Скачать fb2
ВБ

ВБ


Горланова Нина & Букур Вячеслав ВБ

    Нина Горланова, Вячеслав Букур
    ВБ
    Какие-то дети, дети все, дети... Евдокия стряхнула сон. Ночной звонок в дверь воспринимается как мировая катастрофа. Такое ощущение: пока ты спала, все начало рассыпаться, а застыло только потому, что успела проснуться. Спокойно, сказала она себе, муж в санатории, кто бы это мог быть? Евдокия, полная, но легкая, всплыла над двуспальным ложем и заперемещалась к двери. Халат ее - совершенно заковыристой расцветки - то в одном месте обнимал округлость, то в другом... И она уже в горле перебирала регистры: каким голосом заговорить с тем, кто стоит на лестнице. Посмотрела в глазок и увидела сосредоточенное лицо Юрия Чухнюка... или он Чухняк?.. Бывший ученик их гимназии, но в его классе она не вела литературу! Евдокия настолько не представляла, что ему здесь и сейчас - в полпервого ночи - нужно, что растерялась, все регистры потерялись, и она спросила никаким голосом:
    - Вы к кому?
    - Евдокия, извините, Александровна, мне срочно... поговорить с вами, проконсультироваться!
    К ней еще никто не являлся за консультациями в такое время. Заинтересованная, она открыла дверь. "Милый мальчик, ты так молод, так светла твоя улыбка..."
    - Евдокия... Александровна! Что такое "высота безысходности"?
    Спрашивая ее, он как-то быковато-мрачно на нее посмотрел.
    - Наверное, от этого зависит ваша жизнь, что вы примчались для консультации в полночь, Юрий?! - Говоря это, Евдокия машинально защитилась халатом: запахнулась им до скрипучей тугости.
    - От меня сегодня ушла жена. - Юрий громко задышал, очевидно, прокручивая перед собой происшедшее.
    - Это свойство жен. Иногда они уходят, Юрий.
    Он хотел сказать, что "иногда" - это не то же самое, что "сейчас", но посмотрел на халат, распираемый могучим давлением, и ответил так:
    - У вас училась Люба Заренко. Она твердила мне два года... Вы их учили, что должна быть высота безысходности! А сегодня она ушла от меня. Так вот... может, вы мне сейчас скажете, что это такое - высота безысходности?
    В это время выскочила из детской Кролик - ей было до всего дело в полночный час. Как и самой Евдокии, когда ей было семнадцать лет. При виде томно-мрачного Юрия дочь протерла глаза и строго спросила:
    - А жена во сколько ушла от вас?
    Ответил им человек, у которого, когда ушла жена, словно половина тела отпала, поэтому он все время проверял, на месте ли оставшиеся части; например, под видом поправки галстука щупал, тут ли шея.
    - Люба (вдох) ушла (выдох) в десять часов (вдох) тринадцать минут (выдох) утра!
    - Кроличек, иди-ка ты спать! - посоветовала Евдокия.
    Но Кролик не ушла. А в коридор вышла еще и кошка.
    - Вот и Мусе любопытно, - сказала Кролик.
    - Вся кошка состоит из шерсти и любопытства, - зевнула Евдокия.
    Кролик поняла, что мать зевает намеренно, и сказала Юрию:
    - Жена уже не вернется, у нее теперь другие циклы работают, - туманно, но в то же время по-подростковому жестко объясняла она. - Вы завтра с утра должны искать другую жену! Да когда найдете, в первую очередь спросите, не училась ли она у моей мамы по литературе. Если и вторая училась у маменьки, то бегите от нее изо всех сил...
    Напрасно Кролик старалась: мрачный Юрий был в таком горе, в таком... Он, кажется, даже не замечал, какого он пола.
    - Так что же это такое - высота безысходности?
    Евдокия нервно заколыхалась:
    - Язык культуры нужно долго осваивать. Вот если бы вы учились у меня в классе, а потом...
    - Спалить бы такую культуру, - по-хамски оборвал незваный гость Евдокию, а про себя добавил: "А тебя взорвать, отравить и повесить", - повернулся и огромными прыжками улетел вниз по лестнице.
    Евдокия покачала большой красивой головой:
    - Ужасно тонка у нас в России пленка культуры. Вот-вот прорвется. А ты, Кроличек, иди спать, простудишься. Завтра экзамен! Или тапочки, или в постель.
    - Не ты ли, мама, эту пленку истончаешь! Почему ты не говоришь в гимназии просто, что нужны дом, семья, дети? У тебя ведь все это есть!
    Евдокия, чтобы не выглядело демонстративно, зевнула не размыкая рта и сказала: мол, папа, бедный, в Ключах там скучает один.
    - Папе ты никогда не говорила про высоту безысходности, а все: да, милый, хорошо, милый!
    - Есть искусство - и есть жизнь. Какая ты все-таки дремуче-первобытная еще...
    - Мама, почему ты визжишь и топаешь ногами!
    - Я? Ну а где мы находимся в конце концов?
    - Где же?
    - В России. У Достоевского вообще сплошь одни скандалы...
    - Мам, у Толстого не одни скандалы, а он тоже не во Франции жил.
    Евдокия поймала себя на том, что закуривает третью сигарету. Итак, Кролик не против культуры, а против людей, паразитирующих на культуре. Она потом сама не могла понять, как у нее получился такой вывод.
    - Мама, ты хотя бы вспоминаешь иногда, как твой первый муж утонул в Байкале?
    - Я тут ни при чем. Байкал пьяных не любит.
    - Байкал пьяных не любит... А долго ли ты сама пробыла тогда на высоте безысходности? Ты через месяц вышла замуж за папу!
    - У тебя, дочка, нет широты мышления, тонкости. Да. Это я упустила. Прости. У папы мне понравился номер машины: 906. Если перевернуть, то получится то же самое число. Ты же знаешь, как я внимательна к числам, как много значения им придаю... Ждать было нельзя!
    Евдокия увидела, что в пепельнице полно окурков. А дочь все не унималась:
    - Ты мне объясняла сто раз: Икар упал, а люди не заметили его подвига желания летать! Один пашет землю, все своими делами занимаются, а Икар только ножкой булькнул... Ты очень стремишься быть замеченной. Но разве можно - любой ценой?! Детям морочить головы... А сама ты хоть минуту пробыла на высоте безысходности?
    - Еще раз скажешь про высоту - и получишь в умный лоб, Кроличек!
    - Все поняла. Теперь сокращу до ВБ. У Икара - ВБ. Но люди имели право заниматься своими делами, я думаю... Но ты не ответила мне про себя - была хоть минуту на?..
    Да как Кролику рассказать, что в советское время старые имена казались чем-то жухлым! Сколько раз Евдокию называли Дуськой, столько раз и взгромождали на высоту безысходности! На эту самую подлую высоту... Это сейчас все снова вошло в моду, вон и магазин рядом - роскошный! - называется "Евдокия"! А раньше... что пришлось вынести, Боже мой!
    - Понимаешь, сейчас в России... доченька...
    На слове "Россия" окно в соседней комнате взорвалось. Евдокия и Кроличек кинулись друг к другу, завизжав и больно обнявшись.
    - Неужели это он, Юрий? - вслух думала Евдокия, уже подбирая осколки бутылки и разбитого балконного стекла.
    Кроличек бросилась защищать мрачного красавца: мол, там, внизу, целая драка, мильон алкашей.
    - Ну он, может, воспользовался этой дракой и отомстил, - по привычке побеждать возразила Евдокия, хотя уже вспомнила, как они с дочерью ловили некоторые фразы пьяной компании под окном.
    В пьяной компании словно нет переходов от одного этапа к другому. Кажется, только что был мирный разговор о том, где дешевле можно купить пакетики с опьяняюще-чистящей жидкостью, и вдруг полетели булыжники матюков, а потом и настоящие булыжники. Наконец застонала вдалеке милицейская машина. Она стонала то справа, то слева, пока все не разбежались. И тут-то она появилась во всем блеске: грозный "форд", гуманитарно подаренный копами, кажется, Чикаго - да, оттуда - далеким уральским коллегам.
    Евдокия стояла на балконе, уткнувшись в ночь. Кролик пристроилась рядом.
    - Мам, а этот Юрий, как его фамилия, он что, давно женат?
    - Чухнюк... или Чухняк. У них не я вела, а Пискунова: типический герой, принципы гуманизма... Слава Богу, она уже год как на пенсии.
    Теперь Кролик знала фамилию этого мрачного Аполлона и могла идти спать, но завтра она его найдет (у подруги мама в горсправке работает).
    - Мама, давай вместе пойдем к Юре завтра? Ты же разбила эту семью.
    - При чем тут я? Это все Люба Заренко... Помню: появился у них в одиннадцатом классе новенький - так я сама видела, как одна ее губа погналась за ним, а другая по-прежнему тянулась в сторону Юрия.
    Мать и дочь уже сидели на кухне. Ветер принес в балконную дыру полуночную сумасшедшую муху, которая вскоре зажужжала в теплом воздухе возле уха Кролика. Даже мухе нужно тепло, нужен уют. Евдокия взяла мухобойку и пригласила муху на казнь:
    - Ну, садись, я тебя прихлопну.
    Но насекомое не послушалось.
    - Ладно, оставайся на ВБ, мама!
    - Опять ты за свое!
    - Хорошо, тогда будем говорить про низины оптимизма...
    А Юрий в это время шел по городу, отказавшемуся от света - будто специально для него такой кусок города выпал. Вот на этой скамейке может сидеть его жена, одиноко так! Но не сидит. А если свернуть за магазин "Евдокия", то и там она может сидеть. И тоже никого. Если бы она ушла к другому, то он бы ее вырвал, но она ушла в высоту безысходности, а это...
    Родителям Любы он звонил пять или шесть раз, никто не отвечал. Возможно, на дачу уехали. И Любу взяли? Вдруг он увидел свет в своих окнах. Он никогда так серьезно с женой не ссорился еще, и опыта примирения нет... Юрий остановился покурить у окна на своем этаже. Это окно в подъезде - под возрожденческую арку - сделал новый русский, их сосед. Неизвестно, как пришла ему идея витража в подъезде, но до витража дело не дошло. Его подпольное производство водки было разоблачено, а вместе с ним сгинул и сам сосед куда-то... Четыре стеклышка только и вставлено - лазоревых лепестка. И что они должны были означать? Надежды на... ? Все лицо соседа было измято подлостью или желанием скрыть подлость, а вот поди ж ты - хотелось витражей; причем - не только для себя, а для всех в подъезде!
    Хорошо, что не звонил родителям, не потревожил их! Они и так к себе взяли бабушку, чтоб Юрий с женой жили в ее квартире, а теперь бабушка заболела... Впрочем, он знал, что хороших людей много и кто-нибудь да родителям донесет, как Юрий искал Любу, которая то взбегает на высоту безысходности, то сбегает с нее...
    Любовь - это ясновидение, это не ослепление. Он знал, что Люба - не Евдокия, но Евдокия хоть своих не трогает, живет в свое удовольствие, а эксперименты ставит на учениках, Люба же искренне верит в любую чепуху... И тем не менее сердце вываливается (от любви). Пора! Он хотел выжечь в себе такие вопросы к жене: "Ну как там, на высоте безысходности, - кислороду хватает? Голова не кружится?" - но, к сожалению, сигареты были слабые, не выжигали ядовитые слова. Тут бы подошла едкая махорка, которая - пусть вместе со здоровьем - разрушила бы и ненужные мысли.
    Люба лежала в ванне с томиком Кушнера в руках. Она виновато посмотрела на мужа и сказала:
    - Хотя его и зовут Скушнер, но мне понравился.
    - Где ты его взяла?
    - В одном доме... у Лиды, ты ее помнишь, наверное, на первом курсе она с нами начинала, а потом ушла в академ. И еще там был один сценарист, то есть драматург! В общем, он хочет пьесу написать о высоте безысходности. В восторге: "Какой сюжет, какая жизнь у нас в Перми богатая!"
    - Он сам-то не хочет быть героем пьесы? Я из него инвалида сделаю! Это так сценично, украсит пьесу... коляска никелированная. Лицо в синяках.
    Юрий прошел на кухню и там смел все, что было в холодильнике. (Он не понимал тех, кто от расстройства не ест.)
    Люба неслышно приблизилась сзади и положила голову на плечо.
    - Да этот сценарист... его жена бросила! Как он говорит: "единоутробная жена". А все - с неудавшейся жизнью - хотят, наверное, это и дальше распространить. - Люба давала понять, что она все понимает...
    Юрий подрабатывал через ночь в "Эдеме" - ночном баре (вахтером или вышибалой, что одно и то же). Он сказал:
    - Завтра у нас зарплата - набросай список, я на Гачу заеду, поверблюдствую опять, все привезу. - Он посмотрел в окно. Странно - где он находил тьму в городе? Ведь в Перми белые ночи в июне. Скорее белобрысые такие, но с каждым мигом все прозрачнее и прозрачнее.
    ...Евдокия позвонила нам в семь утра! Почему-то многим нашим знакомым кажется, что если у нас много детей, то всегда найдется один, кого можно одолжить для решения тех или иных проблем. А то, что каждый из них - такой же человек, загруженный своими проблемами, это в голову людям не приходит.
    - Что случилось-то?
    - А помнишь, Букур, ты говорил: "водка" - одного корня с "водой"? Ну а воду надо все время пить. Получается подсознательный приказ: водку тоже пить! У русских так.
    - Я вообще думал, что у иных моих пьющих друзей вместо сердца - рюмка, никогда не разобьется. А вот недавно позвонил отец одного: инфаркт у сыночка... Пока не заменят слово "водка" на другое...
    - Тут мне Кроличек подсказывает: они сейчас пакетики пьют... со стеклоочистителем.
    - Но изначально-то пили водку.
    - Эти пьяницы разбили у нас балконное стекло... Надо бы на час-другой покараулить квартиру, дочь сдаст первой экзамен и вернется.
    С трудом мы отбились от Евдокии: у наших тоже экзамены (что - правда).
    ...Все обошлось: никто в квартиру Евдокии не забрался за те два часа, что Кролик сдавала экзамен. Потом она вызвонила мастеров. А в четверть девятого вечера Евдокия вернулась домой:
    - Знаешь, ко мне в автобусе пристал один: "Евдокия? Когда долг отдашь?!" "Какой долг?" - "Ты ведь Евдокия?" - "Да, но..." - "Никаких "но"! Должна отдавай!" Потом уж мы выяснили, что он имел в виду другую Евдокию... Странно. В нашем поколении Евдокий-то раз-два - и обчелся. И ведь пошли автобусные круги злобности. Знаешь, Кроличек, стоит в транспорте кого-то толкнуть нечаянно, все - кругами пошло. Но потом я пару раз вежливо сказала: "Простите великодушно", - и обошлось... Я, видимо, кому-то должна... в самом деле! Я готова с тобой поехать к Юрию.
    - Мама, я уже там была. У них все в порядке. Люба вернулась. Сидит и готовится к экзамену.
    - Значит, зря ты съездила?
    - Нет, не зря. Она вся чешется, а я сразу: "У вас случайно не немецкая комбинация? На нее часто бывает аллергия..." Люба сняла - все, перестала чесаться...
    - В кого ты у нас такая умная, Кроличек!
    В этот вечер Кроличек записала в своем дневнике: "Как хочется любви!"
Top.Mail.Ru