Скачать fb2
Шерри для Шерри

Шерри для Шерри


Флетчер Флора Шерри для Шерри

    Флетчер Флора
    Шерри для Шерри
    Перевел с англ. А. Шаров
    - Милый, я очень рада, что ты ведешь себя цивилизованно, - сказала Шерри.
    - А я - самое цивилизованное существо на свете, - ответил я. По-моему, такие, как я, и составляют основу цивилизации.
    - И все-таки, - сказала она, - я считала утопией, что ты согласишься встретиться, чтобы мы втроем могли подробно обсудить создавшееся положение. - Хотя, - добавила Шерри, - именно такое обсуждение помогло бы частично разрядить обстановку.
    - О чем это ты?
    - Ну, о моем намерении уйти от тебя. Думаю, ты уже догадался.
    - Твое намерение для меня не тайна, но я надеюсь повлиять на тебя.
    - По-моему, было бы справедливо дать тебе такую возможность. Только ничего у тебя не получится. Я люблю Дэниза и собираюсь за него замуж. Все, точка. Мне очень жаль, дорогой, но без него я просто не буду счастлива.
    - Насколько я понимаю, ты меня разлюбила.
    - Не совсем. Ты доводишь дело до абсурда. Ты прекрасно знаешь, что я очень тебя люблю, но это ровное и пресное чувство. А вот к Дэнизу я испытываю безумную, безотчетную страсть.
    - Когда-то ты испытывала её и ко мне. Во всяком случае, судя по твоим словам.
    - Так оно и было, но теперь эти чувства, увы, претерпели изменения. Ничто не длится вечно, и это очень печально, да?
    Я смотрел на нее, и мое сердце сжималось от боли. Пусть её чувства ко мне претерпели какие-то там изменения, но моя любовь к ней - такой броской, соблазнительной, неимоверно прекрасной - никаких изменений не претерпела. Я взглянул на её белое платье, открытое ровно настолько, чтобы дать изначальное представление о прелестных формах под ним, и спросил:
    - Как насчет мартини?
    - Когда Дэниз придет, выпьем все вместе. Это снимет напряженность, создаст непринужденную атмосферу, ты согласен? Мартини - как раз то, что нужно. А вот, кажется, и в дверь звонят. Наверняка это Дэниз.
    И верно, кто-то звонил. Полагаю, что Шерри не ошиблась и в отношении личности пришельца. Я был вынужден это признать, пусть и с большой неохотой.
    - Пожалуй, открой ему сама.
    Шерри вышла в прихожую и открыла дверь. За порогом действительно стоял Дэниз. Едва он вошел, Шерри обвила руками его шею и поцеловала Дэниза. Вообще ей не привыкать целовать всевозможных мужчин, но этот поцелуй был особенным - весьма продолжительным и пылким, тут уж не ошибешься.
    Я прекрасно видел все это из гостиной, но отвел взгляд, не дожидаясь завершения церемониала приветствия, и принялся сооружать мартини. За этим занятием и застали меня Шерри и Дэниз.
    - Ну вот, все в сборе, - объявила Шерри. - Это Дэниз, Шерм. Дэниз, это Шерм.
    - Приятно познакомиться, Шерм, - пробормотал Дэниз.
    Он был пониже меня и не таким грузным, но, признаюсь, пребывал в гораздо лучшей форме. Светлые волосы, подстриженные под "ежика", и моложавое лицо придавали ему сходство с парнем, который лет до тридцати играет капитаном в студенческой футбольной команде. По-видимому, Дэниз был свято убежден, что и в нашей причудливой игре он тоже на ведущих ролях. Впрочем, так оно и было, хотя я не испытывал большого желания это признавать. Поставив шейкер с мартини, я пожал Дэнизу руку.
    - Вообще-то нарекли его Шерманом, - пояснила Шерри. - Но я зову его Шерм.
    - Когда-то мы были очень близки, - добавил я.
    - Вы так добры, Шерм, - восхитился Дэниз.
    - Просто воспитание. Я - цивилизованный человек и стараюсь не создавать неудобств ближним. Вам мартини?
    - Спасибо. Не откажусь.
    Я наполнил бокалы, а Шерри и Дэниз сидели на софе, держась за руки. Дэниз взял свой бокал левой рукой, чтобы не отпускать руку Шерри, а она свой, соответственно, правой. В отличие от них, я мог держать мой стакан какой угодно рукой, а то и обеими. Как мне заблагорассудится.
    - Думаю, выпивка поможет нам прийти в себя, - сказал я.
    - Вы уж не обессудьте, Шерм, но мы с Шерри, кажется, и так в себе, откликнулся Дэниз и окинул меня выразительным взглядом.
    - Э... как я понимаю, вы хотите заполучить нечто, принадлежащее мне. Я, естественно, хочу это сохранить. В итоге возникают известные сложности.
    - Сложности? - Дэниз удивился. - Не вижу тут никаких особых сложностей.
    - Я тоже, - поддержала его Шерри. - Какие сложности? Мы с тобой разведемся, а с Дэнизом поженимся, только и всего.
    - По-моему, обсуждать больше нечего, - поставил точку Дэниз.
    - А по-моему, есть, что, - возразил я. - Я хочу поступить как цивилизованное существо и сообразно приличиям, но вовсе не намерен сдаваться без боя. Я за равные шансы и открыт для любых предложений, вот и подумал, что мы можем уладить дело по-приятельски. Согласны ли вы меня выслушать?
    - Ладно, - неохотно согласился Дэниз. - Похоже, тут нет подвоха.
    - Вот и молодцом, - похвалил я его. - Вы знайте себе сидите и держитесь за руки, а я на минутку отлучусь.
    Я пересек комнату, открыл бар и извлек из него три маленькие бутылочки с розовым портвейном, после чего выстроил их на кофейном столике перед софой.
    - Это ещё что такое? - осведомилась Шерри.
    - Три маленькие бутылочки портвейна, - ответил я. - Нынче днем запасся.
    - Очень забавно. Но зачем?
    - Без них мы не сможем по-приятельски разрешить наши затруднения. Дело в том, что одна из этих бутылочек немного отличается от двух других. Две содержат обыкновенный портвейн, а вот в третьей - яд, да столько, что хватит на весь город. По моей задумке, один из нас выпьет отравленное вино, прикажет долго жить и тем самым освободит остальных от всех бед.
    - Шерм, - пробомотала Шерри, - твое чувство юмора всегда было несколько... извращенным.
    - Я просто считаю, что мой замысел дает каждому из нас равные шансы. Очень цивилизованно. И разумно.
    - Теперь, когда ты все растолковал, я признаю твою правоту, - сказала Шерри. - Едва ли можно было предложить нечто более цивилизованное и разумное.
    Высвободив левую руку, она оперлась подбородком о ладони и уставилась на бутылочки с портвейном. Мысль о том, что двое цивилизованных мужчин, возможно, готовы пойти на смерть ради обладания ею, явно льстила Шерри.
    - Слушайте, - подал голос Дэниз, - здесь три бутылки. Неужели вы и впрямь думаете, что Шерри будет участвовать в таком диком предприятии?
    - Цивилизованном, не диком, - поправил я его. - Мы все должны иметь равные шансы. Если отраву выпью я, вы получите Шерри. Если отраву выпьете вы, Шерри останется у меня. Если отраву выпьет она, никто из нас её не получит. По-моему, все честно, и Шерри должна согласиться.
    - Я согласна, - тотчас сказала Шерри.
    - А я против, - процедил Дэниз.
    - Обуздай свой апломб, дорогой, - одернула его Шерри. - Не в твоем положении быть против чего-либо.
    - Соглашайтесь, Дэниз, - поддержал я её. - Никто не может диктовать свою волю другим, если те в большинстве.
    Шерри повернулась и взглянула на Дэниза округлившимися глазами. Видимо, она не ожидала, что он может оказать ей такое упорное сопротивление.
    - Дело не только в риске, - стоял на своем Дэниз. - Эта затея чревата неприятностями. Предположим, каждый из нас выпивает свою бутылку. Один испускает дух. Разве не ясно, что полиция не даст покоя двум оставшимся в живых?
    - Вы правы, - согласился я. - Но я это предвидел и знаю, как избавиться от настырных полицейских. Мы не станем пить здесь. Каждый из нас, уходя, возьмет свою бутылку с собой и выпьет, когда останется один. Двое выживших встретятся завтра, скажем, в три часа в баре ресторанчика "Пикарди". Поскольку завтра - Рождество, такое решение не только избавит нас от трений с полицией, но и внесет в предприятие толику романтики, не говоря уже о напряженном ожидании. Кто же будут эти двое? Кто придет завтра в "Пикарди"? Дух захватывает!
    Дэниз желчно взглянул на меня.
    - Надеюсь, не мы с вами, Шерм, - процедил он.
    - Значит, вы согласны рискнуть?
    - А что делать? Я вижу, Шерри тоже готова. Стало быть, и я...
    - Да, да! - воскликнула Шерри. - Шерм, концовка твоего плана просто восхитительна. Когда-то я переоценила твои достоинства, но теперь вижу, что ты вполне заслужил мой аванс. Правда, мне кажется, ты кое-что упустил, и я немного разочарована.
    - Вот как? Что же?
    - Тебе следовало предложить выпить шерри, а не портвейн.
    - О, шерри для Шерри! Ты права, я прозевал прекрасный ход. Но теперь уже поздно что-либо менять.
    - Очень жаль. Что ж, удовольствуемся портвейном.
    - Погодите, погодите, - встрял Дэниз. - Но ведь вам известно, в которой из бутылок отрава.
    - Нет, - ответил я. - Бутылки неотличимы одна от другой, я несколько раз переставлял их местами, закрыв глаза. Как бы там ни было, вы с Шерри можете сами выбрать бутылки, а я прихвачу оставшуюся. Надеюсь, это вас устроит?
    - Вполне, - ответила Шерри. - И не очень-то прилично с твоей стороны, Дэниз, подозревать Шерма в нечистой игре. Ведь речь идет о деле чести. А теперь давайте выпьем ещё по бокалу. За дружбу.
    Мы выпили мартини, а потом я отправился на юг Манхэттена и снял номер в гостинице. Там я натянул пижаму, поскольку хотел встретить смерть в таком одеянии, выпил портвейн и завалился спать.
    Я сидел в празднично убранном к Рождеству баре, потягивая ароматный коктейль, когда вошла Шерри. Конечно, тут был не бар "Пикарди", но местечко производило вполне приличное впечатление. На невысоких подмостках сидели миловидные и одаренные девушки, вдохновенно перебиравшие струны арф. Из-под их пальцев лилась чарующая рождественская мелодия. Шерри наверняка пережила потрясение при виде меня, но не выказала своих чувств, а просто села на соседний табурет.
    - Какого черта ты делаешь здесь, на земле? - спросила она.
    - Приветствую, Шерри, - сказал я. - Примечательно, что ты употребила это выражение - "на земле".
    - О! - Она посмотрела на меня и дробно застучала по стойке ногтем указательного пальца правой руки - явный признак раздражения. - Шерм, не думай, что можешь финтить и темнить со мной. Я все поняла. Ты просто мерзавец. Изловчился отравить две бутылки, а потом выбрать их для себя и для меня. Ты был готов пойти на такой грязный трюк, лишь бы навсегда разлучить меня с Дэнизом. Твое двуличие не знает границ!
    - Ты несправедлива, - заспорил я. - Верно, все было не совсем так, как я вам описывал, но я не допустил никакой несправедливости, и у всех были равные шансы.
    - Попытайся объяснить, если можно.
    - На самом деле я подсыпал отраву во все три бутылки.
    - Где же тогда Дэниз?
    - А ведь верно! Где же?
    - Что-то я его не вижу.
    - Я тоже. И уже не увидим.
    - Ты хочешь сказать, что он нарушил условия и не стал пить свой портвейн?
    - Вот именно.
    Шерри снова вперила в меня взор. Ее указательный палец барабанил по стойке все медленнее, потом и вовсе застыл, и мне показалось, что я вижу в её глазах намек на то, что мы, вероятно, возносимся на новую, небесную высоту безумия и неутолимой страсти.
    - Что ж, - сказала она. - Наверное, я была несправедлива, назвав своего супруга мерзавцем... Отрава действует так медленно?
    - Рождество переживем, - ответил я. - Может быть, выпьешь бокал коктейля?
    - Да уж, пожалуй, - ответила Шерри. - Хотя лучше бы шерри.
Top.Mail.Ru