Скачать fb2
Десять тысяч кровавых долларов

Десять тысяч кровавых долларов


Джордж Гилман Десять тысяч кровавых долларов

Глава первая

    Человек лежал поперек русла высохшего ручья на голых камнях. Его одежда, состоявшая из черной рубашки и штанов того же цвета, была пропитана потом и обильно покрыта пылью Южной Аризоны. В нескольких дюймах от неестественно вытянутой правой руки валялась измятая серая шляпа. Патронташ был полон, но кобура, прикрепленная ремнем к бедру, и ножны, находившиеся на спине, были пусты. Под плотно облегающей тело рубашкой угадывались еще одни ножны, поменьше, очевидно, не замеченные теми, кто напал на него незадолго до этого. Высокого роста, на первый взгляд он мог показаться худым благодаря тому, что при сравнительно большом весе он имел прекрасно развитую мускулатуру, так что одежда плотно облегала плечи и бедра. Даже сейчас, когда он лежал без сознания, от него, казалось, исходила скрытая угроза.
    Утро уже наступило. Белесое безоблачное небо обещало прекрасный день, а раскаленный солнечный диск находился достаточно высоко, чтобы угрожать своими жестокими лучами всему, что не находилось в тени. Лишь несколько живых существ нарушали неподвижность природы. Высоко в небе безобразными черными пятнами кружили три грифа-стервятника. Они наблюдали и выжидали.
    Чуть южнее, сквозь колышущееся марево раскаленного воздуха можно было различить облако пыли, следовавшее за быстро удаляющейся группой всадников.
    Грифы выжидали, всадники скакали, а по дну пересохшего русла ручья медленно скользила семифутовая гремучая змея.
    Первым признаком того, что лежащий приходит в себя, стал глубокий стон. Затем последовал протяжный вздох, конвульсивный толчок сведенной судорогой правой ноги и бессознательный переворот на спину. Лучи солнца осветили продолговатое худое лицо с выдающимися скулами, тонкими губами, твердо очерченной линией рта и узким разрезом глаз. Там, где его не покрывала многодневная щетина, кожа лица казалась хорошо выдубленной — результат воздействия солнечных лучей и иссушающего ветра. Волосы были прямыми и черными. Густая длинная челка скрывала лоб. В общем, его лицо говорило о том, что его хозяин улыбается весьма редко. Это было лицо, в котором одни женщины видели жестокую привлекательность, другие находили его безобразным. Что же касается мужчин, то они сразу распознавали таящуюся в нем угрозу, ибо человек с таким лицом в минуту опасности превращался в хладнокровного и жестокого убийцу.
    Человек открыл глаза, но, ослепленный режущим солнечным светом, снова зажмурил их. На несколько минут он замер. У него перехватило дыхание, а лицо исказил приступ боли.
    Причиной нахлынувшей боли была большая открытая рана возле правого глаза. Кожа вокруг нее была черно-фиолетовой, запекшаяся кровь покрывала половину лица. Судя по всему, для пришедшего в сознание человека подобные ощущения не были чем-то новым: ему понадобилось всего несколько секунд, чтобы полностью вырваться из провала беспамятства и осознать, что его будущее зависит от того, насколько быстро его мозг сможет подчинить себе эту дикую боль, от которой разламывалась вся правая сторона его лица.
    Он снова открыл глаза. Они были у него кристально-голубого цвета, чему он был обязан своей матери — скандинавке. Все остальное он унаследовал от отца — мексиканца.
    Человек устремил свой взгляд вверх, жестокая ухмылка обнажила два ряда ровных зубов. Там, в вышине, сделав прощальный круг, улетали стервятники, пронзительными криками выражая свое разочарование.
    — Да, ребятки, — произнес человек вслед улетающим мусорщикам, — как я вас понимаю. Я жажду крови не меньше вашего.
    Внезапно улыбка испарилась с его физиономии. И если бы грифы не поспешили потерять к нему интерес, то они могли бы считать себя вознагражденными за столь долгое ожидание. Человек застыл всем телом, дыхание его прервалось, вены на шее вздулись от чудовищного напряжения. Среди прочих звуков он отчетливо различил шорох ползущей по земле змеи, сопровождавшийся характерным шумом трещотки на ее хвосте.
    Не поворачивая головы, человек скосил глаза вправо, внимательно осматривая дно русла, и увидел наползающую гремучку. Судя по всему, змею совершенно не беспокоило лежащее на ее пути человеческое тело, и она рассматривала его просто как одно из значительных препятствий на своем пути. Если она и заметила блестящие капли пота, обильно выступившие на коже и стекавшие ручейками по грязному телу, то, очевидно, решила игнорировать их. Ползла она не спеша, в спокойном ритме, сжимая и разжимая мышцы своего крепкого тела, извиваясь по растрескавшейся земле. Холодные глаза поблескивали, из полуоткрытой пасти между сверкающими ядовитыми клыками взад-вперед сновал раздвоенный язык.
    Лежа со сведенными в крайнем напряжении мышцами, едва позволяя себе вдыхать и выдыхать раскаленный воздух, человек смотрел на рептилию без страха, но с тем уважением, которое испытывал ко всему, что может угрожать жизни.
    Подобравшись к нему, змея приподняла голову, оценивая размеры возникшего препятствия. Глядя в крошечные глазки, человек мог ощутить работу ее мозга, который решил, что гораздо легче преодолеть препятствие напрямую, чем пытаться обогнуть его стороной. Приняв это решение, тварь выбрала путь через грудную клетку, и в эти мгновения человек не мог позволить себе даже короткого взмаха ресниц, несмотря на обильные потоки пота, заливавшего его глаза. Сухое шершавое тело рептилии ползло по нему, сквозь ткань рубашки он чувствовал тепло нагревшейся на солнце кожи змеи, и едва удерживался, чтобы не вздрогнуть от непроизвольного отвращения. Но вот голова гадины коснулась поверхности земли и она заскользила быстрее, весело потрескивая трещоткой на конце хвоста. Человек осторожно перевел дух и, осознав, что опасность миновала, сразу же ощутил легкий приступ головокружения. Еще секунду он оставался неподвижным, с наслаждением вбирая в застоявшиеся легкие чистый воздух, а затем резко вскочил на ноги, не обращая внимания на боль, которая вновь пронзила правую половину его отца.
    Уловив его движение, гремучка моментально повернулась и вскинула голову, широко раскрыв пасть и блестя зубами. Рука человека инстинктивно потянулась за револьвером, и тут же его охватила безмолвная ярость. Кобура была пуста! Левой рукой он попытался извлечь нож из-за спины, но с тем же успехом. Возглас разочарования вырвался из его гортани. Хорошенькое дельце — остаться без оружия! Змея начала свертываться кольцом, ее голова стала раскачиваться из стороны в сторону. В открытой пасти затрепетало жало, глаза стали застывшими. Она была так же бесстрашна, как и человек, стоявший перед ней, и имела свое отношение к грозной опасности.
    Дальнейшее произошло мгновенно. Пригнувшись, человек левой рукой схватил камень, в то время как его правая рука метнулась за шиворот рубашки. Выпущенный, как из пращи, булыжник поразил змею в самый центр ее свернувшегося в спираль тела. Тварь начала корчиться в агонии. Распрямившись, человек прыгнул двумя ногами вперед, обрушив на гадину всю тяжесть тела. Пригвожденная к земле змея яростно извивалась, тщетно пытаясь вырваться из-под его каблуков. Человек опустил правую руку. В кончиках ее пальцев сверкало лезвие бритвы. Медленно преодолевая сопротивляющуюся плоть, адской остроты сталь отделила змеиную голову от туловища. Обезглавленное тело пресмыкающегося дернулось в предсмертной агонии и навсегда затихло.
    Человек, некогда при рождении получившей полное имя и которого все теперь называли по имени Эдж, несколько секунд стоял над мертвой тварью. Затем вытер бритву о штаны и спрятал ее в тайник на спине. Внимательно осмотревшись, он заметил громадный валун, тень от которого могла послужить надежной защитой от палящих лучей солнца.
    Тяжело переставляя ноги, он двинулся к манящей прохладе. Солнечный луч заиграл на металлической звезде, приколотой к его рубашке. Устроившись в спасительной тени, Эдж задумался и тяжело вздохнул. В его памяти постепенно всплывали воспоминания о событиях минувшего утра, при этом печать горькой задумчивости легла на его лицо.

Глава вторая

    Городок Писвилл, что в переводе означает мирный, расположенный на землях Южной Аризоны, вот уже четыре недели жил жизнью, полностью подтверждающей его название. И все это время обязанности шерифа в нем временно исполнял человек по прозвищу Эдж. Время текло медленно и лениво. Эдж постепенно оправился как от нервного потрясения, вызванного смертью брата, так и от ран, полученных при отмщении за него. Все дни он проводил, либо сидя у себя в конторе, либо прохаживаясь по двум улочкам, которые, собственно, и составляли город. Разговаривал он мало и всем своим видом и поведением не мог вызвать желания завязать с ним сколь-нибудь дружеские отношения. Регулярно, три раза в день, Эдж посещал городской ресторанчик, принадлежащий мексиканцу про прозвищу Милашка. Во всем городке был только один человек, с кем он находился в постоянном общении. Это была Гейл, симпатичная служанка, обслуживающая столики в ресторанчике Милашки. Она была для него именно тем типом женщины, который мог разбудить дремавшую в нем страсть. И эта первобытная жестокая страсть подчиняла себе ее прекрасное тело. Ее упругий стан, полные груди, крутая линия бедер — все это неудержимо влекло Эджа к Гейл, и она подчинялась ему с уступчивостью, присущей только глубокой любви. Любви к человеку, лишенному, как она прекрасно понимала, всяких чувств.
    Поскольку Эдж был человеком, который никогда никому ничего не давал, он мог лишь брать.
    Время шло тихо и безмятежно. О такой жизни Эдж мог только мечтать: еда, сон, любовь. Жалование ему шло три доллара в день за работу, которая не требовала от него ничего большего, как ежевечерний арест единственного городского пьяницы и водворение его в одну из трех камер шерифского участка.
    Все это продолжалось до тех пор, пока банда Эль Матадора, насчитывающая двадцать человек, не пересекла границу, отделяющую Аризону от мексиканской провинции Сонора, и не проделала дыру в задней стенке городского банка, принадлежащего Норману Чейзу.
    Банда явилась на рассвете. Двигаясь галопом по выжженной равнине, бандиты заметили в лучах восходящего солнца городские строения и не замедлили изменить курс. Все они, как на подбор, были крепкими ребятами. Все, кроме одного. Одетые в белые штаны и рубашки, опоясанные крест-накрест тяжелыми патронташами, пряча свои усатые лица в тени сомбреро, они мчались с ружьями в руках. У многих за поясами были обнаженные сабли.
    Человек, столь невыгодно отличавшийся от остальных своим ростом, был их вожаком, по прозвищу Эль Матадор-убийца. Ростом он был не более пяти футов, телом коренаст, жилист и на первый взгляд не мог внушать серьезных опасений. Но его моложавое лицо — ему не было и двадцати пяти — отражало те полные насилий события его юности, которые и принесли ему эту кличку. Это была физиономия отъявленного злодея, зло читалось в его широко посаженных глазах и в искривленной линии рта, в твердых скулах, обезображенных шрамом от косого удара ножом, и во всех остальных чертах, которые, казалось, излучали ненависть ко всем и ко всему.
    Эль Матадор скакал на превосходном белом жеребце во главе отряда. Одет он был так же, как и все остальные, но его оружие было несравненно богаче и более высокого качества. У него был турецкий мушкетон с прикладом из красного дерева, в кобурах на каждом бедре была пристегнута пара американских кольтов армейского образца.
    Как только он заметил в неясных лучах рассвета контуры Писвилла, он сразу поднял руку, и бандиты, замедлив ход, приблизились к своему вожаку.
    Правой рукой Эль Матадора в банде был человек по имени Мигель, выступавший в роли лейтенанта отряда. Он был невероятно толст, в правом ухе носил золотое кольцо.
    Мигель немедленно отделился от основной массы и подъехал к вожаку.
    — Думаешь, в писвиллском банке могут быть хорошие деньжата? — спросил он по-испански.
    Эль Матадор втянул щеки и некоторое время сосал их в раздумье, молча глядя прямо перед собой.
    — Лакомый кусочек, — медленно протянул он. — Гринго из Вашингтона выделяют большие деньги на вознаграждения за поимку беглых преступников. А охотники за беглецами не терпят отсрочек платежей. Они не любят ждать. Следовательно, там должна находиться изрядная сумма.
    — Но ее получат вовсе не охотники за преступниками, — хрипло расхохотался Мигель.
    Эль Матадор, напротив, смеялся крайне редко, и как только Мигель прочел на лице вожака его мысли, он мгновенно отъехал и занял свое место в походном строю.
    Когда банда оказалась в четверти мили от города, по команде вожака все спешились и внимательно выслушали данные им инструкции. Банда разделилась на три группы: две по девять и одна из трех человек. В состав меньшей вошли Матадор, Мигель и пожилой бандит с изрытым оспой лицом по имени Торрес. Первой двинулась одна из больших групп. Уверенным, ровным аллюром они по широкой дуге направились к противоположной стороне города. Когда они уже почти достигли цели, вперед рванулось трио, и, как только оно поравнялось с первым городским зданием, вслед за ними последовала третья группа.
    Солнце еще не полностью взошло над скалистым горизонтом, и ни один из жителей Писвилла не помышлял о заботах предстоящего дня. Единственным живым существом, которое неприкаянно шаталось по пустынным улицам города, был большой белый пес, который при виде тройки скачущих мексиканцев издал для порядка хриплое ворчание и снова занялся мусорными кучами.
    Бандиты нырнули в тенистую аллею, где и остановились, мягко успокаивая своих лошадей и удерживая их от лишнего шума.
    Мигель передал Матадору поводья своей лошади и с винтовкой наизготовку занял позицию, откуда мог беспрепятственно держать под контролем всю улицу. Матадор завел лошадей за здание городского банка и привязал их к ветви большого кактуса. Все это время он не спускал горящих глаз с Торреса, который уже подбирался к банковской стене, вытаскивая на ходу из-за пазухи объемистый мешок. Он быстро пристроил его у основания сложенной из обожженного кирпича стены и, спокойно вернувшись обратно, начал шепотом уговаривать лошадей. Убедившись, что дело сделано, Матадор вынул один из своих кольтов и издал тихий протяжный свист. Находившийся в начале аллеи Мигель махнул ему в знак того, что все люди готовы.
    Пригнувшись к земле, Матадор нажал на курок, и начиненный порохом мешок у основания стены взорвался со страшным грохотом. Лошади в панике взвились и начали биться о ветви кактусов. Тем временем Эль Матадор и Торрес, не ожидая, пока осядет пыль, кинулись расширять отверстие в стене.
    Между тем на главной улице уже был слышен цокот копыт двух групп бандитов, мчавшихся навстречу друг другу, беспрестанно стреляя по окнам и дверям домов безмятежно спавших жителей.
    Одна из пуль, разбив вдребезги оконное стекло, влетела в помещение и, не причинив никому вреда, вонзилась в грязный пол. Зато рой осколков, ворвавшихся вслед за ней, не был настроен столь мирно. Часть из них, впившись в открытую шею спавшего у окна человека, вспорола ему сонную артерию, из которой сразу же забил фонтан алой крови.
    Следующей жертвой оказалась девица из заведения Рокки. Она сама открыла окошко и высунулась наружу, чтобы посмотреть, что за шум там на улице. В тот же миг шальная пуля снесла ей левую половину лица. Ее нагое тело выскочило из окна, ударилось о выступ крыши первого этажа и тяжело свалилось под копыта скачущих во весь опор лошадей.
    Новым действующим лицом в этой кровавой драме стал владелец местного банка Норман Чейз. Вырванный из цепких и жарких объятий сна звуком взрыва и последовавшей пальбой, он внутренним чутьем угадал, что все это имеет самое прямое отношение к его банку. Ни секунды не раздумывая, он выскользнул из постели и, выбежав прямо в ночной рубашке на улицу, стал яростно палить из своего пистолетика и осыпать скачущих бандитов отборнейшей бранью.
    От души посмеявшись над ним, один из всадников развернул своего коня и, вытаскивая на скаку саблю, по широкой дуге вернулся к злосчастному банкиру. Сверкнув в первых утренних лучах восходящего солнца, клинок надвое развалил голову Чейза.
    Эдж тоже проснулся при звуке взрыва. Его рука сразу же бессознательно схватила двенадцатизарядную винтовку системы Генри, а сам он метнулся к черному ходу.
    Не успел он пересечь и половины помещения, как возле его конторы появились два бандита, которые, соскочив с коней, с одного удара высадили дверь. Сразу же вслед за этим с улицы грянули два выстрела и Эдж, моментально кинувшийся на пол, оглох от звенящего рикошета двух пуль.
    Городскому пьянице, который, как обычно, ночевал в одной из камер, повезло меньше. Срикошетировав о металлический засов, пуля прошла через его открытый рот и разнесла ему заднюю часть черепа.
    В наступившей тишине Эдж услышал спокойный и ровный голос с сильным акцентом:
    — Достаточно вам шевельнуться, сеньор, ну хотя бы мигнуть глазом, и вы тут же умрете.
    Эдж внял предупреждению и остался недвижим. Прислушиваясь к доносящейся с улицы пальбе, однообразие которой нарушил лишь предсмертный вопль Нормана Чейза, Эдж угрюмо ответил:
    — Я бы рад угодить вам, ребята, да уж больно сильно у меня чешется нос.
    — Ну, если уж вам так хочется, сеньор, то почешите его. Гарантирую, что этим вы навсегда избавитесь от чесотки где бы то ни было, — донесся до него ответ, и комната наполнилась звуками шагов.
    Три доллара в день явно не стоили того, чтобы из-за них рисковать жизнью, и Эдж почел за лучшее не шевелиться, пока бандиты приближались к нему. Один из них забрал его винтовку, второй ткнул дуло своего ружья прямо ему в левое ухо. Ствол был раскаленным от недавней стрельбы и слегка подпалил Эджу волосы.
    — Поднимайтесь, сеньор, но только делайте это помедленнее, как если бы находились в бочке, полной сладкой патоки.
    Эдж так и поступил. Тут же он услышал смешок и почувствовал, как чья-то рука вытаскивает его нож, висевший сзади на поясе. Наличие оружия при нем в столь ранний час объяснялось тем, что Эдж расставался с ним и своей одеждой лишь в тех случаях, когда принимал ванну или занимался любовью.
    Эдж внимательно посмотрел в улыбающиеся лица мексиканцев и прочел в них удовольствие от учиняемого ими насилия и торжество победителей. Они явно ожидали, что Эдж начнет вымаливать у них пощаду. Один из них достал из-за уха сигарету, прикурил, а на ее место положил свежую. Тем временем стрельба в городке затихла.
    — Мы взяли банк, сеньор, — приятельским тоном произнес один из бандитов.
    — Я никогда не доверяю подобным заведениям, — проронил Эдж. — Банкиры предпринимают слишком мало усилий для сохранности чужих денег.
    — Но ваша обязанность, сэр, защищать этот банк и эти деньги, не так ли? — заметил первый бандит.
    — Хотелось бы знать общее количество, — бесцветным голосом проговорил Эдж.
    — Нас двадцать человек во главе с нашим шефом, простым парнем по прозвищу Эль Матадор.
    Эдж холодно улыбнулся.
    — Я имел в виду ваш улов в банке. Переглянувшись, бандиты ухмыльнулись.
    — Я полагаю, Хуан, что этот тип умный человек, — произнес первый бандит.
    — Умные люди живут долго, — подхватил второй.
    — Но не слишком долго, — и оба они весело рассмеялись. Затем, в то время как первый, взгромоздившись на стол, держал Эджа на прицеле, второй принялся методически обшаривать помещение. Он старательно исследовал все полки и шкафы, вываливая их содержимое на пол. Чем больше хлама он находил, тем мрачнее становилось его лицо. Даже находка ключа от сейфа не смогла вернуть ему былого расположения духа, поскольку единственное, что могло порадовать его взор после того, как сейф был открыт, была наполовину пустая бутылка виски и ни малейших следов денег.
    Открытие побудило его отказаться от дальнейших поисков и вплотную приблизиться к Эджу. Ростом и телосложением он сильно ему уступал, однако ружье его напарника с лихвой компенсировало это неравенство.
    — Итак, сеньор, вы не доверяете банкам, — мягко произнес он, отчетливо выговаривая каждое слово. — Где же в таком случае вы храните свои деньги?
    — Я страж порядка, а не бандит, — ухмыльнулся Эдж, — и поэтому денег у меня не бывает.
    Тыльной стороной ладони мексиканец хлестнул его по лицу. Эдж только моргнул.
    — Вы не так уж умны, сеньор. Мне кажется, что вам придется умереть. Может быть, это будет легкая и быстрая смерть, а может быть, и не очень. Если вы сейчас поумнеете, то мы сделаем все быстро и безболезненно. — Ткнув грязным пальцем Эджу чуть повыше уха, он сказал: — Получить пулю вот сюда — одно удовольствие, а вот сюда, — и его кулак нанес резкий удар в низ живота Эджа, — а вот сюда, сеньор, не очень.
    От удара Эдж задохнулся, но по-прежнему нс произнес ни слова. Мексиканец в ярости стал растирать кулак, ушибленный о могучую мускулатуру упрямца.
    Тем временем второй бандит, державший Эджа на мушке, краем глаза осматривал помещение. Внезапно его лицо озарила радостная улыбка.
    — Эй, Хуан! — окликнул он товарища и взмахом сигары указал на широкий, высотой во всю стену шкаф.
    — В чем дело? — раздраженно ответил второй, однако, когда он перевел взгляд на Эджа, то от него не укрылось, как у того угрожающе сузились глаза.
    — Ты прав, я думаю, мы нашли их, — ответил Хуан и быстро двинулся к шкафу. По пути он прихватил стул и, взобравшись на него, отодвинул шкаф в сторону. Крик радости вырвался у него при виде денег, сложенных на верхней полке.
    — Какой образцовый, богатенький страж порядка, -произнес он, выгребая деньги из тайника. — Мне кажется, что, когда я устану от тягот бандитской жизни, мне будет смысл подумать о работе шерифом в одном из городков у гринго.
    Даже две с половиной тысячи долларов, по мнению Эджа, не стоили того, чтобы из-за них умирать. Но Джимми умер именно из-за двух тысяч, а смерть младшего брата заставляла Эджа смотреть на вещи иными глазами. Не обязательно умирать. Просто рискнуть. Рискнуть в тот момент, когда терять уже будет нечего
    — Чем это, ребята, вы тут занимаетесь? — неожиданно раздался чей-то голос с улицы. Вопрос был задан властно и прозвучал на том испанском диалекте, который Эдж усвоил от отца.
    — Мы выяснили, что у шерифа имелся свой собственный банк, — поспешно ответил Хуан.
    — Выходите!
    — Сейчас…
    Сидевший на столе бандит бросил сигару, раздавил ее носком сапога и дулом ружья угрожающе указал Эджу на выход из помещения
    — Вы слышали, что сказал сам Эль Матадор? Живей вперед, грязная скотина!
    — Я полагаю, что это был не пустой звук, — спокойно ответил Эдж и направился к двери.
    — Не болтай, ублюдок! — Хуан ткнул его ружьем в спину.

Глава третья

    Эдж предстал перед компанией в сопровождении двух своих утренних гостей. Ему хватило одного взгляда, чтобы оценить обстановку и понять, что произошло. Но к главарю ему пришлось присмотреться повнимательнее, чтобы удостовериться в том, что перед ним не ребенок, настолько малого роста тот был. Более того, на его темном коричневом лице он узнал те же черты, которые были присущи ему самому, и сразу понял, что основой его характера является насилие.
    Матадор тоже чувствовал, что наткнулся на родственную душу, и, как казалось, был немного смущен этим. Его черные глаза задержавшись на короткий миг на лице Эджа, метнулись к Хуану.
    — Ну, и сколько же вы там нашли?! — осведомился он. Тем временем Эдж присматривался поверх голов бандитов, не появится ли из какой-нибудь части города справедливое возмездие. Не то чтобы он рассчитывал на это, напротив, этот немыслимый вариант был для него явно нежелателен. Ведь при появлении любой, даже самой ничтожной опасности, самым логичным поступком для бандитов было уничтожение городского шерифа. Поэтому, если Эдж рассчитывал сохранить жизнь, он должен был среагировать раньше всех.
    — Сотни долларов, возможно даже несколько тысяч, — гордо ответил Хуан, вытаскивая из-за пазухи пригоршню банкнот.
    Разговор велся на испанском. При виде денег Эль Матадор посмотрел на Эджа с оттенком уважения и спросил по-английски:
    — Так это вы являетесь шерифом этого города?
    — Я не шериф, — ответил Эдж на испанском, чем снова вызвал удивление Эль Матадора. — Кое-кто убил настоящего шерифа. Я прикончил убийцу, и город предложил мне эту работу.
    — И эти деньги в качестве жалования?
    — Нет.
    — Хм… — такой однозначный ответ явно не поправился главарю. Сдержавшись, он просто пожал плечами. — Собственно, какая нам разница, откуда взялись эти деньги. Главное, что они лопали к нам. У денег нет постоянного хозяина.
    Эдж ничего не ответил, и это опять не понравилось Эль Матадору. Он наклонился вперед, раскрыл мешок, стоявший у его ног, и знаком показал Хуану, что ему следует сделать с деньгами. В то время как Хуан послушно выполнял указание, некоторые из бандитов беспокойно переминались с ноги на ногу, провожая взглядом банкноты, падавшие в мешок. Другие, наоборот, все свое внимание сосредоточили на тихой улочке. Она была слишком тихой, тишина такого рода всегда предвещает опасность, наиболее опытные ощущали ее, и это заставляло их нервничать.
    Эдж наблюдал, как в распахнутый мешок, порхая в безветренном утреннем воздухе, падают старые, истертые, принадлежавшие ему банкноты. Высыпав все деньги, Хуан с улыбкой, явно ожидая слов похвалы, отошел назад. Но Матадор просто махнул ему рукой, приказывая занять свое обычное место, и принялся завязывать мешок. Пробежав глазами по фигуре удалявшегося Хуана, Эдж старался определить, где же тот мог упрятать довольно объемистую пачку денег в пятьсот долларов, лежавших отдельно в тайнике, и полученных Эджем в свое время за смерть убийцы его брата. После недолгих размышлений он пришел к выводу, что деньги должны находиться в складках свободно висящей на Хуане рубашки.
    Между тем Эль Матадор, повернувшись к Эджу спиной, огляделся по сторонам и прокричал с акцентом, но достаточно правильно и громко:
    — Жители Писвилла! Не пытайтесь что-либо предпринять! От этого вы ничего не выиграете. Мы получили то, что хотели, и сейчас уходим. Вашего шерифа мы забираем с собой. И если раздастся хоть один выстрел, то первое, что мы сделаем, это отправим его на тот свет. Затем мы подожжем каждый дом в городе и заберем с собой всех женщин, чьи лица хоть немного отличаются от лошадиных. После того, как они будут изнасилованы, каждую из них мы разрежем на кусочки. Решайте сами, стоят ли все эти неприятности жизней нескольких вшивых мексиканских бандитов.
    Несколько бандитов, понимавших английский, громко рассмеялись, потому что хотели показать, что оскорбительные слова их вожака ничуть их не трогают.
    — Привести лошадей! — скомандовал Эль Матадор по-испански, и двое бандитов вывели из-за заведения Рокки оседланных скакунов. Все мигом вскочили на них, разбившись на группки, в каждой из которых было достаточно ружей, чтобы противостоять любым неожиданностям.
    Для Эджа лошади не нашлось. Торрес восседал на скакуне, крепко держа впереди себя мешок с деньгами. Таким же образом устроился и Матадор.
    — Становись во главе колонны! — крикнул он Эджу, размахивая своим кольтом.
    Эдж со вздохом вышел на центр улицы и замер, глядя через плечо на своего персонального опекуна.
    Матадор спрятал револьвер и взял в руки мушкетон.
    — А теперь вперед, шериф! — подал он команду. — Это ружье далеко не новое, но оно не потеряло ни одного из своих качеств. Если кому-нибудь вздумается остановить нас, то я отстрелю тебе голову одной пулей. В случае попытки к бегству я возьму прицел пониже, и тогда ты умрешь нс сразу.
    Эдж двинулся вперед. Матадор следовал за ним на расстоянии десяти ярдов, постоянно придерживая лошадь. Его люди держались позади вожака, ощупывая глазами каждый дом, внимательно глядя вверх и по сторонам. Город казался полностью вымершим. Впереди — ни души. Сзади — медленно оседающая пыль, поднятая многочисленными копытами.
    Внезапно в пыли возник чей-то силуэт, и у бандита, замыкавшего шествие, дрожащий от волнения палец нажал на курок.
    — Т-Р-Р-А-Х!!!
    Выстрел, казалось, всколыхнул все пространство над городом, и Эдж напрягся в ожидании обещанного заряда из мушкета. Тут же у стрелявшего вырвался нервный смешок — посреди улицы лежала, распластавшись, громадная белая собака. Все бандиты были целы и невредимы, и ни один из них не смешал общего строя.
    Оглянувшись назад, Эдж увидел лежащее па земле животное, успевшее уткнуться мордой в кровавую массу мозга, вытекшую из разрубленной головы Нормана Чейза.
    — Я всегда знал о любви американцев к собакам, — проронил Эль Матадор.
    Немного погодя он прибавил, обращаясь к Эджу:
    — Вы еще немного проживете, сеньор.
    Когда они отъехали за пределы города на двести ярдов, Матадор приказал остановиться. Эдж напряженно повернулся лицом к бандитам.
    — А теперь вы немножко проедетесь верхом, — услышал он слова главаря.
    — Почему бы нам не пристрелить его прямо здесь? — спросил Хуан. — За нами уже никто не погонится.
    У Матадора потемнело лицо и сузились зрачки глаз.
    — Кто из нас предводитель? — вкрадчиво поинтересовался он.
    — Ты, Эль Матадор, — нахмурился Хуан, опустив голову. Эль Матадор кивнул и, взглянув на Эджа, указал ему в сторону Хуана.
    — Вы поедете с ним. Здесь, рядом со мной.
    Хуан подъехал ближе и придерживал лошадь, пока Эдж не устроился позади него.
    Эль Матадор поднял руку, и вся банда не спеша направилась на юг. Один из всадников принялся беззаботно насвистывать. Эдж ехал, обхватив руками сидящего впереди него Хуана и старательно отворачивал голову в сторону, чтобы не ощущать исходящего от него скверного запаха.
    — Где вы научились нашему языку? — внезапно спросил Эль Матадор после того, как они проехали некоторое расстояние.
    — От своего отца, — ответил Эдж, досадуя, что вопрос главаря прервал ход его мыслей. Все это время он наблюдал за Эль Матадором, за тем, как тот небрежно держал в руке мушкет, за свободно болтавшимся в кобуре револьвером. Его план строился на том, чтобы перерезать горло Хуану, схватить кольт и мушкетон и прикончить их владельца, а при случае, прежде чем пасть под градом пуль, и еще парочку бандитов. Разумеется, при этом у него не оставалось никаких шансов уцелеть, но зато его жизнь не пропадала даром. В конце концов, Эдж решил набраться терпения и подождать до конца. При любом раскладе событий один из бандитов умрет. Это он знал точно.
    — Вы говорите довольно хорошо, — продолжал Эль Матадор дружеским тоном, обещавшим хорошую беседу. — Ваш отец был хорошим учителем, сеньор.
    — Это его родной язык, — ответил Эдж. Эль Матадор внимательно посмотрел на него, потом кивнул.
    — С виду вы похожи на мексиканца, сеньор. Как ваше имя?
    — Все называют меня Эдж.
    — Ваш отец был мексиканцем? Эдж молча кивнул.
    — А ваша мать?
    — Нет.
    — У вас не мексиканское имя.
    — Это очень долгая история.
    Эль Матадор кивнул и, вскинув руку, поднялся на стременах. По его знаку отряд остановился у высохшего ручья, пересекавшего в этом месте тропу.
    — Мне очень жаль, сеньор, что у вас нет времени, чтобы рассказать нам об этом, — промолвил Эль Матадор, оглядываясь через плечо назад.
    Горизонт терялся в колышущемся мареве раскаленного воздуха, которое скрывало оставшийся за их спинами Писвилл, подобно густому туману. Эль Матадор перевел взгляд на Эджа.
    — Мне кажется, вы понимаете, почему я не могу оставить вас в живых.
    Эджу показалось, что в его голосе проскользнула нотка извинения, но он отнес ее за счет своеобразного проявления чувства юмора у бандита.
    — Да, вы собираетесь так поступить, потому что этого хотят ваши люди, — насмешливо ответил Эдж. В тот же момент находящийся в его объятиях Хуан беспокойно заерзал, стараясь освободиться и с тревогой поглядывая на широкий раструб мушкетона вожака, не без оснований полагая, что выстрел из него не заставит долго ждать. И по этой причине ему совсем не улыбалось близкое соседство с Эджем.
    От такого ответа Эль Матадор чуть не задохнулся от ярости.
    — Когда мне нужно принять решение, я никогда не советуюсь с этими подонками, — проронил он, оборачиваясь к своим людям, чтобы посмотреть, как они отреагируют на это новое оскорбление. В ответ он увидел лишь добродушные ухмылки.
    — Как видите, они не представляют для меня никакой угрозы. Но вот что касается вас, сеньор Эдж, — тут Эль Матадор вздохнул, — то здесь дело другое. В вашем лице есть нечто, чего даже я мог бы испугаться, если бы я вообще знал, что такое страх. Оставь я вас в живых, и мне пришлось бы очень долгое время оглядываться назад в ту сторону, где вы остались.
    — И вас беспокоит только это? — спросил Эдж ровным голосом, чувствуя, что к старому зловонию, исходившему от Хуана, прибавился еще и запах свежего пота, настолько тот усердно старался отделаться от Эджа.
    — Нет, — встряхнул головой Эль Матадор. — Это меня не волнует. Я всегда поступаю так, чтобы мне не приходилось оглядываться. Что же касается вас, сеньор Эдж, то вы не из тех людей, которые станут упускать случай, чтобы выстрелить врагу в спину.
    — Так оно безопаснее, — скромно ответил Эдж и, видя, что дуло мушкетона приняло горизонтальное положение, добавил:
    — Быть может, я мог бы выкупить у вас свою жизнь? Эль Матадор замер, в глазах у него ясно читалось замешательство, смешанное с подозрением.
    — Где же вы возьмете выкуп? Мы ведь уже отобрали у вас все ваши деньги!
    — Нс все, — буркнул Эдж, продолжая железной хваткой держать дрожащего Хуана.
    — Сколько же вы можете предложить?
    — Пятьсот долларов. Правда, банкноты будут слегка помяты, — с кривой усмешкой заметил Эдж.
    — Где же они?
    Эдж внезапно ослабил хватку и запустил свободную руку под рубашку Хуана. Через секунду он вытащил оттуда пачку банкнот. Хуан обезумел от ужаса. Несмотря на серьезность положения, Эдж успел с неудовольствием отметить, что его руки за время поездки успели впитать запах Хуана и теперь пахли не лучше.
    — Вот, — ответил он Матадору.
    Эль Матадор отвел взгляд от пачки денег и перевел его на лицо несчастного Хуана. Эдж почувствовал, как тот задрожал каждой клеточкой своего тела. Губы у него беззвучно шевелились, кадык бешено работал, и несколько мгновений он нс мог произнести ни словечка. Наконец его прорвало:
    — Я не заметил! — завопил Хуан. — Верь мне, Эль Матадор! Как только я обнаружил бы, что они сюда завалились, я сразу же отдал бы их тебе.
    — Ну что ж, отдай мне их сейчас, — прохрипел главарь стальным голосом.
    Всхлипывая от страха, Хуан взял деньги у Эджа из рук и протянул их вожаку. Эдж, затаив дыхание, следил за происходящим, понимая, что промедление в долю секунды может оборвать его жизнь. Шансов на спасение не было ни при каких обстоятельствах, но инстинкт самосохранения заставлял его бороться до конца.
    В тот самый момент, когда он увидел, что палец Эль Матадора, лежащий на курке мушкетона, начал белеть, Эдж бросил свое тело назад, скользнув по крупу лошади. Он успел услышать громовой раскат выстрела и почувствовать обжигающую боль возле правого глаза, прежде чем солнце над его головой померкло и тьма поглотила его сознание. Он не знал, что картечь лишь слегка задела его, оглушив и основательно содрав кожу с лица, которое немедленно залилось кровью. Он не чувствовал, как его обмякшее тело упало на край тропы и оттуда грузно сползло на край тропы чуть ниже и далее на каменистое ложе пересохшего ручья, где и осталось лежать бесформенной грудой лицом вниз.
    Ему также не удалось увидеть, что весь заряд картечи Хуан принял на себя и его голова буквально взорвалась фонтаном крови, обрывками мяса и осколками черепа. Его лошадь бешено рванулась вперед, унося у себя на спине мертвого всадника, голова у которого болталась на плечах, удерживаемая лишь несколькими лоскутьями кожи.
    Торрес ловко поймал брошенную судорожным движением руки Хуана пачку денег и с невозмутимым видом засунул ее в лежащий на коленях мешок.
    Эль Матадор с удовлетворением сжал приклад своего мушкетона и перевел свой взгляд со скачущей лошади на неподвижное тело Эджа.
    — Как говорят гринго, я одним выстрелом убил двух птичек. Одна из них ворона, а вторая — орел.
    Он поднял руку, и с его возгласом «вперед» вся банда галопом рванулась прочь.

Глава четвертая

    Эдж не испытывал ни малейшего чувство ярости или сожаления по поводу случившегося. Отлежавшись под валуном и придя в себя, он двинулся обратно в Писвилл той же дорогой, которую проделал недавно верхом на лошади бедняги Хуана. На его ровном и спокойном лице ничего не выражалось. Эль Матадор его ограбил и в данное время держал путь на юг, к границе. Ну что ж… Решение было принято. Все, в чем нуждался теперь Эдж, так это в лошади, оружии и ноже. Что касается предстоящего пути, то он, конечно же, лежал тоже на юг.
    Городок все еще был в шоковом состоянии от такой ужасной утренней побудки. Жители постепенно возвращались в привычную колею повседневных дел и забот, но никак не могли прийти в себя от страха. Повсюду были видны следы утренних событий. В задней стене банка группа мужчин заделывала пролом, домовладельцы пыхтели над разбитыми стеклами, священник в церкви отпевал убитых, а на кладбище вовсю трудились двое могильщиков.
    Едва Эдж появился на городской улице, направляясь в свою контору, как он стал предметом удивления, которое быстро сменилось молчаливым обвинением. Да и о чем тут можно было говорить! Эджу полагалось быть трупом, если только он не был предателем. А люди, подобные Эль Матадору, по пустякам в такие сделки не входят.
    Эдж игнорировал и взгляды, и людей. Они ничего ему не были должны, и он не ощущал к ним ни малейшего интереса. Он и они использовали друг друга только до тех пор, пока это устраивало обе стороны, не более, а теперь с него довольно!
    — Эй, Эдж! — услышал он вдруг чей-то голос. В это время он проходил мимо ресторанчика Милашки. Не замедлив шага, Эдж оглянулся на дверь. Там стояла Гейл и махала ему рукой, подзывая к себе.
    Она была бледна, в глазах все еще таился страх, но своей прелести она от этого не потеряла. Видя, что он нс обращает на нее внимания, она снова окликнула его, чуть повысив голос:
    — Эдж, ты шагаешь прямо в ловушку!
    Смысл услышанного мгновенно отрезвил его. Внимательно оглядев улицу сузившимися от неожиданной угрозы глазами, Эдж повернулся к Гейл.
    — Ты тоже в этом участвуешь? — жестко осведомился он у нее.
    — В твоей конторе тебя подкарауливают двое рейнджеров. Эдж осторожно оглянулся, уделив внимание в основном фасаду своей конторы. Все казалось спокойным. Нс заметив ничего подозрительного, он проворно шмыгнул в открытую дверь ресторанчика. Внутри царила тишина, все столики пустовали, поскольку в это утро ни у кого из горожан не было аппетита.
    — Похоже, что на сегодня все позабыли от ленче, — пробормотал Эдж, разглядывая дверь, ведущую на кухню. — Где твой хозяин? — обратился от к Гейл.
    — Милашка заправляет на похоронах, бандиты убили троих, Эдж.
    Гейл заперла наружную дверь и стала внимательно осматривать рану у него на голове.
    — Расскажи мне о рейнджерах, — нетерпеливо сказал Эдж.
    — Ты ранен, возразила она ему. — Вначале пройди на кухню. Я промою рану и перевяжу тебя, пока инфекция не разошлась.
    Рука Эджа мелькнула в воздухе и ударила ее по щеке.
    — Рейнджеры! — резко произнес он.
    Глаза Гейл наполнились слезами боли. Но в следующий миг в этих же глазах засверкала ненависть. Тот самый род ненависти, который часто приходит на смену любви.
    — Этим ты от меня ничего не добьешься! — бросила она ему. — Ты можешь избить меня в кровь, и все равно ты будешь единственным, кого я буду любить. И я не стану помогать тебе уйти из Писвилла только затем, чтобы через пару дней ты умер от гангрены, — огонь в ее глазах померк, и уже мягче она добавила: — Ну, а теперь шагай на кухню, дурачок.
    От всей этой тирады у Эджа невольно сжались кулаки, казалось, он был готов просверлить Гейл насквозь своим взглядом. Затем он резко повернулся и, расшвыривая ногами стулья, направился к кухне. Гейл последовала за ним. На ее лице играла лукавая усмешка, которая тотчас же исчезла, как только Эдж уселся за стол и посмотрел на нее. Она изучила его уже достаточно хорошо и знала, как вести себя с ним.
    В углу на печке стоял котел с горячей водой. Гейл отлила из него немного в миску и достала из шкафа чистую тряпку.
    — Они появились около часа назад, — сообщила она, прижимая влажную горячую тряпку к его ране и сердясь в душе на себя за нахлынувшее на нее чувство удовлетворения, когда Эдж непроизвольно застонал.
    — У них имеется с собой розыскной лист с портретом на имя некоего капитана Джозефа Хеджеса. На портрете лицо, очень похожее на твое, только моложе… Помнится, человек, которого ты тогда убил, называл себя капитаном. Хеджес… Эдж… Наверное, этого достаточно?
    — Да, моложе, но ненамного, — ответил Эдж. — Ты права, этого будет достаточно, но это не было убийством.
    — Как правило, в такие тонкости никто не вникает. Гейл выплеснула покрасневшую воду и, налив свежей, начала смывать засохшую корку крови ниже раны.
    — За твою поимку назначена награда, правда, всего лишь тысяча долларов.
    Эдж скривился от ледяной усмешки.
    — Я бы на такие деньги не польстился. Откуда тебе все это известно?
    — Я думала, что ты можешь вернуться, — спокойно ответила Гейл, отбрасывая движением головы назад свои длинные волосы.
    — Мне не хотелось бы, чтобы твои вещи были разворованы, поэтому я пошла в твою контору, чтобы забрать их. Пока я там находилась, появились рейнджеры. Они поинтересовались у меня, что случилось, и после того, как я им все рассказала, показали мне розыскной лист, желая узнать, видела ли я когда-нибудь человека по имени Хеджес.
    — Весьма признателен, — сказал Эдж, вставая после того, как Гейл кончила обрабатывать его рану. — Где мои вещи?
    — Во дворе, — нахмурилась она, указывая на дверь. — Там же и лошадь. Она моя. Я накормила и напоила ее, приготовила для дороги.
    Гейл облизала пересохшие губы и в тот момент, когда он повернулся к двери, коснулась его рукой.
    — Эдж!
    — Ну что еще?
    — Я не собираюсь просить тебя, чтобы ты взял меня с собой, но если бы ты этого захотел, то чтобы оседлать лошадь Милашки, не потребовалось бы много времени.
    — Там, куда я еду, женщины бывают только помехой! — резко ответил он. Заметив, что она вздрогнула, он наклонился к ней, нежно прижался губами к ее рту и прибавил более мягко: — Ты была бы приятной обузой, Гейл, но это не для тебя.
    Слезы вновь навернулись ей на глаза, и ее рука, найдя его ладонь, вложила в нее несколько смятых банкнот.
    — Тут двенадцать долларов, — прошептала она. — Это все, что у меня имеется.
    — Я верну из города тебе по почте, — проронил Эдж и двинулся к двери.
    — Разве ты не вернешься?
    — Зачем? — Эдж пристально взглянул на нее.
    — Я… я не знаю…
    — Тогда и возвращаться незачем, — буркнул он и вышел.
    Дверь захлопнулась. Она услышала, как он вскочил в седло. Лошадь заржала, и ровный перестук ее подков быстро перешел в галоп.
    Гейл машинально опустилась на все еще теплое сидение стула и уронила голову на стол, не в силах больше сдерживаться от сотрясающих ее рыданий.
    За этим ее и застали Милашка и двое каменнолицых рейнджеров.

Глава пятая

    Эдж не имел ни малейшего понятия о том, как далеко ему ехать до мексиканской границы. Он только знал, что это где-то на юге, и после того, как след бандитов был потерян, держал путь, стараясь, чтобы солнце было постоянно перед ним. Местность, по которой он продвигался, являла собой бесплодный, обезвоженный край, украшенный лишь скальными выступами, пересохшими руслами и гигантскими кактусами причудливой формы. На первый взгляд казалось, что это мертвое, абсолютно безжизненное место, так что даже редкие побеги растительности можно было принять за скальные выступы, настолько они были неподвижны в застывшем знойном воздухе. Но ни Эдж, ни его лошадь не были единственными живыми существами в этом пустынном царстве.
    Удалившись от города на достаточное расстояние, Эдж перевел лошадь на спокойный шаг, сберегая ее силы, и принялся внимательно осматриваться вокруг.
    В тени под одним из камней он заметил свернувшуюся кольцом гремучку, она была примерно такого же размера, как и та, которую он прикончил утром. В другом месте промелькнуло изящное тело медянки, а еще через некоторое время выросшая на его пути ящерица-ядозуб заставила лошадь взвиться на дыбы. Эдж быстро успокоил ее, и она вернулась к прежнему ритму, слушаясь поводьев, направляющих ее к маленькому каньону, который раскалывало надвое простиравшееся до горизонта плато.
    Приблизившись к устью каньона, Эдж заметил вклинившуюся с запада широкую перепаханную копытами полосу земли. Дополнительными доказательствами, подтверждающими правильность его догадки, служили кучки навоза, втоптанные лошадиными копытами в пыль. Судя по следам, всадники сделали широкий круг, направляясь прямо в каньон, следуя к видневшимся вдали отвесным скалам. И это был единственный на много миль вокруг прямой путь на юг.
    — Кажется, мои деньги поплыли именно этим путем, — пробормотал Эдж, присматриваясь к следам.
    При звуке его голоса лошадь насторожилась и приподняла уши. Наклонившись вперед, всадник потрепал короткую жесткую шерсть между ними и, ударив каблуками в бока, пустил животное в галоп.
    Оба, и лошадь, и всадник, были рады поскорее оказаться в тени каньона. Была уже вторая половина дня, и жаркое, как обычно, солнце, пройдя точку зенита, изливало свой зной с запада, благодаря чему западная стена каньона отбрасывала на днище громадную тень. Но закрывала она его не полностью, поскольку, будучи узким в своем устье, впоследствии каньон сразу же сильно расширялся, чашеобразно устремляя вверх свои усыпанные валунами стены. Днище являло собой такую же пустыню, как и равнина, с тем лишь отличием, что было больше камней и меньше растительности.
    Следуя по каньону, Эдж держался в тени до тех пор, пока мог видеть следы, оставленные мексиканцами. Но они проскакали здесь утром и их путь пролегал по восточной части, так как именно туда в то время падала тень от утренних солнечных лучей. Поэтому, чтобы не потерять из вида след, Эдж был вынужден вновь окунуться в оглушающую духоту раскаленного воздуха.
    Лошадь пала под ним внезапно, на полном скаку. Шум падения ее тела смешался с хрипящим звуком, вырвавшимся из разорванных легких. А в следующую секунду уже лежавшему на земле Эджу заломило уши от многократного эха, разнесшегося по каньону, вызванного тем самым выстрелом, который послал пулю, размозжившую голову его лошади. Эдж лежал совершенно неподвижно в том месте, куда упал, укрытый за крупом мертвой лошади с одной стороны и полностью открытый с другой.
    Именно с этой стороны к нему и приближались две фигуры. Зная заранее, что ему придется изображать мертвеца, Эдж приземлился на живот, повернув лицо в ту сторону, откуда пришла опасность. И теперь он лежал без единого движения, наблюдая сквозь ресницы за незнакомцами. Автор выстрела, по его мнению, был либо прекрасным стрелком, либо просто везучим малым. Выстрел был произведен из точки, отстоящей от него на двести ярдов в длину, и на сто ярдов по высоте. Эдж заметил, как незнакомцы появились из-за громадного валуна на краю каньона, постояли некоторое время, глядя на него, а затем осторожно двинулись на сближение. Эдж осторожно перевел дыхание. Голова все еще кружилась от грохота выстрела, тело ломило от удара об землю. Он знал, что, будь у него в руках его ружье, он бы снял эту парочку за две секунды. Но его винтовка системы Генри находилась в кобуре на теле мертвой лошади, и добраться до нее, не привлекая к себе внимания, не представлялось возможным.
    Правая рука Эджа не была видна преследователям, и он осторожно обшарил ею поверхность земли. Единственным оружием, которое он смог нащупать, оказался острый камень величиной с кулак. Пальцы Эджа крепко сомкнулись вокруг него…
    — Должно быть, расшибся при падении, Люк, — возбужденно произнес один из приближавшихся.
    — Чертово ружье дернуло вправо, — ответил второй с нескрываемой яростью.
    — Правительство не так уж щедро платит, иногда бывает, что лошадь стоит дороже всадника.
    — Похоже на то, — согласился напарник, энтузиазм которого заметно поостыл при виде разочарования своего друга.
    — Ты не знаешь, кто бы это мог быть? Интересно, во сколько его оценило бы правительство?
    Парочка представляла собой занятное зрелище. Люк был высоким и изможденно-тощим. Втянутые щеки и запавшие глаза, узкий острый подбородок. Одет он был во все черное, от лихо закрученной шляпы до истоптанных сапог, а при ходьбе вихлял всеми членами своего тела.
    По сравнению с ним его напарник казался коротким толстячком. Его лунообразное лицо было украшено вислыми усами, один из которых был явно короче другого. Одет он был также во все черное. Оба имели по ружью в руках и по револьверу в кобуре на правом бедре. Несмотря на то, что Эдж по долгу службы знал многих охотников за беглыми преступниками, промышлявших в районе Писвилла, эта парочка была ему незнакома.
    — Кто бы он ни был, Чак, — произнес Люк, поднимая винтовку, — нам все равно, жив он или мертв. С мертвыми даже хлопот поменьше.
    — Эй, постой! — Чак схватил его за ствол винтовки. — Мы ведь даже не знаем, преступник ли он вообще. Давай повременим со стрельбой до тех пор, пока не выясним этого.
    Люк хмуро усмехнулся на эти слова.
    — Здесь могут быть только две разновидности всадников-одиночек. Преступники и охотники за ними. Если он относится к первой категории, то стоит кое-каких денег. И эти денежки получить гораздо легче, если он мертв. Ну, а если он из второй партии, то он не может нам быть полезным живым и не доставит никаких хлопот, будучи мертвым.
    Переговариваясь таким образом, они постепенно приблизились к Эджу. Тот сразу же уловил смысл их разговора.
    — Ого! — весело воскликнул Чак, когда они оказались менее чем в пяти ярдах. Пыль, поднятая их сапогами, уже щекотала Эджу нос. — У этого парня армейский многозарядный Генри. Утверждают, что его хватает на неделю беспрерывной пальбы.
    Говоря это, Чак выпустил из рук свою однозарядную винтовку и, сделав шаг вперед, перепрыгнул через неподвижное тело Эджа, поскольку тот всем своим видом внушал не больше опасений, чем лежащий неподалеку обломок скалы.
    Выпустив Чака из поля зрения, Эдж сосредоточил все свое внимание на Люке, который, по его мнению, был наиболее опасным из этой парочки. Ему было слышно, как Чак вытащил «Генри» из кобуры и щелкнул затвором.
    — Потрясающе! — воскликнул он голосом ребенка, получившего желанную игрушку на Рождество.
    — Да, — лениво протянул Люк, но интерес, сверкнувший в его глазах, показал, что интонация иногда бывает обманчива. Как заметил Эдж, он пользовался старым разбитым «спенсером».
    Люк облизнул пересохшие губы и, взглянув на Эджа, перешагнул через него.
    — Я его не узнаю, — коротко заметил он. — Дай мне взглянуть на это ружье, — добавил он, обращаясь к коротышке.
    В тот самый момент, когда долговязый Люк перешагивал через Эджа, тот в одном мгновение взвился вверх. Упершись в землю руками, он изо всех сил ударил головой в пах беспечного противника. Не успел крик зашедшегося от боли Люка смешаться с удивленным возгласом Чака, как Эдж попытался вскочить на ноги. Но это ему удалось не сразу, так как сверху у него на плечах прочно засел хрипящий от страшной боли Люк. Извернувшись, Эдж швырнул его на землю и тот, выронив винтовку, пытался в падении ухватиться за стоящего рядом Чака, но того уже нс было на месте. Сделав шаг назад, он оступился, наткнувшись на труп мертвой лошади, и в этот же момент камень, пущенный Эджем, с хрустом размозжил его маленький нос.
    Тем временем с глухим стуком и подняв облако пыли, Люк со страшной силой ударился о землю. Но он оказался гораздо крепче, чем можно было судить по его виду, и тут же снова вскочил лицом к лицу с Эджем.
    — Моя голова оценена правительством в сотню долларов, — произнес Эдж, как только Люк потянулся за кольтом. Но ему не было суждено выхватить его из кобуры. Неуловимым движением, не делая замаха, Эдж носком сапога с невероятной быстротой и силой поразил врага в то же место, куда незадолго до этого пришелся удар головы. Люк молча, с совершенно исказившимся от боли лицом, обеими руками прикрыл мошонку.
    — Полагаю, что я стою гораздо больше этой суммы, — ровно, как ни в чем не бывало, продолжил свою тираду Эдж, доставая из-за спины бритву в виде кинжала. Люк уже стоял на коленях, беззвучно открывая и закрывая рот. Эдж молча придвинулся к нему держа оружие прямо перед собой. Люк, с расширенными от ужаса глазами, будучи не в состоянии оторвать ладони от источника терзавшей его боли, покачнулся и упал лицом вниз, увлекаемый собственным весом, прямо на подставленное Эджем острие бритвы. Оно вошло ему в горло на всю длину прямо под кадык…
    — Эй, смотри не обрежься, приятель, — проронил Эдж, аккуратно вытаскивая бритву и оттолкнув мертвое тело в сторону, повернулся к Чаку, чтобы узнать, чем тот занимается.
    Коротышка стоял неподвижно, глядя с болью и удивлением на окровавленную ладонь, которую за секунду до этого отнял от изуродованного носа. Другой рукой он держался за ствол «Генри». Это было не самое удобное место, за которое следует держать оружие. Он понял это сразу же, как только Эдж повернулся к нему лицом. Они стояли друг против друга, разделенные трупом лошади, причем одному из них глядело в глаза дуло «ремингтона».
    — Чак! — рявкнул Эдж.
    — Вы… вы были в сознании все это время?
    — Да, Чак! Не забудь, что ружье, которое ты держишь в руке, мое.
    — Вы убили Люка!?
    — Он убил мою лошадь…
    Пот, выступивший на лице у Чака, перемешался с его кровью. Мелко дрожа, он всем своим видом умолял о пощаде.
    — Вы из тех, кто охотится за беглыми преступниками?
    — Нет.
    — Значит, вы сами являетесь преступником?
    — Да, и к тому же оцененным в сто долларов. Эту лошадь, которую прикончил ваш приятель, дала мне моя девушка, — с этими словами Эдж пустил пулю в руку, сжимающую «Генри». Винтовка упала на землю, а Чак, заверещав, принялся убаюкивать здоровой рукой новую рану. Эдж выстрелил еще два раза, и вторая рука у Чака, лишившись двух пальцев, получила заодно аккуратную дырочку в ладони.
    — Пощадите! — взмолился Чак, упав на колени.
    — Я не знаю, какие чувства питала моя девушка к несчастному животному, но что касается меня, то я успел полюбить его.
    После этих слов Эдж всадил остаток обоймы туда, где по его расчетам у Чака должно было находиться сердце. Коротышка рухнул в лужу крови, конвульсивно дернулся и затих.
    — Счастливой охоты за беглыми преступниками на небесах, — скривившись проговорил Эдж и сплюнул.
    — Похоже на то, что ваш револьвер пуст, мистер. В отличие от моего, — раздался сзади чей-то голос.
    При этих словах Эдж окаменел. Голос был женский и звучал совсем рядом за спиной, но не настолько близко, чтобы можно было попытаться решить этот вопрос одним броском.
    — А вы умеете считать? — спросил он самым недружелюбным тоном.
    — Да, и даже не загибая при этом пальцев. Бросьте револьвер и повернитесь. Мне бы очень хотелось взглянуть на свою добычу, которую, по вашим словам, правительство оценило в сто долларов.

Глава шестая

    Женщина не была красавицей. Изучая ее сквозь сощуренные веки и сжав от ярости зубы, что позволил женщине поймать себя, Эдж пришел к выводу, что она была просто уродлива. Высокого роста, с изможденным грязным лицом, она с жадным интересом пялила на него темные воспаленные глаза. Тонкая розовая полоска рта оттенялась выгоревшей на солнце кожей и длинными всклокоченными волосами цвета грязной соломы. Вся ее одежда состояла из бесформенной серой робы, свисавшей с ее шеи до самых лодыжек, полностью скрадывая все формы. Лишь возле самых рукавов виднелись тощие костлявые руки. Этими руками она сжимала наставленное на Эджа ружье. Она казалась слабой и усталой, но на данный дистанции ружье с лихвой компенсировало эти ее минусы. Ружьишко было неважным — старая «гармоника Роланда», самовзводящееся при стрельбе, с вертикально расположенным магазином. Оружие было более пригодно для спортивных упражнений, но достаточно эффективное как на зверя, так и на человека.
    Женщина держала его в руках с видом явной неохоты. Она расположилась возле громадного валуна, за которым скрывалась все это время, прямо перед тем местом, откуда Чак и Люк начали свои военные действия. Эдж решил, что она перебралась туда вслед за ними во время драки.
    — И что же вы высмотрели? — осведомился он. Несколько мгновений она испытующе смотрела ему в лицо, затем ее взгляд охватил всю его фигуру, с удивлением остановился на его широкой груди, скользнул вниз и снова уперся ему в грудь.
    — Почему вы сказали, что ваша голова оценена в сто долларов?
    Глянув мельком на свою грудь и заметив сияющую на ней шерифскую звезду, Эдж с усмешкой кивнул в сторону двух трупов.
    — Сожалеете, что они старались понапрасну? Они были вашими друзьями?
    — Я ехала вместе с ними, — последовал краткий ответ.
    — С которым из них вы спали? Вопрос ничуть не оскорбил ее.
    — Они регулярно менялись, соблюдая очередь.
    — Что-то я не вижу слез сожаления на вашем лице.
    — Женщине, у которой глаза на мокром месте, нечего делать в этих краях, — она сделала шаг назад. — Будет ли кто-нибудь плакать, если я сейчас вас застрелю?
    Эджу понравилось слово «если». Он мельком вспомнил о Гейл, которая и в самом деле могла бы оплакивать его. Она была единственной ниточкой, связывающей его с прошлым, а для людей его склада прошлого не существовало. Все, что осталось позади, было на данный момент времени мертво для него. Мысль о Гейл вызвала у него ряд воспоминаний совсем другого плана, но Эдж тут же их отогнал. Вопросом номер один для него сейчас являлась другая женщина с ружьем на перевес, раздумывающая, стоит ли ему жить дальше на этом свете.
    — Нет, никто, — отозвался Эдж.
    Она кивнула, явно обрадованная таким ответом. Возможно, что причиной этому послужило чувство, что на земле есть еще, по крайней мере, один человек, оказавшийся в таком же положении, что и она. Женщина подняла ружье, при этом мушка ярко заблестела на солнце. Ее палец, лежащий на курке, побелел, а Эдж напрягся, готовясь отскочить в сторону. Внезапно дуло упало вниз, грянул выстрел, и пуля выбила землю у Эджа между ног.
    — Это для того, мистер, чтобы показать, что я могла вас спокойно ухлопать, — произнесла она. Теперь ружье было у нее в одной руке, дулом вниз, и всем своим видом она показывала, что с угрозами покончено.
    Эдж спрятал свой револьвер и, улыбаясь, медленно подошел к ней. Но лишь тогда, когда он приблизился к ней вплотную, она смогла разглядеть его глаза. Женщина поняла, что эта улыбка является маскировкой бешеной злобы, клокочущей в нем.
    Одной рукой он вырвал у нее ружье, а второй наотмашь ударил по лицу. Один раз, второй… слева, справа, ладонью, тыльной стороной, снова и снова, еще раз…
    Она безропотно переносила удары, даже не пытаясь уклониться от них. Глаза пустые, рот плотно сжат в тонкую линию, и ни звука, ни вздоха.
    Наконец Эдж остановился, тяжело дыша от возбуждения, пришедшего на смену недавнему напряжению, рассматривая появляющиеся на ее исхудавшем лице свежие синяки.
    — Я уже встречала мужчин подобных вам, — промолвила она без всякого выражения. — Они обходились со мной и похуже.
    Эдж кивнул ей в ответ, удостоверяя, что он полностью с ней согласен. Побои были для нее явно не чем-то новым в жизни, и у Эджа мелькнула мысль, что если бы они прекратились раз и навсегда, то она бы наверняка заскучала.
    — Я могу продолжить и значительно повысить качество, — процедил он сквозь зубы.
    Она презрительно передернула плечами, казалось, состоящими из одних углов.
    — Я женщина, и всегда найду возможность перехитрить вас. Нельзя ли подождать с этим немного? Куда вы держите путь, мистер?
    Казалось, не было ни выстрелов, ни побоев. Голос звучал ровно и призывал к спокойной, доверительной беседе, словно они уже целый день были приятными попутчиками.
    — По своим делам, — ощерился Эдж.
    — У меня нет денег и совсем мало припасов, — сообщила она. — Это плохие места для одинокой женщины.
    Эдж сплюнул, и его рука поднялась снова, но на этот раз уже более плавно. Любознательные пальцы ощупали костлявую шею женщины, прошлись по ее узким плечам, накрыли маленькую твердую грудь, обследовали все выступы грудной клетки и замерли на ее твердом, как камень, животе.
    Она с молчаливой покорностью переносила этот новый контакт с его рукой. Подобно побоям, этот экзамен также был для нее привычным делом, и проходила она через него, пусть даже и не по своей воле, далеко не в первый раз.
    Эдж сделал шаг назад.
    — У меня очень нежная кожа, — с сардонической усмешкой заявил он, — но я не гордый, хотя и опасаюсь о вас порезаться. Женщина осталась столь же бесстрастной, как и раньше.
    — У меня имеется ряд других достоинств. Я умею, например, хорошо готовить. Опять же, когда у вас будет плохое настроение, вы сможете разогнать его, избивая меня… Похоже, что вы направляетесь в Мексику, а мне тоже туда нужно.
    — Я привык путешествовать налегке.
    — У вас не будет со мной хлопот, — впервые в ее голосе и в выражении ее лица проявились какие-то эмоции. — Ну хотя бы до ближайшего города.
    — Интересно, что бы вы делали, если бы здесь не оказалось ни одного мужчины, которому вы бы смогли навязать свое общество?
    — Я бы использовала любой шанс.
    — Идите и приведите лошадей. Двоих, самых лучших. С едва заметным вздохом облегчения женщина повернулась и направилась к огромному скалистому выступу.
    Эдж наклонился над лошадью и расстегнул подпругу, чтобы снять седло и уздечку. Он вытер пыль со своего «Генри» и принялся перезаряжать «ремингтон». За этим занятием и застала его новая попутчица, возвратившаяся с парой лошадей. Одна из них была крупная гнедая, вторая поменьше, пегой окраски. Обе были оседланы, но без уздечек.
    — Как ваше имя? — поинтересовался Эдж, когда женщина приблизилась.
    — Эми…
    — Звучит приятно, — вздохнул Эдж, засовывая револьвер в кобуру. — Правда, не совсем соответствует вашей внешности.
    — А как ваше имя?
    — Все называют меня Эдж.
    — Вполне подходящее для вас имя.
    Эдж уселся, прислонившись спиной к валуну и надвинув шляпу на глаза так, чтобы иметь возможность наблюдать за женщиной на тот случай, если бы она вдруг вздумала приблизиться к оружию, лежащему возле мертвых ее попутчиков, или к своей «гармонике», валявшейся около трупа его лошади.
    — Вернемся к вашим притязаниям на звание лучшего кулинара, — медленно произнес он. — Если мне не понравится, что вы приготовите, то я отрежу ваши груди и посмотрю, не станут ли они мягче после варки в этом котелке.
    После этого монолога Эдж перешел к созерцанию. Женщина привязала лошадей, собрала хворост и развела костер. Продукты она достала из сумки, висевшей на гнедом, а воду взяла из бутылей, которыми был обвешан пегий. Склонившись над котелком, она принялась готовить еду, напевая песенку. Когда она разговаривала, голос ее, подобно рашпилю, резал уши, но во время пения он приобрел такую нежность и чистоту, что заставил Эджа приподнять шляпу и взглянуть на нее, но он тут же надвинул шляпу обратно, поскольку изменения коснулись лишь ее голоса, а внешние данные остались без изменения.
    Когда я выходила на улицы Лоредо,
    Когда я шла по улицам Лоредо ясным днем,
    Глазами я следила за молодым ковбоем…
    — Вы из Техаса? — прервал ее Эдж на полуслове.
    — Нет, с чего вы взяли?
    — Именно там находится Лоредо.
    — Просто мне нравится эта песня, — ответила Эми, помешивая в котелке, из которого доносились такие ароматы, что заставили Эджа сглотнуть слюну.
    — Я родом из штата Мэн. А вы?
    — А вот это уже мое дело!
    Женщина вновь уткнулась в котелок и продолжала напевать, но уже вполголоса, про себя. Эджа загипнотизировала нежность мелодии, и под ее влиянием, а также под воздействием удушающей жары через некоторое время, после безуспешной борьбы со сном, он задремал.
    Очнулся он моментально, ощутив, как чьи-то пальцы приподнимают край его шляпы. Одна его шляпа осталась в Писвилле, а этой он очень дорожил. Одной рукой он схватил чье-то тонкое запястье, в то время как другая сжала висевшую у него между лопатками бритву. Крик, наполненный полуболью, полуудивлением, остановил его. Он открыл глаза и увидел испуганное лицо Эми. — О, леди… — пробормотал он.
    — Я опять вас разбудила, точнее рассердила, да? Вы снова будете меня бить?
    Эдж выпустил ее руку, заметив, что в другой она держала металлическую миску, полную еды, от запаха которой его рот наполнился слюной.
    — Что это?
    — Тушеная говядина с картошкой, — ответила Эми, протягивая ему миску и ложку.
    Он взял все это у нее из рук и принялся за еду, в то время как она осталась стоять рядом.
    — Ну как? — поинтересовалась она через некоторое время тоном, который показывал, что ответ ей известен заранее. Эдж скривился.
    — Неплохо. Но было бы еще лучше, если бы вы убрались от меня подальше. Ваш вид портит мне аппетит.
    Еда была превосходной!
    Эми съела очень мало, и Эдж очистил весь котелок в одиночку. Покончив с едой, он поднялся, вскочил на гнедого и пустил его в галоп, оставив ее убирать в одиночку место стоянки.
    Управившись, она пустилась в путь на своем пегом. Догнав его, она сохранила дистанцию, держась чуть сбоку и сзади. Стояла удушливая жара, и было похоже, что она не собирается долго спадать. Эдж часто и подолгу припадал к флягам с водой, висевшим на боку у гнедого. Быстро опорожнив первую, он уже было наполовину осушил вторую, когда заметил, как Эми облизывает пересохшие губы. Эдж пристально посмотрел на ее фляги.
    — Разве вам не хочется пить?
    — Нет, — ответила она, с трудом ворочая пересохшим языком.
    Эдж рывком поводьев развернул лошадь и направился к Эми. Приблизившись к ней, он под равнодушным взглядом женщины выдернул ее фляги и, встряхнув их, попытался услышать хоть какой-нибудь звук. С бешенством он отшвырнул их прочь и быстрым движением другой руки вцепился Эми в глотку. Задохнувшись, она опрокинулась на спину, ноги ее выскользнули из стремян и она, перевалившись через круп лошади, с глухим стуком упала на землю.
    Спрыгнув с лошади, он рывком поднял ее на ноги, в то время как она руками держалась за горло и никак не могла вздохнуть.
    — Ты… глупая корова! — прочеканил он ей в лицо. Вслед за этим его кулак вонзился ей в живот, а второй поддал еще. — Почему ты мне ничего об этом не сказала?
    — Я… я… думала… — она задыхалась, затем упала после нового удара по голове.
    — Я хлестал воду, как будто за каждым поворотом плещет озеро, — Эдж в ярости нанес ей еще один удар в спину. — Я думал, что у нас есть еще две фляги с водой.
    Эми посмотрела на него взглядом преданной собаки, которая знает, что хозяин никогда понапрасну не сердится.
    — Я израсходовала всю свою воду на приготовление пищи, — прошептала она, превозмогая боль. — Я не хотела вам говорить, я думала, что вы немного оставите и мне.
    — Вы правильно думали, леди, — проронил он, занося руку для нового удара, но, заметив, что она даже нс пытается защититься, опустил ее. Не скрывая своего отвращения, он развернулся и направился к своей лошади. Усевшись в седло, Эдж тряхнул флягой и тяжело вздохнул, услышав скудный всплеск.
    — Я не хочу воды, — окликнула его Эми.
    Она уже стояла, полусогнувшись, держась одной рукой за живот, а другой за горло.
    — А вы ее и не получите, — Эдж плюнул в ее сторону и, пришпорив лошадь, умчался прочь.
    Через некоторое время женщина смогла взобраться на лошадь и пустить се вскачь, однако каждый шаг животного отдавался в ее теле болью. Эдж к тому времени уже казался черной точкой в жарком пыльном мареве. Между тем, следуя за ним, она в первый раз обратила внимание на то, что следы Эджа неизменно перекрывали следы большой группы всадников, проскакавших тут ранее.
    Вскоре местность пошла на подъем, почва стала скалистой, а следы трудно различимыми. Фигура Эджа, едва видимая вдали, то и дело исчезала из вида по мере того, как дорога ныряла то вверх, то вниз. С каждой минутой Эми все больше и больше приходила в себя, боль ослабевала, ее тело, измученное многочисленными предыдущими испытаниями, мало-помалу оправлялось от последнего потрясения. Вскоре она окончательно пришла в себя и смогла двигаться быстрее, но вместо того, чтобы подгонять своего пегого, как это делал человек, скачущий впереди, она использовала рельеф местности и понемногу сокращала расстояние, разделявшее их. Но подъезжать слишком близко не решалась, се вполне устраивало разделявшее их расстояние ружейного выстрела. Эми видела, как Эдж часто оглядывался назад, но при этом не пытался ни обождать ее, ни оторваться вперед.
    Один раз Эми пробормотала: «Ублюдок!», видя, как тот, поднеся флягу ко рту, жадно лакал воду.
    День между тем кончился, и прохлада приближающегося вечера обещала близкий отдых. Сохраняя установленную дистанцию, Эми испытывала чувство страха перед возможностью остаться одной ночью в пустыне, ненавидя человека, ехавшего впереди, и испытывая странное чувство успокоенности от вида его безмятежной фигуры.
    Наступала ночь…

Глава седьмая

    Ночь спустилась внезапно, как будто кто-то разом украл весь свет, заменив его бледным мерцанием, изменившим всю местность, наполнив ее самыми причудливыми очертаниями. Скалы казались уже фантастическими чудовищами, а редкие побеги растений превратились в пугающие символы затаившегося зла. Для Эджа, как для человека, лишенного всякой фантазии, наступление ночи несло в себе лишь одно неудобство — и без этого слабые следы мексиканцев стали почти неразличимыми в неясном лунном свете. Но он продолжал двигаться вдоль оврага, который бандиты были просто обязаны пересечь для того, чтобы продолжить свой путь на юг.
    Похолодало. Сухой холодный ветер ночной пустыни пронизывал насквозь легкую одежду, удобную в жаркий полдень, но непригодную для ночных путешествий. Эдж остановил лошадь возле небольшой расщелины, опустил поводья и, отвязав от седла толстый плед, укутался в него. Он уже заканчивал возиться с поводьями, когда сзади отчетливо раздался стук копыт, а вслед за ним донесся крик Эми.
    Эдж криво усмехнулся, представив себе, что наступившая темнота внушила Эми еще больший страх, чем он сам. Она наверняка приготовилась вынести все, лишь бы не оставаться в одиночестве. По мере того как он ожидал, в темноте стали прорисовываться пегие пятна на шкуре лошади и бледное лицо женщины. Выбив копытами сноп искр, лошадь взвилась перед Эджем на дыбы.
    — Мы не одиноки в своем путешествии, — сорванным голосом сообщила Эми, соскальзывая с седла и ни одним движением не проявляя мучившей се боли.
    Глаза Эджа мгновенно сузились:
    — И сколько же у нас попутчиков?
    — Двое.
    — Мужчины?
    — Да.
    — Далеко?
    — Полмили, — жестко ответила Эми и пожала плечами. -Возможно, даже ближе. В этом проклятом лунном свете все так обманчиво.
    — Быстро скачут?
    — Вначале ехали медленно, — вздохнула Эми. — Они держались наших следов, затем увидели меня и помчались, как сумасшедшие.
    Осмотревшись, Эдж заметил расщелину.
    — Туда! — скомандовал он и первым поехал к расщелине. Женщина двинулась следом. Эдж взял у нее поводья, вытащил из кобуры «Генри» и бросил его Эми. Знаком он показал ей следовать за ним и продолжил свой путь на противоположную сторону оврага. Как только вдали послышался стук копыт, возвестивший о приближении незнакомцев, он начал карабкаться по скале наверх.
    Вскоре он взобрался на уступ и помог женщине сделать то же самое.
    — Вы снова изобьете меня, — прошептала она сдавленным голосом. В тот момент показались двое всадников. Они проскакали до середины оврага и резко остановились, обнаружив, что столь желанные для них следы вдруг исчезли. Как раз в жизненно важный момент одна из лошадей, находившихся в расщелине, пронзительно заржала и встала на дыбы. Всадники тут же соскочили с седел и натренированными движениями выхватили ружья из чехлов.
    Эдж спокойно наблюдал, как они скрылись в темноте.
    — В чем еще дело? — прошипел он.
    — В этом ружье, — ответила Эми, ложась на землю. — Та пуля, которую я пустила вам под ноги… она была последней. Эдж вздохнул:
    — Вы были правы.
    — В чем?
    — Я действительно снова вас изобью, — проворчал он, не отрывая глаз от того места, где спрятались их преследователи. Он заметил, как один из них метнулся к расщелине, туда, где находились их лошади. При этом Эдж увидел мелькнувший в лучах луны серебряный блеск. Когда второй из преследователей решительно присоединился к первому, Эдж увидел то же самое.
    — Ну вот, теперь кое-что прояснилось, — пробормотал он.
    — Что именно? — забеспокоилась Эми.
    — Эти. ребята — рейнджеры, — отсутствующим голосом ответил Эдж. — Я сужу об этом по жестянкам на их шляпах.
    — Так вы не из тех, кто стоит на страже закона?
    — Нет, я не из тех. В настоящий момент, во всяком случае, — с расстановкой проговорил Эдж и, сорвав с рубашки шерифскую звезду, втиснул ей в руку. — Держите в качестве сувенира.
    — Премного благодарна, — усмехнулась Эми. — Я буду хранить ее в память о Вас до дня своей кончины.
    — Кто знает, может быть этот день уже наступил, — ответил Эдж, нажимая на курок своего «Генри».
    Пуля высекла рои каменных осколков рядом с лицом одного из рейнджеров. Тот моментально скорчился, в то время как его напарник растянулся на земле.
    — Эй, кто здесь? — прокричал один из них.
    — Это Санта-Клаус появился в этих краях чуть раньше срока, — сообщил им Эдж. — Считайте, ребята, что у вас сейчас Рождество.
    — Очень остроумно, — сухо промолвила Эми.
    — Заткнись! — оборвал ее Эдж.
    — Мы являемся представителями территориальной армии Соединенных Штатов, — продолжил свою речь рейнджер. -Ваше имя Эдж?
    — Совершенно верно.
    — Бросайте оружие и спускайтесь, — предложил рейнджер. — У нас имеется ордер на ваш арест. В случае добровольной сдачи вас ждет справедливый суд. В нашем сопровождении у вас будут лучшие шансы, чем при встрече с охотниками за преступниками.
    — А вы не заметили парочку ребят чуть севернее этого места? — усмехнулся Эдж. Последовала пауза.
    — Это ваших рук дело?
    — Я ничего не собираюсь утверждать, но одно могу сказать точно — умерли они не от триппера.
    — Вы меня губите, — зашептала Эми.
    — Долго вы еще собираетесь испытывать мое терпение и свою судьбу? — зашипел на нее Эдж.
    Взглянув на него, Эми воздержалась от дальнейших замечаний и еще больше скорчилась под пледом. Она уже поняла, что его мрачный юмор был просто маскировкой натуры жестокого и безжалостного убийцы.
    — Сдавайтесь, Эдж! — еще раз предложил рейнджер.
    Вместо ответа Эдж пустил вторую пулю, сорвавшую лоскут кожи на голове у лежавшего на земле преследователя и вызвавшую у пострадавшего крик боли. После этого на расщелину, где скрывался Эдж со своей спутницей, обрушился такой жестокий град пуль, что ему пришлось укрыться в ее глубине, а Эми свернулась дрожащим клубочком на каменистой поверхности.
    Как только пальба утихла, Эдж ухитрился взглянуть вниз, но заметить кого-либо не сумел, поскольку во время стрельбы рейнджеры, прикрывая один другого, надежно укрылись в безопасных местах. Вспышка от выстрела обозначила новое местонахождение противника, и Эдж поспешил убрать голову.
    Ему стало ясно, что враги разделились и дадут знать о себе не раньше, чем он окажется в позиции, гарантирующей стопроцентную расправу над ним. Взглянув направо и налево, он обнаружил, что уступ, на котором укрылся он с женщиной, сужался и исчезал с одной стороны и продолжался и расширялся с другой. Подняв глаза вверх, он увидел отвесную стену. Справа от него стена была менее крутой, имела много выемок и кустов.
    Заметив его, рейнджер, сидевший в укрытии, вновь открыл огонь, и новый град пуль заставил Эджа прервать свои наблюдения и скрыться за спасительный каменный выступ. Вскоре магазин рейнджера опустел, и тот принялся перезаряжать его. Эдж воспользовался передышкой, вновь выглянул из укрытия и успел заметить, как второй рейнджер, подбежав к склону горы, нырнул за куст и замер.
    — Я оказался болваном, — проворчал Эдж.
    — Мы попались? — спокойно спросила Эми.
    — Они отлично знают свою работу, — нехотя признал Эдж.
    — Мне бы не хотелось связываться с правосудием, — заявила Эми.
    — У меня оно также не вызывает симпатий, — ответил Эдж и, нс отрывая глаз от того места, где спрятался второй рейнджер, сунул ей в руки «ремингтон».
    — По моему сигналу расстреляете весь свинец на того парня внизу. Не останавливайтесь до тех пор, пока магазин не опустеет.
    — Я не хочу стрелять в представителей закона, — испуганно пролепетала она.
    — Напрасно! Они умирают так же легко, как и все остальные люди, — отрезал Эдж и, ткнув ее локтем в костлявый бок, скомандовал:
    — Начинай!
    Она, не целясь, открыла огонь, просто положив оружие на край скалы.
    Находившийся под ними рейнджер ошибочно принял ее выстрелы за прикрывающий огонь своего напарника. Он выскочил из своего укрытия и успел сделать три шага к ближайшему нагромождению камней, прежде чем обнаружил, что вспышки выстрелов видны совсем в другом месте. Ему не суждено было прожить достаточно долго, чтобы полностью осознать роковые последствия своей ошибки. Резко повернувшись, он произвел выстрел. Пуля с визгом пронеслась над уступом, обдала Эджа роем осколков и после рикошета вонзилась в его одеяло. Но прежде чем рейнджер успел закончить свое движение, Эдж успел выстрелить три раза. Первая пуля пропахала борозду на груди бедолаги, вторая поразила его в ухо, третья вошла в спину и, застряв у него в легких, силой своего удара швырнула его к тем самым кустам, к которым он так стремился.
    Тишина тяжело опустилась на овраг, давя на уши и леденя кровь в жилах.
    — Эй, Нед! — крикнул первый рейнджер с явным беспокойством в голосе. — Нед! У тебя все в порядке?
    — Я мертв, — прошептал Эдж, прижимая губы к уху женщины. — Ты скажешь ему об этом. Скажешь, что ты невиновна, и попросишь для себя пощады.
    — Я не… я не знаю… если…
    Эдж сомкнул зубы на мочке се уха, и она вскрикнула от боли.
    — Леди, вы сделаете то, о чем я вас прошу, а затем то, о чем вас попросит он.
    — Нед! — снова донесся голос рейнджера снизу.
    — Эй! Эдж убил его, — ответила женщина с дрожью в голосе так, что се слова походили скорее на шепот.
    — Что?!
    — Второй человек мертв, — уже громче сказала она. — Они убили друг друга.
    — Женщина? — удивился рейнджер. — Это невозможно! Женщина в этих местах?
    — Да, я из этих мест, — ответила она. — Вы слышали, что я вам сказала? Они оба мертвы.
    — Я вам не верю! — заявил рейнджер и после паузы добавил: — Во всяком случае в том, что касается Эджа.
    — Бросьте вниз револьвер, — шепнул Эдж.
    — Смотрите, вот его револьвер! — крикнула Эми, взмахнув рукой. «Ремингтон», клацая и стуча о камни, скатился на дно оврага.
    — У него было ружье! — крикнул рейнджер. Эдж поднял пустую «гармонику» и сунул ее женщине в руки.
    — Кидай!
    Ружье с еще большим шумом последовало за револьвером. Мгновения тишины, а затем новый вопрос:
    — Кто вы?
    — Мое имя Эми Риджуэй. Эдж подобрал меня в пустыне. Я его обслуживала и готовила для него. О, мистер, я не знала, что он вне закона. Если бы я это знала, я бы ли за что не связалась с ним.
    — Покажитесь!
    Эми испуганно взглянула на Эджа, обнажив ряд острых зубов.
    — Я боюсь, — прошептала она, — он может меня застрелить.
    — Вставай! — приказал Эдж. — Что там на уме у рейнджера, не знаем ни ты, ни я, но если ты меня ослушаешься, то тут же схлопочешь пулю — и это факт!
    Эми перевела дыхание, понимая, что просто так он ничего не говорит.
    — Эй, мистер! Я выхожу! — закричала она. — Я без оружия!
    — Делайте все спокойно и медленно, — проинструктировал се рейнджер.
    Женщина прижалась к задней стенке скалы и начала медленно подниматься. Когда она встала во весь рост, то се лицо при матовом свете луны казалось окаменевшим от страха.
    — Двигайся, чтобы он мог заметить тебя, — прошептал Эдж, придвинувшись к ней.
    — Я не могу, — еле слышно вымолвила она. — Я не могу пошевелить ни единым мускулом.
    — Ничего, сейчас я тебе помогу, — зашипел Эдж и, взмахнув «Генри», жестким движением вдавил ствол ружья между се ног, почувствовав при этом, как он мягко входит в ее тело.
    Эми издала тихий стон. В ответ Эдж лишь усмехнулся и буркнул:
    — Считай, что ты переспала с моим ружьем.
    — Вы меня убиваете… — пробормотала она, делая шаг вперед.
    — Возможно, — согласился Эдж, откатываясь назад. Его ступни моментально обвили икры се ног и, потеряв равновесие, с криком ужаса Эми упала вперед. Разбив лицо о выступ скалы, она кувырком покатилась по склону. Глухой стук перекатывающихся камней сопровождал каждый новый поворот ее тела.
    — Счастливого пути, Эми, — пробормотал Эдж, когда последний глухой стук возвестил о том, что Эми достигла дна ущелья.
    Воцарившаяся тишина была настолько плотной, что се можно было резать ножом. Явственно ощущался холод. Эдж тщательно завернулся в одеяло, приготовившись ждать столько, сколько оставшийся в живых рейнджер сочтет нужным для своей безопасности.
    — Эй, Эдж… Это было совсем не то, что хотелось бы услышать Эджу.
    — Эдж! Вы все еще там?
    Лежа в темноте, Эдж ухмыльнулся. Он полностью затаил дыхание и превратился в камень. Снизу донесся звук, всего лишь одно невнятное слово, которое явно означало ругательство. Снова тишина на долгие мгновения. Затем звук шлепка рукой по лошадиному крупу, тихое ржание и стук копыт. Одна из лошадей, пегая или гнедая, поскакала прочь из ущелья. Эдж не стал высматривать, которая из них, все это было совсем не то, чего он ожидал.
    Наконец, после долгой паузы, послышался звук шагов по твердой почве… Вновь пауза… Снова шаги. Рейнджер медленно продвигался от защищавшей его скалы. Эдж удивленно приподнял брови, посчитав, что противник выжидал всего лишь около пятнадцати минут, прежде чем принял решение выйти на открытое пространство.
    Несмотря на соблазн, Эдж продолжал сохранять полную неподвижность, понимая, что там, внизу, за его укрытием наблюдают нервные глаза, а беспокойный палец дрожит на курке.
    Но вот шаги зазвучали более часто, поскольку рейнджер начал передвигаться быстрее, затем опять все стихло. Эдж, сосчитав до трех, рывком приподнялся на локтях, направив дуло «Генри» вниз.
    Возле трупа женщины, согнувшись и рассматривая ее, стоял рейнджер. Услышав шум наверху, он разогнулся и поднял голову. Его лицо исказилось от ужаса.
    — Брось это! — скомандовал Эдж, и рейнджер покорно бросил оружие на землю.
    — Это вы столкнули ее?
    — Ей незачем было жить на этом свете. Как вы напали на мои след, несчастный?
    — Ваш портрет опознал городской портной. Служанка из ресторана утверждала, что вы отправились на север, ее поддержал хозяин, но мы решили, что они солгали.
    — Благодарю за честность, — произнес Эдж и всадил рейнджеру пулю в сердце.
    Тот упал в судорогах на труп женщины и вскоре замер. Эдж поднялся, тщательно укутался в одеяло и начал спускаться.
    Он даже не взглянул на распростертые тела, когда пересекал дно ущелья. Там) же он выяснил, что рейнджер пытался выманить его из укрытия при помощи гнедого. Он подобрал свой «ремингтон» и медленно побрел туда, где терпеливо стояли лошади рейнджеров.
    Эдж выбрал крупного коня каштанового цвета, у которого к тому же были наполовину наполненные кормушки. Он взял с собой одну из них и опорожнил в другую. Затем Эдж привязал оружие и вскочил в седло, направив лошадь на юг.
    Бей тише, барабан, Звучи печальнее, труба, Играя смерти марш, В последний путь меня сопровождая…
    Он попытался спеть песню, которую пела Эми, но ее мелодичное окончание оказалось ему не под силу.
    — Итак, еще пятеро, и двое из них рейнджеры, — задумчиво поведал он своему коню. — Полагаю, что у меня есть все основания потребовать увеличения призовой стоимости за мою поимку. Скорее бы уж пересечь границу!

Глава восьмая

    Это была обычная тактика их жестокого вожака — нападать на свои жертвы именно в такое время. Поскольку именно в эти часы набег ожидается меньше всего, и те, кто мог бы оказать сопротивление, были в это время готовы менее всего. Сон обезоруживает и расслабляет человека, и ему всегда требуется несколько секунд, чтобы осознать опасность, а за это же время пуля или клинок атакующего успевают сделать свое дело.
    Матадор приказал двоим сторожить лошадей, а с остальными подкрался с большими предосторожностями к деревне. Поселение насчитывало не более дюжины домов, большинство которых, грубые и грязные, образовали нищенские кварталы бедноты, основным занятием которой была обработка в поте лица своего участка обезвоженных земель Запада.
    Одна из хижин, самая большая, была местной таверной, а вторая, поменьше, сельской лавкой. Единственной причиной, по которой в этом месте образовалось поселение, было наличие колодцев, расположенных в центре деревенской площади, вокруг которой располагались деревенские хижины.
    Нигде не было видно ни огонька, когда бандиты сгруппировались вокруг центрального колодца. Ни один из них не издал ни звука, пока вожак жестами объяснял план предстоящего нападения. Каждый из них отделился от основной группы и быстро направился к своей цели. Вскоре у каждой двери зловеще вертелись фигуры с ружьями наизготовку. В конце концов, Матадор остался один в центре площади и, как только он потянул бадью из колодца, это послужило сигналом к началу действий. Каждый из бандитов вскочил на крыльцо, резким ударом ноги распахнул дверь хижины и открыл стрельбу наугад в темный проем помещения.
    Крики ужаса и стоны раненых эхом зазвучали в наступившей тишине после того, как бандиты, прекратив огонь, стали врываться в дома. В то же самое время Эль Матадор, стоявший у колодца, вел себя, как в спокойный летний день. Он вытащил ведро полное воды и погрузил в него лицо, с наслаждением ощущая вкус свежей, чистой, ледяной воды. В то же время его глаза следили поверх деревянного ободка за происходящим.
    Он сразу заметил, как из дверного проема выскочил обнаженный человек. Тут же вслед ему из дома прогремел выстрел. Пуля пролетела над головой беглеца, не причинив ему никакого вреда. Не отрываясь от ведра с водой, Эль Матадор расстегнул кобуру на правом бедре, извлек оттуда кольт и нажал на курок. Человек взмахнул руками, упал на землю, задергался и затих. Матадор, утолив жажду, швырнул ведро обратно в колодец, затем медленно развернулся на каблуках, перебегая взглядом с одного дверного проема на другой, осматривая всех уцелевших, которых бандиты выгоняли на улицу. Здесь были мужчины и женщины, старики и дети. У всех без исключения на лицах был написан ужас. Женщин было больше, чем мужчин, большинство из них были достаточно молоды, и только поэтому бандиты их пощадили. Наличие детей в этой толпе объяснялось остатками человечности у некоторых бандитов.
    Описав полный круг, Эль Матадор сделал еще полкруга и уперся взглядом в высокую девушку. На вид ей можно было дать лет шестнадцать. Ее прекрасное лицо обрамляли жгуче-черные волосы, но правая щека была обезображена свежим ярко-красным шрамом.
    Широкими шагами, с надменным видом Эль Матадор подошел к девушке вплотную, чуть ли не упираясь своим лицом в ее выступающие из под ночной рубашки груди. Она смотрела на него сверху вниз, расширенными от ужаса глазами. Отойдя на шаг назад, Эль Матадор зацепил концом своего хлыста подол ее ночной рубашки и приподнял его до уровня живота девушки. Ее ноги дрожали от страха, в то время как бандит с похотливым интересом изучал ее прелести.
    — Как твое имя, девочка? — спросил он, опустив подол и впившись взглядом во все еще скрытые груди своей жертвы.
    — Мария, — загнанно ответила она.
    — Очень красивое имя и вполне тебе подходит, вот только этот шрам… Кто тебя ударил?
    Девушка робко взглянула налево — там стоял ее отец. Выражение бессильной ярости искажало его красивое мужественное лицо.
    — Это сделал я, — проронил он и сделал шаг вперед. — И сделал это для того, чтобы ее тело не прельщало твоих свиней этой ночью…
    Матадор направил мушкетон на мужчину.
    — Имя?
    — Филиппе Маноле.
    Выстрел из мушкетона слился с отчаянным женским криком из толпы:
    — Моя жизнь… мой сын… Филиппе… Ты убил его… Матадор обернулся:
    — Мне очень жаль, но я привык сам убивать своих соперников. Мария моя, — добавил он, обернувшись к бандитам.
    Выстрелы из мушкетона Эль Матадора почти напополам разорвали тело Филиппе, и в тот же момент Матадор, совершенно озверев, сорвал левой рукой всю одежду с девушки. Ее жалобный крик послужил сигналом к началу кровавой оргии убийств и насилия.
    Первыми жертвами пуль бандитов стали мужчины, дети и старухи. Затем бандиты накинулись на девушек, срывая с них одежду и валя на землю.
    Некоторые из девушек кричали, отчаянно сопротивлялись первобытной похоти насильников, другие — объятые страхом, покорно подчинялись бандитам.
    Один из бандитов, выведенный из себя непрекращающимися криками двенадцатилетней девочки, которую он насиловал, вытащил револьвер и выстрелил ей прямо в рот.
    Неожиданно из-за домов показался один из жителей деревни. Его левая рука, простреленная в плече, беспомощно свисала, но во второй он держал тяжелое ружье. Его горящие яростью глаза обежали площадь и остановились на распростертой фигуре его дочери, к которой уже пристраивался очередной бандит. Отец понимал, что сможет выстрелить только один раз и, нажав на курок, молил небеса о том, чтобы пуля вошла его дочери в голову, избавив се от дальнейших мучений. Молитва была услышана, но мгновением позже под градом пуль разъяренных насильников пал и ее отец.
    Приступ похоти схлынул, бандиты были поглощены другим, более кровожадным чувством. Как всегда, Эль Матадор первым подал пример. Оставив Марию лежать на земле, он, стреляя с двух рук, проделал по дырке в каждой из ее молоденьких упругих грудей. Торрес в момент наивысшего наслаждения вытащил нож и перерезал горло своей девушке, а Мигель двумя ударами сабли отсек груди другой девушке. Вся остальная шайка дружно их поддержала, разрядив магазины своих револьверов и ружей в распростертые обнаженные тела.
    Тишина, наступившая после резни, прерывалась лишь тяжелым дыханием бандитов, оцепеневших при виде площади, усеянной трупами. Но Эль Матадор дал им всего несколько секунд на то, чтобы прийти в себя.
    — Всем искать еду и текилу! — скомандовал он. — Мы едем в Хойос.
    Вновь площадь взорвалась беспорядочным движением. Бандиты кинулись обратно в хижины. На этот раз не было никакой стрельбы, поскольку не осталось ни единой мишени. Вместо этого из хижин теперь доносились звуки торопливых поисков, радостных и разочарованных возгласов. Вскоре Эль Матадор, наблюдавший за происходящим из центра деревенской площади, обнаружил, что добыча, взятая в деревне, ничтожна мала. Только четверо из группы, избравшие предметом своих поисков деревенскую таверну, вернулись нагруженные бутылями с текилой и красным вином.
    На сеновале одного из сараев Луис Элвис, лежа у стены, смотрел сквозь щель на площадь, заполненную грабителями и их жертвами. Его глаза возбужденно сияли, губы кривились в довольной усмешке.
    Сеновал был постоянным прибежищем Луиса уже много лет, с тех пор как он впервые попал в Сан Мариас. В сарае пахло сеном и навозом, а также тяжелым запахом, исходившим от самого Луиса. Чем старше он становился, тем делался менее брезгливым и чистоплотным. А Луис был уже очень стар. Насколько он помнил, ему было около семидесяти. Роста он был маленького, тщедушный на вид, со сморщенным, почти обгоревшим на солнце лицом. Выражение лица было тупое, глазки маленькие, рот безвольный, но волосы были еще на диво черными и густыми, свисающими челкой надо лбом. Лицо человека, проводившего все свои дни в сарае и столовой, где он зарабатывал жалкие гроши тем, что подметал пол — лицо, всегда имевшее очень кислый вид. И лишь тогда, когда в его слабом мозгу возникали картины прошлого, его лицо оживлялось, а для пробуждения этих воспоминаний ему был необходим хороший толчок. Сцена, происшедшая на площади, свидетелем которой он оказался, была идеальным средством для этого. В его памяти ожили картины давно ушедших дней, множество подобных рейдов, участником которых и он был когда-то.
    С самого начала он внимательно смотрел на происходящее. Момент прибытия банды в деревню, взлом спящих домов, расстрел не представляющей ценности с точки зрения секса части населения, насилие и убийство девушек, а теперь и грабеж.
    Луис нс упустил ни малейшей детали происшедшего. В его памяти вставали картины прошлого, все то, через что он прошел сам и чего ему уже никогда не испытать. Его восхищение Эль Матадором не знало границ. В свое время Луис Элвис разбойничал со многими группами, но никогда еще он не видел такого искусства организованного насилия и такого пренебрежения к человеческой жизни.
    Как только лошади были приведены и навьючены едой и выпивкой, произошла одна вещь, ускользнувшая от внимания Луиса.
    Бандиты сделали что-то не так или, возможно, чем-то пренебрегли. На лице Луиса появилось еще больше морщин, когда он полностью погрузился в свои воспоминания, но, как только бандиты вскочили на коней и приготовились выступать, Луис в замешательстве встряхнул головой.
    Матадор, возглавивший колонну, внезапно размашистым жестом сорвал со своей головы сомбреро и, поклонившись в седле на три стороны пространству, устланному мертвыми телами, провозгласил:
    — Эль Матадор благодарит жителей Сан Мариаса за оказанное ему здесь теплое гостеприимство!
    — В особенности мы благодарим всех здешних леди за их пылкую любовь, — в тон ему добавил Мигель.
    Вслед за этими издевательскими словами тишина взорвалась грубоватым гоготанием, сменившимся цокотом конских копыт.
    Поднялось густое облако пыли. Банда по-прежнему держала путь на юг.
    Луис оставался в своем убежище до тех пор, пока шум окончательно не замер вдали и пыль не осела на землю. Затем он медленно поднялся на ноги, быстро двигаться ему мешал возраст, и через дыру в чердаке по лестнице спустился вниз. Открыв дверь сарая настолько, чтобы бросить взгляд наружу, он выждал немного и вышел. Возбуждение вновь охватило его, когда он двигался среди трупов. Он удовлетворенно ухмыльнулся, заметив среди мертвецов хозяина столовой, постоянно платившего ему жалкие гроши за его работу, затем он пнул ногой голову одной уродливой женщины, которая приносила ему на чердак его недельное жалование и заставляла его спать с ней. Но когда Луис остановился возле обезглавленного трупа молоденькой девушки, в нем шевельнулось чувство сожаления. Накрыв се грудь своей костлявой ладонью, он ощутил холод и окостенение. Не завершив полностью своего обхода, он присел у стены столовой и припал губами к бутылке с текилой, которую обронили бандиты. Наслаждаясь спиртным, он напрочь отогнал мысли о возможном возвращении бандитов. Он, Луис Элвис, остался единственным живым из всех жителей Сан Мариаса. Несколько мгновений его тело дрожало от этой мысли. Затем он сплюнул, и его физиономию скривила старческая усмешка.
    — Эль Матадор, — пробормотал он, — я больше не испытываю к тебе ни малейшего чувства уважения. В наше время мы всегда были уверены в том, что ни одна живая душа не сможет свидетельствовать о наших подвигах и преступлениях…
    Он вновь поднял бутыль и жадно прильнул к ней, наслаждаясь разливающимся по телу теплом. Прошло уже много лет с тех пор, как он был способен в одиночку вылакать целую бутылку, и он радовался выпавшей на его долю удаче. Огонь внутри его разгорался все ярче, захватывая его все больше, пока полностью не поглотил его сознание и он не провалился в блаженное забытье.

Глава девятая

    Когда Эдж въехал в Сан Мариас, солнце как раз достигло наивысшей точки на небосводе. Луиса Элвиса возле стены уже не было. Глазам одинокого всадника предстала только смерть во всех ее проявлениях. Эдж бесстрастно взирал на ужасную сцену, отпустив поводья и дав лошади полную свободу до тех пор, пока она не приблизилась к колодцу. Остановив ее и соскользнув на землю, Эдж медленно повернулся на каблуках. Его глаза моментально обежали распахнутые дверные проемы, черневшие в безжизненных домах. На вид все было спокойно. Убедившись в том, что Сан Мариас является обителью мертвых, Эдж подошел к колодцу и вытащил из него наполненное до краев ведро воды. Точно так же, как и Эль Матадор несколько часов назад, Эдж целиком погрузил лицо в свежую спокойную воду и с наслаждением пил ее.
    — Эй, американец! Одно движение, и ты будешь мертв, как и любой из жителей этой деревни!
    От неожиданного звука человеческого голоса Эдж окаменел. Слова произносились на испанском и доносились откуда-то справа. Тем не менее Эдж продолжал пить холодную воду, подняв над ее поверхностью глаза и слегка наклонив ведро. В неверном отражении воды он заметил фигуру Луиса, стоявшего в дверях амбара и целившегося в него из ведра, продырявленного заранее и надетого на ствол ружья для маскировки. Этот фокус Луис использовал когда-то в молодости.
    — Я уже напился, сеньор, — подал голос Эдж.
    — Похоже, что ваша лошадь тоже испытывает жажду, сеньор.
    Эдж выпрямился и поставил ведро на пыльную землю. Кобыла тут же сунула в него свою морду. Пристально глядя на старика, Эдж оценивал его тщедушную фигуру, лохматые штаны, стоптанные башмаки и неказистое тело, укутанное в изорванное пончо.
    — Это ваша работа? — осведомился Эдж, указывая на усеянную трупами центральную площадь. Луис в ответ досадливо крякнул.
    — У меня много раз возникало желание это сделать, но человеку нужна слишком большая скорость, чтобы заниматься такими вещами, а я уже слишком стар и медлителен. Но для того, чтобы прикончить одного, скорости у меня хватит, — захихикал он. Зачем же меня убивать?
    — У вас имеется прекрасное животное. В деревне мне, сами понимаете, делать больше нечего. Нужно как-то выбираться отсюда, ну а лошадь, я полагаю, лучше осла. А здесь, к сожалению, водятся только ослы.
    В центре площади, где находился Эдж, нс было ни малейшей тени, и он начал уставать, как от жары, так и от болтовни старика. Эдж глубоко вздохнул.
    — Ну вот что, милейший, если ты сейчас же бросишь ружье, то я, вероятно, не стану тебя убивать. Но если ты этого не сделаешь, то после того, как я сосчитаю до трех, — ты станешь трупом. В отличие от тебя, я еще не стар и очень подвижен.
    Голос его был низок и спокоен и отчетливо доносился до амбара, где старик усердно напрягал слух, чтобы осознать смысл сказанного. Возраст, воздействие спиртного и страх перед Эджем вызывали дрожь в руках, отчего мушка на конце ружья ходила ходуном.
    — У вас весьма жесткая манера вести беседу, американец, — произнес он, и в его голосе отчетливо слышалась дрожь.
    — Раз… — возвестил Эдж и, направив «ремингтон» на старика, спустил курок.
    С криком ужаса Луис швырнул ружье вверх, и в то же время Эдж изменил прицел своего уже стреляющего оружия. Пуля попала в ствол брошенного стариком ружья, заставив его вертеться волчком, прежде чем с глухим стуком упало на землю.
    — Вы же сказали, что будете считать до трех, — оскорбился Луис.
    — Иногда я говорю неправду, — заметил Эдж, засовывая револьвер в кобуру и удостоверившись, что его лошадь напилась, швырнул ведро в колодец.
    — У американцев нет никакого понятия о чести. Эдж холодно усмехнулся, взял лошадь за поводья и повел ее в тень строения.
    — Честность предназначена для молодежи, которая из-за нее и погибает. Я же рассчитываю прожить подольше.
    Учуяв исходивший от старика гнилостный запах, Эдж сморщился. Он кивнул на устлавшие площадь тела и поинтересовался:
    — Дело рук Эль Матадора9 Луис кивнул.
    — Именно так называли его бандиты. Очень маленького роста, — подняв руку, он обозначил рост вожака. — Но очень большой лидер! Много людей. Они появились на рассвете, очень неожиданно, словно горные львы, преследующие добычу. Затем — бу-ум! бу-ум! Люди умирали, так и не поняв, что случилось. — Он усмехнулся. — За исключением девочек, конечно. Им бандиты позволили пожить немножко дольше. Ровно столько, сколько нужно сами знаете для чего, сеньор, — и он гадливо подмигнул, продолжая смотреть на Эджа изучающим взглядом.
    Тот холодно смотрел на старика, и под этим взглядом все приятные воспоминания Луиса понемногу улетучились.
    — Вы единственный, кто остался? Луис сплюнул.
    — Как и вы, сеньор, я желаю прожить подольше. Мне известны повадки молодцов такого рода. Я и сам когда-то был таким. Мы были наиболее грозной шайкой всей Мексики. Я был таким же быстрым, как и вы сегодня. Я убил много мужчин, обладал многими женщинами. Эль Матадор безжалостен. После таких событии, как в Сан Мариасе, никто не остается в живых, чтобы рассказать о случившемся.
    Казалось, Эдж не слушает его. Он вытащил свой нож и лениво обрезал ногти. Затем его глаза отыскали лицо Луиса.
    — Как ваше имя?
    — Луис Элвис, сеньор. Я…
    — Вы все это видели?
    — Все, сеньор.
    — И слышали?
    Глаза Луиса заблестели.
    — Стрельба… вопли девочек…
    — Должно быть, было очень весело, — сухо проронил Эдж.
    — Вы слышали какие-нибудь разговоры бандитов?
    — Разговоры, сеньор?
    — Они говорили о том, куда они собираются ехать дальше? Луис с энтузиазмом закивал головой.
    — Они поскакали в Хойос, сеньор. Я слышал, как Эль Матадор говорил об этом. В Хойос… Вы хотите ехать вслед за ними, сеньор?
    — Я ведь в Мексике не для поправки здоровья, — заявил Эдж, но больше для себя, чем в ответ на вопрос старика.
    — Где находится Хойос?
    Скрюченным пальцем Луис указал на юг.
    — Много миль отсюда, сеньор. Высоко в горах. Злое место, убежище всех бандитов. Я жил там однажды. Иногда туда наведываются солдаты, и тогда там бывает много стрельбы, но потом бандиты опять возвращаются туда. Нужно иметь большое мужество, чтобы в одиночку идти в Хойос.
    — Я не собираюсь идти туда в одиночку, Луис, — сообщил Эдж, и на его лице вновь заиграла ледяная усмешка при виде замешательства на лице собеседника.
    — Сеньор?
    — Идти по следам — очень тяжелая работа, Луис. Раз вы знаете, где находится Хойос, то и приведете меня туда без всяких помех.
    Луис негодующе тряхнул головой.
    — Я нс хочу идти туда, сеньор. Это очень плохое место, к тому же Эль Матадор страшный человек.
    Эдж кончил чистить ногти и, держа перед собой нож, подставил его солнечным лучам и начал пускать зайчики в глаза Луиса.
    Старик, леденея, сощурил глаза.
    — Я, наверное, недостаточно хорошо владею испанским, — вздохнул Эдж. — Вы меня не поняли, Луис. Я и не собирался заставлять вас ехать со мной. Я просто просил вас составить мне компанию.
    — Пожалуйста… — умоляюще произнес Луис. Эдж окинул площадь оценивающим взглядом.
    — Здесь не осталось ничего и никого, что бы могло вас удерживать. Я не могу оставить вас тут в таком бедственном положении. В мертвом месте нет места живому. Я чувствую себя просто обязанным прикончить вас, Луис, и тем самым избавить вас от ненужных страданий. Итак?
    — Я думаю, что будет лучше, если я отправлюсь вместе с вами, сеньор, — заявил Луис с тем же энтузиазмом, с которым он минуту назад от всего отказывался. — Я проведу вас прямо в Хойос, а затем в знак признательности вы позволите мне идти своей дорогой.
    — И куда же вы пойдете, уважаемый Луис?
    — В место, которое известно лишь мне одному, сеньор. Туда, где много денег, — последовал ответ, и снова былые воспоминания оживили иссохшее лицо старика. — Все деньги, которые там находятся, будут моими… — Что-то еще пробудилось в его воспоминаниях, и он уставился на грубый перстень, украшавший третий палец его правой руки. — Десять тысяч американских долларов! — прошептал он благоговейно.
    Эдж вскочил в седло и безучастно посмотрел на старика.
    — Выбирайте себе осла, дружище, — сказал он. — Когда мы приедем в Хойос, я подумаю, стоит ли отпускать вас одного на поиски ваших сокровищ.
    Луис взглянул на высокого, тощего американца и обиженно огрызнулся:
    — Это не выдумка, сеньор. Деньги мои, и когда я их получу, то буду богаче самого Президента.
    — Марш за ослом! — повысил голос Эдж. — Или я поеду в ваш Хойос один.
    Старик с одобрением ухмыльнулся этим словам, но холодное выражение на физиономии Эджа живо напомнило ему о той участи, которая ждет его в том случае, если американец покинет Сан Мариас в одиночку.
    Сопровождаемый сзади Эджем, он быстро забежал в амбар. Там на привязи томилось полдюжины жалких и грязных ослов. Луис отвязал лучшего животного и взгромоздился прямо на голую спину животного.
    Эдж кивнул в сторону юга.
    — Вперед, Луис! Вы знаете дорогу, поэтому я буду держаться немного сзади.
    — Сеньор? — Луис явно был сбит с толку.
    — Двигайтесь, — отрезал Эдж, — а для вашей болтовни постарайтесь подыскать себе другого попутчика. Трепитесь с ослом!

Глава десятая

    После многочисленных, но безуспешных попыток завязать разговор с молчаливым Эджем старый мексиканский бандит впал в недовольное молчание, за исключением тех моментов, когда он был вынужден понукать своего скакуна, не желавшего продолжать путешествие. В свою очередь, Эдж был доволен медленной ездой, темп которой по сравнению с его прежней скачкой мог быть сравним только со скоростью черепахи. У него была цель, и он верил тому, что рассказал ему Луис о Хойосе, как об убежище Эль Матадора и его людей.
    Жара, казалось, увеличивалась с каждой пройденной милей, и медленный темп движения, навязанный строптивым ослом, являлся при данных условиях наиболее приемлимым, поскольку позволял сберечь силы и энергию для того, что ожидало их впереди.
    Они представляли собой весьма странную парочку, пересекая пересохший, выбеленный солнцем край Северной Мексики.
    Старик, скорчившийся на маленьком ослике, свесивший на грудь подбородок, голова, укрытая широкополым сомбреро, укутанное старым пончо тело, ноги, свисающие по обе стороны седла, едва не волочащиеся по земле, задевая ее при малейшей неровности почвы.
    Позади него — высокий и прямой, сидящий в седле скакуна, рослый и худощавый американец, правящий своим конем с совершенно отсутствующим видом. Лицо обросло многодневной щетиной и было лишь наполовину прикрыто полями шляпы. И из-под этой шляпы мрачно поблескивали две щелочки, в которые превратились его глаза, неустанно обшаривающие окружающее пространство.
    Луис говорил правду, когда определил местоположение Хойоса много миль южнее, поскольку они провели в пути весь день, и было уже далеко за полночь, когда старик подтянул свои веревочные поводья и соскользнул на землю, оглядываясь на Эджа.
    — Вы устали, сеньор? — произнес Эдж тоном, явно указывающим на недопустимость утвердительного ответа.
    — Сеньор, — махнул рукой Луис, — Хойос перед вами. Эдж внимательно посмотрел в указанном направлении. Еще до того, как солнце спряталось за горизонт, они начали долгий безостановочный подъем и сейчас очутились в гористой местности. Это был хребет Сьерра-Мадре, который начинается на западной стороне Мексики, тянется через всю Центральную Америку и соединяется с северной частью Анд.
    Во время пути Луис часто колебался, очевидно не будучи абсолютно уверенным в правильности выбранного направления, в особенности когда тропа перед ним раздваивалась. Но воспоминания бурной молодости четко всплывали в его мозгу, и, когда он наконец скомандовал «стоп», в его голосе звучала уверенность с примесью гордости за то, что он привел американца туда, куда тот хотел попасть.
    Приглядевшись, Эдж смог различить узкую тропу, извивающуюся по поверхности, казавшейся на первый взгляд отвесной скалой, ведущей к расположенному на вершине плато. Но на поверхности скалы имелся небольшой скат, достаточный для продвижения по тропе зигзагом и довольно широкий, чтобы пропустить одного всадника.
    — Теперь вы видите, сеньор, почему бандитам нравится это место, — сказал Луис, — горы практически непроходимы. Этот путь — единственный к городу. Солдаты могут идти на приступ только тогда, когда сидящие наверху будут слишком пьяны, чтобы разглядеть атакующих. Итак… мои лучшие пожелания, сеньор. Эль Матадор, без сомнения, прикончит вас, но в моих правилах пожелать удачи другу, даже если он пытается сделать невозможное.
    Понукая осла, Луис освободил тропу и с преувеличенной вежливостью отвесил Эджу прощальный поклон.
    — Луис, — мягко обратился к нему Эдж, не двигаясь с места. Старик поднял на него глаза. Тон американца, которым тот произнес его имя, вызвал в его душе безотчетный страх.
    — Да, сеньор?
    — Мне очень жаль, но в моих правилах убивать тех людей, которые не делают того, о чем я их прошу.
    — Но мои деньги… Мои десять тысяч американских долларов! — жалобно простонал Луис.
    — Неужели вы цените вашу жизнь дешевле? — усмехнулся Эдж.
    Старик, казалось, собирался возразить, но потом обмяк и со вздохом произнес:
    — У вас и в самом деле нет совести, сеньор.
    — Вы правы, у меня и в самом деле нет ни чести, ни совести, — ухмыльнулся Эдж и пришпорил свою лошадь, направляясь за ослом Луиса, который медленно поднимался по узкой тропке.
    Тропа становилась все более крутой, по мере того как они взбирались наверх. Отвесный край тропы манил ужасающей перспективой падения по камням с обрыва в случае неверного шага лошади или осла.
    — Сеньор, — позвал Луис.
    Эдж что-то недовольно буркнул.
    — Что, если Эль Матадор поставил сторожевые посты? -настойчиво продолжал Луис.
    — Вы едете впереди, — лаконично заметил Эдж, — так что первая пуля ваша.
    В ответ он услышал тяжелый стариковский вздох, и больше они не переговаривались.
    Вверху тропа немного расширялась, как раз перед выездом на плато. Эдж спешился и взял в руки «Генри». Луис остался восседать на осле, пытаясь унять дрожь, сотрясавшую все его тело, и наблюдая, как американец пополз вперед, прячась за кустарником, в изобилии росшем вокруг. Луис в раздумье поглядывал по сторонам, не попытаться ли скрыться. Но он отлично понимал, что будет либо подстрелен, либо упадет в пропасть, прежде чем его осел сделает несколько шагов. В отчаянии он сплюнул.
    Эдж рассматривал Хойос, и на его лице не отражалось никаких чувств по поводу открывшейся перед ним перспективы. Город отстоял более чем на пятьсот ярдов от края пропасти. Расстояние, не заметное снизу. Как и говорил
    Луис, позади него возвышались горы, делая невозможным нападение на Хойос с южной стороны. Местность на западе и востоке была скрыта в темноте, но Эдж полагал, что отвесные скалы и там образуют естественную защиту горожан. Впрочем, жители Хойоса навряд ли могли удовлетвориться этой естественной защитой. Все, что Эдж смог рассмотреть, это сложенная из кирпича стена высотой в двадцать пять футов, бледно мерцающая в неверном лунном свете, и зияющий чернотой провал открытых ворот. Что происходило за ними внутри, он разглядеть не мог — тишина и мрак покрывали город, почти осязаемые в своей абсолютности. Эдж повернулся к Луису и коротко приказал:
    — Слезай!
    Старик повиновался и, спешившись, отпустил осла. Эдж взялся за поводья и направил животное к городским воротам, после чего сильно ткнул его дулом ружья в крестец.
    Осел яростно взревел, злобно взбрыкнул задними копытами и помчался к распахнутым воротам замершего города. Присев за кустом, Эдж пристально следил за ним, не выпуская из вида и городские стены. Единственным живым существом на расстилавшейся перед ним площади был разъяренный осел, который промчался через ворота и скрылся. Вскоре затих и стук его копыт.
    — В Хойосе никого нет, — прошептал Луис, устраиваясь на корточках рядом с американцем.
    — Желаете побиться об заклад по этому поводу? — осведомился Эдж, не отрывая взгляда от городских ворот.
    — Сеньор…
    — Быть может, они все устали и завалились спать? — предположил Эдж.
    — Нет, сеньор, что вы, — серьезно возразил Луис. — Хойос никогда не спит. Там имеется хорошая таверна, много текилы и девочек. Когда приезжают бандиты — здесь всегда большой праздник. Очень много шума… пьяные женщины, немножко драки с ножами и револьверами… Иногда кого-то убивают. Если кто и уснет, то всегда найдется, кому бодрствовать.
    — Когда вы были тут в последний раз?
    — Много лет тому назад, — пожал плечами Луис.
    — Может быть, с той поры здесь все переменилось?
    — Может быть… — согласился старик без особой убежденности.
    — Давайте попробуем еще раз. Подъем, дружище?
    — Что, сеньор?
    — Ни один дурак не станет тратить пулю на осла. Человек — совсем другое дело.
    — Вы не заставите меня проделать это, — задрожал Луис. Эдж печально вздохнул.
    — Сделаем это следующим образом, приятель. Вы медленным шагом подойдете к воротам, благодаря этому у вас сохранится шанс не сразу схлопотать пулю в живот. Будете продолжать отсиживаться здесь на корточках, и этот шанс мгновенно сведется к нулю.
    Послышался шорох, и в руках Эджа возник нож, острие которого уперлось в заросшую седой щетиной шею старика.
    — Вы мне очень не нравитесь, сеньор, — прохрипел Луис.
    — Ладно, когда я выставлю свою кандидатуру на пост мэра, я нс стану рассчитывать на ваш голос, — усмехнулся Эдж.
    — Вперед, сивый мерин!
    Луис, каждый мускул тела которого так дрожал, будто он целый день таскал мешки, встал, пошатываясь, на ноги и вышел из-под прикрытия кустарника. Мгновение он колебался, а затем медленно потащился к воротам.
    Эдж некоторое время наблюдал за ним, нс упуская из виду городские стены.
    — Я безоружен! — внезапно закричал старик, махая руками. — От меня убежал осел, и я хочу вернуть его обратно. Не стреляйте в безоружного человека, друзья.
    Эдж недовольно скривил губы. Если жители Хойоса и в самом деле спали, то скачущий осел навряд ли мог встревожить их, но жалобные стенания старика — совсем другое дело. Но замершие стены города продолжали хранить безмолвие, и лишь звуки голоса старика, отразившиеся от них, вернулись назад искаженным зловещим эхом.
    — Стой на месте, приятель! — окликнул Эдж старика, когда тот находился в двадцати ярдах от ворот.
    Луис как вкопанный стал, все еще дрожа всем телом, стуча зубами и всматриваясь в пугающую темноту перед ним. Он слышал, как Эдж успокаивал лошадь и, ведя ее на поводу, подошел к нему сзади.
    — Быть может, Эль Матадор снова отправился бродяжничать, — прошептал Эдж Луису. — Или вы полагаете, что ваши уговоры возымели действие?
    — Я чувствую тысячу глаз, наблюдающих за нами, сеньор,
    — сдавленным голосом проговорил Луис.
    — Они порождение вашей скорбящей совести, — сказал Эдж и дулом ружья подтолкнул старика вперед.
    Достигнув ворот, они вошли внутрь. После залитого лунным светом плато внутренности города напоминали черную пещеру. Луис услышал, что Эдж остановился, чтобы дать глазам возможность привыкнуть к темноте, и сделал то же самое.
    — Сеньор!
    Эдж проворчал в ответ что-то невнятное.
    — Сеньор, я ничего не могу разглядеть!
    — Вам не стоит огорчаться по этому поводу, — услышал он чей-то ответ, подкрепленный выстрелом из ружья.
    Пуля подняла фонтанчик пыли у самых ног Луиса, но тот завопил так, как будто она пронзила его самого. Эдж крепко сжал ружье, и его глаза забегали по сторонам. Он видел вспышку выстрела и точно знал место, откуда он был произведен, но стрелок, без сомнения, был не один. И этим выстрелом он мог сразить любого из них, если бы этого пожелал, а раз так…
    — Эй! Вас только двое? — деловито осведомился кто-то с той стороны, пресекая хныканье старика.
    — А скольких вы ожидали? — ответил Эдж.
    — У нас хватит пуль на всех бандитов в округе, — бесстрастно ответил невидимый голос, затем последовала вспышка спички, выхватившая из темноты лицо говорившего.
    Лицо было молодым, красивым, с темными глазами и полными губами, с изящно очерченным подбородком и выдающимися скулами. Когда пламя спички коснулось кончика длинной сигары, стала видна красивая фуражка с блестящим верхом. Ниже головы мерцающий свет пламени выхватил форменный воротничок и плечи со знаками отличия Мексиканской Федеральной армии. На лице играла наглая ухмылка, как бы приглашавшая Эджа к выстрелу. Внезапно вспыхнули другие спички. Зажглись факелы, свет которых осветил всю площадь, вплоть до самых ворот.
    Эдж обежал взглядом представшую перед ним картину и, оценив численность стоящих перед ним солдат в пятьдесят человек, бросил «Генри» за приклад на землю.
    — Сеньор, — подал свой голос Луис, — похоже, что мы с вами попались, как мыши в ловушку.
    — Да, — в тон ему ответил Эдж, — и кот, поймавший нас, выглядит достаточно голодным.

Глава одиннадцатая

    Без особых нежностей пленники были заброшены в эту каморку, и когда Эдж поднялся в ней во весь рост и обследовал помещение, то единственное утешение, которое он смог вынести для себя, было то, что зловоние тюрьмы полностью перебивало отвратительный запах, исходивший от Луиса.
    Мексиканец улегся в дальнем углу ошеломленный, а возможно, просто лишенный возможности двигаться после того, как его небрежно швырнули на пол. Массивная деревянная дверь за ними с грохотом захлопнулась, и звуки четырех пар сапог смолкли в дальнем конце коридора. Вдали прозвучало несколько отрывистых команд, и тишина вновь воцарилась над Хойосом. Эдж присел на скамью и сделал несколько вдохов и выдохов, наполняя грудную клетку выколоченным незадолго до этого из нее воздухом.
    События на плацу развернулись молниеносно. Офицеру даже не понадобилось отдавать приказания. Из темноты вынырнуло четверо солдат, двое из которых освободили Эджа от револьвера и ножа, в то время как другие долго и безуспешно обыскивали Луиса. Затем последовал быстрый марш через площадь, сопровождаемый ударами оружейных стволов по почкам, прямо к широко раскрытой двери в массивном сооружении, служившем, вероятно, ранее церковью. Длинный коридор… Снова распахнутая дверь, на этот раз уже в камеру. Луиса тут же, без остановки, зашвырнули внутрь. Рослый Эдж на мгновение запнулся в дверях и моментально удар ногой в спину помог ему преодолеть последнее препятствие.
    — Сеньор, — послышался шелест соломы и непроизвольный стон, как только разбитое тело Луиса пришло в движение.
    Эдж лишь хмыкнул в ответ.
    — Сеньор… очень уж все вокруг спокойно…
    — Вот и сохраняйте это спокойствие.
    Но унять Луиса было не так просто. Он находился под впечатлением новой опасности, исходившей от людей в военной форме, и реальность этой новой угрозы ослабила его страх перед американцем. Коротких, рубленых фраз Эджа уже явно было недостаточно, чтобы заставить молчать старого бандита.
    — Интересно, чего они ждут?
    Эдж обреченно вздохнул, понимая, что единственный способ заставить в данной ситуации Луиса замолчать — это полностью игнорировать его. Он догадывался, почему капитан предпочел сохранить тишину и спокойствие. Его явно нс удовлетворяло появление всего двух человек. Отряд, без сомнения, ожидал прибытия большого количества людей. Способ, которым Эдж пытался проникнуть в город, указывал на то, что он, возможно, являлся разведчиком отряда бандитов. И этот отряд, вероятно, стоит у подножия горы в самом начале тропы. Свет факелов не может быть виден снизу, ну а звук выстрела — дело другое. Капитан явно решил затаиться и выждать, не последуют ли какие-либо серьезные события. Когда же его терпение истощится, он проявит интерес к Эджу и Луису.
    — Как вы думаете, сеньор, они убьют нас? — Луис никак не мог угомониться.
    — После, — коротко проронил Эдж.
    — После чего?
    — Кот обычно играет с мышкой, — ответил Эдж, снимая шляпу. Он смял ее блином и использовал в качестве подушки, чтобы не касаться головой смердящего одеяла, после чего вытянулся во весь рост на скамье.
    Скорчившийся на покрытом соломой полу Луис, глаза которого уже привыкли к темноте, в изумлении уставился на американца.
    — И вы можете спать в такой момент?
    Ровное, глубокое дыхание, а затем и легкий храп были ему единственным ответом, после которого все, что он мог предпринять, — это сидеть и дрожать от страха, напряженно вслушиваясь в вязкую тишину и стараясь контролировать бег времени, — секунды, складывающиеся в минуты и образующие часы… Вскоре, однако, он погрузился в воспоминания о давно минувшей поре, когда он разгуливал в составе банды, достаточно сильной, чтобы брать приступом крепости, подобные Хойосу, и вышибать оттуда всех солдат. Пришли также воспоминания о десяти тысячах долларах в американской валюте. Деньги, которые он уже никогда не увидит. А может быть, ему еще повезет?
    Луис подавил свой страх и постарался привести свои тупые мозги в порядок. Этот высокий американец, спрашивавший его, во что он ценит свою жизнь, даже не поверил его словам о деньгах. Сможет ли он заставить армейского капитана поверить ему? Луч надежды пробился сквозь его отчаяние, и он принялся вертеть грубое кольцо на пальце, в то время как мозг вынашивал план действий, который может спасти ему жизнь.
    В полусне Эдж мог слышать звуки, исходившие от Луиса, но не реагировал на них, поскольку они не таили в себе никакой угрозы в его адрес. Внезапно на площади прозвучали отрывистые команды, наружная дверь распахнулась, в коридоре загрохотали тяжелые солдатские сапоги.
    — Сеньор… — в панике проговорил Луис, — они идут за нами.
    — Да, и первое, о чем я собираюсь попросить капитана, это чтобы он отрезал ваш язык, прежде чем начнет пытать вас, — ровным голосом произнес Эдж.
    В тот же миг рывком отворилась дверь их камеры и в свете факелов он увидел четырех солдат, возможно, тех же, которые доставили их сюда.
    — Сейчас вас отведут на допрос, — пролаял один из них, — и мы будем вас конвоировать. В случае попытки к бегству вы не будете убиты, но очень скоро пожалеете, что вас не прикончили. А теперь — встать!
    Луис тут же вскочил на ноги, в то время, как Эдж не спеша поднимался со скамьи.
    — Могу я узнать имя вашего капитана? — осведомился он голосом столь же неторопливым, как и его движения.
    — Капитан Хосе Альфаро. А зачем вам это? Эдж холодно усмехнулся.
    — Мне кажется, что в его планы не входит устраивать мне радушный прием. Соответственно, я желаю знать, на кого мне жаловаться Эйбу Линкольну, когда я вернусь домой.
    Солдат коротко хохотнул.
    — Вас слишком долго не было дома, гринго, вашего президента застрелили в театре. Эдж передернул плечами.
    — Вот они, издержки политической жизни, — после этих слов он вышел из камеры.
    — Я бедный, честный мексиканец, — бормотал по дороге Луис. — Американец силой заставил меня сопровождать его. Пожалуйста, скажите об этом капитану Альфаро.
    Солдат снова захихикал.
    — Честных и бедных мексиканцев капитан Альфаро кушает за завтраком.
    — А что, американцев он приберегает для ленча? — заинтересовался Эдж, подталкиваемый в спину дулами ружей.
    — Нет, сеньор, — ответил разговорчивый солдат. -Американцев он пропускает через мясорубку и посыпает ими похлебку для собак.
    Вся компания, за исключением старавшегося примерно вести себя Луиса, весело расхохоталась. Луис же за свои расспросы получил вдобавок сильный удар прикладом по шее. Когда они появились на площади, Эджу пришлось прищурить глаза, настолько нестерпимым для него оказался свет огня после могильной темноты камеры. Факелы были уже нс в солдатских руках, а висели по стенам зданий. К тому же сейчас факелов было значительно больше, чем в первый раз, и вполне достаточно, чтобы превратить ночь в подобие мерцающего дня. В данный момент большинство солдат, находилось на городских стенах, неся караульную службу. Городские ворота были заперты, но Эдж и Луис не испытывали недостатка в аудитории на своем пути, который вывел их через площадь к зданию с вывеской «Салун» и чуть ниже название: «Золотое солнце».
    Большая толпа местных жителей, привлеченных необычайностью происходящего, выжидающе стояла на стыке площади и главной городской улицы. Ни один из пленников не обратил никакого внимания на наблюдающих за ними горожан. Взгляды Луиса и Эджа были прикованы к месту перед входом в бар, где двое солдат уже полностью выкопали две ямы на расстоянии шести шагов одна от другой, и теперь начинали устанавливать в них столбы.
    — Сеньор! — нервно позвал Эджа Луис. — Знаете, о чем я думаю?
    Эдж бесстрастно смотрел на столбы, прищелкивая языком в такт своим шагам.
    Разговорчивый солдат отрывисто расхохотался.
    — Надеюсь, вы догадываетесь, что на этих столбах не будет вывешен транспарант с надписью «Добро пожаловать в Хойос!»
    Луис начал вполголоса молиться, слова срывались с его губ с невероятной быстротой. Подталкиваемые ружьями, пленники быстро прошли между столбами, и от последнего толчка Луис вскочил на крыльцо, так и не успев закончить молитвы.
    Помещение, в котором они оказались, было небольшим, таким же, как в любом другом баре. Вдоль одной из стен тянулся длинный прилавок, возле которого располагалось около дюжины стульев. Комната освещалась несколькими чадящими масляными лампами, свисавшими с потолка. Запах горелого масла смешивался с резким ароматом текилы, жареного сала, затхлых опилок, блевотины и горящих щепок.
    В дальнем углу, развалившись за столом и равнодушно потягивая текилу, сидел капитан Альфаро. Перед ним красовалась наполовину пустая бутыль и солонка, из которой он перед каждым глотком брал щепотку соли и насыпал на тыльную сторону ладони. Тонкая струйка дыма поднималась с кончика длинной сигары, лежащей на краю стола, большая часть которого была усыпана пеплом.
    Эдж и Луис беспрепятственно дошли до стола и были остановлены резким окриком в ярде от него. Сделав несколько шагов назад, сопровождавшие их солдаты, взяли ружья наизготовку.
    Альфаро поднял на пленников темные жестокие глаза, перевел их с лица Луиса на лицо Эджа, а затем обратно. Кончиком языка он деликатно слизнул соль и отпил глоток текилы. Он проделал это трижды, прежде чем заговорить.
    — Итак, вы — бандиты, — это не было вопросом. Выражение его лица и интонация подразумевали, что всякое согласие или несогласие по этому поводу попросту неуместны. Но Луис, чей глупый мозг совсем помешался от страха, был выше этих тонкостей. Он заломил у себя на груди руки, а на его сморщенном лице вновь появилось подобострастное выражение, как будто капитан на его глазах превратился во всемогущее божество.
    — О нет, мой господин! — проскулил он. — Я бедный мексиканский крестьянин, чудом избежавший расправы бандитов. Они напали на нашу деревню и убили всех жителей. Мне совершенно случайно удалось спастись.
    Альфаро снова лизнул соль и отхлебнул текилы, затем потянул себя за мочку уха.
    Эдж услышал рядом с собой неясный шум и, взглянув на Луиса, успел заметить удар прикладом, пришедшийся мексиканцу по почкам. Ноги у старика подкосились, и он упал на пол, с шумом хватая ртом воздух.
    — Вы будете говорить только тогда, когда вам будет дано на это разрешение. Вас, гринго, это тоже касается.
    Глаза капитана встретились с глазами Эджа, который ответил ему столь твердым и пристальным взглядом, что тот не выдержал и перевел свой взор на более податливого Луиса. Стоящий на коленях крестьянин, глядя снизу вверх на развалившегося на стуле офицера, ответил ему взглядом преданной собаки.
    — Итак, вы — бандиты, — снова начал Альфаро. — Вы из банды Эль Матадора. У меня есть достоверная информация, что он и его трусливая банда поганых псов объявилась севернее Хойоса, и теперь я поджидаю их здесь. Вы были посланы Эль Матадором для того, чтобы удостовериться, может ли Хойос предоставить им безопасное убежище. Говорите!
    Вновь воцарилась церемония с солью и текилой, темные глаза капитана равнодушно смотрели на пленников.
    Рот у Луиса задергался, но он не смог произнести ни слова.
    — Вы правы, — ровным голосом произнес Эдж. — Эль Матадор и я — все равно что, — при этом он сомкнул кольцом большой и средний пальцы и для большей выразительности взмахнул рукой. При этом его кисть оказалась как раз над тем местом, где он прятал у себя на спине бритву. Никто даже не шевельнулся, чтобы остановить его, и при желании он мог бы легко выхватить лезвие и перерезать глотку самодовольному капитану. Но в следующее же мгновение он получил бы по меньшей мере четыре пули в спину. Эдж уронил руку.
    — Там, внизу, у подножия горы в нетерпении мается отряд численностью в сто человек. Я думаю, что жить вам осталось немного, капитан.
    — Он лжет, лжет! — завопил в отчаянии Луис, обретя наконец голос. До сих пор он слушал Эджа широко раскрыв рот от изумления.
    Альфаро проигнорировал возглас Луиса, продолжая пристально смотреть на американца.
    — Кое-чему из того, что вы сказали, я верю. Да, вы из группы Эль Матадора. Возможно, что он и его люди дожидаются вас внизу. Но никак не сто человек, сеньор американец. Я же говорил, что располагаю достаточной информацией, и я знаю, что ваша паршивая банда насчитывает не более двадцати пяти свиных голов.
    — Совершенно верно, — согласно закивал головой Луис. — Именно столько их приехало в Сан Мариас, когда они перебили там всех жителей.
    Альфаро кивнул и со вздохом повернулся к нему, всем своим видом показывая, что его терпение находится на грани. Затем его глаза сверкнули и вперились в коленопреклоненного старика.
    — Если вы и в самом деле честный и бедный крестьянин, как вы пытаетесь нас уверить, сеньор, — проронил он ледяным голосом, — то почему в таком случае вы нс были убиты вместе с остальными? Почему Эль Матадор пожалел ваши жалкие кости?
    — Капитан, спрятался я…
    — Молчать! — рявкнул Альфаро, повернулся и пристально взглянул на неподвижного Эджа.
    — Почему вы так легко во всем признались, американец? Эдж холодно усмехнулся:
    — Представим, что мы с вами одного поля ягоды, капитан. Когда мы задаем вопросы, то предпочитаем получать те ответы, которые желаем услышать. Когда я сержусь, капитан, то, как правило, всегда кто-то страдает. Минуту назад вы сердились на Луиса, и он пострадал. Что касается меня, то до сих пор страдало только мое достоинство.
    На красивом лице Альфаро промелькнула улыбка. Затем его ноздри уловили запах горящего дерева, и он поморщился. Подняв со стола сигару и помахав ею снова, он улыбнулся.
    — Самое почетное, что я могу предложить для вашего ущемленного чувства достоинства, гринго, это расстрел.
    — Ну, так и расстреляйте нас, — предложил Эдж. — Я уже сказал вам, кто мы такие. Ваш долг — казнить нас.
    — Нет! — вскричал Луис. — Если он бандит, то я — нет! Капитан, я бедный, честный…
    Альфаро вновь дернул себя за мочку уха. На этот раз удар ружья пришелся Луису в скулу, и тот, разом покончив с хныканьем, свалился без сознания на пол. Капитан мельком взглянул на него, как будто перед ним лежал мешок с картошкой, взявшийся невесть откуда. Потом он повернулся к Эджу, в его глазах мерцал подлинный интерес к американцу.
    — Вот человек, который сам изъявил желание умереть, -задумчиво промолвил он и глубоко затянулся сигарой. — Это что-то новое в моей практике, сеньор.
    — Я в этом сомневаюсь.
    — Сеньор?
    — Вы бы не стали офицером Мексиканской армии, не пройдя соответствующей подготовки по части пыток, — мягко пояснил Эдж. — Вы должны были по меньшей мере сотню раз слышать голоса людей, умолявших вас о смерти.
    Поняв его мысль, Альфаро улыбнулся.
    — Ах, вот оно в чем дело! Вы полагаете, что я убью вас в любом случае, и поэтому, говоря мне то, что я желаю слышать, надеетесь таким образом заработать легкую смерть.
    — Блестящее по своему великолепию и жестокости рассуждение, — произнес Эдж с нескрываемым сарказмом, его губы мимолетно сжались в тонкую линию удовлетворения, когда он заметил выражение ярости в глазах Альфаро.
    — Мне очень жаль разочаровывать вас сеньор, — отчеканил капитан, поднося стакан к губам. Допив до конца, Альфаро швырнул его через все помещение. Ударившись о противоположную стену, стакан разбился, усыпав осколками соседние столы. — Оскорбив меня, вы оскорбили и мой мундир, а мой мундир представляет здесь самого Президента… Поднять его и приготовить к экзекуции!
    Последние слова были адресованы солдатам и имели отношение к неподвижно лежавшему на полу Луису. Двое охранников, схватив старика за запястья, поволокли его на улицу.
    Альфаро воткнул окурок сигары в солонку и поднялся на ноги.
    — Что касается вас, — проронил он, буравя глазами Эджа, — то вы еще не раз позавидуете быстрой смерти вашего товарища, прежде чем в полной мере ознакомитесь с моими познаниями в области пыток. И тогда вы поймете до самого конца, как трагично провалились ваши хитроумные уловки.
    Эдж даже не моргнул глазом от этих слов и сопровождавшего их взгляда. Он повернулся, подчиняясь настойчивому давлению в спину ружейных стволов, и последовал за капитаном.
    — Капитан Альфаро, — мягко позвал он. Офицер остановился в дверях и повернулся, насмешливо глядя на Эджа.
    — Да, сеньор?
    — Имеется ли у Луиса право на последнее желание перед смертью?
    Альфаро ухмыльнулся.
    — Самым его разумным желанием была бы просьба о немедленном расстреле.
    Эдж поверил ему без колебаний.

Глава двенадцатая

    Солдаты охраны спустились с городских стен и выстроились для выбора шести исполнителей приговора. Между тем, двое солдат, охранявших Луиса, развлекались тем, что пытались забросить его шляпу на вершину столба, к которому был привязан несчастный. Остальные солдаты, не участвующие в активно готовящемся мероприятии, стояли плотной группой на краю площади напротив толпы горожан, которые продолжали с молчаливой покорностью взирать на все, что им предлагала фантазия капитана.
    Эдж стоял чуть впереди своих охранников, наблюдая из-под приспущенных век за Альфаро, который важно расхаживал среди своих людей, делая для порядка мелкие замечания. В свете наступающего дня чадящие и потрескивающие факелы казались не такими уж яркими.
    Сомбреро Луиса наконец-то увенчало вершину столба, повернувшись несколько раз вокруг своей оси под грубые шутки солдат. Проигравший нехотя отсчитал выигрыш своему сопернику. Общий шум привел наконец Луиса в сознание, и он несколько раз встряхнул головой, открыл глаза и с недоумением огляделся. Как только он осознал свое положение, его лицо покрыла маска дикого страха.
    — Я не виновен! — отчаянно завопил он, озираясь по сторонам. На мгновение его взгляд остановился на скучающей фигуре капитана, затем метнулся на безучастное лицо Эджа. — Он врет! Я не бандит… Вы будете вечно гореть в преисподней, если убьете невинного человека!
    Альфаро подровнял шеренгу из шести солдат, разыграл комедию из придирчивого осмотра занятых в экзекуции -смахнул пылинку с мундира одного, застегнул пуговицу на кителе второго. Затем он отступил назад, закурил очередную сигару и, развернувшись на каблуках, снова приблизился к Эджу.
    — Я вижу, вы храните молчание, сеньор. Мне кажется, пройдет не так уж много времени, когда вы начнете кричать и вопить так же, как и он. Но в отличие от него, вы будете умолять не о жизни, а о смерти.
    — У нас в Штатах, — ответил Эдж, — есть поговорка: «Пока есть жизнь — есть и надежда». У меня нет надежды, во всяком случае, не больше, чем у Луиса.
    — Внимание, — произнес Альфаро, и солдаты на линии огня сомкнули ноги вместе и развернули плечи.
    — Капитан! — вновь завопил Луис, и слезы брызнули из его глаз. — У меня есть деньги, много денег! Я могу выкупить свою жизнь.
    — Вы бедный и честный, — бросил ему Альфаро. — У людей, подобных вам, не может быть денег.
    Луис в исступлении затряс головой:
    — Я честен! А беден лишь потому, что у меня нет при себе этих денег! Но я могу их достать, капитан. Десять тысяч американских долларов!
    Из груди капитана вырвался неудержимый хохот. Его подхватили некоторые солдаты.
    Что касается горожан, угрюмо столпившихся на краю площади, то они к веселью не присоединились. Они мрачно взирали на происходящее, не особенно задумываясь над тем, по заслугам ли получает Луис свое наказание или он ни в чем не виновен. Старик вызывал у них чувство сострадания, потому что он был одним из них, человеком, чья жизнь зависела от прихоти продажной армии, которая заправляла в Хойосе, возглавляемая прожженным и продажным капитаном. Любой из них мог быть выхвачен из общей массы и оказаться на месте Луиса. И они знали, что любой из них так же закричал бы под наведенными в упор дулами ружей. В любое другое время, а сейчас в особенности, слова Луиса, вызвав самые разные чувства у окружающих — и смех, и сострадание, своей цели не достигли, нищему старику никто не поверил.
    Никто, кроме одного. Только один на всей площади смотрел на Луиса с видом человека, серьезно обдумывающего услышанное. Этим человеком был Эдж, который до этой минуты смотрел на историю с десятью тысячами, как на выдумку больного воображения старика. Ему казалось вполне естественным, что Луис незаметно для себя самого поверил в эту историю, придуманную им когда-то, чтобы легче было влачить жалкое существование среди бедняков Сан Мариаса. Но в данный момент положение было иным. Луис серьезно собирался выкупить свою жизнь, прекрасно сознавая, что в случае обмана вместо легкой смерти его ждет мучительная казнь.
    Капитан Альфаро, все еще забавляясь происходящим, в очередной раз затянулся сигарой и поднял руку. Шесть ружейных стволов мгновенно приняли горизонтальное положение, и линии их прицела пересеклись на теле старика, привязанного к столбу, на верхушке которого насмешливо красовалось его сомбреро.
    — Кольцо! — сквозь слезы отчаяния закричал Луис. — Мое кольцо приведет вас прямо к деньгам.
    Грянувший единым выстрелом оружейный залп прозвучал подобно резкому удару хлыстом. Голова Луиса упала, но в ту же секунду глаза его широко раскрылись от удивления, когда он осознал, что видит кончики своих ног и что его пончо не имеет ни одного кровавого пятна, а сам он не ощущает никакой боли. Луис поднял голову, его сердце наполнилось радостью, когда он увидел, что все шестеро палачей корчатся на земле, а из ран на их телах обильно хлещет кровь.
    Остальные солдаты, бывшие до этой минуты праздными наблюдателями, с криками ужаса заметались по площади, беспорядочно стреляя в разные стороны. Их попытка поразить невидимого противника не имела никакого успеха. Откуда-то сверху гремели дружные залпы, и сраженные солдаты валились на землю, катаясь и извиваясь от боли, и в конце концов замирали в судорогах агонии.
    Один из охранявших Эджа солдат получил шальную пулю прямо в сердце и мешком осел на землю, второй, оправившись от шока, вызванного внезапно развернувшимися событиями, попытался перейти к активным действиям, но предпринял эту попытку слишком поздно. Эдж оценил обстановку быстрее, чем кто-либо другой, и его действия и движения напоминали поведение обезумевшего животного, настолько невероятно быстры они были.
    Его левая рука скользнула вперед и, обвив шею капитана, потащила его назад. Одновременно Эдж, развернувшись, нанес удар сапогом оставшемуся в живых охраннику. Вскрикнув от боли, тот выронил ружье и свалился на землю. Через несколько секунд он издал еще один крик, на этот раз последний, когда Эдж, правой рукой выхватив из тайника бритву, наотмашь полоснул ею по горлу несчастного. Убедившись, что с противником покончено, Эдж переключился на капитана Альфаро и, прижав свои губы к его уху, шепнул:
    — Никакой стрельбы, милейший! Не вняв его предупреждению, капитан пытался расстегнуть застежку на кобуре своего револьвера. В тот же миг он задохнулся от боли, когда молниеносным движением бритвы Эдж срезал кусок мяса с его руки.
    — Ведь я вас предупреждал — никакой стрельбы. Прощайте, амиго! Я полагаю, что вы встретите самый горячий прием там, куда я вас сейчас отправлю.
    Правая рука Эджа опять пришла в движение. Бритва аккуратно вошла капитану меж ребер и продырявила его легкое. С легким хрипом Альфаро испустил дух.
    Эдж ослабил захват на шее капитана и позволил телу упасть на землю. После этого Эдж стал внимательно оглядываться по сторонам, желая узнать, какой благодетель помог ему выпутаться из этой безнадежной ситуации. Примерно в этот же миг откуда-то прозвучала жесткая команда, и стрельба прекратилась.
    Эдж обнаружил, что Луис все еще стоит привязанным к столбу и его тело сотрясается от истерического смеха. По всей площади в самых разнообразных позах валялись трупы солдат, а в дальнем конце площади с выражением испуга на лицах поднимались на ноги горожане.
    И над всей этой картиной на фоне разгорающегося восхода, на городских стенах — черные фигуры вооруженных людей. Один из них — необычайно малого роста, и в руках у него не ружье, а какое-то не совсем обычное оружие.
    — Я полагал, что прикончил вас, гринго, — возвестил он с высоты стен.
    — Думаю, что мне иногда везет в этой жизни, — ответил ему Эдж, поглядывая на ружье, лежащее в стороне, и взвешивая шансы.
    Эль Матадор рассмеялся так, что геркулесовский голос его заполнил всю площадь.
    — Не так уж вам и везет! Если бы мы не подоспели… Этот Альфаро знал по части пыток и убийств приблизительно столько же, сколько знаю я.
    Эдж пожал плечами.
    — Иногда полезнее знать, как остаться в живых, чем как убить.
    — Верно, гринго, — согласился Эль Матадор. — Почему они хотели расстрелять этого старика? — указал он мушкетоном на Луиса, который, перейдя от веселья к настороженности, внимательно прислушивался к их беседе, справедливо полагая, что на смену одной опасности явилась другая и не меньшая.
    — Альфаро решил, что он был одним из ваших людей и шпионил для вас.
    Матадор снова рассмеялся.
    — Эта дрожащая груда кожи и костей? — фыркнул он. -Я полагаю, что мне следует довести дело до конца, чтобы никто не подумал, что Эль Матадор способен держать среди своих молодцов подобного слизняка.
    — Нет, Эль Матадор, — заныл Луис, — пожалуйста, не убивай меня. Я бедный, честный крестьянин. Однажды я был…
    — Заткни свою глупую пасть, ублюдок! — прошипел Эдж, поворачиваясь к нему.
    — В чем дело, гринго? — поинтересовался вожак, заметив движение Эджа и пытаясь уловить звук слов, произнесенных тем сквозь зубы.
    — Альфаро не был умным человеком, — ответил Эдж, поворачиваясь к Эль Матадору лицом. — Он не захотел выслушать Луиса. Дело в том, что у Луиса есть тайна.
    — Что еще за тайна? — зло и озадаченно спросил Эль Матадор.
    Эдж окинул взглядом площадь, бандитов, стоящих на городской стене, и перепуганных жителей, толпящихся вдали. Вид у него при этом был весьма многозначительным.
    — Если мы и дальше будем переговариваться подобным образом, то это уже не будет тайной ни для кого.
    По стене прокатился рокот голосов заинтригованных бандитов.
    — Тише! — скомандовал Эль Матадор и мягко спрыгнул на землю.
    — Развяжите его, — обратился он к Эджу, — мне необходимо с ним побеседовать. — И, посмотрев на своих людей, добавил:
    — С глазу на глаз.
    Эдж торопливо спрятал свою окровавленную бритву в тайник за спиной, вытащил нож из-за пояса лежащего неподалеку мертвого солдата, подскочил к Луису и начал перерезывать веревки.
    — Говорить буду я, если же вам будет невтерпеж, можете пару раз открыть свой рот, но при этом не смейте издавать ни звука, — шепнул он на ухо Луису. — Считайте, что свою жизнь вы уже прожили, и теперь живете исключительно в долг у судьбы.
    — О, сеньор! Я сделаю все, как вы говорите, — пролепетал Луис, отходя от столба и стараясь восстановить кровообращение в затекших членах.
    — Эй, вы! — крикнул Эль Матадор горожанам. — Моим людям нужна пища, выпивка и отдых. Они принесли вам свободу от жестокого террора солдат. Примите их как следует, а нс то вам придется пожалеть о перемене власти в вашем городишке.
    Застывшая толпа взорвалась движением, торопясь исполнить указание вожака, подзывая бандитов к себе и приглашая их в свои дома.
    Сам Эль Матадор направился к «Золотому солнцу». Он подозвал к себе грузную женщину с объемистым бюстом, которой было около тридцати лет, и велел следовать за собой. Потом взмахом мушкетона подал знак следовать его примеру.
    — Сеньор, я молюсь за вас! — приглушенно прошептал Луис, оказавшись заслоненным от глаз Эль Матадора величественной фигурой шествовавшей перед ним женщины.
    — Разве кто-нибудь просил вас об этом? — прорычал Эдж.
    — О, нет, никто, сеньор! — торопливо извинился Луис. — Тысячу извинений, сеньор!
    — Вам дорого обойдется ваша шкура, Луис. Боясь гнева Эджа, Луис не осмеливался раскрыть рот и лишь боязливо поглядывал на него.
    — Вам это будет стоить десять тысяч американских долларов, — коротко проронил Эдж.
    Старик тяжело сглотнул и ввалился в столовую вслед за женщиной, которую Эль Матадор тотчас же принялся бранить за медлительность, приказав ей идти на кухню и готовить ему еду.
    Главарь важно прошел прямо к тому же столу, за которым еще недавно восседал капитан Альфаро, чиня свой допрос. Там он рухнул в кресло и, схватив со стола почти пустую бутыль с текилой, припал к ней губами, не обращая внимания ни на стакан, ни на соль. Эдж пристроил свое длинное тело на стульчике за соседним столом, в то время как Луис топтался между ними.
    — Еще текилы, ты, корова! — рявкнул Эль Матадор, отшвыривая в сторону пустую бутыль и с грохотом кладя мушкетон на край стола. Его дуло почти уткнулось Луису в живот, и тот поспешил убраться в сторону с линии огня.
    Эль Матадор, заметив его движение, взорвался хохотом. В тот же момент из кухни вышла женщина. Она подошла к бару, достала оттуда полную бутыль и поставила ее на стол. Глядя на нее, Эдж подумал, что она выглядела бы намного привлекательнее, если бы не ее полнота и толстые пласты жира, покрывавшие все тело.
    — Я не стреляю в богатых людей до тех пор, пока не узнаю, где они держат свои деньги, — заявил Эль Матадор, выхватывая бутыль у женщины из рук. Затем он схватил мушкетон и, прижав дуло к ее телу, отпечатал на черной материи широкую окружность. Женщина скривилась от боли, но, не издав ни звука, молча засеменила обратно на кухню. Бандит пнул ее вдогонку сапогом по заднице и прорычал: — Давай скорее еду, телка!
    — Какая женщина! — пробормотал Луис, искоса взглянув на Эджа.
    Матадор гнусно ухмыльнулся.
    — Она вам нравится, старик? Быть может, если мне понравится то, о чем вы собираетесь рассказать, я подарю ее вам вместе с вашей жизнью.
    — Мне кажется, что этого будет маловато в обмен на десять тысяч американских долларов, — мягко заметил Эдж.
    Улыбка разом слетела с физиономии Эль Матадора. Он схватил мушкетон и направил его на американца.
    — Не стоит со мной шутить, сеньор, — прошипел он. — Ваша жизнь дрожит на курке моего мушкета. Стоит мне чуть сильнее согнуть пальчик, и вы умрете. Но только на этот раз я уже не промахнусь.
    — Я никогда не шучу в вопросах, касающихся денег, — смело буркнул Эдж.
    Казалось, на несколько секунд бандит затаил дыхание, потом он кивнул в сторону Луиса.
    — У него что, в самом деле столько денег?
    — Он знает, где они лежат, — ответил Эдж.
    — Я тоже знаю, где лежат десять тысяч, — вкрадчиво промолвил Эль Матадор, все еще сжимая мушкетон и держа его наготове, — даже сто тысяч… В городском банке Мехико-Сити.
    — Деньги Луиса лежат не в банке, — произнес Эдж, искренне желая верить собственным словам. — Они лежат в одном месте, куда мы можем спокойно запустить наши руки, причем легко.
    — Где же это место?
    Луис было приоткрыл рот и поднял правую руку с кольцом на третьем пальце, но, получив резкий удар ногой от Эджа по голени, тут же плотно сжал зубы. В то время как он массировал ушибленную ногу, Эдж с улыбкой поглядел Эль Матадору в глаза.
    — Так дела не делаются, — вздохнул он. — Как только вы узнаете, где это место находится, Хойос перестанет быть местом, полезным для нашего здоровья. А я уже имею достаточно дырок в башке, чтобы видеть, слышать и дышать. В новых я не нуждаюсь.
    Глаза у Матадора гневно блеснули.
    — Мне кажется, капитан Альфаро сохранил вам жизнь для того, чтобы заставить вас немножко пострадать, сеньор? — задумчиво проговорил он.
    — Лично я думаю, что все дело в той симпатии, которую он ко мне ощутил, — заметил Эдж.
    — Послушайте, сеньор. Я знаю достаточно средств, чтобы заставить страдать человека так, как ему и не снилось.
    — Пытка — это не выход, — беззаботно заявил Эдж. — Некоторых сломать легко, другие сопротивляются подольше. Есть и такие, что умирают просто от страха. Самое простое — это предоставить нам возможность привести вас туда, где эти деньги спрятаны. Вам ведь все равно придется отправиться за ними.
    Матадор задумчиво взглянул на Луиса:
    — Мне кажется, что он сломается очень легко. Эдж тряхнул головой:
    — Не поможет! Он знает только место, а я знаю, где находится сам тайник.
    Внезапно распахнулась кухонная дверь и в комнату ввалилась обслуживающая их женщина, держа в руках тарелку, доверху наполненную тортильей. Она громыхнула ее на стол перед Эль Матадором, и при этом глаза у нее сверкнули ненавистью.
    — Вы будете живы до тех пор, пока мы не доберемся до места и вы не покажете мне, где спрятаны эти деньги, — наконец вынес решение Эль Матадор. Он запустил ложку в тарелку и попробовал пищу на вкус. На его пигмейской физиономии отразилось одобрение. Прожевав пищу, он продолжал: — После этого я решу, что с вами делать… Эй ты, корова! — прибавил он.
    Женщина, уже было направившаяся на кухню, обернулась в ожидании новых распоряжений. Эль Матадор навел на толстуху мушкетон и нажал курок. Заряд картечи изрешетил ее обширные груди, и она с криками боли и ужаса попыталась зажать руками страшные раны. Между ее пальцами просочилась кровь и заструилась на пол. Эль Матадор вытащил кольт, тщательно прицелился в жертву, смотревшую на него расширенными от дикого ужаса глазами. Пуля проделала аккуратную дырочку у нее во лбу, и она грузно завалилась на спину. Ее юбка задралась над обнажившимися бедрами, дергающимися в предсмертных конвульсиях.
    — Было бы бесчеловечно оставлять мучиться раненое животное, — спокойно произнес Эль Матадор, засовывая дымящийся револьвер в кобуру и зачерпывая ложкой новую порцию тортильи.
    — Но зачем? — задыхаясь, спросил Луис, не в силах отвести свой взгляд от распростертой на полу обнаженной плоти.
    — Она бы не подошла вам, приятель, — сморщил лоб бандит. — Ее мощные ляжки раздавили бы вас при первом порыве ее необузданной страсти. Но она умерла вовсе не потому, что я забочусь о вашем здоровье в виду вашей большой ценности. Дело в том, что в этом помещении очень тихо, а корова могла услышать наш секретный разговор. А, как говорит наш общий друг гринго, секрет перестает быть секретом, если о нем узнают другие. — Он сделал большой глоток текилы из бутыли и, неприятно причмокнув губами, закончил: — Итак, друзья, сейчас я поем, затем посплю, а после этого мы отправимся в путь за вашими тысячами.
    Эдж поднялся на ноги, вполне удовлетворенный исходом беседы с жестоким вожаком. Он жестко ткнул в тощие ребра
    Луиса, выводя того из состояния очарованного созерцания лежащего на полу женского трупа.
    — Пойдем, дружище. Я думаю, что вам лучше поискать кого-нибудь другого для любовных утех, того, кто еще жив. Или вы любите поиграть только с теплым трупом? Не надо, я не люблю извращений!

Глава тринадцатая

    В Хойосе было достаточно удовольствий, чтобы взрослый человек не ощущал себя одиноким. Правда, у Эджа хватало своих забот и здравого смысла, чтобы уделять внимание подобным пустякам. Главной его задачей по-прежнему оставалось то, за чем он отправился в Мексику: вернуть свои деньги, отобранные бандитами, и отомстить Эль Матадору. После непродолжительных размышлений он пришел к выводу, что с этими двумя вопросами пока придется подождать. Дело было в том, что нс все члены банды воспользовались разрешением Эль Матадора расслабиться и отдохнуть. Повинуясь заведенному в банде порядку, двое из них праздно слонялись возле таверны «Золотое солнце», всем своим видом являя полную расслабленность, однако их внимательные взгляды показывали, насколько обманчива порой бывает внешность. Эту парочку составляли толстяк Мигель и обезображенный оспой Торрес. В тот момент, когда Эдж и Луис вывалились из таверны, Торрес как раз заворачивал за угол, чтобы проинспектировать тыльную сторону здания.
    — Мы идем искать девочек, сеньор? — осведомился Луис, глаза у которого возбужденно заискрились в предвкушении грядущих удовольствий, едва они вышли на улочку, берущую свое начало на площади. Повсюду слышались взрывы смеха, немножко стрельбы, иногда раздавались пронзительные женские крики, которые с одинаковым успехом могли выражать как страдания, так и наслаждение.
    Эдж тряхнул головой.
    — Надеюсь, вы найдете мастерицу на все руки, Луис.
    — Сеньор? — на сморщенном лице старика отразилось замешательство.
    — Есть такие вещи, от которых еще не изобрели таблеток.
    Поняв тактическую мысль Эджа, Луис ухмыльнулся.
    — Мужчина должен до конца использовать шансы, предоставляемые ему судьбой.
    После этих слов он устремился на звуки разгула и веселья.
    Эдж кивнул Мигелю, как старому доброму знакомому и, не получив ничего в ответ, начал потихоньку продвигаться между мертвыми телами солдат, держа курс к центру площади, туда, где беспорядочно лежала куча армейского оружия. Не успел он сделать и шести шагов, как сзади сухо выстрелило ружье и пуля взрыла пыль у самых его ног. Замерев на месте, Эдж медленно повернул голову назад и увидел Мигеля, стоящего с ружьем наизготовку.
    — Я только посмотреть, — произнес Эдж.
    — Вы не кот, сеньор, — ровным голосом заметил толстяк, — самое смешное, что подобное любопытство может стоить вам жизни.
    Эдж сплюнул.
    — У меня только одна жизнь, — задумчиво сказал он, затем развернулся и зашагал прочь, направляясь к зданию, где они с Луисом накануне провели беспокойную ночь. Это и в самом деле было церковное здание, но было заметно, что прошло уже много лет с тех пор, как оно использовалось по прямому назначению. Там все еще сохранился алтарь, а на теневой части висело распятие. В помещении все еще сохранились скамейки и боковой проход между ними. Но многочисленные выбоины над алтарем говорили о том, что ее орнамент служил мишенью для стрельбы, а кучи соломы и грязные одеяла на скамейках и на полу указывали на то, что это место служило для жилья в те дни, когда Хойос бывал переполнен.
    Эдж бесстрастно проанализировал все это и двинулся вглубь по проходу, потом прошел в правую от алтаря дверь и очутился в небольшом помещении. Следующая дверь была заперта, но ее деревянные части сгнили, и она легко поддалась нажиму Эджа, умело орудовавшего ножом, который он сохранил с того момента, когда по приказанию Эль Матадора освобождал Луиса от веревок.
    Очутившись за дверью, Эдж понял, что находится на узком пространстве между церковью и городской стеной. Солнце стояло еще довольно высоко, но место где теперь находился Эдж, будучи шириной не более четырех футов, находилось в глубокой тени. Стена тут не превышала десяти футов, не имея ни выступов, ни выемок, за которые могла бы зацепиться рука. Путь наверх был только один, и Эдж, не колеблясь ни секунды, избрал его. Он стиснул зубы, вжался спиной в стену церковного здания и, упершись ногами в низ городской ограды, начал мучительно подталкивать себя наверх.
    Пока Эдж пытался осуществить свою попытку к бегству, Луис занялся тем, что сулило блаженство и чем он давно не имел возможности заниматься по собственному выбору. Пробравшись на второй этаж городского борделя, устроившись возле кухонного шкафа, он не сводил глаз с молоденькой девицы лет четырнадцати. Она как раз в этот момент приступила к растегиванию своей блузки, под которой угадывалось хорошо, не по годам, сформировавшееся тело. Сначала, когда Луис начал добиваться ее благосклонности, девица была напугана до ужаса, тем более, что он подкрепил свои домогательства описанием тех ужасных мучений, которые ее постигнут со стороны Эль Матадора в том случае, если она не согласиться снять для него штанишки. Прибежавшая на ее крики более старая женщина была перепугана не менее первой. Будучи уверенной в том, что обретенная Луисом свобода должна означать его фавор у вожака банды, вследствие какого-то заключенного между ними соглашения, ома втащила девчонку по ступеням в комнату, пугая ее по дороге теми последствиями гнева Эль Матадора, которые могли обрушиться на их заведение в случае, если девица откажет. Девица быстро смирилась, и ее страх перед Луисом сразу сменился чувством брезгливости и отвращения.
    — Вряд ли вы сможете развлечь меня, старичок, — шипела она в то время, как ее проворные пальчики бегали по пуговичкам блузки под немигающим похотливым взглядом Луиса.
    — Если вы не будете меня слушаться, то я попрошу Эль Матадора изрезать вас на кусочки мяса, — снова принялся за свои песни Луис, не в состоянии отвести глаз от ее упругих грудей, обнажавшихся все более и более с каждой расстегнутой пуговицей.
    Но как раз в тот миг, когда девчонка уже готова была распахнуть блузку и ошеломить Луиса видом своих прелестей, входная дверь с треском распахнулась под ударами сапога и в дверном проеме, покачиваясь возник пьяный. Его звали Альфредо. Он был громадного роста и очень широк в кости. Усыпанное шрамами лицо покрывала густая щетина, безобразный рот кривился в жестокой усмешке, под косматыми бровями сверкал лишь один глаз, второй уже давно был выбит ударом ножа. Луис задохнулся от страха и успел подумать, что это наиболее страшный из всех людей, которых ему доводилось когда-либо видеть.
    — А-а-а… тот самый хитрец, который ускользнул от верной смерти, — произнес Альфредо, продолжая ухмыляться своей ужасной улыбкой. — Сначала Эль Матадор спас тебя от солдат, а потом что-то спасло тебя от Эль Матадора.
    Альфредо заполонил собой всю комнату, в то время, как Луис распластался по стене, стараясь полностью слиться с ней, а девчонка скрючилась в постели, судорожно запахнув на себе блузку. Сделав два шага, бандит приблизился к ней, сгреб пятерней ее одежду и одним рывком содрал ее с тела юной дрожащей проститутки, после чего радостно расхохотался, глядя на ее обнаженные крепкие груди.
    — Это, наверное то, что вы так хотели увидеть, сеньор? — спросил он у Луиса. — Прелестные секреты се юного тела… Теперь ваше желание исполнилось, и я отдам ее вам, но вначале вы должны рассказать мне ваш секрет.
    Закончив речь, Альфредо резко тряхнул головой и уставился па Луиса своим единственным затуманенным алкоголем глазом.
    — Тот могущественный секрет, который заставил Эль Матадора подарить вам жизнь.
    — Я ничего не знаю… — пролепетал в панике Луис.
    — Эль Матадора интересует только одна вещь, — Альфредо перевел дыхание. — Деньги! Вы сообщили ему, где есть деньги, много денег, не так ли?
    — Нет, я… — с этими словами Луис было метнулся в сторону, как только детина начал приближаться к нему, но тот ухватил его своей лапищей за пончо, приподнял его вверх и швырнул через всю комнату так, что он свалился прямо на девчонку.
    — Эль Матадор всегда забирает деньги себе, но я, Альфредо, устал от этого. Ты мне расскажешь про этот секрет или немедленно отправишься в ад!
    Альфредо вытащил по револьверу из кобур, висевших у него на бедрах, и выставил их перед собой. Охваченный страхом, Луис часто задышал, от его грязного тела распространился запах свежего пота. Он проворно перекатился на другую сторону кровати и, прижавшись сзади к девушке, надеялся укрыться за ее обнаженным телом. Бандит расхохотался и выстрелил с обеих рук. Пули взвизгнули над беззащитными телами и вонзились в стену. Девчонка в ужасе заверещала, а Луис затрясся еще больше.
    — Деньги, приятель! — провозгласил Альфредо. — Деньги, или вы вместе с ними отправитесь в преисподнюю.
    — Да скажите же ему, глупец! — закричала девушка, тщетно пытаясь вырваться из объятий Луиса. Но тот, объятый ужасом, обрел невероятную силу и, казалось, прирос к ней, защищаясь ее телом, как щитом, от разъяренного бандита.
    — Он сейчас убьет нас обоих, старый ублюдок! — продолжала кричать девушка.
    — Делайте, что вам говорят! — проревел Альфредо и нажал на курок револьвера. Затем снова и снова…
    Шесть пуль пролетели над кроватью так низко, что лежащие на ней старик и девушка ощутили колебание воздуха, вызванное их полетом.
    — Вашу тайну! — окончательно рассвирепел Альфредо и выпустил два последних заряда, взяв прицел так низко, что пули вонзились в кровать у тела девушки, вырвав облако пыли из перины.
    Бандит с рычанием отшвырнул пустые револьверы и направился к кровати, на ходу извлекая из-за пояса нож.
    За непрерывными криками и стрельбой никто в комнате не услышал грохота бегущих по лестнице шагов. Внезапно все пространство заполнил грохот выстрела из мушкетона. Масляная лампа, свисавшая с потолка, взорвалась тучей осколков, а се останки, рухнувшие на пол, заставили Альфредо замереть на месте. Он повернул свой единственный глаз к дверному проему и наткнулся на мрачный взгляд своего вожака. Появление Эль Матадора подействовало на него подобно удару молота. Нож, вывалившийся из разом ослабевших рук, упал на пол, а сам бандит рухнул на колени. Его ладони сплелись в отчаянном жесте мольбы, глаз в ужасе расширился до невероятных размеров.
    — Эль Матадор, я просто пошутил, — прохрипел он. Все его опьянение разом испарилось. — Я решил только посмеяться над ним и над девчонкой.
    Рот Эль Матадора сложился в жесткой ухмылке.
    — Очень хорошо, Альфредо. Ну, а теперь мы немножечко посмеемся над тобой.
    В этот момент Эдж, достигнувший вершины стены и порядком вспотевший за время своего путешествия, был на грани физических возможностей. Он слышал стрельбу, доносившуюся из дома на дальней стороне площади, но не придал ей никакого значения, считая, что бандиты просто развлекаются на свой манер. Здесь в тени, в тесном пространстве между зданием церкви и городской стеной, лишь его прерывистое дыхание нарушало тишину и покой. И вот, добравшись до вершины стены, он завис над землей на высоте в десять футов, крепко уперевшись плечами в здание и подошвами сапог в стену. Все, что ему теперь нужно было сделать, это уронить ноги вниз, ухватиться в падении руками за край стены и, подтянувшись, перевалиться наружу. Но перед тем как приступить к этой последней части операции, он решил передохнуть, зажмурив глаза от яркого солнца и чувствуя, как снова набирают силу его сведенные усталостью руки, которым изрядно досталось, пока он взбирался наверх, и на долю которых ляжет вся нагрузка во время последнего прыжка.
    — Гринго не боится ушибиться?
    Эдж мгновенно открыл глаза, когда на них неожиданно упала какая-то тень, а уши различили слова, произнесенные мягким голосом. Высоко над собой в небе он увидел ухмыляющееся лицо одного из бандитов Эль Матадора, стоявшего на городской стене, заслонявшего собою солнце и от этого казавшегося бесконечно далеким.
    — Я проделываю это каждое утро в одно и то же время, — с расстановкой произнес Эдж, — это позволяет мне поддерживать форму.
    — Мне кажется, что вам это вовсе ни к чему, — заявил бандит и, держа свое ружье за кончик дула, описал им окружность, с силой ударив прикладом по ногам Эджа.
    Ноги у Эджа взлетели вверх, и он тяжело свалился на землю, крепко ушибив спину и потеряв на некоторое время способность дышать.
    — Нс в такой уж вы хорошей форме, сеньор, — гнусно расхохотался бандит, глядя на него сверху. — Может, вы желаете повторить это упражнение после обеда?
    Эдж молча посылал ему проклятия, в то время как тот продолжал патрульный обход вдоль стены, не обращая больше никакого внимания на разбитого и бездыханного американца. Его внимание привлекло оживление, царившее на площади. Одноглазый вопил, уверяя всех и каждого в своей невиновности. Группа бандитов, возглавляемая крошечным Эль Матадором, тащила несчастного Альфредо на середину площади. Слова его оправданий с трудом прорывались сквозь отчаянные рыдания, но его никто нс слушал. Руки Альфредо были спереди связаны веревкой, другой конец которой держали его товарищи, тащившие жертву за собой. Когда группа достигла края площади, Эль Матадор прислонился к стене таверны, и по его кивку бандиты перешли с ходьбы на быстрый бег, стреляя в воздух из револьверов и хохоча во все горло в безудержном пьяном веселье. Вынужденный следовать за ними с вытянутыми вперед руками, Альфредо был нс в силах удерживать долго равновесие, и когда в углу площади бандиты резко свернули, несчастный споткнулся и завалился вперед, растянувшись во весь рост, и его тело, подпрыгивая на неровностях грубой, выжженной солнцем земли, понеслось дальше, увлекаемое его безжалостными товарищами. Бандиты сделали два полных круга, их шаги замедлились, запал выдохся, поскольку палящее солнце и выпитый алкоголь взяли верх над их жаждущими веселья телами. Но и того пути, что они проделали, было более чем достаточно, чтобы полностью изодрать одежду и тело злосчастного Альфредо, который, покрытый пылью и собственной кровью, валялся, вытянувшись на земле. Его, физиономия была разодрана ото лба до шеи, поскольку ему пришлось не раз удариться ими о жесткую поверхность площади.
    Не в силах чему-либо сопротивляться, выражая всем своим видом мольбу, Альфредо предстал перед Эль Матадором и замер в ожидании приговора.
    — Мы являемся бандой! — провозгласил вожак, вынужденный поднять голову, чтобы заглянуть в окровавленное лицо Альфредо. — Являясь предводителем, я имею право на некоторые самостоятельные действия. Но ты, Альфредо, не предводитель!
    Губы Альфредо зашевелились, но не издали ни звука. Лишь секунду Эль Матадор смотрел на него, а затем указал на два столба, вкопанные перед таверной, у которых ночью должны были окончить свои дни Эдж и Луис.
    — Растянуть между ними! — скомандовал он. — Затем подыщите самого злого и крупного быка.
    Через несколько минут, как смог отметить Эдж, укрывшийся в здании церкви, Альфредо был распростерт между столбами, руки задраны вверх и прикреплены веревками к вершинам столбов и растянуты в разные стороны, как и его ноги. Единственной фигурой на площади, кроме него, остался Эль Матадор, стоявший у левого столба, заложив руки за спину. Эдж был озадачен происходящим, затем он заметил, что большая часть бандитов взобралась на городскую стену, но не все. Так, например, Мигеля среди них не было, а когда он появился на площади, то оказался верхом на лошади и скакал с такой скоростью, словно сама смерть наседала ему на пятки. Вслед за ним на площадь выскочил громадный черный бык. Его широкие ноздри издавали яростное сопение, а хвост яростно хлестал по бокам. Взбешенная скотина преследовала всадника и лошадь, описывая широкую дугу по пустынной площади, под ободряющие крики стоявших на стене зрителей.
    Внезапно Мигель сделал крутой поворот и оказался у быка за спиной, и тот, хрипя от ярости, стал вертеться в поисках соперника. Затем он замер, прислонившись к стене. Тем временем всадник и лошадь исчезли за поворотом площади. Как только стук копыт затих, на площадь упала тишина. Бандиты, сидящие на стене, смолкли и превратились в зрителей, ожидающих забавного представления.
    И вдруг:
    — ХЭЙ! ТОРО!
    Налитые кровью глаза быка заметались в поисках кричавшего и остановились на щуплой фигурке Эль Матадора, вышедшего на центр площади и державшего впереди себя на вытянутых руках красное полотнище.
    Бык засопел и начал рыть копытом землю.
    Альфредо застонал.
    — ТОРО! ТОРО!
    Эль Матадор повысил голос и щелкнул каблуками.
    Бык взревел, пригнул голову и ринулся в атаку. Солнечные лучи зловеще поблескивали на кончиках его рогов, стук копыт эхом отдавался по всей площади.
    Но предводитель банды был весьма искушен в своем искусстве. Приподнявшись на кончиках сапог, он взмахом тряпки грациозно провел мимо себя взбешенное животное, после чего вернулся в прежнюю позицию. Все, кто наблюдал за происходящим, могли заметить, как беззвучно зашевелились губы Альфредо.
    Бык тяжело развернулся и вновь начал бить землю копытом, высматривая жертву. Бандиты радостно зашумели:
    — ХЭЙ! ТОРО!
    Тишина.
    Безобразная голова животного пригнулась, и копыта снова загрохотали по площади. Рога зловеще метались из стороны в сторону. Эль Матадор со зловещей усмешкой на лице подошел к беспомощному Альфредо и поднял красную материю так, чтобы она прикрывала нижнюю часть живота приговоренного…
    Человек, которому предстояло умереть такой ужасной смертью, смотрел широко раскрытым от ужаса единственным глазом, его рот раскрылся в безмолвном крике, который так и не перерос в звук до самого последнего мгновения его жизни. Доведя свое движение до совершенства, Эль Матадор ловко отпрыгнул в сторону, выпустив в последний момент ткань, покрывшую голову скотины.
    Бык, сойдя с ума от внезапно наступившей темноты, яростно замотал головой. При этом один из его рогов попал в низ живота Альфредо, движение головы быка продолжилось, и острый как шило рог, вошел во внутренности несчастного. Быстрота и мощь удара освободили Альфредо. Веревки, связывающие его руки и ноги, лопнули, и когда бык остановился и яростно взмахнул головой, тело человека взлетело вверх, перевернулось и упало на землю головой вниз.
    — ТОРО!
    Застывшая тишина была буквально взорвана этим насмешливым словом, и бык, оставив в покое мертвое тело, поднял голову на звук и заметил рядом с собой движение.
    — Весьма неортодоксально, — пробормотал Эдж, стоя в дверях здания.
    Вместо шапки у Эль Матадора под плащом висело ружье, и теперь он находился на пути кровожадного зверя, взведя курок и выжидая.
    — К-Р-А-А-К!!!
    Пуля большого калибра проделала аккуратную дыру в том месте, куда заправский матадор должен точным движением попадать своей шпагой, и животное беззвучно рухнуло в пыль.
    Эдж взглянул на сидящих на стене бандитов и холодно усмехнулся.
    — Полагаю, что у нас будет превосходный бифштекс на обед.

Глава четырнадцатая

    В путь тронулись после полудня. Эль Матадор первым спускался по тропе, ведущей из Хойоса на равнину. Мигель и Торрес следовали за ним, позади них было определено место Эджу и Луису, а уж за ними вытягивались остальные бандиты. Луис пребывал в дивном настроении. Он прекрасно провел время с десятилетней девочкой, выбранной им самим, получил под седло лошадь Альфредо, после того как обратил внимание Эль Матадора на тот факт, что если он будет путешествовать на своем осле, то их путешествие может растянуться на месяц. Он был человеком, живущим одним днем, ради минутного удовольствия, и, когда отряд достиг подножия горы и перешел на быстрый аллюр, Луис почувствовал себя совершенно превосходно — отдых, хорошая еда, секс, езда на хорошей лошади и в надежном окружении. Все было как в былые времена, и он на какое-то время вновь ощутил себя молодым.
    В отличие от него, Эджем владело совершенно другое настроение. Он мрачно размышлял о том, что их могло ждать впереди. Все его мысли сосредоточились на десяти тысячах долларов и сомнениях в их существовании. И даже в том случае, если все это не было вымыслом, будет ли старик в состоянии отыскать эти деньги? А если и найдет, то как избежать расправы, непременно последующей за этим? Одно грядущее событие не вызывало у него сомнений: он и Луис приговорены к смерти. А все оружие, которым Эдж располагал на данный момент, была лишь бритва, укрытая в тайнике на спине. Нож, который он взял у убитого солдата на площади в Хойосе, был предусмотрительно отнят у него Эль Матадором перед выездом из города.
    По мере того как они продвигались вперед и жаркий зной дня сменился пронизывающим холодом ночи, выражение лица Эджа являло собой воплощение глубокой задумчивости. Эль Матадор, казалось, нс замечал этого, а возможно, просто игнорировал его, по своему обыкновению расправляться со сложностями только тогда, когда они возникали. Большую часть пути он хранил молчание, лишь время от времени поворачиваясь к Луису, чтобы спросить его, как долго еще им ехать. И каждый раз получал один и тот же ответ.
    — Еще немного, Эль Матадор. Я вам скажу, когда приедем на место.
    Бандиты, поначалу разделявшие хорошее настроение Луиса, по мере продолжения утомительного пути заметна потеряли свой первоначальный энтузиазм и доброе расположение духа. Началось недовольное бормотание и ворчание: ведь никто из них не знал, куда они едут и зачем. Это было тайной, в которую были посвящены лишь Эль Матадор, Луис и американец. Но все они были уверены, что тайна стоила этих мер предосторожности, поскольку все они были под впечатлением той ужасной смерти, которая постигла Альфредо за то, что он попытался проникнуть в нее.
    Первыми жертвами внезапно грянувшего ружейного залпа стали лошадь Мигеля, мгновенно испустившая дух на полном скаку, и бандит по имени Хуан, мгновенно потерявший зрение, как только пуля, попавшая ему сбоку в один глаз, пробила носовую перегородку и прошла через второй. В данный момент банда проезжала у подножия высокой горы, и ружейный залп раздался сверху, над их головами. Следом незамедлительно последовал второй, но бандиты уже ссыпались со своих лошадей, укрываясь за большими валунами, в изобилии валявшимися у подножия гор, и беспорядочно стреляли наугад по невидимому противнику.
    Все произошло мгновенно, и Эдж, придя в себя, обнаружил, что делит укрытие с трясущимся от страха Луисом, который от нахлынувших на него новых напастей вновь стал пахнуть самым отвратительным образом.
    — Ваш папочка, наверное, был хорьком, — сморщился Эдж.
    — Прошу прощения, сеньор, но у меня, кажется, что-то случилось с желудком.
    — Премного благодарен, это как раз именно то, в чем я сейчас чрезвычайно нуждаюсь, — вздохнул Эдж и, дождавшись перерыва в стрельбе, метнулся к другому валуну, но, прежде чем он успел скрыться за ним, шальная пуля пробила ему край рукава.
    На новом месте он обнаружил, что оно занято Эль Матадором, и скромно устроился рядом с ним. Вожак бандитов, полностью игнорируя его появление, смотрел в том направлении, где ослепший Хуан, спотыкаясь, бродил между камней, закрыв окровавленное лицо руками и громко взывая о помощи. Эль Матадор поднял кольт и выстрелом в спину покончил с этим раздражающим источником шума.
    — Вечно у этого Хуана какие-то неприятности с глазами, — прошипел он. — Полагаю, что теперь он исцелился навсегда.
    — Именем Президента сдавайтесь! — прогремел голос сверху. — Я полковник Адамс — Полномочный представитель Мексиканской Республиканской армии. У меня имеются указания на ваш арест, Эль Матадор.
    — Он слишком много говорит, не правда ли? — в тон ему ответил Эдж, поглядывая направо и налево па залегших за валунами бандитов.
    Эль Матадор сплюнул и повернулся направо:
    — Эй, Мигель!
    Толстяк, носивший в ухе серьгу, что-то крикнул.
    — Делаем, как в Росарио, приятель, — уточнил Эль Матадор.
    Рот Мигеля блеснул в ухмылке, и, развернувшись, он передал слова вожака дальше по цепочке. Торрес послал сообщение в другом направлении.
    — Полковник! — крикнул Эль Матадор. — Пятеро из нас убиты, мы сдаемся!
    Последовала пауза, затем команда:
    — Выходите с поднятыми руками! Эль Матадор прислонил свой мушкетон к валуну и, встав на ноги, пнул носком сапога Эджу под ребра.
    — Вы не входите в состав пятерки, сеньор, — шепнул он. Эдж со вздохом выпрямился позади крошечного бандита. Бросив взгляд по сторонам, он заметил, что большинство членов группы, оставив ружья на земле и высоко подняв руки над головой, следуют их примеру. Пятеро, включая Мигеля и Торреса, остались распростертыми на земле. Высоко над ними на гребне горы, гремя осыпающимися под сапогами камнями, показались из своих укрытий солдаты. Эдж насчитал десять фигур, отчетливо черневших в ярком лунном свете на фоне белых скал.
    — Все поднимайтесь наверх! — скомандовал офицер. Пуговицы на его мундире ярко поблескивали в лучах луны. Бандиты послушно двинулись вперед, обходя камни.
    — Я честный, бедный мексиканец… — опять завел свою песню Луис, и тут же заткнулся, как только пуля высекла осколки скалы в двух шагах от него.
    — Молчать! — заорал полковник, ведя своих людей вниз. В руке у него был револьвер, солдаты имели ружья.
    — Полковник, у меня чешется ухо, — произнес Эль Матадор доверительным тоном, когда солдаты достигли подножия горы.
    Произнеся эти слова, он медленно согнул руку и коснулся пальцами мочки уха. Эдж правильно истолковал это движение и метнулся в укрытие, прежде чем прогремел первый выстрел. За мгновение до того как первые пятеро солдат упали под пулями бандитов, он надежно укрылся за ближайшим валуном и, сидя там, сузив от напряжения глаза, следил за происходящим. Двое бандитов, изображавшие мертвецов, рухнули под градом пуль ответного огня, а еще один, недостаточно быстрый, чтобы спрятаться в укрытии и схватить ружье, умер с тремя пулями в сердце. Двое солдат погибли при попытке убежать, двое других приняли смерть, ведя ответный огонь. Полковник Адамс получил полный заряд в живот из мушкетона Эль Матадора, прежде чем две другие пули положили конец его мучениям. И только необъяснимым образом Луис, пригвожденный страхом к своему месту, не получил ни единой царапины. Его даже миновали осколки камней, высекаемых сыпавшимися отовсюду пулями.
    Выстрелы смолкли. Эль Матадор оглядел поднявшихся на ноги соратников и не смог скрыть своего отвращения.
    — Мы слишком медлительны, — процедил он. — В Росарио мы потеряли лишь одного, а ведь там имели дело с пятнадцатью скотами в армейской форме.
    — Все, кто был медлителен, лежат здесь, — обиженно ответил Торрес, указывая на трех мертвецов.
    Справедливость замечания не улучшила настроения вожака.
    — По коням! — скомандовал он и, взглянув на Луиса, спросил: — Еще далеко, медуза?
    — Еще немного, Эль Матадор, — дрожащим голоском промычал Луис. — Я вам скажу, когда приедем.
    Сплюнув, Эль Матадор уселся на камень, ожидая, пока его приказ будет исполнен. Для этого потребовалось довольно много времени, так как большинство брошенных в спешке лошадей разбежались, перепуганные стрельбой, а солдатских скакунов не хватало для того, чтобы возместить потери. Но тем не менее большинство из беглянок было поймано, и Эдж, так же как и Эль Матадор, облегченно вздохнул, увидев, что лошадь вожака была среди них. Плотно набитые сумки, висевшие у седла крупного белого жеребца, выдавали новое хранилище денег, изъятых из банка и шерифской конторы города Писвилла.
    Но когда лошади были пересчитаны и распределены, выяснилось, что одной все-таки не хватает. Луис, кротко стоявший возле скалы и еще не отошедший от перенесенных переживаний, вновь оказался безлошадным. Бандиты, сидевшие в седлах, избегали встречи с его умоляющим взглядом. Каждый из них опасался, что именно ему посадят за спину эту старую вонючку. Но перед тем как вскочить в седло, Эль Матадор услышал стон одного из солдат и, вытащив нож, быстро подошел к распростертому телу. Он пнул лежащего сапогом в спину, его злые бегающие глазки пытались отыскать раны на теле поверженного. Но все ранения заключались в содранном пулей на бровях лоскутке кожи, откуда стекала по лицу тоненькая струйка крови. К этому можно добавить, что удар пули не принес жестокой раны, а лишь оглушил человека. Дьявольская усмешка появилась на физиономии Эль Матадора.
    — Я думаю, что у нас имеется прекрасный скакун для нашего пожилого друга, — возвестил он притихшим бандитам. — Правда, это не лошадь, но, как говорят гринго, бедняки не выбирают.
    Он заставил изумленного человека подняться на ноги и, обращаясь к Луису, произнес:
    — Мне кажется, что вам подойдет этот осел. Солдат был молод. Произнесенный Эль Матадором приговор удивил его, он не поверил своим ушам. На днях его произвели в капралы, и он еще носил новенькие знаки отличия. Он был высок и казался великаном по сравнению с щуплым вожаком банды. Но, когда он осознал свое положение, страх перед бандитами заметно съежил его габариты. Эль Матадор уперся стволом мушкетона в спину пленника и знаком приказал ему двигаться вперед. Когда он остановился возле Луиса, черты лица старика засияли в улыбке. Здесь, возле него, находился другой человек, более униженный и обреченный, чем он сам! Естественно, что Луис прямо на глазах стал раздуваться от гордости.
    — Я прекрасно владею мастерством объезжать ослов! — весело провозгласил он и круговым жестом пальца приказал капралу повернуться к нему спиной. Затем вскочил к нему на спину и обхватил руками за шею, уцепившись ногами за живот. — Глядите, — продолжал он, — мне не понадобилось даже седла и уздечки.
    Бандиты расхохотались и пришпорили лошадей. Эль Матадор вскочил на своего скакуна и, выехав вперед, указал солдату бежать впереди него. Установив скорость передвижения, Эль Матадор некоторое время ехал шагом, и единственное, что можно было услышать, это насмешки, которыми Луис подбадривал человека, чью спину он оседлал. Продвигаясь в середине группы, Эдж понимал, что для капрала время бежало очень быстро. Вид человека, используемого в качестве лошади, быстро потерял для всех спортивный интерес, и вскоре Луис оказался единственным, кто продолжал развлекаться со своим «скакуном».
    — Ваш осел продвигается слишком медленно, — неожиданно проговорил Эль Матадор. — Нельзя ли заставить его двигаться побыстрее?
    Луис послушно выполнил приказание, и солдат мгновенно перестав хрипеть, задохнулся от удара пяткой в живот. Перейдя с шага на неуклюжий бег, он тяжело шатался из стороны в сторону, а его подбородок ударялся о грудную клетку. Луис был небольшого роста и весил немного, но с каждым шагом, как казалось капралу, он прибавлял в весе. Внезапная судорога свела ему ногу, и он рухнул вперед, перебросив через себя Луиса. Тот с отчаянным воплем упал на землю, в то время как возле него скорчился капрал, схватившись за ногу.
    Эль Матадор поднял лошадь на дыбы и соскользнул с седла. Он подошел к солдату, качавшемуся из стороны в сторону с искаженным от боли лицом, и нагнулся к нему.
    — Мне кажется, что у вас сломана нога, — прошептал Эль Матадор, обращаясь к солдату. — Ослы похожи на лошадей, и мы добры с ними. Сломанная нога… это очень плохо для любого животного…
    Он качнул кобурой и, не доставая коль га, нажал на курок. Милосердная пуля вошла в скулу солдата и прошила его мозг. Эль Матадор со вздохом выпрямился и огляделся по сторонам. Они находились в тени огромной юкки, ветви и побеги которой обещали им топливо и костер.
    — Еще далеко, приятель? — спросил он у Луиса, когда старик, кривясь от боли и пошатываясь, встал на ноги. Луис посмотрел на юг.
    — Теперь уже близко, Эль Матадор. Вскоре я скажу вам. Тот коротко кивнул ему в ответ.
    — Сделаем привал здесь, — подал он команду остальным, после чего взглянул на Эджа и, припоминая реплику, брошенную американцем после убийства быка, прибавил: — Не желаете ли на ужин ослятины, сеньор?
    Сплюнув, Эдж в тон ему ответил:
    — Благодарю вас, сеньор, но у меня сегодня постный день.

Глава пятнадцатая

    Вместе с первыми лучами солнца Эджа разбудила приглушенная перебранка бандитов, сгрудившихся вокруг сохраняющего безмятежное спокойствие Эль Матадора. Эдж ни одним движением не выдал своего пробуждения и продолжал наблюдение. Интересно, чем закончится назревающий конфликт? Лагерь был разбит у обрывистого склона горы. Эдж и Луис лежали в глубокой тени, скрючившись под одеялом, вытянув ноги к остывшим за ночь остаткам костра. Бандиты расположились в нескольких ярдах от них, ловя тепло солнечных лучей нового дня, и поскольку мало кто из них молчал, то отдельные слова, произносимые сердитым полушепотом, сливались в неясный говор, который Эдж никак не мог разобрать. Его охватило предчувствие, что бандиты сдерживали свои голоса не из боязни потревожить покой пленников, а по какой-то иной причине.
    — Хорошо, — буркнул наконец Эль Матадор, когда его терпение истощилось, и он до конца уяснил себе суть выдвигаемых к нему претензий. Он поднялся на ноги. — Сейчас я вам все объясню.
    Бандиты с возгласами удовлетворения также поднялись на ноги, производя при этом столько шума, что Эдж счел возможным использовать его как предлог для своего «пробуждения», чем тут же растревожил бандитов и привлек к себе всеобщее внимание. Глядя на приближающихся к нему злодеев, Эдж заметил, что выражение их физиономий вновь изменилось в худшую сторону. Их лица искажала ярость, движения и внешний вид были самыми зловещими, патроны в лентах поблескивали на солнце, в тени сомбреро яростно горели глаза, сама смерть таилась за каждым их шагом.
    — Полагаю, что вы собрались тут не для того, чтобы предложить мне утренний ленч? — осведомился Эдж, отбрасывая одеяло и поднимаясь на ноги.
    — Я желаю узнать, когда мы достигнем цели нашего путешествия, сеньор, — холодно проронил Эль Матадор, а согласное кивание голов вокруг него подтвердило, что он был не одинок в своем скромном желании. Эдж молча пытался выковырять языком кусок мяса, застрявший у него между зубов.
    — Вы, наверное, хотите поговорить с моим другом, -ответил он наконец, затем нагнулся и, подняв с земли камешек, запустил им в спящего Луиса. Пущенный им снаряд легонько ударил старика, но тот завопил будто от страшной боли и сел, недоуменно озираясь по сторонам.
    — Настало время рассказать о десяти тысячах долларов, — медленно произнес Эдж, игнорируя зловещий блеск глаз вожака. Было очевидно, что коротышка-шеф до сих пор не удосужился рассказать своим людям об истинной цели их путешествия.
    — Это обычная поговорка всех гринго, — поспешно проговорил он, делая шаг вперед и поворачиваясь к Луису. — Далеко нас поведешь? Сколько нам еще идти?
    Вопросы прозвучали резко и хлестко, и Луис испуганно сморщился, как будто его огрели хлыстом.
    — Я же сказал вам вчера вечером, — торопливо проговорил он. — Уже близко, Эль Матадор.
    — Сегодня?!
    Луис с самым несчастным видом пожал плечами.
    — Возможно, если мы будем ехать очень быстро. Развернувшись на каблуках, Эль Матадор взглянул на бандитов.
    — Мы поедем быстро, не так ли?
    Бандиты провели между собой быстрое совещание, переговариваясь шепотом. Затем все они согласно закивали в ответ, правда, без особого энтузиазма.
    — Когда мы прибудем на место, вы убедитесь, что нам было ради чего спешить, — заявил Эль Матадор, но его люди молчаливо разбрелись к своим лошадям, нс сказав ему в ответ ни словечка.
    Вожак злобно скривился и приблизился к скорчившемуся на земле старику.
    — Ну, вонючка, — произнес он ледяным голосом. — Мои люди сильно устали от этого путешествия. Если мы не будем на месте до полудня, я отрежу вам отличительный мужской признак и впихну его вам в глотку так, чтобы вы им подавились.
    Взглянув на Эджа, Луис обнаружил, что тот ухмыляется самым нахальным образом.
    — Мне кажется, что я мог бы сегодня обойтись и без ленча, — растерянно пробормотал он.
    Эль Матадор неожиданно расхохотался.
    — Ну что ж, вероятно, мне придется придумать что-нибудь другое. Я не учел, что такая маленькая штучка, как у тебя, не послужит затруднением для твоей здоровенной глотки.
    Все еще смеясь, он развернулся и зашагал к лошади.
    — Сеньор, — уныло простонал Луис, и Эдж вопросительно взглянул на него. — Я не думаю, что мы прибудем на место к назначенному сроку.
    Эдж небрежно передернул плечами:
    — В таком случае придется пострадать.
    Он пошел седлать свою лошадь, а Луис поплелся искать кого-нибудь, кто бы согласился взять его к себе вторым седоком, и вскоре отряд вновь двинулся в путь на юг, используя утреннюю прохладу, облегчающую утомительное путешествие. Но по мере того как солнце поднималось над горизонтом, заливая землю и все живое на ней своими безжалостными лучами, темп передвижения стал замедляться. Люди и лошади обливались потом и изрядно устали.
    Эль Матадор снова занимал лидирующее положение во главе отряда, но теперь уже Луис ехал рядом с ним, и, когда они медленно проезжали через глубокий каньон, Эдж, ехавший позади них, смог расслышать их разговор.
    — Как вы узнали об этих деньгах? — спросил Эль Матадор.
    — Я был одним из тех, кто добыл их, — ответил Луис, и в его голосе прозвучала гордость. Его глупый мозг вновь забыл о нависшей над ним опасности. В настоящий момент он ехал не просто в бандитской шайке, но возле самого вожака, во главе колонны, которую замыкал Мигель.
    — Вы что, и в самом деле были бандитом? — недоверчиво спросил вожак.
    — Да, много лет назад. Наша банда была самой грозной во всей Мексике. Мы убили много людей и награбили много денег.
    — Где же вы раздобыли эти десять тысяч американских долларов?
    — В, дилижансе, Эль Матадор. В Техасе, одном из штатов Америки. Наш вожак повел нас в атаку на дилижанс, везший армейское жалованье из Сан-Антонио в форт Рио-Гранде дель Норте, Эль Матадор. Дилижанс охраняли солдаты, и мы потеряли много людей. Но мы уничтожили всех, кто там был. — Старик даже причмокнул губами при воспоминании о кровавой битве.
    — А за каким лешим вы поперлись на юг?
    — Да, Эль Матадор, нам пришлось убираться со всей скоростью, на какую мы только были способны, поскольку казалось, что все в мире оказались против нас, узнав о нашей фантастической добыче. Немало других шаек полагали, что без особых трудов смогут отнять ее у нас. Индейцы близлежащих племен думали также, Эль Матадор. Наша добыча сделала нас известными. Мы убили сотни и тысячи, и мы пробились на юг. Но и наши ряды таяли. В округе рыскали преследователи и, в конце концов, нас осталось лишь трое.
    — Поэтому вы и спрятали деньги?
    — Да, мы поступили именно так, — голос Луиса понизился, и Эдж был вынужден наклониться вперед и напрячь слух, чтобы разобрать его слова.
    — Ночью мы спрятали все в безопасном месте и решили дождаться поры, когда страсти улягутся, но нас кто-то предал. Один из нас был убит в схватке, когда нас брали, второй умер в тюрьме Мехико. Только я выжил и сохранил тайну. Но я очень долго пробыл в тюрьме, — он постучал пальцем по голове. — Мои мозги пострадали так же, как и мое тело от бесконечных побоев. Временами мне отказывает память, Эль Матадор.
    — Но сейчас-то ты все помнишь, старик? — произнес Эль Матадор, и голос его зазвенел сталью.
    — О да, конечно! — поспешно закивал Луис. — Сейчас я хорошо соображаю и все прекрасно помню. Когда меня выпустили из тюрьмы, я отправился на север. Я знал, что именно на севере мы брали дилижанс. Но по дороге я попал в Сан-Мариас… — Он пожал плечами. — Шло время. Я превратился в старика, и мне уже казалось слишком утомительным снова пускаться в долгий путь. Но затем, Эль Матадор, я увидел, что вы сделали в деревне, и мне вспомнились былые денечки, а вместе с ними и место, где спрятаны деньги.
    Эль Матадор кивнул и удовлетворенно хмыкнул. Внезапно он высвободил ногу из стремени и, приподняв ее, лягнул Луиса в бок. Удар его носка пришелся старику в грудную клетку, и он с криком боли вылетел из седла, тяжело упав на землю. Сразу вслед за этим Эдж услышал позади себя щелканье взводимых курков и понял, что ему в спину смотрит не менее дюжины ружейных стволов и нетерпеливые пальцы дрожат на спусковых крючках. Он остановил лошадь и сузившимися от напряжения глазами наблюдал за Эль Матадором, стоявшим над Луисом с мушкетоном наизготовку.
    — Полдень настал, — прошипел вожак ледяным голосом. -Ваше время истекло, дружище.
    На тощем теле старика задрожала каждая мышца, из уголков рта потекла на подбородок струйка слюны. И хотя Эдж находился достаточно далеко от него, чтобы ощущать какой-либо запах, он непроизвольно сморщил нос, представив себе зловоние, которое должно было исходить от Луиса в этот момент. Все свои помыслы Эдж перенес на седельные сумки Эль Матадора, взвешивая в уме свои шансы. Быстрый взгляд через плечо убедил его, что при любой попытке шансы в этом направлении равны нулю.
    — Эй, гринго! — воскликнул Эль Матадор, привлекая к себе его внимание. — Я полагаю, что ваш друг замерз по дороге, он так сильно дрожит, бедный. Небольшая солнечная ванна пошла бы ему на пользу.
    Эдж со вздохом спешился.
    — Мигель, колышки!
    Толстяк с кольцом в ухе, порывшись в седельной сумке, извлек оттуда четыре стальных колышка и бросил их к ногам Эджа.
    — Загорать в одежде вредно для здоровья, — пробормотал Эль Матадор, разглядывая Луиса. — Вам следует сначала раздеться, приятель, а уж затем укладываться на землю, и причем только следующим образом… — Эль Матадор расставил ноги и поднял руки над головой.
    — Эль Матадор… — взмолился Луис, с трудом выговаривая слова.
    Удар мушкетоном по голове оборвал его речь.
    — Если вы не снимете одежду сами, то я сделаю это за вас при помощи ножа. Но поскольку я тоже замерз, моя рука может дрогнуть.
    Наблюдая за тем, как Луис трясущимися пальцами расстегивает пуговицы, Эль Матадор весело рассмеялся. В это же время Мигель снял висевшее на луке его седла лассо и отрезал четыре одинаковых куска веревки по двенадцать дюймов длиной, отправив их вслед за колышками.
    — Это и есть то, чем вы собираетесь поразить наше воображение? — мягко спросил Эдж.
    — В этом мире трудно изобрести что-то новое, сеньор! -трясясь жирным телом, расхохотался Мигель.
    Луис, вконец запуганный выражением лица Эль Матадора, снял с себя остатки одежды и стоял теперь жалкий и беззащитный под палящими лучами солнца.
    — Ложись! — последовал приказ вожака, и он покорно опустился на землю и вытянулся во весь рост, вздрагивая и морщась от прикосновения раскаленной почвы к обнаженной коже.
    — Гринго!
    Эдж подобрал колышки и, используя каблуки сапог вместо молотка, вогнал их в неподатливый грунт, затем обвязал куски веревки вокруг страшных старческих холодеющих от страха запястий и лодыжек Луиса. Эль Матадор и остальные бандиты отошли в сторону, уводя своих лошадей под тень группы гигантских кактусов, и Эдж смог разговаривать с Луисом без боязни быть услышанным.
    — Очень сожалею, что я вынужден делать это, дружище, — мягко произнес он, стараясь не шевелить губами и без малейшего следа искренности в голосе.
    На глазах старика появились слезы. Возможно, это были слезы отчаяния, но, возможно, и слезы боли от действия жгучих солнечных лучей.
    — Ничего я им не скажу, — проговорил старик, и ярость в его голосе заставила Эджа внимательно всмотреться в его лицо. Он понял, что слезы, выступившие на глазах Луиса, были проявлением бессильной злобы и ненависти, его лицо выражало теперь мрачную решимость. На высохшем от старости лице сейчас вновь проступили черты, присущие ему в юности — жестокость, подлость и отвага. Все те качества, которыми были в изобилии наделены бандиты всех времен.
    В отличие от большинства из них, на долю Луиса выпала долгая жизнь, и он получил от нее слишком много ударов, чтобы сохранить силу и твердость духа. Но теперь, в свой последний час, несмотря на отсутствие физических сил, в нем проснулась железная решимость отомстить Эль Матадору, перехитрив его.
    — Луис… — вкрадчиво проронил Эдж.
    — Да, сеньор?
    — Эти десять тысяч долларов, они что, и в самом деле существуют, а?
    — Да, сеньор! — шепнул старик. — Сеньор, вы спасали мне жизнь не один раз, когда солдаты или бандиты хотели меня убить. Я знаю, что вы делали это не ради меня самого. Но это не имеет значения. Деньги находятся в Монтийо, меньше чем в десяти милях отсюда. Найти их будет нелегко, но мое кольцо послужит вам ключом в поисках.
    Эдж взглянул на третий палец правой руки Луиса, но не успел задать ни одного вопроса, так как чья-то тень упала на них и Эдж увидел стоящего рядом с ним Эль Матадора. Нагнувшись, бандит проверил каждый узел и кивком головы выразил свое удовлетворение, убедившись в их надежности.
    — Хорошая работа, гринго, — проворчал он и, поведя мушкетоном в сторону, продолжал: — Присоединяйтесь к нам, передохнете в тенечке, выпьете водички. А через часок мы вернемся, проверим, насколько благотворным оказалось влияние солнечных лучиков на нашего пожилого друга.
    День был в самом разгаре, и губы старика уже запеклись на солнце. Но он не промолвил ни единого слова, чтобы разжалобить бандита, а на его физиономии появилась злобная усмешка, свидетельствующая о решимости выполнить свое намерение. Эдж заметил, как потемнела кожа на лице главаря при виде этого нового для него проявления характера Луиса. Мушкетон в его руке шевельнулся, и Эдж потащился к тому месту, где блаженно развалились в тени остальные бандиты, потягивая воду из фляжек. Но у Эджа воды при себе не имелось, а ни один из членов шайки ему ее не предложил.
    Прошло около получаса. Вначале бандиты лениво переговаривались между собой, потом погрузились в молчание. Все они, кроме одного, полностью игнорировали присутствие Эджа, в то время как внимание последнего было поглощено Луисом, терпящим невыносимые муки под палящим солнцем. Тем не менее он ощущал пристальное внимание к своей персоне со стороны Торреса, все время ощупывающего нож, висящий на поясе. В конце концов Торрес заговорил:
    — У меня уже давно не было возможности поработать с ножом. Я боюсь потерять мастерство из-за постоянного отсутствия практики.
    Остальные бандиты сразу оживились, радуясь предстоящей возможности поразвлечься и прервать монотонность безрадостного ожидания. Эль Матадор заметил пристальное внимание Торреса к Эджу, и его лицо скривилось в фамильярной ухмылке.
    — Я не уверен в том, что американец в самом деле знает то, в чем он пытается нас уверить, — медленно проронил он.
    — Но мы должны сохранять ему жизнь на случай, если он все-таки говорит правду, а наш старичок изжарится насмерть.
    — Весьма вам признателен, — доброжелательно произнес Эдж.
    — Но, — продолжал Эль Матадор, — вы правы, Торрес. Вы являетесь нашим искуснейшим мастером владения ножом и ваше искусство весьма ценно для нас. — Копнув сапогом землю, он широко улыбнулся. — Вы можете резать его сколько хотите, но он не должен умереть, иначе умрете вы. — Вожак погладил приклад своего мушкетона. — В Мексике имеются и другие мастера владения ножом.
    Эдж внимательно посмотрел на Торреса, и по его ухмылке понял, что тот нисколько не опасается за свою жизнь. Бандит был явно уверен в том, что благодаря своим навыкам и умению сможет превратить Эджа в кровавую лохматую тряпку, не рискуя его жизнью. Торрес извлек свое оружие — кинжал с длинным лезвием, заостренный с обеих сторон и сходящийся до остроты шила на конце.
    — Как насчет оружия для меня? — осведомился Эдж, кинув быстрый взгляд на главаря шайки.
    — Очень сожалею, — буркнул тот, пожимая плечами, — но не в наших правилах выделять еще один кинжал в подобных случаях. Постарайтесь не слишком порезаться о кинжал Торреса.
    В то время как бандиты довольно смеялись, Торрес поднялся на ноги и сделал выпад. Эдж, не теряя ни секунды, вскочил на ноги.
    — У него очень острый характер, — пробормотал он, когда лезвие сверкнуло над его головой.
    — Вы попали в самую точку, — гнусно рассмеялся Эль Матадор.

Глава шестнадцатая

    — Ты! — вырывалось у Торреса после очередной неудачи.
    Вначале с его лица, обезображенного шрамом, не сходила довольная усмешка. Неровные зубы и глаза не уступали по блеску отполированной стали его оружия. Но ему не понадобилось слишком много времени, чтобы осознать, с каким грозным соперником свела его судьба на этот раз. Лицо его быстро помрачнело. Эджу тоже было нс до ухмылок. Его глаза мерцали из-под прищуренных век, ловя каждое движение человека с кинжалом, его губы сложились в тонкую линию, размыкающуюся лишь для того, чтобы глотнуть порцию свежего воздуха всякий раз после отражения очередного выпада противника. Настроение следящих за ходом неравного поединка бандитов также изменилось. Вначале они с энтузиазмом покрикивали, ободряя Торреса, предвкушая появление крови на теле Эджа, возвещающей о том, что удар достиг цели. Но после того как крепкое, упругое тело американца раз за разом уклонялось и парировало выпады Торреса, они, теряя терпение, стали отпускать грубые насмешки в адрес своего товарища и его искусства владения ножом. Эдж, на лице которого не отражалось ничего, начал потихоньку перемещаться в сторону зрителей. Торрес, осыпаемый градом насмешек, видя, что ему вместо приятного развлечения выпала тяжелая работа, начал приходить в ярость. Он потихоньку стал ругаться сквозь зубы, его грудная клетка начала вздыматься все чаще и чаще, движения становились все более безрассудными, и девять его ударов из десяти Эдж отбивал без всякого труда. Дыхание Торреса сбилось вконец, и, когда Эдж перевел схватку из тени на солнце, бандит стал откровенно задыхаться, все чаще поднимать левую руку, чтобы утереть пот, заливающий глаза.
    Бандиты, неотрывно следившие за схваткой, двигались за сражающимися, взяв измотавшихся противников в кольцо и позабыв об оружии, оставленном в тени. И снова на лице Эджа не отразилось ничего, когда он заметил это обстоятельство, способствующее осуществлению его планов. Все наблюдавшие за поединком были уверены, что внимание Эджа целиком сфокусировано на противнике и мелькающем в воздухе кинжале. Знай они Эджа немного лучше, могли бы догадаться, насколько обманчиво было его поведение, в особенности после того, как он задержал свой взгляд на фигуре Эль Матадора на долю секунды больше, чем это позволяли действия Торреса. Он тут же поплатился за это небольшим порезом на предплечье.
    Не догадываясь о причине промаха Эджа, бандиты разразились радостными криками при виде крови, появившейся на его теле, и вновь принялись подбадривать уже изрядно выдохшегося Торреса.
    Эдж справедливо расценил полученное ранение как легкую расплату за то, что ему удалось увидеть и запечатлеть в памяти — Эль Матадор находился в двух ярдах слева и позади него, и не более чем в шести ярдах от того места, где были привязаны лошади.
    Эдж сделал шаг в сторону, затем второй, придвинувшись почти вплотную к щуплому вожаку бандитов. Торрес сделал выпад, и в это же мгновение Эдж нанес ему удар ногой. Кинжал вонзился в левое плечо Эджа и тут же выпал из помертвелых рук Торреса, когда тяжелый сапог Эджа погрузился ему в пах, повреждая гордость бандита. Бандит захрипел в шоке и, согнувшись пополам, закрыл руками пораженную область.
    Находившийся за спиной Эджа Эль Матадор сделал шаг вперед и вправо, чтобы увидеть, что стряслось с Торресом, и в тот же миг Эдж сделал прыжок назад, одновременно бросая правую руку за шею.
    Эль Матадор моментально почуял опасность, но недостаточно быстро, чтобы успеть что-либо предпринять. Прежде чем он успел метнуться к мушкетону, Эдж левой рукой плотно обхватил его мальчишеское тело, а правой прижал к его глотке бритву.
    — Одно чье-либо движение — и Эль Матадор получит воздаяние за все свои грехи! — рявкнул Эдж.
    После этих слов воцарилась тишина… мертвая тишина. Даже Торрес, все еще корчившийся от боли, прекратил хрипеть и уставился на Эджа, стоявшего в обнимку с пленником-заложником. Как и все остальные бандиты, расположившиеся беспорядочным кольцом, Эль Матадор был ошеломлен тем, что случилось, и был поражен создавшейся ситуацией.
    — Делайте, как он говорит… — промычал он. В его голосе не было и следа страха. Бандиты повиновались, и Эдж беззвучно перевел дух. Эль Матадор не пользовался любовью своих людей, и любой из них был бы рад воспользоваться предоставившейся возможностью избавиться от садиста, которым он был даже в их понимании. Но память о бесчисленных страшных расправах с непокорными оказала ожидаемый эффект.
    — Ты! — неожиданно вновь издал звук Торрес.
    Пигмей-вожак за свою жизнь выпутывался из более страшных переделок, и мысль о том, что он опять выйдет невредимым из создавшегося положения и призовет к ответу всякого, кто осмелился оказать неповиновение в столь страшную для него минуту, удерживала бандитов от рискованных поступков.
    — Я обещаю вам, гринго, свободу, — торжественно пообещал Эль Матадор.
    — Весьма вам признателен, — ответил Эдж и, плотно прижимая вожака к себе левой рукой, оторвал его от земли, одновременно усилив давление бритвы на его шею.
    — Вы умеете хранить оружие, — поздравительным тоном произнес Эль Матадор в то время как Эдж пятился назад, держа тело вожака как щит между собой и остальными бандитами.
    — Человеку, который вас обыскивал, я устрою страшную казнь, — пообещал Эль Матадор.
    — Вы большой оптимист, дружище, — пробормотал Эдж.
    В то же мгновение он уперся спиной в круп лошади и, убедившись в том, что это лошадь Эль Матадора, взобрался на нее боком.
    — Открой-ка седельную сумку, приятель! — скомандовал он и в первый раз ощутил, что тело бандита пронзила дрожь. Эль Матадор явно ценил деньги больше жизни.
    — Мы поедем вместе с вами, сеньор, — скороговоркой пробормотал вожак. — Мы поделим все деньги поровну. И десять тысяч долларов тоже…
    Эдж усилил давление бритвы, и из-под лезвия показалась капелька крови. В мозгу Эль Матадора мгновенно произошла переоценка понятия «жизнь» и «деньги», и он поспешно принялся расстегивать седельную сумку, в которой хранились награбленные в Писвилле деньги. Это было нелегким занятием, поскольку в то время, как он пытался проделать эту операцию, его ножки болтались в десяти дюймах от земли. Его люди тем временем в замешательстве наблюдали за происходящим, позабыв о первоначально раздиравшей их ярости. Наконец язычок ремешка выскользнул из замка и несколько долларовых банкнот упало на землю. Несколько бандитов, в волнении облизывая пересохшие губы, непроизвольно шагнули вперед.
    Эдж, внимательно наблюдавший за ними, ожидал этого.
    — Ведь я же предупреждал, чтобы никто не двигался, -вздохнул он и косым движением руки вонзил бритву в горло вожака. В то же мгновение он ослабил захват, и единственное, что удерживало тело Эль Матадора над землей, была вонзившаяся в его глотку бритва. Под весом тела, скользившего вдоль крупа лошади вниз, бритва глубоко вошла в горло главаря.
    Эдж изменил положение руки, бритва выскочила из раны, мертвое тело рухнуло на землю, а из горла забил пульсирующий фонтан крови, заливающий банкноты, не перестающие сыпаться из сумки.
    Не теряя ни секунды, Эдж выхватил ружье, висевшее у седлища соседней лошади, и, выпрямившись, пришпорил своего скакуна, направив его в сторону бандитов. Ни один из них не выстрелил в него. Все они, охваченные порывом алчности, с воплями и криками ползали по земле, хватая банкноты, разлетавшиеся в разные стороны. Эдж в свою очередь выстрелил лишь один раз, когда проносился мимо распростертого на земле тела Луиса. Он не был уверен в том, жив старик или нет, но его палец сам нажал курок, посылая пулю в сердце обреченного, и он успел заметить, как в предсмертной агонии обожженное солнцем лицо осветилось благодарной улыбкой, приветствовавшей смерть, освобождающую его от мучений.
    Затем Эдж пустил своего скакуна по широкой дуге, конечное направление которой выходило на юг. Но в этом маневре не было никакой необходимости. Бандиты были слишком заняты сбором разлетевшихся денег, чтобы тратить время на его поимку. Большинство банкнот были помечены каплями крови, все еще хлещущей из раны в горле трупа Эль Матадора.
    — Вот уж воистину «кровавые деньги», — пробормотал Эдж, погоняя скакуна, держа свой курс на юг.

Глава семнадцатая

    Несмотря на взятый курс, Эдж не поскакал прямо в Монтийо. Как только он достиг места, откуда он уже не был виден бандитам, он повернул налево и по громадной дуге вернулся обратно, чтобы оказаться у бандитов в тылу. Потом он перевел лошадь на шаг и укрылся среди валунов у подножия холма, как только различил громадное облако пыли на севере. Дождавшись, когда черные точки всадников исчезли в жарком мареве на горизонте, он вскочил в седло и спокойным аллюром направил лошадь вперед.
    Эдж был еще достаточно далеко от места разыгравшихся недавно драматических событий, когда оттуда тяжело взлетела стая грифов. Подъехав ближе, Эдж убедился, что обед у стервятников удался на славу. Идя по пути наименьшего сопротивления, грифы усердно обрабатывали своими клювами раны убитых, и благодаря этому Эль Матадор уже почти начисто лишился головы, а в груди у Луиса зияла громадная дыра. Эдж бесстрастно окинул взглядом трупы и, наклонившись над телом старика, отметил про себя, что после смерти тот стал пахнуть еще хуже. В течение минуты он пытался стащить с его руки металлическое кольцо. Но поскольку Луис, очевидно, не снимал его в течение нескольких лет, кольцо намертво въелось ему в кожу и не проходило через средний сустав. Эдж тихонечко выругался, вытащил бритву и отрезал палец у самого обода кольца. Теперь невзрачное украшение легко соскользнуло, лишь слегка запачкавшись в крови.
    Прищурясь, Эдж внимательно осмотрел его. Кольцо было выполнено в форме змеи, замыкающей круг головой у хвоста. Все это ничего не говорило Эджу, но старик вкладывал большой смысл в рисунок кольца. Поэтому Эдж тщательно очистил его от крови и вновь внимательно всмотрелся в него. Единственным пальцем у Эджа, к которому подходило кольцо, был мизинец, именно туда он его и водрузил. После этого он направился к телу Эль Матадора. Он вытащил у него из-за пояса два кольта, убедился в том, что их барабаны полны, и сунул их в кобуры у себя по бокам.
    Затем он оседлал свою лошадь и вновь направился на юг, не оглядываясь назад, но по звуку хлопанья крыльев за спиной он понял, что стервятники вернулись к прерванной трапезе.
    Лошадь под Эджем не зря ходила раньше под Эль Матадором, она была горяча и сильна, вымуштрована опасной жизнью, которую вели бандиты. Она доставила своего нового хозяина в Монтийо в тот час, когда жаркий день начинал медленно переходить в прохладные сумерки. Появление на улицах городка неизвестного, зловещей внешности всадника вызвало множество удивленных и опасливых взглядов среди жителей. Удивление усиливалось тем, что городок находился в глубине Мексики, на границе между Сонорой и Синалой, там, куда гринго забредали крайне редко.
    Это был довольно крупный городок, имевший свою промышленность в виде лесопилки и серебряного рудника. Но большинство населения городка составляли пеоны, работавшие на полях сахарного тростника, в изобилии росшего западнее и южнее поселения. На окраине Эдж не заметил особых признаков жизни, но когда он углубился в одну из главных улиц, параллельных друг другу, то смог увидеть огни и расслышать звуки музыки и песен, доносящихся издали. Он полностью игнорировал всех попадавшихся ему навстречу и таращивших на него изумленные глаза. Мелькнула чья-то тень и Эдж автоматически поднял коня на дыбы. Перед ним находился оборванный мальчуган лет десяти, улыбаясь во весь рот и блестя сломанными зубами.
    — Вы американец? — спросил он.
    Эдж оглядел его перепачканное лицо, оборванные штаны и рубашку, стараясь угадать его намерения. Он кивнул, и улыбка мальчугана стала еще шире.
    — У меня есть сестра, сеньор, — сказал он и, сложив чашечками ладони на своей узкой груди, сделал ими движение вперед. — Очень большая, сеньор. Ей очень нравятся американцы. Она их так любит!
    Эдж прибавил немного тепла своим чертам лица и поинтересовался, кивая головой вперед:
    — Что у вас там происходит?
    — Фиеста, сеньор. Сегодня день рождения нашего мэра. Он не очень хороший мэр, но все его любят, потому что в свой день рождения он устраивает фиесту. Там много девочек, сеньор, но все они другие и не такие шикарные, как моя дорогая сестра.
    Снова последовал знакомый жест руками. Эдж сунул руку в карман штанов и выудил оттуда один из тех долларов, которые дала ему Гейл при расставании. Он бросил его к ногам мальчугана, который ловко поймал его рукой, довольно полной для парня его лет.
    — Эстебан! — раздался сварливый голос из темного двора, и мальчуган, внезапно расхохотавшись, метнулся на противоположную сторону улицы. Следом за ним погналась внезапно появившаяся на улице женщина. Эдж ухмыльнулся. Она была очень большой, как никто другой. И в то время как двести пятьдесят фунтов живого веса ловили на улице своего коварного брата, Эдж продолжил свой путь дальше.
    Обе улицы обрывались на центральной площади и возобновлялись на ее дальнем конце. На площади царило веселье. В ее центре возвышался деревянный помост, освещаемый факелами и лампами, на котором шестеро гитаристов веселили своей музыкой более пятидесяти танцующих пар. Площадь окаймлялась десятками кантин. Некоторые из них спорили между собой доносящейся из их окон музыкой. Из других были слышны шум и крики веселящихся мужчин и женщин, чествующих своего мэра. Пьяные фигуры обоего пола вываливались из дверей баров, чтобы направиться в следующую распивочную или присоединиться к танцующим на площади. Всюду мелькали чумазые лица ребятишек, очевидно занимающихся тем же промыслом, что и встретившийся Эджу Эстебан. Они развлекались тем, что поджигали фейерверки и бросали издалека в толпу, готовые удрать при малейшем признаке опасности. В подобном месте появление незнакомца, будь он гринго или мексиканец, не вызывало никакого удивления. Сознание людей, затуманенное бессчетным количеством выпитой текилы, пульки или мескалы, полагало, что все в мире в порядке, и не желало ничего другого, как продолжать веселье. Эдж, бесстрастно наблюдая за происходящим, привязал лошадь к стойке у «Монтийо-отеля».
    Могучая белая кобыла смотрелась весьма необычно среди жалких мексиканских ослов, окружавших ее. Но самые -пьяные из толпы посчитали появление этого великолепного животного плодом своего воображения. Другие, судя по их виду, оценив выражение лица Эджа, поняли, что он не из тех, кого можно беспокоить по пустякам.
    Эдж сразу же вошел в соседнюю с гостиницей кантину. Внутри он обнаружил столы, битком набитые пьяными мужчинами и женщинами, развлекавшимися пением молоденькой девушки, расположившейся в углу бара. Ей аккомпанировал молодой человек, бросавший злобные взгляды на окружающих. Эдж подошел к другой стороне бара, служившей сдерживающим барьером от напиравшей толпы пеонов. Один из двух барменов поспешно подскочил к нему с подобострастной улыбкой и вопросительным выражением лица.
    — Сеньор?
    — Пива!
    Бармен вытащил из-под стойки грязный стакан, отбил горлышко бутылки с пивом и наполовину опорожнил ее в стакан, оценив эту операцию в один песо. Эдж шлепнул на прилавок доллар, даже не сделав попытки прикоснуться к выпивке. Пухлая липкая рука накрыла бумажку, Эдж медленно припечатал ее своей ладонью. Бравый бармен поднял взгляд, боясь посмотреть Эджу в глаза, и обнаружил, что тот ухмыляется ему в лицо.
    — Эта вещь должна говорить кое о чем кое-кому в вашем городишке, — мягко сказал Эдж. — Доллар ваш. Если никто не придет ко мне в отель до полуночи, я вернусь обратно и заодно возьму еще кое-что.
    — Сеньор?! — глаза бармена расширились.
    — У вас неладно устроены уши? — процедил Эдж, продолжая улыбаться. — На вид вы вполне здоровы.
    Бармен тяжело сглотнул и посмотрел на руку, держащую его ладонь, внимательно изучая кольцо.
    — Право, я не знаю, сеньор, — вымолвил он.
    — Тем хуже для вас, — буркнул Эдж, освободил его руку и повернулся к входной двери, бросив через плечо: — Пусть спросят Эджа.
    Моментально его стакан с пивом оказался в руках пеона, который одним махом опрокинул его в глотку.
    — Очень суровый человек, — сказал он бармену.
    — Я думаю, что он имеет в виду то дело… — пробормотал бармен вслед Эджу.
    Американец отвязал свою лошадь и, выйдя с площади, нашел в конюшне свободное стойло, в котором храпел сторож. Удар сапога по ребрам разбудил его, а вид долларовой бумажки заставил вскочить на ноги. Он пообещал Эджу, что даже если сам Президент нанесет визит в Монтийо, то его лошадь не получит лучшее обслуживание, чем животное Эджа. Тот с удовлетворением кивнул и, вернувшись на площадь, направился прямо в отель.
    Коридорный заявил, что все места заняты, но вид пятидолларовой банкноты заставил сузиться его хитрые глазки и вспомнить, что на тыльной стороне здания имеется свободное помещение.
    Эдж оставил все свое оружие в конюшне и имел при себе лишь револьвер системы «спенсер». Он подписал входной лист и заставил клерка трижды повторить свое имя.
    — Я ожидаю посетителей, — пояснил он, но если ко мне никто не придет, то прошу меня не беспокоить.
    — Конечно, сеньор, — нервно отозвался клерк, опасаясь высокого поджарого американца со зловещей физиономией и желая скорее потерять пять долларов, чем иметь такого постояльца.
    Эдж поднялся по ступенькам, неся в качестве багажа только оружие, совершенно молча. Ему достался номер 23, и в тот момент, когда он открыл дверь, церковный колокол пробил шесть раз. Звучание было далеким и навевало меланхолию. Эдж справедливо счел, что они отмечают время, и понадеялся, что ему не придется ожидать еще целых шесть часов. В особенности это чувство усилилось у него после того, как он зажег чадящую лампу и оглядел комнату. Она была размером не многим более туалетного помещения, обставленная крошечной кроватью, шкафом для одежды, лишенным зеркала. Маленькое окошко давало «прекрасный вид» на глухую стену здания, находящегося позади гостиницы. Пол был из грубых некрашенных досок. А когда Эдж подошел к окну, два громадных таракана кинулись наутек под стол.
    Эдж раздраженно пнул ногой кровать и над ней поднялось облако пыли, а вниз посыпались сотни трупиков различных насекомых, скопившихся там с тех пор, как на ней в последний раз меняли простыни.
    Эдж сморщился и вывалил все постельное белье на пол. Затем он задул лампу и улегся прямо на голые пружины. Положив под голову шляпу, он полностью расслабился, не закрывая глаз, и довольный тем, что может одновременно наблюдать за освещенным квадратом окна и узкой полоской света под дверью. Звуки с площади доносились до него приглушенным шумом, изредка прорезаемым пронзительными криками или взрывами хохота. Но у него уже давно не было возможности спокойно отдохнуть, а ощущение оружия в руках давало ему дополнительное чувство успокоения, и он не заметил, как погрузился в сладкую глубокую Дрему.
    — Сеньор, достаточно вам пошевелиться, и вы — труп, -зазвучал в тишине чей-то голос.
    Эдж резко открыл глаза и взглянул на проем люка в потолке, который он прежде не заметил. Люк был открыт, в него было видно ночное небо и лунный свет, играющий на двух револьверных стволах.
    — Это не способ вести разговор, — произнес он и, скатившись с кровати, вскочил на ноги с оружием наизготовку. В тот же миг входная дверь распахнулась и в ней показался человек с направленным на него револьвером.
    — Вас же предупредили, сеньор, — произнес он.
    — А вот это уже другое дело, — согласился Эдж и замер на месте.

Глава восемнадцатая

    Первым попал в комнату молодой парень, спрыгнув из люка. На вид ему было не больше двадцати, невинное гладко выбритое личико, мягкие серые глаза и безвольный рот — все это говорило о том, что он был не из тех людей, кто привык разговаривать на языке оружия, но свободная манера держать в руке револьверы, в данном случае двуствольный «трантер», говорила о большом опыте обращения с подобными вещами. Он не был пеоном, о чем можно было судить по его одежде — белая рубашка и серые штаны, а также богато украшенный пояс с тяжелой пряжкой и великолепно украшенными кобурами.
    — Мое имя Рамон Армендарис, — представился он, подбирая брошенное Эджем оружие. — А это мой дядюшка — Мануэль Армендарис. Соответственно один из нас сын, а второй — брат мэра города.
    Он произнес это на превосходном английском языке, явно пользуясь случаем щегольнуть своими познаниями в этой области.
    — Двое ребят, которые в любое время года выглядят первыми людьми города, — пробормотал Эдж. Стоящий в дверях коротко хохотнул:
    — Сеньор Эдж, к нашему мэру не испытывает симпатий даже его собственная мать. И возможно, что она — меньше всех, поскольку воспоминание о тех муках, которые ей пришлось вынести, производя на свет такое чудовище, не доставляет ей никакой радости.
    Внимательно оглядев его, Эдж уловил в его лице сходство с напарником. Мануэлю было по меньшей мере семьдесят лет, он был на шесть дюймов меньше ростом и обладал прекрасным комплектом бороды и усов, таких же седых, как и волосы на голове. Глаза у него были того же мягкого серого цвета, но излучали ту горечь, которую придает жесткая долгая жизнь и которой не бывает в юности. Вороненые кольты красовались в его руках.
    — Надеюсь, вы нас извините за столь необычный способ вторжения, — проговорил с улыбкой Рамон.
    — К тому же мы слышали, что манеры, которыми вы сопровождали свое появление в нашем городке, так же не отличались изяществом и лоском. Естественно, мы предположили, что человек, ведущий подобные поиски, должен быть сверхосторожен, а значит, и опасен.
    Эдж лишь хмыкнул в ответ:
    — Я спал, как ребенок. Рамон продолжал улыбаться.
    — Маленький ребенок с погремушкой в руках, — сказал он, указывая на ружье Эджа.
    — Не исключено, что других игрушек у меня в детстве просто недоставало или вообще не было. Первые свои зубы я обломал именно о подобную игрушку.
    — Каждому свое, — философски заметил Мануэль, — все мы пережили трудные времена.
    — Но это не значит, что мы сейчас должны терять время, — вмещался Рамон, согнав с лица улыбку. — Итак, у вас имеется кольцо, уважаемый сеньор?
    — Оно что-нибудь для вас значит?
    — Откуда мне знать, ведь я его еще не видел. Эдж свел руки вместе и, сняв кольцо, протянул его Рамону. Тот был вынужден засунуть один из револьверов в кобуру, чтобы взять кольцо. И когда он потянулся за ним, бессознательно отключив внимание от Эджа, тот бросился вперед. Одним движением ног он очутился за спиной у Рамона и, не успел тот опомниться, как левая рука Эджа обвила ему горло, а правая вдавила в спину один из револьверов Эль Матадора. Дядя и племянник смотрели друг на друга с ужасом, сознавая, что оба стоят с поднятым оружием.
    — Бросайте револьверы, — посоветовал Эдж, — иначе сразу же после фиесты в Монтийо начнутся похороны.
    Юноша напрягся всем телом, и Эдж понял, что он приготовился рискнуть, но Мануэль был гораздо старше и мудрее. Он вздохнул, и его оружие глухо стукнулось об пол.
    — Вы слишком молоды, Рамон, чтобы умирать, — вздохнул он, — а я слишком стар, чтобы торопить свою смерть.
    Рамон обмяк, и его револьвер тоже полетел на пол. Эдж отпустил его горло и, вытащив у него из-за пояса второй револьвер, отправил его вслед за первым. Затем он оттолкнул Рамона от себя, сунул свой кольт в кобуру и ухмыльнулся, глядя на изумленные лица пленников.
    — Я не приготовил мэру подарка на день его рождения, вместо этого я подарю ему жизни двух его родственников.
    Я понимаю, что этот подарок немногого стоит, но это все, что я могу подарить в данный момент.
    — Вы не обманываете нас, сеньор? — спросил Мануэль.
    — Вы же мне сами сказали, что мне не хватает изящества в обращении, так что я не стал бы вас обманывать таким примитивным методом, — ответил Эдж. — Лучше взгляните на кольцо и скажите мне, о чем оно вам говорит.
    Рамон вынужден был взять лампу у Мануэля, чтобы отыскать упавшее кольцо. Когда же оно нашлось, старик был вынужден поднести его к самым глазам, чтобы разобраться, что же оно из себя представляет. Это длилось довольно долго.
    — Что вас так заинтересовало? — осведомился Эдж, восседая на голых пружинах кровати. Он наклонился вниз, подобрал с пола свое ружье и уложил его к себе на колени, не целясь куда-либо.
    Ему ответил Рамон, прислонившись к шкафу:
    — Я ничего об этом не знаю. Это мой дядюшка взволновался, услышав о кольце. Он попросил меня помочь ему, только помочь и ничего больше.
    — Решили попользоваться легкой добычей? — ухмыльнулся Эдж.
    — К сожалению мои глаза уже не те и смотрят не так, как раньше, — промолвил Мануэль и протянул кольцо племяннику.
    — Эй, Рамон, может ты разглядишь, что тут за рисунок? Молодой человек пересек комнату, взял кольцо и поднес его к свету. На его лице появилась гримаса разочарования при виде столь явной безвкусицы.
    — Ничего стоящего, — нахмурился он, — обыкновенное металлическое хламье. Безделушка и ничего больше.
    — Рисунок! — буркнул Мануэль, нервно облизывая губы.
    — Змея, — пожал плечами Рамон. — Слишком грубый рисунок, чтобы разобрать, какая именно, Может, жарарака, а может, и гремучка. Не знаю…
    При этих словах глаза у старика засияли. Он встряхнул головой.
    — Вид змеи не имеет значения, — он взглянул на Эджа. — Где вы взяли это кольцо, сеньор?
    — Ну, это уж мое дело!
    Подобный ответ не обескуражил Мануэля.
    — Быть может, у одного старика? Моих лет? Мексиканца?
    — Очень может быть.
    Мануэль с удовлетворением кивнул.
    — Это очень старая история, сеньор. История бандитской шайки, ограбившей армейскую казну где-то в Соединенных Штатах. Это было давным-давно. Большинство бандитов было убито, и лишь трое из них добрались до Монтийо.
    Внезапно Рамон проявил самый живой интерес к услышанному. Он молча переводил взгляд с дяди на Эджа и на кольцо. Последнее уже не казалось ему простой безделушкой.
    — Я уже слышал нечто подобное, — ровным голосом заметил Эдж.
    Старик вновь кивнул.
    — В Монтийо один из бандитов был убит, двое остальных схвачены. Денег так и не обнаружили. Арестованных отправили в тюрьму, и вскоре вся эта история потихоньку, забылась, поскольку сроки бандиты получили большие, а в тюрьмах Мехико мало кто живет долго. Но позже эта история вновь всплыла в людской памяти, но уже в качестве легенды, и обросла при этом многими романтическими подробностями. Одна из них говорит о том, что, когда эту тройку схватили, один из них был при этом убит, как я вам уже сообщил. Так вот, каждый из них имел при себе по кольцу, и эти кольца являлись ключом к тайнику, где были спрятаны деньги.
    — Много денег? — срывающимся голосом поинтересовался Рамон.
    Мануэль рванул на себе ворот и тихо произнес:
    — Как гласит легенда — десять тысяч в американской валюте.
    Оба мексиканца выжидающе уставились на Эджа.
    — Ваша цифра довольно точна, — подтвердил он. У Рамона перехватило дыхание, а Мануэль шумно вздохнул.
    — Очень много денег, — печально вздохнул юноша, — но недостаточно, чтобы делить их на три части.
    Ружье в руках Эджа шевельнулось, но своего прицела не изменило.
    — Я человек не жадный, — четко проговорил он. — В это путешествие на юг я пустился с целью вернуть отнятые у меня две с половиной тысячи долларов. Именно эта сумма интересовала меня в начале моего путешествия. И если мне дополнительно достанется прибыль в размере чуть более восьмиста долларов, то я буду просто счастлив.
    Мануэль согласно кивнул и дернул племянника за рукав.
    — Здесь не Мехико, — рассудительно сказал он. — Человек, имеющий в Монтийо сумму в три тысячи триста тридцать три доллара, — очень богатый человек. После нескольких секунд размышления Рамон согласно кивнул, но глядя в неверном свете лампы на его лицо, Эдж понял, что его жадность не исчезла, а лишь временно спряталась за оболочкой притворства.
    — Мы еще не знаем, где спрятаны деньги, — отрывисто произнес Эдж.
    — Кольцо, — сказал Мануэль, протянув руку. Рамон положил кольцо в ладонь дяди.
    — Что ты сказал насчет рисунка? Рамон пожал плечами:
    — Змея и только…
    Мучительно нахмурив брови, Мануэль над чем-то задумался. После некоторого раздумья он усмехнулся.
    — Вероятно, ты еще слишком молод, чтобы наслаждаться теми удовольствиями, которые может предложить южная часть Монтийо. Или же, наоборот, достаточно возмужал, чтобы платить за развлечения подобного рода…
    Нескладный Рамон несколько мгновений тупо смотрел на кольцо, сведя в раздумьи брови к переносице. Внезапная догадка озарила его лицо.
    — Бордель! — возбужденно воскликнул он. — Я был там. Ну, конечно же! «Эль серпент», змея! Эдж тихонечко вздохнул:
    — Мне следовало бы самому догадаться с самого начала. Понятия Луис и бордель — неразделимы. Вперед, друзья!

Глава девятнадцатая

    Хотя главная площадь Монтийо и представлялась центром проведения фиесты, она не была единственным местом сосредоточения всеобщего веселья по случаю празднования дня рождения мэра города. Как при своем въезде Эдж был встречен юным Эстебаном, так и теперь тройка новоявленных компаньонов непрестанно подвергалась атакам других юных сводников при своем продвижении к южной части города. В путь они отправились пешими, задержавшись на некоторое время у конюшни для того, чтобы Эдж смог забрать своего скакуна. У Рамона этот поступок Эджа вызвал всплеск не-доверия, в то время как его дядюшка сделал вид, что поверил кроткому объяснению американца, что тому придется срочно отправиться улаживать свои дела сразу по завершении их поисков.
    Правда, подозрения мексиканцев были тут же рассеяны следующим поступком Эджа. Он великодушно предложил сеньорам вновь вступить во владение своим оружием, потерянным столь бесславно в первые минуты их знакомства. В особенности обрадовался этому Рамон. Прикосновение к своим револьверам вернуло ему былую уверенность и веру в то, что он сможет противостоять любым неожиданностям со стороны американского друга, несмотря на то, что он уже имел возможность убедиться в его возможности выкручиваться из опасных положений.
    Итак, трое джентльменов целеустремленно продвигались вперед, игнорируя заманчивые предложения, градом сыпавшиеся на них со стороны, даже не удостаивали ребятишек ответами, и юные братья якобы прекрасных сестер постепенно оставили их в покое. Этому способствовало также ощущение скрытой угрозы, исходившей от группы. В центре шествовал Эдж, ведший под уздцы лошадь, дядя. с племянником располагались по сторонам.
    — Здесь, сеньор, — произнес наконец Мануэль, и Эдж напряженно всмотрелся вперед.
    Они находились явно не в самой респектабельной части города. Улица стала более извилистой и выглядела по крайней мере заброшенной. Дома по обеим сторонам улицы располагались значительно реже, и некоторые из них выглядели просто лачугами. Вероятно, это были дома беднейших из пеонов. Но одно из зданий было гораздо больше и шире остальных. Вытянутое, приземистое, оно занимало достаточную площадь, чтобы содержать в себе множество помещений. В домах не было ни огонька, и единственным источником света было тусклое мерцание луны, но и его было достаточно, чтобы разобрать вылинявшие белые буквы на передней стене здания:
    — ЭЛЬ СЕРПЕНТ -
    Эдж внимательно изучал фасад здания, размышляя над тем, что все окна в нем были заколочены, а двери плотно закрыты и само здание не подавало никаких признаков жизни.
    — Когда вы были тут в последний раз? — обратился он к Мануэлю.
    Старик усмехнулся:
    — Я не так уж дряхл, чтобы позабыть сюда дорогу. На прошлой неделе я очень приятно провел тут время. Здание не пустует. Все эти заколоченные окна и двери — камуфляж. Работа в заведении идет полным ходом.
    Эдж довольно хмыкнул и, приглядевшись, заметил у дальнего конца борделя несколько привязанных к поручню ослов. Он присоединил к ним свою лошадь. Дождавшись его возвращения, Мануэль обрушил на дверь свой кулак.
    — Зачем же так ломиться? — раздался из-за двери сварливый женский голос на испанском. — Девочки будут здесь всю ночь, а также и весь день, если вы полны сил и денег.
    Проскрипел тяжелый засов, и дверь распахнулась. Эдж прищурился от яркого света, пытаясь из-за плеча Мануэля разглядеть старую толстуху, стоявшую в грубо украшенном и скудно обставленном мебелью коридоре. Он увидел в свете висевших у потолка масляных ламп женщин разного возраста и молоденьких девчушек, рассевшихся на продавленных, ободранных диванах, с любопытством уставившихся на вновь прибывших.
    — Ах! — радостно воскликнула толстуха. — Мануэль и Рамон Армендарис! Заведение «Эль серпент» радо вас приветствовать, рады приходу двух членов знаменитой семьи мэра города.
    При этих словах она звучно рыгнула, что вызвало громкий веселый смех как у находившихся внутри, так и у обоих мексиканцев.
    — Я пожалуюсь отцу, что вы не будете голосовать за него на выборах! — весело пошутил Рамон.
    — И что? Мое заведение прикроют, а меня расстреляют перед строем? — притворно испугалась хозяйка и тут же весело продолжила:
    — Входите, входите, сеньоры. Все в моем доме к вашим услугам.
    И только тут она заметила Эджа. Оценив его вес и сложение, малейшие черточки лица, она шепотом уточнила:
    — Американец?
    Мануэль кивнул, и хозяйка вновь заулыбалась.
    — У него, наверное, много денег, много долларов, чтобы оставить их здесь?
    — И достаточно познаний в испанском, чтобы самому поручиться в том, что я не жулик, сеньора, — вставил по-испански Эдж.
    Знание испанского приятно удивило толстуху.
    — Сеньорита, сеньор, сеньорита… — поправила она его, улыбаясь. — Благодаря моему занятию я видела стольких мужчин в жизни, что так и не смогла выбрать из них хотя бы одного для себя.
    Не слушая ее трепотни, Эдж глядел на демонстративно рассевшихся на диванчике девиц. Тут были представлены тела любых форм, расцветки и размеров. Одеты они были в плотно облегающие комбинации, закрывавшие их от шеи до щиколоток. Общим для всех них было и выражение горькой покорности той жизни и участи, которую они выбрали для себя. Выражение их глаз мало чем отличалось от взгляда зверя в клетке.
    — Что касается меня, то я, полагаю, видел достаточно женщин подобных этим, чтобы отважиться на такой ответственный шаг, как брак, — скромно заметил Эдж.
    Хозяйка милостиво улыбнулась ему и отступила в сторону.
    — Это хорошо, — просюсюкала она. — Женатые мужчины — плохие клиенты. Они ходят к нам лишь до тех пор, пока об этом не узнают их жены. А жены узнают очень быстро.
    Двери за прибывшими захлопнулись, и, бросив взгляд на компаньонов, Эдж понял, что воспоминания о прошлых визитах целиком завладели их помыслами. По дороге сюда никто из них не обсуждал плана предстоящих действий и поисков. Теперь, очутившись на месте, мысли мексиканцев были заняты более неотложными задачами, чем какие-то десять тысяч американских долларов.
    Для себя Эдж также не строил пока никаких планов, решив вначале осмотреться на месте и только потом решать, как приступить к поиску денег.
    — Девочки… — проронила хозяйка, и проститутки устало поднялись на ноги, исполнив при этом пируэт, начисто лишенный грации.
    Когда они поворачивались, Эдж заметил, что у каждой из них имелся свой порядковый номер, прикрепленный к спине. Глаза у Эджа непроизвольно сузились, и мозг, получивший новую информацию, начал напряженно работать.
    — Розита моя! — выпалил Рамон. . — Я выбираю Маргариту, — определился дядюшка.
    Молодая тоненькая девушка направилась к Мануэлю, в то время как другая, в возрасте около сорока, с мощными бедрами и огромными грудями, приблизилась к Рамону. Они имели соответственно номера восемь и десять. Большинство номеров между «один» и «двадцать пять» отсутствовали, очевидно, их обладательницы уже трудились в поте лица со своими клиентами в различных уголках заведения хозяйки.
    — Это давняя традиция нашего заведения, — нумеровать наших девушек. Особенно она удобна для американцев, новичков, не знакомых с нашим языком, — принялась объяснять хозяйка Эджу. — Со своей стороны я могу рекомендовать сеньору номера «двенадцать» и «двадцать один». Обе новенькие., Не девственницы, как вы сами понимаете, но почти.
    Два названных номера фальшиво улыбнулись, в то время как остальные заметно помрачнели.
    — Я, пожалуй, выберу номер «один», — принял решение
    Эдж, остановившись взглядом на тоненькой девушке, очень молоденькой и довольно невзрачной, с щуплым, почти безгрудым детским телом.
    Осознав, что ее выбрали, девушка радостно улыбнулась, продемонстрировав ряд сломанных испорченных зубов.
    Хозяйка залебезила.
    — О, сеньор! Ей только двенадцать лет! Должна вам сказать, что американцы — редкие гости у нас в Монтийо, но когда они у нас бывают, то почему-то всегда выбирают самых молоденьких. Мария по годам молода, но в своем деле знает толк… Сеньоры! — провозгласила она, обращаясь ко всем трем. — Память у меня слабая, так что плата вперед. — И она выставила вперед мощную ладонь.
    Зажав в ней песо мексиканцев и доллар Эджа, полученные ею без промедления, она мгновенно спрятала деньги.
    — Девочки покажут вам, куда идти, сеньоры, — проворковала она, кивая на дверь в глубине помещения, в то время как невостребованные девицы вновь рассаживались по своим местам на кушетках.
    — Да, сеньоры, — добавила она. — Если вы в своем восхищении талантами наших девочек захотите вознаградить их дополнительно, то, прошу вас, не давайте им ничего на руки. Отдайте эти деньги мне, а я тут же положу их на счет девочек в городском банке.
    Все находившиеся в комнате понимали, что последние слова хозяйки — сплошная ложь, но от комментариев воздержались.
    Мужчины в сопровождении девиц отправились к дверям. Они попали в в узкий, плохо освещенный коридорчик. Оказавшись там, Эдж заметил, что все двери помечены коряво начерченными цифрами. Из-за некоторых дверей явственно доносились звуки удовлетворяемых страстей. Губы у Эджа сложились в довольную улыбку, когда он заметил, что Маргарита открыла дверь номера восемь и пригласила туда Мануэля. Затем отворилась дверь под номером десять, и Розита втащила Рамона в комнату.
    — Мы останемся на всю ночь, — сказал Мануэль по-английски. — Пока все не уснут.
    Эдж согласно кивнул и двинулся вслед за Марией, последовав за ней в самый конец коридора, где она, распахнув дверь под номером один, первой прошла в комнатушку.
    Комната находилась у самого торца здания, и Эдж мог слышать, как привязанные у стойки ослы и лошадь нетерпеливо перешагивают с места на место прямо у самого окна. Все это было не совсем так, как он себе представлял, но ситуация в целом его удовлетворяла, и он с довольной усмешкой осматривал комнатушку. Она была немного шире кровати, находившейся в ней. Свободное от постели пространство красовалось некрашенным деревянным полом. Над изголовьем кровати висела маленькая полочка с женскими принадлежностями. Больше в помещении ничего не было. Но это не вызвало у Эджа никакого беспокойства. Это была первая попытка найти деньги, и он вполне был подготовлен к неудаче. Все построение его рассуждений базировалось на единственной фигурке змеи на кольце. На рисунке кольца можно было тем или иным способом обозначить любое число, но этого сделано не было. Следовательно, единственная змея могла означать либо девушку, либо комнату под номером «один» в «Эль серпенте». Вполне могло оказаться, что весь ход его догадки был ошибочный с самого начала, но пренебрегать им было нельзя. И если он находился в нужном ему месте, то трудно было ожидать, что деньги будут валяться у всех на виду.
    А посему он внимательно поглядывал по сторонам, изредка кидая взгляд на девчонку, которая уже зажгла свечку и поставила ее в центр тарелки на полке.
    — Вам нужно здесь что-то особенное? — тупо спросила она, расстегивая верхнюю пуговицу своей сорочки.
    — Совершенно верно, дитя мое, — буркнул Эдж.
    На личике девушки появилась улыбка облегчения, она взялась руками за воротник и начала стягивать рубашку через голову. Больше на ней ничего не оказалось, и перед глазами Эджа предстало ее тело во всей своей жалкой наготе. Оно было худым, истощенным, кости выпирали наружу -никаких округлостей, одни углы.
    Эдж не стал дожидаться, пока она стянет сорочку с головы. Он сделал два шага вперед и спокойно сказал:
    — Вам следует хорошенько выспаться и отдохнуть, дорогая.
    После этих слов он нанес ей короткий и жесткий удар рукояткой револьвера по голове. Затем он подхватил ее обмякшее тельце и бережно уложил его на кровать. Сняв запутавшуюся у нее на голове сорочку, чтобы она не задохнулась, он прикрыл се одеялом и направился к двери.
    Несколько мгновений он понапрасну выискивал на ней замок. Ничего подобного на двери не было. Эдж тихонько выругался и подошел к полочке, висевшей над кроватью.
    Внимательно осмотрев ее содержимое, он выбрал щетку для волос и срезал с нее бритвой все зубья. Потом он взял свечку и принялся тщательно исследовать половицы, покрытые въевшейся за многие годы грязью. Одна из них была пригнана не так плотно, как остальные. Расшатав и вытащив ее с помощью ножа, он обнаружил под ней землю. Вооружившись щеткой вместо лопаты, Эдж принялся за раскопки.

Глава двадцатая

    Выражение решимости на лице американца не менялось при каждой новой неудаче, и его стремление добиться поставленной цели было непоколебимым. Даже когда свеча догорела до конца и пламя, потрескивая, стало угасать в луже растекающегося воска, Эдж ни на миг не прервал своей работы. Он понимал, что перед тем, как захоронить свои неправедно добытые деньги, бандиты должны были положить их в какой-нибудь ящик или футляр, присутствие которого он неминуемо должен был бы обнаружить, даже роясь в полной ! темноте.
    Он трудился подобным образом уже больше часа, настолько погруженный в свое занятие, что даже не вспомнил о находившейся рядом без сознания Марии, и за шумом, производимым погружавшейся в землю расчески, нс слышал ее дыхания. Поэтому, когда она пришла в себя, он не увидел ее расширенных от ужаса глаз, которыми она уставилась ему в спину, и никак не отреагировал на ее медленные, осторожные движения, когда она тихо соскользнула с кровати на пол, позабыв об одежде, и обнаженная подобралась к двери. Когда Мария осторожно повернула дверную ручку, та издала тихий скрип, буквально пригвоздивший к полу ее дрожащее с ног до головы тело. Она в отчаянии распахнула дверь, и ржавые петли заскрипели еще громче. Не сводя глаз со спины погруженного в свое занятие американца, Мария в полуобмороке вывалилась в коридор.
    Этот шум, несомненно, в любой другой момент насторожил бы Эджа, но он совпал с другим звуком, который издала щетка в его руках, наткнувшись на какую-то поверхность. Темп работы у него сразу удвоился. Он не заметил, что дверь отворилась, не расслышал слабого стона, вырвавшегося из грудной клетки Марии. И только когда дверь распахнулась, с грохотом ударившись о стену, а всю комнату залил яркий свет лампы, Эдж развернулся на каблуках, подавшись к лежавшему рядом ружью. В тот же миг он замер.
    — Сеньор, вы пробыли достаточно долго наедине с вашим ребенком, и все это время в вашей комнате было подозрительно тихо.
    Речь держал Мануэль, держа на прицеле Эджа. Возле него, держа в правой руке револьвер, а в левой масляную лампу, расположился Рамон. Оба были в нижнем белье, и при других обстоятельствах вызвали бы у Эджа только улыбку. У их ног неподвижно белела обнаженным телом бедняжка Мария, павшая жертвой второго за эту ночь удара револьвером по голове.
    — Пожалуйста, продолжайте вашу кроличью работу, сеньор, — махнул револьвером Мануэль, не заходя в комнату. -Нам очень интересно, что может скрываться в той норе, которую вы откопали.
    — Вы напрасно мне не доверяете, друзья, — сказал Эдж.
    — Мы не доверяем даже родным матерям! — выпалил Рамон.
    Эдж пренебрежительно хмыкнул и вернулся к прерванной работе. Свет лампы Рамона позволял ему теперь видеть, что творилось в комнате и яме. Он разглядел видневшуюся в земле сгнившую дощатую поверхность, при прикосновении к которой распространился отчетливый запах разложения и гнили.
    — Сеньор, — продолжал между тем Мануэль доверительным тоном, — если человек, имея чуть больше трех тысяч долларов, может чувствовать себя в Монтийо богачом, то, обладая суммой в пять тысяч, он наверняка почувствует себя еще богаче.
    — Весьма логично с мексиканской точки зрения, — проворчал Эдж, расчистивший к этому времени достаточно земли с деревянной поверхности, чтобы видеть всю крышку того вместилища, которое хранило в себе огромное богатство.
    — Поторопитесь, сеньор, — приободрил его Мануэль, когда Эдж замер, чтобы рассмотреть находку.
    На краю крышки находилась металлическая ручка, и, когда он потянул за нее, чтобы открыть шкатулку, один из концов ручки вырвался из прогнившего дерева, но второй удержался, и крышка, жалобно скрипя проржавевшими петлями, подалась вверх.
    В тот же самый момент, как будто это послужило сигналом для нее, Мария второй раз за этот вечер обрела сознание, отбросив на этот раз всякую осторожность. Ее тоненький рот широко раскрылся, и вопль ужаса оказался достаточно громким, чтобы проникнуть в каждую комнату веселого заведения и оторвать от сна или похоти каждого находившегося в нем.
    Эдж мгновенно вскочил на ноги, разворачиваясь в прыжке лицом к двери, у которой Рамон и Мануэль изумленно уставились на визжавшую в истерике девочку.
    Дуло револьвера Рамона последовало за взглядом хозяина, и в данный момент было направлено на Марию. Поэтому первая пуля, пущенная Эджем, вошла в Мануэля, пробив старику горло. Она лишила его жизни и исторгла фонтанчик ярко-красной крови прямо на распростертую у его ног девушку.
    При. звуке выстрела Рамон автоматически нажал на курок своего револьвера. Этот выстрел положил конец воплям Марии, разнеся ей вдребезги челюсть. В тот момент, когда Рамон поднял взгляд и револьвер на Эджа, кольт американца рявкнул снова. Пуля попала красавчику точно между глаз, залив ему кровью все лицо, и он почти одновременно с дядей рухнул на корчившееся от ужасной боли тело девочки.
    Лампа выпала из мертвых пальцев Рамона и забрызгала всех троих маслом, которое мгновенно вспыхнуло от огня. Крики и стрельба, которые аккомпанировались шумом бегущих ног по коридору, сменились дикими воплями ужаса сбежавшихся и душераздирающим воем охваченной пламенем ни в чем не повинной девочки.
    Не обращая внимания на поднявшийся шум, Эдж при свете занимавшегося пожара заглянул в прогнившую шкатулку. В боковой стенке ящика зияла изгрызенная дыра, а на дне валялась пятидолларовая банкнота как доказательство правильности сделанного открытия, оставленное насмешницей-судьбой.
    Все содержимое тайника было превращено в бело-зеленую труху и использовано для создания уютного мягкого гнездышка, в котором находилось шесть беленьких малышей-крысят, притаившихся друг за дружкой от яркого света, в то время как их разъяренная мамаша грозно смотрела вверх, обнажив зубы и яростно сверкая глазками.
    — Мерзкие твари… — только и смог выдавить Эдж и, в ярости нажав на курок, разрядил револьвер в гнездо, а затем швырнул туда же бесполезное оружие.
    Внезапно со стороны дверного проема раздались истошные крики, которые привлекли внимание вернувшегося к реальности американца, и он, выхватив второй револьвер, несколько раз выстрелил через бушующее пламя на шум. Крики перешли в верещание, и в комнату ввалилась хозяйка заведения. Из ее живота текла кровь, а одежда мгновенно оказалась объятой пламенем.
    Проигнорировав ее мольбы о помощи, Эдж повернулся к заколоченному окну: первым ударом выбил стекло, тремя следующими — доски. Затем он нырнул головой вперед в оконный проем. Вскочив на ноги, Эдж взобрался на своего скакуна и, подобрав поводья, пустил его вскачь.
    Некоторое время он держал курс на юг, потом повернул на запад и, наконец, по широкой дуге, опоясывающей городок, — на север. Ему было очень легко ориентироваться в темноте, поскольку охваченный пламенем «Эль серпент» служил надежным маяком.
    Бросив последний взгляд на пылающее здание, Эдж с горечью пробормотал:
    — Кажется этой ночью это паршивый городок получил парочку по-настоящему горячих шлюх…
    Вскоре ночная темнота полностью поглотила его.
Top.Mail.Ru