Скачать fb2
Охотничий домик

Охотничий домик


Гаррет Рэндал Охотничий домик

    Р. ГАРРЕТ
    ОХОТНИЧИЙ ДОМИК
    Перевод В. Вебера
    - Мы постараемся помочь,- обнадежил меня Директор, - но, если тебя поймают, не обессудь.
    Я кивнул. Старо, как мир: если ты попался, мы ни при чем. Сколько людей за долгие столетия истории человечества слышали эти слова, подумал я, и сколько из них задавались вопросом, который не выходил у меня из головы: почему я рискую собственной шкурой?
    И смог ли кто из них найти правильный ответ?
    - Так ты готов? - Директор взглянул на часы. Я посмотрел на свои. Двадцать два пятьдесят.- Вот пистолет.
    Я взял пистолет, проверил, заряжен ли он.
    - Полагаю, определить, как он попал ко мне, не удастся?
    Директор покачал головой.
    - Разумеется, удастся, но следы приведут не к нам. Если пистолет возникает, словно по волшебству, его обязательно приписывают нам. Но будет лучше, если ты принесешь его с собой. В этом случае никто не будет выяснять, откуда он взялся.
    От его слов по моей спине пробежал холодок. Да, он хотел увидеть меня живым, но при условии, что я не оставлю улик.
    - Хорошо, - я постарался широко улыбнуться. - Давайте начинать.
    В конце концов, не стоило портить ему настроение. Все знали, что он не любит посылать на смерть своих подчиненных. Я сунул пистолет в кобуру, искусно прорезанную в рукаве.
    Он еще раз оглядел меня с головы до ног, затем коснулся кнопки гипноконтроля. Вспыхнул яркий свет.
    На улице я направился к стоянке махолетов. Один из них был свободен, я поднялся в кабину, набрал номер сенатора Роули, ОР 63-911, и откинулся на спинку сиденья.
    Махолет плавно поднялся в воздух и взял курс на северо-запад, но я знал, что сканнеры трудятся во всю мощь, перерывая банки памяти в поисках касающейся меня информации.
    Удалившись от города на милю или чуть больше, махолет завалился направо, переходя на круговую траекторию.
    Засветился, но остался пустым экран видеофона.
    - Текущая проверка,- произнес бесстрастный голос.- Позвольте установить вашу личность.
    Текущая! Кого они хотели обмануть! Но я прикинулся дурачком и вставил правое предплечье в контрольное устройство. Послышалось тихое жужжание, ультразвуковые сканнеры ощупывали танталовую пластинку, вживленную в кость.
    - Благодарю вас, мистер Гиффорд,- экран погас, но махолет продолжал кружить над землей.
    Вновь засветился экран, на этот раз на нем появилась физиономия сенатора Роули, худощавая и загорелая.
    - Гиффорд! Ты их достал?
    - Да, сэр,- коротко ответил я.
    - Хорошо! Я тебя жду.
    Экран потемнел, махолет вновь двинулся на северо-запад.
    Я пытался совладать с нервами, но не мог не признаться себе, что напуган. Мне попался опасный противник. Если сенатор мог проникнуть в компьютерный центр управления махолетами, кто знал, как далеко простирались его щупальца.
    Как он мог просчитать, на каком махолете я полечу, каким чудом подключился к моему видеофону? Тем не менее, ему это удалось.
    В нескольких милях от меня находился Охотничий домик наверное, самое охраняемое место планеты.
    Разумеется, я понимал, что могу и не попасть внутрь него. Сенатор Роули был далеко не дурак. Он доверял только роботам. Машина, резонно полагал он, могла сломаться, но не предать.
    Я уже видел стену вокруг Охотничьего домика, когда махолет пошел на снижение. Я физически ощущал лучи радаров и с тревогой думал о мощных лазерах, нацеленных на перекрестье этих лучей.
    А в самом Охотничьем домике, вернее в неприступной крепости, сидел сенатор Роули, словно паук в центре невидимой глазу паутины.
    Махолет опустился на крышу. Я глубоко вздохнул и выбрался из кабины. Пока я шел к лифту, глаза многочисленных роботов-охранников осматривали меня со всех сторон.
    Ни рентгеновские, ни ультразвуковые лучи теоретически не могли засечь сверхтвердый пластик, из которого был сделан нарукавный пистолет, и мне оставалось только надеяться, что практика подтвердит вывод теории. Внезапно я почувствовал укол в правое предплечье - сенатор желал убедиться, что молекулярная структура идентификационной танталовой пластины соответствует государственным стандартам.
    Идентификационные пластины устанавливались федеральными учреждениями. Соответственно, анализаторы имелись только у них. Даже сенатор не мог получить такую машину на законных основаниях.
    На всякий случай я потер предплечье. Я понятия не имел, как в таких случаях вел себя Гиффорд. Он мог вообще не замечать укола, но наверняка не вздрагивал от него. Укол не являлся чем-то неожиданным.
    И еще один вопрос не выходил у меня из головы: полностью ли полагался Роули на гипновнушение?
    Последний раз он видел Гиффорда четыре дня назад, и тогда тот был верен сенатору, как любой из роботов. Потому что психологически Гиффорд ничем и не отличался от робота. Для снятия эффекта психовнушения требовалось шесть недель интенсивной терапии. Тех же результатов можно было добиться и быстрее, но человек при этом превращался в инвалида. Снять психовнушение за четыре дня считалось невозможным.
    Если сенатор Роули не сомневался в том, что я - Гиффорд, если он верил в психовнушение, волноваться мне было не о чем.
    Я взглянул на часы. Двадцать два пятьдесят. Час назад я покинул кабинет Директора. Махолет пересек часовой пояс, соответственно переместились и стрелки часов.
    Лифт спускался подозрительно медленно. Я с трудом ощущал его движение. Роботы тщательно проверяли меня.
    Наконец, двери кабины разошлись, и я оказался в гостиной, лицом к лицу с сенатором Энтони Роули.
    Фильтры, встроенные в видеофон, заметно омолаживали его. Сглаживали морщины, густой сеткой покрывающие лицо, добавляли румянца серым щекам, убирали желтизну белков глаз. Короче говоря, на экране видеофона Роули выглядел лет на двести моложе.
    Сенатор протянул руку.
    - Дай мне брифкейс, Гиффорд.
    - Пожалуйста, сэр,- передавая брифкейс, я бросил взгляд на циферблат. Двадцать два пятьдесят пять. Почти пятьдесят шесть.
    Еще четыре минуты.
    - Садись, Гиффорд,- сенатор указал на стул. Я сел, а он углубился в секретные документы.
    О, они действительно были секретными, но едва ли могли принести пользу сенатору. Жить ему осталось меньше четырех минут.
    Он читал, не обращая на меня внимания. Да и зачем ему следить за Гиффордом. Если б один из бесчисленных датчиков упрятанного в подвале электронного мозга уловил в поведении Гиффорда что-то угрожающее, любая попытка покушения на жизнь сенатора была бы пресечена в самом зародыше.
    Это не составляло тайны ни для меня, ни для Роули.
    Двадцать два пятьдесят семь.
    Сенатор нахмурился.
    - Это все, Гиффорд?
    - Абсолютной уверенности у меня нет. Но смею утверждать, что до более детальной информации добраться очень трудно. Настолько трудно, что даже правительство не сможет получить ее вовремя, если захочет использовать эти подробности против вас.
    - М-м-м-м-м.
    Двадцать два пятьдесят восемь.
    - Вот и хорошо. Не пройдет и года, как власть будет в наших руках, Гиффорд.
    - Я рад, сэр.
    Гиффорд, после глубокого психовнушения, не мог ответить иначе.
    Двадцать два пятьдесят девять.
    Сенатор молча улыбался. Я ждал, надеясь, что период темноты не затянется надолго, но и не будет слишком коротким. Не делая попытки выхватить нарукавный пистолет, я внутренне готовился к решающему мигу.
    Двадцать три ноль-ноль.
    Погас свет и тут же вспыхнул вновь. Прежде чем я выстрелил сенатору в сердце, на его лице успели отразиться удивление и испуг.
    Я не терял ни секунды. Авария на линии электропередач от Большого северо-западного реактора погрузила во тьму обширный район, но сенатор заранее подготовился к подобным неожиданностям, установив под Охотничьим домиком автономный реактор, включающийся, когда Большой северо-западный выходил из строя.
    Но отключение энергии действовало на электронный мозг точно так же, как на человека удар дубинкой по голове: ему требовалось время, чтобы прийти в себя. Этот короткий промежуток позволил мне убить Роули и, если я окажусь достаточно проворным, даст возможность прорваться сквозь оборонительные редуты Охотничьего домика.
    Я метнулся к двери и едва не врезался в нее, но вовремя вспомнил, что открывать ее надо самому. Из особняка я выбрался без помех. Электронный мозг пребывал в оцепенении.
    Роули посчитал себя большим умником, приняв решение построить суперкомпьютер и возложив на него защиту Охотничьего домика, вместо того чтобы использовать несколько более простых устройств, каждое из которых отвечало бы за что-то одно. В чем-то он был прав: Охотничий домик мог обороняться как единый механизм.
    Но умер Роули именно потому, что стремился к сложности: чем проще электронный мозг, тем быстрее он приходит в себя.
    Наружная дверь открылась легко - электрические замки бездействовали. Меня все еще окружали стены, ближайшие ворота находились в полумиле от особняка, но я не особо печалился. Мне они были ни к чему. В облаках кружил ожидающий меня мощный махолет. Я слышал мягкое жужжание моторов, нарастающее с каждой секундой.
    Махолет снижался по крутой спирали.
    Бах!
    Я вздрогнул. Махолет исчез в желто-оранжевом пламени. А несколько мгновений спустя ветерок разогнал оставшееся от него облачко темного дыма.
    Защитные сооружения Охотничьего домика начали оживать.
    Я бросился к гаражу, резонно рассудив, что без приказа электронный мозг не станет сшибать махолеты сенатора.
    Распахнув ворота, я заглянул вовнутрь. Только грузовики и лимузины. Махолеты находились на крыше.
    Выбора у меня не было.
    Сенатор свято верил в охранявших его роботов. В замке зажигания большого "форда-студебеккера" торчал ключ, Я переключил управление с автоматического на ручное и тут же двинул машину вперед. И едва успел проскочить ворота, захлопнувшиеся, как крокодилья пасть. Я погнал машину к выезду из поместья, надеясь вырваться до того, как электронный мозг начнет соображать что к чему.
    Мне повезло. Электронный мозг узнал машину, а на меня внимания не обратил. Ворота ушли в землю, так что мне даже не пришлось притормаживать. Вновь мне сопутствовала удача.
    Но и робот сумел заметить ошибку. Ворота начали подниматься, когда тяжелый грузовик находился над ними. Но задние колеса все-таки перевалили через них.
    Я облегченно вздохнул и направил машину к городу. Пока все шло хорошо. Охотничий домик остался позади.
    Умер еще один из Бессмертных. Политической группировке сенатора Роули уже не придется вести кампанию за предоставление ему права на очередной цикл омоложения.
    Омоложение притягательно, как наркотик. Чем больше циклов остается позади, тем сильнее хочется повторить его еще раз. Несколько столетий назад кому-то пришла в голову неплохая идея: омолаживать только тех, кто оказал нации неоценимые услуги. Ошибка заключалась в другом: вопрос о том, кто имел на это право, а кто - нет, решался всеобщим голосованием.
    В этом, разумеется, был резон. Во-первых, омоложение стоило очень дорого, во-вторых, все исследования оплачивало государство. И налогоплательщики хотели сами решать, куда пойдут их денежки.
    Но, когда жизнь человека зависит от его возможности контролировать общество, обратит ли он свои помыслы на что-то еще?
    И чем дольше он живет, тем более жестким становится его контроль. Сенатор Роули жил очень долго. Он...
    Что-то щелкнуло под приборным щитком. Затем педаль газа помимо моей воли поползла вверх. Грузовик сбавил ход.
    Я не стал гадать, что происходит. Едва грузовик остановился, я распахнул дверцу. К счастью, она открывалась вручную, без участия электроники.
    Я выскочил из кабины, грузовик развернулся и покатил обратно, к Охотничьему домику. Я и не подозревал, что сенатор распорядился переделать свои машины; центральный компьютер мог в любой момент взять управление на себя.
    Оставалось лишь поблагодарить небожителей, как языческих, так и христианских, за то, что я не покинул Охотничий домик на махолете. Едва ли я мог бы выбраться из него на высоте нескольких тысяч футов.
    Вздохнув, я зашагал к городу.
    Десять минут спустя до меня донеслось нарастающее гудение. На большой скорости, с потушенными фарами, ко мне приближалась какая-то машина. В темноте я не мог разглядеть ее, но догадался, что это не обычный грузовик. Во всяком случае, не из гаража сенатора.
    Я подбежал к стоящему у дороги дереву высотой под шестьдесят футов и могучим стволом толщиной фута в три, подпрыгнул, схватился за верхнюю ветвь и полез наверх. Добравшись до середины, я оседлал толстый сук и затаился.
    Гудение оборвалось примерно в полумиле от меня, там, где я выпрыгнул из кабины "форда-студебеккера". Машина постояла минуту или две, затем двинулась дальше.
    Наконец, она приблизилась. Как я и подозревал, это был патрульный робот. Он искал меня.
    Со стороны города послышался вой сирены. В небе застрекотал махолет.
    Полиция принималась за дело.
    Патрульный робот катился медленно, вращалась поисковая турель, пытаясь определить мое местонахождение.
    Сирена ревела все громче, вдали показались фары несущегося на полной скорости автомобиля. Меньше чем через минуту они осветили приземистый силуэт робота. Он застыл, направив орудия на автомобиль. Над турелью угрожающе замигал красный маячок.
    Скрипнули тормоза, автомобиль остановился.
    - Сенатор? - позвал один из полицейских. - Вы меня слышите?
    Робот безмолствовал.
    - Наверное, его действительно убили,- добавил второй.
    - Это же невозможно,- первый вновь обратился к роботу. Мы сотрудники городской полиции. Вы позволите показать наши удостоверения?
    Вероятно, робот передал информацию в Охотничий домик и получил соответствующий приказ, так как красный сигнал сменился зеленым, указывающим на то, что стрелять робот не будет.
    К тому времени я понял, что могу спастись, лишь спрятавшись за ствол. Что я и сделал, осторожно, чтобы до них не донеслось ни звука.
    - Нам сообщили, что сенатора Роули застрелил его секретарь, Эдгар Гиффорд,- донесся до меня голос первого полицейского.- Этот робот, наверное, ищет его.
    - Эге,- воскликнул его напарник,- а вон и второй. Гиффорд, должно быть, где-то неподалеку.
    Судя по гудению, второго патрульного робота отделяло от нас не меньше мили.
    Я не видел, что произошло потом, но услышал движение робота. Должно быть, он засек меня, хотя я и прятался за деревом. Вероятно, с помощью теплового детектора.
    - На дереве? - переспросил полицейский.
    - Хватит, Гиффорд! - крикнул другой.- Слезай!
    Что ж, меня поймали, обреченно подумал я. Но сдаваться живым я не собирался. Я вытащил пистолет, выглянул из-за ствола. Убивать полицейского не имело смысла, он лишь исполнял свои обязанности.
    Поэтому я выстрелил в робота, естественно, не причинив ему никакого вреда.
    - Он там!
    - Прячься!
    - Доставай бластер!
    Отлично. Конечно, бластер. Он снесет верхушку дерева и меня вместе с ней. Смерть будет мгновенной.
    Загремели выстрелы, затем наступила тишина.
    Я вновь выглянул из-за ствола и от изумления чуть не свалился вниз.
    Патрульный робот перестрелял всех полицейских. Один из них, с бластером, был только ранен. Он выкрикнул что-то бессвязное и направил луч на робота. Одновременно две пули вонзились ему в грудь.
    Но и робота охватило пламя.
    Тут уж я не упустил своего шанса, скатился по ветвям, спрыгнул на землю и бросился к автомобилю, на котором приехали полицейские.
    По пути я успел сорвать шлем с одного из убитых, надеясь, что моя красная туника сойдет за форменную. Я уже развернул автомобиль, когда на дороге показался второй патрульный робот. Он несколько раз выстрелил мне вслед, но его пулеметы не могли пробить броню полицейского автомобиля. Функции робота заключались лишь в поиске случайных нарушителей границ Охотничьего домика.
    Я никак не мог понять, почему робот застрелил полицейских. Его действия не находили логического объяснения. Да, он спас мне жизнь, но ради чего?
    Вероятно, Управление полиции послало к Охотничьему домику только один автомобиль, оказавшийся поблизости. Специалисты по расследованию убийств отправились туда на махолетах.
    С частной дороги, ведущей к поместью сенатора, я выехал на автостраду, но не перешел на автоматическое управление. Мне не хотелось доверять свою судьбу роботам. Кроме того, подключись я к центральному пульту, мог возникнуть вопрос, а почему такой-то автомобиль мчится по автостраде, когда ему предписано прибыть в Охотничий домик.
    Нельзя сказать, что мой план не имел изъянов. Я не привык управлять автомобилем на скорости сто пятьдесят миль в час. И в критической ситуации мне оставалось надеяться на быстроту реакции. А она-то могла и подвести.
    Я решил как можно скорее отделаться от полицейского автомобиля. Уж очень он был заметен.
    Через несколько миль я свернул с автострады на боковую дорогу и остановился у обочины. Ночью машин было немного, и мне пришлось подождать, пока одна из них не повернула вслед за мной.
    Я пропустил ее вперед, затем включил сирену, догнал и прижал к обочине.
    Водитель, толстячок среднего роста, вылез из кабины.
    - В чем дело? - раздраженно спросил он.- Я ничего не нарушил. Я... - тут он заметил, что я одет не по форме.- Послушайте, а почему...
    Парализатор, который я позаимствовал из ящичка приборного щитка, уложил его на месте. Я надел его зеленую тунику, втиснул толстяка в свою, нахлобучил ему на голову шлем и усадил на переднее сиденье полицейского автомобиля, привязав ремнем безопасности.
    Парализатор выводил человека из строя примерно на час.
    Нужное мне полицейское снаряжение я перенес в машину толстяка, затем сел за руль, отогнал автомобиль к автостраде, ввел программу движения, переключил на. автоматическое управление и выпрыгнул из кабины, захлопнув за собой дверцу. И полицейский автомобиль, ведомый компьютером, влился в западный транспортный поток.
    Сам я вернулся к машине толстяка, вырулил на автостраду, также перешел на автоматическое управление и помчался на восток, к городу. Там я надеялся раздобыть махолет.
    Следующие двадцать минут я потратил на то, чтобы изменить внешность. Тронутые сединой волосы Гиффорда стали темно-каштановыми, на лбу появились залысины, исчезли усы и бакенбарды, осталась лишь козлиная бородка. Я выщипал брови, засунул в ноздри трубки, от которых нос стал казаться шире. И хотя цвет глаз остался тем же, едва ли кто мог принять меня за Гиффорда.
    Затем я занялся оружием. В зеленой тунике толстяка не было кобуры для нарукавного пистолета, поэтому я сунул его в карман брюк. Под широкой туникой нашлось место и для всего остального.
    - Внимание! - ожил радиоприемник машины.- Вы приближаетесь к Гроувертону, последнему городу-спутнику перед мегаполисом. Частным машинам сквозной проезд запрещен. Сообщите, пожалуйста, желаете ли вы объехать мегаполис? Если нет, пожалуйста, сверните на автомобильную стоянку Гроувертона.
    Предложенные варианты меня не устраивали. Мне хотелось до предела затруднить поиски машины, и я поехал в гараж-мастерскую, работавшую круглосуточно.
    - Барахлит турбодвигатель,- заявил я механику. Переберите его, если нужно - замените на новый.
    Тот с радостью принялся за работу. Я подумал, что визит полицейских огорчит его, так как они увезут машину, не заплатив ни цента, но, судя по всему, он не разорился бы от таких убытков. А толстяк получил бы новый двигатель в качестве компенсации за причиненные ему неудобства.
    Во время разговора с механиком я низко опустил капюшон туники, чтобы тот не запомнил мое лицо, но, выйдя из гаража, сразу отбросил его назад, дабы не привлекать внимания.
    Я взглянул на часы. Одиннадцать минут второго. Я опять пересек часовой пояс, следовательно, прошел час и десять минут с того момента, как я покинул Охотничий домик. Тут я почувствовал, что голоден.
    Я нашел кафе-автомат, заказал кофе и яичницу с ветчиной, бросил в прорезь кассы несколько монет. Под популярную мелодию "Анна из Тексарканы" я думал о том, как проникнуть в мегаполис, не показывая на контрольном пункте идентификационной пластины.
    "Анна" прервалась на пятом куплете. Стоящий в центре зала куб стереовизора заполнил комментатор Квинби Лестер.
    - Доброе утро, свободные граждане! Мы прерываем эту программу, чтобы передать экстренное сообщение,- в его голосе чувствовалась неуверенность, словно он сомневался в словах, которые ему предстояло произнести.- Приблизительно в полночь около Охотничьего домика произошли беспорядки. Мистер Эдгар Гиффорд застрелил четверых полицейских. Сейчас он где-то неподалеку. Полиция ведет интенсивные поиски в радиусе пятисот миль от Охотничьего домика. Вы видели этого человека?
    Лестер уступил место объемному изображению Гиффорда.
    - Он вооружен и опасен для окружающих. Как только вы увидите его, немедленно позвоните по номеру МОР 6-666-666. Если ваше сообщение поможет арестовать Гиффорда, вы получите десять тысяч долларов. Оглянитесь! Он может быть рядом с вами!
    Посетители кафе-автомата начали оглядываться. Не отставал от них и я. Опасаться мне было нечего, Я мог поспорить на последний доллар, что в ближайшее время полицию захлестнет волна телефонных звонков от жителей мегаполиса, искренне уверенных в том, что они видели Эдгара Гиффорда.
    Полицейские это понимали. Они просто хотели напугать меня, чтобы я выдал себя опрометчивым поступком.
    Положение у меня было непростое. Спасительный приют находился в пятнадцати милях. Возникал вопрос, а не запросить ли мне помощи? Тут же пришел ответ - нет. Во-первых, я не знал, куда звонить. Во-вторых, понятия не имел, кто мог ждать меня на другом конце провода. Гипновнушение Директора стерло все эти сведения из моей памяти. Не следовало мне помнить и о том, на кого я работал.
    У меня оставался единственный шанс - добраться до угла Четырнадцатой авеню и Риверсайд Драйв.
    Ну, а если мне это не удастся, думал я, все равно никто не признает во мне убийцу.
    Я допил кофе и еще раз посмотрел на часы. Без тринадцати два. Пора идти, от цели меня отделяли пятнадцать миль.
    Робот-мусорщик медленно полз вдоль тротуара, подметая мостовую. Спешили по своим делам редкие прохожие. Какой-то пьяница, усевшись на асфальте, пытался высосать из бутылки последнюю каплю.
    Ни один свободный гражданин не мог пройти незамеченным столь долгий путь, который предстоял мне. Поэтому прежде всего следовало переодеться. Я направился к пьянице.
    - Эй, Джо, хочешь заработать пятерку?
    Его мутный взгляд уперся в меня.
    - Конечно, Сид, конечно. Что нужно делать?
    - Продай мне свою тунику.
    Он мигнул.
    - Ты шутишь? Их же раздают бесплатно.
    - Никаких шуток. Мне нужна твоя туника.
    Он стянул с себя коричневую тунику безработного, а я отдал ему пять долларов. Я справедливо полагал, что, пропив их, он едва ли вспомнит, куда подевалась его туника.
    Я надел ее поверх зеленой. Мало ли что могло случиться не везде я мог бы пройти в тунике безработного.
    - Берегись!
    Клик-лик-лик-лик-лик-лик!
    Кто-то схватил меня за лодыжку, Я оглянулся. Уличный мусорщик! Он хотел поднять меня и засунуть в контейнер.
    Пьяница, криком предупредивший меня, попятился, споткнулся, упал, ударившись головой о бордюрный камень, и застыл, парализованный страхом.
    Вторая клешня вцепилась в мое плечо, мгновением позже меня оторвало от земли. Но я успел вытащить пистолет. Выстрел, другой - и антенна отлетела в сторону. Клешни разжались, и я рухнул на мостовую. Тут же вскочив, я бросился прочь. Потерявший управление мусорщик бесцельно махал клешнями и крутился на месте.
    Многие наблюдали нашу короткую схватку, кое-кто насмерть перепугался. Не было случая, чтобы робот-мусорщик нападал на людей.
    Я шмыгнул в переулок, взбежал по эскалатору на второй уровень. Там-то меня и заметил полицейский, спускавшийся вниз по другому эскалатору.
    - Стой! - проревел он и перепрыгнул через невысокую загородку, разделявшую эскалаторы.
    Но я уже несся по второму уровню.
    - Стой, или я буду стрелять! - прокричал он вдогонку.
    Я метнулся в подъезд, выхватил парализатор. И тут произошло еще одно странное событие. Полицейский с пистолетом в руке как раз пробегал мимо автомата по продаже бутылок с соками и минеральной водой. Внезапно открылся люк, и бутылочная лавина захлестнула улицу. В момент выстрела полицейский споткнулся об один из пластиковых цилиндров, пуля прошла мимо, а я не промахнулся. Полицейского парализовало еще до того, как его тело коснулось земли. А из автомата все выкатывались и выкатывались бутылки.
    Я побежал дальше, но вскоре увидел еще одного полицейского и спустился на первый уровень. Полицейский не ожидал подвоха, ступив на движущиеся ступеньки следом за мной. Но на половине пути эскалатор дернулся и затем пополз вверх. От неожиданного рывка полицейский не устоял на ногах и покатился вниз.
    Что было дальше, я не знаю. Свернув за угол, я перешел на шаг, чтобы не выделяться среди других прохожих. В ближайшем баре я заперся в комнате отдыха, достал косметический набор и занялся своей внешностью. С моей головы исчезла большая часть волос, а оставшиеся стали седыми. Так же, как и козлиная бородка. Слой пластика, покрывший лицо и руки, испещряли морщинки.
    Все это время я пытался разобраться в поведении роботов. У меня не оставалось сомнений в том, что центральный компьютер Охотничьего домика подчинил все обслуживающие роботы мегаполиса, а может быть, и целого территориального сектора.
    Уличный мусорщик узнал меня и попытался схватить, тут все было ясно. Но автомат по продаже бутылок и эскалатор? Или компьютер Охотничьего домика еще не пришел в себя? Едва ли, после аварии на линии электропередач прошло больше двух часов. Так почему его реакция столь замедленна? Почему он убивает полицейских, а не меня? Ответа я не находил.
    И тут меня осенило. А умер ли Роули?
    Полной уверенности у меня не было. И полиция ничего не сообщала об убийстве. Только о "беспорядках". Нет, подождите. Первые полицейские, автомобилем которых я воспользовался, говорили об убийстве. Или мне почудилось?
    В дверь постучали. Искушать судьбу я не стал. За дверью мог оказаться полицейский, поэтому я выскочил в окно. Переулок вывел меня на Брэдли-авеню.
    Если б я мог избавиться от идентификационной пластины! Мало кто знал об этом, но для установления личности требовалось лишь направить на нее луч сканнера и расшифровать отраженный сигнал. Я шел осторожно, стараясь избегать ненужных встреч.
    Пройдя шесть кварталов, я не встретил ни души, но затем нос к носу столкнулся с полицейским автомобилем. Я окаменел. Потом рука невольно потянулась к пистолету. Сдаваться живым я не собирался.
    Полицейский сбавил скорость, взглянул на меня, затем на приборный щиток и проехал мимо. Я стоял, как вкопанный. Ведь было совершенно ясно, что отраженный от идентификационной пластины луч сканнера высветил на табло приборного щитка имя и фамилию секретаря сенатора Роули.
    Когда автомобиль скрылся из виду, я попятился в ближайший подъезд. Честно говоря, я здорово, напугался и не мог понять, чего они добиваются.
    Я перепугался еще больше, когда за моей спиной начала открываться дверь. Я повернулся, сунул руку в карман. Но так и не вытащил пистолет.
    - Что случилось, дедушка? - спросила девушка в изящном зеленом костюме. Зелеными были ее ногти на руках и ногах, губы, глаза и даже волосы.
    Только тут я вспомнил, что для окружающих я - древний старик, едва переставляющий ноги.
    - Не беспокойтесь, вас никто не увидит,- продолжала она.Мы все устроим... Ох!
    Охнула она из-за коричневой туники безработного.
    - Извините,- она нахмурилась.- Мы не сможем обслужи...
    - У меня есть деньги,- прервал я ее.- Вот моя туника,отогнув воротник, я показал ей тунику толстяка.
    - Я вижу, дедушка. Не угодно ли вам зайти?
    Следуя за ней, я оказался перед столом другой девушки. Я объяснил, что мне требуется, и меня сразу провезли в отдельную комнату. На прикрепленной к двери табличке с печатью муниципалитета я прочитал: "Тайна гарантируется. Комната проверена. Микрофонов, сканнеров и других устройств, позволяющих следить за происходящим, внутри нее нет".
    Такая уверенность радовала, но не внушала особого доверия. Поэтому, дабы не вызывать подозрения, я улегся на широкую софу перед стеной-экраном. Представление уже началось. Меня не интересовали священные ритуалы почитателей Махруда. Не потому, что они были скучны. Гораздо больше меня занимала другая проблема: как остаться живым?
    Чтобы обеспечить контроль над своим сектором, Роули незаконно подключил компьютер Охотничьего домика к компьютерам Управления общественных работ мегаполиса и различных деловых предприятий, которые напрямую или через дочерние компании принадлежали сенатору.
    Но с центральным компьютером что-то случилось. По какой-то причине его действия стали нелогичными и малоэффективными. К примеру, когда полицейский автомобиль засек меня на улице, отраженный сигнал от моей танталовой пластины был передан в банк памяти полицейского архива для идентификации. И оттуда поступил ложный ответ.
    Что же происходит? Неужели сенатор жив и просто не хочет сообщить об этом? Если так, какие приказы отдает он компьютеру? Разгадки я не находил.
    Я хотел вернуться до рассвета, но теперь окончательно убедился, что это невозможно. Здесь, в Гроувертоне, роботы Управления общественных работ встречались относительно редко, и компьютер Охотничьего домика не мог постоянно наблюдать за мной. Но по мере углубления в мегаполис ситуация менялась бы к худшему. Я не мог въехать в мегаполис на частной машине. И не решился бы вызвать такси иди махолет. Меня опознали бы в подземке, стоило мне ступить на платформу. Я попал в западню и не знал, как из нее выбраться.
    То ли сказалась усталость, то ли подействовали успокаивающая музыка и мягкое освещение, во я задремал. А когда открыл глаза, у софы стояла девушка с газетами в руках.
    Серебряная девушка, даэке белки ее глаз сверкали серебром.
    - Доброе утро, дедушка,- проворковала она.- Вот газеты, которые вы просили.
    Мысленно я поблагодарил ее за "дедушку". Прежде чем я произнес хотя бы слово, она напомнила мне, что я - глубокий старик.
    - Спасибо, милая, спасибо. Положи их сюда.
    - Сейчас вам принесут кофе,- улыбнулась она и исчезла за дверью.
    Первую страницу пересекал заголовок. "ЗАГАДОЧНОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ В ОХОТНИЧЬЕМ ДОМИКЕ".
    Ниже я прочитал: "Полицейское управление подтверждает, что его сотрудникам не удалось проникнуть в Охотничий домик после того, как вчера ночью оттуда поступило сообщение об убийстве сенатора Роули его секретарем, мистером Эдгаром Гиффордом.
    Многочисленные попытки связаться с сенатором Роули окончились безрезультатно.
    Три полицейских махолета, управляемые роботами, были сбиты на подступах к Охотничьему домику, рядом с ним взорван один полицейский автомобиль. Другой автомобиль, направленный туда по получении сообщения об убийстве, был захвачен Гиффордом. При этом от его пуль погибло четверо полицейских. Сегодня рано утром угнанный автомобиль найден в нескольких сотнях миль от мегаполиса..."
    Далее полиция выражала уверенность, что ареста убийцы надо ожидать с минуты на минуту.
    Маленькая заметка в левом нижнем углу сообщала о странном поведении робота-мусорщика, напавшего на человека.
    Но особо мое внимание привлекла другая статья.
    "Сенатор Лютер Грендон предлагает помощь.
    - Федеральное правительство должно держаться в стороне,говорит сенатор.
    Сенатор Восточного сектора Грендон заявил сегодня утром, что готов помочь Северо-западному сектору в поисках убийцы своего коллеги.
    - Нет нужды обращаться к федеральному правительству,- отмечает он.- Граждане независимого сектора способны справиться с преступником своими силами.
    Сенатор Юго-западного сектора Квинтелл придерживается того же мнения. Он считает, что "помощь федеральных ведомств не требуется"".
    Остальные сенаторы готовились отхватить лакомый кусочек даже до поступления официального сообщения о смерти Роули.
    Пора в путь, решил я. В толпе затеряться легче. Не так-то просто сфокусировать луч на одном индивидууме.
    И пока другие Бессмертные заваривали свару из-за владений сенатора Роули, я мог проскользнуть в безопасное место.
    В дверях я чуть не столкнулся с серебряной девушкой.
    - Сюда, дедушка,- и она повела меня по коридору.
    - Но выход в другой стороне,- нахмурился я.
    Она остановилась, улыбнулась.
    - Видите ли, сэр, выпал наш номер. Медицинское управление прислало Диагноста.
    Я пошатнулся. Каким-то чудом компьютер Охотничьего домика прознал о моем местонахождении и выдал сигнал на проверку именно этого дома. И теперь передо мной закрылись все двери, кроме той, что вела к роботу-диагносту.
    Идеальная ловушка. Робота, естественно, защищала прочная броня, он был вооружен. Очень часто люди не хотели отправляться в больницу, тем более за свой счет, если они были свободными гражданами.
    Я шел медленно, как и подобало старцу, выигрывая драгоценные секунды. Охранники Диагноста обычно были вооружены только парализаторами. Это следовало иметь в виду. Но сначала требовалось выяснить кое-какие подробности.
    - Почему вы не предупредили меня, милая, сразу же по приходу Диагноста?
    - Он у нас лишь пятнадцать минут, дедушка,- ответила серебряная красотка.
    Девушка шла чуть впереди. Я направил на нее луч парализатора и подхватил ее, не дав упасть на пол. Затем отнес тело в свою комнату и уложил на софу.
    Покончив с этим, я сорвал со стен портьеры. Плотный синтетический материал мог загореться лишь от сильного пожара. С портьерами в руках я прошел в небольшой холл. Затем разложил два топливных элемента парализатора и высыпал порошок на пол, под портьеры. В отличие от пороха, он при нагреве не взрывался и давал более высокую температуру.
    Достав из кармана зажигалку, я поднес язычок пламени к обрывку газеты, предусмотрительно захваченному из комнаты, поджег его и положил рядом с горкой порошка.
    Мгновение спустя порошок зашипел и вскинулся белым пламенем. Портьеры начали обугливаться, и вскоре холл затянуло клубами густого, едкого дыма.
    Я-то знал, что здание не загорится, но надеялся, что у других не было моей уверенности.
    - Горим! - прокричал я во все горло зд сбежал по ступенькам к входной двери.
    С улицы доносилось ровное жужжание робота-охранника, выставленного Диагностом.
    Коридор заполнялся черным дымом. Забегали роботы-пожарники. Включилась система подачи углекислого газа.
    Работы-пожарники опознать меня не могли. Они реагировали только на огонь. Я не сомневался, что они быстро найдут тлеющие портьеры и тут же загасят их. Но дым уже сделал свое дело. Кому охота дышать такой вонью, даже зная, что твоей жизни не угрожает опасность. Народ повалил ко входной двери. Я не отставал от других.
    Робот-охотник открыл стрельбу из парализатора по выходящим из дверей. Естественно, в такой толпе он не мог выделить меня и стрелял во всех подряд. К счастью, ему требовались какие-то секунды, чтобы перевести парализатор с одной жертвы на другую. Я улучил мгновение, когда он отвел турель в сторону, и бросился бежать.
    Бежал я изо всех сил, пригибаясь к земле, но луч парализатора скользнул по пальцам левой руки, и она онемела до локтя. Робот-охранник таки засек меня! Но я уже смешался с зеваками, наблюдавшими за клубами дыма, вырывавшимися из окон верхних этажей.
    Я ускорил шаг. Ситуация все больше тревожила меня. Мне не хотелось связываться со свихнувшимся компьютером, но я никак не мог вырваться из-под его колпака.
    Я спустился на Корлисс-авеню, параллельную Брэдли, прошел семь кварталов, вновь вернулся на Брэдли-авеню. Два или три раза мимо проезжали полицейские автомобили, но то ли они не просвечивали мою идентификационную пластину, то ли получали ложные ответы из банка памяти.
    От мегаполиса меня отделяло уже меньше квартала, когда меня словно обожгло кислотой и я потерял сознание.
    Возможно, в вас не стреляли из парализатора, но каждому знакомо болезненное покплывание в онемешттей ноге или руке, усиливающееся при малейшем двшкепва.
    Поэтому я и не думал шевелиться. Я прости лежал, ожидая, когда же телу вернется чувствительность. Без сознания я пробыл чуть меньше часа. Под луч парализатора я попадал и раньше, поэтому знал, сколько мне потребуется времени, чтобы прийти в себя.
    - Он уже должен очухаться,- произнес чей-то голос.- Потряси-ка его.
    Кто-то тряхнул меня, и я взвыл от боли.
    - Извини, Гиффорд,- хмыкнул другой голос.- Хотел посмотреть, жив ли ты.
    - Дай ему несколько минут,-заметил первый голос.- С ним все в порядке.
    Покалывание прекратилось. Повернув голову, я увидел двух мужчин, сидящих на стульях у моей кровати - маленького толстяка, усатого блондина с гладко выбритым решительным подбородком, и более высокого мускулистого бородача.
    - Извини, что пришлось подстрелить тебя, Гиффорд,- пробурчал бородач.- Но мы не хотели привлекать к себе внимание в непосредственной близости от мегаполиса.
    Это не полицейские, решил я. В этом сомнений не было. Во всяком случае, не полицейские этого сектора. Если они и служили, то другим Бессмертным.
    - Чьи вы, мальчики? - я попытался улыбнуться.
    Вероятно, мне это удалось, потому что они улыбнулись в ответ.
    - Забавно, но мы как раз хотели спросить тебя о том же.
    Я вновь уставился в потолок.
    - Я сирота.
    Усатый хмыкнул.
    - Ну, и что вы об этом думаете, полковник?
    Полковник нахмурился, его густые брови сошлись над серымп глазами.
    - Мы будем с тобой откровенны, Гиффорд. Потому что мы не в состоянии установить твою личность. Только из-за этого. Может статься, ты сам не знаешь, кто ты такой. Поэтому мы будем откровенны.
    - Валяйте,- ответил я,
    - Хорошо. Послушай, как нам видится то, что произошло. Нашу версию. Ты убил Роули. Убил его после пятнадцати лет безупречной службы. Мы знаем, даже если ты и не подозревал об этом, что все пятнадцать лет каждые шесть месяцев Роули подвергал тебя психовнушению. По крайней мере, думал, что подвергал.
    - Думал? - переспросил я, желая показать, что мне интересно,
    - Да. Возможно, он заблуждался. Во всяком случае, в последнее время. После психовнушения поведение человека подчиняется определенным законам. Ты их нарушил. Нам известно, что для снятия эффекта психовнушения необходимы шесть недель активного лечения. И еще не меньше двух недель, чтобы человек пришел в себя. Ты отсутствовал в Охотничьем домике четыре дня,- он пожал плечами.- Понимаешь, что к чему?
    - Да, конечно,- бородач начинал раздражать меня своей обстоятельностью.
    - Сначала мы думали, что тебя заменили. Но мы проверили твою идентификационную пластину,- он указал на мою руку.Тут все в порядке. Пластина Гиффорда. И мы знаем, что за четыре дня ее не могли снять с предплечья Гиффорда и вживить в кость кому-то еще. Если б мы могли сравнить отпечатки пальцев и структуру глазной сетчатки, то окончательно убедились бы, что ты - Гиффорд. Но закон это запрещает, поэтому нам приходится удовлетвориться лишь теми уликами, что имеются в нашем распоряжении. Пока мы принимаем тебя за Гиффорда. Это означает, что кто-то ковырялся в твоем мозгу. Мы хотим узнать, кто именно. Тебе это известно?
    - Нет, - честно признался я.
    - Сам ты ничего не делал?
    - Нет.
    - Кто-то стоит за тобой?
    - Да.
    - Кто же?
    - Не знаю. И подождите с вопросами. Вы сказали, что будете откровенны со мной. На кого работаете вы?
    Они переглянулись.
    - На сенатора Квинтелла,- ответил полковник.
    Я приподнялся на локте и вытянул другую руку с растопыренными пальцами.
    - Ладно, смотрите сами. Роулиг убит, его можно исключить,- я загнул большой палец.- Вы работаете на Квинтелла, исключим и его,- я загнул мизинец.- Остаются трое Бессмертных: Грендон, Лэссер и Уотерфорд. Лэссер правит в Западном секторе, Уотерфорд - в Южном. Ни один из них не граничит с Северо-западным, значит, и они тут не причем. Это не обязательно, но весьма вероятно. Скорее они стремились бы избавиться от Квинтелла, а не от Роули. Следовательно, остается Грендон. И если вы читали газеты, то знаете, что он уже рвется в Северо-западный сектор.
    Вновь они переглянулись. Я понимал, что работать они могут совсем не на Квинтелла. И даже склонялся к мысли, что их послал Грендон. С другой стороны, они могли сказать правду. Впрочем, для меня это не имело никакого значения.
    - Логичное заключение,- отозвался полковник. - Очень логичное.
    - Но мы должны знать, кто ты,- добавил усатый.- Мы чувствовали, что ты вернешься в мегаполис, и выставили охрану на основных магистралях. Эта часть нашего плана удалась, теперь можно переходить к следующему этапу.
    - Следующему?
    - Да. Тебя можно заменить. Ты это знаешь. Организации, что послала тебя, теперь наплевать, что с тобой случится, иначе тебе не пришлось бы самому искать путь к спасению. Им уже нет дела, что станет с Эдди Гиффордом.
    - Они, должно быть, знали, что тебя поймают. Поэтому и загипнотизировали тебя. Возможно, нам не удастся выяснить, кто это сделал. Но поискать мы обязаны. Вдруг ты что-нибудь вспомнишь, какую-нибудь мелочь, а уж она выведет нас на всю организацию.
    Я кивнул. Полковник рассуждал очень логично. Им хотелось снять эффект психовнушения. Они могли сделать это осторожно, постепенно убирая гипноблоки, не причиняя мне вреда. Но на это требовалось время. И я понимал, что миндальничать они не станут. Они решили снять кожуру с моего мозга, словно с банана, а затем нарезать его на ломтики, чтобы посмотреть, нет ли чего внутри.
    И, если они работали на кого-то из Бессмертных, я не сомневался; они выполнят намеченное. Для этого требовалось специальное оборудование да эксперты по психовнушению. И то и другое можно было купить за деньги.
    Кое о чем они, правда, не догадывались. Если б они залезли в мой мозг слишком глубоко, у меня внезапно появились бы признаки болезни сердца психосоматической природы, и я умер бы до того, как они успели бы меня спасти. Я действительно не относился к числу незаменимых.
    - Ты хочешь что-нибудь сказать, прежде чем мы начнем? спросил полковник.
    - Нет, - я не собирался облегчать им жизнь.
    - Хорошо,- он встал, поднялся и усатый.- Я сожалею о том, что придется с тобой сделать, Гиффорд. Но не волнуйся, через шесть-восемь месяцев все придет в норму. До встречи.
    Они вышли из палаты и плотно прикрыли дверь.
    Я сел и огляделся. Где я нахожусь, я не знал. За час меня могли доставить на другой конец света.
    Но, как скоро выяснилось, я остался в мегаполисе. На табличке, прикрепленной к кровати, я прочел: "Санаторий Деллфильда". Санаторий располагался на Риверсайд Драйв, менее чем в восьми кварталах от назначенного мне места встречи.
    Я выглянул из окна. Восемью этажами ниже виднелась крыша десятого уровня. Окно представляло собой толстую пластину пуленепробиваемого стекла, намертво вделанную в стену. Регулятор светопроницаемости находился слева. Окно, естественно, не открывалось. Герметично закрывалась и дверь. Если пациент начинал бушевать, в палату можно было подать снотворный газ, без опасения, что он проникнет в коридор.
    У меня забрали все оружие, содрали с лица и рук термопластичную пленку. Теперь я не был похож на древнего старика. Я подошел к аеркалу, также из пуленепробиваемого стекла с отражательной поверхностью, и взглянул на себя. Выглядел я неважно. Клочьями торчали седые^ волосы, лицо прорезали морщины.
    Я сел на кровать и задумался.
    Врач-психоаналитик появилась часа через два. Она вошла одна, но я заметил полковника, стоящего у двери.
    Дама была решительного вида, со спокойным лицом, выглядела лет на тридцать пять. Начала она со стандартных вопросов.
    - Вам сказали, что вы находитесь под действием психовнушения. Вы в это верите?
    Я ответил, что да. Отпираться не имело смысла.
    - Вы помните, как это происходило?
    - Нет.
    - Не могли бы вы вспомнить что-либо о личности того, кто гипнотизировал вас?
    - Нет.
    Врач задала еще с дюжину вопросов. Когда она закончила, я попытался выудить из нее кое-какую информацию, но женщина выскользнула из палаты, не дослушав меня.
    Санаторий, похоже, довольно давно находился на содержании Квинтелла или Грендона, а может, кого-то еще из Бессмертных. Многие годы назад кому-то из них удалось свить уютное шпионское гнездышко в самом сердце сектора Роули.
    Покинуть санаторий без помощи извне я не мог. Я бывал в таких местах и с большим уважением относился к действующим на их территории мерам безопасности. Безоружный человек не имел тут ни единого шанса вырваться на свободу.
    И все же я не собирался сидеть сложа руки.
    Больше всего меня занимал вопрос, о том, постоянна ли ведущаяся за мной слежка. Висевший под потолком сканнер имел узкий сектор обзора. Его защищала полусфера из бронестекла. Он мог поворачиваться, чтобы охватить всю палату, но, судя по всему, управлялся не компьютером. Контроль за пациентом осуществлял или врач, или медицинская сестра.
    Но как часто?
    Вдали, на Бартон Билдинг, виднелись большие старомодные часы со стрелками. Сканнер нацелился на кровать. Это означало, что последний раз меня проверяли, когда я еще лежал. Я отошел к противоположной стене.
    Большая стрелка часов на Бартон Билдинг обежала почти три четверти круга, когда объектив повернулся в мою сторону. Секунд тридцать я стоял, вроде бы не замечая его, затем пересек палату. Сканнер не шевельнулся.
    Меня это обрадовало. Санаторий отставал от технического прогресса. Новое оборудование, по-видимому, не устанавливалось уже лет тридцать. Оператор сканнера лишь убеждался, на месте ли пациент, и тут же переходил к следующей палате.
    Я наблюдал за сканнером до вечера. Каждый час, ровно через четыре минуты после того, как большая стрелка на Бартон Билдинг переползала цифру двенадцать, он поворачивался вслед за мной. Меня это вполне устраивало.
    Обед мне принесли в половине седьмого. Я искоса поглядел на сканнер, но тот не отреагировал на открывающуюся дверь.
    Впрочем, служители санатория вполне обходились без дистанционного контроля. Один встал у двери с парализатором наготове, другой внес поднос с едой. В таких условиях лишь самоубийца мог попытаться вырваться из палаты.
    В половине десятого погасли огни, за исключением маленькой лампочки над кроватью. Я сразу понял, что сканнер слеп в инфракрасном диапазоне. Если я вел себя примерно и оставался в постели, маленькой лампы вполне хватало для того, чтобы следить за мной. Если бы обнаружилось мое отсутствие, дежурный зажег бы верхний свет.
    Я спокойно лежал до четырех минут одиннадцатого. Сканнер повернулся, его объектив уставился на меня. Выждав пару минут, я встал, подошел к раковине, будто бы для того, чтобы напиться. Сканнер не реагировал. Тут уж я не стал терять даром времени.
    Сдернув с кровати покрывало, я заткнул углом горловину стока раковины, включил воду и лег.
    Покрывало свисало на пол. Вода быстро заполнила раковину и бесшумным потоком побежала по покрывалу на пол.
    Чтобы заполнить всю комнату, требовался не один час, но я не мог позволить себе такой роскоши, как сон. Предстояло бодрствовать до зари, и я не знал, удастся ли мне не сомкнуть глаз. Я считал до пятидесяти, а затем резко переворачивался на другой бок. Со стороны могло показаться, что меня мучают кошмары.
    Но, тем не менее, я заснул и чуть было не утонул. Вода поднялась до уровня кровати и затекла мне в рот. Кашляя и отплевываясь, я сел.
    Сон как рукой сняло. Схватив одеяло, я обвязал им полусферу со сканнером. Затем по пояс в воде добрел до двери и крепко ухватился за железный шкафчик.
    Верхний свет зажегся примерно через полчаса.
    - Почему ничего не видно? - прорычал из динамика чей-то голос.- Это твои проделки?
    - А? Что? - будто спросонья ответил я.- Нет. Я ничего не делал.
    - Мы сейчас придем. Отойди от двери или тебя пристрелят.
    Я и не собирался стоять перед дверью.
    Едва дежурный повернул ключ в замке, как дверь под тяжестью многих тонн воды распахнулась, оглушив его. С ним пришли двое охранников, но водяной поток сшиб их с ног.
    В нужный момент я отпустил шкафчик, и вода вынесла меня в коридор. Я знал, что делать, охранники - нет. Несколько секунд спустя парализатор одного из них был у меня в руках, а на полу распростерлись три неподвижных тела. Я бросился к столику ночной сестры, находившемуся сразу за углом, около лифтов. Она еще не успела упасть после моего выстрела, а я уже схватил телефонную трубку. Набрав номер, я прокричал:
    - Говорит Гиффорд. Я в санатории Деллфильда, палата восемнадцать ноль восемь.
    Большего и не требовалось. Я швырнул парализатор в лужу, набравшуюся у лифта, и, подняв руки, пошел к своей палате.
    Надо отдать должное персоналу Деллфильда: они не держали зла на пациента, рискнувшего на побег. Когда пять охранников, ворвавшихся в коридор, увидели мои поднятые руки, они лишь препроводили меня в палату и не отходили от меня, пока не появился полковник.
    - Ловко, очень ловко,- тот оглядел палату.- Придется взять на заметку этот трюк. Толку от него, правда, немного. Это понятно? Из коридора на улицу не попадешь. Лифты не вызываются наверх.
    Я пожал плечами.
    - Не мог же я не пытаться вырваться отсюда.
    Полковник усмехнулся.
    - Естественно. Человек никогда не должен сдаваться, - он закурил.- Твой звонок тоже не принес пользы. Это санаторий. Пациентам и раньше случалось добираться до телефона. Но коммутатором управляет робот. И обычно обрывает связь.
    Я промолчал. Не стоило показывать ему, что я огорчен.
    - Хорошо,- полковнику надоело ждать ответа.- Привяжите его.
    Охранники сменили мокрую постель и уложили меня, затянув веревки так, что я не мог поднять головы.
    Полковник оглядел меня и довольно кивнул.
    - Возможно, ты выскользнешь и отсюда. Можешь попытаться. Но учти, что в следующий раз мы заморозим тебе спинной мозг.
    Он ушел, закрылась дверь.
    Что ж, я сделал все, что мог. Остальное зависело не от меня. Я заснул.
    Шума в коридоре я, естественно, не слышал. Звуконепроницаемые стены не пропускали посторонних звуков. Но дверь распахнулась, и к моей кровати подкатился Декон.
    - Вы можете встать?
    Роботы этого типа предназначались для ведения работ в зоне радиоактивного заражения.
    - Нет,- ответил я.- Обрежь эти веревки.
    Большие ножницы в мгновение ока освободили меня. Едва я встал, как откинулась крышка спасательного контейнера в корпусе Декона.
    - Залезайте сюда.
    Спорить я не стал; Декон держал меня под прицелом парализатора.
    Вот так я расстался с санаторием Деллфильда. Деконы вызывались при неполадках с атомными реакторами. Компьютер Охотничьего домика, узнав о моем местопребывании, выдал ложный сигнал о нарушении режима работы атомного реактора Деллфильда.
    Мне и раньше приходилось видеть, как действуют Деконы, умные, шустрые, не теряющие времени даром. Контейнер, защищенный от воздействия радиации, предназначался для вывода людей из зоны радиационного заражения. В нем было тесно и темно, но я не жаловался. Лучше теснота, чем смерть от сердечного приступа в руках психоаналитиков.
    Я почувствовал, сладкий запах, понял, что в контейнер подан усыпляющий газ, и потерял сознание.
    Когда я очнулся, меня мутило. Вчера луч парализатора, сегодня усыпляющий газ. Его запах не покидал меня.
    Нет, пахло не газом, но чем-то другим. Я поднял голову, огляделся. Меня привезли в гостиную Охотничьего домика и положили на пол. Рядом с сенатором Роули.
    Я отпрянул от трупа, меня вырвало.
    Мне удалось доковылять до ванной комнаты. Прошло не меньше двадцати минут, прежде чем я собрался с духом и решился вернуться в гостиную.
    Роули умер не сразу. Он сумел проползти шесть футов с того места, где я пристрелил его.
    Моя догадка подтвердилась.
    Палец мертвеца застыл на клавише пульта управления, к которому он сумел доползти. Компьютер продолжал защищать сенатора, потому что думал, как я и предположил, что тот жив. Он и не мог думать иначе, поскольку оставалась вдавленной клавиша "Ввод команды".
    Я наклонился к микрофону.
    - Я беру махолет на крыше. Проложи курс и обеспечь охрану от Охотничьего домика до мегаполиса. Переведи махолет на ручное управление. После моего взлета немедленно подними в реакторе все стержни-замедлители. Повтори.
    Компьютер послушно повторил мои команды.
    Далее все пошло, как по маслу. На махолете я прилетел к месту встречи и двадцать минут спустя уже сидел в кабинете Директора.
    Пока снимался эффект психовнушения, хирург вытащил из моего предплечья индентификационную пластину Гиффорда.
    - Ты заставляешь себя ждать, сынок,- улыбнулся Директор.
    - Какие новости?
    Его улыбка стала шире.
    - Чего только не произошло за это время. Робот в Гроувертоне убивает человека. Охранник Диагноста парализует всех выбегающих из горящего здания. Деконы врываются в санаторий Деллфильда, хотя не отмечалось никаких отклонений в работе тамошнего атомного реактора.
    - А час назад началось вообще черт знает что. Взрыв реактора разворотил Охотничий домик, а потом все роботы словно посходили с ума. И горожане подозревают, что сенатор незаконно контролировал все службы мегаполиса. Отличная работа, мой мальчик.
    - Благодарю,- я старался не смотреть на руку, с которой все еще возился хирург.
    Седая бровь Директора чуть приподнялась.
    - Тебя что-то беспокоит?
    - Просто устал. Послушайте, каким образом могли выбрать сенатором такое ничтожество, как Роули? И по какому праву он столько лет сохранял свой пост?
    - Я тебя понимаю,- помрачнел Директор - Это наша работа. Человечество еще не готово к бессмертию. Массы не могут воспользоваться им, а отдельные личности обратили его лишь себе во благо. А раз мы не можем лишить их бессмертия законным путем, приходится искать альтернативу. Убийство. Но одним махом с ними не покончишь.
    - Но вы-то поняли, как пользоваться бессмертием,- возразил я.
    - Неужели? - мягко ответил он.- Нет. Нет, сынок. Я пользуюсь им так же, как и они. Ради власти. Федеральное правительство совершенно беспомощно. Реальная власть сосредоточена в моих руках. Действительно, я использую ее иначе. Когда-то Бессмертных было больше сотни. На прошлой неделе - уже шесть. Сегодня - пять. Все эти годы мы убирали их, одного за другим, а новых Бессмертных не прибавлялось. Освободившаяся территория делилась между оставшимися, нпвички не допускались в их узкий круг. Но по-своему я такой же диктатор, как и они. И когда равновесие будет нарушено, общество вновь начнет развиваться, а мне придется умереть вместе с остальными. Но хватит об этом. Как ты? Большую часть твоих подвигов я знаю, ты многое рассказал под гипнозом. Прекрасный образец логического мышления.
    Я взял предложенную сигарету и глубоко затянулся.
    - Какой еще я мог сделать вывод? Компьютер пытался захватить меня. Но в то же время никого ко мне не подпускал. Более того, он несколько раз и не пытался задержать меня, чтобы не подвергать мою жизнь опасности. Компьютер выполнял последний приказ сенатора. Старик жил так долго, что не смог поверить в свою смерть. И он приказал: "Приведи Гиффорда сюда... живым!" И потом, я не мог не учитывать того обстоятельства, что компьютер не доложил об убийстве сенатора, но продолжал защищать Охотничий домик, словно с его хозяином ничего не произошло. Это могло означать лишь одно: был замкнут контакт "Ввод команды". Только в этом случае для компьютера сенатор был живым. И я решил, что для меня путь к спасению лежит через Охотничий домик. Я был уверен, что компьютеру станет известно о телефонном звонке из Деллфильда. Потом мне оставалось только ждать. Попав в Охотничий домик, я начал отдавать приказы, а компьютер принял меня за сенатора. На этом все и закончилось.
    Директор кивнул.
    - Добрая работа, сынок. Добрая работа.
Top.Mail.Ru