Скачать fb2
Память на всю жизнь

Память на всю жизнь


Госинни Р Память на всю жизнь

    Р.ГОСИННИ
    Память на всю жизнь
    Перевела с французского О. ГРИНБЕРГ
    Сегодня мы пришли в школу радостные: учительница сказала, что мы будем фотографироваться и у нас останется память на всю жизнь. Еще она сказала, чтобы мы аккуратно оделись и причесались.
    Когда я вошел в школьный двор, голова у меня блестела от бриллиантина. Все ребята уже собрались, и учительница как раз ругала Жоффруа за то, что он пришел в костюме марсианина. У Жоффруа папа жутко богатый, чего Жоффруа ни захочет - все ему покупает. Жоффруа сказал учительнице, что хочет фотографироваться в костюме марсианина, а если нельзя, тогда он вообще не будет фотографироваться.
    Фотограф тоже уже пришел, и учительница ему сказала, чтобы он снимал поскорее, иначе у нас пропадет урок арифметики. Аньян сказал, что было бы жалко пропустить урок арифметики, потому что он любит арифметику и решил все задачки, которые задали на сегодня. Эд хотел врезать Аньяну по носу, но у Аньяна очки, поэтому ему не очень-то врежешь. Учительница стала кричать, что мы несносные дети и что если это безобразие будет продолжаться,.то мы вовсе не будем фотографироваться и немедленно пойдем на урок. Тогда фотограф сказал: "Ничего, ничего, не волнуйтесь, я умею разговаривать с детьми, вот увидите, все будет хорошо".
    Он решил поставить нас в три ряда: те, кто в первом ряду, сядут на землю, те, кто во втором - встанут по обе стороны от учительницы, которая будет сидеть на стуле, а те, кто в третьем, - встанут на ящики. Это он здорово придумал.
    За ящиками мы пошли в подвал. Было очень весело, потому что в подвале темно, и Рюфюс надел себе на голову мешок и кричал: "У-у-у! Я привидение!" Тут пришла учительница. Она очень рассердилась, так что мы поскорее схватили ящики и выбежали из подвала. Один Рюфюс остался. Он в своём мешке ничего не видел и продолжал кричать: "У-у-у! Я привидение!" Учительница сняла с него мешок, и он неимоверно удивился.
    Учительница вывела Рюфюса во двор за ухо, но потом отпустила, схватилась за голову и говорит: "Господи, вы же все черные!" Мы там, в подвале, и правда немножко испачкались. Учительница рассердилась, а фотограф сказал, что это не страшно: пока он будет расставлять ящики, мы успеем умыться;
    Кроме Аньяна, только у Жоффруа лицо было чистое, потому что у него на голове была марсианская каска - точь-в-точь большая кастрюля, только без ручек. "Вот видите, - сказал Жоффруа, - Если бы все оделись как я, все было бы в порядке". Было видно, что учительнице очень хочется надрать Жоффруа уши, но ручек-то у его кастрюли нет, и ей не за что взяться. Да, костюм марсианина - вещь что надо!
    Мы умылись, пригладили волосы и вернулись во двор. Мы побрызгались водой и были немножко мокрые, но фотограф сказал, что это не страшно и на фотографии ничего не будет заметно.
    "Ну как, ребята, - сказал фотограф, - хотите порадовать учительницу?" Мы ответили, что хотим, потому что очень любим учительницу, она вообще-то добрая, когда не сердится. "Тогда, - сказал фотограф, - быстренько по местам, и я вас сниму. Самые высокие пусть встанут на ящики, те, кто пониже, пусть стоят на земле, а самые маленькие пусть сядут". Пока мы становились по местам, фотограф объяснял учительнице, что в работе с детьми главное - терпение, и тогда от них можно всего добиться. Но учительница не успела дослушать его до конца: ей пришлось нас разнимать, потому что все хотели стоять на ящиках.
    Эд кричал: "Я самый высокий!" - и сталкивал всех, кто хотел взобраться на ящики. Жоффруа не хотел слезать, поэтому Эд врезал ему кулаком прямо по марсианскому котелку и сильно ушиб руку. А всем остальным пришлось стаскивать с Жоффруа проклятую кастрюлю, потому что его голова в ней застряла.
    Учительница сказала, что предупреждает нас в последний раз, и если мы будем продолжать в том же духе, то немедленно пойдем на урок. Тогда мы решили вести себя как следует и встали по местам. Жоффруа подошел к фотографу и спросил: "А какой у вас аппарат?" Фотограф улыбнулся и сказал:
    "Сейчас, малыш, из этого ящика вылетит птичка". - "Ваш ящик устарел, сказал Жоффруа, - вот мне папа подарил аппарат - это да! С короткофокусным объективом, с телеобъективом, ну и, конечно, со светофильтрами". Фотограф как-то растерялся: он перестал улыбаться и велел Жоффруа встать на место. "Фотоэлектрическая камера-то хоть у вас есть?" - спросил Жоффруа. Фотограф почему-то очень рассердился и закричал: "В последний раз говорю, марш на место!"
    Все встали по местам. Я сел на землю рядом с Альцестом. Альцест мой друг, он очень толстый и все время что-нибудь жует. Только он откусил кусок булки с вареньем, как фотограф велел ему перестать жевать; тогда Альцест сказал, что не ходить же ему голодным. "Брось свою булку!" - закричала учительница, которая сидела как раз позади Альцеста. Альцест от неожиданности уронил булку прямо себе на рубашку. "Ну вот", - сказал Альцест и попробовал собрать варенье кусочком хлеба. Учительница сказала, что единственный выход - поставить Альцеста в последний ряд, тогда не будет видно, что у него на рубашке пятно. Она сказала: "Эд, уступи товарищу свое место". - "Никакой он мне не товарищ, - ответил Эд. - и место я ему не уступлю. Пусть лучше повернется к аппарату спиной, тогда не будет видно ни его пятна, ни его толстой морды". Учительница рассердилась и в наказание велела Эду проспрягать предложение: "Я не должен отказываться уступить свое место товарищу, который уронил варенье себе на рубашку". Эд ничего не сказал, он спрыгнул с ящика и пошел в первый ряд, а Альцест пошел в последний. От этого произошел небольшой беспорядок, особенно когда Эд, проходя мимо Альцеста, задел ему кулаком по носу. Альцест хотел дать Эду коленкой под зад, но Эд очень ловкий, он увернулся, и удар достался Аньяну, хорошо еще, что на этом месте у него нет очков. Но Аньян все равно заплакал и закричал, что он ничего не видит, что никто его не любит и что он хочет умереть. Учительница стала его утешать, высморкала ему нос, пригладила волосы и в наказание велела Альцесту сто раз написать предложение: "Я не должен бить товарища, который меня не трогал и который носит очки". - "Так тебе и надо", - сказал Аньян. Тогда учительница и ему дала фразу в наказание. Он так удивился, что даже не заплакал. Тут учительница надавала нам всем кучу предложений в наказание, а потом сказала: "Учтите, если будете хорошо себя вести, я все дополнительные задания отменю. Быстренько встаньте по местам, улыбнитесь, и господин фотограф нас снимет". Нам не хотелось огорчать учительницу, и мы сделали, как она просила. Мы встали по местам и улыбнулись.
    Но с фотографией, которая останется у нас на память на всю жизнь, ничего не вышло. Пока все шумели, фотограф ушел. Так что зря мы улыбались.
Top.Mail.Ru