Скачать fb2
[Голово]ломка

[Голово]ломка

Аннотация

    Что это? История о том, как мелкий банковский пиар-менеджер превращается в безжалостного супермена? Или — история обыкновенного безумия? Или — история конца света, наступающего для одного отдельно взятого человека? Или — русскоязычная версия «Бойцовского клуба» и «Американского психопата»? Или, может быть, пересказ модной компьютерной игры? Это — головоломка, шокирующая литературная провокация, крепко замешанная на жестком триллерном сюжете.


Александр Гаррос Алексей Евдокимов [Голово]ломка

    Если на вас наезжает босс, помните: необходимо задействовать 42 мышцы, чтобы нахмуриться, и только 4, чтобы распрямить средний палец руки!
(городской фольклор)
    Предуведомление:
    Большинство персонажей романа имеют реальных прототипов. Большинство мест, где происходят события романа, реальны. Все процитированные в романе фрагменты бизнес-текстов, а также принадлежащие перу героя тексты с жесткого диска, — не являются плодом авторского вымысла, а взяты из жизни.

1

    Для начала — все упали и отжались. Р-раз-два, р-раз-два, р-раз-два! Что пыхтишь, Цитрон? Пузо наел, буржуйская морда? Нич-че, скоро в снегах Колымы похудеешь! У нас это быстро! Теперь — на РУКОХОД. О! Пыльный сдох? Че, в натуре откинулся старикан? Да-а, дела. Не вышло его подольше помордовать. Ушел, гнида. Легко отделался. А? Че? Дышит?! Заебись! Яйца ему в тисках прищемите. Чтоб прочухался. О-о-о!!! Че ж он так орет?! Ну да, я понимаю, что больно! В ебало ему. Вот. Так лучше. А то че-то много пыли стало в воздухе. Распизделся. Ай, Очкастый! Ай, бед-дняжечка! Очки разбили, да? Ой-ой-ой! Что, буржуйский последыш, прислужничек, привык на мягком спать, жрать от пуза, баб ебать? Больше не поебешь! нечем! И зачем это тебе, если жить тебе осталось три… нет, уже две с половиной минуты? И это при том условии, что я буду ДОБРЫЙ! Потому что иначе — умирать ты будешь ДВЕ НЕДЕЛИ. А че, пожалуй, заебись идейка. Ну-ка, в подвал его! Устали, мудоебы? Похудел, Цитрон? Проветрился, Пыльный? Стоп-стоп-стоп! Жирный ублюдок! Ты куда попиздовал? Ха-ха-ха! Праздник, бля, еще только начинается! Ну-ка, БАНОЧКУ ему. Хуяк! Гляди, жив еще. Дышит. А ну, поставьте его вертикально. Ну да, я сам знаю, что хуй проссышь, где у него ноги, где голова, потому что эта жирная падла абсолютно шарообразна! Найдем голову. Хуяк! Во-о!!! То место, откуда он орет — это голова. Отлично. Теперь вертикально поставили. Головой вверх. Ну да, этим вот местом. Да. Вот. ЛОСЯ ему! Отлично, отлично! Готов. Что? Пыльный сдох? Что, опять? Заебали уже. Что? Совсем? Без пизды? Ну да, я знаю, что он без пизды… без хуя, правда, уже тоже… Что? В смысле — точно сдох? Клево. Ну вот. Все готово. С ПРАЗДНИЧКОМ ВАС, ДОРОГИЕ НАЧАЛЬНИКИ! С НОВЫМ ВАС ГОДОМ! Кстати! Где шампанское?»
    Секунд пять с чувством опустошенного облегчения, как после случайного, скоротечного и необременительного полового контакта, я глядел на результат часовых профессиональных усилий. Потом быстро вышел из файла и рефлекторно оглянулся через плечо. Рефлекс был хотя и условный, но за год укоренившийся. Лавируя курсором, я продрался сквозь переплетения и нагромождения программных dat, bmp, sys, exe, prv, tmp, log, pif. Вынынрнул, ткнув enter, из буераков служебной директории WORDART. Двинул курсор влево вверх, всплыл из директории TEMPT. Еще дернул вверх, выпал из HKGRAPH. Вывалился из SYSTEM. Выскользнул из COPYCAT. Вывернулся из WORDOUT. Вырвался, наконец, из LAYOUTTT на оперативный простор жесткого диска персонального компьютера Pentium 200. И тогда — оглянулся еще раз. Пресс-рум десять дробь пятнадцать метров, несложным стеклянно-пластиковым лабиринтом разграфленный на дюжину функциональных полупрозрачных ячеек. Звуковой фон. Торопливое журчание струйных принтеров. Деловитое попукивание процессоров. Озабоченное уханье ксероксов. Озадаченные всхлипы факсов. Требовательное повякивание телефонов. Беглый степ клавиатур. Дело делается. Работа спорится. Служба идет. Дельные релизы целеустремленно прирастают латиницей, кириллицей, идеографией цифири и иногда — очень редко — иероглифов. Рабочие рои данных снуют по внутренней сети. Служебные конструкции официальных писем монтируются из стандартных заготовок. Мощный механический организм большого банка функционирует исправно. Активы преумножаются. Операции совершаются. Кредиты выделяются. Платежи осуществляются. Проценты начисляются. Money talks. Бизнес встречает деньги. Данный способ организации офисного пространства считается во всем цивилизованном мире наиболее прогрессивным и эффективным. С одной стороны, твоя уязвимая хрупкая privacy предусмотрительно соблюдена в полном соответствии с универсальным кодексом political correctness. Вот твоя собственная личная частная суверенная неприкосновенная комфортабельная выгородка. Метр дробь полтора. Со стороны же другой — ты весь всегда для всех во всем совсем на виду. Воплощенный гением чиновного дизайна идеал тоталитарной демократии: каждая служебная единица пребывает под перекрестным контролем, но не чьим-нибудь единоличным, единовластным и недоброжелательным, а — всеобщим, взаимным и взаимовыгодным. Имеющим целью не дать несовершенному, подверженному сбоям тебе выпасть из совершенного, отлаженного метаболизма пресс-службы коммерческого международного банка REX.
    — Вадь, где болванка по рекламным балансам за квартал? — из соседней ячейки, возбужденно шевеля тонкими усиками над капризной губкой, высунулось молодое пиар-дарование Олежек. Я глядел на усики, на губку, на кремовый жилет и закатных тонов эстетский шелковый галстук, в который раз решая, что слухи о склонностях дарования, конечно же, правда. — Вадимчик! — В голоске дарования прорезались истерические нотки, — болванку хочу! У меня тут пятьдесят девять кома шесть по эффективности, а я точно помню, что было шестьдесят три и два!
    — На иксе поищи, — сказал я, помедлив. И отвернулся к Мурзилле.
    Полуметровый тираннозаурус рекс в агрессивной зубчатой короне, выполненный в манере палеонтологического реализма скульптором Гочей Хускивадзе из патинированной бронзы, был единственным существом в офисе, на которое я смотрел без отвращения. И даже с некоторой приязнью. Он был злобный и зубастый. Где-то в заднем кармане подсознания я не раз нашаривал мысль, что однажды мурзилла рекс прекратит олицетворять своими шестью кило мощь и процветание одноименного ему банка, оживет и сожрет всех его сотрудников к чертовой матери. Меня, вероятно, тоже. Предупредительно прошелестела входная дверь. В проеме с изящной небрежностью утвердился ровно тонированный насыщенным аутентично тропическим загаром, элегантно декорированный от Hugo Boss, эргономично скомпонованный трехразовыми еженедельными штудиями в тренажерном зале дорогого спортклуба World Class гражданин начальник, руководитель пресс-службы банка Андрей Владленович Воронин. Очкастый.
    Сквозь задымленное, холодного копчения стекло футуристического дизайна и заатмосферной цены очков от Jamamoto лениво и иронично просканировал помещение. Приценился. Прицелился. В меня. Грациозно пошел сквозь лабиринт. Я отвернулся к клавиатуре, шарахнулся курсором, ткнулся enter'ом и плюхнулся в мелкое тухлое болотце файла pozdrav.txt. Озабоченно перебрал пальцами пару клавиш и глазами — несколько строк.
    «На холодном пугающем рубеже тысячелетий как никогда остро чувствуешь потребность в надежном, сильном и теплом плече Семьи. Нам с вами, коллеги, выпала редкая удача. Потому что REX — это Cемья. А в каждой Семье, тем паче с большой буквы, есть свой…»
    Очкастый уже стоял у меня за плечом. Но я обернулся не сразу, а — степенно покачав головой, помяв переносицу жестом усталым и достойным, откинувшись на овальную спинку стула… и будто бы лишь теперь заметив гражданина начальника.
    — Андрей Владленович! — я приподнялся со спокойным пиететом честного труженика. — Я вот…
    Очкастый смотрел в монитор издевательски осклабясь, демонстровал краешек белейших резцов.
    — А в каждой Семье, — с чувством продекламировал он, выделив прописную букву безошибочным пиком интонации, — есть свой урод.
    Хмыкнул. Покровительственно похлопал честного труженика по плечу. Он был младше меня на два года.
    — Молодец, Вадик. Дерзай. Папхен почитает — ему понравится, сто пудов. Семья, бля… — он хмыкнул повторно, уже в другой, не для прессы, тональности.
    Для Очкастого это действительно была семья. Развернулся, задел меня легким ажурным крылом экологичного парфюма Kenzo Pour Homme и скрылся в собственном кабинете. Отдельном. Но — отделенном от прочего пресс-рума такой же стеклянно-пластиковой стеной… Но — иссеченной мелким горизонтальным рубчиком жалюзи… Демократия была соблюдена. Субординация тоже. Сдержанно-польщенный, одухотворенно-деловитый я вернулся взглядом к экрану, руками к клавиатуре; жестом хирурга или пианиста энергично пошевелил пальцами. Подстегнутый разовой инъекцией служебного энтузиазма мозг формировал окончание недособранной фразы. Есть… свой… Но до пальцев похвальный импульс так и не добрался. Действие разбодяженного конформина, не успев принести ни результатов, ни удовольствия, сменилось тут же вязким отходняком. Как у героинщиков-ветеранов, которым дозы хватает, говорят, лишь на пару секунд. Все более вяло я глядел на три с половиной предложения новогоднего приветствия великим вождями и любимым руководителям, заказанного Очкастым мне как бывшей акуле пера, и и все менее понимал смысл написанного. Рука, опавшая на «клаву», указательным пальцем гоняла туда-обратно вдоль четырех строк курсор. Затем, встрепенувшись, с новой решимостью нажала alt x. Разгоняясь, я ворвался с оперативного простора жесткого диска персонального компьютера Pentium 200 в LAYOUTTT. Ввинтился в WORDOUT. Скользнул в COPYCAT. Рухнул в HKGRAPH. Ввалился в SYSTEM. Двинул курсор вправо вниз, в TEMPT. Ткнув enter, нырнул в чащу служебной директории WORDART. Морщась, сотворил файл molitva.txt.
    «Боже! Как они меня заебали! Все эти сотруднички, соратнички, олежеки, все эти начальнички, пыльные Очкастые и очкастые Пыльные! Все эти, блядь, Цитроны-читатели, которые, будь моя воля, читали бы попеременно свой смертный приговор и положительные анализы на рак всего! Все эти папхены, которых лучше б в свое время самих папхен на простыне оставил! Все эти ДОЛБОЕБЫ, ПИДОРАСЫ, ХУЕСОСЫ!!!!!!!! Как они меня заебали, Господи! Пожалуйста, забери их отсюда. К себе или к коллегам — меня не ебет. А если Ты не заберешь их сам, то я об этом позабочусь. Вот еще денек такой жизни, еще два — и все. Чарли Мэнсон в тюряге своей от зависти сдохнет, че я с ними сотворю. Ты въехал в базар, Господи?»
    Говорят, надежда умирает последней. Гонят. Отвечаю. Когда-то на меня возлагали большие надежды. Надежды эти давно и небезболезненно скончались. А я вполне жив. Хотя если на меня что и возлагают сейчас, то все больше — с прибором. Двенадцать лет назад я был выпускник первого в стране, тогда еще союзной республике, гуманитарного лицея — спешно измысленного по реанимированной шестидесятнической моде инкубатора юных талантов. Вооруженные дедуктивной методой учителя способны были разглядеть грядущего пушкина альбо кюхельбеккера и в трилобите. А уж во мне — и вовсе за милую душу. Умение легко и в сжатые сроки выстроить на пустом месте по любому поводу высокоинтеллектуальную и абсолютно бессмысленную конструкцию из допущений, натяжек, повернутых под нестандартным углом стандартных клише, актуальных публицистических кумулятивных слоганов и удивительно уместных цитат из Борхеса, Бродского, Беккета и Бодрийяра, придуманных тут же по ходу дела, — искупало все. Раздолбайство, пофигизм, принципиальное невыполнение домашних заданий и регулярную неявку на две трети уроков. Умение это все еще котировалось и четыре года на местном журфаке. И даже первые пару лет из шести последующих, проведенных на должности колумниста, штатного позолоченного пера ежедневной рижской газеты «СМ». В эту садомазохистскую аббревиатуру ужалось морально устаревшее «Советская молодежь». Какое-то время я даже чувствовал себя привилегированным — так, должно быть, позиционируют себя в жизненном контексте сотрудники всяческих мелкоэлитарных спецподразделений. Мне не надо было зачищать город в поисках вертких и хорошо маскирующихся информационных поводов. Мне не надо было униженно набиваться на занудные интервью. Мне не надо было килограммами килобайт перелицовывать текстовки информагентства Интермедиа: Ди Каприо вытоптал остров! Лада Дэнс спермы не пробовала!! искусственное оплодотворение рок-лесбиянки от поп-наркомана!!! Меня перемещали и применяли с опасливым уважением, как дорогостоящий хрупкий прибор — дорогостоящий и в прямом смысле, поскольку недурно оплачиваемый за способность быстро, доступно и не вполне тривиально сопоставить, проанализировать, сформулировать и артикулировать. За то, в сущности, что я мог внятно изложить Частное Мнение. Поначалу я принял свою новую роль со знакомым еще по гуманитарно-лицейским временам ощущением невольного самозванства. Непредумышленного — хотя не так чтоб неосознанного — шулерства. Я-то знал, что резвые комментарии лезут из меня легко, как колгейт тоталь из свежего тюбика. И остается лишь подробить оную субстанцию на колбаски стандартного калибра колонка-на-прогон-десятым-кеглем, снабдить хлесткими афористическими заголовками и вывалить на противень полосы. Модная политика и трендовая экономика, стильная культура и культовая социалка перекручивались в этих продвинутых колбасках, как белая и красная паста все в том же колгейте. Еще в лицее я усвоил накрепко: как все люди родственники максимум в девятом колене, так и все что угодно можно связать со всем что пожелаешь, и отсутствие реальных знаний в любой из связуемых областей — не только не помеха, но, напротив, подспорье. Легкость моего пера происходила от безответственности. Однако же смущаться этим я быстро и не без удовольствия прекратил. Самозванство мое не разоблачалось, наоборот, приносило прямые и осязаемые дивиденды, и вскоре я стал полагать их заслуженными. Я понял, что я — умный. И вот тогда все начало меняться.
    Нечувствительно и неотвратимо съеживались газетные площади и скукоживались суммы гонораров. Очередной Главный (они теперь тасовались с пулеметной быстротой в результате тех же экономических процессов, что в более денежных и менее интеллигентных сферах приобретали грубую форму заказа и отстрела) все реже заходил в угловой колумнистский кабинет на чарочку крепкого. Потом применять крепкое на рабочем месте строжайше воспретили. Потом вместо мельтешащих Главных появился Самый Главный. Личный педставитель владельцев контрольного пакета акций. У Самого Главного был голос церковного регента, внешность босса сицилийской каморры среднего звена, габариты компактного упитанного монгольфьера и привычка курить фаллические сигары с романтическим именем «Ромео и Джульетта». Сейчас, если верить рикошетным слухам, Самый Главный успешно служит популярным наемным тамадой в городе Саратове. Но тогда вторжение столь весомого и решительного небесного тела смешало весь расклад в маленькой газетной звездной системе. М-да, совсем вы жизни не знаете, уничижительно сверкнуло небесное тело золотой шайбой на указательном пальце. Теперь я буду говорить, а вы — слушать. И исполнять. Пункт первый: вы что думаете — мы тут творчеством занимаемся? Хуй-то. Мы тут делаем сервис, понятно? Скорее всего, Самый Главный просто не ведал, что в выигравшем холодную войну английском языке выражение make a service означает оральный секс. А может, ведал. Чем дальше, тем больше я склоняюсь ко второму мнению. С момента официально декларированного перехода в орально-генитальную парадигму процесс моей финансовой деградации ускорился — и ускорение это стало вначале постоянным, а после — нарастающим. Сперва я старался его не замечать из некоего фаталистического упрямства. До тех самых пор, пока не перестали замечать меня самого. Пока я не потерялся.
    Из советской журналистской коммуналки — двадцатиэтажного Дома Печати — редакции латвийских изданий центробежной силой стремительно растущей арендной платы разносило по городу. Отнесло — километра на четыре, за реку, в отдельный новодельный особнячок в деловом городском суперцентре, — и нас. Один переезд равен двум пожарам и трем наводнениям, и конвейерное движение газетной жизни прервалось на девять дней. По истечении их я прибыл на новое место. В мой будущий кабинет, маркированный сакральным буддистским номером 512. Новенькая массивная дверь не поддавалась. Потом подалась. За дверью по сложным пересекающимся и явно не случайным маршрутам очень быстро и целенаправленно циркулировали несколько незнакомых мне и неотличимых друг от друга молодых людей в клубных пиджаках и очках в золоченой оправе. Они говорили по сотовому телефону, ели гигантский сэндвич «субмарина», цокали клавишами ноутбука, диктовали секретарше, отсылали и принимали факс, глотали кофе — как мне показалось, все разом и каждый одновременно. Секунд пять я глядел на них и складывал в голове примитивную фразу «извините, кажется, я ошибся дверью». Однако один из молодых людей опередил меня. Чуть скорректировав свой точно просчитанный курс, но не прерывая движения, он отклонился к двери и экономным жестом закрыл ее перед моим носом. На меня даже не глянув.
    — Извините, кажется, я ошибся дверью, — изысканно признался я армированной древесно-стружечной панели темно-коричневого цвета.
    Постоял. И отправился прояснять ситуацию. Самый Главный сидел посреди своего нового кабинета, в два с половиной раза превосходящего метражом и кубатурой прошлый, в кресле-трансформере из синтетической кожи. Видно было, что креслу, невзирая на отрекламированную гуттаперчевую лояльность к любым формам и размерам, нелегко было адаптироваться к форме и размеру личного представителя. Мимолетом я пожалел предмет обихода. Самый Главный вдумчиво изучал что-то маленькое и стеклянно отблескивающее. Приблизившись, я увидел колбу, где в желтоватом физрастворе вальяжно плавала половина мошонки вида homo sapiens, идеально отчлененная чем-то острым. Я вздрогнул и вгляделся. Кажется, это была все-таки натуралистичная пластиковая имитация. А на колбе обнаружилась чопорного лабораторного вида этикетка с лаконичной надписью «Яйцо Фаберже». Самый Главный поднял на меня взгляд. Недоуменный и неузнавающий. Я подождал, пока система «свой-чужой» сработает наконец с положительным результатом, но взгляд не менялся.
    — Лев Львович, — промямлил я, — там это… кабинет, некоторым образом…
    Самый Главный мигнул и аккуратно отложил мошонку на край недосмонтированного стола элитных офисных пород.
    — В чем дело? — агрессивно осведомился он.
    — Ну, кабинет, — сказал я доходчиво. — Теперь у меня где?
    — А зачем тебе кабинет? — поинтересовался Самый Главный.
    — Работать, — удивился я.
    — Работать, — задумчиво и почти мечтательно повторил он. C неожиданным проворством борца-сумотори поднялся и подошел к широкому светлому окну. — А что ты умеешь делать? — он полуобернулся от окна и нацелил в меня перст с перстнем.
    — Колумнист я, — сказал я, ничего не понимая. — Ну… Комментатор. Аналитик.
    — Чего-чего? Это самый умный, что ли?
    Я не нашелся, что ответить.
    Личный представитель Лев Львович подождал. Не дождался. Удовлетворенно кивнул сам себе и поманил меня ничтожным гальваническим подергиванием того же перста. Машинально я приблизился.
    — Вот посмотри, умник, — произнес Самый Главный задушевно, ткнув универсальным пальцем в еще не дефлорированный свежий стеклопакет с неудаленной защитной пленкой на раме. То, что происходило — за, снаружи, внизу, вызвало у меня краткий приступ оперативного дежа вю своей идентичностью с виденным минуту назад в кабинете 512. Там было столь же сосредоточенное, стремительное, явно внутренне осмысленное и тотально непостижимое для постороннего перемещение недешево прикинутой в клубно-пиджачную униформу живой силы и лакированной импортной автомобильной техники.
    — Вот ОНИ, — наставительно рыкнул Лев Львович, с беспрекословной цепкостью взяв меня за лацкан, — РАБОТАЮТ. И зарабатывают. И платят. В том числе нам. А чтобы они платили еще и тебе, ты должен им доказать, что им это надо. На то, что ты умный, им насрать. Тебя они не знают. И не должны. А вот ты… — он развернул меня на сто восемьдесят градусов и разжал пальцы, — иди. Иди-иди. К ним. И подумай: что ты можешь им предложить? Если придумаешь — возвращайся.
    Я пошел. И подумал. И не вернулся.

    …Дистиллированный свет раннеосеннего солнца добавил окружающему глянцевитой дорогой рекламности. Помещенное в неподдельно-ганзейский контекст Старого города, оно приобрело убедительную ауру superiority. Романские контрфорсы, картонные стаканчики Coca-Cola, стриженые кусты, сардельки, блондинки, машины, пивные бутылки, коты, шведские туристы, витринные стекла, острый кетчуп, сытые голуби сделались фактурнее и привлекательнее, обзавелись невидимыми, но прочитываемыми ценниками. Их можно было и хотелось купить. Я, однако, был неплатежеспособен. Отработанным скрытным движением я долил «московской» из шкалика в кружку горьковатого «баусского». Это была уже вторая кружка. По мощеному рыже-песочной новенькой плиткой рукаву улицы Tirgonu, впадающей в Doma Laukums, средневеково-соборную и капиталистически-жральную сердцевину Риги, в десяти метрах к северо-востоку от мыска моего правого ботинка, проходила демаркационная линия между активом и пассивом. Активные сапиенсы сходили на правый берег из регулярно причаливающих к тротуару представительских спортивных внедорожников, размещались под навесами и зонтами. Разухабисто прихлебывали доброе ирландское red beer «килкэнни» в пабе «МакШейнс». Пытливо анатомировали сбрызнутых лимонным соком панцирных моллюсков в рыбном ресторанчике «Два лосося». Энергично чавкали истекающими жиром печеными колбасками в местном этническом кабаке «Лидо». Вдумчиво смаковали тончайшие треугольные лепестки пепперони и моццарелла в пиццерии «Синяя птица». Сладостно тянули слоистые и смешанные «бэ пятьдесят два», «маргариты» и «уайт зомби» в коктейль-баре «Колонна». Сапиенсы пассивные демократично зажевывали недорогое отечественное пивко интернациональными хренбургерами за пластмассовыми столиками левобережного фаст-фуда, на название которого я никогда не обращал внимания. Активные употребляли жизнь, пассивных она употребляла сама, и сменить экзистенциальную ориентацию было не легче, чем сексуальную, что бы ни писал по этому поводу лучезубый Карнеги… То, что кончат и те, и другие одинаково плохо, никого не колыхало. Второй час я наблюдал из своего окопчика за жизнью правого берега, не в силах отделаться от параноидального ощущения, так и не покинувшего меня после визита в кабинет 512. Там, на правом, прихлебывали, анатомировали, чавкали и смаковали ТЕ ЖЕ молодые люди… Покидая контору после напутствия Самого Главного, я разглядел пониже сакральной буддистской цифры не примеченную в первый раз табличку. «ОТДЕЛ МАРКЕТОЛОГИИ и обратной связи с target group». Обратная связь… Я порылся в кармане куртки. Осторожно извлек целый культурный слой — кипу бумажек с криво записанными телефонами, карточек, талончиков, визиток. Нашел нужную. Воронин Андрей Владленович. Глава пресс-службы международного коммерческого банка REX. Непростая, особым образом гофрированная бумага цвета яичной скорлупы. Золотая трехзубая корона. Андрей Владленович был актив из активов. Молод, уверен в себе, внушителен, плэйбоист, жовиален. Мы познакомились в дражайшей ресторации при четырехзвездочном отеле «Рэдиссон САС», на конгрессе русской прессы. REX, крутейший балтийский банк, спонсировал конгресс единолично. Андрей Владленович крепко пожал мне руку, со значением глянул в глаза и невзначай предложил: а давайте к нам, в пресс-службу, работать? Я выложил визитку перед собой на исцарапанную белую поверхность столика.
    Тогда, полгода назад, я не стал и раздумывать над этим предложением всерьез. От самого словосочетания «банковская пресс-служба» популярного колумниста одолевала зевота. Тонкая брюнетка в темно-лиловом шелковистом прошла к столику «Колонны» от распахнутой дверцы приземистого реактивного авто. Фактурно так прошла. Села. Закинула ногу на ногу. Блин. Распахнувший дверцу разболтанный щенок в алом пиджаке, исторг короткий писк из сигнализации и отправился следом. Лет девятнадцать, от силы. Когда ты тачку-то и бабу такую заработать успел, а? Сколько ни пытался я постигнуть загадочный механизм внезапного, оглушительного, вопиющего разбогатения самых разных и неожиданных моих сограждан по бедной вроде бы, ни залежами особо ценных ископаемых, ни промышленностью, ни секретными технологиями не обладающей стране, — так ничего у меня и не получилось. Деньги брались как бы ниоткуда — в неприличном, непонятном количестве («мерседес 500», «ауди А6», седьмая «бэмка», «паджеро», щенков серебристый болид, еще «мерс» — 230 Compressor, еще БМВ!). Все это хамски противоречило базовым физическим законам — сохранения материи, например, — и с точки зрения позитивистской науки здравого объяснения не имело. Сплошь и рядом распухающие бабками люди не обладали ни особенными достоинствами и дарованиями, ни умом, ни даже какой-то там звериной хитростью и кусачестью. С некоторых пор я вполне серьезно стал полагать, что они просто случайным, на удачу, образом выяснили, где же стоит мистическая тумбочка, содержащая дензнаки, из хрестоматийного анекдота.
    Я отхлебнул «ерша». Я глядел на правобережное население и понимал: они не талантливее, не интереснее, не энергичнее, не лучше меня. Они просто знают секрет. Они члены тамплиерского ордена, общества розы и креста, масонской ложи. Рыцари Тумбочки. Так неужели молодой предприимчивый я не смогу разгадать их секретные знаки и приветствия, выведать их пароли и явки, приобщиться сакральной тайны? Я не желаю быть такими, как вы. Вы мне не нравитесь. Но если вы хотите, чтобы все играли по вашим правилам, — я и в эту игру сыграю. И сделаю вас. Потому что я — умный. Я отсалютовал визитной карточке Андрея Владленовича опустевшей кружкой, встал и, ощущая себя в хрустальном коконе легкой победительной поддатости, отправился играть по их правилам. Клубничного «орбита» — отбить запах — я купил в киоске за квартал до шестиэтажной югендстильной резиденции банка REX…
    За следующие два года и три месяца я написал несколько десятков крупных и пару сотен мелких рекламных текстов, релизов, сводок, справок и слоганов общим объемом примерно в пятьсот килобайт. Овладел базовыми грубыми фокусами черного, белого и серого пи-ара. Научился распознавать и использовать множество подвидов вранья (вранье бывает устное и письменное, превентивное и в целях самообороны, непредумышленное и злостное с отягчающими обстоятельствами в особо извращенной форме). Купил музыкальный центр «филипс», полсотни си-ди, тостер «айва», синий костюм, три пары джинсов и авангардистский журнальный столик из стекла, оправленного в автомобильное крыло. Выпил около сотни литров крепких алкогольных напитков. Трахнул случайную знакомую по ночному клубу и отымел младшую сотрудницу отдела учета с третьего этажа, а с верстальщицей дизайнерского бюро, разработавшего серию экспрессивных логотипов для нашей рекламной кампании, вступил в то, что по-русски именуется унылым и шипучим, как аспирин «упса», словом «отношения» (английское relationships звучит не краше). Застрелил, взорвал, расчленил, пригвоздил, спалил, утопил, уменьшил и расплющил, увеличил и лопнул, заморозил и расколол, забил голыми руками и обутыми в армейские ботинки ногами несколько десятков тысяч злобных, рогатых, бородавчатых, шипастых, слизистых, зубастых, мохнатых, многоногих и членисторуких монстров из разных пластов 3D-реальности…
    У поклонников ведической медицины существует специальное понятие самого вредного для здоровья духа и телес состояния сознания. Оно именуется «спящим». Это когда жизнь твоя обретает стабильную инерцию и начисто утрачивает ускорение. Каждый день ты безмысленно и бессмысленно проделываешь необходимый и достаточный набор клонированных, повторяемых, идентичных действий. И ничего не чувствуешь по этому поводу. Мне не грозило увольнение. Мне не светило повышение. У меня не росла и не уменьшалась зарплата. Я не мог сдохнуть с голоду и не надеялся сорвать куш. Другие давно перестали числить меня в многообещающих и рассматривать как объект перспективных инвестиций — и я давно перстал из-за этого комплексовать. Я был здоров и готовился прожить еще долго. Лет, может быть, сорок. Я точно знал, что за эти годы ничего не изменится… Мне было одиннадцать. Мы с родителями летом жили у деда в поселке под Могилевом. Там было тихо, солнечно, скучно. Каждый день, позавтракав рубленной зеленью в кислом молке, я выходил из двухэтажного деревянного дедова дома и по пустой прогретой улочке шел в магазинчик двумя перекрестками дальше. К тому времени я уже знал словосочетание «колониальная лавка», но лишь много позже понял, что эта большая темная сплошь заставленная комната с высоким потолком (полки, полки, полки громоздились во всю высоту двух стен) была именно колониальной лавкой. С густым, плотным духом, складывавшимся из запахов пыльной ткани, пыльной бумаги, пыльной клеенки, просто пыли, чая, приправ, резины, конфет, сигарет и бог знает чего еще. С безумным, невообразимым набором товаров и предметов. На первой свободной от полок стене висел выцветший плакат с Диего Марадоной, отбивающим мяч кудлатой головой. На второй — японский календарь с непонятными иероглифами и небесно улыбающимимся девушками в минимизированных купальниках, предмет моих детских эротических грез. А на одной из полок, за спиной у мятой толстой продавщицы в вечной шали, в трехлитровой банке обитал такой же толстый и мятый белый морской свин. Скаля большие желтые резцы, свин всегда стоял в банке на задних лапах. Передние розовыми, удивительно человекообразными ладошками упирались в стекло. Нос, тоже розовый, но с черным пятном, шевелился. Свин делал вид, что ему хочется вырваться из банки и убежать. Но все, включая его самого, наверняка знали, что это вовсе не так. Продавщица кормила его яблоками и иногда орешками. Однажды в лавке я застал двух туземцев в высоких, выше колен, рыбацких ботфортах и ветровках цвета мокрого брезента. От туземцев пахло луком, водкой и навозом. Туземцы разглядывали поплавки и леску.
    — Эх, японскую бы, — сказал один. — Красненькую.
    — Хер тебе, — сказал второй.
    Они помолчали. Продавщица не обращала на них внимания.
    — Гля, Семеныч, — сказал вдруг первый и ткнул в свина желтым пальцем. — Мудон в банке!
    — Цыц, — сказала продавщица. — При ребенке-то.
    …Я точно знаю, кто я. Я — мудон в банке.

2

    Рота солдат. Полный комбат. Мортал вомбат. Сильно поддат. Просто в умат. Образный ряд. Ротосолдат. Рододендрон. Ротосолдат — это вечнозеленый такой куст. Кустарник. Вечнокамуфляжный. У него стальные шипы. Длинные. Еще длиннее. Вот. И з-з-з-зазубренные. Вот-вот. И очень красивые цветы. Оранжево-дымно-алые. Напалмово-обжигающие. Одна тысяча градусов по Цельсию. Как у огнемета «шмель». Шмель. Летает. С-сука насекомая неграмотная. Опыляет. Цветы. Пестики, тычинки. Опыляет. Пылит. Пыльный. Михал Анатольич. Ж-ж-ж… Гудит. Вертикального взлета. Садится на цветок. Цветут цветы, смеешься ты, понтам кранты, ментам болты. Цветы. Они цветут зимой. Зи-мой. На Ро-жде-ство. О. — И чтобы не умирать. Ты дай им там прикурить, — сказал Михал Анатольич. — Товарищ старший сержант. Я верю в душу твою-ю-у-у!!! Михал Анатольич корчился, насаженный спиной на стальной шип ротосолдата. Окровавленное острие, дымясь, победно торчало между лацканов. Конечности Анатольича подергивались. Из угла тонкогубого сухого рта перла густая, как у огнетушителя, розовая пена. — Солдат, — сказал Михал Анатольич мужественным сдавленным голосом (на самом деле это был, разумеется, огромным усилием воли сдерживаемый стон смертельно раненого). — Солдат. Солдат. Солдат. Заткнись, урод, ответил Вадим и почему-то не услышал себя, как будто регулятор громкости повернули на min. Он напрягся и со скрежетом раздвинул створки век. В смотровой щели обнаружилось раскормленное военно-патриотическое табло лидера группы «Любэ». Вадим в панике выпростал руку из-под одеяла, зашарил в поисках спасительного пульта. Пульта не было. Вчера он сам отложил его подальше. Чтобы не иметь шанса, механически ткнув красную клавишу, упасть обратно в сон, как это часто случалось.
    — А теперь — новости!… — Расторгуева вытеснила с экрана ломкая хрупкая девушка с ирреальными глазами и прической радикальных спектральных цветов. Под заливистый закадровый голос, перекрывающий заливистый закадровый треск аплодисментов, девушка получала из рук пластилинового Джима Кэррри ухватистого золотого идоленка. — …свежая голливудская суперстар Смилла Павович, еще недавно бывшая обыкновенной старлеткой украинско-югославского происхождения, а в минувшем марте получившая самую престижную премию мирового кино, подписала вчера беспрецедентный контракт!!!
    Телевизор в режиме будильника был поставлен на девять. Извращение — вставать в девять утра выходного дня. Тем более рождественского. Впрочем, это было не извращение, а изнасилование. Изнасилован мокрецом, блин. Очковая болезнь. Чтоб тебе сдохнуть от недосыпа, Очкастый.
    — …на сумму двенадцать миллионов долларов за съемку в новом мегабюджетном блокбастере режиссера Роланда Эммериха!
    В последнее время Вадиму почему-то было все трудней просыпаться. Ежеутреннее ощущение изжеванности не зависело ни от продолжительности сна, ни от того, пил ли он накануне.
    — …киноверсия суперпопулярной компьютерной «стрелялки» Head Crusher, что означает буквально «Головоломка»…
    Словосочетание head crusher засело в недоломанной рекламно-финансовыми заплетами голове Вадима год и девять месяцев назад, когда на премиальные за первое свое крупное задание — текстовую разработку красочного буклета «Брокерский Инвестиционный счет REX» — он купил себе пятидневный автобусный тур в Прагу. Даже больше, чем оскаленная прокопченная веками готика (вовсе не кажущаяся карамельной, не то что в Риге) и постный кролик в старобогемском стиле в экспортном кабачке U dvou kocek, его впечатлил пражский музей средневековых пыток. Head crusher'ом поименованы были незамысловатые массивные тиски на винтах для сдавливания еретических голов. Так, подумал Вадим, могла бы называться отрывная панк-команда. Или киберпанковский роман… Собственно, потому — зацепившись за название — он и обратил внимание на эту стрелялку.
    — …Смилла Павович оказалась убедительнее всех своих соперниц в образе сексапильной и беспредельной героини игры, воительницы постапокалиптического будущего Сары Тафф. Ее напарника Смайли сыграет Том Круз, отложивший ради этого проекта реализацию третьей части «Невыполнимой миссии». А главного противника, суперзлодея докора Зеро, — Джон Малкович. Съемки начнутся сразу после Нового года, как только родившаяся в Киеве надежда Голливуда завершит свой рекламный тур по Северной и Восточной Европе! Примерный бюджет ленты составит более ста тридцати миллионов долларов!
    Майн готт, подумал Вадим. Какую бню (ему пришлось по душе емкое ругательство, занесенное приятелем из Московии) сделают из «Ломки» голливудские дауны! Игрушка, была, пожалуй, его любимой на данный момент. Затраты на прохождение все новых все более кровавых уровней составляли немалую расходную часть холостяцкого бюджета. Играть приходилось в аркадах. Конторский комп, даром что «пентак», навороченную голово-, руко— и ноголомную, -резную и -стрельную графику не тянул. Прижимистые завхозы сверхбогатого банка разумно сочли, что раз сотрудники пресс-службы работают с текстом, то и компьютерам их не обязательно быть умней пишмашинки.
    — …продолжается акция «Поп-звезды и финансисты — детям»! На нужды сиротских приютов и детских домов перечислено более двух…
    Выбравшийся из ватных сугробов, Вадим таки подцепил пульт. Торопливо натянул привычный пожилой грубошерстный свитер. И эти козлы еще регулярно шлют счета за отопление. И нехилые… В ванной он потрогал осторожными пальцами толстую вялую струю из-под крана. Жидкий лед из мерзлых труб нехотя становился теплой водой. Вадим поднял глаза на своего зеркального доппельгангера. Помял лицо рукой. Доппельгангер, помедлив, продублировал. — Think positive! — велел Вадим, не удовлетворенный его релятивистской миной.
    Повеление имело свою историю. В девятом классе вадимов приятель Макс Лотарев на полгода поехал в Штаты по школьному обмену. Вернулся он оттуда слегка поглупевшим и основательно подкачанным. Из всех его историй об оклахомской житухе Вадиму более всего запомнилась именно физкультурная. Как непривычного еще к таким нагрузкам гостя помешанные на джоггинге янкесы подрядили бежать вместе со всеми пятнадцатикилометровый кросс. Они мотали круги по периметру здоровенного стадиона. Спустя пятнадцать минут Максу казалось, что его пропустили сквозь гибрид мясорубки, соковыжималки и автомата для нарезания лимон-лайма ломтиками, и вот прямо сейчас он издохнет. А с интервалом в сотню метров по всему маршруту стояли подтянутые, аккуратные молодые люди с красными повязками «помощник коуча» на синтетических бицепсах. Они широко и радостно улыбались каждому измочаленному джоггеру и с душевной отмеренностью того самого лимонорубочного устройства произносили: «Синк позитив!», «Синк позитив!»
    — Улыбнись, ублюдок, — голосом Последнего Бойскаута подбодрил доппельгангера Вадим.
    Ублюдок улыбнулся. Вадим не поверил. Ублюдок притворялся, факт. С каждым утром он все сильнее отличался от него, доппельгангер. И все меньше нравился Вадиму. Он определенно вел асоциальный и нездоровый образ жизни. Мало, где и с кем попало спал, много пил некачественный вонючий спирт-ректификат, пренебрегал физическими упражнениями, злоупотреблял богатой холестерином и сахаром пищей, не следил за собой, был склонен к истерии, отличался конфликтным неуживчивым нравом и дурной наследственностью, не ладил с начальством, нет, вообще потерял работу, имел неоднократные приводы в полицейские участки, экспериментировал с расширяющими сознание и сокращающими бытие препаратами и вскоре намеревался бесславно сдохнуть под случайным забором от передозировки очередного из них. Совершенно непонятно было, почему молодой здоровый позитивно мыслящий креативно поступающий перспективный сотрудник крепкого солидного авторитетного международного банка до сих пор терпит такую мразь и рвань в собственном зеркале, отчего не вышибет ублюдка из доппельгангеров без выходного пособия и с волчьим билетом… Словно прочитав это намерение в пристальных вадимовых глазах и убоявшись, дублер резво смазался, затуманился, подернулся, заслонился горячей испариной. Вода нагрелась. Можно было лезть в душ. Только здесь Вадим согрелся по-настоящему. Он сидел на шершавом эмалированном дне нирваны. Теплые струйки сыпались на голову, создавая в ней ровный белый шум. Вадим растворялся. Растворился почти совсем, когда неприятный язвительный голос — наверное, мстительного доппельгангера, — сказал ему довольным гнусавым тенорком в правое ухо: ну все, Вадимчик, время. Тайм. Из мани, Вадимчик. Вылазь. Пора. Сейчас ты выберешься во враждебную плохо отапливаемую среду дешевой съемной квартиры. Утрешься. Оденешься. Приготовишь себе два тоста. Тосты будут дочерна подгоревшие с одного края, потому что тостер у тебя тоже дешевый, говно у тебя тостер, да. Положишь на перепрожаренный диетический хлебец — в сыром виде в пищу не пригодный, вкусом и консистенцией неотличимый от поролона, — ломтик обезжиренного масла. Оно станет прозрачным, как нагретый стеарин. И тоже не будет отличаться от него ни вкусом, ни консистенцией. Запьешь все это чашкой прогорклой растворяшки, три таблетки сахарозаменителя канут в бурую жижу без следа. А потом — потом будет еще хуже. Потом ты натянешь китайскую пуховую куртку с глубоко и успешно законспирированным водоотталкивающим покрытием. Так хорошо законспирированным, что ты очень быстро промокнешь. Там же у нас наверняка мокрый снег, да? И гнойного колера слякоть под ногами. И не «слякоть», а «слякать», потому что это глагол. Сляк-сляк. Сляк-сляк. По щиколотки. Какое же у нас в Латвии Рождество без сляканья и мокрого снега? А все почему? Да потому, что никакой ты, Вадимчик, не молодой здоровый позитивно мыслящий креативно поступающий перспективный сотрудник. Ты мелкая шестерка, последнее звено в шестерочной цепи. Потому что Цитрончик-папхен напряг зятька-Очкастого, а Очкастому лениво, да и западло, просыпаться и слякать, пусть даже и зимними шипованными шинами своего «понтиака» подсолнечного цвета, папхенова предсвадебного подарочка, и он напряг тебя, и ты, мудон, послякаешь. Как миленький. Поскольку тебе напрячь некого. Ты бы, конечно, напряг меня, но до меня ты еще хрен доберешься, не девочка Алиса, чай. Так что слякать будешь именно ты. Один. Лично. Доставлять в лучшем виде со всем почтением конвертик цитроновой бляди. Потому что она блядь дорогая, а ты — дешевая. Засим адье.
    Когда доппельгангер попрощался и заткнулся, Вадим обнаружил, что стоит, оскалясь, поджимая пальцы ног, на резиновом коврике и остервенело шкурит себя жестким вафельным полотенцем. Цитронову блядь он видел раза три или четыре. Она была именно такой, какой положено быть любовнице президента огромного жирного банкирского дома. Ее даже как-то не получалось воспринимать как женщину. Тончайшая, но совершенно непроницаемая финансовая пленка отделяла сей эксклюзивный продукт от прочего скоропортящегося мира. Забавней всего было то, что при взгляде на самого Цитрона наличия этой защитной пленки вовсе не ощущалось, хотя — Вадим имел возможность убедиться не раз, — у людей его уровня и круга она зримо и показательно наличествовала, вдобавок толщиной с хорошее пулестойкое стекло. И это при том, что на вид был Эдуард Валерьевич именно таков, каким положено быть президенту огромного жирного банкирского дома: карикатурный буржуй, выпихнутый пролетарским бескомпромиссным сапогом из окна РОСТа. Низкоросл, пухл, кругл, залыс, брыласт, бульдоговиден, с крохотными глазенками. Однако уже при взгляде в эти неожиданно хваткие, умные, трезвые, жесткие глазенки мало-мальски сообразительный визави мало-помалу начинал соображать, что Цитрон не низок, а компактен, не пухл, а плотен, не карикатурный буржуй, а самая что ни на есть настоящая эталонная акула капитала, боевая единица сама в себе, по эффекивности равная линкору «Тирпиц». Раз или два в неделю Цитрон стремительно и без объявления войны непредсказуемым зигзагом пересекал акваторию пресс-рума, волоча в кильватере эскорт клевретов и миньонов. Но каждый раз любой, даже самый мизерный, оказавшийся на его пути сотрудник банка немедленно и безошибочно идентифицировался по имени, удостаивался вежливого персонального «здравствуйте» и крепкого рукопожатия, а иногда и точного дельного вопроса. Ответы Цитрон выслушивал с корректным вниманием и не гнушался пускать в оборот. Но когда дело доходило до столкновения интересов любого рода и ранга, он обнаруживал быстроту «конкорда» и безжалостность асфальтового катка. Говорили, что каждый день он проедает (именно ПРОЕДАЕТ, а даже не пропивает) в ресторанах полтысячи баксов.
    Почтовый ящик был пуст. Почти. Одинокий увесистый буклетик рекламного вида Вадим совсем уж было собрался не глядя переадресовать кому-нибудь из соседей, как наверняка переадресовал его самому Вадиму некто получающий «Коммерсантъ-Baltic». Но — зацепился глазом. «Брокерский инвестиционный счет REX» — прочел он на обложке. Это ж надо ж. Вадим ухмыльнулся и зачем-то пристроил буклет в карман. Вопреки измышлениям гада доппельгангера, снег на улице шел все-таки не мокрый. А самый что ни на есть рождественский. Разлапистый, мохнатый, мохеровый. Очень густой, глушащий звуки, залепляющий взгляд. Бесполые дворники в ярких синтетических стеганках хрипели деревянными лопатами через каждые тридцать метров. Снег, решил Вадим, поднимая-опуская гермошлем капюшона, это вовсе не снег. Негуманоидная агрессивная форма инопланетной жизни выбрасывает массированный десант, армию вторжения. И редкая неровная цепь дворников-волонтеров — последняя надежда человечества. Силы были неравны, но дворники стояли насмерть. А если они все-таки устоят, думал Вадим, перебегая узкую белую улицу перед медлительным грузовиком по незамерзающей черной дорожке подземной теплотрассы, если протянут зиму, и еще, и еще, — то все равно эту страну подомнет под себя миротворяще-растворяющая туша НАТО. И в двух кэмэ отсюда, в Усть-Двинске, будет американская военно-морская база. А здесь, в Болдерае, — квартал борделей, притонов и баров. Гетто. Славянский Гарлем. И днем аборигены станут выменивать у одинаково оптимальных и высококалорийных, как биг-маки, черно-белых морпехов зеленые хрусткие либеральные ценности на травяной, смоляной, порошкообразный, гранулированный первобытный экстаз. А вечером — смертно и смачно пиздиться с ними в подворотнях и кабаках. А аборигенки будут давать морпехам по демократичному почасовому тарифу, и дохнуть от синтетических наркотиков, эйдса и огненной воды, а реже — удачно скопив денег, убывать вглубь континента, а совсем редко — к зависти и ненависти товарок выскакивать замуж за старшего сержанта marines, баскетбольного ниггера с растаманской татуировкой на члене, и убывать на другой континент, в факинг Оклахому или Канзас. Торжество высокоразвитой имперской цивилизации, думал Вадим, оскальзываясь, но уж лучше они, чем кристаллические инопланетчики…
    Он сунулся в гостеприимно лязгнувшую дверь автобуса и получил благожелательным локтем под ребра. От Болдераи до центра было десять с лишним километров — полчаса на промороженном, с ампутированной и проданной на сторону водилами печкой «икарусе». У братьев и сестер-во-автобусе было общее, одно на всех, выражение лица: защитно-маскировочное. Вадим выудил из кармана буклет, обеспечивший ему некогда пять дней Праги, машинально пошуршал плотненькими пафосными страницами.
    — Ваш билет? — чудовищная кондукторша в засаленной жилетке расстрельно передернула затвор третьего подбородка. Вадим вздрогнул и протянул двадцать сантимов.

    …Для реализации имеющихся на рынке возможностей необходима тактика разумной осторожности и обоснованной ответственности. Гибкая настройка сервиса под индивидуальные потребности каждого Клиента. С большой буквы. Особое внимание портфельный менеджер обращает на уменьшение рисков и постоянно стремится к повышению доходности Вашего портфеля. «Вашего» тоже с большой. Стоп. А почему «портфеля» с маленькой?… Опытный брокер быстрее других реагирует на постоянные изменения ситуации, покупая и продавая в наиболее подходящий для этого момент. Слежавшийся б/у дядек в обтерханной нейлоновой упаковке, с универсальной утренне-пролетарской маркировкой на классово недвусмысленном лице освоил поллитру «пилзенес», принялся пристраивать пустую тару меж металлическим бортиком площадки и резиновыми складками драной автобусной «гармошки». Он хорошо знает участников рынка, что позволяет ему, обеспечивая максимальный охват ценовой палитры спроса и предложения, сводить к минимуму риски неисполнения сделки по вине противоположной стороны. Две угрюмые халявно перекрашенные и дилетантски зашпаклеванные избыточным мейк-апом teenage-girls с тяжкой индустриальной мерностью месят челюстями бабл-гам, из-под голимой пластмассы наушников выбиваются жидкие пряди русскоязычного попса. Для этого каждому открытому счету присваивается уникальный номер. Слюдяные морозные разводы на грязнокоричневом стекле. REX признает и будет признавать незыблемость и единство деловой этики по отношению ко всем категориям своих Клиентов. Сивый солярочный перегар. О состоянии активов на Вашем счете, направлять отчеты по всем совершенным операциям, оперативно решать все возникающие по вашему счету в учетной системе в отношении которых вы выступаете девять триллионов доллларов через свои филиалы «Саломон бразерс» чем же привлекает БИС «Морган Стенли» правильно выбрать стратегию и объекты портфель ценных гордясь таким сотрудничеством избежать подводных камней и увидеть скрытую от глаз часть айсберга уполномоченный финансовый контролер прохождения платежей… Вадим физическим усилием выдрал взгляд из гипнотизирующего, подавляющего волю, кашпировски рассасывающего мозговые извилины ритуального текста. Господи. Неужели это писал я?!. «БИС обслуживают лучшие брокеры, многие из которых прошли суровую школу Уолл-стрит…» Вадим очень зримо представил себе, как в двух противоположных глухих концах длинного офисного коридора из стеклянных дверей выходят и выходят молодые брокеры в слепящих рубашках, при галстуках от Валентино, строятся в две фаланги и по сигналу начинают сходиться. Их выглаженные лица смяты гримасой берсеркерского безумия. В воздетых руках с полированными ногтями — кейсы, бейсбольные биты, ноутбуки, заточки, оргенайзеры, велоцепи, электронные блокноты. Суровая школа Уолл-стрит…
    Вадим листал собственного сочинения буклет уже пристально, прицельно. И чем дольше листал — тем меньше понимал в написанном и показанном. Он ощущал себя египтологом, эдаким Шамполионом, глядящим на свежеотрытый в песках барельеф, плотно исчерченный непостижимыми иероглифами, неведомыми пиктограммами и загадочными изображениями. В них был некий утраченный смысл, связный сюжет, но все попытки восстановить его, перевести, соотнести с худо-бедно исследованной реальностью проваливались. Обложка. Монументальный палладианский портик. Пышные ионические колонны. Три двери в два роста, средняя приоткрыта, изнутри — нездешний свет. Во всю ширь фронтона выбито: ФОНДОВЫЙ РЫНОК. Храм? Не иначе. Широкая лестница. Слева — усеченная морда «шевроле». От него по ступеням поднимается седовласый муж — несгибаемая спина, выправка полководца, первого консула, тирана. В руках — туго набитый портфель буйволовой кожи. Жертва? Видимо. Навстречу, распахнув радушные объятья, степенно спускается муж младой, но исполненный важной торжественности и сознания величия собственной миссии. Жрец? Захватывающая мистерия из жизни и смерти титанов, богов и героев разворачивалась перед дубеющим на порезанном сиденье Вадимом. Грандиозная космогония и ужасающая эсхатология. Первый разворот буклета был крупно озаглавлен: ИНВЕСТОР. Крупным планом на фоне полупрозрачных квадратов и кругов (круг, вспомнил Вадим, это небо, квадрат — земля, вместе они образуют мандалу) — две простертые ниоткуда длани, отчеркнутые снежно-белыми манжетами, спаянные крепчайшим рукопожатием. Символ слияния противоположных начал, из которого возникло все сущее. Вокруг: толстое паркеровское стило, фаллический образ, метафора созидания; циферблат, символ времени, начавшего свой ход; и устраняющая уже последние сомнения рукописная фраза ОТКРЫТЬ СЧЕТ. На все это благосклонно взирает горбоносый орлинолицый человек, хрена! — Бог, верховное божество пантеона, Зевс, Один, Водан, Ахурамазда, Амон-Ра-Сонтер. Следующий разворот. КЛИЕНТСКИЙ СЕРВИС слева — его, в полном соответствии с памятной формулой make a service и древними традициями священной храмовой проституции, олицетворяет грудастая богиня любви с украшенной лунным камнем высокой шеей. ПЕРСОНАЛЬНЫЙ ПОРТФЕЛЬНЫЙ МЕНЕДЖЕР справа — молодой человек с льдистым взглядом и холодной арийской ковки ликом при полном комплекте воинских атрибутов большого бизнеса, от сверкающих лат идеального костюма до обоюдоострого вечного пера. Бог войны. Арес. И тут же очередной рукописный осеняющий слоган, цитата, вспомнил Вадим, из какого-то японца: БИЗНЕС — ЭТО ВОЙНА. Следующий. БРОКЕРЫ и АНАЛИТИКИ. «Быстрое и точное исполнение поручений, прямой доступ к рынку». Кучерявый гибкий вьюнош с сотовым телефоном у правого уха и трубкой телефона обычного в левой руке, на столе — подключенный к Интернету лаптоп, какие-то провода и антенны. Гермес. Вестник. Поставщик информации. Бог связи. И — последний. КОМАНДА ПРОФЕССИОНАЛОВ РАБОТАЕТ НА БИС. Все сразу: богиня любви, грозный Марс-воитель, шустрый телефонизированный обладатель крылатых сандалий, и над ними — всеведущий, всевластный, страшный иноверцам, но неизменно доброжелательный к Клиентам Зевес. Пантеон. Жуткая догадка высоковольтно полыхнула в мерно покачивающейся вадимовой голове. Они — и гражданин очкастый начальник, и олежеки всех мастей, и художник, и верстаки с макетировщиками, и даже он, Вадим, — сами того не ведая, служили анонимным закадровым божествам. Возносили молитвы и принимали жертвы, полагая, что занимаются промоушеном, пи-аром, консалтингом, эдвертайзингом и рирайтом. Он вспомнил, как сочинял этот буклет, хряпнув стакан бренди, дабы снять оцепенение перед Первым Большим Заданием, переключить себя в режим боевого амока. Вспомнил, как в какой-то момент на него и впрямь снизошло неведомого происхождения воодушевление, и он, воспрянув, за два часа вколотил в клавиатуру полную концепцию БРОКЕРСКОГО ИНВЕСТИЦИОННОГО СЧЕТА REX. Никаких сомнений. Он был ведом чужой целеустремленной волей. Он был медиум, посредник. Недоброе дремучее слово «одержимость» пришло Вадиму на ум. В этот момент автобус, облегченно скрипя, причалил к навесу конечной. Вадима подняло и вынесло наружу. Снег перестал. Припозднившееся солнце спешно довершало праздничный декор. Страшный буклет Вадим, суеверно сплюнув налево, скормил первой же урне. В конце концов, подумал он, что-то такое я где-то недавно читал. А измышления модных романов не могут быть правдой.
    — Кто?
    — Ало, Лада… Это Вадим, Аплетаев, из пресс… от Эдуард Валерьича.
    Некоторое время домофон молчал и недобро электрически потрескивал.
    — А, — разадалось потом. В тоне Вадиму почудилась не то досада, не то усталое отвращение. — Щас, — еще короткая пауза, и — не сразу понятное: — Четвертый. Двадцать семь.
    Домофон всхрапнул и умер обратно. Вадим непонимающе подождал. Потолкал дверь. Заперто. Оглянулся. С противоположной стороны противоестественно чистого двора-колодца на него подозрительно глядела ретро-дама в бордовом кашемире с диковинным объектом микробиологии на замшевом поводке. Вадим показал им обоим оттопыренный средний палец. У двери тотчас же клацнуло внутри. Дом был старый, но, как и весь квартал доходных домов начала века, подвергся наружному косметическому ремонту и внутренней хирургической терапии, глубокому еврошунтированию. Теперь здесь были элитные квартиры для тех, кому еще не по карману юрмальские коттеджи в дюнной зоне, но уже решительно невместно жить в сирых спальных районах. Старомодный, отделанный изнутри каким-то-там деревом лифт с мелодичным позвякиванием обстоятельно транспортировал социально чуждое содержимое на четвертый этаж. Двадцать седьмая. Все люди в мире делятся на две категории, говаривал Клинт Иствуд: одни стоят с петлей на шее, у других в руках револьвер. Все люди в мире делятся на две категории, перефразировал Виктор Цой: одни сидят на трубах, другим нужны деньги. Вадим был согласен с обоими. От себя же мог добавить, что все люди в мире делятся на две категории еще как минимум по одному признаку. Одни беспрестанно изощряются и ухищряются, приобретают дорогие вещи, сгоняют лишний вес и наращивают рельеф в тренажерных залах, отсасывают жирок и подкачивают силикон у пластических хирургов, грамотно применяют подчеркивающую и камуфлирующую раскраску, путем регулярного аутотренинга пытаются придать выражению лица и осанке должную победительную уверенность, — и все равно с превеликим трудом добиваются (если добиваются!) желаемого: отформатировать свою несовершенную плоть под ТОВАРНЫЙ ВИД. Привлекательное состояние внешней оболчки, убеждающее окружающих в том, что товар этот можно, нужно и должно купить. Другие могут курить, пить бесперечь, не соблюдать диету, поглощая мучное, сладкое, острое в раблезианских количествах, носить что попало и полагать утреннюю гимнастику дьявольским изобретением, — и при этом в любом виде и прикиде выглядят как отснятые профессиональными фотографами предметы из каталога «Неккерман». И любой изъян в и на них глядится особо тонкой придумкой дизайнеров, стилистов и визажистов, таким способом еще поднимающих и без того впечатляющую цену товара. Когда Вадим был с сильного бодуна, от него шарахались дети и домашние животные, менты же, напротив, выказывали нездоровый интерес. Девушка Лада, постоянная и официальная эскорт-давалка президента крупнейшего банка REX, с убойной (и поднаторевшему в этом жанре Вадиму совершенно очевидной) похмелюги — все равно выглядела даже не как неккермановский объект, а как обложка «Вога» или «Космо». Именно сейчас Вадиму стала окончательно понятна природа пленки, отделявшей лично Ладу от прочей Вселенной. Это был уже не тонкий, легкий на разрыв целлофан, в который приличные супермаркеты пакуют экзотические фрукты вроде январской клубники; а — плотный полиэтилен, от рождения герметично облекающий кажный экземпляр наиболее престижных толстых журналов. Впустив Вадима в спортзальных масштабов холл и не удостоив вообще ни единым взглядом, обложка молча развернулась и на подламывающихся подразумеваемой длины ногах уковыляла в ориентально оформленные квартирные недра. Пропала за углом. Вадим подумал, независимо пожал плечами, оторвал для шага правую подошву от пола. И аккуратно поставил на место. С ботинка черной жижей стекал тающий снег. Изысканно простой пол был выложен из некрашенных, лишь проолифенных янтарно мерцающих досок. Вадим и сам затруднился бы определить, что лежало в основе удржавшего его на месте инстинкта: воспитание, субординация или эстетика. Из-за угла донеслось невнятное нецензурное бормотание. Что-то упало. Вадим помялся еще чуть, мысленно плюнул и поперся на звук, оставляя на нежном янтаре глумливые жирные кляксы. Лада стояла к нему подразумеваемой формы задницей, оконтуренной черной тушью шелкового кимоно, нагнувшись и по пояс погрузившись в стену. Вадим моргнул. Бар. Ласковая подсветка дробилась на гранях и выгибалась на округлостях штучных фунфырей, вязла в рыжем коньячном бархате и соломенном вискарном твиде. Побрякивали разгребаемые бутылки.
    — Э-э, — сказал Вадим.
    Она обернулась, не успев смахнуть с подразумеваемых достоинств лица выражения острейшей брезгливости.
    — Вот блядство, — обратилась обложка к Вадиму. — Одно крепкое.
    И, вновь утратив к этому неурочному пришлецу из внешних пределов малейшую тень интереса, обогнула его, чуть задев подразумеваемой хрупкости плечиком, и скрылась на кухне. Вадим, зверея, последовал. Теребя нижнюю губу (подразумеваемой пухлости и яркости), Лада покачивалась перед разверстым эпическим рефриджерейтором. Брезгливость на обложкиной физиономии сменялась смертной безнадегой. Вдруг Лада птичьим движением изъяла с полки темно-бурую емкость, на лице ее, как язычок зажигалки, вспыхнула и погасла мимолетная надежда. Емкость разочарованно шмякнулась о плитку и целенаправленно покатилась к вадимовым ногам. «Пряный соус соя». Обложка бессмысленно проследила путь пряного соуса. Запнулась на ботинках. Вскарабкалась взглядом выше.
    — Упс, — она безрезультатно попыталась сфокусировать взгляд. — Слушай… Ты… У тебя пива нету?
    Обалдевшего Вадима хватило только на то, чтобы молча помотать головой.
    — Хуево, — резюмировала Лада, вороша и без того растрепанную густую гриву редкого, как магический зверь единорог, существа, именуемого «натуральная блондинка». — Ты… э… за пивком сходи, а?
    Это было хамство той концентрации, которая нечувствительно переходит в агрегатное состояние благородного абсурда. Подчиняясь его властной кафкианской силе, Вадим тихо и безропотно пересек холл, лестничную клетку, спустился по лестнице, — и лишь во дворе, меж североамериканским седаном и южнокорейским купе, осознал кретинизм ситуации. От души пнул мидл-классовое колесо купе, шарахнулся от истерически ойкнувшей сигнализации и решительно зашагал к своей остановке. В полутора метрах от жестяного вымпела с перечнем автобусных номеров имелся полупрозрачный коробок продуктового киоска. Вадим презрительно посмотрел на него. Зашел.
    — Какое у вас пиво самое дешевое?
    Продавщица равнодушно покосилась на ценники:
    — Пилзенес.
    Вадим вспомнил давешнего автобусного пролетария. И мстительно ухмыльнулся про себя, вслух отмерив:
    — Одну.
    Спонтанная диверсия, впрочем, пропала втуне. Лада выдернула бутылку у него из рук и, абсолютно игонируя нищую этикетку, зарыскала взглядом по кухне в поисках, очевидно, открывашки. Выдвинула какой-то ящик, пошарила. Ничего не обнаружив, уперла бутылочную крышку в край зеркально-полированного стола и с неожиданной результативной четкостью припечатала ее холеной ладошкой. Крышка затенькала под мойку. Нетерпеливо сдув обильную бежевую пену, обложка приложилась к горлышку. В один присест уговорила треть. Утерлась. Облегченно фыркнула. Лицо ее обретало осмысленность.
    — Кайф, — констатировла она, перемещая уже разумный взгляд на Вадима. — Так чего ты, говоришь, пришел?

3

    Мурашки. Рыжие лесные Formica rufa, красногрудые древоточцы Camponotus herculianus, семейства Leptothorax, листорезы вида Atta cephalotes, фараоновы Monitorium pharaonis. Когда они, рыжими и черными, артериальными и венозными колоннами двигаясь под кожей от кончиков, от подушечек пальцев рук и ног, от точек, где в спиральный водосточный водоворот сворачивается дактилоскопическая галактика, вдоль гулких трубчатых туннелей плюсневых и пястных костей, через транспортные узлы запястий и голеностопов, дорожные развязки локтевых и коленных суставов, по пересеченной местности мышц, добрались до плечей и бедер, и, помедлив, сконцентрировавшись, с четырех сторон по геометрическим диагоналям устремились в точку пересечения, в место встречи, в солнечное сплетение, и соединились, сплавились, аннигилировали, взорвались — концентрически и алчно рванулась вкруг жаркая взрывная волна, чертя, как чертит плоскую версию окружающего мира луч радара, изнутри контуры ее туловища, и контуры континентов внутренностей, почки, печень, желудок, поджелудочная, селезенка, мочевой пузырь, тонкий и толстый кишечник, матка, влагалище, сердце… — сердце, выждав одну двадцать пятую мига, торкнулось изнутри в грудину, и диафрагма прогнулась в первый раз, раздвинув шпангоуты ребер и с новеньким хрустом впустив воздух в слипшиеся целлофановые мешки легких, и кровь, подрагивая, с турбинным гулом ввинтилась в плечеголовной ствол, в сонную артерию, вошла в обесточенный мозг, и мозг налился, затрепетал, накалился вольфрамовой нитью, вспыхнул, — она открыла глаза. Перед глазами была бесконечная, бесконечно далекая арктическая равнина.
    Она села рывком.
    Жопа мерзла. Она глянула вниз. Осклизлый мрамор. Плита. Она повела головой вправо, влево. Синюшные сумерки. Взболтанный взвешенный полумрак. В нем растворяются, уходя ровными рядами, идентичные прямоугольники. Под ней — такой же.
    Она потрогала себя. Ее не было. Под стеклянными пальцами бесчувственно пружинила резина. Рука пощупала мягкую прогибающуюся впадинку под горлом. Сползла с треугольных ключиц. Помяла компактную круглую грудь. Осторожно потеребила острые, чуть косящие соски. Стекла по холодным каменным долькам пресса. Дошла до пупка. Из пупка вырастала прохладная металлическая цепочка. Пальцы бегло перебрали мелкие звенья. Добежали до увесистой устрично-гладкой луковицы.
    Щелк.
    Крышка откинулась.
    Дробно запрыгали по мрамору, скатываясь на твердый пол, звонкие муляжи аккордов «Рул Британия».
    Воспаленные фосфорические глазки циферблатов уставились зло. Пять.
    На самом большом стрелка вперилась в зенит. На трех младших — в надир. И лишь на самом маленьком — педантично считала секундные деления.
    100 %
    0
    0
    0
    0.10 0.11 0.12
    Она защелкнула устрицу и спрыгнула.
    Щербинки пола колко ткнулись в узкие ступни. Резиновое тело вдруг неподконтрольно, самовольно раскрутилось жесткими жгутами конечностей, отлилось и затвердело в боевой стойке богомола: стопы под прямым углом, упругая рама ног, несущая правая — коленом вперед, взведенная, готовая к круговому хлесткому удару левая — далеко назад, опасно скрюченные пальцы разведенных на полметра, развернутых ладонями друг к другу рук крепко сжимают и готовы вытолкнуть навстречу внезапностям невидимый тяжелый продолговатый цилиндр.
    0.15 0.16 0.17
    Волевым насилием она смяла себя, как неподатливую, с холода, пластилиновую фигурку. Огляделась еще раз. Равнозначные линейные прямоугольники равнозначно разлинеили пространство. Нет разницы между «вперед» и «назад», «право» и «лево», «запад» и «восток», «юг» и «север». Пойди туда — все равно куда. Она пошла все равно куда. В первое подвернувшееся прямо. Прямоугольники отцеживали пространство в унисон стрелке, цедящей время.
    0.21 0.22 0.23
    Она шла, и плоская прицельная сетка окружающей нереальности, нарастив критическую массу шлепающих босых шагов, стала расслаиваться на измерения и набухать деталями. На прямоугольных мраморных столах покоились тела, фрагменты тел, фрагменты фрагментов.
    Размеренно и сжато скользя вдоль, она вгляделась. Куклы. Мертвые куклы. Целиком. Частями.
    Небрежно обточенные носатые овалы деревянных голов. Нарочито дотошная раскраска человечьих лиц поверх. Волокнистые парики. Прореженная отверстиями фанера конечностей. Витые толстые пружины внутри. Шарниры суставов. Из туловищ торчат резные металлические ключи.
    Грубые бездействующие подобия человеков, человеков, человеков, человеков, человеков… Большой собаки. Огромного черного лакированного дога. Кое-где — она приблизила лицо, навела взгляд на резкость, — лак облупился. Фигурный вырез в боку. Тусклая масляно-железная требуха, керамическое подобие сердца со сколотым краем. Дальше. Снова человеки. Два, четыре, шесть, во… Белесый таракан человечьего роста. Перевернут на спину, шесть ног мучительно растопырены, в членистое брюшко вонзен такой же резной ключ.
    0.57 0.58 0.59
    Звук сзади.
    Ее взметнуло вверх, еще в воздухе развернуло, распялило иероглифом — и так она прилипла на двенадцатифутовой высоте: правая нога упирается в кругленькую попку лепного купидончика, левая воткнулась пальцами в незаметную выбоинку в потолке, левая рука захватила влажное удавье тело холодной, обросшей, будто корабельное днище, невнятным колючим мочалом трубы. Правая сжалась в маленький граненый кулак.
    0.60 0.61 0.62
    Крыса. Крыса-уборщик.
    Серая тушка шелестела между столов. Две симметричные щетки усиков мели пол. Оснащенный пышной кисточкой голый хвост наводил блеск.
    Она сложила распорки конечностей и неслышно приземлилась прямо за крысой-уборщиком. Взяла. Существо издало протестующий стрекот. Она повертела. Сквозь застекленное оконце в спинке видно было деловитое паучье шевеленье крохотных, филигранной часовой работы, шестеренок. Микрочип. ПРИОБЩИТЬ? НЕТ. Она отбросила крысу и двинулась дальше. В 1.32 она увидела дверь. В 1.43 она достигла двери. Дверь была заперта.
    Кратким ударом основания ладони чуть выше латунного замка она выбила створку. Втекла. Короткий черный коридор. Еще две двери. Из-под левой — полоска света. Она приблизилась. Мягко упала на одну руку. Слабый ток воздуха. Она втянула струйку ноздрями. Пахло пылью и человеком. Живым. Человек: кислый старческий пот… табак… алкоголь… Джин. Она оттолкнулась и стала вертикально. Человек — непонятно — опасно. Направо. Правая дверь подалась легко. Петли смазаны. В помещении восемнадцать футов на двадцать — темнота, разжиженная вкрадчивой подсветкой. Источники: банка за стеклом плоского большого шкафа, колба на одном столе, двухфутовый макет чайного клипера — на другом. В банке — светящийся гриб, навроде чайного, толстый бахромчатый блин, колышащийся в мутной матовой жидкости. В колбе — копошение огоньков. Светлячки! Беспрестанно шевелящаяся живая масса — вспухает сама из себя, как пенная шапка над туркой кавы, вдруг застывает, всплескивает, опадая внутрь себя же, обваливаясь, — и в открывшемся мгновенном просвете виден скрюченный скелетик мелкого млекопитающего. Она передернулась.
    На мачтах, реях, такелаже клипера дрожат огоньки Святого Эльма. Одинаковое мертвенное свечение через равные промежутки времени прерывается синхронной судорожной вспышкой спектрально-чистых цветов: гриб расплескивает ярко-лимонные сполохи, светлячки взрываются густо-лиловым, корабельные мачты испускают сочно-зеленый. В следующий раз комбинация меняется. Во вспышках детально проступает обстановка: кафельные стены, стеклянные шкафы, операционный стол посреди (на нем колба), письменный, слоноподобный, на резных тяжких тумбах, — в углу (на нем клипер), из-за письменного надменно выглядывает кожаное кресло. По стенам — анатомические плакаты с телесами в разрезе. На одной стене — прямо поверх кафеля — велеречивая вязь мохнатого афганского ковра. Гашишный орнамент рассекает никелированная сталь уважительно развешанных хирургических инструментов. Ланцеты. Скальпели. Пинцеты. Зажимы. Долота. Пилы. Пилки. Щипцы. Шприцы. Дверь — одна. Других нет. Тупик.
    Она нарушила свое внимательное оцепенение, бесцельно прошлась по операционной (прозекторской?). Замерла перед ковром. Сняла ланцет — крупный, опасный. Тронула пальцем заточку. Бритва. Повинуясь нежданному импульсу, она провела лезвием по ладони. Поперек. Тончайшая бордовая нить помедлила; исторгла длинную тугую каплю, которая тут же сбежала расходящейся струйкой к локтю. Луковица встревоженно звякнула. Стрелка старшего циферблата сместилась со 100 на 98. Она протяжно слизнула кровь (во рту отдалось железом).
    ПРИОБЩИТЬ? ДА.
    Спрятала ланцет в кулаке — обратным хватом, лезвием к себе.
    98 %
    01
    0
    0
    2.32
    Скользнула в коридор.
    В дверь напротив.
    Стремительно вращаясь танцующим смерчем — нож наизготовку у лица, — она прочертила просторный, ярко и желто освещенный холл. На полусогнутой ноге — вторая подтянута к груди, жало ланцета вибрирует, — вмерзла в угол, разом охватив весь — девяносто градусов — видимый сектор. Вот он, человек. Один. За темного дерева конторкой. На конторке. Спит, уткнув залысую голову в сгиб локтя. Всхрапывает. На вытертых суконных рукавах лежат седые бакенбарды. За ним — ряды вешалок. Гардероб. На вешалках… — она глянула, не поняла, метнулась взглядом обратно к гардеробщику: спит, не притворяется, метнулась обратно, — …на вешалках… одежда. Очень много одежды. Глухой темный макинтош. Соболья шуба с оторочкой из горностая. Изысканный камзол, синий бархат, золотые позументы, тут же шляпа с пером, алая перевязь, тусклая шпага. Космический скафандр, тонированный гермошлем опущен, маркировка NC235-H и звездно-полосатый флажок на груди слева. Полный рыцарский доспех, дырчатое забрало, острая птичья грудь кирасы. Гидрокостюм, рядом оранжевый баллон акваланга, черный загубник, ласты, маска. Пустая человеческая оболочка, полупрозрачная с синеватыми венозными прожилками, бритым черепом и густой растительностью в паху, смазанные черты лица, от кадыка до промежности — распахнутая молния. ПРИОБЩИТЬ? ДА.
    Она, не выпуская из поля зрения гардеробщика (тот, не пробудившись, протяжно всхлипнул и поскреб бакенбарды) сделала одиннадцать шагов, сняла с вешалки макинтош. Набросила. Застегнулась. Полы чуть волочились. Она сделала еще три шага, встала над спящим. УСТРАНИТЬ? НЕТ. В дальнем углу был выход на улицу.
    Она вышла, подняв высокий ворот.
    На улице стоял туман, тяжелый, душный, влажный — мокрая вата. Звуки вязли в нем и, заблудившись, выпадали на булыжную мостовую в неожиданных и неположенных местах. Она огляделась: видимость была футов пятнадцать-шестнадцать. Медленно пошла, держась вспотевшей кирпичной стены. Из решеток сливов поднималась и впитывалась в туман испарина. Газовые фонари тлели вдоль бульвара, промасленная апликация нимба вздрагивала над каждым. Вывалился из мокрой ваты (она вжалась в кирпич), прогрохотал мимо кэб. Тягловый паровой циклоп лязгал копытами, ходили поршни. У кэбби было лицо равнодушной совы. У стены сидел безногий нищий. Торчали клочковатые бакенбарды. Шляпа — широкополая, смятая, — лежала перед ним, медяки поблескивали на дне. ПРИОБЩИТЬ? ДА. Она, не останавливаясь, нагнулась, подцепила шляпу, опрокинула себе на голову. Монеты осыпались по плечам. Не глядя, она взяла из воздуха две. Дошла до перекрестка. В прорехах тумана над ней нависал, протыкая низкое волглое небо, Биг-Бен. Прозрачная водонапорная башня. Видно было, как по толстым извилистым трубам циркулирует разноцветная жидкость: ярко-лимонная, густо-лиловая, сочно-зеленая. Наверху, в коробе с циферблатами на все стороны света, пульсировал, разгоняя жидкость, четырехкамерный ком гигантского сердца. Отмечая каждое его сокращение, единственная стрелка часов перемещалась на одно деление. Она щелкнула устрицей. Сверила.
    4.45 4.46 4.47
    — Сенсация! — мальчишка в клетчатом кепи выпорхнул из туманных складок. — Жуткая тайна предместий! Очередная жертва Джека-Потрошителя! Еще одна проститутка нечеловечески зарезана сегодня ночью!
    Она протянула мальчишке одну из двух монет — маленький неровный никель с профилем королевы Виктории. Развернула набрякшие, отказывающиеся похрустывать страницы «Таймс». ГОЛОВА ОТРЕЗАНА! — прыгнул в глаза крупно набранный шрифт, боргес на шпонах. Тут же — фото отрезанной головы. Голова была — ее.
    Она пролистала страницы. ГОЛОВНОЙ КОРАБЛЬ ФЛОТА ЕЕ ВЕЛИЧЕСТВА ПОКИНУЛ СКАПА-ФЛОУ. Адмирал в фуражке курит гнутый «петерсон». Адмирал — она сама. ГОРОДСКОЙ ГОЛОВА ВЗЫВАЕТ К СОВЕСТИ ЛОНДОНЦЕВ. На трибуне — мэр в сюртуке с простертой дланью. Тоже она. Еще она. И еще. И еще. ПРИОБЩИТЬ? НЕТ.
    Она скомкала «Таймс» (казалось — меж пальцев протечет вода, как из сжимаемой губки). Отшвырнула. Пересекла площадь. Невидимые псевдоголуби-мутанты скрежетали жвалами, аплодировали кожистыми крыльями, вспархивая у нее из-под ног. Однажды мелькнул рубиновый глаз, оторочка треугольных шипов. Потом в аплодисменты крыльев вплелось цоканье. Слепой. Белая трость. Неопрятные бакенбарды. Круглые розовые очки. ПРИОБЩИТЬ? ДА. Походя она сняла очки двумя пальцами. Слепой зацокал отчаянно, закружился на месте, хватая туман руками в беспалых вязаных перчатках. Она удалялась. Очки понравились ей. Мир в них изменился разом и весь. Гадальный автомат нашелся на углу Паддингтон-роуд и Бейкер-стрит (она прочитала таблички, зябко кутаясь в макинтош: казалось, кто-то наглый все равно лезет — под — холодными липкими руками). Она кинула вторую монетку — серебристый дайм — в прорезь, дернула на себя эбонитовую рукоять рычага. В счетной кармической машине Бэббиджа что-то крякнуло, из патрубков толчками повалили сизые выхлопы, колесики в бесчисленных окошках бешено завращались с истошным звоном, мельтеша латинскими, кириллическими, греческими, еврейскими литерами, иероглифами, клинописью, пиктографией, слоговым письмом кана, арабскими крючками. Она переступила с одной босой ледяной грязной ноги на другую, ожидая приговора Судьбы. Литеры, щелкая, поочередно застывали в окошках. СНЯВШИ ГОЛОВУ ПО ВОЛОСАМ НЕ ПЛАЧУТ. Она потопталась еще 5.51 5.52 5.53 секунды. Потыкала в клавишу «возврат». Стукнула машину Бэббиджа кулаком в кожух. Машина вдруг запыхтела вновь, отрыгнула дымный сгусток, истерически завертела колесиками. Выбросила: ОДНА ГОЛОВА ХОРОШО, ДВЕ ЛУЧШЕ. Она выругалась незнакомыми, но очень гнусными словами и побрела дальше. За третьим или четвертым углом (по пути ее кто-то пытался ограбить, она, не глядя, ударила ногой, кто-то — оборванец в дырявом котелке — отлетел и канул в туман) полыхала афиша синематографа. Ламповое табло в полтора этажа предлагало скучающим лондонцам две фильмы: ГОЛОВА ПРОФЕССОРА ДОУЭЛЯ и ПРИНЕСИТЕ МНЕ ГОЛОВУ АЛЬФРЕДО ГАРСИА. Еще три угла спустя (она теперь поворачивала не раздумывая, лишь молчаливый курсограф внутри отмечал смену румбов) стоял, широко расставив ноги в шнурованных ботинках, заложив руки за спину и выпятив подбородок, полисмен. «Смит-энд-Вессон» оттягивал поясную кобуру свиной кожи. Он заметил ее и поманил пальцем.
    Сжимая в кармане ланцет, она приблизилась.
    «Бобби» нагнулся. В нем было не меньше шести футов росту. От него пахло пивными дрожжами.
    — ХЛЕБ, — сказал он свистящим значительным шепотом, — ВСЕМУ ГОЛОВА. — Подумал и добавил: — МЭМ.
    ПРИОБЩИТЬ? ДА. УСТРАНИТЬ? ДА.
    Округлым вежливым движением она рассекла полисмену глотку от уха до уха. Отступила, пропуская падающее (глаза выпучены, но руки так и остались, сплетенные, за спиной, из разреза торопливой волной выходит кровь) тело, мгновенным щипком изъяла из кобуры убитого револьвер «хэнд эджектор». Сунула оружие в карман, обтерла ланцет о сержантский мундир трупа и быстро пошла, подметая тротуар полами макинтоша.
    98 %
    02
    07
    03
    10.11 10.12 10.13
    За углом распахнулась, дохнув химической гнилью смога, Темза. Она пересекла набережную. В просветах чугунной ограды мазутно лоснилась практически стоячая вода. Временами, трепеща радужными крылышками, оттуда высоко выпрыгивали поросшие коротким жестким волосом шестидюймовые летучие пиявки. Ландан бридж, почти разъеденный туманом, готовился упасть ей на голову. На мост выворачивали редкие локомобили. Она двинулась вдоль набережной, ведя ладонь по мокрому чугуну перил. Скоро из тумана выступил лежащий посреди реки левиафан. Новейший подводный аэронесущий дредноут ройал нейви «Сын Грома». Над водой торчали лишь две палубы из восьми. Блестящая бронированная шкура в гусиной коже заклепок. Битум Темзы медленно сминался о кованый форштевень. Редко чадили высокие трубы с грушевидными наростами клапанов — чтобы отводить пар и дым прямо в пучине. Вдруг завыла сирена, заметались прожектора, подъемник с лязгом предъявил из корабельной утробы боевой махолет с имперской короной на борту. Забили крылья. Покатились бурые клубы. Через квартал моргало ВСАДНИК БЕЗ ГОЛОВЫ. Раздвинув низкие дверцы, она вошла в салун — паб в модном у жителей метрополии стиле северо-американских колоний. Похожий на октопуса бармен в жилете шевелил за стойкой рыжими щупальцами бакенбард. Она села на высокий очень тяжелый табурет. Кинула у локтя шляпу. На полках стояли джины, виски, ромы. Ярко-лимонные джины, густо-лиловые виски, сочно-зеленые ромы. Бармен, перегнувшись через стойку, обозрел босые перепачканные ледышки (она приветственно пошевелила пальчиками), понимающе подмигнул ей. — ДЕРЖИ НОГИ В ТЕПЛЕ, — сказал наставительно, — А ГОЛОВУ В ХОЛОДЕ. Налил, не спрашивая, в толстобокий стакан на три пальца крепчайшего — 146 proof, оттиск на сургучной печати, — рому. — За счет заведения, — подмигнул еще раз.
    Она отхлебнула. Было очень пряно, вкусно и жарко. Она утерла уголки глаз костяшкой среднего пальца. Внизу, под макинтошем, звякнула устрица. Щелк. Стрелка старшего циферблата вновь упиралась в 100. Она спрятала, допила ром одним глотком. Пекло взметнулось, поднялось до глаз, заставило миражно заколебаться мир. — Мне нужен ключ, — сказала она и впервые услышала свой голос. Бармен сложил непонимающее лицо, изумленно сломал обе рыжие брови.
    — Мне нужен ключ, — повторила она. Руки сжались в кулаки. Что-то лопнуло, разлетелось стеклянным фейерверком. Она взглянула. Стакан. Забыла.
    Бармен начал разводить руками. Она обхватила в кармане узкой ладошкой большую рукоять «хэнд эджектора». У бармена в нагрудном патронташе жилета задребезжали фальшивые колокольчики. Он извиняющимся жестом добыл две соединенные шнуром чашечки слоновой кости. Новейшее изобретение мистера Белла, бспроводной телефонный аппарат. Приложил одну чашечку к уху. Что-то выслушал, склонив голову и глядя на нее все более пристально. Спрятал аппарат обратно. Кивнул: следуй. Она последовала. Бармен распахнул перед и затворил за дверь туалетной комнаты. Она погладила край фарфорового рукомойника. Отвернула до предела оба медных крана. Сняла очки, опустила к револьверу. Умылась. Потом, оглянувшись, сунула под сильную струю одну грязную ступню, вторую. На стене висело огромное зеркало в бронзовых завитках рамы. Она внимательно осмотрела себя — сверху вниз. Короткая стрижка торчит во все стороны пепельными перьями. Безумные глаза. Ямочка на подбородке. Шея. Макинтош. Протянув руку, она ткнула себя в грудь. Зеркало с нежным скрежетом провернулось. За ним открылся проход. Вели вниз железные ступени винтовой лестницы. Глубоко. Пространство за пыльной плюшевой занавесью пропитано было сладковатым дурманным запахом. На полосатых убитых матрацах лежали полуголые люди. Мягкие пуховые облачка витали над их головами. Подсеменил кругленький китаец в грязном халате. Подергивая косичкой, залопотал непонятно. Она выслушала:
    — Мне нужен ключ.
    Китаец залопотал снова. Она взяла его двумя пальцами за кадык. Китаец захрипел.
    — Мне. Нужен. Ключ.
    Узкоглазый отчаянно закивал. Болванчик. Она разжала хватку, китаец усеменил за портьеру и сразу же вернулся с кальяном, похожим на песочные часы, большие и сложные, словно для измерения совсем иного времени, и самшитовой шкатулкой. Она коротко повела ладонью — подобострастного азиата смело, — села, скрестив ноги, на пол. Утвердила кальян между колен. Зажала в зубах мундштук шланга. Распахнула шкатулку. Эмбрионально скрючившись, там лежали маленькие сморщенные сушеные ящерки… нет, китайские дракончики. Усики, как у креветок. Она зачерпнула, высыпала горсть в чашку. Подожгла. Белое прозрачное пламя свернулось и развернулось жадными кольцами. Родился дым.
    Сквозь клекочущую воду она втянула его в себя. Раз. И еще раз. В голове зашкворчало. Зашипело. Пошел дождь из мириадов невесомых чешуек. Белое прозрачное пламя в чашке сжалось в точку — и ринулось из нее во все стороны. Затопило подвал. Она ощутила влажный страшный жар всем телом. Макинтош промок сразу и целиком, снаружи и изнутри. Она встала, не чувствуя себя. Разодрала набрякший кокон — посыпались пуговицы. Сбросила. Пот тек ручьями, как кровь. Она провела ладонями по бедрам. Ладони скользили. Ткань реальности от нестерпимого жара коробилась, съеживалась, скукоживалась, трескалась, лопалась, распадалась, опадала. Клочьями. К ногам. Больно жгло стопы. Она покачнулась — и увидела. Не было подвала. Не было матрацев. Не было одурманенных тел. Не было китайца. Не было портьер, и кальяна, и плюшевой занавеси, и железной винтовой лестницы.
    Была грубо-неряшливая аляповатая театральная декорация. Картон. Потеки клея. Папье-маше. Опиумокурильня — намалевана на заднике пьяным художником-халтурщиком. Лежащие на сцене люди — нелюди. Заводные куклы. Небрежно обточенные носатые овалы деревянных голов. Нарочито дотошная раскраска человечьих лиц поверх. Волокнистые парики. Фанера конечностей. Шарниры суставов. В щелях между неровно поставленными холстами, на которых — бар, Ландан бридж, Биг-Бен, улицы и коридоры, — виднелись маленькие, тоже кукольные, настольного калибра, но очень тщательно выполненные модели. Восьмипалубный дредноут «Сын Грома». Локомобиль. Кэб. Гадальный вычислитель Бэббиджа. Тряпичный расшитый полисмен. Две или три куклы дергано встали с дощатого пола. Прерывистыми куриными шагами двинулись к ней. Она оскалилась и, размазавшись контурами в сальто, метнула себя навстречу. Выстрелила ногами и руками во все стороны сразу. Брызнула щепа. Кукол расшвыряло. По доскам катилась, подпрыгивая, срубленная овальная голова.
    Шорох!
    Разворот.
    На перекошенных козлах стояла кукла в кожаном жилете. Рыжая пакля свисала со щек. В руке кукла держала бутыль рому. Она бросилась.
    Кукла сжала бутыль — стекло оказалось вдруг мягким, будто каучук. Сочно-зеленая струя упруго рванулась к ней. Изогнулась, как живая, захлестнула ее в полете, обвила липким хамелеоновым языком. Она упала. Последнее зеленое кольцо легло на горло. Кукла пружинно подковыляла. Порылась в ошметьях макинтоша. Разогнулась в два щелчка. «Смит-энд-Вессон» целил ей в лоб. Она зажмурилась.
    — ДУРНАЯ ГОЛОВА, — проскрипела кукла, — НОГАМ ПОКОЯ НЕ ДАЕТ.
    Выстрел.
    Кукла нагнулась еще раз над опрокинутым в зеленую лужу — струйки сбежали по бокам — голым телом. Занозистыми тупыми пальцами ухватила устрицу на цепочке. Вырвала. Откинула крышку. Заиграла «Рул Британия».
    ЖИЗНЬ 0 %
    ОРУЖИЕ 0
    ЗАРЯДЫ 0
    БОНУСЫ 0
    ТАЙМЕР 15.06
    — Ну, — хмыкнул за спиной Витек. — Сдох, камикадзе?
    — Не без того, — Вадим капитулянтски дистанцировался от залитого изнутри кровью low radiation монитора. Зажмурился. Нажал на глазные яблоки. В глазах зазвенело. — Ну и замороченный уровень…
    ЖЕЛАЕТЕ ЗАПУСТИТЬ ПОСЛЕДНЕЕ СОХРАНЕНИЕ?
    «Нет».
    — Это еще херня, — гыгыкнул Витек. — Я дальше лазил. Там, блин, такой крышеворот — шурупами башню крепить…
    ЖЕЛАЕТЕ ВЫЙТИ?
    «Да».
    — У тебя бальзамчик есть еще?
    — По себе поминки? — ржанул Витек. — Гуляй, зомби. За счет заведения, — состроил он гримасу, передразнивая. Вадиму помстилось: Витек снимает небрежно с верхней барной полки коричневую бутыль «Ригас Бальзамс», сплющивает ее в здоровенной пятерне — из горлышка выпрыгивает узкий черный рапирный клинок, прикалывает его, как чешуекрылую жертву Набокова, к обшитой шпоном стене. Доигрался…
    HEAD CRUSHER III ДЕМОВЕРСИЯ
    Миссия 4. ВЕК НЕВИННОСТИ
    Уровень 1. ДЖЕК-ПОТРОШИТЕЛЬ
    Уровень сложности. 3: ВСЕХ УБЬЮ — ОДНА ОСТАНУСЬ
    Время. 15 МИНУТ 6 СЕКУНД
    Вадим хряпнул пятьдесят заупокой оцифрованной души рабы сетевой Сары Тафф и, удивленно ощущая гнусную маяту в икроножных мышцах, вылез из теплого полумрака витькова интернет-подвальчика в пятичасовую пи-эм темень, во встречный аэродинамический поток мерзейшего мокрого снега. Какое же у нас Рождество без мокрого снега? С Ритой они договорились на полшестого в «Эльдорадо». Может, звякнуть на трубу? Болен… вирус… лежу дома… не выйдет, на мобилке определитель… Ладно: занят. Срочная работа. Делегация дружественных сантаклаусов из дойчебанка, встреча в аэропорту, фуршет, банкет, минет… Нет. Он свернул за угол — снег загадочным образом продолжил лупить в лицо. Шеренги дружественных сантаклаусов разных калибров зазывно краснели в лучащихся скидками рождественских витринах по обеим сторонам главной городской улицы Бривибас. Уличная перспектива сходилась на гигантской фигуре центрального, доминантного Санты. Сантаклаусов начальник, дедморозов командир, надувной, пятиметровый, с электрифицированными глазами, скалил блестящие, наверняка острейшие зубы размером в совковую лопату каждый на том самом месте и в той же самой — вождистски вскинутая правая — позе, что десятком лет раньше чугунный Ленин. Вадим поежился и обнаружил, что куртка промокла. Глинтвейну. Горячего сладкого плохого вина. Выжать пол-лимона. Сыпануть терпкой гвоздики. Щепоть корицы с кончика ножа. Меду. И крепкого туда, крепкого. Сидеть дома, смотреть в слепое окно, ничего не видеть. Врубить телевизор, вырубить звук. И сидеть. И потягивать. Од-но-му… Приятно взвинченный, слегка форсированный пипл жизнеутверждающе прочесывал центр, всасывался в зеркальные воронки магазинов и уютные стоки кафе, волок съедобное или подарочное или охотился на него, хлопая дверцами авто, паковал. Синкал позитивно. Бодрящая индустрия свежеимпортированного праздника работала себе. Сляк-сляк. Вадим снова свернул. Из снегопада выступил лежащий почти посреди тротуара левиафан. Новейший внедорожный дредноут «джипстер». Блестящая хромированная шкура в гусиной коже капелек. Человеческая сгущенка сминалась о трубчатую раму. Редко чадила выхлопная труба. Под давлением запредельных децибел сквозь микронные щели герметичного корпуса просачивались тонкие жесткие струйки гангста рэпа. Перейдя наискось улицу, Вадим выбрел к цветочному ряду вдоль края Верманского парка. В стеклянных и пластиковых прозрачных светящихся кубах и параллелепипедах, замутненных с фасадов снежными потеками, тропически клубились разноцветные цветы. В джунглях прятались язычки свечей, пережигали влажный воздух в питательную углекислоту. Вадим, поколебавшись, купил метровой длины банальность, шипованную шпагу голландской розовой розы. Туго спеленутый бутон нереально сочного тона не пахнул совершенно. Торговка вытянула шпагу из жестяных ножен вазы, завернула в газету. У тетки было лицо равнодушной совы. Пидор, сказал Вадим вслед спрыснувшему его жидкой грязью синему обмылку «мазды».
    В снежных прорехах над ним навис, протыкая низкое волглое небо, запакованный в леса национальный символ. Памятник подаренной Свободы. Вместо сидящей на сером каменном фаллосе зеленой бабы с тремя звездочками в руках (ординарная у нас свобода, средненькая, невыдержанная) высилась дощатая уступчатая ацтекская пирамида, драпированная рекламными тентами. RIMI! ТОЛЬКО У НАС!!! ТОЛЬКО СЕЙЧАС!!! ДЕШЕВЛЕ НА 25%!!! — значилось на Свободе трехаршинным шрифтом. Еще выше — РОЖДЕСТВЕНСКИЙ БИГБУРГЕР в ало-белой дедморозьей шапочке из кетчупа и майонеза провансаль под мондиалистской эмблемой McDonalds. Внизу, на месте отмененного ремонтом почетного караула, прохаживался, широко расставляя ноги в шнурованных ботинках, заложив руки за спину и выпятив подбородок, полицист. Штатный «макарон» в кобуре искусственной кожи неубедительно венчал убедительную правоохранительную задницу. Сляк-сляк.
    Перед дверью «Эльдорадо» Вадим замедлил ход. Встал. Оглянулся рассеянно. Недонебоскреб отеля «Латвия» — как телетрансляция из штурмуемого Грозного. Ободранный словно бы прямым огнем танковых пушек короб со снятыми облицовочными панелями, с вывороченным железобетонным нутром. Отель тоже ремонтировали, и ремонтировали капитально. После реконструкции статусный бастард советского модернизма, согрешившего в третьем поколении с Корбюзье, обещал перевоплотиться в четырехзвездную, презентабельную, евростандартную евронедвижимость, неспособную варварски напужать вылезающих у подножия из «неоплановских» чемоданов отутюженных еропенсионеров. Экая, право, динамичная, созидательная, живая у нас недержава, подумал Вадим. Все что-то строится, ремонтируется, отделывается, ретушируется, доводится, подкрашивается, лакируется, подвергается апгрейду. Только вот если присмотреться, то все это — за вычетом, конечно, национального фаллоса, — сплошь отели, или кабаки, или подземные автостоянки, или наземные автозаправки, или казино, или компьютерные залы, или супермаркеты. Объекты — он ухмыльнулся — сервиса. Услуг. Обслуги. Специально предназначенные для того, чтобы оставлять в этих отелях, кабаках, казино, автостоянках, автозаправках, супермаркетах бабки. Самая быстроразвивающаяся отрасль бизнеса? Игральные автоматы! Только откуда берутся те самые бабки, на что и у кого вымениваются — по-прежнему неясно. Мы ничего не производим и никуда не экспортируем. Мы только обслуживаем — друг друга, западных туристов, денежные потоки. Делаем сервис. Сервисная страна. Сервислэнд. В этом конвейерном группенсервисе, обслуживая и подвергаясь обслуживанию, выменивая не вещь на вещь, не товар на деньги, не деньги на силу, а — услуги на услуги, ты и сам лакируешься, штукатуришься, ретушируешься, подвергаешься апгрейду, — и быстро и незаметно усредняешься в презентабельную евростандартную евронедвижимость. Которая никуда никогда отсюда и от себя уже не двинется. Вадим бегло отразился в стеклянной двери «Эльдорадо», протянул руку, ткнул себя в грудь. В восходящих потоках кондитерских запахов вплыл на второй этаж. Через два столика увидел грамотно уложенное светло-каштановое каре. Сидя к нему в четвертьоборота, почти затылком, закинув ногу на ногу, но не забывая ровно держать спину, Рита листала пестрый пухлый развлекательный еженедельник. Правая рука ее очень самостоятельно и очень уверенно отчленяла крошечной блестящей ложечкой крошечные одинаковые лепестки от утюгообразного куска слоистого торта. Слои были трех цветов. Ярко-лимонный, сочно-зеленый, густо-лиловый. Сухое плоское сердечко печенья косо воткнуто сверху. Вадим еще раз помедлил и еще раз оглянулся.
    Снег, боксерски быстрый и хлесткий снаружи, отсюда выглядел неспешным, словно снятые рапидом голливудские пули, роющие тоннели в воздухе с обстоятельностью кротов.

4

    Поглаженный, легонько похлопанный, осторожно сжатый, — член полунапрягся со знакомой уверенной умеренностью. Как борец в стойке перед началом рядового поединка. Ритины губы сразу же взяли его в качественный плотный захват. Было в этом что-то хозяйское, спокойно-владетельное. Глубоко проминая коленями слишком мягкий матрац литовской тахты, Вадим закачался бедрами навстречу скользко-размеренным толчкам языка, болезненно-острым покалываниям зубов. Головка члена ощущалась включенной сорокаваттной лампочкой: ток был, но ровный, одинаковый. Машинально наматывая кольцами на пальцы прямые светло-каштановые пряди за матовым ухом, Вадим тупо глядел сверху вниз, как эластично и кругло прогибается чуть испачканная крупным бледным мазком родинки щека, как постепенно и поступательно стирается чудом не слизанный с верхней губы лоскуток помады цвета «сумасшедшая слива» (ничего сумасшедшего, сиреневый, с искрой). Член-ластик, подумал Вадим и почти хмыкнул, но вместо — поощрил очередной толчок кусковым рафинадом обрывочной гласной. О. А. Э. О-о. У. О. О. О. Он бросил прядь и, мельком мазнув по раскачивающейся груди, огладил мелко бодающую воздух ритину ягодицу.
    — …светлый праздник Рождества Христова предполагает позитивность, — напористо, хамовато-развалистым голосом продолжал в телевизоре за вадимовым плечом и.о. премьер-министра господин Штелле свое поздравление стране. — Но я не склонен обманывать нацию неоправданным, выдуманным позитивом! Я не Санта-Клаус, а лидер кризисного правительства! Поэтому, уж извините, сограждане, но даже сегодня я скажу своему народу вещи, быть может, неприятные, но целительные!
    На «своем народе», пару-тройку дюжин толчков спустя, Рита выпустила изо рта обслюнявленный хрен — красный, налитой, головастый — вопросительно и просительно откинулась, разбросала тонковатые ноги. Вадим покладисто сполз, съехал между, елозя левым локтем по черной шелко-лайкре простыни, — подарок давней подружки после пары десятков стирок подрастерял свой негроидный сексапил, но по-прежнему работал корректным эротическим намеком… — сунулся в рождающий не то возбуждение, не то раздражение запах и вкус. Прихватил губами темно-глянцевые вывернутые дольки. Да-да, сказала Рита. Помедлив, Вадим преодолел это возбужденное раздражение и, помогая себе указательным пальцем, полез хирургически напряженным языком вглубь.
    — …бесполезно жаловаться! — пригвоздил и.о. из-за спины. — Многие, очень многие склонны по старой совдеповской привычке в своих бедах и неудачах винить нас, правительство, винить крупный капитал и финансистов! На это я могу ответить только поговоркой наших беспокойных восточных соседей: нечего упрекать зеркало, если у самого корявая морда! Вы сами, сами…
    Ах же ты падаль, подумал Вадим, честно обрабатывая кисловато-дрожжевую внутренность монотонными лакающими движениями вперед-назад… вверх-вниз… вправо-влево… И тут с некоторой озабоченностью обнаружил, что подрастерял завод. Надо же. Засбоившему сексуальному мотору опять требовалось форсажное впрыскивание. Вадим предпринял становящееся, увы, привычным уже ментальное усилие. Male shovinist мозг принялся выбрасывать варианты. Усредненная силиконовая блонда с плейбоевским штемпелем в виде кроличьего профиля на бритом лобке. Распахнутая курчавая мулатка с проникающе блядским взглядом и циничной улыбкой толстых губ. Полутораметровый постер, вынутый из плотненького тельца скандинавского порножурнала «Приват»: не то шесть, не то семь — сразу и не поймешь, — разноцветных тел в головоломном заплете, гиперболические херы профессионалов вонзаются в безразмерные отверстия профессионалок под каскадерскими углами. Интересно, подумал Вадим, продолжая мучить язык гимнастическими упражнениями. В пятидесятые дальнобойщики вешали в кабинах своих монстров мультяшных пин-ап-герлз в кружевных панталончиках, сейчас клеят голых девок месяца, — значит, еще через десяток лет начнут лепить жестокое порево?…
    — …Если вы вдруг заработали сто латов — то не пропивайте их, а купите, скажем, пилу!…
    Рита вежливо промычала, он ритуально мэкнул в ответ, прихватил клитор губами уже почти ожесточенно. Мысленно оттолкнулся от шведского постера с его экстремальным, на грани катастрофы или бойни, пиршеством розового и коричневого мяса. Пошарил еще немного в запасниках памяти, перебрав свежайшие поступления. Смилла Павович. Хрупкая ломкая голливудская старлетка-суперстар. Вот. Вадим грубо ухватил суперстарлетку югославско-украинского происхождения за встрепанные пряди радикально-спектральных цветов и выволок в фокус своей активной фантазии. Пристально глядя в ирреальные глаза, принялся крепко и неумолимо барать, впирать, вбивать, вталкивать ее в мягкое тесто тахты… — член, надувшийся вновь, терся о простынь, губы кривились. Ой, хочу тебя, почти испуганно сказала Рита. Ага. Вадим оторвался, оттолкнулся, дал торопливо герметизировать свои пятнадцать с половиной в тонкий латекс сингапурского презерватива, упал, ткнулся, воткнулся. Поехали. Это было легко. Он задвигался в ней, зависнув на вытянутых руках, разглядывая фиолетовую окантовку туши на сведенных ритиных веках.
    — …чем ругать правительство, научитесь хотя бы не лениться чистить зубы каждый день! Если вы неудачник, лузер, как говорят наши западные друзья, если вы, простите, импотент, — пеняйте на себя! Ваше благополучие и благосостояние — исключительно ваша проблема, и вам ее решать! — господин Сандис Штелле был лидер национально-консервативной партии, промышленный магнат, один из самых богатых людей в стране, постоянный фигурант репортажей с криминально-финансовых фронтов, объект прокурорских расследований, столь же регулярно затеваемых, сколь бесславно заканчивающихся. Начинал он карьеру торговцем тюльпанами на рынке в Сокольниках, г.Москва. — Мы за вас этого делать не собираемся! Ваши родители-пенсионеры голодают? Вашим детям нечего есть и не на что пойти в школу? Значит, виноваты вы! Какой вы после этого мужчина?
    Кабанья, мужиковато-кулацкая, сама похожая на мясистый волосатый кулак харя господина и.о. премьер-министра то появлялась в поле зрения, то заслонялась угловатым ритиным плечом в темпе вадимовых подергиваний. Приподнявшись на локте левой, правой он придерживал и придвигал Риту к себе за отчетливый костный бугорок бедра, помогая горячему и мокрому недлинно и неплотно натягиваться на свой подуставший болт. Конец наконец близился. С каждым очередным тактом учащающегося ритма пружина в паху закручивалась неким ключом еще на один оборот. Еще, еще. Еще. Грозила лопнуть. Волевым усилием Вадим притормозил ключ. Сейчас… Рита, вздрогнув и замерев на краю нового состояния, коротко, сигнально простонала. Можно. Он отпустил ключ, тот немедля прокрутился еще на несколько оборотов. Дзень, — лопнула пружина. Нахрапистая телехаря ушла из поля зрения, как земля из-под качелей, — младший клерк пресс-службы ведущего банка, выгнувшись и коротко всхлипнув, кончил в растущую верстальщицу модного дизайнерского бюро. Точнее — в одноразовый гигиенический пакетик южноазиатского гондона. Подождал. С легким бутылочным чпоком изъял.
    — …не волнует, — резюмировал и.о., исподлобья вперившись прямо Вадиму в переносицу, словно яростный красноармеец с плаката «Ты записался добровольцем?», поверх так и не растрепавшегося грамотного каре. — И никто, слышите, никто вам не поможет!
    Рита повернулась на спину, и Вадим торопливо перевел взгляд. Быстро улыбнулся, перебрасывая необходимость что-то сказать на ее сторону поля. Однако она ответила ему той же приемлемой аккуратной улыбкой. Села. Встала. Нашарила тапочки. Вышла. Вадим благодарно посмотрел ей вслед. Полминуты спустя из-за стены донесся ровный шум душа, раздробился на мелкий плеск. Вадим порылся в ритиной сумочке, достал сигарету и зажигалку. Телекамера медленно ползла вдоль шеренги первых рож страны. На идентичных крупноформатных фасадах затвердело идентичное благочинно-постное выражение. Подсыхающий в холодном воздухе пот липко стягивал кожу. Подрагивали в богопослушно сложенных ладонях свечные огоньки. У «барклай лайт» был мыльный вкус. Неповоротливо и государственно переминались тяжкие органные басы. Вадим затушил о конвектор недокуренную сигарету, поднялся и брезгливо, двумя пальцами, стянул скукоженную резинку. Прошлепал на кухню. Опустил немедля начавший коробиться, сделавшийся похожим на линялую шкурку змеи-недомерка кондом в мусорник. В коридоре щелкнула дверь санузла. Подумав, Вадим налил себе кагора. Вытряхнул из бутылки последние капли. Получился почти полный стакан. Когда он вернулся в комнату, полуодетая Рита сидела на краю постели и, глядясь в маленькое круглое зеркальце, беглыми штрихами доводила боевую раскраску.
    — Ты куда? — удивился Вадим, отхлебывая.
    — Не хотела заранее расстраивать, милый, — она рыбьи вмяла губы, трамбуя «безумную сливу». По-прежнему не глядя на Вадима, замерла оценивающе, удовлетворенно клацнула зеркальцем. — Но меня сегодня пригласили к Улдису, помнишь, я рассказывала, наш зам по развитию? — она наконец удостоила его взгляда. Вадим, не предлагая, отхлебнул еще. — У него party на даче, будут шефы. Это важно, — она пошевелила пальцами перед лицом, не забыв мельком проинспектировать сохранность лака. — А.
    Рита выудила из сумочки миниатюрную мобилку, пробежалась по зелено светящимся кнопочкам.
    — Але? Светик? Подъезжаешь? Окей. Я внизу.
    Сидя в кресле под наброшенным пледом и продолжая редкими мелкими глотками добивать кагор, Вадим пронаблюдал, как она быстро надела, одернула, обула, поправила, накинула, чмокнула, обдав незнакомым парфюмерным амбре, бросила из прихожей улыбку и «чао, милый, звони завтра, окей?», — и хлопнула входной дверью. Он приторможенно думал, что должен бы испытывать обиду, разочарование, даже, возможно, гнев. Но ничего подобного не испытывал. Скорее, напротив, облегчение. В ящике приподнято засуетились праздничные колокола, колокольчики, колокольцы. Вадим поглядел в зачерненное окно, прошелся глазами по стенам, оценил уровень жидкости в стакане: на глоток. Скинул плед и, как был, голышом, ежась, подбрел к прибитой возле двери медной рамочке. Перечитал, усмехнулся.
    Это была красивая, жирным шестнадцатым кеглем, распечатка первой служебной записки из потаенной директории WORDART. Вчера распечатке стукнул ровно год. Родилась она из вполне лаконичной деловой заявы, состряпанной Очкастым в дни предрождественских обсчетов и заказов. Вадим выудил ее с сетевого диска и переработал творчески. Вышло так:
    «В хозчасть банка REX
    Заявка пресс-рума на различные предметы первой и второй необходимости
    Предметы первой необходимости:
    1. 4 (четыре) тумбочки для столов (в смысле, ящики. Мы в них играть будем).
    2. 5 (пять) телефонных аппаратов. И 1 (один) самогонный.
    3. 2 (две) полноценных полки-этажерки. И 1 (один) неполноценный (еврей).
    4. 2 (два) стула для посетителей. И 1 (один) осиновый кол — тоже для посетителей.
    5. 1 (один) положенный по плану дополнительный компьютер «Пентиум». И еще чтобы сейф вынесли, а то он место для стола занимает. Потом чтоб внесли обратно — полный североамериканских долларов, фунтов стерлингов, дойчмарок, франков французских и швейцарских, шведских и датских крон, ценных (очень ценных!) бумаг, золотых и серебряных слитков, драгоценных и полудрагоценных камней и предметов антиквариата.
    6. 1 (один) ящик водки «Ригалия» для обмывки нового компьютера. Затем — по ящику этого же напитка каждый день для поднятия рабочего энтузиазма сотрудников.
    7. 3 (три) грамма гашиша — чтоб было чем водку закусывать. Каждый день, разумеется. Это персонально для Аплетаева.
    8. 10 (десять) косяков шалы — и чтоб маковых головьев было побольше. Каждую пятницу — дабы поднимать настроение перед week end'ом. Это тоже для Аплетаева (не один же ему гаш долбить, бедняге, должно ж быть некоторое разнообразие).
    9. 1 (одну) марочку (LSD) по большим государственным праздникам. Сами догадайтесь, для кого.
    Предметы второй необходимости:
    1. 1 (один) столик наподобие журнального (если сие возможно. Если невозможно — не канает, все равно чтобы был.)
    2. 1 (один) муз. агрегат (радио/магнитофон/в идеале CD).
    3. 1 (один) гранатомет типа «Муха» — для служебных надобностей.
    Нач. пресс-службы REX Андрей Воронин."
    Вадим поднял последний дринк церковного вина херовенького качества на уровень глаз, офицерски отсалютовал распечатке стаканом, чокнулся с медной рамкой и выпил до дна.

5

    — Слушайте, — Вадим из последних сил пытался удержаться в навязанных рамках подчеркнутой светскости. — Вы же меня прекрасно знаете. Вы меня, пардон, каждый день видите. По десять раз.
    — Не каждый, — с достоинством возразил охранник Гимнюк. — У меня смена через сутки.
    — Ну…
    — Пропуск, пожалуйста.
    — Я же вам объясняю, — ласково-ненавидяще улыбнулся Вадим. — Я. Его. Забыл. В спешке.
    — Тогда, к сожалению, я вас не пропущу.
    — Да какого хера!… — взорвался Вадим наконец с освобожденным облегчением и одновременно — четким ощущением проигрыша. — Ты, блин, знаешь прекрасно, что я! тут! работаю! Я не ксероксы воровать и не порнуху из сети скачивать, я ра-бо-тать иду!
    Любезнейшее, терпеливейшее лицо охранника Гимнюка не дрогнуло, и только пристальные глазки чуть замаслились:
    — Я не знаю, зачем ВЫ сюда идете. Каждый работник банка обязан иметь при себе пропуск.
    — Ладно, — выпотрошенно выдохнул Вадим, — хорошо. Тогда я сейчас вернусь домой. А когда мой начальник потребует у меня объяснить причину прогула, я совершенно честно скажу: господин Гимнюк не пропустил меня на проходной…
    — Это, извините, меня не касается, — Гимнюк медленно смаковал каждое слово. — У меня тоже есть начальник и четкая инструкция. Без пропуска никого на территорию банка не пропускать. НИКОГО. И если что-нибудь случится, у меня будут неприятности.
    — Да гос-споди! — Вадим даже прыснул истерически. — Что может случиться?!
    — Не знаю, — Гимнюк был бескомпромиссно серьезен. — Что-нибудь.
    — Но это же бред.
    — Пропуск, пожалуйста.
    «Представляете, мой друг, — пришло на память Вадиму, — я могу так четыре часа и ничуть не устану!» Когда же ты, гнида вахтерская, наиграешься? — пытался определить он по выражению латунных зенок, по исполненному сладострастной должностной непроницаемости лицу шпанистого прыщавого переростка с задней парты, вечно остающегося на второй год и вышибающего карманную мелочь из младших малокалиберных одноклассников. Сценки наподобие сегодняшней случались на проходной банка REX не часто, но регулярно. Пропуска, паспорта, удостоверения, идентификационные карты, кредитные карточки и водительские права, которых у него не было, Вадим по врожденному раздолбайству постоянно забывал. Количество же и видовое разнообразие банковских охранных структур впечатляло. Секьюрити были внутренние и внешние, в статском и в униформе специального дизайна от авангардно-пацифистского модельера Бирманиса, который ради такого гонорара стал временно консерватором-милитаристом. Существовала, циркулировала в канцелярской кровеносной системе REXа и регулярно мутировала, разрасталась, уточнялась, усложнялась запутаннейшая система инструкций, правил, предписаний, ограничений, допусков, списков черных и белых, дополнений к ним и исключений из них. Так что забывчивый сотрудник пресс-службы Аплетаев то и дело был останавливаем и, в зависимости от личных склонностей и широты натуры того или иного гарда, либо отделывался добродушно-снисходительным «ужо!», либо подвергался долгому нудному допросу: а почему? а зачем? а где? а кто разрешил? а до каких пор? Встречались среди богатой охранной фауны банка REX и штучные экземпляры вроде Сергея Гимнюка.
    Гимнюк был вадимов ровесник и даже, оказывается, учился в школе соседнего района. Но пока будущий сотрудник пресс-службы оттачивал демагогический навык, покуривал траву и героически ухаживал за подавляюще превосходящим женским составом на рижском журфаке, будущий работник внутренней охраны ЛЕТАЛ на РУКОХОДЕ, получал ЛОСЕЙ и БАНОЧКИ на главной базе Северного флота советских тогда еще ВМС в городе Североморске Мурманской области. «Ты вот знаешь, кто такой КАРАСЬ? — рассказывал охранник Гимнюк Вадиму в курилке, блестя глазами после приятия внутрь двухсот грамм на торжественном общеконторском банкете по случаю семилетия REXa. — КАРАСЬ на флоте — это то же самое, что ДУХ в армии. Рядовой первого года службы, втоптал? Вот я, например, мичман. А ты, — Гимнюк дружелюбно почти ткнул Вадиму сигаретой в физиономию, — даже не дух! Ты… запах!» О деталях «годковщины», сиречь флотской дедовщины (ГОДОК = «дед»), Гимнюк повествовал многим, много и охотно, причем и то, как чморил он в бытность годком, и то, как чморили его в карасиной ипостаси, преподносилось с одинаковой противоестественной радостью. Так Вадим приобрел множество полезных познаний в нюансах североморского модус вивенди и операнди. Он узнал, что основное занятие карася — вовсе не плавать, хотя бы и на КОРОБКЕ (боевом корабле), а — ЛЕТАТЬ. Летать можно по-разному: чистить очко зубной щеткой или сгребать в сугробы непрерывно сыплющий три четверти года с полярноночного неба снег (выполняя собственную и годковскую трудовые нормы), много часов кряду УМИРАТЬ НА РУКОХОДЕ — то есть ходить на руках на гимнастических брусьях (срок умирания устанавливается годком на свой вкус), получать щедрым годковским кулаком в скрещенные на лбу ладони (это ЛОСЬ) или тяжелой флотской табуреткой (БАНОЧКОЙ) по жопе в классической позе раком. Отслужив, вдоволь налетавшись и вдосталь нагодковав, бережно сохранив брутальные североморские мемории в дембельском альбоме души, мичман Гимнюк пристроился гардом-привратником в банкирский дом. По протекции, вестимо, одного из бесчисленных цитроновых замов, помов и спецреферентов, коему приходился племянником. Теперь он городо печатал компромиссный (средний арифметический меж чеканным строевым кремлевского курсанта и развалочкой новорусского бандита) шаг по вестибюлям и коридорам REXа. Носил он только дизайнерскую униформу, цивильное громко и вслух презирая. Длинные, почти достигающие коленных чашечек руки охранник Гимнюк держал неизменно колесом. Подразумевалось, очевидно, что свободно примкнуть к корпусу рукам мешают сверхтренированные, взбугрившиеся, налезающие друг на друга, как щитки латного доспеха, бицепсы, трицепсы и квадрицепсы. Обильно потеющая ладонь правой при этом с нервозной страстью онаниста-виртуоза мяла, оглаживала и теребила рукоять черного стека, дубинки-тонфа, неукоснительно болтавшейся на правом крутом бедре…
    — Что, Вадик, попался? — с покровительственным ехидством прозвучало сзади. Очкастый бодрым шагом двигался от дверей, тисненой папкой смахивая капельки с оранжевой кожи полсмитовского пальто. — Опять без ксивы, террорист чеченский?
    Андрей Владленович, не глядя, кинул в направлении почтительно и мгновенно оцепеневшего охранника Гимнюка полуфабрикат полуприветственного жеста, как роняют шубу на руки швейцару, махнул Вадиму папкой: дескать, пошли. Вадим миновал Гимнюка, уже успевшего чудесным образом слиться с местностью, стать полезным, но ненавязчивым элементом интерьера.
    — Понадобишься, — бросил Очкастый на ходу и засвистел «Не нужен мне берег турецкий». Вадим поспевал. Двери лифта сомкнулись за ними. Вадим искоса и сбоку разглядывал жизнерадостное располагающее лицо Очкастого, его отменный загар, и вспоминал, как месяц назад Андрей Владленович, вернувшийся в пропитанную серой водяной взвесью ноябрьскую Ригу не откуда-нибудь, а с Таити, демократично делился с восхищенными мужчинами пресс-рума полинезийскими впечатлениями. Не дура была губа у вашего Ван Гога или кого там, вальяжно делал ручкой Очкастый. Ой не дура. Бабы ихние — это что-то с чем-то, я отвечаю… «Таити, Таити, — ухмыльнулся вполголоса Вадим, — не были мы на Таити, нас и здесь неплохо кормят!» — но именно озвученная Очкастым помесь «Библиотеки приключений» с рекламным проспектом турфирмы добила его вконец.
    «Свершилось, господа. Этот пидор совершенно потерял нюх. Не, вы просекаете? Вы въезжаете ваще? Это, бля, тотально неслыханно! Этот наглый мерзенький подонок, лопающийся от трусливо и глумливо уворованных НАШИХ ТРУДОВЫХ БАБОК, предлагает мне — нет, вы осознаете?!! — НАПИСАТЬ ТЕКСТ! А?! Да куда же мы катимся! Если каждая очкастая падла будет вот так вот подходить и — понимаешь ты, мужицкая морда? — ПРЕДЛАГАТЬ НАПИСАТЬ ТЕКСТ, то… все. Совсем все. А-по-ка-лип-сис. Нау. А я, промежду прочим, собираюсь съебывать отседова нахуй и пить водку. Даже если для этого потребуется расчленить, кастрировать, вдавить очочки в нагло вылупленные зенки десяти — нет, двадцати! — таким пидорам, как ты, Очкастый. ХУЙ ВАМ, ПОГАНЫЕ БУРЖУАЗНЫЕ КОМПРАДОРЫ! СМЕРТЬ УГНЕТАТЕЛЯМ! И напоследок — марш. Запевай!
Вперед, легионеры, железные ребята,
Вперед, сметая крепости с огнем в очах!
Железным сапогом раздавим супостата (тебя, тебя, Очкастый)!
Пусть капли свежей крови сверкают на мечах!

    Ур-ра-а-а-а!!! За Родину, за маршала Нагон-Гига!»
    Что за текст предлагал написать сотруднику пресс-службы наглый мерзенький подонок, лопающийся от трусливо и глумливо уворованных наших трудовых бабок, Вадим уже понятия не имел. Но перечитывать было приятно. За год директория WORDART разбухла чуждыми текстовыми файлами; их, паразитов, теперь было, пожалуй, больше, чем честных программных служак. И даже не имея ничего добавить в «искусство слов», Вадим -если, разумеется, никого не было поблизости, — с удовольствием пролистывал бесчисленные зажигательные послания различным демонам многоуровневой банковской мифологии. Преобладал среди адресатов, само собой, Очкастый. Но местами объявлялись и руководящие твари покрупнее: «Итак, каков итог этого дня? Что, Пыльный, молчишь? Тебе НЕЧЕГО сказать? Плохо. То есть я догадывался, но все равно жаль. Видишь ли, Пыльный, НАСТОЯЩЕМУ МУЖЧИНЕ ВСЕГДА ЕСТЬ ЧТО СКАЗАТЬ! Даже если пыль из него можно выбивать скалкой. Эрго: ты — Пыльный. А не мэн. И уж тем более не пацан. Кстати, вам, граждане Очкастый и Цитрон, я бы не советовал особенно радоваться. Вас я вообще на белого коня посажу. С царской печатью. Поняли, фраера? Ну вот. Десятиминутка морально-нравственного боевого воспитания окончена. Кр-ругом… Арш! На рукоход.» Белый конь прискакал из фольклора староверов-скопцов. Посадить на него означало, как выражались витиеватые аскеты-радикалы, «лишить удесных близнят», или попросту кастрировать. Царская же печать подразумевала добавочное усекновение и собственно уда. За спиной осклабленного Мурзиллы заскрипело обтягивающими пухлые ноги, словно шкурка сардельку, блестящими кожаными штанами молодое пи-ар дарование Олежек. Вадим заученным, как гаммы, набором пальцевых касаний катапультировался из компрометирующей директории. Влез на сетевой диск Х и принялся уныло ворошить палую необязательную листву очередных сводок и котировок. В сущности, вяло думал Вадим, сливая, копируя, перекидывая и распечатывая ненужные ему файлы, пи-си, персональный твой компьютер, есть проекция человеческого сознания в трактовке озабоченного Фрейда. Вот многочисленные X, T, Y, W, сопрягающиеся с разными секторами и плоскостями внешнего мира, презентующие и предлагающие всевозможным визави приемлемые версии тебя, — кстати, диски, подверженные общесетевым сбоям и поражаемые заносимыми извне вирусами. А вот закрытый для постороннего доступа, ударопрочный, запароленный С. Хард-драйв. А вот — глубоко в недрах хард-драйва, — какой-нибудь WORDART, оцифрованный фрейдов ид, двоичная подсознанка, отстойник-накопитель комплексов, фобий, филий, маний, затаенных желаний. И ведь влезь на жесткий диск любого из соседних компов — наверняка и там обнаружится аналогичная директория, вместилище личных дневников, плохих стихов, прозы, которой никогда не быть опубликованной, писем, которым никогда не быть отправленными…
    — Вадичка, свободно? — младшая сотрудница отдела учета с третьего этажа, причина — или повод? — трехкратного единовременного полугодичной давности вадимова оргазма, не дожидаясь ответа, энергично подсела за его столик в банковском кафе. Заработала ножом, вилкой и челюстями, творя проворное надругательство над самодовольным трупом прожаренного бифштекса. — Как дела? Где был? Как рождество провел? Как отдохнул? Как новый год встречать собираешься? Тут? Или поедешь? Я вот в Тунис. Чего вялый такой? Пил? Как тебе погодка? Мерзко, да? Слушай, где у нас пиротехника всякая шутейная, говорят, магазин в Старушке есть? Как тебе этого, Штелле, заявы? Смотрел поздравление? Клевый мужик?
    — Мудак он, — успел вклинить Вадим.
    Младшая сотрудница на мгновение запнулась, поглядела на него совершенно непонимающе и продолжила в прежнем темпе в том же духе. Вадим, дивясь собственной половой невзыскательности, обреченно уткнулся в почти допитую чашку эспрессо и отключил внешний контур. Он тормознул перед зеркалом на выходе из кафешки поправить наугад условную прическу, — когда над плечом его отразилась заветная троица с диска С: литой круглый Цитрон, тощий длинный Пыльный и крепенький оптимальный Очкастый как переходное антропологическое звено меж ними. Триумвират завернул за плюшевую занавесь отдельного каминного зальчика.
    — …то хотя бы не светись, — донеслось до Вадима раздраженное цитроново, — чтоб без наглого кобеляжа, милый ты мой!
    — Тише, Эдик, — сыпучим голосом приглушил босса шедший последним Пыльный. Единственный из трех заметив вадимов беглый взгляд, Михал Анатольич задержался у плюшевой занавеси. Вернул взгляд — удлинненный, приправленный липким недобрым профессиональным интерсом. И — прикрыл. Занавесь. Генезис свой лишенный возраста, как мумия, и мумию же напоминающий Михал Анатольич имел в пятом (инакомыслящие) отделе комитета госбезопасности. Комитет земное существование прекратил, Михал же Анатольич радением свояка, кажется, Эдуарда Валерьича существовал по-прежнему и, более того, по-прежнему ведал безопасностью. Правда, уже не государственной. Частной. Информационной. Возглавляя в REXе соответствующий отдел. Именно благодаря предельно неясной, но несомненно фискальной специфике нынешней своей службы и щелочно въедливому характеру Пыльный угодил в фигуранты личного вадимова досье.
    Вернувшись вечером домой, Вадим уронил в световой круг, оттиснутый на тахте торшером, дневной улов почтового ящика. Распечатку квартплаты, газетку объявлений. Картонный шероховатый рекламный прямоугольник. Опять. Бросилось в глаза жирное СЧЕТ. Опять?… На сей раз, однако, СЧЕТ был не ИНВЕСТИЦИОННЫЙ, а ПЕНСИОННЫЙ. Картонка в доступной рисованной форме предлагала открывать его сегодня, чтобы гарантировать себе счастливую обеспеченную старость завтра. Дальновидная молодость в джентльменско-клерковском наборе рубашка-галстук-очки-пробор и дамском деловом комплекте блуза-миди-юбка-каре сидела за непременным компьютером и бережно опускала монетку в эйфорически малиновую свинью-копилку. Свинья стремительно разрасталась, как на животноводческой диаграмме. Итоговой мегахрюшкой наслаждалась обеспеченная старость юнисекс в туристических шортах-панаме-жилете-рюкзаке-фотомыльнице. Живые воплощения этой агитраскраски Вадим наблюдал ежедневно едва ли не из окна пресс-рума. С тех пор как десоветизированная Рига удостоилась графы в списке пунктов, обязательных к посещению, осмотру и фиксации на пленку «кодак» всеми западными турстарцами. В прошлом веке даже захудалая аристократическая поросль, прежде чем поступить на государеву службу, обзавестись семьей, остепениться, укорениться, врасти, — непременно моталась по Европе, распевала «гаудеамус, игитур!» в угрюмых Геттингенах, кутила в Парижах и покрывалась солнечным эпикурейством под греческими оливами. Запасала, как витамины или тепло, — пока рецепторы не замылены, восприятие свежо, эмоции густы, — чувственные и умственные впечатления на всю предстоящую жизнь. Нынче же торжествует схема строго обратная: лучшие свои, активнейшие и продуктивнейшие годы ты посвящаешь деланию карьеры, геморроидальному сидению в офисной коробке, офтальмологическому таращению в монитор, скрупулезному взращиванию будущей пенсионной ренты. Чтобы дцать лет спустя, достигнув заветной должности старшего менеджера и стопроцентной консистенции импотентного старого пердуна, счастливо отправиться на покой и далее — по накатанным маршрутам самолетно-паромно-автобусных туров. Ты свободен. Ты предоставлен сам себе. Перед тобой открыты все пути. Тебе доступны все удовольствия. Только ты уже ничего не можешь и не хочешь, тебе на самом-то деле все это просто не нужно. Ты выхолощен, выжат. Употреблен. Все твои соки потрачены на достижение целей отчужденных и абстрактных. Ведь что такое успешная карьера? баба с седьмым размером бубсов и ногами от переносицы? раблезианский обед? цистерна «Вдовы Клико»? Хуй-то. Позолоченная медалька. Почетный значок «Жизнь удалась». Но смысл твоего забега — синк позитив! — ясен лишь тому, кто этот значок тебе цепляет. Тому, кто использовал твою биологическую, витальную энергию в своих внебиологических интересах. Вадиму снова пришел на ум любимый фильм «Матрица», в котором порабощенное кибернетическим разумом человечество превращено в плантацию живых батареек, вызревающих в рядах колб и выбрасываемых по использовании. Ему всегда казалось, что это не фантастическая антиутопия, как писали критики, а самый что ни на есть прямой реализм. Есть в английском языке хорошее труднопереводимое слово wired. Что-то типа «подключенный». Подрубленный к сети. Задействованный.
    Может быть, именно бессознательное сопротивление организма, не желающего быть wired, мешало ему, например, обзавестись сотовым телефоном. Организм воспринимал удобное портативное и вполне Вадиму доступное по деньгам средство связи — меткой, следящим радиодатчиком, вроде тех, какими орнитологи кольцуют птиц. Мой мальчик, теперь они всегда будут знать, где ты — чтобы в любой момент, если понадобится, востребовать, активировать, использовать… Вадим пролил чай на стол и подложил пенсионную картонку под дымящуюся кружку. Чуть улыбнулся внутренней ментоловой щекотке очередного приступа приятной паранойи. Тут же вспомнилось услужливо, что предыдущий приступ, инспирированный буклетом БРОКЕРСКИЙ ИНВЕСТИЦИОННЫЙ СЧЕТ REX, был подарен ему тем же почтовым ящиком. А может, подумал Вадим, глотая горячий чай, все это неспроста? Может, последовательность и содержание как-бы-рекламных текстовок и слоганов — не случайны? Может, кто-то посторонний — потусторонний — общается ими со мной через оракул почтового ящика? Может, он что-то хочет мне сообщить? О чем-то предупредить? Или — на что-то подвигнуть? Вот только на что?

6

    Чересчур — родителей, водителей, мороженого, звуков, нищих, цветов, беляшей, детей, влюбленных, сунарефов, карманников, троллейбусов, тинэйджеров, игрушек, ментов, прохожих, киосков, люмпенов, железа, пассажиров, кабелей, таксистов, транзитников, прожекторов, торговок, бензиновой вони, клоунов, окурков, обкурков, музыки, грязи, алкашей, фаст-фудов, пластмассы, мелких бандитов, машин, реклам, блядей. Кусок привокзальной площади оккупировал приблудный голландский луна-парк: обожравшиеся стероидов, вымахавшие в тысячи раз, выкрасившиеся в анилиновые цвета, вставшие как попало кухонно-прачечные агрегаты. Центрифуги для отделения души от тела, миксеры для взбивания мозгов в однородный мусс, шейкеры для взбалтывания сознания. Сварочные вспышки багрового, лилового, яично-желтого, злобно-оранжевого. В тесном пространстве пихаются боками ударные волны рэпов, попов, хип-хопов. Электронно усиленные оргазмические крики, визги, вопли, стон и скрежет зубовный. Забить одновременно все анализаторы: от зрительного до обонятельного, завалить, загрузить, переколбасить, расплющить, утрамбовать и закуклить. Особливо Вадима перепахал аттракцион, напоминающий исполинскую рогатку: две высоченных стальных мачты и между ними на резиновых канатах — сваренный из труб шарик с парой кресел навроде зубоврачебных. Зазевавшихся посетителей хватают, сажают, прикручивают сыромятными ремнями и выстреливают ввысь, оттуда они рушатся — и снова взмывают. И так — вечно. Босховские твари — зубастые свинокрысы, поросшие ступнями человечьи головы, ногастые рыбы, птеродактили в сапогах, — с шустрой ловкостью завзятых профи кружат грешников на каруселях, разгоняют на американских горках, катают на пучеглазых автомобильчиках, переворачивают на качелях, пластуют ушастыми ножами… Вадим забросил пивную бутылку в урну, запнулся о палатку тира, десять раз выпалил из воздушки по приветливо оттопыренным ладошкам мишеней, обрел призовую марципановую жабу, сбагрил ее презрительному пацаненку, купил раскаленный беляш, ссыпал последнюю мельчайшую медь в кепарь окопавшегося на ступенях нищего и стек в подземный переход. Лавируя во встречном метеорном потоке прохожих и увязая зубами в горячем клею теста, фарша и лука, он продавливался из хита в хит, из «Полковнику никто не пишет» в «Мадам Брошкина», из «Creep» в «До свидания!», из «…послушай новый си-ди, не строй иллюзий и схем, мы плохо кончим все, какая разница…» в «…из дома, когда во всех окнах погасли огни, один за одним, мы видели, как уезжает последний трамвай, и есть здесь…», отскакивал от «Поз Камасутры» к «Сами по себе», от «Спецподразделений стран мира» к «Кремлевским женам-12», от Playboy к «Сила и красота», от «Невинный, или Особые отношения» к «Твои глаза как изумруды», от «Секрет вечного блаженства» к «Generation 'П'», от «Программирование для „чайников“ к „Близится утро“, от „Коммерсантъ Власть“ к Klubs, от „Лабиринт для Слепого“ к "[голово]ломка», соскальзывал с «Я, снова я и Айрин» на «Крик 3», с «Убийцы в офисе» на «Французский поцелуй», с «Расчленения по-техасски с помощью бензопилы» на «С меня хватит!», с «Американского психопата» на «Особенности национальной беллетристики», с новой ленты Балабанова про охоту на упырей на Большом барьерном рифе при помощи серебряных пуль дум-дум на новую ленту Гринуэя про сиамских близнецов, натягивающих на головы колготки санпеллегрино и штурмующих Лувр, с «Эстреллы» на «Нескафе», с «Даниссимо» на «Стефф», с «Дирола» на «Лачплеша», со «Сникерса» на «Швеппс», с райского наслаждения на не дай себе засохнуть! — в последнем киоске Вадим подхватил ноль три гиннесовского стаута, оставив взамен пятидесятисантимовый кружок.
    Два дня после Рождества, четыре до Нового года. Пустая пауза, пробел между двумя праздничными точками. В конторе почти никто не работает, к четырем дня все пропадают, страчиваются, по-чешски говоря, на полузаконных, но уважительных основаниях. Очкастый на своем подсолнечном «понтиаке» укатил в клуб. Долго сокрушался, бедолага, какая у него сложная жизнь высокого напряжения: сразу две party за вечер, как успеть, и вообще — хоть шофера бери, а то что же, не пить на первой? Прикол в том, что сокрушался он вполне всерьез. Ленивый же и работу не любящий Вадим ловил себя на том, что межпраздничная эта расслабуха, недельное провисание, — ему не в кайф. Совершенно непонятно было, что делать после этих самых четырех пи-эм. Он нацелился было на витьков подвальчик, — но, подумав, плюнул. Не каждый же день. «Рита» пришло, зная, что, вроде, должно бы прийти — и заранее зная, что не понадобится. Он посидел в «Пие мейстера» над высокой кружкой фирменного клюквенного грога (тамошний кельнер, харизматик и мастер своего дела, как-то срезал Вадима наповал уместной и неизвестной цитатой из Ларошфуко). Бессмысленно пошарабанился по центру, как бильярдный шар, наугад запущенный от борта. Домой не тянуло в упор. Вдруг пришла диковатая мысль о конторе. Вдруг показалась не такой дикой. Напротив, не лишенной извращенного обаяния. Там пусто. Никого. А у меня еще и пропуск при себе. На крыше однного из зданий, подступивших к площади с «лаймовскими», имени кондитерской фабрики, часами установили, слыхал Вадим, видеокамеру. Теперь культовый городской пейзаж, неизменное место встреч с неубывающим кворумом ожидающих под опрятной невысокой коричнево-желтой башенкой с простеньким белым циферблатом наверху, транслировался в Интернет он-лайн. Забиваешь мочалке стрелку — а сам, уютно расположившись в тепле перед монитором, потягиваешь чаек с лимоном и злорадно наблюдаешь, как дура топчется на морозе, переминается, зябнет, не решаясь слинять в ближайшее кафеюшное нутро… Кто-то, уютно сидящий сейчас в тепле перед монитором, потягивая чаек с лимоном, злорадно пронаблюдал, как Вадим пересек площадь и углубился в Старушку. На замызганном крыле царящего над парковкой Hotel De Rome огромного изначально белого «кадиллака» кто-то вывел прямо по грязи: «Танки не моют!» Добивая ирландца, Вадим суммировал дробную подробную брусчатку средь подозрительно тщательно вырезанных и расписанных трафаретов Старого Города, с постмодернистской жуликоватостью выдающего за аллюзию черепично-островерхий плагиат из Андерсена Г.Х. На углу скверика работала на скрипке девица в пончо, похожая на красивый негатив: очень смуглое лицо и выбеленные волосы. Смычок она, как токарь напильник, держала почти неподвижно, и искры отчаянной кельтской плясовой летели из-под него словно сами собой.
    — Извините, можно с вами побеседовать? — глазированный вьюнош при коммивояжерской улыбке отработанным маневром отрезал Вадима от тротуара.
    — Нельзя, — буркнул Вадим, пытаясь обойти коммивояжера с фланга. Тот, однако, вновь перетек и оформился прямо по курсу:
    — Неужели вы не хотите знать свое будущее, — очень быстро и не снимая улыбки чесал он, — получить ответы на главные вопросы бытия и решить свои проблемы? Мы предлагаем вам универсальный…
    Вадим досадливо вынул из настырной руки бумажку — ХРАМ СОБОРНЫХ ЭНЕРГИЙ, логотип: крест, вписанный в мандалу, на фоне звезды Давида, — смял и отправил в просительно разинутый скрипичный футляр у ног девицы-негатива. Будущее… Фьючер индефинит. На расстоянии четырех дней — его условная граница, линия перемены жизней. Четыре странных дня, когда любой, независимо от трезвости мышления, невольно подбивает кармические балансы прошедшего, заговаривает подступающее и сам почти верит в произносимые тосты про то, что следующий год будет не такой, как этот. Бегло оглянувшись — не бдят ли менты? — Вадим аккуратно поставил ноль три на мостовую. По левую руку голубовато светилась глубокая перспектива модного в среде небедной молодежи кафе «Ностальгия». Небедная молодежь в изобилии обреталась среди каскадов зелени за толстым высоким стеклом во всю стену. С холоднокровным любопытством поглядывала наружу на подглядывающих снаружи. Так посетители океанариума обмениваются взглядами с экзотическими цветастыми тропическими фишами, равнодушно висящими в электрически подкрашенной воде меж ракушечных гротов, фальшивых затонувших кораблей и художественно нагроможденных кораллов. Стекло «Ностальгии» было стеклом аквариума, определенно; неясно лишь, с какой его стороны тропические фиши. Тысячу раз Вадим следовал мимо этого стекла с работы и на работу. Он совершенно точно знал, что ничего не мешает ему зайти внутрь. Что у него частенько вполне хватает денег, чтобы посидеть за ностальгическим столиком. Что по биологическому возрасту и социальному статусу ему даже полагается временами за ним посиживать. Но не менее точно он знал, что никогда не зайдет и не посидит. Для этого ему требовалось сменить то ли легкие на жабры, то ли наоборот. Природа этого нутряного ощущения непреложно зоологического, на уровне не вида даже, а — класса или типа, различия, — при таком-то обилии внешних сходств! — неясна была и самому Вадиму. Они одевались, выглядели и даже вели себя почти так же. Слушали почти те же группы. Смотрели почти те же фильмы. Но отчего-то он начисто не понимал, откуда они взялись, зачем и за счет чего живут. НА что живут, черт побери. Он, пожалуй, мог предположить, что эти серийные, восставшие со страниц раздела «Вещи» «Плэйбоев», «Омов», «Мэн'с хэлсов» и «М-Вогов» завсегдатаи «Ностальгий», «Черных котов» и «Пепси-форумов», начинка «опелей» и «ауди», вешалки для костюмов Sir и колодки для ботинок Lloyd, — папенькины сынки и дочурки. Отпрыски разнокалиберных Цитронов. Мальчики и девочки-мажоры. Дети большого бизнеса, потихоньку пропивающие, проедающие, проезжающие, пронашивающие, проебывающие расходные части родительских состояний, выдранных с мясом у реальности в эпоху первоначального награбления. Но, во-первых, это все равно не объясняло бесчисленной их численности. А во-вторых — преисполняло Вадима острейшего презрения ко всей этой пробирочной популяции. Их хищных папашек можно было отчасти уважать — тем уважением, что коренится в инстинкте самосохранения, сиречь страхе. Так уважаешь девятиметрового гребнистого крокодила с давлением челюстей 200 кг на кв. см. — тупого, чешуйчатого, мерзкого, зато очень, очень большого и опасного. У ностальгических гомункулов не было даже всеядной витальности их предков. Ничего не было. Кроме бабок. Чужих. А иногда Вадим думал, что никакая они аллигаторам финансов и криминала не родня. Что на самом деле они — чудо генной инженерии и нанотехнологии, вундерваффе, советское оружие возмездия, взлелеянное в недрах «почтовых ящиков», сверхсекретных призрачных НИИ, собранное на высокотехнологичных линиях оборонных предприятий. Военные биороботы-хамелеоны, монстры мимикрии, неимоверно восприимчивые к установкам масскульта, идеально подстраивающиеся под господствующий стереотип поведения. Произведенные в огромном количестве для тайной переброски в стан потенциального натовского противника. Там, смешавшись с туземным буржуазным населением, они должны были в час Ч дня Д инициировать тайную боевую программу, и тогда… Они уже были расфасованы по армейским складам Западной Группы Войск, уже готовы к внедрению. Но тут по не зависящим от разработчиков и командования причинам кончился СССР — и начались первоначальное и все последующие награбления. Разработчиков спровадили в бессрочные неоплаченные отпуска, командование повело битвы за конвертируемую зелень, ЗГВ расформировали — и про вундерваффе все забыли. Несколько лет они лежали в своей пенопластовой коме на пыльных полках приватизированных, но так и не исследованных складов. И однажды случилось нечто. Замкнуло, например, проводку. И биороботы синхронно включились, распаковались, огляделись. Инфильтровались. Смешались. Приспособились. Влились. И теперь без конкретной оперативной задачи продолжают барражировать по расширившейся враждебной территории. С дремлющей личинкой боевой программы внутри. Пока — дремлющей.
    Самурай в распахнутом белом кимоно сидел на коленях. Лицо его было сосредоточенно и сурово. Левую щеку украшал татуированный, похожий на слоновью голову иероглиф «кадзэ». Означает такой иероглиф «ветер», и состоит из знаков «крыша» и «сильный». В одной руке самурай за обернутое тканью, тоже белой, лезвие держал необходимый для сеппуку короткий меч, в другой — абсолютно неуместные при харакири палочки для еды. На бамбуковой циновке перед самураем стояла большая фарфоровая тарелка. Пустая. Над головой мужественного буси выведено было стилизованным под иероглифическую тушь шрифтом: ПРАЗДНИК ЖИВОТА. И ниже совсем мелко: «ресторан японской кухни и развлекательный комплекс БАНЗАЙ». Развлекательно закомплексованный ресторан был один из самых дорогих в городе и имел репутацию бандитского. Бандиты — наиболее солидные и статусные — любили разрулять в его отделенных раздвижными стенками-фусума кабинетах, за чаркой сакэ и плошкой суши, непростые бандитские проблемы. Так что и «сильный», и «крыша» были тут неспроста. Впрочем, меткая ассоциативно-льстивая ходовка дизайнера осталась неоцененной хозяевами. «Банзай» в результате рекламировала волоокая гейша в сползающем с плечика кимоно, а оставшегося в единственном экземпляре самурайца приволок в пресс-рум Очкастый. И в качестве не лишенного угрожающего остроумия намека налепил на пластиковую фусума своего кабинета-выгородки. Снаружи. У Андрея Владленыча с владельцами «Банзая» были какие-то свои, неведомые Вадиму варки. Да и не только у Владленыча — у всей Семьи. Во всяком случае, именно в «Банзай» приглашала обложку Ладу доставленная Вадимом мелованная картонка. Он даже разглядел дату и время, когда похмельная Лада, мельком глянув и скривившись, кинула картонку на стол: 29 декабря, 20.00. Вадим тогда злобно порадовался полному отсутствию фантазии у сильных и толстых: уж если в моде ориентальное, то под Восток заделаем все — от любимой жральни до квартиры любовницы. Тоже мне, Цитрон-сан… По-прежнему не зажигая света, он подошел к окну. Покинутая до скончания новогодних празднеств стройплощадка лежала внизу, на месте свежеснесенного флигелька: их корпус готовились соединить с главным REXовским зданием зеркальной галереей. Фундамент пророс метровыми побегами вечноржавой арматуры. В перпендикулярном главном здании не горело ни одно окно. Казенный люд из Министерства благосостояния прилежней — в тылу особняка напротив желтел цельный этаж. Фонарь на углу уточнял в скобках, что снова пошел снег. Остатки третьего за этот вечер пива снизошли в нарочито измятую, снабженную польской надписью Nikdo neni dokonaly керамическую кружку. Смысл надписи не был до конца прояснен: не то «как же вы меня доконали», не то «вам меня не доконать». В любом случае кружка была лузером, непонятно только, отчаявшимся или, напротив, упорствующим. Вадим примерился сунуть опорожненную «зелту» в мусорник, но вовремя спохватился. По строжайшим конторским правилам любое появление любого алкоголя на рабочем месте каралось жесточайшими штрафами, и даже пустая тара могла стать уликой и поводом. Тем более — он расписался за неурочно взятый на проходной ключ. Бутылка помедлила и отправилась в карман куртки. Вадим пощупал губами опадающую с шепотом пену, прошелся по ковролину, перешагивая через бледные фонарные блики, тени наоборот. Обесточенные компьютеры, ксероксы, факсы, сканеры, принтеры лежали садом камней. Чей-то амбициозный стул выкатился в центр помещения. Такой пресс-рум — безлюдный, беззвучный, — Вадим видел впервые. В руме привычном, дневном, в перекрестно просматриваемом храме соборных энергий банковского пи-ара, — ты мог быть лишь социальной версией себя. В таком — чем угодно. Мог сделать что-нибудь неправильное. Предосудительное. Например (Вадим отхлебнул), выпить пива. Или (Вадим сел на стол) сесть на стол. Или выказать (он выказал) двери кабинета гражданина Очкастого начальника средний палец. Или даже… Вадим спрыгнул на пол, выдвинул ящик чьего-то — олежекова — стола, пошарил наугад. Пачка тонких немужских «More» обнаружилась в дальнем углу. Простейший пластмассовый «крикет» — еще через ячейку. А вот вам, с удовольствием подумал Вадим, затягиваясь. Две мысли прожгли его одновременно: о пожарной сигнализации, реагирующей на дым, — и о вечернем обходе охраны, могущей дым унюхать. Он судорожно затушил сигарету о ножку стула. Ну ладно. Предположим. Зато… Он врубил свой комп. Подождал, пока тот отжужжит, отпищит, отвякает, затеплит монитор. Явит сине-белую сетку «нортон коммандера». Нагло, пижонисто, не оглядываясь вокруг, выбрал курсором LAYOUTTT, WORDOUT — и так до WORDART'а. Закинул ноги на стол. Принялся лениво листать, благодушно кивая чуть смягченным полутора без малого литрами нецензурным черным литерам на голубом фоне. «…А всякий, кто мешает нам жить, должен понимать, что переполняет чашу пролетарского терпения. И раньше ли, позже ли будет а) схвачен б) отхуячен в) выебан г) высушен. Это аксиома. Это непреложная истина. Это константа, альфа, омега и хуй еще знает что. А он, если знает, то ничего не скажет. Он неразговорчивый, хуй-то. Он предпочитает не пиздеть (он же хуй, а не пизда, не правда ли?), а делать. Аминь.» Скоро мочевой пузырь тоже тоже дал понять, что полтора без малого — не шутка. Вадим нехотя снял ноги со столешницы и отправился в сортир. Или, как неизменно определял охранник Гимнюк, гальюн. В коридоре махнул рукой Виталику из компьютерного, бережно бинтовавшему на лестнице шею пушистым шарфом. Отлив, Вадим инсценировал перед сортирным зеркалом пару беспощадных хуков в челюсть. Завершил схватку сокрушительным опперкутом. Продолжая — сам себе рефери — отсчет, вернулся в темный пресс-рум. Он успел сделать несколько шагов к своей ячейке, когда заметил на перегородке тень головы, очерченную светящимся монитором. ЕГО монитором. Вадим машинально сделал еще шаг, и сидящий обернулся на вращающемся стуле.
    «Наш ответ Очкастому.
    Ага, сука, проняло? Затряслись твои гаденькие потненькие ручки, испятнанные кровью, выпитой у честных трудяг, то есть нас? Задрожал поганенький, мерзенький, тоненький буржуазный голосок?! Ссышь, падаль?!!!! Правильно ссышь! ШТЫК — вот твое место!!!! КОЛ!!! В АСФАЛЬТ! В АСФАЛЬТ! В АСФАЛЬТ! Вот куда!!! В недра мартеновских печей! Понял, падла?! Тех самых печей, у которых гибнут за гроши обворованные тобой пролетарии, сука!!! Что, мелкий прислужник крупных акул капитала?! Что, cытенький пухлый недобиток, вороватый пидорас, лишенный стыда и совести наглый похуист?! Мало тебе жрать буржуйское говно, так и меня, честного русского трудового пацана, приохотить желаешь?! МР-Р-Р-Р-Р-РАЗЬ!!!!
    Пиздец тебе, Очкастый. Скорый, жестокий, беспощадный, железный пролетарский пиздец.
    Все.»
    — Нет, Вадик, — Очкастый улыбнулся с беспредельной проникновенностью, — это ТЕБЕ пиздец.
    Еб твою, ты же в клубе… Сокрушительный опперкут наконец нашел Вадима, отозвался ватным гулом в ушах, кратковременной дезориентацией… какого ж хера?
    — Ты, мудак, наверное, думаешь, что я тебя просто уволю? — участливо предположил Андрей Владленович и отрицательно помотал головой. — Не-ет. Хуюшки. Я тебя, Вадимчик, сотру. Размажу. С говном смешаю. — с каждой фразой он улыбался все шире, все радушнее. — Тебе, Вадимушка, в этом городе… в этой стране… в этом, блядь, мире! — он резко и неожиданно двинул локтем в протестующе хрюкнувший короб процессора, — нигде больше не работать. Ни-кем, понял? Тебя, Вадичка, толчки мыть не возьмут. Даже языком вылизывать.
    Очкастый был явственно поддат. Не сильно. На уровне легкой избыточности жестов и интонаций.
    — Ты что же думал, говнюк, — откинутый на стуле Очкастый покачал вострым ботиночным носком, — никто не узнает, да? Никто никогда не найдет? — Андрей Владленович даже руками развел. Из-под распахнувшегося полсмитовского пальто сверкнул галстук. По золоту бежали чернильно-синие скарабеи. Почему-то именно в них прочно увяз вадимов взгляд. — Ка-азе-е-ел!… Ну казе-е-ел! Ты же мелкий поц! — Очкастый рывком подался вперед и вертанул пальцами перед лицом — будто лампочку из патрона вывинчивал. — Ты же тля! Вошь подзалупная!
    В первый момент на Вадима навалилось тупая, вязкая заторможенность. Только в голове бешено и вразнобой вращалось с истошным звоном: что будет? что он будет делать? я попал, да? насколько круто я попал? И в тот самый миг, когда мельтешащие колесики разом встали, выбросив: попал! круто попал! очень круто! с концами! — внутри, в глубине потянуло зудящим, сосущим сквознячком. Вязкость тут же вытекла, а от низа живота стал быстро расти уровень болезненного подрагивающего предвкушения.
    — Ты ж мне завидуешь, муденыш. Ты ж сам ни хуя не умеешь, ни-ху-я! Что б ты без меня делал? Это ж я тебя сюда взял. Ты ж из моей миски хлебал. А потом гадил туда. Потихо-онечку. Потому что мне ты, холуек, ничего сказать не смел. Боялся. Ссал. Ты ж сидел тут, в норке своей вонючей, и дрочил, дрочил в кулачок. Наяривал. Онанист хуев. Щенок. Сопляк…
    Это было как перед оргазмом. Каждое все более ликующее, все более взахлеб слово Очкастого закручивало в Вадиме еще на один оборот некую пружину.
    — …Тряпка. Ничто-о-ожество. Подстилка…
    Еще, еще. Еще.
    — …Недоносок. Обсосок. Слизь!…
    Пружина лопнула. Что-то разъялось. Не ощущая, не сдерживая и не контролируя, Вадим почти наугад протянул руку, ухватил за изогнутую рептильную шею бронзового патинированного Мурзиллу Рекс, с немалым, но нечувствительным усилием поднял — и с размаху врезал круглым, как у штанги, блином постамента Андрею Владленовичу сбоку в висок.

7

    Как он стоял-то? Так? Мордой? Нет. Верно. Боком чуть-чуть. Вот… Погоди. Каким боком? Этим? Нет. Правым. Так? Вадим вертел Мурзиллу на подставке-тумбочке, пытаясь точно воспроизвести первоначальный ракурс. Это было важно. Важнее всего. Андрей Владленович лежал перед его столом, чуть на боку, обиженно уткнув лицо в пол. Вадиму был виден только затылок. Вострые носы ботинок особенно глупо, под неудобным углом торчали в стороны. Что с ним может быть? Вырубился? Или? Вадим понимал, что надо приблизиться, нагнуться, попробовать пульс: запястье там, сонную артерию… Не получалось. Тронул ногу с места — в обратную сторону. Отпятился к выключателю. Шлепнул. Залп десятков белых трубок холодного накаливания оглушил, как сирена. Вадим тут же погасил свет. Перестал видеть хоть что-то: мерцающая ряска… Помедлив, включил опять. Вернулся к своей ячейке — и стал стеклянный, оловянный, деревянный: на мониторе, на клавиатуре, на полированной карей столешнице, на деловитых, распираемых цифирью распечатках радостно блестели яркие темно-красные полосы. Две энергичные параллели с краю экрана сердито, словно училка лит-ры, перечеркнули неприличное слово МР-Р-Р-Р-Р-РАЗЬ. Из-под головы Владленовича, как из-за нижнего среза карты мира, на истоптанный ковролин осмотрительно выбралась толстенькая лакированная Антарктида. Двойное «н», досаднное исключеннние, директивнннная неправильннннность продолжала вибрировать в Вадиме, вытрясая все.
    Он присел на корточки. Нерешительно потрогал кожаное плечо, будто собираясь сказать: хватит, хорош стебаться, вставай. Попытался перевернуть лежащего. Не тут-то было (вторично бегущей строкой метнулось чумное предположение, что Воронин просто валяет дурака). Вадим напрягся, перевалил неправдоподобно тяжелое, какое-то рыхлое тело на спину. Пьяно мотнувшаяся голова глянула на него пьяным же отсутствующим взглядом. Опрятная лужица размазалась, сделавшись грязью и оказавшись катастрофически обильной. Так почти допитая чашка кофе, будучи опрокинута, умудряется целиком покрыть коричневой жидкостью твой столик, густо обрызгать сопредельные и непоправимо запятнать соседей по комильфотной кофейне. Вся левая половина лица Андрея Владленовича мокро лоснилась бордовым, щека, подбородок. На висок его Вадим тщательно не смотрел, но, однако же, точно знал, какая там обширная, до уха, чертовски неприятная вдавленность, и cколь безнадежно нарушена и перепачкана модельная стрижка. Что-то еще тут было в корне неправильно — только время спустя Вадим понял, что именно: на Очкастом нет очков. Топорща матово-металлические дужки, они пристроились рядом на полу. Вадим машинально подобрал. Медленно, словно готовясь встретить ледяное окоченение или липкую подгнилость, он протянул руку и прикоснулся к горлу начальника. Горло было теплым, мягким, прощупывался клинышек кадыка. Вадим плотно обнял Воронина под подбородок развилкой большого и указательного пальцев, ища шевеление крови. Сжал. Чувствовались колкие точки невидимых сбритых волосков. Пульса не чувствовалось. Он жал, вдавливал руку в не желающую откликаться кожу, он ощущал под ее складками трубку гортани, пустоту вокруг, утолщения сбоку шеи, — и давил дальше, стискивал, душил. Он долго-долго ждал хоть самого жалкого, прерывистого сигнала — может быть, час. Или три. Тем дольше ждал, чем яснее видел. Начальник пресс-службы международного коммерческого банка REX Андрей Владленович Очкастый мертв, как полено. Следующей спонтанной, безотчетной реакцией Вадима был могучий императивный позыв срочно удрать. Он уже взялся за ручку двери, когда очень-очень ясно вспомнил свою роспись в разграфленной амбарной тетради на посту охраны — напротив номера пресс-рума и точного времени, когда взят ключ. Подпись под чистоcердечным признанием. Вадим застыл, соскочил рукой на торчащий изнутри в замке тот самый ключ — и быстро заперся два оборота. Тело. Тело как улика. Тело оставлять здесь нельзя.
    Он вернулся к своему компьютеру. Окропленный монитор терпеливо лучился. Вадим ткнул кнопку, пресек. На пластиковом прямоугольничке с овальным углублением и надписью power остался издевательски четкий красный отпечаток указательного пальца. Его правая кисть, которой он щупал пульс — тоже была в крови. Балансирование на грани окончательной потери контроля над собой. Гулкий, стремительный, мощный торнадо: основание гибкого столба в мошонке, широкая воронка между ушами — голова и правда кружилась… Страх. УЖАС. Ни единой связной мысли, гомонящая толкотня. Кровь. Кровь надо убрать (труп вынести). Чем убрать?! Ковролин, впиталось, ни за что не отмоешь, только специальным пылесосом какие-то запредельно дорогие пылесосы особые насадки паровые по ящику рекламируют ковры чистить не то! Труп — куда его деть? Куда ты его унесешь — он же тяжелый и неудобный как хрен знает что. И в юшке весь. И куда его деть? В сортир? В очко… Очкастого же наверняка видели: на вахте, на лестнице (Виталик! Виталик из компьютерного!), даже могли видеть, как он в пресс-рум… Пустое вечернее предпраздничное здание внезапно оказалось просто-таки фаршировано народом. Охранники, засидевшиеся клерки, уборщицы кишели, мельтешили, роились по банку — бдительные, специально натасканные на коллег, желающих избавиться от изуродованных трупов злодейски убиенных шефов… Куда его деть? Засунуть в угол потемнее: ведать ничего не ведаю, поскользнулся, упал, головку зашиб… Пьяный был. Бред, бред. Все здание перетряхнут, наизнанку вывернут. Обнаружат следы крови (ковролин!). Кто был в пресс-руме вчера вечером? Аплетаев, вот, пожалуйста, сам расписался. Без толку. Все без толку, кердык тебе, Вадимушка. Абсолютное безволие накатило, беспомощность, усталость. Забиться, захныкать — делайте со мной что хотите, да, я во всем виноват, я убил, ломанул вот ящеркой по жбану… Дадут даже если за непредумышленное, лет не меньше пяти-восьми. Зона, зэки, прописка, опускание, петухи. Ржавые ножи пенитенциарной мясорубки. Из здания, равнодушно и безапелляционно сказали ему. Тело обязательно надо вынести из здания. Подальше, чтоб никто не подумал, что Воронина в банке убили. Лучше — чтоб вообще никогда не обнаружили. Увезти, утопить, закопать. А если кто-то сейчас захочет зайти в пресс-рум? Мало ли, приспичило. Приспичило же Очкастому. Заперто, свет. Второй ключ у охраны… Херня, думай спокойно! Повсюду камеры — банк же, секреты, тайна вклада… Как увезти? На его же «понтиаке»? (Хоть шофера бери… А то что, не пить на первой…) Шофер? Ждет?! Спокойно!! Обыскать. Если ключи от машины при нем — приехал сам. Вадим остервенело вытер пальцы факсом из Департамента госдоходов (хотел кинуть в мусорник — кровь! — куда? — фак! — сунул в карман). Руки тряслись, как с дикого бодуна. Стараясь не влезть в маркую гуашь, стал шарить по трупу. Гражданин начальник смотрел сквозь, презрительно, не замечая. Левый карман пальто пуст — скользкая подкладка. Правая пола загнулась под — чтобы залезть в другой карман, тело пришлось перевернуть обратно. Очкастый тюкнулся мордой в собственную кровь, как бухарь в собственную блевотину (возня с отдуплившимся Владленовичем и впрямь все время напоминала Вадиму брезгливую заботу о приятеле, набравшемся до состояния готовальни). Вот! Ключи. Автомобильные. Я ж водить не умею… Херня. Разберемся: снять с ручника, нажать сцепление, повернуть зажигание, первая скорость, влево и вперед, так? Как дотащить труп до машины? Через коридоры, мимо внутренних камер, мимо вахты, через главный вход, мимо внешних камер… В окно! Внизу — стройплощадка. Камер нет. Загнать на стройплощадку «понтиак», засунуть труп, увезти, избавиться. Ага. Четвертый этаж. Восемьдесят кило. Ша-арах! И брызги во все стороны. И заметят, как я его через подоконник: министерство напротив, слева — главная резиденция REXа. Он вдруг понял, что на виду. В освещенном незашторенном помещении. Подскочил к окну, путаясь в лихорадочных пальцах, свел гнусно-розоватые будуарные жалюзи. В министерстве осталась пара-тройка огней, зато один зажегся слева. Где стоит машина? На банковской стоянке? Как объяснить, c чего это вдруг Аплетаев решил покататься на «понтиаке» начальника? Думай, жопа, думай — головой назначу! Камеры… В их здании, где помещалась пресс— и аналогичные мелкие вспомогательные службы, не занимающиеся впрямую денежными операциями, внутренних камер, кажется, нет. Есть на лестнице. У главного входа — внутри и снаружи. По периметру. Стройплощадка. Да. Все-таки стройплощадка, наверное, единственное не отслеживаемое место. То есть, конечно, камеры стоят на углу их корпуса и на углу перпендикулярного. Но под самой стеной должна быть «мертвая зона». Наверное. Разумеется, пристального внимания на организацию охранной системы Вадим никогда не обращал. Ладно, допустим, там его действительно не запасут. Но как отнести труп? По частям… три ха-ха. Тридцать три. Вадим представил, как, от макушки до пят изгваздавшись, перепиливает начальственную ляжку ножичком для бумаг, — и действительно истерически хихикнул. Как раз вся ночь уйдет. На одну ляжку. Вот приколются коллеги с утра: сидит посреди сплошь окровавленного офиса Аплетаев, в руках — нога шефа. Ноги в руки. «Ваши ноги в наших руках» — рекламный слоган обувного магазина… Думай!!! Ни хрена не получалось думать. По черной лестнице… К черному ходу. Не иначе заперт и тоже камера. Какие еще выходы из здания есть? Окна, двери? Бывшая дверь в бывший флигель? Через вестибюль, гарды, камера… Еще. А? Стоп. Имелась же еще одна… Где? Через… кухню? Вадим зажмурился, вспоминая планировку. Точно. Как раз на спасительную площадку. Что с ней? Заколочена? Замурована? Пожалуй, заколочена. Заколотили — расколотим… Может, проканает. Может. А может — прямо в коридоре на кто-нибудь напорюсь, пока буду тащить. А может — все-таки стоит тут какая незамеченная камера. Или на стройке. А может — черная лестница заперта (сто процентов заперта). А может — машина Очкастого на стоянке, откуда ее не отгонишь без внятного объяснения, а какое может быть тут к дьяволу внятное объяснение? Все равно — как Воронин заходил в банк, видели, как выходил — нет… Кровь!… Рецидив обезволивающей паники — острый, но недолгий. Не отделаться от ощущения, что все твои логические выкладки — полная смехотворная бня и что даже если ты будешь действовать, как тебе кажется, разумно — тебя все равно тут же зажопят и повяжут. Какая-нибудь мелочь, жалкая, глупая, но принципиальная. Мелочь, на которой ты обязательно, с гарантией, проколешься… Совершенно точно зная, что снаружи уже толпятся гарды, менты, Пыльный с Цитроном — все при оружии и наручниках, готовые хватать и крутить, Вадим вышел в коридор. Тут же запер за собой. Пусто. Совершенно пусто. Он принялся искать камеры. Одна и в самом деле была на лестничной площадке — метила объективом в лобешник. И все. Вадим спустился на пролет, подошел к окну — и сразу увидел «понтиак». Лимонный, расплющенный, заметный — тот мерз как раз напротив простреливаемого камерами главного входа. Похоже, Очкастый намеревался заскочить на работу совсем ненадолго… — Это ты в день зарплаты у кассы говорить будешь! — громко произнес внизу неопознанный голос. Вадим мгновенно взлетел по ступеням, шарахнулся в коридор. Но никто так и не появился. Тогда он двинулся к черной лестнице. Шесть шагов от пресс-рума. Прямой поворот. Еще десять шагов до курилки. В курилке даже свет не горит. Пусть и дальше не горит — Вадим почти вслепую выявил дверь. Ну конечно. Закрыто. Он бессмысленно подергал. Дверь была хлипенькая, несерьезная. Что логично — ежели пожар, чтоб долго не возиться. А если труп надо вынести?… Вадим примерился и врезал ногой под ручку. Ахнуло на весь банк — он аж присел. Похуй. Пустой этаж. Дверь, однако, и не подумала покорно распахиваться. Видимо, он был неважный Чак Норрис. Неубедительный. Он лягнул еще раз. Еще — куда сильнее. Боль отдалась до колена. Но в замке, вроде, треснуло. Вадим отошел на шаг и ударил плечом. Всем телом. Сильнее!! Больно! Cильнее!!! — показалось, он раздробил к херам собачьим пару костей — но дверь с мерзким хрястом отошла от косяка. Внутри — точно такая же темнота. Он аккуратно прикрыл: все как было… Бегом, догоняя захлебывающийся фатальными вероятностями хронометр, возвратился в пресс-рум. Так. Думай. Тело. Голова. Кровь. Голову необходимо чем-нибудь замотать. Чем-нибудь непромокаемым. Целлофан. Пакет. Что бывает проще и вездесущее целлофанового пакета? Вадим принялся рыскать по столам, по ящикам столов. Бумаги, аудиокассеты, журналы, сигареты, видеокассеты — мать, почему ни у кого нет обычного целлофанового пакета?!! Кретин. Мусорник. Мать… Он вытряхнул из первого попавшегося ведра скомканную бумагу, вынул черный шелестящий мешок, которым оно было выстлано. Тонкий, слишком тонкий, порвется… Еще один. И еще. Он покидал мусор обратно, затолкал ведра под столы. Очкастого в очередной раз надо было переворачивать. Пакостная жижа потемнела и загустела, стала бурой и сальной, как машинное масло. Глаза ему закрыть, что ли? На хрена, если всяко в пакет? Нескольких секунд хватило, чтобы измазаться. Безнадежно, по уши, по яйца. Кое-как Вадим натянул мешок Воронину на голову. Левый висок отвратительно промялся под пальцами. Мешок был гораздо больше головы, болтался. Второй сверху. И третий. Обязательно сползут. Чем-то подвязать. Он хотел было оторвать провод от ближайшего компьютера, но вовремя остановился. Веревка, веревка… Еще одна заморочка. Где взять в офисе веревку? Галстук. Золотой шелковый галстук со скарабеями. Черт. Он задрал мешки, полез под остроугольный оксфордский воротничок. Жирные фаланги оскальзывались на извивающемся шелке. Узел сложный, м-морской, блядь, ничего в простоте, галстук и то!… Он дернул, затылок Андрея Владленовича глухо пристукнул об пол. Вадим поднял руки, подул на них. Сейчас. Вдохнул, выдохнул. Двумя пальцами оттянул от кофейного горла тесно спеленутый галстучный бутончик. Ногтями заклещил какой-то лепесток, мелкими щипками, будто вытаскивая занозу, растянул, разболтал, растряс. Есть. Вадим выдрал из-под начальника жеваную удавку, поглубже напялил хрустнувшие фольгой пакеты и туго, в три витка обмотал золотом и скарабеями шею Очкастого. Накрепко завязал. Резко встал — и шатнулся: все вокруг поддернули, сместили на сантиметр. В уши ссыпалась быстрая струйка шороха. Вадим цапнул очередную распечатку, заскреб кисти. В карман. Тронул поролоновое запястье Очкастого, локоть… нет. Попытался подхватить сзади под мышки. Поволок. Воронин был как мешок камней. Как гроздь мешков — весь разваливался, разбросал конечности. Черная пластиковая округлость туповато тыкалась в вадимов живот. Пальто, многослойные одежи неловко расползались кожурой раскисшего банана. Что-то маленькое отскочило — перламутровая таблетка. Вадим выпустил Очкастого, присвоил пуговицу. Нет. Так не пойдет. Он замученно огляделся. Стул. Крутящийся офисный стул. На роликах. Вадим подкатил легкую серую конструкцию, с натугой взгромоздил Андрея Владленовича, попробовал усадить. Тот, упрямо мотнув пакетами, немедля пополз набок. Вадим поймал, шипя вполголоса, приспособился, перекантовал труп брюхом на спинку. Овальная лопасть уперлась в диафрагму, крякнула под весом, возжаждала опрокинуться. Он придавил сиденье коленом. Свесив пакши, растопырив ноги, чертя по ковролину жесткими носами мягких шузов, заботливо придерживаемый подчиненным Очкастый споро поехал в последний путь. Вадим уткнул его предполагаемым лбом в дверной косяк, осторожно отнял ладони, выглянул. Никого. Цокнув колесиками о металлический плоский порожек, стул выкатился в большой мир. Заартачился, повихлял — но в итоге смирился с навязанным направлением. Раз, два, пять, поворот. Напрягшийся стул выкручивается, падла. Хуй тебе. Десять шагов до курилки. Сейчас. Сейчас кто-то вывернет навстречу. Курилка. Стул вздрогнул о высокий порог, взбрыкнул крестовиной — и с шумом вывалил трупак на гигиеничные плитки. Вадим скрюченно, не разбирая, впился в оранжевую шкуру, в полотняную, льняную, хлопчатобумажную мякоть, лезущую изнутри, — и конвульсивным броском выложил Очкастого на заглаженный бетон черной лестницы. Притворил выбитую створку. Назад, подцепив стул. Открытый пресс-рум — как дырень в собственном животе. Влетел, щелкнул замком. Прислонился. Бух. Бух! Бух!! Бух!!! Замызганный вещдок десять дробь пятнадцать метров. Вадим сгреб со своего стола блеклый длинный серпантин остатних факсов, аккуратно отмазал монитор. Клаву. Столешницу. Процессор! Зыбкий штрих-код папиллярных линий на power'е. Он клюнул кнопку бумажным уголком, «пентак» послушно ожил, заcтрекотал, сморгнул экраном. Неиспачканной костяшкой мизинца Вадим с ненавистью вырубил. Так. Теперь… главное. Он упал на колени, завозил факсом по черной сгущенке, подсохшей подливе. Грубый прогорклый дух сразу, минуя ноздри, налип на лобные доли. Распечатки вмиг обратились в ком коричневой дряни. Куда его? В мусорник? Нет. В карман? Не отмоешь потом… В унитаз? Забьет. Изорвать? Время. Сжечь? Дым… Нестерпимо зачесался, засвербил нос, Вадим потянулся, отдернул изгаженную руку, яростно потерся о локтевой сгиб. Спрятать! Запирающийся, никогда не запиравшийся им ящик стола. Вадим выдвинул, запихнул, задвинул. Пятно на полу никуда не делось, раскорячилось только. Чем еще… Вадим смел с соседнего стола тонколистый попсовый журналец «Вот так!». Рыбоглазый секс-символ одной шестой суши Путин Владимир Владимирович, бандерша постсоветской эстрады Пугачева Алла Борисовна, золотой голос России Николай Басков добросовестно ерзали высокорейтинговыми фейсами по протекшему содержимому Очкастого. Вадим употребил Киркорова, Агутина, Моисеева, Варум, Ричарда Гира, Бритни Спирз, ментов, убойную силу, остановку по требованию и последнюю тайну египетских фараонов, когда понял, что большего не добьется. Всю липкость, маркость, жирность он устранил, но сырая темная амеба сантиметров сорока в диаметре изведению не поддавалась. Она не вызывала особых ассоциаций с кровью. Но внимание привлечь могла. Привлечет. Непременно привлечет. Журнальные потроха отправились вслед за факсами. Вадим замкнул ящик. На ключе осталось. В карман. Там уже. Тоже в. В ящик! Пустая пивная бутылка — туда же… На запор. Спокойно!!! Руки… Пятно. Сначала пятно. Чем-то закрыть. Мурзиллиной подставкой? Заметят — слишком далеко… А! Он хотел схватиться, вспомнил про руки, оббежал стол, ногой, пыхтя, выпинал не крепящуюся к столешнице тумбу немного вперед. Оценивающе замерев, защемил предплечьями и водрузил на получившийся уступ нарочито измятую снабженную польской надписью кружку. Вам меня не доконать. Скверно, скверно, паршиво! За неимением лучшего… Куртку пришлось брать за воротник зубами. Свет тушить локтем. Ключ от рума тоже, вестимо, изговнился, но теперь — пофиг. В сортире он выплюнул прямо на кафель солоноватую китайскую плащевку, до отказа вывернул синий и красный. Вылил на ладонь столько жидкого мыла, что спермовидный шампунец щедро обспускал пол. Кровь отмывалась хреново, словно въелась в кожу: Вадим как заведенный добавлял и добавлял мыла — пока в раковине до краев не вспухла легкая, пупырчатая, напоминающая кислородный коктейль, которым его когда-то потчивали в детском санатории, подушка. Пена перла даже из отверстия под краном — сток ее не принимал, что ли. От смытого с вадимовых ладоней она приобрела нежно-алый цвет… Он таки их отдраил. И оба ключа: от комнаты и ящика. Только финальные жертвы руководящих лейкоцитов: ребристые металлические набалдашники с вензелями Ottove Meloda да белую настенную коробочку-мыльницу с оттиском KATRIN — не успел. Дверь слева с решительным звуком распахнулась, едва не задев Вадима, и впустила в туалет полузнакомого объемистого краснолицего дядька. Банковского электрика, или сантехника, или что-то в этом же вспомогательном роде. Гошу/Жору/Пашу/Кешу…
    — Ты-то че здесь ловишь? На работе горим? — неодобрительно-равнодушно осведомился Гоша/Кеша и, не ожидая ответа, с пыхтением приподняв пузо, расстегиваясь на ходу, пристроился к писсуару.
    — А, — единый каменный спазм спер тело и разум. Крашеная пена и не думала оседать. Вот-вот он отжурчит, стряхнет, застегнется, захочет сполоснуть грабли… Вадим так и стоял, сгорбившись, механически водя кистями под струей. — Руки мою. Вот-вот.
    Электрик Паша отжурчал. Стряхнул. Застегнулся. Пернул. Покосился на валяющуюся куртку. И, минуя раковину, молча покинул сортир.
    На середине ладони плотная гладкошерстность собравшихся гармошкой носков сменялась редкой жесткой волосатостью костлявых щиколоток. Дейстовать требовалось рывками: пальто, пиджак, рубашка, все прочее, завернувшись назад, вязко стелилось по умножающимся пролетам. Воздетые — сдаюсь! — верхние конечности шкрябали о стойки перил. Четыре этажа. Восемьдесят восемь ступеней, если по стандарту. 88. Две восьмерки. Две поставленных на попа бескончености. Вадим буксировал Очкастого за ноги, беспрестанно оглядываясь. Полиэтиленовый черный пузырь с плюхающим шуршанием считал ступени. Вадим даже подумать боялся, ЧТО там — в пузыре. В пятом классе они с пацанами наполнили гондон из-под крана и пустили по школьной лестнице. Гипертрофированная мутно-прозрачная ртутная капля готовно пробулькала до первой площадки, а вот там, явив норов, прыгнула вбок — и сорвалась прицельно под ноги директрисе Людмиле Петровне. Фонтан. Петергоф. В тот раз они успели слинять. Пуфф. Шух. Светлые очкастые подошвы похожи на стертые паркетины. Очередная площадка, в углу — огнетушитель. По нему следует выстрелить, он с жутким грохотом взорвется, открывая тайник или дополнительный проход. Пуфф-шух. Пуффшух. Вадим не сразу понял, что лестница кончилась. Первый этаж. Выход налево, наружу. Наверняка и сигнализация, и освещено, и внешняя камера. Направо — внутрь. В помещения банковского кафеюшника… Каблуки Андрея Владленовича гусарски клацнули о бетон. Вадим попробовал: створка была не прочнее, чем уже высаженная им. Одна херня: открывалась она тоже — ВНУТРЬ.
    Не выбить.
    Выломать. Чем? Чем?!
    Неизвестно, сколько проторчал он на темной площадке, пытаясь что-то сообразить. Ничего не сообразив. Ни на что не надеясь. Спустился еще ниже — в подвал.
    Внутренняя дверь, естественно, и тут была закрыта — но в просторном предбаннике свалили едва различимый в рикошетах задутых через подпотолочные щели-оконца фонарей всякоразный строительно-ремонтный хлам. Высокий баллон с манометрами на рогатой тележке — сварочный? Доски. Железо. Вадим долго гремел жестяными ошметками, обрезками труб, мотками проволоки. Рано или поздно — поздно! — ему должно было попасться что-то такое. Алюминиевая фомка, дверная ручка, суверенная от замка. Подобное — подобным… Он вклинил острый конец в дверную щель. Налег грудью. Слишком короткий рычаг. Морщась, Вадим стал бить, бить! бить!! бить!!! раскрытой ладонью, не обращая внимания на мозжащую, с каждым ударом все менее выносимую боль, на кровь, уже свою, на дрязгающее эхо. Дохлый номер.
    Он остановился слизать юшку — и тут нечто невообразимое взвилось, запрыгало, разлетелось, нечто гривуазно-легкомысленное, какой-то дикий канкан… Вадим отпрянул от двери, ошалело завертел башкой. Труба. Мобила. Взывающая из недр Очкастого в бетонную темень.
    Что делать? Вырубить? Чтоб я знал как… Да хрен с ней, пусть звонит. Абонент выбыл из зоны обслуживания. Во всех смыслах. Но, видать, кто-то очень вожделел Андрея Владленыча — телефон верещал и верещал. Заливалась кабарэшная мелодийка. По второму заходу. По третьему. Да заткнись ты, сука! Еще немного — и, похоже, Очкастому не останется ничего, кроме как с проклятиями вернуться на этот свет — благо недалеко ушел — и ответить… Заткнулся. Ну наконец-то… Вадим подождал чуть — и продолжил ломать. Новые звуки загромыхали по лестнице.
    Никак…
    Й-йессс!
    Зальчик, куда прорвались задыхающийся Вадим с бездыханным шефом, оказался неким подобием тамбура на задах ежедневно посещаемого обоими ведомственного кафе. Хоть глаз выколи. Очкастый покинуто притулился к неопределенным ящикам. Руками по стенам. Правая страшно саднит и сочится. По барабану. Шкаф. Железный. Нет — висячий шкафчик. Проем… Проемов нашлось целых три. Два закрыты — а один даже распахнут. Это было совершенно невероятно — не могло так повезти. Но вот поди ж ты. Кухня.
    Видимость благодаря окнам, пусть и зарешеченным, — не в пример. Столы, плиты, шкафы. Если он хоть что-то помнит, ход в снесенную пристройку — в дальнем конце, кухня сообщалась с ее аналогичной хозизнанкой. Но то ли Вадим помнил плохо, то ли неуемные повара успели произвести перестановку — в искомом углу воздвигся громадный, в полтора роста (и столько же — в ширину), даже на вид неподъемный, недвижимый, непоколебимый холодильник. Холодилище. Холодильникус рекс. У-упс…
    Вадим повлек на себя опечатанную безликим календарем дверцу. Прокомпостированные дуплетом кругляши, треугольные хрящеватые уши, хвостики-спиральки, бусинки, вытаращенные тебе в харю в дауническом счастье. Консервированная ветчина ТРИ ПОРОСЕНКА. Боевая фаланга жестяных банок щетинилась безумновато-радостными рыльцами с полки точно на уровне переносья. Вадим изымал и выставлял ветчину, паприку в томате, молодую кукурузу, маринованные огурчики, сайру бланшированную, лучший зеленый горошек Бондюэль. Одинаковое, конвейерное действие анестезировало. Изъял. Выставил.
    Облегчил.
    Почти в шутку подступился.
    Дурацкая вышла шутка. Не смешная.

    …На свете нет ничего невыполнимого — в этом Вадим убедился пару геологических эпох спустя, многажды исчерпав неведомым образом возобновляемый физический ресурс, порвав в себе все, что может порваться, хренову тучу раз осознав бесполезность своего запорного кряхтения. И обнаружив безучастно в какой-то момент, что долбаный рефрижератор отстоит от стены на полметра с лишним. И вот тогда Вадим убедился, что невыполнимое на свете, конечно же, есть. Нет, дверь наличествовала — как раз там, где он ожидал… Но она была не только заложена кирпичами — а еще и заштукатурена. Вадим завороженно повозил подушечками пальцев по сплошной самодовлеющей шершавости — будто подозревая, что под ней все-таки таится хилое дерево, путь к спасению, полная невиновность, здоровое законопослушание, жизненный успех, карьерные свершения, семейная гармония, почтительные дети, любящие внуки, сытая старость и смерть во сне… Потом просто сел под стенку и остался сидеть. Ресурс оказался обширным, но да, ограниченным. Еще пару раз спохватывался и разочарованно сникал в соседней галактике телефон Очкастого. Вадимово оцепенение было бессрочным и неподвижным — но отнюдь не безмысленным. Другое дело, что мысли, вразнобой, без соблюдения иерархии распределившиеся по слоям сознания и одновременно бродящие каждая в своем, ни за что в Вадиме не задевали и себя не навязывали. Среди прочих было отвлеченное рассуждение о том, что звонящий вхолостую сотовый телефон — это вовсе не невостребованный и в силу того лишающийся всякого смысла служебный технологичский объектец — а вполне самодостаточное существо. И его пустопорожние трели — сродни фальшивой расхожей мелодии, какую человек в хорошем настроении свистит себе под нос. Может, мобильник тоже в неплохом расположении духа. И задокументированная в анналах обстоятельная беседа с автоответчиком аппарата, стоящего на redial — чем не доказательство равноправия первой и второй природы?… А сильно поглубже из тревожной придонной мглы всплыла куда более предметная мысль, зубастая, реликтовая, как тираннозавр Мурзилла, мысль о круглом бронзовом ящерьем постаменте — о том, что его вытереть Вадим впопыхах забыл… За ней последовала длинная, еще более мрачная череда. Постепенно, порциями, синхронизируясь с разгоранием в руке, до Вадима доходил идиотизм всего, что он сделал и намеревался сделать. На что он, скажем, рассчитывал, ломая двери одну за другой — что никто не проследит его маршрут? И насколько всерьез он полагал, что из здания как бы то ни было банка, большого охраняемого банка можно незаметно вынести несподручную кладь эдакого размера? А также что никто, включая две как минимум камеры по периметру, не засечет, как вламывается на стройку «понтиак»? Управлять которым, кстати, Вадим и вовсе вряд ли сумеет. И каков у него шанс — хотя бы и облачившись в оранжевое пальто Очкастого, — пройти через коридоры, миновать вахту, не вызвать подозрений, заводя плейбойскую тачку на самом видном месте? И как в таком случае расценивать загадочное растворение Аплетаева в пресс-руме? Тупик был настолько глухим, что ни шаги, ни клекот близкого замка, ни вспыхнувший свет, ни даже зрелище охранника Сергея Гимнюка в милитарной форме и при уставном дубинале не вызывали у Вадима никаких эмоций. Ни малейших.

8

    Он был до странности мало похож сейчас на всегдашнего себя, этот неукоснительно и безукоризненно корректный и исполнительный охранник — если б Вадим был еще в состоянии удивляться, он, вероятно, удивился бы у себя на полу. Последовательная трансформация произошла с Сергеем Гимнюком при виде взломанной двери на черную лестницу; возмущенно отворотившего пакеты свои от творящегося безобразия горизонтального, изрядно расхристанного Андрея Владленовича; аннексировавших полкухни свиней, рыб, горошков, перцев, помидоров и кукуруз; утомленно привалившегося к стеночке под сдвинутым зачем-то суперхолодильником забывчивого сотрудника Аплетаева… — при виде, анализе, складывании фактов и получении единственно верного результата. Поначалу охранник Гимнюк сделался встревожен, совершил ряд хаотических перемещений из тамбура в кухню и обратно (шпанистое лицо его, очевидно, даже помимо воли обладателя приобрело естественное для себя выражение класса «а ты че?»), побуксовал в банках, сконцентрировался на Вадиме, проницательно вперился, на глазах наливаясь праведной непримиримостью и решимостью быстро и точно отправить профессиональную функцию. Начал уже и отправлять, произвел необходимое предварительное действие — лапнул уоки-токи… Когда вдруг, словно стряхивая наваждение и отказываясь верить в подобную чепуху, действительно чуть дернул шеей — и неуверенно улыбнулся. Зенки Гимнюка, утратив невменяемую тусклость старой латуни, блеснули всамделишним аргентумом девятисотой пробы.
    — Это, — едва слышно, боясь спугнуть зазевавшееся счастье, он сделал головой движение в сторону тамбура, — ты его?…
    Антеннка рации почесала прыщ на крыле охранникова носа, поколебалась, прицелилась в холодильник:
    — Ты че — туда его хотел?!
    То ли нелепость подобного предположения (как будто могущая скомпрометировать его даже на фоне опакеченного жмурика) заставила Вадима воспротестовать, то ли бессмысленность всякого молчания и запирательств была слишком очевидной, то ли кто-то внутри уже начал репетировать признание неизбежному всепонимающему следователю — но уже минут через пять Гимнюк более-менее вник в ситуацию. С каждой из этих минут он становился все возбужденнее, все острее блестел зенками, все энергичнее ласкал демократизатор — а в итоге в восхищенном обалдении протянул:
    — Ну ты попа-ал! Ну ты бля, кекс, попа-а-ал!…
    Гимнюк в этот момент смахивал на человека, который очень долго пытался втолковать окружающим нечто, по его мнению, самоочевидное, а от него отмахивались, снисходительно пренебрегали, игнорировали. И вот внезапно правота его убедительно продемонстрирована, неопровержимо доказана всем. И самое сладкое — слава, почести, признание, — только начинается… Гимнюк поискал, куда бы присесть, счел достойным краешек разделочного стола и примостился бочком. Похоже было, что ему страшно хочется закурить толстую гаванскую сигару, пригубить рюмку многолетнего коньяку и скрестить руки на груди.
    — Ты, ваще, сечешь, что это чисто умышленное? — поинтересовался он воспитательским, сожалеюще-осуждающим тоном. — Что это чисто десятка? А может, и пятнарик? — он кратко прислушался к себе и подтвердил: — Точно пятнаха. Сто пудов. Тебе — по полной впаяют. На всю катушку. Тебе еще с отягчающими оформят. Ты, ваще, рубишь, кто Воронин — Самому? Он же на дочке его женат! Сам свои ментовские связи напряжет — и ты по максимуму мотать пойдешь! Но ты не парься. Тебе весь срок все равно зону не топтать. Потому что Сам свои бандитские связи напряжет — и тебя там по-быстрому на хуй зачморят. С тобой в первый же день знаешь что сделают? В капэзэ еще? Тебя, бля, так пропишут! Отпидарасят тебя. Отпетушат. В жопу выебут. Всасываешь? Ты в курсе, что такое «парафин»? Это когда тебе болтом по губам проведут — и после этого ты будешь по жизни опущенный. По жизни петух. После этого тебя все кому не лень ебать будут. Каждый день. И пиздить. Тебя так будут пиздить!… — он, не находя слов, потрясенно закатил глаза. — Вот я служил. Я видел, как некоторых пиздят. Типа таких вот, — он повел подбородком в вадимову сторону. — Я знаю, как по-настоящему чморят. Как из человека говно делают. Полное говно. Это ты тут типа с понтами, типа там в банке работаешь, пресс-служба, хуе-мое. Типа умный там, слова всякие знаешь, в институтах учился. Баб ебешь… На флоте это всем глубоко по хуй. Там ты понты и институты свои вместе с соплями сожрал бы. Там бы ты сам бабой стал. Там бы тебя все ебали. Там бы из тебя сразу мясо сделали. Еще в учебке. Но это — на флоте. А тебе ведь не флот, тебе зона светит.
    Гимнюк замолчал, не считая, видимо, нужным добавлять что-то к последнему, и так говорящему все за себя, обжалованию не подлежащему подлежащему. Глубокомысленный взгляд его, минуя Вадима, ушел косо вниз, левая бровь поднялась и опустилась молотком аукциониста, рубящего: «продано!», губы сложились прокураторской складкой. Правая снова взялась за рацию и донесла ее примерно до подбородка.
    — Ну че, бля, — вернувшийся к Вадиму взор не лишен был фаталистической грусти, — с вещами на выход…
    Однако до рта коммуникационная коробочка так и не доползла. Будто бы озарение посетило вдруг охранника Гимнюка, будто бы ситуация повернулась к нему каким-то неожиданным и чрезвычайно любопытным боком. Он, прицениваясь, просканировал будущего парафина с ног до головы и опустил уоки-токи (не в том, конечно,окказиональном смысле опустил, что вкладывал в оный глагол обычно сам Гимнюк, а в общеупотребительном).
    — А хочешь прикол? — охранник подался вперед, опершись локтем о колено, уставился на Вадима исподлобья — и тот опять увидел сразу за светлыми радужками ледяную стену, — реальный прикол? Вот я — чисто если б мне надо было… Я ведь мог бы тебя отмазать. Че смотришь? В натуре мог бы. Как Воронин в здание заходил — я один видел. Федя, ну, напарник мой (это именно он, лысеющий незлобивый средних лет мужик выдавал Вадиму ключ, сочувственно хмыкая на вранье о неурочной работе), как раз в задней комнате сидел. А сейчас, — Гимнюк глянул на часы, — минут может через пятнадцать, он вообще свалит по-тихому. Где-то на полчаса. Стрела у него там какая-то… Просил не говорить, конечно, нам запрещено так с поста линять. Ну, вечер, праздники, все дела, кто будет проверять? А если что, я скажу, типа в гальюн вышел… Так если б я захотел, — Гимнюк, как во время препирательств на вахте, почти заискивающе не отрывался от вадимовых глаз, — я б мог сигнализацию отключить и ключ от черного хода тебе дать. Че, камеры? Это вообще хуйня. Я, — он для наглядности ткнул себя антенной в грудь, — знаю, как это делается. Камеры — они только на движение включаются. Я в этих делах разбираюсь. Все камеры на один диск пишут. Я на него без проблем залезть могу. Вот в главном здании, у них бабки хранятся — там такая система стоит, без трех кодов доступа хуй влезешь. А у нас — фуфло полное. Кому вас, козлов, сторожить надо… Так что я этого твоего Воронина просто стереть мог бы. Это сколько выходит, — Гимнюк, прищурившись, прикинул, — наружная у входа раз, внутренняя в холле два, на вашем ебаном этаже — три. Ну и черный ход, через который ты его грузить будешь… Как нехуй, — он пренебрежительно скривился, — втаптываешь?
    Развеселый элекронный канканец из-за угла был ему глумливым ответом. Гимнюк смешался, заозирался, соскочил со своего стола, выбежал в тамбур, испуганно сказал там «бля!» Но в кухню вернулся уже снова расправив преувеличенные г-ном Бирманисом плечи и сделав руки брутальным кренделем. Приблизился вплотную. Присел перед Вадимом на корточки.
    — Ты, ваще, понимаешь, что ты у меня — вот тут? — Гимнюк поводил под самым носом визави бледным кулаком с контрастно-румяными костяшками. — Что я тебя… с тобой… Ну вот че хочу — то и сделаю? Совсем че хочу? Я ведь если тебе скажу — все, гуляй, тока сначала на клык у меня возмешь! — ты ж возьмешь! Как миленький! Сосать будешь — и улыбаться, понял, нет? Че, не так? А? За шкуру свою? Понимаешь? Ви-ижу, понимаешь. Ты ж умный. Ты ж институты кончал, — Гимнюк поднялся и, не глядя на Вадима, прошелся по кухне, наподдал носком «Трех Поросят». Продолжил как бы про себя или в пространство: — Тока нахуя мне, чтоб ты у меня отсасывал? Я нормальный мужик, а не пидор голимый… — он еще немного поменжевался праздно, с притворным интересом озирая микроволновки, соковыжималки, автоматические мойки, вихревые печи, стеллажи посуды. Потом резко развернулся, шагнул к Вадиму, нагнулся, больно упер набалдашник тонфа ему снизу в подбородок, — так, что затылок собеседника приложился о штукатурку, — и напористо, долбяще, оскалясь и обдавая тепловатым запахом изо рта, заговорил: — Короче так, мудак. Слушай внимательно. Ты сейчас встанешь. Уберешь все это. Сдашь мне ключик от своего кабинета сраного. В тетрадке распишешься, и чтоб четко! Получишь — от черного хода. Выйдешь, тачку евоную заведешь, подгонишь. Если кто тебя заметит — меня не ебет, твоя проблема. Откроешь. Быстро. Подберешь этого козла. Че ты с ним дальше будешь делать — тоже твои парки. Ключ оставишь на кухне. Вот тут. Заметут тебя — мне похуй. На меня покатишь — я отмажусь. Ключ ты спиздил, записи все есть. А крошишь — потому что я тебя на вахте строил, все видели, у меня дядя спецреферент, мне поверят… Не заметут — считай, отмазался. Но вот тогда, — он вжал дубинку еще сильней, Вадим задохнулся, — тогда ты будешь делать все, что я тебе скажу. Все, понял? И попробуй только залупиться. Попробуй только кому-нибудь спиздануть…

    Нажать сцепление. Три педали, сцепление — крайняя слева. Снять с ручного тормоза. Обязательно снять, иначе движок накроется. Сигнализация! Сначала, перво-наперво, до того, как открыть дверцу — не забыть отрубить сигнализацию! Не хватало только, чтоб она завопила на всю Старушку. Вот брелок, — он шевелил в кармане потной рукой, перебирая ключи от «понтиака», — вот. Ладно. Сняли с ручника, повернули зажигание. Начинаем с первой скорости — влево и вперед… Вадим выглянул из-за угла. Торчит. Торчит, тварь, курит, вторую, что ли?! Арнольд, менеджер-рекламщик, — на него Вадим наткнулся, едва выйдя из дверей главного входа: тот стоял на ступеньках, в пиджаке, спиной к нему, руки в карманах, во рту сигарета. Лицом к «понтиаку». Шагах в восьми от того. В пяти. Рекламный Арнольд обернулся. Вадим посмотрел дико, не поздоровался, не попрощался — рванул наискось вбок. Матерно бибикнула тормознувшая тачка. Вадим пересек улочку, покинул поле зрения банковских камер, дошел до угла, свернул, остановился с максимально праздным видом. Погодя, чуть высунулся. Пять окон светились по фасаду. Уже четыре. Два — закрыты жалюзи. Еще два… Но с этим ничего не поделать… И радуйся, козел, бога благодари, понял? — что я сегодня со Славиком поменялся, не оборачиваясь, цедил Гимнюк, косолапя впереди Вадима к вахте: флотская (она же бандитская) развалочка его вдруг усилилась до аллюра мультипликационного медведя. Ваще-то у меня сегодня выходной… Если б кто-то другой тебя зацемерил, ты б уже в «обезьяннике» парился… Уходит! Арнольд сощелкнул окурок в висячую урночку, потянул на себя матово-стеклянную створку. Вадим напрягся стартовать из-за угла — но пиджачная спина подалась назад, выпуская из освещенного изнутри проема неидентифицируемый женский силуэт в длинном пальто. Гос-сди, сколько их там в здании? В полвосьмого вечера?… Девятнадцать тридцать пять, снисходительно подсказал Федя, когда Вадим, дважды глянув на запястье, понял, что никогда в жизни не знал смысла ни черных делений по краям циферблата, ни створа стрелок. Гимнюк мелькал в задней комнатке (да, бля, пусть он тебя видит, типа ты уходишь!…). Рядом со слабоумно-корявым 19.35 значилось небрежно-невинное 18.10. Полтора часа прошло. Всего полтора часа… Пора! Он выждал раз, два, три секунды и шагнул из укрытия. Труднее всего было не сорваться на бег. Снять с ручника, ключ в зажигание, нет, сначала сцепление, нажать сцепление и с нажатым сцеплением повернуть ключ… Если сейчас кто-нибудь выглянет в окно — не отмазаться. Выйдет из дверей — не отмазаться. Он был уже под объективом. Он был сгустком вакуума. Он повернулся ко входу спиной. Взялся за дверцу.
    Сигнализация!!!
    Вадим стал нащупывать кнопочку на брелочке — ключи выскользнули на тротуар. Спиной к двери. Пальцы промахнулись, скребанули асфальт сквозь снежно-водяную слизь. Ни за что не отмазаться. Подцепил. Нажал. Бип!
    Вадим с такой силой распахнул желтую дверцу, что чуть не оторвал. Приложившись темечком о крышу, мордой вперед нырнул в низкий салон, вывернулся сквозь себя, захлопнул. Все… Все, все, полдела сделано. Треть дела. В темном пахучем нутре за густо тонированным стеклом его уже не видят. То, как он садился, Гимнюк сотрет. Оставит, как он отъезжает. Как Воронин входил, тоже сотрет. Ну, постоял себе «понтиак» час с небольшим да и укатил не солоно хлебавши. Странно? Странно. Но криминала нет. А главное, Аплетаев абсолютно ни при чем. Только надо нормально тронуться. Достоверно. Ручник. Сцепление. Крайняя левая из трех. Зажигание. Первая скорость — влево и вперед.
    И тут Вадим увидел, что все только начинается.
    Вместо предполагаемой обычной коробки передач с вихляющей в двух измерениях ручкой у кожистой воронинской тачки оказался неведомый рычаг, ездящий только взад-вперед вдоль желоба с каббалистическими символами. А педалей оказалось две. Две, а вовсе не три. Это было так неожиданно, так просто и непреложно, что на какое-то — видимо, к счастью, все-таки очень незначительное — время Вадим впал в совершеннейший ступор. Подвис. И лишь ценой изрядного усилия заставил себя осознать элементарное. Перед ним — автоматическая коробка передач. Гораздо проще. Для баб и лохов. Как фотоаппарат-мыльница. Не ошибешься. Система для дурака и против дурака. Против. Вот именно. Вадим был полный дурак. И система сработала — он ничего не понимал. Что это за иероглифы у рычага? Ближе всего к панели — P. На этом делении рычаг стоит сейчас. Дальше по порядку: R, 1, 2, D, De. Во-во. На хрен. Потом. Давай по порядку. Ручник. Ручник как ручник. Уже хорошо. Просто замечательно. Главное — начать. О'кей. Педали. Две. Газ и тормоз — логично? У обычной тачки, они, кажется идут так: слева направо — сцепление, тормоз, газ. Значит, левая — томоз. Попробуем тем же макаром. Вадим придавил левую педаль. С третьей попытки вставил ключ. Повернул по часовой стрелке. Если б он точно знал, что к зажиганию подсоединено полкило пластита, он был бы примерно так же решителен. Ба-а… бах. Предательский агрегат вздрогнул, разбуженный, бормотнул неразборчиво движком, мутновато глянул на снег ближним светом. И, словно тем же импульсом активированное, дернулось в Вадиме: P — это Parking. R — реверс. Задний ход. Сзади, метрах в пяти, стояла «ауди». Следовало перевести рычаг на деление, осторожно — очень, очень, очень осторожно: неопытные водилы всегда слишком резко жмут на педали! — отпустить левую, нажать правую и вправо же тихонько вывернуть руль. Он не сомневался, что врежется — что херов агрегат среагирует совсем не так, как он ожидает: рванется, например, может быть, даже в другую сторону — и смачно, с громом, лязгом, звоном и воем чужой сигнализации въебенится в одну из припаркованных поблизости машин. И еще Вадим не то что кожей — склизкой подрагивающей поверхностью мягких своих потрохов ощущал взгляд камеры, которая все видит, все пишет — и эти кадры уже никакой Гимнюк не сотрет. Газ не понадобился. Стоило отпустить тормоз — и «понтиак», еле-еле-еле-еле, сам себе удивляясь, попятился узким задом, забирая вправо, по далекой дуге огибая гибельную «ауди», перешел неширокую улицу и едва не уперся в прикорнувшее у противоположного бордюра что-то неопределенно-обтекаемое. Фак. Вадим прихлопнул педаль. Спокойно. Спокуха, Коля, я Юровский. Опять отпускаем. Тихо-онечко, тихо-онечко, влево, прямо, так, так, так. Опаньки. Налево — переулок. Совсем ничтожный переулочек. Неосвещенный почти. До конца, метров пятьдесят, еще направо — и будет черный ход. Одна проблема — ехать теперь надо вперед. Куда рычаг? Вадим сдвинул сразу на D. Абсолютно от балды. Это вполне могла быть позиция, приводящая в действие систему самоуничтожения или подающая сигнал в полицию. Но «понтиак» покатился вперед. Дрыгнулся на бровке — Вадим не рассчитал дугу крутого поворота. Он осмелел и толкнул газ. Совсем чуть-чуть. Прелестно. Форсированное превращение в Шумахера по экспресс-методу Илоны какой-то там. Тормоз. Хряп ребрами о руль — по обыкновению всех водителей-чайников. Тв-вою мать. Он свернул в некий аппендикс и остановился в луже света перед дверью черного хода. Если сейчас отпустить педаль — машина поедет. Что делать? Поставить на Parking, урод. В слепом торце здания окон нет — не заметят. Из министерства — не разглядят. Но — камера. Забота Гимнюка. Только б он не забыл отрубить сигнализацию…
    …Я слышу — звуки какие-то левые на черной лестнице, сразу допетрил, что лажа какая-то, осклабился мичман. Чисто, говорю Феде, схожу проверю. Ценю — так и есть, бля. Я, бля, никогда не ошибаюсь… Почему у подонков так часто замечательно развита интуиция? Оставив открытой левую и открыв правую дверцу машины, Вадим быстро отпер гимнюковым ключом черный ход. Сигнализация не возражала. Подхватил Очкастого как давеча — под мышки. В голливудских боевиках трупы принято класть в багажник. Но Вадим даже не знал, есть ли вообще у «понтиака» багажник, и поместится ли туда его владелец. Воронин лег на сиденье наискосок, боком — ботинки наружу. Вадим пропихнул труп дальше, схватившись за щиколотки, согнул, сложил начальника, как раскладушку, умял, захлопнул. Вернулся на кухню, кинул ключ на указанный стол, прикрыл выломанную внутреннюю дверь, наружную. Прыгнул на водительское. Там уже обосновался Очкастый, доверчиво прислонившийся к спинке мешком. Затолкав Владленовича на место, Вадим обнаружил, что снова в бурой херне. Несмотря на галстук, из пакета все-таки просочилось. Вот теперь — полдела. На улицу Вадим выбирался, в точности повторяя свои прежние действия — в обратном порядке. Дальше было намного хуже — требовалось выехать из набитого людьми, машинами и ментами Cтарого города — на набережную? — да, видимо, на набережную, по широченной, с напряженным движением набережной доехать до Вантового моста, по сложной развязке выехать на мост, перебраться в Задвинье, доехать до Иманты, до здорового леса Клейсту, где, насколько он помнил по детским эскападам, просто-таки до хренища канав и как минимум пара котлованчиков. Очкастый то и дело норовил сползти целлофановой головой на вадимово плечо — Вадим остервенело пихался локтем. За первым же углом, в узеньком протоке, «понтиак» встал нос в нос со встречным «мерсом». Тот просигналил раздраженно: отвали в сторонку! Вадим бы и отвалил — с радостью, но для этого надо было произвести слишком много размышлений и вычислений, слишком быстро конвертировать их в действия, желательно точные… Он подвис опять. Мордатый «мерсо»-водитель над тевтонским забралом радиатора энергично потыкал ладонью вбок, демонстрируя наглядно, чего ожидает от тупицы-визави. Поняв, что дело глухо, не менее энергично постучал себя по лбу, дал задний ход и втянулся в просвет меж запаркованными у тротуара авто. Вадим отвис и нажал газ. Прокатился мимо приземистых «фордов»-такси, совсем-совсем впритирочку миновал равнодушных дорожных полицейских, что стерегли оранжевый шлагбаум на въезде в заповедные территории исторического центра. Переводя дух, стараясь даже не приближаться к дозволенной вроде бы здесь законом отметке тридцать кэмэ/чэ, выполз к набережной. Замер на углу. Трое чугунно-черных красных стрелков мерзляво жались спина к спине возле бугристого пенала музея — бывшего своего, ныне Оккупации. По набережной машины перли сплошняком, на хорошей скорости — совершенно неясно было, как вклиниться между ними. В хвост моментально пристроилась пара-тройка нетерпеливых. Никакого просвета. Сзади понукающе бибикнули. Вадим углядел ничтожный разрыв в потоке и, стиснув зубы, круто крутанув руль, газанул. Андрей Владленович тут же с кожаным шуршанием завалился на него. Н-назад, м-мясо!… Вадим держался крайнего правого ряда, скрючившись, вцепившись в баранку скользящими ладонями, позволяя всем обгонять себя. Интересно, что они думают про пижонский яркий спорткар, робко, как институтка, плетущийся по кромке? Что водитель в стельку, например… Менты, кстати, подумают то же — а тачка крутая, с пьяного богатенького хозяина можно нехило содрать… Развяка. Светофор. Тормоз. Грудью об руль. Гражданин начальник со стуком бодает лобовое стекло. Н-назад… Обширная жопа грузового фургона с нашлепкой Isover мигает правым поворотником. Надо включить самому? Как?! По фигу. Справа — въезд на мост. Прилипнув к плещущей тентом заднице «изувера», стараясь не отстать и отчаянно боясь не среагировать, если тот затормозит, Вадим с грехом пополам продублировал все его эволюции и два поворота спустя оказался на мосту. Здесь было всего два ряда, и ползать с прежней скоростью стало нельзя. Зато никаких поворотов. Вадим, умирая, наддал, обреченно меняя риск привлечь внимание на почти гарантированный удар с размаху в столб или кувырок через бровку — и нырнул под воткнутую в реку двузубую вилку пилона. Через мост. По спине текло ручьями. Мимо Дома печати. Одежду хоть выжимай, даже на куртке впору появляться кляксам — даром, что водостойкая. Темное Задвинье разгонялось навстречу. Вдруг громко и как-то всеобъемлюще, повсюду сразу и нигде конкретно засвистало, затрещало, позади, на рекой возникло гигансткое мертвенное многоцветное зарево. Вадим чуть не заорал. Фейерверк. И сейчас же, будто спохватившись, в очередной раз заиграло, заплясало в Очкастом. Играло до перекрестка Слокас-Калнциема. Там «изувер» покинул его, отправившись прямо, Вадим же свернул на чудовищную, чреватую, полную алогичных извивов, внезапных перекрестков и агресссивных трамваев улицу Слокас.
    Когда машина с надсадным треском куда-то вломилась, хрустко во что-то ударилась передом, привычно угостив его баранкой в грудину, и встала, Вадим решил, что, пожалуй, довольно. Он перевел рычаг и разогнулся. Нет — хотел разогнуться. Не вышло. Ни в какую. Он так и засох, застыл, словно цементный — скорчившись в водительском кресле, с руками на руле. Был момент, когда он на полном серьезе подумал, что больше уже НИКОГДА не разогнется. Ф-фух… Перекур, гражданин Очкастый, можете выйти ножки размять, оправиться. Не желаете? Чтой-то вас из пакета плохо слышно. Погоды, говорите, не задались? Ваша правда. А мне вот хошь не хошь лезь. Такова она, наша подчиненная карма. Ты начальник, я дурак. Снаружи были частые мокрые прутья. Валом, широкими сырыми лепехами лепил снег — тот самый, залепивший к черту всю лобовуху. В таких случаях полагается включать дворники — но Вадим снова не знал, как. Он пытался было ковырять приборную панель — и закономерно впилился в эту вот сосну. Не страшно в принципе, правой фаре только хана. В свете оставшейся ничего было не видать, кроме долбаных прутьев. Окруженный ими, воткнутый в северное дерево, испакощенный метеорологическими выделениями цитрусовый аксессуар вольных калифорнийских хайвеев смотрелся не хуже, чем зятек, пижон и глава банковской пресс-службы в амплуа расползшегося тюка сэконд-хэндовского тряпья с клеенюхательным целлофаном на башке. Вадим плюхнулся на сиденье. Зато теперь можно вдумчиво исследовать панель. Это что за хрень? А хрень ее разберет. На энном часу (на самом деле — на четвертом десятке минут) тряски по лесу его детства Вадима обуяла бесчувственная механистичность, род того же подвисания, разве что немного более действенного. Он терпеливо, километрах на двадцати в час, прыгал по колеям разбитых грунтовок, регулярно и совершенно бесцельно сворачивая под прямыми углами — просеки тут прокладывали какие-то озверевшие геометры. Заблудился он сразу и напрочь. То есть только срулив с асфальта на углубляющийся в стволы и кусты грунт, перестал понимать, где он. О том, чтобы по многолетней давности воспоминаниям выявить нужный котлован, и речи не было. Попервоначалу он, видимо, кружил возле кладбища Лачупес — в пятне фар то и дело объявлялся сетчатый забор и пригнувшиеся надгробья. Потом большая — сравнительно с прочими — дорога привела его к хутору, залаяли собаки. Через некоторое время они залаяли снова — не исключено, что это был тот же самый хутор и те же самые собаки. А потом пошел снег. Он сам не понял, что сделал — но дворники, вполголоса заскрипев и пластмассово защелкав, принялись мерно лизать стекло. Перекур окончен. Вадим дал задний ход — и почти с облегчением почувствовал, как происходит то, что давным-давно должно было произойти и странно, что до сих пор не происходило: как колеса проворачиваются, не цепляясь за сочную снегогрязь, впустую. Когда они тут же нащупали шипованными шинами опору, Вадим испытал едва ли не разочарование. Трещим прутьями. Бряк! — опять в ствол, на этот раз задом. Извини, Очкастый, не выходит у меня любви с твоей тачкой. Эк ты, брат, развонялся — кровью, поди, запекшейся? Так-так-так, зачем это нам в канаву? Нечего нам пока делать в канаве… «Понтиак» напоследок скрежещуще потерся об очередную сосну крылом (сложилось зеркальце) и закачался на дорожных выбоинах, как малый рыболовный сейнер на боковой волне. Прутья. Стволы. Прутья, стволы, прутья, стволы, прутья, стволы, перекресток. Налево, направо, прямо? Прямо. Фара демонстрирует на обочине мятый кузов сожженной еще в палеозое легковушки. Это намек? Почему бы и… Чем? Может, тут у него канистра припесена? Откуда? Спичку в бензобак? Как же, это они только в кино склонны красиво эдак взрываться с благословения пиротехников. Хотя чего мне с ним делать, ясно чем дальше, тем меньше. Налево, направо, прямо? Направо. Таким макаром можно всю ночь протрястись и никаких прудов не найти. Или, что гораздо вероятнее, все-таки намертво забуксовать однажды. Просто так бросить? Тачку найдут, максимум через пару дней, это ж не лес, так, лесопарк. Оба-на, что, буксуем? Нет, опять нет… Такая тачка на всю Ригу скорее всего одна. А с трупом что? Закопать? Чем опять-таки? Лопаты у него нет точно. Бросить? В кустики оттащить? Фуфло, фуфло… Нале-напра-прямо? Он совсем уже было собрался повернуть для разнообразия налево, но повернул почему-то направо — и почти сразу прутья-стволы отодвинулись за пределы досягаемости ближнего света, и Вадим скорее ощутил, чем увидел, что выбрался на открытое пространство. Стоп. Снова пришлось лезть под снег. Тот, правда, валил уже не так густо, совсем, почитай, перестал. Лес вокруг выглядел беспорядочными завалами темноты, но прямо по курсу темнота была пожиже и пообъемнее, оттуда ровно задувало. Поле. Поле, водянистые сугробы, грязища непролазная. Дорога идет по краю. Погоди-ка, погоди-ка. Не может быть… Разумом он еще не позволял себе поверить, слишком это большая была роскошь в его положении, верить в обнадеживающую кажимость — но уже знал. Знал, что знает это место. Помнит это поле. Котлован был тут же. Только с какой стороны поля? По фигу, теперь найдем. Слышишь, Очкастый, найдем, найдем, никуда не денется! Не унывай, братан, ща мы тя оприходуем. Всего ничего осталось. Он его действительно нашел — правда, для этого пришлось объехать огромное квадратное поле почти по периметру. Два раза он буксовал, один раз совсем безнадежно. Один раз чуть не сверзился в кювет. Миновал хутор, вызвав у непременных шавок приступ служебного энтузиазма. Котлован был хиленький. Несерьезный, прямо скажем, котлованец. То ли за годы захирел, то ли память врала. Но метра-то три тут будет? Может, будет — на середине… Берега плоские, с одной только стороны высокий. Выбора все равно не было. Ни выбора, ни сил. Теперь дозволялось обессилеть. Он обогнул черную лужу, заехал на высокий берег, бахнувшись — уже от души, пошло трещинами правое заднее стекло — бортом о дерево, развернулся к обрыву радиатором. Вот смеху-то будет, ежели глубины не хватит. Это он больше растравлял себя — на самом деле его уже ничего не волновало. Ничегошеньки. На самом деле не найди Вадим котлована, он бросил бы машину вместе с трупом просто на дороге. Ну, че, Очкастый, поехали? Вадим почему-то не мог отпустить педаль тормоза. Поехали. Не мог. Словно подбадривая его, Воронин вновь разразился трелями — и тогда Вадим таки совладал с заартачившейся ногой. Отжал педаль (тачка медленно тронулась), открыл дверцу, вышел. Ты нужен боссу, босс не нужен тебе. Телефон веселился, невесть над кем надсмехаясь. Заходился шальной канкан, визжали девки, всплескивали юбки, взлетали ножки — и под этот в меру торжественный похоронный марш в меру солидный канареечный катафалк дотащил ненужного Вадиму босса до края, сунулся носом, качнулся, тяжко взмахнул задом и с сильным, но слитным звуком канул вниз. Вадим подбрел. Ага. Этим должно было кончиться. Желтая крыша виднелась над водой. Он стоял, стоял (мерзопакость с неба усилилась), стоял — пока светлый квадрат обстоятельно, со значением не затуманился, не потемнел, а потом не пропал вовсе.

9

    Очки Очкастого. Заатмосферной цены и футуристического дизайна от Yamamoto. Зацепившись хитиновыми лапками за щелястый верхний скос вадимова монитора, чуть снизу вверх, но и с неким снисходительным превосходством прямо ему в глаза глядели очки Очкастого. Задымленное, холодного копчения левое стекло наискось, лукавым прищуром пересекала ироническая трещинка. Воронин подмигивал, намекал, разделяя секретную осведомленность, чуждую повседневной активности пресс-рума. Они, эти очки, были первым, что Вадим увидел, войдя в офис — и тотчас снова наступил сбой. Сбой синхронизации, как во время коллективного death-матча в стрелялку по сети: когда под озабоченно констатируемое экраном Out of sync. общее игровое пространство прискорбно расслаивается на несколько взаимонеприемлемых и несопоставимых заикающихся квазиреальностей. В одном из изолированных слоев вадимова сознания был телебудильник на полвосьмого, неприветливо теплеющая толстая вялая струя из крана, беспросветная «икарусная» желтизна, мятые зевки автобусного населения, с отвращением сереющее ветреное небо, «доброе утро», «четвертый, будьте добры» и дважды «привет». Рутинная эта действительность с ее гигантской инерцией повторяемости, с утра, абстрагированная от вчерашнего восемью часами мертвецкого сна, властно взяла верх, вытеснив с поспешного одобрения охранительных инстинктов рассудка содержание предыдущего вечера в область глюков, резиновых руконогих кошмаров и иных ментальных флюктуаций. Другой, несопоставимый пласт, карикатурно-страшильный, триллерный, гигеровский — просочился потемневшей болезненной ссадиной на правой ладони, синяками на груди и плече, тоскливым скрипом в мышцах и суставах при малейшем движении, буроватой оторочкой рукавов куртки (не отмывается!) и изгвазданными дремучей, негородской грязью ботинками; дико уставился встрепанными глазами из зеркала; обманчиво спасовал перед уличной толкотней — и убийственно нацелился врасплох парой японских линз. Out of sync. Аут. Привет! Доброе утро… Вадим максимально небрежно приблизился к своей ячейке, включил компьютер и как бы промежду прочим смахнул очки в карман. Никто не обращал на него внимания. Привет, Вадик, рассеяно откликнулось соседское пэдэ-дарование, ковыряясь мышкой в майкрософтовских зубах. Но действительность разладилась. Страх, предметный, физиологический, очень сильный, вернулся — и никакому автоматизму уныло-знакомого файлового прейскуранта, поносно испражняющегося факса, «…выгони мне еще раз те вкладыши, ну, для „Карьеры“… его было уже не одолеть. Страх выглядел геометрической фигурой, четырехугольником, три вершины которого: бронзовый статуй коронованного динозавра на круглом постаменте, шагнувшая из-под столешницы тумба и ее верхний, отродясь не запиравшийся, а теперь глухо запершийся ящик — оставались статичными, а третья — карман вадимовых джинсов — перемещалась вместе с ним. Таким образом, деться от страха Вадиму было некуда. Филиал страха, менее вещественный, но более обширный, находился поодаль, где привычно намеревался закусить собственной требухой животно-праздный самурай. Раз и потом еще раз там, в заштрихованном жалюзи нутре закрытого командного отсека, прорезался телефон. Второй звонок увял очень быстро, после пары сигналов. Некто, тщившийся вчера предупредить, оградить Андрея Владленовича надрывными мобильными воплями, понял, что опоздал. Вадик, можно? Текстовик Светочка полувопросительно улыбнулась, помяв в пальцах помятую кружку-лузера. Чего это ты такой? Вадим нерешительно кивнул. И быстро заполнил опустевший подозрительный уступ пластмассовым, напоминающим перевернутые ракетные дюзы, резервуаром для канцелярской дребедени. Он попробовал сосредоточиться на ежеквартальном отчете Инфонет-фонда о влиянии глобальных коммуникаций и мультимедиа на банковское дело — но бесчисленные числительные и иноязычная бизнес-терминология, и раньше-то сохранявшие кажимость осмысленности с изрядным трудом, теперь лишились ее напрочь, перестав отличаться от тех смешных каракулей, коими в текстовом редакторе предстает служебный файл. Это тоже была десинхронизация — сам Вадим не синхронизировался более с окружающим и окружающими. Делался несовместим с жизнью пресс-рума. Коллеги еще здоровались с ним, еще пасовали ему мимолетные деловые вопросы, компьютер еще подчинялся его командам, телефон еще общался с ним — но то была лишь сила привычки и внешнего сходства. На самом деле сотрудник Аплетаев не принадлежал уже ни пресс-службе, ни REX'у, ни общепринятому, единому для всех законопослушных сограждан ходу вещей. Противоречил ему. Лаковая бордовая Антарктида, плюхающее шуршание полиэтиленового пакета, мокрый лесной подлесок, тающий светлый квадрат на фоне черной воды беспрекословно исключили его из универсальной социальной парадигмы. Out of. Рядовая пи-аровская единица переродилась, как пораженная раком рядовая клетка — и даже пустила метастазы: запертый ящик, вылезшая тумба, закрытый воронинский кабинет… В последний уже пару раз толкнулись, кто-то уже осведомился: „А что, шефа еще не было сегодня?“ (Вадим всякий раз примерзал взглядом к монитору и рефлекторно напрягал шею). Через часик кто-то уже и удивился: „Он не предупреждал вчера, что его не будет?“ Все это были симптомы непоправимо нарастающей десинхронизации, разлада, распада, причина и источник которого, маскируясь, перебирал кнопки клавы, конструировал имитационные тексты и обмирал от каждого раскрытия входной двери. Подташнивающий вадимов ужас, кстати, был предельно конкретен — ужас разоблачения, ареста, зоны. Ни полагающихся (вроде как) содроганий совести, ни вообще четко формулируемого для самого себя: „Я вчера УБИЛ ЧЕЛОВЕКА“. Ничего подобного. Никаких достоевских реминисценций. Было очень хреново — но только и исключительно от боязни быть вычисленным. Уборщица… Уборщица! Как часто убирают пресс-рум? Каждый день — утром? Раз в неделю — в субботу? В чем заключается уборка? Может уборщица сдвинуть тумбу? Или Мурзиллу? Пыль, не знаю, с подставки вытереть?… Вершины чертова четырехугольника превратились в неразрешимые проблемы. Сейчас у всех на виду отскребать постамент и таскать груду окровавленной бумаги он не может. А задерживаться позже всех — это точно навести на себя подозрения… Вдруг ворохнулось в складках брюшины. Вадим обернулся. Не глядя, нашарил первую попавшуюся дискету. Вщелкнул в дисковод. Зашел на жесткий диск. LAYOUTTT. Обернулся опять. WORDART. Выжелтил insert'ом уличающие txt. F6 — перенос. Ввод. На шкале слева направо один за другим сгорали, запинаясь, бикфордовы шнуры скачиваемых файлов. Вадим вытянул дискету, отправил в задний карман. Еще примерно час спустя дверь отдернулась — и в щель внедрился шарнирный и острый, как складной нож, начальник отдела информационной безопасности Михаил Анатольевич. Повякивая штиблетами: вжжик… вжжик… — целенаправленно располовинил пресс-рум от двери до очкастой выгородки, уверенно взялся за ручку, потянул. Непонимающе повторил. Недоверчиво подергал. Оббежал помещение возмущенно-недоуменным локатором.
    — Андрей? — осведомился у пространства с сухой безадресной требовательностью. Вадим замер.
    — Сами ищем, Михал Анатольич! — пространство воплотилось в молодого пи-ар-пидора, встало перед информационной безопасностью, как лист перед травой, из соседней ячейки, покачнулось, заторопилось. — Не было с утра! Я вот слоганы сдать уже давно все…
    Не обращая более внимания на неуклюже свинчивающего фразу Олежека, Михаил Анатольевич разъял сотовый, раздраженно набил наверняка сто раз записанный в память номер (Вадим влип в экранные буковки — но странным образом четко регистрировал каждое действие Анатольича). Подождал, радируя штиблетом неприятную морзянку. Вадим увидел против воли: «понтиак», косо погрузивший пиреллевские покрышки в захламленную придонную пульпу… разверзтая дверца, приникший к лобовухе гражданин начальник, величаво полощущий полсмитовскую полу… и мобильник, выпендрежный эм-тридцать пять-и-сименс, я с ним в этих таитях на серфе и даже с аквалангом, приколи, водонепроницаемость totally, йе?… — немо трепещет зеленым глазком в стылой мути. Тик истерической ухмылки смял краешек губ, Вадим расправил испуганно — заметит!… Но доминошные костяшки неуправляемых ассоциаций уже застучали, где-то там же — на грани дурацкого гэга и мистической жути, — мелькнуло: как Очкастый протягивает, взвихряя песочек, как берет, подносит к кулькам, из-под набрякшего галстука выбулькивается гирлянда пузырьков… Он тряхнул башкой, отгоняя, оторвался от экрана, — и рухнул в воздушную яму: Пыльный глядел на него! Впрочем, тут же осуждающе качнул костистой челюстью, выказал из дрябловатых складочек кукиш кадыка, защелкнул, вжжжикнул, кинул пространству: «Придет, чтоб срочно!…», захлопнул, перестал. До конца рабочего дня оставалось шесть часов.

    — Заебись койка, — покровительственно утвердил охранник Гимнюк, хозяйски похлопывая литовскую тахту по мягкому. — Проканает. Че, удобно на ней?… — он, подмигнув скорее себе, нежели Вадиму, сымитировал ладонью пятибалльную качку, — а?… — уставился, ожидая. — Эй! Я те вопрос задал, карась! — дурашливо-разгильдяйский мичманский басок набух вдруг лиловыми обертонами грозовой угрозы, требующей немедленного задабривания и умасливания, а не то… прям щас… — Я спрашиваю — ты отвечаешь, сразу, быстро, поэл?! Ебстись удобно? Ну?!
    Вадим кивнул.
    — Не слышу!
    — Да.
    — Норма, — резюмировал Гимнюк, удовлетворенно откидываясь в прежнее глумливое благодушие. — Пригодится. Я тут, — он гмыкнул, — когда захочу, баб своих пялить буду. Живешь ты, конечно, как лошок, но на палку кинуть — сойдет, — он еще раз пихнул покорный матрацный бок кулаком, поднялся и двинул по комнате, осматривая и прикидывая. — Не, ну че… Телик, видак… Порнуху ценишь, да? — тяжелые охранниковы говнодавы оставляли на попираемом ковре рубчатые полуштемпели водно-грязевой эмульсии. Вадим следовал за ним взглядом. Вне работы охранник, оказывается, тоже оставался верен служебной униформе — и Вадим понял, что ничего в этом алогичного нет, наоборот, без нее он Гимнюка просто не воспринял бы. Алогичным как раз казалось отстутствие дубинки. Мичман остановился у окна, некоторое время задумчиво понаслаждался видом с пятого этажа на светящиеся в темноте крупноблочные спальные короба, неторопливо обернулся к Вадиму.
    — Не, карась, — бритвенно прищурясь, по-контрастному мягко, сожалеюще произнес Гимнюк, — ты все-таки не понял…
    — Да, — повторил Вадим.
    Охранник, продолжая щуриться, чуть покивал — опять-таки, больше самому себе. Потом широко распахнул веки, фирменным манером вперился исподлобья Вадиму в глаза (ледяная стенка за зрачками), зычно всхрапнул, выпятил нижнюю губу и осторожно, как верхолаза на тросе, спустил с нее (глядя в глаза! в глаза!) на вязкой слюнной нити увесистую сопливую харчу. Шлеп. Точно на черную крышку «филипсовского» видеоплейера. Снова отвернулся к окну. Надолго замолчал. Вадим опустился на край «заебись койки».
    — Ладно, бля, слушай сюда, — словно очнувшись, Гимнюк круто поворотился, пнул столик из автомобильного крыла, с маху уронил себя в испуганно квакнувшее кресло, сполз в почти лежачее положение, посвешивал руки по сторонам с подлокотников и с беспощадным громом водрузил на оный столик обтекающие говнодавы. Танковые траки подошв вытаращились на Вадима взамен белесых гимнючьих радужек, как настроечная сетка, внезапно сменившая изображение в телевизоре. — Короче, так. Повторять два раза не буду. Тебя, козла, я отмазал. На диске Воронина нет. На БАНКОВСКОМ диске, — нажал уточняюще. — Зато СЕБЕ я все твое говно списал, понял? Чисто все полностью. И как Воронин твой в корпус заходил… И как на этаж ваш подымался… И как ты в тачку садился… И как жмурика туда паковал… Ну ты, бля, — он немотивированно рыпнулся в кресле и высунулся из-за титанических своих ботов, отрывисто жестикулируя. — Ну ты, бля, лоша-а-ара! Ты как отъезжал? Ты че — совсем обоссался от страха? Или ты — машину водить не умеешь? Машину ваще в первый раз видишь? Ну муда-ак! — он, пораженно отдуваясь, опал обратно. — Короче, всю хуйню я на дивидишку закатал и в хорошее такое место зашкерил. Это чтоб ты не подумал башкой своей умной, что наебать меня можешь. Теперь, — Гимнюк поменял местами закинутые друг на друга ботинки, наглядно иллюстрируя следующий тезис, — Я буду умный. Я буду говорить, а ты будешь делать. Понял?… Не слышу, бля!
    — Понял.
    — Хорошо понял?!
    — Хорошо.
    — Вот и заебись, — мичман убрал со столика ноги и деловито выпрямился в кресле, нервно сплетя и тут же расплетя пальцы. Прыщавые крылья охранникова носа подрагивали. Вадим неожиданно сообразил, что Сергей Гимнюк, пожалуй, и впрямь здорово мандражит. Тот помедлил, потер рукой угреватый лоб. — Тогда так. Ты завтра, ровно в девять вечера, будешь в центре. Не в Старушке только, понял? Ты приедешь в центр из Болдераи своей. Не тусоваться будешь после работы до девяти, а приедешь сюда, потом обратно в центр. И чтоб не мелькал особо. В центре, ровно в девять, двадцать один ноль-ноль, понял? пойдешь в будку телефонную. Наберешь… Ручку взял, резко, записывай! Наберешь девять-пять-три-четыре-пять-девять-восемь. Записал? Девять… Восемь. Правильно записал? Покажи! Это, — Гимнюк подался еще чуть вперед, сместив коленями столик, — мобила Самого… И ты ему скажешь… Записывай! Скажешь… — лицо охранника сделалось туповато-сосредоточенным, как при декламации заученного стихотворения у классной доски. — Нам все известно о ваших планах… пишешь?… в отношении ваших партнеров из ближнего Подмосковья. Если вы не хотите… чтобы они тоже получили полную информацию… успел?… будьте готовы в любой момент… момент… предъявить наличными сто тысяч долларов США… в стодолларовых купюрах. Не пытайтесь проследить звонок или обращаться в полицию. В этом случае… ну че ты тормозишь, бля!… случае мы немедленно поставим в известность… ваших партнеров. Ждите… следующего звонка. И будьте готовы быстро и точно… быстро… и точно… исполнять любые наши указания. Все. Накатал? — Гимнюк дождался кивка, некоторое время продолжал шарить взглядом по вадимову лицу, ловя реакцию. — Скажешь, повесишь трубку и по-резкому свалишь. В базар не вступать, понял? На вопросы не отвечать. Вызубришь все, что я сказал, наизусть, бумажку эту сраную сожгешь (он говрил не «сожжешь», а через «г»). Ты хорошо понял? Сделаешь все, как я сказал! Вызубришь и сожгешь. Не выкинешь, а сожгешь. Так, бля… У тебя мобила есть? Че, нет мобилы? Че ты пиздишь? А хули у тебя нет мобилы? Че, не въебаться бедный? Че, мало платят в вашей пресс-службе хуевой? Ладно… Так. Так. Тогда чтоб сразу, тут же, взял мотор — и пиздовал домой. Бегом!… Ровно в половину… блядь, не успеешь… ладно. В девять сорок чтоб сидел вот тут, — Гимнюк ткнул в вадимов серый кнопочный «панасоник», — и ждал моего звонка. Не дай божа тебя не будет! Я тебе бомблю — и говорю, что делать дальше. И ты — делаешь. Не задаешь вопросов. Даже не думаешь залупиться. Даже не думаешь, блядь, кому-нибудь что-нибудь сказать!…
    Он все более и более скептически изучал Вадима, вроде уже и жалея, что приспособил к серьезному, реальному делу такое беспробудное чмо:
    — Я, бля, хочу, чтоб ты не кивал, как мудак, а в натуре втоптал, — сейчас Гимнюк был спокоен и убедителен, словно дорогой психоаналитик. — Вот хуево, что ты не служил… Кто не служил, тот ни хуя на самом деле по жизни не въезжает. Чему тебя в твоих институтах учили? Только хуйне всякой и понты свои гнилые кидать. А в армии или на флоте тебя бы не понтам гнилым, а реальной жизни, блядь, научили. Потому что пока ты первый год служишь — ты карась. Карась — это, бля, не человек второго сорта. Это вообще никто. Понял? ВООБЩЕ НИКТО. Пока ты карась, ты не то что понты там какие-нибудь кидать, ты ни думать не умеешь, ни хотеть, ни не хотеть, ни залупаться, ни вопросы задавать. Ты умеешь только делать, что тебе офицер или годок скажет. Скажет, блядь, весь плац от снега очистить — так ты жопу на британский флаг порвешь, но очистишь. Никого не ебет, хочешь ты или не хочешь, можешь или не можешь, и что ты вообще про это думаешь. Ни-ко-го. Скажет тебе годок: «пять баночек» — и ты станешь раком, сам, блядь, станешь, без приглашения, по-резкому — и будешь ждать, пока тебе пять баночек не пробьют… Гимнюк излагал внятно, доходчиво, с выражением и не без пафоса — и не оставалось сомнений, что он вовсе не вид такой напускает, а в самом деле ощущает себя в этот момент наставником, учителем, гуру, суровым, но справедливым, доносящим до запутавшегося в собственных худосочных скороспелых амбициях инфантила жесткие универсальные мужские истины: — Так вот запомни: ты, блядь, больше не работник пресс-службы, умненький, блядь, и с образованием. У тебя нет начальника, мамы, папы, никого. Ты — карась. И у тебя есть только я. Мичман, понял? Ты — карась, я — мичман. И ты в этой жизни умеешь только выполнять, что я тебе скажу. Ты! блядь! въехал?! Не слышу!!!
    — Въехал.
    — Громче!
    — Въехал!
    — Ты, блядь, как мичману отвечаешь?!
    — Так точно, товарищ мичман!
    Гимнюк искренне улыбнулся, любуясь результатами воспитательной работы. Но быстро посерьезнел:
    — Все, — продолжил он прежним тоном, — это значит ВСЕ. Если я тебе скажу, бабу мне свою отдай — ты отдашь. У тебя есть баба?
    — Нет, — соврал Вадим.
    — Че, даже бабы нет?! — почему-то именно эта информация привела мичмана в почти истерический восторг. Знакомо блеснули зенки. — Ну ты придурок! Не, бля, я по тебе всегда видел, что ты придурок, но ты, бля… Не, ну, бля… Я вообще с вас хуею, пидорасов, — звонкая, чеканная, вдохновенная победительность искрила в словах Гимнюка. — Вы же мимо вахты, бля, идете с таким видом, типа вы все… начальники, хуяльники, Воронин этот твой, и прочие козлы типа тебя… типа вы, бля, крутые не въебаться! Вы, бля, в банке работаете! Бабки варите! Все дела! А я типа, значит, — вообще говно. Охрана типа, быдло. Вы же так думаете все. Тупой типа. «Здрастье» хоть скажете — и я типа усраться уже от радости должен, да? Так? Так, я тебя спрашиваю?!
    — Нет.
    — Че нет, че нет?! — мичман, сам, похоже, того не замечая, впал в состояние недоблатной взвинченности и теперь каждой своей репликой подхлестывал, подзаводил себя, как подзаводят мотоцикл ударами по педали. Он аж раскраснелся. — Да кто ты такой, вообще, блядь?! Ты что, мужик? Ни хуя ты не мужик! Ты же говно! Ты же ссыкло полное! — тут Гимнюк скособочился, нырнул правой за спину и выволок небольшой черный пистолет. Повертел в руках. Подчеркнуто игнорируя Вадима, с медленным шикарным оттягом передернул затвор (коротенький ствол подозрительно высунулся на секунду из-под кожуха). Пощелкал маленьким рычажком, — предохранитель, догадался Вадим, — раз, другой. И лишь потом удостоил визави ленивого взгляда. — Только ты должен знать, кого больше всего ссать, — другим — таким же ленивым, несусветно фальшивым в своей вальяжности — голосом завершил Гимнюк; лениво встал; лениво пофланировал по комнате, держа пистолет стволом вниз в чуть отведенной напружиненной руке — будто собираясь кратко дострелить кого-то лежачего. Лениво провел глазами по стенам. Зацепился за заяву в медной рамке. Подошел ближе. Неторопливо вложил волыну обратно за ремень. Стал читать. Вадим поднялся с тахты.
    — Че это за хуйня? — с агрессивным непониманием обернулся к нему Гимнюк.
    Вадим сделал шаг, коротко размахнулся и изо всей силы ударил мичмана в лицо. Попал в нос. Опять отбив руку.
    — А! — сказал Гимнюк, хватаясь за морду. Мичман сгорбился, не пытаясь сопротивляться, в метнувшемся снизу на Вадима взгляде мгновенно сменились просто очень сильная боль, беспредельная, фундаментальная, никакими словами не описуемая дезориентация и сразу же — нарастающий, перерастающий в панику испуг. Из-под ладоней закапало красное. Вадим лягнул его ногой в пах. Все-таки не по яйцам, кажется, — куда-то в низ живота, но мичман послушно, может быть, даже преувеличенно, согнулся — и Вадим еще несколько раз добавил ему ноющим кулаком по уху. Увесисто брякнуло об пол. Пистолет.
    — Э… Э-э-у!… — Гимнюк, сложившись и съежившись, сполз под стену, пытаясь загородить как можно больше себя локтями и предплечьями. Откуда-то торчал безумный глаз. Вадим подобрал пистолет. Тот был тяжеленький и не по-металлически теплый. Кисть заныла сильнее, немилосердно. Гимнюк ворочался у ног, топорщил локти. Вадим постоял над ним — и спонтанно, по-футбольному засадил еще раз ногой. Ага, вот это предохранитель и есть. Щелк.
    — Ты чего? — незамедлительно отреагировал на последнее действие мичман, елозя внутри собственного узла, — ты чего?!
    — Встать, — почти неслышно велел Вадим, разворачивая ствол в его направлении.
    — Ты…
    — Я. Говорю. Ты делаешь. Сразу. Быстро. Молча, — голос от адреналина был бумажный. Пульс грохал в многострадальной руке. Распухшая ладонь неловко обнимала рукоять. — Встать.
    Гимнюк, сам себя опережая, вскочил. Он все так же держался за нос, видимо, сломанный — на форменную грудь уже изрядно натекло. Зато смотрел теперь мичман только на пистолет. — Пошел, — ствол вильнул в сторону прихожей. Гимнюк попятился. Повалил торшер, отшатнулся, допятился до стенки. Прилип спиной.
    — Туда, — вороненый курсор указал на дверной проем. — Пошел.
    Но Гимнюка, похоже, заклинило окончательно: он мертво врос тылом в стену, глазами в дуло. Вадим, выждав чуть, левой сграбастал мичмана за неудобный бирманисовский воротник-стоечку, развернул рывком (затрещали швы), помогая себе коленом и тыча пистолетом в ребра, вытолкал вялого, но не прекословящего Гимнюка в прихожую. Поскользнувшись на линолеуме, прогнал по коридорчику и втащил в санузел. Пнул к ванне, пришпорив твердым железным обрубком по почкам, перегнул через скругленный борт, почти приложил лбом о шершавое эмалированное дно. Вдавил ствол в блеклый, взмокший, с редкими перхотинками полубокс. Охранник раскорячился над ванной: руки уперты в чугунные стенки, неожиданно массивная и широкая, шире плеч, задница торчит над краем.
    — Что это за байда про подмосковных партнеров? — сипло спросил Вадим.
    — А?
    — Что за подмосковные партнеры у Самого? — Вадим вдавил ствол сильней. — Ну!
    — Лунинские! — сообразив наконец, зачастил мичман сдавленным речитативом, гулко чугунно резонируя. — Бра… бандиты, ну лунинская группировка, российская, у них этот, Вчерась, авторитет, в Швейцарии еще прокуратура, но он отмазался… Наш… Сам… он… бабки ихние отбеливает, ну, через банк, давно уже, бизнес у них, большие варки!… Полроссии у этих лунинских куплено… Они бабки скидывают, возят, налом просто, Сам отмывает. Ну, банк иностранный типа, не российский, международный, но рядом чисто, удобно, и по-русски все, свои, въезжают… У этого Вчерася в Латвии вообще завязки, недвижимость тут… А бабки они Самому, а потом легально уже берут, отмытые, прокрученные чисто, ну, минус процент, и не доебешься, все путем!… Семь лет уже!… А тут это, короче… — он запнулся.
    — Ну!
    — Ну это, в этот раз, да, бабки немеряные, лимонов несколько, точно не знаю, много очень, чисто налом, живые бобоны, они Самому передадут… А их, лунинских, Интерпол давно пасет, они же в Европе, на выезде чисто, вот. А Сам знает, у него завязки крутые, он добазарился, ну, с ментами, с Интерполом, да, что сдаст, что информацию чисто всю сольет, ну, счета, номера, все дела, как они бабки тут моют, а их повяжут всех. Только они это, сначала бабки ему сдадут, перед новым годом должны, точно, Самому лично, а потом он сольет, их повяжут, а бабки Самому останутся. Они же нигде, их нет, их по бумагам нету ваще, чисто наличка же, черная, без документов!…
    — Ты что несешь? — Вадим отодвинулся слегка, отодвинув пистолет от гимнючьего затылка; мичман, однако, остался в прежнем положении: — Что за бред?
    — Честно!… Тьфу… У меня дядя спецреферент, я в курсе, он с Самим все крутит, ну, по бабкам этим, тьфу, они точно, без пизды, стрелка у них будет, тьфу, а че Самому сто штук, ну хуйня же, а лунинских он ссыт, если сткунуть, они ж его завалят просто, сразу, сто пудов, они же звери, им похуй все, тьфу, это ж Россия!… — мичман дышал часто и шумно, постоянно сплевывая кровь.
    — Диск где?
    — Что?…
    — Дивидишка! — Вадим крепко наподдал коленом отставленный зад.
    — Здесь! У меня… Тьфу. В кармане…
    — В каком кармане?
    — Сбоку!… В кителе слева…
    — Вынимай, — Вадим еще отодвинулся, на шаг от ванны.
    — Да… — Гимнюк, изгибаясь, но не разгибаясь, старательно не поднимаясь над заданной плоскостью, полез, промахиваясь, в униформенную куртку. — Чисто все тут!…
    Вадим вынул из тряских пальцев серебристую блямбочку. Кинул на стиральную машину. Мичман в точности воспроизвел изначальную позицию, мордой в сток, задышал, заплевался в готовности говорить и исполнять. Вадим отступил еще, до стенки, поверх черной гимнючьей жопы навел ствол на блеклый полубокс. Ребристое железо держалось в разбитой правой нетвердо — Вадим взял пистолет обеими. Положил указательный палец на крючок спуска и, зажмурясь, потянул. Ахнуло гораздо сильнее, чем он ожидал: заложило уши, голову залил тонкий гуд — и в нем потерялась пара более громких, но однократных звяков. Вадим открыл глаза. Охранник Гимнюк и сейчас почти не сменил позы, только совсем обвис животом на бортике — да ноги в высоких шнурованных ботинках, прежде напряженно полусогнутые, безвольно разъехались по плитке, оттеснив круглый вязаный коврик. Вадим нарочито аккуратно поставил между ними собственную стопу, перенес на нее вес тела, заглянул. В центре стриженого затылка ровно темнела маленькая круглая дырка. Вокруг мичманской головы лег на белую эмаль несимметричный узнаваемо-красный нимб. Вадим бережно поместил пистолет на стеклянную полочку над умывальником (с пустопорожним дребезгом покатился в раковину дезодорант), переступил к унитазу, стеариново оплыл на корточки и хрипло блеванул в фаянсовую воронку сгустком почти чистой желудочной слизи с коричневым привкусом кофе.

10

    Сляк-сляк. Сляк-сляк. Это было совсем другое сляканье -жесткое, железное, скользяще-скребущее. Сляк — плоское тусклое лезвие ложится одним боком; сляк — другим, показывая едва различимое клеймо «нерж.» Одинаковый звук, однообразное действие. Еще очень долго надо водить ножом по серо-коричневому бруску из абразивных материалов (архаический, средневековый процесс) — лезвие безбожно, невозможно тупое. Вадим несколько раз пробовал пальцами кромку, регулярно убеждаясь, что работы очень, очень, очень много. Так что у него было время подумать и решить. Обстоятельно подумать. Все решить. Как же все-таки болит рука. Сляк-сляк. Сляк-сляк. Нож был суровый — особливо для кухонного — толстая пластмассовая ручка, толстый клинок. Тупой только — страсть. Сляк-сляк. Вторично порезавшись, Вадим сам себя одернул: хватит тянуть. Монументальный охранников зад все так же доминировал над ванной: вопреки высокому мичманскому достоинству Гимнюк послушно ждал прописанных баночек. Вадим неуверенно подступился. Слякающий звук, обособившись от источника, продолжал жить в ушах. С чего начинать? Перевернуть? Зачем? Жопа так жопа. Н-да… Он нагнулся над охранником и задрал ему куртку на спину. Сляк-сляк. Подсознательно Вадим ожидал увидеть полосатую флотскую тельняшку, но нет — вместо морской души на теле мичман носил удручающе гражданскую майку. Ремень… Ремень — всем ремням ремень, опухнешь пилить. Вадим положил нож на стиралку и, преодолевая себя, запустил руки под брюхо трупа. Поковырялся. Пряжка звякнула о чугун. Вадим разогнулся, поддел кожаный жгут, вытянул из штрипок, отшвырнул. Сляк-сляк. Логичным было бы идти дальше и растегнуть штаны, а потом просто снять — но от одной мысли о возне в гимнючьей ширинке, почти в гениталиях, он едва не сблевал опять. Сляк-сляк. Вадим взял нож обратным хватом, заложил за пояс форменных брюк, стал распарывать, нажимая на себя. Как он и боялся, крепкая материя давалась плохо. Вадим старался держаться срединного шва — лезвие ерзало между ягодицами покойника, тот игриво повиливал попкой. Видимо, блевотины всяко не миновать. Сляк-сляк. С треском шов разошелся — до промежности. Тугая черножопость распахнулась, беззащитно открыв мятые голубоватые трусы класса «семейные». Отрывистое сляканье сливалось в нерасчлененный свист. Свист наращивал скорость. Дальше — хуже. Не в силах прикоснуться к гимнюковским штанам руками, Вадим засунул лезвие ему в карман, cначала в правый, тупым краем вниз, принялся дергать. Потом левый карман. Из того выпала синяя пачка легкого LM. Ноги мичмана, бледные, какие-то безвольно пухлые, поросли светлыми редкими волосьями. Особенно омерзителен был кожный сгиб с изнанки коленей. Черт, ботинки. Высокие псевдоармейские шнурованные черные «гады» с рифлеными подошвами-траками. Не глядя на натюрморт перед собой, Вадим опустился на корточки, придерживая — пришлось — другой рукой щиколотку, продел лезвие сзади в шнуровку, в несколько движений рассек. Бросил нож. Ухватил обеими руками, мараясь в обильной, даром что подсохшей уличной грязи, правый потрескавшийся «гад». От рывков за ногу зашевелилось все мичманское тело. Бл-лядь!! Ботинок улетел под раковину. Плотный склизкий духан освобожденно распространился по ванной. Светло-коричневый в розовый ромбик носок полусъехал, но лоснящаяся продубевшая пятка хлопчатобумажной пакости отставала от кожи владельца с неохотой и недовольным тихим треканьем. И даже отстав, продолжила казаться твердой: мозольно блестящий кругляш, рифмующийся с желтой мозолью на пятке Гимнюка. Но даже на втором носке Вадиму удалось не проблеваться. Дальше — хуже.
    Вадим встал. Труханы. Он передавил собственный пищевод властным внутренним усилием, поддел острием ножа (еще вчера, надо же, он им хлеб резал) нижний подвернувшийся край семеек. Материя разошлась без сопротивления, натянулась и лопнула резинка. И вот тут Вадим не выдержал. Отвислая обширность, ноздреватая дряблость, даже на фоне ног контрастная иссиня-белесость никогда не загоравшей, кое-где подернутой рябью растяжек мичманской жопы, отчетливость каждой черной крапинки не развивающихся от постоянного трения о вахтенный стул волосяных луковиц, — развернули его и опрокинули над толчком. Оттого что в желудке давно уже ничего не осталось, спазмы продирали особенно болезненно. Зато потом было уже на все плевать.

    …Черные остатки бирманисовского шедевра, светлые лоскуты белья, смрадоточивые заскорузлые сырки, раззявленные облупленные говнодавы, часы «QQ quartz» отправились в объемистый коричневый полиэтиленовый пакет, заполнив его почти целиком. Дивидишку Вадим размельчил на кухне молотком и присовокупил к лохмотьям. В комнате разделся сам — по пояс. Порывшись, отыскал в шкафу старый выцветший тренировочный костюм институтских еще времен. Надел кофту. Глянул на часы. Без пяти десять. Он посидел на тахте, пытаясь не думать о том, что ему предстоит. Малопонятное мрачное спокойствие, циничная уверенность незнакомо конденсировались в нем. В ушах уже не свистело. Картонные перегородки пятиэтажного барака подтверждали, что всюду жизнь. Где-то бушевал русский попс, где-то звонкий молодой женский голос под фонограмму захлебывающегося детского рева с последней, смертной ненавистью орал: «Спа-а-ать! Кому сказано: спа-а-а-а-ть!!!» Пора. Вадим подобрал молоток. Посмотрел, взвесил в руке. Отложил. Из кухонного стола извлек другой. Цельнометаллический, с кубической тупо-шипастой с обеих сторон головкой — для отбивки мяса. Оттуда же — ножницы. Крупные, наподобие секатора, пружинные ножницы с ярко-зелеными веселенькими пластмассовыми ручками. Для раскусывания куриных костей. Вернулся в санузел, выложил арсенал на крышку стиральной машины. На четвереньках стал исследовать щербатую плитку пола, переставляя гремучие тазы, жестяной бак, шуршащие внутри пачки стирального порошка. Мозолистые гимнючьи ступни маячили перед носом. Вот! Гильза, пробитый цилиндрик, примостилась за унитазом, у крашеного охристой краской бетонного основания. В пакет. Дальше!
    В своем нынешнем виде и положении мичман-гард не олицетворял уже ни порядкоохранительную бдительность, ни мужчинскую бескомпромиссность армейско-флотского кодекса. Голый Гимнюк висел на борту ванны громадным мягким пупсом, скомпонованным из батонов и ломтей отливающей жирно-бежевым ливерной колбасы. Вадим нагнулся, за уши приподнял покойнику голову. Натекло изрядно, по дну раскиданы были фрагменты разной консистенции. Едва удерживая левой мичманскую вывернутую башку, он зашарил правой в тепловатой загустевшей пасте, в осколках, кусочках, крошках. Не сразу нащупал сплющенный катышек пули. В пакет. Дальше… Вадим взялся пачкающими ладонями за гимнюковские голени и натужно, используя его ноги как рычаги, перекручивая и вдвигая, заполнил непослушным, неподатливым мичманом-североморцем чугунную лохань. Одна охранникова рука — левая — ушла под зад, пятки высоко уперлись в стену. Таз снова оказался выше головы, сизый членчик выпал из зарослей набок. На лице — словно косметическая маска. Во лбу отверстие было больше и неряшливей, что-то в нем проступало и просвечивало, Вадим не смотрел. Дальше. Он лишил Сергея Гимнюка воинского звания и уволил с должности. Оставалось теперь лишить его личности. Стирание личной истории. Не по Кастанеде. Кастанеда об этом ничего не писал. Железная ручка скользила в окровавленной ладони, по-прежнему давала о себе знать вчерашняя ссадина. Чем опознанный труп отличается от неопознанного? Он перехватил молоток левой. Первый — улика (покойный, господа, работал в том же банке, что и съемщик одной из квартир в этом доме. Экое, господа, совпадение). Встал перед ванной на одно колено. Второй — просто порция разлагающейся органики. Оперся правой о край. Как опознать труп? Примерился. Визуально. По лицу. Помедлил. По зубам — может быть. Не знаю, как здесь и сейчас, в условиях развитой системы частной стоматологии. Но в советских детективах покойников опознавали по зубам. Отвернул собственное лицо и с размаху опустил молоток на гимнючье. Вышло глухо, как в обитую тканью доску. Пара теплых точек прыгнула Вадиму на щеку. На мичманской скуле отпечаталась шипастая сетка бойка. Вадим отвел молоток как можно дальше, и, не жмурясь и не отворачиваясь, только щурясь от летящих брызг и твердых обломков, рубанул, рубанул, еще, и еще, и еще раз рубанул с максимальной силой. Большая часть носа готовно вмялась, но под переносицей остался твердый треугольничек кости. По нему пришлось дважды врезать прицельно, и со вторым ударом вместе с носовой костью внутрь черепа провалилось все, что располагалось между выходной дырой во лбу и глазницами. В верхней части лица, между бровей, образовался неровный ромб, при третьем ударе орудие с мокрым звуком ушло в него до половины. Головоломка. Модная игра. Head Crusher. Второй день подряд. Вот что значит настоящий фанат. Вадим принялся расширять и углублять нижний угол ромба. Тут, под носовым отверстием, мелкие кости соединялись под разными углами, образуя систему полостей. Вадим сразу внес в нее хаос. Верхняя губа отслоилась, зубы дробились легче, чем челюсть. Когда Вадим справился с ней, уже вся середина лица превратилась в воронку, яму. Фэйс — офф. Он оценивающе приостановился, потом еще добавил туда для гарантии, не встречая под молотком особого сопротивления. Первый же удар по выпиращей нижней челюсти своротил ее набок, второй, неудачный, расквасил язык. Зубы Вадим крошил коротко, отрывисто, как по шляпке гвоздя — в итоге челюстная, совсем вывороченная из связок под ушами скоба раскололась надвое. Лоб оказался прочнее всего, но и бить по нему было удобнее. Под конец уже вся собственная вадимова морда была в мичманском соку. Он выпустил молоток, сунулся к раковине, отвернул холодную, долго тер руки, плескал на лицо. Даже на волосы попало — он намылил их, влез башкой под кран. Как еще можно опознать труп? Вадим попробовал в занемевшей от холода кисти пружинящие ножницы. С волос текло. Еще — по пальцам. Щекочущие капли семенили по вискам. По отпечаткам пальцев. Если они где-нибудь зафиксированы… Про это Вадим не знал. Он подцепил гимнюковскую ладонь, зажал большой палец мичмана в своих, уместил сустав между коротких лезвий. Свел ярко-зеленые веселенькие пластмассовые ручки. Фаланга, почти полностью состоящая из квадратного крепкого ногтя, упала в ванну. Вадим уронил гимнючью кисть, подобрал обрезок. В пакет. Два. В пакет. Нормальный конвейерный процесс. Три. Повторение простых действий. Четыре. Из срезов выливалось, не брызгая. Пять. Левую руку надо было еще выпростать из-под тела. Это оказалось не так просто — выпростать. От резких манипуляций мертвые стопы чертили по стенному кафелю, одно колено билось о чугун. Так. Поехали. Раз. Два. Четыре. Есть. В пакет. Молоток — в пакет. Ножницы — туда же. То, что лежало перед ним, больше не было Сергеем Гимнюком. Оно было мусором, который следовало убрать. Вадим еще раз сполоснул руки. Ну что? Голова? Опять на кухню. Из узкой щели меж ровно фонящим пожилым холодильником и стеной он выковыривал скомканные целлофановые мешки, выбирая подходящий. Это начинает входить в привычку. Маленький. Вот вроде… нет, дырка. Про-ре-ха. Не то. О. Годится. Целенький, вполне поместительный. Обнявшиеся умильные кутенок и котенок, глазища вполморды. Очаровательно. Упаковочная бечева. Не порвется? Не должна. Он завел ладонь под слипшийся ворс полубокса на покойницком затылке и нахлобучил котика с песиком на оставшуюся от черепа полусферу. Внезапным неудобством обернулось отсутствие подбородка — не под чем было вязать узел. Зато упаковочная бечева в обращении значительно практичней золотистого галстука со скарабеями… Труп измазался не так чтоб очень сильно — в основном грудь, плечи, лопатки. Ну и мешок, разумеется. Котик с песиком. Вадим снял с косого штыря граненую рукоять душа. Пустил воду на полную. Напор был такой, что перекрещенный сток не справлялся, и уровень побледневшего вспенившегося красного в лохани повысился. Струи шебуршали по целлофану. Чтобы толком обмыть, тело снова надо было ворочать. И снова Вадиму страшно мешали растопыренные трупьи ноги. Поборовшись, чертыхнувшись, — он согнул обе в коленях, а колени подтянул к животу. Успевшая присохнуть кровь сходила плохо. Пригодилась жесткая щетка для чистки ванны. Ну, допустим. Сток, хрюкнув, всосал. Вадим стащил с себя заляпанную тренировочную кофту. В пакет. Еле утоптал — тот был под завязку. Переоделся обратно в цивильное. Десять пятьдесят одна. Рановато, народец еще может шастать… Он вышел из квартиры. Начинался самый опасный этап — публичный. Его пятый этаж был последним, прямо с узенькой, железными перилами огражденной площадки на чердак, к квадратному люку в потолке, вела отвесная железная же лесенка. Снулая лампочка дежурила под плоским пыльным плафоном. Свет — это плохо. Это увидят: с улицы или соседи — в дверной глазок. Свет — это раз. Два — висячий замок, чья дужка обручила скобы на половинках люка. Замок, кстати, не слишком серьезный — но и от такого ключа у него нет. Перепилить дужку? Ножовкой? Громко, долго. Услышат, глянут в глазок, свет — увидят. Да, свет. В первую очередь. Или нет. Нет. В первую — подвал. Где у меня ключи от подвала? Твою мать… За все время, что Вадим снимал эту квартиру, подвалом он не пользовался и не собирался — и где лежат ключи от него, забыл напрочь. Где? Где они могут быть теоретически? Надо же — проблема… Он распахивал шкафы, выдвигал и вдвигал ящики, швырял на пол содержимое, он первернул всю прихожую и кухню… Ни хера. Минут через двадцать оказалось, что ключи всю дорогу лежали буквально под носом. Так… Фонарик! Фонарик, фонарик… Фонарик. Вадим спустился вниз, вышел на улицу. Cеялся дождь — даже не мокрый снег. Дождь. Под Новый год. У подъезда, под козырьком, зиждилась колония простейших: крупные юноши с вялыми лицами пробавлялись пивком, некачественная девушка с неприродным цветом волосяного покрова беспрерывно визгливо ржала в одной тональности. Это тоже хреново. Хорошо хоть незнакомые. Скажем так, Вадим никого из них не знает. Никогда не приглядывался к соподъездникам… Под безразлично-недружелюбными взглядами он отпер подвальную дверь. Гнойное электричество обозначило бетонные ступени в непроницаемую картофельно-земляную сыроcть. Он сошествовал, напутствуемый упрямым пилорамным весельем. Оживил фонарик. Трубы разной значимости, толщины и гибкости ползали в пыли. Валящее от некоторых нечистое ангинное тепло тревожило волглую стылость. Щелястые дощатые перегородки, совершенно наобум поделившие и без того скудное пространство, с убогим апломбом претендовали на индивидуальность, без малейшего признака очередности демонстрируя личные номера — выведенные тем более размашисто, чем более коряво. Семнадцатая, семнадцатая, где тут может быть семнадцатая?… В семнадцатой, на первом этаже, все лето делали ремонт, не иначе евро — Вадим многажды наблюдал, как переправлялся на помойку соответсвующий мусор: суммарным объемом, казалось, много превосходивший объем скромно-стандартной советской квартирки. Частью — то ли заготовленное, но не пригодившееся, то ли использованное, но не до смерти — сносили в подвал: какие-то рулоны, мешки. Собственно, на мешки он главным образом и рассчитывал — случайно запомнились огромные непрозрачные полиэтиленовые, в которых таскалось непонятно что (опять мешки, пять полиэтиленовые…). Хотя «рассчитывал», пожалуй, слишком круто сказано. Надеялся на нечто в этом или аналогичном духе. Нечто. Что-нибудь. Вот — семнадцатая. Забито действительно под завязку. Замок — это вам не чердачный — настолько самодостаточен, самодовлеющ и исчерпывающ, что сугубая номинальность досок кажется вполне естественной. Слом такой доски даже правонарушением не воспринимается — скорее ударом милосердия. Да и Вадим уже, считай, специалист. Это тоже входит в привычку. Которая вторая натура. Хря… хря… хрясь! Раковина. Железная. Ржавая. На хуй, на хуй, вскричали юные пионеры. Стулья, еще какой-то хлам. Коробки, черт их разберет. Пыли-то, пыли… Это что у нас, под клеенкой? Окна. Снятые рамы со стеклами — стеклопакеты, что ли, поставили?… Где же мешки-то? Ведь были же мешки… Были. Сплыли. Фак. Ну? Вадим, глотая пыль, тупо топтался на кладбище домашних предметов. На свалке истории. Темень вокруг дополняла декорацию. А может, захоти он вернуться в больший мир — ни хрена не выйдет?… Все, выпал из процесса. Утилизирован. А это? Ну-ка, ну-ка… Да! Точно! Даже лучше, чем он ожидал. Линолеум. Драный с краю, но толстый, жесткий — супер. Утепленный. Здоровенный такой рулон. Рулон Обоев — чеченский полевой командир… Выше Вадима ростом, метра три. И метров еще так на пять. Комната. Ну да, правильно, пятнадцать квадратных, точно как и у него большая. Лучше не придумаешь. Ну ни фига себе! Тяжелый, c-собака! Тяжелый — не то слово. Неподъемный. И грязный. В какой-то волосне. У-й-е-мое… Кто бы мог подумать, что убийца — это тяжкий физический труд?… На пятый этаж если еще… Так, стоп, пятый этаж. Засекут, неровен час. Выйдет кто… Время не такое позднее. Гоблины эти у подъезда. Shit! Ничего себе сценка — прет на себе чувак в одиннадцать вечера рулон старого линолеума. Причем наверх. А если его найдут скоро? Вот возьмут и найдут? В этом самом… Нет, не пойдет. И свет в подъезде. Во! Свет мы вырубим. Как раз тут, при спуске в подвал же выключатель. Ага! Ага… Вот чего-то подобного он с самого начала и ждал. Не было выключателя. Только грубо зацементированное отверстие там, откуда его выдрали. Потому что свет в подъезде давно врубает и вырубает автоматика. Прогресс, бля. Подоспело подвисание. Клин. Вадим сел на ледяные ступени рядом с втянутым на них линолеумом. Циркулярная пила снаружи работала с прежним усердием. Вот же хорошее у человека настроение. Оптимизм, бодрое жизнерадостное мироощущение… Гоблины, похоже, обосновались надолго. Что делать? Свет будет гореть всю ночь. С этим ничего не поделаешь. Ну почему — у себя-то на этаже можно и поделать. Вывинтить лампочку. Плафон снимается просто. Так что самого интересного соседям не видать. Хотя шуму всяко не оберешься. Замок люка? Сбить. Молотком (опять молотком…). К вопросу о шуме. Лестница чердачная тоже гремит. Вы крепко спите, господа соседи? Кто живет справа от него, Вадим вообще не знал. Кажется, никто — по крайней мере, постоянно. Зато слева — целая семья, хрестоматийная: папа-мама-сын-дочь-собака. Двортерьер, помесь бульдога с носорогом. Собака, вроде, спокойная, но… Как она отреагирует на ночную возню за дверью? Выстрел! Выстрел они тоже не могли не слышать! Что это у вас за суета в такой поздний час? А, не беспокойтесь, это Вадик народ мочит, трупы таскает. Он это всегда по ночам. Интеллигентный такой молодой человек, здоровается каждый раз… Скоро пробрал холод. Холод — не тетка. Вадим, преодолевая сопротивление неимоверно сгустившегося и потерявшего изрядную долю прозрачности воздуха, встал, подобрал фонарик и вышел к молодежи. Cценка со взглядами и нежным девичьим смехом повторилась в обратном порядке. Когда он был на третьем этаже, на втором заворочались запоры, забубнили голоса, донеслось «ну, чаошки!» — человеческие единицы количеством несколько затопотали вниз. Хочется верить, к трем ночи здесь сделается поспокойнее. Или к четырем. Самое глухое время. Тогда он выйдет. Тихо-тихо, не будя соседскую собаку. Вывинтит лампочку на площадке. Вернется в подвал. Втащит на пятый этаж линолеум. Неважно, что он его никогда, ни за что, при всем желании не втащит. Неважно. Собъет замок. Неважно, что долбаная бульдожье-носорожья помесь непременно разлается. Как-нибудь эдак бесшумно собъет. Не знаю, как. Потом поднимет линолеум на чердак. Неважно, что по отвесной лесенке это еще в пять раз невозможнее. Поднимет. И вот тут, собственно, начнется основное. Главное…
    Потусторонняя комната относилась к посюстороннему оригиналу как скверная черно-белая (-желтая, скорее) ксерокопия. Неубедительным этим дубликатом окно, за неимением лучшего, восполняло отсутствие за собой вообще какого бы то ни было пейзажа — спальный район в соответствии с определением, оцепенел в кромешной непроглядности. Ветер с равными интервалами звонко охаживал стекло мелким дождем. Огонь сигареты отражался индикатором электроприбора. Затем прибор обесточили — сигарета дотлела до пальцев. Вадим стряхнул длинный бычок на подоконник. Тот был уже весь засыпан — окурками точно такой же избыточной длины и в таких же темных пятнах. Просто руки изгажены, и сигарету подносишь ко рту, держа ее посередине. Впрочем, харя тоже наверняка грязная. И одежда грязная. Все грязное. На зубах скрипит. Херов подвал. Херов линолеум… Когда Вадим доволок (именно так — волоком по ступеням) его до площадки между третьим и четвертым, до шестой площадки — он совершенно от балды, ни с того ни с сего вспомнил, что соседи слева перед самым Рождеством шумно и обстоятельно снялись и вместе с сыном, дочкой и дворнягой уехали к родственникам в Россию. До Нового года. И даже попросили Вадима по мере возможности приглядывать за квартирой. Снялись они, разумеется, тогда, когда снялись, просто сейчас это вылетело из переколбашенного сознания — но в силу аберрации мышления воспоминание о событии превратилось для Вадима в его причину. И он понял, что запредельное усилие не только преодолевает пределы физических возможностей и законов и логические рамки — оно их расширяет. В соответствии со своими нуждами. Так что это сам Вадим освободил себе целый этаж — под спокойную работу. С этого момента он больше не сомневался, что сделает все как надо. И вообще все будет как надо. Все будет хорошо. Под Новый год не может не быть все хорошо. Вадим машинально сцапал трофейную пачку. Вытряс на ладонь «элэмину». Последнюю. В наследство от Гимнюка ему перешло штук семь. Или десять. Он никогда особо не смолил — так, по случаю… Прикурил от спички. Те, наконец, перестали ломаться. А то поначалу эхо дикого мышечного напряжения совершенно сбило координацию движений… Лампочку он все же выкрутил. С замком получилось несколько дольше и громче рассчетного — забить. С линолеумом зато вышло проще — он пропустил через середину рулона кабель телевизионной антенны, бесконечный моток которого позаимствовал все у тех же рачительных хозяев семнадцатой с первого. Завязал поверх. Влез на чердак и за длинный конец кабеля втянул рулон. Подумал и закинул туда же подарок давней подружки, черную лайкровую простыню — обширную, двуспальную, в самый раз. По чердаку носились, подвывая, но не нарушая тухлой затхлости, сквозняки, было не распрямится, фонарик без энтузиазма отметил многолетние натеки птичьего, голубиного, наверное, дерьма. И скелеты голубиные. Дождь, теребящий близкую крышу, отсюда слышался странно. Мохнатый цилиндрик пепла, даже упав, сохранил форму. Сейчас опять обожжет. Вадим не стал дожидаться, затушил сигарету о стенку оконного проема. Ноль три сорок восемь. Пупс устроился в ванее вполне уютно — на бочку, калачиком. Подъем! Вадим бесцеремонно ухватил труп за уже холодные щиколотки, развернул, потащил наружу. Протестующе зашуршал пакет. Погоди, это мне кажется, или действительно шея и плечи не гнутся почти? Окоченеть, что ли, намереваемся? О-о! — и синенькие пятнышки вон пошли. Лиловенькие… Гимнюк, оказывается, перешел в новое качество. Он уже не был просто недействующим, неисправным человеком, он превратился в самостоятельную и по-своему полноценную вещь. Которая существовала по собственным правилам и судима могла быть по собственным критериям. О пол вещь шлепнулась в два приема: жопа и запакованная так сказать голова. Тяжелый, конечно — но не тяжелей Очкастого. Вадиму подумалось об относительности кажущегося большинству единственным социального критерия сравнительной оценки ближних. Скажем, столь далеко разнесенные в общественной иерархии начальник пресс-службы крупного банка и ничтожнейший вахтер из службы внутренней охраны запросто могут быть уравнены. По весу. Вадим дотащил тело до прихожей и отпустил ноги. Что касается гимнюковского веса, то, кажется, сейчас ему придется подробно разобраться со всеми аспектами вопроса. Может, все-таки стоило его — того? На куски?… Ладно, если так будет продолжаться дальше, то и это не за горами. А пока обойдемся. Вадим размотал телекабель. Как его лучше? Ногами? Да, наверное, ногами. Мичманские голеностопы он соединил двойной восьмеркой, наложил сверху много-много-много витков. Вязать неудобно: кабель — толстый, неэластичный. Подцепил конец. Ну что, бля, c вещами на выход?… Два с половиной метра. Всего-то два с половиной. Высота, превосходящая собственно мичманский рост меньше чем на его треть… Голые подошвы, смутно белеющие внизу, пялились на Вадима с тем же выражением, что рифленые подошвы ботинок со столика из автомобильного крыла. С наглым (я-то, дескать, своего добился: вон как ты со мной паришься, возишься, пыхтишь — а мне все по лимонаду, валяюсь себе в расслабухе, поэл, карась?…). Пупс привычно задрал нижние конечности и таз, согнувшись пополам под прямым углом — спиной он сейчас лежал еще на площадке. Теперь надо оторвать его от бетона. И — два с половиной метра. Легко сказать. Гладкая пластиковая изоляция скользит в мигом вспотевших руках. Вадим накрутил кабель на обе кисти. От первого рывка в них словно раздавило разом все косточки (бедной правой вообще хана). Хрупенькие такие, ненадежные пястные косточки. Отцы инквизиторы, как свидетельствует пражский музей, питали слабость к всякого рода тискам. Надорвусь, еб же ж, в натуре… Человек — это очень тяжело!!! Упершись в пол правым коленом и левой стопой, откинувшись корпусом, корежа морду, мучительно мыча — Вадим тянул. В противоположном направлении внутри него самого, к промежности, пропорционально наращивая, наращивая, до невозможности терпеть, до сейчас лопну! наращивая давление, прессуя внутренности, выжимая изо рта это стонущее мычание и пот из кожных пор, едва ли не кишки из зада, страшно, неостановимо двигался некий поршень. От трупьих касаний нервно взлязгивала лесенка. Вот когда понимаешь, насколько мало метафоры в пошлостях типа «глаза на лоб». И насколько в сущности хрупкая это штука — позвоночник. Вадиму удалось приподняться, разогнуть колени — ботинки, еле сцепляясь с перекрытием, съезжали по бетону в сторону люка, — Вадим чувствовал, что Гимнюк запросто может выиграть и утянуть его за собой туда. Хрен, хрен, хре-е-н тебе, с-с-с-с-сука, я один раз тебя сделал, и второй сделаю, и третий сделаю, если понадобится. Я теперь всех и вся и все что угодно сделаю, яс-с-с-с-сно?!!! Он сделал шаг назад. И еще шаг. Не, ни в какую… И еще один. Потом он лежал щекой на песочного пошиба крошечных крошках, которыми сплошь был покрыт пол, и слушал собственное сердцебиение.
    Потом встал. Оп-оп-оп… Нет, именно встал. Стал стоять. Не прямо, конечно, не в рост в смысле — крыша! — но прочно. Относительно. Нашарил фонарик. Гимнюк. Кабель. Рулон. Где простыня? Простыня. Бечевка. Осталось сплюсовать слагаемые. Простыню — расстелить. Ну, скажем, хотя бы так. Чхи! — достали с пылью. Гимнюка — на простынку. Вот. Расправим, расправим… Завернем. Еб! макушкой… Тщательно, тщательно, чтоб ни щелочки, чтоб не вонял слишком… Ножки укутаем… О, бля. Кабель… Чхи! Да вот же нож, специально для этого припас. Не распутывать же… Вот. Кабель еще пригодится. Все засрано. Сраные птицы. Пернатые. Укутаем, укутаем. Теперь обвяжем. Бечевочкой. Головку еще раз. Поперек пояса. Чхи! Ножки, ножки… Ага. Добре. Чхи. Как ни глянь — типичнейший трупак. Но сие поправимо. Иначе б чего мы столько с этим рулоном пердели? Блин, ну хули так низко? Вадим раскатал линолеум. И впрямь — комната. Сверток… Не мичман, не охранник, не Сергей Гэ, не труп — сверток. Славный эволюционный путь. И последняя стадия, финал, венец в некотором роде — стадия рулона. Закатываем. Раз! Раз! И еще раз! Замечательно. Перфектно. Ну, не идеально круглый в поперечнике, овальный скорее, но у каждого свои недостатки. Зато ассоциаций с человеком ЭТО уже не вызывает. Вот теперь — кабелем. Еще разрежем. И в двух местах поперек. Намертво. Fine! Катился венец гимнючьей эволюции ввиду не идеальной круглости тоже не идеально. Но тут уже Вадим управился одними пинками. Он отпинал рулон в самый дальний конец чердака, затолкал в угол. Оценил. Проканает. Смотрится в общем антураже кала и запустения органично, внимания не привлекает. Даже если привлечет. Даже если извлекут. Даже если к тому времени он не окончательно сгниет. Хуй вы его опознаете. Вадим не только прикрыл за собой чердачный люк, но даже и замок навесил. Декорацию, вернее, соорудил. Кое-как зацепил за скобы. Вроде держится. Когда полезут, ясен хрен, увидят, что взламывали. Но для досужего взгляда все как обычно. Еще одна пошлость — «разламывается тело». Вы в курсе, что именно разламывается? Точнее не скажешь. Ща конечности на пол попадают. Словно взял на себя гимнючьи обязательства по разложению и осуществил в кратчайшие сроки. И рожа — черная. Просто черная. Про руки и одежду не говоря. Забить. Не кровь. Не улика. Отстираем. Рожу — так прямо сейчас. Кстати, кровь. Этого тоже еще хватает — в ванне и по стенам. По кафелю. Не то чтоб очень много, но… К счастью, это отмыть — раз плюнуть. Зря я, что ли, именно в санузле его валил? Отмывать он закончил от силы минут через пятнадцать. Рядом со стоком, в месте, куда попала пуля, откололась эмаль — надо будет закрасить. Хоть просто белой краской. Что еще? Вадим повесил душ, придирчиво огляделся. На стеклянной полочке под зеркалом в компании шампуней и дезодорантов ненавязчиво, но с достоинством обосновался небольшой черный пистолет. Вадим бросил его в карман абсолютно безотчетным движением — не оставлять же тут. Последнее. Господи, неужели последнее? Не расслабляйся, не расслабляйся, козлик (расслабиться — сразу рухнуть)… Пакет (да сколько можно пакетов?!) — с одежкой, пальчиками, инструментиками. Инструментики-то в чем виноваты? А что, хлебушек, опять-таки, этим ножом дальше резать? К завтраку? Да, нож, точно, сейчас бы забыл. Ага. Черт, легковат. А ну как не утонет? Вообще должон… А ну как нет? Чего б туда еще? Гантелю. Пять кило. Ежедневная уборка трупов гораздо быстрее приблизит вас к искомому состоянию бесповоротного Шварценеггера, чем утренняя зарядка. Тренажерный зал Аплетаева. Нормалек. Только перевязать горловину. Той же бечевкой. О! Но в прихожей выяснилось, что не совсем «о». Про куртку-то он забыл. Про верхнюю гимнюкову одежду. Короткая, плотная, недешевая, подбитая овчиной кожанка (тут мичман досадно изменил флотскому стилю ради авиационного — такое полагалось носить пилотам американских бомберов времен второй мировой). В пакет не влезет. Куда там. Забить. Будет бомжам радость. Хоть кому-нибудь польза от мудака. Он закинул пилотский кожан на плечо. Четыре сорок две. На улице изгалялся ветер, колотя какой-то незакрепленной жестью. Теплые, мокрые, насыщенные мельчайшего помола водой порывы забивали глотку, не давая дышать — Вадим пригнул и отвернул лицо. Ни один фонарь не горел и практически ни одно окно — видимость была немногим лучше, чем во вчерашнем лесу. Вообще в этот час нашпигованный человеками спальный район, гигантское ночное хранилище мыслящей материи, совершенно не казался обитаемым. Наоборот, очевидным становилось, что город — как и все придуманное и созданное людьми для собственного проживания, удобства еtс. — имеет другую сторону: зримую, понятную и осмысленную только для него самого. Гимнюкова куртка нырнула в первый же помойный контейнер. Молча метнулись тени. Кошки? Крысы? Стегоцефалы? В стиснутой девятиэтажками горловине двора ветер едва не сшиб с ног. За всю дорогу — а идти было немало, восемь кварталов, — ни единой машины не встретилось Вадиму, ни единого гребаного такси. При том, что это было, безусловно, к лучшему — лучше не делалось. Уровень «Спальный Район» сменился за очередным поворотом уровнем «Мир Реки» без предупреждения. Переизбыток панельных ориентиров (непригодных для ориентирования в силу скученной скучной идентичности) — вообще полным отсутствием последних. Поблизости темнота вытерта была до белизны — но дальше шла чистая, беспрекословная, монолитная, лишенная измерений. Лишь сбрызнутая, словно древний звездчатый скринсейвер, сыпью абстрактных огней: непонятно, насколько далеких и потому не дающих представления о ее, темноты, величине. На которую только ветер намекал — ровный, широкий, избавившийся от судорожной клаустрофобии дворов. Гремящий в гипотетической выси невидимыми проводами ЛЭП. Просторный пустырь, что предстоял Вадиму — кочковатый, засоренный жухлым травяным (тростниковым?) мочалом — полустаявший снег превратил почти в болото. Вадим прыгал, проваливался, хлюпал, увязал. Ноги тут же промокли. Наткнулся на обломки бетона, чуть не упал. Река проявлялась однородным мощным шелестом. Волны, едва-едва намеченные пенными штрихами на морщимых берегом сгибах, шли к тому под большим углом. Не без труда Вадим отыскал трубу. Канализационную, может, или еще какую — громадного диаметра, полувросшую в береговой и далее донный песок, ненамного совсем выступающую над водой горбылями бетонных сегментов и уходящую в реку метров на двадцать-тридцать. Не без труда шел по ней — не видать ни хера, да и волны, постоянно перекатывающие через сегменты, сделали скользкой полукруглую поверхность. Не без труда удержал равновесие, меча с размаху в Даугаву пакет — тот как в подпространство улетел, пропав для всех органов чувств одновременно. На обратном пути, за четыре квартала до дома, морось вновь дозрела до дождя.
    За три… За два с половиной… Он увидел их почти издалека — не их, вернее, а машину: то ли увидел, то ли музон услышал, равномерное буханье из открытой дверцы. Их-то самих как раз — только пройдя мимо, вплотную буквально: четыре-пять рослых силуэтов в бесформенных куртках. Тачка была голимая. Фонари не горели. При приближении Вадима они, до того перебуркивающиеся, перелаивающиеся, замолчали; молчали, когда он проходил; молчали, когда миновал их — и уже когда удалился шагов на пять, кинули практически не интонированное и безадресное: «Э, мужик». Так, подумал Вадим, не оборачиваясь, не замедляя и не убыстряя темпа. «Мужик!» — громче, настойчивее. Молодой, пэтэушный, щенячий голос хочет казаться низким и веским. Индифферентный Вадим в этот момент достиг чернильного промежутка между глухими торцами. Он услышал, что сзади набегают, и все-таки остановился, развернулся. «Мужик…» — уже приглушенно, свойски почти, на выдохе от бега — первый надвинулся, напер (выше его на полголовы), прочие, подтянувшись, окружили. Да, четверо, здоровые, лиц в темноте не различить. «Чирку нарисуй, мужик», — от первого несло бухлом. «Лопатник давай,» — нетерпеливо велели слева. «Как-же-вы-мне-все-на-до-е-ли», — без малейшей эмоции произнес про себя Вадим, без малейшего намерения суя руку в карман. Правую руку. В правый карман.
    «Ты че, не понял, кент?» — первый протянул пятерню — толкнуть, или за грудки сгрести, или за морду взять. Вадим вынул руку. Если бы в кармане оказался лопатник, он бы, наверное, отдал им лопатник. Или если бы гимнюковский пистолет стоял на предохранителе — он с ним ни в жисть бы не совладал. Но после выстрела в блеклый полубокс Вадим и не вспоминал ни про какие предохранители. Вспышка была слишком яркой и близкой — лица в ней он так и не успел разглядеть. Не дожидаясь даже, когда первый упадет, Вадим протянул руку влево — к другому источнику звука, и выстрелил еще дважды. Тогда только остальные среагировали и бросились бежать. Беззвучно, неправдоподобно быстро и в прямо противоположные стороны. Причем ни один — к машине.

11

    Импровизированный плакат изображал два классических деревянных выгребных нужника-скворечника, расположенных строго один над другим. На двери второго этажа, куда вела лесенка с кокетливыми резными балясинками, висела табличка Management. На двери нижнего — Employees. Вадим старательно разгладил смазанную с обратной стороны клеем бумагу, прилепляя нонкоформистский плакатик поверх рекламно-«банзайного» на дверь начальственного кабинета. Отошел на шаг, полюбовался. Явившись сегодня на рабочее место с изрядным опозданием, он обнаружил, что там, в выгородке, горит свет (на улице по пасмурному декабрьскому обыкновению так толком и не рассвело — в знак траура о почившем мичмане Гимнюке Рига как могла уподобилась его любимому заполярному Североморску). Очкастый вернулся! — естественным образом подумалось Вадиму первым делом. Но то-то и оно, что нет — на второй день необъяснимое отсутствие в пресс-руме его руководителя породило уже всеобщую подспудную ажитацию. «Там Анатольич и Сам!» — шепнули Вадиму с восхищенной интонацией сплетни. Сотрудникам, однако же, официально-настоятельно, не допускающим возражений сыпучим тембром главы отдела инфбеза объявлено было, что Андрей Владленович удалился в плановый отгул и до Нового года в банке не появится: благо сегодня, 29 декабря, — всяко предпоследний рабочий день. Вскорости Вадим лицезрел Пыльного и сам: в компании Цитрона и условно-обобщенного его референта тот возник из-за стеклянной зажалюзенной стенки — и сразу же навесил экзистенциально-унылый взгляд на Аплетаева. Уныние, несомненно, проистекало из осознания общего несовершенства человеческой природы, наиболее наглядно явленного на конкретном примере антиобщественных и преступных, административно и уголовно наказуемых действий этого самого Аплетаева — в курсе каковых Михаил Анатольевич согласно должности был, понятно, уже давно. Возможно, с самого начала. Возможно, даже с того момента, когда первая спора крамолы попала на благодатную почву аплетаевского мозга. — Вы опоздали, — скорее констатировал, чем спросил Пыльный. Вадим, чувствуя слабость в коленях и пустоту в желудке, вскочил, сбивчиво… фу, поморщился на это Вадим и просто согласился, спокойно глядя снизу, со стула, в музейно-восковую вытянутую физиономию: — Увы.
    Пыльный поколупал его водянистыми радужками еще столько времени, сколько, по его мнению, требовалось Аплетаеву для уяснения безвыходности своего положения и всесилия карающего инфбеза и тоном кладбищенского «аминя» приговорил: — Через час зайдете ко мне.
    Вадим, раздавленный, по всей видимости, и, безусловно, заранее сдавшийся, отвернулся к монитору. «Правилами КМ запрещено направлять переплаченные суммы платежей на погашение таможенных платежей, — наставительно сказал ему монитор, — тем не менее, если ГСД на это пошла, то проводки такие. Задолженность бюджету: Д2311 К55; разрешение сумму не платить: Д55 К5721; если НДС можно списать в предналог, то: Д5701 К2311, если НДС списать в предналог нельзя, то: Д7510 К5721 (К2390).» Монитор бредил. Это был тяжкий маниакально-депрессивный психоз на фоне ментальной дивергенции. Вопреки правилам русского языка словами, которых в нем нет, и знакосочетаниями вовсе хаотическими монитор описывал гипотетический вариант отношений между условными представлениями о том, чего в действительности не существует. Если бы Вадим чуть поднапрягся и вспомнил кое-что из сакральных знаний, приобретенных за последние два с небольшим года, он, вероятно, смог бы и расшифровать значение аббревиатуры НДС, и доагадаться, что это за таинственные Д и К. Путем ряда умственных операций он даже, скорее всего, восстановил бы тот message, что вкладывал в свое обращение к человечеству анонимный автор информационного бизнес-агентства. Другое дело, что он заранее знал: внутренняя логика этого и всех подобных текстов никак не соотносится с логикой объективной реальности. Последовательное снятие листьев с данного информкочана не имело ни малейшего смысла ввиду априорного знания результата, вернее того, что результата — кочерыжки — не будет. Ибо как файл представлял вымышленную схему взаиморасположения денежных сумм, как сумм этих нигде в природе не имелось в виде осязаемых пачек хрустких банкнот, как любая банкнота является по сути лишь символом какого-то фрагмента стандартного золотого бруска — так и брусок этот имеет ценность исключительно символическую. Следовательно, абсолютный аналог всякой бизнес-информации и любых бизнес-операций — бред и жестикуляция слюнявого шизоида, производимые коим звуки и движения стопроцентно осмысленны для него самого и стопроцентно бессмысленны для всех остальных. Вадим все это, разумеется, знал; знал он и то, что мотивационная схема, заставляющая его участвовать в коллективном пи-ар-бормотании и пускании бизнес-слюней — попросту безумие следующего порядка. В соответствии с ней он занимался переливанием пустоты из ниоткуда в никуда ради условности (денег), которую можно обменять на бессмысленность (столик из автомобильного крыла, или — в счастливой перспективе, если он преуспеет в деле преумножения пустоты — мобильного телефона M-i-35 Siemens, дарящего тебе несравненное блажество разговора об условностях и бессмысленностях непосредственно во время плавания с аквалангом или гниения на дне лесного котлована). Знать-то он знал, но — абстрактно. А этим утром вдруг познал — и очень остро — ОЩУЩАТЕЛЬНО. Словно отрубили какой-то дурной наркоз. Собственно, ясно, какой — на ум Вадиму снова пришло слово «инерция». Привычная, всеобщая и безальтернативная социально-экономическая парадигма при всех громоздящихся друг на друга и друг друга порождающих нелепостях обладает — именно в силу привычности и безальтернативности — огромной инерцией воспринимаемости. Однако убийство четырех человек в течение двух суток оказалось, видимо, равным ей по силе встречным импульсом — и инерцию эту нейтрализовало. Вадим перестал двигаться в общем потоке с общей скоростью — и окружающее на всех уровнях: от сознательного до эмоционально-инстинктивного — явилось ему тем, чем было на самом деле. Полнейшей бней. Гротескной и смехотворной имитационной псевдожизнью. В ней совершенно нечего было делать и уж тем более нечего было ее бояться. Поэтому, придя сегодня в офис, Вадим так обескуражен был вопиющим отсутствием у себя вчерашнего страха. Наоборот — зудящие искушения одолевали его. Фальшивую реальность, так долго ему навязываемую, хотелось провоцировать, заставляя вновь и вновь проявлять свою фальшивость. И вот в перекрестно просматриваемом пресс-руме, спланированном в соответствии с главным принципом тоталитарно-чиновного дизайна, принципом подконтрольности каждого всем, Вадим принялся позволять себе недозволенное. Для начала он задвинул обратно под столешницу тумбу с ящиками. Черная (с легчайшей коричневатостью) амеба сорока сантиметров в диаметре, все, что оставил после себя людям Андрей Владленович, с любопытством выглянула на свет. Никто, впрочем, ею не заинтересовался. Вот, Вадик, спасибо. Текстовик Светочка вернула владельцу помятую кружку. Что это, кстати, на ней написано? «Я убил четырех человек», пояснил Вадим. Светочка оформила подобие улыбки, показывая: она поняла, что собеседник шутит, но не просекла юмора. Вадим подумал, выдвинул один из ящиков, покопался, извлек картинку, как-то нарытую им в Сети и даже выгнанную на принтере ввиду остроумия — но спрятанную в стол ввиду предосудительного содержания. Извозил тыльную поверхность канцелярским клеем из помадного тюбика и на глазах коллег пришпандорил на самурайца. На сей раз реакция воспоследовала, и довольно скоро. «Ты что, сдурел?» — нетрадиционный Олежек с несвойственным педерастам раздражением повертел пальцем у виска и ревностно содрал неполиткорректность, запятнавшую-таки голодного буси ошметьями приклеившейся бумаги. Вадим понял, что это не показное, что Олежек вполне искренне возмущен глупой выходкой. Голубой пиарщик целиком находился под действием того наркоза, что не дейстовал более на Вадима. Более того, в данном случае обезбаливающее относилось не иначе как к разряду опиатов: галлюцинаторный бред банковского бизнеса вызывал у его субъектов эйфорическую веру в себя и при любом на себя покушении рождал фрустрационное неудовольствие, обозначаемое торчками словосочетанием «ломать кайф». Причем относилось последнее, конечно, не только к Олежеку и не только к коллегам Вадима по банку. На игле сидела подавляющая часть сограждан — недаром Вадим успел за два года привыкнуть к быстрому завистливому напряжению собеседников при реакции на известие, что он теперь работает в REX'е. Вот и Рита, например, в свое время без возражений раздвинула перед ним тонковатые ноги именно потому, что парень из банка — это КОМИЛЬФО. Да и сам он стал пихать между этими ногами свои пятнадцать с половиной, исходя из того же соображения: что модное дизайнерское бюро — это тоже комильфо. Их упражнения на пожертвованной клубу одиноких сердец мичмана Гимнюка черной простыне были не столько даже отправлением половой надобности, сколько — социальной. Вернее, отличить вторую от первой уже не представлялось возможным: так матерые героинщики со скрюченными потемневшими концами свято убеждены, что приход лучше секса — просто потому, что наркота давно заменила им и секс, и прочие радости жизни, и саму жизнь. Вспомнив о Рите, Вадим устыдился. Он не звонил своей девушке с самого Рождества. Вот это уже — НЕ комильфо. Он встрепенулся и потянулся к телефону. Набрал мобилку растущей верстальщицы.
    — Хало? — безлико-деловитостно откликнулась по-латышcки верстальщица — хотя определитель, вестимо, проинформировал ее, кто звонит.
    — Рита? — с преувеличенным энтузиазмом спросил об очевидном Вадим.
    — О, — холодная ирония, легкая обида в подтексте, — какие люди!
    — Привет! — побороть безобразную притворную приторность Вадиму не удавалось. — Ну как ты?
    — Спасибо, что поинтересовался.
    — Да, в общем, не за что. Риточка, — он зачем-то понизил голос и заторопился, — слушай… Я чего звоню… Я давно хотел тебе сказать… Только не решался… Это важно, — мстительно добавил он, вспомнив. Трубка неприступно молчала, но в явно заинтригованной тональности.
    Вадим выдержал паузу, набрал в грудь воздуха и заорал на весь офис:
    — Пошла ты на хуй!!!
    Толкнув тяжелую высокую створку, Вадим едва не поддался чувству, накатывавшему на него всякий раз при входе в мраморную просторную гулкость холла Резиденции. Чувству — без преувеличения — восторженной торжественности, почтительного благоговения. Как и в любом посетителе, чувство это в нем с момента пересечения порога Цитадели (так, кстати, и значилось на табличке перед дверями: «REX. Citadele.») тщательно провоцировалось. Дерзкий восходил по дополнительным внутренним ступеням (мрамор, мрамор!) к посту охраны (пультовая бункера РВСН — не чета скромной будочке гимнюковских коллег). По лестнице, мудро удлинняющей перспективу царящего наверху ее гарда (Страж, Watcher — тоже не чета какому феде): перспективу хтонического торса, сужающуюся, сходящуюся по контурам прикрытой пиджачным воротником дельтовидной мышцы к равным сторонам равнобедренного подбородка, чей конус, лишь слегка усеченный категоричной линией нижней губы, оставлял в самой вершине пирамиды место источнику уничижительного, измельчающего и низводящего взгляда. Все было тонко продумано: взгляд этот в вершине пирамиды должен был вызывать подсознательную ассоциацию со знаменитой аллегорической картинкой на долларовых банкнотах, сразу погружая дерзкого в соответствующий когнитивный поток. Если же дерзости у посетителя хватало на то, чтоб дойти до КПП и настаивать на своем праве проникновения и причащения, из пришельца под взорами уже не менее трех стражей (сейчас двое были в черных штатских костюмах и один в черном милитарном) изымалась эссенция его личности — Пропуск. Последний сверялся, проверялся, сличался… То, что Вадим являлся работником этого же банка, только из другого здания, не давало ему привилегий. И то: он, пиарщик, рекламщик, мелкий функционер вспомогательной пресс-службы, был всего лишь дешевым фокусником, с лукавым видом валяющим дурака перед разинувшими дилетантские рты простецами из числа target-group, в лучшем случае — гипнотизером, вводящим доверчивого реципиента в покорный транс. Тогда как здесь, в оккультном святилище, творилось истинно магическое таинство, происходили алхимические реакции и попирались основные физические законы. Это был банк — невиданная во вселеной фабрика абсурда. Место, где из денег делают деньги. Из ничего — еще большее ничто. Но такое ничто, что обращается в несметные материальные объекты. Непостижимость этого процесса, в концентрированном виде отражающего мистицизм всей капиталистической экономики, всегда захватывала Вадима. Добавляя психологического эффекта к долгой процедуре Проверки, Выяснения и Уточнения (им бы меня еще на весах взвесить, как кандидата в Рай — на предмет праведности!). Однако же сегодня что-то опять помешало Вадиму. Наверху лестницы он увидел всего-навсего дорого одетого перекачанного долдона, а в совсем потерявшихся между скулами и надбровными дугами глазках — просто врожденную тупость в степени знакомого нароктического опупения. Эта пленка искусственных эндорфинов как полупрозрачные птичьи веки покрывала зрачки абсолютно всех представителей фауны Резиденции, встречаемых Вадимом по пути. Представители были закачаны зельем до отказа — и оттого в своем беге по коридорам (два из трех — с мобилой у уха) так напоминали гиперактивных сомнамбул, которые за очками (весьма частая деталь облика) прячут эту самую пленку, а телефон у уха держат затем, чтобы несущийся из него хаос фоновых шумов препятствовал проникновению в счастливый мир монетаристского глюка раздражающих раздражителей из внешнего мира. Псевдожизнь торжествовала в главном здании тем более наглядно, чем шустрее суетились ее субъекты, чем ярче отблеск несуществующих суперблаг, к которым они якобы бежали, светился на вдохновенных субъектовых лицах. Самое интересное, думал Вадим, пакуясь в лифт (девушка слева как раз завершила беседу по сотовому, а молодой человек справа начал), — это кому и за каким хреном занадобилось подсаживать такое количество биологической массы на иглу ложной стимуляции, заставляя ее направлять всю природную витальность на нервозное потогонное нихренанеделание? От чего так старательно отвлекают избыточную энергетику вида homo sapiens, заземляя ее в перегной денег и понтов? Какую эсхатологическую мельницу вращают все эти младшие менеджеры, страшие брокеры, черные маклеры, агенты по распространению, дилеры, юрисконсульты, пресс-атташе, секретари-референты, эксклюзивные дистрибьютеры, меся подошвами ковролин своих офисов, а пальцами — кнопки айбиэмовских клавиатур и нокиевских телефонов? Одна из трех зеркальных стен пугнула его сумрачным небритым мизантропищем в старом кожане (с китайской куртки он так и не удосужился свести кровь). Правый карман слегка оттопырен. Доппельгангер вышел на тропу войны, с неожиданной приязнью подумал Вадим и подмигнул гаду. Соседи косились. Третий этаж, куда лифт опростался Вадимом, контрастировал с прочими. Этаж был начальственный — здесь имели место берлоги Цитрона, Пыльного и иной руководящей нечисти калибром сильно выше среднего. Здесь были иные темпы, иные децибелы, иные мины. Здешняя коридорная фауна уступала разнообразием и активностью — вялые молчаливые эндемики как бы полностью провалились внутрь себя. Отчетливыми половыми признаками обладали лишь представительницы невнятной категории, традиционно именуемой «модели» (модели чего? — всегда хотелось уточнить Вадиму), столь же непременные в подобном антураже, сколь тараканы на коммунальной кухне — отчего и кажущиеся родом мелких (не в смысле роста — как правило изрядного, а в смысле общей бытийной незначительности) домашних, или в данном случае офисных, паразитов (хотя и обладали, наверное, номинальной деловой функцией — каких-нибудь секретарш). Расставаясь в преддверии кабинета главы отдела информационной безопасности с тертой своей курткой, Вадим испытал страннейшую для себя неохоту. Относилось это, понятно, не к кожану — к содержимому правого кармана. За то ничтожное время, что Вадим таскал с собой гимнюкову волыну, он успел наладить с ней загадочную телепатическую связь. Или, скорее, наоборот — пистолет прощупывал нового владельца, нуждаясь в симбиозе (чей уже, если на то пошло, и результат имелся…). Надо сказать, Вадим никогда не болел (в сознательном возрасте, по крайней мере) характерной для инфантильных интеллигентов платонической любовью к оружию, и над соответствующими справочниками отпотел свое в детстве, в том же возрасте, что над избранными статьями Малой медицинской энциклопедии. Но, оказавшись обладателем пусть скромного и невзрачного, но пистолета — устройства, предназначенного только и исключительно для уничтожения ближних, — он обнаружил, что тот помаленьку забирает над ним власть. Ощущение вооруженности замечательно попадало в резонанс стойкой, чуть лихорадочной взбудораженности, которую сообщало Вадиму презрение к столь позорно облажавшейся профессиональной реальности — и, похоже, взбудораженность подпитывало. — Садитесь, — устало, едва ли не с отвращением указал Пыльный. Вадим подумал, что во время оно Михаил Анатольевич, наверное, вот так же начинал допросы вверенной его попечению мелкотравчатой диссиды — еще до начала общения создавая у подследственного впечатление, что валандается терпеливый и незлобивый в сущности следователь с ним, попусту упорствующим, бог знает как давно и безрезультатно. Помимо воли включаясь в игру, «подследственный» робко опустился на краешек стула, догадываясь, что ему полагается волноваться и в свете этого оценив нехитрый, но эффективный прием визави. Тот держал немотивированно долгую паузу, то зависая длинным носом над лежащими перед ним на столе (темном, массивном и бескомпромиссном, как надгробие — не в пример экспрессивному дизайну, скажем, околоземного очкастого «деска») распечаткам, то прилипая к клиенту лишенными выражения глазами цвета болотной ряски. Процесс затягивался — от нечего делать Вадим стал смотреть в окно. Там меню тоже было небогатое: в непривычном ракурсе их собственное невзрачное здание да соседский слепой брандмауэр, продублированный шматом безнадежного декабрьского неба. В пику всему этому в допросной горел интенсивный свет и стояла тяжелая субтропическая жара.
    — Все, что сейчас будет произнесено в этом кабинете… — Вадим вздрогнул, не сразу сообразив, откуда несутся скрипучие фонемы. — …никогда не должно покинуть его пределов, — без всякого ударения, но с суконно-казеным пафосом завершил Пыльный.
    — Разумеется, — поспешно согласился Вадим и изготовился к диалогу. Однако вместо града вопросов последовала пауза номер два.
    — Чем вы можете объяснить, что в болванке по рекламным балансам за квартал вместо шестидесяти трех и двух по эффективности — пятьдесят девять кома шесть? — и эта, вторая, реплика главы инфбеза сумела застать Вадима врасплох, когда он уже приноровился к новому Великому Молчанию.
    — Э-э… м-м, — он безуспешно пытался въехать, о чем, собственно, речь. — Тут, понимаете ли… Видите ли, Михал Анатольич. Тут такая запутанная, неоднозначная…
    — Это вы составляли новогоднее обращение? — не дослушав, прервал его Пыльный.
    — А?… Да, Михал Анатольич. По личному, так сказать, поручению…
    Пыльный свернул шею толстому перу Montblanc и покивал укоризненно: все, мол, с тобой, голубчик, ясно.
    — Была дана высокая оценка, — неожиданно для себя сформулировал Вадим.
    — И что же вы делали в помещении пресс-рума двадцать седьмого декабря сего года с восемнадцати десяти до девятнадцати тридцати пяти? — Пыльный вскинул взгляд от «монблана» на Вадима, и тот понял: вот он, настоящий вопрос. Как в боксе. Два удара отвлекающих, третий — нокаутирующий.
    — Проводил анализ отчета Инфонет-фонда о влиянии глобальных коммуникаций и мультимедиа на банковское дело, — единым духом выпалил он заранее заготовленное.
    — А что вам сказал Воронин, когда застал вас в пресс-руме? — тут же, без малейшего промедления, довесил Пыльный.
    Знает?! Или — на понт берет? Надо отвечать. Отвечать…
    — Воронин?! — с ненатуральной натуральностью изумился Вадим. Другого выхода, кроме как придерживаться зачатой совместно с покойным Гимнюком недоношенной версии, все равно не было. Кроме того, он хорошо помнил завет кого-то из лубянских патриархов, поучавшего: «Никогда ни в чем не признавайтесь! Даже если муж поймал вас за хуй на своей жене, отрицайте все. От страха хуй станет маленьким, вы вырветесь и убежите.»
    — А разве Андрей Владленович это… заходил в пресс-рум? Двадцать… э… позавчера? Нет-нет, — Вадим развел руками, растопырив пальцы, решительно отодвигая в сторону, отметая саму подобную возможность. — Не заходил Воронин тогда… ну, при мне. Точно.
    — Зачем вы пытаетесь ввести меня в заблуждение? — Пыльный постучал «монбланом» по ребру своего монструозного стола с сожалением и осуждением в трудноопределимой пропорции.
    — Возможно, в мое отсутствие? — робко предположил Вадим, готовно начиная юлить. — Я в туалет выходил, видите ли, возможно, мы разминулись, возможно, как-то не заметили друг друга, — частил он, проделывая предписанные ситуацией заслоняющиеся недожесты и даже как бы извиваясь корпусом; и чем чаще частил, чем побитее заслонялся и извивался, — тем более потешным казалось ему происходящее. Он прекрасно осознавал, что по роли и даже по жизни должен испытывать страх, но испытывал лишь шампанскую игристую развеселость.
    — В ваших интересах быть со мной максимально откровенным, — Пыльный окончательно перешел на следственную лексику.
    — Да-да, разумеется…
    — Вспомните: когда и при каких обстоятельствах в упомянутый период вы виделись с Виталием Манским из отдела компьютерного обеспечения?
    А вот это застало Вадима врасплох по-настоящему. Виталик… Про Виталика-то он и забыл. Напрягшись, Вадим вспомнил: он выходит в сортир — Виталик на лестнице бинтует шею шарфом. Вадим возвращается из сортира — в пресс-руме Очкастый. Очень похоже на то, что где-то на лестнице они и столкнулись. Это был прокол. Это был, если честно, провал. А ведь это прова-ал, подумал Штирлиц. Вадимова версия явно не канала. Показания срочно требовалось корректировать, только непонятно, как. Поэтому Вадим озабоченно нахмурился, изображая приступ болезни Альцгеймера:
    — Виталик?… Но позвольте… Двадцать седьмого… Нет-нет, я помню, Виталик, да… Но по-моему… Как мне кажется… Насколько мне помнится… Это все же было не позавчера… Вероятно, я ошибаюсь…
    — Ошибаетесь, — безапелляционно подвредил Пыльный, — или преднамеренно лжете.
    Ишь ты, как заговорил. А ведь старый импотент что-то просекает. Интересно, в какой степени? Вадиму и впрямь сделалось любопытно. Ну-ка, попытаемся мы тебя расшевелить:
    — Ах да, конечно! — приступ счастливо миновал. — Теперь я вспомнил! Двадцать седьмого! Да-да!
    — Что вы вспомнили? — впился Анатольич в Вадима энцефалитным клещом. — Отвечайте конкретно, четко, ясно!
    — Виталика! — лучась облегченной радостью от возможности доставить маленькое удовольствие гражданину следователю, выдохнул Вадим. — Виталика помню! Был! На лестнице, прям как сейчас, и шарф такой пушистый, — он алкогольно прищелкнул себя по горлу, отчертил лихим пальцем воображаемую петлю, — наматывал!
    — Что он вам сказал? Что?
    — Он мне сказал… — Вадим замер. — Он… мне… сказал… А! Он мне сказал — ПОКА!
    Пыльный, весь подавшийся было вперед, отвалился на спинку кресла, узловатыми пальцами извлек яростный аккорд из столешницы.
    — Вы, Аплетаев, — сказал уже отчетливо угрожающе, — мне ваньку-то не валяйте.
    Вадим растерянно изобразил всем телом аллегорию готовности к любому содействию и горя от того, сколь ничтожны его возможности.
    — Вы, — нажал Пыльный, закрепляя достигнутый успех. — Видели. Воронина.
    — Нет-нет-нет! Вы меня, вероятно, не совсем, не вполне правильно поняли! Это Виталика! Виталика — да, видел, причем именно двадцать седьмого! А вот Воронина… — Вадим сокрушенно потупился. — Извините… Простите… Так уж вышло… Как-то вот… Не встречал.
    Михал Анатольич пристукнул «монбланом» — и они продолжили. В том же духе. Пыльный наседал. Вадим таращил честные глаза и тупо стоял на своем. В конце концов глава инфбеза поднялся из кресла и циркульно промерил кабинет из угла в угол. Раздраженно ослабил узел галстука.
    — Баню тут развели!… — буркнул себе. Натыкал на телефоне трехзначный внутренний номер. — Маргулиса!… Борис! Почему у меня до сих пор кондиционер шпарит? Не-де-лю! Я тут как в печке! Мне что, тебя лично под конвоем?… Да! И чтоб завтра! Сегодня же! — бросил трубку. Покряхтев еще немного, растворил высокое югендстильное окно. Вернулся к столу и до крайности недовольно зашуршал бумагами. В субтропиках потянуло прибалтийским холодком. — У вас постоянные отношения с Ритой Даугавиете из дизайнерского бюро «Клява ун партниери»? — зашел Пыльный на бреющем с внезапной стороны.
    — Были, — лаконично отозвался Вадим, ничуть не возмущенный столь грубым вторжением в частную жизнь.
    — Каким образом? Почему?
    — Видите ли, Михал Анатольич… — Вадим скромно приумолк. — Понимаете ли… Не далее как сегодня, если быть точным… — глянул на запястье, — пятьдесят… э, виноват, пятьдесят одну минуту назад я послал вышеупомянутую Риту Даугавиете из дизайнерского бюро «Клява ун партниери» на хуй.
    Пыльный мигнул. Что-то у него там с чем-то не сошлось. Ситуация вышла за рамки штатной, и Михал Анатольич поступил с ней наименее затратным образом: проигнорировал.
    — Так, — сказал он. — Как часто вы видитесь с господином Черносвином?
    — С кем? — совершенно непритворно удивился Вадим.
    — Так-так, — Пыльный что-то черкнул «монбланом» на шелестящих листочках, помечая и прикидывая. — Так-так-так…
    Хмурые свои, ни в какую систему не увязанные вопросики Михал Аанатольич закидывал со стоицизмом ясновидца, играющего в морской бой. С равнодушной демонстративной последовательностью он кладет снаряд за снарядом впритирку к бортам тщательно зашкеренной субмарины вибрирующего, едва сохраняющего видимость самообладания оппонента. Вот когда тот, вконец ошалев, всхлипывая, сам предъявит свою тайную подлодку: на! бери! сдаюсь! — Анатольич, видимо, с недоуменно-печальным сарказмом покачает головой: ну, дескать, чудак-человек, ты что, ЭТО от нас думал сокрыть? думал, мы не узнаем? какая непростительная, нелепая наивность! да каждый твой шаг, каждый… Впрочем, тут же позволит сарказму смениться участием опытного падре, узревшего безнадежно заблудшую, но, возможно, еще не вконец потерянную для раскаяния и покаяния душу: вот тебе ручка, вот бумага, пиши, ничего не утаивая, чистосердечное смягчает!… А ведь ни черта ты, сморщенный хрен, не знаешь, думал Вадим, механически отпихиваясь от пыльных атак. Даже не догадываешься. И туман ты напускаешь, всезнание гэбешное корчишь именно потому, что — НЕ. Даже что с Ворониным случилось — и то не ведаешь. Пропал. Не предупредил. Семья, поди, волнуется. Тесть, поди, а? Куда это, думает, зятек стратился? Никак на свадебном моем подарке прямиком обратно на таити свои к блядям тамошним укатил? А вот взять тебя за лацкан, да и выложить тебе, пердуну геморроидальному, как оно у нас на самом деле. И на рожу твою пыльную посмотреть…
    — Значит, вы утверждаете, — гнул без устали Анатольич, — что сдавали ключ на посту охраны именно охраннику Федору Подлесному? Вы точно это помните? Насколько вы в этом уверены?…
    — Более-менее.
    — Что это значит?
    — Это значит ровно то, что значит. Не более. Но и не менее.
    — Слушайте, Аплетаев!…
    — Михаил Анатольевич, — Вадим, уставший от уставной позы (на сиденье лишь полжопы, спина прямая, корпус наклонен в направлении следователя, шея искательно вытянута), сел удобнее. Развалясь. — У вас закурить не будет?… Закурить, — он для наглядности помахал перед ртом двумя пальцами.
    — Что? — опять не сошлось у Пыльного. Костистая челюсть даже слегка отпала. Пыльный, оказывается, тоже подвисал сплошь и рядом. Причем требовалось для этого Анатольичу куда меньше, чем Вадиму. Вообще поведением геморроидального инфбезника руководила до неприличия примитивная программа. Пыльный способен был функционировать лишь в рамках заданной ситуации и роли — гражданина начальника, фискальной власти, карающей длани. Что-то меня заебала такая игра, уже со встречным раздражением подумал Вадим. Что-то одинаково слишком выходит — все до меня доебываются. Я что, настолько виктимен? Давайте теперь в мою игру поиграем. Чисто для разнообразия. По крайней мере, это будет честно, нет?
    — Михаил Анатольевич, — поспешил пресечь он новую серию надоевших наездов, — достаточно. Будя. Я и так все уже понял. То есть понял, что ВЫ ничего не понимаете. Не въезжаете. Как выражался наш общий покойный отчасти коллега Сергей Гимнюк, не втаптываете. Не впитываете. И, пожалуй, даже не очень всасываете. — он закинул щиколотку одной ноги на колено другой, с удовлетворением наблюдая не уже не под-, а нормальное, масштабное, глухое ЗАвисание, избавиться от которого можно в лучшем случае перезагрузкой, в худшем — переформатированием, — а поскольку общение наше, не слишком, как мне кажется, приятное для обеих сторон, рискует таким макаром затянуться до обоюдного посинения, придется, видимо, вас просветить.
    Пыльный издал скрежещущее междометие, аналогичное беспомощному писку, производимому мертво зависшим компом при нажатии любой кнопки на клаве. Вадим не обратил внимания.
    — Итак. Андрей Владленович Воронин, начальник пресс-службы по должности и мудак по жизни, чья судьба вас, видимо, интересует в первую очередь, — того. Отдуплился. Выпрямился. Как раз тогда, вечером двадцать седьмого. Был он, конечно же, в этом долбаном пресс-руме, чего уж там. Ваша правда. И я его видел. И завалил. Забил. Как свинью. Череп проломил. Статуем этим ебаным. Хрусть! А труп утопил. В котловане вонючем в лесу…
    Облик неодушевленного предмета, который принял Михал Анатольич и который чрезвычайно ему шел, оказался обманчивым: Пыльный вдруг сделал очень быстрое движение рукой — к телефону. Но Вадим — молодость, реакция! — перегнувшись через стол, опередил его. Перехватил трубку, присвоил японский кнопочный аппарат и оторвал от шнура. Зашвырнул в другой конец кабинета — тот агонально зазвенел. Вадим встал, потянулся. Засунул руки в карманы и прошелся по помещению — точь-в-точь как давеча Пыльный:
    — Только это еще не все. Потому что не зря я долбоеба Гимнюка, родного племяша специального референта нашего обожаемого босса, покойным назвал. Его я тоже мочканул. Из его собственной волыны. В затылок. Мозги веером. Потом морду ему всю раскрошил, молоточком! молоточком! Всю ванну мне изгадил, мичман херов, приколите, Михаил Анатольевич? Что это у вас вид какой-то странный? Ау-у! Пыльны-ы-й! Ты меня слышишь? Отлично. Тогда слушай дальше. Это ведь тоже еще не все. Гимнюк, перед тем, как пачкать мне санузел, рассказал одну забавную байку. Не иначе как от дяди слышанную. Про нашего обожаемого босса и его друзей из России. Точнее, из Москвы. Точнее, из московского пригорода, Лунино такое, знаете, может? — он обогнул стол и остановился перед Анатольичем. Тот, офтальмопатически глядя снизу вверх базедовыми шарами, медленно откатывался в своем роликовом кресле. — Ай-яй-яй, — погрозил Вадим Пыльному пальчиком (тот вскочил, оступился, попятился), — как нехорошо! Такой солидный банк, что вы, что вы, крупнейший в Балтии. Такая репутация! Такие понты! Такие связи! И такими делами занимается. Бобоны бандитские моет! Кто бы мог подумать?
    Вадим продолжал наступать, тесня Михал Анатольича, немо разевающего полный крепких желтых никотиновых зубов безгубый рот. Оттеснил до самого окна. Тут глава инфбеза наткнулся лопатками на приоткрытую высокую створку и прекратил движение — дальше было некуда.
    — Что, Пыльный, — грустно оценил картину Вадим, — молчишь? Тебе нечего сказать?…
    Открыл рот. Закрыл рот.
    — Плохо…
    На плечах главы лежали пылинки перхоти. Позади Анатольича широко и неопрятно развалилась банковская стройплощадка.
    — Погоди, — вспомнил Вадим, — А господин Черносвин-то тут при чем?… А?
    Бесполезно.
    — М-да, — резюмировал Вадим. — Ладно. Заебал ты меня…
    Пыльный начал было протестующее движение, когда он ухватил Анатольича левой за твидовый ворот, а правой за брючный ремень — но так и не довел его даже до середины. Cтарикан был неправдоподобно легкий — точно, мумия! Вадим без особого труда оторвал его от пола и перебросил гэбэшные мощи через подоконник. Грянув локтями о раму, взмахнув лаковыми штиблетами и по-прежнему не произнеся ни звука, глава инфбеза ушел спиной вниз. Вадим подождал какого-нибудь впечатляющего удара, сочного шлепка. Донеслось что-то неопределенное и неубедительное. Вадим выглянул. Михал Анатольич упал на вертикально торчащий штырь железобетонной арматуры — и штырь пробил тело насквозь, чуть выйдя из груди. Пыльный полулежал-полувисел на этом штыре, раскинув длинные руки и ноги, как атлет на хрестоматийной иллюстрации к «принципу золотого сечения» — словно придерживая конечностями невидимый обруч. Голова запрокинулась, лица не было видно.

12

    «Восьмикратный золотой медалист европейских выставок, $25». Совершенно элементарная на вид ноль семь красного вина. Ноль семь была португальская. Но название оказалось вполне понятно и Вадиму: «Porca de Murca». Поглазев на медалиста, грозящего то ли телесными наказаниями, то ли сексуальными домогательствами то ли несчастному животному, то ли героине классического блатного шансона, он продолжил обход по периметру. Заполненные бутылками полки возносились под самый потолок. Избранное, элитное бухло было отчуждено от алкогольного плебса и помещено на отдельный угодливо подсвеченный стенд. Каждый высокородный пузырь стоял обособленно, как скрипка Страдивари. А наиэлитнейшие, наиблагороднейшие — и вовсе разместились за стрельчатыми стеклянными дверцами автономных шкафчиков вдоль стен. Словно барабаны того же Страдивари, которые мастер, как известно из новорусского апокрифа, делал, в отличие от скрипок, не для лохов, а для настоящих пацанов. Барабаны-то Вадима и интересовали. Таково было требование момента… В том, что ночное чувство не врало, что логика и вероятность пластичны, податливы и послушны превосходящей воле — он убедился на выходе из Резиденции. Согласно логике и вероятности там его и должны были повязать. Все эти многочисленные штатские и униформные гарды. Тем паче что в свете не оставшегося незамеченным, напротив, похоже, произведшего впечатление и, скорее всего, оцененного по достоинству пике Пыльного они так забавно утеряли всебезразличную статику, озаботились, замельтешили, побежали… Вадим, однако, на сей раз был охраной проигнорирован. Проигнорирован столь абсолютно, что даже заподозрил: может быть, выключившийся из псевдожизни объект перестает замечаться ее субъектами? Перестает существовать для них? Но тогда почему этот жлобина, упрощенный и удешевленный вариант общегардовской модели (special для магазинов и иных публичных мест) поглядывает на него сейчас с презрительно-подозрительным, причем отчетливо показным вниманием? Не может соотнести жалкий вадимов кожан с ценниками за стрельчатыми стеклами? Ща вы, братцы, тоже малость подвиснете… Lagavulin. Islay Single Malt Scotch Whisky. Это по крайней мере звучит. Весомо так. Внушительно. И цифры — смотрятся. Выдержка — 16 лет. Цена — 26 латов 40 сантимов. По части «крашеной водки», всех этих гурмански-выпендрежных коньяков и прочих вискарей, Вадим не был ни знатоком, ни ценителем. Что «сингл молт» — это круто, он слышал. Но привлекло его главным образом то не могущее не иметь тайного смысла обстоятельство, что стоил темного стекла пузырь с неброско-аристократической этикеткой и, опять же, странно по-свойски звучащим для русского уха именем примерно столько, сколько лежало сейчас в вадимовом лопатнике. Он принялся пересчитывать наличность. Ну да, двадцать пять, шесть латей. Мелочь. Тридцать, тридцать пять — ха! Вот будет прикол… Тридцать шесть, семь, восемь, восемь!… Девять. Нет, одного не хватает. Надо же — всего одного сантима! Он зашарил по карманам кожана, частью уже дырявым, скопившим на дне осадок неопределенной трухи. Машинально вынул мешающий пистолет. На периферии зрения произошла кратковременная суматоха. Упрощенный вариант переваривал гимнюков ствол. Вадим ободряюще улыбнулся. Ну? Че такая недоверчивая харя? Че ты так застремался, мудоеб? Think positive! Все о'кей, козлик, видать, у меня на него разрешение, если я с ним так запросто, да? Неважно, что нет у меня никакого разрешения, что клал я на все разрешения. Ты об этом, к счастью, не знаешь. Для себя, понятно, к счастью… Он все-таки спрятал волыну… Бабки, бабки… Может, завалялось? Хрен там. О, а это что? Один сантим. Почернел весь, по ничтожности даметра только и можно распознать достоинство. Ровно cантим. Определенно знак свыше. А теперь внимание! Вуаля! Одним легким движением и парой слов несолидный посетитель, праздно припершийся в дорогой магазин ради сеанса потребительского онанизма, превращается в выгодного клиента. Гард стремительно меняет типовую позицию: «Чего надо?» на «Чего изволите-с?» Мочалка за прилавком светится так интенсивно, что сомнений не остается: вот она, беззаветная влюбленность с первого взгляда, вот она, истинная страсть, true romance! Впечателение от живых денег напрочь опровергает впечатление от того, что их символизирует — прикида, выражения лица. По отношению к бабкам это абстракция второго рода. Правда, бабки тоже абстракция и символ — такого забубенного рода абстракция, что уже не очень понятно, символ чего. Суррогат некоей ценности, на который обслуживаюший персонал сейчас меняет суррогат своей любезности. А повод для этого — третий суррогат. Суррогат вкусового удовольствия. В суррогатную сущности купленного Вадим вник, толкнув ногой напутственно дзынькнувшую бдительными колокольчиками стеклянную дверь магазина, поддев клыком и сорвав облегающую горлышко бумагу, вынув пробку и хлебнув прямо из бутылки. Наикрутейший скотч за полсотни баксов ноль семь явственно и узнаваемо отдавал жженой резиной. Именно так — горелой изоляцией, как воняет иногда в трамвае… Это было безусловное говно, но говенная сущность продукта нимало не волновала ни производителя, ни потребителя — тут, как и везде, шел чистой воды обмен понтами. Он еще только начал все это обдумывать, а виски уже рванул под небом бомбой-самоделкой грамотных городских партизан, подлым устройством, нашпигованным обрезками гвоздей — направленная взрывная волна ударила вверх и, пройдя носоглотку, начисто сметя скопившийся там необязательный обонятнельный хлам, прицельно накрыла мозг, и каждый острый обрезок с бешеным ускорением воткнулся в свою клетку коры. Нет, не разил «Лагавулин» резиной и не был говном. Он, если честно, и бухлом-то не был, алкогольным напитком — вообще напитком: потому как не тек в пищевод и не падал камешком вниз, в желудок, а непосредственно на языке прекращал бытие в виде физической субстанции, устремляясь не в мозг даже — в СОЗНАНИЕ бесконечным рядом чисто эфирных эманаций: терпкостью, ворсистой густотой, слоистым ароматом, томной темнотой дубовой древесины, продуваемым простором вересковых пустошей, источенностью меловых скал, промозглой студеностью морской соли. И разница во вкусе между Islay Single Malt и стандартно-голимой местной водочкой с вводящим в заблуждение названием Moskovskaja много превосходила разницу между ними в цене. Нет — в данном случае бабки выступали в своей изначальной функции: эквивалента физиологического кайфа. Другое дело (подхлестнутые ветрами Северного моря, мысли Вадима развили недурную скорость), что есть виски за двадцать шесть латов — а есть за двести двадцать шесть. А есть и за две тысячи. Может, даже за двадцать две бывает. И не пытайтесь меня убедить, что тот, что за двести, в десять раз ВКУСНЕЕ того, что я варварски прихлебываю из горла сейчас. Это уже, братцы, понты из разряда гнилых. Беспримесный выебон. «А у меня точно такой же галстук, только за десять тысяч.» За определенной (и легко ощутимой — если захотеть) гранью деньги перестают быть эквивалентом чего-либо и принимаются воспроизводить себя посредством зарабатывающего и тратящего их. За гранью, где человек, венец творения и эволюции, становится просто репродуктивным органом, конкретным хуем (пиздой) абстрактной денежной массы. Вадим приложился к «Лагавулину», принципиально не интересуясь наличием/отсутствием транспорта, пересек улицу на красный. Сигнальте, сигнальте, уроды…
    Существует набор формул, посредством коих заговаривают себя те из мыслящих (как им кажется) финансовых гениталий, что еще ощущают в этой своей функции некую экзистенциальную лажу и испытывают посему вялотекущую фрустрацию. В том числе и Вадим — до недавнего времени. Например: «Деньги нужны, чтобы о них не думать». Или: «Деньги дают свободу». И то, и другое — фуфло абсолютное. Единственная свобода, которую могут дать деньги — это свобода от мыслей о себе в процессе их преумножения. Человек бедный, вынужденный постоянно думать о бабках потому, что их ему не хватает на жратву и одежду — хотя бы сохраняет в собственном мышлении связь между символом и тем, что он символизирует. Человек же, достигший того уровня сотоятельности, когда мышление оперирует уже не символом объекта, а символом символа, включается в процесс воспроизводства пустоты вообще помимо своей воли — и НУЖДЫ. Покупая, допустим, подержаную тачку, ты еще можешь заботиться о быстроте и удобстве собственного перемещения в пространстве. Но меняя понтовый BMW на еще более понтовый «Мерс» — ты уже действуешь только и исключительно в интересах разбухающей пустоты. Мои поздравления, чувак — ты окончательно переместился в категорию хуев! И калибр твоих понтов прямо пропорционален степени твоей хуевости… Это мюнхгаузеновская лестница, ни к чему не прикрепленная, надстраивающаяся сама над собой — по которой к луне «форбсовского» ежегодного топа-двести, планетарного реестра всебогатых и сверхсильных, карабкаются друг по другу раскормленные одышливые промышленные магнаты, силиконоводолинные компьютерные биллгейтсы в круглых пенсионерских очочках, стары, старлетки и суперстары, чемпионы породы с животноводческих комплексов фермы Warner Bros. и из гидропонных теплиц компании EMI, саблезубые русские олигархи и нефтеналивные арабские шейхи, топ-бляди, в досье страховых компаний расфасованные по частям тел, будто в мясной лавке, хитрожопые соросы биржевых спекуляций, вся эта лингамно-вагинальная мразь… С освежающей радостью открытия Вадим обнаружил, что пьян. Бух (хотя покуда и не гроссбух). Приметы окружающей бни вызывали острую симпатию своей выпуклой отвратностью — их было приятно ненавидеть. Елочки-блесточки-сантаклаусики. Лю-у-удики… Вадим шел через центр, в искрящемся силовом поле отменного настроения и вискарных паров раздвигал предпраздничную (опять предпраздничную!… Чего они без конца празднуют?!) массовку. Он был стерилен посреди пандемии, не заражен ни единой денежной бактерией, не имел ни одного сантима в бумажнике. Не имел работы. Не имел даже права находиться на свободе — после пяти-то убийств! Зато имел в руке еще граммов пятьсот необходимого и достаточное — в кармане. Не ведая ни цели, ни, соответственно, направления, Вадим то останавливался ни с того ни с сего посреди людных тротуаров, вызывая минизапруды, то начинал двигаться перпендикулярно к общепешеходному движению — на него наталкивались, его обтекали. На него посматривали — особенно когда он вскидывал ко рту темное фигурное горлышко. Впрочем, редко, редко: людикам было не до него. И не друг до друга. Людикам было некогда. Зато очень даже было КУДА: о, они-то как раз имели цель в жизни — и, судя по лицам, не менее, чем в тех же цитадельных коридрах, уверенным, деловитым, уничижительно-решительным, — это была такая цель! Всем целям цель! Цель имелась у каждого — и из того, что всех прочих этот каждый внимания не удостаивал, следовало: именно и только его цель, в отличие от цели прочих, важна по-настоящему. Не абы как, а вот так вот! на полном! зверином! у-ух, бля, каком суровом серьезе!! — важна. Парадокс же в том, что мина эта была — одна на всех. Вадим зря грешил на коллег по банку: вне REX'овых стен псевдожизнь, конечно, продолжалась. Его дико подмывало встать как-нибудь особенно неудобно, вытащить волыну, пальнуть в воздух да и завопить на весь центр: «Эй! Козлы! Видите меня? Я пять человек завалил!» — просто чтоб хоть ненадолго нарушить эту непостижимую целенаправленность, сбить их неумолимый курсограф, посмотреть, как взгляды разворачиваются изнутри вовне и обращаются на него… Он почти уже начал делать это, когда вдруг понял, в чем дело. Куда они все бегут. Вернее — ОТ ЧЕГО. Каждый из бегущих нес в себе, глубоко внутри, грамм антивещества. Ни на миг не прерывающееся их движение вращало маленькую индивидуальную динамо-машину. Генератор, поддерживающий магнитную ловушку, что не дает антиматерии соприкоснуться с материей — и рвануть. Аннигилировать. А так деловиты, так озабоченны и нервны бегущие были потому, что интуитивно догадывались, чем им грозит малейшая остановка. Вадим миновал вечно зассанный подземный переход с вечноалым признанием We [сердечко] Antonio Banderas на увядшем стенном кафеле и вырулил на набережную. Сильный ветер разогнал отсюда прохожих и странно перекомпоновал реку: заменил волнение какой-то топчущейся на месте рябью, разлинеил продольными пенными полосами. Темно-сизые с проседью космы грузно ползли против привычного течения из-под частого гребня Каменного моста. Промозглые порывы пробирали, но «Лагавулин», сгорающий внутри вчистую, без шлака и копоти, нивелировал зябкость. Мимо урчал буксир, похожий на полуврытый в воду БТР. На борту смолил бородатый хиппоид в раззявленной оранжевой штормовке… А может, я и аннигилировал? Прервал бег, остановился — и ша-рах? Воронка, мигалки, санитары. И все, происходящее со мной в последние двое суток, все очкастые пыльные гимнюки, разделка-уборка, головоломка, — просто секундный субъективно растянутый пред… по?…смертный глюк. Как в «Случае на мосту через Совиный ручей»… Вадим опустился на решетчатое металлическое сиденье с видом на непрерывно-серый левый берег, прерванный единственным оппозиционно-желтым пятиэтажником. Ощутил угловатое неудобство в заднем кармане джинсов. Дискета. Совсем забыл. Последнее прибежище дрОчливого нонконформизма родом с диска С. Неактуально. Поставив скотч на плитки, Вадим нехотя поднялся, добрел до чугунной ограды и кинул пласмассовый квадратик в воду. Кидать в воду — это тоже из новообретенных привычек. Концы в воду… Он вернулся, сел, хлебнул. Даже глаза закрыл от удовольствия… В принципе, если быть точным, это ведь не я затормозил. Наоборот: именно я сорвался с предписанного шестка, и, внося гравитационные возмущения, грозя катастрофическим столкновением законопослушным небесным телам, вертящимся вокруг своей оси, наматывающим осторожненькие орбиты в плоскости эклиптики, безбашенно пру через пространство… Даже не так. Пуля. Bullet. Меня выстрелили, пульнули, я уже не сверну с траектории. А куда она упирается… В стену. В чью-то башку. В мишень. В молоко… В жопу, в жопу! Глоток.
    — Так, ну и чего мы тут делаем?
    Опаньки. Опять доеб. Кстати, о привычках и традициях… Ментов было два. Одинаково неторопливые, одинаково разбухшие от зимней формы, одинаково — профессионально — наглые. Только один как полтора второго, и у меньшего мордочка остренькая, паскудненькая, хорьковая, а у большого — эталонно широченная, красная, полузаплывшая фискальная ряха.
    — Пьем, — объяснил Вадим очевидное. — Точнее, пью. Количеством один.
    Ясен хрен, муниципалы. Замечетельная в своем роде, только дорожников числящая в аналогах, категория правоохранителей, для которой именно доеб — главная и основная функция. Доеб и развод.
    — Гля, бухой уже, — злорадно сообщил хорьковидный мент ражему напарнику. Тот, не отвечая и глядя не на Вадима, а с флегматичной тоской в никуда, медленно, очень медленно поволок из кармана блокнот. Вадим молчал и ждал, что будет.
    — Вы знаете, — устало (сразу вспомнился покойный Пыльный — вот оно, единство «органского» стиля!), брюзгливо и брезгливо, но с автоматически не дающей заподозрить в этом возможности снисхождения априорной неумолимостью осведомился у пейзажа ражий, — и опять же не столько осведомился, сколько констатировал, — что распитие в общественных местах запрещено?
    — Я кому-нибудь мешаю? — вкрадчиво поинтересовался Вадим в ответ. — Создаю неудобства? Оскорбляю религиозные чувства?
    — За распитие! — злорадность в хорьковидном переросла в какой-то уже зловосторг, злоликование, — крепких алкогольных напитков! В общественных местах! Штраф!!
    — Ты че пьешь? — ражий таки посмотрел на Вадима, но все равно (столь велика была брезгливость) не по прямой, а по касательной. Числа личных местоимений он употреблял по собственной системе: индивидуализируя нарушителя, переходил с ритуально-ментовского на просторечно-хамский. Вадим развернул «Лагавулина» этикеткой к муниципалам. Те, как и ожидалось, подвисли. Теперь злорадство испытывал Вадим. — О, виски, — не слишком уверенно сказал хорьковидный и тут же опять возликовал. — Крепкий алкоголь! Штраф!
    — Нет у меня денег, — совершенно честно признался Вадим. — Ни сантима.
    — А на виски есть? — Вадима поразило явственно классовое чувство, скользнувшее в интонации хорька. — Ты поищи, поищи!…
    Вадим улыбнулся улыбкой Миклухо-Маклая и помотал головой.
    — Придется пройти в участок, — не без философского сожаления от того, что нарушитель так глупо и бездарно прогадил свой последний шанс, но все с той же неумолимостью (ибо нарушитель сам виноват, а возмездие хотя и ужасно, но справедливо) отрезал путь к спасению ражий. — Следуйте за нами.
    И не пошевелился, что характерно.
    Дело было ясное, знакомое, старое. Насчет участка они, разумеется, гнали. Ни в какой участок вести они Вадима не хотели, ни с какими протоколами париться — тоже. Они хотели взятку. Банальнейшую пятеру на лапу. Вадима восхитила та чудесная органичность, с какой неподдельная — действительно ведь ненапускная, искренняя! — служебная принципиальность сочеталась в этих двоих с таким практичным и понятным стремлением сшибить немного, хоть сколько, всяко лишними не будут, латиков с первого попавшегося. Тяжелобронированное достоинство представителей власти, людей с полномочиями — с замашками ночных болдерайских гопников.
    — Ну зачем же так сразу — в участок?
    — Составим протокол. Двадцать пять латов штраф, — хорек так выделял и растягивал в каждом предложении последний слог, что получался почти напев.
    Нет, они не просто хотели содрать взятку. Они хотели, чтоб Вадим еще и сам унизился, предлагая им ее. Все-таки не шпана же и впрямь, ей-богу. Все-таки Власть.
    — Пройдемте! — недвусмысленно угрожающе, наезжающе вперился ражий — наконец-то в упор, — и за его зрачками Вадим обнаружил знакомую ледяную стену.
    — Не-а, — он глотнул из противозаконной бутылки, — не пойду.
    — Че такое?! — гопничьи взвизги в тоне хорька уже не скрывались. — Штраф тогда плати! — он тоже придвинулся. Оба мента теперь нависали над Вадимом. Да. Все было ясно.
    — Штраф? — переспросил он, переводя взгляд с хорька на кабана и вдруг переставая их различать. — Ага, — опустил руку в карман. — Щас.
    На пистолет хорек среагировал, может, не раньше, но живее — отпрыгнул на метр. Сволочная его щерящаяся полуулыбочка чуть расширилась — и в таком виде застыла, уже гримасой. Пуля ушла хорьку в живот — мент отступил еще на полшага, потом быстро засеменил вперед и вбок, все больше сгибаясь — и логичным продолжением движения мягко лег ничком на плитки. Оказавшиеся длинными и тонкими ноги его в синих форменных брюках самостоятельно и несинхронно согнулись и распрямились несколько раз. Второму Вадим выстрелил в лицо — поднял, протянул руку и два раза выпалил в ледяную стенку. Распертая изнутри красная морда мгновенно опрокинулась, вытолкнув из себя еще более красное, ражий муниципал как бы в недоумении слегка развел руками, его развернуло, еще в развороте сломало в коленях и громко бросило на землю — боком. Эхо было оглушительное — но сразу потерялось в ветренном пространстве. Остаточно дозвенели гильзы. Вадим посмотрел по сторонам. Никто не бежал ни к нему, ни от него, не выли сирены, не несся мобильный полк. Он пожал плечами, подхватил бутылку свободной рукой, перешагнул через ноги лежащих мусоров. Прихлебывая, пошел вдоль набережной. Пистолет (концы в воду), описав крутую дугу, неразборчиво булькнул. Вадим оценил уровень жидкости в пузыре — еще оставалось больше половины. Заебись!

13

    Сталин. Гитлер. Пол Пот. 53. 45. 98. Годы смерти. Хороший номер. А вот что у Цитрона такая именно личная, для своих, мобилка — оно значит чего-нибудь с точки зрения лженауки нумерологии? Несомненно. В нумерологии все чего-нибудь да значит. Вадим вновь скомкал мятую бумажку с многозначительным нумером и написанным под гимнючью диктовку идиотическим текстом. Не найдя взглядом урны, кинул просто на паркет. «Дакнули» сразу, после первого гудка.
    — Эдуард Валерьевич? — уточнил Вадим, хотя, конечно, узнал эрегированный баритон.
    — Да, — после кратчайшей заминки: Цитрон-то по голосу собеседника не определил.
    — Это Вадим Аплетаев, — он обменялся злоехидными ухмылками с доппельгангером, явившимся во весь рост в зеркале на противоположной стене клубного «предбанника», — я в вашей пресс-службе работаю… работал.
    Заминка в два раза длиннее. Цитрон вспоминал. Вспомнил. Сопоставил. Очень быстро, кстати. Явно не получил удобоваримого результата, но эмоций не выказал никаких:
    — Я слушаю, — cпокойное выжидание. Выдержка у акулы капитализма соответствующая. Рыбья.
    — Видите ли, Эдуард Валерьевич, я знаю, как смешно вы собираетесь пошутить над лунинской братвой. Думаю, может, рассказать ей?
    Цитрон молчал.
    — Я сейчас у входа в клуб. И если вы не торопитесь быть закатанным в асфальт, озаботьтесь, чтобы я мог пройти внутрь. И выслушать, что вы можете для меня сделать. Жду пять минут, — они с доппельгангером повесили каждый свою трубку.
    Рожа у гада была та еще. Вадим у такого не стал бы просить прикурить на улице. Как-то он оборзел за последние дни, этот доппельгангер, заматерел, хоть и не брился ни разу… — Че ж это, брат, — ехидно сказал ему Вадим, — ведь деньги же — говно? — Деньги, — не отреагировал на подъебку визави, — это просто ничто. В говно превращаешься ты сам, если бобы в том или ином смысле становятся для тебя целью. А как средство… На войне как на войне — все хороши. — Средство… Ты еще скажи, что бабки приносят свободу. — Нет. Но свобода приносит бабки, — и доппельгангер, нагло выпятив щетинистую челюсть, увалил вразвалочку к глухой, обшитой деревом железной двери одного из понтовейших и элитнейших рижских найт-клабов. Вадиму ничего не осталось, как последовать. Цитрон в асфальт не спешил — секьюрити (разумеется, типовая модель, дорогим костюмом походит на цитадельно-резидентских, но работа в развлекательной отрасли наложила слой какого-то сомнительного лоска, напоминающего о метрдотелях) как раз базарил по сотовому в тот момент, когда Вадим вошел. Он поднял на него внимательные глаза, что-то утвердительно сказал в телефон, торопливо отключился, с утрированной проницательностью, но бегло просветил Вадима профессиональным взглядом и кивнул: давай, мол, за мной. Залов, зальчиков, танцполов, закутков в комплексном «Банзае» было множество, но они с гардом пошли через ресторан. Вадим никогда не полагал себя большим спецом в ориентальной экзотике, однако и он просек, что, как бы ни именовали японцы свою лапшу, именно ее банзайские декораторы обильно развешивали по ушам щедрой клиентуры. Разрисованные вопиюще приглушенной акварелью бумажные сдвижные ширмы, бамбуковые занавеси, циновки-татами, по которым посетители резво топтались уличной обувкой, компрачикосы-бонсай в толстых горшках, подарочно обернутые в кимоно официантки. В деликатных лучах светильников, сходящихся от потолка из некрашенных досок, что налеплены были прямо на бетонные перекрытия, матово отсвечивала фигура в доспехе. Доспех — Вадим вгляделся, проходя, — тренировочный, для занятий кэндо: фехтовальная маска, легкая кираса. Зато катана в руке, перчатке то бишь, самая настоящая. И еще россыпь кинжалов-танто, сюрикенов, трезубцев-саев и прочей оружейной шантрапы на стенах. Гард вел Вадима наискось, в дальний угол обеденного зала. Ширмы, разграничившее внутренне пространство, в большинстве были задвинуты. Однако последняя, возле вполне европеоидной двери, продублированной тем не менее (или — именно поэтому) особо ориентально-драконистой бамбуковой шторой, общему правилу приватности не подчинялась. Вадим рефлекторно заглянул — и с каким-то даже удовлетворением обнаружил внутри цитронову блядь. Лада в карминном вечернем платье отсутствующе медитировала на торчащий из цилиндрической коктейльной слоенки плоский зонтик. Чрезвычайно долговязый телохранитель рядом грубо обтесанным фэйсом пародийно повторял вяло-отстраненное обложкино выражение. Оранжевая апельсиновая кожура очень быстрой, ровной телетайпной лентой извилисто текла из-под крохотного ножика в его суставчатых пальцах. Вадим послал бляди хамовато-приветливый жест — но тот, не будучи замечен, натолкнулся лишь на ширму, которую с легким визгом запахнул возникший сбоку бодигард-два. За дверью и шторой была пара пролетов вниз. На последней ступени охранник посторонился, пропуская. А что, подумал Вадим, одолевая неподатливую створку, маркированную непростым грифом «VIP-зона». Заведу на Цитроновы бобоны… заведение. Ресторацию. Назову, скажем, «У Гимнюка». Располагаться будет на чердаке. Чисто пентхаус такой. Официантки… нет, даже официанты, покойный мичман был у нас весь из себя настоящий мужик, мачо… все в набедренных рулонах из утепленного линолеума. И жратва вся — тоже в линолеуме. Запеченная. Пекут же в глине? А вместо столовых приборов — отбивочный молоток и секатор. В VIP-зоне ориентальное съежилось до похожих на апликации похабных гравюр по стенам, вытесненное из прочего интерьера пухло-кожаным, комфортным. В средоточии кожевенного комфорта, выполняя ту же функцию, что и разжившийся боевым клинком кэндоист-любитель наверху — функцию пространственной доминанты, — помещался очередной чернокостюмный гард (у Вадима от них уже рябило в глазах). Гард значился при спинке раскидистого кресла, в котором, наоброт, собранно, подавшись вперед, к низкому, пустому почти столу, сидел Эдуард Валерьевич собственной персоной. Светлый пиджак — отдохновение глазу и признак вышестоящего положения: генеральский мундир. Этими двоими население зала исчерпывалось — нет: второй охранник, шагнув из-за спины, безаппеляционно затворил дверь и споро обхлопал Вадима по всей площади. Кивнул боссу. Цитрон смотрел на приближающегося бывшего собственного наемного работника, не меняя позы, чуть снизу вверх, внимательно, но, как и говорил по телефону, — пока нейтрально. Правая рука банковского главы, не менее, чем кресло, мягкая, так же вежливо и цепко, как последнее — его самого, прихватила тюльпановидный коньячный бокал (своей округлостью тоже похожий на Э.В.) — по науке, снизу ладонью, грея коричневую жидкость — и с бездумной механической равномерностью ее взбалтывала. Узорчатый ромбовидный флакон, откуда жидкость, видимо, происходила, не считающий нужным представляться профанам и потому без этикетки, располагался в левом углу скатерти — почитай что полный. Помимо флакона, присутствовала треугольная обширная салфетка и по ней — словно изготовленный для хирургического действа азартно поблескивающий набор молодого изувера. На какого омара, предположил Вадим. Никакого омара, однако, не было. Конвоируемый к этому столу тремя взглядами, но видя лишь один, Вадим впервые за сегодняшний день почувствовал то, что, наверное, в не самые сладкие свои мгновения чувствуют экстремальщики-серфингисты: вместо бешено несущего пенящегося брызжущего гребня волны под собой — вдруг — вакуум. В этот вакуум он и погрузился беспомощно — кресло, казалось, не намерено препятствовать соприкосновению вадимовой жопы с полом. В итоге воспрепятствовало — но издевательски поздно, когда колени смехотворно достигли уровня груди. Целительно озлившись, Вадим сгруппировался, приняв ту же позу, что Э.В., и решительно уставился в неизменно и неприятно спокойные цитроновы глазены. Эдуард Валерьевич, не пригубляя, пристроил бокал на столешницу.
    — Слушаю, — сухо повторил он собственное телефонное.
    Вадим осклабился:
    — Лимон.
    В глазенах порскнуло нечто, Вадим не идентифицировал. Потянулась пауза, из тех, что благотворно сказываются на увеличении численности правооохранительных органов.
    — Ты что, Вадим, — не шевельнув ни одним лицевым мускулом, но существенно потеплевшим, почти участливым, докторским, тоном осведомился наконец Эдуард Валерьевич, — охуел?
    Вадим ощерился еще более гнусно:
    — Лимон. Цитрон. Миллион баксов. Налом. Сразу. Или я все рассказываю лунинским. Как ты, — Вадим с наслаждением вернул экс-работодателю фамильярность, — их Интреполу слить собрался.
    Эдуард Валерьевич слегка поджал губы и опустил взгляд на бокал. Потом поднял голову, но не на шантижиста, а на стерегущего дверь бодигарда, и слабо-слабо колыхнул в вадимовом направлении — синхронно левой кистью и залысой башкой. Вадим не успел разобраться со стремительно подступившими предчувствиями — одно другого хреновее: беспощадная сила смела его с кресла вбок, как того же серфингиста — мощный океанический прибой, кинула на четвереньки. И тут же — Вадим даже не уловил удара, — отнялась нижняя половина тела. Это было очень неправильно. Вадим попытался вернуть утраченный контроль над конечностями, подтянуть их к себе, — ничего не вышло. Он остался напряженно полусидеть-полулежать, стараясь не зашипеть от разжижающей боли.
    — …с черного хода, нечего ему тут светить, — Цитрон, оказывается, уже некоторое время наставлял, причем явно не Вадима. — Да, и машину у Алика возьми, наши не трогай.
    — Зря… вы это, — вытолкнул Вадим, будто озвучивая суфлируемое кем-то, довольно бездарным, — Эдуард Валерьич.
    Локоть упирался в гладкие темные доски, прямо перед глазами была массивная ножка стола, дальше, в перспективе, еще одна — а за ней рыжий замшевый цитронов мокасин, судорожно втирающий носок в пол, словно Э.В. давил бычок или разучивал танец шейк. По почкам, сука. Он же по почкам меня…
    — Не надо, — пресек не видимый Вадимом Цитрон поползновение не видимого Вадимом гарда. Уверенная интонация тревожно не вязалась с ерзаньем мокасина. — Все из него вытрясешь, от кого, кому… И насчет этой байды у нас в последние дни — тут, по-моему, одно. Абсолютно все, ты меня понял? И быстро. Черт… Ведь через пятнадцать минут уже… Ладно, вытрясешь, сразу звони мне. Или нет… Нет, звони, сразу. Но с ним ничего не делай, пока я не скажу. Все ясно? Давай, время…
    Единственным косвенным ответом Цитрону был рывок, вздернувший Вадима вверх и поставивший на начавшие слушаться ноги — но не хозяина, похоже, слушаться, а ту силу, что так по-хозяйски хозяином распоряжалась. Следом прилетело в живот — средний булыжник, ап, ап ртом воздух — но это так, не отключить, а напротив, подбодрить. Таки подбодрило: после доходчивого направляющего тычка покладистые ноги крайне ходко засеменили к выходу. Заботливо придерживающий Вадима за шиворот охранник примерился было отворить дверь — но тут она сама, упреждая и опережая, скакнула навстречу, едва не угостив со всего маху Вадима по носу. Сперва Вадим решил, что процесс спонтанного размножения оккупировавших его зрительный анализатор ч/б гардов под влиянием стресса совсем вышел из-под контроля: в открывшемся проеме сгрудилась целая толпа этих громоздких, хорошо, но скучно и однообразно одетых мужиков с малоподвижными неприветливыми лицами. Впрочем, судя по внезапной обоюдной оторопи, если и взглюкнулось — то обеим сторонам по обе стороны порога. Первым отреагировал вадимов конвоир — уступая превосходящему количеству, сдал назад и вправо, к стенке, легко переместив за собой и ведомого. После второй секундной заминки гости двинулись вперед, моментально заполнив собой небольшое помещение — двое, трое, четверо, много. Кстати, в костюме был все же не каждый, парочка — в просторных длинных кожанах, а один не без натуги втащил на правом плече чудовищных, с носителя, размеров и невнятной, но выдающей плотную набитость конфигурации черную сумку. Пятеро.
    В быстрый случайный миг, машинально отслеживая искоса насыщение VIP-зоны спортивными телесами, ничего не понимающий Вадим поймал цитроново выражение — и понял, что самой большой и чреватой неожиданностью происходящее является как раз для Э.В. Правда, выражение тут же пропало, сменившись прежним «пустым лицом». Расположились вошедшие, малость помешкав, так: трое, включая того, что с сумкой, лицом к цитронову столу, двое — к скульптурной группе «Вынос тела охуевшего сотрудника Аплетаева». Сквозь давно и намертво приваренную ко всему облику парней тяжелую флегму потихоньку проступало неповоротливое недоумение. Что-то шло не так, не по плану. И еще одна заминка, досадный неразварившийся комок. Из стоящей сейчас почти спиной к Вадиму троицы выделился один. Габаритами и внешностью он от прочих почти не отличался, разве что возрастом (за сороковник: против общих тридцати — чуть больше, да фигура слегка оплывшая) — но по светлому, как и у Цитрона, костюму, даже Вадим догадался: генерал. Тоже генерал. Встреча на Эльбе.
    — Добрый вечер, Эдуард, — приглушенно и нарочито бесцветно, как если бы ему мешал говорить флюс, озвучил пришлый командир. — Все в порядке?
    — Добрый вечер, Григорий, — к ровному отмеренному деловому радушию Цитрон добавил отмеренного же удивления. — Вы раньше.
    — А что, какие-то проблемы? — визитер то ли по натуре был менее светск, то ли заранее имел причины для неудовольствия.
    — У меня — никаких, — ненавязчиво, но недвусмысленно нажал Э.В. Они помолчали, глядя друг на друга с подтекстом. Будто подражая, обменялись продолженными взглядами вадимов спутник и оба его визави.
    — Ладно, — сдался Григорий, и тут же, не оборачиваясь, мотнул головой в направлении замеченных, надо же, Вадима с телохранителем. — А это?
    — А это, — мгновенно — совсем чуть-чуть, но все-таки слишком мгновенно — откликнулся Цитрон, — мое дело. Уводи, Янис, — последнее через головы гостей адресовалось вадимову сопровождающему.
    — Не, погоди, — резко бросил Григорий — непонятно, Цитрону или Янису. — Есть вопросы.
    — Григорий, — произнес Эдуард Валерьевич со все более настойчивой задушевностью, — вопросов нет.
    Тем временем Янис, получивший конкретную команду, единственный во всеобщем настороженном торможении обрел алгоритм действия и стал действовать: поволок Вадима к выходу.
    — Стой! — разом меняя тон, окончательно развернулся к ним Григорий. — Э, ты!
    Видя, что Янис уже взялся за ручку, «генерал» как бы начал, наметил шаг в их сторону — но только наметил. Продолжил его один из стороживших Вадима с конвоиром парней — сместившись навстречу и преградив дорогу. Янис смахнул Вадима вбок (не отпуская) и замер с парнем нос к носу, благо роста они были одного. Мизансцена изменилась — композиционным центром стала троица у дверей, еще двое гостей, включая главного, поворотились к ним, один остался против ушедших на задний план Цитрона с другим его телохранителем. Туго, смачно высказалась сброшенная на пол черная сумища.
    — Григорий! — Цитрон тоже переключил интонацию без всякого перехода: однако была, была в ее безапелляционной властности невесть как, но различимая лажа. — Я не понял!
    — Нет, это я не понял! — Григорий, конечно, лажу уловил; к тому же на его строне был численный перевес. — Кажется, ты…
    Он не договорил — ситуация, вроде бы однозначно склонившаяся в его пользу, переменилась снова. Дверь, возле которой произошел затор, сильно ударила в плечо пришлого бойца — тот отпрянул, меняя угол обзора, странно подприсел, сунул за пазуху правую руку. Последний его жест моментально породил цепную реакцию: все рядовые участники действа проделали то же самое — включая двух новых, скользнувших боком по очереди в образовавшуюся щель. В одном из них Вадим признал того чрезвычайно долговязого, что свежевал апельсин в ресторане сбоку от Лады. Теперь на четверых «григорьевцев» приходилось четыре «цитроновца».
    Ни следа показной расслабухи не осталось в участниках. Изначальное «не так» раздулось, накренилось, нависло — ждало толчка.
    Дождалось.
    Как всегда — с наименее вероятного направления. От самого до сих пор пассивного действующего (в смысле без-) лица. С момента удара по почкам Вадим пребывал в ломком легковесном безволии — как бы перепоручив управление телом расторопному Янису и не нуждаясь более в самообслуживании. Но сейчас и Янис устранился, замер, — и тогда бесхозный вадимов организм ни с того ни с сего, не отчитываясь перед рассудком, испражнился судорожным двигательным импульсом: Вадим бойко лягнул бодигарда в голень, выдрался из несколько ослабевшего захвата, сквозанул вдоль стены назад. Бодигард Янис был профессионал — так что порыв норовистого сотрудника Аплетаева закончился как должно: на полу. Нет, не положенным долгосрочным раушем — всего только отшибленным левым плечом: Янис чересчур отвлекся от подопечного, войдя в устойчивый резонанс с персональным оппонентом. Поэтому, загремев вторично на локоть, Вадим немедля завопил, катастрофически обрушивая напряженное молчание: — Он хочет вас сдать!… Интерполу! А бабки ему останутся! За период произнесения этих слов случилось следующее: Янис развернулся к Вадиму, персональный оппонент, задерживая, положил ему руку на плечо, Янис развернулся обратно — и в руке у него оказался пистолет. Вадим успел подумать, что пистолет этот красивый и похож на черную волынку покойного мичмана не более, чем русская псовая борзая на двортерьера. Зрелище русского псового ствола, беспардонная откровенность — ну как если бы Янис извлек пред честной компанией болт из штанов — его длины, угловатости, блеска сдетонировали ситуацию на «раз», она взорвалась общим одновременным движением: и воздух набряк железом; пистолетов, больших, маленьких, ружей, кажется, и едва ли не автоматов в нем стало без числа; в количестве столь переборном они воспринимались глупо и игрушечно. Стволы торчали отовсюду и упирались в беспорядке во всех персонажей. Кроме Вадима.
    — Если он не гонит, — самым страшным в интонации Григория было полное отсутствие интонации, — я тебя, Эдуард, сам упакую. Лично.
    — Это наезд, Григорий? — пыльная математическая бесстрастность реплик предполагалась их готовой, детской почти — на уровне таблицы умножения — элементарностью. — За такие слова отвечают.
    — Я-то отвечу, — воспроизвел следующую строку учебника Григорий. Кивнул на Вадима: — Вот он ответит. Говори, — последнее относилось уже непосредственно к злоебучему сотруднику Аплетаеву.
    — Ты делаешь ошибку, Григорий, — даже несмотря на ритуальность фразы, стало почему-то ясно, что Цитрон не вкладывает в нее вовсе никакого смысла. — Надо спокойно разобраться. Спокойно, ты понимаешь меня?
    Самого бывшего босса Вадим с пола не видел, но сначала по отскоку взглядов от его стола к Янису, а потом по отрывистому тику лица телохранителя восстановил некий знак (жест?), отправленный Цитроном гарду. Повинуясь этому знаку, янисов ствол перепрыгнул с оппонента на Вадима — и сейчас же улетел в сторону, а секьюрити шатнулся к стене и вдобавок наклонился вбок, ощутив, что ли, неодолимую потребность одернуть брючину или расшнуровать ботинок, и лишь затем… Округлилось, объемно лопнуло, плоско хлопнуло, раздробилось и не затихло. Звук был такой громкий, что не помещался в помещении. Стало горячо, увесисто, жестко, часто, безостановочно, нестерпимо. Ноги, ноги, ноги, весь мир невпопад уставили ногами. Столешница снизилась и протаранила череп. На живот. Втянулся. Всосался. Сверху на со звоном. Часто часто часто часто часто часто. Сыпались катились. Тяжелый ударил сдвинув. Попадало, распалось. Хаотический негатив: несколько снимков на один и тот же кадр. Отслоение теней. Коричнево-фиолетовый фон, неустойчивые светлые проталины. Темнота медленно тасовалась. Медленно и бесконечно. Веки заболели, он разжмурился. Shock Protection. Подошвы уперлись практически в нос. Размер, наверное, сорок восьмой какой-нибудь. Посередине каждой — врезанный пластиковый кругляш с надписью Shock Protection. Еще телефон. Сотовый — подобных по малости и изяществу Вадим никогда не видел. Телефон, как ни парадоксально, был включен, независимо зеленел экранчиком. Так вот как он их позвал, ладиных гардов. Просто набрал под столом и дал послушать. Слушать. Слушать. Тишина не верила сама себе. Вадим на всякий случай опять закрыл глаза. Кровь шелестела в ушах меланхолично и беспредметно, как коммунальная вода в трубах. Неопределимо, но настойчиво пахло. Очень.
    Очень нескоро и нерезво он подполз к краю, высунул из-под стола полглаза.
    Кругом в изобилии валялось. Неподвижно. Абсолютно. Приблизительная одежда. Черные штаны, каблуки, локти — не разобранные, кучей. Отодвинув брючины с прилагающимися ботинками, Вадим выпростал собственную голову и плечи. Широкое, молодое лицо обернулось к нему — глядя крайне брюзгливо и недовольно, и не совсем на него даже, а больше под себя, в доски. Вадим потащил свое тело дальше, кое-как вытащил наружу целиком. Отдернул руку: в ладонь вцепилось несколько маленьких неровных стеклянных гранул. Cкользкое, темное, знакомое пачкалось — сильно. Он встал — едва устоял. Нога поехала. Гильза. Их тут было до черта. Голова кружилась, как при сильном опьянении. Вертолет. Вадим оперся о стол. Влип. На столе, на спине, вольготно распростерши изрядные конечности, лежал боец в кожане, «григорьевец» — головой в россыпи стекла. Скатерть закрасилась сплошь, и несло — остро, весьма погано — именно тем, чем она закрасилась. Коньяком в том числе. Все они тут лежали. Многочисленные обширные тяжелые предметы, только что бывшие существами — сложносоставные, пространственно экспансивные, забившие комнату затылками, задами, плечами, ногами, полами, часами, пальцами, брызгами, потеками, запахом. Хотя «комнату» — это условность, от комнаты не осталось, в принципе, ничего. Даже стен: палевую штукатурку уродливо испещрили бессчетные щербины, некоторые гравюры исчезли, некоторые лишились стекол и обзавелись рваными отверстиями. Кожа распотрошенных кресел висела лохмами, из-под нее светила начинка. Повсеместно — или глюк? — пух, невразумительный пух. Вадим отстыковался от стола, перешагнул через откинутую руку. Грюкнуло под ногой коричневое, лаковое, поджавшее поджарый приклад помповое ружье. Он пнул, пошел, споткнулся. Сумка. Длиннющая толстенная сумка, притащенная визитерами. Вадим перешагнул было и ее, но остановился. Присел. Потянулся. Он плохо соображал, что и зачем делает. Совсем не соображал.
    Латунный язычок дешевой молнии сполз, покряхтывая. Бережно, кончиками измызганных пальцев — прядь с лица, — Вадим сдвинул плотный край. Тождественные кирпичики серо-зеленой бумаги, перечеркнутые белыми полосами. Это ими, аккуратнейше (ввиду множественности) уложенными, набит был баул. Вадим отделил от кладки один, внутренне готовый к тому, что — фиг получится, что денежная масса окажется слитной, монолитной, пластмассовой. Фиг. Получилось. Он надорвал белый кант. Трескуче пошуршал долларовой колодой. Опустил, отпустил money обратно. Сколько их тут, бесполезно было даже гадать. В подобном виде и количестве его, Вадима, разум деньги просто не воспринимал и конвертировать в цифры наблюдаемое сейчас глазами отказывался. Деньги, бабки, капуста — это горсть мелочи, это пачечка в лопатнике, это кредитная карточка, это череда нулей в составляемом релизе: актив-процент… Абстракция. Штабель бумажных кирпичей пол на пол на два метра с еле напяленным поверх синтетическим мешком — это не деньги. Хер его знает, что это. Бред, окcюморон. Более чем весомая и объемная, вещественно безусловная условность. Черная дыра. Сверхплотная звезда, область чудовищной гравитации. Ультимативно примагниченные, провалились в оную дыру и взгляд Вадима, и мысли. Неизвестно, сколько бы он просидел в этом ступоре, если бы не звук сзади. Вадим обернулся, распрямляя оглушительно клацнувшие суставами ноги, снова теряя равновесие. Завороженно наблюдая, как из-за размочаленной спинки кресла, в коем он все время сидел, суетливо и проворно выбирается встопорщенный, но совершенно, похоже, невредимый Эдуард Валерьевич, Цитрон, бывший вадимов босс. На толстом цитроновом лице была одна только бессмысленная целеустремленная решимость. Эдуард Валерьевич сделал попытку обогнуть стол, напоролся на мяcной завал, не раздумывая, вскарабкался с неожиданным проворством на низкую столешницу, прямо по скатерти форсировал преграду, наподдав голову расположившегося там трупа, и бросился к Вадиму. Тот машинально привлек к себе фантастическую сумку, но Цитрон цапнул ее с другого конца, яростно дернул — и, видя, что Вадим не отпускает, с обескураживающей силой толкнул противника в грудь. Вадим не удержался, упал на анонимное тело, а Э.В. споро сгреб добычу, отпихнул за спину и нагнулся к чему-то на полу. До Вадима не доперло, а потом было поздно — Цитрон держал в руках тот самый помповик. Вадим вскочил, поймал ружье за дуло, но вырвать не смог — Цитрон, падла, был не слабее его. Они боролись за оружие, сосредоточенно пыхтя. Вадим видел, как босс, у которого был приклад, безрезультатно сандалит спуск — видимо, затвор не был взведен. Наконец банкир выпустил ружье, подлез вплотную и быстро сунул Вадиму кулаком в лицо и коленом в пах. Ни туда, ни туда не попал — но напор и злоба свирепо сопящего маленького капиталиста смяли волю его очумевшего соперника: Цитрон наседал, беспрерывно молотя, метя то в солнечное сплетение, то в нос. Не сразу Вадиму удалось ответить — тоже, впрочем, коряво, не туда, в пухлую грудь. Эдуард Валерьевич перехватил его запястье, тонкое запястье потомственного интеллигента, крепкой лапой хозяина жизни; они опять боролись — неумело, но остервенело — мычали, тужились, качаясь, топчась среди трупов — и в итоге, разумеется, повалились. Цитрон упал неудачно, ребрами на край столешницы, Вадим освободился, рыпнулся удрать, но ненормально настырный Э.В. задержал его за куртку, напрыгнул, опрокинул на скатерть. Мало того, в правой у него объявилось нечто блескучее, маленькая двузубая вилка, давешний лобстерский причиндал, — каковую вилку Цитрон вознамерился во что бы то ни стало воткнуть в экс-подчиненного. Да, это тебе не Пыльный. Витальности в главе крупнейшего балтийского банка было до хрена, до хренища и больше; ворочаясь на столе, задыхаясь под немалым весом главы, Вадим ничего не мог с ним поделать. Цитрон давил, потеющий, сиплый, дышал в самую морду, мать твою, мать, с-сука, с вилкой своей!!! Не ненависть, нет — именно отвращение, физическое отвращение к ерзающему на тебе, разящему секрецией мужику помогло Вадиму. Он весь сократился — целиком, как одна мышца — искорячился и достал-таки Цитрона бедром промеж ног. Барахтанье. Ротация. Новое падение: они рухнули на пол — но теперь сверху очутился Вадим. Облепившую вилку боссову кисть Вадим заклещил своими двумя, круглая в разрезе рукоять прибора уперлась торцом в грудину. Не обращая внимания на мощно сучащие, стучащие по нему остальные три банкирские конечности, недавний мелкий клерк того же банка издал утробный мяв и налег всем собой. Не бог весть какой массой — но молодостью, маскулинностью, волосатыми плейстоценовыми атавизмами — никуда, как выяснилось, не девшимися. Цитрон заурчал в панической тональности, пустил пару пузырей из стиснутых губ — треугольные железные лепестки нырнули к багровой, вздувшейся из берегов намокшего белого воротничка шее Эдуарда Валерьевича. Дикий напряг сделал лицо его почти отрешенным. Левый цитронов кулак от души шмякнул по уху — но Вадима было уже не остановить. Тупая, бесчувственная и упрямая машинка работала в нем, он жал, жал, жал глухо, стонуще рыча на одной ноте, жал, жа-а-а-а-а-ал! — и острия опускались ниже, ниже, ниже, тише, тише, ну, спокойно, спокойно, ну что ты, брат, тише, тише, все, уймись, давай, хватит, перестань, ну что ты, что ты, что ты, тихо, тихо, так, вот так, вот, ну все уже, все, все, все, все, все… Брык.
    Пробел.
    Минута молчания.
    А? О-о…
    Раз, два… На живот.
    Так.
    Эволюционная лестница — по новой, ступень за ступенью. С брюха — на карачки, с четверенек — на полусогнутые. Превращаемся в гордого эректуса. Во. Теперь — в сапиенса. С этим проблемы. Сумка! Сумка. Оказывается, он зачем-то подобрал коричневый помповик. Вадим попытался затолкать его в баул, тот не помещался. Он расстегнул молнию до конца. Утрамбовал ружье в бабки, потянул на себя язычок. Не дотянул. Вдруг его проперло: Вадим заозирался, зашарабанился по разгромленной вип-зоне, стал поднимать с пола, собирать в охапку, иногда роняя, пистолеты, никелированные, вороненые, короткие, длинные, отдельный скошенный прямоугольничек обоймы, рубчатую темно-зеленую лимонку, пистолет-пулемет с куцым стволом и длинным торчащим магазином, еще лимонку, еще пистолет, еще магазин, уминать в сумку, подтыкать под края, вбивать в плотные дензнаки. Даже почти зашторил — один помповый приклад выпирал. Вадим взялся за полиамидовую дерюгу бауловых ручек — сумел только оторвать от пола. Охнул. Уронил. Увидел Григория. Точнее, опознал лежащего ничком по колеру костюма. Под задравшейся пиджачной полой выглядывала из-за брючного ремня рукоять: не иначе привычка с тех времен, когда подмышечные кобуры водились только в контрабандном видео. Испытав вовсе уж избыточный позыв, Вадим переселил револьвер — упитанные щечки барабана, курносое дульце, — себе за пояс. По новой подступился к трофейному оксюморону. Перекосившись, еле взгромоздил на спину. Направился, шатаясь, к выходу. Поди пройди еще в проем с такой дурой — ш-шит… Подвальчик недаром именовался столь пафосно: две массивные двери, перекрытие, гарантия звукоизолированной конфиденциальности сделали свое дело — наверху Вадим обнаружил совершеннейшую пищеварительную безмятежность. Подарочная официантка шарахнулась от вломившегося в престижную трапезную приплюснутого челночно-оптовой поклажей, перемазанного кровяхой расхристанного урела. Официантка несла пустой, со сложенным зонтиком, коктейльный стакан от ближайшего к лестнице кабинета. За сдвинутой, как давеча, ширмой-фусума, как давеча, наличествовала девушка Лада — с примороженным, как давеча, видом. Вадим вперся, бухнул поклажей о татами, бухнулся на стул напротив Лады:
    — Хай!
    — Хай, — ладина вазомоторика не отразила ни удивления, ни узнавания. Тем не менее после десяти-, примерно, секундной паузы, слоняясь взглядом по залу, девушка без интереса поинтересовалась: — Ты с Эдиком?
    — Скорее, от Эдика, — Вадим разочарованно обозрел пустой стол. Так вот как это у вас было задумано. Серьезная стрелка под увеселительным прикрытием. Клуб, мочалки. Декорация.
    — А где все? — декорация обессиленно повела рукой, имея, вероятно, в виду своих бодигардов.
    — А все умерли, — охотно сообщил Вадим.
    Лада, наконец, посмотрел на него прямо — впрочем, по-прежнему без любопытства:
    — А Эдик?
    — А Эдика я завалил, — Вадим беспечно подмигнул.
    — Да? — таким тоном обычно реагируют на незначительный, но приятный сюрпризец. — Ну и правильно. Я сама хотела, только все что-то… Как это ты его?
    — Вилкой.
    — Класс, — она улыбнулась мечтательно.
    Мимо их кабинета к лестнице в вип-подвал прорысили, не глядя по сторонам, двое клубных охранников.
    — Пошли, — сказал Вадим.
    Лада смерила его оценивающе. Потеребила зеркальными ноготками мочку уха.
    — …Ну пошли.
    Улыбка, уже прицельная — специально для визави. Включилась — несколько обалдело отметил Вадим. Вот как это выглядит. Она могла всю дорогу вялиться в режиме stand by, потом одно кратчайшее мимическое усилие — и Вадим чувствует, как у него отнимаются колени, а внутренности обращаются в приторный тягучий сироп.
    — Куда?
    — К тебе.
    Лада тряхнула головой, легко поднялась и вышла первой. Минуя манекен кендоиста в центре зала, Вадим вынул у него из рук самурайский клинок и присовокупил к арсеналу — просто продев между сумочьих ручек.
    Зелень. Баксы. Грины. Бычки. Лавэ. Greenbacks. Доллары. Цельные нерастревоженные перебинтованные пачки и автономные сто— сто— пятисот— сто— пятидесяти— тысяче— сто— пятитысяче— сто— сто— десятитысяче-, сто, сто, сто, сто, стодолларовые банкноты врассыпную, неравномерно, горками, кучками, сплошным слоем и поодиночке, — на полу, некрашеных проолифенных янтарных досках, на жестких квадратных циновках и мягких овальных ковриках, на чуть выступающих из стены полочках с косметикой, присевшем на бамбуковых ножках треугольном столике, плоском экологичном телевизоре Бэнг энд Олафсен, ступенчатом козырьке электрокамина, под загорелой ладиной лопаткой — прилипнув; по всей комнате. Пятна, поля, разводы плесени — земля с высоты пяти километров. Вадим помедлил миг на краю люка, захлебнувшийся распахнутой пустотой. Зажмурившись, оскалившись, очертя голову рухнул с потерянным, непонятно чьим звуком — опрокинулся, перетянутый наружу ошеломляющей тяжестью неимоверно разросшейся, распертой части себя, сграбастанный грубым ньютоновским девять и восемьдесят одна, вогнанный, втиснутый в тесную, слизистую, сла-а-а-(жуть фатального пике)-а-а-дкую мякоть, вниз, вглубь, в самую ладину сердцевину, в бережно и плотно упакованное содержимое малого таза. Все сразу. Все к чертовой матери. Ничего не разобрать. Новая среда. Зацепиться не за что, опереться не на что, все вверх тормашками, потеря пространственной ориентации. Стремительно несет — куда!? Чтоб хоть за что-нибудь ухватиться, он схватился за ее волосы, за гриву редкого, как магический зверь единорог, существа. Оседлал. Сменив ужас, столь же мгновенно, немотивированно и безжалостно скручивает счастье, блаженство, кайф!!! Некие токи подхватывают, возносят, подбрасывают… вдруг бросают… у-у-ух! Огромные властные ладони. Покачивают, раскачивают, накачивают, вот так, вот так, так, так, да, да, еще, еще, еще, да, да, ну же, ну же, да, да, сука, сука, да, да, ах же ты тварь, блядь, блядь! еще! — он удаляется от земли, все быстрее, черт знает куда, надо соскакивать с этого бесплотного лифта, сейчас, сейчас, ну же — оп! — он соскакивает, соскальзывает, выскальзывает из подергивающейся Лады, подхватывает, гася горстями фрикционную инерцию, бубсы, тяжеленькие, на себя, вот, смахивает из-под потной лопатки скривившегося североамериканского президента, переворачивает узкое легкое тело — склизкими блестящими бедрами, гладкой задницей по гладким доскам, взметая бумажные прямоугольники. Твердые пятки воткнулись в плечи, он сбежал пальцами по напряженным икроножным, бедренным, ягодичным мышцам, сюда! она подалась вперед, еби меня! давай!! Хуй, напористый, деятельный и толстый, как барсук, ринулся в мускусную духовку норы — взрыкивая, отфыркиваясь, хэкая, давясь скотской вседозволенностью. Свободное падение. Затяжной прыжок. Как чувства у умирающего, отказывают измерения: сначала три — в неограниченной газообразности, где уже нет ни верха, ни низа, ни права, ни лева, ни переда, ни зада, — потом четвертое — потому что как тут ни падай, всяко никогда не упадешь — некуда. Времени нету и ничто не кончается. В воздухе не утонешь. Ныряй. Лежи на поверхности. Кувыркайся. Вертикально. Горизонтально. Адреналины-эндорфины-тестостероны бултыхаются во встряхиваемом тебе, пузырятся, вспениваются. На животе. На спине. В конце концов Лада уселась сверху, насадила себя, ну, ну!… Запрокидываясь, вжала, больно втиснула колени под вадимовы нижние ребра, заходила размашисто, поршнево, хлопая ритмичной жопой, подхватывая, поддергивая подобравшейся влагалищной горловиной вадимову округлившуюся боеголовку. Вадим протянул, дотянулся, сдавил мотающиеся железы, как груши клаксонов, почти ожидая извлечь квакающий сигнал, — но Лада только подвизгивала, клекотала, лунатически водя головой. Рот безобразно съехал набок, потемневшие волосы налипли на мокрое лицо. Он закрыл глаза — и увидел, что периферийная, равноудаленная земля, — совсем близко. Почва. Грунт. Твердь. Уже различимы неровности рельефа, скальная оскаленность, камни, в которые он вот-вот врежется, хрупко, хрустко сминаясь, расколется, расплещется, размажется. Шершавый воздух, разводя челюсти, проталкивается в рот, перекрывает, забивает дыхание, закупоривает уши. Бурая эрозированная поверхность Эдема — наотмашь. Десять, восемь, короткие встречные порывы бедер, пять! два!! ноль!!! рывок кольца. Ладино изощренное кольцо сужается еще, вниз, по всей длине, зло, крепко, от залупы до яиц, да, да — а обратно со страшной силой, да!!! — выстрел, выброс длинного шелкового сгустка семени, освобожденно брызжут стропы, единым тугим хлопком десяток кило спрессованной ткани разворачиваются неудержимо, безбрежно и блаженно. Ликующая отдача, судорога обоюдной щедрости: на! — вовне, прочь, даром — личный генофонд, наследный шифр, биологический концентрат — натягиваются молекулярные нити, пружинит спираль ДНК… Он открыл глаза. Белый купол с небесным вырезом круглого черно-желтого инь-яне-образного светильника покачивался, дрейфовал. Раскинувшись, шевеля кончиками плавников, Вадим безвольно, вольно висел в шуршащей невесомости. Захлопывая раскладную конструкцию, отзываясь одноразовым нытьем в оси, Лада вернулась с вадимовых ног на живот, грудь, лицо, с истекающим выдохом опала сверху. Мазнула щекотными волосами, лизнула в плечо. Замерла. Он погладил. Она снялась, откатилась на спину, в баксы, засмеялась… Он приземлился через пару минут. На ноги, на обе стопы. Денежные бумажки приставали к босым подошвам. Вадим выпрямился, окончательно определяясь в пространстве, — но на глазок, без подсказки земного притяжения. Невесомость локализовалась по контурам тела — опустошенного, выцеженного, отжатого. Насухо. И то. Сухо.
    — У тебя попить есть?
    — В холодильнике. И мне принеси.
    Вороша ногами доллары, Вадим побрел на кухню. Отворил дверцу эпического рефриджерейтора, сунулся — и отшатнулся. Заполняя дутым пуховым туловом весь объем нижней камеры, примятый сверху морозильником, прижимая к стенке черным ластовидным крылом кипу смещенных в сторону решетчатых полочек, мелко шебурша когтистыми перепончатыми лапами по груде сваленных внизу банок, коробок, упаковок, на Вадима очумело таращил плоские маленькие глазки почти полутораметровый белобрюхий и желтошеий императорский пингвин. Пингвин возмущенно разевал сплюснутый с боков клюв, топорщил перистый ворс и негодующе поквохтывал.

14

    А вот говном сиреневым плеваться — это, сударики мои, уже совсем ни в какие ворота. За это у нас — мочат, мочат, мочат!!! Вот тебе. И вот тебе еще, и во… Во падла!… Значит, мозгобрейка тебя не берет, нету у тебя, значит, мозгов, устойчива ты у нас к инфразвуку, кор-рова!… Ну ни фига себе. Да за-дол-бала ты с говном своим, срань болотная, холи шит, так, погоди, за угол, подлечимся, отдышимся. И патронов ни хрена, вот что обидно. Тайничок бы, тайничок… Тайничок. Ха! Кислотное ружжо, элэсдэ-ган. Не монстрожор, конечно, но тоже ничего. Ну давай, давай. Иди сюда, щас тебя колбасить будет, щас тебя заглючит по черному, вставит круто и навсегда… Упс! Есть. Ну че ты лыбишься? Хорошо тебе? Жизнь удалась? А если дрелью? Че, не наравится? Че, плющит? Не по-детски плющит, не? А кому щас легко? Кто тебе сказал, что ты в сказку попала? Опа. Финита. Ну мразюка, еще и юха у тебя ядовитая, вот стерва, окочуриться по-людски и то не можешь… Сколько? Сорок семь. Ага, полезь с таким на следующий уровень. А аптечек тут нет, кажется. Аптечку мне, аптечку! Хер тебе, а не аптечку. О! Тоже дело. Кому петарду в жопу воткнуть? Тебе? У, шустрая тварь! А вот сальто, а вот еще сальто, а вот по стеночке, а получи!… Все? Гляди-ка, все. А мы боялись. Exit. Без никаких проблем. Enter. Enter? Вадим, откинувшись, победно обозрел люминисцентную заставку следующего уровня с Сарой Тафф в десантном комбезе от кутюр. И почувствовал: надоело. Quit. И даже больше: отвратило. Do you really want to quit? Да хочу я, хочу. Y. Прав ты был, гад доппельгангер… На сей раз гад, утеряв весь остатний нюх, не желая ограничиваться рамой зеркала, заявился прямиком в вадимов сон. Точнее, сначала туда вломилась целая тусовка недвусмысленных блядищ разных мастей, племен и рас, не меньше полудюжины — из одежды на них была одна лобковая растительность, да и то не у всех. Потом, предваренный этим авангардом, прихилял и сам доппельгангер. Он одет был — но совершенно дико: в белый фрак с фалдами и камуфляжные штаны. Щетина его достигла уже недельной стадии — видимо, в зазеркалье время текло иначе. На плече доппельгангера тяжело болталась точно такая же черная безразмерная сумища, что Вадим увел из «Банзая». При виде гада телки сноровисто сложили из своих тел странную акробатическую фигуру, наподобие дивана — на коем доппельгангер и развалился самым хамским образом. Он немедля извлек откуда-то пузырь 16-летнего «Лагавулина» и еще один — точь-в-точь безымянный коньячный, павший в перестрелке. Следом явилась литровая пивная кружка. Доппельгангер налил ее доверху — поровну из обеих бутылок, — сделал добрый глоток, удовлетворенно рыгнул и лишь после этого обратил взор на Вадима.
    — Это лучше, чем псевдожизнь, — убежденно объявил гад.
    — Тут видишь ли какая муля, — задумчиво сказал ему Вадим, — Все проще, чем кажется. Проще и тупее. Тоскливее. Ведь заниматься той херней, которой занимаются эти, — он изобразил, что разговаривает по сотовому телефону, и скроил жутко озабоченную харю, — на самом деле, конечно, если без стеба и парадоксиков, никто их не принуждает, не провоцирует и не подталкивает. Самое обидное, что за превращением людей в самодовольные (кто это определил современного человека как «человека самодовольного» — И-Гассет?) аппараты для производства пустоты даже никакой разумной силы не стоит. Да и вообще мало-мальски индивидуализированной. Один закон природы. Как всемирного тяготения. Или, в данном случае, скорее, — неубывания энтропии. Природа вообще и биосфера в частности стремится соблюсти равновесие, — он покачал перед лицом ладонями, сымитировав, наверное, чаши весов. — Баланс. Имеются даже подобные термины в соответствующих дисциплинах… А человек — он, понятно, тварь избыточная. Из мирового биоценоза, сука, выдрался, цивилизацию, понимаешь, ему занадобилось лепить. У него такая фиговина — разум, слыхал, может. При помощи этой штуки он так или иначе довел себя до состояния, когда для удовлетворения простейших жизненных потребностей — с голоду не сдохнуть — нужно очень немного. Волку какому, допустим, чтоб зимой не околеть, просто физически выкладываться приходится на сто двадцать процентов. А даже самый распоследний бомжик в мусорнике порылся, бутылок насобирал, в Мальтийский орден за халаявным супчиком сходил — и жить можно. Херовенько, понятно, жить, но зверям-анималам и такое не снилось. Масса физической, эмоциональной и прочей природной энергии у человека в процессе собственно выживания не задействована. Тогда он тем же самым чайником, — Вадим постучал для наглядности, — выдумывает себе чисто условные цели, чтоб было чем мозги, руки, нервы занять. В основе, ясен хрен, тоже естественные потребности: похавать, совокупиться, лидировать в стае, то есть хавать и совокупляться больше и слаще всех. Ибо от биологической своей основы нам никуда не деться. Но чем проще по мере развития цивилизации удовлетворяются первичные нужды, тем дальше от них искусственные цели. Вплоть до полной потери связи. Ну на хрена тебе, мил чаэк, машинка для нарезания лимона? Что, такой труд его ножом порезать? И что, «Мерседес», на покупку которого ты столько пота и крови потратил, — ты его скушаешь? Трахнешь с невиданным удовольствием в выхлопную трубу? Разум, он ведь, сорри, иррационален (с точки зрения естественной гаромонии). Вот и цели придумывает такие же. Иррациональные. Социум в чем-то продолжает биосферу. Через REXы и «Мерсы» природа поддерживает баланс. Все наши япписы-деловары — те же лемминги. Только вместо чтоб топиться в море, они делают карьеру, зарабатывают бабки и покупают вещи. Займись вся эта шобла чем-нибудь осмысленным — это ж прикинь, какой антиэнтропийный всплеск! Непорядок. Так что вылезший из биоценоза сапиенс сапогом заталкивается в так сказать социоценоз. На новом уровне создается глубоко кадаврическая система, единственный смысл которой — лишить смысла человеческую деятельность. Причем создается не кем-нибудь, а самим человеком…
    — Типа гомеостатическое мироздание, да? — проницательный доппельгангер хмыкнул, облокотившись на смуглый валик чьей-то попки. — «Мироздание сохраняет структуру…» Читывали, как же.
    Вадим улыбнулся ему укоризненно, — мол, кто б сомневался? — продолжил:
    — …Но разум экстенсивен. Он все равно куда-то прет. Сущность у него такая — переть, наворачивать, накручивать, наращивать. Так что и цивилизация на месте не стоит, усложняется, и энтропия плачевно убывает. Приходится создавать дополнительные громоотводы, заземлять человеческую энергию. Вот виртуальное пространство придумали, компьютерное. Какой энергетический избыток сразу отвели в болото! Это ведь только говорят, что всякий там Интернет подстегнет развитие цивилизации. Хрен там. Не для того думан. Для обратного. Для того, чтоб технологическую цивилизацию саму на себя замкнуть. Чтоб наружу не лезла. Сейчас вон кое-кто вспомнил о профуканной космической экспансии и о компьютерных мулях в этой связи. Во-во. Впрочем, тухло-сублимационную сущность Net'a лучше всего демонстрирует он сам. Подавляющее — подавляющее! — большинство висящей и циркулирующей в Сети информации что? Порнуха. Голые биксы с бубсами (гад согласно похлопал ладонью по своей «мебели»), — штабелями, тоннами, гигабайтами. Процентов семьдесят общего трэффика. А из прочих тридцати процентов эдак двадцать, — ГЛУПОСТИ. Вздорные форумы. Бредовые чаты. Никчемушные телеги. Бессмысленные суповые наборы слабоумных словес. Нет, ты прикинь, — человечество веками, ну, с того момента, как придумало себе научный и технический прогресс, с Возрождения примерно, карабкалось, лезло, перло к такому вот Интернету. И вот тебе венец эволюции, первое в истории хомо сапиенса глобальное моментальное свободное бесцензурное средство связи, неисчерпаемый коллектор знаний, планетарная нервная система… Слепок наш, в некотором роде. Обобщенный портрет. И кого же мы видим? Ага. Умственно отсталого сексуально озабоченного недоросля. Похотливого дурака. Мои поздравления. Человечество, друг мой, я горжусь тобою! Ладно. Тот же любезный сердцу пример — «Головоломка» и прочие компьютерные игрушки. Тут тебе и прямое заземление, завиртуаливание здоровых разрушительных инстинктов молодого самца и других таких же, и традиционному, социальному громоотводу подмога — чтобы наш самец не начал деструктивную потенцию осуществлять прямо в социуме…
    — Ну, не знаю, как ты там в своем зеркале, — беспардонно и непонятно перебил Вадима доппельгангер, — а я лично предпочитаю валить монстров в жизни. В реальности, — и он в подтверждение встряхнул сумку, где тяжко и множественно громыхнуло железо.
    — Погоди, — уточнил Вадим, — кто это — в зеркале?
    — Ну не я же, — самоуверенно фыркнул гад.
    От такой наглости Вадим аж проснулся. Но сейчас, занявшись в ожидании Витька тем, чем занимался в этом барчике несколько последних лет, он и впрямь ощутил неожиданную брезгливую тоску. Вадим выудил из мягкой пачки золотисто-коричневую палочку «кэптэн блэк'а». Затянулся, глядя, как по черному экрану мечется маленький, но узнаваемый Биллгейтсик с карлсоновским пропеллером в спине, — мечется от одной снабженной измывательски торчащей ручкой майкрософтовской «форточки» к другой, но не может пролезть ни в какую. Скринсейверы Витек время от времени рисовал сам, для поддержания формы. В рестораторы он эмигрировал из программеров. Но среди последних у Витька оставалось полно знакомых, включая довольно специфических.
    — Пляши, служивый. Он говорит — можно и к завтрему, — подошел, на удивление неслышно для своих габаритов, со спины сам Панцирев (такая у Витька была до смешного подходящая ему фамилия). — И паспорта, и дипбагаж. Дай, — он протянул императивную пакшу, Вадим, не мешкая, вложил в нее всю пачку. Бурундук (такое у Панцирева было до смешного не подходящее ему прозвище) отсыпал себе где-то две трети «кэптэнблэчин».
    — Сколько? — Вадим клацнул перед щекастой бурундучьей физиономией ладиным «дюпоном» и пронаблюдал, как Витек враз утянул половину крепкой, набитой трубочным табаком сигареты.
    — Вдвое.
    — Идет, — не задумываясь, согласился Вадим.
    — Квартальный, — внимательно прищурился Бурундук.
    — Идет, — повторил Вадим, прикидывая, что в лучшем случае Новый год они встретят уже в самолете.
    — Да, фоток нужно по три, тебя и девчонки твоей. И быстро. Ты ж не курил.
    — Закурил, — Вадим пожал плечами.
    Бурундук утопил добитого «кэптена» в полустакане принесенного с собой прозрачного. Окурок, пшикнув, захлебнулся.
    — Говно водка, — констатировал Витек. — Не горит. Слушай… — он хлебнул говно водки, умело минуя губами бычок. — Ты чего, банк грабанул, что ли?
    — Ага.
    Вадим подобрал безразмерную черную сумищу (в ней тяжко и множественно громыхнуло), пожал витькову граблю и под уважительным бурундучьим взглядом выкарабкался по крутым ступенькам из полуподвала. Отвернулся от налетевшего льдистого ветра, запахнулся, поморщился, поежился, втянул голову в плечи. Однако и отворачиваясь, и запахиваясь, и ежась, и оскальзываясь на гладких полированных буграх, в которые в результате чередующихся оттепелей и заморозков превратились без конца сливаемые и высыпаемые сверху, а потом уныло и упорно месимые подошвами сезонные метеопомои, Вадим противу обыкновения напитывался неким родом свирепой радости. Нестерпимо приятно было знать, что он не принадлежит больше ни этим гиблым широтам, ни этой вялой серой линялой стране, ни этому серому остопиздевшему городу, ни этой серой мерзкой мерзлой слякоти, пакости, гнуси. Я смотрю на все это последние два дня, ясно, мудаки, только два дня, — а потом я уеду отсюда, к черту на рога, так далеко от этого места, как только можно вообще в пределах нашего долбаного шарика, — уеду и никогда, слышите, НИКОГДА сюда не вернусь. Я не ваш больше, я не такой, как вы, я не хочу, не могу и не буду с вами, северные отморозки, серое быдло, мне скучны и отвратительны ваши постные рыла, ваша самодовольная озабоченность, ваша бессмысленная целеустремленность, сраные лемминги, ваша суетливая жадность, идите вы на хуй, оставайтесь здесь, бегайте за своими жалкими бабками и гнилыми понтами, мерзните, мокните, скользите, падайте, ломайте кости, разбивайте черепа, подыхайте в страшных мучениях, мне насрать… Он добрел до угла Бривибас и Элизабетес — надувной праздничный кингконг, пятиметровый Санта-Клаус, даунически скаля блестящие, острейшие наверняка зубы размером в совковую лопату каждый, продолжал указывать рукавицей направление на Псков. Электрические глаза светились жутким торжеством. Вадим остановился. Перешел Бривибасовскую на кингконгову сторону, на пятачок, попиравшийся до августа девяносто первого чугунным вождем мирового пролетариата. Алая резиновая задница выгибалась перед глазами. Фигура как минимум наполовину состояла из задницы. В ногах у чудища помещались малопонятные щелястые железные ящички — очевидно, каким-то образом поддерживали должную надутость (типа компрессоров?). Вадим перекинул сумку со спины на грудь, расстегнул молнию на четверть длины. Не глядя, сунул руку. Нашарил рукоять чего-то, вытащил. В ладони курносо насупился блестящий револьверчик Григория. Вадим повертел машинку, соображая, что к чему. Большим пальцем взвел курок — и, не целясь, выстрелил перед собой шесть раз, пока не опустел барабан. Отдача у шестизарядной «бульдожки» была еще легче, чем у гимнюковского пистолета, но грохотало — дай боже. Только когда грохот осел в ушах, стал слышен надсадный карбидный шип выходящего из пробитой жопы воздуха. Вадим швырнул револьвер за плечо, постоял еще чуть, убеждаясь, что новогодний афедрон теряет налитую наглую упругость, жизнерадостную выпуклость, идет целлюлитными складками. По краям поля зрения быстро формировался многолюдный переполох. Вадим застегнул баул, забросил обратно на спину, развернулся и направился наискось через парк.
    — А вот это моя гордость, можно сказать, жемчужина, — неторопливая длань архимагуса, целителя в седьмом поколении, Великого магистра ведовства, член-корреспондента Академии астральной био… пардон, энергозащиты, хабилитированного доктора психозондирования, Высокого предстоятеля храма соборных энергий (титулы теснились на фасаде визитной карточки) обозначила две черные фасолинки, похожие на пластилиновые муляжики экскрементов болонки. Они уже миновали, почтительно застывая, здоровенный изогнутый бугристый болтище (кальян для экстатических воскурений индейцев Южного Перу), связку сморщенных лиловатых фаллосов поменьше (сушеные грибы с полуострова Юкатан, дающие возможность видеть духов верхнего и нижнего мира), потрескавшийся кожаный блин со скоморошьими колокольцами (шаманский бубен), тряпично-глиняного уродца, утыканного кривыми вязальными спицами (вудуированный гаитянин), неровный и безбожно ржавый лист осоки с коротким замотанным пестрой нитью стебельком (ритуальный жертвенный нож племени бора-бора). От Вадима ожидалось почтительное любопытство простеца; он, не ломаясь, выказывал.
    — В джунглях Центральной Африки, — хабилитированный архимагус был осанист, габаритен, тучен даже; массивные непроницаемые очки в роговой, но зримо дорогой оправе совершенно терялись, невзирая на калибр, среди округлых всхолмий его приятного дородного лица. — В непроходимых джунглях Центральной Африки живет племя, до сих пор, представьте, управляемое советом двенадцати колдунов. Cамое страшное наказание провинившимся там — не смерть, поскольку это — прерогатива исключительно божественной воли. Но колдуны могут испытать преступника. Для этого ему и дают на выбор две вот таких вот одинаковых с виду пилюли. Одна из них совершенно безвредна, во второй ужасный смертельный яд, медленно парализующий дыхание и разлагающий легкие. Преступник в течение полутора часов корчится, пускает кровавую пену, постепенно сходит с ума, часто он не в состоянии вынести весь срок и умирает попросту от болевого шока! По мере углубления в детали исполнения высшей меры, Высокий предстоятель как-то незаметно утрачивал свою осанистость и неколебимость, все более распалялся, жестикулировал мельче и экспрессивней. Вадим внимал, кивал и все меньше понимал, какого, собственно, хрена он здесь делает. Позыв был практически бессознательный: в вестибюле разобранного под офисы бизнес-центра (потребное Вадиму фотоателье обосновалось на первом этаже) он углядел знакомый логотип — крест, вписанный в мандалу на фоне звезды Давида, — и последовал укзаниям указателя. Обнаружив во вполне модерново-чиновного вида приемной «каб. 214-216» сумрачного быка в костюме, Вадим почти обрадовался. Допускать сомнительного визитера в ХРАМ СОБОРНЫХ ЭНЕРГИЙ бык, разумеется, намерен не был. Стобаксовый Бенджамин Франклин оказался в должной мере убедителен.
    — Вот вы все знаете, — оборвал Вадим на полуфразе и полуфазе размашистого жеста погружение в подробности издыхания незадачливого негроида. — А скажите. Если пингивна, большого такого, ну, императорского, затолкать в холодильник — чего с ним будет?
    Астральный энергозащитник сделался недвижен и беззвучен, максимально уподобившись именно описанному пингвину.
    — Ну ладно, ладно, — Вадим без приглашения обосновался в одном из двух кресел огромного затемненного кабинета (сумка лязгнула у ног), приглашающе ткнул во второе. — Хрен с ним. Вы мне лучше про мое собственное будущее расскажите, а?
    — А, так вам нужна прогностическая консультация? — целитель в седьмом поколении с облегчением опустился напротив.
    — Типа того.
    — Но вы в курсе моих расценок? Я надежный, патентованный…
    Вадим молча вытянул из кармана первую попавшуюся смятую купюру. Попалась пятисотка, нумизматическая, слыхал Вадим, редкость с мистером Вильямом Маккинли. Он ожидал еще одного пингвин-шоу, но надежный и патентованный, наоборот, без малейшего промедления ловко склевал старину Уилли в портмоне не иначе как человечьей кожи.
    — Что ж, — архимагус простер руки с растопыренными пальцами, будто намеревался погреть их у камина, и принялся мять, щупать, тискать, пощипывать и обхлопывать невидимый вадимов контур. Это продолжалось довольно долго. — В вашем будущем, — замогильным голосом начал, намявшись и нащупавшись, предстоятель — я вижу гораздо больше благого, нежели негативного. Жизнь ваша во всех областях будет обретать все большую стабильность и размеренность… Спокойствие. Уверенность. Укорененность. Я бы сказал — ГАРМОНИЮ. Это будет обусловлено все возрастающей доходностью вашего бизнеса, — последнее слово хабилитированный артикулировал особенно торжественно и бережно. — Каковой бизнес, и в данный момент успешный, в ближайшем, а также отдаленном будущем обнаруживает тенденцию к плавному, но устойчивому росту…
    Вадим перегнулся через рунический столик и двумя пальцами снял с презентабельного носа Великого непроглядные очки. Глазки у магистра оказались неожиданно тускловатенькие, шустрые, вполне свинячьи.
    — Ну вот, — разочарованно сказал Вадим. Вернул очки на место, полюбовался, пояснил: — Так лучше.
    — Да что вы себе!… — правая рука возмущенного магуса юркнула под столешницу и принялась подергиваться, словно обладатель ее лихорадочно работал на телеграфном ключе. — Я… Да…
    Вадим вздохнул и нагнулся к сумке. Бычок из приемной перешагнул порог одновременно с тем, как из баула вынырнул очередной улов: длинный вороненый пистолет…
    — Смерть, — процитировал Вадим, — прерогатива исключительно божественной воли.
    Он опустил ствол. Пнул рунический столик — болоночьи фекалии опасно съехали к краю:
    — Выбирай. Ну, резче, ты, архипенис.
    Архипенис, надо отдать ему должное, на удивление владел собой. В направлении двери он, правда, смотреть старательно избегал, но держался спокойно. Уяснив, что от него требуется, он, не обинуясь, вверил себя высшей воле. Аккуратно подцепил ближайшую пластилиновую какашку и, чуть скривившись, отправил в чувственный рот. Они с Вадимом подождали, что будет. Ничего не было.
    — Вы удовлетворены? — голосом профессионального переговорщика, что увещевает маньяка-террориста, обвязавшегося динамитом и захватившего детсад, осведомился Высокий предстоятель.
    — От-дюнь, — приподнято откликнулся Вадим. — Жри вторую.
    — Но, согласитесь, это не… — пенис казался оскорбленным в лучших джентльменских чувствах, но, пожалуй, не испуганным.
    — Жри давай!
    — Но…
    — Я что сказал? — Вадим снова поднял ствол. — Хавай.
    Пенис был человек чрезвычайно мужественный. Поэтому мучительную полуторачасовую смерть в луже кровавой пены и ошметках выхаркнутых легких он решительно предпочел смерти мгновенной и легкой — от пули в лоб. Несомненно, впечатленные боги по достоинству оценили этот поступок. Вреда от второй какашки было не больше, чем от первой.
    — Н-да, — Вадим озадаченно почесал стволом переносье. — Нет так нет. Высшая воля, знаете ли… — подумал немного — и направил пистолет доктору психозондирования в голову. — Только бывает высшая воля. А бывает — личный произвол!
    Кто это у нас сказал, что в раю климат, а в аду общество? Вот ведь черным по белому: острова Общества. Французские владения в Океании. А климат райский. Рай — это, между прочим, тоже тот свет…
    Вадим захлопнул атлас и присовокупил к осваивающемуся в кармане кожана русско-французскому разговорнику (медную сантимную сдачу — в джинсы, к кому стобаксовых и пятидесятилатовых бумажек). Магазинная дверь звякнула, выпуская — переливчато, уже, конечно, совсем по-новогоднему; но и на улице перезвон странным образом не утих — повсеместное джингл беллс продолжалось, подхваченное и размноженное перекормленными в час пик последнего рабочего дня трамваями, елочными шарами и всяческой мишурой в теплых витринах, оранжевыми лампочками неряшливо обвисших в голых окостеневших кронах загорающихся постепенно гирлянд: столица, привычно просрав очередной день, бесславно обваливалась в стылые слепые сумерки. На замызганном в недавнюю оттепель крыле трудового жигуля-«копейки», притулившегося к обочине жизни и улицы Кришьяна Барона, кто-то вывел прямо по черному: «Это не грязь — это пот!» Идти получалось все больше короткими шажками, на напряженных и чуть расставленных ногах — гололед был нешуточный. Тем же пингвиньим (?!…) манером ковылял и остальной пипл, с той же травмоопасливой скоростью — и транспорт. Вадим вдруг понял, что это сам город елозит по ледяной корке всеми своими полутора миллионами нижних конечностей, всеми своими несчитанными шинами, безнадежно пытясь затормозить, погасить годовой разгон, остановиться перед абсолютно непонятным и непроницаемым, что лежит на удалении всего тридцати с небольшим часов и к чему с каждой секундой он фатально приближается, перед раззявленной жутковатой неизвестностью — и уже зная, что остановиться не удастся, что еще чуть-чуть — и он с ходу вылетит в это зияние, он улыбчиво храбрится, подбадривает себя неумолчным подспудным звоном, сам себе электрически подмигивает, мол, там, впереди, все будет куда лучше, я вижу в вашем будущем больше благого, чем… — но, обманывая себя так же и тем же, чем покойный хабилитированный архипенис, подобно последнему, он прекрасно об обмане знает, знает, что будущее время бывает только одно — indefinite: а неопределенно — это всегда страшно. И еще Вадим понял, что сам он рано отделил себя от города, что пока он здесь — физически, телесно, — он точно так же подвержен общему самоубийственному движению, что единственный его шанс — соскочить в последний момент; но получится ли, сумеет ли он, успеет ли — пока еще в высшей степени непонятно. А внутри уже тикает таймер, ведя обратный отсчет… Он пропустил громоздкую мусоровозку Hoetika, пересек Блауманя. На афише кинотеатра «Дайле» куксился выжатым зеленым лаймом Гринч, умыкнувший Кристмас. В стекле музыкального шопа Бритни Спирз неодобрительно косилась на Дженнифер Лопес. Из богемного кафе «Оазис» вывалились, громко болбоча по-латышски, весело всхохатывая, двое молодых богемных. Правый, в рыжей приталенной дубленке, показался Вадиму знакомым. Олежек, юное пи-ар дарование, вчерашний коллега. Ну тад байги форши, ха-ха, лиелиски, протамс!… сказало дарование. УСТРАНИТЬ? ДА.
    — Олег, — позвал Вадим. Громче: — Олег!
    Пэдэ остановился, оглянулся, еще улыбаясь, ища глазами окликнувшего. Увидел приближающегося Вадима. Улыбка выродилась в досадливую гримаску фальшивого дружелюбия. Вадим на ходу проделал привычное: перебросил баул, расстегнул молнию, запустил руку. На сей раз пальцы встретили странное — рифленое, круглого сечения. Он потянул наружу — длинная, чуть изогнутая черная рукоять, маленькая гарда позаимствованого у «банзайского» кендоиста самурайского меча… Вадим стряхнул с плеча сумку, освобождая метровое узкое лезвие, взвесил в руке, повел им перед собой. Вдоль замаслившегося в фонарном свете клинка скользнул волнистый узор. Вадим перехватил удобную рукоять обеими ладонями. Олежек, ухмыляясь как-то совсем неуверенно, отступил назад. Его спутник, тоже застыв лицом, подался в другую сторону. Толпа огибала их, еще не запинаясь, но уже обращая внимание. Вадим шагнул к Олежеку, поднял катану над головой и опустил отвесно экс-коллеге на плечо. Голубой пи-арщик присел, кратко вякнул, развернулся и крайне проворно припустил по улице. Вадим, расталкивая прохожих, рванул следом. Достал Олежека мечом по спине, дубленка лопнула, показав сизые клочья овчины, — но педераст только пуще втопил. От них разбегались. Третий удар пришелся пидору по затылку — и тут он сразу повалился — молча, ничком. Правда, тотчас же пополз, изворачиваясь, заслоняясь рукой, — отчего новые удары Вадима попадали вкривь и вкось, а все вокруг обильно и ярко окрасилось. Кто-то ахнул, вскрикнул, взвизгнул — и, словно вняв подсказке, отчаянно заверещал наконец сам пластуемый извращенец: так громко и тонко, что, дабы поскорее пресечь мерзкий звук, Вадим пинком опрокинул рекламного гомосека на спину, примерился и — как колют дрова — рубанул изо всей силы по лицу. Кровь легла на обледенелый, мелко припорошенный асфальт жирным продолговатым языком, лезвие ушло глубоко в череп и застряло. Вадим бросил его там, вернулся назад, подобрал все легчающую сумку. Человеческий фактор замкнул его подвижным возбужденным кольцом — при любом движени Вадима глазеющие, выпученные, таращущие чутко оттекали на безопасную, по их мнению, дистанцию. Вопили теперь в нескольких местах сразу — правда, лишь на периферии, за спинами. Зато не унимаясь. Поминались «убил» и «полиция». Нездоровый ажиотаж нарастал, однако. У, бля, как вас разбирает…
    Вадим свернул на Лачплеша — наблюдатели и комментаторы сыпались следом из-за угла, указуя и взывая. Тут из подворотни, наперерез, поперла новая толпа — в «Дайле» кончился сеанс. Вадим ввинтился, извините, смешался, пардон, под прикрытием (этим сообществом владел, к счастью, не он, а Джим Керри) просочился во двор кинотеатра. Справа, у кирпичного забора с обгрызенным верхним краем, обосновалась выездная сессия факультета ненужных вещей, эмбрион свалки — выпотрошенный шкафчик для пожарного инвентаря с сетчатыми дверцами, досрочно уволенная домашняя елка, на полуобсыпанной лапе — лаковая деревянная вешалка; внизу, в прокопченном смерзшемся сугробе: фанера, шифер, размокшая бумага. Поверх оббитого заборного среза сонно смотрели обветренные теремки-мансарды дощатой халупы. Вадим попробовал шкафчик — держится, подсадил баул, дрыгнувшись, заволок на жестяной скат халупы себя. Потрусил, балансируя, по гремучему козырьку, чуть не сверзился… Дворик. Сумку вперед, громко, но стрематься некому, помойным контейнерам по барабану. Вадим спрыгнул сам, миновал еще одну подворотню — и оказался на Блауманя. Он пошел уже неторопливо, прогулочно, догулял до Тербатас, по ней, мимо Кабинета министров, до «Вернисажа» — пошловатейшее зданьице клуба пиарили разноцветные прожектора, — мимо главного корпуса Университета, через скверик у Городского канала — к «лаймовским» часам. На середине культовой площади, неизменного, неизменно заселенного ожидающими места встреч, вспомнил про подключенную к Сети телекамеру. Вот сейчас Вадим Аплетаев, разыскиваемый, наверняка, растиражированный по числу нитей Всемирной Паутины, бредет в режиме он-лайн на виду у всего мира через интернетовский портал… В этот момент с басовитым металлическим гудением — ногтем вдоль толстой гитарной струны — пришли в движение колбы часов, двухметровые, мутноватого дюймового кварцевого стекла, забранного в окислившиеся медные рамы, — поменялись местами: синяя оказалась сверху, красная снизу. Крошечные монетки в один сантим, кванты песочного времени, устремились в узкую горловину. На узорчатом металлическом циферблате дрогнула тяжелая стрелка, сместилась на римскую шестерку — восемнадцать ноль-ноль. А таймер внутри Вадима уже торопился дальше: 32.00.00… 31.59.59… 31.59.58…

15

    Алексс Альохинс. Сотрудник Службы защиты Сатверсме. Надежда и опора. Опора правопорядка. И законности, само собой. Щит и меч Второй Республики. Господин контрразведчик. Ну-ну. Вадим пролистал паспорта и вертел теперь в руках корочки, придирчиво разглядывая печати, в которых все равно ни бельмеса не петрил. Плотный конверт — две синие гражданские паспортины, два удостоверения конституционщиков, сопроводительные бумаги к дипбагажу, — притаранила обыкновеннейшая мочалка несущественного возраста: короткие выбеленные волосы, нос уточкой, джинсы с бахромой, в ухо воткнут наушник MD-плейера. Мочалка пришла одна и ушла одна, но пока она привычно-быстро апробировала протянутую Вадимом пачечку, он заметил стоптанные в ударопрочные набойки костяшки пальцев. Откуда набитые кентуса у хакера? Или у крэкера — как там они правильно называются… Через границу с ними можно? Запросто, не спалишься, они и в полицейском компьютере, и в ДГИ. Лучше, чем настоящие. Но обратно по ним въезжать не советую. Так, на всякий. А я обратно не собираюсь… А также Инесе Аузиня, cотрудница Службы защиты Сатверсме. Вадим хмыкнул. Поднял глаза на синхронный скрип двух легких старорежимно-совдеповских, дачного пошиба деревянных стульев — отодвигаемого напротив и придвигаемого от свободного концептуально потертого тейбла. Вадимова нога под столом подгребла поближе черную сумку — впрочем, одного беглого взгляда на новых самозванных соседей хватило, чтобы понять: никакого отношения к официальным, полуофициальным или неофициальным силовым структурам эти клоуны иметь не могут. Вадим осмотрелся. По дневному времени стильный рок-н-ролльный кабак с маркесовским названием «Полковнику никто не пишет» был почитай что пуст; только один нестильный мужик энергично грузил другого за правым вадимовым плечом. За круглым бруствером стойки в центре зала бармен в черном свитере упражнялся в первом древнейшем искусстве всех барменов: сняв с похожей на вертолетный ротор полки без малого опорожненный литровый водочный баллон, крутил его в пальцах, подбрасывал, ловил за горлышко. Ловил раза три из четырех. Правда, стекло было крепкое.

    11.14.32… 11.14.31…
    …Первый с виду — гопота гопотой: молодой совсем, здоровый, быковатый, подкачанный, краткостриженный. Только черты маловыразительного фэйса не нагло-развесистые, как у классических районных гоблинов на выебоне — а собранные, поджатые, озабоченно-сосредоточенные, будто их обладатель каждую секунду рискует обкакаться. Второй — полнейший контраст: невысокий, узкоплечий, не младше Вадима; тонким, вполне интеллигентным личиком и длинным лайковым пальто сильно смахивает на «голубца». Впрочем, если он и был пэдэ — очень даже не исключено — то латентным, подавленным, РАЗдавленным, расплющенным просто… — Вадим почти сразу понял все за этих двоих. Как только увидел под расстегнутой курткой «гоблина» красную майку с белым кругом на груди, и в круге том а-ля свастика на знамени Третьего рейха — черные серп с молотом. И надпись под всем этим: «Накоси и забей.» Перед Вадимом сидели редкие и довольно экзотические звери — политические маргинал-радикалы. Чегевары нашей песочницы.
    — Джентльмены, — заметил Вадим нелюбезно. — Я вас не приглашал.
    Узкоплечий лайковый че спокойно положил на столешницу неновый «эрикссон» с желтой панелью.
    — У тебя лунинские бабки, — говорил он небрежно, но голос, ораторский, хорошо поставленный, все равно брал свое, отзвякивая на ударных слогах. — Ты отдашь их нам. Прямо сейчас. Отвезешь нас туда, где их оставил, и выдашь все по описи. Или, — он кивнул на мобилу, — я звоню в полицию. Прямо сейчас.
    Интересно, витьковы приятели сами меня вам сдали? Почему вам? Или вы по тусовочно-неформальному знакомству прослышали, сопоставили, проследили?
    — …если ты хочешь делать за серьезный бизнес, — неслось тем временем из-за правого плеча, — нет, ты понимаешь, ты должен четко отдавать себе отчет, серьезный бизнес, не какое-то фуфло, типа капусты срубил и с блядьми в клубе-три проквасил, а настоящее дело…
    Клоуны глядели на Вадима в упор. Младший как солдат на вошь, старший — как генерал от инфантерии на гниду. Этих карманных чегевар из данной и подобных ей партий, фракций и боевых групп он еще со своих колумнистских времен неплохо знал и сильно не жаловал. И даже посвятил им несколько хлестких аналитических колонок. Их, чегевар, радикализм и агрессия проистекали не от животной нерассуждающей ксенофобии, нахрапистого одноклеточного жлобства, как у типовых постимперских крайне левых или крайне правых. Те были просты и — нет, как раз совершенно НЕпонятны, но эту непонятность и понимать-то не стоило, ее стоило без особых эмоций искоренять — в чисто санитарных, гигиенических целях. Отстрел бешеных собак. Дератизация. Дезинсекция. Соратнички же лайкового че были вовсе не так просты — и куда более понятны. Они-то как раз были едва ли не свои, едва ли не братья по разуму. Они тоже были неглупы и небесталанны, неравнодушны, черт побери, амбициозны; они тоже не желали довольствоваться псевдожизнью, тупым наращиванием жировых денежных клеток. Их синтетическая ницшеанско-бакунинская идеология — запредельно эклектичная, с прибором кладущая на любые логику с этикой и руководствующаяся исключительено эстетикой и эмоциями, — и измыслена, сконструирована была изобретательно, эффектно. Еще бы, ведь изобретали ее умные мальчики из хороших семей, очкарики, ботаники, избранное меньшинство. Один радикального производства плакатик Вадим даже сам прикнопил некогда вызывающего прикола ради к редакционной двери: спецназовский ниндзя в черной маске, пистолетное дуло анфас, алые литеры поверх: ДЕМОКРАТИЯ — ЭТО БОЛЕЗНЬ!, и ниже уверенное: ДОКТОР ПРИШЕЛ. Но в чем более броские рекламные слоганы, дизайнерски продуманные плакаты, завлекательные web-страницы оная идеология упаковывалась, тем очевидней делалась ее игрушечность, ненастоящесть и — глубже, под, — натужная смрадная сублимационность. Вовсе они не были бомбистами, фанатиками и подвижниками, железными дровосеками без страха и упрека, эти мальчики. В чеканные лозунги, бескомпромиссные заявы, декларативное презрение к интеллигентской слабости, в бронзовую строевую факельную арийскость, в державный гордый шовинизм они сублимировали собственную хилость и мягкотелость, пагубную склонность к рефлексии, ту самую проклятую интеллигентскую слабость, свою меньшинственность и нацменскость. Банальный страх перед крупным хищным зубастым миром. Фобии и комплексы. До яростной одури боясь жлобов, мальчики эти сами показно и прилюдно записывались в жлобство. И именно поэтому были нелюбимы колумнистом Аплетаевым особой, щелочной нелюбовью, какой не любят не врагов — предателей.
    — Ребята, — Вадим опустил взгляд в ладони. Сколько он их не отряхивал, ржавые пятна остались — долбаный лом… — Вы же левые, да? Вы же деньги должны м-м… презирать. Вам их и в руки-то брать должно быть противно. Западло, так сказать…
    — Тебя не спросили, — отрубил узкоплечий; тонкопалая, в мелкую веснушечную крапинку рука его приподняла «эрикссон». — Или бабки, или звоню.
    Примостившийся меж двух подсвеченных изнутри вентиляционных решеток динамик распиливал воздух под потолком циркулярным мэрилинмэнсонским вокалом — что-то про revolution. К фортификационной стойке подковыляла, приволакавая хвост драной шали, юзанная жизнью старушенция. Бойко разложила перед барменом пасьянс желтых мятых загадочных бумаг. Бармен, не глядя на них, высыпал бабке в горсть монет. За плечом продолжали разоряться:
    — …и ты должен себе сказать: я это могу, я это сделаю, я не какое-то там это, понимаешь, да? И тогда ты уже точно должен добиваться, а все остальное побоку, понимаешь, все, абсолютно все, тебя ничего колыхать не должно, кроме цели, ты понимаешь, тогда все скажут: да, это настоящий мужик…
    — Пацаны, — Вадим откровенно валял дурака. — Вы чего так? Я же, в сущности, свой. Я буржуя замочил, бандитов. Я их сам не меньше вашего ненавижу.
    — Все вы, — лайковый резал уже почти по-митинговому, — одинаковое дерьмо. И банкир твой, и бандиты твои, и сам ты. И если одна падла другую задавит — значит, нам потом работы меньше будет.
    — …деньги, понимаешь, — это деньги. Ты должен это понять. Это самое главное, что надо понять. Только это. Только деньги. Деньги, деньги и еще раз деньги!
    — Давайте я вам одну реальную историю расскажу, — Вадим взял с плетеного подносика бутылочку табаско, повертел в руках. — Однажды мастер кэндо самурай Миямото Мусаси шел по ночному лесу близ города Эдо. И вдруг легендарный виртуоз меча… — Вадим капнул соуса на тыльную сторону ладони, слизнул — в уголках глаз немедля навернулось, острый он был неимоверно, — …ощутил, что гармония мира за его спиной непоправимо нарушена. Он выхватил свой фамильный клинок… — Вадим утер оформившиеся слезы и опасливо вернул табаско на место, — …и дважды ударил назад. Когда же он обернулся, оказалось, что на земле лежат двое разрубленных напополам приемом «крыло ястреба» разбойников с ножами в руках.
    — Че ты трешь? — накосивший и забивший «гоблин» впервые подал голос. Ни интонация, ни содержание произнесенного не убеждали ни в необходимости, ни в осмысленности факта произнесения.
    — Это я к тому, — Вадим подался вперед, привалившись плечами к краю стола, глядя на господ радикалов чуть снизу, — что не суть: банкир данный конкретный мудак или там бандит. Или, допустим, пидор. Главное, что он — мудак. И я совершенно ясно вижу, что он мудак. А мудаки бывают разные. Не обязательно богатые. Вот вы, например, мудаки…
    — …так мы никогда, никогда не заработаем много денег!
    Лайковый че, внимательно смотревший на Вадима, заметил наконец его возню под столешницей. Машинально нагнулся, заглянул. Помповое ружье Вадима выстрелило со страшной силой. Мягкая круглая тяжелая громадная пуля двенадцатого калибра восемнадцать целых две десятых миллиметра со страшной силой врезалась ублюдку прямо в лоб. Голова ублюдка лопнула, как гнилой арбуз. Багровая кровь и желтоватые комья серого вещества тупых мозгов разлетелась веером, забрызгала полкабака. Его тело рухнуло вместе со стулом на пол, перекувыркнулось через голову и со страшной силой шлепнуло ногами по окровавленному полу. Вадим вскочил на ноги. Второй ублюдок вскочил и начал что-то лихорадочно вытаскивать из кармана. Вадим поглядел прямо в маленькие злобные тупые ублюдочные глазки ублюдка и передернул затвор своего помпового ружья. Он выстрелил ублюдку точно прямо в лоб. Ублюдок страшным голосом издал дикий нечеловеческий вопль и со страшной силой шмякнулся всей своей тушей об стену. Ублюдок рухнул прямо Вадиму под ноги.
    11.04.01… 11.04.00… Задетая лампа — жестяной конус на длинном полосатом, словно от допотопного утюга, шнуре, — раскачивалась над столом, как в навороченном кино: единственный подвижный элемент, вмонтированный в стоп-кадр, оттеняющий общую тотальную статику (даже сизые разводы стелющейся табачной пелены над соседним тейблом, казалось, зафиксировали мгновенный эфемерный рисунок). Может быть, фоновый стоп-кадр был даже черно-белым, что пошло — но тем эффектнее моталось бы по столешнице желтоватое световое пятно. Этим хорошо было бы закончить фильм.
    11.03.57… Фильм не закончился. Вадим нагнулся к сумке, подцепил левой рукой. Положил помповик на плечо, пошел к выходу. На металлическом мостике (навроде сходен для какого грузового самолета) над вырезанной в полу щелью, приоткрывающей инфернально освещенные подвальные внутренности, спохватился. Вернулся. Мужички-соседи еще не созрели пошевелиться, хотя табачные клубы помаленьку отплывали к потолку. «Погрузчик», напоминающий наблатыканного Винни-Пуха, так и держал на весу ополовиненную пивную кружку. На лбу, собранном складками над остановившимися глазами, самостоятельно и едва заметно шевелилась кожа. Грузимый, сидящий к Вадиму спиной, втянул в плечи голый затылок. Вадим выпустил из пальцев ручки баула, перехватывая и передергивая ружейный затвор (из сопредельной реальности подала звуковой сигнал отринутая гильза).
    — Кстати, — хобот помповика сам сориентировался на кожное шевеление, — деньги — это полная хуйня.

    …И надо же было вляпаться в политику, — досадовал про себя Вадим, поспешно погрязая в неприглядной, трущобной практически мешанине той не презентационной части Старушки (на безглазом облупленном фасаде краской: «Развалинами рейхстага удовлетворен!»), что поэтапно оттеснялась планомерным евроремонтом к городскому чреву: вокзалу, автовокзалу, Центральному рынку. — Все происходило вроде бы правильно, логично, но, как это всегда бывает с политикой, в силу нюансов, контекста, неких внешних и неподвластных тебе обстоятельств, приобретало ненужнный оттенок, двусмысленный душок. Нехорошо. Неизящно… Но раз уж так вышло, — он вырулил к трамвайной развязке перед рынком со всеми ее киосками, скамейками, парковками, телефонными будками, — стоит это как-нибудь… уравновесить…
    10.54.08
    — Канцелярия премьер-министра, — отозвался дежурно-вышколенный голос на государственном.
    — Здравствуйте. Я хочу сообщить господину Сандису Штелле информацию чрезвычайной важности. И сугубой конфиденциальности, — Вадим не удержался, прыснул, успев прикрыть трубку ладонью. — Это касается позавчерашнего массового убийства в клубе «Банзай». Я знаю, что там произошло, кто устроил бойню. Я был непосредственным свидетелем. Я готов сообщить… вы меня слушаете?
    — Я слушаю вас внимательно.
    — Я готов сообщить детали и рассказать о причинах. Мне известна схема отмывки российских криминальных денег через крупнейший латвийский коммерческий банк. Я готов предъявить вещественные доказательства. У меня на руках крупная, очень крупная, огромная сумма в долларах, которая предназначалась к отмывке. Но мне необходимы некоторые гарантии.
    — Я вас слушаю, — повторила трубка.
    — Я хочу разговаривать с господином Штелле лично, сегодня и в уединенном месте. Ваш ответ нужен мне в течение получаса. До свидания.

    …10.12.02
    Вадим откусил фрагмент поджаристой обшивки многопалубного горячего бутерброда, прожевал, залил гуарана дринком. Мотоцикл был племенной, более всего похожий на отборного корридного торро в экспрессивной трактовке какого-нибудь Пикассо: большой, литой, широкогрудый, красно-белый, из-за каплевидной морды обтекателя выгибаются рога руля. Шоссейно-кольцевой «Кавасаки». Пойдет. Водил же я в детстве мопед, раздроченный синий «дельтач»? Он смял и отбросил промасленную салфетку, допил энерджайзер. Подошел к байку вплотную. Присмотрелся к циклопьему зрачку спидометра, утопленному глубоко в приборную панель. Ого. 300 км/ч.
    — Ду ю лайк зэ байк? — а вот и хозяин: рыжий, два метра, лыбища, красный комбез, белый шлем под мышкой.
    — Ключи давай, — сказал Вадим.
    — Сорри, — улыбка еще шире.
    По-русски не понимаем, холомызер забугорный?
    — Зэ ки, — Вадим интернационально потер большим пальцем об указательный. — Ключики, андэстенд?
    — Уот ки? — интересно, существуют физические пределы улыбищной широты?
    — Байк'с ки, — Вадим продемонстрировал холомызеру полувытянутую из разъема сумочной молнии первую попавшуюся рукоять. Воспроизвел по слогам: — Ай. Нид. Зэ. Ки.

    …06.03.45… 06.03.44… Межапарк. Особняк неподалеку от Кишэзерса. Высокий каменный забор. Глухие металлические ворота. Неброская медная табличка. SIA Intergarantija. Рядом — задраенная бойница. Издали по асфальтрованной неширокой аллее приближается спортивный мотоцикл. Седока не видно, только включенная в сумерках на ближний свет фара, отблескивающий обтекатель. Рокот нарастает. Мотоцикл подъезжает, тормозит, вильнув, на привратной площадке. Теперь со спины виден очерченный фонарем над воротами силуэт седока — без шлема, с бесформенной сумкой на плече. Наплыв. Бойница открывается.
    06.02.59… Полукруглое ярко освещенное крыльцо особняка. Седок — лет тридцати мужчина в потертой кожаной куртке — в сопровождении широкого парня в темной штормовке поднимается с сумкой по ступеням. Парень — явно охранник — нажимает кнопку селектора.
    ОХРАННИК 1: Каспар, гость прибыл.
    ГОЛОС ИЗ СЕЛЕКТОРА: Впускаю.
    Щелчок. Створка двери отодвигается на сантиметр.
    06.02.48…
    Холл на втором этаже особняка. Антураж охотничьего, или, скорее, рыболовецкого, мореплавательского домика. Холодный камин в углу. На полке — секстан. Еще выше — деликатный глазок видеокамеры. На соседней стене — застекленная рамка, в какую обычно помещают комплекты экзотических бабочек, только здесь — морские узлы разных пород. Напротив — аэродинамичное чучело меч-рыбы. Глобусы, астролябии, парусный макет, второе чучело — морского ежа, похожее на очень крупный каштан. Еще двое широких охранников в двубортных пиджаках.
    ОХРАННИК 2: Лабвакар. Господин Штелле ждет вас.
    Его напарник поднимает щуп портативного металлоискателя.
    ОХРАННИК 3: Извините, придется вас проверить.
    Гость кивает.
    ОХРАННИК 2 (делая указующий жест): Сумочку вашу сюда, пожалуйста.
    Гость, не прекословя, кладет баул на столик. Охранник с металлоискателем проводит прибором над сумкой. Металлоискатель противно звенит.
    ОХРАННИК 3 (настороженно-враждебно): Что у вас там?
    ВАДИМ (улыбается, приближается к сумке): А, это так, ничего особенного, принес вот показать, да вы сами смотрите…
    Он раздергивает молнию. И вынимает пистолет-пулемет.
    06.02.39… Крыльцо. Охранник в штормовке курит. Изнутри дома доносятся дробные торопливые звуки очередей. Охранник отшвыривает сигарету, стремительно распахивает дверь и скрывается в доме. Секунд пять стоит тишина, только дверь закрывается с медленным пружинным скрипом. Потом слышна еще одна короткая очередь.
    06.01.31… Кабинет владельца особняка. За антикварного вида двухтумбовым столом, боясь пошевелиться, сидит кряжистый господин средних лет, малоинтеллигентного вида, но крайне дорого одетый. Перед столом, помавая пистолет-пулеметом, прохаживается гость в кожане. Внезапно прерывает хождение, наклоняется. Вытаскивает из своей черной сумки здоровенную двуручную пилу. Пластмассовые ручки — ядовито-оранжевого цвета. При виде пилы кряжистый господин дергается в кресле, но овладевает собой. Гость бесцеремонно смахивает со столешницы бумаги, телефон, чернильницу, часы, безделушки, графин. Бросает перед господином пилу.
    ВАДИМ: Пили.
    Г-Н ШТЕЛЛЕ: Что?!
    ВАДИМ: Пили.
    Г-Н ШТЕЛЛЕ: Как?!
    ВАДИМ: Как хочешь. (Становится в картинную позу, отставляет руку с пистолет-пулеметом). Если вы заработали сто латов, то не пропивайте их, а купите, например, пилу!… (Опускает руку). Я заработал сто латов. И купил тебе, например, пилу. Пили.
    Г-Н ШТЕЛЛЕ: Что… Что пилить?
    ВАДИМ (оглядывая кабинет): А… А вот стол свой и пили. (Видя, что господин мешкает, подбадривающе врезает ногой по тумбе стола). Н-ну!… Не понял?
    Господин, облизнув губы, поднимается из кресла, неумело берется за оранжевую ручку. Гость благосклонно кивает. Господин пристраивается к дальнему от себя краю, пытается пилить. Зубья тут же застревают в крепкой древесине, господин дергает, раскачивает, стараясь высвободить — полотно негодующе дребезжит.
    ВАДИМ (глумливо): Что, слабо?
    Господин, не отвечая, пыхтит, дергает, качает, дребезжит, краснеет, потеет.
    ВАДИМ (поднимая ствол): Я спрашиваю — слабо?!
    Г-Н ШТЕЛЛЕ (вымученно): Да… Слабо.
    ВАДИМ (разводя руками, с искренним недоумением): А хули тогда пиздел?!.

    05.59.35… Господин сидит, прикрученный к кресельной спинке телефонным шнуром. Руки заведены назад. Глаза бессмысленные. Видно, что он уже слабо воспринимает происходящее. Гость в вольной позе расположился перед ним на столе, болтая грязным ботиночным носком. Двуручный плотницкий инструмент торчит рядом из столешницы.
    ВАДИМ (продолжая разглагольствовать): …Если ты неудачник, лузер, если ты, прости (он подается к связанному господину в шутовском поклоне), им-по-тент!… Пеняй на себя. Твое выживание — исключительно твоя проблема. (Гость соскакивает со стола). И решать ее тебе. Я за тебя этого делать не собираюсь! (Наглядно подкрепляя сказанное, гость мотает головой). Тебе хреново? Неуютно, некомфортно? Стра-ашно?… Значит, виноват ты! Какой ты после этого мужчина?…
    Господин истошно мычит. Изо рта у него топорщатся иглы чучельного морского ежа.
    ВАДИМ (вслушиваясь, приглядываясь, даже наклоняя голову — и распрямляясь наконец, с беспредельно иезуитским выражением): Не волнует!…
    Гость в очередной раз подхватывает обвисшую, даже на вид пустую сумку. Запускает руку по локоть. Что-то нашаривает. Вынимает добычу. Разглядывает. Это рубчатая темно-зеленая лимонка. Про господина гость как бы уже и забыл. «Ананаска», пайнэппл (англ.-амер.), шоулюдань (кит.) целиком завладела его вниманием. Наконец, он вдевает палец в кольцо. С болтающейся на указательном гранатой приближается к господину вплотную.
    ВАДИМ (на ухо г-ну Штелле интимным доверительным шепотком — граната болтается перед самыми глазами господина): Никто… слышишь — н-и-к-т-о… тебе не поможет!…
    С этими словами гость одной рукой оттягивает под дрябловатым господинским животиком брючный ремень, другой подносит к собственному рту лимонку, зубами выдергивает кольцо — и роняет пайнэппл господину в штаны.

    05.59.25… Холл второго этажа. Вид сверху, с потолка. Слева в поле зрения вдаются неподвижные ноги одного охранника, справа — вывернутая набок голова второго. Вдруг в поле зрения появляется ребро распахиваемой двери кабинета. Оттуда очень быстро выходит гость, пересекает холл, пропадает из виду. Кабинетная дверь хлопает. Почти сразу же под аккомпанемент одноразового грохота вылетает обратно, повисает на нижней петле. В холл выметает щепу, абстрактные обрывки. И тогда практически из самой точки зрения равномерно разлинеивающим кадр частым венчиком ударяют напряженные струйки противопожарной системы. Завывает сирена.
    …04.13.06… 04.13.05… 65 км/ч… 70 км/ч…
    Hey hey hey… Here I go now… Here I go into new days… По Экспорта, вдоль бетонной ограды порта, по булыжнику, осязаемому, как азбука Брайля, обгоняя светящиеся изнутри трамваи, мимо когдатошней синагоги, превращенной в Анатомикум, мимо пофигистичных покойников и дотошных скальпелей, мимо захлебнувшихся формалином уродцев, по мостику над городским каналом, вдоль бетонной ограды, мимо складированных в водном аппендиксе порта катеров и яхт, мимо желто-зеленой заправки Viada, вдоль ограды, мимо часто перфорированного иллюминаторами красного парома Viking Lain, мимо слоеной многоуровневой стоянки, мимо высотки бывшего Агропрома, вдоль ограды, расписанной анилиновыми грэффити, мимо МОГЛО БЫТЬ ХУЖЕ — МОГЛИ ОТРЕЗАТЬ ЧЛЕН И ВЫКИНУТЬ ИЗ МАШИНЫ, "Ы" влезло не целиком, лохматится арматура, под Вантовый I'm pain, I'm hope, I'm suffer… Yeah hey hey hey yeah yeah… Here I go into new days… мост, мимо Рижского замка, он же Президентский дворец, мимо средневековой кладки и актуальной политики, мимо государственного знамени и предвыборных соображений, мимо налоговых ставок и партийного строительства, вдоль набережной, мимо англиканской церкви, сложенной из балластного кирпича, вдоль противоположного берега, мимо мертвой воды, мимо ржавых потеков фонарей, вдоль набережной, мимо плавучего ресторана Missisipi на зимнем приколе, мимо Hey hey hey… Ain't no mercy… Ain't no mercy there for me… I'm pain, I'm hope, I'm suffer…
    Технического университета, под Каменный мост, к светофору, красный, опереться ногой об асфальт, подрумяненный тормозными огнями верткий туман выхлопов, серебристый насосик найденного в седельной сумке «кавы» дискмена качает в уши хардешное содержимое еще хозяином вставленного диска, желтый, зеленый, газ, Do you bury me when I'm gone… Do you teach me while I'm here… налево, через трамвайные пути, назад, мимо резиденции Мальтийского ордена, направо, мимо чугунно-черных красных стрелков, мимо бугристого пенала музея Оккупации, на Грецениеку, под оранжевый шлагбаум, игнорируя равнодушных дорожных ментов, — в заповедные территории исторического центра…
    04.10.38… 04.10.37… 30 км/ч… 25 км/ч…
    Под прозрачной стеной двухэтажного ресторана «Амстердам» шуршал вхолостую движком утрированный джип «Линкольн Навигатор» о нечеловеческом тюнинге — из тех, на которых в стране происхождения раскатывают контрастного выпендрежу для студенточки из богатых семейств, а к востоку от бывшей Берлинской стены нуворишеской неосведомленности из-за — дюжие бандоты разных стадий легальности. Из щели приспущенного водительского стекла — сигаретный дым как морозный выдох. Just as soon as I belong… Then it's time I disappear… HA!!! Вадим, не останавливаясь, притормозил, привычно откусил кольцо последней лимонки — и плавным жестом скатил ее с ладони в щель. Сразу газанул. Hey hey hey… And I went… And I went on down that road…
    04.10.34… 04.10.33… 25 км/ч… 35 км/ч… 40 км/ч…
    Мимо крупноформатных витрин универмага Centrs — бумажные листки с градусами скидок в бессодержательном паху голых манекенов, — налево, на прогулочную Вальню, через наваристую вечернюю толпу, мимо отеля «Рига», еще налево, на Калькю, между Unibanka (гранитный фасад) и Hansabanka (мраморный фасад), пластмассовый Макдональдс за спиной… I'm pain, I'm hope, I'm suffer… Hey hey hey… Yeah… And I went on down that road…
    Сразу за парадной «Пепси-форума» Вадим остановил «Кавасаки». По левую руку голубовато мерцала глубокая аквариумная перспектива: за толстым секлом модного кафе «Ностальгия», в призрачной, нездешней среде влачили свое ихтиологическое инобытие небедные молодые люди, мальчики и девочки-мажоры — холоднокровные, пустоглазые, непостижимые. Do you bury me when I'm gone
    Посреди улицы, ее нервозной веселости Вадим стоял и смотрел. Толстое стекло. Непреодолимая, никогда не преодолевавшаяся им преграда. Другой мир. Чужой мир. Толстое стекло. Do you teach me while I'm here. Сидящая за ближним столиком ихтиологическая девочка подняла голову. Безразлично пронаблюдала, как странный тип на мотоцикле не торопясь извлекает из седельной сумки пистолет-пулемет, из кармана куртки — магазин. Вправляет второй в ручку первого. Just as soon as I belong Проследив девочкин взгляд, посмотрел на Вадима и ее ихтиологический мальчик.
    Then it's time I disappear
    Стекло обвалилось все целиком, сошло единым пластом неровных, мгновенно утративших прозрачность кусков. От длинной очереди оружие мотало, ствол повело туда, сюда, туда — магазин кончился. Пистолет-пулемет полетел на мостовую. Газ!
    04.09.45… 04.09.44… 20 км/ч… 35 км/ч… 60 км/ч… Do you bury me when I'm gone
    04.02.36… 04.02.23… 98 км/ч… 100 км/ч…
    Do you teach me while I'm here
    03.59.13… 03.59.07… 70 км/ч… 55 км/ч…
    Just as soon as I belong
    03.59.05… 03.59.03… 32 км/ч… 0 км/ч
    «Кавасаки» он бросил в дальнем углу свалки на задах автосервиса под Калнциемским путепроводом. Пешком перешел железнодорожные пути у станции Засулаукс, поплутал немного меж прячущихся по лысым палисадникам хибарок частного сектора, Then it's time нашел остановку и стал ждать идущего в аэропорт 22-го автобуса.
    I disappear
    DIS-A-PPEAR HUH!!!

16

    Хуже, позорнее всего была подлая мелкая вибрация в изрядно абстрагировавшихся ногах — справиться с ней Вадиму никак не удавалось. Он, вроде, был даже вполне спокоен — ну, относительно, разумеется, но башка оставалась хорошей, ясной, на удивление, все-таки молодец я, — только вот с чертовыми ножными мышцами ничего поделать он так и не смог. Очень хотелось сесть — но не проходило, он был зафиксирован намертво. ЭТОТ связал ему руки за спиной собственным вадимовым ремнем, заставил снять и споро, жестко скрутил — те моментально онемели и отнялись. И вот теперь Вадим стоял, прижавшись позвоночником и затылком к квадратного сечения деревянному опорному столбу, на идиотский, самопародийный манер Св. Себастьяна, обонял отходы метаболизма здешних бомжей, отслеживал разбухание левой скулы и пытался хоть как-то классифицировать ситуацию. Пока безуспешно. Было больно, было унизительно, страшно, конечно, было — но базовым все равно оставалось резиновое податливое недоумение. Потому что всего, что было, быть по дефаулту не могло.
    — …Боден… — вытряхнув на доски содержимое, он вертел портфель в руках. — Боден-что?
    — Боденшатц.
    Конически сходящиеся драные стены, они же крыша. Оконце без рамы, под ним сугробик. Помимо мочи и дерьма — менее остро, но более основательно, — пахнет душной древесной прелью столетиями гниющих перекрытий. Склад. Надцатого века. Чердак. Бомжатник, приговоренный к реинкарнации в пентхауз.
    — Офигеть, — ЭТОТ прищелкнул ногтем по портфельной пряжке. — Ну и сколько такое стоит?
    — Девяносто восемь.
    — Латов?
    — Да.
    — Стольник, значит. Сто латов. Значит, ты потратил на боденшатц сто латов. На портфель.
    Вадим промолчал.
    — Ты, боденшатц! — он запустил портфель в дальний угол чердака, загремел битый шифер. — Так все и было, я спрашиваю?
    — Что вы хотите? — Вадим старался говорить короткими, но полными фразами, нейтральным тоном.
    — Я? Я хочу… — ЭТОТ поворошил ногой рассыпавшиеся бумаги, пнул ежедневник. Вздохнул. — Я хочу понять. Я давно пытаюсь, а все никак не выходит. Может, хоть ты мне объяснишь. Что имеет в виду человек… Молодой человек… — он поддел носком ботинка телефон. — Сколько тебе лет?
    — Двадцать шесть.
    — Молодой человек двадцати шести лет, — он повозил мобилу по полу, — который утром тридцать первого декабря… в праздник… Быстрым шагом. С целенаправленным ебалом. Рассекает по центру. Вот в этом пальто. В этом костюме. В этом галстуке. С этим, блядь, портфелем в руках. Боденшатц. Ну вот куда ты шел?
    — Я шел на работу.
    — Да ебанись! — ЭТОТ перестал на секунду имитировать на мобильнике начальные элементы футбольных комбинаций. — Тридцать первое число!
    — У меня срочная работа.
    — Срочная. И кем же ты работаешь?
    — Судовым брокером.
    — О! — он даже обрадовался. — И как это выглядит?
    — Что выглядит?
    — Ну работа твоя в чем заключается?
    — Я фрахтую суда, — Вадим чуть поерзал, пытаясь ослабить боль в предплечьях: деревянные грани врезались уже невыносимо.
    — Не-не! Ты объясни конкретно, — ЭТОТ, взъерошенный, неожиданно возбудившись — но не агрессивно, азартно, скорее, — мелко зажестикулировал. — Чем ты занимаешься? В чем конкретно твои действия заключаются? Ну как она выглядит, РАБОТА твоя?! Слова, слова — менеджер, брокер, фрахт, хуяхт. Не, все дико красиво, но ЧТО ЭТО КОНКРЕТНО ОЗНАЧАЕТ? На практике?
    — Я нахожу владельца груза. Которому нужно в такие-то сроки туда-то и туда-то его доставить. Я нахожу перевозчика. Судовладельца, если перевозка морем. Может быть, автотранспортную фирму, если надо везти фурами. Помогаю заключить сделку…
    — Погоди. Что значит — нахожу? Бегаю по городу, пристаю к прохожим — «вам груз перевезти не надо»?
    — Я звоню по телефону.
    — Звонишь по телефону… И что?
    — Ну, в принципе — все. Звоню. Узнаю. Убеждаю. Договариваюсь. Факсую проект договора…
    — То еcть ты просто весь день звонишь по телефону, я правильно понял? Вот сидишь весь день в офисе, трубку к уху — и звонишь, звонишь… И так с утра до ночи, да?
    — Да.
    — И так один день, второй, неделю, месяц… Ты этим сколько лет занимаешься?
    — Третий год.
    — Ну и что — тебе нравится? Вот такая работа?
    — Да, — в Вадиме дернулась здоровая злоба. — Нравится.
    — Что тебе нравится?! В кнопочки весь день тыкать?!
    — Слушай, — он разом освобожденно похерил нормы психиатрической дипломатии. — Чего тебе надо вообще, а?
    — Поговорить хочу. Не рыпайся так. Чего тебя стремает? — взъерошенный полез за пояс. — Это тебя стремает? — вытащил пистолет. — Окей. Давай я его уберу, — бросил пушку в свою немереную сумку. — Все. Считай, что его нет. Я хочу просто нормально поговорить. Выяснить. Так что тебе нравится в твоей работе?
    — Мне нравится, — Вадим вдруг совершенно ясно почувствовал, что перехватывает инициативу, — хорошо выполнять свои обязанности.
    — А ты их хорошо выполняешь?
    — Да. Я их хорошо выполняю. Лучше всех в фирме.
    — И ты этим гордишься?
    — Я имею на это право. Я профессионал, — встрепанный псих внимательно слушал и даже вовсе не казался психом. — Я умею делать свое дело. На меня можно положиться. Я никогда не подставляю ни начальство, ни клиентов. Это плохо?
    — Нет. Наверное, это хорошо… — псих потер щетину, и впрямь озадаченный. — Но тебе никогда не приходило в голову, что все равно — бред? Получать зарплату за умение говорить по телефону?
    — Я получаю зарплату не за умение говорить по телефону. Я — посредник. Связующее звено. Необходимое. Без меня этот бизнес невозможен.
    — Бизнес?
    — Ты бананы ешь?
    — Случается…
    — Так вот их привезли на корабле, который я зафрахтовал. Понимаешь?… В конце концов, я никого не граблю: ни прямо, ни косвенно. Не жульничаю. Не паразитирую. У меня честная работа, и я ее честно делаю. Что тебя еще интересует? — Вадим уже сам наезжал на визави.
    — Хм… — ЭТОТ опять принялся ботинком гонять телефон. Загнал в кучу хлама, там железно лязгнуло. — Гол!… Меня, например, интересует такая штука: ты всегда ходишь на работу в костюме? И при галстуке?
    — А что?
    — Тебя заставляют его носить, или это твоя собственная инициатива? — теперь визави стал катать по полу то самое лязгающее, Вадиму видно не было.
    — Да, у нас такое требование.
    — И как, тебя не парит такое требование?
    — Нет. Ну, тебя же не парит, наверное, и не удивляет, что больничные санитары ходят в халатах? Или строительные рабочие в спецовках? Просто это профессиональная одежда.
    — Профодежда… Тебе его что — за счет фирмы пошили?
    — Нет.
    — То есть, — ЭТОТ с видимым усилием и звучным скрежетом прочертил ногой по доскам полукруг, — ты на него сам потратился?
    — Да.
    — И сколько твой костюм стоит?
    — А что, — в Вадиме уже и ехидство проклюнулось, — тоже такой хочешь?
    — Что я хочу, — собеседник вовсе отвернулся от Вадима, поглощенный металлическим перекатыванием, — это чтоб ты рассказал мне, на что деньги тратишь.
    — Тебе полный отчет представить?
    — Нет, зачем. Мне интересно — что для тебя самое важное. Ну, цель. Ради чего ты свои деньги по телефону зарабатываешь. Ты их пропиваешь? Шмотки приобретаешь? Или там — на машину дорогую копишь? У тебя есть машина?
    — Нету.
    — Но купить собираешься.
    — Допустим.
    — И какую собираешься?
    — Еще сам не знаю. Смотря по ситуации.
    — Ну хоть подержанную или новую?
    — Подержанную. Наверное. Руки развяжи, а? Я не могу так с тобой базарить. Больно зверски.
    ЭТОТ обернулся:
    — А ты не убежишь?
    — Куда я убегу, когда у тебя ствол в сумке…
    — Точно не убежишь?
    — Не убегу.
    — Ну ладно, — псих/не псих приблизился к Вадиму, зашел за спину, подергал, хмыкнул: — Тебя еще хрен развяжешь.
    — У меня нож есть.
    — О-о, — восхитился ЭТОТ. — Нож? Чисто перо?
    — Перочинный.
    — Где?
    — В брюках, в кармане. Нет, в правом.
    — Да, эт' нож, — он подергал цепочку, связавшую с брючной штрипкой красный скругленный брусочек в палец размером с золотистым крестиком на щечке. Рванул, вырвал. Снова шагнул за столб, повозился: — Таким ножом разве в зубах ковырять.
    Вадим почувствовал, что руки свободны. Первым делом он сел, прямо задницей на загаженный пол, привалился к столбу, принялся мять мертвые кисти. Освободитель кряхтел досками поблизости. Вадим глянул исподлобья. Тот задумчиво изымал из красного пластмассового тельца все загадочным образом уместившиеся в нем лезвия, щипчики, пилочки, штопоры, шила, открывашки:
    — Так какую подержанную тачку ты хочешь?
    — Не знаю. БМВ, может быть.
    — Боевую машину воров? Типа понты?
    — Почему понты? — кисти наконец заныли. — К подержанным бэмкам запчасти дешевые, и достать никаких проблем. И ломаются они редко.
    — Ну ладно. Но тачка ведь для тебя не главное. А что для тебя главное?
    Кисти помаленьку оттаивали. Вадим старался не морщиться от мучительной маеты — особенно почему-то под ногтями.
    — А может, это тебя не касается?
    — Что меня касается — мне решать, — ЭТОТ полюбовался на разлохмаченный швейцарский ножик, уподобившийся махонькому вареному ракообразному — и резко швырнул его об пол рядом с Вадимом. Швейцарец отрикошетил в одну строну, какая-то его звякнувшая конечность — в противоположную. — Давай я не буду за волыной лезть, лады?
    — Лады, — Вадим напрягся — руки пульсировали уже размеренно, встраивались в нормальный кровеносный ритм. Он прикинул: сумка с пистолетом — метрах в пяти, но псих прохаживается как раз между ней и Вадимом. Нет, не сейчас. — Я… — он помедлил. — Я жениться собираюсь.
    — Ну? — ЭТОТ остановился, наверняка глядя сейчас на Вадима, но тот сидел, уткнув взгляд в пол, еще энергичнее массируя руки. — Серьезно?
    — Представь себе, — он несколько раз сжал и разжал кулаки.
    — И на ком же?
    — На девушке своей.
    — Ну-ка, ну-ка, — псих присел перед Вадимом на корточки, но тот по-прежнему не смотрел. — Расскажи мне о своей девушке.
    Вадим быстро вскинул глаза — и встретился с глазами ЭТОГО:
    — А не пошел бы ты!
    Псих бритвенно прищурился, но голос был по-контрастному мягок, сожалеющ:
    — Не, боденшатц. Ты все-таки не понял… — он точным движением бросил правую вбок. Взял с пола. Поднялся сам, перехватывая. Ту самую железяку, которую он всю дорогу валял — полутораметровый здоровенный равномерно порыжевший ржавчиной лом. Направил на Вадима уплощенное, расширяющееся на конце острие. Пожалуй, Вадим решился бы на драку, и даже был готов к пистолету, но — никак не к грязной заскорузлой вещественности, тяжести, грубости этой жлобской хреновины. — Продолжаем разговор, — псих — псих, псих, ебанашка! — лыбился блаженненько. — Что у тебя за девушка?
    — Что тебя интересует? — Вадим, не отрываясь от столба, распрямился в несколько приемов.
    — Ну, как зовут, во-первых.
    — Лена.
    Убью, подумал Вадим. Я тебя, сука, убью.
    — Лет ей сколько?
    — Двадцать два.
    — Работает, учится?
    — Да.
    — Что — да?… Э! Але!
    — Зачем ты это делаешь?
    — Я же сказал: я хочу понять. Как вы живете, гомункулы, блядь, чем? — ебанашка качнул ромбовидной головкой лома. — Что думаете, что чувствуете… Ты ее любишь? Але!!!
    — Да.
    — Вы давно встречаетесь?
    — Полтора года.
    — Как вы познакомились?
    — Обычно, — Вадим стиснул зубы. — Обыкновенно. Она… Знакомая сестры. Однокурсница.
    — А. Где она учится? На кого?
    — На психолога.
    — Какой курс?
    — Четвертый.
    — Подрабатывает?
    — Угу.
    — Где?
    — В центре реабилитации.
    — Наркоманов лечит?
    — Типа того.
    — Как выглядит?
    — Слушай…
    — Ну?!
    — Зачем…
    — Ты. Боден-хуеден, — лом ахнул в доски в паре сантиметров от вадимовой ступни. — Вопроса не понял?
    — Понял.
    Убью.
    — Ну!
    — Что?
    — Красивая она — твоя… Лена?
    — Да.
    — Ну, а конкретнее? Рост?
    — Невысокая.
    — Волосы?
    — Рыжие… Светло-рыжие.
    — Глаза?… Глаза?!
    — Серые.
    — Ну вот видишь. Правда, наверное, красивая. Как она тебя называет?
    — Вадик.
    — Ты предложение сделал уже, Вадик?
    — Нет.
    — Но собираешься?
    — Да.
    — И скоро?
    — Скоро.
    — Вы Новый год вместе решили встречать?
    — Да.
    — Где?
    — У меня.
    — Так ты предложение, случаем, не под это дело намерен?…
    — Пошел на хуй.
    — Не нервничай, — ЭТОТ положил лом на плечо. — Ну вот сделаешь ты ей предложение. Она согласится. Согласится ведь? А то… Ну, поженитесь вы. Ну, дите заведете. Заведете? Заведете. Да не одно. О'кей. И что?
    — Все.
    — Все?
    — А чего тебе еще надо?
    — Мне? Нет, не о том базар, что мне…
    — Что? Тебе? Надо? От? Меня?
    — Так я ж говорю… Понять.
    — Чего ты еще не понял?
    — Да, в общем, все понял.
    — Ну чем я тебе так не нравлюсь?
    — Почему не нравишься, — псих, придерживая лом левой и не глядя на Вадима, механически тер рыжую правую ладонь о джинсы. — Вполне нравишься, — он посмотрел на руку. Снова перенял ею ржавое железо — и стал оттирать другую. — Хуже всего, что нравишься.
    — Парень. Послушай. Я ведь тебе ничего не делал, да? Нам с тобой делить нечего. Давай я сейчас отсюда пойду, ладно? До ближайшего телефона отсюда минуты полторы, не меньше. Раньше чем через пять минут менты никак не приедут. Ты всяко уйдешь. Ладно?
    Пока не смотрит — двинуть правой в морду. Свалить. Надо его свалить. Потом — сумка. ЭТОТ так и не посмотрел на Вадима. Даже хватая лом обеими, даже размахиваясь коротко. Так он и ударил — с силой, не целясь, ткнул плоским острым концом в живот, в мягкое. Вадим даже удивился, что может быть настолько больно. Но еще страшнее боли разорванных мыщц, брюшины, желудка было ощущение безусловной летальной необратимости происходящего — потому что до самого конца Вадим так толком и не поверил в его настоящесть. Ног не стало, он упал ничком, ослепнув, чувствуя, как неостановимо из него льется: из раны, из расслабившегося мочевого пузыря — и тогда ЭТОТ ударил, еще и еще дважды ударил Вадима по шее и по затылку.

17

    Она пересчитала патроны, вошла в комнату и убила всех, кто там находился. После этого у нее осталась всего одна обойма. Других дверей в комнате не обнаружилось; только широкие бронированные ворота с магнитным замком. Ключа у нее не было. Пришлось вернуться обратно, в коридор. Здесь идти следовало осторожно, осмотрительно размещая стопы: дощатый настил стонал, похрустывал, прогибался, грозил обвалиться. Продавившиеся в щели и дыры стен солнечные жгуты, полосы, полотнища колыхались водорослями, сохнущими простынями — и так же влажно касались лица. Она докралась до угла, постояла, подняв опухший глушителем ствол, вслушиваясь в пылепад нечистой тишины. Ни-че-го.
    Она вкатилась — выкатилась — за угол — вскочила, втискивая спуск — и немедля получила смачной вонючей плюхой сиреневого дерьма в мордяку. И еще, и еще — впечатав ее спиной в стенную шуткатурку, дерьмище с сосущим звуком втянулось в поры кевларового бронежилета, мгновенно расплавив одежду, проело кожу, мышцы, ворвалось в грудную полость, густеющим воском обняло сердце. Она вошла в комнату и убила всех, кто там находился. После этого у нее осталась всего одна обойма. Других дверей в комнате не обнаружилось; только широкие бронированные ворота с магнитным замком. Ключа у нее не было. Пришлось вернуться обратно, в коридор. Выбора не оставалось — она, забив на демаскирующий скрип, устремилась к углу, на ходу меняя машинган на мозгобрейку, запуская вперед себя — пальцы путались в коде на панели модулятора, — безмозглого клона. Присела, щелкая тумблерами, первый, второй, третий генераторы инфразвука завертелись в обрубленном торце усеченного кожуха. Она-другая, такая же, ничем не отличная, только без бронежилета, без комбинезона-эмулятора «мимикродон», без реактивного ранца, без облепляющей лицо на манер фруктовой маски мембранки пленочного противогаза, без автономого блока ориентации, без единого из тринадцати видов вооружения, голая, тонкокостная, узкобедрая, ядерным желтком каждой своей клетки, каждым коротко стриженным ногтем уязвимая, — с непримиримой покорностью вышагнула за угол и пошла, вызывающе, актерствуя, — на… ЭТО. Безупречно соразмерное женское лицо с золотыми радужками, полуприкрытыми тончайшими дрожащими веками, двояковыпуклая верхняя губа над нечетко-полно скругленной нижней, — и вот они неторопливо, мечтательно раздвигаются трубочкой, — и смачная вонючая плюха гнусного сиреневого дерьма впечатывает ее спиной в стенную штукатурку… Отталкиваясь обеими ногами, выбрасывая себя на длинном выхлопе реактивного ранца, она-сама пролетела над головой облитого шевелящимся сиреневым тавотом агонизирующего клона, прилипла ступнями к стенной штукатурке; кувыркливой шутихой, швыряясь инфразвуком, отскочила обратно — и смачная вонючая плюха сиреневого дерьма, срезав ее в воздухе, впечатала, пошла въедаться — еще позволив разглядеть сложно шевелящиеся многосуставчатые бесконечные конечности ЭТОГО, гладкие непробиваемые металлохитиновые пластины, вылезшие в расползающиеся пазы меж ними разноцветные провода, искрящие нарушенной изоляцией, и протекающие вязким поганым гноем дряблые сосуды, — въедаться с сосущим звуком в поры кевларового бронежилета, мгновенно расплавляя одежду, проедая кожу, мышцы, врываясь в грудную полость, густеющим воском обнимая сердце. Она вошла в комнату и убила всех, кто там находился. После этого у нее осталась всего одна обойма. Других дверей в комнате не обнаружилось; только бронированные ворота с магнитным замком. Ключа у нее не было. Пришлось вернуться обратно, в коридор. Выбора не оставалось, она, забив на демаскирующий скрип, устремилась к углу, перебирая наличное оружие — все, кроме мозгобрейки, поистратилось, израсходовалось, подсело, — заранее щелкая тумблерами… — Брейншэйвер дазнт ворк хиа. Факинг бист хэз ноу брейн эт олл. Ю нид ту терн бэк, йе? Джаст э литл, это… бифо зэ корнер. Окей. Райт хиа. Зэериз э сикрит эриа ин зэ волл, ю пресс как его… зэ брик энд гэт элэсдэ-ган. Не монстрожор, конечно, но тоже ничего. Ну давай, давай. Иди сюда, щас тебя колбасить будет, щас тебя заглючит по-черному, вставит круто и навсегда… Упс! Есть.
    — Энд нау ю юз зэ… — Вадим замялся, подбирая слово, не подобрал и, вертанув пальцем, ввернул паллиатив, сопроводив для понятности индустриальным рычанием: — Зэ скр-р-рудрайвер. — What? — Зэ скру… Намбер фо. Йес. Йе!… Килл зэ факинг эссхоул!… Би кэафул, хе блад из… О. Нот бэд. Ю гат ит. Пресс зэ баттон. — Thanks. It seems you'r an advanced «h'crusher». — Э-э… стараемся. Она, откинувшись, победно обозревала люминисцентную заставку следующего уровня, а облокотившийся на крышку симулятора-«леталки» Вадим с привычным уже ощущением — аки после ста грамм очень классного крепкого — наблюдал Сару Тафф, играющую в Сару Тафф. Вернее — Смиллу Павович. Восходящую голливудскую суперстар украино-югославского происхождения. В пустом рижском аэропорту. За два часа до Нового года. Собственно, хрен бы он ее опознал — не было тут ни растрепанных волос радикальных спектральных цветов, ни каких-то подсознательно ожидаемых очевидных видовых признаков суперстар вульгарис. Ну стоит себе за автоматом-стрелялкой коза тинейджерской вполне внешности, — короткая стрижечка, джинсики, растянутый пестрый свитер, — тормошит джойстик, сублимируя всем телом пируэты виртуального попрыгунчика. И обратил внимание Вадим вовсе не на нее — на то, что помещалось за столиком рядом. В свое время Вадим прочел в глянцевом журнальчике основательную байку о телохранительском ремесле. Компетентный информированный автор утверждал, что мода на перекачанных гигантопитеков давно кончилась, и на топе нынче интеллигентные джентльмены приятной наружности, а еще лучше — элегантные леди, все из себя бизнес-. Что настоящий современный бодигард — это образование, ай-кью, реакция, интуиция, способность предугадать, просчитать и предотвратить потенциально опасную для сохранности клиента ситуацию. В таком случае то, что помещалось за столиком рядом, не было настоящими современными телохранителями. Вообще не было телохранителями. Оно не предназначалось для предотвращения потенциально опасных ситуаций. Самим фактом возможности существования подобных объектов в природе и, более того, в непосредственной близости от клиента оно априори исключало малейшую вероятность зарождения в чьей бы то ни было голове тени мысли о допустимости прямого или косвенного участия в создании потенциально опасной ситуации. За крайним столиком совершенно безлюдного аэропортовского кафеюшника с видом на летное поле осуществляли жизнедеятельность двое охуеннейших жлобяр размеров совершенно невротъебических и наружности абсолютно деморализующей. Причем один из них был бритый наголо беспросветный негрила. Второй — традиционный европеоид блондинистого окраса, но оба — за два метра и за полтора центнера. На столике перед ними стояла 1 (в скобках прописью: одна) крохотная зеленая баночка спрайта. Помимо деморализующей парочки в кафе была только стриженая креветка за игровым монитором. В огнестрельной чехарде на экране Вадиму почудилось знакомое. Он приблизился — негрила добросовестно выдвинулся из-за стола и навис подбородком над его макушкой. Вадимова физиология даже подала панический сигнал: ее физиологическое воображение предметно нарисовало фатальные последствия того, что телохранитель сейчас на Вадима… упадет. «Когда Вэ Аплетаева извлекли из-под негра, он был такой же плоский, как его шутки в лучшие времена».
    — Кстати, — дружелюбно сказала вдруг Смилла Павович по-русски: с незначительным акцентом, но вполне правильно, — автографов я не даю.
    — Any problem? — донеслось сверху. Вадим ощутил себя персонажем седобородого анекдота: «Ой, говорящая!…».
    — It's okay, Tony, — Смилла заколебалась, не зная, штурмовать ей следующий уровень или ретироваться из игры.
    — А вообще фуфло все эти стрелялки, — пренебрежительно сообщил Вадим. — И «Ломка» эта фуфло. И фильм твой будет фуфло полное. Зря ты контракт свой подписывала.
    Суперзвезда обернулась, посмотрела на Вадима уже с персонифицированным интересом. И кивнула гребенчатой головой джойстика иконке Quit.

    …Запарыш более всего смахивал на молодого университетского профессора-гуманитара. Худой, бледный, с очень плотно прилегающими к продолговатому черепу не по возрасту редкими черными прядями, в удобных брюках «хакиз» и джемпере с капюшоном поверх джемпера без капюшона. В узких очочках. И дико запаренный. Он принесся стремительно, заложил вираж вокруг телохранителей, без перехода, не снижая темпа и не реагируя на Вадима, пошел вываливать на их со Смиллой столик рыхлые ворохи невнятного Вадиму american english. Длинный палец запарыша нервически полосовал таблецо электронного блокнота «ньютон». Смилла отвечала так же нервно и непонятно. Они полаялись примерно с минуту, по истечении коей запарыш унесся, оставив на поле боя «ньютон», а Смилла, теперь запаренная не менее, раздраженно хлопнула сразу полстакана своего оранджуса.
    — Cool! — она звучно припечатала стакан к столешнице. — Кажется, Новый год я встречу в этом fuckin' снэкбаре… Что ты за гадость куришь? — Смилла сварливо отогнала ладонью дым от лица. Вадим галантно затушил «кэптенблечину» в блюдце.
    — Слушай, — хлюпнул он горячим айришкаффе. — Каким макаром тебя вообще сюда занесло?
    — Fuckin' promotion. Fuckin' tour. Fuckin' Europe, — на Вадима она не смотрела. — Fuckin' Russia. Fuckin' Cohen, — последнее было сказано с особенной ненавистью, и Вадим предположил, что подразумевается мистер запарыш. — Fuckin' party. How d'you say in russian? Уломал, да? — Вадим кивнул. — Я не хотела. Он уломал. Реклама, нужные люди. Fuckin' bizz, — она подтянула к себе «ньютон», начала совать пальцем в экран. — Fuckin' Михалков — кто это? Клуб «Обломов». Fuckin'. Новый год по-русски, fuckin' caviar. I fuck this родина предков! Fuckin' погода, — пояснила она, отрываясь от экранчика. — В Шереметьево метель. Эта задница Коэн боится садиться, cocksuccer. Сели в первом попавшемся порту. И вот — пожалуйста, — она развела руками, будто презентуя кому-то неутешительный факинг снэкбар. — Новый год по-русски. Они помолчали.
    — И вообще, — не добившись ничего от «ньютона», Смилла отпихнула блокнот к краю. — Теперь весь график fails.
    — График?
    — Первого Москва. Второго Лондон, — Смилла перечисляла с нарочитой монотонностью персонального органайзера. — Интервью. Би-би-си. Четвертого Лос-Анджелес. Переговоры с продюсером. Бонусы к контракту. Двенадцатого Сидней. Андрэ там играет.
    — Андрэ?
    — Мой boyfriend, — судя по тону, бойфренда Андрэ нежная Смилла с удовольствием утопила бы в параше. — Теннис. Пятая ракетка. После двадцать пятого съемки. И мне еще надо освоить кунфу — Коэн нанял какого-то китайца… мистер Лю? мистер Ши?… У него десятый дан, — добавила она, заметив, что Вадим ухмыляется.
    — Ну и нафига тебе все это? — Вадим, наклонив чашку, полюбовался золотым песком гущи.
    — Что — это?
    — Вся эта псевдожизнь… (Смилла посмотрела непонимающе.)… Bullshit. Бня. Тебе что, бабок не хватает? Чего ты маешься этим дерьмом? Мотаешься по всему миру как сраный веник. В фильмах играешь идиотских. Козлы какие-то покоя не дают. Тебе что это — нравится?
    — Это моя работа, — непонимание во взгляде перешло в иную качественную категорию: она никак не могла определиться с линией поведения.
    — Херово тебе, — пожал плечами Вадим.
    — Мне херово?… — суперстарлетку все-таки проняло: темные брови уползли вверх (а глаза у нее действительно — почти ирреальные…). — Это ТЫ МНЕ будешь говорить, что мне херово?!
    — Конечно я, — спокойно подтвердил Вадим. — Мне зашибись. Я чего хочу, то и делаю. А ты, по-моему, вообще не знаешь, чего хочешь. Занимаешься полной ерундой, никому не нужной — кроме тех денег, которые за твой счет воспроизводятся. Я бы с тобой не поменялся.
    Смилла Павович даже не нашлась, что ответить.
    — Ладно, дело твое, — Вадим посмотрел на часы: пора было встречать Ладу. — Мне вообще-то по барабану, — он встал. — Бывай. Хэппи нью йер.
    Ну вот и все. Прощай, оружие. Вадим заперся на защелку. Осторожно снял с бачка фаянсовую крышку, осторожно пристроил на край унитаза. Повертел в руках последнюю, невостребованную, волыну — никелированную, киногеничную. Все. Теперь уже действительно — все. «Дипбагаж» — два нехилых и нелегких места (как только Лада их одна ворочала? — впрочем, ТАКАЯ ноша не тянет), — минуя всякие рентгены, отправился в багажный отсек. Кроме лунинского наследства они вообще ничего с собой не взяли. Посадка объявлена. Лада ждет у турникетов. Он положил пистолет в воду. Пристроил крышку бачка на место. Рейс на Сингапур. Вылет — в 23.10. Две пересадки. В Сингапуре пересядем на Сидней. И оттуда уже — по прямой. И привет Гогену. Он щелкнул запором, вышел, автоматически посторонился, пропуская какого-то торопливого мужика, которому, видать, приспичило именно в покидаемую Вадимом кабинку. При том, что туалет был совершенно пуст (не считая, разве, второго кента — у раковин)… Странность эту Вадим еще и не воспринял-то толком — когда проходящий вплотную мужик несильно шевельнул левым плечом, и он вдруг перестал дышать. И сейчас же мужик, коротко и точно пробивший Вадиму в «солнышко», ловко захватил его локтем за шею, впихнул обратно в кабинку. Вадима развернуло, белая, почти чистая фанерная перегородка — словно сама была створкой на петлях, запахиваемой резким толчком — крутнулась сбоку и с маху ударила в морду. Почернела враз, отскочила обратно — и косо повисла, покачиваясь, в изрядном отдалении: сортирным потолком. Потолок замывало маревом — слезы хлестали. Носоглотку залило, переполнило: все это густо-соленое, едко-теплое текло соплями на лицо, скапливалось в горле, — Вадим спазматически сглатывал, а снизу встречными спазмами поднималась тошнота. Вся голова стала резервуаром боли. Она лежала в щели между перегородкой и унитазом, затылком в мокро-холодном, щекой прижимаясь к холодному же фаянсу. В мареве возникла темная фигура — и из совсем другой точки тела пришла совсем другая боль, стократ более дикая, отменяющая вообще все, кроме себя. Ему дали по яйцам. Вадим с всхрапывающим хлюпаньем скорчился, подтягивая ноги, заваливаясь набок, сворачиваясь вокруг толчка. Бьющий добавил еще по жопе, трамбуя. Захлопнулась дверца. В пах словно воткнули и крутанули пару раз мясорубочный винт. Но фаршем стало все тело. Упираясь лбом в фаянс, Вадим выплевывал и никак не мог выплюнуть кровь. Вместе с жидкостью вышло твердое — зуб? зуб, — язык нашарил брешь в верхних передних.
    — Где бабки, мудак?
    Он не понимал.
    — Где бабки? — его еще раз пнули — не сильно, стремясь уже не причинить боль — обратить внимание.
    — Что?
    Его опять перевернули на спину. Рукой — Вадим увидел нагнувшегося над ним мужика.
    — Где наши бабки, пидор?! — мужик терял терпение. — Ну!
    — В… багаже.
    — Где?!
    — В багаже… Два чемодана…
    — Каких чемодана?!
    — Ко… ричневые. С печатями. Дипбагаж.
    — Рейс! Рейс, бля!
    — Сингапурский… Сейчас вылетает.
    Спрашивавший, распрямившись, быстро выскочил из кабинки. «Я в багажную, давай, вали его, и за мной!…» — отрывисто бросил на ходу. В проеме появился второй — наверное, тот, что был у раковин. Небрежно прикрыл дверцу. Глянул на Вадима без выражения, достал из-за пазухи пистолет. Попетляв зигзагами по Риге, вадимова траектория отрикошетила в аэропорт — и, ударившись о сортирную стенку, оборвалась на зассанном кафельном полу. ТЕПЕРЬ уже — действительно…
    — Я говорил — с самого начала аэропорт надо было пасти, — удовлетворенно пробурчал второй себе под нос, меланхолично наверчивая на ствол гладкий цилиндрик глушителя. — Бегали, как бобики, — он покачал головой. — Ща бы вообще проебали… — бандит посмотрел на Вадима с тем же выражением без выражения и опустил ствол ему в лицо. — Дурная голова, — наставительно сказал он, — ногам покоя не дает.
    Диаметр дула был меньше диаметра глушителя примерно на сантиметр.

18

    Мне мешает гвоздь. Вымойте мне голову, пожалуйста. Побрейте меня, пожалуйста. Готово (не готово). Какой мировой рекорд у мужчин (женщин) в этом виде? Кель э ле рекорд дю монд шэ лез омм (ле фемм) дан сэ спорт? Больно. Сэ долорез. Покройте, пожалуйста, светлым (темным) лаком. Вы проехали свою остановку. Вуз авэ депасэ вотр аррэ. Вас надо госпитализировать. Какие культуры вы выращиваете? Кель культэр культивэ-ву? Какого цвета ваш зонт (плащ)? Мы хотели бы осмотреть молочную ферму (птицеферму, свиноферму). Откройте рот, покажите язык. Уврэ ля буш, тирэ ля ланж. Смилла обернулась и, высунув неожиданно длинный язык, почти коснулась острым кончиком носа.
    — Грасиас… То есть это, мерси, — я перелистнул страницу.
    теперь тогда сейчас давно недавно В каком году это произошло? Я пришел(-ла) вовремя Я опоздал(-а) Мы пришли… слишком рано слишком поздно секунда минута час полчаса сутки неделя месяц год век утро день полдень полночь. Вы не должны есть. Опухла десна. Ж'э юн женсив энфле. Сплюньте.
    Сплюнуть действительно постоянно хотелось. Язык помимо воли ощупывал свежий скол на месте левого верхнего резца, царапался, но все равно продолжал. От этого во рту копилась настырная слюна. Алкоголь щипал разбитую десну, юн женсив — так что подсушки ради я за полчаса высмалил почти целую пачку (летели мы, естественно, в курящем салоне). Впрочем, Смилла активно помогала…
    — Дай закурить, — она, по-прежнему глядя на лежащего, пощелкала пальцами свободной левой. — У тебя еще остались?
    Я машинально потянулся к карману. Пистолет мешал — длинный, с глушаком. Я поискал глазами, куда бы его пристроить. Сунул в писсуар. Она беспечно, звонко кинула свою волыну на кафель, выудила из предложенной пачки стерженек Captain Black'а. Я щелкнул, она затянулась. Выдула дым в потолок, глянула cнизу, но при этом все равно сверху (из-под прикрытых век):
    — Так куда ты летишь?
    — На Таити… — стараясь умерить шепелявость, ответил я. Потрогал опухающий нос. М-мать…
    — Там теплее, чем в Москве, — задумчиво произнесла Смилла. Решительным тягом накалила сигаретный кончик. — …I'm in that boat, — она хмыкнула. — В этом самолете, вернее. Полетели. Только умойся сначала.
    Пока мы с ней — со скандалом и активным размахиванием ее американским паспортом — выбивали билет на уже объявленный к посадке рейс, соглашаясь платить любые бабки, торопливо убеждая дуру за стойкой, что да, совсем, абсолютно никакого багажа, — я все-таки слегка парился: как они поладят? Поладили прекрасно, даже к некоторому моему изумлению: вон, сидят, треплются запросто, нечувствительно перепрыгивая из рашна в аглицкий. В иллюминаторе — ничего, выключенный телек. В качестве компенсации — плоский экран поверх голов с каким-то эмтиви. Все-таки самолет — сродни телепортации. Зашел в одной точке планеты, вышел в другой. Универсальная диет-патока европопа, анатомическое кресло, стандартное дармовое бухлецо от типовых стюардесс. Оборвав очередную спайс герл, телевизор принялся выкладывать последние секунды перед последним выпуском новостей в году. Даже время тут максимально абстрагированное: нью йер встречаем по Гринвичу.
    00.10.22… 00.10.21…
    Астероид нового года полсуток назад врезался в Землю примерно на долготе Новой Зеландии, приливная волна один за другим накрывает часовые пояса, переводя Present Continious в Past Perfect: обнуление, count zero interrupt. Счет ноль… Двойной, один в другом, нолик пистолетного ствола с глушителем. Я зажмурился. Выстрел. Сложносоставной шум близкого обвала: тяжелый шорох, металлокерамический лязг, пластмассовое хлопанье задетого стульчака. Она распахнула дверцу и выстрелила ему в упор в висок. Голову он повернуть успел, а перенацелить руку просто не хватило пространства. Пушку она стянула у своего Tony. Я этих двоих заметила, еще когда мы в кафе сидели. Они как прилипли к тебе… Я с трудом встал на ноги, подобрал пистолет с глушителем. Второй, в смысле первый, наверняка услышал выстрел. Но о том, что ствола у него нет, вспомнил, похоже, лишь вломившись в туалет. И увидев направленные на себя два дула.
    — …Знаю, что фонит, это я в самолете потому что. Че? «Бальзамка»? Какие на хуй выплаты, они охуели, что ли, вообще? Кредит? Это говно, а не кредит, пускай в жопу себе его засунут. А? Он — на нас?! Это вообще не вопрос… — этот плюгавый в соседнем ряду за полтора часа полета достал меня смертельно. Он беспрестанно разрулял, наезжал и целенаправлял в пузатенький спутниковый «глобалстар» с оттопыренным пальцом антеннки; вдобавок рожа — точно где-то виденная; вдобавок — широкоплечий молодой секретарь до аллергии знакомо фильтрует салон из соседнего кресла…
    — …уводи оттуда все наши активы и сразу звони Эдвину, пусть гасит. Да, и без всяких. Ну а хули мне с ним базарить? Он вообще кто?!.
    — Лада, — я перегнулся через Смиллу, — этот урод с мобилой, ну, через проход который — это не Черносвин? Из «СервеЛатБанка»?
    — Он самый. Вовчик. Президент правления. Главный конкурент Эдика. Я еще сразу подумала: надо же, с кем вместе летим… Надо же.
    — …да, в Сингапур. Ага. Гы-гы. Ага, срочно. Пока похороны… — господин Свин ржанул еще раз. — Так это они его и… Ну, бля. Толстый сам дурак — че залупался? — я прислушался внимательнее. — Ну вот и… С такими людьми правильно себя вести надо. Это очень серьезные люди. Ну! Ну да!… Так они теперь ко мне… Ну! Толстый, мудило, их подставил… Вот. Ну да, через нас теперь. Это очень серьезный бизнес. Чисто через нас. Ну так я и лечу, ты кого учишь? Через вас, значит? Чисто через тебя…
    В ящике тасовались уже состоявшиеся Новые Годы: фейерверки, пляски, шампанское, маскарады, сугробы, геи, пальмы, дымовые шашки, пьяные счастливые девки, Мельбурн, Джакарта, Токио, Манила, Владивосток, Шанхай, Дели, Гонконг, Веллингтон, Москва. Черносвин добазарился, разрулил, наехал. Спрятал мобилу, глянул на экран, сверился с котлами. Наклонился к секретарю. Не дадут, без уверенности отозвался секретарь. А ты попроси. Секретарь встал и двинулся по проходу вперед.
    — Только чтоб из холодильника, — уточнил вслед Черносвин.
    Я покосился на девчонок. Смилла, гримасничая, задвигала, Лада, роняя лицо в ладонь, потухала.
    Черносвин, повернувшись к проходу бежевой пиджачной спиной, в чем-то закопошился, запихал что-то в боковой карман. Повертел головой, тоже встал и направился, наоборот, в хвост.
    — Я сейчас, — сказал я девчонкам…
    Toilet occupied. За дверью прочистила горло самолетная канализация. Сейчас откроет. Я придвинулся ближе. Подождал несколько секунд. Ничего не происходило. Еще секунд двадцать. Чего он там делает? Зачем-то приосанившись, я встревоженно застучал костяшками:
    — Это второй пилот! Откройте, пожалуйста! На борту аварийная ситуация!
    — Че такое? — там недовольно шевельнулись.
    — Аварийная ситуация! Откройте, пожалуйста!
    Как только замок брякнул, я нажал на дверь плечом, вталкивая оккупанта в каморку. Он сел на унитаз, и я ударил его суставами напряженных пальцев правой в основание шеи. Он засипел и завалился головой на стенку. Я защелкнулся. Тойлет окьюпайд. Пиджак висел на крючке, Свин был в одной рубашке, левый рукав закатан. На краю металлической раковины белел пластиковый одноразовый шприц — заряженный. В углублении мыльницы мелко дребезжала сломанная крупная ампула. ИНСУЛИН. Вот оно что… Я взял шприц, до половины опорожнил в раковину. Отвел поршень обратно. Пара кубиков воздуха. Я подобрал бледную тощую руку — в ложбинке внтуреннего сгиба неплохо видна развилка сосудов. Я прицелился, вкололся. Воздушная эмболия. Я вытер шприц туалетной бумагой, вложил в повисшую свинову кисть, сомкнул мягкие пальцы. Шприц выпал. Пузырек воздуха доходит по вене до сердца, сердце останавливается. Я вышел, притворил дверь. Секретарь еще не вернулся.
    — Ну-ка, лейдиз, раздвиньтесь, — я уселся на центральное кресло.
    — Где ты ходишь? — Лада отряхнула в пепельницу тончайшую Vogue. — Минута до Нового года. Сейчас шампузо разносить будут.
    В перспективе прохода стюардесса снимала с тележки продолговатые бокалы. Невнятно извинившись, мимо нее протиснулся секретарь с запотевшим темным фунфырем, узкое горлышко обернуто в фольгу. Заозирался в поисках патрона. В ящике приподнято засуетились праздничные колокола, колокольчики, колокольца. 00.00.02… 00.00.01… Ноль-ноль ноль-ноль ноль-ноль.
    Я обнял их обеих, поцеловал по очереди:
    — Кстати, где шампанское?

    Сентябрь'2000 — февраль'2001.
Top.Mail.Ru