Скачать fb2
Риэлторша

Риэлторша


Горохов Александр Риэлторша

    Александр Горохов
    Риэлторша
    роман
    ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
    ДИНАМИКА НЕДЕЛИ - ОТ ПОНЕДЕЛЬНИКА ДО ПОНЕДЕЛЬНИКА
    глава 1. Месяц май. Понедельник. Полдень.
    Телохранителя Васильева раздражала бесстыдная поза, в которой сидело его оберегаемое "тело" - развалилась в кресле, ноги задрала на низкий столик так, что туфли уместились между бутылок, а и без того короткая юбка заголилась много выше уровня приличия. Да ещё сигарета в руке и чашка кофе на коленях. Васильев сказал неприязненно.
    - Варвара Сергеевна, я не могу понять, почему вы без всяких причин увольняете всю мою команду. Разве мы плохо работали целый год?
    Она молчала. Смотрела на Васильева и, казалось, не столько не слышала вопроса, сколько не понимала его сущности. Судя по всему, ей было слегка за тридцать, а может и поменьше - сегодня, при современных стилистах, массажистах, макияжах, тренажерах и прочих разных препаратах определить возраст молодых дам до шестидесяти - просто невозможно - У вас есть к нам претензии? - вежливо нажал Васильев.
    На ясном и чистом лице с крупными чертами ничего не отразилось. Она казалась бы простушкой, светловолосой северной женщиной откуда-то с берегов Белого моря, если б не густые черные брови, жесткая линия губ и холодные сиреневые глаза:
    - Претензий - нет. - произнесла, наконец, нехотя.
    - Так в чем же дело?
    Ответ прозвучал замедленно.
    - Васильев... Не лукавьте. Вы прекрасно помните, что нанимала я вашу команду ровно на год. Сегодня срок истек.
    Телохранитель сдержанно заволновался:
    - Вы выгоняете нас на улицу, а мы даже не знаем своей вины?
    - Я ежегодно меняю штат своей охраны. И близких людей.
    - Из каких соображений?
    Она помолчала, потом поморщилась:
    - Что ж... Вы не только советовали мне, как вести бизнес. Не только залезали в деловые документы, но позволяли себе давать указания моим служащим. И деловым партнерам.
    - Это когда вас не было в офисе! А проблема требовала быстрого решения! На пользу фирмы!
    - Спасибо. Если б вы оставались здесь ещё полгода, то оказались моим партнером, а не секьюрите. И к тому же, ваша команда чересчур усердно оказывали мне знаки своего сексуального внимания. А секс не входит в обязанности охраны, вы это забыли.
    - Да что вы, Варвара Сергеевна! Я просто вас очень уважаю.
    - От уважения до общей постели дистанция не такая уж длинная.
    - Но...
    - Закончили, Анатолий. - остановила Варвара. - Я уже сообщила в ваше бюро "Русь Шериф 007" самые лучшие отзывы о вашей команде. Вы легко устроитесь на другую работу. Всего доброго Разговаривать больше было не о чем и Васильев шагнул к дверям, но был приостановлен бесстрастным напоминанием.
    - Удостоверение конторы и ключи от машины оставьте секретарше. За расчетом зайдите в бухгалтерию. Кроме прочего вам начислена премия.
    Последнюю хозяйскую подачку телохранитель воспринял как обглоданную кость с барского стола, а потому и утерял салонные манеры общения. Повернулся, сбычился и произнес грубо.
    - Я тебе, глупой балаболке, так на прощанье скажу. Вы, бабы, нынче слишком зазнались. Много на себя берете. А знаете почему?
    - Ну?
    - Войны настоящей нет. Большой тотальной войны. Она бы вас, распоясавшееся нынче бабьё, быстро поставила на своё место. В роддом, на кухню, на панель - и не больше.
    Кричать ему в спину, что настоящую всемирную войну между бабами и мужиками уже и так развязали - никакого смысла не было. Война идет, но прикрывается борьбой "за равноправие полов, феминизацию общества и возвращением эры матриархата." Вот такую терминологию применяют к надвигающемуся бедствию слабоумные аналитики, такая позорная болтовня - с точки зрения настоящего мужчины, телохранителя Анатолия Васильева.
    Дверь за ним закрылась, а Варвара продолжала сидеть, не меняя позы, хотя в этом уже не было нужды - мизансцена своё отработала. Вызывающая до неприличия поза была в данном случае необходима - Васильев, нахал по натуре, мог подчиняться только силе, а презрительное пренебрежение в виде голых ног, открытых до белых трусиков под юбкой - и есть сила. При любом проявлении слабости Васильев никогда бы не сдал своих позиции без крикливого скандала и угроз. Но пустое это дело угрожать молодой женщине, если она нахально перед тобой оголилась, и за человека тебя не считает: ты - дрессированный сторож, послушная собака при хозяине, не более того.
    Однако приходилось признать, что дело своё все трое - Васильев, Демин, Макаров - знали, были лучшими в охранном бюро "Русь Шериф 007" и обходились Варваре не дешево. Однако эти сторожа умственные свои возможности и прочие таланты весьма переоценивали. А уж собственную мужскую неотразимость приравнивали к абсолюту. Эдакие доморощенные Казановы, племенные жеребцы из класса "элита".
    Наемные служащие, старые и новые друзья - все со временем слишком глубоко влезают в дела конторы. И в душу. Особенно телохранители. Они по ходу дела даже помимо собственной воли начинают расширять сферу своей деловой ответственности. Слишком много знают того, чего знать им не положено. Совсем скверно, если между хозяйкой и секьюрите возникают лирические отношения. Кончается это шельмованием или шантажом. Понятное дело, сексуальные достоинства охраны можно было бы и использовать в физиологических, вернее сказать - технических целях, когда этого требует организм. Да беда в том, что после серии сеансов такой сексуальной терапии, пришлось бы затратить много сил, чтобы удержать телохранителя-любовника в рамках его прямых обязанностей. Ибо мужик до общей постели - друг и сотрудник, а после общего одеяла - уже считает себя хозяином, султаном, владельцем той, с кем кувыркался на смятых простынях.
    Варвара встала и в четыре шага легко перенесла свое сильное крупное тело к письменному столу. В полный рост она выглядела достаточно эффектно статная и броская,: полностью соответствовала эффектному стандарту женщин, портреты которых печатались на обложках модных журналов под рубрикой "бизнес-вумен", то бишь, по-русски выражаясь, "деловые женщины". Откровенно-то сказать, эти наши бедняжки попросту копировали внешний облик тех дамочек от бизнеса, которых видели в кино - американские фильмы в основном, разумеется. Копирование - получалось. Порой даже превосходило зарубежный образец.
    Она набрала на аппарате телефонный номер и ей ответили энергично:
    - Агентство "Защита". Председатель Говорков.
    - Артем, я уволила свою охрану, как тебе и говорила.
    - Прекрасно, а я подготовил тебе сюрприз.
    - Не надо сюрпризов. Мне нужна пара подготовленных парней, которые знают своё дело. Ровно на год, не больше.
    Ответ прозвучал весело.
    - Знаю твои каноны! Приезжай, у тебя будет лучшая охрана в мире!
    - Желательно мужиков постарше и семейных. - Варвара взглянула на часы - В час с четвертью тебя устроит?
    - Вполне.
    В двери кабинета коротко постучали и влетел парень чуть за двадцать лет, игривый пижон, излучающий энергию, как водопад. Взъерошенные усишки под носом делали его похожим на веселого котенка.
    - Катастрофа, Варвара Сергеевны! - выпалил он и сам испугался своего сообщения.
    - Где? - ровно спросила Варвара.
    Взмахнув фалдами клетчатого пиджачка с двумя разрезами, Стас Николаев кинулся к столику, налил себе минеральной воды, принялся пить и, захлебываясь, объявил.
    - Бесследно пропал наш вагон с ВОДКОЙ!
    - Из Осетии?
    - Да, да! Прибыл в два часа ночи и я его встретил на станции Москва Товарная! Загнали на третий путь, я проверил пломбы, всё было в порядке. А утром, я уже хотел вызывать наших заказчиков из "Центр Иваново", но побежал на всякий случай проверить, - вагона нет!
    - Володьке Леонову - сообщил?
    - Да что ж я дурак что ли, Варвара Сергеевна?! Зачем пугать клиента прежде времени?.
    - Что сказали железнодорожники?
    - А ничего! Они сами в своем бардаке не разбираются! Нас ограбили, Варвара Сергеевна! Что теперь получит наш заказчик "Центр Иваново"?! Он же, Леонов - потребует возмещения! Вагон водочки - это не шутки!
    Стас Николаев был при всей своей молодости очень цепким и въедливым агентом посреднической фирмы "Зенит Риэлт В С". Он родился коммивояжером, маклером, брокером или, ориентируясь на старую терминологию советских времен, - снабженец. Когда ему не хватало знаний и опыта, он всё равно справлялся со сложными проблемами за счет своей редкой по развитости интуиции. Был в делах жестким мальчиком, но, сталкиваясь с грубыми, примитивными проблемами, часто начинал паниковать и терял как разум так и интуицию.
    - Возьми себя в руки - урезонила Варвара. - Нас ещё не могли ограбить. Не было на это времени.
    - Но вагона - нет!
    - Его просто перегнали в какой-нибудь тупик.
    - И разгрузили! Подцепили к какому составу и откатили километров на двести! А?
    Варвара достала из письменного стола сотовый телефон:
    - Возьми "трубу". Возвращайся на товарную станцию. Держи под контролем все разгрузочные платформы. Если нас "кинули", то найди хоть какие-то следы. Что-нибудь заметишь - звони мне.
    Едва Стас получил точное указание - тут же пришел в себя и спросил уже решительно.
    - Варвара Сергеевна, я подумал, может наш заказчик на нас и наехал?! Володька Леонов? Хотя зачем ему устраивать такой фортель?!
    - Найди наш пьяный товар, а потом будем икать воров. - сухо заверила Варвара. - Если засечешь перегрузку из нашего вагона, не лезь в драку. Не вызывай милиции. Не делай ничего, только позвони мне.
    Стас схватил мобильник и вылетел из кабинета.
    Варвара включила компьютер, пощелкала по клавиатуре управления и убедилась, что всё с этой водкой было оформлено по закону. По договору значилось, что фирма "Зенит Риэлт В. С." (брокер С. Николаев) выполняла посреднические услуги фирме "Центр Иваново плюс" (владелец В. К. Леонов) в заказанных объемах. Договор визирован по всем правилам. Груз застрахован водка есть водка и всегда представляет из себя в России повышенный соблазн. Однако страховка вопроса не решала. Нельзя было позволять делать из себя беспомощной дуры, которая не может справиться с элементарным воровством.
    Варвара выключила компьютер и вышла в маленькую приемную Секретарша Надя, девушка жирненькая и соблазнительная, стрельнула глазками и спросила радостно.
    - Варвара Сергеевна, вы действительно выгнали всю вашу охрану?!
    - Уволила.
    - Слава богу! Такие нахалы! Со всеми девчонками из "Астры Валерия" переспали!
    - Ты тоже с ними спала. - невыразительно заметила Варвара. - Не сплетничай, а то и тебя ударит другим концом. Дай ключи от машины.
    Надя не смутилась, хихикнула и подала ключи от автомобиля.
    - Я сегодня в офис не вернусь. - бросила Варвара и приостановилась на пороге. - Да... Вызови нашего мастера Петровича с фирмы. Пусть сменит цифровой код в обоих сейфах. Моего и в бухгалтерии.
    - Сегодня?
    - Сейчас.
    Мелькнула мысль, что пришла пора сменить и Надю. За полтора года безупречной работы секретарша перешла в ранг подруги, делилась своим сокровенными тайнами и невольно становилась душеприказчиком. Пора и её заменить, что много тяжелей, нежели смена секьюрите.
    Она прошла длинным коридором этого старого здания, набитого на первых двух этажах несчетным количеством фирм и фирмочек самого разного назначения: полулегального борделя (массажный кабинет) до парикмахерской "Астра Валерия", которая чванливо объявила себя "стилистическим салоном". Варвара ходила к ним, чтобы потрепаться с хозяйкой - Валерией Астровой, а услугами доморощенных "стилистов" не пользовалась никогда. .
    На улице, родной Тверской - Ямской, она нашла черный "Чероки". И уже открыла дверцу машины, когда на голову упали крупные капли дождя. Варвара вытянула ладонь и поймала несколько капель. Вот так - оказывается в Москву пришло лето, конец мая месяца, теплый и с обещанными ещё в апреле дождями. Надо бы и фазенду свою проверить, как она там перезимовала. Лук или укроп с морковкой на грядках посадить, если уже не поздно.
    ... Душа изгнанного с работы секьюрите Васильева клокотала от негодования. Более всего его бесил не сам по себе факт увольнения, а то, что унизительную отставку он, ВАСИЛЬЕВ, получил от БАБЫ! Он, Васильев, и без того-то мозги и способности прекрасной половины человечества оценивал в "ноль" - даже чемпионок мира по шахматам держал за шлюх, которые играют в благородную игру из постели с любовником. Вот он-то, любовник, - и подсказывает чемпионкам нужные ходы; в паузах между сексуальными упражнениями. А тут какая-то стерва выпихнула его с хлебного места пинком ноги под зад - на самом пороге успеха!
    Добрую сотню шагов ярость настолько переполняла его, что он даже и думать трезво не мог, а лишь клокотал всем своим существом. Мозг судорожно передергивали образы всевозможных картин мщения. К примеру - Варвару топят в сортирной яме с дерьмом! А вот ещё лучше - её трахает во всех позах целый хор бомжей сифилитиков, ноги её задрались вверх, он визжит и кричит, а желающие стоят в длинной очереди. Или - совсем хорошо - после любви бомжей, эту подлую бабу сажают в подвал, где её жрут крысы, залезают во внутренности через рот и все остальные отверстия, от чего она подыхает медленно и с удовольствием!
    На этом фантазия телохранителя истощилась, он как раз поравнялся с пивной в подвале, куда быстро и спустился.
    В низком зале было сумрачно. За столиком в углу, у кружки пива, широкоплечий мужчина лет тридцати читал газету. Лицо у него было острым, уши по-волчьи прижаты к черепу. Васильев сел рядом, грубо вырвал газету из рук мужчины и прошипел ему в лицо.
    - Ты, Демин, шакал шелудивый! Из-за тебя эта стерва выбросила нас на улицу, как поганых собак!
    Демин медленно глянул на Васильева пустыми глазами и промолчал. Васильев едва не задохнулся:
    - Всё сорвалось! Все планы! Из-за тебя, кретина!
    - Да? - без интереса спросил Демин.
    - А то?! У бабы же течка! Она на любого готова броситься! Не мог её в постель затащить да продрать для пользы дела?!
    Демин ответил скучно:
    - Не хотел...
    - Да при чем тут твои желания, если дело о бабках идет?! О фирме! Ну ладно, спокойно, спокойно.
    Предложение успокоиться было для самого себя - Васильев знал, что нахрапом Демина не возьмешь.
    Официант принес Васильеву кружку пива, он сделал большой глоток и заговорил, стараясь быть убедительным.
    - Спокойно. Еще не вечер. Еще есть шанс. Ты сегодня, будто бы на прощанье пригласишь Варьку в казино. Накачаешь водкой и она сама к рулетке полезет, я знаю. В казино "Три попугая" иди.
    - Зачем? - неторопливо вставил Демин.
    На миг Васильев потерялся, а потом - взвился:
    - Ты что... Ты что ваньку ломаешь, придурок?!
    Пауза затянулась. Более всего Васильеву желалось сейчас обрушить на это острое лицо хороший удар кулаком в зубы, свалить мерзавца на пол и пинать ногами, пока достанет сил. Пришлось сдержаться:
    - Послушай, Матвей, у нас дело - верняк в натуре. Пара точных ходов и фирма этой дуры Варвары у нас в руках. Сработай сегодня на своём фронте, а я - на своём. И завтра у нас будет кучерявая жизнь.
    По тонким губам Демина скользнула едва приметная улыбка:
    - И какой же у меня фронт, фельдмаршал?
    - Тащи курву в казино! В азарт её введи, чтоб ошалела! Чтоб проигралась в пух! Потом дашь ей денег. Все наши деньги ей одолжи! Все тридцать тысяч баксов!... Спокойно, спокойно... Поймай её на крючок! А сверх того, задери ей ноги себе на плечи и она будет наша! Черт побери, да мы же с тобой сто раз об этом говорили! А я тоже вечером её за вымя пощупаю в натуре!
    Демин выдержал паузу, от которой Васильев задеревенел.
    - Я так и не пойму, господин Васильев.... О чем ты толкуешь? За себя трепыхаешься?... Или чей заказ выполняешь? Зачем тебе фирма Варвары? Ты же охламон, осел безграмотный. Разве с таким бизнесом управишься?
    Васильев сообразил, наконец, что ещё пять минут назад его сбили с ног .Уже пять минут он неправильно оценивает ситуацию и выглядит дурак дураком. Демин явно сменил правила игры и теперь ведет свою, пока не понятную партию. Разумным было бы понять, чего Демин хочет, но Васильев предпочитал прямые ходы и спросил с угрозой.
    - Спокойно... Значит ты так теперь динамо крутишь, Матвей?
    - Как тебе будет угодно считать.
    - Тогда отдай наши деньги и разошлись.
    - Какие деньги? - с наивным изумлением разыграл Демин.
    Васильев сжал зубы, помолчал, сдержался и произнес раздельно.
    - Отдай наши общие ТРИДЦАТЬ ТЫСЯЧ БАКСОВ, которые тебе дали для дела!
    - Для какого дела, фельдмаршал?
    Как всякий природный хам, столкнувшийся с хамством ещё более высокого уровня - Васильев потерялся и залепетал.
    - Мне одолжили тридцать тысяч "зеленых", чтоб мы трое: ты, я и Макаров взяли за хобот Варьку. - и тут он опомнился, понял, что игра проиграна, матч давно закончен. - Ты что, сука, кинуть меня с Макаром хочешь?! Гони в зад тридцать штук "зеленых"!!
    - Когда же ты мне ссудил такие деньжищи? - озаботился Демин, словно вспоминая, не забыл ли он купить молока по дороге домой. - Ты что-то путаешь...
    - Ты что, против своих пацанов прешь?! Да братва тебя в пыль сотрет за такие деньги!
    На секунду Васильев потерял рассудок, рука его метнулась за отворот куртки, но он тут же обнаружил, что в живот ему уперся ствол пистолета, а голос Демина, свистящий, металлический, прозвучал без напряжения.
    - Ты, вонючка, за ствол не хватайся. Боевого офицера своей газовой перделкой не испугаешь. Мой ствол покруче будет.
    - Отдай бабки, Матвей. - уже безнадежно произнес Васильев хотя и самому было ясно, что просьба его зряшная. - Ты что, не понимаешь, кого кинуть собрался?
    - Я-то понимаю, в отличии от тебя, дурака.
    Более Демин никаких слов не имел - допил пиво, сунул в карман газету и вышел из подвала, не прощаясь.
    Васильев тупо глядел в глубины пивной лужицы на столе. Давно он не получал такого грубого, лобового удара. Тридцать штук баксов убыток немалый, к тому же сорвались куда как более масштабные планы, и за этот прокол ему, Анатолию Васильеву, придется отвечать....
    Его вторично окликнули - Васильев вздрогнул. Резко обернулся и увидел, что рядом с ним примостился круглолицый пухлый парень с редеющими волосами на розовом черепе. Плотный, крепкий, тренированный - третий телохранитель из уволенной команды - Макаров Алексей:
    - Толян, ты что торчишь словно пришибленный? Поперли нас из конторы?
    С этим можно было не церемониться. Васильев резко ударил его локтем в живот и Макаров хрюкнул, ткнулся носом в стол, заныл жалобно.
    - Ты что, Толян?! Я ж ничего такого...
    Такого олуха бить - даже удовольствия не получишь. Васильев выдавил, не разжимая зубов.
    - Спокойно.... Еще не вечер.... Демин на нас наехал...
    - Демин - что?! - Макаров испугался до слез. - Бабки наши, все тридцать штук зажал?!
    - Это ему так кажется. - Васильев уже пришел в себя, почувствовал свою силу на фоне этой квашни. - Еще посмотрим, как карты лягут.
    Макаров округлил от страха глаза:
    - Погоди... Если Демин нас кинул... Так теперь эти тридцать штук повисли на нас?! Нам же кранты, Толян! На счетчик поставят!
    - Быстро догадался. - криво усмехнулся Васильев. - Но догадок мало. Действовать нужно.
    - Слушай, Толян... Тогда грабанем ночью сейф в офисе?! И в бухгалтерии?! Ключи есть, шифр я знаю, а?
    - Шифр знаешь! Ключи есть! - передразнил Васильев. - Поздно! Всё она сегодня же сменит! Не держи врагов за дураков, Леха!
    Макаров пригорюнился, жалобно попросил.
    - Толян, я с бодуна вовсе без башлей. Похмельнуться надо...
    Васильев кинул на стол смятые банкноты и произнес строго.
    - Иди домой, возьми пузырь, но чтоб к вечеру был трезвым, как лошадь. Придешь на дело пьяный - убью.
    Макаров проворно вскочил и мелкой рысью, как жеребенок к водопою, побежал на выход из подвала пивнушки.
    Васильев почувствовал, что и ему не мешало бы выпить водочки для восстановления душевного равновесия и чтобы спокойно разобраться в ситуации. Первым делом следовало доложить кому положено про фортель Матвея Демина. Самому с ним не справиться.. И Кредитор, выдавший эту сумму для дела, должен был знать о происшествии. Утаивать от него такой прокол было бы крайне опасно, поскольку никаких шуток касательно денег Кредитор не признавал. А решение этого человека по означенной проблеме могло оказаться самым вычурным. Он мог сокрушительно ударить как по Демину, так и по самому Васильеву, а ещё и теленка Макарова прихватить.
    Васильев извлек из кармана мобильник и припомнил инструкцию по связи: "Сообщения давать очень короткие, не более двадцати секунд. Зашифрованные, никаких имен. Ждать ответа десять минут." Кредитор был осторожен, на прямую переговоров ни с кем не вел.
    Васильев набрал номер, и по его прикидкам, где-то далеко, быть может в Париже, кто-то снял трубку и голосом робота приказал.
    - Говорите.
    - Первый телохранитель. Главный исполнитель заказа слинял, зажал кредит. В остальном всё по плану. Операцию кончим вечером.
    И связь тут же оборвалась.
    Но восстановилась, едва Васильев допил свою кружку и заказал водочки. Всё тот же механический голос отчеканил внятно.
    - Исполнителем займутся другие. Ты прокололся и теряешь доверие. Заверши свою часть работы.
    Васильев облегченно перевел дух. Он ждал худшего, а сложилось всё очень хорошо. Судьбой Демина займутся специалисты и этой судьбы Васильев не пожелал бы даже прокурору. Потеря доверия тоже не опасна, - он, Васильев, ещё докажет свою пригодность к любому делу.
    Он выпил водочки и повеселел. Как ни странно - будущее его не пугало, хотя ничего светлого и не предвещало. С "будущим" как-нибудь можно управиться. Васильева пугало его "прошлое." Настораживала многолетняя и перманентная неудачливость во всех попытках обогатиться по настоящему, чтобы расстаться с убогой профессией "чьё-то тело охранять". Трепетная мечта - "разбогатеть", измочалила его душу до изнеможения. Но ни один из его многих и надежных проектов возродиться авторитетным человеком при деньгах и уважении общества так к тридцати пяти годам и не свершился.
    Если бы Васильев посоветовался с человеком мудрым, тот бы попросту сказал, что все его начинания изначально безнадежны. Ибо он, Анатолий Васильев, - явился в этот мир неудачником по определению. Мудрец сказал бы, что ему, Васильеву, суждено жить и умереть нищим, поскольку трудиться до седьмого пота он не умеет, а для удачной аферы у него нет нужных качеств: отваги авантюриста, изощренной хитрости и главное - умения рисковать. Ему никогда не хватало смелости сделать последний, отчаянный шаг к успеху, сыграть "ва-банк", поставив на кон даже самую жизнь. Потому и приходилось довольствоваться малым.
    Но Васильев упрямо не признавал себя неудачником. Боялся признавать, отбрасывал от сознания эту мысль, полагая, как все неудачники, что невезение - временное, и завтра птица счастья обязательно оставит в его руках если не всё своё крыло, то уж дюжину драгоценных перьев наверняка.
    Да что там говорить за мудреца! Даше вшивая и бесстыжая цыганка гадалка, к примеру, уже различила бы сейчас на лице Васильева печать близкой смерти. Очень близкой - к закату сегодняшнего дня.
    Но цыганки под рукой не было, а сам Васильев прикинул, как "наедет" на Варвару, как отнимет "свои" тридцать штук баксов у Демина, скроет эту операцию от Кредитора и откроет своё дело - хоть вот такую пивную в подвале. Мечты взбодрили неудачника, он расплатился за пиво и бодро пошагал навстречу своей смерти.
    ... В первые минуты движение своего "Чероки" по улице Варвара не понимала, чего ей не хватает - потом сообразила: ехала одна, без шофера и телохранителя. У магазина она остановилась и закупила там полную сумку продуктов, которые набирала небрежно - что вкусного под руку попадется.
    Потом проехала квартал и поднялась на четвертый этаж кирпичного дома. Дверь открыла своими ключами и в тесной прихожей, заставленной обветшалым барахлом, поморщилась от спертого запаха давно не проветриваемого помещения. Густо отдавало лекарствами, пережаренной рыбой и пылью. Ароматы болезненной старости, не ухоженности и одиночества. Она толкнула дверь в комнату и сказала с порога.
    - Добрый день, крестный.
    Старик, стоявший у экрана телевизора, был дряхл, перегнут пополам, опирался на клюку. Его лысый череп прикрывала тюбетейка. Лицо уже высохло до того, что кожа не мешала видеть все кости черепа. Не разгибаясь, он остро глянул на Варвару из под густых белых бровей и прокаркал.
    - Здорово, крестница! Ну, ты и вырядилась, задрыга! Колени ниже юбки! Просто проститутка проституткой! Позор ты нашей фамилии!
    - Ты бы заткнулся, крестный. - без эмоций ответила Варвара. - Из нашей фамилии только ты и остался. Но по глупости своей всех покойных превосходишь. Я тебе харчи привезла.
    - Сама своими продуктами обожрись и сдохни! Ничего мне не надо!
    - Да ты не волнуйся. Я тебе туда крысиного яду подсыпала. Покушаешь, да околеешь.
    Переругивались они беззлобно, без стремления разозлить или унизить партнера по беседе. Это был даже не ритуал, а скорее привычная манера общения, сложившаяся у бешенных родственничков давным-давно.
    - Кофе будешь? - оторвался Иван Григорьевич от мультфильмов в телевизоре. - У меня ведь небось натуральный, из зерен, а не ваше растворимое пойло.
    - Буду.
    Крестный выключил телевизор и направился на кухню - нос его почти касался рук, опиравшихся на клюку. Он не разгибался уже лет пять и спал так же согнувшись, на боку. Не лечился принципиально, поскольку на каждую свою дурость имел философскую базу. Когда, к примеру, запивал "по черному" недели на три, то объяснял это своим желанием уйти "в иные светлые миры, где нет ваших поганых рож". Впрочем, будет уместно отметить, что редкий русский пропойца не имеет под своим алкогольным увлечением принципиальной базы - кто пьет от горя, кто от радости, у того жена шлюха, у другого дети мерзавцы и наркоманы.
    Следом за крестным Варвара прошла на кухню и даже не подумала молоть в ручной старинной кофемолке кофе, а потом варить его. Такое святотатство оказалось бы тяжким оскорблением крестного, ибо: "всякая баба только испортить благородный напиток своими руками калеками."
    Иван Григорьевич смолол зерна в пыль, поставил на газовую плиту глубокий противен, наполненный чистым песком, раскалил его и уже потом поместил в песок две медные турки.. Напиток получился божественный и крестный подобрел (как и от водки) с первого глотка:
    - Ну, так как твои дела крутятся, шалава?
    - Хреново, крестный.
    - Так вам всем и надо! - радостно заявил крестный. - Хотели своей вонючей демократии - получайте! Такую державу порушили, обормоты! Мавзолей великого вождя народов Владимира Ильича Ленина ещё не приватизировали ворюги?!
    Варвара ответила с легкой укоризной.
    - Крестный, не хоронил бы ты свое Отечество вместе с собой. Оно будет жить и после того, как ты вылетишь в трубу крематория.
    - Вылечу, скоро вылечу, зараза, тебе на радость! - сварливо заверил Иван Григорьевич. - И никто тебе тогда правды уже не скажет! Ну, так растолкуй всё-таки, как ты химичишь в твоих сферах?
    Варвара глянула подозрительно - язвил ли крестный, или уже перешел на темы, которые его искренне интересовали?
    - Видишь ли, крестный, сегодня работа брокера....
    Иван Григорьевич разом рассвирепел и заорал так, что в ушах зазвенело.
    - По-русски говори - снабженцы! Посредники! Вот вы кто! И я был снабженцем и гордился своей работой!
    - Ты, старая кочерыжка! - резко перебила Варвара. - Поедешь ко мне жить на дачу?! Кости свои прогреешь и, может быть, распрямишься! Как я тебя такого кривого в гроб уложу?!
    - Доживу без твоего бардака на твоей даче!
    - В субботу за тобой приедут. Ничего с собой не бери. Там для тебя всё есть.
    - Не лезь в мою житуху! - хриплым криком приказал крестный и разом сменил гнев на милость. - Так на чем имеешь свой хлеб с маслом?
    - Свободная охота. - неопределенно ответила Варвара. - Купля-продажа, услуги населению. По пятачку, но каждый день.
    - Мелочно существуешь, без огня и масштаба. - закручинился Иван Григорьевич. - Да главное-то и не в том...
    - А в чем?
    - Да по себе ли ты взялась дерево рубить? Я, конечно, ваш женский род уважаю. Царицу нашу Екатерину Великую чту и к Маргарет Тетчер благоволю. И в Израиле девки в солдатах служат Ну, а как она беременная в атаку пойдет? Или когда менструация?
    - У нас свои методы атаки. Беременность не мешает.
    Он вновь взбесился, по причинам нормальным людям непонятным:.
    - Вижу твои методы! Католическим крестом шею охомутала, а сама никогда и православную церковь не заглянешь! Опозорила наш род! Все надежды мои только на наследника... Если ты его ещё родишь когда-нибудь, потаскуха несчастная.
    - Рожу, не дергайся. - Варвара встала. - В субботу за тобой приедут либо я, либо мои помощники. Перевезут тебя на дачу.
    - Сторожем меня при своих хоромах приставишь?! - ехидно прокричал Иван Григорьевич уже в спину Варваре, но она вышла на лестничную площадку и прихлопнула за собой дверь.
    Как бы ни был сварлив и похабен крестный, но он оставался единственно близким человеком Варвары во всем мире. К тому же в редкие часы доброго (то есть пьяного) настроения, Иван Григорьевич был обходителен и мудр в общении, но подобные минуты случались редко - характер крестного бесповоротно искалечил распад СССР.
    В былые советские временна он верил, что между нациями СССР царило подлинное братство, страна была могучей, могла запросто сокрушить хоть Америку, хоть всех капиталистов вместе взятых. Он глубоко страдал, отмечая ныне ослабление державы, а выход из катастрофы предполагал предельно диким. По его разумению, Россию следовало разрушить до конца - в прах! Сократить державу до границ Московского уезда, а далее, памятуя уроки Ивана Калиты во времена татаро-монгольского ига, начинать всё с начала - двигаться к созданию Империи. Через Куликовскую битву с басурманами, Ледовое побоище с западными хищниками, плаху и топор Ивана Грозного, реформы Петра Великого, Бородино - что укрепит власть и вновь объединит народ. На свою беду крестный любил и глубинно знал историю родины - из чего и родилась такая вздорная идея.
    Варвара любила крестного. А матерно лаяться с ним, так было даже приятно. После официальных, вышелушенных переговоров по бизнесу, где приходилось отслеживать и подбирать каждое слово - похабная свара с крестным была освежающим дождем в изнурительную жару.
    глава 2. Понедельник. Два часа пополудни.
    Черт знает чем только не занималось охранное агентство "Защита" по своей лицензии. Готовили телохранителей, охраняли любые объекты, выполняли детективные функции и не гнушались даже бесстыдно собирать компромат на блудливых жен и мужей - лишь бы заказчик денежку платил.
    Варвара нашла Говоркова в тире, в подвале - где он дрессировал троих парней в камуфляже и с дохлыми пистолетами Марголина в руках.
    - Повторяю упражнение! На первом рубеже - два выстрела лежа. На втором - с колена. На третьем - стоя, потом "палец - контроль" на оружие и стоять на месте. На все пятнадцать секунд! Внимание.... Вперед!
    Парни побежали вдоль тира и принялись стрелять по освещенным мишеням. Оружие паршивое - то ли изношенное, то ли просто конструктивно плохое, Варвара в этом не разбиралась. Но у двоих бойцов патрон всё время заедало и только один проделал все упражнение за двадцать секунд.
    Эти успехи вызвали праведный гнев Говоркова. Он разразился затейливой матом, но заметив Варвару, смутился, как первоклассник, ненароком наделавший в штаны.
    - Извини, Варя, я ругаюсь исключительно только при мужиках..
    - Пустое, мне и не такое приходится слышать.
    - Тайм аут десять минут! - крикнул Говорков в глубину тира и спросил Варвару. - Рассчитала свою охрану?
    - Час назад. Место вакантное.
    - Пойдем, я тебе кое-что покажу. Может нарисоваться любопытный вариант современного характера.
    Они вышли из тира и длинным переходом по подвалу прошли в торец здания, где Говорков открыл тугую железную дверь. Оказались в небольшом спортивном зале, где на полу сидела стайка девушек в боевых кимоно. Варваре показалось, что это школьницы старших классов. Говорков громко хлопнул в ладоши и резко приказал.
    - Блондинки на брюнеток! Ситуация номер четыре! Начали!
    Девчонки вскочили и в следующий миг Варвару даже пошатнуло.
    Словно бешенные кошки, девчонки бросились друг на друга и началась драка. Побоище было страшным - в полную силу, в кровь, в перелом кости. Всё это производило тем более чудовищное впечатление, что вели схватку умело, по какой-то сложной системе рукопашного боя.. То ли помесь карате с русским стилем, то ли "асфальтовая драка", но уж никак не женская возня с царапаньем лица ногтями, визгом и выдиранием волос. Били руками, ногами, головой - молча, с хрипом и сдержанным стоном от боли.
    - Ты поняла, каков мой сюрприз? - горделиво спросил Говорков.
    - Поняла. Прекрати эту мясорубку.
    - Они ещё не отработали режимное время. Девочки подготовлены по системе телохранителей президента Франции. Стреляют, водят машину, работают на компьютере, в теории тоже отличницы. Они уже получили сертификат, а теперь просто шлифуются.
    Шлифовка через минуту пошла к концу. Две блондинки лежали, не в силах подняться, но все же пытались вести схватку и в лежачем положении.
    - Если ты, Варвара Сергеевна, пробьешь им разрешение на серьезное оружие, то поверь - они будут лучше мужиков. Они ответственней, злей и преданней хозяину. А обойдутся тебе недорого.
    - Дешевку в юбках сбрасываешь? - усмехнулась Варвара. .
    - Варя, не обижай, они далеко не дешевка. - сердито возразил Говорков. - Ты не учитываешь психологического эффекта. Девочка при тебе изящная, элегантная, в юбочке и на каблучках. И все принимают её за твою подружку, никому в голову не придет, что это боевая машина! К тому же они терпеливы, довольствуются малым потому, что...
    Говорков замялся и не договорил. За него сказала Варвара.
    - Потому что ты подобрал их на улице? Накормил, одел, обул и целый год учил их этой варварской работе?
    - Почти так. - ответил Говорков и крикнул. - Стоп! Брюнетки выиграли! Построиться в одну шеренгу.
    Девушки (кто ещё держался на ногах) построились у стены. Сдерживали прерывистое дыхание, пошатывались, но глядели с веселым задором, будто только что вальс Штрауса с кавалерами танцевали.
    - Выбирай, Варвара. - предложил Говорков.
    - Я в этом не специалист.
    Говорков позвал.
    - Катя и Наташа - подойдите.
    Брюнетки и пепельная блондинка вышли из строя. Они были среднего роста, атлетическими плечами и мышцами не отличались и как у них получилась такая свирепая драка, теперь было трудно представить. Говорков сказал торжественно.
    - Девочки, это ваша хозяйка Варвара Сергеевна Серова, босс фирмы "Зенит Риэлт В.С." Я уверен, что вы не подведете нашу школу. Рады?
    - Лучше бы к мужику. - улыбнулась блондинка, но Варвару поразило такое ликующего счастья на лицах девушек, будто обе выиграли конкурс "Мисс мира". Потом она сообразила, что ныне и мужчин секьюрите по Москве - как собак нерезаных, а жаждущих занять эту престижную профессию и того больше. Варвара подала свою визитку:
    - Приходите завтра к девяти по этому адресу в офис.
    Обе на два голоса сказали торопливо.
    - Варвара Сергеевна, мы можем начать хоть сейчас!
    - Не надо. - она извлекла из сумочки бумажник и протянула деньги. Сходите в парикмахерскую. Модные прически, умеренный макияж, маникюр, педикюр, вы будете представлять стильное лицо нашей фирмы.
    Девчонки потеряно смотрели на доллары, будто их никогда не видели.
    Следом за Говорковым Варвара вышла в коридор и спросила.
    - Влюбятся, забеременеют, родят, тогда что?
    Говорков ответил уверенно.
    - Оговоришь в договоре года на два, чтоб подобное исключалось. С ними не надо церемониться, мы их готовили к серьезной, грубой мужской работе. Мои девочки, практически, бесполые. Жуткие перегрузки на тренировках, нервное перенапряжение... Я полагаю, что сексуальные порывы у них в изрядной степени задавлены...
    - Скажи прямо - лесбиянки?
    Говорков ответил без колебаний.
    - Я думаю - да.
    - Ну, спасибо.
    - Пожалуйста. Эта порода безвредна. Получают свои радости, не агрессивны и не приставучи в отличие от гомиков. Что тебе ещё надо?
    - Ничего. Охрана ведь только для декорации Толку от неё никакого в серьезном деле. Содержат её наши богатенькие пижоны больше для дешевого пижонства, как породистую шавку в доме.
    - Но пижонство есть реклама. Составная часть процветания бизнеса, Варя. - убежденно заметил Говорков.
    ...Варвара садилась в машину, когда пропел мобильник в сумочке и едва она поднесла аппарат к уху, как Стас прокричал возбужденно.
    - Варвара Сергеевна, я нашел нашу водку! Нашел!
    - Молодец. Мне приехать?
    - Пока не надо. Вагон стоит в тупике, пломбы на месте, но вокруг крутятся какие-то людишки, которые не внушают доверия.
    - Хорошо. Я свяжусь с "Центр Иваново" и скажу Леонову, чтоб сам получил товар и начинал разгрузку. Где этот тупик?
    - Да здесь, на Товарной. Он называется "пьяный тупик". Тут божки с проститутками собираются и водку пьют! Его все знают.
    - Хорошо. Звони каждые полчаса и не отключай "трубу".
    Новая проблема - разозлилась Варвара. Надо было разгружать вагон, а оба грузовика конторы уехали на Украину за дешевым сахаром, на который был выгодный заказ. Никакого иного выхода не оставалось, как упрашивать владельца "Центр Иваново плюс" Володьку Леонова разгружать водочный вагон самому. Это, конечно, сократит положенный процент от сделки для конторы "Зенит", но - "всех денег не заработаешь."
    ... Автосалон уже закрывался, когда бывший телохранитель Варвары Матвей Демин выкатил из него на улицу новенький "Фольксваген Пассат". Машина сверкала полировкой, была напичкана самими модными "наворотами" и казалась игрушкой. А сам Демин - счастливым ребенком, эту желанную игрушку наконец получившим.
    Кое-как сдерживая себя ,он выскочил из Москвы на широкую трассу и тут уж разогнался так, что машина не отрывалась от земли только потому, что крылышки к ней забыли приделать. От полноты переполнивших душу чувств, Демин громко запел, обгоняя встречных и поперечных.
    И в этот момент его апофеоза его обгнил какой то мерзавец на "Мерседесе"! Демин аж взвыл от оскорбления и вдавил педаль газа до упора. Он не боялся скорости, поскольку вообще ничего не боялся. А на спидометр так и вовсе никогда не глядел. Через десяток секунд корма "Мерседеса" начала приближаться и Демин уже прикидывал, как сейчас достанет "Мерс", обойдет его и покажет, кто есть, кто в этом мире. И лишь в последний момент его насторожило движение идущего навстречу тяжелого трейлера. До него было ещё метров двести, но какое то виляние тягача по трассе, словно тот "искал дорогу" - насторожило Демина и он отложил обгон до того, как разминется с трейлером.
    Разминуться не пришлось. Трейлер попер через разделительную линию и через секунду сшибся с "Мерседесом". Казалось, что он лишь коснулся шикарного лимузина левым клыком своего бампера, но и этого оказалось достаточно, чтоб шикарный автомобиль взмыл в воздух, выполнил в полете сальто и грудой железа рухнул за кюветом.
    Демин успел резко выписать лихой вираж, прошел на волосок от трейлера, проскочил под той дугой, по которой парил в воздухе невезучий "Мерс". На погашение скорости ушло около ста метров, после чего он тут же дал задний ход и тормознул возле места катастрофы. Трейлер застрял поперек дороги.. "Мерседес" не горел, поскольку машины горят и взрываются по большей части в кино - для пожара нужно много условий: и чтоб бак бал заполнен лишь на треть, и чтоб электропроводка замкнула, даже при попадании пули в бак далеко не всегда он возгорается - это Демин хорошо знал по собственному опыту.
    Но весь вид "Мерседеса" не оставлял никаких сомнений - сколько бы в нем не сидело пассажиров, вряд ли кто там остался жив.
    Вокруг уже останавливались автомобили и мало того - подлетела и патрульная машина милиции, на этот раз по счастливой случайности, а может они гналась за "Мерседесом", явно превышавшим скорость.
    Участвовать в разборках Демин не пожелал. Он дал газ, метров через триста скатился на обочину, остановился и закурил, ощущая нервную дрожь во всём теле.
    Он не испугался, не прикидывал, что мог оказаться на месте "Мерса". Катастрофа - несчастный случай. Но словно прозрение обрушилось на его голову. Демин вдруг понял, что как личность, он представляет из себя клинического идиота. Как он только мог подумать, что московская братва вот эдак за просто так выпустит его из своих лап с тридцатью тысячью долларов в загашнике?! Да здесь за доллар башку откусят, а тут - тридцать штук! Последнему дураку ясно, что если Васильев убогая "шестерка", то сейчас, по его докладу, включена в схему тотальной охоты на него Демина, - целая система, в которую входят профессионалы. И в системе есть службы наблюдения, выслеживания, а в довершение того и команда убийц.
    Натренированный в сфере риска офицерский мозг Демина тут же отринул все прежние планы, а за минуту он принял к исполнению четкую схему ближайших поступков. Первое - сегодня же, сейчас же, первым поездом отправить жену и ребенка на Дон, на хутор, к родителям. Пусть ждет его там, после чего, обрубив все концы, заберутся в такую глухомань, где их не найдет никто.
    Второе - за два дня, завершить все дела с друзьями (было таковых очень мало) и рвать отсюда когти, оставив по себе ложный след - будто бы подписал контракт и уехал снова служить в Чечню - куда никакая братва за ним не рыпнется.
    Третье - продать машину и где-нибудь на Дону построить себе наконец настоящий крепкий дом. Приобрести землю, завести конюшню. И жить, не высовываясь, как минимум лет пять Утвердив все три пункта решения, Демин помчался в Мытищи, где его ждала жена и годовалый сын. Но он не доехал до того дома, где они снимали комнату. Вышел за квартал до него и из таксофона позвонил жене. Едва Лиза ответила, приказал по-офицерски:
    - Пятнадцать минут на сборы. Возьми самое необходимое, что донесешь на горбу. Я напротив кафе "Якорь" . Хозяйке скажи, что я тебя бросил и свалил неизвестно куда, а ты перебираешься жить в Москву. Изобрази слезы и лютую печаль, как положено брошенной бабе.
    - Хорошо. - послушно ответила Лиза, и через двадцать минут Демин увидел свою жену в пролете улицы - с узлом необходимого барахла на правом плече и ребенком на левой руке.
    У Демина сердце захолонуло: "Мать твою так! Лизка ты моя любимая, ну когда ж я тебе создам хорошую человеческую жизнь?!"
    На фирменном поезде "Кубань" Лиза вместе сыном уехала к своим родителям что-то около полуночи. Демин устроился проживать в московской гостинице.
    Глава 3. Тот же понедельник. Дело шло к вечеру....
    Было уже около семи часов, угрюмые тучи накрыли Москву и разразился такой ливень, что "дворники" не справлялись потоками воды, заливающей ветровое стекло. Пришлось остановиться - Варвара не любила ненужного риска. Достала мобильник и с третьей попытки вместо Стаса в "трубе" Варвары прозвучал хриплый мужской голос.
    - Чего там кому надо?
    - Станислав? - громко спросила Варвара.
    - Да шла бы ты....
    - Вы кто?!
    - Хрен в пальто! Пошла-ка ты.....
    Послали её достаточно далеко, но не в адресе была беда. Номером Варвара не ошиблась и получалось, что "труба" Стаса оказалась в чужих руках, а это круто меняло всю ситуацию и все вечерние планы Варвары.
    Уже не обращая внимания на потоки дождя она погнала машину по шоссе и минут через двадцать оказалась на площади Товарной станции.
    Здесь дождя уже не было, хотя небо закрывали тяжелые, как свинец, темные тучи. Варвара оставила машину на площади, а потом долго бродила по шпалам, протискивалась между вагонами и под ними, пока не встретила двух женщин в ярких оранжевых жилетах. Они то ли рельсы чистили, то ли искали пустые бутылки. На вопрос Варвары где здесь найти "пьяный тупик" - указания дали очень точные, хотя и насмешливые - А тебе-то чего там, красуля, надо? Ножки собьешь, костюмчик свой запачкаешь, да и мужики там бедовые.
    Идти на высоких каблуках по шпалам и гравию было трудно, но минут через десять она вышла к дальнему торцу ангара, возле которого стоял только один цельно металлический вагон. Варвара сразу решила, что это именно её транспорт, загруженный увеселительными напитками.
    Возле этого вагона, точнее - возле замков, запирающих двери вагона сгрудилась команда мужчин из пяти человек. И род их занятия определялся очень легко - пломбы уже содрали, а теперь пытались сломать замок. Намерения у них были явно масштабные - чуть в стороне, за рельсами стояли два грузовика с предусмотрительно откинутыми задними бортами. И нигде не было видно Стаса Николаева.
    Увлеченные своим делом мужчины не замечали Варвары, а она в полной растерянности пыталась сообразить, что теперь следовало предпринять. Воровство - воровством, черт с ним, есть вопрос и посерьезней - куда делся Стас Николаев?!
    Потом пришло яростное соображение, что это не дело - вот так стоять и смотреть, как наглые твари тебя грабят. Не столько, правда, непосредственно тебя, сколько твоего клиента, которому ты доставила по договору груз. Не придумав ничего лучше (можно было по мобильнику вызвать хотя бы милицию) она вышла на рельсы и двинулась к ватаге озабоченных своим трудами мужчин. Её даже не испугал вид пистолетной кобуры, пристроенной у одного из воров за спиной, на ремне.
    - Эй! - пронзительно крикнула Варвара ещё издали. - Вы что это творите, подонки?!
    Тот у кого было оружие, дернул к нему руку, но потом засмеялся:.
    - Пошла вон отсюда! Не твоё тут собачье дело!
    То, что произошло в следующий момент - Варвара осознала только через минуту. Откуда-то из-за её спины прозвучало три четких удара - словно барабанщик трижды ударил палкой в свой инструмент. Дважды что-то звякнуло и высекло красно-голубые искры из борта вагона. Один из мужчин упал, раскинув руки. Остальные оторопело глянули на упавшего, кто-то дико заорал и в следующий момент все кинулись убегать.
    Они исчезли с фантастической скоростью все - кроме того, кто остался лежать возле вагона. Через несколько секунд взревели моторы грузовиков и оба, не закрывая задних бортов, сорвались с места и так же исчезли, как призраки.
    Варвара осталась одна и поразительная по своей глубине тишина обрушилась на весь этот пьяный тупик - не слышно было даже как маневрирует неподалеку локомотив.
    Варвара поняла, что хлопки эти были выстрелами. Откуда-то издалека, из-за её спины. Она медленно подошла к вагону и глянула на распростертого на земле мужчину.
    Её бывший телохранитель Васильев, только этим утром уволенный с работы, лежал навзничь, с закрытыми глазами и головой, залитой кровью. Кровь ещё сочилась и над левым ухом и ниже правого. Над левым - немного, а под правым ухом была дыра, в которую, как показалось Варваре, можно было засунуть куриное яйцо. Все это было так неожиданно и нелепо, что она ещё не ощущала страха - стояла над трупом и ничего толком не осознавала. Был Анатолий Васильев и - нет его. За что пострадал? За вагон водки?
    Потом она поняла, что следующий выстрел вполне возможно будет предназначен ей и - побежала. Невесть куда и спотыкаясь о рельсы на своих высоких каблуках. В полной панике она проскочила между вагонами длинного состава и нырнула под высокую платформу, где было настолько темно, что Варвара лишь в последний момент заметила под ногами чье-то тело. Остановиться она уже не смогла, споткнулась о это тело и упала, больно ударившись коленями и ободрав руки.
    Тело - замычало. И оказалось Стасом Николаевым. Без пиджака, без ботинок и увязанный веревками по рукам и ногам. В рот ему тоже вставили грязную веревку, которую завязали на затылке игривым бантиком.
    Стас мычал, сучил ногами, из глаз его текли слезы и Варвара торопливо принялась развязывать его, начав почему-то с освобождения не рук, а ног.
    Когда она сняла веревку изо рта, Стас завыл, словно его укусили.
    - Сволочи поганые! Ну, я им сейчас покажу! Вы меня здесь подождите!
    С этими словами он задрал штанину, размотал бинт на ноге и выдернул из бинтов маленький револьвер. Плотоядно засмеялся и полез наружу, а Варвара крикнула.
    - Куда ты, идиот! Там труп! Нашего Васильева убили!
    - Черт с ним! - выкрикнул Стас. - У меня "трубу", пиджак, ботинки новые отняли! Ждите меня здесь, я сейчас вернусь.
    С этим и выскочил из под платформы, босой, распоясанный и предельно злобный.
    Через минуту Варвара пришла в себя на столько, чтобы сообразить надо что-то делать. Хотя бы вызвать милицию, чтоб не оставлять труп Васильева без присмотра. Но первоначальное решение пришло иное. Она достала мобильник и прозвонилась на фирму "Иваново плюс". На этот раз Владимир Кириллович Леонов тут же вышел на связь и спросил с хмельной бесшабашностью.
    - Кто это там по мою душу беспокоится?!
    - Я! Варвара Серова! Леонов, твой вагон с водкой пытались ограбить. И тут человека убили!
    - Где?!
    - На товарной станции! В пьяном тупике! Бери транспорт, грузчиков и забирай свой товар, а то ничего от него не останется! Жду тебя на площади перед станцией, отдам все документы!
    - Хорошо, выезжаем.
    Она нервно закурила и тут до неё дошла ужасная мысль, что если теперь, как положено, призывать на место события милицию, то заморочек не оберешься. Скорее всего добрую неделю, а то и больше будешь заниматься не работой конторы, а доказывать, что ты не верблюд.
    Она вылезла из-под платформы и только теперь обнаружила, что колени ободраны, колготки висят клочьями, а ладони рук расцарапаны до крови.
    Неожиданно между вагонов показался Стас - в своем франтоватом пиджачке, в туфлях и с мобильником возле уха! Что-то сказал на ходу, сунул мобильник в карман и подошел к Варваре, тут же резко заявив.
    - Варвара Сергеевна, смывайтесь отсюда!
    - Как это? Я убийство видела!
    - Черт с ним! На репутации нашей конторы не должно лежать никакой тени! Во всяком случае на хозяйке!
    - Но там же убитый Васильев!
    - Я видел. Васильеву не поможешь, мозги ему вышибли. Местную транспортную милицию я уже только что вызвал. Разберусь сам.
    - Да как ты разберешься, Стас?
    - Элементарно. Пришел проверить груз и обнаружил труп. .
    - Подожди, а с тобой-то что случилось?!
    - Тоже элементарно. Бомжи напали, пиджак и мобильник отняли, да и "трубу". Ну я им, уродам, показал! Каким чудом они моё имущество пропить не успели?! Ботинки новые. Идите, Варвара Сергеевна. Я сам с ментами управлюсь.
    Обычно дурашливый и суетливый Стас в этой экстремальной обстановке оказался собранным, решительным, просто взрослым мужчиной, который не теряется в минуты опасности. Во всяком случае, его действия отличались предельной организованностью. Вот тебе и московский пижон с площадки дискотеки!
    Чувствуя, что голова у неё гудит, а все тело трясется мелкой противной дрожью, Варвара миновав пакгаузы, станционные строения и вышла на площадь. Слегка успокоилась, когда плотно прикрыла за собой дверцу кабины.
    Минут через двадцать на площадь вкатился синий "Пежо" Леонова и Варвара подмигнула ему фарами. "Пежо" остановился рядом и Леонов мячиком выскочил из салона.
    Ему было лет тридцать семь - беспредельно энергичному, никогда не унывающему Володьке Леонову, толстенькому мужчине в ладном костюме, при очень дорогих побрякушках - золотые часы, перстни на пальцах, увесистая цепь на короткой шее. Поговаривали, что даже на похоронах своего отца он устроил из поминок лихую гулянку - с песнями, танцами и стриптизом. А объяснил это безобразие тем, что и папа его был столь же бравый оптимист, и именно такая тризна пришлась бы покойному по душе. Тем не менее, он пользовался солидным уважением в деловых кругах , хотя никто не понимал, почему этот умелый деляга, работающий в самых высоких сферах, столь страстно обожает драки в кабаках с самой мерзкой шпаной и эти драки даже провоцирует везде, где может.
    Он плюхнулся в кресло рядом с Валентиной, обдал её густым ароматом коньяка, дорогого одеколона и заявил весело.
    - От стола меня оторвала! Фирма своё десятилетие отмечает. Могла бы и поздравить, старая подруга. Десять лет, а мы - живы!
    - Я тебе раз десять звонила, на фирме никого.
    - Главное - груз цел?!
    - Цел. Возьми документы и разгружай. - она подала ему пластиковую папку с документами на груз.
    - А что сама не разгрузишь, Варя? Я ж за эту работу твой процент за услуги подрежу!
    - Подрезай, мне не до того. Там моего телохранителя убили. А я его утром только уволила.
    - Во кино! - ничуть не расстроился Леонов. - Ты на всякий случай расскажи, что почем, для ориентировки. Там ведь сейчас ментура рыщет?
    Варвара бегло поведала ему всё, что знала и опять Леонов ничуть не озаботился происшедшим:
    - Всё путём, милка. Ты его уволила, он на тебя наехать решил. Пронюхал, где вагон с грузом застрял и решил его грабануть на прощанье! Всё просто, как табуретка!
    - А кто его убил?
    - Да такой же охочий до чужого добра! Конкурент! Их здесь на Товарной станции больше, чем червей в навозной куче! Тебе сахар с Украины когда привезут?
    - Дней через пять.. У меня договор на него с "Лабазом ОД"
    - С Мишкой Лавочкиным? Сколько привезешь сахара?
    - Тонн двадцать или больше.
    - Могу перекупить. Я без сахара сижу.
    - Не пойдет, Володя. У меня договор.
    - Милка, я же тебе не деньги предлагаю, а бартер!
    - Какой?
    - Я тебе предлагаю частично обменять твой сахар на чистый питьевой спирт в бочках! Документация в полном порядке! Три бочки по двести литров!
    - Пей его сам.
    - Варька! Официальная цена спирта сегодня - двадцать шесть рублей литр! С тебя я возьму за литр - тридцать. А за сорок, сорок два рубля за литр у тебя купит этот спирт любой завод!
    - Сам продавай.
    - Нет в тебе размаха, милка! - театрально огорчился Леонов. - Ну, я пошел, мои грузчики уже должны быть на месте с машинами.
    Ленов перескочил в "Пежо" и беззаботный, как синица на морозе, умчался.
    Стас Николаев появился, когда уже вовсе стемнело и на улицах зажглись фонари. Он неловко и тяжело влез в салон машины и уселся в кресло - на место Леонова. Перевел дух и сказал.
    - Вы ничего не знаете, ничего не видели, Варвара Сергеевна. Я всё взял на себя. Не думаю, чтобы вас пытали допросами.
    Варвара включила свет в салоне и посмотрела парню в лицо.
    - Милиция при тебе делала какие-нибудь предположения?
    - Определение у них обычное - "бандитские разборки". Стреляли профессионально. Карабин с оптическим прицелом бросили на рубеже огня.. . Васильева увезли в морг. А Макарова уже задержали у него на хате, пьян в дым.
    - И Макаров там был?! А третий - Матвей Демин?
    - Нет .Это другой человек. Он красть не будет. Вот разбой, к примеру в это бы я относительно Демина больше поверил.
    - Досталось тебе сегодня?
    - Костюм измызгал и галстук у бомжей не нашел. - пожаловался он. - Да и по ребрам они мне так врезали, что вздохнуть как следует не могу.
    - А как ты у бомжей свой пиджак с ботинками и мобильник отнял?
    - Они же не знали, что у меня газовый револьвер к ноге привязан! Ну, пальнул одному в рожу, другого рукояткой револьвера по репе огрел, стальные и струхнули! - он засмеялся с юношеской хвастливостью.
    Профиль у Стаса был тонкий, почти девичий и губы по мальчишески ещё пухлые. Только в скулах и челюсти уже начинали проявляться черты мужественности, которая придет, видимо, уже очень скоро.
    Ну что ж, преданность и самоотверженность - это из той категории качеств, которые требует награды, тут уж ничего не поделаешь. Верный паж всегда пользуется благосклонностью королевы и не к чему в этом вопросе кочевряжиться, словно девочка.
    - Поехали ко мне. - сказала Варвара. - Приведешь себя в порядок.
    - Хорошо. А то матушка испугается, если увидит меня в таком затрапезном виде. Она у меня нервная..
    Они пересекли Москву по центру и оказались все на той же Тверской Ямской в двух кварталах от своего офиса.
    Квартира у Варвары была однокомнатной, а больше ей на данном этапе жизни и не нужно было. Строго говоря она жила большей частью в офисе. Часто там и спала, благо при её кабинете была комната отдыха, с туалетом и душем.
    - Я в ванну первая. - сказала Варвара. - А пока ты потом будешь мыться, я соображу какой-нибудь ужин. Есть хочешь?
    - Весь день ничего не ел.
    За холодным ужином с бутылкой красного вина они поговорили о дне минувшем и была уже полночь, когда Варвара спросила ровно.
    - Ты хочешь у меня остаться, Стас?
    Тот отвел глаза в строну, смутился и ответил едва слышно.
    - Да. Конечно.
    - Тогда заканчиваем посиделки.
    - Хорошо, я только матушке позвоню, что задержался на работе.
    Варвара с трудом удержалась от смеха - в бытовой жизни и у себя дома он всё ещё оставался юным мальчишкой, и даже давал отчет родителям в своих действиях. И получалось что она, Варвара, старая стерва, тащила к себе под одеяло - ребенка, что можно квалифицировать если не как разврат, то уж распущенностью - наверняка.
    Оправдываться тем, что у неё самой никого не было уже несколько лет, было глупо. Тем более, что можно было и так сказать - мальчик сегодня заслужил подарок высшей пробы своими подвигами.
    Однако Стас оказался не столь уж и неопытен. Во всяком случае теоретически знал, что положено делать мужчине, дабы получался пусть незначительный - но праздник радости и наслаждения. Хотя Варвара и чувствовала, что его обнаженное сильное и гладкое тело трясется от нетерпеливого возбуждения, но он сумел чуть не полчаса удержаться, провести их в нежных ласках и поцелуях, так что первой в конце концов "завелась" сама Варвара, а поскольку она была женщиной грубого стиля в отношениях подобного рода, то взяла инициативу на себя. Сильным движением поднырнула под Стаса, охватила его тело руками и ногами и прижала голову к своей груди. Он только охнул и заскрипел зубами, тут же задохнулся в пульсирующем движении всего своего гибкого тела.
    Взаимной пики восторгов, под крики и стоны, достигли как раз во время, на исходе сил. На повторение ни эмоций, ни сил не хватило прижались друг к другу и заснули почти сразу, лишь обменявшись благодарным поцелуем.
    Уже проваливаясь в глубокий сон, Варвара подумала разнеженною - ну, что ж, милый мальчик. Но не так, чтоб уж задохнуться, до потери пульса.
    глава 4. Вторник.
    Утром Варвара проснулась и обнаружила, что Стас делает утреннею гимнастику - бесшумно, но старательно. На него было приятно смотреть где-то успел загореть, кожа казалась цвета светлой бронзы и будто лоснилась, как шкура тщательно вычищенного коня. Он почувствовал её взгляд, повернулся, улыбнулся осторожно и спросил неуверенно.
    - Теперь, Варвара Сергеевна, вы меня, наверное, уволите из конторы?
    - Да, Стас. Напиши сегодня заявление.
    - Ну, да. Я разделю судьбу ваших телохранителей.
    - Я с ними не спала. Не обижайся, ты же понимаешь, так будет для нас обоих лучше.
    - Наверное. Но мне ужасно не хочется терять эту работу... Я никому ничего не скажу. И никогда не буду спекулировать этой ночью. Никогда.
    - Хорошо, Стас. - через небольшую паузу согласилась Варвара. Попробуем. Но больше этого не повторится. Договорились?
    - Конечно, Варвара Сергеевна.
    Они спокойно позавтракали на кухне, уточнили, что будут говорить в случае, если следственные органы начнут копать дело о вагоне с водкой и убийстве Васильева, после чего Стас отправился в офис. А Варваре нужно было ехать в одно из самых ненавидимых всеми бизнесменами учреждение, миновать которого, к большому сожалений, было никак нельзя. За второй чашкой кофе Варвара тщательно продумала систему вручения взяток чиновникам указанного учреждения, прикинула сколько и как возьмет нужная персона, после чего с тяжелым сердцем двинулась по своему тернистому пути.
    ...В очереди к нужному кабинету Варвара просидела всего лишь около двух часов, хотя пришла за тридцать минут до начала рабочего дня. И томилась бы ещё часа два, однако повезло - секретаршу начальника нужного кабинета она застукала в туалете и ловкостью фокусника всучила ей большую коробку дорогих конфет. Так что Варвара была допущена пред светлый лик начальничка (не бог весть какого высокого ранга) - вне очереди. Таковые чиновники, так называемое среднее звено, - самые опасные. Они ревниво и постоянно стремятся продемонстрировать свою значимость. И, к сожалению, демонстрацию эту проводят за счет принципа "держать и не пущать". Но в данный кабинет Варвара ступила уверенно, поскольку четко знала правила игры на этом поле.
    У чиновника Московской Регистрационной Палаты имя было немецкое, отчество - английское, а фамилия - рязанская. Эрнст Эдуардович Сидоров. Варвара сидела перед ним с толстой папкой на коленях, изображала неуверенность и глубочайшее почтение к каждому слову Эрнста Эдуардовича, который, обманутый этой фальшивой маской ещё три года назад, милостиво благоволил Варваре и принимал в её потугах посильное участие. Случается такое и с чиновниками из породы взяточников - если дело касается молодых красивых женщин, которые умело "строят глазки".
    - Новые проблемы, Варвара Сергеевна? - с преувеличенной заботливостью спросил Сидоров.
    - Пожалуй, да. Мне сейчас, Эрнест Эдуардович нужен дружеский совет опытного специалиста...
    Она поймала себя на том, что говорит писклявым льстивым голосом, только что на животе перед чиновником не ползает.
    - Всегда рад ВАМ помочь. - чересчур услужливо ответил Сидоров и уставился на её грудь.
    - Мне надоело заниматься мелочевкой, Эрнст Эдуардович. Надоели эти "услуги населению" - сахар, водка, лекарства, комплектующие школьных кабинетов, оборудование для больниц. Я хочу работать в узком и прибыльном секторе. По крупному.
    Сидоров заметил уверенно.
    - Все посреднические фирмы скоро будут работать строго в специализированных направлениях. Что вас заинтересовало?
    - Недвижимость. Риэлт. - она положила перед ним свою папку.
    - Риэлт?! Уму помраченье! - не удержался от изумления чиновник. Деточка, да вы знаете, кто в основном работает по крупной недвижимости?
    - Кто?
    - Братва! Официально - ОПР, сиречь "организованные преступные группы"! А ещё того их страшнее - наши Москомимущество, Госкомстат, Регистрационная Палата! И вся та административная рать, которую хлебом не корми, дай только вцепиться в горло крупной посреднической фирме! Это же просто негодяи и в их состав включены и взяточники нашей конторы, доложен признать, к сожалению.
    - Я уже привыкла к этой публике.
    Сидоров помолчал и спросил тихо, почти шепотом:
    - У вас надежная, крепкая "крыша"?
    - Можно сказать и так. Я хочу рискнуть. Бизнес либо развивается, либо стоит на месте, что и означает загнивание. Стагнация по научному.
    Чиновник поморщился, поежился:
    - Это превосходит моё понимание, но решает вопрос. Вы ликвидируете свою контору и создадите новую риэлторскую фирму?
    - Нет. Я хочу внести изменения в свой Устав и изменения в учредительных документах. Так проще. Закурить можно, Эрнест Эдуардович?
    На столе не было пепельницы, чиновник не курил, но Сидоров не оставил без внимания некоторую многозначительность в простейшей просьбе Варвары, достал из стола чайное блюдечко:
    - Вам можно.
    Варвара вытащила из сумочки массивный серебряный портсигар, украшенный золотой монограммой и несколькими сверкающими камнями, (антикварная штука) щелкнула дорогой зажигалкой и закурила. Сидоров глянул на папку, спросил деловито.
    - Вы уже успели собрать документы, прошли все инстанции?
    - Да. Два месяца беготни по кабинетам. Тридцать две справки.
    - Оставьте документы у меня. Получите новый кодовый номер и - с богом!
    Она примяла едва раскуренную сигарету в блюдечке, улыбнулась, простилась и вышла из кабинета.
    Серебряный портсигар и зажигалка остались на столе.
    Сидоров неторопливо убрал дорогие игрушки в ящик - пригодятся, когда самому придется ползать на брюхе, "делиться" с теми, с кем было необходимо делиться, чтобы пробивать собственные интересы. Варвара давно знала, что подавляющее большинство взяток, будь то ценные подарки, автомобили, и даже виллы - шли по кругу. От одного вымогателя к другому, рангом выше. И где они, эти конверты с долларами, автомобили и виллы оседали в конечном счете, проследить не было никакой возможности. Лишь однажды Варвара засекла, что подаренное ею чиновнику Префектуры жемчужное ожерелье она увидела в театре - на шее жены министра.
    ... После казенного сумрака официального учреждения, улица встретила Варвару сияющим солнцем и таким пронзительно голубым небом, которое бывает в Москве крайне редко, по известной причине экологического загрязнения атмосферы. Но сегодня, видимо, разгулялся какой-то благодатный ветер, выдувший из Белокаменной всю атмосферную грязь. Погода сразу прибавила Варваре настроения и она решила, что контора может подождать, а ей пора проведать свою фазенду.
    Когда она вырулила на Ярославское шоссе, и через сорок километров, уже миновав Пушкино, погода сменилась, небо покрылось хмарью, но дождя не предвещалось.
    Деревня, на краю которой Варвара купила два года назад простой сруб с мезонином, стояла у озера. Дом был старый, слегка скособоченный от времени, внешне ничем не похвалявшийся. Во всяком случае, без вызывающей наглости тех каменных дворцов, которые построили "новые русские" на другом конце деревни. Участок, огороженный деревянным забором, был площадью в тридцать соток - при желании можно было устроить и теннисный корт, и бассейн, но Варвара предполагала, что если её бизнес, паче чаяния рухнет, то она будет жить на крестьянский манер. Насажает на лужайке картошку, построит парник , и будет жить здесь безвылазно, питаясь земными плодами трудов своих..
    Дверь в дом была, как и положено, заперта. Но когда Варвара вошла внутрь, то без удивления обнаружила, что зимой здесь изрядно пошуровали незваные гости. Вот и говори после этого про травоядную честность и бескорыстность русского крестьянина. Но такую вероятность Варвара предусмотрела. Осенью, когда консервировала дом на зиму, оставила в холодильнике две бутылки водки с закуской, а на столе записку.
    "Мужики, выпить и закусить - в холодильнике. Красть в избе нечего, ни хрена нет. Электричество включать не пытайтесь, у самой не получается. Будьте здоровы"
    Теперь под этим текстом стояла корявая запись:
    "Спасибо, хозяйка. Всё путем".
    Тем не менее, украли все кастрюли, медную сковородку для варенья и даже алюминиевые ложки. Тоже ничего из ряда вон выходящего - цветной металл сдали на пункт сбора металлолома, получили деньги и пропили. Этот вид промысла стал теперь в Подмосковье (да и не только там) весьма популярным. В погоне за цветными металлами воришки не брезговали ни чем - выкапывали из земли телефонные кабели, обрывали провода высоковольтного напряжения, что часто кончалось гибелью энтузиастов. Так что придется для верности переходить на деревянную посуду.
    Но кроме этого, дача никаких потерь за зиму не понесла. Хорошее постельное белье, два ковра и электрокамин Варвара надежно спрятала на чердаке и до них воры не добрались.
    В отдаленной перспективе Варвара намеревалась жить здесь круглый год, но для этого нужно было ещё построить гараж, сауну и предел мечтания всех пижонов - бассейн с подогревом. Пока денег на такие излишества не было. Да и вообще, когда появлялись лишние деньги (когда они бывают "лишними"?!) Варвара предпочитала тратить их в поездках на лыжные курорты. В Альпах...
    К скоростным спускам с альпийских вершин её приучил бывший муж и мечтами о этих развлечениях Варвара и жила круглый год. Она любила Австрийские маленькие городки, любила дружелюбную атмосферу, да и сам местный лозунг, точнее кредо существования ей импонировало:
    "НАСЛАЖДАЙТЕСЬ!"
    Какие-то засранцы могли себе позволить жизнь ради "наслаждения". Наслаждение горами, беззаботностью, светлым пивом, молодостью или обеспеченной старостью, танцами по вечерам, любовниками по ночам - мать вашу за ногу, да нам бы ваши тяжкие заботы!!
    Варвара прошла на соседний участок, нашла хозяйку - женщину средних лет, крепкую и работящую - и попросила её навести порядок в своем доме. Расплатилась Варвара сразу - к откровенной радости Катерины Петровны. Она работала на какой-то фаянсовой фабрике, зарплату работникам не выдавали, очень часто расплачивались собственной продукцией - чайниками, вазочками и тарелками. С которыми приходилось выходить на трассу - для продажи, или таскаться по пригородным подмосковным электричкам, предлагая эти бытовые предметы пассажирам.
    Получив деньги, Катерина Петровна засмущалась и спросила осторожно.
    - К вам ведь воры зимой в дом залезали, да?
    - Залезали.
    - Так я их не гоняла. Они всю зиму там жили, можно сказать, что заместо сторожей. Это хорошо.
    - Чего же хорошего?
    - Так они спокойные были. Даже когда хмельные. А коли они там жили, то наша шпана к вам носа уже не совала. Шпана-то народ опасный. И поджечь могли и всякий вред нанести.
    - А у меня кто жил?
    - Я так думаю, что беженцы. Которые из Казахстана или откуда с Кавказа. Но как тепло в мае стало, они съехали. А на следующую зиму, если вы пожелаете, можно моего старшего сына, Николая в сторожа к вам приставить. Он на днях из тюрьмы выйдет.
    Хорош сторож, ничего не скажешь. Из молодого да и немолодого мужского состава деревни, как правило, около трети перманентно либо сидели в тюрьмах, либо находились под следствием. Инкриминировались им, по большей частью, нудные бытовые преступления. То козу украли и пустили на шашлык, то подрались на престольный праздник, то попятили из ларька пару бутылок водки, хотя самогон гнали - через избу. На сегодняшний день сравнительно спокойная деревня, всего по паре бытовых убийств в год, еженедельный драки на молодежной дискотеке и скучные кражи соседа у соседа - последнее громкое дело: сперли у фермера телегу с навозом. Местная милиция заявлений по таким случаям даже и не принимала. Нормальная жизнь.
    Варвара вывела машину за ворота, закрыла их и присмотрелась попыталась прикинуть, где бы здесь (теоретически) выкопать бассейн и в какой угол воткнуть сауну. И тут же возникла мысль - для кого, собственно говоря?! Шумных приемов и застолий в дружеских компаниях она сторонилась что было, кстати говоря, одной из причин развода с Валерием. Тот жизни своей не мыслил, если не устраивал раза по четыре в неделю какого-нибудь праздника или посиделок. Во всех модных ресторанах он был завсегдатаем, а когда Варвара пыталась ему объяснить, что такая жизнь, в общем-то, не очень приличествует мужчине, даже если он журналист, то Валерий объяснял высокомерно: "Я не журналист в общем понимании этой профессии. Я, моя дорогая, СВЕТСКИЙ РЕПОРТЕР! И потому всякая тусовка, всякая презентация и изысканный бардак - мой хлеб! Я знаю, что в конечном счете сопьюсь, но такова деформация профессии"
    Он и спивался - медленно, но верно. Однако был он пронырлив, писал забавно и бойко, в газетах "желтого" толка репортажи его шли нарасхват. Последней каплей его поведения, толкнувшей Варвару на развод, явилось признание мужа, что в своей светской работе он подхватил гонорею, сиречь пошлый триппер, "французский насморк". Это было чересчур даже для него, и развод им оформили за полтора месяца. Впрочем, была и ещё одна серьезная причина у Варвары для развода, но она представляла из себя такое свинство, что Варваре и думать о ней было противно и на суде о том не упоминалось.
    ...Два квартала до своего офиса она проехала за минуту, а потом четверть часа искала место для парковки - ныне по всей улице, почти беспрерывной чередой тянулись вывески фирм, агентств, объединений самого разного рода и все похвалялись своим транспортом, так что автомобили ставили даже поперек тротуаров.
    Когда Варвара втиснула машину между грузовиками, и пошла к своему офису, её окликнули.
    На пороге салона красоты "Астра Валерия", в белом халате стояла очень яркая блондинка - грива роскошных волос до плеч, вся как с обложки журнала: хозяйка салона, ближайшая подруга Варвары - Валерия Астрова.
    - Варюха! Ты куда пропала?! Где зря время теряешь?! Не все мужики отловлены, не всё шампанское выпито!
    - Я на тебя сержусь. - проворчала Варвара.
    - Это за то, что в субботу я к тебе на дачу не приехала?! Так меня в компанию японцев затащили! Никак не могла отказаться!
    - Японцев? А куда делись английские игроки в гольф?
    - Перевернутая страница моей любовной книги! - захохотала Валерия Слушай, у меня тут нарисовался один проект по эротической части, я к тебе забегу, обмозгуем?
    - Отстань. - отмахнулась Варвара.
    В приемной офиса Варвара поздоровалась с секретаршей Надей и вопросительно взглянула на девушку в джинсах, свитере и короткой кожаной куртке.
    - Вы ко мне?
    Девушка улыбнулась.
    - К вам, Варвара Сергеевна. Я ваш телохранитель.
    - Господи! - вспомнила Варвара. - Ну правильно, я вас не узнала. Вы кто - Катя или Наташа?
    - Катя.
    Кивком Варвара пригласила Катю в кабинет и, едва переступив порог, та сказала.
    - У вас стекло в окне бронированное?
    - Нет... Нормальное.
    - Первый этаж... Надо бы что-то попрочней, кроме решеток.
    - Поставим. Когда на такие штуки будут деньги. Вы намерены, словно приклеенные, ходить за мной и в баню, и в туалет?
    - Наше рабочее место, Варвара Сергеевна, будет в приемной. И за рулем машины. Если я зайду к вам в кабинет - не обращайте на меня внимания, значит, так надо.
    Девушка была настолько жесткой в своей позиции, что Варвара поняла спорить с ней бессмысленно, чему её научили, тому она и будет следовать и никаким бульдозером ей с этой дороги не свернешь - Да! - вспомнила Варвара. - Говорков говорил, что вам надо достать разрешение на серьезное оружие. Вам это нужно?
    - Не нужно. Оружие у нас есть.
    - Это как?
    Катя спокойно достала из кармана куртки маленький блестящий пистолет, показала его и тут же убрала.
    - Он у вас без разрешения?
    - Да. В некоторых вариантах так много лучше. Пусть вас это не волнует. Дайте, пожалуйста, ключи от машины. Я сделаю кружок по улицам и освоюсь с управлением.
    Всё это проговаривалось мягко, но настолько непререкаемо, что Варвара сообразила - отныне вся её жизнь будет подчинена этой паре красоток настолько, что в конечном счете не останется никаких секретов. Мужики не были такими навязчивыми: утром отвозили в офис, вечером привозили домой и до свиданья. Она спросила резко.
    - А если я поеду к любовнику и не захочу, чтоб вы его видели?!
    - Мы останемся в машине на улице. - прозвучал спокойный ответ.
    - На всю ночь?!
    - Это наша работа. - она опять мягко улыбнулась. - Варвара Сергеевна, вы даже не будете нас замечать, когда привыкнете..
    Варвара загрузила компьютер, а потом за несколько минут составила тезисы тронной речи, которую требовалось произнести перед своими служащими. С этой целью она и вышла из кабинета, миновала по коридору двери своей бухгалтерии и переступила через порог просторной комнаты, тесно уставленной письменными столами.
    Здесь и сидели (когда сидели) все её сотрудники, которые в основном работали, как они выражались, "в поле". То есть бегали, высунув язык на плечо, по Москве. Если быть точнее, они шерстили все подворачивающиеся под руку фирмы с назойливым предложением своих услуг. Телефон в таких случаях не был помощником. Это в Америке все дела можно провернуть по телефону недоверчивый русский бизнесмен воспринимает серьезно только личные контакты. Желательно - при бутылке.
    Если Варвара называла свою команду "агентами", то восемь молодых женщин предпочитали величать себя "брокерами" Стас Николаев именовал себя "маклером." Ну, а гомосексуалист Игорь Олегович Кириллов гордо заявлял: "Я - голубой коммивояжер".
    Хорошая, слаженная команда - восемь красавиц, плюс гомосексуалист сорокалетний Кириллов мужчина утонченный и ироничный., плюс юный Стас Николаев. А ещё секретарша, четыре дамы в бухгалтерии, уборщица, а теперь и женское секьюрите! Бабье царство. Но нечего жаловаться - работники ушлые и напористыми, играли на грани фола и все придерживались девиза: "Не обманешь, не поедешь". И, конечно, ничуть не скромничали в попытках обмануть, по ходу дела, и свою хозяйку, то бишь Варвару Серову.
    При её появлении они прекратили шумные разговоры, а те, кто прижимал сотовые телефоны к ушам, оборвали переговоры.
    Варвара боком присела на ближайший стол и произнесла негромко.
    - Господа, несколько слов о новом направлении нашей работы. С сегодняшнего дня мы будем заниматься и недвижимостью. Другими словами переходим в риэлт - Давно пора! - тут же поддержал Кириллов, а на лицах остальных агентов отразилось не столько удивление, сколько сомнение.
    - Обсуждать этого вопроса не будем. Я так решила, так и будет. Группа, которая будет работать в этой сфере состоит из Кириллова, Стаса Николаева и Жанны Семеновой. Старший - Игорь Кириллов.
    Кириллов спросил весело и жеманно.
    - Варвара Сергеевна, работаем только по Москве?
    - Попробуем прихватить и Подмосковье.
    Варвара заметила легкое разочарование на лице Стаса - парень надеялся получить в новой группе пост "старшего" и, может быть, получил бы его, если б не минувшая ночь. Ничего, потерпит.
    Жанна Семенова, плотная девушка двадцати двух лет с профилем, будто отчеканенном на монете, сказала уверенно.
    - Самое выгодное в риэлте - покупать землю, самим что-то строить, а потом продавать. Мой двоюродный брат на этих операциях зарабатывает колоссальные башли.
    - Организуйте мне встречу с вашим братом, Жанна. Я с ним проконсультируюсь. Возможно, пойдем и на такой вариант.
    - Строительство?! - охнул Кириллов. - Это уж слишком!
    - Мы боремся за каждый процент дохода. Мы просто выживаем, если вам это не понятно.
    Кириллов фыркнул и принялся причесываться - это упражнение он проделывал каждые пятнадцать минут, и его волосы, подкрашенные хной, лежали такими волнами, что позавидовала бы любая фото модель.
    ... За полдень вышел на сотовую связь Леонов и снова принялся канючить, навязывая питьевой спирт в бочках.
    - Да пошел ты к черту, Володька! - разозлилась в конце концов Варвара. - Я не специалист по спирту, пока он не налит в стакан! Почему ты сам не займешься этим делом?
    - Так я уже на нем погорел! - радостно заржал Леонов.
    - Как это погорел?
    - У меня в городишке Королев было маленькое производство по разливу качественной продукции.
    - Называй вещи своими именами! Ты "зарядил" подпольный винокуренный завод?!
    - Грубая ты всё-таки, как солдатский сапог. - укорил Леонов. - Пусть так. Подпольная винокурня. И это предприятие накрылось медным тазом на минувшей неделе.
    - Налоговая полиция?
    - Хуже. Взяточники из Управления по борьбе с экономическими преступлениями мне кислород перекрыли.
    - Ты с ними не поделился из-за своей неукротимой жадности?
    - Обижаешь, милка, сама знаешь, я не жадный. Но уроды попались, из новичков, законов бизнеса ещё не знают, от взятки отказались.
    - А почему ты ещё не сидишь за решеткой?! - злорадно засмеялась Варвара. - Говорят, что в Бутырке очень даже комфортно!
    - Тебе бы такой комфорт! Когда сама сядешь, я тебе шампанское перешлю, у меня в Бутырке есть знакомства.
    - Так почему ты не сидишь?!
    - Да дурак я что ли, чтоб самому на таком лихом производстве светиться?! Мой племянник вместо меня сидит. Он за то и бабки получал, в океане на Гавайских островах купался. Ну, а сахар с Украины не перепродашь?
    - Нет. Его Миша Лавочкин ждет.
    Леонов так тяжко вздохнул, что в трубке послышался треск:
    - Не умеют, всё-таки, бабы бизнеса делать. Разоришься ты к Рождеству, как я думаю. К тебе дознаватели ещё не приходили?
    - Какие дознаватели?
    - Варька! Твоего сотрудника кокнули! Обязательно менты придут, ты приготовься! Главное - не колись!
    - Да мне не в чем колоться, мошенник ты старый! - засмеялась Варвара, но Леонов ответил вполне серьезно.
    - Это ты так думаешь, что не в чем колоться. А когда тебя раскрутят на допросах, то сама поймешь, что любой человек имеет в чем расколоться от макушки до пупа. Бывай.
    ... Старый мошенник оказался прав - следственные органы в лице молодого человека в светлом летнем костюме объявились в конторе перед обедом. Молодой человек представился как "дознаватель Дроздов Илья Павлович", присел к столу и, с первых же слов оказался вялым мужиком, относившегося без всякого азарта к своей деятельности сыщика, охотника за дичью. Вопросы он задавал с таким отвращением, словно сам себя за них презирал. Или - это был его хитрый метод дознания, предположила Варвара.
    - Варвара Сергеевна, вчера утром вы уволили своего телохранителя Анатолия Васильева, это так?
    - И всю его команду.
    - За что?
    - Ни за что. Истек срок нашего договора.
    - Варвара Сергеевна, чем вы можете объяснить тот факт, что Васильев оказался возле вагонов с водкой и был убит?
    - Нет объяснений. - сухо бросила она.
    - А предположения есть?
    - Примитивные... Васильев выследил вагон с водкой и решил его присвоить. Украсть товар, проще говоря.
    - Эта водка - легальная операция?
    - Документы по сделке для вас скопируют. - рвала слова Варвара, медленно накаляясь. - Я могу предположить, что Васильев и его команда оскорбились увольнением и решили меня "кинуть". Ночью перегнали вагон в тупик, а затем собрались его перегрузить Но на Товарной станции полно и своих воров. А водка - есть водка, соблазн её присвоить для русского мужика всегда велик. Банда, которая "крышует" Товарную, не позволила Васильеву провернуть его намерений. По этой печальной причине его и убили.
    Дознаватель не вызывал к себе уважения, казался молодым, ленивым и глуповатым. Варвара уже прикинула, что всучит ему большую бутылку хорошего коньяка, на чем всё следствие и закончится.
    - Вы сами, Варвара Сергеевна, были на месте преступления?
    - Нет. Там был мой сотрудник. Станислав Николаев. Сейчас его здесь нет, работает с фирмой клиента в Теплом Стане.
    Дроздов сделал в блокноте короткую запись и поднял на Варвару внимательный взор. И Варвара разом почувствовала, что у этого скучного юноши припрятан за пазухой тайный козырь, и он подготавливает нужный момент чтобы грохнуть им об стол.
    - Значит, вас там не было?
    Варвара кивнула.
    - Вот тут вы сейчас сделали ошибку, - опечаленно сказал Дроздов. - Не понимаю, зачем надо лгать.
    - Я вам не лгу.
    - Варвара Сергеевна, вы не учли одного.... Женщина вы яркая, броская, на улице, а уж тем более на Товарной Станции не каждый день такие встречаются. У нас есть показания двух женщин, работниц Товарной. Они утверждают, что видели даму - по описанию очень похожую на вас - около семи часов. Она узнавала, как найти "пьяный тупик". Это были вы?
    Варваре и в голову не могло прийти, что кто-то докопается до этой её минутной встречи с двумя женщинами в желтых жилетах, но - видать сей ленивый Дроздов своё дело всё же знал туго.
    - Да. - сказала она. - Это была я.
    - И убийство прошло на ваших глазах?
    - Да.
    - Эти показания уже требуют протокола... Но торопиться не будем, вам придется собраться и приехать в нашу контору.
    Варвара засмеялась с легким вызовом.
    - А я к этому готова!
    - Готовы?
    - А как же?! Убит мой служащий. Это же насильственная смерть! Так просто её не закрывают, даже при нашем бардаке в стране! Вперед, господин Дроздов! Я все же не думаю, что бы вам удалось доказать, что я стреляла в Васильева.
    Он ответил с удручающей серьезностью.
    - Есть преступления даже более тяжкие, нежели конкретный выстрел в голову жертвы.
    - Какие?
    - Заказ на этот выстрел.
    - Что?! Я - заказала застрелить Васильева?! Да на худший случай я бы и сама с такой работой управилась!
    - Вот как?
    - Вот так! Я биатлоном занималась целую зиму!
    Дроздов помолчал, переваривая информацию, но углубляться в нюансы не стал:
    - Варвара Сергеевна, я не хочу с вами "темнить" Второй ваш телохранитель по фамилии Макаров, которого мы задержали, показал, что убийство организовали вы.
    - Макаров указал на меня?! Это как?
    - Он заявил, что именно вы, вместе с Васильевым, перегнали застрахованный вагон с грузом, чтобы похитить его, а не доставить заказчику. А потом заказали киллера, который и убил Васильева, чтоб не было свидетеля.
    - Вот это поворот! - пришла в полный восторг Варвара. - Ай, да Макаров! А я-то его за тупую дубину держала! К какому развитию событий я должна быть готова?
    - Очная ставка с Макаровым..
    Затем в течение получаса Дроздов без напора расспрашивал Варвару о делах "вообще", о составе клиентуры и всяких тонкостях её работы.
    "Сволочь. - убежденно подвела итог Варвара уже в середине беседы. Обычная милицейская сволочь. Ведь знаешь прекрасно, что не могу я быть замазана в такой уголовщине! Из-за вагона водки убивать человека! И про Макарова наврал - тот слишком глуп, чтоб даже такой фортель придумать! Что тебе надо - магарыч выжимаешь?"
    Тем не менее она была в беседе предельно вежлива, оставаясь настороже. Они расставались почти дружески и уже прощаясь, Дроздов спросил.
    - Скажите честно и только между нами, Варвара Сергеевна. У вас "крыша" есть?
    - А как вы думаете?
    - Вы держитесь очень уверенно и, пожалуй, я бы сказал бесстрашно. У вас "крыша" от братвы, или официальная и покруче?
    - Официальная и крутая - дальше некуда.
    Дроздов спросил серьезно.
    - На столько крутая, что и на нас могут надавить?
    - До этого не дойдет. - она встала из-за стола, шагнула к секретеру и взялась за бронзовую ручку на дверце. - Вам на службе не положено, но не хотите выпить?
    Он улыбнулся и отрицательно покачал головой. Варвара распахнула дверцу, достала бутылку коньяка и произнесла уверенно - Тогда возьмите с собой. Мой презент в честь знакомства.
    Дроздов поколебался, но дар принял, вздохнул сокрушенно:
    - Если б вы знали, как я не люблю работать с женщинами. Всегда применяют недопустимые приемы. То кофточку расстегнут, грудь покажут, то прищурятся так, что мурашки по спине пробегают, а то и ноги вытянут тебе под нос, голые до трусиков. К вам это не относится, но куда лучше с убийцами и маньяками общаться. Приготовьтесь к очной ставке с Макаровым.
    Он покинул кабинет и тут же вошла Катя, спросила озабоченно.
    - Это был мент или из братвы?
    Варвара удивилась.
    - А разве это имеет какое-то значение?
    - Да. Если мент, то черт с ним. А если браток, то Наташа проследит за ним и определит, куда он сунется и кому служит.
    - Да зачем, Катя?!
    - Мы должны держать под контролем все ваши контакты.
    - Это дознаватель. Отпустите его с миром. - засмеялась Варвара.
    Катя кивнула и вышла из кабинета, а Варвара приняла свою любимую позу - уселась в кресло, задрала ноги на журнальный столик, закурила и попыталась оценить смысл миновавшей беседы с Дроздовым.
    Как там не прикидывай, а верный Стас ошибся - нудных разбирательств не миновать. И та схема, которую разработал для своего спасения глупый Макаров, чтобы подставить её, Варвару, под удар - могла оказаться очень убедительной. Ясно, что он спасал свою шкуру, только от кого, вот вопрос? От милиции, или боялся подлинного заказчика убийства Васильева?
    Ответа на эти вопросы она не нашла и решила, что всё проясниться на очной ставке. К ней следовало подготовится, да беда в том, что в делах подобного рода, да и вообще в крючкотворстве юриспруденции Варвара была не сильна. Её юрист Федотова Елена тоже ничего не соображала в Уголовном праве и совета толкового от неё ожидать не приходилось.
    Совет могла дать "КРЫША" Варвары. Толковый, исчерпывающий совет, а может и не только совет, а оказать прямую помощь...
    "Крыша", которая надежно работала уже семь лет...
    Память послушно отбросила Варвару на эти годы назад и в сознании поплыли обрывки событий того времени, люди и пестрые истории связанные, как теперь она понимала, с сегодняшним днем.
    ...В жутковатые по нищему и растерянному существованию 1992 - 93 годы, когда на прилавках магазинов даже хлеб со спичками пропадали, даже такая надежнейшая система, как Московское метро давала сбои - Варвара окончила библиотечный факультет института Культуры, и тут же вышла замуж. Работы - не нашлось, а если что в библиотеках и предлагали, так платили такие копейки, которых не хватало на проезд до этой работы. А тут и Валерия уволили из редакции "Московской правды" .
    Но - они были молоды, энергичны, спали на полу однокомнатной квартиры и смеясь относились ко всем неурядицам. Истово верили, что приход Демократии и Свободы открывает двери в светлый Рай именно для них: молодых, образованных и влюбленных.
    Жизнь, чтобы выжить, приходилось кардинально менять. И они не придумали ничего лучшего, как ринуться в "челночный" бизнес. Другими словами - в спекуляцию, как её определяли ранее в советские времена.
    В один прекрасный день они вылетели в Турцию в составе группы таких же "челноков", имея в трусах и лифчиках доллары, которые не указывали в декларации. Самый опытный из "челноков" группы благоволил к Варваре, долго намекал, что в Стамбуле он поделится своим опытом, ежели и Варвара будет к нему благосклонна. С этим делом у него ничего не выгорело, но он оказался человеком благородным, без скандалов смирился с неудачей своих сексуальных поползновений и помог молодой паре в делах бизнеса. Если остальные "челноки" делали закупки на базарах и рынках, то Варвара и Валерий были направлены непосредственно на фабрики и централизованные базы, где и сделали стандартный набор закупок. Кожа - дешевая, дерьмовая, но пользующаяся большим спросом в России. Этими кожаными штанами, куртками, шортами, лифчиками они набили два громадных баула, а на таможенном контроле просидели в аэропорту целые сутки - пока не заступила на службу нужная смена. Нужная смена взяла "в лапу" по божески, весь привезенный товар они сбросили оптом азербайджанцу, который торговал на барахолках и - на руках оказалась изрядная сумма. С разгона они ещё трижды повторили свой вояж, после чего купили подержанный автомобиль "Ауди" и всё равно ещё оставались приличные деньги.
    Валерий был жизнелюбивым человеком, очень охочим до светских развлечений, а главное - развлечений аристократического порядка.
    Так Варвара оказалась первый раз в Австрии, на знаменитых горнолыжных курортах. И стремительные спуски с альпийских гор, (она освоила их с исключительной быстротой) а главное, сам быт этих горных городков и деревень пришлись ей по душе. Тихая, необязательная жизнь без всякого напряжения, без треволнений и порывов - умиротворяла настолько, что даже не верилось, что так могло быть на самом деле, а не во сне. Казалось что и в столице - прекрасной Вене, все её обитатели просто плевать хотели на всё, что бы не происходило в мире. Уже много лет они занимали нейтральную позицию во всех мировых катаклизмах: пили пиво, слушали Штрауса, круглый год катались на лыжах и Вере казалось, что в отличие от других наций и народов австрийцы счастливы потому, что умеют довольствоваться тем, что есть. Правда, у них было достаточно всего для такой безразличной к остальному миру жизни. Короче - "НАСЛАЖДАЙТЕСЬ!"
    Покидая в тот год сказочный городок в горах Майерхофен, Валерий и Варвара поклялись, что пусть они останутся без нижнего белья голодными и холодными, но каждый год будут ездить сюда - за восстановлением душевного равновесия и переоценки прожитого периода своей жизни.
    Но уже на следующий год Варвара поехала одна, поскольку Валерия приняла к себе редакция пухлой еженедельной газеты, специализирующаяся на сплетнях, сексе, кровавых преступлениях и слухах Валерий, с его пронырливостью и нагловатостью коренного москвича - пришелся в газетенке ко двору, но следовало утвердиться прочно, так что было не до отдыха. К тому же, как уже тогда начала подозревать Варвара, у мужа закручивался лихой роман с актрисой из театра Сатиры.
    Дело было летом, в конце июня, сезон как таковой кончился и кататься можно было только на ледниках. Но и там в это не сезонное в принципе время, было полно народа со всего света. К этому времени Варвара уже хорошо освоила английский язык, кое-как лопотала на немецком, но австрийцы её понимали, хотя и толковали, что она говорит именно на простом немецком, а они австрийцы разговаривают на "хох-дойч" то есть том же немецком, только чистом, высшего порядка. Этот недостаток, тем не менее, не помешал Варваре плавно и без затруднений влиться в несколько веселых компаний иностранцев, где её принимали дружески и без ненужных осложнений всё тех же сексуальных претензий. Это здесь не было в почете.
    Странное дело - у себя дома Варвара всю жизнь очень туго сходилась с людьми, подруг по сердцу практически никогда не было, а здесь, в Альпах, да и потом на отдыхе в Анталии она быстро сходилась с людьми, была откровенна и дружелюбна.
    Дней за пять до отъезда она пошла в горы, к подъемнику, с группой французов. Поднялись на вершины и среди парижан возник скандал внутреннего порядка - точного смысла его Варвара не поняла, по причине не знания французского языка. Кажется, мужчины ревниво обвиняли своих дам в излишней заинтересованности каким-то миллионером из Израиля. Но скандал, сварливый и шумный, разгорелся на столько не шуточный, что Варвара боком-боком отвалилась от своих спутников и в одиночку переправилась на соседнюю гору к стартовой площадке. Здесь располагалось небольшое кафе в деревянном и очень теплом домике забавной конструкции и с неизменными пивом при венских сосисках в предлагаемом меню.
    В маленьком и уютном зале, кроме Варвары, у окна сидел немолодой мужчина - смотрел в окно на горный пейзаж, курил, пил кофе. Дело не в том, что он был интересен - тяжелое, мрачноватое лицо, серебро в густой гриве черных волос, чуть искривленный нос и мощные покатые плечи штангиста. Варвара скорее обратила внимание не на это, а на костюм мужчины. Дело заключалось в том, что все любители горных лыж приезжали сюда словно манекенщики на демонстрацию своей одежды. Существовала определенная мода экипировки - на костюм, на лыжи, на ботинки, шапочки и даже перчатки. Каждый выпендривался как мог, а потому вся эта забава превращалась довольно в дорогое удовольствие.
    Так вот, на мужчине был ничем не примечательный черный шерстяной костюм и теплая затасканная джинсовая куртка. Да и вместо специальных ботинок на ногах его были просто крепкие сапоги на меху. И то что он именно "совок", родной соотечественник, Варвара для себя определила разом.
    Он покинул кафе до того, как Варвара расправилась со второй порцией венских сосисок и в окно она заметила, что мужчина миновал общую стартовую площадку и пошел куда-то в сторону - с простыми, не модными лыжами в руках на примитивных креплениях, давно устаревшей конструкции.
    В этот момент в кафе нагрянули её французы, которые и здесь продолжали склоку с такой яростью, что Варвару не заметили. Она тоже не стала им навязываться, быстро расплатилась и пошла к трассе спуска.
    Слетела вниз со свистом, но удовольствия показалось не достаточно и она снова села в корзину подъемника и тот заволок её наверх. Здесь обнаружилось, что начинаются сумерки и чтоб добраться до своего временного пристанища побыстрей, Варвара решила спуститься боковой трассой, которой публика пользовалась редко по причине её крутизны и торчащих на пути голых скал. Но маршрут до отеля значительно сокращался.
    Она оттолкнулась палками от плотного наста и ринулась вниз. Но как не пыталась погасить нарастающую скорость, ничего не получалось - летела с ускорением, захватывало дух и она чувствовала, что со скоростью уже не справляется, движение становится бесконтрольным и лучше всего прервать его самым надежным способом - мягко перевалиться на пузо.
    Получилось - на очередном вираже она в поворот не вписалась, завалилась на бок и таким образом, на животе, проскользила метров тридцать. Но беда заключалась в том, что левая лыжа автоматически сорвалась крепление "выстрелило", нога от перелома была спасена, однако лыжа полетела неизвестно куда.
    Варвара скинула и вторую лыжу и отправилась искать свою потерю. Нашла быстро - лыжа воткнулась в снег вертикально возле большого и голого валуна. А рядом валялась переломанная простая лыжа немодного образца. Варвара оглянулась, потом обошла валун и сразу увидела шагах в сорока от себя темную фигуру, которая распласталась на снегу. Варвара быстро вставила ногу в крепление и подкатилась к неподвижному человеку.
    Тот самый мужчина из кафе стонал сквозь сжатые зубы и не открывал глаз. Варвара окликнула по-немецки.
    - Что случилось?
    Он открыл глаза и грубо срезал на русском.
    - Катись отсюда к чертовой матери...
    К этому времени Варвара уже привыкла к хамской форме общения с лицами мужского пола, она её не задевала и уточенной барышни, обижавшейся на каждое слово, она из себя никогда не корчила.
    - Чертова мать и с вами. - сказала она. - И до неё вам очень недалеко. Вы здесь замерзнете, сейчас тут никто не ездит. Как я полагаю ногу сломали?
    Он попытался сесть, поморщился от боли, и произнес через силу.
    - Получается так. Ты кто?
    - Из Москвы.
    - Да вижу, что из Москвы! У тебя проклятое клеймо московское на лбу! Я спрашиваю - кто?
    - "Челнок". Торговка. Срубила кое-какую копейку и наслаждаюсь горами.
    - Одна приехала?
    - Да.
    - Машину водить умеешь?
    - Умею.
    - Права есть? Международные?
    - С собой. Весной получила.
    Он окинул её пристальным, оценивающим взглядом:
    - Ты девица, кажется, здоровая. Сможешь меня вниз спустить?
    - Попробую, во всяком случае.
    - Попробуй, родина тебя не забудет.
    Варвара быстро решила техническую проблему спуска раненого с горы. Она нашла неподалеку его уцелевшую лыжу, сняла свои и с трудом перевалила мужчину на три лыжи, которые кое как скрепила параллельно друг другу. На этих "санях" следовало попытаться спуститься вниз, до отеля - метров двести с небольшим.
    - За палки уцепиться сможете? - спросила она. - Мне тормозить придется.
    - Даже если не смогу, всё равно удержу. - ответил он. - Меня зовут Дмитрием Сергеевичем.
    - Почти тезки. Варвара Сергеевна.
    Как ни странно, но спуск пошел легко. Варвара слегка подтолкнула "сани" вниз и они заскользили без всяких усилий - Варвара лишь удерживала их, чтоб не разогнались.
    Когда откос уже стал пологим и показался отель, Дмитрий Сергеевич неожиданно сказал.
    - К отелю не надо. Вези к дороге.
    - Зачем к дороге? Вам врач нужен.
    - Я знаю, что мне нужно. - хмуро ответил он. - Оставишь меня у дороги, а сама возьмешь мою машину у отеля. "Опель Рекорд" зеленого цвета. Держи ключи. Подберешь меня и в темпе рванем отсюда куда подальше.
    В голосе его было столько непререкаемости, что Варвара отказалась от возражений - этот свирепый человек знал, что делал, знал - как делать, а на свои несколько странные поступки, следовало полагать, имел право.
    Она дотащила его до дороги, где он предпочел упрятаться за сугробом, который намели снегоуборочные машины.
    В отеле Варвара нашла свои автомобильные права, сменила обувь, накинула на себя куртку и на стоянке отыскала зеленый, как болотная лягушка, "Опель Рекорд".
    Машина завелась легко и с первых метров движения Варвара оценила, что мотор очень мощный - пожалуй, даже мощней, чем ему положено было по техпаспорту.
    Уже смеркалось, когда она подобрала с дороги Дмитрия Сергеевича и кое-как засунула его на задние кресла машины. Сказала, чтоб подбодрить.
    - Если у вас и перелом ноги, то во всяком случае закрытый.
    - И то благо. - он попытался растянуть побледневшие губы в подобие улыбки.
    Собственно говоря, прилив бодрости не помешал бы самой Варваре водителем, по тем временам, она была начинающим и перспектива езды по ночной горной дороги не очень-то ей улыбалась. В таком маршруте Варвара опыта вовсе не имела. Она села к рулю и повернулась назад:
    - Куда вас везти? В Инсбрук?
    - Если дотянешь, то лучше в Вену.
    - Подождите! - растерялась Варвара. - До Инсбрука сто верст ещё куда не шло... Но до Вены раз в пять больше! Туда самолетом летают!
    - Да или нет? - процедил он сквозь зубы. - Не потянешь, так я сам на одной левой ноге доеду - Может быть и потяну... А если нас прихватит полиция, обнаружат раненого в машине, что тогда?
    - Глупости несешь. Ничего не будет. Переломы ног на горных трассах здесь обычное явление. Ими австрийцы даже гордятся. А документы у меня в порядке.
    Последнее замечание показалось странным, но Варвара не заострила на нем внимания и запустила двигатель.
    Долгие годы она вспоминала потом эту поездку как кошмарный сон. Фары выхватывали из темноты узкий коридор дороги и категорически было невозможно предположить, что тебя ожидает за следующим поворотом. Да и поворота не было видно до самого последнего момента - казалось дорога упирается в скалу и лишь за миг до того, как в неё положено врезаться - открывался поворот, из разряда "слепых".
    Немного удалось передохнуть, когда проехали насквозь сонный и безлюдный Инсбрук, а потом дела пошли и вовсе полегче. Трасса была гладкой, движение крайне незначительным, а указатели на все пункты мелькали чуть не каждые полсотни метров. Тем более, что Дмитрий Сергеевич умудрился сесть, вытянув ногу в бок и давал Варваре указания по маршруту - дорогу он знал насквозь.
    В конце концов, она настолько осмелела, что разогналась на отдельных участках до разрешенных ста километров в час. Так что промокшие от пота и страха рубашка на спине и трусики - высохли.
    До Вены добрались, когда уже рассвело, но город просыпался очень лениво - была суббота, наверное по этому. Едва вкатились в пригород, Дмитрий Сергеевич произнес захрипевшим голосом.
    - Сейчас направо. Выезжай на Ринг. Знаешь, где Пратер?
    - Это наш Парк Культуры имени Горького?
    - Вроде того. Точнее - местный Диснейленд, что тоже не совсем так. Первый перекресток - налево.
    По этим командам "направо - налево" Варвара благополучно доехала до Пратера, миновала его и Дмитрий Сергеевич приказал остановится возле парадных дверей высокого и узкого дома.
    - Держи ключ от входных дверей. - сказал он. - Поднимешься на второй этаж, там только одна квартира. В дверной звонок - два длинных, один короткий. Кто бы ни открыл, велишь спуститься вниз, сюда.
    Варвара почувствовала в его голосе такую наработанную, уверенную властность, что ослушаться и подумать нельзя было. Ключом открыла парадные двери с изумительными старинными бронзовыми ручками (за час или два украли бы их в Москве после установки?) поднялась на второй этаж и возле таких же красивых дубовых дверей выполнила инструкцию - два звонка длинных, один короткий.
    Стройный парень в коротком ярком халате, распахнул дверь разом, словно поджидал в прихожей. Глянул в лицо Варвары тревожно, спросил на немецком - Вас послал Дмитриев?
    - Да, конечно. - на московском наречии ответила Варвара. - Он внизу, в машине, со сломанной ногой.
    Не одеваясь, как был в шелковом халате по колено, в деревянных сабо, парень прогремел этими деревяшками по лестнице и выскочил на улицу. Варвара прошла за ним следом, но почему-то решила, что подходить к машине и слушать разговор мужчин - не следует. Неизвестно из каких соображений пришло такое чувство. Вышагивая так, чтоб оставаться у них на виду, она прошла метров двадцать до ближайшего кафе, которое только что открылось, распахнула дверь, над головой звякнул колокольчик и приветливая барменша улыбнулась ей навстречу из-за стойки.
    Варвара заказала чашку кофе и неторопливо выпила её , как раз к тому моменту, когда парень уже в джинсах, но в сабо на босу ногу заглянул в кафе и позвал её к себе взмахом руки.
    Возле зеленого "Опель Рекорда" уже стоял приземистый черный "Мерседес", и два человека переносили в него на руках Дмитрия Сергеевича. Он подозвал к себе Варвару и спросил, превозмогая боль.
    - Ты когда улетаешь домой?
    - Через пять дней.
    - Справишься обо мне перед отлетом здесь же. Мы поговорим.
    - О чем?
    Он взглянул на неё с легким удивлением в светлых, пристальных глазах.
    - Экая ты бессребреница. Я ведь там и замерзнуть мог на смерть запросто. Денег у тебя достаточно? На пиво, сосиски и всякие удовольствия?
    - Хватает, спасибо.
    - Тогда вот ещё что, Варвара Сергеевна...
    Неожиданно для себя она договорила за него:
    - Про это происшествие никому не говорить под страхом смерти?
    Он выжал улыбку:
    - Умница. Обязательно меня здесь найди перед убытием. Сейчас тебя вернут на твой курорт.
    "Мерседес" укатился, а парень в сабо пригласил Варвару всё в тот же "Опель", сел к рулю и началась такая сумасшедшая гонка, что голова кружилась. Отвлекать водителя праздными разговорами от такой езды в стиле камикадзе Варвара остереглась и они до самого финиша не перекинулись и парой фраз. Впрочем, Варвара вскоре задремала.
    На прощанье парень опять же спросил, не нужны ли Варваре деньги на удовольствия, - на презервативы или противозачаточные таблетки. Она фыркнула, показала ему язык и ушла в свой отель.
    Нельзя сказать, чтоб она тут же забыла про это происшествие помнила, но несколько отстранено и не придавая ему большого значения. Встречаться с этим пожилым человеком ей не было никаких резонов. Но когда в день отъезда всю группу привезли в Вену на автобусе за шесть часов до отлета, то Варвара вспомнила про Дмитрия Сергеевича, нашла возле Пратера нужный дом, дверь оказалась не запертой и в квартире обитал всё тот же хозяин - в коротком халате, с голыми ногами, обутый в сабо. Ни слова не говоря, он взял Варвару за плечо и провел коридорчиком в затененную плотными шторами комнату.
    Дмитрий Сергеевич сидел в низком кресле у круглого журнального столика, а ногу в гипсе держал на мягком табурете. Поздоровался без всякого удивления, даже деловито Владелец сабо принес на подносе завтрак и после пары общих вопросов о горах, лыжах и время провождение на курорте, Дмитрий Сергеевич спросил.
    - Чем ты в Москве занята, Варя?
    - Чем придется. То "челноками" с мужем работаем, то сигареты оптом с фабрики покупаем и перепродаем, а весной набрали по свалкам три тонны меди и бронзы, сбросили с наваром.
    - И так на всю оставшуюся жизнь?
    - Нет. Муж устроился в газету. А я хочу открыть посредническую контору.
    - Ну, ты меня успокоила. Это уже лучше. - улыбнулся Дмитрий Сергеевич от чего его темное и тяжелое лицо показалось Варваре добродушной физиономией Санта Клауса, только бороды не хватало.
    - Может и лучше. - подхватила Варвара. - Только я боюсь, что не справлюсь с рэкетом. Эта шпана сопливая и постарше давит развитие малого и среднего бизнеса чуть поменьше, чем государство с его налогами.
    - Не хочешь им платить?
    - Противно кормить подонков. Ничего не делают, а изволь им отстегивать долю Я тут же закрою контору, если на меня "наедут".
    Дмитрий Сергеевич помолчал и сказал приказным тоном.
    - Подожди с открытием конторы до ноября.
    - А что изменится? Рэкетиры на Марс улетят в ноябре?
    - Нет. Я в Москву вернусь.
    - И что?
    - Ничего. Кто бы на тебя не наехал, позвонишь мне.
    На языке Варвары чесался вопрос - кто он такой, чтоб с такой уверенностью обещать свою помощь в борьбе с рэкетом. Но вопрос оказался бы, скорее всего, неуместным и Варвара предпочла рассказать, какую посредническую контору, где и как она намеревается открыть.
    В аэропорт её отвез все тот же парень в сабо и с такой же бешенной скоростью.
    Оказавшись в Москве, Варвара опять же почти забыла разговор с Дмитрием Сергеевичем. И в конце октября, оформив все нужные документы, получив лицензию, (муки адовы!) открыла "Зенит Риэлт В.С." Тогда ещё в одиночку, без команды брокеров, в помещение только из кабинета и приемной при секретарше.
    И ровно через две недели, после нескольких сделок средней удачливости, мимо секретарши в приемной - в кабинет к ней нагло вошли трое парней и безо всяких приглашений и разрешений плюхнулись в кресла. Главный из них, в черной коже с ног до головы и с серьгой в ухе, спросил насмешливо.
    - Ну, мадам, знаешь о чем речь пойдет?
    - Догадываюсь.
    Идиоту спокойного ответа показалось мало, он откинул полу своей куртки, чтобы продемонстрировать рукоятку пистолета в кобуре.
    - Ну, если ты такая догадливая, то будем говорить.
    - Ты - трус. - сказала Варвара. - А я с такими не разговариваю.
    - Как это я - трус?! - оскорбился идиот и напряг свою бычью шею.
    - Трус. - убежденно подтвердила Варвара. - Вломился с двумя помощниками в контору, где сидят две женщины без всякой охраны. Дешевый, сопливый трус.
    - Ты полегче на поворотах! - заорал главный дебил, но всё же несколько смутился, этим криком он лишь возвращал себе наглую уверенность.
    - Так вот. - сказала Варвара. - Не думаю, чтоб я вам стала платить. Я лучше прикрою свою лавочку. Мне такие паразиты не нужны - Ты нас не понимаешь, мать. - обидчиво сказал кретин из "шестерок". - Ты не задарма нам башлять будешь. Мы тебе "крышу" устроим и никто больше сюда рыпнуться никогда не посмеет. Здесь наша территория и платят нам - все.
    - А я - не буду.
    - Не горячись. - миролюбиво посоветовал главный олух. - Подумай, как следует. Мы с тебя три шкуры драть не будем в натуре. Не больше десяти процентов в месяц от твоих доходов. До вторника всё обмозгуй, мы в это же время пригребем.
    С тем и ушли. А Варвара по началу собралась свернуть деятельность предприятия, а потом вспомнила про Дмитрия Сергеевича, нашла его телефон и позвонила.
    Он ответил тотчас, а Варвара не сразу определила, что это именно он. Голос по тембру был тот же, но совсем иной по настроению - решительный, жесткий и веселый. Проблему Варвары он понял с полуслова и сказал.
    - Сделаем так, Варя. У меня самого разбираться с этими обормотами нет времени. Во вторник утром к тебе придет мой помощник и он очень быстро, без шума и пыли, наставит молодчиков на путь истинный. Добро?
    Помощник оказался знакомым - тот же молодой парень из Вены, только не в халате и сабо, а в ладном костюме под импортным плащом и шляпе. В руках он принес емкий баул. Он весело поздоровался, осмотрел всю контору, а затем неторопливо извлек из баула военную форму и повесил её на спинку стула. Затем изложил свой план.
    - Значит так, Варвара Сергеевна. Я буду в вашей комнате отдыха. Когда явятся вымогатели, я включу душ. Когда они обязательно спросят, кто там в душе плещется, вы скажете, что ваш близкий друг. А ещё лучше, заявите, что это ваш любовник. Всё ясно?
    - Ясно. - заверила Варвара. - А как мне вас называть?
    - Зовите по званию - капитан.
    Рэкетиры поторопились и явились за сорок минут до означенного срока, так что Капитан едва успел скользнуть в комнату отдыха, дверь за собой полностью не прикрыл и шумно включил душ.
    Варвара так же торопливо села на стул, прикрыв своим телом развешенную на нем форменную одежду.
    Все трое обалдуев за минувшие дни набрались наглости больше прежнего - видать увидели, что контору не ликвидировали, а следовательно, им удалось сломать глупую бабу.
    - Ну что, хозяйка. - свысока заговорил главный дебил. - Я так полагаю, ты подумала своей одной извилиной в мозгах и принимаешь наши предложения? Можно получить первый аванс?
    - Пошел в жопу. - спокойно ответила Варвара, которая ругалась, вообще-то, очень редко, даже в экстремальных ситуациях.
    - Да ты что, из оглобель лезешь?! - удивился главный кретин, а его ассистент спросил, кивнув на двери комнаты отдыха.
    - Кто это у тебя там плещется?
    - А там мой любовник. - ответила Варвара и неторопливо пересела со стула к столу, в кресло.
    Последовавшая сцена была достойна карандаша лучших карикатуристов страны - Кукрыниксов или Бориса Ефимова, к примеру. Рэкетиры поначалу тупо, а потом с паническим страхом на сытых рожах уставились на развешенную на стуле одежду и глазам своим не верили - мундир с генеральскими погонами при орденах и каких-то грозных знаках различия, которые они умели читать. Брюки с широким лампасом, опять же генеральским. И кобура с пистолетом.
    А тут ещё сквозь приоткрытые двери в душевую прозвучал хриплый бас Капитана.
    - Варя! Ты мне спинку не потрешь?!
    Обалдевшие рэкетиры выкарабкались из кресел и главный обалдуй, дергаясь мордой, пролепетал потеряно.
    - Вы бы, Варвара Сергеевна, сразу так и сказали. Мы что же - без понятия что ли, в натуре? До свиданья.
    Они дружно шарахнулись в двери, а Капитан вышел в кабинет с другим пистолетом в руках - первый так и оставался в кобуре, на виду. Они посмеялись, Капитан собрал генеральское барахлишко и получил добровольную и небольшую премию - в долларах. Ивану Васильевичу про эту мзду договорились не докладывать.
    Этот номер пришлось повторить через два с половиной года - уже с другой группой, более серьезных вымогателей кавказского толка. Но и на горных орлов генеральский мундир с пистолетом в кобуре произвел такое же оглушительное впечатление. Варвара подозревала, что какие-то ордена или значки или ещё что-то на мундире говорили рэкетирам о чем-то более того, что понимала она сама. Но, так или иначе, более шелудивая публика подобного рода её не беспокоила.
    А ещё через год у Варвары и Дмитрия Сергеевича сложились несколько странные отношения, более всего похожие на отношения отца с дочерью. Нет всё же дяди с любимой племянницей. Кстати - он оказался не Дмитрием Сергеевичем, а Иваном Васильевичем.
    Так вот, в один обычный день за Варей заехал всё тот же молодцеватый Капитан и предложил, по повелению Ивана Васильевича, встретится с ним (своим начальником) в загородном ресторане "Лесная сказка" - чтоб не тянуть время, можно поехать сейчас же.
    Поехали. Ресторан оказался изысканным, дорогим по ценам и в эти часы ранних сумерек практически безлюдным.
    Иван Васильевич в темном костюме и черном галстуке одиноко сидел у уже сервированного стола, при появлении Варвары встал, поцеловал ей руку и отправил Капитана в бар.
    Варвара пошутила, как оказалось - предельно бестактно.
    - Что это вы такой черный, Иван Васильевич, будто с похорон прибыли?
    Тот ответил спокойно.
    - Сегодня ровно год, Варвара Сергеевна, как я схоронил свою любимую жену. Я прожил с ней в любви и согласии тридцать шесть лет, четыре месяца и девять дней.
    Варвара почувствовала себя так, будто сама себя погрузила в бочку с помоями, засуетилась, принялась извиняться, но он остановил её жестом тяжелой руки.
    - Пустое, Варвара Сергеевна. Выпьем, закусим и у меня будет к вам небольшое предложение, которое будет, я смею надеяться, приятным для нас обоих.
    Несмотря на то, что как мужчина он был явно ещё очень крепок и всякого рода лирические утехи ещё его должны были волновать, Варвара сразу поняла, что о сексе разговоров не будет. Он воспринимал Варвару слишком юной, а может и вовсе неинтересной для себя в интеллектуальном плане..
    Так оно и оказалось. Выпили немного водочки, Варвара перешла на сухое вино, и когда подали цыплят табака, Иван Васильевич заговорил неторопливо.
    - Видите ли, Варя, по роду своей службы мне порой приходится устраивать "ивнинг-пати", как говорят англичане. Вечеринки, встречи, и попойки скромного порядка. Это происходит, сами понимаете, не у меня дома, а в предназначенной для этого хорошей квартире. И на такой же даче. И часто для полного комплекта таких вынужденных праздников мне нужна...
    Он примолк, словно подбирая нужное слово, и Варвара уверено закончила за него.
    - Вам нужна королева бала. Хозяйка. .
    - Сообразительная чертовка. - одобрил Иван Васильевич. - Я это ещё в Альпах отметил. Какие-нибудь уточнения тебе нужны?
    - Мне спать ни с кем не придется?
    - Помилуйте, что за вздор!
    - Почему именно я? Не знаю вашей службы, но предполагаю, что у вас полным полно специально подготовленных для этого женщин.
    - Вы имеете ввиду школу блядей, про которую все знают и так много ходит сплетен?
    - Вот именно.
    - Они мне не подходят. - пренебрежительно ответил Иван Васильевич. Мне профессионал не нужен. Соглядатаи не нужны, ябеды и доносчики тоже. Мне нужна просто хозяйка Королева. Воплощение матери Родины в юном варианте. А именно вы представляете из себя истинный образ русской женщины северного типа. Иностранцы, и такие будут у нас в гостях, просто обмирают при виде таких наших барышень. Вы действуете успокаивающе на людей. Как икона Богоматери в церкви.
    - Ну уж! - засмеялась Варвара, но слова были приятны, чего уж там.
    - Я сразу предупреждаю - никого соблазнять не придется, никаких заданий вы получать не будете. Только - накрыть стол, проследить, чтоб прислуга, официанты не подслушивала разговоры и не крали столовые приборы и водку. Да что я долго квакаю?! Ты и так уже всё поняла.
    - Да, конечно. Часто такие встречи будут происходить?
    - Отнюдь. Раз в месяц. Летом может быть два три раза.
    Так оно по договоренности и покатилось. Порой две субботы подряд, а иногда и с перерывом в два месяца за Варварой заезжал Капитан, она надевала стилизованный под фасон "ля рюс" сарафан и становилась то хозяйкой скромного раута на пару персон в московской квартире, то заправляла шумным пикником на громадной даче.
    Уже с третьего раза Варвара поразилась составу гостей - от известных артистов театра и кино, звезд телевидения, до популярных крикунов на разного рода партийных митингов. Обычную свою развязность вперемежку с привычной распущенностью эта публика теряла прямо на пороге. Но когда затем выпивали, то изредка даже вспыхивали шумные скандалы. Однако Варвара положила себе за правило - торчать при гостях за столом предельно минимальное, лишь необходимое время. Иностранцы - часто бывали и такие, упрашивали Ивана Васильевича оставлять хозяйку за столом, иногда она оставалась, но чаще Иван Васильевич ссылался на повышенную скромностью своей домоправительницы из далекой северной провинции России и Варвара застолья не разделяла.
    Сложилось сразу - денег за эту работу Варваре не платили, но ни разу не отпускали без очень хорошего подарка. Потом помогли по смехотворной цене купить практически новый могучий и красивый джип "Чероки". Капитан бегло намекнул, что вроде бы на этом автомобиле недолго катался какой-то очень крупный уголовный авторитет в городе Питере. Его арестовали, судили, имущество конфисковали, а авторитет взял да на второй день после осуждения и помер. В результате - катайся на здоровье.
    Варвара смутно представляла себе, в каких именно высоких сферах служил Иван Васильевич, но очевиден был основной факт - пока он при службе и своей власти, она, Варвара Серова, со своим щекотливым бизнесом под такой "крышей" - может жить относительно спокойно.
    ...Сегодня у неё на миг мелькнуло соображение, не посвятить ли Ивана Васильевича в эту опасно закручивающуюся ситуацию со смертью телохранителя Васильева и заявлением Макарова? Позвонить Ивану Васильевичу и скромно попросить если не прямой защиты, то совета - как действовать при создавшемся положении? Но потом она вспомнила, как Капитан, её связной с Василием Ивановичем, однажды тактично заметил : "Варя, Иван Васильевич вас очень любит, поймите меня правильно, - как дочь. И может защитить вас от очень многих бед. Но, скажем так, - уголовного порядка. От рэкета, братвы и всякой криминальной грязи. Но если вы запутаетесь в финансовых делах, в экономических проблемах, то я советую выдергиваться из таких проблем самостоятельно. Не подводите нашего генерала"
    И тогда, и сейчас - Варвара принимала этот совет и решила, что помощь Ивана Васильевича - это будет последним, крайним случаем, если таковой сложится.
    ...Через пять минут, после того как грозный дознаватель Дроздов удалился, запросил аудиенции Кириллов и вошел в кабинет развинченной походкой, каковая, по мнению Варвары, и должна быть у настоящего гомосексуалиста. Впрочем, она к подобным вещам относилась глубоко безразлично.
    Кириллов сел в кресло, двумя руками поправил свою женственную прическу и заговорил с преувеличенной деликатностью.
    - Варвара Сергеевна, я безусловно весьма вам благодарен за оказанное доверие, но назначать меня старшим по группе риэлта, по меньшей мере неразумно.
    Варвара взглянула удивленно. При всех прочих недостатках своей натуры, Кириллов был бесхитростным человеком, к обманам и интригам попросту не способным. А потому заявление его можно было воспринимать только как искреннее стремление, направленное на благо конторы.
    - Вы не хотите руководить группой?
    - Определим точнее - я не смогу с достаточным эффектом проводить риэлторские операции.
    - Мой опыт тоже достаточно скромен, но...
    - Вот в том то и дело! - радостно перебил Кириллов. - Вы представляете себе весь объем предлагаемой деятельности?! Риэлт раскручивается до нужной кондиции - годами! Необходимо создать систему связей, знакомств. Надо заручится поддержкой, как чиновников, так и воров, без чего работа невозможна. Конечно и я, и, скажем, Стас Николаев возьмемся за дело с энтузиазмом, но поверьте - более или менее приличные результаты будут не ранее, чем через два, три года. Мы можем обанкротиться за эти годы.
    Варвара нахмурилась и призадумалась. Что именно хотел сказать Кириллов, она понимала. Риэлт - это годами создаваемая система, втягивающая в себя кроме твоих подчиненных ещё и огромную сеть контрагентов. С наскока такое дело не одолеешь.
    - Три года на раскрутку - это не для меня. - сказала она.
    - Вот именно! Я рад, что вы меня поняли.
    - Что вы предлагаете? Закрыть все начинания?
    - Ни боже мой! Надо найти опытного, старого практикующего давно и успешно брокера! То есть риэлтора!
    Варвара ответила в полном расстройстве чувств.
    - Вы думаете я не искала?!
    - А я , с вашего разрешения - нашел! - скромно улыбнулся Кириллов и поправил прическу - Где?
    - Его следует переманить из фирмы, где он работает. Это единственно возможный для нас выход из положения.
    - Как вы себе это представляете?
    - Ситуация работает на нас. Брокер Роман Викторович Пыль работает на фирме "Маклер ХХ1-вый век". И по моим секретным данным за два последних года весьма успешно подвел эту фирму под скорое и неминуемое банкротство. Нет, я ошибаюсь. Строго между нами - он ПОДСТАВИЛ своих работодателей под неминуемые арест, следствия и суд!
    Варвара сдержалась и сказала почти спокойно.
    - Игорь Олегович, выражайтесь проще, до меня не всегда сразу доходит ваша многогранная мысль.
    - Объясняю третий раз тем, кто не понял с двух! - с легким высокомерием заявил Кириллов. - Господин Пыль, не обращайте внимания на фамилию, в жизни он "гранит", а не "пыль", занимался на своей фирме работой с таможней. - неожиданно Кириллов примолк и заколебался, продолжил просительно. - Варвара Сергеевна, вы даете честное слово, что не при каких обстоятельствах не используете нигде мою информацию? Она смертельно опасна!
    - Даю слово. - ответила Варвара, удерживая раздражение.
    - Тогда слушайте внимательно. - он свел к переносице подбритые брови и произнес уже без игривости. - Скажу так, господин Пыль нанес изрядный урон своей фирме, что было бы ещё полбеды... Беда же настоящая заключается в том, что в результате этих мастерских операций, отвечать за них будет наш общий близкий друг... Некто Коленька Арабов.... Которого я очень давно очень люблю.
    Варвара не удержалась.
    - Арабов - ваш милый друг?
    - Вы, как всегда проницательны и умны, аки змий. - тонко улыбнулся Кириллов.
    - Так и что же дальше?
    - Дальше Пыль подставит свою фирму, они - прочно сядут за решетку, а Роман Пыль, как всегда, отскочит в сторону. И выведет из под удара своего партнера по афере Коленьку Арабова.. У него этот маневр отработан до абсолютного совершенства.
    - Прекрасно! Просто великолепно! - пришла в слегка истеричный восторг Варвара. - И такого прохиндея, темного деятеля, попросту сказать профессионального мошенника, вы рекомендуете нашей конторе?!
    - Вот именно. - без всякого смущения подтвердил Кириллов. - Именно такой нам и нужен. Такой - который знает все ходы и выходы, хитрый, подлый и на всё способный.
    На лице Кириллова плавало такое гордое самодовольство, будто он предложил в напарники Варваре сестру Терезу, а она своей выгоды и перспектив не разумеет.
    - Что-то я вас не понимаю...
    - И понимать нечего. Мы нанимаем опытного брокера и каждый его шаг держим под контролем. Мы обяжем его взять учеников, которых господин Пыль обучит своему мастерству по полной программе. Трудовой договор составим с ним года на два - за это время он не успеет подложить нам крупной свиньи. Но его ученик, видимо, Стас Николаев, войдет в курс дел, наберется опыта, обрастет связями и мы будем иметь своего верного, прожженного специалиста.
    - Нанимать в контору заведомого негодяя и жулика?!
    В ответ - прежний ритуал с прической и снисходительная улыбка:
    - Варвара Сергеевна, профессиональный брокер в девяносто пяти случаях из ста, - негодяй и аферист по определению. Да это же наше русское штатное расписание! Адвокаты - продажны, их покупают бандиты. Журналисты - врут, не краснея, ради сенсации или по заказу денежных мешков. Чемпионы спортивных ристалищ - жрут допинг и получают золотые медали. А брокер - мошенник! Такова эпоха и нравы.
    Сермяжная правда в словах Кириллова была, с этим нельзя было не согласится. Варвара сказала тяжело.
    - Мне надо очень серьезно подумать, прежде чем рискнуть на такой цирковой номер.
    - Не надо думать. - мягко возразил Кириллов и взглянул на свои золотые часы. - Вам нужно, Варвара Сергеевна, зайти в салон мадам Валерии Астровой, сделать маникюр и в час дня быть в малом зале детского кафе "Сластена" на Арбате, где потолкуете с господином Пыль и покушаете мороженое. Он питается исключительно мороженым.
    Варвара откинулась на спинку кресла, с минуту смотрела на Кириллова молча, потом спросила жестко.
    - Вы, Игорь Олегович, уже составлять мое рабочее расписание? Не слишком ли много вы на себя берете, мой "голубой" брокер?
    Вопрос Кириллова ничуть не смутил:
    - Ох, женщины! Как вы ревнуете к мужской инициативе! Я не покушаюсь на вашу независимости. Вы и умней меня, и более деловая. Но время не ждет, и я просто вас поторопил. Что касается моей половой ориентации, то термин "голубой" - это для меня не оскорбление, а комплимент.
    - Дожили. - пробурчала Варвара. - Ладно, я схожу на эту встречу. Как я узнаю вашего жулика?
    - Жирнее, толще и элегантнее в этом детском кафе не будет никого!
    Кириллов ушел и Варвара взглянула на свои пальцы. Утонченный гомосексуалист оказался наблюдателен - светло-розовый лак на ногтях Варвары облупился и руки выглядели неряшливо. Она выключила компьютер и в приемной сказала Наде, что вернется к вечеру.
    Оказавшись в коридоре, прошла в дальний конец и боковой дверью вошла в стилистический салон мадам Валерии Астровой - "Астра Валерия". Здесь густо пахло парфюмерией, ярко светили лампы и звучало птичье щебетанье дюжины женщин - салон пользовался популярностью у домохозяек и проституток среднего пошиба, поскольку цены за услуги были приемлемыми.
    Мадам Валерия, приметив Варвару, обрадовалась её появлению так, как ликует сумасшедший в дурдоме при редких визитах близких родственников. Она тут же загнала свою клиентку под колпак аппарата для сушки волос, схватила Варвару за руку и затащила в свой крошечный кабинет:
    - Наконец то человеческая личность в салоне появилась! Давай потрепемься, душу отвести хочу!
    Поджарая и лохматая, как афганская борзая, эта тридцати двух летняя женщина никогда не унывала и с легкостью перешагивала через все невзгоды свой насмерть запутанной жизни. Она отличалась предельной определенностью своих устремлений. "Деньги и Мужчины" Или наоборот по степени заинтересованности. Какие то Мужчины проходили у ней и без Денег. Но такое случалось редко. Однако, надо отметить, не о скрытой проституции идет речь, а как бы это определить.... Ну, умела Валерия заставить мужичков расщедрится и получать удовольствие от подарков, которые она принимала. Расплачивалась она сама опять же щедро, в постельных утехах была выдающейся мастерицей и покидаемые ею Мужчины рыдали, как дети. А зачем они Валерии были нужны - выпотрошенные и обессиленные?! Под знаменем "Деньги и Мужчины" Валерия служила с четырнадцати лет. На эти два основных предмета своих обожаний она бросалась, как голодная кошка на мышь. При этом была не капризна и всеядна. Всё равно какие деньги - от монгольских тугриков до долларов. Безразлично какие мужчины - от негров до эскимосов. В идеале она бы согласилась на компромисс, чтобы то и другое было объединено в одном объекте, скажем - очень богатый, очень маленький пигмей из джунглей Центральной Африки. Но таковой, по недоразумению, всё никак не подворачивался.
    Симпатии же к себе она вызывала тем, что свою охоту за мечтой ( в обоих направлениях) вела открыто, озорно и весьма иронично рассказывала кому угодно как о своих успехах, так и провалах. В общении это был незаменимый человек - в гомеопатических дозах, разумеется. Более полутора часов беседы с ней Варвара выдержать не могла.
    В своем кабинете Валерия тут же принялась за ногти Варвары, осудила излишнюю строгость её одежды и тут же спросила заинтересовано.
    - Ты как думаешь, Варя, до Японии СПИД тоже добрался?
    - Наверное. У тебя действительно появился японец?
    - А то?! Прилетел, представляешь, на собственном самолете, поросенок не мытый! Дивный красавец! Похож на выбритого сиамского кота. Я к тебе загляну с ним вечером сегодня или завтра, хорошо?
    - Подожди, а куда девался жирный ювелир?
    - Ой, подруга! Он оказался фальшивомонетчик! Уже торчит в тюрьме Матросская Тишина! Так я зайду?
    - Заходи, только предупреди по мобильнику.
    - А у тебя может быть гость?! - тут же загорелась любопытством подруга.
    - Нет. Может быть, я вернусь поздно.
    - Ага! Ты все так же придерживаешься монашеского стиля жизни! Это плохо кончиться, Варя! Придется взять над тобой опеку.
    За тем последовал, как артиллерийский залп, выброс информации последних светских новостей, ногти Варвары оказались обработаны за двадцать минут, с чем она и покинула салон, обнаружив в коридоре пару своих секьюрите - Катю и Наташу.
    - Едем на Арбат. Кафе "Сластена". - сказала Варвара.
    Они вышли из офиса, нашли "Чероки" и, усаживаясь к рулю, Катя сказала твердо.
    - Не садитесь рядом, Варвара Сергеевна. Ваше место - сзади. Так положено.
    Тяжелый джип Катя вела ровно, без суеты и напряжения. До переулков возле Арбата, где можно было припарковаться они добрались за четверть часа, откуда пошли вместе с Катей пешком, а чем при этом занималась Наташа, Варвара не приметила.
    На пороге кафе "Сластена" Варвара сказала без нажима:
    - Исчезни. Мне свидетели разговора не нужны.
    Катя - исчезла.
    ...Портрет господина Романа Викторовича Пыль был нарисован Кирилловым с исключительной точностью. Очень толстый, ожиревший до неправдоподобия мужчина был единственным настоящим слоном в зале кафе - среди детишек с родителями. Он сидел за детским столиком на двух стульчиках - в очень хорошем костюме при бардовом в горошек галстуке "бабочка". Брокеру было заметно за пятьдесят лет, но он отличался цветущим здоровьем пухлого лица, куполообразным черепом, редкие волосы на котором зачесывал с затылка. Нос у него был могучий, да и весь он, не производил впечатления рыхлой аморфной субстанции, а скорее наоборот - сильный, плотный энергичный хряк Но тем не менее - как с такими габаритами управляться на суетливой работой брокера, которая требует "легкой ноги" стремительности и предельной подвижности?!
    Детишки, сидевшие неподалеку от него - глаз не могли оторвать от дяди, перед которым стояла объемистая миска с мороженым, а дядя черпал его громадной деревянной ложкой.
    Ложкой он и взмахнул, будто флагом, когда увидел Варвару:
    - Падай за стол, драгоценная! Покушай мороженого.
    - Я к нему равнодушна.
    - Коль скоро, драгоценная, вы не любите мороженое - я делаю умный вывод!
    - Какой?
    - У вас было счастливое детство. В доброй, обеспеченной семье. А я, драгоценная моя, не доедал в детстве не токмо что мороженого и витаминов, а хлеба с картошкой не всегда было вдоволь! Оттого нынче я столь жирный и рахит - ноги кривые, башка большая и сплю плохо. А в юности я опять же очень редко лакомился курочкой и курил паршивые сигареты "Памир", самые дешевые. В тюрьме и на зоне не было даже этого, а потому сердце мое теперь дает перебои. Так что, драгоценная моя, сегодня - я добираю то, что недополучил в юности. Ужас как люблю мороженое! А знаете, какая моя заветная мечта?
    Начало беседы было нелепым до полной растерянности Варвары. Этот говорун и слова вставить не давал, гнал монолог по только ему известной схеме, а может таким манером намеревался представиться и дать понять - с кем ей, Варваре, придется иметь дело.
    - Моя заветная мечта - ковбойский костюмчик из джинсы, шляпа "Стетсон" с дырочками на тулье, остроносые сапоги и мотоцикл "Харлей Давидсон"! Но к этому счастью я уже опоздал, трамвай желаний прошел мимо. В джинсовый костюмчик уже не влезу, на больные ноги сапожки не натянешь, а мотоцикл подо мной переломится.
    - Зато вы купили это кафе. - предположила Варвара.
    Пыль кивнул одобрительно:
    - Не совсем так. Я помог его купить своей хорошей знакомой. И так, драгоценная, какую гнусную характеристику дал мне мой славный дружок Игорек Кириллов? Этот неприличный скотоложец?
    Варвара невольно рассмеялась - даже оскорбления в устах этого человека звучали как-то не обидно.
    - Он не скотоложец. Элементарный гомик.
    - Закон жизни у нас простой, драгоценная. Мужик лезет на бабу - это хорошо. А мужик на мужика - это скотство. Ну, да бог Игорьку судья, я его люблю. - он покосился и неожиданно спросил резко. - Эта странная девчонка, которая уселась в углу, пришла с вами?
    - Да.
    - Секретарь, референт?... Черт побери, да это же ваш телохранитель!!
    Вот так, этот до беспредела разжиревший толстяк был наблюдателен и перманентно насторожен, держал под контролем всю: беседу, жадное поглощение килограмма мороженого и то, что происходило в зале.
    - Да. Телохранитель. Вы постоянно так бдительны?
    - Да нет, но приглядываться надо... Иначе бы, драгоценная, я давно кормил своим толстым брюхом кладбищенских червей. И так, какое жалование вы мне можете предложить?
    - Восемьдесят процентов от своего.
    - Плюс процент от комиссионных по сделкам?
    - Разумеется.
    - А не хотите назначить меня своим вице-президентом? Мне будет легче и просторней работать.
    - Нет. Вы никогда не будете иметь доступа к печати фирмы, никогда не получите права ни первой, ни второй подписи под документами.
    - Ясно, драгоценная, какие рекомендации я имею у вас о своей персоне. Не плохо. И тем не менее, я нырнул бы годика на два под ваше крылышко.
    - Учтите, прятать вас у себя от ваших врагов я не буду.
    - Бросьте, драгоценная, мороженым плеваться! Ваша "крыша" вашей конторы прикроет меня автоматически!
    - А что вы знаете про мою "крышу"? - изумилась Варвара.
    - Да я не только про "крышу" уже разузнал, а про всё убогое состояние вашей фирмы! Я в "слепую" не играю. Вы меня устраиваете. Риэлт я беру на себя. Под вашим неусыпным контролем, естественно. Проверяйте каждый документ, каждую справку - я не против. Особенно, конечно, присматривайтесь к тем "боковикам" которые я буду заключать.
    - А без "боковиков" обойтись нельзя?
    - Рехнулись, драгоценная? - спокойно удивился Пыль. - Боковой, то есть параллельный, тайный, негласный договор о сделке, который неведом ни налоговой полиции, ни банкам, никому кроме партнеров - и есть та самая сущность, альфа и омега всех доходов брокера и его фирмы!
    - Я это знаю...
    - Тем более! "Боковик" - это ваши лимузины, виллы, любовники, отдых во Флориде и мороженое. Если вы этого не понимаете, то нам, драгоценная, и разговаривать не о чем.
    - Сколько лет отсидки дарят судьи за "боковик"? - усмехнулась Варвара.
    - М-м... Как за всякую операцию из разряда мошеннических. Как за всякую аферу при расплате наличными, мимо банка и налогообложения. Но провалы допускают только зеленые дурачки. У нас в вами провалов не будет.
    - Боковик требует максимального доверия между участниками сделки...
    - Правильно мыслите! В этом и состоит основа дела! Полное и абсолютное доверие в афере! Главное получается у брокера - наработанные связи, состав надежной, проверенной клиентуры! - он рывком выдернул из кармана пиджака пухлую записную книжку, в кожаном переплете, изрядно потертую, хлопнул ею об стол. - Вот они! Вся деловая Москва! Те кто работает, кто уже сидит по жадности за "колючкой", кто томиться под следствием по своей дурости и алчности! Хотите взглянуть, драгоценная?
    - Если можно.
    - Прошу! - он подал записную книжку.
    Варвара перебрала несколько листочков и увидела то, что ожидала. Никто посторонний прочесть эти записи не мог - всё было выполнено цифровым шифром, в которые вплетались, кажется, даже китайские иероглифы. Варвара вернула книжку.
    - Ценная вещь.
    - Ей цены нет, вернее сказать. - самодовольно поправил Пыль. - Она составлялась годы! И где-нибудь в следственных органах за неё отдали бы последнее исподнее, если б смогли расшифровать. Но сие - невозможно! Ну, какие дополнительные условия вы мне поставите?
    - Да. За два года вы должны обучить своему мастерству нескольких моих служащих.
    - Что?! - он вытаращил глаза, блеснувшие между пухлых и высоких скул. - О чем вы толкуете, драгоценная?! Я о вас был лучшего мнения!
    - Вы должны воспитать мне верную команду и обучить их секретам своего дела. - ожесточаясь повторила она..
    - Как обучить?! Передать секреты дела? Связи и наработки? Воспитать конкурента? А самому оказаться обездоленным?! Да вы вовсе не знаете дела! И к тому же, нашей профессии не обучишь, если у человека нет таланта!
    - У моих кандидатов талант есть. И потом, драгоценный, извините за цинизм... Вы намерены работать до инфаркта? Без передышки упасть в могилу и никому не оставить нетленные ценности своего опыта и знаний? Да воспитайте же для человечества такого же лихого афериста и жулика как сами! Спокойнее будет уходить на заслуженный отдых!
    Наконец-то сквозь его толстую шкуру до самого сердца прошла мысль, которая поразила и вызвала растерянность. Мгновение Пыль смотрел Варваре в глаза, потом сник, словно оплыл на двух детских стульчиках, помолчал, покачала большой башкой и проговорил невесело.
    - Сильно ударила, драгоценная... Сильно... Но - по делу.... Время идет... До финишной прямой не далеко... А может быть, я по ней уже бегу. Так что, пожалуй, я и соглашусь воспитать последователя. - он встряхнулся и спросил прежним, лукавым тоном. - Еще условия будут?
    - Нет. Выходите завтра на работу.
    - Завтра не смогу... Подождите, дайте посчитать.... В среду на фирму "Маклер ХХ1 век" нагрянет налоговая полиция и ОМОН.... Потом их возьмет за горло Управление по борьбе с экономической преступностью и все командиры фирмы будут куковать под следствием в СИЗО.. Хорошие, теплые, комфортабельные камеры.... Чтобы вас не обманывать, давайте я приступлю к своим обязанностям как только освобожусь. На это может уйдет лишь день, или максимально три. Идет, драгоценная?
    - Идет, драгоценный. .
    Он засмеялся тяжело и устало настолько, что Варваре показалось - на глазах одряхлел и постарел лет на десять:
    - Ты меня не бойся. Мой ресурс энергии на исходе. Пошью на индивидуальный заказ ковбойский костюмчик, "Стетсон" белый куплю, домашние теплые тапочки одену и буду делать променад по набережной в Сочи. Мы понимаем друг друга?
    - Мы знаем друг другу цену.
    - Тоже правильно. - Пыль не знал смущения. - Тогда расскажи мне, что произошло с твои убитым телохранителем Васильевым? Подробно расскажи, я может толковый совет дам.
    Варвара уже не удивилась вопросу - Пыль во всем был неожиданным, и следовало привыкнуть к нему, принимать таковым, каков он есть.
    Всю историю с покойным она изложила быстро, коротко, во всех деталях, включаю сущность своей беседы с дознавателем Дроздовым.
    Пыль при этом печально смотрел в опустевшую миску и явно колебался не заказать ли ещё порцию? По окончанию рассказа, произнес твердо.
    - Значит так, драгоценная. Дроздову - хороший дорогой подарок в зубы. Боишься дать сама, я помогу. На очной ставке - атакуй. .Макаров, как я понимаю, катит на тебя телегу по чьей-то наводке. Кто-то им командует за стенами тюрьмы. Этого дурня надо задавить.. Он спасает свою шкуру и всё будет валить на тебя. Поймай его на вранье, но обязательно дай ему лазейку для отхода. Дай возможность увернуться. Зажатый в угол бросается только вперед Вместе с ним вы дружно должны утопить покойного Васильева, мир его праху.
    - Пыль! Но я же к убийству не имею никакого касательства!
    Тот ответил вразумительно.
    - Презумпция невиновности не для наших ментов. Не для наших законов или их отсутствия. Презумпцию приходится отстаивать самому обвиняемому.
    Он с нескрываемым интересом повернулся и присмотрелся к Кате (сидевшей вполне независимо) и спросил.
    - Надеюсь, твоя девочка из центра "Защита" Говоркова?
    - Да.
    - Тогда... Если у меня сложиться зыбкая ситуации, одолжишь мне её на пару часов?
    - За отдельную, хорошую плату - ей в руки.
    - Самой собой. Я за всё всегда плачу. Поэтому и пищеварение хорошее.
    На этом, собственно говоря, разговор и окончился. Варвара покинула кафе. В конце Арбата у ресторана "Прага", Катя поравнялась с ней, и словно из под земли выросла Наташа, которая и сказала, когда усаживались в "Чероки".
    - У этого жирного борова наружной охраны не было.
    Варвара уселась на задние кресла и спросила.
    - Вы, девочки, не перебираете в своем усердии?
    Катя ответила строго.
    - Варвара Сергеевна, мы работаем по французской системе охраны особо важных персон. Если у вас есть другая система - предложите. Но изменения модели недопустимы. Мы не сможем качественно отвечать за вашу безопасность и откажемся получать ваши деньги.
    - Черт с вами, только в сортир и ванну за мной не лезьте. Вы же обе лесбиянки, так?
    - Вне времени работы. - бесстрастно ответила Катя.
    - Хорошо. Отправляйтесь к себе Домой я доеду сама.
    - Нет. Твердо возразила Каты. - Выход и дому и возвращение домой самый опасные моменты с точки зрения охраны. Мы едем с вами.
    Возражать было просто бессмысленным и Варвара, вздохнув, полезла в салон машины.
    Едва они вышли на Садовое кольцо, как в сумочке Варвары подал сигнал сотовый телефон, а затем дознаватель Дроздов, сообщил, что был бы рад видеть Варвару завтра, в десять часов у тюрьмы Матросская Тишина - для очной ставки с Макаровым.
    - Я жду вас на углу, там где принимают передачи.
    - Буду в десять. - ответила Варвара.
    Когда вкатились во двор дома, где жила Варвара, Катя произнесла все тем же твердым тоном.
    - Варвара Сергеевна, повторяю. Выезд из дому и приезд домой - для нас самые ответственные, а для вас - опасные моменты. Я вас очень попрошу, придерживайтесь при этом каждый раз очень точной схемы.
    - Какой?
    - Первой выхожу я, осматриваю лестницу. Жду вас около дверей. Потом, вместе с Наташей выходите вы.
    Варвара кивнула, хотя едва удерживалась, чтоб не сказать резко, что уже весьма сожалеет о своем решение обзавестись такой сверхбдительной охраной.
    Они прокатились под полукруглой аркой ворот и замедленно въехали во двор. Варвара просто кожей почувствовала, как напряглись и сосредоточились её девчонка-секьюрите. Катя спросила настороженно.
    - Этот "Фольксваген" всегда здесь стоит?
    - Не знаю... А что?
    - Он мне не нравится.
    Катя резко затормозила, вышла из машины и неторопливо пошла к сиреневому "Фольксвагену", который казался новым - только с конвейера.
    Варваре эти действия казались не столько нелепыми, сколько манерными - девочка "изображала работу", намеревалась подчеркнуть свою необходимость и значимость. Ладно, бог с ней.
    Катя дошла до "Фольксвагена" и наклонился над окошком водителя, что-то сказала. Дверь машины открылась и из салона выбрался бывший телохранитель Варвары - Демин!
    Он смеялся, но послушно поднял руки, потом положил их на капот автомобиля. Катя извлекла у него из-за пояса пистолет. Сунула оружие к себе в карман, а веселый Демин пошел к "Чероки", сел рядом с Варварой.
    - Новая охрана ваша - по классу люкс! Добрый вечер, Варвара Сергеевна.
    - Здравствуй, Матвей. Ты меня ждал?
    - Да. Я уезжаю. Вернее - убегаю. Залягу на дно. Не спрашивайте почему. Решил сказать вам пару слов на прощанье.... Варвара Сергеевна, на вашу контору скоро круто наедут.
    - Кто наедет?
    - Не знаю кто. Первыми купленными исполнителями предполагались Васильев, Макаров и я. Васильев убит, Макаров в тюрьме, я - исчезну. Но вас в покое не оставят. В дело уже были заряжены большие деньги.
    Варвара посмотрела на него, потом на "Фольксваген":
    - И на эти деньги ты купил себе машину?
    - Угадали. Нагрел воров, что есть святое дело. Но это мои проблемы... Варвара Сергеевна вы когда-нибудь теряли паспорт?
    Вопрос оказался столь неожиданным, что Варвара удивилась.
    - А к чему это?
    Он повторил настойчиво:
    - Вспомните, у вас пропадал паспорт?
    - Да... Зимой я его в бумаги засунула, потом случайно через неделю нашла.
    - Вы его не засунули. У вас его украли. А потом вернули.
    - Зачем?!
    Демин сказал раздельно:
    - По вашему паспорту зарегистрировали фирму. Фальшивую, временную фирму. Такие называются "Мертвяк"
    - Фальшивую фирму по моему паспорту?!
    - В данном случае - хуже. Эта фирма зарегистрирована как филиал вашей конторы - "Зенит Риэлт филиал"!
    - Демин.... Я что-то не врубаюсь.
    - Братва использовала ваши документы, бланки и поддельную печать фирмы. Главный, конечно, не осел Макаров и обалдуй Васильев, а кто-то круто поумней.
    - Где зарегистрирован филиал? - спросила Варвара.
    - Во Владимире. Это уже Владимирская область.
    - Хорошо. А что дальше?
    - А дальше пошли махинации. Они начали работать с таможней. Кроме законной разтаможки, они занялись воровской. Через таможню, по этим липовым документам они получали груз. Сотни тонн на миллионы рублей. Товар перебрасывали заказчикам. И получали комиссионные, как положено. А когда надо будет платить налоги ваш филиал исчезнет! Варвара задохнулась:
    - И на мне повиснут эти миллионные налоги?! И претензии клиентов?!
    - Да. Или вас просто посадят в тюрьму.
    Варвара помолчала, потом спросила сдержанно.
    - Матвей, сколько ты хочешь за имя автора этой аферы? Не стесняйся, тебе же нужны деньги в дорогу и чтобы прятаться, как я понимаю Он горько улыбнулся.
    - Как мы все деньгами испоганились....Если б я знал имена! Васильев в этом деле сам был шестерка! Потому его и грохнули.
    - Может это ваше охранное бюро "Шериф 007"? Ваш шеф Козлов всё это дело закрутил? Ну, не смущайся - Козлов?!
    - Не знаю! - раздраженно выкрикнул Демин. - Может и он. Козлов человек мутный, но обвинять - нет фактов.
    - Демин... Это чушь, сказка. Мы живем в стране воров и контролеров. Где-то я со своим паспортом и реквизитами должна была предстать ЛИЧНО! В той же Регистрационной Палате! Зачем ты врешь?!
    - Вы и предстали, Варвара Сергеевна. Лично.
    - Как это?
    - Я думаю, по вашему паспорту на компьютере со сканером сделали дубликат. Вклеили другую фотографию. И по этой фальшивке вместо вас ходила ваша двойник. Эта баба и крутила динамо. Как будто это вы.
    - Какая баба?
    - Не знаю.
    Варвара посмотрела на него в упор и замедленно произнесла.
    - Демин... Ты подозрительно точно и в деталях знаешь всё дело. Коли начал, так заканчивай.
    Тот взмолился отчаянно.
    - Надо мной самим топор висит! Я их на тридцать тысяч баксов накрыл! А я из уважения к вам выложил всю опасную информацию! Я же головой рискую, потому что наезд на вашу фирму только начинается!
    Варвара сдержалась.
    - Подожди...Значит мой филиал и сейчас функционирует?
    - Я думаю, они в лихорадке последние миллионы рвут. А потом ликвидируются... Последнее, что вам ещё хочу сказать. Я думаю, что Макаров, сидя сейчас в тюрьме, получил инструкцию от своего командования катить бочку на вас. И он покатит.
    - С какой стати, Матвей?
    - Свою шкуру спасать будет, а главный над ним, как я полагаю - не дурак. Инструкцию даст Макарову толковую, а самая лучшая, при мертвом Васильеве - валить все грехи на вас.
    - Я уже слышала пару часов назад о таком варианте. Успокоил ты меня, засранец. Так кто рулит наездом?
    - Пока я вас не успокоил. А Рулевого, повторяю, не знаю. Даже Васильев с ним только по мобильнику связывался. А козырь в борьбе с Макаровым я вам в руки дам... Год назад он в лихой компании ездил на рыбалку, на Истру. И там по пьяному делу был убит человек. Убил парня Макаров. Но дело замяли, единственной свидетельнице, запомните, Марии Николаевне Ивановой дали мощного отступного - корову ей купили. Она сказала, что ничего не видела. Вы этот козырь сможете в случае чего разыграть, поскольку Макаров болван и трус. Больше мне сообщить вам нечего - А зачем вообще делал мне эти сообщения?
    Он ответил просто.
    - Вы одна из немногих порядочных людей, которых я встретил в Москве. И не хочу, чтоб вы сгорели за чужие пакости. Бывайте, Варвара Сергеевна.
    Варвара кивнула ему на прощанье, пронаблюдала, как Демин получил назад своё оружие и уехал, а Катя вернулась и села к рулю. Варвара спросила.
    - Во Владимир областной махнем? Или я поеду сама?
    - Владимир? Это сто восемьдесят километров по владимирскому тракту. Пустяк. Махнем. Отпускать вас одну я не имею права. - она повернулась к подруге. - А ты, Наталья, иди отдыхать..
    Неразговорчивая Наташа даже не попрощалась при расставании
    ...Владимирский тракт, в конечной своей точке упирающийся в Нижний Новгород уводил на северо-восток России и уже через двадцать километров от МКАД все признаки столицы кончились - началась вовсе другая жизнь, другая страна и другие люди. Во всем - в отношениях к тебе на бензоколонке, в обслуге в трактирах и придорожных шашлычных. Вдоль тракта - густые, ещё не отравленные леса, где можно добыть хоть зайца, хоть кабана или лося. Деревни и села - в разброс вдоль дороги и на берегах пересекаемых речушек. Маленькие часовенки и восстановленные могучие Храмы, каким-то чудом пережившие по два три века безалаберной российской жизни Они быстро долетели до поворота на Павловский Посад и здесь перекусили в шашлычной. Заправились на бензоколонке у Орехово-Зуево. Перескочили через реку Кержач, миновали Покров, помочили ноги в реке Пекша, а в городке Большая Пекша выпили кофе в кафе. Реку Колокша проскочили , и не заметив её, во Владимир вкатились, когда сумерки уже заметно сгустились. Знаменитые Золотые Ворота оказались ярко подсвеченными со всех сторон, будто здесь и поздним вечером ожидали туристов. Катя заметила:
    - Успенский собор с фресками Андрея Рублева и Даниила Черного. немного подальше и направо. Рядом и Дмитровский собор, двенадцатый век.
    - Этому тебя в твоей мордобойной школе Говоркова обучили? - с легкой насмешкой спросила Варвара, а ответ прозвучал обидчивый - У нас был широкий профиль обучения. По курсу женской гуманитарной гимназии.
    - Ну, тогда ищи главную историческую достопримечательность - местную милицию.
    ...В местном отделении милиции усталый капитан проговорил с легким презрением.
    - Притонов под именем "Зенит" у нас три. Один на въезде, если считать от Москвы, второй в центре, а третий притон тут рядом..
    - Почему сразу - притон? - подивилась Варвара.
    - Все они, коммерческие частники, без воровства и дышать не могут. убежденно выдал своё жизненное и служебное кредо капитан. - Петя, проводи девушку до места, и присмотри, чтоб не обидели.
    Молоденький милиционер подхватил мотоциклетный шлем и следом за ним Варвара вышла на улицу.
    - Чем ваш "Зенит" занимается? - деловито осведомился юный Петя.
    - Всем. Посреднические услуги.
    - Купи - продай? Тогда едем на окраину. Другой "Зенит" - эти ремонт квартир.
    Он надел белый шлем, оседлал мотоцикл, а Варвара села в свой "Чероки". Катя запустила двигатель.:
    Петя дернулся вперед, они снова проскочили мимо Золотых ворот и через пять минут остановились.
    - Здесь. - указал Петя на деревянный двухэтажный дом, украшенный цветной вывеской - знойной, красное с зеленым.
    "БРОКЕРСКАЯ ФИРМА "ЗЕНИТ РИЭЛТ В.С. - ФИЛИАЛ"
    Три окна в офисе фирмы светились и в одном даже можно было различить тени людей, мелькающие за гардинами.
    - Пошли, Катя. - позвала Варвара.
    Милиционер Петя стоял возле мотоцикла и спросил.
    - Может мне пройти с вами? На всякий случай?
    - Лучше останьтесь здесь. - ответила Варвара.
    По нескольким ступеням крыльца они поднялись к темным дверям.
    В длинном коридорчике, подсвеченном экономной лампочкой было тесно от шкафов и старых сейфов. Приглушенные голоса доносились из дальнего кабинета, Варвара туда и сунулась.
    Она успела разглядеть, что мужчин - трое. Двое бросились на неё, вернее в двери, которые она загораживала, а третий - спиной в окно, прошиб раму и вывалился наружу.
    Варвара плюхнулась на задницу, а мужчины пролетели мимо. Однако Катя своего клиента успела ударить кулаком в зубы, мужик оказался крепким, снес Катю в сторону и выбежал в коридор.
    Тот час снаружи послышался вопль бдительного Пети.
    - Стоять! Стреляю! Стоять!
    Кто-то ответил ему с добродушной укоризной.
    - Да ты что, Петька, своих не узнаешь? Ну, стою я, стою.
    Варвара, удерживая судорожный смех, поднялась с пола и оглянулась. Возле стола была расстелена скатерть. На ней горкой уложены: телевизор, телефон, факс, бюст Ленина, запечатанные коробки. Оставалось увязать скатерть в узел, взвалить на плечо и тащить на продажу и пропой.
    С улицы послышался крик милиционера.
    - Девушки, выйдите сюда, пожалуйста, для опознания!
    Сбежавшие воришки стояли напротив милиционера. Петя держал руку на кобуре оружия. Впрочем, задержанные стремлений к побегу не проявляли, один из них бубнил обиженно.
    - Петька, так мы же ничего... Зашли туда, там никого...
    Милиционер спросил Варвару.
    - Вы их не узнаете?
    - Откуда? - ответила Варвара. - Я же не местная.
    - Зато мы их хорошо знаем! - оскалился в озорной улыбке Петя и спросил мужчину, утиравшего кровь из носа. - Ну что, Кочерга, мало тебе было по дачам пенсионеров шарить, так ты в офис залез?
    - Да какой это офис? - сердито ответил покалеченный. - Они ещё вчера съехали. Вот мы и сделали ревизию.
    - Не ревизия это, Кочерга, а воровство! - наставительно сказал Петя. - Так что садитесь вот в эту красивую машину и девушки довезут вас до капитана Чернова. Девушки, подвезете задержанных?
    - Подвезем. - кивнула Варвара.
    Перспектива поездки в отделение вызвала испуг у воришек:
    - Петька, ты бы сам на месте с нами разобрался! Все же тут свои! А Чернов нам пристрастие устроит! Хватит уж, всего неделю назад меня у вас дубинкой по горбу охаживали!
    Варвара видела, что без свидетелей, милиционер Петр наверняка бы отпустил своих знакомых. Огрел бы дубинкой пару раз каждого в воспитательных целях и - отпустил. Но в данной обстановке, при чужих людях - не решился.
    - Загружайтесь в машину, там поговорим.
    Троица послушно влезла в машину. Кочерга хлюпнул носом и сказал одобрительно Кате.
    - Крепко ты бьешь, деваха. Прямо, как молотобоец.
    - А ты бы меня не пугал.
    ...В отделении они были встречены радостным восклицанием дежурного капитана.
    - Какие люди и без охраны! Или, наконец, с охраной? Ну, Кочерга и теплая твоя компания, взяли-таки вас, на месте преступления?
    - Да уж твоя взяла, начальник, радуйся.
    - А то? Сейчас протокол составим и вжарим тебе как заслужил, мало не покажется.
    - Знать судьба такая, за ни за что кару принимать, начальник.
    Всё здесь сходило со смешками, словно капитан, строгий но справедливый папаша, воспитывал любимых детишек шалунишек. Варвара спросила - Можно я задам им пару вопросов и мы уедем?
    - А что, задавай. .
    Варвара определила, что Кочерга, несмотря на разбитый нос, всё же выглядит несколько поинтеллектуальней своих товарищей и спросила:
    - Вы точно сказали, что фирма вчера съехала из помещения?
    - Во те крест! - ответил Кочерга негромко. - Мы ж за ними следили, уж больно они поспешали. Так и думали, что скоро свалят отсюда, а нам с остатков что-нибудь перепадет.
    - Сколько народу в штате было?
    - Человек эдак... Две бабы и мужик.
    - И давно эта фирма здесь торчала?
    - С зимы. - Кочерга оглянулся на отвлекшегося делами капитана и прошептал. - Ты скажешь капитану, что нас в коридоре застукала и мы сопротивления не оказывали?
    - Скажу.
    - Мы ведь ничего не попятили, не успели...
    - Вы не присмотрелись, кто на фирме главным был?
    - Баба. - без раздумий ответил Кочерга. - Молодая.
    - Как её звали, не знаете?
    - Почему не знаю? Варварой её все кликали. Варварой Сергеевной. По фамилии, кажется Серая... Или Серова.
    - Как она выглядит?
    - Ну, годов как тебе, только не кормленная.
    - Не кормленная?
    - Ну, да. Ты-то тетка дородная, да смачная, а она будто обглоданная селедка.
    Варвара оглянулась на капитана, занятого телефоном, быстро нашла в своей сумке пару нераспечатанных пачек импортных сигарет и сунула их в руки Кочерге:
    - Возьмите, пригодится. Она здесь живет?
    - Жизнь понимаешь. - одобрил подарок Кочерга - Черт её знает, в городе иногда её видел. - он оглянулся на капитана, сунул правую руку за пазуху, а потом неуловимым движением протолкнул что-то Варваре за ремешок юбки, под кардиган, прошептал. - А это тебе авось пригодится, я эти цацки там в столе нашел.
    Капитан положил телефонную трубку и позвал громко:
    - Ну что, граждане свидетели, будем составлять протокол?
    - Мы ничего не видели! - уверенно заявила Варвара. - Вошли, а там пусто. Все уже сбежали. Нам показывать нечего.
    - Вот значит как? - позиция свидетелей принесла капитану очевидное облегчение. - И не видели, как воры собирали имущество?
    - Нет. Ничего не видели. И этих троих мужчин увидели только на улице, где их ловко задержал ваш милиционер.
    Капитал изобразил фальшивую строгость и милостиво махнул рукой на двери:
    - Ну, тогда можете быть свободны.
    Варвара была уверена, что это "свободны", минут через десять, в худшем случае - утром, прозвучит и для воришек. Провинция есть провинция, (все друзья, все кумовья) она добрей и шире, нежели столица, и сажать на нары мелких обормотов за такие бытовые, ординарные пустяки не будут "ни в жисть!"
    ...Они уже выкатились из Владимира и мчались по ночному шоссе. Варвара вытянула из юбки пластиковый пакет, покопалась в нем и обнаружила пачку презервативов, медный перстень, (цыганская работа), сто рублей, дешевую брошку, пустой бумажник хорошей кожи и паспорт с двуглавым орлом на обложке. Она развернула паспорт, присмотрелась к фотографии, через минуту спросила:
    - Катя, тебя кроме гуманитарных наук и мордобоя, теории криминалистики не обучали случайно?
    - Я же сказала, у нас был широкий теоретический курс.
    - Тогда остановись и включи свет в салоне.
    Катя свела машину на обочину и Варвара подала ей паспорт.
    - Посмотри. Что сможешь сказать?
    Катя включила освещение салона и внимательно рассмотрела документ, пролистала все странички, сказала уверенно..
    - Это паспорт на ваше имя. Скопирован с оригинала через сканер, с помощью компьютера. Фотография вклеена чужая, не ваша. Женщине лет двадцать пять или чуть больше, на вас не похожа. Бумага, по моему, настоящая. Работа хорошая, почти профессиональная. В милиции проверку не пройдет, в быту использовать можно.
    Варвара помолчала, потом произнесла напряженно.
    - Возвращаемся. И остановись возле милиции так, чтоб мы их видели, а они нас - нет.
    Катя послушно развернула машину и через несколько минут они остановились метрах в двадцати от освещенного входа в отделение милиции, за деревьями. Почти тут же на крыльце появились неудачливые воришки в полном составе и вполне в игривом состоянии духа - отделение милиции для них явно было, что дом родной. Следом за ними вышел милиционер Петя, грозно пообещавший.
    - Ну, мужики, честно предупреждаю, вы меня знаете. В следующий раз замету по полной программе. Даже если вы у меня окурок мимо плевательницы бросите, все равно, как малое, тридцать суток отсидки получите.
    - Да мы ж понимаем, Петя! Раз последнее серьезное предупреждение, так мы отсюда куда подальше до зимы откинемся! Бывай.
    Воришки исчезли в темноте, а Петя двинулся к своему мотоциклу, на ходу надевая перчатки. Варвара выскочила из машины и перехватила милиционера, когда он уже оседлал своего коня.
    - Простите, Петр, можно у вас получить профессиональную консультацию?
    Он вскинул голову и спросил удивленно.
    - Вы ещё здесь?
    - Да. - она протянула ему фальшивый паспорт. - Взгляните, пожалуйста, на эту фотографию, может знаете эту дамочку.
    В паспорт была предусмотрительно вложена купюра в десять долларов.
    Не принимая подаяния, Петя повернул документ к свету, внимательно всмотрелся в фотографию, нахмурил светлые брови, проговорил строго.
    - Ну думаю, что закон я не нарушаю... Кажется, год тому обратно её задерживали в компании этих... Попса или фанов что ли... Ночь их продержали и дали пинка под зад. Протокола не составляли, потому и фамилии имени не найдешь. А кликуха у этой шалашовки была... Дай бог памяти.... "Цыганка". Да, точно. Она и с лица чернявая. Цыганка. Точно - Больше её в городе не встречали? Не местная получается?
    - Выходит так. - он вернул паспорт, без долларов. Когда их прибрал, осталось незамеченным.
    - Значит, она была в молодежной компании?
    - Ну да. При гитарах, бухие, но в меру. Дальше пива не пошли.
    - А остальные ребята были местные?
    - Не помню. Мы больше с этой Цыганкой возились - орала, что у неё связи в Москве, так что она нам все погоны с плеч сорвет. Надоела, как дерьмо на ляжке. Утром и шуганули.
    - Ну, спасибо.
    Варвара вернулась к машине и Катя глянула на неё вопросительно. Варвара сказала с раздражением.
    - Эту стерву зовут Цыганкой. Кличка. Местная шалава. Было бы не плохо если бы вы с Натальей её поискали.
    Катя ответила коротко.
    - Попробуем. Нас и этому учили.
    - Чему?
    - Контрразведке в опасной зоне вокруг хозяина..
    Сто девяносто километров до Москвы покрыли по пустой ночной трассе за час с небольшим.
    Оказавшись в горячей ванне у себя дома, Варвара попыталась прикинуть, что же, черт побери, происходит с ней и её конторой.
    Было очевидным, что Васильев не столько занимался своими прямыми обязанностями, сколько за её спиной "крутил динамо". Украл паспорт своего шефа, на ксероксе или в какой-то подпольной мастерской умелый мастер по фальшивым документам сделал копию паспорта, в который вклеил фотографию мошенницы по кличке "Цыганка", следовало полагать.. А она, по видом В.С. Серовой, благополучно зарегистрировала во Владимире филиал конторы "Зенит Риэлт В.С." Такой же финт они проделали и с печатью конторы и научились подделывать подпись Варвары. Требовалась достаточно смелости и ловкости, чтобы пройти все барьеры регистрации фальшивой фирмы, но, видать, ребята своё дело знали туго и эти препятствия преодолели. После чего и принялись за, опять же, рискованную работу. Набирали заказы за рубежом всякой ходовой продукции, пропускали через таможню и доставляли заказчику. Всё чин-чинарем, по закону, не придерешься. Однако наверняка на эти сделки составляли и "боковые" договора с заказчиками, а кроме того и по законным договорам налогов не платили. Если речь шла о компьютерах, запасных частей к автомобилям, то в карманах этих махинаторов осели весьма серьезные суммы с шестизначными нолями, как минимум. А теперь филиал исчез и без труда можно было предположить, что суммы эти уже непосредственно повисли на "Зенит Риэлт В.С." - без всяких филиалов. И очень скоро эти долги в той или иной форме будут ей, Варваре, предъявлены.
    Строго говоря, комбинацию провернули не столь уж и новую, шли проторенной дорожкой. Но, тем не менее, работа требовала определенных знаний, опыта и связей. Трюк был не под силу Васильеву, про Макарова и говорить нечего. Кто-то умный, дельный и опытный - стоял над ними. И первой кандидатурой на эту махинацию Варвара определила руководителя охранного бюро "Шериф 007" Леонида Дмитриевича Козлова. В конце концов, именно он предложил Варваре команду телохранителей и по договору получил весьма скромные деньги, объяснял тем, что ему не столько нужен барыш, сколько требовалось "раскрутиться" в начальной фазе работы.. Васильев, Макаров и Демин - из его команды. И теперь получалось, что Козлов впарил эту тройку Варваре имея ввиду не доход своей фирмы и не "раскрутку", а совсем другие цели. за весьма приемлемую оплату.
    "Позарилась, дура, на дешевку, теперь плати втройне!" - обругала себя Варвара, но легче от этого не стало.. Следовало предпринимать какие-то ходы, чтоб вчерашние события не обрушились на тебя завтра с внезапностью лавины в горах, когда уже поздно даже удирать. Попробовать поискать Цыганку? Хлопотливое занятие, да и времени на него нет. Во всяком случае девочки задание получили, может что и найдут.
    Вода в ванне уже остыла, когда приблизительный план первоначальных действий в голове у неё сложился.
    Первое: встретится для разборок с Леонидом Козловым.
    Втрое: попытаться найти эту Цыганку, разыгравшую из себя её, В.С. Серову. Она, конечно, "шестерка", но хоть что-то должна знать.
    И третье - прикинуть, а нет ли у неё на фирме кого из сотрудников, кто помогал Васильеву и компании проворачивать эти темные делишки? Кража паспорта Варвары, печати фирмы, нужных бланков дело, как там не крути, достаточно сложное и требует помощника. Но этот третий пункт Варвара тут же отринула - было слишком противно предполагать, что приходится работать и жить рядом с продажным мерзавцем. Теперь у неё уже был такой мерзавец - под боком пригрелся Роман Викторович Пыль, от которого можно было ожидать чего угодно, но без которого - не обойтись. Его, прохиндея, требуется держать под контролем, чтобы в нужный момент быть в своих действиях на шаг впереди нечистого на руку брокера.
    По силам задача? Черта в стуле! С брокером по фамилии Пыль, а точнее бы "Грязь", не могли управится люди куда как опытней, а может и умней Варвары. А потому Романа Викторовича следовало вышибить за дверь офиса, едва Стас, Жанна и гомик Кириллов наберутся хоть какого-то опыта и обрастут хоть какими-то связями.
    глава 5. Среда. Утро. О сумы и от тюрьмы - не зарекайся.
    Передачи заключенным в тюрьме Матросская Тишина (дивное название, совершенно ничем не объяснимое!) принимались в угловом здании, к которому прижималась высокая кирпичная стена, а уж за ней, судя по всему, виднелся высокий корпус и самой тюрьмы.
    Варвара, прибывшая сюда без трех минут десять, поразилась контрасту внешнего вида людей в длинной очереди, которая вытянулась из помещения на улицу. Дамы в роскошных туалетах, увешанные золотыми побрякушками, прибывшие сюда на сверкающих иномарках - запросто болтали с такими испитыми и уже с утра пьяными бабами, с которыми они, дамы, при прочих равных условиях в соседнюю кабинку туалета рядом не сели бы. А здесь - курили, смеялись, желающие пили пиво из горлышка (ларек в набором разрешенного продукта для передачи и пивом предусмотрительно располагался рядом). В подавляющем большинстве очередь состояла из женщин, молодых и старых и при каждой был пакет, или фанерный ящик, или сумка - передача узнику. Один рослый парень стоял с телевизором средних габаритов в руках - следовало понимать, получил разрешение сделать своему другу за решеткой такой подарок. Облегчение режима что ли происходит?
    Дроздов появился точно в десять, сдержанно поздоровался, а потом долго вел Варвару длинными переходами, где дважды предъявляли документы и от мрачности этих пустых коридоров Варвара почувствовала себя больной.
    Вошли в пустое помещение - стол вдоль него, письменный стол поперек, в притирку к длинному, три стула и окно под потолком. Дроздов сел к письменному столу, что-то пробормотал в телефонную трубку и указал Варваре на стул у длинного стола.
    Ввели Макарова. При иных обстоятельствах и в другом интерьере Варвара бы его не узнала. Несколько дней назад глупый и самоуверенный до открытой наглости мужик превратился в замухрышку, с виляющими по сторонам глазами, запуганного и так вжимающего голову в плечи, словно каждую секунду ожидал крепкого удара по своей "репе".
    Усевшись на свой стул он преданно и с услужливой готовностью на всё, смотрел только на Дроздова.
    Дознаватель заговорил официально и четко. Назвал год, число, время и сообщил между какими гражданами проводится очная ставка. Из этих слов Варвара сделала единственный вывод - все события снимались и фиксировались на пленку телекамеры, которая здесь где-то была хитро и незаметно установлена.
    После того, как по требованию Дроздова Варвара и Макаров признали, что хорошо знают друг друга, она тут же спросила весело.
    - Макаров! Задница! Ты что же на меня бочку катишь?! Чем я тебе не угодила?!
    Дроздов не успел призвать её к порядку, поскольку Макаров тут же принялся выговаривать слова, будто по бумажке их читал.
    - Гражданин следователь, я повторяю свои показания. Гражданка Серова, моя бывшая хозяйка, предлагала мне убить моего начальника, ныне преставившегося гражданина Васильева. За пять тысяч американских долларов.. Я отказался и она наняла другого киллера. Его я не знаю Варвара ко всему была готова и к такому нахальному заявлению - тоже. "Надо атаковать!" советовал многомудрый Пыль. Она и пошла в атаку. Она повернулась к Дроздову:
    - Я могу задавать ему вопросы?
    - Прошу.
    - Макаров... Кто тебе подкинул эту идею? Кто и зачем? Ведь этот ход тебя не спасет. Зачем ты топишь меня? Тебе обещали заплатить?
    - Никто мне ничего не обещал. - пробурчал Макаров, не отрывая глаз от собственных рук. - Даю показания, как было.
    - Макаров, когда я сделала тебе заказ на убийство - до увольнения вашей команды или после?
    - После... Утром... В понедельник. Сперва Васильев сказал, что нас погнали, но сказал, что этого дела так не оставит и с вами посчитается, вагон водки умыкнет и вообще вашу фирму похерит... А я в офис на вахту пошел, вы меня вызвали, уволили и сделали заказ. На смерть Васильева. Когда мы пошли вагон брать, тот киллер Толяна и угробил.
    - Так. С вагоном ясно. И как же Васильев собирался фирму мою похерить?
    - Хотел рассказать ментам...То есть, милиции, про все ваши темные дела на фирме. Про все взятки и прочие махинации. Он ведь всё знал в натуре. Он сказал, что в тюрьму вас посадит, если вы нас назад не примете.
    - Бедный дурачок, - почти в полную меру искреннего сожаления сказала Варвара. - Ты сразу дважды соврал. Но об этом потом. Значит ты от заказа и пяти тысяч баксов отказался, а кто-то согласился. Кто же? Кого я соблазнила? Кто стрелял в Васильева? Ты же знаешь. НУ?!
    - Демин... Матвей Демин. - выдавил Макаров, а Дроздов подался всем корпусом вперед:
    - Стоп, ты раньше не называл фамилии убийцы! Повтори ещё раз!
    - Серова купила Демина.
    - Молодец, Макаров! - захохотала Варвара. - Когда ты инструкцию по обвинению Демина получил? Вчера вечером, или с утра пораньше? Ведь на Демина теперь так же легко всех собак вешать, как и на покойного Васильева, поскольку Демин сбежал в неизвестном направлении!
    Тут же последовал резкий вопрос Дроздова:
    - Откуда вы знаете, гражданка Серова, что Демин сбежал?
    - Он мне звонил по сотовому с дороги. - не растерялась во вранье Варвара - Попрощался, у нас с ними в отличии от этих недоносков, были добрые отношения - Демин Васильева убил. - тупо бубнил Макаров. - По вашему заказу. За пять штук баксов.
    - Это вранье, Макаров. Ты и твои руководители, когда тебя инструктировали, не учли, что Демин оказался честным человеком. И он мне много чего рассказал, перед тем как исчезнуть. Ладно, хрен с тобой. Значит, я тебе предлагала пять штук за убийство Васильева. Так?
    - Так...
    - Повтори ещё раз и внятно - как, когда и где я сделала тебе заказ на убийство.
    - В понедельник... Часов в одиннадцать... До полудня... У себя в кабинете... Один на один мы были.
    - Правильно, один на один, только ни тебя, ни меня в кабинете у меня не было, поскольку и быть не могло!
    - Почему это?
    - Потому, что на стенке в приемной, над головой секретарши Нади, висит график ваших дежурств. И в нем написано - "Понедельник, вахту несут Васильев, Демин и Макаров - выходные". К полудню я уже уволила Васильева и всю вашу команду, после чего уехала по делам. Не было тебя в нашем офисе в понедельник. Ты с Васильевым и друзьями, уже вечером, пошли грабить мой вагон с водкой! А то, что тебя в понедельник вообще не было в офисе подтвердят секретарша Надя и график дежурств. Не могла я в понедельник заказывать Васильева.
    Но и этот пламенный монолог тупого упрямства Макарова не пробил. Он никак на него не среагировал, быть может, не понял и даже не расслышал. Он был, как решила Варвара, жестко и однозначно запрограммирован на один вариант и никаких других программ отступления или просто маневра, этому автомату не дали.
    - Я вас на улице, около машины встретил. И получил заказ. На пять тысяч долларов.
    - Уже лучше врешь, Макаров, молодец. А когда ты отказался, ты про это дело своему начальнику Леониду Козлову не доложил случайно?
    Дроздов опять перебил.
    - Варвара Сергеевна, вы уже ведете следствие вместо меня. Козлов уже прошел очную ставку со своим бывшим служащим Макаровым. Он здесь совершенно не при чем и уже уволил из своего охранного бюро как покойного Васильева, так и Макарова с Деминым. Макаров! Ты не убедителен!
    Тот долго молчал и выговорил монотонно:
    - Я сказал, что знаю. Другого не будет. Я хочу в камеру. Устал. фраза была явно заготовленной и прозвучала с мрачной твердостью.
    Дроздов вызвал сержанта и Макарова увели.
    Когда и Варвара в свою очередь покинула приют страдальцев и их сторожей, (велика ли разница быта - все за одной решеткой!) то уже на улице почувствовала, что не смотря на очевидный благополучный исход этой нелепой схватки с темным и запуганным мужиком, никакого облегчения она не ощущает. Что-то во всем этом деле было "не так". Макаров, понятное дело, фигура ничтожная, спасается, как может, и самым примитивным способом. Но вместе с тем у Варвары сохранялось ощущение, что этот тупой пень кого-то прикрывает. Было бы разумным предположить, что он спасает своего прямого начальника Васильева, однако тот был мертв и сомнений в этот факте не было никаких. А если принимать за факт, что именно покойный Васильев попытался похитить весь груз из алкогольного вагона, то опять же стоило задуматься - такая коммерческая операция была не по зубам и Васильеву. Не по его узким масштабам и возможностям. Куда намеревался перекачать украденную водку Васильев? Ведь не собирался же он со своей компанией выпить самостоятельно целый вагон?! Это уж чересчур даже для русского мужика. Следовательно Васильев решил провести операцию, в качестве брокера, что усложняло структуру его намерений, а главное - вовлекало в неё других людей. Которые на данный момент оказывались вне зоны видимости. Если только в этом деле не замешан сам владелец охранного бюро "Шериф 007" Леонид Козлов. Но его за хвост не ухватишь, да и вряд ли он в деле - слишком глупая для Козлова была бы такая операция. Тем не менее, потолковать с Козловым по душам следовало.
    За этими размышлениями Варвара не заметила, как вышла на Дворцовую набережную Яузы, с узкой и извилистой проезжей частью. Печально известен этот участок был тем, что чуть не каждую неделю, особенно зимой, с этой дороги, кувырком через парапет - вылетали в реку автомобили с неосторожными водителями. Скорость ограничивали, но проблема не решалась.
    Варвара остановилась и оглянулась - её черный "Чероки" послушно следовал за ней на малой скорости и почти беззвучно подрабатывал мотором. Катя распахнула дверь и спросила.
    - Куда едем?
    - Прямо, налево и на Дмитровское шоссе, до поселка Северный за Кольцевой дорогой.
    Догадливая Катя спросила с наигранным равнодушием.
    - Дешевые конкурента сенсея Говоркова? Агентство "Шериф 007"?
    - Знаешь такое?
    - Да. - она не скрывала презрения в кривой усмешке.
    - Мне не нравиться твоё "Да". Расшифруй.
    - Вы знаете, что означают цифры "007"?
    Варвара на секунду растерялась.
    - Ну, фильм был про Джеймса Бонда - Агент 007.
    - Правильно. - милостиво ответила Катя. - А что означают эти цифры?
    - Да не люблю я этого гомика Джеймса Бонда и все такие фильма! рассердилась Варвара.
    - Цифры 007 означают, что данный агент, по имеет "право на убийство"
    - Так и что?
    - Ничего. Кроме того, что это агентство подает знающим клиентам определенный знак.
    - Ты сама до этого дошла?
    - Нет. Наш сенсей Артем Николаевич так объяснил.
    - Говорков уже сенсей?
    - Конечно, сенсей. - с обидчивой уверенностью ответила Катя. - Он ведь нас пониманию жизни обучал. Своего места в мироздании и астрального соотношения духа и тела. Поэтому наши выпускники стоят заказчикам много дороже, гориллы из "Шерифа 007".
    - Вы мне достались по дешевке.
    - Конечно, потому что мы женщины. Но это перемениться, когда мы кого-нибудь убьем по закону. Тогда ставки уравняются.
    - Это как - убьете?!
    - Просто. Убьем киллера при защите клиента. Пусть даже кто-то из нас и в тюрьму сядет, но станет ясно, что мы не хуже мужиков.
    - И ты к этому готова? Убивать?
    - Конечно. - она глянула на Варвару удивленно. - Варвара Сергеевна, ведь вы занимаетесь тем же. Ну, убивать, правда, вам никого не надо, однако утверждаться приходиться всеми способами, только технология другая.
    Застревая в "пробках", они вырвались через МКАД на Дмитровское шоссе, проскочили памятник Матросу Партизану Железняку, слева мелькнул большой пруд, но они забрали вправо, в горку и оказались в маленьком поселке, выстроенном когда-то до войны для обслуживания Водоканала.
    Центр городка красовался маленькими аккуратными домиками из оштукатуренного кирпича, а серые блоки многоэтажных корпусов высились по окраинам.
    Агентство "Русь Шериф 007" занимало небольшой особняк, о чем и сообщал громадный (под бронзу) щит на дверях, на которых и была вычеканена эта вывеска.
    На крыльце курил массивный охранник в камуфляже с дубинкой на поясе, где кроме того, нахально висели наручники, а прочее оружие было упрятано под куртку на левом боку, который выпирал словно пышная женская грудь - в одну половину. Рожа у охранника была такой, что в тюрьму его на пожизненный срок можно было сажать ещё младенцем.
    Варвара поднялась было на крыльцо, но "горилла" спросила с ленивым превосходством над всем презренным миром.
    - До кого намылилась, уважаемая?
    - Шеф у себя?
    - Леонид Дмитриевич отсутствуют.
    - А кто присутствует?
    - Я.
    - Кто-нибудь из помощников, заместителей Козлова, - сидит на месте?!
    - Стоит. Я.
    - И больше никого?
    Охранник ограничился презрительным пожатием плеч.
    - Где они все?
    - На маневрах, максимально приближенных к реальной боевой обстановке. - с удовольствие сытого неандертальца сообщил охранник Варвара с большим трудом набралась терпения:
    - И где эти маневры имеют место быть?
    - Посторонним знать не положено.
    Она вздохнула, извлекла из сумочки доллар, сунула его за кожаный ремень "гориллы", тот оглянулся и - смилостивился.
    - Уехали все куда-то под Вологду. Общий сбор и учения нашего Союза. Раньше чем через неделю не вернуться.
    Информация была исчерпывающей и правдоподобной, но хотелось бы узнать, что это ещё за такой "Союз", однако на этот уточняющий вопрос охранник лишь отвел глаза в сторону и военную тайну фирмы уберег.
    Давать ему ещё один доллар Варвара посчитала излишним баловством и вернулась в салон "Чероки":
    - Домой, Катя. Ты не знаешь в какой такой Союз входят эти недоноски?
    - Да есть какой-то Союз то ли ветеранов боевых действий в Афганистане и Чечни, то ли бывших обитателей тюрем и исправительных зон.. Но от публики этого "Шерифа 007" ожидать можно всего.
    Информация была более, чем неприятной. Главный "Шериф 007" Леня Козлов, бывший офицер КГБ, представлял себя хранителем и апологетом бессмертных идей, освещенных Феликсом Дзержинским - "Чистые руки, горячее сердце, холодная голова". Памятник бронзовому кумиру Козлова давно свалили и забросили на подворье какого-то музея, но Козлов своей приверженности идеям и методам работы железного Феликса не скрывал и, мало того, старательно претворял их в жизнь. В этом направлении он организовал (и даже оплачивал из созданного Фонда) приют для беспризорных детей... Зенитом его усердия была забота о проститутках. Он пристраивал их на работу или на учебу, выплачивал стипендии и не сразу обнаружил, что "ночные бабочки" вполне успешно совмещали как свои отчетные перед ним занятия, так и свой прежний, привычный и доходный промысел.
    Козлов в открытую, даже на митингах, хаял ненавистный ему нынешний режим в стране и если б он героически погиб, скажем, при штурме Кремля с оружием в руках, то Варвара этому бы ничуть не удивилась. Но Союз из уголовников - это уже слишком.. Хотя, кроме прочего, Козлов был удачливым бизнесменом и это многое объясняло - черт знает, сколько чистого золота и пошлой грязи намешано сегодня в натурах этих, так называемых, "новых русских"! С одной стороны - невежественные, грубые хамы, готовые доллара ради скелет своей покойной мамы в ломбард заложить, а с другой стороны отстегивают же они иногда денежку на тот же Храм Христа Спасителя, на спорт, беспризорников и шоу-бизнес! Разобраться в анатомии современного, точнее сказать - нарождающегося русского бизнесмена, было решительно невозможно - без бутылки.
    глава 6. Среда. То же утро. Так гибнут титаны...
    Роман Викторович Пыль сидел в это тихое утро на лавочке под каштанами, на бульваре, и кушал мороженое. Изредка он поглядывал через дорогу, на здание, украшенное роскошной вывеской: "МАКЛЕР ХХ1 ВЕК" На глазах Романа Викторовича и началось крушение фирмы.
    Подкатились две закрытые машины. Из одной вышли трое невзрачных мужчин, а из другой, более объемной - могучие парни в глухих масках, камуфляже, тяжелых башмаках и с автоматами!
    Трое невзрачных вошли в офис и с подчеркнутой деликатностью попросили охрану вызвать председателя правления господина Сомова. Когда господин Сомов, (изысканный и элегантный, словно опереточный граф) пдошел к визитерам, те скромно представились как служащие налоговой полиции.
    Реакция Сомова оказалась, мягко говоря, странной - он что-то прокричал истошно, пнул ногой одного из налоговиков в живот, проворно развернулся и бегом ринулся в глубины своей конторы.
    В холл офиса тут же ворвалась команда массивных парней в камуфляже, и господин Сомов был перехвачен в своём кабинете, где господин Сомов схватил увесистый бронзовый подсвечник и вознамерился этим оружием то ли отбиваться, то ли обрушить его на компьютер, но ни то ни другое не категорически не удалось. Его схватили и аккуратно уложили лицом в пушистый ковер на полу.
    - Не надо дергаться, Петр Иванович. - ласково посоветовали ему. - Вся ваша деятельность у нас давно под контролем. Сейчас спокойно произведем выемку документов и вам придется ответить на несколько вопросов.
    - Ничего незаконного вы у меня всё равно не найдете! - заверил Сомов, выпалив эту фразу в ковер.
    Затем процесс пошел рутинно. Парни с автоматами встали у стены по углам, служащие фирмы пили чай, специалисты извлекали из столов и шкафов все бумаги. К главному компьютеру села девушка - вовсе подросток, в очках, с узкими плечами и вздернутым носиком. Она загрузила компьютер, а Сомов ехидно засмеялся:
    - Трудись, трудись! Мне скрывать нечего! Все файлы на поверхности, без пароля! Могу и помочь!
    Девушка ответила стеснительно.
    - Я поищу те файла, которые под паролем. Которые вы засекретили и спрятали на винчестере - Упреешь у меня "черные файлы" искать! - заверил Сомов. - У меня кристально честная фирма!
    Девушка виновато улыбнулась, пощелкала тоненькими пальчиками по клавиатуре управления и через минуту, преодолевая все коды и пароли, на экран вылетели все "черные" зашифрованные файлы фирмы - всплыли, родимые, словно трал, наполненный рыбой, из темных глубин моря.
    Сомов, обнаружив этот фокус, завыл в полный голос.
    - Нас продали, продали! Убью я эту суку!
    - Какую суку? - спросили его.
    - Арабов подставил! Достану гада и на том свете!
    - А где этот Арабов? Он служащий фирмы?
    - В отпуске уже две недели назад, но я его из-под земли откопаю!
    Опыт мутных прожитых лет подсказывал господину Сомову, что "качать права" сейчас - дело всякого смысла лишенное. Доказывать свою безвинность следовало в другом месте. Он успокоился и спросил напористо.
    - Я имею право при вас отдать распоряжения своим заместителям, чтоб работа офиса не останавливалась?
    - Конечно, Петр Николаевич.
    Сомов вызвал двух своих заместителей, перепуганных до полного оглушения, и сделал несколько указаний, в достаточной степени бессмысленных, поскольку документы - увозили, а всю компьютерную сеть офиса отключили и опечатали. Без документов и компьютера, понятно, никакой работы фирма вести не могла.
    Свои инструкции Сомов закончил тоскливой фразой:
    - Как на зло и Роман Викторович в отъезде! Он бы с вами живо разобрался!
    Главный из налоговой полиции осведомился.
    - А кто это Роман Викторович?
    - Наш старший риэлтор Роман Викторович Пыль. Он в командировке в Виннице. Когда вернется, всё вам будет ясно.
    ... Ни в какой Виннице, как уже известно, на данный момент Роман Викторович Пыль не был. Он всё ещё сидел на скамеечке тут же, на бульваре, в сорока метрах от фирмы "Маклер ХХ1 век" и кушал мороженое..
    Штурм офиса вызвал у старшего брокера радостную реакцию - он даже тихо посмеялся. А потом, будучи в душе интеллектуальным садистом, достал мобильный телефон и набрал номер "трубы" господина Сомова. Тому, видимо, выйти на связь разрешили, поскольку Сомов прокричал напряженно - видать ожидал сказочного спасения:
    - Я слушаю вас!
    - Пыль говорит. - озабоченно произнес он.. - Петр Николаевич, мне придется задержаться здесь, в Виннице. Уж больно выгодное дело.
    - Бросай всё! - закричал Сомов, не скрывая абсолютной паники состояния своего духа. - Рви, лети, беги сюда, Рома! Нас продали! Скотина Арабов подвел нас под монастырь! Крышка! Выдерни меня из-за решетки! Только ты нас спасешь! Сделай что-нибудь, Рома, ты же можешь!
    - Конечно, Петр, конечно. Ты не дергайся, главное - береги нервную систему и соблюдай диету. Мы скоро увидимся.... Лет через десять.
    Последнюю фразу Пыль произнес всё же мимо мобильника и на этом разговор закончился - трагический с точки зрения господина Сомова и очень комический с позиции господина Пыль.
    Он не отказал себе в удовольствии проследить, как через час с небольшим господина Сомова вывели из офиса, (пока без наручников, слава богу!) посадили в обычную легковую машину и увезли.
    Пыль был уверен, что ранее чем, как минимум, лет через пять к своей деятельности Петр Николаевич Сомов не вернется - по не зависящим от его персональной воли обстоятельствам. А потому фирму ликвидируют, а помещение офиса можно будет взять в аренду. Пыль даже знал, кому он эту аренду будет предлагать - филиалу мощной аллюминевой компании.
    И вот ведь какие дикие соображения имеют место касательно предлагаемой ситуации. Роман Викторович Пыль ощущал себя сейчас не боле не менее, как благородным борцом с экономическими преступлениями! Он сегодня покарал мошенников и воров! Это ощущение было искренним и убежденным! Грязных воров и мошенников, которые разворовали родную страну, надо было карать! Самого себя Роман Викторович с этими мерзавцами и не думал отожествлять! Хотя по уровню мастерства в мошенничестве, воровстве и утонченных трюках карточного шулера - всякие "Сомовы" не годились Роману Викторовичу и в подметки. Эти наивные глупцы НИКОГДА не могли вычислить, кто именно подвел их под сокрушительный удар Закона, всегда обвиняли совсем других людей. Как, к примеру, в данном случае, господин Сомов опрокинул обвинение в предательстве на господина по фамилии Арабов. И категорически напрасно господин Сомов намеревался достать и покарать этого изменника и доносчика. Дотянуться до него было сложно - верный друг Романа Викторовича господин Арабов уже сменил фамилию, место жительства имел в каюте собственной яхты и плавал по Средиземному морю, поджидал дружочка Романа Викторовича.
    Тем временем Пыль докушал мороженое, вытер платком губы и руки, закурил дешевую сигарету и призадумался на тему, как ему работать с конторой "Зенит Риэлт В.С."? То, что эти деятели, с его точки зрения, на данный момент являются глупыми босяками с претензиями но без опыта никаких сомнений не вызывало. А потому следовала по началу честно и сильно "раскрутить" фирму. Чтобы было потом, что с неё взять и на чем "кинуть". Не мешало бы и слепить себе нового надежного помощника, вместо уплывшего в океаны Арабова. Плевать, кто это будет - Пыль был уверен, что переломит через колено любого, и каждого заставит себе подчиняться. И уж тем более его не пугала Варвара Серова - женский ум и способность дамочек к коммерческому мышлению он оценивал весьма скептически. Нет... Пожалуй, не совсем точно. Дамы и барышни порой бывают достаточно цепкими и точными в дебрях бизнеса, однако в решающий момент всякого рода глупые эмоции, чувства и совершенно необъяснимые броски интуиции могли сокрушить всё дело как раз в тот момент, когда прибыль (законную или вовсе иного порядка) следовало грести лопатой. Дамочки могли пустить слезу и идти с повинной в милицию как раз в тот момент, когда набивали себе трусы и лифчики банкнотами общей суммой на миллион долларов - были и такие случаи в практике Романа Викторовича. Одна его партнерша пустила по ветру всю свою крепкую фирму только потому, что её возлюбленному, видите ли, надо было построить яхту для кругосветного путешествия. Яхту он не построил, деньги просвистали на Багамских островах, а затем возлюбленный и вовсе исчез. А дамочка отсидела два года на нарах, а потом пошла на панель. Роман Викторович подобрал её в канаве и помог купить кафе "Сластена" на Арбате... Где почти каждый день сам и вкушал мороженое в неимоверных количествах.. Вот к каким немыслимым виражам приходится быть готовым при работе с прекрасной половиной человечества.
    Однако - всё равно. Роман Викторович чувствовал себя глубоко усталым. Истрепалась нервная система, давало перебои сердца, лишняя масса тела пригнетала к земле и вся суета собственной деятельности уже не возбуждала в душе никакого азарта. Шестьдесят четыре года - пора утихомириться и с остатками физических плюс душевных сил уйти на покой, чтоб этот покой ещё можно было использовать в свои тихие радости с удовольствием. Припрятанные капиталы Романа Викторовича позволяли ему прожить безбедно очень много лет.
    ... Примерно в эти же часы Варвара вызвала к себе в кабинет Стаса Николаева, Жанну, Кириллова и сказала.
    - Начальником над вами будет профессиональный вор и мошенник. Я полагаю, что около года он будет "раскручивать" нашу фирму сильно, честно и усердно. Но затем, если мы зазеваемся, то пойдем по миру с нищенской сумой через плечо. Одного из вас, скорее всего - тебя, Стас, он будет вербовать в своего закадычного друга и верного помощника.
    Стас спросил, недоумевая.
    - Так зачем нам такие номера?
    - За тем, что он опытен и знает дело. Которому научит и тебя, Стас.
    - Воровать и мошенничать?
    - Не без этого. Сортировать и применять на практике полученные бесценные знания будешь сам.
    - Спасибо. - проворчал Стас.
    - Пожалуйста. Ко всему сказанному, ещё одно... У меня создалось впечатление, что Пыль - на излете. Он порядком устал от своей бурной жизни. Теперь даже возвращается в детство. Мечтает о ковбойской шляпе, костюмчике из джинсы и мотоцикле. Похоже на то, что он спускает флаг и работа с нами будет его последним выступлением на сцене. Исходя из этого, я предполагаю, что обучение Стаса он проведет искренне и честно, чтобы воспитать на память о себе такого же пройдоху, каков сам. Стас, ты меня понимаешь?
    - Да. - ответил Стас и засмеялся. - Варвара Сергеевна, передачи мне в тюрьму будете присылать?
    - Обязательно.
    В двери кабинета просунула голову Надя и сообщила испуганно.
    - Варвара Сергеевна, замели фирму "Маклер ХХ1 век"! Мне подруга звонила - с автоматами всех повязали и в наручниках увезли в тюрьму!
    - Думаю, что не всех. Через час или попозже придет очень толстый человек по фамилии Пыль. Пропусти его вне очереди.
    Надя исчезла, а Кириллов поправил прическу и одобрительно, с большим уважением, заметил.
    - "Маклер ХХ1 век" сгорел, как и ожидалось. Что ж, система Романа Викторовича работает без сбоев!
    - Зато он сам - большой "сбой"! - заметила Варвара достаточно безграмотно, но была понята.
    ...Роман Викторович объявился через час и помпезно заявил с порога.
    - Вот так гибнут титаны! В одночасье и без агонии!
    С неожиданной и поразительной легкостью он перебросил своё многопудовое тело через кабинет и с грацией молодого слона попытался опустится в кресло - не получилось, не уместился..
    - Кто погиб? - спросила Варвара, а Стас и Кириллов засмеялись.
    - Пару часов назад, драгоценные мои, пошел ко дну титан риэлта фирма "Маклер ХХ1 век"! Бедолаги бились, как львы! Но грубые дяди с автоматами усадили их в закрытые автомобили и увезли за горизонт!
    Закончив издевательскую тираду, Пыль сдвинул вместе два стула и опустил на них свой обширный зад.
    Кириллов спросил сквозь смех.
    - Рома! А почему ты с ними не потонул?!
    - А я, по рассеянности своей натуры, опоздал на последний рейс этого "Титаника".
    Кириллов спросил ревниво и более чем заинтересовано.
    - Извини, Рома, а какова судьба Коленьки Арабова?
    - Благополучна. Не дергайся, драгоценный.
    - Значит, вы человек везучий. - сказала Варвара с непонятной интонацией. - С чего начнем работу, Роман Викторович?
    - Я думаю, с небольшой вступительной лекции в моем исполнение. Через это познакомимся, ведь это моя команда, да? - он указал на Стаса, Кириллова и Жанну Семенову. - Этих я должен учить уму-разуму?
    Снисходительный тон толстяка изрядно раздражал, но Варвара кивнула, сказала сдержанно.
    - Да. Ваша команда. Лучшие из лучших. Абсолютных мошенников и жуликов, я надеюсь, вы из них не сделаете. Удержитесь, пожалуйста, в рамках приличия.
    - Попробую, - согласился Пыль. - Итак, господа, коротко. Первое. Наш главный враг - алчность и непорядочность партнеров по сделкам. Мы почти всегда жертвы русского стиля бизнеса - хапнуть, сбежать и пропить. Этого национальной традиции не перешибет ни царь-президент, ни бог, ни сам дьявол.
    Варвара поджала губы и перебила велеречивого жулика.
    - Роман Викторович, это мы знаем достаточно хорошо, вы не в детский сад попали.
    - Драгоценная моя, - с коварной улыбкой остановил её Пыль. - Уж если вы меня наняли в качестве не только брокера, но и педагога, то дайте же мне пофорсить, покривляться! Дайте почувствовать себя Богом! Для начал дела я должен набрать душевный разгон!
    - Хорошо. Разгоняйтесь. - согласилась Варвара разумно решив, что уж если она пошла на такую аферу, то следует придерживаться правил чужой игры.
    - Итак, я прошу вас не комплексовать и отдавать себе ясный отчет: риэлтор - это гнусный сводник Ищет продавца и покупателя и сводит их вместе под одно одеяло. Главная деформация профессии - постоянные хлопоты. Риэлтор ощущает постоянные перегрузки, как физические так и моральные. Одна беседа с чиновничьим рылом в том же Москомимуществе, которого вам не миновать, стоит нескольких лет жизни.
    Варвара отключилась. Весь этот выспренний монолог был перегружен пошлостями, но без них никуда не денешься. Другое дело, что Пыль, вживаясь в новую роль, настраивал своих учеников разом на сложности и похабие будущей деятельности и в этом он, быть может, был решительно прав.
    - Я научу вас, драгоценные мои, мошенничать и проворачивать разного рода блестящие аферы! И запомните, брокер гибнет, если ни с кем не делиться и надеется процветать в одиночку! Именно по этой причине час назад трагически погиб "Маклер"! Мошенничать надо коллективно и с азартом! Правило простое - обманывай кого угодно, делай "лохов" из кого угодно кроме СВОИХ!
    Варвара присмотрелась к реакции на эти заявления членов новой команды риэлторов.
    Стас Новиков, глядя на Пыль, не скрывал скептической улыбки - ни в глазах, ни в презрительно искривленных губах.
    Игорь Кириллов смотрел на Романа Викторовича с нескрываемым восторгом и глубочайшим уважением - словно лицезрел пророка.
    Жанна глядела подозрительно и настороженно Девушка сидела рядом со Стасом и чуть касалась его локтем.
    Неожиданная, чуть ревнивая мысль отвлекла Варвару - "интересно, спит Жанна со Стасом, или ещё нет?" Но мысль как пришла, так и ускользнула, не оставив после себя ни горечи, ни любопытства.
    - А теперь, господа, - Пыль стремительно поднялся со стульев. - Я приглашаю вас как следует надраться! Выпьем водовки! По моему глубокому убеждению одна добрая пьянка сплачивает коллектив больше, чем годы рутинной совместной работы!
    Брокер взглянул на Варвару и подмигнул - она сообразила, что он собирается за выпивкой прощупать своих подчиненных на предмет не столько их талантов, сколько разобраться в их человеческих качествах вообще и наметить себе верного ученика.
    - Без меня. - сказала она. - Сплачивайтесь и спаивайтесь, если угодно. Мне нужны только результаты.
    - Вперед! - скомандовал своей группе Пыль. - Помянем "Маклера" и выпьем во наше здравие!
    - Минутку, Роман Викторович. - вспомнила Варвара. - Задержитесь на два слова.
    Когда все, кроме Романа Викторовича покинули кабинет, Варвара вытащила из стола фальшивый паспорт на своё имя и протянула его своему старшему брокеру.
    - Взгляните и дайте оценку. Вам эта дама не знакома?
    Она внимательно всматривалась в его лицо, но ни один мускул не дрогнул на толстой физиономии. Посмотрел на фотографию, заглянул на остальные страницы и засмеялся.
    - По моему, это проститутка. И по сему, вы зарегистрированы во всех соответствующих списках центральной милиции. Ваш паспорт пропадал?
    - Да.
    - Ну, трюк обычный. На всякий случай сделайте заявление о временной пропаже ментам, а так - просто будьте внимательней.
    - Так вам эта дама не знакома?
    - Помилуйте, драгоценная! Она не из моего романа!
    глава 7. Среда - Четверг. От вечера до утра.
    Вечерами по средам и пятницам Варвара посещала тренажерный зал. В просторном подвале при отличной вентиляции собиралось две дюжины дам возрастом от двадцати до пятидесяти и под жесткие команды тренера и ритмичную музыку в бешеном темпе то ли танцевали, то ли выделывали акробатические фигуры немыслимых упражнений, которые требовали ловкости обезьяны. Потели так, что казалось только что вылезли из ванны.
    Когда эти мучения закончились, Варвара плюхнулась в бассейн не снимая спортивной формы, и разделась в воде. Едва там передохнула - разделась полностью и голой вошла в массажный кабинет.
    Седой массажист Самсон за годы своей работы утерявший всякий игривый интерес к обнаженной натуре, растянул Варвару за руки за ноги на столе, шлепнул по заднице и проворчал.
    - Диету голодную соблюдаешь? Вес сгоняешь?
    - Еще чего.
    - Молодец. И не вздумай в скелет превращаться. Женская фигура типа "доска два соска" только для глупой рекламы нужна. У русской бабы должна быть СТАТЬ! Её и держись, чтоб мужики горячим кипятком писали.
    Следом за тем Самсон встал пятками на хребет Варвары и без всяких нежностей принялся маршировать по её спине, словно солдат на парадном плацу. Варвара стонала и непотребно ругалась, что только радовало Самсона, являвшегося самым профессиональным мастером своего дела столицы поговаривали, что и по спине жены президента он прогуливается своими железным пятками.
    После обработки позвоночника и всех суставов Самсон принялся свирепо разминать все остальные части тела, включая и самые интимные. Казалось, разобрал все мышцы на отдельные волокна, в заключение раз десять хлестко ударил по ягодицам мокрым полотенцем и закончил удовлетворенно:
    - Гуляй. Ты моя гордость.
    Силенок осталось только на то, чтоб сползти с массажного стола, ополоснуться под душем, одеться и добраться до местного кафе в холле того же подвала. Здесь уже чирикали остальные дамы, прошедшие пытки оздоровления. Под чашку кофе Варвара выслушала историю грузной мадам про её мужа, облыжно обвиненного в махинациях на своей фирме и теперь ожидавшего суда - в Бутырке, естественно. Мадам возмущалась несправедливостью:
    - Ему уголовщину шьют, а это же политическая провокация! Политическая! За его общественную деятельность! Банк моего мужа поддерживает оппозицию!
    Варвара знала наверняка, что дама врет. Её страдалец - законченный и стопроцентный вор, крупного масштаба. Никакого касательства к политике его арест не имел, ибо махинации с деньгами вкладчиков и акциями ни с какой стороны политической акцией не назовешь. Но означенный прием уклонения от наказания - объявить себя узником совести - был нынче накатанным и обычным, применялся всеми криминальными фигурантами без всякого стеснения. Дело доходило до того, что и бомжи, которых застукали при краже водки из ночного ларька, зачисляли себя мучениками по политической линии.
    - Мой муж обязательно объявит политическую голодовку! - гордо заявила пышущая здоровьем многопудовая дама.
    - Ну и помрет. - предположила Варвара.
    - Как помрет?!
    - Молча. В свое время шестеро ирландцев в Англии тоже объявили голодовку. Требовали от премьер-министра Маргарет Тетчер зачислить себя в политические узники, а не в уголовники, кем и были. Так у Тетчер хватило сил и воли плевать на их заявления с высокой горы. Двое умерли с голоду, а оставшиеся принялись кушать. Думаю, что и наш президент фокусов вашего мужа не испугается.
    Мадам, ожидавшая в данном обществе поддержки, поперхнулась от возмущения, но Варвара вступать с ней в пустопорожние дебаты не стала, расплатилась за кофе и поплелась к своей машине. Всё тело стонало и ныло при ощущении вместе с тем небывалой легкости и томной неги.
    Дома она плюхнулась на диван и прикинула, что эдак можно и заснуть до утра, и прикорнула было, но на сотовую связь вышел Иван Иваныч, бригадир её сахарного поезде. Гудел в трубку издалека.
    - Сергеевна, мы Украину почти миновали, таможню пройдем и быстренько до дому доскачем, ты не дергайся. - Ты почему задерживаешься, Иван Иванович?
    - Да были тут заморочки египетские. Пустяки - Сахар цел?
    - Конечно, что сахару сделается.
    - А команда твоя жива здорова?
    - Знаешь песню американских бомбардировщиков? - он сипло пропел в трубку - "Вся команда жива и машина цела, на честном слове и на одном крыле". Скоро будем дома, не дергайся.
    Варвара услышала звонок в передней и с мобильником прошла к дверям. Ураганом ворвалась Валерия:
    - Варюха, быстро одевайся, рвем в казино!
    - Накопила деньжонок, не терпится играть?
    - Силы небесные! Пусть мужики в казино такими глупостями занимаются! У нас другие интересы! Одевайся, нас ждут!
    Варвара закончила в "трубу"
    - Иваныч, поторопись, у нас срок доставки оговорен.. Не подмочите сахар, а то заказчик, Мишка Лавочкин, откажется от товара. Всего доброго.
    Она отключила мобильник, а Валерия застонала.
    - Боже, какая у тебя рожа запущенная! Доярка! Фермерша полей! Разве можно так обабиться?!
    Поскандалили в очередной раз, после чего Варвара погружала лицо то в тазик с холодной водой, то в кипяток и визжала от боли, а подруга хохотала.
    ...Так или иначе, а в холл казино обе вошли, блистая всеми своими достоинствами: вечерние туалеты, платье "в пол", плечи голые, макияж стильный, в целом - светские львицы, московская элита или "дамы полусвета", как уж вам будет угодно.
    Что касается казино, то оно пыжилось под подобные заведения Лас-Вегаса или княжества Монако. Тяжелые портьеры, классические люстры, строгий интерьер в стиле "ретро" и обслуга в белых перчатках. Ну - барная стойка, ну - джентльмены в смокингах, дамы в соболях, всё как положено.
    Мимо проскочил Володька Леонов - хмельной, напористый и смешной, прокричал насмешливо:
    - Что, Варька, застрял твой сахарный поезд в Хохляндии?!
    - Откуда ты знаешь, стервец?!
    - Знаю! Это бог тебя за глупость наказал! Перекинула бы сахар мне, уже бы имела свой профит в натуре! Ладно, милка, есть шанс что ещё поумнеешь Подсолнечного масла в бочках, отечественного, нерафинированного тонн двадцать - найдешь?
    - Найду. Кубанское.
    - Тогда я завтра у тебя.
    С этим суетливый деляга и умчался. Куда-то пропала и Валерия. Варвара прошла в зал и решительно направилась к рулетке - с прошлого посещения у неё ещё оставались фишки для игры.
    Колесо завертелось. Фишки под рукой Варвары улетали на зеленый стол. Через полчаса переменного счастья она мельком заметила, что с другой стороны рулетки торчит странная троица. Валерия, рядом с ней (по плечо) узкоглазый азиат в очках, улыбчивый, любопытный, деликатный. И рослый парень, альбинос с брюзгливым выражением лица - эдакий сноб, презрительный наблюдатель порока и разврата.
    Валерия перехватила её взгляд и принялась через жестикуляцию и ужимки подавать знаки, поясняя, что: "азиат - это мой, а второй - для тебя!"
    На это приглашение Варвара не отреагировала. Первым делом - игра, всё остальное - потом.
    Из ресторана в зал шумно вывалился гигантский мужчина с роскошной бородой - эдакий купчина старорусского порядка, пьяный, шумный, раздольный пуп земли. Заорал на весь зал:
    - Ша! Слушай сюда! Всем красивым бабам дарю по сто долларов! Подходи, красотки!
    И действительно, извлек пачку долларов, а охочие до даровщины местные дамочки метнулись к нему бойкой и жадной стайкой. Но такие номера здесь не проходили - заведение кичилось респектабельностью: охрана вежливо подхватила купчину под руки и препроводила не на выход, а обратно в ресторан, поскольку разгулявшийся клиент при деньгах - всё равно нужный человек, а не хулиган без денег, а потому достойный изгнания.
    - Сколько ты уже просадила? - спросила Валерия со спины.
    - Отстань. Четыреста долларов. - нервно бросила Варвара.
    - Кончай. Заведешься и опять чего-нибудь из нижнего белья на кон поставишь. Пойдем я тебя со своим японцем познакомлю.
    - Подожди, сейчас игра переломится... Еще пару раз....
    Игра не переломилась, фишки кончились, игровой злости только прибавилось.
    В конечном счете "своего" японца Валерия представила возле стойки бара. Стояли у бокалов с шампанским вчетвером: японец, рослый соотечественник - ярко выраженный альбинос - и дамы.
    - Варя, это господин Сакамото, это - Акиро Куросава.
    Варвара глянула на парня подозрительно:
    - Акиро Куросава это, кажется, японский кинорежиссер?
    Парень покривился с высокомерной снисходительностью, за него ответила Валерия:
    - Он переводчик. Хочется быть Акиро Куросавой, чего такого?
    Настоящий японец что-то пролопотал и Куросавы перевел с таким видом, словно навоз во рту жевал - смотрел на Варвару:
    - Сакамото-сан спрашивает: вы шлюха при этом казино или заняты бизнесом?
    Варвара на миг опешила, но, поскольку опыты общения с хамами набралась уже достаточно, с ответом не задержалась:
    - И то, и другое. У меня широкий профиль.
    Мужчины почирикали между собой, быть может, на японском и снова Куросава пробрюзжал:
    - Сакамото-сан просит у вас личной и срочной аудиенции. Для важного разговора. Выгодного для обеих сторон.
    Варвара ответила четко:
    - Переведи, холуй. Я принимаю по субботам и только за наличные.
    - Переведу. Но вы многое потеряете. И вы, и господин Сакамото.
    - Пусть сделает себе харакири.
    Валерия одобрительно захихикала, (обожала перепалки) а Варвара поставила недопитое шампанское на стойку и решительно вернулась к рулетке. Очередные кавалеры подруги показались Варваре всё из той же стандартной обоймы: соотечественник - босяк и хлыщ, охотится за жалкими подачками, где может. Японец - мелкий торгаш, рекламный агент, прогоревший в Японии и собравшийся поудить рыбки в мутных водах русского бизнеса. Таких удальцов на русском рынке было теперь пруд пруди, а серьезный бизнес со своим капиталом вступать на дикий русский базар не торопился. И уж во всяком случае не искал партнерства в стенах казино.
    Варвара в повышенном темпе разменяла сто долларов на рубли, рубли на фишки. Колесо закрутилось, белый шарик начал веселую и трескучую пляску на ребрах рулетки. Пижон крупье изображал из себя профессионала классической школы - предпочитал подавать свои команды по-французски. Дважды проигралась на "красном", единожды выиграла на "чёт". За спиной Варвары озабоченно пробежал Леонов, напомнил на ходу.
    - Варя, не забудь про подсолнечное масло!
    Варвара кивнула - яростный азарт уже захватил её и остановится не было никакой возможности. Она терпеть не могла проигрывать ни в чем, а потому и воспринимала игру, как битву за жизнь. Кто-то вежливо коснулся её локтя и словно сытый кот промурлыкал:
    - Варвара Сергеевна , почему ты уволили моих телохранителей из своей фирмы?
    Она повернулась и увидела приземистого, прочного, как сундук, мужчину с бугристым темным лицом и зализанными на затылок, блестящими от помады иссиня черными волосами. На его клубном блейзеры золотились гербы едва ли не королевских клубов.
    - Козлов! - нервно обрадовалась Варвара - Я тебя весь день ищу! Ты знаешь, что твой Васильев убит?
    - А Макаров - в тюрьме. И катит на тебя бочку. - спокойно продолжил Козлов. - А Демин сбежал неизвестно куда, тоже наверное в воровстве замазан. Мне всё это очень не нравится.
    - А мне?! - она передернула плечами - Слушай, Козлов, у меня игра пошла. Приходи ко мне завтра. Обязательно зайди. Я тебя подозреваю в очень тяжких грехах. Если не разберемся в ситуации, то я на тебя все грехи повешу, так и знай.
    - Какие ещё грехи? - насмешливо спросил Козлов.
    - Такие. Я прикидываю, что именно с твоей подачи Васильев крал мою водку и ты будешь разбираться с милицией, кто его замочил. Прости, но иного выхода у меня нет. Своя шкура дороже, понимаешь надеюсь.
    Узкие губы Козлова дернулись в презрительной судороге вместо улыбки.
    - Пургу несешь, родная. Но завтра разберемся.
    Он кивнул и растворился в толпе - мощный, маленький, похожий более на мясника из рыночных рядов, чем шефа охранного бюро "Шериф 007" Варвара метнулась к рулетке. Колесо завертелось, шарик запрыгал
    Под утро Варвара вернулась домой...
    М-да... Из песни слова не выкинешь. Она преодолевала лестницу помогая своему подъему - руками по ступеням. Её шатало и заносило, от шикарного внешнего вида по дебюту в казино - ничего не осталось.
    Следом за ней, с интервалом в лестничный пролет, пытался поспешать ухарь купец, одаривший красавиц казино баксами. Так же был не в лучшей форме - через каждый шаг обвисал на перилах, но мозг его был занят глубокой проблемой:
    - Слухай, сучка московская... Я мужик, а? Настоящий сибирский мужик?
    - Мужик, мужик. - успокаивала Варвара. - Илья Муромец.
    - Не Муромец, а Муромов Илья Степанович... Показал я вам, шпане московской, как капитально гулять надо?
    - Показал, показал.
    - А ты тоже знатная баба...
    Ей понадобилось три попытки, прежде чем ключ попал в замок. За это время Муромов достиг середины последнего пролета, рухнул на ступеньки и позвал жалобно.
    - Слышь, деваха, ты меня у себя не пригреешь? Силов больше нет и все деньги распылил.
    - Ну и дурак. Все вы, сибиряки, такие. тупые дураки. Вас солью России лживое советское кино сделало. Дураки. Горланите, хвост как павлины распускаете, а на поверку - босяки. На кухне, на полу тебя устроит?
    - А то? Если там тепло, то капитально устроит.
    - Входи.
    Цепляясь за стенки, Варвара вместе с гостем прошла на кухню, где он тут же бессильно опустился на пол и свесил голову между колен. Когда Варвара принесла одеяло он уже спал и она накрыла его с головой.
    Вернулась в комнату и рухнула на диван, не раздеваясь, а этот диван под ней встал дыбом, завертелся, перевернулся, вылетел в окно и устремился то ли в космос то ли в неведомое четвертое измерение Когда она проснулась поутру и отправилась на кухню варить кофе, то не сразу поняла, почему на столе лежит аккуратно свернутое одеяло. Потом вспомнила вчерашний вечер, прокляла его и зареклась более такого не повторять. В пятнадцатый раз зареклась. А сибирский гость, получалось, исчез бесшумно - только чашка с остатками крепкого чая на столе от него осталась. Да ещё десять долларов! расплатился сибирский мужик за постой! Тактичный, да совестливый народ эти сибиряки - оплот и будущее России, если, разумеется, не просадят своё отечество в казино. Хотя что вы?! Не просадят в казино ни за что свои богатства и гордость могучие сибирские люди! Не просадят, а обязательно пропьют, вот в чем национальная угроза!
    глава 8. Четверг. Опять очная схватка.
    Рабочее утро в офисе началось с того, что в кабинет Варвары вошла Жанна Семенова при своем несмываемом выражении полного разочарования в жизни на лице. Присела и сказала капризно.
    - Я с этим жуликом и охальником работать не буду!
    - С Романом Викторовичем?
    - Да. С "пылью", которая "навоз".
    - Тебе не надо с ним работать, Жанна, тебе надо у него учится.
    - Учится я согласна, А он меня в постель тянет и за грудь хватает!
    - Подожди... С его массой и брюхом такие штучки как-то уже получаются акробатическим трюком из цирковой программы.
    Жанна зарделась.
    - А он это в извращенной форме предлагает!
    Так, только этого не хватало. С вопросами "сексуального домогательства на службе" где-то в Америке справились легко - приняли нужные Законы или обязательные правила и теперь любая дама может посадить в тюрьму мужика, если он у неё на улице дорогу в Храм Христов указать попросит - домогательство в американской версии.
    - Варианты, Жанна, следующие. Либо дай ему по морде, либо терпи, либо - увольняйся.
    - Оставьте меня в прежнем секторе! Я же хорошо работала на рынке зимней одежды?! С мехами, дубленками?!
    - Пройденный этап, Жанна. Мне нужен обученный риэлтор. Нового брать с улицы - не хочу. Или переучиваешься или увольняешься.
    - Тогда поговорите с ним!
    - Не хочу и не буду. Завтра тебя начнет домогаться Александр Македонский, мне и с ним говорить? Учись оборонятся сама, жизнь у тебя впереди ещё длинная.
    Неожиданно девушка смутилась ещё больше.
    - Да понимаете, то что он меня лапает, ещё куда ни шло. Он больше гладит, а не хватает. Но всё это при людях, при Стасе Николаеве...
    - При чем тут Стас? - удивилась Варвара.
    - Ну... Как вам сказать... У нас со Стасом складываются серьезные отношения... Я хочу познакомить его со своими родителями И со своим братом Рудольфом, он тоже риэлтор..
    Вот так. В конторе по весеннему времени начался брачный сезон. Или сезонные случки, как вам будет угодно, - весна, пора любви, так что все в порядке вещей. Без романов, интриг и связанных с этим скандалов ни одна фирма не существует - если её штат смешанный, из разнополых двуногих. И ведь что особенно скверно: если штат фирмы однополый, скажем сплошь из мужчин - то ведь спиваются, хамеют мерзавцы, создается система панибратства, круговой поруки и бизнес летит под откос. А буде в штате одни барышни - интриги и сплетни, истерики и доносы так захлестывают всё дело, что никакие другие заботы сотрудницам и в голову не приходят. Какой там бизнес, если Маша вчера купила норковую шубу и на ней, на шубе, - в подвале трахалась с Ваней, а у остальных такой шубы нет?! И в обсуждении этой трепетной проблемы мог пройти весь рабочий день.
    - Хорошо, Жанна, я смогу только предполагать, что если Пыль обнаружит, что твои отношения со Стасом настоящие и серьезные, то он, мужик не без мозгов, от тебя отстанет. Или уже Стас с ним потолкует, как мужик с мужиком.
    - Я его сама искалечу!
    - Допустимый вариант. - благосклонно поддержала Варвара. - Только не бей господина Пыль по голове. Она нам ещё понадобится.
    Беседа с начальницей, как ни странно, взбодрила Жанну и она покинула кабинет, полная самых решительных намерений. В свою очередь Варвара, прислушиваясь к себе, даже с легким недовольством установила, что роман Жанны со Стасом её категорически не задевает. Какая там ревность, если ничто не дрогнула ни в душе, ни в разуме! И получается, что это Стас в её объятиях - это уже разврат, случка, а если угодно - спортивный секс. Быть может и полезный для физиологии, но как-то чрезмерно прагматично это получилось, без души и чувств. Плохо. Плохо с той точки зрения, что несколько лет суеты в бизнесе погасили чувства, эмоции и все отношения она, Варвара, выстраивает теперь с точки зрения их пользы для фирмы. Полезно было наградить Стаса за его подвиги на станции Товарная - пожалуйста! Отличится завтра тот же Пыль в брокерских успехах - будьте любезны под одеяло к хозяйке, хоть в извращенной форме! Так что ли?
    Около полудня прозвонился дознаватель Дроздов. Варвара гаркнула, с наигранным раздражением, не дав ему слова сказать - Опять?! У меня всё-таки работа, дорогой мой!
    Дроздов поздоровался и произнес с непонятной интонацией.
    - Варвара Сергеевна, мы решили на днях отпустить Макарова под подписку о невыезде.
    Она засмеялась.
    - Такой он у вас оказался ангел в незапятнанных одеждах?
    - Не в том дело. Тюрьма переполнена, у нас приказ прочистить камеры. А Макаров далеко не убежит.
    - Зачем вы мне это сообщаете?
    - Нужно подписать протокол очной ставки и я полагаю, что вам с ним не помешает ещё парой слов перекинуться.
    - Не помешает. - согласилась Варвара, а сама была убеждена, что дознаватель врет, что у него наметился какой-то новый поворот в деле, скорее всего, опасный для неё, В.С. Серовой..
    Дроздов назвал ей иной адрес встречи, уже не в Матросской Тишине. Варвара приглашалась на Петровки 38, в знаменитый и грозный МУР.
    ... Наташа, как всегда молча, довезла Варвару до исторического здания, пропуск был уже выписан и она без труда нашла нужный кабинет. Где и обнаружила как Дроздова, так и изрядно взбодрившегося Макарова.
    Так - оставалось предположить лишь одно: Макарова его покровители, что называется "отмазывали". Каким способом, какими методами Варваре неведомыми, но он смотрел на неё отважно и даже с некоторой насмешкой. Она спросила Дроздова.
    - Этот прохиндей стоит на своём?
    - Да. - кивнул Дроздов. - Твердо утверждает, что вы , Варвара Сергеевна, обещали ему пять тысяч долларов за убийство Васильева.
    Что ж решила Варвара, пришло время лобовой атаки, решающий козырь - в игру! Этот козырь её подарил сбежавший из столицы Матвей Демин.
    - Очень хорошо. - она хлопнула по столу рукой. - Эй, Макаров! А ну, взгляни на меня!
    Тот выдержал лишь секунду встречного взгляда и отвернулся..
    - Макаров, а ты рыбалку любишь?
    Макаров не дрогнул, не дернулся, но руки его сжались в кулаки.
    - Что молчишь?! Скажи-ка, как тебе нравится рыбалка на Истре?! В хорошей компании, да с бутылкой?!
    Макаров сжался и резанул по её лицо затравленным взглядом. Дикий страх и ненависть перемешались в его глазах, а голова провалилась между плеч.
    Дроздов тут же насторожился.
    - О чем идет речь, Варвара Сергеевна?
    - Он знает! - уверенно и жестко улыбнулась Варвара.. - Так что, Макаров, хорошую корову тогда Марии Николаевне Ивановой купил? А ведь её совесть замучила, она решила всю правду сказать. Про эту самую рыбалку на Истре.
    Если бы Дроздов помолчал, да не встрял в разговор со своими приказами, Макаров от испуга наверняка бы начал выдавать правду по всем предложенным статьям. Но Дроздов предпочитал держать движение очной ставки под своим контролем, а потому оборвал Варвару неприязненно - При чем тут коровы, рыбалки? Придерживайтесь существа вопроса гражданка Серова.
    И тем не менее - Макаров был смят и напуган. А Дроздов этого не замечал и на добивание не шел. Варвара закончила безнадежно.
    - Меня, Макаров, ты не схаваешь. А покидать уютную тюрьму, я тебе не советую. Сиди уж за решеткой, так тебе безопасней.
    - Варвара Сергеевна! - возмутился Дроздов. - Я попрошу вас объяснить свои слова! Иначе...
    - Не надо мне угрожать. Что знаю - то скажу, я барышня законопослушная.
    - Хорошо. Только, извините, я включу диктофон.
    - А сколько угодно! Макаров, ты забыл, что и Демин на той рыбалке был? Он и поведал мне, как там дело было..
    - Говорите по порядку, Варвара Сергеевна, я готов к записи. предложил Дроздов.
    - Так вот. Со слов Демина, сказанных ещё зимой, явствует, что на той рыбалке, на Истре, наказание за преступление было выкуплено коровой.
    - А при чем тут Истра? Рыбалка и корова? - ошалел Дроздов.
    - А это я блефую, страх на этого придурка навожу. Но он вас по этим событиям может просветить существенно..
    Макаров выжал из себя сипло и невнятно.
    - Я по тому делу алиби имею... Я никого не убивал - Ага! - подхватила Варвара. - Насколько я понимаю, алиби тебе делал покойный Васильев?!
    И опять Дроздов "потянул одеяло на себя", как говорят актеры, опять не выдержал и потребовал настойчиво.
    - Варвара Сергеевна, я официально требую пояснений!
    - Подымите в своих архивах дело годовалой давности по убийству человека на Истре. В нем фигурирует господин Макаров. Есть у него алиби или нет такового, я утверждать не могу. Но если судить по тому, как господин Макаров сейчас наделал в штаны, то этого старого дела он боится до судорог в генеталиях.. Как мне кажется.
    - Перекрестись, сука, если кажется. - в стол сказал Макаров, а Варвара засмеялась.
    - Подумай десять раз, урод. Я ведь могу быть тебе как защитницей, так и погубителем. Если уж меня совсем прижмет, я ведь докопаюсь до свидетельницы Марии Николаевны, подарю её стадо коров и она изменит свои показания.. Подумай сто раз, прежде чем врать, будто я тебе давала пять тысяч баксов за Васильева. Тем более, что этот недоносок таких денег и не стоит. А ты бы его и за одну штуку пристрелил.
    - Макаров, - выдержав паузу, начал Дроздов. - Вы продолжаете утверждать, что получили от Серовой предложение за деньги убить Васильева?
    Бывший телохранитель молчал. И неожиданно из глаз его на тяжелые руки упали две слезы, а плечи вздрогнули.
    Варвара наклонилась через стол, тронула его за руку и произнесла с предельной мягкостью.
    - Макаров, бог с тобой, держись версии, которую тебе кто-то навязал, может и спасешься. Скажи мне только, как человеку, который тебе платил хорошие деньги и теперь зла на тебя не держит. Ты знаешь, кто такая "Цыганка"?
    Короткая судорога дернула его лицо, он сморщился и отвернулся к окну. Кажется слышно было, как тяжело проворачивались у него в голове непривычные к мышлению мозги, в попытке пересмотреть ситуацию и найти в ней спасительную лазейку. Нашел - понял, что сразу вопроса не решит и сказал едва слышно.
    - Верните меня в камеру, гражданин следователь. С сейчас ничего больше не скажу.
    - Как пожелаешь. - согласился Дроздов и через минуту Макарова увели.
    - Что это ещё за "Цыганка" на горизонте появилась? - подозрительно спросил Дроздов.
    - Это внутреннее дело фирмы. Просто мошенница на доверии. Ко всему остальному касательства не имеет.
    Варвара и сама поразилась с каким изяществом она врала - десять лет занятия бизнесом оказались хорошей практикой в этих упражнениях, а к слову сказать - ну какой русский человек рискнет сказать менту правду?! Ведь обязательно соврет, соврет без всякой к тому нужды, лишь из инстинктивного чувства самосохранения. Соврет А Дроздов более не задавал никаких вопросов. Сделал вид, что информацию по преступлению на Истре попросту не услышал. Его тоже понять можно - если то старое дело закрыто, так зачем теперь ему, Дроздову, перегружать себя ненужной работой? Варвара спросила легко - Вы действительно верили, что я заказала убийство Васильева - Ни на секунду. искренне ответил дознаватель. - Но если сделано заявление, то я обязан провести проверку, и что самое муторное - составить соответствующую бумагу. Вы же понимаете, бюрократия - Понимаю.
    Варвара расписалась в каких-то бумагах, не читая текста, Дроздов заверил, что боле никаких беспокойств ей не доставит, на чем и распрощались.
    ... Матвей Демин очнулся, как ему сначала показалось, в каком то очень большом железном ящике, который трясло и качало во все стороны. Через минуту он понял, что валяется на полу в кузове рефрижератора, но холодильные камеры были выключены, иначе он бы уже превратился в сосульку.. К тому же обнаружил, что ноги у него крепко связаны веревкой, а руки закованы в стальные браслеты наручников.
    Судя по мощному гудению колес, трейлер шел на высокой скорости и по хорошей дороге. Но более ничего определить Демин не смог - внутрь ящика проникал только тоненький луч света под потолком торцевой стенки Он быстро оценил обстановку и понял, что увязан настолько надежно, что пытаться освободится - только напрасно тратить силы, которые ещё могут понадобится. Сразу не убили - значит следовало ждать переговоров. Куда-то довезут, раз везут.
    Ровно и безостановочно катились очень долго. По мере движения Демин не столько вспомнил, что с ним произошло, сколько мелькнули в памяти мутные образы, какие-то обрывки событий, из которых он с трудом слепил более или менее складную картину происшедшего.
    Отправив жену с ребенком к родителям, он устроился в дешевую гостиницу. А вечером зазвал на прощальный ужин троих офицеров, с которыми служил на Кавказе. Крепенько поддали и около полуночи офицеры пошли по девочкам. К забавам подобного рода Демин был брезглив, а потому направился в гостиницу, решив, что примет душ, отоспится, а утром возьмет со стоянки машину и рванет на Дон, под крылышко любимой жены.
    Из желания помыться перед дорогой ничего не получилось. В ванной комнате его номера двое слесарей возились с унитазом. Почему эти работы нужно проводить в полночь, Демин не успел сообразить. Он гаркнул на работяг, чтоб убрались к чертовой матери, пока он поплещется под душем, сантехники отодвинулись от унитаза, дружно обложили его виртуозным матом и - более Демин не помнил ничего...
    Демин почувствовал, что скорость заметно упала, однако машину начало раскачивать на дороге и он услышал по бортам словно скрежет. Сообразил, что это скребут ветки деревьев и, следовательно, они вкатились в лес.
    Трейлер встал. Через минуту двери кузова со скрипом распахнулись, внутрь влезли две рослые фигуры, в темноте Демин различал лишь силуэты.. Один из них спросил.
    - А он тут не околел?
    - Нам без разницы. Давай, выгружаем.
    - Да нам же велели живым довезти.
    - Живой. Притворяется.
    По голосам Демин узнал водопроводчиков, которые возились с унитазом в гостинице, но это открытие мало что проясняло. Его взяли за ноги и плечи, без церемоний выкинули из кузова на землю. Ударился он достаточно больно, и едва успел крепко выругаться, как его подхватили и поволокли на высокое крыльцо, ступеньки которого Демин и пересчитал своей задницей.
    Он раскрыл глаза, когда почувствовал, что с ног у него сняли путы, но руки оставались в браслетах наручников. Резкий свет ударил по глазам, но через десяток секунд он смог определить, что оказался в ничем непримечательной деревенской избе, с белыми скатертями и салфетками, которые прикрывали всё, что можно было прикрыть - стол, телевизор, этажерку, пианино, тумбочки. Его толкнули на диван и напротив себя он увидел двух совершенно незнакомых мужчин солидного возраста, обоим за сорок. Один был лысым и бородатым,. второй свои волосы на макушке сохранил и добавил к ним лихие, на манер казацких, рыжие усы. Этот Усатый держал в руках сотовый телефон. Однако, братки есть братки - без устрашения они жить не могут - у дверей оставили двоих дебилов в шерстяных масках на рожах и оба выразительно крутили в руках милицейские дубинки - "демократоры". Неприметного сигнала Демин не уловил и его принялись избивать как дубинками так и ногами, из чего было ясно, что беседа предстояла серьезной и клиента "разогревали" с полным знанием дела - остановились за секунду до того, как Демин был готов потерять сознание. Усадили на стул и беседу начал Бородатый, спросил уныло, будто преодолевал смертную скуку.
    - Ну, Демин, как будем должок отдавать?
    - Это когда же я тебе задолжал? - нахально спросил Демин, голова которого как-то разом прояснилась, а мысли забились напряженно в поисках выхода из положения - не такое бывало, в плену у душманов был и то вывернулся.
    - Ты, Демин, ваньку не ломай, - все так же через силу проговорил Усатый. - Ты увел у нас сорок штук "зеленых". Так что, с учетом штрафа, изволь выложить на бочку пятьдесят тысяч долларей.
    - Кому выложить?
    - Мне.
    - А кто ты такой? - Демин набирался нахальства в предельной степени, ибо твердо был уверен, что только в таком стиле наглой атаки найдет спасение.
    Усатый задумался, словно определял действительно - кто же он такой в табели о рангах их бригады? Определение нашел осторожное.
    - Я - уполномоченный.
    - От кого уполномоченный?
    Бородатый предпочитал в беседе решительные действие и нахальство Демина вывело его из себя. Он схватил милицейскую дубинку и с высокого размаха огрел его по плечу, проорав истерично.
    - Здесь вопросы задаём мы! Где деньги, придурок?!
    Пока он орал, Демин успел просчитать спасительные варианты, их было четыре и он выбрал самый надежный в данной ситуации.
    - Деньги вложены в дело, кретины! - так же в крик ответил он, плечо у него ныло от удара и, судя по всему отключилось, а ещё нужно было подготовить ответ на следующий неминуемый вопрос.
    - Какое такое дело?!
    - Какое было поручено вашим паханом! Он через подохшего Васильева передал мне ровно ТРИДЦАТЬ штук зеленых, а я, как велено было, вложил их в фирму Серовой! Чтоб её на крючок поймать!
    - Чего? - и Усатый и Бородатый задали вопрос в унисон, и у обоих одинаков округлились от удивления глаза.
    - Ну да, уроды. Вложил в дело. В контору "Зенит Риэлт В.С." Как и было приказано.
    Оба недоумка переглянулись уже при откровенной растерянности. Первым очухался Усатый, спросил настойчиво.
    - Когда же этот ты вложил?
    - Да как получил зелень, так и вложил.
    Боль от занемевшего плеча перетекала в голову, но мозг от этого работал только ещё четче. Усатый спросил недоверчиво.
    - Наш Президент передал Васильеву сорок штук "зелени". А сколько ты вложил в контору Серовой?
    - У вас даже "Президент"? - презрительно усмехнулся Демин, а Борода заорал - Отвечай на вопрос! - и ударом дубинки вырубил у Демина и второе плечо.
    Усатый пояснил уважительно и миролюбиво.
    - Да, у нас главным - Президент. Так повторяю, сколько ты вложил в дело фирмы, если дано вашей бригаде, то есть Тольке Васильеву, было сорок тысяч долларов?
    Плечи отваливались, Демин едва выговорил заплетающимся языком.
    - Сорок? Понятно. Как я полагаю, десять штук из сорока, Васильев зажал в свой карман. Мне дал - тридцать. На них я и зарядил фирму.
    Борода завизжал истерично:
    - Не кати бочку на мертвяка, говнюк! Васильев доложил Президенту, что ты нас кинул на все деньги! Ты смыться хотел! Поимел башли и от своей жены сбежал на вольную жизнь!
    Что-то прояснилось - эти сведения они определенно могли получить только от хозяйки дома, где Демин с семьей снимали комнату. Уже лучше Он сказал насмешливо.
    - Васильев врал. Он сам вас кинул. Я вложил деньги в дело. Как было велено.
    - Так сколько ты вложил? - нажал Усатый.
    - Тридцать штук, что получил... Ну, и ещё семь своих добавил, потому, как подумал, что дело надежное, с наваром будет.
    Он тут же убедился, что поставил в тупик обоих своих дознавателей. Они явно не имели права принимать никаких решений и действовали только в узких рамках поставленной задачи: "разыскать похитителя денег, разыскать деньги, вернуть их с наваром, а похитителя - наказать" А теперь оказалось, что похититель выполнил задание главного, то бишь какого-то вонючего Президента. Пусть и с опозданием, но первоначальная задача была принята к исполнению, заряжена и "процесс пошел", как любил говаривать настоящий первый президент СССР. И сорвать движение этого процесса, начатого самозванным уголовным Президентом, эти две "шестерки" с бородами и усами остерегались. Так что, по мнению Демина они сейчас ринуться за инструкциями, благо Усатый сжимал в руках сотовый телефон, как правоверный христианин молитвенник. Он и спросил - А документ у тебя есть, что ты деньги в контору Серовой вложил? Акции, векселя или ещё что там положено?
    Тут до Демина дошло, что спасаться за счет того, чтобы подставить круто Варвару - тоже как-то не очень хорошо, с позиции моральных устоев русского офицера. И новая лживая версия пришла ему на ум мгновенно, тем более, что он уже вычислил - его собеседники люди узкой специализации, (костоломы, мордобойцы) и в изящных нюансах сложного бизнеса наверняка ни хрена не смыслят. Врать он принялся воодушевлено.
    - Эх, вы - темнота! Я же не в легальный бизнес Серовой эти деньги вложил! Я их в ту часть её дела деньги зарядил, о которой что налоговая полиция, что другие проверяющие легавые только догадываются. В "черный бизнес", как газеты пишут, во всякие шахеры-махеры. Там доход вдвое больше и без налогов. А никаких документов там не выписывают, сами понимаете. Там каждая такая справка в руках прокурора может на десять лет зоны потянуть.
    Честно сказать, Демин очень смутно представлял себе смысл собственных слов и надеялся, что его визави соображают в бизнесе ещё меньше. Так что теперь требовалось наращивать своё преимущества и не давать противнику времени на размышление - до тех пор, пока он, противник, не придет к убеждению, что данной проблемы ему самому, по скудоумию, никак не осилить. Демин заговорил ещё беспардонней.
    - В "черном бизнесе", по недвижимости, то есть по риэлту - всё на доверии. Все операции - только в голове, никаких записей, как в компьютере. Освободите мне руки, недоделки, куда я от вашей кодлы убегу?!
    Последнее было сказано с вызовом и с интонацией превосходства - Демин понимал, что начинает выигрывать, поскольку поставил врага в позицию, выхода из которой они не знали. И требовалась команда вышестоящего лица.
    Усатый приказал одному их молодцов в маске.
    - Сними у него браслеты! - а сам вышел из комнаты, на ходу набирая цифры на сотовом телефоне.
    Отсутствовал недолго, не более пяти минут, из чего Демин сделал вывод, что Президент у них - мужик деловой и решения умеет принимать быстро и резко. Это было заметно и по облику Усатого, который словно хорошую баню посетил, где его попарили, продрали веником помыли - вместе с грязью содрали всю его дутую важность, презрительную сонливость и крутизну. Он был почти угодлив, когда спросил Демина.
    - Ты выпить не хочешь?
    - Смотря чего.
    - Да уж что есть. Потом тебе пошамать дадут, ужин хозяйка сделает да и спать ляжешь. А там поглядим.
    Новый поворот ситуации, к которому Демин был не готов. Спросил с вызовом.
    - И на долго вы меня сюда заточили?
    - Пока твоя информация проверку пройдет. И не дергайся. А то ведь побежишь, а мои бойцы парни простые - выстрелят, промахнуться и ты окажешься трупом. Надо это тебе?
    - Никак нет.
    - И мне не надо. Еще пару деньков и всё решится по доброму. Если не наврал нам про то, что деньги в контору Серовой зарядил, - всё будет путем. А если даже и наврал, то тоже всё добром решим. Договорились?.
    - Договорились, - ответил Демин, категорический уверенный, что по предлагаемо схеме существовать не будет.
    Глава 9. Пятница. Вечер.
    День проскочил, как забег на короткую, спринтерскую дистанцию - сто метров. На старте вдохнул, на финише выдохнул. На табло информация по времени победителя - 10 секунд. Выдающийся рекорд для сборной олимпийской команды города Свистодуйска А чемпион лежит на беговой дорожке и сейчас, кажется, отбросит коньки в космос, потому как выложился полностью.
    Так что вечером усталая Варвара выдержала пять призывов мобильника подряд, потом схватила трубку и угрожающе предупредила..
    - Валерия, не приезжай ко мне на дачу! Я рассыпалась и только языком шевелить могу! Приезжай в воскресенье!.
    Мужской густой голос произнес спокойно.
    - Я и не собираюсь к вам на дачу, Варвара Сергеевна.
    - Кто это? - осеклась она.
    - А это вы, госпожа Серова?
    - Да.
    - Добрый вечер, Варвара Сергеевна, это говорит ваш компаньон, а по-русски выражаясь - деловой партнер.
    - Какой партнер? - усталости как не бывало, мозг тут же дал полные обороты, просчитывая настораживающую неясность ситуации. Собеседник коротко хохотнул и пояснил.
    - Тот партнер, который через господина Демина вложил в дело вашей фирмы около сорока тысяч долларов. Разве это не так?
    - Так. - автоматически ответила Варвара и почувствовала напряжение не только в мозгу, а во всем теле. Начинался какой-то новый и явно опасный этап игры.
    - Вот и хорошо. Но это был пробный взнос, аванс, назовем его так. Сорок тысяч - не деньги. В принципе я хотел бы увеличить свою долю в вашем бизнесе. Вы не волнуйтесь, полное и абсолютное руководство фирмы остается за вами.
    - Грубая работа, уважаемый. - Варвара уже пришла в себя. - Ваша доля никогда не превысит десяти процентов. И с ней вы до управления конторой не дорветесь - А мне десяти вполне достаточно. Денька через три-четыре мы поговорим обстоятельно. Или с вами поговорит мой представитель.
    - Да вы то кто?
    - Всему свое время. Мы ещё будем долго и успешно работать, Варвара Сергеевна, я вас в этом заверяю.
    - Подождите, я хочу поговорить с Деминым!
    - Конечно. Он позвонит вам минут через десять.
    Варвара отключила мобильник и лихорадочно попыталась проанализировать происходящее. Ясно было одно - Демину не удалось исчезнуть, а может быть он и не собирался исчезать, а вел какую-то непонятную, скорее всего, двойную игру. Быть может, и сам влип в крайне тяжелое положение, так что при разговоре с ним надо быть предельно аккуратной, внимательной, чтоб понять не только то, что он говорит, а что он хочет не договорить. Как бы там не было, но Демину можно и нужно верить, иначе, в одиночку, с учетом полного тумана в деле - не выкарабкаться. Следовало учитывать, что Демин наверняка будет говорить под контролем, коль скоро дело идет о деньгах, которые якобы вложены в фирму. Этот ход - явно от Демина. Он им спасался - другого и быть не могло. Продавать его - рискованно. Подставлять бывшего офицера не к чему, если исходить из того, что они оба играют в одной команде. А если нет....
    Трель сотового телефона оборвал её размышления и в аппарате прозвучал спокойный голос.
    - Варвара Сергеевна, это Демин.
    - Весьма отрадно. - деловито и легко ответила Варвара, а потом спросила капризно. - Матвей, что это за контроль за тем паем, который ты вложил в фирму? Это были не твои деньги?
    - Частично, Варвара Сергеевна. Вы уж извините, но навязался тут мне в пару один старый друг.
    - Он надежен? Ты за него отвечаешь?
    - Разумеется. Надежен, как ваша заместительница госпожа Норкина. Ведь её я вам рекомендовал тоже я.. И этот такой же порядочный человек.
    - Как хоть его зовут, если не секрет?
    Зависла пауза - надо понимать Демину надо было получить разрешение на ответ. Молодец - лишний раз подсказал, что работает под контролем.
    Ответил серьезно.
    - К нему можно обращаться - "Президент".
    - Мама родная, с какими людьми дело имеем!
    - Надежные люди.
    Разговор завершился. Намек на надежность и порядочность госпожи Норкиной был прозрачен - зимой её вышибли со скандалом за дверь конторы за мелкие кражи из столов и сумочек сотрудниц. Все слова Демина означали одно - он сгорел, говорит под контролем, но остается на её, Варвары, стороне.
    Общий вывод был до слез однозначен - братва вновь наезжала на её контору, но на этот раз это были не примитивные рэкетиры, а публика утонченная, не поборами занимались, а попросту хотели отнять её дело. Но думать сейчас об этом не хотелось - мало фактов для размышлений и принятия решения. А самозванец, объявивший себя "Президентом" ещё объявится - крысы лезут за сыром даже в ловушку.
    Варвара наглоталась снотворных таблеток и заснула, мечтая о Альпийских горнолыжных трассах
    ...Матвея Демина разбудили около двух часов ночи и сообщили, что довезут его до аэропорта Внукова и он может вольной птахой лететь куда угодно. К этому меморандуму приложили все деньги и документы, которые выпотрошили из его карманов, а кроме того дали толковый совет - Ты нам более не нужен. Исчезни, живи спокойно. Но если здесь снова нарисуешься, то уж извини, братан...
    Уточнять свои перспективы Демин не стал, поскольку сразу прикинул, что не до какого аэропорта Внукова его не довезут, а маршрут ограничится у первого болота или какой-нибудь новостройки, где его спокойненько упакуют в жидкий цемент. А через день, когда цемент застынет, над ним, в качестве памятника, построят, скажем, детский сад. В подтверждение его прогноза, в машину, кроме шофера, сели на заднее оба водопроводчика и такой эскорт провожающих не имел никакого смысла, если принимать во внимание, что его везли во Внуково. И едва Демин сел в машину, прихлопнул за собой дверь и они поехали, как он тут же ощутил настороженность и гнетущую атмосферу в салоне - все молчали, будто и потолковать было не о чем. Демин повернул к себе зеркало обратного обзора, посмотрел на себя и одобрил.
    - Хорошо вы меня отделали. Мама родная не узнала бы, будь жива. - Мы своё дело знаем. - заверил его. самодовольно - Дайте закурить. - попросил он, уже перебирая в голове варианты возможного побега. - В бардачке сигареты и зажигалка. - нервно бросил шофер.
    Демин открыл бардачок, нашел пачку сигарет, зажигалку и кроме того фантазия! - приметил там же пистолет!
    КАКОЙ?! Газовый, дробовой, или боевой? Снаряжен или пустой? Ясно, что надежный "Вальтер", но ныне по внешнему виду определить его свойства невозможно. Но всё же - оружие под рукой, и это всегда успокаивает кадрового офицера. Демин закурил и обнаружил, что катятся они уже не по асфальту, а по лесной дороге, а потом в ярком лунном свете по правому борту блеснуло и болото. Приехали, следовало понимать?
    - Останови Юра, я отлить хочу. - сказал один из водопроводчиков и только дурак бы не понял, что жизненному пути Демина был назначен финиш.
    Дожидаться полной остановки машины Демин не стал, поскольку она могла сопровождаться ударом по его голове. Едва скорость стала приемлемой для элементарного трюка даже плохого каскадера, Демин одной рукой распахнул дверцу, другой выдернул из бардачка пистолет, вывалился из салона, три раза кувыркнулся, дослал патрон в ствол, скинул предохранитель и нажал курок, целясь в машину. Пуля ударила в заднее стекло, и оно осыпалось. Потенциальные убийцы оказались трусоваты. Вместо того чтоб выскочить из машины, пасть оземь брюхом и устроить Демину окружение, они завопили в два голоса.
    - Юрка, гони! Гони, он нас перещелкает, как куропаток!
    Шофер Юра послушался команды - машина рванулась вперед, габариты и фары погасли, но для острастки Демин выстрелил ещё два раза и с удовольствием услышал звонкие щелчки попадания пули в корпус автомобиля.
    глава 10. Суббота.
    Утро началось с отправки крестного на дачу. Варвара выдала Кате и Наташе краткую инструкцию.
    - Будет сопротивляться, засунете его в машину любым способом. Вплоть до применения грубой силы.
    - Даже так? - без удивления спросила Катя.
    - Да. Впрочем, мирный прием тоже есть. Учитывая его прискорбную склонность к "огненной воде", если будет ОЧЕНЬ сопротивляться, то влейте в него стакан водки и он станет совсем другим человеком.
    - Понятно.
    - Но на даче пить ему не давайте. За мной приезжайте в три часа.
    Девушки её, кажется, были готовы выполнить любое задание и ничему не удивлялись. Сели в "Чероки" и укатились, а Варвара вошла в офис, где обнаружила Романа Викторовича со всей его командой риэлторов. Пыль кивнул Варваре и сухим, четким тоном раздавал команды:
    - Стас, добей это дело с расселением коммунальной квартиры, оформи её на аренду под указанный офис клиента.. Жанна, ознакомься с документами - он подал девушке тонкую папку. - Некто желает продать свою дачу на Клязьме. Приглядись, стоит ли нам её покупать. Кириллов, вы уже получили задание.
    - Работать в субботу не по христиански. - пробурчала Жанна.
    - Для нашей профессии, драгоценная моя, выходные - самые боевые дни. Как для всех настоящих бизнесменов. Все сидят дома, все на месте. Вперед драгоценные и ветер вам в паруса.
    Без особого энтузиазма команда покинула кабинет и Варвара приметила неприязненный взгляд Романа Викторовича, которым он проводил соблазнительную фигуру Жанны. Варвара усмехнулась.
    - Вас чем-то не устраивает наша красавица, Роман Викторович?
    - Да. Но не в том плане, в котором вы неприлично подумали. Я только вчера узнал, что её брат работает в риэлторской конторе. Это мало сказать, что нехорошо. Это рискованно. Рано или поздно девочка нас в чем-то продаст.
    - Перестаньте. Она у нас уже четыре года Пыль помолчал, потом сказал внушительно.
    - Варвара Сергеевна, вы никак не можете уразуметь, что вышли на жестокую тропу войны. У вас нет союзников, одни конкуренты. И в этой схватке допускаются любые приёмы. Ладно, жизнь вам преподаст уроки и очень скоро. Ну, а нас вами через сорок минут ждут очень серьезные люди с очень серьезными предложениями. Ознакомьтесь с предварительными документами. - он подал несколько листов бумаги в прозрачной папке.
    Варвара не скрыла изумления.
    - Простите, зачем я должна с ними знакомиться?!
    Пыль глянул не менее удивленно:
    - Драгоценная моя! Вы что же, хотите отдать риэлт на откуп исполнителям?! Вникайте во всё, что б никто не обманул вас ни на копейку! А это дело, - он щелкнул пальцами по папке. - На десятки, а то и сотни миллионов! Или не занимайтесь риэлтом или пользуйтесь пока я жив и учитесь! Никогда не доверяйте никому, когда дело идет и крупных деньгах!
    Варвара поджала губы и принялась изучать документы. Оказалось, что Пыль нашел клиента, который желал иметь в черте Москвы гектар земли, для постройки гостиницы. Под эту гостиницу Пыль уже предлагал громадный, но недостроенный кинотеатр. Клиент - сидел на международной торговле северным лесом и операция была явно нешуточной. Строго говоря, такого крупного дела контора Варвары никогда не прокручивала. На половину разобравшись в сути документов, Варвара сказала жалобно.
    - Нам бы начать потише, поскромнее. Не с такого масштаба операции.
    - Нет уж, драгоценная. - жестко возразил Пыль. - Или ты риэлтор, или продавец презервативов. Едем к клиентам, они нас ждут.
    Через сорок минут они оказались в номере фешенебельной гостиницы, где их встретил "клиент" в образе двух очень солидных и тяжеловесных мужчин. А ещё через полчаса Варвара просто рассудок потеряла от тех денежных сумм и грандиозных планов, которыми оперировали мужчины. Но форму она удержала и даже умудрялась по ходу дела вставлять свои замечания. Насколько отметила Варвара , клиентов почему-то не столько интересовал кинотеатр, который следовало перестроит под гостиницу, сколько земля вокруг него. А Пыль нажимал именно на кинотеатр, утверждая, что если перестроить его под отель класса "люкс", то он окупиться за несколько лет и будет приносить фантастический доход. Клиенты были тугодумы и неторопливы. Видимо, боялись подвоха, оговаривали каждый пункт будущего соглашения с такой тщательностью, будто проводили хирургическую операцию над умирающим пациентом. Тем не менее, ещё через час они подписали "договор о намерениях", который, собственно говоря, пока никого ни к чему не обязывал. Потом выпили по бокалу вина "за успех нашего безнадежного дела" и при этом вскользь упомянули, что кое-какая сторона операции будет проходить так, чтобы... э-э.... обойти стороной систему налогообложения. Но этот вопрос не заостряли. А когда прощались, один из клиентов придержал Варвару в холле и сказал доверительно.
    - Я должен вам сказать честно. С Романом Викторовичем мы бы дела никогда не имели. У него скверная репутация, мы это проверили. Но коль скоро эта фирма ваша, мы вас, простите, тоже проверили, то будем делать бизнес. Мы вам склонны доверять.
    Варвара лишь кивнула, хотя более всего хотелось догнать Романа Викторовича и крепенько ударить его ногой под жирный зад! Он сразу начал работу с подставки! Притащил её сюда, поскольку знал или чувствовал, что сам здесь каши не сварит.
    На улице Пыль сказал бодро.
    - Поздравляю с красивым дебютом, драгоценная!
    Варвара сжала зубы и ничего не ответила.
    Пыль весело отправился кушать мороженое, а Варвара взяла такси и вернулась в офис. И не успела проанализировать последнее событие, как на связь вышел Леонов , который и прокричал с бодрой издевкой . - Ну, ты жеребец в юбке, бизнесменша несмышленая - толкнул я этот спирт! Знаешь за сколько?
    - Ну?
    - За сорок три рубля литр! Посчитай профит, если арифметику не забыла!
    - "Черным налом" получил?
    - А то?
    - И по телефону об этом трепать не боишься?
    - Я уже давно ничего не боюсь! Ладно, проехали. Сахар твой из страны Хохляндия привезли?
    - Звонили утром, сейчас должны проходить таможню.
    - Перекинь с ходу на меня! Опять ведь хороший профит потеряешь!
    - Я не могу подводить заказчика.
    - Ну, хорошо, хочешь оружием озаботится? Мой племянник открывает оружейный магазин. С чистого листа. Всё есть, кроме товара. Укомплектуешь его магазин?
    - Оружием? Пусть едет на оружейные заводы, в Тулу и Ижевск.
    - А ты что?!
    - Я с тобой больше никогда не буду работать. - сдержанно выговорила она, даже не удивившись, что это неожиданное решение ей только что пришло в голову. Видимо в подсознание копилось что-то темное, недоверчивое к Леонову, а теперь выплеснулось наружу.
    - Да почему, Варя?! Три года мы с тобой крутили крутой бизнес, а теперь ты, милка, становишься в боевую стойку?!
    - Владимир, честно сказать, я даже сама сейчас не знаю, почему.
    - Ну, хорошо, Варвара Сергеевна, но когда расходятся деловые партнеры, то хоть выпивают на прощанье! Где я тебе дорогу перебежал?
    - Нигде... Да, вот пожалуй в чем дело... Мне очень не нравится вся эта история с водкой на Товарной станции. Очень. Учти, я тебя ни в чем не обвиняю, не подозреваю, но осадок после неё такой, что ты.... Ну, твой вид мне её постоянно напоминает убитого Васильева. Ассоциации дурные. Сделаем паузу в деловых отношениях.
    - Это понятно. Когда увидишь труп с прострелянной башкой, то все окружающие кажется убийцами. Слушай, это правда, что ты набрала свою охрану из девчонок? Страшные, небось, как ведьмы!
    - Наоборот.
    - Давай будем деловыми людьми. На сколько недель ты меня подвергаешь остракизму?
    - До осени.
    - А если через неделю или денька через три у меня будет для тебя заказ на товар стоимостью в двадцать три миллиона рубликов? Посчитай-ка свои комиссионные и подумай не горячась.
    - Ты не шутишь?
    - Деньги шуток избегают.
    - И намечается такой заказ?
    - Если ты откажешься, найду другого посредника.
    - Ладно, - Варвара сдалась. - Когда определишься, звони.
    После того, как положила телефонную трубку - занялась самооправданием.
    Вот так, отношения и симпатии - это одна сторона медали, бизнес другая. И уж ей ли, Варваре, определять деловые отношения с людьми по личным сердечным симпатиям, если сама вполне осознанно наняла на работу господина Р.В. Пыль, от одного вида которого её тошнило. А Володька Леонов перед ней ничем замазан не был: "брал своё и давал жить другим".
    Варвара глянула на часы и прикинула, что её "сахарный поезд" уже вошел в зону действия тех маломощных сотовых телефонов, которыми были вооружены. Так оно и оказалось, связь прошла легко, голос бригадира Иваныча был свеж и четок.
    - Все путем, хозяйка! Торчим на таможне, ждем, когда заступит нужная смена.
    - Зачем? - не поняла Варвара.
    - Так эти скоты, египетские, что сейчас на вахте, такие поборы устраивают, что мы без штанов останемся! Свою дождемся, с ними по понятиям сработаем. Я же о фирме хлопочу.
    - Сколько времени на это уйдет, Иваныч?!
    - Да кто ж его знает, Варя Сергеевна?! Тут очередь в три версты до таможни, да и обычный бардак.. Но на той неделе обязательно будем дома Как прошел рейс?
    - Уровень взяток не превысили.
    - Где ободрали "по черному"?
    - Менты на трассах Украины, конечно! Хотя и то сказать, они же здесь голодные, не в пример нашим, уже отожравшимся. .
    Едва Варвара отключила мобильник, как он тут же подал сигнал, словно кто-то стоял в нетерпеливой очереди. И хриплый голос спросил:.
    - Варвара, ты на меня обижаешься?
    - Козлов, это ты, зараза, Шериф 007?!
    - Я, понятно. Хриплю, потому как простудился на маневрах. Ты меня извини, что не вышел на связь, как в казино договорились. Прямо той же ночью срочно вызвали на маневры. Больше тысячи километров от тебя.
    - Леонид, положение предельно серьезное! Ты нужен здесь срочно!
    - Не смогу, Варя, мы прямо отсюда на транспортном военном самолете перелетаем в Прагу!
    - Какая там Прага! - завопила Варвара. - Ленька, я без шуток говорю, и я, и ты - горим свечой! На тебе труп висит!
    - Васильев? Пустое, через десять дней буду и ...
    В трубке сперва прозвучал визг, будто её перепиливали циркулярной пилой, потом раздалась частая барабанная дробь и - тишина.
    Повторения звонка Варвара ждала минут десять, но его не последовало. От полного расстройства чувств, Варвара пошла в туалет при своей комнате передышки, а когда вышла из нее, услышала деликатный стук в двери кабинета.
    - Прошу! - громко позвала она.
    Дверь осторожно открылась и Матвей Демин переступил через порог. Если и само-то по себе его появление заставило Варвару рухнуть в кресло, то внешний вид Демина просто привел в ужас. Лицо было ободранным, словно он свалился в клетку к медведям. Левый глаз заплыл, а правое ухо увеличилось чуть не вдвое. К тому же, Демин попытался замазать и запудрить свои раны, от чего физиономия напоминала маску из фильмов "ужастиков"
    - Матвей... Это ты?!
    - Я, Варвара Сергеевна.
    - Что происходит?!
    - Обычный бизнес в отечественном варианте..
    - Сядь. - она пришла в себя. - Сядь и всё расскажи. Выпьешь?
    - Немного. Водки если есть.
    Варвара поставила перед ним бутылку, апельсиновый сок и лимон - всё, что нашла в баре. Демин плеснул себе водки на два пальца, процедил святую влагу сквозь разбитые губы и неторопливо поведал всё с ним случившееся. На ходу отсортировав зерна от плевел, Варвара общую картину событий кое как сложила, хотя в ней было неимоверное количество "белых" пятен.
    - А эта братва тебя будет искать?
    - Может будет, может нет. Но я теперь исчезну намертво..
    Варвара спросила, презирая себя за коварство провокации.
    - Подожди, но твой начальник, Козлов, должен же тебя защитить?
    Демин усмехнулся:
    - Защитит.. Если только не сам он всё и закрутил. Если именно он и есть этот "Президент".
    - А доказательства у тебя есть?
    - Если бы и были - вам бы не сказал. Не для вас, Варвар Сергеевна, такие игры. Мой портрет сегодня вас ни в чем не убеждает?
    - Что тогда мне посоветуешь?
    - Когда нарисуется Президент лично, принимайте его условия.
    - Да пошел он в жопу! - взвизгнула Варвара. - Получается я для него фирму создавала?! Раскручивала, взятки давала, кадры подбирала?!
    - Тогда спустите на него всех своих собак. - ровно сказал Демин.
    - Каких собак?
    - А тех волкодавов, которые делают вам "крышу". Она помолчала и ответила через силу.
    - Это последний резерв, Матвей. Подожду. Попробую справиться со шпаной сама.
    - Если бы это была шпана.
    Они замолчали, Демин аккуратно нацедил себе в фужер ещё порцию, а Варвара пересела от стола в кресло и задрала ноги на журнальный столик:
    - Матвей, как мне тебя найти, если очень понадобишься?
    - Я буду звонить. По пятницам.. Ровно в десять утра.
    Он ушел через полчаса, за которые взбодрился и даже заверил Варвару, что она всегда может рассчитывать на его "мозги и оружие". Едва за ним закрылась дверь, как словно по команде зазвонили оба телефона - городской на столе и сотовый. Варвара не взялась ни за один.
    Хватит на минувшую неделю событий и проблем. Хватит. Пора сбежать на дачу и оторваться на двое суток от всех заморочек.
    Она заперла все двери офиса, поставила контору на сигнализацию, и в коридоре наткнулась на Валерию, которая заверила, что в воскресенье приедет к ней на дачу с волжским осетром - для шашлыков. На том и договорились.
    Девочки её охраны подъехали точно в два часа и радостно сообщили, что Ивана Григорьевича переправили на дачу без особых осложнений - после незначительного возлияния горячительными напитками. Варвара уже садилась в машину, когда её окликнули со спины, он обернулась и увидела пожилого мужчину обрюзгшего вида, перманентно печального и понурого, как старая лошадь. Он смотрел на неё просительно, а Варвара и не здоровалась, выпалила агрессивно, не скрывая раздражения.:
    - Владислав Аркадьевич! В пятнадцатый раз вас заверяю - моя контора никогда не будет сливаться с вашей фирмой "Брокер Люкс"! Я не вижу в этом никакой нужды! Вы мой конкурент и здоровая, честная борьба на рынке меня вполне устраивает!
    Он вздохнул сипло и прерывисто, сказал понуро.
    - Доченька, ты же не видишь перспективы. Я скоро подохну, наследников нет и весь мой капитал достанется тебе. Хочешь, я хоть сейчас при тебе завещание напишу и мы его официально заверим?
    Конкурирующая фирма "Брокер Люкс" имела место быть в квартале от конторы Варвары. Они дышали на ладан и как удерживались на плаву последний год, казалось явлением сверхъестественным. Если их спасать, то потонешь на пару. Жалость и милосердие не входит в обойму реквизитов бизнеса. Варвара сказала терпеливо.
    - Владислав Аркадьевич, закройте своё дело. Передайте мне остатки клиентуры за хорошую плату. Приходите ко мне работать консультантом. Это всё, что я могу предложить.
    В глазах Третьякова мелькнуло нечто, что насторожило Варвару - эта старая развалина ещё ко многому была способна, а уж о коммерческих подлостях Третьякова прежних лет она была наслышана в полной мере. Он вскинул голову и сказал с пафосом.
    - Я хочу умереть стоя! В работе! И не держите, сударыня, меня за маразматика! Вы обо мне ещё услышите! Ты меня ещё попомнишь, зараза вонючая!
    Может быть это была и конкретная угроза, но выяснять нюансов Варвара не стала, плюхнулась рядом с Катей в машину и крикнула.
    - Гони! К черту! На фазенду!
    Только неопытность Варвары и её плоховатое знание людей объясняло её столь резкое поведение с Третьяковым. А нужно было бы уже и понимать, что этот старикашка - злобен и мстителен. Можно бы и предположить, что уже этим вечером он напишет на неё анонимный донос в несколько инстанций разом. Вот так то - Третьяков был бойцом старой школы , а потому и оружие использовал старое, испытанное. Впрочем, анонимные доносы будут писать и в двадцать первом веке, будьте уверены.
    глава 11. Воскресенье день веселья.
    Валерия заявилась на дачу в полдень. Приехала на драной "ладе" и Варвара по началу подумала, что водителя она подхватила с тротуара и наняла довезти её до дачи. Но он вышел из-за руля, запер двери своей развалины, потом извлек из багажника длинный сверток, из которого торчал рыбий хвост тот самый обещанный осетр на шашлыки. - и пошел следом за Валерией к даче.
    Варвара увидел их из окна мезонина и стремительно побежала по лестнице, чтобы перехватить гостей до их столкновением с крестным.
    Иван Григорьевич стоял на веранде и смотрел телевизор - как всегда перегнувшись пополам и опираясь подбородком на свою клюку. По какому-то необъяснимому недоразумению он был ещё кристально трезв, а потому и опасен в общении.
    Перехватить гостей Варвара не успела и, когда они ступили на веранду, Иван Григорьевич оторвался от телевизора:
    - И-их! Страсть как люблю смотреть, когда глупых девок по телевизору насилуют! Ноги им задеруть и они уж так орут, будто им вовсе и не приятно!
    Валерия была с Иваном Григорьевичем давно знакома, ничуть не оскорбилась и спросила со смехом.
    - А ты сам-то, старый охальник, много кого насиловал?
    Крестный осерчал не на шутку, даже попытался замахнуться на Валерию клюкой, но потерял равновесие и ткнулся носом в телевизор:
    - Ишь ты, про что спрашиваешь, стерва в законе?! Да ты знаешь сколько у меня детишек по белу свету гуляет?! Если б каждый по рублю папочке дал, разве б я согласился сейчас у Варьки на её хлебах тут жить?!
    - Хвастун ты, старый хрыч! А детьми твоими интернаты для дебилов набиты! Что ещё от тебя могло получится?!
    Манеру общения с Иваном Григорьевичем Валерия копировала с Варвары, поскольку всякая иная, более пристойная форма дружеской беседы только раздражала старика. Он любил "бой на равных", а потому ответил, смягчась.
    - От тебя, Валерка, тоже получаться кретины и дебилы, уж такие у нас с тобой гены и хромосомы. - он перевел взгляд на её спутника. - А это что за каланча? Все проститутки мне говорили, что чем мужик длиннее, тем у него хрен короче! Зачем он тебе, Валерка?!
    На сухом, холодном лице спутника Валерии ничего не отразилось - он стоял с огромной рыбиной в руках и словно не слышал всей этой перепалки, смотрел сквозь крестного, сквозь набегавшую Варвару. Этому Акиро Куросава легко было изображать высокомерие - ростом под потолок, на голову выше Валерии, которая была далеко как не из коротышек.
    - Привет, Варвара! - Валерия полезла с поцелуями. - А вот и я с рыбой! Я Куросаву с собой прихватила! Он обещал рыбу на японский манер изготовить.
    Варвара взглянула на Куросаву неприязненно, но внимательно, словно определить хотела - каков он на солнечном свете, а не в табачном тумане казино. Ему оказалось слегка за тридцать, ничего японского в его бесстрастном лице не было - жесткой лепки портрет чисто выбритого мужчины с короткой солдатской стрижкой и ушами, прижатыми, как у готового броситься в атаку волка. Он не подавал руки, поскольку они у него были заняты осетром.
    - С рыбой мы справимся сами, а его я не приглашала. - грубо объявила Варвара, а Куросава на неё и не глянул.
    Валерия возмутилась .
    - Ты всегда только о себе думаешь! Он же переводчик моего японца! А от моих японских отношений зависит всё моё радужное будущее!
    Оказалось, что Иван Григорьевич к разговору боле чем внимательно прислушивался и теперь встрял с ехидным вопросом.
    - А что, Валерка, когда ты со своим японцем в койке кувыркаешься, так переводчик тоже там вам помогает и переводит? - и он пискляво передразнил Ой, засунь поглубже! Ай, кусай меня за сиську! Как это на японским будет, а?!
    Куросава - смотрел мимо охальника. Судя по всему - даже не слышал его, не то что не понимал.
    - Пошел в зад, дед! - весело предложила Валерия. - Нельзя тебя держать возле приличных людях даже за забором.
    Иван Григорьевич открыл было рот, чтоб обхамить любимую Валерку по полной программе, но слов не подобрал и вновь уткнулся в телевизор..
    - Не смущайся, Куросава. - подбодрила Валерия. - Здесь семейка заводная до бешенства, но это всё только театр.. Отдыхай, сходи на озеро. Банзай, дорогой, к столу позовем.
    Куросава молча положил осетра на стол и мерным солдатским шагом прошел за угол дома, ориентируясь на блеск озера под солнечными лучами послушался, отдыхать пошел, вместо того, чтоб помочь с разделкой и чисткой громадного осетра.
    - Как он тебе, Варя? - лукаво спросила Валерия.
    - Таких инвалидов на голову у тебя ещё не было.
    - При чем тут я?! Я же его для тебя привезла!
    - Для меня?!
    - А то?! Он тебе и в рост, и в масть!
    - Валерия...
    - Да брось ты к чертовой матери выкобениваться! - беспечно отмахнулась подруга. - Тебе по штату не положено без мужика состоять! Унизительно молодой бабе в то же казино одной приходить. Хоть для виду, для маскировки, а эти двуногие в портках, - нужны!
    - Да что он из себя хоть представляет?!
    Валерия вдруг будто о стенку с разбега ударилась - распахнула глаза, открыла рот, а потом заявила удивленно.
    - А ты думаешь.... Ты думаешь, что я его знаю?
    - Ты с ним вовсе не знакома?
    - Да нет, недели три общаемся... Вот ведь фокус, мать его так! Знаю, что мужик приличный, образованный, кроме японского на английском лопочет. А больше, получается, и сказать о нём нечего!
    - Скажешь, что с ним не спала? - язвительно спросила Варвара.
    - Да и в голову такое не приходило! А может ещё не успела! Я, Варвара, цену себе знаю, обольщаться никогда не собиралась , а потому только по себе дерево и рублю! Такие - не для меня.
    - Какие - "такие"?
    - Академики без штанов. - ёмко объяснила Валерия.
    Валерия выскочила с веранды на солнышко, раскрыла свою большую сумку и тут же принялась переодеваться в дачную форму - сарафан "а ля рюс баба", в котором не сельскими работами следовало заниматься, а встречать у трапа самолета иностранных президентов, "хлеб-соль" им предлагать. Потом вернулась на веранду и спросила Варвару удивленно.
    - Варя, что это у тебя там за девчонка сидит на крыше? С биноклем?
    - Это наша охрана.
    - Охрана?! Ты кого-то остерегаешься?!
    - Да. А потому вместо прежних долбаков наняла двух девчонок. Они пятерых мужиков стоят. Тебе не кажется, что этот Куросава попросту больной человек?
    - В смысле - псих? - подхватила Валерия без удивления. - Ты к нему привыкнешь и поймешь, что он просто умней всех нас. Точнее сказать, он по другому всё видит. Ну, считай, что с японской точки зрения. - глаза Валерии разгорелись и она захихикала. - А ты знаешь, мой японец, перед тем как свалить в Токио, такие шуры-муры начал разводить, что я едва смекнула, что он на счет нашей женитьбы начинает куры строить! Будто бы жена его не устраивает, он человек европейский, а она - азиатка!
    - По моему, он тебя просто соблазняет.
    - Он меня давно соблазнил, тоже мне сложности электроники! Но соврать ему, конечно, что воды выпить. Хотя с другой стороны, он начал усиленно русский учить. - она сложила на груди руки "лодочкой" и передразнила своего японца. - "Вы, Валерия-сан, не учитесь японски говорить! Это оченно трудно есть! Я быстрее выучу русский говорить под водительством Куросава-сан!" Как это понимать, подруга?
    - Черт его знает.
    Ближе к застолью Варвара сочла нужным пригласить соседку Катерину Петровну, зимнюю хранительницу её фазенды. Скромная женщина поначалу чувствовала себя стеснительно, пока не взялась за подготовку трапезы. Через пару минут решительно отодвинула от этого занятия столичных дамочек и плавно заняла свою экологическую нишу в компании. Её сын Николай, парень стеснительный до застенчивости, принялся умело отжигать угли для мангала. Так что Варваре и Валерии вовсе ничего не пришлось делать, а крестный торчал у телевизора и изредка подвала радостный боевой клич:
    - Вали её поперек койки, друг! Задирай юбку, чего там церемонится!
    Через два с небольшим часа шашлыки из осетрины были готовы, и Катерина Петровна сказала.
    - Приглашай гостей к столу, хозяйка.
    Валерия попросила Николая:
    - Коля, не в службу, а в дружбу, позови с озера нашего приятеля.
    Коля кивнул и ушел к озеру. Крестного оторвали от телевизора только когда пообещали, что "горючего" сегодня закуплено в неограниченном количестве.. Принялись рассаживаться вокруг стола, под старой яблоней и в этот момент из-за угла дома появилась странная компания. Точнее компания была знакомой, да вид у неё был необычной. Первой, шатаясь и спотыкаясь, двигалась Наташа. За ней, перегнувшись пополам и морщась от боли едва передвигалась Катя, из носа которой капала кровь. Шагах в десяти за ними шли Куросава и Николай - растерянный до испуга.
    Варвара вскочила с табуретки:
    - Наташа, Катя! Что случилось?!
    Девчонки даже ответить не могли и Николай, ткнув пальцем в Куросаву, осторожно пояснил.
    - Они у него документы для проверки потребовали.
    - Всё нормально. - прохрипела Катя. - Сами напросились.
    Варвара взбесилась и закричала в лицо Куросавы.
    - Бить женщин?! Да вы вовсе урод, что ли?!
    Куросава остановился, помолчал, ответил без выражения.
    - В боевой ситуации нет ни мужчин, ни женщин. Есть бойцы.
    Катя выкрикнула с веранды.
    - Всё нормально, Варвара Сергеевна! Это наши профессиональные дела.
    Валерия, чтобы погасить неловкость ситуации, а вернее сказать, не дать Варваре дойти в своем возмущении до ярости, торопливо залепетала.
    - Ну, к столу, к столу, дамы и господа, а то шашлыки остынут а водка перегреется. Куросава, садись возле меня.
    И опять этот урод выкинул неприличный номер:
    Я не люблю рыбу. А водку вообще не пью С этими словами он прошел мимо стола, добрался до своей машины, достал из багажника одеяло и, расстелив его в тени старой липы - растянулся во всю длину своего скелета. Лучше всего было не обращать на него внимания.
    Что и сделали. Дружно принялись за зажаренного осетра. По непонятным причинам Варвара и Валерия принялись хлестать водку большими рюмками и, когда слегка опомнились, то объяснили это. влиянием природы и свежего воздуха. воды из колодца и цедил её мелкими глоточками из высокого фужера. Что касается крестного, то с первого глотка родной "чистой, как слеза младенца", он порозовел, и - "стал человеком" - другими словами перестал охальничать, комментарии перешли в доброжелательный стиль, и он даже сделал Катерине Петровне куртуазный комплимент:
    - Мадам, ради такой изысканной обьедаловки, я готов предложить вам свою верную руку и горячее сердце!
    "Мадам" отреагировала неожиданно серьезно и спокойно.
    - А что? Мы оба вдовые, ты ж вон неухоженный, одичавший. Приходи с осени ко мне жить Старый похабник выпучил глаза и даже заикаться начал.
    - Вы серьезно, мадам?
    - Да кто же такими вещами шуткует? Развития этого диковатого сватовства Варваре не удалось проследить, поскольку Катя крикнула с веранды:
    - Варвара Сергеевна, вас к городскому телефону!
    Она оторвалась от стола, прошла в дом и взялась за телефонную трубку:
    - Слушаю.
    В трубке послышался булькающий голос:
    - Здравствуйте, госпожа Серова, это говорит уполномоченный Президента.
    Настроение сразу обвалилось и Варвара буркнула.
    - Добрый день - Вы знаете, о каком Президенте идет речь?
    - Догадываюсь. - процедила Варвара.
    - Госпожа Серова, Президент поручил мне передать вам, что если к вам явится некто Матвей Демин, будьте с ним предельно осторожны.
    - С какой стати? - намерено грубила Варвара.
    - Его уже разыскивает милиция. Позавчера ночью Демин застрелил человека. Не верьте ему. Последнее убийство ещё не самые страшные страницы его биографии.
    - Я поняла.
    - Очень хорошо. Вы не хотите что-нибудь передать через меня Президенту?
    - Предпочитаю личное общение.
    - Это не всегда возможно. Президент общается с партнерами в основном через уполномоченных. И еще, госпожа Серова, не ищите мошенницу по кличке "Цыганка". Она уже сурово наказана за свои пакости и более не для кого угрозы не представляет. Ваш бывший телохранитель Макаров пусть вас так же не волнует, он снял свои нелепые обвинения относительно вашей персоны.. Запишите мой телефон для связи. - он быстро назвал ряд цифр и вежливо закончил разговор. - Всего доброго, госпожа Серова, мы скоро увидимся. Стоп! - рявкнула Варвара. - Когда ваш президент, господин уполномоченный, переведет на счет моей фирмы обещанные деньги, чтоб выкупит десять процентов доли? Уполномоченный даже хрюкнул в трубку. Но система у них была отработана. - Я перезвоню вам чрез десять минут. И не обманул, перезвонил через восемь минут, консультацию получил быстро:
    - Варвара Сергеевна, Президент готов выкупит двадцать процентов акций. И если таковые есть в наличии, то он, то есть я, жду вашего звонка.
    "Не дождешься" - решила Варвара и положила трубку..
    Разговор оставил тягостное впечатление, Президент уже принялся её опекать и даже навязывать свои условия. Что касается предложения относится к Демину с подозрением, так она и без этого совета была с Деминым осторожна. Значительно более скверной была осведомленность Президента касательно Цыганки и Макарова. Получалось, что она, Варвара со своей конторой уже давно находится "под колпаком" этого Президента. И, может быть, он уже запустил свои щупальцы куда глубже в дела фирмы, чем Варвара могла предполагать!
    Возле прогоревших углей костра Варвара застала своих гостей в значительно увеличившемся составе! То ли на "огонек" костра, то ли на запах шашлычного дымка, ( наверняка - на звон бокалов) но у стола уже пристроились: два мужика золотаря, (чистили в деревне и у дачников выгребные ямы) деревенский электрик, его друг - местный ремонтник телефонной сети и ещё несколько человек, которых Варвара не знала, но, следовало полагать, что и они пользовались каким-то влиянием в масштабе округи и считали себя людьми для дачников беспредельно нужными, а может быть это так и было. Впрочем, то был народ скромный и по своему деликатный. Сами бы, конечно, на такое вторжение никогда по своей деревенской зажатости в гости не напросились, да их затащил - "выпить, закусит, закурить" - Иван Григорьевич, у которого уже вся деревня числилась в друзьях.
    Куросава лежал под яблоней всё в той же позе и казался мертвецом. Крестный разнежился и раздобрел от хорошей еды, приличной выпивки и почтительного внимания к своей особе собравшегося общества, от чего и принялся философствовать:
    - Я, друзья мои, взял от жизни всё! И второй жизни, возвращения сюда, мне не надо!
    - Неужто?! - подзадорила его Валерия.
    - Точно тебе говорю, вертихвостка! Думаешь, если я не стал президентом или каким-нибудь миллионером из Нью-Йорка, то прожил хуже их?! Дав мне любой король позавидует!
    - А чему, дядя Ваня, чему позавидует?! - бесцеремонно заводила старика интриганка.
    - Тому! У меня были верные и надежные друзья! Женщин было больше, чем в гареме у турецкого султана! Пил, что хотел - в меру, но сколько влезало! Всю страну объехал! Всё видал!
    Один из ассенизаторов спросил озабоченно.
    - И на всё у вас хватало материальных возможностей?
    Крестный ответил милостиво.
    - Понял ваш вопрос с подковыркой, уважаемый. Ну, положим, у короля какого или президента, материальных возможностей было более моего, так что от того толку?! Червонец в моих руках куда как дороже и пользы от него больше, чем от миллионов у самого пузатого миллионера!
    Валерия захохотала ехидно.
    - Дядя Ваня, а миллионер с кинозвездами спал! А ты с кем?! Со своими уборщицами и грузчицами?!
    - Дурында ты темная! - чванливо ответил Иван Григорьевич. - В голом виде - все вы равны! Кто в таком означенном процессе получается лучше твоя засраная кинозвезда, или моя Маша, которая мужские туалеты в конторе убирает - только на практике выясняется!
    . Валерия заботливо попросила.
    - Дядя Ваня, ты же уже еле дышишь! Отдохни, дай другим себя показать!
    Иван Григорьевич, уже настроившийся на развитие любимой темы про "хрен, про водку, про жаркую молодку" изобиделся и сварливо выкрикнул - Ну, покажи, покажи себя вертихвостка! Расскажи нам сплетни из своей цирюльни! Занятие для красавицы - вшивые головы причесывать!
    На этот раз в обиду ударилась Валерия:
    - Эти головы принадлежат таким людям, что ты их только по телевизору видишь! А к тому же я там - хозяйка! А ты всю жизнь был наемным рабом!
    Как ни странно, разгорающуюся свару снял деликатный телефонист, сказал с такой смущенной улыбкой, что даже покраснел - Это хорошо, что вы хозяйка. Мне под началом женщин всегда почему-то лучше работалось. Но....
    Он запнулся, а Валерия подхлестнула.
    - Ага, конечно "но". Не уважают мужики женского равноправия! Так что "но", господин телефонист?
    - Я лучше пример приведу. Как вы думаете, если бы в аэропорту перед взлетом самолета сообщали, что командир лайнера - женщина... Начали бы пассажиры сдавать билеты или нет? - он смутился окончательно до слез, но все же закончил. - Ну вот кто бы из вас полетел?
    Первой и твердо ответила Валерия.
    - Я бы не полетела ни в жисть.
    Компания в своем мнении разделилась пополам - одни были готовы отдать свою жизнь в руки женщины пилота, другие отказывались от такой перспективы наотрез.
    До того, как на чистом и глубоком небе засияла голубая луна компания успела: осудить правительство, поддержать Президента России, обсудить проблемы чеченской войны, возмутиться волной наркомании отвоевывающей позиции у национального алкоголизма - а потом начали расходится по домам.
    Куросава тоже поднялся с одеяла, уложил его в багажник и сел к рулю, поджидая Валерию. Варвара, которая к этому моменту уже и видеть этого человека не могла - попрощалась.
    - Всего доброго. Надеюсь хорошо отдохнули?
    Он ответил не сразу.
    - Я вам показался идиотом?
    - Да. - уверенно подтвердила Варвара.
    - У меня сейчас такой период.
    - Какой?
    - Самосозерцания.
    - Как вас зовут по настоящему?
    - Куросава. С девятого класса спецшколы.
    Быть может он сказал бы что-нибудь еще, быть может даже предложил встретиться, но, как всегда, не вовремя встряла хмельная и навязчивая Валерия, крикнула из машины, через плечо Куросавы.
    - Варя, он тебе позвонит, никуда не денется!
    Конечно, - насмешливо подумала Варвара - От тебя он никуда не денется. Ведь сейчас наверняка доедете до своего парикмахерского салона и начнете заниматься любовью прямо в тех креслах, где днем светские дамы наводят красоту. Вперед, Валерия, жизнь твоя легка и не обременена ненужной щепетильностью.
    Куросава тронул машину, но из темноты неожиданно выскочил Иван Григорьевич с бутылкой коньяка в руках и побежал следом, прокричав - Стой, подарунок возьми! Ты ж не пил, ибо за рулем! Так восполни дома свои страдания!
    Варвара подивилась - поступок был не свойственен крестному, не в его правилах скупердяя такая доброта, особенно касательно спиртного.
    Куросава остановил машину, спокойно принял бутылку, помолчал, а потом произнес серьезно и даже строго.
    - Скажи старина, страшно жить на пороге смерти?
    И опять же крестный поразил Варвару - ожидала ответа хамского, сдобренного хорошей матерщиной. А Иван Григорьевич ответил спокойно.
    - К моим годам жизнь становится пресной, все события предсказуемы, всё идет по второму и кругу. И кончины ждешь спокойно. Ты не бойся. Когда подойдешь к последнему порогу, то на всё будешь смотреть по другому.
    Куросава кивнул и его машина, вместе с Валерией, укатилась в темноту, гремя провисшим и плохо закрепленным глушителем.
    Всё - суетливое воскресенье кончилось. Вместе с ним завершился месяц май. Ничего хорошего от июня месяца тоже ожидать не приходилось. С этими невеселыми рассуждениями Варвара поднялась в свою спальню на мансарде и через час уже спала.
    ЧАСТЬ ВТОРАЯ
    ШЕСТЬ ДОЛГИХ ДНЕЙ ИЮНЯ
    глава 1 День первый. Печаль моя светла...
    С первого дня июня месяца, зарядил затяжной дождь. В коротких перерывах между ливнями над Москвой зависал мутный туман, который удручал до полного опустошения даже самых лютых оптимистов.
    А лютые пессимисты - радовались, и утверждали, что количество самоубийств по Москве возросло за этот день - втрое!
    Дождь лил и лил, но Варвара знала твердо, что 2-го июня обязательно будет вёдро, засияет солнце, а унылый туман исчезнет уже с утра. Никогда, за последние тридцать один год, на 2-ое июня не было ненастья. Потому что в этот день у Варвары Сергеевны Серовой был день Рождения.
    Событие, по сути своей, не столь уж и праздничное и Варвара не отмечала его с двадцати лет, подруг собирала только на День святой великомученицы Варвары - 17 декабря.
    На этот раз погода осталась верной себе - ночью небо просветлело, а с утра, 2-го - на промытом дождями небе, засияло солнце.
    Крестный был единственным человеком, который помнил, что свершилось в этот день, уже в час восхода без церемоний вломился в спальню к Варваре и прокричал, чтоб услышать самого себя.
    - Чего разнежилась, лентяйка, будто сегодня и не рабочий день?! Эдак ты и на мои похороны денег не заработаешь! Засунешь меня, как собаку, в общественную могилу, под порядковым номером! Держи, подарок я тебе приволок! Живи вечно!
    Он кинул ей на одеяло небольшой сверток, который оказался тяжелым и больно ударил Варвару по колену. Она развернула тонкую папиросную бумагу и тусклое старинное золото теплым светом подмигнуло ей, поймав солнечный луч. Браслет был широким, старинной вязки, строгим, скорее всего - мужским.
    - Черт ты старый, - дрогнула голосом Варвара. - Неужто не жалко отдавать?
    - Я тебе его не отдаю, а дарю! Так мне твоя крестная, моя жена дорогая, повелела - "перевалит эта обормотка через тридцатник, может в разум войдет, так и подари ей мой браслет!" В разум ты не вошла, браслет пропьешь, но я завет выполнил. С днем рождения, лахудра.
    Он коснулся сухими губами кончика носа Варвары и смахнул со своих глаз неожиданную слезу.
    - Спасибо, крестный.
    - Подавись, пожалуйста! Каждый день этой штукой не похваляйся. Вместе с рукой на улице оторвут! Может соберешь вечерочком свою шайку - лейку? Валерку позови, заводная она баба, и этого, как там - японца.
    - На день рождения, крестный, не приглашают. Может придут, кто вспомнит - она твердо знала, что не вспомнит никто, поскольку никто и не знал её дня рождения.
    - Когда такое правило было, чтоб не приглашать?!! Ты только свистни, разом стая набежит на добрую пьянку!
    - Некого звать. Я с Валерией вчера поругалась.
    - Понятно! Приличные люди тебя сторонятся! К тебе только всякая шваль тянется!
    - Каждому по его вере.
    На этом и закончилось утреннее поздравление - старик спустился с лестницы, путаясь ногами в своей клюке Других поздравлений и не ожидалось. Вот так, - и тридцать первый день рождения пройдет без помпы. Болтливую Валерию и видеть больше не охота - успели поругаться вчера вечером. Валерия с упорством осла, словно платная сваха пыталась навязать ей Куросаву. А для Варвара - парень был любопытен, конечно, но лишь с точки зрения интереса к экзотическому дикому зверю В зоопарке таких держать надо. Вот и весь день рождения - больше никто наверняка поздравлять не будет. Печаль моя светла...
    Через полтора часа Катя села к рулю "Чероки", Наташа рядом с ней, а Варвара - на заднем кресле, как ей было положено. И поехали в офис. Где-то по дороге Варвара спросила.
    - Девочки, а этот Куросава, с которым вы в воскресенье подрались. Что он из себя представляет с вашей точки зрения?
    - Воин. - помолчав, коротко ответила Наташа.
    - Как это понимать?
    Катя засмеялась:
    - У вас, Варвара Сергеевна, дорога в жизни - бизнесмена, предпринимателя. А у него - путь воина.
    "Бандит что ли?" - подумала Варвара, но уточнений не потребовала.
    В офис Варвара явилась, как всегда ровно в девять, подаренный браслет скрыла под длинным рукавом белой, деловой кофточки.
    Её уже поджидал Стас Николаев и, судя по его поникшему виду, проблемы он принес невеселые.
    - Швах мои дела, Варвара Сергеевна. Провалил первое задание.
    - Это с расселением квартиры на Суворовском бульваре?
    - Да... Не заладилось.
    - Роману Викторовичу доложил?
    - Нет. Боюсь. Он меня высмеет. На вас последняя надежда.
    - На чем споткнулся?
    - Да я всю эту нехорошую квартиру расселил! - отчаянно заявил Стас. Алкоголика уломал! Проституткам производственную площадь предоставил! Всем подобрал площадь по вкусу и желанию! Фирма заказчика на любые расходы идет! А один старый хмырь болотный - ни в какую! Ему для проживания хоть Кремль, хоть Мавзолей предложи - уперся ни туда, ни сюда!
    - Но какие-нибудь резоны приводит?
    - Не могу я уловить, Варвара Сергеевна, чего он хочет?! Комнатушка у него - дрянная, просто чулан, но держится за него как улитка со свою скорлупу! Я теперь понимаю, почему криминальные брокеры таких мухоморов убивают, но сначала спаивают и заставляют дарственную на свою хату составить!!
    - Не говори вздора. - сердито сказала Варвара.
    - Не охота упускать вариант, уж больно клиент солидный и перспективный. Мужики из Тюмени на нефти сидят. Им здесь соблазнительно офис открыть. Может, съездим вместе? - нерешительно закончил Стас.
    Варвара прикинула, что активная часть дня, как всегда начнется не раньше одиннадцати часов, а потому можно было и съездить, посмотреть на человека, отказывающегося от переезда как в Кремль, так и в Мавзолей.
    ... "Отказник" оказался стар, но весьма бодр и напорист. Он пропустил визитеров в свою комнату, запахнул на груди стеганную домашнюю куртку, которую украшали несколько медалей и орден "Отечественной войны". Потом столбом укрепился у стола и принял вид неприступный, словно ожидал подлых предложений о покупке своей бессмертной души.
    Награды на домашней куртке несколько удивляли. На пальто - ещё куда ни шло, если речь идет о митинге ветеранов, имеющем место быть зимой на открытом воздухе. Но на домашней куртке? Или он в ней и на улицу ходил, не снимая при этом и теплых тапочек на меху?
    Орденоносец настороженно молчал, застыв посреди своего плацдарма. И был этот плацдарм запущенным, прокуренным, грязным до омерзения. Со слов Стаса Варвара знала , что этот С. В Волков - не пьет и не водит к себе лихих компаний, выписывает две коммунистические газеты и аккуратно платит партийные взносы. Соседи его терпеть не могли и при случае с удовольствием плевали в его кастрюльку с борщом.
    Но все же - как можно жить в такой заплеванной берлоге?! Диван представлял собой яму в деревянной раме - обшивка его провалилась до пола. Ни одного не поломанного, чистого стула. Окно было словно затянуто легким серым тюлем, но это был лишь слой жирной пыли. Обои местами обвалились, В довершение всего возле батареи отопления стоял большой таз, в грязной воде плавали щетка и обмылок - видимо, в нем старик парил свои усталые ноги. Но ведь был же, был у него какой то интерес, который заставлял неряху зубами держаться за эту берлогу?!
    Стас, как старый друг дома, уселся на тумбочку и сказал по простецки.
    - Вот, Сергей Вадимович, мой начальник. Варвара Сергеевна подтвердит, что я вас не обману, обеспечу переезд за наш счет и оформление всех документов на отдельную однокомнатную квартиру!
    Варвара подхватила.
    - В качестве премии, Сергей Вадимович, мы предоставим вам путевку на туристическую поездку по Золотому Кольцу России. или на остров Валаам.
    Подобный тур, войдет в счет заказчику, но своего Варвара добилась некое подобие интереса засветилось в мутных глазах Волкова:
    - Валаам?... Соловки?...
    Транжирить чужие деньги - легко, а потому Варвара не стеснялась:
    - Собственно говоря, если вы пожелаете, мы можем устроить вам поездку и за границу! Как насчет Парижа или Греции?
    Волков уронил свою голову на левое плечо и коварно прикрыл морщинистые, почти прозрачные веки:
    - Париж.... Это для молодых...Борзых и охочих до разврата... Нет. Швейцария - интересней, полезней потому что.
    Чем могла быть полезней провинциальная Швейцария - до Варвары не доходило. Понял интересы старика Стас. Засмеялся и спросил лукаво.
    - У вас там счет в банке, Сергей Вадимович?
    Волков посмотрел на него с осуждением.
    - Глупый ты, потому как молодой....В Швейцарии был в эмиграции Владимир Ильич Ленин. Везде, где товарищ Ленин здесь проживал...В Питере, Ульяновске, Казани - я побывал. Лет пятнадцать тому назад - и до деревни Шушенское в Сибири добрался, поклонился его памяти. А вот Швейцария...
    - Нет проблем! - обрадовалась Варвара. - Загранпаспорт у вас оформлен? Или мы это сами сделаем за неделю?
    - Нет. В Швейцарию не поеду. - с внезапной твердость отринул от себя даже идеологические соблазны упрямый старик.
    - Не хотите в Швейцарию?! Отказываетесь посетить места вождя Революции?! Это как же понимать, Сергей Вадимович?
    Силы небесные - какую чушь приходится пороть! На какие ухищрения пускаться, чтобы подобно свахе, уломать капризного жениха и любым способом поженить его на хромой, кривой и кособокой невесте!
    Волков ответил твердо.
    - Силы у меня уже не те. Рассыплюсь по дороге. И умру на чужбине.. Владимир Ильич простит мне, что до Швейцарии я не добрался.
    Варвара сдержалась:
    - А в Шушенское? Место ссылки Ульянова?
    - Уже был. Пятнадцать лет назад. А теперь знаю - там не следят, запустили святые места. Захламление там, мне сказали. .
    Через полчаса Варвара убедилась - чем больше Волкова уламывали, тем больше он укреплялся в своем упрямстве. Для него это было делом принципа, или что-то ещё стояло за непонятным упорством, этого Варвара понять не могла. На последок решила позволить себе нанести тупице легкую обиду.
    - Ну что ж. На нет и суда нет. Доживайте свой век в этом заплеванном гадюшнике, а квартиру мы всё равно расселим.
    - Это как? Убьете меня, да? Это сейчас модно.. Стариков либо в психушку сажают, либо убивают, а жилплощадь присваивают. Ну, так убивайте.
    - Еще чего! Много мороки вам похороны устраивать Просто сделаем.. Все ваши соседи получат новую жилплощадь, сюда въедет фирма, отгородит вашу комнату, пробьет через стенку отдельный выход и - живите!
    - А кухня?! Сортир?!
    - Это всё в вашей комнате должно уместиться! - пошла на прямой обман Варвара. - Кухня и туалет так же отойдет фирме!
    - Не получится, молодка! - завыл Волков волком. - Я законы знаю!
    - Но чтобы эти законы вам помогли, придется, дорогой мой, года два, три, пять - таскаться с жалобами по судам! Так что приготовьтесь устанавливайте здесь у себя унитаз, покупайте керосиновую плитку, будете жить, как ленинградцы в блокаде!
    Удар оказался сильным, но не решающим. У Волкова был могучий аргумент для защиты и он не замедлил выбросить этот козырь на стол.
    - Я - ветеран! У меня - привилегии!
    Варвара заорала в полный голос:
    - Так неужели, защитник, ты не хочешь дожить свой век в нормальных человеческих условиях?! В отдельной квартире, со своей ванной, кухней, своим телефоном! Посмотри, как живешь?! Убить тебя мало за твою глупость!
    Старик так же оказался громкоголосый:
    - А ты меня не поучай, молодуха! Сам знаю как мне жизнь закончить! Пошла вон отсюда со своим сопливым хахалем! И больше не приходи!
    Жаль, что родилась женщиной. Единственный убедительный аргумент для этой старой кочерыжки - дать бы сейчас в зубы, чтоб он полетел вверх тормашками! И ведь наверняка станет покладистым! Потому что такое истинно мужское предложение - поймет и примет. Что уж совсем обидно - и силы для такой атаки, и некоторое умение к тому есть! Но... Не положено барышням выбивать зубы дряхлым старикам.
    А у Стаса - тоже всё наоборот: вид мужской, а душевное начало девичье. Хотя, если вспомнить его подвиги на Товарной станции, он умел порой превозмочь нежную структуру своей души.
    Из протухшей норы Волкова они вывались в просторный и чистый (усилиями соседей) коридор и столкнулись со стройной девушкой с кипящим чайником в руке. Она игриво блеснула красивыми глазами:
    - Не сломал, Стас, старого пердуна?
    - Куда там! - Стас обнял её за плечи. - Убить его мало! Хоть бы ты его уломала и утащила в другую избушку!
    Она фыркнула, свободной от чайника рукой подергала Стаса за нос:
    - Он же по определению - говнюк поганый! Сам не ням и другим не дам! Из-за такой одной гниды дюжина соседей страдает!
    Веселый тон не скрыл её откровенного огорчения, она отлипла от Стаса, толкнула плечом дверь в комнату, кивнула на прощанье.
    Уже на улице Варвара спросила.
    - Эта симпатичная девушка тебе видать хорошо знакома?
    - Марина? . Она на панели подрабатывает. Но получила бы отдельную хату, перешла бы в разряд повыше. А может и вообще поменяла бы специфику своей тяжкой деятельности.
    Разбираться в этих схемах Варвара не стала и когда дошли до машины, спросила.
    - Стас, может Пыль на это дело натравим?
    - Он до таких ничтожных операций не опускается, ниже своего профессионального достоинства их считает. Высмеет меня, а может и вообще скажет, что толку от меня никакого.
    - Это не ему решать. - сухо бросила Варвара. - Что-то с этим упрямым стариком не так, Стас. Люди до самой смерти не теряют интереса к жизни, даже парализованные. Клиент у тебя действительно солидный?
    - Я ж говорил - на нефти сидят!
    - А старику что предлагали?
    - Либо комнату с балконом, опять же в центре, в два раза лучше этой, либо однокомнатную квартиру в Бутово.
    - Наверное у него со своей халупой связаны какие-то глубокие воспоминания. Такого не перешибешь, Стас. Не проведешь дополнительной разведки? Найди какого-нибудь дальнего родственника Волкова, или его друга в доме. Ну нельзя без серьезной причины так цепляться за эту грязную нору!
    - Хорошо, попробую. - просто ответил Стас, развернулся и пошел назад..
    ...Когда Варвара вернулась в контору, то секретаршу свою застала в состоянии откровенного испуга. А Катя сказала четко.
    - Варвара Сергеевна, в ваш кабинет залезли и ждут два мужика. Предъявили документы налоговой полиции. Но оба без оружия.
    Варвара глянула на неё удивленно.
    - Катя, ты их что - обыскала?! Шмон устроила?!
    - Нам не надо обыскивать. И так видно.
    - Что видно?
    - Человек без оружием - это один облик. А если у него пистолет в кармане, то это совсем другой психологический портрет.
    Оспаривать это заявление Варвара не стала - девочки и так поражали её своим пониманием жизни: они существовали в состояние перманентной войны, враги настолько плотно обложили их со всех сторон, что дружеских лиц среди них не наблюдалось.
    Варвара вошла в кабинет и двое молодых мужчин встали при её появлении. Рыжий и бритый наголо - крупная башка красивой лепки.
    Надя, оказавшаяся тут же, сказала испуганно.
    - Я подала кофе, Варвара Сергеевна, а они намекают, что и коньяк бы не помешал. У вас нету?
    - Есть. Но ты сходи в магазин и купи самое дешевое пойло. - она села к столу. - Садитесь. Чем обязана, господа?
    Бритая Голова сказал миролюбиво:
    - Ваша секретарша не так нас поняла. Мы на службе не пьем.
    Привычными движениями они положили перед ней свои документы. Варвара скользнула по ним взглядом и небрежно отмахнулась - словно сопливых червей у себя под носом увидела.
    Рыжий присел к журнальному столику, взялся за чашку кофе - Варвара Сергеевна, ваша фирма имеет филиалы?
    Ясно откуда ветер подул. Варвара выдержала длинную паузу:
    - Почему я должна отвечать на ваши вопросы?
    - Потому что мы - налоговая полиция. - терпеливо пояснил Рыжий.
    - Тогда и спрашивайте меня о налогах. - так же бестрепетно ответила Варвара. - А отвечать я вам буду, если вы прямо и как мужики, скажете - с какой дрянью вы ко мне явились! Что вы мне инкриминируете?!
    Рыжий собрался было принять суровый вид карающей Немезиды, а Бритая Голова весело засмеялся.
    - Редко можно наблюдать, когда нас атакуют, особенно дамы! Коля, давай отойдем о т стандартной схемы. Выложи Варваре Сергеевне все наши претензии. Пусть за пару дней приготовится к защите. Вдруг отобьется?!
    Рыжему вряд ли понравилось предложение напарника, но, видимо, все же именно тот был "ведущим", а не он. Рыжий нахмурился и предложил.
    - Запишите наши претензии по пунктам, Варвара Сергеевна. И, скажем, к четвергу подготовьте сколь ни будь правдивые показания по каждому пункту. .
    - Понятно. - кивнула Варвара. - Если мои объяснения вас не устроят, то вы явитесь с парнями при автоматах и начнете изымать документы?
    Рыжий сказал серьезно.
    - Это методы в основном Управления по борьбе с экономическими преступлениями. Мы предпочитаем канцелярскую работу - Какие у вас ко мне претензии?
    - Мы выскажем их в процессе беседы, а вы запишите...
    - Я могу записать ваши претензии на диктофон. Вас это не пугает?
    Они быстро переглянулись и Рыжий ответил твердо.
    - Ничуть. Включайте аппаратуру.
    Самое скверное, что в словах налоговиков Варвара никак не могла уловить даже намека на обычное вымогательство! Взятка - простейшее решение налоговых проблем, когда за тобой нет больших грехов, нет откровенного криминала, а приходится бороться с бедой выдуманной, искусственно созданной недругами. И даже не бедой они пользуются, а любой, пусть призрачной, возможностью вцепиться тебе в горло и пососать живой крови твоего бизнеса. Не до смерти отсосать, ибо от трупа толка мало. А так, чтобы ты оклемалась и через годик можно вернуться сюда опять же вампиром.
    Но намека на взятки не поступало.
    Оба по очереди неторопливо и раздельно отговорили в микрофон диктофона около десятка пунктов своих претензий. Три четверти претензий оказались абсолютным вздором. Но и были и серьезные замечания, из системы "тайны фирмы". И как они смогли до неё докопаться, Варвара и ума приложить не могла. Действительно что ли на её фирме упрятался тайный осведомитель?!
    По ходу этой работы в кабинет заглянул Роман Викторович - и тут же прихлопнул дверь, так что его, кроме Варвары, никто не приметил..
    - Вот, пожалуй и всё. - сказал Рыжий, виновато улыбаясь.
    - Но вы же понимаете, что в основном это детский лепет, а не обвинения.
    - Правильно. Но наша практика подтверждает, что когда по такому детскому лепету дают объяснения, то дело принимает совсем иной, крутой оборот. Так что будьте аккуратней.
    - Я постараюсь А тут и глупая секретарша Надя влетела в кабинет, с радостным восклицанием победительницы.
    - Самый дешевый коньяк купила! Даже продавец, джигит усатый, сказал, что его только свиньи пьют! Вам он для кого, Варвара Сергеевна? Коньяк, то есть, а не джигит?
    Да нет, конечно, далеко как не была глупышкой толстушка Надя уловила агрессивный стиль, при помощи которого Варвара собралась отбиваться от Налоговой Полиции, поддержала свою Хозяйку, плюнула в лицо недругам, доказала им, что "прогибаться" под ними здесь никто не будет.
    Фискалы от коньяка отказались, оставили на столе визитки со своими телефонами и ушли, вежливо попрощавшись.
    ... Тем временем Роман Викторович Пыль прятался в мужском туалете. Поскольку едва заглянув в кабинет Варвары - тут же узнал обоих налоговиков, с которыми прежде имел весьма неприятные контакты.. Они его, слова богу, приметить не успели, а Роман Викторович шарахнулся в коридор, изрядно перепугавшись. Роман Викторович почему то решил, что грозная полиция явилась именно по его душу, поскольку вскрылось его участие в сокрушении брокерской фирмы "Маклер". Пребывая в полной растерянности , Пыль метнулся было из офиса прочь, но коридор был наполнен взволнованными служащими (все уже знали о визите налоговиков) и такое бегство не только не осталось бы незамеченным, но лишь повредило бы Роману Викторовичу. Он сдержал свой страх и независимой походкой направился в туалет. Кабинок там не было, в интерьере отмечалось лишь два унитаза и три писсуара, так что нигде, показалось по началу, и не спрячешься. Но в углу была узкая дверь, а за ней Пыль обнаружил тесный чуланчик, куда он и втиснул своё грузное тело. Сел на ящик и терпеливо принялся ждать Он был очень опытен в делах подобного рода, а потому был уверен, что если пара полицейских прошли в контору, то один остался на улице для наружного наблюдения, чтоб фиксировать, всех кто вышел из офиса с признаками испуга,, какие документы пытался вынести и не звонил ли кому из телефона автомата. Такая практика была обычной и вряд ли сегодня от неё отступили.
    Ждал Роман Викторович мучительно долго. За это время в туалет по очереди вошли человек пять, побрызгали, вымыли руки, кто-то покурил, пара мужчин обменялись скабрезными анекдотами, а Роман Викторович терпеливо ждал. А когда вспомнил, что ведь можно выйти из конторы другим ходом, через салон "Астра Валерия" и уже собрался этот маневр осуществить, то услышал что двери туалета открылись и тут же зазвучали знакомые ему голоса. Беседовали Налоговики.
    - Честно сказать, Колян, жаль мне эту деваху. Мне кажется, что, вряд ли она всё-таки крутит крупные аферы.
    - Другое хуже, честно говоря. - проворчал Колян. - По какому-то анонимному доносу мы мешаем работать людям. У на с что, тридцать седьмой год вернулся?
    - А он и не исчезал. Ну, мы то ещё туда-сюда. Хуже, если сюда явятся волкодавы из Управления по борьбе с экономическими преступлениями. Эти церемониться не будут.
    - Думаешь явятся?
    - Непременно. Они наверняка получили такой же донос.
    И в этот момент Роману Викторовичу фатально не повезло - в его кармане громко заверещал мобильный телефон! Роман Викторович испуганно отключил предательский аппарат, но по настороженной тишине в туалете сообразил, что с этим маневром уже опоздал. Тишина зависла секунд на пять, а потом дверь в чуланчик грубо рванули и Пыль увидел пригнувшегося, изготовившегося к атаке молодого мужчину с бритой головой. Тот всматривался в Романа Викторовича всего лишь миг, а потом прошипел - Пыль, жирная обезьяна! Давно не виделись!
    И следом за тем он убийственно ударил Романа Викторовича в зубы, а когда тот падал с ящика, добавил, уже с правой руки - в ухо.
    Второй легальный бандит так же не удержался, чтоб не ударить Романа Викторовича ногой в шею. Видать крепко насолил им Роман Викторович в своё время.
    Роман Викторович пал ничком на холодный кафельный пол и по этой причине не уловил момента, когда его палачи покинули туалет. Через минуту он пришел в себя и - вот ведь что значит истинный профессионал! - он не обозлился на своих мучителей, он даже не чувствовал боли, хотя пары зубов явно придется не досчитаться. Нет, всё это для профессионала всего лишь издержки профессии. Он усвоил и просчитывал главное - конторе "Риэлт Зенит В. С." - крышка! И даже полный крах, если за дело, кроме Налоговой Полиции, возьмется страшное Управление по борьбе с экономическими преступлениями. Тут уж не имеет никакого значения, есть ли за тобой вина, или никакой таковой не числится. Фирму удавят с одного плевка, и весь вопрос состоит лишь в том, каков будет характер этого удавления - мягкий или жесткий.
    Роман Викторович выполз из чулана, поднялся на ноги, покачался, словно дуб в урагане, но добрался до умывальника. Губы были разбиты, шею ломило. Он умылся, вытер лицо носовым платком, а потом вышел из туалета и через салон "Астра Валерия", выбрался на улицу. Предупреждать Варвару о суровости надвигающейся на неё беды он и не думал, коль скоро неприятности могли обрушиться и на него. Борцы за честную экономику посадят "под колпак" всех служащих конторы, а уж его то, Романа Викторовича - в первую очередь. И не дай бог, если они прижмут Романа Викторовича к делу рухнувшей фирмы "Маклер ХХ1 Век".
    Уже в пивной, за кружкой пива, он пришел к выводу, что сейчас самое время исчезнуть - скажем свалить на пару месяцев в Крым. Однако не в его стиле было паниковать - торопиться с этим не следовало.
    .
    ...Варвара отдала кассету с диктофона на распечатку Наде и та минут через двадцать положила перед ней два листа, заполненные убористым текстом - те самые претензии фискалов. По настоящему убийственными оказались только два пункта:
    Что представлял из себя филиал вашей фирмы в городе Владимире? Кто им руководил?
    Где и почему застряли два трейлера, отправленных на Украину за сахаром? Рейс должен быть давно закончен?
    Ситуация с филиалом - дело уголовное и крутое. Но почему их заинтересовали трейлеры с сахаром было категорически не понятным.
    Варвара взялась за мобильник и попыталась связаться с Ивановичем, бригадиром сахарного каравана, но связь не прошла. Скверно - Иваныч уже несколько дней назад должен был вернуться. Хотя - дорога есть дорога.
    Размышления Варвары прервало появление Нади - и уже от одной её коварной улыбки Варваре стало нехорошо. Надя подошла к столу и, сверкая глазами от едва подавляемого ехидства, отчего-то прошептала, словно сдавала врагу государственную тайну.
    - Звонил ваш муж, то есть бывший. Сказал, что приедет через двадцать пять минут.
    - Только не это! - выругалась Варвара, а Надя захихикала и закончила сообщение.
    - Он просил у вас аудиенции ровно на тридцать минут. Сказал, что у него очень и очень важное дело. Он это всё очень серьезно сказал, Варвара Сергеевна.
    - Какие у него ещё могут быть серьезные дела. - проворчала Варвара. И тут же мелькнула трепетная мысль: быть может хоть он вспомнил о том, что у неё сегодня день рождения?! Но всё равно, она была категорически уверенная, что с какими бы проблемами Валерий не объявился, всё равно дело не обойдется без сексуальных домогательств. Таковым уж он был, её бывший муж неукротимый племенной жеребчик, который был готов трахать всех подряд , от дворничихи пенсионного возраста до молоденьких звезд эстрады и кино. И никакой разницы светский репортер между этими объектами не видел. Варвара мужественно терпела его увлечения в течении трех лет, но когда выяснилось, что только "любой юбкой" проблема не ограничивается и дело дошло до гомосексуализма, то это для неё оказалось уже чересчур. Делить супруга с какими-то бабами ещё куда ни шло, но с мужиками - это уж слишком. Валерий, естественно, в оправдание себе, привел обычную пошлую формулировку: "Человек, в своей краткой жизни должен испытать ВСЁ!". "Хорошо, - спокойно ответила Варвара. - Тогда трахни козу, а потом свинью. Этим ты в известной степени породнишь меня с животным миром. Давай разойдемся. Тихо и мирно" И разошлись. Тихо и мирно. К чести Валерия надо отметить, что при своём исчезновении он не потребовал для себя ничего. Прихватил чемоданчик с нижним бельем, туалетные принадлежностями, портрет любимой мамочки, взял свою пишущую машинку и на этом раздел совместно нажитого имущества закончился.
    Сегодняшнее его появление без любовных домогательств категорически не могло обойтись. Тем более, что Валерий, как и все мужчины тешил себя известным мифом, что "первый" мужчина в жизни женщины навсегда, до гробовой доски, имеет доступ к её телу. Пусть так.
    Варвара наскоро изменила свою деловую прическу на эдакие абстрактные и модные лохмы, подклеила ресницы длинной с мизинец, навела на губы фиолетовую помаду и нашла у себя в гардеробе самую короткую юбку из и без того коротких. При этом она предусмотрительно не надела ни колготок, ни трусиков. Строго говоря, проблема состояла не в неизбежности "изнасилования", а попросту Варваре было любопытно посмотреть, какими словами бывший муж примется её соблазнять, что пролопочет в ходе самого процесса, да и вообще - каковым он, игривый козлик, стал после почти десятилетнего перерыва. Что там говорить - какие-то тлеющие угли бушевавшего некогда костра любви в душе её ещё сохранялись, а может и миф "о первом мужчине" все же имел под собой реальные основания.
    Валерий, как всегда был точен и явился через двадцать пять минут высокий, гибкий, красивый как юный греческий бог, с перманентной сексуальной заинтересованностью в шальных глазах.
    - Привет, мать! С днем рождения тебя! - он широко раскрыл объятия и поцелуй влепил такой смачный, что по телу Варвары дрожь пробежала, но сказала она сварливо.
    - Хоть кто-то вспомнил Валерий грохнулся в кресло и с любопытством окинул взглядом интерьер кабинета.
    - А что, любовью ты занимаешься прямо на своем рабочем столе?!
    - Диван стоит в комнате отдыха. - заверила Варвара.
    - Диван? Так говорят на столе для наших российских бизнес-вумен самая мода! На рабочем столе - это кайф, возбуждает деловую активность!
    - Неудобно. Компьютер мешает.
    Плотоядные глазки Валерия загорелись столь знакомым Варваре огоньком:
    - А ты выглядишь сегодня на миллион долларей!
    - Господи. - простонала Варвара. - Ну, неужели русские журналюги не могут придумать своего комплимента дамам, а не копировать американское клише? Миллион долларов! Ну, ты и бездарь.
    - Ладно. Ты выглядишь как невеста в день венчания. Как гоночная яхта или призовая кобыла на ипподроме.
    - Тоже у кого-то украдено, но всё же лучше. - Варвара с удовольствием отметила, что в душе её не дрогнуло ровным счетом ничего. И было попросту неясно, что она когда-то находила в этом пустейшем и никчемном человеке. Правда приходилось признать, чего уж там - красив, говорлив, обходителен и умеет подойти к дамам с любого боку. Что ещё нужно девчонке в девятнадцать лет?
    - Значит, ты упражняешься на диване?
    - И на полу то же. Такой дорогой ковер зачем по твоему здесь постелен?
    В ином стиле с Валерием разговаривать было нельзя, если не хочешь попасть под каток насмешек, а что того хуже - именно он начнет диктовать свои условия беседы и серьёзных переговоров. А то, что он объявился с нешуточными проблемами, Варвара уже определила по легкому напряжению как в его раскосых глазах так по некоторой натянутости фривольных фраз.
    - Ладно. - сказал Валерий. - На столе или на полу - это дело вкуса. Отложим пока эту тему на десерт свидания. Я к тебе пришел с крутым делом. Весьма для меня значительным.
    - Ну?
    - Одна весьма популярная газета заказала мне очень серьёзную тему.. Если дело выгорит я сразу окажусь в десятке ведущих журналистов страны.
    - Даже так? Тебе предложили покопаться в грязном белье жены Президента?
    - Оставь. - поморщился Валерий. - Дело в другом. Мне уже тридцать четыре года и надо успеть если не в последний вагон уходящего поездка, то хотя бы зацепится за его хвост. Светские репортажи мне надоели.
    - Сила небесные! - изобразила предельный ужас Варвара. - Да как же ты сможешь прожить без тусовок, сплетен, интрижек? Это же твоё болото, ты без него помрешь!
    - Вот именно. Но я закрываю эту страницу своего творчества. Пора взлететь на высокую профессиональную орбиту..
    Он был по настоящему серьезен, что ранее случалось с ним крайне редко - даже на поминках отца рассказывал смешные случаи из жизни покойного. А сейчас, судя по всему, утром, когда брился, обнаружил седину в своей бородке, а ля кэптен Кэтл, засек, что время идет, а он попрыгунчик-резвунчик всё ещё остается мальчиком. Вот поначалу и обиделся, а потом испугался решил взяться за ум, сиречь догонять время. Заказ от какой-то газеты тут был не при чем., попросту обстоятельства прищемили ему хвост.
    - При чем тут я? - спросила Варвара.
    - Ты дашь мне исходный материал.
    - Ничего не понимаю.
    - Всё предельно просто. - ответ прозвучал снисходительно. - Мне заказали провести журналистское расследование. Точнее, написать серию очерков о мошенничествах, воровстве и всяческих ухищрениях нашего отечественного бизнеса. В сферах торговли, производства, посреднических услуг и риэлта тоже. Вот ты мне и расскажи про свои фокусы. Как спасаешься от налогов, какие фортели выкручиваешь для получения сверхприбылей, да и вообще про все махинации в своей сфере.
    Варвара долго и молча смотрела ему в глаза, потом спросила о отчужденно.
    - Валера, то, что ты и раньше не отличался тонким умом, это давно известно. А сейчас у тебе крыша поехала временно, или это уже безнадежное, константное явление?
    - О чем ты? Это обычная работа! Журналист собирает жареные факты, где может и чаще всего у доверенных лиц!! Я попросту хочу провести масштабное журналистское расследование о криминале в разных сферах отечественного бизнеса!
    - Да ты что не понимаешь, что если я тебе выдам такую информацию, то подожгу себя с обоих концов! И сгорю с обоих концов!
    - Как это? - он вытаращил глаза и было непонятно - не понимает ли ситуации действительно, или кривляется по обыкновению. - Как это сгоришь с двух концов?
    - Да очень просто! Используя эту опубликованную тобой информацию на меня с одного конца навалится налоговая полиция и все силовые органы по экономическим преступлениям, а с другого конца начнут поджаривать мне пятки мои коллеги и конкуренты, что может быть ещё страшней. Да меня попросту убьют, Валерка!
    - Варя, я же никому не сообщу источник информации! Это само собой! Это закон журналистики.
    - Ах, никому не сообщишь источника информации? - язвительно переспросила она. - Не сообщишь даже тогда, когда тебе в задницу вставят раскаленный паяльник, а твои драгоценные гениталии прогладят горячим утюгом?! И не выдашь моего имени, даже если через твои мозги будут электроток пропускать?!
    - Не сгущай краски...
    - Ты убогий дурачок! Ты можешь даже и не понадобиться для этих пыток. Кому надо, вычислят твой источник информации и без тебя. Как в правоохране так и криминале сейчас работают профессионалы суппер класса. Прочтут твою статью, быстро глянут в компьютер, найдут всё твоё окружение - родню, близких, друзей и очень быстро найдут те кандидатуры, кто рискнет сливать тебе нужную информацию. Но... Никто из бизнесменов вот так на прямую не рискнет, Валера. Так материал не собирают. Ты ошибся адресом. В милицию обращайся.
    - Но почему же....
    - Потому! - яростно крикнула Варвара. - Ты хочешь подставить своих информаторов под убийственный удар, а мы не такие дураки! Мы в нашем бизнесе и так каждый день танцем на лезвии бритвы.. Подожди. - прервал он миролюбиво. - Но вся моя попса и московский бомонд с удовольствием давали самые пикантные сведения о своей жизни.
    - Нашел кого сравнивать! Твоим звездным шлюхам приятно раздеваться на публике и приятно копаться носом в собственных экскрементах. Это правила игры их жизни - чем больше пахабия, тем лучше. Выше уровень рекламы, богаче интерес публики. Ни петь ни танцевать они толком не умеют, зато когда выходят на эстраду, зрителям, такого же уровня как они - приятно заглянуть звездульке под юбку, или звездуну в ширинку. А мы - люди бизнеса. Реклама подобного рода нам противопоказана. Мы рекламируем товар, а не самих себя. Ты ни от одного бизнесмена не получишь того что хочешь. Ни за какие деньги.
    Валерий нахмурился и процедил сквозь зубы:
    - Предатель найдется всегда.
    - Ищи. - кивнула Варвара. - Но на меня не рассчитывай.
    Секретарша Надя вошла без стука в двери и приволокла на подносе кофейник, пару чашек и сливки. Никто её этого не заказывал и появление её имело явную цель застукать хозяйку в пикантной ситуации - в интересном положении на столе или на ковре. Пора её гнать в три шеи, девочка обнаглела.
    - Поставь на журнальный столик, выйди, никого не впускай и сама не появляйся. - произнесла Варвара ледяным тоном и так взглянула на Надю, что та едва не выронила поднос.
    Дверь за ней закрылась, Валерий помолчал, потом сказал с невеселой улыбкой.
    - Что то мы, мать, перестали с тобой понимать друг друга. Может действительно начнем откровенную аудиенцию с кувырков на столе или на ковре?
    - Ты обещал это на десерт. - ответила Варвара. - Скажи, что тебе нужно конкретно.
    - У тебя есть "крыша"?
    - Есть. - сухо бросила она.
    - Какая?
    - Без комментарий.
    - Ответь только "да" или "нет" на один вопрос. "Крыша" от криминала, от братва, или от легальных структур?
    - Последний вариант. - нехотя ответила Варвара.
    - Милиция? ФСБ? Налоговики?
    - Без комментарий.
    Мгновений он размышлял, нахмурившись, потом произнес замедленно.
    - Варя, я буду играть с тобой открытыми картами. Я вижу свою задачу так.... Я хочу найти факты и доказать, что на сегодняшний момент самый главный рэкетир в стране - милиция. Эпоха авторитетов уголовного мира кончилась. Паханы, авторитеты прислуживают либо милиции, либо другим силовым службам. Эти службы держат тот самый знаменитый "общак", рулят всеми подвижками воровского мира, а потому сосредоточили в своих руках как громадные деньги, так и власть, поскольку они и по определению уже "власть".
    - Ты хоть на секунду представляешь себе, в какие жернова суешь свою голову?
    - Представляю. Но ведь кто-то должен это делать, чтобы завтра хозяевами страны не оказались люди в погонах, подпертые криминальной братвой? Варя, я не квасной патриот, не люблю изъяснять высоким штилем, я циник, но какие-то принципы у русского интеллигента должны быть.
    - И ради этих принципов ты хочешь видеть меня в могиле?
    Он неожиданно засмеялся и резко вскочил с кресла:
    - Ну, родная, я вижу эдак с тобой каши не сваришь! Придется применить древний способ!
    В одно движение Валерий вырвал Варвару из кресла, легко усадил на стол и тут же опрокинул на спину. Она ударилась затылком о монитор компьютера, услышала, как за окном, на улице, истошно включилась охранная сигнализация какой-то машины, а Валерий уже успел задрать её юбку и радостно сообщить:
    - Да ты уже готова, матушка! Когда разогреться успела?!
    - Эй! - крикнула Варвара. - А "резинка"?!
    Валерий глянул ошалело.
    - Какая "резинка"?
    - Презерватив, черт тебя дери!
    - Да ты что, супруга?! Я и презерватив вещи несовместимые!
    - Ну уж нет, дорогой. - Варвара вывернулась из его рук и упала со стола на пол:
    - Я не знаю, бабник, с кем ты при своей блудливой жизни каждый день путаешься! Но рисковать не намерена. Ты уж извини, но я собираюсь помереть от чего угодно только не от СПИДа или сифилиса!.
    Она вскочила на ноги и с трудом сдержала смех - на какое-то мгновение они застыли в идиотской мизансцене: сама красовалась с задранной над голыми бедрами юбкой, а бывший супруг стоял со спущенными до колен штанами, и оба смотрели друг на друга в полном недоумении, а на улице не умолкал истошный вой охранной сирены.. Валерий спросил обидчиво:
    - Что ж мне теперь, медицинскую справку тебе приносить?
    - Лучше попросту не приходить. - неожиданно для себя ответила Варвара.
    - Но мы ведь остались друзьями, Варя.
    - Конечно. Но о моём бизнесе говорить никогда не будем, а любовь только с "резинкой" или свежей справкой.
    - Это уже не любовь. - уныло подвел итог Валерий. - Варька, "голубой" период моей жизни тоже кончился!
    - Какой настал? - не без издевки поинтересовалась она. - Ты же декларировал, что человек должен познать ВСЁ! Наркотиками балуешься? Или стал педофилом, на малолеток потянуло?
    Он натянул брюки и вышел из кабинета не прощаясь Теперь не объявится месяца три - и бог с ним. Если понял, что ему она сказала, о какой опасности его творческих поползновений предупредила, то хорошо. А если с обычной своей неуёмностью будет лезть туда, куда вовсе бы и не следовало, то дело для него может кончится более чем скверно.
    Варвара неторопливо переоделась, перечесалась, приняла свой обычный деловой вид, надела чулки и трусики и подумала при этом: "Да, а всё-таки не тот стал жеребчик! В прежние времена он без всяких церемоний подавлял всякое женское сопротивление. А теперь видать ухайдакался!"Но с другой стороны существует и такая легенда, будто бы мужчины, когда заняты серьезным делом, теряют всякую тягу как к женскому полу, так даже и доброй выпивке. Будто бы ядро их жизненной энергии - "либидо", "прана" или как там её - из их мужского достоинства перемещается вверх, в мозги. И все силы сосредотачиваются именно там, а настоящее место приложения этих сил остается обездоленным. Исходя из этого, можно было предположить - а уж не взялся ли Валерий действительно за свою творческую жизнь на полный серьез, в предел всех сил талантов?! Пусть ему повезет.
    Варвара снова взялась за расшифровку претензий налоговиков и скорее интуитивно, нежели логически поняла, что как там ни крути, а над конторой сгустились грозовые тучи. Первым побуждением Варвары было дозвониться до вонючего Президента - тот со всей определенностью явно знал ВСЁ. и ведь было обещано, что дело с филиалом закрыто, с Макаровым и Цыганкой закрыто тоже. Вот пусть сам и разгребает сою помойку..
    Пока она искала телефон уполномоченного Президента, зазвенел городской телефон, Варвара сорвала трубку и буркнула - Слушаю.
    - Налоговая полиция. Я только что был у вас.. Тот, который рыжий.
    - Ну, так и что?
    - Знаете, вы мне понравились и я хотел бы вам помочь.
    Слава те, Господи, наконец-то! Теперь разговор уже пойдет по накатанной коммерческой дорожке.
    - Во что оценивается ваша помощь?
    - Она не имеет денежного эквивалента.
    - Понятно. - со злостью ответила Варвара. - Спать с вами я не буду.
    - А жаль! - засмеялся Рыжий.. - Ну да ладно, тогда примите гуманитарную помощь. Проблема очень простая. На вас поступил донос. Анонимный.
    - Это опять вошло в моду? - оборвал Варвара.
    - Разумеется. И теперь вопрос стоит так: либо вы сожрете, простите, анонима, либо он вас.
    - Непонятно.
    - Анониму придется лично подтвердить свои факты. При следствии, а потом, вероятно, и в суде.
    - Так вы его знаете?! Анонима?!
    Послышался легкий смешок:
    - Мы его вычислили. Это старый профессионал.
    - Фамилия?
    - А вот это с мой стороны будет уже разглашением служебной тайны. Так что ломайте голову сами. Я вам исходные данные подарил.
    - Подождите, аноним накатил на меня тяжелую телегу, или всё такая же чепуха, какую вы мне предъявили?
    Он на секунду заколебался, потом словно решился.
    - На вас повесили и более тяжкие обвинения. Но они не по нашему, по другому ведомству.
    Она надрывно захохотала:
    - Будь мужиком, хоть намекни в чем дело! Может я с тобой и пересплю!
    - Ну... Будь осторожней со свои грузом из Украины. С трейлерами. Ещё увидимся. Желаю успеха.
    Варвара опустила трубку. Добиваться связи с криминальным Президентом смысла уже не было - удар прошел с другой стороны и это к Президенту отношения не имело. Да и вообще, чем меньше связи с этой мутной фигурой, тем лучше. Она уселась у журнального столика, взгромоздила на него ноги и закрыла глаза. Потребовалось минуты три, чтобы перебрать кандидатуры возможного анонима: Леонов из "Центр Иваново Плюс", Козлов "Шериф 007", Пыль змея на груди пригретая, уволенная за кражи в конторе Норкина, Матвей Демин и какой-то мистер Икс - в качестве версии. На пятой минуте фигура анонима высветилась из тумана в полной четкости. От глухой ярости, переполнившей душу, Варваре пришлось выпить большую рюмку того пойла, которое предназначалось налоговикам. Помогло. После второй рюмки составился план действий.
    Она нашла в шкафу длинный светлый плащ и широкополую шляпу, которые никогда не носила по причине явной вульгарности одежды (подарок Валерии), нашла большие солнечные очки и всё это водрузила на себя. А затем с такой стремительностью миновала приемную, что Катя не успела догнать её на лестнице, а на улице Варвара юркнула в подворотню и переждала, пока мимо не пролетел черный "Чероки" с Катей за рулем.
    Варвара спокойно добралась до магазина "Всё для дома", где действительно было всё. Но она ограничилась только полулитровой резиновой грушей клизмы и бутылкой ацетона. На улице опять нашла темную подворотню где и всосала в клизму пол-литра ацетона. Аккуратно уложила клизму в сумочку, соском вверх, а затем прошагала ровно квартал, до фирмы "Брокер Люкс". С каждым шагом Варвара чувствовала, что попросту сатанеет и готовы к таким действиям, которые были бы для неё совершенно немыслимы в обычном разумном состоянии.
    Офис располагался на первом этаже жилого дома, занимал обычную жилую двухкомнатную квартиру. Парадная была заплевана, двери на фирму - чуть приоткрыты. В приемной никого не было, да и вообще никаких сотрудников не наблюдалось. Фирма откровенно хирела, на штате работников - экономили.. Но Владислав Аркадьевич Третьяков сидел за своим столом и раскладывал пасьянс.
    При появлении Варвары он поначалу не признал её, а потом возликовал.
    - Солнце моё! Позволь надеяться, что ты пришла потому, что одумалась и принимаешь моё предложение?! Объединяем фирмы?
    - А то как же? От такого предложения никак нельзя отказываться.
    С этими доброжелательными словами Варвара извлекла из сумочки клизму, резко нажала на грушу и тонкая струя ацетона брызнула Владиславу Аркадьевичу в лицо. От неожиданности нападения и острой рези в глазах он задохнулся, раскрыл рот, в который Варвара так же "выстрелила" из клизмы. Третьяков упал с кресла, попытался закричать, но Варвара сунула ему в открытый рот носовой платок и уже спокойно выжала всю грушу клизмы на костюм брокера. Потом села в кресло и терпеливо подождала, пока Третьяков придет в себя настолько, чтобы понимать сказанное. Затем щелкнула газовой зажигалкой отрегулированной на самый высокий язычок пламени и сказала мерно.
    - Так вот, мразь поганая. Ацетон горит жарче бензина и не дает дыма. Ты сейчас обгоришь до костей за сорок пять секунд. Желаешь альтернативный выход?
    Третьяков, уже побагровевший, со слезящимися глазами, промычал нечто невразумительное и пришлось дать пояснения.
    - Меня никто не видел, как я входила. И как уйду - тоже не увидят, а твой труп - плохой свидетель для следователя. Начинаем дебаты?
    Третьяков не сводил глаз с голубого племени зажигалки и торопливо покивал головой. Варвара выдернула у него изо рта платок и он, заикаясь и обильно потея от страха, спросил.
    - К-кая?... Альтернатива?
    - Я оставлю тебе визитные карточки налоговиков, которые наехали меня после твоей анонимки. Ты встретишься с ними, покаешься, заберешь анонимку и клятвенно заверишь их, что написал её по злобе. По причине того, что проиграл конкурентную борьбу с моей контрой. И это правда, поскольку я переманила у тебя, профана, три четверти клиентов. Со своей стороны я обещаю, что не буду подавать на тебя в суд за клевету. Приняты условия?
    - П-приняты...
    - Прекрасно. Но поскольку я тебе не верю не на йоту, предупреждаю, что сегодня действую грубо, поскольку ты меня до бешенства довел. Но если ты выкинешь фокус вне договоренности, то я найду другой способ с тобой рассчитаться, будь уверен. - с этим она погасила зажигалку.
    - К-какой? Способом?
    - А слышал, как лет шесть назад одному банкиру засунули в рабочее кресло радиоактивный кобальт? Он и скис за месяц, похоронили и никак понять долго-долго не могли, от чего же он окочурился?. И таких способов - тысячи, стоит только по дебрям Интернета пошарить. Сегодня убить человека - плевое дело. А ты к тому же и не человек. - она оставил на столе визитки налоговиков и закончила. - Вечером доложишь по телефонy о выполнении соглашения.
    - Да. - прошелестел Третьяков. - А может добром договоримся ,Варя?
    - С тобой добром не договоришься. Ты мстительный и злопамятный. Ты и раньше писал доносы и будешь их писать до гробовой доски.. .
    Он уже осмелел, почуяв, что самое страшное миновало, даже на кресло переполз и сказал презрительно.
    - А ты ещё и не такие вещи делать будешь.
    - Что б ты сдох. - от души пожелала Варвара и вышла из кабинета Через минуту оказалось, что если бы Варвара и испепелила своего врага - разыскать её было бы сложно даже такой могучей организации, как МУР. Ни в приемной, ни на выходе из дому никто не обратил на неё внимания, никто даже и не встретился, чтоб всмотрелся в даму при длинном плаще, гангстерской шляпе и темных очках А ещё через минуту она почувствовала, как желудок провалился , сердце захолонуло, а дома вокруг неё начали качаться, будто крепенько выпили. Реакция на перенапряжение нервной системы оказалась настолько мощной, что Варвара едва доплелась до шеренги гаражей, забилась в щель между двумя "ракушками", присела и принялась дышать как можно глубже и реже - с задержкой дыхания.
    Вопрос на засыпку - сожгла бы она действительно негодяя, или всё должно было ограничиться лишь угрозами и демонстрацией силы? Четкого ответа у неё не было. Лишь сообразила, что при определенном развитии ситуации произойти могло всё. ВСЁ - поскольку в доброй половине случаев убийцы намерены ограничится лишь запугиванием, но сдают нервы, а обстановка складывается так, что убийство происходит само по себе, можно сказать, что и против воли злодея.
    Так сожгла бы или не сожгла?! Сожгла бы, мать вашу так!
    Она вылезла из своего укрытия и на дрожащих ногах дошла до контейнеров помойки. Автоматически сбросила в контейнер плащ, шляпу и очки. Глупость, конечно, категорическая, но она действовала, словно запрограммированный зомби.
    Полностью она пришла в себя, когда заскочила в ближайшее кафе и бармен поставил перед ней большую чашку кофе с бокалом холодной воды. Они были с ним знакомы и бармен отличался тем, что о чем бы не затевался праздный разговор, всегда сводил его на свою тему, которая составляла всю его сознательную жизнь и в конечном счете должна была довести до психушки: "какие гады у нас менты и когда их всех пересажают?!" Он был немолод, в тюрьме он не сидел, но то ли его донимала поборами местная милиция, то ли в генах сидела ненависть к правопорядку, а может и просто - душа заклинилась на идее национальной неприязни к милиции.
    - На вас лица нет, Варвара Сергеевна. - с мерой официальной заботливости заметил бармен..
    - Да, Виктор Дмитриевич.. Запомните, на всякий случай: Я у вас завтракала и пила кофе с коньяком от полудня до часу,. То есть до этой минуты.
    - Ментура наезжает?! Алиби нужно?! - откровенно возликовал бармен. Прекрасно! .Ваше железное алиби подтвердят ещё два моих официанта..
    Если б его попросить, он бы и труп был готов помочь закопать - лишь бы нагадить милиции.
    Варвара вышла в приемную, где Надя и Катя смотрели телевизор. Даже своей спиной обиженная Катя выражала возмущение. Пришлось повиниться:
    - Катя, ты извини, что я от тебя сбежала. Любовники, сама понимаешь.
    Девушка сердито фыркнула и от телевизора не оторвалась Варвара спросила, сменив тон.
    - Вы с Натальей ничего не узнали про ту Цыганку из Владимира? Помнишь??
    - Она не цыганка. - железным тоном ответила секьюрите. - Зовут её Ниной . Фамилия неизвестна, живет так же неизвестно где. Но, кажется - поет в како-то музыкальной группе. Из тех, что только начинают и делают себе рекламу в Подмосковье.
    - Это как?
    - Ну, так многие раскручиваются. Обрабатывают свою зону. Вдоль линии железной дороги или шоссе. Больше пока ничего не узнали.
    - Хорошо, вы уже много сделали. Сверните ваши поиски, дело закрыто. последним замечанием она не закрыла дело, а взяла его на себя.
    Цыганку нужно было найти - непременно и быстро. Но как поиски, так и беседу с этой аферисткой следовало провести без свидетелей - другими словами, надо будет снова оторваться от своих телохранительниц.
    - Кто мне звонил, Надя? - Иван Иванович Хлопов при сахаре, с трассы Минск - Москва.
    Варвара тут же взялась за мобильник и едва связь прошла, произнесла свирепо..
    - В чем дело, Иван Иванович?! Где сахар? Вы должны были прибыть ещё на той неделе! Если заказчик потребует неустойку за срыв срока поставки, будете платить из своего кармана! Сколько можно ехать несчастных полторы тысячи верст?!
    - Здорово, Сергеевна. - прогудел Иваныч. - Ну, не заладился рейс, не заладился! Всё одно к одному! Просто глупость египетская. Таможню миновали, а под Смоленском у второго трейлера задний мост полетел, а у меня в моторе....
    - Не интересует меня, что у вас в моторе! Когда прибудешь?!
    - Крайний срок - послезавтра утром. Хоть на своем горбу этот сахар приволокем.
    - Не надорвись.
    Варвара матерно выругалась про себя и оборвала связь, не прощаясь. Никто не работает как следует, даже за деньги! Нацию растлили и все ищут лишь легкий рублей по принципу: "меньше усилий, больше доходов." Три поколения сменятся, пока начнем трудиться, хотя бы как немцы.
    Но от общих рассуждений легче не стало - третьего поколения не дождешься и приходилось обходится тем, что есть. Варвара уселась у журнального столика в обычной позе и попыталась прикинуть общее состояние дел. Самым неприятным был намек Рыжего налоговика, что фирме следует ожидать визита мальчиков из Управления по борьбе с экономическими преступлениями. Это публика бесцеремонная. Даже элементарная проверка без результата - могла принести фирме непоправимый вред. Опечатка компьютеров, выемка документов только на несколько дней - подорвет престиж фирмы. Дело и не в том, что работа приостановится, а контора понесет потери. Много опасней другое - СЛУХ о таком происшествии страшен! СЛУХ - который со скоростью лесного пожара в жаркое лето прожжет всю деловую Москву и в течение долго времени, если не навсегда - ни один разумный Заказчик и не подумает обратиться за услугами "Зенита Риэлт В.С." Не надо ареста, не надо суда, даже и в тюрьме сидеть ни к чему - смерть фирмы наступит только в результате местной информации: "фирма по колпаком у Управления по борьбе с экономическими преступлениями" бывает, конечно, что подобная ситуация создает и рекламу. Если, к примеру, сажают адвоката за решетку, то по московскому разумению - это хороший адвокат, знает своё дело, а Прокуратура и менты его боятся, вот и подвергли изоляции! Держись, мужики, за этого адвоката, плати ему по четыре тысячи долларов за пяти минутную консультацию, он того стоит!
    Сигнал мобильника прервал размышления Варвара, а голос Стаса Николаева, возбужденный и испуганный до заикания - насторожил.
    - Повтори спокойно, Стас, где ты и что произошло?
    - Я на Суворовском бульваре! А наш отказник Волков лежит под окном своей комнаты в луже крови! Нас с вами уже ищут!!
    - Кто?!
    - Да милиция, конечно! - зазвеневшим от напряжения голосом, объяснил очевидное Стас. - Вам лучше сюда приехать, они уже в офис поехали!
    - Спокойней, Стас! Не наложи в штаны! - только грубостью можно привести в чувство испугавшегося парня. - Мы тут не при чем!
    - Менты уже знают, что мы были у Волкова последними! Скандалили с ним и угрожали его убить!
    - Чушь это! - вспыхнула Варвара. - Кто там дает такие показания?!
    Он ответил уже несколько спокойней, но с большим страхом.
    - Варвара Сергеевна, Волков мертв. И теперь пойдет битва за его комнату. Соседи, я думаю, нас подставляют. Там же все друг друга подслушивают. Я вас жду около Дома Журналистов.
    - Еду.
    Она вышла из кабинета и спросила секретаршу - Где хранитель моего тела и машина?
    - Машина у порога, а Катя обиделась, что вы от неё утром сбежали и пошла к Валерии прическу делать. Позвать?
    - Не надо. Я скоро вернусь.
    К Дому Журналистов Варвара приехала быстро, а когда вышла из машины, в памяти против её воли, проскочили картинки прошлого: какие яркие, незабываемые дни они с Валерием провели в этом Доме! В знаменитом Домжуре с его прекрасным рестораном и подвалом с пивом! Да не в кабаках дело! Контактный Валерий уже и тогда был вхож в компании очень известных рыцарей пера и газеты - шумных, лживых, хвастливых мужчин и развязных молодых женщин. Они искренне считали, что весь окружающий мир существует только для одной цели: чтобы ОНИ - "добывали и выдавали в свет" лихую информацию!" И профессиональный закон был прост: "плохие новости - суть хорошие новости. Ибо хорошие новости - скучны, убоги, читателя не интересуют, тираж газеты не увеличивают" Теперь многие из тех горлопанов стали обстоятельными, серьезными людьми, кое-кто даже сам издавал газеты и журналы, имели свои программы на ТВ, но большинство - исчезли, спились, "свалили за бугор", просто рано умерли от своей беспутной и слишком динамичной жизни. А в те дни все надеялись на демократические перемены, на пришествие Свободы.. Будущее освещалось розовым цветом наивной надежды и среди этой компании в Домжуре пессимистов не было.... Почти. Кроме самых старых и мудрых, которые ворчали: "Всякие перемены - всегда к худшему." К сожалению, во многом эти пошлые банальности оказались пророческими...
    Стас Николаев уже летел ей навстречу и фалды его фасонистого пиджачка били по бокам, словно крылья. Но он уже был в своей тарелке, поравнялся с Варварой и произнес быстро.
    - Варвара Сергеевна, те кто поехал вас арестовать, уже вернулись из нашей фирмы. Вы пока подождите в сторонке, а я проведу разведку.
    Что-то в душе Варвары дрогнуло, голос сел, когда она ответила.
    - Стас... За кого ты меня принимаешь, мой мальчик?... Мы сделаем наоборот. Ты будешь прятаться, а уж я туда сама схожу.
    Колебался он всего секунду:
    - Да... Наверное, так правильно... Я там изрядно засветился и половина квартиры числит меня теперь если не за бандита, то за мошенника. Но будьте осторожней и чуть что, вызывайте меня по мобильнику! Я рядом.
    - Быстро! Что тебе известно по делу?
    - Мы ушли, а через пять минут Волков лежит под окном на тротуаре! А на нас дали показания, крики в комнате Волкова и угрозы. Мы ушли, а его нашли во дворе под окном, в луже крови.
    - Жди меня здесь и не дергайся.
    По началу Варвара заглянула во двор, но здесь уже не было никаких следов происшедшего. Лишь группа старух боязливо стояли в уголке узкого колодца замкнутого двора и боязливо смотрели на присыпанный серым песком участок тротуара - прямо у стены серого дома. Следовало предполагать, что именно сюда упал Волков с четвертого этажа, его увезли куда положено, а кровь - стыдливо присыпали песком.
    Дверь нехорошей квартиры была распахнуто настежь, а следствие проводил на кухне плохо выбритый, усталый мужчина с воспаленными глазами. Вокруг кухонного стола, за которым он сидел, толпились как обитатели квартиры, так и набежавшие соседи. Но какая-то старуха при виде Варвары закричала, словно увидела птеродактиля.
    - Вот она! Вот она тут была, а потом бедолага в окно полетел! Я её, чучело размалеванное, хорошо запомнила!
    Варвара старуху никогда не видела и оставалось только предполагать, что бабка подглядывала за ней из сортира или сквозь замочную скважину. Но заявление старухи тут же вжало всю публику в стенки и перед Варварой образовался проход, как тоннель - прямо к столу усталого мужчины.
    Тот поднял голову от бумаг, глянул мимо Варвары и сказал тихо - А ну-ка все... Очистите помещение.
    В этом очень спокойном предложении всем присутствующим почудилась такая силовая угроза, что они ринулись к дверям, застряли в них пробкой, но за несколько секунд выдавились в коридор.
    Небритый представитель следствия заговорил без нажима:
    - Садитесь. Меня называйте Олегом Павловичем, а вы как я полагаю, госпожа Серова?
    - Варвара Сергеевна.
    - Хорошее имя... Варвара... Русское и даже древнее... Ну, хорошо. Выкинуть старика в окно не могли ни вы, ни ваш , как я понимаю - ассистент Николаев.. Но довести старого, больного человека до самоубийства - у вас была возможность... И к тому был и корыстный повод.
    Варвара постаралась быть предельно логичной и доказательной.
    - Мы пытались уговорить старика улучшить свои жилищные условия. Он упирался по совершенно необъяснимым причинам. Я вышла из себя и кричала на него.
    - Так... Вышли из себя... Это у вас часто случается?
    - Редко. Моя профессия требует терпеливой работы с людьми.
    - Понимаю... Вы не применяли к Волкову методов физического воздействия? Вы или ваш ассистент?
    - Упаси бог! О чем вы говорите!
    - Допустим. Вы не приметили в комнате таз с водой?
    Вопрос прозвучал столь неожиданно, что Варвара растерялась и первые слова её ответа были паническими.
    - Таз? Нет, никакого таза... Да! Стоял на полу таз с водой, тряпками и щетками. По моему, Волков собирался парить ноги.
    - Да... Собирался.... Только после вашей беседы он принялся не ноги парить, а мыть окно. Верхние фрамуги. Таз вывалился вместе с ним, а часть фрамуги он успел протереть.
    - Подождите... И вывалился при этом во двор?!
    - Эксперты ещё проанализируют траекторию его последнего полета, но я думаю, что так оно и было. Сообщать об этом общественности - не надо, вы меня понимаете?
    - Понимаю...
    Он опять проявил непредсказуемость своих вопросов.
    - Вы, кажется, курить хотите? Курите.
    Варвара бледно улыбнулась, полезла в карманы за сигаретами.
    - Почему вы угадали?
    - Вы по карманам рукой елозили. Не пистолет же собирались вытащить, надеюсь?
    - Нет, конечно, Олег Павлович, но....В смерти Волкова, быть может, какая-то моя вина есть.
    - Какая именно?
    - Ну, в пылу этого скандала, я сказала ему, что он живет, как свинья. Потонул в грязи, окна не мыл сто лет... Вот он оскорбился, а когда мы ушли, принялся мыть окна и выпал - Не думаю, что б вы его спровоцировали... Окна он собрался мыть ещё ДО вашего визита. Может быть, к нему и готовился. Ноги он парить не собирался. Вода была чуть теплой, а кроме того, на подоконнике стоял баллончик с жидкостью именно для мытья оконного стекла. .
    - Но как он упал? Старый был, конечно, но казался крепким.
    - Открыл окно, табуретку поставил на подоконник и вскарабкался на неё. Начал с фрамуги, потерял равновесие, упал на подоконник... Схватился за таз, но не удержался и вместе с ним перевалился вниз. Вот такая реконструкция происшедшего. На мой взгляд.... Реже мойте окна у себя дома, Варвара Сергеевна. Оставьте свою визитку, если такая есть, но я не думаю, чтоб наши беседы повторились.
    - Да, конечно. - она подала визитку и уже вставала, когда Олег Павлович спросил опять неожиданно и с хитрецой в воспаленных глазах.
    - Значит, не хотел старик отсюда уезжать ни в какую?
    - Уперся, как баран в столб...Ох, что я говорю про покойного.
    - Знаете , почему он уперся?
    Варвара замерла в дверях кухни:
    - А вы - знаете?
    - Знаю.. Хотя это опять получится плохое про покойного. В стенке, которая отделяла его от соседней комнаты, просверлены дырочки. Сверлом насквозь. Больше дюжины.
    - Так и что? - не поняла Варвара.
    - А за стенкой, в соседней комнате, живет милая девушка, которая зарабатывает на жизнь древнейшей профессией.... Волкову было интересно каждый вечер наблюдать и слушать, как это происходит. Процесс любви.
    .
    ...Стас Николаев сидел в машине и встретил её настороженным взглядом. Варвара тяжело втиснулась к рулю и сказала устало..
    - Всё в норме, к нам никаких претензий. Он просто выпал в окно, когда собрался его помыть.
    - Сто процентов?! - завопил Стас.
    - Сто один процент. Выдержи для приличия пару дней срока и начинай расселение по второму кругу.
    Стас потерялся:
    - Варвара Сергеевна....
    - Возьми себя в руки! - обрезала она. - Будь мужчиной не только в постели! Что из того, что у нас труп появился?! Жизнь то продолжается! Живые улучшают свои бытовые условия, а мы обязаны им в том помочь, хоть тут десять трупов валяется!
    - Да... Конечно.
    - Конкретная твоя задача, как это не грешно говорить, заметно упростилась. Проследишь, куда уйдет комната Волкова, Москомимуществу, в Округ или там кто ещё был прописан. Наверное, туда будут вселять такого же ветерана очередника. Перехвати его... Работай, Стас. Чует моё сердце, что нам ещё и не такого придется хлебнуть.
    - Хорошо. - встряхнулся Стас. - Тогда я сейчас успокою соседей, скажу, что всё остается в силе. Вечером отчитаюсь.
    Стас исчез. Варвара осталась у руля машины, чувствуя себя словно выпотрошенной. Сил не было даже думать. Пришло вялое решение, что так или иначе, а надеяться ни на кого не приходится, все свои проблемы надо решать самой. Любой порученец твои дела завалит, если не проплатишь ему по высшим ставкам. А платить за каждый чих - тошно. С чего начинать разгребать завалы? Да хотя бы с того, что найти Козлова и потолковать с ним решительно.
    На сотовую связь в офисе "Шериф 007" опять вышел какой-то помощник Козлова и так неуверенно сообщил, что шефа в офисе и даже в городе нет, что вранье его было прозрачно и для ребенка. Варвара запустила мотор, через тридцать минут пересекла МКАД и на коротком отрезке Дмитровского шоссе её не остановил ни один из четырех светофоров.
    Офис "Шериф 007" стоял на том же месте. Двери закрыты, наружной охраны нет. Но судя по освещенным окнам обоих этажей, офис работал, а охрана сидела внутри.
    Варвара прикинула, что если Козлов здесь, на службе и прячется от своих кредиторов, недругов или скандальной жены, от которой сбежал год назад, то спрашивать у охраны о его местопребывании дело зряшнее. Нужно искать другой источник информации.
    Она вернулась в машину, и не сводя глаз с особняка приготовилась к ожиданию..
    Ждать пришлось долго. Уже начало густо темнеть, а на крыльце особняка не примечалось никакого движения. В окнах изредка мелькали тени, а боле ничего разглядеть было невозможно.
    Залезть на дерево что ли, на другой стороне улицы?
    Когда она уже прикидывала, как будет карабкаться по веткам, на крыльце офиса показалась пожилая женщина, перекинулась прощальными словами с охранником и прикрыла за собой дверь Пошагала она прямо к светящейся витрине гастронома, через улицу, мимо Варвары. Она выскочила из машины, на ходу уже определила, что женщина не занимает в структуре офиса должности выше уборщицы или кладовщицы. А потому её можно будет либо зацепить на какую-нибудь жалостливую историю женского порядка, чтоб вызвать сочувствие, либо попросту купить у неё нужные сведения.
    Жалостливая история сложилась в уме быстро - она, Варвара, беременна, а подлец Козлов куда-то исчез, а потому неизвестно, что делать? Где искать Козлова? Или в омут прыгать?!
    Она догнала женщину уже возле магазина, поравнялась с ней и спросила робко, голосом провинившейся школьницы.
    - Извините, пожалуйста, вы работаете не в "Шерифе"?
    Женщина остановилась, но взгляд её в упор был недобр и подозрителен. Ничего не ответила, только выжидала даже без вопроса в темных глазах.
    - Понимаете, у меня такое несчастье случилось.... Я беременна.... И теперь не могу найти Леню Козлова... Он хотя бы здесь? В вашем офисе?
    Женщина молчала, пока Варвара не смутилась всерьез.
    - Брюхатая, значит? - прозвучал презрительный вопрос.
    - Да...
    - Так тебе и надо, курва! Небось чужой муж тебе заделал, а ты на Козлова свалить хочешь?! Ишь какая вся гладкая да сытая! Думала, что пристроишь жизнь через пузо, которое нагуляла? - она орала с той яростью, которая была рождена ненавистью на весь женский род, из которого кто-то её крепко обидел. - Большого человека поймать хотела? Чтобы ни хера не делать, а только на постелях лежать, да шоколад кушать?!
    Варвара попятилась - женщина выплескивала на неё какую-то свою, давно копившуюся злобу. Да окажись перед этой ведьмой сейчас хоть мать Тереза, и ей досталось бы так, что нежная старушка в обморок грохнулась.
    Варвара уже добежала до своей машины, а всё ещё слышала в свою спину проклятия, которые почему-то касались в основном разных частей её тела: "и жопа ядреная, и грудь торчком, и вся шея в засосах!" Ххотя появиться засосам на шее за последнее время было не с чего.
    Варвара влетела в салон "Чероки" и уже вставляла ключ зажигания в замок, когда из сгустившейся темноты показалась сильно колеблемая невидимым ветром фигура мужчины, в чем то очень знакомая.
    Мужчина спотыкался, что-то бормотал, но какую-то цель перед собой определенно имел. Крутые синусоиды его движения всё-таки были нацелены на особняк "шерифов".
    Когда он, выписывая хитрые вензеля вышел в свет уже включенных фонарей у дверей офиса, то Варвара его узнала - бывший её телохранитель, пытавшийся потопить её по глупому на очной ставке господин Макаров. Получалось, что действительно - отбился от наскоков дознавателя Дроздова и он. Макаров был уверенно пьян, пять ступеней крыльца офиса он мужественно преодолел, помогая себе руками. Из положения "согнувшись" выйти ему не удалось и постучался в двери он своеобразно - набирая скорость, ахнулся в дубовую дверь ничем не прикрытой головой. Дверь выдержала таран и череп тоже. Макаров упал было, но тут же встал. И заорал благим матом.
    - Открывайте, шпана! Это я пришел!
    Он продолжал орать пока его действительно не послушались. Дверь открыли. Но только за тем, чтоб просунуть наружу толстую ногу в грубом ботинке, которая и ударила Макарова в лицо. После чего он проделал обратный маршрут по ступенькам, на этот раз уже без помощи рук и ноги , а просто кувыркался до проезжей части, где и угомонился.
    Охрана офиса на крыльцо не вышла и через несколько минут восстановился статус-кво окрест: тихо, спокойно, лишь собаки лают на окраине.
    Не торопился прервать заслуженный отдых на асфальте и Макаров. Варвара прикинула, что удар он получил профессиональный, а потому сохранялась вероятность, что и вовсе не встанет.
    Но Господь любит, охраняет и лелеет пьяниц. Он не позволяет, чтоб заслуженный перед Бутылкой человек погибал вот так ни за понюшку табаку. Другое дело, если пришибли в молодецкой драке на свадьбе - это допустимо, это по-русски. Или на охоте - друг метился в кабана, а цель раздвоилась с пьяных глаз и - попал в тебя. Тоже достойный вариант. Но чтоб пришел человек в гости, а его угробили прямо на крыльце, да не понарошке? Извините, это варианты для Испании, они там все гордые и неизвестно по какой причине могут обидеться.
    Макаров встал. Правда в несколько приемов. Из положения "лежа плашмя на спине", принял такое же положение, но на животе. Отдохнул и встал на карачки. Еще выдержал паузу и сел на корточки. Затем рывком укрепился в вертикали, развернулся и по прежнему волнообразно двинулся туда, откуда пришел Варвара видела вполне определенно, что толку от Макарова - мало. От него ничего нельзя было добиться разумного, поскольку умом он и на очной ставке, трезвый не блистал. Но иной попытки в своей разведке она не видела, а ждать уже устала.
    Она поспешила следом за Макаровым, пробила густое облако выхлопным паров, окружающих его тело, обогнала, потом остановилась и устояла на ногах, когда он ткнулся прямо ей в грудь. Отшатнулся и тупо смотрел ей в лицо - Привет, Макаров. Не узнал?
    Странно, но ответ прозвучал вполне осмысленно.
    - Узнал... Ты - порядочная...Порядочная...
    - Свинья? - помогла Варвара.
    - Нет... Порядочная... Женщина... Да...
    - Это почему же?
    - Ты меня... Не завалила...Там, за решеткой...
    - Макаров, я и не могла тебя завалить. Я только свою шкуру спасала.
    - Не-е-е... Ты и мне это... Это...Путь указала, как спасаться.
    Разбираться в минувшем Варвара посчитала за напрасную потерю времени - по её разумению Макаров уже был "готов" и с минуту на минуту рухнет в ближайшую канаву, потеряв как минимум до утра всякую способность к любым беседам и очным ставкам.
    - Макаров, сосредоточься. Если ответишь мне ясно на пару вопросов, я тебе дам денег на опохмелку.
    - Не врешь?! - и совсем трезвым пламенем загорелись его светлые очи!
    - Видишь полсотни? Даже за один ответ их получишь.
    - Гони жеребца.
    - Ленька Козлов здесь?
    - Здесь...
    - В офисе у себя?. - Варвар сунула купюру в его карман.
    - Не... Там он появляться бздит.
    - А чего он струсил?
    - Он знает... Я его убью.
    - А где его найти?
    - Есть пару мест...
    - Назови обе пары.
    - Да... Хорошо мне у тебя служилось... И за стол нас свой, как людей сажала и рюмахой не обходила по праздникам. Сволочи. Толька Васильев сволочь, Козел сволочь, все сволочи.
    Он ускользал, уходил от неё в астральные дали. Варвара схватила его за плечи и попыталась встряхнуть обмягшее тело.
    - Макаров! Где искать Козлова?
    - Тебя...Прибьют... Или того, юбку задерут... Вот как мы замастырим... Я сам его ищу...Иди за мной... Сперва я его убью, потом ты делай, что знаешь.
    Выхода не было. Пьяное и наверняка не реальное к исполнению. предложение все же было хоть каким-то шансом на успех.
    - Ну, иди, Макаров. Я за тобой.
    Макаров послушно двинулся по плохо освещенным тротуарам и неожиданно так резко и проворно нырнул в темноту, что Варвара была уверена - сбежал! Но из темноты послышался плеск воды и когда Варвара подошла поближе, то увидела, что он умывается - включил рычагом водоразборную колонку и стоит, подставив голову и плечи под струю воды. Продолжалась эта процедура недолго, Макаров перекрыл струю , встряхнулся будто кудлатый пес и улыбнулся почти по человечески.
    - Идем. В бильярдную. Там он схоронился. Скажу тебе "стой" - так ты стой. Скажу тебе "ложись" - падай и нишкни. Ясно?
    - Ясно.
    - Убьем Козла и пойдем выпьем, да?
    - Обязательно.
    Идея убийства у него осталась бредовой, но поступь заметно изменилась к лучшему. Они даже набрал кое-какую скорость, на проезжую часть его больше не заносило и через два квартала прозвучала команда.
    - Здесь. Стой.
    Варвара остановилась:
    - Дальше что?
    - Видишь - бильярдная?
    Уже в полной темноте Варвара не различила в указанном направление ничего, кроме двух шарообразных фонарей, едва освещающих вход в подвал.
    - В подвале? За фонарями?
    - Там... Охраняют Козла, только смерть все равно примет. Не от меня так от своей охраны. А ты стой. Жди.
    - Чего, Макаров?
    - Пока я вернусь. Выпьем, потом любовь будет...
    На "любовь" Варвара сочла нужным не прореагировать, однако отпускать пьяного мужичка на вполне очевидное растерзание, тоже не хотелось Если ему уже возле офиса в кровь разбили рожу, то в тайном логове Козлова (если это правильная версия) ему перепадет куда как серьезней.
    - Послушай, сегодня тебе Козлова никак не убить. Если там охрана, да и он сам не дурак.
    - И я не дурак, не пальцем деланный... Мне только это... Увидеть надо, что он там... А потом я гранату принесу и в окно её заброшу... Где он кайф ловит. У меня есть хо-орошая гранатка!
    Пока он говорил, к шарам фонарей скользнула длинная машина, остановилась, из салона выскочила веселая молодая компания и две девушки принялись колотить кулачками в подвальную дверь бильярдной. Им тут же окрыли, из подвала взлетел к небу словно яркий луч прожектора, но дверь за новыми гостями быстро закрылась и луч погас. Варвара тут же отметила для себя - заведение не закрытое, в принципе вход в него достаточно свободный. Но у Макарова оказалось своё мнение.
    - Это проституток охрана Козлову привезла... Ну, я пошел.. Жди... С этой... С победой.
    Видимо, он отличался большим самообладанием и умел, когда надо, собраться. До фонарей дошагал почти по строгой прямой. Гулко ударил в железную дверь, она распахнулась и пропустили Макарова без всяких заминок.
    Время потянулось с изнурительной медлительностью. На мотоцикле прикатилась ещё одна пара, в кожаных черных костюмах, глухих белых касках, не понять кто парень, кто девушка у обоих длинные волосы. Зашли в подвал и вышли минуты через три.
    Еще минут через десять двери в подвал вновь открылись, снова образовался световой тоннель, пересекший пустырь, появился мужчина, широкоплечий и коротконогий. Лица его против света Варвара не разглядела. Мужчина сделал несколько уверенных шагов и неожиданно громко позвал:
    - Госпожа Серова, мы вас ждем!
    Варвара не шевельнулась. Мужчина словно вглядывался в темноту и повторил призыв, но уже менее официально:
    - Варвара Сергеевна, не бойтесь! Мы встретим вас, как королеву!
    По голосу это не был Козлов, а уж тем более - Макаров.
    Коротконогий постоял, потом сплюнул и исчез за прикрытой дверью бильярдной.
    Наверное через добрый час под круглые фонари подъехал микроавтобус и их него вывалилась большая шумная компания.
    Варвара уже настолько истомилась в затянувшемся ожидании, что без рассуждений вырвалась из темноты, добежала с тыльной стороны до микроавтобуса , смешалась с толпой и вместе с веселыми хмельными людьми разнокалиберного возраста, ненадолго застряла у дверей Но препятствий новым гостям опять же не чинили, встретили даже радушно - двое мощных парней, в белых чистых рубашках, лакированных туфлях - без признака настороженной агрессивности как в лицах, так и в отсутствии на виду каких-либо средств нападения либо самообороны.
    Случайные спутники Варвары знали свою цель определенно. Прямо из низкого холла ринулись в боковую дверь, увлекли за собой Варвару и она против своей воли оказалась в прокуренном до невозможности продохнуть зале... М-м, ресторана, всё-таки. Если не учитывать того, что требования местного этикета к туалетам гостей были своеобразны. Мужчины сидели в плавках , изредка прикрывали плечи майками. Дамы блистали купальниками, золотом на руках и туфлями на высоком каблуке. Однако и то следует отметить, что общая обстановка была вполне благопристойная и даже чинная.
    Варвара решила, что скорее всего здесь собрались на тайм аут, перерыв на отдых - нудисты. Устали от полного обнажения и решили передохнуть в пляжном виде, но не забыть своих основополагающих идей. Никаких признаков присутствия Макарова здесь не было. И Козлова среди присутствующих (человек тридцать, не более) тоже не примечалось Сложенный, как Аполлон Бельведерский юноша в узеньких плавках на бедрах и с "бабочкой" на шее, подскочил к Варваре с подносом в руках и с деликатной улыбкой сказал обыденно.
    - Если вы к нам, то следует нырнуть в море вместе с друзьями в подобающем виде. А если в бильярдную, то назад, прямо, налево.
    - Пожалуй, назад.
    Она прошла указанным маршрутом и один из тех белорубашечников, что стоял у входа - услужливо распахнул перед ней тугую и тяжелую дверью Сразу за дверью оказалась узкая площадка, от которой вниз уходили опять же несколько ступеней - получался второй, самый нижний этаж подвала. Сверху, с позиции, на которой застряла Варвара, открывался обзор непонятного свойства. Под ногам, внизу, выделялись в двух ярких пятнах света зеленые бильярдные столы с шарами. Более поначалу Варвара не разглядела ничего. Спустилась по ступенькам на каменный пол и сообразила, что к чему.
    Традиционный квадратные лампы низко висели над столами, оставляя всё остальное пространство в полной темноте. По краю столов Варвара разглядела теперь руки, бильярдные кии, смутный силуэты игроков. Еще через секунду она определила, что кроме освещенных столов здесь, вдоль узкого и длинного помещения стоит ещё три или четыре стола, но игры за ними не было. Кто-то встал рядом с Варварой - она почувствовала это по крепкому запаху одеколона и свистящему дыханию. Потом прозвучал гнусавый, предупредительный голос.
    - Желаете покатать шарики?
    - Мне нужен Козлов. - сказала Варвара и тут же сообразила, что сделал ошибку. - Козлов Леонид Дмитриевич.
    Гнусавый хмыкнул, но вежливость в себе удержал, ответил неопределенно.
    - Попробуем поискать. Можете подождать в баре.
    Он растворился в темноте, а через минуту, когда глаза более или менее освоились с темнотой, Варвара разглядела едва подсвеченную вывеску под потолком в дальнем углу "Бар Дуплет". Вход в него отсекала от зала стеклярусная ширма, которая переливалась от света изнутри синими и зелеными бликами и колыхалась от легко сквозняка.
    Никто более Варвару не задевал, игроки были поразительно молчаливы, перебрасывались лишь изредка короткими обрывками фраз и резкими здесь звучали только стук шаров.
    Но почти тот час Варвара почувствовала, что тишина эта создана искусственно, быть может, - создана для неё и обстоятельство это никаких приятных эмоций не вызывало. Стараясь не задевать никого из игроков, она неторопливо обошла оба стола, и чтоб влиться в атмосферу - закурила. Курили здесь почти все, но вентиляция была первоклассной. Всё так же фланируя с отсутствующим видом, она наткнулась на круглый столик, едва освещенный лампой под абажуром. Мелькнули бутылки, графины, рюмки, голос невидимого человека преложил.
    - Угощайтесь без стеснений. Халява, сэр!
    Она кивнула в темноту, но угощаться не стала Нападение прошло резко и откровенно в силовом варианте. Период вежливости завершился.
    Варвару жестко схватили сзади за плечи, броском придавили грудью и лицом к стене, и глухой голос прохрипел в ухо:
    - Какого Козлова ты здесь ищешь, шалашовка7 Нет у нас такого давным-давно!
    - А где он?! - в стенку выдавил Варвара.
    Руки неимоверной силы оттянули её назад и снова приложили Варвару об стенку, без всяких церемоний. На этот раз удар пришелся в нос и губы.
    - В Чехии твой Козлов живет! В Праге дело открыл! А здесь ему давно на хвост наступили и лапы отдавали.
    - Хорошо. Кто вместо Козлова? - Варвара мельком подивилась, как у неё достало сил на вопрос. Голова гудела, а по подбородку стекало что-то теплое и липкое.
    - Зачем тебе, гнида, Козлов нужен?
    Она попыталась повернуть к вопрошающему голову, но её схватили за волосы на затылке и опять же дважды ударили лбом об стену. Сознание уже плясало где-то на рубеже того, что вот-вот погаснет. Ответ её прозвучал, словно свист между зубов:
    - Я нанимала у него группу личной охраны. Срок договора истек, мы разошлись. В тот же день один из них погиб.
    Крикнули откуда-то сбоку, нервно и с озлоблением:
    - Толик Васильев?! Да?!
    - Да...
    Её круто развернул к себе лицом громадный мужчина, державший её за плечи, его морды она разглядеть не успела, как и короткого замаха - удар был выполнен тяжелым, как гиря, кулаком и пришелся чуть выше переносицы, между бровей. Удар не болезненный, но оглушающий. Откуда-то будто с потолка завизжал тонкий дискант:
    - А ну сдирай с неё джинсы! Щас мы её отметим!
    И ему тут же ответил гнусавый смех:
    - Пусть узнает, как в чужом садике - огородике гулять!
    Варвара завизжала, как поросенок, и вцепилась ногтями в рожу схватившего её гиганта.
    От повторного удара в тоже место, промежь глаз, Варвара упала на колени, попыталась встать, но на спину ей тут же обрушился барабанный град ударов бильярдными киями. Она грохнулась на грязный каменный пол плашмя.
    В кромешной тьме удары были сильными, но беспорядочными - частично попадали по затылку, по рукам, какой-то неразличимый негодяй всё время пытался ударом снизу попасть ей в лицо, а другой суетливый ухарь нащупывал "молнию" на боку её джинсов.
    Как она сумела встать на колени осталось загадкой. И уж тем более фантазией оказался её бросок под ближайший бильярдный стол.
    Когда бежишь - останавливаться нельзя, даже если убегаешь на четвереньках, на всех четырех своих конечностях, согнувшись под бильярдными столами.
    Но их в этой стороне зала было всего два. Варвара выскочила из под последнего, головой и плечами сшибла тумбочку, с которой упали на пол бутылки, рюмки, закуски, а пере глазами мелькнула тяжелая портьера, и если б за ней было какое-то окно, то можно было сделать попытку прорыва.
    Она рванула портьеру, увидела окно, тусклый свет улицы за ним, но с внешней стороны оно было забрано решеткой.
    Неожиданно и ослепительно вспыхнул под потолком общий резкий свет и в глаза Варваре на мгновение бросилась общая диспозиция на поле этого боя.
    Он десятка мужчин её отделяли метров десять пустого пространства и ряд бильярдных столов. До спасительной короткой лестницы и дверей на выход было метров восемь вдоль голой, бетонной стены.
    Не оглядываясь, она побежала вдоль стены к лестнице и дверям над ней и оставалось до нижних ступней не боле десятка шагов, когда она почувствовала сильнейший удар по колену. Она закричала от острой боли и её бросило на стену, и развернула фронтом к врагам. Тут же какой-то предмет ударился в стену возле её головы с громким, тупым звуком..
    Варвара судорожно боялась, что сейчас её вот-вот вновь схватят за плечи железные руки, но оказалось - её никто не преследовал!
    Ситуация сложилась куда как хуже!
    Вооружившись бильярдными шарами, молодые здоровенные мужики за бильярдными столами - при увлекательном азарте и задорных криках - швыряли со всей силы эти тяжелые круглые снаряды через зал, стремясь поразить Варвару... В голову, грудь или уж у кого как получится, как повезет с этим расстрелом.
    Врубили громкую лихую музыку и забава стала ещё задорней.
    Мужички "вошли в удовольствие". Хохотали, торопились, старались ударить шаром беззащитную мишень посильней и поточней. А потому, в этой счастливой лихорадке, часто давали промахи. Конечной своей цели они не видели - просто развлекались. Но, вполне вероятно, кто-то и дал команду бить на поражение...
    Расстояние до живой и сползающей по стене мишени не превышало и десяти метров и очередной шар попал Варваре в плечо. Жесткая боль разозлила её, Варвара оттолкнулась от стены и снова бросилась к лестнице, надеясь покрыть короткое расстояние до спасения в несколько прыжков.
    Тяжелый шар попал ей в угол челюсти, под левое ухо. Варвара на миг потеряла сознание, а когда упала, то боли повторного удара - всем телом о каменный пол - пришла в себя. И поползла к лестнице.
    Последний прицельный шар ударил её по левой лопатке, дал рикошет в стену и внезапно музыка оборвалась и на зал обрушилась противоестественная тишина, непонятная и ещё более страшная, чем грохот и вой дикой мелодии. Вибрирующий от напряжения голос над головой Варвары разорвал тишину.
    - У меня граната в руке, суки! Где Козлов? Пусть вылезет, придурок поганый!
    Варвара вскинула голову.
    Истерзанный, с окровавленным лицом, Макаров стоял на верхней ступеньке лестницы, воздев руки к потолку , и в правой - был какой-то предмет овальной формы. Дверь за его спиной оказалась открытой.
    - Живо Козла на стойку! - срывая горло, выкрикнул Макаров, резанул по Варваре косым взглядом, прошипел. - Дуй отсюда!
    Она вскочила, вскрикнула от боли в колене, проскользнула мимо Макарова, дернулась в коридор и в это мгновение гулкий взрыв за её спиной оглушил, зазвенел в ушах, мимо плеча пролетела и врезалась в стенку, сорванная с петель дверь. Весь коридорчик тут же наполнился густым, въедливым дымом.
    Во внешние двери на улицу уже ломилась толпа перепуганных людей - в плавках, купальниках и одетых в туалеты общепризнанных норм для ресторанов и общественных мест развлечений.
    Варвара втиснула в толпу и её вынесли наружу, подняли наверх между двух шаров фонарей, которые тут же погасли.
    Варвара вырвалась их толпы и на пределе своих возможностей побежала в темноту, не разбирая дороги. Нигде в своем теле она не ощущала боли и мчалась, как сумасшедшая, на пределе всех сил - если б напоролась в тьме на дерево или наткнулась на стену, то расплющилась бы о преграду в блин.
    Однако относительно повезло - провалилась в пустоту и долго катилась кувырком по пологому, но мягкому склону. Потом кросс по пересеченной местности закончился. Варвара завалилась в глубокую, глинистую яму и затихла.
    Сколько прошло времени, прежде чем она набралась сил выкарабкаться из ямы, Варвара не могла определить Её передвижение, лишенное осмысленности, тем не менее вывело её на темную, практически деревенскую улицу, которая освещалась только светом из окон деревянных домов и озвучивалась музыкой из телевизоров и радио. Как она оказалась возле офиса "Русь Шериф 007" оставалось лишь гадать или отдать на волю провидения. Здесь было так же тихо и спокойно, как в глинистой яме. И вообще, отгрохотавшие неподалеку события спокойствия городка ничуть не смутили.
    "Чероки" стоял на месте, как ни в чем не бывало. Варвара добрела до машины, сняла её с сигнализации, освободила от запоров замки, села к рулю и кто-то вместо неё запустил мотор, выжал сцепление, после чего автомобиль покатился, будто сам по себе.
    Скатившись с горки на трассу, она ошиблась на Т-образном перекрестке и приняла в право, хотя следовало бы взять влево, до МКАД, а там решать, ехать ли в Москву или на дачу.
    Но в себя она пришла только когда взлетела на мост над Клязьмой и сообразила, что решительно не соображает, куда направляется.
    Не останавливаясь, не давая себе паузы, чтобы не расслабиться, Варвара развернулась и пошла назад. Решила, что следует доехать до московской квартиры, но пропустила нужные повороты на пересечении с МКАД и непроизвольно, а скоре автоматически выскочила на трассу к даче. Боль в разных точках тела подавала о себе сигналы поступательно и сохраняя очередность. Самая резкая пульсировала в колене и поднималась по бедру. Левый локоть уже с трудом разгибался. А на челюсти, опять же с левой стороны, казалось выросла шишка величиной с куриное яйцо. Варвара боялась глянуть на себя в зеркало обратного обзора. Была уверена, что рот у неё разбит и счастье ещё будет, если уцелели, а не вылетели зубы. Вместе с нежеланием смотреть на себя в зеркало, Варвара упорно отстранялась от мыслей о том, что же по сути дела произошло в бильярдном зале? Однозначной была уверенность - Макаров погиб, неизвестно был ли там Козлов. И всё больше она ни знать, ни понять ничего не могла.
    Сознание было заполнено такой пустотой, а эмоции настолько подавленные, что вид собственной дачи будто сребрившейся в лунном свете, не вызвал никакой реакции. Может - ещё не верилось, что добралась до дому.
    Она взглянула на часа. Ну и ну! Всего то двадцать минут второго ночи! А она полагал, что вот-вот взойдет солнце, поскольку по составу событий пережить за это время пришлось вечность.
    Сил открыть сарай и загнать туда машину не было. Она бросила "Чероки" у крыльца, прошла через веранду к дверям в дом и когда уже вставляла ключ в замок, из темноты, из угла веранды прозвучал негромкий голос.
    - С днем рождения, Варвара Сергеевна.
    Варвара шарахнулась от дверей, судорожно нащупала на стене выключатель, нажала его и свет от люстры под потолком осветил веранду.
    Куросава неловко вытаскивал из старого продавленного кресла своё длинное, нескладное тело. У ног его стояло цинковое ведро, плотно набитое яркими цветами на метровых стеблях. Он подхватил ведро, шагнул к Варваре и повторил ровно:
    - С днем рождения... Вы попали в аварию?
    - Да...
    Он смотрел ей в лицо без выражения на собственной каменной физиономии, рассматривал Варвару как незнакомый объект, в сущности ничего интересного из себя не представляющий. Сказал, словно подвел итог скучным научным изысканиям.
    - Нет. Это не авария. Вас избили.
    Варвара не чувствовала в себе достаточных сил ни на возмущения ни на ответные оскорбления. Спросила безразлично.
    - Зачем вы приехали?
    - По делу. Срочному.
    Он поставил ведро с цветами к ей ногам, вернулся в угол, где сидел и с другого кресла скинул клетчатый плед. Под ним съежилась маленькая фигура, которая сонно замычала, а потом распрямилась и встала на ноги. Выше от принятой вертикальной стойки мужчина не стал - так и остался где-то чуть вровень макушкой локтю Куросавы - человек с высокими скулами, в очках с толстыми стеклами, черными, как антрацит волосами и строгом костюме - опять же черном с таким же траурным галстуком. Одним словом - Сакамото-сан, натуральный самурай.
    Куросава подвел его к Варваре. Сакамото сонно хлопал глазами за стеклами очков, но уже предупредительно улыбнулся во всё лицо, от упругих щек его словно сияние пошло, засуетился всем телом и быстро заговорил на очень плохом русском.
    - День рождения, вам надо много счастья! У меня вам есть дело! Хорошее дело! Я сама писать книга!
    - Что ему надо? - устало спросила Варвара.
    - Ваша помощь. Он пишет книгу по заказу крупного издательства в Америке. О развитие русского бизнеса и в частности того, в котором заняты вы. Он хорошо заплатит за помощь. Русский он чуть-чуть понимает, переводчиком буду я.
    - Это же японец Валерии?
    - Это мой японец.
    - У Валерии - другой?
    - Да.
    Варвара спросила невыразительно и безнадежно.
    - Он поймет, если я пошлю его к черту?
    - Я пойму.
    - Идите к черту.
    Натуральный японец возликовал:
    - К черту?! - он выговорил "черт" через "С" вместо "Ч" - Это очень хорошо! Я знать! К черту есть дружба и любовь!
    Варвара с трудом осознала, наконец, реальность обстановки:
    - Вы можете зайти ко мне. Есть выпить и закусить. Но я компании не составлю. Если загуляете, переночевать вам место найдется.
    - Нет, - выдал Куросава подготовленный ответ. - Сегодня мы вас стесним. Всё очень серьезно. Вы слетаете в Америку за счет его фирмы. Как насчет завтра? Рано утром?
    - Завтра, завтра! - понял и обрадовался Сакамото. - Утром-утром, рано - рано!
    - Я с ног валюсь. У меня нет сил вас уговаривать. А завтра меня не будет дома и в конторе Я занята. - она сама не понимала, почему лгала. - Но позвоните - Мы звонили. Вы не включали "трубу"
    Правильно, "труба" оставалась в салоне "Чероки", пока она толковала с пьяным Макаровым, а потом - играла в бильярд, если можно так определить события.
    Через минуту от поздних посетителей осталось только ведро с цветами на полу веранды. Еще через минуту где-то за забором затарахтел мотор машины с прогоревшим глушителем. Как её Варвара не заметила, неминуемой проезжая мимо, осталось загадкой. Хорошо ещё не врезалась в колымагу Куросавы.
    Триумфальная точка этого вечера была поставлена когда в спальне, перед тем, как встать под горячий душ, Варвара разделась до гола и глянула на себя в высокое зеркало на дверце старого шкафа.
    У неё даже в глазах помутилось от огорчения. Когда, как и кто, кроме того, что превратил её лицо в пухлую подушку, успел нанести резанные шрамы на бока и правое бедро - память не восстанавливала. На теле не оставалось ни одной площади величиной с ладонь, где не было бы ссадин или царапин. Спина, насколько её могла разглядеть Варвара , выглядела ещё ужасней натуральная шкура зебры, только что полосы поперек хребта не черные, а багровые. Но зебру вряд ли избивают бильярдным кием.
    Волосы слиплись, будто из облили липким соусом и он застыл. Шишка на левом углу челюсти выросла не с яйцо, а с тот самый бильярдный шар!
    Да кто с такой грязной, избитой, вонючей бабой останется на даче до утра даже в соседней комнате?! И сколько же такта было у обоих японцев, (особенно у натурального) если они практически никак не комментировали облик дамочки, явно выбравшейся после жестокой пьянки с из мусорного бака!
    Придерживаясь руками за стенки, она добралась до душа, а потом даже чуть теплая вода так обожгла тело, что Варвара едва не потеряла сознание. Постель казалась единственным спасением - наглотаться снотворных пилюль, сжаться под одеялом, утеплиться, поплакать и - заснуть. Сил ещё хватило, чтоб позвонить домой Наде и сказать, что она, Варвара, прихворнула, на работу завтра не придет, а текущие дела будет вести Роман Викторович Пыль.
    Засыпая, на миг вспомнила, что не закончено ещё что-то важное и срочное, но снотворное уже сработало. День рождения кончился. Печаль моя светла....
    .
    Глава 2. Два дня передышки..
    До полудня избитая Варвара и с постели встать не могла. Ныла и стонала, когда приходилось выползать из-под одеяла и кое-как добираться до туалета. Болело и стенало всё тело - будто по ней прокатились гусеницы танковой колонны. Взглянуть на себя в зеркало Варвара боялась до вечера.
    А когда взглянула и убедилась, что из зеркала на неё смотрит бомжиха с вокзала, косорылая и синюшная, то решила однозначно: "К черту этот бизнес! Выгода маленькая, а плата за успех - позорная! На кой хрен мне это надо? Да проще на панель пойти, пока возраст позволяет!"
    Но по разумному размышлению (перед зеркалом) она пришла к выводу, что "с такой рожей и на панели ничего не заработаешь" К тому же, одно колено не разгибалось, второе - не сгибалось Левый локоть распух, но функционировал .И мысль о том, что порядочная часть мерзавцев из этого подлого бильярдного подвала получила по заслугам, что после взрыва гранаты там мало кто уцелел - вовсе не приносила удовлетворения. Как не злись, а там все же не дрессированные обезьяны а люди, а к жизни всякого существа следует относится трепетно. На ум пришла игривое решение: бизнес следовало сворачивать И как положено умному ликвидатору - сорвать с этой ликвидации всё что возможно, закрыть все счета, выкинуть пару мошеннический фортелей под занавес и "свалить за бугор". Чтоб тебя не то что родные неповоротливые менты не нашли, а даже "Интерпол" и израильская разведка Моссад с собаками не разыскали. Вот так действуют умные люди.
    Но уж очень умной себя считать - Варвара остерегалась. Уж больно много было наделано глупостей. А в результате - в зеркале эта разбойничая рожа. Да и "за бугор" с такой физиономией не свалишь - пограничный контроль или таможня задержат, чтоб не позорила чистый образ русской женщины пред лицом завистливой заграницы. Не свалишь ещё и по тому, что не дадут. Налоговая Полиция наверняка уже не выпускает её, Варвару, из виду, и пока не прояснить дело с миллионными долгами по филиалу конторы "Зенит Риэлт В.С" - передвижение по земному шару для неё, госпожи Серовой, будет крайне затруднительно. Так что с ликвидацией своей конторы можно было не спешить. Встать и - вперед!... Но активные действия - не сегодня, конечно ...
    Маленький переносной (автомобильный) телевизор, Варвара поставила в изголовье постели, улеглась, и дождалась в семь часов Подмосковной сводки криминальных сообщений. По началу сводка криминальных событий за сутки бесстрастно сообщила, что вчера в больнице помер известнейший банкир губернии. И по предположениям милиции, то ли ему в телефонную трубку насыпали отравляющего порошка, то ли вместе с рюмкой водки проглотил нечто непотребное. А что - неизвестно. Получалось, что убийцы теперь уже научились действовать на высоком уровне современных достижений техники. Следовало предполагать, что эпоха "пистолетов, тротила, пластида и карабина с оптическим прицелом" - уходит в историю А потому следует ожидать применения, скажем, лазерной техники или космических излучений - дабы уничтожить на заказ ненавистного конкурента.
    Менее значительным было сообщение о гибели большой семьи в дорожной аварии - папа, мама и двое детишек были раздавлены под колесами трейлера, которым управлял то ли пьяный, то ли уснувший у руля водитель.
    И уж совсем пустяком оказался взрыв в бильярдной поселка Северный, что совсем рядом, возле Москвы.
    Экран телевизора показал эту бильярдную, точнее вход в подвал и два шара фонарей. Очень энергичный телерепортер сообщил, что минувшей ночью, вот там, в подвале взорвалось какое-то, ещё не определенное экспертами, взрывное устройство. Кажется граната. На месте погиб один неизвестный человек, в больнице скончался охранник бильярдной, но здоровье ещё трех вне опасности. Хотя они и получили осколочные ранения. Репортер, то ли от себя, то ли передавал то, что ему разрешила милиция, предположил, что в данном случае, почти наверняка, имеют место очередные криминальные разборки. То есть происходит очередная дележка сфер влияния.
    Одна была странность в этой информации. Совершенно не по делу, буквально на несколько секунд, на экране мелькнул пейзаж, центральное место в котором занимал особняк агентства "Шериф 007"
    Может, его показали случайно, не по делу, а может быть и с каким то зловещим намеком - для людей знающих, для тех, кто поймет. И для них же, "знающих", в конце репортажа дали номера двух телефонов, чтоб позвонили и дали (если у них есть) информацию по этому взрыву. А так же предлагалось посмотреть на труп неизвестного пострадавшего - а вдруг опознаете? Анонимность тех, кто позвонит или придет с показаниями - гарантировалась.
    Варвара труп опознала сразу - никто иной, как А. Макаров, её бывший телохранитель.
    Программа сменилась на сельские новости, а Варвара поколебалась и решила позвонить по указанным криминальным телефонам. По мобильнику - почти безопасно. Но знающий правила подобного рода звонков сенсей Говорков предупреждал, что все же лучше не затягивать опасный разговор более чем на одну минуту.
    Она набрала номер и через секунду ей ответил мягкий и доброжелательный женский голос.
    - Дежурная часть.
    Очень понятно! Хоть бы сказали, по какому случаю дежурят!
    Варвара ответила, искажая голос.
    - Я хочу про взрыв в бильярдной рассказать.
    - Мы вас слушаем. - тут же заинтересовалась женщина и Варвара явственно расслышала щелчок - запись включили, всё правильно.
    - Там взорвалась граната. В руках одного человека.
    - Вы сами всё видели?
    - Да...
    - Не назовете себя?
    - Гарантировалась анонимность...
    - Да, конечно. Обязательно Что ещё можете показать?
    - Покажу. Я всё видела и всё расскажу. Если только вы сами мне кое-что скажете. - Варвара следила за секундной стрелкой часов. - Я там была, когда всё случилось.
    - Что бы вы хотели узнать?
    - Кто владелец бильярдной?
    Ответ последовал тут же.
    - Некий господин Васильев.
    - Анатолий Федорович?
    - Правильно.
    Так - хорош владелец бильярдной, который застрелен неделю назад и наверняка уже вылетел дымом в трубу крематория!
    - Еще, простите вопрос...
    - А не слишком ли много? - остановила дежурная. - Сами вы мне пока ничего не сказали.
    - Плохо слышу, я перезвоню.
    Она отключила "трубу" - минута вышла. Потом неторопливо выкурила сигарету и повторила звонок:
    - Это опять я...
    Снова прозвучал щелчок включенной аппаратуры. Варвара заговорила с предельно возможной скоростью - Слушайте внимательно. Фамилия человека, в руках которого взорвалась граната - Макаров Алексей. Работал, в охранном агентстве "Шериф 007". Адрес - поселок Северный.
    - Спасибо. Что еще?
    - Только после ответа на мой вопрос.
    - Не надо торговаться. Ну, слушаю - Среди потерпевших, раненых не было человека по фамилии Козлов Леонид Дмитриевич?
    Ответ прозвучал после легкой заминки:
    - А кто это?
    - Мой хороший друг. Он там играл в бильярд.
    - Нет, ваш друг не пострадал. Макаров был пьян?
    - Не только. Его избили.
    - Вы так считаете?
    - Да. Он вошел в бильярдную изуродованный.
    - Это уже по делу. Кто его избил?
    - Думаю, хозяева бильярдной.
    - Точнее не скажете?
    - Вы сами сказали - Васильев.
    - А вас... Не били?
    Варвара не удержалась:
    - Еще как! Насиловать пытались!
    - Это уже преступление, даже если попытка не удалась. За такое судят. Кто пытался?
    - Темно было. Не разглядела.
    - Как вы там оказались?
    - Пригласили.
    - Кто?
    - Васильев.
    - Именно Анатолий Васильев?
    - Я же сказала.
    "Мертвые сраму не имуть. - полагал Антон Павлович Чехов. - Но смердят ужасно!"
    - Еще кого-то из бильярдной вы знаете?
    - Нет.
    - Если я правильно догадываюсь, то получается, что Макаров вас спас?
    Варвара ответила нехотя - разговор становился для неё опасным и его пора было заканчивать.
    - Правильно догадываетесь. Он меня спас.
    - И защищая вас - взорвал гранату?
    - Нет. У него для этого были свои причины.
    - Какие?
    - Я не знаю его проблем. Своих достаточно - Девушка, вы не бойтесь. Мы задержали всех, кто там был в тот вечер. И если вы не побоитесь и придете к нам , то сможете узнать тех, кто на вас нападал.
    - Я же сказал, было темно. Никого не видела.
    Пауза... И предельно мягко.
    - Девушка...Вы говорите неправду... В бильярдной за тридцать секунд до взрыва включили верхний свет, и ВАС - избивали бильярдными шарами. Очень просто могли убить, а не только изнасиловать. Эти люди должны понести наказание. Вы обязательно должны были их видеть. Хотя бы секунду.
    Приехали! Игры с милицией всегда кончаются плохо для всех остальных! Как уж там не крути, - не перехитришь, эти люди в мундирах знатно обучены и свое дело знают туго.
    - Я же сказала, что никого не разглядела!... Подождите... Да! У одного, самого громадного и здоровенного, в армейских ботинках - должна быть очень прилично расцарапанная рожа!
    - Ваша работа?
    - Да.
    - Как вы себя чувствуете?
    - Хорошо. Спасибо и прощайте.
    Ну, и какой теперь можно сделать вывод?
    Крайне неутешительный. Узнать, практически, ничего не удалось. Как она сама, так и женщина у телефона соответствующей службы, все причины и мотивировки трагедии в подвале - дружно свалили на мертвеца, то бишь на давно погибшего Васильева А.Ф. Что несколько хуже того - настырные дознаватели уже успели её, гражданку В.С. Серову, - вычислить на предмет её присутствия во время взрыва в подвале. Кто-то им поведал про молодецкий бой бильярдными шарами и дамочку в джинсах., свитере и крепких ботинках для ненастной погоды. Может и подробный портрет дал.
    От Козлова дознаватели, следовало понимать, - отодвинулись. От Козлова Леонида Дмитриевича - подлинного владельца всех заведений в подвале и руководителя агентства "Шериф 007". Если неведомая Варваре её собеседница по телефону хоть чуть-чуть была в курсе тамошних дел, то НЕ ЗНАТЬ господина Козлова она никак не могла. В том маленьком городе, где всё произошло, Козлов непременно должен был быть заметной и популярной фигурой. Мимо него такое событие пройти никак не могло - "Шериф" все-таки! Но про него телефонная сборщица анонимной информации ничего не спросила.
    А Козлов - был в бильярдной! Потому, что Макаров искал его и нашел. И был за то жестоко избит, именно поэтому сбегал доимой за гранатой вернулся и взорвал эту гранату, а защита Варвары Серовой - это было для Макарова делом попутным, вторичным и параллельным. Но всё равно - спасибо, Макаров.
    Модель происшествия, которую восстановила Варвара казалась ей точной. Еще раз - Макаров, глуповатый и послушный воле сильных людей, был втянут Васильевым в попытку ограбить вагон с водкой. Попал в тюрьму, где получил приказ Козлова облыжно обвинить Варвару в заказе на убийство Васильева. Макаров, сидя в камере, призадумался над происходящим, свел концы с концами и понял достаточно многое. Во всяком случае точно определил своего главного врага, виновника всех его, Макарова, бед - Козлова. По выходу из тюрьмы Макаров надрался, нашел Козлова в бильярдной, предъявил ему свои претензии и за такую настырность плюс пьяное нахальство своё - был примерно наказан и выкинут из подвала через какой-то запасной выход. От таких действий Макаров оскорбился и, пока она, Варвара, ждала его снаружи - сбегал до тайника, где прятал гранату, вернулся в подвал и снова потребовал, чтоб ему "выложили Козлова на стойку". (Доподлинные слова!) А потом, то ли случайно, то ли намеренно - граната в руках Макарова взорвалась. И за это - спасибо ещё раз. Однако погибли и пострадали совсем не те люди, над которыми Макаров намеревался провести священный акт мести.
    Но Козла вонючего - надо найти во что бы то ни стало! - раздраженно решила Варвара. - Он, конечно, жив и в него теперь многое упирается.
    Не давая себе передышки, она снова схватилась за "трубу", глянула в записную книжку и через минуту "труба" заговорила ровным, хорошо поставленным голосом.
    - Учебный Центр "Зашита". Говорков.
    - Привет, сенсей! - весело крикнула Варвара. - Это Серова!
    При этом приветствии она неосторожно улыбнулась и чуть не взвыла от боли в каждой клеточки своего изуродованного лица - А я сам тебе звонить собирался! Чем тебя мои девочки не устроили?! Лучшие из лучших?! Почему они уволились?!
    Так, приятная новость - девчонки обиделись и покинули её как раз в тот момент, когда были нужны позарез.
    - Они покинули меня по своим капризам сами! Без разбирательств и предъявления претензий!
    - Мать вашу так! Что ни делай, а бабы всегда остаются бабами! Даже самые лучшие из вашего подлого рода!
    - Не горячись, сенсей. Я виновата. Я с ними разберусь..
    - Не называй меня "сенсей"! Это служебное имя, только для учеников и последователей.
    - Сенсей, я сама хочу в твои ученицы.
    - Да?!
    - Да. Ты же потерял деньги, поскольку наш договор расторгнут, если девочки от меня сбежали. Вот на эту сумму и будешь меня учить своей костоломной науке.
    - Предложение твое превышает моё разумение, однако меняет дело в лучшую строну... Я его понимаю так, что тебя как следует избили, едва ты удалила свою охрану и защитить тебя некому. Вот ты и решила научится самообороне.
    - Так и есть.
    - Кто избил?
    - Ты его знаешь. - потянула с ответом Варвара, лихорадочно прикидывай, на сколько сейчас можно рисковать и насколько быть разумной.
    - Кто именно?
    - Без точных доказательств... Но определенно предполагаю, что этот заказ сделал "Шериф 007"
    - Козлов?! Да я его в лепешку расшибу!
    - Работа будет оплачена. - моментально подхватила Варвара.
    Говорков ответил со сдержанным смехом.
    - Надеюсь, Варвара, ты понимаешь, что для решительных действий, назовем их "крайними", нужны очень тяжелые обвинения И доказательства Они у тебя есть?
    - Да. Я обвиняю его в убийстве.
    - Ты серьезно?
    - Вполне. Но до того, как ты его превратишь в лепешку или лучше в котлету, я бы хотела с ним потолковать.
    - Нет проблем. Тем более, что и у меня накопились к этому уроду кое-какие вопросы. Он меня достал - Когда встретимся? Втроем?
    - М-м... Ну завтра с утра мы поищем Козла и его козлищ... Захват с нейтрализацией охраны.... Доведение до нужной кондиции... Потом его ещё придется откачать... Ну, давай "забьем стрелку" завтра часов на семь И устроим Козлову хороший базар с разборкой.
    - Хорошо, сенсей, в семь я буду у тебя - заверила Варвара, вовсе забыв, что появляться среди приличных людей при своем хулиганском портрете , не следовало бы, а до завтрашнего вечера она вряд ли примет божеский вид.
    Телефонные разговоры потребовали много сил и Варвара отключила аппарат, твердо решив, что до завтра никому звонить не будет, да и сама трубки не подымет. И вообще не вылезет из постели всю неделю пока хоть сколь-нибудь не оклемается.
    В этом плане пришло спасение с совершенно неожиданной стороны. В преддверие сумерек, когда Варвара пребывала в состоянии мутной дремоты, снизу, со двора послышались призывные крики. Варвара выглянула в окно и увидела Катерину Петровну, которая стояла задрав голову и прижимая к груди глиняный кувшинчик.
    - Варя! Я молодую козу раздоила! Свежего козьего молока не хочешь?
    - Поднимайтесь, я приболела.
    Было очевидным, что явилась она не по случаю великого праздника начала эксплуатации козы, а с какими-то соседскими разговорами. Следовало бы перед визуальной встречей хоть как-то замаскировать своё "красивое" лицо, но Варвара с каким-то садистским наслаждением решила предстать перед Катериной Петровной во всей своей красе.
    Хулиганский облик Варвары ничуть не удивил и не смутил соседку.
    - Ишь ты! Небось под машину попала?
    - В этом роде...
    - Ну, попей козьего молочка, оно от всего полезно. Говорят, что и от рака помогает.
    Она поставила кувшин на столик, спросила озабоченно.
    - Небось у тебя и тело побитое, да?
    - Да.
    - Ну, тогда я сейчас скажу Кольке, чтоб он баньку истопил пожарче. А потом у меня всякие мази есть, сама делала. Отпаришься, на ночь компрессы сделаешь и утром будешь, новенькая, как буханка с конвейера.
    Странное сравнение Варвара поняла, когда вспомнила, что в давней юности Катерина работала на хлебо-комбинате.
    - А от твоих мазей ещё хуже не станет?
    - Что ты! Ими ещё моя бабка людей пользовала. Как меня бывало покойный муж излупит, что не встать не лечь, так я сразу в баньку и бабкиными мазями! А что твоих девчонок из охраны уже нет? Или выходные?
    По небрежности вопроса Варвара поняла, что Екатерина Петровна начинает выходить на основную задачу своего визита.
    - Нет. Я от них отказалась.
    Катерина Петровна и не скрывала своих забот:
    - Так тогда это... Мы с тобой уже говорили... Может возьмешь моего Кольку к себе сторожем? На осень и зиму?
    Варвара напрягла память, вспомнила давний разговор, спросила.
    - Когда он из тюрьмы-то вышел?
    - Да на той неделе. Он же не в тюрьме, в исправительном лагере сидел. Он парень справный, ты не сомневайся. Работящий и тихий Он за друга своего кару понес.
    - Ты говорила, что девчонку защищал.
    - Так это тогда было, когда я тебя ещё не знала, не могла тебе верить. Нет, он чужую вину на себя принял.
    - Зачем?
    - Да у дружка его получилась бы вторая судимость. Это так как-то называется Редицив...
    - Рецидив.
    - Во-во! С этой штукой дружок бы много получил. Вот Колька вместо него и пошел.
    - Ближе к зиме посмотрим. - ответила Варвара. - Но лучше бы он на работу устраивался нормальную. Молодой парень в сторожах, это...
    - Да где ж её, работу, сейчас у нас сыщешь?! - удивилась Катерина Петровна. - Если бы была, разве бы я просила? Можно конечно в Москву ездить, да уж больно муторно. Ты попей, попей молочка, пока теплое.
    Пришлось пить. От коровьего молока оно отличалось мало, казалось чуть кисловатым или сладковатым, Варвара не разобрала.
    Екатерина Петровна выглядела смущенной и когда Варвара поставила кувшин на стол, сказала неуверенно - Ну уж коль стала нищей, так нужно клянчить до конца... У тебя подворье-то совсем в захудание пришло. Всё травой заросло. Яблони прочистить надо от сушняка. И малину. Она у тебя дикая, но от того полезней для организма, в ней всяких витаминов больше.
    Дело было очевидным и как захирение хозяйства, так и витамины дикой малины здесь были не при чем.
    - Хорошо, Катерина. - остановила её Варвара - Пусть твой Колька займется садовыми работами. Об оплате договоримся потом, я сегодня и думать не о чем не могу.
    Соседка откровенно обрадовалась.
    - Вот и дельно! А много он не запросит! Лишь бы чем занят был! А банька вмиг будет готова!
    Отказаться Варвара не успела, и очень скоро оказалась в маленькой, темной парилке, раскаленной до невозможности, темной и духовитой - свет проникал только через очень маленькое окошко с двойным остеклением. Никакого шика столичных саун здесь не было, но натуральный накал каменки от березовых дров, а не электрических спиралей, давал жар томный и разнеживающий.
    Когда Варвара прогрелась на верхнем полке до того, что казалось жар дошел до костей, в парилку явилась Катерина с двумя вениками в руках:
    - Ну хошь визжи, хошь маму зови, а обработаю я тебя старой крапивой!
    - Чем?!
    - Крапивой из оврага я веники удобрила. Сейчас для тебя это в самый раз!
    От первого хлопка веника по спине Варвара взвыла и поползла на животе с полки, но Катерина удержала её за ноги и принялась мягко хлестать по спине, груди, лицу и рукам.
    Где-то через минуту жгучая боль стала приятной, Варвара прекратила сопротивление, уверенная, что живой ей отсюда не выбраться.
    В предбанник она вышла шатаясь, и ей тут же было велено окунуть лицо в тазик с какой-то бурой, густой жидкостью исключительной вонючести, которая ничего не напоминала, кроме протухшего навоза. Этим же мерзким средством соседка вымазала всё тело Варвары, уложила её на ватное одеяло и они покурили, вяло беседуя "за жизнь". Основной проблемой в этой жизни был Колька, которого было решено женить. Чтобы остепенился и вошел в семейный, мужской разум.
    Потом с тела Варвары теплой водой смыли отвратительную мазь, а на лице так и оставили, только всю голову умотали полотенцем, оставив свободными лишь глаза и рот.
    - Шкура барана у тебя есть? - спросила Катерина.
    - Откуда?
    - Я тебе принесу. Под бараном спать будешь.
    Час сна "под бараном" - большим и тяжелым одеялом из двух сшитых шкур, оказался без сновидений и глубоким как смерть. По пробуждению Варвара несколько минут не могла ничего ни понять, ни вспомнить. "Баран" давил так, словно она попала под гидравлический пресс. Все тело истекало потом и Варвара даже не чувствовал ни рук, ни ног, будто их и не было.
    - Иди домой. - сказала Катерина. - Ополоснись под душем, выпей водочки и проспись до утра.
    Постанывая и поругиваясь, она добралась до дома и встала под душ.
    Не вытираясь, мокрая, вернулась в спальню и безнадежно глянула на себя в зеркало.
    Вот так! Страдания стоили результата! Если спина и грудь теперь приобрели сплошной и ровный голубоватый цвет брусчатки Красной площади, то лицо было естественных, цветущих оттенков, почти без ссадин, синяков и опухлостей! Даже шишка на челюсти растворилась! Вот и относись после этого высокомерно к дедовским, нетрадиционным приемам лечения.
    Она настолько взбодрилась, что включила городской телефон, а по сотовой связи вышла на бригадира своего сахарного каравана. И услышала наконец, долгожданное.
    - Порядок, Сергеевна! Выезжаем из Смоленска, и завтра будем в столице. Груз сразу в "Лабаз" к Михаилу Лавочкину, или к нам на базу?
    - Сразу в лабаз. Что у тебя все-таки происходило на трассе?
    - Всё путем ,Сергеевна. Могло быть хуже. Маленькие проблемы, все детали я вам расскажу лично, не для телефона это.
    В трубке зазвучал визг на высокой ноте и связь прервалась. Варвара опустила трубку - значит, что-то не в порядке, значит есть детали, но поскольку Хлопов их не утаивает, то ситуация не кажется грозной. И тогда на первый, срочный план выходят её, Варвары, фальшивые филиалы и Цыганка. И поиски этой дамочки уже не допускали никаких промедлений. Аферистка - лицо, понятно, подставное, кукла в чужих руках. Но своего кукловода она знать должна. Кто? Опять всё тот же Козлов? Неизвестный криминальный Президент? Кто-то из конкурентов, хотя бы тот же по недоразумению не сожженный до конца Третьяков?! А поди знай - надо найти Цыганку. А известно о ней всего ничего - то ли поет, то ли актриса молодежного театра.
    Крестный в гостиной смотрел телевизор и когда заметил, как Варвара налила себе полстакана водки, спросил обидчиво.
    - В одиночку кушаешь? А мне?
    . - Кто ж тебя останавливает? Пей, хоть весь день.
    - Когда в одиночку ханку лопаешь, это уже пьянство, а может быть даже алкоголизм. Ставь пузырь на стол, а я тебя в приятности введу.
    - Какие ещё приятности?
    Крестный неторопливо выпил водочки, почмокал и сказал лукаво.
    - А такие, что пока тебя вчера японцы ждали, так этот Куросава меня о тебе очень долго и любопытно расспрашивал. И что интересно, он и без меня про тебя очень много знает.
    - Что знает? - опешила Варвара.
    - Про мужа твоего первого знает. Как жила знает, как на лыжах в горах каталась и как у тебя охранника убили.
    - Да это же Валерия ему информацию слила! Вот подруга вшивая!
    - Не, Варюха, тут дело серьезней. Тут в одном разобраться надо, зла он тебе желает или добра. Потому как я понимаю, двойной он человек. И уж тебе решать, сторониться его или вовсе наоборот - прилепиться.
    - Не пойму я тебя, крестный. - уныло сказала Варвара.
    - А чего понимать? Это ведь как водочка. Можно спиться до белой горячки, а можно большое удовольствие получить. Иди спать, ты уже носом клюешь и ничего не разумеешь, что я тебе толкую.
    .... Утром она проснулась со сказочной легкостью во всем теле и прозрачной ясностью в голове. И даже не поднявшись с потели, сразу поставила себе жесткую задачу дня "Найти Цыганку и вечером, в семь часов, содрать шкуру с Козлова"
    Варвара наскоро постояла под душем, кое-как позавтракала, оделась, быстро наложила на остатки царапин макияж и, сохраняя повышенный темп, вышла из дому к своей машине. У ворот притормозила - возле калитки стояла Катерина Петровна с глиняным кувшинчиком в руках..
    - Утро доброе, выпей козьего молочка на дорожку. - с озабоченностью хирурга на следующий день после сложной операции пациенту она всмотрелась в её лицо и удовлетворенно заметила. - Видишь, совсем другой портрет. Аж в церкву идти можно.
    - Спасибо, Катерина. Если твой Николай захочет, пусть принимается за мой участок хоть сегодня. Может делать, что хочет, если у него нет срочных дел.
    - Да какие там дела, Варя?! Иль сегодня праздник какой?! Сейчас инструмент в зубы и он из твоего участка картинку сделает!
    Прямо у руля Варвара сделал из кувшинчика не сколько глотков, кивнула на прощанье и выкатилась с подворья.
    ...Владимирский тракт оказался плотно загруженным транспортом, да ещё мешали движению на постоянной крейсерской скорости ремонтные работы - через каждые полсотни километров. Тем не менее между ремонтниками могучий "Чероки" набирал скорости под сто пятьдесят километров, самодовольно урчал двигателем, шуршал по асфальту широкими шинами и настолько жестко "держал дорогу", что руль даже не шевелился. Его, казалось, и пальчиками не надо было придерживать.
    Когда дорожный указатель сообщил, что до Владимира оставалось тридцать километров, Варвара сообразила, что едет практически в пустоту. С чего начинать поиски Цыганки она себе не представляла. Обращаться с фотографией на своём но фальшивом паспорте в милицию было нельзя - там без вопросов и подозрений самого обширного характера не обойдутся, а то и вообще задержат - для выяснения. Заехать в тот дом, где функционировал этот воровской филиал конторы "Зенит Риэлт В.С.", так же не имело никакого смысла, никого там быть не могло, мошенники не дураки, и помнят закон профессиональных убийц: "Не приходи на похороны и могилу своей жертвы, там тебя ждет менты!" Эти, из фальшивого филиала, наверняка не придут - они уже давно надежно попрятались и делят добычу.
    Таскаться по городу и сверять личность каждой встречной знойной девицы с изображением на паспорте - дело быть может и перспективное, но требовало много времени, если не принимать во внимание случайную удачу. Но на случайность Варвара не надеялась - не тот был период в жизни, чтоб так повезло, шла "черная" полоса и следовало не рассчитывать на неподготовленное везение. Так с чего начинать? Информация Кати на эту тему была исчерпывающей: "Кажется она то ли поет, то ли танцует в каком то самодеятельном непрофессиональном ансамбле. В звезды эстрады лезет" Да, маловато. но хоть что-то...
    Тем не менее, случайность подвернулась. Точнее определить - пришло нужное соображение и тут же сложился хоть и хлипкий, но определенный план поиска.
    Когда Варвара объехала Золотые Ворота и дала контрольный круг по городу, то на просторной , видимо, центральной площади, в её укромном уголке приметила компанию молодых людей, столпившихся у скамейки. Их собралось человек десять и время они убивали тем, что пили пиво и пели под гитару.. А на другом конце площади - заливалась гармошка в руках потрепанного, седого и одноглазого мужчины. Под эту музыку пронзительными голосами пели частушки две женщины, тоже не из молоденьких, но аудитория здесь была куда как многочисленней. Так что надо было понимать, каждое сословие Владимира находили здесь развлечения себе по возрасту и вкусу и друг другу не мешали.
    Музыканты - это то, что надо, если Цыганка, по словам Кати, рвалась в профессиональную попсу, на тучные поля русской эстрады..
    Варвара остановила машину в сторонке и двинулась к молодежной компании - от пенсионеров помощи в вопросах современного шоу-бизнеса ожидать было нелепо.
    Между Варварой и молодежной компанией размещалась коммерческая палатка, при обычном наборе всякой всячины по малости: "выпить закусить-закурить и запастись презервативами" - пиво, жвачка, сигареты, сухарики, "Сникерсы". Рядом - толстая женщина в белом халате разливала молоко из цистерны - в бидоны и банки покупателей. Молоко было видимо не очень качественное, поскольку на цистерне висел большой плакат "ОБЯЗАТЕЛЬНО КИПЯТИТЬ!"
    Варвара остановилась возле палатки, прикинув, что подкатываться со своими вопросами к молодежной компании дело не столько ненадежное, сколько даже опасное - молодежь не любит, когда "старые шнурки" пристают к ним с расспросами. Реакции сегодняшнего юного поколения на любую ситуацию предсказать невозможно.
    Румяная девушка в палатке выдала Варваре большую бутылку "пепси" и пластиковый стакан. Варвара уже собралась начать свои поиски с молодой продавщицы, когда увидела, как от компании молодежи отскочил парень с парой пустых пивных бутылок в руках и устремился к палатке.
    Варвара терпеливо выждала, пока он обменяет пустую тару на четыре наполненных, с доплатой, - которую он набрал с большим трудом, по мелочи потом сказала.
    - Молодой человек, мне этой бутылки "пепси" не одолеть. Возьмите для своих девушек.
    - Точно?!
    Она перехватила его обрадованный взгляд и убедилась, что если глаза его и лицо повышенным интеллектом не слишком блещут, то мальчишка он добродушный, контактный и открытый.
    - Точно, девочкам пиво пить вредно. Но вам я ещё подарю полдюжины любого пива, если вы мне поможете в одном деле.
    - Если смогу...
    Она быстро развернула и показала ему фальшивый паспорт.
    - Вы этой девушки не знаете?
    Хватило лишь быстрого взгляда, чтоб он рассмеялся.
    - Ну, вы даете! Её тут все пацаны до Ярославля знают!. Только это никакая ни Варвара Сергеевна Серова, как тут написано! Это Нинка Сопля!
    - Фамилия - Сопля?
    - Ну, что вы! Кликуха! - он повернулся к продавщице. - Слышь, Ольга, ты фамилии Нинки Сопли не знаешь?
    - Богданова она....
    - Мне она очень нужна. - сказала Варвара уже обоим. - Срочно и по важному, очень нужному и хорошему для Нины Богдановой делу.
    - Черт её знает, где её искать, - огорчился парень. - Живет она то ли в Коврово, то ли в Гусь-Хрустальном.
    - В Гусе. - подала голос Ольга. - Хату там снимает. Но вообще то, вы её и там не найдете.
    - Почему?
    - А друзей у неё много, она каждую ночь на другой кровати ночует.
    Сказано было без укоризненного намека на моральный облик Нины Богдановой - просто отмечалась её пестрая, полная активности жизнь - Вот что! - обрадовался парнишка. - Она со своими козлами в следующую субботу будет концерт давать! В Орехово-Зуево, в депо!
    - Суббота - поздно. - серьезно сказала Варвара. - Хорошо, бери своё пиво за мой счет, а потом спроси кого-нибудь в своей компании, может там кто знает, где мне её сегодня найти... У неё завтра запись на студии. Предлагаем сделать ей альбом.
    Лживая информация оказалась ошибочным ходом - перебор. Парнишка вытаращил глаза., изумился:
    - Сопля запишет альбом?! Да она же только хрюкать в микрофон умеет! И то хуже породистой свиньи!
    Варвара тут же поняла, что обязана предъявить жесткий аргумент, чтоб не потерять сложившегося доверия.
    - Ну и что? Она не хуже других. А запись и её альбом - оплачены.
    - Спонсора в постель подцепила?! - тут же понял парнишка. - Тогда другое дело! Бабам в шоу-бизнесе всегда легче, задницей себе дорогу проложат. Вы уж извините. - он подхватил пиво и уже на бегу бросил. - Вы подождите минутку, я у кентов своих поспрашиваю, где сейчас Сопля кантуется..
    Варвара расплатилась с продавщицей за пиво, а та сказала.
    - И почему вот так всегда... Всякой шалашовке, как Сопля, - везет. Альбом ей запишите. А нормальные люди вкалывают и в дерьме по уши сидят?
    Чтобы успокоить огорченную чужим счастьем продавщицу, Варвара ответила уверенно.
    - Но дерьмо, так и остается дерьмом. Даже если и выпендривается на эстраде.
    От компании молодежи отделился сам Гитарист и уверенно подошел к Варваре. Парень был не по возрасту сдержан и серьезен. Глядел прямо и говорил с неуловимым, скорее всего, прибалтийским акцентом.
    - Здравствуйте. Вы Нину Богданову ищите?
    - Добрый день Да, она мне срочно нужна..
    - Её сейчас можно найти на репетиции. Её лабухи в Орехово-Зуево снимают зал для репетиций. В подвале школы, что возле рынка. Красное такое здание из кирпича, улицы Галушкина, кажется. Найти легко, мы там тоже работали. С одиннадцати до трех них репетиция.
    - Выбирайте пиво. На всю компанию каждому по бутылке.
    - Спасибо не нужно. А ваша фирма не послушает мою группу? Мы работаем в стиле кантри, честное слово, работаем не хуже "Кукурузы"..
    Варвара никогда и не слышала про группу "Кукуруза", обманывать, что-то пообещать невыполнимое этому парню не хотелось. Она кивком позвала его за собой, а возле "Чероки" сказала.
    - Никто не собирается писать для Нины Богдановой альбом.
    - Ну, слава богу! - засмеялся гитарист. - Я не завистливый, вы не думайте. Но чтоб такие, как Сопля, прорывались к микрофону, это уж слишком! Даже через постель и то слишком! Просто было бы несправедливо!
    - Вы её хорошо знаете?
    - Стриптиз она выдает по классу люкс... На гитаре играет, как заяц на барабане. Музыкальный слух в зачаточном состоянии. - он спросил уверенно. Она вам крепко нагадила?
    - Да.
    - Так и должно быть. Скажу вам так. Начнете с ней разборку - будьте осторожней. С ней и её кодлой хорошо говорить, если в танке сидишь.
    - Что так?
    - Они даже не лабухи. . Музыкой такие халтурщики даже на велосипед не заработают.. А у Нинки новая "Ока" .
    - У неё машина?
    - Да, я сказал. Белая "Ока". Кто и за что ей тачку подарил, сказать не могу. Но уж, понятно, не зрители и слушатели её, так называемого пения с танцами, это точно!
    Все сведения Гитариста о Нине вращались в основном вокруг музыкальной стороны её деятельности, что касается остального, то в нём он ориентировался плохо, хотя и был уверен, что движется эта Сопля дорогой извилистой и темной, при соответствующей неприличной компании, про которую опять же имел скорее эмоциональные сведения, нежели фактические.
    - Дешевки они. Но опасные дешевки.
    От какого-либо вознаграждения за информацию Гитарист отказался решительно и Варвара буквально силой заставила его принять бутылку водки, которую Оля выдала "из-под полы" - дешевка, местный "самопал".
    Варвара не помнила, где располагался Орехово-Зуево, а когда сверилась с атласом, то обнаружила, что надо катится назад к Москве, она его проехала, когда мчалась во Владимир.
    Знаменитый в прошлом на всю Россию город текстильщиков, прославившийся, кроме того, громким именем владельца всех местных фабрик знаменитым Саввой Морозовым - встретил Варвару хрустальным, сверкающим на солнце легким дождем.
    Школу возле местного рынка она нашла без труда - даже расспрашивать никого не пришлось. Что оказалось совсем приятно - возле дверей школы припарковалась белая, грязная, но все же явно новая "Ока".
    Едва Варвара вошла в холл школы, как тут же услышала звуки музыки где-то у себя под ногами. Дверь в подвал она нашла за гардеробом, открытой и Варвара спустилась по темной кирпичной лестнице вниз.
    Помещение оказалось большим - эстрада освещена, несколько рядов кресел вытянулись в беспорядке, изогнутой линией На эстраде шестеро музыкантов усердно мучили свои инструменты. Они не пытались добиться слаженности, - каждый выдувал, выстукивал, выдергивал из струн что-то своё, а на общую мелодию было наплевать. Они откровенно хулиганили. У микрофона никого не было. Варвара присела в углу. Потом какофония смолкла, рослый парень крикнул куда-то в пустоту.
    - Ну, сопливая, ты скоро там объявишься?! Время деньги!
    В ответ ему из-за кулис прозвучала отборная матерщина, выданная высоким женским голосом. Через минуту, всё под те же неприличные рулады к микрофону вышла солистка: юбка, как трусики, швы спортивной майки разрывались на высокой груди, а на ногах тяжелые ботинки, в которых удобно ходить по болотам.
    Солистка доволокла свою обувку до микрофона и развернулась лицом в зал и сменила матерщину на язык профессиональный, приказала капризно.
    - Для разогрева врубите спиричуэлс!
    Она сохранила ту же прическу, с которой снималась для фальшивого паспорта. Фотографии часто искажают облик человека - почти все костенеют перед объективом, лицо теряет своё "внутреннее" содержание, потому-то розыски преступников по фото-роботам и приносят результаты не столь часто, как на них надеются. Но в данном случае всё было один к одному . И живое лицо Нина Богдановой было "мертвым", не окрашенным индивидуальностью. А просто грубоватое, по своему красивое лицо молодой женщины южного типа. Но не цыганки, конечно.
    Оркестр - "врубил". На этот раз, следует отметить, слаженно и не без профессионализма. Вместо текста спиричуэлс, молитвы, собственно говоря, солистка ограничилась "ля-ля-ля" и "му-му-му". Критик в городе Владимире был прав. Поросячий визг. Под крайне непристойные телодвижения. Но и в них она уступала по бесстыдству самым лихим и уже признанным "поп-звездам"
    Варвара двинулась к эстраде. И когда встретилась с певицей взглядом, тут же сообразила, что начала с ошибки. Богданова захлебнулась на очередном "ля-ля", отскочила от микрофона и крикнула раздраженно.
    - Вы попрек музыки играете! Порепетируйте минутку, а я горло себе промочу!
    И исчезла за кулисой к полной растерянности, как музыкантов, так и Варвары. Музыканта разозлились и в след своей солистке отпустили совместные замечания - в её же решительной и без культурной манере.
    Варвара присела на ближайшее кресло и понадобилось пять минут, что бы она догадалась - Богданова опознала её и смылась!
    - Аркаша! - закричал ударник. - Да тащи ты Соплю сюда! А то она так к бутылке присосется, что даже пищать не сможет!
    Руководитель оркестра метнулся за кулисы и вернулся почти сразу:
    - Нет её нигде!
    - А в сортире?!
    - Да пусть она хоть потонет в говне! - заорал, срываясь Руководитель. - Хватит мужики! Не нужны мне её деньги, не нужна её "волосатая лапа"! Вы как хотите, а мне этот бардак надоел, я сваливаю с этого дела!
    Дожидаться выяснения обстоятельств Варвара не стала.
    Когда она выскочила на улицу, то увидела лишь тупую корму белой "Оки", которая с заносом на мокром асфальте уже ушла за угол.
    "Чероки" будто прыгнул, как кенгуру.
    "Ока" нырнула между домов и снова Варвара увидела её уже на просторном пустыре. Гонка, с точки зрения Варвары, была для беглянки заведомо безнадежной. На машине с двумя цилиндрами в моторе от "Чероки" не убежишь, если ты даже гонщик международного класса. К тому же, когда выскочили на трассу, Варвара определила, что класс автогонщицы Нины весьма низок - за руль она села явно совсем недавно. При встречных автомобилях так круто принимала вправо, что правые колеса срывались на грунт с полосы асфальтового покрытия - боялась столкновения По ходу преследования Варвара разглядела, что Нина в правой руке держала мобильник, дергала головой и, судя по всему, призывала кого-то на помощь. Так что время работало на неё, быть может помощь эта была совсем рядом.
    Без всякого напряжения Варвара села на "хвост" автомобильчика и принялась, испуга ради, мигать фарами дальнего света.. Потом легко обошла "Оку" и, виляя на дороге, начала торможение.
    Но прозевала боковую грунтовую дорогу, на которую и нырнула "Ока", едва не кувыркнувшись. Варвара развернулась, пропустила встречный автобус и вырулила на грунтовку, на которой "Чероки", разумеется, ещё того более нарастил своё преимущество.
    "Ока" ударилась в откровенную панику. Когда Варвара уже прикидывала , не столкнуть ли беглянку в канаву, благо обе они потеряли высокую скорость, Нина неожиданно круто переложила руль, сама соскочила в с дороги, при каком-то фантастическом везение перемахнула неглубокий кювет и помчалась в открытое поле. Что либо более глупое и придумать было невозможно. Хилая "Ока" по началу принялась прыгать на кочках, задний бампер у неё отвалился, передок ухнулся в яму и короткая машина встала дыбом, так, что задние колеса зависли в воздухе.
    Но к тому моменту, когда Варвара остановилась рядом - Нина уже выскочила из машины и побежала через поле - в одной руке мобильник, в другой сумка, в которой, следовало догадаться, была уложена одежда на смену её концертного наряда..
    Почему вдруг в решающий момент у верного "Чероки" заглох мотор - было непостижимым. Скорее всего, Варвара, вошедшая в азарт погони, уж слишком резко нажала на акселератор. Заглох, да и не завелся.
    В кармане заверещал мобильник, но было не до него.
    Пришлось продолжать это идиотское преследование в стиле забега на дистанцию неизвестной длинны. Тут же оказалось, что бег в догонку - это не преследование на машине. В этом соревновании Варвара своей сопернице явно проигрывала, хотя и скинула туфли на высоком каблуке. Надо бросать наконец курить, черт побери! Надо хоть гулять побольше, а не только потеть в тренажерных залах и выплясывать перед зеркалом, чтоб сохранить фигуру!
    Расстояние между ней и Варварой увеличивалось, друг за другом они вбежали на невысокий холм, а за ней блеснула речка - узкая, метров двадцать в поперечнике. Но явно очень быстрая, да и холодная по этой причине.
    Уже через секунду Варвара поняла, что этот естественный барьер для Нины не преграда. Та на ходу, кувыркаясь через голову, почти не теряя скорости, скинула с ног свои бахилы, сунула их в сумку, чуть проиграла в дистанции разрыва, но не останавливалась. С ходу влетела в поток и поплыла! Да как! Сумку она перехватила зубами за лямки и буксировала её за собой, а мобильник - держала над головой. Двух ног и одной руки ей хватало, чтоб вполне успешно преодолевать водную преграду. Если она и не была профессиональной пловчихой, то в воде себя чувствовала не хуже, чем на земле.
    Варвара и не пыталась её преследовать на водной глади. Плавала она на столько, чтоб после сауны пересечь бассейн от борта до борта и не утонуть.
    Нину заметно сносило по течению и Варвара пошла вдоль берега следом. Беглянка благополучно выбралась на противоположенный берег, оглянулась и громко с издевкой засмеялась, обозначив свою олимпийскую победу.
    - Нина! - крикнула Варвара. - Я не сделаю тебе ничего плохого! Мы обе сели в лужу! Дело кончится плохо, если мы с тобой не столкуемся!
    - Я тебя не знаю и знать не хочу!
    - Ты меня знаешь! Во всяком случае видела и ты пользовалась подделкой под мой паспорт!
    - Не докажешь!
    - Фальшивый паспорт в моих руках!
    - Ты его сама сделала! Что бы свои махинации крутить!
    Вот так. Девка тупа, глупа и упряма. Что хуже того - кто-то её подготовил к этой встрече и обучил системе защиты - "глухая несознанка" так её кажется называют специалисты.
    - Я же тебя все равно найду!
    - Найдешь! На свою голову! Ты бы рвала отсюда когти, пока не поздно!
    Понятно - защитники по мобильнику вызваны. И через минуту эта сопливая дрянь даст им по мобильнику точные координаты своего места пребывания. Варвара сделал последнюю попытку.
    - Сколько хочешь баксов только за одно имя?!
    - Чьё?
    - Кто организовал мой филиал?!
    - Тысячу баксов дашь?!
    - Таких денег с собой нет...
    - Сколько есть?
    - Долларов сто...
    Девушка даже не раздумывала - неожиданно для Варвары она опустила мобильник в сумку, прыгнула в воду и очень красивым кролем переплыла реку под углом, так что течение не снесло её, и она вышла из воды прямо к Варваре. Отжала волосы и глянула на Варвару озорными глазами:.
    - Знаешь, а всё, что я могу тебе сказать, больше пятидесяти "зеленых" и не стоит. Тысячу - это я погорячилась.
    - Ну?
    - Кто эту кашу с филиалом заварил - я не знаю. Я его не видела ни разу. А командовали "шестерки".. Они сами инструкции по "трубе" получали. Мне только говорили - подпиши эту бумажку, скажи по телефону: "Я принимаю ваши условия". Разные люди на связь выходили по "трубе", а все называли себя - "уполномоченный"
    - Кем уполномоченный?
    - Спроси что полегче.
    - Но как тебя они нашли? Кто их на тебя вывел?
    - А никто, я думаю. Мы "чёс" устроили по всем городишкам от Ярославля до Москвы. Везде по трассе концерты давали. Вот во Владимире подошли двое, говорят: "Актрисой сработать сможешь? Сотня басков в месяц, работа не пыльная, пара часов в неделю." А мне - чо? "Чёс" у нас не заладился, никакой капусты не срубали. А когда я с паспортом под тебя по всяким конторам ходила, так за это ещё полста баксов сверх накидывали. Плохо ли?
    - Но ведь с кем-то ты работала на пару? Кто-то должен был тебя сопровождать на фирмы? И в конторы?
    - Провожали разные хмыри. Охрана была, это у них налажено. Но никого не помню. Без имени они и без портрета.
    - А те двое, что тебя наняли? После концерта. Как представились?
    - Ты что, вовсе без мозгов?! Я ж керная уже была в дупель! Вообще утром ничего не помнила, когда меня разбудили и в офис повезли.
    Девушка врала и торговалась. Но ни того, ни другого по настоящему делать она не умела..
    - Вспомни хоть одно имя! Мне же не за что тебе и полсотни баксов платить!
    - Подожди, дай глаза зарою. - она закрыла глаза и изобразила предельное напряжение своего могучего ума. - Значит так. Главный, кто динамо крутил, только один раз издалека видел .Солидный мужик Лет пятьдесят... Такой, знаешь "МЭН ИЗ БАНКА", Перед ним круто прогибались Потом охрана и холуи. Во! Точно! Самый главный холуй был такой с простой фамилией.... Петров, Сидоров...
    - Васильев? - не выдержала Варвара.
    - Нина раскрыла глаза:
    - Точно! Анатолий Васильев! Полсотни даешь?
    - Хоть он уже и на том свете, но как договорились. - безнадежно сказала Варвара.
    - А что, тебя крепко подставили?
    - Крепче некуда....
    - Мне тебя жалко, честное слово. - со слабой тенью сочувствия сказала Нина. - Ты уж извини.
    - Хорошо. Сейчас расплатимся. Я тебе только сама назову фамилии, а ты закрой глаза и припомни, не случалось ли их услышать?
    - Давай. - она снова послушно зажмурилась .
    - Леонов Владимир? - отрицательное мотание головой. - Козлов? Михаил Лавочкин?.. Кириллов ... Третьяков? Говорков Артем. Нет?
    - Нет, мать. Я о таких и не слыхала. - она взглянула виновато. - Ты сильно влипла?
    - Дальше некуда.
    - Казенная баланда грозит?
    - Да. И надолго. Пойдем, расплатимся.
    Они дошли до обеих машин, Нина получила свой гонорар, который её всё таки слегка привел в смущение и она сказала, словно повинилась - Слушай, мать, ты особенно-то не грусти. Ведь не только твою фирму так кидают. И я, подставная актерка, у этой кодлы не одна.
    - А кто ещё в твоей роли наезжает на фирмы? И какие фирмы?
    - Ты меня в гробу хочешь видеть?! Так я тебе и про других что-то и сказал! Мне бы самой-то из своего говна выкарабкаться. Дай мне на всякий случай твой телефон. Вдруг, что прорежется, или я что вспомню.
    Варвара подала её свою визитку, категорически убежденная, что эта маленькая дрянь прервала переговоры, чтоб через день "что-то вспомнить", прикинуть стоимость своей информации и начать торговлю по второму кругу. А точнее - проконсультируется с кем надо, и тогда уж расплата, действительно, пойдет на тысячи.
    - Вспомни, будь добра.
    - Я постараюсь. Честно, мне в натуре жалко, что я тебя подставила. Глупо всё и деньги-то вшивые... А теперь быстренько уматывай, а то мои архаровцы подъедут и базар устроят. Всего.
    - Будь здорова.
    "Архаровцев" Варвара встретила уже на пересечение грунтовой дороги с трассой - они набились в древний "запорожец" у которого была срезана крыша, отчего машина не стала открытым кабриолетом, а казалась тележкой с мотором. Однако по скорости транспортное средство превышало возможности трехколесного детского велосипеда.
    Время Варвару уже поджимало, пора было ехать к Говоркову, чтоб на пару с ним "устроить разборку" Козлову Как не гнала, но опоздала на четверть часа.
    Сенсей Говорков ждал её в своем кабинете и больше здесь никого не было.
    - Где Козлов? - напористо спросила Варвара, едва перешагнув порог. Надеясь, поместил его в крепкий подвал?!
    - Я его не достал. - без выражения ответил Говорков.
    - Ты и не достал Козла?!
    - Он там, где его никто не достанет. Даже я.
    Варвара закостенела, едва набралась сил спросить.
    - Погиб? В бильярдном подвале при взрыве гранаты?
    - Еще чего... С того света я бы его на праведный суд вытащил.
    - Ничего не понимаю! - рассердилась Варвара. - Где же он тогда?!
    - В тюрьме. В Лефортово.
    - В Лефортово? - Варвара растерялась. - Но в Лефортово сидят за политику и всякие шпионы.
    - Устаревшая информация. В Лефортово теперь сажают и за крупные экономические преступления, за торговлю оружием и наркотиками. Но не в том дело. Он, тупой Козел, сам пришел в органы... С повинной!!
    - Когда?!
    - Утром.
    Варвара присела на жесткий стул.
    - С какой повинной, Артем Николаевич? В чем он собрался каяться?
    - Варя... Ты хочешь от меня чересчур многого. Он сдал дела своим заместителям и помощникам, после чего сдался правоохранительным органам. И полагаю, что в данный момент дает сокрушительные показания.
    - По каким делам?
    - Опять же лишь могу предположить. Скорее всего - наркотики, оружие, контрабанда.
    Варвара нахмурилась и задумалась не более чем на минуту.
    - Артем ... Он просто спрятался в тюрьму. Ему безопасней отсидеть за решеткой какой-то срок, потому что его взяли за горло те, кто им командует.. Он на себя наклепал, а потом от всего откажется и выйдет на свободу.
    - Доказательства версии? - бесстрастно спросил Говорков. - Факты, выдай, а не свои домыслы!
    - Будут факты, когда сама окажусь рядом с Козловым. В Лефортово!
    - Да с какой стати?!
    - Он, Козел поганый, будет меня топить. Спасать свою шкуру, вылезать из грязной ямы, опираясь на мои плечи.
    - Почему такие предположения?!
    - Он уже проделывал такой фокус. Макаров по его совету и приказу топил меня, заявлял, что будто бы я - заказала убийство Васильева.
    - Какие Макаров и Васильев?! Я ничего не понимаю! Очнись!
    - Не понимаешь?! - выкрикнула Варвара и захохотала, соскальзывая на грань истерики. - А может и ты, сенсей, состоишь в этой лихой шайке?
    Говорков испугался до того, что глаза побелели:
    - Варя... Я сейчас вызову врача...
    - Не надо.
    Она быстро взяла себя в руки, а глоток воды из графина и легкая порция коньяка в этот же стакан, окончательно привели её в чувство. Прикурила сигарету и произнесла твердо.
    - Тебе я ничего не объясню. Ты, сенсей, мне всё равно не сможешь помочь. Ты уже достиг уровня своих возможностей и мне придется искать защиту более мощную, чем ты. Мой последний рубеж защиты.
    - Варя, ты, на мой взгляд, излишне драматизируешь. Но твои дела твои дела. Скажи мне лишь то, что касается меня. Ты считаешь, что Козлова...
    - Козлова съели его соратники. По закону мафии они заставили его пойти с повинной, когда дело пахнет жареным и кто-то должен быть отдан в жертву, как главный виновник. Но настоящий "главный" - остается в безопасности Это же старый номер, Артем. Есть, конечно и другой вариант. Братва кидает в объятия Закона своего отработавшего главаря. Тот берет вину на себя, сидит срок, а все уголовные следствия закрываются.
    Говорков возразил язвительно.
    - Я, Варя, конечно, не такой тонкий специалист в делах мафии, как ты... Но насколько знаю, при такой ситуации главаря попросту убивают. И в этом случае все концы прячутся в воду.
    - Им был удобней свой вариант...
    - Но почему ты-то горишь?!
    - Потому... Меня подставили.
    - Козел?
    - Нет... Кто-то поумней и хитрей. Перед кем и Козел на коленях стоит. И покойный Васильев... И шут гороховый Леонов Володька... И Миша Лавочкин из "Лабаза". Я думаю, что тут осуществляется план наезда не только на меня, а есть попытка проглотить все мелкие и средние брокерские фирмы. Можно предположить, что некто "Икс" пытается стать подпольным нелегальным Президентом этой Монополии. И, если я с перепуга подозреваю всех, то и ты, сенсей, в этой обойме кандидатов. Ты не Президент, случайно?.
    - Варя. - Говорков тревожно глянул её в лицо. - Ты раскрутила модель чуть не государственного заговора! Не слишком ли много у тебя самомнения? Столько сил собрано, чтоб раздавить твою убогую, извини, контору?
    - Повторяю, коли не понял. Моя контора, полагаю, входит в систему десятка таких же контор. Они уже подчинены, а я брыкаюсь...
    - Опять же - есть факты? Есть доказательства? Где тут истина?
    - Может быть, Артем, - не без легкой угрозы начала Варвара - Ты эту истину знаешь лучше меня... А может быть, не знаешь, и тогда меня не поймешь В любых случаях я пока, на время, с тобой прощаюсь. А дальше время покажет. Береги здоровье, дорогой сенсей. Он крикнул ей в след.
    - Подожди! Ты зря меня бросаешь! Тебе нужна защита!
    - Слаб ты, сенсей, супротив моих врагов.
    ...Уже в начале светлой июньской ночи, Варвара подъехала к своей даче, открыла ворота и - подумала, что ошиблась адресом. Дом - её. Но участок был чужим. Потом всё таки признала своим, хотя уму было непостижимо, как за один световой день можно было совершенно преобразить старый сад, вскрыть от дерна тропинки, которые оказались замощены красивой плиткой, постричь лужайку перед верандой и самое забавное - обнаружить в зарослях бурьяна сруб колодца! Если ещё покрасить дом, то пейзаж был достоин для любой рекламы по торговле недвижимостью!
    С лопатой в руках, в фартуке и сапогах к ней неуверенно подошел Коля и, будто заранее пугаясь наказания за свои грехи, поздоровался тихо.
    - Я вам колодец отремонтировал... Пацаны мои помогли.
    - Хорошо, но у нас же подача от водокачки, на всех.
    - Ну, что вы! От водокачки вода ржавая идет, дрянная. А у вас с глубины, там родник. Мы лет пять назад все сюда за водой ходили... А если хотите, я её по специальной пластиковой трубе в дом проведу... Насос поставим и всё.
    - Хочу. Ты молодец и в накладе за свои труды Геракла не останешься. она перехватила его взгляд. - Досталось тебе на зоне?
    Он смущенно улыбнулся.
    - Зачем вам это? Вы там не окажетесь.
    - Как сказать. Готовой надо быть ко всему при нашей поганой жизни. Пойдем, я с тобой расплачусь.
    - Нет, не надо сегодня. - он не снимал с лица всё ту же острожную улыбку. - Лучше в пятницу.
    - В конверте? Расплата как в Америке по пятницам?
    - Не знаю, как там. Но в субботу година, как батя умер. Отметить надо, вот и будут деньги.
    Деловая жилка уже запульсировала в мозгу Варвары.
    - Вот как сделаем, Коля. Составь весь объем работ по участку. А по дому прикинь, что надо сделать, чтоб можно было жить и зимой. Прикинь, во что это обойдется. Мы эту смету с тобой обсудим, согласуем и, хочешь сам, хочешь со своими пацанами - примешься за работу.
    Парень, при всей своей робости, оказался разумным.
    - Тут, тетя Варя надо знать главное, основное...
    Так - "тетя Варя"! Приехали!
    - Что ты считаешь главным?
    - Сколько человек будет в доме жить зимой?
    - А почему это главное?
    - Как же? Сколько комнат надо топить, чтоб лишних дров не жечь? Если детишки будут, то это одно... А если вы только на субботу и выходные будете приезжать - то другую перестройку надо делать. Захотите, чтоб вам все друзья завидовали, так тоже другое дело, задача то есть другая. Но надо знать точно, что, значит, с вами лет на десять вперед будет и для чего вам хата нужна. А то, зачем лишние деньги на ветер бросать?
    Сперва Варвара разозлилась, а следом за тем пришла к выводу, что парень со своим крестьянским обстоятельным разумением - абсолютно прав. Дом и даже зимняя дача - вещь стационарная, основополагающая. И надо знать даже не для чего ты его возводишь, а для кого. Знать свою перспективу на ближайшие несколько лет хотя бы.
    А ей, Варваре , по этому поводу сказать было нечего....
    Она спросила ревниво.
    - А ты, Коля, знаешь, что с тобой будет, хотя бы через год? - и не сдержалась по мелочности души. - Может, уж извини, опять за решетку сядешь?
    - Нет, такого больше не будет... Я семью заведу. Потом землю куплю.
    Варвара краем глаза уже приметила, что на веранду вышел крестный и машет ей клюкой, будто тонул и звал на помощь.
    - Хорошо, Коля. Сделай то, о чем мы договорились. А будешь покупать землю, скажи мне об этом. Я тебе помогу.
    Крестный оказался в благодушном настроении, что Варвару удивило выпить она ему не оставляла, а аварийные запасы алкоголя были спрятаны надежно и в недостигаемом для него месте. Мало того - он был не только благожелателен ко всему миру, но и деловито озабочен. Сказал строго.
    - Где ты там по пустякам болтаешься? Я тебе хороший бизнес обеспечил! Всю подготовку провел, бери клиента тепленьким!
    Неожиданно Варвару эта ненужная услужливость крестного разозлила и она первой вошла в обычную манеру их взаимной перебранки...
    - Угомонись, крестный! Я сама в своих делах не волоку, а ты ещё тут мне под ногу не в такт поддавать будешь! У кого выпивки на халяву выклянчил?!
    - Я утром в церкву ходил! - гордо выкрикнул крестный. - Первый раз за тридцать лет, после твоего крещения, нечестивица! Снова посетил Храм!
    - Неужто попрошайничать на местной паперти уже наловчился?!
    - Задрыга! Сука нечестивая! - вернулся и крестный к привычной методики общения. - Человек, можно сказать, возродился! Свет истины удостоился узреть!
    - Нажрался ты на халяву, а не свет истины узрел!
    За спиной её прозвучало спокойное:
    - Ивана Григорьевича позволили себе угостить мы. Исключительно хорошим марочным саке из Токио.
    Она круто обернулась именно на дикое - "саке из Токио". Куросава стоял в проеме дверей, слегка покачиваясь, с пяток на носки.
    - Саке? - переспросила Варвара потеряно.
    - Да. Угощал Сакамото-сан. Мы вас ждали.
    - Зачем? - Варвара понимала, что глупеет прямо на глазах.
    - Вы обещали помочь Сакамото создать некий литературный труд.
    - Я никому ничего такого не обещала!
    - Тогда мы уедем.
    Он исчез за дверью и тут же вернулся со своим маленьким японцем, которого вел под руку. Тот было то ли очень весел, то ли угощая своих новых друзей национальным напитком, изрядно набрался сам.
    - Варвара-сан! - радостно воскликнул он. - Мы будем писать великая книга! Бестселлер, да, Куросава?
    - Да. Бестселлер.
    - Есть заказ Америка! - Сакамото ничуть не смущала сдержанность Варвары и сухость переводчика. Видимо, усилиями крестного он был заверен в полной благожелательности к нему Варвары..
    - Едем, Сакамото-сан. - потянул его на выход Куросава.
    - Подождите. - Варвара очнулась. - У меня голова идет кругом. Дайте мне пять минут, а потом поговорим о делах и пряниках.
    Мимо своих гостей она проскользнула к лестнице и поднялась в спальню. Бегло глянула на себя в зеркало и убедилась, что выглядит изжеванной и пришибленной, будто только что прокурор потребовал её "пожизненного". С такими вещами бизнес-вумен должна бороться без пощады. По счастью, эдакая "потеря куража" снимается с лица и тела так же легко, как туфли с ног. Первое - сменить прическу и макияж, надеть вечернее платье, нацепит "брульянты", подбородок держать вверх, а спину прямую Во-вторых, выбросить из сознания все неприятности и убедить себя, что час назад принц Уэльский сделал тебе предложение руки и сердца. Неплох и такой прием - прикинуть, что все женщины мира безвозвратно заброшены неведомой силой, скажем, на планету Венера, а на земле осталась ты одна!... Но это уже слишком. Мужики устроят мировую войну, а в заключение - раздерут тебя на части потому, что женщины всегда и во всем виноваты.
    К тому моменту когда Варвара проработала первый пункт и заканчивала второй, раздумывая, какие драгоценности на себя навешать, в спальню вломился крестный, застыл на пороге в позе перегнутого, но грозного вестника возмездия и спросил с дерзким вызовом:
    - Что ты имеешь против православной религии?!
    - Ты про что?
    - Пять минут назад ты оскорбила во мне чувства верующего!
    - Откуда они у тебя появились? От саке?
    - Нет! Сегодня меня приобщили к Вере!
    - Кто?
    - Священник... И соседка Катерина.
    Варвара уже давно привыкла к фортелям крестного и не удивилась бы даже если б он объявил себя солнцепоклонником.
    - Ну и что с того, крестный? Пока ты ничуть не изменился. И не изменишься, старый, закаленный коммунист.
    - Я брел как слепец во тьме, а теперь прозрел!
    - Ага. Тогда сожги партийный билет, который на сердце прячешь - Я не ренегат! Убеждений не меняю.
    - Сначала разберись в своих убеждениях.
    Он ответил с неожиданной удрученностью.
    - Поздно... Вся жизнь прошла во мгле. - и тут же воспрял духом, отринул слабость. - Но теперь, нечестивая зараза, я тебя приобщу к настоящей истине!
    - Когда начнешь?
    - Завтра... Сегодня твой день. Поспешай вниз, там тебя очень приличные люди ждут. Давно таких не видел. Достойные джентльмены, не тебе чета.
    Достойные джентльмены оценили преображение Варвары - встали с кресел и по очереди поцеловали ей руку. Но вместо светских разговоров, тут же перешли к делам, едва и Варвара приобщилась к японскому саке из Токио, напитку теплому и слабому, на русский вкус. Куросава заговорил внятно.
    - Господин Сакамото доверил мне изложить сущность дела, чтобы оно было вам понятно.
    - Слушаю. - Варвара смотрела на улыбающегося Сакамото, который кивал под каждое слово своего переводчика.
    - Профессор Гарвардского Университета Сакамото-сан пишет книгу о женщинах в современной деловой жизни. По его мнению, женский бизнес в России имеет свои особенности, резко отличные от других стран. Именно эту тему он и надеется осветить с вашей помощью Куросава выдавал диспозицию профессора отстранено, не проявляя к ней никакого интереса. Переводил, да и только.
    - Спросите его, - заинтриговано попросила Варвара. - Ему нужна правда, или красивое вранье?
    - Этого мне спрашивать не надо. Не обманывайтесь его улыбкой, ни повышенной услужливостью. Он серьезный, жесткий ученый. Ему нужна только правда.
    - Отлично. Тогда переведите ему, что если его студенты да и все, кто прочтет такую книгу о правде женского бизнеса в России - с ума сойдут. Подумают, что такого на Земном Шаре попросту и быть не может! А в России живут первобытные племена!
    - Я этого переводить не буду.
    - Почему?!
    - Я не из тех, кто жаждет денег, славы и ради этого готов плевать на могилы предков.
    - Тогда переведите, если Сакамото-сан желает со мной работать, он должен сменить переводчика.
    Куросава тут же и перевел! Заговорил на забавном для Варвары птичьем наречии, Сакамото по началу кивал, потом заверещал в ответ, всплеснул руками и потянулся к фарфоровому кувшинчику - саке.
    Перевод прозвучал бесстрастно.
    - Сакамото - сан принимает ваши предложения, хотя они его огорчили. Переводчик будет сменен.
    Варвара едва не застонала - ну, пора бы уже научится не огрызаться, не втягиваться в жесткую оборону , не нападать на людей только ради того, чтоб отстоять свою независимость, бабскую фанаберию и продемонстрировать лишний раз своё интеллектуальное превосходство. Хватит же, хватит! Идет работа на равных, для общей пользы. И её, Варвары, дурость, как всегда, приводит к тому, что и теперь придется признавать свою глупость.
    Она произнесла едва слышно.
    - Я погорячилась...
    Куросава выдержал паузу:
    - Мне так и показалось. Я перевел ему ваши слова в том смысле, что вам нужно некоторое время, чтобы обдумать предложение фундаментально, поскольку работа серьезная. Он попросил вас этого не делать, а быть откровенной и эмоциональной. Анализ всех материалов он проведет сам.
    - Ну, ты и мерзавец...
    Куросава дернул жестким ртом:
    - Перестань выпендриваться. Он тебе не только заплатит, но вытащит весной на семинар в Давосе. Где, как ты знаешь, собираются ведущие молодые экономисты и реформаторы мировой экономики. Мало тебе такой перспективы и рекламы? За одним столом будешь сидеть с хозяевами мира завтрашнего дня.
    Много имелось, что можно было бы ответить на это, но всё большей частью - личного порядка: относительно иезуитства и садизма самого переводчика. Только это - не ко времени.
    - Как он представляет себе мою работу?
    - Он уже понял, что избытком ума ты не страдаешь. Я перевел статью одной англичанки. Она тоже риэлтор в Ливерпуле. Пройдетесь по статье, как по шаблону. Со своей точки зрения, своих национальных особенностей.
    Варвара бледно улыбнулась:
    - Ведь я наплюю на могилы предков.
    - Это научная работа. Она абстрактна.
    Сакамото переводил напряженный взгляд с одного собеседника на другого, что-то понял, извлек из плоского кейса тонкую папку, подал, быстро зачирикал. Куросава пояснил.
    - Это и есть статья англичанки.
    - Сроки?
    - Мы приедем во вторник. Вечером. Если можно.
    - Можно.
    Когда она приняла папку из рук Сакамото, тот проворно вскочил на ноги, сложил руки на груди и отвесил несколько коротких, благодарных поклона.
    Черт дернул Варвару повторить тот же ритуал! Сложила ладошки и поклонилась, будто гейша какая. Что и вызвало бурное ликование японца и никакой реакции соотечественника.
    Перемежая деловые и отвлеченные темы, они проговорили ещё около часа, после чего гости начали собираться. Сакамото простился с таким же вежливым поклоном, а потом принялся что-то втолковывать Куросаве на японском и Варвара тут же сделала вывод - мужики всего мира созданы по одной колодке! Языка она конечно не понимала, но речь у засранцев явно шла о том, что японский кобелек предлагал своему русскому коллеге, что ежели он, Куросава, хочет остаться здесь до утра, то тот - японский верный друг, если ему мешает, стесняться не надо, до Москвы Сакамото доберется и сам.
    Интрижка раскручивалась любопытная и оставлять её без внимания никак было нельзя. Варвара встряла в японский диалог - произнесла с томной ленцой.
    - Собственно говоря, время уже позднее... Здесь найдется для каждого по дивану... Соловьи по ночам, правда, уже не поют, но... Тепло и комаров нет.
    И чтоб окончательно добить каменного переводчика, Варвара бесстыдно подмигнула ему правым глазом!
    Настоящий японец понял смысла сказанного и активно закивал головой. Японец поддельный впервые на глазах Варвары потерялся.
    Неизвестно чем бы закончилась пикантная ситуация, но влез, гремя клюкой, Иван Георгиевич. Оперативно вломился в комнату и спросил.
    - Кончили международный бизнес?! Тогда не грех и повечерять! Поговорить о дружбе между народами!
    Судя по всему, предлагаемая тема гостей не устраивала, а сам Иван Григорьевич казался им слишком агрессивным для любых бесед. Они вежливо отказались и Варвара проводила их до калитки. Оглянулась и спросила.
    - Вы сегодня без машины?
    - Да. - ответил Куросава. - Моя окончательно окочурилась А у него от фирмы - правый руль. Я не люблю на таких.
    - Подвезти вас до станции?
    - Не надо. Здесь недалеко до станции. До вторника.
    Сакамото вдруг засуетился, задергался, что-то прошептал на ухо Куросаве и тот перевел, не меняясь в лице.
    - Он забыл пописать на дорожку.
    - Туалет там! - махнула Варвара рукой в сторону летней "соловьиной" будки.
    Сакамото рассыпался в благодарностях и убежал в указанном направлении. Маневр был шит белыми нитками - упрямый японец не оставил своих задач пристроить переводчика на ночь под крышу приятного дома, где проживала... Гейша - по его разумению?!
    Но добился он только того, что оставшиеся вдвоем Куросава и Варвара стояли скованно и смотрели в разные стороны, мучаясь от собственного молчания. В конечном счете оба закурили, и Варвара вовсе вышла из себя. Произнесла с насмешливым небрежением.
    - А знаете, это хорошо, что вы отказались оставаться на ночь!
    - Да?
    - Да. Двое курящих в одной постели - это уж слишком!
    Он задержался с ответом:
    - Пожалуй... Если учесть к тому же, что Сакамото перед сном курит сигарету с опием.
    - Я не его имела ввиду.
    Она внутренне сжалась, готовая к ответу в таком же издевательском стиле или и вообще оскорблению, - пикировка, неожиданная для неё, получилась двусмысленной, если не сказать, попросту пошлой. Куросава молчал, а тут и Сакамото возвратился - улыбающийся и счастливый.
    Начали прощаться.
    Куросава кивнул, отвернулся и пошел по дороге. Японец клюнул губами в руку Варвары, а она взяла его за уши и поцеловала в губы. У Сакамото и очки упали, от чего он казался беспомощными и виноватым, испуганно пролопотал что-то, подхватил очки и бегом устремился за своим переводчиком.
    глава 3. День третий. .
    Утром, в час транспортной "пики", центр Москвы непроходим, как джунгли. Если до нужного места нужно покрыть километра три, то с большим успехом эту дистанцию можно преодолеть "на своих двоих". Местах на Садовом Кольце стада железных коней стояли от перекрестка до перекрестка, стояли в густом облаке отработанных газов, поскольку московский водитель выключать двигатель при якобы кратких остановках - не приучен.
    Варваре удалось уйти с перегруженных улиц, где-то проехать дворами, где-то по тротуару, но в конечном счете она прорвалась к своему офису, с опозданием к началу рабочего дня всего на час.. Нормально для хозяйки.
    Уже в коридоре её удивила тишина за дверьми бухгалтерии и оперативного зала, где брокеры в это время обычно уже орали в телефоны. . Удивленная Варвара заглянула в бухгалтерию и обнаружила, что там решительно никого нет, компьютеры отключены и вообще царило некоторое разорение. Впечатление было такое, будто здесь произошел аварийный отъезд персонала, или они перепились и ушли опохмеляться.. Некоторые столы остались открытыми, корзина для бумаг оказалась переполнена и лежала на боку, исчезли чайники, чашки с полок - все эти приметы делового быта.
    Двери в её приемную не были заперты, но Нади опять же не было..
    Варвара прошла в кабинет и, пытаясь понять, что здесь происходит, села в кресло к своему столу. В глаза тут же бросился лист бумаги, под наклоном лежавший на пепельнице. Она взяла его в руки и скользнула глазами по тексту .
    Брокерская контора "Зенит Риэлт В.С.
    Серовой Варваре Сергеевне группа секьюрите от центра "Защита"
    ЗАЯВЛЕНИЕ
    В связи с тем, что наша работа по охране В.С. Серовой не может быть выполнены в полной мере, по причине отказа В.С. Серовой от соблюдения правил самозащиты, просим уволить нас по собственному желанию
    Под текстом стояли подписи её телохранительниц и число. Варвара с облегчением вздохнула. Поняла вдруг, что навязчивая опека девушек угнетала её до полной тоски существования каждого дня. Их постоянное присутствие тяготило и излишне настораживало. Девчонки создавали атмосферу перманентного напряжения. Правильно, быть может с ними и было в известной степени безопасно, но страшно - каждую минуту. Заявление спровоцировала обиженная Катя, от надзора которой Варвара дважды сбежала. Обида была профессиональной, а заявление - кокетством. Девочки, конечно, ждали извинений и, вернуть их на место было бы легко. .
    Но - не надо. Тот же Говорков признал однажды, что для обеспечения безопасности хотя бы на семьдесят пять процентов, нужно человек сорок охраны. Так что ни к чему лишние и бесполезные расходы. Конечно, команда телохранителей, тебя сопровождающих, в определенных кругах производит нужный эффект, но можно обойтись и без этого форса.
    Дверь скрипнула, Варвара подняла голову и увидела на пороге свою секретаршу. Точнее сказать - некую карикатуру на кругленькую, всегда бодрую и игривую как жеребенок, Надю. Сейчас она будто оплыла и распухла. В руках держала полотенце , кофточка была залито водой, а темные тени , наведенные на глаза, дали теперь потеки на всё лицо. Поздоровалась она еле слышно.
    - Сядь, Надежда. Что происходит?
    - А вас... Вас отпустили?
    - Откуда меня отпустили? - не поняла Варвара.
    - Ну... Из полиции. Налоговой.
    - Меня туда и не забирали.
    - Да? А там... Где человека убили... Вас оттуда тоже отпустили?
    - Да видишь, я перед тобой сижу! Где все остальные?! Рабочий день начался, всё же!
    - Они... Они уволились, Варвара Сергеевна.
    - Все?!
    - Да. Почти. Заявления у меня в столе лежат... А расчет просили выслать по почте или перевести в банк на счета.
    - Да с какой стати?! Сядь же, наконец, и расскажи всё толком!
    Надя доплелась до кресла, словно у неё все кости превратились в резину. Плюхнулась в кресло, и, продолжая растирать по лицу грязь полотенцем, заикаясь и путаясь, поведала всю историю панического бегства из офиса всех вчерашних сотрудников Варвары.
    Получалось, что первым сигналом тревоги оказалось утреннее появление в офисе Налоговой Полиции. Кто-то из бухгалтерии знал эту пару (Рыжего и Бритую Голову) в лицо и даже имел с ними в прошлом весьма неприятные встречи. Так или иначе, но уже в момент, когда Варвара беседовала с налоговиками, по офису прошелестело уверенное сообщение: "Эти дрессированные псы сперва арестуют, посадят в тюрьму, а уж потом начинают разбираться! Мы их знаем, просидишь под следствием правый или виноватый не меньше года!" Сделал ошибку и Игорь Олегович Кириллов - прибежал из мужского туалета и поведал по секрету, что когда он входил в это освежающее заведение, из него вышли налоговики, а внутри он обнаружил избитого Романа Викторовича Пыль - может быть - мертвого. Смелости проверить эту информацию девушки набрались только через полчаса, Пыль не обнаружили, но пол возле дверей чуланчика был залит кровью. Зато тут же тут же прошла неизвестно кем поданная информация, что в процессе работы брокеров образовался труп - на Суворовском бульваре, и по этой причине Варвара и Стас Николаев уже сидят в кутузке, поскольку Стас Новиков, в приступе ярости, выбросил из окна клиента, не желавшего расселяться.
    Вчера налоговики явились снова и устроили перекрестный допрос практически всем служащим конторы, благо ни Варвары, ни её заместителей не было и защитить конторщиков было некому. Из этого допроса сделали общий вывод: "Фирме - крышка. Фирма и создавалась как однодневка, а теперь Варвара сорвала свой куш и исчезла, а вовсе не болеет!"Тем более, что дозвониться до неё не могли - все телефоны молчали.
    Решающий сигнал к безудержному бегству поступил от Жанны Семеновой . Она, опять же по секрету, сообщила что её брат, тоже риэлтор, имеет связи в Управлении по борьбе с экономической преступностью и он якобы получил от друга секретные сведения, что на днях контору ""Риэлт Зенит В.С." накроет команда молодцов в масках, с автоматами, проведут выемку всех документов, а кого надо тут же и заметут. После этого взметнулась общая паника, инициатором которой стала главбух:
    - Девочки! Я все поняла! Это же Ромка Пыль фирму "Маклер - ХХ1 век!" погубил! Они там все в Бутырке сидят! И нас Ромка за всех под топор подвел!
    Под какой топор, как подвел - никто не рассуждал. И было решительно непонятно, почему вполне честные, ни в чем не замазанные люди так перепугались. То ли от ощущения своей полной незащищенности пред карающей дланью Закона, то ли из генетического страха русского человека перед полицией, милицией, участковым околоточным, городовым - как бы они там в веках не назывались.
    Но так или иначе, весь состав фирмы за десять минут, как сквозняком, из офиса выдуло. Каждый успел написать заявление, кое-кто указал свой счет в банке, куда следовало перевести последний заработок и - бегом, бегом, подальше от опасного места.
    Около полутора дюжин работников, которых Варвара подбирала, соблазняла и перекупала из других фирм, предоставляла им всё, что могла предоставить - испарились, как роса под палящими лучами солнца. В офисе сухо и пусто. Крысу бегут с тонущего корабля. Моряки - тоже.
    Однако, капитан - тонет вместе с судном.
    - А ты, Надежда, почему не сбежала?
    - Не знаю... Нехорошо это как-то.
    - Кто-нибудь ещё остался?
    - Стас ... И Игорь Кириллович Олегов...
    - Игорь Олегович Кириллов. Успокойся и не путайся. Плюс к ним ещё Пыль. Значит осталась вся брокерская группа?
    - Жанна тоже подала заявление.
    На мгновение Варвара задумалась.
    - Ты её брата знаешь? У которого так же риэлторская фирма?
    - Жанна познакомила. Рудольфом зовут. Веселый парень.
    - Как его фирма называется?.
    - "Ваш брокер"
    - Хорошо. Где наши мужчины от риэлта?
    - Романа Викторовича три дня нет. А Стас и Кириллов пошли пить пиво в подвал., может быть и они сговариваются уволиться..
    - Сходи, позови их Надя ушла, будто на похороны отправилась.
    Варвара призадумалась. Показалось, что ситуация проясняется - на её родную фирму "наехал" "Наш брокер". Пыль оказался прав, когда относился к Жанне Семеновой подозрительно. Коль скоро её братец работает в фирме конкурента. Однако и тут не увязывались концы с концами. Убийство Васильева к схеме "наезда" не приклеивалось. Схватка в бильярдной и персона Макарова - так же отодвигалась в строну от общей модели.
    Варвара попыталась вспомнить, что рассказывала о работе своего братишки Жанна. Похвалялась, что этот Рудольф (хороши родители Семеновы, наградившие детей неподходящими под фамилию именами!) очень быстро и мощно "раскрутился", знает дело риэлта от "а" до "я", и намекала, что "крыша" у него сверх-могучая. Прикладывая эти характеристики к ситуации, в которую попала её, Варвары, контора, можно было предположить и такой вариант: братец Рудольф пристроил Жанну в контору "Зенит Риэлт В.С.." как соглядатая и сборщика информации с целью прощупывания на предмет поглощения конторы. И когда собрал эту информацию, то начал атаку. Так что получается? криминальный Президент и Рудольф одно лицо? А все Козловы, Леоновы и прочие не при чем? Или подчинены затеям Рудольфа? Дичь какая-то, слишком пестрая и несовместимая компания, но вариант не исключался Если принимать во внимание, что именно Жанна подала сигнал к всеобщему бегству.
    Узаконенных правил борьбы между конкурентами по бизнесу вовсе нет, тут всё сойдет, лишь бы проглотить соперника. Варвара сделал несколько телефонных звонков и через десяток минут убедилась, что фирма "Ваш брокер" - предприятие солидное, глава его армянин Саркисян в деловых кругах широко известен, а о Рудольфе Семенове и вообще никто ничего не знал, будто его и на белом свете не было. Про Саркисяна твердо доложили, что он связи с братвой не имеет и сам в криминале замечен не был. На восьмом телефонном звонке Варвара добилась информации, что чист как кристалл и Рудольф Семенов - доктор филологических наук, профессор, продолжает читать лекции студентам, но по причине скудной зарплаты работает на фирме "Ваш брокер" всего лишь консультантом. Внештатный консультант и не более того.
    Варвара сделала вывод - Жанна Семенова лгала, завышая величие своего брата Рудольфа. И тем не менее вычеркивать его из "черного списка" своих подозреваемых недругов Варвара не собиралась Итак, их получалось общим числом: В. Леонов от "Центр Плюс", Козлов - "Шериф 007", Лавочкин из "Лабаза", криминальный Президент, а теперь и Рудольф, если кто-то из указанных лиц не выдает себя за Президента.
    Через пять минут Варвара убедилась, что катастрофа, разразившаяся в конторе, ничуть не повлияла на бодрое настроение последней пары оставшихся риэлторов. Оба вошли в кабинет веселые, под хмельком и Кириллов заявил с театральным пафосом.
    - Приветствуем вас, Варвара Сергеевна! Можете нас поздравить, за ваше отсутствие мы провернули отличную сделку!
    - Кто провернул?
    - Начал я, завершил Стас! Обмен квартиры в Москве на дом в Подмосковье с доплатой. Наши комиссионные - пятнадцать процентов Получился хороший навар!
    - Это хорошо. А почему разбежалась вся контора? Чего испугались?
    - Слабым духом достаточно мышь увидеть, что в обморок упасть. затейливо выразился Кириллов - Но они вернуться, едва мы переживем временные трудности..
    - А Романа Викторовича тоже нет?
    Стас взглянул на часы и нахмурил брови.
    - Он прихворнул, сердце пошаливает, но сегодня обещал придти, я его вчера вечером видел .Утром я звонил и странно, что не отвечает по обоим телефонам. "Труба" молчит и простой телефон не отвечает.
    - Позвони ему ещё раз и попроси срочно придти на службу.
    Стас взялся за телефон, набрал номер и чем дольше молча ждал звонка, тем больше хмурился. Потом проговорил озабоченно.
    - Я на грани паники, тем более, что...
    Он замялся и Варвара подхлестнула:
    - Что? Начал, так договаривай.
    - Вчера... Когда мы отмечали сделку... Роман Викторович немного захмелел и завел какой-то странный разговор.... Будто чувствует приближение своей смерти. Но это же пьяные фантазии! Он подарил мне на память всякие мелочи и зачем-то дал дубликат ключей от его квартиры..
    - Съезди к нему!
    - Один - не поеду!
    - Это ещё почему?!
    - Потому!
    Несколько секунд они смотрели друг на друга, первой сдалась Варвара.
    - Хорошо, дитя сопливое и робкое. Поедем вместе.
    Вышли на улицу,. сели в машину и Стас мрачно дал направление.
    - В Замоскворечье.
    Варвара с парковки и покосилась на Стаса.
    - Не обижайся на меня, я иногда бывают грубой, как сапог... И оставайся на фирме до конца.
    - Я и после конца останусь. Риэлт - моя работа. - он улыбнулся и снова стал обычным Стасом, ещё почти мальчишка, задорный, капризный и добрый. - Мне на вашу грубость наплевать. Мы ведь не в детском саду, наша работенка сродни в кочегарке.
    Варвара спросила с деланным равнодушием.
    - Ты на Жанне женится не собираешься?
    - Еще чего. Клушка оказалась дешевая.
    - А её братишку знаешь? Он говорят управляет могучей конторой - Чушь. Ничем он не управляет. Жанна врет. Он на фирме "Ваш брокер" мальчик на побегушках. Внештатный консультант, свадебный генерал.
    Может быть и так, подумала Варвара, а может этот Рудольф создает для окружающих из себя двойной образ - служит на побегушках, а фактически является хозяином фирмы. Такие трюки тоже проделывались сейчас часто, чтобы обеспечить себе безопасность - пулю братвы (в случае конфликта) получала подставная фигура, а не подлинный хозяин дела.
    Они прошли через Каменный мост, блеснула внизу Москва-река со стремительными белыми трамвайчика, разминувшихся на глазах и - забрали в переулки Замоскворечья, которые как бы не калечили модные архитекторы последних лет, - всё равно в чем-то Замоскворечье ещё сохраняло свой патриархальный дух.
    Повинуясь указания Стаса, Варвара втиснула "Чероки" в узкую подворотню и остановила машину в тенистом дворе..
    Они вышли из машины и уже подходили к дому, когда их обогнал крайне торопливый мужчина. Он передвигался каким-то странным скоком, на подобие кенгуру и казался очень озабоченным. Спина его была обтянута коричневым пиджаком в красную клетку, голова покрыта шляпкой с короткими полями и на миг Варваре показалось, что она его где-то видела - но "клетчатый" уже влетел в подъезд.
    А потом они застали его у лифта. Он уже вызвал кабину, нетерпеливо переминался с ноги на ногу, будто его приспичило до туалета, а Стас сказал.
    - Лифт тут еле ползает. Пойдемте пешком, Варвара Сергеевна? Всего третий этаж.
    - Пойдем. Сожжем лишние калории.
    Но предложение оказалось неосторожным - пролеты между лестничными площадками очень длинные и, следовало понимать, что квартиры в этом старом, барском доме были очень высокие - метра четыре под потолок.
    Лифт в шахте, забранной железной сеткой, сперва скользнул мимо них, а потом обогнал, поднимая наверх того, кто его нетерпеливо дожидался внизу.
    Но на лестничной площадке третьего этажа они оказались одновременно. - Варвара и Стас преодолели последнюю ступеньку, а Клетчатый выскочил из лифта. И когда он скользнул по её лицу бешенным взглядом, Варвара его узнала - владелец рухнувшей фирмы "Маклер - ХХ1 век". Фамилию она не помнила.
    Стас указал на одну из дверей и сказал Варваре.
    - Вот и квартира Романа Викторовича.
    И в тот же мгновение Маклер повел себя весьма странно.
    Он выдернул из внутреннего кармана клетчатого пиджака большой пистолет, тускло сверкнувший вороненым металлом, коротко, но мощно разбежался и плечом ударил в дверь, указанную Стасом. Дверь от этого тарана распахнулась очень легко, она, похоже и заперта не была!
    По этой причине Маклер футбольным мячом влетел в прихожую, врезался с разгона в стенку, упал, потерял шляпу, но тут же вскочил и рванулся в глубь квартиры.
    - У него пистолет! - завыл Стас и кинулся следом за Маклером.
    Варвара дернулась следом, не понимая ситуации, а уж тем более не соображая, что тут следует делать разумного.
    Стас ворвался в распахнутые двери на торце коридора, Варвара следом за ним и - в этот момент загремели оглушительные выстрелы. Не очень торопливые, с интервалом секунды в полторы - пять или шесть громких хлопков. И - тишина.
    В просторной комнате сразу запахло кислой пороховой, гарью а сквозняк через открытое окно и распахнутую дверь спальни принялся словно играть голубоватыми слоями дыма, только что и оставшегося от серии выстрелов.
    Маклер обернулся, диким взглядом уперся в глаза Варвары и возвестил голосом трагика провинциального театра.
    - Свершилось возмездие! Больше этот гнусный человек не погубит никого на свете! Я его покарал!
    Стас рванулся было к нему, почти дотянулся до пистолета в руках убийцы, но тот шарахнулся к стенке, прыгнул на низкий диван и упер дуло оружия в лицо Стаса.
    - Не подходи, сопляк! Тут же уложу тебя рядом с твоим поганым шефом!
    Стас попятился.
    Варвара сделал несколько шагов к широченной кровати, которая горбилась холмом - под одеялом лежал Роман Викторович Пыль. Пуховая подушка под его головой была пробита в двух местах выпущенными пулями и легкие белые перышки вылетели из подушки, кружились над неподвижным лицом Романа Викторовича, оседали на его осунувшееся лицо и крестом сложенные руки.
    Лицо его было спокойным, глаза полузакрыты, плечи обтягивал красивый халат натурального шелка.
    Стас шагнул мимо Варвары, наклонился над телом, тронул Пыль за руку и изумленно повернулся к Варваре.
    - Варвара Сергеевна, да ведь он....
    - Правильно, Стас. Уже холодный.
    Она отвернулась от трупа, пересекла спальню и остановилась возле маклера, вспомнила, его фамилия - Сомов.
    - Господин Сомов. Вы стреляли в покойника. В труп. На своё счастье, как я полагаю.
    - Что? Что за чушь вы несете?! - он посмотрел на свой пистолет.. - Я его покарал своей рукой!
    - Опоздали. Его покарали другие силы. Вам с ними не тягаться.
    Сомов потеряно шагнул к постели, посмотрел в спокойное лицо Романа Викторовича, упал в кресло:
    - Я... Я стрелял в труп?...
    - Так уж получилось. - подтвердила Варвара. - Теперь выбирайте будете ли вы сейчас звонить в милицию сами, или это надо сделать нам?
    - Какая разница...
    Он выронил из рук оружие и пистолет мягко ударился о толстый ковер.
    - Разница есть. Ваш звонок в милицию - это явка с повинной. Наш звонок - это указание на убийцу, который желает скрыться. Улавливаете?
    - Но я же... Я же получаюсь как бы и не убийцей?!
    - Такие юридические тонкости не по моему разумению.
    Сделав над собой невероятное усилие, Сомов поднялся, глубоко вздохнул и приказал властно.
    - Хорошо, господа. Вы оказались случайными свидетелями и я намерен избавить вас от не заслуженных неприятностей. Уходите. Вас здесь не было.
    Варвара сказала осторожно, но настойчиво.
    - Сперва позвоните.
    - Да. Конечно.
    Он решительно шагнул к телефону в изголовье кровати, снял трубку, набрал всего две цифры и через несколько секунд произнес уверенно, чуть зазвеневшим голосом.
    - Здравствуйте. Товарищ дежурный по городу полковник Рябцев, говорит Георгий Сомов, бизнесмен. Из квартиры брокера Романа Викторовича Пыль. Он лежит мертвый и пробитый пулями. Стрелял в него я... Записывайте адрес...
    Подавленные и молчаливые Варвара и Стас покинули квартиру, спустились во двор и только уже когда проезжали по Каменному мосту, Варвара сказала.
    - Получается, Пыль сам что ли покончил жизнь? Отравился или...
    - Нет. - решительно прервал её Стас. - Он был не их тех, чтобы спускать боевой флаг... Он просто точно знал, что пришел его час и он умрет.
    - Что ещё за мистика? - дернулась у руля Варвара.
    - В этом я теперь уверен потому, что вспоминаю всё, что он мне сказал в последний вечер. Потому он мне и ключи от квартиры своей отдал. И, видели - дверь на ночь не запер. Чтобы мы легко могли к нему войти и найти труп...
    - Ладно, те, кому надо, - разберутся. - проворчала Варвара.
    - И он вот что ещё сказал, Варвара Сергеевна... Словно на прощанье...Чтоб я вам передал...
    - Что? Не тяни.
    - Он сказал... "У Серовой фирму отнимут. Будет работать по чужой воле, хочет она того или не хочет. Мартышке со слоном не справиться."
    - Как это расшифровать?
    - Не знаю.
    ... К полудню появился хоть какой-то "свет в конце тоннеля. Позвонил Иваныч и устало сообщил, что вчера въехал в Москву, но "Московский лабаз ОД" уже закрыт, его хозяина Лавочкина не найти и он, Иваныч, теперь с обоими своими трейлерами торчит на базе родной фирмы. Что делать?
    - Жди! - радостно крикнула Варвара. - Я лечу!
    Она выскочила из офиса и верный "Чероки" домчал её до базы за двадцать минут. Сквозь охраняемые ворота её пропустили при радостной улыбке охраны. Два её трейлера стояли на дальнем конце двора - пыльные и усталые после многокилометрового пробега. Иван Иваныч Хлопов курил у пожарного щита. При виде Варвары, выбросил сигарету и пошел навстречу. Рослый, полуседой, очень жилистый и собранный мужчина - такие порой очень нравятся юным девушкам. На работе он всегда был одет в кипельно белый комбинезон заграничного производства, который сидел на нем, как фрак на дирижере Большого Театра. И почему этот явно хорошо воспитанный человек с высоким образованием предпочитал в разговорах простецкий, мужиковатый стиль Варваре долго было непонятно. Пока не смекнула - так он лучше находил контакт со своей шоферней, грузчиками, механиками, милицией - той средой, которая изысканностью общения не отличалась. Даже скорее относилась к деликатностям с подозрением: "Не наш человек" .
    Он сказал устало и грубовато.
    - Привет, Сергеевна. Приехали с божьей помощью. А о всяких заморочках в пути тебе и знать не надо.
    - Мне решать, Иваныч, что надо знать, а чего не надо. Что у вас произошло на трассе?
    Иваныч поморщился, заговорил неприязненно.
    - Я так полагаю, что на нас "стукнули"
    - То есть?!
    - Уж больно нас на нашей таможне трясли. Как никогда.
    - Кто стукнул? И за что?
    - Да видать какие-то сволочи египетские. Поди их, сыщи.
    - На какой предмет обыскивали?! Не темни! Я ведь кое-что знаю!
    - С собаками что-то искали. Но не нашли, конечно.
    - Иваныч, - Варвара. напряглась. - Если "стукнули", то значит наводили на что-то конкретное. А если с собаками вас обыскивали, то значит искали - наркотики! Так? Я не ошибаюсь?
    - Мудрец ты египетский, Сергеевна. Не ошибаешься.
    - Нашли у вас наркоту?!
    - Если б нашли, я б с тобой не разговаривал. Я бы в другом теплом месте сидел. Ну кончилось дело, Сергеевна! Медным тазом накрылось! Оставим это.
    - Какое дело и как кончилось? - мерно спросила Варвара.
    Он горестно покачал головой, оглянулся и заговорил, понизив голос.
    - Ну, откатились мы от Винницы и решили всяких ранних овощей и прочего продукта по дешевки для семьи и детишек прикупить. За этим делом замешкались, припозднились и остановились на постой в одной харчевне, где нам на ночевку комнату дали за гривны ихние. А утром, Владька, у него глаз острый, приметил, что вроде бы кузов у его трейлера - вскрывали. Замок на месте, опечатка тоже, но что-то ему там померещилось.
    - Только померещилось?
    - Если бы. Мы, значит кузов открыли и всё вроде бы там было в порядке. Сахар в мешках лежит на месте и ничего не украдено. Но опять же Владику показалось, что мешки с сахаром теперь запакованы по другому и другими нитками горловина некоторых мешков прошита.
    - Вы вскрыли мешки, что дальше?
    - А дальше дело египетское. В трех мешках сахару немного выгребли, а вместо него засунули пакеты пластиковые. Мы из вытащили, распороли. И....
    - И?
    - Владик Лаптев этим делом давно, мальчишкой, баловался, хорошо сил хватило остановится, хотя "на игле сидел". Он сказал - героин.
    - Прекрасно! - выпалила Варвара. - Транспортировка наркотиков! И кому вы под руководством опытного Владика этот товар сбагрили? За сколько?!
    - Сергеевна, ты нас за болванов держишь?! Поначалу, я не темню, была мыслишка на дурика обогатиться.. Но потом доперли, что это дело рискованно с обеих сторон. Ведь должен быть и хозяин груза и его получатель. Да и скинуть этот товар с рук тоже дело опасное. Мы ж поняли, что по трассе идем под контролем тех, кто нам эту дурь подсунул. Чуть шевельнешься и пулю в башку схлопочешь! Ты знаешь, что за египетская сволочь такими делами занимается?
    - Наслышана. Дальше что? И не говори со мной в стиле шоферюги, оставь эту присказку "египетскую". Не кривляйся, короче, я девушка тоже начитанная.
    Хлопов тонко усмехнулся - Хорошо, поговорим куртуазно. Обнаружив этот "подарочек" неизвестного лица, мы малым ходом поехали к границе. Пару раз останавливались, оглядывались, а когда стемнело, запаковали эту дрянь в один мешок, положили туда дюжину кирпичей и сбросили с моста в какую-то речку. А на таможне - строгий обыск с пристрастием, по полной программе. Собака, американский спаниэль, что-то учуяла, остатки запаха, надо понимать, но конкретной стойки на наркотики не сделала. Таможенники даже в туалет нас хотели отвести, чтоб проверить, не везем ли мы наркотики в желудках - есть такой способ. Получается эти служивые знали, что надо искать.
    Варвара помолчала:
    - Сколько хоть примерно было героина общим весом?
    - Точный вес не знаю, но Владик Лаптев сказал, что мы в речку миллион баксов выкинули.
    - Не жалко? - улыбнулась Варвара.
    - Жалко. - кивнул Хлопов. - Да только дело это муторное - продавать, даже если оптом. Да и то сказать, людей травить противно. Я ведь ещё в Египте видел, что наркотики с человеком делают.. Жуть смотреть.
    - Так. А теперь вспомни, как вы привезли сахар в "Лабаз ОД"? Как вас там встретили? И кто?
    - Сначала кладовщик и грузчики, они ворота запирали, сказали, чтоб завтра приезжал. Я принялся искать хозяина - Мишу Лавочкина, но не нашел и чтоб там без охраны не стоять, приехал сюда - Значит Лавочкина нигде не было? Хлопов ответил с укоризной - Не надо Михаила подозревать во всех смертных грехах. Лавочкину торговля наркотиками не с руки. Бывший полковник, большая семья, прекрасно зарабатывает... Он и без таких всяких штук хорошие деньги имеет. Ценные товары себе везет из Испании, Германии, оборот у него знатный..
    Варвара спросила быстро:
    - Ты знаешь Володьку Леонова?
    - Кто его не знает? Лихой купец. А что?
    - Он рвался перехватить этот наш сахар. Тебе не приходило в голову, что героин будут искать его владельцы? Если это, действительно, миллионы?
    - Думали о таком. - кинул Иваныч. - Ситуация не опасная, Варвара Сергеевна.. Бандиты эти конечно проследили,, что нас таможня пропустила. Значит должны предположить, их товар застрял на Украине. Вот там они его и искать будут.
    Варвара прикусила губу от напряжения, потом проговорила болезненно.
    - Что-то тут не сходятся концы с концами.. Если нас хотели подставить, то достаточно и ста граммов героина Если вместе с сахаром хотели провезти его через границы и таможни - то зачем "стучать"? Зачем давать наводку?
    - А мы и над этим думали. Пришли к выводу, что у них либо разборки между собой идут, от того и "стучат" друг на друга, либо просто нестыковка получилась. Левая рука у них не знала, что делает правая.
    - У кого, "у них", Иван Иванович?! - обозлилась Варвара.
    - Не могу ответить на этот вопрос, Варвара Сергеевна. - сдержанно но твердо ответил Хлопов. - Даже предположений никаких нет. А подозревать можно всякого. Хоть Володьку Леонова, хоть Лавочкина, хоть Господа Бога.
    - Иваныч... До вас доберутся. - сказала Варвара напряженно. Доберутся и загонят в угол.
    - Бог не выдаст, свинья не съест. Наше дело египетское, баранку крутить. Никто из бригады в деле не замазан, это наркодеятели знают. Так что пусть и ищут, куда у них товар пропал. Ну, поосторожничать на всякий случай маленько придется.
    - Хорошо. - Варвара встала со скамьи. - Пусть ваши механики подготовят сейчас же оба трейлера. Часа через три получишь документы и ночью, сегодня же поедете тихим ходом, малой скоростью в Ташкент. И так же не торопясь будете возвращаться с грузом - Какой Ташкент?! Какой груз?! потерялся Хлопов. - Шоферам хоть сутки отдохнуть надо! Вы нас выгоняете отсюда или хотите спрятать?
    - Хочу спрятать. Вас, а потому и себя. Груз в Ташкенте пока неизвестен. До полуночи найду, дозвонюсь до тебя и укажу адресат. Фрукты, дыни, скорее всего, или виноград.
    - Тогда обратно придется скорость давать, чтоб товар не сгнил. Пустое это. Зря вы нас спрятать хотите. Мы бы справились с этими наркоманами Возможно. Но рисковать не будет. Тем более, что про эту историю, как я теперь понимаю, прознала Налоговая Полиция и их братишки - борцы с экономическими преступлениями.. Готовь машины, собирай команду, на меня не обижайся - ночью уедешь. Звони перед стартом.
    - Как скажете, хозяйка.
    ...До фирмы "Московский Лабаз ОД" езды было минут сорок, но Варвара не утерпела, схватилась за мобильник и попытался выйти на Лавочкина. Связь с "Лабазом" прошла быстро, минут пять явно пьяные люди кричали во всё горло и искали Лавочкина и беда состояла не в том, что за это время тикали минуты оплаты космической связи, а в том, что Варваре казалось, что каждая потерянная секунда становилась угрожающей. Но договориться с Лавочкиным о встрече на нейтральной территории удалось быстро. Приглашать её к себе в офис, Лавочкин почему-то не захотел.
    Его скромная серенькая "восьмерка" уже стояла возле стадиона "Динамо", когда Варвара приехала туда же. Лавочкин тут же пошел ей навстречу - невысокий, стройный мужчина в костюме чем-то смахивающим на воинскую форму и цвета Кремлевской стены в дождливый день.. Никто не дал бы Лавочкину его пятидесяти шести лет - девочкам при знакомстве на улице он мог смело выдавать себя за тридцатилетнего спортсмена.
    - Шикарно выглядишь, старушка. - сказал он, приветливо улыбнувшись. Где-нибудь сядем, или пройдемся? Я за прогулку, а то нам с тобой при нашей работе геморрой нажить - плевое дело.
    - Пройдемся.
    Они отошли от стадиона и Лавочкин спросил заботливо.
    - Ну, что у тебя стряслось? Мне сказали, что мой сахар прибыл Прибыл. Миша. Я чуть было не привезла тебе наркотики. Героин.
    Он тихо засмеялся, прикрыв рот ладошкой.
    - А что ж дала маху? Привезла бы, продали бы и поделили выручку.
    - Срок отсидки - тоже? - без иронии спросила Варвара. - С этим героином нас подставили. Кто-то настучал.
    - Ну, старушка, рапортуй честно. Или всё, говори, или иди домой.
    Варвара быстро рассказала ту часть истории сокрушения её фирмы и историю с наркотиками, которая была очевидна, но своих выводов и предположений не сделала. Не упомянула криминального Президента и своих подозрений к конкурирующей фирме "Ваш брокер". Лавочкин выслушал всё внимательно и сказал сосредоточенно.
    - Пожалуй, по такому случаю, придется сесть на лавочку..
    Ему не сесть надо было, а переварить полученную информацию - если решение он принимал твердые и окончательное, то до этого решения всё обмозговал с предельной тщательностью.
    Они нашли кафе, которое вынесло на асфальтированную площадку столики, стулья и разноцветные зонтики, заказали кофе, Лавочкин молча покурил трубку и сказал.
    - Атаки фискалов от Налоговой Полиции в плане наркотиков - не бойся. Это не их епархия. Но полученный донос с сообщением анонима о наркотиках полиция конечно перебросила эту информацию в другие структуры, визитов которых тебе следует ожидать.
    - Ты уверен?
    - Да. Поскольку у тебя нет наркотиков, а только подозрения, то тебя сейчас скрытно проверяют. Другими словами, ты "под колпаком", чего никогда не заметишь. Сыграть можно на том, что все службы правоохраны хотя и обмениваются информацией, но жестоко конфликтуют между собой.
    - Как сыграть, Миша?
    Он засмеялся в ладошку.
    - А ты их запутай. Одним говори, что вроде бы, кажется - подсовывали на трассе наркотики, а другой службе утверждай, что все у тебя чисто..
    - Да подставили меня! - она закончила беспомощно. - Мишка, сознайся, что это твоя операция с наркотиками? Я ведь суда не затею, разберемся и решим всё полюбовно.
    Он улыбнулся и ответил невозмутимо.
    - Варя, а почему ты не прелагаешь сознаться Володьке Леонову? Он ведь из кожи вон лез, чтоб перекупить у тебя этот сахар?
    - Да я до того офанарела, Миша, что и мать родную могла бы заподозрить, если б ты жива была!... Но только так, Миша... Я до сути этого дела докопаюсь. Рано или поздно. И если ТЫ окажешься виноват, я тебя убью. Сама. Без заказа киллеру.
    - Верю. - ровно ответил Лавочкин. - И не обижаюсь, что ты подозреваешь весь мир. А с Володькой Леоновым я вечером сам потолкую. По хитрому и не упоминая твою персону.
    - Миша, - тоскливо и безнадежно заныла Варвара. - Да неужели ты можешь предположить что мы, даже вдвоём, обойдем на повороте такого пройдоху как Володька Леонов?!
    - Попробовать можно. - неуверенно пообещал Лавочкин.
    ...Варвара чувствовал себя настолько опустошенной после сложных по структуре бесед с Хлоповым и Лавочкиным, что даже физически полностью обессилела. Еле тянула по улицам свой тяжелый "Чероки". Минувшие беседы с обоими мужчинами, при внешней их легкости, достались нелегко. В каждой фразе - двойной смысл. В каждом слове - недомолвка. Таковы уж правила игры, в которую она втягивалась всё больше.
    К даче она подъехала, когда уже изрядно стемнело, не столько из-за позднего времени, сколько из-за тяжелых клубящихся туч, готовых разразиться ливнем. Дом уютно светился окнами, а когда Варвара закрыла за собой ворота, то, как всегда, пришло ощущение, будто отсеклись прочь все неприятности и суета городских дел. В том и сила жизни на загородной даче.
    Она уже поднялась на веранду, когда из закрытого сарая послышался басовитый лай собаки. Приятная новость, конечно.
    Крестный колдовал возле плиты и встретил её празднично - Привет! Из далекого похода возвратился воевода! С большой добычей?
    - Где-то выпить уже успел? - подозрительно спросила Варвара - Не без того, сегодня святой день.
    - А кто у нас лает в сарае? - Собака! Тяжело в деревне без нагана, так уж собаку иметь надо.
    - А кто за ней ухаживать будет?
    - Так ты же наняла домоправителя? Колю соседа? Вот он и присмотрит. Он эту зверюгу и привел. Она тебя полюбит, красивый зверь.
    Собака, домоправитель - события совершенно вне её, Варвары, контроля. Варвара собралась было устроить скандал, но во время смекнула, что оба события положительны и молча пошла на второй этаж Она прошла в душ, разделась и долго, бездумно стояла под тугими струями. Потом постояла в полный рост у высокого зеркала и пришла к выводу, что красивым бабам в этой жизни никогда не везет.
    Когда вновь вернулась в гостиную, то застала Ивана Григорьевича у накрытого стола в позе эстрадного фокусника перед исполнением коронного номера. При её появлении он лихо сдернул салфетку с большого блюда, на котором лежала утка с черносливом, запеченная в духовке. Святой день - он съездил в Москву за пенсией, ему подкинули пару сотен против прежнего, и по этому случаю - пир горой! .
    Поужинали неторопливо, без обычных скандалов, а когда Варвара мыла посуду, со двора послышался истошный крик, словно пожар начался.
    - А ну отворяй ворота, Варька! Я тебя убивать иду!
    Варвара вытерла руки и вышла на веранду как раз в тот момент, когда Володька Леонов перелез через забор и побежал к крыльцу - бешенный и вспотевший от ярости, словно из парилки выскочил:
    - За гробовщиком иди! Священника вызывай!
    Варвара прикрикнула.
    - Эй, ты! Уймись!
    Собака яростно лаяла в сарае, Леонов взлетел на крыльцо, глянул на Варвару выкатившимися глазами, от неудержимого бешенства у него сел голос и он прошипел.
    - Ты что же творишь, стерва?!
    - Что я творю? - безвинно спросила Варвара.
    - Ты зачем мне могилу копаешь?! Большой лопатой?! Да это я тебя быстрее по самою маковку в землю вобью! Одни ноги торчать будут!
    - Ты что-то путаешь, Володя. Если вобьешь по маковку, то ноги уж никак не могут наружу торчать. Скорее получится наоборот. - озабоченно отметила техническую ошибку Варвара.
    - Не пудри мне мозги! Мишка Лавочкин мне всё рассказал! - завопил Леонов, .выдернул из кармана бутылку коньяка и пообещал. - Сейчас я хлебну и с тобой разберусь! Заказывай гробовщика!
    Пока он булькал, обливая пиджак и белую сорочку рыжим коньяком, Варвара успела прикинуть, что мужики - поняли друг друга и, понятное дело, сговорились. Миша Лавочкин, вместо того, чтоб прижать Леонова и поинтересоваться - почему это он так стремился получить сахар с наркотиками, попросту передал ему её, Варвары, слова, перекинув таким образом все подозрения в нечестивости Леонова именно на неё. Лавочкин взял на себя даже не обязанности посредника, а просто роль заботливого советчика, который предупредил друга об опасности. Исходящей, понятно, от склочной Варвары. Которая, видимо, сама приторговывает наркотой.
    Черт побери, да не в одной ли упряжке мужички скачут?!. Не затеяли ли они вместе всю эту транспортировку сахара с героином?... Нет, слишком разные скакуны, чтоб их можно было в одни оглобли впрягать. Миша Лавочкин попросту сыграл на два фронта. Озаботился её, Варвары, проблемами, но и друга не забыл, намекнул на опасность..
    Вот Леонов и прибежал сюда за истиной. Точнее - изображал гнев, возмущение, а сам (в желудке) трясется от страха и прикидывает, как бы ему докопаться, на сколько глубоко подозревает его Варвара? И нет ли у неё доказанных фактов, улик и свидетелей, чтобы его, В. Леонова передать в нежные руки прокурора? Именно так, скорее всего - именно так и объяснялся этот театральный визит Леонова. Но актер он был дрянной, совсем никудышный, потому и уцепился за пузырь коньяка, как за спасательный круг.
    - Ух! - он оторвался от бутылки и облегченно выдохнул. - Полегчало. Ну, тетка с конским членом, ты мне хоть на прощанье, по старой дружбе скажи - чем я тебе не угодил, что ты меня с ботинками сожрать собралась?
    - Ты невкусный.
    - Ва-рька-а! - угрожающе пропел Леонов. - Ты краплеными картами играешь. А когда в тюрьму сядешь, так ведь никто, кроме меня, тебя оттуда не вытянет. Только я...
    Варвара прервала его с подчеркнутой безнадежностью в голосе.
    - Володя, перестал бы ты кривляться. Мне на тебя - наплевать. Даже если ты не аферист, а порядочный предприниматель. Но по делу мне нужна ясность. На меня - "наехали". Широким фронтом. И я даже не знаю - КТО!.
    - На тебя наехали? - насмешливо спросил Леонов. - Да кому ты нужна? Кому нужна твоя жалкая контора?! Хотя, конечно, если ты взялась за наркоторговлю и, как я подозреваю, стала наркобаронессой - дело другое! Значит на разборку попала, так что жди пулю в лоб, или взрывное устройство под жопу! Я на твоих похоронах слезу уроню!
    Сдерживаться удавалось с большим трудом, но Варвара знала точно сорвись она на крик, войди в настроение Леонова, и дело кончится элементарной дракой, рукоприкладством с визгом, соплями и членовредительством. А потому произнесла монотонно - Давай по делу, Володя. Ты с чего ко мне прибежал?
    - Да со страху, с чего еще?! Тебя на торговле наркотиками заловили, а ты, шкуру свою спасая, на меня свои шахеры-махеры перекидываешь! За что, Варька?! Что я тебе плохого сделал?!
    - Я ничего на тебя не перекидываю Я просто ищу того, кто мне могилу роет, вот и всё. И кроме круга подозреваемых лиц, я нигде эту тему не подымаю Он словно протрезвел. Пронзительно посмотрел ей в глаза, процедил сквозь зубы.
    - Пусть даже так. Но если я даже в круге подозреваемых - всё одно. Нашему партнерству пришел конец. Так с друзьями не поступают. Изволь забыть мои адреса и телефоны.
    - А я тебе подсолнечное масло нашла! - весело ответила Варвара..
    Лицо Леонова дернулось в гримасе не то чтоб улыбки, а скорее в судороге. Он соскочил с крыльца и Варвара лишь проследила, как её бывший партнер ловко перелез через забор, потом загудел мотор, вспыхнули автомобильный фары, а затем машина исчезла. Изрядно пьяный Леонов покатился домой, не страшась никакого инспектора на дороге. Он всегда умел от них отбояриться, можно было не волноваться. До своей спальни Варвара еле доползла.
    ...Но покоя не нашлось и в родной постели. Едва закрыла глаза, как подала сигнал "труба" - кому то не спалось в глухую полночь.. И на связь надо выходить - хоть мертвой, если под твоим началом брокерская контора.
    Но в трубке густо заговорил не бандит, а бригадир шоферов Иваныч.
    - Варвара Сергеевна, так мы пожалуй домой пойдем...
    Она ничего не поняла.
    - Домой? Ну, конечно. А при чем тут я?
    - Так мы свои машины проверили, к рейсу подготовили, экипажи готовы, а от тебя распоряжений нет. Так что в Узбекистан не поедем?
    - Господи, я сумятице совсем всё забыла...
    Она тут же вспомнила, что от греха подальше, собиралась отправить своих шоферов за тысячи километров хотя бы на неделю, пока утрясутся все проблемы. Но за суетой дел запамятовала обеспечить этот рейс. Она покосилась на часы - 00. 15. С учетом часовых поясов в Ташкенте уже наверняка раннее утро.
    - Иван Иванович, - позвала Варвара в трубку. - Выезжайте.
    - Куда?
    - Да. Без остановки до Ташкента.. Вас там будут ждать - А что назад повезем?
    - Еще не знаю. Стартуйте, Иван Иванович.
    - Несерьезно как-то. Пустой рейс может получится. А горючего сколько выгорит? Что-то на вас Варвара Сергеевна, такое дело не похоже...
    - Какое дело? - она понимала, что задала глупейший вопрос, но контролировать беседу не могла.
    - Египетское. Ну, вы хозяйка, вам решать. Будем звонить с трассы.
    Связь прекратилась. Минут через пять два здоровенных трейлера выкатятся с базы и начнут таранить ночь, потом день - на юг, через Урал, в Азию... И нужно набраться последних сил, чтобы вся эта гонка, в её обратном порядке, не оказалась убыточной, а хоть какую-то пользу принесла...
    Варваре понадобилось минут десять, чтобы найти записную книжку с телефонами в Бишкеке, Ташкенте, Самарканде, откуда прошлой осенью удалось наладить непрерывной поступление фруктов, дынь, винограда и всяких изысканных деликатесов. Но в этом году, по уже известной информации - в Средней Азии страшная засуха, и вместо цветущих садов, виноградников и табачных плантаций вполне возможно там лишь выжженная пустыня, с которой никакой агент слупить ничего не сможет, какой бы хваткой он не обладал.
    Поэтому наверное и голос старого друга Карима Ханаева был невесел.
    - Варвара.? Рад тебя слышать. Что стряслось?
    - Карим, я горю..
    - И у нас беда. Засуха. Система мелиорации развалилась, каналы, арыки пересохли....
    - От жары?
    - От глупости, а не жары. Во времена СССР вся система орошения на все наши республики работала централизована. Теперь каждый сам по себе. Всё развалили и все голодать будем. .Представляешь - голодный Ташкент! Это же кошмарный сон клинического параноика!
    - Карим... Я погнала к тебе две фуры..... Найди мне хоть какой-нибудь товар, чтоб назад не шли порожняком.
    - Да найду, конечно, мы же старые друзья...Помнишь как пели; "Возьмемся за руки друзья, чтоб не помереть по одиночке."
    - Конечно. И ещё Карим. Найдешь товар, но с отправкой машин назад не торопись. Придержи погрузку, дай шоферам отдохнуть - Странная просьба, обычно подгоняют хлыстом. Но шоферов твоих я усажу под тень чинары и продержу их там в компании ласковых гурий сколько закажешь - Ты умница.
    Они перебросились ещё несколькими фразами, оборвали связь и Варвара тут же провалилась в мертвый сон, не успев выпустить мобильник из рук.
    Глава 4. День четвертый.
    В конторе зависла тишина сельского кладбища. Стас и Кириллов мотались где-то по городу, завершая дела старые и заваривая аферы новые, Надя ушла в магазины, чтоб пополнить запасы чая и кофе, а Варвара сидела у журнального столика задрав на него ноги. Ничего не делала уже два часа рабочего времени с его начала. И будто поддерживая эту упадническую атмосферу, два часа не звонил ни один телефон. Это штиль перед бурей, понимала Варвара, и надо бы к ней подготовиться, да закавыка в том, что не знаешь с какого борта твоего корабля налетит вихрь этого урагана.
    И через пять минут - налетел. Как всегда с той стороны, откуда меньше всего его ждешь Но по началу на связь по сотовому телефону вышел Иваныч. Прокричал с напряжением, перекрывая гул движения по трассе:
    - Хозяйка, имею честь доложить! Мы уже перевалили Волгу-матушку! Жара тут - египетская! Есть груз в Ташкенте?
    Знакомый голос сразу вернул её в привычную динамику дел и она напряглась.
    - Мой контр агент ждет вас в Ташкенте, есть такое место Дурмень.
    - Знаю, там крупная база.
    - Оформите документы на то, что дадут. Фрукты, овощи..
    - Доверяете оформление, Варвара Сергеевна?
    - Вам - да! Оформите груз, дня три покейфуйте, а потом тихой сапой катитесь домой. Звоните каждые пятьсот километров.
    - А кому везти товар в Москве? Володьке Леонову?
    - Забудьте о нем навсегда! Фрукты схватят с колес кто угодно.
    Она слышал сквозь голос Иваныча рев двигателя, гул дороги, даже видела его глазами, как летит навстречу, под колеса трейлера, серая лента трассы и - позавидовала. Какая жизнь! Простая работа, дорога, смена впечатлений и мозг работает только в самом незначительном, не изнуряющем режиме. Молодец Иваныч, правильный сделал выбор в жизни.
    Она отключила сотовый телефон и обнаружила, что в кабинет уверенно входят её клиенты - северные лесоторговцы, с которыми она уже закручивала большое и выгодное дело. Оба солидных мужика поздоровались, но вид имели хмурый и Варвара насторожилась.
    - Ну, мы сразу к делу. - сказал Старший из них. - Варвара Сергеевна, вы нас обманули.
    - Обманули. - подхватил Младший. - Мы могли бы этого и не делать, просто плюнуть на подписанный договор о намерениях, но мы люди порядочные, а потому пришли сообщить - договор аннулируется.
    - Подождите, в чем я вас обманула?
    - Такие деньги закручиваем и такие дешевые номера! - горестно сказал Старший. - Варвара Сергеевна, мы все узнали. Недостроенный кинотеатр есть. Под гостиницу его перестроить можно. Но ведь ещё обещалось около гектара земли подле него! Под наши нужды!
    - Правильно.
    - Так вот. Эта земля давным давно уже арендована. А голый кинотеатр нам не нужен.
    Варвара подавила стон - сукин сын Роман Викторович Пыль, и из могилы сумел провести последнею аферу! Сам бы, оставайся в живых, возможно, нашел выход из положения, но такие трюке ей, Варваре, были не по зубам. Но так или иначе, сразу сдаваться было просто позорным делом. Не следовало его и начинать, если не умеешь хвататься за соломинку, когда тонешь - Хорошо. тяжело сказала она. - Договор мы ликвидируем в одну секунду. Но скажите, зачем вам гектар земли в Москве?
    - В принципе это наше дело, но вам скажу. - кивнул Старший. - Мы хотим построить Храм. Наш северный Храм. Мы обязались это сделать. Мы даже хотим привезти в Москву наш камень и наше дерево.
    - Минутку. А зачем строить Храм возле гостиницы? Сделаем так. Кинотеатр пустим под гостиницу, а место для Храма я вам найду где-нибудь не очень далеко.
    Старший повел могучими плечами, будто поежился:
    - Может быть, Варвара Сергеевна, это и выход, но... Короче, мы имеем сведения, что ваша фирма сгорела.. Что вы ликвидируетесь.
    - Кто вам сообщил подобный вздор?! - преувеличенно возмутилась Варвара.
    - Это значения не имеет. Но мы решили начать работу с другой фирмой.
    - Какой?
    Лесопромышленники переглянулись и Младший сказал.
    - Что тут секреты городить. Фирма называется "Ваш брокер".
    Приехали. Снова "Ваш брокер". Но анализировать сейчас эту ситуацию не было времени.
    - Мы не сгорели, - нервно сказала Варвара. - У вас ложная информация. Во всяком случае, вы должны дать мне шанс разработать новый вариант, который я вам предлагаю.
    Лесопромышленники снова переглянулись и Старший тяжело вздохнул:
    - Знаете, Варя, в Москве тяжело работать. Кругом обман, как нигде. Особенно нас, провинциалов греют. Но вы нам, как бы сказать, симпатичны...
    Младший перебил решительно.
    - Договоримся, Варя, так. В среду мы улетаем в Архангельск. А вам даем для работы и поиска вариантов срок. Месяц. Через месяц - прилетим. А там, как положено. Либо работаем, либо ваша фирма мыльный пузырь.
    - Месяц? Хорошо. При одном условии.
    - Каком?
    - Вы дадите мне честное слово лесопромышленников, что ни в эти дни, ни по телефону не будете налаживать контакты с фирмой "Ваш брокер". И ни с какой другой.
    Оба рассмеялись открыто и доброжелательно и Старший протянул руку.
    - Мы даем такое честное, нерушимое слово. А уж вы подшебуршитесь и кинотеатр за нами оставить и хорошую землю найти, чтоб березки вокруг, водоемчик, а всякие елки-палки мы сами привезем.
    Варвара пожала твердую, как доска, руку, а дальше всё пошло по накатанной дороге - бутылочка на стол, тост за удачу и дружеское прощание. Последняя фразу прозвучала вообще ангельской музыкой: "Сделаем дело, Варя, мы тебя персонально не обидим. Мы люди надежные и хорошую работу и честность особо ценим"
    Едва за ними закрылась дверь, как Надя испуганно влетела в кабинет и выпалила одним духом.
    - Она там стоит на коленях!
    - Кто она и почему на коленях?
    - Мама Владика Лаптева! Ждет вас на коленях!
    Варвара не сразу вспомнила, что этот Владик Лаптев был одним из шоферов в бригаде Иваныча, что именно он проявил бдительность, когда на Украине в трейлер им подсунули порцию наркотиков - вместе с сахаром.
    - Почему она на коленях? Что ей надо?
    - Да не знаю я! Она вас ждет!
    Варвара с неохотой полезла из кресла:
    - Как её зовут?
    - Валентина Андреевна.
    В приемной оказалось, что Валентина Андреевна не только стояла на коленях, а кланялась на двери кабинета и достаточно сильно билась лбом в пол. Ей было за пятьдесят лет, носатой женщине с бесформенным лицом, в данный момент залитым слезами.
    Наверное только общим настроением объясняется та грубость, с которой Варвара сказала.
    - Валентина Андреевна, в такой позе я с вами разговаривать не буду. Я вам не священник и не икона. Сядьте и объясните, в чем дело.
    - Матушка! - плаксиво заскулила Валентина Андреевна и так приложилась к паркету головой, что только натренированный череп мог не расколоться.
    - Встаньте, - не разжимая рта выдавила Варвара. - Или я уйду.
    Валентина Андреевна переползла на кресло, белым платочком вытерла лицо и сохраняя плаксивую интонацию, сказала.
    - Только на вас вся надежда, родная ... Беда с моим Владиком. Совсем беда.
    Варвара рассвирепела. Строго говоря, какая бы беда с Владиком Лаптевым не случалась, она, Варвара не только что ответственности за него не несла, но и помощь по административной линии (если можно так сказать) была вне её компетенции. За неприятности Владика мог отвечать Иван Иванович тот самый "египетский Хлопов", который сейчас был где то уже на подступах к Узбекистану. Да и Владик должен быть вместе с ним - по очереди сидеть за баранкой, чтоб трейлер круглосуточно, без остановок покрывал пространство.
    "Не злись на безвинных людей!" - приказала себе Варвара и спросила/ с - Объясните толком, что произошло с Владиком? Насколько я знаю, он сейчас в рейсе. Едет в Ташкент.
    - Здесь он, здесь! Милиция его забрала, у них и сидит!
    - Как здесь?... И почему в милиции?
    - Не знаю я , не знаю, мне про то не сказали! Иваныча нет и никто Владика не выручит, вот я к вам и прибежала!
    - Валентина Андреевна, чтобы попасть в милицию, надо хотя бы перекресток неправильно перейти! Что он сделал?
    - Так это вам в милиции и скажут! А со мной они и разговаривать не хотят! Поедем туда, родная, только ты его выручишь! Заклюют его эти злыдни!
    В первую секунду Варвара решила отстраниться от этих чужих бед, которые её решительно не касались. Потом вдруг пришло соображение, что дела в офисе "зависли в безвоздушном пространстве" пришла та паузы выжидания, которую надо перетерпеть, и что бы совсем не скиснуть, чем-то её надо заполнить. К тому же и сама ситуации показалась её странной - с какой стати Иваныч оставил в Москве своего самого шустрого и делового помощника?
    - Едем. - коротко сказала она.
    В дороге Валентина Ивановна продолжала плакать, на вопросы Варвары отвечала невнятно, уклонялась даже от простейших ответов и чем дальше тем больше Варвара понимала, что эта слезливая женщина втянет её сейчас в проблему много серьезней, нежели просто неправильный переход улицы на красный свет светофора. Скорее всего Владик Лаптев, когда пересекал перекресток - зашиб кулаком регулировщика. По меньшей мере.
    Нужное отделение милиции оказалось на Каширском шоссе, среди унылых многоэтажек последних десятилетий постройки.
    В дежурной части милиции было тихо - на своих боевых постах сидел лишь молодой старший лейтенант и ещё моложе - сержант.
    Валентина Андреева ринулась к решетке "обезьянника" вцепилась руками в железные прутья, ударилась о них лбом и закричала.
    - Где он?! Где мой Владик?!
    В "обезьяннике", то бишь углу дежурки, где скапливали задержанных для предварительного опроса и определения их судьбы на ближайшие пару часов никого не было.
    - Спокойно, мамаша! - прикрикнул на Лаптеву дежурный. - Отправили вашего сына, куда положено.
    - Куда отправили?! - заголосила женщина, но старлей уперся взглядом в свои бумаги.
    Варвара наклонилась к окошку, подала свой документ, проговорила вразумительно.
    - Владимир Лаптев работает на моей фирме. Я могу получить от вас сведения о нем?
    Старлей в документ не смотрел. Свинцовыми глазами кое-какую власть имеющего человека он уперся в лицо Варвары, выдержал паузу и сказал по военному.
    - Наркоманы помещаются туда, где положено.
    - В тюрьму?
    - Торопитесь. Сначала в психушку.
    - Лаптева туда и увезли?
    - Куда же еще? Его доставили сюда с "ломкой" Совсем невменяемого.
    Дальше - больше! Дело принимало крутой обороти первым желанием было обругать Валентину Андреевну последними словами зато, что затащила сюда её, Варвару, скрыв настоящие причины беды, которые она конечно же хорошо знала. Но теперь обратного пути не было и Варвара спросила.
    - Где эта психушка?
    Старлей оторвал листок бумаги, легким движением написал адрес, подал Варваре и заметил.
    - Пейзаж вас ожидает невеселый.
    - Как понимать?
    - Я же сказал - "ломка". Наркоманы и без того идиоты, а когда идет "ломка", то есть когда возникает реакция на наркотики, а дозы нет - они становятся вовсе невменяемыми.
    - Спасибо, я это знаю.
    Она вышла из отделения не оглядываясь - знала и так, что Лаптева поспешает следом.
    Сели в машину, Лаптева продолжала хлюпать носом, вздрагивать всем телом рядом. Варвара сказала, не глядя на неё.
    - Надо было сказать, что ваш сын наркоман.
    - Да бросил он, бросил! Год с лишком ходил чистый! А теперь в рейс его не взяли, так он затосковал и... И снова сдурел.
    - Чего вы хотите теперь от меня?
    - Родная! Его вытащить надо из "психушки"! Его же там заколят всякими лекарствами! Химией всякой! Погибнет мальчик! Вытащи его оттуда!
    - Не думаю, чтоб у нас это получилось...
    - У тебя получится! Обязательно! У тебя всякий мужик в покорность впадает и послушный становится!
    Комплемент был сомнительный, но как ни странно не то чтоб польстил Варваре, но взбодрил её.
    Она глянула на бумажку с адресом, включила мотор.
    "Психушка" была попросту соответствующим отделением при большой районной больнице. Но в отличие от других подразделений учреждения, на входе в "психушку" стояли два милиционера, а сама дверь оказалась двойной решетка, а потом стальная створка.
    Внутрь - не пустили. Кое-как удалось уговорить позвать заведующего отделением. Один их охранников что-то пошептал по телефону, игриво кося глазом на Варвару, и через минуту в холл вышел молодой мужчина, гибкий, резкий, альбинос в модных очках. Увидел Лаптеву и изумился.
    - Мамаша, вы у нас уже были сегодня! Я же вам всё что мог объяснил!
    Вот так-то - зачем тогда нужен был бесполезный визит в милицию? Глухое раздражение уже закипало в груди Варвары, но пришлось продолжать начатое.
    - Простите, она женщина простая и как я предполагаю, ничего не понимает, что происходит. Лаптев работает у меня.
    - Дмитрий Алексеевич. - подал руку врач, Варвара назвала себя, Валентина Андреевна словно растворилась, сравнялась цветом с невыразительной стеной холла.
    - Ваш служащий, Варвара Сергеевна, - плох. Переживает острый приступ реакции на наркотики. На жаргоне наркоманов это называется "ломкой"
    - Он хронический наркоман?
    - Вопрос преждевременный.
    - У меня есть предположение, что он только сорвался.
    - Слышал эту легенду. - врач повернулся и попытался различить Валентину Андреевну на фоне стены. - Но смею утверждать, что далее легенды этот факт не развивается.
    - Я бы хотела его увидеть. - решительно произнесла Варвара.
    - Зачем? - спросил врач без удивления. - Вы разве не понимаете, что это сейчас... Не человек. Сумеречное сознание, адские боли и полная неадекватность с окружающим миром.
    Пришлось отчаянно врать.
    - Понимаете, Дмитрий Алексеевич, до того как он...Ну в общем у него остались очень нужные моей фирме документы. Финансовые. Я без них просто сгораю синим пламенем. Он их куда-то спрятал, мы никак не можем найти.
    Врач глянул с любопытством.
    - Вы заняты бизнесом?
    - Да - Я решил, что вы крупный чиновник или депутат Госдумы... Или...
    Он улыбнулся двусмысленной улыбкой, Варвара спросила.
    - Или - кто?
    - Или бандерша очень привилегированного, только для элиты - борделя. Вы не обижайтесь, сегодня это не оскорбление, а комплимент высшего класса.
    - Спасибо. Так поглядим на Лаптева?
    - Без его матери.
    Валентина Андреевна так и не отделилась от стены, а перед Варварой и врачом открыли обе двери в длинный, чистый и сумрачный коридор.
    Врач шел легко и уверенно мимо закрытых дверей, из-за которых не доносилось ни звука, хотя Варвара ожидала нечеловеческого воя, зубовного скрежета и звука могучих ударов - ведь так, по фильмам судя, укрощают взбесившихся здоровяки санитары.
    Врач словно уловил мысли Варвары, или он уже знал реакцию всех сюда входящих новичков, сказал с улыбкой.
    - У нас обычное учреждение. Перманентно - тишь и гладь.. Хотя порой бывает такое, что не увидишь ни в одном фильме ужасов.
    Они сделали поворот по коридору и врач распахнул дверь, за которой оказалась обычная палата на одну койку.
    Варвара едва узнала Лаптева, тем более что видела его раньше лишь мельком.
    Какой-то жалкий комок человеческого тела, лежал на измятых простынях сжавшись в комок, голову просунул между колен, ритмично дергался и издавал непонятные звуки - то ли стонал, то ли рыдал Ноги его были туго связаны полотенцем, но руки - свободны. Мокрые волосы слиплись на высоком лбу, глаза были закрыты, но через секунду он среагировал на появление людей, открыл веки и тут же потребовал с плаксивой настойчивостью.
    - Дайте же укол, дайте! Уколите, я умираю... У меня уже ноги холодные.
    Варвара глянула на врача с испуганным вопросом в глазах, тот понял и сказал тихо.
    - Чего-нибудь дадим попозже...
    - Можно я его спрошу о документах?
    - Попробуйте...
    Варвара шагнула к койке, никаких стульев - табуреток тут не было и она присела с краю, возле больного.
    В палату быстро заглянула, не переступая через порог, юная девушка в халате и изящном колпаке на голове, позвала энергично.
    - Дмитрий Алексеевич, Симаков совсем плох мы его...
    Она осеклась, увидев Варвару.
    Врач тронул Варвару за плечо.
    - У вас пять минут. Я сейчас вернусь.
    Он вышел, а Варваре стало дурно от расширенных глаз Владика в которых не было ничего, кроме животной мольбы.
    - Спасите же меня... Дайте хоть курнуть...
    - Владик... Ты меня узнаешь?
    - Да...
    - Почему ты не поехал в рейс на Ташкент?
    - Не взяли... Никто туда не поехал. Скажите им, чтоб укол мне дали.
    - Хорошо, Владик. Тебе дадут укол, я обещаю - Вы добрая... Вас убьют...
    Варвара опешила было, но потом сообразила, что вряд ли парень что соображает и ощущает в реальности минуты, (кроме своих острых желаний) а уж что либо вспомнить из дней минувших не может вовсе.
    Да если и вспомнит, всё, скорее всего, представляется ему в ином свете.
    - Владик, меня никто убивать не собирается.
    Он оборвал её быстрой скороговоркой - Да, да, да, убивать не надо, это не надо, главное дурь, деньги, героин, "винт", когда вас убьют, все получат много денег.
    - Каких денег? - ляпнула Варвара, с запозданием сообразив, что вопрос её так же нелеп, как лепетание больного.
    - Денег, денег, много кайфа, никто мешать не будет - Кто тебе такое обещал?
    Владик на секунду затих, казалось что мгновенно заснул или отключился, но потом открыл глаза, с угла рта у него побежала струйка слюны, проговорил почти осознанно.
    - Так будет.
    - Что будет?
    - Хорошая египетская жизнь Это Варвара поняла - Владик, как и все, увязывал своего бригадиры с этим дурацким определением - "египетский" и теперь выдернув из сумрака сознания воспоминания о людях минувших дней именно так и определил Иваныча.
    - Тебе Иваныч обещал кайф? - на удачу спросила она, а Владик зашептал с испугом.
    - Зачем Иваныч? Какой Иваныч? Нет, я не знаю. Дай же мне укол, дай! Хоть что-нибудь! Курнуть дай!
    - Тебе сейчас принесут. Ты лежи, когда выйдешь, мы тебе поможем.
    - Ты обещала! - в полный голос закричал больной и под этот вопль Варвара вытряхнулась из палаты.
    Дмитрий Алексеевич уже шел ей навстречу по коридору и спросил рассеяно, ещё не вырвавшийся из своих забот по другим делам.
    - Ну, узнали что вам надо?
    - Да. Он сказал, куда положил документы.
    Врач взглянул удивленно.
    - Даже так? Странно... При такой ломке происходит нарушение функций и... Вы не особенно доверяйте его словам. В таком состоянии подобные больные с определенной реальностью сознают только одно - мир наркотиков и всё что вокруг этого вращается.
    - Владик безнадежен?
    - Как все наркоманы. Но такого диагноза я ещё не поставил и говорить об этом рано.
    Двойные двери перед Варварой раскрылись, она простилась с врачом, оглянулась и Валентина Андреевна проявилась из стены.
    Схватила Варвару за локоть, спросила с беспредельной надеждой.
    - Его не выпустят?!
    - Не знаю. Сегодня, конечно, нет.
    - Родная моя, но ты будешь его опекать? Да? Я тебя очень прошу, мы же совсем одни, никто не защитит, а Ваня сейчас уехал.
    - Какой Ваня? - спросила Варвара.
    - Да брат мой, Иван Хлопов. Он сейчас в рейсе, ты же знаешь.
    Варвара приостановилась.
    - Подождите... Если Иваныч ваш брат, то он получается дядей Владику?
    - Ну да, ну да! Дядей! Он, Иван, и опекал Владика! Год назад вылечил его от этой напасти! На работу к себе взял, приглядывал! Спас парня! Всё хорошо так, крепко устроил!
    - Валентина Андреевна. - мягким тоном, но в жесткой форме по содержанию, начала Варвара. - Поймите меня правильно. В вашей беде я ничем помочь не могу. Если нужны будут деньги - скажите, этот вопрос мы решим. Но более - ничего Всё остальное просто за гранью моих возможностей.
    - Да, да... Я понимаю. Скорее бы Иваныч из рейса вернулся.
    На этом несчастная мать замкнулась, прекратила плакать, но больше ничего не сказала.
    Варвара довезла ей до метро и простились они отчужденно.
    В офис возвращаться не хотелось, поскольку казалось, что ничего, кроме очередных неприятностей её там не ждет. Варвара остановилась возле первого попавшегося кафе под вывеской "КАК У МАМЫ ДОМА"
    В темном, уютном подвальчике, где кроме неё никого не было, заказала легкий обед и пока выполняли заказ, не столько задумалась, сколько погрузилась в состоянии прострации, медитации или попросту сказать русского глубокого бездумья, счастливейшее свойство русской души, не всякая нация одарена таким блаженством!. Из подсознания вспыли туманные знаки тревоги - сахарный караван вез-таки наркотики, а наркоман Владик Лаптев есть племянник Ивана Ивановича Хлопова, и что это означает? Она встряхнулась и взялась за сотовый телефон. Связь прошла через десяток секунд и по началу в трубке послышался приглушенный гул мощного мотора, шелест асфальта под колесами трейлера, а потом зазвучал уверенный голос Хлопова..
    - Это вы, конечно, Варвара Сергеевна?! Контролируешь?
    - Я, Иван Иванович.
    - Здравствуй! У нас полный порядок! Жарит солнце, мотор перегревается, топлива по трассе нет, но у спекулянтов хоть залейся! .
    - Хорошо... Тут некоторые проблемы в твоем семействе...
    Иваныч подхватил сразу догадался::
    - Ах, черт! Племянник, конечно?! Сестра прибежала за помощью?
    - Да. Ты почему вы его не взял в рейс? Парень остался без присмотра.
    - А в каком качестве его брать? Балластом? Он свои права шоферские потерял.
    - И всё?
    - А что еще? Как вернусь, я его отправлю в Испанию. Там есть очень строгий монастырь, где таких как Владик лечат по суровой средневековой методике. Трудом, голодом и плетью Зверство, конечно, но процент излечившихся - девяносто один. Он уже в милицию попал, а те его в психушку загнали, так?
    Варвара уже сообразила, что разговор на эту тему ненужный, ибо огорчать Иваныча сообщением о том, что племянник снова обдолбаный, "насосался или укололся" - не ко времени.
    - Да..
    - Оставь это, Варвара Сергеевна. У вас и без моего охламона забот хватает. Вернусь - разберусь.
    Официантка принесла заказ и всё оказалось вкусным, действительно, "как у мамы дома". И цены божеские.. Варвара выпила две чашки кофе под три сигареты и вышла из кафе, туманно представляя себе дальнейшие действия продолжавшегося рабочего дня.
    Она уселась за руль машины и покатила, куда глаза глядят.
    Черта в стуле. Бедняжка не уловила сигнала Свыше. Не учла, что порой Провидение, помимо воли нашей, приводит нас туда, куда нам требуется - или, точнее сказать, подсказывает нам, в безмерной милости своей, нужные пути.
    Через полчаса, казалось, бессмысленного кружения по городу, красный сигнал светофора остановил Варвару на перекрестке. Она рассеяно глянула на улицу и увидела на красивом особняке большую, и наглую по дизайну вывеску "РИЭЛОТОРСКАЯ ФИРМА "ВАШ БРОКЕР"
    Приехали. Память мгновенно выбросила данные - фирма "Ваш брокер", есть место службы некоего консультанта Рудольфа Семенова, братишки Жанны Семеновой, которая почти наверняка была заброшена в стан конторы "Зенит Риэлт В.С" в качестве специалиста по промышленному шпионажу. Ежели выражаться языком разведки и контрразведки.
    Светофор переключился на "зеленый", Варвара прокатилась за перекресток, развернулась и втиснулась на стоянку фирмы, между густо стоявших здесь иномарок.
    На вахте офиса двое могучих охранников глянули на неё вопросительно, и она казала уверенно.
    - Я к президенту.
    - Второй этаж, пятый кабинет.
    В приемной пятого кабинета в ожидании вызова, сидело человек восемь и томиться в этой очереди Варвара не собиралась. И уже хотела уйти, когда бородатый богатырь поднялся с кресла и прогудел радостно.
    - Варя, какая встреча! А я то тебя в казино каждый вечер искал да ждал. Из-за тебя в пух проигрался!
    Она тут же вспомнила разгульного сибиряка Муромова, который переночевал у неё на кухне и оставил за постой десять баксов..
    - Пойдем в курилку, подымим!
    Курилка оказалась в торце коридора - просторная комната с хорошей мебелью и антиникотиновыми плакатами на стенах.
    - Илья, - капризно начала Варвара. - Ты что же с моим конкурентом работаешь, у меня ведь тоже риэлторская контора?!
    Муромов вытаращил глаза.
    - Подожди, балаболка... У тебя значит, контора, подумать только, я думал, ты только в казино промышляешь. Буду знать.
    - А здесь ты чего ищешь?!
    - Мне сказали, что они по купле - продажи земли, или арендовать самые большие доки! А я добрый клок земли здесь хочу оторвать! Для своих работников дом отдыха построить. Или вообще пансионат.
    - На Красной площади, или уж прям в Кремле?
    Он густо захохотал.
    - Да нет, куда нам со свинским рылом в калашный ряд. Где-нибудь на окраине, чтоб лес был и водоем.
    - Так что ты думаешь, я тебе не найду гектара грязи под твой пансионат?!
    - Так я бы и не против, Варя. Но я сюда уже тысячу баксов отстегнул. В эту фирму. Сама понимаешь, "на лапу дал".
    - Какие услуги оплатил?.
    Муромов сбавил гром своей речи.
    - Понимаешь, я тут уже вторую неделю толкаюсь.. У Президента ихнего, армянина Саркисяна.. И узнал только то, что этот Президент - фишка. Другой все вопросы решает. Окончательно. А чтоб на него выйти, я и дал на лапу тысячу баксов. Вот, сижу, жду этого главного..
    Варвара спросила замедленно.
    - И на кого же тебя выведут? Кто все вопросы решает?
    Муромов заколебался - Варя, ты же понимаешь, что это вопрос тайный. Главный себя объявлять не хочет. Может боится себя проявить, а может тактика у него такая. Не могу я тебе про него сказать.
    Варвара произнесла четко.
    - Рудольф Семенов?
    У Муромова аж борода дернулась и он заикнулся.
    - Запомни, это ты сказала.
    - А ты за это, как дурак, тысячу "зеленых" отдал?! Так и надо вас сибирячков обдирать! Мало тебе просторов Сибири?! Не любишь ведь Москвы, как и все вы, провинциалы, так зачем лезешь сюда?
    Муромов горестно вздохнул.
    - Так куда же от белокаменной денешься? Всё в её руках и прошлое, и будущее.
    - Ладно, Илья сибирский валенок. Не договоришься здесь - приходи ко мне. - она подала ему свою визитку. - Я по крайней мере тебя не обману. Будь здоров.
    - А в казино не встретимся?
    - Непременно.
    ...В офисе уже никого не было, даже Нади, хотя рабочий день ещё далеко как не завершился. И пришлось снимать помещение с сигнализации. Варвара прошла в кабинет и обнаружила в центре своего стола открытый лист с текстом от руки и конверт плотной бумаги, с отпечатанным на нем адресатом. Просто "В.С. Серовой" Следовало понимать, что его принес курьер. На незапечатанном листе было всего несколько строк.
    ЗАЯВЛЕНИЕ.
    В связи с обстоятельствами лично характера, прошу уволить меня с занимаемой должности по собственному желанию С. НИКОЛАЕВ
    Этот демарш не то что не огорчил, а даже не удивил Варвару. Было совершенно очевидным, что Жанна Семенова переманила Стаса в фирму своего брата "Ваш брокер" и уж чем там его соблазнила, перс