Скачать fb2
Тотем ночи

Тотем ночи


Готко Олег Тотем ночи

    Олег Готко
    ТОТЕМ НОЧИ
    "У Ночи голова волка, крылья
    совы и душа охотника. Отруби волку
    голову, отрежь сове крылья, вырви
    сер- дце охотнику и они придут к тебе
    после заката Солнца."
    Старая индейская легенда.
    НОЧЬ ПЕРВАЯ: ЖИЗНЬ СРЕДИ ЛЮДЕЙ.
    23:59
    - Полночь, - буркнул в ответ старший сержант Булка и опустил рукав казенного полушубка, поверх которого был натянут желтый светоотражающий слюнявчик. - Холодно, черт побери!
    Часы спешили на одну минуту. Этого мистического отрезка времени сержанту обычно хватало, чтобы никуда не опаздывать или наоборот, орать подчиненному, что он его ждет уже целых шестьдесят секунд.
    - И Васька, черт бы его побрал, где-то запропастился, - вздохнул Роман Шевчук. Ему совсем недавно стукнуло двадцать три года и был он младше напарника на два года и одну нашивку.
    - Не к добру все это, - на правах старшего каркнул Булка и они разошлись в разные стороны.
    Ситуация в самом деле была никудышная. Уже минут сорок прошло с тех пор, как они послали водителя дежурной машины на вокзал за сигаретами и торчали на ноябрьском ветру. Булке отчаянно хотелось курить и бить полосатым жезлом по голове бродячих собак, потявкивающих из темноты. Других удовольствий ночное дежурство не предполагало.
    Неожиданно послышался протяжный вой и в скудном пятне света умирающего на пустынном перекрестке фонаря появилась фигура мужчины. Мелькнула и исчезла. Вслед за ним протрусила стайка собак - Что это было? - свистящим шепотом спросил Шевчук, мигом оказавшись рядом с Булкой.
    - Граф - местный придурок, - бывалый постовой похлопал его по погону. Собаки за ним, как привязанные.
    - А воет чего? Да такого, как он, давно уже пора сдать куда следует!
    - А собаки?
    - А-а, ну да... Не люблю собак, - они снова разошлись в разные стороны.
    Дул ветер. В темноте корячились голые деревья. Одно за другим гасли окна в пятиэтажных домах по обе стороны улицы. На отдаленном девятиэтажном здании помигивал красный маячок. Время от времени рация шипела и отрыгивалась.
    - Не дай бог и это не он, - подал голос Шевчук, переходя дорогу.
    Булка повернул голову и заметил огни фар. Медленно, очень медленно они приближались.
    - Кретин, ползет, как черепаха!
    - Издевается, - подтвердил Шевчук, - скотина!
    Он поднял жезл и лениво помахал им.
    То, что произошло после этого, ожидалось меньше всего. Вместо того, чтобы остановиться, машина увеличила скорость и пулей пролетела мимо.
    - Что это с придурком?! - глупо хлопая глазами, пробормотал Роман.
    - Сам ты придурок! Это не придурок! То есть, не наш придурок!
    - А чей? - запутался в трех придурках напарник.
    - Это придурочный придурок!!! - завопил сообразительный Булка, - У тебя рация работает?!
    - Ну да. А что?
    - Объявляй перехват! - скомандовал Булка. - Ты номера, случайно, не заметил?
    - Случайно нет...
    - Черт с ним! Все равно объявляй! Я же говорил, что все это не к добру!!!
    Шевчук послушно завопил в рацию о цвете машины и предполагаемом направлении движения. Наряд засуетился, как мухи над навозом - нужно было клевать.
    Васька по-прежнему шлялся черт знает где.
    00:03
    - И не спится волкам! - возмущенно заметил Сергей - пассажир и большой друг водителя. К тридцати годам из него получился любитель выпить и не ходить домой пешком.
    - Все из-за тебя, Бирюк! - не согласился на компромисс Вовка Довбня. Сколько раз я клялся выпившим за руль не садиться!..
    Оба подрабатывали, чиня битые машины. Занимались они этим скорее по необходимости жить, чем по велению души. Сегодня благодарный клиент, поклявшись расплатиться в ближайшем будущем, выставил им слишком щедрый магарыч. Это было одной из причин, почему Довбня поддался на уговоры друга. Если бы не настойчивые просьбы подкинуть домой, то машина мирно стояла бы в гараже, вместо того, чтобы петлять по переулкам и греметь на многочисленных колдобинах. Время от времени водителю приходило в голову, что дружба у него с Бирюком несколько однобока и нужна больше тому, чем ему самому. К чести Вовки нужно заметить, что такие мысли никогда не приходили ему в трезвом состоянии.
    Этим он, в основном, и отличался от своего друга.
    - Да кто же знал!
    - Кто, кто... Твоя мама, - передразнил Вовка. - Теперь они объявят перехват и будешь мне деньги на штраф сам собирать. Пальцем не шевельну!
    - Да ладно тебе, так сразу и штраф! Ты же не первый год за рулем.
    - Еще бы! Мастерству вождения меня учил сам Вождь! Для меня это мастерство - как на ладони!
    - И это чувствуется! Ты едешь, как хиромант по линии судьбы! Успокойся!
    - Так ведь погоня!
    - Я понимаю, что дорога - это линия судьбы, но не верю, что судьбы у нас - две сиамские сестры!
    - А зря!
    - Сейчас поставим ее где-нибудь в укромное местечко и пойдем по домам. А маму не тронь. У нее плохое зрение.
    - Лучше бы они ослепли, - жесткий был человек и стоматолог по образованию Владимир Довбня.
    - Кто же спорит, Володя, - тут Бирюк прикусил язык на выбоине. Профессии у него не было, но это совсем не мешало ему тоже не любить людей. Правда, если приятель это делал несколько выборочно и с жаром, то он Человечество ненавидел скопом, но как-то вяло. - Ты бы не гнал, а то она меня точно больше не увидит. И тебя, кстати, тоже.
    - А номера? - переживал о своем владелец машины. - Заберем с собой?!
    - Не закатывай истерику! Нутром чую, что все обойдется.
    - А что ты еще чуешь? Как будешь доказывать волкам, что ты не верблюд за регистрационным номером 052 - 67?
    - Боюсь, что это таки твоя проблема, - согласился Сергей и вдруг толкнул локтем. - Стой!
    Тот остановил машину.
    - Что?
    - Кажется, я нашел подходящее место, чтобы поставить машину до утра. А оно, как тебе известно, вечера мудренее.
    - Ну да? И где это место?
    - Да вот, смотри.
    И Вовка посмотрел. И увидел простую, освещенную тусклой дежурной лампой вывеску: "Морг".
    - Ты спятил!
    - Ничего подобного. Сам подумай! Поставим машину здесь и какой идиот станет искать ее в морге?
    - Значит, ты про ГАИ совсем ничего не знаешь... - протянул Вовка.
    - Если ты знаешь место получше, то я настаивать не стану. Например, штрафплощадка, а?
    - В этом-то и все собачье дело... Ладно, черт с тобой!
    Шестая модель "жигулей" цвета мокрого асфальта медленно въехала в широко открытые для всех ворота морга и растворилась в густой темноте. Довбня выключил мотор и мертвая тишина была почти единственным бессменным часовым, дежурившем на этом участке.
    00:13
    Лена Кирш возвращалась домой. В руках у нее был руль джипа "Cherokee" и она вполуха слушала треп случайного попутчика, подобранного километрах пятидесяти от родного города. Тому было на вид лет под сорок и ничего умного он ей - разведенной женщине двадцати восьми лет от роду, сказать не мог.
    Ехала Кирш от своей бабки, которой, подобно Красной Шапочке, отвозила пусть и не пирожки, но лекарства для поддержания жизненного тонуса. Бабке было уже лет под восемьдесят, но бойкостью языка она не уступала самодовольному тупице, сидящему рядом.
    Продолжая аналогию, Лена ухмыльнулась при мысли о том, что уж он-то как раз меньше всего смахивает на волка, который мог бы ей повстречаться.
    Они уже были неподалеку от города, когда случилось неожиданное и страшное.
    Нога до упора нажала педаль тормоза и джип с визгом занесло.
    - Похоже, у тебя в жизни появилась цель, перед которой бессилен аспирин, - первым подал голос случайный попутчик. Из разговоров, которыми он развлекал ее в дороге, нетрудно было понять, что тот считает любую цель, поставленной перед собой человеком, головной болью. - А ведь почти приехали...
    - Ч-что т-ты м-мелешь? - проблеяла девушка, всего каких-то несколько секунд назад уверенная в себе и не боящаяся ни черта, ни бога. Ее длинные красивые пальцы побелели, намертво примерзнув к рулю. Маленький бриллиантик, такой же холодный, тускло блестел в золотой оправе.
    - Неужели тебе, татарке, не все равно? Ваша индифферентность вошла в народный фольклор о водке, а ты расклеилась, как девочка.
    Лена в самом деле была похожа на татарку, но чуть продолговатые, большие черные глаза и жесткие прямые волосы достались ей совсем по другим причинам.
    Одним из ее пращуров был индеец-чероки. В свое время он оказался одним из трех посланников, направленных индейцами к Наполеону. По только им известным причинам краснокожие посчитали его за более белого отца, нежели тот, который сидел в Белом доме. Бонапарт, как известно, на предложение покорить Северную Америку не соблазнился. Чероки пришлось совершить с ним поход до Москвы. Возвращаться из России они не захотели, закончив дни свои в Беловежской пуще, где охотились на зубров, путая их с бизонами. Следствием такого чудесного совпадения и была Лена Кирш. От пращура девушка еще унаследовала безотчетную любовь к джипам имени родного племени и большим ножам. В минуты злости е? одолевало подсознательное желание снимать скальпы. Она ограничивалась тем, что просто держала нож в руках и жажда убийства проходила. Поэтому, один из ножей постоянно находился в машине.
    - Это мой первый, - выдавила из себя девушка.
    Попутчик молчал. Кричали изредка ночные птицы в кустах на обочине.
    Впереди, там, где плавно обрывался нос джипа, под помятым бампером лежал сбитый человек.
    Все случилось слишком быстро. Когда автомобиль вписался в поворот на скорости около сотни, она только и успела заметить бледное пятно тела. Реакция еще больше замедлилась от того, что ей показалось, будто оно голое и стоит на четвереньках.
    - Ты не виновата. Все произошло слишком быстро. А может это, вообще, был какойто теленок?
    - Что-о ты мелешь?! - самой себе незнакомым высоким тонким голосом перепуганной девчонки повторила она. - Что...
    Чужая рука лениво отвесила ей несколько пощечин. Черные волосы упали на лицо.
    - Успокойся, - властно сказал попутчик, - Такое может случиться с каждым, - добавил он и было непонятно, имеется ли в виду она или то, что лежит на асфальте.
    Сухие глаза Лены с ненавистью глянули на него. Индейская кровь не прощает пощечин. К сожалению, белые это уже успели забыть.
    - Как ты себя чувствуешь?
    - Гораздо лучше, чем теленок, - процедила Лена сквозь зубы.
    - Молодец, так уже лучше. Вести машину сможешь?
    "Как ты себя чувствуешь?" - именно такие идиотские вопросы и должны задавать случайные попутчики. Вот подцепила придурка на свою голову! И этот голый извращенец!
    Что можно делать голым на ночной дороге?! Что, черт побери?! Проклятые попутчики! Хотя, стоп! Он тебе уже не случайный "грач"! Если жизнь начинает от кого-то зависеть, то это уже немножко не твоя жизнь. Ни фига себе немножко!!! Чужая кровь связала тебя с ним, повязала на веки вечные... Так, кажется, говорят шантажисты-любители? А тебя шантажировать сам бог велел. Кольца, машина..."
    Пустота внутри сменилась паникой - предвестницей страха. Страха не перед возможным наказанием за убийство, а в том, что "теленок" мертв, она не сомневалась, но перед тем ужасом, который будет таить в себе каждый телефонный звонок, перед тем мгновением, когда голос в телефонной трубке наконец-то спросит: "Как ты себя чувствуешь?"
    Настоящему, добротному страху нужно время, чтобы пропитать собой немощное тело, пустить корни. И когда его метастазы проникнут всюду, он создаст новое мироздание, в основе которого будет образ перекошенного в свете фар лица, стоящего на четвереньках обнаженного тела и тикающие в паутине часы.
    - Ты меня слышишь? Машину вести можешь?
    Под автомобилем противно заскреблось в агонии сбитое тело. Кирш с трудом взяла себя в руки, но мышцы живота продолжали дрожать сами по себе.
    - Если хочешь, я поведу вместо тебя...
    Лена кивнула и закурила предложенную сигарету. Звуки постепенно прекратились.
    Докурив, она открыла дверцу. Он сделал то же самое. Е? рука скользнула под сидение. Вилять хвостом, который, к тому же, отсутствовал, было не место и не время.
    Не сговариваясь, они обошли машину сзади, а когда поравнялись, девушка быстрым движением всадила нож в шею попутчика. Она не верила в случайности, особенно в ночное время.
    - Дура-а... - запузырился кровью тот. - Ведь ты же еще никого не...
    - Теперь ты никогда не позвонишь мне, - пробормотала Лена, брезгливо кривясь. На дне сознания промелькнула циничная мысль, что нож лучше аспирина.
    Когда он затих, девушка вытащила нож и села в машину. Сдав немного назад Лена поморщилась, когда заднее колесо проехалось по попутчику, переключила скорость и оцепенела. На том месте, где должен был лежать сбитый ею человек, никого не было.
    Сжав зубы и нож в руке, она вышла из автомобиля. В свете фар на асфальте расплывались черные пятна крови. Расплывались и жирной цепочкой уходили в кювет.
    "Ты еще ведь никого..."- сказал он, надо думать, не убила, но откуда было ему знать?
    И вот поди ж ты! Возможно, он сбивал пешеходов чаще и опыта у него было больше?
    Лена мрачно хмыкнула и опасливо заглянула под джип. Мертвый пассажир был на месте. Это утешало, но только в том смысле, что она не сошла с ума и происходящее - отнюдь не галлюцинация. Смятый металл тоже не очень сильно располагал к шуткам.
    Кирш облизала пересохшие губы. Как бы там ни было, но ей нужно отсюда уезжать - выжил кто-то или нет, но один покойник уж точно на ее совести...
    Над горизонтом разливалось бледное гало - сияние вокруг восходящей Луны.
    Далекие огоньки стоп-сигналов мелькнули на повороте в город.
    00:14
    В дежурном помещении морга царила тишина и специфический запах. Одна из ламп дневного света периодически помигивала, но Валентина Терешкова давно привыкла как к этому, так и к своей работе. Ей было без малого пятьдесят лет и неисправность не мешала пить водку. Давным-давно она пришла к выводу, что без этого не обойтись.
    Да и как быть иначе? В то время, когда Валя заканчивала медучилище, е? однофамилица полетела в космос, вызвав зависть и восхищение. С годами это прошло и теперь, после первого стакана, когда наступало переходное состояние, Терешкова нередко сравнивала себя с космонавткой, презрительно кривя губы:
    - Космос! Что такое твой космос?! Холод, пустота и космонавты. Ты повертелась там, вернулась и тебя забыли. А я каждый день... Вот он - мой собственный космос. Так же холодно, пусто и вокруг космонавты...
    Она пребывала на орбите, когда за окном послышался шум подъехавшей машины.
    00:19
    Операция "Перехват" была в разгаре. Дорожной милиции заштатного полесского городка нечасто удавалось поиграть в эту игру. Патрульная машина мчалась по объездной, сверкая мигалками и вопя сиреной. Дорога была пуста и темна, хоть глаз выколи. Вой генератора заглушал всхлипы рации, а капитан Захар азартно всматривался в пятна фар сквозь стекло. Оно запотевало от перегара и приходилось регулярно протирать его рукавом бушлата.
    - Стой! - неожиданно завопил он и рука клещами вцепилась в плечо водителя, который протиранием стекла себя не утруждал и с пьяной индифферентностью считал, что едет в тумане.
    Тот в панике затормозил и на него обрушился поток ругательств. Матерились и капитан, и майор, разодравший щеку о ручку коробки передач "уазика". От резкого торможения открылся "бардачок" и оттуда посыпалась всякая дребедень. Водитель вытаращил белые глаза на тело, лежащее поперек дороги.
    - Как же это я его, а? - бормотали его губы. - Когда же я его успел-то, а?
    - Да не ты это его, придурок! - капитан открыл дверцу.
    - А кто?
    - Те, кого мы ищем! - высказал Захар сомнительное предположение и выбрался из машины. Майор последовал за ним. У водителя отлегло от сердца и глазам вернулся их нормальный фиолетовый цвет разведенных чернил.
    Тело лежало, разбросав конечности и залив кровью себя и асфальт. На вдавленной грудной клетке можно было различить следы протектора.
    - Звери, - прохрипел майор и побежал к обочине. Согнувшись, он доложил кювету о том, что жена сегодня готовила на ужин.
    Вытащив стандартные бланки, капитан принялся заносить в них данные при свете фар. Порывшись в карманах трупа и не обнаружив там никаких документов, он разочарованно вздохнул, но тут же встрепенулся. Откинувшись в процессе ворочания тела, голова явила его взору глубокий порез шеи. Дело запахло не только дорожно-транспортным происшествием.
    - Эй, ты! Как тебя?
    - Сержант Загоруйко, - отозвался водитель.
    - Вызывай "Скорую"!
    - Так ведь, когда мотор работает, по рации ни хрена не слышно.
    - Ну заглуши его, обормот!
    - Заглушить-то я его заглушу, но потом не заведу. Аккумулятор ни к черту...
    - Так на кой черт такая рация?!
    - Положено, - к сержанту полностью возвратилась профессиональная самоуверенность.
    - В чем дело? - из кустов нарисовался зеленоватый майор. Только сочащаяся кровью царапина отличала его от выходца с того света.
    - Да вот, - капитан носком сапога еще больше откинул назад голову, чтобы тот смог получше рассмотреть рану.
    Майор икнул и снова скрылся с глаз.
    - Ч-черт!- задумался капитан Захар, с одной стороны понимая, что трогать ничего нельзя, но с другой не желая мерзнуть в ожидании опергруппы. - Не оставлять же его здесь!
    - Я так думаю, - подал голос сержант, которому уже осточертела и погоня, и добросовестный капитан, - что в "уазике" и жмурику места хватит.
    - Да-а, - протянул Захар, - А ты, оказывается не такой, гм, каким кажешься.
    На периферии опять замаячил майор, с ужасом прислушиваясь к разговору.
    - Завезем его, - продолжал водитель, зевнув, - а утро, как говорится...
    - А ведь дело говорит, слышишь, майор?
    - Какое дело? - попытался было снова вникнуть в ситуацию тот, еще больше напоминая весенний куст сирени.
    - Криминальное. Помоги затащить тело в машину.
    - Ни за что, - со всей оставшейся твердостью заявил лжевампир со слабым желудком.
    - Или я, или оно. Кстати, там в кустах еще кто-то лежит.
    - Что же ты молчал до сих пор?! - капитан направился к кустам.
    На земле был разбросан полный набор женской одежды, начиная от пальто и заканчивая нижним бельем.
    - А где она?
    - Кто? - толку от майора было добиться не так-то просто.
    - Женщина!
    - Какая женщина?
    - Ты же сказал, что здесь кто-то лежит, а это всего лишь пальто.
    - Ну и слава богу. Разве тебе мало одного покойника?
    Капитан горестно покачал головой и обшарил кусты. Той, которой принадлежала одежда, нигде не было. Складывалось впечатление, что раздевшись, она живой вознеслась на небо. Он немножко верил в Бога, поэтому сплюнул три раза и принялся собирать шмотки.
    - Мы возьмем их с собой.
    Майор пожал плечами. Против этого он не возражал. Они вернулись к машине.
    Пересилив себя, майор тайком поднес к телу миниатюрный дозиметр. Тот мгновенно загорелся красным.
    - Так я и знал, - прошептал он и в дальнейших действиях участия не принял.
    Глаза сержанта нехорошо блеснули. Заталкивая труп внутрь автомобиля, он поклялся себе починить рацию как можно быстрее.
    - Ну, поехали, - капитан забрался в машину.
    Майор смотрел на него, как на предателя, и молчал.
    - Садись, попутки ты здесь не дождешься.
    - А вы мне не тыкай! - вдруг взвизгнул тот, - Не тыкай! Мы с вами коров не пасли!
    - Да ну тебя к черту! - капитан едва не перекрестился от неожиданности.
    Его родители были верующими людьми и только во время отбывания воинской повинности ему удалось избавиться от вредной привычки осенять себя крестным знамением. Кажется, сегодня Всевышний явил ему еще одно доказательство своего наличия на этом свете. - Едете или нет?
    - А он сильно... - майор замялся, - пахнет?
    - Да что вы, пан майор! - зевнул в очередной раз сержант. - Свеженький, как молочный поросенок!
    Старшего по званию от красочного сравнения передернуло, но вариантов ему не оставили. Выход был через вход. Стараясь не смотреть под ноги и не думать о том, что лежит в заднем отсеке, он занял место в машине и приглушенно икнул. Капитан тихо чертыхнулся, сержант скрежетнул коробкой передач и они поехали.
    В луже крови одиноко отражалась Луна. На дорогу, прихрамывая, вышел тощий волк и начал жадно ее лизать.
    00:31
    В машине было тихо, как в гробу. В лобовом стекле отражались огоньки сигарет, словно из темноты за ними следили два волчьих глаза.
    - Ну, я тебе говорил, что все обойдется, - Сергей затушил сигарету в пепельнице.
    - Все равно - это в последний раз!
    - Ты же всегда говорил, что любишь острые ощущения. Адреналин там, шампанское и все прочее. Местечко, кстати, как раз к этому располагает.
    - К чему?
    - Как к чему? К распитию шампанского, конечно. А так как его нет, то мы можем мрачно хохотать или плакать от радости. Тебе решать - что лучше! Однако, должен предупредить, что над этой проблемой бились веками лучшие умы человечества...
    - Ладно, хватит, Бирюк, чушь молоть! Сегодня был тяжелый день и я думаю, что пора по домам.
    - Пешком?!
    Вовка пожал плечами.
    - Ты серьезно собираешься оставить машину здесь?
    - Лучше здесь, чем на штрафплощадке. Выходи, я закрою дверь.
    - Ты - настоящий друг! - произнес Сергей, стараясь по мере возможностей вложить в эти слова противоположный смысл.
    Он взялся за ручку и тут все вокруг залил яркий свет.
    - Что это?!
    Рука друга пригнула его голову. Свет погас и по двору морга запрыгали синие блики милицейской мигалки.
    - Обойдется, говоришь! - зло прошипел на ухо Вовка и зазвенел ключами, снова вставляя их в замок зажигания.
    - Отпусти голову, идиот! - Бирюк выпрямился и огляделся. - Ты что делать собираешься? Впереди забор, позади - менты. Мы в аншлаге, - как говаривал один мой знакомый артист кукольного театра.
    - Плевать я хотел на твоего театрала!
    - Ты, главное, не спеши. Если бы они приехали за нами, то уже давно окружили бы и звенели наручниками. Может, у них здесь свои дела.
    - Ага, выпить шампанского им негде, - фыркнул Вовка и посмотрел в зеркальце заднего вида. - Вот один к нам уже за стаканом идет. Готовь деньги, Серега, готовь!
    - О, ч-черт! А у тебя с собой нет?
    - У меня их и дома нет! Зима скоро, а резину менять не за что.
    Блюститель порядка неумолимо приближался к машине.
    - Огонька не найдется? - спросил милиционер с погонами майора.
    - Прикуриватель. - неуверенно ответил Сергей, начиная понимать, что они таки влипли. Никакого разумного объяснения их присутствию здесь не было.
    - Что это вы так поздно да в таком заповедном месте? - не замедлил с вопросом майор.
    - За телом бабушки приехали, пан майор, - выдавил он из себя первое, что пришло на ум.
    Вовка, протянувший раскаленный прикуриватель, не поверил ушам. Кроме того, ему показалось, что лицо без спичек ему смутно знакомо.
    "Паранойя, - подумал он. - Типичная паранойя. Меня окружают..."
    - Машина в дороге поломалась, - продолжал тем временем фантазировать приятель, - еле добрались. А завтра похороны. Все родственники уже в сборе.
    - Да-а, пришла беда - отворяй ворота, - довольно лояльно отнесся к его бреду майор и отошел к своим.
    - Слушай, дай сколько-нибудь, - лихорадочно забормотал Сергей на ухо Вовке. - Дай пару копеек и я тебе гарантирую, что дело будет в шляпе. Или ты мог объяснить здесь наше присутствие как-то иначе?
    Довбня нахмурился. Им обоим было по тридцать, но Сергей на язык был гораздо бойчее. В его словах вроде присутствовала логика, а сам Вовка милиционерам предпочитал зубы не заговаривать, а дергать. Он полез в карман и достал десять долларов.
    - Это все, что есть. Держи, Бирюк, и делай что хочешь, но если...
    Сергей выпрыгнул из автомобиля. Через три секунды он уже барабанил в дверь морга. За спиной, у патрульной машины слышалась возня и приглушенные голоса.
    К тому времени, когда дверь, наконец, открылась, его уже два раза прошиб пот, несмотря на легкую одежду не по сезону. Не рассчитывал сегодня Бирюк на длительную прогулку, вот и все.
    - Чего надо? Дня вам не хватает, уже и ночью повадились космонавтов таскать! - с порога щурилась на него грузная мужеподобная женщина. - Давай заноси, мы здесь всегда всем рады!
    Милицейская мигалка явно сбила ее с толку и она приняла Сергея за санитара. Это было неплохо для начала. Он поморщился от перегара и обратился к ней, глотая слова:
    - Слышь, мать, выручай, мать. Бабку надо - бабки есть.
    - Какие бабки? Не привозили ко мне никаких бабок! Чего ты хочешь?!
    - Да любого давай, - Сергей захрустел купюрой. - Или деньги не нужны?
    - За что деньги?!
    - Тише ты! За покойника.
    - Какого покойника? - уже поспокойнее поинтересовалась Терешкова.
    - Покойного, мать, - Сереге страстно хотелось оказаться в другом месте и другом времени. - Спокойного такого, холодного и неподвижного.
    - Так они все такие.
    - Мне не все нужны, а какой-нибудь один.
    - А зачем он тебе? - начала понимать, наконец, чего от нее хотят дежурная.
    Будь она трезвее, то ни за что не догадалась бы.
    - Бабка у меня померла пять лет назад, понимаешь, похоронить кого-нибудь хочу, - понес уже совершеннейшую ахинею Бирюк, всей кожей спины чувствуя, как приближаются милиционеры. - Неужели нет у тебя какого-нибудь ничейного неопознанного трупа?
    - Тьфу, так бы сразу и сказал! Так ты за этим? - Терешкова пропустила его внутрь. - А то бормочешь и не разобрать тебя. Давай документы, плати за хранение и наше вам с кисточкой.
    - Да нет у меня никаких документов.
    - Нет документов - нет трупа.
    Сергей, слышавший в свое время это выражение несколько в другой редакции, даже зажмурился.
    - Ты не подмигивай. Приперся посреди ночи и покойника ему подавай!
    - Да тише ты, мать. Войди в мое положение. Вот тебе десять баксов и я с глаз долой, но с трупом вон.
    От таких речей Валентина Терешкова окончательно вернулась на Землю, в смысле, протрезвела. Трупами ей торговать еще не приходилось, но... Если есть на них спрос, то почему бы не удовлетворить предложение? Тем более, был один, чей срок хранения истекал завтра, а родственники объявиться так и не соизволили.
    Она решительно смяла доллары в кулаке.
    00:35
    Едва "уазик" остановился и из "бардачка" снова посыпались запасные лампочки, куски провода и прочая мелочь, как майор выскочил из машины и дрожащими руками достал сигарету.
    - Есть у кого-нибудь спички?
    - Не курю, - ответил сержант.
    Капитан, сосредоточенно роясь в хламе, оказавшемся у него на коленях, отрицательно покачал головой. Его брови удивленно поползли вверх, когда он обнаружил импортный компактный набор для снятия отпечатков пальцев.
    - А это у тебя откуда?
    Загоруйко цыкнул зубом.
    - Нашел.
    Майор сплюнул липкой слюной и повертел головой по сторонам. В глубине двора морга стояла машина, а внутри мелькали головы. Он решительно направился к ней.
    - Было бы совсем недурно снять у нашего найденыша отпечатки пальцев, сказал капитан за его спиной. - Документов нет, так быть может удастся по пальцам узнать, кто такой.
    Помоги-ка мне.
    И они с сержантом принялись играться в дактилоскопию.
    Пыхтя сигаретой, вернулся майор. Увидев болтающуюся, как у дохлого цыпленка, голову убитого, он с трудом подавил позывы желудка и глубоко затянулся, пробормотав сквозь зубы:
    - Маньяк.
    - Это убийство, майор, - буркнул Захар.
    - Вот и не лезьте не в свое дело. Нужно вызвать оперативную бригаду.
    Капитан утвердительно промычал в ответ, сплюнул и скомандовал сержанту:
    - Теперь давай левую руку.
    - Свою? - удивился тот.
    - Его, идиот, - едва не простонал капитан Захар.
    Майор молча курил. Он видел, как убитый горем внук с помощью товарища вынес из морга завернутое в простыню тело любимой бабушки и как они с трудом разместили его на заднем сидении. Бабулька оказалась женщиной довольно длинной, что говорило о том, как измельчала ее семья за полвека. Затем машина завелась и уехала. Никаких побочных ассоциаций она у майора не вызвала. Ему не давала покоя мысль о том, кто же объявил сегодня этот проклятый "Перехват" и что он с ним сделает. От сигареты его снова начало поташнивать.
    Ужасно захотелось горячего чаю. Было бы неплохо, чтобы с лимоном.
    00:48 - И куда теперь? - не без сарказма поинтересовался Довбня. - На кладбище?
    - Нет, туда нам нельзя, - ответил Сергей по некотором раздумье. - Если тело завтра найдут и снова приволокут в морг, то бабка не выдержит.
    - Какая бабка?! Мы же мужика загрузили! Слава Богу, волки сегодня оказались настолько тупыми, что не стали проверять. Ненавижу!
    - Я имею в виду дежурную. Она обязательно поднимет шум, а они, какими бы тупыми не казались, на этот раз уж точно номера засекли.
    - И что ты предлагаешь?
    - Нам нужно спрятать его на несколько дней.
    - Глубокая мысль. И где же нынче прячут трупы?
    Вопрос был не в бровь, а в глаз. Серега тоже об этом не имел ни малейшего понятия.
    Стараниями телевизионных новостей он был совершенно убежден в том, что трупы находят везде. На свалках, в канализации, в подвалах и на чердаках, одним словом, у него уже сложилось впечатление, что они - единственный доступный клад, даже если...
    - А что, если нам его закопать?
    - Где?!
    - Да где угодно. За городом, например.
    - Ты думаешь, что говоришь? Идет операция "Перехват", проверяют все машины, а тут мы со старым покойником. Вот уж доставим им удовольствие!
    - А ты что предлагаешь? - обиделся на прозвучавшую в голосе друга издевку Сергей.
    - Отвезем его к тебе домой. Пусть до завтрашнего вечера полежит, а завтра ночью закопаем.
    - Ты с ума сошел!!! У меня дома мать!
    - Сам же говоришь, что у старушки зрение плохое. Скажем, что приятель перебрал...
    - А завтра вечером он тоже будет не в состоянии передвигаться и мы скажем, что его разбил паралич.
    Вовка хмыкнул. Идея была хороша, но и в словах друга была своя правда.
    Некоторое время они медленно ехали молча. Вдруг Сергей оживился:
    - Давай отвезем его к тебе! Ты живешь один. Твоя домохозяйка в отъезде.
    Никаких свидетелей!
    - Кроме соседей. Я же снимаю квартиру на пятом этаже.
    - Вот им как раз и можно сказать, что приятель перебрал.
    - И шляется по ступенькам в чем мать родила. Эксгибиционист он у нас, да?!
    - Вы с ним почти одного роста. Найдешь ему что-нибудь одеться.
    Какое-то время Вовка еще неуверенно сопротивлялся, но доводы Бирюка становились все убедительнее и, в конце концов, они подъехали к неосвещенному подъезду пятиэтажного дома, где он жил.
    - Темно, - с одобрением констатировал Сергей. - Сейчас мы можем его не одевать.
    - Вот уж несказанно повезло, - зло буркнул Довбня. - Если бы не ты, я уже давно спал бы. Мне снилось бы все, что угодно, но только не переноска голых трупов.
    - Таковы суровые реалии бытия, - Бирюк вышел из автомобиля и осторожно прикрыл дверцу. - Нечего рассиживаться. Берем и потащили.
    - Не рассчитывай, что я еще повезу тебя домой, - сказал Вовка вытаскивая голые ноги из салона. Они были холодные и мясистые, как два дохлых удава.
    - Догадываюсь, - друг подхватил тело.
    Стараясь громко не материться, они с грехом пополам занесли покойника на пятый этаж.
    - Куда теперь? - спросил Сергей в коридоре, когда Довбня открыл входную дверь и зажег свет.
    - На балкон. Пусть воняет там.
    - А соседи?
    - Здесь лоджия. Даже самая любопытная соседка не способна видеть сквозь доски.
    - Логично, - тело бросили на бетонный пол.
    Тяжело дыша, Бирюк сел на диван.
    - У тебя ничего нет выпить?
    - Только чистый спирт, - в голосе друга чувствовалась гордость за стоматологию.
    - Разводи. Не знаю как ты, а я чувствую настоятельную потребность выпить.
    Все-таки большое дело сделали!
    - Угу, - промычал Вовка, доставая из холодильника апельсиновый сок. Чем толще труп, тем солиднее дело, черт бы тебя побрал!
    - Вот видишь, у тебя прорезалась способность к каламбурам. Попробуй еще.
    Девушкам это нравится. Кстати, зачем на балконной двери такой серьезный замок?
    - Сергей кивнул на два английских замка, украшавших обе балконные двери. - А решетки на окнах пятого этажа вообще ни в какие ворота, так сказать, не лезут!
    - У хозяйки не все в порядке с головой. Боится, как бы ее не ограбили.
    - Покойники еще никого не обворовали, - фыркнул приятель. - Барахло им ни к чему.
    Довбня молча поставил на журнальный столик приготовленный коктейль и сел в кресло напротив.
    - Как жаль, - протянул Сергей, отхлебнув из стакана, - что мы даже не знаем его имени. Закопаем завтра человека, как будто он без роду, без племени. Я даже на бирку не сообразил глянуть... а ведь никто не узнает, где могилка его.
    Друг молча таращился на него. Смысл содеянного медленно, но верно пропитывал мозг. Ситуация, в которой он оказался, была совершенно идиотской. На балконе в центре города в самом деле лежит абсолютно незнакомый покойник, а Бирюк спокойно предлагает выпить за упокой души. Такое не приснится даже в кошмаре. Как человеку, не привыкшему к тому, что жизнь выходит из-под контроля, Довбне ужасно захотелось, чтобы труп на лоджии оказался знакомым и тело его принадлежало Бирюку. Кто, как не этот придурок, виновник всего происшедшего?!
    Он изо всех сил сжал стакан и сказал чужим голосом:
    - Я хочу спать.
    - Намек понял, - Сергей залпом допил сногсшибательный напиток.
    Всякая крепкая мужская дружба имеет свои границы, а тон хозяина не оставлял сомнений в том, что злоупотреблять гостеприимством не стоит.
    - Надеюсь, что он не оживет, хе-хе, - сказал Бирюк на прощание. Приятных кошмаров.
    - Типун тебе на язык, - Вовка захлопнул дверь.
    Никто из находящихся по обе стороны двери не подозревал еще о том, что такое настоящий кошмар.
    01:20 - Болван, - сказал майору старший лейтенант уголовного розыска Кротов, прибывший в морг вместе с дежурной бригадой.
    Внутренности майора, обреченного всю сегодняшнюю ночь выслушивать оскорбления от младших по чину, сжигала изжога - верная, по его мнению, примета гастрита. Он решительно побледнел и в ответ зашелся в истерике, брызгая слюной и тыкая пальцем в капитана Захара:
    - Да какое право?! Это все он!!! Я ему говорил! Я предупреждал!!! У меня больной желудок!!!
    Старлей брезгливо поджал губы и повернулся к капитану:
    - О чем это он?
    - Язва, наверное.
    - А у тебя с головой все в порядке? - тихим противным шепотом поинтересовался Кротов, раскачиваясь с пятки на носок и заглядывая в глаза капитану, которого был ниже на целую голову, снизу вверх. - Какое вы имели право перемещать труп с места происшествия?
    Кто вам позволил трогать вещественные доказательства преступления? Как теперь, повашему, мне удастся восстановить картину изнасилования, совершенного пострадавшим?
    - Изнасилования? - изумленно пробормотал Захар.
    - А что может еще означать порванная, разбросанная и местами окровавленная женская одежда, в том числе и нижнее белье? Которое вы, кстати, изъяли у пострадавшей без ее согласия!
    - Пострадавшей? - капитан был ошарашен нарисованной картиной. Из слов Кротова следовало, что где-то в кустах продолжала лежать без сознания голая женщина, над которой жестоко надругались. - Я же хотел, чтобы как лучше... Я там все осмотрел...
    - Ты безграмотный идиот, которого на пушечный выстрел нельзя подпускать к трупу даже собственной матери! Таким, как ты, место только на кладбище!
    - На кладбище?
    - Это я так, фигурально. С профессиональной, так сказать, точки зрения, - начал успокаиваться старлей, сообразив, что ляпнул лишнее. - Где это произошло?
    - На объездной.
    - Точнее нельзя? Может быть, там есть какие-то особые приметы?
    - Приметы? - капитан задумался, а потом весело глянул на майора. Конечно, есть.
    - Какие, черт побери?!
    - Там, на месте преступления, то есть, лежит его ужин.
    Майор, с удовольствием прислушивающийся к тому, как распекают наглого капитана, потупился.
    - Какой ужин? - старлей тупо посмотрел на обоих.
    - Диетический, наверное.
    - Ну, вот что. Сейчас я здесь закончу и мы поедем туда, - Кротов отошел, покачивая головой. Если бы не старая дружба, связывающая его с капитаном, то можно было бы еще поплеваться пеной на тему дороги с односторонним движением, асфальтированной благими намерениями, где так не хватает гаишников.
    Сплюнув, он присоединился к бригаде.
    Бригада эта, к слову, превратила дежурство Терешковой в черт знает что. Е? и так неспокойная совесть - все-таки она впервые продала покойника, заставила бросить все на произвол судмедэксперта и скрыться в подсобке. Там Валентина пыталась примирить совесть и суровую действительность с помощью остатков водки, бормоча под нос: "Век живи - век торгуй..."
    На новопреставившегося она даже не взглянула.
    01:36 Избавившись от осточертевшего приятеля, Вовка сел в кресло, налил еще одну порцию чудного коктейля, бледной тени которого остроумные бармены дали название "отвертка", и закурил. Сделав несколько глубоких затяжек и глоток, он всерьез задумался над тем, до чего докатился. Вернее, докатался.
    Итак, в жизненном активе у него было: идиот-приятель, "жигули" цвета мокрого асфальта, квартира, которую снимал, нелюбимая профессия и незнакомый труп на балконе. Что из всего этого хуже?
    Тут без ста грамм разобраться было трудно и он снова пригубил стакан.
    Никто и никогда не умирал у него в стоматологическом кресле. Сознание, бывало, теряли - так это в порядке вещей, потому что зубы Довбня в то время, когда еще работал по специальности, удалял под девизом родильных домов: "Что естественно, то и больно." Из всего этого должно было следовать, что к покойникам его отношение еще не определилось.
    Да кто и когда задумывается о своем отношении к ним? Нужно быть Бирюком, чтобы позвать их на помощь... А ведь он сделал это! Сделал для того, чтобы он, Вовка, и дальше мог пользоваться машиной. Может быть, Серега не такой уж и идиот?.. Завтра они избавятся от трупа и этот инцидент канет в Лету. Жизнь пойдет своим чередом и если они когда и вспомнят о "бабушке", то только, чтобы посмеяться над превратностями судьбы...
    Внезапно от благостных мечтаний Вовку отвлек неясный звук. Не то шорох, не то скрип. Он недоуменно огляделся. Звук повторился громче. Теперь это было уже вполне определенное поскребывание и доносилось оно с балкона.
    Довбня вскочил, толкнув столик и расплескав содержимое стакана. По спине пробежали мурашки. На затылке зашевелились волосы. В памяти всплыли бабушкины сказки. Легко не верить в чертовщину при свете дня, но попробуйте сделать это ночью, когда с балкона, где лежит покойник, некто напрашивается к вам в гости.
    Он метнулся к выключателю. Комната погрузилась во тьму. До боли напрягая зрение, Вовка всматривался в окно. В глубине души у него теплилась надежда увидеть какуюнибудь ворону, страдающую бессонницей, но напрасно.
    Снова раздался звук. Теперь это уже была помесь скулежа и царапанья когтями по бетону. Бесшумно ступая, Довбня приблизился к балконной двери, хотя паникующие инстинкты гнали его прочь из дому. Посмотрел сквозь стекло и замер. В неверных лунных тенях в самом деле что-то двигалось. И простыня, которой был укрыт покойник, лежала как-то не так. Теперь ему казалось, что она сдвинута в сторону и под ней пусто.
    - Бред, - пробормотал он пересохшими губами. - Галлюцинации на почве нервного переутомления. Пьянка, погоня, стресс...
    Какое-то время все было тихо. Сердце перестало выскакивать из груди.
    Пульс, естественно, выровнялся. Довбня отвернулся от окна и начал раздеваться. Есть время для острых ощущений и есть время для сна. Однако, не успел он додумать эту мысль до конца, как за спиной раздался грохот бьющегося стекла и в проеме балконного окна возникла оскаленная волчья морда.
    Вовка отчетливо увидел каждую шерстинку и сочащиеся кровью порезы на ней.
    Его тело окаменело, а волчьи лапы продолжали крушить хрупкое стекло. Порезы в лунном свете прямо на глазах рубцевались и исчезали. Хриплый вой сопровождал вторжение чужака.
    До окончания земного существования раба божьего Довбни оставалось едва ли несколько секунд, когда тело вновь обрело способность двигаться.
    Переворачивая мебель, Вовка ринулся вон из комнаты. Выбегая, он щелкнул замком на двери, поблагодарив паранойю, которая преследовала владелицу квартиры. Замки были установлены также на кухне и даже на двери в туалет.
    Едва дверь захлопнулась, как в нее глухо ударило. По ушам резанул пронзительный вой. Довбня, убедившись, что хищнику ее ни открыть, ни выломать не удастся, с облегчением перевел дух. Затем забаррикадировался буфетом и холодильником.
    Закончив, он уселся на полу в коридоре и начал дрожащими пальцами крутить телефонный диск. Время от времени баррикада сотрясалась от ударов и слышался грохот бьющегося хрусталя хозяйки, выставленного в чешской стенке.
    - Алло, - наконец послышался в трубке сонный голос Бирюка. - Какой идиот?..
    - Серега, это я. Серега, ты мне друг?..
    05:12 Свет фар увязал среди разросшихся кустов и толку от него было не больше, чем от Луны. Майор, так и не попивший горячего чаю, зябко подергивал плечами и лениво ковырял носком ботинка жухлую траву. В отличие от него, капитан и старлей рыскали по сторонам, подобно гончим, потерявшим след.
    Захара мучила совесть, которая поверила приятелю, будто он оставил замерзать здесь обнаженную жертву. Кротов же искал не столько ее, сколько орудие преступления, как бы смешно это не звучало в контексте акта об изнасиловании. Из медицинского заключения следовало, что это должен быть нож с длинным и широким лезвием. Возможно, охотничий.
    Среди одежды обнаружить такого не удалось, но и на месте преступления пока не нашлось ничего, кроме двух оторванных пуговиц.
    Время шло. Сержант Загоруйко жег бензин в печке, согревая салон, и отчаянно зевал. Капитан все больше убеждался в том, что его первая гипотеза о вознесении пострадавшей после изнасилования на небеса не так уж безосновательна. В голове не укладывалось только одно: как ей сошло с рук убийство?..
    - Ну что? - спросил он у старлея, когда непредсказуемая траектория движения того свела их вместе.
    - Как будто сквозь землю провалилось, - ответил тот, имея в виду орудие преступления. - Ведь нужно быть абсолютно сумасшедшей, чтобы суметь скрыться голой и с окровавленным ножом.
    - О-о, - протянул капитан. Теперь все становилось на свои места. В самом деле, какие небеса? Она теперь там, где правосудие вершится споро и навсегда, где испокон веков стенают убийцы и иже с ними, где женщинам самое место...
    Бессонная ночь и выпитое в дежурке давали о себе знать, ведь в обычном состоянии капитаны ГАИ редко склонны к мистике.
    - Ну, что ж. Ты посмотри в той стороне, а я еще пройдусь там, - старлей махнул рукой в глубину зарослей.
    - Бесполезно все это, - убежденно ответил капитан. - Ничего мы, Кротов, здесь с тобой больше не найдем. В конце концов, если он ее в самом деле изнасиловал, то получил по заслугам. И не нам вмешиваться в дела того, чьи пути неисповедимы.
    Оперативник удивленно вытаращился на него.
    - Странное у тебя понятие об уголовном розыске. По улицам города будет разгуливать убийца, а я должен, по-твоему, сидеть сложа руки?
    - Вряд ли она теперь будет разгуливать...
    - Пока да, но потом вернется домой, оденется и снова выйдет ночью на дорогу. В этом деле еще совсем неясно, в самом ли деле она жертва. Я начинаю предполагать, что убитого заманили в ловушку и обставили все так, будто он был зарезан при превышении самообороны. А это совсем другая статья. Мы здесь столкнулись отнюдь не с дурочкой. Маньяки, понимаешь, они - не обязательно мужчины...
    Капитан послушно кивал, но точку зрения менять не спешил. Она нравилась ему своей оригинальностью и, к тому же, вселяла в душу надежду, что преступники никогда не уходят от наказания, даже на "жигулях" цвета мокрого асфальта..
    - Кстати, если ты помнишь, - перебил он Кротова, - его еще переехала машина.
    - Ну и что? Он выполз на дорогу, а какой-то растяпа его переехал. Я не думаю, что это имеет отношение к делу.
    Захар с облегчением вздохнул, решил выбросить из головы тревожившую его неувязочку и посмотрел на часы. До конца смены оставалось совсем немного.
    07:48 Бледное осунувшееся лицо Вовки казалось совсем серым в утренних сумерках.
    На кухонном столе стояли полторы пустые бутылки водки и лежали надгрызенные бутерброды, а напротив сидел на табуретке Бирюк. Выглядел он ничуть не лучше друга. В их глазах плескался страх и они вздрагивали от каждого шороха, действительного или мнимого.
    Из комнаты вот уже минут десять не доносилось ни звука.
    - Может, он все-таки умер? - одними губами предположил Бирюк.
    Его напускное веселье, с которым ввалился сюда два часа назад, было смыто начисто первым же завыванием.
    - С голоду, - мрачно фыркнул Довбня. Сил злиться у него уже не осталось и он монотонно повторил. - Мы же притащили его сюда мертвым, разве нет? Лунный свет, - надеюсь, что полнолуние ты заметил, - оживил оборотня и теперь не обойтись без серебренной пули или осинового кола.
    Серега помотал головой. Все, что ему говорили, там не укладывалось. Если бы не уверенность в том, что Вовка просто не способен на такой розыгрыш, он бы плюнул на все и давно ворвался в комнату.
    - Оборотень!!!
    - Говоря научным современным языком - трансформер.
    - Ну, бред же. Ведь бред, а?
    - Бред, - не стал спорить Довбня. - Реальность событий, если верить религиозным фанатикам, в настоящей жизни не имеет никакого значения.
    - Но ведь ты же не можешь всю оставшуюся жизнь провести на кухне?
    - Не могу.
    - Нужно что-то делать.
    - Согласен, - Вовка отвел глаза. - Поэтому ты здесь.
    - Я?!
    - Ты его приобрел, ты с ним и разбирайся, - он хмыкнул. - Ничего себе покупочка за десять баксов, а?
    Попытка пошутить успеха не имела. Сергей выпучил на друга глаза и не находил слов, чтобы выразить возмущение.
    - Я же все это делал ради твоей чертовой машины! - выпалил он.
    - Теперь попробуй сделать это ради чертовой квартиры.
    Волков Сергей видел до сегодняшнего дня исключительно по телевизору, но богатое воображение тут же нарисовало ему картину предстоящего умерщвления. О пистолетах с серебренными пулями не могло быть и речи, поэтому он вбивал деревянную палку в волчью грудь обыкновенным молотком. Хрустели ребра, кровь щедро брызгала из-под пальцев, а желтые глаза с нечеловеческой ненавистью дырявили его взглядом. Неясно было одно - как оборотень позволит ему сделать это?
    - Как он, по-твоему, позволит сделать мне это?
    - С восходом солнца оборотень снова становится похожим на человека.
    - Откуда ты знаешь?
    - Бабка покойная, царствие ей небесное, любила рассказывать мне страшные сказки...
    Так вот, после трансформации из одного состояния в другое, это чрезвычайно беспомощное существо. И еще учти тот факт, что он достаточно давно не имел в пасти ни крошки. Понял?
    Все будет очень просто.
    - Твои бы слова да богу в уши.
    - Кстати, мы теряем время. Он уже окончательно затих. Скоро взойдет Солнце, - Вовка поднялся и протянул Бирюку большой кухонный нож. - Иди и вырежи подходящий кол из осины.
    Сергей нерешительно взял нож и пробормотал:
    - Мог бы сказать, что я должен сделать это ради тебя, а то - из-за квартиры...
    - Ведь это и называется дружбой, не так ли?
    Выйдя из подъезда, Бирюк некоторое время бродил по двору, но осенью все деревья для него выглядели одинаково. В конце концов, он подошел к одному из них, которое вполне могло оказаться осиной, и принялся срезать ветку потолще. Выпитое давало о себе знать, отодвигая то, что ему предстояло сделать, в туманное прошлое. Нарисованная воображением картина была настолько четкой, словно Сергею уже когда-то доводилось делать это. К тому времени, когда кол был готов для употребления по назначению, для него уже не существовало разницы - оборотнем больше, оборотнем меньше.
    - Ну? - спросил истребитель оборотней, когда Вовка снова открыл ему дверь.
    - Ты готов?
    - Я?!
    - Ты должен помочь мне связать его.
    - Связать?
    - Агония там да и мало ли что... Кляп, чтобы не орал. Я, кстати, удивляюсь твоим соседям. Всю ночь вой, грохот, а они...
    - Скажем так, привыкли, - Вовка принялся расстегивать ремень на брюках. - Ты прав.
    Об этом я как-то не подумал.
    Сергей хотел было поинтересоваться, что бы приятель без него делал, но вовремя прикусил язык. Любой ответ будет далек от похвалы.
    - Этого будет достаточно, - Довбня в спортивном трико вышел из ванной комнаты с ремнем в одной руке и мотком бельевых веревок в другой.
    - Значит так. Мы отодвигаем все это и входим в комнату с первым лучом Солнца, - Бирюк передернул плечами. - От всей души надеюсь, что твое сказочное предположение подтвердится...
    - У нас нет другого выхода.
    - Мне нравится это выражение - у нас. Как ты думаешь, не стоит ли нам для храбрости выпить по маленькой?
    Вовка с сомнением посмотрел в окно, где горизонт уже начинал алеть.
    - Чтобы руки не дрогнули, да?
    - И руки тоже. Кстати, ты нашел молоток?
    Довбня кивнул и протиснулся мимо заграждения на кухню. Чокнувшись, они выпили. Первый луч Солнца проник сквозь зарешеченное окно кухни и окрасил водку в решительный цвет.
    - Пора, Бирюк.
    - Сам знаю, - былая готовность вдруг покинула Сергея, словно ее никогда и не было.
    Из подмышек противными улитками поползли холодные капли пота. Во рту пересохло и язык стал непослушным. "В таком состоянии сдаются в плен, подумал он, - а не устраивают поединок с трансформером, черт бы его побрал! И меня тоже... Идеальный выход из бредовой ситуации."
    Вовка с грохотом отодвинул холодильник и взялся за буфет.
    - Ты входишь первым, - предупредил он и вставил ключ в замочную скважину.
    Сергей крепче сжал потными ладонями молоток и кол и облизал губы.
    Замок щелкнул и он, зажмурясь, шагнул вперед. Логики в его поступке было не больше, чем мозгов у бабочки, но в данном случае его спасло правило - дуракам везет. Под ногами захрустел битый хрусталь и голос друга за спиной сказал:
    - Что натворил, гад, а?
    Бирюк открыл глаза и огляделся. В комнате царил совершеннейший разгром.
    Разбитая вдребезги хрустальная "горка" вперемешку с пухом и перьями, в которые превратились матрац и подушки, устилали пол. Сквозняк лениво шевелил лоскутья, оставшиеся от штор.
    Было довольно прохладно и чувствовался слабый запах зверинца. В центре комнаты, подтянув колени к подбородку, в позе зародыша лежал голый мужчина. Он не шевелился и вообще никак не реагировал на их вторжение.
    - Скотина, - Вовка зло пнул его и принялся связывать ноги. - Бери веревку и свяжи руки, а я потом ремнем пристегну его к батарее центрального отопления. Что я теперь хозяйке скажу?!
    - Яйца за такое отрывать надо, - робко вякнул Сергей.
    Все происходящее было абсолютно нереальным. Мужчина при свете дня выглядел не более живым, чем ночью в морге, и, если бы не жуткие звуки, которые он сам слышал всего полчаса назад, то ни за что не поверил бы в то, что перед ним не просто труп. На вид ему, благодаря нечесаным и длинным соломенным волосам да поросшему щетиной лицу, можно было бы дать лет тридцать.
    - Хорошая мысль, но, к сожалению, этот метод себя вряд ли оправдает, Довбня затянул ремень на шее чужака. - Приступай.
    Сергей оседлал тело, дрожащей левой рукой установил кол и одним ударом с хрустом всадил его в грудную клетку. Тело под ним содрогнулось и издало душераздирающий стон.
    - Идиот, ты что сделал? - заорал Вовка. - Я же говорил тебе, что кол нужно вбить прямо в сердце!
    Бирюк обернулся и непонимающим взглядом посмотрел на него. В анатомии он разбирался еще слабее, чем в ботанике.
    - Сердце - оно слева, понимаешь? - уже спокойнее произнес Довбня. Попробуй еще раз.
    - Всю жизнь путаю его с аппендицитом, - покаялся, несмело улыбаясь, Сергей.
    Он выдернул кол и установил его под левым соском трансформера, булькающего пробитым легким. Яркая кровь хлынула из рваной дыры и потекла на живот, где он сидел. Е? было много, очень много и слишком яркой. Голова закружилась, перед глазами замелькали разноцветные круги. Из-за этого второй удар не удался. Остро заточенный конец деревяшки лишь скользнул по ребру, обнажив кость.
    - Смотри, куда бьешь!
    Сергей заставил себя опустить голову и наткнулся на взгляд того, кого убивал.
    Сквозь боль в чужих глазах светилась доброта. Всепрощающая доброта бога, смывающего кровью, его, Сергея, грехи. Под пластырем, залепившем рот, угадывалась мученическая улыбка.
    Это было уже слишком даже для бывалого Истребителя Оборотней. Медленно откинувшись назад, он погрузился в мягкую темноту.
    Вовка сплюнул и взял казнь в свои руки. Он отволок Сергея в кресло, недрогнувшей рукой всадил в трансформера кол и перенес на балкон, отвязав от батареи.
    После этого принялся за уборку, сокрушенно покачивая головой. Домохозяйка ни за что не простит ему хрусталя, а ведь такая замечательная была квартира! И относительно дешево.
    Довбня взглянул на мирно посапывающего придурка в кресле. Легкость, с какой ему далось убийство, изменила отношение к жизни вообще и к друзьям, в частности. Что может изменить смерть Бирюка?..
    Он хмыкнул. Вряд ли Серегина голова, выставленная за стеклом, порадует домохозяйку...
    Закончив убирать, Вовка прилег на диван. После бессонной ночи хотелось одного - спать.
    09:24 В управлении старшего лейтенанта Кротова ждал неприятный сюрприз. Когда он, прихлебывая холодный чай, писал отчет о ночном происшествии, его вызвал начальник отдела.
    - Как дела? - поинтересовался подполковник Полищук нейтральным тоном и Кротов пожалел о том, что не успел смыться домой. Тон этот ничего хорошего не сулил. Так подсказывал опыт, а это единственный суфлер, которому был смысл доверять.
    - Убийство, - ответил он.
    - Вот и хорошо.
    - Что же тут хорошего? - Кротов сделал вид, что удивлен, как того требовал негласный этикет.
    - У тебя хорошая раскрываемость.
    Старший лейтенант благоразумно промолчал.
    - Тут у нас есть еще одно, - подполковник сделал паузу и неожиданно рассмеялся. - Смешно, в самом деле. Проститутка делала минет, захлебнулась и умерла.
    - А я здесь при чем?
    - Да знаю я, что это не ты, но нужно разобраться. Поручаю тебе выяснить, что это было. Несчастный случай на рабочем месте или клиент со сдвигом на сексуальной почве?
    - Или, может быть, попытка самоубийства? - не скрывая сарказма, предположил Кротов.
    - Интересная версия, - невозмутимо кивнул подполковник. - Кстати, эти дуболомы арестовали швейцара, который нашел тело, но нам ведь лишние преступления ни к чему, не правда ли? Уровень преступности в нашем районе в последнее время неуклонно снижается, как заметили в области.
    Старший лейтенант снова проявил благоразумную немногословность:
    - Родственникам сообщили?
    - Да какие там родственники? Отец - алкаш, а мать сбежала лет двадцать назад.
    - Тоже неплохо.
    - Мне нравится ход твоих мыслей, - Полищук приложил широкую длань к столу.
    Итак, решено. Ты займешься своим трупом и этой, хм, самоубийцей, а я прикажу освободить швейцара. Иди!
    - Благодарю за доверие, - выдавил из себя Кротов.
    Это тоже было одним из правил придворного этикета.
    09:52 С треском лопалась гнилая кожа и кровь заливала ее руки, брызгала на лицо.
    Она подносила руки к глазам и видела, как темно-вишневая жидкость впитывается в ее пористую, как губка, кожу. Чувствовала, как чужая кровь стремится по артериям к ее сердцу, как отравляет ее организм. Слабость сковывала тело и оно было беззащитным под чужим контрольным взглядом в затылок...
    В диком ужасе Лена открыла глаза - В окно било Солнце - Постель была мокрой от пота - Сердце бешено стучало - Кошмар удался на славу - ...
    Она со стоном откинулась на подушки.
    ...О ночной жизни не могло быть и речи. Когда Лена ставила машину в гараж, ее всю трясло от пережитого. Дикой неконтролируемой дрожью выходил из тела страх.
    В таком состоянии о рюмочке с подругами нечего было даже мечтать. Стакан материнского самогона был гораздо более к месту. Он и горячий душ помогли ей расслабиться, сделали реальность более удобоваримой и Кирш, засыпая, смогла задуматься о том, как бы отрихтовать машину...
    Пробуждение лишний раз доказало ей, что подсознание не обманешь. Оно не хотело соглашаться с тем, что человек имеет право на минутную слабость. Блядское "эго" доказывало, что если ты хочешь иметь право на минутную слабость, то должно хватить ума, чтобы на эту минуту уединиться...
    "Эго" есть "эго".
    - Плевать, - неуверенно пробормотала Лена, накинула халат и отправилась в ванную.
    Из соседней комнаты слышался храп человека со спокойной совестью. Значит, мать уже вернулась с работы. Боже, где взять денег, чтобы купить ей отдельную квартиру? Бывший муж, когда она заикнулась ему об этом при разводе, ухмыльнулся и заявил, что если ей так нравится одиночество, то машина может заменить жилплощадь.
    - Трахаться там у тебя здорово получается. Говорю, как знаток.
    Жлобом он родился - от жадности и помрет.
    Из ванной Лена прошла на кухню.
    - Откуда такие аристократические замашки? - хмыкнула она, увидев на столе початую бутылку виски, но тут прозвучал телефонный звонок.
    - Ленка, ты?
    - Папа Римский.
    - Приехала? - продолжала вопить в телефонной трубке Лариска с интимной кличкой "Чебурашка". Идиотские вопросы были ее отличительной чертой. - Ты все шутишь, а не знаешь, что случилось с Машкой. Ведь не знаешь, да?
    - А что с этой дурой могло случиться? - Лена никогда особо одноклассницу не любила. Толстая и ленивая, та вечно хотела спать. - Вышла замуж?
    - Так ты точно ничего знаешь?
    - Я приехала сегодня ночью.
    - С ума сойти! Она умерла!!!
    - Как это?
    - Очень даже просто. Взяла у него ключ и не вернула. Так швейцар - дядя Паша сказал. Он-то ее в подсобке и нашел, а менты его сдуру арестовали, но потом одумались и отпустили. Говорит, мол, не иначе, как ее маньяк удавил.
    - Да ты что? - Лена едва не рассмеялась. - Откуда в нашем городке взяться маньяку?
    Это же не коньяк!
    - А откуда они вообще берутся? И при чем здесь коньяк?! Ну все, пока. Если еще что-нибудь узнаю, то перезвоню.
    В трубке послышались сигналы отбоя. Кирш осторожно положила ее на рычаги.
    Затем вернулась на кухню и налила себе полстакана огненной воды.
    В самом деле, откуда берутся маньяки? И маньяк ли она, если убила всего двоих? Или хотя бы одного?
    Сонно моргая, на кухню вошла мать. Не нужно было быть семи прядей во лбу, чтобы по ее лицу догадаться, что у Валентины Терешковой нет ответов на вопросы.
    - Привет, дочка. Как съездила? Что там у бабки нового?
    - Нормально. Живая.
    - Ну и слава Богу! А как тебе водочка?
    - Гадость, - Лена поставила стакан, едва пригубив. - Откуда такая пошлая тяга к роскоши?
    Мать загадочно оскалилась и достала из холодильника баночку черной икры.
    - Премию получила, да? - фыркнула дочь. - Может, и меня к себе в морг пристроишь?
    Терешкова удивленно подняла брови. Мысль о том, чтобы дочь пошла по ее стопам, никогда не приходила в голову. Подумав, она отрицательно покачала головой.
    - Нет мест.
    - Хоть здесь повезло, - Лена вспомнила о телефонном звонке. - Слушай, а тебе сегодня ночью никого не привозили?
    - И привозили, и увозили. Не дежурство было, а черт знает что.
    - Ты же толстую Машку помнишь?
    - А что с ней?
    - Умерла, конечно. С каких это пор, интересно, к тебе стали привозить живых? - дочь удивленно приподняла тонкие брови. - Лариска только что звонила. Говорит, убили ее.
    - Да ты что?! - от неожиданного известия Терешкова присела на табурет. - За что?
    - За любовь и ласку, - хмыкнула Лена и поднялась из-за стола.
    - Совсем мир сошел с ума, - пробормотала мать и добавила ни к селу, ни к городу, - а я сегодня "космонавта" продала...
    - Что сделала?! - изумилась дочка.
    - Продала, - повторила Терешкова и начала быстро-быстро изливать душу. - Постучал ночью один. Говорит, покойник нужен. Деньги, говорит, даю. Вот я ему одного, помнишь, говорила тебе, невостребованного и отдала. Десять долларов дал, - закончила она с непонятной дочери гордостью.
    - Что же так мало? А если он - некрофил? - покачала головой Лена и удалилась из кухни со словами. - Удовольствия нынче в цене. Ты в следующий раз меньше, чем за сотню, не отдавай. Инфляция, мол, то да с?...
    "Лихая получается семейка, - не без горькой иронии подумала она, - одна убивает, вторая - торгует трупами. Если бы у Джека-Потрошителя была семья, то он мог бы нами гордиться... Ай да Красная Шапочка! Может, шапочка красная у тебя от привычки вытирать об нее руки, а? Тьфу, дура! Тебе надо думать о том, где же найти молчаливого автомеханика, а не о всякой чуши..."
    Валентина взяла недопитый дочерью стакан и залпом выпила. Затем принялась делать себе бутерброд. Может, дочка и права, но так уж повелось в этой жизни, что первый блин - завсегда комом.
    11:13 Их пробудил ото сна телефонный звонок. Когда друг снял трубку Сергей осторожно приоткрыл правый глаз. Комната уже ничем не напоминала декорации фильма о еврейских погромах. В ней, правда, по-прежнему гулял сквозняк, но тела нигде не было видно.
    Смело он открыл второй глаз и прислушался к разговору.
    - О, конечно же, помню, Леночка, - Вовкин голос затуманился воспоминаниями.
    Можно было с уверенностью предположить, что тот понятия не имеет о том, с кем разговаривает. - Как забыть?! Машина... Какая машина? Вот как... Нужно посмотреть. Где? Во сколько? Хорошо, мы будем. Да, это мой напарник. Нет, нет. Все будет хорошо.
    Нет, не опоздаем.
    Пока.
    Бирюк закрыл глаза и притворился спящим. Довбня вернулся из коридора и потряс его за плечо.
    - Просыпайся. Нас ждут великие дела.
    - Неужели? - Сергей зевнул и потянулся. - Заказное убийство?
    - Ого! Я вижу, что тебе нравится подслушивать чужие телефонные разговоры.
    Любопытство - не порок, но...
    - А где этот? - перебил его друг.
    Вовка пожал плечами:
    - На лоджии, где же еще. Ждет. Мне не хотелось, чтобы ты проснулся и снова упал в обморок, - он фыркнул. - Киллер!
    - Да ладно тебе, - отмахнулся Бирюк и тут до него дошел смысл сказанного.
    Он встрепенулся. - Ты хочешь сказать, что оборотень еще жив?
    - Мертвый он, мертвый. Успокойся и собирайся. Нас ждет красавица с помятой машиной, имя которой джип.
    - Странное имя для красавицы.
    - Почему? Обыкновенное.
    - Когда помятую красавицу зовут Джип...
    - Идиот. Ее зовут Лена Кирш, а помятый джип - это то, с чем мы будем иметь дело.
    - Так бы и говорил, - Сергей поднялся и с удивлением посмотрел на свои джинсы.
    Между ног они совершенно заскорузли от чужой крови. - Ч-черт! Жаль, что мы не оказываем интимных услуг - а хотелось бы!
    - Я так и сказал... В чем дело?
    - Да вот. Как, по-твоему, на это отреагирует красавица, если она не садомазохистка?
    - Будешь сидеть в машине, пока я буду с ней разговаривать, а вечером постираешь.
    - Так нечестно.
    - Нечестно?
    - Я тоже хочу с ней поговорить, если она и в самом деле красавица.
    - Даже если она не садомазохистка? - ухмыльнулся Довбня. - Слесарю, сам знаешь, слесарево...
    Продолжая вяло спорить, они покинули квартиру, где на балконе осталось лежать тело, пробитое колом. Со стороны оно казалось безжизненным.
    11:52 - Смерть наступила в результате асфиксии, вызванной закупоркой дыхательных путей продуктами семяизвержения, - прочитал старший лейтенант Кротов и зажмурился, представив, как это могло произойти.
    Он от всей души начинал соболезновать человеку, который был клиентом.
    - Так уж ей на роду было написано, - подал голос судмедэксперт Пилипко, низенький мужичок лет пятидесяти в грязном белом халате с мясистым, в красных прожилках носом.
    - Ты, вообще, представляешь, как это могло произойти?
    - Почитай дальше, - вместо ответа предложил Пилипко. - Она же пьяная была в сиську. Замечталась, забыла дышать и умерла, короче.
    Кротов скомкал в руке заключение медицинской экспертизы и сказал, кривясь:
    - Слышь, а когда наступила смерть?
    - Приблизительно в полпятого утра.
    - Не раньше? - поинтересовался Кротов, у которого мелькнула было догадка о том, что виновником мог бы быть убитый на объездной насильник.
    - От силы, часа в четыре.
    - Угу. Я так и думал, - в самом деле, это была бы идеальная случайность, чтобы закрыть дело, списав все на неизвестного. Он вздохнул и предложил. - Слышь, а напиши, что она подавилась ранним завтраком, а? Или поздним ужином?
    - Так ведь у нее в желудке, кроме водки, ни крошки.
    - Кто, кроме тебя, будет туда заглядывать? - в тон ему спросил следователь. - Несчастный случай - он и есть несчастный случай!
    - А свидетели?
    - Кто? Клиент?! - фыркнул Кротов. - Так он теперь к бабе еще год не подойдет, пережив такое! Молись, чтобы он не стал импотентом.
    - Да мне все равно, - пожал плечами судмедэксперт. - Ставь бутылку и она помрет от сердечной недостаточности.
    - Заметано.
    Старший лейтенант, благо никого из коллег в кабинете не было, отсчитал необходимую сумму и вручил судмедэксперту.
    - За что, Иваныч, я тебя уважаю, как оперативника, так это за оперативность, - произнес тот и удалился, не хлопнув дверью.
    Не успев перевести дух после совершения служебного преступления, Кротов был потревожен стуком в дверь.
    - Да, - подкуривая, сказал он, - войдите.
    На пороге возник капитан Захар.
    - Бедно живете, - заметил он, окинув взглядом три ободранных стола и сейф, в припадке оригинальности выкрашенный ядовито-красной половой краской.
    - Можно подумать, вам компьютеры девать некуда, - буркнул следователь и выпустил дымовую завесу. - С чем пожаловал?
    - Да вот, - капитан без приглашения плюхнулся на стул, - следы протектора на теле убитого принадлежат иномарке. Скорее всего, джипу.
    - А почему не "жигулям"? Ты же за ними, кажется, гонялся... Тоже в наше время иномарка.
    - Да ты бы глянул на ширину колеса! - возмутился Захар, задетый за живое таким отношением к его профессионализму.
    - И что? - зевнул Кротов. - Случайная машина...
    - Да не случайная она, в том-то все собачье дело. Я осмотрел труп.
    - И что? - снова зевнул в паузе следователь, явив капитану зубастую пасть мужчины, разменявшего тридцать третий годок и до сих пор не ставшего ни капитаном, ни, естественно, майором. - Дался тебе этот джип!
    - Судя по следам протектора, его дважды переехало одно и тоже колесо. Из этого следует, что кто-то специально сдал назад, а потом поехал своей дорогой.
    - Да-а, - протянул Кротов, подавляя очередной зевок. - Тогда объясни мне, зачем было тянуть бабу в кусты и там ее раздевать, если все это можно было сделать в машине?
    - У извращенцев своя логика, - предположил капитан Захар.
    - А у капитанов ГАИ - своя, - кивнул старший лейтенант. - Одна, должен сказать, стоит другой. Все было не так...
    Его прервал стук в дверь.
    - Да, да.
    Вошедший положил на стол перед Кротовым несколько листов бумаги.
    - Я тут нарисовал фоторобот потерпевшей.
    - Хорошо, - следователь перетасовал перед собой рисунки и отодвинул на край стола.
    - Передай в область. Пусть покажут по телевидению и напечатают в газетах.
    И заодно передай им фотографии потерпевшего.
    Тот вышел, а капитан удивленно поинтересовался:
    - Какой фоторобот? Кто ее видел?
    - Никто. Ну и что? У нас есть ее одежда, а, следовательно, мы можем прикинуть ее рост и габариты. На всех рисунках лица выглядят почти одинаково, а если у нее есть подруги, то они, как женщины, в первую очередь обращают внимание на одежду, а не на лицо. Логично?
    - Не то слово, - ответил потрясенный такой находчивостью Захар, - но ты бы все-таки добавил примет. Я имею в виду, что у нее должна быть машина. Этот самый джип...
    - Чушь. Будь у нее машина, то она спокойно собрала бы вещи и уехала. Джип - это случайность, - Кротов затушил сигарету. - Ответь мне честно, кто в наше время хочет быть свидетелем?
    Капитан печально кивнул.
    - Вымершее племя.
    - То-то и оно, - следователь побарабанил пальцами по столу. - Холодного чаю хочешь?
    - Лучше уж вчерашнего супа.
    - Тогда приходи завтра, - Кротов поднялся и снял с вешалки пальто, давая понять, что пора и честь знать.
    - Я вот что думаю, - снова подал голос Захар, - было бы нелишним съездить туда с собакой.
    - Да ну?! А где же ее взять?
    - Неужели у вас их нет?
    - Нет, конечно. Все милицейские ищейки уже давно присоединились к свидетелям, потому что, сам должен понимать, кормить их нечем.
    Кротов открыл дверь и капитан неохотно встал со стула.
    - У моего кума есть хороший доберман.
    - И что ты предлагаешь?
    - Поехали со мной туда, чтобы потом ты опять не ныл мне о нарушении правил расследования.
    Старший лейтенант остановился и повернулся к нему.
    - Слышь, вот скажи ты мне, добрый человек, на кой черт оно тебе все нужно, а?
    - Понимаешь... - капитан замялся. Ему не хотелось рассказывать о своих мистических изысках, которые в десять часов утра отдавали чем-то сродни выводам суда инквизиции, однако чем-то мотивировать интерес было нужно и он ляпнул, - не каждый день ведь такое случается. Вернее, ночь.
    - Ночью много чего случается, - хмыкнул Кротов и ни с того, ни с сего рассказал капитану историю смерти проститутки.
    - К чему ты это? - посмеявшись с ним вместе, поинтересовался тот.
    - Так вот, спрашивается, где ты был в промежуток между половиной четвертого и половиной пятого утра? - теперь в глазах следователя не было и тени юмора.
    Они были холодными и плоскими, как у тухлой рыбы.
    - Э-э... - капитан растерялся и не сразу сообразил, - так ведь с тобой я был. В морге.
    - Ну, вот. Считай, что тебе повезло, а ведь все могло бы быть совсем иначе.
    - Ты на что намекаешь?
    - На то, что ты мог сам переехать пострадавшего, создавая себе алиби на промежуток между половиной четвертого и половиной пятого утра, и теперь морочишь мне голову со своим джипом.
    - А где же логика?
    - Зачем мне логика? - Кротов нехорошо ухмыльнулся. - У меня факты. Трупы.
    Вещдоки. Как хочу, так и ворочу.
    Некоторое время Захар молча шел рядом с ним. Ему еще ни разу не доводилось выступать в роли подозреваемого и теперь хотелось набить приятелю морду за такие шутки. Наконец, он пересилил себя и спросил:
    - Так поедем туда с собакой или нет?
    - Если тебе полегчает, то я не против...
    Через час они снова были на месте происшествия. Молодому доберману кум капитана сунул чулок пропавшей, отстегнул поводок и приказал искать. Пес бросился в кусты, но вдруг резко затормозил, сел и заскулил.
    - Искать, Джин, искать!
    Джин жалобно посмотрел на хозяина и не сдвинулся с места.
    - Кажется, собака умнее нас обоих, - зевнул Кротов.
    - Выходит, так, - пробормотал капитан.
    Поведение пса было необычным и теперь Захар окончательно уверовал в то, что здесь без нечистой силы не обошлось. Он поднял голову к небесам и осенил себя крестным знамением.
    - Аминь! - фыркнул Кротов. - Мне давно говорили, что если что-то кажется, то надо перекреститься. Рад, что ты признал свою ошибку. Поехали отсюда.
    Когда они садились в машину, Джин продолжал поскуливать и виновато заглядывать в глаза хозяину. Запах волка был сильнее воспитания, а он, к сожалению, не был тем, кого называют ярчуком.1
    12:00 Под ненавязчивую музыку из автомагнитолы они возились с бампером джипа, когда приемник пропищал полдень и диктор забормотал последние новости.
    - Перекур, - объявил Довбня и грязными пальцами вытащил из пачки сигарету.
    - Работа делает богатых и... - сказал, разгибаясь и кряхтя Сергей, горбатых. Из этого следует, что все горбатые должны быть богатыми, но на практике не наблюдается...
    - Тихо ты! - шикнул на него друг.
    - А что такое?
    - Послушай!
    Бирюк умолк, скривившись. У него была своя теория, доказывающая, что лучше умереть богатым, чем горбатым. Первым для этого не нужно рыть себе яму, как минимум.
    - ...района произошел странный случай. Около шести утра в дом Антонины Ивановны Бойко на окраине села ворвался волк. Выбив окно, он до смерти перепугал хозяйку и... - диктор сделал загадочную паузу, - унес ее одежду. Что и говорить, случай из разряда курьезов, если бы не тот факт, что на сегодняшний день в северных районах области от волков погибло уже пять человек. Вот что нам сказал по этому поводу представитель...
    - Ты понял? - спросил Довбня, убирая громкость.
    - По-твоему, еще один трансформер? - не скрывая скептицизма, поинтересовался Сергей. - Пуганая ворона...
    - Непуганый дурак! - перебил его Вовка и сделал радио громче.
    - ...массовый уход людей из Чернобыльской зоны, относительное обилие пищи в густых лесах и неконтролируемое размножение хищников привели к тому, что волки стали единственными и полновластными хозяевами зараженных территорий. Это способствовало нарушению не только экологического баланса, но и серьезному изменению генетических кодов. Вполне возможно, что...
    - Ты понял, что это значит?! - приятель снова убрал звук.
    - Что? То, что радиоактивные волки превратились в оборотней?
    - Это значит, что, кто бы они ни были, но мы убили одного из них. Черти тебя понесли в морг!
    - Я не понимаю только одного. Как такое могло вообще оказаться в морге? По твоим словам получается, что оно практически неуязвимо...
    - Тебе толкуют совсем о другом. Как ты думаешь, зачем украли одежду?
    - Чтобы одеться... - пожал плечами Сергей.
    - Или одеть кого-то другого, Бирюк!
    - Ты думаешь?
    - Да, в отличие от тебя. По всему выходит, что они знают, где находится их собрат.
    - Быть того не может, чтобы они нас вычислили. Да и как? По запаху, что ли?
    - Придурок, они думают, что он все еще находится в морге! - Вовка широко улыбнулся, ревниво наблюдая за реакцией приятеля, как за собственной эрекцией.
    - Бирюк, ты что, ничего не понял?
    - А что я должен был понять?
    Довбня наморщил лоб. В самом деле, чему тут радоваться? Тому, что в городе, судя по всему, полным-полно оборотней?.. Однако, была же у него мыслишка, была.
    И только что радовался ей, как ребенок...
    - Тому, - неуверенно пробормотал он, - что к нам следы не ведут...
    - Это единственный плюс во всей этой сумасшедшей истории, - Сергей щелчком послал сигарету в темный угол гаража. - Давай работать. Хотелось бы все закончить до наступления темноты.
    Приемник снова передавал музыкальную программу.
    12:17 Смыв с машины кровь, Лена отогнала ее переулками на ремонт и уже полчаса сидела в баре единственной в городке гостиницы. Она же была и единственной посетительницей в столь ранний час. Бармен лениво листал журнал и не обращал на нее никакого внимания.
    Днем жизнь текла мимо.
    Открылась дверь и внутрь проскользнула высокая крашенная блондинка в черном полушубке. Быстрым шагом она подошла к столику, за которым сидела Кирш и упала на стул.
    - Привет, - буркнула Лена и глубоко затянулась сигаретой. - Вот уж не думала, Лариска, что встречу тебя здесь в это время.
    - Страшная смерть, - выдохнула подруга, сунула в рот сигарету и скомандовала бармену. - Витек, налей два по сто!
    Кирш молча сбила пепел и исподлобья глянула на нее. Что бы та сказала, узнай о ее ночном приключении?..
    Бармен принес заказ и неспешно удалился за стойку.
    - Представляешь! - Чебурашка залпом выпила порцию, затянулась и продолжала. - Машка взяла в рот и захлебнулась.
    Лена некоторое время непонимающе смотрела на нее, а потом визгливо захохотала.
    Вскоре смех сменился всхлипами. Ее плечи задергались в истерике.
    - Витек, принеси воды! - крикнула Лариса и принялась успокаивать подругу.
    - Ну, что ты? Я не знала, что это так на тебя подействует. Тебе не о чем переживать.
    Говорят, это получается у тебя лучше всех...
    - Отцепись, дура! - Лена оттолкнула ее и принялась салфеткой промачивать глаза.
    Бармен поставил на стол стакан кока-колы и отошел.
    - Выпей и успокойся! - Лариса пододвинула напиток.
    - Ненавижу эту бурду! - Кирш отпила глоток водки.
    - А этот гад даже не попытался ее спасти...
    - Ты его знаешь?
    - Откуда? Я ушла отсюда в два часа ночи. Козел, а ведь мог бы сделать ей искусственное дыхание...
    Лена фыркнула.
    - Спасение утопающих - дело рук самих утопающих! Он, наверное, до сих молится, что она не отхватила ему член, подавившись...
    - Вычислить бы этот мешок спермы! Я бы ему сделала!
    - Что? Откусила бы?
    - Может быть... - глаза Ларисы блеснули пьяной решимостью. - Маньяку чертову!
    Кирш допила водку. "Все зло от этих козлов, у которых цель жизни появляется одновременно с эрекцией, - подумала она и злорадно ухмыльнулась. - Благодаря тебе, вчера одним стало меньше..."
    - Как ты думаешь, может быть, пора завязывать? - неожиданно спросила подруга. - Вдруг и меня ждет такой конец?
    - Это каламбур? Если да, то можешь переквалифицироваться в конферансье. У тебя хорошо получилось. Можно даже сказать, смешно.
    - Не вижу ничего смешного, - Чебурашка поднялась из-за стола. - Мне пора.
    - Счастливо, - Лена проводила ее взглядом.
    В самом деле, почему бы и нет? Опыт у нее уже есть. Нет ничего проще, чем посадить мужика к себе в машину и прокатиться за город. Не сошелся же свет клином, в самом деле, на этой вшивой гостинице?..
    В памяти всплыл ночной кошмар. Она тряхнула головой и попросила бармена повторить. Повод для мести - лучшее снотворное для неспокойной совести...
    И он теперь у нее есть, земля тебе пухом, Машка!
    14:24 После обеда Кротов вернулся на работу. Он и сам не знал, зачем это сделал.
    Сейчас, на свежую после сна голову, дело представлялось совершенно безнадежным.
    Это была не какая-нибудь семейная свара, когда родственники или друзья семьи сплавляют друг друга на тот свет с помощью подручных средств типа утюгов или молотков и ждут, когда их повяжут за белы руки, а вполне определенный "висяк". Может быть, зря он так настаивал на своей версии? Нужно было согласиться с капитаном... эх! Пусть бы тот искал себе джип до конца своих дней, если делать нечего, а ты сам спокойно жевал бы "текучку" и не ждал сообщений о голых бабах, гуляющих в ночи... Банда нудистов-моржей какая-то получается, черт ее дери!
    Старший лейтенант вздохнул и позавидовал майору с больным желудком. Вот кому на все наплевать с высокой горки. Великое дело - язва! Возможно, когда и он сам ее заработает, то изменит точку зрения на свою работу? Хм, полжизни ты зарабатываешь язву, сражаясь за правое дело, а остальные полжизни - она зарабатывает тебя, демонстрируя, как правое дело вылазит боком... Кому все это нужно?
    Ему вспомнился плакат, висевший на стене в морге, наверное, вместо стенгазеты:
    "Натощак выкуренная сигарета - для язвы лучшая диета!". Грустно улыбнувшись сейфу, он закурил.
    - Весело-весело встретим Новый Год! - пробормотал Кротов.
    Заложив руки за голову, он откинулся на стуле и положил ноги на стол. В такой позе, за которую сослуживцы прозвали его Шерифом, он и просидел до конца рабочего дня.
    18:28
    По мере того, как густели сумерки, глаза все больше наливались бархатной желтизной. Когда в них отразились первые звезды, тело содрогнулось и легко исторгло из себя инородный предмет. Бледный свет Луны исцелил раны и пробудил сознание. Оно всплыло из тьмы, чтобы отдать телу необходимые команды.
    И страшный зуд заставил его тонко взвизгнуть. И заколосилась серой шерстью бледная кожа. И защелкали, перестраиваясь, хрящи. И лапы выскользнули из хитроумных узлов, стягивавших руки и ноги. И содержание наполнило новую форму...
    19:42 - Должен признать, что эта Леночка... - Сергей щелкнул пальцами, - очень даже ничего. Если бы не грязные джинсы, то я...
    - Не в коня корм, - Довбня включил левый поворот. - Не по зубам она тебе.
    Они были уже недалеко от дома.
    - Да брось ты эти свои стоматологические шутки!
    - А это не шутки. Ей за ночь, наверное, оставляют больше, чем ты зарабатываешь за целый месяц.
    - Вот как стоит вопрос! Но, ведь есть на свете такое слово - любовь...
    - И еще есть секс по телефону, - Вовка заглушил машину у подъезда. Хватить чушь молоть, Бирюк! Выходи!
    - Попытка - не пытка, - обиженно пробормотал Сергей, выбираясь из машины.
    Он верил в свою неотразимость.
    Они поднялись на пятый этаж. Вовка вставил ключ в замочную скважину. Замок щелкнул и едва он приоткрыл дверь, как из темноты квартиры послышалось злобное рычание. Довбню спасло то, что волчьи когти не приспособлены для бега по линолеуму, которым был покрыт пол. Оборотень, скользя, пролетел мимо двери и врезался в шкаф для одежды.
    - К-как же это? - слегка заикаясь, спросил он, захлопнув дверь и повернув белое пятно лица к Сергею. - Я же с-сам... с-своими руками...
    - Выходит, соврала бабушка, - по голосу чувствовалось, что тот перепуган не меньше.
    Слабый свет Луны просачивался сквозь немытое окно подъезда. В тишине неосвещенной лестничной клетки было слышно, как мощные когти скребут дверь и клокочет нечеловеческая ярость в горле голодного зверя.
    Довбня отрицательно помотал головой.
    - Сказка - ложь, но в ней намек...
    - Значит, ты его не так понял. Может быть, кол должен быть серебренным, а пуля - деревянной, а?
    - С ума сошел, да?
    - Еще нет, но, чувствую, что недолго осталось, - откровенно признался Сергей и, помолчав, спросил. - Теперь-то что будем делать?
    - Не знаю, - Вовка потерянно вздохнул. - Слушай, а у тебя дома есть столовое серебро?
    - Черт его знает...
    В дверь грохнуло так, что по подъезду покатилось эхо.
    - Идем отсюда. Кажется, мы действуем ему на нервы.
    - Скорее, возбуждаем аппетит.
    Они сбежали на этаж ниже.
    Сергей обернулся и спросил озабоченно:
    - А что будет, если он вырвется на волю?
    - Об этом можешь не беспокоиться. Я же говорил, что у хозяйки не все в порядке с головой. Замки повсюду видел? Входные двери из дуба и, вообще, открываются в другую сторону. Кстати, Бирюк, покажешь мне то дерево, из которого ты кол вырезал.
    Во дворе он подвел друга к дереву.
    - Идиот! Я так и знал! - Вовка сплюнул. - И это, по-твоему, осина?!
    - А разве нет?
    - Ты имеешь хотя бы зеленое понятие о том, что такое осина?
    - Дерево, - не задумываясь, ответил Сергей.
    - Это ты - дерево! Буратино хренов!!! У нее мягкая, быстрогниющая древесина, а это что?
    - Далась тебе эта осина!
    - Да, далась! Потому что ты нас чуть не угробил, болван! Где это слыхано, чтобы оборотней протыкали колом из каштана?!
    - А чем он хуже осины? - Бирюк по-прежнему не понимал, в чем его вина.
    - Да лучше он, лучше, черт побери! - Довбня не находил слов, чтобы вбить в тупую дружескую башку элементарное. - Осина, чтобы ты знал, проклятое дерево.
    Понимаешь, проклятое! И оборотней тоже Бог на свет не благословлял! Даже негры в Африке знают, что минус на минус дает плюс. И эскимосы! И чероки! И только один Бирюк!..
    - Да ладно тебе, - наконец покаялся Сергей, - Что я - плотник какой, а?
    - А-а, - друг махнул рукой. - Поехали к тебе.
    Мотор завелся с полуоборота. Зря говорят, что сапожник - без сапог.
    Правда, из народного фольклора в данном случае более уместно замечание, что на ловца и зверь бежит.
    21:15 Для травы реальность - ветер, который ее гнет. Для коровы - трава, которую она жует. Для Валентины Терешковой единственной реальностью после двух стаканов водки был космический катафалк. И трава, и ветер, и коровы одним словом, все, дорогое сердцу первой-встречной крестьянки, оставалось за его стенами и далеко внизу. Земля уходила из-под ног как в переносном, так и в буквальном смысле. Оставаясь одна после ухода остального персонала, она наливала себе и говорила волшебное космическое слово:
    - Поехали!
    Нельзя сказать, что Терешкова совсем не страдала от одиночества. Иногда ее охватывала вселенская тоска. Тогда она прятала бутылку и шла к своим коллегам.
    - Здравствуйте, мальчики и девочки! - всегда говорила Валентина, отпирая дверь холодильного отделения. - Равнение на капитана!
    Обычно экипаж на ее команду не реагировал и ей доводилось самой проходить мимо тел. Терешковой нравилось думать, что они погружены в анабиоз. Время от времени она всерьез горевала, что ее тело стареет, а они все достигнут цели такими, как сейчас. Сама цель рисовалась ей довольно смутно. В ее представлении это должна была быть далекая планета - жуткая помесь разноцветных джунглей и круглосуточного винно-водочного магазина.
    Сегодня Валентина тоже решила провести смотр. Причем, это должен был быть не просто дежурный обход замороженных космонавтов, но так же и отчет о судьбе товарища, которого вчера отправила в открытый космос.
    - Экипаж, вас приветствует командир корабля! - сморозила Терешкова, давая понять, что сегодняшний смотр отличается ото всех предыдущих. Равнение на капитана!
    Команда единогласным молчанием дала понять, что не против такого приветствия, но равняться все равно не будет. Уверенно шагая между телами, Валентина отбрасывала рваные простыни с лиц, предоставляя шанс полюбоваться собой. Вдруг ее взгляд задержался на одном из космонавтов.
    - Не может быть! - выдохнула она. - Ты вернулся!!!
    Перед ней лежал тот, кого вчера выпустила в чернильную тьму чужой галактики.
    Правда, он немного постарел за время пребывания за бортом да и грудная клетка была здорово помята, но все же был именно тем самым космонавтом. Первым вернувшимся из всех, кто покинул корабль.
    - Боже, как я переживала! - призналась ему Терешкова и пробормотала. Ну, ребята, он вам сам все расскажет, а я, пожалуй, пойду подкреплюсь.
    На обратном пути взгляд упал на труп толстой девушки с выпученными глазами. С трудом признав в ней одноклассницу дочери, Валентина в приступе великодушия назначила ее стюардессой, выключила свет и закрыла дверь. Холодильное отделение погрузилось во тьму. Там не было окон и свет далеких звезд никогда не отражался в мороженных глазах астронавтов поневоле.
    23:12 Довбня остался ночевать у Сергея. Он долго ворочался на допотопном диванчике, не рассчитанном на его рост. Чувствовалось, что в начале века никто из плотников и понятия об акселератах не имел. Возможно, конечно, что они больше знали об оборотнях и уж наверняка им было известно о том, чем осина отличается от каштана.
    - Чертов идиот, - шептал Вовка и переворачивался на другой бок.
    Древние пружины тут же плотоядно впивались в тело. Это не могло не навевать ассоциаций с волчьими зубами. От клыков его мысли плавно перескочили на оборотня. Живучая ведь тварь! Пробиты легкое, сердце, а ему хоть бы хны! Интересно, почему?..
    Так Довбня впервые подумал о трансформере не как об исчадии ада, а как о загадке медицины.
    23:59 - Да по этому придурку можно часы сверять! - воскликнул Роман Шевчук, когда до них снова долетел протяжный вой, а вдали промелькнул силуэт Графа в длинном пальто.
    Они сидели втроем в салоне стареньких милицейских "жигулей" на том же перекрестке, что и вчера. Третьим был водитель Василий Гармаш. Сегодня никто не рискнул послать его за сигаретами.
    - Опять полночь, - подтвердил сержант Булка и опустил рукав. - Теперь это придется тебе делать целую неделю...
    - Да, - подал голос Гармаш, - этот майор Ершов - строгий дядька.
    - Молчи, тоска! Если бы не ты!.. - Шевчук сплюнул под ноги. - Нашел время девочек подвозить!
    - Если бы ты их видел, - водитель плотоядно облизнулся. - Одна из них Нина, кажется, - так вот, она медсестра...
    - Очень рад, - фыркнул Шевчук и закурил. С сегодняшнего дня он решил закупать сигареты впрок и благодарить за это решение ему, оказывается, следовало родную медицину.
    - Да-а, а ведь Минздрав предупреждал...
    - И она такое рассказывала, - продолжал Гармаш, не обращая на его бессвязные речи никакого внимания, - что хоть стой, хоть падай. На днях привозят к ним подпитого мужика, а во рту у того - лампочка!
    - Старая байка, - процедил сквозь зубы Булка, напряженно вглядываясь в ночь. Он был злой, как черт, но на улице не было, как на зло, опять же, ни одной машины, чтобы выпустить пар на водителе.
    - Может быть, но с новым концом. Так вот, лампочку тот засунул себе в рот, доказывая приятелю, что это возможно, а вынуть не смог.
    - Идиот! - хохотнул Шевчук.
    - Во-во! Таксист, который его привез, хохотал больше всех, - Гармаш сделал театральную паузу, - а через сорок минут привезли его самого!
    - Тоже с лампочкой?! - залился счастливым смехом Роман. Интеллект пятилетнего ребенка позволял ему быстро забывать как о неприятностях, так и о многом другом.
    - Само собой! Этот придурок рассказывал о случившемся своим коллегам, а те не поверили ему на слово. Вот он и доказал им!
    - Ну народ!!!
    - Тихо! - внезапно цыкнул на них Булка, подобравшись. - Что за черт?!
    - Где? - веселья в голосе младшего сержанта как не бывало. Теперь он тревожно вертел головой по сторонам. - Что там?
    - Вы не поверите, - неуверенно пробормотал Булка, - но, кажется, я только что видел волка. Здоровенного.
    - С лампочкой во рту? - хмыкнул водитель.
    - Нет, с мигалкой в заднице, - Булка расслабился на сидении.
    - Значит, свои, - ухмыльнулся Гармаш.
    - Может, это была собака? - с надеждой предположил Шевчук.
    - Угу, - не стал спорить сержант, стараясь подавить внутреннюю дрожь. Еще никогда в жизни ему ничего не мерещилось, но спорить об этом сейчас не хотелось.
    - А самый большой прикол у них, - продолжил как ни в чем не бывало свой треп водитель, - так это то, что из окон реанимации виден крест на макушке церкви неподалеку. Говорят, верующие бывают очень довольны перед операцией...
    Из-за пятиэтажки выглянул краешек Луны. Вдалеке яростно залаяли собаки.
    Была вторая ночь полнолуния. Сержантские часы по-прежнему спешили на одну минуту.
    НОЧЬ ВТОРАЯ: ОПЕРАЦИЯ "ВЕЧЕР".
    00:06 Мозги Графу отшибли еще в Советской Армии. Удар кирзового сапога стер напрочь ту тонкую грань, отделяющую дебила от гения, которую принято называть нормой. Умнее он, понятное дело, не стал, а Графом его прозвали окрестные бомжи за царственную лень и девственность. Как это не удивительно, но к тридцати четырем годам его тела не касалась ни одна женская рука, кроме материнской. После смерти матери шустрые родственники спровадили его в психбольницу, завладев квартирой, но с развалом экономики медкомиссия признала пострадавшего от "дедовщины" нормальным и лишила святого места, назначив мизерную пенсию. С тех пор, вот уже пятый год Граф жил при котельной в центре городка, где и работал.
    Нельзя сказать, что он был недоволен жизнью. Катаклизмы и правительства, потрясающие страну и остальной мир, проходили мимо, не цепляя тусклого огонька сознания, если не совпадали с появлением в поле зрения кирзовых сапог. При виде ненавистной обуви Граф терял флегматичное выражение поросшего бородой лица, прятался и исходил смертным потом при мысли, что она принадлежит прапорщику из военкомата и его снова хотят отправить в армию. Искореженное восприятие реальности напоминало ему о том, что присягу на верность народу Украины он так и не принес. Кроме этого, тихий псих не боялся ничего.
    Поздними вечерами, когда город засыпал, Граф выходил на прогулку. Почти всегда его сопровождала свора бродячих собак. В нем они чувствовали своего.
    Такого же неприкаянного и свободного от условностей, как и сами. Улыбаясь звездам и нехитрым мыслям, человек и собаки бродили по ночному городу, создавая видимость ночной охраны. В ночи полнолуния и Графа, и собак охватывало неясное томление и легкая печаль по чему-то, навсегда утраченному. Его вой вплетался в тоскливую песню Головни - черной, как сажа, одноглазой суки - вожака стаи.
    Так все было до вчерашней ночи.
    - Бабу тебе надо, - сказал роковые слова дежурный по котельной техник, разливая принесенный самогон. - Ну, будь здоров!
    - Легко сказать, - пробормотал Граф.
    - И еще легче найти. Ты мужик здоровый... Я имею в виду крепкий, а бабе что нужно?
    - Что?
    Техник прищурился на него и покачал головой:
    - Вот то самое и нужно.
    Граф покраснел.
    - Ну, ты скажешь...
    - Конечно, скажу. Слушай, - дежурный неожиданно оживился. - У тебя деньги есть?
    - Ну?
    - Подцепи проститутку и сам убедишься, что говорю я тебе истинную правду.
    - Нет, - Граф помотал головой. - Проститутки - это не то...
    - Самое то. Только про презерватив не забудь.
    Вот так и случилось, что вчера ночью разговор этот завершился его визитом в бар гостиницы. Отмывшись и надев парадный костюм, в котором вышел из психбольницы, Граф, жутко стесняясь и потея, выбрал самую неказистую проститутку, которая наверняка не должна была ему отказать. Окинув его коровьим взглядом, та молча пошла с ним.
    Они закрылись в ее комнате, а потом...
    Сидя на бетонных плитах, сваленных около котельной, Граф вздрогнул и сладкая дрожь пробежала по телу от воспоминаний. Реакция организма на прикосновение женских рук была слишком бурной, чтобы воспоминания были четкими, но он не сомневался, что вел себя, как подобает настоящему мужчине. Дежурный техник проинструктировал его на совесть. Все удалось, как нельзя лучше и когда женская голова начала неистово дергаться в его руках, Граф понял, что и проститутке доставил немалое удовольствие.
    Подождав, пока та затихнет, Настоящий Мужчина погладил ее волосы и ушел. На радостях, он даже забыл заплатить да и она об этом не вспомнила, только укрепив в его сознании бесспорную правоту дежурного техника. Бабам в самом деле нужно "самое то".
    - До встречи... - прошептал Граф фразу, которой попрощался вчера с удовлетворенной толстушкой и улыбнулся Луне.
    Она улыбнулась ему в ответ, намекая, что и сегодня стоит сходить в веселый бар. Он полез в карман за сигаретами, когда Головня, лежавшая у ног, вскочила и яростно залаяла в темноту. Через мгновение к ней присоединились и остальные.
    - Ну-ну, тише, - попытался Граф успокоить свору, но это было бесполезно.
    Лай достиг апогея истерики и вдруг взорвался предсмертным визгом, когда Головня кинулась вперед. Поджав хвосты, остальные собаки бросились прочь.
    Граф привстал, но разобраться в происходящем не успел. Мощные лапы сбили его с ног, а клыки легко нашли горло. Охота заняла всего несколько секунд, затем послышался треск разрываемой одежды и хруст костей.
    Когда волк закончил пиршество и сыто потрусил прочь, к месту трагедии снова приблизились собаки. Опасливо косясь на труп вожака, они, сначала осторожно, а потом все смелее принялись набивать желудки тем, что осталось от Графа.
    07:53 Мутный рассвет вернул городу и его жителям видимость нормы.
    - Мать говорит, что столового серебра у нас нет, - виновато сообщил Сергей приятелю, едва тот успел открыть глаза.
    - Завтракать я могу обыкновенной вилкой, - буркнул недовольно Довбня.
    От допотопного дивана болели ребра. При мысли о том, что причиной этому волк, хотелось выть. Однако делать этого было нельзя, потому что на кухне тарахтела кастрюлями мать Сергея.
    "Свобода - это возможность выть, когда хочется, - невесело подумал Вовка.
    - Удивительно, но факт то, что в этом мире в самом деле есть те, кто может сказать о себе - я свободный... Почему столь глубокие мысли приходят тогда, когда нужно просыпаться и погружаться в никому ненужную реальность, которую остальные считают жизнью?.."
    - Но ведь... - Сергей растерянно захлопал глазами.
    - Что? - скрипя окаменевшими в дискомфорте суставами, Довбня вылез из-под одеяла и сел на диване.
    - Ты же сам говорил, что нужно что-то делать с... трансформером.
    - А разве он виноват в том, что уродился таким?
    - Э...э, - утренняя логика друга начисто ускользала от Сергея. - Что ты надумал?
    - Взяться за самообразование, - мысль только что пришла Вовке в голову и от этого показалась еще более привлекательной. - Точно. Ученье - оно свет!
    - Зачем оно тебе? - рука хозяина автоматически включила телевизор.
    - Не зачем, а потому что, Бирюк, неученье - тьма, - Довбня принялся одеваться. - Да и со старухой потолковать надо.
    - С какой?
    - С Раскольниковой, - фыркнул Довбня.
    - С домохозяйкой, что ли? - сделал большие глаза Сергей. - Неужели она приезжает именно сегодня?..
    - Нет, - буркнул приятель и хмыкнул, подумав, что смерть вполне можно назвать домохозяйкой для всех, затем добавил Бирюку непонятное, - но у нее тоже все под проценты...
    Ну, ладно. До восхода осталось всего ничего. Сейчас я съезжу домой, пока наш друг не пришел в себя, и займусь делом. Ты позвони этой барышне, отдай машину и постарайся не пропить заработанное непосильным трудом. Я тебе позвоню.
    - Н?ч яка м?сячна!.. - взвыл телевизор.
    В комнату зашла старушка. Поздоровавшись с Вовкой, она произнесла:
    - Боже, как я люблю народные песни!
    Певца заглушил голос за кадром.
    - Мама, это не концерт, а реклама прокладок, - поморщился Бирюк.
    - Пора нам, Сережа, прибраться, - не очень расстроилась мать. - Гости приходят, а у нас форменный свинюшник. Все углы в паутине.
    - Ой, мама! - отмахнулся тот. - Ты очки сними и все будет в порядке.
    Мать послушно сняла с носа очки в древней роговой оправе, повертела птичьей головой по сторонам и кивнула:
    - Может, ты и прав.
    Попрощавшись с ней, Довбня ушел, оставив друга ломать голову над философской мыслью: "Чужая душа - броненосец "Потемкин"."
    08:01 Останки Графа обнаружил рабочий котельной, вынося пустые бутылки. Признал он его только по хлипким ботинкам турецкого производства - тот никогда не одевал сапог.
    Не отходя от тела, рабочий выронил тару и тут же принялся блевать, распугивая воронье, вообразившее себя орлами-стервятниками. Позеленев от изнурительной процедуры, он все же нашел в себе силы пробормотать:
    - Проклятые собаки! Бедный Граф, ты умер настоящим мужчиной...
    Несмотря на банальность, это была самая искренняя поминальная речь.
    08:15 Стоя перед дверью квартиры, в которой жил, Довбня думал о том, что ему предстоит сделать. Это было не похоже ни на восстановление битой машины, ни на удаление зуба, Смешно, но на битой машине, даже с мешком вырванных зубов, трудно въехать в историю.
    Памятников слесарям-стоматологам, как правило, не ставят...
    - Но его наверняка поставят тому, кто спасет Человечество от СПИДа! пробормотал он, доставая ключ от замка.
    Именно это пришло ему в голову ночью, пока приспособление для пыток, по недоразумению считавшееся диваном, терзало тело. Умирают ли оборотни от чумы ХХ века - тут даже его бабушка надвое не гадала. Осиновый кол и серебренная пуля - вот все, чего им положено бояться. Для начала нужно выяснить механизм восстановления их тел, а затем... Может быть, ему повезет и удастся заразить оборотня СПИДом. Ну, а если нет, то придется поехать в столицу и, жертвуя собой, серьезно заняться сексом - таков удел всех врачей, желающих поиметь памятник после смерти.
    Вовка хмыкнул. Трахнуть бронзовую или иную статую - от такого даже у бывалого сексопатолога волосы встанут дыбом по всему телу... Если он лысый импотент.
    - Нельзя приготовить яичницу, - сказал Довбня и решительно вставил ключ в замочную скважину, - не разбив яйца.
    Яйцом в данном случае была эта квартира, где зрел зародыш его будущей славы.
    Разбивая скорлупу, он сжимал в правой руке увесистый гаечный ключ 32х36.
    10:37 В отличие от вчерашнего, сегодняшнее утро для Лены Кирш ничем не отличалось от обычного. Привычно храпела мать, холодильник не таил никаких сюрпризов и проснулась она не от кошмара, а сама по себе.
    Телефон зазвонил, когда она готовила чай.
    - Да? - спросила Лена хриплым со сна голосом.
    - Надеюсь, что не разбудил, - голос был незнакомым. Это мгновенно ее насторожило.
    - Кто это?!
    - Сергей. Мы тут с приятелем вашу машину...
    - А, конечно, - девушка перевела дух. Никаких случайных свидетелей не могло быть.
    Нервы совсем не годятся. - Я слушаю.
    - Так вот, она уже в порядке.
    - Как здорово! Когда ее можно забрать?
    - В любое удобное время, - голос сделал многозначительную паузу. - Для вас.
    Лена понимающе улыбнулась. Она вспомнила этого парня. Судя по манерам, он прямо обязан был принадлежать к неистребимому племени кобелей.
    - Скажем, в час дня. Устраивает?
    - Конечно. Буду ждать в гараже.
    Кирш положила трубку и представила себя этакой женщиной-вамп. Нужно будет одеться соответствующим образом. Интересно, переживет ли это Сережа?..
    Додумать мысль до конца ей не дал телефон, снова зазвонив.
    - Да? - недовольно буркнула Лена в микрофон.
    - Ты спишь? - подруга была верна себе. - Я тебя разбудила?
    По тону чувствовалось, что утвердительный ответ доставит ей ни с чем не сравнимое удовольствие.
    - Совсем нет. Я уже сделала зарядку, закончила уборку и теперь готовлю завтрак.
    - Брось выпендриваться, Золушка. То я не знаю, чем ты ночью занимаешься.
    - Ночью я спала, как все нормальные люди.
    - Одна? - не дожидаясь ответа, Лариса вздохнула. - Я тоже не рискнула.
    - Мои тебе соболезнования. Как же ты теперь жить собираешься?
    - Слушай, а как ты смотришь на секс по телефону?
    - Думаешь, с извращенцами легче общаться таким способом?
    - Во всяком случае, безопаснее...
    - Нет, - Лена хмыкнула, - в нашем городке это не пройдет. Не те масштабы.
    Нашим полищукам нужно нечто более конкретное, чем голос в телефоне. В крайнем случае, за уши подержаться.
    - Да, ты права, - подруга помолчала.
    Лене было нетрудно представить, как та гладит свое слегка оттопыренное левое ухо.
    Правое ему не уступало, за что Лариска и получила свое прозвище.
    - Что еще нового?
    В ответ последовал очередной идиотский вопрос:
    - Знаешь, почему я тебе звоню?
    - Опять кто-то умер? - нерешительно предположила Кирш.
    - Что ты?! Сплюнь и постучи по дереву, - в трубке раздался громкий стук. - Я хотела тебя спросить...
    - О чем?
    - На похороны пойдешь?
    - Чьи?
    - Как чьи? Машкины, конечно. Я была у ее отца. Он сказал, что тело забирает в десять, а похороны в полдень.
    - А откуда у этого алкаша деньги?
    - Может быть, себе отложил, а тут такое...
    - Машке бы его предусмотрительность.
    - И не говори. До встречи, - Лариса положила трубку.
    На кухне засвистел чайник. Жизнь продолжалась и требовала от Лены принять в ней участие. Даже если это похороны.
    11:03 Майор Ершов исподлобья смотрел на капитана Захара. Стараниями заботливой супруги у него уже восстановился нормальный цвет лица. Сидя в своем кабинете за столом, он только что проверил на радиоактивность и дочитал рапорт о событиях предыдущей ночи.
    - Все это на вашей совести, капитан, - майор отвернулся к пыльному окну.
    Как ни странно, но у рапорта был обычный радиационный фон.
    Захару было трудно понять, имеет ли тот в виду свою язву или покойника на дороге.
    Однако уточнять не решился.
    После мучительно давшейся ему паузы Ершов продолжил, щедро пересыпая фразы матом:
    - Операция "Перехват" провалилась, преступники ушли! А все почему? Да потому, что ваши подчиненные вместо того, чтобы исполнять свой прямой долг, раскатывают на служебных машинах с девочками. Об этом, по-вашему, я должен сообщить в область, а?!
    Капитан открыл было рот, но его упредил майорский палец, нацеленный прямо в переносицу.
    - И слышать не хочу ничего о покойниках и исчезающих проститутках. Да, проститутках! Нормальной женщине нечего делать в полночь на пустынной дороге!
    Нормальные женщины спят дома. Вы можете представить на ее месте свою жену? Надеюсь, она более нормальна, чем вы.
    Захар представил на месте пострадавшей голую тещу и в сердцах хмыкнул.
    Картина была более, чем нежизнерадостная. Воображение, в общем, подсунуло ему очередную свинью.
    - А это что?! - продолжал тем временем надрывать голосовые связки майор. - При чем здесь джип? Джипы в нашем городе принадлежат только уважаемым и авторитетным людям. Что вы предлагаете? Поинтересоваться у них, мол, не переезжали ли вы кого-нибудь намедни, а?! И слышать об этом ничего не хочу! Бред, бред, бред!
    Нервные пальцы скомкали и порвали рапорт.
    - Будем считать, что ничего этого не было. Вам ясно, капитан Захар?
    - Так точно, - не менее официально выдавил из себя тот. - Разрешите идти?
    - Идите и постарайтесь больше волю фантазии не давать.
    - Слушаюсь.
    Закрыв за собой дверь, капитан горестно вздохнул. Откуда в нем столько скептицизма? Чудеса тем и примечательны, что не требуют доказательств и не оставляют после себя материальных следов. Это аксиома, которую пытались вбить ему в башку родители, приговаривая, что жизнь рано или поздно поставит его перед фактом. И вот, похоже, этот момент наступил. Пора отправиться в божий храм и покаяться.
    С этой мыслью Захар Иван Николаевич вышел на улицу. Постояв некоторое время на крыльце, он с опаской ступил на потрескавшийся асфальт. Тот легко выдержал его вес. Намек был более, чем прозрачным. Даже идиот сообразил бы, что у него еще есть шанс.
    Капитан себя идиотом не считал.
    11:54 В коже было ужасно неудобно. Она слишком туго обтягивала кости, снова потерявшие свою эластичность. Впрочем, эта потеря была не самым неприятным из всего, что с ним приключилось за последнее время.
    Все беды начались, когда семья вышла из лесу. Да, Мать сказала именно так:
    "Запомните, теперь мы семья". С рассветом все они оделись и вошли в каменный лес. Если бы не рассказы старших братьев, он бы непременно запаниковал от обилия запахов и незнакомой обстановки. В принципе, так оно и случилось, но немного позже, когда на него, почуяв чужака, бросилась огромная черная псина.
    Тогда-то он и сделал самую большую ошибку в своей короткой жизни бросился бежать и вся свора погналась за ним. На бегу думать было еще труднее, чем при ходьбе, но передвигаться на четвереньках в образе человека было абсолютно неудобно да и Мать строгонастрого запретила делать это в городе.
    Все кончилось тем, что его сбила вонючая громыхающая телега, разрисованная красными крестами. Тогда он даже не успел почувствовать боли. Никто и никогда не говорил ему, что такое машина. Один из братьев просто сказал, чтобы они есть и ему нужно стараться не выделяться из толпы, а на улицах просто подражать людям. Попробовал бы сам сделать это, когда с десяток псов готовы вцепиться тебе в задницу!
    Мгновенно наступила тьма, сменившаяся холодом, когда пришел в себя. Только тогда, в ловушке, ему стало безумно страшно. Ужас при мысли о том, что никогда не увидит стаю, заставил искать выход отнюдь не самым остроумным способом. Ему бы подождать до рассвета, но нет, он полез на рожон таким, как был...
    Все, что говорила Мать - оказалось правдой. Люди испугались его и попытались убить. Когда им это не удалось, они снова связали его, улучив подходящий момент. Попытаются ли они убить его еще раз?..
    Странные создания - неужели это им тоже идет на пользу? Мать говорила, что они совсем непохожи на нас - свободных... Что они убьют меня из зависти, но не из-за того, что их желудки пусты... Что для них радость убийства не в сочном куске мяса, а в самом лишении любого существа жизни... Что им чуждо само понятие свободы и поэтому они окружают себя стенами... Что мне нечего бояться, пока не попал внутрь... Что человек волку - человек... Так учит людей их добрый Бог, которого они себе придумали, чтобы убивать с чистой совестью...
    Голый, связанный по рукам и ногам оборотень беззвучно заплакал, когда в замочной скважине заскрежетал ключ.
    11:59 Захлопнув за собой дверь, Довбня осторожно поставил сумку на пол. С балкона долетело жалобное хныканье, вызвал на его лице довольную ухмылку. Сейчас, благодаря старым связям в медицинской сфере, он был готовым во всеоружии ступить на тропинку, ведущую в бессмертию.
    - Именно так, - пробормотал он, раздеваясь. - Проторенный путь ведет на кладбище и только тропинки ведут к бессмертию!
    12:33 Куцую кучку людей, провожавших умершую в последний путь, назвать процессией язык у Лены не поворачивался. Кладбище насквозь продувалось ветром и она сильно замерзла в ожидании, когда подойдет очередь гражданской панихиды и для бывшей подружки.
    Кроме всего прочего, ужасно действовала на нервы истерическая трескотня Лариски. За последние полчаса та уже раз пятьдесят повторила слово "маньяк", делая при этом большие глаза. Кирш поймала себя на мысли, что не мешало бы сдавить длинную, но противно-мясистую шею подруги, чтобы те вылезли из орбит окончательно. Только из-за этой дуры она оказалась здесь...
    - Боже, иже еси на небеси, убереги рабу твою от маньяка злобного! неожиданно закатила к серому небу выпученные очи Лариска.
    Лена искоса глянула на нее. В контексте молитвы маньяк еще не упоминался.
    - И конца ужасного, - подсказала она.
    - И конца ужасного! - послушно повторила подруга и смахнула слезинку под левым глазом. Осторожно, чтобы не размазать тушь.
    Кирш с трудом удержалась, чтобы не расхохотаться. Это было бы логичное окончание как нелепой молитвы, так и речи над гробом, которую мямлил отец Машки.
    Она не испытывала ничего, кроме злости, но ножа, чтобы успокоиться, под рукой не было.
    При воспоминании о любимом транквилизаторе, Лена посмотрела украдкой на часы.
    Ее уже ждали в гараже, куда безнадежно опаздывала.
    Она осмотрелась. Раствориться в толпе провожающих не представлялось возможным в виду отсутствия таковой. Оставалось ждать, чтобы соблюсти проклятые приличия - условности поведения, пережитки морали каменного века, которые уже давно засели ей в печенках. С таким же успехом, будь Иисус Христос каннибалом, была бы освящена традиция поедать ближнего усопшего.
    Лена хмыкнула. В этом случае ей бы пришлось думать о фигуре и диете.
    Мертвая подружка была довольно упитанной и тризна удалась бы на славу. Смешно, ей-богу, когда понимаешь, что все зависит от набора случайностей этакого кодекса случая, шестеренки которого мнут человека, беспощадно вылепляя из его сознания нечто, считающееся нормой или наоборот.
    Двигаясь бочком, она попыталась покинуть неестественное с точки зрения среднего людоеда сборище, но неожиданно почувствовала толчок в спину и обернулась.
    К провожающим присоединилась женщина средних лет, поддерживая под руку древнюю старуху.
    - Извините, - сказала женщина и отступила чуть назад, отрезая ей путь к незаметному отступлению.
    - Кого хоронят-то? - долетело до холодных ушей Лены шамканье старухи.
    - Машу - внучку твою, тетя Ася, - громким шепотом ответила ей Машкина тетка.
    - Никак померла? - удивилась бабка. - А я думала - батьку ее. Отчего померла-то?
    - Сердце, тетя...
    "Ну да, оно всегда останавливается, - подумала Лена и уяснила себе как официальную причину смерти, так и то, почему подругу хоронят так быстро. Никто, Лариска, твоего маньяка искать не будет..."
    Этот вывод укрепил ее в первоначальном намерении заняться самосудом.
    13:00 Сидя в джипе, Бирюк лениво курил в ожидании хозяйки машины. Из приемника звучала расслабляющая музыка. Вот под такую музыку он и мечтал побыть с Леной наедине, но та запаздывала. Ему хотелось думать, что она задерживается по привычке опаздывать на свидания, но разве можно так назвать их вторую встречу?.. Так, просто "стрелка" двух деловых партнеров. Однако, если верить Вовке, то у Лены все встречи с партнерами касаются исключительно бизнеса. Будь он, Сергей, чуточку побогаче, то мог бы настоять на том, чтобы девушка его часть вернула натурой. Какая ей разница? А дальше будет видно...
    От сладких мечтаний его оторвал выпуск местных новостей. Сообщение же о том, что найден неопознанный труп, загрызенный одичавшими собаками, напрочь выбило его из блудливой колеи. Если бы приятель не ночевал сегодня у него, то у Сергея не было бы никаких сомнений в том, чье тело было бы обнаружено дежурным техником котельной.
    Он нервно докурил и выбросил сигарету. Комментарии представителя санэпидемстанции о том, что меры к собакам будут непременно применены, его мало интересовали. Они могут сколько угодно варить мыло из бродячих собак и кошек, но им никогда не узнать то, что известно ему. И его другу.
    - Где же эта сучка? - пробормотал Бирюк, подкуривая вторую сигарету. Когда на тебя объявлена охота, ни о какой любви к ближним своим не может быть и речи. - Чертова дура!
    В этом стиле он поминал ее еще минут десять, затем завел джип и рванул к Довбне домой. Ясно было одно - в городе оборотень не один и любой прохожий может оказаться ночным волком.
    Управлять джипом оказалось не так просто, как того хотелось бы. Да и в этом не было ничего удивительного, потому что Сергей сидел за рулем второй раз в жизни. С тех пор, как полгода назад едва не угробил "жигули" приятеля, тот, разочаровавшись, попытки научить его передвигаться на колесах оставил и ключей больше не доверял.
    Талант водителя пришлось закопать в землю, чтобы вспомнить о нем сегодня, подобно индейцу о томагавке.
    Сравнение было ярким и боевым, как все тот же краснокожий на тропе войны - Бирюк ухмыльнулся игре воображения и тут заметил одного из тех прохожих, кто точно не мог быть оборотнем.
    Он притормозил, но лишь просто проводил Лену взглядом, когда та с подружкой вошла в бар гостиницы. Желание заняться процессом продления рода уступило страху за свою жизнь. Да и куда она денется, пока джип у него, ведь охота идет не за ней?..
    13:19 Все живое имеет ауру, даже милиционеры. Некоторые экстрасенсы-шутники говорят, что и она у них напоминает фуражку. Как бы то ни было, но видеть капитану в зеркале свою бледную ауру было не дано. Асфальт пока крепко держал его вес и, проходя мимо божьего храма, он подумал, что лозунг: "По газонам не ходить!", невинный человек придумать не мог.
    Вступить в лоно церкви Захар решил завтра, предварительно посовещавшись о судьбоносном решении с кумом. Тот, кстати, частенько говаривал: "Не согрешишь - не покаешься!" и это вселяло некоторый оптимизм.
    13:27 Она не стала ходить по больницам, потому что ни одна из них не стала бы им помехой, и уже второй день стояла около морга. У нее не было документов, свидетельствующих о том, что двое из ее помета пребывают в холодильных камерах... да и кто их мог выдать ей?
    Шестеренки мира, куда загнал их голод, вертелись по своим законам. Одетая в нелепую крестьянскую одежду, волчица наблюдала за дневной жизнью морга и не видела способа выручить из крепкой каменной клетки родную кровь. Вокруг сновали ненавистные машины, въезжая и выезжая из ворот, украшенных двумя химерными изображениями лиц, носы которых плавно переходили в подбородок, а безглазые щели надбровных дуг хмуро таращились на нее. Гипсовые часовые демонстрировали свой врожденный дебилизм всем обреченным, чье место в крепости за их спинами...
    Всем, но не ей, ведь должен же быть какой-нибудь способ извлечь тела сыновей оттуда. Вечером, когда соберется вся стая, она должна будет предложить план.
    Никому и никогда не доводилось придумывать нечто подобное, потому что еще никто не попадал в подобную ловушку. Вся вина лежала только на ней это была ее идея пробраться в город, смешаться с людьми и пережить таким образом долгую голодную зиму. В прошлом году некоторые из ее стаи отважились на это, пока вся семья перебивалась случайными попутчиками на сельских дорогах. Их отзывы и подбили ее принять роковое решение...
    Действовать нужно было еще вчера, но врожденная осторожность удержала от того, чтобы ворваться обезумевшей волчицей внутрь. В лучшем случае, она смогла бы загрызть пару-тройку санитаров, но потом ее прибили бы шваброй или неминуемо изолировали в какой-нибудь подсобке. Таких помещений там хватало - сегодня ей удалось проникнуть внутрь и узнать, где точно находятся их тела. Как же не хватало членов стаи! Но встреча была еще позавчера назначена на сегодняшний вечер...
    Мимо пролетела машина и окатила ее брызгами из лужи. Желтые глаза сузились от ненависти, а затем неожиданный и радостный оскал прорезал лицо.
    Она узнала этот бордовый джип.
    Расталкивая медлительных прохожих, волчица быстрым шагом последовала за машиной, благо та притормозила на светофоре. До вечера у нее еще есть время, чтобы отомстить хотя бы водителю, из-за которого и начались все неприятности.
    13:33 Вовка, открывший дверь на требовательный стук приятеля, был весь в крови.
    - Что с тобой? - преисполнившись ужаса, спросил Бирюк.
    - Ничего, - недовольно скривился Довбня. - Деньги принес?
    Сергей отрицательно повертел головой, не сводя глаз с забрызганного кровью белого халата.
    - Почему?
    - Эта сука не пришла.
    - Стерва! Сейчас я ей перезвоню.
    - Не надо. Ее нет дома. Она с подружкой в кабаке.
    - Откуда ты знаешь?
    - Видел, как они туда заходили.
    - Так чего же ты?..
    - Нужен ей этот джип, как зайцу стоп-сигнал! Меня беспокоит совсем другое.
    - Геморрой?
    - Иди ты! Дело в том, что... - Бирюк замялся. - Так и будем на пороге стоять?
    - Проходи, если хочешь, - Вовка посторонился. - Заодно поможешь.
    - А что ты делаешь?
    - Вспоминаю анатомию. Так что ты там хотел сказать?
    Сергей не ответил. Стоя на пороге комнаты, он дикими глазами смотрел на тело, распятое на полу. В луже крови оно лежало на полиэтиленовой пленке, прибитое за руки и ноги.
    Вскрытая грудная клетка нехорошо булькала, а обнаженные мышцы живота, напряженные нечеловеческой болью, мелко-мелко дрожали.
    - Представляешь, его живучести нет предела, - весело сказал Довбня, натягивая резиновые перчатки. - Ты не помнишь, селезенка справа или слева?
    - Понятия не имею, - выдавил из себя Сергей и сел в кресло, стараясь не возвращаться взглядом к оборотню. - Может быть, его проще было убить сразу?
    - Если ты уже успел забыть, то я открою тебе военную тайну, что мы это уже пробовали, - радостно проговорил Вовка и полез пинцетом во внутренности.
    Было похоже, что он веселится ото всей души.
    - Ты не пробовал с ним поговорить?
    - Не будь идиотом, - хрюкнул приятель. - Что у нас общего?
    - Образ и подобие. Хотя бы полюбопытствовал, откуда он... они взялись?
    - Да ради Бога! Наплетет что-нибудь о секретных лабораториях Чернобыльской зоны и о том, как советская разведка похищала образцы лунного грунта у американских космонавтов... Бред все это!
    - Все равно интересно!
    - Сейчас будет еще интереснее!!
    По телу оборотня пробежала конвульсия. Бирюк, подавив судорогу пищеварительного тракта, отвернулся и глухо сказал:
    - Они ищут нас.
    - Кто? Милиционеры?
    - Его приятели...
    - О, вот и наша селезенка. Представляешь, древние, кажется, греки специально вырезали ее бегунам, чтобы те бегали быстрее.
    - Ты слышал, что я сказал?!
    - Да, непросто было в те времена быть гонцом. Откуда ты это взял?
    - По радио сообщили.
    - Так и сказали? Мол, мы, оборотни ищем?..
    - Они загрызли сегодня какого-то бомжа!
    - С твоим воображением да в писатели! - фыркнул приятель. - О, а вот нечто, напоминающее желудок... Черт! Подай мне магнит, я уронил пинцет.
    - Ищи ассистента в другом месте, кровожадная скотина!
    - Не надо истерик. Подумаешь, бомж! Им к нам никогда не подобраться, пробормотал Довбня, сосредоточенно ковыряясь скользкими от крови перчатками в кишках. - Мы им, хе-хе, не по зубам!..
    Тут он ошибался.
    13:44 Волчица стояла за дверью. Ноздри ее ритмично расширялись, втягивая воздух, пропитанный ароматом свежей крови, дурманившим мозг. Она едва сдерживалась, чтобы не скрести ногтями по двери.
    Там был один из ее семьи. И он был в ловушке, потому что его запах был пропитан страхом. Отстранясь от замочной скважины, мать собралась с мыслями.
    Находка объясняла, почему один из сыновей не пришел на ее зов и тут же возникала загадка. Как им удалось его заманить?
    Волчица перевела дыхание и постучала в дверь.
    13:46 Все было не так. Нереальность сквозила в происходящем, но Сергей лишь с большим трудом понял в чем дело.
    - Слышишь, ведь он - оборотень, так?
    - Угу, - согласился Довбня, не отрываясь от своего занятия анатомией.
    - Но ведь, кажется, оборотни - это те люди, которые становятся волками под влиянием полнолуния, так?
    - Тебе лучше знать.
    - Брось ты! Скажи, где же они были раньше? Почему не давали о себе знать?
    Откуда они взялись в последнее время?
    - На все твои вопросы мог бы ответить только он, но я перерезал ему голосовые связки и тебе придется подождать до следующего утра.
    - Это как-то неправильно... - пробормотал Бирюк, но мысль закончить не успел, потому что в дверь постучали.
    - Ч-черт! - прошипел Вовка, снова уронив от неожиданности инструмент куда-то во внутренности.
    - Кто это?
    - Может быть, это дура Лена принесла деньги, - пожал плечами приятель. - Пойди и посмотри.
    Сергей на цыпочках подобрался к двери и приник к глазку.
    - Не вздумай пускать ее сюда, - донесся голос из комнаты, - а то ума у тебя хватит...
    - Вовка, - свистящий шепот заставил Довбню оторваться от увлекательного занятия, - Вовка, там...
    - Что там?
    - Тише ты, - Бирюк приложил палец к бескровным губам. - Там твоя домохозяйка...
    - Ты с ума сошел, - тоже шепотом пробормотал приятель и машинально вытер руки в перчатках о халат. - Какая домохозяйка? Она должна приехать только через полгода...
    В дверь начали барабанить.
    - Что будем делать? - Бирюк сравнялся цветом лица с желтоватыми выцветшими обоями.
    - Ничего, - Вовка пожал плечами. - Постучит и уйдет. Я на всякий случай сменил замок...
    - А если не уйдет?
    Довбня оскалился:
    - Убить ее будет проще, чем этого...
    - Тебе бы все убивать, - кривой улыбкой Серега попытался было дать понять, что шутку понял. - А все-таки?
    - Да не переживай ты так! Там, в холодильнике еще осталась водка, пойди и налей себе.
    - А тебе?
    - Не видишь - я делом занят. Для хирурга, знаешь ли, самое паршивое, когда дрожат руки.
    - А от этого барабанного боя они у тебя не дрожат? - Бирюк кивнул в сторону двери, которая ходила ходуном.
    - Во время войны мы даже под бомбами оперировали. Будем считать, что это учебная тревога.
    - Ну-ну...
    Когда Сергей вылил в стакан остатки водки, в дверь стучать устали.
    Мысленно возблагодарив такое стечение обстоятельств, он опрокинул водку в себя.
    Внутренняя дрожь улеглась и можно было спокойно косить взглядом на вскрытое тело, где под проворными руками Довбни что-то чавкало и хлюпало, как в болоте.
    - Как же они все-таки умирают, а?
    - Откуда я знаю? - пожал плечами приятель. - Быть может, от старости темными безлунными ночами...
    13:51 Грохнув по неподатливой двери последний раз, волчица оперлась на перила, тяжело дыша. Ублюдки, кто бы они ни были, гостей не желали. Оставалось одно - затаиться в засаде...
    Она повертела головой. Лестничная площадка - неважное место для засады. Выщербленные ступеньки, ободранные двери и стены, изуродованные надписями от патриотически-оптимистических типа: "Жопа, жопа - лысая моя!" до трагически-безысходной: "Прощай, иду на хуй!". Во всем этом не было ничего лишнего и любая фигура будет чужеродным телом в глазах...
    От невеселых раздумий ее отвлекли шаги. Волчица посмотрела вниз. Там медленно поднималась серая фуражка.
    "Ну вот, - подумала она. - Сейчас начнется: кто, что и зачем?.. И они еще называют их волками!.."
    Вопреки опасениям, милиционер не обратил на нее никакого внимания и позвонил в дверь напротив. Та открылась и закрылась, когда тот вошел внутрь.
    Послышался сварливый женский голос, интересующийся, почему он опоздал на обед, ведь не с его желудком нарушать режим и диету.
    Волчица щелкнула зубами - это был совсем не признак разочарования, как принято думать. Она еще раз посмотрела на дверь и медленно начала спускаться вниз.
    Между вторым и третьим этажом навстречу ей попалась девушка. Ноздри брезгливо поморщились - от той тяжело разило перегаром, забивая естественный запах.
    13:55
    Выйдя из бара, где ей до смерти надоела подружка, Лена решила на всякий случай зайти в гараж, но, как и следовало ожидать, там никого не было. Никто не ждал ее, чтобы с блудливой улыбкой вручить ключи от машины и сказать пару банальных комплиментов. Выкурив сигарету, она нашла в записной книжке адрес и направилась к механику домой паутинками переулков. Уже подходя к цели, Кирш в одном из дворов заметила бордовое пятно, которое оказалось ее джипом. Это ее не удивило, а лишь уверило в правильности избранного пути.
    Автомобиль стоял у подъезда и беззаботный слесарь даже не вынул ключи из замка зажигания. При мысли о том, чтобы угнать собственный джип, а затем потребовать за него компенсацию, Лена ухмыльнулась. Идея была неплоха, но ей хотелось совсем другого.
    13:56 Бирюк зажег спичку, подкурил и спросил:
    - Где тут у тебя пепельница?
    - Ты в ней сидишь.
    - Зачем это тебе? - Сергей затянулся сигаретой и сбил пепел на пол. Маркиза де Сада начитался, да?
    - Да нет, кроме газет я ничего не читаю, - Довбня вынул из тела сочащийся кровью кусок. - Посмотри! У него печень новорожденного младенца! Вот что значит здоровый образ жизни! Представь, на что похожа твоя!
    - Не хочу.
    - А хочешь, я тебе пересажу эту?
    - Не сомневаюсь, что в тебе закопан гениальный хирург, но так далеко моя вера в него не распространяется...
    - Зря. Печень - великое дело. Самураи, например, первым делом вырезали у своих врагов печень и ели ее в сыром виде...
    - Какая гадость! Где ты этого набрался?
    - Чего?
    - Древние греки у тебя тоже что-то там вырезали, самураи ели... Надеюсь, славяне себе ничего такого не позволяли?
    - Точно не скажу, но что они, по-твоему, не люди?
    - Никогда не подозревал, что у тебя такое своеобразное представление о людях.
    - Кстати, слово "жрать" произошло от выражения "приносить жертву". Зеки, должен тебе сказать, убегая из концлагерей, специально брали с собой какого-нибудь лоха на мясо и потихоньку его ели, ампутируя сначала конечности, затем филейные части, приберегая внутренности, богатые витаминами, на конец...
    - Заткнись, ради Бога!
    - О, ты себе не представляешь, что люди ради него делали! В пылающую пасть Молоха, например, бросали младенцев, а...
    - Я не хочу этого слышать!
    - Не психуй, просто к слову пришлось...
    Некоторое время Вовка молча ковырялся в чужих кишках, затем снова заговорил:
    - Ты меня спрашивал, зачем я это делаю. Так вот, ответ прост - из элементарного человеческого любопытства.
    - Это элементарное бесчеловечное любопытство.
    - Так он же - не человек. Он просто белая мышь в подобии человека.
    - Все равно, это как-то... Кто бы он ни был, ему же больно! Ты не имеешь морального права это делать!
    - Вот как ты ставишь вопрос! А что такое мораль? Скорлупа, внутри которой человек поедает самого себя. Поедает и протухает, как куриное яйцо. Тебе бы пора уже вырасти из зародышевого состояния. Нельзя приготовить яичницу, не разбив яйцо! Вряд ли бы он позаботился об анестезии, перегрызая мое горло.
    - Сплошное словоблудие!
    - Еще говорят, - невозмутимо продолжал Довбня, - что человек способен на все, даже истребить самого себя. А способен ли он на то, что делает этот оборотень? Разве тебе неинтересно, почему он превращается в волка под влиянием лунного света и практически неуязвим? Почему его тело легко восстанавливает любые повреждения?
    - Ты хочешь это узнать с помощью скальпеля? Даже мне ясно, что для этого нужны более серьезные исследования и анализы. То, что делаешь ты какое-то несуразное зверство!
    Мясник!
    По натянутым нервам Сергея серпом резанул дверной звонок. Довбня тоже не ожидал ничего подобного. Его рука дернулась и из рассеченной артерии ударил фонтанчик крови. Хирург неловко пережал ее зажимом. Лицо оборотня начала заливать восковая бледность.
    Было очень похоже, что его сказочной живучести снова приходит конец.
    - Сволочь! Сейчас я устрою этой старой карге ампутацию головы! - Вовка поднялся на ноги и решительно зашагал в коридор, сжимая в скользкой от крови перчатке скальпель.
    Ошалевшим взглядом Бирюк проводил его, неуверенно пробормотав:
    - Ты с ума сошел...
    На пороге стояла Лена.
    - Как ты меня нашла? - удивленно поинтересовался Довбня, не зная, продолжать ему злиться или нет.
    Бравые шутки о готовности к убийству были хороши для Сергея, но не в настоящей жизни. Разница пока еще существовала и он не был готов переступить черту, хотя уже начинал осознавать, что от врача до убийцы один шаг. Страдания оборотня будоражили воображение, но "скорлупа" воспитания еще не была разрушена окончательно.
    Девушка пожала плечами. Ее взгляд завяз среди бурых пятен на белом халате.
    - Деньги принесла?
    Лена кивнула и несмело улыбнулась:
    - Я вижу, что ты в свободное время развлекаешься вивисекцией?
    - Не твое дело, - Довбня отвернулся и крикнул. - Серега, ключи от машины у тебя?
    - Нет! - донеслось из комнаты.
    - Ключи в машине, я уже смотрела.
    - Чертов склеротик!
    - Ничего страшного, - Кирш открыла сумочку, затем подняла глаза на Вовку.
    - Ты не мог бы отвезти меня домой? Я сегодня немножко выпила и...
    Он ухмыльнулся.
    - Я немножко занят этой, как ее, вивисекцией, но Серега совершенно свободен, хотя тоже немножко выпил.
    - Не страшно, - она протянула деньги.
    - Постой здесь, сейчас я его пришлю.
    Лена открыла было рот, чтобы что-то сказать, но Вовка бесцеремонно захлопнул дверь перед ее носом.
    - Слышь, донжуан, тебе предоставляется редкий случай доставить домой пьяную проститутку. Хочешь им воспользоваться?
    - Уж лучше общаться с пьяными блядями, чем с маньяками! - процедил сквозь зубы Сергей и поднялся с кресла.
    - Подожди, я дам тебе кое-что на память о сегодняшнем дне, - Вовка нагнулся над телом и одним точным движением скальпеля отхватил у оборотня ухо. Отжав, как тряпку, он протянул его приятелю. - Держи! Лучшего афродизиака ты не найдешь. Древний вьетнамский рецепт.
    - Я должен это съесть? - Бирюка передернуло от брезгливости.
    - Зачем же так сразу? - приятель фыркнул. - Только тогда, когда сильно проголодаешься. Я заверну его тебе, а ты положишь это поближе к яйцам Вьетнам научил Америку многому...
    - Это... это не лезет ни в какие рамки! Ведь ты же нормальный пацан!..
    - Что может знать о норме человек, скупающий по ночам трупы? Приходи вечерком и мы поговорим о норме. Или лучше утром, когда оживет этот клиент...
    - Пошел ты!
    - Я, пожалуй, останусь, а тебя в самом деле там ждут! До свидания. Вовка сунул сверток с ухом Бирюку в карман курточки. - Иди, иди. Ты должен мне верить.
    Сергей молча вышел.
    - Привет, - сказала Лена.
    - Привет, - он через силу улыбнулся ей.
    - Вчера ты был приветливее.
    - Угу...
    Они медленно спускались по лестнице.
    - Чем вы там занимались? Трупы разделывали, да?
    - Можно и так сказать.
    - Чьи, если не секрет?
    - Что ты?! - к Бирюку начало возвращаться хорошее настроение. Конечно, не секрет.
    Он открыл дверь подъезда и пропустил Лену вперед.
    - Сегодня был...
    Девушка не дала ему договорить. Обернувшись, она схватила его за руку:
    - Где моя машина?!!
    Сергей глупо заморгал и огляделся. Джипа нигде не было видно.
    14:03 Вовка затушил в стакане сигарету и окинул взглядом временно усопшего. Как и раньше, тот был похож на человека. Отодрав пластырь, Довбня ножом разжал зубы. Они были здоровые и ровные, как на подбор.
    - Пользуйтесь зубной пастой "Werwolf Superwhite"! - ухмыльнулся он и принялся методично выдергивать зубы.
    Сосредоточенно пыхтя, Довбня прицеливался, драл зуб и бросал его в угол.
    Раздавался тихий костяной стук, от которого у него поначалу по коже бежали мурашки. Даже самому себе он не смог бы объяснить, зачем это делает. Может быть потому, что крутизна яйца познается в еде.
    14:13 Кротов лениво ковырялся спичкой в зубах, когда по телефону его вызвал к себе начальник. Было абсолютно непонятно, на кой черт он тому понадобился после плотного обеда.
    - Добрый день, - буркнул Кротов, прикрывая за собой тяжелую дверь.
    - Добрый вечер, - ответил подполковник, снимая с носа очки в тонкой оправе. В левой руке он держал лист бумаги, который, похоже, только что читал.
    - Вечер? - удивился посетитель.
    - Так ты уже знаешь? - еще больше удивился Полищук.
    - Что? - происходящее начало напоминать Кротову игру в вопросы и ответы, но только в одни ворота.
    - Я не устаю восхищаться твоей интуицией и умением уходить от ответов, - сделало комплимент начальство и протянуло ему листок. - В девятнадцать часов объявляется по городу комендантский час и начинается операция "Вечер". Ознакомься с подробностями.
    Подробности сшибали с ног. Всему личному составу управления предписывалось всячески помогать военным патрулям производить отстрел диких собак и кошек, которому и было присвоено гордое название "Вечер".
    - Темная ночь, только пули будут свистеть в проводах... - выдавил из себя Кротов.
    Не то, чтобы он любил беспризорных животных, но устраивать на них ночное сафари было явным перебором. - Бред какой-то! Разве не проще будет начать отстрел завтра с утра?
    - Ты хочешь, чтобы они этой ночью загрызли еще кого-нибудь?
    - Так это из-за какого-то бездомного штемпа столько шухера?
    - Ой, Саша, - поморщился от жаргона Полищук, - только не надо корчить из себя Жеглова. Я не буду тебе объяснять, что любой бомж - тоже, каким странным тебе это не кажется, человек. К тому, скажу тебе по секрету, он этой ночью был отнюдь не один. Общественность возмущена и нужно что-то делать. Голодные собаки - те же волки.
    - Так пусть эта возмущенная общественность их накормит.
    - Общественности самой жрать нечего и ты это прекрасно знаешь.
    - И какая-то шишка с высшим гуманитарным образованием, - произнес Кротов, намекая на мэра города, - решила устранить проблему самым кардинальным образом, да?
    - Наше дело подневольное, - развел руками подполковник.
    - Может, лучше яд разбросать? Дешевле как-то.
    - Ядом будут травить крыс, которых потом съедят недобитые кошки и собаки.
    Мыслить надо стратегически, понял?
    - И вы верите, что люди будут разбрасывать кости, а не понесут их домой? - фыркнул старший лейтенант. Сам факт того, что мясокомбинат выделил две тонны костей, дабы личный состав с их помощью выманивал бродячую живность на себя, казался высшей стадией идиотизма.
    - Вот за этим ты и проследишь.
    - Я?!
    - Да. Ты назначаешься старшим группы поддержки. Это приказ.
    Кротов с трудом сдержался, чтобы не расхохотаться. Даже над самими дебильными распоряжениями начальства при нем смеяться не следовало. Это тоже было одним из правил этикета.
    - Пусть будет так, - пожал плечами он.
    - Сбор личного состава в восемнадцать часов во дворе управления. На каждую машину выделять не больше десяти килограмм костей, - хлопнул Полищук рукой по столу, давая понять, что говорить больше не о чем.
    Старлей кивнул и попятился к двери.
    - И, кстати, Саша, проследи, чтобы наши придурки взяли с собой запасные обоймы.
    - Будет сделано, - ответил Кротов, вышел в коридор и дал волю эмоциям.
    Взрывы хохота перемежались порциями отборного мата.
    14:24
    У босых ног, нежно касаясь блестящих после педикюра ногтей, плескались волны синего моря. Сидя в шезлонге, он поливал его шампанским "Вдовец Волобуев", создавая необходимую пену. Шампунь, конечно, подошел бы лучше, но кто-то сказал ему, что смесь шампуня с морской водой вредна для кожи.
    Бутылка опустела. Прицелившись в голову одного из телохранителей, торчавшую из воды метрах в двадцати, он швырнул ее, как гранату. Она еще вертелась в воздухе, разбрасывая солнечные зайчики, когда раздался звонок телефона.
    Он еще успел пожалеть о том, что не выкинул его вслед за бутылкой, и проснулся.
    Телефон продолжал нудно пищать.
    - Чего надо?
    - Витек, ты?
    - Папа Римский, дура! - Витек Бугай - один из местных авторитетов, не любил, когда прерывают его послеобеденную сиесту. Больше этого он не любил, пожалуй, только бывшую жену, которая это сейчас сделала. - Ленка, ты ч?? Охренела в натуре, да? Я тебе, козе драной, сколько раз говорил, что...
    - Ой, Витек, извини! Тут...
    - Не перебивай, тычинка! - рявкнул Бугай, злясь не на шутку. - У нас базар с тобой был, чтобы ты этот номер забыла или нет?! Был или нет? Не слышу!
    - Был, но тут...
    - Я говорил, что если захочу тебе засадить, то сам тебя найду или нет?
    - Говорил...
    - Так какого красного и толстого ты, лушпайка, смерти ищешь?
    - Бордового...
    - Чего? - Витек прервался, соображая, издеваются над его мужским достоинством или нет.
    - Джип у меня сперли.
    - Кто?
    - Я думала, что это твои шуточки.
    - Я шутить не люблю!
    - Так, может, кто из твоих орлов решил надо мной поиздеваться, - бывшая жена всхлипнула. - А ты обещал, что...
    - Ты на пацанов не гони, подошва стоптанная! Им такие дырки, как ты, без надобности.
    - Тогда, наверное, кто-то решил тебя проверить - вот и начал с меня...
    Такая мысль показалась Бугаю довольно реальной. Какая-нибудь скотина вполне могла решиться начать копать под него - не самого последнего человека в городе. Мало ли чего он кому сделал за свою короткую, но бурную жизнь... а у него не должно быть уязвимых мест!
    - Если бы ты смог вернуть мне машину, то показал бы на что способен...
    - Хорошо. Я дам пацанам команду, чтобы они пошарили по городу. Давно это было?
    - Часа пол назад.
    - Очень хорошо. Сиди на проводе. - Витек дал отбой и ухмыльнулся. Он покажет на что способен. Всем. И ей тоже. Толстые пальцы пробежали по клавиатуре. - Болт!
    - Я.
    - Нужно найти бордовый "Cherokee".
    - Где?
    - В городе, придурок.
    - И что с ним делать? Купить? Угнать?
    - Найти, я тебе сказал. Понял?
    - Что же тут непонятного!
    - Все. Я на связи.
    Бугай положил телефон на тумбочку и вытянулся на кровати. Ленка, хоть и дура, но права. Время от времени нужно показывать, на что ты способен.
    15:03 Кирш тупо смотрела в окно. Там на дереве сидела ворона и так же тупо таращилась вдаль. Город щетинился голыми ветвями. С серого монотонного неба сеялась мелкая дрянь.
    Пейзаж был безрадостен, как похмелье. Депрессия тупо тянулась к сердцу немытыми лапами.
    ...муж - тупой бык. Подружка - вообще, Чебурашка с задницей вместо головы.
    Я блядская мстительница... Зачем мне все это? Не проще ли сдохнуть?..
    Последнюю радость - быструю езду, и ту украли...
    Она вздрогнула от грохота. Мать на кухне в очередной раз выронила тарелку.
    Хотелось верить, что чистую.
    ...мамаша - алкашка с трясущимися руками, торгующая трупами. Интересно, есть ли за это статья? Мелким хулиганством это не назовешь. Может быть, расхищение государственной собственности в особо мертвых размерах?.. Идиотизм, конечно, но в этой стране любая статья найдется... Это и называется кармой, черт бы ее побрал!
    Как то раз ей попался партнер, просвещенный не то в буддизме, не то в общих чертах истории религий. Он-то и высказал ей свою точку зрения как на будущее страны, так и относительно ее прошлой жизни. Очкарик был логичен и убедителен настолько, что показался Лене полным шизофреником. По его словам выходило, что в прошлой жизни она, как минимум, не сделала ничего хорошего. Поэтому снова родилась человеком, но уже в этой стране. Дальше все было похоже на старый анекдот, где Бог в ответ на мольбы женщин тонущего корабля отвечает: "Я вас, блядей, пять лет старался собрать в одном месте!" Тогда она ему так и сказала, на что получила ответ в том смысле, что "сказка ложь да в ней намек".
    Это было пять лет назад, еще до замужества. Ее в то время переполнял оптимизм.
    Семейная жизнь несколько вправила ей мозги, а последние год-полтора показали ей, что только слепой не видит той задницы, в которой сидят все. Правда жизни была и в том, что ее ждало беспросветное старение и никчемная смерть. Как всех.
    - Как всех... - сказала Лена вороне. - Стоит ли жить?
    - И мать заберет тебя с собой в космос, - каркнула птица.
    Продолжительный звонок заставил Кирш очнуться от дремы.
    - Ленка, ты? - по голосу чувствовалось. что Чебурашка пьяна вдрызг.
    - Что еще?
    - Хочешь большой и чистой любви?
    - Иди проспись!
    - Зачем? Вот ты ушла от меня и не знаешь, что с сегодняшнего дня в городе вводится санитарно-комендантский час.
    - Это еще с какого горя?
    - Псов, говорят, будут от... от... отсасывать!
    - Чего?!! - с Лены слетели остатки сна. Вполне возможно, что Лариска имела в виду аспирин "UPSA", но при чем тогда санитарно да еще комендантский час?
    - Отстр... отстреливать их будут, вот!
    - Ты совсем спятила! Иди домой, прими душ и в постель!
    - Если ты мне не веришь - включи телевизор или радио. И вообще, я уже дома, - в трубке послышались рыдания. - Бедных собачек будут ставить к стенке!
    Несчастненькие-е...
    - За что?
    - Откуда я знаю? Может, за аморальное поведение...
    - Ложись спать! Я жду звонка, - Лена положила трубку.
    Было ясно, что либо подружка, либо городские власти сошли с ума.
    Озадаченно поджав губы, Кирш включила приемник.
    - ...во избежание шальных пуль населению запрещается покидать свои жилища с девятнадцати до двадцати трех часов. Не рекомендуется...
    Она выключила приемник и пробормотала:
    - Нарушители будут расстреляны на месте, как собаки.
    Ей, как никогда, захотелось сжать в руках руль и уехать отсюда куда глаза глядят. И чтобы пыль стояла за ней столбом, а рядом лежал нож. Боже, почему не звонит этот придурок?!
    На кухне опять что-то упало на пол. Судя по звуку, кажется, чашка.
    - Мать, ты что там делаешь?
    - О, Ленчик, - на пороге комнаты нарисовалась, нелепо улыбаясь мать. Я и не знала, что ты дома.
    - Еще бы, - Лена передернула плечами. - Я же пока живая.
    - Ты не поверишь, что я тебе скажу! - лицо Терешковой слепилось таинственнопьяной гримасой. - Он вернулся!!!
    - Кто?
    - Тот, которого я... Ну, это...
    - О чем ты говоришь?
    - Ну, тот жмурик, которого я продала... Так вот, он снова у меня!
    - Так продай его еще раз! - Лена вытолкала мать из комнаты и захлопнула дверь.
    "Совсем старуха из ума выжила. Скоро покойников вместо любовников домой таскать начнет. Ведь все что-нибудь с работы тащат..."
    15:40 Ни с того, ни с сего поднялся ветер. Под его порывами зашуршали палые листья и наперегонки понеслись по улице. Веселья в этом было еще меньше, чем в движениях скотины, которую гонят на убой. Редкие прохожие окраин закрывались воротниками, придерживая шляпы.
    В недостроенном цеху долгостроя гулял, клубясь пылью и строительным мусором, сквозняк. Через несколько минут сюда подъедет бордовый джип и с наступлением сумерек соберется вся стая. В проемах окон будет видно, как неожиданно разбегутся облака, закат зальет горизонт кровью бога Ра и станет очень похоже, что перед действующими лицами и исполнителями раздвинулся занавес.
    По всему городу электрики, скребя кошками по бетону, меняли на столбах лампы.
    Публика должна видеть то, за что расплачивается.
    16:59 - Нашел, - коротко хрюкнул Болт, когда Витек ответил на вызов.
    - Хорошо. Через полчаса у меня стрелка. Не спускай глаз. Я перезвоню.
    Прервав связь, Бугай довольно улыбнулся. Теперь дело было за малым.
    - Ждешь?
    - Жду, - послушно ответила бывшая жена.
    - Жди, - Витек злобно ухмыльнулся. - Надежда, говорят, умирает в самом конце.
    Он набрал еще один номер.
    17:39 Когда капитан Захар подъехал к управлению, там вовсю гремели костями.
    Создавалось впечатление, что в подвалах наконец-то обнаружили могильник сталинских времен. Земля под ним качнулась, когда он вышел из "уазика".
    - Булка, что здесь происходит?
    - Операция "Вечер", - буркнул тот и не без удовольствия швырнул пластиковый мешок с костями в открытый багажник "жигулей".
    От звука, с которым кости шмякнулись, капитана передернуло.
    - Я знаю, что не "Утро". Ты мне скажи, на кой черт эти мощи?
    Старший сержант на него вытаращился удивленно:
    - Так ведь надо чем-то этих тварей выманивать.
    - А потом?
    - Что потом? Пристрелят их и мы дальше поедем, - кому-кому, а Булке план операции был ясен, как перец.
    - А с костьми что?
    - Соберем, само собой. Зачем добру пропадать? Мой Сирко их тоже любит.
    - Ага, - Захар хмыкнул. - Кости, выходит, многоразового использования.
    Хитра голь на выдумки, нечего сказать. Брось тогда и мне мешочек.
    Капитан тихо улыбнулся, представив, как обрадуется Джин, когда он приедет сегодня вечером к куму.
    18:05 - Свободен, - сказал Витек Болту и осмотрелся.
    В слабом свете восходящей Луны угадывались недостроенные корпуса, над которыми уходила ввысь кирпичная труба. Судя по ней, вполне можно было предположить, что строили крематорий. Нигде не горел ни один огонек. Место для приведения задуманного в исполнение было идеальным.
    Когда стоп-сигналы автомобиля Болта скрылись за далеким поворотом, Бугай достал телефон.
    - Ждешь?
    - Жду, - давно он не слышал этого голоса таким покорным.
    - Считай, дождалась. Бери тачку и подъезжай минут через пятнадцать.
    - Куда?
    - Хрен его знает.
    - Ты опять шутишь!
    - Фильтруй базар, кобыла! Я в натуре не знаю, что тут строили. Может, таксисты знают.
    - Скажи хоть, где это?
    - Будешь ехать по объездной к новому кладбищу. Метрах в ста от дороги будет торчать длинная такая труба. Вот к ней и приходи.
    Нажатием кнопки Бугай оборвал возмущенное бормотание. Пора было браться за дело.
    Он открыл багажник и достал оттуда связку тротиловых шашек, фонарик и кусачки.
    Нехитрому делу минирования машин его обучили давно, еще в бытность "шестеркой". Способ избавиться от кого-нибудь довольно банальный, но действенный, а это - главное.
    Подняв капот джипа, Витек с головой погрузился в работу. Прошло несколько минут, прежде чем его уши уловили приглушенное рычание.
    "Башковитый у нас все-таки мэр, дай бог ему стать президентом на старости лет!
    Стрелять этих тварей надо, как..."- мысль прервалась, когда он почувствовал, что его тянут за штанину.
    Бугай сжал в левой руке фонарик, а правой расстегнул кобуру под курточкой, вынул пистолет и начал медленно оборачиваться.
    Вокруг машины бродили смутные крупные тени. Когда на одну из них упал луч света, он едва удержался, чтобы не присвистнуть.
    "Волк, чистый волчара, мать твою! "- мелькнуло у Витека, а так как долго думать он не привык, то тут же выстрелил.
    Раздался душераздирающий вой, но порадоваться за себя Бугай не успел.
    Мощное тело грузно упало на открытый капот, который под его тяжестью обрушился на авторитетную голову.
    18:14 Скользя когтями по гладкому металлу, Вихрь соскочил на землю. Капот приподнялся и тело сползло вниз, где его подхватили зубы.
    Мельхиор, слабо поскуливавший после ранения, с утробным рычанием вгрызся в открытое горло. По телу пробежала конвульсия и в теплое мясо впились остальные сородичи.
    На чьих-то зубах хрустнул ореховой скорлупой мобильный телефон.
    18:22 Лена вышла из такси и огляделась. Место вроде было именно то, о котором говорил Бугай. Стройка, труба, по другую сторону - лысые холмы колхозных полей.
    - Мог бы и фары включить, козел, - зло пробормотала она.
    Тропа была явно непроторена и острые каблуки сапог то и дело вязли в целине. Видать, угонщики облюбовали это место недавно. При мысли о том, что Бугай с ними сделает, у нее потеплело на душе.
    - Витек! Где ты?
    Зов растаял во тьме тишины.
    Пройдя еще с десяток метров, Лена увидела пятно света и очертания родной машины. Идти вперед сразу стало легче. Ей даже показалось, что Бугай не такой уж козел.
    Радость не покидала ее до того момента, когда Кирш увидела в тусклом свете фонарика растерзанное тело. Пищевод жгутом скрутила конвульсия и ей стало очень нехорошо.
    Прислонившись дрожащим телом к джипу, Лена вытерла глаза и увидела окружившие ее красные огоньки. Моргнув несколько раз, она разглядела и тех, кому принадлежали эти светящиеся глаза. Не успела она подумать о том, что еще не поздно прыгнуть в машину, как кольцо ночных животных начало неумолимо сжиматься.
    Ноги подкосились и Кирш медленно опустилась на колени. Теперь ее глаза оказались на одном уровне с угрожающе оскаленными клыками.
    "Козел все-таки Витек! И я дура! Если бы еще на денек задержалась у бабки, то все было бы совсем не так... Или рано или поздно все случилось бы именно так?.. От блядской судьбы даже на джипе не уйдешь, амазонка ебаная..."- с предсмертной тоской подумала Лена и тут ею овладела злость. На всех и вся. Почему она? За что ее сейчас должны сожрать? Потому, что таков закон джунглей? Если так, то, может быть, они сейчас не такие голодные - все-таки перекусили, и ей стоит попытаться побороться за выживание?..
    Облизав пересохшие губы, она поползла вперед, стараясь не смотреть в глаза выбранному зверю. Костным мозгом Кирш почувствовала, как замкнулся позади круг, отрезая путь к отступлению. Какое к черту отступление? Ты шагу ступить не успеешь, как... Только не надо об этом думать. Запах страха их провоцирует...
    Расширенные ноздри уловили густой запах псины. Волосы шевельнуло чужое дыхание. Она робко протянула вперед руку, стараясь не представлять себе, как зубы оттяпают кисть и из артерий хлестанет кровь.
    Шерсть была густой и шелковистой, как у вымытой собаки. Волк шумно задышал и чуть отстранился.
    - Дурачок, - хрипло забормотала Лена, - что я могу тебе сделать? Плохого?..
    Ее левая рука скользнула волку на живот. Зверь мелко-мелко задрожал, но не отодвинулся. Она сочла это за добрый знак.
    - Хороший мой, дикий, - тихо шептала она то, что привыкла, - кто тебя еще погладит?
    Кто приласкает?..
    Волк медленно осел на бок. Когда рука добралась до его паха, он забеспокоился и легонько сомкнул зубы на шее Лены, словно давая понять, что любые шутки с ее стороны неуместны.
    - Ну-ну, не надо быть таким кровожадным, - поглаживая волчьи гениталии, уже смелее посоветовала ему Кирш. - Я знаю, что настоящие зубы у тебя, а не у меня. Но и ты должен понять, что я - блядь, а не Зоя Космодемьянская...
    Хватка ослабла, будто зверь понял ее. Это вдохновляло.
    Лена глубоко вдохнула и принялась за то, что, как не без оснований говорила Чебурашка, она умеет делать лучше всех в городе.
    18:29 На очередной выбоине машину тряхнуло так, что Шевчук прикусил язык и взвыл от боли, а в багажнике угрожающе затарахтели кости.
    - Черт бы побрал эти дороги! Каждый год их утюжат, а толку - ноль!
    - Рассказать тебе, как они это делают? - ухмыльнулся водитель. - Вот эта яма, например, имеет очень интересную историю.
    - Да ну? - недоверчиво протянул Роман.
    - Я тебе точно говорю! Вот он, - Васька кивнул на сидящего рядом с ним Булку, - не даст соврать!
    Старший сержант ухмыльнулся и закурил.
    - Так вот, прошлым летом с восьмого этажа того дома, - водитель ткнул большим пальцем назад, в сторону единственной девятиэтажки, мимо которой они только что проехали, - сиганул вниз один придурок. Понятное дело, яйца в одну сторону, копыта - в другую, уши на бок. Это было ранним утром и не было бы ничего такого необыкновенного, но все дело в том, что в это время рабочие как раз чинили дорогу. Представь себе, укатываешь ты асфальт, от каждого квадратного метра которого тебе платят, как тут с неба валится под колеса катка придурок и портит все рабочее настроение.
    - Я понимаю, - кивнул Шевчук. - Кому при покойнике работать хочется...
    - Ни хрена ты, Рома, не понимаешь. Я же говорю, что зарплата напрямую зависит от того, сколько ты уложишь квадратных метров. И тут такое! Дорожники носы повесили, потому как, в отличие от тебя, сообразили, что сейчас наедут всякие оперативники и бодяга с разбором полета, хе-хе, затянется надолго. Слава богу, тот, который управлял катком, не растерялся. Он сказал, чтобы ямку углубили. Дальше все было проще пареной репы.
    Они его туда упаковали, асфальтом присыпали и заровняли.
    - Так ведь все равно яма осталась...
    - Это им уже до фени! Они свои бабки получили.
    - Не понимаю, какая связь...
    - Самая обыкновенная. Покойничек сгнил и асфальт снова просел, понял?
    - Угу.
    - Тогда выходи.
    Васька притормозил и остановил машину на закрепленном за нарядом перекрестке.
    - И много ты таких историй знаешь?
    - Когда-нибудь, Рома, если тебе нечего будет делать, возьми и сосчитай все ямы в городе.
    - Да ты что?! - глаза Шевчука округлились.
    - Шучу, но в каждой шутке... - Гармаш ухмыльнулся. - Ладно, не будем отвлекаться, ибо есть время возить кости и время, хе-хе, их разбрасывать...
    18:31 Мать, учуяв приближающуюся девушку, признала ее мгновенно. Этим запахом был пропитан салон автомобиля, который сбил ее прошлой ночью в момент Превращения. Волчица подобралась. Заметив это, остальные тоже оторвались от трапезы и вопросительно на нее посмотрели.
    Она дала знак отойти.
    Смешно было наблюдать, как жертву корчит от горя последний раз в этой жизни.
    Смешон был и ее ужас, когда она заметила их. Однако, кроме желания весело выть, было еще что-то. Покопавшись в себе, Мать с удивлением определила, что эта девушка не вызывает в ней той животной ненависти, которую питала ко всему роду человеческому.
    Именно поэтому она не дала команды к нападению.
    То, что произошло после и продолжалось сейчас, лишь утвердило ее в правильности решения.
    "Она умна, к тому же, судя по морде Вихря, нежна и очень пригодится нам, - подумала Мать. - А в том, что произошло на дороге, я виновата не меньше ее...
    К тому же, Клин попал в морг из-за нее, так пусть она поможет его оттуда вытянуть. А там уже ему решать, что с ней делать!"
    18:33 Волк кончил и Лена устало уронила голову ему на живот. Кожа, под которой где-то переваривался ее бывший муж, была нежной и мягкой. Ее аромат уже ничем не напоминал о вонючих собаках, а наоборот, будил воспоминания о чем-то давно забытом, но неимоверно приятном.
    "Так, должно быть, пахнет в раю... "- подумала Кирш, чувствуя, как нечто древнее медленно просыпается в ней, растекается исподволь по телу и готовит ее к неизведанному доселе.
    Зверь под ней шевельнулся, провел языком по лицу и лизнул шею. И тогда все в ней взорвалось.
    Такого оргазма у нее еще никогда не было. Сознание ухнуло черт знает куда, открывая тайны предыдущих рождений, пронизанных радугами и молниями конвульсий.
    Она летела сквозь все это и радостью была каждая клеточка тела. Так продолжалось бесконечно долго и уже на излете она мордой к морде столкнулась с образом великолепного белого волка...
    Никто и никогда не говорил ей, что тотемом предков был североамериканский степной волк. Впрочем, о зоофилии она раньше тоже знала только понаслышке.
    19:01 В городе ярко вспыхнуло освещение и прогремели первые выстрелы. Ночь в ответ судорожно сжалась, предсмертно взвыв. Вскоре разрозненные хлопки слились в дружные залпы, заглушающие скул недобитых животных.
    Операция "Вечер" стартовала успешно. Кое-где, правда, звенели выбитые стекла, но это были необходимые кому-то издержки производства. Мало ли людей, которые не слишком уважают милицию?..
    Единственным, наверное, человеком в городе, который не слышал грохота на улицах, был Сергей Бирюк. Выйдя от приятеля и не увидев машины, он сразу сообразил, что флирт откладывается. В немалой степени этому способствовали слова и выражения, высказанные предметом страсти в его адрес, а когда девушка удалилась прочь, напоследок с трудом сдержавшись, чтобы не плюнуть ему в глаз, Сергей решительно направился в ближайший бар.
    Богатый выбор напитков не радовал глаз, а разноцветие этикеток вызывало в памяти переливающиеся сизой синевой внутренности препарированного оборотня. Водка была в самый раз.
    "Может быть, так и надо? - уже лениво размышлял Бирюк над событиями дня. - Просто жить, чтобы удовлетворять свое любопытство и самому находить объяснение всему. какое бы оно ни было - оно твое. Жили же предки в мире леших, домовых, оборотней и тех же вампиров, - фу, какая гадость! - его передернуло. Отвернувшись от стены, отделанной пластиком "под дерево", Сергей незаметно огляделся. Если вокруг и были вампиры, то крови они предпочитали спиртное. - Жили, значит, среди всей этой мрази и не тужили.
    Все было просто и определенно: сдохла корова - дело рук ведьмы, наславшей порчу, утонула девственница или не очень - одной русалкой больше... А сейчас все усложняют: объявился оборотень, так и его Вовка назвал трансформером, как какого-то робота. Романтика-камикадзе приказала жить пояпонски. Банзай!"
    Он сидел, пил и курил одну сигарету за другой, перемежая это удовольствие дольками лимона, до тех пор, пока бармен не попросил его очистить помещение. Не слушая вежливых извинений и ссылок на какой-то час, Бирюк послушно встал и вышел, прихватив с собой бутылку водки в качестве домашнего задания.
    Автопилот без приключений довел его домой. Вполне возможно, что если бы Сергей вышел из бара на час позже, то был бы пристрелен, так как благоприобретенный биологический механизм вел его, в основном, на четвереньках.
    Дома он продолжал развлекаться и пил до тех пор, пока стакан не растаял во мгле тумана, заволокшего мозг, окончательно. Едва успев стянуть с себя курточку, Бирюк провалился в пропасть, на дне которой нет ничего, кроме головной боли.
    Мать, следившая за ним со смешанным чувством жалости и злости, на цыпочках приблизилась к дивану. Воздух, пронизанный лунным светом, звенел от перегара. Стараясь не тарахтеть тарой, она прибрала стакан, бутылку и коряво вскрытую консервы.
    И тут шарахнули первые выстрелы. От неожиданности старушка выронила все, что держала в руках, и обмочилась.
    - Господи, да что же это?!
    Бог, который в отличие от нее, слышал-таки предупреждение о комендантском часе, не ответил, так как заблаговременно заткнул уши ватой.
    Серегина мать мелко перекрестилась, с тревогой посмотрела на храпящего сына, который вроде просыпаться и призывать ее к ответу за разбитую бутылку не собирался, и направилась в ванную. По пути она едва не упала, споткнувшись о его курточку.
    Старушка нагнулась и подняла ее. Сделала она это довольно неудачно и из карманов посыпалась всякая дребедень.
    Кряхтя, мать снова присела, и принялась ее собирать. Среди всего прочего она подняла сверток, который вдруг шевельнулся в ее руке. От неожиданности рука сжалась сильнее, стараясь удержать, и тут из него что-то выпрыгнуло.
    Подслеповато прищурясь, ей удалось разглядеть нечто маленькое и серенькое, дергающееся в пятне света.
    - Боже мой! Мышка!! Раненная!
    Тем временем в судорожных движениях "мышки" наметилась система. Было похоже, что она из последних сил ползет к выходу. Сердобольной старушке до слез стало жалко божью тварь, которую не иначе как искалечил сын-изверг.
    - Не в моем возрасте бояться мышей! - сказала она сама себе.
    Кривясь, мать Сергея подобрала тварь, отнесла ее за порог и отпустила. Еще раз перекрестившись, она закрыла дверь.
    Волчье ухо покатилось по ступенькам на встречу с хозяином.
    19:25 Джип заводиться не желал. На глазах у Лены выступили слезы злости, но ключ лишь сухо щелкал в замке зажигания. Щелчки эти время от времени совпадали с раскатами выстрелов, долетавшими с города.
    Рядом беспокойно ворочались волки. Они явно хотели убраться отсюда и только она могла им помочь.
    - Черт побери! - Лена беспомощно ударила руками по рулю.
    Волк - ее зверь, выпрыгнул из салона и начал скрестись в двери водителя.
    - Что ты хочешь? - девушка открыла дверь.
    Он вцепился в полу ее кожаного пальто и дал понять, что хочет, чтобы она вышла.
    - Конечно. Что ты можешь еще хотеть? Зачем я это, дура спрашиваю... У нас нет времени, понимаешь?
    Хищник ничего понимать не хотел и тащил ее к капоту.
    - Ты думаешь, что Витек сделал мне какую-то пакость?
    Волк кивнул так по-человечески, что Лена невольно улыбнулась:
    - Даже если так, то это ничего не меняет, ведь я говорила тебе, что я блядь, а не автомеханик...
    Зверь продолжал настаивать. Сзади подбежал еще один волк. В пасти у него был фонарик.
    - Ну вы даете!.. Надеюсь, что вашим дрессировщиком был не Бугай... - с этими словами Лена подняла крышку капота, посветила фонариком и окаменела. Даже той, которой из техники известна лишь техника секса, было понятно, что ее хотели основательно отправить на тот свет. И спасли ее волки ангелы-хранители?..
    - Вот так и становятся избранными, - пробормотала она, стараясь унять дрожь в ногах.
    20:29 Булка прицелился и выстрелил в освещенное окно. Послышалось приглушенное ругательство и звон стекла. Шевчуку показалось даже, что это произошло именно в таком порядке, хотя, с точки зрения формальной логики, должно было быть наоборот.
    - Зачем ты это? - спросил он.
    - Нарушение правил светомаскировки. Шальная, можно сказать, пуля.
    - А-а...
    Формальной логике не было места в сегодняшней ночи.
    - Знаете балладу о шальной пуле? - как всегда лениво, поинтересовался Васька Гармаш.
    Даже Булка посмотрел на него удивленно.
    - Собираешься нам ее спеть?
    - Какой к черту из меня бард?.. Хотя, конечно, в этом бардаке каждый немножко бард сам себе... Но, если хотите, могу просто пересказать, а?
    - Давай, - процедил сквозь зубы старший сержант и пальнул в тень, высунувшуюся из разбитого окна.
    - Живой ведь человек! - откровенно возмутился Роман действиями напарника.
    - А если у него в руках винтовка?
    - Но ведь ты сам первый начал! Разбил ему окно и...
    - Первый начал - первый и закончил, а разбитое окно еще не повод стрелять по милиционерам. Или ты думаешь иначе?
    Пристыженный Шевчук молчал, глупо хлопая большими глазами.
    - Так вы будете меня слушать или спорить о высокой морали?
    - Лучше уж тебя... - Роман осторожно опустился на сидение рядом с водителем.
    - Так вот, значит, есть такое мнение, что Александр Матросов погиб от шальной пули.
    - Как это?!
    - А вот так. Как говорится, из песни слова не выкинешь. Случилось так, что когда он, значит, согласно жеребьевке закрыл амбразуру, у немцев как раз кончились патроны. А тут еще белый свет померк и во тьме чужой голос орет: "Гитлер - капут!!!" - любой запаникует!
    Тогда они вынули по пистолету с единственной пулей, помолились Гитлеру и друг другу в лоб - бабах! - застрелились, в общем. И тут Матросову не повезло окончательно. Бетон тогда, должен сказать, делали не такой, как сейчас. Цемента на него не жалели и даже гранаты отскакивали от него, как горох от стенки. Короче, череп у одного из фрицев оказался хрупким, как яйцо. Пуля пробила его навылет, срикошетила и, как в балладе поется, пронзила Сашке левый желудочек... Дед мне в детстве ее часто напевал.
    - Шальной был у тебя дед...
    - Абсолютно сумасшедший.
    Старший сержант не отвечал. Сжимая оружие, он настороженно вглядывался в темное окно, готовый к перестрелке.
    - Еще он говаривал, что пуля, слепленная из говна - завсегда шальная...
    У ног Булки с треском разбилось яйцо и пистолет бешено задергался в его руках.
    21:36 За окном домика в частном секторе, где жила Чебурашка, послышался нарастающий визг тормозов. Она выключила телевизор, где отважные камерамены вели прямой тошнотворный репортаж с городских улиц, открыла форточку и прислушалась.
    - Они где-то здесь. Дай-ка мне еще обойму, - сказал грубый голос и раздался щелчок затвора. - Одну Федька переехал, а остальные пятеро побежали, кажется, туда...
    - А по-моему, туда.
    - Не будем спорить. Вы двое туда, а я с Федькой пошарю здесь. Не все котам масленица!
    Хлопнули дверцы машины и приглушенные голоса разошлись в разные стороны.
    Лариса закрыла форточку. Сумасшедший час добрался и до нее, успелось подуматься ей, как невдалеке грохнул выстрел.
    - Уроды, - процедила она сквозь зубы.
    Следующий выстрел раздался едва ли не под окном. Наступившая звенящая тишина была четкой и даже какой-то рельефной. Внезапно в одной из складок темноты послышался скул. В окне мигнул луч фонаря, прикрепленного к автомату.
    Чебурашка метнулась ко входной двери. В сенях задребезжало перевернутое ведро.
    Открыв дверь, она тихонько поцокала языком и тут же вздрогнула от неожиданности, когда между ног проскочило внутрь дома несколько собак. Девушка с трудом сдержала вопль, когда одна из них легонько цапнула ее за голую икру.
    23:07 Волки покидать город не желали. В лунном свете их клыки отливали синевой.
    Вместо того, чтобы удалиться из проклятого Богом места как можно дальше, они легким покусыванием заставляли ее сворачивать только на им нужных перекрестках.
    Джип полз к центру города.
    Выстрелы на улицах прекратились и сейчас там навозными мухами натужно жужжали мусоровозы коммунальной службы. Рабочие споро швыряли в их недра трупы животных, добивая раненных молотками.
    Лена автоматически подчинялась командам, находясь в абсолютной прострации.
    Абсурдность происходящего как внутри автомобиля, так и вне его притупила восприятие, а сознание зациклилось на мысли о том, что она чем-то сродни Жанне д'Арк с той лишь разницей, что вместо креста ей суждено было сгореть в джипе.
    Приказ остановиться у дома, откуда сегодня днем была угнана ее машина, Кирш восприняла как должное. Ничто не могло вызвать удивление - даже желание волков, чтобы она вместе с ними вошла в подъезд.
    - Кто там? - спросил настороженный голос за дверью.
    - Свои, Володенька.
    - Каким ветром, Леночка? А где Бирюк? - проявил совсем уж непотребное любопытство Довбня.
    "К счастью, последний раз в жизни", - отстраненно подумала девушка, с внимательностью видеокамеры и такой же эмоциональностью наблюдая, как волки опрокидывают механика на пол и ее зверь рвет ему глотку. Она уже научилась распознавать его среди других.
    Открыв дверь пошире, Лена прошла по коридору вслед за волками, которые тут же начали метаться по квартире, скуля и завывая, и опустилась в кресло около телевизора.
    Областной телеканал передавал местные новости. Собственно говоря, местные новости до областного центра еще не дошли и на экране был рисунок, изображающая женщину с грубыми чертами лица. Диктор за кадром убедительно просил помочь в ее розыске. Затем картинка исчезла и вместо нее возникла фотография лица мужчины, мгновенно выведшая Лену из ступора.
    - ...может что-то сообщить о личности неизвестного, просим позвонить 02.
    На этом передача "Наряд вне очереди" прощается...
    Она уже успела почти забыть о нем. Чужой несчастный случай, причиной которому была она, был вытеснен из сознания более шкурными вопросами.
    - Это он! - вскрикнула Лена, вспомнив во всех подробностях происшедшее той ночью на трассе. - Но я же не виновата...
    Спрятав лицо в руки, Кирш дала волю слезам.
    Ее поведение привлекло внимание волчицы. Она посмотрела на телевизор, а затем перевела взгляд на девушку. И смотрела долго, очень долго, до тех пор, пока на балконе не было найдено запаршивевшее тело ее младшенького.
    23: 09 Владимир Довбня не умер мгновенно. Сипя прокушенным горлом, он еще некоторое время чувствовал, как лапы волков, пробегающие по нему, выдавливают кровь из тела.
    "А говорят, что волки перекусывают своим жертвам шейные позвонки сразу..."
    - последняя мысль ушла из меркнущего сознания.
    23:57 - Пошли вон! - злобно шипела Чебурашка, выгоняя собак.
    Псы вертелись под ногами, не желая убираться прочь. В доме воняло псиной и от этого Ларису здорово поташнивало. Хотелось спать, открыв окно настежь.
    Наконец, отвесив последний пинок поджатому хвосту, она захлопнула дверь.
    Зачем ей было в это ввязываться?..
    23:59 Четыре шавки - все, что осталось от стаи Головни, еще некоторое время скреблись в дверь, за которой было тепло и безопасность, но их жалобный скул уже не был универсальной отмычкой. В тоске и собачьей безысходности они потрусили прочь и нашли себе убежище от пронизывающего ветра у деревянных стен небольшой церквушки неподалеку.
    НОЧЬ ТРЕТЬЯ: ПРОВЕРКА НА ВШИВОСТЬ.
    01:06 В дверь морга постучали, когда в бутылке водки оставалось не больше, чем на четверть. Твердо сжимая штурвал левой рукой, а правой - стакан, Валентина Терешкова поморщилась. К встрече с внеземными формами жизни она была сейчас еще морально не готова.
    - Идите к черту! - произнесла тост капитан астрального корабля и с чувством выцедила в себя предпоследнюю дозу водки.
    Во входной люк продолжали барабанить, явно путая ее корабль с приютом для убогих головой. Терешкова укоризненно покачала головой и прошептала цитату из прошлой, земной жизни:
    - Через тернии - к звездам!..
    Заклинание успеха не имело. Покачиваясь, она поднялась с табурета, доверила управление автопилоту и побрела к шлюзовой камере.
    - Кто там?
    - Это я, - последовал стандартный ответ на будничный вопрос.
    - Что значит "я"?
    - Мама, открой!
    - Ленка? - от удивления Валентина принялась было открывать запоры, но тут же заставила себя отдернуть руки от люка. - Что ты здесь делаешь?!
    - Открой, я тебе все объясню. Мама, открывай быстрее, здесь холодно!
    Терешкова тупо смотрела на железную дверь. Там, за ней была ее дочь...
    которой там быть не могло и не должно. Вывод был один: там был некто, притворяющийся ее дочерью. Ее ребенок, который ей иногда снится уже взрослым, остался далеко, очень далеко - на проклятой Земле, забывшей и ее, и экипаж... И оно пришло, чтобы... забрать себе того, кто принадлежал ему по закону, царящему в мрачной черноте космоса - того, кто вернулся вчера к ней, на корабль...
    - Мать, я замерзла, как собака!
    В подтверждение этого вопля за дверью послышался протяжный вой. Терешкова попятилась от двери.
    - Я не отдам его тебе! Никогда больше! Ни за что!
    - Открой, сумасшедшая!
    - Войди и возьми, кто бы ты ни был!!!
    Вернувшись на пост, Валентина вылила остатки водки в стакан, выпила и шарахнула бутылкой о стену. Брызнули осколки и у нее в руке осталось то, что знающие люди называют "розочкой". Она тоже знала об этом, но осознать того, что это может оказаться единственным цветком на ее могиле, не успела.
    Зазвенело разбитое окно и в призрачном свете чужой звезды сквозь решетку просунулась волчья пасть. Терешкова швырнула в нее стаканом. Яростно взвыв, чужак уронил на пол клочья ядовитой пены.
    - Ты замерзла, как волк... - пробормотала дежурная и огляделась по сторонам. Было понятно, что схватка ей предстоит не на жизнь, а на смерть. А то и на что-нибудь похуже. - Вот тебе, бабушка, и звездные войны!
    Комната была пуста - оружия на ее корабле не было. Тревожно поглядывая в иллюминатор, где бесновались длинные тени слуг космического Зла, Валентина пробралась к щитку и вырубила энергию.
    Наступившая тишина заглушила нечеловеческую оргию и Терешкова вздрогнула.
    Только спустя несколько секунд она поняла, что не слышит привычного гудения холодильников.
    - Ну что ж, ребятки, анабиоз дело хорошее, но мне одной не продержаться, - Терешкова на ощупь пробралась к своему экипажу и запела, фальшивя. - Врагу не сдается наш гордый "Варяг"!..
    Астронавты на призыв не отреагировали. В приступе бессильной злости она начала яростно тыкать тела "розочкой". Из вспоротых животов ударила тошнотворная вонь.
    - Что же вы, а? Ну, что?.. - на глазах выступили слезы. - Сволочи, я же для вас все...
    Тут пол под ногами качнулся, а по ушам ударил оглушительный гром. Не удержавшись, Терешкова повалилась на каталку и перевернула ее. На пол грузно упало тело.
    - Вставай, скотина! В борту пробоина! Задраить переборки!
    К несчастью, замка изнутри предусмотрено не было. Никому не приходило в голову, что внутри окажется кто-то настолько живой, что ему захочется схорониться в этом помещении.
    - Будьте вы все прокляты! - Валентина всем телом прижалась к холодной двери, по мере возможности покрепче упершись ногами в пол.
    Первый удар. Ноги отъехали по предательскому полу, покрытому керамической плиткой, на добрый десяток сантиметров. Во тьме послышалось зверское рычание. В памяти мелькнула оскаленная пасть. Не нужно было богатого воображения, чтобы представить, что сделают с ней клыки.
    - Русские космонавтки не сдаются!
    Терешкова приставила горлышко разбитой бутылки к двери и осторожно налегла животом на острые зубцы. С легким треском они пронизали жировую прослойку.
    По коже сбежали первые капли крови. Было щекотно и совсем не больно.
    "Вот и конец полета..." - успела подумать она со спокойной улыбкой, как второй удар со страшной силой вогнал "розочку" во внутренности.
    Охнув, Валентина отлетела прочь от двери. По ее телу пробежали мягкие волчьи лапы. В животе начало разгораться адское пламя. Терешкова закусила губу, чтобы не застонать.
    Пусть думают, что она мертва... Пусть... Путь... ее устелен розами, корчащимися на огне...
    Вдруг этот огонь вырвался из нее и осветил все вокруг. Свет от него был очень странным - все, что должно было быть темным, казалось светлым. И в этом негативном свете вокруг нее суетились белые волки, выволакивая какого-то члена экипажа прочь, а посредине комнаты стояла черная девушка в длинном светлом плаще. В ее руке нечто пылало колеблющимся темным язычком. Если бы не черная кожа, она вполне бы сошла за ее Леночку...
    - Лен... - шепотом позвала дочку Терешкова и затихла, готовая отправиться в свой самый дальний полет.
    01:28 Проявив неслыханную оперативность, опергруппа прибыла на место происшествия спустя всего пятнадцать минут после поступления второго сообщения. Первому дежурный не поверил - надо быть полным психом, чтобы поверить неразборчивому бормотанию о том, что арабские террористы взорвали местный морг.
    Итак, старший лейтенант Кротов покинул уютный салон дежурной машины и сейчас покачивал головой, глядя на развороченный вход в здание морга.
    Сзади послышался шум подъезжающей машины. Он оглянулся и с не меньшим изумлением констатировал, что кто-то зачем-то вызвал "Скорую помощь".
    - Совсем с ума сошли, - словно бы прочитал его мысли врач дежурной бригады, останавливаясь рядом.
    - Если морги взрывают - значит, это кому-то нужно, - произнес старлей свою магическую фразу - краеугольный секрет успешной раскрываемости.
    Врач зябко поежился. Мимо протопали два санитара с носилками и отважно проникли внутрь морга. Под их ногами коротко прогрохотала вышибленная дверь.
    Приподняв брови, Кротов повернулся к врачу:
    - Они у тебя трезвые?
    - Немного.
    - Чувствуется.
    - А что такое?
    - Кого они оттуда выносить собираются?
    - Пострадавших... - врач осекся.
    - То-то же, - Кротов достал из машины фонарик.
    При ближайшем рассмотрении повреждений создавалось впечатление, что по моргу палили из пушки и прямой наводкой. От взрыва обнажилась кирпичная кладка в добрый метр толщиной и старлей вспомнил, что до революции, согласно местным легендам, здесь размещались не то княжеские конюшни, не то еще не менее важный военный объект.
    Легенду вспомнить до конца он не успел, так как из темноты впереди раздались приглушенные голоса. Это возвращались санитары. Ведомые инстинктом, который привычно направил их к холодильным камерам, они тащили оттуда на носилках грузное тело.
    Кротов посторонился, уступив им дорогу, и с уважением подумал: "Все-таки нашли!"
    - Живая? - послышался вопрос врача.
    - Кажется...
    - Это кто же ей харакири сделал?..
    Такой разговор настораживал и Кротов побежал к выходу.
    Свет фар блестел на горлышке бутылки, торчавшей из живота женщины. Картина к реальности, где проживал старлей, была гораздо ближе, чем та, что оставалась за спиной.
    От неосторожного движения одного из санитаров, едва не уронившего ношу, пострадавшая застонала и открыла глаза.
    - Подождите, - крикнул Кротов, - может быть, ей известно, что здесь произошло.
    - Да уж наверное, - с готовностью согласились санитары и дружно закурили.
    - Есть такое мнение, что ее увозить отсюда и вовсе не надо.
    Он бросил на них непонимающий взгляд.
    - А чего зря с ней таскаться? Туда, а потом все равно обратно везти придется. Одной ногой, считай, она уже там... - пояснил врач мнение санитаров и добавил. - И я с ними спорить не стал бы.
    Кротов пожал плечами и наклонился к женщине.
    - Что здесь произошло?
    Глаза пострадавшей расширились от ужаса.
    - В-волки...
    - Что?! Какие волки?
    - С-серые... Почти, как наши... На Земле...
    - О чем это она? - спросил Кротов у врача.
    - Галлюцинирует.
    - В смысле?
    - Сказку про Ивана-царевича и Серого Волка знаешь?
    - Ну?
    - Вот они к ней и приехали, понятно?
    - Мне непонятно только одно - кто из вас двоих галлюцинирует.
    Врач обиделся, фыркнул и отошел к санитарам, давая понять, что тайну последнего допроса подслушивать не собирается.
    Кротов задумался. Что бы там ни молол врач, но на бандитские разборки произошедшее здесь не походило.
    - И что волки делали? - он снова наклонился к женщине.
    - Они пришли за ним.
    - За кем?
    - Своим... - женщина умолкла и было похоже, что надолго.
    Однако это было неважно. Кротов вообразил, что она дала ему необходимую ниточку. Кто бы ни были эти ее "волки", но они пришли за своим. Кем или чем? С другой стороны - куда они пришли? В морг. Следовательно...
    Тут старлей задумался на секунду - труп это кто или что? В памяти промелькнули дежурные вопросы для протокола: "Кем труп приходился вам при жизни?" и "Чей труп?". Если первый вопрос задавали возможной вдове, то второй обычно первому встречному. Исходя из этого, "своим" могло оказаться не только что угодно, но и кто угодно.
    Он быстро отдал необходимые указания своей группе.
    02:45 В центре круга, который образовали сидящие волки, лежало тело того, кого они вытащили из морга. Чуть поодаль жадно чавкал заморыш, найденный на квартире у Вовки. Для Лены не было секретом, чем тот пополнял свои силы, но это никак ее не беспокоило. После всего, чему она была сегодня свидетелем, все мысли о бывшем супруге сводились к простой народной мудрости - собаке и смерть собачья. А собак сегодня полегло немало...
    По дороге из морга ей то и дело приходилось объезжать целые завалы неубранных трупов. Казалось, весь город стал одним большим кладбищем домашних животных. Вернее, бродячих. Когда одну из улиц, по которым они выбирались из города, перекрыл мусоровоз, она остановилась, похолодев от идиотской мысли. что за ее голову назначена награда и работники коммунальной службы - переодетые менты.
    Ее волк лизнул щеку и помутнение сознания прошло до такой степени, что Кирш вспомнила о матери. Почему эта идиотка не захотела открыть ей дверь?
    Свихнулась окончательно и бесповоротно? Если учесть бессвязные выкрики, то скорее да, чем нет... Как бы там ни было, но сообщить о происшедшем было нужно, что и было сделано ею, когда уходила из морга. Она скороговоркой пробормотала дежурному диспетчеру "Скорой помощи"
    о налете на морг арабских террористов. Что может быть будничнее этого сообщения?..
    Так ей тогда показалось.
    Луна клонилась к горизонту. Хотелось спать, но было неясно, дадут ли волки ей отдохнуть... Боже, о чем она думает? Вернее, как она об этом подумала!
    Волки, твою мать, могут не изъявить согласия на то, чтобы она поспала?!
    Лена тяжело вздохнула. Самое несуразное во всем этом то, что это правда.
    Они в самом деле могут не разрешить ей, а спорить с ними - себе дороже. Вот Витек поспорил и постепенно исчезает в утробе...
    При мысли о Бугае она вспомнила о его машине, которую видела стоящей неподалеку. Если она и волки до рассвета не уберутся из города, то та неминуемо привлечет чье-то внимание... а что у этого странного зверья в голове - один только дьявол знает.
    Интуиция подсказывала ей, что Бог к этим тварям никакого отношения не имеет.
    Лена вышла из джипа и направилась туда, где стоял автомобиль Витека. Краем глаза она заметила, как один из волков покинул круг и потрусил к ней. Вот еще странность - мороженный покойник лежит в круге, а они его даже на клык не пробуют. Ждут, пока размерзнется?..
    Волк преградил ей путь.
    - Что ты, серый? Боишься, что я уйду? Мне уже некуда идти... - Лена подумала, что с волками честной быть гораздо проще, чем с людьми. - Я хочу отогнать его машину, чтобы утром не было проблем. Братва весь город на уши поставит, когда заметит пропажу.
    Хищник посмотрел ей в глаза, кивнул и вернулся в круг.
    - С ума сойти, - пробормотала Лена, - ну почему я не родилась в роли Маугли?..
    03:19
    Капитан Захар возвращался от кума. Он был пьян и решительно-весел. Как и предполагалось, Джин был рад костям, а кум - ему. Даже кума снизошла до того, что просто удалилась с горизонта, дабы не мешать мужикам обсудить серьезную проблему.
    То, что проблема была непростой, сказал ей муж. Дословно это звучало приглушенным, театральным шепотом так:
    - Галя, ты пойми, Иван не просто так зашел. Когда он в последний раз нам что-то приносил? А тут для собаки костей отборных целый мешок! Нам тут, само собой, поговорить надо, сама понимаешь...
    Взаимопонимание всегда было слабым местом Гали, но отличалась она от миллионов жен тем, что об этом знала и еще любила Джина.
    Оставшись тет-а-тет, Захар после первого же стакана самогона огорошил кума своим решением войти в лоно церкви.
    - Ты с ума сошел!
    - Да пойми ты, что я это не с бухты-барахты! Всякому решению предшествуют причины!
    - И сумасшествию тоже! - стоял некоторое время на своем кум под хруст разгрызаемых доберманом костей, но после второй порции спиртного его сердце смягчилось. - Может ты и прав. Кому еще каяться как не ментам?!
    - Во-во!
    - А ты уже не молод - вот и подумал о вечном!
    - Я знал, что ты меня поймешь...
    - Хотя, с твоей коброй я об этом подумал бы еще раньше...
    После этой фразы разговор как-то сам собой сполз на баб - хороших и разных, но приятный осадок от одобрения кумом судьбоносного его решения у капитана остался.
    Идти ему было довольно далеко, а мысль о том, что относительно взаимопонимания даже Джин даст фору жене, постепенно сводила на нет как его решительность, так и веселость. К тому времени, когда Захар прошел половину дороги к дому, он уже начал сожалеть и о том, что тот у него есть, и о том, что его не постригли в монахи сегодня утром.
    И тут расширенные зрачки уловили отблески яркого света. Словно пес, учуявший запах дичи, капитан сориентировал голову на огонек.
    - Гуляют, сволочи... - пришел он к однозначному выводу и определился в окружающем континууме пространства-времени. После чего с удивлением, к которому примешалась изрядная доля зависти, спросил у Луны. - Но почему в морге?
    Спутник Земли, как давно проклятый, молчал, предоставляя волю воображению.
    Оно не подкачало и родило такую версию:
    - Обмывают удачное окончание охоты. Где им еще гулять, как не в морге, ведь крематорий так и не достроили?..
    Каяться предстояло только с наступлением дня и Захар решил, что вряд ли еще один грешок сыграет роль соломинки, переломившей спину верблюда. Тем более, что не было такой заповеди: "Не моргай!"
    03:54 Возвратившись, Лена застала стаю в странном оцепенении. Волки по-прежнему лежали кругом, но тела в центре уже не было.
    - Сколько волка не корми... - пробормотала она, забралась внутрь джипа, включила печку и тоже уснула.
    Ей снился запах трав и сногсшибательный аромат хвои. Весеннее солнце нагрело землю, на которой она кувыркалась. Безоблачное небо играло с ней то взлетая ввысь, то стелясь под ногами. Утомленная игрой с партнером, она замерла, дрожа и задрав хвост...
    Над далекими холмами едва виднелся краешек заходящей Луны.
    04:02 С первого же момента у капитана Захара создалось впечатление, что ему не сильно рады. Впечатление это усиливалось тем, что на него никто не обращал внимания. Ни люди в родной форме, ни охотники в белых халатах. Во дворе морга, залитого ярким светом фонарей, царила суматоха и было непонятно, где же пьют и наливают.
    Некоторое время он бесцельно шатался по периметру, пока ноги не поднесли его ко входу внутрь. При виде развороченной двери, капитан даже присвистнул:
    - Ни хрена себе погуляли!
    Прошло еще несколько томительных секунд, прежде чем он догадался, что гулянье закончилось еще до его прихода. Да и как можно было думать иначе? Нечто подобное ему уже довелось наблюдать, когда у соседа кума взорвался в сарае самогонный аппарат. Сарайчик тот был не чета дореволюционной постройке и дегустатора в бессознательном состоянии едва вытащили из-под рухнувшей крыши.
    - Дела-а! - почесал себе затылок козырьком фуражки Захар и тут заметил Кротова.
    Тот о чем-то говорил с округлым коротышкой, при чем по тону чувствовалось, что старлей требует продолжения банкета.
    Капитан приблизился на расстояние, откуда можно было как слышать разговор, так и в случае чего поддержать законные требования.
    - И притом, стопроцентное, - лепетал коротышка. - На бутылке отпечатки пальцев исключительно ее...
    - Слушай, Пилипко, ты не зарывайся! Когда мне нужно самоубийство, тогда нужно, но сейчас!..
    - Богом клянусь, никто к ней и пальцем и пальцем не прикасался! Напилась баба, а кругом - одни покойники! Вот ее половая тоска и разобрала! Климакс, понимаешь!
    - Ага! - рявкнул Кротов и в его голосе капитан правильно услышал не только сарказм, но и желание выпить.
    Оно его тоже частенько разбирало благодаря бестолковости подчиненных.
    Облизнув пересохшие губы, Захар полез в карман за сигаретой. По его расчетам беседа должна была скоро подойти к логическому завершению, а именно - окончательному выпусканию пара Кротовым, после чего тот их встрече только обрадуется.
    - Ага! - повторил тем временем старлей, согласно капитанской логике, окончательно зверея. - И в этом своем беспросветном приступе хлебнула водочки да и решила взорвать к чертовой матери хотя бы место работы! Так?! А затем, осознав содеянное, покончила с собой, да?!
    - Ну, пьяна она была не в меру. У нее этих промилле в крови на троих хватит...
    Капитан к чужим профессиональным терминам относился настороженно и понял, что разговор грозит затянуться. Затянувшись, он растоптал окурок и решительно двинулся вперед.
    - Русскому человеку твои промилле не указ! - с ходу взял он быка за рога, мимоходом давая понять на чьей стороне. - Нравится вашему брату все на опьянения списывать, а ведь водка от знания закона не освобождает!
    - Ты здесь откуда взялся?
    - Я всегда там, где нужен! Где тут наливают?
    У Кротова, и без того ошарашенного внезапным появлением капитана, отвисла челюсть. Однако он тут же взял себя в руки и прищурился.
    - Наливают, говоришь... А ты откуда знаешь?
    - Земля слухом полнится, - уклонился от прямого ответа Захар, усиливая подозрения.
    - Тогда скажи мне, капитан, где ты был... - Кротов повернулся к коротышке.
    - Когда наступила смерть?
    - Ты же сам говорил, что она умерла на твоих глазах...
    - Ага, - он почесал подбородок. - Ну да. Так вот, где ты был три часа назад?
    - У кума.
    - И свидетели есть?
    - Если кума, - Захар вспомнил разговор со старлеем о вымершем племени и ухмыльнулся, - не померла, то конечно.
    - Везучий ты, капитан, черт тебя подери! А тут...
    К Кротову подошел человек в черном пальто и быстро забормотал ему на ухо.
    Тот отстранился и сказал:
    - Говори нормально. Тут все свои.
    - Не хватает двух тел.
    - Чего?!
    - Двух покойников не хватает, говорю, - повторил человек в пальто. Должно быть восемнадцать штук, а в наличии - всего шестнадцать...
    - Да вы здесь все с ума сошли! Куда они могли подеваться?
    - Понятия не имею!
    - А кто имеет?
    - Может быть, вам удастся разобраться...
    - Я не понял - кто моргом заведует? Я или ты, а? На кой черт мне твои жмурики? И как ты себе это представляешь? Кто может сообщить о местонахождении покойников, просьба звонить 02?! - взбеленился Кротов.
    - Возможно, их утащили собаки...
    - Какие собаки, придурок?!!
    Заведующий моргом попятился и проблеял:
    - Ну, те, чьи следы нашли внутри...
    - Что же ты раньше молчал? Идиот! - старлей быстро зашагал к моргу. Кстати, личности пропавших установлены?
    - Еще нет.
    - Почему?..
    Капитан Захар, слабо понимая происходящее, но сильно подозревая, что все эти разговоры рассчитаны на то, чтобы избавиться от его незваной персоны, решительно пошел следом.
    Следы в самом деле были похожи на собачьи. Крупные кровавые отпечатки лап густо усеивали кафельный пол. Кротову не понадобилось много времени, чтобы сообразить, что дежурная не бредила. Здесь в самом деле побывали волки...
    - И вышибли дверки, поднатужившись немножко... - пробормотал себе под нос старший лейтенант.
    - Что говоришь? - быстро переспросил Захар.
    - Не пей кровь, капитан, - скривился Кротов. - Шел бы ты отсюда...
    Теперь получалось, что бредит он. Слова той же дежурной о том, будто волки пришли за своим, если были им истолкованы правильно, заставляли усомниться в собственной нормальности. С другой стороны, тут Кротов представил себе картину происшедшего здесь с точки зрения нормального человека, в самоубийстве дежурной не было ничего необычайного и сверхъестественного. Оно было логичным, как дважды два...
    - Личностей установить не удалось, - внезапно каркнул из-за спины заведующий. - Оба зарегистрированы в качестве неизвестных. Фотографии прилагаются.
    Причина смерти одного - наезд автомобилем...
    - Ну-ка, ну-ка, - Захар протянул руки к снимкам. Не прошло и двух секунд, как он толкнул приятеля. - Я же тебе говорил, что не зря его джип переехал!
    - Кого?
    - Да пропажу эту! Тут даже коню ясно, что таким способом преступники заметают следы! Нет тела - нет и дела! Кстати, а где фотографии второго?
    - У тебя, - пожал плечами заведующий. - Я тебе обе дал.
    - Не надо пургу мести! Эти фотографии одного и того же...
    - Не может быть! - заведующий вырвал снимки из рук Захара, присмотрелся и пробормотал. - Черт, в самом деле!..
    - Дай сюда! - Кротов отобрал фотографии.
    Они в самом деле были похожи, эти двое, но характер травм подсказал опытному глазу, что на снимках изображены два разных человека. Во-первых, только у одного было перерезано горло, а во-вторых... Во-вторых было совершенно неважно, потому что если одного в самом деле сбила машина, то наезд на второго был сымитирован. Из этого следовало, что это, как и говорил капитан, бандитские разборки. Оставалось выяснить одно - какая из местных группировок взяла к себе на службу дрессированных волков.
    Кротов вздохнул с облегчением. Эта пошлая привычка преступников все запутывать снова им не помогла и он смог все расставить по своим местам.
    - Ну так что? - подал голос Захар.
    - Ладно, капитан, заслужил! - Кротов хлопнул его по плечу и увлек к выходу. Он знал, что Пилипко никогда не ездил на ночные вызовы без бутылки водки.
    07:40 Майор Ершов осторожно приоткрыл дверь на лестничную клетку. Там было тихо, но он этой обманчивой тишине не верил. Слишком уж настораживающими были звуки здесь вчера вечером, когда подслушивал под дверью. Он даже позвонил дежурному по городу, что у него в подъезде скрываются беспризорные животные, но тот по-хамски оборвал его. "Комендантский час окончен," - и по тону чувствовалось, что, сволочь, об этом ни капельки не сожалеет.
    Ершов тихо прикрыл за собой дверь. Язычок замка звонко щелкнул, входя в паз, и тут его глаза замерли на бурых пятнах, похожих на следы лап. Они выходили из под двери напротив и уходили вниз по лестнице.
    Ступая на цыпочках, майор подошел к соседской двери и только сейчас заметил, что она лишь прикрыта, но не захлопнута. Он напряг слух. Изнутри не доносилось ни звука.
    Стараясь не шуметь, майор извлек из кармана любимый дозиметр. Как ни странно, но радиационный фон не превышал нормы. Он тихонько толкнул дверь от себя.
    Щель медленно расширялась до тех пор, пока в неверном свете тусклой лампочки, все еще горящей в коридоре, Ершов вдруг не рассмотрел ногу.
    Он окаменел, не веря своим глазам. Нога была неподвижна и необута.
    - Эй! Вам плохо?
    Конечность на звук голоса не реагировала. Майор, всю жизнь склонный предполагать наихудшее, сделал правильный вывод, сдержал однозначные позывы желудка, бесшумно прикрыл дверь и опрометью бросился обратно к себе домой.
    08:22 Открыв глаза, Лена поняла, что все еще не проснулась, а лишь перешла из одного сна в другой. Улыбаясь, жертва, которой она перерезала горло, трясла ее за плечо и приговаривала:
    - Вот мы и снова свиделись...
    Как и полагается в кошмаре, Лена могла лишь испуганно таращиться на покойника и лихорадочно шарить под сиденьем в поисках ножа. Тело моментально покрылось липким холодным потом.
    - Ну же! Неужели ты не рада нашей встрече? - труп открыл дверцу и галантно протянул ей руку, предлагая выйти из машины.
    Рука наконец-то нашарила нож и сжала рукоятку. Тут же открылась дверца справа и кто-то схватил ее за запястье. Лена рывком оглянулась.
    Там тоже стоял он, щерясь в улыбке. Она отчаянно дернулась, желая или вырваться, или проснуться.
    Глядя поверх ее головы, он сказал самому себе:
    - Она не любит людей так же, как и мы.
    - Поверь, я в этом не сомневаюсь. Думаешь, кто отправил меня в морг?
    - Неужели?!
    - Девочка привыкла решать все свои проблемы самостоятельно. Тебе, Вихрь, вчера повезло, что она не отхватила твои яйца.
    - Да нет, она же не самоубийца. К тому же сразу предупредила, что...
    - Хватит лясы точить, - раздался еще один голос. - Вытаскивайте ее и будем думать, что с ней делать.
    Парализованную ужасом Лену вытащили из джипа и отволокли в недостроенное здание, потому как ноги ее не держали. Краем глаза она заметила обглоданные кости около машины, торчащие из разорванной одежды, и поняла, что они когда-то были ее мужем. Сон был слишком подробен даже для кошмара.
    Лена ущипнула себя, почувствовала боль и сообразила, что уже давно не спит. Это отнюдь не помогло ей расслабиться и она отчаянно завертела головой по сторонам.
    - Серые, где же вы?!
    Волков нигде не было, зато тот, что шел чуть впереди, оглушительно расхохотался.
    - Желание жить в ней гораздо сильнее, чем способность соображать и делать правильные выводы.
    - Нет, Клин, если бы ты видел ее вчера, то этого не говорил. Представь, что тебя окружило семеро с ружьями!..
    - Ты меня с этой сучкой не ровняй!
    "Неужели эти близнецы из братвы Бугая? - мелькнуло у Лены и она едва не потеряла сознание при мысли о том, что они с ней сделают. Ведь мало того, что она грохнула одного из них... - Получается, что я еще и заманила Витека в ловушку! Лучше бы я вчера взорвалась вместе с джипом!"
    - Посадите ее там!
    Голос принадлежал женщине лет сорока пяти и у Кирш отлегло от сердца.
    Несмотря на то, что она плохо соображала, ей все же удалось прийти к выводу - та слишком стара, чтобы быть любовницей Бугая. Да и ребята слишком разговорчивы по сравнению с теми молчаливыми дебилами, которые постоянно окружали Витека...
    - Приступим!
    - Мать, я думаю, ее надо ввести в курс дела. Она же ни хрена в происходящем не понимает! - сказал тот, кого называли Вихрем.
    - Ну, кто же еще это сможет сделать более доходчиво, как не ты.
    На окружающих Лену, похожих друг на друга лицах проявились подобия улыбок.
    Их выражения приобрели схожесть с изображением праведников на иконах, которым молилась ее бабка. Вот куда ей надо уехать отсюда и она это обязательно сделает, если сможет выбраться из дурацкого положения.
    - Ты помнишь волков? - начал Вихрь с вопроса.
    Кто же эти люди, если они знают, что она была вчера с волками?.. Если они знают это, то должны знать и то, чему она способствовала, а это явно не в ее пользу...
    Лена отрицательно покачала головой.
    - Не будь дурой! - послышался не то совет, не то приказ.
    - Кто вы?
    - Мы и есть твои вчерашние волки! - бухнул Вихрь. - Мне жаль, что до тебя это не дошло сразу. Пусть я не способен к дипломатии, но меня ты должна была узнать сразу, ведь...
    От неожиданности девушка вжалась в стену, на которую опиралась.
    Сумасшедшие они, кто же еще! Но многое говорило не в пользу этой догадки. Уже одно то, что вчера волки выкрали кого-то из морга, а сегодня этот кто-то сказал о том, что именно она отправила его в морг...
    - Ты когда-нибудь слышала об оборотнях? - прервала Мать цепь ее размышлений.
    Лена тупо кивнула. Объяснение было невероятным, но походило на правду больше всего.
    - Значит, я никого не убивала?.. - ее взгляд был растерян.
    - Я это хотел сказать тебе с самого начала, - ответил Клин, почесывая шею для наглядности, - но сказать сейчас, что ты никого не убивала, будет не совсем правильно...
    - А кого же я сбила джипом?
    - Меня, - ответила женщина, - но я тебя в том не виню.
    - И я тоже, - кивнул Клин. - На твоем месте я поступил бы точно так же.
    Зачем лишние свидетели, а? - он ухмыльнулся. - Мы в живых не оставляем никого.
    - Но... но ведь этого же не может быть... Это все сказки...
    - Ну, ну. Если ты вчера поверила в то, что можешь остаться живой среди волков, то почему бы тебе не поверить в правду? - Вихрь подошел и обнял ее за плечи.
    - Ты же умная.
    Мы с тобой - одного тотема!
    - Тотема?! - Лена смотрела в его нечеловеческой глубины глаза и ей отчаянно хотелось верить, что она нашла свою стаю.
    - Рода, крови - неважно! Мы - не чужие!
    08:27 Съежившееся, оглушенное водкой сознание приходило в себя. Правильнее было бы сказать - возвращалось, но все собачье дело было в том, что оно никуда не уходило. Душа не покидала тела и этот факт у пробуждающегося вызывал самые противоречивые чувства.
    - И почему я маленьким не сдох? - пробормотали запекшиеся губы.
    "По кочану, - был ответ сам себе, содержащий особую, похмельную мудрость.
    - Что бы тогда изменилось?.."
    Тут можно было бы поспорить, но у Бирюка не было влечения к общению с самим собой. Его натура требовала воспринимать жизнь такой, как есть, даже в том случае, если она сама на себя непохожа. Этот подход освобождал как от необходимости быть честным хотя бы с самим собой, так и от возможного раздвоения личности. Цельная, короче, была у него натура. Правда, сегодняшнее утро внушало подозрение, что она раскололась вчера при виде распотрошенного оборотня. Или еще позавчера - при виде того самого проклятого трансформера...
    - Дерьмо, - пробормотал Сергей и открыл глаза.
    Вокруг были мутные сумерки родной квартиры. Онемевшее в неудобной позе, его тело лежало на диване для гостей и пружины кровожадно жевали его кости.
    Паук в углу над головой с инстинктивным оптимизмом ждал первую весеннюю муху, а за окном громыхал транспорт... и где-то его приятель терзал оборотня.
    - Что же ты маленьким не сдох? - пожалел Бирюк несчастную жертву людского любопытства.
    В памяти неожиданно всплыли глаза трансформера. Добрые, лучащиеся всепрощением... Сейчас у них наверняка другое выражение, хотя у Вовки вполне могло хватить ума их вынуть. Чужая необоснованная доброта действует на нервы не хуже скрежета ножа о стекло.
    08:33 Глядя на Вихря и девушку, Мать почувствовала, как в ней просыпается тоска по тому, кто был ее избранником. Он-то поверил ей сразу... или мастерски сделал вид, что поверил ей сразу - они никогда после об этом не говорили. Важно, в конце концов, было то, что они прожили вместе счастливую жизнь, пока не наступила его последняя ночь, и сейчас она сидит в окружении семи красавцев-сыновей.
    Мать пробежала глазами по своей гвардии и нахмурилась. У Кс?ндза не хватало уха.
    Если бы она знала, что на самом деле вытворял с ним тот, который обманом захватил сына, то смерть его не была бы такой быстрой и легкой. Ну да, ладно, жить можно и без уха, раз затерялось в большом городе. Случись это в лесу, то оно непременно нашло бы своего хозяина, но тут... Приходится признать, что решение перезимовать в городе было ошибкой.
    - Надеюсь, теперь тебе все ясно? - спросила она у девушки.
    Та кивнула и робко улыбнулась.
    - Теперь мы должны узнать, согласна ли ты стать вольной?
    По глазам претендентки было видно, что та ощутила себя крепостной крестьянкой, которую соблазняет подруга благородного разбойника типа Кармелюка, склонная к лесбиянству.
    - То есть, вы хотите взять меня с собой?
    - Мы хотим, чтобы ты стала одной из нас. Ты согласна?
    - Да.
    - Кто исполнит ритуал Посвящения?
    Сыновья переглянулись между собой и Вихрь подал голос:
    - Мне думается, что это должен сделать я.
    - Еще бы! - гулко расхохотался Мельхиор. - Ведь она выбрала тебя!
    "Да, - подумала Мать, утверждаясь в своем решении. - Все произошло так, как и должно быть. Она в самом деле сама совершила выбор и когда-нибудь сменит меня. Надеюсь, что это будет не скоро..."
    - Приступай, - сказала она.
    Вихрь наклонился к шее девушки. Клыки пропороли нежную кожу за ухом и ее кровь смешалась со слюной, содержащей непростые коды гиперактивной ДНК.
    08:50 Лица встречных были застывшими посмертными масками, слепленными из грязной глины. Бирюк лениво передвигал ноги, морщась от пульсирующей головной боли, и думал о том, что нужно Человечеству для полного счастья. Деньги, как показал исторический опыт и приключения разных Робин Гудов, в качестве эталона не подходили. Нужно было нечто более универсальное.
    Решение, как всегда, оказалось рядом. Оно отразилось в витрине гастронома его похмельной рожей. К своему стыду, Сергею пришлось признать, что она выражением ничем не отличается от окружающих его двойников. Из этого вытекало, что если подарить каждому встречному бутылку водки, то маски треснут улыбками...
    Он хмыкнул.
    И недоумением, недоверием, а также страхом, что их хотят отравить. И нет гарантии, что кто-то в ответ на широкий жест не шарахнет тебя этой же бутылкой по голове, потому что всю жизнь мучается от язвы. В общем, проблема, в глобальном масштабе не решается, потому что попадись вдруг навстречу японец и тогда где взять сакэ? Или еще хуже - наркоман?
    Бирюк вздохнул. Разнообразие средств ухода от реальности у разных народов говорило о том, что Человечество полного и единого счастья не желает. Еще это давало понять, что как отдельный индивидуум, которого различные химические соединения могут превратить в жизнерадостного идиота или наоборот, так и все люди скопом уважения заслуживать не должны и не могут.
    - Дерьмо, - пробормотал он и продолжил свое броуновское движение.
    В отличие от одноименной безмозглой частицы, оно было более целенаправленным, ибо двигался Серега к приятелю в надежде, что тот использовал не все запасы спирта в медицинских целях.
    "Хирург хренов, взял себе привычку живых людей резать, - поползли светящиеся нездоровым зеленоватым светом мысли. - Пусть и не совсем людей, но все-таки живых. Я бы на его месте начал с мертвых... И не потому, например, что им все равно, а потому, что это както меньше напоминает садобандитизм..."
    Размышления были прерваны на площадке четвертого этажа, когда информация о том, что видят глаза, была переварена мозгом.
    - Сбежал к чертовой матери, - с облегчением выдохнул Бирюк, различив в бледных бурых пятнах следы волчьих лап, и продолжил восхождение. Воспоминание о том, что у него в кармане должно было находиться ухо оборотня, напрочь вылетело у него из головы еще тогда, когда они с Леной обнаружили угон джипа.
    Тело приятеля вытянулось в коридоре во весь рост. Голова лежала в луже свернувшейся крови, а в глазах отражался электрический свет. По сравнению со вчерашним расчлененным оборотнем Вовка выглядел почти по-домашнему и Бирюк, переступая через него, никаких неприятных ощущений не испытал.
    - Жизнь - шлюха, - пробормотал он, открывая холодильник. - Ты сам это говорил...
    Так чему удивляться, что она ушла от тебя, соблазненная оборотнем?
    В холодильнике стоял полный двухсотграммовый пузырек, лежал кусок сливочного масла, скорлупа выпитых яиц и почему-то полбуханки хлеба. Таким набором мог остаться доволен только спартанец, помешанный на вегетарианстве.
    Выпив в лечебных целях семьдесят чистого спирта, Серега почувствовал сильный голод. Повертев головой, он неуверенно ухмыльнулся. И на этот раз решение лежало неподалеку.
    08:56 - Нам нужно уходить, - сказала Мать.
    - Куда? - возразил Клин. - Снова голодать в лесах, вычесывать блох и выть на Луну?
    Я против!
    - Мы здесь не выживем.
    - Я это с успехом делаю не первый год. Кроме того, может быть, мне тоже хочется найти свое счастье, - он кивнул на Вихря с девушкой, которая внимательно прислушивалась к разговору. - А ты предлагаешь мне драть тощих даже не волчиц, а безмозглых подделок, которые похожи на нас по чистому недоразумению.
    - Если бы не мы, то тебя просто закопали бы в яме. И случись это безлунной ночью, то никто не узнал бы, где бродит твой призрак.
    - Мать права, - подал голос Мельхиор. - Люди совсем озверели, - он обернулся к Гало - такое имя дал Лене Вихрь после Посвящения. - Не считай это комплиментом!
    - Спасибо, - кивнула она и спросила. - Можно мне сказать?
    - Говори, если есть что, - Мать бросила на нее ревнивый взгляд, доказывая, что отношения между невесткой и свекровью во всем мире животных носят универсальный характер.
    - Вы все вчера слышали выстрелы в городе и знаете, что это производился отстрел бродячих собак...
    - Ну и что? - буркнул Корень.
    - А то, что они решились на это из-за нескольких загрызенных вами.
    - Голод - не тетка...
    - Кончится тем, что они повесят всех собак на вас!
    - И как насчет осинового кола и серебренной пули, а? По-моему, они нам тоже не родственники, - поддержал суженую Вихрь. - Короче, Корень, закрой пасть.
    - Так вот, если мы решим покинуть город, то на первое время я приглашаю вас к своей бабке, - Гало села на место и криво усмехнулась. Сказка о Красной Шапочке выворачивалась совсем уж наизнанку.
    - О, бабка, яйка, млеко - экзотика! Das ist fantastiche! - фыркнул Клин. - Кто хочет свежего, но жилистого мяса? Кс?ндз, чего молчишь?
    - Я должен остаться в любом случае. Во-первых, я хочу свое ухо, а во-вторых - смерти того, у которого оно находится. Ведь я имею на это право?
    - Если ухо правое, то тогда да, конечно, - заржал Мельхиор. - Но должен сказать тебе, что Мать нашла тебя по чистой случайности.
    - Меня захватили в псевдокоматозном состоянии. Я больше не повторю допущенных ошибок. Кроме того, люди, в основном, не верят уже в наше существование, но тот, кого я собираюсь убить, знает о нас.
    - Одному никто не поверит да и, если честно, мне наплевать на это, впервые заговорил Клык. - Другое дело, что люди станут осторожнее и затаятся. Тогда наше положение будет ничем не лучше, чем в лесу, а то и хуже. Всегда будет риск, что в тебя всадят два десятка пуль из автомата. Избавиться от них будет посложнее, чем высморкаться, и волей-неволей потребуется передышка, во время которой тебя вполне могут взять за жабры.
    Не знаю, как Кс?ндзу и иже с ним, но мне проснуться подопытным кроликом не улыбается. Я все сказал.
    - Разве мы не можем запастись мясом впрок? - поинтересовалась Гало. Ведь в человеческом обличье вы тоже можете убивать.
    - Ты не знаешь, о чем говоришь, - шепотом ответил Вихрь. - Нам нужен человек именно в момент смерти. Мы, как бы это сказать, питаемся не только его мясом, но и его энергией, что ли...
    - Мать права, - из тени выступил Месяц. Как старший из братьев, он взял слово последним. - Если Ксендз считает, что у него есть веская причина, то может остаться в городе.
    До вечерних сумерек. Что касается Корня и Клина, то вы должны подчиниться решению семьи. Я думаю, нет нужды напоминать, что чем сильнее стая, тем больше у нее шансов выжить.
    - Пессимист, - огрызнулся Клин. - Ты все еще считаешь, что мы последние?
    - Поэтому ты и трахаешь костлявые подделки, разве нет?
    - А кого трахаешь ты?
    - Я сделаю это с тобой, если ты еще раз позволишь тявкнуть в таком тоне, понял? - Месяц прощупал брата тяжелым взглядом и отвернулся. Кс?ндз, мы уйдем отсюда на заходе солнца.
    - Тогда я пошел, - пожал плечами тот и направился к выходу. - На вашем месте стоило бы получше замаскировался, потому что на строителей вы не сильно похожи: джип там, мощи всякие - простые люди этого не любят...
    Мать проводила его взглядом. Предчувствие было странным - точно так же уходил навсегда ее Волхв, но сейчас у нее было ощущение, что это она, а не Кс?ндз, удаляется от стаи.
    09:00 - ...эфире "Последние новости". Около пяти тысяч единиц бродячей живности было истреблено в ходе операции "Вечер", как заявил нам пресс-секретарь коммунальной службы нашего города. Санэпидемстанция настаивает на продолжении операции.
    "Вполне возможно, - заявил нам анонимный представитель одной из армейских частей, дислоцирующихся у нас, - что мы пойдем на этот шаг. Настроение у солдат бодрое, боевое. Как вам хорошо известно, служба в армии предполагает мало развлечений..."
    Что же, ребята вчера вечером развлеклись на славу. Несмотря на предупреждения, повторявшиеся в течении дня, есть жертвы и среди гражданского населения.
    Пять человек доставлено в поликлинику с ранениями разной тяжести и тяжелой степенью алкогольного отравления. На городские власти они не жалуются, понимая, что это делалось в их интересах...
    Слушая радостную скороговорку диктора, Бирюк рылся в кухонном шкафу, выбирая нож поострее. Скальпеля найти ему не удалось.
    - Сногсшибательную новость нам сообщили в пресс-центре УВД. В час пополуночи неизвестными злоумышленниками был взорван морг судмедэспертизы. На месте преступления в тяжелом состоянии была найдена дежурная. От ран, несовместимых с жизнью, она скончалась на руках прибывшей к месту происшествия бригады "Скорой помощи". Одно информированное лицо сказало, что незадолго до смерти дежурная смогла дать показания. По ее словам, взрыв в морге дело рук, вернее, лап волков. Опрошенные санитары подтвердили, что видели там следы волчьих лап. Следствие склоняется к тому, что это очередные мафиозные разборки.
    - Ни фига себе мафия, - Сергей выронил нож. - Если они обиделись на весь город, то скоро от него камня на камне не останется. Сматываться надо!
    - ...среди населения поползли слухи, что тут не обошлось без оборотней и прочей нечистой силы. Мы попросили прокомментировать эти сплетни доктора исторических наук...
    Бирюк подобрал нож, выпил еще пару грамм и направился в коридор. Вспоров на том, кто был еще вчера приятелем, майку, он долго и мучительно вспоминал, откуда тот вынимал у оборотня печень.
    - По-моему, все-таки справа, - пробормотал он, брезгливо оттягивая двумя пальцами складку жира на животе.
    Сделав неумелый разрез, Сергей зажмурился. Его внутренности глухо заворчали.
    Как-никак, а он уже не ел больше суток.
    - Ну, Прометей, вот и прилетел твой орел - самурай и камикадзе, - рука проникла внутрь.
    Ощущение было такое, будто он потрошит рыбу. Мягкая и толстая лепешка печени выскользнула из пальцев и Бирюк просунул внутрь трупа вторую руку.
    На вид печень Вовки ничем не отличалась от того куска мяса, который тот с гордостью показывал вчера. Промытая от крови и брошенная на сковородку, она вообще меньше всего напоминала Бирюку о человеке вообще и о приятеле, в частности.
    - ...было бы бесполезно отрицать, что подобно тому, как наше тело сохраняет черты, полученные из мира живой природы, наш рассудок постоянно содержит в себе элементы природного, изначального своего состояния. Однако по мере социального развития эти черты как бы уходят на второй план, в мир первичных инстинктов, и потому их проявление ассоциируется с архетипом оборотня, человекозверя. Так, например, в своем "Словаре символов"
    Х.Э. Керлот пишет, - цитирую: "Оборотень - мифическая личность, которую дьявол покрывает волчьей шкурой и заставляет скитаться, завывая, по округе, а также символ иррационального начала, скрытого в низменных инстинктах человека, равно как и символ возможности пробуждения иррационального. Поэтому он близок всем злобным монстрам и мифическим сущностям." Конец цитаты. Наука средневековья также отрицала возможность превращения человека в зверя, считая это самовнушением и болезнью меланхоликов. Таким образом...
    - Это твой Керлот - мифический меланхолик, - Сергей мрачно сплюнул и перевернул печень на сковородке. От запаха слюна выделялась со скоростью Ниагарского водопада.
    - В отличие от вампира, - продолжал молоть псевдонаучную чушь историк, гордый сознанием того, что именно его позвали на борьбу со средневековыми предрассудками, которых так много возрождается в последнее время, выходящего из могилы, чтобы пить кровь живых, оборотень не является выходцем с "того" света. Он - явление чисто земное.
    Считалось, что превращение человека в оборотня вызывалось некой напастью, которая могла поразить любого. Укушенный оборотнем заражался обязательно, но ужасные симптомы могли появиться у человека и тогда, когда он сидел дома в безопасности и не делал абсолютно ничего, что могло бы определить ему такой удел. Именно с этим был связан дикий страх перед ликантропами. Больше всего боялись полнолуния, поскольку считалось, что напасть поражает в это время особенно часто. От ликантропии не было спасения - ни облатки, ни крест, ни чеснок не помогали...
    - Что в средние века могли знать о радиации? Чем тебе не неведомая напасть, сиди ты хоть дома, хоть на крыше?
    Печень была еще полусырой, когда Бирюк выключил газ и принялся резать ее прямо на сковородке. Плеснув остатки спирта в кружку, он поднялся и сказал все, что мог:
    - Земля тебе пухом!
    - Слово "ликантроп", от которого получила название эта напасть, буквально означает "человек-волк" и происходит от греческого Likantropia. В английском языке слово werewolf возникло пятью столетиями раньше появления термина lycanthrope.
    Этимологические исследования показали, что слово wer отмечено во всех германских языках и родственно латинскому vir, гэльскому fear, уэльскому gwr и санскритскому vira. Из этого следует, что оборотень - одна из цетральных фигур древнейших суеверий и обладает широкой географией распространения. Тут возникают интересные ассоциации с весьма современным выражением "виртуальная реальность". Vir-tual...
    - Я думаю, наших слушателей очень заинтересовала роль Луны во всех этих историях, - скороговоркой перебил доктора-полиглота диктор, не без оснований полагая, что того занесло немного не в ту виртуальную степь. Случайность ли то, что произошедшее в нашем городе совпало с полнолунием?
    - Вполне возможно, что это просто чья-то неудачная шутка. Как бы там ни было, но Луна и в легендах о вервольфах, и в жизни людей играла большую роль.
    Древняя космогония считала, что наш спутник является охлажденным отбросом, тенью, влекомой новым телом, которому переданы его жизненные силы. Он будто бы обречен преследовать Землю на протяжении долгих веков, привлекая свое порождение и будучи сам привлекаем им. Постоянно вампиризируя, Луна мстит Земле, пропитывая ее своими губительными, невидимыми и ядовитыми воздействиями, которые излучает, так сказать, сокровенная сторона ее природы и так далее. Тут будет уместно заметить, что Поднебесная Империя признавала Луну частью своих владений. Мандарин, отвечавший за своевременность ее появления над территорией Китая, звался Lee Moon или, если угодно, "Ли Мон" и был единственным уполномоченным по борьбе с ее вредоносными влияниями. Синекурой эту должность назвать трудно, поскольку даже если он успешно сражался со всякой нежитью, то в случае лунного затмения, над которым Ли Мон, понятное дело, властен не был, его все равно казнили.
    - Невесело, но вернемся к нашим баранам...
    - Баранам?!
    - О, конечно, я хотел сказать - оборотням.
    - Да, с удовольствием. Как и для прочей нечисти, для них тоже были придуманы способы их выявления. Так, например, в Германии, Франции и Восточной Европе считалось, будто оборотень может поменять свою кожу, просто выворачивая ее наизнанку.
    То есть, если он появлялся в человеческом облике, значит, он просто вывернул наружу человеческую кожу.
    А когда он опять будет превращаться в волка, то просто поменяет покров, вывернув наружу мех. Трудно поверить, но многие люди были буквально изрезаны на куски фанатиками, пытавшимися вывернуть их кожу мехом наружу. В нашем регионе бытовало мнение, что, если спрятать или сжечь одежды подозреваемого волкодлака, он не сможет вернуть себе человеческий облик. Корни этого следует искать, скорее всего, в сказке о лягушке-царевне. Что касается борьбы с...
    Бирюк, чью фамилию можно было истолковать при желании как "одинокий волк", насторожил слух. Однако вместо антивервольфных приемов услышал грохот выбиваемых дверей.
    Он едва успел прожевать кусок дружеской печени, как был сбит с табуретки ударом в ухо.
    09:11 Проходя мимо остатков своего вчерашнего позднего ужина, Кс?ндз подобрал пистолет и сунул себе за пояс. Предстояло придумать, как решить поставленные перед собой задачи в максимально короткий срок.
    По большому счету ему было наплевать на то, знает ли кто-нибудь о существовании оборотней или нет, но уха было жалко. Сейчас он брел по направлению к центру и думал о том, что потерянное в городе ухо не идет ни в какое сравнение с пресловутой иголкой в стогу сена.
    Вокруг отворачивались высокими заборами, за которыми завывали посаженные на цепь собаки, дома частного сектора. Из-под разбитого асфальта местами проглядывала брусчатка. В холодном небе бледнело солнце.
    09:23 Кротов пил принесенный кем-то из соратников кофе и тасовал бумаги. Домой, если можно назвать домом комнатушку в милицейской общаге, идти не хотелось. С другой стороны, попадаться на глаза кому-нибудь из начальства хотелось еще меньше. В идеале, лучше всего было бы закинуть ноги на стол, а руки за голову и сидеть, ни о чем не думая.
    - Привет, Шериф! - в кабинет ввалился собутыльник и коллега Быцик. Как твои ничего?
    - Дела, - автоматически ответил Кротов, пожимая руку.
    - Ты себе не представляешь, какого психа ребята только что привезли!
    Выехали на вызов, а там в квартире: один - полный труп, а второй закусывает его же печенью и несет чтото несуразное о волках...
    - Чего?! Кто такой?
    - Бирюк какой-то, - отмахнулся Быцик. - Ты слушай дальше! Они его, значит, за жабры, мол, это ты мужика завалил, бессовестная морда? А он ни в какую.
    Говорит, я, как орел, только печень съел для храбрости! Присмотрелись точно! Горло прокушено...
    - Постой, постой! - остатки сонливости покинули Кротова. - А кто убитый?
    - Ты не поверишь, но он говорит, что это его лучший друг!
    - Бандит какой-нибудь? - закинул пробный вопрос Шериф.
    - Нет, вроде непохож. Обыкновенный такой штрих...
    - Они фотографии там делали?
    - Пойди и сам спроси, - кладезь информации был, похоже, Быциком исчерпан до дна.
    - Да заодно и с психом пообщайся, если хочешь. Они там не знают куда его определить - вроде и не убивал, и ничего не видел, но печень сожрал, а это уже людоедство.
    Жалко, что в нашем городке дурдома нет...
    Кротов уже не слушал. В психологии он разбирался слабо, твердо зная только одно - то, что человек делает, совсем не говорит о том, для чего он это делает.
    Впрочем, весь предыдущий опыт подсказывал, что для общения с местными придурками этого знания достаточно.
    09:54 Поиски уха Кс?ндз решил было начать с той самой квартиры, где провел столько мучительных часов, справедливо полагая, что оно должно было вернуться именно туда, а не гоняться за ним по всему городу. Еще никогда ему не доводилось расставаться с частями тела, но семейные предания толковали о том, что потерянные органы возвращаются именно туда, где расстались с хозяином.
    Дверь была опечатана. Принюхавшись, он уловил запах чего-то жаренного и поморщился при мысли, что это может оказаться ухо. Можно было попытаться выломать дверь, но это значило привлечь внимание. Для начала стоило пошуршать палыми листьями во дворе дома.
    Уже заканчивая прочесывать двор, Ксендз убедился, что легенды не обманывают.
    Ухо лежало, зарывшись в траву под деревом со свежеобломаной веткой.
    Вероятно, именно тут застал его рассвет.
    Повертев в руках сморщенный, истощенный дальним странствием комочек, он приставил его к естественному месту обитания. Никакой реакции ни со стороны организма, ни со стороны уха не последовало.
    - Подождем ночи, - пожал плечами Ксендз и сунул находку в карман.
    Времени оставалось вполне достаточно, чтобы приступить к поискам второго хмыря, но где тот может быть, не было ни малейшего понятия. Потоптавшись на месте, оборотень отправился бродить по улицам, надеясь на то, что жертва бежит на того, кому нужна.
    10:19 Быцик был прав. Парень оказался совершенным психом. Так казалось Кротову первые двадцать минут. Однако, повертев так и этак то, что говорил Бирюк, заикаясь и потирая время от времени распухшее правое ухо, он пришел к выводу, что трудно остаться нормальным после пережитого, если это правда. А то, что парень вроде не врал, подтверждала не только интуиция, но и некоторые детали, которые просто так свидетель выдумать не мог.
    "Нормальный свидетель," - мысленно поправил себя старший лейтенант, стараясь сдержать воображение, которое азартно пыталось вс? расставить по своим местам, подгоняя под один шаблон все известные факты.
    Тут была и женская одежда, гм, изнасилованной убийцы, один, как оказалось, похищенный труп, до того похожий на второго, что вполне могло показаться, будто фотографии принадлежат одному и тому же лицу и еще много чего. Если один из трупов оказался оборотнем, ожившим под воздействием Луны, - боже, какой бред! - то и второго выкрали для того, чтобы он позагорал под Луной. А пока суть да дело, стая планомерно жрала бомжей... Стоп!
    Кротов вызвал охранника, оставил на его попечение психа и отправился в лабораторию. Если анализ подтвердит предположение, что на останках загрызенных тел следы волчьих зубов, то...
    - и-ма?, у Полищука крыша поедет! - возбужденно прошептал старший лейтенант и ускорил шаги.
    11:11 Вопреки волчьей мудрости, никто, даже отдаленно похожий на нужного Кс?ндзу человека, не встречался. Тут и там под ногами попадались лишь засохшие пятна крови.
    "Пся крев! - злорадно ухмыльнулся он себе под нос, - Крестовый поход, что и говорить, удался. Не такой уж друг человеку собака..."
    Мысль о крестовом походе спровоцировала некоторые ассоциации и оборотень подобрался. Теперь он знал, что если и не найдет нужного урода, то хотя бы с пользой убьет время.
    11:20 - Что я должна чувствовать после... м-м, инъекции?
    - Не знаю. А что ты чувствуешь?
    - Ничего, кроме легкой тошноты. Наверное, от усталости.
    - Значит, так и должно быть, - хмыкнул Вихрь.
    Они полулежали внутри джипа. Остальные расположились снаружи и отсыпались после бессонной трудовой ночи.
    - Я вот что подумала...
    - Да-а? - протянул избранник, по-прежнему не открывая глаз.
    - Если мы вечером поедем, то не мешало бы заправить машину.
    - Хорошая мысль.
    - Кроме того, мне нужно заехать домой.
    - Зачем, Гала?
    - Ну-у, мало ли... Хотя бы за деньгами.
    - Тогда я поеду с тобой, - Вихрь открыл глаза и принял сидячее положение.
    - Боишься, что сбегу? - она зло прищурилась на него.
    - Нет, но с тобой может что-нибудь случиться. На моей памяти мы еще никогда не проводили ритуал Посвящения. Мы убивали сразу и я понятия, как уже говорил, не имею о том, что и, главное, когда может случиться с посвященным.
    - Ладно, поехали, - Гало повернула ключ зажигания.
    11:20 Кс?ндз проскользнул внутрь. В полутьме мерцала лишь лампадка у образа Богоматери. Церквушка была маленькой, небогатой и как нельзя лучше подходила для его планов.
    - Чем могу служить? - откуда-то вышел, прихрамывая, поп в пыльной рясе.
    - Мне? - совершенно искренне удивился Ксендз.
    Служитель культа вопросительно выгнул седые клочковатые брови.
    Ксендз пожал плечами, достал пистолет и выстрелил ему в лицо.
    - Понимаешь, дед, я, если есть такая возможность, делаю все сам, пробормотал он, оглядываясь.
    На звук выстрела никто не появился. Оборотень принялся стягивать с убитого одежду.
    11:26 Сидя на стуле, Бирюк украдкой вытащил из пачки сигарету и оглянулся на охранника. Тот каменными глазами смотрел куда-то перед собой и лицо его мыслью не играло.
    Сергей закурил и вытянул ноги. Ушибленное ухо пылало и звенело. Он еще раз с наслаждением затянулся и едва успел подумать: "Козлы", как его стошнило.
    11:51 "Обет есть обет, - размышлял капитан Захар, - и от обеда он должен отличаться тем, что... Черт, но должен же он чем-то отличаться?"
    В голову не лезло ничего, за исключением того, что за обетом нельзя выпить. А похмелиться хотелось. После вчерашней, вернее, сегодняшней уже, считай, ночи самочувствие было не на уровне. В голове лязгало, в боку кололо, а перед глазами мельтешили какие-то серые инфузории.
    Остановившись около маленькой церквушки на окраине, откуда он решил начать тернистый путь к Киево-Печерской Лавре, дабы схоронить там свои мощи, капитан с надеждой подумал, что она закрыта. Это был бы несомненный знак свыше, что он еще не готов и недостоин.
    Разочарование не заставило себя ждать - замка на двери не было.
    Капитан посмотрел на небо, затем себе под ноги. Асфальт был покрыт густой сеткой трещин. Было похоже, что Никто с ним шутить не собирался.
    Он глянул на часы.
    "Подожду полудня и - с Богом! - решил он и криво улыбнулся. Общаться..."
    11:59 - Чего тебе, Кротов? - отвлекся на вкрадчивый стук в дверь подполковник Полищук.
    Кроме него в кабинете сидел штатский с мордой госбезопасности.
    Старший лейтенант покосился на него.
    - Входи, раз пришел. Все свои, - махнуло рукой начальство. - Мы тут с майором как раз обсуждаем твой рапорт.
    Кротов закрыл за собой дверь.
    - Интересно у тебя получается, - продолжал Полищук. - По-твоему, значит, этих заезжих гастролеров выкрала мафия... Говорю, заезжих, потому как они даже по их картотеке не проходят, - он кивнул на майора и тот согласно наклонил голову. - Не иначе, как сыновья какого-нибудь крестного отца из ближнего зарубежья, а?
    - Я так не думаю, - сказал Кротов.
    - Так какого хрена такое пишешь?
    - Из-за недостатка информации...
    - Значит ты, надо думать, раздобыл еще что-то? - с гордостью за своего орла взглянув на службу безопасности, поинтересовался Полищук.
    - Так точно.
    - Ну, выкладывай.
    - Оборотни.
    - Обо... что?
    - Волки-оборотни, - четко произнес Кротов и принялся суетливо выкладывать на стол заключения судмедэкспертизы. - Вот заключения по бомжам и другим пострадавшим.
    Старшие по чину впились глазами в бумажки.
    - Следы зубов на костях, сила укуса и остальные анализы косвенно подтверждают, что все они подверглись нападению кого угодно, но только не собак.
    Некоторых после этого, правда, и в самом деле доедали собаки, но это мелочи. К тому же, если сопоставить сообщения об участившихся нападениях хищников в северных районах, то...
    - А оборотней ты из какого пальца высосал?
    - У меня есть свидетель, - огорошил всех Кротов. - Вот протокол допроса.
    Переварив содержание протокола, майор безопасности откинулся на стуле и ухмыльнулся:
    - Что-то я не вижу заключения врачей о нормальности этого... как его? Бирюка, Сергея Николаевича. Ты сам у него спрашивал, чем он обкурился со своим дружком перед тем, как его зарезать?
    - Довбня Владимир Сергеевич умер от проникающих ранений в области горла.
    Анализ крови, обнаруженной там, где по словам свидетеля, тот резал оборотня, показал, что она не принадлежит человеку.
    - Значит, принадлежит какой-нибудь кошке, - сказало недовольным тоном начальство и покачало головой. - Опозорил ты, Кротов, меня своими фантазиями...
    Согласно этикету, после такого замечания непосредственного начальства следовало немедленно сгинуть с глаз долой, но тут, совсем неожиданно для Кротова, ему протянул руку помощи майор.
    - Если связать воедино волчьи следы на квартире убитого, в морге и добавить ко всему взрыв, то ни о какой мафии не может быть и речи, - вдруг совершенно серьезно сказал он. - Я проверил по своим каналам - никакой разборки в ближайшее время не намечалось, равно как и приезда, - он усмехнулся, - сынков крестных отцов.
    - Ты готов в самом деле поверить в оборотней? - всем корпусом повернулся к нему подполковник. - Я в такие чудеса не верю!
    - Чудеса противоречат не природе, но тому, что мы о ней знаем, ответил майор и поднялся. - Я хотел бы пообщаться с твоим Бирюком, - он качнул головой. - И фамилия у него, а?
    - Все карты в масть, - Кротов открыл перед ним дверь и они вышли.
    12:00 Робко качнулся колокол и в воздухе поплыл звон.
    "Полдень, - подумал Захар и сплюнул. - Капитаны ГАИ курят в последний раз и каются..."
    Внутрь церкви потихоньку заходил люди. Их было не очень много и большинство пенсионного возраста.
    Колокол звякнул во второй раз.
    "Надо будет как-то своих архаровцев сюда загнать, - с тоской подумал о заблудших душах патрульно-постовой службы капитан. - Вот поп приходу обрадуется!.."
    Прозвенел третий звонок. Тянуть дальше было некуда и капитан Захар отправился на покаяние. На душе было тяжело, словно он шел в кабинет дантиста.
    12:12 Уборщица в последний раз протерла тряпкой пол, подхватила швабру и вышла, брезгливо поджав губы. Она была лет тридцати пяти и в определенной кондиции опьянения могла бы пробудить у Бирюка чувства более теплые, чем, к примеру, штатский, вошедший в кабинет вместе со старлеем.
    - Что же это ты, милок, обделался, а? - тут же обратился к нему штатский.
    - Или печеночка друга горчит?
    Сергея передернуло и не только от фамильярности.
    - Ну-ну, не надо волноваться, - выставил перед собой руки старший лейтенант. - Лучше повтори нам все, что тут рассказывал. Как, говоришь, дело было?
    - Подпили мы тогда, - Бирюк сглотнул, потому что тошнота так и не прошла.
    - Ну, едем, а тут нам мен... милиция палочкой машет. Вовка сразу сообразил, что придется с правами распрощаться... Короче, заехали мы в морг и решили машину там до утра оставить. И тут опять - мен... милиция, в общем. Я, чтобы отмазаться, предложил дежурной продать нам покойника...
    - Поразительная, твою мать, находчивость! - майор в восторге потер руки. - Давай дальше!
    - А что дальше? Все чин чинарем. Привезли мы его к Вовке домой - там он и ожил волком.
    - Как это произошло?
    - Не знаю. Вовка был один...
    - А вот скажи мне, Сергей, если бы он не ожил, что бы вы тогда с ним делали? - вмешался Кротов, желая продемонстрировать нормальность свидетеля. - Тоже съели бы печень, а?
    - Закопали бы где-ни... - Бирюк умолк, зажал рот рукой и согнулся на стуле. Его лицо побледнело и покрылось испариной.
    Кротов повернулся к штатскому:
    - По-моему, не врет.
    - Я тоже так думаю, - тот наморщил лоб. - Отправь его в больницу. В таком состоянии он все равно никуда не денется. Пусть там ему промывание желудка устроят, а то еще загнется к чертовой бабушке. Впрочем, он нам не сильно и нужен теперь...
    Сергей слушал, как решают его судьбу и лихорадочно пытался сообразить, от чего ему так плохо.
    "Сволочь все-таки Вовка и печень у него - полное дерьмо... Или, может быть, - от новой догадки ему стало совсем уж нехорошо, - это был технический спирт? А противоядие от него одно - водка... От этих козлов такого антидота в жизни не дождешься.
    Остается надеяться, что хоть в больнице догадаются..."
    - До больницы дойдешь? - вопрос был адресован ему и Бирюк недоверчиво посмотрел на старлея. - Тебя спрашивают!
    - Дойду, наверное.
    - Тогда шагай, - милиционер ухмыльнулся, - сам понимаешь, что спасение утопающих - не моя парафия.
    Сергей поднялся. Ноги тело держали с большим трудом, перед глазами плыли черные круги, но хуже всего было ощущение маленьких острых лапок, скребущих череп изнутри.
    12:15 Даже Захару проповедь казалась необычной, другие же присутствующие стояли, развесив челюсти и опустив руки.
    - ...все обеспокоены слухами о появлении оборотней. Что есть оборотень? Вы скажете волк и будете неправы. Оборотень есть волк, приспособившийся к жизни среди людей. Говоря современным языком, это - просто вынужденная мера, мимикрия.
    Необходимость в ней возникла в незапамятные времена, когда волк и человекообезьяна начали делить мир. По странному, несчастливому совпадению их ареалы обитания совпадали... Волки не могли схватить палку и у них были лишь зубы. Что им оставалось делать, дабы выжить?
    По глазам вижу, что вы мне не верите! Вы глупы, как овцы. Еще Иисус Христос в знаменитой Нагорной проповеди сказал: "Бойтесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные." Заметили, внутри, но не снаружи! Сиречь, душа у лжепророка не соответствует общепринятым параметрам. Исходя из этого, справедливо выражение: "Человек человеку - волк." Я только добавлю, что человек человеку - простой, обыкновенный серый волк.
    О доброте Иисуса до сих пор ходят легенды, но вы очень удивитесь, когда я скажу вам, что он был самым настоящим оборотнем. Только оборотень мог воскреснуть лунной ночью на Голгофе и явиться своим ученикам спустя три дня...
    По церкви пронесся шепоток возмущения. Капитан, стоящий позади всех, повертел головой по сторонам. Поп явно перегинал палку, потому что, если его не подводила память, родители рассказывали ему совсем другое.
    - Он был миротворцем и пошел в люди, дабы примирить их с волками. Именно так нужно толковать его слова о том, что в Царствие Божьем и волк, и овца будут жить рядом и не будет между ними крови. Настоящим, достойным так называемого человека, Сыном Божьим был Иуда, но и он поддался очарованию Иисуса. Пресловутый поцелуй был со стороны Христа актом милосердия, ибо укушенный оборотнем становится таким же. К сожалению, это произошло среди в людей, в шумной толпе тех, кто с молоком матери впитал сказку о Содоме и Гоморре. Окружающие, заметив двух гэев, вызвали фарисеев, еще более официально нетерпимых к сексуальному разнообразию, и все кончилось весьма печально.
    Особенно для Иуды.
    Христианский Бог не мог простить сыну предательство своих интересов. Это с одной стороны, а с другой - Он был бы не иудейским богом, если бы не постарался извлечь из этого какую-нибудь пользу. Спровоцировав у Иуды депрессию компенсацией морального ущерба в размере тридцати сребреников, Он подвел его к осине, где болталась не без его ведома забытая разбойниками веревка. С тех пор, люди убивают нас серебряными наконечниками, пулями, ножами и осиновым колом...
    Первой не выдержала морщинистая сухопарая бабка, стоящая метрах в трех от амвона. С криком: "Бей Антихриста!", она бросилась вперед.
    Неуловимым движением, поп выхватил пистолет, при чем Захар даже удивиться не успел откуда у него тот, и грохнул выстрел. Старческая голова брызнула кашей из мозгов вперемешку с костями и седыми космами на окаменевшие лица.
    - ...а самоубийство считается смертным грехом, - попытался было продолжить проповедь поп в мертвой тишине, но через мгновение вокруг загудело так, что завибрировали мутные стекла.
    Все, находящиеся внутри, верили в загробную жизнь и рванулись вперед, как один.
    Прозвучало еще несколько выстрелов, но это не остановило фанатиков.
    Подхваченный толпой, капитан Захар - а нет зверя злее неофита, выхватил свое табельное оружие и выстрелил в Антихриста. В ч?м-ч?м, а в этом сомнений у него не было - именно его родной город оказался выбранным Сатаной в качестве отправной точки трассы, ведущей к Концу Света. Нет, не зря он - увидевший вчера свет Истины, оказался здесь так вовремя.
    Поп рухнул под ноги разъяренной толпе. Сдавленные крики, толкотня... Когда страсти поутихли и народ отхлынул назад, то глазам многих предстала тошнотворная размазня из старухи, кого-то совершенно неопознанного и проповедника Ада.
    Не глядя друг другу в глаза, люди бросились к выходу. Он был слишком узким пресловутое игольное ушко показалось бы верблюду открытыми настежь воротами. Шея капитана Захара, прижатая к притолоке, сломалась, как спичка, но он еще некоторое время двигался вперед, несомый толпой и упал только метрах в двадцати от входа.
    12:42 Болт в сердцах швырнул трубку на рычаги и выругался. Сегодня был день выплаты пацанам заработанного нервным трудом, а Бугай шлялся черт знает где и знать о себе не давал. Это вызывало если и не беспокойство о его добром здравии, то тревогу за собственное благосостояние.
    Он снова взялся за трубку и тут же ее бросил. Никогда раньше Витек себе таких шуток не позволял, но не звонить же в милицию с просьбой разыскать пропавшего. Тут уж както можно обойтись своими силами.
    Ухмыльнувшись, Болт набрал номер и приказал братве разыскать машину Бугая.
    Пусть что-то случилось с мобильным телефоном, но автомобиль точно скажет - в городе Бугай или нет. А если тот решил их кинуть...
    12:58 Путь домой был долгим. В больницу Бирюк не пошел, веря, как и миллионы соотечественников, что здоровый организм с помощью водки может справиться с чем угодно.
    Несколько раз Сергей останавливался, прислонялся спиной к какому-нибудь зданию и сползал на землю. Так плохо ему не было еще никогда. В свете последних событий он готов был даже поверить в то, что это Вовка мстит с того света за проявленный по отношению к его трупу каннибализм.
    - А был другом, сволочь... - бормотал людоед и волок тело по лестнице, цепляясь руками за прутья перил.
    Ввалившись в квартиру, Сергей достал из кухонного буфета остатки водки, выпил ее прямо из горлышка и без сил опустился на пол.
    Жить не хотелось. Оставалось ждать смерти. Проблема, похоже, оказалась организму не по плечу. Он искривил губы в подобии улыбки и впал в забытье.
    13:07 - И что из этого следует? - спросил полковник СБУ, выслушав доклад.
    - Опасность вполне реальна, какой бы мистикой от нее не веяло.
    - Это мне понятно, но как их вычислить? Тут все наши методы не годятся.
    Можно, конечно, обратиться в поликлинику с запросом о том, кто в последние дни приходил с укусами, но...
    - Я тоже думал над этим. Тут нужно нечто экстраординарное. Проведенная вчера операция "Вечер" показала, что население, в общем и целом, довольно лояльно относится к местным властям. В любой другой, так сказать, "свободной" стране общественность взвыла бы так, что мало не показалось бы...
    - Короче, ваши предложения.
    - Объявить карантин, оцепить город и этой же ночью выгнать всех под Луну.
    - Мысль хороша, но, я так понимаю, что эти оборотни умнее безмозглых шавок. Они могут спрятаться или на время скрыться из города.
    - Если сделать все достаточно внезапно, то не успеют. Согнать всех, например, на стадион - он у нас вместительный и хорошо освещается, - и прошманать все квартиры. Я считаю, военные не откажут нам в помощи.
    - Сам придумал?
    - Так точно, - браво ответил майор.
    - Молодец, - полковник усмехнулся и посмотрел поверх его головы туда, где висели в один ряд маленькие портретики Ленина, Дзержинского, Сталина, Берии, Мао Дзе Дуна, Пол Пота и других выдумщиков. Был там и незабвенной памяти Аугусто Пиночет, который, вероятно, на стадионе "Насиональ" тоже боролся со своими чилийскими оборотнями. Этот иконостас "железных рук" был его маленькой слабостью. - Я так думаю, что начинать эту проверку на вшивость нужно незамедлительно.
    13:52 Поддерживая девушку под руку и с подозрением вертя головой по сторонам, Вихрь помог ей дойти до квартиры. Врожденная клаустрофобия давала о себе знать и чувствовал он себя среди грязных стен не совсем уютно. Пошатываясь на подгибающихся ногах, Гало долго возилась с ключами. Было слышно, как за дверью настойчиво звонит телефон.
    Трубку никто не брал и Вихрь окончательно уверился в том, что в квартире никого нет. Не то, чтобы он не верил ей, но просто как хищник-партизан не любил неожиданностей, которые так часто подсовывала ему жизнь - они редко бывали приятными.
    Вихрь с улыбкой взглянул на девушку, которая была неожиданным исключением, подтверждающим это правило. Та наконец открыла замок. Телефон звякнул и умолк.
    - Что со мной? - сев на диван, Гало прижалась к нему.
    - Не обращай внимания. Просто твой организм перестраивается. Скоро ты будешь...
    - И у меня вырастет хвост? - ей вспомнился сон.
    - Большой и пушистый, - он улыбнулся. - Закрой глаза и расслабься, а я постараюсь пополнить запасы твоей энергии. Ее тебе нужно много, очень много.
    Гало послушно закрыла глаза. Вихрь взял ее за тонкие запястья. Когда минут пять спустя снова зазвонил телефон, она уже была в состоянии взять трубку. В ответ на тревожный взгляд девушка улыбнулась:
    - Это в последний раз, ведь там не будет телефонов, правда?
    Он кивнул и расслабился.
    - Алло!
    - Живая? - Чебурашка не изменяла себе.
    Гало поморщилась, но тут же ухмыльнулась - кто же еще мог оказаться последним абонентом в ее человеческой жизни?
    - Я звоню, звоню, а никто трубку не берет. Я тут вся испереживалась!
    - Зря, за всех не переживешь.
    - Тебе хорошо так говорить, а я так боюсь...
    - Чего?
    - Ты еще спрашиваешь? Оборотней, конечно. Тут тако-ое было!..
    Сдержав рвущийся наружу смех, который вряд ли будет понятен собеседнице - знала бы та с кем разговаривает! - Гало сказала:
    - Ты и должна бояться. Все вы должны бояться.
    - Что же мне делать? - захныкала Чебурашка.
    - Пропитываться ужасом.
    - Не шути. Твой черный юмор неуместен.
    - Он всегда к месту. Особенно на кладбище.
    - При чем здесь кладбище? Я тебя совсем не понимаю!
    - Это не самое страшное. Ты лучше оглядись вокруг - разве ты не чувствуешь запах разложения?
    На том конце провода послышалось шмыганье носом.
    - Я ощущаю только запах псины.
    - Ты завела себе волкодава?! Должна тебе сказать, что он тебе не поможет.
    - Нет, просто я спасала дворняг вчера вечером.
    - Ну ты даешь! Прямо местная мать Тереза!
    - Ты бы знала, как они здесь навоняли. А тут еще...
    - Что?
    - Как, ты не слышала? Даже по телевизору передавали. В церкви, которая около меня, случилось такое!
    - Интересно, что могло случиться в церкви? Второе Пришествие?
    - Какое там пришествие! Пять покойников! - выпалила Чебурашка. - Теперь ищут прихожан и свидетелей. Представляешь, возвращается матушка с базара во дворе куча трупов, а церкви собаки, которых вчера не убили, жрут ее благоверного. Это ей так поначалу показалось, но потом оказалось, что его пристрелили и спрятали за аналоем!
    - Фанатики, что с них возьмешь? Но тебе же бояться нечего - ты у нас бывшая комсомолка, атеистка... Правда, проститутка, но, опять же, не монашка.
    - Тебе вс? шуточки, а говорят, что там без оборотня не обошлось. Убил батюшку и обернулся попом...
    - Чушь несусветная!
    - Опять ты начинаешь!..
    - Нет, дорогая, я заканчиваю. Мне и без тебя тошно, - Гала выдернула телефонный шнур из гнезда.
    Глядя на штекер, она подумала: "И вот с этой дурой я провела лучшие годы.
    И если бы задержалась на денек у бабки, то никогда бы..."
    - Вихрь! Слушай, как долго будет длиться эта перестройка?
    - Я не знаю, - он пожал плечами. Тут много факторов: сопротивляемость твоего организма микрофауне...
    - Какой еще микрофауне? - слово было каким-то мерзким и подозрительным.
    Оно представилось ей червями, скользящими по ее артериям.
    - Моей. Или ты в самом деле готова поверить сказкам о том, что любой может превратиться в оборотня исключительно благодаря самовнушению? Ритуал Посвящения - это отнюдь не сеанс гипноза, хотя, конечно, и не без него. Вместе со слюной в твою кровь попали очень специфические микроорганизмы, которые изменят твои генетические коды. Думаешь почему при охоте на оборотней рекомендуется заряжать оружие серебряными пулями? Потому что именно серебро убивает не нас самих, но уничтожает микроорганизмы, которые, кроме всего прочего, включают механизм Превращения с восходом Луны и выключают с рассветом. Во всяком случае, я так думаю, ведь анатомия со всей остальной медициной таким, как мы, без надобности.
    - Почему?
    - Почему включают и выключают? - Вихрь пожал плечами. - Так было выработано в процессе эволюции - иначе мы не были бы оборотнями. Бывали раньше случаи, когда некоторые придурки сами впрыскивали их себе. Но не зная, так сказать, "волшебных" слов, настраивающих мозг на сотрудничество, становились пародией на оборотня. Кожа от солнечного света покрывалась струпьями, мозг разрушался и их ждал весьма плачевный конец от рук своих же сородичей.
    - Не хочу слышать этих ужасов, - Гало передернуло.
    - Садись, - он притянул ее к себе. - У нас еще есть время и я расскажу тебе сказку.
    Давным- давно...
    14:34 Приятеля Кротов узнал сразу, несмотря на то, что лицо его было слегка погрызено.
    - Какая же нелегкая тебя сюда занесла? - пробормотал он. - Неужели виновники дорожно-транспортных происшествий завели себе привычку замаливать нарушения правил дорожного движения?
    Версия была такая же невероятная, как и происшедшее. Зачем понадобилось убивать попа? На кой черт было стрелять в старуху? Что это - вспышка религиозного фанатизма или заказное убийство капитана ГАИ, замаскированное под нее?
    Кротов помотал головой. Простые объяснения, вопреки распространенному мнению, не всегда самые верные. Этому научила его жизнь среди свихнувшихся соотечественников образца конца двадцатого века.
    Он зашел внутрь церквушки. Там работала, сверкая фотовспышкой, бригада.
    Коллеги обследовали жуткое месиво, оставшееся после пиршества собак. Или не собак? Мысли старшего лейтенанта заработали в ином направлении.
    Задумавшись над проблемой несколько теологического порядка - могут ли оборотни бесчинствовать в храме божьем, Кротов подошел к фотографу как раз в тот момент, когда тот перевернул одно из тел. Наткнувшись взглядом на обезображенное, носившее следы зубов и сапог лицо, старший лейтенант остолбенел.
    - Трупы возвращаются! - воскликнул он, узнав одного пропавшего из морга.
    Фотограф и остальные вытаращились на него, как на привидение. Не менее диким был взгляд подтянутого капитана, который как раз вошел в церковь. По лицу нетрудно было определить, что он с майором госбезопасности одного поля ягода.
    - Мне нужен старший лейтенант Кротов, - сказал он.
    - Зачем? - удивился Кротов.
    - Не твое дело.
    - Ошибаешься, капитан.
    Тот недобро усмехнулся, подтянул к себе старлея за пуговицу пальто и сказал:
    - Мои ошибки не обсуждаются, понял? Фамилия?
    - Кротов.
    - Так что ты мне муму дрочишь, придурок! Садись, поехали!
    - Куда?
    - Отдыхать, потому как похоже, что ты немного переутомился, - капитан взял его за локоть и потащил на улицу к черной "Волге"
    - А что делать с этим? - Кротов кивнул в сторону покойников.
    - Занести внутрь и они-то уже никуда не денутся. Церковь опечатать. Потом разберешься.
    Старший лейтенант пожал плечами. Капитан был по-своему прав.
    14:39 - ...они сидели у костров под большими звездами пустыни и дрожали от страха, - рассказывал Вихрь. - Издалека долетало рычание львов, вышедших на охоту, но боялись они не их. В любой момент после восхода Луны кто-то из сидящих рядом мог завыть и вцепиться в соседа. Так уже случалось и тогда укушенным оставалось лишь быть замеченными, чтобы умереть от руки палача. Уверен в себе был лишь Мозес. Вот уже несколько дней ему казалось, что волки потеряли след его племени. Он еще не знал, что ему придется уходить от погони сорок лет.
    - Какая-то странная сказка, - пробормотала Гало.
    - Люди считают что доброта и сказка - неразделимы. В их самой страшной сказке есть место добру, иначе перевелись бы дураки. Без него и дурак смахивал бы на маньяка, а Кощей Бессмертный тупо высиживал бы свое яйцо до скончания века, не зная, чего ждать от рассказчика. Сказки они рассказывают для того, чтобы убедить ребенка, будто каждый кощей в конце концов высиживает собственную смерть и этим мало отличается от всех остальных людей. У них любое путешествие Ивана-дурака кончается чьей-то смертью, а Серый Волк - всего лишь перевозчик, не брезгующий Красными Шапочками... Вырастая, не все люди понимают, что нужно убивать для того, чтобы их путешествие длилось подольше, потому что оно - их жизнь. Свою врожденную ограниченность они и зовут добром. Такие вот сказки. Тебе пора забыть их и привыкать к нашим.
    - Эта твоя сказка кажется мне знакомой. Этот Мозес...
    - По-вашему, Моисей.
    - Тогда все ясно. Правда, он вроде сорок лет водил евреев по пустыне, чтобы выдавить из них рабов, а не волков.
    - Понимаешь, люди очень исказили историю. Взять, к примеру, рыцарей и их поклонение Белой Даме. В роли Дамы испокон веков выступала Луна. Рыцари, извратив идею...
    - Ну и черт с ними! Меня сейчас интересует то, как мы уедем отсюда, если я перестроюсь уже сегодня? Я ведь не смогу вести джип.
    - В самом деле, - Вихрь совсем по-человечески почесал затылок. - Нужно сказать об этом Матери. Она всегда знает что делать.
    14:43 Машину нашли в одном из переулков на окраине. Опрос ничего не дал. Никто не знал, откуда она там появилась и уж тем более не ведал, куда подевался ее владелец.
    Болт тупо смотрел на телефон, по которому ему доложили эти последние новости.
    Кроме этого, был еще ночной взрыв в морге, сообщение о предстоящем карантине и облаве.
    Он не обладал мозгами, способными связать исчезновение Бугая со всем этим да и зачем правой руке авторитета стратегическое мышление?
    И тут в его памяти всплыл бордовый джип.
    14:45 - Тебе плохо? - мать трясла его за плечо.
    - Нет, мне хорошо, - Сергей открыл глаза.
    Он не соврал. Ему в самом деле было хорошо. Даже слишком. Последний раз он испытывал нечто подобное, когда экспериментировал с наркотиками. Тогда душа тоже была привязана к телу тоненькой серебренной ниточкой. Она воздушным шариком болталась над головой и с восхищением смотрела на свое вместилище.
    - Тогда чего развалился на кухне? - мать обладала несомненным даром задавать каверзные вопросы.
    Бирюк сделал попытку пожать плечами, но ничего не вышло. Тело одновременно было и его не было.
    - Потому что хорошо, - заставил он прошептать онемевшие губы.
    - Иди проспись, пьянь! Ни работы, ни семьи! Что ты себе думаешь?!
    - Заткнись или помоги мне встать.
    Опираясь на стену и придерживаемый рукой матери, Сергей медленно поднялся.
    Глубоко вздохнув чужими легкими, он сделал шаг и тут то, что было его, а вполне возможно, что чьим-то еще, телом рассыпалось сбитыми кеглями. Во всяком случае, именно так успел подумать Сергей, падая.
    - Допился, - сокрушенно покачала головой мать, - уже и ноги не держат!
    - Ничего страшного, - пробормотал Сергей и пополз.
    Такой способ передвижения было значительно легче и удобнее. Из пыльной паутины под телевизором на него с недоумением таращились пауки. Тараканы под диваном удивленно шевелили усами, словно бы обдумывая, считать ли его своим или нет. Может быть, именно так выползали на берег первые рыбы, подумалось Бирюку, и он широко осклабился - врешь, Вовка, одной печенью ты меня не возьмешь!..
    14:55 От информации, стекавшейся к нему, у Болта кружилась голова. Джип, оказывается, принадлежал бывшей жене Витека, но это было мелкой деталью по сравнению с самой последней новостью. Он совершенно офигел, когда проскочило сообщение, что вчера вечером Бугай взял у Партизана несколько тротиловых шашек. Тут уж даже последний бык мог сопоставить Бугая и взрыв в морге.
    - Бык сопоставить, конечно, может, - пробормотал Болт. - Но чем насолила ему бывшая теща? Да еще до такой степени, что он не только взорвал морг, но еще и засадил ей "розочку" в пузо? Какая блажь на него нашла?..
    Ответить мог только сам Витек, но его телефон молчал, как проклятый. Джип тоже как в воду канул, хотя соседи бывшей женушки в один голос утверждают, что с утра тот еще стоял во дворе.
    Впервые в жизни Болт готов был сказать ментам спасибо за облаву. Если те в самом деле выполнят задуманное и сгонят весь город на стадион, то там пацаны без труда отыщут...
    Вряд ли, конечно, Бугая - если тот захочет, то так заныкается, что сам черт его не найдет, - но уж эту стерву обязательно.
    15:18 Мать не находила себе места. Она бродила вокруг бетонной коробки здания, вскидывая голову на малейший звук и пристально вглядываясь в сторону города.
    Где-то там был ее седьмой, самый младший и самый любимый сын.
    Когда мимо проехали грузовики с солдатами, она спряталась за угол.
    Предчувствие приближения недоброго еще более усилилось, но она не знала как быть. С одной стороны нужно было бежать из города, но с другой Кс?ндз был где-то там. Мать проклинала себя за безмозглое поведение - он вполне прожил бы и без уха. Во всем была виновата ее привычка потакать любимчику.
    Задумавшись над надписью на одной из стен: "Umsonst ist der Tod?" Мать не заметила появления на дороге джипа и с удивлением повернула голову на щелчок дверцы. К ней подошли Вихрь и невестка. Она была бледной и зябко потирала руки.
    Мать разочарованно вздохнула. Как и неведомому исполнителю граффити, ей не хотелось верить, что даром одна смерть. Где-то у нее теплилась надежда, что вместе м ними приедет и Кс?ндз.
    - Вы не видели... его?
    - Нет, - Гало передернула плечами.
    - Разве он еще не вернулся? - спросил Вихрь.
    - Я бы не спрашивала, - огрызнулась Мать и отвернулась.
    Парочка продолжала стоять за ее спиной.
    - Что еще?
    - Тут вот какое дело, - начал Вихрь. - Гало говорит, что нужно уехать отсюда до наступления темноты...
    - Почему?!
    - Если она станет такой, как мы, сегодня ночью, то...
    - Вряд ли, - отрезала Мать. - Быстро только кошки рожают.
    - Так или иначе, но она уже сейчас едва в состоянии вести машину.
    - Мы останемся здесь до захода Солнца, - твердо сказала Мать и добавила. - Молода она еще мне указывать. Вот когда займет мое место, надеюсь, что это будет не скоро, тогда - пожалуйста...
    - Дело не в этом, Мать...
    - Мы будем ждать Кс?ндза, - под взглядом Матери Вихрь умолк и согласно наклонил голову.
    Неожиданно вперед выступила Гало.
    - Я не знаю, связано как-то это или нет, но я слышала, что какой-то поп сошел с ума и устроил в церкви настоящую резню...
    Сердце Матери замерло и ухнуло вниз. "Вот оно! Дождалась, - подумала она.
    - Это не может быть не он... Слишком уж много значит имя для Волка! А ведь Ксендз - седьмой сын седьмого сына, потому что и Волхв - его отец, тоже был седьмым в своей семье. Его тоже всегда тянуло поиграть в Мессию... Идиот, почему он не назвал сына Клоуном?! Проклятье!"
    - Что с ним?
    - Не знаю...
    - Где эта церковь? - Мать щелкнула зубами.
    Гало, путаясь, начала объяснять.
    - Ты должна меня туда отвезти.
    - Я... я не могу сейчас.
    Мать окинула ее свирепым взглядом. К сожалению, было очень похоже, что невестка не врет. Больные мутные глаза растерянно смотрели на нее, синеватые сухие губы нервно облизывал побелевший язык.
    "Эта сучка в самом деле может обернуться сегодня ночью... Неужели и это мое решение было неправильным?"
    - Тогда я пойду сама. Если до захода не вернусь - не ждите. Когда станет совсем худо, дашь ей попить своей крови, - Мать отвернулась и зашагала в сторону города, бросив напоследок. - Спрячьте машину.
    Она ни разу не обернулась.
    15:21 К трем часам оцепление города было практически завершено.
    - Ну, Кротов, - майор хлопнул старшего лейтенанта по плечу и улыбнулся одними губами. - Мы это дело завертели, нам и карты в руки.
    - Какие карты? - Кротов, которого все, случившееся за последние два часа, здорово выбило из колеи, заморгал. Глаза резало после бессонной ночи.
    - Игральные, Кротов, игральные, - майор отвернулся к окну и неожиданно спросил. - Ты в "бридж" играть умеешь?
    - Играл когда-то... В детстве.
    - Так вот, ты - мой козырный валет.
    - Понятно, - кивнул Кротов, - а козырные шестерки бьют туза.
    - Нет, - покачал головой майор, садясь за стол, - туз уже у нас в рукаве.
    - Ну да? Хотелось бы на него посмотреть.
    - Это можно. Смотри сюда, - майор открыл перекидной календарь. - Солнце сегодня заходит в !6:06, так?
    - Так.
    - А вот и нет! Время в календаре указано киевское, понимаешь? Мы отстаем по Солнцу минуты на три-четыре. Впрочем, это никакого значения не имеет.
    - Я так и думал, - сказал Кротов на всякий случай.
    - Так вот, Луна восходит в 20:42, - майор победоносно посмотрел на него. - Информация и есть наш козырный туз! К 20:30 все должны быть на стадионе.
    - Успеем ли?
    - Конечно. Тех, кто работает, погонят туда прямо с работы. Школьники уже сейчас начинают двигаться туда организованным порядком. ГАИ перекрыло все движение на улицах, которые не ведут к стадиону. Там уже собралась местная самодеятельность, а особо шустрые бизнесменчики разворачивают торговлю с лотков. Ты не поверишь, но даже наши бандиты вызвались нам помочь!
    - Случка любителей порядка, - Кротов с сомнением покачал головой. - Но шесть часов на такой погоде...
    - Никто ничего не теряет, потому что отопление в домах тоже уже отключили.
    Тем более, ни снега, ни дождя.... И вообще, я не понимаю! Ты что, против?!
    - Обоими руками "за", но мне жутко интересно, чем для народа мотивировали этот цирк?
    - В корень смотришь, молодец! - майор в упор посмотрел на него пустыми глазами. - Вот за этим я тебя и позвал.
    - Зачем?
    - Чтобы ты придумал мотив.
    - Да вы что?! Почему это я должен придумывать всякую чушь?..
    - Именно ты. Скажем, потому что я так хочу, - он откинулся в кресле и жестом старого фокусника выложил на стол пистолет. - Если не придумаешь живым отсюда не выйдешь!
    Кротов остолбенел. "Да ты же настоящий псих!" - подумал он и был прав.
    - У меня и справка есть, - кивнул майор и ухмыльнулся. - Неужели ты думал, что в твою гениальную, а следовательно, достаточно сумасшедшую версию поверит чужой?
    Кротов промычал нечто нечленораздельное и с тоской посмотрел в окно. С четвертого этажа открывался прекрасный вид на город. Особенно летом.
    16:10 - Она сказала, чтобы ее не ждали, - выдавил из себя Вихрь и обвел семью взглядом.
    Все сидели и молча смотрели на него. В глазах братьев была растерянность и только Клин радовался сложившейся ситуации.
    - Кто ей поможет, если с ней что-нибудь случиться? - ехидно поинтересовался он.
    - Не каркай, - буркнул Месяц.
    - Я волк, а не ворона, - окрысился Клин.
    - Не собачитесь, - пробормотал Вихрь. - Она сказала, что мы должны ехать...
    - Сначала Кс?ндз, затем - Мать, - перебил его Корень. - Люди заслуживают того, чтобы им преподали урок.
    - Правильно, - поддержал брата Клин.
    - С ней ничего не случится, - Месяц поднялся на ноги. - Она всегда знает, что нужно делать. К тому же, поодиночке им выбраться из города будет легче.
    - Так почему бы нам всем потом не попробовать сделать это? - Корню не терпелось проучить зазнавшееся Человечество хотя бы в масштабах города.
    - Потому что это уже будет называться по-другому, - оборвал его Месяц. - Мы подождем ее до восхода Луны, - повернувшись к девушке, он спросил. Как ты себя чувствуешь?
    - Нормально. Я думаю, что до этого времени продержусь...
    - Мать сказала, что надо делать, - сказал Вихрь.
    Потянулась резина ожидания.
    16:12 Одно предсказание майора сбылось - Солнце скрылось за горизонтом. Кротова это не радовало. Не было никакой гарантии, что и второе пророчество спятившего оракула из службы безопасности не станет реальностью.
    Он нервно затушил пятую сигарету. В сгустившихся сумерках кабинета за пеленой табачного дыма белело лицо инквизитора.
    - Может быть, прививки от бешенства, а? - почти без надежды на одобрение сказал он в его сторону.
    - Хм, это конечно лучше, чем раздача розовых слонов, но слабовато, майор пощелкал предохранителем. - Несерьезно как-то, понимаешь? Не чувствуется государственной важности, а она должна быть! - последние слова он почти выкрикнул и шарахнул ладонью по полированной поверхности стола.
    Звук вышел смачный. Кротов даже дернулся на стуле, к которому был привязан.
    Снова защелкал предохранитель, отсчитывая секунды, минуты и тому подобное.
    Трудно сказать, что эти звуки вдохновляли старшего лейтенанта, но сонливость прогоняли.
    - Давайте скажем им правду. Так, мол, и так, оборотни в городе, предложил он.
    - Такая правда куда круче бреда сивого мерина. Правду каждый дурак сказать может - такая у них, дураков, привилегия. И не смотри на меня так!
    Кротов отвернулся. Майора следовало удавить еще в младенческом возрасте или хотя бы час назад. Связанные за спиной руки затекли.
    - Слышь, майор!
    - Я весь внимание.
    - Как ты мою смерть оправдать собираешься?
    - А что, идей больше нет?
    - Пока нет.
    - Тогда ответь мне на вопрос: какое оправдание требуется для самоубийства?
    - Сволочь ты, майор!
    - Ты бы не кипятился, а чайником думал, хе-хе! - довольный каламбуром, майор захихикал.
    От злости Кротова наконец-то осенило. Пришедшая идея подходила по всем параметрам - она была простой, общепонятной, наглой, как танк, и, самое главное, государственная важность из нее так и выпирала.
    - Секретное оружие! - выпалил он.
    - Чего?!
    - Развяжи меня и все поясню.
    - Больно ты уже шустрый, старлей! Слова к музыке здесь заказываю я! Говори!
    Кротов вздохнул.
    - Испытания секретного ультразвукового оружия на крысах в масштабах города.
    Можно мотивировать это тем, что, по результатам исследований, в случае ядерной войны выживут только крысы тараканы и, возможно, хамелеоны. Так как мы не в Африке живем, то испытываем на крысах. Пустить такой слух в народ - плевое дело! Поверят все, ведь когокого, а крыс никто не любит...
    - Да, Кротов, я верил, что только ты можешь оправдать мои надежды! торжественно произнес майор и поднялся из-за стола. Подойдя к старшему лейтенанту, он шарахнул его пистолетом по затылку и пробормотал. - Жаль, что ты больше ничем меня не порадуешь, Крысолов Гаммельнский...
    Развязав Кротова, он напялил на него пальто, затем открыл окно и вытолкнул туда.
    - Земля тебе асфальтом, первая жертва испытаний секретного оружия, пробормотал он, удовлетворенно услышал как тело шмякнулось оземь и добавил, ощерившись. - Смена козырей!
    Пробежавшись взглядом по кабинету, майор укоризненно покачал головой. На вешалке осталась шапка. Он снял ее, отряхнул пыль и тоже швырнул в окно.
    16:25
    Как и следовало ожидать, Мать церковь отыскала не сразу. Следуя довольно туманным указаниям невестки, она уже добрый час блуждала в переулках, похожих друг на друга как куриные яйца.
    Гонимая нетерпением, волчица не сразу заметила, что вызывает удивление на лицах встречных. Она сбавила шаг, но прошло еще минут пять, пока сообразила, что все, кроме нее, идут в одну сторону, тихо переговариваясь между собой. По большому счету, ей было плевать на то, что происходит в этом сумасшедшем городе, но привлекать к себе внимание не хотелось.
    Остановившись, Мать прислушалась и уловила обрывки разговоров:
    - Я как раз поставила борщ на плиту...
    - ...крысы. Какие к черту крысы?! Я тебе говорю, что...
    - Как шарахнет прямо под окном, я чуть не обделалась!..
    - ...радио говорили, будто от оборотней ничего не помогает. Да и в церкви сегодня, слышал?
    - Если бы еще и от тараканов избавили...
    - ...оружие, значит, секретное. Кто под это излучение попадет, так сразу и пойдет топиться...
    "Совсем народ спятил, - мелькнуло у Матери и тут все эти соображения были вытеснены тревогой за сына. - Да ну их всех к черту!"
    От знакомства с патрулем, замаячившим на ближайшем перекрестке, ее спасло только здание с православным крестом на макушке, неожиданно показавшееся в просвете между домами.
    Мать шмыгнула в проход и огляделась. Зажатая двухэтажными коттеджами и выкрашенная краской цвета "бледной немочи", церквушка тянулась к небу одуванчикомпереростком. И из нее несло кровью и трупным запахом.
    !6:44 Что бы там ни плели по радио о секретных испытаниях, какую бы чушь о крысином оружии не бормотали, Болт с диктором был согласен в одном сидеть дома смысла не было.
    Прихватив с собой телефон, он сел в "volvo" и сейчас медленно ехал по улицам.
    ГАИ исправно несло службу и ему то и дело приходилось предъявлять разрешение на проезд. Болт никогда не думал, что оно, выправленное ему Витеком полгода назад, пригодится.
    - Черт! - внезапно догадался он. - Если оно есть у меня, то о себе Бугай тоже наверняка позаботился! Вот гад!
    Резко вывернув руль, он направился к ближайшему выезду из города. Там его ждала радостная весть - никто с подобным разрешением город не покидал и не покинет.
    - Во всяком случае, через этот пост, - недовольно хмурясь, добавил старшина. - За остальные - не знаю...
    - Я вам не скажу за всю Одессу... - кивнул Болт. - А слабо с ними связаться?
    - Можно, но не отсюда, - соврал человек, приученный не ронять престиж ГАИ.
    - Рация не работает? - не дал себя обмануть пытливый собеседник.
    - Режим радиомолчания, - по тону старшины чувствовалось, что тот ему сильно не нравиться. И чем дальше, тем сильнее.
    "Придурок старого закала, - сообразил Болт. - Козел в натуре... Может, на другом посту удастся столковаться. Мент менту, третьему - разница."
    Он сел в машину и хмыкнул. Во всяком случае, граница на замке - такой козел даже Бугаю будет не по зубам.
    На объездной не было ни души и черный "volvo" летел по трассе с максимальной скоростью. Связавшись с братвой, Болт, проклиная себя за то, что крепок исключительно задним умом, дал указание выставить свои посты на выездах из города. Тут же это пришлось отменить, потому что менты от предложенной помощи отказались и, как следствие, у пацанов для передвижения по городу пропусков не было.
    - Ч-черт, все приходиться делать самому!
    16:57 Мать уже несколько раз порывалась выломать хлипкую дверь, из-за которой несло мертвечиной, но ей все время мешали. То это был патруль, заглянувший в переулок, то желающие отлить у божьего храма алкали. В какой-то момент, когда она уже было решилась, из боковой пристройки к церкви неожиданно вышла женщина и влилась, перекрестившись на макушку храма, в людской поток.
    Кроме опечатанной двери, был еще черный вход, но там замок был посерьезнее. Амбарный, он держал металлическую полоску, пересекающую дверь наискось. С тоской Мать в который раз обвела взглядом окна. Они находились слишком высоко для волчицы ее комплекции и лет.
    Выждав еще несколько минут, она потянула дверь центрального входа на себя.
    С легким треском разорвалась бумажка и они со скрипом отворились.
    Никто даже не подумал запереть их, понадеявшись на никчемную печать и сознательность народа.
    17:10 Майор службы безопасности пошутил, когда сказал Кротову, что у него есть справка из дурдома. Ее у него как раз и не было, хотя провериться ему, как и остальным коллегам, уже давненько не мешало. Вместо нее у майора был брат. Из семи детей в семье они с ним были самыми младшими и, наверное поэтому, самыми дружными. Майор был старше его всего на год.
    Как ни странно, их дружба сохранилась и в последующие годы. Способствовало этому и то, что они, в отличие от остальных, разъехавшихся по всему миру, остались верны родине. Правда, если майор сделал это по велению, так сказать, долга, то Васька - исключительно из-за своей бестолковости. Как и всем братьям, ему была не чужда тяга к приключением, но проявления этой авантюрной жилки были оторванными от действительности. Вбив себе в голову, что ему, раз он седьмой сын в семье, суждена иная судьба, Васька месяцами бродил по лесам, появляясь в городе обросшим и грязным лишь для того, чтобы подзаработать денег.
    В свое последнее появление он заявил, что пришел попрощаться.
    - Я нашел свою стаю, - заявил он и в ответ на удивленный взгляд брата добавил. - Не смотри на меня так, словно я свихнулся. Я нормальнее тебя...
    Майор ему не поверил и убедился в этом, когда знакомый психиатр определил у Васьки маниакально-депрессивный психоз. Но так ему казалось только первое время. До тех пор, пока дежурную клиники не нашли с перегрызенным горлом, а брат исчез без следа.
    Тогда тоже было полнолуние и майор до сих пор не забыл ни этого, ни счастливого выражения Васькиных глаз, когда тот говорил о стае. Слова Кротова о том, что в городе появились оборотни, мгновенно воскресили в памяти события десятилетней давности.
    - Так что, Кротов, в этом деле у меня против тебя нет ничего личного, завершил майор сеанс воспоминаний, стоя во дворе здания СБУ над трупом старшего лейтенанта. - Спасибо тебе за умение мыслить логически. Если твоя душа меня слышит и еще не утеряла дедуктивных способностей, то должна сделать вывод, что у меня не было иного выхода. Извини, что твоя посмертная репутация будет похуже, чем у Александра Матросова, но капитан слышал, как ты сказал: "Трупы возвращаются." И твоя же бригада это подтвердит. Нормальные люди такого вслух не говорят, сам понимаешь...
    17: 45 Он был там - ее любимый, ее бесталанный... Лежал среди прочих ублюдков, такой же бездыханный, как и они.
    Мать вынесла Кс?ндза на улицу. Пожалуй, двор церкви был единственным неосвещенным местом в городе. Даже если остальные и ослушались ее приказа уезжать, то вряд ли она незаметно донесет сына туда.
    Делать было нечего и Мать затащила тело за церковь. Там было тихо, но настороженный слух уловил в кустах какую-то возню. Подкравшись, она обнаружила несколько собак.
    Узнав ее запах, псы сидели, поджав хвосты, и смотрели на нее испуганными глазами.
    Они до смерти боялись ее, но одновременно чувствовали, что не она их враг.
    Сегодня они были если и не союзниками, то в одной гонимой упряжке.
    - Так это ваша работа, - скорее утверждая, чем спрашивая, произнесла Мать и многозначительно пробормотала. - Ну-ну...
    Псы жалобно заскулили, но потребности мстить за поруганное тело сына у нее не было. Она оставила их в покое и стала ждать восхода Луны.
    18:21 На дежурство Шевчук пришел с непонятным длинным предметом, завернутым в оберточную бумагу.
    - Что там у тебя, Ромка? - поинтересовался Гармаш, как всегда, сидя за рулем.
    - Ничего особенного, - ответил тот, покраснел и спрятал сверток за спину.
    - Тогда покажи.
    Шевчук отрицательно помотал головой.
    - Нет, так дело не пойдет. Тут секретное оружие собираются испытывать, а ты с неизвестными предметами собираешься лезть в машину. Да еще краснеешь, как красна девица!
    Старший сержант Булка затушил в пепельнице сигарету и предположил:
    - Может, у него тоже свое секретное оружие!
    - Откуда ты знаешь? - растерялся Роман.
    - Ему по долгу службы положено, - заржал водитель. - Не ломайся!
    Показывай, что там у тебя.
    Захрустела бумага и глазам коллег предстала заточенная с одного конца палка.
    - Это что еще за хреновина?
    - Кол.
    - Осиновый?
    - Ну да.
    - На кой черт он тебе?
    - Так ведь эти... - Шевчук замялся. - Оборотни!
    - Тьфу на тебя! Что ты как ребенок? Веришь всяким сказкам!
    - Но вы же верите в секретное оружие против крыс...
    - Кто тебе такую чушь сказал? Эти сказки для бедных серьезным людям мозги запудрить не могут!
    - Вот поэтому я кол с собой и прихватил.
    - Болван ты, ей-богу! В отличие от людей, собаки ультразвук слышат и их, которые недобитые, будут выманивать специальными свистками, понял? А крысы - это так, для нагнетания ненависти к животным. Спасутся только те, которые на цепи, ха-ха!
    - А людей зачем на стадионе собирать, если звук этот слышат только собаки?
    - Потому что он угнетающе действует на психику. У меня сосед - учитель физики. Он про это все знает.
    - Ладно, - подал голос Булка, - кончай базар и поехали!
    Гармаш завел мотор и они отправились на патрулирование. Сегодня им предстояло следить за тем, чтобы никто не погрузился в депрессию без ведома СБУ.
    18:36 Бирюк проснулся от стука в дверь и не сразу сообразил на каком он свете.
    Кожа зудела так, словно черти уже вращали его на огромном вертеле над адским пламенем. Он принялся отчаянно чесаться, но кожа затвердела за время сна и приходилось раздирать ее ногтями, которые тоже уже были не теми тонкими роговыми пластинками на пальцах, с которыми засыпал.
    До него не сразу дошел смысл разговора, который долетал из коридора.
    - Вы не имеете права, - визгливо протестовала мать. - Самоуправство какое-то...
    - Радио слушать нужно, мамаша, - грубо отвечал ей второй голос. Собирайтесь на выход. Сухари и вещички можете не брать, - короткий смешок. - Пока.
    Но был там и третий голос, который показался Бирюку еще более неприятным.
    - Нас интересует также местонахождение Бирюка Сергея Никаноровича. Где он?
    - Николаевича, - зло поправила мать. - Болеет он.
    Зашуршали бумаги и тот же голос сказал:
    - Нехорошо врать на старости лет. В списках поликлиники он не значится. В тюрьме тоже не сидит, следовательно, болеет он несерьезно и вечерняя прогулка ему не повредит.
    Правильно я говорю, мамаша?
    - Какая я тебе, ублюдку, мамаша? В комнате он, похмельем мается...
    - А ты говорил, что болезнь несерьезная, - снова хохотнул невидимый весельчак.
    - Заткнись!
    Вспыхнувший свет люстры больно ударил по глазам и заставил Бирюка зажмуриться.
    - Мать моя женщина! - послышалось в красной мгле. - Что же ты пил, мужик?!
    Сдавленно вскрикнула мать. К сожалению, дверь она обычно открывала, одев очки.
    18:42 До восхода Луны оставалось ровно два часа. Майора снедали сомнения, но в глубине души жила надежда, что Кротова убил не зря.
    - Ты тоже захотел бы стать одним из них, ведь волчья жизнь лучше собачьей... - бормотал он, наблюдая за тем, как люди проходят внутрь кольца оцепления и сбиваются в кучки по интересам.
    Стадион был рассчитан тысяч на пять сидячих мест, но обладал тем неоспоримым преимуществом, что находился на открытом месте и это увеличивало контролируемую в свете прожекторов площадь.
    18:44 - Отволоки старуху в машину. В сознание можешь не приводить - будет меньше забот, - сказал старший, не сводя глаз с задубевшего исцарапанного лица, подслеповато моргающего над одеялом.
    - С удовольствием.
    - И возвращайся сюда. Нужно придумать, что делать с этим.
    - Давай оставим его здесь!
    - Кто будет отвечать, если с ним что-нибудь случиться?
    - По-моему, с ним что-то уже случилось.
    - Ладно, иди.
    Оставшись один, он обратился к чучелу на диване:
    - Бирюк, Сергей Ника... Николаевич?
    - Угу.
    - Что же ты такое подхватил? Эк тебя разнесло!
    Покрытые коростой губы чуть раздвинулись:
    - Болезнь Боткина, наверное.
    Улыбка, если это была она, внушала омерзение. Изо рта вытекла струйка мутной слюны и смешалась с сукровицей, выступившей из глубоких царапин на подбородке, покрытом струпьями.
    - Желтуха, что ли?! Тогда тебе точно в больницу надо.
    - Я только одного не понимаю, - подал голос вернувшийся напарник, почему из больницы никого не эвакуируют? Соседка рассказывала, что крыс там тоже хватает, особенно, в столовой. Говорит, что из-за них на ужин больные почти не ходят. Их там и травили, и даже экстрасенса вызывали...
    - Дурак, они там все нужны для опытов.
    - Пациенты, что ли?
    - Заткнись и вызывай "Скорую помощь". Не видишь, человеку нехорошо!
    - Если ему нехорошо, то не хотел бы я видеть, когда ему станет плохо! Где тут телефон?
    - В прихожей, - промычал Бирюк и принялся яростно чесаться под одеялом.
    - Отставить, - сказал старший, взглянув на часы. - Пока эта телега приедет... а нам еще полквартала обойти надо.
    - Значит, оставляем его здесь? - с плохо скрытой радостью поинтересовался напарник. - Я тоже думаю, что он вряд ли выживет!
    - Постеснялся бы при живом человеке!
    - Не переживай, это временно.
    - Заткнись, идиот! Сейчас завернем его в одеяло и отвезем сами.
    - Да ты что?! Загоруйко рехнется, когда мы такое ему в машину подсунем.
    - Вот он-то уже точно это переживет.
    Бирюк сопротивления переноске не оказывал и лишь стонал сладострастно, когда удавалось подавить зуд в месте, которое расчесывал.
    19:01 По коридорам инфекционного отделения расхаживали люди в форме "Беркута".
    По всему было видно, что они точно знают, зачем здесь находятся. Однако даже их бесстрастные лица дрогнули при виде пациента, которого внесли в приемный покой.
    Они оттеснили в сторону бьющуюся рыбой в истерике старушку и вопросительно посмотрели на двух сопровождающих.
    - Желтуха, говорит... - промямлил один из них.
    - Чушь несусветная! - отмахнулся дежурный врач.
    - Я и говорю - сифилис! - радостно брякнул второй. - А он...
    - Избавьте меня от общества этих придурков, - поморщился врач.
    "Придурки" не заставили себя упрашивать. Похоже, они были рады избавиться от общества, в котором провели почти десять минут. Только один из них - жизнерадостный идиот, на выходе замялся и спросил:
    - Может быть, нам прививку какую, а?
    - Пошел вон! - рявкнул лейтенант "Беркута", упреждая реплику врача.
    - Спасибо, - пробормотал тот и принялся осматривать больного, бормоча неизменное маниакально-врачебное, - интересно-интересно-интересно...
    - Разойдись, - буркнул лейтенант и инфекционном отделении снова воцарился приемный покой.
    19:42 Ершов на стадион прибыл вместе с супругой и парой диетических бутербродов.
    Им пришлось взбираться по лестнице на самый верхний ярус одного из секторов, где еще оставались сидячие места. Время от времени он исподтишка поглядывал на дозиметр, но радиационный фон был в норме. У него были все основания предполагать, что секретное оружие отнюдь не ультразвуковое, а имеет нечто общее с радиоактивным излучением, ведь недаром в официальном сообщении упоминались исследования, связанные с ядерным оружием.
    Майор был слишком хитрым идиотом, чтобы считать, что он не умеет читать между строк, а до восхода Луны оставался еще час.
    И он прошел.
    20:35 Все службы доложили о готовности и майор нервно потер руки. Он знал, что в этот момент на ярко освещенные улицы города темных окон выехали спецгруппы с приказом стрелять на поражение.
    Рассказанное свидетелем подтверждало невероятные легенды о том, что оборотням обыкновенные пули не страшны. Главное было захватить трансформера, - словечко-то какое подобрал, сукин сын! - в любом состоянии и не дать себя укусить. То есть, майор мечтал как раз о противном, но пешкам знать этого не полагалось. Если сильно повезет, он еще встретится с братом... и принесет свои извинения.
    20:46 - Пора, - первым нарушил тишину ожидания Месяц и повернулся к Гало. Машину вести сможешь?
    Девушка кивнула, опираясь на Вихря встала на четвереньки и покачнулась.
    Никто из подруг ее не узнал бы сейчас в слабом свете восходящей Луны, падавшем в дыру окна. Череп сильно вытянулся вперед, исказив черты лица. Как и все тело, оно покрылось серым пушком.
    Месяц покачал головой.
    - Я помогу ей, - Вихрь вскочил и начал срывать с нее остатки одежды. Идите в машину.
    Недовольно ворча, Клин поплелся вслед за остальными, все еще похожими на людей.
    На пороге Корень бросил на девушку полный ненависти взгляд.
    Энергично сжав и разжав кулак так, чтобы набухла вена. Вихрь приказал:
    - Кусай и пей.
    - Тебе же будет больно...
    - Не твоя забота! Быстро зацепи ее зубами и прокусывай!
    Гало наклонилась, нашла языком пульсирующую вену и сжала ее изменившимися зубами. Рот мгновенно наполнился кровью. Она не успевала ее сглатывать и струйка побежала по подбородку. Ощущения были совсем другими, чем в давнем уже теперь кошмаре. Каждая капля крови была концентратом свободы, противоядием прошлому.
    20:51 Черт его знает откуда взялись идиоты на машине с мигалкой, но то, что они висели на хвосте, Болта не пугало. Можно было бы, конечно, остановиться и сунуть им под нос пропуск, но на это не было времени. На остальных постах менты оказались более понятливыми и когда он оставил им вместе с номером мобильного телефона по несколько баксов, то с удовольствием обещали позвонить в случае чего. Теперь его тревожил только пост, где дежурил железобетонный старшина.
    Он не поверил глазам, когда метров за триста увидел в свете фонаря бордовый джип, выворачивающий из невзрачного проселка на главную дорогу.
    Болт сбросил скорость и принялся мигать фарами. Джип на знаки не обращал внимания и набирал скорость. Болту ничего не оставалось, как вытащить пистолет.
    - Я тебе, Бугай, этого не прощу! Меня кинул, так теперь соскочить хочешь?!
    Хрена зеленого!
    Он был не техасским рейнджером, а обыкновенным городским бандитом и поэтому первый выстрел не причинил автомобилю вреда. До второго дела не дошло.
    Поравнявшись, джип чуть вильнул влево и "volvo", кувыркаясь, полетело в кювет.
    20:52 - Вот это по-нашему! - восхищенно взвыл Корень, разом простив Гало все грехи и захлопал в ладоши, когда увидел как из кювета позади шугануло вверх пламя.
    Гало отметила как должное то, что понимает его вой. Она еще находилась в отдаленно-человеческом подобии и больше удивлялась тому, что выпитая кровь Вихря, вопреки ожиданию, реакцию превращения не ускорила.
    - Заткнись! - рявкнул Месяц и тихо пробормотал. - Не к добру это...
    - Да брось ты! - отмахнулся брат. - Теперь я в нее поверил! Чего вы приуныли?
    Ему никто не ответил. Мимо прошмыгнули "жигули", полыхая мигалкой и отчаянно завывая сиреной. Послышался визг тормозов.
    - Черт! - тихо проскулил кто-то сзади, когда впереди замаячил пост ГАИ.
    - А сейчас что будем делать? - ехидно поинтересовался Клин. - Давить постовых?
    - Возьмем их на клык! - реплика могла принадлежать только Клыку.
    - Не снижай скорость, - Месяц поднялся позади Гало и часто задышал ей в загривок.
    - Гони и смерти не бойся. Вихрь, прикрой ее справа!
    Слова были излишни. Девушка умереть не боялась. Выпитая энергия бурлила в организме. Сама себе она представлялась шаром, а маячившие перед ней два милиционера были кеглями.
    "Шустрые кегли начали делать в последние время, - подумал шар, когда шлагбаум разлетелся от удара, а отпрыгнувшие в стороны милиционеры начали стрелять вслед. - И злые!.."
    Над головой мелодично звякнуло и посыпалось разбитое зеркальце. За спиной приглушенно застонал и уронил голову ей на плечо Месяц. В следующий момент пуля пробила колесо и машина потеряла управление. Ее занесло и несколько раз перевернуло.
    20:54 - Тормози!!! - закричал Булка, заглушая сирену.
    Водитель до отказа вдавил педаль и выключил сирену. Машина преодолела несколько метров юзом.
    - Разворачиваться? - флегматично поинтересовался он.
    - Нет, - старший сержант кивнул на языки пламени метрах в ста впереди. - Те, кто это сделал, находятся вне нашей компетенции.
    - Где они? - заморгал Шевчук.
    Гармаш оглянулся на него и выдал нечто абсолютно для Ромкиных мозгов неудобоваримое:
    - Виртуальность реальности заключена в яйце, ибо курица не птица, а баба - не человек!
    - Да ну вас к черту! - обиделся Шевчук. - Мелят чепуху, словно не свои, а на меня изза какого-то кола!..
    Издалека донеслись выстрелы.
    - Ладно тебе, - несколько напряженно сказал Булка и обернулся к водителю.
    - Давай в самом деле компенсируем Ромке...
    - Вот опять вы! - заныл тот.
    - Короче, Васька, поехали к девчонкам!
    - Каким?
    - К этим твоим медсестричкам-лисичкам.
    - Хорошая идея!
    Ехать было недалеко, а переулками еще ближе. Они проехали не больше километра, как по ним из встречной машины открыли автоматный огонь.
    - Да у них глаза вылезли, что ли?! - заорал водитель, имея в виду включенную мигалку.
    - Поворачивай сюда и все вон из машины! - Булка выпрыгнул первым.
    Сгорбившись за деревом, он подождал остальных.
    - Что делают, придурки, а? - возмущался Гармаш. - Мы же свои!
    Шевчук молча прижимал к груди готовый к бою кол и оглядывался. Послышался шум приближающейся машины.
    - Ложись! - прошипел старший сержант и последовал своей команде.
    Грохнуло так, что в соседних домах посыпались стекла. В пламени горящих "жигулей" заплясали корявые тени деревьев.
    - С дежурства - на шабаш! - сам того не подозревая, тихо скаламбурил Шевчук и перекрестился.
    - Это что - граната?! Совсем охренели! Моя машина!!! - застонал Гармаш и сделал попытку встать.
    - Лежи, идиот! - Булка схватил его за ногу. - Если они решат проверить, то нам хана!
    - Кто они?
    - Те, кому положено.
    Водитель затих, придя к разумному выводу, что лучше остаться безработным, чем мертвым. В ушах звенело так, что казалось будто вокруг царит тишина.
    20:55 Наряд медленно подошел к подбитому джипу. Тот лежал на правом боку, словно пристреленная лошадь. Луна сверкала на стесанном ободе поврежденного левого заднего колеса. Внутри не наблюдалось никакого движения, но старшина продолжал держать автомат наизготовку.
    Знаками показав напарнику, чтобы тот его прикрывал, он приблизился к джипу вплотную и рявкнул:
    - Сдаваться с поднятыми руками по одному!
    Ответом была тишина, лишь тихо журчала и дымилась вытекающая из радиатора вода.
    - Звиздец котятам! - расслабился напарник и полез за сигаретами.
    И тут волки бесшумно обрушились на них. Сомкнув зубы на человеческом горле, Гало содрогнулась от ни с чем не сравнимого удовольствия. Тело под ней тоже задергалось и каждый его толчок разливался внутри ее благодатью неслыханного резонанса.
    В предсмертной судороге старшина, придавленный к земле вгрызавшимся в него Клыком, нажал на курок. Автомат бестолково затрясся и пули, срикошетив от асфальта, пробили бензобак. Жар опалил шерсть и в небо взвился столб пламени - отличная иллюминация для последней трапезы в городе.
    Джип все еще пылал, когда серые тени растаяли среди голых холмов.
    - Вот это был твой настоящий первый, - Клин шутливо боднул Гало в плечо.
    Она радостно взвизгнула в том смысле, что не последний, и от избытка энергии кувыркнулась через голову. Впереди была интересная и полная нечеловеческих приключений вся оставшаяся жизнь.
    20:57 Майор нервно курил. Над стадионом стоял гул, но не вой, и это его не устраивало. В небе сияла проклятая Луна, которую он наивно считал сегодня союзницей. С таким же успехом можно было бы записать к себе в сторонники и Папу Римского. Впрочем, от того было бы даже больше толку - отвлек бы народ...
    - Товарищ майор! - подбежавшего капитана перекосило от возбуждения.
    - Что еще? - майор с тоской подумал о том, что так называемое плотное кольцо оцепления - всего лишь пленка на белке внутри сваренного вкрутую яйца. Стоит лишь немного пережать и под напором толпы от него полетят лохмотья.
    - Пятнадцатый докладывает о подозрительной машине в районе Подцерковного переулка...
    - Они ее задержали?! - возбуждение капитана передалось начальнику:
    "Подцерковный - это же рядом с церковью! Черт, как же это я прощелкал..."
    - Взорвали к чертовой бабушке!
    - В машину! Поехали!
    "Старый идиот! Кротов же ясно сказал, что трупы возвращаются! И сказал это в церкви, следовательно, он их видел там! Там и в морге! Вот где я должен был их ждать, ведь они всегда возвращаются, чтобы забрать своего!.."
    - Гони! - заорал он, плюхаясь на заднее сидение.
    - Тут недолго и расшибиться в лепешку, - позволил себе вякнуть капитан.
    - Ничего, - майор оскалился в зеркальце. - Трупы возвращаются!
    Капитан умолк и старался даже не косить глазом в сторону начальника.
    20:58 Земля была холодной и пробирала до костей.
    - Надо что-то делать, - подал голос Роман. Кол придавал ему самостоятельности.
    - Можешь вызвать такси, - мрачно фыркнул Гармаш.
    - Какое такси?!
    - То самое, с лампочкой во рту. Правда, она у него не в шашечки, а в горошек... Скоты! Ублюдки! Сволочи! Зеленый такой горошек...
    - Я серьезно!
    - Нужно убираться отсюда, - тихо сказал Булка.
    - Клянусь, я узнаю кто это сделал и тогда он пожалеет, что родился у блядской мамы! - забормотал Васька и в его глазах сумасшедшинками плясали языки пламени. - Я буду не я, если...
    - Если будешь лежать здесь и таращиться на этот металлолом, - оборвал его стенания старший сержант и пополз подобно раку.
    Тут сквозь треск пламени послышался выстрел. Затем еще несколько. Он замер и начал тихонько молиться. Мимо прополз Васька.
    - Замри, идиот! Не слышишь, стреляют!
    - Отцепись! Это мой пистолет в "бардачке". Я его постоянно там забываю...
    - Тогда ползи быстрее!
    Один за другим наряд юркнул в раскрытую дверь церкви. Не успел Булка преодолеть и трех метров, как наткнулся на непонятное. Отсветы пламени лишь сбивали с толку и ничего разглядеть толком было невозможно.
    - Васька, закрой дверь! - он повернулся к Роману. - Посвети мне.
    Шевчук послушно чиркнул спичкой и огонек высветил несколько трупов. Один из них показался старшему сержанту до боли знакомым.
    - Свети сюда! - и когда огонек вплотную приблизился к обезображенному лицу, ошарашено прошептал. - Захар, твою мать!..
    Шевчук бросил спичку и на четвереньках помчался, высоко подбрасывая задницу, в сторону выхода, сбив Гармаша. На улице у него, правда, хватило мозгов притормозить и затаиться в тени, дрожа от страха.
    - Я знаю, что происходит, - вдруг сказал Гармаш неестественно спокойным голосом.
    - Идет охота на ментов! Мы стали не нужны...
    - Как это?!
    - Очень просто. Когда у Гитлера отпала надобность в штурмовиках, он устроил им Варфоломеевскую ночь.
    - Нашел с кем сравнивать. Мы...
    - Что мы? Годимся на то, чтобы бросать собакам кости?! Конечно, но какой от нас еще прок?..
    - Заткнись, ради бога! И давай отсюда убираться! Ромка умнее нас обоих!
    - Молодости свойственно ошибаться, - пробормотал Васька, но все же пополз следом.
    Только когда они оказались за церковью, Булка рискнул подняться на ноги.
    Шевчук, а до этого момента он вел себя ниже травы, по которой полз, неожиданно вскрикнул и дернул его за рукав.
    - Что еще?! - старший сержант выхватил пистолет. От жуткого предчувствия смерти внутри похолодело.
    - Т-там, - запинаясь, сказал Шевчук и указал подрагивающим колом на непонятную кучу, лежащую в пятне пробивающегося сквозь ветки лунного света.
    - Тряпь? какое-то... - фыркнул Гармаш, освободившись от наваждения, порожденного знанием истории и видом мертвого капитана. Глаза, так сказать, не видят и душа, следовательно, не болит. - И кости. Вчерашние, наверное...
    - Ой! - тихо взвизгнул Роман и отступил за его спину. - Оно дергается...
    - Странная какая-то кучка, - подтвердил его реакцию Булка и шагнул вперед, чтобы рассмотреть поближе.
    И тут по их натянутым нервам из кустов ударил душераздирающий скул.
    Тонкий, жалобный и протяжный он проникал в мозг, как нож в масло. Булку еще раз посетило отчетливое ощущение присутствия рядом с ним старухи с косой.
    - Ромка, дай палку, - он протянул руку.
    Тот неохотно расстался со своим сегодняшним талисманом.
    Ступая на цыпочках, Булка подошел к кустам. Изматывающий звук издавали лохматые корчащиеся клубки. Колом он выкатил один себе под ноги и остолбенел.
    Собачонка уже скулила тихо-тихо, дрожа нижней челюстью, а ее живот набухал прямо на глазах, словно там зрел фурункул. Кожа истончалась до полной прозрачности и лопнула противно. Наружу вывалился розовый, как младенец, кусок мяса, перепачканный слизью и ошметками собачьих внутренностей.
    Булка даже не заметил, как вой окончательно стих и из кустов к куче тряпья поползли такие же зародыши. Как ни странно, но первым опомнился Шевчук. Подбежав, он вырвал из рук старшего сержанта кол и замахнулся, искупая вспышку панического страха, испытанного им в церкви.
    Неожиданно услышанный за спиной сдавленный звук заставил его обернуться. К нему делал шаг навстречу обезглавленный Васька. Его оторванная голова не спеша, будто в замедленной съемке, отлетала в сторону. Самым жутким было то, что она все еще недоуменно моргала.
    Из груди Романа вырвался вопль, от которого Булка пришел в себя. Пистолет начал плеваться огнем по безглазой и безногой плоти, не обращавшей, впрочем, на пули никакого внимания.
    Шевчук попятился и тут на него сверху, используя плечи падающего Гармаша, как трамплин, обрушилась волчица. Скорее по недоразумению, чем по какой-либо иной причине, осиновый кол, инстинктивно выставленный Романом над собой, с хрустом пробил ее сердце.
    - Ненавижу, - отчетливо сказала волчица и испустила дух, придавив собой младшего сержанта.
    Оцепенев от ужаса, он не мог шевельнуться и лишь чувствовал как горячая жидкость пропитывает его одежду, согревая охваченное ужасом тело.
    Луна серебрила волчий мех и его волосы.
    Пистолет у Булки защелкал вхолостую и его рука начала лихорадочно шарить по карманам в поисках запасной обоймы. Внезапно он замер и неуловимо изменился. Руки его повисли ниже колен, словно он стал ниже ростом, скулы раздались вширь, а лоб сполз на нос. Бездумно следя, как под кучей тряпья проявляется силуэт, существо медленно двинулось вперед, переваливаясь с ноги на ногу. Прямо на его глазах происходило таинство воскрешения, но столь высоким мыслям не было места в голове пришедшей из тьмы веков человекообезьяне при виде своего извечного врага.
    Человеческое сознание потухло под пятой первобытного примата, пистолет в руке стал лишь металлическим аналогом булыжника, которым врагу следует размозжить голову, чтобы, сожрав мозги, вырвать сердце и сжечь его на небесном огне...
    Пошатываясь, оборотень неуверенно поднялся на нетвердые лапы. Его ждала битва.
    Однажды она уже была проиграна.
    21:06 - Когда-то мы уже выиграли, - пробормотал майор, выстрелив несколько раз в голову старшему сержанту.
    Тот рухнул и химера питекантропа рассеялась. Неверный лунный свет сыграл злую шутку со старшим сержантом Булкой, но говорившему было на это наплевать.
    Он продолжал монолог, дабы получить ответ на извечный вопрос о смысле жизни:
    - Зачем? Чтобы суеверно креститься, не веря обыкновенному факту, что трупы могут возвращаться? Чтобы швырять друг в друга вместо булыжников бомбы? Чтобы читать молитвы при свете лампочек, чья энергия производится атомным реактором?
    Скажи мне, кто бы ты ни был!
    Кс?ндз попятился. Он понятия не имел, что с ним разговаривает родной дядя.
    Впрочем, сия информация была так же неведома и родственнику. Но даже если бы это и было известно им обоим, диалог вряд ли бы состоялся. Кровь слишком хлипкий мостик для той пропасти, которой разделила их эволюция.
    Какое-то время они смотрели друг другу в глаза. Дядя наивно считал, что оборотень сможет прочитать его миролюбивые мысли о сепаратных переговорах, и понятия не имел, что жив лишь благодаря случайности. Кс?ндз был слишком слаб, чтобы напасть первым. Кроме того, он видел труп матери и знал, что теперь уже никто ему не поможет.
    Стая ушла с новым вожаком, а он опять угодил в ловушку...
    Совершенно неожиданно Кс?ндз впервые в жизни пожалел, что не родился человеком - оборотню так трудно, почти невозможно покончить жизнь самоубийством.
    Вдруг Мать пошевелилась и в нем возродилась надежда на лучшее будущее. Но всего лишь на мгновение. Отодвинув волчий труп в сторону, из-под нее выполз седой человек.
    "Ну же, - взмолился Кс?ндз, - выдерни из нее кол, чтобы убить меня! Давай же, вот он я! Еще не поздно, чтобы она смогла реанимировать себя.. Еще не взошло Солнце, будь оно проклято!"
    Оборотень протяжно завыл и сгруппировался. Конечности седого подогнулись и тот упал, перевернувшись на спину. Вся его одежда была залита кровью.
    Опасности от него не исходило, но и сам он выдернуть кол из Матери не мог. Нужно было спасаться.
    Дядя понял, что имеет дело не с телепатом и уж тем более не с младшим братом, когда волк пошел на него, стелясь над землей и стараясь оказаться немного сбоку.
    - Ну-ну, не балуй, - майор попятился, освобождая проход из тупика: "Какой же я кретин! Решил, что смогу справиться в одиночку... Но, с другой стороны, никто не говорил, что он живой. Из доклада следовало, что он, скорее, жаренный..."
    Оборотень прошмыгнул мимо и тут же послышались выстрелы.
    - Черт, заставь дурака молиться!.. - майор выбежал следом и заорал капитану, оставшемуся ждать его в машине. - Прекратить!
    Капитан послушно спрятал пистолет.
    - Следом за ним! Быстро! - майор перевел дыхание. - Вызови две бригады!
    Одна пусть здесь все оцепит и ничего без меня не трогает, а вторая пусть следует за нами!
    Его указания достигли ушей подчиненных, потому что в этой машине находилась одна из немногочисленных исправных раций.
    21:15 Преследователи не отставали и Кс?ндз начинал паниковать. Когти мерно чиркали по асфальту, медленно стачиваясь. Его гнали по кругу так же, как стая гонит свою добычу. Чточто, а тактика охоты была ему хорошо знакома. Как на зло, а вернее, именно для того, чтобы он потерял всякую надежду, улицы были безлюдны и залиты ярким неестественным освещением. Безжизненным куполом свет отрезал его от Луны, создавая ощущение бесконечного узкого, сжимающегося темными каменными стенами туннеля - дороги смерти, которую должен пробежать каждый. Несколько раз за последние ночи ему уже удавалось свернуть на половине пути, но сейчас, похоже предстоит пройти ее до конца. Если повезет...
    "Неправильное место - выдуманное, ненастоящее... Здесь не мог жить мой отец!"
    Оборотень отчаянно завыл и неожиданно уловил ответный вой. Он замер и прислушался. Зов долетал откуда-то слева, где ярко светилось несколько домов.
    Странный вой, но явно не собачий. Раздумывать времени не было и Кс?ндз бросился туда.
    21:19 Дежурный врач долго сходил с ума, пытаясь поставить Бирюку диагноз. В конце концов, проблему решил сам пациент. Сейчас доктор лежал в углу операционной и из груди у него торчал скальпель. Из коридора долетал визг сбежавшей медсестры и топот сапог "Беркута".
    Бирюк схватил какой-то прибор и запустил им в лампу. Глухой хлопок и помещение погрузилось во тьму. Он почувствовал себя увереннее и поковылял к окну.
    Сзади распахнулась дверь.
    - Стоять на месте! - окрик стеганул по спине.
    Не раздумывая, Одинокий Волк призывно завыл и бросился в закрытое окно.
    Зазвенело стекло, лязгнули затворы - автоматная очередь улетела в ночь. Лунный свет охладил обнаженное тело, но чувство облегчения тут же сменилось хрустом костей, когда оно упало с третьего этажа.
    Он еще был в сознании, когда Лунное Яйцо над ним раскололось головой волка.
    21:21 Свалившееся с неба тело врага доказывало, что справедливость на свете существует не только для ублюдочных обезьян, именующих себя Человечеством, но и для настоящих хозяев Ночи.
    Ксендз мгновенно признал второго кровного врага, несмотря на то, что этот идиот пытался притвориться своим. Прокусив сонную артерию, он принялся пить кровь. Пусть она и не принадлежит стопроцентному оборотню, интересно, кто это оставил его в живых?! - но необходимые, чтобы затея удалась, ингредиенты все же содержит. К тому же, разве зря отец ему талдычил, что Кс?ндз - седьмой сын седьмого сына.
    21:25 Если присмотреться, это был странный санитар, но никто в суматохе не обращал на него внимания. Вокруг выли сирены, метались автоматчики и матерились их командиры. Слепящие прожектора били в глаза и никому не было дела, что из -под белого колпака выглядывает волчья морда. А если бы кто и заметил такое противоестественное сочетание, то встретившись с красными глазами мгновенно забыл бы об увиденном.
    Именно это и произошло с нарядом на временном КПП. Они даже не оглянулись в сторону коротконогой фигуры, нелепо ковыляющей прочь.
    23:59 Больницу прочесали сверху до низу, но никого, напоминающего волка, не нашли.
    Старший караула КПП стоял навытяжку и понимал, что "дембель" сейчас от него далек, как никогда раньше.
    - Повтори еще раз, идиот, что ты сказал! Кто покидал территорию?!
    - Никто, кроме Президента Украины... - промямлил тот именно то, что ему привиделось.
    - Расстрелять ублюдка!
    - Президента?!!
    - Тебя! Повесить! Удавить! Посадить на кол! Замуровать в стену!!! майор рвал и метал, но это были цветочки. Ягодки, ядовитые волчьи ягоды созрели, когда командир бригады, оцепившей церковь доложил о светящемся волчьем призраке, который терроризирует бойцов. - Что значит терроризирует, идиот? Он их что, в заложники берет?!
    - Никак нет, - голос докладывающего слабел по секундам, - он высасывает у них энер...
    - Что делает?!
    На другом конце провода царила молчание и тихое потрескивание радиопомех.
    Майор обвел всех вокруг бешенным взглядом оловянных глаз, но владеющих им чувств выразить не успел. Над городом шквалом пронесся страшный крик.
    Нечто похожее можно было услышать, когда местная футбольная команда забивала гол, но только сейчас это было во стократ громче.
    Он поднял голову к небу и понял, что все, так тщательно срежессированное им, рухнуло. Крик медленно затихал - люди тоже возвращались домой. Даже марионетки способны своей массой сломать сцену.
    Луна равнодушно плыла над зверинцем.
    00:00 В висках стучало: "То-тем Но-чи! То-тем Но-чи! Мой Тотем!"
    Они мчались во весь опор с тех пор, как оказались на свободе. Гало уже раз сто оборачивалась, чтобы посмотреть назад. Нет, не для того, чтобы взглянуть в сторону города, растворившегося в ночи, словно приснившийся кошмар. Просто она все еще не верила, что у нее есть хвост - большой, серый и пушистый...
    1 Ярчук - первый пес первого помета суки, которая была первой в помете своей матери. По легенде оберегает людей от нас. ( Прим. оборотня ).
Top.Mail.Ru