Скачать fb2
Сигналы из темного поля

Сигналы из темного поля


Франке Герберт В Сигналы из темного поля

    Герберт Франке
    Сигналы из темного поля *
    (документы о встрече с внеземным разумом)
    Пер. Г. Жеглова
    Действующие лица:
    Первый акт
    Референт 1-й диктор радио 2-й диктор радио Диктор 1-й журналист 2-й журналист Журналистка
    Второй акт
    Следственная комиссия: Д-р Пит Мак-Гроун - делегат от руководства космоплаванием Д-р Жюль Кардофф - делегат от руководства космоплаванием
    Место действия: Луна.
    Научные работники: Брайан Кэссиди - техник-систематик Томас Ясински - астроном Жанин Бру - астрофизик Голос космического гостя
    * Пер. изд.: Franke G. W. Signale aus dem Dunkelfeld: Keine Spur vom Leben. Suhrkamp Verlag. Frankfurt/Main, 1982. c Suhrkamp Verlag, Frankfurt/ Main, 1982.
    Место действия: Земля (акты 1 и 2), исследовательская стан
    ция на обратной стороне Луны
    Время действия: лето 2079 года
    Акт первый
    1. Лекционный зал
    Шум голосов, звонки.
    Референт (громко). Спокойствие, дамы и господа! Тише, пожалуйста, мы должны придерживаться нашего распорядка.
    Голоса затихают.
    1-й журналист. У меня вопрос! Послушайте! Я хотел бы задать вопрос!
    2-й журналист. Мы имеем право на информацию!
    Референт. Никаких комментариев - мы же договорились об этом. Ваше возбуждение неуместно. Я заявляю со всей ответственностью, что именно средства массовой информации раздули происшествие без меры!
    Протестующие выкрики.
    Референт (пытаясь перекричать шум). Можете убедиться в этом сами! Успокойтесь, пожалуйста! Да, да, можете убедиться сами: послушайте хотя бы некоторые комментарии прессы!
    1-й диктор радио (взволнованным голосом). "Самое примечательное событие последней недели разыгралось не на Земле, а на Луне. Вероятно, дело не дошло до паники только потому, что поначалу никто не осознал масштабов случившегося. Внезапное прекращение радиосвязи с лунной станцией само по себе не внушало особых опасений. Общественность едва ли обратила на это внимание. Более живую реакцию в прессе и на радио вызвало решение послать на Луну вспомогательную команду. Когда же команда станции, техник-систематик Брайан Кэссиди, астрофизик Жанин Бру и астроном Томас Ясински, была найдена в обморочном состоянии, начали понимать, что произошло что-то необычное..."
    1-й журналист (перебивая). Это еще мягко сказано!
    1-й диктор радио. "Но только на основании исследования магнитофонной документации и записи измерений удалось установить, что произошло событие из ряда вон выходящее: встреча с нечеловеческим разумом".
    Журналистка. Разве это не должно было нас взволновать?!
    Референт. Вы же знаете, в конце концов выяснилось, что все было заблуждением.
    2-й журналист. И вы называете это заблуждением!
    Референт. Лучше послушайте своих коллег из радиовещания!
    2-й диктор радио, "...полное банкротство ответственных лиц. Вывести ученых из обморочного состояния пока не удалось, на месте неопознанного летающего объекта нашли только горстку пыли. И хотя сегодня мы довольно хорошо знаем, что произошло на лунной станции, мы по-прежнему весьма далеки от объяснения причины происшедшего. Все же одно можно с уверенностью сказать уже сейчас: по-видимому, вопреки официальным заявлениям, на лунной станции к научной работе примешивались также политические и военные интересы. Таким образом, событие, причину которого вначале пытались усмотреть в космическом пространстве, пахнет первостатейным скандалом..." (Внезапный обрыв текста).
    Возмущенные выкрики участников заседания.
    1-й журналист. Мы требуем фактов, нам не нужны отговорки!
    Журналистка. Правильно: факты!
    2-й журналист. Мы не отступим, будьте уверены!
    Референт (пытаясь успокоить собравшихся). Прошу вас, господа, соблюдайте порядок! Мы же хотим выполнить ваши требования! (Шум понемногу стихает.) Да, мы выполним их. Но для этого необходима тишина! Итак, чтобы объективно информировать общественность о происшедшем, мы воспроизведем одну из конференций, когда комиссия восстанавливала ход событий.
    1-й журналист (перебивая). Об этом мы уже достаточно наслышаны!
    Референт. Да послушайте же! Магнитофонная запись, которую мы сейчас воспроизведем, не имеет отношения к официальному заседанию. Речь идет о дискуссии между доктором Питом Мак-Гроуном и доктором Жюлем Кардоффом. Как вы знаете, оба считаются ведущими представителями организаций, занимающихся космическими полетами и совместно эксплуатирующих научно-исследовательскую станцию на Луне. Так как эта запись не предназначалась для широкого прослушивания, я прошу извинить некоторые технические погрешности и неясности. Но нам она представляется весьма любопытной - вы сами убедитесь, что мы ничего от вас не скрываем. А теперь прошу внимания!
    В помещении, оснащенном студийным оборудованием для звукоза
    писи, слышны фоновые шумы.
    Акт второй
    2. Студия
    Ж ю л ь. Так мы не продвинемся дальше.
    Пит. Прослушаем все еще раз, с самого начала!
    Ж ю л ь. Не стоит, Пит, сегодня это было бы в третий раз. Что это даст?
    Пит. Мы прослушаем записи - но все!
    Ж ю л ь. Все?
    Пит. Не будем себя обманывать, Жюль.
    Ж ю л ь. Предположим, что...
    Пит. Нам непременно нужно добиться успеха. Вы знаете больше, чем я. А я знаю больше, чем вы. Сложим наши знания воедино. Ведь речь идет о нечто большем, чем национальный интерес.
    Жюль. Но я никогда не признаю, что...
    Пит. И я тоже.
    Небольшая пауза.
    Жюль. Хорошо, согласен.
    Пит. Итак, начнем сначала. С обрыва радиосвязи.
    Жюль. Нет, еще раньше.
    Пит. Раньше? Вы... вы хотите с самого начала?
    Жюль. Слушайте же!
    Жюль вкладывает в магнитофон пленку, нажимает на клавишу
    воспроизведения.
    3. Станция
    Непонятные радиосигналы (как позже выясняется, искусственная человеческая речь). Трель звонка. Звук отодвигаемой двери.
    Шаги.
    Жанин (зовет). Брайан, Томас! Скорее!
    Брайан (тяжело дыша). Есть что-нибудь?
    Жанин. Радиосигналы.
    Шаги.
    Томас. Я не ослышался: радиосигналы? И это причина, по которой наш обеденный перерыв...
    Ж а н и н. Да послушайте!
    Радиосигналы - громкие, затем снова тихие.
    Брайан. Странно, но не так уж необычно. Вероятно, какой-нибудь исследовательский спутник.
    Ж а н и н. Едва ли. Я засекла передатчик. Ну, что вы теперь скажете?
    Томас. С Луны?
    Ж а н и н. Совсем недалеко от нас, километрах в сорока.
    Брайан. Возможно, исследовательская станция, совершившая мягкую посадку?
    Ж а н и н. Это мы должны были бы знать.
    Брайан. Теоретически - да.
    Ж а н и н. И все же было бы допустимо, что...
    Затухание.
    4. Студия
    Пит. Действительно, сначала... Но вы могли бы это и раньше предложить, Жюль!
    Ж ю л ь. Да ведь и это нам не поможет.
    Пит. Как знать.
    Жюль. Далее следует длинная, ни к чему не приведшая дискуссия. Я пропущу ее.
    Слышен шелест перематываемой пленки, щелчки тумблера: "стоп", "старт", "воспроизведение". Звук появляется в сере
    дине фразы.
    5. Станция
    Брайан. ...на склоне кратерной цепи. Собственно говоря, мы должны бы видеть - это находится достаточно высоко.
    Ж а н и н. На теневой стороне. (Продолжая наблюдать.) М-м... Нет... ничего не видно.
    Томас. Что ты колдуешь над телескопом, Жанин? Ты думаешь, предмет освещен? Лучше попробуй инфракрасный детектор.
    Шумы.
    Жанин (снова бормоча себе под нос). М-м... ничего.
    Томас. Холодно.
    Жанин. Что ты хочешь этим сказать?
    Томас. Я вспомнил старую игру: поиски спрятанного предмета. Ножниц, пепельницы или еще чего-нибудь в этом роде. "Холодно" - если ты далек от предмета, "горячо" - если ты его нашел. Вам знакома эта игра?
    Брайан. "Холодно", "горячо"... Что за детские шалости! Подумайте лучше, что бы это могло быть.
    Томас. Знаешь ли ты, сколько исследовательских станций болтается в космосе? Возможно, одна из них к нам приблудилась.
    Брайан. Ты чересчур спокоен. А, может, это красные, которые опять нарушают правила?
    Жанин. Что ты имеешь в виду? Акцию военных? Или нелегальную попытку высадиться?
    Томас (раздраженно). Я мог бы задать этот вопрос и тебе, Брайан! Когда это было, чтобы вы уважали границы закрытых областей, если дело касалось ваших интересов!
    Брайан (насмешливо). Ты, верно, думаешь, что наши "рейнджеры" хотят оккупировать научно-исследовательскую станцию.
    Жанин. Перестаньте! Лучше подумайте о том, что означают эти сигналы. Вам что-нибудь пришло в голову?
    Брайан. Безнадежно - мы не знаем кода.
    Томас. Это не похоже на обычное кодирование. Скорее... Да вы наверняка однажды тоже слышали...
    Жанин. Что ты имеешь в виду, Томас?
    Томас. Вы ведь записали сигналы? Прослушаем их еще разок, помедленнее.
    Брайан. Для чего?
    Томас. Ладно, дай мне попробовать!
    Слышно, как щелкают тумблеры. Сигналы становятся громче, затем скорость проигрывания рывками падает, высокие звуки делаются ниже, и вот уже можно различить человеческую речь, но явно произносимую не человеком! Многоголосый шум напоминает
    хоровой речитатив.
    Голос. Пожалуйста, отзовитесь... вызываем лунную станцию... Пожалуйста, отзовитесь... Мы вызываем лунную станцию...
    Радиовызов продолжается, но звук становится тише, на него
    накладываются голоса ученых. Говорят все одновременно.
    Брайан. Что бы это могло значить?
    Жанин. Они нас вызывают!
    Томас (шепчет про себя ругательство).
    Ж а н и н. Теперь я скоро сама поверю...
    Томас. Может, это чья-то глупая шутка?
    Теперь снова можно разобрать их голоса.
    Брайан. Что бы за этим ни стояло, мы должны отнестись к делу серьезно.
    Ж а н и н. Что ты предлагаешь?
    Брайан. Прежде всего - запросить инструкции с Земли. (Судя по всему, смотрит на часы.) Кажется, через полчаса снова начнется вызов.
    Ж а н и н. Надо прослушать пленку целиком, возможно, они передали что-нибудь еще...
    Звуки затухают.
    6. Студия
    Пит. Дальнейшая радиосвязь не состоялась.
    Ж ю л ь. И по сей день мы не знаем, почему.
    Пит. Мы все время пробовали узнать, часть пленки приобщена к делу. Возможно, мне следует...
    Ж ю л ь. Нет, нет. Пит. Я предпочел бы знать, что было дальше.
    П и т. А что, ваша превосходная информационная система отказала? Ну ладно, здесь я могу помочь.
    Шумы: замена пленки, щелчки.
    7. Станция
    Ж а н и н. Но хоть что-то мы должны сделать!
    Томас. Почему? По мне - пусть вызывают нас столько, сколько хотят... Ничего мы не должны.
    Ж а н и н. Не может быть, чтобы это не имело продолжения, Томас. Иначе, какой же смысл...
    Томас. Мы не знаем, с кем имеем дело.
    Ж а н и н. Уж не думаешь ли ты, что рядом с нами сел космический корабль с экипажем?
    Томас. Этого я не говорю. Насколько можно судить, передатчик или что там еще определенно земного происхождения. Собственно говоря, какие у нас основания для беспокойства? Что могут нам сделать радиосигналы? Их следует просто игнорировать. Вот перерыв в радиосвязи неприятнее, но у нас такое уже бывало и не раз. Вот увидишь...
    Ж а н и н. Каждое, само по себе, не внушает особого опасения. Но взятые вместе...
    Томас. Взятые вместе? Ты думаешь... что здесь существует какая-то связь?
    Ж а н и н. Это означало бы, что мы должны быть готовыми к неожиданностям.
    Томас (бормоча). Сумасшествие.
    Голос (снова усиливаясь). ...Мы вызываем лунную станцию. Пожалуйста, ответьте... Мы вызываем лунную станцию. Пожалуйста, ответьте...
    Брайан (возбужденно). Это не с Земли!
    Ж а н и н. Что ты имеешь в виду, Брайан?
    Томас (вторя Жанин). Не с Земли? Как ты можешь утверждать такое?
    Брайан (более спокойным тоном). Очень просто: радар. Я обнаружил полосу ионизированного газа.
    Жанин. Как ты додумался до этого?
    Брайан. Они совершили мягкую посадку, иными словами они должны были тормозить.
    Томас. Верно.
    Брайан. Полоса ионизированного газа метит их путь. Летающий объект прилетел извне, возможно, из внешней части Солнечной системы, может быть, из межзвездного пространства.
    Короткая пауза.
    Сигналы становятся громкими.
    Жанин. Выключи приемник! Я не могу больше этого слышать!
    Брайан. Спокойнее!
    Томас. Ты думаешь - внеземная цивилизация? Я в это не верю.
    Брайан (осторожно). А почему, собственно, нет, Томас? Если тебе известно что-нибудь больше об этом, ты обязан сказать.
    Томас (недовольно). Чепуха, ничего я не знаю. С чего ты взял?
    Брайан. Ты говоришь так уверенно...
    Томас. Послушай, они говорят по-немецки, тебя это не удивило? Или ты полагаешь, что внеземные цивилизации говорят по-немецки?
    Брайан. Им достаточно подслушать наш радиообмен. К тому же они, вероятно, используют также популярную частоту в УКВ.
    Ж а н и н. Это могло бы объяснить, почему они применили не ту скорость - вы ведь понимаете: эффект Доплера.
    Томас. Это знает каждый школьник! Они не могли допустить подобной ошибки.
    Жанин (тише). Возможно, они ошиблись...
    Брайан (решительно). Ну, вот что, по инструкции мы обязаны предположить, что это какой-то внеземной разум. На нас возложена большая ответственность - мы сами должны принять решение.
    Ж а н и н. И никто нам в этом не сможет помочь.
    Прерывистые сигналы становятся громче. Так же, как и прежде,
    тональность их понижается.
    Ж а н и н. Слышите? Никто из вас ничего не делал?
    Брайан. Никто. Просто они меняют скорость.
    Постепенно сигналы снова преобразуются в понятную речь.
    Голос. Пожалуйста, отзовитесь... Мы вызываем лунную станцию, пожалуйста, отзовитесь... Теперь вы нас понимаете? Установили ли мы нужную скорость? Пожалуйста, отзовитесь. Мы вызываем лунную станцию...
    Голос звучит тише, как фон.
    Брайан. Должны мы им отвечать?
    Томас. Совсем ни к чему.
    Ж а н и н. Вы явно не заметили кое-что!
    Томас. Что именно?
    Ж а н и н. Они снизили скорость передачи! Не прошло и минуты, как мы заговорили об этом. Как они смогли узнать?
    Брайан. Ты предполагаешь...
    Ж а н и н. Значит, они нас слышали.
    Брайан. Но как? Микрофон выключен. Они не могли подслушать.
    Томас. Глупости, Жанин. Если бы они могли нас подслушивать, то сразу узнали бы, что пользуются не той скоростью.
    Брайан. Верно, Томас.
    Жанин. И все же... Это слишком бросается в глаза. Вероятно, для перевода нашего языка на их и обратно необходимы сложные преобразования. Возможно, дело тут не в различии в скорости... Я не исключаю существования особых систем понимания.
    Голос снова становится громче.
    Голос. Лунная станция, пожалуйста, отзовитесь... Мы вызываем лунную станцию, пожалуйста, отзовитесь. Мы хотим понимания на осознанной коммуникационной основе. Пожалуйста, дайте ответ! Мы не можем больше ждать, мы теряем драгоценное время... Отвечайте немедленно.
    Голос затихает.
    Брайан. Звучит как угроза.
    Жанин. "Осознанная коммуникационная основа"... Разве есть какие-нибудь другие?
    Томас. А что, если они нас принудят?
    Брайан. Но как?
    Томас. Боюсь, что это мы узнаем достаточно скоро.
    Брайан. А до того мы должны ждать? Полагаю, лучше им ответить. Чем это нам повредит?
    Томас. А чем поможет?
    Брайан. Мы выиграем время.
    Томас. Я возражаю.
    Брайан. А ты, Жанин?
    Ж а н и н. Я за.
    Брайан. Итак, двое против одного. Что передать?
    Жанин. По-моему, что-нибудь нейтральное. Ну, например: "Говорит лунная станция, чего вы от нас хотите?"
    Брайан. Дай мне микрофон, я попробую.
    Продолжительный шорох, щелчки.
    Брайан. Внимание, внимание, говорит лунная станция. Вы нас слышите? Пожалуйста, подтвердите связь!
    Тишина.
    Жанин (шепотом). Теперь они молчат.
    Щелчок.
    Голос. Мы вас слышим. У нас есть вопросы. Мы нуждаемся в информации. Готовы ли вы отвечать?
    Томас (шепотом). Не отвечайте!
    Брайан (тоже шепотом). А что же нам делать?
    Жанин. Нам нужно время для обдумывания. Попробуй их отвлечь!
    Брайан. Мы вас поняли. Подождите немного - мы должны посоветоваться.
    Голос. Согласны, ждем пять минут. Не более.
    Томас. И что теперь? Не кажется ли вам, что все наши действия могут пойти по неверному пути?
    Брайан. Но и упустить что-нибудь мы тоже не вправе.
    Жанин. Если бы хоть знать, с кем мы имеем дело! Скорее всего это технически превосходящий нас вид. Но как они настроены к нам: дружески или враждебно? Подобны они человеку или нет?
    Брайан. Мы могли бы об этом спросить.
    Томас. В таком случае они без труда узнают степень нашего невежества.
    Жанин. Надо что-нибудь о них выведать.
    Брайан. Но как?
    Жанин. В кибернетике есть такое понятие: "черный ящик". Под этим подразумевают систему, с которой нельзя ознакомиться. Но, несмотря на это, кое-какие сведения можно получить путем анализа функции ввода и выдачи.
    Томас. Это все теория!
    Жанин. Необходимо проследить, как будет реагировать система. Вот метод, которым нам следует воспользоваться. Пока мы ведем с ними переговоры, нам нечего их опасаться.
    Брайан. Прекрасно, тогда спроси их, как к ним обращаться!
    Томас. Функция ввода и выдачи - смешно!
    Щелчки.
    Брайан (изменив интонацию). Внимание, внимание! Говорит лунная станция. Кто вы? Откуда пришли? Чего вы от нас хотите?
    Голос. Говорит Генрих Клаус Сигурд. Нам нужна информация. Готовы ли вы ответить на наши вопросы?
    Брайан. Генрих Клаус Сигурд - что это означает? Кто вы? Обозначьте себя!
    Голос. Говорит Генрих Клаус Сигурд. Мы спрашиваем в последний раз: готовы ли вы ответить на наши вопросы?
    Брайан (тихо). Что делать?
    Томас. Мне не нравится этот тон. Мы не должны были заставлять нас долго упрашивать.
    Жанин. Дай им информацию - какую угодно! Вот (тихий шелест) вторая книга, записанная на ленту. Прокрути ее!
    Томас. Что это? Заголовок книги? Пожалуй, отсюда они могли бы кое-что выудить.
    Жанин. Но внутри только кодовые данные. Вряд ли это годится.
    Брайан. Дай сюда!
    Шум от вкладываемой пленки. Щелчки. Звучит голос, который читает кажущиеся случайными столбцы
    цифр.
    Ж а н и н. Сделай потише!
    Голос, читающий цифры, заглушается.
    Томас. Ну и что мы получили?
    Ж а н и н. Генрих Клаус Сигурд... Должно же это иметь какое-то значение.
    Брайан. По-моему, это принятая аббревиатура для передачи по буквам. ГКС.
    Томас. Что бы это могло означать?
    Брайан. Например, Генеральная Карта Созвездий.
    Т о м а с. Ну и ну!
    Ж а н и н. Или: Галактический Клуб Скороходов. Томас. Перестань молоть чепуху! Возможно, имеются в виду химические элементы - водород, углерод, сера... Это могут быть составные части органического вещества. Брайан. "ГКС" (HCS) - это инверсия "SCH". Возможно, это ключ. Сочетание "SCH" есть только в немецком языке.
    Томас. "Буква "С" есть и в английском языке...
    Брайан. Гала-концерт Сумасшедших.
    Ж а н и н. Гандбольная Команда Сиракуз.
    Брайан. Генеральная Карта Созвездий.
    Во время последних слов громкость снижается.
    8. Студия
    Пит. На этом нам не следует останавливаться.
    Ж ю л ь. Во всяком случае они не потеряли присутствия духа и чувства юмора.
    П и т. Я перемотаю пленку немного вперед. Сейчас снова будет кое-что любопытное.
    Шум от включенного магнитофона, щелчки.
    9. Станция
    Голос (с нарастающей громкостью)... Переданные цифровые данные непригодны. Мы просим семантическую информацию. Переданные цифровые данные непригодны. Мы просим семантическую информацию.
    10. Студия
    Пит (шепотом). Слушайте! Очень важное место.
    11. Станция
    Слышен голос, повторяющий требования. Громкость слегка приг
    лушена.
    Томас. Ну и чего вы добились? Я предлагаю не реагировать на их требования. Будем продолжать.
    Ж а н и н. Но мы же не знаем, что они предпримут в ответ!
    Томас. Посмотрим.
    Брайан. Имеются и другие возможности их задержать, не раздражая.
    Томас. Что ты предлагаешь?
    Брайан (задумчиво). Семантическая информация... А если передать им стихи-считалки, загадки?.. Зачитать несколько мест из Джеймса Джойса?
    Томас (про себя). Первая возможность со смыслом использовать эту чепуху.
    Ж а н и н. Ты думаешь, у нас найдется что-нибудь в библиотеке?
    Брайан. В научной? Конечно, нет. Посмотри-ка в комнате отдыха.
    Ж а н и н. Хорошо.
    Слышны удаляющиеся шаги. Но в глубине по-прежнему звучит тихий, требовательный голос.
    12. Станция
    Шаги.
    Брайан. Нашла что-нибудь, Жанин?
    Ж а н и н. Не знаю, то ли это? Том стихов-бессмыслиц.
    Брайан. То, что нужно. Клади его!
    Жанин. Это не пленка, это карманная книга.
    Брайан. О! Тогда бери микрофон и читай вслух.
    Жанин (неуверенно).. Я не знаю... По-моему, читать, собственно, нечего...
    Брайан. Начинай - мы тебя сменим.
    Слышно, как передвигается микрофон, шелестит бумага.
    Жанин (неуверенно декламирует):
    Сторож спит у края леса с палкою в руке.
    Вор несет мешок с добычей на своей спине.
    Тут проворный старикашка с внуком проходил
    И мешок с чужой добычей к дому потащил.
    Ну, а сторож у опушки продолжает спать,
    И в руке он палку держит, чтоб воров пугать.
    Следующий диалог накладывается на декламацию стихотворения.
    Томас. Бессмыслица какая-то!
    Брайан. Сейчас это не имеет никакого значения.
    Томас. Идем, сядем в уголке.
    Шаги.
    Томас. Так. Время мы выиграли. А что это нам даст?
    Брайан. Послушай, Томас. Пока Жанин занята, поговорим откровенно. Я не верю в какую-то там внеземную цивилизацию.
    Томас. Что значит - поговорим откровенно?
    Брайан. По-моему тут что-то не так. Думаю, вся эта история земного происхождения. Могу лишь заверить тебя, что наша сторона ни при чем.
    Томас. В любом случае это дело и не наших рук.
    Брайан. Значит, все-таки нейтралы...
    Томас. Полагаешь, Жанин что-то знает? Не думаю...
    Брайан. Знает или не знает - не важно. Но манера, с какой она реагировала на это, показалась мне несколько необычной... Или я не прав?
    Томас. Она вела себя совершенно нормально, так же как и мы с тобой.
    Брайан. А по-твоему, мы нормально реагировали?
    В возникшей паузе вновь слышна декламация Жанин:
    Над глубинами Дуная ночь темным темна. Только слышится из леса, как кричит сова. Ибих, стоя на опушке, тоже не дремал, Он с подзорною трубою лес свой охранял. Над верхушками деревьев ветер заиграл И тяжелый дождь на землю каплями упал. Начинали волноваться даже облака, Взгляд уставил свой на небо Ибих наш тогда. Вот уже и поздно стало, путь домой далек, Размышлял он по дороге, как Дунай глубок.
    Последние строки заглушают голоса Брайана и Томаса.
    Томас. Возможно, ты прав. Но возможно и другое. Представь себе, что мы действительно имеем дело с чужим разумом. Это может быть и угрозой и благом для человечества. Если эти... (колеблясь) незнакомцы пришли из космоса, значит, они располагают передовой технологией. Не исключено, что они могут применить ее против нас. Но если они настроены дружелюбно и поделятся с нами своими знаниями, то это равносильно подлинной революции в науке.
    Брайан (задумчиво). Если бы мы могли снова связаться с центром!
    Томас. Увы, радиосвязи нет. Я только что попытался - напрасно.
    Брайан. В таком случае нам надо выработать гибкую стратегию. Если дело и дальше будет развиваться так, как я предполагаю, они скоро дадут о себе знать. Или ты думаешь, что они удовлетворятся стихами?
    Томас (размышляя). Появились здесь, интересуются информацией... Казалось бы, логично, и все же... Весьма неуклюжий способ добывания данных! Вряд ли люди так бы себя повели. (Решительнее.) Нет, нет, Брайан, за этим стоят не люди. Как это ни необычно, мы должны исходить из того, что имеем дело с чужеродными разумными существами.
    Брайан. Возможно, ты прав. Но в таком случае наше положение незавидное. Только подумай: технически превосходно оснащенные пришельцы из мирового пространства хотят нас завоевать.
    Томас. Завоевать Землю?
    Брайан. Не знаю, но мы должны быть к этому готовы.
    Томас. Каким образом?
    Брайан. Будем рассуждать так: мы им так же чужды, как и они нам. Возможно даже, они нас боятся. Страх и недоверие широко распространенные состояния, служащие признаками разума. Но чего они от нас хотят? В конце концов, дело обычно сводится к вопросу б влиянии, о мощи, "кто сильнее", "кто превосходит".
    Томас. Значит, по-твоему, им нужны военные данные?
    Брайан. Вот именно. Они не успокоятся, пока мы не передадим им каких-либо данных.
    Томас. Значит, есть только один выход: попытаться ввести их в заблуждение. Надо подготовить немного ложных сведений.
    Брайан. Игровой материал? Идет. Посмотрим, что из этого получится. У нас обычно так делают голливудские сценаристы.
    В наступившей тишине звучит голос Жанин:
    Все сильнее дует ветер, затрепал дубы, Угрожающе он воет у дупла совы. Ибих плечи поднимает очень высоко, А лиса в нору вползает тоже глубоко. . Дождик хлещет по вершине, скрытой вечным льдом, Ибих наш дождя удары ощущает лбом. И забилось его сердце, стал спортивным стан, Все бушует, выше к небу тянется туман. И сказал с задором Ибих, глядя в облака: "Как же нравится мне это! Да, вот это да!"
    Снова голоса Томаса и Брайана заглушают декламацию.
    Брайан. ...Военные секреты, потенциал атомного оружия, подземные базы, лазерное оружие, укрепления планы развертывания...
    Томас. Ты полагаешь, они могут это отнять?
    Брайан. Все зависит от обстоятельств. Вот тогда и выяснится, с кем мы имеем дело. Если они нейтралы, то разгадают наш манерв и, конечно, рассвирепеют. Но если они и в самом деле те, за кого себя выдают...
    Томас. Ну, будем считать, что мы "провернули" неплохую аферу. В нашей липе такой арсенал водородных бомб, которым наша военная промышленность занималась бы по крайней мере сотню лет! И. разумеется, все они, смонтированы на космических ракетоносителях... Кто-то может и попасться на эту удочку: огромная армия, центральный штаб и так далее...
    Брайан. Мы должны вести себя так, будто между нами нет разногласий.
    Томас. Если речь идет о чужом разуме, мы и в самом деле должны быть едины!
    Они замолкают, становится слышен голос Жанин:
    Шевелятся водоросли зеленые в пруду, Распустились лилии, как цветы в саду. Движется и пенится что-то там в воде. Бледно светят глазки в каждом пузырьке. Отдыхает Ибих, у пруда сидит, Уж в воде резвится, голова торчит. Пузырьки кругами дружно растекаются. Солнце в них блестит, лодочка качается. И давно советник в том пруду купается.
    Жанин дочитала стихотворение до конца и умолкла.
    Брайан. Что случилось?
    Жанин. Бред какой-то! Я сижу здесь и занимаюсь декламацией, в то время как речь идет о...
    Брайан. Ты же знаешь...
    Ж а н и н (раздраженно). А я вам говорю, это бессмысленно.
    Брайан. Ну, что теперь?
    Голос. Говорит Генрих Клаус Сигурд. Мы обработали переданные вами данные, но не до конца. Материал пригоден только частично. Мы еще раз призываем вас дать необходимую семантическую информацию. Нам не нужны военные сведения и тем более игровой материал. Нам необходима информация о поведении человека. Мы хотим узнать причины его иррационального поведения. Нам нужна информация о его психике, о его стимулах, о его ощущениях. Человек - последняя загадка, которую мы должны разгадать. Мы даем вам последнюю отсрочку на час. За это время вы должны решить, будете с нами сотрудничать или нет.
    Небольшая пауза.
    Томас. Ну и влипли мы!
    Брайан. Друзья, вам ничего не приходит в голову?
    Томас. К такой ситуации мы не подготовлены. Нас должны были предупредить.
    Брайан. Как ты себе представляешь это, Томас? Руководящие указания? Соблюдайте правила хорошего тона в чрезвычайных обстоятельствах - например, при встрече с внеземной цивилизацией...
    Томас (прерывая). Есть же ученые, которые над этим думали. Должны же они знать...
    Брайан (прерывая его)... как приветствовать внеземных посетителей? Какую пищу им предлагать и т. д. и т. п.
    Томас (задумчиво). Проект Озма, картина Карла Сагана. Но все это из области предположений. Никто серьезно не думал о встрече.
    Жанин (оживленно). Нет, кое-кто об этом подумал! (Размышляя вслух.) Совсем недавно мне попалось на глаза... Подождите-ка! Я посмотрю.
    Шаги. Потом тишина.
    13. Студия
    Пит. Следующий разговор между Брайаном и Томасом не представляет интереса.
    Слышны щелчки, звуки протяжки пленки включенного магнитофо
    на.
    14. Станция
    Шаги.
    Ж а н и н. Вот, послушайте. "Тренировочная программа для контакта с внеземным разумом".
    Шуршание бумаги.
    Ж а н и н. Рукопись датирована 1976 годом и помечена инициалами доктора Д. X. Я же говорила!
    Брайан. О чем там речь?
    Ж а нин (перелистывая страницы). Клейстбер, Цирцея, Гейзенберг, сталь в кислой среде, "Каменный гость"...
    Томас (недовольно). Что все это значит?
    Ж а н и н. Попытка классификации. Основана на гипотезах о существовании внеземного разума.
    Томас. Но мы о ней ничего не знаем.
    Ж а н и н. Здесь даются также вполне конкретные указания на случай возможного установления контакта: как следует себя вести, как выведать о них что-либо... Модель "Клейстбер": поведение в случае непредсказуемых столкновений. Модель "Цирцея": советы о том, как перехитрить превосходящего противника, стратегия хода и контрхода. Модель "Гейзенберг": экспериментально обоснованный анализ, тактика по результатам вычисления.
    Томас. Не понимаю ни слова!
    Слышен зуммер.
    Голос. Говорит Генрих Клаус Сигурд. Говорит Генрих Клаус Сигурд. Что вы решили? Готовы ли вы к сотрудничеству с нами?
    Длительная пауза.
    Брайан. Мы решили. Мы не готовы к сотрудничеству. Мы не можем дать вам больше никакой информации.
    Длительная пауза.
    Голос. В таком случае переходим ко второму уровню связи. Мы будем спрашивать, вы должны отвечать. (Тоном одновременно требовательным и внушительным.) Вначале Жанин. Ты скажешь нам все... Все... У тебя не должно быть от нас секретов.
    Слышен зуммер, отдаленно напоминающий музыку для медитации.
    Жанин. Вы будете спрашивать... Я буду отвечать. Да, я хочу вам сказать все. Ничего не утаю...
    Слышны удивленные голоса Томаса и Брайана - отчасти под воздействием жужжащего зуммера, отчасти под воздействием заве
    рений Жанин.
    Томас. Что с ней?
    Брайан. Что-то изменилось... Я что-то чувствую...
    Томас. Я тоже... Что-то со мной случилось... Какая-то неожиданная слабость... беззащитность... (изменившимся голосом.) Нужно прервать радиосвязь.
    Брайан (подавленно). Я уже сделал это.
    Томас. Да, но мы еще слышим их. И они нас...
    Брайан. В том-то и дело. Мы попали в западню. Отсюда даже сбежать нельзя.
    Томас. Ты все равно не смог бы далеко уйти.
    Голос (дружелюбно). Жанин, мы вызываем тебя. Кто ты? Что ты знаешь о себе? Что чувствуешь?
    При последующих "опросах" голос звучит все тише; во время коротких пауз он становится отчетливым, поэтому, несмотря на помехи Холла и наложение звуков, можно понять, о чем идет
    речь.
    Жанин. Меня зовут Жанин Бру. Мне 26 лет. Я француженка, родилась в Париже. Мои родители перебрались в Индию. В Калькутте я пошла в школу. В Бомбее изучала физику. Получила диплом с отличием. Я записалась в экипаж лунной станции...
    Голос. Почему? Чего ты хотела? Что чувствовала? Жанин. Меня приняли в группу научных работников, где я была самой молодой. Здесь, на станции, я была уже трижды, это мое четвертое пребывание... Голос. Что тобой движет? На что ты надеешься? Чего желаешь? Жанин. Я занимаюсь исследованием звездного пространства. Здесь имеются лучшие возможности для оптического наблюдения, чем на Земле. Мы открыли новые черные облака, несколько объектов...
    Голос. Не говори о черном облаке. Скажи, о чем ты думаешь, чего желаешь, что чувствуешь. Попытайся проникнуть в глубинные слои, приблизиться к истокам.
    Жанин (пытаясь сконцентрироваться). О чем я думаю, что чувствую? Да, я хочу... Хочу кое-чего достигнуть - в своей профессии. Я хотела бы сделать открытие, хотела бы стать известной. До сих пор нет ни одной известной женщины-астронома. Я хотела бы быть первой.
    Голос. Значит - исследовательские побуждения, распознаваемые мотивации. Ты не думаешь ни о чем другом, у тебя нет других чувств? Не можешь ли ты привести примеры типично человеческие? Разве у вас нет универсальной программы, какой-нибудь ценностной системы? (Снова словно внушая.) Как ты относишься к другим людям? К коллегам по работе на станции?
    Жанин. С Брайаном мы хорошо понимаем друг друга, он опытнее меня, всегда мне помогает, если нужно. Как мужчина?.. По-моему, я к нему равнодушна...
    Голос. Вы с ним понимаете друг друга? Он тебя не волнует? Что ты к нему испытываешь?
    Ж а н и н. Он всегда такой сдержанный... Напоминает мне отца. А Томас? Он ворчлив, иногда бывает в плохом настроении, но вообще-то довольно добродушный человек. Думаю, характер у него похуже, но мне он нравится. Иначе бы я с ним не сблизилась.
    Голос. Что ты сделала - сблизилась? Что ты чувствовала?
    Ж а н и н. У него явно свое задание, так же как у меня свое. И все же он мне нравится, одно другому не мешает...
    Звуки затихают.
    15. Студия
    Пит. По-моему, мы вторгаемся в интимную область.
    Ж ю л ь. Нет, не мы! Чувственная сторона жизни Жанин меня не интересует. Я хотел бы знать...
    П и т. И все же, нам не следует все слушать.
    Слышно, как щелкают клавиши магнитофона
    Ж ю л ь. Как они заставили Жанин говорить?
    Пит. Может, ультразвуком? Ультразвук непосредственно воздействует на чувства человека. Мы проанализировали записи самым тщательным образом. Там есть несколько необычных частот модуляции. Это что-нибудь значит?
    Ж ю л ь. Одним словом, мы ничего не знаем. Но они довольно хорошо информированы. Откуда у них сведения о человеке?
    Пит. Да, они отлично информированы, во всяком случае о том, что относится к его биологии. Но психика, судя по всему, представляет для них загадку. Вероятно, они думают и чувствуют совсем по-другому.
    Ж ю л ь. Или вообще не думают и не чувствуют.
    Пит. Какие-то правила поведения должны существовать и у них - этику и мораль вполне можно запрограммировать. Они ведь не есть нечто специфически человечное и даже не нечто специфически органическое.
    Ж ю л ь. Во всяком случае те, на Луне, все выдали - хотели они того или нет. Ужасная ситуация! Продолжим?
    Пит. В записях, несмотря на фон, прослушивается кое-что. Судя по всему, это отрывки из разговора ученых. Видимо, они еще были способны нормально мыслить. Мы постарались прояснить и усилить эти фрагменты.
    Щелчки, звуки протяжки магнитофонной пленки на большой скорости. Следует диалог между Брайаном и Томасом, намного
    громче, несмотря на шумы.
    16. Станция
    Брайан. Теперь мне кое-что ясно! ТЫ и Жанин... До этого я никогда бы не додумался!
    Томас. Дело не в этом. Важно другое...
    Брайан. Особые задания?
    Томас. Ты думаешь, с нами они поступят по-другому?
    Брайан. Вряд ли.
    Томас. Я узнаю все о тебе, а ты все обо мне.
    Брайан. Вероятно.
    Томас. Ладно, не будем злиться друг на друга, во всяком случае не сейчас.
    Брайан. Верно, Томас, мы должны выстоять.
    Усилившиеся помехи не позволили разобрать дальнейший разго
    вор.
    17. Студия
    Ж ю л ь. Не хотел бы я очутиться на их месте.
    Пит. Опрос длится долго, несколько часов.
    Ж ю л ь. Но у нас ведь есть возможность прослушать несколько раз.
    Щелчки, звуки протяжки магнитофонной пленки, щелчки.
    18. Станция
    Брайан. Странно, я уже давно об этом не думал. Возможно, мне самому это не ясно. Вообще-то говоря, я мог бы быть доволен...
    Голос. Доволен? Доволен? Почему же ты не был доволен?
    Брайан. У меня была профессура в Университете штата Огайо. Была семья, дом. Возможно, мне это наскучило.
    Голос. Скучно? Как ты воспринимаешь скуку?
    Брайан. Жизнь обывателя. Возможно, я жаждал иного, быть может, какого-нибудь приключения. Тем временем жена от меня ушла. Стоила ли игра свеч?
    Голос. Как ты относился к своей жене? Что ты чувствовал к ней?
    Брайан (задумчиво, повторяя). Стоила ли игра свеч? И здесь, на станции, та же рутина. Бесконечные анализы, статистика, расчеты. Ну, открыли несколько новых пульсаров, несколько звезд, испускающих рентгеновские лучи, одно пылевое облако в микроволновом диапазоне... Это не то, что я искал. Возможно, я должен был сделать что-то совсем иное...
    Внезапный обрыв со щелчком. Шуршание перематываемой магнито
    фонной пленки.
    19. Студия
    Пит. Так будет продолжаться бесконечно долго. Пожалуй, лучше поискать кусок из опроса Томаса.
    Ж ю л ь. Это важно?
    Пит (подчеркнуто). Не лишено интереса.
    И снова щелчки, прерываемые речью.
    20. Станция
    Томас. Здесь я не нашел настоящего счастья. Вероятно, мне следовало заняться совсем другим - быть может, стать крестьянином или лесорубом. С Брайаном и Жанин мне хорошо. Брайана я мог бы даже назвать другом...
    Голос. Что такое дружба? Что ты чувствуешь к другу?
    Томас. Жанин... Да, физически мы были близки Но сблизился ли я с ней по-настоящему? Иногда я чувствую себя посторонним и в чем-то виноватым. Если быть честным до конца, то это обман - я злоупотребляю доверием другого...
    Голос. Что такое вина? Что такое доверие? Скажи, что ты при этом чувствуешь.
    Томас. Я имею в виду все эти подслушивания, выслеживания! Копирование результатов измерений, фотографирование микрокамерой, тайные вырезки из записей радиосвязи... Меня тошнит от всего этого! Я принадлежу к службе безопасности - надеюсь, другие об этом не узнают. Это было бы...
    Щелчки.
    21. Студия
    Ж ю л ь. Так вот что вы имели в виду!
    Пит. Весьма поучительно, вы не находите?
    Ж ю л ь. Да бросьте! Ведь Брайан имеет такое же задание, разве не так? Он тоже офицер! Вы думали, нам это не известно?
    Пит. Я думаю, мы можем обойтись без взаимных упреков. Мы оба хорошо понимаем, что это неизбежно. Обратная сторона Луны - стратегически важный регион. Здесь можно готовить любые акции - тайно, без риска постороннего наблюдения. Мы просто не имеем права оставлять этот регион без внимания - ни вы, ни мы.
    Ж ю л ь. Иными словами, во благо человечества.
    П и т. В данную минуту меня гораздо больше беспокоит, что все это станет достоянием гласности.
    Ж ю л ь. Да, этого едва ли удастся избежать.
    Пит. Как это воспримет общественность? Мы ведь все время твердили о научных исследованиях...
    Ж ю л ь. Столько затрат из-за нескольких звездных туманностей? Кто мог серьезно в это поверить!
    П и т (с некоторым раздражением). Но ведь и в самом деле проведена неплохая работа. Сделаны важные открытия...
    Ж ю л ь. Мы дали им поработать нашими делегатами - это бесполезно, следовательно, не вредит. Несколькими открытиями больше или меньше - разве в этом дело? Истинные задачи, которые нам предстоит решить, лежат не в космическом пространстве, а на Земле.
    Пит. До недавнего времени и я так думал, но теперь...
    Ж ю л ь. Надо быть реалистом. Сейчас для нас важно, что мы располагаем магнитофонными пленками, а не. то, каким образом они были получены. Предлагаю продолжить прослушивание.
    Пит. Я не возражаю: доведем дело до конца.
    Ж ю л ь. Что было дальше?
    Пит. Опрос продолжался еще некоторое время. Решающий диалог между Жанин и Брайаном происходит в глубине. Полагаю, именно он служит ключом к неожиданному повороту, который вскоре произошел.
    Щелчки, шум перематываемой магнитофонной пленки, снова щелч
    ки, помехи.
    11. Станция
    Брайан. Все происходящее кажется мне каким-то кошмарным сном.
    Жанин. Чего они добиваются, получив от нас информацию? Если они собираются оккупировать Землю, плевать им на нашу интимную жизнь.
    Брайан. Должно же здесь быть какое-то рациональное зерно! Вряд ли существа из космоса случайно прилетели на Луну, чтобы справиться о наших чувствах. Вероятно, у них существует какое-то сродство с Землей и людьми - это же видно из их вопросов. Судя по всему, они немало знают о человеке, а то, что их больше интересуют психические проявления... По-моему, они хотят проникнуть в область, которая в принципе им не понятна. Вспомните, они делают упор только на чувства.
    Жанин. Что ты имеешь в виду, говоря об их сродстве с человечеством? Ты обратил внимание на их речь? Я не про то, что они изъясняются по-немецки - одно это достаточно удивительно, - я имею в виду их манеру выражения. Многое в ней кажется мне архаичным. Начать с того, что они обратились к нам на "вы", сегодня это обращение принято только среди дипломатов. Есть ли какое-нибудь событие столетней давности, которое можно было бы поставить в связь с тем, что здесь происходит?
    Брайан. Неопознанные летающие объекты? Тайные контакты с "зелеными человечками?"
    Жанин. Чепуха! (Задумчиво.) Нет, тут что-то другое... Что-то такое, что поможет нам понять смысл аббревиатуры "ГКС". (Постепенно возбуждаясь.) Неизвестная планета с температурой или такой плотностью излучения, которые делают выживание там людей невозможным... Кажется, был один проект... (С внезапной решимостью.) Прдожди-ка, я принесу из библиотеки несколько микрофильмов!
    Громкие шаги, сопровождаемые помехами. Небольшая пауза, и снова приближающиеся шаги.
    Жанин. "ГКС" - гипотетическая когнитивная система. Вот что это такое! Нельзя терять ни минуты. Переключение с исследовательской фазы на коммуникативную. Счастье, что приводится код.
    Брайан. Что ты делаешь?!
    Жанин (с торжеством). Сейчас привидению конец.
    Слышится ряд коротких и длинных свистящих сигналов, время от
    времени доносятся неясные слова Жанин.
    Жанин. Теперь мы повернем оружие противника против него самого, теперь мы получим... Познания переданы... изобилие знаний... Ни один человек прежде...
    Еще несколько коротких сигналов, после чего воспроизведение
    прерывается.
    23. Студия
    Пит. Итак, вот как это было. Теперь мы умнее.
    Ж ю л ь. Так же умны, как и прежде.
    Пит. Нет, нет, я бы сказал, что теперь у нас есть существенные зацепки. Жанин явно нашла решение, оно в ее словах.
    Ж ю л ь. К сожалению, она не очень ясно выразилась.
    Пит. Я прокручу этот кусок еще раз!
    Щелчки, шум перематываемой магнитофонной ленты.
    24. Станция
    Жанин. "ГКС" - гипотетическая когнитивная система. Вот что это такое! Нельзя терять ни минуты. Переключение с исследовательской фазы на коммуникативную. Счастье, что приводится код.
    Брайан. Что ты делаешь?
    Жанин (с торжеством). Сейчас привидению конец.
    Слышится ряд коротких и длинных свистящих сигналов, время от
    времени доносятся неясные слова Жанин.
    Жанин. Теперь мы повернем оружие противника против него самого, теперь мы получим... Познания переданы... Изобилие знаний... Ни один человек прежде...
    Еще несколько коротких сигналов, после чего воспроизведение
    прерывается.
    25. Студия
    Ж ю л ь. Вы потом занимались этим вопросом? Выяснили, что означает "ГКС"?
    Пит. Я нашел книгу, в которой появляется это понятие. Старая книга на немецком языке. Может ли она служить решением? Не знаю. Книга называется "Автомат и человек", ее написал Карл Штайнбух, один из представителей классической кибернетики, которая получила свое развитие в конце XX столетия. Признаться, в книге есть любопытные места!
    Щелчки.
    26. Чтение
    Диктор. "Предлагается следующая ситуация: при помощи технической разведывательной системы (в известной степени наблюдающим автоматом) необходимо собрать как можно больше данных о небесном теле, физическое состояние которого исключает возможность человека для наблюдения. Из-за высокой температуры и плотности излучения пребывание там человека невозможно...".
    Щелчки.
    Диктор. "Пока система находится во внешней среде и бездействует, информация, принятая рецепторами, имеет ограниченную пользу. Поэтому приходится пользоваться пространственно-временными данными внешней среды. Для этого система снабжена "эффекторами", которые позволяют ей передвигаться в пространстве, удерживать предметы, подавать сигналы, выделять химические вещества и т. д. Кроме того, они должны обеспечивать получение энергии из внешней среды. С этой целью солнечные батареи направлены к источникам излучения или приводят тепловой резерват в термический контакт и т. д.".
    Щелчки.
    Диктор. "Поскольку при конструировании системы закономерности внешней среды не были известны, нельзя было запрограммировать и ее "оптимальное поведение"; можно было лишь- технически подготовить информационную структуру, которая со временем будет в состоянии в незнакомой внешней среде найти и накопить метод "проб и ошибок". Это оптимальное поведение".
    Щелчки.
    Диктор. "Техническая система - особенно вначале, когда ее накопитель опыта еще пуст, - очень уязвима. Но и после того, как будет накоплен некоторый опыт, придется действовать с учетом ситуаций, которые могут привести к ее разрушению, поскольку целесообразные реакции еще не изучены, а спасательной реакции не существует. Поэтому предпочтительно создавать техническую систему не как одно целое, а в виде некоего количества сходных технических индивидуальных систем. Многообразие должно, с одной стороны, способствовать большей вероятности частичного выживания, а с другой - обеспечить сбор данных в различных местах и в различное время". Щелчки.
    27. Студия
    Ж ю л ь. Все?
    Пит. Да.
    Ж ю л ь. Иными словами, на нашу долю остались одни предположения.
    Пит. Мы знаем, что в начале XXI столетия в космос было запущено много исследовательских станций, оснащенных новейшими автоматизированными системами. Все финансирующие их страны имели право проводить собственные эксперименты, немцы в том числе. Об этом имеются записи, одна из копий находится в библиотеке лунной станции.
    Ж ю л ь. Это ее нашла Жанин.
    Пит. Да. Между прочим, насколько можно судить, речь идет о попытке реализовать идею Карла Штайнбуха. До сих пор предполагали, что попытка была неудачной. А она, как видно, удалась.
    Ж ю л ь (про себя). Да, удалась. Выходит, электронные "зародыши" развились, размножились... и затем?..
    Пит. Вернулись к Земле. Дан ли им приказ или это произошло в рамках их исследовательского задания? Трудно сказать.
    Ж ю л ь. Возможно, мы еще узнаем об этом. Впрочем, так ли это важно? Важно другое: действительно ли это и есть решение? Можем мы быть уверенными?
    Пит. С уверенностью сказать нельзя, можно только предполагать. Это и есть наиболее вероятное решение.
    Ж ю л ь. И что бы это могло значить?
    Пит. Прежде всего это означает, что, хотя мы имеем дело с разумом из космоса, разум этот - не что иное, как дальнейшее развитие сотворенного человеком машинного разума. Тем самым человек, даже проникая в далекий космос, словно бы встречается с самим собой.
    Ж ю л ь. Выходит, автоматы сработали лучше, чем от них ожидали.
    П и т. Чем вообще можно было себе представить. Они претерпели эволюцию, не имея перед собой иной задачи, кроме добывания знаний. Они пролетели дальше заданных первоначальной программой небесных тел, стремясь полнее исследовать космическое пространство. И наконец столкнулись с последней загадкой, которую нужно было решить, - с человеком.
    Ж ю л ь. Сигнал, переключивший фазу с "исследовательской" на "коммуникативную", они, вероятно, наследовали из поколения в поколение как своего рода генетический код, быть может, даже не зная истинного его значения. Но подумать только - обладать такими обширными знаниями!
    Пит. Так, может, их эксперимент удался? Может, именно невероятная психическая нагрузка вызвала обморочное состояние наших ученых на Луне? Когда они придут в себя, кто знает, быть может, они сумеют передать людям знания, полученные от посланцев из космоса. И эти знания помогут изгнать бедность и лишения с лица Земли.
    Ж ю л ь. А если они не придут в себя?
    П и т. С чего вы взяли?
    Жюль (нерешительно). У меня есть еще небольшой кусок пленки. До сих пор я не мог в нем разобраться, многое было непонятно. Но теперь...
    Пит. Прослушаем его!
    Шум перематываемой пленки, щелчки. Свистящие сигналы - то короткие, то длинные. Запись явно некачественная, к тому же собеседники были возбуждены и говорили, перебивая друг дру
    га.
    28. Станция
    Ж а н и н. Знания предназначены третьему миру! Мне жаль, но я не могу с вами делиться!
    Томас (горячо). Жанин, ты ведь не...
    Ж а н и н. Отправляйтесь оба в шлюзовую камеру!
    Шаги, шум, крик Жанин.
    Томас. Руки вверх! Это касается и тебя, Брайан!
    Брайан. Не делай того, о чем потом пожалеешь! Давай обсудим все спокойно. Мы можем объединиться!
    Томас. Повторяю: руки вверх!
    Брайан. Ну, что ж, я хотел по-хорошему. Так вот: убери свой излучатель - он давно разряжен. Эти знания не попадут в руки варваров, об этом я позабочусь...
    Томас (кричит). Ты этого не сделаешь!
    Жанин (кричит). Томас, Брайан! Вы все губите! Это же сумасшествие! Прекратите! Прекратите!
    На мгновенье становится тихо. Потом раздаются громкие звуки, в которых можно различить музыку, невнятные голоса, накладываемые друг на друга. Кажется, будто слышна человеческая речь, но если прислушаться внимательнее, понимаешь, что это лишь похожие на человеческий язык звуки, лишенные смысла.
    Вскоре все стихает и наступает тишина.
    29. Студия
    Ж ю л ь. Так что же все-таки нам известно?
    Пит. Трое людей находятся без сознания, а на поверхности Луны осталась горстка пыли. Вот и все.
    Жюль (задумчиво). Я словно бы вижу удаленное от Солнца небесное тело, лишенное света. Мир, состоящий из холодной материи, с температурой, близкой к абсолютному нулю. Редкие, муравьеподобные существа, которые там обитают и размножаются. Столетия хватило им на развитие технологии, которая открывает перед ними космическое пространство. Порождения холода и тьмы, вынужденные защищаться от тепла и света. Быть может, поэтому они и высадились на теневой стороне Луны. Когда Жанин оборвала "коммуникативную фазу", она тем самым лишила их инициативы. Когда же их достигли солнечные лучи, они превратились в пыль.
    30. Лекционный зал
    Референт. Дамы и господа, вы убедились, что вся эта история не стоит и выеденного яйца! Возможно, кое-кого из вас возмутили политические акценты, которые нашли здесь свое выражение. Но кто мыслит реалистически, тот поймет необходимость указанных мер. Надеюсь, вы понимаете, что больше мы об этом сказать ничего не можем. Важно помнить: все фантастические интерпретации случившегося, свидетелями которых мы стали в последние дни, основываются скорее на поэтической вольности, нежели на реальных фактах. Вы сами могли убедиться: никакого вторжения из космоса, никакой угрозы Земле! Что же касается наших ученых на Луне, то они находятся в шоковом состоянии, но физически здоровы. Мы несомненно пробудим их к жизни, и они, пусть в другом месте, продолжат свою деятельность. Еще раз повторяю: случай этот не имеет никаких последствий, через несколько недель о нем никто и не вспомнит. Благодарю вас за внимание.
    Быстро нарастающий гул голосов.
    1-й журналист (стараясь перекричать шум). Вы и в самом деле так считаете?
    Референт. Пресс-конференция окончена, господа, более никаких комментариев.
    Замечания к пьесе
    "Сигналы из темного поля"
    Идеей этой радиопьесы я обязан примечательному импульсу, данному мне Карлом Штайнбухом, профессором информационно-технического института Университета в Карлсруэ. В одной беседе относительно смысла ориентированного на будущее мышления он высказал соображение, которое можно было рассматривать в аспекте научной фантастики.
    Я имею в виду его "гипотетическую когнитивную систему", о которой он позже делал доклад на "Альпахской университетской неделе" и которую предполагал осветить в новейшем издании книги "Автомат и человек" в качестве своего рода приложения. Мне редко удавалось слышать доклад, который подвергся бы такой резкой атаке философов, как доклад Штайнбуха, который касался, казалось, немыслимой темы, а именно исследования враждебных жизни районов на поверхности космических тел.
    Карл Штайнбух утверждал следующее: "Благодаря технической разведывательной системе (в известной степени автоматическими наблюдателями) можно собрать большое число данных о небесных телах, физическое состояние которых исключает возможность посылки людей для наблюдений. В частности, потому что там царят высокие температуры или сильное излучение, делающие невозможным пребывание человека".
    Существенной предпосылкой следующего этапа рассуждений является предположение, что об обстановке на исследуемой местности практически ничего не известно. Из этого следует, что применяемые для исследования методы должны соответствовать обстановке, иными словами, вырабатываться самой системой. Система нуждается прежде всего в сенсорах - технических "органах чувств", с помощью которых она способна "впитывать" впечатления о незнакомом окружающем мире. Кроме того, ей необходимы "эффекторы", которые позволят активно действовать. К таким действиям относятся не только исследования, но и ряд мероприятий, обеспечивающих существование системы в условиях воздействия враждебной окружающей среды.
    В "Размышлениях" Карл Штайнбух подробнее рассказывает о своей идее: чтобы иметь возможность в требуемой форме работать в окружающем мире, система должна не только развивать интеллект и способность к творчеству, но и выработать нормы поведения и шкалу ценностей. Примечательно размышление под номером 10, в котором кибернетик доказывает, что шансы на выживание и функционирование будут больше, если система будет состоять из различных, оперирующих независимо друг от друга единиц, которые, в зависимости от задач, стоящих перед ними, будут отличаться друг от друга по "одаренности". Для того чтобы лучше приспособиться к окружению и тем самым получить наилучшие результаты в научных исследованиях, отдельные "индивиды" должны обладать способностью к изменению. Это может произойти при условии, что они произведут "потомство", которому передадут опыт предыдущих поколений; в свою очередь это потомство передаст свой, дополненный и обогащенный, опыт следующему поколению.
    Если отнестись к созданию такой системы как к реальности, не покажется удивительным использование терминов из области биологии и антропологии. Карл Штайнбух предпосылает своим рассуждениям следующее замечание: "Употребление таких слов, как "выживание", "ценность", "учеба", "решение проблем", "индивид", "норма поведения", а также личных местоимений вызвано исключительно отсутствием адекватных технических выражений, в предлагаемой мною системе оно не имеет других значений, кроме объясняемых технически".
    Но как раз употребление этих слов и вызвало протест у гуманитарной аудитории в Альпахе, и даже объяснение Штайнбуха не помогло.
    Возникает вопрос: почему все-таки идея, посвященная исследованию небесных тел, вызвала такое активное возражение? Причина, как мне думается, заключается в том, что слушатели игнорировали изложенное ранее толкование рассуждений Штайнбуха о внеземных исследованиях и свою критику обратили на другой аспект, а именно на то, что кибернетик дал описание модели системы, которая выходит далеко за рамки специальных вопросов исследования планет. Как нетрудно заметить, "гипотетическая когнитивная система" описывает не что иное, как возникновение жизни. Это показывает, что некоторых довольно общих принципов программирования, а также - в качестве вспомогательной функции - принятого задания достаточно, чтобы охватить длящееся миллион лет развитие. С точки зрения гуманитариев, это означает, что здесь давалось механически-функциональное объяснение жизни вплоть до вопросов сознания, этики и т. д.
    Я хочу этот довод - как бы волнующ он ни был - пока не рассматривать и обратить внимание читателей на примечательные выводы, которые (даже при наивной ограниченности) указывают на цель исследования. Они ведут прямо в область научной фантастики. Достоин внимания тот факт, что система Штайнбуха не ограничивается незнакомыми небесными телами; в зависимости от обстоятельств она пригодна для анализа, скажем, микроструктур клеток до сих пор еще невиданным способом. Возможно также создание системы, которая существовала бы исключительно в виде суммы программ. Это в какой-то мере созвучно гипотезам Дэникена в том смысле, что внеземные цивилизации высадили на Земле особые зародыши, которые в конце концов развились в "исследовательские автоматы" вроде тех, о которых говорилось в докладе Карла Штайнбуха.
    Намного интереснее показались мне некоторые другие возможности реализации, в частности, относящиеся к направлению человеком самодеятельных систем. Это снова возвращает нас, на сей раз совсем с другой стороны, к вопросу о машинном разуме. Но в то время как на Земле мы держим под контролем стремительно развивающиеся автоматы, на других планетах система могла бы развиваться совершенно непредсказуемым образом, так что в конце концов, пожелай человек получить нужную информацию, могла бы произойти встреча с необычными существами.
    Именно такая гипотеза и составляет основу моей радиопьесы "Сигналы из темного поля", которая в 1979 г. была поставлена на Баварском радио режиссером Дитером Хассельблатом. Описываемые в пьесе события связаны с акцией, осуществленной много лет назад; она становится известной действующим лицам пьесы, как и радиослушателям, только в конце: я имею в виду осуществление идеи Штайнбуха - "зародыши" его исследовательских автоматов были доставлены в глубины космоса. Так как спустя много лет никакой реакции не последовало, этот опыт был забыт. Однако все это время развитие на чужой планете продолжало свой бег, как это и было предусмотрено автором "гипотетической когнитивной системы". В качестве окружающей среды, которую предстояло исследовать, я выбрал удаленную от Солнца планету, на которой царит вечная темнота; именно на эту ситуацию была настроена система. Ей удалось относительно быстро изучить незнакомый регион. Исследовательская деятельность должна была переместиться с поверхности планеты в мировое пространство. Так же последовательно дело шло к встрече с человеком.
    В моей пьесе имеются две причины того, почему эта встреча проходила не очень успешно. Во-первых, системе не было сообщено, что она сделана людьми; она рассматривает их в еоответствии с логикой просто как объекты исследования наряду с другими объектами. При этом как довольно вероятное предположение играло роль то обстоятельство, что исследовательской системе по самой своей природе могли бы быть чужды определенные нормы поведения человека и прежде всего его эмоциональные, как они считают, "иррациональные" нормы.
    Во-вторых, серия поколений исследовательских автоматов для ученых, пославших их в космос, имеет смысл только тогда, когда добытые знания можно затребовать на Землю. По этой причине я предположил, что, пользуясь кодом, можно перевести систему с активной, "эксплоративной", фазы в пассивную, "коммуникативную", когда она выдает добытые данные. К событиям, описанным в пьесе, привело то, что люди, которых это касается, - экипаж научно-исследовательской станции на Луне - ничего не знали о природе находящихся в космосе автоматов. И хотя им удалось воспользоваться кодом, они не подозревают, что система, приспособленная к миру абсолютной темноты, беззащитна против воздействия солнечного света. Именно это обстоятельство привело к ее разрушению.
    Добротные научно-фантастические рассказы не ограничиваются чисто научно-технической постановкой вопросов - в них на первом месте стоит человек с его чувствами, настроениями, конфликтами, обсуждаются проблемы, так или иначе относящиеся к Земле и современности. Следуя такой схеме, писатель получает возможность проследить, как складываются отношения людей с внеземным разумом, происхождение которого вначале неизвестно, он вскрывает человеческую жадность и слабости и указывает, что познание наряду с технической активностью воздействует на человеческое общество и окружающую среду.
    Я радуюсь возможности сказать здесь несколько слов о мыслях, которые лежат в основе радиопьесы "Сигналы из темного поля". С одной стороны, потому что я вижу здесь новое доказательство того, что научно-обоснованная человеческая фантазия достаточно часто ведет к куда более фантастическим выводам, чем это возможно у свободной фантазии. Но, с другой стороны, также потому, что мне ясно, что радиослушатель, который однажды следил за происходящим в радиопьесе, едва ли может знать заложенный мною в ее основу тезис. У научных работников и техников, которые занимались кибернетикой, на это еще есть известный шанс, и это укрепляет меня во мнении, что научная фантастика является разделом литературы, обращающимся преимущественно ко "второй культуре", то есть научно-технической. Мне приходится учитывать, что гуманитариям намного труднее приложить изображаемое мной к основным рамкам наших знаний и нашего опыта. В качестве извинения за это я в свою очередь могу сослаться на то, что произведения, написанные гуманитариями, столь же часто прибегают к классически гуманистическому фонду образования, не вдаваясь в подробные объяснения, что мешает представителям науки и техники воспринимать изображаемое во всех тонкостях. Не знаю, насколько убедительны мои аргументы. Поэтому хотелось бы дополнить их еще одним: фантасты часто совершенно необоснованно постулируют куда более фантастичные, чем "гипотетическая когнитивная система", идеи - и читатель спокойно принимает этот трюк, считая его типичным для научной фантастики. Кто ничего не знает о размышлениях Карла Штайнбуха, находится в той же ситуации, что и потребитель тривиальных научно-фантастических описаний. Различие состоит лишь в том, что в научной фантастике, как я ее понимаю, фон, а также отодвинутые на второй план факты и возможности основываются на реальных предпосылках, отчего их выдаваемые за фантазии выводы касаются фактов, которые вполне достойны серьезного анализа. Читатель, проявляющий к этому интерес, может получить обильную информацию в общедоступной литературе.
Top.Mail.Ru