он готов улучить момент и поспать, если, как подозревала Иста, он провёл две ночи на ногах. Слуга последовал за ним, но через несколько минут появился снова и уселся, скрестив ноги, у входа.
    Служительница, временная горничная Исты, спросила, не нужно ли ей что-нибудь, а потом расположилась рядышком в тени. Иста завела с ней бесполезную беседу, но, впрочем, узнала многое о здешней деревенской жизни. Потом слуги принесли рейне поесть и взволнованно наблюдали за ней, но очень обрадовались, когда она улыбнулась и поблагодарила их.
    Деревня была слишком мала, чтобы обеспечивать храм, но узнав, что на главной площади находится источник, посвящённый самой Дочери, Ферда и его гвардейцы ушли после еды туда, приносить благодарность богине за недавнее освобождение. Иста благосклонно отпустила их, хотя сама не чувствовала необходимости искать укромный уголок, чтобы поговорить с богами; такое ощущение, что куда бы она ни пошла, они одинаково давят на неё. Может, есть такое место, где их точно не будет? Вот его и нужно избрать целью паломничества. В этот тихий, бледный послеполуденный час её сморила полудрёма. Служительница свернулась рядом с ней на одеялах калачиком и просто спала. Сопела она, как подобает леди, чуть громче, чем мурлычущая кошка.
    Иста поправила одеяло и прислонилась к коре дерева. Его корявому стволу не меньше пятисот лет. А деревня стоит здесь столько же? Похоже, что да. Шалионские, ибранские, даже некоторое время рокнарские власти, потом снова Шалионские… одни хозяева сменялись другими, словно волны накатывали на берег, а деревня всё стояла, всё продолжала жить. В первый раз за много дней Иста почувствовала, как её тело начинает расслабляться, в этот безопасный час, в этой смене времён. Она позволила себе закрыть глаза, совсем ненадолго.
    Мысли теряли очертания, паря на грани сна. Какая-то суета вокруг замка в Валенде, а может быть, в Зангре, какие-то споры об одежде, которая плохо сидит. Летящие птицы. Зала в замке в свете свечей.
    Лицо Эриса, искажённое испугом. Его губы сложились в букву «О», руки в ужасе вытянуты вперёд. Он идёт, спотыкаясь. Он издаёт леденящий звук, нечто среднее, между рычанием и криком, переходящим в скорбный вопль.
    Иста проснулась, судорожно дыша, крик всё ещё звенел у неё в ушах. Она села и огляделась, сердце бешено колотилось. Служительница продолжала безмятежно спать. Несколько мужчин устроились в другой части рощи, рядом с пасущимися лошадьми, и играли в карты. Другие спали. Похоже, никто больше не слышал этого душераздирающего звука; никто не повернул голову в сторону палатки Эриса. Слуга, сидевший у входа в неё, ушёл.
    Это сон… правда? Но он был слишком осязаемым, слишком ясным; он встал поперёк потока мыслей, словно камень посреди реки. Иста заставила себя снова откинуться на ствол оливы, но лёгкость бытия никак не хотела возвращаться. Словно тугие бинты стянули её грудь, мешая дышать.
    Очень тихо, опираясь на руку, она встала на ноги. Никто на неё не смотрел. Иста скользнула по солнечному пятну, отделявшему её от соседнего дерева, и снова оказалась в тени. Она застыла у входа в палатку. Если он спит, то как объяснить, зачем она разбудила его? А если он уже проснулся и, скажем, одевается, зачем вторгаться в его уединение?
    Я должна выяснить.
    Иста приподняла полотно, закрывающее вход, и шагнула внутрь; глаза привыкали к полутьме. Ткань палатки была достаточно тонкой, и сквозь неё были видны узкие тени листьев оливы, которые шелестели над крышей, освещённые солнцем, чьи лучи пробивались сквозь переплетение нитей.
    — Лорд Эрис? Лорд Эрис, я… — её шёпот оборвался.
    Туника Эриса и сапоги были сложены на одеяле справа. Он лежал лицом вверх на походной койке слева от Исты, накрытый лишь лёгкой льняной простыней. Голова была ближе к двери. Тонкий серо-чёрный шнурок стягивал его бицепс, символизируя какую-то особую молитву, обращённую к Отцу Зимы.
    Посеревшие веки были сомкнуты. Он не двигался. Кожа была бледная и прозрачная, словно воск. С левой стороны груди на белом льне виднелось ярко-алое пятно.
    Дыхание Исты замерло, не давая ей закричать. Он упала на колени возле койки. Пятеро богов, его убили! Но как? С тех пор как слуга вышел, в палатку никто больше не заходил. Неужели слуга предал своего хозяина? А может, он был рокнарским шпионом? Её дрожащая рука приподняла простыню.
    Рана под его левой грудью зияла, словно маленький тёмный рот. Из неё медленно сочилась кровь. Видимо, удар кинжала, направленный в сердце. Он ещё жив? Она прижала руку к этому своеобразному рту и почувствовала клейкий поцелуй на ладони, стараясь уловить биение или трепетание сердца. Она не могла различить. Осмелится ли она прижать ухо к его груди?
    Вспышка жутких воспоминаний пронеслась у неё пред внутренним взором: тот высокий, худой мужчина из сна и алая кровь, ручьём текущая сквозь её пальцы. Иста отдёрнула руку.
    Я видела эту рану раньше. Она чувствовала, как мечется её собственный пульс, стучит в шее, в лице, барабанит по ушам. Голову словно забили ватой.
    Это именно та рана, она была готова поклясться, с точностью до мельчайших деталей. Но мужчина был не тот.
    Боги, боги, боги, что это за кошмар?
    Она продолжала смотреть, её губы раскрылись. Обнажённая грудь лорда выгнулась, впуская в лёгкие воздух. Начиная с краёв, рана стала стягиваться, тёмный след сжался и побледнел. Сгладился. Через секунду он превратился в розовый шрам с коричневой коркой. Эрис, постанывая, задышал и пошевелился.
    Иста поднялась на ноги, стиснув липкую ладонь. Едва дыша, она выскользнула из палатки и, моргая, оказалась на ярком свету. Она чувствовала, что бледна. Тенистая рощица как будто вертелась у неё перед глазами. Она быстро обошла палатку, укрывшись между ней и толстым стволом старой оливы, и пока никто не видит, попыталась восстановить дыхание. Иста слышала скрип койки, движения по другую сторону непрозрачной ткани стен, вздох. Она раскрыла правую ладонь и посмотрела на карминный след, пересекавший её.
    Я не понимаю.
    Спустя одну или две минуты, она почувствовала, что может ходить, не спотыкаясь, дышать, не постанывая, и изображать на лице полное бесстрастие. Она добралась до своего сидения и рухнула. Служительница зашевелилась и села:
    — Рейна? Ох, уже пора ехать?
    — Думаю, да, — ответила Иста. Она с удовольствием отметила, что голос не дрожит и не срывается на писк. — Лорд Эрис встаёт… По-моему.
    Он откинул полотно, закрывающее вход, и вышел; для этого ему пришлось наклонить голову. Он был уже в сапогах. Он выпрямился, закрепляя последнюю застёжку на тунике. На своей незапятнанной, недырявой тунике. Эрис потянулся, поскрёб бороду и улыбнулся, как мужчина, поспавший часок-другой после полуденного перекуса. Только вот он ничего не ел…
    Подбежал слуга, чтобы помочь хозяину надеть через голову накидку и перевязь. Человечек принёс ещё и плащ, расшитый по краям золотой нитью, и расправил его на плечах Эриса, чтобы ткань ниспадала вниз красивыми складками. Пара ленивых приказов заставила людей начать готовить их кавалькаду к отбытию.
    Служительница принялась собирать свои вещи и упаковывать их. Направляясь к лошадям, мимо прошёл Ферда, и Иста мягко позвала.
    Она смотрела мимо него. Намеренно ровным голосом она сказала ему:
    — Ферда. Загляни в мою правую ладонь и скажи, что ты видишь. — Он склонился над её рукой и ужаснулся:
    — Кровь! Миледи, вы поранились? Я позову служительницу…
    — Спасибо, со мной всё в порядке. Я просто хотела знать… видишь ли ты то же самое, что вижу я. Вот и всё. Можешь идти дальше.
    Иста вытерла руку об одеяла и протянула дедикату, чтобы он помог ей встать. Помолчав, она добавила:
    — И никому не говори об этом.
    Он изумлённо сморщил губы, но отсалютовал и пошёл дальше.
    Вторая часть пути оказалась короче, чем ожидала Иста, — пять миль вверх до следующей вершины, а потом переход через достаточно широкий поток. Дорога несколько раз сворачивала в разных направлениях, петляя по пологому склону, и затем пошла рядом с небольшой рекой. Эрис разъезжал вдоль колонны, но в результате оказался рядом с Истой и Фердой.
    — Посмотрите туда, — он указал вперёд широким жестом. — Замок Порифорс.
    Ещё одна укреплённая деревня, гораздо более крупная, чем предыдущая, пристроилась у воды, у подножья высокой скалы. Вершину скалы, с которой открывался вид на всю долину, венчала прямоугольная корона, украшенная башнями. Гладкие зубчатые стены, испещрённые бойницами, были искусно высечены из камня, в свете дня отливавшего золотом. Прихотливая резьба, белым кружевом обрамляющая стены, была образцом искусства рокнарских каменщиков, построивших Порифорс как оплот Джоконы против Шалиона и Ибры.
    Лицо Эриса на секунду приняло странное выражение: одновременно нетерпение и напряжение, жажда и нежелание. И лишь на малую, едва заметную долю секунды на нём отразилась безграничная усталость. Но потом он с радостной улыбкой повернулся к Исте:
    — Поехали, рейна! Мы уже почти добрались.
    Почти весь обоз и большинство солдат отделились от них в деревне. Эрис повёл остатки своих воинов и отряд Ферды через малые стены, потом по узенькой дороге, идущей вверх по склону, где можно было двигаться только по одному. Низенькие кусты отчаянно цеплялись корнями, словно пальцами, за камни. Ноги лошадей скользили и подгибались, когда они преодолевали последний подъем. Приветственные возгласы донеслись сверху, эхом разносясь среди скал. Если бы они штурмовали замок, камни и стрелы посыпались бы на них так же незамедлительно.
    Кавалькада обогнула стены и подошла к подъёмному мосту, перекинутому через естественную расщелину — её глубина добавляла стенам ещё футов двадцать высоты. Эрис, теперь возглавляющий отряд, махнул рукой и издал радостный возглас, а затем галопом пронёсся под аркой ворот, выбивая копытами барабанную дробь.
    Иста последовала за ним более чинным шагом и неожиданно очутилась в буйно цветущем саду. Прямоугольный парадный двор был уставлен огромными кашпо с цветами и мясистыми растениями. Одна из стен была сплошь закрыта цветочными горшками, закреплёнными на вделанных в камень металлических кольцах, — настоящий фейерверк цветов: сиреневых, белых, красных, голубых, розовых, перемежающихся зелёными лозами, вьющимися по бледному грубому камню. У другой стены росло абрикосовое дерево, разросшееся до неимоверных размеров, которое переплеталось с не менее древним миндальным деревом — оба в цвету. В дальнем конце двора аркада стройных каменных колонн поддерживала балкон. Искусно выточенные ступени, словно белый алебастровый водопад, спускались во двор.
    Высокая молодая женщина с сияющим от радости лицом буквально спорхнула с этих ступеней. Её тёмные волосы были забраны у висков назад, подчёркивая румяное личико цвета слоновой кости; оставшиеся локоны, словно текучий шёлк, свободно ниспадали на плечи. Лёгкая ткань обтягивала её стройное тело, точно парус, раздуваясь на бегу. Эрис спрыгнул с серого в яблоках коня и бросил поводья груму, едва успев раскрыть руки и принять её неистовые, благоухающие объятия.
    — Милорд! Милорд! Хвала пятерым богам, ты вернулся живым!
    Молодой солдат возник рядом с головой мерина Исты и встал, готовый в любой момент помочь ей спешиться. Он с нескрываемой, даже немного забавной завистью наблюдал эту трогательную сцену приветствия.
    — Какая потрясающе красивая молодая леди, — сказала Иста. — Я не думала, что у лорда Эриса есть дочь.
    Юноша заставил себя повернуться к ней и поспешил поддержать ей стремя:
    — Ох, дочь милорда живёт не здесь, рейна…
    Иста как раз утвердилась на ногах, когда к ней подошёл Эрис; молодая женщина крепко держалась за его плечо:
    — Рейна Иста, — произнёс Эрис, задыхаясь от гордости и долгого поцелуя. — Имею честь и счастье представить вам мою жену, Катиллару ди Льютес, марчессу Порифорса.
    Тёмноволосая женщина с непередаваемой грацией сделала реверанс:
    — Вдовствующая рейна, я безмерно рада, что вы почтили наш дом своим присутствием. Надеюсь, мне удастся сделать всё возможное, чтобы превратить ваше пребывание здесь, в обществе моего мужа и меня, в незабываемое удовольствие.
    — Да ниспошлют вам пятеро богов удачный день, леди Порифорса, — выдавила Иста. — Несомненно, вам всё удастся.

Глава десятая

    В сопровождении двух улыбающихся фрейлин молодая марчесса повела Исту по прохладному, полутёмному сводчатому проходу под балконом, ведущему во внутренний двор. Ферда и служительница-медик Исты последовали за ними сначала нерешительно, но лорд Эрис жестом подтвердил приглашение. Внутренний двор украшал маленький мраморный бассейн в форме звезды, вода в нём была кристально прозрачной; вокруг стояло ещё несколько кашпо с цветами. Леди Катиллара взлетела по лестнице на галерею второго этажа и остановилась, поджидая остальных и озабоченно наблюдая за тем, как служительница помогает Исте преодолевать ступени. Ферда поспешил предложить руку. На лице Исты отразилась смесь благодарности и досады.
    Звук их шагов по доскам отдавался эхом; они подошли к углу, над которым возвышалась небольшая башенка, и тут лорд Эрис вдруг резко остановился:
    — Катти, нет! Только не эти комнаты!
    Леди Каттилара застыла перед резными двойными дверями, которые как раз собиралась открыть её фрейлина, и неуверенно улыбнулась Эрису:
    — Милорд? Но это же лучшие комнаты в доме. Мы не можем предложить вдовствующей рейне ничего хуже!
    Эрис приблизился к ней и, понизив голос, сквозь зубы прошептал:
    — Ты в своём уме?
    — Но их вымыли и прибрали к её приезду…
    — Нет, Катти!
    Она испуганно смотрела на него:
    — Я… Простите меня, милорд. Я… Я придумаю что-нибудь ещё. Что-нибудь.
    — Сделай милость, — огрызнулся он, раздражение так и сквозило в его лице и в голосе. С заметным усилием он снова принял вежливый и гостеприимный вид.
    Леди Каттилара натянуто улыбнулась:
    — Рейна Иста. Не могли бы вы… отправиться в мои комнаты и немного отдохнуть до обеда там? Прошу сюда…
    Она проскользнула обратно; все повернули назад к таким же дверям в другом конце галереи. На какую-то секунду Иста казалась рядом с Эрисом.
    — А что не так с теми комнатами? — спросила она.
    — Там крыша протекает, — буркнул он. Иста посмотрела на безоблачное голубое небо:
    — А.
    Дальше этих новых дверей мужчин не пустили.
    — Рейна, тогда я принесу ваши вещи сюда? — уточнил Ферда.
    Иста выжидательно взглянула на Эриса.
    — Временно, да, — ответил тот, видимо сочтя такой вариант размещения гостей более удобным. — Пойдём, ди Гьюра. Я покажу тебе и твоим людям ваши спальные места. И вы наверняка захотите проведать своих коней.
    — Хорошо, милорд. Спасибо. — Ферда отсалютовал Исте и последовал за Эрисом вниз.
    Иста вошла в комнаты сразу за фрейлиной, которая остановилась, придерживая дверь. Женщина улыбнулась и присела в реверансе.
    Иста сразу же почувствовала какую-то лёгкость оттого, что оказалась в том месте, которое определённо можно было назвать женскими покоями. Мягкий свет струился сквозь изящные решётки, закрывающие узкие окна в дальнем конце комнаты. Гобелены, вазы со свежими цветами, чёткие белёные углы. Закрытая дверь вела в какую-то прилегающую комнату, и Иста предположила, что в спальню Эриса. Вдоль стен стояли сундуки, разнообразно украшенные, отделанные мозаикой, кованые; женщины Каттилары быстро прибрали лежащие на виду ворохи одежды и другие свидетельства беспорядка и положили на один из сундуков мягкую, словно пёрышко, подушку, чтобы рейна могла сесть отдохнуть. Иста посмотрела сквозь решётки, за которыми открывался вид на крышу ещё одного внутреннего двора, и, наконец, решила усадить своё ноющее тело.
    — Какая милая комната, — заметила Иста, чтобы облегчить леди Каттиларе неудобство от такого внезапного вторжения в её будуар.
    Каттилара благодарно улыбнулась:
    — Все мы были бы рады видеть вас за нашим столом, но я подумала, что вы, наверное, захотите сначала вымыться и отдохнуть.
    — О, вы правы, — с жаром заверила её Иста. Служительница сделала реверанс хозяйке дома и твёрдо сказала:
    — И я прошу вас, леди, помимо всего прочего, рейне следует сменить повязки.
    Каттилара удивлённо моргнула:
    — Вы ранены? Муж мне не сказал в письме…
    — Совсем нестрашные ссадины. Но мытьё и отдых — прежде всего, — Исте вовсе не хотелось пренебрегать своими ранами. Её сын, Тейдес, как говорят, умер оттого, что не уделил должного внимания ране, едва ли посерьёзнее царапины, но от неё пошло заражение крови. Иста подозревала, что осложнения имели сверхъестественный характер; и молитвы, которыми мальчик был окружён, канули в пустоту.
    Леди Каттилара сгладила всеобщую неловкость и развила бурную деятельность, раздавая своим фрейлинам и горничным указания. Принесли чай, сухофрукты и хлеб, притащили тазы, лохань и воду для мытья. Служительница и женщины Каттилары позаботились не только об Истином теле, но и вымыли её волосы. К тому моменту когда банные процедуры были закончены и Исту облачили в халат из гардероба хозяйки, Катти была снова весела.
    Повинуясь её распоряжениям, леди приносили Исте на рассмотрение охапки одежды, а Каттилара открывала шкатулки с драгоценностями.
    — Муж сказал, что все ваши вещи разграбили джоконцы, — едва дыша сказала Каттилара. — Я молю вас принять всё, что вам понравится.
    — Поскольку моё путешествие планировалось как паломничество, я взяла с собой совсем немного, так что потеря невелика, — ответила Иста. — Боги сжалились над моими людьми, а всё остальное можно без труда возместить.
    — Вы многое испытали, — продолжила Каттилара. Она ахнула от ужаса, когда служительница обнажила весьма уродливые раны на коленях Исты.
    — Джоконцам пришлось ещё хуже, в конце концов. Спасибо вашему мужу и его солдатам.
    Каттилара засияла от удовольствия, услышав эту косвенную похвалу марчу:
    — Ну разве он не совершенство? Я безумно влюбилась в него с первого взгляда, увидев, как однажды осенним днём он вместе с отцом въезжает в ворота Оби. Мой отец — марч Оби, самой крупной цитадели в Карибастосе, ближайший приближённый провинкара.
    Иста изогнула губы:
    — Уверяю вас, лорд Эрис верхом на коне действительно производит умопомрачительное впечатление.
    Каттилара заливалась соловьём:
    — Он был просто очарователен, но так печален. Его первая жена умерла от родов несколько лет назад, давая жизнь дочери Лавиане, и говорили, что после этого он даже не смотрит на других женщин. Тогда мне было четырнадцать. Отец сказал, что я слишком юна, и это девичье увлечение, но я доказала ему, как он ошибся. Три года я осаждала отца, чтобы завоевать милость милорда, и, наконец, этот чудесный приз достался мне!
    Верно.
    — Вы давно поженились?
    — Скоро будет четыре года, — она с гордостью улыбнулась.
    — Дети?
    Её лицо погрустнело, голос потух:
    — Ещё нет.
    — Что ж, — сказала Иста, стараясь облегчить эту тайную скорбь, столь ясно отразившуюся на лице девушки, — вы же ещё так молоды… Давайте лучше посмотрим платья.
    Сердце Исты упало при виде того, что предлагала Каттилара. Вкусы марчессы склонялись к светлым, воздушным, летящим нарядам, которые, без сомнения, подчёркивали её длинную, стройную фигуру. Иста подозревала, что сама она в них, со своим не особо высоким ростом, будет напоминать гнома, завернувшегося в занавеску. Рейна попыталась обойтись без столь грубых сравнений:
    — Всё же я ещё в трауре по своей недавно усопшей матери. И моё паломничество было грубо прервано джоконскими всадниками на полпути. Может быть, есть что-нибудь в цветах, отвечающих моей скорби?…
    Старшая из дам Каттилары взглянула на Исту, потом на яркие шелка и, похоже, верно поняла её. Поиски по сундукам и по другим местам увенчались наконец несколькими платьями и нарядами более строгого фасона, без рюшей, в чёрно-сиреневых тонах. Иста улыбнулась и покачала головой, отказываясь от шкатулки с драгоценностями. Каттилара посмотрела на содержимое, а потом вдруг сделала реверанс и убежала.
    Иста слышала, как она прошла по галерее и почти сразу свернула; потом сквозь стену зазвучали голоса: один принадлежал Каттиларе, а другой — мужчине. Видимо, лорд Эрис уже вернулся в свои покои. Его тембр и интонации узнать было несложно. Лёгкие шаги заспешили обратно, но затем замедлились и превратились в поступь леди. Каттилара вошла и вытянула руку вперёд, на её губах играла довольная улыбка.
    На протянутой ладони лежала роскошная серебряная траурная брошь, украшенная аметистами и жемчугом.
    — У моего мужа осталось немного вещей, унаследованных от отца, — застенчиво произнесла она, — а это одна из них. Будет честью для него, если вы наденете её в память о прошлом.
    Иста, удивлённая увиденным, усмехнулась:
    — И правда. Узнаю эту брошь. Лорд ди Льютес прикалывал её к шляпе, сообразно случаю.
    Её подарил ему рей Иас, это один из последних его многочисленных подарков, которые уже можно было приравнять к половине королевства, ещё до того, как всё рухнуло в небытие.
    Каттилара смотрела на неё лучащимися глазами, и Иста могла поклясться, затуманенными романтической дымкой. Марчесса, видимо, разделяла героические теории мужа о падении его отца. Иста до сих пор не была уверена, что Эрис поверил в то, что у неё не было сексуальных отношений с мужчиной, чьи любовные похождения были едва ли не менее известны, чем подвиги на поле брани, а не просто согласился с ней из вежливости. Неужели он вообразил себе, что она до сих пор носит траур по ди Льютесу? Или по Иасу? По утраченной любви или ещё чему похлеще? Эта брошь — двусмысленное послание, если это послание вообще.
    Плоть Эриса, когда Иста коснулась его исчезнувшей раны, была плотной и холодной на ощупь, как воск. Но теперь он восстал, ходит, ездит верхом, разговаривает, целует жену, смеётся или ворчит, как положено настоящему мужу. Исте было бы проще убедить себя, что у неё случилась галлюцинация или приснился сон, но Ферда же подтвердил реальность крови на ладони. Иста взяла у Каттилары эту тайну его намерений и сказала:
    — Благодарю, и передайте мою благодарность вашему мужу. — Каттилара была чрезвычайно довольна собой.
    Иста легла на кровать леди Каттилары; ещё влажные волосы рейны разметались по льняному полотенцу, в другом конце комнаты на стуле сидела служительница-медик и пристально наблюдала за своей подопечной. Каттилара выставила своих леди вон и вышла сама, чтобы почётная гостья могла отдохнуть перед тем, как накроют ужин. Иста решила, что марчесса отправилась присматривать за приготовлениями. В тишине полутёмной комнаты усталость и потрясающее ощущение чистой кожи и одежды подарили Исте ощущение — иллюзию? — что она наконец-то оказалась в святилище. Головная боль, скорее всего, следствие ссадин и ночной кошмарной езды… только это не относится к непрекращающемуся звону нервов. Её веки сомкнулись.
    От холодного дыхания на щеке Иста раздражённо распахнула глаза. Неудивительно, что в замке — как и во всех старых крепостях — есть привидения, и вполне нормально, что они явились взглянуть на гостя… Она перекатилась на бок. Рядом парило едва заметное белое пятно. От её недовольного и хмурого взгляда ещё два призрака отделились от стены и присоединились к первому, словно их притягивало тепло её тела. Древние духи, бесформенные, угасшие, на пороге полного забвения. Милостивого забвения. Губы Исты сурово прошептали:
    — Прочь, бестелесные. Я не могу ничем вам помочь.
    Она взмахнула рукой, разгоняя призраков, словно туман, и они исчезли. Ни одно зеркало не отразит эти видения, никто больше не сможет их увидеть.
    — Рейна? — раздалось сонное бормотание служительницы.
    — Всё в порядке, — ответила Иста. — Мне просто что-то приснилось.
    Не приснилось, а внутреннее зрение снова дало о себе знать. Против воли, без приглашения, несмотря на негодование. И всё же… в этот яркий день она попала в очень мрачное место. Может быть, внутреннее зрение ей всё же понадобится.
    В дарах богов всегда скрыт острый крюк.
    Вспоминая живой, устрашающий сон, увиденный раньше, Иста не решалась позволить себе заснуть. Так она дремала до тех пор, пока Каттилара и её фрейлины не пришли помогать ей собираться.
    Старшая леди уложила волосы Исты так, как рейна привыкла, убрав пряди с лица и оставив остальную часть свободно спускаться на плечи. Прекрасные локоны Каттилары образовывали прелестный водопад; Иста подозревала, что её собственная тускло-пепельная копна, спутанная на затылке, больше напоминала мочалку. Но сорочка лавандового цвета и верхнее платье из чёрного шелка, заколотое на груди траурной брошью, создавали вполне приемлемый внешний вид. Подать себя нужным образом — вот следующая задача.
    Летняя жара в северной провинции настала рано. Столы были расставлены во дворе, и еду подали, когда клонящееся к западу солнце коснулось крыш, удлинив тени присутствующих. В дальнем конце двора, лицом к фонтану в форме звезды, стоял главный стол, ещё два располагалось перпендикулярно ему.
    Иста обнаружила, что сидит по правую руку от лорда Эриса, а леди Каттилара устроилась рядом с ней. Если в кольчуге и коже, забрызганной кровью, Эрис производил ошеломляющее впечатление, то в сером наряде, слегка украшенном золотом, и благоухающий вербеной, он был просто неотразим. Он тепло улыбнулся. Сердце Исты перевернулось; но она собрала остатки силы воли и ответила на приветствие немного прохладно; а затем заставила себя отвести от него взгляд.
    Ферда получил почётное место рядом с марчессой. Старшие мужчины, одетые в одежды храмовых служителей, сели слева от Эриса, причём их от марча отделял пустой стул. Один из старших офицеров направился было к нему, но лорд Эрис сделал пальцами знак, и офицер, понимающе кивнув, направился к другому столу. Увидев это, леди Каттилара перегнулась через Исту и прошептала мужу:
    — Милорд, имея честь принимать сегодня вечером столь почётных гостей, нам следует всё же использовать это место.
    Глаза Эриса потемнели:
    — Как раз сегодня этого делать не стоит, — глядя на жену, он хмуро сдвинул брови и пальцем коснулся рта. Предупреждая?
    Каттилара вернулась на место, поджав губы. Она через силу раздвинула их, улыбаясь Исте, и сказала Ферде какую-то вежливую банальность. Иста обрадовалась, увидев оставшихся гвардейцев из отряда Ферды тоже помытыми и одетыми в чистое, сидящих за другими столами. Офицеры Эриса, женщины Каттилары и служители храма занимали остальные места. За едой рейне обязательно представят важнейших жителей города, расположенного у подножия замка.
    Старший служитель поднялся и дрожащим голосом стал произносить молитвы в благодарность за победу, одержанную накануне, за чудесное спасение рейны, за скорейшее выздоровление раненых, а затем благословил грядущую трапезу. Он отдельно, даже несколько неясно, упомянул стойкость Ферды и его людей в этот сезон Дочери, за что, как заметила Иста, офицер-дедикат остался ему чрезвычайно благодарен.
    — И, как обычно, мы с особым усердием молим Мать, ввиду её сезона, который уже не за горами, о излечении лорда ди Арбаноса.
    Он сделал благословляющий жест в сторону стула, стоящего по левую руку от лорда Эриса, и марч кивнул, тихо вздохнув. Едва слышный шёпот пробежал по столам, за которыми сидели офицеры, кое-кто даже открыто нахмурился.
    Когда слуги начали сновать туда-сюда, неся кувшины с вином и водой и подавая первые блюда, Иста спросила:
    — Кто такой лорд Арбанос?
    Каттилара бросила опасливый взгляд на Эриса, но тот тут же ответил:
    — Иллвин ди Арбанос, мой знаток лошадей. В последние два месяца он… плохо себя чувствует. Как видите, я сохранил его место за столом, — в последней реплике так и читалось упрямство. Помолчав, он добавил: — Помимо всего прочего, Иллвин мой единоутробный брат.
    Иста сделала глоток из кубка с разбавленным водой вином, прокручивая в голове фамильные древа. Ещё один неизвестный внебрачный сын ди Льютеса? Но великий придворный славился тем, что признавал всё своё разбросанное по стране потомство, регулярно молясь в Башне Бастарда и делая туда внушительные подношения на содержания своих отпрысков. Может быть, этого родила замужняя женщина, но младенца оставили в семье, благодаря уступчивости мужа-рогоносца?… Имя оправдывает такую версию. Тихо, но не тайно, особенно если этот ди Арбанос метил на место марча и его амбициям пошли навстречу.
    — Это большая трагедия, — произнесла Каттилара.
    — Слишком большая, чтобы омрачать этот праздничный вечер, — прорычал Эрис. Не особенно ласково.
    Каттилара затихла; но потом, взяв себя в руки, всё же стала рассказывать о своей семье из Оби, о братьях и их пограничных стычках с рокнарцами в кампаниях последних лет. Иста отметила, что лорд Эрис положил себе на тарелку совсем немного и едва касался этого немногого вилкой.
    — Вы совсем не едите, лорд Эрис, — решилась наконец Иста. Он вслед за ней посмотрел на свою тарелку и горько улыбнулся:
    — У меня небольшой жар и несварение желудка. Считаю, что голодание — для меня самое эффективное лечение. Это скоро пройдёт.
    Несколько музыкантов, расположившихся в галерее, заиграли весёлую мелодию, и Эрис, но не Каттилара, счёл это хорошим предлогом прервать и без того прихрамывающую беседу. Немного спустя, он извинился и отправился обсудить что-то со своим офицером. Иста обратила внимание, что на столе, перед пустующим стулом лорда ди Арбаноса, стоял полный набор приборов. Кто-то положил поперёк тарелки только что срезанную белую розу в качестве дара или подношения богам.
    — В вашем обществе, видимо, очень скучают по лорду ди Арбаносу, — сказала Иста Каттиларе.
    Она оглядела двор и увидела, что муж разговаривает возле другого стола, и ничего не слышит:
    — Очень скучают. На самом деле мы уже отчаялись надеяться, что он поправится, но Эрис не хочет слушать… это очень грустная история.
    — А этот человек сильно старше марча?
    — Нет, это младший брат моего мужа. Почти на два года младше. Большую часть жизни они были неразлучны… Управляющий замка, как говорит мой отец, после смерти матери мальчиков, растил их вместе и относился к ним одинаково. Иллвин был знатоком лошадей у Эриса с тех пор, как я себя помню.
    Их матери? Иста вернулась к рассмотрению гипотетического генеалогического древа.
    — Так этот Иллвин… не приходится сыном канцлеру ди Льютесу?
    — О нет, вовсе нет, — горячо возразила Каттилара. — Я всегда считала, что в своё время это была одна из самых романтичных историй. Говорят… — она снова осмотрелась, немного покраснела и, подвинувшись к Исте, понизила голос. — Когда лорд ди Льютес оставил леди Порифорса, мать Эриса, чтобы оказаться при дворе, она полюбила своего управляющего, сьера ди Арбаноса, а он — её. Ди Льютес вряд ли возвращался в Порифорс, а дата рождения лорда Иллвина… в общем, всё было ясно. Тайна была известна всем, но сьер ди Арбанос признал Иллвина сыном только после смерти несчастной леди, матери мальчика.
    Вот ещё один повод для ди Льютеса не вспоминать о своей невесте с севера… но что было причиной, а что следствием? Рука Исты коснулась броши на груди. Иллвин стал серьёзным пятном на тщеславии и могуществе ди Льютеса. Было ли это великодушным жестом прощения — законно отдать ребёнка настоящему отцу — или простым способом выставить мальчишку-бастарда из длинной вереницы наследников ди Льютеса?
    — А что за болезнь мучает его?
    — Это не совсем болезнь. Очень неожиданная… трагедия или жестокий случай. Раздутый слухами и догадками. Произошедшее стало причиной безграничной печали для моего мужа и потрясением для всего Порифорса… ой, он возвращается сюда.
    Лорд Эрис выпрямился и направился обратно к своему месту во главе стола. Офицер, с которым он разговаривал, поднялся, отсалютовал ему и покинул двор. Каттилара заговорила почти шёпотом:
    — Мой муж очень нервничает, когда об этом говорят. Я расскажу вам всё наедине, попозже, хорошо?
    — Благодарю, — ответила Иста, толком не понимая, как реагировать на всю эту таинственность. Она только знала, каким будет её следующий вопрос. Лорд Иллвин случайно не высокий, худощавый мужчина с волосами цвета морозной ночи? В конце концов, ди Арбанос-младший вполне может оказаться коротышкой, круглым, как бочка, лысым или с огненно-рыжей шевелюрой. Она может спросить, Каттилара ответит, и узел в животе у Исты развяжется сам собой.
    Тарелки убрали. Несколько солдат, выделенные офицером Эриса, принесли множество коробок, сундуков, мешков и груды оружия, брони и свалили всё это кучами прямо перед главным столом. Трофеи, добытые в утреннем сражении, сообразила Иста. Лорд Эрис и леди Каттилара вместе поднесли рейне небольшой сундучок и открыли его перед ней.
    Иста едва не отпрянула от запаха смерти и плача, который поднимался от безделушек, горкой лежащих внутри. Она поняла, что чувствует эту вонь не носом. Она, судя по всему, первая, кому досталась часть добычи, отнятой у злополучных джоконцев. Холмик из изящных колец, булавок и браслетов, созданных искуснейшими мастерами, чтобы подчеркнуть женственность, сиял в тусклом свете заходящего дня. Какие из них так недавно были украдены в Рауме? Какие из них предназначались джоконским девушкам, которые никогда больше не увидят своих обожателей? Иста выровняла дыхание, натянула подходящую улыбку и выдавила из себя несколько соответствующих случаю слов, благодаря лорда Эриса и его людей за смелость и быстроту, проявленные в ответ на вторжение всадников; голос пришлось повышать, чтобы все эти похвалы были услышаны и за дальними столами.
    Меч тонкой работы был преподнесён Ферде, который даже не пытался скрыть восторг. Каттилара раздала какую-то часть сокровищ своим фрейлинам, Эрис вручил ещё одну груду офицерам, сопроводив подарки шутками и комментариями, остальное передали служителю в качестве подношения в городской храм. Молодой дедикат, видимо личный помощник старшего служителя, с благодарностями и благословениями принял дар, чтобы распорядиться им должным образом.
    Иста провела пальцами по содержимому сундучка. По коже побежали мурашки. Ей не нужно это наследство мёртвых. Что ж, есть одно решение. Она нашла колечко в форме табуна золотых коней, свитого в круг, для своей храброй горничной, — где сейчас Лисе? Но после секундных размышлений рука потянулась к изогнутому кинжалу с ручкой, украшенной драгоценными камнями. В нём сочетались и элегантность, и практичность, что как раз подходило всаднице. Вздохнув от воспоминания, что все деньги остались на дне реки в Толноксо, Иста выбрала несколько украшений на продажу. Отложив колечко и кинжал в сторону, она подвинула сундучок к Ферде.
    — Ферда. Выбери для брата, что понравится. Ещё четыре штуки возьми для наших раненых и тех, кто с ними остался. Отыщи что-нибудь подходящее для ди Кэйбона. Все твои ребята тоже могут взять, что приглянется. Проследи, чтобы остальное перешло к Ордену Дочери с моей величайшей благодарностью.
    — Конечно, рейна! — Ферда улыбнулся, но потом улыбка потухла. Он нагнулся к Исте поближе через пустующий стул марчессы. — Я хотел спросить вас. Теперь, когда вы доставлены в действительно безопасное место и некоторое время можете находиться под надёжной защитой марча, можно мне уехать на поиски Фойкса, Лисе и служителя?
    Я не знаю что происходит с этим местом, но безопасным его точно не назовёшь. Но вслух произносить этого нельзя. Помимо этого нельзя приказывать ему готовить людей, чтобы отбыть завтра. Сегодня же ночью. Непрактично, невозможно. Невежливо. Воины Дочери утомлены не меньше, чем она. Тем более что половина их лошадей ещё только идут в замок, а грумы из Порифорса медленно ведут их небольшими переходами.
    — Как и всем нам, тебе нужно отдохнуть, — Иста тянула время.
    — Я буду спать лучше, если буду знать, что случилось с ними.
    Рейна понимала справедливость этого, но мысль, что она останется здесь одна, запертая, словно в ловушке, без собственного эскорта, заставляла звенеть и без того измученные нервы. Она нерешительно нахмурилась, когда леди Каттилара снова заняла своё место.
    Лорд Эрис тоже вернулся и, подавив усталый вздох, опустился на стул. Иста спросила его о письмах, отправленных, чтобы узнать, что случилось с теми, кто отделился от её отряда. Он выслушал слова Ферды о беспокойстве за брата, как показалось Исте, с особой симпатией, но высказал мнение, что ответ ещё не успел прийти. По общему молчаливому соглашению никто не упомянул о сложностях, связанных с демоном-медведем.
    — В любом случае, мы знаем, что Лисе добралась до провинкара Толноксо, — возразила Иста. — Предупредить о приближении всадников мог кто угодно, но то, что среди пленных нахожусь я, могла знать только она. И если девушка в безопасности, то она наверняка догадается организовать поиски твоего брата и нашего доброго служителя.
    — Это… верно, — Ферда сморщил губы, разрываясь между этими доводами и тревогой. — Если только её послушали. И дали ей кров…
    — Станции канцлерских курьеров предоставят ей кров в любом случае, даже если да Толноксо откажется, хотя если он не оценит отвагу девушки, не обеспечит ей достойный приём и не будет ей содействовать, то он лично выслушает моё мнение. И мнение канцлера ди Кэсерила тоже, это я обещаю. Благодаря письмам лорда Эриса все скоро узнают, где нас подобрали. И если наши заблудшие овечки доберутся до Порифорса, в то время как ты разыскиваешь их, Ферда, то ты всё равно их упустишь. В любом случае, ты не можешь отправиться сегодня же ночью, в темноте. Давай посмотрим, какое решение — или послание — принесёт завтрашнее утро.
    Ферде пришлось согласиться со всеми этими рассуждениями.
    Прохладные сумерки опустились на двор. Музыканты уже закончили играть, никто этим вечером не танцевал, не представлял пьес. Мужчины проследили, чтобы остатки вина не пропали даром, и начались последние молитвы и благословения. Служитель, опираясь на руку своего помощника, нетвёрдой походкой ушёл, за ним потянулись и остальные представители деревенского храма. Офицеры Эриса немного даже благоговейно выполнили все условности этикета, положенные вдовствующей рейне, и почли за честь опуститься на колени и поцеловать её овеянные легендами руки. Но когда они уходили прочь, на их лицах появлялась озабоченность тем приказом, который им предстояло исполнить, и Иста напомнила себе, что находится в действующей цитадели.
    Когда она встала, Каттилара предупредительно подхватила её под локоть:
    — Теперь я могу проводить вас в ваши комнаты, рейна, — сообщила она с улыбкой. Она быстро взглянула на Эриса. — Они не очень просторные, но… крыша там в лучшем состоянии.
    Еда и вино, вынуждена была признать Иста, объединились и решили отбить у неё всякое желание двигаться.
    — Благодарю, леди Каттилара. Замечательно.
    Эрис формально поцеловал Исте руки и пожелал спокойной ночи. Иста не поняла, были его губы прохладными или тёплыми, поскольку её смутило, что ощущение, оставшееся на коже после поцелуя, её беспокоило. Но всё же не жгло; хотя, когда он посмотрел на неё своими чистыми серыми глазами, она покраснела.
    Как всегда окружённая стайкой женщин, марчесса взяла Исту за руку и повела по очередному сводчатому проходу под галереей, а затем по короткой аркаде. Они снова свернули, прошли под ещё одной чередой нависающих строений и оказались в маленьком квадратном дворике. Ещё не окончательно стемнело, но вверху, над головой, в тёмно-синем небе зажглась первая звезда.
    Аллея, украшенная каменными арками, вела вдоль стены, тонкие алебастровые колонны были увиты резными лозами и цветами в рокнарском стиле…
    Не жаркий полдень, не прохладная лунная ночь, но тот же самый двор, что являлся Исте в снах, всё совпадает, до последней детали, безошибочно, всё именно так, словно кто-то долотом и шилом врезал этот образ ей в память. Иста почувствовала, что вот-вот потеряет сознание. Она никак не могла понять, удивлена лиона.
    — Думаю, мне лучше сесть, — сказала она слабым голосом. — Прямо сейчас.
    Каттилара взглянула на неё и заметила, что ладонь рейны, лежащая на её руке, дрожит. Она послушно отвела Исту к скамейке, одной из тех, что были расставлены в аллее по периметру, и села рядом с ней. Отшлифованный временем мрамор под пальцами Исты ещё хранил тепло дня, хотя воздух уже становился холоднее, мягче. Она крепко обхватила каменный край, потом заставила себя сесть прямо и глубоко вдохнуть. Судя по всему, это место — самая старая часть замка. Тут не было вездесущих кашпо с цветами; только искусство рокнарских каменщиков не позволяло ему казаться суровым.
    — Рейна, с вами всё в порядке? — недоверчиво спросила Каттилара.
    Иста обдумывала разнообразные варианты лжи и правды, подходящие случаю, — У меня болят ноги. И голова. Потом выжала из себя:
    — Всё будет хорошо, если я минутку отдохну, — Иста рассматривала обеспокоенные черты марчессы. — А вы пока мне расскажете, что же обрушилось на лорда Иллвина.
    Иста изо всех сил старалась отводить взгляд от той двери, в дальнем левом углу галереи, к которой вели ступени. Каттилара помолчала, нахмурившись:
    — Скорее не что, а кто. По крайней мере, мы так думаем. — Иста подняла брови:
    — На него кто-то напал?
    — Ну, нечто вроде этого, — она взглянула на своих фрейлин и сделала знак, чтобы они отошли: — Оставьте нас, пожалуйста.
    Марчесса проследила, что они расположились на скамейке в другом конце двора, а потом доверительно понизила голос:
    — Около трёх месяцев назад из Джоконы прибыло весеннее посольство, чтобы организовать обмен пленниками, договориться о выкупах, оформить грамоты, позволяющие торговцам пересекать границы, в общем, исполнить всё, для чего организуются такие делегации. Но в этот раз самым неожиданным их предложением стала овдовевшая сестра князя Сордсо Джоконского. Старшая сестра, уже два раза побывавшая замужем, как я думаю, за жутко богатыми джоконскими лордами, которые сделали то, что делают все старые лорды. Не знаю, может быть, она отказалась ещё раз так пожертвовать собой, а может, она уже потеряла цену на этом своеобразном рынке замужеств — ей было около тридцати. Хотя она была всё ещё очень привлекательна. Княжна Юмеру. Скоро выяснилось, что её окружение жаждало отдать её в жёны брату моего мужа, если он ей понравится.
    — Интересно, — невозмутимо откликнулась Иста.
    — Эрис решил, что это хороший знак, что это станет способом заручиться поддержкой Джоконы в предстоящей кампании в Виспинге. Если Иллвин захочет. Вскоре стало очевидно, — в общем я никогда не видела, чтобы хоть одна женщина так же вскружила ему голову. Его язык больше привык к горьким остротам, чем к медовым комплиментам.
    Если Иллвин лишь немного младше Эриса…
    — А лорд Иллвин — сьер ди Арбанос? — раньше был женат?
    — Да, теперь он сьер ди Арбанос. Он унаследовал титул отца почти десять лет назад, как мне кажется, и кроме этого, наследовать было больше нечего. Нет, женат он не был. Обручён раза два, но сговор по какой-либо причине расстраивался. Отец посвятил мальчика Ордену Бастарда, чтобы ребёнок получил образование, но по словам лорда Иллвина, в нём так и не проснулось призвание. Но время шло, люди начали строить всякие предположения. Я видела, как это раздражает его.
    Иста вспомнила, как сама строила всякие предположения насчёт ди Кэйбона, и поморщилась. И всё же, даже если эта княжна Юмеру потеряла товарный вид, союз с младшим лордом-квинтарианцем, бастардом ко всему прочему, был бы мезальянсом для такой благородной кватернианки. Её дедом по материнской линии был сам Золотой Генерал, если Иста верно вспомнила схему древних браков Пяти Княжеств.
    — В случае свадьбы она собиралась менять вероисповедание?
    — Честно говоря, я в этом не уверена. Иллвин был настолько увлечён ею, что сам скорее перешёл бы в её веру. Они были замечательной парой. У него тёмные волосы, у неё золотистые локоны; у принцессы была классическая рокнарская кожа, оттенка свежего мёда, и цвет волос идеально сочетался с ней. Всё было… в общем, понятно, к чему всё шло. Но один человек был несчастен.
    Каттилара глубоко вздохнула, на её взгляд набежала тень:
    — В свите принцессы был один придворный, которого снедали ревность и негодование. Он хотел, чтобы Юмеру принадлежала ему, и не мог видеть, как её отдают в лапы врага. Положение и состояние лорда Печмы едва ли превышали ранг и богатство бедного Иллвина, но, само собой, у него не было той боевой славы, что окружала брата моего мужа. Однажды ночью… однажды ночью она отослала слуг и Иллвин… пришёл к ней, — Каттилара сглотнула. — Нам кажется, что Печма это увидел и последовал за ним. На следующее утро Иллвина нигде не было, но когда фрейлины принцессы вошли в её комнату, они обнаружили там ужасающую сцену. Они пришли и разбудили нас с мужем… Эрис не позволил мне войти в ту комнату, но говорят… — марчесса говорила едва слышно, — лорда Иллвина нашли обнажённым, запутавшимся в простынях, без чувств, истекающего кровью. Княжна лежала мёртвой у окна, как будто она хотела сбежать или позвать на помощь; из груди её торчал отравленный рокнарский кинжал. Лорд Печма, его конь и сбруя, а также отряд, находившийся в распоряжении этого рокнарца, исчезли из Порифорса.
    — Ох, — только и произнесла Иста. Каттилара ещё раз сглотнула и потёрла глаза.
    — Люди моего мужа и слуги княжны вместе отправились искать убийцу, но он успел скрыться. Посольство превратилось в погребальный кортеж и увезло тело принцессы обратно в Джокону. Иллвин… так и не пришёл в себя. Мы не знаем, случилось ли это из-за подлого рокнарского яда, обнаруженного на кинжале, которым пронзили Иллвина, или он упал и ударился головой, или его ударил кто-то другой. Но мы с ужасом полагаем, что разум покинул его. Мне кажется, этот кошмар мучает Эриса сильнее, чем опечалила бы смерть Иллвина, потому что муж всегда полагался на ум брата.
    — А… как это приняли в Джоконе?
    — Не очень хорошо, даже несмотря на то что зло рокнарцы привезли с собой. На границе всегда положение напряжённое. Что сослужило неплохую службу вам, потому что, когда прибыл курьер от провинкара Толноксо, люди моего мужа были в полной боевой готовности.
    — Неудивительно, что лорд Эрис всё время на взводе. Действительно жуткие события. — Действительно, крыша протекает. Иста могла быть только благодарна Эрису, что его твёрдость не позволила поселить её в той комнате, где встретила смерть княжна Юмеру. Рейна понимала жуткий расчёт Каттилары. Страшно и мучительно, да. Но в этом нет ничего опасного. Ни богов, ни видений, ни сверкающих белых огней, которые не обжигают. Нет смертельных алых ран, которые открываются и закрываются так же просто, как кто-то застёгивает и расстёгивает тунику.
    Я взгляну на этого лорда Иллвина, хотела сказать она. Не могли бы вы провести меня к нему? Но как она объяснит своё болезненное любопытство, сомнительное желание попасть в комнату больного мужчины? Всё равно, сейчас она совсем не хотела смотреть на сражённого недугом лорда. Наоборот, она жаждала оседлать коня, нет, сесть в повозку, которая увезёт её подальше отсюда.
    Сгущающаяся темнота выпивала цвет из предметов; лицо Каттилары стало белым пятном.
    — День был длинным. Я устала, — Иста поднялась на ноги. Каттилара вскочила, чтобы помочь ей подняться по ступеням. Рейна стиснула зубы и позволила левой ладони ухватиться за руку молодой женщины; Иста медленно шла по лестнице, правой рукой держась за перила. Дамы Каттилары, продолжая беседовать между собой, последовали за ними.
    Когда они достигли вершины лестницы, дверь в дальнем конце двора распахнулась. Иста резко обернулась. Низенький, кривоногий мужчина с короткой серой бородой появился на пороге, неся ворох грязных тряпок и накрытое крышкой ведро. Увидев женщин, он свалил свою ношу у двери и поспешил вперёд.
    — Леди Катти, — позвал он скрипучим голосом, склонив голову. — Ему нужно ещё козьего молока. И побольше мёда в нём.
    — Не сейчас, Горам, — раздражённо поморщив носик, Каттилара махнула, чтобы он ушёл. — Я скоро приду.
    Он снова склонил голову, но при виде Исты его глаза под мохнатыми бровями сверкнули. От любопытства или просто так, Иста едва ли могла различить в темноте, но когда она повернула вслед за Каттиларой к комнатам, ожидавшим её на другом конце галереи, его взгляд, словно рука, упёрся ей в спину.
    Горам заковылял прочь. Рейна оглянулась и увидела, как дверь в другом конце снова открылась и закрылась, оранжевая полоса света свечи замерцала, сузилась и потухла.

Глава одиннадцатая

    Фрейлины Каттилары завернули Исту в изящную, прозрачную ночную рубашку и уложили в постель, застланную тончайшим расшитым бельём. Иста попросила оставить на столе горящую свечу в стеклянном шарообразном подсвечнике. Женщины на цыпочках вышли из спальни рейны через комнату, в которой должны были ночевать горничная и служительница-медик, чтобы в любой момент прийти на зов госпожи, и закрыли за собой внешнюю дверь покоев. Иста села, опираясь на гигантскую гору подушек, и стала смотреть на колеблющийся огонёк свечи, разгонявший окружающую тьму, обдумывая дальнейшие действия.
    Можно не спать целыми днями до тех пор, пока комната не начнёт раскачиваться и перед глазами, словно искры, сыплющиеся из пламени, не начнут мелькать странные, бесформенные галлюцинации. Это она уже пробовала; тогда, когда боги в первый раз потревожили её сны, когда она думала, что сходит с ума, а Иас позволил ей так думать. Закончилось это плохо. Разум и сны можно утопить в вине. Но лишь ненадолго. Это она тоже испробовала, и сработало это ещё хуже, потому что продолжалось достаточно долго. От богов не скрыться даже в безумии; напротив, эффект будет обратным.
    Она подумала о том, что находится в той, ничем не отличающейся от этой комнате, разве что не окуренной ароматными благовониями, расположенной в другом конце галереи. Более того, она точно представляла себе, где там стоит кровать, как лежат ковры, как выглядит комната, а главное — её обитатель. Не нужно даже смотреть. Только вот Горама я раньше не видела. Но есть подозрение, что его существование тоже подразумевалось заранее.
    Итак, ты, кем бы из Пятерых ты ни был, притащил меня сюда. Но Вы не можете заставить меня пройти в ту дверь. И открыть её самостоятельно Вам не по силам. Вы не сумеете даже поднять листок; согнуть металл или мою волю вне Вашей власти. Боги предлагают состязание. И она может противостоять им весь день.
    Но не ночь. В любом случае, мне нужно спать. И мы все это знаем.
    Иста вздохнула, наклонилась и задула свечу. Запах горячего воска защекотал ноздри, и блеск потухшего пламени оставил разноцветные разводы на сетчатке глаза. Она перекатилась набок и подмяла плечом подушку. Вы не можете открыть ту дверь. И Вам не заставить сделать это меня, какие бы сны Вы не наслали.
    Делайте то, что задумали. Самое плохое, что могли, Вы мне уже сделали.
* * *
    Сначала сон был бесформен, пуст. Потом пришли обычные видения, чьи беспокойные абсурдные смыслы, тая, перетекали друг в друга. Наконец, она вошла в какую-то комнату, и всё изменилось; эта комната была осязаемой, квадратной, её углы были чёткими, как в любом реальном месте, только здесь Иста ни разу не была. Это не спальня лорда Иллвина. И не её собственная спальня. Судя по свету, проникавшему сквозь резьбу ставен, снаружи был солнечный день. По характерному стилю рейна поняла, что это одна из комнат замка Порифорс, а потом сообразила, что однажды уже мельком видела её в свете свечи. Лорд Эрис запретил…
    Теперь вокруг было тихо и пусто. Покои были тщательно вымыты и убраны. Кроме неё, никого не было… но, постойте. Дверь открылась.
    Немного туманный свет, льющийся сквозь ставни со двора, уставленного цветами, осветил знакомую фигуру. Она заполнила весь дверной проём, протиснула полные бёдра внутрь; дверь захлопнулась позади. На секунду сердце Исты наполнилось радостью, что ди Кэйбон жив и невредим.
    Только… это был не ди Кэйбон. Или не только ди Кэйбон.
    Он был толще, ярче, белее. Бесполый. Плоть раздулась, чтобы вместить в себя то, что вместить невозможно? Одежды его были безукоризненно чисты — уже только по этому Иста могла почувствовать разницу — и сияли, словно луна. Над изгибом улыбки, которую задорно оттеняли несколько подбородков, сверкали глаза бога. Шире, чем небо, бездоннее, чем морские глубины; взгляд многократно отражался внутри себя самого, каждый слой был лишь множеством других слоёв, повторяемых бесконечно много или бесконечно мало. Глаза, которые одновременно могут смотреть на каждого, на каждое живое существо в мире, снаружи и изнутри, с одинаково неослабевающим вниманием.
    Милорд Бастард. Иста не произнесла его имя вслух, чтобы он не принял это за молитву. Вместо этого она только сказала:
    — Неравная встреча, не так ли? — Он подался вперёд, перегибаясь через огромный живот:
    — Ты мала, но сильна. Я, как ты знаешь, не могу поднять даже листок. И не могу гнуть железо. Моя Иста.
    — Я не твоя.
    — Мной, как и влюблённым, руководит надежда и предчувствие, — улыбка ещё сильнее растянула толстое лицо.
    — Или как крыса, которой руководит желание совершить подлость.
    — Крысы, — он задумчиво вздохнул, — примитивные, пугливые и прямолинейные создания. Очень ограниченные. Чтобы совершить подлость, требуется мужчина. Или женщина. Подлость… правда, победа… поимка медведя…
    Она вздрогнула, услышав этот возможный намёк на Фойкса.
    — Ты хочешь от меня чего-то. Языки богов источают мёд только тогда, когда им что-нибудь нужно. А когда что-то нужно мне, — когда я молилась, распростёрши по земле лицо и руки, в слезах и в страхе, годами, — где были вы тогда? Где были боги в ту ночь, когда умер Тейдес?
    — Сын Осени отправил в путь многих людей в ответ на твои молитвы, дражайшая Иста. Но они свернули с дороги и не пришли. Потому что он не мог согнуть их волю и направить их шаги. Их разбросало ветром, словно листья.
    Его губы сложились в улыбку, мрачнее и серьёзнее которой Иста никогда не видела:
    — Теперь молится другой, и его отчаяние не меньше, чем было твоё тогда. Он так же дорог мне, как Тейдес был дорог Брату Осени. И я послал тебя. Ты свернёшь с пути? Так, как сделали те, кто шёл к Тейдесу? Тем более теперь, когда до конца путешествия осталось всего несколько шагов?
    Повисло молчание.
    Исту душила ярость. И что-то ещё, более сложное, какая-то кипящая смесь, которую даже она не могла выделить и назвать. Болевая горячка, может быть. Рейна выдавила сквозь зубы:
    — Господин Бастард, ты действительно бастард. Ублюдок. — Он только раздражающе ухмыльнулся:
    — Когда появится человек, способный тебя рассмешить, мрачная Иста, разгневанная Иста, железная Иста, только тогда твоё сердце излечится. Ты не молила об этом: такую награду не могут дать даже боги. Нам не всегда доступны даже такие простые вещи, как искупление ваших грехов.
    — В последний раз, когда я пыталась следовать святым, запутанным, непонятным наставлениям богов, меня предали и втянули в убийство, — разошлась она. — Но от тебя мне не нужно искупление. Я не хочу быть частью Тебя. Если я решусь, я буду молить о забвении; чтобы меня замарали, уничтожили, стёрли, как бестелесных духов, которые действительно умирают и только так бегут от скорби мира. Что боги могут дать мне?
    Он поднял брови, на его лице отразилась деланная благосклонность:
    — Как «что»? Занятие, дражайшая Иста!
    Он подошёл ближе; доски опасно скрипнули у него под ногами. Она чуть не сделала шаг назад, представив, что они оба провалятся сквозь пол в комнату под ними. Он держал руки, не касаясь, чуть выше её плеч. В крайнем беспокойстве, Иста заметила, что обнажена. Он наклонился вперёд так, что глобус его могучего брюха коснулся её, и прошептал:
    — Твой лоб отмечен моим знаком.
    Его губы тронули её лоб. След жёг, словно клеймо.
    Он вернул мне дар второго зрения. Прямое, непосредственное понимание мира духов, Его мира. Она вспомнила, как губы Матери точно так же обожгли её кожу тогда, давным-давно, в том самом видении, которое привело к таким гибельным последствиям. Ты можешь впечатать в меня свой дар, но я не обязана его открывать. Я отказываюсь от него и готова противостоять тебе!
    Глаза бога сверкнули яркой искрой. Его руки скользнули по её голой спине, крепче прижимая её к своему телу; он снова наклонился и впился ей в рот откровенно похотливым поцелуем. Её тело вспыхнуло от постыдного возбуждения, что разозлило Исту ещё больше.
    Тёмные бездны вдруг исчезли из его глаз, которые находились так близко от её. Человеческие глаза расширились, а потом совсем округлились. Мудрейший ди Кэйбон охнул, убрал язык и отскочил, словно испуганный телёнок.
    — Рейна! — всхлипнул он. — Простите меня! Я, я, я… — его взгляд метнулся по комнате, вернулся к Исте, стал ещё изумлённей, бросился к потолку, к полу, к дальней стене. — Я даже не знаю, где я…
    Теперь он не её сон, в этом Иста была уверена. Это она была его сном. И когда проснётся, он будет помнить его так же живо. Где бы он ни был.
    — У вашего бога, — усмехнулась она, — отвратительное чувство юмора.
    — Что? — непонимающе переспросил он. — Он был здесь? И я упустил его?
    Его лицо стало безумным.
    Если это такие реальные сны, то каждый…
    — Где вы сейчас? — быстро спросила Иста. — Фойкс с вами?
    — Что?
    Иста открыла глаза.
    Она лежала на спине в своей спальне, запутавшись в тонких льняных простынях и прозрачной ночной рубашке Каттилары. Одна. Рейна выругалась.
    Вероятно, сейчас около полуночи; в крепости тихо. Вдалеке сквозь оконные решётки слышалось тихое мерное жужжание насекомых. Ночная птица мелодично выводила трель. Тусклый лунный свет проникал внутрь, разгоняя угольно-чёрную темноту.
    Она думала, чьи же молитвы привели её сюда. Бастарду, как богу последней надежды, молятся многие, не только те, чьё происхождение вызывает сомнения. Это мог быть любой житель Порифорса. За исключением, предположила Иста, мужчины, который не может очнуться от бескровного обморока. Если я найду того, кто сделал со мной это, я сделаю так, чтобы он никогда больше не захотел распевать молитвенные стишки перед сном…
    Лёгкий скрип и шорох шагов послышался со стороны галереи.
    Иста поспешила избавиться от простыней, спустила босые ноги на доски и неслышно прокралась к окну, которое выходило во двор. Она отперла внутреннюю деревянную ставню и потянула на себя; к счастью, она не скрипнула. Иста прижалась лицом к металлическим кружевам внешней решётки и выглянула наружу. Ущербная луна ещё не зашла за скат крыши. Её неверный свет падал на галерею.
    Привыкшие к темноте глаза Исты могли различить высокую изящную фигуру леди Каттилары в бледном платье, в одиночестве скользящую вдоль перил. Она остановилась у двери в дальнем конце, тихонько открыла её и исчезла внутри.
    Мне нужно последовать за ней? Красться и подсмотривать, подслушивать под окнами, подглядывать, словно вор? Нет уж, я не стану! И плевать на то, какой любопытной Ты заставляешь меня быть, будь Ты проклят…
    Никакими силами боги не заставят её проникнуть вслед за леди Каттиларой в спальню её сражённого недугом деверя. Иста закрыла ставню, развернулась, прошла обратно к кровати и зарылась в одеяла.
    Она лежала и слушала.
    Спустя несколько секунд бессильной ярости Иста встала снова. Она осторожно придвинула табурет к окну, уселась, опираясь головой на железную решётку, и стала смотреть. Ещё через некоторое время дверь опять приоткрылась, ровно настолько, чтобы выпустить стройную женщину. Каттилара вернулась и спустилась по лестнице. В руках у неё ничего не было.
    Видимо, она проверяла, как забоятся о больном. А это входит в обязанности хозяйки замка, если дело касается столь благородного человека, столь важного офицера, столь близкого родственника, так ценимого мужем. Возможно, лорду Иллвину нужно было обеспечить какое-то ночное лечение, дать какое-то обнадёживающее средство, которое прописали целители. Существует десяток обычных, безобидных объяснений.
    Хорошо, всего лишь несколько.
    Одно или два, наконец.
    Иста зашипела сквозь зубы и вернулась в постель. Она долго ещё ворочалась, пока не заснула.
* * *
    Для той, кто по ночам тайно порхает по замку, леди Каттилара появилась в комнатах Исты достаточно рано, почти сразу после рассвета, принеся с собой весёлую гостеприимность и изъявив желание сводить Исту в деревенский храм на утреннюю службу, чтобы возблагодарить богов. Собравшись с силами, Иста подавила в себе болезненное напряжение, которое вызывало присутствие молодой марчессы. Когда рейна вышла в уставленный цветами парадный двор и обнаружила Пежара, державшего под уздцы её коня, отказываться уже было поздно. Мышцы всё ещё немилосердно ныли, создавая ощущение, что вот-вот рассыплются окончательно, но она позволила усадить себя в седло. Пежар повёл коня в поводу вполне благопристойным шагом. Леди Каттилара шагала летящей походкой впереди процессии, держа голову прямо и свободно покачивая руками, с таким видом, словно вот-вот запоёт вместе со своими фрейлинами какой-нибудь гимн.
    Деревня Порифорс была населена достаточно густо и сразу же производила впечатление места, которому резко не хватает укреплений, или, наоборот, вокруг которого царит мир, и они вовсе ни к чему. Местный храм был маленьким и древним, алтарями четырёх богов служили лишь небольшие ниши, окружавшие центральный двор, а Башней Бастарда и вовсе оказалась одна из временных построек, которая отжила своё уже много лет назад. Тем не менее после службы старый служитель выразил желание показать рейне все маленькие сокровища его храма. Ферда знаком приказал Пежару ждать Исту и откланялся, сказав, что оставит их ненадолго. Иста дёрнула уголком губ, выражая недовольство по поводу момента, который он выбрал.
    Сокровища же, напротив, оказались не такими уж маленькими, потому что после удачных предприятий лорда Эриса на долю храма выпадали весьма щедрые пожертвования. Имя лорда Иллвина тоже часто встречалось в полных энтузиазма речах служителя. Да, преступление, приведшее к таким печальным последствиям, действительно просто ужасно. Увы, деревенские целители не смогли ничем помочь, но есть ещё надежда, что более сведущему человеку из какого-нибудь крупного города Шалиона или Ибры удастся сотворить чудо, когда люди, посланные лордом Эрисом, доставят такого сюда. Служитель упомянул самые интересные истории, связанные с происхождением младшего брата марча, а вслед за этим перешёл к планам постройки нового храма, требующим одобрения и покровительства марча и марчессы. Вскоре вернулся Ферда.
    Лицо его было мрачным. Он на секунду опустился на колени у ниши Леди Весны, закрыв глаза и шевеля губами, а потом приблизился к Исте.
    — Простите меня, мудрейший, — Иста безжалостно прервала монолог служителя. — Мне нужно поговорить со своим офицером-дедикатом.
    Теперь уже вдвоём они вернулись в нишу Леди Весны:
    — Что случилось? — тихо поинтересовалась Иста. Он ответил ей вполголоса:
    — Прибыл утренний курьер от Лорда ди Карибастоса. Ни словечка ни о Фойксе, ни о ди Кэйбоне, ни о Лисе. Поэтому прошу отпустить меня и ещё двух моих людей на поиски, — он с понятным восхищением посмотрел на леди Каттилару, которая взяла на себя заботу внимательно слушать служителя. — Здесь вы в лучших руках, чем можно вообразить. Дорога до Маради и обратно займёт всего несколько дней, лорд Эрис взялся одолжить нам хороших свежих коней. Думаю, я вернусь раньше, чем вы снова сможете отправиться в путь.
    — Я… не нравится мне всё это. Если что-нибудь случится, я не смогу обойтись без вашей помощи.
    — Если войска лорда Эриса не смогут защитить вас, то горстка моих гвардейцев тем более окажется бессильной, — возразил Ферда. Он поморщился. — Как, боюсь, мы уже доказали. В обычной ситуации я бы безропотно покорился вашему мнению, — он понизил голос, — но существует угроза медведя.
    — Ди Кэйбон справится с такими осложнениями лучше, чем любой из нас.
    — Если он жив, — хмуро заметил Ферда.
    — Я уверена, что жив. — Иста решила не объяснять, откуда она это знает. Но за Фойкса она поручиться не может.
    — Я знаю брата. Он может быть сильным и убедительным. И хитрым, если первое не сработает. Если… его воля принадлежит ему и управляется его разумом… Не уверен, что ди Кэйбон справится с ним. Я смогу. Я знаю парочку способов. — На секунду лицо юноши озарилось улыбкой, полной братской любви.
    — Мм-м, — протянула Иста. Умение убеждать, видимо, у них семейное.
    — Есть ещё Лисе, — добавил он неопределённым тоном. Насчёт Лисе он распространяться не стал, и Иста милосердно решила не выспрашивать.
    — Я ужасно хочу, чтобы она снова была рядом, — добавила она через секунду. — И ди Кэйбон тоже. — Может быть, даже особенно ди Кэйбон. Что бы там бог ни задумал, запутавшийся молодой служитель тоже в этом замешан.
    — Так позволите покинуть вас, рейна? Дедикат Пежар будет исполнять при этом крошечном дворе всё, что вы прикажете. Он сделает это с удовольствием.
    Иста пропустила эту вспышку кардегосского высокомерия мимо ушей. Если бы Порифорс был обычным провинциальным двором, Ферда был бы без сомнения прав.
    — Вы отправляетесь прямо сейчас? — Он опустил голову:
    — Сразу же, прошу вас. Если что-то случится, то чем раньше я доберусь туда, тем лучше. — В ответ на её угрюмое молчание он прибавил: — А если всё будет в порядке, тем скорее я вернусь.
    Она задумчиво облизала нижнюю губу:
    — Тем более что, как ты выразился, существует угроза медведя.
    Поимка медведей, как сказал бог. Его проклятое животное сбежало. Нет смысла молить бога о защите; если бы он мог сдерживать демонов и не давать им проникать в материальный мир, то он так бы и сделал, не допустив, чтобы слабость его служителя зависела от слабости человека.
    — Хорошо, — вздохнула она. — Иди. Но возвращайся поскорее.
    Он натянуто улыбнулся:
    — Кто знает? Я могу встретить их на дороге из Толноксо и вернуться ещё до того, как стемнеет.
    Он опустился на колено и благодарно поцеловал ей руку. Она ещё только успела вздохнуть, а его плащ уже исчез за дверью храма.
    Обед, к неудовольствию Исты, был накрыт в честь вдовствующей рейны на главной площади деревни и сопровождался выступлением детского хора, исполнявшего песни, гимны и плавные, не очень ритмичные мелодии местных танцев. Лорда Эриса не было; молодая марчесса добропорядочно выполняла все обязанности хозяйки замка, что наверняка служило предметом гордости для её заботливых родителей. Несколько раз Иста отметила, что Каттилара смотрит на самых маленьких певцов с нескрываемой тоской в глазах. Когда мальчишки наконец справились с последним куплетом, когда вся деревня приложилась с поцелуем к рукам рейны, Исте разрешили сесть на коня и сбежать. Тайно, чтобы никто не заметил, она вытерла о гриву животного пальцы, на которых остался липкий след от поцелуя простуженного парнишки. На этот раз она была почти счастлива видеть своего коня. Почти.
* * *
    Спешившись в цветущем парадном дворе, Иста пыталась решить, пугает ли её изящно высказанное предложение леди Каттилары, что за ужином за рейной будет ухаживать женщина тех же лет, что и высокая гостья, когда со стороны закрывающихся ворот послышался возглас:
    — Эй, замок Порифорс! Курьер из замка Оби!
    Иста развернулась на каблуках, услышав знакомый звонкий голос. Верхом на соловом толстом и взмыленном пони во двор въехала Лисе. На ней был плащ с изображением замка и леопарда, в руках девушка держала пакет, судя по всему официальный, с которого свисали восковые печати. Рубашка под плащом была такая же мокрая от пота, как и пони, а лицо Лисе потемнело от загара. При виде пёстрых горшков с цветами, губы девушки округлились.
    — Лисе!!! — восторженно воскликнула Иста.
    — Ха, рейна! Значит, вы таки здесь! — она выдернула ступни из стремян, перекинула ногу через шею пони и спрыгнула на землю. Улыбаясь во весь рот, она на придворный манер опустилась на колени у ног Исты; Иста тотчас подняла её собственными руками. Она едва сдерживалась, чтобы не заключить девушку в объятия.
    — Как ты сюда добралась? На этой лошади? Ферда нашёл тебя?
    — Ну, добралась я сюда даже верхом на этом тунеядце. Ферда? С ним всё в порядке? Привет, Пежар!
    Стоящий у локтя Исты сержант-дедикат вовсю улыбался:
    — Благодарение Дочери, ты справилась!
    — Если те басни, что я слышала, правда, то вам пришлось потуже, чем мне!
    Иста беспокойно сказала:
    — Ферда уехал часа три назад… Ты должно быть встретилась с ним по дороге из Толноксо?
    Лисе нахмурилась:
    — Я приехала по дороге из Оби.
    — Ох. Но как ты туда… Ох, давай, давай, садись рядом и расскажи мне всё! Как я соскучилась по тебе!
    — Хорошо, милая рейна, но сначала мне надо вручить письма, потому что сегодня я ещё курьер, и позаботиться об этой зверушке. Слава богам, не я его хозяйка. Он приписан к почтовой станции на полпути сюда из Оби. А ещё мне не помешает ведро воды.
    Иста махнула рукой Пежару, тот кивнул и исчез. Подошли Каттилара и её дамы. Марчесса немного смущённо улыбнулась сначала девушке, потом Исте:
    — Рейна?…
    — Это моя самая верная и храбрая горничная Анналисс из Лабры. Лисе, поклонись Катилларе ди Льютес, марчессе Порифорса и этим леди… — Иста стала перечислять титулы фрейлин Каттилары, которые изумлённо смотрели на девушку-курьера. Каждое новое имя Лисе принимала лёгким дружеским реверансом.
    Вернулся Пежар с ведром, в котором плескалась вода. Лисе схватила ведро и окунула в него голову. Она вынырнула со вздохом облегчения, а её мокрая чёрная коса чуть не обрызгала попятившихся дам.
    — Ах! Вот так-то лучше. Пятеро богов, Карибастос в это время года — жаркое местечко.
    Лисе поставила ведро с остатками воды перед пони и дружелюбно похлопала его по шее.
    Животное слегка оттеснило Пежара и опустило нос в воду, а юноша сказал:
    — Мы были уверены, что ты успела предупредить жителей той деревни на перекрёстке, но куда ты направилась потом, мы вычислить не могли.
    — К тому времени как я туда добралась, мой славный курьерский конь уже выдохся, но мой плащ и канцлерский жезл убедили местных дать мне новую лошадь. У них не было солдат, способных сразиться с джоконцами, поэтому они остались прятаться, а я, выжимая из бедного коня всё возможное, поскакала на восток. Жителям удалось скрыться?
    — Мы добрались туда к закату, их уже и след простыл, — ответил Пежар.
    — Что ж, замечательно. После этого самого заката я доехала до курьерской станции на главной дороге в Маради, и когда я убедила тех, кто был там, что я не брежу, они отправили кого-то на поиски. Или, по крайней мере, так я подумала. Я переночевала там и на следующее утро уже более степенным шагом отправилась в Маради, где провинкар Толноксо как раз выводил войска, чтобы начать погоню. Зная, как быстро перемещаются джоконцы, я боялась, что уже слишком поздно.
    — Так оно и оказалось, — подтвердила Иста. — Но курьер добрался до замка Порифорс как раз вовремя, и лорд Эрис успел устроить засаду на пути джоконцев.
    — Да, это наверное один из тех парней, что выехали прямо с моей курьерской станции, да благословят их пятеро богов. Один из них сказал, что родился здесь. Я надеялась, что он знает, что говорит.
    — Ты слышала что-нибудь о Фойксе и мудрейшем ди Кэйбоне? — взволнованно поинтересовалась Иста. — С тех пор, как мы их спрятали в канаве, я их не видела.
    Лисе покачала головой и нахмурилась:
    — Я рассказала о них на курьерской станции и предупредила лейтенантов лорда ди Толноксо, чтобы отрядили кого-нибудь на их поиски. Я не могла точно сказать, захватили ли их, как и вас, джоконцы, или они сбежали, в какую сторону пошли по дороге, или вообще бросились по кустам. Поэтому я пришла в храм в Маради, нашла старшего служителя Ордена ди Кэйбона и рассказала ей все наши беды, что наш служитель бродит по дорогам и нуждается в помощи. Она взялась послать нескольких дедикатов искать его.
    — Это ты хорошо придумала, — заметила Иста, её голос потеплел от одобрения.
    Лисе благодарно улыбнулась:
    — Но этого мало. Я провела день в канцлерском бюро в Маради, но от лорда ди Толноксо не было никаких вестей. Поэтому я вспомнила о короткой южной дороге и вызвалась отправиться курьером в Оби. Вспомнив, что это достаточно крупная крепость, я решила, что вероятнее всего вас спасут её солдаты и доставят туда. И тогда я полетела — не думаю, что какой-нибудь курьер ехал по этой дороге быстрее, чем я в тот день. — Она убрала с загорелого лица влажную прядь, пальцами откинув её назад. — Когда к ночи я добралась до крепости, ещё ничего не было известно. Но наутро все мои труды увенчались успехом, потому что пришло письмо от марча Порифорса, где говорилось, что вы спасены. Лорд Оби и его люди тоже поехали наперехват джоконцам, но днём вернулись.
    — Марч Оби — мой отец, — заметила Каттилара, в её голосе звучали заботливые нотки. — Вы его видели?
    Лисе отвесила свой уникальный полупоклон-полуреверанс:
    — Он находится в добром здравии, миледи. Я попросила его отправить меня курьером в Порифорс, чтобы как можно скорее вернуться к рейне. — Девушка протянула пакет. — Он отослал меня сегодня на рассвете. Это я получила лично из его рук. Тут наверняка есть что-нибудь для вас… а! — её глаза блеснули, увидев, что к ним приближается управляющий замком Порифорс: безземельный дворянин в летах, очень напоминавший Исте ди Феррея, только этот был не толстый, а тощий. Грум Горам следовал за ним. К заметному облегчению Лисе, управляющий забрал пакет и поспешил прочь, приказав груму позаботится о курьерской лошади.
    — Вы, наверное, утомились, — сказал леди Каттилара, в очередной раз удивляясь Лисе. — Такое тяжёлое испытание!
    — Да, но я люблю свою работу, — весело ответила Лисе, хлопнув ладонями по грязному плащу. — Мне дают коня и стараются поскорее унести ноги у меня с дороги.
    Иста ухмыльнулась. Действительно, веская причина для радости.
    Но всё-таки получается, что Ферда отправился выполнять не совсем бессмысленное задание, хотя и не встретил Лисе по пути. Рейна надеялась, что сейчас он уже добрался до Маради, вскоре обнаружит своего брата с медведем внутри и его спутника под опекой храма.
    Лисе, собираясь вести своего пони вслед за Горамом, раскланивалась во все стороны.
    Иста мягко сказала:
    — Когда моя горничная позаботится о пони, ей, как и мне раньше, будет нужна ванна. И прошу ей тоже выдать одежду. Все её вещи, как и мои, украли джоконцы.
    Даже несмотря на то что весь скромный гардероб Лисе умещался в седельную сумку, Иста решила, что носы фрейлин леди Каттилары вынесут запах лошадей и пота простой девушки.
    — И молю задать мне корм, милая рейна! — крикнула Лисе через плечо.
    — Он будет достоин твоей безумной скачки, слава которой дойдёт до самого Кардегосса в моём следующем письме, — пообещала Иста.
    — Главное, чтобы побыстрее, а меню — на ваше усмотрение!
* * *
    Лисе долгое время провела в конюшне, но в конце концов явилась в новые покои Исты. Дочери мелких местных лордов, фрейлины Каттилары, которые чуть не надорвались, прислуживая вдовствующей рейне, отнеслись к обслуживанию Лисе с меньшей серьёзностью. Но ванну девушка принимала под строгим присмотром Исты. Лисе то и дело таскала с подноса куски хлеба и сыра, оливки и сухофрукты и одну за другой осушала чашки тёплого травяного чая. Её курьерскую форму отдали слугам, чтобы они её как следует выстирали.
    Наряды Каттилары подходили Лисе и по возрасту, и по росту лучше, чем Исте, разве что для девушки-курьера глубокие вырезы на груди могли показаться слишком откровенными. Лисе смеялась от восторга и благоговения, помахивая струящимся изящным рукавом, и Иста улыбалась этому восхищению непривычной роскошью.
    Ещё один человек был искренне рад появлению Лисе; служительница-медик наконец могла поручить кому-то ухаживать за ранами Исты и вернуться к семье и своим обязанностям в храме. Лисе ещё не успела высохнуть, а служительница уже закончила давать указания, вручила девушке кучу бинтов и мазей, собрала вещи, получила от Исты щедрое вознаграждение за труды и умчалась домой.
* * *
    Обед был накрыт в небольшой зале, окна которой выходили во двор с фонтаном в виде звезды; за столом собрались исключительно особы женского пола во главе с леди Каттиларой. Ни один стул не был по традиции оставлен пустым.
    — А лорд Эрис не будет сегодня обедать? — спросила Иста, усевшись по правую руку от марчессы. Он вообще когда-нибудь обедает? — Думаю, небольшой жар, который его мучает, вас тревожит.
    — Его военные походы тревожат меня куда больше, — со вздохом призналась леди Каттилара. — Он взял с собой отряд и отправился патрулировать северную границу. Моё сердце не найдёт себе места, пока он не вернётся. Когда он уезжает, я готова умереть от страха за него, но я всего лишь улыбаюсь, и он ни о чём не догадывается. Если с ним что-нибудь случится, я, наверное, с ума сойду. Ой. — Чтобы скрыть свой промах, она пригубила вино из кубка и подняла его перед Истой. — Я уверена, вы всё понимаете. Я бы хотела, чтобы он всю жизнь был рядом со мной.
    — Но разве военные подвиги не делают его ещё более… — прямо таки потрясающе привлекательным? Удержи его дома и он, возможно, утратит то, чем вы так восхищаетесь.
    — О нет, — серьёзно ответила леди Каттилара. Отрицая сказанное, но не споря с этим, как заметила Иста. — Я прошу его писать мне каждый день, когда он в отъезде. Если бы он забыл, я бы рассердилась на него, — уголки её губ приподнялись, глаза весело сверкнули, — на целый час, наверное! Но он не забывает. В любом случае он должен вернуться к ночи. Я буду сидеть в северной башне и смотреть на дорогу. Когда появится его конь, моё сердце сначала остановится, а потом забьётся в тысячу раз быстрее, — её лицо затуманилось в предвкушении.
    Иста поспешно засунула в рот огромный кусок хлеба.
    Еда была отличной. Леди Каттилара или её повар не стали пытаться подражать изыскам или тому, что они считали изысками кухни Кардегосса, и подали свежую простую пищу. Сегодня на столе было больше сладостей, что Иста нашла отнюдь не лишним, а Лисе исключительно одобрила, взяв себе внушительную порцию. В этом окружении девушка вела себя очень тихо, и рейна сочла это страхом перед таким обществом. Иста подумала, что с большим удовольствием выслушала бы рассказы Лисе, чем местные сплетни. Когда рейна и её горничная наконец сбежали от дам и вернулись в квадратный каменный дворик, Иста сказала Лисе об этом и пожурила за стеснительность.
    — Верно, — согласилась девушка. — Думаю, это из-за платья. Я чувствую себя разиней, среди этих благородных девиц. Не знаю, как они управляются с этими одёжками. Мне казалось, что я вот-вот что-нибудь на себя переверну или порву что-нибудь.
    — Давай пройдёмся по колоннаде. Я, по совету служительницы, разомну свои ссадины, а ты поучишься правильно шуршать шелками, чтобы не ударить лицом в грязь. И расскажешь мне о своих приключениях подробнее.
    Лисе, как положено леди, сбавила шаг и подстроилась под темп прихрамывающей Исты; они двинулись по аллее. Иста осыпала девушку вопросами о её путешествии. Не то чтобы Исте было нужно подробное описание масти, недостатков, преимуществ и повадок всех лошадей, которых Лисе сменила за последние несколько дней, но голос девушки казался музыкой, и было совершенно не важно, о чём она говорит. Сама Иста могла мало что рассказать о своих приключениях, уж конечно не то, как они с джоконцами ели конину и что она воспринимала происходящее как наказание. Совсем не хотелось вспоминать зелёных мух, слетающихся отведать запёкшейся крови.
    Проходя мимо колонны, Лисе провела пальцами по искусной резьбе:
    — Похоже на каменную парчу. Замок Порифорс оказался гораздо красивее, чем я думала. А лорд ди Льютес и правда так великолепно владеет мечом, как утверждает марчесса?
    — Да, правда. Он убил четверых врагов, которые хотели сбежать вместе со мной. Двоим удалось скрыться. — Она не забыла о них. Теперь, оглядываясь назад, она была даже рада, что среди избежавших смерти был офицер-переводчик. Слишком часто она беседовала с ним с глазу на глаз, чтобы представить его среди безликой массы погибших. Должно быть, это женская слабость, так же как отказ есть животных, которых кто-то назвал домашними питомцами.
    — А правда, что марч вёз вас в своём седле?
    — Да, — коротко ответила Иста. Глаза Лисе лучились от удовольствия:
    — Как мило! Жалко, что он женат, а? А он на самом деле так красив, как считает его жена?
    — Не могу сказать, — буркнула Иста. Но потом неохотно призналась: — Но всё же он очень даже привлекателен.
    — Как здорово, когда такой лорд у твоих ног. Я рада, что в конце концов, вы попали в такое замечательное место.
    Иста не дала вырваться словам «Он вовсе не был у моих ног!» и только сказала:
    — Я не собираюсь задерживаться тут надолго. — Лисе подняла брови:
    — Служительница сказала, что ездить верхом вам ещё нельзя.
    — Скорее, мне не стоит. Это просто неприятно. Но если нужно, я смогу. — Иста проследила за восхищённым взглядом Лисе, осматривающей двор, освещённый косым вечерним светом, и попыталась придумать причину своей тревоги, не упоминая ночные кошмары. Нормальную, разумную причину для женщины, которая уже совсем не безумна. Она потёрла лоб:
    — Здесь совсем рядом Джокона. Не знаю, в каких отношениях состоят сейчас княжества Джокона и Бораснен, но всем отлично известно, что моя дочь выбрала порт Виспинг объектом своих монарших притязаний. То, что планируется, — это не просто пограничный набег. Тем более что весной здесь случилось событие, которое не способствовало установлению мирных отношений с князем Джоконы.
    Иста не смотрела в сторону угловой комнаты.
    — Вы имеете в виду то, что джоконский придворный пырнул ножом знатока лошадей Порифорса? Мне рассказал об этом Горам, когда мы вместе мыли моего толстого пегенького пони. Странный парень — я даже подумала, что он немного глуповат, — но своё дело знает. — Она прибавила: — Послушайте, рейна, вы хромаете сильнее, чем моя вторая лошадь. Присядьте отдохнуть.
    Она выбрала тенистую скамейку в дальнем конце двора, ту самую, на которой прошлым вечером расположились фрейлины Каттилары, и с озабоченным видом усадила на неё Исту.
    Немного помолчав, девушка искоса посмотрела на рейну:
    — Забавный старичок, этот Горам. Он хотел знать, кто выше по званию: вы или княжна. Потому что княжна — дочь князя, а вы — дочь простого провинкара. И Сара, вдова рея Орико, стала вдовствующей рейной позже вас. Я сказала, что провинкар Шалиона превзойдёт по знатности любого рокнарского князя, и, кроме всего прочего, вы — мать самой рейны Шалиона-Ибры, и тут уж соперников у вас быть не может.
    Иста заставила себя улыбнуться:
    — Думаю, он не часто встречает рейн на своём пути. Твои ответы его успокоили?
    Лисе пожала плечами:
    — Похоже на то, — она нахмурилась. — Разве не странно, что человек лежит без движения столько месяцев?
    Теперь настала очередь Исты пожать плечами:
    — Паралич, пробитые головы, сломанные шеи… утопление… иногда так случается.
    — Но некоторые выживают, не так ли?
    — Думаю, те кто остаётся в живых, не приходят в себя так… быстро. Но многие из них, после того как придут в себя, остаются жить совсем недолго, только если за ними ухаживают тщательнейшим образом. Это медленная, уродливая смерть для мужчины. Да и для любого. Лучше умереть быстро и сразу.
    — Если Горам ухаживает за лордом Иллвином хотя бы вполовину менее усердно, чем он холит лошадей, то тогда всё понятно.
    Иста заметила, что низенький коренастый человечек собственной персоной вышел из угловой комнаты и, глядя на них, сел на корточки у балюстрады. Немного спустя он поднялся, спустился по лестнице и пересёк двор. Чем ближе он подходил, тем короче становились его шаги, тем ниже, на манер черепахи, опускалась его голова, а руки сильнее цеплялись друг за друга.
    Он остановился на некотором расстоянии от них, согнул колени и склонил голову сначала перед Истой, потом перед Лисе, а затем снова перед Истой, словно желая удостовериться, что его поклон замечен. Глаза его были цвета неполированной стали. Они, не мигая, смотрели из-под кустистых бровей.
    — Ага, — сказал он, наконец, неглядя на женщин. — Это о ней он постоянно толкует, ошибки быть не может. — Он сморщил губы, и его взгляд вдруг остановился Лисе. — Вы спросили её?
    Лисе криво улыбнулась:
    — Здравствуй, Горам. Ну, я как раз к этому и вела.
    Он обхватил себя руками и принялся раскачиваться из стороны в сторону:
    — Тогда спросите. — Лисе вскинула голову:
    — А почему бы тебе самому не спросить? Она не кусается.
    — Н…не… — пробормотал он мрачно, сердито рассматривая свои ботинки. — Вы.
    Лисе смущённо пожала плечами и обратилась к Исте:
    — Рейна, Горам хочет, чтобы вы зашли проведать его хозяина.
    Иста откинулась назад и надолго замолчала.
    — Вы та, о ком он постоянно говорит.
    — Думаю, — ещё помолчав, сказала Иста, — ни один мужчина не захочет, чтобы незнакомые люди видели его в больном состоянии.
    — Всё в порядке, — подал голос Горам. Он моргнул и впился в неё тяжёлым взглядом.
    Лисе, прищурив глаза, приложила руку ко рту и прошептала Исте в ухо:
    — В конюшнях он был разговорчивее. Мне кажется, вы его пугаете.
    Иста была в состоянии сопротивляться простым мягким убеждениям. Но в этом странном клубке она не могла найти ни конца ни начала. Настойчивый взгляд, деревянный язык, молчаливое давление ожидания… Она могла проклясть бога. Но грума — нет.
    Она оглядела двор. Сейчас не полночь, не полдень; ничто не напоминает картинку из снов. Во сне не было ни Горама, ни Лисе, время дня тоже было иным… может быть, это неопасно. Она набрала в лёгкие воздуха:
    — Ну что ж, Лисе. Давай вернёмся к делам паломничества и навестим очередную развалину.
    Лисе помогла ей встать, на лице у девушки было написано нескрываемое любопытство. Иста медленно поднялась по ступеням, опираясь на её руку. Горам беспокойно смотрел на рейну, шевелил губами, будто бы мысленно подталкивал её вверх.
    Женщины последовали за грумом в конец галереи. Он открыл дверь, отступил и снова поклонился. Иста помедлила, а потом вслед за Лисе вошла внутрь.

Глава двенадцатая

    Комната оказалась светлее, чем Иста видела во сне, ставни в дальней стене были распахнуты, за ними виднелось голубое небо. Всё вокруг казалось лёгким, воздушным. В спальне не пахло, как в комнате больного, не было свисающих с потолочных балок букетиков трав, тяжёлый запах которых скрывал вонь фекалий, рвоты, пота и отчаяния. Просто свежий воздух, в котором улавливались нотки мебельного воска и лёгкой, вовсе не неприятной примеси присутствия мужчины. Совсем даже не неприятной.
    Иста заставила себя посмотреть на кровать и застыла на месте.
    Постель была прибрана. Он лежал поверх покрывала, не как больной, а как человек, который прилёг на секунду посреди дня, полного забот. Или как умерший, облачённый в лучший наряд, в ожидании церемонии погребения. Длинный, худой, точь-в-точь как во сне, но одетый иначе: не как пациент или спящий, а как принято при дворе. Жёлто-коричневая туника, вышитая переплетающимися листьями, затягивалась у шеи. Штаны в тон были заправлены в доходящие до икр сапоги, натёртые до блеска. Коричневый плащ, аккуратно расправленный на кровати, и меч в ножнах, лежащий поверх ровных складок; его узорчатая рукоять покоилась рядом с немощной левой рукой. На пальце поблёскивало кольцо с печатью.
    Его волосы были не просто зачёсаны назад, а заплетены у висков над металлическим обручем, украшавшим лоб. Длинная, морозно-чёрная копна была собрана в косу, перекинутую через правое плечо, доходившую до коричневых завязок туники и там, на конце, рассыпавшуюся на свободные пряди. Он был побрит, и, судя по всему, недавно. Аромат лавандовой воды коснулся ноздрей Исты.
    Она заметила, что Горам с болезненным вниманием смотрит на неё, сжимая и разжимая ладони.
    Вся эта тихая красота, должно быть, плод его работы. Почему лакей так преданно ухаживает за этим человеком, распростёртым на кровати, когда он утратил все силы и не может ни наказать, ни вознаградить?
    — Пятеро богов, — выдохнула Лисе, — он мёртв. — Горам засопел:
    — Нет, не мёртв. Он не разлагается.
    — Но он же не дышит!
    — Дышит. Это заметно на зеркале, видите? — Он обогнул кровать и взял со стоящего рядом сундука небольшое зеркальце. Глядя на девушку из под лохматых бровей, он поднёс его к ноздрям лорда Иллвина. — Видите?
    Лисе перегнулась через неподвижное тело и с подозрением посмотрела:
    — Это твой палец отпечатался.
    — Нет!
    — Ну… может быть… — Лисе выпрямилась и резко отступила, словно приглашая Исту занять освобождённое ей место у постели и судить самой.
    Под беспокойным взглядом Горама Иста подошла поближе, пытаясь придумать, что сказать ворчливому старичку:
    — Ты хорошо о нём заботишься. Печально, что сьер ди Арбанос был сражён вот так.
    — Да, — ответил Горам, сглотнул и добавил: — Ну… давайте, леди.
    — Прости?
    — Ну… поцелуйте его.
    На какой-то миг она так сильно стиснула зубы, что челюсть свело. Но на пронизанном мукой, напряжённом лице Горама не было ни намёка на весёлость, на издёвку.
    — Я тебя не понимаю. — Он пожевал губу:
    — До такого состояния его довела княжна. Я подумал, может, у вас получится разбудить его. Вы же рейна, в конце концов. — Немного поколебавшись, он прибавил: — Вдовствующая рейна.
    К вящему ужасу Иста поняла, что он абсолютно серьёзен. Как можно ласковее она сказала:
    — Горам, это детская сказка. А мы, увы, уже не дети. — Тихий сдавленный звук заставил её обернуться. Лицо Лисе перекосилось, но, слава пятерым богам, она изо всех сил старалась сдержать смех.
    — Вы могли бы попытаться. Это же не больно, — он снова начал тревожно раскачиваться из стороны в сторону.
    — И всё же, боюсь, ничего хорошего не получится.
    — Это не больно, — упрямо повторил он. — Попробуйте хоть что-нибудь.
    Он, должно быть, потратил много часов, чтобы тщательно подготовить эту обстановку, своего хозяина к её приходу. Что за отчаянная надежда руководила его столь странными действиями?
    Может быть, ему тоже снятся сны. От этой мысли у неё перехватило дыхание.
    Воспоминание о втором поцелуе Бастарда обожгло ей лицо. Что, если это не непристойная шутка, а ещё один дар? Что, если он даст ей возможность сотворить чудо исцеления, например, сейчас? Вот как боги соблазняют святых. Её сердце учащённо билось от тайного волнения. Жизнь за жизнь, и волей Бастарда мой грех будет искуплен.
    Словно зачарованная, она подалась вперёд. Вблизи свежевыбритая кожа Иллвина казалась слишком тонкой, слишком туго обтягивала челюсть. Его губы телесного цвета были немного разомкнуты, и через них виднелись ровные белые зубы.
    Когда её губы коснулись его рта, она не почувствовала ни тепла, ни холода…
    Иста выдохнула в эти полуотверстые губы. Она вспомнила, что язык — священный орган Бастарда, так же как лоно принадлежит Матери, мужские гениталии — Отцу, сердце — Брату, а мозг — Дочери. Мироздание рассудило так, поскольку язык — источник лжи, утверждают еретики-кватернианцы. Она осмелилась незаметно, минуя его зубы, дотронуться языком до кончика его языка, точно так же, как бог вторгся во сне в рот ей. Её ладонь застыла у него над сердцем, не решаясь опуститься, ощутить бинт, охватывающий его грудную клетку, скрытый под расшитой туникой. Грудь не начала вздыматься. Тёмные глаза, а Иста уже наизусть знала их цвет, удивлённо не распахнулись. Он остался неподвижным.
    Она проглотила стон разочарования, подавила досаду и выпрямилась. Нашла затерявшийся где-то голос:
    — Вот видишь. Ничего хорошего в этом нет. Глупая надежда и глупый провал.
    — Эх, — протянул Горам. Он сощурил глаза и пронзил её взглядом. Он тоже был разочарован, даже подавлен. — Должно быть, нужно что-то другое.
    Выпустите меня отсюда. Слишком больно.
    Лисе, которая стояла в стороне и наблюдала за происходящим, посмотрела на Исту взглядом, полным раскаяния. Лекция об обязанностях горничной не допускать до своей госпожи ничего причиняющего беспокойства, глупого или странного, видимо, предстоит ей позже.
    — Но вы именно та, кто нужна, — настойчивым тоном повторил Горам. Судя по всему, смелость вернулась к нему. Или тщетность её поцелуя рассеяла его благоговейный трепет перед ней. В конце концов, она — всего лишь вдовствующая рейна, не способная вдохнуть жизнь в практически мёртвого человека. — Невысокая, вьющиеся волосы, ниспадающие вдоль спины, серые глаза, спокойное лицо… нет, печальное, он сказал, печальное. — Он оглядел её с ног до головы и коротко кивнул, как будто бы убедившись, что печаль в ней присутствует в должном размере. — Именно вы.
    — Кто сказал… Кто описал меня тебе? — возмущённо спросила Иста.
    Горам мотнул головой в сторону кровати:
    — Он.
    — Когда? — голос Исты прозвучал резче, чем ей того хотелось. Лисе буквально подпрыгнула.
    Горам развёл руками:
    — Когда приходит в себя.
    — Он приходит в себя? Я думала… леди Каттилара дала мне понять… что после удара ножом он так и не приходил в сознание.
    — Эх, леди Катти, — сказал Горам и вздохнул. Иста не смогла понять, был ли этот вздох комментарием, или он просто прочищал нос. — Но, видите, он в сознании не остаётся. Он приходит в себя каждый день, около полудня, но очень ненадолго. В основном, мы стараемся в это время засунуть в него столько пищи, сколько сможем, пока он не начнёт давиться. Но ему и этого не хватает. Видите, он тает. Леди Катти в голову пришла замечательная идея вливать козье молоко ему в горло по тоненькой кожаной трубочке, и это заметно помогает, но этого тоже мало. Он уже слишком похудел. С каждым днём его хватка слабеет.
    — А когда он приходит в себя, он вменяем? — Горам пожал плечами:
    — Эх.
    Не очень обнадёживающий ответ. Но если он вообще приходит в себя, то почему не сейчас, от её поцелуя, или не в любое другое время? Почему именно тогда, когда его брат вдруг без причины засыпает… Иста испугалась собственной мысли.
    Горам прибавил:
    — Да, иногда. Но некоторые сказали бы, что он бредит. — Вступила Лисе:
    — Это что-то сверхъестественное. Какое-то рокнарское колдовство?
    Иста вздрогнула от одного упоминания. Я не собиралась спрашивать об этом. Не собиралась предполагать это. И со сверхъестественным ничего общего иметь не хочу.
    — В княжествах колдовство запрещено, на Архипелаге тоже. — И не только по теологическим причинам. В Шалионе его также не приветствуют. Дай только возможность, последнюю степень отчаяния, преступность или высокомерие, — и заблудший демон станет для кватернианца не меньшим искушением, чем для кинтарианца. Более того, кватернианца, заключившего договор с демоном, обвинят в вероотступничестве скорее, если он обратится за помощью к своему храму.
    Горам снова пожал плечами:
    — Леди Катти считает, что так действует яд с рокнарского кинжала, поскольку рану не лечат должным образом. Я не раз травил крыс в конюшнях, но никогда не видел, чтобы яд действовал вот так.
    Лисе приподняла бровь, изучая неподвижное тело, лежащее на кровати:
    — Ты давно ему служишь?
    — Уже третий год.
    — Грумом?
    — Грумом, сержантом, посыльным, рабочим, в общем, всем. Теперь сиделкой. Остальные слишком напуганы. Боятся тронуть его. Я — единственный, кто может сделать всё без содрогания.
    Девушка склонила голову набок; удивление не исчезло с её лица:
    — А почему его волосы заплетены по-рокнарски? Впрочем, должна признать, это ему идёт.
    — Он ездит туда. Ездил. Был разведчиком марча. Он как раз подходил для этого, знает язык. Однажды он сказал мне, что отец его матери был рокнарцем, хотя сама она училась пятикратному знамению.
    Снаружи послышались шаги, и грум встревоженно поднял глаза. Дверь распахнулась. Голос леди Каттилары строго произнёс:
    — Горам, чем ты занимаешься? Я слышала голоса… ох. Прощу прощения, рейна.
    Скрестив руки на груди, Иста повернулась в её сторону. Леди Каттилара присела в поклоне, всё же успев сердито посмотреть на грума. Поверх тонкого платья, в котором она присутствовала за обедом, был повязан передник, а за ней стояла служанка с кувшином, накрытым крышкой. Глаза хозяйки замка распахнулись шире, когда она заметила изящное одеяние больного. Её ноздри гневно расширились.
    Горам сгорбился, опустил взгляд и снова спрятался за стеной неразборчивого бормотания.
    Иста, тронутая его виноватым видом, попыталась выгородить его:
    — Вам следует простить Горама, — мягко сказала она. — Я спросила его, нельзя ли мне увидеть лорда Иллвина, чтобы… — Действительно, зачем? Посмотреть, похож ли он на своего брата? Нет, это слабый аргумент. Проверить, похож ли он на героя моих кошмаров? Ещё хуже. — Я поняла, что лорда Эриса очень беспокоит состояние брата. И решила написать одной знакомой очень опытной целительнице в Валенду, Мудрейшей Товии; может быть, она могла бы дать какой-нибудь совет. Поэтому мне хотелось описать его самого и симптомы болезни как можно более точно. Для неё чем точнее диагноз, тем лучше.
    — Вы чрезвычайно добры, рейна, предлагая услуги вашей собственной целительницы, — ответила леди Каттилара растроганно. — Мой муж действительно очень опечален трагедией, произошедшей с его братом. И если тот учёный целитель, за которым мы уже послали, будет твёрд в своём нежелании ехать так далеко — а такие Целители, какие нам нужны, обычно пребывают в преклонных летах, — мы будем очень благодарны вам за помощь. — Она с сомнением посмотрела на служанку с кувшином. — Думаете, вашей целительнице следует знать, как мы кормим его козьим молоком? Это не очень приятная процедура. Иногда он начинает давиться.
    Намёк был ясен, каким бы недобрым и отталкивающим он ни казался. Зная, сколько сил приложил Горам, чтобы его поверженный господин предстал перед глазами рейны в достойном свете, у Исты не было сил смотреть, как с длинного тела снимают придворные одеяния и подвергают нелицеприятной процедуре, какой бы необходимой она ни была.
    — Мне кажется, что мудрейшая Товия достаточно знает об уходе за больными, так что не вижу надобности указывать это.
    На лице леди Каттилары отразилось облегчение. Жестом приказав служанке и Гораму продолжать, она вывела Исту и Лисе обратно в галерею и пошла с ними по направлению к комнатам Исты. Сумерки сгущались; двор уже накрыла темнота, хотя облака высоко над головой на фоне темнеющего неба ещё сохраняли персиковый оттенок.
    — Горам — человек обязательный, — извиняющимся тоном обратилась Каттилара к Исте, — но, боюсь, он глуповат. Хотя он лучший из людей лорда Иллвина, раз взялся прислуживать своему господину. Остальные слишком напуганы. У Горама раньше была тяжёлая жизнь, и он не брезглив. Я бы не смогла управиться с Иллвином без него.
    Язык Горама неуклюж, но руки — вовсе нет; по мнению Исты, он был примером слуги-дурака.
    — Похоже, он на редкость верен лорду Иллвину.
    — Неудивительно. Думаю, в молодости он был слугой офицера, а потом, во время одной из злосчастных кампаний рея Орико, его взяли в плен и продали в рабство кватернианцам. В любом случае, Иллвин отыскал его; мне кажется, это случилась в очередном его путешествии в Джокону. Не знаю, купил ли его Иллвин, или заполучил другим способом, но, видимо, с этим было связано какое-то неприятное происшествие. С тех пор у Иллвина появился Горам. По-моему, он слишком стар, чтобы покинуть хозяина и отправиться куда-нибудь. — Взгляд Каттилары метнулся вверх. — О чём бедняга пытался с вами говорить?
    Лисе только открыла рот, но Иста успела ущипнуть её за руку до того, как девушка успела что-либо произнести. Иста ответила:
    — Боюсь, он выражался не очень ясно. Я надеялась, что он давно живёт в замке и сможет рассказать мне о юности братьев, но выяснилось, что это не так.
    Каттилара, не скрывая сочувствия, улыбнулась:
    — Вы имеете в виду те времена, когда ди Льютес был ещё жив и молод? К сожалению, канцлер — к тому времени он уже был канцлером рея Иаса или ещё только влиятельным придворным? — не часто появлялся в Порифорсе.
    — Вот видите, — холодно откликнулась Иста. Она позволила Каттиларе проводить себя и Лисе в их комнаты и вернуться наблюдать, как ухаживают за больным.
    Или чем ещё она занималась в отношении Иллвина. Иста раздумывала, нет ли ещё чего-нибудь в козьем молоке, кроме мёда, или что за странными специями могли приправлять еду, которую он ел один раз в день. После чего он начинал неразборчиво бредить, спать целыми днями, не просыпаясь.
    Соблазнительно разумное предположение. Не единовременная доза яда с рокнарского кинжала, а регулярное отравление, исходящее от человека, близкого к дому? Но это бы вызвало весьма заметные симптомы. Ей стало стыдно, что такая мысль пришла ей в голову. Хотя такой вариант причиняет меньше тревог, чем сны про нить белого огня.
    — Зачем вы ущипнули меня за руку? — поинтересовалась Лисе, когда дверь за ними закрылась.
    — Чтобы ты замолчала.
    — Ну это-то я поняла. Но почему?
    — Марчесса не одобрила рвения грума. Я хотела уберечь его от трёпки или, в конце концов, от выговора.
    — Ох, — Лисе нахмурилась, осознавая это. — Простите, что я позволила ему побеспокоить вас. В конюшнях он казался безобидным. Мне понравилось, как он обращается к лошадьми. — Через секунду она добавила: — Хорошо, что вы отнеслись к нему по-доброму, не стали насмехаться и не отказали ему в просьбе. В этом нет никакой доброты.
    — Он же приложил столько сил, чтобы сделать своё предложение как можно более привлекательным.
    Лукавый блеск, вернувшийся в глаза Лисе, никак не вязался с её тоном:
    — Это верно. И всё же… от этого стало как-то грустнее.
    Исте оставалось только согласно кивнуть.
* * *
    От того, как Лисе просто, без лишних церемоний подготовила её ко сну, у Исты стало легко на душе. Девушка весело пожелала ей спокойной ночи и отправилась спать в соседнюю комнату, чтобы в любой момент услышать зов госпожи. По просьбе Исты она снова оставила горящую свечу, и Иста, усевшись на подушках, принялась обдумывать открытия, которые принёс день.
    Пальцы отбивали барабанную дробь. Исту обуяло то же беспокойство, что заставляло её без устали шагать вдоль зубчатых стен замка Валенды до тех пор, пока на ногах не образовывались волдыри, от туфель не начинала отваливаться подмётка, а фрейлины не принимались молить о милосердии. Это было хоть какое-то средство, способное приостановить поток мыслей, но всё же не избавить от него.
    Несмотря на то что все происшествия, приведшие её в Порифорс, казались цепью случайностей, Бастард утверждал, что она оказалась здесь не случайно. Боги расчётливы, заметил как-то лорд ди Кэсерил, они готовы воспользоваться малейшим шансом. И он не прикидывался, — сам будучи человеком, осенённым богом, — что это великое благо. Иста усмехнулась, соглашаясь с ним.
    Но всё же, как боги откликаются на молитвы? Количество молитв не счесть, а чудеса происходят крайне редко. Вероятно, боги сваливают свою работу на других. Ведь как бы пространен бог ни был, в единицу времени он может вместить лишь одну душу и проникнуть в мир сущего: через дверь, окно, трещину, щель, игольное ушко…
    Демоны же, пусть их и легионы, не столь пространны, в их глазах нет бесконечной глубины, как в тех глазах, но они ограничены точно так же; разве что, могут прогрызть в краях своего живого существа отверстия и таким образом расширить свои владения.
    Но у кого на совести те молитвы, что заставили её прийти сюда? Может быть, это были молитвы не конкретно о ней, а просто о помощи, и тот факт, что выбор пал на неё, — очередная злая шутка Бастарда. Она заведомо исключила лорда Иллвина, потому что считала, что он лежит без чувств, но, если Горам говорит правду, у его хозяина случаются периоды… если не вменяемости, то хотя бы бодрствования. И Горам сам обращался к ней с мольбами, если не словесно, то хотя бы действиями. Кто-то в качестве прощения положил белую розу поперёк пустой тарелки Иллвина. Леди Каттилара явственно тоскует о ребёнке, а её муж… не то, чем кажется.
    Дурацкая идея отправить по дорогам Шалиона женщину средних лет, привести её сюда и зачем? Неудавшаяся святая, неудавшаяся колдунья, неудавшаяся рейна, жена, мать, дочь… ну, роль любовницы она на себя никогда не примеряла. В её ряду скорбей, это ещё хуже, чем неудача. Сначала, узнав, что лорд Эрис — родственник ди Льютеса, она решила что настал час божественной расплаты за её давнее, хладнокровное убийство и грех, о которых она поведала ди Кэйбону в Касилшасе. Боялась, что в наказание в ней воскресят застарелую вину: Принесите ведро воды для тонущей женщины!
    Но теперь… кажется, все её эгоистические ожидания издевательски разрушены. Не она, а кто-то другой теперь центр внимания богов. Её губы изогнулись в горькой усмешке. А она всего лишь… кто? Та, кого искушают заняться любовью?
    Конечно, искушают. Бастард прямо воспламенил её своим сладострастным поцелуем. Его ищущий язык нёс в себе и более таинственное послание, но эту часть его она восприняла очень ясно, и телом, и разумом.
    Но ради чего будить в ней это спящее желание здесь, сейчас? Зачем вообще? В маленькой, захолустной Валенде не подавали блюд, от которых начинали течь слюнки, даже если бы проклятие не сковало Исту ниже талии так же, как и выше. Там её даже сложно было обвинить в невыполнении женского долга влюбляться. Она попыталась представить себе ди Феррея или ещё какого-нибудь господина из окружения провинкары объектом желания и фыркнула. Вот именно. Так или иначе, скромная леди должна жить потупив взор. Этому её научили ещё в одиннадцать лет.
    Занятие, сказал Бастард.
    А не любовное приключение.
    Но что за занятие? Исцеление? Но если и так, то простым поцелуем результата не добиться. Похоже, при первой попытке она что-то упустила, что-то, что лежит на поверхности. Что-то неуловимое. Важное. Или скрытое? Но для второй попытки ей может не хватить смелости. Она пожелала, чтобы в следующий раз бог выражался яснее, но потом спохватилась и взяла желание обратно.
    Но если ситуация и так настолько плачевна, то сможет ли она усугубить её ещё больше? Может, здесь она оказалась по тем же причинам, по каким молодые целители пробуют новые методики и лекарства на безнадёжных больных? И поэтому они не виноваты в своих — чаще всего неизбежных — неудачах. Умирающий в Порифорсе есть. Эта туго закрученная домашняя трагедия — всего лишь случай из практики. Два брата, бесплодная жена, замок… возможно, решение вовсе не за пределами её возможностей. Это не вопрос будущего целого королевства или судьбы всего мира. Не то, ради чего боги призвали её на службу в первый раз.
    Но зачем в ответ на молитвы послать именно меня, если ты отлично знаешь, что без Тебя я сделать ничего не смогу?
    Из этого можно было вывести очевидную мысль.
    Если я не откроюсь Тебе, то Ты не сможешь поднять даже лист. Если ты не вольёшься в меня, я не смогу сделать… что?
    Станут ли ворота для вылазки проходом или, наоборот, препятствием зависит не от того, из чего они сделаны, а в каком положении находятся. Свободная воля двери. Все двери открываются в двух направлениях. Она не могла быть уверена, что приоткрыв врата своей замкнутости и выглянув наружу, ей всё же удастся удержать крепость.
    Но я не вижу…
    Она по очереди прокляла богов в пяти стихах, в этакой злостной пародии на детскую молитву перед сном, перекатилась набок и накрыла голову подушкой. Я не сопротивляюсь. Я уклоняюсь.
* * *
    Если какой-нибудь бог и проник в её сны, то Иста, раскрыв глаза посреди ночи, об этом не помнила. Невзирая на все призраки, бередившие ей ум, тело требовало своё. Она вздохнула, спустила ноги с кровати и пошла приоткрыть тяжёлую деревянную ставню, чтобы впустить немного света. Судя по серебряному блеску ущербной луны сейчас около полуночи, решила она. Ночь была тихой и ясной. Иста нашарила под кроватью ночной горшок.
    Закончив, она со звоном водворила крышку на место, нахмурилась тому, каким громким показался этот звук в окружающей тишине, и задвинула ёмкость обратно. Иста вернулась к окну, собираясь закрыть ставни.
    Шорох крадущихся шагов послышался со двора, а потом быстро метнулся вверх по ступеням. Иста задержала дыхание, глядя через металлический узор решётки. Снова Катти, вся в мягких, словно светящихся шелках, точно вода, обтекающих её тело в такт его движениям в свете луны. Девчонка так может простудиться.
    В этот раз у неё не было в руках кувшина с козьим молоком. С ней даже не было свечи. Иста не могла разглядеть, прижимала ли она к груди какой-то крошечный, но гораздо более опасный пузырёк, или просто придерживала лёгкое платье.
    Марчесса тихо приоткрыла дверь в комнату лорда Иллвина и исчезла внутри.
    Иста стояла у окна и смотрела в темноту, вцепившись руками в холодную металлическую листву.
    Хорошо. Ты победил. Я больше не выдержу.
    Скрежеща зубами, Иста порылась в своей одежде, теперь аккуратно развешанной по крючкам вдоль стены, вытащила чёрный шёлковый халат и накинула его поверх бледной ночной рубашки. Ей не хотелось будить Лисе, в потёмках пробираясь через внешнюю комнату к двери. А окно открывается? Сначала она не была уверена, что железный прут, придерживающий решётку, удастся вытащить из каменного паза, но после некоторых усилий он поддался. Решётка распахнулась наружу. Иста подтянулась к подоконнику и перекинула через него ноги.
    Босые ступни рейны создавали меньше шума, скользя по доскам галереи, чем туфельки Катти. Заметив, что под дверью тёмной комнаты напротив не появилась полоска оранжевого света, Иста совсем не удивилась, обнаружив, что внутренние ставни окна Иллвина тоже открыты навстречу лунному свету. Но для Исты, прижавшейся к краю извилистых металлических лоз, увивающих окно, Катти была лишь едва различимой тенью, двигающейся среди ещё более тёмных теней, шорохом, дыханием, скрипом досок, слабее мышиного писка.
    Отметина на лбу Исты горела, как свежий ожог.
    Темно, хоть глаз выколи. Я хочу видеть.
    Внутри комнаты затрещала ткань.
    Иста сглотнула, или по крайней мере попыталась. И стала молиться на свой лад: возносить молитвы в ярости — точно также, как это делают это в песне или труде. Если молитвы идут от сердца, утверждали служители, боги их обязательно услышат. А сердце Исты кипело.
    Я отказалась от зрения, как от внутреннего, так и от внешнего. Я не младенец, не девственница, не скромная жена, страшащаяся оскорбить. Мои глаза не принадлежат никому, кроме меня. Если у меня не хватит смелости смотреть на мир, добрый или злой, прекрасный или уродливый, любым зрением сейчас, то когда ещё? Уже слишком поздно для невинности. Моя единственная надежда — болезненное утешение мудрости. Которая может перерасти знание.
    Дай мне истинные глаза. Я хочу увидеть. Я должна знать.
    Господин Бастард. Да будет проклято твоё имя.
    Открой мне глаза.
    Боль во лбу вспыхнула, а затем исчезла.
    Сначала она увидела пару старых призраков, витающих в воздухе: не любопытных, ведь такие угасшие холодные духи уже не испытывали эмоций, а слетевшихся, словно мотыльки на свет. Потом руки Катти, нетерпеливо отмахивающиеся от них, словно от надоедливых насекомых.
    Она тоже их видит.
    Иста отложила обдумывание этого факта на потом, потому что перед её глазами возник тот молочный огонь, который она видела во сне. Иллвин был источником этого белого свечения, которое бежало вдоль его тела, как горящее масло. Катти была гораздо темнее, плотнее, но постепенно её лицо, тело, руки обрели форму и чёткость. Она стояла у дальнего края кровати Иллвина, и нить белого огня бежала сквозь её согнутые пальцы. Иста повернула голову, чтобы проследить за этой нитью, которая выходила за дверь, пересекала двор. Было отчётливо видно, что текучее движение идёт прочь, вовне, а не к фигуре, распростёртой на кровати.
    Он снова был одет в удобную некрашеную льняную рубаху, хотя волосы так и остались заплетёнными. Катти наклонилась, развязала узел на его поясе и распахнула полы его одеяния от плеча до щиколоток. Теперь он лежал обнажённым, если не считать белую полосу бинта, охватывающую грудь прямо под сердцем и закрывающую то место, откуда сочилось и текло бледное пламя.
    Лицо Катти было спокойно, холодно, на нём не было никакого выражения. Она коснулась бинта. Белый свет, словно шерсть, намотался на её тёмные пальцы.
    Единственное Иста могла сказать с уверенностью: Каттилара не была вместилищем какого-нибудь бога. Божественный свет, во всех его оттенках, внутренний взор отличит безошибочно. Иста знала ещё лишь одну причину, способную породить такое колдовство.
    Так где же демон? Раньше Иста не ощущала его пагубного присутствия; в обществе Каттилары она чувствовала только раздражение. Раздражение, способное замаскировать более глубокую тревогу? Если оглянуться назад, то не полностью, несмотря на то что Иста ошибочно принимала своё напряжение по поводу марчессы за обычную зависть. Частично ошибочно, честно поправила она себя с усмешкой. Иста постаралась разглядеть происходящее как можно более отчётливо, расширив внутренний обзор так, чтобы уловить весь живой свет, что в печальном беспорядке витал вокруг комнаты.
    Не свет: темнота, тень. Парящий в груди Каттилары тугой тёмно-фиолетовый узел, завернувшийся сам в себя. Он прячется? Если так, то не очень удачно, как кот, забравшийся в мешок, но забывший убрать хвост.
    Но кто из них хозяин, а кто слуга? Понятие маг, как ни странно, применимо к обоим духовным состояниям; невзирая на то, что служители считали их с теологической точки зрения разными, на практике, извне различить это очень сложно.
    Кажется, я могу различить. Но я же смотрю изнутри. Этим демоном повелевала Каттилара, а не наоборот; её воля преобладала, её душа управляла этим прекрасным телом. Пока.
    Каттилара провела ноготком по торсу Иллвина, от горла к пупку и ниже. Огонь будто бы сгущался там, где она касалась, словно прокладывая новые русла.
    Она опустилась рядом с ним на кровать, наклонилась и принялась ласкать его тело, от плеч вниз и от щиколоток вверх, перемещая фонтан света в нижнюю часть живота. Ласки стали более откровенными. Серые веки так и не распахнулись, но другие части тела Иллвина стали откликаться на такое внимание. Он был жив если не в отношении разума, то в отношении плоти точно. Заметно.
    Они, что же, любовники? Иста удивлённо подняла брови. Хотя она и не была знатоком по этой части, это были самые безразличные прикосновения, какие ей доводилось видеть. Их целью было возбудить, а не доставить удовольствие, они не несли никакой радости той, что их осуществляла. Если бы её руки могли коснуться этой кожи, цвета слоновой кости, тугих мускулов и смуглой бархатной чувственности, то её пальцы бы не были грубыми, резкими, скрюченными от напряжения. Её ладони были бы открыты, они впитывали бы наслаждение. Тогда бы… если у неё вообще когда-нибудь хватит смелости дотронуться до кого-нибудь. Страстью здесь была злость, а не желание. Господин Бастард, в этой постели пренебрегают вашими дарами.
    Катти шептала:
    — Да. Всё верно. Давай же. — Её пальцы сосредоточенно работали. — Это нечестно. Твоё семя плодоносно, а у моего мужа превратилось в воду. Но зачем оно тебе? Зачем тебе вообще что-нибудь? — Её руки снова замедлились. Глаза блеснули и её голос продолжил: — Мы могли бы воспользоваться им. И никто никогда не узнает. Появится ребёнок. И, в конце концов, это будет наполовину ребёнок Эриса. Сделай это сейчас, пока ещё есть время.
    Тёмный узел у неё в груди затрепетал?
    Молчание, а потом голос Катти снова зашептал:
    — Я не хочу второсортного брата. Я всё равно никогда ему не нравилась. Я не понимала его глупых шуток. Для меня нет другого мужчины, кроме Эриса. И не будет. Отныне и навсегда.
    Узел как будто бы снова съёжился. Да, подумала Иста, боюсь, ты не та беременность, которой она так жаждет.
    Руки Каттилары раскрылись: обрамлённая её ладонями болезненно тугая плоть выплюнула из кончика струю белого огня.
    — Вот. Так будет дольше держаться.
    Она слезла с кровати, которая скрипнула под ней, и запахнула рубашку на Иллвине. Потом осторожно подняла простыню и накрыла его ею. Пока она огибала кровать, её рука порхала над белой линией, не касаясь пламени. Иста пригнулась, пряча лицо и волосы за широким чёрным рукавом. Скрип открывающейся и закрывающейся двери, щелчок щеколды. Шаги на цыпочках, спешащие прочь.
    Иста посмотрела через балюстраду. Катти пересекала мощёный двор внизу, шелка, струящиеся на бегу вдоль длинной линии света. Света, который не отбрасывал теней и нигде не отражался. Она и он исчезли под аркой.
    Что это за колдовство, Каттилара? Иста в недоумении покачала головой.
    Мне следует питать свои изголодавшиеся глаза. Может быть, насытившись, они смогут научить меня… чему-нибудь.
    А если нет, то мне всё равно удалось перехватить кое-что.
    Иста заметила, что петли двери в комнату Иллвина были отлично смазаны. Тяжёлая резная дверь легко поддалась. Отсюда было слышно тихое похрапывание, доносившееся из соседней комнаты, куда вела внутренняя дверь. Горам, или ещё кто-нибудь, спал, готовый прийти на зов хозяина, если случится чудо и Иллвин проснётся и позовёт. Осторожно, чтобы не задеть нить света, она обогнула сундуки и ступила на коврик рядом с постелью Иллвина. С другой стороны, не с той, где была Катти. Иста аккуратно приподняла простыню, так же как и Катти, распахнула его рубаху и принялась изучать лежащее перед ней тело.
    Временно не обращая внимания на очевидное, она попыталась рассмотреть кружащийся свет, надеясь прочесть в нём какое-нибудь послание. Самое яркое пламя сейчас приходилось на низ живота, его мерцание было заметно над пупком, губами, лбом и сердцем. Свет надо лбом и губами был совсем тусклым. Иста была уверена, что Иллвин похудел с тех пор, как она в первый раз увидела его во сне, щёки совсем впали, рёбра… раньше рёбра заметны не были, а теперь она могла буквально сосчитать их. Под его кожей была даже видна линия тазовой кости. Иста пальцем дотронулась до неё, но потом замерла.
    Иллвин едва заметно шевельнулся: слабая, но вполне узнаваемая судорога желания… или, быть может, отголоски такого движения, передавшегося по пламенеющей нити, словно волна, пришедшая с дальнего берега? Минуты текли; Иста могла перечесть удары собственного сердца. Могла пересчитать удары его сердца. Они участились. Сначала дёрнулись его губы, но только чтобы испустить низкий стон.
    Напряжение, дрожь, яркая вспышка света и всё кончено. Холодный огонь растёкся по его телу, а потом, пульсируя, собрался у своего источника — над повязкой под сердцем. Выкачивая… что?
    Его плоть снова была тревожно мертва.
    — Так, — выдохнула Иста. — Это… любопытно.
    Мудрость или даже знание, обходили её стороной. Но всё же некоторые моменты, свидетельницей которых она стала, вполне ясны. А некоторые… нет.
    Она бережно запахнула его рубаху и затянула пояс. Вернула на место простыню. И снова присмотрелась к линии света. Она отчётливо помнила сон.
    Осмелюсь ли я?
    Просто глядя на него, ничего не добьёшься. Иста потянулась вперёд, обхватила нить пламени ладонью и застыла.
    Горам, шлю тебе привет.
    Она пристроила бедро на кровати и наклонилась вперёд. Коснувшись губами рта Иллвина, она вложила в поцелуй больше ласки. И сжала ладонь.
    Свет брызнул в разные стороны.
    Глаза Иллвина раскрылись; он вдохнул её дыхание. Опираясь другой рукой на подушку рядом с его головой, Иста заглянула ему в глаза, такие же тёмные, как в первых снах. Его рука ожила, обхватила её затылок, сжав волосы.
    — О… Этот сон получше.
    Его голос с мягким северным рокнарским акцентом, вязкий, словно выдержанный мёд, оказался глубже, чем она помнила из собственных видений. Он поцеловал её в ответ, сначала осторожно, потом более уверенно, не столько с доверием, а скорее слепо обходясь без него.
    Иста разжала ладонь. Свет потёк снова, стал выходить из Иллвина, спеша прочь. С болезненным вздохом он снова замер, не успев сомкнуть веки. Блеск из полуопущенных ресниц пугал своей безжизненностью. Она нежно закрыла ему глаза.
    Иста не совсем понимала, что произошло в тот момент, когда линия света исчезла целиком, насколько хватало глаз. Значит, и там, где она заканчивается, тоже? И если так, то… потерял сознание кто-то другой? Эрис? В объятиях Катти?
    Однажды, оставленная наедине с незнанием, безумным нетерпением и ужасом, она стала причиной несчастья. Ночь, когда Арвол ди Льютес умер в подземельях Зангра, точно так же была пронизана неясным колдовством. Так же полна жгучих видений.
    Но всё произошло по вине иной Исты. Отличной от нынешней.
    Страх, который пульсировал у неё в голове, мог лишь закалить её. В выносливости, и ни в чём больше, я теперь ас. Любое нетерпение она теперь могла проглотить, словно горькую микстуру целителей. Незнание… она может двигаться вперёд. Словно войско со знамёнами или, напротив, обречённое на гибель, — это она определить не могла. Но теперь Иста не была готова затеять ночную работу вроде той, до тех пор пока не будет чётко знать, что ей предстоит совершить — чудо или убийство.
    Поспешно, с некоторым сожалением, она поднялась с постели лорда Иллвина, расправила простыни, запахнула поплотнее свой чёрный халат и выскользнула за дверь. Она на цыпочках пробежала по галерее, открыла решётку на своём окне и забралась внутрь. Затем вернула металлический прут запора на место. Закрыла внутренние ставни. Села на кровать и стала смотреть на щель в них.
    Немного спустя показался далёкий оранжевый отблеск пламени свечи и в галерее послышались шаги ног, обутых в туфельки. Через несколько минут они вернулись той же дорогой. Только медленно, задумчиво. Удивлённо? Снова шорох шагов, на сей раз вниз по ступеням.
    Я плохо подхожу для этого мрачного задания. Бастард не её бог. Иста не сомневалась ни в своём происхождении, ни в объектах своих неуклюжих, низких, безнадёжных желаний. Но я, действительно, несчастье, которое приходит не вовремя. Но сколько бы божественных посланников не было отправлено сюда, она — единственная, кто достиг цели. Вот так.
    Во что бы то ни стало, Иста решила на следующий день увидеть, как Иллвин приходит в сознание. То, что покажется другим полным бредом, сумасшедшей вполне может быть ясным как день.

Глава тринадцатая

    Солнце едва показалось из-за горизонта, а леди Каттилара уже кипела готовностью сопроводить Исту в храм на утренние службы, потом на состязание девушек по стрельбе из лука, а затем на полдник. На этот раз Иста уже придумала себе оправдания.
    — Боюсь, я вчера слишком устала. Ночью мне было плохо, у меня был жар. Сегодня мне хотелось бы спокойно остаться у себя и отдохнуть. Прошу вас, не думайте, что меня нужно ежесекундно развлекать, марчесса.
    Леди Каттилара доверительно понизила голос:
    — По правде говоря, в городе Порифорс развлечений мало. Это граница, и мы так же просты и суровы, как и наша работа. Но я написала отцу, Оби — это второй город в Карибастосе после двора самого провинкара. Уверена, для отца будет честью принять вас у себя сообразно с вашим рангом.
    — Я ещё недостаточно окрепла для путешествий, но когда это произойдёт, Оби станет самой желанной остановкой на моём пути.
    Оби находится дальше от опасностей границы, чем Порифорс, и поэтому население там больше, — Иста не удержалась от этой мысли.
    — Но это мы решим потом.
    Леди Каттилара понимающе кивнула, но была довольна туманным согласием рейны. Да уж, представляю, как ты обрадуешься, когда сплавишь меня куда-нибудь. Или — нечто обрадуется. Иста присмотрелась к ней.
    Внешне она казалась такой же, как и раньше: мягкие зелёные шелка и лёгкие ткани обтягивали многообещающее женское тело. Но внутри…
    Иста взглянула на заботливо склонившуюся над ней Лисе, которая как раз заканчивала заплетать ей волосы и готовилась подавать верхнее платье. У здорового человека душа соответствует телу, это дух, окутанный материей, которую он кормит и питает, из-за чего он практически не заметен для внутреннего зрения, так же как и для обычного. При нынешней обострённости восприятия, данной богом, Исте показалось, что она может различить что-то, если не разум или эмоции, то душу в целом. Душа Лисе была яркой, метущейся, расцвеченной переплетением энергии и полностью сконцентрированной в одной точке. У служанки, которая ждала, когда ей прикажут унести использованную воду, душа была спокойней, только её омрачало пятно негодования, хотя в целом она девушке подходила.
    Душа Каттилары была самой тёмной и плотной, испещрённой постоянным напряжением и тайными страданиями. Под её поверхностью скрывался ещё один слой, более тёмный и плотный, словно красную бусину опустили в бокал красного вина. Сегодня утром демон заперся тщательнее, чем накануне ночью. Он прячется? От кого?
    От меня, сообразила Иста. Отметины бога, невидимые для глаз смертных, сияли перед демоном, словно факелы дозорных во тьме. Но поделился ли он соображениями с той, в ком он живёт? И давно ли у леди Каттилары этот своеобразный седок? Умирающий медведь был изодран в клочья, словно демон был жадной опухолью, запустившей щупальца во все уголки его существа, пожиравший и вытеснявший медвежью душу. Какой бы душа Каттилары ни была, пока она полностью принадлежала хозяйке.
    — Лорд Эрис вернулся вчера вечером и ваше сердце успокоилось? — спросила у неё Иста.
    — О да, — улыбка Каттилары потеплела и стала более таинственной.
    — Уверена, скоро ваши молитвы Матери превратятся из прошений в благодарности.
    — О, надеюсь, что так и будет! — Каттилара вздохнула. — У мужа есть дочь Лавиана, премилый ребёнок, ей сейчас девять, и она живёт с бабушкой и дедушкой по материнской линии, но я знаю, он хочет сына. Если я рожу ему мальчика, он будет почитать меня превыше всех женщин!
    Возможно, превыше памяти о первой жене? Неужели ты состязаешься с умершей женщиной, девочка? Затуманенный свет воспоминаний предложил исход, с которым не сможет справиться ни одна живая душа. Но, несмотря на это, в Исте проснулась жалость:
    — Я помню этот мучительный период ожидания… разочарования каждый месяц… Моя мать писала мне суровые письма, давая советы по поводу диеты, как будто бы я была виновата в том, что моя матка оставалась пустой.
    Лицо Каттилары осветилось неподдельным интересом:
    — Как несправедливо! Рей Иас был достаточно стар, гораздо старше Эриса. — Она задумчиво помолчала, а потом застенчиво спросила: — А вы… делали что-нибудь особенное? Чтобы понести Исель?
    Иста поморщилась, припомнив, как всё происходило:
    — Каждая фрейлина в Зангре, не важно, рожала ли она или нет, знала массу способов, которые жаждала испробовать на мне.
    Каттилара задала неожиданный вопрос:
    — Они давали что-нибудь Иасу?
    — Свежей, юной невесты ему было достаточно.
    Сначала. Странно застенчивая похоть Иаса со временем угасла, чему, помимо всего прочего, поспособствовало хорошо скрываемое разочарование от рождения девочки. Возраст и проклятие всё больше сказывались на нём. Иста подозревала, что вместо того, чтобы глотать горькие снадобья, перед тем как отправиться в её покои, он поднимал боевой дух на ложе своего любовника. А если она осталась бы бесплодной, смог бы лорд ди Льютес убедить Иаса оставить полумеры и допустить его прямо к ней в постель? И сколько бы она бесполезно прождала, прежде чем дать на это согласие? Праведный гнев от таких уговоров жёг бы её ещё яростнее от того, что скрывал бы настоящее искушение, ведь Арвол ди Льютес действительно был впечатляющим мужчиной. И странная злость Каттилары на деверя была Исте вполне понятна.
    Иста моргнула, потому что ей пришло в голову, как хитро заставить Каттилару — и её демона — не путаться под ногами в полдень, когда придёт время пробуждения Иллвина. Жестокая уловка, но действенная. Она мягко добавила:
    — Что же до меня, то последнее, что я испробовала, прежде чем забеременеть Тейдесом, это припарки из цветков пальчиковой лилии. Насколько я помню, это средство мне посоветовала леди ди Вара, старая нянюшка. Леди ди Вара ручалась, что всё получится. К тому времени у неё было уже шестеро детей.
    Взгляд Каттилары вдруг наполнился решимостью:
    — Пальчиковая лилия? Не уверена, что знаю этот цветок. Он растёт здесь, на севере?
    — Не знаю. Но несколько дней назад я видела парочку на лугу, где Эрис разбил лагерь. Уверена, Лисе сможет узнать это растение.
    За спиной у Каттилары Лисе протестующе подняла брови; но Иста знаком приказала ей молчать. Рейна продолжила:
    — Старая нянюшка говорила, что эти цветы следует собирать собственноручно, босиком, в полдень, когда солнце наиболее плодородно. Их нужно срезать серебряным ножом, вознося молитвы Матери, потом бутоны завернуть в повязку из хлопка — или шёлка, для леди, — и носить её на талии до тех пор, пока снова не окажешься в постели с мужем.
    — А какие слова в молитве? — спросила леди Каттилара.
    — Ничего особенного, главное — чтобы они были искренними.
    — И это сработало?
    — Разве можно сказать с уверенностью?
    На самом деле она никогда не прибегала к знахарству, несмотря на предложения доброжелателей. За исключением молитв. И мы все знаем, чем это закончилось. Иста как раз составляла в уме очередную приманку, когда рыбка сама прыгнула в сеть:
    — Рейна… раз сегодня в полдень не будет женского праздника… можно мне одолжить у вас горничную Лисе, чтобы она помогла мне отыскать эти дивные цветы?
    — Конечно, марчесса. — Иста улыбнулась. — Я отдохну и напишу письма.
    — Я позабочусь, чтобы вам принесли полдник, — пообещала Каттилара и откланялась. Отправилась искать серебряный ножик и шёлковый шарф, — догадалась Иста.
    — Рейна, — прошептала Лисе, когда на лестнице стихли шаги марчессы. — Я ничего не знаю о растении, о котором вы говорите.
    — Вообще-то, это короткий зелёный стебель с маленькими цветочками, расположенными в ряд, колокольчики Матери, так их называют. Но это не важно. Я лишь прошу тебя увезти марчессу от Порифорса настолько, насколько тебе удастся её уговорить. Позволь ей нарвать любых цветов, главное, чтобы они не были ядовитыми.
    Правда, есть некоторое искушение… Иста вспомнила детские встречи с плющом, вызывающим волдыри, и крапивой и усмехнулась. Но то, что происходит с Каттиларой — дело серьёзное, и с этим шутить нельзя, как бы девушка ни раздражала Исту. — Замечай, если она вдруг внезапно захочет вернуться, или начнёт необычно себя вести, или говорить что-то странное. Задерживай её до тех пор, пока сможешь.
    Лисе нахмурилась, одна бровь оказалась ниже другой:
    — Зачем?
    Иста ответила не сразу:
    — Когда начальник станции вручает тебе запечатанный пакет, ты заглядываешь внутрь?
    — Что вы, рейна! — возмутилась Лисе.
    — Мне нужно, чтобы в этом ты стала моим курьером. — Лисе прищурилась:
    — Ох, — она исполнила свой поклон-реверанс.
    — Обряд не причинит марчессе ничего дурного. Хотя… было бы хорошо, если бы ты незаметно свела её с дороги и постаралась не обижать.
    То, что демон не осмеливался показываться при Исте, отнюдь не значит, что он не показывается вообще. Иста ещё не знала его силы и возможностей.
    Сбитая с толку, Лисе подчинилась и вернулась к своему занятию. Иста съела лёгкий завтрак прямо в комнате, открыла ставни навстречу утреннему свету и погрузилась в гору перьев и бумаги.
    Сначала она написала короткую, но колкую записку провинкару Толноксо, в которой не в самой вежливой форме изложила своё недовольство обращением с её курьером и неудачей в поисках Фойкса и мудрейшего ди Кэйбона и потребовала действенной помощи Ферде. Более сердечное письмо она адресовала старшему служителю в Маради, прося Храм о помощи страдающему Фойксу и его спутнику. Лисе добралась до Порифорса достаточно быстро; что же может задерживать этих двоих?…
    Иста подавила своё растущее беспокойство, углубившись в сочинение письма канцлеру ди Кэсерилу в Кардегосс, где восхваляла Лисе, Ферду, Фойкса и весь их отряд за верность и смелость, которые они недавно проявили. Затем она принялась за вежливое нагромождение фраз для Валенды, уверяя всех, что она находится в безопасности, и опуская все неприятные подробности последних приключений. Ещё одно менее официальное, но тоже успокаивающее письмо для Исель и Бергона, сообщавшее, что с ней всё в порядке, но только ей хочется отправиться дальше… Иста бросила взгляд сквозь металлическую решётку в сторону противоположного конца галереи и отложила в сторону неоконченное письмо, уже не уверенная в том, что ей хочется отправиться дальше прямо сейчас.
    Некоторое время рейна задумчиво сидела, водя по щеке кончиком пера, а потом снова открыла письмо лорду ди Кэсерилу и добавила постскриптум:
    «Внутреннее зрение вернулось ко мне. Здесь сложилась довольно сложная ситуация».
* * *
    Наконец, появился паж и увёл Лисе на полуденную прогулку с марчессой. Немного спустя пришла горничная и принесла на подносе полдник для Исты, за ней следовала женщина из свиты марчессы, которую, судя по всему, отрядили составить Исте компанию. Рейна попросила служанку поставить поднос на стол, а потом безжалостно отправила разочарованную фрейлину прочь. Когда их шаги стихли, Иста прошла через внешнюю комнату и скользнула наружу. Солнце, как Иста мрачно отметила, стояло высоко и нагревало двор своими жаркими лучами, делая тени темнее и отчётливее. В противоположном конце галереи она постучала в резную дверь лорда Иллвина.
    Дверь приоткрылась. Скрипучий голос Горама начал:
    — Так ты заставила этого дурака-повара готовить мясо помягче… — и вдруг оборвался. — Рейна.
    Он сглотнул и склонил голову, но не пригласил её внутрь.
    — Добрый день, Горам. — Иста подняла руку и открыла дверь пошире. Напуганный старичок беспомощно отступил.
    В комнате было сумеречно и прохладно, только полосы света падали сквозь ставни на плетёные коврики, от чего приглушённые цвета их нитей казались ярче. Иста отметила некоторую схожесть с её первым видением, но отвлеклась от этого, взглянув вторым зрением на Горама.
    Его душа выглядела странно, она не была похожа ни на одну из тех, что ей доводилось видеть. Она напоминала изорванную тряпку, побывавшую в купоросе или изъеденную молью до такой степени, что от неё осталась лишь пара ниток. Иста подумала об измученном медведе. Но в Гораме не было демона, и он не умирал. И всё же, что-то с ним не так. Не совсем так. Она заставила себя вновь обратиться к его сморщенной физической сущности:
    — Я бы хотела побеседовать с твоим господином, когда она проснётся, — сказала она ему.
    — Он, хм, не всегда говорит так, что можно что-то понять.
    — Это не страшно.
    Голова грума снова ушла в плечи на манер черепахи:
    — Леди Катти это не понравится.
    — Она ругала тебя вчера, когда я ушла? И насколько сурово?
    Он, глядя себе в ноги, кивнул.
    — Ну, сейчас она занята. Она уехала из замка. И не надо говорить ей, что я здесь была. Когда лорду Иллвину принесут еду, забери поднос и отошли слугу. Так никто не узнает.
    — Ох.
    Он какое-то время словно бы переваривал её слова, но потом отступил, позволяя ей войти.
    Лорд Иллвин лежал на кровати всё в той же льняной рубахе, только волосы теперь были распущены и зачёсаны назад, как в первый раз, когда Иста увидела его во сне. Неподвижный, словно мертвец, но всё же не лишённый частички души; нельзя сказать, что его душа была такой же собранной, как у Лисе, или такой же изорванной, как у Горама. Такое ощущение, что её насильно вырвали у него из сердца и теперь она вытекала из него тем, уже знакомым потоком белого огня. Едва различимая часть её всё же оставалась в пределах тела.
    Иста села на сундук у стены справа от Иллвина и стала рассматривать его застывший профиль.
    — Он скоро проснётся?
    — Похоже, что да.
    — Тогда делай то, что делаешь обычно.
    Горам нервно кивнул и подтащил к противоположной стороне кровати табурет и маленький столик. Когда в дверь постучали, он чуть не подпрыгнул. Иста отклонилась назад, чтобы остаться незамеченной, пока грум принимал тяжёлый поднос, накрытый льняным полотенцем, и отсылал слугу. Парень, судя по всему, был рад сбежать побыстрее. Горам уселся на табурет, сцепив руки и тоже стал смотреть на Иллвина. В комнате воцарилась почти осязаемая тишина.
    Полоса белого огня постепенно начала истончаться. И скоро превратилась в тоненькую ниточку. Тело Иллвина как будто наполнилось жизнью, душа окрепла перед внутренним взглядом Исты, но продолжала странно волноваться.
    Губы Иллвина раскрылись. Вдруг он вздохнул, а потом выдохнул. Глаза раскрылись и диким взглядом уставились в потолок. Иллвин дёрнулся вверх, закрыв глаза.
    — Горам? Горам! — в его голосе слышалась паника.
    — Я тут, м'лорд, — взволнованно откликнулся Горам.
    — А. Вот'ы'де, — речь Иллвина была смазанной. Его плечи опустились. Он потёр лицо, уронил руки на покрывало, посмотрел на ноги, морщины на высоком лбу стали отчётливее. — Этой ночью мне снова приснился отчаянный сон. Сияющая женщина. Пятеро богов, на сей раз она была как живая! Я прикасался к её волосам…
    Горам посмотрел на Исту. Иллвин повернул голову, чтобы проследить за его взглядом. Тёмные глаза расширились:
    — Вы! Кто вы? Я ещё сплю?
    — Нет, на сей раз, нет. — Иста помедлила. — Меня зовут… Иста. И здесь я по некоторой причине, но по какой — не знаю.
    С его губ слетел смешок, полный боли:
    — А. Я тоже.
    Горам поспешил поправить ему подушки; он откинулся на них, как будто бы последнее усилие утомило его. Горам подоспел с ложкой, на которой лежал кусок тушёного мяса, приправленного травами и чесноком:
    — Съешьте мясо, м'лорд. Ешьте, ешьте быстрее. — Иллвин взял кусок в рот, хотя было заметно, что он пытался сопротивляться; он проглотил его и отмахнулся от следующей порции. Он снова повернулся к Исте:
    — Теперь… вы больше не светитесь в темноте. Вы мне действительно снились?
    — Да.
    — Ох, — он озадаченно поднял брови. — Откуда вы знаете? — Ему не удалось увернуться от настойчивой ложки и пришлось снова замолчать.
    — Лорд Иллвин, что вы помните из событий той ночи, когда вас закололи? Тогда, в спальне принцессы Юмеру?
    — Закололи, меня? Меня не… — его рука наткнулась на повязку, скрытую под рубашкой. — Проклятие, Горам, почему ты постоянно обматываешь меня этой дурацкой тряпкой? Я же говорил тебе… Я же говорил тебе.
    Он развязал бинты, размотал их и сбросил под кровать. На коже не было никаких следов.
    Иста встала, подошла к постели и перевернула бинт. Ткань была влажной от тёмной, красно-коричневой крови. Рейна, подняв брови, продемонстрировала это Иллвину. Он сердито нахмурился и замотал головой.
    — Я не ранен! У меня нет жара. Почему я так много сплю? Я слабею… У меня ноги подгибаются, как у новорождённого телёнка… Я не могу думать… Пятеро богов, молю, только не паралич, не хочу быть слюнявым калекой… — Его голос стал резче от смятения. — Эрис, я видел, как Эрис упал к моим ногам. Кровь… Где мой брат?…
    Горам отозвался преувеличенно мягко:
    — Сейчас, м'лорд, сейчас. С марчем всё в порядке. Я говорил вам уже пятьдесят раз. Я вижу его каждый день.
    — Почему он не приходит ко мне? — теперь его голос был жалобным, как всхлипывание усталого ребёнка.
    — Он приходит. Но вы спите. Не волнуйтесь вы так. — Горам коротко посмотрел на Исту. — Вот, съешьте мясо.
    Значит, Эрис тоже был в спальне Юмеру той ночью? События уже расходятся с чистенькой версией Каттилары.
    — Вас заколол лорд Печма? — спросила Иста.
    Иллвин удивлённо моргнул. Он проглотил кусок, который Горам успел впихнуть в него, и ответил:
    — Печма? Этот безмозглый дурак? Он ещё в Порифорсе? И вообще, какое отношение Печма имеет ко всему этому?
    Иста терпеливо уточнила:
    — Лорд Печма был там?
    — Где?
    — В спальне княжны Юмеру.
    — Нет! С чего ему там быть? Золотая сука обращалась с ним, как с рабом, так же как и со всеми остальными, впрочем. Обман-обман…
    Голос Исты стал жёстче:
    — Золотая сука? Юмеру?
    — Мать и Дочь, она была безжалостно красива! Иногда. Но когда забывала смотреть на меня, она казалась обычной. Такой же, как я видел её раньше, в Джоконе. А когда её янтарные глаза останавливались на мне, я вёл себя, как раб. Нет, не вёл. Был рабом. Но она остановила взгляд на бедняге Эрисе… Так происходит со всеми женщинами…
    Что ж, это верно…
    — Она увидела его. Она захотела его. Она взяла его так же легко, как будто бы подобрала, подобрала что-то с земли… Я понял это и пошёл за ними. Она уложила его на кровать. Её губы слились с его…
    — Мясо, — встрял Горам и запихнул ему в рот очередной кусок.
    Экзотическая женщина, мужественный мужчина, полуночный визит, отвергнутый воздыхатель… роли те же, только исполнители отличаются от версии Каттилары? Не Печма, а Иллвин, убийца, вторгшийся в альков в самый интимный момент? Всё сходится; совсем не сложно предположить, что Юмеру отправили свести с ума Иллвина, чтобы обеспечить какой-то союз с Джоконой, и не важно, по личным или политическим причинам, но Юмеру переключается на старшего, более могущественного брата. Каттилара — препятствие на этом пути, но это не больше чем ухаб, который помогут сгладить коварные яды.
    Гораздо сложнее представить, что соблазнительнице удалось вытеснить Каттилару из сердца Эриса. Катти, по всей видимости, относилась к Исте как к старшей тётке с трагически-романтичным прошлым, и тем не менее марчесса при каждом удобном случае заявляла ей о своих правах на Эриса. Было ли это чувство собственности частью её характера или стало следствием пережитых тревог?
    Новая история казалась всё более правдоподобной. Отверженный, практически бесправный бастард положил глаз на прекрасную княжну, и тут её уводит старший брат, у которого уже есть красавица-жена, и ему ничего больше не нужно; богатый, обворовывающий бедного… Достаточный мотив для братоубийства в порыве яростной ревности. Некоторые совершают такое, кем бы они ни были, квинтерианцем или кватернианцем, к какой бы расе ни принадлежали и в каком бы климате ни обитали.
    Значит, так: Иллвин, напав в приступе ревности на брата и его любовницу, закалывает ножом суку-княжну, а потом Эрис, в ужасе вырвав нож у него из рук, наносит смертельный удар брату и оставляет его умирать на простынях?
    Постойте-ка. Иллвин сначала был тщательно раздет догола, а его незапятнанные кровью вещи удивительно аккуратно сложены на стуле, нож был перенесён к телу Юмеру и только потом их оставили умирать. Иста задумалась, с сомнением сморщив нос.
    От лорда Печмы и его коня тоже как-то избавились. Укрывательство — не в духе Эриса, но, быть может, он боялся мести со стороны князя Джоконы за смерть прекрасной — или обычной — сестры? Достаточный повод для того, чтобы взять себя в руки, подтасовать события и свалить вину на беглого джоконского придворного. В таком случае придворного запросто могли убить и закопать. У Эриса, несомненно, хватило бы силы и нервов для таких действий. Такое виденье произошедшего оставило бы неверность Эриса своей спавшей жене в тайне. А публичные молитвы Эриса и заботы о здоровье брата — ещё один отвлекающий манёвр или плод вины.
    Ещё одна чистенькая история. В неё только лишь не укладывается присутствие демона Каттилары и смертельная рана, которую два брата делят между собой. И тот факт, что Каттилара, похоже, знает больше о происходящем, чем Эрис. И сны Исты. И нить огня. И посещение бога. И…
    — Мне кажется, — произнёс лорд Иллвин тихим голосом, — я схожу с ума.
    — Ну что ж, — сухо заметила Иста, — вам нужен опытный проводник по этой стезе? Если так, то я та, кого вы ищете.
    Он воззрился на неё в полном смятении.
    Из сна, приснившегося ей в палатке, она помнила скорбный стон Эриса при свете свечи. Но что это, картина прошлого или будущего?
    Иста не сомневалась, что мужчина, распростёртый перед ней, способен, когда находится в здравом уме и твёрдой памяти, на тонкую и умную ложь. Совершенно ясно, что весь его здравый ум и твёрдая память разбежались сейчас, как мальчишки-попрошайки. Сейчас он может бубнить, бредить, мучиться галлюцинациями, но никак не лгать. Поэтому… какие существуют способы, которыми трое людей могут убить двоих из них одним ножом? Иста потёрла лоб.
    Горам отвесил ей невесёлый поклон:
    — Леди. Прошу вас. Дайте ему возможность поесть. И облегчиться.
    — Нет, не отпускай её! — рука Иллвина дёрнулась было к ней, но безвольно упала.
    Иста кивнула обеспокоенному груму:
    — Я отойду ненадолго. Совсем недалеко. И скоро вернусь, — добавила она, обращаясь к взволнованному Иллвину. — Обещаю.
    Она вышла в галерею и оперлась на стену, скрестив руки на груди. Рейна принялась следить за линией света, которая стала совсем тоненькой, но не разорвалась.
    Так. Иллвин не видел брата и не разговаривал с ним; Эрис тоже не видел, как Иллвин приходит в себя. После той ночи у обоих не было возможности обменяться впечатлениями или теми обрывками впечатлений, которые остались у них в памяти.
    Леди же Каттилара видела обоих. И разговаривала с обоими. Рассказывала то, что считала нужным.
    Посмотрим, удастся ли нам что-нибудь изменить.
    Иста подождала, пока Горам заканчивает помогать своему хозяину справить личные нужды, укладывает его обратно в постель, впихивает в него ещё пищу, устраивает больного поудобнее, стараясь уложиться в то время, которое его господину отведено. Нить начала медленно крепнуть. Потом это стало совсем заметно. Иста протянула руку и обхватила её, замкнув в круг большой и указательный пальцы.
    Господин Бастард, веди меня своей волей. Или своей прихотью.
    Она пожелала, чтобы нить стала короче, сматываясь у неё в ладони, словно клубок. Похоже, помимо второго зрения, в дар Бастарда входило ещё нечто, потому что нить скручивалась без усилий. Сначала Иста пыталась изобразить, будто наматывает её на руку, но потом обнаружила, что может тянуть её, просто желая этого. Рейна не сводила глаз с арки напротив, ведущей в соседний двор.
    По камням, залитым солнцем, шёл лорд Эрис.
    Одет он был легко, сообразно с жарким полуднем, подол серого плаща с золотым кантом покачивался в такт шагам на уровне икр. Марч сиял чистотой, борода была ровно подстрижена. Он широко зевнул, озабоченно посмотрел в сторону угловой комнаты и, увидев, что Иста перегнулась через балюстраду, отвесил ей вежливый поклон.
    Только что вздремнул, не так ли? И я точно знаю, как долго ты не спал прошлой ночью.
    С трудом Иста отвела взгляд от его элегантной внешности.
    Душа его оказалась серой, странно бледной, лишённой центра, она как будто тащилась за ним, оставляя после себя след, напоминающий дым.
    А. Да. Теперь я вижу. Иста выпрямилась и направилась к лестнице, чтобы встретить марча на полпути.
    Они оказались лицом к лицу, хотя она стояла на две ступеньки выше того места, где остановились его обутые в сапоги ноги. Эрис вежливо ждал, глядя на неё немного удивлённо:
    — Рейна?
    Она обхватила его волевой подбородок рукой, почувствовав ладонью щетину его бороды, наклонилась вперёд и поцеловала его в губы.
    Его глаза расширились, он изумлённо помычал, но не отпрянул. Она пыталась ощутить вкус его губ: прохладные, словно вода, и такие же безвкусные. Иста грустно отступила. Значит, и это не сработало.
    Его губы тронула смущённая, очаровательно кривая улыбка, и он поднял брови, словно желая спросить: Что это, леди? Как будто бы женщины каждый день без предупреждения целуют его на лестнице и он считает невежливым уклоняться.
    — Лорд Эрис, — решилась Иста, — и давно вы умерли?

Глава четырнадцатая

    Улыбка Эриса стала натянутой и настороженной. Он обеспокоенно, даже озабоченно смотрел на Исту, словно опасался, что у безумной рейны прямо у него на глазах случился приступ, и ему как добропорядочному хозяину, придётся отвечать за последствия:
    — Мадам… вы шутите? — Это приглашение отказаться от своих слов. Откровенное предложение: Прошу, не делайте этого… — Обычно, над моими поцелуями не глумятся!
    — Моя жизнь вообще не располагает к шуткам. — Он нервно усмехнулся:
    — Признаюсь, в последнее время меня мучает жар, но, уверяю вас, до могилы мне ещё далеко.
    — У вас нет жара. Вы даже не потеете. Температура вашей кожи ничем не отличается от температуры воздуха. Если бы климат здесь не был таким знойным, многие это заметили бы.
    Он продолжал недоумённо взирать на неё. Пятеро богов. Он действительно ничего не знает. Её сердце сжалось.
    — Думаю, — осторожно сказала она, — вам следует побеседовать со своим братом.
    На его лице отразилась боль:
    — Я бы побеседовал с ним, если бы мог. Я ежечасно молюсь об этом. Но отравленная рана не позволяет ему прийти в себя.
    — Он приходит в сознание. Каждый полдень, когда вы ненадолго погружаетесь в сон. Это единственный час, когда вы спите. Ваша жена не говорила вам об этом? Она почти каждый день отправляется проведать его.
    А иногда и ночью. Только тогда её беспокоит забота о другом, мне кажется.
    — Рейна, поверьте мне, это неправда.
    — Я самолично только что разговаривала с ним. Пойдёмте. — Недоверчивое выражение не исчезло с его губ, но когда она развернулась и стала подниматься по ступеням, он последовал за ней.
    Они вошли в прибранную спальню Иллвина. Горам, сидевший и выполнявший свои обязанности, при виде лорда Эриса вскочил на ноги, отвесил ему отрывистый, неуклюжий поклон и услужливо пробормотал нечто, что, скорее всего, должно было означать «М'лорд».
    Взгляд Эриса остановился на неподвижном теле, лежащем на кровати. Губы марча разочарованно вытянулись:
    — Всё по прежнему. — Иста попросила:
    — Лорд Эрис, сядьте.
    — Я лучше постою, рейна, — в его хмуром взгляде сквозило всё меньше удивления.
    — Держитесь.
    Линия белого огня между двумя братьями была короткой и толстой. Теперь, разобравшись в чём дело, Иста чувствовала присутствие демона — тусклое фиолетовое сияние, своеобразный канал, который был причиной всему. Он расходился в три стороны, но только одно его разветвление было наполнено душой. Рейна обхватила нить, связующую двух мужчин, и сжала наполовину. Белое пламя было вынуждено хлынуть обратно в тело Иллвина.
    У лорда Эриса подогнулись колени, и он рухнул на пол.
    — Горам, помоги марчу сесть на стул, — распорядилась Иста. Держись, скомандовала она про себя невидимой нити, и нить выровнялась.
    Иста подошла к постели Иллвина и принялась изучать узлы света. Поднимайтесь, приказала она им и стала подталкивать их руками, подгоняя к губам и ко лбу Иллвина, как делала ночью Каттилара… только с другой теологической целью. Свет потёк так, как рейна хотела. Оставайся таким. Она подняла голову и стала ждать результатов. Мне кажется, должно получиться.
    Горам поспешно притащил от стены кресло из полированного резного дерева и поставил его с другой стороны кровати хозяина. Он поднял Эриса, изумлённо наблюдавшего за происходящим, и усадил. Эрис закрыл рот и потёр лицо внезапно ослабевшими, дрожащими руками. Он потерял дар речи? Иста без зазрения совести стащила табурет Горама, поставила его у изножья кровати и уселась, чтобы лучше видеть лица братьев.
    Глаза Иллвина раскрылись; он вдохнул, подвигал челюстью. Потом приподнялся на дрожащем локте и тут заметил брата, сидящего по правую руку и изумлённо взирающего на него.
    — Эрис! — его голос зазвенел от радости. Неожиданная улыбка преобразила его лицо; Иста удивлённо отпрянула, разглядев в нём очень привлекательного мужчину. Горам бросился поправлять подушки за спиной у своего господина. Иллвин приподнялся повыше, потрясённо приоткрыв рот. — Значит, ты жив! А я им не верил… они не смотрели мне в глаза, и я думал, что они жалеют меня и поэтому обманывают… Но ты спасся! Я спасён. Пятеро богов, мы все спасены!
    Он откинулся назад, тяжело дыша, но продолжал улыбаться; он даже расплакался, но потом взял в себя в руки.
    Эрис с замиранием смотрел на брата.
    Иста с облегчением отметила, что говорил Иллвин теперь чётко, хотя его нижние конечности были парализованы. Она уповала на то, что мысль его тоже прояснилась. Ровным тоном, который ни в коей мере не отражал то, что она чувствовала, Иста спросила:
    — Почему вы решили, что ваш брат мёртв?
    — Боги, а что мне оставалось думать? Я буквально чувствовал, как этот проклятый нож вошёл в него… по рукоять — или вместо меня в битвах участвовал кто-то другой! Я рукой ощутил вибрацию, когда кинжал пронзил его сердце. Меня чуть не вывернуло.
    Пятеро богов, только не братоубийство… Несмотря на то что в животе стало нехорошо, Иста совладала с голосом и продолжила:
    — Как это случилось? Расскажите мне всё. С самого начала.
    — Она увела его в свои комнаты. — Он добавил, обращаясь к Эрису: — Я был в панике, потому что Каттилара узнала об этом от служанки, сующей нос не в своё дело, и вознамерилась пойти за тобой. Я чувствовал, что в ней было что-то неестественное…
    — В ком из них? — уточнила Иста. — В княжне Юмеру?
    — Да. В сверкающей золотой девчонке. Эрис, — он криво усмехнулся, — если бы ты перестал каждый раз заваливаться на спину от поцелуев честолюбивых соблазнительниц, ты бы очень сильно облегчил жизнь своим родственникам.
    Эрис, в глазах которого светилась та же радость, что и в Иллвине, покорно склонил голову:
    — Клянусь, я их не поощряю.
    — Ну это, поверьте мне, истинная правда, — заверил Иллвин Исту. — Не скажу, что это очень утешает остальных мужчин, когда женщины стаями проносятся мимо и виснут у него на шее. Тогда он похож на поварёнка, который кормит куриц.
    — Я ничего не делаю. Они сами бросаются на меня. — Он взглянул на Исту и сухо прибавил: — Даже на ступенях.
    — Ты мог бы уворачиваться, — назидательно предложил Иллвин. — Попробуй как-нибудь.
    — Я пытаюсь, разрази тебя гром. Ты слишком хорошего мнения о моей зрелости, если думаешь, что у меня ещё есть силы интересоваться кем-то помимо Катти.
    Иста не до конца понимала, как это утверждение вяжется с его поведением при их первой совместной поездке, но, вполне возможно, он так галантен со всеми спасёнными дамами, чтобы отлвлечь их от рыданий и истерик. С сожалением, она решила прервать этот — судя по всему не первый на эту тему, но очень жизнеутверждающий — обмен шутками. Бог заманил её в этот лабиринт скорбей в равной степени любопытством и тайным чувством долга, но задерживаться здесь она не собиралась:
    — Так почему же вы пошли в спальню княжны Юмеру? Если пошли, конечно.
    Эрис помолчал, его легкомысленное настроение мгновенно улетучилось. Он потёр лоб, потом подбородок и руки:
    — Даже и не знаю. В тот момент, это казалось мне хорошей идеей.
    Вступил Иллвин:
    — Каттилара считала, что княжна подсунула тебе любовное зелье и ты не мог контролировать свои действия. Ты знаешь, как я отношусь к её фантазиям, но… я действительно надеялся, что это так. Потому что остальные версии казались мне ещё хуже.
    — То, что я влюбился в Юмеру?
    — Нет. Об этом я не думал. — Иста сурово взглянула на него:
    — А о чём вы подумали?
    Иллвин словно ушёл в себя, его лицо стало мрачным:
    — Она произвела такое же впечатление на меня. Сначала. Но потом увидела Эриса и забыла обо мне. Бросила меня на землю, как мешок с отрубями. И… разум вернулся ко мне. Я наконец вспомнил, где видел её раньше. Хотя не совсем её. Эрис, помнишь, как года три назад я ездил в маленький джоконский городок? Я тогда притворился продавцом лошадей. Тогда же я привёз Горама и план замка Хамавик.
    — Да…
    — Я купил пару голов скота у лорда Хамавика. Я переплатил ему, чему он очень обрадовался; этот идиот стал разговорчивым, принимая меня за дурака. Он пригласил меня на обед в поместье на берегу моря, по чему я должен был понять, как он меня надул… если бы, конечно, сам этого не знал. Он принялся показывать мне свои богатства, среди которых оказалась и его жена. Джоконская княжна, внучка самого Золотого Генерала, — как мне поведал её муж, будто бы она была чистокровным товаром, который он приобрёл по впечатляющей цене. Видимо, так оно и было, потому что вдовствующая регентша Джоэн не отдаёт своих детей задаром. Пятеро богов, он был отвратительным старым козлом. А жена действительно была золотой, только тише и грустнее неё я женщин не видел. Безжизненная. Запуганная. И на ибранском она могла связать лишь несколько слов.
    — Но это же другая княжна, — возразил Эрис. — У князя Джоконы несколько сестёр. Ты, похоже, принимаешь одну за другую. Юмеру говорила уверенно и остроумно.
    — Да. Даже придумывала двуязычные каламбуры. Но если у неё нет сестры-близнеца с тем же именем, я голову даю на отсечение, это та же женщина, — Иллвин вздохнул и нахмурился.
    — Катти в ярости направилась в спальню княжны, я бросился за ней. Я боялся… не знаю чего, но подумал, что хотя бы смогу предупредить тебя и предотвратить скандал.
    — Мой верный адъютант.
    — Это выходило за пределы военных обязанностей, как мне кажется. Ты бы остался у меня в долгу, и я не преминул бы взыскать его с тебя. Я умолял Катти хотя бы позволить мне войти первым, но она проскользнула у меня под локтем. Мы появились как раз в самый неподходящий момент. Если говорить без обиняков.
    Мёртвые, заметила Иста, не краснеют. Но могут выглядеть пристыженными.
    — Катти пришла в бешенство, и даже я не могу винить её за это, — продолжил Иллвин. — И если бы тот разукрашенный сверх всякой меры кинжал лежал бы под грудой одежды, а не поверх неё, я бы успел удержать твою жену. Но она с криком бросилась на княжну. Намереваясь искромсать ей лицо. По вполне понятным причинам.
    — Это я помню, — медленно, словно сомневаясь в чём-то, сказал Эрис. — Припоминаю.
    — Ты отпихнул золотую шлюху в сторону, я перехватил руку Катти, в которой она сжимала нож, и, между нами говоря, всё было бы в порядке, если бы ты не совершил пируэт, соскочив с кровати. Неужели похоть так завладела тобой, что ты ни минуты больше не мог оставаться в том, что ещё было на тебе? Если бы такое случилось со мной… ладно, не важно. Но лучший рыцарь Карибастоса, запутавшийся в собственных штанах… Пятеро богов, Эрис! У Катти не хватило бы духу всадить кинжал в тебя, даже если бы она захотела, но ты, споткнувшись, свалился на нас. — Его негодование утихло, из голоса исчезли взволнованные нотки. — Я почувствовал, как нож входит в твоё тело. И честно говоря, я был уверен, что мы тебя прикончили.
    — Катти не виновата! — поспешно воскликнул Эрис. — Эта скорбь у неё в глазах… всё равно, что ещё раз быть пронзённым кинжалом. Неудивительно, что она… А потом… потом я ничего не помню.
    — Ты упал к моим ногам. Глупая девчонка вытащила клинок из тебя. Я закричал: «Катти, нет!» Но слишком поздно. Хотя не уверен, что кинжал удержал бы поток крови, который так и хлестал из тебя. Одной рукой я пытался зажать твою рану, другой — удержать Катти за рукав, но она выскользнула из-под накидки. Юмеру закричала и залезла обратно на кровать, пытаясь дотянуться до тебя, до сих пор не понимаю, зачем. Катти вонзила нож прямо ей в живот. Юмеру схватилась за рукоять и посмотрела на меня с бесконечной грустью. Тихим, потерянным голосом она произнесла «Ох!». Тем… тем самым голосом, который я запомнил с нашей первой встречи, — он уже почти шептал. — Она только сказала «Ох!». На лице Катти вдруг появилось странное выражение и после этого я уже ничего не помню. — Он утонул в подушках. — Почему я не могу?…
    Руки Исты дрожали. Она спрятала их в складках юбки:
    — А что вы помните после этого, лорд Иллвин? — спросила она.
    — Я очнулся здесь. В голове гудело. Я чувствовал себя разбитым и больным. А потом снова очнулся здесь. И снова. И снова. И снова. И… Со мной что-то произошло. Может, меня сзади ударили?
    — Каттилара сказала, что тебя заколол Печма, — ответил Эрис. Он откашлялся. — Тебя и Юмеру.
    — Но его там не было! Он следовал за нами? И, кроме того, я не… — Иллвин провёл рукой по груди под тугой льняной повязкой — на ладони остался алый след… — о! … ранен?
    — Кто этот Печма? — гнула свою линию Иста.
    — Писарь Юмеру, — пояснил Эрис. — Он ужасно одевался и был предметом постоянных шуток со стороны её свиты. Всегда есть такой безвольный бедняга. Когда Каттилара сказала, что на Иллвина напал он, я ответил, что это бред. Она заметила, что пусть лучше это не будет бредом, потому что иначе мы рискуем ввязаться в войну с князем Сордсо, когда тело княжны доставят домой. Ведь никто из джоконцев не заступится за Печму. И она оказалась права. Ещё она сказала, что нужно терпение и Иллвин поправится. Я уже было начал сомневаться, но теперь вижу, что это так!
    Иста поинтересовалась:
    — Вы больше двух месяцев ничего не едите и даже не задумываетесь почему?
    Иллвин оторвал взгляд от окровавленной руки и удивлённо посмотрел на Эриса, а потом прищурился.
    — Я ем. Только пища сразу из меня выходит. — Эрис пожал плечами. — Но, кажется, и этого достаточно.
    — Но теперь же с ним всё в порядке, — медленно произнёс Иллвин, — верно?
    Иста помедлила:
    — Нет. Неверно.
    Она перевела взор на безмолвного слушателя их разговора, прислонившегося к дальней стене:
    — Горам. Что ты думаешь о княжне Юмеру?
    Из его горла послышался звук, напоминающий собачье рычание:
    — Она была плохой, вот что.
    — Почему ты так думаешь?
    Его лицо сморщилось:
    — Когда она смотрела на меня, мне было до смерти страшно. Я старался держаться от неё подальше.
    Иста присмотрелась к его изодранной душе. Конечно, старался.
    — Я даже подумал, что именно Горам помог мне избавиться от наваждения, — печально вставил Иллвин, — но теперь, боюсь, это было просто последствием невнимательности Юмеру ко мне.
    Иста изучала Горама. Эти шрамы на душе только отвлекают, решила она; это старые раны, давние и тёмные. Если, как она уже начинала подозревать, однажды он был одержим демоном, ты это было задолго до нынешних дней. Демон оставил…
    — Юмеру была колдуньей, — объявила Иста. Короткая, жёсткая ухмылка мелькнула на лице Иллвина:
    — Я так и думал! — он помолчал. — А откуда вы знаете? — И через несколько мгновений добавил. — Кто вы?
    Я видела потерянного ею демона, это Иста решила пока не говорить. Она отчаянно хотела, чтобы ди Кэйбон был рядом и помог своими теологическими познаниями распутать этот клубок. Иллвин вдруг посмотрел на неё с осторожностью, обеспокоенно, но, подумала она, не недоверчиво.
    — Говорят, что в юности вы учились в семинарии, лорд Иллвин. И вы не могли забыть всё напрочь. Учёный служитель Ордена Бастарда сказал мне, что если существо, которым владеет демон, умирает, и у души, отбывающей в иной мир, нет сил доставить демона обратно к богам, то он переселяется в другое существо. Колдунья умерла, а демона нет ни в одном из вас, поверьте мне. Кто остаётся?
    Стало заметно, что Эрису нехорошо. Для ходячего трупа это некоторое достижение, решила Иста.
    — Он у Катти, — прошептал марч.
    Рейна отметила, что на этот счёт он с ней спорить не стал. Она одобрительно кивнула, чувствуя себя учителем, который хвалит ученика за правильно решённый пример:
    — Да, теперь он у Катти. И это она заставляет его удерживать в вас жизнь. Или, по крайней мере, душу. До тех пор, пока его можно заставить делать это.
    Рот Эриса открылся, потом снова закрылся. Наконец, он произнёс:
    — Но… это же опасно! Они сжирают людей заживо… Маги и колдуны отдают демонам свои души. Катти нужно вылечить; я вызову теологов из храма, пусть они изгонят эту дрянь из неё…
    — Подожди, Эрис, — задумчиво перебил его Иллвин. — Думаю, над этим стоит сначала поразмыслить…
    Снаружи из галереи донёсся топот бегущих ног. Двух пар. Дверь распахнулась. Каттилара, с растрёпанными волосами, босая, в измятом платье для верховой езды, ворвалась внутрь, тяжело дыша. За ней последовала не менее запыхавшаяся Лисе.
    — Эрис! — воскликнула марчесса, бросившись к мужу. — Пятеро богов! Пятеро богов! Что с тобой сделала эта женщина?
    — Простите, рейна, — прошептала Лисе Исте на ухо. — Мы были как раз посреди того луга, когда она вдруг воскликнула, что с её мужем что-то не так, подбежала к лошади и понеслась прочь. Остановить её можно было только арбалетной стрелой.
    — Уф. Ничего страшного. — Иста подавила приступ тошноты от воспоминания о том, как она, хоть и успешно, провела Катти. — Что ж, достаточно. Жди вместе с Горамом, но молчи и не перебивай. Каким бы странным тебе ни показалось то, что ты услышишь.
    Лисе покорно поклонилась и облокотилась на стену рядом с Горамом, который поприветствовал её кивком. Девушка с сомнением посмотрела на леди Каттилару, которая всхлипывала в слабых объятиях лорда Эриса.
    Каттилара схватила его за руку, удостоверилась в её бессилии и подняла заплаканное лицо навстречу взгляду мужа:
    — Что она с тобой сделала? — вопросила она.
    — Что ты со мной сделала, Катти? — нежно спросил он в ответ. Он перевёл глаза на брата. — С нами обоими?
    Каттилара огляделась, воззрившись на Исту и Иллвина:
    — Вы обманули меня! Эрис, что бы они ни говорили, они лгут! — Брови Иллвина поползли вверх:
    — Хорошенькое обвинение, — пробормотал он.
    Иста попыталась не обращать внимания на отвлекающие внешние слои души марчессы. Демон плотно закрылся, но Иста всё равно видела его, плотного и мерцающего, старающегося спрятаться в самом себе, словно другого пути скрыться не было. Он как будто дрожал.
    От страха? Почему? Что, он думает, я смогу с ним сделать? Даже больше: что знает он, а я нет? Иста недоумённо нахмурилась.
    — Катти. — Эрис гладил её выбившиеся из причёски волосы, поправлял локоны; она приглушённо всхлипывала ему в плечо. — Пришло время сказать правду. Сейчас. Посмотри на меня.
    Он взял её за подбородок, повернул её лицо к себе и улыбнулся в её влажные от слёз глаза так, что её собственное сердце, подумала Иста, просто расплавилось бы. Но на бьющуюся в истерике Катти это подействовало куда как хуже. Она выскользнула из его слабых объятий и свернулась комочком у его ног, плача ему в колени, словно заблудившийся ребёнок; из того, что она причитала, можно было понять только постоянно повторяющиеся слова «Нет, нет!».
    Иллвин закатил глаза к потолку и раздражённо потёр лоб не менее слабой рукой, чем у его брата. Такое ощущение, что сейчас он выменял бы остатки своей души на то, чтобы сбежать из комнаты. Он повернулся и встретил сочувствующий взгляд Исты; она подняла два пальца: Подождите…
    — Да, да, — шептал Эрис жене. Его рука, лежащая у неё на волосах, ласково покачивала её голову из стороны в сторону. — Я правлю Порифорсом. Все жизни в моих руках. Я должен знать всё. Да.
    — Отлично, Эрис, — пробубнил Иллвин. — Поспорь с ней хоть раз.
    Иста приложила руку к губам, потому что Эрис говорил. Пусть лучше она услышит это от него. Она не будет ему сопротивляться или будет, но, по крайней мере, не так долго.
    — Что случилось после того, как ты заколола… колдунью? — спросил Эрис. — Как ты поймала её демона?
    Катти всхлипнула, сглотнула, судорожно вдохнула и закашлялась. Хриплым голосом она ответила:
    — Он просто пришёл ко мне. Я ничего не сделала. Там были я и Иллвин, но он больше испугался Иллвина. — Жёсткая улыбка мелькнула на её лице. — Демон пообещал мне всё, если я сбегу. Но я жаждала только одного. Я жаждала, чтобы ты вернулся. Я заставила его вернуть тебя. Он до сих пор хочет сбежать, но я никогда не дам ему это сделать, никогда.
    Воля против воли. Демон, как подозревала Иста, оказался опытным, поднаторевшим в краже жизней. Но в некоторых аспектах Каттилара оказалась сильнее. Даже не сильнее: одержимей. Если демон счёл Катти более податливым материалом, чем Иллвин, то это оказалось для него интересным сюрпризом. И несмотря на всю неприязнь, которую вызывала в ней Катти, Иста почувствовала мрачное удовлетворение от того, что демон так жестоко ошибся.
    — Вы понимаете, — обратилась к ней Иста, — что демон вытягивает из Иллвина жизнь, чтобы Эрис… двигался?
    Катти вздёрнула голову:
    — Это справедливо. Он заколол Эриса, так что пусть расплачивается!
    — Постойте-ка! — вмешался Иллвин. — В этом виноват не только я!
    — Если бы ты не схватил меня за руку, этого не случилось бы!
    — Да, если бы Эрис не запутался, если бы Юмеру потянулась в другую сторону или мало ли ещё что. Но мы все сделали так, как сделали. И демон тоже. — Его губы вытянулись в ниточку.
    — Да, — медленно произнесла Иста. — Четверо сделали то, осмелюсь сказать, чего не хотел ни один из них. Но я не уверена насчёт… пятого действующего лица.
    — Верно, — откликнулся Иллвин. — Эти демоны паразитируют на невзгодах и беспорядках; это их природа, и магия, которой они наделяют своих владельцев, тоже проистекает из хаоса и разрушения. Так учили меня служители.
    Он откинулся на подушки и тревожно посмотрел на невестку.
    — Что ж, этот демон был послан сюда, — сказала Каттилара. — Специально. Он намеревался соблазнить Иллвина или Эриса, а то и обоих, и передать замок Порифорс во владения Джоконы. Я не позволила этому случиться. Так же, как солдат сталкивает осадную лестницу со стены крепости.
    Она отбросила волосы назад и сердито посмотрела вокруг, не осмелится ли кто-нибудь усомниться в этом её достижении.
    Иллвин сморщил губы от такого откровения. Брови Эриса огорчённо опустились.
    — А лорд Печма? — напомнила Иста.
    — С Печмой всё оказалось просто. Демон знал про него всё. — Каттилара презрительно фыркнула. — После того, как я должным образом подготовила Иллвина и отвела Эриса в нашу постель, мне оставалось только найти Печму, обвинить его и убедить, что его повесят на рассвете, если он немедленно не сбежит. Остальное он сделал сам. Он, наверное, до сих пор в бегах.
    Эта женщина провела беспокойную ночь, — признала Иста. Изощрённая злоба подготовки обнажённого Иллвина поразила рейну. Маленькая месть за то, что он не питал иллюзий по поводу выбора братом невесты?
    — Эрис ни в чём не виноват, — страстно продолжила Катти. — Почему тогда страдать должен он один? — Она обратила охваченное злостью лицо к Исте. — А вы… что бы вы ни сделали, чтобы приковать его к этому стулу, отпустите его!
    Иста коснулась губ:
    — Очень часто страдают те, кто ни в чём не виноват, — заметила она. — Это не ново в подлунном мире. Я, как вы выразились, отпущу его через некоторое время, но только сначала нужно всё спокойно обсудить. Храм утверждает, что демоны требуют непосильную плату за свои чудеса. До каких пор, вы полагаете вам удастся продержаться? — Каттилара сжала зубы:
    — Не знаю. До тех пор, пока я дышу и у меня есть воля! Потому что, если магия демона прекратится, Эрис умрёт.
    — Если… это действительно так, — вступил вдруг Иллвин, — то тогда нынешнее положение событий — не самый плохой вариант. Я смогу вытерпеть… половину, скажем. Может, пусть половина дня отныне будет принадлежать Эрису, а половина — мне?
    И тогда он не будет братоубийцей? Или будет, но только на четверть? В его глазах появилась надежда. Каттилара просияла, услышав о таком компромиссе, посмотрела на Иллвина, словно что-то прикидывая.
    Иста молчала, продумывая вероятные варианты. Скорее невероятные, поправил её жестокий разум.
    — Думаю, — решилась она наконец, — это не сработает или сработает, но ненадолго. Как ни подавляй демона, он всё равно будет медленно пожирать Катти, иначе он уже утратил бы силу и перестал бы поддерживать заклинание. Мудрейший ди Кэйбон говорил мне, что демоны всегда покоряют своих владельцев, дай только время.
    — Но если так можно спасти Эриса, я готова рискнуть! — заявила Каттилара.
    Эрис резко выдохнул и покачал головой в знак протеста.
    — В принципе, я тоже готов, — угрюмо пробубнил Иллвин.
    — Но это не риск. Это факт, не поддающийся сомнению. И Эрис всё равно умрёт, а Катти будет уничтожена.
    — Но когда, как скоро, вот в чём вопрос! — возразила Каттилара. — Ещё множество событий произойдёт до того момента.
    — Да, я могу рассказать вам о некоторых из них, — ответила Иста. — Я уверена, Иллвин ознакомился с теологической частью смертельной магии в семинарии. Однажды у меня тоже была возможность узнать её поближе. Эрис в данный момент неживой. Демон поймал его отделившуюся душу и привязал её к родному телу. В некотором смысле к знакомому, подходящему обиталищу. Но душа отрезана от своего бога и одновременно лишена подпитки из материального мира. Эрис не может поддерживать жизнь иным способом, кроме как выкачивать её из Иллвина, не может ни увеличить, так скажем, её концентрацию в себе, ни зачать новую.
    Каттилара вздрогнула и протестующе дёрнула плечами.
    Иста чувствовала, что чересчур углубляется в мрачные подробности:
    — И поэтому его судьба не будет ничем отличаться от судьбы заблудших призраков. Медленно угасать, размываться, забывать себя, мир, воспоминания, любовь, ненависть, всё. Это что-то вроде дряхлости. Я видела стаи слепых духов. Это тихое проклятие, для них — милосердное. Но всё же вовсе не милосердное для мужчины, располагающего телом, мне кажется.
    — Вы хотите сказать, он потеряет разум? — в ужасе переспросил Иллвин.
    — Это… не очень хорошо, — заметил Эрис. — Хотя терять мне меньше, чем тебе.
    Он попытался улыбнуться брату. Попытка печально провалилась.
    Иста прикусила губу и двинулась дальше:
    — И у меня появилась идея, почему демон даёт Иллвину так мало времени; только чтобы успеть — да и то немного — поесть. Почему доли такие разные. Полагаю, что когда Иллвин приходит в себя, демон… теряет возможность поддерживать тело Эриса в должном состоянии. С каждым часом, который отведён для жизни Иллвина, тело Эриса гниёт. Со временем разложение станет ощутимым для всех окружающих. — Для её повышенной чувствительности это заметно уже, если знать, как смотреть. Мне не нравится этот новый способ обучения. — Разве такой судьбы вы желаете своему красивому мужу, леди Каттилара? Старческий разум, запертый в разлагающемся теле?
    Губы Каттилары твердили «Нет, нет», но она не издала ни звука. Марчесса спрятала лицо в коленях Эриса.
    Боги, почему я должна выполнять это омерзительное задание? Иста осталась непреклонной:
    — Иллвин тоже умирает, у него забирают больше жизни, чем он может дать. Но если Иллвин умрёт, Эрис тоже… Их мать одновременно потеряла бы обоих сыновей. И уверяю вас, она этого не хотела бы. Какой конец выиграет эту жестокую гонку — не знаю. Но это и есть арифметика магии демона: две жизни за одну, причём последняя тоже вычитается. И все ваши страдания пройдут впустую. Верны ли мои рассуждения с теологической точки зрения, лорд Иллвин?
    — Да, — прошептал он. Он сглотнул, голос вернулся к нему. — Магия демона, говорят служители, порождает больше хаоса, чем производит порядка. Цена всегда выше, чем сам приз. Некоторые кто связывается с демонами, пытаются заставить расплачивать других, а приз оставить себе. Но это редко продолжается долго. Однако также говорят, что отдельные очень мудрые и искусные теологи, храмовые маги, умеют использовать демона согласно его природе, а не вопреки ей и таким образом добиваются положительных результатов. Но я никогда не мог этого понять.
    Иста ещё не до конца была уверена насчёт следующего шага, но он, казалось бы, логично вытекал из всего предыдущего разговора. Она совсем не доверяла логике; следуя её законам, ничего не стоит прийти медленно, шаг за шагом в трясину греха и окунуться в неё с головой, как это однажды уже с ней случилось.
    — Я уже выслушала мнения всех участников, кроме одного. Думаю, этот демон уже обладает даром речи. Интересно, правда, откуда, тем более что он умеет придумывать… двуязычные каламбуры, но тем не менее. Я поговорю с ним. Леди Каттилара, вы можете выпустить его на время?
    — Нет! — под взглядом Исты она нахмурилась и добавила: — Это же не часть меня, в этом-то и проблема. Он пытается сбежать. Он попробует украсть моё тело.
    — Хм, — протянула Иста. Она не до конца доверяла Каттиларе, но это утверждение могло быть правдой.
    — Привяжите её к стулу, — лаконично предложила Лисе, стоящая у стены. Иста через плечо посмотрела на девушку; Лисе подняла брови и пожала плечами. Её поза казалась расслабленной, но глаза были широко раскрыты и в них светилось изумление, как будто она смотрела пьесу и хотела увидеть следующий акт.
    — Вы не понимаете, — сказала Каттилара. — Потом он не захочет возвращаться обратно.
    — Я берусь удержать его, — пообещала Иста. Иллвин удивлённо воззрился на неё:
    — Как?
    — Не думаю, что у вас получится, — усомнилась Каттилара.
    — А он — думает, иначе он не боялся бы меня так.
    — Ох, — Каттилара поморщилась.
    — Мне кажется, — задумчиво произнёс Эрис, — допрос этого пленника наиболее важен. От него зависит защита Порифорса. Ты решишься сделать это, милая Катти, для меня?
    Она вздохнула, нахмурилась и сжала зубы.
    — Я знаю, ты смелая, — добавил он, глядя на неё.
    — Ой, ну хорошо! — она состроила гримаску и поднялась на ноги. — Но не думаю, что из этого что-нибудь получится.
    Молодая марчесса грустно наблюдала за тем, как Горам с помощью Лисе стаскивает наполовину парализованного Эриса с кресла и усаживает его на пол, прислонив к краю кровати. Каттилара сама заняла освобождённое им место и положила руки на деревянные подлокотники. Горам поспешил сделать из поясов и ремней Иллвина импровизированные путы.
    — Подложите ткань, — обеспокоенно посоветовал Эрис. — Так ремни не будут впиваться ей в кожу.
    Иста посмотрела на шрамы, опоясывающие её собственные кисти, словно браслеты.
    — Щиколотки тоже привяжите, — настояла Каттилара. — И потуже.
    Под заботливым взором марча Горам осторожничал, но Лисе в конце концов затянула ремни так, что Каттилара осталась довольна. Когда Лисе закончила, путы представляли собой нагромождение узлов.
    Иста пододвинула свой табурет и села напротив Каттилары, ногой чувствуя, что сильное, хоть и обмякшее тело Эриса привалилось к её юбкам.
    — Давайте, леди Каттилара. Отпускайте демона, пусть он выходит.
    Глаза Каттилары закрылись. Иста тоже прикрыла веки, стараясь разглядеть внутренние границы вторым зрением. В данном случае демону нужно было не только позволить выйти, но ещё и заставить его.
    — Давай же, выходи, — пробормотала Катилара, будто мальчишка, палкой выковыривающий барсука из норы. — Вылезай!
    Фиолетовый свет хлынул во все стороны, — Иста призвала всю свою чувствительность, чтобы не упустить ни детали. Внешне изменилось только выражение лица Каттилары: тревожное напряжение уступило место томной улыбке, кончик языка сладострастно пробежал по губам. Марчесса поморщилась, словно растягивая мышцы лица в непривычных направлениях. Фиолетовое свечение охватывало всё её тело, вплоть до кончиков пальцев. Она втянула лёгкими воздух.
    Глаза открылись и расширились от ужаса при виде Исты.
    — Пощади нас, Сияющая! — воскликнула Каттилара. Все присутствующие вздрогнули от этого пронзительного крика.
    Молодая женщина принялась биться и метаться в путах:
    — Выпустите нас, развяжите нас! Мы приказываем вам! Пустите, пустите!
    Она вдруг прекратила вырываться и замерла, переводя дыхание, её черты приняли коварное выражение. Она откинулась на спинку кресла, закрыла глаза, открыла их снова, приняв прежний обеспокоенный вид:
    — Вот видите, это бесполезно. Это глупое создание, как его ни проси, не хочет выходить. Развяжите меня.
    Фиолетовый свет, отметила Иста, продолжал заполнять тело Каттилары от края до края. Жестом рейна остановила Лисе, которая уже разочаровнно двинулась вперёд.
    — Нет, это существо лжёт. Оно ещё здесь.
    — Ох, — Лисе вернулась к своему месту у стены. Лицо Каттилары снова исказилось, наполняясь гневом:
    — Отпустите! Болваны, вы даже не представляете, что навлекли на Порифорс! — Она вырывалась и брыкалась с впечатляющей силой, раскачивая кресло. — Бежать, бежать! Мы должны бежать! Все должны бежать! Бегите, пока можете. Она идёт. Она идёт. Пустите, пустите… — голос Каттилары становился всё громче, пока не сорвался на бессловесный вопль. Кресло начало падать: Горам поймал его и принялся держать, не обращая внимания на скрежет и толчки.
    Безумная борьба не прекращалась, Каттилара покраснела от усилий, дыхание стало пугающе хриплым. Неужели демон настолько отчаян, что попытается освободиться, устроив смерть Каттилары? Да, решила про себя Иста. Она без труда могла представить, как он бросается на стену, чтобы сломать своей владелице шею, или заставляет её броситься вниз головой с балкона. Жуткая боль, причиняемая телу Каттилары, совершенно бесполезна, тем более что Эрис… ну, у Эриса нет выбора, кроме как неподвижно сидеть. Так что это неверная тактика.
    — Хорошо, — вздохнула Иста. — Возвращайтесь к нам, леди Каттилара.
    Фиолетовое свечение начало пульсировать внутри бьющегося в муках тела Каттилары. Свет отступал, но потом вдруг возвращался обратно. Каттилара не в состоянии взять контроль в свои руки?
    Этого Иста не ожидала. О, нет… Я же обещала ей, что сдержу его…
    — Остановись, — произнесла Иста. — Бог послал меня разрубить этот узел. Отпусти Эриса, а я освобожу тебя.
    Поверит ли он ей? Гораздо важнее, сможет ли эта угроза подтолкнуть Катти снова занять доминирующее положение?
    Катти-демон застыла, прекратив борьбу, глядя перед собой широко распахнутыми глазами. Белое пламя жизни потоком хлынуло обратно к Иллвину. Внезапно с лица Эриса исчезло выражение ужаса и сменилось пустотой. Вялой, бледной неподвижностью. Он завалился набок, словно тряпичная кукла. Словно труп. Блестящий рыцарь Порифорса превратился в груду останков, в гору порченого мяса, для переноски которого понадобится двое человек.
    Но душа его не исчезла в вихре белого пламени, как все те, что Иста видела раньше. Его призрак только чуть-чуть отлетел в сторону от местоположения тела, но в остальном остался прежним. Исту охватил ужас. Пятеро богов. Он уже отверженный. Боги не могут дотянуться до него. Что я наделала?
    — Ммм-мм… ВЕРНИТЕ ЕГО! — Каттилара в бешенстве возвратила себе власть над собственным телом, будто спущенный с цепи мастиф опрокинул быка. Фиолетовое свечение схлопнулось в тугой оборонительный шарик, белый огонь потёк по прежним руслам. Дыхание снова ворвалось в грудь Эриса; он моргнул, подвигал челюстью, разминая лицо, самостоятельно сел, оттолкнувшись от пола, и, оставшись наполовину парализованным, огляделся вокруг.
    Иста была потрясена. Уловка сработала, побудив Каттилару к действиям, но то, что при этом обнаружилось… то, что она едва ли понимала. Больше никаких уловок. У меня кишка тонка для этого.
    Каттилара тяжело дышала в своих путах и зло смотрела на Исту.
    — Ты. Ты, жуткая старая стерва. Ты обманула меня.
    — Таким образом я обманула и демона. Может быть, вы пожалеете о сказанном? — рейна сделала знак Гораму и Лисе, и они принялись бережно разматывать ремни, удерживавшие марчессу.
    Иллвин, до этого встревоженно наблюдавший через край кровати за братом, снова откинулся на подушки и в смятении перевёл взгляд на Исту:
    — Леди, как вам это удаётся? Вы и сами, случайно, не колдунья? Не сменили ли мы одного врага-демона на другого, более сильного?
    — Нет, — ответила Иста. — Мои нежданные способности берут начало совсем в другом месте. Спросите у… питомца Катти. Он знает.
    И, подозреваю, лучше, чем я. Если власть над демоном или власть демона делает человека магом, а бог делает человека святым, то каким же двояким гибридом станет тот, кто попадёт в руки демона и бога одновременно?
    — Тогда — осенённая богом, вы хотите сказать? — спросил он. Ещё не веря, но уже настороженно.
    — Да, к моей бесконечной печали.
    — Как это случилось?
    — Один страдающий ублюдок молился богу, у которого не было времени помочь ему, и Он свалил эту работу на меня. Или, по крайней мере, Он представил мне это так.
    Иллвин заполз поглубже под простыню:
    — Ох, — чуть слышно произнёс он, когда до него дошёл смысл сказанного ею. Через секунду он прибавил: — Я поговорю с вами об этом попозже. Когда будет, хм, больше свободного времени.
    — Посмотрим, что я смогу сделать.
    Эрис поднял практически безжизненную руку и погладил жену по щиколотке:
    — Катти. Так не может продолжаться дальше.
    — Но, любовь моя, что же нам делать? — она склонила голову и обратила на Исту душераздирающий взор. — Вы не можете забрать его сейчас. Так быстро. Сейчас я его не отдам.
    Она потёрла красные полосы на запястьях, когда их наконец освободили от пут.
    — У него и так уже было больше времени, чем отведено многим людям, — с укором заметила ей Иста. — Он принял все опасности воинского призвания много лет назад; и, когда вы связали себя с ним узами брака, вы приняли их тоже.
    Но как же быть с тем, что он отвержен? Смерть тела — и без того великая скорбь. Медленное угасание призраков, душ, которые отреклись от богов, — саморазрушение. Но Эрис не выбирал это изгнание; его вынудили. Это не самоубийство души, это убийство…
    Иста колебалась:
    — Нет, это случится не сегодня, не в этой суматохе. Времени осталось совсем немного. Его хватит на то, чтобы привести в порядок дела, пока Эрис ещё в состоянии управлять своим разумом; если он не будет медлить, то успеет написать прощальные письма. Но не более, мне кажется.
    Она видела опасную, болезненную истощённость Иллвина. Этот клубок оказался гораздо более запутанным, чем мне показалось вначале. И даже моё второе зрение не в силах увидеть выход.
    Эрис постарался сесть прямо:
    — Ваши слова разумны, мадам. Я вызову нотариуса из храма, чтобы… пересмотреть завещание…
    — Это нечестно! — снова набросилась Каттилара. — Иллвин убил тебя, а теперь получит все твои владения!
    Подбородок Иллвина дёрнулся вверх:
    — Я вовсе не голодранец. Мне не нужны поместья ди Льютесов. Чтобы не навлечь на себя позора, я отказываюсь от всяких притязаний на них. Пусть они перейдут к моей племяннице, или к Храму… или к ней даже. — Движением губ он указал на жену брата. Потом помолчал. — За исключением Порифорса.
    Эрис улыбнулся, разглядывая носки своих сапог:
    — Хороший мальчик. Мы никому не уступим Порифорс. Держись за него и ты останешься верным мне даже тогда, когда могила поглотит все мои надежды и чаяния.
    Каттилара разрыдалась.
    Иста оторвала усталое тело от табурета. Она чувствовала себя так, будто бы её избили палками.
    — Лорд Иллвин, вы не возражаете, если ваш брат попользуется вами ещё некоторое время? Вы готовы?
    — Эх, — пробурчал он без всякого энтузиазма. — Делайте то, что нужно. — Он поднял глаза на неё и с хорошо скрываемой настойчивостью прибавил: — Вы придёте ко мне снова, да?
    — Да, — она махнула рукой и разорвала связь.
    Иллвин упал на спину. Эрис вскочил на ноги, снова став воплощением силы:
    — Ах!
    Он обнял всхлипывающую Каттилару и вывел прочь, шепча ей успокаивающие нежные слова.
    Да, горько подумала Иста. Ты поймал её. Готова поспорить, ты даже не пытался уклониться… Ты связался с ней… Так бы и продолжалось, она была уверена в этом. Чего же ещё ожидать от мужчины, который в седельной сумке держит кусок мыла? Виски пульсировали.
    — Лисе, мне нужно прилечь. У меня голова болит.
    — Ох, — Лисе поспешила к ней, предлагая руку и поддержку. В качестве горничной возможности девушки были весьма ограничены, но Исте приходилось признать, что она — лучшая из придворных, которых ей доводилось встречать. — Может быть, следует потереть вам виски лавандовой водой? Однажды я видела, как леди делают это.
    — Спасибо. Это было бы замечательно.
    Иста оглянулась на Иллвина, который снова лежал неподвижно, лишённый жизни и разума.
    — Позаботься о нём, Горам.
    Он отвесил поклон, посмотрел на неё исполненным безмолвного отчаяния взором и вдруг рухнул на колени и поцеловал край её юбки.
    — Благословенная, — пробормотал он. — Освободите его. Освободите всех нас.
    Иста проглотила комок, выдавила бесчувственную улыбку, вырвала подол у него из рук и позволила Лисе вывести себя наружу.

Глава пятнадцатая

    Словно пелена опустилась на Порифорс в тот вечер. Хозяин с хозяйкой замка удалились на тайное совещание, и все запланированные развлечения были внезапно отменены. Иста была только рада тому, что её наконец-то предоставили самой себе. Лисе доложила, что перед закатом главные офицеры Эриса отправились к своему командиру и позже вышли от него с крайне удручённым видом. Иста надеялась, что марч догадался оставить в стороне настоящую историю смерти Юмеру и сочинил другую легенду о внезапной — или застарелой? — смертельной болезни. И поскольку правда о смерти джоконской княжны касалась марчессы, Иста не могла себе представить, чтобы Каттилара горела желанием публично покаяться, а Эрис позволил ей это.
    Сон Исты в эту ночь не тревожили ни боги, ни видения, хотя всё же сновидения были подпорчены мрачными, странными кошмарами о жутких путешествиях на истощённых или умирающих лошадях и о скитаниях по полуразрушенным замкам причудливой архитектуры, за ремонт которых она была каким-то образом ответственна. Проснулась она едва ли отдохнувшей, но с нетерпением принялась ждать полудня.
    Она отправила Лисе помочь Гораму и предупредить его о её визите, затем лично осмотрела поднос с едой, который собирались нести наверх больному. Горничная передала этот поднос за дверь спальни лорда Иллвина, откуда, немного спустя, появилась Лисе и направилась к комнатам Исты.
    — Горам даст нам знак, открыв дверь, когда будет готов, — сообщила Лисе. Девушка была подавлена, взволнована вчерашними мрачными чудесами и обеспокоена отсутствием вестей от Фойкса, хотя Иста заверила её, что он наверняка находится у главного служителя Маради. Лисе мало успокоили объяснения Исты о том, что Каттилара одержима более могущественным демоном, чем Фойкс, уже два месяца, а внешне это никак не проявляется. Рейна только желала, чтобы её сердце могло принять все эти уверения.
    Наконец, резная дверь на противоположном конце галереи распахнулась, и Лисе сопроводила Исту туда.
    Иллвин, одетый в тунику и штаны, сидел на кровати; его волосы были зачёсаны назад и стянуты на затылке.
    — Рейна, — произнёс он и склонил голову. На его лице осторожность смешивалась с удивлением. Судя по всему, Лисе или Горам, а то и оба, сообщили ему статус и имя Исты совсем недавно, практически сразу, как он вернулся в сознание. — Простите. Клянусь, я молил о помощи, а не о вас!
    Его речь снова была не совсем чёткой. Иста сообразила, что в то время, как у неё был целый день, чтобы обдумать события, Иллвин не располагал и часом. Она вздохнула, подошла к краю кровати, взяла немного белого огня с нижней части его тела и направила пламя выше. Иллвин моргнул и сглотнул.
    — Всё не так… Я не хотел обижать… — теперь он говорил смущённо, но чётко, хотя и запинаясь. Он попытался приподнять ноги, но потерпел неудачу и недоверчиво посмотрел на них.
    — Подозреваю, — заметила Иста, — рейна — не то качество, из-за которого меня сюда прислали. Статус не имеет для богов никакого значения в отличие от нас. Между рейной и горничной с их точки зрения нет различия.
    — Но, согласитесь, горничных всё-таки больше. — Она безрадостно улыбнулась:
    — Таково, видимо, моё призвание. И это не мой выбор. Я притягиваю богов. Как кровь — мух.
    Он взмахнул слабой рукой, возражая против такой метафоры:
    — Признаюсь, никогда не думал о богах как о мухах.
    — Если честно, я тоже. — Она вспомнила, как смотрела в те тёмные бесконечности. — Однако размышление об их истинной природе вредит моему… разуму, как мне кажется. Вытягивает из меня нервы.
    — Но, должно быть, боги знают, что делают. Откуда вы узнали, что мне снилось? Я видел вас три раза, когда просыпался во сне. Дважды вы сияли сверхъестественным светом.
    — Мне тоже снились те сны.
    — Даже третий?
    — Да.
    Это всё же не сон, но её смущал их внезапный поцелуй. Хотя после действий Каттилары он казался весьма скромной слабостью… Он откашлялся:
    — Приношу извинения, рейна.
    — За что?
    — А… — Он взглянул на её губы и отвёл взгляд. — Просто так. — Она попыталась не думать о вкусе его губ. Горам подтащил к кровати Иллвина немного покосившееся кресло для неё и поставил в изножье табурет для Лисе, а сам прислонился к дальней стене и принялся слушать. Исте и Иллвину было одинаково, как ей казалось, сложно смотреть друг на друга.
    — Предположим, — начал он снова, — что то, что вы тут оказались не, случайно, а благодаря молитвам… ну, — смущённо прочистил горло, — некого человека, должны распутать клубок событий. Так?
    — Скажем лучше, восстановить их цепь. Потому что способ распутать их от меня пока ускользает.
    — Я подумал, что у вас есть власть над демоном Катти. Почему вы не изгоните его?
    — Я не знаю как, — печально призналась она. — Бастард дал мне второе зрение — вернул его мне, лучше сказать, потому что боги тревожат меня уже не первый раз. Но бог не дал мне никаких указаний, за исключением того, что они каким-то образом связаны с мужчиной, которого я вижу в снах. — И наоборот. Если задуматься… не было ли появление ди Кэйбона в конце загадочного второго поцелуя Бастарда каким-то намёком? — Бог послал мне духовного проводника, мудрейшего ди Кэйбона, и я жажду выслушать его совет, прежде чем следовать дальше. Насколько я знаю, он изучал материалы о том, как отправить демона обратно к хозяину. Уверена, он тоже должен был оказаться здесь. Но я потеряла его в пути, и теперь беспокоюсь о нём. — Она помолчала. — Не нужно спешить. Не вижу ничего хорошего в том, чтобы избавить Эриса от тела и обречь его на существование заблудшего духа. — Он замер:
    — Духа? Вы уверены?
    — Я видела его вчера, когда чары на время потеряли силу. Ничего… не произошло, а должно было. Когда смерть распахивает двери души перед богами, появляется белая вспышка; это великое событие. Проклятие — это не только тишина, это ещё и медленное застывание. — Она потёрла усталые глаза. — Более того, если бы я знала, как ему найти путь к богам, уверена, Эрис смог бы убедить свою жену отпустить себя. Ведь если он не сможет убедить её, то кто тогда? Боюсь, не я. И даже если она его отпустит… демон, с которым она связана, производит впечатление могущественного и искушённого. Если ей больше не нужно будет непоколебимой волей держать это создание в подчинении, чтобы сохранять в Эрисе видимость жизни, и эта непоколебимая воля превратится в тоску… Катти станет крайне уязвимой для инсинуаций демона.
    Он задумчиво хмыкнул.
    — На ваш взгляд у неё достаточно сильный характер? — Он нахмурился:
    — Раньше я ответил бы «нет». Хорошенькая девочка, обожает Эриса, но клянусь, что если она поднесёт горящую свечку к своему милому правому ушку, то я смогу задуть пламя через левое. Однако Эрис, видимо, не против. — Он криво улыбнулся. — Впрочем, раз эта красотка так яростно на меня клевещет, то моё мнение о её уме растёт и даже голова уже начинает пухнуть. Всё же… она выстояла против чар Юмеру, а я… нет.
    — Подозреваю, Юмеру недооценила её. И вот ещё что, — ответила Иста. — Как княжна Джоконы, истая кватернианка, связала себя с демоном? И сумела скрыть его или каким-то другим способом избежала обвинения? Они там жгут колдунов и магов, хотя как их служители препятствуют тому, чтобы демоны перепрыгивали сквозь огонь к другим людям, я не знаю. Должно быть, они как-то привязывают их к хозяевам, прежде чем избавиться от обоих.
    — Так оно и есть. Для этого есть определённый обряд и молитва. Грязное дело, и что хуже всего, не всегда срабатывает. — Он помолчал. — Катти сказала, что колдунья была послана.
    — Кем? Её братом князем? Тем более что наследники её последнего мужа переправили её обратно в дом князя.
    — Думаю, да. Но… сложно представить, что Сордсо Пьяница увлекается демонологией во славу Джоконы.
    — Сордсо Пьяница? Так жители Карибастоса называют молодого князя?
    — Все зовут его так по обе стороны границы. Он решил посвятить промежуток времени между смертью отца и регентством матери не изучению искусства управления государством и военного дела, а вину и стихоплётству. Впрочем, он весьма неплохой поэт, и, судя по тем стихам, которые мне доводилось читать, у него довольно меланхолическая лира. Мы все надеялись, что он последует своему призванию, которое принесёт ему больше удачи, чем стезя князя. — Он коротко ухмыльнулся. — Лорд Карибастоса с радостью предоставил бы ему дворец и назначил бы пенсию, а сам бы снял все тяготы правления Джоконой с его узких плеч.
    — Видимо, теперь князь не столь невнимателен. Именно он оправил в Ибру колонну всадников, которая потом бежала к востоку от Раумы, перевалила через горы и повстречала мой отряд. Среди них были офицеры, представлявшие волю князя. Лисе рассказывала вам об этом?
    — Только вкратце. — Он посмотрел на девушку, которая утвердительно кивнула в ответ. Иллвин помолчал, тёмные брови сошлись на переносице. — Раума? Странно. Почему Раума?
    — Я решила, что, чтобы убедить Лиса Ибры попридержать армию дома ввиду грядущей кампании, а не посылать их на подмогу сыну для взятия Виспинга.
    — Мм, может быть. Только Раума расположена слишком глубоко на территории Ибры, чтобы нанести такой удар. Плохие пути к отступлению, что, впрочем, всадники и сами уже поняли.
    — Лорд Эрис тоже отметил это, сообщив, что из трёхсот всадников, покинувших Джокону, вернулось только трое.
    Иллвин присвистнул.
    — Молодчина Эрис. Хорошенькая новость для Сордсо!
    — Только вот они чуть не восполнили все потери, попытавшись увезти меня с собой. Но это вряд ли было частью их изначального плана. У них даже не было карт Шалиона.
    — Я давно знаю марча Раумы. Могу представить, какой тёплый приём он устроил джоконцам. Он был одним из наших лучших врагов до тех пор, пока мы все не породнились с Иброй. Замужество вашей дочери сняло огромное давление с западного фланга Порифорса, за что я ей бесконечно благодарен, рейна.
    — Рей-консорт Бергон — замечательный мальчик.
    Иста не смогла бы оставить без ласкового слова никого, кто был бы очарован её дочерью так же, как молодой муж-ибранец Исель.
    — Хотя его папаша был ещё тем кактусом. Засохший, колючий, норовящий ободрать пальцы до крови.
    — Что ж, теперь это наш кактус.
    — Это верно.
    Иста выпрямилась и обеспокоенно вздохнула:
    — В конце концов, слухи о том, что благородная леди Джоконского двора дала убежище демону и попыталась магией склонить к измене Шалионскую крепость, подавить не удастся. Я напишу предупредительное письмо главному настоятелю Менедалю в Кардегосс и Канцлеру ди Кэсерилу.
    — Хорошая мысль, — неохотно признал он, — но я до сих пор нахожусь в смятении от того, как близко Юмеру подобралась к исполнению намеченного. И ведь не настоятеля Кардегосса притащило за волосы в этот богом забытый край Шалиона. А вас. Более неподходящий отклик на мои молитвы я вряд ли могу представить.
    При взгляде на неё уголки его губ смущённо приподнялись.
    — В те моменты, когда вы были в ясном уме, вы молились Бастарду?
    — Лучше сказать, когда я просыпался. Всё кажется сплошным туманом… вчера? Да, прямо вчера. Да, я молился отчаянно. Это всё, что мне оставалось. Я даже не мог произнести правильные слова вслух. Я выплакивал их сердцем. И обращал их к моему богу, которого оставил, — когда я вырос, я перестал уделять много времени молитвам. Если бы он сказал: Отстань, парень, ты хотел жить сам по себе, так теперь кушай, что сготовил, — я бы счёл, что Он прав. — Он добавил помедленнее: — Но почему вы? Разве что у этого узла корни уходят вглубь, к отцу моего брата и придворной политике Кардегосса.
    Эта его внезапная догадка причинила Исте неудобство:
    — Да, у меня есть старый, сухой остаток вины перед прежнем лордом ди Льютесом, но к Эрису это никакого отношения не имеет. И нет, Арвол не был моим любовником!
    Её горячность заставила Иллвина отпрянуть:
    — Я этого не говорил, леди! — Она привела в порядок дыхание:
    — Не говорили. Это леди Каттилара считает эти старые бредни романтической сказкой, да пощадят меня боги. А Эрис, судя по всему, делает из меня свою эдакую духовную мачеху.
    К её вящему удивлению, Иллвин фыркнул:
    — Этого ему бы очень хотелось.
    Ласково-сердитый кивок едва ли пролил свет на то, как истолковать это загадочное замечание.
    Она довольно колко заметила:
    — До тех пор, пока я не услышала, как вы двое разговариваете друг с другом, я уже практически склонилась к решению, что ревнивец-убийца — вы. Презренный незаконнорождённый брат, без отца, без титула, имущества, доведённый до крайности последней утратой.
    В его сухом полусмешке не чувствовалось обиды:
    — Мне приходилось сталкиваться с такими заблуждениями и раньше. Но верно как раз обратное. Это у меня всю жизнь был отец. А у Эриса была мечта. Мой отец взял на себя практическую сторону воспитания нас обоих, и он старался быть хорошим отцом и для Эриса, хотя это удавалось ему только благодаря дополнительным усилиям. Его же любовь ко мне не знала преград. Но Эрис никогда не ревновал и не обижался, потому что однажды всё должно было измениться. Однажды его великий отец призовёт его ко двору. Туда, где он очень могуществен. Это случится тогда, когда сын станет достаточно хорош для этого, станет искусен во владении мечом, конём, превратится в прекрасного офицера. Блистательный лорд ди Льютес посадит его по правую руку от себя, представит своей богатой свите и скажет влиятельным друзьям: Смотрите, вот мой сын, разве он не хорош? Эрис никогда не носил свою лучшую одежду; она была уложена в сундуки, подготовлена к путешествию. К тому времени, когда отец позовёт его. На сборы Эрису понадобилось бы не больше часа. А потом ди Льютес умер, и… мечта так и осталась мечтой.
    Иста печально покачала головой:
    — Все те пять лет, что я знала его, Арвол ди Льютес едва ли упоминал Эриса. И никогда не говорил о вас. Если бы он не погиб в подземельях Загара той ночью… приглашение ко двору могло так и не прийти, мне кажется.
    — Когда я вспоминаю об этом, мне тоже так начинает казаться. Умоляю вас, только не говорите это Эрису.
    — Я вообще не знаю, что ему говорить.
    У меня есть свои страхи. И как бы то ни было, лучше не откладывать их в долгий ящик.
    — У меня… Моим отцом был живой человек, — продолжил Иллвин. — Строгий, когда нужно: как мы ругались, когда я был моложе! Я так рад, что он дожил до времени, когда мы оба стали взрослыми мужчинами. Здесь, в Порифорсе, мы заботились о нём, когда его разбил паралич: увы, не очень долго. Тогда мне хотелось думать, что он ушёл, чтобы присмотреть там за нашей матерью, потому что несколько раз мы видели, как он ищет её. — Его глубокий голос дрогнул. — К тому времени прошло двадцать лет со дня её смерти. Жизнь так непрочно держалась в нём, что его смерть в сезон Отца не показалась горькой. Я держал его за руку до последней секунды. Ладонь была прохладная, сухая, почти прозрачная. Пятеро богов, к чему это я? Так вы заставите меня болтать без умолку. — Ты уже болтаешь, подумала она; но заметив, что он старательно подавил подозрение, мелькнувшее в его глазах, она тоже сделала вид, что не заметила этого. — Вот как я был бастардом. — Он помолчал и взглянул на неё. — А вы, та кто утверждает, что видела их в лицо, верите, что боги соединяют нас с теми, кого мы любили? Тогда, когда наши души взмывают ввысь?
    — Не знаю, — Иста сама удивилась прямоте своего ответа. О ком он думает? Об Эрисе в будущем или о старом сьере ди Арбаносе? — Наверное, я не любила никого настолько, чтобы знать. Думаю… это не пустая надежда.
    — Хм.
    Она отвела взгляд от его лица, чувствуя, как этот задумчивый изгиб бровей незваным гостем вторгается ей в душу. На глаза ей попался Горам, который снова покачивался из стороны в сторону, сцепив руки. Внешне обычный седой, стареющий слуга. Внутренне… обнажённое, ободранное существо, выжженное, словно деревня, разорённая отступающими войсками.
    — Как вы встретились с Горамом? — обратилась Иста к Иллвину. — Где?
    — Я был на разведке в Джоконе, и, как обычно, у меня выдалась свободная неделя. Мне удалось собрать планы замка и городов удивительно быстро. — Короткая улыбка, вспыхнувшая на его губах, указывала, что раздобыл он нечто большее, чем просто планы, но он продолжил: — Я направлялся под видом торговца лошадьми в Хамавик, и мне посчастливилось приобрести больше товара, чем я рассчитывал. Таким образом, мне оказался необходим ещё один грум. Как рокнарский торговец, я, если подвернётся случай, выкупаю Шалионских пленников. Человеку, не имеющему семьи, вряд ли можно надеяться на выкуп со стороны родных. Гораму не оставалось даже этого, потому что он уже практически потерял разум и память. Я счёл это следствием удара по голове в последней битве, хотя шрамов видно не было, результатом плохого обращения или лихорадки. А может быть, и того и другого. Совершенно ясно, никому больше не пришло бы в голову купить его, и я заключил очень выгодную сделку. Как выяснилось. — Улыбка снова осветила его черты. — По возвращении в Порифорс я освободил его, но он попросил оставить его у меня в услужении, потому что не знал, где теперь находится его дом.
    У стены Горам утвердительно закивал. Иста задержала дыхание:
    — А вы знали, что он был одержим демоном? — Иллвин аж подпрыгнул:
    — Нет!
    Горам выглядел не менее ошарашенным. Лисе развернулась на девяносто градусов и изумлённо воззрилась на грума. Глаза Иллвина сузились от внезапной мысли:
    — А откуда вы знаете, рейна?
    — Я вижу. Вижу его душу. Одни клочья и лохмотья. — Иллвин моргнул и осел на подушки. Через секунду он крайне осторожно спросил:
    — А мою вы видите?
    — Да. Для меня это плотный белый огонь, вытекающий из вашего сердца и идущий к вашему брату. А его душа напоминает духа, который уже начинает распадаться и размываться. Она находится внутри его тела, но не прикреплена к нему. Она только… парит в нём. У Лисе душа яркая, многоцветная, очень сконцентрированная, прочно связанная с плотью, которая создаёт её.
    Лисе, по-видимому, сочтя, что ей сделали комплимент, весело улыбнулась.
    Задумчиво помолчав, Иллвин сказал:
    — Должно быть, это отвлекает.
    — Да, — коротко ответила Иста. Он откашлялся:
    — То есть вы утверждаете, что Горам был магом? — Горам в ужасе замотал головой:
    — Я не такой, леди!
    — Горам, а что ты можешь вспомнить? — спросила Иста. Морщинистое лицо задвигалось от напряжения:
    — Я знаю, что шёл с армией Орико. Помню палатки рея, все из красно-золотого шёлка, блестящего на солнце. Помню… как иду среди пленников, в цепях. Работаю, какая-то работа в поле, жаркое солнце.
    — Кем были твои рокнарские хозяева? — Он покачал головой:
    — Их я помню плохо.
    — Корабли? Ты когда-нибудь бывал на корабле?
    — Не думаю. Лошади, да. Там были лошади. — Иллвин вставил:
    — Мы и раньше разговаривали о том, что он может вспомнить, тогда я пытался найти его семью. Должно быть, он был пленником несколько лет, видимо, с того времени, как князь Бораснен в первый раз попытался напасть на крепость Готоргет, за два года до того, как она пала. И по тому, что говорил Горам, у меня сложилось впечатление, что как раз в этой кампании он и участвовал. То, как его взяли в плен, он тоже не помнит. Вот почему я решил, что его разум пострадал от лихорадки совсем незадолго до того, как он мне попался.
    — Горам, можешь вспомнить то, что случилось после того, как лорд Иллвин выкупил тебя? — поинтересовалась Иста.
    — О да. От этого не больно.
    — А можешь припомнить хоть что-нибудь из того, что случилось до встречи с лордом Иллвином?
    Горам отрицательно потряс головой:
    — Какое-то тёмное место. Оно мне нравилось, потому что там было прохладно. Хотя и воняло.
    — Разум и воспоминания вырваны с корнем, демон выскочил, но Горам всё же не умер, — задумчиво произнесла Иста. — Оставить живого хозяина для демона не так-то легко. Так говорит ди Кэйбон. Они каким-то образом сплетены друг с другом. Смерть человека вынуждает демона покинуть обиталище. Так случилось с Юмеру, так случается при кватернианских сожжениях.
    — Не сжигайте меня! — запричитал Горам. Он ссутулился, почти сгорбился и испуганно уставился на свою грудь.
    — Никто тебя сжигать не будет, — твёрдо сказал Иллвин. — Не в Шалионе, в любом случае, и теперь в этом нет никакой надобности, ведь она говорит, что демон ушёл. Всё в прошлом. Верно? — он выразительно посмотрел на Исту.
    — Всё в прошлом. — И большая часть Горама тоже. Она не могла понять, был ли он и раньше только слугой, или чем-то большим.
    — Хамавик… — пробормотал Иллвин. — Это какой-то намёк. И Горам, и княжна Юмеру были там в одно время. Не мог ли этот… недуг Горама иметь какое-то отношение к демону Юмеру?
    Довольно заманчивое предположение. И всё же…
    — По демону Катти не скажешь, что он вырос на солдатах. Он кажется… не знаю, как сказать. Слишком женским. Думаю, мы можем ещё раз попробовать выудить из него информацию. Мне кажется, то, как он вёл себя вчера, более характерно для демона, чем для человека. Иначе определить мага было бы гораздо проще.
    Лисе, заметила Иста, выглядела крайне встревоженной. Неужели она видит будущее Фойкса в измождённом, перепуганном, недоумённом лице Горама? И где же сейчас мальчишка? Иста ещё не настолько отчаялась, чтобы начать молиться, учитывая её отношение к этой процедуре, но понимала, что если так и будет продолжаться, она скоро дойдёт до этого.
    Иста продолжила:
    — Мудрейший ди Кэйбон сказал мне, что обычно демоны встречаются крайне редко. Но только не в последние несколько лет. Храм не видел такой активности со дня смерти рея Фонсы пятьдесят лет назад. Пока не могу вообразить, что за прореха в аду Бастарда выплёвывает в таких количествах в наш мир эти создания, но чувствую, что скоро смогу.
    — День смерти